Энциклопедия Браун выслеживает (doc)

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



 

Дональд Дж. Соболь

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН

Книга восьмая

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН
ВЫСЛЕЖИВАЕТ



Перевод с английского

Переводчики: Олег Георгиевич Битов,
Викентий Борисов

Художник Леонард Шортолл

© Copyright: Олег Георгиевич Битов, перевод, 1999
© Copyright: Викентий Борисов. Перевод, составление,
оформление, предисловие, примечания. 2020



ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 году в издательстве «Махаон» вышли три книги о приключениях мальчика-детектива Лероя Брауна по прозвищу «Энциклопедия» из маленького провинциального американского городка Айдавилл (перевод Олега Георгиевича Битова; книги имеются в интернете в свободном доступе). Автор этих книг – американский писатель Дональд Дж. Соболь. За свою жизнь, помимо множества других произведений, он написал около 30 книг о приключениях Энциклопедии Брауна. То, что выпустил «Махаон», является сборниками рассказов, взятых из разных книг.
Вам предлагается восьмая книга из этой серии в том виде, как она впервые вышла из печати. Часть рассказов вошла в различные «махаоновские» сборники. Другие на русский язык переводятся впервые (в этой книге – всего один).

В. Борисов



Оглавление

ПОХИЩЕНИЕ ПОСЛА-ЧЕМПИОНА (перевод О. Битова)
НЮХАЧКА НЕЛЛИ (перевод О. Битова)
ПОДЛОДКА, УПАВШАЯ С НЕБЕС (перевод О. Битова)
ОГРАБЛЕНА КАССА ЮНЫХ БОКСЁРОВ! (перевод О. Битова)
МОДЕЛЬ ВСЕЛЕННОЙ (перевод О. Битова)
БАНКА С ПОЛЕВЫМИ ЦВЕТАМИ (перевод О. Битова)
ОДИН СВИДЕТЕЛЬ, И ТОТ КОНЬ (перевод О. Битова)
УГОЩАЙТЕСЬ СОКОМ… (перевод О. Битова)
ДВА ДОЛЛАРА ОДНОЙ БУМАЖКОЙ (перевод О. Битова)
ТОПОРИЩЕ (перевод В. Борисова)

Перри и Рей Ларсенам

Дональд Дж. Соболь

Похищение посла-чемпиона

Ужин в красном кирпичном домике семьи Браунов не походил на ужин ни в одном другом доме. Брауны, отец и сын, делили вместе не только хлеб, но и груз совершённых в городе преступлений.
Мистер Браун был начальником полиции Айдавилла. Люди по всей стране думали, что это ему надо воздать хвалу за поразительные результаты, достигнутые здесь в борьбе за закон и порядок. Никто даже не подозревал истины. За успехами шефа Брауна стоял его единственный сын, десятилетний мальчишка, которого все звали Энциклопедией.
Шеф приносил домой самые сложные свои дела – и Энциклопедия неизменно распутывал их за ужином. С тех пор как он принялся тайно помогать отцу, ни один преступник не избежал ареста, и ни одному малолетнему озорнику не удалось выкинуть что-нибудь беззаконное и уйти от ответа.
Всякий раз, как сын разрешал детективную загадку, шеф Браун испытывал желание представить его к медали. Только как это сделать и какой в этом смысл? Кто поверил бы, что подлинный вдохновитель успехов в борьбе с преступностью учится в пятом классе? Да и заслуженных медалей набиралось столько, что Энциклопедия, наверное, под их тяжестью просто не устоял бы на ногах.
Так что шеф Браун предпочитал хранить молчание. И Энциклопедия, со своей стороны, никому и словом не обмолвился о помощи, какую оказывает отцу. Ему не хотелось выделяться среди других городских мальчишек.
Но вот с прозвищем своим он поделать ничего не мог. Лишь родители и учителя звали его настоящим именем – Лерой, для всех остальных он раз и навсегда стал Энциклопедией.
Как вы знаете, энциклопедия – это книга или собрание книг, где содержится информация обо всем на свете, расположенная в алфавитном порядке. Голова Энциклопедии была просто набита информацией. Он читал книг больше всех в городе, и дружки-приятели шутили, что, сделай он кувырок, голова его грохнет, как опрокинутый книжный шкаф.
Но вот однажды шеф Браун пришёл домой с делом, которое Энциклопедия при всем желании распутать за ужином не сумел бы. И сам же шеф Браун объяснил почему:
– У меня нет никаких, совсем никаких фактов…
Миссис Браун, успевшая уже привыкнуть, что сын на глазах разгрызает любой орешек, вздохнула с облегчением:
– Неудивительно, что Лерой не в силах тут ничего сделать. А что, собственно, произошло?
– Похищение, – ответил шеф Браун. – Похищен один из наших послов в Латинской Америке. Больше мне ничего не сказали. Однако госдепартамент хочет, чтобы я вылетел на место преступления и принял участие в следствии…
– По всем признакам, дело совершенно секретное, – заметил Энциклопедия. – Дорого я дал бы, чтоб отправиться вместе с тобой!
– А это вполне возможно. Госдепартамент предпочитает, чтобы мой визит выглядел как поездка на отдых. Так что отправимся все втроём…
На следующее утро Энциклопедия впервые взглянул на родной Айдавилл с высоты. И не смог отличить бедных домишек от богатых особняков, церквей от синагог, а магазинов от банков. Он попытался найти собственный дом, но не успел – самолёт уже был над Мексиканским заливом. Оставалось лишь углубиться в книгу, которую он прихватил с собой, – «Палеонтология позвоночных». Только-только он добрался до последней главы, как самолёт с лёгким толчком совершил посадку.
В аэропорту назначения их встретил человек в тёмном костюме. Заявил, что он шофёр из отеля, и погрузил семейный багаж в машину. Но едва устроился за рулём и завёл мотор, представился повторно: на самом деле его звали мистер Рико и он был офицером местной полиции.
– Похищен его превосходительство посол Уэйр, – сообщил Рико. – Мы едем прямо в его резиденцию.
Дорога заняла немного времени – как раз хватило на то, чтобы Рико пересказал шефу Брауну основные факты по делу. Посол Уэйр был похищен два дня назад, когда направлялся в горный отель, чтобы неделю покататься на лыжах. Его автомобиль нашли пустым в двух милях от отеля.
– Его превосходительство был чемпионом по водным лыжам, – пояснил Рико, – но никогда в жизни не катался по снегу. Вот ему и захотелось попробовать…
– Он бывал в этом горном отеле когда-либо прежде? – поинтересовался шеф Браун.
– Нет. И никому не говорил, что собирается туда, кроме своей жены. Даже номер в отеле был заказан на другое имя.
– Это ещё зачем? – удивилась миссис Браун.
– По соображениям безопасности. Иностранцы в этой стране подвержены серьёзному риску. Враги правительства повадились похищать иностранных представителей.
– Какую сумму требуют похитители в обмен на посла Уэйра? – спросил шеф Браун.
– Ни о каких деньгах нет и речи, – ответил Рико. – Они хотят, чтобы мы выпустили на свободу их единомышленников. В обмен на посла Уэйра они требуют освободить сорок человек, осуждённых за государственные преступления.
– Как ужасно! – воскликнула миссис Браун. – Похищать невинных людей, чтобы добиться свободы для нарушителей закона!..
– В тот самый вечер, когда его похитили, – продолжал Рико, – посол Уэйр собирался устроить небольшой приём в честь своего дня рождения. Ему исполнилось сорок пять. Он пригласил шестерых друзей, и каждый пришёл с подарком. Но, явившись ровно в восемь, они нашли лишь накрытый стол, слуг и ещё записку от именинника. Он извинялся, что вынужден уехать раньше, чем предполагал, но вечеринка не отменяется – пусть они веселятся без него…
Новый вопрос шефа Брауна:
– И какая же причина побудила посла изменить планы и не явиться на собственный день рождения?
– Прогноз погоды. В горах обещали снегопад с метелью. Должно быть, его превосходительство рассудил, что если останется на вечеринку, то горные дороги, ведущие к отелю, окажутся под снегом. Вот он и поспешил выехать до начала ненастья.
Машина остановилась перед просторной резиденцией посла. Рико отпер дверь. На кушетке в гостиной были разложены принесённые друзьями подарки.
– Я открыл пакеты, – пояснил Рико, – надеясь, что их содержимое может навести на какой-то след. Надежда не оправдалась – я ничего существенного не нашёл.

