Наемница для Принца (fb2)


Настройки текста:



Рис Кларисса  Наемница для Принца

Пролог

Я стояла перед отцовским кабинетом и глубоко дышала на счет. Мне не верилось, что спустя три месяца мне наконец-то дадут задание. А все случилось из-за инцидента, в котором я даже виноватой-то не была. В одной некрасивой перестрелке погиб мой друг детства и товарищ по большинству миссий. На свою дурную голову он словил шальную пулю в предплечье, и как обычно только отмахнулся от этого, и не пошел в больницу. И вот через неделю мы его хоронили. Заражение крови сильнодействующим, но медленным ядом.

Горькая улыбка тронула мое лицо. Друга было жалко, но это лишний раз доказало всем, что наша профессия не простая, а очень даже опасная и кровожадная. Любая рана может понести за собой смерть, даже шальная царапина от пули. Медленно прикрываю глаза, и начинаю дышать на счет. Стоит успокоиться перед тем, как показываться на глаза отцу.

А то еще решит, что я не готова к новому заданию, и меня стоит вновь запереть в комнате для успокоения нервов и приведения в чувство душевного равновесия. А становиться домашней арестанткой меня не радовало. Почему-то все были свято уверены, что мы с ним были парочкой, и теперь утешали меня направо и налево, даже те, кого я в глаза до этого не видела.

Такое отношение неимоверно бесило и раздражало, и хотелось побыстрее сбежать от этих слезливых взглядов, и заломанных в трагичном жесте руках. Вот только пока отец не даст мне задание, покидать родовое имение я не могла. От этой картины становилось тошно и противно.

Вздохнув, тряхнула головой, и уверенно постучала в тяжелую дубовую дверь отцовского кабинета, который на протяжении шести столетий служил главам моей семьи. И по наследству перейдет мне, как только батюшка соберется на покой. По традиции, конечно, отойти он должен моему мужу, но решаться на такой глупый шаг я не собиралась.

Никогда не понимала всей этой суеты вокруг белого платья и медленного прохода в церкви на глазах гостей, которые пришли на халяву пожрать и напиться до беспамятства. Мамуля до сих пор плюется и огрызается на отца, вспоминая их свадьбу. Еще бы, пара миллионов семейного бюджета улетели в трубу, а в результате, матушка помнит только изорванное свадебное платье и перестрелку с мордобоем до самого рассвета. Еще и сгоревший ресторан претензии потом выставил.

— Добрый день, — я осторожно проскользнула в комнату, прикрывая за собой дверь.

— А, милая, проходи, — отец оторвался от документов.

— Что-то случилось? — я бесшумно двигалась по паркету к столу.

— Ничего серьезного, малышка, — отмахнулся от меня родитель.

— Тогда для чего вы меня вызвали? — вздернула темную бровь, копируя его любимый жест.

— У меня для тебя новости, солнышко мое дорогое, — добродушно улыбнулся хладнокровный убийца, которого опасался весь белый свет.

— Какие, батюшка? — я осторожно присела на краешек обманчиво твердого кресла.

— Тебе стоит отдохнуть подальше отсюда, — начал говорить мой старик.

— О, я полностью согласна, — улыбнулась во все тридцать два зуба.

— Я рад, что ты согласна, дитя мое, — суровое лицо тронула полуулыбка.

— На какое же задание ты меня посылаешь? — в моих глазах вспыхнул огонек интереса.

— Что ты, доченька, — отец хитро прищурился, — никакой работы.

— Что? — резко подскочила, едва не запнувшись о длинный ворс ковра.

— Я для тебя приготовил идеальный отпуск, — отец засверкал зубами, — тебе понравится.

— Какой еще отпуск? — позволила себе некрасиво взвизгнуть.

— Обычный, — пожал собеседник плечами, — который положен каждому раз в полгода.

— Папа, — оперлась я об отполированную столешницу, — меня и так три месяца держат в этих стенах из-за нелепой смерти моего друга детства. Нет у меня никакой травмы. Поймите вы уже, нет у меня никаких чувств к нему, и не было никогда!

— Успокойся, милая, — отмахнулся от меня отец, — отпуск тебе не помешает. Заодно и развлечешься. Ты же молодая девушка, а живешь словно монахиня.

— О чем ты? — покраснела я до корней волос на пятой точке.

— Я записал тебя на отбор невест, — с довольным лицом сообщил отец.

— Чего? — я воздухом подавилась от таких новостей.

— Принц Гекторс ищет себе претендентку на роль будущей жены, — папаня задорно подкрутил темный ус, — и одной из них станешь ты.

— Папуль, — осторожно протянула, — вы опять с Алауди накурились?

— Дочка, — грозно рыкнули на меня, — ничего мы не курили и не пили. Я серьезно считаю, что тебе самое место развеяться на отборе невест.

— Да кто меня туда возьмет, — взвыла в голос на одной высокой ноте, — я родилась наемницей, живу наемницей, и сдохну я только от шальной пули или проклятия, но никак не в окружении внуков на роскошной перине королевского дворца.

— Ой, главное туда попади, — усмехнулся батюшка, — а там я подумаю, стоит ли тебя вообще до работы допускать. Так что бери ножки в ручки, и бегом получать все тридцать три удовольствия в королевском дворце.

— Кто меня туда запишет? — исподлобья посмотрела я на дражайшего родителя.

— Секретарь мне должен был, — папа даже не смутился, — так что ты уже записана.

— Я не хочу в отпуск, — серьезно посмотрела на него, — я на работу хочу.

— Вот отдохнешь и выйдешь, — папа опустил глаза на документы, — а теперь свободна.

— Но … — закончить фразу мне не дал взмах руки.

— Я все сказал, — уверенно и сурово заявил мне уже не отец, а глава наемников.

— Прости, — и мне не оставалось ничего кроме, как развернувшись на пятках, покинуть кабинет.

Такого я не могла представить даже в самом страшном сне. Отпуск на отборе королевских невест. Господи боже, прибейте меня кто-нибудь, чтобы не мучилась. Но против отца не пойдешь, а значит на отбор он прикажет тащить меня даже силой.

* * *

— Эксальд, — в камине появилась голова обеспокоенного шатена.

— Не волнуйся, — мужчина за широким столом улыбнулся, — дочка лучшая из всех.

— Все равно, — поморщилась голова, — мне не нравится идея.

— Других дать не могу, — пожал плечами хозяин кабинета, — слишком приметный. А других дам двадцати лет у меня нет, либо маленькие, либо глубоко замужние.

— Это же твоя дочь, — возмутился собеседник.

— Поэтому и говорю, — потянувшись, брюнет поднялся, — она справится. Да и сама мне сегодня напомнила, она ни абы кто, она наемница, причем воспитанная целым кланом. Наследница этого самого клана. Так что не беспокойтесь, Ваше Величество, кто-кто, а моя дочь сможет защитить твоего сына от смерти.

— Хорошо, — как-то понуро проговорила голова.

— Не бойся, — рассмеялся наемник, — она думает, что это ее наказание — отпуск. Так что, как только запахнет жареным, она сама с радостью окунется в мир придворных интриг.

— Может вернешься? — с надеждой взглянули туманные глаза.

— Нет, Васт, я не вернусь во дворец, — отрицательно покачал головой хозяин поместья, — как бы не был тебе нужен, теперь я простой наемник.

— Слишком все непросто, Экс, — печально вздохнул приятель наемника.

— Слишком все запутанно, Вастергад, — подтвердил мужчина.

— Пусть бог нам поможет, — и связь прервалась.

— Не нам, — вздохнул мужчина, — а нашим детям.

Глава 1

Я сидела, и бессмысленным взглядом смотрела в окно кареты. Голова покачивалась в такт движения. Кристаллы медленно мигали, показывая уровень самодвижущейся магии в них. Я же тихо закипала от гнева и злости. Целую неделю я безрезультатно пыталась переубедить отца, что отбор королевских невест не самая хорошая идея. Но тут неожиданно на его сторону стала маменька, некогда первая красавица Империи и невеста самого Короля.

Против двойной силы родительских нравоучений я устоять уже не смогла, и меня все же засунули в вычурную черную карету с платиновыми декорами по резным пузатеньким бокам. На все мои увещевания, что я прекрасно доберусь в седле, уже согласна была даже на дамское, мне было высказано только презрительное фи.

Видите ли, благородные Виконтессы не ездят верхом на смотр невест. Мама резко оживилась и пришла в движение, переполошив весь наш уютный дом. Такого представления я еще не видела: когда суровые детины, под два метра ростом и бандитской наружности, таскают тюки с тканями, шляпные коробки и стойки с готовыми платьями. Весь женский коллектив, даже беременный и раненый, собрался в парадной гостиной, и внимательно наблюдал за сборами.

Мужская часть гильдии тихо и по стеночке перебиралась подальше от разбушевавшегося женского царства. От количества собранных в дорогу нарядов меня начинало мутить. Почему нельзя носить обычные брюки и рубашку. Я хоть и родилась в придворной семье, но там ни разу не была. И ко двору представлена не была. Наша семья считалась затворниками. Но в тоже время никто не мог взять в толк, откуда такие роскошные экипажи и наряды у моей матушки.

Та же, словно намеренно на ежегодном посещении храма Малка, наряжалась во все лучшее сразу. Нет, не так, она целый год готовилась к этому дню, и шила наряд, заказывала украшения, шляпку и обувь на умопомрачительной шпильке. Мне потребовалось почти полгода, чтобы научиться на них нормально держаться. Но тут не спас даже отец, мама выдрессировала истинную леди придворного наполнения. Я умела не только метать ножи и убивать прикосновением отравленной перчатки, но и танцевать все танцы всех сезонов и всех раутов, сносно музицировала на волшебной арфе, и вышивала гладью. Только я в самом страшном сне не могла представить, что все эти навыки мне потребуются в моей криминальной жизни.

И вот я отсиживаю свою пятую точку на мягкой подушке кареты, которую за неделю собрали наши мастера, и дико злилась. На себя, на отца, на мать, и вообще на весь двор разом. На кой-мне вообще сдался этот отпуск, три месяца, проведенные взаперти, уже показались мне адом на земле, а тут еще и это. Два месяца, потраченные в пустую, и если я вылечу намеренно, меня дома ждет головомойка, у отца полно шпионов, а матушке тут же поведают кумушки по переписке.

Связной экран вспыхнул, и показал входящий вызов от мамы, разговаривать не хотелось, но махнув рукой сдвинула кнопку на прием. Белый туман медленно заклубился, разворачивая перед моим носом экран связного пространства.

— Милая, — на лице Виконтессы светилась улыбка, — будь добра, поправь шляпку, тебе осталось всего полчаса пути. И прикажи олухам, что тебя охраняют, поглубже спрятать лица, могут узнать. Опозорятся, лично выпорю, и муженек не спасет их от расправы.

— Маменька, не волнуйся, ближайшие двадцать минут мне не потребуется ни первое ни второе из твоего списка, — закатила я темные глаза, — мы еще даже лес не покинули.

— Поэтому я и переживаю, — сурово сдвинулись светлые брови, — слишком долго вы едете. Словно лес не желает вас выпускать из своего покрова.

— Нам же лучше, — отмахнулась я, — в лесу мы сильнее, чем на городской площади. Если даже другие наемники нападут, вряд ли рискнут связываться с наследницей нашей семейки.

— Тревожно мне, — темно-ореховые глаза плеснули паникой.

— А я говорила глупая затея, — понурила накрученную для прически голову.

— Милая, именно на таком празднике я и повстречала твоего папу, — секунда, и ее глаза заволокло пеленой любви и нежности.

— А мне там кого искать прикажешь? — капризно надула губки.

— Будущего мужа, — мелодично пропела маменька.

— Боже упаси от такого счастья, — перекрестилась, и отдала молитву Малка.

— Дочка, носик-то не вороти, — погрозили мне наманикюренным пальчиком.

— Мам, мне и без мужиков проблем хватает, — прикрыла я глаза, — из-за одного уже еду на дурацкий отбор никому не нужных невест.

— Но, но, — поцокала мама языком, — не руби с плеча, любовь всегда приходит к нам нежданно и негаданно. Я тоже собиралась замуж за нынешнего Короля, а вышла за твоего отца.

— Ты искала любовь, — скривилась я, — а я ищу работу.

— Не зарекайся, — погрозили мне кулаком.

— Все, мамуль, мы покидаем лес, — я помахала родительнице рукой.

— До вечера, — улыбнулись алые губы первой красавицы Королевства.

— Отключаюсь, — и движением руки сбросила входящий вызов со стационарного кристалла.

Переведя дыхание, посмотрела на светлеющую кромку леса. Мы приближались к заградительным стенам королевского дворца. Сопровождающие меня наемники напряглись, поглубже закутавшись в темные плащи. Шляпы скрывали лица, словно они обычная личная гвардия, сопровождающая наследницу родовитой семьи.

Но я чувствовала, что с каждым новым шагом в груди поднималась тревога, а под кожей начали пробегать мелкие разряды заградительной магии. Такая концентрация могла говорить только о серьезном расходе магии. И для чего, спрашивается, такая безрассудная энергетическая отдача?

Обвела взглядом белоснежную кладку, и не поверила собственным глазам: то там, то тут пробегали защитные вязи, искрящиеся не хуже праздничных иллюминаций. Похоже работали несколько разных магов, раз такие пересечения. Меня аж передернуло от такого количества магии. Я конечно не была чувствительна к ее проявлениям, благо выросла в доме, в котором их было предостаточно, но даже меня начинало ломать и коробить.

Сглотнув вязкую слюну, еще раз помолилась и махнула рукой, заставляя карету двигаться в сторону огромных ворот через ров. Медленно и торжественно мы приближались к стражникам. Я уже хотела вылезти из окна и крикнуть, но тут один из сопровождающих меня наемников покинул нашу компанию и направился к страже. Перекинувшись парой фраз, он вернулся к нам.

— Миледи, — как-то неуверенно отозвался, не привыкший к этикету мужчина, — дальше вам придется двигаться одной.

— Что такое? — я осторожно перешла на магическое зрение.

— Всем сопровождающим запрещено вступать в город, — тихо пояснили мне.

— Что-то еще? — я вздрогнула, наткнувшись на полную боевую амуницию стражи.

— Они сказали, — махнул он за спину, — что как только все участницы прибудут, на два месяца ворота окажутся закрытыми. И никто не сможет попасть за крепостные стены.

— К чему такая проблемная практика? — прикусила я пухлые губы в ярко-алой помаде.

— Не знаю, — скривился лучник, — но мне это не нравится.

— Все оружие надежно спрятано в полу и отделке кареты, — прошелестел мечник, — не действуйте без особой нужды.

— Ваши яды упакованы внутри кристаллов, — вновь сказал первый, — если что скажите, что боитесь за столь редкие экземпляры и заберите в комнату, в каждом по два типа. С этим разберетесь, в них вы гений. Также будьте внимательны, ссылайтесь на дороговизну и редкость самоходок. Должны поверить, таких сейчас единицы, а у вас в карете их около двух дюжин.

— Также внутри турнюрного, вроде правильно, — почесал затылок седой, — спрятан комплект с маскировкой из вашего снаряжения.

— Ваша мать позаботилась и собрала целую сокровищницу, — повторил жест первого второй, — правда начальник тоже приложил свою руку.

— Хорошо, — поняла я намек, — тогда сообщите все отцу.

Я пустила карету в сторону хлипкого на вид мостика, и с содроганием наблюдала, как двери приближались, словно неотвратимое проклятие. Медленно зашевелилось сканирующее заклятье, проверяя меня на наличие опасностей. Усмехнувшись, едва не рассмеялась. Проверять наемника бессмысленно, мы и не такие препятствия преодолевали.

Сигнал пропищал, оповещая о чистоте моей кареты, и стражники отходят с моего пути, пропуская внутрь.

Зажмурившись, еще раз вздохнула, и наконец-то попала в Королевскую столицу, в которой бывала только на заданиях. Мое черное чудовище медленно ползло по улочкам, стремясь к дворцу. А я решила примостить на голову несчастную шляпку. А то головомойка мне обеспечена. Леди не должна появляться без сопутствующего головного убора на улице. И тут с оглушительным грохотом за моей спиной захлопнулись двери. Ну все, теперь я отсюда не сбегу. Невесты в сборе — отбор начался.

Я рассматривала столицу с любопытством, обычно я останавливалась в районе, который благородные барышни не посещают, а в центральной его части не была ни разу. Оказывается, летние домики дворян не сильно отличаются от жилищ местного населения. Только помпезнее и с более дорогой отделкой. Наш на этой улице тоже есть, но я в нем никогда не была.

Медленно карета подбиралась к дворцу, и на горизонте появились экипажи, запряженные тройками или пятерками коней. У кого на что денег хватало, и только моя работала на магических кристаллах. Похоже мое появление мама решила обставить с огромной помпой. Еще бы, явление неизвестной до сели барышни из скрытного и до неприличия богатого рода.

Теперь я тащилась в веренице карет, ждущих своей очереди. Я уже три раза расправила тяжелую бархатную юбку темно-коричневого цвета, используемого в основном для дорожной одежды. Только если у всех это были скромные платья, у меня было бальное, объемное и массивное. Оно, словно облако, занимало все свободное пространство мягкого сиденья. Не позволяя мне расслабиться и потерять отрепетированную и вбитую ремнем осанку грациозной леди.

Наконец-то я увидела крыльцо, и лакея, что громко зачитывал имена прибывающих невест. Все девушки стояли на лестнице полукругом, и радостно сверкали улыбками. Как я и говорила, все были в скромных дорожных платьях. Это мой экипаж позволял развивать скорость галопа, их же мог похвастаться лишь вялой рысцой. Вздохнув, начала барабанить пальцами по деревянной лакированной вставке на двери. Меня уже бесил этот отбор, а я еще даже не вышла из кареты.

Посчитав девушек, поняла, что их двенадцать, и тринадцатой должна стать я. Ну что поделать, я даже рада этому проклятому числу, мне всегда с ним везло, надеюсь и теперь повезет, и уже через неделю я буду дома. Вот только моя многострадальная чуйка подсказывала мне, что не случится такого счастья, и я пройду по всем кругам этого ада.

Наконец-то из предпоследней кареты выпорхнула яркая, словно птичка, девушка, и расцеловала в обе щечки застывшего с отрешенной улыбкой Принца. Судя по ярким разводам на лице и пиджаке, это не первая облизавшая его хищница.

Вызвав зеркало в стене, проверила макияж и посадку шляпки, надела родовой перстень старшей наследницы, и приготовилась к началу этого шоу, под кодовым названием «Отбор невест».

Мой экипаж плавно затормозил, и снаружи послышались шепотки. Принц Гекторс наконец-то отмер, и с интересом осмотрел черную дверцу и зеркальное с той стороны стекло. Герб моей семьи он до этого вряд ли видел, и теперь с интересом и предвкушением ожидал тринадцатую невесту. Вот только обломитесь, Ваше Высочество, я не дама из высшего общества, я — наемница, в меру жестокая и кровожадная наследница своей семьи.

— Виконтесса Николетт Орвик, — провозгласил глашатай, и я нажала на кнопку в панели.

Темная дверь медленно и бесшумно поплыла в бок, демонстрируя всем чудеса нынешних технологий, а подножка разложилась в удобные ступеньки. Медленно, как дрессировала меня мама, я сперва продемонстрировала туфлю, которую одела пока ждала открытия двери, а уже потом медленно протянула руку. Теплые пальцы брюнета сомкнулись на моей ладони, и теперь я могла, наклонив голову, покинуть душный экипаж.

Плавно, стараясь не уронить шляпку, я вытащила себя на свет божий, и уже потом приставила вторую ногу на подножку. Три медленных шага, и за моей спиной смыкается стенка кареты, вновь превращаясь в монолитный кусок дерева.

Итак, что там дальше по этикету? Ага, должна поприветствовать Принца. Осторожно вынимаю свою руку из лакированной перчатки Гекторса, и приседаю в глубоком церемониальном поклоне. Кто-то подавился воздухом за моей спиной, а приготовившийся к лобызаниям Принц оторопел. Я же только лукаво про себя усмехнулась, должна же я хоть какое-то удовольствие получать от этого навязанного отпуска в компании Принца и его ручных мегер.

Медленно и тягуче разгибаюсь, и натягиваю на лицо томную улыбку номер шесть из маминого секретного арсенала. Принц второй раз подавился, а я решила проследовать к своему крайнему слева месту в строю невест. Высокая шпилька звонко цокала по гладкому мрамору. Платье пышным колоколом вилось вокруг меня. Тугой корсет утягивал и без того хрупкую фигурку, демонстрируя объемный бюст, мою личную гордость. И вот теперь я чувствовала себя куда увереннее, разглядывая ряд накладных оборок и корсетов с чарами увеличения. Ничего девочки, мы еще посмотрим, развлекаться, так уж по полной, раз родители дали мне карт-бланш на все действия.

Спрятав кровожадный оскал за безразличной маской, решила, что похоже будет не так уж плохо провести пару недель на дорогом курорте с системой все для вас. Про испытания я ни капли не переживала, пройду — хорошо, провалюсь — еще лучше. Зачем портить себе отдых. Принц наконец отмер и посмотрел на наш строй, нехорошо так прищурился, пряча это за очаровательной улыбкой акулы. Я чего-то не знаю про королевское семейство?

— Дамы, позвольте от всего сердца поприветствовать вас на отборе моей невесты. Я рад видеть каждую из вас сейчас тут. К сожалению, ваши покои пока подготовить не успели и вас на ночь устроят в гостевых ваших семей. Приношу вам глубочайшие извинения за такое неудобство. Сегодня вам назначат личных служанок и портних. А завтра с утра с легкой головой мы с вами все обсудим. Сладких вам снов, мои дорогие Леди.

Принц прошел мимо нас и скрылся за дверью. Я же пожала плечами и проследовала за лакеем в нужную комнату. Раздевшись, махнула рукой на все, и рухнула спать. До самого обеда я спорила с отцом, что не хочу никуда ехать, и двое суток на ногах взяли свое. Явление служанки я уже не запомнила, банально проспав.

Глава 2

Сердце билось где-то в районе горла, а вязкая слюна наполняла рот. Я лежала, и бессмысленным взглядом рассматривала золотой потолок. В моей комнате в поместье потолок тоже был непростой, но там присутствовала ручная роспись и нежная картина лесного неба. Тут же, напротив, слишком вычурно, словно нас как котят носом тыкали в нашу несостоятельность. Обломитесь, у меня подороже выйдет, про себя отметила краем сознания.

Сон странным образом растворился, и половину ночи я пялилась в этот потолок, размышляя обо всем, произошедшем вчера. Гаденькая улыбка Принца не хотела покидать мою голову. В такой манере обычно улыбался наш бухгалтер, объявляя, что сорок процентов от зарплаты удержано с гильдии за разрушение парочки городов. Тихо и мирно мы не творили, мы чисто вытворяли. Вот только он, прожженный жизнью шулер, а не нежный Принц из дворца.

Да и все происходящее во время приезда тоже напоминало не смотр невест, а званый ужин, о которых по молодости так мечтала мама. И что из этого следует? Да, кто бы мне сказал, кристаллы я забрать не успела, и связаться с родительницей я не могла, а кроме нее, в моем ближайшем окружении, подобной информацией не обладал никто. Придется сегодня забрать.

Перевернувшись на другой бок, посмотрела на яркое светило, что медленно поднималось за окном. Хорошо бы сейчас выйти на пробежку и проветрить голову, но вряд ли королевские невесты бегают в неглиже. А подходящей одежды под рукой не было. Вздохнув, окинула комнату магическим взглядом ради развлечения, а то со скуки натурально взвою.

И вот теперь я сидела на постели с разинутым ртом, и не верила собственным глазам. Через всю комнату проходили наблюдательные вязи и мыслечтение. От последнего, слава богам, у меня был вшит за ухом артефакт, а то уже бы стража стояла и принимала меня в свои ласковые объятия.

Пошарив взглядом, не смогла найти точку контроля и переместилась на потолок, тот был расписан замысловатой сетью антимагических и блокировочных чар. Похоже связь с внешним миром нам решили отрубить. Ну за это я не переживала, современные кристаллы последней модели практически невозможно было блокировать. Это заслуга наших инженеров.

Но той самой точки я так и не увидела, из-за чего пришлось вставать на четвереньки и обшаривать пол взглядом. Тут мне радостно улыбались линии сновидений и дурмана. Хм, по активности и свечению, спать я должна была еще часов шесть, не меньше. Только маги не рассчитывали на вбитые за пятнадцать лет ежедневных побудок, привычки одной наемницы. Отпуск начинался, конечно, не ахти, но такое хотя бы развлекало. Чтобы найти злосчастный круг, пришлось сползать с кровати, и на четвереньках заползать уже под кровать королевских размеров.

Круг контроля нашелся именно под ней, что ж, не самое удобное место, но если надо спрятать от глаз подальше, самое то. Он не ярко пульсировал оранжевым светом, из чего я сделала логичный вывод, контролирует его маг не сильнее среднего. У тех окрас более выраженный, а тут очень блеклый. И не желтый, и не красный, и нестабильный в целом.

Попятившись назад, вылезла из-под постельного монстра пятой точкой к верху, и услышала за спиной сдавленный писк. Обернувшись, увидела перед собой девчонку лет пятнадцати. Она скромно прижимала руки к груди, и во все желтые глаза рассматривала меня. Хорошо не успела скинуть магическое зрение, и с радостью обнаружила как от рук моей, похоже, служанки отходят три нити контроля. Мой поводырь — это вот это нелепое создание. Тогда и странный цвет магии объясняется легко — он не сформирован до конца.

Плавно подхожу к испуганно замерившей служанке, и ласково так, почти нежно передавливаю ей тонкую шею. Я многое могу стерпеть, но не слежку за собой любимой. Черные зрачки резко расширяются, и она пытается скинуть мою руку с собственной шеи. Пальцы царапают мне запястье, но не причиняют сильного вреда. Против тренированной наемницы, она просто кукла тряпичная.

Сдавливаю сильнее, и с упоением наблюдаю, как она хватает ртом воздух, нехватка которого постепенно начинает жечь ее легкие. Желтая радужка почти исчезает за расширенными зрачками. Пульс под пальцами подскакивает как сумасшедший, и я еще сильнее свожу пальцы. Теперь она уже хрипит и плачет. С наслаждением читаю в ее глазах осознание смерти. Клиент, как говорится, готов!

Резко отпускаю горло и перехватываю за волосы, не позволяя упасть на колени и облегчить приток воздуха. Сейчас ее диафрагма мелко пульсирует, не давая легким сделать полный вдох. Слезы заливают ее миловидное личико, глазки в обрамлении длинных слипшихся ресниц покраснели и уже не сияли торжеством. Почему-то маги считали, что они бессмертны и неуязвимы. Всегда хотелось рассмеяться им в лицо, и сказать: «вы просто не становились целью подходящего наемника».

Вот и эта милашка была свято уверена в своей непогрешимой неуязвимости, даруемой магией. И теперь, болтаясь на собственных волосах в моих руках, готова была признать меня и богом, и царем, да кем угодно, лишь бы спасти остатки гордости. Вкус азарта осел на языке, магов я встречала немало в своей недолгой жизни, но вот такую молодую впервые. Обычно их до тридцати прячут в секретных Академиях. Вот только у нас отбор невест, и вряд ли дворянки согласятся на служанок далеко за сорок. А значит сейчас в замке полно молоденьких магинь без должного образования.

Облизнув в миг пересохшие губы, присмотрелась к своей жертве повнимательней. Она уже не так судорожно глотала ртом воздух, и просто тихо поскуливала в моих руках. Резко встряхиваю добычу, и она взвывает не хуже пожарной сирены. Ясно, ее сила сосредоточена в волосах, а не в пальцах. Интересный мне попался экземпляр. Одна на пару сотен тысяч. Перехватываю ее голову поудобнее, и смотрю в мокрое лицо.

— Если не хочешь лишиться шевелюры, — медленно оттягиваю тонкую прядь и резко дергаю, — то будешь послушной девочкой, которая любит свою хозяйку, и никогда ее не предаст.

— Да-да, любит, — простонала деревянными губами служанка, — сделает все, что прикажите.

— Хорошая собачка, — погладила я мокрую щеку.

— Да, Миледи, послушная, — залепетала это чудо природы.

— Кто разрешал говорить, — и хлесткая пощечина обожгла белую щеку.

— Простите, — взвыла она, вися в моих руках.

— Тогда поведай-ка мне, — я встряхнула магичку, — какого черта по всей комнате развешена твоя поганая магия?

— Вы ее видите? — с ужасом уставились на меня два желтых глаза.

— Вопросы здесь задаю я, — отвесила еще одну пощечину, — или собаке не ясно.

— Простите, — девчонка съежилась, — нам приказали.

— Кто? — погладила я по алеющему следу от руки.

— Король, — пискнула мышка в лапках кошки, — он сказал, так будет проще наблюдать за невестами.

— Хорошо, допустим, — задумчиво откликнулась на такое предположение.

— И что же ты узнала про меня? — было интересно послушать ее предположения.

— Почти ничего, — всхлипнула магичка, — вы слишком закрыты, на вас чары криво действуют. Даже вашим сном, и тем управлять трудно. Мы едва успели вашу личность подтвердить, как фаза сна закончилась, и вы начали пробуждаться. Это честно не моя вина, я не хотела к вам лезть. Это просто приказ.

— Интересно, — провела пальцем по губам, — дальше.

— До вашего вылета из дворца, к каждой участнице приставили по выпускнице Академии Салхи, — всхлипнула блондинка, — я староста выпускной группы. А меня приставили к неизвестной дворянке с громким именем. Про вас мы знали меньше всего. Если большинство, все остальные двенадцать, невест постоянно появлялись при дворе, то вы впервые. Вчера весь двор переполошился. Даже из близлежащих поместий девушки прибывали в дорожной одежде, а вы в вечернем платье и на шпильках. Ваши манеры и этикет были на уровне Королевы. Такая выучка только у невесты или уже Королевы. Вы словно сделали всем заявление прямо со ступенек дорогущего экипажа.

— Вот ведь, — ругнулась я сквозь зубы, — ну матушка, ну удружила.

— Простите? — на меня смотрели непонимающим взглядом.

— Моя мать, — отпустила я наконец-то девушку, и та рухнула на колени, — бывшая королевская невеста, сбежавшая из-под венца. Леди Энгервуд.

— О, — рот девчонки смешно округлился, ну да, эту историю только глухой не слышал.

— Так что там дальше с отбором, — махнула я повелительно рукой.

— Все остальные невесты по этому поводу взъелись на вас, — маг расслабилась, поняв, что мгновенная смерть ей не грозит, — вы единственная, кто вчера заставил Принца проявить эмоции. Такое поведение Его Высочества редкое явление, и для всех стало неожиданностью. Вашу карету осмотрели кругом, и, наверное, только не лизнули придворные инженеры. Хотели стащить пару кристаллов, но услышав их цену от магов-ювелиров резко передумали. Поэтому мой вам совет, меньше выпендривайтесь.

— Знать бы, — я почесала макушку, — что из моих знаний выпендреж, а что нет.

— Вы действительно никогда не были при дворе? — девушка явно мне не верила.

— Меня это не интересовало особо, — пожала плечами, — я готовилась принимать семейное поместье, а сверкать на балах у нас успешно успевала маменька в перерывах между раздачей особо ценной информации в виде безапелляционных приказов.

— Любая девушка с рождения мечтает открыть бал дебютанток, — задрожала блондинка.

— Не знаю, — откинулась на спинку кресла, — я свое приглашение сожгла в рабочем камине.

— Тогда остерегайтесь Герцогини Флаур, — посоветовали мне, — та еще стерва. И именно она открывала бал дебютанток одного с вами возраста. Не совсем приятная личность, к ней единогласным решением группы отправили нашу самую глупую сокурсницу. Посмотрю я на ее личико, когда Амис опять перепутает бытовые чары с огненным ураганом.

— Не шибко вы обеих любите, — усмехнулась я.

— Одна дура набитая, — фыркнула староста группы, — а вторая зазнавшаяся дрянь.

— А ты мне начинаешь нравится, — растянула губы в мягкой улыбке.

— А ты меня пугаешь, — передернула плечами собеседница, — я про таких в книгах по демонам читала.

— Расслабься, нет у меня дивной примеси, — расхохоталась в голос, — просто с детства не к балам платья готовила, а делами занималась. Так что еще ты можешь мне поведать?

— Многое, — таинственно протянула служанка и сверкнула глазами.

— Допустим что? — я слегка подалась вперед, заинтересовавшись.

— Например, какие испытания будут, — губы девушки расплылись в улыбке, — или как себя ведут другие конкурсантки, какие наряды будут надевать и сколько раз целовались с Принцем на свиданиях. Я староста курса, со мной девочки будут делиться. А тебе эта информация поможет.

— Какой самый ближайший выход из этого дурдома? — обвела я комнату рукой.

— Вам не интересен отбор? — теперь пришла ее очередь удивляться.

— Это мое наказание от отца, — немного схитрила я.

— Впервые вижу такую дворянку как вы, — меня с интересом осмотрели.

— Если бы я была нормальной дворянкой, — прикрыла глаза, — снимай свои магические сети, пока они не взорвали мне бедный мозг. Уже в глазах рябит от них.

— Вы действительно видите сети? — теперь ее удивление стало неописуемым.

— Еще и описать каждую могу, — хмыкнула про себя.

— Думаю, — она замолкла, — сейчас не лучшее время для разговоров.

— Что случилось? — ее напрягшаяся мордашка заставила насторожиться.

— Сейчас должны начать будить проспавших участниц и, подгоняя, заставлять собираться на вступительную речь Короля и Королевы. Если мы поторопимся то вы будете блистать на сегодняшнем выходе. Тем более, в моем арсенале есть магия, а остальным придется терпеливо делать ручками.

— Преврати меня в уродину, — с надеждой посмотрела на нее.

— Нет, — строго ответили мне, — пока мы не поговорим нормально, вы не покинете эти стены.

— Ладно, черт с тобой, — махнула я рукой и начала ждать.

— Тогда расслабьтесь и наслаждайтесь, — и вокруг закружилась магия.

Я боялась лишний раз пошевелиться, даже не представляя, во что меня собирается превратить, едва не убитая собственноручно, служанка. Конечно демонстрация силы объяснила ей некоторые детали нашего дальнейшего общения, но легче от осознания этого факта мне не становилось. Душа была не на месте, ведь я действительно не собиралась задерживаться здесь надолго.

Но даже простая служанка смогла меня заинтересовать до такой степени, что мне захотелось узнать ее получше, и разгадать секрет нахождения здесь магичек. Наконец-то мне разрешили открыть глаза и взглянуть на себя. Гладкая поверхность зеркала показывала милые румяные щечки, горящие глаза и темные локоны, убранные наверх в изящной прическе по сезону.

Теперь оставалось только платье. Нежно-розового, почти жемчужного цвета. С объемным кринолином и минимальным количеством ткани. Такое платье не стесняло движения и могло красиво колебаться вокруг ног. Последним элементом стали ярко-алые туфли и шляпка с сеткой. Потуже утянув мой корсет, не стесняясь, магиня запустила руки под чашечки и еще выше приподняла и без того пышную грудь. От такого у меня дар речи пропал окончательно и бесповоротно.

Осмотрев меня с ног до головы, она уверенно кивнула, и повела едва успевающую меня по заковыристым коридорам королевского замка. Я широкими шагами спешила за абсолютно прямой спиной. Резко замерев, я едва не впечаталась в спину служанки, и она пропустила меня в ярко освещенный зал. С испугу я едва не присела, и не прикрыла голову руками. Хорошо хоть сдержалась.

В комнате уже стояли собранные в полном составе невесты, и я опять оказалась последней. Девушки с неприязнью осмотрели меня, и я поняла очередную свою оплошность, под ярким светом платье приобрело белый отлив, словно свадебное одеяние. От такого едва сквозь зубы не выругалась.

— Король и Королева! — как только я заняла свое место, в зале прокатился зычный голос.

— Слава вам, слава стране, — и весь зал опустился в поклоне.

— Поднимите головы, народ мой, — Король решил не терять времени, — сегодня мы приветствуем тринадцать цветков нашей империи, все они замечательные жемчужины, которые согласились стать будущей женой моего сына. Девушки, желаю вам честной борьбы, и пусть из вас победит достойнейшая.

— Дамы, — Королева сурово обвела наш строй, — надеюсь в ваших головах достаточно мозгов, чтобы не играть с моим сыном. Если же вы разобьете его сердце, вас не укроет от меня ничего в этом мире.

После двух фраз королевская семья ушла, а нас растащили по заранее подготовленным комнатам. И что это собственно было? Похоже придется ждать, когда служанка-магичка пожалует и разъяснит.

Глава 3

Кое-как я дотерпела до утра. Обшарив всю комнату, не нашла ничего подозрительного. Из комнаты меня не выпустили, сославшись на суету переезда, и мне пришлось смиренно сидеть и ждать, когда же мне доставят багаж, и я смогу переодеться и сбежать через окно. Так до утра и прождала, чуда правда не случилось. Ни вещей ни служанки. Заговор какой-то.

Стоило часам пробить восемь утра, как в спальню заявился целый табор, едва ли не с песнями и плясками, слуги тащили мои чемоданы и один сундук. Его сердобольная матушка положила в качестве не нарушения традиций. Вещь по истине огроменная, тяжеленная и настолько же бесполезная. Кроме десяти пар обуви туда не влезли даже шляпные коробки.

Под его тяжестью теперь и сгибались носильщики. Моя же магичка тоже обнаружилась тут. Она и руководила всем этим балаганом, помахивая в воздухе сумкой с перчатками, бальными масками и всевозможными перьями для причесок.

Весь этот цирк и шоу-представление длилось около часа. Пока вещи не были упакованы в гардеробную. Украшения размещены в специальные стенды. А мелочевка заняла предназначенные для нее ящики, полки и ниши. После утомительного разбора вещей разномастную толпу народа вымело из моей комнаты одним рыком миловидной блондиночки.

— Доброго утречка, — плюхнулась она в одно из кресел.

— Было бы, — хмуро смотрела на нее, — если бы не это представление.

— Не мой каприз, — пожала она плечами, — у Короля похоже извращенное чувство юмора.

— Скорее у Королевы, — вспомнила я вчерашний день, — что вообще было за знакомство такое странное? Ни нас не представили другу другу, ни Принца, ни двор.

— Завтрак, — за дверью послышалось скрежетание.

— Секунду, — девушка подорвалась к двери, — Леди еще не причесана.

— На стол ставьте, — махнула я рукой на низкий стеклянный стол.

— Расслабься, нет тут никого, — и тяжелый поднос медленно проплыл ко мне на колени.

— Так что это было? — принюхалась к ароматному чаю.

— О, — она захлопала, — самая невероятная задумка Принца.

— Не томи, — чай я все же вылила в стоящий рядом цветок.

— Вы будете выступать под номерками, — помахали перед моим носом круглой бумажкой.

— Чего? — яичница попала не в то горло, и пришлось откашливаться.

— Мы тоже долго не могли взять в толк для чего все это, — она плюхнулась рядом, — но так и не смогли понять. Многих девиц и так все знают, единственное исключение это ты. Но одно-то имя они способны запомнить. Так что ничего не могу сказать по этому поводу.

— Как тебя хоть звать-то? — вспомнила я про один немаловажный факт.

— Сарга, — девушку улыбнулась, и стащила булочку с маком и чашечку с джемом.

— Не советую пробовать джем, — криво усмехнулась, смотря за ней.

— Почему? — она замерла, так и не окунув булочку в варенье.

— Если не хочешь получить легкую интоксикацию организма, — и желтые глаза вспыхнули.

— Легкий яд, — она сверлила вазочку недовольным взглядом, — но его же здесь кот наплакал, и даже магия почти его не распознает. Как вы его учуяли.

— Принесешь мои кристаллы из кареты, расскажу, — хитро прищурила глаза.

— Сейчас, — прикрыв глаза, она медленно начала раскачиваться, — рассказывай.

— Кристаллы, — облизнула ложечку с йогуртом.

— Уже несут, — она почти всем корпусом развернулась ко мне.

— Без них нет смысла, — и еще раз принюхалась к подносу.

— Быстрее, — я подумала что это мне, но нет, она мысленно на кого-то орала.

— Принесли, — с кровати ее почти сдуло к двери.

— Позволите, — постучать даже не успели.

— Нельзя, — и дверью магичка шандарахнула со всей злостью.

— Возьми любой кроме двух прозрачных, — указала я на переговорный и транспортный.

— Что теперь, — выбрала она ярко-рубиновый.

— Встряхни и посмотри на свет, едва перевернув на бок, — и принялась потрошить вареную перепелку от костей, лучше бы кусок курицы дали.

— Там жидкость, — восхищенно проговорила блондинка, — что в них?

— Яд, — пожала я плечами, закидывая в рот мясо.

— Весь багаж и кареты проверили сверху донизу, — обиженно простонала она, — так что не врите, что в этих кристаллах?

— Дай пожалуйста темно-синий с фиолетовым отливом, — указала я на россыпь камней.

— И? — мне подали требуемый сосуд с ядом.

— Смотри, — и осторожно сдвинув крышку, капнула одну каплю в многострадальное растение.

— Невероятно, — сквозь зубы выдохнула служанка, наблюдая, как тот мгновенно засыхает.

— Так что я понятия не имею, как и что вы там проверяли, — усмехнулась, и закрыла капсулу.

— Вас послали убить Принца? — девушка мгновенно напряглась.

— Нет, отец решил, что на королевском отборе невест я смогу подлечить нервишки, и провести свой отпуск в уютной обстановке, — скривилась, и отставила поднос на тумбочку.

— Это как? — она внимательно следила за мной.

— Мой друг детства умер пару месяцев назад, и все почему-то решили, что я убиваюсь по нему от неразделенной любви, — прикрыв глаза, съехала по подушкам вниз, — вот только никто не удосужился справить, а любила ли я его вообще. И теперь до ближайшего вылета я заперта тут. Ни Принц, ни тем более этот отбор мне вообще не сдался. Я хочу нормально вернуться домой и продолжить работу, к которой меня и так три месяца не подпускали из-за траура.

— Вы не сами приезжали? — девушка немного расслабилась.

— Меня вообще не спросили, хочу ли я сюда, — пришлось уткнуться лицом в подушку, чтобы не разреветься и позорно завыть.

— На вас надавили? — теперь в желтых глазах стояла паника.

— Нет, — пробубнила из подушек.

— Тогда почему не отказались, и все же приехали? — теперь голос был недоуменный.

— Мне просто вынесли мозг и поставили ультиматум: либо отбор, либо полгода в собственной комнате в компании беременных или престарелых кумушек и постельный режим, — тяжелые думы наполнили мою голову, — так что отбор был все же предпочтительней. Не хотелось полгода сидеть и слушать сплетни по кругу об одном и том же без остановки.

— Интересное времяпрепровождение, — усмехнулась девчушка.

— Ага, раз в год, — отозвалось из горы подушек, — а не каждый день в течение года.

— Это вы лекции Профессора Алауди еще не видели, — протянула блондинка.

— Как ты сейчас назвала профессора? — что-то как-то мне неловко в этот момент стало.

— Алауди, — удивленно посмотрела на меня Сарга.

— Да нет, — скрыла я удивление, — просто показалось знакомым.

— Бывает, — пожала девушка плечами, — его часто с кем-нибудь путают.

— Так вот, о чем я говорила? — задумалась, — Ах, да, помоги мне сбежать из этого дурдома.

— Простите, но до второго испытания вас точно не выгонят, — грустно сообщили мне.

— Почему? — удивленно смотрела на нее.

— Скажем так, с такими манерами вас точно не смогут выкинуть, — она откинулась на подушку, — в этом и будет заключаться ваше первое испытание. С таким реверансом, против вас должна выходить сама Королева, а не наши недоученные и самоуверенные девицы.

— Как-то нелестно ты отзываешься о моих конкурентках, — я наконец-то перевернулась.

— Две из них вчера превратили комнату в поле военных действий, — она скривилась, — это вы тут релаксировали, забив на отсутствие одежды, косметики и вообще всего, что положено иметь благородной леди. А эти такой скандалище закатили, что окна дрожали от визгов и писков. Обратите внимание на номер шесть и номер восемь, эти двое. Так что скорее всего завтра выгонят именно их.

— Какие-то двоякие стандарты, — я прикусила губу.

— Еще бы, королевская семья здесь боги, — она скопировала мой жест, — что хотят, то и творят. Вы думаете, мы хотели сдавать выпускные экзамены вот так?

— Не думаю, — осмотрела я комнату, в которой мы лежали.

— Правильно думаете, — Сарга скривилась, — но даже директор Академии ничего не смог сделать, и уже какой день мы торчим тут и присматриваем за истеричками. Простите, про вас я тоже так думала. И это при том, что мы все сильные магини с почти оконченным высшим профессиональным образованием в лучшей Академии магии.

— Весело, ничего не скажешь, — настроение упало еще ниже, — я думала, только я такая неудачница, и попала на отбор в качестве наказания. И даже если отец называет это отпуском в комфорте и роскоши, не поверю.

— Ты хоть отдыхаешь, — блондинка взъерошила кудри, — а я тут вкалываю, чтобы получить свою пятерку и не профукать двенадцать лет учебы. И это я замечу при том, что я младшая Принцесса. И едва богам душу не отдала по вашей милости. Вот отец поржал бы.

— Я то откуда знала, — информация не сильно впечатлила.

— И тебе даже не интересно? — она явно обиделась на такое отношение.

— Надо будет, через два часа буду знать о тебе все и еще немножко, — просто отозвалась я.

— Вы же не Виконтесса? — в мою душу пытались залезть два желтых буравчика.

— Самая что ни наесть настоящая Виконтесса Орвик, — оскалила ровный ряд зубов.

— Как такое возможно? — затрясла она головой, — Не понимаю. Дворянки себя так не ведут.

— А если я скажу, — приблизилась вплотную к ее уху, — что не совсем дворянка?

— Кто же вы? — распластавшаяся подо мной девушка закусила губу.

— Не догадываешься? — скольжу рукой ей под пышную юбку.

— Нет, — словно завороженная она продолжает смотреть.

— Совсем? — и тонкий нож грозит перерезать тонкое горло.

— Как? — едва слышно выдыхает она, боясь порезаться.

— Ты думала я не в курсе, — медленно провожу рукой до ворота формы, — или про это?

— Откуда? — она с ужасом смотрела, как я вытаскиваю лезвие шипа.

— Милая, — слизываю слезинку с ее щеки, — я могла бы убить тебя еще в первую нашу встречу, но ты еще жива, тогда какого черта ты таскаешь с собой заговоренное оружие?

— Нам положено, — всхлипнула блондиночка подо мной.

— Ой ли? — ехидно протянула я.

— Про вас не было известно, — она постепенно начала успокаиваться, — и директор принял решение, что всем выпускницам положено штатное оружие наемников.

— А он не думал, — я закусила губу, чтобы не рассмеяться в голос, — что те самые наемники захотят отомстить за такое попустительство в их сторону?

— Он не думал, что кто-то из вас тут появиться, — она все еще смотрела на лезвие, приставленное к ее шее.

— Так вот от моего имени можешь передать ему, — я села на ее бедра, убирая нож, — если хоть раз он попробует вывазюкать наемников в грязи и использовать в своих корыстных целях, то я лично прирежу весь ваш курс, и пришлю ему в коробочке с розовым бантиком.

— Кто вы? — она смотрела круглыми глазами.

— Виконтесса Николетт Орвик, единственная наследница семьи Орвик, известной как Серая Гавань. Слышала про таких?

— Самые отмороженные наемники, с которыми не сравнится не одна семья в мире? — кажется мою собеседницу пробило на истерику.

— Они самые, — растянула губки в радостной улыбке.

— С такими манерами? — в ее мозгу картинка явно не сходилась воедино.

— Виконтесса Энгервуд Орвик в девичестве Герцогиня Василаг, — припомнила я фамилию матери до замужества, — думаешь у такой вырастит доченька, которая не умеет кланяться и бегать на шпильках? Моя бедная задница от нее ремня получала больше, чем от учителя по стрельбе. С такой мамочкой под боком, меня хоть завтра можно выпускать в высшее общество. Так что не удивляйся, убиваю я с такой же грацией, что и на арфе играю. Любимая родительница даже папочку умудряется держать в ежовых рукавицах, и, не задумываясь, охаживать полотенцем бородатых шкафов два на два, которые умудрились обутыми на кухню зайти.

— И что вы тут действительно не по собственной воле, — она задрожала подо мной, — вы должны убить Его Величество?

— Да на кой-черт он мне сдался, — едва не взвыла, — я вообще-то сбежать отсюда хочу.

— Это действительно странно, — наконец-то девушка полностью расслабилась.

— Мне Принц и отбор по одному месту, — я скатилась на матрац, — я хочу на нормальную работу, где адреналин гонит кровь по венам и заставляет грудь сжиматься от предвкушения и азарта.

— Вы не врете, — теперь она нависала надо мной, — я это чувствую.

— Конечно не вру, — рассмеялась словно истеричка.

— Возьмите меня к себе? — опа, а такого я не ожидала.

— Куда? — осторожно отодвинула золотой локон.

— В семью, — на ее губах заиграла улыбка маньяка.

— Я тебя сильно ударила? — задала я логичный вопрос.

— Нет, — она тряхнула головой.

— Тогда зачем Принцессе становиться наемницей? — как-то теперь у меня картинка не складывалась.

— Жизнь у меня тоже не сахар, — Сарга улеглась на постель, — двадцать две сестры, и я младшая, единственное, что мне светит, это задрипанный Барон с окраины страны. А с моей фамилией в приличную гильдию не возьмут. Без такого блата, как близкое знакомство с их главой, бывшим, нынешним или будущим не особо важно.

— Я думала Принцессы более избалованные, — хмыкнула, понимая ее.

— Вот сперва я вылечу отсюда, — согнула я кулак, — а потом мы поговорим на эту тему.

— Если про свои навыки вы не солгали, — она странно поменялась в лице, — то вылететь с этого отбора для вас будет сложнее, чем для остальных его выиграть.

— Почему? — теперь напряглась я.

— Что-то мне подсказывает, — желтые глаза вспыхнули, — они сделаны специально, чтобы выкидывать тех, кто неугоден именно королевской семье.

— Хочешь сказать, — я похолодела, — они будут тянуть тех, кто им выгоден.

— Да, — она подтвердила мои опасения.

— Я то тут тогда причем? — вскинула бровь, — Меня тут вообще не должно быть.

— Вот только вы тут, — она почти вышла из комнаты, — а значит кто-то за вас поручился.

— Узнай, что от меня нужно, — меня едва не трясло.

— Хорошо, — и дверь захлопнулась за спиной с идеальной осанкой.

Я мелко тряслась. Впервые я чувствовала себя беспомощной. Возможно мне это только кажется, и я действительно попала сюда случайно. Но, а вдруг нет? Что, если все это заговор королевской семьи против моей? Как удачно отомстить бывшей невесте, Виконту, что увел ее, и разрушить гнездо наемников, с которыми не рисковали связываться? И все это одним простым ходом. Убить наследницу, и дело сделано. Считай семья практически мертва, ведь в таком возрасте родить маме будет нелегко. И возможно это будет ее последний вздох, и трагедия отца. Страшно, очень страшно.

Глава 4

Почти половину утра я проторчала в ванной, пытаясь успокоить собственные нервы, и не сбежать из этого импровизированного дурдома строгого режима. Мне всю ночь не давали покоя слова Сарги о подставных испытаниях. Если это правда, то возможно мое пребывание на отборе может затянуться. Я прекрасно видела, что Принц был не в большом восторге от невест.

