Капкан для мафии (fb2)


Настройки текста:



Виктор Тюрин КАПКАН ДЛЯ МАФИИ

ПРОЛОГ

Благодаря сочетанию трех факторов: некоторых азиатских признаков во внешности (в нашем роду были китайцы), отцу - директору охотхозяйства на Дальнем Востоке и моим достижением в спорте я, после армии, оказался в спецшколе. Честно говоря, я туда не стремился, так уж получилось. Потом семнадцать лет работы за границей и... смерть. Казалось, на этом можно закончить, как вдруг оказывается, что это не конец жизни одного человека. Думаете, что это хитрый оборот речи? Нет. Просто кто-то дал мне еще один шанс прожить новую жизнь в новом теле и новом времени.

ГЛАВА 1

За свою жизнь я испытал много оттенков боли и эта, ломавшая сейчас мою черепную коробку, тянула на шесть баллов из десяти по моей личной шкале, но уже в следующее мгновение пришло понимание того, что я жив. Только успел это осознать, как почувствовал какое-то несоответствие. Мозг, несмотря на ломающую левый висок боль, привычно произвел анализ и выдал результат: я не умирал, лежа на асфальте скоростного шоссе, в одной азиатской стране, а почему-то лежал на полу закрытого помещения, причем относительно здоровый. Как такое может быть?! Открыл глаза. Комната. Спальня. Странного вида приемник, стоящий на тумбе. Ночник с матерчатым абажуром на прикроватной тумбочке.

"В стиле ретро, - мелькнула мысль и исчезла, так как послышались приближающиеся тяжелые шаги грузного человека. Я закрыл глаза чисто инстинктивно. Не доходя до меня, человек остановился и сразу раздался тяжелый металлический стук.

"Он что-то тяжелое поставил на пол, - тут мой нос учуял резкий запах бензина. - Хочет меня сжечь?!".

Тело автоматически напряглось, готовое к схватке. Приоткрыв глаза, увидел странно одетого мужика, склонившегося над канистрой с бензином. В руке у него был пистолет с глушителем. Следующей появилась мысль, что полученные мною тяжелые ранения, что-то сдвинули в моих мозгах, иначе, откуда здесь взяться полутемной спальне и мужику в дурацкой шляпе и в костюме в полоску. На удивление ушла пара секунд, после чего мозг заработал в привычном режиме, оценивая обстановку и степень опасности. Незнакомое мне лицо европейца. Странного пошива костюм. Шляпа. Пистолет с накрученным глушителем. Канистра. Вывод: меня собирались убить. Все это мозг автоматически обработал, сразу заострив внимание на оружии. Обезоружить. Завладеть. Убить.

В этот момент мужчина распрямился, скользнул по мне взглядом и замер явно удивленный.

- Так ты еще жив, сучонок?! - он так это сказал, словно плюнул в меня.

Его реакция на меня была более чем странной, но мне сейчас было не до подобных рассуждений, так как на кону, в который раз стояла жизнь. Мозг не теряя ни секунды, принялся просчитывать варианты. Стоит от меня в двух шагах. В руке пистолет. В моем положении, лежа на полу, у меня нет ни малейшего шанса. Вот только мужик повел себя совсем непрофессионально. С идиотской ухмылкой он подошел ко мне, положил пистолет на стул, стоящий рядом и принялся расстегивать ширинку. Сознание просто не могло не откликнуться на совершенно сумасшедшую ситуацию: - Что здесь, черт подери, происходит?!".

- Знаешь, что я сейчас сделаю, крысеныш? Поссу на тебя, а потом... пущу тебе пулю в живот! - при этих словах на лице бандита появилась глумливая ухмылка. - Хотя, нет! Я сделаю еще лучше! Я...

Договорить ему не дал чей-то грубый голос, донесшийся из соседней комнаты: - Фрэнки, чего возишься! Нам надо уходить!

- Да сейчас! Погоди! - буркнул мужик, все еще возясь с ширинкой.

Тренированная психика подавила эмоции. Сотрудник моего профиля должен быть холоден и невозмутим, как сытый удав, в любой ситуации. При этом он должен четко и быстро реагировать на любую опасность. Это аксиома. Иначе просто не выживет.

Резкий удар по ноге заставил расслабившегося бандита отшатнуться и отступить на шаг, что дало мне время вскочить, схватить пистолет и нажать на спусковой крючок. Две пули, ударившие бандита в грудь, отбросили его к двери. Уже падая, он издал нечто хриплого вопля. На его крик последовала соответствующая реакция: сразу раздался торопливый топот чьих-то ботинок, а еще через секунду в проеме открытой двери показалась фигура еще одного бандита в костюмной паре, в шляпе и с пистолетом в руке.

- Фрэнк! Ты...?! - тут он увидел меня и замер в растерянности. Причем, похоже, я ошеломил его даже больше, чем, лежащий у его ног, залитый кровью, хрипящий напарник. Не раздумывая, снова дважды нажал на спусковой крючок. Два громких хлопка глушителя слились в один в тот самый миг, когда второй головорез, придя в себя от неожиданности, вскидывал оружие. Бандит, завопивший от боли, еще заваливался в проеме двери, а я уже бросился к полуоткрытому окну, отбросил в сторону занавеску и прыгнул, сразу уйдя в перекат. Упал на мягкую землю, в цветы, которые заботливо выращивали хозяева этого дома. Не вставая, бросил взгляд вокруг, после чего замер. Стояла глубокая ночь. Окна, рядом стоящих домов, были темны. Ни звука. Даже собаки не лаяли. Инстинкт самосохранения сразу начал толкать меня в спину, при этом истошно крича: - Беги! Беги!" - но я легко справился с ним, так как далеко не в первый раз попадаю в опасную ситуацию. Прислушался. Невнятные крики шли из глубины дома, и где-то вдалеке проехала машина

"Вперед!".

Подстегнув сам себя, я приподнялся, потом вскочил на ноги, при этом, не поднимаясь в полный рост, кинулся бежать. На скорости обогнул подстриженный кустарник, одним махом перепрыгнул невысокий забор, пробежал мимо мусорных баков, после чего перебежал улицу.

Дикая ситуация не становилась более понятной, по мере моего удаления от дома. Дома напоминали мне американский пригород большого города, вот только нигде не было тарелок спутникового телевидения, зато везде торчали столбы с телефонными проводами. Резко сбавив скорость, оглянулся, явной погони не было, а значит, решил я, незачем привлекать к себе излишнее внимание, поэтому перешел на быстрый шаг. В очередной раз оббежал взглядом по сторонам. За мной сейчас следили только темные слепые окна коттеджей и звезды с черного небосвода. Вдруг неожиданно где-то рядом затявкала собака. Ее лай, словно выключатель, разом отключил боевые рефлексы, которые в очередной раз выручили меня из беды, оставив только настороженность, мою постоянную спутницу в работе и жизни. Меня начало слегка потряхивать, что опять же для меня было привычно в подобных ситуациях, только вместе с уходом адреналина, пришла боль и усталость. Теперь я почувствовал даже тяжесть пистолета, который все это время находился у меня в руке. Лунного света вполне хватило, чтобы рассмотреть оружие. Это был американский Кольт M1911. 45-й калибр. При моей работе мне нередко приходилось иметь дело с самым разным оружием, поэтому я хорошо знал эту модель. В голове у меня уже начала складываться фантастическая версия всего произошедшего со мной, но мне, как человеку практического склада, она совсем не нравилась, так же, как детские, совсем не похожие на мои, руки, которые сейчас крутили пистолет. Засунув пистолет за пояс, я принялся изучать себя, после чего мне пришлось сделать печальный для себя вывод.

"Я в теле парнишки, лет четырнадцать-пятнадцать".

Мои судорожные попытки оспорить этот факт, в очередной раз, наткнувшись на руки подростка, которые просто притягивали взгляд, сдались, после чего сознание выдало вердикт: что есть, то есть. В подкорку моего сознания еще со времен обучения в специальной школе вбивали, что если ситуация уже сложилась, то ее надо принимать такой, какая она есть, и не поддаваясь эмоциям, правильно расставить приоритеты. Именно так сейчас и случилось. Эмоции схлынули, мысли обрели ясность, и я стал самим собой. Придя к подобному соглашению, мозг занялся анализом, сводя подробности и детали, которые успели запечатлеться в моей памяти, в одну логическую линию.

"Костюмы. Шляпы. Английский язык. Кольт. Нет спутниковых антенн. Хм. Головные уборы в Америке носили все поголовно, если я не ошибаюсь, в 40-60 годах прошлого столетия. Да и кольт... Стоп! - память мне услужливо подсказала запечатленную ею, как бы второстепенную, деталь. - Приемник в комнате! Он очень похож на старый ламповый приемник! Если все так,... то вдобавок ко всем чудесам, я еще и во времени провалился. Только почему именно Америка? Ведь мой профиль Китай и Юго-Восточная Азия. Хотя, впрочем, в Америке мне тоже пришлось пожить. Вообще, все сложилось неплохо, хотя бы потому, что я жив! И мне предстоит долгая-долгая жизнь, а со всем остальным я как-нибудь разберусь. Моих специфических навыков вполне хватит, чтобы наладить себе приличную жизнь. Правда, для этого придется выяснить, что это за бандиты и чем им мог насолить мальчишка. Нет. Здесь, скорее всего, произошло убийство целой семьи, а значит...".

Додумать мне не дал громкий треск, раздавшейся за моей спиной. Резко обернувшись, я увидел ярко вспыхнувшее пламя, и сразу мне на память пришла канистра, которую принес бандит. Несмотря на то, что я уже прилично отдалился от места преступления, даже здесь были слышны крики испуганных людей, а уже спустя минуту, к ним присоединился нарастающий звук сирены. Развернувшись, я быстро зашагал в противоположную сторону, стараясь как можно дальше оказаться от пожара, при этом держась как можно дальше от света уличных фонарей. Мне не хотелось, чтобы кто-нибудь меня видел в таком состоянии, да еще с пистолетом за поясом, а шум вокруг горевшего дома уже поднял на ноги часть поселка. Спустя пару минут, до моих ушей донесся пронзительный звук новой сирены. Трудности, которые обязательно возникнут, как ни странно это звучит, абсолютно меня не волновали, потому что, вся моя бывшая работа была сплошным решением различных проблем. Меня так же больше не интересовало мое прошлое. Оно ушло, осталось в будущем, как ни странно это звучит. Мне пришлось сыграть в той жизни множество ролей, что я потерял собственное лицо. Теперь я здесь, это мое время и я просто начну жить. Для себя. Определившись со своей позицией в этом мире, сразу подумал о роли подростка, которую мне придется играть.

"Будут определенные сложности, - решил я после короткого обдумывания проблемы, - а пока надо пройтись по основным позициям, от которых мне придется отталкиваться в первое время. Имя и фамилия. Это надо будет узнать. Дальше. Нападение на дом бандитов. Поджог. Что в остатке? Мальчишка остался жив, а у них два покойника. Если я иду по этому делу свидетелем, то меня будет разыскивать как полиция, так и эти головорезы. Вывод: надо бежать. И как можно дальше. Вот еще... Интересно, у парня есть родственники? Хотя какая, к черту, разница! М-м-м. Интересно, как местная полиция отнесется к двум трупам, оставшимся лежать... Впрочем, не вариант. Скорее всего, бандиты забрали покойников с собой. Зачем им оставлять подсказку полиции? Следующее. Что делать с пистолетом? На нем два трупа, и это как минимум. Подумаем, а пока надо решить в срочном порядке, как привести себя в порядок и хоть немного поспать".

Окна домов, мимо которых я шел, были темны, да и звуки, несущиеся со стороны пожара, здесь были еле слышны. Узкая улица неожиданно вывела меня на довольно широкий бульвар. Он был безлюден, окна домов были темны, только горели фонари и кое-где светильники над входными дверями. Спальный район, одним словом. Бросил быстрый взгляд по сторонам и только тут увидел стоящие рядом с домами несколько легковых машин. Они были широкими, с плавными разводами крыльев. Даже не будучи историком, нетрудно было понять, что обводы этих легковых машин не соответствуют моему времени. Еще одно подтверждение моей версии даже принесло мне легкое удовлетворение. Глядя на сонные дома в ночной тишине, мне просто зверски захотелось спать. Номер в отеле. Мягкая кровать, а утром душ и плотный завтрак. Я даже усмехнулся своим мыслям: - Мечтать не вредно. Мечтай дальше, парень. Денег-то все равно нет".

Так оно и было. В карманах, которые я успел проверить раньше, кроме носового платка и перочинного ножа больше ничего не обнаружилось. Единственной ценной вещью в моем хозяйстве оставался пистолет, но от него мне надо было избавиться как можно быстрее. Торопливым шагом пересек перекресток, так чтобы со стороны было видно, что паренек торопиться домой, идя со свидания. К этому времени я уже определился с направлением своего движения. Оставив с левой стороны город с его центром, небоскребами и яркой рекламой, я шел, стараясь как можно быстрее выбраться из пригорода, судя по всему, рассчитанного на средний класс. Мне приходилось жить в таких спальных районах - в меру чистенько и спокойно. Именно здесь меня начнут завтра искать, а значит, мне надо как можно быстрее исчезнуть из этого района и добраться до окраины города, где будет проще всего укрыться. Спустя пятнадцать минут стало понятно, что я пересек невидимую границу. Здесь вместо отдельно стоящих особняков тянулись длинные дома-бараки из красного кирпича с тяжелыми решетками, закрывающие входные двери и витрины магазинчиков, находящихся на первом этаже. Здесь в отличие спального района, который остался за моей спиной, чувствовалась ночная жизнь. В доме, напротив, несмотря, на глубокую ночь, кое-где горел свет. Откуда-то, с верхнего этажа, были слышны пьяные голоса и смех. Судя по тому, что по левую от меня сторону была тишина и темнота, только слегка подсвеченная редкими фонарями, я определил ее как производственно-складскую зону, зато на правой стороне блистала разнообразная реклама, был слышен шум автомобилей и человеческий гул. Место, куда я вышел, являлось своеобразным разделом между жилым и производственным районом окраины.

Стоя возле разбитого фонаря, рядом с закрытой решеткой витриной магазина, я пытался продумать свои следующие шаги. Пистолет, можно было выбросить в ближайшую кучу мусора, а самому дойти до какого-нибудь бара и надавив на жалость к мальчику, которому хулиганы чуть не проломили голову, попросить умыться и поесть. Вот только такого мальчишку запомнят десятки людей и наведут на мой след. Нет. Этот вариант мне не подходил. Тогда... В этот момент я услышал шум шагов нескольких человек. Быстро осмотрелся. Из прохода между магазином и домом доносился приторно-сладкий запах сгнивших отходов. Приглядевшись, я там увидел кучу мусора, основу которого составляли картонные и разбитые деревянные ящики.

"Но там вполне возможно тупик...".

Четверо молодых парней вывернули из-за угла магазина, отрезав мне отступление в жилой район. При виде темной фигуры они на какое-то время замерли, пытаясь понять, кто я такой и что делаю в темноте, а затем, ни слова не говоря, довольно профессионально стали охватывать полукольцом. Насколько можно было их разглядеть в полумраке, это были латиноамериканцы, а скорее всего, мексиканцы. До этого я стоял к ним боком, поэтому пистолет, торчащий за поясом, они не могли заметить. Судя по ломику в руках одного из них, они здесь были не ради прогулки и сейчас, когда парень, державший его, приподнял, это стало оружием. В руке другого тускло сверкнуло лезвие ножа.

- Доллар, кто это у нас тут? - ехидным голосом спросил один из парней.

Тот, у кого было денежное прозвище, ответил своему приятелю, издевательски подражая детскому голоску: - Маленький мальчик. Он потерялся и...

В другой раз я бы с усмешкой отметил, что столько интересных встреч у меня произошло за одну ночь, но на данный момент появление молодежной банды вызвала у меня только прилив раздражения. Резко повернувшись к ним лицом, я одновременно выхватил из-за пояса пистолет. Только сейчас они в свете луны толком рассмотрели покрытую засохшей кровью левую часть головы подростка. Ее потеки виднелись на лице и рубашке, и тем страшнее выглядел выхваченный из-за пояса пистолет в его руке. Даже в свете луны я увидел, как на лицах парней проявился страх. Увидев их реакцию, я сразу понял, чем это вызвано и что мне надо сделать. Изобразив зверскую гримасу, я громко зашипел: - Кр-рови-и хочу-у-у!

Это стало последней каплей для ошеломленных и испуганных молодых бандитов, видимо больших любителей фильмов ужасов. Дикий страх переклинил мозги, заставив их развернуться, и бросится бежать со всех ног. Такая реакция рассмешила меня, убрав раздражение, но усталость и желание спать, никуда не делись. Развернувшись, я побрел в сторону производственной зоны, придя к мысли переночевать на каком-нибудь складе, заодно поглядывая по сторонам, ища место, где можно надежно спрятать пистолет. Вскоре пошли проволочные заборы, за которыми находились темные приземистые помещения - склады, вот только не сторожей, ни собак при первом приближении не наблюдалось. Здесь тоже горели фонари, но их было мало, да и по большей части они освещали подъездные пути и ворота складских территорий. По дороге наткнувшись на мусорные контейнеры, я решил избавиться от пистолета. Найдя среди мусора тряпки, сначала тщательно вытер оружие, потом завернув его в наиболее чистую ветошь, засунул в щель между стеной и мусорным ящиком, после чего пошел дальше, выглядывая место, где можно перелезть. Вдруг я неожиданно почувствовал на себе чужой взгляд.

- Ты чего тут, парень, шляешься? - раздался мужской голос и в следующую секунду меня осветил луч фонарика из-за забора. Охранник стоял по ту сторону ограды. Фонарик ослепил меня, поэтому я отвернулся, но охранник успел заметить мою разбитую голову и не замедлил спросить: - Кто тебя так отделал, паренек?

На подобный вопрос у меня уже был готовый ответ, который я придумал пока шел: - Отец. Пришел сильно пьяный. Ну и...

Договаривать я не стал, сделав многозначительную паузу. Пусть додумывает сам.

- Знакомо. Что думаешь делать дальше?

- Домой не вернусь, - буркнул я, отыгрывая озлобленность подростка.

- Погоди! А мать?

- Нет у меня матери. Умерла, - я поник головой, изображая грусть.

- Угу,- охранник явно о чем-то задумался.

- Можно у вас умыться?

- Умыться-то можно, - протянул мужчина задумчиво, с сомнением в голосе, - вот только не положено чужих на территорию пускать.

- Тогда я пойду.

- Погоди.

Спустя полчаса, после того как привел себя в порядок, я сидел за столом в будке охранника и с жадностью ел бутерброд. Сторож оказался пожилым мужчиной с грубо вылепленным лицом, седыми висками и приличной лысиной. Начав меня расспрашивать, он наткнулся на мои односложные ответы, но не обиделся, а вместо этого переключился на себя. Причем делал это с большим удовольствием, так как был слегка пьян, но на этот счет у него была веская причина. Ему сегодня исполнилось шестьдесят лет. Я вежливо поздравил его, что ему очень понравилось. Ему просто нужен был собеседник, а тут, как раз, я подвернулся. Умывание в прохладной воде меня немного взбодрило, только поэтому я выдержал его довольно пространную речь о тяжелой жизни честного человека. Узнал, что его зовут Джимми Бармет, что два года назад умерла его жена, а единственная дочь, жившая с мужем и двумя детьми в Аризоне, даже не приехала на ее похороны. Помимо подробностей жизни Бармета я теперь знал, что нахожусь в Америке, в 1949 году. В городе Лос-Анджелес. Несмотря на интересную информацию, усталость взяла свое. Сторож, стоило ему это заметить, с трогательной заботой предложил мне свой топчан. Я заснул, чуть ли не раньше, чем моя голова коснулась подушки. На улице было уже светло, когда Бармет разбудил меня. Не выспавшийся, я с трудом заставил себя встать и плеснуть холодной воды в лицо.

- Сейчас народ начнет собираться, парень. Нельзя чтобы тебя здесь увидели, - отчаянно зевая, я согласно кивнул головой. - Держи пятьдесят центов и кепку.

Я сначала удивленно посмотрел на него, потом перевел взгляд на старенькую кепку, которую тот протянул мне. Впрочем, мое удивление длилось недолго, так как та оказалась на размер больше и почти съехала мне на уши, при этом закрыв рану на голове. Поправив сползший на глаза козырек, я постарался вложить как можно больше уважения в голос:

- Сэр, я не знаю, как смогу вас отблагодарить. Вы для меня так много сделали. Даже родной отец...

- Не надо, Майк. Ты неплохой мальчишка. Просто, скажем так, тебе сейчас немного не повезло. Знаешь, как говорят: жизнь у человека состоит из белых и черных полос. Думаю, что твоя черная полоса скоро закончиться. Я верю, что у тебя все еще наладиться в жизни. М-м-м... Если хочешь, то можешь подождать меня в кафе "Мистер Пончик". Оно в десяти минутах отсюда. Иди прямо по улице. Я освобожусь минут через сорок.

- Да, сэр. Обязательно дождусь.

Кафе я нашел быстро. Только сидеть там не стал, чтобы не светить свою физиономию, а вместо этого купив пончиков, нашел укромное место и, пережевывая вкусное пышное и прожаристое тесто, обильно посыпанное сахарной пудрой, приступил к обдумыванию полученной информации. Америка. 1949 год. Что мне известно об этом времени? Да по большому счету ничего!

"Мои навыки весьма специфичны и работу я всегда найду, вот только мой облик никак не сочетается с моими талантами. К тому же мне придется сначала врастать в эту жизнь. Хм. Придется над собой поработать".

Кем я был в прошлом? Оперативником. Чем занимался? Кое-что перевозил, кое-кого охранял, а кое-кого приходилось убивать. Где работал? Китай, Гонконг, Филиппины, США. Что умею? Входить в доверие, располагать к себе людей. Неплохо разбираюсь в человеческой психике, имею аналитический склад ума, владею методами детективного расследования. Умею хорошо водить машину, отлично стрелять и убивать голыми руками. Не хваля себя, скажу: я был хорошим и в меру инициативным сотрудником. Романтики во мне никогда не было, зато любовь к риску присутствовала в полной мере, сколько я себя знаю. Теперь внутри мальчишки сидит полностью состоявшийся мужчина, причем далеко не честный, местами циник, где-то параноик, а в какой-то части - хладнокровный убийца. В детстве и юности я был неплохим охотником благодаря отцу - директору охотничьего хозяйства, умел читать следы и бить пушного зверя в глаз. В более зрелом возрасте стал не менее опытным охотником за людьми и чужими секретами.

Всю мою сознательную жизнь меня учили хладнокровию, выдержке, терпению. В спецшколе говорили: проявляй искренний интерес, говори вежливо, смотри льстивыми глазами, играй на самолюбии врага, соперника, собеседника. Ты должен влезть ему в душу, учили меня, узнать сокровенные мысли, заставить человека поверить тебе, чтобы ты мог использовать это для блага своей родины.

По большому счету все зависит от самого человека, от его психологической и моральной закалки. Трудно сказать: нравилась или не нравилась мне эта работа. Единственное, что я могу сказать: я с ней сжился, хотя бы потому, что реально приносил пользу своей родине. Чтобы ее хорошо делать, чтобы достичь цели, все средства хороши. Где-то здесь проходит грань между благородным разведчиком и подлым шпионом.

Потом было семнадцать лет тяжелой и опасной работы, где нередко приходилось ходить по лезвию ножа, но я был удачлив, нередко находя выход из самых опасных положений. Только не в тот день. Судя по всему, госпожа Удача тогда отвлеклась на кого-то другого. Мы с напарником перевозили груз, видно очень ценный, если кто-то решил рискнуть и наложить на него свою лапу. Мы знали, что здесь, на трассе, время от времени, выставлялся полицейский пост, но только в вечернее время, когда поток машин сильно возрастает. У меня на часах было шесть часов пятнадцать минут, когда из будки вышли двое полицейских и знаками потребовали от нас остановиться. Машин на дороге в этот час было мало. Форменные рубашки, погоны, эмблемы на рукавах. Мозг по привычке анализировал выражение лиц, жесты, форму, оружие. Полицейские только разделились, начав обходить нашу машину с двух сторон, и тут моя интуиция взвыла не хуже пожарной сирены.

- Засада!! - заорал я, выдергивая, из-под цветастой рубашки навыпуск, пистолет. Липовые полицейские только схватились за оружие, как в следующее мгновение двери полицейского поста резко распахнулись, выплюнув наружу двух боевиков в форме цвета хаки, с автоматами в руках. Все четверо явно были хорошими профессионалами, но пару секунд форы, которые подарила нам моя интуиция, стоили жизни двум фальшивым полицейским. Если оба полицейских проиграли с нами дуэль, то автоматчики хорошо знали свое дело. Мой напарник был убит почти сразу, а я, несмотря на мою специальную подготовку, прожил его на пару минут дольше, успев вывалиться из машины. Как бы ни была отточена моя реакция, но что-то сделать против двух автоматов, поливающих свинцом, я ничего не мог. Только успел вскинуть руку в направлении одного из стрелков и нажать на спуск, как в следующую секунду грудь словно опалило огнем, глаза затянуло мутной пеленой, и мир в одно мгновение потерял реальные очертания.

Задумавшись о прошлом, я только в последний момент увидел подходившего сторожа.

"Что-то я совсем расслабился. Новая беззаботная жизнь, что ли действует? Хм. Может и так, - ответил я сам себе.

- Чего задумался, парень?! Не вешай нос! - и Бармет ободряюще улыбнулся. - Я знаю, все у тебя будет хорошо!

- Спасибо вам, сэр, за заботу.

- Да ладно. Не зови меня "сэр". Хорошо? Я простой рабочий человек, - дождавшись моего кивка головы, он продолжил. - И вот еще что. Ты можешь пока пожить у меня. Как на это смотришь?

- Не знаю даже, что и сказать. Вы так добры ко мне...

- Кончай, парень. Я же вижу, что тебе сейчас плохо. Поживешь у меня какое-то время, а за это время у тебя с отцом все наладится.

- Я согласен. Спасибо.

- Вот и отлично. Тогда пошли. Только сначала зайдем к врачу.

- Сэр, я себя хорошо...

- Не бойся. Дороти хорошая женщина и ничего не сообщит полиции.

Дом, где жил Джим, был еще тем гадюшником. И это только своим видом. Потеки на стенах, отлетевшая штукатурка. Нет, в той жизни мне приходилось находить убежище в самых разных местах, среди которых были и такие, что по сравнению с ними этот дом вполне тянул на звание "Дом образцового содержания". Вот только нормальных, уютных мест в моей памяти было больше, именно поэтому я выдал такую оценку. С другой стороны, где еще мог жить ночной сторож? Но Бармет объяснил мне еще по дороге, что ему здорово повезло, так как его жилье находилось в получасе ходьбы от работы и не надо тратиться на транспорт.

Доротея оказалась добродушной и полной негритянкой, работавшей медсестрой в местной больнице. Обработав рану на голове, она быстро и умело сделала повязку, не забывая ругать извергов, которые так сильно избили бедного мальчика, но при этом не стала задавать ненужных вопросов, хотя судя по любопытным взглядам, ей было интересно узнать подробности. На прощанье шлепнула меня по плечу и удовлетворенно заявила: - Вот и все. Дня через четыре, малыш, придешь на перевязку. И больше постарайся не нарываться на неприятности. Идите, а то мне надо еще собраться и выспаться, - увидев мой удивленный взгляд, пояснила. - Мне сегодня на дежурство, на сутки заступать.

Жилье Джима представляло собой хрущевскую однокомнатную квартиру, находившуюся почти в самом конце длинного коридора. Маленькая кухня. Совмещенный санузел и крохотная прихожая.

- Не волнуйся, парень, поместимся, - усмехнулся сторож, заметив, что я оглядываюсь по сторонам. - В кладовой у меня есть матрас и постельное белье. Как раз для такого случая. Чего смотришь? Когда-то у меня был приятель. Так мы с ним частенько пиво пили до полуночи, после чего он нередко оставался у меня ночевать. Вот только с год как его не стало. Сердце, будь оно неладно. Да не стой столбом, Майкл, присаживайся. Сейчас я разогрею нам мясо с тушеными овощами, а заодно мы подумаем, как тебе жить дальше.

Толком мы так ничего не решили, потому что, после еды хозяина квартиры разморило, и он улегся спать, а у меня опять появилось время подумать над моей дальнейшей жизнью. Я уже успел рассмотреть себя в небольшом зеркале, висевшим в прихожей, поэтому представлял свою внешность. Довольно симпатичный мальчишка, четырнадцати-пятнадцати лет, спортивного сложения. Снова подошел к зеркалу. Хотя было довольно странно смотреть на самого себя в образе подростка с чужим лицом. Отошел, сел за стол. Операция "Внедрение" прошла успешно. Поставленную задачу я выполнил в кратчайшие сроки: обрел временное жилье и прошел частичную адаптацию в новом для меня мире. Теперь надо было решать вопрос с деньгами. Плюс мои навыки. С этим набором я мог исчезнуть, раствориться в этом мире, да так, что меня никто до скончания веков не найдет.

"Ладно, об этом через несколько дней подумаю, когда информации больше накоплю. 1949 год. Интересно, как сейчас там в России? Впрочем, чего гадать. Разруха, продовольственные карточки и усатый вождь мирового пролетариата. Не хрен мне там делать. Дед еще сидит за колючкой. Его, дай бог памяти,... в пятьдесят первом году выпустили, а после смерти Сталина оправдали. Только толку от этого! Столько лет... Да и черт с ними! Мне не там, а здесь жить! - какое-то время пытался хоть что-то вспомнить, но за исключением войн в Корее и Вьетнаме, а так же, даты убийства американского президента Джона Кеннеди, в голову ничего не пришло. Меня всегда мало интересовала история, да и моя работа, связанная с постоянными командировками и переездами, мало способствовала вдумчивому изучению этого предмета. Из точных наук мне ближе всего была анатомия тела человека, знание болевых точек, а как своеобразное приложение - нетрадиционная восточная медицина. Оставалось только знание языков. Я отлично говорил на английском и китайском языке, а так же пару диалектов. Немного, в пределах спецкурса, знал немецкий язык. Обдумав, я решил, что ничего из этого не поможет мне заработать прямо сейчас денег. В разговоре, Джим обмолвился, что его приятель как раз ищет парнишку для постоянной работы, если только никого не нашел за прошедшую неделю.

"Теперь попробуем разобраться с парнем, в чьем теле я нахожусь. Начнем с пожара. Там была куча людей, пожарные, полиция, врачи и журналисты. В таком случае, есть шанс, что в вечерних новостях появится заметка. Да и полиция должна дать объявление о розыске мальчишки. Дадут приметы и все такое прочее. Три-пять дней, а потом кто-нибудь да меня узнает. Изменить внешность не могу, как и сбежать. Нужны деньги. К тому же меня уже должны искать бандиты. Как-никак я свидетель, да еще положил двух людей. Думаю, что пару дней у меня есть в запасе".

После того, как Джим проснулся, мы с ним пообедали остатками мяса с овощами, после чего он стал собираться идти к владельцу газетного киоска. Я был готов идти, как он неожиданно сказал: - Посиди пока дома, Майкл. Вид у тебя какой-то бледный, нездоровый. Да и рубашка требует капитальной стирки, поэтому сделаем так: я сам схожу и договорюсь с Фредди. Если мы с ним все решим, то пойдем к нему завтра, с раннего утра. И еще. Мне надо зайти в магазин за продуктами, так что буду нескоро.

Сидеть просто так было скучно, включил радио, но там шла какая-то радиопостановка, выключил, зевнул и решил немного поспать. Разбудил меня уже Джим. Сходу сказал, что обо всем договорился с приятелем, и завтра мы пойдем устраиваться на работу. Весь оставшийся вечер, я слушал историю жизни простого американца, который всю жизнь честно трудился, но в итоге так и не смог даже заработать себе на старость. Оказалось, что до Великой Депрессии, они, с женой, держали ресторанчик и сами готовил блюда.

- Когда этот проклятый день наступил, мы потеряли все! Я всю жизнь трудился, Майкл. Чужого цента сроду не брал. Вот только в нашей стране честный человек не может быть богатым, парень! Кто у нас богачи? Продажные политики, гангстеры и кинозвезды! Кто владеет заводами и фабриками? Воры! Все они, политики, полиция, газеты, куплены и проданы не по одному разу! Все они продажные сволочи!

Ему явно нужно было выговориться, поэтому я делал вид, что внимательно его слушаю, когда нужно поддакивал, временами задавал вопросы. Так продолжалось до того времени, пока по радио диктор не объявил, что переходит к спортивным новостям. Джим сразу умолк, прибавил громкости и стал внимательно слушать диктора. Непроизвольно шепча или кивая головой, Бармет с головой погрузился в мир спорта, забыв о своих проблемах, обо мне, обо всем на свете. В отношении хозяина квартиры я уже сделал свой вывод: неудачник. Когда кризис заставил свернуть его дело, он не нашел в себе сил начать все с начала и покатился по откосу. Вот только большинство таких людей озлобляется, а Джим сохранил в себе доброту и любовь к людям. Мне больше не хотелось слышать о трудностях жизни, поэтому я быстро разложил матрас, постелил белье и улегся. Потянувшись, невольно подумал: - Все-таки хорошо быть живым и здоровым".

С этою мыслью я уснул.

ГЛАВА 2

На следующее утро, вместе с Джимом, я направился к будущему месту работы. Пока шел крутил по сторонам головой. Интересовало все: люди, машины, реклама. Америка пятидесятых годов выглядела непривычно для меня, но не более того, так как в свое время меня изрядно помотало по миру, и я сейчас отнесся к переносу во времени, как к очередной командировке. Да, было необычно видеть мужчин в шляпах и кепках, женщин в смешных шляпках и непривычных глазу юбках, излишне пафосную, на мой взгляд, рекламу и непривычные формы автомобилей. Все это пройдет со временем. У меня такое уже бывало не раз в каждой новой стране, где мне приходилось бывать. Добравшись до места, я оценил выгодность расположения магазинчика, торгующего газетами и журналами. Располагаясь на перекрестке двух торговых улиц, точка оказалась довольно бойким местом. Кругом были магазины, рестораны, бары. Газетчик был одних лет с Барметом. В остальном они были совершенно разные. Если Джим был худым и жилистым мужчиной, то его приятель был небольшого роста, с приличным пивным животиком и словно приклеенной улыбкой на лице.

- Доброе утро, Джим. Ну, что привел? Вижу-вижу! Крепкий парнишка! Я что у него с головой? Ты про это вчера ничего не сказал.

- Привет, Фред. Мальчишки они такие! Бежал, оступился да и рассадил голову. Ты что не знаешь, как бывает по молодости лет.

- Уже забыл. Как-никак шестьдесят три года через полтора месяца стукнет. Ладно, оставляй парня. Тебя как зовут?

- Майкл, сэр.

- Ты, паренек, тут осмотрись пока, а пока с Джимом поболтаю, - газетчик повернулся к своему приятелю. - Слушай, как тебе результаты матча...

Пока мужчины, перебивая друг друга, спорили о подачах и пропущенных мячах, я стал просматривать глазами заголовки статей в газетах, выложенных на прилавке.

В них не было ни слова о пожаре и убийствах. Может где-то на последней полосе? Пробежался по датам. Точно! Здесь были выложены вчерашние газеты, а значит, нужно подождать сегодняшнюю прессу. Тут я неожиданно уловил слово "пожар", произнесенное моим работодателем.

- Джим, ты про вчерашний пожар слышал?! Говорят, полыхало так, что зарево на полнеба было!

- Я же тебе уже говорил, что вчера дежурил. А где горело?

- Да дом в спальном районе. Недалеко от нас. Говорят, поджег. Бензином за милю воняло.

- Из-за страховки, что ли подожгли?

- Нет. Один человек мне сказал, что там было жуткое убийство.

- А ты откуда знаешь? Хотя нет! Не говори! Сам догадаюсь! Келли Магнус приходил!

- Точно. Он в ту ночь в патруле был.

- Уличная шпана, небось?!

- Он сам толком не знает, но убить целую семью... Извини меня, на такое пойдет не каждый. Я тебе вот что скажу...

Заинтересовавший меня разговор прервался приветственным криком развозчика свежей корреспонденции. Перетаскав связанные в тюки газеты и журналы, еще пахнущие типографской краской, я принялся за сортировку прессы под чутким руководством Фреда, а Джим, тем временем, попрощавшись с продавцом газет, ушел. На время, пока мы работали в поте лица, хозяин повесил табличку "Не стучать. Прием прессы". Время - деньги. Руки газетчика так и мелькали, привычно раскладывая газеты, журналы, комиксы и книжки в бумажных обложках по прилавку. Торговая улица начала оживать и людям нужны были свежие новости к стаканчику с кофе или легкому завтраку. Закончив раскладывать, Фред снял табличку, и принялся обслуживать покупателей, одновременно обсуждая с ними новости последних суток. В отличие от Бармета он читал в газетах не только спортивные новости, поэтому неплохо разбирался в политических и финансовых проблемах, что и демонстрировал своим покупателем, при этом обладая хорошим литературным языком и чувством юмора. Клиентов было много, но для каждого Фред находил острое словцо или интересную новость. Он легко перескакивал с обсуждения международные новостей на криминальную хронику. Я тем временем закончил раскладывать отдельные экземпляры газет и журналов на раскладном стенде у входа, после чего сел рядом с входом на складной стульчик, наблюдая за посетителями. Когда наплыв утренних покупателей схлынул, Фред дал мне тридцать центов и отправил в ближайший ресторанчик за бутербродами и кофе. Затем мы разложили специализированные журналы и газеты, которые заказывали постоянные клиенты, после чего сложил их в сумку, как у почтальона, и отправился разносить корреспонденцию по адресам. Вернувшись и отчитавшись перед хозяином о проделанной работе, я отдал деньги, после чего был отпущен им до вечера. За то время, пока хозяин работал с клиентами я успел просмотреть несколько газет и к моему большому удивлению ничего не нашел, за исключением двух коротких заметок в криминальной хронике о гибели семьи на пожаре. Американские журналисты всегда были шустрыми и ловкими ребятами, которые влезут в любую задницу, причем без мыла, а тут такая кровавая драма развернулась, а в итоге две блеклых заметки. Это мне совсем не понравилось.

Идти мне было некуда, а болтаться по улицам просто так не хотел, поэтому я решил убить время стандартным способом: купив себе пару бутербродов и бутылку фруктовой воды, я пошел в кино, благо я получил от Бармета тридцать центов. Мысль о кино пришла мне тогда, когда разносил корреспонденцию и наткнулся на кинотеатр. Убив, таким образом, несколько часов, я снова отправился на свое новое рабочее место. Пришел я раньше того времени, которое мне было назначено и снова сел на складной стульчик в углу. Фред, обозначил мое прибытие, коротким кивком головы, продолжил разговаривать с клиентом. Они обсуждали политику США, а заодно перемывали косточки нынешнему президенту, Гарри Трумэну.

Вечером работы было намного меньше. Мы не спеша приняли немногочисленную вечернюю почту, потом разложили ее, после чего я убрал пару опустевших стендов с улицы в лавку, после чего хозяин газетного киоска отпустил меня, дав мне за работу пятьдесят центов. Я отправился домой, думая о том, что перед тем как уехать из города, было бы неплохо напоследок покупаться в океане, но при этом мозг автоматически отслеживал фигуры, лица, жесты, которые можно было отнести к подозрительным или опасным факторам. Вдруг моей сторожевой системе, в фигуре идущего за мной мужчины что-то показалось подозрительным, и я резко остановился у витрины оружейного магазина, как бы невзначай бросил взгляд в ту сторону, откуда он шел. Он прошел мимо меня, даже не повернув головы. Быстрым взглядом, искоса, я пробежался по его фигуре. Оружия у него не было. Всегда, первым делом, я так зрительно проверял любого человека, который хоть чем-то вызывал у меня подозрительность. Неважно, кто он был: мужчина, женщина, подросток или старик.

"Вроде, чисто".

Привычка отслеживать потенциальных преследователей, путать следы и постоянная настороженность - это были необходимые атрибуты моей прежней работы. Влившись в толпу людей, я только двинулся дальше прогулочной походкой, как меня неожиданно окликнули: - Эй, ты! Раненый в голову! Чего шляешься по нашей улице?!

Остановившись, обернулся на голос. В узком проулке между домами стояло четверо мальчишек. Все они были где-то моего возраста. Быстро прикинул, что от них можно ожидать.

"Взгляды злые, видно настроились уже на драку, а значит, мирных переговоров не получится. Жаль, но попробовать все же надо".

- Иду и иду, вам-то что? Слушайте, парни, мне не нужны неприятности, поэтому давайте разойдемся мирно.

- Слышь, Колин, этот придурок, как в кино говорит, - обратился крепкий телом подросток к другому парню, очевидно, главарю. - Мне не нужны неприятности! Скажи сразу, засранец, что зассал!

- Зря ты так сказал, - спокойно ответил я на наглые оскорбления подростка и уже был готов преподать ему урок, как вдруг вспомнил, что я такой же, как и они, мальчишка, значит, надо вести себя соответственно возрасту. - Надеюсь, мы один на один будем драться или вы как девчонки на меня всей толпой кинетесь?

Главарь, крепко сколоченный парень с короткой стрижкой, зло усмехнулся: - Один на один. Тебе, ушибленный в голову придурок, одного Кабана за глаза хватит. Он тебя отделает...

- Хватит трепаться, - оборвал я его. - Раньше начнем - раньше кончим. Только, парни, давайте подальше отойдем.

Мне не хотелось, чтобы кто-то из взрослых увидел мои необычные способности. Зайдя вглубь тупика, подростки перекрыли мне выход, после чего Кабан кинулся на меня с кулаками, а спустя минуту уже катался по земле и стонал от боли. Главарь, кипя от злости и обиды, не выдержал и следующим кинулся на меня с кулаками, после чего улегся на пару, вместе с приятелем. Двое других мальчишек теперь уже с растерянностью и страхом смотрели на меня.

- Кто-то еще хочет подраться? Говорите сразу, а то я домой тороплюсь.

Оба, ничего не говоря, торопливо отошли к стене, открывая мне дорогу, и тем самым, признавая свое поражение. Выйдя из тупика, я пошел дальше, но теперь мысли изменили направление и я занялся подсчетами, прикидывая цены и в конце концов, пришел к выводу, что для того чтобы уехать отсюда и прожить первое время мне понадобится, как минимум, четыреста-пятьсот долларов. Тут был еще один нюанс, который требовалось учесть. Если я уеду куда-нибудь, а там мне может понадобиться подтверждение моей личности. Под чьей фамилией жить дальше? Лучше, конечно, было бы жить под своей фамилией, так как прекрасно понимал важность подлинной биографии, которую власти могут легко проверить. Так и не придя ни к какому решению, решил отложить решение этого вопроса на будущее.

Вернувшись на квартиру Джима, я рассказал ему, как прошел мой день. По лицу пожилого человека было видно, что ему действительно интересно то, что я рассказываю.

- Сейчас будем ужинать, - хозяин квартиры встал, но чуть поколебавшись снова сел. Лицо его стало хмурым и серьезным. - Тут вот какое дело, Майкл. Мне тут Фил, сосед с третьего этажа, рассказал, что на улицах появились копы в форме и штатском, которые ищут подростка четырнадцати-пятнадцати лет. Имя - Майкл. Они не просто спрашивают, но и раздают листовки с его портретом. Ты мне ничего не хочешь рассказать?

"О, как! Ведь только сутки прошли. И еще одна странность. Я ведь случайно выбрал себе имя".

- Я в жизни ничего плохого не сделал, сэр, - сказал я, при этом глядя в глаза Бармету честными глазами ребенка.

- Эх, парень. Жизнь я прожил долгую, людей разных повидал и думаю, что вряд ли обознался. Думаю, что ты честный и хороший человек, Майкл. Кстати, Фил еще мне сказал, что мальчишку ищут, потому, что он пропал, а не сделал что-то плохое, - какое-то время он молчал, ожидая от меня ответа, а, не дождавшись, продолжил. - Только это не самое плохое, парень. За его местонахождение копы обещают награду. Пятьсот долларов.

- Вы меня им отдадите? - именно так должен был спросить испуганный подросток в моем понимании.

- Нет. Даже мысли такой нет, Майкл. Живи у меня, сколько хочешь, вот только ведь люди разные бывают. Есть такие, что ради денег мать продадут, а уж тебя и подавно сдадут полиции. Тот же Фил. Этот алкоголик за пять долларов мать продаст.

- Не волнуйтесь, сэр. Завтра утром я уйду. Большое вам спасибо...

- Погоди. Погоди. Не торопись. Это, конечно, не мое дело, но может быть так, что это твой отец подал в розыск?

- Нет. Тут другое... - я замялся, не зная, рассказать часть правды этому человеку или нет, но потом решился, так как видел, что Джиму действительно небезразлична моя судьба. - Я связан с тем пожаром. Вот только что-то случилось с моей памятью. Даже пожара не помню, пришел в себя уже бегущим по улице. Еще в голове остались только какие-то обрывки из прежней жизни. Вспомнил свое имя, а фамилии не помню.

- Вот оно как с тобой случилось. Действительно, беда, - в глазах у ночного сторожа появилась искренняя жалость. - Дай бог, чтобы твоя память вернулась. Теперь я понимаю, почему ты тогда на складе отмалчивался. Что ты сразу мне не сказал? Мы бы с тобой сразу в больницу пошли.

- Боялся. И сейчас боюсь, - при этом я постарался придать себе испуганный вид.

- Все будет хорошо, Майкл, а теперь дай мне подумать, - хозяин квартиры закрыл глаза и несколько минут так сидел, потом открыл и сказал. - Сделаем так. Ты завтра идешь к Фредерику, днем посидишь в кино или еще где, деньги я дам. Вернешься как можно позже, а я за завтрашний день постараюсь кое-что разузнать про тебя. На этом все, парень. Ешь и ложись спать.

Утро я отработал как обычно, в ускоренном темпе, а днем, чтобы не болтаться попусту, по совету Джима сходил в кино. Посмотрел два фильма подряд "Дик Трейси" и "Дом Дракулы". На ужастике даже придремал немного.

Никогда не любил гадать, и все время старался делать выводы, исходя из подробного анализа собранных мною фактов и деталей. Именно поэтому, когда я вернулся на квартиру и увидел сидящего за столом, вместе с Джимом, чужого человека, пытался подметить черты и детали незнакомца. Восточный разрез глаз, говорил, что у него в родне были китайцы. Костюм, бежевая рубашка. Одежда явно богаче, чем у Бармета. Кажется, что просто сидит, а в теле чувствуется напряжение. Не полиция. В нем не было властности, которое просто прет наружу у американских копов. Бандит? Оружия под пиджаком нет. И при этом он явно не рядовой гражданин. Журналист?

"Эх, Джим! Старый ты простофиля! Привел-то его сюда зачем?!".

- Здравствуйте, - я вошел в комнату и остановился, прикидывая варианты для бегства или нападения, в зависимости, как будет складываться ситуация.

- Майкл, познакомься. Это сын моего покойного друга. Он частный детектив. Зовут его Гарри Синг.

Теперь я более внимательно его оглядел. Китаец американского происхождения. Долговязый, худой, но при этом крепкий и жилистый мужчина. Лет тридцати пяти. Внимательный и цепкий взгляд. Ранняя седина на висках.

- Не напрягайся, парень, - скупо улыбнулся детектив, заметив мой настороженный взгляд. - Я знаю Джима с детских лет, так что можешь доверять мне. Все, что ты скажешь, останется внутри меня. Так как, разговор у нас состоится?

"Частный детектив. Хм. Пусть не бандит, но откровенничать я с тобой не собираюсь, а уж тем более верить, чтобы ты там не говорил".

Такое понятие как "вера к человеку" у меня давно отмерло в силу профессиональной ненадобности. К тому же ситуация, в которой я сейчас оказался, сильно напомнила мою прежнюю работу, когда за тобой охотятся, чтобы поймать и выпотрошить. В той жизни. И, похоже, это снова повторяется в моей новой жизни.

- Честно говоря, мне больше нечего добавить, если Джим все вам рассказал.

- Пусть так, Майкл. Тогда я расскажу, что мне удалось узнать. После разговора с Джимом, я позвонил одному знакомому журналисту и тот мне под большим секретом рассказал кое-какие подробности, которые им запретили освещать в прессе. Он же мне сказал, что на пожар вместе с полицейскими приехали ребята из ФБР, а это может означать только одно, твоя семья числится по их ведомству. Это первое. С такой жестокостью, с какой бандиты расправились с несчастной семьей, а затем сожгли дом, могут действовать только люди Микки Коэна. Он, если ты не знаешь, некоронованный король преступного мира этого города. Правда, есть еще Джек Драгна, но он слабоват в коленях, поэтому я не думаю, что это он мог подобное совершить. Это второе. В доме, где был пожар, жила семья по фамилии Швертинг. Муж, жена, сын и две дочери, - плакать по заказу я не умел, поэтому сделал что мог, придал своему лицу тревожно - взволнованное выражение. - Их сына звали Майкл. Отец семейства работал в банке на хорошей должности, а мать была домохозяйкой.

Я запоминал сказанное, делая упор на фамилиях, чтобы потом разобраться "кто есть кто" в этом городе, а когда детектив закончил говорить, скривил лицо в жалобной гримасе, показывая этим, как сильно взволнован. Впрочем, мое внутреннее волнение было не показным. Хоть до этого мне не приходилось иметь дела с мафией, зато с китайской триадой был знаком не понаслышке, а эти две преступные организации, получившие мировую известность, как известно, два сапога - пара. Продолжая играть роль подавленного и испуганного мальчишки, я с трудом выдавил из себя: - С моей памятью что-то не так, я ведь даже не помню лиц своих родных. Не помню, как их зовут!

- Крепись, Майкл, - решил подбодрить меня простодушный Джим. - Мне кажется, что так даже лучше для тебя. Меньше страданий. А память, дай бог, к тебе когда-нибудь вернется.

Какое-то время мы молчали, потом детектив сказал: - Не хотел говорить, но судя по тому, как ты держишься, парень, думаю лучше, что бы ты это знал. Кроме полиции тебя ищут гангстеры, и если я все правильно услышал, то они, решили, как и полиция, назначить за тебя цену - две тысячи монет. Поэтому скажу сразу: здесь они тебя скоро найдут. Очень скоро.

- А если я уеду? Далеко уеду!

- Может быть, ты где-то спрячешься, но только на какое-то время. Потом тебя обязательно найдут, так как, судя по всему, ты важный свидетель. Ты, по своей молодости, просто сейчас не можешь этого понять, но поверь, жить, постоянно оглядываясь за спину, это самая настоящая пытка. Но если ты решишь бежать - беги прямо сейчас.

- Может, вы можете что-то посоветовать, сэр? - с надеждой спросил я, глядя на детектива честными и испуганными глазами.

- Могу. Вот только насколько это будет правильно, я не знаю. Можно пойти к федералам и сделать то, что они попросят. В этом случае они возьмут тебя в программу по защите свидетелей. Ты получишь временную защиту, документы, а потом после слушаний или суда тебя отдадут в какую-нибудь семью. Будешь жить в другом городе, в другом штате, под чужой фамилией. Вот только в этом случае о тебе станет известно куче людей, которые будут придумывать тебе биографию, оформлять документы и кое-кто из них может соблазниться на деньги мафии.

Я снова сделал взволнованное лицо и быстро спросил: - Так что мне теперь делать?!

- Честно говоря, даже не знаю, что посоветовать, - ответил Синг. - Нужно собрать больше сведений, а для этого нужно время.

- Гарри, парня нужно спрятать. Не сегодня-завтра его отыщут у меня. Ты можешь приютить его у себя на время?

Детектив задумался на какое-то время, а потом сказал: - Пока я буду узнавать о Майкле, меня могут заподозрить и выследить, но зато я знаю, где его точно никто не будет искать. В китайском квартале. У меня там есть хорошие знакомые.

Я вопросительно посмотрел на Джима. Тот ни то чтобы обрадовался этим словам, но возражать не стал: - Может ты и прав, Гарри.

- Китайский квартал? Это же недалеко от газетного киоска мистера Фредерика? - спросил я, за время прогулок уже немного изучивший район своей временной работы.

- Да. Там, - подтвердил детектив. - Сейчас уже поздно, а завтра с самого утра мы можем пойти к моему знакомому. Несколько дней поживешь там, а к тому времени может что-нибудь и проясниться. Согласен, парень?

Всем своим видом я изобразил крайнюю растерянность и сомнение, что поступаю правильно, а сам тем временем прокачивал только что полученную информацию.

"Китайский квартал очень неплохое место, чтобы спрятаться от мафии. Туда они сунуться в последнюю очередь, так же как полиция и ФБР. Вот только круг людей, знающих меня, существенно расширится. Ситуация... Надо рискнуть!".

Как только я определился, то сразу кивнул головой, давая свое согласие.

- Только как мне быть с работой?

- Хм. Думаю, что будет лучше, если ты несколько дней просто посидишь дома, у моих знакомых.

- Да! Так будет лучше, Майкл. С Фредом я сам поговорю. И деньги дам, - несколько суетливо и взволнованно влез в разговор Джим.

- Нет, сэр. Я сам поговорю с мистером Фредериком. Скажу, что у меня появились сильные головные боли, и врач мне посоветовал какое-то время побыть дома.

- У тебя хорошо варит голова, парень, - похвалил меня частный детектив.

Утром, после разговора с Фредом, который искренне пожалел, что лишился такого хорошего и исполнительного работника, как я, мы с Гарри отправились в китайский квартал.

Подобный тип общины мне был хорошо знаком по моей прежней работе, представляя собой отдельный азиатский ареал в этом районе. Как и все восточные общины, расположенные в европейских и американских городах, был замкнут сам на себе. Китайцы, вьетнамцы, индонезийцы ели в своих ресторанах, покупали товары в своих лавках, стриглись у своих парикмахеров, создавали семьи, по большей части, со своими земляками.

Старый китаец, которому меня представил Гарри Синг, был сухопарым, довольно старым, мужчиной, с густой сединой в волосах. Можно было подумать, глядя на его морщины, что это китаец-старичок на пенсии, если бы не пристальный и холодный взгляд хищника, но уже в следующее мгновение на его лице появилась улыбка, чуть собрав морщинки возле глаз, и передо мной сразу предстал ласковый дедушка, который был бесконечно рад моему появлению. Вообще-то у меня сразу появились соображения насчет его персоны, когда я заметил знаки особого уважения, которые детектив оказывал старому китайцу, но пока еще рано было делать выводы.

- Здравствуй, мальчик. Я уже знаю, что тебя зовут Майкл. Меня внуки зовут дедушка Ли, но я не твой дедушка.

Я взял паузу, делая вид, что соображаю, а потом выпалил: - Я вас понял, сэр.

- Вот и хорошо. Зови меня господин Вонг, мальчик. Гарри, - он обратился к Сингу. - ты можешь идти.

Когда за детективом закрылась дверь, старик присел в плетеное кресло, стоящее у низенького черного резного столика, отделанного перламутром, после чего жестом предложил мне сесть. На столике лежал серебряный колокольчик.

- Ты не хочешь рассказать о себе, мальчик? Не бойся, твоя тайна будет навсегда сохранена в глубине моего сердца. Почему я спросил тебя об этом? Да потому что мне так легче будет тебе помочь в твоей беде, - голос китайца был настолько липкий и сладкий, что, будучи материальным веществом, шел бы наравне с медом.

"Китаец, вижу, в теме. При этом ему, похоже, от меня надо то, что нужно гангстерам и ФБР. Хм. Мафия с триадой никогда не ладили, но и до открытой войны не доводили. Так, мелкие стычки. ФБР? Не думаю. Ладно, поиграем".

- Господин Вонг, я не знаю, как правильно сказать, но у меня совсем плохо с головой. Когда я пытаюсь хоть что-то вспомнить из своей жизни, она начинает сильно болеть. А помню себя только с того момента, когда весь окровавленный бежал по улице.

- И все? - я кивнул головой. - А у врача был?

- Нет, мистер Вонг. Голову мне перевязала медсестра, знакомая Джима.

- Хорошо. Ты устал, мальчик. Много волновался, но теперь ты можешь успокоиться и ничего не бояться. Сегодня или завтра тебя осмотрит доктор.

Старый китаец взял со столика серебряный колокольчик и позвонил. Переливчатый звон разлился по комнате, а спустя несколько секунд в комнату вошла молоденькая китаянка. Склонила голову и застыла в ожидании приказа. Даже не повернув головы в ее сторону, старик коротко сказал:

- Проводи мальчика.

Китаянка вывела меня на улицу, и мы несколько минут шли до дома, в котором весь первый этаж занимал магазин. Поднялись на второй этаж. Девушка открыла дверь одной из комнат. Только мы вошли, как на ломаном английском языке сразу предупредила меня, чтобы я ни в коем случае ни подходил днем к окну.

- Сиди тут. Лежи. Радио слушай. Еду принесут, - с этими словами она ушла.