Энциклопедия вслед за отцом присмотрелся к подаркам. Рядом с ними лежали карточки с указанием, кто что принёс. Гарпунное ружье от Билла Уотсона. Акваланг от Курта Хапера. Набор мазей для лыж от Гарри Смита. Лицевая маска от Дэна Перске. Пара водных лыж от Марта Бентона. И, наконец, резиновый костюм ныряльщика от Эда Фергиса.
– Миссис Уэйр уверена, – повторил Рико, – что, кроме неё, о поездке в горы никто ничего не знал.
– Должно быть, посол Уэйр – человек самолюбивый, – заметил шеф Браун. – Он не хотел, чтоб его видели за новым занятием до тех пор, пока он не освоит все как следует.
– Вы правы, – согласился Рико. – На водных лыжах он чемпион, а на снегу ученик. Ему совершенно не улыбалось, чтобы кто-нибудь из друзей наблюдал, как он падает и делает ошибки. Вот ещё одна причина, по которой он хранил поездку в секрете.
– И все-таки он, наверно, раскрыл свои планы кому-то, кроме жены, – предположил шеф Браун. – И этот кто-то оказался заодно с похитителями.
Рико кивнул в знак согласия.
– Но кому он проговорился? Кому?..
Шеф Браун бросил вопросительный взгляд на Энциклопедию. Тот ответил шёпотом:
– Посол Уэйр сообщил о поездке…

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, КОМУ?

Нюхачка Нелли

Распутывать полицейские загадки Энциклопедия помогал отцу круглый год. А в летнюю пору он помогал ещё и окрестным ребятам. Едва начались каникулы, он открыл собственное детективное агентство в гараже. И каждое утро прикреплял к воротам вывеску:

Детективное агентство «Браун»
Ровер-авеню, дом 13
Президент – Лерой Браун
Для нас нет слишком мелких дел
25 центов в день плюс расходы

Однажды в гараж заявилась Нюхачка Нелли. Ей стукнуло всего девять лет – но она уже умудрилась заработать достаточно денег на обучение в колледже. И сделала это носом, вернее, нюхом. Год назад, когда ей было восемь, она спасла городской муниципалитет от неминуемого взрыва. Она учуяла утечку газа из труб, ведущих в здание, и вовремя: мэр Варне как раз вознамерился закурить сигару. В награду городской совет постановил отложить для Нелли сумму, которой хватит на колледж по её выбору.
После этого происшествия никто в городе не звал девочку её настоящим именем – Нелита Теодора Шортридж, а коротко и просто – Нюхачка Нелли. Её бесподобный нос отмечал не только утечки газа. Она была способна сказать, кто и какую выпечку затевает, в любую погоду, даже в дождь, за три квартала.
Но когда она явилась в детективное агентство «Браун», она и не думала нюхать, наоборот, зажимала нос рукой. И с грехом пополам выдавила из себя одно-единственное слово:
– Амбра…
Об амбре Энциклопедия слышал, вернее, читал. Её выделяют большие киты, и люди находят её на поверхности южных морей и используют в парфюмерии.
– Да не сидите вы, как истуканы! – крикнула Нелли гнусаво. – Принесите мне мятного масла!
Энциклопедия бросился в дом и через двадцать секунд поднёс к удивительному носу девочки открытый пузырёк. Она сделала глубокий вдох и произнесла, теперь внятно:
– Спасибо. Единственный надёжный способ прочистить носовые проходы…
– Что растревожило твою нюхательную машинку? – осведомился Энциклопедия.
– Я же сказала – амбра! Ты когда-нибудь стоял с нею рядом? Это похуже, чем быть судьёй на ринге в поединке скунсов! – Тут она положила на канистру рядом с юным сыщиком четверть доллара. – Хочу, чтобы ты вернул мне мою амбру. Жучила Мини украл её!
– Дай Жучиле волю – он залезет в любой карман, где хоть что-нибудь лежит, – глубокомысленно заметил Энциклопедия.
Жучила Мини был главарём шайки хулиганствующих подростков из старших классов. Энциклопедию много раз просили о помощи те, кого они обокрали либо обманули.

– Ну что ж, пойдём потолкуем с Жучилой, – решил он.
Вдвоём с Нюхачкой Нелли они сели в автобус номер семь. По дороге Нюхачка ввела его в курс дела. Утром она отправилась на мыс к маяку искать съедобных моллюсков, а нашла амбру, вынесенную волной на берег.
– Жучила и его «тигры» ныряли с аквалангами невдалеке от берега, – рассказывала Нелли. – Я попросила их помочь мне отнести находку домой…
Как и следовало ожидать, «тигры» расхохотались и послали её подальше. Тогда Нюхачка, на свою беду, сообщила им правду: в Нью-Йорке есть фирма, покупающая амбру по цене пять долларов за унцию. А глыба, которую прибило к берегу, весила фунтов пятьдесят, не меньше

1 фунт – 16 унций, примерно 454,6 грамма. (Здесь и далее примечания О. Битова)..
Энциклопедия, присвистнув, прикинул в уме: шестнадцать на пятьдесят на пять
– четыре тысячи долларов!
– Этого же хватит на целую машину! – воскликнул он.
– Жучила тоже так решил, – отозвалась Нюхачка Нелли. – Как услышал о цене амбры, сразу же спросил, хорошо ли он будет выглядеть за рулём спортивной машины. А потом заявил, чтоб я уматывала ко всем чертям.
Автобус прибыл на конечную остановку, и они пошли пешком вдоль берега по направлению к маяку. Прошли примерно милю – и вдруг Нюхачка вскрикнула и прижала руку к носу. Энциклопедия внял предупреждению и последовал её примеру. Ещё несколько шагов, и за поворотом стал виден маяк и чуть ближе – «тигры».
«Тигры» только и успели, что вытащить свою лодку на берег, а сами повалились навзничь и постанывали, зажимая носы. Глыба амбры лежала там же, куда её вынесло, – на влажном песке у верхней границы прибоя. Она походила на шар тёмно-серого воска. Нелли провозгласила радостно:
– Хорошо, хоть утащить не успели. Запах сбил их с ног…
Жучила Мини первым заприметил Нюхачку, вернувшуюся в сопровождении юного сыщика, вскрикнул и попробовал сесть, хоть и не слишком уверенно.
– Отвяжись, – зарычал-зашипел он на Энциклопедию. – Не то врежу по роже так, что уши оторвутся!
Энциклопедии было не привыкать к приветствиям, какими Жучила одаривал его при встрече.
– Амбра принадлежит Нюхачке Нелли, – заявил он решительно. – Это Нелли нашла её сегодня утром.
– Что-о? – взъерепенился Жучила. – Я и мои «тигры» нашли её на дне, когда ныряли!
– Тогда как же она попала на берег?
– Мы катили её по дну, – ответил Жучила, – потом подождали начала отлива и подняли в лодку.
– Т-ты! – задохнулась Нелли от гнева. – Лошадиная задница! Ты лжёшь!
– Да, лжёт, – согласился Энциклопедия. – И я могу доказать, что лжёт!

КАКИМ ОБРАЗОМ?

Подлодка, упавшая с небес

На Рождество, да и на любой другой праздник, Жучила Мини жаждал одного, только одного подарка – случая поквитаться с Энциклопедией. Главарю «тигров» осточертело терпеть поражение за поражением от юного сыщика. Ох, как хотелось Жучиле скрутить ему башку, чтоб те, кто вздумает пообщаться с Энциклопедией, вынуждены были подходить к нему со спины.
Но каждый раз, когда Жучилу посещали такие мысли, на память сразу приходило, что у заклятого врага есть младший партнёр – Салли Кимболл. Она была самой хорошенькой из пятиклассниц и к тому же прекрасной спортсменкой. Мало того, она была единственной персоной до двенадцати лет, кого Жучила боялся. Любая попытка выяснить отношения с ней на кулаках кончалась одинаково – она отправляла Жучилу на землю поостыть.
Именно из-за Салли он даже не пробовал драться с Энциклопедией. Что не мешало ему, однако, мечтать о мщении.
– За Жучилой нужен глаз да глаз, – предупреждала Салли. – Сколько бы раз ни падал, а будет лезть и лезть на крышу, пока снова не свалится…
Партнёры-детективы крутили педали, намереваясь проверить, правда ли, что в одном из кулинарных магазинов появились изумительные по вкусу ватрушки. И совершили ошибку, решив срезать путь по тропинке: два дня шли дожди, и она стала почти непроезжей от грязи.
Тропинка вела мимо кузовной мастерской Суини, позади которой «тигры» Жучилы устроили сборный пункт в старом сарае. И как раз когда партнёры добрались до сарая, над головой с рёвом пронёсся вертолёт. Энциклопедия глянул вверх и, к изумлению своему, увидел, что от вертолёта отделилась… крошечная подводная лодка! Покувыркалась в воздухе и грохнулась наземь в густых зарослях западнее мастерской и сарая.
Надо ли говорить, что партнёры стремглав соскочили с велосипедов и бросились к зарослям. А тут из сарая выскочил Жучила и с ним двое «тигров» – Каллер по кличке Немец и Джесс Рей. Так впятером они и добежали до зарослей и замерли на краю небольшого глинистого овражка. На дне его лежала разбитая подлодка.
– Мать честная! – завопил Жучила. – Это вражеская бомба!
– Это мини-подлодка, ты, павиан! – поправила его Салли не слишком вежливо.
– Кто и когда слыхивал о подлодках такой величины и такой круглой формы? – развеселился Жучила. – Нет, это бомба дальнего действия, вот что это такое! Некая недружественная страна решила изничтожить нас, «тигров»!
И пустился в разглагольствования о том, что «недружественная страна» поставила себе целью извести всех настоящих американцев, таких, как «тигры». Энциклопедия поднял глаза – вертолёт улетел. Да близ зарослей и не нашлось бы подходящего места для посадки.
Салли принялась спускаться к подлодке по грязному склону.
– Не приближайся! – заорал Жучила. – Эта штука взорвётся в любую секунду!..
Подмигнув дружкам, он выставил ногу. Салли споткнулась и покатилась вниз кубарем.