Если он до этого дня действительно не проявлял огромных эмоций по отношению ко всей этой затее, то сейчас я смогла пробудить в нем азарт хищника. Непокорная, необычная и совершенно другая девушка из окутанного тайнами семейства, что богаче самой короны, и ничуть этого не смущается.

Я даже представить не могла, почему мама обрядила меня в бальное платье, и по какой-такой дурацкой причине я не полезла разрисовывать щеку Принца алой помадой. Знала бы заранее, вылетая из кареты, у него на шее повисла бы. А так я только продемонстрировала всем свое прекрасное знание этикета и равнодушие к возможному жениху.

Вот почему со мной вечно так, прежде чем подумать, делаю. Уже ни один десяток раз из-за этой особенности моя жопа попадала в немаленькие неприятности. Выкручивалась обычно я тоже благодаря этой способности. Но вход в неприятности я находила гораздо легче, нежели выход.

Подкинув мыльную шапку пены, стала наблюдать, как по светло-бежевой комнате разлетаются мириады пузырьков. Зрелище завораживало. В неярком свете ламп они отбрасывали на стены причудливые картины теней, припыляя их разноцветными преломлениями световых пятен. Я словно вернулась в детство, на короткий миг погрузилась в теплоту черно-красной ванны в комнате родителей. На душе растекались неги и умиротворение.

Но стоило мелким озорникам начать лопаться, как реальность вернулась жутковатой лапой липкого страха, сжимая мое горло. Я не сомневалась в отце, и в себе тоже. Если потребуется, я даже на шпильках и в корсетном платье с турнюром сбегу отсюда, но все равно было неуютно. Словно с каждым мгновением я все сильнее загоняла себя в ловушку, из которой не было выхода.

Вода начала остывать и неприятно стягивать кожу, заставляя ежиться от холода. Вылезать не хотелось, но и сидеть дальше уже было нельзя. Переступив бортик ванной, едва не вскрикнула от неожиданности, в устроенном мной беспорядке плавал белоснежный и сухой конверт с ярко-желтой печатью королевского семейства.

Не особо мне понравились такие фокусы. Это как же несчастный конверт попал в ванную, минуя три закрытые двери? Вопрос меня не на шутку взволновал, не хотелось признаваться, но даже перепугал. Служанка вряд ли бы так пошутила. Она бы скорее на кровати развалилась в ожидании меня, а не подсовывала в ванную конвертик.

Сглотнув вязкую слюну, что мгновенно заполнила рот, перешла на магическое зрение, и внимательно всмотрелась в белый кусок бумаги. От воды он не намокал и не разрушался, сохраняя свою первозданную форму. Чар на нем я не увидела, но четко понимала, они там есть. А значит накладывал их мастер своего дела, а не моя криворукая служанка-выпускница.

Вздохнув, все же завернулась в полотенце, и присела на корточки около странного и загадочного послания. Пальцы мелко подрагивали, но взяв себя в руки, одним движением схватила плотную бумагу, готовясь в любой момент откинуть ее куда подальше. Но ничего не произошло, и я только сломала печать и открыла послание. Из конверта выпал тонкий лист и витая брошь с колокольчиками. Последнюю трогать не решила, а вот за письмецо взялась.

«Леди Орвик добро пожаловать на отбор невест для его высочества, Принца Гектарса. Надеюсь, вы насладились отдыхом в вашей комнате? Наши слуги стараются изо всех сил, чтобы скрасить ваш досуг. Но сегодняшний день ознаменуется для вас первым испытанием. Тема нашего дня — богемный шик. Надеюсь, ваше чувство вкуса сумеет продемонстрировать нам всю вашу экстравагантность, и познание в королевском этикете.

Королевский распорядитель Жарж Жар Жарфам.»

Я даже присела от такого странного заявления. Ничего себе, новости с утра пораньше. С богемой знакома была из рук вон плохо. Звонить маме было опасно, дорогая родительница могла на самом деле подложить мне очередную свинью, и продемонстрировать свои великолепные познания в моде. А этого мне нужно было еще меньше, чем собственной глупости в начале сего действа.

Оставалось только довериться собственной чуйке и познаниям младшей Принцессы, что числится моей служанкой на сегодняшний день. Вспомнив про Саргу, осторожно подцепила брошь конвертом, и вышла в комнату. Кто-кто, а вот она должна мне объяснить, что за магический атрибут мне подсунули вместе с таинственной запиской о начале королевского отбора невест. Меня уже начинает пугать этот отпуск. Не отдых, а череда головной боли.

Как я и предполагала ранее, служанка обнаружилась на моей кровати в позе звездочки, бессмысленно таращившейся в потолок, разрисованный колокольчиками. Она даже не отреагировала на мое появление на вверенной ей территории. Пришлось плюхнуться на перину, и обдать ее мелкими и холодными каплями воды. Взвизгнув, Сарга все же подскочила и перевела на меня ошарашенный взгляд желтых глаз. В ее расширенных зрачках стоял страх.

— Что случилось? — я внимательно рассматривала миловидное личико.

— Задумалась просто, — тряхнув головой, она отогнала от себя наваждение.

— О чем? — мне все же было интересно узнать ее мысли.

— О ваших способностях, — тягуче блондиночка сползла на пол, — вы же могли меня убить на самом деле, не задумываясь, простым движением свернуть мою шею и сказать, что так и было. Но вы не убили, напугали до полусмерти, и отпустили, поняв, что урок я усвоила сполна. Не могу понять, почему вы меня пожалели. У наемников ведь нет жалости.

— Мне не платили за твою голову, — усмехнулась кривой и безобразной улыбкой, — а следовательно, твоя жизнь для меня ничего не стоила бы. Поэтому мне было проще оставить тебя в живых, так ты хотя бы могла продемонстрировать твою стоимость.

— Это мерзко, — скривилась Сарга, — и отвратительно.

— Если ты хочешь стать наемницей, привыкай, — пожала плечами, — у любой жизни есть цена, главное знать, кто заплатит больше — наниматель или цель. Поэтому запомни главное правило, жизнь должна стоять превыше денег только в одном случае, если это твоя собственная голова.

— А если закажут вас? — с вызовом она посмотрела на меня.

— Тогда действует закон, который озвучила до этого, — расхохоталась, — кто больше заплатит.

— Но тогда это предательство? — неуверенно спросили у меня.

— Ты же собралась узнать цену моей головы у меня самой, — загнула я пальчик, — значит ты уже ценишь ее априори дороже, чем заплатил заказчик. Следовательно с радостью грохнешь того, кто ее тебе заказал за такую же сумму с моей стороны, так как его жизнь ты уже не ценишь.

— Сумасшедшая логика, — простонала она.

— Зато проверена ни одним столетием, — и плюхнулась на мягкий пуф.

— Точно, я отвлеклась, — указала на брошь, — что это за странная хреновина с магическим фоном.

— Это указатель того, сколько баллов вы получили от самого Принца, — она осторожно подцепила безделушку пальцем, — зачаровывал кто-то из наших преподавателей, конкретнее сказать не могу. На ней куча следилок и парочка парализующих, но функцию маячка исполнять будет исправно. Чем больше цветочков по идее на ней расцветет, тем больше вы впечатлили Его Высочество. Ну это уже из добавочных функций.

— Не сильно мне хочется носить эту гадость следящую, — скривилась от отвращения.

— Сегодня придется надеть, — покачала головой служанка, — а вот завтра из чистой болванки я смогу сделать вам похожую брошь. Только цветочки на ней нам придется корректировать вручную. Но это уже совсем мелочи.

— А то что, потом она не будет показывать перемещения? — задала уже вполне логичный вопрос.

— Вы сможете закатить им скандал, — хихикнула Принцесса, — с какого они тянут свои ручки к так бережно хранимому подарку Принца Гектора. В прямую они вам сказать не смогут, что мол у нас следилка за вами работать перестала. Так вы убьете пару зайцев разом.

— Замечательно, — потерла я лапки в предвкушении веселья.

— Что-то еще? — зевнула моя ведьмочка ручная.

— Ага, — пришел самый противный момент всего дня.

— И о чем же вы умалчиваете? — озорно стрельнули в меня глазками.

— Что ты знаешь о богемском шике? — пришлось протянуть ей конверт.

— О шике немного, а вот об этом самом Жарж Жар Жарфам очень и очень многое, — глаза ведьмы полыхнули настоящим пламенем ненависти.

— Оп-ля, — ехидно уже предвкушала разбор двух бывших любовников.

— Правильно ты все поняла, — потерла она переносицу, — мой бывший, та еще скотина рогатая, поэтому с его стороны жди провокаций. Начнет в углу зажимать, бей справа, он левша и среагировать вряд ли успеет. В своей ангельской непогрешимости уверен также, как и в красоте. Не удивлюсь, если пара девиц ко второму испытанию побывают у него в койке. Не игнорируй, сделаешь только хуже, воображаемая корона начнет съезжать, не отмахаешься ни одними дедовыми кальсонами. Флиртуй, и тут же находи причины сбежать. Самая действенная тактика против него.

— Вот только платье мне придется демонстрировать сегодня, — посмотрела я на злополучный конверт в руках горничной.

— Так и продемонстрируйте, — коварно так растянула она розовые губы.

— Знать бы только, что это за зверь такой богемский шик, — идея с мамой все еще не казалась привлекательной и жизнеспособной.

— Где у вас самое дорогое платье? — и магичка полезла в гардероб.

— Ярко голубое с правого краю, — тут же отозвалась я.

— Значит в нем и пойдете, — и на свет было извлечено оговоренное ранее платьишко.

— Думаешь? — где-то там меня сомнения мучили.

— А уже без разницы, — пожала плечами блондинка, — за платье точно не выгонят.

— Да и черт с ним, — махнула я на самом деле на все рукой.

— Тогда расслабься, я начинаю колдовать, — и магия вновь взметнулась.

Спустя час я стояла перед зеркалом, и в полном ступоре себя рассматривала. На обычную наемницу, что там, даже на Виконтессу, я не сильно тянула. Минимум старшая Принцесса. Платье мягко обрисовывало контуры фигуры. Украшения сверкали даже в неярком освещении будуара. И лицо светилось, натурально так завлекая блеском темных глаз.

В зеркале стояла не я, а статная и красивая дама с очаровательной внешностью и утонченным вкусом. Все же моя мама это нечто, создать такую красоту за пару дней фактически из воздуха. А магия Сарги смогла превратить меня в достойное дополнение к произведению искусства и мастерства швей и фантазии мамы.

До зала я шла под впечатлением и в состоянии близком к обмороку. Еще никогда в жизни я до такой степени не чувствовала себя красивой девушкой. Нет я знала, что у меня вполне неплохая внешность и фигурой бог не обделил, но за жизнью в штанах и рубашках я не замечала, что правильно подобранное платье может превратить в Принцессу.

Мы вновь стояли полукругом, лицом к шикарно отделанному помосту с дорогим троном и бархатными стульями. Королевской семьи еще не было, и у меня был шанс осторожно осмотреть зал. Девушки, все как одна, были в темных и насыщенных тонах алого и пурпурного. Глаз дернулся, в первый раз я из ряда выпадала. Опять выпендрилась на свою голову.

— Добро пожаловать, — перед нами выскочил высокий смазливый блондин, похоже тот самый Жарж, — я рад приветствовать тринадцать девушек на нашем празднике, посвященном Принцу и его будущей жене. На время отбора на ваши запястья повязаны номера, именно по ним вас будут представлять и приглашать на испытания, — в зале поднялась суматоха, — это облегчит нам всем жизнь. Люди смогу не запоминать ваши длинные и безвкусные имена, а просто выбирать по номеркам. Теперь же перейдем к самой сути мероприятий, запланированных на сегодня. Пока нет Короля и Принца, я расскажу правила. Первый этап заключается в проверке ваших навыков и знаний. Не секрет, что для будущей королевы, этикет играет наиболее важное значение. Поэтому после сегодняшнего дня нас покинут двое. А теперь приветствуйте Короля и Принца.

Мы все, как по команде, опустились в поклоны. А я лихорадочно соображала, как побыстрее провалить испытание, и сбежать домой. Мама ни в жизнь не поверит в мое незнание этикета. Тогда надо просто сделать хуже, чем другие. Наконец-то все заняли свои места, и я выпрямилась, ловя на себе нечитаемый взгляд Гектора. А ему-то я чем уже успела насолить? Вроде вела я себя послушно, и тише церковной мыши.

— Итак, для прохождения во второй этап вам надо набрать двенадцать баллов, — захлопал в ладошки распорядитель, — для начала номер тринадцать и номер два могут сесть. Ваши навыки признаны самыми лучшими.

— Я отказываюсь, — вторая уже опустилась на стул, а я продолжала стоять.

— Почему же? — Король вопросительно на меня посмотрел.

— Это нечестно по отношению к другим, — гордо вскинула голову.

— О, замечательно, — зал взорвался аплодисментами, — десять баллов ваши. А теперь приступим к первому раунду.

И тут я с ужасом поняла, что все равно пройду этот раунд, даже если я по полу распластаюсь, меня за уши вытянут. Потому что сделать реверанс отвратительнее шестой участницы было невозможно. И так действительно произошло, как бы я не старалась шататься и демонстрировать неуверенность, после второго задания меня усадили на стульчик.

Девушки продолжали махать ручками, улыбаться и приседать, пытаясь набрать необходимый проходной балл. В итоге стоять остались номер шесть и номер восемь, которые закатили истерики. Ожидаемо, ничего не могу сказать. Тоже пару сервизов разбить что ли?

— Леди Штархар и Леди Вастр нас к сожалению сейчас покинут, в качестве утешительного приза можете забрать драгоценные броши, что выбрал для вас всеми любимый Принц Гектор. Ваши экипажи отправятся через пять часов. Остальных же девушек я поздравляю с прохождением во второй этап, о нем вам сообщат в письме. А теперь попрошу конкурсанток разойтись по комнатам, и отдохнуть от столь тяжелого дня. Ваши служанки уже вас ожидают.

Я так и не поняла, что это сейчас произошло. Сарга предупреждала, что испытания подставные, но не настолько откровенно же сливать тех, кто провинился, и не устроил Короля и Королеву. Так я точно до финала доползу, если будут выкидывать не за способности, а за неприязнь.

И служанка оказалась права, на мое платье всем было наплевать.

Глава 5

Проснулась я уже в предрассветных сумерках. Тело отреагировало на слишком пристальный и буравящий взгляд. Подавая сигналы мозгу, что неплохо бы заставить глаза открыться, и в комнате не сильно безопасно. Волевым усилием все же проделала данную манипуляцию. Глаз я все же осторожно приоткрыла и тут же закрыла обратно. На злую Саргу смотреть не хотелось, хотелось спать.

— Вставай, — гаркнули мне над ухом.

— За что? — обиженно посмотрела на нее.

— Сама говорила, что сбежать хочешь, — фыркнула блондинка, — и что я вижу?

— Что? — недоуменно начала хлопать глазами.

— Ваша брошь распустилась в целый куст! — тут меня уже сдуло с кровати.

— Быть не может! — едва об стол головой не побилась. — Как?

— Что, ничего для этого не делали? — служанка явно злилась.

— Надо было вчера все же не жалеть нос, и упасть во время реверанса, — протяжно выдохнула в пустоту комнаты с обреченным придыханием.

— Я думала вы специально, — девушка начала медленно успокаиваться.

— Только выгнали ту парочку истеричек, про которых ты мне рассказывала, — пожаловалась я, — и как бы я там не шаталась и не падала, это ничего ровным счетом не поменяло. Я тут, а они, счастливые, едут домой. Вот нет справедливости в этом бренном мире.

— Ничего удивительного, — мне наконец-то продемонстрировали завтрак, — я все же не думала, что до такой степени отбор будет подставным.

— А невесты тоже? — вскинула темную бровь.

— Нет, — помотала она головой, — все невесты настоящие, и о факте подставы не знают. Поэтому будут лезть из кожи вон, чтобы доказать, кто из них милее всех.

— И отец отправил меня именно сюда подлечить нервы и отдохнуть? — немой вопрос был напечатан огромными буквами на моем белом лобике.

— Странно как-то, я бы сюда собственную дочь не то, что на отдых, на пушечный выстрел не подпустила, — Сарга улеглась рядом, — тут куда не плюнь, мегера стервой заразу погоняет.

— Лестная характеристика, — весело усмехнулась.

— Зато точно подмеченная, — вздохнула служанка-маг.

— А с чего ты вообще такой ор подняла с утра пораньше? — зевнув, уже подумала лечь обратно.

— Точно, — хлопнула себя по лбу мое наказание, — ваша брошь самая пышная.

— И что из этого? — глаза начали медленно слипаться.

— Значит свидание с Принцем ваше, — хлопнули меня пониже спины.

— Чего? — вот теперь сон пропал окончательно.

— Того, — передразнили меня, — свидание двухчасовое.

— Какое еще свидание? — мозг отказывался воспринимать данную информацию.

— В шесть вечера в королевском цветнике, — просветили меня.

— Да я не про это, — отмахнулась я.

— А про что? — на ее мордашке теперь светилось ехидство.

— С какого перепуга это свидание вообще появилось? — я не помнила момента про свидания с Принцем после испытаний под закатным небосклоном.

— Так о нем еще не объявляли, — магичка взглянула на часы, — вот через три часа и объявят.

— Бог ты мой, — реально была готова простоять в храме всю службу, — за какие прегрешения ты мне это послал. Я только убивала, и все, честно выполняя свою работу. Чем я тебя прогневать-то успела?

— Этим и прогневала, — хохотнула девушка.

— Я не хочу ни на какое свидание, — взмолилась я.

— Поздно, — пора собираться, — чувствую тебя постараются вымотать, и не дать нормально подготовиться к предстоящему мероприятию.

— Как мне избавиться от моего навязанного отпуска с такими осложнениями? — спросила я у бытия.

— Перетерпеть, — посоветовала мне моя блондинка, — не думаю, что Принцу дадут выбрать богатенькую и своенравную Виконтессу за место красивой и послушной Герцогини.

— Ты же приложишь свою лапку к моему проигрышу? — умоляюще взглянула на нее.

— Место в семье? — поистине крамольная зараза.

— Твое, твое, — подтвердила я свои слова кивком головы.

— Тогда на свидании, — она стала зажимать пальчики, — ведите себя как избалованная дурочка, которая уже примерила корону, и мысленно облизала Его Высочество со всех сторон. Тогда вы встанете в один ряд с остальными претендентками на нашего незаменимого Принца. Ему вы наскучите, и в глазах интерес к вашей загадочной персоне пропадет вовсе.

— Ты гений, — воскликнула я, — мама подготовилась ко всему. В шкафу должно быть тонкое обтягивающее платье без пышной юбки из тонкой кожи, вот в нем я и пойду.

— Леди, а как же грудь? — покраснела до корней волос служанка.

— Для этого в шкатулке должны лежать специальные тонкие накладки-наклейки на силиконе, — указала я на скромный ларчик с женскими причудами.

— О Святые, а это что? — и на свет было извлечено переплетение тканевых полос золотого цвета и металлических цепочек.

— Кажется, — внимательно всмотрелась в вещицу в дрожащих руках, — что-то из белья для игр.

— Каких? — она едва не задохнулась.

— В смысле постельных игр, — поправилась я.

— Вам рано о таком думать, — она покраснела еще сильнее.

— Это тебе о таком рано думать, — усмехнулась я, — а мне в самый раз, и так двадцать уже стукнуло. Наверное, в этом вторая причина моего пребывания тут. Среди семьи нет парней подходящего возраста, вот матушка с таким рвением и ухватилась за мой отпуск в королевском замке. Вдруг мужа найду, ну или забеременею на крайний случай.

— Это же позор, — в бессилии она принялась дальше потрошить шкатулку с эротическим бельем.

— Да нет, наверное, — скромно потупилась, — я замуж так-то вообще не собираюсь. У меня наемников целый дом, какой еще муж?

— Точно, — она резко успокоилась, — вы же не просто Виконтесса. Ваши кому угодно рот заткнут.

— Так что на мелочи внимания не обращай, — посоветовала я ей.

— Эти? — достала она пару прозрачных кругляшков.

— Ага, — потерла я довольно ручки, — теперь можно и собираться.

— Ну, с богом в помощь, — и Сарга призвала магию.

Снова вокруг кружились мириады разноцветных искр и теплых прикосновений магии моей помощницы. Они готовили и собирали меня. К назначенному времени я уже стояла готовой красоткой в легком платье с корсетом и многослойной юбкой без основы. Персиковая ткань красиво развивалась от каждого дуновения, и соответствовала дневному этикету.

И похоже из всех невест, тот самый пресловутый этикет беспокоил только меня одну. Все остальные сверкали яркими цветами и слишком массивными украшениями. Вот же ж, ну почему моя задница настолько сильно помнит матушкин ремень, что не позволяет мне выставлять себя полной дурой? Надо было надевать темно-зеленое бархатное и платиновый комплект с изумрудами на пару миллионов.

Промусолили нас в этом зале почти четыре часа, и ничего нового я не узнала. Сарга с утра информативнее описала мой ларец с непотребствами. А тут нас действительно пичкали бессмысленными круживными фразами, расписывая как отчаянно мы должны лелеять мечту об этом злосчастном сведении с Его Высочеством, Принцем Гекторсом.

Спустя первые два часа, у меня начало сводить от этой приторности несчастную челюсть. К концу четвертого, улыбка превратилась в оскал, и оба глаза поочередно дергались в нервно-паралитическом жесте. И того смазливого бывшего парня моей служанки я готова была придушить самолично, и останавливали меня только свидетели, а не его великий магический дар. О существовании последнего я узнала от той же Сарги, после того, как она застукала одну из своих однокурсниц в объятиях этого жеманного парниши.

И самое смешное во всей сложившейся ситуации, меня отчитывала девица на пол года младше меня. Оказывается это мне досталась столь молодо выглядящая красотка из старинного королевского рода фей. Вот ни в жизнь не подумала бы на эту расу. До этого грешила на кого-то из оборотней перевертышей, или дриад на худой конец. Не зря говорят, не встречать по одежке.

Когда к своему логическому завершению подходил пятый час этих бессмысленных мучений, нам наконец-то разрешили покинуть зал и отправиться по комнатам на обед. Видите ли, они полагают, что лишний раз привязываться к друг другу девушкам не стоит. А если мы слишком часто будем находиться в компании Гекторса, то можем возомнить невесть что, и натворить глупостей.

Вот только именно творить эти самые глупости я сегодня и собиралась, не хватало мне и дальше торчать на этом дурацком отборе в компании уже десяти полоумных девиц, готовых из-за мужика наизнанку вывернуться.

В собственную комнату я почти вползала, так сильно раскалывалась бедная голова от нудного и заезженного повторения по кругу одних и тех же фраз в исполнении Жаржа. Сарги в комнате не было, зато был вкусно пахнущий обед, накрытый салфеткой, и растленное на кровати, то самое непристойное, платье маминого производства.

Темно-красная кожа приятно пахла и мерцала в свете, начавшего клониться к горизонту светила. Я медленно и тягуче потягивала горячий кофе, и наблюдала за переливами света. Голову медленно отпускало, а желудок отказывался воспринимать еду. С такими волнениями я в этом отпуске не отдохну, а помру от недосыпа и недоедания.

Ровно за час до назначенного времени ужина с Принцем, в комнату ввалилась злая, словно стадо чертей, магичка, и я решила за лучшее не трогать ее. Еще бы, не каждый день твой бывший на твоих глазах обнимается с лучшей подругой.

Не представляю, каким чудом она еще не сорвалась и не прибила парочку, я бы уже не сдержалась. Мой единственный парень, с которым я встречалась, пропал полтора года назад сразу после моего совершеннолетия. У меня конечно были подозрения, связанные с отцом, но они распадались сразу же после стонаний маменьки о моей непристроенности в надежные руки.

К назначенному времени мы рассматривали меня уже вдвоем в огромное напольное зеркало гардеробной комнаты. Щеки Сарги предательски краснели, стоило мне наклониться или повернуться. Я же напротив была в полном восторге, то что нужно.

— Ну все, я готова, — улыбнулась собственному отражению в зеркале.

— Вас выгонят, — прошептала стоящая рядом блондинка.

— На то и расчет, — улыбка стала еще коварнее.

— С богом, Виконтесса, — и помолившись Малка, мне на плечи лег плотный платок, скрывающий платье до поры до времени.

— И завтра мы будем уже в поместье Орвик, — хлопнула я служанку по плечу.

Я медленно приближалась к королевскому цветнику. Как-то мне немножко страшно. Не представляю реакцию Принца на мою выходку. А вдруг ему понравится? Шальная мысль заставила оступиться, и едва не свернуть тонкую шпильку алых в тон помады туфель. У меня же на этом отборе все идет через одно место, а вдруг и тут закон подлости сработает.

Вот только отступать было некуда, впереди только стеклянные двери цветника. Неясный силуэт уже маячил перед самым носом, и дверь распахнулась, являя мне обворожительно улыбающегося брюнета приятной наружности. Вот только меня холодок прошиб от такого Принца.

— Простите, а вы кто? — осторожно попятилась от двери, припоминая, как использовать туфли в качестве оружия.

— О чем ты? — лучезарно проговорил незнакомец.

— Вы не Принц, — я все же скинула туфлю, и одну перехватила рукой.

— О, Леди, не стоит драматизировать, — туфлю попытались отнять, но я плавно отскочила, уходя с прямой линии атаки.

— Иди сюда, — начал злиться мужчина.

— Еще раз спрашиваю, кто вы? — туфля явно не имела воздействия, — или следующая ваша попытка схватить меня за руку, окажется последней для вашей руки.

— Тварь, — рыкнул он, и попытался схватить.

— По хорошему предупреждала, — поднырнув под конечность, схватила снизу за запястье, и ударила в локтевой сустав, как учили.

— Убью, — по поляне раздался вопль и хруст сломанных костей.

— Рексар, остановись, — грозный крик, и лже-Принц замирает.

— Тоже самозванец, — туфли в радиусе доступности не обнаружилось.

— Простите меня, великодушно, — теперь похоже был Принц, — я не собирался вас пугать, Леди Николетт, но меры осторожности не помешают. Как вы поняли, что это не я?

— Кольцо, — четко проговорила я, смотря на двух одинаковых мужчин.

— Прошу, — и перстень перед глазами запылал родовой печатью.

— Ваше Высочество, — медленно присела в реверансе.

— Обуйтесь, — прикрыл он глаза, — еще простудитесь.

— Ах точно, — туфли быстро нашла и надела.

— Простите за моего двойника, — брюнет протянул мне руку, — теперь придется искать новую тень. Зачем вы ему руку то сломали?

— Папа учил, — нахмурилась я, — что если тебя пытаются пощупать без твоего согласия, можно не только наглые конечности ломать.

— Ах да, вы же наследница Эксальда Орвик, — оказывается про мою семью он тоже знает.

— Да, — буркнула я.

— Тогда предлагаю поужинать, — мне продемонстрировали столик на две персоны.

— Знаете что, Ваше Высочество? — внутри начал закипать гнев.

— Что, мое прекрасное создание? — ну все, это стало последней каплей.

— Идите вы к демонам в объятия, — и выдернув руку, развернулась.

— Вы куда? — на породистом лице читалось удивление.

— В спальню ужинать, — и уже направилась к дверям из цветника.

— Постойте, — он резко дернул за платок, — вау.

— Подберите челюсть, — нервы сдали окончательно, — в гробу и белых тапочках я видела такие свидания и Принцев. Надо вам, вот с копией и ужинайте, и можете не извиняться. Я вам руку задолжала сломанную.

— Еще раз готов извиниться, — глаза Гекторса потемнели.

— А я не готова их принять, — и все же смогла распахнуть дверь.

— Тогда следующее свидание вновь ваше, — крикнули мне в спину.

— Идите лесом, — фыркнула, и удалилась в закат.

— Это мы еще посмотрим, — не понравился мне этот тон, но я гордо шла в обтягивающем платье, покачивая бедрами, — точно посмотрим.

Вот такое веселое свидание я и пересказывала Сарге, притащившей по такому поводу вино, и теперь нагло ржущей на моей постели. Сон нас смог сморить уже ближе к полуночи. Когда разговоры перетекли в более печальное русло, а конкретнее, обсуждение наших бывших и их нынешних пассий. А о несчастном Принце мы позабыли окончательно и бесповоротно. Наверное они там до самой ночи икали.

Глава 6

Утром я просыпалась долго и мучительно, хорошо хоть сегодня никуда не надо было, и до следующего испытания и отсева была почти полная неделя. Сарга заворочалась рядом. Похоже под вино и грустные истории мы вчера вырубились прямо так, в чем были. Она в форме горничной, я в одних труселях. Кто зашел бы, умер бы от разрыва сердца от такой картины перед глазами с утра пораньше.

Глаза я разлепляла с превеликой неохотой. Но тут краешек проснувшегося сознания зацепился за что-то белое и инородное в моей комнате. Толкнув спящую блондинку, я пару раз моргнула, но видение со столика никуда не исчезло, красиво плавая в бокале недопитого вина. Заворчав, служанка тоже приоткрыла покрасневший от вчерашнего загула глаз.

— Ты тоже это видишь? — хмуро вопросила ее.

— Что конкретно? — она явно пребывала не со мной.

— Конверт с письмом, — решила еще раз моргнуть для уверенности.

— Какой? — зевнула во весь рот моя собутыльница.

— От королевского распорядителя, — смогла ткнуть в бокал пальцем.

— Да ладно, — она наконец-то приподнялась, и тоже взглянула в том направлении.

— Можешь не моргать, видение не пропадает, — поняла ее заминку.

— Испытание только в следующие выходные, — сконфуженно проговорила девушка.

— Я знаю, — даты испытаний единственное, что я запомнила вчера.

— Тогда почему конверт плавает в моем бокале? — кажется не только я туго соображаю.

— Вот для установления этого факта, — простонала в подушку, — я и разбудила тебя.

— Надо читать, — и белый прямоугольник поплыл к нам по воздуху, — открывай.

Я сломала заковыристую печать с оттиском перстня королевского наследника первой очереди. Под ложечкой мгновенно засосало, и захотелось поступить с конвертом также, как и с приглашением на бал дебютанток. Сжечь от греха подальше, и сказать, что так и было. Но сейчас такой возможности у меня не было, пришлось вскрывать неожиданное послание. Выпавший лист меня не порадовал.

«Я с радостью сообщаю, что вам не придется целую неделю страдать в одиночестве, в ожидании томительной встречи с нашим всеми обожаемым Принцем Гекторсом. Сегодня вечером, вас, мои незаменимые птички, ожидает второе испытание. Вам придется продемонстрировать нам свои самые лучшие стороны. Надеюсь; каждая из вас получит незабываемое удовольствие от созерцания томящегося в ожидании вас незабудки Его Высочества.

Он так сильно переживает разлуку с вами, что мы решили подвинуть испытание, тем более особой подготовки оно не требует. И вам достаточно быть собой, чтобы безупречно с ним справиться. К сожалению, для двух из вас это станет последним днем при дворе холостого Принца.

Не забудьте, что будущая Королева должна четко знать куда и зачем она идет, демонстрируя это даже в простом движении шляпки. Подготовьтесь к чаепитию как следует.»

Вот теперь глаз дергался не только у меня, но и у Сарги, читающей этот бред через плечо. Подумав и почесав белобрысую макушку, она откинулась на постель и прикрыла глаза, погружаясь в мысленную связь. Пока она занималась стратегически важным действием, добывала информацию, я старалась не отвлекать ее на пустые разговоры. Все же не так просто держать мысленную связь на большие расстояния, и с несколькими объектами. Связывалась она с группой, в этом я уверена.

— Ну Жарж, — зло распахнула полыхающие гневом глаза.

— Что случилось? — я приготовилась слушать очередные недовольства.

— Он перенес испытание, уговорив Принца, — кулак врезался в подушку, — видите ли, не стоит так долго томить девушек, и тратить лишние деньги на содержание. Как я поняла, отбор с двух месяцев сократили до трех недель. Так что все испытания идут почти вплотную.

— Нам действительно не позволят сдружиться, и играть за одно против других, — поняла я намек, сквозивший в холодном голосе.

— Да, — кивнула мне Сарга, — и еще одна странность.

— Какая, не томи? — поторопила примолкшую девушку.

— Кандидатка номер три уехала, — скорбно сообщили мне.

— И что в этом такого? — удивленно вскинула бровь.

— Вот только вещи все остались на месте, и за ними никто не прислал, — пояснила она.

— Хочешь сказать … — фразу закончить я побоялась.

— Она пропала сегодня ночью, — не стала успокаивать мои нервы магичка.

— Это уже перестает быть похожим на отбор, — содрогнулась я, — наемники здесь не причем, своих я бы почувствовала сразу, движения и грация не такая как у всех.

— Леди, — побледнела девушка, — вы же тоже идеал благородной девушки, хоть и наемница.

— Хочешь сказать … — у меня опять язык не повернулся высказать предположение.

— Среди остальных девятерых есть еще одна наемница, — и мы замерли.

— Но моя мама — бывшая невеста Короля, — еле смогла разлепить онемевшие губы, — и в меня эти манеры и традиции ремнем вколачивали. Не думаю, что найдется еще одна невеста с таким же набором качеств и навыков.

— Тут вы правы, — она задумалась, — все остальные хорошо известны при дворе, и были на виду многие годы. А не появлялись как черт из табакерки, перед самым отбором.

— Я вообще не хотела сюда, — в сотый раз напомнила о своем желании сбежать.

— Факта вашего явления это не меняет, — издевательски пропела блондинка.

— Я не знаю, что сейчас думать, — голова тяжело коснулась нагретой ткани.

— Собираться, — Сарга взглянула на часы, — до вечернего чая три часа. Мы же даже с постели не встали. А ты еще и в таком виде.

— Я-то хоть в своей постели, — выразительно так посмотрела на смутившуюся служанку.

— А кто вчера решил напиться? — не осталась та в долгу.

— Идея и тебе по вкусу пришлась, — напомнила о не менее жарких порывах некоторых.

— Ладно, бегом в душ и будем собираться, — Принцесса оказалась собраннее меня.

— А может ну его? — слезливо взглянула в желтые глазищи.

— Теперь вам надо дотащиться туда, — печально вздохнула служанка-выпускница, — или убийство тройки повесят на вас.

— Почему ты их называешь цифрами? — странно как-то все это.

— На время отбора на весь дворец наложено заклятье немоты, — сдали мне козырную карту.

— Ну мы же говорим? — удивленно-вопросительно посмотрела на нее.

— На ваши имена, — пояснила магичка, — их не может произнести никто в замке.

— Дурдом, — и с неохотой пошла я приводить свое душевное состояние в равновесие.

— Еще какой, — донеслось из-за закрытой двери.

Вода ненадолго смогла выгнать из головы все ненужные мысли и эмоции, оставляя только пустоту и умиротворение. Но где-то там, на задворках сознания, все же колыхнулась искра размышлений. А что если это не отпуск? Вдруг отец знал об опасности, притаившейся на королевском смотре невест? И меня отправили на защиту Принца от опасных девушек?

И папа, и мама знали, что муж это самый последний аксессуар, которым я хочу обзавестись. И точно не буду виснуть у Гекторса на шее алой тряпочкой. Тогда встает уже другой вопрос, почему мне-то ничего не рассказали? Зачем было выдумывать какой-то королевский отпуск в замке, так еще и недавние похороны приплетать? Я бы с радостью согласилась на такое задание.

Не понимаю я! Что происходит? Почему Принц ведет себя как фирменный мерзавец, подсовывая заместо себя не простого мужика, а вполне себе неплохого солдата. Я прекрасно отдавала себе отчет. Если бы лже-Принц был готов к нападению, просто так сустав я ему выбить не смогла бы, даже в специальной амуниции.

Тут же он словно не ожидал такой прыти, в противовес самого Высочества, который спокойно встретил мои навыки, и не выглядел удивленным. Картинка медленно начала складываться в голове по маленьким пазлам. Но пока во что-то целостное не собиралась превращаться. И мне придется поискать недостающие кусочки головоломки в самом дурдоме под кодовым названием «Отбор».

Кожу уже начинало жечь под огненными струями, и мне пришлось выключить монотонно журчащее водное успокоительное и выйти из ванной. Подсушивая волосы полотенцем, я с интересом рассматривала беспорядок, творящийся в спальне. Деятельная натура Сарги не дала ей усидеть на месте. И теперь половина платьев занимали любые мало-мальски подходящие горизонтальные поверхности. Мне же осталось только рассмеяться.

Обиженная девушка надулась, и запустила в меня магической вспышкой. Магия закружилась и начала делать из меня красотку. Правда в этот раз у нее было отвратительное настроение, и негативное влияние даже от ее воздействия. Похоже, на не совсем проснувшийся мозг наложился отпечаток о ее бывшем и мое ехидство, так что теперь она отыгрывалась на мне.

Вытерпев легкое покалывание и дерганье за локоны, я дожидалась, когда стану красоткой, каких свет невидовал. Но в этот раз она не стала усердствовать, и сделала из меня просто миленькую куколку с ограненными шоколадными глазами на все лицо. Губы в этот раз смотрелись спелым персиком, а не пылающей вишней.

Общими спорами мы остановились на ярко-зеленом платье с низким корсетом по бедрам и юбкой колокольчиком с мелкими белыми оборками. Оно симпатично сидело по фигуре, и не смотрелось слишком вызывающим. Не кричало, что сегодня планируется торжественный вечер, а просто показывало, что перед вами дама из высшего общества.

Сарга исчезла за дверью, словно ее кто-то дернул. Чувствую, что это очередная подлянка со стороны наших любимых организаторов. Не удивлюсь, если время сбора перенесли. Взглянув магическим зрением, увидела тонкую линию оранжевой магии, что тянулась под дверь из комнаты. Решила не изобретать колесо, и пошла за магией Сарги.

Медленно шла, стараясь не потерять след в переплетении разноцветных линий. Закончился мой путеводный след под дверью неизвестного мне помещения. Эх, где же наша не пропадала, толкнув дверь, натянув улыбку и одернув подол, выплыла в комнату.

Королева странно на меня посмотрела, и указала на стул напротив нее. Я сделав положенный по этикету реверанс, медленно присела на стул. Прекрасно помня, какую подлость могла подсунуть мебель в кабинете отца. Так что опускалась я с превеликой осторожностью, боясь лишнее движение сделать, и упасть на пол от неожиданно подпрыгнувшей мебели.

— Рада, что хоть кто-то дошел к положенному чаепитию, — улыбкой Королева не святилась.

— Мне очень приятно находиться с вами в одной комнате, Ваше Величество, — выдала положенную и заученную наизусть фразу.

— Расскажите о себе? — то ли попросила, то ли приказала.

— Я единственный ребенок в семье, — начала перечислять я свои достоинства, — воспитывалась как будущая преемница отца. Знаю почти все, что положено знать приличной даме. Мама вбила ремнем и розгами весь этикет и бальный сезон. Поэтому этикет и традиции я знаю наизусть. Можете не сомневаться в моем воспитании и благородстве истинной дочери нашей страны.

— Такое же трепло, что и ваша мать, — прошипела сквозь зубы эта стерва.

— Тогда сообщите это моим дорогим родителям лично, — гордо вскинула голову.

— Была бы возможность, с радостью это сделала, — фыркнула эта белобрысая баба.

— Кристалл связи? — и жестом фокусника извлекла оный из сумочки.

— Пошла вон отсюда, дрянь! — заорала женщина.

— А вы тоже подставная? — сделала вид, что тянусь за чашкой чая.

— Мерзавка, — и кипяток почти долетает до зеленой ткани.

— Мама! — окрик Принца из ниши я встретила коварной улыбкой, которую видела только Королева, — Что это такое?

— Тебе знать не обязательно, — отозвалась дама в возрасте.

— Ох, — я сползла вниз по стулу, — горячо.

— Потерпите, сейчас врач подойдет, — и вокруг засуетился брюнет.

— Эта дура притворяется, — выплюнула Королева, — такая же, как и ее мамаша.

— Кто, кто она? — с пола послышался суровый голосок моей мамули, и я радостно приоткрыла глаз в ожидании представления.

— Дрянь, — не стесняясь никого, подтвердила блондинка напротив.

— Это ты про себя, Ларасара? — экран связи развернулся, — ничего удивительного, что ты осталась второй. Ведь я куда воспитаннее дворовой Графини с богом забытой окраины.

— Заткнись, — просипела блондинка, — не тебе об этом рассуждать, курица драная.

— Милый, — заорала мама, — меня тут курицей назвали.

— Кто, дорогая? — отец похоже занимался документами.

— А твою дочь дрянью, — подлила Виконтесса масла в огонь.

— Кто? — вот теперь голос принадлежал главе наемников.

— Твоя бывшая подстилка изволила рот открыть, — сдала с потрохами Королеву.

— Ларасара, еще одно слово в сторону моей семьи, и я пожалею, что не продал тебя Королю демонов, — опа, а вот об этом я не знала.

— Замолчите, Королева — я! — взвизгнула припадочная женщина.

— Я на их стороне, — Принц казался в воду опущенным.

— Ну и идите вы все к демонам! — и быстрым шагом та покинула комнату.

— Дочка, обращайся, — и озорно подмигнув мама отключила вызов.

— Прости за такое поведение, — к моей руке прижались огненные губы, — завтра я постараюсь загладить вину моей неразумной родительницы.

— Выберите кого другого для вашего маскарада на свиданиях, — попыталась выдернуть кисть.

— Позвольте загладить вину, — теплая рука притянула меня за талию к твердой груди, — я не желаю враждовать с вами. Вы мне интересны.

— А вы мне уже не особо, — говорить, что меня шантажом заставили ехать сюда в отпуск подальше от жизни наемницы не хотелось.

— Обещаю, вы не пожалеете, — и теплые губы на миг опалили мои.

— Подумаю, — краснеть я не собиралась.

— Замечательно, — разулыбался брюнет, — а теперь нам стоит протестировать остальных. Верните Королеву!

— Тогда я откланиваюсь, — извернувшись, выскользнула из объятий.

До собственной комнаты я летела галопом. В груди ухало сердце, а поджилки тряслись. С какого перепугу, от простого поцелуя, даже не интимного, меня так переклинило, и захотелось взвыть. Такого от собственного организма я не ожидала. И как это вообще понимать, я отреагировала на поцелуй! И кого? Принца! Мамочка, мне нет прощения.

Глава 7

Вздохнув, посмотрела на ночные звезды, что весело переливались в высоком небе, которое было черным от ночного сумрака. Такого же цвета кошки скреблись и в груди, призывая немедленно сбежать, куда глаза глядят, и до окончания отбора отсидеться в секретном месте наемников в столице. Мозгами я конечно понимала, что это глупо, а вот печенка паниковала и отдавала резкой болью.

Сумасшедшей я не была, и понимала, папочка мигом заберет меня домой под домашний арест, убедившись в моей поехавшей от переживаний крыше. Доставлять ему такое великое удовольствие не хотелось, а значит надо срочно придумывать план, как сбежать с королевского курорта и не прослыть необразованной деревенщиной, и одновременно не нарваться на головомойку от любимых родителей.

Переведя взгляд на сад, едва не свалилась с подоконника. По кустам кто-то крался, причем очень умело, и тащил за собой тело. В последнем я не сомневалась ни на мгновение. Слишком ненатурально выглядел ковер, который несчастный волок по земле. Данная картина была бы уместна на ночных улицах неблагополучного района, ну никак не в королевском саду, который по задумке отца должен был помогать мне релаксировать, а не гадать про трупы.

Мгновенно слетев с подоконника, я переоделась в удобные штаны и рубаху, хорошо хоть волосы заранее собрала в косу. Прыгать со второго этажа было не страшно, и не так рисковала головой. Замеченная цель далеко уволочь тело не успела, и я, активировав несложный артефакт, накинула марок, и едва ли не по пластунски припустилась в те же кусты.

Двигались мы медленно и долго, замирая перед каждой развилкой и от каждого шороха. Действовал непрофессионал, спустя час, если судить по звездам, мне уже захотелось помочь бедному пареньку, и подсказать пару способов, как эффективно избавиться от тела. С восьмидесяти процентной уверенностью могла сказать, что в этом ковре та самая участница номер три.

Мне было смешно и жалко его одновременно. Это же надо так вляпаться в чужие разборки. В том, что это чудо, лет двенадцати от роду, не само убивало, я тоже понимала. Значит, что сперва я узнаю, где в королевском дворце прячут неугодных, а потом и смогу пронюхать, кому так не угодила тройка. Не просто так ее к смерти-то приговорили.

Из-за ограничений на передвижения я не вспомнила ни подробной внешности, ни родового перстня. Черт, говорила мама, учи геральдику лучше. А напрягать память и вспоминать то, чего отродясь не знала, было занятием бессмысленным и неблагодарным.

Мы наконец-то всей нашей колоритной компанией выбрались из парка и оказались около кромки огромного озера. Я затихла в кустах, наблюдая, как парень пыхтит и спихивает в озеро последние доказательства смерти конкурсантки и одной из претенденток на руку и сердце Принца.

Утерев вспотевший лоб, тот припустился обратно через зеленые заросли ухоженного парка или сада, что это, особо не вникала. Неслись мы так, словно все черти вылезли из ада и намеревались нас сожрать. Вот это спринтерские качества конечно. Теперь бег был не по тенистым кустам, а по пересеченной местности с препятствиями в виде скамеек, и пушистых зеленых заграждений.

Мне оставалось только надеяться, что артефакт справляется, и нервно дышащую в спину меня, паренек не замечает. Обратно ко входу прислуги мы добрались почти за неполные десять минут. Дверь меня едва не убила, но вслед за незадачливым устранителем улик я проскользнула. Теперь я была на кухне, причем прислуги.

Вздрогнув, осмотрелась и увидела тонкую полоску света из-под соседней двери. Значит, он скрылся там. Найдя подходящий стакан, прижала его к двери, в надежде уловить голоса за ней. Ура! Ни один артефакт не сработает лучше обычного стакана. Сконцентрировавшись на слухе, стала внимательно вслушиваться в тихую речь. Вдох-выдох и все лишние ощущения отключаются, уступая место слуховому восприятию реальности. Техника была тяжелой, и пришлось изрядно попотеть, чтобы самостоятельно выбирать чувства нужные именно сейчас.

— Все сделал? — голос звучал хрипло и неразборчиво.

— Да, — а это был незадачливый ребенок.

— Молодец, — звонкая монетка покатилась по столу.

— Благодарю вас, господин маг, — счастливо пропел ребенок, значит сумма приличная.

— Еще раз позову, — усмехнулся незнакомый мне мужчина, — не забудь сразу ковер.

— Золотой? — вот это да, едва не присвистнула от цены, за выброс трупа.

— Два, — теперь разговор мне перестал нравиться, — если все будет также тихо.

— Не волнуйтесь, — мордашка парня наверное светилась самодовольством.

— Тогда брысь отсюда, — от двери я ретироваться не успевала.

— Ага, — и я едва не умерла, когда хлопнула другая дверь.

— Авалор, — а вот этот голос я узнала и очень хорошо.

— Моя Королева, — пропел мужчина.

— Как там бедняжка Эшергив? — томно прошептала блондинка.

— Кормит рыбок на дне озера, — мне почудился звук расстегивающейся молнии.

— Как же я рада избавиться от этой деревенщины, — промурлыкало Величество.

— Я тоже, — звук похоже мне не померещился.

— Что там с Орвик? — я-то тут причем?

— Прости, дорогая, — томный и страстный звук поцелуя, — но она не безродная девица. Мне едва мозг не подпалило, когда в первую ночь пытался ее вскрыть. И заметь, сердце мое, нас было там шестеро вошедших в силу магов. И на нее чары почти не подействовали.

— Что это значит? — дама явно напряглась от таких новостей.

— Значит в контакте с магией она постоянно, — а, он про нашу семью, — Виконт Орвик живет слишком скрытно, и официально запросов на магов не посылал.

— Тогда откуда у нее такая способность? — меня начал нервировать этот диалог.

— Боюсь тебя огорчить, — и меня конечно же заодно, — но похоже это не слухи, и девица на самом деле наемница.

— Бредешь? — молодец Королева, мозгов не имеет.

— Только таким я могу объяснить все странности, — это еще какие у меня странности?

— Какие? — о, похоже нас одинаковые вопросы мучили.

— Она руку сломала профессиональному охраннику с военной практикой на границе, — а об этом никому знать было необязательно, — думаешь дворянка с бальным этикетом на такое способна?

— С этикетом у нее тоже все нормально, — ну хоть заслуги признали, — только вряд ли мой идиот муж поверит, что эта девица сюда пришла сына убивать.

— Не для этого, — отозвался мужчина.

— Для чего тогда? — Королева томно вздохнула.

— У нее жених недавно умер, — опять похороны всплыли, — и ее сюда отправили подальше от тяжелых дум. Залечивать душевные раны, так сказать.

— Серьезно? — я тоже едва не поперхнулась от таких новостей.

— Ага, — дальше слушать я не стала.

Уже не таясь, шла по ночным коридорам, со всеми этими ночными приключениями не заметила, как небо окрасилось в предрассветные лучи. Ну ничего, если что, скажу, что бегала, снимая нервное напряжение.

Мысли в голове укладываться не хотели, крутясь вокруг странного, неожиданно подслушанного разговора. Стоило позвонить маме и узнать, кто такая Эшергив, и почему ее Королева ненавидела больше, чем меня. Ладно, со мной все было понятно, напоминание о всех любимых мозолях сразу, но другие ей чем не угодили-то?

В комнате я обнаружила мирно сопящую Принцессу, что нагло оккупировала мою постель и завешенные наглухо плотные шторы. Похоже куда я делась, служанка прекрасно знала, и особо не переживала по поводу моего побега из замка.

Достать артефакт было делом пары секунд, а вот дождаться ответа собственной родительницы уже кропотливым и не быстрым. Нормальные люди в такое время спят обычно, а не по кустам королевского сада лазят, наблюдая за преступлениями.

— Что-то срочное? — белые локоны были накручены на бигуди.

— Кто такая невеста Эшергив? — в лоб спросила я.

— Понятия не имею, что за девчонка, — откликнулась маменька, — чем примечательна?

— Сегодня ночью наблюдала, как ее труп в королевском озере топили, — теперь даже папа заинтересованно приподнял голову с подушки.

— Кажется на этот вопрос отвечу как раз я, — Сарга проснулась от света экрана.

— Слушаем, — все взгляды были скрещены на блондинке.

— Среди прислуги, за которую нас тут все считают, — скривилась магиня, — ходят активные слухи, что эта самая тройка является любовницей Принца, которую он на отбор притащил. Я до последнего не верила, но сегодня ночью, похоже, ты смогла найти неопровержимые доказательства этих слухов.

— Если учесть, — я скривилась, — что наш убийца один из шести магов, что проверяли невест, то да, улики у меня просто неопровержимые.

— Но нас было только трое, — губы капризно сложились в трубочку.

— Тогда этот кто-то, — припомнила я ночной разговор, — вешает Королеве лапшу на бесстыжие уши, которые у нее даже не пылают.

— Ты застукала Ларасару с любовником? — лицо мамы просветлело.

— Да, но это мелочи, — понимала, что кроме морального удовлетворения нам это ничего не дает, — нам надо понять, кто убийца. С заказчиком и так понятно — Королева.