Прошло совсем немного времени, и пришел мальчишка, младше меня на пару-тройку лет, очевидно один из многочисленных родственников Вонга, по имени Чан. Довольно жизнерадостный паренек, бойко говоривший по-английски. Сначала он принес мне кипу потрепанных комиксов, а потом с разрывом в шесть часов - обед и ужин. Большую часть времени я провел лежа на узкой кровати, время от времени обводя взглядом комнату. Стол, стул и старенький приемник. Окно комнаты выходило на улицу, а внизу находился магазин. Над его входом был натянут на каркасе матерчатый тент, закрывавший его от палящего солнца. Лежа на кровати или сидя за столом, я невольно прислушивался к голосам китайцев, доносившимся с улицы. В большинстве своем они принадлежали женщинам-покупательницам магазина. Хотя сейчас у меня появилось время все хорошенько обдумать, строить версии я не торопился, так как было слишком мало исходной информации, к тому же она поступила из непроверенных источников. Вечером послушал по приемнику радиопостановку с детективным сюжетом, затем десятичасовые новости и лег спать. Проснулся, как и планировал, в три часа ночи. Мой внутренний будильник меня никогда не подводил. Встал, подошел к окну, раздвинул легкие занавески. Китайские рестораны и кафе закрывались в районе часа ночи, после чего на улице воцарялась тишина. Быстро пробежал глазами вокруг, и уже потом внимательно отследил все окна дома напротив. Не заметив ничего подозрительного, перегнулся через подоконник, бросил взгляд по обе стороны улицы. Убедившись в отсутствии людей, осторожно перелез, и крепко держась за подоконник, попробовал прочность крепления тента. Ноги ощутили под собой трубчатый каркас. Отлично! Скользнуть по тенту, свеситься, а там высота три метра, так, что спрыгнуть отсюда, не составляет особой проблемы. Определив для себя путь отхода, сразу подумал: - В принципе, при определенной ловкости, можно будет таким же путем забраться сюда".

С этой мыслью, подтянулся и снова залез в окно. Какое-то время наблюдал за улицей, пока не потянуло в сон.

Утром пришла девушка, которая определила меня на ночлег, и привела с собой доктора - китайца. Тот снял повязку, осмотрел внимательно голову, потом продезинфицировал рану и наложил свежий бинт. Задавал разные вопросы, на которые я знал правильные ответы, именно поэтому доктор ушел с пониманием того, что у пациента было сильное сотрясение мозга, а значит, вполне возможно присутствие временной амнезии. Потом пришел Чан с завтраком. Как любой ребенок он был не прочь поболтать и прихвастнуть. Когда я попросил его научить меня китайским словам, вместо этого он обучил меня нескольким ругательствам и когда я с умным видом их повторял, паренек весело и заливисто смеялся, чуть ли не катаясь по полу. Ли Вонга в этот день я так и не увидел, как видно доктор убедил его, что память не вернулась, поэтому все время я потратил на физическую подготовку по специальной методике. Вторую ночь я опять сидел у окна, бездумно глядя то на небо, то по сторонам и при этом наслаждаясь свежим ветерком. Так продолжалось до тех пор, пока боковым зрением я не уловил легкое, почти незаметное движение, в одном из окон, напротив стоящего здания.

"За мной наблюдают или мне просто кому-то не спиться?".

Я не стал срываться с места, а остался сидеть, как ни в чем не бывало. Зачем нервировать человека, если тот действительно за мной наблюдает? Пусть думает, что мальчишка ничего не заметил. Продолжая смотреть по сторонам, я старался уловить новое движение в окне, чтобы окончательно утвердиться в своем предположении. Так я сидел минут десять, как вдруг неожиданно услышал приближающийся рокот двигателя машины. Мой слух мгновенно выделил именно этот шум мотора из общего городского шума. Даже такое неопределенное сочетание двух малозаметных деталей, как тень в окне и автомобиль, неожиданно вызвало во мне чувство неявной опасности. Моя прежняя работа давно уже приучила доверять своему внутреннему чутью, и сейчас я пытался понять, что во мне вызвало чувство опасности. Ведь в принципе, все могло оказаться проще. Машина, которая движется сюда, проедет по улице, а затем раствориться в большом городе, а тот, кого я принял за наблюдателя, просто окажется проснувшимся китайцем, которому захотелось сходить в туалет, а перед тем как лечь в постель, выглянул на улицу. Да и заметить на темном фоне мою фигуру не так-то просто, если только не наблюдать за моим окном долго и внимательно. Вот только внутреннее чутье меня не подвело. Фургон для оптовой развозки товаров подъехал и остановился у грузового входа бакалейной лавки, расположенной наискосок от магазина Ли Вонга. Лавка в отличие не имела освещения витрины, но луна и недалеко стоящий фонарь давали мне возможность в достаточной степени рассмотреть происходящее на улице.

Мне уже приходилось встречать эти тупоносые машины на улицах города с эмблемами различных фирм. Они развозили по магазинам небольшие партии груза. Молочные продукты, овощи-фрукты, соки и прочий товар. Водитель заглушил мотор, погасли фары. Я попытался спрогнозировать линию поведения подростка в подобном случае. Ему скучно. Он сидит у окна. Как себя должен вести себя подросток, которому скучно? Естественно, что он должен заинтересоваться машиной. Что я и сделал. Изображая любопытного паренька, высунулся из окна и, не скрываясь, стал смотреть, как из фургона выгружают ящики и коробки, отмечая подробности и детали ночной разгрузки. Неожиданно для меня, кроме водителя в машине оказался грузчик, вот только насколько я видел, в фургонах подобного типа находится обычно только шофер. Хотя, может, по ночному времени, так принято, подумал я, но тут же увидел, что из магазина быстрым шагом вышло три человека. Двое из них сразу приступили к разгрузке фургона, вытащив наружу достаточно большой и тяжелый ящик. На помощь им пришел водитель грузовика, а в это время третий китаец стал что-то тихо говорить человеку, которого был ошибочно принят мною за грузчика. Они говорили обо мне. Конечно, я не мог слышать их разговор, просто знал. Интуиция, вместе с паранойей нашептали мне, что я сильно влип.

"Не поэтому ли меня предупредили, чтобы я не подходил к окну? Явно привезли что-то-то незаконное, а если судить по весу ящика, то, скорее всего, оружие. Похоже, моя догадка по поводу старика Вонга нашла свое подтверждение".

Придав напоследок своему лицу скучающий вид, я отошел вглубь комнаты. Теперь моя жизнь не стоит и цента, если за всем этим стоит Ли Вонг. Решение было принято быстро. Надо уходить. У меня в кармане лежало пять долларов бумажкой, подарок Джима и около доллара мелочью. Машина уедет, все успокоится, а через час меня уже здесь не будет. Разбираться со мной китайцы будут уже с утра. Я прислушался к звукам, доносившимся с улицы. Было странно, что фургон, разгрузившись, никуда не уезжает. Нет. Заработал мотор. Вот только машина никуда не едет. Почему? Я напряженно пытался понять, что сейчас происходит на улице, но стоило услышать негромкие звуки, доносящиеся со стороны окна, как все стало на свои места. Ко мне лезет незваный гость. Судя по скорости принятия столь радикального решения, как убийство, меня посетило смутное сомнение в том, что тайную операцию проводили люди старого китайца.

"Кому надо обо мне знают в окружении Ли Вонга. Да и сам способ ходить в гости через окно посреди ночи, мне кажется несколько экстремальным. Тут что-то не то. Как бы то ни было, надо принять дорого гостя, как полагается".

Как у меня всегда бывало в подобных делах, эмоции и страх отошли на задний план, освободив сознание бойца. Теперь я был готов убивать, вот только я должен был учитывать свое новое тело подростка, которое могло меня подвести в любой момент, а значит, мне нужно было найти то, что могло это компенсировать. Скользнув глазами по комнате, я уже спустя пару секунд знал, что мне надо сделать. Нырнув под обеденный стол, я затаился. Легкий шорох. Секунда, другая, третья прошли в напряженном ожидании, и только китаец перебросил тело через подоконник, как на него обрушился рядом стоящий стол, сбив его с ног. Убийца изначально сделал большую ошибку, определив свою цель как подростка, а не серьезного противника, поэтому мне было чем его удивить. Резким толчком убийца откинул стол, и только начал подниматься, как получил точный и выверенный удар, нанесенный в определенную точку на шее, который не дал моему противнику не единого шанса. Тело китайца только раз дернулось в предсмертной агонии, а затем замерло в неподвижности. Шум должны были услышать и прибежать, чтобы узнать, что случилось. Как объяснить, что произошло? Вот только вместо перепуганных женщин спустя пару минут вбежали два крепких китайца. Судя по мягкости и стремительности движений, оба были мастерами восточных единоборств. Когда сам занимаешься подобными видами спорта около двадцати лет, то автоматически замечаешь принадлежность человека к какому-либо виду рукопашного боя. Первый китаец, вбежав в комнату, сразу включил свет, второй остановился на пороге, перекрыв выход. Затем, оба, не двигаясь, какие-то мгновения оценивали обстановку. Перочинный нож в моей руке тоже не был обойден вниманием. Потом тот, кто стоял у двери, подошел к трупу, быстро посмотрел ему в лицо, затем выпрямился и негромко сказал по-китайски: - Это человек Фаня. Надо прямо сейчас доложить.

Только в этот момент до меня дошло, что оба китайца были полностью одеты, а не только что вылезли из своих кроватей. Попытался предположить, что это могло значить, как стоявший посредине комнаты китаец спросил меня на английском языке: - Что здесь произошло?

Голос у китайца был ровный и холодный, а на лицо, словно, гипсовая маска надета.

"Человек Фаня. Враждебная группировка? Если так, то Ли Вонг будет рад заполучить оружие своего врага. Причем надо действовать быстро, пока они его не унесли в другое место. Значит, будем ковать железо прямо сейчас!".

- Мне надо прямо сейчас увидеться с господином Вонгом, - китайцы переглянулись. В их глазах читалось удивление.

Я снова повторил: - Прямо сейчас. Это срочно.

Не знаю, о чем они подумали, но задавать вопросы не стали. Чуть ли не бегом мы спустились по лестнице, затем быстрым шагом прошли по улице, а еще спустя несколько минут стоял перед старым китайцем. За это время я отметил две детали. Уехала машина, которая привезла оружие, и у китайцев случилось нечто такое, что заставило полтора десятка крепких парней с каменными лицами, стоять в коридоре перед кабинетом старика. Они тут же расступились, проводив меня тяжелыми взглядами. Мои последние сомнения, что Ли Вонг имеет немалый чин в местной Триаде, развеялись.

Большая комната была отделана чисто в китайском стиле, но без особой роскоши. Старый китаец сидел в своем кресле, прикрыв глаза, и о чем-то думал. Стоило мне остановиться перед ним, как тот открыл глаза и посмотрел на меня. Его взгляд не сулил мне ничего хорошего, если старый китаец посчитает мои слова пустой болтовней. Нет, на его лице ничего не отражалось, но я-то видел это сквозь каменную маску его лица и поэтому решил не затягивать разговор, начав его с неожиданного вопроса: - Я убил вашего врага?

Похоже, я его удивил, потому что Ли Вонг посмотрел на меня так, словно видел впервые, и при этом, похоже, он не знал, что мне сказать. В комнате наступила тишина. Чтобы прервать паузу и подтолкнуть его к правильному ответу, я сказал: - Скажите правду, уважаемый Вонг.

- Да. Это был враг, - при этом его голос ничего не отражал.

По пути мне хватило времени, чтобы продумать, о чем мне стоит говорить, а о чем лучше промолчать, поэтому мой рассказ уложился в несколько минут. Видно мои сведения имели особый смысл, так как после того, как я закончил говорить, старик принялся сыпать командами. Спустя пару минут, шестеро китайцев понеслись проверять мою информацию, остальные был приказ перекрыть улицу с двух концов, а самому Вонгу принесли телефонный аппарат и он коротко, на китайском языке, пересказал своему собеседнику на другом конце провода все, что услышал от меня. Я не мог слышать его собеседника, но судя по ответам старика, он получил одобрение сверху на все свои действия. При этом, я отметил, мое имя ни разу не было упомянуто. Закончив разговор, старик повернулся ко мне и сказал: - Сядь пока на этот стул, мальчик. У меня к тебе потом еще будет разговор.

Судя по времени, события развивались очень быстро, так как уже спустя двадцать минут в дверь постучали, а затем в кабинет торопливо вошел китаец, который первым ворвался в мою комнату. Мне было уже известно, что его зовут Вэй. Он сначала бросил быстрый взгляд на меня, а потом на старика, как бы спрашивая разрешения говорить.

- Говори, - разрешил тот.

- Мальчишка оказался прав, господин. Мы нашли Мэй. Госпожа одурманена, но жива и здорова.

"Это совсем уже интересно. Не оружие было в том ящике, а женщина, которую похитили. Можно сказать, завязка для приключенческого романа".

- Хорошо, - с явным облегчением произнес старый китаец. - Очень хорошо. Кого взяли?

- Извините, - китаец склонил голову, - никого.

Черты старика закаменели, а в глазах появилось пустое и холодное выражение, как у наемного убийцы, перед тем как нажать на курок. Я, сидя в углу кабинета, растерянно хлопал глазами, делая вид, что ничего не понимаю. Старик хотел сказать что-то резкое, но скользнув глазами по мне, сменил тон, и в его голосе сейчас чувствовалось только раздражение:

- Об остальном я с тобой потом поговорю, а сейчас забери мальчишку и отведи его в мою гостевую комнату. Потом вернешься.

Когда мы выходили, я слышал, как старик набирает номер на телефоне.

Оказавшись в комнате, я разделся и лег на кровать, но не для того, чтобы спать. Мне нужно было срочно принять решение. Не смотря на то, что мне удалось хорошо помочь Ли Вонгу, это совсем не говорило о том, что он кинется мне на шею с изъявлениями благодарности. Совсем нет. Дело в том, что главной чертой национального характера китайца считается рационализм. К этому надо добавить приверженность к традициям и личным связям, а если еще вспомнить, что вся история Китая построена на хитрости и вероломстве, то можете себе представить, из чего состоит их менталитет. Европейцу очень трудно понять китайца, но попробовать можно, особенно если вы долго жили среди них. Я приподнял самый краешек тайны китайской Триады, самой закрытой криминальной организованной группировке во всем мире. Пусть я мальчишка, пусть не знаю китайского языка, а значит, не могу знать, что произошло, но если Ли Вонг посчитает, что я, пусть маленькая, но угроза его безопасности, меня очень быстро похоронят на ближайшей свалке. С другой стороны, он должен был по достоинству оценить мои возможности, которые я успел ему этой ночью продемонстрировать. Если я его заинтересую, то...

ГЛАВА 3

Проснулся я уже днем, но только успел встать, привести себя в порядок и одеться, как дверь открылась, и зашла девушка.

- Сейчас принесу тебе поесть.

- Хорошо.

После обеда она проводила меня к старику. Старик-китаец при виде меня сделался подчеркнуто дружелюбным, улыбнулся, правда, только краешками губ, но при этом не забывал следить за мной холодными и очень внимательными глазами. Сидел он в кресле у небольшого лакированного столика, исполненного в китайском стиле. На нем стоял чайничек, чашки и вазочки с печеньем и конфетами.

- Садись, Майкл, - старик за все это время в первый раз назвал меня по имени. - Пей чай. Бери конфеты, печенье. Не стесняйся.

Несколько минут в полном молчании мы пили чай. Потом он поставил свою чашку на столик, а следом за ним - я.

- Хочу с тобой кое о чем поговорить, но перед этим скажу тебе одну старую китайскую поговорку: если ошибся дорогой, то можно вернуться; если ошибся словом - ничего нельзя сделать. Подумай об этом, мальчик.

- Я понял вас, господин Вонг. Мое будущее будет зависеть от того, что я скажу.

В глазах китайца появилось удивление. Такой точный и прямой ответ он никак не ожидал услышать от простого мальчишки.

- Очень хорошо, если ты это понимаешь, Майкл. Значит, ты должен понять и принять правду, какой бы тяжелой она не была. Твоя память еще не вернулась? - на его вопрос я отрицательно покачал головой. - Тогда слушай. Твой отец украл у своих хозяев большие деньги, а когда это вскрылось, испугался и побежал в ФБР за помощью. Он поступил не как мужчина, а как пес, укусивший хозяина, который его кормил. Запомни! "Крыс" нигде не любят, и поэтому предатели не доживают до старости. Гибель твоей семьи было показательной казнью для всех тех, кто вздумает вступить на скользкую дорожку предательства. Теперь те, кто убил твою семью, хотят твоей смерти и даже готовы заплатить за это хорошие деньги. Скажу тебе так: ты мне никто, мальчик. Сегодня я тебя видел, а завтра уже забыл о тебе.

Его слова прозвучали смертным приговором, но китайцы ничего не говорят и не делают просто так. Они рационалисты, а значит, в этих жестоких словах скрыт еще один смысл, который требуется понять. Общая подоплека его слов была мне понятна: нагнать на мальчишку страх, запугать до полусмерти. Или он хочет что-то от меня? В таком случае, это проверка на прочность.

- Ты молчишь. Ты боишься, мальчик? - вопрос старика был настолько скользкий, что на нем можно было запросто упасть и сломать себе шею.

Теперь мне надо было быстро решать: играть роль испуганного мальчишки или заинтересовать старика новым обликом. Его многим можно было удивить, но, ни в коем случае, нельзя было перегибать палку.

- Вы только что осуждали предательство. Тогда как можно понять ваши последние слова?

Новый внимательный и пристальный взгляд старика, словно он, что-то одному ему понятное, пытается во мне рассмотреть и понять.

- Ты умеешь мыслить, Майкл. Это мне нравится, только ты не учел одного: предательство твоего отца поставило тебя вне закона. Сейчас ты не человек, ты - цель.

Это была новая попытка сломать меня, но уже на несколько ином уровне.

"Старый черт, к чему ты ведешь?".

- Мне нечего ответить на ваши слова, мистер Вонг, - слова были произнесены сухо и ровно.

Старик был озадачен реакцией четырнадцатилетнего подростка, хотя и старался не показать вида.

- Хорошо, тогда я продолжу. Твое настоящее имя Майкл Валентайн, хотя последние несколько месяцев ваша семья жила под фамилией Шверинг, которую вы получили вместе с домом по программе защиты свидетелей. Через несколько месяцев тебе исполнится пятнадцать лет. Ты почти два года занимался боксом, поэтому для своих лет хорошо физически развит. Теперь о твоей потере памяти. Все, с кем ты общался последнее время, знают об этом с твоих слов, - таким образом, старик снова высказал мне свое недоверие. - Может, и я этому поверю, если ты сумеешь меня убедить.

Я промолчал. Теперь мне точно было известно, что Ли Вонг меня провоцирует, испытывает на излом. Хотя если судить по реакции старика, наш разговор, похоже, идет в правильном направлении.

- Джим Бармет вспомнил, что ты у него спрашивал: где ты находишься и который сейчас год. Хм. Может ты, и правда частично потерял память? - он немного помолчал, потом ласково улыбнулся и продолжил. - Может твоя потеря памяти - не самая плохая утрата? Ведь она забрала у тебя душевную скорбь и сердечную боль невосполнимой потери. Ты согласен со мной, Майкл?

- Полагаюсь на вашу мудрость, господин Вонг, - чуть склонив голову в неглубоком поклоне, ответил я.

В глазах старика появилась растерянность. Так ответить мог только взрослый и опытный человек, причем знакомый с китайскими традициями, но никак не мальчишка. Именно сейчас он в первый раз подумал, что говорит с пареньком, словно с взрослым мужчиной, причем с сильным духом мужчиной-воином. Телом - мальчик, а действия и ум - настоящий боец. Может в тело этого подростка вселился дух воина? Родившийся в конце прошлого столетия, в семье темных и неграмотных крестьян, Ли Вонг на всю свою жизнь сохранил веру в духов. Именно поэтому в его голову пришла неожиданная мысль: может в этого мальчишку, забрав часть памяти, вселился дух-защитник? Это легко объясняло все странности, которые просто не поддавались практическому складу ума старого китайца.

- Мне лестно слышать подобные слова, мальчик, но все же давай вернемся к нашему разговору. Мне хотелось, чтобы ты мне кое-что прояснил. Начнем с нападения на ваш дом. Мне известно, что ты сумел застрелить двух убийц своей семьи, а потом убежать. Врач, который тебя осматривал, предположил, что при этом ты был сильно контужен.

Пару секунд размышлял, а потом решил не отрицать этот факт, так как старик и так об этом знает.

- Да, так и было. Убил и убежал.

По лицу старого китайца неожиданно скользнула тень одобрения. Нетрудно понять ее суть: настоящий мужчина должен уметь постоять за себя. Для взгляда европейца оно оставалось непроницаемым, но я за столько лет общения научился читать малейшие нюансы на лицах азиатов.

- Прошлой ночью ты убил еще одного человека. Китайца. Я знал его, как сильного бойца. Если там ты стрелял из пистолета, и это можно было отнести к твоему крайне возбужденному состоянию, то здесь нанес только один удар ножом. Только мужчина-воин способен на такое, а ты мальчишка. Ты понимаешь, что не должен был выжить в этой схватке, но вместо этого продолжаешь дышать воздухом и радоваться жизни, а он - нет. Как такое могло произойти?

- Я сначала сбил его с ног столом, а потом...

- Столом?!

- В моей комнате стоит простой обеденный стол. Когда он поднимался ко мне, я залез под него, а стоило ему спрыгнуть на пол комнаты, как резко вскочил и опрокинул на него стол. Для него это было неожиданно, поэтому он не оказал мне сильного сопротивления. Потом сильно ударил его перочинным ножом в шею.

Старик задумался. Ведь и такое возможно. Этот мальчишка просто мог случайно ударить в смертельную точку. Вот только эта хитрость со столом. Как это объяснить? Как-то он слишком быстро сообразил, и с фургоном, и с убийцей. А его отношение к смерти? Ведь он убил не просто трех человек, а наемников, боевых псов, натасканных на убийство. Неужели в нем действительно живет дух мужчины-воина? Старый китаец все никак не мог отделаться от этой мысли, да ведь по-другому никак и не объяснишь ум и действия этого странного подростка.

- Почему тогда не закричал? Не позвал на помощь?

- Слишком неожиданно все произошло.

- Неожиданно. Очень даже неожиданно, - повторил китаец. - Хочешь еще чаю? Нет? Тогда посиди тихо. Мне надо подумать.

Старый китаец задумался. Ему было о чем подумать. У нынешнего главы преступного общества, под чьей рукой он был, уже давно появился враг. Китайско-вьетнамская банда. Город большой и до определенного времени у них не было точек соприкосновения, пока дело не коснулось двух портовых терминалов. Уж больно лакомый был кусок. Им удалось подмять под себя кусок порта, но в этой войне обе стороны понесли большие потери, сильно ослабив обе группировки. Сам Ли Вонг потерял на ней своего старшего сына.

Какое-то время все было тихо, а затем произошло неудачное покушение на самого главу, затем похищение его любимицы - внучки. Их враги каким-то образом сумели заслать к ним шпиона. Кто он? Подозрения у него были, но как их предъявить, если нет фактов. Ли Вонг со своим младшим сыном отвечали за безопасность, и для них жизненно важно было, в скорейшие сроки, выявить шпиона. Сегодня ночью была упущена еще одна возможность, и он не знал, как подступиться к "крысе", пока не появился мальчишка.

"Он мне нужен, чтобы схватить змею, которую мы пригрели у себя на груди, - окончательно решил старик.

- Не сильно заскучал? Понимаю, общество старика не сильно интересно для такого живого и умного мальчика, как ты.

- Я понимаю важность нашего разговора, господин Вонг.

Снова внимательный и цепкий взгляд старого китайца. Теперь я знал, что он пытается понять: что я собой представляю?

- Хорошо, Майкл, если ты это понимаешь, поэтому скажу сразу: ты нам помог, а значит, мы тоже должны помочь. Ты должен это понять, Майкл, что в этом случае мы берем на себя большую ответственность.

"Пытается посадить меня на крючок под названием "ты нам должен". Как-то больно примитивно. Хотя, с другой стороны, его предложение, возможно, будет временным решением моих сегодняшних проблем. Пока я им буду нужен, китайцы пылинки с меня сдувать будут. Вот только когда он скажет, что ему от меня нужно? А давай-ка, мы его подтолкнем!".

- Может, я еще могу чем-то помочь вам, господин Вонг?

Старый китаец настолько опешил от прямого вопроса, что на несколько секунд превратился в статую. Впрочем, быстро вернув себе уверенность, он спросил:

- Как тебе могло подобное прийти в голову, Майкл?

- Честно говоря, не знаю. Просто предположил.

- Предположил, - повторил старик с непонятной усмешкой. Он только что окончательно уверовал, что в подростке живет дух воина. Не мог обычный мальчик так вести беседу. При этом у него появилось предчувствие, что он все делает правильно. - Хорошо, Майкл. Ты, действительно, мне нужен для одной весьма деликатной работы.

- В чем она заключается, господин Вонг?

- Нужен защитник для девочки.

Тут пришла моя очередь сильно удивиться. Триада, самое тайное, самое закрытое преступное сообщество нанимает боевика со стороны для охраны ребенка. К сожалению, я не знал истории развития китайской преступности в Америке, поэтому не мог сказать точно, что собой представляет собой именно эта преступная группировка.

- Я не ослышался? Для девочки?

- Именно так, Майкл. Ты подросток, и она подросток. Вы будете вместе учиться, в одном классе. Она хорошая девочка, и ты должен будешь с ней подружиться. Это и будет твоя работа.

- Ей грозит опасность?

- Да, ей грозит опасность, поэтому ты станешь ей и другом, и защитником.

- Когда все закончится, что тогда будет со мной? - сразу поинтересовался я.

- Ты получишь хорошую награду и сможешь уехать, куда тебе вздумается.

- Хорошо. Кого мне нужно опасаться?

- Этого я не знаю, Майкл. Если бы знал, ты бы не был нужен. Так ты согласен?

- Сделаю, что в моих силах, господин Вонг.

- Вот и хорошо. Сегодня ты ночуешь у меня, а завтра переедешь в другое место.

Обо всем более подробно мы поговорим позже. Сейчас иди к себе.

Операция, что задумал старый хитрец, была мне более или менее понятна. Правда, не в деталях, а в своей сути. Через неделю начинается учебный год, и девочка пойдет в школу. Это значит, что она будет передвигаться по городу, где ее можно будет похитить, а потом диктовать свои условия. Как мне представлялось, дело тут, скорее всего, в дележке территорий. Вот Вонг и собирается ловить на нее, как на живца, своих врагов. Правда, он очень здорово рискует при такой комбинации, но, похоже, у него нет иного пути. Или время поджимает. Похоже, я очень удачно попал к китайцам. К тому же меня никто не знает, кроме семьи самого Вонга. Вот только, что я буду иметь, в случае удачного исхода операции?

"Думаю, что старик выполнит свои обещания, а потом предложит поработать на их банду. Влезать в их разборки... Не думаю, что это правильно, но в любом случае, для старта в будущую жизнь денег немного заработаю".


Школа Мэй находилась в пятнадцати минутах езды на машине от ее места жительства. Если провести линию от школы до ее дома, то моя новая квартира окажется где-то в середине. Район, где находилась моя новая квартира, был сравнительно безопасным, заселенным в основном банковскими и конторскими служащими, так как соседствовал с финансовой зоной, где довольно кучно высились небоскребы шести крупных и с дюжину мелких банков, а рядом с ними расположились несколько десятков финансовых и страховых компаний.

Обстановка квартиры соответствовала мечте среднестатистической американской домохозяйки. Нет, ничего шикарного в ней не было, но холодильник имел место быть. Вместе с квартирой мне предложили женщину, но не для постельных утех, а чтобы вести работы по хозяйству.

"Обойдусь без шпионов, - решил я, после чего получил на расходы сто долларов.

Честно говоря, у меня до последнего времени не очень хорошо получалась роль подростка, то и дело я сбивался на поведение и тон взрослого мужчины. Хотя в прошлой жизни мне приходилось осваивать разные профессии, но перед этим со мной работали эксперты в той или иной области, а здесь придется самостоятельно отыгрывать роль подростка - школьника. Для этого мне нужно было иметь багаж из предпочтений и знаний не только по школьной программе, но и по музыке, спорту, а так же личным интересам. А как относиться к девочкам? Я никогда не учился в американской школе и уж тем более не имел понятия о жизни школьников в 1949 году. Подумав, решил изобразить немногословного парня, живущего по основному правилу: меньше слов - больше дела. Составлением образа я занимался вечерами, а все остальное время проводил в частном спортивном зале, привыкая к своему телу. На очереди у меня стояло изучение и вождение машин и мотоциклов. Из предложенного китайцами оружия я выбрал себе Colt Model 1908, карманный пистолет, разработанный для скрытного ношения. Исходил из того, что мне нужно оружие для ближнего боя. Так в моей школьной сумке появилось специальное отделение для пистолета.

В свой первый день занятий я встал утром и неожиданно понял, что немного волнуюсь.

"Хм. Совсем как школьник, который идет в первый раз в незнакомую школу".

Приведя себя в порядок, сложил тетради и учебники, потом стал перед зеркалом в прихожей. Кареглазый паренек, довольно крепкого сложения, с нормальным лицом. Кто не посмотрит на меня, скажет: обычный подросток.

"И очень сильно ошибется, - с усмешкой подумал я и состроил рожицу своему отражению.


Это была закрытая, привилегированная школа. Здесь не было негров и латинос, а вот азиаты присутствовали, правда, в небольшом количестве, но уже это было удивительно, потому что в эти годы белые американцы меньше всего думали о демократии и толерантности. Родители посылали своих детей в частные школы именно для того, чтобы отделить их от людей второго сорта. Честно говоря, мне было непонятно, почему китайскую девушку родные определили в подобную школу. Правда, здесь была охрана, да и сама территория школы была окружена высоким забором, только, я так думал, для похитителей это вряд ли станет серьезным препятствием.

Класс, в который мы пришли, был уже сложившимся коллективом. Если школьники и были разделены, то только по интересам и симпатиям. Часть подростков имело свои прозвища. Одни были обидные, как Поросенок Питер или соответствовали каким-то качествам, как Клубничка Бэс. Девочку так называли, потому что она имела привычку краснеть, причем из-за сущих пустяков, а Питера Красли называли так за пухлую, не спортивную, фигуру и толстые щеки. Он был сыном какого-то финансиста, но при этом являлся добродушным и довольно флегматичным парнем и если как-то реагировал на свое прозвище, то не внешне. Имелся в классе и лидер. Верджил Дигман. Парень был довольно красив, имел фигуру атлета, привлекая внимание девочек. Когда-то он занимался боксом, а потом переключился на плавание. Кроме этого, как мне говорили, вместе с отцом - яхтсменом, он каждый год участвует в большой регате. Нас представили классу, после чего первые два урока мы провели под шепотки и любопытные взгляды одноклассников. Все дело заключалось в Мэй. Будь она белой девушкой, с ней бы уже познакомились, но она была китаянкой, а значит, человеком второго сорта. Вместе с ней стали игнорировать и меня, потому что, на первой же перемене я с ней заговорил. Не успел прозвенеть звонок, зовущий на третью перемену, учитель хлопнуть дверью, выйдя из класса, как лидер класса Дигман решил проявить себя.

- Мэй! - окликнул он ее, а когда она обернулась, сказал: - Недавно нам домой привозила белье прачка из китайской прачечной! Точь в точь, как ты! Это не твоя сестра была?!

Парень, сидевший за соседней партой с Вирджилом, громко засмеялся. Мэй отвернулась, покраснела, уткнулась глазами в свою парту. Ее глаза стали влажными, вот-вот заплачет. В классе кое-где раздались смешки. Мне надо было приниматься за свою работу. Я встал и пошел в конец класса, к столу, за которым сидел Дигман. Остановившись, стал его разглядывать. Тот насмешливо посмотрел на меня, потом с явной пренебрежительностью сказал:

- Я тебя не звал. Чего хотел?

- Чтобы ты заткнулся, Дигман, - спокойно ответил я.

После моих слов в классе наступила тишина. Напряженная, тягучая тишина. Ленивая поза Вирджила исчезла, парень разом подобрался. Ему бросили вызов. Он готов ответить, вот только почему этот парень так спокоен?

- Я делаю, что хочу, и мне никто не смеет указывать. Запомни это! Ты новенький и поэтому еще этого не знаешь, а теперь можешь идти. Или надо еще что-то добавить, Бак?

Бак Динкфильд, его правая рука, угодливо рассмеялся: - Если только пару раз по шее. Чтобы лучше дошло.

В классе все замерли, в ожидании, чем закончиться разговор между странным новичком и лидером класса.

- Хорош языком болтать, - заявил я, сделав скучающее лицо. - Есть в школе место, где можно по-мужски поговорить?

Я заметил, что на верхней губе Бака выступила испарина. Он сейчас, то и дело, переводил взгляд со своего приятеля на слишком уверенного в себе новичка. Что ему делать? Дигман в свою очередь занервничал, что было заметно по бегающим глазам, но только он открыл рот, чтобы ответить, как прозвенел звонок, и в класс вошла учительница истории. На следующей перемене никто из класса не вышел, так как все ожидали продолжения разговора, вот только за время урока я продумал свое поведение и понял, что повел себя неправильно. Мне не нужна была излишняя популярность в школе, и я решил переиграть линию своего поведения. Переложить роль задиры на Дигмана. Прошла пара минут, а я все сидел за своим столом и листал учебник. Когда школьники поняли, что продолжения не будет, все потихоньку начали заниматься своими делами. Если мне было все равно, то парню, чье лидерство оспорили, нет. Подойдя к моему столу в сопровождении Бака, Дигман, с угрожающим видом заявил: - Мы еще не договорили.

- Слушай, не мешай. Видишь, читаю.

- Ты что, урод, не понял, что я с тобой разговариваю! - и он попытался захлопнуть учебник, нависнув над моим столом.

В следующее мгновение, я распрямился как пружина, нанеся Дигману удар в челюсть открытой ладонью. От неожиданного и резкого удара парня отбросило и, не удержавшись на ногах, он с грохотом рухнул на пол между партами. Вскочив на ноги, я бросился на его приятеля. Динкфильд был настолько ошеломлен моей атакой, что даже не смог оказать никакого сопротивления, и оказался на полу, на пару со своим приятелем. Стоя над ним, я насмешливо спросил: - Бак, тебе еще отвесить пару раз по шее или хватит?

Тот, держась за челюсть, что-то пробурчал неразборчиво.

- Я так понял, что ты сейчас извинился передо мной.

Тот вскинулся, хотел что-то сказать, но наткнувшись на мой, не предвещающий ничего хорошего, взгляд, только согласно мотнул головой. Унижать парней я дальше не стал и вернулся на свое место. Обоим парням помогли подняться на ноги одноклассники, а еще спустя пару минуту прозвенел звонок. За урок оба парня пришли в себя и когда мы стали собирать сумки, чтобы перейти в химическую лабораторию, Дигман дождался, когда большая часть класса выйдет, подошел ко мне и угрожающе заявил: - После школы, мы тебя так отделаем, что родной папаша не узнает!

Я только усмехнулся, глядя ему в лицо. Его это окончательно взбесило, но полученный недавно урок и моя непонятная ему уверенность, заставляли инстинктивно остерегаться меня. Он с большим трудом сдерживал свою ярость, и как только ему на глаза попался один из немногих оставшихся в классе школьников, а это был Питер Красли, он не выдержал.

- Поросенок, ко мне!

Питер, как загипнотизированный, подошел к нему и Дигман небрежным жестом сунул ему свой портфель, после чего заявил приказным тоном: - Отнесешь в лабораторию!

- Питер, кинь его портфель на пол! - неожиданно резко скомандовал я.

Секунду поколебавшись, Красли, с опаской, глядя на меня, осторожно опустил портфель Дигмана на пол и выпрямился в ожидании нового приказа.

- Чего стал?! - обратился я теперь к Дигману и принял угрожающий вид. - Быстро забрал свой портфель и топай в лабораторию, а то опоздаешь! Ну! Пошел!

Унижение, которому я его сейчас подверг, заставило парня потерять голову и кинуться на меня, за что он и поплатился, налетев на элементарный прием, после которого оказался стоящим на коленях с вывернутой назад рукой. Подросток еле сдерживался, чтобы не застонать. Его приятель Бак только напрягся, собираясь броситься на меня, как я его предупредил: - Одно твое движение, и я ему сломаю руку. И в этом именно ты, Динкфильд, будешь виноват.

У меня не было цели ломать репутацию лидера класса, поэтому решил не затягивать этот спектакль, так как я добился, чего хотел. Показал всем, что я крутой парень, а значит, китаянка, с которой общаюсь, находиться под моей защитой. Она, кстати, присутствовала при этой сцене, и кажется одна из немногих, поняла в чем ее суть. Отпустив руку лидера, я взял свою сумку и сказал, стоящим, в полном ступоре, оставшимся одноклассникам: - Ребята, пошли быстрее, а то опоздаем на занятия.

В этот день я Дигмана больше не видел. Он пришел на занятия только на следующий день. Пару дней обо мне в классе еще говорили, кое-кто даже попытался записаться в мои друзья, но так как я держался отчужденно, то все общение со мной заключалось в нескольких словах: "Привет. Как дела? Хорошо. Пока". Да и кому интересно обсуждать новости или сплетни с человеком, который выслушивает тебя с каменным лицом, а потом уходит, ни слова не говоря. Подросток из меня получился довольно странный, но передо мной не стояла задача подружиться с классом, а только с Мэй. Свою задачу я выполнил. Несколько дней класс лихорадило, так как привычный расклад нарушился, и теперь все считали, что лидером в классе станет новичок, но так как я продолжал вести себя, как обычно, то одноклассники поняли, что тот, ни на что не претендует. Стоило всем это понять, как все почти, за небольшим исключением, вернулось на свои места. Пока большая часть класса, оставшись верными Дигману, старалась держаться от нас на расстоянии, то другие ребята, кто временами становились объектом насмешек своих одноклассников, неожиданно записалась в друзья к моей китайской подружке. Таким образом, они считали, что находятся под моей защитой. В принципе, так и было. Особенно после того случая на перемене, когда парень из параллельного класса, решил показать себя героем перед приятелями и сильно толкнул Питера с криком: - Дорогу, свинья!

К его несчастью, я оказался рядом, после чего обидчику стало очень больно. Трое его приятелей, до этого весело смеявшиеся над грубой шуткой, резко заткнулись, глядя, как корчится на полу от боли их друг. Несколько секунд я смотрел на них, но подростки только отводили глаза, стараясь не встречаться со мной взглядом. Так как это произошло в коридоре во время большой перемены, то слухи об этом быстро разошлись по всей школе, и Питер, неожиданно для себя, стал другом крутого парня. Естественно, что к моим одноклассникам, поддерживавшим дружбу с Мэй, в школе стали относиться без особой симпатии, но при этом старались не только их не задирать, но и даже обходить стороной.

Сама Мэй была симпатичной (на китайский вкус), стройной и энергичной, девушкой, с неплохими задатками лидера. Она со вкусом одевалась, обладала чувством юмора, хорошо рисовала и неплохо пела, тем самым все больше привлекая внимание своих одноклассников. Как-то раз, когда мы выходили из школы, Мэй неожиданно спросила, где я живу и откровенно обрадовалась, когда поняла, что мы оба живем в одном и том же направлении. Она тут же решила, раз мы друзья и нам по пути, то теперь мы будем ездить вместе. Мои вялые возражения она отмела сразу, после чего я мог честно сказать, что выполнил все, что мы наметили с Ли Вонгом. Точка на маршруте, где я сходил, вполне могла быть использована для нападения на Мэй, поэтому она была учтена в плане. Мне так же было известно, что за машиной, которую вел ее личный шофер-телохранитель, неприметно следовала еще одна машина с четырьмя хорошо вооруженными боевиками, да и маршрут ее автомобиля был проложен так, что проходил по большим, оживленным улицам. Вариант, что нападение произойдет в центре города, где полно полицейских патрулей, было маловероятно, хотя он тоже учитывался.

Пошел уже третий день, как мы с Мэй стали ездить вместе. Наше общение проходило в основном в школе, потому что в машине она, молча, сидела и думала о чем-то своем. Впрочем, ничего удивительного в этом я не видел. У китайцев свой менталитет, свое мировоззрение и свои отношения между людьми. Именно поэтому все десять минут нашей совместной езды до места, где выходил, я спокойно смотрел в окно. Мне до сих пор было интересно смотреть на этот мир. Просто так случилось, что водоворот событий, захлестнувший меня с самой первой минуты пребывания в этом мире, был настолько силен, что у меня просто не было времени, чтобы свыкнуться с местной жизнью.

Мы ехали в первом ряду, у самого тротуара. Как всегда, я сел с правой стороны, чтобы сразу выйти, когда машина остановится.

"Через две минуты будет перекресток, - отметил я в голове, следя за людьми на тротуаре, при этом автоматически оценивая их на возможную опасность. Вдруг впереди на перекрестке, который мы обычно быстро проскакивали, неожиданно раздался резкий визг тормозов, скрежет сминающегося металла, звон лопнувшего стекла и сразу закричали люди. Движение резко замедлилось, и сразу раздались автомобильные гудки недовольных водителей. Наша машина проползла еще полтора десятка метров и остановилась. Водитель затормозил перед темно-красным "линкольном", потом высунув голову и подавшись вперед, попытался рассмотреть, что делается впереди. Мэй автоматически подалась вперед, наклонившись к переднему сиденью. Воспользовавшись тем, что девушка отвлеклась, достал из сумки маленький кольт и незаметно переложил его в карман брюк. На перекрестке и близлежащих тротуарах возникла толчея людей, которые шумели, выплескивая наружу эмоции и делясь с окружающими своими впечатлениями. Только успел подумать, что мы застряли здесь надолго, как позади нас раздался взрыв, а вслед за ним раздались пистолетные выстрелы.

"Все подстроено. Авария, теперь они расстреляют наше сопровождение и скроются в толпе. Выдернуть девушку из машины и попробовать скрыться? - я пытался выход из создавшейся ситуации, глядя в окно, как мечутся по тротуару люди. - Так может, налетчики именно этого и ждут? Перехватят нас в этой неразберихе и спасибо не скажут. Где эта, мать ее, полиция?!".

Бросил несколько взглядов по сторонам, пытаясь оценить обстановку. Дверца автомобиля, со стороны Мэй, была заблокирована стоящим рядом автомобилем. Мельком отметил, что там ехала семья. Отец со старшим сыном на переднем сиденье, а мать с дочкой на заднем. Сейчас все они скорчились на своих сиденьях, закрывая руками головы. Со всех сторон слышались истерические крики перепуганного народа: - Полиция!! На помощь!!

Наш водитель, не выдержал, выхватил пистолет и попытался выскочить из машины, но стоило ему только открыть дверцу, как откуда-то ударило два выстрела, и он, хрипя, стал заваливаться обратно на сиденье. Кто и откуда стрелял, мне не удалось заметить в общей суматохе. Мэй вскрикнула и прижалась ко мне, дрожа всем телом.

- Сядь между сиденьями. Живо, - прошептал я ей.

Только она так сделала, как раздался откуда-то сбоку рев мощного двигателя, и на тротуар выскочила полицейская машина, резко затормозившая напротив нас в десятке метров. Из нее выскочило три полицейских с пистолетами в руках. Если водитель, настороженно вертя головой, остался у автомобиля, то остальные двое сразу кинулись к нам.

"Полицейские?! Откуда? Я не слышал полицейской сирены. Почему бегут они к нам, а не к месту, где был взрыв? Причем бегут свободно, словно не ждут опасности. Они что не видят труп водителя? Маскарад? Стрелять? А если это настоящие копы?".

Сомнение не дало мне окончательно утвердиться в мысли о лжеполицейских, а значит, время для стрельбы было упущено, к тому же у обоих полицейских в руках были пистолеты, которые они были готовы пустить в ход. Пришлось срочно работать по другому варианту: испуганный подросток. Приняв решение, согнулся к свернувшейся в клубок девушке и прижался к ней со словами: - Все будет хорошо, девочка.

Полицейский, подбежав к нашей машине, открыл заднюю дверь и, увидев две сжавшиеся фигурки подростков, громко спросил: - Здесь есть девушка по имени Мэй?

Услышав вопрос, я теперь точно знал, что это ряженые полицейские, вот только стрелять было поздно. Второй "полицейский", заняв позицию в двух метрах, четко контролировал меня. Мэй, отодвинув меня, приподняла голову, и стоило ей увидеть полицейского, как ее губы тронула робкая улыбка.

- Да. А что случилось?

- Офицер Джексон. Патрульно-постовая служба Лос-Анджелеса. Нас послали за вами. Пожалуйста, пройдите в нашу машину. Кто рядом с вами?

Его напарник, стоя в двух шагах за его спиной, прикрывал его, но даже при этом можно было удивиться выдержке наемника. Лицо, как и тон его голоса, были спокойны и выдержаны, как и положено настоящему копу.

- Мик Доноган. Мы учимся в одном классе. Я без него не поеду, - решительно заявила девушка, уже немного оправившись от испуга.

Полицейский, слегка скривился, но больше ничем себя не проявил.

- Хорошо. Только быстрее. Здесь опасно.

Делая вид, что совсем потерял голову от страха, я со всех ног помчался к полицейской машине, совсем не обращая внимания на Мэй. Только успел забраться на заднее сиденье, как хлопнула дверца, это полицейский - водитель сел на свое место. Пистолет, который я при посадке в машину успел выдернуть из кармана и сейчас держал в руке, был прикрыт школьной сумкой. Мэй быстро вскочила в машину вслед за мной. Не успели оба наемника почти одновременно хлопнуть дверцами, как автомобиль сорвался с места и помчался по опустевшему тротуару. Водитель только начал набирать скорость, как послышался приближающийся рев сразу нескольких моторов и нарастающий звук сирен. Головы двух "полицейских" автоматически повернулись на звуки, и только водитель сосредоточенно глядя вперед, выкручивал руль, поворачивая за угол, что дало мне возможность относительно незаметно вытащить свой пистолет. Резким рывком выбросил руку с пистолетом, одновременно отталкивая голову Мэй назад и нажимая на спусковой крючок. Голова фальшивого полицейского резко дергается вместе с выстрелом, а уже в следующее мгновение раздается новый выстрел и тело наемника с простреленной головой, сидящего на переднем сиденье, заваливается вперед. Девушка, у которой нервы были и так на пределе, не выдерживает и истошно кричит. Словно в ответ, откуда-то с улицы раздались крики, и было непонятно, касаются они нас или это все еще отголоски трагедии на перекрестке, так как мы совсем недалеко уехали. Мне видно, что водитель нажал на газ, увеличивая скорость, при этом с силой вцепился в баранку руками. Он был готов уже резко повернуть, чтобы попробовать таким образом изменить ситуацию в свою сторону, но не успел. Горячий ствол уткнулся ему в шею, а затем спокойный голос за его спиной негромко сказал: - Хочешь жить, не дергайся.

От этого холодного спокойствия веяло смертью, и у наемника, имевшего за спиной человеческий труп и тюремный срок в два с половиной года за вооруженный грабеж, по спине пробежали холодные мурашки. Судорожно сглотнув, бандит, сбавив скорость, хрипло сказал: - Понял.

Я бросил быстрый взгляд по сторонам. Мы уже вырвались из центра и, судя по постройкам, въехали в один из спальных районов города. Увидев телефонную будку, скомандовал: - Сверни в этот проулок. Теперь сюда. Сбрось еще скорость и медленно заезжай туда, - когда наемник заехал в глухой тупик, расположенный между магазином и какой-то редакцией, похвалил. - Молодец. Тормози. Теперь медленно достань оружие и передай мне.

Забрав пистолет, и не сводя глаз с водителя, я спросил у девушки:

- Мэй, ты как?

Она уже перестала кричать, и теперь сидела с напряженным и бледным лицом.

- Тебе плохо?

Она коротко кивнула головой.

- Эй, ты, - я ткнул стволом водителя в шею, - медленно открой дверь со своей стороны и не вставая на ноги, боком вываливайся из машины. Как упадешь, сразу раскинешь руки и ноги в разные стороны.

Проконтролировав действия бандита, я только успел выйти из машины, как за мной, стрелой, выскочила Мэй и еле успела отбежать в сторону, как ее начало рвать. Найдя наручники, быстро застегнул браслеты на руках бандита, после чего засунул его в багажник. Теперь мне надо было что-то срочно решать. Несмотря на то, что машина стояла в глухом тупике и не видна, если не обращать на нее пристального внимания, но по улице ходит разный народ и мало ли кому в голову придет посмотреть, что делает здесь патрульная машина и стоящий рядом с ней пятнадцатилетний мальчишка. Вариантов было два. Один простой и надежный. Прострелить бандиту голову и уехать с девушкой, поймав такси или на автобусе. Второй был сложный и рисковый, но я решил выбрать его, именно он давал мне шанс закончить свою работу на китайцев. Только я успел определиться с выбором, как на меня набросилась с криком девушка: - Ты что наделал, тупой придурок! Это же полицейские! А ты их убил! Нас посадят в тюрьму на много лет! Нам надо бежать отсюда!

- Быстро успокойся. Это не полиция, это бандиты, которые должны были тебя похитить. Ты видела телефонную будку тут недалеко? Мы проехали мимо нее.

- Ты дурак! Мне было плохо! Я ничего не видела! Это какой-то кошмар! - голос ее подрагивал и звенел от пробивающихся в нем истерических ноток.

- Успокойся, пожалуйста. Все плохое уже позади, - я порылся в кармане и достал мелочь. - Держи. Телефон-автомат находиться на этой стороне улицы. Свернешь за угол и там увидишь. Позвони своим. Скажи, чтобы сюда прислали людей. Да не забудь у прохожих узнать название улицы и района, где мы находимся.

Когда она ушла, я огляделся по сторонам, дождался, когда вблизи не будет прохожих, более компактно уложил трупы, чтобы не были так видны со стороны, после чего перезарядил свой пистолет, а оружие бандита проверил и положил в школьную сумку, свисавшую у меня с плеча. Да, я принял решение рискнуть и остаться, хотя логичнее было пристрелить наемника, а затем найти такси и доехать до безопасного места. Вот только в этом случае все концы опять будут оборваны, а так есть шанс получить нужные сведения от пленного наемника. Время в ожидании я решил занять разборкой сложившейся ситуации. Надо было признать, что план у наемников был дерзкий и смелый до отчаянности. Подстроенная авария, расстрел телохранителей одной группой наемников и вторая группа - ряженые полицейские. Кстати маскарад, что они устроили, хорошо вписывался в этот план. Как отреагируют до смерти испуганные подростки, увидев полицейских? Естественно, с радостью бросятся им на шею. При этом куча народа будет видеть, что девочка сама села в полицейскую патрульную машину. Были там китайцы? Да никаких китайцев и рядом не было! Закончив анализ, посмотрел на часы. Ее не было минут пятнадцать, и я уже начал беспокоиться, когда девушка, наконец, появилась.

- Скоро приедут, - тихо сказала она, а потом неожиданно спросила: - Ты кто?!

- Твой друг, Мэй.

- Тебя, мальчика, наняли меня охранять? - в ее голосе звучало удивление.

- И это тоже, - несколько туманно выразился я.

- Что теперь будет? - при этом она выразительно посмотрела на машину с двумя трупами.

- Не думай об этом.

Не прошло и полчаса, как прибыла помощь. Три машины и девять боевиков во главе с Вэем, средним сыном Ли Вонга. Он выслушал меня, затем внимательно осмотрел машину, потом его люди вытащили из багажника наемника. Я предложил выжать из пленника информацию прямо сейчас, так как мы могли упустить время. Впрочем, Мэтью Клабер, так звали наемника, не сильно упирался и поставил только одно условие: он согласен указать место, куда они должны были привезти Мэй, если его отпустят живым и здоровым. Это было очень своевременное предложение. Ведь еще никто не знает, что операция провалилась, а причина задержки может быть любой, то есть у китайцев появился шанс расправиться со своими врагами прямо сейчас. Вэй понял все правильно, после чего отобрал семь человек и уехал, а мы с Мэй и пленным в багажнике поехали в свою сторону. Один из китайцев был оставлен, чтобы зачистить следы нашего пребывания в этой машине. Сначала мы отвезли домой девушку, потом шофер отвез меня и пленника к Вонгу. Наемника забрали сразу, а мне предложили пока пообедать. После еды меня провели в гостиную и предложили подождать хозяина здесь.

Здесь я еще не был. С интересом осмотрелся. Пол закрывал мягкий темно-зеленый ворсистый ковер. Шесть стульев, стоящие вокруг стола, имели такого же цвета обивку, как и абажур торшера, стоящий в углу, в окружении двух кресел. Между ними стоял круглый лакированный столик, инкрустированный перламутром. Искусная резьба украшали подставку торшера, столик и застекленный шкаф, стоявший у стены. На стенах висело несколько картин с сюжетами из китайской истории. Под потолком висела люстра с шестью плафонами салатового цвета. Пробежав глазами по комнате, сел в одно из кресел, рядом с торшером и приготовился ждать. Если все пройдет так, как я предполагал, то, возможно, смогу уже прямо сейчас выставить старику счет за свою работу. Прошло какое-то время, я уже успел задремать, как дверь открылась, и вошел старик-китаец. Из уважения к возрасту я встал и чуть наклонил голову. В ответ он коротко мне кивнул.

- Мы тебе очень благодарны за спасение нашей девочки, Майкл. Я понимаю, ты сильно устал, поэтому тебя сейчас отвезут домой. Внизу стоит машина.

- Значит, моя работа не закончена?

- А ты считаешь, что все уже закончилось? - с легкой улыбкой спросил он меня

- По крайней мере, надеялся на это, - ответил я.

- Мне бы тоже хотелось так считать, - как-то неопределенно сказал он, помолчав несколько секунд, добавил. - Не опоздай завтра в школу.

ГЛАВА 4

На следующий день, с утра, за мной заехала Мэй, и мы вместе поехали в школу. В этот раз ее лицо не оживились при виде меня, и на мое приветствие девушка ответила холодным кивком. Теперь она явно меня сторонилась, хотя в школе старалась этого не показывать. Нетрудно было догадаться, что я перестал быть ее приятелем и одноклассником, а вместо этого стал предателем, который обманом вкрался к ней в друзья. Да еще мерзким и противным убийцей. Может, это было и не совсем так, но ее каменное выражение лица говорило о том, что теперь как друг я для нее не существую. Впрочем, меня это не задевало, я все так же весело махал ей рукой на прощанье, когда она, не обращая на меня внимания, с каменным лицом смотрела куда-то вперед. Как только машина трогалась с места, я начинал свой путь домой, причем каждый раз возвращался другой дорогой. Прекрасно понимая, что зная исходную точку высадки-посадки вычислить меня, дело несложное, поэтому начинал петлять по улицам, шел проходными дворами, а кое-где перелезал через заборы, неоднократно при этом проверяясь. Чувство постоянной настороженности было у меня вроде дворовой собаки, которая учуяв чужого, сразу бы подало голос.

Квартиру на втором этаже, которую мне оплатили на два месяца вперед китайцы, я выбрал себе сам, исходя из соображений безопасности. К тщательному выбору места проживания и изучению района меня приучила моя прежняя работа. За все-то время, что там жил, дважды, по ночам, спускался на улицу из окна. Пути дальнейшего отхода были мною так же внимательно и тщательно изучены. Вместе с оружием я попросил у китайцев отмычки, чем опять их удивил. В моем обширном багаже умений и навыков была весьма полезная способность открывания замков, а также определенный опыт в этом ремесле. Замки квартир на моем этаже были, за небольшим исключением, стандартными, мало чем отличаясь от замков ящиков письменного стола. Съемщики квартир, похоже, не утруждали себя такой заботой, как собственная безопасность. Впрочем, единственной ценностью в квартирах этого дома можно было считать радиоприемник или патефон с набором пластинок. В этом я убедился, применив на практике свою способность, которой владело небольшое количество людей, такие как воры-домушники. Я побывал в четырех квартирах, но только две из них мне подошли, потому что их владельцы уходили с утра и появлялись только вечером. Это было сделано не ради грабежа, а чтобы вспомнить прежние навыки, а так же чтобы использовать их в качестве запасного укрытия, если моя квартира станет местом повышенной опасности. В одной из двух квартир, которые я присмотрел в качестве временных убежищ, я спрятал High Standard HDM - американский пистолет двадцать второго калибра с интегрированным глушителем. Его использовали во время тайных операций американские агенты и спецназовцы. Дома из огнестрельного оружия, кроме карманного пистолета, ничего не было, причем это был уже не тот кольт, из которого были убиты похитители Мэй, а его брат - близнец. Прежний кольт, разобранный на части, сейчас валялся на одной из свалок. Мне не нужно было лишних неприятностей. Убил - оружие сбросил. Кроме карманного пистолета, дома находился боевой нож и набор из двух вещей. Небольшая картонная коробка с денежной мелочью и полотняный мешочек с двумя тесемками, которые быстро и легко затягивались на его горловине. Насыпаешь в него мелочь, завязываешь, и получается отличный кистень. Да и опыт работы у меня с ним был.

