На пути к звёздам… (fb2)


Настройки текста:




На пути к звёздам…

Течение черной, разведенной тьмой воды легко несло лежащее навзничь тело, вокруг которого роились тысячи крошечных голубых и белых огоньков. Они постепенно соединялись во фрагменты разной формы, медленно покрывая тело плывущего… 

*** 

В густой тишине раздался тихий хруст ветки и шуршание травы. Эви замерла, прислушиваясь. Ещё пара секунд, и она совершенно точно определила, кому принадлежат шаги – бегущие, спотыкающиеся и неуклюжие. Улыбнувшись, Эви развернулась лицом к приближающемуся шуму.

– Лорен! Я здесь! – позвала она.

– Эви! – его голос перебивался неровным дыханием. – Эви!

– Продолжай бежать прямо! Там поваленное дерево, не споткнись!

Но короткий вскрик и глухой звук падения свидетельствовали о том, что предупреждение было напрасным.

– Ты цел!?

– Да!

Эви слышала, как он пыхтит и тихо ругается, вставая, и снова бежит, но уже не так быстро, как до этого. Наконец шаги его стали совсем близко и Лорен остановился, тяжело дыша.

– Почему ты так долго? – он капризно нахмурился, скрестив руки на груди. – Я думал, ты заблудилась!

Эви мягко улыбнулась.

– Ты же знаешь, что я не могу заблудиться. Я нашла кое-что интересное…

Лорен моментально забыл обиду, голос его переменился.

– Что? Где? – нетерпеливо спросил он с детским интересом.

– Я покажу тебе… – лицо Эви приобрело пугающе загадочное выражение. – Но это в тёмной стороне…

Лорен восторженно ахнул, мутно зелёные глаза его заблестели, а рот растянулся в радостной улыбке.

– Идём! – он подпрыгнул на месте. – Идём-идём!

– Тише… – Эви понизила голос. – Никто больше не пошел искать меня?

Она услышала, как Лорен энергично замотал лохматой головой.

– Никто, только я. Ну идём же скорее! – он взял Эви за руку, будто сам собирался её вести.

Сняв с ветки ближайшего дерева лампу, за стеклом которой трепетал огонёк свечи, Эви подала её спутнику.

– Держи. Иначе ничего не увидишь… – чуть нахмурившись, она добавила: – Только не говори никому из жильцов.

– Я не скажу, – Лорен аж подпрыгивал на месте. – Пошли уже! – он весело заглядывал в полуприкрытые белые глаза Эви, в которых плясали отблески лампы.

– Хорошо… – она кивнула и, развернувшись, уверенно повела Лорена за собой, шевеля траву впереди длинной тростью.

Сутулясь и хихикая, Лорен держал Эви за руку, иногда чуть обгоняя её, словно непоседливый ребёнок. И это выглядело комично оттого, что он был на голову выше своей спутницы. И через каждые пару метров он спрашивал, долго ли ещё, заглядывая в лицо Эви и оглядываясь на огни ламп освещённой части леса, которая становилась всё дальше. Он ни секунды не думал о том, что его слепая проводница может сбиться с пути. Она ведь сама сказала, что не может заблудиться.


Шелест травы становился всё реже, конец трости то и дело легонько стукал о камушки, земля под ногами перестала быть мягкой.

– Почти пришли… – сказала Эви.

Они шли в кромешной темноте, окутанные желтоватой белизной, которую излучала лампа. Внезапно Лорен увидел впереди ещё какое-то мутное, голубоватое свечение. Подергав Эви за руку, он поспешил вперёд неё.

– Там что-то есть! Эви, это оно?

– Да-да, не беги, – спокойно произнесла Эви, чуть крепче сжав его ладонь.

Когда они подошли ближе, стал слышен лёгкий шум воды, Лорен нервно и восторженно захихикал, прикрывая рот грязной ладонью и опустился на колени.

– Гнездо… – он поднял голову, посмотрев на стоящую рядом Эви. – Почему светится? – спросил он, подергав за подол её длинного платья.

Во влажных мелких камушках была выкопана лунка, в которой лежало большое, размером с крупную тыкву яйцо. Белоснежная скорлупа его была покрыта светящимися голубыми прожилками и излучала приятное тепло.

– Светится? – переспросила Эви, присев. – Я не знаю… Не трогай его! – она резко повысила голос, заставив Лорена отдернуть руку.

Он недовольно фыркнул.

– Как ты нашла его?

– Я не знаю… – призналась Эви. – Я просто шла, и эта дорога… показалась мне знакомой. Возникло чувство дежавю, а потом я услышала шум реки… Я сказала – не трогай!

Лорен вновь отдернул руку и обиженно заворчал.

– Откуда оно? – спросил он. – Лес же необитаем…

Эви поднесла палец к губам и многозначительно улыбнулась.

– Значит, это не так… – она легко коснулась плеча Лорена. – Идём домой. Только не забудь, что ты обещал никому не рассказывать, что мы сюда ходили… 

*** 

Высокий, обвитый лесными щупальцами плюща дом был окружен хороводом длинных кольев, вбитых в землю через каждые два метра. На каждый такой кол была повешена лампа, они чуть покачивались на ветру, и вместе с ними покачивались тени.

Эви бежала по освещенной тропинке, не оглядываясь и держа свою трость за середину, чтобы она не мешала. Позади она слышала быстро приближающиеся шаги, которые заставляли её бежать ещё быстрее, так, чтобы ветер свистел в ушах и казалось, что ноги не касаются земли. Но до хоровода ламп добежать вновь не удалось. Лорен хлопнул её по плечу и, смеясь, обогнал.

– Я догнал тебя! – закричал он, когда пересёк круг света. – И я снова первый! – Лорен радостно подпрыгивал, глядя на подбежавшую Эви.

– Когда-нибудь ты не сможешь меня догнать… – весело заметила она, перехватывая трость за рукоятку и направляясь к двери в дом.

Звон наддверного колокольчика оповещал о возвращении ушедших жильцов. Теперь дома были все.

Эви прислонила трость к стене и села на стульчик у входа. Наклонившись, она ловко развязала шнурки ботинок. Лорен вошел, шаркая ногами и попытался разуться без помощи рук, стягивая носком правого ботинка ботинок с левой пятки. При этом он неуклюже шатался, подпрыгивал и взмахивал руками.

– Лорен, – негромко произнесла Эви, ставя обувь на низкую полочку. – Сейчас будет буря… – предупредила она, встав.

Не успел Лорен снять второй ботинок, как на лестнице раздались быстрые шаги, и в прихожей возникло прекрасное, словно ангел, но чертовски злое создание в бордовом платье и с чёрными кудрями.

– Опять грязь в дом притащили! – она уверенно направилась к Лорену, который как раз в этот момент смог избавиться от второго ботинка. – Я же просила разуваться у самого порога! Неужели нельзя не размахивать ногами, разуваясь! – скрестив руки на груди, зло посмотрела на Эви. – А ты что!? Ладно этот: больше двадцати лет уже, а ума нет! Ты в волосах столько мусора притащила! Сама тут подметёшь!

– Хорошо, Дафна, – Эви кивнула, спокойно улыбнувшись. – Только не надо так кричать, – она слышала, как Лорен, хихикая, подобрался к Дафне. – Лорен…

Тут Дафна оглушительно взвизгнула и запрыгала, тряся головой. Лорен тоже запрыгал, только он при этом хохотал. С волос Дафны на пол шлёпнулся лесной хвостатый паук, он сразу помчался к стене и взобрался на неё.

– Лорен! – прекрасное светлое лицо Дафны исказила ярость. – Тупица!

Хихикая, Лорен бросился бежать к лестнице на второй этаж. Гнаться за ним было бы слишком глупо для Дафны, поэтому она моментально переключилась на Эви, которая стояла на месте.

– А ты вытряхивай всё из волос и бери метлу! Надеюсь, сможешь найти её…

– Смогу, ты не волнуйся.

Дафна хмурилась, а Эви стояла перед ней абсолютно спокойная. С распущенными светлыми волосами, в своём длинном платье, босая – она походила на призрак. Внешность её являла собой странную смесь неприятного с красивым: неприятный рот с растрескавшимися губами имел свойство растягиваться в самую очаровательную улыбку, неестественные белые глаза могли принимать выражение приятной весёлости и наполняться живым блеском, а кончик носа милейшим образом шевелился, когда Эви разговаривала.

– Что здесь за шум? – раздался низкий женский голос, и после из гостиной выплыла его обладательница, которой по виду можно было дать как тридцать, так и пятьдесят лет. – Дафна, милая, опять ты ругаешься....

– Лорен с Эви опять притащили на себе грязь… – голос Дафны сразу стал тише.

– И ты заставляешь её подметать? Слепую?

– Но она…

– Ковелина, мне совсем не сложно, – вмешалась Эви.

– Нет, милая, – твёрдо ответила Ковелина, улыбаясь своими пухлыми губами (стоит заметить, что у неё всё было пухлым). – Иди, я лучше сама подмету, – заверила она.

– Нет, тогда подмету я! – резко возразила Дафна, уперев кулаки в бёдра.

– Хорошо, милая моя, спасибо, – сказала, также умиротворённо улыбаясь, и плавно, словно баржа по спокойной воде, направилась обратно в гостиную.

– Я пойду? – уточнила на всякий случай Эви.

– Иди, – недовольно фыркнула Дафна.

Кивнув, Эви направилась к лестнице в кабинет-мастерскую Максвелла.

Кабинет-мастерская находился немного ниже первого этажа, но немного выше подвала. Это была комната, которая закрывалась на ключ и не имела окон. В потолок были ввинчены длинные крюки, на которых висели лампы. Стены скрывались под нарисованными вручную чертежами и картами, посреди кабинета-мастерской стоял длинный стол, заваленный бумагой и самыми разнообразными канцелярскими принадлежностями, к дальней стене прижимался большой ящик с инструментами, а ещё был стул и большое кресло в углу. Здесь всегда было прохладно, и потому Максвелл поверх рубашки носил старое пальто без пуговиц, а на ногах – шерстяные носки и огромные тапочки. Сам он был широк в плечах, ужасно бледный и желтоглазый.

Когда раздался стук в дверь, Максвелл сидел в кресле, запрокинув голову, черные с редкой сединой волосы его, как всегда, были зачесаны назад. Очки – сдвинуты на лоб, взгляд – устремлён в потолок. Когда стук повторился, Максвелл нахмурился, лениво встал и нехотя пошел открывать.

– Что? – раздраженно спросил он, приоткрыв дверь и всем своим видом давая понять, что в любую секунду готов закрыть её обратно.

– Я нашла что-то интересное, – сразу сообщила Эви. – И, если мне можно войти, я расскажу, что именно…

– На сколько интересное по десятибалльной шкале?

– Восемь.

– Так и быть… – Максвелл отошел, пропуская Эви в свои владения. Сразу после этого вновь запер дверь. – Рассказывай поскорее, девчонка, – произнес он, возвращаясь в кресло. При любых обстоятельствах Маквелл говорил очень громко и чётко.

– Сегодня я ходила менять свечи в лесных лампах, – начала Эви. Она неспешно двигалась вдоль стола. – И зашла в тёмную часть леса. Я шла вперёд, а потом в какой-то момент у меня возникло такое чувство, будто я иду обратно. То есть, как будто я уже шла этим маршрутом когда-то раньше, но в другую сторону…

– Ближе к делу, – резко перебил Максвелл.

– Я пошла на шум воды и…

– Ты нашла реку? – опять перебил Максвелл, чуть наклонившись вперёд и спустив очки на переносицу, это было знаком того, что он заинтересовался и готов слушать со всем вниманием.

Эви села на стул напротив Максвелла.

– Да. Но на берегу была выкопана ямка, в которой лежит большое яйцо. Я почувствовала тепло от него, а, когда привела туда Лорена…

– На кой черт ты привела его туда? – в голосе Максвелла зазвучали резкие нотки недовольства.

– Хотела показать. Так вот, он сказал, что оно светится…

– Светится? Неужели? – Максвелл всё никак не мог перестать перебивать. – И что же вы сделали?

– Ничего… – Эви чуть пожала плечами. – Мы вернулись, и я сразу пришла к тебе…

– Черт возьми! Река! – Максвелл резко встал и схватил Эви за руку. – Ты понимаешь, что это значит? Там есть другой берег! Быть может, и старина Грон нашел эту реку и смог перебраться через неё! – в глазах его полыхал азарт с оттенком фанатизма. Тут же Максвелл замолчал и заговорил уже тише. – Не говори пока об этом никому. Нам надо организовать экспедицию к этой реке. Тогда, возможно, мы… – он замолчал, широко улыбаясь своими белыми зубами.

– А яйцо? – напомнила Эви. Такие перепады настроения Максвелла давно перестали пугать или удивлять её.

– Яйцо? – несколько рассеянно переспросил Максвелл. – А, да… И на него посмотрим.

С крайне довольным видом он откинулся на спинку кресла и забросил ногу на ногу, немного посидев так, загадочно глядя куда-то в пространство перед собой, цокнул языком и уже совсем спокойно спросил:

– Дафна кричала?

– Ругалась. Как всегда, из-за того, что мы с Лореном с леса притащили…

– Да-да, – махнул рукой Максвелл. – И что, убирать заставила?

– Нет, Ковелина сказала…

– Чтобы ты не убирала?

Эви молча кивнула. Наверное, только в такой ситуации Максвелл не смог её перебить.

– Возмутительно! Хочет, чтобы ты чувствовала себя неполноценной, не способной делать что-то, что могут другие! – Максвелл вновь встал, взяв Эви за руки, и заставив её тоже встать. – Никогда не слушай её, девочка! Всегда делай всё сама, берись за то, что, кажется, не сможешь сделать! Ты не такая, как мы. А знаешь почему? Потому что ты лучше! – он воодушевлённо выдохнул.

На среднем пальце левой руки Максвелла была мозоль от карандаша. Эви рассмеялась и кивнула.

– Спасибо. Я знаю, что могу не меньше остальных…

– Завтра же пойдём к реке… – Максвелл отпустил руки Эви и прошел мимо неё к столу. – А сейчас, девочка, принеси мне чай.

Эви направилась к двери, слыша, как Максвелл зашуршал бумагой. 

*** 

Рогатая сова из больших часов в прихожей, стрелки которых уже давно перестали обходить циферблат, прокричала, что пора бы уже всем ложиться спать. Но здесь, как и в любой ситуации, были несогласные. Лорен лежал под кроватью, прислушиваясь к тому, что происходит в коридоре и этажом ниже. Ему уже казалось, что все давно спят и забыли про него, и он успокаивал себя только тем, что был абсолютно уверен в том, что хозяйка кровати, под которой он лежал, ещё не лежит над ним. Он уже был готов вылезти из своего убежища, но тут в коридоре раздались приближающиеся шаги, и Лорен спешно откатился к стене. Дверь открылась, комнату заполнил свет лампы, Лорен раздосадовано цокнул и тут же сам себе закрыл рот, наблюдая за ногами в плюшевых белых тапочках. Ноги приподнялись на носочки и, после зажигания большой потолочной лампы, в комнате стало совсем светло. Теперь Лорен совсем не знал, что делать. Ждать, пока хозяйка комнаты уснёт, и потом тихонько вылезти? Нет – слишком долго, Лорен ни за что не сможет так долго лежать под кроватью. Вылезти сейчас? Нет уж – он не самоубийца. Зажмурившись, Лорен изо всех сил пытался придумать выход из сложившегося недоразумения.

Максвелл качался на стуле, держа в зубах простой карандаш, а в руках – кружку.

– Ты помнишь старину Грона? – спросил он, глядя в кружку.

Эви налила воду в чайник и поставила его кипятиться.

– Конечно помню, – она села рядом с Максвеллом.

Эви хорошо помнила голос Грона – всегда спокойный – иногда в нём появлялись нотки доброй насмешки и какого-то взрослого снисхождения ко всем. Ещё у него была короткая жесткая борода и длинные, такие же жёсткие волосы. Но лучше всего Эви помнила его руки: большие, шершавые и твёрдые. Грон часто водил её по лесу, пока она не выучила наизусть все тропинки, и по дому, пока она не выучила расположение комнат и наименее подвижных предметов. Это он сделал Эви трость. Грон много знал, мало разговаривал, мог подолгу безвылазно делать что-то в кабинете-мастерской (все чертежи и карты были его работой), а ещё он каждый день уходил в лес – иногда возвращался скоро, иногда – задолго после вечернего крика совы, а иногда и вовсе после пробуждения всех жильцов. И вот однажды Грон ушел навсегда. Эви тогда места себе не находила – всё надеялась найти его, но одной ей было тяжело осваивать новые территории.

– Как ты думаешь, почему он не вернулся? – Максвелл редко говорил о Гроне, и сейчас Эви была очень рада этому случаю.

– Может заблудился, может…

– Нееет, – протянул Максвелл, усмехнувшись. – Он знал лес лучше, чем собственную комнату, он не мог в нём заблудиться. Я думаю, что он смог перебраться на другой берег и…

Его прервал отчаянный вопль «Лорен!» со второго этажа, от неожиданности Максвелл потерял равновесие и вместе со стулом упал назад. Эви вздрогнула и выронила трость, вскочив. Сверху доносился топот и громкий голос Дафны.

– Черт возьми, да что там такое… – Максвелл сел на пол и подал Эви трость.

Стоило Эви преодолеть лестницу наверх и войти в коридор, как мимо пронёсся Лорен и спрятался за её спину.

– Что случилось?

После Эви на второй этаж поднялся Максвелл.

– Кого убили?

– Меня… – пожаловался Лорен.

– Этот… этот… сумасшедший! Он сидел у меня под кроватью! – Дафна в ночной рубашке и с веником в руке выглядела воинственно. – Псих безмозглый!

Максвелл оглушительно расхохотался, запрокинув голову, под аккомпанемент его смеха по лестнице поднялась Ковелина и остановилась на предпоследней сверху ступеньке.

– Ничего смешного! – продолжала визжать Дафна. Она замахнулась веником, желая кинуть его в Максвелла, но передумала, увидев Ковелину.

– Абсолютно ничего… – подтвердила Ковелина. – Это уже переходит границу дозволенного, молодой человек… – каштановые брови её были сдвинуты к широкой переносице, она сделала шаг вперёд, заставив Лорена попятиться и упереться спиной в Эви.

Между двух огней, Лорен чувствовал себя загнанным в ловушку, и если с одной стороны его надежной защитой была Эви, то от Ковелины его ничто не защищало. Он испуганно замотал головой, пытаясь промямлить что-то.

– Я не хотел… я просто… я… я – Лорен начал отчаянно заикаться, глаза его забегали.

К счастью, между ним и Ковелиной втиснулся Максвелл, которого, судя по всему, просто безумно развеселило происходящее.

– Ай-ай-ай, столько шума на пустом месте. Ну что же вы? Ну сидел под кроватью и что с того? Вот сидел бы у меня под кроватью – я бы слова не сказал. Хоть все вместе залезайте – не жалко! Мало ли что случается. А Дафна, без суда и следствия, сразу веником по шее. Вот и вопрос – кто здесь ещё пострадавшая сторона, – Максвелл оттеснил Лорена, Эви и Дафну глубже в коридор, чтобы не стоять на краю лестницы. – А адвокату слово дать? Адвокат Эви, Вам слово!

– Что за цирк ты тут устраиваешь! – возмутилась Дафна.

– Тс-тс-тс, говорит Эви. И не цирк, а зал суда.

– Ну, отчасти это моя вина… – начала Эви. – Мы играли в прятки, Лорен спрятался, а я отвлеклась на разговор с Максвеллом… вот и получилось, – она чуть развела руками.

– Это не даёт разрешения на то, чтобы прятаться в чужих комнатах, – произнесла Ковелина.

– Лорен больше не будет прятаться в чужих комнатах, – заверила Эви. – Да, Лорен?

Лорен энергично закивал.

– Не буду… – подтвердил он.

– А извиниться перед Дафной? – уже почти совсем спокойно напомнила Ковелина.

Лорен поджал губы и, оглянувшись на Дафну, коротко буркнул: «Прости».

– Не нужны мне твои извинения, – фыркнула Дафна. – А ты, – обратилась она уже к Эви, – следи за своим психом, раз играешь с ним! – резко развернувшись, направилась в свою комнату и громко захлопнула за собой дверь.

– Вот и дело с концом, – пожал плечами Максвелл и неспеша пошёл вниз.

– В следующий раз, Лорен, я запру тебя в твоей комнате от утреннего до вечернего крика совы, – предупредила Ковелина. – И за Эви ты больше не спрячешься. Эви, милая, отправляйся уже спать. Спокойной ночи… – и она плавно начала движение к первому этажу.


Эви лежала на кровати поверх ровно расстеленного одеяла лицом к потолку. Мысли всё вертелись вокруг незаконченного разговора с Максвеллом. Грон искал в лесу реку? Эви никогда не задумывалась, зачем он уходил в лес. Она была уверена, что Грон просто изучает окрестности. Или, может, он тоже нашел реку и смог перебраться на другой берег. Но почему же тогда не вернулся? Максвелл, явно, знал что-то, а если и не знал, то догадывался. Но говорить об этом на прямую, похоже, не собирался. Внезапно Эви осознала, как мало ей известно о Гроне. Расспрашивать о нём Максвелла Эви не решалась, а Ковелина категорически отказывалась говорить о Гроне и почему-то раздражалась от одного упоминания его имени. Дафна всегда старалась держаться от Грона подальше, а…

Размышления Эви прервал звук открывшейся двери в соседней комнате. Тихие крадущиеся шаги выбрались в коридор. Эви села, спустив на пол босые ноги. Шаги стихли.

– Лорен… – негромко позвала Эви, ответа не последовало.

«Опять лунатит…» – пронеслось у неё в голове. Эви встала, по привычке взяв трость, но не успела она дойти до двери, как та медленно открылась. Сделав ещё шаг, Эви дважды несильно стукнула тростью по полу перед собой. Лорен стоял в дверном проёме, опустив лохматую голову так, что грязно-охровые пряди спутанных волос практически полностью закрывали его сероватое лицо. Он был высокий – почти как Максвелл – всегда чуть сутулил свои угловатые плечи, будто мёрз, а руки его ни на секунду не оставались без движения: заламывали пальцы, теребили рукава, потирали друг о друга ладони.

– Что такое, Лорен? Опять страшный сон приснился? – Эви переступила с ноги на ногу, чувствуя, как мерзнут стопы. – Закрой, пожалуйста, дверь. Из коридора холодом тянет.

Лорен шмыгнул носом и вошёл, закрыв за собой.

– Я боялся, что ты ушла… – голос его подрагивал.

– Куда? – Эви тепло улыбнулась и, протянув руку, коснулась предплечья Лорена. – Куда же я уйду?