– Это космический корабль! – выдвинул Жучила новую версию. – На нём прибыли пурпурные марсиане с замораживающими пулемётами. Тра-та-та – и они сделают из тебя торт с мороженым!
– Будь ты неладен, Жучила, – выдохнула Салли, протирая глаза от грязи.
Жучила приблизился к Энциклопедии.
– Мы, «тигры», встанем здесь на часах, пока не подоспеют люди из ФБР, – провозгласил он. – А вы с мисс Грязнулей проваливайте отсюда, и немедля!
– Чтобы вы стибрили из подлодки все, что только сумеете? – отозвался Энциклопедия. – Ни за что!
– Ладно, мистер Длинный Нос, – прорычал Жучила. – Ты напрашивался все лето. И вокруг никого…
– Не смей! – крикнула Салли.
– А ты не вмешивайся, – ответствовал Жучила. – О тебя я и пачкаться не стану…
И презрительным щелчком сбросил комочек грязи со своих в общем-то чистых штанов.
Джесс решительно направился к Салли, с трудом карабкающейся вверх по скользкому склону. И ещё похвалился:
– С дамочкой мы с Немцем сами управимся…
Наклонился, хотел столкнуть её обратно вниз, но сразу же поскользнулся сам. Салли схватила Джесса за руку, рванула и, не дав опомниться, нанесла ему удар в солнечное сплетение. Один удар усмирил всех трёх «тигров». Джесс распластался в грязи с грохотом, словно рухнула железная крыша. Жучила и Немец выглядели так, будто крыша рухнула прямо на них.
– Д-Джесс! – заикаясь, позвал Немец. – Ты можешь дышать?
Ответ Джесса, если и был, утонул в вое полицейских сирен. Спустя минуту шесть полисменов во главе с шефом Брауном взяли упавшую подлодку в кольцо. Отец успел сообщить Энциклопедии, что произошло. Лодку везли на испытания на военно-морскую базу.
– Когда она сорвалась с подвески, – рассказал шеф Браун, – пилот радировал в управление полиции штата. Это секретная модель. Перед нами поставлена задача охранять её до прибытия морских пехотинцев.
– Вы появились вовремя, шеф, – вмешался Жучила. – ещё бы час, и подлодку раздели бы до нитки.
– Как тебя понять? – удивился шеф Браун.
– Противно говорить об этом, но ваш сынок со своей подружкой пытались проникнуть в лодку и похитить все ценное, что там есть.
– У нас и в мыслях не было ничего подобного! – вспылил Энциклопедия.
– Мы не просим награды, – заявил Жучила, – но должен вам сказать, что мы, «тигры», сделали все от нас зависящее, чтоб остановить их, не прибегая к насилию.
– Лжец! – вскричала Салли. – Да если б ты хоть притронулся ко мне, с тобой было бы то же, что с Джессом!
– Можешь болтать что угодно, – объявил Жучила. – Ты же прекрасно знаешь, что «тигры» не дерутся с девчонками.
– Ваш сын велел Салли открыть лодку, – вставил Джесс. – Жучила пробовал отговорить её, но она дала ему подножку, и он упал. Я тоже пробовал убедить её в том, что лезть внутрь она не имеет права. Она взбесилась, как дикая кошка, и меня тоже на землю повалила…
– Она уже почти вскрыла лодку, но тут приехали вы, шеф, – добавил Жучила.
Шеф Браун напустил на себя озабоченный вид.
– Обвинение серьёзное, Лерой, – обратился он к сыну. – Их слово против твоего…
– Не нужно тебе моего слова, папа, – произнёс Энциклопедия. – Довольно тебе взглянуть на…

НА ЧТО, ПО-ВАШЕМУ?

Ограблена касса юных боксёров!

Был воскресный день. Энциклопедия читал газету, когда зазвонил телефон. Звонил Элмер Отис. Но говорил он так быстро, что Энциклопедия никак не поспевал за ним.
– Элмер! – воззвал он, наконец, в трубку. – Элмер, успокойся!
– Я спокоен, как улитка, – прозвучало в ответ. – Вызови полицию! Позови своего отца!
– Но что случилось?
– Я звоню из спортивного центра. Только что кто-то обчистил кассу боксёрской секции!
В кассе, о которой шла речь, никогда не набиралось больше трёх долларов. Сама касса представляла собой коробку из-под сигар и была нужна лишь для того, чтобы снабжать ребят мелочью на леденцы и содовую воду в торговых автоматах.
– Не уверен, что полиция станет заниматься такой ерундой, – сказал Энциклопедия.
– Но кто-то же должен этим заняться! – воскликнул Элмер. – Приезжай сюда сам, пока след не остыл…
Горячие следы всегда волновали Энциклопедию. Он вскочил на велосипед и покатил в спортивный центр. И был немало удивлён, увидев у входа сидящую праздно Салли.
– Уж эти мальчишки! – негодующе фыркнула она.
– Чем тебе насолили мальчишки? – удивился Энциклопедия.
– Только треплются, а драться всерьёз не хотят…
Вслед за тем она пояснила, что, хотя центр по воскресеньям обычно закрыт, для Элмера и двух его друзей, Пита и Оскара, согласились сделать исключение, чтобы дать им возможность потренироваться перед близким чемпионатом боксёров младшей возрастной группы.
– Они попросили меня завязать им перчатки, а потом выступить судьёй на ринге, – рассказала Салли. – Но что толку их судить, когда они боятся ударов! Смотреть и то противно – вот я и ушла на улицу, пока им не приспичит снять перчатки…
– Уверен, они просто берегут силы для чемпионата, – заметил Энциклопедия, защищая мужскую честь. Потом сообщил о телефонном звонке Элмера и украденных деньгах и спросил: – Ты не видела, чтобы кто-нибудь выходил отсюда?
– Не видела. Да там и нет никого, кроме этих трёх слабаков. – Тут она нахмурилась и вдруг всплеснула руками: – Постой! Джим Хилл! Я видела, как он выскочил из-за угла, вроде бы вышел с другой стороны. И, похоже, очень спешил…
– Он мог проникнуть в дом с чёрного хода и выскользнуть тем же путём, – отозвался Энциклопедия. – Может, он и есть вор.
– Ну уж только не Джим! – возразила Салли. – У него не хватило ума даже на то, чтоб его приняли в «тигры». По словам Жучилы Мини, Джим способен встать перед зеркалом с закрытыми глазами, чтобы узнать, какой у него вид во сне.
– А может, кто-нибудь помогал ему? – пробурчал Энциклопедия себе под нос.

Юные сыщики вошли в здание и застали Элмера, Пита и Оскара в спортзале. Все трое были в боксёрских перчатках – Элмер в углу дрался с тенью, а Пит и Оскар изображали бой, но очень старались не приближаться друг к другу на расстояние удара.
– Вот стукну тебе по носу – неделю не очухаешься, – угрожал Оскар, тем не менее, сохраняя прежнюю дистанцию.
– Да? Навешу тебе под подбородок – носки с ног слетят, – огрызался Пит, держась точно так же.
«Трепачи, – подумал Энциклопедия. – Салли шутя уложила бы их обоих за полраунда…»
Элмер прекратил прыгать вокруг воображаемого противника и поспешил к гостю, которого сам же и пригласил, захлёбываясь словами:
– Кража случилась, видимо, через несколько минут после того, как Салли вышла из зала. Мы трое оставались здесь в зале и вдруг услышали, как в дальней комнате что-то грохнуло.
– И побежали туда все втроём?
– Конечно. Оказалось, со стола упала лампа. Пойдём, покажу.
Вслед за Элмером они проследовали в другую часть здания, повернули направо и оказались в небольшой комнате. На столе лежала пустая коробка из-под сигар, где прежде были деньги, а на полу – разбитая лампа.
– Мы оставили здесь всё, как было, – подчеркнул Элмер.
Энциклопедия первым делом заглянул в стенной шкаф, потом вышел из комнаты и обследовал дверь, ведущую на улицу с заднего фасада. Изнутри она распахивалась без труда, однако открыть её снаружи было нельзя.
– Выходили ли вы до того из зала поодиночке? – осведомился Энциклопедия.
– Да, конечно. Кто раньше, кто позже. Промочить горло.
Фонтанчик с питьевой водой располагался как раз напротив задней двери. Энциклопедия нажал на педаль, сделал глоток, потом стал рассуждать вслух:
– Ни комнату с кассой, ни фонтанчик, ни заднюю дверь из зала не видно. Да и в комнату прямо отсюда не заглянешь…
– Это важно? – поинтересовался Элмер.
– Разумеется! – воскликнула Салли. – Любой из вас мог выйти, якобы хлебнуть из фонтанчика, открыть заднюю дверь и впустить вора – и те, кто в зале, этого не увидели бы…
– Но вор не мог ускользнуть незамеченным! – возразил Элмер. – Заслышав грохот, мы бросились сюда стремглав все втроём!
– И пока Элмер звонил тебе, – вставил подоспевший Оскар, – мы с Питом оставались у фонтанчика. Вор никак не смог бы уйти, не наткнувшись на нас!
– А он и не уходил, – сказал Энциклопедия. – Когда он сшиб лампу, то спрятался в шкафу. И только когда вы, побывав здесь, вернулись в зал, он скрылся через заднюю дверь.
– Ты что, всерьёз считаешь, что кто-то из нас помог вору? – сердито спросил Элмер.
– Наоборот. Это вор помог одному из вас.