Особенные меры предосторожности я предпринимал, уходя из квартиры, оставляя тайные охранные знаки на окне, двери и пороге, а когда возвращался аккуратно и тщательно их проверял.

Прошло три дня со дня нападения на нас. Старик молчал. Из этого можно было сделать вывод: операция китайцев в очередной раз провалилась. Об этом я сейчас думал по дороге домой из школы. Вылез из машины Мэй. Попрощался, помахал рукой и быстро пошел по намеченному мною на сегодня маршруту. Первый раз проверился, зайдя в магазин с мужской одеждой, некоторое время, наблюдая за улицей через витрину, второй раз на подходе к дому, выпив в кафе молочный коктейль, а затем, дождавшись, когда официантка отвлечется, сделал вид, что пошел в туалет, а сам выскочил через черный ход. Оглядевшись по сторонам, залез на мусорный контейнер, а с него на забор, огораживающий мусорку. Какой прохожий, увидев там мальчишку, подумает о нем что-нибудь подозрительное? Да никто! Зато отсюда хорошо просматривалось окно моей квартиры.

Я вам не говорил, что параноик? Теперь вы это знаете. Скажу честно, тут нечему удивляться. В этом мире нахожусь только две недели, а меня уже ищет полиция, мафия и ФБР, а еще я хожу в школу и работаю на китайскую Триаду. Ну как тут не станешь параноиком, если к тому же был им в прошлой жизни.

Обычно я наблюдал за окном около двадцати минут, но сейчас мне хватило половины этого времени. Неожиданно для себя я засек смутную фигуру незваного гостя в глубине квартиры. Скатившись с забора, быстрым шагом обошел дом по большой дуге и добрался до магазинчика, из-за угла которого хорошо просматривался вход в здание, а так же небольшая парковка, находящаяся с левой стороны дома. К вечеру она полностью заполнялась автомобилями, но сейчас на ней стояло только пять автомобилей, и только в одном из них, на водительском сиденье, сидел человек. Европеец. Мужчина, лет двадцати восьми - тридцати. Из того положения, как он сидел, понять есть ли у него оружие или нет, у меня не было возможности понять.

"Мафия? Хм. Они могли появиться здесь только в том случае, если меня сдал старый китаец, вот только ему это сейчас невыгодно делать. Квартиру выбирал я сам, а люди Ли Вонга лишь оформили договор. Напрашивается интересный вывод. Сдал меня тот человек, который мог знать этот адрес. Человек в близком окружении старика сдает меня... мафии. Почему он это сделал? - попытка понять мотив ничего не дал, так как мало было исходных данных. - Черт, с ним, с мотивом! Так что, позвонить старику? Нет! Если это гангстеры, разбираться мне надо самому".

Заскочив в магазинчик, я купил жвачку, а выйдя, стал разворачивать пачку, причем делая вид, что увлекся и не замечаю ничего вокруг, но при этом, проходя мимо автомобиля, инстинктивно напрягся, ведь водитель мог достать оружие и попытаться убить меня. Чуть расслабился я только тогда, когда за мной закрылась дверь подъезда и сразу раздались три отрывистых автомобильных гудка. Все правильно. Сообщник просигналил, что цель на подходе. Поднявшись на второй этаж, прошел по коридору, щелкнул замком и вошел в квартиру... соседа. Достал спрятанный пистолет двадцать второго калибра с глушителем, после чего вышел, аккуратно закрыв дверь. Подойдя к своей квартире, щелкнул замком, а затем резко, с размаха, ударил в нее ногой. Вопль боли, раздавшийся из-за двери, показал мне, что та со всего размаха припечатала, прятавшегося за ней, убийцу. Из комнаты на шум выскочил второй убийца с пистолетом в руке, но получив две пули в грудь, а одну в голову, рухнул на пол. Я сделал шаг назад и замер напротив двери, держа пистолет двумя руками. Боль в разбитом лице и внезапная смерть напарника захлестнули сознание наемника, заставив сделать ошибку. Боевик попался на элементарную уловку, кинувшись вслед за мной, но стоило ему выскочить из-за двери, как он наткнулся на темную фигуру, стоящую в коридоре, и безжизненный зрачок ствола, смотрящий ему в лицо. Секунда-другая ушли на то, чтобы осознать, что его провели и начать вскидывать оружие, но я быстрее - уже жму на спусковой крючок. Пуф! Пуф! Две пули, одна за другой, ударили убийцу в плечо и руку, в которой он держал оружие. Пистолет с громким стуком падает на пол. Влетаю в квартиру и бью стволом пистолета по разбитому в кровь носу наемника. Тот со стоном отшатывается, но наткнувшись на труп подельника, падает на пол. Выдергиваю из руки трупа пистолет, отбрасываю его к стене, после чего подхожу к двери, закрываю ее на замок, а затем возвращаюсь к пленному и начинаю допрос. У меня нет времени для долгих бесед, поэтому неожиданно и резко бью по раненному плечу и одновременно левой рукой зажимаю ему рот. Отслеживаю реакцию. Глаза мутные. Лицо даже не бледное, а серое. Сильный болевой шок. Убираю руку.

- Говори.

С трудом сдерживая стон, он хрипит: - Ты все равно меня убьешь.

- Убью, - спокойно согласился я с ним. - Только есть большая разница, как ты умирать будешь. Если понадобится, я сделаю так, что твоя теперешняя боль покажется тебе райским наслаждением.

- Ты же мальчишка! Ты не можешь...

- Значит, не поверил. А так?

Взвыть от дикой боли ему не дала моя рука, заткнувшая ему рот. Он был на грани обморока. Выждав пару минут, задал новый вопрос: - Твой приятель, который сидит в машине, что должен сделать?

- Уехать, если что-то пойдет не так, - из-за сильной боли он не мог говорить четко, больше хрипел.

- Кто вас навел на эту квартиру?

- Позвонил человек и сказал, что по этому адресу можно найти того, кто убил наших братьев.

- Вы братья? - я с удивлением посмотрел на убийцу.

- Не так как ты подумал. Мы все воевали в Европе, а потом организовали армейское братство.

- Так вы здесь для того, чтобы отомстить мне?

- Да.

- Сколько вас всего?

- Вначале было восемь человек. Двое из нас погибли еще раньше. Теперь если я умру, останется только один человек.

- Теперь главный вопрос. Тот, кто позвонил вам и указал на эту квартиру, откуда он вас знал?

Несмотря на боль, губы раненого расползлись в ухмылке, и он чуть кивнул головой в сторону трупа: - Ты его об этом спроси. У нас Стив всегда работал с заказчиками.

Встал, подошел к телефону, набрал номер и попросил позвать срочно Ли Вонга. Когда услышал в трубке его голос, сказал:

- У меня в квартире была засада из двух человек. Сейчас один из них труп, а второй раненый. Им его дал человек, которому известен мой адрес.

Старик с минуту молчал, думал, потом коротко сказал: - Жди.

Достав аптечку, я перевязал раненого, потом перезарядил пистолет, собрал оружие боевиков, затем сел на стул и приготовился ждать. Раненый какое-то время смотрел на меня, потом спросил:

- Тебе действительно пятнадцать лет, как нам сказали? Или ты так только выглядишь?

Я пожал плечами, не желая говорить. Прошло минут десять, как он снова меня спросил:

- Что со мной будет?

- Ничего хорошего, - недовольно буркнул я, глядя на испачканный кровью пол и думая о том, что мне придется делать сегодня большую уборку в квартире.


Спустя час приехал Вэй с бойцами. Открыл им дверь, а сам отошел к стене, не выпуская оружие из руки. Сын старика, в сопровождении двух свих людей, быстро прошли в квартиру. Вошедший последним китаец захлопнул за собой дверь и остался стоять у двери, второй боевик быстро пересек комнату и встал у окна. Вэй пройдя, остановился у лежащих на полу тел, демонстративно не обращая внимания на пистолет в моей руке. Несмотря на то, что у китайцев в руках не было оружия, я невольно напрягся. Вэй, повернулся ко мне и изобразив легкую улыбку на губах, сказал: - Расслабься, Майкл. Мы нашли предателя. Мой отец хочет с тобой поговорить.

- Сегодня? - уточнил я.

- Сейчас! - отчеканил он, затем повернув голову к боевику, стоящему у двери, скомандовал. - Коробки! Быстро!

Китаец, открыв дверь, живо выскочил за дверь, а уже спустя пять минут я наблюдал, как четверо китайцев шустро засовывают труп и пленного в большие упаковочные коробки, после чего обратился к Вэю, который с каменным выражением лица следил за действиями своих людей: - Здесь хорошая уборка требуется. И еще. Если я отсюда уезжаю совсем, мне кое-что нужно забрать.

- Уберут. Оставь ключи, а что нужно забери с собой прямо сейчас, - с этими словами он вышел из квартиры.

Пока я собирал вещи в сумку, вошел китаец и молча, ждал, пока я закончу укладывать вещи. Сунув ему в руку ключи, я вышел из квартиры. Было, похоже, что моя работа на Ли Вонга подошла к концу.


Кабинет хозяина был отделан в светло-зеленом цвете. Обои и шторы в комнате были цвета свежей весенней листвы, и только плюшевая обивка кресла и стульев была более темного оттенка. Вэй проводил меня в кабинет отца, но не ушел, а остался. Старик, сидя в кресле, показал нам на стулья, стоящие напротив письменного стола.

- Садитесь. Чай? - поинтересовался он у меня.

- Спасибо, господин Вонг. Не надо.

- Мне очень жаль, что так получилось, Майкл. Тебе за эти дни пришлось нелегко, но ты сумел показать себя настоящим мужчиной. Даже я, зрелый годами и умудренный жизненным опытом, старик, не перестаю удивляться тому, с какой силой и упорством ты преодолеваешь препятствия, стоящие на твоем пути.

- Спасибо, господин Вонг, за хорошие слова. Я вижу, что они идут от чистого сердца и поэтому вдвойне приятны, - решил я ответить вежливостью на слова старика, хотя мне хотелось как можно быстрее перейти к конкретике.

- Майкл, ты сделал для нас большое дело, помог найти "крысу", поэтому мы благодарны тебе за помощь и хотим, чтобы у тебя все было хорошо. Надеюсь, что ты хорошо окончишь школу, а потом поступишь в один из лучших и престижных университетов. В этом ты всецело можешь рассчитывать на нас. Мы во всем поможем тебе. Мы верим в тебя, Майкл, и надеемся, что ты ответишь нам тем же! Что скажешь?

- Я так далеко не загадывал, господин Вонг, поэтому мне трудно что-то сказать прямо сейчас. Думаю, сначала мне надо определиться с моей сегодняшней жизнью, а потом идти дальше.

- Понимаю тебя, Майкл. Тебе обязательно надо подумать, вот только где ты найдешь такую поддержку и защиту, как у нас? Ты же не забыл, что тебя ищут плохие люди?

- Я еще не решил: буду жить здесь или уеду отсюда навсегда. Теперь, господин Вонг, мне хотелось бы узнать о награде, которую вы мне обещали за выполненную работу.

- Надеюсь, твои слова не были упреком, высказанным мне за то, что я не сразу начал об этом наш разговор. Просто мне казалось, что если мы проявим заботу о тебе и твоем будущем, это и станет тебе достойной наградой. Или я ошибался?

"Старый лис! Не хочет отпускать меня! Нет! В наемные убийцы, как не проси, не пойду!".

- Нет ошибки в ваших словах! Вот только я не готов прямо сейчас вам ответить. У меня просто не было времени разобраться в том, чего я хочу.

По лицу старика мелькнула тень разочарования.

- Хорошо, пусть пока будет так, Майкл. Так что ты хочешь?

Я много раз обдумывал то, что мне необходимо в первую очередь. Мысли о том, чтобы сменить имя и фамилию, в конце концов, я отверг. Мало ли что может случиться на моем длинном жизненном пути, поэтому лучше иметь натуральную биографию, а не ее жалкое подобие. Дело в том, что я решил остаться пока в городе и уже определился со своей ближайшей целью, поэтому мои слова, сказанные старому китайцу, были неправдой. Цель была намечена, но вот как ее осуществить, я пока не знал. Самое интересное, что я нашел ее при прочтении одной статьи в газете, которая подтолкнула мою память, оживив то, что до этой секунды лежало мертвым грузом.

- Мне нужны деньги и точная информация о тех людях, которые желают моей смерти. Чем подробнее, тем лучше. И последнее, - я замялся, так как до последнего момента не знал, озвучивать мне это желание или нет. - Мне нужен помощник. На время. Только не китаец, а европеец. Надеюсь, вы понимаете, чем это вызвано?

Ли Вонг с каждым разом все больше утверждался в мысли, что в подростке живет дух настоящего мужчины. Об этом говорит его хладнокровие, сильная воля и практичная жестокость. Старику нравились такие люди, поэтому он, никогда не приближал к себе людей, не умевших даже в малой мере владеть своими эмоциями, какими бы верными они не были. Такой человек, потеряв голову, может подвести в любой момент, забыв свои обязанности или данный ему приказ, в отличие от этого мальчишки. Его рассуждения отличались здравым смыслом и логикой, а умение задавать точные вопросы и давать правильные ответы временами вызывало восхищение даже у Ли Вонга, имеющего большой опыт внутреннего потрошения людей.

"Мне бы такого внука! Нет. Надо удержать его возле себя, не дать ему уйти".

- Майкл, Майкл, ты совсем не хочешь слышать, прожившего долгую жизнь, старика, который желает тебе только хорошего. Ты, похоже, хочешь умереть намного раньше, чем тебе отпущено природой. Мне не дано знать, что у тебя в голове, но если ты задумал мстить за свою семью - это глупо. Они уже мертвы, к тому же твой отец заслужил это наказание, как я уже тебе говорил,- после этих слов наступила пауза.

Старик, как всегда, ловил меня на реакцию сказанных им слов. Это у него получалось автоматически. Ли Вонг хорошо читал мимику, выражение глаз и жесты людей, получая подтверждение правдивости сказанного или лживости человека. Сейчас китаец пытался вытащить из меня мотивы, толкающие на войну с мафией. Он исходил из двух вариантов. Месть за семью, исходящая из чувств самого подростка. Старик понимал его чувства, при этом считая, что это возраст дает себя знать, несмотря на жившего в нем духа воина. В этом случае его можно отговорить. Хуже, если подросток созрел для мысли, что устранив для себя главную опасность, он получит свободу. Паренек с его способностями может много полезного сделать для Триады, а значит, никак нельзя допустить его ухода.

В свою очередь, я все это прекрасно видел и понимал. Мы с ним играли, вот только он этого не знал и поэтому всегда был в проигрыше. Его можно извинить, он просто не знал истинного лица человека, с которым играл.

- Против этих людей ты пустое место, Майкл, - не успокаивался старик. - Ты даже близко к ним не подойдешь. Запомни, мой мальчик, жизнь дается только один раз, но пока ты под нашей защитой, тебе нечего бояться. Ты помогаешь нам, мы помогаем тебе. Ты же не раз задумывался о будущем? Да?

- Да. Думал. Но сейчас не об этом...

- Нет, об этом! - резко перебил меня старик, его уже начало охватывать раздражение. - Ты просто сам не знаешь, чего хочешь!

"Зато знаю, чего хочешь ты! Сделать из меня приложение к спусковому крючку. Нет, старик! Уж как-нибудь я сам со своим будущим разберусь".

- Спасибо, господин Вонг. Вы очень добры ко мне, но мне хочется жить спокойно, не оглядываясь за спину.

- Сейчас ты ведешь себя, как маленький мальчик, который капризничает. Уперся и говорит: хочу, хочу! Но ты, же не такой, Майкл? Или я тебя плохо знаю? Послушай совета старого и опытного человека: ничего хорошего из твоей мести не получится.

- Чтобы идти по жизни легко и свободно, надо сначала расчистить себе дорогу, иначе можешь запнуться и упасть, разбив себе голову.

Старый китаец, наверно с минуту, смотрел на меня с таким видом, словно видел впервые.

- Очень мудрые слова для мальчика, но при этом я никак не могу понять: это в тебе говорит глупое упрямство или упорство взрослого мужчины?

Я промолчал, тем самым, говоря, что на беспредметные темы больше говорить не буду. Возникла пауза. Когда старик понял, что ответа не будет, он тяжело вздохнул и продолжил:

- Ты знаешь, наверно, я могу тебя где-то понять. Только ты пойми одно: убьешь одного, другого, а потом уже тебя будут гонять как бешеного пса, пока не убьют. Против них, ты - ничто! У них в кармане власть, полиция и газеты. Их слово - здесь закон!

- Перед тем как найти, надо сначала знать, кого искать. Не так ли?

Сейчас я ступил на очень скользкую дорожку. Отказавшись от заманчивых предложений, я дал понять, что собираюсь идти своей дорогой. Я знал, как старик, сейчас думает: Майкл получает договоренную награду и начинает войну с мафией, с которой у нас негласное перемирие. Это значит, что рано или поздно они выйдут на нас и посчитают, что это мы его подтолкнули к мести. Так не проще ли раз и навсегда покончить с неудобным мальчишкой? Именно поэтому здесь сидит Вэй, а за дверью, ни секунды не сомневаюсь, сейчас стоит пара-тройка его людей с оружием наготове. Это даже будет не предательство по отношению ко мне, нет, это просто проявление практицизма, который у них в крови.

"Пока они еще окончательно не решили, что со мной делать, их надо заинтересовать".

- Насколько мне известно, в городе идет война между Микки Коэном и Джеком Драгна. Ведь так? - господин Вонг был недоволен сложившимся разговором, поэтому не удостоил меня ответом, а только слегка кивнул головой, соглашаясь. - Вам с кем из них было бы интересно сотрудничать?

- С Джеком Драгной. Он слабый, жалкий, никчемный ублюдок, - неожиданно заговорил сын старика. - Мы могли бы...

- Вэй! - резкий оклик старика оборвал слова сына. - Продолжай, Майкл.

- Насколько я мог понять, мою семью убили люди Микки Коэна? Так?

- Допустим, - с некоторой задержкой, согласился со мной старик

- Тогда у меня есть план, который вам и мне будет выгоден, но он требует уточнений, кое-каких деталей, помощника и денег.

Старик и его сын переглянулись, потом некоторое время жестко и внимательно смотрели на меня, при этом понимая, что не этот подросток, а они сейчас выбирают свой путь. Каким он окажется: длинным и прибыльным или коротким и страшным?

- Говори, Майкл.

- Как легче убить врага? - начал я с вопроса, а затем, сразу, не ожидая ответа, продолжил. - Когда знаешь о нем все. Где живет, привычки, наклонности. Но еще лучше, когда ты знаешь его планы, что он собирается делать, куда пойти, с кем встретиться. Тогда можно найти место, где он будет меньше всего ожидать опасности и убить его без особых проблем.

- На Коэна уже было совершено несколько покушений, а он все еще жив. Или ты умнее всех? - по губам Вэя проскочила ехидная улыбка.

- Умнее и я это докажу. Вот только для этого мне понадобится кое-какая техника, - и я вкратце объяснил, в чем суть моего плана, при этом, не раскрывая деталей, после чего спросил. - Ну что, мне можно рассчитывать на вас?

- Ты действительно так можешь? - с Вэя разом соскочила вся невозмутимость. - Но откуда ты все это знаешь?

- Знаю. Этого достаточно.

- Отец! - в голосе сына была невысказанная просьба.

- Хорошо. Попробуем, - подтвердил наш устный договор старый китаец, потом посмотрел на сына, сказал. - Вэй, у тебя много работы. Иди.

Когда дверь закрылась, старик некоторое время молчал.

- Ты сильный и мужественный человек, Майкл. В тебе живет дух настоящего воина, но этого мало для дела, которое ты задумал. Тут нужна хитрость и осторожность, потому что твоя малейшая ошибка может привести к большой беде.

- Не волнуйтесь, господин Вонг. Я буду предельно осторожен, и если мне придется умереть, то сделаю это в одиночестве.

- Хорошо, что ты это понимаешь. Теперь о деле. Ты нам помог, поэтому мы поможем тебе. Дадим человека, который много знает и умеет. Он частный детектив. У него свои счеты с твоими врагами, но только помни: воевать ты будешь сам, на свой страх и риск.

- Меня это вполне устраивает. Теперь я хотел бы решить вопрос с деньгами и оружием.

- Тысячу долларов ты получишь прямо сейчас, - старый китаец открыл ящик стола, достал перевязанные веревочкой стопку банкнот и положил их передо мной. - Насчет услуг детектива не волнуйся, мы с ним решим этот вопрос. Он тебе так же поможет с оружием. И последнее. У нас больше не будет встреч. Ты меня понял?

- Ценю вашу заботу, господин Вонг. Не волнуйтесь, у вас не будет из-за меня проблем. И еще. Я человек, который помнит добро.

- Это я и хотел от тебя услышать, - старый китаец помолчал какое-то время, а потом добавил. - Мне хотелось бы увидеть тебя снова, Майкл.

- Сделаю все возможное, уважаемый господин Вонг, чтобы эта встреча состоялась.

Мальчишка ушел, а старик все еще не отрывал задумчивого взгляда от закрытой двери. Ему нравился Майкл, и только теперь он понял, что не хочет, чтобы мальчишку убили.

"Надо приглядеть за мальчиком. По молодости лет он может допустить маленькую ошибку, которая может стать причиной его смерти, а это для нашего общего дела не нужно. К тому же когда он поймет, кто ему помог, он опять будет нам должен. Майкл правильно воспитан и помнит зло и добро одинаково хорошо, а значит, правильно оценит наш шаг в его сторону".

ГЛАВА 5

Макс Ругер оказался крепким мужчиной, с широченной грудью и крепкими кулаками. Я прикинул, что лет ему, видимо, за сорок, но не больше сорока пяти. Аккуратно подстриженные каштановые волосы придавали ему моложавый вид. Черты его лица были несколько грубоваты, но приятны. Женщины с уклоном в романтическую поэзию, сказали бы, что его черты излучают мужество и силу. Не знаю насчет остального, но взгляд мне его понравился. В нем чувствовалась открытость и уверенность в себе.

Встретились мы с ним на нейтральной территории. В кафе. Надо же приглядеться друг к другу. Войдя, быстро огляделся по сторонам. В десяти метрах от меня, за столиком у окна, сидел отец семейства с женой и двумя детьми, все они с явным удовольствием поедали бургеры. Через столик от них сидели две женщины среднего возраста, которые оживленно и весело о чем-то говорили. Перед ними стояли чашки с кофе, а в тарелочках лежали пирожные. Судя по объемистым пакетам, лежащих рядом с ними, и хорошему настроению, они здесь отмечали удачный поход по магазинам. В глубине зала, у входа на кухню, стояла худенькая официантка и о чем-то говорила с мужчиной в белом переднике.

Тот, кто мне был нужен, сидел в конце зала, и прямо сейчас жадно расправлялся с бургером, запивая его соком. Судя по посуде, стоящей перед ним на столе, бургер был у него явно не первым. Я подошел к столу. Мужчина скосил на меня глаза и, не переставая жевать, кивнул головой в сторону сиденья напротив. Только я успел сесть, как он, быстро прожевав очередной кусок, поздоровался: - Привет, парень. Извини, со вчерашнего вечера толком не ел. Все это чертова работа! Сейчас доем и поговорим.

- Добрый день, сэр. Ешьте. Не торопитесь.

Заметив нового клиента, к нам подошла официантка с блокнотом в руке. Я попросил у нее стакан апельсинового сока, а мужчина - кофе. Убрав со стола, она буквально через пару минут вернулась с нашими заказами.

- Макс Ругер, - представился здоровяк. - Частный детектив и бывший коп. Это все, что тебе надо обо мне знать. Зови меня Максом. Ты - Майкл. Считай, познакомились. Тебе сколько лет, парень?

- Скоро будет пятнадцать.

- Здорово! Так ты у нас большой взрослый мужчина, - при этом на его лице появилась издевательская ухмылка, - а значит, сам решаешь, что тебе делать. Я так понимаю, что у тебя совсем скучная и унылая жизнь, парень, раз ты решил умереть в свои неполные пятнадцать лет.

- Раз вы согласились на встречу, то мне показалось, что мой возраст не станет проблемой. Или это не так?

- Во-первых, мне хотелось посмотреть на такого странного парня. Во-вторых, я уже успел убедиться в способности нашего общего знакомого разбираться в людях.

В-третьих, решил, что хуже мне от этой встречи не будет. Теперь выскажу свое мнение о тебе. На вид, ты крепкий и упрямый паренек, вот только мне кажется, что ты не совсем представляешь, за что берешься. Надеюсь, что ты не насмотрелся фильмов, где один герой разбирается с кучей бандитов, потому что в жизни все совсем не так. Впрочем, я тебе не папаша и советы как жить, давать не собираюсь. Ты твердо решил?

- Я знаю, что делаю, а теперь давайте перейдем делу, ради которого мы встретились. Что вы можете мне предложить?

- Хм. Говоришь ты, как мужчина. Еще наш общий знакомый сказал мне, что ты им сильно помог. Старик так просто говорить не станет. М-м-м... Может ты действительно какой-то особенный... Хорошо! - детектив обернулся и помахал рукой, подзывая официантку.


Офис частного детектива располагался на втором этаже, над магазином-пекарней, и в открытое окно вместе с теплым воздухом проникал вкусный запах свежевыпеченной сдобы. На входной двери висела табличка "Макс Ругер. Частный детектив". Мы прошли через маленькую приемную. Стол и два стула. Комнатка сейчас пустовала, и было видно даже невооруженным взглядом, что за столом давно уже никто не сидит. На пишущей машинке, на папке для бумаг и телефоне лежал слой пыли. Открывая дверь в свой кабинет, детектив коротко пояснил: - Моя секретарша уволилась. Пока никого не взял.

Переступив порог, быстро огляделся. Картотечный шкаф, металлический ящик-сейф, прикрученный к полу, письменный стол, стул для посетителя. Кресло, стоящее у стены, на противоположной стороне стола, было предназначено для хозяина кабинета. На стене, над креслом, в рамке висела какая-то официальная бумага с печатями. Подходить не стал, решив, что это лицензия частного детектива. Письменный стол был девственно чист, за исключением стоящей на нем настольной лампы с темно-красным матерчатым абажуром и телефона. Над потолком помимо лампы белели лопасти большого вентилятора. Закрыв дверь, я подошел к окну и, по старой привычке, стал сбоку от оконной рамы. На противоположной стороне улицы тянулся ряд жилых домов из красного кирпича, монотонность которых разнообразили своими вывесками и рекламой парочка магазинов, овощная лавка, бар и кафе. Улица по случаю рабочего дня была немноголюдна и состояла по большей части из женщин-домохозяек, так что никого из тех, кто подошел бы под описание "подозрительное лицо" я не увидел. Отойдя от окна, сел на стул. Хозяин кабинета, тем временем, включил потолочный вентилятор, после чего уселся в кресло. Мотор тяжело зашумел, вращая широкие лопасти.

- Здесь мы можем говорить свободно. Скажу сразу, наиболее ценные документы я здесь не храню, поэтому нам придется еще раз встретиться, но уже в другом месте. Да, еще, в моем офисе желательно не встречаться. У меня есть особое место для подобных встреч. У тебя хорошая память, Майкл?

- Не жалуюсь.

Макс тут же продиктовал мне номер своего рабочего телефона в офисе и адрес квартиры для конспиративных встреч.

- Теперь ты хочешь понять, для чего я тебя сюда привел? По глазам вижу, что так. Слушай. Сначала я обрисую тебе обстановку в городе, чтобы ты понял, какую огромную кучу дерьма хочешь разворошить. Ты, похоже, парень, решил, что тебе сам дьявол не брат, если сумел пристрелить пару бандитов и при этом не блевануть, так, поверь мне, что это не так!

- Похоже, наш общий знакомый, через вас решил сделать еще одну попытку отговорить меня. Я прав?

Детектив усмехнулся: - Ладно-ладно, я верю, что ты крутой парень и у тебя стальные яйца. Только помни, что ты сам напросился и поэтому слушай меня внимательно, а заодно посмотришь кое-какие бумаги и несколько фото, которые у меня остались с тех времен, когда я еще служил в полиции.

Все это время, пока давал мне информацию, он внимательно следил за выражением моего лица, надеясь найти страх или хотя бы брезгливость. Когда я внимательно посмотрел пару фотографий жертв гангстеров со следами пыток, видно ими он хотел меня испугать, я спокойно заметил, что даже звери такого себе не позволяют. Он умолк и с определенной толикой удивления, смешанного с уважением, какое-то время, молча, смотрел на меня, потом сказал: - Ты самый странный пятнадцатилетний парень, которого я когда-либо видел.

После того, как Макс закончил рассказывать, я в достаточной степени представлял расклад в криминальном мире Лос-Анджелеса. Главную силу в городе представлял собой Микки Коэн. Бывший боксер и наемный убийца возглавлял самую сильную группировку в городе, которая занималась рэкетом, торговлей оружием и наркотиками, а кроме этого он создал сеть тайных букмекерских контор, которая по своему размаху вполне тянула на подпольную империю. Вторым криминальным лицом являлся Джек Драгна, хотя и считался боссом мафиозной семьи Лос-Анджелеса, но при этом оказался никчемным руководителем, и с ним мало кто считался. Люди мафиозных семей Чикаго и Нью-Йорка чувствовали себя в Лос-Анджелесе, как дома, совсем не считаясь с интересами Драгны. В то время семья Лос-Анджелеса частенько называлась "Мафией Микки Мауса" из-за того, что была плохо организована и не умела решать дела на своей собственной территории. Имя мышонка в английском языке часто употребляется как синоним чего-то несерьезного. Это в очередной раз подтвердилось, когда наемные убийцы, которые должны были убить Коэна, каждый раз умудрялись что-то сделать не так как надо и поэтому все закончились неудачей.

Коэн, в отличие от Драгны, имел реальную власть и силу в городе, но, не будучи боссом, был вынужден считаться с другими мафиозными кланами, и только поэтому Драгна был жив. Боссов других кланов вполне устраивало его жалкое правление, которое давало им возможность делать деньги на чужой территории. Китайцы, по словам детектива, тоже еще не представляли реальную силу, которая могла бы противостоять мафии. Дело в том, что Триада испокон веков занимались рэкетом и грабежом в основном только своих сограждан, и не лезла на чужие территории, зато активно продвигала бизнес, постоянно стараясь его расширить. Во всем остальном Триада мало чем отличалась от мафии, занимаясь проституцией, торговлей оружием и наркотиками. Негритянских банд еще не было и в помине, и только кое-где, на окраинах, встречались малочисленные молодежные группировки из латиноамериканцев, которые в основном воевали друг с другом, но без применения огнестрельного оружия. Ножи, цепи, дубинки.

Узнал, что у Микки Коэна есть странность, он боится микробов и моет руки при первой возможности. Особенно интересной мне показалась информация о том, что Коэн напрямую связан с мафией Лас-Вегаса. Я попробовал уточнить подробности, но Макс эту сторону деятельности мафии плохо знал из-за того, что она ему была не интересна, так как выходила за рамки города. Из слов Макса стало так же понятно, что Джек Драгна является крупнейшим в городе ростовщиком. Его люди сначала ссужали независимым торговцам или букмекерам деньги, после чего от него приходили другие бандиты и заставляли идти под их "защиту". Помимо этого Драгна контролировал профсоюзы прачечных и компаний-импортеров одежды. Правда, было у них кое-что общее. У мафиозного босса Джека Драгна и Микки Коэна были свои карманные копы в Отделе шерифа округа Лос-Анджелес. Рассказывая детали и называя некоторые фамилии коррумпированных полицейских, Макс едва не скрипел зубами от злости. Я так понял, что это его больное место.

"Он что, такой суперчестный полицейский? Или в свое время его коллеги по работе подставили? Хотя, чего гадать, к тому же это совершенно не мое дело".

- Это все, что я хотел тебе рассказать, Майкл. Уже потом мы поработаем более подробно с документами и моими записями. Что тебе еще надо?

- Винтовка. Пистолет. Все - с глушителем.

Детектив посмотрел на меня, словно увидел впервые.

- Что вы на меня так смотрите, Макс? У меня, что рожки растут? Или хвост сзади вырос?

- Знаешь, парень, пока с тобой общался, все пытался понять, с кем я все же говорю. Перед глазами сидит мальчишка - подросток, а по разговору и уму - взрослый мужчина. Ты ничего не хочешь мне сказать?

- Нет.

- Дело в том, что я тебя сразу узнал. Ты - Майкл Валентайн. Твой отец должен был дать показания на Микки Коэна в обмен на программу по защите свидетелей. Поясню свои слова сразу. Я не участвовал в твоих поисках, просто наш общий знакомый, попросил меня навести о вашей семье справки в полиции, где у меня остались связи, а потом я прочитал полицейский отчет и поговорил со своими ребятами за стаканчиком виски, от которых узнал кое-какие подробности, которые осталось вне отчета. Один из соседей, пожелавший остаться неизвестным, рассказал полицейским, что убийцы вынесли из дома два тела. Тогда я не очень поверил, что мальчик сумел убить двух гангстеров и сбежать. Хм. Теперь думаю, что это похоже на правду. И еще. Старый китаец сказал мне, что ты частично потерял память. Это так?

- Да. Но уверяю, это не будет препятствием для нашей работы.

Детектив помолчал, потом сказал: - В общем, это все, что я хотел сказать. Вставай. Поехали.


Макс толкнул дверь заведения, над входом которого висела вывеска "ЛОМБАРД" и над нашими головами сразу зазвенели колокольчики. Только я успел войти, как мой взгляд сразу привлек деревянный прилавок с оригинальной защитой. Начиная от прилавка и кончая потолком, была натянута мелкоячеистая сетка. За ней находилось бронированное стекло. Посредине этой защиты было проделано небольшое окошечко, закрывавшееся изнутри дверцей. Над ним было просверлено с десяток отверстий, как я понял, для разговора с закрытым окошечком.

"Сразу видно, что заведение не раз грабили, и не удивлюсь, если у продавца под прилавком целый арсенал лежит".

Витрину закрывали металлические жалюзи, но три мощные лампы под потолком давали вполне достаточно света, чтобы хорошо рассмотреть выставленные за прилавком полки с самыми разнообразными вещами, каждая из которых была снабжена картонной биркой. За закрытым окошечком сидел продавец, который сейчас увлеченно читал какую-то книгу. Это я так решил, потому что ни на звон колокольчиков, ни на шаги посетителей он никак не отреагировал. За его спиной был виден массивный кассовый аппарат. Он соизволил поднять на нас глаза только когда мы подошли к самому окошечку. Сначала его взгляд был хмурым, но уже спустя секунду, стоило ему узнать моего спутника, как черты лица посветлели, а на губах появилась улыбка. В следующую секунду окошечко распахнулось настежь.

- Ругер! Старый черт! Это ты?! Где тебя носило?! Год не виделись?! Или больше?! Рассказывай, как живешь дружище! Бэт о тебе совсем недавно вспоминала! Где ты, как ты! А я что могу сказать?! Бросил старого приятеля! Пропал! Макс, ты...!

На нас просто обрушился поток громких и коротких фраз, которые потоком извергал мужчина.

- Я тоже рад тебя видеть, приятель. Ты же знаешь, что я стараюсь забыть о том, что произошло, а вы с Бэт - очень хорошее напоминание о моей прошлой жизни. Так что, прости меня, если можешь, Стив.

- Это ты извини меня, дружище! Черт! Как несправедливо с тобой обошлась эта сука - жизнь! Ты был достоин...! Ладно-ладно, парень! Но все равно, раз пришел, то теперь ты никуда не денешься, расскажешь мне, как живешь. Твои вкусы не изменилось, старый бродяга?! Пьешь...

- Стив, все потом, - снова перебил своего говорливого приятеля детектив. - И поговорим, и выпьем, но сначала познакомься. Это - Майкл.

- Привет, Майкл. Я - Стив. Если ты еще не знаешь, я являюсь закадычным дружком этого здоровяка со школы. Сколько мы с ним... Да не смотри так на меня, Макс! Умолкаю! Так вы зачем пришли?

- Мне нужно хорошее, качественное оружие, желательно с глушителем.

Хозяин ломбарда теперь уже внимательно, без улыбки, посмотрел на меня: - А ты знаешь, парень, о том, что есть специальный закон о регистрации в полиции оружия с глушителем?

- Стив, ты как думаешь, если я уже не коп, то циркуляры и законы напрочь позабыл? - насмешливо поинтересовался у приятеля Ругер.

- Так это ты, а он - мальчишка.

- Со временем я исправлю этот недостаток, а теперь, Стив, давайте вернемся к моему вопросу.

- Я все правильно понял, Макс? - при этом хозяин ломбарда бросил вопросительно-озабоченный взгляд на своего старого приятеля.

- Помоги ему, Стив, - подтвердил мою просьбу детектив.

- Хм. Ладно. Есть у меня кое-что... - он сделал паузу, на секунду задумался, потом продолжил. - Сделаем так! Хоть до закрытия магазина еще два часа, но ради таких гостей - закроюсь!

Спустя двадцать минут мы уже сидели в подсобном помещении ломбарда, которое сочетало в себе комнату отдыха и склад. Стол, стул, кушетка, электрическая плитка и кофейник - обозначали место отдыха, а металлические ящики и сейфы, расставленные вдоль стен, очевидно, хранили в себе наиболее ценные вещи. Стив первым делом поставил кофейник на плиту, потом развернул сверток, лежащий на столе. В нем оказались бутерброды.

- Это женушка мне собрала, - с явной гордостью пояснил он. Нетрудно было понять по его тону и словам, что у него все хорошо в семье, а вот по лицу Ругера пробежало хмурое облачко. Стив это тоже заметил, после чего на его лице появилась виноватая улыбка, но при этом ничего говорить не стал, а вместо этого подошел к одному из металлических шкафов, достал из него бутылку с виски и два стаканчика. Вернувшись, поставил все это на стол. Налил кофе в кружки, потом алкоголь в стопки.

- За встречу! - провозгласив тост, он опрокинул свой стаканчик в рот.

Я поддержал тост стаканом с кофе. После того, как мы дружно закусили, хозяин ломбарда сказал: - Не будем терять время.

Подойдя к широкому металлическому ящику, занимавшему треть стены, он несколько минут возился с двумя замками, а затем распахнул его дверцы настежь и сделал шаг в сторону. Моему взгляду представилось металлическое нутро, разделенное на несколько секций, где хранилось не менее двух десятков видов самого разнообразного оружия. Взвод не взвод, а пару отделений им вполне можно было вооружить. В глаза сразу бросился немецкий автомат MP 40, который соседствовал с помповым гладкоствольным винчестером модели M97 и пистолетом - пулеметом Томпсона. На мгновение мне показалось, что я нахожусь в музее военной истории, а затем сразу пришла мысль: - А чего ты хочешь? Ведь вторая мировая война закончилась только четыре года тому назад".

Пока я любовался историческими экспонатами (в моем понимании), хозяин из ящика вытащил винтовку с коротким и толстым стволом. Подойдя к нам, похвастался: - Вы такое, парни, наверно, никогда не видели?

- В первый раз вживую вижу бесшумный карабин Де Лизла, - признался я, глядя на начавшую вытягиваться от удивления физиономию Стива. - 45-й калибр. Обойма - семь патронов, дальность стрельбы - 180-200 метров. Но это так приблизительно. Точные цифры не помню.

Оружие являлось одним из основных атрибутов моей службы, поэтому в свое время я внимательно (и не один раз) просмотрел ряд книг и альбомов по историческому и современному оружию. Это было не только познавательно, но и немало интересного я там нашел.

- О, как! Знаток! - отойдя от удивления, изрек хозяин ломбарда, а потом посмотрел на детектива. - Интересного ты себе приятеля нашел, Макс.

Тот в ответ только хмыкнул.

- Как насчет патронов к нему? - спросил я.

- Есть упаковка, но я знаю место, где они есть.

- Еще есть что-нибудь? - поинтересовался я.

- Есть, как не быть, - с этими словами, он снова вернулся к шкафу и, покопавшись, принес пистолет с глушителем. - Вот. Держи. Его мне продал парень, который привез эту игрушку из Европы.

Это был, совершенно новый на вид, полицейский "Вальтер" РРК с удлиненным стволом и креплением для глушителя. С такой моделью мне еще не приходилось сталкиваться.

- Вальтер. Хорошая немецкая работа. Похоже, новый?

- Совершенно новый. Парень, что его принес, сказал, что взял несколько штук прямо из ящика на немецком военном складе. К нему есть две упаковки с патронами.

- А глушитель?

- Есть и глушитель, - при этом Стив снова посмотрел на своего приятеля. Тот усмехнулся и пожал плечами.

- Беру. А это что стоит у вас там в углу? Не пулемет MG-34?

- Парень, ты откуда знаешь столько про оружие? Нет, если ты мне сейчас скажешь, что воевал в Европе, то, возможно, я тебе поверю. Да. Это немецкий пулемет. Отличная штучка и в хорошем состоянии. К нему у меня цинк патронов есть.

- Может у вас и гранаты есть?

- Не надо больше лишних вопросов. У меня все есть, а если нет, то мне известно, где это можно достать.

- Вы отличный бизнесмен, Стив, - от моих слов у хозяина ломбарда появилась довольная улыбка. - Назначайте цену за пистолет с глушителем. Насчет карабина я еще подумаю. Деньги заплачу прямо сейчас, но при этом у меня к вам будет просьба: пусть мои покупки полежат у вас какое-то время. И еще. Хотелось бы пристрелять оружие. Как это можно устроить?

- Это совсем просто. Через квартал есть оружейный магазин, так его хозяин мой хороший приятель. Кстати, Макс хорошо знает Бада. Так вот на заднем дворе его магазина есть тир. Только это обязательно сейчас? - на простой физиономии владельца ломбарда появилось просительное выражение. - Просто я давно не видел своего старого приятеля...

- Понял. Давайте рассчитаемся, и я пойду, а на днях к вам наведаюсь, и мы тогда сходим в тир. Хорошо? И еще. Мне интересна снайперская винтовка.

- Ты с кем воевать собираешься, парень?

- С плохими людьми.

- Ну да, ну да, конечно. И зачем я задаю глупые вопросы? - в его голосе звучало неприкрытое ехидство. - Хорошо. Поспрашиваю. Если что - дам знать.

- Тогда все. Макс, завтра я буду занят. Позвоню через день, с утра.

Уходил я провожаемый удивленными взглядами двух взрослых мужчин. Я не высказал мальчишеских восторгов, которые просто обязательны в подобном возрасте, зато показал знание иностранного оружия, а если к этому добавить мой спокойный и деловой тон, то все вместе взятое поставило в тупик не только хозяина ломбарда, но и детектива, который уже потихоньку стал привыкать к странностям подростка.

Проведя ночь в дешевом отеле, утром я отправился к Джиму Бармету. Во-первых, надо было навестить старика, во-вторых, вернуть ему долг, а в-третьих, он должен был сыграть роль моего отца при съеме новой квартиры. Мальчик, снимающий себе квартиру - очень хорошо запоминающаяся личность. О нем можно рассказать знакомому или подруге, а там пошли гулять слухи. Смотришь, и до местной полиции дойдет, а те возьмут и посмотрят листы со списком разыскиваемых людей и преступников. Мне это надо? Добираться пришлось долго, с двумя пересадками, да еще по своей привычке проверился по дороге несколько раз и только тогда вышел к дому Бармета.

"Три недели прошло, когда я его видел в последний раз, - подсчитал я, поднимаясь по лестнице. Поднявшись на этаж, неожиданно столкнулся с торопившейся куда-то Доротеей. Еле-еле успел отскочить в сторону от летевшего на меня большого пушечного ядра, затянутого в цветастое платье. Она узнала меня, только когда уже промчалась мимо меня. Резко затормозила.

- Ой! Майкл! Ты откуда?! Ты так неожиданно пропал! Я уж думала, что больше тебя не увижу! Тебе кто-то сказал?! Да?!

"У старика неприятности. Из-за меня?".

- У Джима что-то случилось?

- Случилось! Еще как случилось! После того, как ты исчез, через день или два пришла полиция, а потом эти сволочи, бандиты! Это все этот подлый гад, Фил! Чтоб ему сдохнуть, твари проклятой!

- Доротея, погоди. Может, зайдем к Джиму и там поговорим?

- Ой! Нет-нет! Извини меня, Майкл, мне надо бежать! Я и так на работу опаздываю! Что мне доктор Белл скажет, даже представлять не хочу! Ты иди-иди! - негритянка чмокнула меня в щеку и уже на бегу бросила. - Пока! Не забывай! Заходи!

Мне даже попрощаться не удалось. Несколько секунд стоял, вслушиваясь в быстрый топот ее туфель, потом пошел к квартире старика. Не стучась, резко открыл дверь и сразу услышал голос Бармета: - Дороти, ты что-то забыла?!

Бросил быстрый взгляд по сторонам, затем перешагнул порог, закрыл дверь на замок и только после этого вошел в комнату. Джим сидел на кровати. Хотя следы побоев уже сошли, но бледный вид, свежий шрамик на подбородке и палка, прислоненная к кровати, говорили сами за себя.

- Ты?! - в его глазах было изумление.

- Я, сэр. Не прогоните?

- Майкл, мальчик, как ты можешь такое говорить! Я весь изволновался, не зная, где ты и что с тобой?! Ты не голоден? Дороти тут принесла...

- Большое спасибо, я не голоден. Джим, коротко расскажите, что случилось. Только без утайки.

- Ты садись. Садись. Ты лучше скажи, где тыл был все это время?!

- Мне все-таки хотелось знать, что с вами произошло. Обо мне мы еще поговорим.

- Тут все просто. Сначала пришли люди в штатском. Сказали, что они из полиции, предъявили жетоны, а затем показали твою фотографию. Я им сказал, что встретил тебя на улице, после чего ты пожил у меня два дня, а затем ушел, а куда не сказал. Не думаю, что они мне поверили, но после того, как все записали, ушли. М-м-м... А на следующий день, уже к вечеру, когда я собирался на работу, пришли уже бандиты. Я им рассказал то же самое. Они мне тоже не поверили, а затем избили меня, а на прощанье сказали, если узнают, что соврал, вернутся и убьют. Это все, парень.

- Кто рассказал бандитам про вас и меня?

- Не знаю, Майкл. Честное слово не знаю, - при этом глаза Бармета забегали, а голос дрогнул.

"Не умеешь ты врать, старик. Совсем не умеешь. Ладно, сам разберусь".

- Как у вас с работой?

- С работой? Да никак. Уволили меня. Но ты, Майкл, себя не вини! К тому же, я как раз, завтра, собирался пойти устраиваться на новую работу.

- Джим, у меня есть к вам предложение. Как вы насчет того, чтобы пожить со мной вместе какое-то время? Деньги на первое время у меня есть. Так как?

- Я... даже не знаю. Нет, я рад! Только зачем тебе такая обуза, как я?! Нет, понимаю, чувство благодарности и все такое. Только этого не надо, Майкл. Я крепкий мужик и привык отвечать сам за себя.

- Рад за вас. Вы можете ходить или вам очень трудно передвигаться?

- Как раз собирался в магазин идти.

- С магазином сам решу. Список дайте. Приду, мы еще поговорим.

"Месть. В моей практике не было ничего, что можно было отнести к этому слову. Как-то в одном из споров, в той жизни, мне сказали, что моя работа вполне подходит под определение "восстановление справедливости". Только тогда я посмеялся над такой формулировкой, но теперь, думаю, это название подойдет к данному случаю".

Вышел из дома и вернулся, с осторожностью, возведенной в квадрат. Хозяина квартиры нашел на кухне, Джим уже приготовил чай и ждал меня. После того, как выгрузил на стол продукты и медикаменты, мы долго пили чай с пончиками. Джим еще какое-то время упирался, но потом, поддавшись на мои уговоры, дал добро на переезд.

- Все. Я пошел. Приду завтра. Одна просьба: закройте дверь и никому, слышите, никому не открывайте.

- Майкл, может не надо ко мне пока приходить? Ведь бандиты могут в любой момент вернуться. Давай подождем какое-то время. А?

- Все будет хорошо. Верьте мне.

Выйдя на улицу, я отправился в больницу, где работала Доротея. С доносчиком я собирался решить вопрос прямо сейчас, так как второй такой обработки Джим мог просто не выдержать. Предлог для разговора с медсестрой был прост: поговорить о здоровье Бармета, при этом у меня даже сомнений не было, что у толстой болтушки язык развяжется сам собой, и я узнаю, что мне надо. По дороге зашел в магазин, где купил сок, гамбургеры, пару пачек миндального печенья, конфеты и пончики.

Больница представляла собой приземистое, угловатое здание серого цвета. У приемного покоя стояло две санитарные машины, а рядом с ними курило пять человек, водители и санитары.

Зайдя через главный вход, оказался в фойе, среди сумятицы, которую можно увидеть в любой больнице мира. Больные, их сопровождающие, медсестры, врачи - представляли собой непонятный разуму вариант какого-то упорядоченного хаоса. У меня ушло почти сорок минут на то, чтобы найти и вызвать Доротею. Когда та подошла к справочной, мне показалось, что она как-то внутренне изменилось. Белый медицинский халат и белая шапочка сделали ее стройнее и выше, а вот лицо приобрело строгое и непроницаемое выражение, но стоило ей увидеть меня, как она ускорила шаги, причем деловое выражение сошло с его лица, сменившись на тревогу.

- Майкл, ты, что здесь делаешь?! Что-то случилось с Джимом?!

- Ничего, кроме того, что с ним уже случилось.

- Все этот паскудный, вонючий ублюдок! Фил Макри, чтоб ты сдох, тварь безродная! - глаза негритянки прямо горели огнем ярости.

- Фил Макри? - я сделал удивленное лицо. - Это кто?!

- Пьянь подзаборная, сволочь и подлец! Вот он кто! Никакой жизни от него нет! Зачем мне господь дал мне эту поганую сволочь в соседи! Да еще поселили дверь в дверь! Был бы у меня пистолет...

Теперь, когда я все узнал, надо было резко сбить разговор, после чего перевести на другую тему.

- Доротея, ради бога, успокойтесь! Лучше посмотрите, что я вам купил.

Негритянка прямо выхватила у меня из рук пакет, заглянула в него: - Ой-ой! Майкл, ты такой милый мальчик! Я все-все это очень люблю! Спасибо тебе! Покажу Терезе, она увидит и ахнет! Ура! У нас сегодня будет праздник!

Дороти с такой легкостью меняла темы, что следить за ходом ее мыслей с непривычки мне было трудновато, поэтому я решил, что пора заканчивать разговор.

- Я, почему пришел...

- Да! Ты так и не сказал, зачем пришел! Отвлек женщину вкусными вещами! Говори! Говори быстрее, я слушаю.

- Хотел узнать, у вас, как у специалиста, что у Джима со здоровьем? Может, какие-то специальные лекарства нужны?

- Сейчас у него все нормально. А вот видел бы ты его две недели назад... Б-р-р! У него такой вид был! Жуть! Лекарства... Нет! Не надо! Все, что ему надо, так это хорошее питание и... работа. Ты уже знаешь, что его со старой выгнали?

Ответить на вопрос я не успел, так как к нам подошла хрупкая и стройная женщина, лет сорока, с приятным лицом, в белом халате: - Дороти, вот ты где! А я тебя обыскалась, толстушка! Быстро скажи кто этот хорошенький мальчик?

- Хороший знакомый моего соседа. Зовут его Майкл. А это моя самая большая подруга - Тереза. Ты только посмотри, что нам этот мальчик принес!

Краткий осмотр пакета принес новую порцию восторженных восклицаний Терезы.

- О! Как тут все вкусно! Печенье! Бургеры! Какой заботливый мальчик! Спасибо! Ты очень-очень вовремя! Дор, я чего тебя искала. У нас есть минут двадцать свободного времени, так как доктора Белла вызвали на какое-то совещание. Он мне сказал, чтобы мы его ждали в кафе, и просил купить ему пару бутербродов с ветчиной и сыром.

- Там, в пакете, три бургера. На всякий случай взял, - сообщил я.

- Обойдется! Кому-кому, но только не этому рабовладельцу! - с напускной сердитостью воскликнула Тереза. - Он над нами измывается, а мы его кормить должны! Нет и еще раз нет!

- Точно! - поддержала свою подругу Доротея. - Пара вчерашних бутербродов с засохшим сыром и мясом нашему извергу будут в самый раз!

Мне не хотел здесь больше торчать, поэтому я снова спросил: - Так я пойду?

- Не так быстро, малыш! Мне очень любопытно: откуда ты знаком с нашей славной толстушкой? - поинтересовалась Тереза.

Мне очень не хотелось, чтобы чужие люди знали обо мне лишние подробности, но и отмолчаться было бы подозрительно, а врать я не мог, так как здесь присутствовала Доротея. Оставалось надеяться на благоразумие медсестры-толстушки, и она верно поняв мое молчание, не подвела.

- Приходила навещать Джима Бармета, там его и увидела. Помнишь, я тебе рассказывала о беде, которая со стариком приключилась?

- Да, жалко человека. Бандиты! Честным людям от них прохода нет! Ублюдки! - только начала она их ругать, как вдруг увидела кого-то за моей спиной. - Изабель! Иди сюда!

Я обернулся. К нам подходила тоненькая девушка с большими черными глазами и черной гривой волос. Симпатичное личико, вот только очень бледное и усталое, а в глазах вселенская печаль. Когда-то в той жизни я любил девушку с такими большими, влажными и чуточку грустными черными глазами. Правда, у нас так и не получилось большой любви, но зато остались хорошие воспоминания.

- Здравствуйте, - сказало изящное, но очень грустное создание.

- Иза, познакомься с этим чудным мальчиком. Он принес нам такие вкусные вещи... Ах! Просто вкусняшки! Будешь хорошей девочкой, мы с тобой поделимся.

- Спасибо, - девушка мило покраснела. - Я потом...

- Еще чего! - вступила в разговор Дороти. Теперь она изображала строгую мамашу. - Тут на троих хватит! Майкл, будь джентльменом, пригласи девушку с нами в кафе.

- Если только кофе... - несколько опешив от неожиданного приказа, пробормотал я. - Разрешите представиться - Майкл.

- Изабель.

- Очень приятно. Приглашаю вас пойти с нами.

Девушка только открыла ротик для нового возражения, но тут с категорической речью выступила Тереза:

- Мальчики и девочки, шагом марш в кафе! Не хочу остаться без сливок, как в прошлый раз! Вперед!

После этого напутствия обе медсестры, развернувшись, так быстро и решительно пошли куда-то вглубь больницы, что мы с Изабель на пару шагов от них отстали.

- Как вам тут работается? - поинтересовался я.

- Трудно. Много работы, но я не жалуюсь.

- Вижу. Вам, похоже, сегодня досталось.

- Сутки на ногах. Это очень трудно. Теперь, слава святой деве Марии, все закончилось. Поеду домой спать.

В кафе оказалось не так много народу, как я думал. Две подруги, с ходу заняв столик у стены, погнали меня и Изабель за кофе, а сами занялись сервировкой. Когда мы вернулись, стол был накрыт, а две подружки перемывали косточки какой-то Саре. Потом я пил кофе, а три работника больницы с большим аппетитом ели бургеры. Меня несколько удивила Изабель. Она старалась есть аккуратно, но у нее это плохо получалось, потому что была просто зверски голодна. Это, наконец, заметили подруги, которые до этого были увлечены очередным спором, теперь уже по поводу какого-то больного.

- Изабель, ты опять сегодня ничего не ела? - взялась за нее Тереза. - Дор, ты смотри на эту негодную девчонку! Она хочет получить язву!

- Девочка, прекрати себя морить голодом! Ты ссохнешься, станешь, как щепка и перестанешь интересовать мальчиков! Вот ты мне скажи, только честно, сколько раз за смену тебя пытались ущипнуть за твою упругую попку наши мужчины?

Бедная девушка смутилась настолько, что даже есть перестала.

- Ешь, не обращай на нас внимания, - смягчилась Тереза. - Эту пачку печенья с собой заберешь своим обормотам. Ну и родители тебе достались. Боже упаси! Дам я тебе добрый совет: убеги от них и как можно дальше!

- В точку, подруга! Найди себе парня и живи отдельно! Тебе семнадцать лет, а ты даже на свидание ни разу не бегала! Брось все и живи, как тебе нравиться!

- Большое всем спасибо. Я, наверно, пойду, - робко сказала девушка, пряча глаза.

- Иди уж, - вздохнула Тереза. - Все равно наши слова, как обычно, мимо ушей пропустила.

- Майкл, будь джентльменом, проводи девушку домой! - не замедлила скомандовать Доротея.

- Я хотел это предложить, но как-то не удавалось слово вставить в ваш разговор.

- Что это было, подруга? Нас с тобой болтуньями обозвали? - весело поинтересовалась Тереза у толстушки, но та, к моему удивлению, не поддержала разговор, а вместо этого быстро пробормотала:

- Все. Все. Бегите, молодежь.

Уже вставая из-за стола, я понял, почему так быстро свернулся разговор.

- Тереза, задраить люки и приготовить пушки к бою. На горизонте - доктор Белл.