Он молча помотал головой и посмотрел на Эви.

– Ты кричала… – Лорен всхлипнул и снова шмыгнул носом. – Кричала на меня, а потом ушла…

– Это просто сон. Разве я когда-нибудь кричала на тебя? – Эви почувствовала, что Лорен готов снова расплакаться. – Мы же друзья, как я могу тебя бросить…

– Он же ушел… – Лорен поджал дрожащие губы и сморгнул навернувшиеся слёзы.

Улыбка пропала с лица Эви, сменившись выражением обеспокоенности.

– Ты про Грона?

– Ковелина запрещает говорить его имя…

– Разве ты хорошо знал его? – в Эви проснулась надежда найти хоть одну ниточку, за которую можно было бы дальше тянуть.

– Мы часто разговаривали…

В том, что Лорен говорит правду, Эви не сомневалась ни секунды.

– О чем же?

– Почему ты спрашиваешь? – голос Лорена задрожал сильнее. – Ты хочешь уйти… – он заскулил, зажав рот рукой, и слёзы побежали уже совсем бесконтрольно.

– Нет-нет-нет, – торопливо проговорила Эви. – Не плачь, пожалуйста, всё хорошо. Я обещаю, что никогда не уйду… – холодные пальцы её осторожно вытирали мокрые дорожки с бледных щёк Лорена.

У него было худое лицо с заострённым подбородком, ровным острым носом и прямыми, заострёнными у висков стрелками бровей. Лорена можно было бы назвать красивым, если бы не щербинка между верхними передними зубами, искусанные губы, и если бы уголки слабо очерченного рта не сводило время от времени нервное подёргивание.

Обещание произвело нужный эффект, Лорен ещё раз уточнил, говорит ли Эви правду и, получив положительный ответ, успокоился.

– Так… О чем тебе говорил Грон? – осторожно попыталась вернуть тему Эви. Она села на кровать и похлопала по месту рядом с собой.

Лорен шмыгнул носом и тоже сел.

– О разных вещах… – он почесал затылок. – О том, что за лесом… Про огни в небе…

– А что за лесом? И что за огни? – Эви надеялась, что хоть на один из этих вопросов Лорен ответит.

– Он искал то, что за лесом, – Лорен накручивал на палец прядь волос. – И огни искал… Он называл их… не помню, как называл… – он оторвал зубами заусенец. – Но в них не надо менять свечи… – снова шмыгнул носом и потёр ладони, глядя на Эви. – Я почти не помню, прости…

Лицо Эви приобрело выражение сосредоточенной задумчивости.

– Мы с Максвеллом собираемся в экспедицию до реки. Ты пойдёшь с нами? – спросила она.

Губы Лорена растянулись в совершенно довольную улыбку.

– Конечно! – повысив голос, Лорен сам себе зажал рот и захихикал, делая частые и короткие выдохи.

– Тссссс… – Эви поднесла палец к губам. – Только это секрет. Пообещай, что никому не скажешь…

– Я обещаю… – Лорен схватил ладошку Эви и затряс её, пожимая. – Ни слова… Рот на замке…

Эви улыбнулась, ей нравились руки Лорена: его широкие ладони с длинными пальцами – обветренные, постоянно поцарапанные. Они походили на руки Грона. 

*** 

Максвелл, как всегда, проснулся раньше всех. Он долго лежал, не зажигая лампу. Хотел дождаться такой формальности, как утренний крик совы, чтобы начать активную (или не очень) деятельность, но недооценил свою нелюбовь к безделью, которая уже через пять минут вышвырнула его из одеяльного уюта. Одевшись при свете небольшой переносной лампы, с ней же Максвелл направился в свою мастерскую. Все мысли его были направлены в одно русло – в русло той самой лесной реки. Ему хотелось верить, что он уже очень скоро сможет приблизиться к разгадке тайны Грона. Максвелл бы прыгал от счастья, сумей он после экспедиции понять хоть одну карту, нарисованную когда-то Гроном.

Запершись в своём кабинете-мастерской, Максвелл принялся за очередную проверку составленного ранее плана экспедиции и списка того, что стоит взять с собой. Вообще, занимало это не больше пятнадцати минут, но Максвеллу не хотелось заниматься чем-то, не касающимся предстоящего мероприятия. Он был готов хоть сейчас разбудить Эви и двинуться в путь.

Позже, после долгожданного для Максвелла утреннего крика совы, в кабинет-мастерскую сквозь запертую дверь начали просачиваться звуки пробуждения жильцов. Решив, что уже можно выйти, рассчитывая на встречу с Эви, Максвелл направился к двери, повернул вставленный в скважину ключ, дернул за ручку… но дверь не поддалась. Он вновь повернул ключ: в одну сторону, в другую – ничего. Зачем-то попробовал толкнуть дверь и озадаченно почесал затылок. «Что за фокусы?» – Максвелл замахнулся и достаточно сильно стукнул в дверь кулаком, затем ещё и ещё раз.

– Эй, уважаемые жильцы! – крикнул он, ни секунды не сомневаясь в том, что его будет слышно даже на втором этаже. – Эви!

Максвелл не ошибся, через несколько секунд раздались быстрые приближающиеся шаги.

– Эви только встала… – послышался снаружи голос Лорена.

– Все остальные уже проснулись? Скажи ей, чтобы пришла сюда… – Максвелл понизил голос.

– Что такое? – этот голос принадлежал уже Дафне.

– Да замок заело, – быстро ответил Максвелл, прислонившись плечом к стене у двери. – Я разберусь сам… Лорен, иди, – последние слова были произнесены с лёгким нажимом.

Лорен пробормотал что-то типа «Ага» – и побежал к лестнице.

– Тебе чем-то помочь? – поинтересовалась Дафна.

– Нет, спасибо. Я справлюсь… – скрестив руки на груди, Максвелл вздохнул.

Ждать пришлось не долго. Шаги босых ног стали слышны только тогда, когда Эви была уже совсем близко.

– Эви? – шепотом позвал Максвелл, приникнув к двери.

– Я здесь…

– Тише, – шикнул он. – Ты там одна? Около тебя никого?

– Никого…

– Хорошо. Слушай меня. Эта дверь единственная в доме, не считая входной, запирается на ключ изнутри и снаружи. Когда она заперта снаружи, изнутри её никак не откроешь, и наоборот. Понимаешь?

– Угу…

– Меня заперли снаружи…

– Зачем? – в голосе Эви зазвучало удивление.

– А я знаю? – раздраженно отозвался Максвелл. – Ты всё ещё одна?

– Да…

– Ключи от всех дверей у Ковелины… – голос Максвелла стал едва слышим. – Я не знаю, как, но достань этот чертов ключ. Обо всём остальном поговорим потом. Быстрее, девчонка…

Звук быстро удаляющихся шагов был лучшим ответом.

Эви сидела за столом, подперев голову рукой, вид у неё был задумчивый и несколько озадаченный.

– Эви… – Лорен тронул её за плечо. – О чем думаешь?

– Я… – медленно повернув голову, Эви уставилась на него своими невидящими глазами. – Ты не знаешь, Ковелина у себя?

– Наверное…

– Идём со мной… – чуть потянув Лорена за рукав, Эви встала. – Идём-идём. Я хочу тебя о чем-то попросить…

В прихожей они пересеклись с Кевином, он, как всегда, приторно улыбнулся и чуть наклонил голову в знак приветствия. Лорен в ответ недовольно скривился. Эви остановилась, легонько стукнув тростью перед собой.

– Кевин? Неужели со вчерашнего утра и до сих пор из комнаты не выходил?

– Верно, не выходил, – подтвердил Кевин, продолжая улыбаться. Он выглядел, как девятиклассник-отличник: всегда опрятный, причесанный, выглаженный и безукоризненно вежливый.

– Снова думал? – поинтересовалась Эви.

Лорен демонстративно скрестил руки на груди и закатил глаза, но Кевин сделал вид, что не замечает этого.

– Размышлял…

Невысокий, изящный Кевин со своими медовыми волнами мягких волос представлял собой полную противоположность Лорену. Про его характер можно было сказать то же самое.

– Сколько же должно быть мыслей в голове, чтобы уделять им столько времени… – почувствовав, что стоящего рядом Лорена вот-вот просто вывернет наизнанку, Эви взяла его под руку. – Идём, – улыбнувшись Кевину, она пошла к лестнице на второй этаж.

– Наконец… – оглянувшись, буркнул Лорен.

– И чем он тебе так не угодил… – вздохнула Эви, отпустив его руку.


Максвелл сидел в кресле, нервно барабаня пальцами по подлокотнику. У него почти не было сомнений насчет ответа на вопрос «кто же запер дверь снаружи?». Наклонившись вперёд, взял со стола толстую, сшитую стопку листов – дневник Грона. Максвелл уже не раз прочел его от первой до последней страницы, но всё ещё не мог понять всего его содержимого. Когда именно и почему Грон начал делать записи и исследовать территорию леса? Это было известно, наверное, только ему самому. Максвелл был уверен, что Грон хотел, чтобы его исследования были продолжены, но и тут вопрос: почему Грон, оставляя Максвеллу все свои бумаги, ничего не объяснил ему? Почему не делился с ним своими догадками и открытиями, пока был одним из жильцов?

Внезапно по дому за пару секунд разнёсся короткий вскрик. Максвелл встал и быстро подошел к двери, за которой раздавались быстрые шаги, направляющиеся к лестнице. Похоже, все двинулись на второй этаж, откуда кричали. Максвелл перенёс стул и сел у двери, прислушиваясь. Меньше чем через минуту кто-то спустился. Максвелл стукнул кулаком по двери.

– Что там случилось? – громко спросил он.

Ответа не последовало. Кто-то прошел по первому этажу мимо кабинета-мастерской в сторону гостиной. Максвеллу ничего не оставалось, кроме как сидеть и ждать.


Комната Ковелины выглядела, как декорация к фильму о жизни дворян восемнадцатого века. В ней всё было гармонично и со вкусом. И, как показалось Лорену, здесь было просто ужасно много всего: большой шкаф, комод, полки, туалетный столик с зеркалом, две тумбы, трюмо, кровать, подсвечники, пуф, шкатулки… Лорен невольно приоткрыл рот. Ему вдруг стало страшно, в комнату было запрещено входить даже Дафне, что же будет, если его здесь увидят…


Максвелл мерил комнату широкими шагами, скрестив руки на груди. Минуты через две со второго этажа спустился кто-то ещё – шел он тихо, гораздо тише первого. На этот раз Максвелл не стал надрываться в надежде узнать, что же всё-таки случилось. Второй жилец тоже направился в сторону гостиной, но уже через несколько секунд повернул обратно. Озадаченный ещё больше, Максвелл мог только строить предположения о происходящем по ту сторону двери.


Услышав, что Кевин идёт обратно, Эви напряглась, но продолжила имитировать обморок (а это у неё выходило довольно неплохо) и тем самым привлекать к себе внимание.

– Ковелина, Лорен в твоей комнате… – сообщил Кевин, стоя у двери.

– Что? – отойдя от кровати Эви, Ковелина с несвойственной ей быстротой направилась в коридор.

Эви резко встала.

– Очнулась… – саркастично усмехнулась Дафна.

Ничего не ответив, Эви потянулась к тому месту, где обычно стояла прислоненной её трость, не обнаружив её, бросилась к выходу, вытянув руки перед собой.


Лорен стоял посреди комнаты с широко раскрытыми от ужаса глазами. Бежать было некуда – дверной проём закрывала широкая фигура Ковелины.

– Позвольте узнать, молодой человек, что Вы здесь делаете? – строго спросила она.

Лорена забила мелкая дрожь, и он замотал головой. В коридоре послышались быстрые неловкие шаги.

– Ковелина! – запнувшись о порог в гостиной, Эви чуть не упала.

Воспользовавшись тем, что Ковелина обернулась, Лорен проскочил мимо неё.

– Эви… – проскулил он.

Дотянувшись до Лорена, Эви взяла его за локоть.

– Потрудитесь объяснить, что здесь происходит… – потребовала Ковелина.

– Нам нужен ключ от кабинета Максвелла. Я попросила Лорена найти его.

– Что!? Неужели ты думаешь, что это я закрыла его!? – оскорбленно воскликнула Ковелина, скрестив руки на груди. – Зачем бы? Впрочем, можете сами убедиться… – уверенно подойдя к полке, открыла одну из шкатулок и достала из неё связку ключей. – Минуту… – пухлые пальцы Ковелины быстро перебирали ключи, ища нужный с отчеканенным номером один.

Эви и Лорен переглянулись (точнее глянул только Лорен).

– Хм, странно… куда он мог деться? – озадаченно проговорила Ковелина. – Кто-то разгибал кольцо, на котором ключи… Здесь нет нужного…

– В смысле? – Эви подняла брови.

– Не веришь? Проверь. Ключ от мастерской под номером один, – Ковелина передала ей связку. – Но я, право, не знаю, чем заслужила такое недоверие…

Убедившись в том, что ключа нет, Эви вернула связку.

– Но куда он мог деться?

– Вероятнее всего, взял его как раз тот, кто и запер Максвелла… – взгляд карих глаз Ковелины уперся в Лорена. – Мне кажется, что этот кто-то просто не хочет делить твоё внимание с другим…

– Лорен? – уточнила Эви и почувствовала, как стоящий рядом нервно замотал головой.

– Не я… Я не брал, Эви… – торопливо забормотал он.

– Не вижу смысла делать это кому-то другому, – заметила Ковелина.

– Эви… – голос Лорена задрожал. – Я не делал…

Эви молчала, она никак не отреагировала на то, что Лорен испугано схватился за рукав её платья.

– Ковелина права, – наконец сказала она.


Узнав о том, что ключ пропал, Максвелл открыто выругался и сильно стукнул кулаком по двери.

– Что теперь делать? – спросила Эви с другой стороны.

– Что делать… – раздраженно передразнил Максвелл. – Замок выламывать буду…

– Как?

– Зубной щеткой… – фыркнул он. – Топором, молотком, чем угодно, только бы выйти отсюда поскорее!


Весь дом содрогался от грохота и завываний. Максвелл крайне грубо и нетерпеливо прорубал себе путь к свободе. А в это время Лорен сидел запертым в своей комнате без света, но не кромешная темнота заставляла его рыдать до хрипоты.


Обретенная вновь свобода, похоже, не очень-то радовала Максвелла – слишком дорого она ему обошлась. Дверь теперь точно не запрёшь, и Максвелл был намерен исправить это в ближайшее время. Взяв с собой пилу, топор и Эви в качестве помощницы, он отправился в лес. Уходить слишком далеко от хоровода ламп вокруг дома они не стали. Эви молчала, боясь, что сейчас любым лишним словом может вызвать гнев своего спутника. Максвелл всё ворчал и говорил, что Лорен тут не при чем.

– Но больше никто не стал бы это делать… – несмело возразила Эви. – О том, что мы идём к реке, знал только он и…

– Да не он взял ключ! И вообще – на кой черт ты сказала ему про экспедицию, девчонка! – Максвелл с размаху вогнал топор в деревянный чурбан.

– Прости… Но если не он, то…

– Я говорю тебе, меня закрыла Ковелина. И я в этом уверен. А узнала она о экспедиции, скорее всего, от Кевина. Он же через стенку от тебя живёт, вот и подслушал, когда ты Лорену говорила!

– Но зачем ей…

– У неё есть причины, – Максвелл пригладил растрепавшиеся волосы. – У Лорена на такое не хватило бы ни ума, ни смелости. Он бы побоялся того, что об этом узнаешь ты и получится… то, что получилось… – он устало вздохнул. – Отныне о Экспедиции в доме говорим только шепотом и только в кабинете…


Лорен сидел на полу у кровати, забившись в угол и скулил, когда в скважине щелкнул ключ и дверь открылась. Подняв голову, он сощурился от света лампы.

– Эви… – хрипло прошептал Лорен, шмыгнув носом.

Постукивая тростью, Эви вошла в комнату и, поставив лампу на тумбочку, вытянула руку, как бы ощупывая пространство перед собой. Встав, Лорен подошел ближе, Эви тронула его за плечо.

– Максвелл чинит дверь… – зачем-то сказала она.

– Это не я закрыл его, правда… – вновь начал оправдываться Лорен.

Эви улыбнулась.

– Я верю… – голос её звучал едва слышно. – Прости, я была немного на нервах, поэтому не разобралась толком… Мы поговорили с Максвеллом… В общем, я больше не считаю тебя виноватым, я была не права…

Лорен шмыгнул носом, не сводя глаз с Эви.

– Да? – подергивающиеся губы его растянулись в улыбке.

– Да. Хочешь поиграть в лесу?

Лорен энергично закивал, хихикая. 

*** 

– Грон, скажи… – тонкие пальцы Эви крепко сжали большую грубую ладонь. – А наш дом, какой он?

Грон приложил её руку к деревянной стене.

– Он заблудившийся… глухой и тёмный…

– Тёмный?

– Да. И лес вокруг глухой и тёмный. Но ты же не хочешь стать такой же?

– Я тебя не понимаю… – Эви легонько стукнула костяшкой указательного пальца по деревянной поверхности.

– Ещё поймешь, – заверил Грон. – Вот, – он вложил в ладонь Эви рукоять трости. – С ней тебе будет сподручнее. Когда придет время, она даст тебе подсказку.

– Спасибо, – Эви ощупала резную рукоятку. – Мне очень нравится…

– Идём, – Грон неспешно повел её за собой.

– Почему ты не разрешил Лорену пойти с нами?

– Он уже достаточно знает. Тем более, он видит только при свете…

– Только при свете? Но я не вижу совсем…

– Ошибаешься, – мягко перебил Грон, – Твоё зрение гораздо лучше, чем у нас всех. Оно позволяет тебе не бояться темноты.

– А остальные её боятся? – спросила Эви, прислушиваясь к шуршанию травы перед собой.

– Боятся, ещё как… – в голосе Грона послышалась насмешка. – Огородили дом лампами, в каждой комнате понавешали, даже часть леса осветили. Вообще почти не расстаются с лампами. А лампы – что? Свечка внутри сгорела и всё. А они всё меняют свечи, и не понимают, что темноты не надо боятся, через неё нужно пройти, чтобы найти нечто большее, чем лампы. Свет, который не будет гаснуть с фитилем свечи…

Эви тихо выдохнула и подняла голову, будто надеялась увидеть своего провожатого.

– О чём ты?

– Я же говорю: поймёшь, когда придёт время… Скоро доберёмся до неосвещённого леса… – голос Грона резко отдалился…

Эви открыла глаза, разбудило её неприятное чувство чужого присутствия. Медленно отвернувшись от стены, Эви потянулась за тростью, но наткнулась на что-то другое, резко отдернула руку и, отпрянув, села. Сердце прыгнуло от испуга, а изо рта чуть не вырвался вскрик.

– Отголоски прошлого, Эви… – негромко и непривычно спокойно проговорил Лорен. Он стоял у самой кровати Эви.

– Лорен? – страх сменился легким беспокойством. Эви вытянула руку перед собой. – Почему ты не спишь?

– Дом уже не станет прежним… – также монотонно продолжил он.

– Что? С тобой всё нормально? – она тронула Лорена за плечо.

Он развернулся и медленно вышел в коридор. Эви отчетливо слышала, как Лорен вернулся в свою комнату и лёг в кровать. 

*** 

До утреннего крика совы было ещё довольно далеко. Желтые глаза Максвелла блестели бликами лампы. Мысли не давали ему покоя всю ночь, и лежать, подпирая взглядом потолок, сил уже не было. «Ещё пара-тройка таких ночек, и можно попрощаться с нормальной работоспособностью…» – подумал Максвелл, но попыток уснуть больше не предпринимал. Он встал, привычным жестом пригладив всклокоченные волосы, и зябко поёжился. Мельком глянув в окно, направился было к стулу, на котором была сложена его одежда, но вдруг замер с выражением крайней степени ошеломлённости и метнулся к окну.

Едва Эви задремала (а сделать это после посещения Лорена ей долго не удавалось), как в коридоре раздался топот, и через несколько секунд дверь в её комнату раскрылась.

– Эви, вставай немедленно… – Максвелл энергично потряс её за плечо, попутно застёгивая рубашку. – У нас новый жилец… – он сунул в протянутую руку Эви трость. – Быстрее…

Едва Эви встала с кровати, как Максвелл практически выволок её в коридор и потащил за собой, крепко держа за локоть. Едва успевая переставлять ноги, Эви сбежала за Максвеллом вниз по лестнице, и сама не поняла, как за пару секунд смогла пересечь прихожую.

– Я к Ковелине… – открыв входную дверь, Максвелл буквально вытолкнул Эви наружу. – Позови его… – он пулей бросился в сторону гостиной.

Запнувшись о порог, Эви чуть не упала, вытянув руки перед собой, но кто-то в последний момент придержал её за плечи. Немного придя в себя, Эви чуть отошла назад.

– Ты в порядке? – голос был совсем незнакомый.

Эви не успела ответить, так как из дома вышли Максвелл и Ковелина.

– Ранняя же Вы пташка, – с мягкой улыбкой произнесла Ковелина, глядя на нового жильца. – Добро пожаловать домой… 

*** 

Максвелл прибывал в состоянии эйфории, что было редкостью для него. Как первый увидевший нового жильца, он был в праве дать ему имя. По правде говоря, Максвелл давно хотел одарить кого-то именем, потому придумано оно было задолго до появления его обладателя – Кори.

Итак, Кори сидел напротив Максвелла в кресле с несколько растерянным видом. Он был среднего – практически одного с Эви – роста, по-подростковому нескладный, но довольно крепкий и жилистый. Всклокоченные волосы чайного цвета едва прикрывали немного торчащие, заостренные сверху уши. Больше всего места на лице занимали круглые, широко расставленные глаза с длинными ресницами, ярко голубая радужка походила на испещренное трещинами стекло. Чуть вздернутый нос покрывали мелкие веснушки, а широкий рот с двух концов был ограничен заедами. Но в целом внешность Кори была скорее приятной, нежели отталкивающей.

– Сколько тебе лет? – поинтересовалась Ковелина.

– Шестнадцать – сразу ответил Кори, покосившись на Эви.

Она сидела около Максвелла, постукивая указательным пальцем по рукоятке трости. У неё были вопросы, которые ей не терпелось задать.

– Кори… – Эви чуть наклонилась вперёд, – …откуда ты это знаешь? – этот же вопрос она часто задавала сама себе, но не находила ответа. Эви отчетливо помнила день своего появления в доме: у окружающего дом «забора» ламп её встретил Грон, это было незадолго до вечернего крика совы. Тогда она точно знала свой возраст, и её не волновало – откуда она его знает.

Вопрос, похоже, серьезно озадачил Кори и напряг Максвелла.