КОГО ЗАПОДОЗРИЛ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ?

Модель Вселенной

После ужина Энциклопедия решил было подмести гараж, как вдруг увидел перед воротами нечто странное: Хьюго Дипмен ни с того ни с сего налетел на фонарный столб.
– Хьюго! – окликнул Энциклопедия. – Ты жив?
– Ж-жив, – подтвердил тот не слишком уверенно. И побрёл дальше, пошатываясь, словно ноги не держали его. – Я смотрел на звёзды и подсчитывал барыши.
– Подсчитывал?.. – изумился Энциклопедия. – Слушай, ты, видно, стукнулся сильнее, чем тебе кажется!
– Может, я и шёл как слепой, – отозвался Хьюго, – но то, о чём я толкую, не ерунда. Я буду делать деньги на звездах. По совету Уилфорда Уиггинса.
Уилфорд Уиггинс был шалопай, вылетевший из старших классов. Энциклопедии то и дело приходилось вмешиваться, пресекая его жульнические затеи: он заманивал окрестных ребят обещаниями скорого богатства.
– Не верил бы ты Уилфорду, – предупредил Энциклопедия. – Хлебом его не корми, а дай сплутовать. Прицепит на сосиску значок и заявит, что это полицейская овчарка…
– Да знаю я, что Уилфорд отъявленный жулик, – не смутился Хьюго. – Только на этот раз всё по-другому. У него серьёзный план, как сделать нас миллионерами.
– Что же это за план такой?
– Уилфорд говорит, что все мы получим по пять долларов за каждую звёздочку, видимую невооружённым глазом. Завтра он собирает нас в Южном парке в два часа дня. Там он и изложит свою идею.
– Почему-то он забыл уведомить меня о встрече, – задумчиво произнёс Энциклопедия.
– Да, он тебя не слишком жалует, – заявил Хьюго. – Ты его прикладывал столько раз, что он скрежещет зубами при одном упоминании твоего имени…
– Беда в том, что, сколько его ни прикладывай, он опять за своё. Наверное, лучше мне завтра отправиться вместе с тобой.
На следующий день после обеда Энциклопедия, оставив Салли приглядывать за детективным агентством, отправился с Хьюго в Южный парк.
– Поспели как раз вовремя, – отметил Хьюго.
Действительно, Уилфорд уже стоял наготове рядом с памятником Аврааму Линкольну.
– Бог ты мой, – прошептал Энциклопедия. – Скорчил такую рожу, будто мудрее и честнее его нет никого на свете. Притворщик! Не поверю ни единому его слову, даже если он поклянётся, что лжёт…
Вокруг Уилфорда уже собралась большая толпа ребят. Он поднял руки, призывая к тишине, и сказал:
– Подходите поближе! Я научу вас, как стать такими богатыми и важными, что вы будете задирать ноги не на один стол, а на два – отдельный стол для каждой ноги!
– Твои шуточки что ни день, то хуже и хуже, – откликнулся Бенни Бреслин.

– Ну и что? Я вам не цирковой клоун, – парировал Уилфорд. – Я честен и справедлив. И я предлагаю вам участие в самой крупной сделке за всю вашу жизнь!
В задних рядах раздались хлопки. Уилфорд решил, что ему аплодируют, и поклонился.
– Эх ты, дубина! – выкрикнул Жучила Мини, проталкиваясь вперед. – Я хлопал себя по щекам, чтобы не заснуть. Кончай чесать языком и выкладывай свою великую идею!
– Не терпится, да, малыш? – ответствовал Уилфорд. – Жадность обуяла? Это хорошо, денежки всем нужны. Ну что ж, ваш друг и сосед Уилфорд Уиггинс намерен добыть вам деньги – с помощью этой штуки!
Он полез в карман. Ребята засуетились, каждый норовил пролезть вперёд.
– Вот оно, чудо, сулящее вам состояние! – Уилфорд перешёл на крик. Ребята уставились на него непонимающе, а он продолжал: – Что это такое? Подскажу – это модель Земли диаметром в полдюйма!
С этими словами он пустил крошечный шарик по рукам. И закончил с ещё большим пафосом:
– А сейчас мой партнёр, профессор Вольфганг Шмидт из Германии, конструирует модель Вселенной в таком же масштабе. Мы покажем её по всей Америке!
– Такая модель будет стоить, наверно, кучу денег? – не удержался от вопроса Десмонд Дюран.
– Чтоб заработать, надо сперва потратить, – не смутился Уилфорд. – Профессору Шмидту нужен миллион долларов. Ведь он должен вылепить тысячи звёзд, планет, лун и всего прочего. Зато потом модель захочет увидеть каждый школьник. И взрослые тоже!
Модель Земли переходила из рук в руки и наконец достигла Хьюго, вызвав его одобрение:
– Выглядит недурно…
– Убедитесь собственными глазами, что я вас не обманываю, – взывал Уилфорд. – Можете принять участие в деле, все до одного, и получить свою долю в доходах…
– Сколько с человека? – осведомился Жучила. Сомнения не оставляли его, но жажда лёгких денег мало-помалу брала верх.
– Пять долларов, – был ответ. – За два года ваша жалкая пятёрка вырастет в миллионы!
Трепетное предвкушение миллионов пронеслось по толпе вихрем. На такую выставку придёт больше народу, чем болельщиков на решающий футбольный матч!
– Надо будет разместить выставку в планетарии! – предложил Карл Бетгс.
Его слова вызвали новую волну возбуждения. Ребята заспорили, где лучше всего разместить модель Вселенной для обозрения. На стадионе! На поле для гольфа! Всех переплюнула Люси Фиббс с лихим заявлением:
– Надо устроить выставку в Большом каньоне!..
Тут уж возражений не нашлось. Ни у кого, кроме Энциклопедии. А он сказал:
– Для этой выставки есть единственное достойное место – мусорная корзина! Поберегите свои денежки. Отдадите их Уиггинсу – никогда больше не увидите!

ПОЧЕМУ?

Банка с полевыми цветами

Стелла Босуэлл вбежала в детективное агентство «Браун» в слезах:
– Какой-то верзила только что попытался меня ограбить!
– Что же он хотел у тебя отнять? – справился Энциклопедия.
– Вот…
Она предъявила ржавую банку с полевыми цветами. Энциклопедия не мог поверить своим глазам: вряд ли на свете сыщется что-нибудь менее привлекательное для вора.
– Я хочу, чтобы ты поймал его. Он опасен, – заявила Стелла, кладя монету на бензиновую канистру рядом с Энциклопедией. Монета не звякнула, как обычный четвертак, а глухо лязгнула. – Извини, но у меня нет других денег. Стоит эта монетина 25 центов?
Энциклопедия взял монету в руки и, зардевшись, воскликнул:
– Это же серебряные полдоллара Конфедеративных Штатов чеканки 1861 года
Конфедеративные Штаты Америки – официальное название 11 южных рабовладельческих штатов, объявивших себя независимыми и развязавших Гражданскую войну 1861–1865 гг.! Такая монета стоит сегодня около пяти тысяч долларов! Где ты её нашла?
– Пять тысяч долл… – У Стеллы перехватило дыхание, хоть рот раскрылся шире некуда. – Пять тыс… ааах!.. – В конце концов она кое-как выговорила: – Тот самый верзила выронил…
Затем она рассказала последовательно, что произошло. Она собирала полевые цветы и уже возвращалась домой, когда мимо промчался парень лет восемнадцати. В руке у него был бумажный пакет. Пакет задел за её плечо и лопнул.
– И представляешь, на тротуар посыпались монеты. Он подобрал их, потом хотел выхватить у меня банку с цветами. Но тут на улице показалась машина, и он удрал.
– И тогда ты заметила, – догадался Энциклопедия, – эти самые полдоллара, упавшие в твою банку?
– Точно, – подтвердила Стелла. – Теперь-то я понимаю: мои цветы ему были ни к чему, он хотел заполучить монету…
– Ты узнаешь верзилу, если встретишь его снова?
Стелла покачала головой.
– Всё случилось слишком быстро…
Энциклопедия принялся соображать. Монеты, конечно, краденые, иначе верзила не испугался бы проезжающей мимо машины. Теперь он шляется где-нибудь поблизости, поджидая Стеллу: не представится ли новый шанс захватить серебряную диковину? Энциклопедия чуть не силком затащил девочку в дом, запер двери и вдруг спросил:
– Какую-нибудь выпечку делать умеешь?
– Только сладкое печенье. Зато такое, что просто тает во рту.
– Вот и хорошо…