Мы с девушкой вышли в фойе.

- Большое вам спасибо, Майкл. Мне еще надо переодеться. Вы идите.

- Буду ждать вас у выхода, - сказал я и, не дожидаясь ответа, пошел сквозь всю эту больничную толпу.

Спустя двадцать минут она вышла с пакетом в руке. Если в больнице она была одета в серый бесформенный халат, то сейчас на ней было приталенное платье, которое выгодно оттеняло аппетитные выпуклости ее стройной фигурки. Мой взгляд невольно отразил мои нескромные мысли, потому что ее щечки вспыхнули красным цветом. Подойдя, взял пакет у нее из руки. Килограмма два-два с половиной.

- Довольно тяжелый.

- Это... для моей семьи.

Она не стала уточнять, а я не стал спрашивать. Мне и так было ясно, что здесь то, что остается на кухне после больных. Мы шли пешком, потому что, семейство Родригес жило в том же районе, что и Джим, но только двумя кварталами дальше, там, где жили латиноамериканцы. К середине пути мне кое-как удалось развеселить девушку, и я увидел, как с ее лица, наконец, сползла печальная маска. За время разговора мы как-то незаметно перешли на "ты". Неожиданно она остановилась.

- Все, Майкл. Спасибо. Дальше я сама пойду.

- Как скажешь, девочка. Пока.

Но она не ответила, глядя испуганными глазами мне за спину.

- Карлос, зри чудо! У нашей монашки приятель появился!

Я повернулся. В трех метрах от меня стояли два крепких парня. Мексиканцы или латиноамериканцы. Лет по восемнадцать или чуть старше. Судя по их ухмылкам, было, похоже, они нашли себе объект для развлечения. Меня.

- Он мне просто помог донести пакет! - попыталась выгородить меня Изабель, став рядом со мной.

- Ага! Пай-мальчик! Берегись, монашка, такой сначала пакет донесет, а потом юбку задерет и раком поставит.

Его приятель громко засмеялся. Слегка повернул голову к девушке, я сказал: - Уходи. Быстро.

Она посмотрела на меня с явным удивлением и что-то хотела сказать, но я повторил: - Быстро.

Двое парней медленно подошли ко мне и, к своему удивлению, не обнаружили на моем лице страха. Мальчишка смотрел на них уверенно и нагло, а такое нельзя спускать. Один из них резко шагнул вперед, сокращая дистанцию, и только взмахнул кулаком, как я провел серию из трех ударов. Удар в солнечное сплетение, после чего противник сгибается и наклоняется вперед, подставляя подбородок под второй удар - локтем той же руки, от которого его голова откидывается назад, открывая горло для завершающего удара - ребром ладони из верхней точки дуги, описанной рукой. Из горла молодого бандита вырвался хрип.

Торопливо идущая девушка, услышав страшный звук, не выдержала, оглянулась и замерла, не веря своим глазам. Один из банды "Крестов" уже валялся на земле, а затем последовало резкое и молниеносное движение руки Майкла, и второй бандит свалился на землю, словно был тряпичной куклой. Секунд десять она не могла отвести глаз от корчащихся на тротуаре тел, а когда поняла, что случилось, Майкл, не оборачиваясь, уже быстро шел по улице, удаляясь от нее.

"Святая дева Мария, спаси и пощади Майкла! Теперь вся банда "Крестов" будет его искать, чтобы искалечить!".

Она хотела броситься за ним, но он так быстро и решительно шагал, что девушка в этот миг подумала, такому сильному парню, как он, вряд ли нужна чья-то помощь. Даже за время короткого знакомства, она на уровне подсознания поняла, что внутри этого мальчика находится взрослый мужчина. То, о чем он говорил, резко отличалось от разговоров ее сверстников, и вот прямо сейчас, все это было только что подтверждено быстрой и решительной расправой над двумя бандитами.

Мне было понятно, что повезло наткнуться на членов молодежной банды, и в другое время я постарался бы избежать конфликта, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, но только не сейчас. То, что не люблю спускать с рук подобное наглое поведение, наверно говорить не стоит. Но дело не в этом. Просто в течение двух-трех дней меня уже не будет в этом районе, а так как город большой, то мои пути вряд ли когда-нибудь снова пересекутся с мексиканцами. Вот только у девочки могут образоваться проблемы, но так как я местных братков даже не покалечил, а просто сделал очень больно, поэтому претензий к ней не должно быть. Просто разборки парней между собой. Мысль о Изабель появилась и исчезла.

ГЛАВА 6

Наступили сумерки. Я прекрасно помнил слова Джима о своем соседе: "мне тут Фил, сосед с третьего этажа, рассказал...", как и слова толстой медсестры, что ее квартира дверь в дверь с этим типом. Теперь мне надо только узнать одно: дома этот урод или нет, а тогда будем действовать исходя из обстоятельств.

Подойдя к квартире, достал отмычки. Три минуты и простенький, стандартный замок открылся. Стоило мне только открыть дверь, как в нос ударила вонь помойки. Брезгливо поморщившись, вошел, закрыл за собой дверь, после чего приступил к осмотру квартиры. Грязная посуда с остатками еды, стаи тараканов, пустые бутылки и как завершение экспозиции - грязное и вонючее белье на кровати, сбитое в большой серый ком. Мне пришлось ждать на этой помойке два с лишним часа, пока не появился хозяин квартиры в пьяном виде, что намного упростило мою задачу. То, что мне никогда практически не доводилось заниматься подобными делами, ничего не меняло. Будучи универсальным орудием своего государства, в любой момент, я мог получить подобный приказ и без малейшего сомнения в душе выполнить его, так как это было бы сделано во благо родного социалистического государства. Правда, в последнее время у меня появились мысли о том, что мои учителя и наставники несколько перестарались, и вместо боевого пса, стоявшего на страже хозяина, вырастили хищника, который только уже по инерции выполнял команды дрессировщика.

Убивать Филиппа Макри я изначально не собирался, а только преподать ему урок на всю свою оставшуюся жизнь. После того как я закончил и ушел, хозяин квартиры остался, привязанный обеими руками к спинке массивной металлической кровати. Дикая боль шла от раздробленных коленей, разрывая его мозг на части, несмотря на принятую им убийственную дозу алкоголя. Попытки кричать Филу ничего не дали - мешал забитый в рот кляп. Жестоко? Хладнокровно? Поломал дарованную Богом человеческую жизнь? Возможно. Я знаю только одно - совесть за то, что сделал, мучить меня не будет.

Осторожно выглянул, но никого не увидев, быстро зашагал по коридору, оставив чуть приоткрытую дверь. Время было уже позднее, и весь рабочий люд уже видел второй сон, наверно поэтому, ни на лестнице, ни возле дома я не встретил никого из жильцов. Некоторое время покружил по ближайшим улицам, затем убедившись, что слежки за мной нет, сел в автобус и доехал до отеля, где заночевал, при этом постарался предпринять все возможные меры предосторожности. Конечно, я понимал, что в данном случае, это чистой воды паранойя, но просто так отбросить привычки, благодаря которым выживал много лет, было не так просто.

Утром, приведя себя в порядок, позвонил Максу из уличного телефона-автомата и сказал, что мне нужен еще один день для устройства личных дел, после чего отправился по адресам сдаваемых квартир. Список был составлен из объявлений, данных в нескольких газетах. Я уже настроился потерять полдня как минимум на поиски квартиры, но мне повезло с самого начала. Квартира, которую предложили, находилась на третьем этаже, и подходила мне, как нельзя лучше. Дело в том, что дом, в котором сдавались квартиры, находился в частичном ремонте и, судя по некоторым деталям, длился он уже довольно долго. Мне было на это наплевать, а вот строительные леса, находящиеся со стороны наемной квартиры, являлись отличным путем отхода. К тому же, соседей, из-за того же ремонта, было относительно немного. Консьержку, которая показывала мне квартиру, я предупредил сразу, что как только опишу ее отцу, он сразу приедет и заключит договор. На вопрос, почему сам не приехал, ответил, что у того, как раз сегодня, разболелась нога. Уехал я не сразу, так как надо было осмотреть местные окрестности на предмет путей отхода. Взяв такси, я свозил Джима на квартиру, где тот заключил с агентом, который к тому времени приехал, договор на три месяца аренды. Вернувшись, мы пообедали, после чего Джим лег отдохнуть, а я потихоньку начал паковать его вещи, но долго поработать мне не дали. В дверь забарабанили. Выхватив свой карманный кольт, я осторожно подошел к двери. Стал сбоку и прислушался.

- Майкл, открывай дверь или я ее сломаю!! Ты просто не знаешь как я на тебя зла! - кричала Доротея, стуча в дверь кулаками. - Но сейчас узнаешь! Открывай!!

Спрятал пистолет и открыл дверь. Толстая негритянка влетела в квартиру, схватила меня за отвороты рубашки и принялась трясти. Ничего не предпринимая, я просто дергался всем телом вслед ее толчкам.

- Ты подлец! Не знаю, кем ты вырастишь, если ты уже сейчас законченный негодяй! Ты...!

Договорить ей не дал, появившийся в проеме двери, ведущей в комнату, Джим.

- Дороти! Ты совсем с ума сошла! Оставь мальчика в покое!

- Нет! Я сначала вытрясу душу из этого мелкого негодяя! Всю вытрясу! Уф!

Когда стало понятно, что Дороти выдохлась, как физически, так и морально, я подал голос: - А что, собственно, случилось?

- Ты что сделал с Изабель?!

- Я?! С Изабель?! О чем вы говорите?!

Мое удивление не было наигранным, и она это видела. Она отпустила воротник моей рубашки, отступила на шаг и спросила: - А почему девочка прибежала ко мне и ревет в три ручья?

- Эй! Она вам так и сказала, что это я во все виноват?

- Нет! Она ничего не говорит! Но ведь она с тобой ушла?!

- Ушла. Я ее проводил, но к нам пристали два хулигана. Сказал, чтобы уходила, после чего набил им морды, а сам пошел по своим делам. Это все.

- Погоди! Все так и было, как ты сказал?!

- Да. Если вы спросите Изабель, то она вам подтвердит мои слова.

Какое-то время Доротея растерянно посмотрела на меня, потом перевела взгляд на Джима, который только пожал плечами в ответ на ее взгляд.

- Хм. Может я действительно погорячилась, но девочка пришла ко мне с распухшей щекой и заплаканными глазами. При этом молчит, как рыба. Ну, что я еще могла подумать?!

Я никого не хотел впускать в свою жизнь, пока не освоюсь в этом времени, но, к сожалению, это оказалось невозможно. Джим. Как его бросишь? Теперь Изабель. Как ей помочь? Пару минут думал, потом спросил Джима: - Когда заканчивается аренда твоей квартиры?

- Она оплачена до конца месяца.

- Значит,... еще полторы недели. Так? - он кивнул головой, и я продолжил. - Пусть Изабель переедет сюда на несколько дней. Может у нее дома проблемы?

Спросил я на всякий случай, хотя сам так не думал, так как первым пунктом в моем списке ее обидчиков стояли те два подонка.

- Не знаю! Я же говорю: она молчит. Вот иди и сам ее спроси!

- Хорошо, сам с ней поговорю. Джим, я приду, и мы продолжим собирать вещи. Идемте, Доротея.

Изабель при виде меня снова ударилась в слезы. Доротея кинулась к ней утешить, но я сказал: - Потом слезы утирать будешь! Сначала мне нужно знать, кто так грубо прикоснулся к хорошенькому личику. Изабель, это были те двое подонков?

- Они... Они из банды "Крестов".

Сидящая рядом с ней Дороти испуганно охнула.

- Извини меня, девочка. Я не знал, что так обернется.

- Не надо слов, Майкл. Настоящий мужчина знает, что делает.

Ее слова отозвались чем-то в моей душе, а еще эти влажные, большие, черные глаза, наполненные печалью, которые сейчас смотрели на меня, как тогда, из той жизни. Я далеко не праведник, неоднократно нарушал основные христианские заповеди и считал себя законченным циником и параноиком, поэтому никак не ожидал, что старые воспоминания отзовутся в моей душе грустно-хрустальным звоном. Может быть потому, что сейчас и здесь шла речь не об политических или экономических интересах государства, а о судьбе одной молоденькой девушки.

- Иза, они тебе угрожали? - не утерпела с вопросом толстуха.

- Толстый Рамирес сказал, что мне придется плохо, если я не скажу, где ты живешь, Майкл.

- Толстый Рамирес у них главарь, - сразу пояснила толстуха. Судя по всему, она вообще не умела молчать. - Та еще сволочь! Собрал два десятка уродов, и теперь они ходят и вышибают деньги у мелких лавочников и владельцев маленьких магазинчиков. Все они сволочи и трусы! У этих засранцев храбрости хватает только на то, чтобы беззащитных девушек обижать!

"Эх! Надо было их основательно поломать, - с легким сожалением подумал я, после чего достал из кармана деньги, отсчитал пятьдесят долларов и положил на стол: - Изабель, несколько дней ты поживешь в квартире Джима, никуда не выходя. Доротея купит тебе продуктов. За это время я решу твою проблему. Обещаю!

- Знаешь, Майкл, - глядя на меня во все глаза, с немалым удивлением в голосе, сказала толстая медсестра, - ты как-то здорово изменился. Был симпатичным мальчиком, а потом раз! - и неожиданно стал мужчиной! Эх! Был бы ты лет на десять старше, парень! Обязательно тебя на кровать уложила. Ха! Иза, ты чего сидишь и хлопаешь глазами! Лучше покрути перед ним своей упругой попкой и сделай ему глазки. Смотри, дурой будешь, если упустишь такого парня!

Я невольно усмехнулся словам неугомонной толстухи, которая без всякого перехода занялась сводничеством, окончательно смутив девушку. Лицо Изабель сейчас не просто покраснело, оно пылало багровым цветом.

- Мы все решили! - сказал я, вставая со стула. - Теперь мне надо идти.

Мы окончательно упаковали вещи с Джимом, после чего он занялся готовкой, и это надо было признать, у него здорово получалось, а я начал составлять план на завтрашний день. Первую половину дня я был намерен посвятить переезду, а во вторую - встретиться с Максом, а затем, если останется время, пострелять в тире. Только я успел свести в таблицу намеченные назавтра дела, как в нашу дверь снова постучали. Конечно, это была не та барабанная дробь, которую недавно выбивала кулаками на нашей двери негритянка, но при этом стук был изрядный. Полиция? Мафия? Осторожно подойдя, встал сбоку от двери, сунул руку в карман, нащупал пистолет и только после этого спросил: - Кто?

- Майкл, это я! Открывай!

Голос толстой чернокожей медсестры спутать было ни с чем нельзя. Но мало ли что? Не выпуская из пальцев рукоять пистолета, щелкнул замком. Не успел открыть дверь, как Доротея проскочив мимо меня, быстрым шагом направилась на кухню, и только тут заметил, что она пришла не одна, а с бутылкой виски. Закрывая дверь, я услышал ее ликующий крик: - Есть бог на свете!! Джим, Фил Макри, эта бешеная собака, считай сдох! Вот ты мне только скажи, Джим, почему эту тварь не добили?! Я бы с большой радостью сплясала на его могиле! Эту тварь...!

Подойдя, я остановился в проеме двери, ведущей на кухню.

- Не кричи, а толком объясни, что произошло, - недовольно проворчал Джим, который очень не любил, когда ему мешали готовить еду.

- Это просто праздник какой-то! Джим, я тут выпивку принесла! Мы должны с тобой выпить! Этот гад паршивый, тебе и мне чуть жизнь не сломал! За это вовек его не прощу!

По возбужденному виду и блестевшим глазам стало ясно, что Доротея уже под градусом. Когда она начала рассказывать, что случилось с Филом Макри, я решил, что мне это неинтересно, поэтому сказал: - Пойду, пройдусь.

- Через час все будет готово. Не опаздывай, - предупредил меня Джим, затем повернулся к Дороти, которая поставив бутылку на стол, доставала из шкафчика стаканчики. - Продолжай, толстуха.

Мои поиски еще продолжались, но уже с не такой интенсивностью, как раньше. В этом деле я был специалистом, так как еще в спецшколе прослушал полный курс по этому предмету, и не говоря уже о многочисленной практике, закрепившей теорию в полудюжине стран. Так как прошло три недели без особых результатов, значит, как мафия, так и полиция отозвали своих людей с улиц, рассчитывая теперь только на осведомителей. Мои фотографии, некогда показанные многим людям, сейчас уже стерлись из их памяти, к тому же в этом районе народ, в основном, работящий, а остальные, если не алкаши и наркоманы, заняты своими проблемами и не рыскают специально по улицам в поисках мальчишки. Остается только одна реальная опасность: наткнуться на полицейский патруль. Вот они мое лицо, вывешенное на доске, видят у себя в участке если не каждый день, то через день точно им напоминают, когда ставят задачи перед патрульными полицейскими. Выйдя на улицу, прошел, проверяясь, квартал, пока не увидел телефон-автомат и, понадеявшись на удачу, позвонил Максу. К моему удивлению, тот оказался на месте.

- Что-то случилось? - сразу спросил он, только услышав мой голос.

- Ничего. Завтра приеду, как договаривались. Просто вопрос у меня к тебе есть: тебе не нужна секретарша?

- Озадачил. Хм. Конечно, нужна. Мне клиенты звонят в течение дня, а значит, кому-то нужно отвечать им по телефону. Вот только с деньгами у меня сейчас неважно.

- Сколько ты ей платил?

- Пятнадцать долларов в неделю.

- То есть, если я завтра приеду с девушкой и привезу сто двадцать долларов, ты возьмешь ее на два месяца?

- Так не пойдет. Сначала я с ней поговорю, а там видно будет. А кто она?

- Обо всем поговорим завтра. Пока.

Я пошел обратно к Джиму, но перед этим зашел к Изабель. Открыв дверь, она пригласила меня войти.

- Я на пару минут. Скажи: ты сможешь работать с документами и отвечать на звонки посетителей?

Она сначала замерла, не веря своим ушам, а потом прямо просияла: - Да! Да! Я окончила трехмесячные курсы делопроизводителей! Умею хорошо печать на машинке! Неужели ты мне работу нашел?!

- Позвонил одному человеку. Ему нужна секретарша, но он возьмет тебя на работу только после собеседования.

- Он хороший человек? - вдруг насторожилась девушка.

- Приставать не будет. Я завтра за тобой зайду. Пока.

На ужин я слегка запоздал, но этого никто не заметил, потому что, сладкая парочка, прикончив три четверти бутылки, сейчас оживленно сплетничала о соседях. Впрочем, если говорить правду, говорила только толстушка-медсестра, а роль Джима заключалась в поддакивании и разливании виски по стаканчикам. К счастью, алкоголь не повлиял на кулинарные таланты бывшего повара. Жареная картошка с лучком и тушеным мясом в густой подливе была достойна самой высшей похвалы.


Утром, загрузив фургончик пожитками Джима и взяв с собой Изабель, мы поехали на новое место жительство. Разгрузившись, я оставил Джима разбираться с вещами, а сам отправился с девушкой к детективу. Пока они беседовали в его кабинете, я сидел в маленькой приемной, и пытался представить на каком техническом уровне может находиться современная техника подслушивания. К сожалению, в той жизни, на эту тему я в исторические экскурсы не вдавался, поэтому не знал, человечество уже изобрело транзистор или еще нет. Неожиданно открылась дверь и из кабинета выбежала девушка с радостной улыбкой и сияющими глазами.

- Майкл, спасибо тебе большое. Ты даже не представляешь, что для меня сделал! Я так рада! Так рада!

- Знаешь, как говорили в одной стране: спасибо в карман не положишь. Так что жду от тебя горячего, прямо пламенного поцелуя. Давай! - и я смешно выпятил губы

Девушка зарделась, словно мак, оглянулась на Макса, который сейчас стоял в проеме двери, сделала робкий шажок ко мне, и клюнула меня губами в щеку. По-другому такой поцелуй назвать было нельзя.

- Нацеловались голубки, - произнес он насмешливо, - а теперь оба принялись за работу.

Закрыв дверь в свой кабинет на ключ, он положил его в карман, а второй отдал Изабель со словами: - Это от нашего бюро. Уходить будешь, закроешь. Мы пошли.

- Господин Ругер, а что мне сейчас делать?

- Обживайся, - буркнул детектив. - Если будут звонить, записывай, что тебе скажут. Со всем остальным потом будем разбираться.

Этот день у меня прошел весьма плодотворно. Мы с Максом уже во всех деталях обсудили мой план, после чего я поехал отстреливать купленное оружие в тир, а он - на фирму, которая сдавала в аренду специальное оборудование. Перед ним стояла задача: найти и взять в аренду спецкомплект для тайного прослушивания. Встретиться мы договорились уже на его конспиративной квартире. В тире я провел часа полтора, а затем какое-то время сидел у Стива и перебирал его арсенал. Когда я приехал к Ругеру, меня ждал не только он, но комплект прослушки. Как я и предполагал, он оказался довольно громоздким, но меня больше удивило другое: все оборудование было немецкого производства. Как оказалось, специалист, который демонстрировал его работу в офисе, сказал Максу, что это устройство подслушивания вместе с остальным шпионским оборудованием было захвачено в одном из немецких посольств в Латинской Америке. Наверно, предположил Макс, он хотел этим подчеркнуть, что это не какая-нибудь дешевая поделка, а непревзойденное немецкое качество. Несмотря на то, что я был готов к большим размерам аппаратуры, ее габариты резали глаз. Чувствительный микрофон, который должен был быть самым незаметным элементом из всего оборудования, по своим размерам был чуть меньше серебряных карманных часов - луковицы, которые я видел у своего деда. Мне понадобилось совсем немного времени, чтобы разобраться в работе этой техники и все это время за мной, с напряженным вниманием, следил Макс. Отложив инструкцию по эксплуатации, я поднял голову и встретился с напряженным взглядом Макса.

- Ты чего так уставился?

- Он еще спрашивает?! Дьявол! Кто ты такой, Майкл? Откуда ты знаешь, как это все работает?

- Ты же принес инструкцию, а я при тебе ее прочитал.

- Прочитал, это сильно сказано. Ты ее пробежал глазами. И все. Потом проверил оборудование. Причем не наобум, а зная, что к чему! Ты ведь не мог со специальной техникой раньше работать! Или тебя еще с пеленок завербовала наша разведка?! Кто ты?!

- Мальчик, Макс. Которому скоро стукнет пятнадцать лет.

Тот с минуту смотрел на меня пристально и зло, потом недовольно буркнул:

- Черт с тобой! Не хочешь - не говори. Что теперь делаем?

- Мне нужен план второго этажа клуба "Фламинго" и хорошо бы поговорить с человеком, который там бывает и может рассказать, что там и как.

Тут губы детектива, неожиданно для меня, растянулись в довольной ухмылке: - Хорошо, когда люди думают в одинаковом направлении.

- Если я правильно все понял, то у тебя все это есть.

- Есть. И детальный план, и нужный человек, - он встал с кресла. - Погоди. Сейчас принесу.

Полчаса я уточнял у Макса детали, водя пальцем по плану, потом подвел итог:

- Нас могут интересовать только две комнаты. Кабинет управляющего и комната отдыха для дорогих гостей. В какой из них могут вести приватные беседы бандиты?

- Чего не знаю, того не знаю, - пожал широкими плечами Макс, - но кое что можно уточнить у моего осведомителя, Мака Дезире. Он работает официантом в ресторане клуба, поэтому иногда носит напитки и закуски наверх. Только, сразу говорю, он немного знает, хотя... возможно, сможет что-нибудь подсказать. Давай сделаем так: я поговорю с ним, а потом мы снова вернемся к нашему разговору. Майкл, у меня еще кое-что есть. Когда я забирал на фирме секретную технику, мне предложили человека, который может помочь нам с ее установкой. Может воспользоваться его услугами?

- Ни в коем случае! Все сделаем сами.

- Хорошо, - он посмотрел на часы. - Тогда я поехал в офис, а то через полтора часа клиент должен подъехать.

Выйдя на улицу, я незаметно осмотрелся, потом направился к остановке автобуса, который шел в район, где был расположен клуб Микки Коэна. Дневная жара спала и улицы были заполнены любителями развлечений. Бары, рестораны, клубы, стриптиз-шоу - любой каприз за твои деньги!

Название клуба "Фламинго" с двух сторон было обрамлено двумя стилистическими изображениями этих птиц и светилось бледно-розовым цветом, в окружении ярких разноцветных звездочек. В наступивших сумерках светящаяся надпись невольно привлекала взгляд даже среди яркой рекламы других заведений. У центрального входа, охраняемого двумя вышибалами, оживленно и шумно толкался народ. Быстро прошелся по противоположной стороне улице, стараясь не привлекать особого внимания, несмотря на сумерки и массу народа на тротуарах. Всегда есть шанс, что тебя узнают, пусть он и мизерный. Дойдя до перекрестка, перешел на другую сторону улицы, потом свернул в ближайший проулок и так шел, пока не подобрался к задней стороне "Фламинго". С тыльной стороны клуб подпирал магазин поддержанных автомобилей. На огороженной стоянке перед магазином стояло два десятка автомобилей различных марок. Над самой площадкой в различных направлениях висели разноцветные флажки, частично подсвеченные лампочками. Сам магазин имел плоскую крышу, на которую можно было легко забраться с забора. Рабочий день уже давно закончился, и за большим стеклом-витриной магазина было темно. Подойдя к стыку забора и магазина, я сначала подтянулся, потом встал на заборе, держась рукой за крышу, и замер, вслушиваясь. Ничего подозрительного, только шум большого города. Еще раз подтянулся, и вот я уже стою на крыше магазина. Подойдя к краю, оценил расстояние между двумя зданиями в семь-восемь метров, хотя мог ошибаться из-за сгустившейся темноты. Между ними торчал телефонный столб с десятком телефонных проводов, идущих в разные стороны.

"То, что надо. Поставил на крыше аппаратуру, потом кинул провода на столб и веди их куда хочешь. Так, что у нас дальше. Клуб выше этой крыши... метра на четыре. Значит, нужна лестница... метров на десять. Не меньше. Впрочем, можно сначала забраться на крышу магазина, а потом... - додумать мне не дали, донесшиеся до меня невнятные звуки. С минуту настороженно вслушивался, потом присел на корточки и замер. - Идет человек. Двое. Нет, трое. Неужели... грабители? Сюда идут. А зачем? Автосалон грабить?".

Судя по трудному дыханию и тяжелому шагу, чувствовалось, что они идут хорошо нагруженные, хотя при этом старались ступать очень осторожно. Ловко и осторожно спустился на землю, прижался к забору, и сразу цепко огляделся по сторонам, насколько это позволяла темнота. Заметить меня нельзя было, если только не подойти вплотную. Спустя пятнадцать минут мне стало понятно, что эти люди пришли сюда с той же целью, что и я. Мне не нужно было подбираться к ним ближе, вполне хватило тихих реплик и звуков, а все остальное дополнил мозг, анализируя их работу. Втроем они поставили лестницу, затем один из них залез на крышу и уже с нее, что-то втащил наверх.

"Что? Что именно?! Оружие? Взрывчатку? - я решил рискнуть. Оторвавшись от забора, осторожно, контролируя каждый свой шаг, пошел в их сторону. То, что я увидел на фоне ночного неба, заставило меня, мысленно, грязно выругаться. У человека, который сейчас поднимался по лестнице, на спине была катушка с телефонным проводом. Они сейчас делали то, что собирался сделать я.

"Опередили, значит. Только кто? Конкуренты Коэна? Нет. Для бандитов это слишком сложно. Тогда, полиция или ФБР. Скорее всего, второе. Те, более продвинуты в подобной технике. Интересно, будут они провода тянуть или оставят пост на крыше? Хотя, если у них есть записывающее устройство, то могут просто могут, время от времени, наведываться и снимать данные. Естественно, по ночам. Но, думаю,... все-таки нет. Слишком муторно. М-да... Как всегда куча вопросов и не одного ответа. Пойдем от фактов. Оборудование. Сейчас они его установят, а затем будут налаживать. Кстати. У них там есть пробитое отверстие или они его еще будут сверлить? По-любому, это не быстрый вопрос, а, значит, могу съездить домой и поужинать".

Как наметил, так и сделал. Поужинал, сменил рубашку, после чего сказал Джиму, что мне надо помочь человеку, подменив ему на дежурстве. Похвастался, что за это мне обещали заплатить целых десять долларов. Получив бутерброды в промасленной бумаге и почти отеческое напутствие, я отбыл на "ночное дежурство". Вместе с едой положил в сумку мешочек - кастет и вальтер с глушителем. На всякий случай. В половине двенадцатого ночи я заступил на дежурство и убедился в том, что мыслил в правильном направлении. Техники тянули временную линию в магазин подержанных автомобилей.

"Все логично, вот только я остался с носом. Тут еще один вопрос нарисовался. Чего они прямо сейчас засуетились? У Коэна наклевывается какая-то крупная сделка? Или просто так все совпало? Как бы то ни было, но мой хитрый план, похоже, накрывается медным тазом. Раз так, надо думать, - и я стал прикидывать возможные варианты, пока не остановился на возможном ответе на свой главный вопрос. - Судя по тому, что они сейчас делают, на крыше не будет постоянного поста, а значит, можно будет залезть с наушниками и слушать Коэна, параллельно с ФБР. Вот только, как это сделать? Лестница отпадает. Не таскать же ее туда и обратно... Да-а-а... Это проблема. Пока остается только выжидать".

У техников ушло полночи, чтобы все сделать и завести провода к зданию автомагазина, а оставшееся время они потратили, чтобы их замаскировать, после чего забрав оборудование, убрались. Осторожно проследив за ними, я видел, как они садятся в неприметную машину, которая ждала на параллельной улице. Дождавшись пока они уедут, бросил взгляд на темное небо, которое вот-вот начнет светлеть, и пошел обратно. Быстро забрался на крышу магазина и увидел, то, что хотел. Лестницу.

"Все верно. Снизу практически не видна. Даже кто и залезет на крышу, никак не свяжет телефонные провода, клуб "Фламинго" и этот магазин. Молодцы. Хорошая работа".

Спустившись во двор магазина, нашел распределительный щиток - металлический ящик, висевший на стене, куда техники подвели провода. Снова перебравшись через забор, я пошел вдоль здания клуба в поисках нужного мне места. Просто кинуть провод с крыши и оставить его болтаться было нельзя. Его мог заметить любой человек и поинтересоваться, зачем тот висит.

"Правильно говорят люди: кто ищет в нужном направлении - всегда найдет, то, что ему нужно, - похвалил сам себя я, оглядывая металлический козырек над черным входом. Плафон, подвешенный над входом, освещал маленькую площадку, короткую лесенку и перила, их ограждающие. Отсюда выносили мусор и отходы, здесь курили и сплетничали работники ресторана. - Можно сделать отвод линии сюда, на козырек, да и забраться на него можно без проблем. Вот только здесь время от времени появляются люди. Это, как говорится, ненужный риск".

У меня оставалось только два варианта. Либо как-то подсоединиться к телефону ФБР или сделать отвод, сбросив аккуратно провод на металлический козырек. Спустя час стало совсем светло, а это значит, что мальчишка, который болтается рядом с клубом, очень приметная фигура. Мне нужно было уходить. Прошагал два квартала, сел на автобус и поехал домой отсыпаться. После обеда позвонил в бюро Макса и передал тому, через Изабель, что перезвоню около пяти часов вечера, если тот не будет занят. После чего снова поехал в сторону клуба. Решил при свете дня осмотреть при возможности электрощит, расположенный во дворе магазина. Мне было интересно узнать, есть ли у ФБР какая-либо договоренность с владельцем магазина для использования прослушки. Сам щиток висел на глухой стене магазина, которая выходила на забор. Если там, на площадке было оживленно, были слышны голоса продавцов и покупателей, то сюда специально вряд ли, кроме электрика, зайдет. Еще раз, осмотревшись по сторонам, и не заметив ничего подозрительного, залез на забор, находящийся в десятке метров от распределительного ящика. Никаких дополнительных отводов от щитка не появилось, да и лестница лежала на прежнем месте. Спрыгнув на землю, я пошел изучать место, где собирался сбросить провод.

"Днем его легко будет заметить, но только в том случае, если специально отслеживать. Но в любом случае это плохо, - потом стал оценивать обстановку. - За мусорными баками можно спрятаться. Хорошо бы понаблюдать здесь вечерок, вот только времени у меня нет".

Пройдя квартал, позвонил из телефона-автомата Максу. К моей радости, тот оказался на месте.

- Хочу забрать у тебя кое-что. Провод, инструменты и там по мелочи. Когда мы можем встретиться? Желательно, ближе к ночи.

- Думаю,... что к девяти часам освобожусь. Если меня не будет, тебе придется пождать.

- Договорились.

Вернувшись на квартиру, поел, после чего сказал Джиму, что сегодня опять иду на дежурство. Тот расстроился от того, что он, старый пень, сидит дома, а мальчишка работает. Пришлось успокоить. Сказал, что лишние деньги не бывают, да и работа несложная, к тому же через пару-тройку дней она закончиться. Поспал три часа, после чего отправился на очередное дежурство. Ждать Ругера мне пришлось около часа, но это не стало для меня проблемой, так как в моей прежней работе нередко приходилось ждать намного дольше и далеко не в таких условиях. При встрече с детективом я обрисовал ему обстановку, а так же рассказал о прокладке телефонного кабеля до магазина подержанных автомобилей.

- Ты хоть кого-нибудь из них толком разглядел? - вдруг неожиданно поинтересовался он.

- Нет.

- Ну и хорошо, то тут слухи прошли, что создали специальную полицейскую группу, которая займется главарями гангстеров и продажными копами. Хотя сколько в этих словах правды, даже не знаю.

- Интересные дела, - задумчиво протянул я. - Хм. Тут такое дело. Мне может понадобиться твоя помощь, ты как?

- Надо, значит, помогу.

Вот только энтузиазма в его голосе я не услышал. Впрочем, и так было видно, что он не сильно верит в мой план. Слишком тот был сложен для бывшего копа, который вершил закон с помощью кулаков, пистолета и сети осведомителей, да и до конца он так и не смог поверить в пятнадцатилетнего юнца. Да парень умный, неожиданно много знает из того, что ему не положено знать в его возрасте, но при этом он, что ни говори, подросток. Нет у него ни силы, ни большого жизненного опыта.

Добравшись до места, мы первым делом вышли на улицу, где прошлой ночью стоял незаметный автомобиль техников. Его на месте не оказалось, хотя по времени, они уже должны быть здесь.

"Уже одиннадцать часов. Когда они собираются приехать? Под утро, что ли? Что делать? - несколько минут прикидывал, что предпринять, а потом решил подождать еще полчаса. Время прошло, но так никто и не появился. Я не знал, что специальная полицейская группа, которая организовала прослушку, в этот вечер была занята - накрыла одну из крупных тайных букмекерских контор Микки Коэна.

"Рискну, - решил я, наконец, после чего задвинул в самый дальний угол сознания свою осторожность, и занялся тем, ради чего сюда приехал. Сначала спустил с крыши лестницу, которую мы с Максом приставили к зданию клуба, после чего забрался на крышу. Место, где полицейские установили микрофон, нашел легко. От него змеился провод, который шел в серый металлический ящик, спрятанный за одной из множества вытяжек, торчащих на крыше. Приподняв ящик, я увидел аппаратуру плюс подобие магнитофона, подключенного к микрофону. Мой план опять провалился. Магнитофон мог означать только то, что они сюда еще не раз вернутся, а это значит, что мой план провалился окончательно.

"Больше мне здесь делать нечего, - решил я, но в последний момент решил проверить, как работает микрофон, но только стоило мне подсоединить свои наушники, как сразу услышал чей-то мужской голос.

- Твои люди пересчитали деньги, которые я привез?

- Да. Все точно.

- Отлично, Микки. Теперь осталось добавить к ним те, что ты собрал и можешь лететь в Лас-Вегас. Как прилетишь, сразу позвони.

- Так и сделаю, Майер.

- Ты сказал, что отправишь деньги самолетом, так? Надеюсь, что с ними ничего не случится.

- Мне уже приходилось летать несколько раз с этим пилотом. Он - человек опытный и надежный. К тому же со мной мои парни, поэтому нет повода для волнения.

- Помни, что ты отвечаешь за эти деньги головой. Если мы не провернем эту сделку в течение недели, Руди Бергман соскользнет с нашего крючка. Ты представляешь, что будет тогда с тобой?! Да и мне не поздоровится!

- Все будет хорошо, Майер. Кстати, как решили назвать наш будущий отель-казино?

- Рано загадывать. И еще. На Бергмана, если тот вдруг заартачиться, не сильно дави, а то мне твои методы известны. Возьмешь и закопаешь где-нибудь в пустыне, - и человек тихо рассмеялся, потом смех резко оборвался и человек задал вопрос. - Когда ты вылетишь?

- В понедельник. С самого утра.

- Тогда, на этом все. Веди, угощай, гостя.

Послышались шаги, потом хлопнула дверь. Сняв наушники, я мысленно воскликнул: - Спасибо вам, госпожа Удача, что вы обо мне не забываете!".

Этот короткий разговор дал мне редкий шанс быстро добраться до намеченной мною цели. Отсоединив наушники, я осмотрел магнитофон. Тот был выключен и ничего не писал. Я облегченно выдохнул воздух, так как ни с кем не собирался делиться своей тайной. Забрав провод и наушники, спустился вниз, после чего мы затащили лестницу обратно, на крышу магазина подержанных автомобилей.

- Ну что? - спросил меня Макс, когда мы сели в его машину.

- Не получилось, - отстраненно ответил я, не зная, можно с ним поделиться тем, что узнал или нет.

- Не огорчайся, парень. В следующий раз получится, - в его голосе слышались снисходительные нотки.

- Зато я кое-что услышал. Гангстеры собираются перевозить крупную сумму денег.

- И ты, конечно, сразу решил их ограбить. Решил стать таким же, как и они, бандитом. Я прав?

- Мысль такая есть, - не стал я уклоняться от истины.

- Брось, Майкл. Не уподобляйся этим подонкам. Ты неплохой парень, вот им и оставайся.

- Спасибо за мою оценку. Скажи, у Микки Коэна есть самолет?

- Есть. Легкий самолет. Он его держит на частном аэродроме, который находится в двух километрах от городской черты, - детектив помолчал, а потом вдруг спросил. - Коэн сам повезет деньги?

- Да, - ответил я, бросив при этом косой взгляд на детектива. У того было лицо глубоко задумавшегося человека. Какое-то время мы ехали, молча, потом он сказал. - Приехали. Дальше ты уже автобусом.

- Спасибо.

Приехав домой, я двигался так осторожно, что Джим даже не проснулся. Уже лежа на кровати, подумал о странном поведении детектива. Почему он не ухватился за возможность отомстить бандитам? У меня даже тени сомнений не было в том, что он искренне их ненавидит, но он почему-то проявил интерес только к Коэну, правда, только в конце разговора. В чем тут дело? Если на это ответа у меня не было, зато появился реальный шанс выполнить то, что я себе наметил. Вся эта история началась с того момента, когда я случайно наткнулся в газете на статью о Лас-Вегасе, которая неожиданно стала толчком, подняв наверх мои некоторые завалившиеся куда-то вниз воспоминания. В 1949 году Лас-Вегас еще был только в начале пути развития игрового бизнеса. Еще немного времени и цена на земли там вырастут в геометрической прогрессии. Эту и другую информацию я взял из рекламной брошюрки одного из отелей, когда мне довелось некоторое время жить в Америке. Еще тогда я в шутку подумал, что не отказался бы иметь в личной собственности отель-казино в столь популярном для игроков городе. Сейчас у меня появилась возможность осуществить подобную мечту, но чем больше я думал о подобной операции, тем меньше у меня оставалось шансов ее осуществить. Самой главной проблемой было отсутствие сплоченной команды, с помощью которой можно было провернуть подобное дело, ну и конечно, оружие. Нет, я привык рассчитывать только на себя, но здесь складывалась такая ситуация, про которую можно однозначно сказать: один в поле - не воин. Да и не был я специалистом в организации подобных засад, хотя общие принципы знал, да и на своей шкуре пришлось испробовать, несколько раз уходя из капканов, устроенных мне нехорошими людьми. Конечно, эту информацию можно продать старому китайцу, но тогда можно навсегда распрощаться с мыслью стать владельцем отеля-казино. Пустого риска я всегда избегал, но риск, который сможет оправдать себя, как в этом случае, невольно будоражил мне душу.

"Мечтать вредно, особенно в этом случае, когда у тебя нет ни надежной команды, ни нужного для операции оружия. Единственный вариант по которому я хоть что-то смогу получить - это слить информацию Ли Вонгу. В этом случае я выполню свою часть договора, отдав китайцам их главного конкурента и получив за это малую толику денег.

Возможность убить Коэна и заполучить большие деньги он вряд ли упустит. Хотя пойдет ли старый лис на прямую конфронтацию? Уж больно китайцы большие любители жар чужими руками загребать. Хм. Тогда,... можно попробовать по-другому. Пусть найдет мне пару наемников и снабдит оружием... А что! Мысль очень даже неплоха, вот только как бы эти парни не решили от меня потом избавиться. А скорее всего, так и будет. Плохо, очень плохо, когда не можешь все контролировать".

ГЛАВА 7

Утром я встал рано. Так со мной бывало всегда, когда мне предстояло какое-то сложное дело. Тогда времени на сон трачу мало, но весь день хожу бодрый, зато после завершенного дела могу спать, хоть двенадцать часов. Вот и сейчас, проснулся полностью отдохнувшим. После плотного и вкусного завтрака, я сидел с Джимом на кухне и пил кофе. Тот мне рассказывал о ценах и продуктах, но я слушал в половину уха, обдумывая начавший формироваться в моей голове план.

- Майкл, ты, что меня совсем не слушаешь? - в голосе старика чувствовалась обида.

- Нет! Просто я тут начал считать расходы и решил, что мне надо вам больше денег оставить на хозяйство, - выкрутился я.

- Ты и так много даешь. Нам...

- У меня молодой растущий организм, мне надо хорошо питаться, - когда Джим посмотрел на меня с некоторым удивлением, я сразу решил пояснить сказанное. - Эту фразу я в одном журнале прочитал.

- Согласен. Вот это они правильно написали, - согласился со мной бывший ночной сторож, который в газетах, кроме спортивных колонок ничего не читал.

Я достал из кармана сорок долларов и положил их на стол, потом встал и сказал: - Все было очень вкусно, Джим. Спасибо.

Тот расплылся в довольной улыбке: - Тебя когда ждать? Я хочу на рынок сходить, а потом на обед отбивные сделать. С картофельным пюре. Знаешь, когда мясо с пылу с жару, то имеет свой сочный вкус, а разогретое - уже не то. Поверь мне на слово.

- Верю. Постараюсь успеть к обеду, но обещать не буду.

Выйдя на улицу, я пошел к автобусной остановке, но не прямо, как все люди ходят, а только понятными мне зигзагами, отслеживая возможное наружное наблюдение за собой. Когда я добрался до ломбарда Стива, то сразу увидел его, открывающего магазин.

- Привет, Стив.

Он обернулся: - А! Это ты! Привет! Пришел купить или, наоборот, продать? Ладно. Сам скажешь! Кофе будешь? А есть?

- Нет, Спасибо, я для начала хочу с тобой поговорить.

- Ну, говори.

- Не здесь, лучше в магазине поговорим.

Тот, к моему удивлению, загадочно улыбнулся, а затем выдал совершенно неожиданную для меня фразу: - Макс, так и сказал: жди, обязательно придет.

- Когда сказал? - удивленно спросил я хозяина ломбарда.

- Утром! Когда еще?! Он позвонил мне утром домой. При этом еще сказал, чтобы ты его дождался.

- Макса?

- А кого еще?! Конечно, нашего славного детектива Макса. У него, похоже, к тебе разговор есть. Только вот одного не пойму, чего вы сразу не договорились о встрече? Вы же вроде, как вместе. Или я что-то не так понимаю?

- Я вот тоже пока ничего не понимаю, - недовольно буркнул я, пытаясь понять, что же изменилось за ночь у Макса.

Спустя два часа появился Макс. К этому времени я уже основательно успел поработать с немецким пулеметом и решить, что эта машинка вполне подойдет для операции.

- Всем привет! Что Стив, я угадал?! - не успел его приятель ответить, как детектив обратился ко мне. - Надеюсь, ты не собираешься втягивать в свое дело Стива, парень? - начал разговор Макс.

- Пока серьезно над этим не думал, а значит, не предлагал, - начал я выкручиваться, хотя вначале собирался поговорить с хозяином ломбарда на эту тему.

- Я с тобой поеду, - он сказал, словно припечатал. - К тому же те места мне неплохо знакомы. Когда-то на этом аэродроме мы брали Багси Сигела.

Он помолчал, потом повернулся к хозяину ломбарда: - Чего уши греешь?! Иди, работай!

- Погоди, Макс! Может я...

- Иди, давай! - уже зло рявкнул детектив.

Когда за обиженным Стивом закрылась дверь, Макс сразу определил рамки нашего сотрудничества: - Стрелять не буду. Поведу машину. Ты я вижу, уже определился с оружием.

- Да. Пулемет, - ответил я, а сам подумал: - Погоди! Не буду стрелять. И как мне это понимать?

- Как хочешь, - сказал, как отрезал.

Я, было, открыл рот, чтобы уточнить, что за такое интересное условие он мне поставил, но наткнувшись на злой и напряженный взгляд, решил, что это, скорее всего, связано с прошлой жизнью, и промолчал.

"Смертник хренов!".

Детектив подошел к пулемету, стоявшему у стола, потом посмотрел на меня и сказал: - Ты полон сюрпризов, парень. Значит, все же решил пощипать бандитов?

Ситуация складывалась более чем непонятная, особенно при таком дурацком раскладе.

- Я-то решил, а вот ты почему...

- Если не хочешь, чтобы я врал или отмалчивался, не задавай ненужных вопросов. Договорились? - я, молча, кивнул головой, соглашаясь. - Теперь поговорим о деле. Наиболее подходящее место для засады, это участок дороги, ведущий от трассы до аэропорта. Только там, насколько я помню, было голое поле.

- Это будем решать на месте. Мне надо сначала определиться с людьми. Нужен, как минимум, один человек.

- Ничем не помогу. За себя я уже решил, а других подставлять под пули не буду.

- Хорошо, тогда я сам найду одного или двух человек.

Детектив криво усмехнулся: - Пойдешь к китайцам?

- У тебя есть другое предложение? - поинтересовался я.

Макс покачал головой, потом сказал: - Поедем смотреть место завтра с утра, так как сегодня у меня встреча с клиентом. Где тебя подобрать?

Мы договорились о месте встречи, я попрощался со Стивом и ушел. Отойдя подальше от ломбарда, нашел телефон-автомат. Набрал номер старика-китайца.

После приветствий, я его спросил:

- Могу я встретиться где-нибудь с вашим сыном? У меня есть, что вам предложить. И еще. Мне нужен человек для одного дела.

Старик некоторое время думал, потом медленно и четко объяснил, как добраться до автомастерской, расположенной на задворках китайского района.

- Когда придешь, назови себя.

- Понял.

Это был тот же китайский район, но место, где находилась автомастерская, располагалось в его самом глухом месте, среди развалин. Судя по всему, здесь когда-то стоял небольшой заводик, как видно, давным-давно заброшенный. Таких небольших предприятий, брошенных своими разорившимися хозяевами во время экономического кризиса 1929 года, в стране было бесчисленное множество. Помещение, судя по всему, когда-то было заводским складом, а теперь китайцы приспособили его под ремонт автомобилей. Ворота мастерской были закрыты, а у проделанной в них калитки слонялся крепкий китайский парень.

"Автомастерская. Ага. Так я вам и поверил".

Только я подошел к охраннику, как тот сразу напрягся.

- Мне нужен Вэй.

- Как тебя зовут?

- Майкл.

- Проходи. Тебя ждут.

Не успел переступить порог, как меня перехватил другой охранник: - Иди за мной.

Я шел, стараясь не глядеть по сторонам, но и так было понятно, что здесь идет переделка и разборка ворованных автомобилей. Кроме того, часть помещения была определена под склад. Китаец довел меня до конторки, где раньше, как видно, сидело складское начальство, и указал на дверь, после чего остался стоять. Войдя, я увидел, сидящего за столом сына старика, а в углу - полукровку, наполовину - китайца, наполовину - не пойми что.

- Здравствуй, Майк, - ровно, без эмоций, поздоровался со мной Вэй.

Сын, как и отец, являлись ответственными за силовые меры и безопасность в своей организации. Он не верил, как его отец, что в меня вселился дух воина, но при этом ценил подростка как умного и сильного бойца. Он, так же, как и Вонг, так же был бы не прочь иметь такого боевика под своей рукой. Европеец. Подросток. Как шпион и убийца, тот был бы просто незаменим в их работе.

- Здравствуйте, господин Вонг.

- Познакомьтесь. Это - Микки По.

Я повернулся к нему. Наемник был невысокого роста, имел худое и жилистое тело, вот только лицо у него было испитое, а взгляд - мутный и злой.

"Он что, алкаш? - сразу подумалось мне.

- Майкл.

Тот встал со стула с таким видом, словно сделал мне одолжение, презрительно осмотрел меня с ног до головы, потом повернулся к Вэю и сказал ему по-китайски: - Это ты с ним мне предлагаешь работать? Это же дите сопливое! А задницу ему не надо подтереть?

- Скажу, так ты языком ему все вылижешь. Ты нам должен! Забыл?! - тон был ровный и холодный.

Наемнику явно хотелось выругаться, но он промолчал, только зло сверкнул глазами. Я стоял с видом ничего не понимающего человека, переводя вопросительный взгляд с одного на другого китайца.

- Извини, Майкл. У По сегодня плохое настроение, но это сейчас пройдет.

Полукровка мне не понравился, от слова совсем. Его спесивую наглость надо было сбить прямо сейчас, чтобы в дальнейшем не иметь с ним проблем.

- Стрелять он хоть умеет или только способен виски жрать?

Моя кривая усмешка и слова сработали как надо, приведя затуманенный алкоголем мозг в состояние агрессии. Я был готов к нападению, отслеживая каждое его движение, поэтому, когда тот быстро шагнул ко мне, поднырнув под кулак, ткнул в нервный узел. Результат последовал незамедлительно: наемник с диким воплем рухнул на пол. Посмотрел на Вэя, но тот продолжал сидеть с невозмутимым лицом, будто ничего не произошло. Болевой шок у наемника был притуплен алкоголем, поэтому ему хватило несколько минут, чтобы прийти в норму. Только лучше бы он не вставал, потому что я решил довести его воспитание до конца, после чего тот снова рухнул на пол, хрипя. Вэй продолжал сидеть в той же позе и, похоже, получал немалое удовольствие от того, как я избиваю его человека.

- Надеюсь, ты ему ничего не повредил? - только это он и спросил, продолжая смотреть на корчащегося от боли боевика.

- Я умею соразмерять силу удара.

В глазах у китайца мелькнула тень одобрения.

- Ты хороший боец, Майкл, но он тоже хорош в своем деле. Отлично стреляет из любых видов оружия. Два года воевал в Европе, в специальном подразделении. Так что ты хотел нам предложить?

Перед тем как ответить, я мотнул головой, в сторону уже сидящего на полу и массирующего горло боевика.

- При нем говори спокойно.

- Хочу, наконец, выполнить то, что обещал уважаемому Вонгу.

- Мы рады это слышать. Что для этого нужно?

- Секунду, - и я повернулся к наемнику, который уже перебрался на стул, но все еще продолжал массировать горло. - По, ты действительно хорошо стреляешь, как говорят?

Тот злобно сверкнул глазами, но памятуя полученный им урок, коротко ответил: - Да.

- Автомат, винтовка, пистолет?

- Без разницы.

- Отлично. Тогда, - я повернул голову к Вэю, - подготовьте для него автомат и пистолет. Когда определюсь окончательно, позвоню. Как мне можно будет связаться с По?

- Когда он тебе будет нужен? - спросил Вэй.

"Не удивлюсь, что они приставят своих людей следить за нами, или даже убрать меня, - подумал я, а сам ответил: - Воскресенье - понедельник. Точного времени пока не скажу, еще сам не знаю.

Я соврал. У меня уже был план, как оторваться от хвоста, только пока он не приобрел еще четких очертаний.

- Позвонишь по номеру... - и Вэй продиктовал мне ряд цифр. - Здесь постоянно дежурит человек, поэтому звони в любое время.

- До свидания, господин Вонг.

Уже подойдя к двери, я услышал, как, даже не сказал, а прошипел по-китайски наемник: - Я убью этого выродка. Клянусь.

"Списываю ублюдка при любом раскладе, - подумал я, открывая дверь.


Снова долго крутился по городу, пока не сбросил со следа двух китайцев, посланных узнать, где я живу. Мне нетрудно было вычислить топтунов, а затем уйти от них, и если честно говорить, то мне это даже понравилось. В моей прежней работе мне приходилось сбивать со следа настоящих профессионалов, а этим любителям было далеко до них. С другой стороны мне же нужно же поддерживать форму, поэтому тренировка пришлась кстати. Еще пару раз проверился, так, на всякий случай, и только после этого поехал к Стиву. Мы договорились с ним встретиться и пойти в тир, где я провел четыре часа, изучая и пристреливая пулемет, после чего отправился домой.

Следующим утром перед уходом Джим грузил меня едой и одновременно втолковывал мне прописные истины о правильном и регулярном питании, которые он видно прочитал в каком-то журнале. Мои странности только слепой мог не увидеть, но он продолжал закрывать на это глаза, считая меня за подростка, и не собирался менять своего мнения, даже, несмотря на мое явно не детское поведение. Меня вполне устраивало, что он не давал мне никаких советов и не лез в мои дела. Выйдя из дому и привычно проверяясь, я доехал до места встречи с Максом. Только глянув на него, понял, что настроение у детектива какое-то, скажем так, невеселое.

- Что-то случилось?

- А! Ерунда! - но видя, что я не свожу с него вопросительного взгляда, пояснил. - За женой одного своего клиента полночи следил. Эта стерва... Извини. Так уж получилось, что не поужинать толком не смог, не поспать, а вдобавок еще и не позавтракал, так как чуть не проспал встречу с тобой. Может, заедем по дороге, я хоть кофе попью с бутербродами?

Открыв сумку, я просто стал перечислять ее содержимое: - Термос с кофе. Холодные отбивные. Салат. Бутерброды... с чем не знаю. Хлеб. Домашнее печенье. Кстати очень вкусное.

- Все! Все! Хватит! Давай все это мне скорее, пока я слюной не захлебнулся.

Затормозив у обочины, Макс следующие десять минут ел так, как говорится, что за ушами трещало. Практически он съел все, что мне положил Джим, оставив только немного печенья в коробке.

- Как вкусно! Мне такие отбивные давно уже есть, не приходилось. Ты, по-моему, говорил, что Джим бывший повар? - согласно кивнул головой. - Передай от меня ему благодарность. Обязательно передай. Кстати, ты был у Вонга?

- Дали человека. Микки По. Вэй сказал, что он отличный стрелок.

- Это не человек, это наемный убийца. Он работает на Вонга с того дня, как вернулся с войны в Европе. По слухам, он убил одиннадцать человек, но я думаю, что его жертв было больше. Думаю, что перед ним поставили задачу убрать тебя, а значит и меня, если все пройдет хорошо. Ты и я - след, который ведет к китайцам.

- Ну, если у него это получится.

- Ладно, поехали.

До этого я уже в голове представлял дорогу от трассы до аэродрома, со слов детектива, и когда мы проехали по этому участку пару раз, мне пришлось согласиться с планом Макса. Нападение на трассе, как один из вариантов, мы откинули с самого начала. Много машин, а значит и свидетелей, да и полиция не заставит себя долго ждать. Поставить машину посреди дороги, значит, сразу насторожить бандитов, которые сразу достанут из багажников помповики и автоматы и дадут нам жару. Можно было захватить аэродром, но велик шанс, что местные работники, а к ним надо еще добавить пилота самолета, увидят наши лица, а убивать этих людей мы не хотели. Выход - надеть маски, но мало ли кто за это время захочет воспользоваться услугами аэропорта, так как, по словам детектива, в ангаре, когда тот был там последний раз, стояло четыре легких самолета. Мы прикидывали так и этак, пока не остановились на одном из вариантов: засечь движение гангстерских машин, свернуть за ними на дорогу к аэропорту, а, затем набрать скорость и расстрелять их в движении. Честно говоря, этот вариант мне не нравился, потому что, в такой операции гангстерам отводилась роль деревянных манекенов, которые будут тупо смотреть, как какая-то машина станет их нагонять. Думаю, они сразу насторожатся и будут готовы к нападению. В течение следующего дня мы изучали движение на трассе в утренние часы, намечали пути отхода, и, конечно, снова и снова, искали наилучшее место для нападения, наиболее незаметное, как с трассы, так и из аэропорта. Причем исходили из количества противника, помещающегося в три - четыре машины.