– Я… – Кори чуть нахмурился и потёр переносицу. – Я просто знаю…

– Эви, – спешно вмешался Максвелл. – Сделай одолжение: завари нам чай…

Поняв, что сделала что-то не так, Эви молча кивнула и встала.

– Эви, милая, давай лучше я… – предложила Ковелина.

Остановившись, Эви мотнула головой.

– Я справлюсь сама…

– Но ты же не видишь, можешь обжечься или…

– Она всё прекрасно делает сама, – категорично перебил Максвелл. – Иди, Эви…


Поставив греться чайник, Эви опустилась на табурет и закрыла глаза. Слишком много всего произошло за последние несколько часов, слишком много мыслей было. Сверху спустился Лорен и сразу направился на кухню, будто знал, что Эви именно там.

– Ты уже виделся с Кори? – монотонно спросила Эви, не шелохнувшись.

– С кем? – Лорен остановился возле неё и, пододвинув стул, сел рядом.

Эви махнула рукой в сторону гостиной.

– Новый жилец. Максвелл назвал его Кори…

– Поэтому ты такая грустная? – Лорен обеспокоенно вглядывался в её белые глаза. – Эви, что случилось?

Она мотнула головой, стряхнув задумчивость и улыбнулась.

– Я не грустная, просто думаю. Лучше скажи, что тебе снилось сегодня…

Лорен замолчал на несколько секунд.

– Я всё не помню, но помню, что во сне снова ходил с тобой… – наклонившись к собеседнице, он понизил голос, – …к реке…

Эви закусила нижнюю губу, потом вдруг хлопнула себя по лбу и встала.

– Точно! – она быстро направилась к выходу из кухни.

– Эви, подожди… – Лорен поспешил следом. – Куда ты? Я с тобой…

– Идём. Нам надо кое-что проверить. Немедленно…


Эви быстро считала про себя шаги, вытянув перед собой руку с тростью. Лорен с лампой шёл следом, в этот раз он не пытался обогнать свою спутницу и не болтал, чувствуя серьёзность Эви. Услышав шум воды, Эви ускорилась почти до бега.

– Лорен, ты видишь свет? Помнишь гнездо? Там был свет…

– Не вижу… – Лорен всматривался в темноту, но напрасно.

– Где же оно… – пробормотала Эви, торопливо ощупывая тростью землю. Дальний конец трости провалился в углубление, и Эви остановилась. – Пусто… – подойдя ближе, она присела и поводила рукой над углублением в мелких камушках. – Ничего нет?

Лорен опустился на колени, поставив лампу на землю и заглянул в гнездо.

– Как пепел…

– Пепел? – переспросила Эви, перевернув руку вверх ладонью.

– Ага… – взяв из ямки немного синеватого пепла, высыпал его на ладонь Эви, после чего вновь запустил руку в содержимое опустевшего гнезда.

– Как же так… – прошептала Эви. – Надо сказать Максвеллу… – она отряхнула руки и встала. – Лорен?

– А? – сунув что-то в карман, Лорен поднялся.

– Только пепел? – уточнила Эви.

– Только, – подтвердил он. 

*** 

– Кто забыл про чайник!? Из него уже вся вода выкипела! – от голоса Дафны, кажется, аж стёкла задрожали. – Неужели было не слышно, что кипит!? – она быстро пошла в гостиную. – Эй! Что здесь… – увидев Кори, Дафна замолчала, растерявшись. – Ой… Привет… – она чуть смущенно улыбнулась. – А почему мне никто ничего не сказал?

– Не хотели будить тебя, милая… – ответила Ковелина. – А Эви, разве, не на кухне?

– Понятия не имею, где она. Кстати говоря, я Дафна…

– Кори… – представился новый жилец, дружелюбно улыбнувшись. – А Эви ведь довольно давно ушла ставить чайник… – заметил он.

– Она постоянно куда-то пропадает. Наверное, опять дурачится с Лореном, – махнула рукой Дафна. – Пойду разбужу Кевина, а то снова весь день проспит. Добро пожаловать, Кори, – она кивнула и вышла.

– Ладно, хватит болтать, – Максвелл встал и поправил черный воротник пальто. – Идём, – обратился он к Кори, – Хочу показать тебе своё рабочее место…

– А я пока приготовлю комнату для тебя, – сообщила Ковелина.

– Большое спасибо, – Кори поднялся и направился за Максвеллом.

– Тут после недавнего недоразумения есть небольшая проблема с дверью… я пытался исправить, но вышло не очень аккуратно… – чуть сконфуженно улыбнувшись, Максвелл открыл дверь перед своим спутником. – Заходи… – пропустив Кори вперёд, он вошёл и запер дверь на засов, который теперь заменял выломанный замок. – Большинство того, что есть здесь – работа и инструменты Грона… не знаю, можно ли его ещё называть жильцом. Он ушёл в лес и, похоже, ушел навсегда…

Пока Максвелл говорил, Кори с неподдельным любопытством изучал карты и чертежи.

– Может он заблудился?

– Он слишком хорошо знал лес, чтобы заблудиться в нем. Это исключено, – Максвелл сел в кресло, закинув ногу на ногу.

– Но там, где нет ламп, полная темнота… – Кори внимательно посмотрел на собеседника.

– Он прекрасно обходился в темноте и с одной лампой. Я хотел рассказать о другом, – Максвелл кивнул на свободный стул. – И это не то, о чем говорят в полный голос… – дождавшись, пока Кори сядет, Максвелл продолжил, но уже тише. – Хочу поделиться с тобой некоторыми своими предположениями и наблюдениями. Итак, возможно, тебе на первый взгляд показалось, что у нас, в доме, всё довольно просто. Но это не так. На самом деле здесь уже довольно давно началось разделение на два лагеря, негласное, разумеется. И каждый жилец выполняет какую-то свою роль, и почти каждый имеет своё время появления. К моменту моего прихода в дом разделение уже было. Нашел меня Грон, он дал мне имя и, наверное, поэтому я и встал на его сторону. Я был четвертым жильцом. Годом раньше меня пришла Дафна, а годом позже – Кевин. Ковелина дала имена Дафне и Кевину, они приняли её сторону. Я напоминаю: это всё происходило негласно, но все понимали, что это есть. Ещё через год пришел Лорен, имя дал Грон. Как ты уже догадался, он на нашей стороне. Ещё через год пришла Эви, Грон нашёл её в лесу. После этого количественный перевес бы на нашей стороне. Но ещё через год Грон пропал. И вот, ещё годом позже пришел ты… И вот что интересно: я помню, что, когда я пришел, Дафна была тринадцатилетней девчонкой, и Грон рассказывал мне о том, как она пришла. Я помню, как потом пришел Кевин, ему тогда было одиннадцать. Помню, как пришел Лорен, ему было девятнадцать. И как Грон привел восемнадцатилетнюю Эви, тоже помню. Грон говорил, что тоже пришел из леса, когда-то давно, но не Ковелина дала ему имя. Своё имя он помнил, как и возраст. Но никто никогда не говорил о том, как и когда пришла Ковелина, и сколько ей лет… – Максвелл несколько пугающе усмехнулся. – Интересно, не находишь? Но в чем же заключается то самое деление на два лагеря? Посмотрим на одну из сторон: Ковелина. По-твоему, она сама доброта? А тебе не кажется, что свою заботу, если это можно так назвать, она использует как огромное одеяло, в которое хочет завернуть каждого жильца, чтобы всецело подчинить себе? Она хочет, чтобы каждый чувствовал себя беспомощным без неё. И Дафна с Кевином попались. Они и шагу ступить без её позволения не могут, и только и делают, что стараются угодить. Дафна это делает, сдувая каждую пылинку в доме, Кевин старается быть в курсе дел и планов всех жильцов и постоянно передаёт всё Ковелине. И все они твёрдо убеждены в том, что тёмная часть леса – нечто ужасное, и ходить туда ни в коем случае нельзя. Но у Грона было собственное мнение насчет темной части… Новые жильцы приходят из леса, но ведь откуда-то они приходят и в лес…

Максвелла прервал настойчивый стук в дверь.

– Это я… – раздался голос Эви. – Надо срочно поговорить!

– Эви! Глупая девчонка… как же не вовремя… – пробурчал Максвелл, направляясь к двери. – Что, черт возьми, может быть такое срочное?

– Пожалуйста, Максвелл, это, правда, очень важно…

Когда дверь открылась, Эви и Лорен спешно вошли.

– Ещё и этого притащила, – фыркнул Максвелл, закрывая за ними.

– Это насчет Кори, – Эви схватилась за рукав его пальто. – Помнишь, я говорила про гнездо у реки? Там было яйцо, а теперь его нет, только пепел. Я не знаю, почему я подумала, что надо проверить его, когда Кори пришел, но там только пепел, и…

Максвелл внезапно зажал Эви рот.

– Не кричи так, будто дом глухой, – прошипел он. – Какого черта, девчонка…

Эви кивнула, и Максвелл позволил ей продолжить.

– Нам надо пойти туда с Кори, вдруг он что-то вспомнит. Мне кажется, что это не просто совпадение… – прошептала Эви.

– О, поверь мне, это далеко не совпадение, – раздраженно подтвердил Максвелл. – Особенно если учитывать тот факт, что в лесу обитают только насекомые… – он оглянулся на Кори. – Да вот только мы все вместе даже из дома не выйдем, ибо Ковелина скорее запрёт нас всех, чем выпустит… – он прислонился к краю стола и скрестил руки на груди.

– Мы можем не идти все. Я могу отвести только Кори, – предложила Эви.

– Можешь, – фыркнул Максвелл. – Но надо сделать это позже, а не сразу после того, как вы двое с вытаращенными глазами и воплями влетели домой и начали ломиться ко мне.

– Но потом он может уже не вспомнить…

– Вспомнит… надеюсь…

Максвелл тяжело вздохнул, оглянувшись на Кори. 

*** 

У Эви сердце замирало от нетерпения. Она и сама не знала, чего так ждет. Того, что Кори подтвердит её догадку? С одной стороны, это внесёт некоторую определенность в ситуацию: огромное светящееся яйцо на берегу, из которого появляются жильцы. Но с другой стороны – это только больше всё запутает. Откуда берётся яйцо? Откуда в нем жилец? Почему у всех жильцов разный возраст? Едва ли Кори сможет каким-то чудесным способом узнать ответы на эти вопросы.

– Сейчас лестница… – предупредил её идущий рядом Кори.

Эви улыбнулась.

– Я ориентирую в доме лучше, чем ты думаешь…

– Лорен, похоже, очень расстроился, когда ты запретила ему идти с нами…

Эви кивнула.

– Ему скучно…

Они спустились в прихожую

– Как не вовремя… – прошептала Эви, повернувшись в сторону гостиной, откуда неспеша вышел Кевин.

– Доброго времени суток, – произнес он с улыбкой. – Ты Кори, верно? Я Кевин, рад знакомству… – он протянул руку в знак приветствия.

– Взаимно, – Кори улыбнулся в ответ и несильно пожал ладонь Кевина.

– Куда направляетесь, если не секрет?

– На качели… – не задумываясь ответила Эви. – Да и просто пройтись вокруг дома, проверим заодно лесные лампы…

– Не будете против, если я составлю вам компанию? А то совсем уже засиделся дома…

– Прости, приятель, но мы хотели пообщаться наедине, – Кори многозначительно посмотрел на собеседника.

– А, понимаю, – кивнул Кевин, продолжая сладко улыбаться. – Ну ничего, тогда как-нибудь в другой раз. Приятной прогулки…

– Ага, до встречи…

Кори и Эви вышли на улицу и одновременно выдохнули.

– Идём… – поманив жестом за собой, Эви направилась к лесу.

Несколько минут они шли молча. Наконец Эви остановилась.

– Как думаешь, нас ещё видно из окон дома? – спросила она.

Кори оглянулся.

– Ну… тут много деревьев, поэтому, скорее всего, не видно. По крайней мере, окон дома уже почти не видно…

– Ладно, – Эви пошла дальше вперёд. – Как тебе твоя комната?

– Мрачновата, как, впрочем, и всё здесь. Но вполне пригодна для жизни…

Эви не представляла себе, что значит «мрачновато», и плохо ли это, но уточнять не стала. Когда они отошли ещё немного дальше от дома, она повернула влево.

– Вообще, нам надо было идти в другую сторону от дома, но так, наверное, менее подозрительно… и из окон не видно, что мы повернули… Не видно же?

– Надеюсь, что не видно… – Кори озирался по сторонам. – Так много ламп. И во всех надо менять свечи. Откуда столько ламп и свечей?

– Я не знаю. Вообще, все нужные вещи достаёт Ковелина. Она никогда не говорит откуда…

Ещё несколько минут прошли в молчании.

– А Лорен всегда такой? – вновь задал вопрос Кори.

– Такой?

– Ну… странный немного, – уточнил он.

– Сколько я его знаю – всегда.

– Он, похоже, сильно привязан к тебе…

– Кроме меня, никто из жильцов не станет играть с ним. Ещё он иногда боится засыпать, и надо сидеть с ним. Иногда просыпается от кошмаров или лунатит, за ним надо присматривать. Совсем как ребёнок… – Эви тяжело вздохнула.

– Как ты терпишь его?

Остановившись, Эви повернулась к своему спутнику, будто глядя на него.

– Терпят – это когда в тягость… – спокойно, но твёрдо произнесла она. – Как все терпят меня? Я же слепая…

– Но… – Кори немного растерялся. – Это же не мешает общаться с тобой…

– Вот и мне ничего не мешает общаться с ним. Поэтому я не терплю, – Эви пошла дальше. – Давай не будем на эту тему, хорошо? – это звучало скорее, как утверждение, нежели как вопрос. – Возьми лампу, там будет темно…

Когда спутники вышли за освещенную территорию, Эви пошла немного впереди. После состоявшегося разговора Кори чувствовал себя виноватым, но не знал, нужно ли теперь извиняться. Эви, похоже, не обижалась, но какое-то напряжение всё равно ощущалось. Закрыв глаза, Кори попытался представить, как Эви может постоянно пребывать в темноте.

– Не споткнись, – предупредила Эви. – Теперь мы идем к реке по тому пути, по которому когда-то пришла я. Ничего не вспоминаешь? – с надеждой спросила она.

Кори сосредоточился на своих ощущениях.

– Хм… не особо что-то вспоминаю… Может не надо было брать лампу? – предположил он.

Эви повернулась к нему с выражением недоумения на лице.

– Я о том, что все мы нашли дорогу в темноте. И, может быть, свет мешает…

Молча взяв у него лампу, Эви задула свечу внутри неё – непроглядная темнота залепила глаза Кори.

– Ты не боишься темноты? – тихо спросила Эви.

– Нет… – выдохнул Кори. Ему показалось, что его провожатая улыбнулась. – Идём?

– Идём… – Эви взяла его за руку. – У тебя обратная сторона ладоней такая шершавая…

– Экзема… – сконфуженно пояснил Кори. – Я могу держаться за твой рукав, если неприятно…

– Нет-нет. Не люблю гладкую кожу, всё нормально…

Было слышно только как шуршали листья под ногами, и иногда потрескивали ветки. Кори невольно усмехнулся ситуации: его, ослепленного темнотой, вела слепая. Но постепенно посторонние мысли отступили, Кори начал чувствовать себя более уверенно, чем сразу после гашения лампы. В какой-то момент в голову ему внезапно пришло число шестьдесят два, и неосознанно Кори начал обратный отсчет на каждый шаг.

«Пятьдесят восемь, пятьдесят семь…» – появилось неприятное чувство: когда то, что нужно вспомнить крутится где-то в голове, но никак не вспоминается. «Сорок девять, сорок восемь, сорок семь…» – Кори поднял свободную руку в сторону. "Сорок четыре, сорок три…" – рука, как и предполагалось, коснулась дерева. «Тридцать семь, тридцать шесть…» – перешагнул через торчащий из земли корень дерева. «Двадцать девять, двадцать восемь…» – ощущение того, что нужное воспоминание вот-вот щелкнет усилилось. «Восемнадцать, семнадцать…» – Кори нахмурился и мотнул головой, слыша приближающийся шум воды. "Десять, девять…" – в голову ударила догадка о том, что сейчас будет. «Четыре, три…» – трость Эви ткнулась в мелкие камни, и Кори крепче сжал ладонь своей спутницы.

– Я вспомнил… – вырвалось у него. – Дальше река…

Эви резко остановилась. Кори снова показалось, что она улыбается.

Подойдя к углублению в камнях, которое всё ещё наполнял пепел, Эви остановилась и, присев, потянула за собой Кори.

– Вот здесь. Там, вроде, только пепел… Проверь, пожалуйста…

Кори чуть наклонился вперед и медленно погрузил ладонь в пепел, ощупывая каменистое дно.

– Больше ничего…

– Ясно, – вздохнула Эви. – Значит ты помнишь только то, что шел отсюда… Это странно. Яйцо… – она усмехнулась. – Откуда только оно здесь…

– Из воды? – предположил Кори. – Возможно вода поднимается, заливает берег. Вот его и выносит… в эту лунку. А потом вода отходит, яйцо остается…

– Это тебе только что в голову пришло? – заинтересованно спросила Эви.

– Да…

– Хм… – Эви встала. – Интересная мысль. Надо Максвеллу сказать… Пошли обратно, придется немного погулять вокруг дома или покачаться на качелях, чтобы нас увидели там… 

*** 

Услышав голоса, Кевин притаился за деревом и осторожно выглянул из своего убежища.

– …дело не только в том, что я хочу перемен, но ещё и в том, что Грон всё время, пока жил здесь, искал выход… – сидя на подвесных качелях, Эви чуть отклонилась назад, помогая Кори раскачивать. – Я, как и Максвелл, хочу закончить то, что он начал…

– Чувствую себя несколько отчужденно. Все что-то знают, как-то связаны друг с другом, и тут я приплелся… – поделился Кори.

– Ну что ты. Ты теперь тоже жилец, тем более, ты сразу помог нам немного приблизиться к разгадке тайны… – Эви улыбнулась. – Не волнуйся, ты и сам не заметишь, как привыкнешь ко всем… – потоки воздуха поднимали её длинные волосы и шевелили подол платья.

– А… прости за такой вопрос… Ты всегда была слепой? – осторожно поинтересовался Кори и тут же добавил: – Ты можешь не отвечать, если не хочешь…

– Ничего страшного… – немного поразмыслив, Эви ответила, – Сколько себя помню – всегда. Но не факт, что то, сколько я себя помню, и есть «всегда»… – она усмехнулась. – Надеюсь, ты меня понял.

– Кажется, – Кори сильно толкнул качели и перестал раскачивать, решив, что слишком уж высоко взлетает его собеседница. – А ты вообще ничего не видишь? В смысле, просто темнота, и всё?

– А вот этого я не знаю. Я могу сказать, что ничего не вижу, но я не уверена, что это темнота. Я же не знаю, как выглядит темнота…

– Ну да… – Кори почесал затылок. – Просто всё черное?

– Кори, я не знаю, – Эви рассмеялась. – Я не представляю, что значит «черный цвет»…

– Теперь я буду думать об этом ещё долго, – улыбаясь, Кори прислонился к дереву. – Это странно…

– Наверное. Сейчас качели остановятся, и пойдем домой…

– Как скажешь, – согласился Кори, наблюдая за собеседницей.

Когда взмахи качелей стали меньше, Эви внезапно решила, что хочет спрыгнуть.

– Поймай меня, если что… – попросила она, и – не успел Кори понять, что происходит – прыгнула.

– Эви! – метнувшись к ней, Кори избавил Эви от падения, вовремя придержав бесстрашную прыгунью. – Это было внезапно…

– Прости, – смеясь ответила она, отстраняясь, но вдруг замерла, держа Кори за запястье. – Откуда это у тебя? – пальцы её ощупали узкий, сплетённый из грубых ниток жгут.

– Что? Не знаю, он сразу был у меня на руке завязан. А что?

– Это Грона… – встревожено ответила Эви. – Тут порвана петелька – к этому браслету был пришит ключ в подвал… Подай мне трость… Идём, скорее… В пепле точно ничего не было?

– Точно… – волнение передалось и Кори, спешно подав трость, он быстро пошел с Эви к дому. 

*** 

Пальцы Дафны легко прыгали по клавишам старого фортепиано, и звонкие переливы музыки заполняли прихожую, вытекали в коридор и просачивались на улицу через щели окон. Её красивое лицо выражало умиротворение, длинные ресницы были чуть опущены, спина – прямая, а черные кудри спадали на плечи. Сейчас Дафна походила на лучшее творение художника-романиста. Ковелина сидела в кресле, прикрыв глаза и размышляя о чем-то своём, тем не менее, она услышала, как открылась дверь кабинета-мастерской Максвелла.

Получив последние новости, Максвелл попросил оставить его, чтобы никто не мешал думать. Кори с Эви вышли в прихожую.

– Что теперь?

– Досуг, – Эви чуть развела руками и улыбнулась. – Посмотри: в гостиной нет Лорена?

– Сейчас… – Кори быстро выполнил просьбу и вернулся. – Нет. Дафна здорово играет…

– Мне тоже нравится. Послушай пока с ними… – Эви махнула рукой в сторону гостиной. – Я Лорена поищу…

– Я помогу…

– Не надо, я сама. Мне нравится искать кого-то в доме, – она стукнула тростью по полу перед собой и пошла к лестнице наверх.

Лорена в его комнате не оказалось. Эви знала, что он приходит в её комнату, как в собственную, потому решила проверить. Звать Лорена она не хотела – стоило ему отозваться, и Эви бы уже точно знала место его нахождения. Едва открылась дверь в её комнату, как Эви явно ощутила чье-то присутствие. Улыбнувшись, она привычно стукнула тростью перед собой и направилась к кровати.

– Лорен… – она вытянула руку вперёд, ища, но на кровати никого не было, как и на стуле, и на подоконнике. Эви усмехнулась и опустилась на пол. – Я знаю, что ты здесь… Прячешься от меня? – она сунула руку под кровать и пошарила там, но внезапно прикоснулась к чему-то шершавому и холодному – тут же испуганно отпрянула. Пару секунд помолчав, вновь заговорила, но уже тише. – Лорен, это не смешно… – по спине пробежали мурашки. Взяв трость, Эви медленно приблизилась к кровати. – Лорен… – она очень надеялась, что это просто очередной глупый розыгрыш. Нервно сглотнув, она начала постепенно двигать трость перед собой, часто постукивая по полу, так же часто в этот момент билось её сердце. Дальний конец трости уперся в стену – в лицо Эви метнулся холодный порыв воздуха, будто кто-то пролетел мимо. Рефлекторно махнув тростью, Эви вздрогнула, и отдернула руку, быстро отодвинулась назад. Повинуясь самому сильному сейчас желанию, схватила трость и выбежала в коридор. Только в прихожей Эви остановилась – сердце всё ещё бешено стучало.