— Думаю, маг не соврал, — Сарга была встревожена, — тройку мы действительно проверяли вшестером. Я, две претендентки в служанки, и два профессора и Ректор. После пятерки нас осталось трое: я, профессор и Ректор. Так что убийцу мы тоже вычислили. Магистр Авалор Гостов.

— Да, — медленно кивнула я, — именно таким именем Королева назвала любовника.

— Тогда, — отец поднялся, — будьте осторожны. К выходным постараюсь прислать троих из молодняка в помощь. Они парни надежные, хоть и зеленые еще.

— Пройдет уже четыре испытания, — загнула пальцы девушка на кровати.

— Почему? — мама удивилась, — Вы же только первое прошли.

— Это было второе, — пояснила я, — отбор сильно ускорили. Штампуя бессмысленные испытания через день. Я вот только не поняла, зачем было ее убивать. Королева могла ее завалить на чаепитии в легкую, с такими разговорами она сама сбежала бы.

— Сколько уже выбыло? — встрепенулась мама.

— Четверо, — отозвалась староста, — вчера уехала еще одиннадцатая.

— Нас осталось девять, — подытожила я.

— Тогда точно без лишней нужды не показывайся, — отец встал, — как-то странно все это.

— Хороший отпуск, папуль, — подняла вверх пальчик, — я в восторге. Убийцы, трупы и бешеная слетевшая с катушек Королева. Всегда мечтала.

— Не ерничай, — отмахнулась мама, — Принц-то хорошенький.

— Свидание, — на кровати подскочила служанка, — у вас в одиннадцать конная прогулка с Принцем. А время уже начало десятого.

— Достал он уже до печенок, — прошипела сквозь зубы.

— Соглашайся на дамское седло, — и кристалл потух.

— Ты гений, мама, — зло оскалилась, — переплети меня.

— А переодеваться? — удивленно посмотрела на меня Принцесса.

— Так и пойду, — потерла руки, — докажу, что дамские седла для неудачниц.

— Думаешь, после этого вылетишь? — смешно фыркнула Сарга.

— Главное не в озеро в ковре, — тоже поддержала девушку.

— Давай поторопимся, — усмехнулась, — до конюшен отсюда минут сорок.

— Приступим, — и магия закружилась по комнате.

К нужному времени мы почти уложились. Теперь голову украшала сложная коса, которую без магии ни одна гувернантка не заплетет, а изысканная шляпка с гранатовой вышивкой прикрывала глаза. Все, что находилось выше плеч, говорило о состоятельности и роскоши. А вот дальше шел мой костюм наемницы.

Тонкие штаны в облипку, что не сковывали движения. Просторная хлопковая рубаха, перехваченная кожаным пояском. И довершали образ высокие сапоги с креплениями под охотничьи ножи. Красотка, прям глаз не отвести, особенно когда понимаешь, что сверху видишь леди, а снизу деревенщина мужланской наружности.

В таком приподнятом настроении я и шествовала по коридорам дворца. Беспокойство отца и матери не вписывалось в картинку, которую я себе до этого нарисавала, и возможно меня действительно отправили сюда в надежде на отдых дочери. Только почему-то даже отпуск пошел наперекосяк у такой неудачницы, как я!

Лошадка, как и полагается, меня уже ждала, оседлая и покорно понурая. Похоже для меня нашли самую тихую и забитую. Рядом с ней красовался вороной скакун, и нервно бил копытом. В него я влюбилась мгновенно, и не важно, что к лошадям я равнодушна.

Приблизившись к красавцу, погладила лоснящуюся морду и провела по теплой шкуре. Лошадь ответила мне взаимностью, и лизнула руку. Поняв, что это взаимная любовь с первого взгляда, вставила ногу в стремя и уселась с деловым видом в седло. Прогулка в компании такого шикарного мужчины меня начала радовать.

— Эльзар, так нечестно, — справа раздался обиженный голос Его Высочества.

— Эльзар, так вот как тебя зовут, красавчик, — потрепала коня между ушами.

— Предлагать дамское седло бессмысленно? — приподнял бровь брюнет.

— Естественно, — как само собой разумеющееся уточнила я.

— И другого коня тоже? — на меня смотрели бесшабашные глазищи.

— Не отдам, — едва не вцепилась клещом в мускулистую шею.

— Тогда с вас поцелуй, — и Гекторс оседлал выведенного из конюшни коня.

— Почему? — обиженно и недоверчиво смотрела на него.

— Компенсация за моего скакуна, — и пришпорив коня, он негласно предложил поиграть в салочки.

Мы неслись по лесным тропинкам, не заботясь о ветвях и упавших деревьях. Впервые, с момента начала отбора я расслабилась и полностью отдалась происходящему вокруг меня волшебству. Кони неслись стрелой, пытаясь обогнать друг друга и прийти первым к неведанной черте финиша. Ей стал маленький лесной водопад в глуши зеленых зарослей.

Пока лошади отдыхали и утоляли жажду после сумасшедшей гонки по пересеченной местности, меня самым наглым образом целовали. После дозы адреналина в кровь и красоты нетронутой природы, отказываться от первого поцелуя-компенсации не стала. А все остальные десятки стали тягучим и приятным ядом, что проникал под кожу, распаляя сердце сильнее адреналина.

Возвращались обратно мы уже в густых сумерках, медленно. Болтая ни о чем и обо всем сразу. Конюх встрепенулся и увел коней, а мы все также медленно шли в глубину сада, где потерялись до глубокой ночи, растворяясь в головокружительных поцелуях.

В комнату я вернулась далеко за полночь, зацелованная, растрепанная и без шляпки, которая потерялась еще в лесу. Счастливая до безобразия я рухнула на кровать и решила проанализировать все происходящее завтра.

Глава 8

Ну наконец-то пришел тот замечательный день, и мне дали отоспаться, и спокойно разодрать глаза в половине первого. Остывший завтрак покоился на столике никому не нужный и бесполезный. Сарга спала под боком, смешно свернувшись на другой половине кровати. Я же только зевнула, и уже решила закрыть глаза, и вырубиться еще на пару часиков.

Вот только всем моим планам суждено было провалиться в ад! По спине пробежал липкий холодок. Сглотнув, я все же протерла глаза и ненавистным взглядом посмотрела на белый конверт, прикрепленный к юбке моей служанки. Похоже у организаторов с юмором очень и очень плохо. Или Жарж так над бывшей развлекается? Тогда ему за это следует оторвать все лишнее, чем он, собственно, и думает по жизни.

Осторожно, стараясь не разбудить посапывающую беззаветным сном брюнетку, открепила от подола пышной черной юбки конверт. В этот раз печать была не такой насыщенной, и словно сделанной второпях, на абы как. Похоже после смерти третьей участницы отбор решили еще ускорить, и к сегодняшнему вечеру нас останется семеро. Значит мы пройдем почти половину пути, или ровно половину? Все зависит от того, что выкинут на финале. Который маячил передо мной все ярче и ярче.

Да и бежать уже так сильно не хотелось. Интриги, Королева-предательница, и поцелуи под луной начали пробуждать во мне интерес и азарт к действиям. Надломив печать, отбросила ненужный конверт. Откинувшись на подушки, стала вчитываться в развернутый лист.

«Девушки, разрешите вас поздравить с прошедшим чаепитием у Королевы. Вы, наверное, волнуетесь по поводу отсева. Так я готов сообщить вам радостные новости: Леди номер три и одиннадцать покинули нас и вернулись к себе домой, не пожелав задерживаться и смотреть на окрыленных надеждой вас. Сегодня, к моему глубокому огорчению, вас станет еще на двух меньше.

Сегодняшний день покажет вас во всей красе и раскроет перед нами истинную Леди, которая никогда не посрамит не только мужа, но и всю его страну. Каждая девушка умеет удивлять и покорять не только одним внешним видом, но еще и своими талантами. Именно их вам и предстоит продемонстрировать вечером нашим уважаемым Королю и Принцу.

Только от вас будет зависеть, сможете ли вы задержаться подольше. Насколько грандиозно и впечатляюще вы владеете навыками своего таланта. Мужчины, особенно наделенные властью и влиянием, редко соглашаются на скромные подношения.

Так что сияйте сегодня ярче самых огненных звезд. Пылайте и творите так, словно это ваш последний вздох в этой жизни. И помните, это единственная возможность остаться на отборе. Нам всем стоит понимать, что такая возможность бывает раз в жизни.

И прошу вас, мои звездочки, не забывайте, что под любым светом звезда должна именно блистать, а не быть тусклой и неуместной точкой при ярком свете остальных. На сегодняшнем испытании вас ждет аудиенция у монарших особ, надеюсь ваши знания позволят вам поразить их.

И помните, я всегда на вашей стороне.»

От такого красноречивого письмеца захотелось рассмеяться и побиться головой об стену. Это же надо было сочинить такой бред для остальных участниц. В том, что девчонка сама рада была сбежать после общения с Королевой, я даже не сомневалась. С такой-то мадам в одном доме не то что жить, находиться не захочется.

Проблема еще и в другом состояла, я понятия не имела, кто находится под другими номерами. Так можно было хотя бы предположить, кто имеет наибольшие шансы на победу. Я же фактически играла вслепую, не зная про соперниц ровным счетом ничего, кроме их внешности и порядкового номера в строю невест, который сегодня уполовинится.

Вздохнув, отложила письмо на тумбочку и прикрыла глаза. Перед внутренним взором мгновенно вспыхнула зеленая красота лесного водопада. С какой грацией прозрачные струны воды играли нам невиданную доселе мелодию чистой и нетронутой природы. Они журчали, и мелодично перезванивались, принося поцелую вкус необычного и чудесного мгновения волшебства.

Словно мы стояли не в королевском лесу, а в далеких землях, которые населяли эльфы и феи. Природа уносила нас все дальше и дальше от реальности, позволяя отодвинуть грани давящей реальности, и приоткрыть красивую завесу сказки, в которую мы окунулись резко и с головой. В тот момент мне даже не важно было, что из-за этого мужчины я застряла в изолированном городе.

Смутные подозрения о магическом вмешательстве конечно посетили восполненный и растекшийся одновременно мозг, но их пришлось откинуть. Мне уже не раз, и даже не сто, твердили, что с такими артефактами под кожей читать меня почти невозможно. А любое воздействие сходит фактически на ноль при соприкосновении с кожей.

Так что, как бы я сейчас себя не уговаривала, но целоваться с Гекторсом мне понравилось, просто потому что понравилось, без всяких там, но и если. Злило это нещадно, и огнем жгло где-то в районе сердца. Там, где я обещала себе никогда, и ни за что в этом мире не позволять себе привязываться к мужчинам. Мне уже хватило одного труса, остальных не искала.

Но теперь с трудом и скорбью приходилось признаваться перед собой хотя бы, что лично этот экземпляр смог увлечь меня своими поцелуями, пьянящими и головокружительными. Влюбляться не хотелось, да что там, это было до святого ужаса страшно. Сколько раз я уже видела, во что превращаются девушки с разбитыми сердцами.

Первый тип встречался гораздо чаще. Это были тени, непохожие на себя прежних. Они словно отдавали с осколками сердца, все что у них было внутри. Они таяли просто на глазах, угасая ежесекундно, сжираемые собственными мыслями и вечными вопросами, метаниями и сомнениями. Редко кто успевал выкарабкаться из этого гнетущего состояния до того рокового момента, когда оно превращалось в настоящую фобию, и медленно убивало их изнутри. Концовки тут разделялись: или в гроб, или вечная озлобленная на весь мир старуха, и не важно в каком возрасте.

Второй тип был уже более редким явлением. Эти дамы собирали осколки собственного сердца по крупицам, складывали в красивую шкатулку, и навечно запирали под миллионами замков. Равнодушные, жестокие и беспринципные. Описала половину знати и почти всех наемниц одним емким выражением. Такие могли найти свое счастье и семью, но уже никогда не испытывали головокружительных эмоций и привязанности. Они просто жили для себя, детей, и, редко, мужей. Можно сказать, счастливицы, сохранившие в себе хоть каплю милосердия и человечности.

Себя я причисляла к последней категории. Собственные эмоции я заперла под замок и думала, что давно выкинула и забыла куда, ключик от маленького сундучка внутри моей души. Но оказалось, что при правильной подаче, с этой задачей справляется грубый лом из мягких и нежных поцелуев. Он вскрывал один замок за другим, срывая оковы с души, позволяя крошечным семенам сомнения и волнения прорастать в почве эмоций.

Я не хотела этого, но противостоять колдовскому влиянию той же ночи не смогла, соглашаясь, и сама поддаваясь навстречу уверенных мужских губ, что с упоением и настойчивостью ласкали меня. То, как его язык проводил по ровному ряду моих зубов, заставляя открыть ротик и впустить его, сводило меня с ума, пьянило и заставляло подчиняться. Ласковое переплетение наших языков будоражило кровь. Игра или соперничество — было уже непонятно. Он заводил меня, снося все запреты прочь, взглядом сверкающих в темноте потемневших глаз.

Помню лишь приятный цветочный аромат, и то, с какой силой меня трясло в объятиях сильных рук. Когда пальцы смыкались на моей талии и медленно ползли вниз, обводя каждый изгиб. То, как ладонь опускается еще ниже, оглаживая полушария в томном, интимном жесте. Помню собственный разочарованный стон, когда на этом все и закончилось.

Меня доставили в комнату, еще раз осторожно поцеловали на прощание, и растворились в полумраке ночного замка. На прощание мне осталось только глупо стучащее сердце, улыбка в половину лица и полный раздор в собственной голове. Поэтому за лучшее я и решила лечь спать, а не думать обо всем произошедшем.

Только утро не принесло желаемого облегчения. Губы горели и зудели в предвкушении завтрашнего свидания. А сердце сжималось в маленький пищащий от восторга комочек. Хотелось глупо улыбаться и прыгать по комнате от восторга. Что со мной, я не могла взять в толк. От одних поцелуев меня еще так не развозило, превращая в розовое желе обожания и восхищения.

Сарга наконец-то зашевелилась и ощупала близлежащее пространство. Найдя меня на законном месте, она расслабилась и приоткрыла глаз. Но стоило ей увидеть мою хмурую мордаху, встрепенулась и резко поднялась. И тут же расслабилась. Приманив конверт, блондинка жадно вчиталась в строки и расхохоталась, падая обратно на покрывало.

Я не мешала, понимая, что похоже не только я схожу сума от переживаний и внутреннего накала страстей в душе. Служанка тоже начала медленно ехать крышей, прощаясь с ней. Только в каком направлении, еще непонятно. В худшем или лучшем, покажет только время.

— Что делать будем? — отсмеявшись, она посмотрела на меня.

— На арфе сносно играю, — испытание было последним о чем я думала.

— Не подойдет, — просто на корню зарубили единственный мой талант.

— Это еще с какой такой радости? — мой возмущенный вопль наверное весь этаж слышал.

— Конкурс музыки у вас будет пятым, — это что еще за подстава.

— Кто это придумал! — натурально взвыла от расстройства.

— Сам Король и придумал, — во весь рот зевнула блондинка.

— Больше им заняться было нечем? — спросила я у потолка.

— В этом и заключается самый коварный смысл этого мероприятия, — пояснили мне.

— Это какой же? — мои глаза загорелись азартом.

— Спорим, что все как одна будут либо музицировать, либо петь, — махнула она.

— А на конкурс музыки они уже не смогут использовать тот же номер, — поняла ее намек.

— Если не расти в замке, — пояснила для меня Принцесса, — то с первого мгновения этот причудливый план не разгадаешь, так как уровень интриг тут гораздо выше.

— И что тогда прикажешь мне делать? — захотелось побиться головой об стену.

— Какие еще умения у тебя в запасе? — желтые глаза заглянули в душу.

— Ножи метать с завязанными глазами, — пожаловалась я на горькую судьбу.

— Вы не в мировой преступный синдикат экзамен сдаете, — строго погрозили мне тонким пальчиком, — а в отборе невест, так что нормальный навык благородной леди.

— Ну, — протянула неуверенно, — я еще гладью вышиваю, но это надо было пару лет назад начинать картину, а не за пару часов до отбора.

— Уже хорошо, что умеете, — просияла девушка.

— Что же в этом хорошего? — удивленно перевела на нее взгляд.

— Все остальное за нас сделает магия, — и через мгновение в комнату постучали.

— Войдите, — сказала после того, как служанка слезла с кровати.

— Мы все доставили, — на стол положили полотно, раму и корзину с нитями.

— Свободны, — махнула рукой блондинка, и закопалась в принесенном.

— И зачем нам это все? — задала я волнительный вопрос.

— Вышивать королевские лики, — не успела я и глазом моргнуть, как иголки запорхали по ткани.

— Поразительно, — с удивлением смотрела на аккуратную и быструю работу.

— А мы приступим к сборам, — и меня затолкнули в ванную.

В этот раз мы особо не спешили. Аудиенция с монархом предполагала сдержанный крой и цветовые решения. Родовые украшения тут были в приоритете, и не могли заменяться ни на что другое. Поэтому и платье у меня к ним подходило только одно. Серо-голубого оттенка с высоким воротником стойкой и прозрачными рукавами в пол. Оно не было бальным, но и по сравнению с прогулочным было изысканнее.

К моменту моей боевой готовности, портрет, вышитый на ткани, смотрелся словно дорогая картина известного и именитого мастера с огромным опытом в творениях. Подхватив ее, закончила образ тонкими белыми туфлями из кружева. К невинной и нежной деве они подошли идеально. По коридорам я плыла гордой павой.

Когда же моему взору предстали оставшиеся восемь конкурсанток, меня едва на нервный смех не пробило. Объясните мне, люди добрые, в меня одну этикет ремнем загоняли? Почему все они стоят в ультра-насыщенных оттенках, которые на таких аудиенциях вообще моветон. Только каждая сверкала бриллиантами и цветами в волосах. Или я опять чего-то не знаю.

Как выяснилось, спустя пару десятков минут нудной речи смазливого до отвращения блондина, девушки в отличии от меня были в своих сценических образах. Распорядитель косо посмотрел на меня и мой прямоугольник в руках, но промолчал. Похоже мозгов в его голове было больше, чем я себе представляла, опасность исходящую от меня он почувствовал.

Внимание я заострила только на второй девушке, которую в первом испытании также, как и меня, усадили на стульчик. Заливалась она поистине божественно. Ее голос, чистый как хрусталь, наполнял не только зал, но и душу каждого. Даруя покой и умиротворение. Не отказалась бы получить годовой абонемент на ее концерты, так она завораживала своим голосом.

За остальных я не зацепилась, плавая в мыслях между портретом и завтрашним свиданием с Его Высочеством, которого я ждала, сгорая от стыда и предвкушения. Собственный номер я услышала раза с пятого, если судить по злой улыбке Жаржа.

— Простите, — присела в реверансе, — меня так зачаровало пение второй девушки, что все бессонные ночи моей работы дали о себе знать.

— Позвольте узнать, — добродушно улыбнулся Король, — чем же вы занимались?

— Готовила вам подарок, — и передала картину лакею.

— Фантастика, — воскликнул Принц, — вы сами ее сделали?

— Конечно, — опустилась в реверансе, пряча бесстыжие глаза.

— Действительно восхитительный талант, — похвалил меня Король.

— Тогда мы вас прощаем, — махнули на мою задумчивость рукой.

— Теперь же позвольте объявить, чей талант меня не привлек, — Гекторс поднялся, — номер четыре и десять, у вас есть пара часов, чтобы покинуть нас.

— Этап закончен, — Жарж крикнул, и нас резко утащили из зала.

Уже вечером, сидя в собственной комнате, я не могла проанализировать, что произошло. Почему нас так настойчиво держат вдали друг от друга. Что-то тут ясно не чисто. Осталось только узнать что!

Глава 9

Вечерние сумерки не давали мне покоя, заставляя нервничать и ходить из угла в угол. Ой, чувствует моя пятая точка не все так просто с этим отбором. На отпуск это перестало походить еще при пропаже одной из девушек. Тот факт, что она была в фаворитках, меня дразнил еще сильнее. Следующей после нее шла девушка под номером двенадцать.

Именно она выходила передо мной в момент прибытия. Только к собственному стыду я забыла в какой карете и с каким гербом она прибыла. В тот момент такие мелочи меня вообще не интересовали. Я сбежать хотела больше, чем участвовать.

Сейчас ситуация кардинально отличалась, в одном месте у меня свербил интерес и желание докопаться до истинной сути. Из-за чего я уже битый час наматывала круги по комнате, пытаясь разложить информацию в голове по полочкам. Только выходило плохо, слишком много слепых пятен было у меня в уравнении, чтобы быстро и, главное, правильно его собрать.

Кристалл связи пронзительно зазвенел, привлекая мое внимание к себе. По граненым бокам бежала надпись, сообщая, что моя драгоценная родительница желает поговорить со своим дитятком, или наказанием, как чаще меня называли. Хмыкнув, провела рукой принимая входящий запрос.

— Дорогая, — по довольному лицу матушки можно было предполагать худшее.

— Королева умерла? — задала я самый логичный вопрос в данный момент.

— Что ты, прелесть моя ненаглядная, — счастливо заулыбалась мама.

— Так она пока только на холодном пороге смерти? — я не могла понять из-за чего веселье.

— Нет, нет, Ларасара пока еще здорова и невредима, — матушка от меня отмахнулась.

— Тогда кто еще помер? — подперла щечку кулачком.

— С чего ты решила, что кто-то помер? — ореховые глаза с интересом на меня смотрели.

— Ты довольная до отвращения, — посвятила я родительницу.

— О, так заметно? — матушка запунцевала щечками, как маяк.

— Невооруженным глазом, — равнодушно пожала плечами.

— Как неудобно, — надула та в ответ ярко-розовые губы.

— Ближе к делу, — зевнула во весь рот, — что у нас такого радостного произошло.

— Я еду на отбор, — захлопала бывшая Герцогиня в ладошки.

— Куда? — я аж с руки соскользнула, едва головой со столом не встретившись.

— К тебе любовь моя, — глаз все же нервно дернулся.

— На кой? — не смогла сдержать возмущенного вопля.

— Ты что не рада? — матушка хмуро свела брови на переносице.

— Рада, — замахала руками, а то с нее станется ремня для понятливости выдать.

— Вот тогда и не стоит так бурно реагировать, — вновь засветилось ее кукольное личико.

— Просто, — я пожевала нижнюю губу, — уже половина этапов позади. Да и скорость такая, что думаю к концу недели нас уже всех по домам разгонят.

— Ты не права, — погрозили мне пальчиком, — не знаю почему, но они действительно стремились заранее избавиться от всех неудобных невест. А теперь у вас должны начаться настоящие испытания. Для этого я и еду во дворец.

— Как же Королева на это согласилась? — этот вопрос меня уже интересовал.

— Ее спросить забыли, — по девичьи хихикнула мамуля.

— Это как? — я вновь была заинтересована до глубины души.

— Король вчера связался с твоим отцом и попросил, чтобы победительница его отбора, как и положено традициями провела четвертое испытание, — пояснили для меня любимой.

— Ты же отказалась от всех претензий на победу? — припомнила я слухи.

— Это не мешает мне оставаться победительницей отбора, которую выбрал народ и Принц, — пожала та в ответ плечами, — тот факт, что я сняла с себя корону и вышла замуж по любви, не отменяет факт моей победы. По крайней мере именно так сейчас мое появление будут представлять в глазах всех и вся. Завтра к обеду я буду уже при дворе, так что жди меня моя дорогая.

— Я поняла, — кивнула матери, — все остальное ты поведаешь мне уже при нашем личном разговоре?

— Умница моя, — мама радостно поаплодировала моей догадливости.

— С тобой по другому никак, — тяжко вздохнула я.

— Будь готова к моему приезду, — и связь резко оборвалась.

Опять я не успела спросить у нее про невесту под номером двенадцать. Ну ничего, теперь мама будет почти всегда в пределах моей досягаемости, и такие вопросы решаться будут гораздо быстрее. Но теперь в голове появилось еще больше ненужных и второстепенных вопросов.

Наличие родительницы во дворце показалось мне еще более странным, чем труп, скинутый в озеро. Последний хотя бы имел смысл, а тут я его не находила, ни в одном из возможных вариантов. Для чего при дворе понадобилась моя любезная матушка, в голове у меня не укладывалось. Она была не просто бывшей победительницей королевского отбора, но и единственной невестой, отказавшейся от короны, собственного рода и бог знает от чего еще.

Самым наглым образом она сбежала с моим отцом и тайно обвенчалась с ним, давая нерушимые клятвы перед богом. Протестовать против такого уже не стали, связываться с семьей Виконта Орвик не решился никто. И хоть дед с бабкой по материнской линии вполне сносно со мной общаются, все равно видно, что они расстроены такой глупостью со стороны своей любимой дочери. Променять Короля на жалкого юнца со шпагой.

Сейчас с реальностью их примерял только факт того, что наш род самый богатый в Королевстве. Еще бы, такое состояние сколотить можно только на полулегальных сделках, подкрепленных парой наемников за спиной. Из простых торговцев редко кто мог похвастаться приличными связями и защитой от нападений и шантажа.

В голове зазвенел колокольчик, подстегивающий мое любопытство, и взгляд сам собой зацепился за костюм, что ныне использовался для утренних пробежек по саду. Впрыгнуть в родное облачение наемника было делом всего пары минут. Второй этаж был для меня детской игрой, и я спокойно балансировала на подоконнике, думая в какую степь податься первоначально. Шаря глазами по подоконникам и фасаду, ждала сигнала от интуиции, которая меня и подстегнула к этой ночной охоте за чужими тайнами.

Внимание привлекало зашторенное окно на четвертом этаже. Добраться до него было проблематично, но вполне выполнимо. Что-то тянуло к нему магнитом, не давая отвести взгляда. Зацепилась рукой за штору собственной комнаты и свесилась из окна. До соседнего балкона было не больше двух метров, а с него как раз поднималась лоза на парапет третьего этажа. Где, если мне не изменяет память, находились библиотека и танцевальный зал для фрейлин. Что конкретно мне было не особо важно, но последний мог быть открыт.

Решила долго не раздумывать и потянула длинную штору из окна, перекидывая ее на стену, так, замечательно, осталось приколоть ее кинжалом к стене, и у меня будет мостик. Тут же выполнила задуманное и получила лишний метр форы, который мне и помог успешно зацепиться за кованое ограждение соседней комнаты. Подтянувшись, устроилась на узком, деревянном бортике ограждения, примеряясь к прыжку на лозу. Второй попытки у меня не было, и надо было с первого раза приземлиться правильно, иначе могу переломать себе пару костей, если не сразу шею.

Лоза захрустела, стоило моей тушке повиснуть на ней. Помолившись Малка, медленно начала подтягиваться наверх, стремясь проползти эти пять метров до широкого карниза под комнатой. Когда до цели осталось всего полметра, я едва не завизжала от очередного хруста. Но слава богу все обошлось, и я повисла на ней мешком с картошкой.

Переведя дыхание, дотянулась до злосчастного карниза и поднялась на него. Заглянула в окно и едва не запищала от радости, все же оказалась около репетиционного зала. Толкнула окно на пробу и поняла, что оно не заперто. Открыла его шире и уже комфортнее устроилась на широком подоконнике, а не на узком карнизе.

Оставалось еще совсем немного, и я уже прикидывала, как будет лучше попасть на этаж выше. Интересующее меня окно сейчас находилось через три по диагонали. Ладно минус два окна через комнату, а вот дальше вставал вопрос: как лучше поступить? Решила действовать по старинке. Быстрая пробежка до соседнего окна и два кинжала в раму, вот и готова моя лестница на четвертый этаж. Карниза там к моему огорчению не было, только рама окна, на которой я собственно и повисла.

Четыре перехвата руками считала с замиранием сердца и нервной дрожью. Но выкинув из головы страх, сделала последний прыжок и зацепилась за балкон. Ну вот и все, я у цели. Соскользнув на пол, посмотрела на ногти, эх, переломала все их к демонам, а Сарга так старательно отращивала их магией. Ладно, ногти она мне еще раз отрастит, а вот чутье подсказывало, нет, просто вопило, что я немного опаздываю к самому интересному.

Достав из заднего кармана прозрачную наклейку-заготовку, нахлобучила ее на стекло и активировала заложенную в нее руну подслушивания. Против сильного барьера она не сработает, заряд маловат, но против стандартного купола вполне подействует. Досчитала до трех, и прикоснулась к ней кончиком пальцев. Магия полилась, а вместе с ней и разговор за окном.

— Ты сам себя слышишь? — возмущенный голос принадлежал Королеве.

— Это тебе стоит себя послушать, — Короля я тоже сразу определила.

— Мама! — жаль начало разговора я пропустила, и теперь не знала почему возмущается Принц.

— Вы хоть понимаете, — женщина явно злилась, — вы собрались притащить в замок Энгервуд!

— Она выиграла, — спокойно отозвался мужчина, — и заметь, честно и бескомпромиссно, за нее проголосовало почти семьдесят процентов, а это сама должна понимать — полная победа.

— Только это не отменяет факт, — взвизгнула женщина, — ты тащишь сюда свою любовницу.

— Я бы не стал спать с невестой лучшего друга, — а вот такого я не знала.

— Он с твоей спал, — я едва не закашлялась от такой информации.

— К сожалению, моя мать сбежала в своих мечтах о великой роли магички, — где и что я пропустила, — если бы она осталась, трона вам не видать.

— Весь в тебя, — о стену разбилась ваза, — такой же кретин, который ведется на красивую мордашку, и не думает, что она принесет только проблемы. Безродная девица из лесного захолустья.

— Ты это ей в глаза попробуй сказать, — в голосе Короля слышалась ирония, — я посмотрю в каком пруду найдут твой труп.

— Что? — женщина резко осипла и замолчала.

— Ты думала, мы не узнаем? — Принц как-то недобро усмехнулся.

— Но я же… — что она, узнать мне было не суждено.

— Замолчи уже, — Король ударил по столу, — тебя терпят только из-за того, что у Королевства должна быть Королева. И пока твои выходки никому не навредили, ты тут живешь. Но если перейдешь черту, Николетт тебя прикончит. С ее отцом я договорюсь, думаю за ее услуги он по дружбе возьмет немного.

— Я все забывал спросить, — Гекторс заинтересованно протянул, — а какая у нее специальность? Моего двойника она достаточно ловко обвела вокруг пальца.

— Яды, дорогой, — усмехнулся мужчина, — из ее рук опасно есть, пить и целовать.

— А последнее почему? — в голосе Принца проскользнул страх.

— Отравит и глазом не моргнет, — пояснили юному наследнику престола.

— Чего? — придушенно простонал юноша.

— Только не говори, — Королева вновь подала голос, — что ты уже успел присосаться к этой пиявке?

— Молодец сын, — раздался одобрительный звук удара по плечу, — пока ты не ее задание, она вполне симпатичная леди с высококлассными манерами.

— Я этого не выдержу, — женщина разрыдалась.

— Энгервуд завтра к обеду приедет, — Король явно встал, — будь добра нацепить ту самую улыбку, с которой ты встречаешь посла Ларава. И будь так добра не паясничать, она все еще Герцогиня, ее из рода не выгоняли, и пожаловаться отцу в судебный кабинет может запросто. Защищать тебя перед стаей мегер, у меня нет никакого желания.

— До встречи, Королева, — и Принц вместе с отцом покинули комнату Королевы.

— Ненавижу, — взвыла женщина, — ненавижу. Все вы одинаковые. Ничего, посмотрим, кто будет смеяться последним. Особенно, когда твоя голова Вастарг покатится по тронному залу. Тогда я и посмотрю, как отребье наемников сможет спасти задницу твоего обожаемого сынка. Еще чуть-чуть и я займу трон по праву, а не как твоя безвольная кукла. Я вам все покажу, как не принимать в расчет Королев. Вы у меня все кровью умоетесь, и ваш жалкий род прервется.

Дальше слушать не стала, откровенно сумасшедший бред пугал. Но еще больше пугала недосказанность отца. Для чего было сочинять всю эту историю с отпуском, когда тут такое творится. Мог бы и просто рассказать, что мое задание охранять Принца от его мачехи. Проблем в этом не возникло бы, тогда для чего такая скрытность? Да и не слышала я ни разу, что мой отец дружил с Королем. Ходили какие-то невнятные слухи об их знакомстве, но не более.

Обратный путь мне предстоял ничуть не проще. Сперва надо было сползти на подоконник, находящийся снизу, что представляло собой непростую задачку. Осторожно повиснув на самом краю, прицелилась и отпустила край балкона. Забыла, что наверху обычно бывает ветер, и не слабо приложилась локтем об выступ в стене. Надо было правее прыгать.

Теперь надо медленно переползти до окна танцевального класса. Щербатая кладка неприятно колола пальцы, но я упорно цеплялась за нее, преодолевая эти два метра. Под конец все же проколола палец до крови об особо острый выступ, но это уже были мелочи, я сидела на широком подоконнике комнаты фрейлин. Выдернув два кинжала из рамы, прикрыла створку и вернулась к окну, под которым вилась лоза.

Еще раз помолившись, осторожно прикрыла раму и спустилась на стебли. Обратно перебираться было проще, а уж когда ногой нашла деревянное перило, стало совсем хорошо. Осталась совсем малость, ухватиться за штору собственной комнаты. В этом проблемы я уже не видела, и выдернув третий кинжал, замерла на собственном подоконнике.

Так заманчивая экскурсия закончилась, а это значит, что надо срочно в душ и привести себя в порядок, а то утром буду не в лучшей форме. В обед же меня ждет заманчивое свидание с Принцем. Так еще и матушка непременно заявится в обед сразу по прибытию.

Ждет меня насыщенный денек, и стоит перевести дух перед встречей не только любимой родительницы, но знающего все Принца.


Глава 10

Утром я проснулась похожей на свежевыкопанный труп. Ногти переломаны, в волосах мелкая пыль и крошка от камней, парочка свеженьких синяков. Красота полнейшая! Если в таком состоянии увидит мама, нагоняй я получу такой, что мне и не снилось. На расправу она быстрая, сперва выпорет, потом уже пожалеет и выслушает. Мягкое место уже почувствовало прикосновения кожаного ремня к нему. Сглотнув, поспешила в ванную приводить себя в окончательно порядочный вид.

Легким макияжем можно скрыть уставшие круги под глазами, но с синяком так просто не получится. Почти весь локтевой сустав уже был насыщенного сине-фиолетового цвета. Ни под одним маскирующим средством такую красоту не спрятать, тем более от проницательного взгляда бывшей Герцогини Василаг.

Сарга, когда увидела это чудо на моей руке, даже о переломанных ногтях забыла возмутиться, до того живописно смотрелось сие творение стены. Захотелось рассмеяться, но было попросту некогда, через пару часов мне уже будет не до смеха.

— Умоляю, скажи, что ты можешь исправить эту красоту? — взмолилась я смотря на нее.

— Исправить-то конечно могу, — нахмурилась она, — но откуда она у вас.

— Два раза рассказывать лень, — состроила умилительную мордашку, — пожалуйста, исправь локоть, а позже я всем и сразу расскажу, откуда эта красота у меня появилась.

— Кого еще ожидаем? — девушка выпустила магию, которая начала щипать.

— Матушка в обед приезжает, — прошипела я.

— Чья? — девушка аж отвлеклась от моего локтя и ногтей.

— Моя, — простонала уже в голос, — чья же еще.

— Зачем? — как-то подозрительно посмотрели на меня.

— Она же прошлый отбор выиграла, — ткнула ее в бок, — а по правилам четвертое испытание проводить должна именно победительница, даже если та сбежала под венец к другому.

— Вот это невероятный поворот, — присвистнула магичка.

— Это официальная версия, — размяла реанимированный локоть, — а неофициальную расскажет она сама, как только ворвется в мою комнату.

— Так вы не шутите? — удивленно округлила она рот.

— Если бы, — прикрыла глаза рукой, — ты даже не представляешь, как мне сейчас страшно.

— Отчего? — удивление на красивом личике Принцессы меня не впечатлило.

— Моя пятая точка мне еще дорога, — вздрогнула, — а матушка непременно прогуляется по всем ошибкам, о которых ей непременно доложил ее бывший кружок мегер по интересам.

Это только Королева себя победительницей считает, а на деле у матушки связей и влияния столько, что на троих хватит с головой. Так что даже не ведись на ее внешность, наемниками она командует ничуть не хуже папочки, а местами ее и посильнее бояться.

— Я думала у меня семейка не подарок, — вздохнули мне в ответ, — у тебя похуже будет.

— Слава богу папочку сюда не принесло еще, — почесала лопатку, — но чувствую, и его стоит ожидать в скором будущем.

— Что-то серьезное? — Сарга мгновенно перестала напоминать взбалмошного ребенка.

— Все будет зависеть от того, что конкретно поведает мама, — не стала раскрывать карты.

— Тогда предлагаю в ее отсутствие начать готовиться, — хлопнула в ладошки блондинка.

— К чему? — удивленно подняла на нее глаза.

— Как же, — усмехнулась красотка, — уже забыла?

— Честно, — кивнула головой в такт собственных слов, — вообще не помню.

— Свидание, — на распев протянула девушка.

— Господи Боже, оно сегодня, — хлопнула себя по лбу, — и правда забыла, со всеми этими выкрутасами королевского семейства. Такими темпами и собственное имя забуду.

— Серьезно? — на меня посмотрели, словно на чудо из лесу сбежавшее.

— Да, — кивнула понуро, — я и забыла, что после каждого испытания будет свидание.

— Другие спят и видят, — покрутила служанка пальцем у виска, — а она тут забыла.

— У меня в голове столько всего, — отмахнулась от нее, — что свидание это последнее, о чем я помню и рассуждаю. Тут бы все в голове удержать, и не свихнуться, а не про свидание думать.

— Весело однако, — хмыкнула Сарга, — другие за такое убили бы.

— Вот именно, — подняла пальчик в потолок, — у нас труп в озере, а никто и не чешется ее искать. Думаешь, если еще одна помрет, ее искать станут?

— Не уверена, — сомнение читалось в желтых глазах.

— Про то и речь идет, — повернулась к горничной спиной, — что-то мне печенка подсказывает, что труп мы еще найдем, правда уже другой. Ту с самого дна озера никто поднимать не будет.

— Не весело у нас дела идут, — поняла меня правильно девушка.

Мы помолчали, и девушка приступила собирать меня на свидание к Принцу. Сегодняшняя тема была нам неизвестна, и что конкретно меня ожидает, было тем еще вопросом. И разрываясь между брючным костюмом и облегающим платьем насыщенного фиолетового цвета, я никак не могла сконцентрироваться. Мне постоянно казалось, что я упускаю из виду что-то очень важное, из-за чего картинка полностью и не собирается в один четкий и понятный пазл.

Словно нужная мне мысль вечно убегала от меня, теряясь в перекрестке ненужных размышлений и неправильно принятых решений. Вот только что я упускаю? Где тот крошечный элемент, который сложит все вместе и позволит увидеть картину целиком? Я не знала, я даже не понимала, в каком именно направлении я неправильно думаю. Где же был тот камень преткновения, под который вода совсем не текла?

Мой мозг в одночасье отказался работать и перерабатывать поступающую информацию. У меня ощущение было, словно на голову надели колпак, и сделали мысли блуждающими, а сознание туманным. Если бы не амулет под кожей, давно бы заподозрила, что на меня наложили хитроумное проклятие или просто легкие чары рассеянности. Но этого априори быть не могло, наши семейные маги и не такое могли нейтрализовать. И мое состояние сканировали три раза в сутки, были бы отклонения, мне бы уже доложили и настойчиво заставили лечиться.

Тут же проблема была в чем-то другом. И в чем, мне предстоит разобраться и понять. Теперь для меня будет делом чести разобраться в хитросплетениях придворных интриг, и каким образом в этом всем замешена моя семья. Последнее меня волновало сильнее всего.

Не представляю отца, разгребающего кучу доносов и кляуз. Кто с кем спал, кто кому изменил, подставил и попытался отравить. Смахивало на откровенный бред. Но все, кроме тайного советника, и так были официально представлены, и именно в этой роли я могла представить любимого папочку, и ни в какой другой его не видела.

Теперь же стоит дождаться хоть каких-то пояснений, а желательно полного отчета, зачем все это сдалось родителям, и почему я вляпалась во все это по самое не хочу? Конечно становиться женой Принца я не собиралась, но вот теперь отказать себе в удовольствии поиграть с ним, я не собираюсь. Держитесь, Ваше Высочество, я выхожу на охоту.

Приготовленная одежда улетает обратно в гардероб, и на свет, загадочно улыбаясь ошарашенной блондинке, извлекла из его недр совершенно непотребный наряд по местным меркам. Откуда его привезла матушка в прошлом сезоне, понятия не имею, но три таких весели у нее в гардеробе, и один сейчас держала я в руках.

Это были совмещенные штаны-рубашка. Надевалась сея конструкция через ноги и натягивалась до груди, прикрывая ровным краем надежной резинкой ложбинку между моих достоинств. Руки, плечи и декольте оставались полностью открытыми. Сшито оно было из полупрозрачной ткани темно-серого цвета с огромными диковинными цветами-вышивками по всему наряду. На маме все это великолепие смотрелось куда эффектнее, но и на мне неплохо выглядело.

Стоило вспомнить про родительницу, как двери с оглушительным грохотом врезалась в стену, и мы с Саргой присели от неожиданности. Она, прикрыв голову руками, а я как была в белье, так и потянулась за кинжалом под столом. Но хвататься за оружие не пришлось, имя у погрома было — мама. Женщина осмотрела выделенную мне комнату скептическим взглядом. Прошипев кому-то сквозь зубы о «нищебродстве», и закрыла дверь со всей силы, шандарахнув ей об косяк.

И уже после всего этого она посмотрела на притихших в районе пола нас. Матушка хмыкнула, внимательно осмотрела меня с уже готовым макияжем, уложенными пышной и крупной волной волосами, и валяющимся рядом нарядом. Что-то там щелкнуло в ее головушке, ореховые глаза полыхнули янтарной вспышкой сдерживаемого порыва, и этот ураган молча умчался в гардеробную.

На смену моему варианту она принесла противоположное по своему значению наряд. Тонкий корсет на косточках, с плотной бисерной вышивкой по прозрачной ткани, перетекал в многослойную юбку-колокол, на таких же искусственных косточках, что придавали ей форму. Пышной она была из-за многоярусной конструкции кремового цвета в районе бедер, которая и создавала основный эффект одетости. Ниже середины бедер от ткани оставалась только верхняя юбка, та самая, на косточках и с плотной бисерной вышивкой. Именно это платье, еще маминой юности, она и держала в руках.

В нем она дефилировала на четвертом испытании, про которое так и не рассказали ни разу. Обо всем, кроме этого загадочного четвертого испытания. Сидя в карете полторы недели назад, я прекрасна знала, какие испытания и примерно в какой последовательности мне ждать. Да, в мамин отбор они были адекватные и честные, а не такие, кто не по душе того и вон.

— К чему готовишься? — родительница сияла улыбкой во все зубы.

— К свиданию, — горько протянула я, признавая правоту матери в выборе наряда.

— С кем? — меня еще раз придирчиво осмотрели с ног до головы.

— С Принцем, — поднялась я с пола наконец-то, — с кем еще мне тут встречаться?

— Начальник гвардии тоже красавчик, — маменька покосилась на покрасневшую до корней волос служанку, — извиняюсь, вопрос с начальником снят с повестки. Тогда действительно не с кем.

— Сарга? — я тоже рассматривала пунцовую Принцессу.

— Что? — вскинула она глаза, — Имею право!

— Ты Принцесса! — воскликнула я, и скосила взгляд на шокированную мать.

— И что это меняет? — она сверкнула на меня гневным взглядом.

— Кхм, — я имела совесть смутиться, — у тебя там небось уже жених есть.

— Я младшая из черт знает скольких наследников, — всплеснула руками моя служанка, — кому я нужна, всех более или менее приличных мужей уже разобрали до меня.

— Тут соглашусь, — мама встала на защиту девушки, — лучше синица в руках, чем неизвестно кто в далекой перспективе. Правильно делаешь, с его матерью я знакома, вполне перспективная дама с хваткой бульдога. С такой в свекровях через пару лет сможешь и права на трон отвоевать, а муж военный еще большее подспорье.

— Она в наемницы собралась, — сдала я служанку с потрохами.

— Способности какие? — даже бровью не повела моя родительница.

— Магичка с неоконченным образованием, — указала на стену позади нас.

— Неплохое плетение, — поцокала языком Виконтесса, — пристроить тебя в ученицы к Гилбертсу, и выйдет из тебя шикарная ведьма самых темных знаний.

— Это не тот, который десяток магистров в прошлом году уложил в сырую землю на вечно? — желтые озера ее глаз наполнились такой бурей эмоций.

— Он самый, — равнодушно смотрела на них, — только речь у нас сейчас должна быть о другом.

— О чем? — обе посмотрели на меня обиженно.

— Допустим, что тут вообще творится? — плюхнулась на кровать, — Принц не сын Королевы. Оказывается вторая победительница тоже сбежала, махнув на прощание хвостом. Нынешняя, как я ночью выяснила, была любовницей моего отца до тех пор, пока вы с ним не сбежали. И в Королевы-то ее взяли только из-за того, что Королева нужна была официальная. И теперь эта озлобленная на все и вся баба хочет свергнуть нынешнюю династию и занять трон как единственная выжившая.

— Чего? — женщины передо мной были до глубины души шокированы.

— Сегодня ночью моя интуиция пинала меня и вопила, чтобы я лезла на четвертый этаж и шпионила за комнатой Королевы, где и подслушала разговор. Король и Принц в курсе ее выкрутасов и о трупе в озере тоже. Сильнее всего ее разозлили появление в стенах замка тебя мама и мои свидания с принцем. И да, о моем прошлом они осведомлены не хуже соседних гильдий наемников. Не подскажешь что тут творится? А мама?

— Это все не просто, и рассказать за несколько коротких предложений достаточно сложно. Понимаешь, дорогая, чтобы все это правильно объяснить, надо не пять и далеко не десять минут, это надо начинать рассказывать еще с тех времен, когда я была невестой Принца, а твой отец первым рыцарем и начальником гвардии. Это рассказ не столько о нашей семье, сколько о далеких событиях, что привели нас к настоящему происходящему. Знаешь, смогу тебе все это поведать, но не сейчас, когда у тебя на носу свидание с Принцем, и ты не только должна выглядеть красивой, но и быть собранной и сконцентрированной. Если ты сейчас погрузишься в пучину всего этого, то просто не сможешь нормально реагировать на происходящее вокруг. А это от тебя сейчас требуется почти постоянно на публике. Так что потерпи до вечера, тогда все и поведую. По крайней мере, именно то, что известно мне.

— Хорошо, — я кивнула, — до вечера так и быть, потерплю. Думаю не умру от любопытства.

— Будем на это надеяться, — мама кивнула.

— А мы пока выясним все касательно меня, — Принцесса сверкнула глазищами.

— Конечно, — и меня быстро упаковали в подготовленное платье, — двигайся медленно и плавно, слегка качая бедрами восьмерку. Так платье будет играть эффектнее всего.

— До вечера, — и дверь за моей спиной захлопнулась, отрезая меня от спасительной комнаты.

Эх, говорить я могла все что угодно, вот только реальность была другой. Мне больше хотелось узнать, что произошло еще до моего рождения, чем идти на свидание. Перед тайной померкли даже жаркие и душные поцелуи Его Высочества. Сердце молчало, уступив место интересу и свербящему в одном месте любопытству.

Глава 11

Постояв еще несколько мгновений, я все же сдвинулась с места, и, последовав совету матери, начала плавно покачиваться при ходьбе. Впереди меня ждет Принц с предвкушением и азартом в глазах, а меня тянет назад в комнату, где мама уже пытает мою служанку. Наверное, к моему возвращению, она будет похожа на выжатый фрукт.

Только все это будет потом, а сейчас я медленно ощущаю, как начинают трястись и подкашиваться ноги от предвкушения. Это пока голова была занята разговорами, домыслами и всем прочим, я могла отгонять от себя мысли о поцелуях и сильных руках, что не дадут меня в обиду. А сейчас я начинала осознавать, что безумно хочу увидеть этого брюнета, который хранит в себе целую кучу тайн и загадок. До некоторых я с радостью сейчас докопалась бы и сунула в них свой любопытный от рождения нос.

Вот только вряд ли Принц и Король с радостью ответят на все мучающие меня вопросы. За шпионаж под королевскими покоями по шее может прилететь знатно. Это не в кустах в парке нечаянно труп увидеть, это четвертый этаж хорошо охраняемого замка. Даже со знаниями о моей деятельности, вопросов возникнет целая куча и еще чуть-чуть. Так что пока лучше не рисковать, выпячивая на первый план свою осведомленность в некоторых, мягко говоря, неудобных вопросах.

Дальше торчать под собственной дверью было верхом идиотизма, пришлось брать себя в руки и медленно двигаться на встречу с Принцем. Осторожно приложила руки к пышному краю юбки, как на старых маминых снимках, и двинулась по коридору. Родительнице я всецело доверяла, но вот восьмерка бедрами у меня всегда выходила кривая и косая. Я предпочитала просто плавно качаться из стороны в сторону, создавая легкое колебание ткани.

Неизвестно каким чудом, наверное, той самой чуйкой, я смогла вовремя увернуться от летящего мне в грудь стакана с крепким вином, если судить по аромату. Серебряный кубок, со звоном покатился по паркету, разбрызгивая алые капли на все, включая мои туфли. Юбку я почти сразу же задрала до колен, с такой ткани вряд ли удастся вывести вино, даже магией. Ткань привередливая и капризная до жути.

Девушка, опрокинувшая на меня кубок, невинно хлопала огромными фиолетовыми глазищами и умиленно заламывала руки, явно чем-то испачканные. Так, похоже сегодня мне решили сорвать свидание. Недостатка в платьях у меня не было, мама небось еще пару сундуков из моего гардероба привезла помимо своих нарядов. Но все же было не очень приятно осознавать столь нелицетворный факт.

Как только служанка колыхнулась, я мгновенно отпрыгнула назад, мысленно сосредоточилась, и как учила Сарга, завопила про себя. Пока мы прыгали по всему коридору, я, спасая платье, служанка в надежде его загубить, подоспела моя подмога. Мама, была страшнее самого черта в гневе, а Сарга презрительно смотрела на служанку.

— Амис, — такого взгляда у собственной горничной я еще не видела ни разу.

— Чего? — та попыталась спрятать перепачканные руки за спиной.

— Это кто? — тихим и яростным шепотом осведомилась родительница.

— Служанка участницы номер два, — тут же сдала сокурсницу староста курса.

— Герцогиня Флаур? — осмотрела я ту самую криворукую студентку, о которой слышала в первый день.

— Так-так, — глаза матушки стали совсем темными и холодными.

— Стоять, — Сарга схватила беглянку за шкирку, — ты думаешь я тебе так просто прощу нападение на мою госпожу? Или ты совсем страх потеряла?

— Сарга, — пискнула двоечница в руках старосты, — это не я, мне приказали.

— Ой, как мы складно заговорили, — мама осторожно приподняла лицо девушки за подбородок.

— Да, мэм, я не могла ослушаться госпожу, — активно заморгала смертница.

— Так, слушай сюда, — из глаз жертвы брызнули слезы от ногтей впившихся в щеки, — сейчас ты, а не твоя госпожа пойдет на задний двор и получит сотню плетей.

Где это видано, чтобы жалкие слуги осмеливались поднять руку на господ? Тебя за такое до смерти забить мало, а не плетями награждать. Но я сегодня добрая, Вастарг лично попросил не разбрасываться слугами, вас мало для этого отбора.