Затем юный сыщик позвонил в полицию и нисколько не удивился, узнав, что получено сообщение о краже коллекции редких монет. Он рассказал отцу про Стеллу и полдоллара 1861 года в банке с цветами, а в конце заявил:
– Думаю, что сумею поймать вора в ловушку.
Выслушав сына, шеф Браун согласился с его планом:
– А что? Может, и получится. Пошлю-ка я тебе в помощь двух своих людей, мужчину – Холла и женщину – Тейлор…
Выждав полчаса, чтобы полисмены добрались до места, Стелла и Энциклопедия направились к ней домой. В руках у Стеллы по-прежнему была банка с цветами, а Энциклопедия прихватил с собой собственную коллекцию монет.
– По-моему, за нами кто-то следит, – прошептала Стелла.
– Это Холл, – успокоил её Энциклопедия. – Он на той стороне улицы. Ходит от дома к дому, предлагает билеты на полицейский бал. Пока он в этом квартале, вор не объявится…
Войдя в дом, они не без удивления обнаружили там Тейлор, переодетую горничной. Но удивление спало, и Энциклопедия принялся без промедления готовиться к визиту вора – разложил собственные монеты на кухонном столе, а банку с полевыми цветами и редкостным конфедеративным полудолларом засунул за электрический миксер, где её было не так-то легко разглядеть.
Тем временем Стелла достала все, что могло понадобиться для выпечки: масло, яйцо, пузырёк с ванилью, банку пекарного порошка, такие же банки с сахаром и мукой, скалку, ложку и мерную чашку.
– Холл повернул на Уорт-стрит, – сказала полисмен Тейлор, поглядев за окно. – Вот он как раз исчез за углом…
– Значит, можно ждать нашего дорогого гостя с минуты на минуту, – откликнулся Энциклопедия.
И через пять минут у входной двери прозвучал звонок. Тейлор пошла открывать и ввела на кухню явно нервничающего малого лет восемнадцати.
– Привет, – сказал он. – Меня зовут Брет. Продаю журналы в розницу, чтобы заработать себе на колледж.
– Читать я люблю, – откликнулась Стелла. – А какие именно журналы ты предлагаешь?
Брет вытащил толстую пачку журналов.
– К сожалению, прямо сейчас посмотреть не могу. Видишь, я занята. Ох ты!.. – Она потянулась за маслом и едва не опрокинула банку с мукой. – Будь добр, подержи эту банку одну минутку.
– Пожалуйста…
Брет взял банку с мукой и бросил взгляд на стол, где Энциклопедия перекладывал свои монеты, норовя произвести побольше шума.
– Интересуешься монетами? – спросил юный сыщик.
– Это моё самое сильное увлечение.
– Сегодня утром я нашла одну странную монету, – вставила Стелла.
– Хотелось бы взглянуть на неё, – сказал Брет.
– Я спрятала её в банку, – объявила Стелла, вытирая руки о передник.
Брет обошёл всю кухню, пока не высмотрел банку с цветами, спрятанную за миксером. Глаза у него вспыхнули, и он потянулся за этой невзрачной банкой, отставив ту, что была в руках. Он так старательно выуживал из банки полдоллара Конфедеративных штатов, что не заметил, как Энциклопедия подал знак горничной-полисмену.
И не успел Брет опомниться, как у него на запястьях защёлкнулись наручники.

ЧЕМ ВОР ВЫДАЛ СЕБЯ?

 

Один свидетель, и тот конь

– Когда у тебя такой вид, – сказала миссис Браун мужу за ужином, – это означает, что тебе удалось распутать какое-то важное дело.
Шеф Браун опустил ложку на стол и ответил с усмешкой:
– Помнишь кражу драгоценностей в семье Фэрчайлд? Это было в Гленн-сити на прошлой неделе…
– Писали, что стоимость драгоценностей невелика, – уточнила миссис Браун. – Но они хранились в семье много-много лет, и мистер Фэрчайлд был очень расстроен пропажей.
– Точно, – подхватил шеф Браун. – Больше всего он боится, что вор просто выбросит добычу, когда узнает ей цену. А потому он назначил вознаграждение в пять тысяч долларов, если краденое вернут, и обещал не задавать вернувшему никаких вопросов.
– И что, папа, – подал голос Энциклопедия, – вор пошёл на риск ради пяти тысяч? Риск-то огромный…
– Нет, он не вернул драгоценности. И вознаграждение получит не он, а Эрл Кафлин, который выследил вора на побережье.
– А кто же вор? – осведомилась миссис Браун.
– Сол Шварц. Он уже арестован.
Энциклопедия был потрясён. Сол Шварц возглавлял городскую «Конную академию», проще сказать, давал уроки верховой езды. Славный человек, немного грузный и очень дружелюбный. Только и оставалось, что покачать головой и сказать:
– Не верю, что Сол способен на кражу!
– Тем не менее у него в спальне мы нашли запонки, входящие в опись украденного, – ответил шеф Браун. – Мне очень жаль. Я тоже считал Сола порядочным человеком.
– Тогда почему ты арестовал его? – вновь вмешалась миссис Браун.
– Запонки сами по себе – уже улика. А тут ещё и показания свидетеля…
– И что он показал?
Шеф Браун расстегнул нагрудный карман, вытащил неизменную записную книжку и принялся читать показания Эрла Кафлина слово в слово: «Вчера я вышел на лодке порыбачить. Стал на якорь ярдах в трёхстах от берега и вскоре заметил на прибрежной тропе лошадь и всадника…»
Тут шеф Браун оторвался от книжки, пояснив:
– Прибрежная конная тропа идёт вдоль берега примерно посередине обрыва, футах в пятидесяти от подножия…
И продолжал читать: «К моему удивлению, всадник вдруг остановился. Я достал бинокль. Лошадь была белая с чёрными отметинами и с большим пятном в форме колокола на плече. Всадник спешился, повернувшись ко мне спиной, и его лица я поначалу не разглядел. Видел только надпись „Айдавилл. Конная академия“ у него на майке. Он исчез в небольшой расщелине, а когда снова вылез наружу, я узнал Сола Шварца. Сол вскочил в седло и ускакал, а я подгрёб к берегу и из любопытства поднялся к расщелине. Там оказался мешочек с драгоценностями, придавленный камнем, и я сразу сообщил об этом в полицию».

– Пришлось мне отправиться к расщелине самому, – закончил шеф Браун. – Выяснилось, что набор драгоценностей в мешочке полностью совпадает с описью украденного у мистера Фэрчайлда, не хватало лишь пары запонок. Тогда, заручившись ордером, я провёл обыск в доме Сола Шварца. Запонки отыскались в ящике комода у Сола в спальне.
– Он признался? – спросила миссис Браун.
– Нет, не признался. Заявил, что никаких запонок и в глаза не видел.
Энциклопедия сидел, погружённый в мрачное раздумье. Да, Сол постоянно носил майку с надписью «Айдавилл. Конная академия» на спине. Хуже того, белый конь с чёрными отметинами и пятном в форме колокола на плече несомненно указывал на Сола – никто другой на нем не ездил.
Коня так и звали – Полубелый. Он был уже стар – двадцать три года. С возрастом чёрные пятна на его левом боку поблёкли и выцвели, и с левой стороны он стал одноцветным, белым. Но Эрл Кафлин смотрел на него справа, а на правом боку Полубелого сохранились и отметины, и пятно. Два раза в неделю Сол седлал Полубелого и ездил по прибрежной тропе, а назад в конюшню возвращался другой дорогой, через лес.
– Сол не отрицает, – сказал шеф Браун, – что ездил по тропе в тот час, когда Эрл Кафлин якобы видел его. Но клянётся, что не останавливался и не спешивался. И настаивает на том, что к краже драгоценностей не имеет ни малейшего отношения.
– А что если Эрл Кафлин сам спрятал драгоценности в расщелине? – предположила миссис Браун. – А потом проник в дом Сола, подбросил запонки в комод и явился в полицию со своим, так сказать, свидетельством…
– Ты считаешь, что он пытается возвести на Сола напраслину?
– Если настоящий вор – Эрл Кафлин, то, чтобы претендовать на вознаграждение, он, безусловно, должен сперва переложить вину на кого-нибудь другого. Иначе пять тысяч долларов могут и ускользнуть…
– Мне это и самому приходило в голову. Однако у Сола Шварца нет алиби на тот час, когда в доме Фэрчайлдов произошла кража. Сол утверждает, что ездил верхом, но, увы, его никто не видел.
– Сол невиновен, это вне сомнения, – объявил Энциклопедия. – В рассказе Эрла Кафлина что-то не сходится.
– Если бы нашёлся хоть один свидетель, который выступил бы на стороне Сола Шварца! – воскликнула миссис Браун.
Энциклопедия встрепенулся и воскликнул:
– В том-то и дело, мама! Есть свидетель, помимо Эрла Кафлина, и свидетель объективный. Этот свидетель – не кто иной, как старый конь по кличке Полубелый!