Лорен сидел возле дома на вынесенном с кухни стуле и маленьким карманным ножом затачивал ветку. Он сидел у окна гостиной, потому хорошо слышал фортепианную музыку.

– Лорен! – входная дверь открылась и, запнувшись в спешке о порог, на улицу вышла Эви.

Выронив сразу и ножик, и ветку, Лорен встал, но не успел и шагу ступить, как Эви оказалась уже возле него.

– Что такое? – тревога Эви сразу передалась Лорену.

Тронув за плечо стоящего перед ней, Эви выдохнула.

– А что? – она постаралась изобразить спокойствие.

– Ты испуганная…

– Просто не могла найти тебя, – улыбнулась Эви. – Всё хорошо. Слушаешь музыку? – сменила тему она, кивнув на окно гостиной.

– Дафна красиво играет… – Лорен изобразил движения пальцев пианистки.

– Да, очень красиво…

– Хочешь потанцевать? – неожиданно предложил он.

– Серьезно? – улыбка Эви стала уже куда более искренней и настоящей. – Ну, если ты приглашаешь… – прислонив трость к стене дома, Эви подала руку Лорену, и они закружились по двору.

– Чем ты занимался, пока меня не было? Надеюсь, не бедокурил? – спросила Эви, подняв голову и будто глядя на собеседника.

– Я… – Лорен замолчал и выдохнул, отведя глаза. – Посолил чай Кевина… – он посмотрел на Эви и улыбнулся.

– За что ты с ним так? – вопрос был, скорее, риторическим. В голосе Эви не было даже намека на осуждение или недовольство.

– Он потом сказал мне… – Лорен внезапно остановился, глаза его заблестели от влаги, а губы тронула нервная дрожь. Всхлипнув, он крепко обнял Эви и уткнулся носом в её макушку. – Только я могу качать тебя на качелях… – проскулил Лорен, и с ресниц его сразу закапали слезы.

– Лорен… – Эви тоже обняла его. – Тише-тише… – зашептала она. – Это было просто для прикрытия… Мы разговаривали там, чтобы никто не догадался… Ну не плачь, Кори больше не будет, обещаю. Слышишь? Не плачь… – уговаривала она, поглаживая Лорена по спине и терпеливо дожидаясь, пока тот перестанет орошать слезами её голову.

– Ты… ты не перестанешь играть со мной из-за него? – Лорен чуть ослабил объятья и посмотрел на Эви, шмыгнув носом.

– Я никогда не перестану, – заверила она. – Если хочешь, мы можем хоть сейчас пойти на качели или поиграть во что-то… – осторожно пригладив растрёпанные волосы Лорена, она чуть улыбнулась. – Ну что, хочешь?

– Да… – Лорен повторно шмыгнул носом и дважды кивнул, вытирая мокрое от слез лицо краем рукава. 

*** 

Меньше всего Эви хотелось возвращаться в свою комнату после вечернего крика совы.

– Слушай, ты ничего странного в доме не замечал? – обратилась она к идущему рядом Лорену. – Сегодня или вчера…

– Ничего. А ты? – он с живым любопытством посмотрел на Эви.

– Ничего… – соврала она и остановилась у двери в свою комнату. – С тобой посидеть, или ты сам заснешь?

– Я сам, – Лорен тоже остановился.

– Хорошо. Ну, тогда хороших снов… – Эви улыбнулась, приподняв голову.

– И тебе приятных снов… – Лорен хихикнул и наклонился к собеседнице, та чмокнула его в лоб.

– Лорен, – Эви удержала его за плечи. – Ты ничего не скрываешь от меня?

Зрачки в глазах Лорена забегали, он поджал губы и мотнул головой.

– Ничего…

– Ладно… – Эви отпустила его. – Спи спокойно… – она вновь улыбнулась и зашла к себе в комнату. 

*** 

Проснулась Эви от громкого, отчаянного крика, донесшегося откуда-то снизу. Сев на кровати, она откинула упавшие на лицо волосы. Крик повторился, на этот раз в нем можно было различить имя «Эви», только до предела растянутое и размытое завыванием. Узнав голос Лорена, Эви схватила трость и быстро направилась к выходу. Привычным жестом потянулась к дверной ручке… но той не оказалось. Замерев в недоумении, Эви повторила жест, подняла руку немного выше, потом опустила ниже, поводила из стороны в сторону, выронив трость, начала обеими руками ощупывать плоскость перед собой, и с ужасом осознала, что двери нет. Панический страх, охвативший Эви, заставил её судорожно царапать стену и биться об неё, словно муха о оконное стекло. Слезы сами собой хлынули из глаз, ногти ломались, всё тело сводила мелкая дрожь, но Эви не останавливалась. В голове стучала одна только мысль: «Надо выбраться! Выбраться! Во что бы то ни стало!». Почувствовав удушье, Эви надрывно закричала, это был не человеческий вопль. Ей показалось, что прошла целая вечность прежде, чем позади раздались частые шаги и звук открывшийся двери. Подбежав к Эви, Максвелл крепко обнял её оттаскивая от стены, она продолжала кричать и вырывалась.

– Эви! Это я, успокойся! – с трудом удерживая Эви, Максвелл опустился с ней на пол, чтобы не упасть. – Всё хорошо, Эви, всё хорошо, успокойся… всё хорошо… – повторял он, прижимая её к себе. – Всё хорошо…

Постепенно Эви перестала дергаться и, обняв Максвелла за шею, только дрожала и всхлипывала. Остальные жильцы толпились у двери, зарёванный Лорен шмыгал носом и заламывал пальцы. Оглянувшись на них, Максвелл вздохнул и, подняв Эви на руки, вышел с ней из комнаты.

Сейчас же было объявлено общее собрание жильцов в гостиной. Эви сидела в кресле у камина с накинутым на плечи пальто Максвелла и держала в дрожащих руках кружку с чаем. На полу у её ног сидел Лорен, он кусал губы, нервно теребил пуговицы на рукавах рубашки и всё заглядывал в лицо Эви. Кевин сидел на банкетке у фортепиано, задумчиво глядя в пол. Дафна и Ковелина сидели рядом на диване и тихо перешептывались. Кори стоял за спинкой кресла Эви и крутил плетёный браслет на запястье. Максвелл ходил из стороны в сторону, заложив руки за спину, потому что карманы пальто, куда он обычно их прятал, сейчас отсутствовали (как и само пальто). Дожидаясь, пока Эви придет в себя, жильцы сидели уже минут двадцать, практически в полной тишине.

– Что это было? – наконец заговорила она едва слышно.

– Дом шевелится… – шепотом ответил Лорен.

– Лорен проснулся и хотел пойти к тебе, – начал Максвелл. – Но там, где была дверь в твою комнату, была стена. Вот он и раскричался. А твоя комната как-то очутилась на третьем этаже, на противоположной стороне коридора… – он шумно выдохнул.

Эви повернулась к Лорену и слабо улыбнулась.

– Испугался?

– Угу… – он часто закивал. – Очень…

Чуть наклонившись, Эви потрепала его по голове.

– Не волнуйся. Со мной всё хорошо…

Всхлипнув, Лорен придвинулся ближе к ногам Эви и опустил голову ей на колени.

– Такого раньше никогда не было? – Кори вопросительно посмотрел на Максвелла, но тот молчал, а затем повернулся к Ковелине.

– Ты задаешь вопрос не тому жильцу…

Обведя взглядом всех присутствующих, Ковелина заправила за ухо прядь волос и приподняла голову.

– Дом чем-то встревожен, – объявила она. – Если быть точнее: кем-то…

– В смысле? – Кори пристально смотрел на неё.

Ковелина мягко улыбнулась и приобняла сидящую рядом Дафну за плечо.

– Он же всё видит и слышит…

– В таком случае, – резко перебил Максвелл, – …ему придется смириться, потому что его недовольство никого не волнует, – он круто развернулся и быстро вышел из комнаты.

– Упрямец Максвелл, – снисходительно усмехнувшись, Ковелина вздохнула. – Ничего, у тебя будет ещё много времени, чтобы пересмотреть свои убеждения… – едва слышно добавила она. 

***

– Он весь день не выходил, – прошептала Эви. – И весь день у него тихо… – она чуть отошла от двери в кабинет Максвелла, держа руку на плече Кори. – Зайди, спроси, как он, пожалуйста. У него было уже такое после ухода Грона, два дня не выходил. А потом вышел и упал в обморок. Мало ли…

– Не волнуйся, – также шепотом ответил Кори. – Я разберусь…

Эви невольно улыбнулась и чуть опустила голову.

– Говоришь, как Грон…

Кори почувствовал, как её пальцы крепче сжали его плечо.

– Только ты не уходи… – едва слышно произнесла Эви и, услышав приближающиеся шаги, отпустила собеседника. – Это Лорен… Иди… – она кивнула и отошла.

После того, как в дверь постучали, Максвелл не шелохнулся. Он сидел в кресле, вытянув свои длинные ноги и запрокинув голову, сверлил взглядом потолок. Стук повторился.

– Максвелл, это Кори…

– Уходи… – ответил Максвелл, сомневаясь, что его услышали.

– У тебя там всё нормально? – снова стук. – Эви волнуется, открой…

Не говоря ни слова, Максвелл встал, подошел к двери и открыл. Вид у него был такой, будто это действие принесло ему неимоверные мучения.

– Напугал, я уже подумал, что что-то случилось, – Кори вошел и поднял взгляд на хозяина кабинета-мастерской.

– А разве ничего не случилось? – иронично заметил тот и вскоре вновь оказался в кресле.

Кори не нашел, что ответить. Он сразу заметил, что обычный удобный (когда всё под рукой) беспорядок на столе превратился в настоящий бардак, а это, скорее всего, ни о чем хорошем не говорило.

– Что ты делал? – спросил он.

– Искал ответы… – монотонно ответил Максвелл. – Как и весь последний год…

– И как оно? – Кори, явно не был примером жильца, тонко чувствующего настроения других, и сейчас это было очень не кстати. Одним неосторожным вопросом он разорвал тонкий волосок, удерживающий навесу что-то большое и страшное, вроде наковальни.

– Как оно? – переспросил Максвелл.

– Ага, – кивнув, Кори почесал затылок.

– Как оно… – медленно наклоняясь вперёд, Максвелл мрачно смотрел на собеседника. – Ты спрашиваешь «как оно»!? – ногти впились в обивку на подлокотниках кресла и, будто оттолкнувшись от них, Максвелл резко поднялся, выпрямившись во весь свой немалый рост. – Я абсолютно ничего не понимаю, ясно!? – от его крика зазвенели стекла ламп. – Все эти записи, как один чертов шифр! Бесконечный шифр, который невозможно разгадать! – грубым движением, он смахнул со стола несколько листов. – Это похоже на бред сумасшедшего! Как он додумался до всего!? Как вспомнил!? Это невозможно! Я читал всё миллион раз, и это ничего не дало! – после повторного движения руки, к полу устремилось гораздо больше бумаг, и к ним присоединилась канцелярия. – Все эти чертовы карты, эти символы! Почему он ничего не рассказал и не объяснил, уходя!? Что я должен делать!? – он грохнул кулаком по столу и замолчал.

Ошарашенный таким зрелищем Кори просто стоял, уже боясь сказать хоть что-то.

– Может он вовсе не хотел, чтобы мы продолжали его дело… – голос Максвелла чуть охрип от крика. – Или он просто был сумасшедшим… – равнодушно посмотрев на стоящего напротив, Максвелл пригладил растрепавшиеся волосы и устало вздохнул.

– Это не так, – тихо и осторожно проговорил Кори. – Может ты просто не там ищешь разгадку? – он присел и начал быстро собирать с пола всё упавшее.

– А где надо…? – вопрос был риторическим. За ним последовала трёхсекундная пауза. – Скоро спать. Надо передвинуть кровати, чтобы было по два человека в комнате, мало ли… Присмотришь за Эви?

– Разумеется, – выпрямившись, Кори сложил на стол бумаги. 

*** 

Кори и Эви сидели на кроватях по разные стороны комнаты и молчали.

– Пора спать… – мягко произнес Кори.

– Я не хочу… – ответила Эви. Голова её была опущена и длинные волосы практически полностью закрывали лицо.

– Не бойся, я буду здесь…

Она вздохнула и взяла трость.

– Я пойду проверю Лорена, – опершись двумя руками на неё, встала.

– Нет, – Кори тоже поднялся и быстро подошел к Эви. – Максвелл присмотрит за ним, не волнуйся…

– Максвелл не сможет уложить его, если что… – она подняла голову, упершись слепым взглядом в собеседника.

– Сможет-сможет, – заверил Кори. – Максвелл сказал, что сейчас после вечернего крика совы лучше не выходить… особенно тебе…

Эви чуть вздрогнула, и лицо её неожиданно приняло совершенно несчастный вид.

– Он так и сказал? Он сказал «особенно ей»?

Немного растерявшись, Кори мотнул головой.

– Нет, это я уточнил. Он просто сказал, что лучше не выходить…

Эви чуть нахмурилась.

– Мне нельзя настолько же, насколько остальным…

– Хорошо-хорошо, только не уходи никуда… – встав перед ней, Кори явно дал понять, что выход из комнаты запрещен. – Максвелл сказал мне присматривать за тобой, и, если ты попытаешься уйти, я… – он на секунду задумался. – Заберу твою трость…

– Правда? – спокойно спросила Эви и, подняв трость, протянула собеседнику другой её конец. – Бери…

Несколько недоумевая от такого ответа, Кори всё-таки взял названый ранее предмет, наивно полагая, что без него Эви – как зрячий без глаз.

– Так… – свободной рукой он почесал затылок и на всякий случай отошел к двери. – Ты теперь остаешься?

– Я знаю дом так хорошо, что могу обойти его весь даже со связанными руками… – предупредила Эви. – И ходить я умею так тихо, что даже едва задремавший не проснется… – поджав губы, она вернулась на кровать.

Кори сел прямо на пол, прислонившись спиной к двери.

– Мы не знаем, что происходит. Мало ли, как дом ещё проявит своё недовольство… – проговорил он, крутя в руках трость. – И потом, эти переезжающие комнаты… – пальцы его внезапно наткнулись на какие-то короткие и частые царапины на гладко отшлифованной поверхности, причем они не были похожи на появившиеся случайно, скорее походили на какой-то узор. Прищурившись, Кори приблизил трость к лицу, но в полумраке было сложно разглядеть что-то. – Подай, пожалуйста, лампу с тумбочки… – попросил он.

Эви молча выполнила просьбу.

– Что у тебя на трости?

– Где именно? – равнодушно спросила она.

– Внизу… что-то нацарапано по кругу…

– О чем ты? – Эви опустилась на пол возле Кори. – Где?

– Вот… – взяв её руку, опустил её на место странного узора.

Пальцы Эви тут же обхватили трость, ощупывая царапины.

– Это надпись… Она идет по спирали… – лицо её приняло выражение сосредоточенности.

– Можешь прочитать? Ты не находила её раньше?

– Как ни странно – не находила, – ответила Эви, хмурясь. – А прочитать… – она замолчала, закусив нижнюю губу. – Слепой… видит больше зрячих… Безумный… зн… знает… больше разумных…

– Слепой видит больше зрячих, безумный знает больше разумных? Это всё? – уточнил Кори, пристально глядя на сидящую рядом.

– Всё… – Эви быстро ощупала всю трость, чтобы убедиться, что больше надписей нет.

Комнату на несколько секунд заполнила задумчивая тишина.

– Когда Грон дал мне эту трость, – прервала молчание Эви. – Он сказал, что она даст мне подсказку, когда придет время… – она повернулась к Кори.

– Ты думаешь, это она? – невольно понизив голос, спросил он. – И чем это нам поможет?

– Ты взял у Максвелла привычку перебивать, – недовольно заметила Эви. – Как-то в разговоре, Грон упомянул о том, что Лорен много знает, и ещё однажды, недавно, когда я говорила с Лореном, он сказал, что Грон много разговаривал с ним… – она дважды щелкнула пальцами, пытаясь вспомнить. – Про какие-то огни в небе, ещё что-то… – тонкие пальцы крепче сжали трость. – Черт… Лорен должен всё вспомнить. Безумный знает больше разумных… – Эви улыбнулась, чувствуя, как сердце забилось чаще от какого-то приятного волнения. – Если он всё вспомнит… Это же будет замечательно, – едва сдерживаясь от того, чтобы повысить голос, взяла Кори за руку и чуть потрясла её.

– Подожди… Почему Грон решил рассказать всё именно ему? Почему не Максвеллу, раз уж у него остались все записи?

– Да какая разница? – Эви встала с пола. – Пошли, скорее, к нему, Максвелл, наверняка, ещё не спит…

– Подожди-подожди, – Кори тоже встал. – Это будет слишком странно. Если, например, Кевин не спит тоже и услышит, как мы ходим? Давай подождем до утра, ладно?

Немного подумав, Эви согласилась. Одно она теперь знала точно – уснуть этой ночью не сможет. Слишком много мыслей и догадок теперь заполнили её голову. Впрочем, Кори тоже не рассчитывал выспаться. Они молча лежали на кроватях по обе стороны комнаты.

Эви не знала, сколько времени прошло с момента их разговора, когда с третьего этажа, прямо над комнатой Кори, послышались шаги. Мягкие, редкие и размеренные, будто кто-то очень длинноногий неспешно прогуливался. Никто из жильцов, определенно, так не ходит – в этом Эви была уверена. Мерзкими мурашками по телу пробежал страх. Отвернувшись от стены, она шепотом позвала Кори, но тот уже успел задремать. Взяв себя в руки, Эви поднялась с кровати и, беззвучно ступая, пересекла комнату.

– Кори… – шепнула она, наклонившись к спящему. – Кори, проснись…

Поморщившись, он нехотя открыл глаза.

– Что?

– Кто-то ходит наверху…

– Тебе, наверное, приснилось… – Кори зевнул. – Там никого нет, мы бы услышали, если бы кто-то вышел из комнаты…

– В том то и дело, что никто не выходил, – Эви потрясла его за плечо. – Мне страшно…

Поняв, что досмотреть сон ему уже не дадут, Кори сел.

– Я ничего не слышу…

– Тс, – показав жестом молчать, Эви прислушалась. Шаги, и правда, стихли. – Сейчас ничего… но я точно…

Её прервал звук открывшейся на этаже двери. Кори тоже услышал – сонливость моментально улетучилась.

– Кто это? – шепотом спросил он.

– Лорен… – Эви испуганно прикрыла рот рукой. – Он ходит во сне… Нельзя, чтобы он встретил то, что ходило наверху, – она быстро направилась к двери.

– Подожди… – Кори взял с тумбочки лампу. – Постой, ты трость не взяла… – но было уже поздно останавливать. Чертыхнувшись, он вышел за Эви в коридор, прихватив её трость.


Вытянув руку перед собой, Эви быстро шла по знакомому коридору на звук шагов, но почему-то всё никак не могла приблизиться, не понимая, почему так, она побежала, но шаги Лорена так и были где-то впереди. «Сейчас должен закончиться коридор…» – подумала Эви, замедляясь. Но Лорен продолжал идти вперёд, и коридор всё не кончался.


Покинув комнату, Кори удивился тому, как быстро удалилась вышедшая прямо перед ним.

– Эви… – шепотом позвал он, опасливо оглянувшись. – Подожди… – он двинулся по коридору в ту сторону, куда, предположительно, направилась Эви. Внезапно Кори осознал, что на стенах нет дверей. Остановившись, он оглянулся, затем посмотрел вперёд – просто гладкие стены. Быстро вернулся к своей комнате, но и её уже не было.


Максвелл проснулся от крика, донесшегося откуда-то из коридора. Первое, что он обнаружил, открыв глаза – лампа погасла. Ворча, Максвелл достал спички из ящика тумбочки и за несколько секунд вернул лампе было сияние. Кровать Лорена была пуста, а за ней в стене появилась дверь. Посветив на ту стену, где дверь была изначально – Максвелл убедился, что больше её там нет. Шепча ругательства, он быстро надел пальто и с решительным видом направился к переехавшей двери.


Страх заставлял Эви бежать на единственный звук, который она сейчас слышала.

– Лорен! – вновь позвала она, отчаянно надеясь на ответ. – Проснись! Лорен! Пожалуйста! – накатившие слезы щекотали в носу. – Лорен! – беспомощно шаря руками перед собой, Эви бежала так быстро, как только могла. В один момент она с ужасом осознала, что шаги впереди прекратились. – Лорен… – уже тише позвала она, остановившись. – Лорен… – голос задрожал. – Лорен… – Эви сделал несколько шагов вперед и щелкнула языком, чтобы определить, есть ли кто-то впереди. Но звук отразили только стены.


Преодолевая страх, Кори шагал в сторону лестницы на первый этаж, очень надеясь, что она осталась на месте. И он почти не ошибся: лестница была, только вела она наверх. И, наверное, Кори вернулся бы назад, чтобы поискать какой-то альтернативный выход из ситуации, но голос Эви, донесшийся сверху, заставил его изменить решение.


За открывшейся дверью царили холод и запах лесной сырости. Коридор шел наискосок влево и вверх, деревянные стены его были обвиты сетью плюща. Немного помедлив, Максвелл переступил через порог комнаты. Ещё один шаг – и дверь сама закрылась за ним.

– Даже не пытайся запугать меня… – зло усмехнувшись и крепче сжав ручку лампы, Максвелл двинулся вперёд по коридору.


Шепотом уговаривая себя не паниковать и вытирая рукавами мокрое от слез лицо, Эви продолжала идти вперед, не в силах остановиться – для неё это значило бы признать положение безвыходным.

– Эви… – голос Лорена заставил её замереть и обернуться.

– Лорен… – всхлипнув, Эви улыбнулась. – Лорен, я здесь! – ни секунды не задумываясь, она помчалась на голос.

– Эви… – имя было произнесено с той же интонацией и громкостью.

Это смутило Эви и заставило остановиться.

– Лорен? – уже совсем неуверенно спросила она.

– Мне страшно… – такой же пустой, безразличный голос.

Нерешительно вытянув дрожащую руку, Эви щелкнула пальцами и поняла, что перед ней никого. В следующий миг в лицо ей ударил холодный поток воздуха с тошнотворным запахом сырости и гнили. Коротко вскрикнув, Эви бросилась прочь.


Сквозь подошву тапочек Максвелл чувствовал холодный, мокрый пол. Коридор резко повернул влево, затем начал сильнее опускаться и завершился лестницей вверх. Но едва Максвелл ступил на первую ступеньку, как свеча в его лампе погасла.

– Напрасно… – сунув руку в карман пальто и достав спичечный коробок, Максвелл повторно обеспечил себя светом. – Пока что ничья, – констатировал он.