— Миледи, — взвизгнула та, падая на пол.

— Молчать, — и звонкая пощечина прилетела нерадивой девчонке.

— Это у вас семейное? — тихо вопросила на ухо Принцесса.

— Традиции старой знати, — равнодушно пожала плечами.

— Как так-то? — желтые глаза с любопытством наблюдали за унижающейся сокурсницей.

— Сейчас это не так актуально, — припомнила я историю, — но вот всего лет пять назад было сильно заметно отношение слуга-хозяин. Даже сейчас слуги хоть и получают жалование, но по факту являются собственностью хозяина. Не выполни она приказ двойки, также получила бы плетей, но уже от хозяйки.

— Тогда как твоя мама ей назначила наказание? — в глазах стояло непонимание.

— Тут уже работает принцип старшинства, — пожала плечами, — Герцогиня всего лишь кандидатка в невесты Принца, моя мама, хоть и отказавшаяся от короны, но победительница отбора, и ныне Виконтесса. Все это дает ей право распоряжаться наказанием для слуг. Да и представляет сейчас она как раз победившую в отборе Королеву, что также поднимает ее выше нас всех. Запутанная система, и зависит от многих факторов. Я допустим, как нынешняя фаворитка, тоже могла бы ее наказать, но только в том случае, если платье было бы испорчено. Просто на хочу, я не могу приказывать. Мама такое право имеет, и если Амис не явится за наказанием, то действительно может оказаться на смертной казни.

— Какое ужасное варварство, — перепугано смотрела на меня девушка.

— Да, закону, наверное, лет девятьсот точно, — точнее я просто не знала, — но это не отменяет его силы, почему не меняют, даже не спрашивай, не знаю. Но факт остается фактом, он работает. Не всегда, конечно, но его используют. Даже если рассматривать нынешнюю ситуацию, она покушалась на одну из невест Принца, оставить безнаказанным такое нельзя. Если бы в бокале был яд, или другое вещество? Неизвестно к каким последствиям привели бы ее действия. Так что тут все в своем праве.

— То есть ее наказывают не за провинность, а за покушение? — удивление повисло в воздухе.

— Да, совершенно верно, — хмыкнула вслух, — ее действия можно рассматривать с разных позиций, и покушением они тоже могли быть. Сама понимаешь, она не предаст госпожу и все такое. Так что тут мама пошла от обратного, назначила наказание с размытой формулировкой.

— За попытку причинения вреда, — догадалась служанка, — ее действительно могли казнить?

— Да, — согласно кивнула, — сейчас вы не студентки магического учебного заведения, а простая прислуга, принадлежащая королевскому роду. Скажем так, вы тут просто вещи до окончания отбора.

— Нам про такое не рассказывали, — Сарга содрогнулась.

— Они сами небось не знали, на что вас подписали, — разгладила заломавшуюся ткань, — а если знали, то мне остается только посочувствовать всем студенткам разом. Могу сказать только: крепитесь, три испытания уже позади.

— С каждым часом становится все веселее, — нахмурилась блондинка, — у меня уже ощущение, что, став твоей горничной, я вляпалась по самую макушку, в такие неприятности, что мне и не снилось.

— У меня это ощущение еще с тех пор, как я про отпуск услышала, — по спине пробежало стадо мурашек, поднимая мелкие волоски дыбом, — а ты мне по себя говоришь. Тут, наверное, попали все и сразу.

— Так, тебя там Принц заждался, — напомнила мне любимая матушка.

— Да, я шла как-то, — развела руками, — а тут западня за каждым углом.

— Марш! — гаркнули на меня.

Я, сочтя за лучшее, спорить не стала и быстренько начала семенить в указанном направление. Спустя три коридора, остановилась и перевела дыхание. Состояние у меня было близкое к благородной истерике всех Леди присутствующих во дворце. Должна же я оправдывать статус высокородной наследницы дома Виконтов. Но все же не позволила пропасть трудам Сарги и просто пару раз икнула.

От конкуренток мне не хватало еще отбиваться, и так голова занята постоянной мозговой активностью. А тут они еще предлагают от них на каждом углу ожидать неприятностей и ходить, словно на самом серьезном задании, сжимая в руке амулет, и постоянно держать при себе веер с иглами. Передернув плечами, отогнала подальше мысли и спустилась на этаж личного королевского пользования.

Обозначенная гостиная подсвечивалась для меня огромным рыжим крестом, который мне в напутствие сотворила Сарга, а то еще потерялась бы. Еще раз осмотрела себя со всех сторон, убедилась, что давешний инцидент не повлек за собой глобальных последствий, и несмело постучала. Дверь открылась почти мгновенно, словно Гекторс ждал меня под дверью.

Я опустилась в положенный по этикету реверанс, и не поднималась пока перед носом не появилась рука в белоснежной перчатке. Только после этого жеста, я медленно и тягуче распрямилась, и положила сверху свою руку без перчатки. Надо же какое упущение, но я не видела, чтобы мама доставала их. Несмело подняла взгляд на лицо мужчины, и едва вдохом не подавилась. Меня рассматривали таким взглядом, что хоть сейчас выпрыгивай из платья.

Голой ладонью я чувствовала, как рука сжимающая кисть, начинает стремительно нагреваться. Я почти не сопротивлялась, когда меня втянули в гостиную. Там уже был сервирован низенький столик на две персоны. Тончайшие хрустальные бокалы, в которых переливалась пузырьками игристая жидкость. Фарфор ручной работы даже на вид был безумно дорогим и качественным. Хорошо хоть приборы обычные, а не золотые, как на парадных снимках. Хихикнула про себя, и устыдилась собственных мыслей.

Начала шарить глазами дальше, и обнаружила, что это была личная гостиная Гекторса. Темный пиджак висел на спинке стула, на подоконнике сиротливо лежала книга, а вазы для цветов были скромно пусты. Все просто кричало о личности хозяина: суровый, сдержанный, ни разу не педант, мужчина, который знает цену не только себе, но и собственному времени. Все это можно было с легкостью прочитать по окружающему меня интерьеру.

Принц не пытался совершить необдуманных поступков, он просто, словно зачарованный, стоял и разглядывал меня. Это меня вывело из состояния задумчивости. Медленно, боясь совершить ошибку, потянула кисть из плотного захвата чужой руки. Гекторс тоже словно ожил и немедля разжал пальцы, выпуская меня на свободу.

Как только я стала свободной, медленно попятилась и опустилась в кресло. Сердце неровно билось о грудную клетку, заставляя расширяться зрачки и нервно проводить языком по губам. Впервые у меня было состояние настолько близкое к сумасшествию, словно истома захватывала всю меня с головы до кончиков пальцев на ногах.

Принц медленно обошел меня и опустился в кресло напротив. Обветренные губы коснулись тонкого края бокала, и я не могла отвести глаз от дергающегося кадыка. Словно я уже глотнула приворотного зелья на пополам с туманящим разум. Но нет, пить я пока ничего не пила, на меня так странно действовал жаркий взгляд напротив.

— И для чего ты меня сюда позвал? — гулко сглотнула.

— На свидание, — как само собой разумеющееся ответили мне.

— Я, по правде, спрашиваю, — вздохнув, откинулась на спинку кресла.

— Что у меня нет права пригласить понравившуюся девушку? — ехидно сверкнул улыбкой Принц.

— Понравившуюся? — саркастически вздернула бровь, — Ну, ну.

— Отчего такое недоверие, Николетт? — Гекторс наклонился в мою сторону.

— Прости, но перспектива плавать на дне озера или пруда, что тут у вас, меня не прельщает, — отмахнулась от него, словно от назойливой мухи.

— Откуда? — его глаза мгновенно стали напоминать закаленную сталь.

— Труп тащили прямо под моими окнами, — пожала плечами, — не смогла отказать себе в удовольствии и не поинтересоваться, где будет последнее пристанище моей менее удачливой конкурентки. Надо же знать, во что обходится девушкам ночка в королевской постели.

— Неприятная ситуация, — Гекторс осмотрел в поиске ответа комнату.

— Не стоит, — я рискнула отхлебнуть игристый напиток, — нет желания поведать вашу историю раньше матушки?

— Такая самоуверенность! — натурально заржал брюнет, — Матушка скорее сама в пруду утопится, чем поведает тебе хоть что-то. Она всю вашу семью на дух не переносит.

— Кто говорит о вашей? — выделила последнее слово особо четко.

— Энгервуд, — Принца словно по голове пыльным мешком огрели.

— Да-да, — медленно покачивала бокалом в пальцах, — маменька уже тут, и прекрасно осведомлена о моем местонахождении. За платье тоже можешь ей спасибо сказать.

— Так ты знала о заказе с самого начала? — брюнет совсем поник.

— О каком заказе? — жадно подалась вперед, рассматривая пристально мимику парня.

— Чего? — он резко вскинул на меня свои серые глаза, — Ты меня просто сделала?

— Прости, — пожала плечами, — но оставаться простой марионеткой мне не сильно хочется.

— Отец предупреждал, что ты умнее чем кажешься, — тяжело вздохнул юноша.

— Я жду, — напомнила, что поменять тему не позволю.

— Тогда пойми, — он прикрыл глаза и откинулся на кресло, — я не могу рассказать все, половина из этого и так тайна за семью замками. Понимаешь, Королева не совсем Королева.

— Я знаю, — опустила голову к плечу, — она третья финалистка и не твоя мать.

— Это-то откуда? — глаза юноши стали размером с блюдце.

— Полезно подслушивать разговоры любовников, — маленько приврала источник данных.

— Она это еще и с любовником обсуждает, — на Гекторсе лица не было.

— Дальше, — подтолкнула я его к нужной мне информации.

— О заговоре ты тоже в курсе, как я понимаю? — теперь пришла его очередь рассматривать мою мимику и жестикуляцию.

— В точку, — не стала привлекать к этому особое внимание.

— Так вот, — он словно на что-то решился, — она не просто задумала свергнуть меня и отца, так еще и привлекла к этому магов и кого-то из конкурсанток. Так мы узнали, что среди девушек, приехавших во дворец, будет одна, подчиняющаяся лично Ларасаре, неприятно знаешь ли. Нам пришлось срочно придумывать план действия и как обезопасить меня.

— Подставные испытания, — догадалась я, — вы первыми выкинули тех, кому доверяли меньше всего. Только во втором испытании Королева решила не сидеть без дела и угробила одну из твоих настоящих невест. И тогда игра пошла не только на твою жизнь, но на жизни всех присутствующих. Сейчас расклад не в твою пользу. Из проверенных есть только я и двенадцатая. В двойке вы возможно сомневаетесь, а вот все остальные в зоне риска.

— Да, ты совершенно права, — кивнул парень, — в тебе я единственной уверен до такой степени, что могу спокойно сидеть в одной комнате. У наемников есть свой кодекс, и моя голова была бы оценена тобой дважды.

— Тут ты не прав, — рассмеялась я, — мы готовы оценивать столько, сколько того будет требовать ситуация. И если завтра отец позвонит и скажет, что Король заплатил за голову твоей лже-матери, я даже не спрошу у нее, за сколько она готова выкупить жизнь. Знаешь почему?

— Ты ее ненавидишь, — догадался Принц.

— Да, у нашей работы есть не только звонкая монета, — губы растянулись в улыбке, — но и эмоции. Кого-то убьют и за золотой, а кого-то и за сокровищницу не тронут. Не у всего может быть цена. Дальше что?

— В общих чертах ты и так понимаешь, — он потер виски, — дальше я и сам не знаю. Заговор, лже-Королева, которая плетет интриги, маги, через одного подозрительные. Голова кругом, и самое противное, я не знаю к чему все это приведет.

— Расслабься, — я улыбнулась, — еще никто не мог переиграть мою матушку в интригах. Ей даже не надо жить во дворце, чтобы их плести, а теперь она тут. Королева пожалеет, что взялась за столь глупые затеи, как свержение Короля и смена власти.

— Спасибо, — на его лице проступило облегчение, — я не думал, что ты простишь за такой обман.

— Если так решил отец, — я встала, — значит так было нужно. И теперь я пошла наслаждаться своим отпуском.

— Постой, — почти у самой двери Принц перехватил меня, — еще раз спасибо.

И прежде, чем я успела произнести хоть слово, губы смяли в страстном поцелуе. Он ни разу не был нежным и ласковым, как пишут в романах. Меня целовали так, словно пытались достать мою душу через гланды. Прижимая к ледяной поверхности двери, оттянув голову за распущенные локоны и дразня, заставляя отвечать и покоряться.

Оторвавшись от меня, Гекторс выглядел еще более шокированным, чем сейчас была я. Он сам оправил подол моего платья, нежно чмокнул в нос, и бережно выставил за дверь. Похоже он сам от себя не ожидал такого поведения. Ну ничего, с этим я могу и позже разобраться, сейчас и без того проблем выше крыши.

Глава 12

В комнату возвращалась едва ли не бегом, любопытство гнало вперед. Мама точно должна была знать гораздо больше, чем Гекторс. Она бы не за что не отпустила меня во дворец, не вытрясся из отца всю подноготную задания. От чего я четко знала, сейчас я должна окончательно понять, что от меня вообще хотят в этой странной игре королевской семьи.

За платье я уже не опасалась и не сильно заботилась, поджидает ли меня, за очередным поворотам служанка с кубком, или нет. Я действительно пренебрегала всем этикетом и просто бежала по коридору, что для настоящей Леди было не допустимо. Узнай о такой выходке матушка, сидеть я пару недель не смогу. Но доже страх не мог заглушить вопли любопытства в самое ухо. Такому соблазну противостоять была не в состояние.

До комнаты добежала в рекордные сроки, магия пути сильно облегчала мне жизнь. Как хорошо, что я оставила Саргу в живых, не придушив ее окончательно и бесповоротно. Замерев словно, кролик перед удавом, я медленно досчитала до двадцати, и только после этого потянула дверь комнаты на себя. Я должна выглядеть приличной и воспитанной, хотя бы перед матушкой.

В комнате на удивление было тихо и спокойно, Леди Энгервуд и Принцесса мирно потягивали чай, явно с чем-то крепким, если судить по блаженному виду обеих представительниц дворянства. Вздохнув, налила себе из чайника полную чашку и залпом опрокинула. На душе почти мгновенно полегчало, папина настойка на успокаивающих травах поистине творит чудеса.

Голова стала тяжелой, но зато прояснилась и мысли смогли систематизироваться, а не возвращаться к злополучному поцелую, который мне так понравился и от которого она шла кругом. Тяжело вздохнув, подняла глаз на женщин, что ожидали от меня хоть каких-то слов. Только у меня язык к небу прилип, и странный жар пошел по лицу.

— Понравилось? — матушка хитро на меня смотрела и сверкала глазами из полуприкрытых век.

— Очень познавательная экскурсия по королевской семейке, — пришла моя очередь закрывать глаза и погружаться в раздумья, — только я так и не поняла, как они с нашей связаны.

— Так вы что серьезно разговаривали? — мама теперь не сверкала глазами, а была озадачена.

— Да, — кивнула не размыкая век, — очень состоятельный разговор.

— Ты в курсе? — голос родительницы перестал выражать радость.

— Своей роли во дворце? — приоткрыв глаз дождалась кивка, — Да, иначе уже бежала бы отсюда куда глаза глядят. Только разборок правящей верхушки мне не хватало для полного счастья.

— Все сложно, — мать резко отвела глаза, — и так просто не объяснишь.

— Постарайся, — сняв платье с ногами залезла в кресло.

— Здесь могут подслушать, — словно хватаясь за последнюю соломинку выдохнула сквозь зубы.

— Сарга? — я посмотрела вопросительно на магиню.

— Секунду, — комната засветилась по периметру, — теперь не подслушают.

— Уверена? — мама тоже рассматривала плетения.

— Да, — кивнула блондинка, — это фамильная, за сотни лет проверенная.

— Тогда слушайте, — и в комнате повисла тишина, разбавляемая маминым голосом.

«Все началось еще за долго до моего участия в отборе невест для Принца Вастарга. Где-то на втором или третьем курсе военной академии. Твой отец Виконт Орвик, обучался рыцарским навыкам и слыл лучшим во всей Академии. Только ему в противовес всегда ставили, никому не известного Герцога Фаруди. Тот был всегда на шаг впереди, и дамский угодник, и несбыточная мечта всех девиц, даже те несколько дам-профессоров и то были не прочь провести ночь с шатеном. Твоего отца все это понятное дело бесило до самых печенок.

И как два нормальных мужика, эти двое не придумали ни чего лучше, как затеять подпольную дуэли, ночью в заброшенном классе. Понятное дело, что секретной она была, до первого секунданта, а через полчаса вся Академия была осведомлена, что два лучших студента решила раз и навсегда выяснить у кого достоинство больше.

Там такие ставки на кону были, что даже Директор не смог вмешаться, это потом правда выяснилась почему, а для всех версия была простая, как три копейки. Подпольный тотализатор устраивали сами профессора, вот и не дали ему прикрыть выгодное мероприятие. На самом деле Принц прислал грамоту со всеми печатями, о том, что данная дуэль должна состояться, и даже Директор не имеет вмешиваться в ее ход.

Естественно, эта дуэль привлекла внимание всех незамужних девиц Академии, от которой этой парочке пришлось спасаться на башне. Им даже первый выпад не дали сделать, едва на части не порвав. Откупались от толпы поклонниц они рубашками и спасались позорным бегством.

И вот ночью сидя на закрытой для студентов башне, они каким-то невероятным образом смогли сойтись и даже стать приятелями. Знаю я каким, в голове у каждого по дырке от бублика, вместо мозгов. И таким образом противостояние переросла в надежную и нерушимую чисто мужскую дружбу. Так все и шло оставшиеся пять лет Академии.

Тут нас поджидает второе событие, изменившее ход истории, на выпускной, приложившись к бутылке фирменной настойки твоего деда, они начали делиться планами на будущее. Тут Эксальд и поведал Вастаргу, что собирается поступать в королевские рыцарские войска. В конечном итоге они наконец-то подрались. Раскрасив друг друга до заплывших глаз и смещения челюсти и носа, успокоились и стали вести себя более адекватно.

Принц не стал спускать всех собак на единственного на тот момент, настоящего, друга, а просто пригрозил лично посвятить в рыцари. Они, конечно, поржали над всей этой ситуацией, и как-то забыли. Вастарг — стал Принцем, Эксальд — пошел в королевские рыцари.

Вроде бы на этом знакомство мелкого дворянина и будущего Короля должно было сойти на нет. Только не там-то было! Продолжение история получила уже при моем отборе. Всем невестам полагались не только служанки, но и личный рыцарь.

Невероятным образом ко мне приставили именно твоего отца. На первом же испытание Принц узнал в обычном солдате, своего единственного друга по Академии. Не представляю, каким образом, но узнал, спустя пять лет. Такого скандала под собственной дверью я не слышала, даже когда сбежала в церковь с твоим отцом.

Мне действительно стало жалко всех окружающих, и я пустила эту парочку скандалистов в комнату, продолжать выяснение отношений. Именно тогда я и узнала про их отношения в Академии. В результате угомонились они только под утро, заснув в обнимочку на моем диване, хорошо хоть с кровати не выгнали, а то наверное Королеву точно инфаркт хватил.

Леди Дафимида замечательная и неконфликтная женщина, выросшая в высшем свете, но даже нервов этой по истине золотой женщины не хватило для восприятия той картины. Бедная Королева в порыве гнева разгромила всю мою комнату, и едва не прибила единственного сына.

Это уже отпоенная восстанавливающей настойкой, она немного успокоилась и извинившись, еще раз наградила сына подзатыльником, осведомилась, что произошло. Проникнувшись всей ситуацией, она только нахмурилась и посоветовала, больше не выяснять отношения в комнате кандидатки в будущие невесты Короля. Парни действительно смутились и извинились перед нами обеими, дабы загладить вину, меня даже вывезли за пределы замка на экскурсию по городу.

Правда язык не поворачивается так ее назвать. Скорее эта парочка развлекалась, а мной просто красиво прикрыли побег из-под присмотра. Спустя два испытания, Эксальда действительно посвятили в рыцари, и он получил звание первой шпаги Королевства. Потом правда его пытались пару раз оспорить, но твой отец всегда виртуозно с ней обращался, и все успокоились, не желая понапрасну рисковать целостностью собственного тела.

В это же время, мы начали медленно сближаться, он будучи рыцарем не стал отказываться от первоначального задания и продолжил меня охранять. Постепенно разговоры становились более открытыми и чувственными. Я узнавала, не только про годы обучения в Академии, но и про твоего отца, в частности. Какой он человек, что из себя представляет и на что готов ради семьи и друзей. Когда случился наш первый поцелуй? Наверное, сразу после четвертого испытания, когда за меня на самом деле перепугались очень многие.

Вот так медленно, нас продолжало тянуть друг к другу, уже было не важно ни то, что я чужая невеста, ни его вновь обретенный титул рыцаря. Мы просто тонули в любви и не желали из нее вырываться. Тем неожиданнее для нас стало объявление меня будущей Королевой и женой Принца. Вастарг выслушал нас, не скрывая раздражения, он пожал плечами и сказал, что за нами будет должок, и отпустил с миром на все четыре стороны.

В туже ночь мы сбежали из дворца и тайно обвенчались в небольшом храме неподалеку отсюда. На утро что-то с этим делать было поздно, и Король произнес проникновенную речь о любви и дружбе. Страна прослезилась, и все утерли пот с вспотевших лбов — пронесло! Как понимаешь, такую выходку не простили никому из нас троих.

Мы с Эксальдом были вынуждены вернуться в поместье его семьи. А Вастарг в срочном порядке искал невесту. Беременная на тот момент Лаватаса, показала жест из знаменитых пальцев и сказала, что оставаться в замке не намерена. Даже сейчас она приезжает лишь трижды в год, чтобы навестить сына и мужа. Не поверишь, но свадьбу они играли в том же храме, что и мы с Эксальдом. Смешно до ужаса, но правда.

Так как об этом всем знал ограниченный круг лиц, нынешняя Королева немного не в курсе, одного интересного факта — на трон она прав не имеет. Жена Вастарга в полном здравие и уме. Припадает у них в Академии. Профессора Жажа, должна знать даже твоя служанка. Если вдруг с ними со всеми что-то случиться, немедленно свяжитесь с ней, она знает, какую роль будет играть при государственном перевороте. Это уже далеко не юная и романтичная особа, очарованная магическим миром и его чудесами.

Время потекло своим чередом, дорогой превратил некогда загибающийся род, в самую сумасшедшую гильдию наемников. Все вроде бы вошло в привычное русло, но тут неожиданно пару недель назад, с нами связался Вастарг и попросил помощи.

Секретная охрана подслушала разговоры Ларасары и передали все Королю, за себя он может и не сильно переживает, а вот за сына, еще как. Эта дама решила не просто сменить династию, она решила превратить все это в цирк. Среди участниц отбора есть ее девчонка, нанятая из семьи Фафарди. Про них вы могли читать в некрологах ко всем высокопоставленным людям. Так что те с радостью взялись за работу.

Пыл мы смогли поубавить, продемонстрировав тебя перед всеми участницами. Девица сто процентов узнала тебя, и тут же доложила куда положено. Около двух дней назад, среди информаторов прошел заказ, на твое задание во дворце. Официально все среди своих и чужих слышали версию о смерти твоего друга и вынужденном отпуске, для восстановления душевного равновесия. Вот они и не понимают, что конкретно происходит.

Вы с Принцем проводите вместе третье свидание, и тут выяснилось, что у вас едва ли не на первом же свидание поцелуи с обниманиями состоялись. Твое первое платье до сих пор тихо по кулуарам обсуждают. На фоне всего происходящего, никто точно не может сказать цель твоего пребывания при дворе, на отборе невест.

Из-за чего мне и пришлось приехать во дворец, для укрепление наших позиций в глазах всего двора. Никто из невест пока не идет в открытый конфликт, для этого вас всеми возможными и невозможными путями разводят по углам. Мы продумали почти все, но есть возможность ошибиться. В последнем испытание вам всем придется оставаться с Гекторсом наедине. Это самое страшное, если мы не найдем убийцу до финала, считай Принц будет ходячим трупом. Одна из девушек, в которой можно было не сомневаться, сейчас кормит рыбок в пруду.

Наемница все еще на отборе, если судить по спокойному состоянию Королевы. Так что как можно чаще демонстрируй свое увлечение парнем, возможно это спасет ему жизнь. Если все поверят в ваш серьезный роман, то могут просто не рискнуть убивать любовь будущей главы гильдии Орвик.

Вот, наверное, и вся история, не знаю может это и не все. Возможно есть еще подробности и обстоятельства, но большего я не знаю. В нашей ситуации информация это сила, и у кого ее больше тот и победил. И пока мы управляем ей, Король и Принц имеют шанс сохранить свои головы на плечах, а не преподнести их к ногам Ларасары.»

Мы сидели в полной тишине, каждая рассуждала о своем. Я же постепенно начала переваривать информацию и понимать, чем, собственно, нам грозит, такое веселое развитие событий. Похоже мне на самом деле придется сменить тактику поведения и быть милой, очаровательной и по уши влюбленной Леди из благородного рода. История переставала быть похожей на добрую сказку, разваливаясь и треща по швам. Сквозь благородный лик показывались кривые и некрасивые бока реального мира, в котором добро не побеждает зло.

— Мам, — я запнулась на мгновение, — как мне следует вести себя с Гекторсом?

— Не знаю, — матушка выглядела не многим счастливее, — не уверена, но наверное более радостной выходить со свиданий. В идеале, вас бы Королеве в твоей комнате застать, но зная Ларасару, ее сюда и под риском смерти не загнать. От Короля в этом плане толку мало. Так что единственный вариант, это после четвертого испытания, использовать ваше свидание в таких целях.

— Ты не выглядишь счастливой, — поежилась под взглядом ореховых глаз.

— Сарга снимай глушилку. — и подождав заклинания, начала радостно улыбаться, — Так что именно так стоит ублажать мужчину в постели. Поверь милая ему понравится, проверено на твоем батюшке. Ох, что-то я засиделась, до завтра доченька.

Я же не могла оторвать взгляда, от полированной ручки шкафа. В нем словно в зеркале отражалась темная женская шевелюра и артефакт-шпион. Похоже мы пропустили момент, когда за нами стали подглядывать. Подчиняясь маминой игре, я, не стесняясь встала и расцеловав ее попрощалась. Сарга, отыгрывая свою роль, поклонилась и оставила меня в гордом одиночестве. Не хочу ни о чем думать!


Глава 13

Голова болела словно от монотонной лекции преподавателя по манерам за столом. До сих пор с ужасом вспоминала плешивого старикашку, что вбивал в мою многострадальную голову, все эти изысканные манеры. Правда, вот уже двадцать лет прошло, а они мне не потребовались.

Размышлять и думать было сложно. Непривычно осознавать, что от твоего поведения, а не от навыков, зависит жизнь твоего заказчика. Все это пока никак не хотело укладываться в моей голове и становиться цельной мыслью. Мама вряд ли соврала, да и ее слова по итогу сходились со словами Гекторса. Я допускаю, что даже она не знает всей правды.

А вот факт тесного знакомства моего отца и Короля, меня пугал до чертиков. Я почти всю жизнь думала, что про нашу деятельность никто не знает. Тут же выясняется обратное. Король и сам прекрасно понимает, что без верной гильдии наемников, государству не выстоять в борьбе за свою независимость. Получается, что наша гильдия практически работает под руководством Короля.

Косвенно или не очень, но именно он приложил свою руку к появлению первой гильдии наемников на территории нашей страны. До этого все такие сборища бандитов с большой дороги были под запретом, на протяжение почти шестисот лет. Похоже они нашли как обойти этот закон о запрете. По факту, все наши работники, числятся обслугой в благородном доме Виконтов Орвик, а не разбойниками вполне приятной наружности.

И сейчас от моего поведения зависит жизнь его ребенка. Это уже не просто Король и Принц, это друзья семьи, которые помогали нам, и которым помогали мы. А друзьями разбрасываться не полагается даже нам, нет не так, особенно нам. Люди, которые стоят по ту сторону законов, превыше всего ценят честь и достоинство. Да, у всего есть цена, но что-то не продается даже за все сокровища мира. Одна из таких вещей — дружба! Искренняя, верная и гордая. Такой обладали все наемники в нашем доме, ведь мы одна, большая и дружная семья.

Потухшие серые глаза четко встали перед моим внутренним взором и сердце предательски сжалось от осознания, что возможно, я уже где-то прокололась. За нами числилась безупречная репутация, даже самые сложные заказы, я и моя семья выполняли на оценку восхитительно-божественно. Но мне еще ни разу не приходилось представать в амплуа — влюбленной девушки.

Для меня привычнее была роль незаметной тени, что скользит бесшумным страхом в глубинах сознания. Тут наоборот придется выставлять себя на самое обозрение, становится тем самым безжалостно ярким светом, что спалит дотла, не запачкав своей безупречности ни на мгновение. Это было так необычно, единицы могли играть в этой роли, и одна из них моя собственная мама. Только я не была блистательной Виконтессой Энгервуд Орвик, я была наемницей Николетт.

Переводя взгляд на ручку злополучного шкафа, замечаю мелькнувшую в кроне тень. Похоже соседские наемники пристроили парочку людей в прислугу. Вряд ли конкурсантка будет торчать на дереве, с подглядывающим артефактом, сутки на пролет. А тут, на лицо полноценный круглосуточный шпионаж, о чем стоит немедленно доложить родительнице. Правда где ее искать? Понятия не имею.

Вздохнув, откидываюсь обратно на подушки и готовлюсь вернуться обратно в царство Морфея. Но как-то организм не спешит пользоваться добротой хозяйки, и отключаться. Наоборот, словно назло, глаза лезли на лоб, а мысли роились в голове под набат собственного гулко бьющегося сердца.

Дверь тихо скрипнула привлекая мое внимание. Сарга никогда не утруждала себя таким поведением. Она обычно врывалась, словно ураган, снося всех замешкавшихся на ее пути. Мама точно не стала бы так непонятно себя вести, скорее с видом Королевы медленно и торжественно вплыла бы в комнату. Тут же действовали несмело и с опаской. Словно человек, пытавшийся проникнуть в комнату, впервые таким занимался, и его страх не играл тому на руку.

Осторожно, осматриваясь ежесекундно, кто-то спиной входил в дверь моей комнаты. Точно не наемник, тот ни за что в этом мире, не повернулся бы ко мне беззащитной спиной. Похоже со мной желал поговорить, кто-то из придворных. Даже любопытно стало, за что такая честь.

Дотянувшись до халата, быстро завернулась в него и приготовилась дожидаться лица незваного гостя. Благо кинжал лежал под соседней подушкой и ждал своего звездного часа. Скрестив руки под грудью, устроилась удобнее на кровати и склонив голову на бок, прищурила глаза.

Наконец-то человек полностью вошел и комнату и осторожно вернул дверь в закрытое состояние. По резко опустившимся плечам, я могла сделать вывод, что он перевел дыхание и попытался выровнять ритм сердцебиения. Готова спорить на все что угодно, он у него зашкаливал. Сердце небось где-то в районе горла ухало, нервируя хозяина еще больше, едва ли не до обморока доводя его. И вот настал тот волнительный миг, спина распрямилась и я наконец-то могла узнать его.

И тут я глазам своим не поверила, перед моей постелью стоял предмет моих давешних размышлений. Гекторс ошарашенно переводил взгляд с выреза на халате на дверь и обратно. Похоже он сейчас думал что ему делать, бежать куда глаза глядят или присоединяться ко мне.

— Ой, какой сюрприз, — всплеснула я руками вспоминая про шпиона на дереве.

— Ты чего? — Принц явно не разделял моей радости.

— Я уже и не ждала, — плавно встаю на матраце, — думала ты забыл про меня.

— Николетт? — полушепотом простонал парень, наблюдая, как я тягучим движением развязываю пояс халата, — С тобой все хорошо?

— Конечно, дорогой, — и едва слышно прошипела не хуже змеи, — если не подыграешь, плохо будет тебе.

— Ту такая жара, — понял он намек, — а ты еще одетая.

— Да вот, так долга тебя ждала, — надула губки, скидывая злосчастный халат, — что совсем замерзла, без тебя.

— Надо это срочно исправлять, — рубашка улетела вслед за пиджаком на пол.

— Конечно надо, — я пошловато, надеюсь, облизнула губы, — долго и страстно.

— Иди ко мне, — и он резко опрокинул меня на кровать.

— Да милый, — радостно взвизгнула я.

— А теперь, объясни, что тут происходит? — меня прижимали к простыням.

— Второе окно с краю, — Принц перевернул голову, — третье дерево. Вторые сутки, кто-то шпионит за моей комнатой и происходящим в ней.

— Думаешь та самая девушка? — Гекторс попытался подняться, но я повисла у него на шее.

— Не смей, — прошипела в ухо, — нет конечно. Думаешь, она сутки на пролет будет дерево обивать. Скорее всего, кто-то из подельников, среди прислуги затесался и теперь спокойно пользуется эти, шпионя за всеми нами. Поэтому ближайшие полчаса нам нужно полежать.

— К чему такой цирк-то? — брюнет скатился с меня на свободную часть кровати.

— Мама предположила, — я отняла подушку, — что другие гильдии не совсем смертники и побояться убивать любовь всей жизни будущей главы. И тут ей виднее.

— Получается, — он что-то прикинул в голове, — ты становишься как бы живым щитом между мной и наемниками остальных гильдий.

— Нет не шитом, — помотала ногой на уровне окна, — а причиной для размышлений.

— То есть до конца мы не будем знать подействует такой метод или нет? — рука парня также взметнулась в воздух ловя мою ногу в воздухе.

— Да, — согласилась с доводом, — нам все равно придется быть внимательными и следить за всеми оставшимися в соревнование девицами.

— Нелегкая задачка, — он вздохнул и уперся носом мне в шею, — вас осталось семеро, уверен на сто процентов я только в двух. Пятеро других могут в любое мгновение выкинуть непонятно что. Даже второе задание нам не дало никакого эффекта, Королева на всех смотрела волком и желала сожрать целиком в сыром виде. Если бы мы выкинули ее девушку, вряд ли она так спокойно говорила бы о перевороте, а тут ни единой подсказки за чьим призраком мы гоняемся.

— Мама вчера предложила вариант, — я чувствовала, как дыхание щекотит голую шею, — но он сложно осуществимый.

— Я весь во внимание, — теплая рука перехватила меня поперек талии.

— Мама вспомнила случай со своего отбора, — по телу пробежало стадо мурашек, — когда Королева в ее спальне Принца застукала.

— Чего? — Гекторс аж подскочил на кровати, но резко опустился.

— Да, не в том плане ты подумал, — отмахнулась я от него, — он с моим отцом в обнимку на диване уснул, а она это с утра увидела.

— Чего? — похоже я сделала только хуже.

— Наши отцы знакомы с Академии, — я погладила вздрагивающее плечо, — потом пять лет не виделись, а когда моего отца приставили охраной к матери, они вновь встретились. Орали полночи друг на друга под ее дверью, и та пожалев соседей пустила их ругаться в комнату. После чего померившись они и заснули на диване. С утра после всего этого их и застала Леди Дафимида.

— Да, — рассмеялся брюнет, — вряд ли моей фальшивой матушке придет в голову заглянуть к тебе в комнату. Скорее она постарается обходить ее десятой дорогой.

— Поэтому мама предложила на следующем свидание немного задержаться в твоей, — вспомнила я вчерашнее предположение родительницы.

— До утра как я понимаю? — скосил на меня глаза Принц.

— Об этом я не думала, — потерла разболевшийся висок, — мне бы четвертое испытание пережить. Зная мамины привычки, половина помрет прям там. Остальные либо покалечатся, либо сами сбегут к черту в обнимку, только подальше от дворца.

— Думаешь все будет так печально? — парень медленно перекатился на меня.

— Уверена в этом на все сто, — тело взлетело в воздух, и уже я оказалась сверху.

— Леди Энгервуд не напоминает маньяка, — признался мне брюнет.

— Только это не мешает ей наводить страх на наемников, — сползла с крепкого тела.

— Сурова дама с ангельской внешностью, — правильно расшифровали мои пояснения.

— Самая суровая из всех благородных Леди страны, — весело улыбнулась я.

— Ладно, — он закинул руки за голову, — это не проблема, ночевку у меня организуем. Но дальше что нам следует делать?

— Ждать дальнейших инструкций, — заползла я обратно на парня, и взлохматив волосы, встала.

Прогнувшись в пояснице я из-под завесы волос перевела взгляд на дерево. Артефакт-шпион тускло блестел в кроне раскидистого паркового дерева. Гекторс так же потянулся за мной, проводя руками по моим бокам, спускаясь плавными круговыми движениями, до бедер.

Язык скользнул по клавише ключицы поднимаясь до самой мочки покрасневшего ушка. Медленно прикусив ее он откинул мою голову за волосы. Легкий и интимный поцелуй опалил губы и я медленно качнулась вперед, почти ложась на грудь, удерживающего меня за талию, брюнета.

Резко перевернув нас одним мягким движением он навис надо мной. Серые глаза ярко светились, словно он был магом, читающим заклинание. Но нет, в них просто плескалась гремучая смесь из желания и осознания недосягаемого и запретного плода в его руках.

Зрачки расширились до запредельных размеров, и тяжело вздымающаяся грудь, выдавали меня с головой. Я тоже чувствовала тот невероятный, животный магнетизм, что напряженными разрядами проносился по коже, стоило только прикоснуться к другому. То с каким выражением на меня смотрел этот мужчина, будоражило кровь, сильнее любого зелья. Я плыла в невидимой дымке забыться, когда во круг не было ни света, ни звука, ни целого мира. Тут и сейчас были только мы.

Но мгновение резко разрушилось, стоило двери с оглушительным грохотом соприкоснуться со стеной. Гневный голос моей служанки сообщил нам, что та упорно пытается кого-то остановить и не пустить в мою комнату. Достаточно было одного мгновения, как я уже натягивала халат, а Гекторс натягивал рубашку, путаясь в мелких пуговичках.

К моменту когда к нам пожаловали, мы уже мирно попивали холодный чай и беседовали ни о чем. Светлая голова с поблескивающим ободком короны, позволила нам убедиться, за нами действительно шпионили. Королева гневно сверкала глазами и переводила взгляд с Принца на меня и обратно. Ее ступор был понятен и весьма предсказуем.

— Что ты тут забыл? — прошипела подставная Королева.

— Как видешь завтракаю в приятной компании, — продемонстрировал он чашку с чаем.

— У тебя такой выбор, — она махнула на дверь, — а ты выбрал самую уродливую.

— Подождите полчасика, — я осторожно отставила фарфор, — и тоже самое повторите моей любимой маменьке. Я думаю она будет рада вас выслушать.

— Думаешь пройдешь четвертое испытание? — зло ощетинилась блондинка.

— Конечно, — лучезарно сверкнула зубками.

— Я приложу все силы, — та в ответ сжала кулаки, — чтобы твоей ноги в этом доме не было.

— А вот это, уже мне решать, — Гекторс тоже отставил чашку.

— У тебя еще молоко на губах не обсохло, чтобы решать, — повысила голос женщина.

— Зато у вас, голос прорезался, — парень склонил голову на бок, — идите кого другого пугайте.

— Что? — женщина аж воздухом поперхнулась, на очередном вздохе.

— Тут все осведомлены о вашем положение красивой куклы, — равнодушно проговорил Принц.

— Это мы еще посмотрим, — и дверь вновь оглушительно хлопнула.

— А не перегнули? — Сарга щелчком подогрела чай.

— Думаю нет, — я с наслаждением отхлебнула горячий напиток.

— Отцовский курятник такие войны устраивает, — она призвала третью чашку, — что вот эта даже рядом не стояла. Так что говорю, как профессионал не нервируй ее больше необходимого.

— Что у вас в замке такой же дурдом? — мне стало интересно.

— Нет, конечно, — помотала та блондинистой головой, — у моих мачех все войны происходят в подполье. Отец быстро в камеру отправит, за прямой вред. Неделька-другая, даже из самой упертой сделает вполне послушной дамой.

— Что-то я сейчас не понял, — на нас подозрительно смотрел Принц.

— Принцесса — Принц, — ехидно смотрела на них, — Принц — Принцесса.

— Нормально можно объяснить, — серые глаза сверкнули.

— Сарга давай сама, — прикрыла усталые глаза.

— Принцесса Фараша, — протянула она руку, — и не стоит лобызать, я двухсотая.

— Что тут-то забыла? — Гекторс все же поцеловал руку Сарги.

— Выполняю последнюю практику перед получением диплома магини, — вздохнула девушка.

— Все интереснее и интереснее, — парень рассмеялся, — ладно думаю мне пора.

— До встречи, — помахали мы на прощание.

А дальше потянулась череда женских разговоров.

Глава 14

Явление Королевы в мои комнаты, не прошло для меня бесследно. Теперь стражники незримыми тенями, по крайней мере им так казалось, везде следовали за мной. Я же, не выказывая никакого интереса к их персонам, бродила кругами по одним и тем же комнатам. Обозначенными мамой, как место проведения будущего четвертого испытания. Из-за стремительного развития событий, теперь Король и мама всеми силами откладывали четвертое испытание, в надежде, что Ларасара проколется и выдаст нам имя шпионки.

Но нет, против нас не совсем деревенщина играла, а вполне себе обжившаяся во дворце Королева. И дарить нам ответ на блюдечке с золотой каемочкой точно не собиралась. С каждым часом обстановка накалялась и воздух действительно сгущался, предрекая очередную беду или скандал, или Малка знает, что еще. Легче от этого точно никому не становилось, и я уже даже не знала, как лучше, незнание ситуации, или полное осознание происходящего вокруг.

Получалась неприглядная картина, но все же хорошо, что так, а не наоборот. Будь я сейчас в полном неведении, с ума бы сошла от волнения и собственных мыслей. <tab>Переживания и лишние эмоции это самое плохое, что могло быть у наемницы. Вот вся эта гадость сейчас разом во мне плескалась, не позволяя оставлять мозги холодными и расчетливыми.

Весь вулкан бурлящих страстей сдерживался только вбитыми с самого раннего детства правилами поведения и запретами. Спасибо маменькиной науке за такие способности моего многострадального тела. Холодная голова ближайшие дни мне не светила, но я продолжала уверенно делать вид, что все хорошо. Жаль, конечно, но Королеву раньше времени со сцены убрать не получится, и придется считаться этой завистливой и расчетливой дамочкой, возомнившей себя едва ли не богиней.

Наверное, она подзабыла житейскую мудрость, что чем выше в горы, тем труднее выжить. Вот сейчас именно на такое она и нарывается, скаля зубы на тех, кого не следовало трогать. Как мне успела поведать мама, Лаватаса, та самая сбежавшая жена, сейчас уже вполне не против вернуться и показать собственной замене, где собственно ее место.

Ну да, романтика магии закончилась, и пошли суровые будни. Где тебя не в грош не ценят, а пустоголовые студенты доводят до тихого бешенства. В отличие от отчего дома, в Академиях запрещено принимать физические методы, что не добавляло студентам мозгов. Все это конечно со слов дяди Алауди, но я склонна им верить. Слишком хорошо моя филейная часть помнит через что меня учили, и это при наличии мозгов в голове.

Из-за чего я могла сделать вывод, что достопочтенная Леди Жажа скоро возьмет королевскую фамилию и махнет на все рукой, включая собственные нереализованные фантазии. Великой магичкой она не стала, а вот шанс стать великой Королевой у нее еще есть. Думаю, за него она уцепится мертвой хваткой бульдога. И Малка упаси несчастную Ларасару встать на ее пути, упокоит и не вспомнит. Нынешнюю Королеву вряд ли найдут, если профессор Академии возьмется за дело всерьез. Сами коллеги не смогут сказать, где труп искать.

Стражник за спиной несчастно взвыл от такого глупого занятия, как бессмысленное блуждание по замку уже битый час. Они явно надеялись шпионить за интриганкой, а не шляться из угла в угол и обратно по сто раз за час. Я же точно знала, куда мне надо, и благодаря злопамятству и коварству собственной родительницы, шла туда окольными путями.

Оставалось только радоваться, что мама втянута во всю эту авантюру с королевским отбором невест. Веселый отдых, однако, получается. До моей цели оставалось всего пару поворотов, когда я резко замерла и прижалась к стене. Сердце пару раз гулко ударилось в груди, шпионящие за мной охранники насторожились, но не показались. Я навострила уши и прислушалась к негромкому разговору в соседнем коридоре.

— Да что эта девица о себе возомнила! — где-то я уже слышала этот голос.

— Леди, — а вот этот точно знаю, та самая криворукая магиня из группы Сарги.

— Ты хоть понимаешь, как я выгляжу в глазах Гекторса? — что-то разбилось о пол, — Я почти пять лет на него потратила, добиваясь милости и благосклонности с его стороны, а он кроме этой деревенщины из захудалого семейства больше ничего не видит. Словно это она будущая Королева. Так нет, мне этого мало было! На мою голову приперлась еще и мамаша. И посмотрите на них, обе ледяными статуями стоят и глазищами своими хлоп-хлоп. Король с Принцем только и рады, развесили слюни и пялятся на эту парочку. Как бы всем поведать, в чьей постели Принц ночи коротает? Так нет же, посмотрите на них, даже Королевы не стыдятся. Ужас! Где в этом мире справедливость, что такого ужасного я сделала богам, что они от меня отвернулись? Особенно в такой животрепещущий час!

— Успокойтесь, — засуетилась горничная, — она не сможет выйти за него.

— С чего такая уверенность? — собеседница явно вскинула бровь в немом вопросе, я тоже.

— По слухам, — девушка еще сильнее понизила слух, — ее сюда отправили подальше от несостоявшегося женишка, останется только его найти и подкупить. И ваша головная боль исчезнет словно по волшебству.

— Ну, ну, — я все же не выдержала и вышла, — пойдешь лазить по могилам?

— Что? — обе собеседницы посмотрели на меня с испугом и огромным страхом в глазах.

— Я говорю пойдешь останки на кладбище искать? — сделала небольшой шаг вперед, — Так я тебе и сама скажу, где его похоронили. Правда трупы меня не привлекают, да и денег не берут.

Фыркнув, прошла мимо застывшей парочки. Оказывается, двойка и есть та самая Герцогиня Сасар Флаур, которую недолюбливают за высокомерие. Теперь я кажется понимаю из-за чего. Таких мегер еще поискать надо. На опыты ее тем же магам сдать.

До пункта моего назначения осталось всего две двери, и охрана последовать за мной не смогла. Спасибо, хоть в чем-то эти две сплетницы пригодились. Мимо них незамеченными стражниками пройти точно не суждено. Девицы смогли занять собой целый коридор. Это тот еще талант надо иметь, чтобы усложнять всем окружающим жизнь, без разбору.

Приложив мамин перстень к двери, толкнула ее и попала в личные покои семьи Василог. Дед был в отъезде по очередным торговым вопросам, а бабушки не предполагалось до окончания отбора невест. Всех лишних так сказать метелкой под мягкое место. Будь ты хоть сто раз Герцогиней. Так и получилось, что покои моей родни по материнской линии сейчас пустовали. А зная любовь деда к нелегальным знаниям, возможно я смогу найти ответ на парочку интересующих меня вопросов.

Пошарив взглядом по пространству, поняла, что тут наложены чары консервации, и не убило меня, только по причине прямого родства с родом. Слава тебе Малка, что мама еще и перстень рода дала в помощь. Иначе меня уже можно было в совок сметать и выносить. Как же я забыть могла, что мое семейство по любой ветви слишком щепетильно к личным тайнам и скелетам в шкафах.

Смахнув со лба испарины, проступившие от осознания всей нелепости ситуации, полезла в рабочий стол деда. Тут он уже точно не стал бы пихать заклинания, он тот еще параноик, и вдруг что эти криворукие маги напортачат, и пропадет его работа бесследно. Так что на этот раз за собственную жизнь я не опасалась. Бумаг было столько, что разбиралась бы я в них до следующей недели, но все же общей систематизации Герцогского дома Василаг меня, спасибо маме, обучили, и я хотя бы образно представляла, в какие папки мне стоит сунуть нос.

Папки с политическими расстановками и взаимодействием сил на политической арене меня особо не заинтересовали, но для проформы залезла и в них. Где-то там кому-то там спасибо за мое врожденное любопытство. Как оказалось, четверо из тринадцати претенденток замечательно друг друга знают, и через родственников приходятся друг дружке кузинами, или чем-то на подобии.

Также, если я правильно поняла, Герцог Флаур сейчас завоевывает все больше мест в кабинете и популярность среди народа. Все это я могла списать только к одному, он знаком с Королевой Ларасарой, и на пару два интригана королевского размаха стараются подсидеть нынешнюю власть. Теперь понятно волнение наследницы отцовских генов, если от нее приз так скоро уплывает, есть о чем беспокоится.

Тогда непонятным становится полное бездействие деда, и тем более бабули. Та нынешнюю Королеву в грош не ставит, и имея на руках такие карты, давно бы разыграла партию поинтереснее. Так нет же, она спокойно позволила выселить себя из покоев, в которых находилась еще при бабушке Гекторса. Где-то тут явная несостыковка в причинно-следственной связи.

Из этого можно сделать только один вывод, я сильно чего-то не знаю и свою игру ведет не только королевская семья, но и вся моя родня разом. Не поверю, что отец или дед упустят шанс заполучить в свои руки власть. Ладно, папа еще может и подумает, друг по Академии, как никак, а вот в дед в этой ситуации быстрее собственную бороду съест, чем упустит такую возможность.

Где же недостающая часть информации может храниться? Судя по покоям, родственников отсюда не в спешке выселяли, все было чинно прибрано, разложено по своим местам, словно хозяева пообедать вышли, а не уехали на пару месяцев. По логике, тут вообще не должно было остаться никаких документов, а их тут вагон и маленькая тележка, чтобы все исследовать, целую канцелярию на пару недель надо сюда сгонять. Только не уверена, что им хватит времени, понять какие папки, как и к чему привязаны.

Мысль в голову пришла совершенно неожиданно, и похоже именно она станет ключом к маленькому шагу на пути к разгадке странных событий. Бабушка не могла покинуть комнаты не сделав что-то, чтобы препятствовало попаданию сюда всех, не указанных в допуске, и я не исключение. Слишком много документов дедушки тут было, а значит где-то должна быть записка или подсказка для меня или мамы, сейчас не особо важно.

Обшарить всю комнату за час у меня не вышло, но записку под прикроватной тумбочкой я все же отыскать смогла. Будь я шпионом, последнее место куда бы полезла искать — дно прикроватной тумбочки. Это не бриллианты право слово. Фантазии родственников остается только позавидовать. Но это потом, а сейчас стоит понять, что нам оставили Герцог и Герцогиня Василаг.

«Дорогая, я понимаю, что для тебя все это неожиданное испытание. Не уверена, что мой зять рассказал тебе хоть что-то. Так что возьму на себя столь сложный труд и поясню твою роль в происходящем спектакле для всего честного народа.

Если ты обшаривала наши фамильные покои, значит план Эксальда провалился и списать все на незапланированный отдых у них не вышло. Хотя я с самого начала говорила, что это самая бредовая идея из всех возможных. Но разве можно переубедить двух ослов. Да-да, твой дед тоже приложил руку к этому абсурдному представлению под ключевым именем — Отбор невест для Принца!