ЧТО ЮНЫЙ СЫЩИК ИМЕЛ В ВИДУ?

Угощайтесь соком

Бастер Уайлд был звездой футбольной команды «Карлики с западной окраины», а команда эта была чемпионом Айдавилла в младшей возрастной группе.
Не только во время матчей, но и вне игры Бастер не снимал с головы защитный шлем и, когда выпадала возможность, тренировал свой череп на крепость – с разбегу бросался на ближайшее дерево головой вперёд
Речь идёт об американском футболе..
Однако в день, когда он надумал посетить детективное агентство «Браун», шлема на нем не было. Зато в руках у него была птичка, которую он и положил на стол перед Энциклопедией.
– Глянь-ка, что я нашёл…
– Кедровый свиристель, – определил Энциклопедия. – Они появляются у нас каждое лето, когда перелетают на север. Что тут особенного?
– Вот, погляди сам…
Бастер слегка подтолкнул птичку. Она сделала два шажка и шлёпнулась клювом вниз.
– Да она больна, бедняжка! – запричитала Салли.
– Как бы не так, – объявил Бастер. – Не больна, а пьяна.
Энциклопедия недоверчиво склонился к птичьему клюву, принюхиваясь, и в конце концов признал:
– Ты, кажется, прав. Несёт, как из пивной.
А Бастер рассказал, что нашёл птичку, когда шёл в гости к бабушке.
– Там по дороге большой дуб. Бабушка не одобряет, что я играю в футбол, так что шлема я не взял. Но пройти мимо дуба, не атакуя, все равно не смог.
– Как, – воскликнула Салли, – с непокрытой головой?!
– Именно. Мне всегда хотелось попробовать, крепкая ли у меня башка без шлема…
Испытание прошло удовлетворительно, хотя, когда он очнулся, дуб по-прежнему стоял на месте. Зато с ветвей попадали сидевшие там птички.
– Сперва я подумал, – признался Бастер, – что мне мерещится. Нет, со мной все было в порядке, чего не скажешь о птичках. Все они были в таком хмелю, что в двух шагах ничего не видели.
– На это стоит взглянуть своими глазами, – решил Энциклопедия.
Салли положила пострадавшую птичку на солнышко протрезвиться. А затем все втроём отправились на велосипедах на место странного происшествия. Бастер показал на участок вокруг белого домика, где было полно фруктовых деревьев и ягодных кустов.
– Полюбуйтесь…
Энциклопедия насчитал штук сорок, если не пятьдесят, птиц, в большинстве своём свиристелей. Одни упали с веток и барахтались, как в тумане. Другие были так одурманены, что не могли даже приподняться с земли. Юный сыщик осторожно прошёлся среди недвижных птичек и кустов. Как ни удивительно, осыпавшихся ягод нигде не было, а те, что на кустах, были ещё зелёными.
Внезапно он приметил над головой свисающую с ветки кормушку, полную ягод, и нахмурился.

– Ягодки-то в кормушке забродившие!
– Что значит «забродившие»? – переспросил Бастер.
– Это такой процесс, который случается с перезревшими ягодами и фруктами, например с яблоками. Забродивший яблочный сок сам собой становится вином. Часть сахара превращается в спирт, а от спирта, как известно, пьянеют…
– Ты что, – перебила Салли, – утверждаешь, что кто-то нарочно набил кормушку забродившими ягодами, чтобы птички спились?
– Кто б он ни был, он должен был собрать зрелые ягоды с кустов или подобрать те, что осыпались, выдержать срок, чтоб они забродили, и засыпать в кормушку уже потом.
– А бедные, ничего не подозревающие птички, – подхватила Салли, – думают подкрепиться, а вместо того пьянеют, как забулдыги. Что за жестокая шутка!
– Слушайте, – подал голос Бастер, – может, для выдержки ягод используется вон тот сарай?
– Эй, ребята! – раздался голос. – Это мой участок. Что вам здесь надо?
Голос, как оказалось, принадлежал Карлу Хиггенсботтому, одному из «тигров» Жучилы Мини. Карл вышел из белого домика с заднего хода.
– Мы видели, что ты творишь с бедными птичками просто потехи ради, – вспылила Салли. – Про твои делишки следует сообщить в полицию!..
– Девочка сбрендила со скуки, – высказался Карл.
– Не остри! – оборвала его Салли. – Открой сарай. Уверена, ты доводишь ягоды до брожения именно там!
– Тебе бы в салочки поиграть, – отозвался Карл. – В этот сарай никто не заглядывал уже полгода. Но если хочешь убедиться…
Вытащив из кармана кольцо с ключами, он отпер замок. Смотреть в сарае было не на что – стол да три стула. На полке над распахнутым окошком стоял кувшин с яблочным соком, наполовину пустой, рядом лежали свечка и несколько коробков спичек.
– В прошлом году мы держали тут газонокосилку, – сообщил Карл. – Потом крыша дала течь. А этой весной тут иногда собирались «тигры», пока не отремонтировали свой прежний клуб…
– Энциклопедия, – произнёс Бастер шёпотом, – тут нигде ни ягодки. Может, мы были неправы, подозревая Карла?
Хиггенсботтом усмехнулся.
– Разумеется, вы были неправы, – согласился он и добавил самодовольно: – От ошибок никто не застрахован.
Сбегав домой, он принёс кулёк с пышками и четыре бумажных стаканчика. Пустил пышки по кругу, наполнил стаканчики соком из кувшина.
– Уж не хочешь ли ты предложить нам взятку? – съехидничал Бастер, однако впился в пышку зубами и выпил сок залпом: взятка оказалась ему по вкусу.
– Не хочется, чтобы вы остались на меня в обиде, – ответил Карл.
Салли круто повернулась к Энциклопедии.
– Ты можешь доказать, что он врёт?
Юный сыщик попробовал пышку, отведал сок, задумчиво облизал губы и сказал:
– Доказать, что он врёт? Нет ничего проще…

А ДЛЯ ВАС ЭТО ТОЖЕ ПРОСТО?

Два доллара одной бумажкой

Переступив порог детективного агентства «Браун», Самнер Финклфутер заорал:
– Долой бумажки в один доллар!
– Вот те на! – удивился Энциклопедия. – Что плохого они сделали тебе, Самнер?
– Не мне, – ответил Самнер, – а Томасу Джефферсону. Из-за этого я и переживаю.
Томас Джефферсон, третий президент Соединённых Штатов, был любимым героем Самнера. Однажды, когда отец заявил Самнеру, что тому не помешало бы измениться к лучшему, сын в ответ проглотил пять монеток по пять центов с профилем Джефферсона.
– Но какое отношение имеют бумажки в один доллар к Джефферсону?
– Они обрекли его на забвение, – заявил Самнер. – Каждому известно, что на бумажке в один доллар изображён Джордж Вашингтон. А многие ли знают, чей портрет на банкноте в два доллара?
– Портрет Джефферсона, – произнёс Энциклопедия шёпотом.
– Ну, у тебя и память! А спроси я в городе у кого угодно другого, никто не ответил бы, потому что такие банкноты фактически не ходят
Такие банкноты существуют в действительности, но выпускались последний раз в 1976 году и встречаются очень редко.. Все пользуются только бумажками в один доллар. Я намерен это исправить.
– Что, собираешься написать своему конгрессмену?
– Каждому конгрессмену и каждому сенатору, сколько их есть в Вашингтоне. В таких делах надо действовать с размахом.
– Самнер, – заметил Энциклопедия с чувством, – Джефферсон мог бы гордиться тобой.
– Я ведь всего-то и хочу, чтоб выпускали больше двухдолларовых купюр. Что толку от бумажки в один доллар? На доллар нынче почти ничего и не купишь.
– Правда твоя, – согласился Энциклопедия. – Следовало бы мне поднять таксу на свои услуги…
– Ой, только не сегодня! – вскричал Самнер, кладя рядом с юным сыщиком 25 центов. – Хочу нанять тебя, чтобы ты помог мне собрать имена и адреса всех вашингтонских шишек.
Энциклопедия подумал-подумал, вернул Самнеру его монету и провозгласил:
– Помогу бесплатно! Я так или иначе собирался сегодня в библиотеку. Поищем эти имена там.
По пути в библиотеку, накручивая педали, Самнер изложил свою великую идею. Если бумажки в два доллара будут распространены так же широко, как однодолларовые, Томас Джефферсон будет проживать в Айдавилле в каждой кассе, в каждой сумочке, в каждом бумажнике!
В библиотечном зале Энциклопедия сразу направился к отделу справочной литературы и попросил том «Члены Конгресса США».
– Том выдан Джо Мансону, – ответила старший библиотекарь миссис Силверс. – Получите, когда он вернёт. Но из зала справочник выносить нельзя.