Макс остановил машину на дороге в аэропорт. Мы вышли. В который раз начали осматриваться. Мазнув рассеянным взглядом по аэропорту, я вдруг увидел то, что каждый раз пропускал мимо своего сознания. Вышка. Мы с Максом уже знали, что обслуживающий персонал маленького аэропорта состоит из трех человек в возрасте, которые совмещают в себе кучу профессий, начиная от начальника аэропорта до уборщика помещений. Большую часть времени все трое сидят в небольшом здании, которое совмещало в себе администрацию и радиостанцию и пьют кофе пополам с виски. Кроме этого здания на территории аэродрома было еще два объекта: самолетный ангар с мастерской и небольшая вышка.

- Макс! - тот повернулся ко мне. - Как ты думаешь, с вышки далеко видно?

Тот провел взглядом от вышки до еле видневшейся трассы, немного подумал и сказал: - Предлагаешь, засечь их с вышки и выехать навстречу?

- Да. И кроме того предлагаю себя в качестве рекламы безопасности нашей операции!

- Не понял. Поясни.

- Представь, ты за рулем, а тебе навстречу едет автомобиль, где из окна торчит мальчишка, весело скалит зубы и приветливо машет тебе рукой. Что ты почувствуешь?

- Ты знаешь, парень, это может сработать! Очень здорово ты придумал! Так и сделаем!

Макс подогнал автомобиль как можно ближе к аэропорту, но встал так, чтобы увидеть его было нельзя, затем я, словно разведчик, проникший на вражескую территорию, осторожно прокрался к вышке, затем залез наверх.

"Отлично! Надо будет захватить бинокль, но уже и так все ясно".

Вернувшись к машине Макса, я сел и сказал: - Нужен бинокль.

- Думаю, что найдем его у Стива.

- Поехали к нему, а вечером заберем Микки По.

Макс ничего не сказал, только кивнул головой: согласен. Еще вчера я рассказал детективу, как планирую избавиться от слежки, когда мы будем забирать наемника. Для подобных дел у меня было разработано три маршрута, где ключевую позицию играли сквозные проходы. Все они представляли собой небольшие кафе. Выбирал я подобные места обычно таким образом: делал заказ, потом спрашивал у официантки, где туалет. Обычно тот соседствовал с черным ходом, но в некоторых случаях в него можно было попасть только через кухню. Этот вариант я сразу отсеивал и тогда искал следующее место. Выйдя черным входом, изучал, насколько удобна для меня окружающая территория, как возможные пути отхода. Обычно на разработку такого маршрута у меня уходило пару дней.

Предварительно позвонив по телефону, который дал мне Вэй и, сообщив о времени своего приезда, я выждал нужное время, затем взял такси. Забрав наемника, поехал по адресу, который дал таксисту, а вслед за нами, как и предполагал, увязалась машина. Еще в такси я предупредил По, чтобы тот не задавал никаких вопросов, а просто следовал за мной. Мы вошли в кафе, и быстро пройдя через зал мимо удивленной официантки и равнодушных взглядов немногих посетителей, вышли черным ходом, а затем по узкой улочке быстрым шагом вышли на параллельную улицу, где нас ждал в машине Макс. Только мы сели в машину, как я скомандовал:

- Сначала прямо, потом, на перекрестке, налево и до самого конца улицы!

Около двадцати минут мы кружили по городу и каждый раз, когда в очередной раз сворачивали за угол, я оглядывался назад, ища взглядом преследователей. Наконец, удостоверившись, что хвоста нет, мы поехали в небольшой пригородный мотель, где остались на ночь. Спали в половину глаза, так как приходилось следить за наемником.

Встали мы рано утром, потом позавтракали в придорожном кафе. Добрались мы до съезда с шоссе, когда уже совсем стало светло. Макс подогнал машину к тому месту, где стоял в прошлый раз, после чего заглушил двигатель. Осторожно прокравшись на территорию аэропорта, забрался на вышку и лег на пол, так как определил, что в таком положении человека с земли не видно. Сейчас мне только надо было ждать. Периоды такого ожидания, в той жизни, я называл "медленным временем", когда оно становится как бы вязким и тягучим, но терпения мне было не занимать, поэтому я просто ждал, когда появится моя цель.

Первая машина из трех еще только начала заворачивать с трассы, как я уже начал спускаться с вышки. Спрыгнув на землю, сразу помчался со всех ног к автомобилю. Только успел хлопнуть задней дверцей, как Макс дал на газ, выезжая на дорогу, и только затем последовал вопрос: - Сколько?

- Три машины.

Наемник сидел с неподвижным лицом, словно его это совершенно не касалось, держа на коленях пистолет - автомат STEN, оружие британских коммандос. С той самой минуты, как мы встретились, кроме короткого слова "привет", мы не услышали от него больше ни слова. Минуты, мне сейчас казались отлитыми из резины, растягиваясь чуть ли не до бесконечности. Рев моторов раздавался все ближе. Передняя машина была уже в ста метрах от нас, как я высунулся из окошка и весело улыбаясь, помахал рукой крепким дядям с настороженными взглядами. По моему мнению, это должно было заставить их расслабиться. Кто будет брать с собой мальчишку, когда собираешься организовывать засаду?

Из передней машины гангстеров требовательно прогудели: с дороги тупой ублюдок! Макс, изобразив испуганное лицо, притормозил и стал сворачивать, освобождая путь. При этом делал так неловко, что существенно притормозил идущие нам на встречу автомобили. Еще с минуту я продолжал изображать на своем лице радость, а потом убрал голову. Стоило Максу, съехав в сторону, затормозить, пропуская головную машину бандитов, как пулеметный ствол лег на окно задней двери, при этом краем глаза я успел заметить, каким ловким и быстрым движением наемник выставил свой STEN в окошко и нажал на спусковой крючок. Вслед ему мой пулемет завибрировал, выплевывая горячие гильзы, которые со стуком разлетались по салону, а на стволе весело заплясал хвост огня. Я стрелял свободно, раскованно, наверно поэтому, все мои пули ложились точно в цель. В такие минуты во мне не бывает страха, и нет той внутренней зажатости, которая ограничивает человека в движениях и мыслях. Эмоции загнаны в самый дальний угол, мозг отслеживает цели, расставляя приоритеты, а затем палец жмет на спусковой крючок.

Мне были слышны дикие крики гангстеров, полные боли и страха, треск лопающихся стекол, скрежет металла, но они не отвлекали меня, так как сейчас решалась поставленная перед мной одна-единственная задача: убить всех! Пули прошивали насквозь дверцы автомобилей, рвали человеческие тела, дробили кости, застревали в обшивках сидений. Я не мог всего этого видеть, но судя по тому, что со стороны гангстеров стрельба стихла чуть ли, не в первую минуту схватки, можно было судить о моей эффективности.

Несмотря на сосредоточенность, я автоматически отмечал все то, что могло повлиять на исход схватки. Сознание вскользь отметило, что Макс вывалился из машины еще в самом начале перестрелки, а спустя какое-то время голова наемного убийцы дернулась, а затем упала ему на грудь, а еще спустя десяток секунд стало понятно по отсутствию сопротивления, что враг проиграл схватку. Бросив пулемет торчать в окне, я схватил пистолет и быстро вылез через другую дверцу из машины. Бросил быстрый взгляд на Макса, который сейчас лежал на земле, укрываясь за колесом автомобиля. Тот показал мне большой палец. Все нормально. Привстал, пригибаясь, обошел машину, а затем осторожно выглянул. Машины гангстеров стояли, сбившись в кучу. Дверцы их автомобилей, со стороны обстрела, были закрыты и местами напоминали решето из-за множества пулевых отверстий. С моего места была видна пара окровавленных голов шоферов, но судя по их неподвижному положению, они принадлежали уже не живым людям, а трупам. Резко рванув, проскочив расстояние между нашей и машиной гангстеров, затем снова осторожно выглянул. У двух машин были раскрыты дверцы, а на земле лежали три неподвижных тела. Только два из них лежали в пыли дороги, а третье свисало с переднего сиденья одного из автомобилей. Из салона третьего, самого дальнего от меня, автомобиля неожиданно послышался негромкий хриплый стон. Суду по звуку, человек стонал в беспамятстве. Быстро накрутив глушитель на ствол, я подобрался к распахнутой дверце, осторожно заглянул в салон. Стонал, навалившись на труп своего подельника, гангстер на заднем сиденье. Палец нажал на спусковой крючок - пух! - и я занялся неторопливым осмотром автомобилей, время от времени поглядывая по обе стороны дороги. Дорогие салоны автомобилей с разбитыми стеклами, с дырками от пуль, заляпанные мозгами и кровью сейчас потеряли свой лоск. Не найдя ничего похожего на деньги, я только подошел к одному из багажников, как ко мне присоединился Макс. Только он не осторожничал, как я, а вместо этого быстро осмотрел салоны, после чего вернулся ко второму автомобилю, распахнув вторую дверцу, подтащил к себе завалившийся на сиденье труп. Схватив за волосы, поднял ему голову.

- Иди сюда, Майкл, - дождавшись, пока я подойду, продолжил. - Это - Микки Коэн. Из-за него погибла моя дочь. Из-за него закончила жизнь самоубийством моя жена.

- Он отдал приказ убить твою дочь?

- Нет. Он даже не знал, что существует на свете такая девочка. Она случайно погибла в уличной перестрелке бандитов.

Я ждал продолжения, но Макс словно застыл, глядя в мертвые глаза бандита. Спустя минуту, я сказал:

- Макс, нам надо заканчивать и уезжать отсюда.

После моих слов, тот словно очнулся, отпустил волосы покойника, затем достал из кармана платок и с каким-то остервенением стал вытирать руки.

- Ты прав.

Он помог мне достать из багажников машин - два больших чемодана. Я открыл один из них, он был набит зелеными бумажками. Там были пачки с десятью, двадцатью и пятьюдесятью долларовыми купюрами. Взял одну из пачек пятидесятидолларовых банкнот с физиономией Улисса Гранта, перехваченную толстой резинкой, пошелестел ими, потом кинул обратно в чемодан и щелкнул замком. Денег было много, на такую сумму я никак не рассчитывал. Макс, стоявший рядом со мной и равнодушно смотревший на это богатство, неожиданно спросил: - Теперь ты доволен?

- Еще не знаю, - пожал я плечами.

Детектив удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Тело По мы забрали с собой, так как мне было поставлено жесткое условие: ни в коем случае не оставлять его труп. Это было понятно: наемный убийца, работающий на Триаду - прямой путь к Ли Вонгу. Один чемодан и труп По мы загрузили в багажник, а второй чемодан затолкали на заднее сиденье, после чего осмотрели машину Макса и насчитали на корпусе семь пулевых отверстий. Плюс разбитое лобовое стекло. Затем тщательно собрали все гильзы, которые нашли в салоне, после чего сложили их в мешочек, чтобы затем закопать на какой-нибудь свалке.

Дорога так и осталась пустынной до самой трассы. Я лег на заднем сиденье, так как мужчина в машине с разбитым лобовым стеклом, не так остается в памяти, как в компании с мальчиком. Выехав на шоссе, детектив повез нас в условленное место, где нас с фургончиком должен был ждать Стив. Как Макс не хотел, чтобы его приятель участвовал в операции, но ему все же пришлось дать согласие, чтобы тот помог нам в заключительной стадии операции. Стив, стоило ему увидеть подъезжающий автомобиль, выскочил из кабины и сразу побежал к нам.

- Как вы?!

Макс в ответ пожал плечами, а я буркнул: - Нормально.

Владельцу ломбарда явно хотелось узнать подробности, но ему пришлось довольствоваться только быстрым осмотром автомобиля своего друга и выразительными взглядами, стоило ему увидеть пулевые отверстия на автомобиле Макса. Он ничего не знал, мог только догадываться и переживать за нас, а тут они приехали и молчат. Он попытался нам высказать свои претензии, типа того, что товарищи так не поступают, как детектив заставил его вытаскивать чемодан с заднего сиденья, а сам, тем временем, быстро достал второй чемодан из багажника, после чего быстро захлопнул. Он это сделал потому, что не хотел, чтобы Стив увидел труп. Перегрузив оружие и чемоданы в фургончик, мы облили бензином машину детектива изнутри и снаружи, затем подожгли и уехали. Стив всю дорогу ехал, молча, показывая своим видом, что ему не так уж все это интересно. Добрались мы до магазинчика Стива без особых проблем. Разгрузившись, сели отдыхать, а хозяин принялся накрывать на стол. Вскоре на столе стояла бутылка виски и разнообразная закуска. Мне не пить, ни разговаривать не хотелось, а есть даже очень хотелось, поэтому я сходу налег на салат, приготовленный женой Стива и бутерброды с ветчиной и зеленью. Макс пару раз ткнул вилкой в салат, а затем просто пил со Стивом. Хозяин просто изнемогал от желания забросать нас вопросами, но каждый раз наткнувшись на взгляд детектива, быстро отводил глаза и разливал следующие порции виски по стаканчикам. Утолив первый голод, я неожиданно вспомнил, что так и не отдал деньги за аренду пулемета и патроны. Достал из кармана отложенные пятьсот долларов, положил их на стол.

- Стив, возьми.

Тот взял в руки банкноты, потом вопросительно посмотрел на меня:

- Тут пятьсот. Мы вроде на сто пятьдесят договаривались?

- Остальные - в подарок хорошему человеку, по имени Стив.

- Здорово! - он улыбнулся, забрал деньги, потом перевел взгляд на Макса, тяжело вздохнул и сказал. - Хорошо сидим, ребята, но мне надо магазин открывать. И так, припозднился. Если что, вы знаете, где меня найти.

Как только дверь за Стивом закрылась, я посмотрел на Макса и сказал: - Ты мне ничего не хочешь сказать? Я не из глупого любопытства спрашиваю. Поверь мне.

- Тебе верить? А кто ты такой? Тебе нет и пятнадцати лет, а людей убиваешь, словно тараканов давишь. Полтора часа назад ты убил девять человек. И что? Только устал. Ни переживаний, ни жалости. Ничего! Разве такое может быть?! Наверно я еще мог бы понять, будь ты мальчишкой с окраины, у которых из детских игрушек - нож да кастет. Так нет! Ты жил в семье, окруженный любовью и достатком. Спортсмен, боксом занимался. А твои навыки, твое поразительное знание оружия?! Вот ты мне ничего не хочешь сказать?!

К этому разговору я был готов давно. Макс, как человек, хорошо подходил для моих дальнейших планов, и мне не хотелось его терять.

"Если замкнусь, он мне просто в один определенный момент перестанет доверять, а если поверит,... А!".

- Скажу. Старик Вонг был прав, предположив, что в тело подростка вселился дух воина.

- Да это просто глупое суеверие старого китайца! И ничего больше!

Макс, не смотря на то, что все закончилось, как нельзя лучше, был весь на нервах, даже выпитое виски, похоже, его не расслабило.

- Я тебе ответил, а ты понимай, как хочешь, - спокойно сказал я.

Он внимательно и цепко всмотрелся в меня: - Ты хочешь меня уверить в том, что в теле Майкла... другой человек?

- Да, дорогой Макс Ругер, да. Произошло переселение душ. Как? Понятия не имею. Произошло это в тот самый момент, когда убивали Майкла.

Детектив смотрел на меня, но поверить просто так в чудо, просто не мог. Он пытался осилить сказанное мною, но все что он видел и знал в этой жизни, весь его опыт, отрицал подобное, вот только перед ним сидел настолько необычный подросток, что объяснить все его странности нормальным образом было просто нельзя. Зато его слова, все объясняли.

- Даже не знаю, что сказать. Знаешь, я верю, и не верю. Ты знаешь, как уходить от слежки, можешь работать с подслушивающей аппаратурой, знаешь марки и характеристики иностранного оружия, умеешь решать серьезные проблемы и хладнокровно убивать людей. Слишком много специфических умений в одном человеке, никакой обычный подросток на такое не способен. Так если ты не Майкл Валентайн, то тогда кто ты?

- Был мужчиной, примерно, твоего возраста. Мне многим приходилось заниматься, как ты уже успел убедиться, а в том числе и убивать. Думаю, что остальные подробности излишни.

Детектив какое-то время думал, а потом вдруг неожиданно высказал довольно верную догадку:

- Ты случайно не был тем, кого называют "полевыми агентами"?

- Можно сказать и так, - несколько туманно ответил я.

- Тебя... там убили?

- Да, - сухо ответил я, показывая, что дальнейший разговор нежелателен.

- А откуда ты? Где ты жил? - не выдержал Макс.

- Где я жил, там меня уже нет, - уже недовольно ответил я. - И на этом мы закончим.

Макс покрутил головой, как видно от полноты чувств, взял бутылку, налил себе, выпил. Потом снова налил себе, а потом словно вспомнил обо мне, спросил: - Будешь?

- Давай.

Выпили, помолчали, потом Макс несколько раз качнул головой и сказал: - День сегодня какой-то особенный. Увидел смерть бандита и убийцы, о которой мечтал с той самой секунды, когда узнал о смерти своей дочери. Потом ты. После твоего признания у меня появилось такое чувство, словно к чуду приобщился. Ладно, раз ты передо мной открылся, то и я буду откровенным. После смерти дочери прошло около года. Жена все это время очень сильно переживала ее смерть, места себе не находила, просила меня уйти из полиции. Я сказал, что уйду сразу, как только найду этих бандитов, что убили нашу девочку, и посажу в тюрьму. Этот разговор произошел в день рождения нашей дочери. Тогда она, со слезами на глазах, просила меня бросить все прямо сейчас и уехать из этого проклятого города. Больше я не мог видеть, как она страдает и дал ей слово, что сдам пистолет и жетон прямо сегодня, но так получилось, что именно в этот день мне дали наводку на одного из бандитов, которых я так долго искал. Для меня тогда весь мир исчез, осталось только одно желание, посмотреть этому подонку в глаза... перед тем, как его убить, но я вытянул пустой номер. Это был какой-то приезжий бандит. Пока разобрался... В общем, приехал я домой уже под утро, а там... Ее больше не было. Она застрелилась, оставив записку со словами: "Я так больше жить не могу". Она никогда не любила и даже боялась оружия, поэтому просила, что когда я уйду из полиции, то больше никогда не коснусь пистолета. Дал ей слово, но не сдержал. Я так думаю, что застрелившись таким страшным для нее оружием, она дала мне это понять. В то утро я положил жетон и пистолет на стол капитана и, несмотря на уговоры, ушел из полиции. Это было четыре года тому назад. Ну вот, в принципе, это все.

- Тогда почему ты стал частным детективом?

- Да пробовал я найти себе другую работу, пока, в конце концов, не понял, что больше ничего не умею. Это,... скажем так, компромисс между данным мною словом и моей совестью. Да, я ношу пистолет, но он у меня никогда не заряжен и нужен только для демонстрации клиенту. Кто наймет детектива, у которого нет большой пушки?

- Понятно.

- У тебя была жена, дети?

- Нет.

- Тогда тебе ничего непонятно, парень со стальными яйцами! Ладно. На этом все. Мне надо идти. Работа ждет, - детектив встал и сделал шаг по направлению к двери.

- Погоди. У меня к тебе предложение...

- Деньги не предлагай.

- И не собирался. Мне эти деньги нужны для покупки отеля-казино в Лас-Вегасе.

- Отеля-казино?! - Макс развернулся ко мне. В его глазах плескалось удивление. - Тут ты меня удивил, парень. Хм. Ну, так покупай, или тебе нужно мое благословление для этого дела?

- Мне будет нужен хороший начальник службы безопасности.

- Широко шагаешь! А споткнуться не боишься?

- Нет.

- Даже не знаю. М-м-м... У тебя, я так понимаю, есть уже мысли по этому поводу?

- Есть, - и я рассказал все подробности подслушанного мною в клубе разговора. - И последнее. У нас очень мало времени.

- У нас? Я что, дал согласие?

Я проигнорировал его вопрос: - Мы можем прямо сейчас собрать данные по Руди Бергману?

Макс какое-то время смотрел на меня, потом покачал головой и с усмешкой сказал:

- Ох, и упертый ты, Майкл! Значит, так. Я еще ничего не решил, но постараюсь узнать об этом Бергмане через своего приятеля в полиции Лас-Вегаса. Я ему сегодня позвоню. После пяти буду у себя в бюро, может уже что-то проясниться. И еще. Стива больше в наши дела не впутывай.

С этими словами он ушел, хлопнув дверью.

ГЛАВА 8

После его ухода, я проверил, защелкнулся ли замок, затем задумчиво посмотрел на чемоданы. Я стал богатым человеком.

"Не знаю сумму, но миллион здесь точно есть. Странно, что радости не испытываю, только усталость. Кстати, а где хранить эти деньги? Пятнадцатилетний мальчик не может просто так прийти с двумя чемоданами денег в банк. Да и стоит ли их куда-нибудь класть? Если все хорошо сложиться, то через пару-тройку дней они мне могут уже понадобиться. Ладно, пока Макс не разобрался с Бергманом, этот вопрос можно пока отложить. Теперь надо сделать звонок китайцам".

Встал, но тут кое-что вспомнил. Подошел к чемодану, щелкнул замком, потом приподнял крышку. Нашел пачку двадцаток, сунул их в карман, после чего запер чемодан. Подойдя к двери, ведущей в магазин, открыл ее, увидев Стива, читающего книгу, спросил: - Клиентов нет?

- Днем они вообще редко бывают. В основном подтягиваются ближе к вечеру.

- Я тебя хочу спросить...

- Хочешь узнать, где можно спрятать чемоданы, которые вы притащили? - с веселой усмешкой на лице спросил хозяин ломбарда.

- Угадал.

- Пошли.

Мы снова вернулись в заднюю комнату, только я остался стоять посредине, а он подошел к тумбочке, в которой стояли банки с кофе и чаем, бутылка виски. На остальных полках стояла разномастная посуда: чашки, блюдца, тарелки, стаканчики. Повернувшись ко мне, язвительно спросил: - Так и будешь столбом стоять или все-таки поможешь?

Мы с ним приподняли и перенесли тумбочку в сторону, после чего Стив оттащил в сторону обеденный стол, затем взялся за край затертого до дыр ковра и отвернул. В полу оказался приличных размеров люк. Стив выпрямился и довольным видом посмотрел на меня. Я покачал головой, показывая тем самым свое удивление и восхищение.

- Откуда он здесь?

- Откуда-откуда! Тебя еще на свете не было, когда он появился! Про бутлегеров слышал? - я кивнул головой. - Так здесь когда-то был магазин, владельцем которого был мой дядя. Так вот, во времена сухого закона, он приторговывал алкоголем. Немного, но на жизнь ему хватало.

Он нагнулся, схватился за кольцо, с силой рванул, и моим глазам открылся черный квадрат, заполненный тьмой. От края в темноту вела широкая и крепкая на вид лестница.

- Он большой?

- Сюда влезала половина грузовика с виски, - похвастался хозяин ломбарда.

Наклонившись над люком, я сразу почувствовал на своей коже прикосновение холодного воздуха.

- Там сыро?

- Да вроде нет. Потащим?

Спустя пятнадцать минут ковер, а за ним стол и тумбочка вернулись на свои места.

Стив налил себе стаканчик, выпил, а потом сказал: - Майкл, я вижу, что с тобой что-то не так, но это только твое дело. Я хотел тебе сказать про Макса. Слушай, ему и так в жизни много бед пришлось пережить, поэтому не надо его не во что втягивать.

- То же самое он сказал о тебе.

- Обо мне?! Почему?! - на круглом лице Стива появилось удивление.

- Наверно потому, что вы очень хорошие друзья. Настоящие. Теперь я на некоторое время уйду, а потом вернусь и почищу оружие. В магазин могу зайти. Что-то купить?

- В магазин? Тогда купи свежего хлеба, яиц, помидоров и ветчины. Сделаю отличную яичницу. Пальчики оближешь! Макс не говорил, когда придет?

- Нет. Сказал только, что после пяти будет у себя в бюро. Я пойду.

Автоматически проверяясь, я отошел от ломбарда на приличное расстояние, а затем, найдя телефон-автомат на небольшой улочке, где было мало народа, набрал номер старого китайца.

- Здравствуйте, господин Вонг.

- Здравствуй, мальчик. У тебя все хорошо?

- Да. Все удачно получилось. Вот только с моим помощником не совсем хорошо получилось. Извините, если можете. Так же, я выполнил то, о чем меня просил ваш сын.

- Спасибо. Я верил, что у тебя все получится. Наша жизнь это длинная и извилистая дорога, на которой ты, то и дело встречаешь путников, а затем теряешь их навсегда. Когда все закончилось?

Я посмотрел на часы.

- Точно не скажу, а так,... около трех часов назад.

- Ты мне нравишься, Майкл, поэтому мне хотелось бы снова тебя увидеть, если, конечно, тебе будет интересно поболтать со стариком, а заодно выразить тебе нашу благодарность.

- Спасибо вам, господин Вонг. Ваше участие в моей судьбе согревает мое сердце. С удовольствием поговорю с вами, но только не в ближайшее время. Вы меня понимаете?

- Думаю, что понимаю. Хорошо. Буду ждать твоего звонка.

Выйдя из телефонной будки, сначала, на автомате, цепко и внимательно осмотрелся по сторонам, после чего пошел искать продуктовый магазин. К ломбарду подошел осторожно, с оглядкой, затем какое-то время наблюдал за входом, и только не заметив ничего подозрительного, зашел.

К тому моменту, как я закончил с чисткой оружия, подоспела яичница. Под горячее блюдо мы выпили по парочке стаканчиков и тут я заметил, что крепкий мужчина Стив прилично захмелел. Предложил ему пойти домой, на что тот немного подумав, согласился, и только пожаловался, что его жена ругать будет за пьяный вид.

- Купи ей цветы, - предложил я выход из положения.

- Не, лучше ей коробку пончиков по дороге куплю. Я так обычно делаю, когда возвращаюсь под этим делом. Очень она это дело любит.

- А сама чего не покупает?

Стив неожиданно рассмеялся: - Она у меня на диете сидит. Фигуру бережет.

Я внимательно проследил, как он закрывает двери, потом немного проводил по дороге домой, и только потом свернул к автобусной остановке. Покружив немного по городу, затем пару раз проверился на наличие возможных преследователей, и только после того, направился к офису детектива. Его самого не оказалось. Изабель, вышедшая из-за стола, была одета в белое простое платье, но при этом смотрелась как самая настоящая королева. В тот день, когда мы с ней познакомились, она была уставшая, грустная и подавленная, а сейчас она выглядела совсем по-другому - глаза сияли, а на губах искрилась улыбка. Белый цвет платья выгодно оттенял не только ее золотистый загар, но и придавал ее фигуре особое изящество.

- Изабель, девочка, ты ли это? Нет, это не та девушка, это богиня, которая спустилась на землю, чтобы радовать взор своих обожателей! Можно мне упасть на колени и обнять ноги моей несравненной богини?!

Девушка тут же вспыхнула, как маков цвет.

- Нет, Майкл, нет! - воскликнула она испуганно и отступила назад.

Отлично проведенная операция, молчаливое согласие Макса на будущее сотрудничество и чуточку виски сделали свое дело, заставив немного расслабиться и дать волю хорошему настроению. Обычно я четко контролирую свои эмоции, но именно сейчас мне захотелось попробовать хоть на короткое время стать самим собой.

"Ведь я уже другой человек, так почему бы мне окончательно не измениться. Когда-то я был другим, совсем другим человеком, - подобные мысли стали приходить мне в голову в последнее время. Правда, в своих намерениях изменится, я очень сильно сомневался, так как мне, честно говоря, нравилось быть тем, кем я уже есть.

- Нет, так нет. Привет, Изабель.

- Привет, Майкл. Мистера Ругера сейчас нет, но он звонил, сказал, что будет после пяти. Ты будешь кофе или чай?

- Спасибо. Пока не хочу. Просто подожду Макса. Посижу на этом диванчике.

- Ой, как хорошо! - обрадовалась девушка. - У нас людей совсем мало бывает. Придут, спросят детектива и уходят, так как я почти никогда не знаю, где он, что делает и когда придет. Может, он мне просто не доверяет?

Она села со мной на диванчик. Стоило платью облепить красивые бёдра и круглые коленки, как неожиданно почувствовал прилив мужской силы. Я даже слегка растерялся, так как в теле Майкла Валентайна со мной это произошло впервые. Резко выпрямившись, положил руки на низ живота, надеясь, что она не обратит внимания на мои неуклюжие телодвижения. Вдруг неожиданно она воскликнула: - Майкл, ты пил?!

В ее голосе чувствовалось, как возмущение, так и удивление. Я уже и не помнил, когда со мной так говорили, поэтому неудивительно, что несколько растерялся.

- Слегка. Я тут... временно на дежурство устроился, а там взрослые мужчины работают. У одного из них сегодня как раз день рождения случился. Мы и...

- Они что не понимают, что ты ребенок?

- Слушай, давай без проповедей. Я вполне достаточно разбираюсь в жизни, чтобы понять, что для меня плохо, а что хорошо.

Большие черные глаза, окаймленные длинными и пушистыми ресницами, сразу стали грустными.

- Извини меня. Но то, что ты с ними пил все равно неправильно.

- Лучше скажи: как тебе работается?

- Просто отлично. Мистер Ругер, - она это произнесла с некоторой гордостью, - очень добрый и отзывчивый человек. Представляешь, он мне положил восемьдесят долларов в месяц. Папа и мама очень довольны.

"Восемьдесят? Вроде на шестьдесят договаривались. Хотя... У него дочка была и тут эта девочка. Понятно".

- Надеюсь, ты им отдаешь не все деньги?

Девушка опять погрустнела: - Половину.

- Эй. Эй! Ты что делаешь? - возмутился я. - А из чего ты собираешься платить квартиру и покупать еду?

- Я собираюсь переехать к родителям.

- Ты хочешь сказать, что с "Крестами" все уладилось?

Она нахмурилась, тяжело вздохнула и сказала: - Нет. Они уже дважды приходили ко мне домой. Избили отца, угрожали.

- Погоди, Толстый, что, тебя давно домогается?

- Да. Ему Родригес не давал это сделать, а сейчас его сильно ножом ударили в какой-то драке, и он лежит в больнице. Недавно его навещала, и мне там сказали, что у него плохое ранение.

"Как все некстати. Разобраться бы с ублюдками, да времени совсем нет".

- Родригес, это кто?

- Мы живем в одном доме, и даже в одном подъезде. У него тоже... своя компания, но он хороший человек.

- Понял. Когда у тебя рабочий день кончается?

- В шесть. Через полчаса.

- Ты никуда не торопишься?

- Нет. А что? - в голосе появился кокетливый интерес.

Тут открылась дверь, и в приемную вошел Макс.

- Воркуете голубки?

Изабель покраснела, вскочила и отрапортовала: - Мистер Ругер, пока вас не было, никто не приходил.

- Вот и отлично. Все, на сегодня ты свободна.

- Спасибо, но я хочу Майкла подождать.

Макс пожал плечами, бросив при этом на меня красноречивый взгляд, после чего прошел в свой кабинет. Усевшись в свое кресло, он снова посмотрел на меня. Не отводя глаз, я сказал: - Успокойся, Макс, девочке ничего не грозит. С моей стороны.

- Ты хочешь сказать, что какие-то придурки проявляют к ней интерес?

Я коротко рассказал ему ситуацию, сложившуюся с бандой "Крестов". Судя по его нахмуренному виду, он принял судьбу девушки близко к сердцу, что стало видно по его ответу: - Хорошо. Я разберусь с ними.

- С этими уродами потом разберемся, а сейчас сделаем так. Дом, в котором я снимаю с Джимом квартиру, стоит полупустой из-за вечного ремонта, поэтому квартиры там дешевые. Сейчас мы с ней поедем...

- Зачем далеко ездить? Можно задешево снять квартиру в этом доме.

- Не вопрос. Так и сделаем. Есть новости из Лас-Вегаса?

- Нет. Мы с Джеймсом договорились на завтра. На десять утра. Придешь?

- Обязательно.

Когда с квартирой вопрос решился, я поехал домой.


Руди Бергман оказался крупным мужчиной, вроде Макса, но если детектив представлял собой груду мышц, то этот больше походил на гору жира. Потеющая, тяжело дышащая гора жира. Если Бергман был далеко не атлетом, но при этом голова у него очень и очень неплохо работала. Трудился Руди на ниве строительства и, по словам людей, работающих в этом бизнесе, являлся успешным строительным подрядчиком. Кроме этого он умел договариваться с кем бы то ни было, будь это власти, производители строительных материалов или клиенты. Ведя строительство двух объектов в Лас-Вегасе, он выкупил для себя по хорошей цене пару участков земли и на одном из них начал вести строительство своего собственного отеля-казино. Он все рассчитал, вот только его подвела неумеренная любовь к женскому полу, роскошной жизни, и не вовремя проснувшаяся страсть к азартным играм. Именно все это помешало его долгосрочным планам и ему пришлось влезть в долги. Положение выправилось, и он только собирался рассчитаться с долгом после сдачи одной из строек, но стройка, по вине поставщиков стройматериалов, неожиданно затянулась. Ему через пару недель нужно отдавать деньги, а взять их неоткуда, и тогда он решил в срочном порядке продать половину акций своего отеля. Так он мог решить целых три задачи: отдать долг, закончить строительство казино и сдать его заказчику вовремя, а так же продолжить строительство своего собственного отеля.

Бергман, в свое время, поднял свои связи и неожиданно узнал, что деньги, через подставную фирму, ему ссудила мафия и именно благодаря гангстерам, недопустимо затянулась сдача казино. Чтобы не повторить новой ошибки, через верных людей он нашел покупателя из Чикаго, который согласился купить пятьдесят процентов его строящегося отеля-казино, вот только он не знал, что это были снова бандитские деньги.

Приятель Макса из полиции Лас-Вегаса, конечно, всего этого не знал, но хватило и того, что он нам рассказал, а остальное было нетрудно додумать. Выходило, что мы просто вырвали Бергмана, причем, даже не самого, а его отель-казино из лап мафии.

После полученной информации мы, с Максом, стали думать, как лучше подойти к этому делу. Вернее, думал я, а детектив ждал, что придумаю. Мне многим приходилось в жизни заниматься, но только не подобными сделками, да еще такого масштаба.

- Слушай, Макс. Мы отдаем подрядчику деньги и получаем пятьдесят процентов будущего отеля. Из этих денег Руди оплачивает свой долг бандитам с процентами, а мы с ним становимся полноправными партнерами и смело смотрим в будущее. Я ничего не упустил?

- По моему, нет. Вот только ждет он эти деньги не от нас, а от фирмы, с которой у него заключен контракт. Тут как?

- Да, это проблема, - я хмыкнул. - Пока не знаю, но что-нибудь обязательно придумаю.

Какое-то время сидел и пытался что-то придумать под насмешливым взглядом детектива, пока тот не сказал: - Слушай, парень! У тебя есть деньги, так почему не нанять юридическую фирму в Лас-Вегасе, которая, мне так кажется, лучше разбирается в таких вопросах.

- Точно! Макс, ты молодец!

- Кто бы в этом сомневался? И еще. Если я все правильно понимаю, то его партнером предстоит стать мне.

- Правильно понимаешь. Кто всерьез примет подростка? Кстати, твой приятель Джеймс, он кто?

- Джеймс Маккартни - лейтенант в отделе убийств. Только ты него ты сильно не рассчитывай, он неплохой парень, но уж больно любит деньги.

- Так это хорошо. Пусть он сведет тебя с толковым и надежным юристом, знающим все лазейки в законодательстве. И еще. Было бы хорошо, чтобы этот юрист знал Бергмана. Слушай, позвони ему прямо сейчас и скажи, что денежную благодарность мы ему гарантируем. Обязательно скажи это, не забудь, Макс.

При моих словах о деньгах, Макс слегка поморщился, но сразу позвонил своему приятелю и стал объяснять, что ему от Маккартни нужно, а я, тем временем, стал думать о том, как бы провернуть нашу сделку в быстром темпе, пока бандиты находятся в растерянности. Микки Коэна нет, а это значит, что гангстеры в первую очередь начнут разбираться между собой, ища "крысу", не забывая при этом делить власть и город, и только когда они с эти покончат, начнут разбираться что не так с этой сделкой.

"Сумма там немаленькая, так что, вернутся они к этому вопросу обязательно. Значит, к этому времени у нас должно быть все готово. Кстати, а сколько в этих чемоданах денег? Черт! Забыл я как-то про это!".

Когда Макс положил трубку, я вопросительно на него посмотрел.

- Чего смотришь? Ты же слышал. Договорился. Есть у них такой юрист, вот только стоит он хороших денег. Джеймс сказал, что прямо сейчас ему позвонит.

- Нам стоит ожидать его звонка или юриста?

- Юриста, и только в том случае, если наше дело его заинтересует.

Спустя двадцать минут прозвучал телефонный звонок, а вечером, мы с Максом, вылетели в Лас-Вегас. Я поехал в той одежде, что на мне было. Что с меня взять, мальчишка есть мальчишка, а вот Максу мы приобрели солидный, темно-коричневый костюм, пару галстуков, полдюжины рубашек, туфли и шляпу, затем поехали к Стиву и три часа пересчитывали деньги в чемоданах. Если на меня сумма, составившая полтора миллиона долларов, не произвела особого впечатления, то для Макса она должна была представляться целым состоянием. Впрочем, как и для любого среднего американца, когда новый автомобиль престижной марки из автосалона стоил в среднем 2200 долларов, а сборный типовой дом (площадь семьдесят кв. метров, один этаж, две спальни) где-нибудь в пригороде крупного города - 7990 долларов. В одной из газет даже писали так: "мы построим вам отличный дом, а при желании и небольшой доплате сделаем все для вашего удобства. Вам только останется поставить свои тапочки у кровати".

Время от времени я бросал на детектива взгляды, но при этом не заметил даже намека алчность. Он их считал с таким видом, как какой-нибудь кассир, который делает свою нудную и осточертевшую за долгие годы работу. Впрочем, как и для меня, деньги, никогда не были самоцелью, а только средством для достижения определенной цели на ближайшее будущее, как например отель-казино.

"Он, кстати, так и не дал мне официального согласия на наше партнерство, но при этом активно помогает. Может, хочет разом оборвать все нити и начать жизнь с чистого листа?".


Прилетев, поселились в отель, потом поужинали в ресторане, а так как время было позднее, легли сразу спать. Утром взяли такси и поехали в юридическую фирму, к назначенному нам времени. Нас встретил мужчина-секретарь, имеющий благородный римский профиль и весьма ухоженную внешность. После того как мы представились, он сверился с записью и найдя имя Макса, предложил нам пройти в приемную, где сидела девушка за столом с пишущей машинкой и стопкой папок. Узнав, кто пришел, она прошла в кабинет главы фирмы и уже спустя минуту вышла: - Мистер Ругер, пожалуйста, проходите, а ты, мальчик, можешь посидеть на этом диванчике.

- Он пойдет со мной.

Секретарша пожала плечами, дескать, как хотите и показала рукой, что мы можем войти.

В кабинете сидела элегантная и весьма симпатичная женщина лет тридцати пяти-сорока. Я посмотрел на Макса, так как мне показалось, что он вроде как договаривался с мужчиной, да и он, судя по его лицу, был несколько удивлен. Поздоровались, при этом я поймал на себе ее недоуменный взгляд: что здесь делает этот подросток?

- Мистер Ругер, изложите, пожалуйста, свое дело.

- Э... По телефону я разговаривал с мужчиной.

- Вам отвечал мой помощник, который отвечает за предварительную оценку дела и размер оплаты моих услуг. Меня зовут Ева Нельсон. Я глава юридической фирмы и наверно будет лучше, если начну первой. Вы не возражаете? - она дождалась кивка детектива и только тогда продолжила. - Если я все правильно поняла, то вы хотите выкупить половинную долю в строящемся отеле-казино у Руди Бергмана. Все верно?

- Да, мисс.

- Вы знаете детали сделки, которую вам предлагает Бергман?

- Нет. Дело в том, что у него договор с другим покупателем, а обо мне он еще ничего не знает.

Она удивленно вскинула на Макса глаза: - Погодите! Вы хотите предложить Бергману контракт, и это притом, что он уже имеет подобные документы на руках. Это так?

- Да, мисс Нельсон. Вот только у меня есть сведения, что прежний контракт будет разорван. Думаю, что это произойдет в ближайшую пару дней.

- Пока тот контракт не будет аннулирован, разговор о заключении нового контракта я считаю бессмысленным.

Мы предполагали подобное развитие событий, поэтому подготовили пару возможных вариантов выхода из подобной ситуации. Я считал, что нужно дать деньги и наша проблема сдвинется в нужную сторону. Макс бросил косой взгляд на меня, я открыл свою школьную сумку, достал пачку банкнот, перехваченную резинкой, и положил на стол перед Евой Нельсон. Она была настолько удивлена моим поступком, что несколько раз перевела взгляд с меня на Макса, потом на деньги и обратно на детектива.

- Что это?

- Деньги, - ответил ей уже Макс. - Три тысячи долларов.

- Не понимаю. Объясните, пожалуйста.

- Когда я разговаривал с вашим помощником, он сказал, что вы возьмете тысячу долларов аванса. Я вам предлагаю три тысячи в качестве аванса, что естественно увеличит общую сумму оплаты ваших услуг. Еще я хочу вам предложить премию в три тысячи долларов, если мы заключим контракт в течение пяти дней. Для этого вам будет нужно пойти к Руди Бергману и сказать ему, что до вас дошли слухи о срыве договора по займу денег. Он начнет уточнять и когда удостовериться, что это правда, вы предложите ему меня в качестве нового партнера. Причем мне хочется, чтобы у него и сомнений не было в моей искренности и порядочности. Мне кажется, мисс, что вы способны убедить любого мужчину в чем угодно.

- Вы думаете, что говорите?! Вы толкаете меня на преступление! - при этом в ее голосе было не столько возмущение, сколько сомнение.

Она не знала нас, и это было самым главным пунктом в списке ее сомнений. Только вот деньги. Ведь мы ей предлагали за не столь сложное дело очень хорошие деньги, поэтому жадность и сомнения сейчас рвали ее на части.

- То есть вы не согласны? Я вас правильно понял, мисс? - подтолкнул ее к окончательному ответу Макс и после короткой паузы добавил. - Вы уже наверно знаете, что это мой хороший приятель Джеймс Маккартни вас рекомендовал, но, наверняка не знаете, что при этом он назвал нам еще одну фамилию. Юридическая контора "Бригас". Братья Мэтью и Мэтт Бригас.

Не знаю, что тут сыграло роль: лейтенант полиции, как гарант или конкуренты, к которым может уйти выгодное дело, но она согласилась.

- Хорошо, я согласна, но только с одним условием. Если Руди Бергман не отменит предыдущую сделку, аванс в три тысячи останется у меня.

- Нет. Только оговоренный ранее аванс. Тысяча долларов. Остальные деньги вы мне вернете, - Макс сказал, как отрубил.

- Хорошо, - на удивление легко согласилась Ева Нельсон. - Какие еще подробности заключения сделки мне необходимо знать?

- Скажу вам об этом через пару дней, когда Руди Бергман узнает, что сделка сорвалась. Если вы поедете к нему прямо сейчас, то мне так кажется, он узнает об этом еще раньше.

Только вышли мы из здания, как я спросил Макса: - Как тебе эта мадам? Внешне очень даже ничего. Жаль не видел ее нижнюю часть.

Детектив неодобрительно посмотрел на меня: - Нормальная деловая женщина. Главное, чтобы она свою работу хорошо знала.

- Не будь меня в кабинете, она бы пригласила тебя сегодня на ужин. Точно-точно. Она просто раздевала тебя глазами.

- Не болтай ерунды! Так куда пойдем? - спросил меня Макс.

- Куда скажешь, туда и пойдем, - ответил я, продолжая вертеть головой по сторонам.

Улица была полна машин, людей и рекламы. На мой взгляд, здесь было излишне шумно.

- Я обещал Джемсу позвонить, как приеду. Ты как?

- Сначала с тобой, а потом видно будет. Только вот, что с деньгами делать будем? - и я кивнул головой на сумку, висящую у меня на плече.

Детектив задумался. В сумке у меня лежало еще семнадцать тысяч наличными на всевозможные расходы.

- Идем тогда сначала в банк.

Положив львиную долю денег в банковскую ячейку, мы вышли, потом нашли телефон-автомат. Макс позвонил, но его приятеля на месте не было, он был на выезде.

- Позже позвоню, а сейчас идем обедать.

В ближайшем ресторанчике мы заказали два бифштекса с печеной картошкой и жареным луком, пару салатов, а на сладкое взяли яблочный пирог, мороженое и кофе. По городу решили просто так не болтаться, а зайти в ближайшее казино и посмотреть, как работает персонал. Походили по залам, сыграли с "однорукими бандитами", потом поменяли деньги на фишки и стали за столом с рулеткой, где проиграли около пятидесяти долларов. Время от времени обменивались мнениями, но особенного профессионализма у сотрудников мы не заметили, впрочем, это заведение, как мы потом узнали, по меркам Лас-Вегаса было ниже среднего уровня.

- Пошли стройку посмотрим, - предложил я Максу.

- А где она находится?

- Спросим. Кстати, вон там впереди идет какое-то строительство.

Спустя двадцать минут неспешного шага и мы на месте. Окликаем ближайшего рабочего, и неожиданно оказывается, что это и есть наша цель. Были уже возведены два этажа, и уже сейчас можно было представить, как будет смотреться отель после окончания строительства. Макс подозвал ближайшего рабочего, дал ему пару долларов и стал расспрашивать о стройке. Тот знал немного, но рассказал, что отель будет иметь шесть этажей и на данный момент у него самое большое по размерам помещение, отведенное под казино.

- А бассейны есть? - поинтересовался я, так как мальчишку обязательно должен интересовать подобный вопрос.

- Один точно будет. Большой, хороший бассейн, - успокоил меня рабочий, улыбнувшись. - Отстроимся, поселишься здесь, парень, и тогда вволю наплаваешься.

- Спасибо, - поблагодарил его я, старательно изобразив вежливого мальчика.

- Хороший у вас сын, мистер. Вежливый. Извините, мне идти надо.

Не успел он повернуться к нам спиной, как мы, с Максом, встретившись взглядами, весело засмеялись. Рабочий, услышав наш смех, не оборачиваясь, помахал нам рукой.

Еще через пару часов мы, наконец, встретились с лейтенантом полиции. Он был плотным, крепким мужчиной, но до горы мускулов детектива явно не дотягивал. Когда мы встретились, он был злым, как черт, из-за каких-то неприятностей по работе, но стоило ему получить маленький подарок в виде стодолларовой банкноты, то сразу повеселел, а когда узнал, что для нас в хорошем ресторане заказан ужин, мгновенно превратился в веселого и жизнерадостного мужчину средних лет. Все попытки узнать, что привело Макса в Лас-Вегас, вежливо отклонялись. Причина проста: конфиденциальное дело. Впрочем, у него с Максом было что вспомнить, поэтому их разговор был полон воспоминаний и смешных случаев. Правда, ближе к концу вечера, сильно перебрав, лейтенант несколько скис и опять стал жаловаться на чертову работу. Когда мы его сажали в такси, он обнял детектива и сказал, что если Максу повезло в жизни, то пусть тот не забудет своего старого приятеля, при этом добавил, если что-то надо будет сделать и это будет в его силах, он в лепешку разобьется, но обязательно сделает для друга. Когда тот сел в машину, я сунул ему в руки пакет с дорогим виски двадцатилетней выдержки.

- Спасибо, мальчуган, - поблагодарил он меня, после чего хлопнула дверца, но только такси начало набирать скорость, как до нас донесся его крик. - Макс!! Не пропадай!! Помни, я твой друг!!

- Ишь ты, как заговорил, почуяв запах денег! - усмехнулся Макс, глядя вслед влившемуся в поток машин такси.

Утром встали поздно. Позавтракали и пошли гулять. Около двух часов позвонили в юридическую фирму. Не успел Макс назвать себя, как его переключили на кабинет главы юридической фирмы. Детектив только успел поздороваться, как сразу получил предложение от мисс Нельсон приехать к ней на работу.

Войдя в кабинет, мы только успели сесть, как она сразу перешла к делу: - Все получилось так, как вы сказали, но при этом я очень надеюсь, что срыв контракта произошел не по вашей вине. Ведь так?

- Все так. Просто мы с некоторым опережением получили эти сведения, а так как у нас на руках оказалась подходящая сумма, то решили воспользоваться моментом.

- Вы гладко говорите, мистер Ругер, но я должна быть уверена, что вы тот человек, за кого себя выдаете. У вас есть компания, финансовая фирма или банк, с которым вы тесно сотрудничаете? Бергман вас не знает и хочет, чтобы за вас кто-то, кого он знает, поручился. Если поручителем будет моя юридическая фирма, то я хочу опираться на соответствующие документы. Вы можете мне их представить?

Мне стало ясно, что она уже договорилась с Бергманом и теперь пытается выбить из нас как можно больше денег.

- В какую сумму вы оцениваете свое поручительство перед Бергманом? - резко спросил я, не дав Максу открыть рот.

Она перевела на меня изумленный взгляд и сейчас пыталась понять, стоит ли отвечать какому-то мальчишке, но тут вступил в разговор Макс: - Ответьте ему, пожалуйста, мисс Нельсон.

- Как вы смеете! Никто не может...

- Вы получите еще пять тысяч сверху. За поручительство. Это мое последнее слово. Если вы сейчас скажете: нет, то мы уйдем.

Глава юридической конторы, наконец, справилась со своими эмоциями и лицом, на котором читалось крупными буквами: вы меня только что оскорбили и унизили, грубые мужланы.

"Действительно, что может противопоставить сильным мужчинам слабая и беззащитная женщина, если только не забрать у этих наглых мужиков еще пять тысяч долларов, - подумал я, глядя ей прямо в глаза. Не знаю, что она прочитала в моем взгляде, но только отвела глаза и, уже глядя на Макса, сказала:

- Хорошо. Завтра с утра я еду к господину Бергману и под свое поручительство предложу ему заключить с вами сделку. Теперь у меня есть ряд вопросов, на которые хочу получить от вас, господин Ругер, четкие и однозначные ответы.

- Слушаю вас внимательно, мисс Нельсон.

Следующие пять дней были заполнены совещаниями, консультациями с независимыми экспертами и поездками на строительство. Одновременно прорабатывался контракт, и было видно, что Руди Бергман заинтересован в его заключении даже больше, чем мы. Об этом говорило его быстрое согласие почти на все наши условия и дополнения. Я даже насторожился по этому поводу, после чего целый вечер изучал окончательный вариант контракта с приглашенным со стороны независимым экспертом - юристом. Если говорить честно, денег на независимых экспертов мне было не жалко, так как сам я почти не разбирался в подобных вопросах, а про Макса и говорить было нечего. Посоветовавшись с детективом по этому поводу, мы решили единогласно: мафия взяла Руди за глотку. Итог нашего контракта можно было выразить двумя цифрами: восемьсот тысяч долларов являлись стоимостью пятидесяти процентной доли прав на владение землей и отелем-казино и триста тысяч долларов - наш вклад в строительство отеля и благоустройство прилегающих к нему территорий. В итоге мы с Максом получали отель, построенный под ключ.

Расчеты и сроки по строительству отеля, которые должны были быть приложены к договору, я возложил на двух экспертов, так как, снова повторюсь, ничего в этом деле не понимал. Макс, последние пару дней, морщился словно от зубной боли, стоило ему услышать о графиках работы или о стоимости тех или иных стройматериалов, и уж тем более ненавидел сидеть на консультациях вместе с экспертами и слушать их советы. Наконец, все закончилось, контракт был заключен и деньги выплачены. Но что удивительно, Ева Нельсон, когда Ругер предложил ее фирме стать официальным посредником при покупке отеля, дала согласие и не стала с нас требовать дополнительные деньги, а вместо этого вежливо намекнула Максу, что не прочь с ним поужинать. Наверно решила, что это неправильно, когда просто так болтается симпатичный, богатый, а главное, холостой мужчина. Правда, затем, мы с Максом, с немалым удовольствием наблюдали за ее удивленным лицом, когда она услышала о распределении долей будущих партнеров. Девяносто пять процентов оказались долей странного подростка, чье присутствие на совещаниях и переговорах она до сегодняшнего дня считала непонятной блажью своего клиента. Произведя окончательный расчет с юридической фирмой, и забрав документы, мы перед самым отъездом наняли частного детектива, которого нам посоветовал лейтенант Маккартни, для присмотра за Руди Бергманом.

ГЛАВА 9

Джим встретил меня роскошным обедом. Пожилой и одинокий человек, который просто жил по инерции, вдруг неожиданно обрел "сына", а вместе с ним новый смысл жизни. Он видел, что со мной что-то не то, но просто принял мои странности, как само собой разумеющееся. Джим никогда не спрашивал меня, откуда я беру деньги или где пропадаю ночами. Его опека была ненавязчивой, что я особенно ценил в наших отношениях.

Стоило мне поинтересоваться, что произошло в городе нового, как Джим рассказал мне, что около Лос-Анджелеса случилось громкое убийство босса мафии.

- Ты же знаешь, я почти не читаю газет из-за их наглого вранья, но тут с кем не заговоришь, сразу начинают обсуждать убийство бандита Микки Коэна. Поневоле заинтересуешься. В газетах написали, что бандитские машины расстреляли из пулеметов. Представляешь, Майкл! Из пулеметов! У нас что, война уже началась?! Куда смотрят эти власти?! Еще мне Фредди сказал, что к нам приехала специальная бригада из Нью-Йорка. Полиция. ФБР. А зачем, Майкл? Он же просто бандит! С чего такая честь? Убили, туда ему и дорога!

- Согласен. Спасибо большое. Было очень-очень вкусно.

- Я рад, что тебе понравилось. Майкл, я тебя прошу, будь, пожалуйста, осторожен на улицах. Мне консьержка на днях сказала, что в городе, вроде как, началась война между бандитами. Да и в газетах пишут, что в перестрелках гибнут простые люди.

- Я маленький, в меня не попадут.

- Не шути, я серьезно тебе говорю.

- Хорошо, а пока пойду, отдохну.

Придя в свою комнату, прилег на кровать. Сразу подумал, что мой расчет оказался верен. В городе творился криминальный бардак, шла переделка сфер влияния и территорий. Судя по рассказам Джима и газетам, которые я успел прочитать, в город вернулись тридцатые годы, когда шла война всех против всех. Джек Драгна схватился с преемниками Коэна за самый главный приз - сеть тайных букмекерских контор, а китайцы и прочие городские банды взялись резать сладкий пирог, некогда принадлежавший Микки Коэну. Незаметно для себя я задремал и проснулся от того, что услышал какие-то непривычные звуки. Посмотрел на часы. Стрелки показывали время: без двадцати девять. Вышел из своей комнаты и увидел странную картину. Обычно к этому времени Джим садился к радиоприемнику, чтобы слушать вечерний выпуск спортивных новостей, а вместо этого он сейчас стоял, разглядывая себя у зеркала, одетый в новый костюм. На мой удивленный взгляд, чуть помявшись, он виноватым голосом сообщил мне, что этажом ниже живет леди, которая полностью разделяет его любовь к спорту, и он уже третий день ходит к ней слушать спортивные новости.

- Джим, если ты сегодня не придешь, то я нисколько не обижусь, - пошутил я.

- Она очень приличная женщина, Майкл. Мы только...

- Ты не опоздаешь?


На следующий день я поехал в бюро Макса. Никаких особых дел у меня к нему не было, так как мы все оговорили еще в Лас-Вегасе, просто надо было определиться с банком, где мы будем хранить бумаги. Немного удивительно, но мы подошли к дому, где располагался офис детектива, с Максом почти одновременно. Поздоровались, после чего зашли в пекарню, где Макс купил коробку с пончиками. Зайдя в приемную, мы увидели грустную Изабель. Правда, в следующую секунду, она так нам обрадовалась, что выскочила из-за своего стола и кинулась на грудь Максу. Со мной она не стала обниматься и разрешила только поцеловать в щечку. Причину грусти девушки мы выяснили, не сходя с места. Оказалось, Толстый каким-то образом узнал, что Изабель одно время жила у Доротеи и послал к ней своих людей, чтобы те узнали, где сейчас девушка. Бандиты напугали негритянку до такой степени, что та две следующие ночи ночевала в больнице. Вчера девушка решила ее навестить и только тогда узнала о визите бандитов. Выслушав эти новости, мы прошли в кабинет Макса, оставив Изабель готовить кофе.

- Девочке надо помочь. Ты как? - начал разговор детектив.

- Согласен. Только я не знаю, где находится их штаб-квартира, сколько людей в банде, как они вооружены. Короче, ничего не знаю. У своих приятелей в полиции ты не можешь все это выяснить?

- Не могу, но если бы даже мог, то не стал. Ты должен понять, что если с Толстым и его людьми что-либо случится, я первый попаду под подозрение.

- Верно. Как-то не подумал об этом. Впрочем, мне кажется, я знаю, у кого можно получить такие сведения, - встал, подошел к двери. Открыл. - Изабель, радость моей души, скажи мне: тот парень, твой сосед, жив?

Несколько секунд она растерянно хлопала глазами и только потом сообразила, о ком я ее спрашиваю.