Ты даже не представляешь, во что два этих интригана тебя втянули. Борьба за власть? Милая моя окстись, тут такого и в помине нет. Из Ларасары сделают самую главную гадину и отправят на плаху. Ее семья уже получила отступные в сто тысяч и отреклась от дочери. Что я могу сказать по этому поводу? Отвратительное семейство, я с глупостью твоей матери и то смирилась.

Так вот, Королеве просто дают шанс развлекаться, и за счет нее провернут все самое главное. Если ты успела покопаться в документах деда, то наверняка выяснила ее связь с Герцогом Флаур и их близкого знакомства на фоне свержения правящего королевского рода. Так вот мы и подходим к самому «Интересному», эта парочка раньше встречалась, еще до отбора. И при надобности Ларасару уже давно обвинили бы распутной девкой и взашей выгнали, но нет, она та самая ниточка, связывающая нас с изворотливым старым лисом. Так что умоляю, не прибей несчастную раньше времени, ее и так ждет только плаха, и ничего большего. Была бы нормальной бабой, уже давно сбежала бы. Лучше быть неверной супругой Короля, чем мертвой Королевой.

Так, я отвлеклась от главной мысли сего сочинения на вольную тему. Герцог Флаур не просто подталкивает старую возлюбленную, он положил свой мерзкий глаз на законное место Короля. Не знаю, что там перемкнуло в его дурной головешке, но он начал собирать сторонников. И если план с убийством провалится, а он провалится, Гекторс не дурак, даже если его таковым считают. Думаю, от несчастной Сасар он бегает, как от нечисти в полнолуние.

Алауди пообещал дать боевых магов, но тут карты нам подпортил сам Вастарг. Думает, что мы тоже замышляем его свергнуть. Наивный, я три года жила в стенах замка, и поверь мне, благодаря статусу главной Придворной Дамы, имела ход туда, куда другим заказано. Так что, внучка, мотай на ус, если тебе на самом деле понадобится Принц Гекторс забирай и пользуйся. По моему поручению в него столько зелий влили, что одной капли твоей крови хватит, чтобы не подействовал приворот даже его матушки. А она на минутку сильнейшая в этом деле, конечно, в законном мире, а незаконный радует с каждым новым днем все больше и больше.

Так что не стесняйся, пользуйся на здоровье. Ну вот, опять я отвлеклась. В общем этот старый лис, решил подстраховаться, и если его любовница не станет вдовой в кротчайшие сроки, то он пойдет по второму пути. На отборе нет ни одной девицы, которая могла противостоять Сасар. Но тут появились мы и пропихнули тебя фактически в последний момент. Вроде бы для них селянка из захолустья, но вот беда, богатая, родовитая и вся столица знает, кто за спиной стоит. На тебя впрямую она не рискнет идти, опасно, обиженный Виконт Орвик под шумок может все ветви Герцогского дома Флаур вырезать. Все же смерть единственного ребенка, думаю его поймут. Так что, милая, будь осторожна, и самое главное, найди те книги, которые написаны на втором листе. Там по знакомому тебе принципу написаны дальнейшие инструкции. Все же я не могу тут написать все, вдруг найдет не тот, кто надо.»

Веселая ситуация получается, нечего сказать. Письмо надо сжечь, мама и так это знает, раз бабушка и дедушка в этом замешены. А вот сам заговор принимает совершенно другие масштабы. Будь это просто Королева, еще и фальшивая, это одно. Но когда знать начинает делиться на два лагеря, это уже совершенно другое дело. Ладно, об этом можно и потом подумать.

Спрятав письмо в декольте, выскользнула из комнаты. На развилке сидели два пригорюнившихся стражника, упустивших меня из поля зрения. Мне до того их жалко стало, что я помахала им рукой и позвала за собой. Парни едва ли не хвостами завиляли от благодарности. Их даже не смутила моя осведомленность. Так что в комнату я вернулась по кратчайшему маршруту.

Глава 15

Утром я сидела на краю балкона и меланхолично всматривалась в рассветные лучи, что окрашивали зеленый парк в благородные оттенки осенней хандры. На душе было пусто и погано до тошноты. Если верить бабушкиной записки из книг, ситуация была хуже некуда.

«Столичная знать разделилась на два лагеря: те, кто за нынешнюю власть, и те, кто поддерживают Королеву. Последних пока немного, но с каждой неделей они находят все новых и новых сторонников. Что касается отбора невест, девушек на роль невесты всего две — номер два и номер семь. Все остальные либо умрут к концу отбора, либо окажутся дома быстрее, чем поймут, что вообще произошло.

Ты остаешься единственной, на кого Королева не сможет повлиять, из-за чего три покушения люди твоего отца уже смогли нейтрализовать, но это не значит, что Ларасара успокоится. Убивать напрямую она тебя не станет, до такого отчаяния она еще не дошла. Что касается невесты-наемницы, вычислить поганку не удалось. Сейчас же вы как в клетке, заперты и безоружны. Дочь, конечно, смогла попасть внутрь, но это слабое утешение. Единственное, что она сможет, это выиграть для нас несколько дней.

Вастарг совершил ошибку, ускорив все и не дав девушкам освоиться. Если бы все шло по привычному сценарию, через пару недель она сама себя выдала бы с потрохами. Твои хождения по стенам — это детская ерунда, по сравнению с глупостью некоторых наемниц. А согласившись на такое, она может гарантировано претендовать на звание главной дуры всего мира наемников.

Герцогиня Флаур сейчас находится в другой стране и не принимает активного участия в планах по свержению Короля. Но если вдруг заметишь рядом с собой миниатюрную, шепелявящую блондинку, беги как от нечисти в безлунную ночь. Эта дама стоит трех своих дочек.

Младшая представительница этой семьи тоже непростая соперница, но ей сильно недостает настырности своего отца и острого языка матери. Поставить ее на место вполне возможно, на внешности она помешана похлеще, чем ты на кинжалах, так что пользуйся на здоровье.

Относительно остальных заговорщиков, берегись главного епископа церкви Давос. Они, конечно, не так сильно распространены в столице, но вот за ее пределами очень многие поклоняются именно этому богу. Сам Партдах достаточно мерзкая и изворотливая личность. Конфликтовал еще со старым Королем, и ненавидит всю королевскую семью просто на интуитивном уровне. От него можно ждать чего угодно, даже твой дед не берется предсказать, что он может выкинуть.

Следующим идет глава кабинета управления по внутренним вопросам. Вот этот сто процентов будет с Королевой до самой плахи. Она его и поставила на эту должность, так что он ей по гроб жизни обязан за спасение всего его загнивающего рода. Если бы не Ларасара, помер бы еще лет тридцать назад, и забыли бы про него с чистой совестью все и сразу. Так нет, вылез. Крыса натуральная.

И последняя личность, от которой стоит держаться подальше, это моя дражайшая кузина. Мавтир всегда четко знает откуда дует ветер, и во всех проблемах дворца ищите ее нос. Не общалась я с ней с дня своего рождения, и не собираюсь начинать. Сама по себе она не опасна, но вот сеть сплетен у нее настолько большая, что масштабы пугают, обычному человеку такое не осилить явно.

Наконец самая важная задача. Не знаю, возможно, Гекторс тебе и так нравится, но если нет, слушай. Если на твоей стороне будет влюбленный по уши Принц, у других просто не останется шансов противостоять. Поэтому мой тебе совет, воспользуйся приворотом и приворожи. Проще будет если он станет несчастливым, но зато живым. Чем с любимой, но мертвым. Если же нравится, не медли, сразу привораживай на себя, и мы избавимся от огромной кучи проблем.

И знаешь, наверное, ты должна знать, как будущая Герцогиня и Виконтесса двух сильных родов. Мы не стоим за плечом Короля, мы не стоим и против него, мы всегда в нейтралитете, и при любых военных конфликтах наши семьи остаются вне поля сражений. Это позволяет нам продолжать наш род дольше всех остальных. И, милая, если вдруг дело дойдет до вооруженного конфликта, Николетт Орвик немедленно отправится в родовой замок, а в роли наемника судить тебя могут только боги.

Удачи тебе, моя дорогая, и постарайся не упустить отличный шанс для семьи. Помни, как бы ты не отпиралась, но семья превыше всего.»

Прикусив губу в очередной раз, перепроверила, сгорело ли все это добро дотла. Камин сиял идеальной чистотой, и все листы с компрометирующими мою семью строками давно сгорели, и не осталось даже пепла. Только мне от этого было не легче.

Если такие документы попадут не в те руки, пиши пропало для моей семьи. Я понимала, что королевские игры разума, это та еще головная боль, и никто не исключит меня из них. Как и писала бабушка, я единственная наследница, двух далеко не самых последних семей. Зная родственников по материнской линии, дед удавится, но лучше передаст все моему отцу, чем любому из своих сыновей и внуков, что там про кузенов говорить.

Порыв ветра едва не заставил меня слететь с перил, пришлось перекидывать ноги обратно на балкон и брать подушку с небольшого стула в углу. Его я приспособила сюда еще с вылазки к покоям Королевы. Прыгать с него было удобнее, не то, что с обычного балконного ограждения.

Облокотившись спиной о прогретые за целый день деревянные панели, прикрыла глаза и блаженно зевнула во весь рот. Делать что-либо было лениво и совершенно не хотелось. Мама хранила молчание и не давала знак быть готовой к испытанию.

Значит любимая матушка решила взять конкурсанток измором и довести их до нервного срыва или сердечного приступа, все зависит от психологической устойчивости испытуемых. Я же прожила с ней достаточно, что позволяло мне не вестись на такие очевидные провокации. Тут срабатывала вполне определенная манера поведения. После столь быстрого развития событий, резкий обрыв всего и сразу. Вот уже несколько дней нам не дают никаких знаков и тем более информации.

Нормальные люди впадают в легкий мандраж и панику, а вот наемники начинают слишком много думать в такой ситуации.

Лишние мысли и раздумья не самый лучший помощник в нашей профессии. Из-за них погибло столько народу, что все кладбищенские работники рыдают в три ручья от упущенной прибыли. Это мне, как знатной даме положена семейная усыпальница, а многим и земля не по карману.

Закатные лучи припекали кожу, отражаясь от стеклянных балконных дверей, и я начала медленно съезжать по подушке, укладываясь на пушистый ковер балкона. Как же я любила такие моменты, когда на улице уже нет такой душной до издевательства жары, но еще не морозит холодный воздух ночной прохлады. Всегда обожала спать на втором этаже веранды, где на крыше расположен настоящий рай для любителей позагорать и побаловать собственные косточки.

Состояние стало медленно приближаться к полному расслаблению и получению релакса. Но только я начала дремать, как внизу под балконами раздался грохот, и я едва не подпрыгнула. Перевернулась на живот и посмотрела сквозь декоративную резьбу. В поле моего зрения ничего не попадало, а значит шумели или под самыми балконами, либо где-то наверху. Правда первый вариант был более реалистичен и правдоподобен.

Замерев, начала внимательно вслушиваться в тишину. Стоило мне погрузиться в слух, отключая остальные чувства восприятия, как я смогла уловить тихий разговор, который на самом деле велся почти под самым моим балконом. Все же моя удача меня не оставляет.

— До чего ты глупый мальчишка, — шипела женщина по голосу средних лет.

— Простите меня, — пищал голос, который я смогла узнать.

— Да как тебя прощать, — раздался звук оплеухи, — так понравилось трупье выкидывать?

— Нет, — парень был не в восторге от собственной роли.

— Тогда пошевеливайся, — вновь раздался удар, — еще раз разобьешь посылку с ядами, и Королева прикажет их на тебе пробовать. Иди с глаз моих.

От подслушанного разговора в горле встал комок. Король платит этим людям из казны, давая возможность кормить семьи и жить в относительном достатке. И это плата за доброту? Вот такое равнодушие к выходкам Королевы? Малка, спаси и помоги нам всем, при таком раскладе, тут опасно не то, что спать безмятежным сном, тут жить опасно.

Вот так с утра проснешься, потянешься, а вместе с чаем у тебя стопка яда, и все, прощай, к вечеру от тебя останется только светлая память. Весь ужас произошедшего обрушился на мою голову. Получается, Ларасара беспрепятственно заказывает яды и пользуется ими. Да, извините меня, так можно целую армию наемников экипировать. Я достаточно хорошо пользовалась именно ядами при убийствах и могла гарантировать, что в таком огромном доме, в котором постоянно что-то происходит, спрятать яд не составит особого труда. А подлить его законной жертве и того проще.

Мы же имеем абсурдную ситуацию. Нет, я не могла отрицать, что они решили попытать счастье и поймать всех с поличным. Только я авторитетно заявляю, если у отравителя есть хоть доля мозгов, его искать будете до восьмого нашествия диких эпси, и не найдете. Настолько тонкое это искусство.

Релакс на балконе начал затягиваться, и мурашки пробежались по спине. Наверное, бежать к маме с таким не следует, а вот звонок деду, может прояснить ситуацию. Поднявшись с пола, отряхнула брюки и направилась за кристаллом связи. Поискав среди ядов нужный мне, послала вызов к дедушке. Ждать пришлось недолго, минут через пять стекляшка завибрировала и выбросила в воздух экран.

— Не ждал от тебя звонка, — суровое лицо появилось на тонком мареве чар.

— Не думала, что мне понадобится твоя помощь на отборе невест, — почесав кончик носа, откинулась в кресле, — бабушка написала о вашем плане. Так вот, поздравляю, провалилось все, что только могло провалиться. Я даже не знаю с какого начинать-то провала.

— Начни с самого тревожащего, — дед напрягся.

— Сейчас под балконом подслушала разговор, — мысленно перебрала фразы, — так вот, мало того, что прислуга в курсе трупа одной из невест принца, так еще они спокойно передают Королеве яды. И если мне пришлось хитрить и протаскивать на отбор их тайно, то нашей неизвестной конкурентке их передадут вполне легально и законно, как подарок или что-то еще. В общем ситуация паршивая. Теперь я боюсь пить, есть и вообще жить тут.

— Ларасара, наконец-то сделала свой ход, — улыбнулся дедушка, — я передам твоему отцу, чтобы они проверили всех толковых отравительниц. Их вычислить проще, чем искать вообще по всем специализациям и девушкам подходящего возраста разом.

— Я тоже так сперва подумала, — остановила я его знаком руки, — но дама сказала, что это не первая поставка ядов для Королевы, так что лучше проверьте прошлое. Будет не совсем правильно, если это заговор, который проморгали добрые полвека назад.

— Думаешь Ларасара столько лет вынашивала план убийства? — дедуля с сомнением на меня посмотрел, — Хотя, зная ее, могла и вполне удачно. Проверим. Еще варианты есть?

— Да, как бы, — я немного замялась, — вам стоит поискать девушку с необычным методом убийств.

— Необычным? — в темных глазах собеседника мелькнуло осознание.

— Да, — кивнула, — вполне возможно, она и правда пользуется ядами, но не в привычном для нас понимании. Есть у меня маленькое подозрение, но пока о нем говорить рано. Так что мой совет с этой стороны крепостных стен, ищите девицу немногим старше, с навыками к нетрадиционным отравлениям.

— Откуда в тебе такие познания? — дед склонил голову на бок.

— Лично была знакома с одной, — вспомнила я шикарную блондинку, — она красила губы помадой с ядом, а после элегантно расправлялась с жертвами. Сама же имела иммунитет ко всем ядам, что использовала. Из-за чего долгое время не могли понять почему мужчины умирали.

— Я где сейчас эта особа? — дед явно проникся моей идеей.

— Ей уже под сорок, — загнула я пальчик, — и она счастливо нянчит детей в районе Крылатого моста в особняке не самого последнего человека в столице.

— Жена вице-спикера? — ошарашенность собеседника меня позабавила.

— Да, самая разыскиваемая убийца среди знати и толстосумов, — подтвердила я догадки.

— Тогда мы пошли проверять всех странных, — дедуля отключился, шокированный необычным сюжетным поворотом в привычной картине его устаканившегося за долгие годы мира.

Кристалл окончательно потух, а я начала переваривать в голове собственную неожиданно пришедшую догадку. Если Королева бывшая или нынешняя наемница. Конечно же, бывших в нашей профессии не бывает. Получается, она прекрасно и сама может убить королевскую семью. И пока мы, возможно, бегаем за призраком неуловимой наемницы, она перед самым носом плетет интриги.

Если брать такую ситуацию за константу и рассматривать именно ее, то картинка достаточно легко и просто складывается, становясь цельной и правдоподобной. Единственный кусочек, который я не могла никуда приткнуть, это участие Герцогини в этом отборе. По закону жанра, собственную дочь Герцог Флаур должен был держать как можно дальше от гущи событий. Сама же Сасар находилась у нас под самым носом, и он должен понимать, что в отличии от Короля, моя семья не побрезгует взять ее в заложники.

Этот вариант пришелся мне по вкусу, теперь в случае крайней необходимости я смогу быстро скрутить зарвавшуюся девицу и обменять ее жизнь хотя бы на Гекторса. Король, ладно, сам виноват, что не стал советоваться с отцом и дедом, а решил поиграть в шпионов и интриганов. На первых обучаются вообще-то, а вторым надо родиться. Тут же он решил поступить по-своему и сыграть ва-банк, обдурив, по его мнению, всех и сразу. Партия правда не вышла, и теперь мы все поставлены в очень непростое положение, из которого нам только предстоит найти выход.

Глава 16

Разговор с дедом помог привести голову в чувство, и я наконец-то смогла абстрагироваться от факта, что поцелуи Вастарга мне безумно нравятся. Теперь у меня в голове созрел хотя бы приблизительный план действий и событий, которые могут произойти и повлечь за собой череду невероятных совпадений или хорошо продуманных ситуаций.

Про четвертое задание маменька молчала со всей шпионской подоплекой. Словно это не задание, а невероятная государственная тайна, за разглашение которой полагается смертная казнь. Как бы я не старалась что-либо узнать, мне не удалось.

В дверь раздался осторожный стук, и затем быстрая тень проскользнула внутрь комнаты. Долго не думая, выдернула с крепления небольшой метательный нож и приготовилась защищаться. Но убивать меня похоже не собирались. Закутанная в плащ фигура замерла в полуметре от меня.

— Подождите, — женского голоса я не узнала, — вам велено передать письмо.

— Откуда мне знать, что в нем нет яда или чего похуже? — белый конверт брать не торопилась.

— Мне сказали, что вы все поймете, — перед глазами оказалась цепочка, — и согласитесь его прочитать. Вам не стоит упрямиться, вы же не хотите ее потерять.

— Кто вам сказал, — я сощурила глаза и демонстративно подкинула нож, — что она мне нужна.

— Вы не хотите спасти подругу? — в голосе невидимой собеседницы проскользнуло сомнение.

— Кого? — рассмеялась я, — С чего вы взяли, что я вожу дружбу со слугами! Я может и простая Виконтесса, но никогда в жизни не опущусь до такого уровня.

— Но наши люди сказали, — совершенно растерялась посланница.

— Прежде, чем верить своим людям, — криво усмехнулась я, — проверяйте информацию.

Дальнейшего диалога я ждать не стала, резко сорвалась с места, и, сбивая фигуру с ног, одним плавным движением перерезала ей сухожилия на одном из колен. Теперь при всем желании далеко ей не сбежать, даже если она маг. Вопль раздался оглушительный, и спустя три минуты половина стражи с коридора невест стояла у меня в комнате и огромными глазами смотрела на нас.

Скрутили девчонку оперативно и даже ногу ей перетянули, чтобы не померла раньше времени. Пока все мы были заняты важным делом, в комнату пожаловала вся королевская семья в полном составе. Так еще и растрепанная матушка объявилась.

— Что тут произошло? — голос Короля громогласно разнесся по всей комнате.

— Нападение, сир, — главный страж нашего этажа вытянулся по струнке смирно.

— На кого? — удивились все вошедшие.

— На невесту нашего Принца, — некрасиво показали на меня пальцем.

— Николетт, вы живы? — усмехнулся мужчина.

— Спасибо, Ваше Величество, — сделала положенный реверанс, — со мной все в полном порядке. А вот мою служанку эти недотепы решили похитить, чтобы обменять ее на меня.

— Какое расточительство с их стороны, — покачал головой собеседник, — у вас два часа.

— Спасибо, — улыбнулась я, — мне вполне хватит.

Из ванной я вернулась спустя пару минут полностью одетой и собранной. У стражи дернулся глаз, а матушка о чем-то переговаривалась с Королем. Девица, которая на меня напала, продолжала голосить как резаная. Мои бедные уши не были к такому подготовлены.

— Говори, — хлесткая пощечина заставила ее заткнуться.

— Что вы от меня хотите? — на дне серых глаз появился неприкрытый страх.

— Где Сарга, и кто вас нанял, — остальное мне было совершенно не нужно слышать.

— Заброшенное здание Концертного Дома Батисти, — выдала она на одном дыхание.

— Заказчик? — еще раз наотмашь ударила ее в пол силы.

— Я не знаю, — взвыла она.

— Заказчик! — в руках у меня появился тонкий нож, который я приставила к щеке.

— С ним говорил только главный в кофейне Патибуб, — она едва дышала.

— Кто главный? — оскалилась недоброй улыбкой.

— Сам, он собрал нас на одно дело, — простонала она, — мы почти незнакомы. За три золотых и к черту в услужение пойдешь. А от меня требовалось только письмо вам передать.

— Балаболка наша вылезла, — я отстранилась от девушки, — матушка, передайте батюшке, что Балбак снова показал свои лапы в столице. Я пока поговорю с его правой рукой на предмет похищения моих служанок и кругозор в адрес Виконтов Орвик.

— Дорогая, не забудь, — мама подняла на меня взгляд, — этот дурак нужен живым. К нему столько вопросов накопилось у большей части гильдий нашего континента, что на сдаче его в аренду твой отец удвоит состояние. Постарайся сделать так, чтобы он мог говорить. Остальное не важно.

— Поняла, — я поклонилась и вышла из комнаты.

Не ожидала я, что в этой истории всплывет след балаболки от все гильдий. На мужика сорока лет отроду и комплекции нежной феи имели такой зуб все, кому не лень, что я диву давалась, почему он еще жив. Балбак умудрился перейти дорогу не только наемникам, он на самом деле перешел ее всем подряд. И лекарям, и торговцам, и магам, и стражникам, и банкирам — всем!

При всем при этом не искал его разве, что ленивый. И сейчас погнавшись за простотой задания, он похоже просто не удосужился узнать, что сокрыто за красивой мордашкой невесты Принца и ее служанки. То, что он попал по крупному, я даже не сомневалась. Даже с Сама стрясут столько, сколько смогут. И по-любому, выйдут на самого Балбака. Если это не один и тот же персонаж. Такой вариант мы все дружно допускали. Такие долги платят по полной ставке.

Через десять минут я уже была за территорией королевского замка и весело шагала по направлению к Концертному Дому. Как объяснить пропажу посыльной, я уже знала. Девица сама и подсказала мне решение. Выход из ситуации был совершенно прост и логичен. Сбежала, как только передала мне конверт, и цепочку обронила, шарахнувшись от стражи.

До нужного здания я добралась всего через четверть часа. Огни ночного города тускло освещали покосившееся от времени некогда помпезное здание. Принадлежало оно процветающему роду, который по незнанию перешел дорогу еще моему прадеду по Герцогской линии, и вот теперь и род забыт, и здание пропало. В мире большой игры по другому быть и не могло. Это правило я усвоила еще с молоком матери на губах.

По лестнице добралась до второго этажа. Я думала тут уже все сгнило, но нет, за сто лет забвения ничего почти не изменилось. Похоже чары консервации внутри все еще действовали, и именно поэтому банда и выбрала его. Тут можно было с комфортом разместиться. Только заслышав голоса, активировала несколько припрятанных амулетов, скрывая свои шаги, дыхание и запах. Лишней осторожность никогда не бывает.

Медленно и верно я приближалась к трем мужчинам, что сидели на сцене бывшего театра и во весь голос обсуждали происходящие во дворце события. Для простого наемника с улицы, на одно задание, они были слишком хорошо осведомлены. Пробравшись в партер, медленно двинулась на четвереньках между рядов кресел. Спасибо старику Батисти, что имел такой дурной вкус на мебель, и я спокойно могла пролезть под креслами.

— Как думаешь, зачем девица Королеве? — заржал самый бородатый из них.

— Поговаривают, — заржали ему в ответ другие, — Принц любовниц своих на эту и променял.

— Эх, зря только красотку в пруду топили, — подпер голову рукой один из собеседников.

— Да будет тебе, — отмахнулся, похоже, главный, — нам за эту обещали в три раза больше.

— Заживем, — а вот этот очень смахивал на Сама.

— Сколько милашке заплатил? — бородач развалился на сцене.

— Три золотых, — рассмеялся Сам, теперь я в этом не сомневаюсь, — она их схватила и даже не поинтересовалась, кто мы такие. Так что даже, если угодит к страже, ничего не сможет рассказать.

— Ловко ты на Королеву вышел, — одобрительно сказали мужики.

— Да чего там выходить, — отозвался правая рука Балбака, — она с нашим главным какой год шашни крутит. Даже вроде беременна от него. Вот умора, на трон заморыша фейского.

— Ты бы поосторожнее со словами, братец, — забеспокоился один из троицы.

— Да, — отмахнулся парень, — ему сейчас не до нас. Он уже корону примеряет.

— Это как же? — они потянулись к говорящему, я тоже проползла на пару рядов вперед.

— Вы думаете, мы просто так невестам головы рубим? — вскинулся молодой, — Нет. Босс наш через койку Королевы в Короли и метит. Сейчас все невесты разбегутся, да и дело в шляпе. Сядет он или мужем вдовы, или регентом при доченьке. Делов тут немного, главное титул замшелый иметь. У нас-то с вами нету, вот и не быть нам на верхушке. Правда я Балбаку пообещал, если нас не учтет, сдам его Орвикам. Те быстро его на корону вместе с головой укоротят.

— С этими еще хуже шутки шутить, — всех присутствующих просто передернуло.

— Шутки да, — почесал в макушке Сам, — а вот дела вести гораздо выгоднее. Платят конечно меньше, зато жить-то в шоколаде будешь. К ним и спрос другой, и отношение. По слухам, вроде дочка-то его на отбор поехала. В Королевы метит.

— Как бы боги на нее нарваться не дали, — кажется у самого неприметного пятая точка неприятности чуяла получше моей собственной.

— Это да, — перекрестились все присутствующие, — ее же не Леди растили, а головы сносить учили. С такой я бы близко оказаться не хотел. Погубит, и глазом не моргнет.

— Тут ты, Сам, не прав, — загоготал бородач, — вот за такую деваху надо замуж идти.

— С чего это, Пит? — удивились остальные, и я за компанию.

— Ладно, жрать готовить не умеет, — отмахнулся мужик, — и портки тебе не постирает, зато как у боженьки за пазухой за такой. И беду отведет, и покумекать на проезжих сможет, и от тюрьмы убережет. Не баба, а мечта любого преступника. С ней и в ресторан отпраздновать, и на дело сходить. Так что зря Принц от такой нос воротит. Ясно дело, любовниц в койку не пустит, а вы на этих послов заморских гляньте, да такому красотка Орвиковская кинжал под нос покажет, так он и обделается. Заживет наша страна с Королевой наемников в Королевах.

— Ты вообще откуда это взял? — Сам вскинул бровь и посмотрел на собеседника.

— Так по всем пивнушкам только об этом и толкуют, — не смутился Пит, — мол Королеву нашу коронуют в Королеву для народа. Вы что ли не слыхали, да все с мала до велика в столице только про наемницу красоты неземной и говорят. До этого-то мало кто знал, что девка-отравительница не просто Орвиковская, а дочь его единственная. Еще и женушка его пожаловала в столицу. Вот все и переполошились. Видать и правда Орвик путь себе к власти прокладывает.

— Вот это новости, — присвистнул единственный, кого я не знала.

— Если на трон ее посадят, — задумался правая рука, — то тут Балбаку делать нечего. Он даже рядом постоять не сможет, его первого и уберут с пути. А за ним и наши головы полетят. Что же ты раньше-то не сказал, что про Королева наемников такая по городу гуляет. А мы в это дело свои задницы втянули. Упаси нас теперь, Малка, и все иже с ним.

— Так может обойдется? — инкогнито побелел до состояния пыли на красной шторе занавеса.

— Слишком мягко нам Балбак тогда стелил, — не согласился с ним Сам, — чтобы обошлось все.

— Чувствую, не обойдется, — почесал голову бородач, — если Орвиковскую служанку мы сперли, то найдут нас к утру в сточной канаве, и туда нам дорога будет. Не простит нас девица, ой, не простит. Да и наша милашка долго не ворачивается, кажись, действительно на нее напоролись. Бежать, братцы, надо, да как можно быстрее.

— У меня к вам есть деловое предложение, — поднялась я с пола, — пока вы тут лясы точите, я себе всю задницу отморожу. Хоть отопление, что ли бы включили.

— Леди Орвик? — на меня смотрели с подозрением.

— Собственной персоной, — ехидно оскалилась я, — про слухи, кстати, спасибо, я даже не знала, что по городу такие ходят. Так вот, ваша жизнь, в обмен на услугу.

— Вы даже не спросите настоящее имя Балбака? — удивились мужики.

— Я и так уже догадалась, чья голова первая окажется в руках знати, — легко вспорхнула на сцену, — мне от вас совершенно не это, хлопцы, нужно.

— Мы все сделаем, — по лицам собравшихся было понятно, что шкура им дороже

— Мне нужно, чтобы вы избавились от этих слухов, — потерла я висок, — Сарга, ты где, моя хорошая? Я тут за тобой собственно пришла, хорош дрыхнуть! Иначе не пойдешь в ученицы.

— Тут я, Миледи, — девушка проявилась на ближайшем к сцене кресле — эти недотепы, даже не соизволили проверить, а не маг ли я. Так что в плену я была ровно две минуты.

— Замечательно, — хлопнула я в ладоши, — запоминайте, от вас требуется донести до всех столь светлую мысль, что никакой Королевой я становиться не собираюсь. Моему отцу подавно корона эта, только мешать будет, не может наемница себе позволить лицом направо и налево светить. Как вас только еще кто-то нанимает, если вы самых элементарных правил не знаете.

— Простите нас, — покаянно склонили они головы.

— А своему Балбаку передайте, что Орвик открыли сезон охоты, — выдала не самую лестную свою улыбку.

— Все поняли, — закивали они как истуканы.

— Пошли, — махнула я рукой своей служанке.

— Уже бегу, — и запустив в неудачников горсткой искр на прощание, блондинка умчалась за мной.

В замок мы вернулись уже не так быстро. Сарга рассказала по дороге все, что успела подслушать и подсмотреть. Оказывается, была похищена не только моя служанка, но и служанка еще одной девушки. Пока зацикливаться на этом не стала. Меня больше заинтересовали планы нашего Герцога Флаур на собственную дочь.

Оказывается, он тот еще жук, и играть на руку глупышке Королеве не собирался. Я даже не знала, что у нас существует зелье, способное произвести зачатие с первой же попытки, и не важно, как там звезды сойдутся на небе. Именно им он и собирался проложить себе путь к власти. И ему было плевать, что после родов его собственная дочь превратиться в овощ с гарантией сто процентов. Ужасный мужик, и как такого только земля на себе носить может? История становится все более трагичной.

Глава 17

Пока я разбиралась с проблемами и похищением моей служанки, в замке происходили не менее жаркие баталии. Я-то отделалась малой кровью, просто в пыли повалялась под креслами некогда известного театра, а вот Гекторсу пришлось очень даже несладко. Но пусть лучше он сам поведает про это весьма необычное и странное для всех нас поворотное событие.

После исчезновения Николетт в неизвестном направлении, отец взялся раздавать всем притенении направо и налево. У меня вообще складывалось ощущение, что самой адекватной во всей этой истории была только Леди Орвик, которая с ледяным спокойствием нависала над девчонкой, которой две минуты назад угрожала ее дочь.

— Или называешь имя, — похоже я ошибся в ее адекватности, — или твоя дурная голова покатится бесполезным шариком по полу. У тебя есть ровно три секунды, чтобы принять единственно верное решение. И помни, второго шанса у тебя не будет.

— Герцог Флаур, — выпалила девчушка, стоило ногтям Виконтессы до крови впиться в ее горло.

— Умная девочка, — похлопала женщина ее по щеке.

— Арестовать, — вот и отец взялся за дело.

— Постой, — наклонила свою блондинистую голову некогда невеста Короля.

— Что еще, Энгервуд? — папа явно сердился и был на взводе.

— Он наша добыча, — от нежной улыбки меня просто передернуло, — и если посмеешь его спрятать, нас не остановит даже многолетняя дружба. Он не просто родину и тебя предал, он перешел дорогу такому количеству людей, что если надо будет, завтра мы коронуем твоего сына.

— Все сказала, — таким хмурым я еще ни разу не видел отца за все годы.

— Напомнить, на чьи деньги существует дворец? — вздернула Виконтесса красивую бровь.

— Ваши, — махнул рукой отец, а я сейчас немного недопонял ситуацию.

— Дуглас, к утру доставить этого урода мужу, — словно с воздухом разговаривала Леди Орвик.

— Как прикажите, моя Светлость, — и воздух ей ответил.

— Спокойной ночи, Вастарг, — и дама гордо подняв подбородок, удалилась восвояси.

Я же едва дыша, следовал за отцом по коридорам собственного дома. Я и в самом жутком кошмаре не мог представить, что в моей семье хранится столько тайн. Да если народ узнает, что королевская семья живет на деньги наемников, скандала нам не миновать. Это же фактически позор для всей страны. Наемники спонсируют Короля. Понятное дело, что участие Леди Орвик во всем этом выйдет нам боком в тот же момент, как эта информация просочится за стены замка.

Папа почти рухнул в собственное кресло и прикрыл глаза рукой. На него было страшно смотреть. Словно в одно мгновение все прожитые годы свалились на него, и теперь давили тяжким грузом. Было так непривычно наблюдать за этим, что мне стало жутко не по себе.

— Отец, что это сейчас было? — я опустился в кресло напротив папы.

— Ты знаешь нашу историю с Энгервуд и Эксальдом? — наконец-то он ответил мне.

— Приблизительно, — кивнул я головой, вспоминая про Академию и отбор невест.

— Есть еще один факт, — папа задумчиво пожевал палец, — о нем почти никто не знает, и я надеюсь, впредь не узнают.

— Что такое, отец? — меня пробивало насквозь напряжением, висящем в комнате.

— Видишь ли, сынок, — тяжело вздохнул отец, — когда мы были в Академии, Эксальд не раз и даже не сто спасал мне жизнь, защищая и оберегая от коварных замыслов. Все бы было хорошо, но от денег он только отмахивался и говорил, что потом сочтемся. Однажды ночью к нам в комнату пробралась наемница. Красивая, словно лесная нимфа, и такая же сказочно очаровательная. Как бы я не старался, но не мог отвести от нее взора. До такой степени была она шикарна. Так бы и помер, если бы не отец Николетт. Он огрел девицу по голове и связал. В тот же миг все очарование и рассыпалось. Передо мной лежала моя старшая сестра. О том, что у Короля есть дочь знали от силы три человека, и пока я собирался с мыслями, Эксальд уже перерезал ей горло и запустил пожирающее пламя. Я даже опомниться не успел. Ну да, для него это была тринадцатая наемница за месяц, и в четверть пятого он хотел только спать, а не разбираться, кто перед ним. Ее подослали ко мне в надежде, что у меня рука на сестру не поднимется. На утро рассказав все лучшему другу, я получил самый неожиданный совет, отправляться в комнату к Амидее. И просить, чтобы она прикрыла мою ночную отлучку в город. Так я и поступил. Так что, когда на следующее утро к нам нагрянули следователи, у всех было алиби. Мы удачно обманули всех, и за смерть моей сестры поплатился только отец, умерев от утраты любимой дочери от любовницы. Так я пришел к власти, не окончив Академии.

— Ну о ней же так и не знают, — пожал я плечами, — а доказать существование мертвого бастарда от мертвого Короля невозможно.

— Поэтому я и обязан Эксальду, — опустил отец голову на скрещенные руки, — за все это он попросил у меня только одну единственную вещь. Леди Энгервуд в жены. По началу мне это казалось такой мелочью, по сравнению с убитой Принцессой и целой горой наемников. Вот только, когда я узнал, кем стал мой друг, мне поплохело. Я уже хотел начать разборки, но на западе страны вспыхнул бунт, и я пошел к нему не ругаться, а просить помощи. Я в тот момент был в отчаянии, армия и генералы меня не слушали, мать причитала, беременная жена грезила наукой и магией. Вот и пришлось смириться, что они не просто Виконты, а наемники. Так и прошло почти десять лет. Вы с Николетт подросли, и я пришел к другу с предложением породниться. Но получил отказ и совет не мешать дружбу и политику. И если мне нужны деньги его семьи, то он и без всякой помолвки мне их одолжит. Я сперва разозлился, но через два года у меня не осталось выбора, как просить у него в долг. Теперь наемники не просто убивали по моей просьбе, они содержали нас. Иногда я делал для него мелкие поблажки, отпуская попавшихся страже людей, или принимая ничего не значащие для страны законы. Масштабного он так и не попросил. Так что наш долг перед ними рос быстрее, чем я успевал его выплачивать.

— Сколько мы сейчас должны? — я похолодел внутри, неужели Николетт знает об этом.

— Эксальд сказал нисколько, — почесал голову отец, — он только говорит, что с друзей денег не возьмет. Я уверен, даже сама Энгервуд не знает всех масштабов, что уж там про Николетт говорить. Так что мой тебе совет, сынок, ни как отца, и ни как мужчины, а как Короля его наследнику. Присмотрись к ней повнимательнее, две трети всех денег страны сойдутся в ней. Виконтесса и Герцогиня одновременно, эта девушка принесет с собой только процветание. Возможно, я прошу у тебя слишком многого, но хотя бы постарайся ее заинтересовать. Мне хватит даже простой любовницы. А уж если она родит от тебя ребенка, хоть девочку, хоть мальчика, не важно. Мы сразу же признаем его, не будет истории моей сестры. Ребенок Николетт от тебя получит все права и титул. Только сделай так, чтобы у него был шанс родиться. О большем я тебя не прошу.

— Это же низко, — я возмутился и посмотрел на него.

— Ты думаешь, мы переживем, — отца едва не затрясло, — если ее будущий муж вдруг захочет потребовать с нас плату? Сын, я могу только предположить, что нам потребуется продать не только замок, но и самих себя в пожизненное рабство, чтобы погасить его. Возможно твоим детям и внукам еще останется. Это Эксальд не берет с меня обратно денег и не требует чего-то невыполнимого, но мы не знаем, что захочет сама Николетт, или ее супруг, когда встанут во главе наемников. Ее и так уже называют за глаза Королевой наемников. Так что я предлагаю тебе самый выгодный вариант, сынок.

— Отец, — я подскочил с кресла, — я не собираюсь обманом заставлять Николетт выходить за меня замуж. Возможно, это лучший вариант для страны, но уж точно не для нее и меня.

— Ты все поймешь со временем, — долетели слова мне вдогонку.

Я мчался, не разбирая дороги, все равно в такое время вряд ли кто-то встретится мне по пути, только на Николетт было совершено покушение, и теперь она в неизвестном направлении решает проблемы моей семьи. Перед глазами была туманная пелена, мой мозг отказывался верить в собственноручно подписанный договор. Если до этого мне казалось странным, что отец попросил подписать документы о принятии государства, то теперь это уже было страшно.

Папа готовился к тому, что просто не переживет этот отбор невест. Для него и так было тяжким бременем осознавать, что он продал страну своему лучшему другу. Меня же он готовился оставить только в качестве красивой ширмы для народа. Для всех остальных я буду марионеткой в руках семьи Орвик. Не верю, что Николетт или Энгервуд могли вынашивать коварные планы по захвату власти. Даже Виконт Орвик, и тот, явно был далек от политики.

Так что я просто не мог смириться с тем, что мой отец уже готов сдаться и предать самого себя. Он даже не поговорил с той же Леди Энгервуд. Ее тоже можно понять, у нее едва не убили дочь, она имеет право злиться. Возможно, ее слова это простой гнев и материнский страх, а не расчет и коварство. Это от Королевы, не задумываясь, можно такого ожидать, но Орвик не выглядели такими.

Как я оказался около собственной комнаты, понятия не имею, но вдруг дверь резко оказалась перед носом.

Похоже из-за стресса мозг решил, что лучше ему отдохнуть и посоветовал мне провести остаток ночи за сном, а не скитаниями по замку. Верно, утро вечера мудренее и полезнее.

Стоило мне войти в собственную комнату, как я почуял что-то неладное, слишком сладкий и непривычный аромат разносился по помещению. У меня никогда так не пахло. Прикрыв нос рукавом рубашки, начал медленно обходить все помещения. Рабочий кабинет и мини библиотека были пустыми. В гостиной я так же никого не нашел, обойдя ее три раза, а значит нежданный гость прячется в моей спальне. Припомнив Николетт, взял со стола в кабинете нож для бумаг и медленно направился в собственную спальню смотреть на захватчика.

От неожиданности у меня даже глаз нервно дернулся. На моей кровати в окружении ярко горящих свечей, от которых и шел этот противный сладкий запах, возлежала совершенно голая Николетт. Хорошо мозг вовремя подал сигнал челюсти, и та не отвалилась до самого полу.

Эта девушка просто напросто не могла быть Орвик-младшей, по вполне понятным причинам, та сейчас непонятно где пытается спасти собственную служанку-Принцессу. Господи, боже ты мой, это даже звучит в мыслях глупо. Так та еще и магичка, которой ничего не стоит размазать этих наемников тонким слоем. Так нет, Николетт зачем-то понесло ночью в заброшенный сто лет назад театр.

— Могу чем-то помочь? — постарался как можно холоднее осведомиться я.

— Что ты, — томно протянула это лже-Николетт и подалась ко мне, — я так долго ждала, когда ты придешь, что едва не заснула. А ты стоишь на пороге как не родной.

— Леди Орвик, — у меня язык сводило, когда я так говорил, — вы же понимаете, что потеряй вы целомудренность, и про отбор невест можете забыть.

— Гекторс, не будь таким занудой, — эта непонятно кто, медленно поползла ко мне с явным намерением затащить в постель.

— Мы только вчера с тобой обо всем договорились, — пошел я на отчаянный шаг.

— О чем же? — склонила голову набок, это точно уже, не Николетт.

— Стража, — мой вопль наверное перебудил тех, кого не подняла стычка с нападавшей.

— Да, Принц? — солдаты влетели в комнату как на пожар.

— Арестовать, — указал я пальцем на самозванку.

— Ну, — замялся командир стражи, — это же Леди Николетт.

— Леди Николетт сейчас неизвестно где носят демоны, — сверкнул я на них глазами, — при вас эта самая Леди, прихватив кинжалы, умотала непонятно куда.

— Значит, — теперь на побледневшую девушку было наведено все оружие, — не советуем сопротивляться, а то мы на подмогу позовем Леди Орвик.

— Я уже тут, — в спальню вплыла Энгервуд Орвик, — что же за ночь-то сегодня такая.

— Вы даже не спросите? — указал я на кровать.

— Поверь, Гекторс, — она криво усмехнулась, — если бы моей дочурке приспичило затащить тебя в койку, то о стражниках ты бы вспомнил в самую последнюю очередь. Яды она конечно знает лучше, но и в афродизиаках достаточно сносно разбирается. И точно не стала бы использовать всякую дрянь из лавки приворотов Мадам Сизигдалголь.

— Кто это? — главный вопросительно посмотрел на зевающую блондинку.

— Сто золотых готова поставить на то, — она загадочно сверкнула глазами, — что перед нами Герцогиня Сасар Флаур. Даже двести. Думаю, только ее папаша настолько клинический идиот.

— Думаете, после сегодняшнего провала, он на такое пойдет? — вопросительно приподнял я бровь, — Неужели он настолько ненавидит собственную дочь.

— Наоборот, — усмехнулась красивая женщина, — он ее спасает последним доступным способом. Не удивлюсь, если в ее крови обнаружат стимулятор для беременности. Так что понимая, что дело-то пахнет керосином, он решил ее таким образом спасти, да прогадал. Сегодняшняя ночь вымотала всех, включая вас, мой Принц, и слабые свечи просто не смогли возыметь нужного эффекта.

— Спасибо вам, — кивнул я Леди Орвик, — эту в темницу, пока морок не спадет.

— Есть, — стражникам не потребовалось много времени, чтобы скрутить девицу.

— Спокойной ночи, Гекторс, — попрощалась со мной бывшая участница отбора невест.

После всего случившегося у меня было настолько отвратительное самочувствие, что не хватило сил убрать все эти свечи и противный сладкий аромат. Махнув рукой, просто пошел в соседние гостевые покои для коронованных особ и, стянув одежду, завалился спать.

Вот такие необычные обстоятельства и события произошли во дворце за недолгое мое отсутствие. И только утром мы узнали, что же на самом деле скрывала за собой эта безумная ночка, но об этом я узнаю только ближе к обеду. А пока я должна вернуться в собственную комнату, и постараться хоть немного отдохнуть. Тяжело пришлось не только Гекторсу.

Глава 18

Проснулась я от оглушительного стука в дверь. Едва не свалившись с кровати, быстро накинула халат на плечи и поспешила посмотреть, кому я понадобилась после такой сумасшедшей ночки. В голове до сих пор ощущалась пыль из заброшенного театра. Медленно приоткрыла дверь и высунула наружу голову.

— Что и следовало доказать, — спиной ко мне стояла Королева, — этой нахалке не место на отборе невест для моего любимого сына. Она и так не вылезает из его постели, а еще смеет клеветать на других участниц, которые терпеливо ожидают в смирении и покаянии.

В коридоре раздался дружный смех придворных и журналистов. По моему виду было видно, что ночью если я чем-то и занималась, то точно не любовными утехами. Такой помятой и пришибленной я себя ощущала, что краше просто в гроб кладут.

И всем присутствующим это было понятно, как дважды два четыре. Слишком непрезентабельный для невесты вид говорил красноречивей всех моих возможных слов. Зевнув некультурно и некрасиво, едва не свернув челюсть, махнула на собрание рукой и пошла обратно спать. Часы показывали начало девятого, спать я едва легла.

Обратно в кровать я падала уже в сонном состоянии. Только мельком отметив, что спасенная служанка королевских кровей дрыхнет без задних ног на соседней половине кровати. Ну хоть это радует. Вылазка была не бесполезным мероприятием. Пара плюсов в ней все же оказалась.

Разбудила нас мама, и уже ближе к вечернему приему пищи. Разлепляя сонные глаза, я пыталась четко сфокусироваться на родном лице, но получалось откровенно плохо. Непослушные веки все еще норовили закрыться обратно и погрузить нас всех в темноту.

Но рядом с моей матушкой спать не позволено никому, кроме отца, и то, в установленное для этого время. Так что меня оперативно засунули в душ и привели в чувство. Спустя полчаса мы уже пили ягодный чай с кексами и вели светскую беседу, пока Сарга накладывала на стены заглушку.

— Вчера ночью твое голое тело было в комнате Его Высочества, — отхлебнула чай маменька.

— Вчера ночью мое вполне одетое тело лазило под театральными креслами, — глухо отозвалась я, не оценив шутку родительницы.

— Ты меня неправильно поняла, — улыбнулась та в ответ, — я вполне серьезно тебя информирую о том, что твоя голая тушка в окружении запрещенных свечей возлежала на кровати Принца и призывно оттопыривала зад.

— Чего? — мы с магиней на пару уставились на мило розовеющую маму.

— Все правильно услышала, — подперла кулачком щечку та, — Герцогиня Сасар Флаур решила, что с тобой-то уж точно Гекторс сдерживаться не станет. Вас же столько раз ловили за руку. Прикинувшись тобой, каким образом уж не знаю, эта недостойная леди пробралась к нему в комнату и решила разыграть спектакль. Еще бы, столько проблем за одну ночь на всех свалилось. По ее расчетам, парень должен был обрадоваться нежному стану любимой. Только эта любимая шлялась в неизвестном направлении и возлежать на его перинах, ну никак не могла. Этого, правда, она не учла и вляпалась по полной. Там такой список обвинений, что на пару пожизненных хватит. Или казнят сразу. Хотя родовитая и вполне племенная девчонка. Для сохранения породы могут за какого-нибудь нового дворянина отдать, а уже после родов убить от послеродовой горячки, допустим. Как я поняла, кроме Ларасары, этим выпадом никто не впечатлился.

— Я уже видела делегацию у себя под дверью, — припомнила я толпу народа, увиденную сквозь сон.

— Вот это и было второй частью их плана, — пожала плечами мама, — тебя в комнате не должно было быть. Все же наемникам заплатили за твою голову. И по подсчетам нашей Королевы, даже тебя до утра они должны были задержать. Вот только у меня тогда вопрос появляется, почему они не смогли все это нормально согласовать? Слишком уж разобщенные действия у двух прекрасных дам Герцога Флаур. К сожалению, сейчас Сасар обвинить не смогут, нам же это доставит больших проблем. Лучше бы мы сразу избавились от обеих. Но нет, она невеста, и пока не покинет отбор, сделать с ней ничего не смогут. Идиотские правила, которые давно пора на помойку выкинуть.

— Когда четвертое испытание? — я примерно поняла, на что намекает родительница.

— К сожалению, — помотала головой мама, — вы его будете в полной изоляции друг от друга проходить. Так что никакого толку от него нам не будет. А само испытание я стараюсь подготовить как можно быстрее. Но все же месяц подготовки в пару дней сложно впихнуть, даже мне. Это будет самое масштабное испытание вашей храбрости из всех, которые уже были. Я приложу все свои силы, чтобы как минимум половина с него выйти не смогла. Единственное, что я могу тебе сказать, выбирай черное. Для других это будет равносильно знаку смерти, так что его не выберут. Именно за ним и будет твое спасение и ключ к пятому испытанию.

— Мама, ты что решила сфальсифицировать результаты? — вскинула я бровь.

— Их и без меня тут удачно фальсифицируют, — отмахнулась она, — моя задача проверить всех девушек на наличие способностей в родном нам ремесле. И мне не нужно, чтобы кто-то из них по ошибке выбрал легкую дверь. А они, по правилам, всегда должны быть. Так что ее выберешь ты, а остальным прямая дорога в леса к мертвякам и наполовину разложившимся животным. У тебя же будет прогулка по саду и сбор ленточек. Идиотский этап, но прописанный в правилах. Так что не забудь, черная дверь, и никакая иначе. Тут никто не сможет помешать, только прошлая победительница может назначать дверь-удачу.

— Ладно, — сжала голову руками, — чем дольше я слушаю, тем более дурацким мне кажется весь этот отбор. Подставное задания, участницы, которых по углам держат и совершенный бардак. И это только вершина этого айсберга. Заговор, покушения, убийства и похищения. Все это под красивым эпитетом отбор и перевязанной красной ленточкой победы.

— Примерно так сейчас все и происходит, — согласилась со мной матушка.

— Что еще мне срочно надо узнать? — я отпила почти остывший чай.

— Скоро в замок должны доставить родовые украшения для коронации, — прикрыла глаза женщина, — против традиций никто не пойдет. А короновать победительницу подделками Ларасары как-то уж слишком по-варварски и некрасиво. Считай, полноценное оскорбление будущей Королевы.

— В смысле подделкой? — я аж поперхнулась от услышанного.

— Вот так, — пожала плечами некогда невеста королевского отбора.

— Что носит на голове нынешняя Королева, — я мотнула лохматой головой, — нет, не так. Где сейчас находятся настоящие королевские украшения?