– Эви, где ты!? – преодолев лестницу, Кори вновь увидел перед собой коридор, но на этот раз – с дверями. Хотя от этого стало только страшнее. – Эви… – он остановился у первой двери и прислушался.

Непослушные пальцы мягко опустились на дверную ручку и осторожно нажали на неё. Посреди большой, заполненной запахом сырости, комнаты стояла зажжённая лампа. Кори замер, заметив какое-то шевеление у противоположной стены. Он хотел позвать Эви, но язык онемел от страха. Из кромешной темноты в чуть разбавленный светом сумрак медленно выплыло колыхающееся будто сшитое из множества лохмотьев и достающее до потолка нечто. Кори не мог заставить себя пошевелиться – вместе с существом к нему приближался отвратительный запах гнили.


Мягкие, редкие и размеренные шаги – именно их Эви слышала на третьем этаже – теперь они были за её спиной. Коридор шел зигзагами, часто и непредсказуемо поворачивая. Не помня себя от страха, Эви бежала, вытянув руки перед собой, натыкаясь на стены. В голове беспрестанно повторялось одно: «Не останавливаться!» А неизвестный преследователь продолжал идти. Медленно, спокойно, будто точно знал, что в конце концов догонит. После очередного поворота совсем близко открылась дверь, кто-то резко схватил Эви за руку и дернул на себя. Она коротко взвизгнула и сильно врезалась в неизвестного – он был теплый и пах пылью и лесом.

– Лорен…

Сжимая ладонь своего спасителя, Эви побежала за ним.

– Лестница, – коротко предупредил Лорен.

Они быстро спустились, затем пробежали ещё немного и остановились.

– Почему мы остановились? – испуганно спросила Эви, ощупывая стену. Шагов больше не было слышно. Похоже, они остались по ту сторону двери наверху.

– Здесь тупик… – отозвался Лорен. – Эви… Ты только не бойся, пожалуйста… – голос его был чуть хриплым и подрагивал. – Я тоже боюсь…

Не в силах взять себя в руки, Эви крепко обняла Лорена и расплакалась.

– Эви… – Лорен тоже обнял её и всхлипнул. – Я… нашел тебя… Я буду защищать тебя, правда… – слезы закапали на макушку Эви. – Не плачь…

Шумно выдохнув, мысленно досчитав до десяти и пытаясь сдержать эмоции, Эви кивнула.

– Хорошо… – сдавленно произнесла она. – Мы что-нибудь придумаем, верно? – она подняла голову и даже смогла улыбнуться.

– Ага… – Лорен шмыгнул носом и вытер глаза обратной стороной ладони.

– Мы выберемся… – Эви погладила его по голове. – Всё будет хорошо… – отчасти это было самовнушение. – Как ты нашел меня?

– Я… я не знаю. Я проснулся… где-то… А потом я долго ходил и нашел лампу, а потом увидел этого… длинного. Я испугался и побежал. Потом я долго бежал, а потом понял, что он не гнался за мной. Я вышел… к лестнице, там была дверь. Я услышал, что кто-то убегает, решил, что это кто-то из жильцов и оказалось, что это ты… – Лорен говорил быстро и сбивчиво. – От кого ты убегала?

– Я не знаю… – призналась Эви. – Но это не жилец…


Лампа в очередной раз погасла, а лестница всё никак не кончалась. В коробке осталось всего две спички, и Максвелл решил поберечь их. Как только он принял это решение – встал на последнюю скрипучую ступеньку. Доски под ногами были дряхлые и, казалось, могут в любой момент провалиться. Коснувшись заросшей влажным мхом стены и чуть надавив на неё – Максвелл понял, что она не на много крепче. Продолжая идти вдоль стены, время от времени притрагиваясь к ней, Максвелл понимал, что звук скрипа досок раздается не только под его ногами, но, когда он останавливался, его невидимый преследователь останавливался тоже. Пол становился всё менее надежным, а шаги позади – всё более близкими. Вскоре Максвелл ощутил на своем затылке чужое холодное дыхание, от которого бежали мурашки по спине, и от которого хотелось бежать самому. Но, мысленно убеждая себя в том, что позади никого нет, Максвелл шел в том же темпе. Внезапно доски под ногами содрогнулись и затрещали, явно давая понять, что жильцу лучше поторопиться, но тот даже не думал исполнять чужую прихоть. Ещё один шаг, и пол, прямо позади Максвелла, обвалился, заставив его пошатнуться, и прыгнуть вперёд. Но на этом всё не закончилось – доски дрожали и с хрустом валились вниз, заставляя Максвелла бежать вперёд или же упасть в неизвестность.


Эви и Лорен сидели на полу, прислонившись к стене и прижавшись друг к другу, на полу у их ног стояла зажженная лампа. Время от времени шмыгая носом, Лорен отрывал зубами заусенцы с пальцев. Эви, которая уже пару минут почти не двигалась, внезапно подняла голову и настороженно прислушалась. Оглянувшись на стену, чуть развернулась и прижалась ухом к ней.

– Что такое? – встревожился Лорен.

– Ты не слышишь? – Эви встала, всё ещё прижимаясь к стене. – Там Максвелл… он бежит!

Лорен тоже встал и начал прислушиваться.

– Слышу… – согласился он.

– Максвелл! – громко позвала Эви и стукнула в стену забыв страх. – Максвелл! Мы здесь!

Топот быстро приближался, стена затрещала, сыпля деревянной крошкой и рухнула, пол под ногами развалился и трое жильцов рухнули вниз… Но падения не последовало.

Лорен, Максвелл и Эви обнаружили себя посреди коридора второго этажа. Ни каких щепок или обломков – ничего, что хоть как-то ассоциировалось со случившимся мгновением раньше. Даже огонь в стоящей на полу лампе не погас. Одна из дверей распахнулась, и из неё выбежал Кори.

– Это вы! – вскрикнул он, бросаясь к остальным. – Там, за дверью! Там…

– Твоя комната, – сухо перебил Максвелл.

– Нет! Там этот бесконечный… – Кори обернулся и замер. За распахнутой дверью была просто его комната. 

*** 

Когда по дому разнесся утренний крик совы, жертвы бессонной ночи сидели вместе в комнате Максвелла. Кори спал, прислонившись плечом к спинке кровати, сидящая рядом Эви мирно посапывала, опустив голову ему на плечо. Только Лорен спал лежа, подтянув к груди длинные ноги и положив голову Эви на колени. Максвелл на противоположной кровати, как всегда, буравил потолок взглядом (странно, что в нем всё ещё не было дырки). Лорен вздохнул и что-то невнятно пробормотал сквозь сон.

Максвеллу надо было поговорить, но после ночной беготни трое его сообщников были не особо настроены на беседу, а сейчас будить их совсем не хотелось. Не просыпаясь, Эви погладила Лорена по голове и положила руку ему на плечо. Подождав ещё минут пять, Максвелл встал и вышел. В конце коридора пропало окно, но зато теперь на его месте была дверь – за ней Максвелл обнаружил пустую комнату. Окно нашлось позже – в другой стороне коридора около лестницы на месте двери.

Застав Ковелину на первом этаже, Максвелл одарил её мрачным взглядом.

– С пробуждением, – белые зубы резко контрастировали с красной помадой на губах Ковелины. – Как спалось, Максвелл? – спросила она, продолжая лучезарно улыбаться.

– Прекрасно, давно не спал так крепко, – цокнув языком и поправив воротник пальто, Максвелл быстро пошел на кухню.

– Что-то Эви и Кори не спешат вставать, да и Лорен тоже… – эта фраза Ковелины осталась без ответа.


Проснулся Кори от того, что у него сильно затекло плечо – заснуть он умудрился в довольно неудобной позе. Он попытался сесть иначе, осторожно, чтобы не разбудить Эви, но стоило пошевелиться, как сон моментально покинул её слепые глаза.

– Всё нормально? – шепотом спросила Эви.

– Да… – Кори зевнул и, подняв с пола трость, подал её сидящей рядом. – Максвелл, похоже, так и не заснул. Уже ушел куда-то… – он щелкнул пальцами. – Мы так и не сказали ему про надпись на твоей трости…

– Тише, ты разбудишь Лорена. Вчера было не до разговоров, верно? Найди Максвелла и скажи ему, что нам надо поговорить, он сам решит, когда и где… – Эви вздохнула и кивнула на дверь.

– Ладно… 

*** 

Максвелл уже не видел необходимости делать собрания в кабинете-мастерской как можно более незаметными для жильцов, не посещающих их. Всё равно, о их планах уже догадались, и теперь оставалось только продолжать действовать, пусть даже открыто, напролом. Когда в дверь постучали, Максвелл продолжил сидеть в кресле, бросив короткое «Открыто!».

– Ты не запер дверь? – удивленно спросила Эви, входя.

– А смысл?

– Раньше был смысл…

– Что вы хотели сказать? – флегматично спросил Максвелл.

– Мы обнаружили это ночью. До того, как началось… сам знаешь, что… – Эви села на стул и протянула собеседнику свою трость. – Посмотри внизу, там есть надпись. Её сделал Грон, я уверена. Слепой видит больше зрячих, безумный знает больше разумных. Мне кажется, это подсказка…

Взяв трость, Максвелл с любопытством рассмотрел её и вернул владелице.

– Ты уверена, что это написал Грон?

– Он дал мне эту трость, с тех пор я расстаюсь с ней только на время сна. И какой смысл делать это кому-то ещё?

– Ну… – сидящий в кресле хмыкнул, пожав плечами. – И что же видит наша слепая, и что же знает наш безумный?

– Лорен рассказывал, что Грон много разговаривал с ним… – Эви повернула голову, будто посмотрев на замершего Лорена.

– Это правда? – с недоверием спросил Максвелл.

Глаза Лорена забегали, и он начал заламывать пальцы.

– Да…

– Неужели? И что же он говорил тебе?

– Много чего, – Лорен поднял плечи, испуганно глядя на окружающих.

– А подробнее нельзя?

– Ты не веришь ему? – Эви уловила в голосе Максвелла нотки скептицизма.

– В это сложно поверить. С чего бы Грону рассказывать обо всем ему? Все свои записи он оставил мне, потому было бы логичнее разговаривать со мной. А наш Лорен, наверное, просто хочет привлечь внимание…

– Я говорю правду, – перебил Лорен. В голове у него крепко сидело убеждение о том, что ложь – это очень плохо, и он не хотел быть несправедливо обвиненным в ней. – Он разговаривал со мной о огнях в небе, и ещё о другом месте, которое никто из нас не видел или не помнит, и о реке со стеной… Он говорил, что мы все появились здесь откуда-то, и что есть какое-то другое место, откуда мы все. Он помнил, что там, в другом месте, есть огни в небе, которые светятся в темноте без свечей… Они очень высоко, и называются «звезды»… – он говорил быстро, запинаясь, безрассудно стремясь поскорее доказать правдивость своих слов. – Он говорил, что где-то должен быть выход в другое место, и что, наверняка, Ковелина знает, где этот выход. Он, может быть, даже где-то в доме… И Ковелина, наверное, проникает… туда, где огни… Ещё он говорил про реку… Что нужно на другой её берег. Если идти по этому берегу – дойдешь до озера, поэтому нужен другой… – Лорен внезапно запнулся и зажал сам себе рот. Глаза его испуганно расширились.

–Что случилось? – взволнованно спросил Кори.

Лорен попятился, мотая головой.

– Я не должен был… я дурак… я… больше ничего не скажу, – он всхлипнул и закусил нижнюю губу.

– Лорен? – Эви встала и направилась к нему. – Всё хорошо, иди сюда… – она вытянула перед собой руку с раскрытой ладонью.

– Я дурак… глупый, глупый, глупый… – повторял Лорен, продолжая отступать. По щекам его тут же поползли слезы. – Дурак, дурак, дурак… – сдавленно прошептал он, внезапно бросился к двери и выбежал в коридор.

– Стой! – Кори метнулся следом.

Эви тоже хотела побежать, но её остановил Максвелл.

– Кори догонит его…

Но утверждение, как выяснилось позже, было неверным. Не прошло и пяти минут, когда Кори вернулся. Но вернулся один.

– Он как сквозь стену вышел… – растерянно произнес он. – Я не смог его найти… Может в лес побежал… Что на него нашло?

– Не знаю, – мотнул головой Максвелл. – Почему именно ему Грон решил доверить всё это?

– Возможно, он просто хотел, чтобы мы продолжили его дело вместе… – предположил Кори. – Едва ли ты ждал бы, будь у тебя все знания сразу…

Эви стояла прямо напротив стены, приложив к ней руку.

– Однажды я попросила описать кабинет… На этой стене большая карта, правильно? – монотонно произнесла она.

– Да, но я не понимаю большей части обозначений на ней, – Максвелл потер затылок, глядя на Эви.

– Ты можешь подробно описать её мне? Я знаю лес лучше всех вас и должна понять обозначения…

– Я пока попробую найти Лорена, – проговорил Кори, направляясь к выходу. 

*** 

Прислонившись спиной к боковой стене дома, Лорен ждал, когда откроется дверь. Он надеялся, что Эви будет искать его, потому, услышав, что кто-то вышел из дома, замер и затаил дыхание, зная, что Эви может услышать. Но в следующее же мгновение он понял, что вышла, явно, не Эви – шаги были не такие легкие, как у неё. Разочарованно выдохнув, Лорен отошел от стены и, заглянув за угол, увидел Кори.

– Лорен! – Кори тоже увидел его. – Вот ты где. Всё нормально?

Стоя на месте и не шевелясь, Лорен молча смотрел на подошедшего. В этот момент в голове его возникла одна несколько безумная идея. Лорен понимал, что сама по себе идея не очень хорошая, но невероятно притягательная. Он улыбнулся и, поднеся руку ко рту, закусил костяшку согнутого указательного пальца.

– Эм… – Кори вопросительно изогнул бровь. – Не хочешь вернуться к нам?

– Я вернусь, если ты найдешь меня… – Лорен хихикнул, щелкая пальцами. – Я буду прятаться там… – он указал на лес позади дома.

– Сейчас не лучшее время для этого… Ну, хорошо, – согласился Кори. – Мне здесь считать?

– Да, до двадцати…

– Ну, тогда начали, – отвернувшись к стене, Кори закрыл глаза.

Лорен припустил в лес, не оглядываясь. 

*** 

– Вот здесь отмечена освещенная часть леса, – Максвелл передвинул по карте руку Эви. – Здесь первый крестик, – передвинул руку ещё дальше. – Здесь какой-то непонятный символ. Толстая полоска, а на ней полоска тоньше и короче, наклоненная немного в сторону. Потом ещё один крест… Дальше здесь маленький круг. Дальше правее, ещё два крестика рядом, потом треугольник, а внизу у него две неровных линии, дальше левее опять крестик…

– Максвелл… – прервала его Эви. – Это не просто крестики… – она провела ладонью дальше по карте. – Это число шагов… Десять шагов. Когда Грон водил меня по лесу, мы отсчитывали десять или двадцать шагов от одного ориентира до другого. Первый – это сломанное дерево, второй – огромный пень, потом через двадцать шагов старое дерево с большими торчащими корнями, дальше…

– Черт возьми! Это же гениально! – резко прервал её Максвелл. – Какой же я тупица! – он широко улыбнулся и понизил голос. – Надо было давно догадаться спросить у тебя… Продолжай… Хотя, нет, подожди. Я буду записывать на всякий случай… 

***

 Дойдя до конца освещенной части леса, Кори остановился и усмехнулся, заметив мелькающий в темноте свет лампы Лорена.

– Я вижу тебя, Лорен! Я думал, что мы играем только в светлой части!

– Мы не договаривались! – раздалось из темноты. – Теперь ты должен считать там, где заметил меня… – Лорен помахал лампой из стороны в сторону.

– Так не честно. Я думал, что мы играем только один раз…

– Иди сюда! На этот раз я оставлю лампу тебе и буду прятаться в темноте… Давай, ты же должен вернуть меня! – подначивал его Лорен.

– Ну хорошо, – согласился Кори и пошел на свет лампы.

Когда он был уже довольно близко, Лорен вдруг попятился.

– Только сначала догони меня! – развернувшись, он побежал вглубь леса.

– Стой! Это не честно! Я не вижу ничего! Лорен!

– Догоняй!

– Черт… – Кори раздраженно цокнул языком. – Подожди! – ориентируясь только на свет лампы впереди, он вытянул руки перед собой и побежал настолько быстро, насколько мог бежать зрячий жилец вслепую по лесу. 

*** 

Пальцы Эви медленно скользили по карте.

– …и потом, через десять шагов, река…

Дописав, Максвелл выпрямился и быстро пробежался глазами по строчкам.

– Прекрасно… – сложив листок, сунул его во внутренний карман пальто. – Но что представляет собой тот самый выход, к которому ведёт река?

– Это уже лучше спросить у Лорена… кстати, что-то их с Кори долго нет… – пальцы Эви остановились и несколько раз обвели одно место на карте. – Тут что-то под картой вырезано на стене…

– Что? – несколько рассеянно оглянувшись, Максвелл взял со стола карандаш и, подойдя к карте, начал штриховать место, на которое указала Эви.

– Что ты делаешь?

– Хочу увидеть, что вырезано…

Вскоре на фоне карандашной серости белым проявился небольшой круг, внутри которого был прямоугольник без нижней стороны.

– Что там? – Эви ощупала карту в месте странного символа. – Что это?

– Я не знаю… Но это что-то на другой стороне реки…

– Где-то ещё есть такой?

– Можно поискать, но для этого придется снять все карты и чертежи…

– Так мы можем упустить что-то важное, что может быть на карте… Я сама поищу… – Эви вздохнула и, прижав ладони к стене, легко провела по ней.

– Я начну с другой стороны комнаты. Так будет быстрее, – сунув карандаш в карман, Максвелл отошел от Эви. 

*** 

То и дело запинаясь о корни деревьев, Кори пытался догнать Лорена. Тот, будто поддаваясь, стал замедляться, давая преследователю шанс. Ещё один рывок, и Кори хлопнул убегающего по плечу.

– Догнал!

Лорен остановился и развернулся, сбивчиво дыша и хихикая. При свете фонаря глаза его блестели, и взгляд казался пугающе безумным.

– Теперь ты будешь считать здесь, а я буду прятаться в обратную сторону… Я оставлю тебе лампу, и буду иногда хлопать в темноте, чтобы ты меня мог найти, ясно?

– Как ты будешь ориентироваться без лампы? – спросил Кори.

– Я просто буду идти в обратную сторону. Я помню, как идти, мы с Эви много раз играли здесь…

– Ты точно помнишь? Просто мы столько раз сворачивали и делали петли, что я не смогу сам вернуться…

– Иди на мои хлопки, я помню, как идти, – повторил Лорен и поставил лампу на землю. Закрой глаза. Тебя надо покрутить, а потом ты должен посчитать до пятидесяти…

Обреченно вздохнув, Кори закрыл глаза.

– Эви, наверное, уже волнуется…

Лорен несколько раз обвел его вокруг дерева по часовой стрелке, потом – против часовой, потом – ещё по часовой, и снова – против. Затем раскрутил его на месте точно так же – то по часовой стрелке, то против. Кори уже начал пошатываться.

– Считай! – Лорен несильно толкнул его в плечо и бросился бежать в неопределенном направлении.

Кори старался считать как можно быстрее и внимательно прислушивался, чтобы определить, в какую сторону побежал Лорен, но почему-то сделать это было сложно. Казалось, что тот пробежался по кругу, а потом куда-то пропал. Открыв глаза, Кори невольно потряс головой – обзор был такой, будто он и не открывал глаза. Лампы не было.

– Лорен! Это не смешно! – его начинала злить эта ситуация. – Я не смогу найти тебя в кромешной темноте! Верни лампу!

Ответа не последовало.

– Лорен, черт возьми! Иди сюда! Или хлопни там где-то!

Тишина начала всерьез беспокоить его. Вдохнув поглубже, Кори заорал что было сил.

– Лореееееен!!! 

*** 

– На этой стене я ничего не нашла… – сообщила Эви.

– Я прошел только половину своей… Но пока тоже ничего не нашел… – Максвелл сосредоточенно шарил руками по карте.

– Я начну с другой стороны. Почему Кори и Лорена нет до сих пор?

– Лорен, наверное, прячется в лесу. Ты же знаешь его ребячество… Я, кажется, нашел что-то. Иди сюда…

– Где? – Эви быстро подошла.

Максвелл взял её руку за запястье и приложил к карте.

– Это чертёж нашего дома… – он достал из кармана карандаш, чтобы проявить на бумаге и этот символ. – Он в подвале…

Знак оказался точно таким же, как найденный ранее под другой картой.

– Что это значит? – спросила Эви.

Максвелл пожал плечами.

– Возможно, в подвале есть что-то нужное нам… И на той стороне реки есть…

– Тс, – внезапно прервав его, Эви повернулась лицом к двери. – Там кто-то стоит… – шепотом произнесла она.

Двумя длинными шагами преодолев расстояние до двери, Максвелл быстро приоткрыл её.

– Лорен? А где Кори?

Теребя заусенцы на пальцах, Лорен поднял голову. Глаза бегали, в спутанных волосах застряли листья.

– Я не знаю… – он шмыгнул носом.

– Он пошел искать тебя… – Эви быстро подошла к двери. – Вы не встретились? – встревожено спросила она.

– Нет… – Лорен помотал головой и, поднеся указательный палец к губам, откусил заусенец.

– А ты где был?

– В лесу…

– Надо найти, – Эви прошла мимо Лорена в коридор. – Идём, – она показала жестом следовать за собой. 

*** 

Лорен не любил, когда Эви нервничала. Она становилась невнимательной и неуклюжей, хуже ориентировалась, мало говорила и совсем не улыбалась.

– Кори! – трость шуршала в траве и листьях, а Эви шла слишком быстро и слишком волновалась, чтобы считать шаги и помнить, где какое препятствие. Она часто запиналась и всё звала Кори.

Лорен молча шел за ней без лампы.

– Может быть, он не потерялся… Может, он уже дома… – бормотал он, дергая Эви за рукав. – Или он сам вернётся позже… Эви, я устал ходить, пошли домой… Ну Эви…

– Иди домой, – коротко отозвалась она.

– Я не пойду без тебя… – Лорен шмыгнул носом. – Эви… Ну вдруг он вернулся уже…

Когда они во второй раз подошли к освещенной части леса, встретили там Максвелла.

– Ну что? – сразу спросила Эви.

– Ничего… Слушай, не мог же он уйти в лес так глубоко, что заблудился. Он не настолько глупый. Может, он что-то нашел или ищет? Я думаю, нам стоит подождать до вечернего крика совы. Если он не вернётся к тому времени, продолжим поиски. Хорошо? – Максвелл положил руку на плечо Эви, глядя ей в глаза.