- Да. Я была у Родригеса два дня назад. Его скоро выпишут, - сообщила она нам с радостью в голосе.

- Ты не возражаешь, если мы сходим к нему?

- Зачем? - в ее голосе послышалась тревога.

- Не задавайся лишними вопросами. Так как?

- Хорошо. Пойдем.

Закрыв дверь, я вернулся на свое место, после чего объяснил недоумевающему Максу, что бандит, лежащий в больнице, является прямым конкурентом Толстого. Тот все сразу понял и только спросил: - Когда пойдем?

- Сейчас и пойдем, вот только я тут подумал, что в этом деле ты мне не помощник.

- Погоди, парень. Ты же не хочешь никого из них убивать?

- Хорошо. Мы с тобой их немножко побьем, после чего те полежат в больнице, а затем выйдут. Да, они дадут обещание, что никого больше трогать не будут, особенно после того, как мы им сломаем по паре ребер. Вот только ты веришь в то, что они сдержат свое обещание?

Как бывший полицейский, Макс знал криминальную изнанку жизни большого города, как никто другой. Он знал, что я прав. Он прекрасно знал, что люди, подобные Толстому, ничего не знают и не умеют, кроме как запугивать, избивать и грабить, а при случае могут и убить. Когда он был полицейским, он старался жить по закону, насколько это было возможно, но это было до того, как его дочь погибла. Именно поэтому он был сейчас согласен идти и ломать ребра и челюсти парням из Мексики, но убивать их просто так, бывший полицейский не мог. В его сердце еще жил закон, который поддерживала клятва, которую он дал жене, но при этом ему очень хотелось помочь бедной девушке. При этом он прекрасно понимал, что эти бандиты запросто, походя, сломают Изабель жизнь. И он решился компромисс.

- Если только главаря, Майкл. И еще. Я пойду с тобой.

- Нет, Макс. Во-первых, тебя запомнит этот парень, которого ты будешь расспрашивать в больнице, поэтому тебе не только нельзя появляться в этом квартале, но и иметь на это время твердое алиби. Где и с кем, не мне тебя учить. Теперь, второе,...

Дверь открылась и вошла Изабель с двумя кружками кофе.

- Вам, Макс, черный, а тебе, Майкл, со сливками. Сейчас принесу еще печенье. Мама мне передала. У нее такое вкусное печенье получается, что пальчики оближете.

Спустя минуту она вернулась с тарелкой, полной печенья.

- Кушайте, - она развернулась, чтобы уйти, но в следующую секунду снова повернулась к нам. - Вспомнила! Знаете, когда я навещала Родриго, к нему пришел его приятель. Они с детства дружат. Так вот из их разговора я поняла, что на Родриго напали бандиты Толстого и он, как только выпишется, собирается им отмстить.

- Так они при тебе и говорили? - язвительно поинтересовался я. - А если правду сказать?

Изабель мгновенно покраснела и опустила глаза.

- Я случайно... подслушала.

- Значит, они тебя не видели. Так? - спросил ее Макс.

- Не видели, - не поднимая глаз, ответила девушка.

- Когда это произойдет? - просил я.

- Сегодня.

- Стоп! Так Родриго лежит в больнице!

- Его ребята привезут на машине, на пару часов...

- Ясно, создает себе алиби, - подытожил Макс. - А насчет времени они что-то говорили?

- В час собираются у боксерского зала.

- Тогда мы к твоему Родриго не пойдем. А он тебе сильно нравиться, Изабель? - я решил уйти от скользкой темы, тем более, то, что надо мы уже узнали.

Девушка покраснела. Я думал, она опять застесняется и убежит к себе. Оказалось, нет.

- Он хороший человек. И да! Он мне нравится! - и она, вскинув голову, гордо вышла из кабинета.

Как только дверь за ней захлопнулась, Макс повернулся ко мне и сказал: - Планы меняются. Похоже, они там сами разберутся.

Мне так не казалось, но говорить с ним ничего на эту тему не стал. Дело надо доводить до конца, по-другому я никогда не работал.

- Раз с этим решили, то когда в банк пойдем?

- Майкл, извини, у меня через... - детектив посмотрел на часы, - полчаса встреча с клиентом. Давай ближе к вечеру. Хорошо?

- Договорились.


Приблизительно я знал, что боксерский зал находится где-то на границе двух районов, один из которых являлся латиноамериканским. Нашел это место быстро. Здание больше напоминало коробку от обуви, чем спортивное сооружение. Огляделся вокруг в поисках места, где мог бы без помех дождаться приезда Родригеса и посмотреть, как у того пойдут дела. Плана у меня не было, чисто из-за нехватки времени, что создавало неопределенность для моей операции. Мне никогда не нравился подобный подход к делу. Нет, импровизировать нужно, но это нужно делать уже в рамках спланированной операции. Сейчас я шел на это, потому что у меня совсем не было никакого выбора.

Взгляд остановился на небольшом кафе, расположенном на перекрестке. Заказал кофе, яблочный пирог и присел за столик. Увидел, как сразу подошло к условленному месту две небольшие группки парней. Посмотрел на часы: до сбора было еще полчаса. Постепенно начали подтягиваться и другие. Сквозь витрину кафе мне было хорошо видно, что парни нервничали. Коротко перебрасывались словами с напряженными лицами, затягивались сигаретами глубоко и часто. На исходе назначенного времени я насчитал семнадцать человек. Еще где-то, через десять минут подъехала машина, из которой вышел главарь с еще двумя парнями. Это был жилистый, мускулистый парень с крепкими кулаками, который был выше меня на полголовы.

"Может и правда, что Изабель имеет чувства к этому парню. Довольно симпатичный мужик".

При виде главаря парни сразу оживились, окружили его, приветствуя. Когда тот что-то негромко стал им говорить, явно поднимая боевой дух, я заметил, что все, как один, уважительно и внимательно его слушали, не перебивая. Я неплохо разбирался в людях, и по тому, что сейчас видел, он действительно был настоящим лидером, умеющим увлечь людей. Расплатившись, вышел из кафе, и направился к боксерскому клубу со спортивной сумкой, всем своим изображая человека, идущего на тренировку. В сумке ничего не было, кроме пистолета и глушителя, завернутого в груду старого тряпья. Проходя мимо банды, мне были слышны обрывки разговоров, но так как я испанского языка не знал, ничего не понял, зато увидел, как трое парней отделились от группы и направились куда-то между домами.

"На разведку? Так и я следом".

Идти прямо вслед за ними я не мог, так как обязательно привлек бы к себе излишнее внимание, поэтому пройдя вперед, только тогда изменил направление. Естественно, что упустил мексиканцев из вида, к тому же они здесь знают каждый камень, а я нахожусь здесь впервые, поэтому пришлось идти "на ощупь". Пройдя мимо нескольких жилых домов, я обошел по большой дуге какое-то подобие сквера, а дальше уже пошли развалины и кучи мусора, над которыми витали тошнотворные запахи, при этом стараясь придерживаться направления, в котором ушли парни Родригеса. Шагал быстро, но осторожно, с оглядкой, нередко останавливаясь и прислушиваясь. Судя по всему, здесь когда-то была производственная зона, теперь заброшенная и безлюдная. Похоже, это было очередной памяткой, оставшейся от "Великой депрессии", экономического кризиса, прокатившегося по Америке в тридцатые годы. Он длился более десяти лет и закончился только в 1941 году.

Мне уже начало казаться, что я иду не туда куда надо, как вдруг услышал чьи-то приглушенные расстоянием многочисленные голоса. Вытащил из сумки пистолет и глушитель. Накрутив глушитель на ствол, стал медленно, с предельной осторожностью, продвигаться на звуки. Наткнувшись на развалины одного из бывших цехов, где некоторые из окон нижнего этажа были закрыты порванной и проржавевшей проволочной сеткой, почти на цыпочках, подошел к проему, который был когда-то дверью и осторожно выглянул. То, что я увидел, стало для меня некоторой неожиданностью. Просто не ожидал увидеть здесь засаду. А она была. Под двумя окнами прятались, скорчились двое парней, причем у одного в руке был пистолет.

"О, как! Засада. Только кто на кого? - только успел так подумать, как за окнами, по другую сторону здания голоса начали звучать все громче и злее. Мне не были видны те, кто там кричал, но я чувствовал, как молодые мужские голоса с каждой секундой наливаются дикой, необузданной яростью, пока, наконец, все они не слились в единый рев, больше похожий на рычание хищников. Еще секунда - и раздался тяжелый топот множества ног, а к воплям озверевших людей прибавились крики боли и хриплые стоны. Вслушиваясь в гул массовой драки, я внимательно наблюдал за парочкой парней, сидевших в засаде. Те занимались тем же, чем и я, внимательно вслушивались в дикие крики и вопли, несущиеся с той стороны здания. Тот, кто держал в руке кольт, был явно старше своего напарника, худого, жилистого парнишки. Это был мужчина, плотного сложения, лет тридцати пяти.

"Наемник. Вот только кто его нанял?".

В какой-то момент парнишка чуть-чуть приподнял голову над оконным проемом и стал наблюдать за побоищем, потом что-то быстро сказал, при этом я смог уловить только имя: Родригес. Стоило наблюдателю произнести это имя, как следом привстал мужчина с оружием и тоже стал смотреть. Парнишка снова что-то быстро протараторил, после чего киллер резко вскочил, выбросил руку с пистолетом... и получил пулю в затылок. Его напарник умер, даже не поняв, что произошло. Быстро подскочив к окну, я стал в проеме, а затем осторожно выглянул. Толпа, в три десятка бандитов, бегала, дико орала, махала ножами, дубинками и металлическими прутьями, а у них под ногами лежали сбитые на землю люди, с колотыми ранами и проломленными черепами. Родригеса я увидел сразу, как и его конкурентов, трех здоровых мексиканцев, которые довольно ловко орудовали дубинками и металлическими прутьями, одновременно прикрывая друг друга. Было видно, что у них давно отработана подобная тактика. Один из троицы, здоровый как медведь, кинул бешеный взгляд в сторону дома, где я укрылся.

"Значит, это ты Толстый! Ну, здравствуй, парень!".

Выскочив из своего укрытия, словно чертик из коробочки, я четыре раза нажал на спусковой крючок. Пуф! Пуф! Пуф! Пуф! Две пули были посланы в главаря, и по одной - его двум подельникам. Уже разворачиваясь, я краем глаза успел заметить, как стал заваливаться Толстый.

"Это тебе за Изабель, паскуда!"

Уже не осторожничая, быстрым шагом, я покинул развалины. Гул голосов за моей спиной существенно изменился. Боевой рев сменился на азартные крики победителей. Догадаться, что там сейчас происходило, труда не составило. Когда на землю рухнула туша Толстого, то его банда сразу обратилась в бегство. Такой вывод было несложно сделать только потому, что именно Толстый нанял убийцу. Он не верил, что может победить честно, а значит, не верил в себя и свою власть.

Задачу, которую поставил перед собой, я посчитал выполненной. Обратная дорога у меня уже лежала в памяти, как хорошо сделанная карта, поэтому спустя пятнадцать минут, не сбившись ни разу, вышел к боксерскому клубу. От пистолета избавился еще по пути, найдя мусорную кучу, где разобрал его на части. Посмотрел на часы. Время на всю операцию ушло около часа. Пройдя квартал, сел на автобус, проехал две остановки, сошел, проверился и только потом пошел на нужную мне остановку. Все это я проделал, как обычно, чисто в автоматическом режиме, ничуть не напрягаясь. Ну, затратил я лишние сорок минут, но если посмотреть на это под другим углом зрения, то, что собой представляет этот короткий отрезок времени по сравнению с длинной жизнью, которую, может быть, я сейчас сохранил.

Времени до вечера у меня было много, поэтому я посвятил его отдыху. Погулял по набережной, поел в небольшом ресторанчике, потом дошел до порта, какое-то время смотрел на корабли. Мысли у меня в голове были самые разные, но по большей части приятные, так как собирался уйти в отпуск. Правда, пока короткий, так как у меня еще были незавершенные дела. Насмотревшись на океан, нашел телефон-автомат и позвонил в офис детектива.

- Изабель, Макс на месте?

- Нет его, и судя по всему, будет не скоро. Что ему передать?

- Ничего. Позвоню ему уже завтра. Пока.


Утром с аппетитом позавтракал, поболтал с Джимом на разные темы, после чего пошел звонить детективу. По дороге купил пару газет и сразу наткнулся в криминальной колонке о массовом побоище двух мексиканских молодежных банд. Журналисты обеих газет, что один, что другой, с какой-то извращенной радостью писали о выбитых зубах, проломленных черепах и лужах крови. Пробежав глазами текст, я выловил нужную мне информацию, хотя при этом она несколько расходилась в количестве убитых и раненых, но при этом никаких имен или кличек не было названо. Выкинув газеты в урну, я подумал: - Если в числе убитых окажется Толстый, то тогда могу считать, что время было потрачено не зря".

Подойдя к телефонной будке, незаметно огляделся по сторонам, и только потом набрал номер детективного бюро.

- Привет, Изабель. Как...?

Больше я не успел ничего сказать, так как на меня обрушалась лавина слов, каждое из которых было заряжено сплавом различных восторженных эмоций. Мне оставалось только слушать и вылавливать из моря слов нужную мне информацию. Из ее слов узнал, что Толстый был убит, его банда разгромлена, а победа, как полагается, досталась хорошему парню Родригесу, поэтому у нее все замечательно, душа ее поет... Вдруг неожиданно поток слов оборвался, и я услышал в трубке голос Макса, полный злой иронии: - Как вчера тебе отдыхалось, Майкл? Не хочешь поделиться впечатлениями? Жду тебя с большим нетерпением.

Когда я приехал к Максу, Изабель снова попыталась поделиться со мной своей радостью, но дверь в кабинет открылась, и я увидел на пороге излучавшую недовольство фигуру детектива.

- Потом поговорим, Изабель. У твоего босса тоже есть новости, и он не терпит со мной ими поделиться. Правда, Макс?

- Заходи, давай! - зло буркнул тот и, развернувшись, вернулся в кабинет.

- Садись, чего стоишь! - после того, как я сел, он какое-то время смотрел на меня, потом продолжил. - Все никак успокоиться не можешь. Ничего сказать не хочешь?

Сейчас в его голосе было столько яда, что не у каждой гадюки столько будет.

- Ты, вроде, и так все знаешь.

- Я знаю только одно, что ты заварил кровавую кашу, а расхлебывать ее придется нашим парням. Шесть трупов, и это притом, что сейчас в больницах лежат семеро тяжелораненых, не считая избитых и покалеченных парней. Что ты на это скажешь?

- Сколько там было трупов с пулевыми ранениями?

- Три. Еще два человека получили огнестрельные ранения средней тяжести.

- Их всех можешь записать за мной. И это все. Или все остальные трупы, а также тяжелораненых и покалеченных ты тоже хочешь мне приписать?! Или ты думаешь, что я специально собрал на пустыре четыре десятка молодых мексиканцев, потом раздал им металлические прутья и дубинки и заставил драться? Нет, ты так не думаешь! Но при этом вину за побоище уже возложил на меня! Почему? Я догадываюсь. Ты не смог предотвратить драку и считаешь себя в этом виновным. Ты прекрасно понимаешь, что дело не в нас, а в этих молодых парнях, которые не представляют свою жизнь по-другому! Ну что, успокоился? Нет?! Тогда еще кое-что скажу: если бы не мое вмешательство, жертв было бы больше!

Макс криво усмехнулся: - Так ты у нас оказывается герой! Слушай, а давай я похлопочу за тебя в Департаменте полиции, пусть тебе медаль выпишут за твои подвиги!

- Ты знал, что Толстый нанял убийцу? - спросил я его.

- Что?! Какого еще убийцу? - недоуменно спросил детектив.

-А! Так тебе приятели-копы еще не все рассказали! Или они теперь не сильно хотят делиться своими секретами с бывшим полицейским?

Глаза детектива зло сверкнули, желваки на скулах напряглись, но он постарался подавить вдруг вспыхнувшую ярость. Сдержавшись, какое-то время молчал, обдумывая мои слова, потом сказал: - Хорошо, расскажи, что там произошло.

Я коротко обрисовал ему картину того, что мне удалось увидеть. Макс какое-то время обдумывал то, что я рассказал, потом задал несколько уточняющих вопросов, снова думал, а потом сказал: - Извини, я погорячился. Просто, когда утром прочитал газеты, мне показалось, что именно ты заварил эту кашу, потом позвонил хорошему знакомому, тот кое-что добавил, но, видимо, я не так все понял.

- Извинения приняты. Хочу сообщить тебе, что ухожу в отпуск. Буду отдыхать, потому что на протяжении нескольких месяцев трудился не покладая рук.

- Отдыхай, заслужил. Вот только как тебя найти, если ты вдруг понадобишься? Ни телефона, ни адреса твоего, я так до сих пор не знаю.

- Буду, время от времени, звонить. Пока.


По поводу секса у сознания взрослого человека и четырнадцатилетнего тела были явные расхождения. Как взрослый мужчина я понимал, что мне надо решать эту проблему, но раз эротика не занимала полностью мой ум и не отвлекала от работы, я считал, что с этим делом можно немного подождать. Да и сердце у меня не стучало от задорных взглядов девушек, так как разум прекрасно понимал, что ничего нового для себя не откроет в женском теле. Странно, но у меня в той жизни, так и не случилось большой любви. Мать умерла рано, и меня воспитывали дед и отец, поэтому в детстве и юности были чисто мужские увлечения: охота, тренировки по стрельбе, восточные единоборства. За год до армии стал серебряным призером области по стрельбе из винтовки по мишени "Бегущий кабан". Вместе с этим, показал очень неплохие результаты в не основном для себя виде спорта, на соревнованиях в стрельбе из малокалиберного пистолета, где занял пятое место. В те годы я даже не осознавал того, что жил по особому расписанию. Подъем, пробежка, специальная гимнастика, школа, тренировки. Уже потом, намного позднее, я понял, что дед был педагогом от бога. Он сумел сделать так, что я не рвался куда-то на сторону, требуя личной жизни, потому что меня все отлично устраивало и так. Только время от времени, я выбирался в кино с приятелями или посидеть в кафе. Часть свободного времени проводил в интернете. Да и не компанейский я был парень - не курил, не пил, лихо выплясывать не умел, да и попусту не любил говорить, больше отмалчивался. Потом была армия. Только после моей жизни на гражданке, она не казалась мне суровой. Если там у меня было жесткое расписание, то здесь армейская дисциплина. Вот только хотел попасть в ВДВ, очень хотелось попрыгать с парашютом, а вместо этого попал в спецназ ГРУ. Коллектив был хороший, сплоченный, но и люди там разные были, поэтому была водка, и были девочки. Нет, я не ударялся в крайности, но кому в молодости не хочется попробовать все и сразу. Вот и сейчас я оказал в похожем положении, правда, теперь я знал, чего хочу.

Поднявшись утром, я решил составить экскурсионный план и первым пунктом вписал в него экскурсию в Голливуд, которая называлась: волшебный мир кино. Сказано - сделано. Приехал, приобрел билет и стал ждать, пока соберется группа. Пока ждал, присматривался к будущим попутчикам, а еще точнее, к молоденьким попутчицам, так как решил во время своего отпуска поработать над образом настоящего мужчины, который в американском исполнении состоит из трех составляющих: оружие, виски и красотки. С оружием и виски у меня было все в порядке, а вот девушки до сих пор не было. Непорядок. Вот только среди семейных пар среднего возраста с кучей отпрысков и молодежи с фанатическим блеском в глазах, готовых приобщиться к миру американской мечты, ничего приличного не наблюдалось. Наконец, дождался, когда из экскурсионной конторы выйдет гид, им оказался молодой разбитной парень, который должен был провести нас по миру грез и иллюзий. Он кратко описал сегодняшнюю программу, затем нас разместили на экскурсионном паровозике и повезли по павильонам Юнивёрсал студии, где можно было видеть такие спецэффекты, как нападение динозавра, землетрясение или появление громадной обезьяны Кинг Конга. Он показывал нам декорации к фильмам с пришельцами и историческим фильмам. Из них мне больше всего понравился совсем маленький кусочек Дикого Запада, построенный в одном из павильонов. Парень много и довольно интересно рассказывал о снимающихся фильмах, о звездах кино, их жизни и привычках. Почтенные матроны и девочки-подростки восторженно ахали, когда слышали о подробностях жизни их любимых актрис или актеров. Мужчины, от которых существенно попахивало алкоголем, больше интересовались сексуальными предпочтениями звезд. После двух с половиной часов показов и рассказов нас привезли в бар, в котором, по словам экскурсовода, отметилась вся плеяда киношных знаменитостей, причем наш гид с ходу назвал любимые марки выпивки и коктейлей звезд. Экскурсанты тут же облепили барную стойку, заказывая выпивку, как у звезд. Далее по расписанию у нас был час свободного времени, согласно которому мы могли глотнуть виски в баре, купить в сувенирных магазинчиках подарки на память, а так же попробовать счастья в агентствах по найму актеров. Даже из этого здесь сделали своеобразное шоу. Приходишь туда с кучей своих фотографий и деньгами, после чего заключаешь договор и платишь деньги, затем агент берет твои фото и вкладывает их в специальные кармашки на страницах больших и толстых альбомов. После всех этих процедур, которые занимают около десяти минут, у тебя появляется шанс стать звездой, потому что все эти альбомы любят проглядывать известные режиссеры, когда подбирают артистические кадры для своих фильмов. По крайней мере, так нам объяснил экскурсовод и затем подтверждал агент, пряча ваши деньги в карман. Именно поэтому наша группа разделилась на две части. Папы и мамы оккупировали бар, а их дети, зажав в одном кулаке пакет со своими фотографиями, а в другой десятку, кинулись в сторону агентств, на бегу мечтая о мировой славе.

Бар и сувениры меня не интересовали, поэтому я не торопясь пошел вслед за подростками, хотя бы потому, что надо было куда-то идти. Если говорить честно, то мне уже стало скучно и хотелось отсюда уехать. Шел, смотрел по сторонам, убивая время.

Около одного такого агентства, я заметил кафе и решил посмотреть местное меню, так как после почти трехчасовой экскурсии разыгрался аппетит. Здесь, к моему удивлению, народа было совсем мало. Пока шел к стойке, успел заметить за одним из столиков девушку и сидящих напротив нее двух приторно-красивых парней, явно сутенеров. Лицо девушки поразило меня не яркой, а какой-то изящно-тонкой красотой. В нем ничего не было от стандартного образа красоты современной американки. Она была другая, и в тоже время выглядела более женственной и сексуальной, чем любая красотка из американской рекламы. Неожиданно пришла мысль, что она, как и я, попала сюда из другого времени. Нет, мое сердце не дрогнуло, просто стало немножко жалко девушку из-за того, что скоро ее будут иметь все, у кого есть деньги на проститутку. Еще я отметил, что перед ней стояла пустая чашка из-под кофе, а у красавчиков - по дорогому коктейлю. Дойдя до стойки, попросил стакан яблочного сока и бутерброд с ветчиной и сыром, после чего сел за столик, рядом с этой троицей. Ветчина и сыр были сочными и вкусными, а главное отлично сочетались друг с другом. Специально я не вслушивался в их разговор, но не затыкать же уши, когда в трех метрах от тебя, за соседним столиком, как потом будут говорить в будущем, нагло вешают лапшу на уши. Сутенеры, не стесняясь, врали, что их знакомый, очень известный режиссер, как раз ищет девушку подобного плана, как она, только вот беда, он всегда очень сильно занят, но эту проблему можно решить, так как сегодня вечером они приглашены на вечеринку, где будет море шампанского, а самое главное, там будет этот режиссер. Я специально сел так, чтобы видеть лицо девушки, и только сейчас заметил, что у девушки совсем не радостное лицо, а какое-то грустное или печальное и она не столько слушает этих проходимцев, сколько, похоже, думает о своем. Даже сейчас, исходя из сцены, что разыгрывалась за соседним столиком, я догадывался, что случилось с девушкой. Она была одна из тех романтических натур, которые насмотревшись голливудского ширпотреба, слетались сюда со всей Америки, чтобы стать одной из звезд. Все они, в моем изображении, походили на ночных бабочек, которые летели на огонь, чтобы в нем сгореть.

Посмотрел на часы, но так как время еще было, то решил взять еще один бутерброд, который мне так понравился, хотя цена на него была здесь вдвое больше, чем в обычном городском кафе. Когда я снова вернулся за свой столик, девушку явно лихорадило: она боялась и хотела рискнуть. Ее разум сейчас метался между призрачными мечтами, где она становиться величайшей актрисой всех времен и народов и страшными рассказами, которых успела наслушаться по приезде в Голливуд. Не знаю, что меня дернуло, но я решил немного поломать их спектакль, уж больно наглые рожи были у сутенеров. А чего? Я же мальчишка!

- Слышь, дура, ты, что их слушаешь! Врут они тебе все!

Девушка вскинула лицо, ее большие зеленые глаза удивленно раскрылись, при виде мальчишки, которого она только что заметила, заставив вынырнуть из своих мечтаний, страхов и сомнений. Одновременно с ней в мою сторону повернулись оба сутенера. Вот на их лицах растерянности не было, а вместо этого читалась откровенная злоба. Пока один начал говорить обо мне всякие плохие слова, второй не стал размениваться на ругательства, а вместо этого вскочил на ноги. Подскочив к моему столику, схватил за шиворот, а затем рывком выдернул меня из-за стола и потащил к выходу. Народу в кафе было немного, и только какой-то мужчина, сидевший у входа, сделал попытку вступиться за меня: - Эй, парень, ты чего на мальчишку взъелся?

Но стоило ему услышать от меня: - Не волнуйтесь, мистер. Я сейчас приду, - как он, больше не говоря ни слова, с оторопевшим видом проводил меня взглядом.

Вытащив меня на крыльцо, сутенер развернул меня к себе лицом и только раскрыл рот, как получил в солнечное сплетение и согнулся с выпученными глазами, подставив свою челюсть под удар локтя. Удар получился знатный, его голову сильно откинуло, громко клацнули зубы и, не устояв на ногах, он с размаху шлепнулся на спину. Народ, проходивший по улице, остановился, и принялся обсуждать драку, при этом тыкая в меня пальцами, причем дошло до того, что кто-то из людей признал во мне каскадера: - Да он каскадер! Точно-точно! Я его в одном фильме видел!

Сдержав смешок, я поклонился собравшейся толпе, и под жидкие аплодисменты вернулся обратно в кафе. Прошел к своему столику, под удивленными взглядами персонала и немногих посетителей, сел за столик и вонзил зубы в недоеденный бутерброд. Только я успел сесть, как из-за стола выскочил второй сутенер и кинулся к выходу. Мне хватило несколько минут, чтобы расправиться с бутербродом и допить сок. Бросил взгляд на девушку, которая теперь смотрела на меня, не отрывая глаз. В ее взгляде была целая гамма чувств, вот только ни радости и восторга по поводу моего поступка в нем точно не было. Допив сок, я встал из-за стола и сделал пару шагов по направлению к выходу, как девушка резко поднялась со своего места и загородила мне путь с негодующим криком: - Ты!! Ты все разрушил!! Все!! Ты понимаешь...!!

Несмотря на всю трагикомичность положения, мне, честно говоря, было ее немножко жалко, так как прямо сейчас она считала меня виновником всех бед, несмотря на абсурдность ее обвинений. Мне не было известно, что она уже полгода жила в Лос-Анджелесе почти впроголодь, отдавая половину своего нищенского заработка за уроки актерского мастерства, зато смог уловить в ее голосе столько душевной боли и отчаяния, что нетрудно было понять, она уже была согласна на все, лишь бы что-то изменилось в ее жизни.

- Что я разрушил, девочка?! - резко перебил я ее истерические выкрики.

- Девочка?! Это ты, наглый, трепливый мальчишка!! Ты виноват!! Все из-за тебя, злобный маленький паскудник!! - она кричала мне прямо в лицо, но свою злобу она выплескивала не на меня, а на весь мир, который оказался по отношению к ней злым и жестоким. Она не заслужила этого! Она лишь хотела стать великой актрисой!

Как взрослый мужчина, я снова пожалел маленькую девочку. Стоял и просто смотрел, ожидая, когда она, наконец, утихомириться. Выкрикнув в последний раз, она посмотрела на мальчишку и вдруг поняла, что гнев, переполнявший ее, куда-то исчез, оставив вместо себя пустоту и сознание того, что от хрустального замка ее мечты остались одни лишь развалины. Ее охватила жалость к себе. Ей хотелось, даже не кричать, а выть во весь голос.

Нетрудно было догадаться, что сейчас произойдет, а я и так уже привлек к себе лишнее внимание. К тому же надо было срочно прекратить зарождающуюся истерику, но дать ей пощечину, значит, будет скандал и дело может дойти до полиции, поэтому я, сделав шаг, так резко и сильно схватил девушку за руку, что она чуть вскрикнула, потом сказал: - Пошли.

Она посмотрела на меня сквозь наворачивающиеся на глазах слезы и тихим безжизненным голосом спросила: - Куда?

- На кудыкину гору, - недовольный собой, сердито буркнул я и потащил ее к выходу.

Она больше ничего не спросила и безропотно пошла за мной. Толпа перед входом уже рассосалась, только двое сутенеров стояли поодаль. У одного из них, которого я пару раз больно стукнул, вид был немного бледный. Они лишь проводили нас глазами, но что-то сказать не решились.

Плюнув на продолжение экскурсии, я потащил новоявленную подругу к стоянке такси, в которое та села с таким же безучастным видом. Шофер подозрительно на нас посмотрел, но я помахал перед ним банкнотой в пять долларов, и он снова стал смотреть вперед.

- Куда тебя отвезти?

- Куда хочешь.

Я недовольно покосился на нее. Этот вариант мне не нравился.

"Истеричка, - недовольно подумал я, а сам спросил: - Тогда лучше скажи: где живешь?

- На улице. Со вчерашнего дня.

Снова посмотрел на нее. Взгляд потухший, безжизненный.

"Мать вашу! Помог, называется. Отпущу, так ведь в петлю же, дурочка, полезет".

Уловив очередной нетерпеливый взгляд таксиста, я тихо вздохнул и назвал адрес ресторана, находившегося на расстоянии квартала от моей второй квартиры. Даже сейчас я не хотел, чтобы мой адрес узнал посторонний человек. Эту квартиру я снял для встреч с любовницей, которую собирался завести. В моем понимании это должна была быть молодая женщина, лет двадцати трех-двадцати пяти, умеющая подать себя в постели. Пришла-ушла, и на этом все чувства заканчивались.

Ехали долго, что не прибавило мне хорошего настроения. Расплатился с водителем, мы вышли и пошли пешком. Девушка шла рядом, с таким же безучастным видом.

"Теперь мне придется у себя поселить это инфантильное создание, - с этой мыслью я открыл дверь и жестом показал входить. Она прошла в квартиру, я закрыл дверь и вошел в комнату вслед за ней в гостиную.

- Пока поживешь... - начал я только говорить, как меня оборвали.

- Где спальня?! - неожиданно и резко спросила девушка и, не дожидаясь ответа, быстро прошла в другую комнату. - А вот она!

Если до этого момента она следовала за мной, изображая шагающую статую, то сейчас я оказался в роли статиста в непонятном для меня спектакле, уж больно быстро произошел скачок ее настроения - от полной безучастности к истерической активности. Пройдя за ней, я остановился на пороге спальни. Она остановилась у изножья кровати, какое-то время смотрела на нее, затем резко повернулась ко мне... и принялась раздеваться. Первой из ее одежды полетела в сторону кофточка, затем на пол упала юбка. Сеанс эротики сопровождался выкриками: - Ты же мужчина! Ты же этого хотел! Смотри! Наслаждайся!

"Фигура богини, - прокомментировал я мысленно, когда моим глазам предстала изящная фигурка девушки в нижнем белье. Красивое лицо, маленькие изящные ладони и стройные ножки довершали эту прелестную картину. Второй частью эротической программы стало снятие чулок со стройных ножек. В моих штанах сразу стало тесно.

- Как я тебе, нравлюсь?!

- Нравишься, - спокойно ответил я. - И что дальше?

Честно говоря, я думал, что вот-вот сработает эффект стыдливости или чего-то подобного, но ответом на мой вопрос стал полетевший на пол бюстгальтер и вызывающе выставленные напоказ крепкие, упругие груди с торчащими коричневыми сосками.

- А теперь?!

В этот самый момент я подумал: - А почему бы и нет?".

Только я принялся раздеваться, как она покраснела, но продолжила стоять с независимым видом, вот только стоило мне к ней приблизиться, как девушка юркнула под одеяло.

Экзамен в постели проходили мы оба: я испытывал свое новое тело, она получала новые ощущения. Понимая ее возбужденное состояние, я старался делать все предельно аккуратно, предварительно разогреть, и в какой-то момент ее тело откликнулось на мои ласки, до этого казавшееся безучастным. Стоило мне откатиться в сторону, как сразу наткнулся на взгляд девушки. Она смотрела на меня большими и круглыми глазами, а при ее короткой стрижке она сейчас была очень похожа на японских анимешных героев - девочек. С ней случилось то, о чем она мечтала и боялась, но почему это произошло в постели у какого-то мальчишки, которого увидела сегодня впервые в жизни. Сейчас она лихорадочно вспоминала, все, что с ней сегодня произошло, одновременно пытаясь понять, как такое могло вообще произойти.

Уже пару дней ее не отпускало нервное напряжение после того, что она решила переступить через себя и отдаться красавцу-кинорежиссеру во имя великой любви к искусству. Таким образом, она думала воплотить в жизнь девиз театральной студии "Через тернии к звездам", в которой училась. Сегодня она окончательно решила, что должна отбросить свои пустые страхи, которые мешают ей стать звездой экрана! Вот только все пошло не так, и вместо брутального красавца-кинорежиссера, о котором ей говорили его ассистенты, в кровати лежит этот мальчишка. И она еще такое устроила! Стоило ей вспомнить, как она себя вела, ее окатила огненная волна стыда. Да, она его к этому подтолкнула, но он не должен был так делать! Он же видел, что она не в себе! Попытка вызвать злость к этому парню получилось какой-то вялой и чтобы подтолкнуть ее она начала вспоминать, что тот с ней проделывал в постели, и вдруг неожиданно поняла, что занятие любовью с ним не вызвало у нее отрицательных эмоций. Да еще ее проснувшееся женственное начало внутри нее шептало, что этот мальчик был с ней мягок и нежен. Девушка со смущением была вынуждена признать, что он совсем не походит на глупых мальчишек с их дурацкими выходками и нелепыми ужимками.

Мне тоже было о чем подумать. Честно говоря, мой неожиданный порыв выглядел детской выходкой для понимания взрослого мужчины, каким я себя считал. То, что я не сдержался, было спровоцировано мужским либидо и нестандартным поведением этой подруги, но это не объясняло моего поведения. Пытаясь объяснить самому себе, что произошло, я не сразу понял ее, устремленный на меня взгляд.

- В ванну? - спросил я ее.

- Да. Хочу, - робко сказала она, глядя на меня, словно мышь на кота.

- Чего тогда сидишь? Беги.

- Отвернись, пожалуйста!

Мне хотелось сказать, что ничего нового я для себя не открою, даже если буду разглядывать ее тело через лупу, но вместо этого, молча, отвернулся. После того, как уже я, в свою очередь, вернулся из ванной и залез под одеяло с намерением продолжить любовные игры, она вдруг неожиданно спросила: - Ты кто?

Только тут я вспомнил, что мы так и не познакомились. Со мной это произошло впервые. Мне с трудом удалось подавить смешок.

- Майкл. А тебя как зовут?

- Татьяна. Таня.

- А фамилия?

- Барышникова. Я русская. А что будет дальше?

"Теперь я понял, почему она меня тогда поразило ее лицо. У нее наша, спокойная, чисто русская красота, без малейшего намека на вульгарный американский эталон женщины".

- Дальше - это сейчас или дальше - это в будущем? Впрочем, лучше сразу отвечу на оба вопроса. Сейчас мы займемся любовью, - при этом я с удовольствием наблюдал, как заалели ее щечки. - Насчет будущего тоже просто. Буду тебя поить, кормить и воспитывать, пока не встанешь взрослой. Если ты, конечно, согласна на такие условия.

После моих слов ее глаза снова округлились от удивления.

- Я... Я не знаю.

- Послушай, девочка, я не требую от тебя немедленного ответа. Скажешь, когда решишь. Впрочем, ты можешь одеться и уйти прямо сейчас, - от моих слов она сразу поникла, а глаза стали влажными. - Не дурак, понял, что тебе некуда идти. Снимала квартиру, затем кончились деньги, ты отчаялась...

- Да. Да! Я убежала от родителей! Я работала, как проклятая, чтобы заработать деньги на театральную студию! У меня здесь нет ни одной подруги, потому что все девушки, с которыми я пыталась завести знакомство на курсах, считали меня соперницей! Мне не предлагали здесь ни участия, ни дружбы, а только все хотели от меня чего-то! Мужчины - моего тела...!

- Я прямое тому доказательство.

Она какое-то время грустно смотрела на меня, а потом тихо сказала: - Знаешь, я не такая, какой могла тебе показаться. Поверишь, я даже не знаю, что на меня такое нашло. Я... словно вынырнула из черного омута и... вдруг оказалась в этой постели. И ты... Ты... говоришь и ведешь себя, как взрослый мужчина. Но ты же, мальчик?

- Не девочка, это точно. К чему вопрос?

- Нет, я не так сказала. Ты ведь уже раньше был... с девочками?

- Слушай, сколько тебе лет? Только не ври! - я прибавил в голос строгости.

Девушка опустила глаза и очень тихо сказала:

- Восемнадцать,... скоро будет.

- Скоро - это когда?!

- Через семь месяцев, - эти слова она почти прошептала.

"О, мой бог! Да она совсем девчонка!".

- Ты дура. Полная дура. Родители хоть знают, что ты жива?

- Да. Я им каждый месяц открытку отправляла.

- Хоть что-то правильно сделала. Что ты хотела спросить?

- Это твоя квартира?

- Нет. Взял в аренду на полгода.

- Ты здесь живешь?

- Нет. И давай обойдемся без глупых расспросов. Мне кажется, нам и без этого есть чем заняться.

Когда наши тела слились, девушка пыталась удержать маску равнодушия на лице, но стоило ей подойти к пику оргазма, как она превратилась в сексуальную маньячку. Правда, потом с головой забралась под одеяло и свернулась в клубочек, как котенок, повернувшись ко мне спиной. Отвернув край одеяла, я спросил:

- Что с тобой?

- Мне... стыдно.

- Этим ты потом займешься, когда останешься одна, а сейчас придвигайся ко мне. Продолжим учиться расслабляться и получать обоюдное удовольствие.


Откинув одеяло, встал и подошел к своей одежде, лежащей на стуле. Взял часы, посмотрел, сколько сейчас времени, потом повернул голову к лежащей под одеялом девушке. Взгляд у нее сразу стал напряженный и боязливый.

- У тебя есть то, что надо забрать из старой квартиры? Документы, ценности, одежда?

- Нет, - голос был такой же, как ее вид, дрожащий, почти плачущий.

- Тогда вставай, девочка, пойдем в магазин. Купим тебе все необходимое. Жить будешь здесь, - при моих словах ее глаза засветились радостью. - Кстати! Ты готовить умеешь?

- Умею! Моя мама очень хорошо готовит, и она меня многому научила.

- Отлично, а то у меня молодой и растущий организм, которому нужно качественно и вкусно питаться. Теперь...

- Майкл, а тебе, сколько лет на самом деле?

- Много, и все мои. Составь список, что тебе понадобится в первую очередь. Зубная щетка, халат, тапочки, платье... Блокнот и карандаш лежат на столе.

Сейчас она смотрела на меня, с удивлением, большими зелеными глазами, не понимая, кто же все-таки перед ней: взрослый и опытный мужчина или все же подросток? Так и не придя ни к какому выводу, просто кивнула головой и сказала:

- Поняла.

- Тогда вставай.

- Отвернись, пожалуйста.

Выйдя из дома, мы направились к универсальному магазину, но проходя мимо небольшого ресторанчика, я заметил, как она сглотнула слюну, глядя на жующих людей за стеклом.

"Детский сад, штаны на лямках, - усмехнулся я про себя, но вместо этого обратился к девушке с предложением: - Слушай, мне есть захотелось. Ты как?

- Хочу! Очень!

Я заказал нам по телячьей отбивной с жареной картошкой и салатом. Затем мы пили чай с яблочным пирогом, но Тане оказалось мало, и она заказала еще порцию пирога, а на десерт себе взяла клубничное мороженое. Следующие полтора часа мы провели в универсальном магазине. Она делала покупки с таким счастливым лицом, что мне в какой-то момент даже стало неловко за себя. По сравнению с ней я выглядел надутым буржуем с карманами, набитыми деньгами.

"Эх, молодость, молодость, ты всегда красива и непосредственна, - с долей снисходительности подумал я, глядя на крутящуюся перед зеркалом Таню в новой кофточке, но стоило в зеркале отразиться моей физиономии, как я едва успел задавить в себе смех. - Ты тоже иногда бываешь таким непосредственным, паренек".

Вернувшись на квартиру, поставили покупки на пол.

- Майкл, я так тебе благодарна! Если бы не ты...

- Подожди! Это еще не все, - оборвал я ее. - Нам с тобой еще надо сходить за продуктами.

Вернувшись во второй раз, мы сразу прошли на кухню, где девушка начала раскладывать продукты: консервы и специи по полкам шкафов, а свежие продукты в холодильник. Я просто сидел и наблюдал за ней, про себя ухмыляясь, когда она в очередной раз подносила ладошку ко рту, когда зевала. Все было понятно. Вместо дешевых, грязных квартир у нее появилось уютное пристанище. То, чего она боялась, уже произошло, и все оказалось не так страшно, а местами даже понравилось. Мальчик оказался несколько странным, но не грубым, а заботливым. В нем было что-то от ее отца. Он был такой же правильный и всегда знал, что делать. Кошмар последних месяцев закончился, и даже жившая в ней мечта о славе великой актрисы как-то потускнела, оттененная чувствами и приятными переживаниями сегодняшнего дня. Она успокоилась, переживания и напряжение последних дней свалились с ее плеч, а вместо них пришла усталость. Закончив с продуктами, спросила: - Будешь чай с бутербродами?

- Нет. Я сейчас уйду.

- Когда ты снова придешь?

Я встал, положил на стол три банкноты, каждая по двадцать долларов: - Это тебе на хозяйство.

Она удивленно посмотрела на деньги, потом на меня:

- Извини, но не могу не спросить: у тебя богатые родители?

- Я сирота.

- Ой! Прости! Я так тебе сочувствую! Теперь мне понятно, почему ты такой...

- У тебя еще есть вопросы? - перебил я ее.

- Извини меня, пожалуйста. Но что будет дальше?

- Там видно будет.

- Майкл, зачем ты так сделал?

- Лишил тебя невинности?

Щечки заалели, глаза в пол: - Нет, почему ты для меня все это сделал?

- Честно говоря, даже не знаю, что сказать. Пока. 

ГЛАВА 10

Теперь, когда у меня появилась официальная любовница, я стал жить полноценной жизнью взрослого мужчины, при этом предоставил ей самой решать, как жить, не навязывая своих привычек или интересов. Свободное время она посвящала театральным курсам, кулинарии, походам в кино и магазинам. Несмотря на свою молодость, Таня оказалась хорошей хозяйкой, сумев создать милую и уютную атмосферу в квартире. Девушка словно проснулась после затянувшегося полугодового кошмара, стала веселой и игривой, как молодая кошечка.

В свою очередь, я снова приступил к тренировкам, которые запустил последнее время, параллельно начав ходить на автомобильные курсы и в тир, где проводил не менее двух часов в день, оттачивая навыки стрельбы. Проходя как-то мимо книжного магазина, я вспомнил о своей будущей собственности, зашел и купил пару книг-руководств по управлению персоналом. Убил целый вечер на их изучение, но зато понял, что это не для меня, после чего закинул книжки в шкаф. Много времени гулял по городу, один или с Таней. Центр города, набережная, рестораны, бары, но при этом нередко утыкался в ограничение - свой возраст. Увидев на прогулке по набережной круизные лайнеры, поинтересовался в туристическом офисе возможностью отправиться в путешествие, на что мне было сказано, что сначала им надо поговорить с моими родителями, чтобы получить разрешение. Вопрос с моими документами так и висел до сих пор, вот только я пока решил не торопиться, потому что нужно было сначала убедиться, что мафия окончательно забыла обо мне. Это им сейчас не до меня, но потом обо мне могут вспомнить, поэтому я попросил Макса через своих приятелей - полицейских узнать, что если что-то всплывет, то сразу бы дали ему знать. Еще надо было решить как-то вопрос с ФБР. Сейчас я был никем для этого мира, и мне нужно было, как можно дольше оставаться невидимкой. Дом, в котором находилась съемная квартира, не был никому неизвестен, как и квартира, где сейчас жила Таня, к тому же я планировал, через пару недель сменить адрес основной квартиры. Не знаю, как отнесется к этому Джим, который сейчас с удовольствием играет роль моего отца, но у Джима сейчас закрутился роман с леди, проживающей на третьем этаже, так что была вероятность того, что мы скоро расстанемся в полном согласии друг с другом.

На пятый день отпуска, проходя мимо телефона-автомата, я вспомнил свое обещание время от времени звонить Максу и набрал его номер. Рассчитывал услышать голос Изабель, так как детектив редко сидел на месте днем, но мне неожиданно ответил сам Макс.

- Очень хорошо, что ты мне позвонил, Майкл!

- И тебе здравствуй. Что нового?

- Новость для тебя только одна: со мной больше никаких встреч! Даже близко не приближайся к моему бюро!

- Погоди! Объясни толком, что случилось?

Спустя пару минут мне стало известно, что из тюрьмы бежал особо опасный заключенный, которого в свое время арестовал сержант-детектив Макс Ругер. Он посвятил этому делу много времени, собрал множество улик, позволивших засадить преступника на двадцать два года. Вот только не досидел убийца и насильник до окончания срока четырнадцать лет, сумел сбежать, при этом убив двух конвоиров. Еще на суде он поклялся отомстить судье, следователю и полицейскому за несправедливость, которую те учинили в отношении его, невинного и беззащитного гражданина Америки. Теперь в полиции считали, что в скором времени тот появиться в городе, чтобы отомстить. Об этом Ругеру сказали в полиции, затем посоветовали уехать из города и спрятаться в каком-нибудь тихом месте на то время, пока власти не поймают беглого преступника.

- Не волнуйся, еще вчера утром отпустил Изабель, - предупредил мой вопрос детектив.

- Тебе дали правильный совет, Макс. Уезжай. Даже скажу куда. В Лас-Вегас. Денег подкинуть?

- Не надо. Знаешь, у меня тоже такая мысль возникла, вот только сегодня утром мне позвонил судья, который его посадил и предложил стать его телохранителем на то время, пока преступник не будет пойман. Еще он сказал, что департамент полиции выделил ему патрульную машину, которая будет нести круглосуточное дежурство у его дома.

- А твой судья знает, что ты дал клятву жене не убивать?

- Думаю, на этот раз моя Дженни меня простит. Теперь у меня в пистолете не пустая обойма, и если этот мерзавец попробует заявиться в наш город, то пусть себе заранее закажет отходную молитву.

- Может, ты теперь в полицию вернешься?

- Нет. Не вернусь.

- Знаешь, мне кажется, что он сейчас забился в какую-нибудь дыру и сидит там, поджав хвост.

- Ошибаешься. В полиции мне сказали, что эта сволочь после своего побега, помимо конвоиров, уже успела убить еще двух человек. Один из них был фермер, который судя по месту преступления, просто подвез голосующего пешехода, за что и поплатился своей жизнью. У него было перерезано горло. Второй жертвой стал патрульный полицейский, который уехал после смены домой. Его нашли спустя двое суток со следами жестоких пыток в собственной квартире. Преступник забрал полицейскую форму, оружие и деньги. Затем его следы потерялись, но в полиции не сомневаются, что уже есть новые трупы, просто их еще не нашли. Надеюсь, ты понял, почему от меня надо держаться подальше. Этот больной ублюдок спокойно убьет тебя, стоит ему только увидеть тебя со мной. И последнее. Я дал согласие судье Милзу и уже с сегодняшнего вечера начну свое дежурство в его доме.

- Пока есть время, сходи в тир, потренируйся.

- Не волнуйся, я еще не забыл, как жать на спусковой крючок, да и сам судья парень не промах. Мне доводилось слышать, что он неплохо стреляет из револьвера. Так что будем вдвоем держать оборону.

- Удачи тебе, Макс. Пока.

Положив трубку, я подумал, что Макс Ругер настоящий служитель закона и работа в полиции его настоящее призвание, вот только клятва, данная его жене....

"Вот судьба у человека. Не позавидуешь".

Еще некоторое время я думал о детективе, потом вспомнил, что собирался съездить в магазинчик Стива, тот, вроде, нашел мне замену пистолета.

"Значит в магазин.... Стоп! Точно! Я же собирался пойти посмотреть себе куртку! Все, хватит тянуть, иду прямо сейчас!".

Собственно говоря, я мог бы пойти с Таней, но так как не любил хождение по магазинам и по собственному опыту знал, что присутствие женщины увеличивает время подобного похода как минимум вдвое, то решил пойти один. Вообще-то в магазины я заходил, но только в качестве экскурсанта. Из чистого любопытства зашел в магазины грампластинок и радио-телеаппаратуры, а вот в оружейные магазины и автомобильные салоны, исходя из своих личных интересов и предпочтений, заходил довольно часто.

Чтобы узнать адрес ближайшего магазина одежды, остановил и спросил молодую мамочку, которая шла по улице с двумя дочками - подростками. Мне, чуть ли не в три голоса, подробно объяснили, куда надо идти, после чего я отправился по указанному маршруту.

Это был большой универсальный магазин одежды, расположенный на трех этажах. Войдя, нашел указатель, показывающий, что "отдел детской одежды" находиться на втором этаже, после чего поднялся наверх. Молоденькие продавщицы проводили меня насмешливыми взглядами, когда я отказался от их услуг и сам стал выбирать себе одежду. Девушки, видно посчитали, что подросток решил поиграть во взрослого мужчину. Несмотря на дневное время, к моему удивлению, народа оказалось достаточно много в магазине. На втором этаже, в основном, это были родители с детьми. Присмотрел себе куртку и пару рубашек, я только отложил их, решив заняться носками и трусами, как услышал за своей спиной громкий и хриплый мужской голос: - Всем стоять, сучки!! Кто дернется, сразу пулю схлопочет!!

Обернулся и с некоторым удивлением уставился на крепкого мужика с бешеными глазами и уродливым оскалом на лице, стоявшего в пяти метрах от меня. В каждой руке у него было по кольту М1911. Несколько секунд продолжалось молчание, а потом тишина взорвалась лавиной воплей, истерических криков и детского плача.

- Живо заткнулись, суки!! - заорал он. - Не заткнетесь - буду стрелять!!

Сразу успокоить истерически кричащих и плачущих детей было нереально, поэтому террорист резко вскинул пистолет, и на глазах у всех выстрелил в голову, стоящего ближе к нему, мужчине. Грохот выстрела и падение мужчины совпал с его криком: - На пол, суки!! На пол!! Всем лежать или пуля в голову!!

После его приказа, подтвержденного трупом, лежащим в луже крови, оцепенение у людей быстро прошло и мы, все, упали на пол. Матери прикрывали телом своих детей, словно наседки цыплят, упрашивая тех не плакать. Девушки-продавщицы тихо всхлипывали, прикрывая головы руками.

"Вот влип! И что дальше? Наверно потребует миллион долларов, килограмм кокаина и самолет, - я так думал, но на самом деле в этот момент мне было совсем не смешно, а страшно, так как прямо сейчас я никак не мог контролировать ситуацию. Даже быстрого взгляда хватило, чтобы понять, что у этого типа совсем поехала крыша, а значит, он в любую секунду может взять и выстрелить мне в затылок. Усилием воли свернул свой страх в маленький шарик и откатил его в самую глубь сознания. Теперь только осталось выждать удобный момент, но при этом я понимал, что лежа лицом в пол и находясь в пяти метрах от психически ненормального убийцы, это будет не так легко сделать.

- Ты, овца, в синей кофте, живо встала!! - раздалась команда.

- Нет!! Нет!! Вы не можете меня убить!! - чувствовалось по ее звенящему и дрожащему голосу, что еще немного, и девушка сорвется на истерику.

- Заткнись, падаль! Я не собираюсь тебя убивать! Ты мне еще живой нужна!

В этот момент у входа в отдел, появился запыхавшийся охранник: - Что проис....

В следующую секунду раздался выстрел, и охранник с простреленной головой рухнул на пол.

- Сука, чего лежишь!! Вставай!! Будешь моим голосом!! Чего лежишь?! На счет три - стреляю! Раз...!

Я слышал всхлипывание, потом раздались легкие шаги.

- Встала у двери на колени! Живо, сука! Сейчас будешь повторять мои слова! Громко! Орать будешь! Если мне не понравится, прострелю тебе башку!! Все поняла?!

Девушка-продавщица, ставшая на колени у двери, ведущей в отдел, всхлипнула: - Да. Да!

- Сообщение для полиции! Если увижу хоть одного копа, начну убивать заложников! Повтори! Ну, живо!

Девушка стала громко кричать, повторяя слова террориста. Проанализировав ситуацию, я стал продумывать варианты, чтобы выбрать из них наиболее оптимальный. Исходил из обычного стандарта. Если ему нужен миллион долларов, он сначала выдвинет свои условия, а значит, даст время для их исполнения, и уже тогда когда сроки пройдут, примется отстреливать заложников. В таком случае шансы у меня есть, причем неплохие, так как со своим карманным кольтом я никогда не расставался, а значит, только надо будет дождаться удобного момента. Вот только есть во всем этом один толстый минус - этот урод настолько непредсказуем, что у меня был реальный шанс словить пулю раньше, чем я что-то успею предпринять. К тому же маньяк выбрал тактически правильную позицию, чтобы контролировать заложников и живой рупор, стоящий на коленях у двери, а труп охранника, которого пуля отбросила от двери, являлся серьезным аргументом для ведения переговоров.

- У меня двадцать один заложник! Я требую, чтобы сюда привезли трех гнусных мерзавцев! Эти поганые ублюдки - детектив - сержант Макс Ругер, судья Роберт Милз и следователь Патрик Вильямс! Даю два часа, чтобы их сюда привезти!

Голос девушки эхом раздавался у двери, повторяя сказанное убийцей. Теперь я знал, кто тут у нас этот маньяк, но от этого как-то лучше не стало.

- Если они не будут стоять передо мной через два часа, я начну убивать заложников! Никаких отговорок! И пусть все знают, что те, кого убью, погибли из-за этих трех гребаных уродов!! Они во всем виноваты! Это они затеяли эту бойню!! Я только карающая их длань!! Смерти детей будут на их совести!!

Судя по его почти истерическим воплям, мне стало понятно, что если даже он убьет этих трех людей, то вряд ли успокоится, пока не превратит весь магазин в братскую могилу. Вот только как достать пистолет, когда с тебя не сводят глаз?

- Кричи, дура!! Чего замолкла?!

- Что кричать?! - истерически выкрикнула девушка.

- Вопи во все горло, что Макс Ругер, Роберт Милз и Патрик Вильямс - гребаные твари, пидары и поганые ублюдки! Кричи так все время! Кричи сучка или мозги вышибу!

Под эти крики прошло минут двадцать. Бедная девушка почти хрипела, выкрикивая оскорбления.

- Сука!! Тварь!! Громче, я кому сказал!! Громче!! - заорал этот псих.

Но вместо выполнения приказа девушка неожиданно истерически разрыдалась, а следом раздался выстрел, после чего плач резко оборвался, и теперь хорошо были слышны в наступившей тишине еле сдерживаемые всхлипыванья, распростертых на полу людей. Чуть повернув голову и скосив глаза, мне удалось увидеть лежащее на полу в луже крови тело девушки. В этот момент раздался голос, усиленный рупором: - Ваши требования услышаны!! Необходимо время, чтобы они приехали!! Мы выполним все ваши требования, только отпустите детей!!

Убийца в ответ на требование только грязно выругался в адрес полиции и выкрикнул:

- Ты, мужик в сером пиджаке и баба рядом, в пестрой жакетке! Пошли к двери и стали на колени! Теперь кричите! Макс Ругер...!

Когда пара разноголосо стала выкрикивать оскорбления, сумасшедший убийца какое-то время хохотал, потом замолк и вдруг я услышал какой-то непонятный, странный звук. Чуть приподнял голову и увидел, как преступник, засунув один из пистолетов за пояс, достал правой рукой из кармана плаща коробочку, откинул крышку и поднес ее к носу. Моя ладонь уже лежала рядом с карманом куртки. В следующую секунду пальцы скользнули и выхватили из кармана пистолет.