— У настоящей Королевы и находятся, — мама была словно ледяная статуя.

— Но это же совершенная дикость, — меня начала бить мелкая дрожь, — даже бабушка в свое время не отняла у тебя родовой набор. Ты прошла в нем к алтарю, да, второй раз, но прошла. И все ахали и охали, насколько богата и знаменита семья невесты. И как повезло обычному Виконту заполучить в жены самую прекрасную из всех женщин. Да даже дед, и то ворчит, любя, скорее по привычке, нежели, по правде. И это, мамуль, на минутку, далеко не равный брак, так еще и после побега от Короля. А тут национальные драгоценности. Какой бы подставной Ларасара не была, но она сейчас Королева, и именно она должна, нет, обязана носить их.

— Поверь, тут я с тобой согласна, — в глазах родительницы пробежало что-то темное и пугающее, — но бывшему жениху собственную голову мы не прикрутим. Он думает по-другому. Я вообще считаю, что, задумав всю эту аферу, он слишком сильно напряг и без того непростую политическую обстановку в стране. Еще при твоем деде пытались свергнуть правящую династию, но не смогли. Граф Вусмид был двоюродным племянником нынешнему правителю, и за него была вся знать.

— Почему? — вот такого я никогда не слышала.

— Как бы так мягче выразиться? — задумалась моя маменька.

— Давай уж как есть, — отмахнулась я на красивый слог и правильную постановку речи.

— Парень был не глуп, хорош собой, и имел в крови толику магического дара. Из-за него за ним и пошли все и сразу. До того сладко он говорил. Все, кто мог противостоять взорам симпатичного шатена, неожиданно либо пропадали, либо оказывались на грани смерти. За пару лет в собственных руках он собрал столько силы, что половина армии была за него. Погорел же этот красавчик совершенно неожиданно. Точнее, он попытался провернуть тот же трюк на твоем деде, в то время, всего лишь младшем наследнике знаменитого рода. Но в отличии он многих дворян, в нашей семье мозгами обладает даже самая младшая из дочерей, которой вообще не светит выгодный брак. Так что отец не повелся и рассказал обо всем тамошнему королю, дяде этого юнца. Наемники, которые имели на парня и сами не маленький зуб с радостью на законных основаниях перерезали тому горло и положили конец перевороту. Так, наверное, провалилась самая удачная попытка переворота. Многие семьи понесли огромные потери, и не только в казне. Самых ретивых казнили. Наш род не тронули, но и от награды мой дед отказался, сказав, что это долг истинного дворянина. Единственное, что поменялось, мой отец стал во главе семьи.

— Хочешь сказать, — я замерла в нерешительности, — для всей знати мы кость, застрявшая в горле.

— После того, как я сбежала из-под алтаря? — вскинула аккуратную белую бровь женщина.

— Понятно, — кивнула я, принимая такую постановку вопроса.

— Ни в какой опале мы никогда не были, — усмехнулась она, — сперва, с единственным уцелевшим без репрессий Герцогским родом боялись вступать в конфликты. Потом его наследница стала невестой Принца, а затем и фавориткой отбора. А уже после, что смысл ссориться с теми, кто и сам впал в немилость из-за побега невесты с простым рыцарем. В настоящее время, это просто опасно для жизни. Так что, если рассматривать все с этой позиции, моя семья никогда не рвалась к власти, соблюдая нейтралитет и ведя свои игры глубоко в тени. Там, откуда делать это просто, а за руку вас поймать будет, ой, как сложно.

— Это я уже и от бабушки с дедушкой знаю, — покачала головой.

— Тогда думаю, ты и сама ответишь, — мама стала похожа на хитрую лису, хоть и белобрысую, — что нам выгоднее всего в этой непростой партии?

— Посадить меня на трон, — совершенно не задумываясь, выпалила я.

— Умница моя, — заулыбалась женщина, — совершенно верно. И это при том, что твоя венценосная подружка останется с тобой в замке. Я уже узнала, матушка ее благоверного готова с руками оторвать такую невестку, и сама сына привести к алтарю. И теперь представьте ситуацию, одна известная наемница, вторая магиня, так еще и жена главнокомандующего стражей дворца.

Насколько хватит решимости у дворян, чтобы пойти против такой комбинации? Не хватит. Это и так всем понятно. Именно по этой причине Герцог начал слишком сильно суетиться и ошибаться. Веди он привычную партию, нам бы ничего не светило, а так он попался в наши расставленные сети.

— Только я не понимаю, — я тряхнула головой, — каким местом это вписывается в концепцию нашей семьи. Как бы я не искала точки соприкосновения, не находила их от слова, совершенно.

— А никак, — ореховые глаза потемнели до цвета жженой карамели, — это самый элементарный заговор и смена правящей династии. Не в привычном для всех понятии, а так, как умеет только наша семья. Все безумно красиво прилично и до зубного скрежета правильно. Пока все носятся за самым идиотским переворотом, мы проведем свой. Без крови, пыли и всяких там проблем. Это партия уже почти завершена. Гекторс, в отличии от его отца, весьма умен и сообразителен, и давно догадался, что тут творится. Вастарг может кричать и топать ногами, что он не даст сына в обиду и так далее. Только он забыл у самого сына спросить, что именно он хочет.

— Принц в сговоре с дедом и отцом? — от таких перспектив мурашки прошлись по спине.

— Только с твоим дедом, — мама точно вела собственную партию.

— Тогда почему ты тут? — я не хотела верить во все происходящее.

— Потому что для тебя это будет наилучшая партия, — мама пожала плечами, — я не против твоей коронации, не понравится, сможешь точно так же как и нынешняя Королева махнуть хвостом и укатить командовать наемниками, при этом будучи полностью неприкосновенной особой, на которую лишний раз дышать нельзя. И пусть мой отец и будущий зять сами разбираются. Но как женщина, я ценю в первую очередь выгоду для тебя. Никого другого ты к себе и на выстрел не подпустишь. Они в твоих глазах слишком мелкие и недостаточно притягательные мужчины. Гекторс достаточно силен, красив и умен, чтобы привлечь твое внимание и, самое главное, удержать. Имейся у тебя настоящий жених, я бы не согласилась на эту авантюру, но его нет, и лучше уже не будет.

— Только из-за этого? — в моем голосе слышалось сомнение.

— Я верю, — мама поднялась, — что остальной клубок размышлений ты прекрасно распутаешь сама. Так что не строй из себя дуру там, где это не нужно. И, да, постарайся на следующем свидании вести себя как можно целомудреннее. Думаю, Ларасара попытается вас подловить. Будь на стороже, и не дай этой грымзе разрушить идеально выстроенный план. У нас есть только одна попытка, и пока все так удачно складывается, грех этим не воспользоваться.

— Я поняла, — кивнула я, принимая слова родительницы.

— И, милая, не забывай, — от самой двери раздался тихий голос, — тебя воспитывали не жертвой, не позволяй мыслям и поступкам других надевать на тебя кольца рабства и плебейства.

— Понятно, — кажется, я догадываюсь, что именно она имела ввиду этим туманом фразы.

Матушка грациозно выплыла из моих комнат и удалилась, звонко перестукивая каблучками по полу. Что же, теперь я хотя бы знаю, ради чего играю в придуманную не мной игру. Никогда в жизни не подумала бы, что за всем этим скрывается что-то столь масштабное.

Глава 19

Мама ушла больше часа назад, а мы все так же молча сидели друг напротив друга и не пытались заговорить. Я и Сарга, каждая думала о своем. И мысли эти были далеко не самыми радужными, по крайней мере у меня. Во многом я принимала правоту матери, и понимала, что именно так все и должно быть в этой закрученной истории. Где фарс из комедии медленно, но верно превращается в трагедию, переставая быть чем-то лучезарным и невинным.

В голове неосознанно начали всплывать все известные мне мелкие детали, обрывки фраз, оговорки. Вообще вся возможная информация обо всем происходящем за последние недели. Если я смогу правильно сложить мозаику, то планы моей семьи предстанут передо мной в полном объеме. В осведомленности отца я была уверена на все сто процентов.

Только чтобы все же понять планы собственных родственников, их нужно всех собрать в кучу, привязать к стульям и пытать. И то есть огромный шанс, не увидеть цельную картину происходящего. Как мама и сказала, еще до появления в ее жизни папы, Герцогский дом Василаг не отличался законопослушностью и любовью ко всему живому на земле. Семейные хроники от меня никто не прятал, и, оставаясь летом у бабушки с дедушкой, я имела полный доступ ко всему происходящему в старинные и не очень времена.

Так что насчет нашей репутации я иллюзий не питала, сейчас, на фоне Виконта Орвик все думают, что дед сдал позиции. Но даже бабушка и мама не знают, что эта пара интриганов спелась до зубного скрежета врагов. Все же оба слишком сильно напоминали великовозрастных детей, чтобы я могла не подслушивать их секретные разговоры в оружейной. Ниша с доспехами какого-то павшего от руки еще совершенно молодого отца была мне лучшим и совершенным укрытие.

Вот даже я — вроде самый нормальный представитель собственной семьи, и то в голове имею такую кучу тараканов, что мужа становится жалко заочно. И даже я сама храню секреты от собственной семьи, предпочитая скромно отводить глаза или впадать в истерику, чем непременно пользовалась каждая представительница прекрасного рода человеческого.

Что уж тут говорить про всех остальных. Наверное, если вытащить на свет богов, все наши семейные тайны и скелеты, страна захлебнется скандалами. Думаю, даже не одна, если брать во внимание мамины реплики. Что-то мне собственная печенка подсказывает, что после четвертого испытания начнутся все наши самые главные проблемы. Так что вот мне самое главное занятие на следующее свидание. Нужно будет поговорить с женишком на чистоту, и расставить все точки над нужными буквами алфавита, и не только.

Без этого, дальнейшие мои действия будет просто игрой на минном поле с завязанными глазами. Как мама и сказала, я всегда смогу сбежать, жене-наемнице вряд ли хоть кто-то попытается сделать упрек. Вонг, та же жена некого господина из верхушки, отвадила от дома всю его родню, любовниц и подхалимов одной улыбкой кроваво-красных губ и пургена в чашках с чаем.

Что мне помешает одним росчерком шпаги послать в нокаут любого стражника и любимого муженька? Правильно, ничего, так что выше нос, и не из такой ситуации выходили сухими. За собственными мыслями я немного потерялась во времени и пространстве. И вообще забыла про существование в комнате еще одной фигуры.

— Николетт? — голос Сарги произвел эффект разорвавшейся мины.

— А? — я подняла на нее немного шальные глаза и посмотрела, словно видела впервые.

— Наверное, я должна сейчас рассказать правду, — девушка выглядела слишком сосредоточенной.

— Что еще не просто так в этом дурдоме? — в голову закрались подозрения.

— Я не просто Принцесса, — девушка до побеления сжала кулаки.

— Наемная убийца, посланная прибить всех? — нервный смешок вырвался до того, как я подумала.

— Нет, — помотала девушка головой. — Я на самом деле Принцесса, но не какая-то там, черти какая в очереди. А первая Принцесса Фараша, и именно мой брат-близнец должен занять престол после ухода на покой нашего папы. Так что все немного сложнее, чем сказала ваша матушка.

— Что же тогда ты тут-то забыла? — тяжело вздохнула я, смотря на это чудо земное.

— Моя цель — Принц Гекторс, — Принцесса порозовела, — только никто и представить не мог, что тут творится такое невероятное черти что и сбоку бантик. Папа, когда первое сообщение открыл, так приказал мне сбегать. Только куда там, отсюда теперь только вперед ногами в ближайшее озеро и можно выйти. Мне пришлось остаться тут, и дальше играть роль вашей служанки в надежде, что все это как можно быстрее закончится и я смогу сбежать. Вот только при первой попытке побега, меня поймали и сдали начальнику стражи. Вот тогда-то я и поняла, что неожиданно даже для себя влюбилась по уши. В результате пришлось писать папе пару сказочных посланий. И боюсь, моя глупая идея, скрыть собственную влюбленность, обернется кошмарными последствиями.

— Что ты написала? — руки мгновенно похолодели, нам только войны не хватает.

— Что Гекторс в меня влюбился, и у меня все идет по плану. Что к концу отбора он не сможет на других смотреть и сбежит венчаться со мной. Что трон уже почти наш.

— Идиотка! — сквозь зубы проорала на нее.

— Я знаю, — девушка вся сжалась в клубок.

— У тебя есть сутки, чтобы написать отцу правду, — я хмуро на нее смотрела, — иначе я не вспомню, что мы с тобой ладим. Первая встреча покажется тебе раем. Я превращу все твое существование в полнейший ад. Твой брат будет получать каждый месяц по куску тебя. Пока либо не сойдет с ума, либо не заплатит за твои остатки столько, что просто попросит тебя убить. И если ты не в курсе, то магические близнецы не могут жить друг без друга. Так что напомни и об этом. Пока не решишь проблему, созданную по собственной глупости, считай, у тебя на лбу мишень.

— Я это прекрасно понимаю, просто это не так легко исправить, — она подняла на меня полные боли глаза, — не стоит сюда вмешивать брата.

— Сутки, — повторила я твердо и уверенно.

— Я поняла, — девушка поднялась со стула.

— И не стоит винить меня, — послала вдогонку слова.

— Дура тут только я, — Сарга была почти в своем нормальном состоянии.

— Если бы ты сказала сразу, — я не обернулась к открывшейся двери, — решение было бы найдено.

— Я понимаю, — и почти закрыв дверь, тихо добавила, — сейчас уже понимаю.

В комнате я наконец-то осталась одна, а значит могу не пытаться быть милой. Все происходящее не нравилось мне до зубного скрежета, а признание служанки повергло в шок. Я считала, что хуже, чем есть, быть уже попросту не может. Но как выяснилось, нет пределу совершенства. По ее глупости у нас на носу маячит конфликт между двумя странами. А если ее отец узнает, что страна разобщена, то может попытаться прибрать нас к рукам войной.

С каждым новым часом ситуация становилась все более плачевной. Вот прямо сейчас мне хотелось к папе на ручки, и рыдать взахлеб. Но нельзя, я наследница самого опасного клана наемников во всем мире, и мне по статусу не положено рыдать у папы на плече.

Злость начала медленно затапливать меня плавно накатывающимися волнами гнева. Если на все это посмотреть со стороны, то кроме, как театром абсурда, я весь этот отбор назвать не могла. Никому в здравом уме не придет идея продолжать эту глупую традицию, когда против тебя заговор зреет. И сейчас я говорила не про собственную семью. Зная деда, тот бы уже давно сменил власть, если бы Король на самом деле ему мешался под ногами.

Сейчас надо понимать, что у нас чертова куча неуправляемых девиц, одна из которых ждет суда в темнице, но с отбора ее выгнать не могут. Видите ли, все невесты согласно традициям должны покидать его только на испытаниях. Господи, Малка, кто же придумал весь этот несуразный бред.

Да эти правила вместе с отбором надо было еще лет триста назад упразднить. Вот если меня все же вопреки всему изберут Королевой, с этого правила и начну. Мои дети не будут страдать на таком дурном турнире. Где сам приз — живой и вполне разумный человек. А за каждой из конкурсанток может стоять куча народу. За мной наемники, за другой заговорщики, за служанкой вообще страна целая с Королем и Кронпринцем в придачу.

Чем дольше я над этим рассуждала, тем более абсурдным мне это казалось. Словно я, вот так, в одно мгновение, вскрыла еще один гнойный нарыв, что столько лет зрел где-то в сердце страны. Каким вообще образом Принцесса соседней страны оказалась у нас в магической Академии?

Это само по себе уже едва ли не преступление против родины, а тут еще и к Королю с Принцем ее допустили. Кто вообще тут за безопасность отвечает? Явно не люди, которые дорожат королевской семьей. Даже для того, чтобы напрямую поговорить с моим отцом, надо столько рук пройти, что проще оказывается до нашего правителя добраться. Какая же самоироничная мысль меня сейчас посетила. Я же ничуть не лучше собственной служанки. Мне тоже следовало бы занести себя в список угроз.

Моя семья замыслила переворот, а я с таким ледяным спокойствием принимаю позицию родственников. Не удивлюсь, если в рассказанной мамой истории, дед сыграл куда большее значение, чем попало в летописи. На самом деле, тем самым заговорщиком мог быть мой дед, который просто руководил симпатичной мордашкой, за которой готовы были идти. А когда тот вышел из-под контроля, безжалостно избавился от игрушки, выйдя сухим из всей этой некрасивой истории.

Истерический смех хотел вырваться из легких, но был безжалостно задушен в самом зародыше. Нет такой проблемы, с которой я не могла бы справиться. И если для того, чтобы моя семья и дальше оставалась у истоков власти и денег, мне нужно выйти замуж, что ж, так тому и быть. Я согласна принять такое решение собственных родителей.

Даже не так, я согласна с методами и принимаемыми решениями. Проблемы у нас не такие уж и большие. Если рассматривать остальное дворянство, то мы являемся обособленными семьями. Что Герцоги, что Виконты, всегда были немного поодаль от основных семей. Именно им никогда не приходили требования, явиться под очи Королей и Королев нашей гордой страны.

Именно две мои половинки вставали на передавай, привозя с полей сражений победы. И, наверное, по этой причине деду с отцом все это надоело. Такие жертвенные поступки почему-то оставались совершенно незамеченными и проплывали бесследно.

Да, это не возвращение любимых подвесок любовницы, или верная спутница под боком. Это преданная служба собственной стране и ее народу. Только Короли не хотели думать, что такого можно ожидать от ледяных статуй, которые беспрекословно следуют за ними. И никто не догадывался, насколько сильно на самом деле мы преданы народу.

Никто из моих предков не задумывался, ведя за собой войска по полю брани, о собственной шкуре. Прекрасная Улисида, единственная наследница Герцогов Василог, подняла за собой половину страны, не задумываясь о том факте, что на этом может прерваться весь род, и гордое имя останется только в истории. А что сделал Король? Он приказал запереть ее на самом дальнем острове за позор, нанесенный его фавориту, генералу, что сдавал один город за другим. Из-за такого как он, страна лишилась четверти земель. Так он заглаживал вину, что его армию вела несмышленая красотка в платье, а не бравый бородатый мужик в доспехах.

С этого момента история моей семьи перестала переплетаться с одного конца с Королевским родом. Второй же дом Виконтов Орвик в далекие времена был Графством, и жили они подле королевских покоев. Среди них через одного были любовницы и любовники, фавориты и фаворитки, советники и придворные дамы. Самая верхушка знати. Но и их не миновала война.

Пышное поместье, которое с таким трудом отвоевала моя прабабка было подарено северным соседям в качестве извинений. Такого удара мои вторые предки не смогли пережить и отказались от всех привилегий, дружно покинув замок. Из-за чего и лишились почти всего, став Виконтами.

В те далекие года эти два рода впервые пересеклись, когда оскорбленные таким обращением Граф и Графиня в благодарность за войну смогли вытащить из заложенной наглухо башни Герцогиню.

За девушку встал народ, когда та в самом простом холщовом платье и с распущенными волосами вышла на центральную площадь и заявила, что готова умереть, но не предать свою страну. И ее победы чисты и непорочны также, как и весь ее род. Королю осталось только скрипеть зубами и возвращать ей все ее имущество и привилегии.

Недолгая история связывала две эти семьи, но именно она начала это кровожадное шествие. Возможно, нынешний Король и не виноват в прегрешениях прошлого. Но где гарантии, что точно также по окончанию отбора и полному спасению Принца, меня не объявят преступницей и не бросят в темнице гнить рядом с Сасар Флаур? Нет ее, и не будет.

Я часто слышу фразу, посмотрите на историю рода, и вы поймете, с чем имеете дело. Ведь наши предки заложили в нашей крови те традиции и правила, которыми мы руководствуемся на протяжении всей своей жизни. Именно их мы проносим сквозь века, передавая с молоком матери. И то, что я видела в истории Королевского рода, меня не радовало.

Слишком алчная семья, жадная до себя любимых. Бесконечные вереницы растрат на фаворитов и фавориток. Среди них встречались кто угодно, кроме святых. Гений и мудрец мог на проверку оказаться ушлым моральным уродом, торгующим собственными людьми. Чего только не находилось в секретных архивах моей семьи. Если это однажды всплывет, эта страна будет похоронена навечно под толстым слоем проблем и военных действий. Ее собственный народ будет презирать жить тут, даже под страхом смертной казни, сбегая в другие.

Да мы сами не святые, и не претендуем на нимб. Но даже у наемников существует кодекс чести. Именно о нем я и рассказывала Сарге. И ради своей страны, ее процветания и величия, я смогу пережить свадьбу и смерть свекра. Ради собственной страны, я и моя семья пойдут даже на переворот.

Глава 20

Оставшееся время до четвертого испытания я провела, метаясь, словно загнанный в клетку зверь. После ночного инцидента охрану усилили еще сильнее, и теперь невест вообще не выпускали из комнат. Всю еду проверяли, а слуг обыскивали. Короче говоря, пришедшая через сутки Сарга казалась едва адекватнее не высыпающейся меня.

— Написала? — хмуро я вопросила у нее.

— Да, — кивнула она, опуская прямо на пол, — и лучше бы ты меня сразу убила. Такого о себе наслушалась, что загробная жизнь просто райские кущи даже в объятиях черта будет. Отец не просто в гневе, он рвет и мечет, а поделать ничего уже с этим не может. Слишком далеко все зашло.

— Это уже куда же? — настроение у меня было далеко от идеального.

— Я беременная, — тут уже и я осела на пол собственной комнаты.

— А что? — что именно что, не знала даже я сама, но вопрос повис в комнате.

— Отец ругается, брат прислал денег на устранение последствий моей глупости, — вздохнула она, — а любимый уже побежал рассказывать той самой маменьке, которая спит и видит меня невесткой.

С этого разговора прошло более двух суток, а я все никак не могла понять, что именно меня смущает в рассказе. Словно в нем чего-то не хватает. И это нечто я узнала, совершенно случайно, подслушав разговор стражи, охраняющей мой балкон. Словно высота когда-нибудь остановила бы убийцу, охотившегося за моей головой.

Как оказалось, Сарга опять мне соврала, точнее, не до конца все рассказала. С начальником охраны они уже были знакомы почти год, и сама девушка о положении узнала далеко не вчера. Вот уже около трех недель все гадали, как же строгая Леди воспримет ситуацию о магичке в невестках, так еще и с пузом, которое скоро на нос полезет.

Это что же получается, тут действительно едва ли не проходной двор, где сам начальник крутит шашни с врагом из соседней страны? Какой же абсурд. И эпическим финалом этого всего будет коронация наемной убийцы первоклассного уровня. Бред!

Перед четвертым испытанием к нам ненадолго пустили модисток, которые должны были проверить хорошо ли сидят на невестах платья. И не разъелись ли в неволе птички певчие. Я-то даже взаперти находила неприятности на собственную голову. Так что с такими нервами и стрессом платье на мне пришлось ушивать.

Дамы даже начали умиленно вздыхать и причитать, что я так переживаю из-за отбора, что даже похудела. Эх, знали бы они на самом деле, из-за чего у меня голова болит, и по каким поводам я переживать изволила, давно сбежали бы.

Из зеркала на меня в тот момент смотрело совершенно замученное существо с явными признаками недосыпа и усталости. Черные круги под глазами не могли затереть ни одни маскировочные чары. Такими черными провалами они казались на моем тонком личике. Короче говоря, все дамы списали это дело на любовную горячку, и записали меня в главные фаворитки Принца. Как же сильно они ошибались, даже смешно от этого.

Над всем этим я и размышляла, наблюдая за тем, каким красноречивым соловьем заливается Гекторс, расписывая перед собравшейся публикой и журналистами всю важность четвертого этапа. После чего, облобызав моей матушке руку со всех сторон, благополучно сбежал из помещения, оставляя невест в гордом одиночестве бороться с испытанием.

В результате, мы еще около часа стояли и медленно впадали в спячку под витиеватые речи всех, кто должен был высказаться перед началом отбора невест. И словно специально, каждый из них так и норовил затянуть свою речь на добрых минут двадцать, а то и подольше.

Как итог, начало всего этого бедлама я просто проспала с открытыми глазами. Когда меня третий раз позвали уже по имени, я, гордо вскинув голову, не глядя ни на кого, рванула на себя черную дверь. Мама не ошиблась, впрочем, как и всегда, оказавшись правой. Никто из девушек не пожелал выбирать столь непривлекательную дверцу, и даже пропустив все на свете, она досталась мне.

На королевские сады это было мало похоже. По ним на одном из свиданий мы бродили, и я приблизительно помнила, как и что должно быть. Тут же была дикая смесь из замкового парка, нашего семейного розария и бабушкиной теплицы с запрещенными растениями. Получается, поиск ленточек все же не совсем элементарное задание. Воздав хвалу любимой матушке, отцепила от корсажа тяжеленную юбку, оставаясь в обтягивающих брючках и корсете.

Медленно, стараясь глубоко не вдыхать, я двинулась по тропинке. Инструкции на двери не дали мне ровным счетом никакой информации. Кроме одной, если я выйду сразу же, то провалю испытание и немедленно отправлюсь домой. Интересно, сколько наших красавиц именно так и поступят? Ставлю минимум на трех. Хотя уйти-то должны только две.

Все же еще раз убедилась в том, что это очень странные правила. Усмехнувшись, приметила в углу очень знакомую деревяшку, именно ей бабушка орудовала для того, чтобы усмирять слишком уж любвеобильные и смертоносные растения. Палка-колотушка мгновенно была перехвачена и любовно обласкана. Теперь я не сомневалась, я была в немного измененной, но теплице моей бабули. Никто бы и не подумал, что суровая Герцогиня может иметь такое простое хобби.

Ну это конечно на первый взгляд простое, на самом деле половина этих зеленых питомцев едва ли не опаснее всего королевского элитного взвода. По этой причине я и кралась по извилистым тропинкам крытой теплицы. Бабушка не скупилась, и по размеру эта прелесть была едва ли не с приличный домик обычного человека.

Первую ярко-голубую ленту я заметила в кустах алариского мхатиля. Ядовитой заразы, от которой помирают в течении десяти минут после прямого контакта. Интересно, а во что-то полегче матушка не могла их засунуть. Да хоть в соседний куст можжевельника, которым эта ядовитая гадость и питается. Или это задание из разряда: давай проверим твои знания на практике?

Прижав колотушку поплотнее к груди, примерилась к кустику с безобидными сиреневыми цветочками и ярко-алой листвой. Если прикоснусь к ним, считай, я труп. Эх, зря я юбки около входа оставила, можно было бы использовать их как непрямой таран. Все же к свету эта гадость очень чувствительная, точнее к отсутствию прямого его источника.

Осторожно, пытаясь не делать резких движений и не отбрасывать тень на злосчастный куст, начала к нему приближаться. Если смогу дотянуться палкой до ленты, дальше будет просто дело техники. Вот только реальность и фантазия моей родительницы преподнесла очередной сюрприз.

Гений чистой злорадности, смогла выдумать даже тут такое, что волосы на голове начинали шевелиться от страха. Лента оказалась привязана на этом кустике, и просто подцепить и стащить ее было невозможно. Хочешь не хочешь, а предстояло лезть туда руками.

Напрягшийся мозг спустя десять минут выдал мне все же информацию, где у бабушки хранится садовый инвентарь и защитное снаряжение. Добраться туда заняло у меня еще минут десять, с учетом неравного сражения с ползучим переваривающим даже ядовитую слизь плющом. Но вооружившись перчатками и защитным фартуком, мне стало значительно легче. Теперь я хотя бы могла не переживать за то, что кто-то из бабушкиных питомцев в меня плюнет.

К кусту я возвращалась в яростном стремлении побыстрее отнять у него полагающийся мне приз, и убраться поскорее восвояси. Но нет, с этой красной пакостью пришлось повозиться, он ни в какую не собирался смирно ждать, пока я развяжу трофей. Листья и ветви изгибались, крутились, перемещались. В общем, делали все, чтобы усложнить мне и без того нелегкую задачу.

Плюнув на все, подняла с пола палку-колотушку и прицельно так зарядила по великолепной фиолетовой шапке цветочков. Куст мелко вздрогнул и осел. Ну вот, успокоился. Веточки лениво шевелились, словно он и вправду приходил в себя после шока. Узнавать это наверняка не стала, быстро сдернула голубую ленту, пока листья медленно пытались оттолкнуть мои пальцы в сторону.

К следующему объекту моего интереса я вообще приближалась с опаской. Многоигольчатый пустынный дьянк я увидела совершенно случайно, когда лист плювантука зацепился за мой ботинок, и я пыталась освободить собственную ногу. Из всего бабушкиного арсенала он был самый безобидный в свойствах ядов и отравлений. Но вот по физическому урону, даже первый куст рядом не стоял, этот колючий гигант был вне конкуренции.

Стоило приблизиться хотя бы на полметра, как эта махина начинала осыпать тебя горой иголок, которые восстанавливались с бешеной скоростью. По прочности они были сравнимы с осадными орудиями, прошивая насквозь сорок сантиметров металла.

Какому умнику пришло в голову прилепить на эту смертоносную махину кокетливую розовенькую ленточку в нежную полоску? Похоже чувство юмора принадлежало деду, раз тут настолько весело. А собственно, почему бы и нет. Он же тоже замешан во всем этом балагане, так что не удивлюсь, если к этому злосчастному этапу на храбрость и он приложил свою руку.

К монстру приближалась настолько медленно, насколько это было возможно. Сейчас, главное его не напугать, и надеяться на лучшее. Возможно, в спецовке и с палкой на перевес я буду походить на бабушку, и это нечто из пустыни меня не тронет, и не станет поливать водопадом из игл.

Надежды, конечно, слабоватенькие, но все же лучше, чем нестись на него сломя голову, и через мгновение быть прошитой насквозь сотней другой иголок. Опасная дистанция приближалась столь стремительно, словно я к нему бежала в объятия, а не боялась сделать лишний шажок к этой страшилище огородной. Похоже, молитвы все же были услышаны, и растение не пыталось меня превратить в дуршлаг для макарон. Ленту я с него стаскивала дрожащими от страха руками.

Отбегала от него я с большей скоростью. Так мне осталось добыть еще одну ленту. Вопрос только оставался в том, на какой дико опасный вид флоры ее нацепили мои родственники. Нет, я тут тоже понимаю, если бы это оказалось простой прогулкой по саду, где самое опасное, это встать на лавочку на каблуках, нам бы никто не поверил. А так это, извините меня, от меня для многих растений знакомо пахнет. Попади сюда кто посторонний, боюсь, уже давно стал жертвой хищного и всеядного экспоната бабушкиной коллекции.

По саду я уже слонялась больше часа, и никак не могла найти эту злосчастную ленту. В результате, от махания палкой-колотушкой уже болело плечо, а на мягком месте красовался отпечаток целовального вьюнка. Мерзкая пакость, которая вреда особого не причинит, но зацелует на смерть. От этой вечнозеленой и активной тварюшки я сбегала быстрее, чем от пустынного дьянка.

Сглотнув вязкую слюну, я наконец-то увидела искомый мной недостающий трофей. Белоснежная ленточка была привязана к анчагору, дереву погибели. Каким уж образом бабушке удалось его выходить и откормить, удивлялись даже те ботаники, которым был открыт доступ в святая святых этого поместья. Это дерево, по слухам, росло только на залитых кровью полях, и то было весьма сухим и чахлым из-за недостатка пищи. Если надрезать ствол, то из него потечет рубиново-красная вязкая жидкость. А ее запах лишит вас рассудка.

Хоть в медицине и зельях его использовали для лечения огромного количества заболеваний, содержать такое дерево было просто незаконно и опасно для собственного здоровья. Но рассматривая сейчас бабушкину гордость, я что-то в этом сомневалась. Холеное и лоснящееся на свету дерево не выглядело столь опасным и едва ли не помирающим. Словно оно постоянно кровью питалось. Но это, я точно знала, было не так. Бабушка при всей своей строгости, даже над убитыми мухами сокрушалась.

Получается, тут дело в чем-то другом. Ладно, этот вопрос можно оставить и напоследок, сейчас самое главное придумать, как достать ленту, хоть и с самой нижней, но весьма драчливой ветки. Из-за вечной охоты на их сок, деревья начали агрессировать. Может тут не так все страшно, и будучи бабушкиным любимцем, мне ленточка сама в руки свалится?

Раскатанную губу я закатала в тот же момент, как поперек лица мне прилетела здоровенная ветка, едва успела присесть. Чуда не произошло, и пришлось пускать в ход палку-колотушку. Так это и продолжалось около получаса. Дерево на меня замахивалось очередным упругим отростком, я отбивалась, приседала, и медленно пробиралась к намеченной цели.

Самый простой метод даже пробовать не стала. Если я запущу в дерево кинжалом, бабушка меня потом с потрохами сожрет, и не подавится за своего любимца. Так что приходилось отбиваться от спятившего на радость всем дерева, и, подныривая под ветви, пробираться к стволу.

Наконец-то все закончилось, когда я с размаху врезалась головой в ствол. Механизм сработал, и дерево перестало со мной воевать. Хорошо палкой в него не бросила, кожица на проверку оказалась тоньше человеческой. Попасть же под действие ядовитых паров, совершенно не входило в мои планы.

Быстро сдернула с дерева последнюю ленту, погладила на прощание ствол, и поспешила на поиски выхода. Уходить через черную дверь было нельзя. Так что нужно найти огромные распашные створки этого стеклянного монстра. Если мне память не изменяет, агрессивное дерево располагается почти в самом центре и к востоку от парадных дверей замка. Следовательно, мне нужно двигаться на запад, сквозь мшистиков и прочую менее опасную травяную флору. Хоть это радовало. Но стягивать защитную амуницию и отставлять в сторонку палку я не спешила.

И очень этому обрадовалась, когда увидела на дверях того самого вьюнка, след от которого у меня уже красовался на самом интересном месте. Перехватив поудобнее колотушку, прицелилась, и сразу же зарядила по самому толстенькому стеблю. Растение взвизгнуло и расползлось сразу же.

Вот теперь спокойно можно сложить весь инвентарь на низенькую лавочку, проверить наличие всех лент на руке, и оправить внешний вид. Я наконец-то прошла четвертое испытание, а значит большая половина отбора позади, и с этого момента игра пойдет по крупному.

Глава 21

Выбравшись на свежий воздух, вдохнула полной грудью и облегченно перевела дыхание. Ну вот и все. Осталось только узнать, кто из девушек сдался, а кто рискнул пройти испытание еще более смертельное, чем у меня самой. Боже, Малка, помоги им. Если уж у меня было самое простое, то у них я даже не представляю, насколько сильно мама решит использовать собственную фантазию.

Вздохнув, осмотрелась и заметила красноречивый такой плакат с надписью: «Отбор», сделанной красной краской на белом фоне. Значит мне нужно именно туда. Что же, посмотрим, к чему нас это приведет. Стоило подойти, как я оказалась во дворце. Похоже, магов к этому этапу подключили.

Как ни странно это наблюдать, но я оказалась самой последней из невест. Все остальные уже были в зале и активно рыдали. Точнее рыдало только пять невест, значит я предпоследняя. Но стоило посмотреть на хмурых присутствующих и белую простынь в уголке, как вопрос снялся с повестки дня. Все же кто-то попытался преодолеть мамину фантазию и не смог.

Пересчитав еще раз уже не совсем красоток, поняла, что мертвой на этот раз оказалась, как бы странно это не звучало, еще одна любовница Принца. Помнила я ее смутно, но все остальные были мне знакомы куда лучше. Так что этот вывод напрашивался сам собой. Только у меня вопрос: «Кто именно ее убрал? Мама или …?»

Если брать во внимание вполне себе живых девушек, что размазывали по лицу косметику, то мама точно не пыталась таким образом расчистить мне путь к трону. Она и так знала двери, и что за ними, в этом просто не было смысла. Под ударом могла оказаться каждая. А рисковать многими дворянками ради простой фаворитки она бы не стала. Все же не так она воспитана, чтобы разбрасываться дочерьми этих земель.

Еще раз внимательно присмотрелась ко всем присутствующим и поняла, что я решительно ничего не понимаю. Все выглядели настолько опечаленными и обеспокоенными, что мне даже не верилось, что она умерла случайно.

— Наконец-то, — чей-то голос раздался слева от меня, и я оказалась в кольце рук.

— Что тут произошло? — удивленно смотрела на растерянную матушку.

— Если бы мы еще знали, — по ее голосу слышалось расстроенное состояние, почти паническое.

— Почему одна из девушек мертва? — старалась говорить как можно тише.

— У нее теперь нет головы, — словно в замедленной съемке перевожу взгляд на тело.

— Как? — в горле встал ком, и ни в какую не собирался пропадать.

— Это не о том разговор, — мама побледнела еще больше, — все девушки вернулись с теми или иными травмами. С тобой за время испытания ничего странного не происходило?

— Что могло произойти в месте кишащим плотоядными и не совсем опасными для жизни растениями? — вздернула я вопросительно бровь, — Меня пару раз пытались сожрать, покусать, зацеловать, проткнуть, поджечь, отравить, список стоит продолжать?

— Я не про растения, — покачала головой мама, — на тебя не пытались напасть?

Признаться честно, этот вопрос поставил меня в тупик. Даже если и был там кто-то, я попросту этого не заметила. В спецовке и с палкой на перевес я была максимально защищена, конечно, если такое слово вообще применимо к бабушкиной теплице. А человек зашедший в нее с улицы, и не особо разбирающийся в ботанике, вряд ли проживет там дольше пары минут и десятка неосторожных шагов.

— Даже если там кто-то меня ждал, — зал обратился в слух, а я озвучила собственную мысль, — его сожрали раньше, чем я туда вообще зашла, или позже. Это тут уже особой роли не играет. Больше десятка шагов он вряд ли прошел. И не важно, от черной двери или от распашных.

— Ты в этом уверена? — мама все еще была обеспокоена.

— Ты сама туда заходила? — посмотрела я с насмешкой на родительницу.

— Малка, упаси меня туда соваться, — едва не перекрестилась бывшая Герцогиня.

— Вот тебе и ответ, — кивнула я головой, — даже вы с дедом без надобности не рискнете туда зайти.

— Надо будет маму попросить обследовать теплицу на наличие посторонних останков человека, — пробормотала матушка себе под нос, — или хотя бы намека, на то, что кого-то сожрали ее питомцы.

— Вы подстроили испытание своей дочери? — кто-то из дворян заголосил во все горло.

— Вы сами-то добровольно туда зайдете? — указала мама на стену с теплицей.

— Нет, — тут же сдался мужчина и попятился от экрана.

— Вот и я нет, — вздохнула блондинка, — и заметьте, я с ними бок о бок до двадцати двух прожила.

— Так что прекратите обвинять меня в этом, — грозно сдвинула брови матушка, — лучше ответьте мне, как наемники из пустынь смогли пробраться в столицу. Перед началом испытаний стража перевернула все и не нашла ничего. А тут шесть участниц подверглись нападению, а одна чудом его избежала, сражаясь с хищными растениями. Как вы думаете, кому придется писать матери погибшей девушки? Ни кому-то из вас, а мне, как организатору этого этапа отбора невест. И если вы сейчас мне скажете, что я такого не делала. Да, не делала, в свое время я ночь проспала в гробу с мертвяком, а нынешняя Королева убегала от гномов, прихватив с собой яйцо психила. Думаете, нам было проще или менее опасно? Нет, это я постаралась обезопасить их по полной, и не отправлять за пределы хорошо охраняемых земель семей Орвик, Флаур и Василог. Девушки были под наблюдением, и боевые группы следовали по пятам. Пятерых это спасло от верной смерти, одной, увы, не повезло. На ней не было даже самого захудалого артефакта, который дал бы спасительные секунды до прибытия отряда. И если после всего этого вы только посмеете заикнуться о нашем подстроенном испытании, я вам лично оторву вашу голову и насажу на городские ворота. Даже Леди Флаур, обвиненная в весьма тяжких преступлениях, отделалась только испугом в собственном лесу. Я старалась обезопасить всех. Ничего серьезнее иллюзий там быть как раз не должно было. Прости, родная, тебе достались настоящие растения. Они все без исключения королевские невесты, и должны охраняться, а не подвергаться смертельной опасности. Так что вопрос к вам, господа, кто именно отсюда рассказал наемникам, куда переместили девушек!

Зал притих и стыдливо отводил глаза от белой простыни на полу и рыдающих навзрыд красавиц. Все прекрасно понимали, о самом испытании знали только люди семьи Орвик, и если фактическая Королева преступного мира соизволила наорать на всех дворян, то дело тут нечисто. Слишком подозрительное нападение было. Даже я, не видевшая ничего на экранах, могла за минуту нарисовать в голове картину всего произошедшего.

А произошло на самом деле ужасное и непоправимое. Среди знати стоял предатель. И этот кто-то, в отличии от той же Королевы Ларасары или Герцога Флаур, действовал не в интересах страны. А просто получал деньги себе в карман от пустынников, сливая им информацию и государственные тайны. Это было уже вдвойне страшно, ведь сейчас перед нами только самые родовитые и важные люди нашей страны стоят.

Если сейчас среди них окажется предатель, то эффект от этого будет сродни государственной войне за престол. Из-за такого в королевской семье нашей страны редко можно встретить несколько детей. Если только с огромной разницей в возрасте. Пятнадцать, а то и все двадцать лет.

Предатель, причем в самой верхушке страны. Считай в ее сердце, это же уму непостижимо. Это страшно. Ладно воевать между собой, но не на чужую сторону. В таком случае, ты сам собственными руками уничтожаешь память о собственной семье и родине. Закапывая и хороня своих славных предков под тоннами непросветного гранита.

Если сейчас хоть кто-то попытается дернуться, я прекрасно понимаю, ему не уйти. Не только стража, его сами люди растерзают. Это вызывает ужас. К детям у нас всегда относились аккуратно и чутко. Дети — это наше самое огромное достояние и ценность. И совершенно не важно, дворянин он или крестьянин, в первую очередь это ребенок. По меркам многих, и мы здоровые на вид девицы, будем детьми для родителей и родственников, для всего старшего поколения.

Уничтожая детей, мы можем потерять наше собственное наследие, ставя на край вымирания всю страну. И если сейчас среди присутствующих есть тот, кто готов поступиться этим правилом, думаю он не жилец. Его не будет судить суд. Как и говорила матушка, ему прямо тут оторвут голову и повесят ее на воротах. Чтобы все знали предателя нашей страны.

И согласны с таким решением будут абсолютно все, даже родственники преступника. Конечно, если они сами не замешаны. Тогда в этом случае они попытаются просто сбежать, увидев такое предупреждение. Правда им это не удастся, первый же преступник приволочет покалеченные тела стражникам и еще благодарность за это получит.

Уже не раз и не два такое происходило. Но старые семьи все продолжают плодить в своих стенах глупцов, возжелавших славы и богатства в другой стране. Возможно, тут виновата людская алчность, или воспитание, или власть, что начала прогнивать с самой ее верхушки. Об этом рассуждать не мне, а верховному богу. Наша задача совершенно проста, организовать встречу предателя с богом.

По лицам всех присутствующих в зале я могла сделать предположение, что в их головах блуждают плюс-минус похожие мысли. Теперь все с напряжением ждали, когда же хоть у кого-то сдадут нервы. Но все стояли, и только подозрительно косились на соседей.

— Я так понимаю, предателя тут нет? — подняла я глаза на матушку.

— Нужно проверить, кто покидал зал после начала испытания, — правильно поняла она мой тонкий намек, — думаю, сейчас стоит заняться делами.

— Чем вам помочь, Леди Орвик? — тот же самый мужик теперь выглядел решительным попугаем.

— Для начала, проследите, чтобы всех девушек доставили в их комнаты под охрану, — мама казалась слишком хмурой, — дорогая, прости, но ты тоже теперь под замком в комнате.

— Хорошо, — спорить на глазах огромной толпы не имело смысла.

— Надеюсь, остальные не будут противиться? — ореховые глаза переместились на девушек.

— А как же я? — Сасар с припухшими от слез глазами смотрела на маму.

— В комнату и ее, — скомандовала любимая родительница.

— Что потом? — кто-то из дворян уже медленно поднимал девушек на ноги.

— Найдите Алауди, — так папин друг тоже тут, — он должен был следить за залом из вне.

— Мадам, боюсь дела плохи, — от дверей раздался полузадушенный шепот.

— Николетт, — кивнула на дверь матушка.

Кивнув ей в знак согласия, выдернула из голенища сапога кинжал и медленно приблизилась к двери. Теперь я понимаю, что так испугала славного Лорда. Половина коридора была залита кровью стражи. А у самой двери лежало тело нашего мага.

Осторожно присела на корточки, и, стараясь не тревожить его лишний раз, постаралась нащупать пульс. Вздохнув, перевела дыхание. Пульс был, слабый, но был. А значит наш маг выкрутится, если уж с того свету возвращался, тут и подавно выкарабкается.

— Врача, — закричала я, — он жив, но без сознания.

— Посторонитесь, — ко мне подбежал пухлый медик, — замечательно, сердцебиение стабильное.

— Уводите девушек, — мама совсем нахмурилась.

— Дамы, пойдемте, — кто-то попытался растормошить девушек.

— Думаешь, это хорошая идея? — смотрела я в потемневшие глаза матери.

— Оставь кинжал, — тихо проговорила мама.

Послушно кивнув, вложила в ее тонкую кисть столь же изящное лезвие. Похоже мама и так знала кто тут, и на чьей стороне. Живым отсюда не уйдет никто из причастных к смерти девушки. Наверное, это и к лучшему. Не стоит невестам видеть весь остальной кошмар.

— Убей того, что ведет Флаур, — на грани слышимости прошептала мне мама.

— Будь осторожна, — и резко развернувшись, поспешила к невестам.

— Кто из нас отчислен? — нервно рассмеялась миловидная Баронесса.

— Вы, собственно говоря, — пожала плечами мама, — раз спросили.

— Замечательно, — девушка облегченно вздохнула, — не хочу тут больше оставаться.

— Тогда этап завершен полностью, — мама кивнула, — номер пять и номер двенадцать выбыли.

Мы все дружно начали пробираться по залитому кровью коридору. Да что же тут такое произошло. Не поверю, что Алауди в одиночку не смог остановить пустынников. Да они с папаней по пьяной лавочке еще и не так махались. А тут словно он рядом стоял и смотрел, пока стражу на лоскутки кромсают. Или это так и было?

Если предположить именно такой расклад, то тут могли стоять те стражи, что предали королевство. Тогда получается, их просто убрали. Больше не погибло ни одного стражника, только те, которые были вместе с нашим магическим гением.

К комнатам девушки подходили, едва ли не захлебываясь рыданиями и испуская такие волны страха, что любой мертвяк сбежал бы. Перед тем, как зайти в комнату, я остановилась, наблюдая за тем, как девушки заходят в свои. И хорошо, что я это сделала.

Человек, на которого мне указала мама, выдернул из-за пояса короткий меч. Правда на этом его действия и завершились. Спустя мгновение, он уже хрипел и падал на пол. Метательный нож торчал ровно из его артерии на шее.

— Спасибо, — Леди Флаур огромными глазами смотрела на меня.

Постояв немного и подумав, я поняла, что все просто так это не закончится, а значит пятеро нас становятся мишенями. Сколько же сторон решили поиграть в этой игре? Похоже, уже не только четыре, известные мне. А куда как больше. И под раздачу попали не только участницы отбора, но и все присутствующие в замке люди.

— Леди, вы живы, — Сарга почти рыдала, — какое счастье. Я только получила письмо из дома. Клан Дараго объявил войну всем правящим семьям. Моего брата пытались отравить сегодня утром.

— Дело принимает фантастически паршивый оборот, — прошипела я сквозь зубы.

— Леди Орвик? — две Графини, тесно прижавшиеся друг к другу, огромными глазами смотрели на меня.

— Да? — перевела я взгляд с плачущей Сарги на них.

— Можно мы будем спать у вас в комнате на полу? — по лицам девушек я видела их отчаяние.

— Как скажет Принц, — только и смогла выдавить из себя, — если он разрешит, милости прошу.

Сейчас было не самое лучшее время для самоуправства. Нужно сперва дождаться вестей от мамы или Гекторса.

Глава 22

Анализируя все произошедшее на последнем этапе, я все отчетливее понимала, что, кажется, этот отбор катится в тартарары и принимает форму локального Армагеддона. Именно такого вот небольшого, но очень ощутимого. Сиди мы в своем поместье, и не узнали бы о нем.

Но это была не судьба. Мне пришлось находиться на этом злосчастном отборе невест и наблюдать за всем этим цирком с первого ряда. Так, словно мне этого мало, еще и участвовать во всем этом безобразии. Эх, где же я так провинилась перед семьей-то?

В дверь неожиданно постучали, и мне пришлось отвлечься от собственных размышлений и вынырнуть из воспоминаний, в которых я медленно блуждала, стараясь найти ответы на вопросы.

Ответы, которые вот никак не хотели формироваться и находиться.

— Прости, что без приглашения, — Гекторс протиснулся в образовавшуюся щель.

— Что-то случилось? — я соскользнула с подоконника.

— Нет, — покачал он головой, — просто все вчерашнее немного не вписывается в привычную жизнь нашего замка. Словно я попал в головокружительный бульварный роман.

— Думаю, — усмехнулась ему, — все не так уж и плохо.

— Тут с тобой соглашусь, — он присел на диван, — могло бы быть и хуже.

— Так что тебе стоит признать, — я опустилась в кресло и расслабилась, — наша помощь в этом деле очень даже неплохо вас выручила.

— Как только все это закончится, — вздохнул Принц, — с меня для тебя подарок, все, что пожелаешь. Ради такого дела, захочешь, на самом деле на тебе женюсь.

— Боги, упасите меня от такой участи, — рассмеялась я, — я буде наемницей до конца собственной жизни. Так что не бойся, найдем тебе достойную невесту.

— Да не в девушке и свадьбе вообще дело, — печально выдал Принц, — ты знаешь, сколько моя семья должна твоей?

— Прости, — помотала я головой, — по поводу такого я не в курсе дела. Никогда не слышала, чтобы королевская семья была бы нам должна.

— Так вот мы должны, — он немного замялся, — столько, что проще сразу продаться в рабство и больше не вспоминать, что когда-то мы были правящей семьей.

— И что из этого? — вопросительно подняла бровь и склонила голову на бок.

— Мой отец затеял всю эту историю только ради того, чтобы я смог привлечь тебя, — покраснел он до состояния помидора, — но у меня душа не поворачивается на такое пойти. Если бы ты хоть увидела во мне мужчину, это уже другой вопрос. А приставать к девушке, которой я не интересен, считаю это слишком низким поступком. Лучше на самом деле просто отдам тебе корону, и тем самым верну все долги нашей страны перед твоей семьей.

— Ты сейчас пошутил неудачно? — я поперхнулась воздухом от такого заявления.

— Нет, — серьезный взгляд серых глаз заставил поежиться.

— Головой что ли тебя Сасар приложила? — вздохнула и напряженно свела брови.

— Сама послушай, — меня едва ли не пригвоздили к креслу, — я не могу, как мой отец отгораживаться от тебя многолетней дружбой и мелкими изменениями в законе. Мне совесть не позволит так просто отпустить всю эту ситуацию. Я спать не могу. Меня словно изнутри сжирает осознание, что это вся бесконечная вереница долгов, которая ляжет на мои плечи после принятия короны и Королевских регалий.

— Я не требую с тебя этих долгов, — смотрела я ему в глаза.