Джо Мансон сидел неподалёку за столиком в окружении книг. Искомый том был раскрыт перед ним, и Джо старательно выписывал какие-то сведения.
– Это война не на жизнь, а на смерть! – объявил Самнер вполголоса. – Джо – поклонник Улисса Симпсона Гранта, героя Гражданской войны и нашего восемнадцатого президента. Мечта Джо – переместить портрет Гранта с пятидесятидолларовых банкнот на однодолларовые!
– Ему придётся труднее, чем тебе, – заметил Энциклопедия, желая подбодрить Самнера.
– Грязная крыса! – возмутился тот. – Я обмолвился ему, что собираюсь к тебе за помощью. А он прямиком сюда и теперь продержит справочник до вечера. И его письма попадут в Вашингтон раньше, чем мои!
– А что ты можешь теперь поделать? Ждать, и всё, – отозвался Энциклопедия.
– А вот и не всё! Я его сейчас уделаю! Пусть-ка выдержит мой взгляд!..
И, усевшись за соседний стол, Самнер вытаращил глаза. Джо оторвался от книги, заметил старания Самнера и беспокойно заёрзал. Энциклопедия не сомневался, что долго Джо этого не выдержит – сдастся и уйдёт, и Самнер заполучит справочник в своё распоряжение. До той поры делать было все равно нечего. Подойдя к полкам с вывеской «Новые поступления. Выдаются на одну неделю», Энциклопедия выбрал себе три книжки и начал искать четвёртую, но тут Самнер подбежал к нему с воплем:
– Джо припрятал мою двухдолларовую купюру!
– Шшш! – сердито зашипели взрослые посетители библиотеки. – Шшш!..
Чтобы разобраться, что случилось, Энциклопедия вытолкал Самнера из зала на улицу. Выяснилось вот что: Джо попросил Самнера одолжить ему двухдолларовку на пять минут. Он-де хочет скопировать её серийный номер с целью доказать Конгрессу, что двухдолларовых купюр в обращении и то больше, чем пятидесятидолларовых.
– Я такой доверчивый, – сетовал Самнер, – я дал ему бумажку. Лучше бы я дал ему по зубам!..
Отдав недругу драгоценную двухдолларовку, Самнер решил сполоснуть горло. Но оказалось, что фонтанчик с питьевой водой, установленный в зале, не работает, и он отправился попить через улицу, на бензоколонку. Отсутствовал он всего минуту-другую, но когда вернулся, Джо уже ушёл. На столе было пусто, лежал только том «Члены Конгресса США». Из-под справочника торчала записка:
«Самнер, я положил твою двухдолларовую купюру в серую книгу между страницами 157 и 158.
Спасибо. Джо».
Пришлось обратиться к библиотечному служителю Клайду Джонсу. Клайд сказал, что сразу после ухода Джо Мансона очистил стол, оставив только справочник: раскрытые книги полагалось убирать лишь после закрытия. Остальные тома, по словам Клайда, он сгрузил в тележку и вернул в хранилище. Да, была там и книга в сером переплёте, он её приметил, но убей, не запомнил, куда именно положил.
– Вот Джо и поквитался со мной за гляделки, – закончил Самнер с грустью. – Ну и скверную шутку он выкинул! Сколько в библиотеке книг в серых обложках – тысяча? десять тысяч? Сколько дней теперь уйдёт на поиски двухдолларовой бумажки?
– Не волнуйся, – утешил его Энциклопедия. – Я покажу тебе, где она.

ГДЕ ЖЕ, ПО-ВАШЕМУ?

Топорище

В субботу утром Энциклопедия отправился в Милл-Крик порыбачить.
Друзья уже ожидали его на месте – Мизинчик Пламмер, Херб Стейн, Бенни Бреслин, Клыкастый Ливрайт, а также Билли и Джоди Тёрнеры. И все выглядели так, будто наступил конец света.
– Только-только рыба стала клевать, как сумасшедшая, и тут у нас кончились черви, – простонал Бенни Бреслин.
– Я могу их найти. – Из-за пальм появился какой-то мальчик. Он поднял банку, в которой копошились черви.
– Я Амброз Вайнинг. Я вернусь, – сказал он и исчез так же внезапно, как и пришёл.
Энциклопедия и его приятели взглянули друг на друга, а затем последовали за Амброзом, пытаясь остаться незамеченными.
Амброз шёл очень медленно. И часто останавливался, чтобы подобрать с земли и внимательно изучить ветку. Каждый раз он либо выбрасывал её, либо оставлял вместо той, которую нёс до этого.
Наконец он подошёл к какому-то мягкому затенённому участку земли. Поставил банку и опустился на колени. Затем засунул ветку вглубь и стал, как смычком, водить ею туда-сюда.
– Странный тип, – удивился Бенни Бреслин.
– Подождите... – вмешался Херб Стейн. – Он перестал дёргаться.
Вокруг ветки извивались черви. Амброз стряхнул их в банку. Затем ткнул ветку в другое место и снова стал колебать её.
Энциклопедия с друзьями не могли сдержать любопытство. Они высыпали из своего укрытия.
– Как тебе это удалось? – спросил Джоди Тёрнер. – Что это за трюк с веткой?
– Земляная щекотка, – ответил Амброз.
И приступил к объяснениям. Днём черви остаются в земле, не вылезая на поверхность. Охотник на червей засовывает палку поглубже и заставляет её колебаться так, чтобы она задрожала.
– Я понял, – закончил Энциклопедия. – Дрожь распространяется по земле и заставляет червей выползать на поверхность.
– А кто-нибудь ещё знает об этом способе? – спросил Билли Тёрнер.
– Множество людей, – ответил Амброз. – Они используют разные методы. И разные инструменты. Кто-то – топорище. Кто-то – деревянные палочки или ещё что-либо в этом роде.
Клыкастый Ливрайт уставился на червяков, извивавшихся в банке.
– И давно?
– Ещё до моего рождения, – ответил Амброз. – Но завтра – великий день. Первый международный чемпионат по добыванию червей пройдёт в городе Гленн. Я участвую.
Ребята столпились вокруг Амброза и, похлопав по спине, пожелали ему удачи.

Однако Энциклопедия на этом не остановился. И уже на следующий день поехал вместе с Салли на автобусе в Гленн-Сити, чтобы лично увидеть, как Амброз войдёт в историю.
Чуть не тысяча человек толпилась, чтобы наблюдать за ходом чемпионата на футбольном поле старшей школы. И тут детективы увидели Амброза, сидевшего у трибун. И готового разрыдаться.
– Чемпионат начнётся через несколько минут, – переживал он. – А мне не с чем выходить на дорожку!
– Боже мой! – воскликнула Салли. – А что стряслось?
– Вчера я одолжил свою лучшую рукоять топора Джастину Роджерсу, – объяснил Амброз. – Мать Джастина участвует в конкурсе. Он сказал, что хотел бы, чтобы она попробовала моё топорище, и, возможно, купила бы такое же для чемпионата.
– Ты совершил по-настоящему спортивный поступок, – одобрила Салли. – Я уверена, что топорище тебе вернут вовремя.
– Если Джастин не появится – всё пропало, – возразил Амброз. – Без моего лучшего топорища я не поднимусь выше второго места.
Внезапно он вздохнул с облегчением.
– Вот и Джастин, – обрадовался он.
Семнадцатилетний парень торопливо подошёл к ним, держа в руках топорище Амброза. Разбитое на две части.
– Не знаю, что и сказать, – извинился Джастин. – Я прислонил ручку к ящику в гараже вчера вечером. А поутру просто забыл об этом. И сдал на машине назад.
– Разве ты не слышал треск? – удивился Энциклопедия.
– У меня работал приёмник, – ответил Джастин. – Я чувствовал, что колёса по чему-то проехались, но думал, что по садовому шлангу. Честно, Амброз, это был несчастный случай. Мне очень жаль.
Амброз ошеломлённо держал обе части рукояти. Отпечаток автомобильной шины отчётливо видн в том месте, где сломалось топорище.
Раздался свисток. Мистер Парди, главный судья, вызывал ловцов на поле.
Сорок девять мужчин, двадцать женщин и Амброз представляли тридцать штатов и семь зарубежных стран. Каждому отводился участок в двадцать квадратных футов вокруг вбитого колышка. Тот, кто выкопает наибольшее количество червей на этой площади, станет чемпионом мира по добыче червей.
– Я проиграл, – тяжко вздохнул Амброз. – У меня нет ничего, кроме безоружных рук, чтобы вытаскивать червей на дневной свет.
– Не падай духом, – возразил Энциклопедия. – Воспользуйся более длинной частью топорища. Ты должен попробовать!
– Думаю, кусок топорища – лучше, чем мои ногти, – согласился Амброз. И потащился к своей площадке.
Пистолет выстрелил. Толпа взревела. Первый международный чемпионат по добыче червей начался.
Амброз трудился так, будто от этого зависела его жизнь. Вскоре стало ясно, что в битве за лидерство он идёт голова в голову с матерью Джастина.
Они извлекали червя за червём, пока не прозвучал выстрел, означавший завершение состязания. Мать Джастина победила, выкопав двадцать четыре червя. Амброз занял второе место – с двадцатью тремя.
– Если бы ты только мог доказать, что Джастин специально сломал топорище Амброза, Энциклопедия! – огорчилась Салли.
– С лёгкостью, – ответил мальчик-детектив.