– Хорошо, – тихо отозвалась она, опустив голову. – Идите с Лореном домой, я обойду освещенную часть ещё раз и вернусь…

– Я с тобой… – Лорен мотнул головой и крепче сжал рукав её платья, оставляя след от своих грязных пальцев.

Эви молча кивнула. Когда они вновь остались вдвоем, Лорен какое-то время шел молча, отрывая зубами заусенцы, затем негромко позвал свою спутницу по имени.

– Что? – раздраженно отозвалась та.

– А если Кори ушел от нас совсем… Навсегда, как Грон…

Эви остановилась и повернулась к нему, хмурясь.

– Кори. Никогда. Не ушел бы. Без нас… – твёрдо проговорила она, делая ударение на каждое слово. – Немедленно возьми свои слова обратно… – голос её звучал ровно, но был убедительнее любого крика.

Лорен испуганно поджал губы.

– Прости, пожалуйста… – пролепетал он. – Беру слова обратно…

Почувствовав ком в горле, Эви отвернулась и быстрее пошла вперёд.

– Иди домой, Лорен…

– Но я хочу с тобой…

– А я хочу побыть одна, – ответила она, не оглядываясь.

Несколько секунд постояв на месте, Лорен послушно поплелся к дому. 

*** 

Максвелл старался отвлечься, перечитывая записи Грона – теперь многое прояснилось и встало на свои места, но мысли были совсем о другом. Услышав, как открылась входная дверь, он быстро встал с кресла и выглянул в прихожую. Эви неловко развязывала шнурки на ботинках.

– Ничего? – громко спросила она, очевидно, поняв, что Максвелл смотрит.

– Ничего… – вздохнул он.

– Лорен пришел? – она потянула за шнурок, но только сделала туже запутавшийся узел.

– Пришел. Он где-то в доме… – подойдя к Эви, Максвелл опустился перед ней на колено. – Давай помогу, – ловко распутав шнурки, он ободряюще похлопал Эви по плечу. – Кори найдется. Он не так глуп, чтобы потеряться в лесу…

– Спасибо… – наклонившись ближе к своему собеседнику, Эви понизила голос. – Ты не думаешь, что он мог уйти, как Грон?

– Я не думаю, – Максвелл покачал головой.

С кухни послышался свист закипевшего чайника, и из гостиной вышла Дафна. Максвелл быстро поднялся.

– Так и не нашли? – по голосу было сложно понять, правда ли Дафне интересно узнать ответ, или она спросила просто, чтобы не показаться равнодушной.

– Нет, – ответила Эви, ставя ботинки на полку для обуви. – Если что, я буду в комнате Кори… 

*** 

Чем меньше времени оставалось до вечернего крика совы, тем больше становилась нервозность Максвелла. Постукивая карандашом по столу, он сидел, уже не стараясь занять или отвлечь себя чем-то. Из головы не выходил вопрос Эви. Всё слишком складно получалось, чтобы Кори просто так взял и ушел. Но почему-то слабо верилось в то, что он просто пошел искать Лорена в лесу и потерялся. Если, конечно, Лорен говорит правду…

В задумчивости слишком крепко сжав карандаш, Максвелл сломал его. Отбросив щепки, он откинулся на спинку кресла и забарабанил пальцами по подлокотнику. В прихожей раздался топот, и в дверь кабинета-мастерской настойчиво и часто постучали. Буквально соскочив с места, Максвелл через пару мгновений открыл. Кусая губы и заламывая пальцы, в дверь прошмыгнул испуганный Лорен.

– Что случилось?

– Что? —Лорен отвел взгляд. – Ничего…

– Выглядишь испуганно…

– Где Эви? – быстро спросил он, теребя рукава рубашки.

– Когда я в последний раз поднимался, она плакала в комнате Кори. А что? – Максвелл уже чувствовал себя параноиком, готовым начать паниковать при любых признаках паники у других.

– Я нашел щель в стене… Через неё лес мог пролезть в дом той ночью…

– Щель? – непонимающе переспросил Максвелл, на всякий случай отведя Лорена подальше от двери и прикрыв её. – Какую щель?

– В стене… – шепотом ответил он.

Подумав пару секунд, Максвелл пожал плечами и спокойно произнес:

– В каждой стене есть брешь, Лорен…

– Ты не о том думаешь, – раздалось из-за двери, и в комнату вошла Эви. Глаза её припухли и покраснели. – Вечерний крик совы… – констатировала она, и сразу за её словами последовал названный звук.

Глаза Лорена испуганно забегали.

– Эви… Но это большая трещина… – торопливо проговорил он.

– Не до этого… – развернувшись, Эви направилась к входной двери.

Максвелл последовал за ней.

– Нет, подожди… – Лорен поспешил за ними, пытаясь задержать. – Это не просто трещина, Эви… Через неё лес…

– Куда это вы направились? – мягкий голос Ковелины заставил троих развернуться в сторону гостиной.

– Искать Кори, – коротко пояснила Эви.

– После вечернего крика? Эви, милая, я понимаю, что ты волнуешься, но сейчас не безопасно выходить из дома после вечернего крика… – Ковелина медленно и степенно подошла к ней. – Особенно в свете последних событий… – коротко взглянув на Максвелла, вновь посмотрела на Эви.

– Лес необитаем, – резко перебил Максвелл. – И «последние события» произошли в доме, но никак не в лесу…

– Лес проникает в дом… – шепнул Лорен.

– Вы так долго искали сегодня Кори, – таким же ласковым голосом продолжила Ковелина, поглаживая Эви по плечу. – Может быть, он просто не хочет, чтобы его нашли?

– Глупости! Идем, Эви, – Максвелл уверенно нажал на ручку двери, но она не опустилась. Повторив попытку, он мрачно взглянул на Ковелину. – Это ты заперла…

– Вовсе нет, – покачала головой она. – Ты видел, чтобы я это делала? Я же говорю – это дом не хочет выпускать вас…

– Черт! – Максвелл сильно стукнул кулаком в дверь и, круто развернувшись, зашагал к лестнице наверх. – Идём, Эви…

– Хороших снов, – пожелала Ковелина, со спокойной улыбкой глядя вслед удаляющимся на второй этаж. 

*** 

Пропустив Эви и Лорена в свою комнату, Максвелл закрыл дверь и зажег лампу под потолком.

– Что нам делать? – тихо спросила Эви. – Мы не можем ждать до утреннего крика…

– Мы и не будем… – буркнул Максвелл, срывая с кровати простынь. – Есть идея… – он достал из ящика тумбочки большие ножницы и, сев на кровать, принялся разрезать простынь вдоль на две части.

– Но Ковелина же сказала, что нельзя… – Лорен с неподдельным страхом наблюдал за происходящим. – Может лучше подождать…

Но его никто не слушал.

– Что ты делаешь? – Эви присела на кровать возле Максвелла.

– Мы спустимся по верёвке из простыни через окно, – прошептал он. – Найдем Кори и сразу пойдем к реке…

– Нет! – резко повысил голос Лорен, заставив всех вздрогнуть. – Нельзя, нельзя, нельзя… – схватившись за край простыни, попытался отнять её у Максвелла.

– Да что с тобой такое… – зло прошипел тот, резко дернув простынь на себя. – Отпусти сейчас же…

– Лорен, что происходит? – Эви встала и тронула Лорена за предплечье.

– Не уходи, Эви… – он схватил её за руку. – Не надо уходить, пожалуйста… – мутные глаза наполнились слезами.

– Мы должны найти Кори…

– Вы не найдёте его… – Лорен шмыгнул носом и расплакался, сжимая ладонь Эви своими дрожащими пальцами.

– С чего ты взял? – спросил Максвелл, не отрываясь от работы.

Лорен ничего не ответил, продолжая всхлипывать.

– Лорен? – как можно более мягко произнесла Эви.

– Я… я… хотел… – чуть наклонившись, Лорен прижал её ладонь ко лбу, – …хотел как лу…чше… – он с трудом говорил, задыхаясь от рыданий. – Ты бы пере…пере…стала играть… со… мной… Он хотел… забрать… забрать… мою Эвиии… – слезы текли по щекам, не переставая.

– И что? – начав догадываться о случившемся, Максвелл отложил ножницы и простынь, серьезно глядя на Лорена.

– Я…я… – опустив голову и ссутулив плечи ещё больше, чем обычно, Лорен цеплялся за руку Эви и никак не мог заставить себя сказать то, что крутилось в голове. – Эви… – проскулил он.

Предчувствуя что-то нехорошее, Эви стояла, не пытаясь его успокоить, но и не отталкивая.

– Говори…

Лорен шумно выдохнул и шмыгнул носом.

– Он искал меня…. А я… поз…вал его иг…играть… – он страдальчески заскулил. – Мы уш…ли глубоко в лес… и… и я… – Лорен снова зарыдал, боясь поднять глаза.

– Что? – голос Эви дрогнул.

– Оставил его… без лампы… там… – выдал он и взвыл от собственных слов.

Моментально побледнев, Эви отпрянула, выдернув руку из чужих влажных ладоней, выронила трость и, резко замахнувшись, ударила Лорена наотмашь по щеке, тут же ещё раз, и ещё…

– Безмозглый идиот! Как ты мог!? – лицо её исказил гнев.

После первого удара Лорен аж пошатнулся от неожиданности, с ужасом посмотрел на Эви, пятясь и беспомощно пытаясь закрыться руками.

– Ненормальный! Что ты наделал! – хоть Эви и била только ладонью, удары получались довольно сильные.

Всё произошло настолько быстро, что реакция Максвелла оказалась несколько запоздалой. Вскочив, он попытался оттащить вырывающуюся Эви назад.

– Ты идиот, Лорен! – надрывно орала она. – Я тебя ненавижу!

Упершись в стену спиной, Лорен сполз по ней вниз – в ушах стоял звон, всё тело сводила дрожь. Эви никогда ни на кого не кричала раньше и, уж тем более, никого не била. И больше всего на свете Лорен боялся услышать от неё «Я тебя ненавижу…» – в глазах у него всё плыло от слёз.

– Эви… прости меня… – он не слышал собственного голоса.

В коридор из комнат выбежали Дафна и Кевин.

– Что здесь такое!?

Вырвавшись из рук Максвелла, Эви промчалась мимо них по коридору и сбежала вниз по лестнице. Максвелл бросился следом, игнорируя оклики остальных жильцов.

– Эви! Куда ты!? Дверь заперта!

Но Эви не слушала. Вбежав в кухню, она распахнула окно и, встав на подоконник, выбралась на улицу.

– Вот же чёрт! – Максвелл выпрыгнул за ней.


Ковелина стояла у раскрытого окна – за ним была разведённая светом чернота, из которой ещё доносились отголоски ругани Максвелла, когда в комнату вошла Дафна.

– Они выпрыгнули в окно? – обеспокоенно спросила она.

– Да, – развернувшись к ней, Ковелина улыбнулась. – Прямо в окно…

– И что теперь? А если они найдут Кори и уйдут с ним? – Дафна посмотрела на окно, затем перевела несколько недоуменный взгляд на собеседницу.

– Не уйдут, – в дверном проёме стоял Кевин, держа трость. – Эви оставила кое-что важное для неё… – он усмехнулся. – Ну, ещё Лорена… Кроме того, она убежала босиком. Они вернутся…

– Всё верно, – согласилась Ковелина. – А теперь, вам пора спать…

Кивнув, Кевин молча вышел из комнаты. Остановившись в дверной арке, Дафна оглянулась.

– А что делать с Лореном? Он там лежит на полу и воет…

– Идём, – Ковелина подошла к ней, – Я поговорю с ним…


Сухие листья и обломки веток на холодной земле кололи босые ноги. Эви ни секунды не думала – куда именно она бежит, сейчас ей это было не важно.

– Кори! – голос был на грани надрыва. – Кори, найдись, пожалуйста! – бессмысленная просьба вырвалась сама собой.

Вытянутые вперёд руки то и дело упирались в стволы деревьев.

– Стой! Эви! – покидая освещенную часть леса, Максвелл захватил с собой одну из ламп. Он не мог так бездумно, как Эви, бежать в темноте, и сейчас это серьезно мешало догнать её.

– Кори, пожалуйста! – слезы бежали сами собой. – Кори!

Сильно запнувшись о торчащий из земли корень дерева, Эви с размаху рухнула в большой сухой куст. Тонкие злые ветки больно царапали лицо и руки, цеплялись за одежду. Пока Эви пыталась выбраться, её настиг Максвелл.

– Всё нормально? – поставив лампу, он помог освободиться пленнице куста.

Она хотела резко встать, чтобы побежать дальше, но Максвелл это предвидел, потому крепко держал Эви за плечи.

– Так, успокойся, – беззлобно, но твердо проговорил он. – Бездумно бегая по лесу мы добьемся только того, что заблудимся сами. Согласна? Ну хватит уже реветь. Лес необитаем, Кори отсюда никуда не денется, мы найдем его. Ясно? – Максвелл несильно встряхнул Эви.

Вытирая слезы рукавом, она молча кивнула, немного успокоившись и взяв себя в руки.

– Хорошо, – Максвелл разжал пальцы, отпуская её. – Идём… Осторожно, не споткнись снова, – взяв лампу, он устало вздохнул.

– Прости… – тихо произнесла Эви, опустив голову. – За то, что пришлось бежать за мной. Просто, я очень устала… Постоянно хочу спать, боюсь… теперь ещё и это… И спасибо, что не дал мне заблудиться…

Максвелл невесело усмехнулся и потрепал её по голове. 

*** 

Этой ночью обошлось без исчезновений комнат, непонятных существ и бесконечных коридоров. До утреннего крика совы оставалось совсем немного, когда Эви, наконец, заснула. Тихо встав со своей кровати, Максвелл укрыл её. Только в этот момент он заметил, что Эви за последние несколько дней стала гораздо бледнее, чем раньше, а вокруг глаз её залегли глубокие тени.

Спустившись на первый этаж, Максвелл обнаружил под дверью кабинета-мастерской Лорена: он сидел, подтянув колени к груди и опустив на них подбородок, судя по закрытым глазам – даже в таком положении сон взял над ним верх. Присев рядом, Максвелл чуть потряс Лорена за плечо – тот сразу проснулся и отпрянул от неожиданности.

– Почему ты здесь? – спокойно спросил Максвелл.

– Я… – Лорен отодвинулся от двери к стене. – Я хотел сказать… Ты не злишься на меня? – осторожно спросил он.

– Нет, – Максвелл вздохнул. – Мне понятна причина твоего поступка, я вижу, что ты сожалеешь о нем, и я не вижу смысла злиться на тебя…

– А Эви?

– Эви… Я постараюсь объяснить ей. Думаю, если ты поможешь нам искать Кори, она простит тебя. Это всё, что ты хотел?

– Нет… – Лорен понизил голос и, сев на колени, наклонился ближе к собеседнику. – Большая трещина в стене… она в подвале…

Максвелл устало потер глаза.

Ключи от подвала были у двух людей: у Грона и у Ковелины. Ключ Грона пропал вместе с ним. Ключ Ковелины – в связке с остальными ключами.

– Подвал уже давно заперт… – Максвелл встал и открыл дверь в кабинет-мастерскую. – Давай обойдемся без новых попыток привлечь к себе внимание, хорошо? Иди в свою комнату и постарайся не разбудить по пути Эви…

– Не волнуйся, – раздалось со стороны лестницы и в темноте послышалось тихое постукивание трости о пол.

Лорен поднялся, настороженно и испуганно глядя на подошедшую.

– Эви…

– Максвелл ещё не объяснил мне, – перебила она. – Поэтому я всё ещё злюсь…

Опустив голову и приподняв плечи, Лорен с надеждой посмотрел на Максвелла, но тот ничего не сказал.

– Скоро будет утренний крик, – продолжила Эви, не обращая никакого внимания на Лорена. – Я поставлю чайник. Взбодримся немного и пойдем искать…

Максвелл пропустил её вперёд и, войдя следом, закрыл дверь. 

*** 

Новые поиски завершились тем же, чем и предыдущие. Разочарованием. Полдня Эви с Максвеллом провели в лесу, но всё зря.

– Это просто бесполезно… – сев прямо на землю там, где стояла, Эви положила трость возле себя и устало вздохнула. – Надо идти куда-то дальше, где мы ещё не были…

– Не самая лучшая идея, – Максвелл тоже опустился на землю, прислонившись спиной к стволу дерева. – До этого Грон водил тебя путями, которые сам хорошо знал, потому что ходил по лесу с полными карманами свечей и мог находить и запоминать какие-то ориентиры. Просто так, без подготовки с бухты-барахты нельзя идти, иначе потом нас самих придется искать…

– Может быть, для того, чтобы найти потерявшегося, надо самим потеряться… – Эви мрачно усмехнулась и, откинувшись на спину, легла. – Всё этот чертов Лорен… Кстати говоря, что ты там собрался объяснить мне?

Покачав головой, Максвелл поставил свою лампу между корнями дерева.

– Мне кажется… Только не перебивай меня сейчас. Мне кажется, что ты зря так с ним обошлась…

– Зря!? – Эви оперлась на руки и резко села. – Да он…

– Я попросил не перебивать, – спокойно прервал её Максвелл. – Ты же сама прекрасно понимаешь, что он сделал это не потому, что он какой-то изверг с манией убийств. Он не ненавидел Кори и, скорее всего, до конца не понимал, что может из этого получиться. А когда понял – сам испугался и рассказал всё… И я уж точно уверен, что он не хотел, чтобы ты расстроилась. Он же как ребёнок. Привык, что ты уделяла ему большую часть своего времени, а тут пришел Кори и начался какой-то бардак. Разумеется, Лорену это не понравилось, вот он, скорее всего, и решил, что, если Кори опять исчезнет – всё встанет на свои места… Ты же сама видела, что с ним сейчас… – глядя на собеседницу, он помолчал несколько секунд. – Он уже и сам не рад. И хочет помочь найти Кори…

Эви поджала губы и опустила голову. Гнев её уже совсем утихомирился, уступая место здравому смыслу, к которому так настойчиво взывал Максвелл. С одной стороны – она не могла так просто взять и простить Лорена, пока не найдется Кори, но с другой – Эви и сама понимала, что имеет дело с далеко не здравомыслящим жильцом, и в какой-то степени даже чувствовала собственную вину в случившемся. Она ведь знала, как сильно Лорен привязан к ней, должна была лучше присматривать за ним в такой сложный период. Тогда, возможно, удалось бы избежать дальнейших неприятностей.

– Тебе стоит поговорить с ним, – продолжил Максвелл. – Он покажет, где именно оставил Кори, и, наверняка, будет очень стараться помочь нам… – услышав тихий всхлип Эви, он прервался. – Ну что ты?

Она на несколько секунд закрыла лицо руками и глубоко вдохнула.

– Иногда мне кажется… – едва слышно начала она и, шмыгнув носом, опустила руки, – …что ты единственный нормальный в этом бардаке…

Максвелл чуть улыбнулся.

– Иногда мне тоже так кажется… 

*** 

Вернувшись в дом, Эви быстро поднялась на второй этаж.

– Лорен! – позвала она, открывая дверь в его комнату. Но там никого не было. – Лорен! – несколько раз стукнув тростью перед собой, Эви развернулась и зашагала обратно к лестнице. – Максвелл, ты не видел Лорена!? – громко спросила она, спускаясь.

– Его тут нет! – Максвелл остановился, дожидаясь её. – Может, он прячется на третьем этаже? – сунув руки в карманы пальто, он заглянул в гостиную. – Дафна…

Опустив на колени небольшую стопку листов с нотами, Дафна развернулась на табурете от фортепиано.

– Что? – несколько раздраженно спросила она.

– Ты не знаешь, Лорен куда-то уходил?

– Не знаю… Я не слышала, чтобы кто-то выходил после вас… – оттолкнувшись носком от пола, она вновь развернулась к фортепиано.

– Куда он мог деться? – Эви испуганно сжала рукоять трости. – Я надеюсь, он не пошел один в лес искать Кори…

– Так, без паники. Не хватало нам ещё одной пропажи… – Максвелл нахмурился.


Вскоре Эви с Максвеллом осмотрели все комнаты на втором и третьем этажах, обошли дом вокруг, обогнули по краю освещенную часть леса, но напрасно.

– Это из-за меня… – закусив нижнюю губу, Эви старалась сдержать слёзы. – Из-за меня потерялся Кори… А теперь, если ещё и Лорен… – она замолчала, опустив голову.

– Перестань, ты не виновата. А если снова начнешь реветь – станет только хуже, – Максвелл достал из внутреннего кармана пальто очки и, протерев их краем рубашки, водрузил себе на нос. – Пойдем домой. Вдруг Ковелина или Кевин что-то знают…

Вернувшись, Эви с Максвеллом разделились. Он пошел наверх, чтобы поспрашивать Кевина, а она пошла на кухню – к Ковелине.

– Ковелина… – остановившись у входа, Эви дважды стукнула тростью перед собой.

– Да, милая? Я слышала, ты искала Лорена. Нашла его? – подойдя к Эви, Ковелина заботливо взяла её за плечи и подвела к ближайшему стулу. – Садись, у тебя испуганный вид. Хочешь чаю?

– Нет… спасибо. Я хотела спросить, видела ли ты Лорена после того, как мы с Максвеллом ушли утром?

Сев напротив своей собеседницы, Ковелина подперла лицо пухлой рукой и, немного подумав, ответила.

– Я была у себя в комнате… Рисовала. Слышала только, как Дафна занималась музыкой, – вид её стал серьезным. – Выходит, Лорен тоже пропал?

Сжав губы, Эви чуть мотнула головой, теребя пальцами рукоять трости.

– Он не пропал… Просто пошел куда-то… – тихо проговорила она.

– Кого ты пытаешься в этом убедить? Саму себя? – Ковелина пристально смотрела на сидящую напротив. – Две пропажи за два дня? Не слишком ли много? А ведь этого можно было избежать… Если бы вы не занимались своими глупостями, – голос её был непривычно жестким. – Продолжая дело пропавшего жильца не стоит удивляться, что кто-то повторит его участь…

Пальцы Эви крепче сжали трость.

– Грон не пропал, он ушел…

– Верно, он ушел. Он ушел и не вернулся. Не это ли называется «пропал»?

– Он не пропал! – повысила голос Эви. – Он ушел туда, где звезды, ясно!? И мы тоже пойдем туда!

– Звезды? – Ковелина рассмеялась. – Милая, но зачем? Ты же слепая, ты не сможешь увидеть их… – ласково проговорила она.

Белые глаза уперлись в неё пустым взглядом. Лицо Эви приобрело выражение умиротворенного спокойствия.

– Мне кажется, что звезды – не просто то, что можно увидеть… Не просто огни…

– Но неужели они, и правда, стоят наших пропавших? Ты так считаешь? Неужели какие-то звезды, существование которых под вопросом, для тебя важнее? Очень эгоистично, милая…

– Что ты несёшь? – в комнату быстро вошел Максвелл. – Оставь её в покое! – бросив на Ковелину гневный взгляд он оперся руками на стол, встав между ней и Эви.