— Но этого требует моя совесть и мужская честь, — глухо проговорил парень, — если бы я мог их тебе вернуть. Но тут выяснилось, что королевская казна существует только за счет твоей семьи и рухнет как карточный домик в первое же мгновение, как ты перестанешь выписывать чеки. Это не просто больно, это почти физически невозможно осознавать, что в этом теперь только моя вина, и от этого я никуда не смогу деться и скрыться. Что я практически полностью принадлежу тебе, вместе с короной и целой страной.

— Тебя задевает тот факт, что ты должен женщине? — с напряжением всматривалась в его лицо.

— Нет, — покачал он головой, не выпуская моих рук, — меня задевает вся эта ситуация в целом.

— Что же конкретно? — я не могла понять, что за мысли блуждают в его темноволосой голове.

— Все, — тихо ответил он, не отрывая взгляда от моих расширившихся глаз.

— Я не понимаю тебя, — совершенно безумными глазами смотрела на него в упор.

— Все это слишком сложно, — прикрыл он глазами, — это засело у меня в голове. Я себя чувствую самым мерзким на свете человеком. Словно меня всего с ног до головы изваляли в грязи.

— Ты бредишь, — уверенно заявила я, — и сейчас сходишь с ума.

— Да не схожу я с ума, — едва не заорал он, — просто меня это все угнетает.

— Пойми ты, дурак, — зашипела я уже в его лицо, — никто не собирается выставлять долги родителей. Они на то и родителей, что разбираться в этом только им.

— А если тебе понадобиться перевернуть политическую обстановку в стране, — криво усмехнулся парень напротив меня, — ты не будешь напоминать мне про эти долги?

— Буду, — честно призналась я, рассматривая его.

— Вот и подумай, — тихо сказал он, — каково это сидеть и ждать неизвестности.

— Отвратительно, — мне пришлось честно капитулировать с поля спора.

— Вот и скажи мне сама, и честно, — глаза в глаза, так близко, — чем я должен отплатить тебе и компенсировать все, что уже взято у тебя. Так еще и не потерять поддержку. Я трезво отдаю себе отчет, что если ваша семья перестанет нас финансировать, завтра же мы загнемся.

— А что ты можешь мне предложить? — пелена жестокости и решимости в сером омуте глаз начала меня завораживать.

— Только себя, и свою корону, — тихо, на уровне слышимости выдохнул он.

— Не самое богатое предложение, — я едва могла шевелить губами, настолько близко мы были.

— Зато самое честное из всего, что я могу тебе сделать, — дыхание опалило мои губы.

— Я верю, — и все же смазано, но задеваю сухие и немного покусанные губы.

— Тогда прими его, — меня словно дразнили, продолжая опалять теплым дыханием.

— Зачем мне это? — я пыталась честно не поддаваться на эту бессовестную провокацию.

— Потому что ты этого хочешь, — и кто первый преодолел этот миллиметр я не знаю.

Себя я уже ощущала словно в раскаленной и такой невероятной реальности, что сама не верила в происходящее. Нежное и ласковое касание медленно начало становиться все более глубоким и настойчивым. Постепенно к его губам присоединился язык, и я бесстыдно простонала. Почти неслышно, но так ощутимо, что я не сомневалась, Гекторс услышал.

Поцелуй стал еще более глубоким, словно он пытался мне доказать, что я не способна отказаться от этого совершенно и бесповоротно непристойного предложения. А я не могла, еще там, на одном из первых свиданий, когда я потеряла шляпку, а он расцарапал руку о куст. И вот сейчас все медленно начинало повторяться с новой силой.

Пламя разгоралось все ярче и ярче. С каждым новым мгновением захватывая меня сильнее и унося дальше от реальности. Я уже потерялась в безумном круговороте непонятного и не принятого мною желания. Сочного и вкусного пламени, что накрывало меня огромной волной. Словно водопад, обрушиваясь на голову, и заставляя все мысли исчезать в неизвестном направлении.

Стоило теплым пальцам сомкнуться на моем затылке, и, потянув за волосы, откинуть голову, подстраивая положение тела так, чтобы ему было удобнее вторгаться в мой разгоряченный рот, по голове пробежались мурашки, и стало не просто жарко, а невыносимо душно. Словно меня захватили в свой плен и решили из него не отпускать.

Кусая его губы в ответ, я шарила руками по камзолу, стремясь нащупать вслепую пуговицы и вынуть их из петелек. Но проклятые длинные ногти, которые было положено иметь любой уважающей себя Леди, чертовски мешали в этом занятии, не позволяя мне поймать небольшие полукруглые пуговички на парадном одеянии брюнета.

Серые глаза, словно издеваясь надо мной, подливали масла в огонь, дразня и разжигая в груди пламя, такое страстное и жаркое, что я почти задыхалась в поцелуях. Гекторс не позволил себе ничего лишнего, точнее пытался оставаться в рамках приличия, которые весьма символично нам дозволены. Вот только мое желание уже не помещалось в них, взрываясь фейерверками перед глазами.

Наконец-то мне удалось разделаться с верхней одеждой и стащить ее с парня. Но рано я обрадовалась, под плотной тканью обнаружилась рубашка с еще более мелкими пуговичками, которые ни в какую не желали поддаваться моим пальцам с ноготками. Как же маменька с такими-то живет и выживает. Или тут все заключается в силе привычки и тренированности этих самых пальчиков. Она-то папулю виртуозно раздевает, судя по стонам в кабинете родителей.

Постепенно поцелуй становился все глубже и чувственней, словно океан, раскрывая мне все грани невероятного удовольствия, что все эти годы было спрятано где-то в глубине моей души. И теперь снежной лавиной или водопадом обрушиваясь на мою голову и душу.

Хотелось еще больше, хотелось еще страсти, хотелось всего и сразу. Этого запретного и такого необычно волшебного. От чего сердце пропускает удары, а спина выгибается навстречу пальцам. Все мои наряды, которые я с равнодушием демонстрировала Принцу, теперь казались мне изысканной пыткой. А мама предстала настоящим злым гением, способным и не на такое поистине нечеловеческое коварство.

Наконец-то рубашка поддалась, даже не смотря на то, что последнюю пуговицу я почти с мясом вырвала и куда-то дела. Мне было все равно, я хотела почувствовать, как под теплой кожей безумно бьется сердце, отстукивая сумасшедший ритм этого сумасшедшего дня.

Самыми кончиками пальцев я трепетно обводила каждую мышцу, обтянутую шелковой кожей. С нежностью очерчивала рельефы фигуры, и с замиранием прикасалась к груди. Сердце парня на самом деле выбивало невероятный ритм, но я была просто уверена, мое вторило ему немногим меньше, тоже забываясь в этом стремительном голове.

Чувства лились через край, затапливая меня в водовороте страсти и обжигающего желания. Каждый из нас не пересекал черту. Гекторс не смел ко мне прикоснуться, а я была не вправе опускать руки ниже границ его штанов, не позволяя даже мысленно этого себе сделать.

Наше дыхание смешивалось, а языки раз за разом сходились в танце страсти и желания. С каждым новым мгновением было все труднее сдерживаться. И с каждой новой секундой приходило осознание, что все это не просто игра, а полноценная страсть, которой мы пропитаны насквозь. Что нас на самом деле тянет друг к другу магнитом, сжигая в невероятном танце этой тишины.

Молчание нарушалось только нашим тяжелым дыханием и мокрыми звуками поцелуев. Больше ничего не выдавало нас, только эти едва различимые ноты мелодичной сонаты, которую мы выписывали собственными движениями. Она звучала только для нас двоих, и не важно, что это столь краткое и хрупкое мгновение даруемое нам временем.

Я просто тонула в этой пучине и не думала ни о чем. О каких-то там приличиях и достоинстве Леди. Я ни разу не Леди, и, вообще, я тут всего-лишь наемница, которой поручено сохранить страстно целующую меня голову на ее законном месте. И плевать, что сейчас я сама до крови впиваюсь в плечи собственного задания и с наслаждением отвечаю на его поцелуи. Я хочу этого, мне нужна эта страсть. Пусть всего на мгновение, но почувствовать себя живой.

— Может так я смогу тебя переубедить? — хрипло выдохнул, оторвавшись от меня Принц.

— Не знаю, — простонала разочарованно и с огромным трудом, перестав цепляться за его плечи.

— Давай, ты подумаешь, — не знаю каким чудом или проклятием он смог отстраниться.

— Может, ты потом будешь разговаривать? — серьезно посмотрела я в его глаза.

— Прости, — покачал головой парень, — но нам стоит остановиться, пока это не зашло слишком далеко. Как бы сильно я тебя не хотел сейчас, на кону наше будущее, и рушить его из-за сиюминутного желания глупой плоти я не хочу.

— Да пойми же ты, — едва не взмолилась я, — если нам и суждено стать врагами, то это будет завтра, в следующем году, столетии или веке, но сейчас нам ничего не мешает. Есть только эта комната и мы вдвоем. Нет, ничего другого. Просто выкинь из головы все проблемы и страхи. Забудь про эти долги или что там есть. Останься в этой крохотной реальности, в которой есть только я и ты.

— Ты хочешь меня? — расплавленное серебро плескалось в его взгляде.

— Да, — выдохнула я на низкой ноте наслаждения и адреналина, бегущего по венам.

— Тогда пообещай мне, — вновь навис надо мной он, — что если сама выиграешь в двух последних испытаниях, то подумаешь над моим предложением.

— Каким предложением? — с растерянностью смотрела на него.

— Выйти за меня, — он опустился на колено и из кармана сорванного камзола достал коробочку.

Открыв темно-синее творение мастера, мне продемонстрировали родовой перстень королевской семьи. Он призывно переливался на мягком бархате, демонстрируя невероятной красоты кольцо в самом лучшем свете. В отличии от перстня Королевы, этот не был вычурным или кричащим. Нет, он был невинно трогательным и совершенно простым. Золотой ободок с причудливой резьбой растительного орнамента по всей окружности. Не зная, никогда не поверишь, что это то самое кольцо.

— Ты совсем рехнулся? — я даже не смела притронуться к этому сокровищу.

— Нет, — покачал он головой, — я серьезен как никогда.

— Немедленно убери его, — замахала я руками, — пока нас никто не увидел.

— Оно твое, — вложил он мне коробочку в руку, — и только тебе решать на финале, примешь ли ты его или отвергнешь, делая вечным твоим рабом.

— Еще раз повторяю, — сжала я синий бархат в пальцах, — я не собираюсь до такого опускаться.

— Я принял решение, — поправил одежду Принц, — теперь осталось только услышать твое.

— Гекторс, — подскочила я с кресла, в котором мы целовались.

— У тебя есть время подумать, — и он просто вышел.

А синяя коробочка так и осталась зажатой у меня в руке. Золотой ободок, за который любая готова убить, находился совсем рядом и был полностью в моей власти. Вот только мне было страшно, я откровенно трусила, и не знала, чего же сильнее я хочу. Немедленно выкинуть его? Или надеть на свой пальчик? В голове было пусто и одновременно творился полный бардак.

Глава 23

После последних переговоров прошло около недели. Невест теперь перемещали по замку строго под конвоем из двух десятков солдат. И только я на это фыркала и едва не смеялась в голос. Вон тот шатен в третьем кольце — замечательный охранник. Его самого охранять надо, до такой степени его трясет, словно лист осинки на ветру, что пронизывает все своим холодом насквозь.

Но это было полбеды, самое противное, что после смерти одной из невест и добровольного ухода еще одной нас осталось всего четверо. А значит Сасар оставалась полноценной невестой до самого финального испытания. Пятый этап уже был назначен на выходные. И задание оказалось опять из разряда, кого захотим, того и выгоним. Надо было музицировать на своем самом удачном музыкальном инструменте на выбор.

Две девушки почти сразу погрустнели и повесили угрюмо носы. Как оказалось, на талантах они потратили свои главные навыки в этой области. От чего меня уберегла в свое время Сарга, подсунув картину в качестве таланта.

Сейчас она, конечно, с несчастным взглядом смотрела на меня, но все равно я немного обижалась на нее за то, что не рассказала правду сразу, а дотянула все до такого полного и бесповоротного абсурда. Но что же говорить о былом, мне тут надо о грядущем размышлять.

Кольцо в бархатной коробочке жгло мне руку даже через потайной карман платья. Я не могла до сих пор поверить, что Гекторс на самом деле мне его отдал. И что мне теперь с ним прикажете делать? Я же не собиралась становиться невестой Принца. Я на весь этот отбор-то попала по чистой случайности. Нет, я не хочу и не стану этого делать.

Но наперекор всем моим убеждениям и мыслям непонятное чувство эйфории захватывало меня, стоило золотому ободку блеснуть на свету. Этот чистый и такой простой блеск приводил меня в восторг, заставляя сердце биться чаще и слаженнее. Словно я на самом деле, как обычная девица с самого детства мечтала о пышном белом платье и Принце на белом скакуне.

Только к таким девам я себя не причисляла и не могла понять, каким волшебным образом меня занесло на эту скользкую и туманную дорожку. Нет, тот факт, что меня тянуло магнитом к Его Высочеству, отрицать было бессмысленно. Это еще там, на конной прогулке, в лесу, стало понятно. Но все остальное откуда взялось в моей голове, и почему я не могу избавиться от этих навязчивых мыслей уже почти неделю, день и ночь рассуждая, что мне принесет колечко на пальчике.

Пару раз даже порывалась сходить и швырнуть им поочередно то в самого Гекторса, то в Сасар, которая от счастья прямо там и копытца двинет. Только не могла я таким образом поступить, не могла. Моя совесть, честь и остальные качества дружно вопили, что это наше кольцо, и только на нашем пальце оно будет идеально красоваться.

Вот после таких размышлений я и решила наведаться к матушке за советом. Как ни как, но поговорить мне в этом замке на такую щепетильную тему было не с кем. Даже не знаю, чего от родительницы ожидать. Будут меня карать али миловать, зависело только от настроения мамы.

А вот оно у матушки могло меняться едва ли не каждые пятнадцать минут, и как именно, не знал никто. Всегда это был такой сектор приз для непосвященных. Вот только моей жопе, ой как не хотелось родительского ремня или просто тяжелой руки.

Встряхнув головой, постаралась отогнать прочь непрошеные мысли. Не убьет меня мама, только если пару раз по заднице отходит, чтобы головой думала, но все равно это было гораздо лучше, чем и дальше сидеть в одиночестве.

Одни проблемы от этого отбора невест. Лучше бы я сюда горничной устроилась работать и за Принцем по пятам таскалась, чем вот этот зоопарк каждый божий день перед глазами. Надоело до зеленых кактусов перед глазами, на подоконнике в доме мэра, который нужно было ограбить. В тот раз кактусы оказались единственной моей проблемой, а тут их целый вагон и маленькая тележка в придачу. И что делать со всеми ними, я решительно не знала.

В голове опять зазвучал противный голос моего учителя, и я едва не скривилась. Вот почему в самые сложные моменты жизни я вспоминаю именно наставника, который меня недолюбливал и старался всячески унизить. Подумаешь, девчонка, а что мы не способны фехтовать или кинжалы кидать по мишеням? По его мнению, я была бесполезной тратой сил и времени. Возможно, стоило сказать ему спасибо за это. Из-за постоянных придирок с его стороны я и приложила все силы, чтобы стать лучшей. Даже здоровая конкуренция не могла сравниться с желанием насолить ему.

Из-за этого я на самом деле едва не до кровавой пены гоняла себя по полосе препятствий, до стертых в кровь ладоней не выпускала меч, и спала по два часа в сутки. Все из-за этого старого пердуна, который не желал признавать моих заслуг. И я первая из его учеников готова была идти на дело. Показывая лучшие результаты и навыки, но даже этого ему не хватило. И перед смертью он пожелал, чтобы мое имя не стояло в списке его учеников, такое жалкое отродье не может позорить остальных его элитных наемников. С каким же наслаждением я выдала ему, что все эти ученики будут потом подчиняться мне, отродью, которое он так не любил.

Это был самый первый раз, когда я ликовала, понимая, что женское коварство непобедимо, и моя дорогая мама права. Не всегда сила решает все, иногда достаточно одной фразы, чтобы твои ненавистники сдохли в страшных муках зависти и злобы. Именно это я и увидела в глазах учителя. Недоверие, зависть, алчность, злость и беспомощность. Он не мог больше ничего исправить, он умер.

До комнаты матушки я шла не спеша, словно уговаривая саму себя сбежать, пока еще есть возможность, но нет, мне нужен этот разговор, и не важно, как сильно она будет гневаться. Кольцо уже просто сводило меня с ума одним своим присутствием в моей жизни.

Остановившись около ее дверей, я набрала в грудь побольше воздуха и все же постучала. Словно прыгая в темный омут с головой, не давая себе и шанса на побег. Мелодичный голос разрешил войти, и пришлось тянуть за ручку двери, просачиваясь в комнату к маме.

— Дорогая, — обернулась матушка, — что-то произошло? Ты такая бледная.

— Мне нужно с тобой срочно поговорить, — кое-как заставила себя произнести эти слова.

— Присаживайся, — кивнула она на кресло, — и рассказывай, что же тебя тревожит, дорогая.

Осторожно опустилась в кресло, и, набрав побольше воздуха в легкие, начала непростое повествование. Не стала скрывать, и начала с самого начала, еще с того момента, как моя нога коснулась порожка кареты, а рука теплой ладони в перчатке.

Я не скрывала ничего, вещая и вещая. Медленно выталкивая из груди слова и стараясь не запутаться в самом повествовании. Нет, мама — это единственный человек, который должен меня понять. Та, кто сможет вырвать меня из безумного круга мыслей, которые затягивали меня в водоворот нерешенных и необдуманных поступков и событий.

Она меня не перебивала, но и по выражению ее лица я могла сделать вывод, что моя родительница пребывает не в самом радужном расположении духа. Все, о чем я ей вещала, не пришлось по душе бывшей Герцогине, а ныне Виконтессе. В глазах матушки творился такой круговорот эмоций, и бурлили такие чувства, что не хватало только бабушки рядом, чтобы меня линчевали тут же.

Словно во всех смертных грехах этого мира сразу стала виновата только я одна. Но апогеем всего стало кольцо, которое мне пришлось поставить на столик и продемонстрировать матери как неопровержимое доказательство моих слов.

— Не ожидала я от Вастарга такой глупости, — после затянувшегося молчания произнесла мама. — Никто и никогда не просил от него каких-то жертв ради нашей дружбы. Да, я сбежала с твоим отцом и стала жить лучше, чем Королева. Но это не значило, что мы теперь жалеем и хотим себе трон и его корону. Мы даже на твое участие во всем этом фарсе согласились из-за того, что нам жалко его ребенка и отдавать власть непонятно кому.

Мама замолчала, думая о чем-то своем. Я не спешила продолжать диалог, зная, что она и без меня прекрасно все услышала, запомнила и теперь анализирует сказанное мною, прикидывая так и этак. Так что как только что-то достойное моего внимания родится в ее гениальном мозгу, мне будет немедленно об этом рассказано и сообщено. А пока что от меня требуется только одно — молчать в тряпочку и не мешать ей размышлять над нашими проблемами. В наличии этих самых проблем я даже не сомневалась. Чем дальше заходил отбор, тем страшнее становилось даже мне.

Четвертое испытание, которое готовилось в полной секретности, и на котором работали только наши люди, и то смогло пойти на перекосяк, и неизвестно кто его испортил. Утечка информации могла произойти только во время отправки участниц на места их тестирования. А это могло значить только одно, нас сдали уже сами наблюдатели. Но я почему-то была полностью уверена в том, что даже перетряхнув всех присутствующих, мы так и не найдем предателя. А найти нам его нужно было кровь из носу, либо наша репутация опустится ниже плинтуса.

Благодаря слухам, только слепоглухонемой не слышал про мое участие в отборе невест для нашего Принца, за нашей семьей внимательно наблюдают. Причем не только в мире наемников, но и вся знать, да и люд простой тоже. Настолько это увлекательное зрелище, что не в сказке сказать, не внукам по наследству передать.

— Знаешь, — неожиданно отозвалась матушка, мысленно придя к какому-то решению, — как бы смешно это не звучало, но похоже тебе придется надеть это кольцо. И не считай меня сумасшедшей. Другого мужа мы тебе не сыщем и во всем мире. А статус замужней дамы, так еще и рядом с провинившимся муженьком, дорогого стоит. Слова лишнего он тебе не скажет и не будет чинить препятствия на пути твоего свободного и независимого плавания. Это было раз, по нему возражения имеются, или вопросы, или пожелания?

— Скорее всего нет, — отрицательно помотала головой я.

— Тогда слушай дальше мои рассуждения, — загнула маменька пальчик, — второй причиной для принятия предложения Гекторса служит твоя собственная безопасность. Быть просто наемницей, даже Королевой, даже из семьи Маркизов, не дает такой неприкосновенности, как Королевская особа. Такой статус обезопасит тебя и поможет тебе привнести в твое наследие новые строки и принципы. Все, что запрещено для простого человека, для Королевы имеет немного другое обоснование. Королеву без веского проступка казнить нельзя.

— Я не собираюсь становиться государственной преступницей, — возмутилась я на такое заявление моей любимой родительницы.

— Я про это и не говорю, — отмахнулась она от меня, — я именно говорю про возможности. Допустим получить разрешение на провоз бриллиантов проще Королеве, чем Маркизе. Также и во всем остальном, статус Королевы облегчит тебе жизнь и уберет некоторую бюрократическую проволочку и препятствия для всей нашей семьи. Ты сможешь беспрепятственно пользоваться всеми привилегиями, и без весомых доказательств никто не сможет тебе препятствовать и обвинять в чем-либо.

— А, ты про это, — немного покраснела за странные мысли в своей голове.

— И вот это все я нашла за несколько минут размышлений, — продолжила мама, — а если хорошо всем вместе посидеть и подумать, то можно найти еще несколько плюсов. Нет, я не отрицаю, что минусы во всей этой истории тоже есть, но их гораздо меньше, чем плюсов. И если обо всем этом рассказать твоему отцу и бабушке с дедушкой, то к завтрашнему утру у тебя на столе будет лежать сводная ведомость по перспективам, разобранная до мельчайший деталей.

— Мам, ты уверена в этом? — кольцо переливалось на столе.

— Поверь, доченька, — вздохнула она, — если бы я нашла достаточно весомые минусы в этой ситуации, я бы не стала тебе даже заикаться про такие варианты. Но как бы я не ломала голову, все три плюса явно перевешивают даже три десятка мелких минусов.

— Но ты мне поведала только два положительных момента, — прищурилась я.

— Точно, — спохватилась она, — про третий я и забыла. А он весьма важен во всей этой ситуации. Тебя же саму к Гекторсу тянет словно магнитом. Я вообще впервые в жизни увидела, что тебя заинтересовал мужчина целиком, и не в качестве цели для заказа. Между вами искры летают такие, что едва не дымитесь рядом друг с другом, и нет смысла отрицать очевидное — вы просто без ума друг от друга. Достаточно оставить вас наедине, и вся страсть вспыхивает в одно мгновение. Если рассматривать с этой стороны, то он первый, кого ты добровольно к себе подпустила настолько близко. Так что даже я не могу найти достаточно веского повода для протеста этому династическому браку.

— Мам, все это больше на бред смахивает, — протянула с сомнением.

— Я понимаю, тебе кажется, — вздохнула она, — что я несу полную околесицу и весьма неправдоподобные вещи, но просто на одно мгновение прикрой глаза и задумайся, а возможно? Только одно мгновение прокрути у себя в голове вашу совместную жизнь. Я не заставляю тебя, я просто говорю, из всего произошедшего только этот молодой человек достоин тебя. На меньшее ты и сама никогда в жизни не согласилась бы.

— Мам, не стоит, — краска захватила все мое лицо.

— Подумай, — закрыла она коробочку с кольцом и отдала мне, — просто подумай. Никуда не торопись, ляг, закрой глаза и подумай. Большего я от тебя не требую.

— Хорошо, мам, — кивнула я, — обещаю подумать над твоими словами.

Больше мама не стала ничего мне говорить в спину, и я смогла просто уйти из ее покоев. После разговора с родительницей там поселился еще больший сумбур, чем был до этого. Теперь на самом деле придется слишком о многом думать и размышлять. И легче от этого мне не становилось ни на грамм.

Глава 24

Утро встретило меня дикой головной болью и разбитым состоянием. Мне ничего не хотелось, перед глазами все плыло и хотелось выть от безвыходности. Как бы я не думала и не прикладывала к ситуации лейкопластырь, менее дурной она от этого не становилась.

И от него мои раны все больше и больше открывались. Словно с каждой новой мыслью, рожденной у меня в голове, я вскрывала и раздирала ее, превращая в кровавое месиво, в котором и ковыряла пальцем. Мазохистской вроде бы не слыла, но сейчас складывалось именно такое ощущение, что я сама над собой издеваюсь. Правда по какой причине я это делаю, никто не знает.

На душе просто скребли кошки, стоило хотя бы на минутку прикрыть глаза и представить, что это что-то значит и что-то означает. Кольцо стало словно негласным признаком моего бессилия. Как бы я не мучилась и не думала, выхода, увы, не было.

Медленно туман в голове начал рассеиваться только ближе к обеду. Когда состояние немного стабилизировалось, я смогла адекватно взглянуть на вещи, происходящие вокруг меня. Тут никто из моей семьи даже не пытался заикнуться о том, что я выиграла в какую-то супер-игру и получила мегаграндиозный приз. При всех своих достатках и достоинствах наш Принц не был самым желанным и завидным женихом в стране.

Было огромное количество юношей, которые могли с ним посоперничать за это звание, даже я в этом плане была более завидной невестой, чем он женихом. У меня хотя бы было наследство и приданое, громкое имя и фамилия, которые на слуху. Гекторс обладал только теми навыками и качествами, которые были у него с поправкой на слово Принц.

Теперь оставалось только решить, чего хочу самая я, как только я с этим определюсь, можно будет выдвигать окончательное решение и ставить всех перед фактом. А до этого момента мне предстоит где-то глубоко внутри себя решить, хочу ли я видеть рядом с собой такого мужа. Готова ли мириться со всеми его недостатками и принять тот факт, что названные мамой преимущества перевешивают их все разом.

Конечно, это было неточно, но все же это было гораздо лучше, чем и дальше сидеть, и смотреть в стену перед собой мутным взглядом размышляй на философские темы. Надо срочно что-то делать и решать, иначе я окончательно свихнусь со всем этим.

Собравшись с силами и собственной решимостью, оторвала свое тело от постели. Действия медленно начали формироваться у меня в голове. Все же меня с детства учили ответственно принимать решения и не откладывать в долгий ящик. Вот и сейчас я решила лучше покончить со всем сразу, чем и дальше мучить себя из всех окружающих нерешенными проблемами и вопросами.

Отодрать лейкопластырь всегда лучше и проще одним движением, а не потихоньку, миллиметр за миллиметром причиняя себе боль, тут работал такой же принцип, лучше сразу покончить со всем. Чем медленно и мучительно бороться с проблемами, которые меня поджидают на каждом шагу.

Я могла решить все одной-единственной фразой, продемонстрировав кольцо, и сообщив всем и сразу, что отныне я становлюсь официальной невестой, которая согласна на свадьбу. Так что мы можем со всем этим покончить и перестать играть в отбор невест, который и так никому не сдался.

Я могу поспорить на что угодно, что и Принц и Король уже спят и видят, как бы побыстрее избавиться от оставшихся невест и послать их полем-лесом обратно в отчий дом. Они бы меня с радостью туда же послали, но проблема была в том, что хотя бы одна невеста у них должна была остаться. И выбирая из всех зол самое меньшее, они нашли во мне.

С одной стороны я их понимала, но с другой мое сердце отказывалось верить во все происходящее. Что вот так вот одним движением можно перечеркнуть все и жениться на ком-то, кого ты первый раз увидел в глаза всего лишь несколько недель назад. Больше всего это напоминало мне театр абсурда. Когда за красивым фасадом придуманной сказки пытаются скрыть безобразное и отвратительное нутро настоящего.

Знала, что в королевских семьях все это действительно практикуется, и нельзя быть для всех идеальной, тем более, когда ты управляешь целой страной. Но хотя бы тут, в своих собственных чувствах и эмоциях, можно было остаться человеком, который доверяет собственному сердцу и выбору, а не полагаться на то, что удобнее, лучше и красивее.

С такими размышлениями на тему принятия новых членов в королевскую семью можно было далеко зайти. Особенно, если учитывать, что они готовы принять к себе богатую наемницу, которая в будущем станет главой целого клана. Возможно, для страны это идеальный вариант, когда Королева сама может за себя постоять и дать отпор любым противникам и напавшим на страну варварам. Но с другой стороны, фактически править то будет тоже она, оставляя мужа как красивую декоративную ширму.

Все это не давало мне покоя уже битый день. Не выспавшаяся, злая, с больной головой и расстроенная, я сидела на постели и смотрела в стену, продолжая релаксировать на заданные темы. Не понимая, что я хочу от самой себя и от всего происходящего вокруг меня. Если бы в голове был цельный план действий, по которому я могла следовать, было бы гораздо проще, но все происходило с такой скоростью, что даже я не успевала анализировать происходящую ситуацию.

Я не обладала маминым хладнокровием и папиной гениальностью, точнее, нет, все это я имела, но у меня не было достаточного количества навыков и времени для того, чтобы отточить мастерство на самом высоком уровне. Вот поэтому и получалось, что я не могла сконцентрироваться на всем происходящем, и перепрыгивала с осмысленной мысли на другую. Не позволяя самой себе выстроить четкую линию размышлений.

Из-за чего и у меня в голове и бегали мысли туда-сюда, не давай мне покоя и возможности определиться с тем, что я все-таки хочу сделать по факту. Я даже не могла понять, с какой стороны приступать к решению этой огромной и сложной головоломки. Где искать начало? Где брать конец?

Вот так все это продолжалось несколько часов, пока неожиданно в комнате не раздался оглушительный стук в дверь, и незапертая створка со всей силы не врезалась в стену, оглушая меня и все пространство треском и тучей поднятой пыли.

От такой неожиданности я даже на кровати подпрыгнула, и, развернувшись всем корпусом, с огромными глазами смотрела, как в комнату вбегает растрепанная и явно чем-то обеспокоенная служанка. После произошедших разборок с ее отцом и ложью, она пыталась не попадаться мне на глаза, но судя по ее нынешнему состоянию произошло что-то очень неординарное. Желтые глаза алчно горели непонятным для меня светом, а сама она оказалась возбужденной, даже слишком. Особенно для человека, который провинился.

Если уж рассматривать реальность как таковую, то она не просто провинилась, она едва не поставила две наши страны на грани войны и полного, ну или хотя бы частичного уничтожения друг друга. Из-за ее халатности мы могли лишиться многого и, особенно, собственного будущего.

— Леди, — с порога закричала мне Сарга.

— Что случилось? — от такого у меня даже в ушах звенеть начало.

— Вы слышали? — блондинка мелко подпрыгивала от нетерпения и волнения.

— Я из комнаты еще не выходила, — пожала я плечами, смотря на нее в упор.

— Сасар беременна от Гекторса, — едва ли не всплеснула та руками.

— Что за бред? — удивленно приподняла я бровь, зная, что он ее и пальцем не тронул.

— Так в ночь, когда мы с вами в театре время коротали, — порозовела девушка, — она с ним и была.

— Эх, — откинулась я на постель, — в ту ночь она в темнице ночевала. После тех разборок, что ему сперва устроила стража и незадачливая убийца, а потом еще и отец его добавил — последнее о чем он думал, это любая красотка в его постели. Тем более, она к нему пришла в образе меня любимой, а как ты знаешь, коротали мы ту ночку в компании головорезов и наемников, но никак не во дворце.

— У нее с головой что ли не все в порядке? — очень удивилась девушка.

— Скорее у ее отца, — рассмеялась я, — так от кого же беременна это чудо в перьях?

— Теперь уже даже не знаю от кого точно, — с сомнением посмотрела на меня красавица Принцесса, — что-то очень все запутанно и неясно.

Мы вместе призадумались, если отец девушки не в курсе всего происходящего во дворце, то, возможно, слухи и сплетни были заготовлены заранее. И теперь мы столкнулись с непониманием двух по-разному осведомленных сторон. Многие и так понимали, что после отбора Сасар ждет либо казнь, либо ссылка замуж, да такая, что уж лучше казнь.

Но дело осложнялось тем, что знать, видевшая испытания, слышала про почти все, что произошло за закрытыми дверьми королевской части. И теперь мы все, считай, в одной лодке и повязаны нерушимой нитью. Если хоть кто-то попытается ее разорвать, за этим потянутся и все остальные, складываясь словно карточный домик от легкого дуновения.

Теперь же Герцог непроизвольно провел под нами всеми незримую черту, которая могла в любой момент привести нас всех к гибели и проблемам, которые нельзя просто так решить. И если придется бросать кого-то под расстрел, то это будет его доченька. В этом я даже не сомневалась, всех остальных мне было немножко жалко.

— И что теперь делать? — девушка выглядела потерянной и растерянной.

— Жить дальше, — равнодушно пожала я плечами, — если она на самом деле беременна, мы об этом узнаем через пару месяцев. А если это очередной ход ее семьи, то их засмеют свои же после такого феерического провала. Так что дыши ровнее, и не забивай голову ненужной информацией.

— Но если это правда, — с сожалением протянула она, — то вы уже не сможете ничего получить.

— А для чего мне что-то получать? — удивленно посмотрела я на нее.

— Так под вас модистки уже свадебное платье готовить начали, — с широко раскрытыми глазами она стояла и смотрела на меня, словно на невиданную ранее зверушку.

— Какое еще свадебное платье? — едва воздухом от таких новостей не подавилась.

— Так Принц приказал вам его готовить, — словно это что-то объяснило сказала девушка.

— Вот ведь гад, — зашипела я, — если кольцо мне всунул, думает, я сразу же соглашусь.

— Какое кольцо? — теперь она на меня смотрела с непониманием.

— Обручальное, — зло рыкнула и начала метаться по комнате.

В голове царил настоящий беспорядок. Новости, принесенные служанкой, еще сильнее выбили меня из колеи. Теперь я даже не знала, каким образом реагировать на творящееся вокруг меня. Я еще сама не знала ответов, а за меня уже половину всего успел решить один единственный брюнет. И даже бешеная страсть в его глазах не могла примирить меня с реальностью.

Его наглое и самоуверенное поведение заставляло меня злиться еще больше прежнего и жалеть, что не поставила его в свое время на место, а поддалась на поцелуи. Как же надо было довериться и поверить, чтобы вот так про все забыть и совершенно бессовестно потерять голову.

— У вас на лице написано желание его прибить, — прыснула в кулак блондинка.

— Это не желание, это цель моего сегодняшнего вечера, — прошипела я.

— На свидании обычно другим занимаются, — потупила она свои бесстыжие желтые глаза.

— Каком свидании? — глаз подозрительно задергался.

— Которое после каждого испытания, — как маленькой начали объяснять мне на пальцах.

— Я думала, — честно пожала плечами, — что про них уже все забыли.

— Нет, — покачала та головой, — Принц уже вас ждет в оранжерее.

— Опять что ли? — удивилась я, — Вроде бы первое свидание у нас там же проходить должно было.

— Именно там, — согласно кивнула девушка.

— За что мне эти муки? — возвела глаза к потолку в умоляющем жесте.

Только потолок почему-то остался равнодушным к моим мольбам. На меня не снизошла милость богов наших, свидание с Принцем никуда не делось. Да и мое отвратительное настроение от этого не улучшилось. Я все также пыталась разобраться в собственной голове, мыслях и чувствах. Наконец-то решить, что делать дальше, и как поступать со всей этой ситуацией.

Только чем дальше продвигался королевский отбор невест, тем сложнее становилось осуществить мой побег из замка. С каждым новым прожитым днем я все глубже и глубже увязала в королевских интригах и событиях, связанных с отбором невест.

Меня перестали тревожить мысли о том, что мне придется бросить занятие, которому я посвятила всю свою жизнь. Как выяснилось, перспективы в этом деле у меня были даже больше, чем у моего дражайшего родителя.

Только даже это не могло примирить меня с фактом того, что мне придется стать Королевой. Каждый день быть на виду и сиять улыбкой направо и налево. Я настолько сильно ненавидела все эти светские мероприятия, что посещала их всего два раза в жизни, и те не по собственной воле, а по прихоти моей любимой матушки.

А теперь я готова сама подписать себе приговор и начать участвовать во всей жизни нашего королевства, да еще в каком статусе я собралась это сделать. Вот так, кому рассказать, никогда в жизни не поверят, что из наемницы можно попасть в королевы. Но как бы смешно это не звучало, с каждой новой секундой этот неотвратимый момент становился все ближе и ближе, реальнее и осязаемей. Словно я прикасалась к собственной судьбе, и, не веря в свои силы, пыталась отказаться и оттолкнуть ее как можно дальше от себя. Только кто мне позволит это сделать? Весь мир стал встал против меня и теперь пытается доказать мне же, что роль Королевы самая идеальная для меня.

В голове шумело от количества мыслей и чувств, которые одолевали меня с каждым новым мгновением. Служанка суетилась вокруг меня и пыталась привести в надлежащий вид, как и положено прекрасной королевской невесте. Вот только на лице у меня было такое выражение лица, с каким на войну идут, а не на свидания ходят. И поделать с этим я ничего не могла.

Словно демоны на части раздирали от осознания столь прискорбного факта, что я на самом деле не могла противостоять этим наглым серым глазам. Которые с таким бесстыдством и страстью меня разглядывали. Я теряла голову рядом с ним, забывая про все и сразу, не думая, а действуя чисто на эмоциях. Это пугало больше всего!

Глава 25

В результате из комнаты я выходила со стойким ожиданием того, что весь день пойдет коту под хвост. Чувство тревоги не давало мне покоя, я все еще продолжала думать о том, что произошло. Вроде бы свадебное платье, заказанное для меня Гекторсом, не такая уж большая проблема, но, если посмотреть с другой стороны, оно не оставляло мне выбора. Достаточно одного маленького слуха, как весь замок начнется судачить о том, что пока от него одна беременная, совершенно другая девица готовится выйти за него замуж.

С учетом того, что большая часть людей понимала, что это все откровенный бред, для многих это оставалось неплохой сплетней, которой они могли делиться со всеми своими знакомыми и родственниками. Вот так вот под воздействием обстоятельств на нас накатились такие проблемы, что было сложно представить во что все это выльется. А по факту все это могло превратиться в настоящую катастрофу, от которой мы ближайшие пару десятилетий не сможем отмыться.

Неудивительно, что я была злая и нервная. Если бы ваша жизнь стояла на кону, думаю, многие на моем месте уже давно нашли способ сбежать отсюда. Вот только моя ситуация была немного сложнее: по факту, охрана Принца являлась моей работой, которую от моего лица взял в качестве заказа отец. А плохой тот наемник, который посередине заказа бросает все и сбегает, поджав хвост. После такого моя репутация уж точно не оправится.

При таком раскладе свадьба выглядела куда более презентабельнее, чем полный крах моей карьеры. Если развестись или просто сбежать от мужа, как сделала нынешняя Королева я еще могу, то вот наверстать упущенное в мире преступников уже будет мне не по силам. Там действуют другие законы, и они гораздо суровее. Достаточно один раз оступиться, чтобы на всю жизнь лишиться доверия и статуса в этой огромной криминальной сети.

Но тут на защиту моих интересов вставало мое же самолюбие, себя я любила гораздо больше, чем весь остальной мир. И вот оно теперь всеми правдами и неправдами вопило о том, что во всем происходящем есть зерно истины, за которое надо цепляться. Но это утверждало мое самолюбие.

А с другой стороны, здравый смысл утверждал, что пора бежать как можно дальше отсюда, не оглядываясь и не вспоминая о том, что было. Выбросить из головы горящие пламенем серые глаза и губы, которые с упоением терзали мои. Забыть об этом всем, словно о самом большом кошмаре в моей нелегкой жизни. Прекратить мечтать и строить планы, которым все равно не суждено сбыться. Медленно стараясь отсрочить мгновенье встречи, я двигалась по коридорам замка. В надежде что Гекторсу самому надоест меня ждать, и он, плюнув на все, покинет розарий.

Только, наверное, моим мечтам все-таки не суждено было сбыться. Стоило мне свернуть в соседний коридор, как теплые руки обвили мою талию, затаскивая за какую-то неприметную колонну. Моим желанием было немедленно врезать тому, кто посмел ко мне прикоснуться, но тихий знакомый шепот заставил сердце встрепенуться загнанной пташкой. Теплые руки брюнета обнимали меня поперек, деликатно прижимая к широкой груди и мелкому ряду пуговичек, который я чувствовала через тонкую ткань верхнего корсажа.

Брюнет задался целью доказать мне, что без него моя жизнь уже никогда не станет прежней. Это чувствовалось по таким незаметным, едва скользящим движениям, которыми он ко мне прикасался. Будь на его месте кто-нибудь другой, уже бы получил в глаз, или ножом куда-нибудь в руку. Но тут весь мой организм противился этому, тому, чтобы причинить вред этому невыносимому, самовлюбленному, эгоистично нахалу, который посмел меня так грубо похитить.

Что, собственно, происходит, я так и не могла понять, такое стремительное развитие могло говорить только о том, что мы от кого-то прячемся. Но от кого могли прятаться в замке, который и так принадлежит моему похитителю. Единственный вариант, который приходил мне на ум — это Королева, которая до сих пор всеми силами пыталась от нас избавиться.

Но вряд ли это заносчивая женщина после таких разборок и скандалов посмела в открытую напасть на нас в коридоре средь бела дня на глазах у половины двора. Даже матушка не могла с полной уверенностью сказать, что творится в голове у Ларасары. До того нелогичными были ее поступки и действия, которые она совершала. Ее участие в этом плане переворота сводилось к устранению одно из невест, той самой, которая до сих пор покоилась на дне озера.

Мне стало интересно, что же такого задумал Принц, раз затащил меня за эту колонну. Не торопясь, разворачиваюсь в теплых объятьях и вижу знакомые черты.

Два серых омута говорят таким пламенем, что у меня мгновенно перехватывает дыхание в груди, замирает на мгновение трепещущее сердце. Оно словно пропускает единственный спасительный удар. Так и не совершив его, оно останавливается почти навсегда.

— Ты что творишь? — я приподняла бровь и посмотрела прямо ему в глаза.

— Похищаю тебя, — легко рассмеялся он.

— Больше ты ничего не придумал? — смотрела на него, словно на полного идиота.

— Таких красавиц быстро разбирают, — мурлыкнул он мне на ушко.

— Ты пил? — задала я самый логичный вопрос из всех пришедших на ум слов.

— Только любовью к тебе я опьянен, — продолжал настаивать Его Высочество.

— А ну-ка дыхни, — подозвала я его к себе.

— Моя красавица мне не верит? — оскорбился Принц до глубины души.

— Знаешь, ты слишком странно выглядишь для адекватного человека.

— Знай же, что за тебя я готов умереть, — нервно рассмеялся он.

— Верится с трудом, — буркнула ему под нос, — пошли просить благословение у моей мамы.

— С тобой хоть на край света, — согласился парень.

— Уже ее не боишься? — на пробу закинула камень в огород.

— Я смел и храбр, и опьянен твоей красотой, — промурлыкал вновь брюнет.

— Верю, — глаз нервно дернулся от переизбытка чувств.

— Вот и правильно, — не о чем не подозревал похоже хорошо так околдованный парень.

— Правильно, — протянула я, — еще как правильно.

— Я так тебя люблю, — простонал мне в ухо парень.

Пришла в себя и со всей силы потащила его к маменьке на осмотр. В проклятиях и воздействиях она разбиралась гораздо лучше меня. Жаль бабушки не было под боком, а то эту проблему решили бы всего за несколько минут. Из всех нас вместе взятых именно она обладала самыми обширными знаниями и навыками в том, как отравить человека, да еще так, чтобы этого не могли доказать даже самые лучшие сыщики во всем мире.

И даже в ее записке было упомянуто о том, что, если мне нужно будет, в крови Гекторса есть вещества, которые не обнаружат, но которые помогут мне завоевать его по одному только хочу. И вот теперь сиди и думай, что случилось с нашим несчастным парнем: то ли конфликт двух зелий, то ли он головой обо что-то слишком сильно приложился.

Это было очень странно! Еще вчера он был в полном сознании и чувствовал себя великолепно. Ну разве что заказал для меня свадебное платье. Но это я уже в расчет не брала, так как кольцо то он мне отдал, а значит не сомневался в том, что мне придется согласиться на его условия.

Но теперь он стоял бессовестно сверкал на меня своими глазами и клялся в вечной любви. Вот такое точно было не в его характере. Все же Принцев с детства учат тому, что нельзя доверять собственным чувствам и эмоциям, надо думать головой и делать все только по хорошему расчету, который будет в твою пользу.

Тут в его пользу играла разве что только сумасшедшая идея сделать меня Королевой. Во всем остальном ему и так был известно, что мне почти некуда отступать. Он сам собственными действиями загнал меня в такую ловушку, из которой я могла выбраться только через его голову. А этого я не могла сделать, так как он был моим заказом. И наемники мне не простят слитое задание.

Пока что Принц особо не сопротивлялся и послушно шел за мной по коридорам замка в сторону маминых покоев. Но чем ближе мы были, тем больше становилась вероятность того, что мы наткнемся на слишком подозрительных дамочек, которые готовы за очередную сплетню в лепешку расшибиться. А этого мне очень сильно не хотелось.

Все же встретив в коридорах дворца кого-то из сплетниц, мы рискуем подлить в огонь придворных разборок еще больше масла. По дворцу и так ходят слухи, а если мы еще и усугубим положение, то можно считать, что герцог Флаур выиграл это негласное состязание. И сдаваться мы будем на милость победителя.

Потому что в этой ситуации я становлюсь главной мишенью для нападок. Для всех я буду той, кто увела несчастного и доверчивого мужика от беременной, почти жены. Тем самым уничтожив их светлую и чистую любовь и надежду на счастливое и безоблачное будущее.

Плевать все будут на то, что он ее и пальцем не трогал, а я тут так мимо пробегала и вообще-то не причем. Только кому мы что докажем, если сейчас нас поймают за тем, что я тащу почти невменяемого парня через половину замка к собственной матушке. А через пару дней мне еще предстоит выйти с колечком на безымянном пальчике и продемонстрировать всем свой новый статус официальной королевской невесты.

Боги, помогите, спасите, уберегите меня от этого, и дойти, не попав в очередную западню. Но сперва надо все-таки доволочь парня к маме и выяснить, что же с ним случилось. Когда до маменькиных покоев оставалось всего полтора поворота, прямо нам навстречу показалась леди Мешмаул. Где же я так перед богами-то провинилась, что главная сплетница королевства вышла именно нам навстречу и именно в этом коридоре?

— Доброго дня, — осмотрела она нас придирчивым взглядом.

— Вот я же вам говорила, — не зная для чего взвизгнула на истеричных нотках я, — это все они и их коварные планы по поддержке Королевы.

— Вы о чем милочка? — отшатнулась от меня женщина.

— Поверьте, это все коварные планы по свержению власти, — продолжала я напирать, — они же и продолжают собираться в этой комнате.

— Вам дальше по коридору, — пискнула дама и ретировалась с нашего пути, подобрав юбки.

Переведя дух, я на всех порах потащила Гекторса к маме. Нужно что-то срочно с этим делать. Он же полностью деревянный, еще и со стеклянным взглядом серых глаз. В покои мамы я уже влетала ничего почти не видя перед собственным носом из-за гула крови и адреналина.

Нас еще только в государственной измене не обвиняли, так что надо решить проблему до того, как та же Мешмаул придет в себя и попытается разнюхать. Хоть тут мне повезло, и мама была у себя, читая очередной бульварный романчик.

— Мам, срочно нужна твоя помощь, — захлопывая дверь и облокачиваясь на нее спиной.

— Что случилось у вас? — отложила она в сторону книжку с яркой обложкой.

— Гекторс, — осторожно позвала я парня.

— Да, моя неземная любовь? — расплылся тот в трогательной и милой улыбке.

— Все понятно, — тяжело вздохнула мама и закатала рукава на платье.

— Приступим? — подняла я вопросительно бровь.

— А что нам еще остается, — откликнулась она, — не оставлять же его в таком состоянии?

— И то верно, — хмуро смотрела на парня.

— Так что приступим, — и работа закипела.

Мы, словно две дрессированные обезьянки, начали прыгать вокруг парня в попытках выяснить, что же такого с ним случилось. Первоначальные результаты нас не радовали. Но то, что он был отравлен каким-то любовным воздействием, я понимала еще в коридоре. Но почему она была замкнута именно на меня. Пока особо не могла понять.

Но для начала это было неважно. Самое главное сейчас разобраться с тем, как отменить эту гадость и вернуть Принцу нормальное и адекватное восприятие реальности и мира. А то вечный потолок признания в любви не только меня доведет до гробовой доски, но и всю мою семью под эшафот.

Так продолжалось почти полтора часа, но ни одна диагностика не давала нормального ответа и результата, что же такого произошло с Гекторсом. Словно в нем сидели сразу несколько проклятий, причем одно было на зельях, второе на крови, а третье было на психологическом воздействии. Если принимать эту мысль за истину, то ближайшие шесть часов мы проведем явно за веселым занятием.

Выбирать нам не приходилось, и пришлось для начала лезть в самое простое, в зелье. Для вывода их из организма достаточно было влить в Принца универсальный антидот, который был разработан специально на такие случаи, еще пару веков назад, но хранился в строжайшем секрете. Иначе бы как врачи зарабатывали свои миллионы.

После этого дело пошло проще и легче. Теперь магия не сбоила и четко показывала, что есть еще одно воздействие, которое создано не просто на крови. Оно было сделано сразу по двум направлениям, работал явно профессионал, который знал свое дело. Разбираться, откуда у них была вторая телесная жидкость нашего пострадавшего, уже была не наша с мамой головная боль.

Самое главное понять, как вывести эту гадость из организма самым безопасным и безболезненным способом, ну ладно, безболезненным можно опустить. Главное, чтобы он сработал быстро и четко. Для этого нам придется прибегнуть к парочке магических трюков, которыми нас обучил Алауди.

Никто не отменял того факта, что вечный папин собутыльник один из самых гениальных магов последнего тысячелетия. Пыхтя, словно два паровоза, мы кое-как справились с задачей и привязали несчастного парня к маминой постели.

Утерев пот со лба, мы начали самую долгую и, наверное, отвратительную процедуру во всей магической практике: отмену и очистку крови и всего организма. Сил она жрала побольше, чем некоторые проклятия, так что прибегали к ней редко, и стоила она очень недешево.

Почти три часа спустя Гекторс смотрел на нас вполне осмысленным взглядом. Правда немного взъерошенный и помятый. Да и мы с мамой выглядели немногим лучше парня. Но зато теперь все были счастливы, и проклятия больше не существовало.

— Что произошло? — он растирал затекшие конечности.

— Ты был под магической влюбленностью в меня, — тяжело ответила я.

— Но как такое могло произойти? — удивился он, поправляя одежду.

— А вот этого мы не знаем, — мама скинула простыни на пол.

— Спасибо вам, — и больше не сказав ни слова, он выскочил в коридор.

— Я тоже пойду, — пожала я плечами, — спать хочется жутко.

— Завтра испытание, — долетело мне в спину.

Как я дошла до собственной комнаты не знаю, но засыпала я одетая, но точно в собственной кровати. Нож под подушкой меня немного успокаивал.