КАК?

ОТВЕТЫ

Похищение посла-чемпиона

Похищенный посол Уэйр был чемпионом по водным лыжам и не хотел, чтобы кто-нибудь из знакомых видел его на снегу неуклюжим учеником.
О предстоящей поездке он поведал только двоим – жене и Гарри Смиту. Гарри Смит, как вы помните, был одним из шести друзей посла, приглашённых на вечеринку.
Энциклопедия сразу подметил, что пять из шести подарков соответствовали общеизвестному увлечению посла водными лыжами. А Гарри Смит принёс подарок, имеющий смысл лишь для того, кто катается по снегу, – набор мазей для лыж!
Полиция арестовала Смита. Осознав, что ненароком выдал себя, Смит выложил всё, что ему известно о похитителях и местонахождении похищенного.
Посла Уэйра удалось освободить невредимым.

Нюхачка Нелли

Жучила Мини ослабел от одуряющего запаха амбры и, отвечая на вопросы Энциклопедии, был не в состоянии ясно соображать. Да он и не знал об амбре ничего, кроме цены, которую назвала Нюхачка Нелли, – пять долларов за унцию.
Жучила объявил, что «тигры» «нашли её на дне, когда ныряли», затем подкатили по дну поближе к берегу и стали ждать отлива. И все это была сплошная чепуха, выдавшая лгуна с головой!
Амбра никогда не опускается на дно. Как было достоверно известно Энциклопедии, её ищут и находят плавающей на поверхности моря.
Делать нечего – пришлось Жучиле вернуть амбру владелице, Нюхачке Нелли.

Подлодка, упавшая с небес

Жучила вновь попытался сквитаться с Энциклопедией, который систематически оставлял его с носом. Вот он и придумал, что юный сыщик и Салли пытались вскрыть подлодку и утащить оттуда, что плохо лежит.
Джесс поспешил поддержать вожака – и перестарался. Как помните, Джесс заявил, что Салли дала Жучиле подножку, и тот упал. Иначе говоря, Жучила должен был упасть на землю, мокрую после двухдневных дождей, вываляться в грязи и волей-неволей испачкать штаны. А они были чистыми, если не считать случайного комочка грязи, который он же сам и сбросил щелчком.
Энциклопедия посоветовал отцу взглянуть на штаны Жучилы. Как только шеф Браун убедился, что штаны чистые, он понял, что «тигры» беззастенчиво врут.

Ограблена касса юных боксёров!

Элмер, выйдя из зала якобы к фонтанчику, впустил Джима Хилла, который и обчистил кассу. И сразу удрал бы, но нечаянно опрокинул лампу.
Теперь Элмеру надо было отвести подозрение от себя. Поэтому он сказал Питу и Оскару, что обратится за помощью к Энциклопедии. Однако, подойдя к телефону – аппарат стоял в той же комнате, где лежала коробка с деньгами, – Элмер остановился в растерянности. Он не мог набрать номер — на руках были боксёрские перчатки! Пришлось просить об этом Джима Хилла, укрывшегося в шкафу, в надежде, что Энциклопедия не заметит промашки.
Одурачить юного сыщика не удалось. Элмеру осталось лишь забрать деньги у Джима и вернуть их в кассу до того, как центр откроется в понедельник.

Модель Вселенной

Уилфорд купил где-то сувенир – игрушечную Землю диаметром в полдюйма, а потом выдумал и профессора Вольфганга Шмидта, и модель Вселенной, которую тот якобы конструирует. Пройдоха надеялся просто-напросто быстренько выудить у соседских ребят деньги под участие в деле, не стоившем выеденного яйца.
К несчастью для себя, Уилфорд ровным счётом ничего не знал о межзвёздных расстояниях. Но Энциклопедия-то знал! Модель Вселенной не уместилась бы ни на стадионе, ни в Большом каньоне. А если ещё точнее, то и вообще на Земле.
Звёзды слишком далеки от нас. Придерживаясь масштаба, при котором Земля уменьшилась бы до диаметра в полдюйма, ближайшую известную нам звезду надо было бы поместить на расстоянии в двадцать тысяч миль!

Банка с полевыми цветами

Придя к Стелле домой в надежде вновь заполучить редкостную монету, Брет услышал: «Я спрятала её в банку» – и сразу бросился искать банку с полевыми цветами.
Это и была его ошибка. Только вор, столкнувшийся со Стеллой ранее и видевший, куда упала монета, мог понять, о какой банке идёт речь. Будь Брет невиновен, он подумал бы, что девочка имеет в виду одну из банок на столе, а скорее всего банку с мукой, которая была как раз у него в руках.
Пришлось признаваться. Это был не первый случай, когда он, прикидываясь розничным торговцем, ходил по домам и, если хозяева отсутствовали, а дверь не была заперта, забирался внутрь и крал что-нибудь ценное.

Один свидетель, и тот конь

Настоящим вором был, конечно же, Эрл Кафлин. Увидев Сола верхом на Полубелом на прибрежной тропе, он надумал перевалить вину на честного человека.
Однако Эрл мог описать коня только с той стороны, какую видел, – с той, где были чёрные отметины и пятно в форме колокола. И при том сказал, что, когда Сол спешился, можно было прочесть надпись «Айдавилл. Конная академия» у него на майке.
Таким образом, исходя из слов Эрла, получается, что Сол спешился с правой стороны коня. Левый-то бок Полубелого с возрастом стал одноцветным, помните? Однако ни один всадник никогда не садится в седло и не спешивается с правого бока лошади — только слева!
Эрла Кафлина отправили в тюрьму за кражу драгоценностей из дома мистера Фэрчайлда.

Угощайтесь соком…

Карл думал, что, открыв сарай, ничем не рискует: забродивших ягод там не осталось, последние он засыпал в кормушку сегодня утром. Затем он тщательно вымел пол и распахнул окошко, надеясь, что запах брожения выветрится. Тем не менее он горел желанием доказать свою невиновность. И перестарался, заявив: «В сарай никто не заглядывал уже полгода».
В попытке задобрить ребят он предложил им пышки и яблочный сок из кувшина, что стоял в сарае наполовину опустошённый. И это была ошибка! Сок в открытой посуде начинает бродить и через полгода неминуемо должен был скиснуть. То, что сок оставался сладким, доказывало без тени сомнения, что Карл был в сарае и открыл кувшин совсем недавно.
Карл дал обещание никогда больше не издеваться над птицами.

Два доллара одной бумажкой

Джо надеялся, что Энциклопедия заподозрит Клайда, библиотечного служителя: тот мог прочесть записку, адресованную Самнеру, и забрать двухдолларовую банкноту себе.
Однако Энциклопедия не попался на удочку. Он понял, что Джо заметил Клайда, вышедшего в обход с тележкой как раз тогда, когда Самнера в зале не было. Тогда Джо сочинил обманную записку, а двухдолларовку спокойно положил в свой карман и удалился.
Только Джо допустил ошибку, написав, что положил купюру между страницами 157 и 158. Но это попросту невозможно – ни в одну книгу нельзя положить что бы то ни было между 157-й и 158-й страницами. Это же две стороны одного и того же листа бумаги!

Топорище

Джастин солгал, когда сказал, что случайно наехал на топорище.
Если бы это было правдой, через рукоять прошли бы и передние, и задние колёса с одной стороны автомобиля, оставив два отпечатка шин.
Но на топорище виднелся только один след!
Это доказывало, что Джастин сдвинул машину ровно настолько, чтобы сломать рукоять. А после того, как переехал топорище одним колесом, остановился и вытащил обломки из-под машины!
Он знал: соревнуясь с Амброзом, лишённым своего лучшего инструмента, его мать выиграет чемпионат.
Однако, когда мать узнала правду, то передала свой титул Амброзу.




MyBook - читай и слушай по одной подписке