– Тебе стоит отдохнуть, Максвелл. Нервы уже совсем расшатались, – покачала головой Ковелина, вставая. – Так и с ума сойти недолго… – она улыбнулась и вышла с кухни.

– Я спросил Кевина, он ничего не знает… – раздраженно проговорил Максвелл.

– Ковелина тоже, – Эви вздохнула. – И что нам делать?

– Я… я пока не знаю… Но обязательно что-то придумаю… 

*** 

К вечернему крику совы близился ещё один день. Максвелл, не сняв пальто и тапочки, лежал на своей кровати, закрыв глаза. Он остро чувствовал свою беспомощность перед сложившимися обстоятельствами, но не хотел, чтобы Эви тоже её чувствовала. Он понимал, что сейчас он не может ничего придумать – он не может придумать, как найти хоть одного пропавшего жильца. Он не знает, куда ушел Лорен, он не знает, куда ушел Кори…

Из мрачных мыслей Максвелла выдернули тихие всхлипы с кровати на другом конце комнаты. Чуть нахмурившись, он приоткрыл глаза. Эви совсем расклеилась – почти не спала и почти постоянно плакала. Хотя, будь Максвелл в её положении – наверное, тоже позволил бы себе плакать, но сейчас это было для него непозволительно. Сядь он возле Эви и начни тоже лить слёзы – всё. Можно считать, что все его усилия с момента ухода Грона были напрасными – в кабинете-мастерской можно устраивать пожар без попытки что-то из него спасти.

– И откуда в тебе столько слез? – негромко спросил Максвелл. Не получив ответа, он сел, опустив ноги на пол. – Ты можешь рыдать, пока слезные железы не выплачешь, а всё так и останется по-прежнему…

– Прости… – голос Эви был приглушен подушкой. – Как я могла ударить его… ещё и сказала, что ненавижу… Нужно было присматривать за ним, тогда бы сейчас с нами были и он, и Кори… – приподняв голову, она громко всхлипнула.

Закатив глаза, Максвелл обреченно вздохнул.

– Так, сколько можно обсуждать это? Перестань хныкать, пока у меня нервы не сдали… – повторный всхлип заставил Максвелла встать и подойти. – Значит так… – он сел на край кровати рядом с Эви. – В последний раз проясняю ситуацию. Будь добра, смотри на меня, когда я с тобой разговариваю… Спасибо…

Эви вытерла руками слезы и глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Одобрительно кивнув, Максвелл продолжил.

– Лорен очень любит тебя. Не знает, что с этим делать, вот и лезет на стену. Он хотел сделать так, как, по его мнению, лучше для тебя, а получилось… то, что получилось. Всё. Это причина случившегося, только и всего. Ясно? – он внимательно посмотрел на собеседницу.

Эви кивнула и в следующую секунду резко схватила Максвелла за рукав.

– Лезет на стенку! – воскликнула она, и глаза её расширились. – Ты тогда сказал, что в каждой стене есть брешь… когда Лорен сказал, что нашел… – Эви невольно улыбнулась, прикрыв рот рукой, и слезла с кровати. – Трещина на стене в подвале, – шепотом закончила она.

– Ты думаешь!? – Максвелл вскинул брови, ошарашено глядя на неё. – Но как? Подвал же заперт…

– У него ключ Грона, – взяв руку собеседника, Эви крепко сжала её.

– Думаешь, он отдал ему?

– Нет же… – она едва сдерживалась от того, чтобы повысить голос. В один момент в голове Эви из отдельных событий и догадок сложилась целая картинка. – Смотри: большое яйцо на берегу реки, потом приходит Кори, яйцо пропадает, остается только пепел в лунке. Когда я ходила туда с Лореном, он нашел в лунке ключ и, узнав его, решил не говорить и просто спрятал у себя. У Кори браслет Грона, к которому был привязан ключ от подвала… – покачав головой, она потерла лоб. – Как я сразу не догадалась… И этот символ на карте в подвале…

– Идем, – распахнув дверь, Максвелл быстро вышел в коридор.

Эви поспешила следом. Когда до конца лестницы вниз оставалось совсем немного, Максвелл остановился, прижавшись спиной к стене.

– В гостиной горит свет… – прошептал он. – Если я сейчас возьму лампу – меня могут заметить, а без света мне будет крайне проблемно спуститься… – Максвелл многозначительно замолчал.

– Я поняла, – также тихо ответила Эви. – Если сейчас подвал будет открыт, я вернусь, и мы вместе дождемся, пока Ковелина ляжет спать…

– Да-да, умница, – перебил он. – Иди скорее…

Эви кивнула и, стараясь ступать как можно тише, спустилась, касаясь рукой стены. Дверь в подвал находилась слева от лестницы, и это было как нельзя кстати – не надо лишний раз приближаться к гостиной. Дойдя до цели, Эви остановилась, не решаясь проверить – заперто ли. Дверь могла скрипнуть, и выдать её. Взявшись за холодную ручку, Эви осторожно нажала на неё – ручка опустилась до упора. Приоткрывшаяся дверь, к счастью, оказалась не шумной. Эви почувствовала, как по ногам потянуло холодом. Из подвала неприятно веяло сыростью. По коже пробежали мурашки – не только от прохлады, но и от неприятного чувства неизвестности впереди – Эви никогда раньше не приходилось иметь дело с подвалом. Вытянув перед собой руку, она боком прошмыгнула за дверь. Только сейчас Эви осознала, что не дышит – боясь быть услышанной, она неосознанно задержала дыхание. Пальцы коснулись чего-то холодного, и рука сама собой отдернулась. Тихо выдохнув, Эви сделал маленький шаг вперёд и вновь протянула руку – это были перила. Взявшись за них и продолжая делать маленькие шажки вперёд, она нашла край площадки, за которым начиналась лестница вниз. Немного помедлив, осторожно поставила одну ногу на ступеньку – расстояние до ступеньки оказалось куда больше чем на других лестницах дома. Замерев, Эви чуть сильнее надавила на сырую деревянную поверхность под ногой, чтобы убедиться, что она не скрипнет. Спускаться сейчас одной вниз, ещё и по такой крутой лестнице, не было никакого желания. Потому Эви предпочла поскорее вернуться к Максвеллу с отчетом о «разведке».

Выслушав Эви, уже в комнате, Максвелл спросил, не может ли быть внизу ещё одой двери.

– …а то всё как-то слишком уж просто…

– Но ведь ключ всего один…

– Может он один от двух дверей… Или у Грона был только один ключ, а другой у Ковелины… Нам надо всё предусмотреть, потому что любая оплошность может пустить насмарку все старания…

– Ты предлагаешь взять ключи у Ковелины? – Эви понизила голос настолько, что даже сидящий рядом едва расслышал.

– Всё верно. Так будет надежнее. И мы, если что, сможем закрыться изнутри… Только нам опять придется дожидаться утреннего крика. А потом ты отвлечешь Ковелину, а я поищу ключи…

– Я уже как-то пыталась отвлечь её. А учитывая то, что ключи она, наверняка, спрятала, искать ты их будешь долго… Я не умею заговаривать зубы так, как ты…

– Поверь, искать ты будешь ещё хуже, – покачал головой Максвелл. – Я постараюсь найти быстрее… Так, надо всё как следует продумать. Какие-то непонятные разломы в стенах – вещь не самая обыденная и понятная… – он нервно улыбнулся, предвкушая что-то серьезное и, возможно, даже опасное. 

*** 

Эви сидела в кресле, свернувшись клубочком, и дремала, когда дверь в кабинет-мастерскую тихо открылась.

– Эви, – Максвелл наклонился к ней и несильно похлопал по плечу. – Давай, девочка, сейчас не время спать, у тебя было время ночью…

Неохотно разлепив веки, Эви потерла глаза и сонно кивнула.

– Что, уже?

– Да-да, – Максвелл ободряюще улыбнулся, но потом вспомнил, что его собеседница всё равно не сможет оценить этого. – Ковелина встала, жди её на кухне. Главное – тяни время как можно дольше. Начни жаловаться, плакать, всё что угодно… – дойдя до двери, похлопал Эви по плечу. – Удачи…

– И тебе… – она зевнула и, устало улыбнувшись, вышла в прихожую.

Прислонившись спиной к двери, Максвелл стал внимательно прислушиваться к происходящему снаружи, ожидая шагов Ковелины.

Подойдя ко входу в кухню, Эви отчетливо ощутила чье-то присутствие. Это было, мягко говоря, не кстати.

– Дафна? – спросила Эви, войдя. Она очень надеялась, что выглядит максимально неподозрительно и естественно.

– Да, – как всегда, при общении с Эви, тон Дафны был несколько раздраженный.

– Ты рано сегодня… Не спится? – сев на ближайший стул и прислонив трость к столу, Эви улыбнулась.

Дафна молча подошла и села рядом, что было крайне странно.

– Вообще-то, я ждала тебя… – тихо проговорила она.

– Зачем же? – Эви занервничала, но постаралась искренне изобразить удивление.

– Я знаю, что вы с Максвеллом задумали…

– На секунду оторопев, Эви сразу же взяла себя в руки.

– Ты о чем?

– Кевин подслушал ваш разговор ночью и сказал мне, чтобы я сказала Ковелине в случае, если он снова будет спать дольше всех. Я не стала будить его и ничего не собираюсь рассказывать…

Теперь Эви уже с искренним удивлением повернулась к собеседнице.

– Правда?

– Да. Я помогу вам достать ключи…

– Дафна… Это очень… – улыбка сама собой появилась на губах Эви. Но подозрительность тут же отрезвила мысли. – Спасибо, конечно, но зачем тебе это?

– Не подумай, что я делаю это для вас. Я стараюсь для себя, – Дафна скрестила руки на груди. – Я думаю, для всех очевидно то, что у нас с тобой довольно напряженные отношения с самого твоего прихода, поэтому я не могу упустить возможность избавиться от тебя… – пояснила она.

– А у нас напряженные отношения? – Эви непонимающе приподняла брови. – Мне всегда казалось, что ты просто злишься, когда шумят или мусорят, вот и всё… Я же даже ни разу не ссорилась с тобой…

– Сама невинность, – язвительно усмехнувшись, Дафна поправила волосы. – Только не говори, что ты не замечала того, что меня просто тошнит именно от тебя. Больше, чем от всех твоих дружков вместе взятых…

– Я… – после короткого раздумья, Эви мотнула головой. – Я не замечала… Почему так? Я чем-то тебя обидела? Мне очень жаль, если это так… Извини меня…

– Ты серьезно? – возмущенно спросила Дафна, глядя на собеседницу. – Ты обидела меня своим появлением, ясно? Ты пришла и все сразу начали: «Эви! Она такая особенная! Бедная девочка, она же совсем ничего не видит. Её нельзя заставлять убираться по дому. За ней надо присматривать…» – она с отвращением поморщилась. – Грон везде водил тебя за ручку, водил в лес только тебя, как особенную. Лорен подшучивал над тобой, пугал тебя, но ты не злилась. И что в итоге? Он слушался только тебя, как особенную. Даже Максвелл, который всегда ходил с видом «мне интересно только то, что же там пишет и изучает Грон, а на остальных мне наплевать…», иногда трепал тебя по голове или заговаривал с тобой первым, иногда даже шутил с тобой, как с особенной. Ковелина постоянно жалела тебя, не давала тебе никаких поручений, Кевин никогда не язвил с тобой… Да все относились к тебе не так… Пока ты не пришла, всё было лучше. Стоило мне повысить голос, как все тут же обращали внимание, а что теперь? «Дафна, хватит. Дафна, помолчи…» – что со мной не так? Я слежу за чистотой, стараюсь, чтобы везде был порядок, но меня даже никто не слушает… – Дафна не на шутку разошлась и была намерена сейчас высказать всё, что накипело за прошедшие годы. – Что в тебе так всем нравится? Ты бегаешь с Лореном по лесу и дурачишься, постоянно стучишь своей тростью… Я красивая, а ты даже не знаешь, как выглядишь. Тебе даже дела до этого нет – даже не видишь, когда подол и рукава платья грязные, когда волосы грязные, и в них насыпано всяких листьев, ногти не аккуратные, и губы постоянно в трещинах. Но никому до этого нет дела… – она выдохнула, успокаиваясь. – Вот поэтому я хочу, чтобы ты поскорее убралась отсюда…

Спокойно выслушав всю критику в свой адрес, Эви не придала ей значения и, примирительно улыбнувшись, ответила:

– Я рада, что у нас есть хоть что-то общее… – её прервал звук открывшейся двери на противоположной стороне дома. – Ковелина вышла… Я скажу Максвеллу, что наш план изменился… – встав, она быстро направилась в прихожую, но, остановившись в дверном проеме, обернулась. – Большое спасибо…

– Быстрее, – недовольно фыркнула Дафна.

Встретив в прихожей Ковелину, Эви улыбнулась, остановившись перед ней.

– Хорошего утра, Ковелина…

– Хорошего утра, милая. Куда ты так торопишься? – мягко спросила Ковелину.

– Разбудить Максвелла… Он опять уснул в своей лаборатории… Там на кухне Дафна, уже, наверное, вскипятила чай. Мы с Максвеллом сейчас придем к вам…

– Отличная идея, малышка…

Эви чуть зажмурилась, когда мягкая ладонь Ковелины погладила её по голове.

В это время Максвелл за дверью искренне недоумевал. Впрочем, недоумение его быстро обратилось негодованием. Едва Эви подошла к двери, как та открылась, и в следующую секунду Эви была уже в кабинете-мастерской.

– Какого черта происходит? – гневно прошипел Максвелл.

– Всё хорошо, у нас новый план. Идём на кухню, ты поможешь мне задержать Ковелину, а Дафна достанет ключи…

– Дафна? – едва не повысив голос, Максвелл страшно сверкнул глазами. – А ты, случайно, ничего не перепутала, девчонка?

– Я потом объясню… – торопливо ответила Эви. – Пожалуйста, пойдём, всё будет хорошо, я обещаю…

– Это же просто… – воздержавшись от окончания фразы, Максвелл выдохнул и цокнул языком. – Ладно. Но, если что, виновата будешь ты… – открыв дверь, он вышел перед Эви.

Когда в кухню вошли ещё двое, Ковелина добродушно улыбнулась.

– А вот и вы. Хорошего утра, Максвелл…

Пригладив волосы и мрачно кивнув, Максвелл сел напротив неё.

– Выспался? – продолжала в том же тоне Ковелина.

– Выспался. Дафна, ты не нальешь мне чаю? – проследив взглядом за Эви, которая села рядом с ним, Максвелл постарался хоть немного усмирить своё раздражение. – Пожалуйста…

– Что снилось? – Ковелина подперла голову рукой и внимательно посмотрела на собеседника.

– Ничего не снилось…

– Пожалуйста, – передразнила Максвелла Дафна, ставя на стол перед ним кружку с чаем. – А мне снилось, что я научилась вышивать… – она также поставила кружку перед Ковелиной.

– Спасибо, милая. Я могла бы тебя научить вышивать по-настоящему, если хочешь. Что же ты вышивала во сне? – подув в кружку, Ковелина осторожно сделала маленький глоток.

– Хочу, конечно. Я вышивала черные розы… Как на моём бордовом платье…

– А мне снилось, что я была чаинкой в чашке… – произнесла Эви, задумчиво улыбаясь. – Такой маленькой, на самом дне…

– Кевин просил, чтобы я его разбудила, – бесцеремонно перебила Дафна. – Сейчас приду… – она быстро вышла в прихожую.

Эви вздохнула и замолчала.

– Ты же слепая, разве ты можешь видеть сны? – спокойно поинтересовалась Ковелина.

Подавившись чаем, вместе с возмущением, Максвелл закашлялся и дважды стукнул ладонью по столу.

– Да… что же это… такое… – восстановив дыхание, он раздраженно посмотрел на Ковелину. – Неужели так сложно не заострять на этом внимание!? И, да, слепым снятся сны…

– Я не вижу сны, я их чувствую и слышу, – Эви успокаивающе похлопала Максвелла по плечу. – Всё нормально…

– Я же просто спросила и совсем не хотела заострять внимание. В последнее время ты слишком часто нервничаешь, это плохо скажется на твоём здоровье, – сделав ещё пару глотков из кружки, Ковелина с прежней невозмутимостью наблюдала за собеседником. – Если тебе станет спокойнее от этого: прошу прощения, Эви, я не хотела тебя задеть…

– Ничего страшного, – чуть улыбнувшись, Эви покачала головой. – Ковелина права, тебе не стоит так нервничать из-за мелочей… – обратилась она к Максвеллу.

Тот недовольно фыркнул и откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди и подняв очки на лоб.

– А что мне ещё делать? Хотите сказать, что повода нет?

– Вот только не надо начинать, пожалуйста. Сейчас сам доведёшь девочку до слез… – укоризненно заметила Ковелина, поставив кружку на стол.

– Я никого не пытаюсь довести! Но это не значит, что теперь о наших проблемах надо просто забыть! – Максвелл подался вперёд, и глаза его загорелись.

– Я не говорю, что о них надо забыть. Просто не стоит кричать об этом постоянно…

– Я пойду прогуляюсь… Одна, – тихо сказала Эви, встав и быстро вышла из комнаты.

– Видишь? – шикнула на Максвелла Ковелина. – Зачем вообще было говорить?

– Вот только не надо строить из себя заботливую мамочку! Сейчас только мне действительно есть до неё дело… – Максвелл резко поднялся и направился за Эви.

Через пару минут на кухню зашла Дафна.

– Что-то опять случилось? – поинтересовалась она.

– Ничего нового, милая, – мягко ответила Ковелина. – Всё нормально… 

*** 

Искать Эви, к счастью Максвелла, долго не пришлось. Она сидела на качелях, чуть отталкиваясь ногой от земли.

– А я уже испугался, что придется и тебя по всему лесу искать… – подойдя ближе, Максвелл остановился.

Ответа или вообще хоть какой-то реакции не последовало.

– У нас есть ключи… – тихо продолжил он после паузы. – Почему Дафна решила помогать?

Эви чуть пожала плечами, сейчас ей не особо хотелось объяснять что-то.

Вздохнув, Максвелл спрятал руки в карманы пальто.

– Тебя покачать? Последний раз, может быть… Просто, если мы уйдем сегодня, то, скорее всего, уже навсегда…

После недолгого раздумья, Эви кивнула.

– Качай…

– Извини, если что… если ты ушла из-за того, что я сказал… В любом случае, уже совсем скоро мы всё исправим. Найдем Кори и Лорена, а потом, быть может, даже Грона и его звёзды… – Максвелл чуть улыбнулся, несильно толкая качели.

– Честно говоря, я уже не так уверена, что нам стоит уходить… – едва слышно произнесла Эви.

– Что? – голос Максвелла зазвучал громче. – О чем ты? Мы так стремились к этому…

– Я знаю. Просто… я боюсь. Что именно мы ищем? Мы знаем только, что надо идти вверх по реке, но не знаем, как долго… и что там в конце… И потом, с момента ухода Грона прошло столько времени, вдруг что-то уже изменилось… Что, если мы не сможем? – повернувшись к собеседнику, Эви создавала иллюзию взгляда.

Максвелл немного поколебался, мысленно подбирая слова и пытаясь сложить из них более или менее убедительный ответ.

– Так… Откуда такие мысли? Разумеется, у нас всё получится. Неужели ты уже не хочешь найти Грона, узнать, где он был всё это время? Узнать что-то, кроме этого дома и леса… Ну, если что, мы всегда можем вернуться, но я уверен, что повторить путь Грона – вполне реально для нас, – он шумно выдохнул и пожал плечами. – Хотя, я не могу заставить тебя, если ты передумала. У тебя ещё есть время до вечернего крика – подумай…

– Спасибо… – Эви устало улыбнулась, – Раскачай меня, пожалуйста, так высоко, как только можно… 

*** 

Вернувшись в кабинет-мастерскую, Максвелл остановился у двери и обвел взглядом всё помещение, выученное наизусть. Он мог без труда представить его с закрытыми глазами. Сколько времени Максвелл провел здесь? Явно, большую часть своей «домашней» жизни. Пожалуй, это единственное, по чему он будет скучать после своего ухода.

Мысленно одернув себя, Максвелл прошел вдоль стола, параллельно соображая, что стоит взять с собой. Первым делом он перерисовал на листок карту леса, затем взял из ящика два коробка спичек и две свечи – пожалуй, это было самое необходимое (точнее – только это и было необходимо). Рассовав всё вышеперечисленное по карманам, Максвелл сел в кресло – теперь оставалось только ждать. На душе было неспокойно – с одной стороны это было какое-то приятное предвкушение, а с другой – тревога, от которой мурашки бежали по коже. Он очень надеялся, что Эви всё-таки решит составить ему компанию, потому что идти одному в кромешной темноте с лампой по пути, который довольно смутно представляешь – не самое приятное времяпрепровождение. За своими размышлениями Максвелл незаметно погрузился в сон. Разбудило его легкое похлопывание по руке – рядом с креслом стояла Эви.

– До утра проспишь, – улыбнулась она. – Вечерний крик уже был… Ковелина ещё не ложится, она в гостиной…

Максвелл потер глаза, глядя на неё и поправил очки.

– Ты… что ты решила?

– Я поняла, что за меня всё решил Грон… Сразу после того, как дал мне трость. И с моей стороны было бы очень неблагодарно не оправдать его ожиданий…

Усмехнувшись, Максвелл потрепал Эви по голове и встал.

– Хорошо. А то Лорен и Кори уже заждались нас… 

*** 

Чуть придержав Эви за плечо, Максвелл остановился на лестнице.

– Свет не горит, – прошептал он едва слышно. – Она спит?

– Похоже… – также тихо ответила Эви.

– Идём…

В слепой темноте Максвелл медленно следовал за спутницей, стараясь ступать как можно мягче.

– Возьми обувь… – шепнул он, спустившись с последней ступеньки.

– Где стоят твои ботинки?

– Я не помню… Кажется, на полке с краю, который ближе к двери…

– Ясно… – Эви беззвучно направилась к входной двери, через несколько секунд вернулась, передав Максвеллу его ботинки.

– Кто-то переставил мои… – прошептала она.

– Бери любые…

– Подожди… – Эви вновь отошла.

Максвелл недовольно скривил рот. Из глубины гостиной донесся шорох. В следующее мгновение невидимая Эви взяла Максвелла за локоть и быстро повела к двери в подвал.

– Она не спит… – она нажала на ручку двери, но та не опустилась. – Ключ…

Связка звякнула и оказалась у неё в руке. Пальцы Эви ловко ощупывали каждый ключ – вверху каждого был выгравирован номер комнаты.