Убийца, нюхавший кокаин, заметил резкое движение моей руки, вот только не успел вовремя среагировать. Выбросив руку, я трижды нажал на спусковой крючок, а так как мне пришлось стрелять снизу вверх, к тому же он начал поворачиваться ко мне, то все пули ушли ему под челюсть. В последний момент он успел нажать на спусковой крючок, но пуля прошла у меня над головой, еще я успел заметить кровь, заливающую ему грудь, после чего быстро сунул пистолет в карман и уткнулся лицом в пол. Звуки выстрелов двадцать второго калибра прозвучали, но не так громко, поэтому никто из совершенно испуганных людей никак не среагировал на них, к тому же, в десяти метрах два взрослых человека голосили во все горло. Вот только раздавшийся выстрел, а затем падение тяжелого тела и стук выпавшего из руки пистолета видно привлек чье-то внимание. Прошла какая-то минута, как одна из женщин вдруг громко закричала: - Он убил себя!!

Сначала все, лежа на полу, осторожно приподнимали головы, но стоило им увидеть труп убийцы, окончательно приходили в себя, вскакивали на ноги, бледные, еще окончательно не верящие в свое освобождение. Не исчезнувший до конца страх, трупы и потеки крови на полу не давали повода для радости, поэтому родители хватали своих детей, закрывали им глаза руками, и бежали с ними к двери. Никто не обращал ни на кого внимания, все хотели только одного: быстрее убраться с места кровавой бойни. Наверно из всей толпы бывших заложников, выбежавших из отдела, я был самый радостный, так как, похоже, никто не заметил, что именно этот мальчик стал причиной их освобождения.

Выбежав из отдела вместе с другими заложниками, я увидел, что с двух сторон по этажу дорога была заблокирована полицией, вооруженной пистолетами и карабинами. Ничего не понимавшие полицейские, даже не пытались нам помешать, пропустили мимо себя и снова сомкнули свои ряды. Стоявшие за оцеплением, детективы в штатском попытались узнать, что случилось, но неожиданно нарвались на оскорбления нескольких крайне возбужденных матерей, которым срочно нужна была разрядка. К ним добавился плач детей, но при этом стоило детективам понять, что бандит убит, как тут же последовал приказ, и полицейские бросились вперед. Все это вместе создало временный хаос. Воспользовавшись им, я пристроился к матери с плачущей дочкой на руках. Находясь рядом, я изобразил хорошего мальчика, и сделал пару попыток успокоить ребенка, за что заслужил благодарный взгляд матери.

- Хотите, я ее понесу? А то вы, мадам, какая-то очень бледная.

- Я так перенервничала, что до сих пор прийти в себя не могу! Ноги просто подгибаются! Просто ужас какой-то! Зайчик, ты пойдешь к мальчику на ручки?

Трехлетняя девочка, которая уже перестала плакать и с интересом смотрела на подростка, кивнула головой. Взяв ребенка на руки, я вместе с женщиной стал медленно спускаться по лестнице. Мать, идя рядом, не переставая говорила о том, как ей было страшно, и как ей жить дальше с этим ужасом в душе. Мимо нас, то и дело, пробегали полицейские в форме и гражданской одежде. Только мы спустились на первый этаж, как к нам подбежала женщина - медсестра, в белом халате.

- Как вы себя чувствуете?

- Плохо! - женщина еще не отошла кошмара и поэтому в ее словах звучали отголоски истерики. - Как я еще могу себя чувствовать после этого дикого ужаса!

- Пожалуйста, не волнуйтесь. Идемте со мной. Мы окажем вам самую необходимую помощь.

Мы прошли мимо, стоящих у входа двух полицейских в форме, которые только проводили нас взглядами, ничего не сказав.

На улице перед входом в универсальный магазин стояло несколько полицейских машин и два десятка копов в оцеплении, которые сдерживали все увеличивающуюся толпу любопытного народа. Невдалеке стояла пожарная машина, труповозка и три машины скорой помощи. Если пожарники стояли отдельной компактной группой, блестя на солнце своими касками, то белые халаты медиков были видны везде. Они стояли и успокаивали плачущих родственников, которые уже знали о смерти их родных. Проходя мимо, я слышал, как они требовали, что бы их пропустили, но детектив в штатском, с виноватым видом, просил их немного подождать, потому что, там сейчас работают эксперты. Рядом с одной машиной скорой помощи на носилках лежала женщина. Рядом с ней хлопотала медсестра. Еще два врача, возможно психиатры, работали с бывшими заложниками, часть из которых прямо сейчас опрашивали по горячим следам следователи. Ну и, конечно, здесь крутились журналисты. Некоторые из них разговаривали с полицейскими, другие ждали, пока следователи допросят бывших заложников, чтобы взять у них интервью, третьи - фотографы, делали снимки. Естественно, что на нас многие обратили внимание, но как на женщину с двумя детьми. Журналисты бросали на нас взгляды, но подходить, пока не торопились.

Медсестра подвела нас к одной из машин скорой помощи. Женщину посадили на раскладной стул, и тут же появилась врач, которая стала задавать ей вопросы по поводу ее самочувствия. Тут она неожиданно расчувствовалась, всплакнула, дочка, поддержала ее плачем, при этом потянув ручки к матери. Я с радостью отдал женщине ее ребенка, и начал искать способ, как бы незаметно отсюда исчезнуть, как в этот самый момент какой-то полицейский начальник решил сделать заявление для прессы. Все внимание толпы и журналистов, сразу было направлено к нему, чем я и воспользовался, зайдя за машину скорой помощи. Наткнувшись на полицейского, стоящего в оцеплении, скороговоркой объяснил ему, что там, в толпе, стоят мои родители, которые очень волнуются за меня, после чего проскользнул мимо него и ввинтился в толпу.

"Вроде, все прошло удачно, - только я так подумал, как за спиной раздался знакомый голос:

- Привет, Майкл. Как жизнь?

Я остановился, затем, не торопясь, обернулся. Передо мной стоял детектив.

- Привет. До этого момента она была, скажем так, довольно паршивой, но сейчас, вроде, стала налаживаться. Что так и будем стоять?

- Пошли. А ты куда идешь?

- Гуляю я тут, разве не видно?! - огрызнулся я, так как меня начало колотить внутри. Начался, так называемый, "отходняк".

- Слушай, я понимаю, что тебе там досталось....

- Еще как! - оборвал я его. - Вот только одного не пойму, почему этому уроду срок дали, а не посадили на электрический стул?! Впрочем, можешь не отвечать! Вон бар! Зайдем, виски возьмешь. За свой счет. Ты мне должен.

В помещении было совсем немного народа, да и те посетители, которые здесь находились, сейчас столпились у радиоприемника, стоящего недалеко от стойки и слушали репортаж с места кровавых событий. Мы сели за дальний столик у стены, чтобы не было видно с улицы, после чего Макс принес два стакана виски. Убедившись, что на меня не смотрят, я одним махом влил в себя полный стакан, потом просто сидел какое-то время, выжидая, пока алкоголь снимет напряженность с тела и души. Макс, изредка прихлебывая, крутил свой стакан, ожидая, пока я ему расскажу, как все произошло на самом деле. Чуть захмелев, я рассказал, что произошло в отделе детской одежды, и признался в том, что мне так давно не было страшно. Детектив все это время сидел с виноватым видом. Мне это надоело, и я сказал: - Хватит сидеть с похоронным видом! Смотреть противно!

- Ты мне жизнь спас. Понимаешь, ты это, парень? Он бы нас просто там....

- Хватит. Если тебе больше нечего сказать, я пойду домой.

- Знаешь, я тут успел переговорить кое с кем, так вот, мне сказали, как только эксперты определили, что Мэтью Скотт был застрелен из пистолета двадцать второго калибра, который так и не нашли, а сам он был вооружен кольтами М1911, все сразу впали в глубокий ступор. Сейчас следователи, будут трясти снова всех, кто там был. Так как становится очевидным, что этого ублюдка убил кто-то их заложников. Тут сразу напрашивается вопрос: почему тот решил скрыться, так как по любым меркам он совершил подвиг? Ты нормально ушел?

- Вроде, да. Меня запомнила только одна из женщин и полицейский из оцепления.

- Я следил за тобой с того момента, как ты вышел из магазина. Особого внимания ты к тебе не привлек. Пистолет с собой?

- Да.

- Придется избавиться.

- Да ты у нас прямо, капитан Очевидность! - съязвил я.

- Кто?!

- Забудь!

- Ладно, слушай дальше. Под это дело выделят специальную бригаду, в которую войдут лучшие детективы, поэтому тебя быстро вычислят, вот только для прямых доказательств им нужны свидетели и оружие, из которого был убита эта тварь. Оружия у них нет, и не будет. Теперь по свидетелям. Это то, что я успел узнать прямо сейчас. Все они в один голос заявляют, что не видели стрелка. Исходя из своего опыта, скажу, что кто-то из них обязательно видел движение твоей руки, но все их мысли тогда были скованы страхом, а потом вдруг наступило внезапное освобождение. Улавливаешь мою мысль?

- Ты хочешь сказать, что все эти сильные эмоции стерли на какое-то время из их памяти все мелкие и ненужные детали, которые когда-нибудь могут вернуться.

- Да. Ты правильно все сказал, парень. Именно поэтому, когда их допрашивали, они, прямо и откровенно, говорили, что ничего такого не видели. Уже потом, может быть, кто-то вспомнит о резком движении мальчишки, лежавшем на полу рядом с ним, но только так, мельком, а затем просто выкинет из головы. И последнее. Наши парни настолько благодарны человеку, который застрелил эту мразь, что готовы его неделю поить. Про меня и судью и говорить нечего. Мы тебе жизнью обязаны, Майкл.

- Погоди, а где следователь?

- Патрик Вильямс умер полгода тому назад. Ты, похоже, не представляешь, что ты для всех нас сделал! Тут случилась бы такая кровавая бойня, что после нее нашим парням долго пришлось бы отмываться! Ты знаешь, что у этого ублюдка в карманах было шесть снаряженных обойм? Он бы всех, до кого смог дотянуться, утащил бы с собой в могилу!

- Просто я оказался в нужное время в нужном месте.

- Знаешь, вроде немного тебя знаю, но наступает момент, когда начинаешь понимать, что ты, оказывается, совсем другой. Сначала мне казалось, что ты из тех деловых парней, которых интересуют только деньги, то теперь, ты, вроде, как герой.

- Жить захочешь - героем станешь, - я невольно усмехнулся.


Следующий раз мы встретились с Максом уже спустя неделю. Когда я позвонил ему, Изабель сказала, что у мистера Ругера для меня есть новости. Уточнив у девушки, когда можно ждать детектива, я отправился в частный спортивный зал, расположенный неподалеку от дома. Выйдя после тренировки, снова перезвонил. На этот раз Макс был на месте.

Войдя в приемную, поздоровался с девушкой, выслушал ее последние новости, затем поинтересовался, как там живет ее семья, после чего прошел в кабинет детектива. Стоило мне сесть на стул, как тот достал из стола несколько газет и бросил их на стол.

- Читал?! - спросил он меня с ходу, даже не поздоровавшись.

- Читал, - ответил я и сел на стул. - Привет, Макс.

- Привет! Газеты пару дней жевали тему о кровавой бойне в магазине, а потом все затихло, зато до сих пор печатают статьи о стрелке - невидимке. Журналисты подкидывают людям различные версии, а те в ответ им звонят и пишут письма, где рассказывают о своих соображениях. Причем обращаются не только в газеты, но также и в полицию. Мне один мой знакомый из отдела убийств, который дежурил на телефоне....

- Что это за дежурство?

- Есть такое. На вызовы не ездишь, просто сидишь на телефоне и отвечаешь на звонки всяких полоумных типов, а затем с чугунной головой идешь в бар и пьешь до тех пор, пока все их бредовые идеи не утонут в виски. Обычно эту работу выполняют новички или провинившиеся детективы. Все понял? - я кивнул головой. - Отлично. Идем дальше. Так он сказал, что такого бреда он не слышал за двадцать лет своей службы. Сплошные инопланетяне, супермены, люди-невидимки и люди-роботы.

- Все это интересно, но я тебе зачем? Или есть новости?

- Есть. Одна хорошая и одна плохая. Микки Коэн убит, поэтому интерес к тебе со стороны ФБР резко упал. Теперь если ты даже сам к ним придешь, они просто не будут знать, что с тобой делать. Так что про них можешь забыть! Теперь о плохом. После смерти Коэна, один из его помощников, Джерри Батман по кличке Бык, быстро сообразил, что ему делать. Собрал людей в команду и подмял под себя почти целый район. Впрочем, это я ему польстил насчет мозгов, ведь он и так сидел на этой территории, будучи человеком Коэна. Так вот, недавно он высказал кое-кому свои соображения, что пропавший мальчишка Майкл Швертинг решил отомстить за семью и завел Коэна в полицейскую засаду. Представляешь?

- Что за бред?

- Не сказал бы. Насчет, полиции он, скорее всего, знает от продажных копов. Ведь на место расстрела Коэна первой прибыла именно полиция. Тот, кто пытался узнать для бандитов эти сведения, должен был в первую очередь подумать именно о такой версии, потому что следствие по этому делу до сих пор находится в тупике. Бык знал, что тебя разыскивают, и решил объединить эти два случая. Тут сразу напрашивается вопрос: зачем ему это надо? Ответ только один. Он знал о деньгах, что вез Коэн и наверно рассчитывает их найти.

- Где он сидит?

- Устроил штаб-квартиру в своем собственном баре.

Минут пять я думал, глядя куда-то в пространство. Макс уже знал за мной подобное поведение, поэтому уселся поудобнее в своем кресле и стал листать газеты, время от времени саркастически хмыкая.

- Макс, у тебя нет приятелей среди пожарников? - неожиданно спросил я его.

Он поднял глаза и с интересом посмотрел на меня поверх газетного листа.

- Что ты собираешься поджечь?

- Бар этого Быка. Правда, что это будет именно так, я окончательно не уверен.

- Майкл, я понимаю, что ты парень со стальными яйцами, и тебе по большей части наплевать на законы, но всему есть предел. Поджог дома карается....

- Погоди, Макс. Я не собираюсь забрасывать его заведение бутылками с зажигательной смесью.... Слушай, а около бара есть стоянка машин?

- Назвать стоянкой это не назовешь, но машины там стоят.

- Тогда мы не будем поджигать сам бар, а вместо этого взорвем пару-тройку машин бандитов.

- Хм. А причем здесь пожарные?

- Приедут, начнут тушить, а я тут как тут. Иду в костюме пожарного в бар с криком "Пожар!". Дальше, думаю и так все понятно.

Теперь задумался детектив. Немного подумает, глянет на меня, снова подумает, пока, наконец, не решил изложить свои мысли.

- Изложу твой план, если я правильно его понял. Ты поджигаешь машины, и одновременно вызываешь пожарных, чтобы в суматохе убрать Джерри Быка. Вот только ты, похоже, не подумал, что баре могут быть обычные люди! Что пожар может перекинуться на соседние здания!

- А пожарные на что? Или они только приедут полюбоваться на огонь? Еще мне нужна форма пожарного. Брезентовая роба, каска. Что там еще?

- Я согласен, если только это будет пожар, где немного огня и много дыма. Договорились? - я кивнул головой. - Хм. У Майки Коллинза - брат пожарный. Неплохой парень, вот только в голове ветер гуляет. Хотя... нет. Мы сделаем по-другому. В городе есть специализированный магазин, который торгует такого рода костюмами. Там можно купить, в принципе, любую униформу и любого размера.

- То, что надо! Только костюмы пожарных должен купить кто-то посторонний. На всякий случай. Может, Стив?

- Ну, не знаю. Мне не хотелось бы его сюда вмешивать.

- Брось! Ты же сам понимаешь, что это лишь предосторожность.

- Ладно, поговорю, - тут Макс замялся. Видно он хотел что-то спросить, но не решался.

- Да говори ты уже, - подтолкнул я детектива.

- Неудобно просить, но мне нужна твоя помощь, парень. Дело, которое у меня на руках, требует для обеспечения наблюдения двух человек, как минимум. Человек, которого, время от времени, я нанимаю в качестве помощника, один просто не справится.

- В чем заключается работа?

- Подожди, сначала суть дела расскажу. У одного богатея, графа, приехавшего из Европы, в доме появился призрак. Не спеши смеяться! Самому стало смешно, когда в первый раз это услышал, вот только спустя несколько дней мне уже было не до смеха. Дело в том, что в дом кто-то проникает и что-то там ищет. Да. Да! Это не привидение, это человек, но для меня он сейчас ничем от него не отличается. Я просто не могу понять, как он это делает, хотя, похоже, облазил дом этого графа сверху донизу. Дом большой, в три этажа, но окружен высоким забором, а по ночам еще дежурят два охранника. Чуть ли не каждые пятнадцать минут обходят его по периметру.

- А если собак завести?

- У хозяйки на них аллергия. Или она просто их не любит. Первый раз этого человека случайно увидела кухарка, которая живет вместе с ними. Последнее время у нее, как она выразилась, появилось стеснение в груди, которое проявляется в основном, вечерами или ночью. В таких случаях она пьет прописанное ей лекарство, и садится у открытого окна. Посидит, подышит воздухом, а когда становится легче, возвращается в постель. Как-то ложась спать, она только хотела взять лекарство, как вспомнила, что днем его пила, а затем положила в карман передника, который сейчас висел на кухне. Встала, накинула халат, вышла в коридор... и неожиданно увидела темную фигуру, которая почти сразу растворилась в темноте. Кухарка, себя тогда неважно чувствовала, поэтому так и не поняла, был в конце коридора кто-либо, или это ей просто показалось. Она выпила свое лекарство, потом обошла дом, проверяя окна и двери. Все было закрыто. Утром рассказала своему хозяину о своем видении. Граф подошел к делу серьезно: вызвал полицию, но никаких следов взлома найдено не было, после чего ему дали мой номер телефона. За все время мы с напарником дважды дежурили в доме, а в другие дни располагались около особняка, перекрыв к нему все подходы. Сначала я пришел к выводу, что это просто бредни пожилой женщины с больным сердцем, как вчера, наблюдая за домом с улицы в бинокль, неожиданно заметил слабый луч фонарика, скользнувший по шторе в кабинете хозяина. Там действительно ходил кто-то чужой. Бежать и шуметь не имело смысла, так как мне стало ясно, что вор исчезнет, спрячется так, что мы его никогда не найдем.

- Почему ты так решил?

- Просто за эти дни кое-что понял. Жена графа, бывшая певичка, моложе мужа лет на двадцать. К тому же, мне кажется, что у них не все так хорошо, несмотря на показную любовь и привязанность друг к другу. Мне думается, что у жены графа есть дружок, который исполняет в постели обязанности ее мужа. Вот только где он прячется в этом доме, не могу понять. Не может же он там жить постоянно?!

- Гараж стоит отдельно или составляет часть дома?

- Ты думаешь, я об этом не подумал? Подумал, так же как подумал о багажнике ее машины. Она могла его увозить и привозить.

- Тогда в чем дело?

- А в том, что когда на следующий день я пришел к графу, тот оказался пьян. Внешне он выглядел очень даже ничего, но в какой-то момент, не дослушав меня, выскочил из своего кабинета и кинулся в спальню жены. Сначала все разбросал, роясь в ее шкафах, а когда та потребовала от него объяснений, накинулся на нее с кулаками. Попытался его успокоить словами, да куда там. Пришлось применить силу, после чего хозяин дома указал мне на дверь и стал кричать, что не заплатит ни цента. Ушел, решив перезвонить вечером, когда он немного протрезвеет, но вместо него мне ответила жена, нагло заявив, что их семья в моих услугах больше не нуждаются, после чего бросила трубку.

- Так я не понял, что требуется от меня?

- Единственное, что я не успел сказать графу, так о своем личном подозрении. Ведь любовник или вор там не просто так, он явно что-то ищет. Мне кажется, что когда он это найдет или уже нашел, то сразу убежит. Почему? Очень просто. За домом теперь никто не наблюдает, так как хозяин прогнал нерадивых сыщиков! Ему больше нет смысла там задерживаться. Вот только сегодня я не могу быть там, так как мне нужно помочь хорошим ребятам поймать одного подлого типа. Без меня там никак не обойдется, потому что наводку на эту погань дал мой личный информатор, который ни с кем, кроме меня не хочет работать. Ты как, парень?

- С тебя костюм пожарного и участие в моем непревзойденном шоу "Яркое пламя над Лос-Анджелесом".

По лицу Макса было видно, что ему не понравилось мое слишком легкое отношение к нарушению законов. Это недовольство просквозило даже в его голосе: - Свяжешься с таким....

- Не ворчи, лучше расскажи мне все, что ты знаешь о доме и его охране.


Как только стемнело, я устроил себе на дереве наблюдательную вышку, которое росло как раз напротив особняка графа. Очень неудобно, зато отличный обзор на часть двора с гаражом и на окна обоих спален и кабинета хозяина дома. Я сразу подумал, что Макс не зря оставил за собой эту часть дома. Другая сторона особняка, находилась под наблюдением его помощника. При первом наступлении темноты зажегся фонарь над главным входом в дом, а затем спустя какое-то время во двор вышли два охранника, вооруженные дубинками. Как мне сказал Макс, поверх забора шла примитивная проволочная сигнализация. Стоило ее задеть, как сразу должна была включиться сирена и загореться прожектора, залив двор ярким светом. Прошло еще два часа, свет в окнах особняка погас и сразу охранники, которые до этого бегали вдоль забора, словно овчарки, резко сбавили темп. Прошло еще сорок минут, и они, бросив пару быстрых взглядов на темные окна, достали сигареты и принялись о чем-то болтать, стоя у центрального входа. Уже в который раз я поменял положение тела, сидя на суку, при этом одновременно мысленно ругая Макса, себя, свое согласие и возможного вора, который по ночам шатается по этому дому, но при этом не забывал постоянно прикладываться к биноклю, стоило чему-либо показаться мне подозрительным. Взгляд в очередной раз скользнул по гаражу, и мне показалось, что там, где дорожка смыкается с воротами гаража, появилась щель. Я сразу напрягся и схватился за бинокль. Сначала ничего не было, но потом стало видно, что металлические ворота пошли, очень медленно, вверх.

"Похоже, Макс, прав. Это не просто любовник, а вор. Поймаю падлу, и Максу все выплатят".

Спустя пять минут расстояние между дорожкой и низом ворот оказалось настолько широко, что там вполне мог пролезть человек. Следом показалась голова вора и замерла. Он явно прислушивался, пытаясь понять, где находятся охранники. В этот самый миг я начал спускаться с дерева. Только успел подбежать к забору, как завыла сирена, двор окутался ярким светом, а уже затем послышались растерянные крики охранников. Дикий рев сирены чисто инстинктивно заставил меня прижаться к стене, а в следующий миг на то место, где я только что стоял, спрыгнул человек. Не успел он выпрямиться, как получил резкий удар в спину и, не удержавшись, упал лицом на землю. В следующее мгновение я уже сидел на нем, прижав к затылку пистолет с глушителем.

- Холод затылком чувствуешь? Так это пистолет с глушителем, а сейчас руки давай. Модные браслеты на тебя надевать буду.

- Слушай, если ты меня прямо сейчас отпустишь, клянусь, через неделю заплачу тебе двадцать, нет, тридцать тысяч долларов!

- Давай уже сразу мне пообещай полцарства и принцессу....

- Чем хочешь, поклянусь! У тебя есть шанс разбогатеть! - в его голосе была такой силы убежденность, что невольно заставляло ему поверить.

- Что ты такое там украл, что тысячами раскидываешься?

- Все объясню! Только давай отсюда как можно быстрее смотаемся!

- Очень интересно, - я рывком поднялся. - Вставай, но не оборачивайся. Сразу говорю: попробуешь убежать - стреляю. Теперь вперед. Да не по улице, придурок, а вдоль забора. Так незаметнее. Пошел!

На фоне забора мы были не так заметны для любопытных соседей, темные фигуры которых были видны у окон и входных дверей. Вот только они могли видеть непонятную возню двух темных фигур, а потом их быстрое бегство. К тому же у меня на голове была бейсболка, которую я надвинул на самые брови. Спустя пять минут быстрого бега мы остановились у машины, которую мне одолжил Макс. Я быстро открыл багажник.

- Эй! Ты что.... - договорить он не успел, так как потерял сознание. Надев на него наручники, с некоторым трудом забросил тело в багажник. Щелчок замка совпал с заревевшей вдалеке полицейской сиреной. Быстро залез на водительское сиденье, двигатель взревел и я, потихоньку набирая скорость, поехал в противоположную сторону от нарастающего рева сирены. Правда, пришлось немного поплутать, так как в темноте проехал нужный мне поворот, поэтому пришлось вернуться, но вскоре я выехал на знакомую мне дорогу. Еще пятнадцать минут езды, и я оказался в районе заброшенной стройки, недалеко от своего дома. Джим меня сегодня не ждал, так как я ему сказал об очередном ночном дежурстве. Причем, в этот раз, я ему почти не соврал. Остановив машину у проломанного забора, огораживающего вечную стройку, достал из бардачка бумажный пакет, вышел и подошел к багажнику. Прикрыв нижнюю часть лица носовым платком, открыл багажник и выхватил из-за пояса пистолет.

- Слушай! Не убивай меня! Прошу тебя! У меня сейчас нет с собой таких денег! Но они будут! Будут! Чем хочешь, поклянусь! Я заплачу тебе тридцать тысяч баксов!

- Хватит ныть! Голову давай, пакет одену!

Вор не только подставил голову, но даже перед этим закрыл глаза. Вытащив его из машины, поставил на ноги.

- Так за что ты мне хотел подарить такую кучу денег?

- Ты мне только поверь! Прошу! Мне обещали за эту вещь много денег! Я готов с тобой поделиться! Все честно!

- Значит, не хочешь говорить. Стой ровно. Дернешься, будет очень больно. И пока больше ни слова.

Убрав носовой платок в карман, начал его обыскивать. Первичный осмотр не дал никаких результатов. Если до этого он дышал тяжело и часто, то теперь его дыхание выровнялось. Сразу стало ясно, что не там ищу, иначе чего бы ему становиться спокойнее. Зато во второй раз я нашел, что искал. У него на шее висела веревочка, и я предположил, что у него под одеждой висит крестик, вот только это оказался мешочек, а в нем - большой драгоценный камень.

- Значит, алмаз. Дорогой?

- Послушай! Ты в этих делах совершенно ничего не понимаешь! Тебя просто обманут и ты не получишь той сумму, что я могу выручить! Хорошо! Пусть будет пятьдесят на пятьдесят! Ты только подумай - пятьдесят тысяч долларов! Красивые девочки, виски, лучшие отели - это все будет твоим! Ты пойми...!

- Пасть закрой и молча, радуйся, что остался живым, а я пока подумаю, что мне делать.

Мне было наплевать как на вора, так и на хозяина драгоценного камня, а вот кто меня серьезно беспокоил, так это Макс. Что он скажет, когда вся эта история выплывет наружу? Впрочем, это зависело от того, как ему преподнести эту историю. Его помощник ничего не видел, а услышав рев сирены, смотался оттуда, зато его друзья-полицейские, прибывшие на вызов, смогут рассказать больше, поэтому мне придется отталкиваться от их информации. Если граф пожалуется на кражу камня полиции, то детектив, узнавший об этом, в первую очередь во всей этой истории заподозрит меня, а затем потребует вернуть камень владельцу. Меня такой вариант не устраивал. Может это и цинично, но, похоже, камень стоит больших денег, а мне они больше нужны для строительства новой жизни, чем какому-то графу. С другой стороны мне с Максом очень не хотелось ссориться. Надежный и верный человек, таких, как он, днем с огнем не сыщешь! Наконец решив, что буду исходить из обстоятельств, после чего оглушив вора, снял с его головы бумажный пакет, с рук - наручники, сел в машину и поехал домой. Сделав круг вокруг дома, и не заметив ничего подозрительного, заехал на стоянку, где так же внимательно осмотрелся и только тогда отправился спать.

"А сегодняшнее дежурство удалось, - подумал я, перед тем как провалиться в сон.

ГЛАВА 11

Утром встал поздно, поэтому Джима уже дома не застал. Он уже три дня, как работал контролером в кинотеатре, куда его пристроила знакомая леди с третьего этажа, которая работала в этом самом кинотеатре администратором. Он был в восторге от новой работы, о которой рассказал мне в первый же вечер. Нетрудно было заметить, что "отец" изменился, как внешне, так и душой после того, как стал встречаться с Элизабет. Теперь у него была своя жизнь.

Привел себя в порядок, с аппетитом позавтракал и принялся изучать вчерашнюю добычу. Что это был брильянт, я убедился еще вчера, проведя уголком камня по лобовому стеклу автомобиля. Сегодня повторил эту операцию, и на оконном стекле появилась тонкая, как волосок, полоска. Честно говоря, для меня деньги никогда не были самоцелью, а только как средством платежа, поэтому прикидывать, сколько может стоить этот камень, который по версии вора оценивается в сто тысяч долларов, не стал, да и сам светло-жёлтый алмаз не вызвал во мне особого интереса, за исключением своеобразной окраски. Оглядев его со всех сторон, положил камень на блюдце и стал обдумывать варианты.

"Если это просто алмаз оригинального желтого оттенка, то его можно просто продать, но если он имеет свою историю, его надо закинуть в старую коробку, затем засунуть ее под кровать и на время забыть о его существовании, а когда мне понадобятся деньги, тогда и думать о его реализации. Пока у меня есть дела более важные".

Все утро я провел в тире, где на меня уже давно перестали бросать удивленные взгляды. Возвращаясь, я автоматически проверялся и когда остановился у витрины одного из магазинов, вдруг понял, что это ювелирный магазин и сразу вспомнил о камне.

"Почему бы не найти здесь ответ на свой вопрос? - подумал я и толкнул дверь магазина.

Зашел я очень удачно, так как за исключением продавца-еврея, смотревшего на меня грустным взглядом представителя народа-мученика, в магазине не было ни одного покупателя. Изобразив растерянность, с самым нерешительным видом, какой только мог изобразить, я подошел к прилавку.

- Здравствуйте. Я хотел... купить маме подарок.

- Какой хороший мальчик! Ты правильно решил! - воспрянул духом грустный продавец. - Что ты хотел подарить своей маме?

- У меня семь долларов....

Радостная улыбка продавца сразу увяла, и он снова стал грустным человеком.

- Извини, мальчик, но на такие большие деньги ты сможешь купить подарок для своей мамы только в магазине за углом. Там есть отдел "Бижутерия", - съязвил продавец.

- Я там был, - соврал я. - У них нет больших желтых камней, какие мне нужны.

- Большие желтые камни? Не понял, объясни, пожалуйста.

- Я видел такой в одной книжке про драгоценные камни. Он такой бледно-желтый. И большой. Вот мне такой и нужен.

- Хм. Книга.... А, понял! Там на картинке, скорее всего, был нарисован "Австрийский жёлтый бриллиант", мальчик. И ты его хочешь купить за семь долларов?

Продавец, оказался вежливым и во все горло смеяться не стал, но зато весело захихикал. Я сделал обиженное лицо.

- Не обижайся, мальчик. Знаешь что, я тебе сейчас расскажу историю об этом алмазе, чтобы ты больше не искал большие желтые камни. Первое имя бриллиант получил "Флорентиец", так как впервые его видели его во флорентийской сокровищнице герцогов из дома Медичи. Дальше....

История алмаза, честно говоря, меня совсем не заинтересовала, за исключением ее финала. Так я узнал, что после первой мировой войны и падения Австрийской империи камень был перевезен свергнутой императорской семьей в изгнание в Швейцарию, после чего был украден человеком, близким к семье. Затем, уже по слухам, его видели в США. Расстались мы с продавцом довольные друг другом. Я получил нужную мне информацию, а продавец теперь мог рассказать своим близким смешную историю, в которой мальчик решил купить за семь долларов исторический алмаз "Австрийский жёлтый бриллиант". Выйдя из магазина, я по привычке внимательно и цепко огляделся по сторонам, после чего пошел искать телефон-автомат. Теперь я знал, что говорить Максу.

- Макс, привет. Странно, что застал на месте. Или ты ожидал моего звонка?

- Привет, парень. Угадал с первого раза. Мне с самого утра звонит граф и требует объяснений по поводу этой ночи, в противном случае он заявит на меня в полицию. Ты мне ничего не хочешь сказать?

- Каких объяснений этот тип хочет от человека, от услуг которого он отказался?

- Точно не знаю, только он требует, чтобы я немедленно приехал к нему.

- Докладываю. Вчера через забор перелез какой-то мужчина во всем черном, нарушив при этом сигнализацию. В это время я сидел на дереве и наблюдал за домом. Заметил его, когда тот выбрался из гаража. Перехватить не успел, так как слезть с дерева, сам понимаешь, дело небыстрое. Это все.

- У него с собой что-то было?

- Нет. Это точно. Ни сумки, ни свертка, ничего подобного, если только он что-то в карманах унес.

- Помощник мне позвонил и сказал, что ничего не видел. Уехал сразу, как только включилась сигнализация. И еще. Где в этот момент находилась охрана?

- Стояли недалеко от главного входа. Курили и болтали.

- Ладно, Майкл. Спасибо тебе, теперь я поеду разбираться с графом.

Вышел из будки, автоматически бросил внимательный взгляд вокруг себя, после чего пошел по улице прогулочной походкой. Все получилось, как нельзя лучше, да и с графом было все ясно. Раз тот не стал заявлять в полицию о краже алмаза, значит, он и есть тот человек, который умыкнул брильянт у императорской семьи, а Макса сейчас вызвал для того, чтобы отдать должок и попробовать нанять его снова, но теперь уже для поиска вора.

"Камень с историей, значит, его просто так не продашь и на аукцион не выставишь. Наследники сразу заявят на него свои права, - некоторое время я прикидывал различные варианты, пока не понял, что не знаю, как поступить в этом случае. - Не знаю. Совсем не знаю. Впрочем, хлеба камень не просит, так что пускай валяется".

Определившись с этим вопросом, перешел к делам, которые наметил на сегодня. Следующим пунктом у меня был разговор с Ли Вонгом, который больше нельзя было откладывать. Старик может посчитать это оскорблением, а мне не резон было с ним ссориться. Найдя телефон-автомат, набрал номер.

- Добрый день, уважаемый Вонг. К сожалению, мне пришлось уезжать на несколько дней в другой город, поэтому не смог вас навестить раньше. Прошу не посчитать мое долгое молчание за неуважение к вам.

- Здравствуй, Майкл. Теперь у тебя есть время, чтобы меня навестить?

- Да, поэтому и звоню.

- У меня есть чем тебя порадовать, мальчик. Кстати, Мэй о тебе недавно вспоминала.

- Наверно нехорошими словами, - усмехнулся я.

- Нет. Она поняла свою ошибку, и сейчас очень жалеет, что лишилась своего защитника.

- В школе проблемы?

- Да какие там проблемы?! Так, ерунда.

- Похоже, вы подводите наш разговор к другим серьезным проблемам, господин Вонг.

- К моему великому сожалению, ты прав, Майкл. Когда тебя ждать?

- Приеду в течение часа.

- Буду ждать тебя, мой мальчик.


В кабинете хозяина дома ничего не изменилось с того момента, когда я был в нем последний раз. Резной шкафчик, инкрустированный перламутром. Картина, висящая над головой Вонга, с изображением двух, сплетенных телами, драконов, выполненная тушью. Да и сам хозяин, поджарый седовласый китаец с жестким и цепким взглядом, ничуть не изменился.

- Садись, Майкл. Чаю хочешь?

- Спасибо, но мне бы очень хотелось узнать о том, что печалит ваше сердце, уважаемый Вонг, - этими словами я намекал, что давайте не будем отвлекаться от разговора, ради которого пришел.

- Хорошо, - его рука нырнула в ящик стола и передо мной легли две пачки долларов. При виде денег сразу мелькнула мысль: - Старик, сразу решил взять быка за рога".

- Большое спасибо, господин Вонг, но мне кажется, здесь очень много.

- Это не деньги, Майкл, а выражение нашей большой и искренней признательности.

- Ценю ваше хорошее отношение ко мне, господин Вонг, - при этом я склонил голову в коротком поклоне, - и постараюсь помочь, если это будет в моих силах.

- Хорошие и правильные слова, мой мальчик. Мне совестно беспокоить тебя, но так сложились обстоятельства, что мне вновь приходится обременять тебя новой просьбой. Я знаю, как ты хочешь начать новую, независимую жизнь, но в нашем несовершенном мире, поверь моему большому жизненному опыту, это очень трудно осуществить. К моему великому сожалению, сейчас независимость можно получить только через очень большие деньги. Раньше люди копили духовные ценности, строили свою жизнь в гармонии с природой, а сейчас их душами все больше овладевает жажда денег. Не смотри на меня так, Майкл, я тоже не избежал этой болезни. Да-да. Вот только мне хотелось бы, чтобы ты, начиная с юных лет, старался избегать на своем жизненном пути двух драконов - безверие и алчность, - а после этих слов, к моему удивлению, на стол легли еще две пачки. - Не смотри на меня так. Я понимаю, что противоречу сам себе, но как еще я могу выказать свое хорошее отношение к тебе. Эти деньги не плата. Нет. Мне хотелось бы, чтобы они помогли тебе, не торопясь, выбрать правильный путь, а не метаться из стороны в сторону, совершая ошибки. Еще мне хотелось бы, чтобы ты понял и запомнил эти слова: настоящие дружеские отношения не купишь за деньги.

"Щедрое и своевременное предложение от китайца. Хм. Мне, действительно скоро понадобится твоя помощь, старик".

- Ваши слова лаконичны, но в тоже время полны мудрости, уважаемый Вонг, - я на несколько секунд склонил голову в поклоне, тем самым говоря, что принял и ценю его предложение о сотрудничестве.

Старику явно нравилось мое почтительное отношение к нему. Он даже сумел проявить это внешне: слабой улыбкой, появившейся на его губах.

- Ты умный мальчик, Майкл и все понимаешь, - этой фразой он скрепил наше будущее сотрудничество. - Теперь перейдем к делу. Нам сильно досаждает один человек. Джерри Батман.

Услышав знакомое имя, я еле сдержал ухмылку. Моя догадка получила подтверждение. Дело в том, что район, где он был доверенным человеком Коэна последние несколько лет, блюдя интересы своего босса не хуже цепного пса, граничил с азиатским районом, где жили выходцы, в основном, из стран Юго-Восточной Азии. Он, как и все остальные главари банд, не теряя времени, принялся за расширение своих территорий, только тут его интересы столкнулись с китайцами, которые тоже претендовали на азиатский район, граничивший с китайским кварталом. Китайцы, имели запас во времени, так как о смерти Коэна гангстерам стало известно только во второй половине дня, но почему-то промедлили с захватом, тем самым дали возможность людям Батмана захватить оставшуюся территорию. В результате банды разделили азиатский квартал на две части. Обе стороны это ни в коей мере не устраивало, но и прямой войны сейчас никто не хотел, так как главари прекрасно понимали, что после нее они станут легкой добычей других гангстерских группировок.

- Даже не знаю, что и сказать, - разыграл я некую растерянность, правда, сделал это чисто автоматически, впрочем, как и китаец, который продолжал разыгрывать роль доброго дедушки, но при этом оба знали, что это лишь наши маски, которые мы одели с самого начала нашего знакомства.

- Майкл, я очень надеюсь на тебя.

- Сделаю все, что в моих силах, только как быть с оружием?

- Сегодня придешь по тому же адресу, которой давал тебе раньше. Поговоришь с Вэем. Он поможет тебе со всеми вопросами.

Старый китаец позвонил в колокольчик, дверь моментально распахнулась и в комнату вошла девушка с бумажным пакетом, который она, ни слова не говоря, протянула мне. Я встал, сложил пачки денег в пакет и только собрался попрощаться, как китаец сказал: - Не надо тебе идти по городу с такими деньгами. Тебя отвезут, куда надо.

- Спасибо. До свидания.

Сев в машину, поджидавшую меня, я назвал адрес кафе, расположенного в трех кварталах от китайского района. Это кафе, являлось сквозным, после чего мне оставалось следовать разработанному мною маршруту, на котором мог провериться на наличие за мной слежки. Закончив петлять и убедившись, что за мной никого нет, я отправился в банк, где у меня в ячейке хранились бумаги на отель, алмаз и львиная доля денег, доставшиеся мне в наследство от покойного Микки Коэна. Оставив полученные от китайца деньги в банке, я отправился осмотреть бар Батмана и прилегающую к нему местность или, как говорится на военном языке, провести рекогносцировку местности.

Бар с напыщенным названием "Три короны" явно не соответствовал ему виду. Обычная забегаловка, причем, находившаяся в конце улицы. Посчитал, у входа сейчас стояло восемь машин, рядом с которыми болталось два бандита, видно изображавшие охрану. Под их плохо пошитыми пиджаками с левой стороны угадывалось оружие. Стараясь не привлекать внимание гангстеров, осторожно, с оглядкой, обошел бар вокруг. Все что мне надо было, я увидел.

С Максом мы два дня наблюдали за баром в разное время, а потом пришли к единому мнению: нормальные граждане если когда-то ходили в это заведение, то это было в далеком прошлом, а сейчас это просто была бандитская штаб-квартира. Особо было отмечено, что состав машин возле питейного заведения ни разу не поменялся за двое суток, то есть приезжали и уезжали одни и те же люди. К этому времени у меня уже был костюм пожарного, китайцы обеспечили оружием, а сам я изготовил три коктейля Молотова.

Вечером третьего дня я начал боевые действия. Только начали наступать сумерки, как неожиданно для гангстеров вспыхнули и загорелись, одна за другой, три машины, стоящие перед баром. Выбежавшие на улицу бандиты с бешеными глазами и дикими криками забегали в поисках злодеев, покусившихся на их имущество, при этом держась поодаль от горевших машин. Языки пламени с жадностью лизали крыши, капоты, багажники автомобилей. Вдруг внезапно одна из машин исчезла в огненном смерче. Взрыв был такой силы, что бандиты кинулись врассыпную, закрывая головы руками. Их ругательства и угрозы были наверно слышны половине квартала.

Пожарная команда прибыла быстро, потому что после звонка Макса, она уже была на половине пути к пожару. Не успела показаться на улице пожарная машина, как я уже стоял за углом бара, переодетый в костюм пожарного. В тот самый момент, когда пожарные рассыпались по двору, разматывая шланги, я выскочил из-за угла бара и сразу побежал к входу, где по моим приблизительным подсчетам должно было оставаться не более четырех человек, так как остальные бандиты сейчас находились во дворе, ругаясь, на чем свет стоит. К моему удивлению зал был пуст, даже за стойкой бара никого не было, поэтому, не теряя времени, быстро поднялся по лестнице на второй этаж, крича на бегу: - Пожар!! Эвакуация!!

Не успел я подняться, как мне дорогу перегородил верзила с криком: - Куда прешь, урод!

У меня даже мысли не было вступать в единоборство с громилой под сто двадцать килограмм, поэтому я выхватил из-под брезентовой куртки пистолет с глушителем и дважды выстрелил тому в голову и шею. Пока бандит, хрипя и булькая кровью, заваливался на пол, я выбежал в центр помещения, где большую часть пространства занимали игровые столы - кости, рулетка, блэк джек и покер. Здесь, как, оказалось, был тайный игорный зал. Вдоль правой стены тянулась небольшая барная стойка, расположенная точно над баром на первом этаже. С левой стороны я увидел дверь, где находился, это мне уже было известно, кабинет главаря. Быстро подошел к двери, открыл ее и громко закричал: - Живо на выход!! Эвакуация!! Бар горит!!

На меня тут же уставились две пары глаз. Один из них, которого я узнал сразу, был главарь местной группировки по кличке Бык. Бандиты четко отреагировали на резкое открытие двери, вскинув оружие, но при виде пожарного уже начали его опускать, вот только больно странным показался им пожарник с лицом мальчишки, при этом подозрительно держащий правую руку за спиной. Мне хватило пары секунд их сомнений, чтобы выбросить вперед руку и начать стрелять. Паф! Паф! Паф! Паф! Бандиты еще заваливались на пол, как я перешагнул порог, затем быстро запер дверь на замок, и только тогда подошел к столу, на котором помимо настольной лампы, лежала кипа каких-то бумаг, а рядом с ними стоял раскрытый саквояж. Держа наготове оружие, я медленно обошел сбоку стол, затем внимательно оглядел два мертвых тела. Один из них был Джерри Бык, а второй бандит был его личным телохранителем, а по совместительству палачом. Спрятал пистолет под куртку, заглянул в открытый настежь сейф. Он был пуст. После чего заглянул в открытый саквояж и довольно подумал: - Это я удачно к вам в гости зашел", - после чего закрыл его, щелкнув замком. Схватив саквояж, подошел к окну, распахнул, затем перелез через подоконник и стал спускаться по приставной лестнице, которую удерживал Макс, одетый так же, как и я, в костюм пожарного. Только я спустился, как детектив убрал лестницу, положив ее на землю. Затем мы обошли бар с другой стороны, чтобы не встретиться с настоящими пожарниками и вошли в узкий переулок, где грудой лежали ящики от выпивки и стояли мусорные баки. Здесь мы сняли форму пожарных и засунули в мешок, который Макс взвалил себе на плечо, после чего быстрым шагом пошли к машине детектива, стоящей на соседней улице. Когда мы садились в автомобиль, были еще слышны крики бандитов и шум мощных струй воды.

- Все прошло, как я тебе и обещал Макс, - так я ответил на вопросительный взгляд детектива. - Убиты три бандита и сгорело несколько бандитских машин. Город не понес никакого урона.

Детектив только недовольно покачал головой на мои слова, он все еще не хотел мириться с моим ведением подобных дел. Уже прилично отъехав от бара, Макс, до этого сердито смотревший вперед, наконец, бросил взгляд на саквояж, который лежал у меня на коленях: - Что там?

- Понятия не имею, но мы сейчас это исправим, - открыв саквояж, я стал перебирать его содержимое: - Две трети наркотики, а одна треть - деньги. Как делить будем?

- Наркотики надо уничтожить, а деньги забирай себе.

- Насчет наркотиков полностью с тобой согласен, а вот насчет денег - нет. В прошлый раз мне с большим трудом удалось всунуть тебе две тысячи на покупку новой машины. И что? Изабель теперь получает сто долларов в месяц. Нет, я не против. Девочке деньги нужны. А ты-то сам как? За все время, как мы с тобой познакомились, у тебя было четыре удачных дела, причем это с учетом, что граф тебе заплатил. Кстати, он тебе заплатил? И сколько?

- Заплатил. Триста долларов.

- Из них одну треть ты заплатил помощнику. Правильно? - детектив ничего не ответил, только еще больше нахмурился. - За аренду помещения своего бюро платишь? Мне почему-то кажется, что у тебя там образовалась солидная задолженность.

- Уже нет, - раздраженно буркнул он.

- И за машину тоже все выплатил? - добавив ехидства в голос, спросил я.

- Нет.

- Судя по краткости твоего ответа твои финансовые дела, обстоят весьма неважно.

- Это мои дела! Понял! Только мои! И не суй свой нос...!

- Сейчас же перестаньте кричать на ребенка! Не то я обижусь на тебя, дядя, и больше не буду с тобой дружить!

Макс на какое-то время замер с открытым ртом, несколько секунд молчал, переваривая сказанное мною, а потом засмеялся.

- Так-то лучше, - заметил я и, открыв бардачок, стал перекладывать туда пачки денег. - Вот не надо смотреть так на меня. Делим пополам. Твоя доля.... Раз, два, три, четыре пачки. Это сорок тысяч долларов. Как сказал мне недавно старик-китаец: деньги - зло, вот только без них плохо и неуютно жить на белом свете.

- Он так прямо и сказал? - теперь в его голосе слышалось ехидство.

- Не совсем так, но близко по смыслу. Тормози!

Макс подвел машину к тротуару, вопросительно посмотрел на меня.

- Извини. Срочно позвонить надо. Хорошо, что вспомнил.

Подойдя к телефону - автомату, я набрал номер.

- Господин Вонг, здравствуйте. Это Майкл. Я выполнил, что вы просили.

- Уже знаю. Спасибо, мальчик. Спасибо.

- Все никак не могу забыть ваши слова о дружбе. Они греют мне сердце, - решил я напомнить ему его слова.

- Надеюсь, у тебя ничего не случилось?

- Нет. Но кто знает, что нас ждет впереди?

- Ты очень правильно думаешь. Нельзя жить сегодняшним днем.

- Согласен. До свидания, господин Вонг.

Вернулся, сел в машину, рядом с водителем. Улыбнулся.

- Макс, я снова в отпуске. Слушай, а поехали к Стиву?

- А давай! Только сначала в магазин заедем.


Немного посидев в компании двух друзей, я стал прощаться. Стив пытался меня задержать, но видя, что приятель его не поддерживает, наконец, отступился. Найдя на улице такси, поехал к Тане. Обычно я проводил с ней три-четыре дня в неделю. Девушка окончательно освоилась в роли любовницы и проявляла недюжинные способности в изучении любовных игр. Мы ходили в кино, в театр, по магазинам, обедали в ресторанах. Обо мне почти не говорили, потому что Таня уже поняла, что бесполезно задавать снова и снова вопросы на которые не получаешь ответов, зато я все знал о ней и ее семье. Наконец, она написала родителям подробное письмо и получила ответ, выдержки из которого мне даже зачитала. Пару раз мы с ней говорили о том, как ей жить дальше, говорил, что я временный этап в ее жизни, в ответ она обижалась, плакала, но ничего конкретного мне так и не удалось от нее услышать. Впрочем, была у меня одна мысль по поводу ее будущего. Лас-Вегас. Отель. Если, конечно, у нее проявится интерес к этому делу.

Если в отношениях с девушкой у меня складывалось нормально, то Джим меня несколько удивил. Как-то вечером, он заявил, что хочет представить меня Элизабет.

- Зачем?

- Дело в том, Майкл, что мы с ней решили пожениться, после чего я перееду к ней. Ты как к этому относишься?

- Нормально. Желаю вам обоим счастья.

Спустя пару недель мне пришлось побывать на официальном бракосочетании, посидеть за праздничным столом, где я поздравил молодоженов. Перед этим у меня состоялся разговор с Джимом. Я не знал, что дарить и решил узнать об этом у самого виновника торжества. В разговоре выяснилось, что молодожены собираются съездить в свадебное путешествие: недельный круиз на теплоходе.

- Джим, вы выкупили путевки?

- Еще нет. А что?

Я выложил перед ним пачку банкнот: - Здесь десять тысяч. Купите себе путешествие на пару недель в каюте класса "Люкс". Тут хватит на шампанское, сувениры, женские причуды и многое другое. Это мой вам свадебный подарок. И последнее. Скажи своей будущей жене, что это твои деньги. Скажем так, ты их держал в банке, ничего не говорил, потому что хотел сделать ей сюрприз. Про меня ни слова.

- Я не могу....

- Можешь. И примешь. Ты мне тогда помог в трудную минуту, теперь моя очередь.


Мой отдых неожиданно прервался, когда я очередной раз позвонил Максу.

- Привет, детектив. Где Изабель. В отпуск отправил?

- Здорово, Майкл. Отправил. Нам надо срочно встретиться, причем не в моем офисе. У нас проблемы.

- А без них никак нельзя?

- Пока не получается. Где встречаемся?

Дал ему адрес "сквозного" кафе с испано-мексиканской кухней, назначил время и предупредил, что могу опоздать на встречу минут на пятнадцать-двадцать. Он прекрасно понял, что этим я хотел сказать: Майкл хочет отследить хвост, если таковой увяжется за детективом. Нет, я не спорю, он в таких делах тоже разбирается, но всякое бывает. Насколько я мог судить, исходя из своего профессионального опыта, слежки за детективом не было, но даже при этом решил не рисковать, зайдя в кафе с черного хода. Быстро прошел в зал, на ходу сканируя посетителей. Никаких подозрительных лиц я не заметил. Макс сидел так, что мог отслеживать вход и половину зала. Подойдя, уселся за столик.

- Вкусно? - спросил я, глядя, как детектив поглощает тако с весьма довольным видом.

- Угу, - невнятно ответил Макс, жуя мексиканскую еду.

Я заказал апельсиновый сок, а детектив новую порцию традиционного мексиканского блюда. Как только официантка отошла, он негромко сказал: - Звонил Маккензи. Дальше говорить или уже догадался?

Я знал, что мафия рано или поздно вернется к вопросу об исчезнувших деньгах. Полтора миллиона долларов и потерянная выгода в виде отеля-казино являлись веской причиной для боссов, чтобы найти и примерно наказать подлых негодяев, покусившихся на собственность мафии. Вот только я знал об этом и начал готовиться к противостоянию с того самого момента, как был подписан договор. У меня был кое-какой опыт подобной войны, правда, правда, не в таких масштабах, так я и не собирался воевать один. Для того чтобы начать военные действия мне были только нужны определенные люди.

- К Бергману приезжали?

- Не угадал. Они были у Евы Нельсон.

- Тогда почему она сама не позвонила?

- Она исчезла, - в его голосе чувствовалась тревога.

- Когда это произошло?

- Вчера днем.

- То есть у них есть твой адрес?

- Адрес, и телефон, и фамилия. И наверно, копия договора с Бергманом.

- Ты не звонил Вилли Дугласу? - поинтересовался я о частном детективе, которого мы наняли для наблюдения за нашим компаньоном.

- Сразу. Он сказал, что никаких контактов за последние дни у Бергмана не было. Дом, работа, выпивка, бабы. К тому же, ты должен понимать, что он же не двадцать четыре часа в сутки за ним ходит. Мог чего-то и упустить. Хм. Могу только предположить, что мафия сейчас идет по нашему следу.

- План действий такой. Ты исчезаешь из города, - я посмотрел на его сразу нахмурившееся лицо. - Да пойми ты! Не нужен ты мне здесь. Советую, как вариант: садишься на теплоход и уезжаешь в круиз. Впрочем, решать тебе. Единственное, что от тебя требуется, ключи от твоего бюро и кабинета. Хотя нет. Мне еще твоя помощь понадобится в одном случае: ты должен один раз появиться в своем офисе. Сегодня вечером. На этом все.

- Кто ты такой, чтобы за меня решать?! Никуда я не поеду. У меня было время еще раз все продумать, и я решил, что моей Джейн вряд ли бы понравилось, если меня убьют просто так, - детектив с усмешкой посмотрел на меня. - Сейчас в моем пистолете семь патронов, а в кармане - запасная обойма. С того самого дня, когда ты застрелил того паршивого ублюдка в магазине одежды, я хожу в тир. Тренируюсь.

- Рад, что ты со мной. Честное слово, рад! Тогда слушай....


Отдых - дело хорошее, вот только полностью расслабиться я не мог, так как знал, что впереди у меня была серьезная война с мафией. Пока на данном этапе я смог опередить их, перехватил сделку и выиграл время для подготовки. Начал я свои военные действия, как и в прежней жизни, со сбора информации о своих возможных противниках. В этом деле мне хорошо помог старик Вонг, выйдя через каких-то своих знакомых на человека из ФБР. После чего некто, работавший в архивах Лос-анджелесского филиала ФБР, подготовил мне обширную справку, в которой были ответы на мой длинный список вопросов. Пять листов секретных сведений, отпечатанных на пишущей машинке с двух сторон, обошлось мне в тысячу долларов, и еще половину этой суммы я передал моему старому знакомцу, частному детективу Гарри Сингу для старика в качестве благодарности за услугу. На основе полученной информации я подробнейшим образом изучил все статьи по гангстерам в газетах, которые нашел в общественной библиотеке, вылавливая в них подробности и детали дел, описания привычек боссов, после чего делая выписки и пометки для себя. Марки машин, количество охраны, любимые рестораны, привычки и любовницы, как и многое другое оказалось в моем блокноте. Около недели у меня ушло на общий анализ структуры мафиозных семей, после чего, зная обстановку в Лос-Анджелесе от Макса, смог предположить, что в отель в Лас-Вегасе могли вложиться деньгами мафиозные семьи Чикаго или Нью-Йорка. У тех и других были интересы в Лос-Анджелесе, но изучив связи и людей, которые представляли эти два города пришел к выводу: что это одна из нью-йоркских семей. Об этом говорила ее прямая связь с двумя людьми, которые непосредственно работали в Лос-Анджелесе. Багси Сигел, который был убит наемным убийцей в 1947 году. Именно он был в Лос-Анджелесе представителем от этой семьи из Нью-Йорка в течение десяти лет. В немалой степени, благодаря Сигалу, мафиозные семьи Нью-Йорка прочно оседлали кинобизнес, подмяв под себя профсоюз киномехаников и заставив крупнейшие кинофирмы Голливуда "Твенти сенчури Фокс", "Парамаунт" платить гангстерам деньги. Вторым таким человеком был Микки Коуэн, правая рука Сигала. Именно он остался в Лос-Анджелесе управлять всеми делами, после смерти босса.