Глава 26

Я хмурым взглядом наблюдала за тем, как Сарга готовит мое платье к полуфиналу. Испытание было тем самым, подставным. Вылететь с него Сасар, увы, не могла, по простой и объективной причине. Им, в отличии от меня, служанки не сообщали на втором этапе, что музыку стоит придержать до полуфинала.

По этой причине я понимала, что в самом хвосте предательница не окажется. Дочь Герцога Флаур слишком хорошо воспитана, чтобы не обладать достаточными музыкальными навыками. Что уж душой кривить, если она открывала бал дебютанток, то значит великолепна почти во всем, если не просто во всем.

Вздохнув, вновь посмотрела на сад. Там под окнами уже во всю бегал и суетился народ. Еще бы, совсем скоро должна была состояться королевская помолвка, и теперь все были задействованы в украшении и убранстве дворца. Меня же эта мысль особо не тяготила, но и бурной радости не вызывала. Кольцо все еще было у меня, и каждый час давало о себе знать.

Навязчивые мысли не хотели покидать мою голову и не давали покоя. Что же будет, если мы на самом деле не сможем провернуть все так, как нужно? О таком думать совершенно не хотелось, да и какой в этом толк-то? Совершенно никакого. От мысли ситуация не исправится, а станет только еще более запутанной. Мигрень мне гарантирована в таком случае.

Для игры на фортепиано мы выбрали струящееся шелковое платье приятного мятного оттенка. Оно не сковывало движения и красиво разлеталось около банкетки. Выступала я, по закону жанра, последняя, а, следовательно, передо мной будет четыре девушки с номерами по пять минут. В общей сложности стоять мне придется почти сорок. Не думаю, что бывший Принцессы уложится со своей речью в эти же пять минут времени. И как Сарга его только три года терпела, за это ей памятник нужно поставить.

Но, с другой стороны, я все еще злилась на нее. Хоть девушка и клялась мне, что не думала о последствиях такого масштаба, вины с нее это не уменьшало. Мозгами нужно работать каждую секунду, обдумывая каждый последующий шаг и все свои действия. Ее не совсем еще муж и по совместительству главный рыцарь страны тоже попросил у меня прощения и пообещал помощь, любую помощь. Этим я прониклась гораздо больше, чем всеми заломанными руками.

Еще и матушка подлила маслица в огонек возвращения доверия. Все же цельная Принцесса в союзницах всегда пригодится. Нужно будет, быстро организуем способ посадить ее на трон соседней страны. А если уж слишком сильно приспичит, и за заложницу сойти сможет. Тем более как маг — Сарга действительно была вне конкуренции. Алауди почти мгновенно согласился взять ее в ученицы, только магический фон просканировав.

В результате всех переговоров и действий я смирилась с глупыми поступками собственной служанки. Иногда ее так переклинивало, что от этого можно было только инфаркт схлопотать. В любой другой, особенно стрессовой, ситуации, она была вполне адекватна и полезна.

Вот и сейчас, пока я в очередной раз летаю в облаках и думаю непонятно о чем, девушка приводит меня в надлежащий вид. Без ее помощи я бы тут явно до утра провозилась бы. Это не штаны с рубахой, тут пока все крючки соберешь, полдня насмарку пройдет. А она, на мое счастье, делала это быстро и четко, без особых проблем и сложностей.

Наконец-то приготовления были завершены, и я вполне по торжественному смотрелась в зеркале. Не знаю уж какими чарами, но корсет на мне был затянут так плотно, что появилась пышная грудь, которой у меня сроду не водилось. А талия стала настолько крохотной, что мне на себя смотреть было жалко. Вдруг еще сломаюсь нечаянно.

Все это было от нервов, но моя горничная явно перестаралась с магией и попытками превратить меня в нежный и женственный цветочек, который Принцу полагается защищать. Про наличие кольца уже знала половина замка. А про поход с невменяемым Гекторсом к маменьке только ленивый не судачил.

Вот теперь я и была загнана в самую настоящую ловушку, из которой сбежать было ой как не просто. Что там, это почти нереально сделать, если учитывать все обстоятельства, которые меня окружали в данный момент.

— Вы потрясающая, — сияющими глазами смотрела на меня девушка.

— Спасибо, — мне это льстило, но не особо радовало.

— Вы чем-то огорчены? — Сарга расправила подол мятного платья.

— Не особо хочется влезать в брак, — вздохнула я, — но чем дальше, тем меньше у меня остается шансов на побег. Словно со всех сторон меня загоняют в ловушку.

— А вдруг это ваша судьба? — приподняла она ехидно бровь.

— Головой стукнулась? — серьезно посмотрела я на эту беременную магиню.

— Сами посудите, Леди, — протянула она, — наемница на троне, сплошные выгоды для страны и всего клана вместе взятого. Сплошные плюсы, куда не посмотри.

— Вот, — кивнула согласно, — мне все именно про это и толкуют. Только не хочу я из-за выгоды и плюсов замуж выходить, даже за Принца.

— А что вы сами чувствуете к Принцу? — лукаво блеснули ее желтые глазищи.

— В том-то и проблема, — приуныла я, обуваясь, — что не знаю, что конкретно чувствую.

— Тогда первым делом разберитесь в себе, — тихо шепнула она, — сейчас вам пора, пятое испытание на носу, и совсем скоро вас останется всего трое.

— Ты права, — крыть было попросту нечем.

Больше в комнате сидеть я не могла. Меня просто сводило это с ума. Исход испытания и так был всем известен. Осталось понять, какие номера именно нас покинут.

Все же это теперь не просто отбор невест, а шоу непонятно какого масштаба. Убийства участниц уже не лезли ни в одни известные мне правила приличия и конкурсного отбора.

По полупустым коридорам я блуждала без какой-либо весомой цели. Единственное, на что я могла надеяться, это на облегчение собственной головной боли. Так хотелось на одно единственное мгновение прикрыть глаза и ни о чем не думать. Просто раствориться в тишине и полном покое, которые мне только сняться в далеком и неожиданно страшном сне.

И вот опять я расслабилась! Сильные руки поймали меня за талию и утащили за ближайшую напольную вазу, стоящую в нише. Бального платья на мне в этот раз не было, и мы спокойно с Гекторсом помещались за этим монстром.

— Ты опять под чарами? — вскинула бровь.

— Мне подсунули под дверь сегодня утром, — в мои пальцы его горячие вложили письмо.

Стоило мне развернуть помятую бумагу, как внутри все мгновенно похолодело. Почерк я узнала почти мгновенно. Он принадлежал человеку, которого уже нет в живых. Мы похоронили его за месяц до всех этих событий. Подделка! Сознание вопило об этом, голова понимала, а сердце все равно испуганно сжималось.

Если верить поверьям, получать письма с того света не к добру, и вообще нежелательно мертвых поминать без надобности. А тут кто-то решил организовать Гекторсу нервный срыв, еще какой. Что уж там, у меня самой сердце в пятки падало, стоило узреть строки.

«Знаешь, парень, не успел я отойти в мир иной, как ты уже тянешь свои наглые и бессовестные руки к моей девушке. Запомни, красавчик, тебе это с рук не сойдет. Я приложу все усилия, чтобы она никогда не была твоей. Даже с этого света, я способен принести вам кучу проблем. Не стоило злить меня, особенно после смерти».

Так что все это могло значить только одно. Нас запугивают, и делают это целенаправленно. В попытке вывести из себя и заставить наделать глупости. Если в обычном состоянии мы оба держим себя в руках и хорошо контролируем эмоции, то в нервном напряжении могли и просчитаться. Расклад был прост и стар как мир. Действовать же безотказно ему это не мешало.

Пару раз вздохнув, постаралась успокоиться и как следует проанализировать полученное послание. Писал его не мой друг детства, это точно. Тот такой ерундой заниматься не стал бы, сразу убил бы, и дело с концом. Тут же на лицо был факт наличия в голове заготовок под эпистолярный жанр. Причем, весьма витиеватых. Да и слово «красавчик» по отношению к парню могла применить только девушка. Явно парень не стал бы рассматривать другого парня с такого ракурса. В этом мне сомневаться не приходилось.

Теперь осталось понять только, кто из оставшихся девушек мог быть связан с моей семьей и знать о слухах. Я сама всегда на корню пресекала все заявления о нашей неземной любви, мы вообще до семи лет дрались с ним каждый день. Значит информацию девчонка могла получить только недавно и только кусочек. Которым сейчас и пыталась сделать шаг в этой партии.

На каждое действие можно придумать другое противодействие. Коварная улыбка коснулась моих губ, и я с радостным азартом потерла ручки. Ну вот, кажется, я знаю, как обернуть все это в нашу пользу. Главное, чтобы кроме нас эту записку больше никто не увидел. Пара стремительных движений и мелкие клочки бумаги летят в высокую вазу. При всем желании, теперь их оттуда достать сможет только маг. На это у меня есть Сарга, поставит чары недоставаемости.

— Итак, — потерла я ладошки, — сегодня днем вам пришло письмо с того света. В котором вас, мой Принц, мертвый жених благодарил за спасение его возлюбленной из лап хандры и самоедства. Мало ли, несчастная еще с крыши сигануть надумала бы, а так в ваших руках, мой Принц, она расцвела и похорошела.

— Но если кто-то начнет возмущаться? — удивился парень.

— Та и написала записку, — хмыкнула я в ответ, — писала женщина, и весьма образованная.

— Слава Малка, я уже с жизнью попрощался, — отдал дань уважения богам нашим.

— А теперь стоит поспешить в зал, — выскользнула я из-за вазы, — не стоит всех заставлять нервничать. Поверьте, высокие туфли — это адский ад.

— Вы правы, моя дорогая, — и под ручку с Принцем я поплыла по коридорам.

Медленно, словно на променаде, мы с Гекторсом шли по коридору, раскланиваясь со всеми придворными кумушками и джентльменами. Всенепременно пытались расспросить Гекторса о его отношениях со мной и поймать на чем-то пикантном. Ага, держите карман шире, мы сейчас с радостью все вам расскажем и даже не поморщимся.

Вот так, совершенно никуда не торопясь и не спеша, мы и добрались до главного музыкального салона замка. Именно в нем находилось большинство всевозможных музыкальных инструментов, навыками игры на которых обладали прошлые Королевы и Принцессы. Матушка, допустим, восхитительно пользовалась семью минимум. Я же с горем пополам освоила фортепиано на приличном по ее мнению уровне. Выгонят из наемников — пойду в музыканты.

Все девушки были уже на месте и теперь нервным взглядом окидывали зал. Множество именитых музыкантов наполняли комнату. Почти все мягкие диваны и стулья были заняты людьми, чье имя гремело в мире музыки и искусства.

Королева, как ни странно тоже была тут и с немного рассеянным видом сидела перед нами и смотрела прямо перед собой. Словно она что-то потеряла или забыла. Странно все это, ничего другого мне в голову просто не приходило. Что же такого могло случиться, что ее из колеи так выбило? Явно катастрофа вселенского масштаба. По другому быть не могло.

Заняв свое место в ряду невест, я стала ожидать первого торжественного объявления о начале пятого отборочного этапа королевского отбора невест. И даже сейчас уже было понятно, кто именно нас покинет. Первая и девятая так волновались и нервничали, что невооруженным взглядом было видно, как сильно их трясет.

Прикрыв глаза, постаралась прогнать из головы все лишние мысли, они мне сейчас ни к чему. Игра на фортепиано — это искусство, от которого нужно получать удовольствие. А сделать это можно только в том случае, когда в голове будет совершенно пусто и гладко. Именно тогда, и идти все будет гладко и как по нотам. А публика вместе с музыкантом погрузится в дивный мир мелодии.

— Дамы и господа, в этот радостный день, — распорядитель резвым козликом запрыгал по сцене, — я рад приветствовать всех вас на пятом отборочном испытании. Ни для кого не секрет, что невеста принца, должна уметь все. Иногда в качестве жены государств, нужно и гостей развлекать. По этой причине мы и выбрали для проверки — навыки девушек в музицировании. Итак, по порядку, дамы.

Зал на такое заявление торжественно промолчал и сделал вид, что никто ничего не слышал. Еще бы, кто в здравом уме и трезвой памяти мог подумать о том, что жене Короля придется развлекать иностранных послов звуками фортепиано или флейты.

Да за такие мысли в головах первым же делом казнили бы, без суда и следствия. Именно по этой причине все и молчали, сделав вид, что их это не касается. Невесты по очереди начали выходить на заранее подготовленную для них сцену и присаживаться к выбранным инструментам.

Как я и предполагала, те двое, что нервничали, исполняли плюс минус те же партии, что и в третьем этапе. Может через пару месяцев никто и не вспомнил бы, но сейчас это было слишком очевидно. Не так уж много времени прошло для того, чтобы все успели забыть.

Сасар меня поразила до глубины души. Если все печально будет, ее в напарницы возьму, и на пару пойдем покорять музыкальный мир. Такого четкого и легкого исполнения на химените я не слышала. Даже коренные народы востока и то редко могли похвастаться профессиональными музыкантами на национальном инструменте. Девушка же играла так, словно родилась с ним в руках.

Передо мной выступила семерка, и весьма посредственно отыграла на лютне. Ничего сверх волшебного я в ее игре не услышала. Но все же у нее хватило ума в творческом конкурсе петь. Музицирование явно не было ее сильной стороной.

Пришла моя очередь садиться за фортепиано. Еще раз мысленно выгнала из головы все лишнее и пустила пальцы по клавишам. Первые аккорды затянули в себя и больше вокруг мира не было. Были только черно-белые клавиши и легкая мелодия. Мир померк, и я окунулась в водоворот звуков, рождаемых из-под моих пальцев.

Мелодия закончилась совершенно неожиданно, и я вынырнула наружу. Постепенно звук начал возвращаться, а вместе с ним и аплодисменты ворвались в реальность. Поклонившись, взяла себя в руки и быстренько сбежала со сцены.

Ставки сбылись, и, выдохнув с облегчением, единичка и девятка покинули нас, прихватив с собой по огромному колечку с драгоценными камнями. На лице девушек огромными буквами было написано, насколько они счастливы. Вот так незатейливо закончилось пятое испытание. Остался только финал!

Глава 27

Финал уже явственно маячил перед носом. От этого нервы только больше начинали шалить, и превращали меня в дерганную истеричку, которой вечно не сиделось на месте. Сарга на пару с матушкой едва из юбок не выпрыгивали, но настаивали на принятии приглашения от Гекторса. Мол некрасиво это от последнего свидания перед финалом отказываться.

В результате, они за два дня до такой степени мне убили весь годовой запас нервных клеток, что, махнув рукой, я согласилась. Свидание не самое худшее в данной ситуации. Тот же отбор представал в таком плачевном свете, что даже смешно становилось от факта его существования.

Ситуация до такой степени начала меня бесить, что хотелось заехать кому-нибудь по лицу и отвести душеньку. Драку невесты с гвардейцами, к сожалению, и великой скорби не так поймут. Развлечение оного рода для меня сейчас под запретом. А так хотелось набить кому-нибудь лицо и почесать кулаки об этого неудачливого и подвернувшегося под руку несчастного.

Небо затягивало серыми тучами, и непросветная мгла начала окутывать столицу. Еще бы, такое настроение царило в городе, что даже погода это почувствовала. Скрывать смерть на четвертом испытании не было смысла. Вот и грустили теперь все по невесте Принца.

Бабушка, в тот раз после всех разборок, все же наведалась в теплицу к собственным питомцам. У бедного целующего все и вся плюща смогли отобрать уже полностью обескровленное тело незадачливого наемника. Вот так жизнь повернулась. Бравый парень отдал последний вздох в ветвях одной из самых безобидных зверушек.

Зато наша теория подтвердилась и устранить хотели всех невест. По расчетам, единственной живой смогла бы выбраться только я. Возможно Сасар еще, если правильно побежала бы по угодьям собственной семьи. Все остальные девушки с жизнями точно попрощались бы.

Нужно было отдать маме должное в ее стремлении защитить всех и вся от опасности и сократить число жертв до минимума. Возможно, как вариант для военной стратегии это и не годилось, но в жизни весьма продуктивно действовало и даже очень хорошо.

В учебниках по военному делу такого не расскажут, а вот Герцогиня с правильными манерами и неправильным взглядом на мир, вполне могла предугадать такие действия. За это все должны были уже ей в ножки кланяться, а не сетовать на то, что одна все же умерла. Ладно, ее мне тоже было жалко, но одна или все семеро? Разница очевидна. Да и девушка выжила бы, если бы не рванула в незнакомый лес, уходя от охраны. Ситуация сложная, и виноваты в ней безусловно все и сразу. Не стоило перекладывать всю вину только на мою маму.

Если бы не ее усилия, многих дочерей вообще не было бы тут. Толпа, правда, оставалась к этим доводам слепа и глуха. И не набросилась на матушку только по причине того, что с отцом дел иметь никто не хотел. Это вам не Маркизе на нервы капать. Глава наемников лишний раз разговоры разговаривать не станет.

Солнечный свет полностью пропал с горизонта, погружая день в непросветную мглу. Ливень стеной поливал сухую землю. Давно погода не баловала нас таким отвратным явлением. Но что же! Небо, и то понимало, что весь этот отбор больше всего напоминает бред сивой кобылы, и вряд ли хоть кому-то от него будет польза. Финал уже был не за горами. Всего одна ночь отделяла нас всех от выбора новой Королевы и передачи кольца.

Даже небо проливало печальные слезы по этому несостоявшемуся цирку абсурда и неповиновения. Медленно и верно за окнами, даже сквозь стену дождя, начинал пробиваться закат. Его алое свечение укутывало одиноко сидящую меня теплым и бархатным светом. Словно нежные материнские объятия прикасались к моему лицу. Душа же рвалась на волю, за пределы этих ужасных стен. В которых правит этикет и предательство.

Неверие и воля медленно сплетались воедино, превращаясь в пылающую гамму чувств. От них не было возможности спрятаться или укрыться. Они с головой захватывали меня бушующим морем. Я до такой степени начала нервничать, что даже есть не могла.

Осознание того, что ложиться спать нету смысла, пришло ко мне с уверенностью, что эту ночь половина дворца не переживет. Слишком кровавым был закат, слишком темной была ночь, слишком сильно плакало небо сегодня.

— Ты готова? — матушка была облачена в обычный серый костюм, а ее волосы убраны наверх в высокий, но совершенно простой хвост.

— Готова, — кивнула ей и соскочила с подоконника, подкидывая два парных клинка.

— Помни, твоя задача сохранить голову Гекторса, — меня поцеловали в лоб, — не лезь на рожон. Помни, тебя еще дома ждут. И Принц ответа не получил.

— Хорошо, мам, — нахмурилась я, — отец уже прибыл в город?

— Еще с рассветом, — закрепила маменька на запястья пару заговоренных кинжалов.

— Так рано? — удивлению не было предела, — Зачем им светиться лишний раз?

— У Анариды плохое предчувствие было, — поминала добрым словом нашу провидицу, — не обозналась, как видишь, город с обеда под куполом.

— Даже на такое пошли, — я проверила собственную экипировку.

— А ты думала, — хмыкнула родительница, — тут уже не на шутку дела идут.

— Держи ухо востро, — и почти у самой двери она развернулась, — и забери девиц с собой.

— Я тоже подумала о том, — кивнула я, соглашаясь, — что они не переживут эту ночь.

— Держись, малышка, — и мама пропала во мраке коридоров.

До самого темного времени оставалось совсем немного. Ночь уже вовсю вступала в свои законные права. В коридорах дворца пока никого не было. Осторожно постучав в двери к девушкам, быстро объяснил им ситуацию, и не давая времени на сборы, потащила к покоям Принца. Где и был мой ночной пост дежурства.

Гекторс явно не ожидал, что у нас будет целая толпа ночных гостей. Ошарашенный парень смотрел на нашу троицу огромными глазами и не понимал, что происходят. Я же только мотнула головой и приложила палец к губам. Пока нет Сарги, лучше не делать лишних поступков и не обсуждать что-то очень важное. Среди нас магов не было, и достойный барьер поставить никто не мог. А зная закономерное выражение о том, что даже у стен есть уши, я решила не рисковать. Лучше выждать лишние полчаса, но быть уверенным в том, что нас никто не подслушивает, чем потом разбираться в последствиях собственной глупости и торопливости.

Алауди не зря учил, что торопятся только неудачники.

Каждый, у кого в голове есть хоть крупица здравого смысла, отдает себе отчет в том, что делает. Нам оставалось надеяться только на лучшее и милость богов. Последнее, с чем я хотела сегодня сталкиваться — это открытое противостояние. Думаю, что если убийцы зададут целью достать нас, даже всех моих навыков может не хватить.

Поддаваться панике было нельзя. Но в голове продолжали крутиться назойливые мысли. Даже присутствие Герцогини не могло привести меня в адекватное состояние. Перед глазами раз за разом вставало обезглавленное тело, накрытое белоснежной простыней. Как и любой наемник, я понимала, нас никто не пожалеет. Мы всего лишь заказ! Если мы не сможем заплатить больше, чем за нас заплатили, то в этом мире мы больше не жильцы.

Единственные люди, на которых я сейчас могла полагаться — это мои ребята. Но мы играли против силы, о которой не знали ничего. Враг пришел оттуда, откуда никто не ждал. Его было столько, что точное количество было неизвестно. Вся эта история была один сплошной и жирный вопрос, на который у нас не было ответа.

В голове судорожно бились мысли о скорой смерти. Тряхнув темноволосой гривой, попыталась успокоиться и взять себя в руки. От того, что буду накручивать саму себя, лучше никому не станет. Сейчас самое главное дождаться прихода моей горничной.

При наличии магического барьера жизнь будет значительно проще и легче. Наемникам перед тем, как добраться до наших голов, придется преодолеть немалые трудности. Не уверена, что среди них будут маги. Вся столица и так знает, что лишних людей во дворце сейчас нет. Значит и магических знатоков сюда отправлять не станут. Они слишком ценные для того, чтобы так просто ими разбрасываться и рисковать понапрасну.

Магический барьер, накрывший весь город, даст дополнительную уверенность в том, что мы сами себя загнали в ловушку. По факту, конечно, именно так это и было. Если сейчас в городе вспыхнет пожар, за пределы стен мы выйти не сможем. Но в тоже время попасть внутрь извне уже невозможно. Про приезд отца с его личной маленькой армией им тоже не было ничего известно. По планам, они должны были прибыть после заката. И не попасть в город из-за барьера.

Служанка появилась уже ближе к полуночи. Когда каждый из нас успел накрутить себя до нервного срыва. Тяжелая и влажная атмосфера тревоги не давала покоя. Вгрызаясь в наши души своими липкими и мерзкими щупальцами страха.

Магия медленно начала расползаться по комнате, опутывая все пространство причудливыми узорами ало рыжего плетения. Девушка уверенно колдовала, устанавливая барьер, который послужит нам последним рубежом, если все пойдет не по плану. Это единственное, на что мы все можем рассчитывать. Малка, убереги нас от опасности.

— Чего так долго? — у меня нервно дернулся глаз, и я не выдержала, стоило последней линии лечь на свое законное место.

— А то меня так и отпустили с миром, — фыркнула она, — только пригрозив разборками с мужем, вырвалась от местного монстра в юбке.

— Главная горничная у нас строгая, — вставил свои пять копеек парень.

— Что удалось узнать? — желтые глаза ни на мгновение не отрывались от моего лица.

— Отец уже в городе, — рухнула я на диванчик, — мать в панике, но вида не подает. Точно могу сказать только одно. Дела у нас, господа, дрянь.

— С чего такой «оптимизм»? — рядом плюхнулась Принцесса.

— Герцогине, — закатила я глаза, — даже бывшей, оружие в ручки брать не по этикету, а матушка укомплектовалась так, словно идет одна против половины столицы.

— Мда, — покачала ногой блондинка, — мой тоже говорит, что все плохо. По слухам, в барьере в районе храма огромная дыра, которая только чудом еще не обрушила магию на головы горожан и нас всех. По замку смутные и тревожные перешептывания ходят. И, надеюсь, те двое не ужинали сегодня.

— Что случилось? — мы с Принцем в один голос спросили у девушки.

— Брат письмо прислал в обед, — вздохнула она, — можешь прочитать. Но если вкратце, отца сегодня утром отравили на охоте. Любовницу взяли, но та проглотила яд и отправилась к праотцам в объятия. Заказчик и исполнитель и так понятны. Только это все равно не меняет того, что моя страна сейчас без защиты и правителя.

— И если твоего брата убьют, — тихо проговорил парень, — то в этой комнате будет не только Кронпринц, но и Кронпринцесса.

— Нет, — едва не засмеялась от нервов, — у нас в комнате уже сидит Кронпринцесса. Если я правильно помню этикет, принятый у тебя в стране, в случае близнецов корону получает тот, кто первый представит двору супруга и наследника, даже теоретического. А ты беременная, у тебя почти есть муж, и свекровь, которая уломает мою матушку на кровавый поход за твоей короной. Если мы переживем сегодняшнюю ночку, постарайся не упоминать при ней о таком исходе. А то через неделю будешь уже не Ее Высочеством, а Ее Величеством.

— Нас всех убьют, — всхлипнула Сарга с диванчика.

— Да нет, наверное, — нахмурилась наша почти Королева, — у меня мозгов хватило представляться сто пятой Принцессой, о которой никто и не вспомнит.

— Вот это пока и спасает твою дурную голову, — зыркнула я на нее.

— Я же извинилась уже сто раз, — закатила она глаза.

— Это не отменяет того факта, — нахмурилась я, — что еще и твой отец под раздачу попал. Уверена, что все это из-за писем о том, что ты беременна от Гекторса. Не пиши ты такого, никто не стал бы пытаться тобой манипулировать.

— А Николетт права, — согласился со мной парень, — если охота идет на меня, беременная, даже тысячная Принцесса соседнего государства является огромной угрозой. Тебя напрямую убрать не рискнули, все понимали, Николетт по головам пройдется. По этой причине к тебе не сунулись, решили убрать отца и дождаться, пока ты сама к ним придешь.

— Только тебя уже не выпустили из города, — согласно кивнула я, — поэтому ты все еще жива.

— Думаешь, — она засомневалась.

— Уверена, — покачала я головой, — а теперь всем приготовиться. К нам уже спешат. Кровь и запах смерти так и веет из коридора.

— Мамочки, — пискнули прижавшиеся к друг другу невесты за нашими спинами.

— Бог помилует, выживем, — я достала оба клинка, и еще раз помолилась на удачу.

— Малка, сохрани и убереги, — рядом со мной встала Сарга с двумя готовыми к атаке заклятиями.

— Уповать нам остается только на самих себя, — Гекторс достал заранее приготовленную шпагу.

— Понеслась, — воздух начал сгущаться и становиться тяжелым.

В коридорах послышались первые признаки вторжения. В полной тишине уже начинали лаять собаки, и первые крики полились со всех сторон. Лязг мечей и тихий скрежет ночной тишины. Это все просто нарастало, создавая невыносимый гул. Если до нас докатится эта волна — мы не жильцы. Прописная истина осела на кончике языка солоноватым запахом первой пролившейся крови.

И вот в томительном ожидании прошел час. Запах смерти уже будоражил не только меня, но даже леди, никогда его не ощущавшие, задрожали. Мне же наоборот стало легко и свободно. Адреналин ударил в голову и разогнал кровь. Азарт убийства захлестнул с головой. Я приложу все силы, чтобы они отправились в самые отдаленные пучины адской бездны.

Сталь в руках зазвенела в легком гуле предвкушения. Она тоже знала, сейчас прольется кровь. Алая и вязкая, покрывая клинок до самой рукояти. Те единицы, что смогут дойти сюда, падут от моей руки. Их было трое, такие уставшие и измотанные беготней и сражениями, они не ожидали, что тут их встретят во все оружия.

Самого молодого приложила Сарга. Заклятье с бешеной скоростью впечатало его в стену. Возможно, он и выжил бы, но канделябр неудачно проткнул ему голову. С такими ранами, увы, никто не выживал.

Второй появился словно черт из табакерки, и, видя первый труп, на пробу попытался пробить защиту. Магия, конечно, выдержала, но рисковать я не решила. С такого расстояния кинжал вошел ему ровно под кадык. Второй осел на мол мертвым кулем.

Третьего я и вовсе просто проткнула насквозь. Этот оказался самым смышленым, и, увидев неудачливых собратьев, решил нас выкурить. Но мне было достаточно одного короткого рывка из сизого тумана, чтобы мой клинок вошел ему в живот.

Вдох-выдох, эта безумная ночь подошла к своему финалу. За окнами забрезжил рассвет нового дня. Радость и надежда начали потихоньку возвращаться во дворец. Больше до комнаты Принца никто дойти не смог.

Глава 28

Утро принесло с собой новый виток проблем. Теперь передо мной стояла самая сложная задача всей моей жизни. Сейчас должен пройти финал, который покажет, кто из девушек достоин звания новой Королевы. Только была одна проблемка, точнее, две. Первая невеста билась в истерике после ночного нападения, а вторую ждал суд.

По всей логике вещей выходило одно единственное решение. Среди претенденток оставалась только я. Вот так просто и ненавязчиво мои размышления по поводу кольца превратились в вариант без возможных вариантов. Выбор был между: принять решение самой, или услышать официальное решение Принца об окончательном выборе невесты и будущей спутнице жизни.

Как бы смешно это не звучало, но ситуация складывалась именно таким образом. Я даже не знала, плакать мне или смеяться от такого поворотного мгновения. Судьба словно решила сыграть со мною злую шутку и поставить перед нерешаемой задачей.

Даже в теплице бабушки мне не было так страшно, как в этой комнате. Сарга пыталась меня подбодрить и уверяла, что Гекторс неплохой и вполне перспективный молодой человек, но легче мне от этого не становилось. Страх съедал меня изнутри и не давал сделать вдох полной грудью.

Зеркало отразило мое растерянное лицо и огромные глаза, в которых стоял страх. То самое чувство, которое не должно появляться у профессиональных наемников. Я же трусила и сомневалась в себе, словно маленький ребенок, которому впервые предстоит сделать самостоятельный шаг. И как с этим бороться я не знала, у меня не было ответов на этот вопрос.

Приход матушки успокоил меня с одной стороны и взволновал с другой. Я была счастлива, что с ней все хорошо, и эту ночь она пережила. Только зная ее, не пришла бы она просто так. Сейчас меня ожидает, наверное, самая страшная головомойка в моей жизни. Такой серьезной я еще ни разу ее не видела. На балы и то не так сурово собиралась, как сейчас готовилась заговорить со мной.

— Ты хочешь сбежать? — я даже не до конца поняла, о чем меня спрашивает родительница.

— Что прости? — пришлось переспрашивать, мало ли ослышалась со страху.

— У тебя есть последний шанс, чтобы сбежать, — тихо, но уверенно проговорила прекрасная Виконтесса, — подумай хорошенько, и ответь на мой вопрос.

— Нет, — покачала я головой и задумалась над этим фактом.

— Объясни тогда самой себе, почему у тебя не возникает этого желания, — также ровно и размеренно продолжала говорить мне мама.

— Я чувствую, что с ним мне комфортно и удобно, — покраснела я, наверное, до самых кончиков ушей, — Гекторс мне нравится. Он будит во мне те самые эмоции, которые я никогда не могла найти в других. Рядом с ним я чувствую себя комфортно, тепло и уютно. Мне не хочется его убить.

— Тогда почему ты бежишь? — вскинула она аккуратную светлую бровь.

— Мне страшно, — поежилась и закрыла вспыхнувшее лицо руками.

— Чего же ты боишься? — продолжала настаивать на своем мама.

— Власти, — всхлипнула я, — боюсь всей этой неопределенности, этой жизни. У наемников все легко и просто. Кто сильнее, тот и прав. У кого больше заказов, тот и крут. А тут? А тут творится настоящий дурдом. Никто не может предсказать, где друг, а где враг. Королева, пытающаяся убить собственного мужа, который таковым даже не является. Девицы, лезущие из кожи в вон, лишь бы заполучить в собственные руки Принца и власть. Все это для меня дико! Мне этого не нужно! Я хочу обратно собственную жизнь. Ту, в которой все просто и понятно. Где черное — это черное, а белое — это белое, и никак иначе. Если я соглашусь, то каждый день я буду жить словно на вулкане. Непонятно, где и что должно рвануть, но обязательно должно. Это же не дворец, а прогнившее насквозь болото, из которого нет выхода. Одна из невест до сих пор в озере плавает, и никому до этого нет дела. Ее даже не искали все это время. Пропала и пропала, кому какая, собственно, разница. Именно это все меня и пугает. Причем так, что хочется сбежать куда глаза глядят.

— Тогда почему не бежишь? — насмешливо выдала Виконтесса и бывшая победительница.

— В каком смысле? — непонимающе смотрела на нее.

— Сейчас у тебя есть отличный шанс сбежать, — обвела мама комнату взглядом, — стражи почти нет, дворец никто не охраняет. После ночных волнений на одну из невест никто даже внимания не обратит. Люди твоего отца в городе, барьер давно снят и не представляет опасности. Почему же ты все еще здесь? Умчаться в родное имение тебе совершенно ничего не мешает. Если бы ты хотела, даже целый взвод стражи тебя не смог бы остановить. Так почему же ты сейчас тут?

— Я не хочу оставлять Гекторса, — краска вновь залила мое лицо.

— Тогда почему ты не принимаешь его предложение? — ореховые глаза лучились смехом.

— Я же уже объяснила, — мне стало как-то совсем неловко продолжать этот разговор.

— А не плевать ли тебе милая? — подалась вперед родительница, — что они такое по сравнению с тобой? Никто! Будто ты обязана обращать внимание на каждую мелочь? Что тебе, радость моя, мешает снести все эти устои до основания и переписать правила? Значит руководить наемниками ты не боишься, а приструнить пару истеричек, великая трагедия. Кто и что тебе запрещает менять тут по своему усмотрению? Да и не захочешь тут оставаться, вон как Лаватаса пошлешь все лесом и сбежишь на вольные хлеба. У тебя нет препятствий на пути к счастью, точнее есть, у тебя в голове. Все остальное, кроме искренних чувств тебя вообще не должно волновать. Так почему же ты продолжаешь забивать себе голову ненужной ерундой?

— Ерундой… — недоверчиво протянула я и задумалась над ее словами.

— Именно ей, — согласно кивнула мама, — никто не вправе за тебя решать, что и как будет в твоей судьбе. И запомни раз и навсегда, только мы строим собственный мир. Значит только нам решать из каких красок и событий он будет состоять. Станет это началом конца, или конец превратится в начало. Выброси из головы сомнения и доверься собственной вере и чувствам. Помни, наемник, не доверяющий интуиции, давно уже мертв. Ты же всегда показывала собственное благоразумие и веру в собственные силы. Поэтому пообещай мне, прежде чем выйти из этой комнаты, ты еще раз все хорошо обдумаешь. Без лишних эмоций, без суеты и дум. Просто взвесишь все за и против, и дашь себе четкий ответ. Только тогда твое решение будет единственно верным и принадлежать только тебе одной.

— Спасибо, — на глазах навернулись слезы, что бы я делала без своей мамочки, уже давно дала бы деру, так и не поняв, насколько неправа в этой ситуации.

— Запомни, — поцеловала она меня в голову, — я приму любое твое решение, да и папа не станет возражать только при одном условии, что оно будет искренним и исходить из твоего сердца. Все остальное это просто попытки сбежать от самой себя. Счастье они тебе не принесут, уж поверь мне, моя дорогая дочь.

Я слишком часто встречала тех, кто пытался сбежать от себя. Ни к чему хорошему эти странные попытки привести не могут, они только разрушают и стирают личность и человека. Не беги от себя моя дорогая, лучше сразу прими такой, какая ты есть.

— Я люблю тебя, — обняла ее за талию и уткнулась в живот.

— И мы с папой тебя очень сильно любим и всегда будем на твоей стороне, — еще раз поцеловала меня маменька и медленно пошла к двери.

— Спасибо, — крикнула я ей вдогонку уже перед закрывшейся дверью.

Дальше уже была моя война, и никакого отношения к родителям она не имела. Действительно, моя мудрая мама права, сейчас я должна сама для себя решить один очень важный вопрос. Кто я, и что хочу от этой жизни. Чем больше я прячусь за маской благородной леди, тем мне хуже. Я не воспитывалась в роскошных хоромах, мое детство прошло в тренировках.

Тогда почему же я пасую перед стадом овец? Разве могут они быть страшнее всех тех трудностей и опасностей, которые я уже прошла и пережила? Совершенно точно — нет! Даже близко не стоят они рядом с разборками наемников или побегом от стражи. Сотни вариантов гораздо страшнее и опаснее, их я совершенно не опасаюсь. А женщин испугалась словно огня.

Не одни дворцовые интриги и рядом не стоят с теми подлянками, которые враждующие кланы подкладывают конкурентам. Только с ними я всегда великолепно справлялась, а тут хвост поджала, и даже не могу слова вымолвить. Нет! Стоп! Хватит! Нужно брать себя в руки и выкидывать все лишнее из головы. Мама тут совершенно права, что бы я без нее делала? Уже бежала бы, сверкая пятками от страху. Какая глупая и в тоже время ироничная правда.

Чутье наемника — это та вещь, которая спасает наши задницы во всех передрягах, и вот сейчас я решила игнорировать ее и поддаться панике. Нет, прав папа, рано мне еще становиться его преемницей, слишком наивная и глупая я для этого. Сперва подрасти нужно, а уже потом из себя великую наемницу без страха и упрека строить.

В груди замаячил тоненький лучик надежды, тот, который давал мне веру в собственные силы и непоколебимость. Если доверюсь собственным инстинктам, никакие трудности меня не сломят, и я преодолею все с высоко поднятой головой. На зло всем, кто пытается унизить меня и не считается с Виконтессой Орвик. Я вам всем покажу, чего стоит моя семья, и из какого теста мы сделаны.

Приняв для себя столь важное решение, первым делом позвала Саргу. До финального отбора невест оставалось не так много времени. А мне нужно было привести себя в порядок и стать идеальной кандидаткой в будущие Королевы. Если уж я решила, что это мой путь, то его я пройду с высоко поднятой головой, и так, чтобы не пожалеть ни об одном принятом решении.

В этот раз готовились мы тщательно, продумывали каждую мелочь и деталь. Какой цвет ткани будет лучше на мне смотреться. Какие украшения выигрышей смотрятся на представительнице самой богатой семьи в стране. Какую прическу не стыдно будет продемонстрировать на темноволосой голове. Какой макияж подойдет мне и скроет признаки усталости и недосыпа. Обо всем этом мы рассуждали и рассуждали.

Подготовка к самому важному выходу в моей жизни заняла у нас практически все время до начала отборочного тура. Уже когда в комнату ко мне наведался королевский распорядитель, я вспомнила о самой важной детали в этом сумасшедшем дне. Кольцо! Оно было у меня, я так и не успела вернуть его обратно Гекторсу. Что же теперь делать? Как лучше поступить?

На выбор у мне было всего два варианта. Первый, взять сейчас его с собой и под предлогом охраны столь нужного объекта во всем этом фарсе вернуть Принцу. Либо второй, сейчас одеть его на палец, и уже гордо вскинув голову, войти в зал в статусе его невесты.

Каждый из них имел свои плюсы и минусы, но я не могла решить, какой же будет более правильный. Нужно просто успокоиться, абстрагироваться от лишних мыслей и прислушаться к интуиции. Как ни странно, но она в данной ситуации была на стороне второго варианта.

Если так поступить, уже никто не сможет оспорить факт нахождения кольца у меня и подтасовку результатов. Именно так все и произойдет. Не важно, невеста, выбранная Принцем во время отбора уже с четвертого тура, имеет право носить его. Оставшиеся два в таком случае будут просто данью традициям и поклоном в сторону других невест и народа. Я же примерю его на свой пальчик только перед финальным испытанием, почти не нарушая регламент.

Согласившись с собственными доводами, несмело протянула руку к стоящей передо мной коробочке и откинула крышку. Ободок приветливо засиял на свету, и в груди что-то сжалось от волнения. Неужели я на самом деле сошла с ума, и готова принять предложение Гекторса и стать Королевой целой страны?

Я словно в сон попала, и все никак не могу от него очнуться. Даже на проверку ущипнула себя за руку. Нет, определенно я не сплю, и все это происходит в реальности. Такого поворота событий я не ожидала. Когда отец говорил про отпуск и отбор невест, даже мыслей не допускала, что смогу победить в этом представлении лицемерия и интриг. И вот у меня в руках главный приз, а в зале Принц ждет моего решения. От такого голова шла кругом.

И все же не удержавшись, выхватила кольцо из футляра, водрузив его на законное место. Размер подошел идеально, словно его делали по моему пальчику. Я сперва даже не поверила, что оно настолько плотно село. Попытавшись стащить золотой ободок, догадалась в чем дело. Кольцо было магическим и теперь не желало покидать мой палец. Вот почему потерять его невозможно.

Улыбнувшись отражению в зеркале, еще раз осмотрела себя с ног до головы и решила, что я готова покорять и шокировать публику. Нежно-кремовое платье идеально подчеркивало мои достоинства, простые золотые украшения гармонично дополняли обручальное кольцо. Весь мой образ просто кричал о том, что с этого мгновения я не отдам Гекторса никому.

Помолившись Малка еще раз, я покинула отведенную на время отбора комнату. Сейчас я уже должна спешить по направлению к тронному залу. Именно там по традиции проходит последнее испытание, и именно там меня ждет человек, которого я умудрилась полюбить. Эта странная мысль пугала меня и одновременно вселяла надежду. Возможно, это самое правильное решение из всех возможных вариантов. Пусть боги мне в этом помогут.

Зал приближался слишком стремительно, я даже не успела морально подготовиться, как огромные двери уже предстали передо мной. Почему же теперь все летит столь стремительно, и события не сбавляют свой бег? Я не готова, там толпа людей, которая сейчас от шока будут стоять и некультурно пялиться на меня. Мне же придется идти с высоко поднятой головой и улыбаться.

Жарж не дал мне даже мгновения на то, чтобы собраться с духом. Распорядитель просто распахнул створки и пропустил меня внутрь. Трубы громогласно заиграли, и я сделала первый несмелый шаг в зал. Шепотки пока не посыпались, кольца же еще никто не заметил, но скоро именно так все и будет. Тут даже не нужно было к интуиции обращаться.

Шаг за шагом я приближалась к центру комнаты. Свет бил в глаза, и я не была уверена, как именно зал на меня реагирует. Стоило просто абстрагироваться от происходящего и представить, что тут просто никого нет, и мы с Гекторсом вообще вдвоем.

И вот шаги закончились, я остановилась напротив парня, облаченного в парадную форму и ослепительно красивого в ней. Дыхание перехватило, и я наконец-то поняла, что чувствуют мама с папой, смотря друг на друга. Такое тепло и нежность, словно огромное покрывало, спасающее от ненастий и переживаний.

Серые глаза смотрели точно в мои, и я тонула в них. Для нас двоих перестал существовать целый мир, сузившись до размеров любимых глаз. Возможно, это странно и неправильно, но я не желала по-другому. В моем понятии, даже из простой миссии может вырасти и расцвести замечательная история любви. Пусть в представлении многих неправильная, ну кто же будет их спрашивать, самое главное, что для нас она самая идеальная.

Гекторс медленно поднимает руку и протягивает ее мне. Не позволив себе даже подумать, я просто вложила в его руку кисть с кольцом на пальце. И вот его теплые губы уже целуют обручальное колечко и словно ставят печать, оповещая, обратно дороги уже не будет.

— Ты согласна? — в глазах напротив отражается целый мир.

— Если не сбежала, — нежно улыбаюсь ему, — то согласна.

— Люблю тебя, — меня притягивают за руку в надежные объятия.

— Люблю, — эхом отозвалась я.

И вот мир взрывается фейерверками. Он поцеловал меня, да так, что подкосились ноги. Страстно и нежно в бушующем водовороте непередаваемых ощущений. Теперь я уже точно не смогу от него сбежать. Не после таких поцелуев.

Эпилог

Яркий свет освещал все пространство в небольшой комнатке. Он лился со всех сторон, обволакивая меня в свой кокон. С финала отбора невест для Его Высочества, Принца Гекторса, прошел почти месяц. А у меня в голове до сих пор не укладывались мысли о нашем сумасшедшем поступке. Многие дворяне до сих пор не могут смириться и поверить в произошедшее.

Все уже давно ставили на Герцогиню Сасар Флаур, а в результате выиграла темная лошадка, о которой никто до самого последнего момента и помыслить не мог. Мое участие в этом балагане стало сюрпризом для всех, включая меня саму. Даже подумать страшно, какие события могли случиться, если бы отец не решился помочь своему другу по Академии.

Как и предсказывала матушка, Ларасару казнили за предательство и попытки свержения власти. По фальшивой Королеве грустили недолго, ровно до того момента, как сбежавшая магиня не вернулась в столицу. Лаватаса, в отличии от казненной женщины, могла в мгновение ока не только расположить к себе, но и выведать все самые сокровенные тайны человека. С этой дамочкой даже мама не смогла найти общий язык и грозилась скормить ее бабушкиному питомнику. Магичка на это только посмеивалась, правда ровно до того момента, как ее просветили, что за питомник имеет ввиду разгневанная мать невесты. Смех даже у той оборвался, и больше Виконтессе она дорогу не переходила, по крайней мере в мелочах.

Тем самым между двумя бывшими участницами отбора установился вежливый нейтралитет. С моего отбора девушки даже лишний раз предпочитали не вспоминать о такой странице в собственной биографии. События этого долгого и не совсем приятного мероприятия отложились в памяти несчастных девушек страшной трагедией.

Мне их было даже жаль отчасти. Не по собственной воли они пошли на все эти глупые шаги и поступки. Возможно, кто-то на самом деле любил моего жениха. Только этого уже никто и никогда не узнает. Озеро и поныне хранит тайну. Я уже не раз порывалась достать со дна тело, но тут против единым строем вставали все без исключения, в результате я просто решила выждать время.

Сейчас у меня совсем другая задача, и она неимоверна сложная для такого человека, как я. Уже третий час я стояла перед зеркалом и пыталась не шевелиться, дабы не мешать швеям подгонять под меня свадебное платье. Многие думали, что поженимся мы с Гекторсом в тот же день, ха, они просто не знали мою мамочку достаточно близко.

Полтора часа ее нотаций заменили двое суток увещеваний со стороны Короля Вастарга. Такой вправки мозгов на их законное место жительства я еще не получала. В итоге я была согласна на соблюдение всех возможных традиций, обрядов и событий, лишь бы мама замолчала. Этого она, собственно, и добивалась. У моего Принца нервы сдали еще быстрее, я хоть больше часа смогла продержаться. Как потом рассказал отец, к этой речи матушка всю ночь готовилась, у нас просто не было ни единого шанса выстоять против нее.

Теперь я с сожалением терпела все издевательства над собой любимой и послушно примеряла сто пятое платье по счету. Свадьба века, как ее окрестили в газетах, уже затягивалась на полгода. Если уж мать невесты считала лучших модисток страны бездарными клушами. Платье для меня так и не могли подобрать. Еще и отец масло в огонь подливал, крича на всю округу, что меньше годового бюджета всей нашей родины на невесту он тратить не собирается.

Бедные и несчастные послы уже не знали куда себя деть. Еще бы перед ними стояла задачка посложнее, чем поиск свадебного платья. Они должны преподнести невесте подарок, достойный ее красоты. А как им это делать? Особенно с таким папочкой, как у меня? Я уже жалела, что Алауди решил остепениться и теперь вовсю ухаживал за свекровью Сарги. Вот эту парочку даже матушка вместе не представляла.

Теперь же отец, лишившись единственного собутыльника, решил пустить все свое рвение и энергию на сбор своей единственной доченьки к алтарю. Короче, столица и ближайшие соседи были просто в полнейшем шоке, когда из родовых сейфов подняли сундуки с золотом, драгоценностями и тканями. Про артефакты я уже молчу, все, кто в них разбирались, либо уже к батюшке в услужение просились, либо молчали и рта раскрыть даже не пытались.

И в такой ситуации преподнести подарок, достойный невесты, становилось просто невыполнимой задачей. А зная нрав Виконтессы Орвик-старшей, спорить с этой традицией тем более никто не хотел. Получить партию лекций о соблюдении и почтении древних правил — было смерти подобно. Мама могла распинаться на эту тему пару часов, и ни разу так и не повториться. Ситуация в итоге стало идиотской до крайности и абсурда.

И теперь в очередной раз примеряя бесконечное количество подвенечных платьев, я уже просто не представляла, как сбежать из этого дурдома под названием собственная свадьба. Если дела и дальше пойдут такими темпами, то глаз у меня не перестанет дергаться.

Нервно сглотнув, посмотрела на кислое выражение маминого лица и уже только поэтому поняла, что сегодня мы вновь ничего не выберем. Как же мне все это уже осточертело и надоело. Словно я тут за бога замуж собираюсь, а не за единственного человека, который может терпеть мои капризы и скверный характер. Молиться на Гекторса нужно, а не затягивать свадьбу.

Где родители в случае чего возьмут еще одного такого дурака, который согласится повести меня под венец? В Принце я была уверена, от меня он не откажется, а вот в себе не очень. Я же и психануть могу! Надоест мне это все до зеленых чертиков, возьму и сбегу, куда глаза глядят.

Найдут меня, конечно, достаточно быстро, даже набегаться не успею, связи отца они и в крайних землях связи, но нервы им потреплю. Самое обидное во всей этой ситуации было именно то, что нам с почти мужем, было откровенно все равно, как пройдет наша свадьба. Хоть в той же самой церкви, в которой мои родители столько лет назад обручились.

Шальная мысль пришла мне в голову и засияла там ярким светом надежды. Сбегали же мы уже парочку раз от наших неустанно бдящих стражей. И если так подумать, кто откажет Принцу в венчании? Никто! Вот он наш шанс на счастливое будущее и отставку в сторону всех проблем. Если я платье такими темпами выбираю, то саму свадьбу только в следующем году увижу. Нет! Я хочу прямо сейчас! Пора брать все в свои собственные руки.

Еще раз прокрутив эти мысли в голове, незаметно скосила глаза в сторону выхода, и проверив обстановку, медленно попятилась прочь из комнаты.

У меня есть всего десять минут, пока меня никто не хватился, и не отправил поисковую бригаду на розыски невесты.

До кабинета почти супруга я неслась на всей скорости, которая у меня только была. Я даже не удосужилась снять злосчастное свадебное платье. Ничего, так даже лучше, теперь точно можно играть свадьбу и ни о чем не думать. Стража не особо удивлялась моему виду. Кто этих нервных невест накануне церемонии поймет и разберет.

В комнату к жениху я влетела, раскрасневшаяся, с горящими огнем глазами и сердцем, полным нетерпения. Мне даже не верилось, что через час мы уже будем законными мужем и женой. Осталось сделать навстречу этому всего один крохотный шаг. И я согласна на все ради этого.

— Дорогая, — поднял он на меня свои серые глаза, — за тобой кто-то гонится?

— Некогда разговаривать, — покачала я головой, — нам срочно нужно выбираться из дворца.

— Что опять случилось? — накинул он мундир на плечи.

— Мы идем в церковь, — подошла к нему, — мне так все это надоело, что сил нет.

На что любимый только усмехнулся, и спустя полчаса мы уже давали клятвы в небольшой церквушке. И нам никто не был нужен. Самое главное, что мы были уверены в собственных чувствах и собирались пройти рука об руку целую долгую жизнь.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Эпилог