Одновременно со сбором информации, через китайцев я искал нужных мне людей, обладавших определенными талантами. Отсеивая одного за другим, постепенно набрал группу из четырех человек, но при этом непосредственного контакта у меня с ними не было, а все указания и распоряжения передавались через посредника, Гарри Синга. Среди этих четырех наемников были снайпер и взрывник. Их умения я тщательно проверил, правда, издалека, наблюдая за ними в бинокль. Даже если кто-то из них попадет в руки мафии, никто не сможет выйти на меня. К тому же, у меня и тени сомнений не было, что Ли Вонг, в свою очередь, принял меры безопасности, нанимая боевиков через ряд посредников.

За это время Стив нашел по моим заказам нужное мне оружие. Все я испытывал сам, в тире или за городом. Из трех видов гранат выбрал Ф-1, так как она мне показалась наиболее надежной. Много времени я проводил за рулем автомобилей различных марок, но еще больше гонял на мотоцикле. Кстати, в той жизни, я провел немало времени в седле двухколесного друга.

ГЛАВА 12

Когда Макс вечером подъехал к зданию, где снимал помещение, его уже ждали. В ста метрах от офиса, напротив уже закрывшейся туристической конторы, стояла машина, в которой сидели два бандита и Ева Нельсон. Третий бандит прогуливался по улице, недалеко от здания, где расположилось детективное бюро, в ожидании, когда ему подадут знак.

После разговора с Максом, я, через посредника, поставил наемников под ружье, так как окончательно отобрал людей только неделю назад. Двое из них, Мак и Дейв, воевали в Европе. Именно оттуда они привезли свои новые специальности, снайпера и взрывника. Остальные двое, два родных брата - техасца, были не просто головорезами, но и отличными стрелками. Все четверо, получив аванс в пятьсот долларов, в ожидании настоящей работы постоянно тренировались. Всем им я нашел место для тренировок. Если техасцы и снайпер проводили время в тире, то Дейву я нашел место для тренировки на кладбище автомобилей. За определенную плату мне удалось получить разрешение взрывать негодные автомобили, чем взрывник и занимался всю последнюю неделю.

Мы заняли свои позиции уже через три часа после моего разговора с детективом, а еще через два часа появились гангстеры. Фотографии Ругера и Нельсон наемники получили и теперь знали, кому они должны помочь. Вычислить машину с мафиози не было большой проблемой, после чего стали ждать появления детектива. Теперь мне стало понятно похищение главы юридической фирмы. Сейчас она сидела на заднем сиденье и внимательно смотрела на людей входящих или проходящих мимо здания, где снимал офис Макс. Возможно, бандиты решили, что она станет свидетелем в очной ставке, на случай, если детектив станет выкручиваться и врать.

Макса, несмотря на его желание ринуться в бой, я не собирался полностью посвящать в свои планы. Мы с ним оба понимали, что его излишняя приверженность закону будет только помехой четкости и быстроте их выполнения, а именно на это я и сделал основной акцент в своей операции. Ошеломить врага внезапной атакой, заставить делать ошибки, а затем, улучив момент, ударить в тот самый миг, когда он этого совершенно не ждет. Причем не обязательно убивать, достаточно лишь заставить босса "потерять лицо", так как для гангстера потеря авторитета даже хуже, чем смерть.

Стоило детективу вылезти из машины, как сразу напряглись гангстеры, сидящие в машине, видимо Ева указала на детектива, и уже в следующую секунду раздался короткий, отрывистый гудок, это сидящий на водительском сиденье бандит подавал сигнал своему напарнику, дежурящему на улице. Гангстер, прогуливающийся по улице, оглянувшись на своих напарников, увидел выходящего из машины водителя и его жест рукой, показывающий на идущего к входу здания Макса. Кивнув головой, что понял, он отправился за детективом, а следом за ними быстро зашагал водитель. Сидя на заднем сиденье, я чуть нагнулся вперед и тронул за плечо Гарри Синга, частного детектива, сидящего на водительском месте: - Можно начинать.

Тот помигал фарами автомобиля, давая нашим наемникам понять, что операция началась, а уже в следующую секунду из двух припаркованных на противоположной стороне улице машин неторопливо вылезли четверо крепких мужчин. Они сразу разделились: двое из них пошли к машине с Евой Нельсон и охраняющим ее бандитом, двое других направились к зданию, где находился офис детектива. Несмотря на сумерки, на улице было довольно оживленно, поэтому действовать приходилось максимально осторожно. Особо были предупреждены техасцы, которым только дай дорваться до драки или стрельбы.

Гангстер, сидевший на заднем сиденье, рядом с женщиной, оказавшись под прицелом, оказывать сопротивления не стал и вышел из машины. Теперь со стороны казалось, что около автомобиля стоит группа из трех оживленно разговаривающих мужчин. Так продолжалось до того момента, пока из здания не вышел Макс. Подойдя к автомобилю гангстеров, в котором продолжала сидеть Ева Нельсон, он сказал ей несколько слов, после чего женщина вышла и они вместе направились к машине детектива, а еще спустя пять минут они уехали. Мы выждали время, пока окончательно не стемнело, и тогда из здания вышел Дейв. Он подогнал машину к входу здания, после чего они с Маком загрузили в нее одурманенных наркотиками гангстеров. Вскоре две машины наемников уже ехали к окраине северной части города, где в трех километрах от городской черты стояла заброшенная ферма. Мы, с Гарри Сингом, какое-то время неторопливо ехали за ними, а потом остановились, съехали с дороги и стали ждать. Когда спустя полчаса мимо нас проехали в обратную сторону две машины с наемниками, я высадил детектива и дальше сам повел машину. Пусть моя секретность выглядела смешно, но так у меня больше шансов уцелеть или выиграть время для бегства, если мафия, каким-то образом выйдет на мой след.

Сейчас передо мной стояла задача, в точности узнать, кто именно их послал, а значит, с кем мне вести войну. Я не собирался воевать с армией наемных убийц, а конкретно разобраться с верхушкой одной из нью-йоркских семей. К тому же если пойдет и дальше в соответствии с моим планом, то у меня, возможно, будет шанс навести мафию на ложный след.

В сарае, где когда-то держали скот, сейчас стояли стулья, к которым были прикручены за руки и за ноги три бандита. Луна, то и дело уходила за тучи и когда я, войдя, закрыл приоткрытую створку ворот, в сарае стало совсем темно. Достал фонарик. Включил. Провел лучом по лицам. Не выдержав резкого света, все трое, закрыв глаза, разразились ругательствами. Я стоял и, молча, ждал, пока они выговорятся.

- Ты не понимаешь с кем ты связался, урод! Тебя на куски порежут....

Так продолжалось несколько минут, пока, наконец, один из них не спросил: - Вы люди Джека Драгны?!

- Рты закрыли и больше не слова. Говорить будете, когда я спрошу.

На меня снова обрушилась лавина ругательств и угроз. Достал пистолет, после чего подсветил фонариком колено, сидящего посредине бандита и выстрелил. Дикий вопль раненого сразу оборвал крики гангстеров. На несколько секунд наступила тишина, не считая стонов.

- Откуда приехали? Кто послал? Зачем послали?

Бандиты продержались недолго и рассказали мне все, что знали. Попутно я узнал от них кое-какие детали жизни их боссов, которые меня особенно интересовали. Мне давно хотелось произнести одну фразу, и теперь у меня появилась такая возможность.

- Ничего личного, парни, это просто бизнес, - после чего я несколько раз нажал на спусковой крючок.

Выйдя, я сел в машину, доехал до Гарри Синга, после чего пересел на заднее сиденье и мы поехали в город.

Теперь, когда мой план оброс деталями и подробностями, его можно было начинать приводить в действие. Утром, мы с Сингом и четверкой наемников вылетели в Нью-Йорк. Летели мы порознь, так как для наемников был арендован частный самолет, в который они погрузили оружие и взрывчатку. Наемники еще до отъезда получили подробные инструкции и фотографии. Для всех были сняты номера в трех отелях и арендованы три автомобиля. Времени на более тщательную подготовку не было, и я решил обойтись заготовленными вариантами, которые дополнил, полученной от гангстеров информацией. Устранение главы мафиозной семьи я решил взять на себя. Следующие сутки ушли на определение мест для засады.

Водитель увидел в боковом зеркале приближающийся мотоцикл. Он пренебрежительно относился к двухколесному виду передвижения, считая, что тот годен только для курьерской службы. Как только мотоцикл приблизился, он увидел перекинутую через плечо сумку у сидящего на нем человека, усмехнулся. Так и есть, курьер! Фирменная куртка! Кроме шлема и больших очков, закрывших половину лица, он ничего не успел рассмотреть, так как впереди показался перекресток, зеленый свет светофора несколько раз мигнул, и впереди едущий автомобиль неожиданно резко притормозил, на что водитель негромко выругался и стал притормаживать. Загорелся желтый, а за ним красный фонарь светофора. Поток машин замер. Водитель только начал поворачивать голову в сторону затормозившего рядом мотоциклиста, как вдруг заметил резкое движение его руки, затем что-то мелькнуло перед его лицом, ударилось с металлическим стуком о водительскую баранку, после чего упало на пол. Водитель, ничего не понимая, только проводил взглядом рванувшийся вперед мотоцикл, а в следующее мгновение услышал истошный крик телохранителя Дуга Гранта: - Граната!! - и тут грянул взрыв.

Люди, сидящие в стоящих рядом автомобилях, испуганные взрывом, треском разбитых стекол, скрежетом металла, пробитого осколками, выскакивали из своих машин и бежали как можно дальше. В этот момент дали зеленый свет и часть машин, стоявших в отдалении от места взрыва, сразу рванулись вперед, чтобы как можно быстрее оказаться от страшного места. Другие автомобили, брошенные хозяевами, перегородили дорогу, создав пробку. Только спустя пятнадцать минут на место происшествия прибыли патрульные машины, но и те не сразу сумели добраться до места происшествия, окруженного брошенными машинами. Добравшись до места происшествия, полицейские только качали головами, рассматривая салон взорванного автомобиля. Несколько десятков свидетелей показали, что сразу после взрыва на красный свет проехал курьер на мотоцикле, резко завернул за угол и исчез из поля зрения. Вот только эти показания не дали ничего следователям. Куртка, шлем, очки.

К тому времени, когда объявили розыск мотоциклиста, я уже избавился от курьерской формы и ехал в автобусе, собираясь доехать до следующего места, где запланировал следующее нападение. Здесь я сделал упор на бешеную атаку техасцев. Этим человеком должен был стать брат босса мафии, занимающийся экономическими вопросами в семье. Он был весьма пунктуален, приезжая в ресторан в одно и то же время. Братья должны были изобразить посетителей, дожидаясь момента, когда объект войдет в сопровождении трех телохранителей и сядет за стол. Только тогда начать стрелять. После чего, воспользовавшись паникой, они должны были выбежать из ресторана, и свернуть за угол, где их ждал автомобиль с Дейвом за рулем. Как я не торопился, все равно не успел, все уже закончилось.

Первым делом я увидел толпу, которая стояла на улице, на противоположной стороне от ресторана. Перед самым входом в ресторан, стояли три полицейские машины и шестеро полицейских в форме, которые разделившись, закрыли этот участок улицы с двух сторон, никого не пропуская. Быстро пробежавшись взглядом по сторонам, неожиданно, среди любопытных горожан, я увидел взрывника, и мне сразу стало понятно, что братья из ресторана не вышли. Гадать не стал, просто остался стоять, ожидая развития дальнейших событий. Спустя несколько минут приехали с разрывом в несколько минут две машины скорой помощи, за ними труповозка и еще одна полицейская машина, но уже с полицейским начальством. Если врачи и санитары с носилками бегом кинулись внутрь ресторана, то начальство прошло в ресторан с явной неохотой и напряженными лицами. Толпа примолкла и снова зашумела, когда стали выносить раненых, которых сразу загрузили в машины скорой помощи, после чего те, взревев сиренами, помчались по улице. Среди них техасцев не было. Еще некоторое время постоял, глядя, как выносят носилки с накрытыми простынями телами, потом ушел. Мне сегодня еще предстояло одно дело.

Поздно вечером к воротам одного из особняков подбежал мальчишка. После сегодняшних событий, которые практически обезглавили верхушку мафиозной семьи, охрана была усилена, поэтому кроме обычного охранника, постоянно дежурившего у ворот, теперь с ним стоял гангстер с дробовиком в руке. Оба сразу насторожились, так как буквально час тому назад, перед вступлением на пост, получили строжайшее указание: враг не дремлет - смотреть в оба! Охранник сразу включил фонарик и направил луч на мальчишку. Тот заслонил глаза рукой. Оба, сторож и бандит, настороженно уставились на паренька с грязным лицом и такой же грязной кепкой, которая была явно на пару размеров больше, потому что козырек буквально нависал над его глазами.

- Дядя! Дядя! Не свети в глаза!

- Чего тебе, сучонок, здесь надо?! - неприязненно буркнул гангстер, оглядывая парнишку, одетого в какую-то рванину.

- Вот! - ответил тот, после чего подойдя вплотную к решетке, протянул сквозь прутья желтый конверт.

- Что это?! - невольно спросил охранник, автоматически протягивая руку за письмом.

- Письмо. Один дядя просил передать, - заявил мальчишка, передавая конверт.

- Какой дядя?! - насторожился бандит, в свою очередь, подходя к решетке.

Охранник направил на конверт свет фонарика, видно в поисках адресата, и, тем самым, невольно привлек взгляд гангстера. Стоило на пару секунд охране отвлечься от стоящего, по ту сторону решетки мальчишки, как раздались глухие выстрелы, словно кто-то одну за другой открывал бутылки шампанского. Паф! Паф! Паф! Паф! Мальчишка внимательно оглядел лежащие за коваными воротами тела. Охранник лежал навзничь. В его мертвых глазах отражался свет луны, а желтый луч фонаря, который он так и не выпустил из руки, расплескался по земле. Бандит оказался более живучим, он хрипел, скребя толстыми пальцами по земле. Паренек, укоризненно покачал головой, затем приподнял ствол на уровень головы, и нажал на спусковой крючок. Глядя на светящиеся окна трехэтажного особняка, он автоматическим движением открутил глушитель, сунул его в карман, а затем и пистолет исчез под рваной и явно большой для этого мальчика курткой.

Спустя полтора часа я сидел в своем номере, и жадно откусывая куски от пиццы, читал вечерние выпуски газет, выуживая из них нужную мне информацию. Журналисты уже успели объединить два убийства в одно целое, и теперь заголовки "Курьер смерти", "Кровавая месть" и прочие подобные названия заполнили первые листы всех крупных газет. Мне хватило пролистать пару газет, дальше уже можно было не читать.

"Свою задачу я выполнил. Теперь надо дождаться, как отреагирует будущий босс мафии на мое письмо. Судя по скудной информации это властолюбивый молодой человек, который возможно поймет, что ему только что расчистили путь к трону. С другой стороны - родственные чувства. Что ж, посмотрим, какая чаша весов перетянет".


В это самое время, после того, как немного затих шум в особняке, поднятый после найденных у ворот двух трупов, приехал будущий глава семьи. Джино Риккардо действительно имел реальные шансы им стать, так как был не только сыном советника по экономическим вопросам, но и племянником босса мафии, убитого в ресторане. Ничем особенным он себя не проявил, хотя и занимал определенный чин в иерархии семьи. Его власть распространялась на два городских квартала. Рэкет, наркотики, проституция. До этого дня у него даже в мыслях не было бороться за власть в семье, и вот вдруг неожиданно она сама свалилась ему в руки. Перед своим приездом ему три часа пришлось просидеть на срочно созванном совещании пяти мафиозных семейств Нью-Йорка, отвечая на самые различные вопросы. Никто из присутствующих не скрывал своей растерянности, слишком быстрым и смертельным оказался нанесенный неведомым врагом удар. Это признавали все присутствующие, при этом думая про себя, что каждый из них может стать следующей целью. Вот только кто этот враг, осмелившийся поднять руку на всемогущую мафию?

Несмотря на подозрительность по отношению друг к другу, главы пяти семейств не могли понять причину этих убийств, так как между покойником и ними никаких взаимных трений и разборок по серьезным вопросам не было, а значит, ни у кого не было причин убирать соперника. Так ничего не решив, боссы решили сначала собрать больше сведений, а уже потом снова собраться, но при этом будущему боссу посоветовали как можно быстрее разобраться со всеми последними делами, которые вел его предшественник. Всю обратную дорогу Джино Риккардо пытался понять, что же произошло на самом деле, но только стоило переступить порог дома, как ему сообщили о двух трупах у ворот и найденным при них письмом. Ему хотелось прямо сейчас открыть конверт, но он сдержал первый порыв и прошел в свой кабинет. Вместе с ним вошли в кабинет два его доверенных человека и Энцо Мареччо, который был нечто вроде секретаря и архивариуса при покойном боссе.

Джино с большим трудом сейчас удерживал себя в руках. Ведь возможно этот конверт содержит ответ, где искать убийц отца и дяди. Сев в кресло, он вскрыл конверт и развернул чуть дрожащими пальцами сложенный вдвое лист бумаги. Пробежал глазами короткий текст, состоящий из двух фраз один раз, затем второй и третий. Вот только раз от разу он не становился яснее. Эти две фразы, отпечатанные на пишущей машинке, просто не давали ему каких-то либо внятных разъяснений.

- У тебя, Джино, прямо сейчас есть выбор: жить или умереть. Прими правильное решение, - в четвертый раз, уже вслух, произнес кандидат в боссы. - Дьявол! Как это понять?! Эй, Энцо!

Бывший секретарь прекрасно понимал, что с утверждением нового босса ему придется уйти с теплого места, и сейчас он думал о том, кому может предложить свои услуги. Именно поэтому, в отличие от двух возбужденных и нервных помощников Джино, он выглядел относительно спокойным. Как только его позвали, он повернул голову и вопросительно посмотрел на Риккардо.

- Что у нас по последним делам дяди?! У нас были с кем-то проблемы в последнее время?!

- Убийство Микки Коуэна, потеря полутора миллионов и отеля в Лас-Вегасе, - сухо доложил Энцо. В его голосе было ни намека на какую-либо эмоцию.

- Ты хочешь сказать, что все это дело рук старого пердуна Джека Драгны?!

- На днях твой покойный дядя послал в Лос-Анджелес трех человек. Прошло три дня. От них до сих пор нет известий, - голос Мареччо прозвучал сухо и равнодушно. Наследник не смог сдержаться и бросил на Энцо злой взгляд. Он знал, что секретарь его дяди-покойника не верит в него, как в босса и это притом, что сам Джино прекрасно понимал, пока он не найдет убийц своих родных, ему не стать на верхнюю ступень власти. Эти мысли заставили его руки сжаться в кулаки, автоматически сминая листок бумаги.

"Убью! Раздавлю! Вы, у меня, ублюдки, еще пожалеете, что родились на свет!"

Спустя пару минут, когда ярость схлынула, Риккардо стал думать о том, как найти своих врагов. Неожиданно его мысли свернули в сторону угрозы. Враги доказали, что они не шутят. Девять человек из их семьи были убиты за один день. Хотя....

- Кто были убийцы моего отца?!

Ответом было молчание.

- Дуг, - обратился наследник к одному из своих людей, - завтра узнай в полиции все про этих двоих.

- Сделаю.

- Ты, Майк, поедешь в Лас-Вегас. Все, что есть по этому делу, возьми у Энцо. К Драгна пока не суйся. Это все. Можете, идти.


В своих предположениях я исходил из того, что если Джино Риккардо не послушает моего доброго совета, то первым делом его люди засветятся в Лас-Вегасе. Лейтенант Маккензи обещал нам присмотреть за Евой Нельсон, да и частный детектив, приглядывающий за Бергманом, получил новые инструкции и деньги. Если от кого-то из них будет звонок, то это может означать только одно - война продолжается. Вот только я ошибся, так как первым делом гангстеры появились в Лос-Анджелесе, но работать тонко они, похоже, не умели, поэтому слежку за собой Макс обнаружил почти сразу. Опыт работы полицейским в течение семнадцати лет так просто не пропьешь. Он, конечно, не я, с моей паранойей и излишней настороженностью, но последний месяц спокойным не назовешь, так что поневоле будешь настороже. Так как он не был посвящен в мои дальнейшие планы, поэтому о том, что произошло в Нью-Йорке, знал только из газет. Он не хотел участвовать в противоправных действиях, и я решил этот вопрос к нашему обоюдному удовлетворению.

Спустя пару дней, теперь я ему звонил утром и вечером, он мне сказал, что заметил за собой слежку. Вычислить место жительства людей, отслеживающих детектива, мне не составило труда, так как бандиты не особенно скрывались. Мне хватило суток, чтобы узнать, что трое парней поселилось в пригороде, в частном доме, а еще двое бандитов остановились в отеле. Макс напряг свои связи в полиции и спустя сутки мы уже знали, что все пятеро имеют непосредственное отношение к Джино Риккардо.

"Ладно, Джино, это твой выбор, - подумал я, после того как отправил Гарри Синга вместе с Маком в Нью-Йорк. Они должны были определиться с местом для работы снайпера. Взрывник остался в Лос-Анджелесе. У него было свое, особое задание. Я же занялся охраной детектива.

Убивать приезжих гангстеров не имело никакого смысла, так как на их место пришлют других бандитов, а вот с их помощью перевести стрелки на Джека Драгну, босса Лос-анджелесской мафии, было бы неплохо. План у меня был, вот только он казался мне несколько сложным, и я подумал, что в разговоре с Максом мы устраним кое-какие шероховатости. Именно для этого я приехал к нему домой.

Он так же, как и я, снимал квартиру в большом доме. Конечно, можно было прийти и так. Кто бы обратил внимание на мальчишку? Но я решил на всякий случай замаскироваться и пришел к детективу с "отцом". Джим с радостью согласился сыграть эту роль. После того, как я их познакомил, он, чтобы нам не мешать, пошел в другую комнату, и сел у приемника со стаканом виски, налитым щедрой рукой детектива.

- Пить будешь? - поинтересовался у меня детектив.

- Если только сок, - усмехнулся я.

Он налил мне стакан апельсинного сока, себе в стакан плеснул немного виски.

- Какие новости у тебя, Макс, кроме приезда бандитов из Большого Яблока? - поинтересовался я у хозяина квартиры.

Тот неожиданно для меня вдруг заулыбался:

- Хочешь, расскажу, какое несчастье случилось вчера с Джеком Драгной?

- Очень хочу! Рассказывай! - поторопил я детектива.

- Джека обнесли на десяток фунтов отборного героина и на сумму сто тысяч долларов. Правда, здорово?! Каким-то образом о сделке между оптовыми поставщиками наркотиков и людьми Джека Драгны узнали какие-то люди и напали на них. В придорожном отеле, где проходила сделка, нашли семь трупов. Правда, полиция приехала, когда убийц и след простыл. Как тебе новость?

Услышав ее, я обрадовался вслед за детективом и тут же в уме скорректировал свой план. Теперь он выглядел простым и в тоже время намного более эффективным, чем мой старый план.

- Отлично! Макс, ты только что повысил наши ставки до максимума!

- Что-то мне не нравится твое довольное лицо. Ну, давай, рассказывай, что ты там еще задумал?

- Ничего особенного, просто хочу, чтобы про нас забыли навсегда, а для этого нужно, чтобы бандиты схлестнулись между собой.

- Как ты себе это представляешь?

- Макс, ты мне нечего не хочешь сказать о своей работе в специальной полицейской группе? Приятель, если ты не забыл, я не мальчишка, у меня есть определенный опыт в подобных делах, поэтому мне хватило твоих нескольких случайно оброненных фраз, чтобы собрать из них целое.

- Да ну? - и Макс придал своему лицу удивленное выражение. - Я проговорился? Ну-ка, ну-ка, поделись, что ты сам себе придумал?

- Помнишь, как ты спросил, запомнил ли я кого-нибудь из техников в лицо и при этом упомянул про специальный отряд полиции. Именно с этого момента я стал тебя подозревать. Потом было несколько раз, когда мы не могли встретиться, и ты объяснял это тем, что славные парни из полиции попросили тебя помочь по старой дружбе. А тот случай, когда ты наотрез отказался мне помогать в засаде на дороге на аэродром, а потом вдруг неожиданно передумал? Ты ведь тогда посоветовался со своими парнями и те дали добро на убийство Микки Коэна. А твоя осведомленность? Как только что-то случается в городе, ты уже в курсе дела! И еще. Перебирая подшивки газет, я наткнулся на несколько непонятных криминальных разборок, случившихся в городе. В них писалось, что какие-то неизвестные люди разгромили несколько нелегальных игровых притонов и сожгли пару-тройку тайных букмекерских контор. Газеты списали их на бандитские разборки. Я бы понял, что это случилось, если бы был жив Микки Коэн. Драгна и Коэн враждовали между собой. Так нет, все это произошло после смерти Микки, когда босс мафии Лос-Анджелеса уже наложил лапу на бизнес покойника. Странно, правда? Насколько я могу понять, это работа твоих парней из специальной группы. Если так, то они, похоже, не размениваются на слова, а предпочитая работать кулаком и пистолетом. Совсем, как я.

Макс, все это время смотрел на меня с какой-то почтительной серьезностью, потом покачал головой и сказал: - Тебе бы в полиции работать. С твоей наблюдательностью.

Я ехидно улыбнулся. Говори - говори, а, правда, все равно за мной.

- Ладно-ладно. Чего уж там! Парни предложили мне сразу войти в специальный отряд, только он начал создаваться. Они знали мое отношение к бандитам, кроме того у меня осталась сеть информаторов, да и кулаками махать еще не разучился. Еще меня подкупило в отряде то, что нам дали такие большие полномочия, о которых раньше и мечтать не приходилось. Неофициально он получил название "охотники на гангстеров", и не только, ведь перед нами стояла задача выявлять продажных полицейских, замеченных в связях с мафией. Потом появился ты, такой странный паренек. Честно говоря, я не знал, что о тебе думать, но все же сообщил о тебе старшему нашего отряда, и он предложил мне присматривать за тобой, но после того, как мы открыли друг другу свою душу, я... как тебе сказать, стал считать тебя неофициальным членом нашей группы.

- Значит, ты рассказал о нашей засаде по дороге в аэропорт своим тайным полицейским, после чего тебе дали добро на ее проведение. Хм. Пусть так. Только у меня возник вопрос: почему у меня деньги не отобрали? Ведь вы, как истинные бойцы по борьбе с преступностью, должны были конфисковать наворованное бандитами и вернуть государству.

Макс усмехнулся: - Мои парни ничего не знали о деньгах. Да-да. Не смотри на меня так. Я им ничего не сказал. Для них Микки Коэн просто летел по своим делам в Лас-Вегас.

- Теперь все стало понятно, а я-то голову ломал. Ваше начальство, не столь щепетильное, как честный парень Макс Ругер....

Детектив зло сверкнул глазами: - Хватит дурацких шуток! Наша цель очистка города от бандитов всех мастей, а не набивание карманов начальства! Я не горжусь этим! Да, коррупция в полиции процветает....

- Макс, я все понял, - перебил я его. - Успокойся, и давай лучше продолжим наш разговор. Хорошо?

- Хорошо, - буркнул он. - Что ты предлагаешь?

- Помнишь, мы взяли наркотики у Джерри Быка? Я их так и не уничтожил. Не напрягайся. Просто припрятал на всякий случай. Теперь смотри. Эти наркотики вдруг неожиданно оказываются в доме, который сняли под жилье парни из Нью-Йорка и об этом, чисто случайно узнает Джек Драгна. Ему же могут намекнуть, что это те наглые бандиты, которые убили его людей и забрали его товар. Что он сделает? Правильно. Он сейчас в бешенстве, поэтому долго не будет разбираться, а просто пошлет туда своих головорезов, чтобы показать всем, кто в этом доме хозяин. Понятно, что там словами не обойдется и бандиты возьмутся за пушки. Как ты думаешь, полиция....

- Что ты мне как ребенку объясняешь?! Вот только все, что ты сейчас предлагаешь - это противозаконно. Ты это хоть понимаешь?!

- Значит, послать нас на смерть, это законно? Ведь в перестрелке с бандитами Коэна нас могли пристрелить в два счета! У твоих парней довольно гибкая совесть, ты так не думаешь?

Я ожидал, что детектив разразиться очередной гневной тирадой, к моему удивлению Макс отвел глаза и промолчал. Видно было, что он не совсем одобрял методы работы специального отряда.

- Ладно, забыли об этом. По-моему, здесь тебе не о чем волноваться. Бандиты немного постреляют друг в друга, а спустя несколько минут на место происшествия появиться полиция. Твоему специальному отряду начальство плюсик поставит за своевременные сведения. Так вот, приедут копы, задержат кучу вооруженных бандитов и обнаружат крупную партию наркотиков в доме. Кстати, могу дать бесплатный совет. Пусть бравые полицейские пригласят с собой двух-трех журналистов, которые поведут репортажи прямо с поля боя. Как тебе это?

- Неплохо придумано. Слушаю дальше.

- Раз тебе понравилось, продолжу. Когда про задержание гангстеров во всех красках напишут в газетах, а продажные полицейские сольют засекреченные сведения местным бандитам, Джек Драгна неожиданно узнает, что у этих парней из Нью-Йорка нашли большое количество наркотиков и много денег. Ну и что он подумает, Макс?

- Что его сделку сорвали наглые парни из Нью-Йорка. Он быстро узнает из чьей семьи эти люди, после чего позвонит в Нью-Йорк и обвинит их главу в краже, требуя вернуть, то, что они украли. Как тут нашему Джино Риккардо выкрутиться? - глаза у детектива загорелись. Было видно, что ему все же нравится задуманная мною операция.

- Ему там трудно придется, но потом когда снимет с себя это обвинение, сразу пошлет бандитов в Лос-Анджелес, чтобы узнать, кто его подставил. Ты понимаешь, что это значит? - спросил я детектива.

- Нетрудно догадаться. Пошлет своего доверенного человека к Драгне, чтобы договориться с ним о сотрудничестве, а с ним пару-тройку наемных убийц.

- А вот это нам совсем не надо, потому что, они могут начать стрелять, не разбираясь. Слушай, мне надо знать день, когда они приедут. Ты мне можешь в этом помочь?

- Майкл, что ты, черт тебя бери, задумал?!

- Хочу немного пошутить над парнем по имени Джино Риккардо.

- Твои шутки, парень, и так всех в Нью-Йорке на уши поставили! И мафию, и полицию.

- Думаю, что будет в последний раз. И еще, Макс. Надеюсь, про мои похождения никто не знает. Даже твои самые-самые хорошие друзья. Да?

- Никто. Я обещаю.

- Очень хорошо. Теперь к делу. Может к тебе приставить пару человек? На всякий случай.

- Не надо. Знаешь, мне уже, честно говоря, все это стало надоедать. Одни следят, другие охраняют. Пока с тобой не встретился, у меня жизнь была намного спокойней, даже в то время когда работал в полиции.

- Она у тебя такой будет, когда выйдешь на пенсию. Кстати, как там Ева Нельсон поживает?

Мой простой вопрос неожиданно смутил Макса или мне это показалась. Что за черт?

- Все у нее нормально. Не волнуйся.

- Да я и не волнуюсь. Спросил, ради приличия. Так что решил по поводу моего плана?

- Прямо сейчас и буду звонить.

- Мне подождать?

- Я быстро. Иди пока, посиди с Джимом.

Спустя полчаса, я с "отцом" вышел из дома. Машина бандитов еще стояла у дома. По дороге подвыпивший Джим не переставал хвастаться свадебным путешествием, рассказывая, как они красиво отдыхали на теплоходе, при этом, не забывая меня благодарить за такой роскошный подарок. Честно говоря, мне все это быстро надоело, и я был рад, когда мы с ним расстались. Аренда квартиры в одном доме с Джимом скоро заканчивалась, но уже сейчас я здесь редко ночевал, так как снял для себя новую квартиру.


Спустя два дня в спокойном пригороде Лос-Анджелеса, где проживал средний класс, неожиданно состоялась перестрелка между двумя бандитскими группировками. Как утверждали свидетели, жители близлежащих домов, в ход пошли не только пистолеты, но и дробовики. В ходе перестрелки один человек был убит, а еще трое бандитов ранены. На этот раз полиция поразила город своей оперативностью, прибыв на место происшествия, уже спустя пять минут, после того как раздался первый выстрел. Не успели бандиты сменить обоймы, как дом был окружен тремя десятками полицейских, которые с ходу предложили им сдаться. Растерявшиеся гангстеры, при виде превосходящих сил противника, предпочли сложить оружие. Все это произошло на глазах почти десятка приглашенных журналистов, что не могло не сказаться на прославлении работы полиции в вечерних статьях газет.

Когда гангстеров арестовали, в доме произвели обыск, во время которого обнаружили большое количество наркотиков, оружие и деньги. Конечно, никаких конкретных цифр журналистам не дали, так что у Джека Драгны создалось впечатление, что именно эти бандиты его ограбили. Никто так и не догадался, что за четкими действиями полиции стояла специальная группа.

Никто не сомневался, что Драгна услышав об этом, потеряет голову и выскажет нью-йоркской мафии все, что о них думает, поэтому я уже вечером вылетел в Нью-Йорк для завершения операции.

Мне уже было известно, что Драгну не уважали в криминальном мире Америки, но считались, как с боссом. Все знали, что он трус и не станет отвечать ударом на удар, а вот ударить в спину - это был его стиль. Я мог только исходить из собранной информации, и надеяться, что логика вкупе с анализом меня не подвели. После двух разговоров по телефону на повышенных тонах, между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом было достигнуто временное перемирие, но при этом каждый из боссов остался при своем мнении. Джино Риккардо теперь твердо уверился, что криминальный босс Лос-Анджелеса хочет прикрыть свою расправу с Микки Коэном и похищением полутора миллионов долларов, к тому же вернувшиеся два человека, живших в гостинице, заявили, что нападение было ничем не обосновано и о наркотиках не имеют ни малейшего понятия. Их слова только подтвердили его подозрения, вот только сделать какие-то свои выводы из сложившейся ситуации, не успел, так как спустя какое-то короткое время прибежал телохранитель и сказал, что по радио только что сообщили: машина Джека Драгны взлетела на воздух вместе с шофером. Сам босс, шедший к своему автомобилю в окружении трех телохранителей, был ранен и контужен. Погиб только один из его охранников, шедший впереди.

- Иди!

После того, как телохранитель ушел, Риккардо вскочил и заметался по кабинету. Что делать?! К кому посылать убийц?! Причем, он прекрасно понимал, все замыкается на потере казино и полутора миллионов долларов. Но кто за этим стоит? Джек Драгна? Он сколько раз пытался понять, что происходит, думая об этом каждую минуту. Теперь он не мог ни нормально есть, ни нормально спать. Ночные кошмары не отпускали его ночью, а днем его мучил страх. Но это был не страх смерти, а страх от собственного бессилия. Он не понимал, кто его враг и откуда последует его следующий удар.

Неожиданно зазвонил телефон, стоящий на его столе. Этот номер знали его только доверенные люди, а так же боссы остальных семейств. Он с ненавистью посмотрел на аппарат. Неужели этот проклятый невидимка нанес еще один удар?! Или звонит старый придурок Драгна, чтобы высказать ему свои претензии?!

Риккардо поднял трубку.

- Джино, ты слышал новости из Лос-Анджелеса? - раздался голос босса клана Луккезе.

- Да. Хотя еще не знаю подробности, - ему очень пришлось постараться, чтобы его голос прозвучал ровно и спокойно.

- Драгна в больнице. Погибла два его человека. Ты еще не разобрался с делами? Может, у тебя появились хоть какие-то зацепки?

- Пока ничего нет. Как будет, сразу сообщу.

- Мой совет: постарайся решить свою проблему, как можно быстрее. Это в твоих интересах, - и на том конце провода повесили трубку.

Джино уже был на грани, с трудом сдерживая себя. Ему хотелось выплеснуть на ком-то свою злобу и страх, но при этом он не мог показать свои чувства подчиненным, так как могли пойти слухи, что он при малейшей опасности впадает в истерику. А это первый шаг к потери авторитета. Нет, это ему сейчас совсем не нужно. Его взгляд остановился на баре.

"Вот что мне нужно, - подумал Джино, подходя к бару.

Спустя полчаса он был пьян. Страх ушел, но дикая злоба, наоборот, выросла в несколько раз. Пусть только этот невидимка появится, он сам порвет его голыми руками!

- Убью, тварь!! На крюк за ребра подвешу!! Сам на куски резать буду!! А то, что останется, скормлю псам!!

У него и раньше были приступы ярости, но при людях Джино старался держать себя в руках, только сейчас в кабинете он был один. Одним махом он скинул на пол бумаги, папки, подставку для ручек и карандашей. Несколько раз ударил кулаками по столешнице. Ему хотелось дико кричать и стрелять, стрелять и еще много раз стрелять в своих врагов. Их надо убивать!! Одурманенный алкоголем, он окончательно потерял над собой контроль, выхватил из ящика стола пистолет и подбежал к окну. С минуту возился с задвижками, мешал пистолет, но, наконец, ему удалось распахнуть окно. Он никуда не целился, просто выбросил руку вперед и несколько раз нажал на спусковой крючок.

В этот самый миг стрелок, расположившийся на крыше дома, расположенного в двухстах метрах от цели, поймал в оптический прицел голову человека, стоящего у окна,

чуть напрягся, мысленно сравнивая фото с лицом.

"Он!".

Затаил дыхание, и как только перекрестие прицела совместилось с его переносицей, плавно нажал на спусковой крючок. Одновременно с ударившей в плечо отдачей изображение смазалось, а когда вернулось - человек, стоящий в проеме окна, уже падал. Снайпер, скрутил глушитель, потом вместе с винтовкой спустился по лестнице на землю, затем подойдя к машине, стоящей во дворе особняка, положил оружие в длинную подарочную коробку, украшенную большим бантом. Засовывая коробку на заднее сиденье, он подумал: - Вот же кто-то придумал. Подарок для покойника".

Он открыл ворота, потом выехал, вылез из машины и закрыл ворота. Стрелок был доволен, что уезжает из этого дома, так как за полторы недели непрерывного сидения, тот успел ему изрядно надоесть. Выехав на улицу, он поехал в сторону особняка, но, не доезжая до него, остановил машину, вылез и прогулочным шагом пошел к станции метро, чтобы доехать до вокзала. Пройдя два квартала, он снял тонкие кожаные перчатки и выбросил в мусорный контейнер. У снайпера было отменное настроение. В кармане у него лежал билет на поезд до Лос-Анджелеса, где его ждали пять тысяч долларов - награда за удачный выстрел.

После смерти Джино Риккардо Нью-Йорк выказал свое недовольство Лос-Анджелесу, но никаких решительных мер принимать не стал, так как главы четверых семейств сами до конца не верили, что все эти убийства дело рук трусливого Джека Драгны. Боссы криминального мира Нью-Йорка, какое-то время ломали головы над тем, кто мог так быстро и жестоко расправиться с верхушкой одного из мафиозных семей, пока не появились невнятные сведения о специальном отряде полиции, сформированном в Лос-Анджелесе для уничтожения гангстеров. Спустя какое-то время, когда эти сведения подтвердились, криминальные боссы решили окончательно забыть об этом деле.


Спустя три дня, я немного покрутился по городу, автоматически проверяясь, и только тогда, найдя уличный телефон, позвонил.

- Здравствуй, Изабель. Свадьба скоро?

- Здравствуй, Майкл. Какая свадьба? У меня еще и жениха нет. Вот если....

Неожиданно звонкий девичий голос сменился мужским баритоном:

- Хорошо, что ты позвонил, Майкл. Мне тут звонили из Лас-Вегаса. Руди Бергман собирается продавать один из своих земельных участков.

- А мы здесь причем? - удивленно поинтересовался я.

- У мисс Нельсон, похоже, неприятности, - дополнил свою новость Макс, но при этом яснее мне не стало.

- Может, ты мне все-таки объяснишь, в чем дело?!

- Бергман поручил ей продать земельный участок. Она нашла покупателя, вот только тот в последний момент неожиданно отказался, а на нее теперь давят какие-то бандиты.

- И после этого ты хочешь сказать, что ты к ней абсолютно равнодушен?

- Давай на этот раз обойдемся без твоих шуточек. Женщина, похоже, попала в беду.

- Для этого есть полиция. Мы здесь причем?! Напряги своего лейтенанта!

- Хорошо, объясню тебе снова и подробно. Наш Бергман продержался четыре месяца и... сорвался. Завел роман с какой-то красоткой, которая тянет у него из кармана деньги не хуже, чем пылесос собирает пыль. Сейчас ему срочно понадобились деньги для того, чтобы закончить строительство нашего отеля. Так вот....

- Стоп! С этого момента поподробнее. По графику строительства здание отеля должно быть сдано через две недели. Он что совсем идиот?! Он что не понимает, что может вообще лишиться отеля! Погоди! А где Вилли Дуглас?!

- Ты меня не дослушал. Я уже позвонил Маккензи насчет девочки Бергмана. Он узнает все про нее, а заодно и насчет Дугласа, так как с детективом вообще ничего непонятно, ведь он должен был позвонить нам самым первым. Думаю, нам надо туда ехать и разбираться на месте.

- Надо, значит, поедем.

Лас-Вегас встретил нас своим вечным шумным и ярким весельем. Приехали мы в город раздельно, так как я на этом настоял. Деньги в Америке решают все, поэтому я спокойно поселился в отеле, несмотря на свой возраст. Моя дверь была напротив двери номера Макса. Разложив вещи и приняв душ, оделся и вышел из номера. Некоторое время изучал коридор и только тогда, когда никого не было, подойдя к номеру детектива, постучал. Макс открыл дверь.

Как оказалось, он уже позвонил Маккензи, но того, как обычно, на месте не было, и тогда Макс позвонил Еве. Та находилась на работе и была готова встретиться с детективом в любое время. Посовещавшись, мы решили, что сначала нам все же надо поговорить с Маккензи и детектив снова стал названивать своему приятелю. Тем временем, я вышел во вторую комнату и стал смотреть в окно, по своей старой привычке. Это значит, осторожно, чтобы не поколебать занавески, отодвинуть лишь их край.

Автоматически оценил обстановку, как нейтральную, но при этом отметил автомобиль, стоящий на противоположной стороне улицы. Рядом с ним стоял мужчина и, судя по всему, разговаривал либо с водителем машины, либо с пассажиром. Все бы ничего, только время от времени, он как бы случайно проводил взглядом по улице, но при этом его глаза на какую-то секунду останавливались на окнах номера Ругера.

Вошел в комнату, где по телефону все еще разговаривал Макс. Увидев меня, он торопливо попрощался и спросил: - Что-то случилось?!

- За тобой следят. Впрочем, я могу и ошибаться.

- Только не ты. Дай-ка сам посмотрю, - он подошел к окну, осторожно выглянул, потом повернул голову ко мне. - Машина стоит, только людей в ней уже нет.

- Идут к тебе. Если не возражаешь, я послушаю.

- Куда от тебя денешься, - детектив усмехнулся, но я чувствовал, как он напрягся. Через несколько минут в дверь постучали. Детектив подошел, открыл. Я сунул руку в карман, пальцы коснулись рукояти карманного кольта.

- Здравствуйте. Разрешите нам войти?

- Здравствуйте, господа. Чем обязан?

- У нас к вам деловое предложение, мистер Ругер.

Я находился в другой комнате и не мог видеть незваных гостей, зато все хорошо слышал.

- Садитесь, господа, - послышался голос Макса, когда гости прошли в гостинную. - Так что вас привело ко мне?

- Разрешите представиться: Джордж Маклинн. Представляю юридическую контору "Маклинн и сыновья". Нахожусь здесь, как юридическое лицо, представляющее интересы мистера Ван-Дайка.

- Николос Ван-Дайк. Я пришел, чтобы сделать вам одно выгодное предложение. Вы готовы меня выслушать? - голос говорившего был резкий, с нотками надменности и высокомерия. Такой оттенок голоса свойственен очень удачливым людям, у которых со временем неимоверно вырастает самомнение и чуть ли не в геометрической прогрессии растет уверенность в том, что они не делают, это всегда выгодно, а значит, правильно.

- Вы уже знаете, как меня зовут, поэтому представляться нет смысла. Говорите, я слушаю вас, мистер Ван-Дайк.

- Мы узнали, что мистер Бергман решил продать земельный участок и хотим его приобрести. Он решил оформить сделку через юридическую фирму Евы Нельсон и когда мы попытались договориться с ней, она заупрямилась, хотя ей были предложены хорошие деньги. Еще мы узнали, что вы, мистер Ругер, партнер Бергмана и у вас есть возможность повлиять на него.

- Очень хотелось бы знать: откуда вам стало это известно? - голос Макса был спокойный, но такое спокойствие бывает перед грозой.

- Это коммерческая тайна, мистер Ругер. Мы предлагаем вам двадцать тысяч долларов за то, что вы склоните мистера Бергмана к мнению о продаже нам земельного участка.

- Почему вы не хотите поговорить с ним сами?

- Мы конкуренты с мистером Бергманом в строительном бизнесе. Надеюсь, вы поняли, что я хотел этим сказать?

- Думаю, понял. Теперь мне осталось узнать мнение мисс Евы Нельсон и Руди Бергмана, после чего мы вернемся к этому вопросу.

- Нам очень нежелательно чтобы вы общались с мистером Бергманом. У нас с ним есть кое-какие разногласия. Поймите меня правильно, мистер Ругер. Двадцать тысяч долларов на дороге не валяются. А с мисс Нельсон, пожалуйста, поговорите. Думаю, она вам объяснит истинную суть положения вещей.

- Даже так? - делано удивился Макс. - Хорошо. Так и сделаю.

- Мне бы очень хотелось надеяться на наше сотрудничество, мистер Ругер. Очень.

После чего последовало вежливое прощание. Я вышел из спальни.

- Очень. Это что угроза?

- Похоже. Поедем к Еве?

- Позвони сначала Маккензи. Может он нам что-то прояснит?

На этот раз лейтенант оказался на месте. Узнав, кто звонит, он так заорал в трубку, что даже я, находясь в нескольких метрах от телефона, спокойно мог услышать: - Макс!! Дружище!! Как знал, что сегодня напьюсь!! Где встречаемся?!

- Здорово, дружище! Судя по голосу, ты здоров и трезв. Не волнуйся, мы это скоро исправим. Но мне хотелось бы кое-что прояснить сразу, пока ты не сбежал с работы. Что по девочке, которая спит с Бергманом? И по Вилли Дугласу?

Я развалился в кресле и приготовился ждать, что скажет Макс, так как лейтенант "выключил громкую связь". Когда детектив положил трубку, он повернулся ко мне:

- Любовница Ругера не местная проститутка. Со здешней полицией дел никогда не имела. А Дугласа, похоже, перекупили. Думаю, что все это подстроил Ван-Дайк. Я договорился встретиться с Маккензи через три часа в том же ресторане, где были в прошлый раз. Пойдешь?

- Нет. Сейчас едем к мисс Нельсон?

- Поехали.

Мисс Нельсон никак не могла понять, почему мистер Ругер таскает с собой своего племянника. Мальчишка явно не вписывался в нужную ей тему разговора с мужчиной, который ей нравился, но при этом она охотно поделилась своими соображениями и переживаниями из-за порученной ей сделки по земельному участку. Как выяснилось из ее слов, земельный участок был местом судебных разбирательств и юридических исков еще восемь месяцев назад, но тогда дело выиграл Руди Бергман. Теперь он опять залез в долги и перед ним стал выбор: либо он срывает сроки строительства и попадает на большой штраф, либо быстро продает земельный участок. Так как, по словам мисс Нельсон, он почему-то считал Макса Ругера бандитом и именно поэтому не стал с ним вести переговоры о новом займе, а стал искать деньги на стороне. Так как эта история все же касалась нас, пусть даже вскользь, она решила позвонить Максу. И, правда, в том, что на нее пытались надавить с помощью местных бандитов. Оказалось, что был еще один покупатель на земельный участок, который давал за него хорошие деньги, но его запугали подкупленные Ван-Дайком бандиты.

Спустя два дня, с помощью лейтенанта, мы уже знали все о двух головорезах, нанятых конкурентом Бергмана, при этом лейтенант, который частично находился в курсе наших дел, намекнул Ругеру, что за небольшую денежку может существенно помочь в решении этой проблемы.

- Что будем делать? - спросил меня детектив, предварительно рассказав о предложении своего полицейского приятеля.

- Есть три варианта. Самим навестить Ван-Дайка, нанять кого-нибудь для этой работы или заплатить твоему приятелю за услугу. Кстати, сколько он просит?

- Семь тысяч.

- Хм. У твоего приятеля хороший аппетит. Что мы будем иметь за эти деньги?

Макса даже перекосило от моего вопроса, так ему была неприятна эта тема. Бывший полицейский от души ненавидел своих продажных коллег, а теперь ему самому предложил помочь коррумпированный полицейский. Да не просто помочь сведениями или покрыть какое-то мелкое нарушение закона, а предоставить услуги бандитов, работающих в одной связке с полицией.

"Думается мне, что если бы на месте Евы была другая женщина, ты бы предоставил решение этого вопроса официальной полиции".

- Вывезут в пустыню троих, привезут одного.

Понять, что он сказал, было несложно: "Вернется Ван-Дайк с трудовыми мозолями на руках, после рытья парочки могил, при этом очень сильно благодарный нам за то, что остался жив".

- Макс, ты пойми, по любому, мы без наезда на Ван-Дайка эту ситуацию не разрешим. Как не крути!

Макс резко махнул рукой, типа, заткнись, затем встал и подошел к бару. Налил себе полстакана виски и одним махом выпил. Постоял минуту, потом снова налил, но уже на треть. Сделал глоток и вернулся со стаканом, снова сев в кресло.

"Говорить с ним нет смысла. Пусть сам решает, - подумал я, решив оставить все на усмотрение детектива.

- Пойду, прогуляюсь.

На следующий день, рано утром Макс уехал, поэтому я не знал, какое он принял решение, а встретились мы с ним уже ближе к вечеру. Мне даже без слов уже было понятно, что детективу пришлось переступить через себя, так как вид у него был, мягко сказать, возбужденный.

- Я решил вопрос!

- Маккензи?

- Да. Сейчас еду в юридическую фирму. Поедешь со мной?

- Зачем?

- Как хочешь! - резко бросил он мне, после чего развернулся и ушел.

Я смотрел ему в след, и честно говоря, не понимал, как бывший полицейский, который вершил закон с помощью кулаков и пистолета, мог быть таким щепетильным.

Когда он вернулся, я не знаю, но когда утром мы встретились, Макс передал мне пачку банкнот.

- Это еще что такое?

- Ева.... Мисс Нельсон благополучно завершила сделку с продажей земельного участка, после чего покупатель решил выказать ей свою благодарность. Она посчитала, что без нашей помощи не справилась бы с этой задачей, и решила отдать нам эти десять тысяч.

- Конечно-конечно. Храбрый рыцарь на белом коне прискакал на помощь прекрасной даме, а так как она была женщиной современной, то вместо надушенного платка со своим вензелем, дала ему за услугу деньги.

В глазах детектива зажглись злые огоньки.

- Знаешь, Майкл, мне иногда очень хочется разбить твою наглую морду в кровь. Да так, чтобы брызги во все стороны летели!

- Дяденька, разве ты не знаешь, что маленьких обижать - это большой грех, - произнес я детским писклявым голосом, при этом скорчив плаксивую физиономию. Макс с минуту крепился, но когда я изобразил, что вытираю слезы руками, не выдержал и засмеялся во весь голос.


Я позвонил в дверь, хотя у меня был ключ. Дверь распахнулась настежь и у меня на шее повисла Таня. Она с такой силой прижалась ко мне, что я ощутил все изгибы и выпуклости ее тела, и у меня штанах сразу стало тесно. Жаркие объятия, несколько поцелуев, потом она отходит на пару шагов и распахивает свой халатик.

- Смотри, что я купила?! Правда, красиво?! - в ее голосе столько откровенного, почти детского, кокетства, что я очередной раз удивился ее милой непосредственности.

- Сногсшибательно! - заявляю я, а сам смотрю на ее полуобнаженное тело так, что щечки девушки начинает заливать румянец.

Тут она сразу быстро запахивает халатик и уже спокойно говорит: - Я по тебе скучала, Майкл. Почему ты постоянно исчезаешь и мне нечего не говоришь?

Теперь в ее голосе чувствуется обида. Не наигранная, настоящая.

- И тебе привет, девочка. Я тоже по тебе скучал, но был очень сильно занят. Знаешь, я сегодня не просто так пришел, а с большим-большим подарком.

Девушка невольно сделала шаг вперед, при этом бросив на меня вопросительный взгляд, дескать, где этот большой подарок?

- У тебя есть какое-нибудь большое желание?

- Есть, - девушка неожиданно смутилась. - Хочу родителей увидеть. Сестру с братиком.

Ее желание, честно говоря, оказалось для меня несколько неожиданным, но вполне понятным для молоденькой девушки, не видевшей полгода свою семью.

- Так в чем дело? Денег я дам. Купишь подарки, билет и вперед!

- А ты?

Воспроизведя в уме сцену, когда она представляет своим родителям кавалера пятнадцати лет от роду, я не выдержал и рассмеялся во весь голос. Девушка обиженно надула губы.

"Какая же ты все-таки девчонка, Танюшка".

ЭПИЛОГ

В блестящий и грешный Лас-Вегас, так писали о городе газеты, я приехал вместе с Максом Ругером, который, как официальный партнер мистера Бергмана, был приглашен на предварительный осмотр отеля, решение ряда вопросов по поводу назначения руководящего персонала, а так же на обсуждение церемонии открытия. Судя по предварительной информации, уже сейчас номера нового отеля были забронированы на полтора месяца вперед, и все потому, что в свое время я не пожалел денег на рекламу. Моя рекламная брошюрка в день открытия обещала постояльцам громадное шоу с выступлением известных артистов, праздничный фейерверк и бесплатное шампанское.

К равнодушно-удивленным взглядам взрослых на подобных совещаниях мне было не привыкать, научившись изображать скучающего мальчишку, а вот что действительно удивило многих, так это назначение Макса Ругера в должности начальника безопасности отеля. Целых два дня ушло на непрерывные совещания и согласования. На третий день, когда все было утверждено и подписано, все присутствующие лица были приглашены на официальный обед, с которого мы, с Максом, быстро ушли. Детектив, уже не скрывая своих отношений с Евой Нельсон, созвонился с ней и уехал, а я остался предоставленным самому себе. Какое-то время гулял по городу, изредка заходя в казино, потом вернулся в отель.

Я стоял на балконе третьего этажа отеля "Фламинго" и смотрел вниз, на залитую огнями улицу, а над головой светила полная луна в окружении миллионов звезд, заливая землю белым светом. Внизу, подо мной была ярко раскрашенная городская ночь, полная разноцветной рекламы, света, льющегося из окон отелей, ресторанов и казино, горевших фар проезжающих автомобилей и маленьких огоньков на концах сигарет и сигар. Вместе, с льющимся со всех сторон светом до меня доносился шум моторов, человеческие голоса, музыка, смех, но они совершенно не мешали думать о странном повороте в моей судьбе. Как-то так сложилось у меня, что ни в старой, ни в начале новой жизни просто не хватало времени, чтобы можно было спокойно подумать о том, как построить свою жизнь. В прошлой жизни я следовал приказам, а здесь, мне чуть ли не с первых секунд пришлось, в полном смысле этого слова, выживать, а это не то состояние души, которое способствует спокойному течению мысли.

То ли сегодняшний вечер был какой-то особенный, то ли так совпали звезды, но сегодня я нашел время, чтобы подвести итоги тому времени, что провел в Америке. Первым моим достижением можно считать то, что я выжил и закрепился как в новой жизни, так и в новом для меня времени. Вторым своим успехом с полной уверенностью можно было считать свое партнерство с Руди Бергманом. Никогда не думал, что стану совладельцем отеля-казино.

"Если рассудить, то все очень просто получилось. Сначала здесь прочитал статью в газете, после чего на память пришла брошюрка, которую случайно прочитал в той жизни, остановившись на ночь в американском отеле. Как там было написано? А! "Условно историю развития казино в Вегасе можно разделить на три эпохи: 1945−1960 - получение национальной известности, 1961−1988 - золотой век казино, 1989−2012 - известность на мировой арене". Еще там был описан ряд отелей с современной инфраструктурой. Благодаря своей хорошей памяти именно оттуда я почерпнул те существенные дополнения, которые потом внесли в строительство нашего многофункционального комплекса. Нет, даже не комплекс! Автономный курорт! Точно! Два больших бассейна с вышками, спортивный зал с массажным кабинетом, два ресторана, один из которых имеет специальную площадку для выступления приезжих музыкальных групп. Шикарные номера с телевизорами. Все это, не говоря уже о казино, оборудованное по последнему слову современной архитектуры".

Подобные мысли были для меня внове, неожиданно подняв во мне чувство гордости, смешанное с удовлетворением. Мне стало чертовски приятно, но минуту моего триумфа неожиданно перебил раздавшийся телефонный звонок. Еще раз скользнул глазами по залитому светом городу, бросил последний взгляд на темное здание моего отеля, видневшееся в трехстах метрах от меня, и ушел с балкона. Подойдя, взял трубку. Это звонил помощник администратора ресторана, сообщивший, стол накрыт, а концертная программа вот-вот начнется.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ЭПИЛОГ