– Тише… – шикнул Максвелл, хотя сердце его, кажется, стучало сейчас громче.

Открылась дверь в комнату Ковелины и в прихожей раздались быстрые шаги.

– Эви… – Максвелл неосознанно вцепился в плечо сообщницы.

– Всё.

Замок щелкнул и двое, переступив порог, оказались на лестничной площадке. Максвелл захлопнул дверь.

– Закрывай, – скомандовал он.

Повернув ключ в замочной скважине, Эви шумно выдохнула. Её всю трясло и хотелось смеяться. Шаги Ковелины остановились в прихожей, и, к удивлению беглецов, направились обратно в гостиную.

– У нас получилось, – нервно хихикнула Эви.

– Ещё нет… – Максвелл зажег свечу и огляделся: крутая лестница вниз тонула в черноте, с дальнего её конца тянуло холодом. Пламя на фитиле задрожало и погасло. Вспомнив, что всё это время он сжимал в руке собственные ботинки, Максвелл решил обуться. – Ты не взяла обувь? – поинтересовался он у своей спутницы.

– Не успела. Но так даже лучше. Босиком я чувствую себя увереннее… Возьми ключи, у меня нет карманов…

Вслепую зашнуровав ботинки и сунув в карман связку ключей, Максвелл вздохнул.

– Так, держись за меня и постарайся не отпускаться. И ничего не бойся, ясно?

– Ясно… – Эви взялась его под руку.

– Хорошо, – Максвелл глубоко вздохнул и вновь зажег свечу. – Идём…

Лестница жалобно скрипнула под ногами.

– Какая холодная… – шепнула Эви, ближе прижавшись к спутнику. – Нам долго спускаться?

– Надеюсь, что не очень… Давай покончим с этим побыстрее…

Спустившись на третью ступеньку, Эви почувствовала то, от чего сердце оборвалось – чье-то присутствие позади. Не в силах сказать хоть что-то, она продолжила спускаться. Кто-то тяжело дышал за спиной, шел, отставая всего на одну ступеньку.

Максвелл тоже молчал, даже когда свечка вновь погасла. Дыхание стихло – Эви остановилась и дернулась, в порыве подняться обратно, но Максвелл её удержал.

– Оно перед нами… – прошептала она.

– Там никого нет, – твёрдо произнес Максвелл. – Идем…

– Нет…

– Идём, – он потянул спутницу за собой.

Эви ощутила сквозняк, от которого мурашки побежали по коже, нечто дыхнуло ей прямо в лицо, к воздуху примешался запах прелой листвы и сильный запах сырости. Ступеньки теперь покрывала какая-то слизь и местами мох. Перила под рукой Максвелла оплел лесной плющ. Лестница с каждой ступенькой становилась всё более шаткой, и вот, когда Максвелл опустил ногу на очередную ступеньку, доска хрустнула и провалилась. Эви вскрикнула от неожиданности, Максвелл на мгновение замер.

– Подожди, я зажгу свечу… Так, сейчас мы должны сделать очень длинный шаг на следующую ступеньку, хорошо?

– А если и она провалится? – в голос Эви закрались плаксивые нотки. – Из разлома пахнет землёй. Почему мы так долго спускаемся?

– Не провалится. Давай сначала я перешагну, а тебе, скорее всего, придется перепрыгивать. Я поймаю…

– Нет… – Эви крепко сжала ладонь спутника.

– Эви, назад мы не будем возвращаться. Нам ничего не остается, кроме как двигаться дальше, – убедительно произнес Максвелл. – Успокойся, ничего страшного в этом нет. Сейчас я перешагну, подам тебе руку, и ты перепрыгнешь. Поняла?

Поджав губы и тихо всхлипнув, Эви кивнула.

– Отлично, – Максвелл крепче взялся рукой за перила и, опираясь на них, сделал длинный шаг, при этом чуть наклонившись вперёд.

– Максвелл… – Эви беспомощно ощупывала пространство вокруг себя. – Всё?

– Я перешагнул, и ничего страшного не произошло. Подожди… – встав напротив своей спутницы, Максвелл задул свечу и протянул Эви обе руки. – Давай, иди сюда…

Собираясь с духом, Эви немного помедлила, перехватила трость за середину, чтобы не выронить и, немного подавшись вперёд, схватилась за руку Максвелла.

– Ты точно поймаешь?

– Конечно. Давай на счет «три»…

– Раз… Два… – Эви глубоко вдохнула. – Три… – она легко прыгнула вперёд, зажмурившись.

Максвелл был готов придержать её, но внезапно Эви взвизгнула и резко дернула его вниз, заставив наклониться.

– Эви! – Опустив одну ногу на следующую ступеньку для удержания равновесия, Максвелл, крепко сжимая руки Эви, выпрямился и чуть отклонился назад, поднимая незадачливую прыгунью.

Вновь почувствовав лестницу под ногами, Эви продолжала изо всех сил держаться за своего спасителя.

– Меня кто-то схватил… – она спустилась ниже. – Схватил за ногу… -

– Тебе показалось. Лестница сырая, вот у тебя и соскользнула нога…

– Нет… Я почувствовала… Давай пойдём поскорее вниз…


Абсолютную тишину нарушали только шаги. Зажигать свечу пока что не было смысла, только ступал Максвелл уже более осторожно, а Эви постукивала тростью по ступеньке прежде, чем встать на неё. Вдруг Максвелл остановился.

– Что такое? – мгновенно замерев, испуганно спросила Эви.

– Перила кончились… – пошарив в темноте рукой, Максвелл ещё раз убедился в правильности своего высказывания. – С твоей стороны тоже?

Не отпуская спутника, Эви махнула тростью туда, где должны быть перила.

– Тоже… Подожди… – она вытянула руку и сделала маленький шаг в сторону. – За ними была стена… – ещё один шажок. – Её нет…

– Сейчас посмотрю… – Максвелл в очередной раз чиркнул спичкой. – Так… – он поднес зажженную свечу к предполагаемой стене со своей стороны. – Не хочу пугать, но ты права… Как ты поняла?

Лестница будто была подвешена в воздухе посреди огромного пустого пространства.

– Эхо пропало… – Эви чуть приподняла голову, имитируя взгляд на собеседника. – Идем дальше?

Разумеется, на этом сложности не закончились. Дальше спутники начали замечать, что лестница постепенно сужается. Поначалу это не было большой проблемой, но, когда Максвелл и Эви могли идти только плотно прижавшись друг к другу, стало действительно крайне некомфортно.

– Если лестница станет ещё уже, нам придется идти друг за другом, и тогда… – фраза Эви оборвалась коротким взвизгом, когда ступеньки под ногами задрожали.

Максвелл, выронив свечку от неожиданности, уже рефлекторно прижал к себе Эви.

– Что происходит!?

– Лестница шевелится…

– Я заметил!

Практически сразу после слов Максвелла дрожь пошла на убыль и прекратилась. Ещё пару секунд двое неподвижно стояли, держась друг за друга.

– Не в этом смысле… – прошептала Эви, отпуская Максвелла.

Она дважды стукнула тростью перед собой, прислушиваясь. Тем временем Максвелл достал и зажег вторую свечку.

– Черт… – выдохнул он, глядя перед собой.

Лестница уже не вела вниз – теперь она вела вверх.

– Она поднялась? – спросила Эви.

– Да… – Максвелл перевел взгляд на спутницу. – Это не может долго продолжаться. Я думаю, что мы скоро дойдем…

Подниматься вверх пришлось около пяти минут. Эви по привычке стучала тростью перед собой.

– Стой… – Максвелл рукой преградил ей путь.

В этот же момент дальний конец трости, вместо очередного столкновения со ступенькой, ткнулся в пустое пространство.

– Опять провал?

– Нет… – подойдя к самому краю, Максвелл всмотрелся в темноту. – Это конец…

– Как? – повторно пошарив тростью в воздухе, Эви растерянно оглянулась. – Что делать?

– Прыгать, – не задумываясь ответил Максвелл.

– Куда?

– Вниз… Я понимаю, звучит как не очень хорошая идея, но только так мы можем спуститься. Мы не разобьемся, поверь мне. Мы просто окажемся внизу. Помнишь, как тогда в коридоре? – Максвелл старался говорить как можно более убедительно.

– Но тогда не мы сами прыгали…

– Не в этом дело. Домом управляет Ковелина, она, конечно, не хочет, чтобы мы ушли, но создавать условия, при которых мы можем умереть, не стала бы… ну, по крайней мере, к тебе это точно относится. Ей нужно, чтобы мы вернулись. Но мы же этого не сделаем? – он внимательно посмотрел на свою спутницу.

Эви нервно сглотнула и взяла спутника за руку. Мысленно она старалась успокоить себя, но пытаться укротить естественный страх было бесполезно.

– На счет «три»?

– На счет «три», – кивнул Максвелл и, погасив свечу, сжал ладонь Эви. – Один. Два. Три!

Зажмурившись, Эви прыгнула… Вместо ожидаемого падения последовало легкое приземление на пол.

– Будто на месте подпрыгнули, – Максвелл облегченно выдохнул, улыбнувшись.

– Слов нет… – Эви расслабленно повисла у него на плече. – У меня сердце чуть в горло не выскочило…

– Ты просто умница. Подожди секунду…

На фитиле свечи вновь затрепетал огонёк. Спутники стояли перед дверью – такой же, как наверху – позади была вполне обычная лестница. Достав из кармана связку ключей, Максвелл передал их Эви.

– Ключ тот же, что от верхней двери? – спросила она.

– Наверное…

Ключ нашелся достаточно быстро и, к счастью, подошел. Дверь открылась с пронзительным высоким скрипом, от которого аж передёргивало. Пол и стены часто покрывал сырой мох и местами – грибы.

– И где здесь… – Максвелл не успел договорить, потому что, едва он переступил порог, на другом конце комнаты раздался деревянный хруст, в помещение влился запах леса. – А вот и брешь в стене…

– Поверить не могу! Идем скорее… – Эви быстро пошла вперёд, обогнав своего спутника.

Внезапно дверь захлопнулась, заставив сообщников вздрогнуть.

– Черт… – Максвелл бросился к ней и подергал ручку. – Она сама за…

– Максвелл!

Вскрик Эви заставил его обернуться и замереть на пару секунд. В подвале появилась пятая стена, разделившая спутников.

– Максвелл! – Эви забарабанила кулаками по деревянной плоскости. – Ты слышишь!?

– Эви, Эви, успокойся… – прижавшись к стене с другой стороны, Максвелл старался держать себя в руках и не повышать голос. – Сейчас мы что-нибудь придумаем, хорошо, девочка?

– Максвелл… Сделай что-нибудь, пожалуйста…

– Да-да, подожди немного. Не волнуйся… – Максвелл быстро огляделся и вдруг понял, что дверь пропала, а стена, в которой она была, медленно движется к нему. – Черт… – прошептал он. – Значит так, Эви, слушай меня. Если в ближайшие секунд… пятнадцать я не попаду к тебе, то ты должна выйти сама в этот пролом…

Эви вдохнула, чтобы ответить, но слова застряли в горле. Снова это чувство, от которого кожа покрывается мурашками и, кажется, волосы на голове начинают шевелиться. Чувство присутствия кого-то чужого, явное ощущение пристального взгляда и дыхание. Ледяное, омерзительное дыхание. Прижавшись спиной к стене, Эви тихо заскулила.

– Я не могу…

– Ты можешь! Мы уже столько прошли!

– Я не могу… Оно снова здесь… прямо предо мной…

– Что? – Максвелл нервно оглянулся. Ещё сантиметров десять, и стена будет касаться его спины. – Это просто иллюзия! Так же, как с лестницей! Просто пройди мимо!

– Я не могу… – Эви не могла заставить себя даже пошевелиться. В этот момент мозг наотрез отказался мыслить здраво. – Я не могу, Максвелл…

– Черт возьми, Эви! Прекрати это немедленно! Я не могу тебе сейчас ничем помочь! – потеряв самообладание, закричал Максвелл. – Не смей просто стоять там! – он сильно ударил кулаком по стене. Свечка погасла. – Подумай о Лорене и Кори! – Максвелл уперся спиной в приближающуюся стену и постарался замедлить её. – Просто иди вперёд! Сейчас!

Дрожащие пальцы сжали рукоять трости. Слова Максвелла оказали нужное влияние.

– Хорошо… – закусив губу и чуть опустив голову, Эви бросилась вперёд, рефлекторно закрываясь руками. Никакого столкновения не последовало, она будто пробежала через очень холодное облако. Затем вновь раздался тот же скрип, только теперь гораздо громче. У Эви заложило уши, она потеряла равновесие и на пару секунд ноги её оторвались от пола, голову заполнил тонкий писк.

Во всём теле ощущалась слабость, а в мыслях – несобранность. Пошарив рукой в поисках трости, Эви поняла, что лежит на земле. Она резко села и, нащупав трость, поднялась, опираясь на неё.

– Максвелл… – вытянув руку перед собой, Эви сделала пару шагов в ту сторону, где, по её мнению, должна была быть обратная сторона стены с разломом. – Максвелл! – она беспомощно оглянулась, прислушиваясь и пытаясь хоть как-то сориентироваться.

Пространство вокруг было пустым – не было даже деревьев. Сейчас Эви испытывала, пожалуй, самый большой страх с момента своего появления в доме. Она была одна, в совершенно незнакомом месте. Она стояла, мысленно стараясь успокоить себя, хотя уже чувствовала ком в горле, от которого слезились глаза. Куда ей теперь идти? Что делать? Шурша тростью по траве и вытянув руку перед собой, Эви просто пошла вперёд, всхлипывая.

– Максвелл! Лорен! Кори! – что было сил выкрикнула она. – Кто-нибудь! – эмоции взяли верх и Эви открыто расплакалась. – Найдите меня!

Долетевший до её слуха звук, заставил Эви замереть.

– Эви! Эви, где ты!?

Она обернулась, не веря собственным ушам. Мокрое от слез лицо приняло на секунду выражение озадаченности, а затем – искренней радости.

– Лорен! – Эви быстро пошла на голос и шаги.

– Эви! – Лорен на мгновение остановился, светя лампой, но, увидев знакомую фигуру, бросился к ней. – Эви! Ты нашла меня!

Выпустив из пальцев рукоять трости, Эви крепко обняла Лорена.

– Я нашла тебя… – она всхлипнула и засмеялась. – Ты в порядке? – не отпуская Лорена, Эви подняла голову.

– Я думал, ты злишься и не придешь за мной… Я очень испугался… Ты больше не злишься? Прости меня, пожалуйста… Я хотел найти Кори… – быстро тараторил Лорен, сбиваясь с темы на тему.

– Всё хорошо, – мягко перебила его Эви. – И ты меня прости… Я очень за тебя беспокоилась… – прикрыв глаза, она почувствовала легкое головокружение. – Ты не против, если мы посидим? Я немного устала… 

*** 

Под оглушительный деревянный скрип Максвелл на секунду почувствовал себя зажатым между двумя стенами – внезапно давление исчезло. Он стоял один, в полной тишине. Шумно выдохнув, Максвелл нашел на полу свечку и зажег её – подвал был прежним, без всяких движущихся или пятых стен. Подойдя к стене, на которой был разлом, Максвелл, к своему удивлению, обнаружил её совершенно целой.

– Черт… – он постучал по деревянной поверхности.

Развернувшись, Максвелл быстро направился к двери. Подъем по лестнице занял у него не больше двух минут.

Распахнувшись, дверь из подвала ударилась о стенку так, что было слышно даже на втором этаже. Максвелл сразу бросился на кухню (зная, что входная дверь будет заперта) и вылез через окно. Теперь ему ничего не оставалось кроме как пытаться добраться до реки по перерисованной карте. Погасив свечу за ненадобностью, сунул её в карман набегу. Звук распахнувшейся двери заставил Максвелла оглянуться и… остолбенеть. К нему длинными прыжками приближалось белое, до отвращения тощее существо, оно было почти на два фута выше Максвелла и имело непропорционально большую голову, похожую на волчий череп. Ноги монстра были выгнуты коленями назад, а каждая костлявая рука оканчивалась тремя огромными когтями, царапающими землю. Когда существо было уже в одном прыжке от Максвелла, он вышел из ступора и помчался вперёд. В длинном прыжке монстр махнул лапой и чуть смазал когтями по плечу своей жертвы, как бы показывая, что является вполне материальным. Вскрикнув, скорее от неожиданности, чем от боли, Максвелл схватился за поврежденное плечо и ускорился. За спиной остался круг ламп, монстр не отставал. Вбежав в лес, Максвелл начал петлять между деревьями, надеясь, что его преследователю будет сложно лавировать. Существо цеплялось когтями за кусты и коряги, но продолжало погоню, сбивая лампы с деревьев. Максвелл не оглядывался, только мысленно поторапливал себя. Вдруг нога его зацепилась за корень дерева, и, вытянув перед собой руки, Максвелл полетел на землю, в эту же секунду над ним пролетел монстр. Не упади Максвелл – преследователь бы напрыгнул на него. Быстро поднявшись, пока существо разворачивалось, Максвелл метнулся в сторону, уклонившись от ещё одного броска. До тёмной части леса оставалось совсем немного, как бежать в кромешной темноте – Максвелл не представлял. Оставалось надеяться только на то, что монстр тоже не видит в темноте. Хруст веток под тяжелыми прыжками повторялся снова и снова, не замедляясь. Максвелл ворвался в черный туман, вытянув руки перед собой, избежав столкновения с деревом, влез в кусты и тут осознал, что погоня прекратилась. Он оглянулся – монстр стоял на границе между светлой и темной частями леса. Достав из кармана свечу, Максвелл зажег её. Не сводя глаз с чудовища, медленно попятился, но никакой реакции не последовало. Похлопав себя по карманам, достал перерисованную карту и, развернув, всмотрелся в обозначения на ней, выравнивая дыхание после бега.

Итак, первый ориентир – сломанное дерево. Подняв свечу, Максвелл огляделся и тяжело вздохнул. 

*** 

Кори не был уверен – зряч ли он ещё. Ноги болели от усталости, но уже как-то сами собой продолжали движение. Кори не знал, сколько он прошел. Он давно потерял чувство времени и пространства. Первое время его переполняли эмоции – страх, тревога, отчаяние, гнев – мыслей в голове было бесконечно много… Но теперь Кори был абсолютно спокоен. Он просто шел, не останавливаясь, невероятно отчетливо слыша каждый свой шаг, собственное дыхание… Он почти постоянно думал о Эви. Является ли её слепота такой же темнотой, как то, что окутывало Кори сейчас. Может ли он считать, что сейчас в тех же условиях, в каких Эви постоянно? Она говорила, что не видит ничего… Но является ли темнота чем-то, или же она и есть – ничто?

Мысли медленно тянулись и переплетались. Внезапно Кори понял, что уже шагов десять как он не наткнулся ни на одно дерево и даже не задел ни одного. Остановившись, он пошарил руками вокруг себя, сделал ещё несколько шагов вперёд, затем в сторону. Вокруг было пусто. Внезапно Кори подумалось, что он вышел к дому… но где тогда свет ламп? Возникло неприятное ощущение – желание открыть глаза, которые и так открыты. Он зажмурился и часто поморгал. Светлее не стало. Вытянув руки, Кори продолжил идти вперёд. Едва он успел подумать о том, что запах леса несколько изменился, как подошва его ботинка хлюпнула по воде. От неожиданности Кори замер, опустив голову. Медленно приставил вторую ногу, почувствовал, как промокают ботинки. Он дошел до реки? Но почему тогда нет шума воды? Кори продолжал стоять на месте. Внезапно в голову ударило одно воспоминание: перед тем, как убежать в лес, Лорен сказал, что, если идти по одному берегу реки, то можно добраться до озера… В душе вспыхнула надежда. Если Кори продолжит движение по краю воды – он спустится к реке, а дальше найдет на берегу ту самую лунку, к которой ходил с Эви, и оттуда уже сможет вернуться домой! Ноги уже совсем вымокли, на лице застыла широкая улыбка. Развернувшись, Кори помчался вперёд, то и дело шлёпая подошвой по воде, чтобы убедиться в правильности направления. 

*** 

Лорен сидел, опустив голову Эви на плечо и прикрыв глаза. Он был уже совершено спокоен и уверен в том, что теперь всё будет хорошо. Эви думала совершенно иначе – она отчаянно пыталась составить дальнейший план действий.

– Лорен… – тихо проговорила она. – Зажги лампу, нам надо идти…

– Куда? – подняв голову, сразу отозвался Лорен и достал из кармана спички.

– Я не уверена… – Эви встала, – Если мы сейчас пойдем прямо, мы будем подниматься в гору, да?

– Ага…

– Идём, – взяв Лорена за руку, Эви повела его за собой.

– А куда?

– Вдруг сверху ты сможешь увидеть что-то… 

*** 

Дыхание уже сбивалось, сухость в горле отдавала привкусом крови, а под ребрами справа пульсировала колющая боль. В очередной раз открыв глаза, Кори резко затормозил – раздался звонкий всплеск воды под ногами – сначала он подумал, что уже сходит с ума и начал видеть галлюцинации. Вдалеке мелькал огонёк. Сердце на мгновение замерло, но сразу же застучало ещё чаще, чем до этого.

– Эй! – выкрикнул Кори. Собственный голос показался ему неимоверно громким.

Сорвавшись с места, помчался вперёд.

– Я здесь! – в ушах свистело, ноги едва касались земли. – Я здесь! – Кори слышал, как стучит кровь в висках.

Огонёк становился ближе. И до слуха бегущего донёсся знакомый голос:

– Кори!

– Максвелл! Максвелл, я здесь! – Кори рассмеялся, когда огонёк начал двигаться навстречу ему.


Пламя свечи трепетало, Максвелл прикрывал его ладонью, быстро шагая вперёд. Сквозь шум воды уже отчетливо слышались частые приближающиеся шаги. Кори вынырнул из темноты, и бросился Максвеллу на шею – тот едва успел отвести в сторону руку со свечой. 

*** 

– Эви, ты ещё не устала? – ненавязчиво поинтересовался Лорен, шагая немного позади своей спутницы. Он очень надеялся на положительный ответ.

– Потерпи немного, пожалуйста. Чем раньше мы дойдем до самого верха – тем лучше. А там уже отдохнём, ладно? – Эви немного замедлила шаг, оглянувшись.

Тяжело вздохнув, Лорен согласился.

– А мы потом вернёмся домой?

– Ну… – Эви ненадолго задумалась, что ответить. – Знаешь, как получится… Всё зависит от того, ищет ли нас Максвелл… Не думай об этом. В любом случае – всё будет хорошо, – заверила она.

– А мы будем искать Кори?

Помолчав несколько секунд, Эви кивнула:

– Разумеется… Мы должны выйти отсюда вместе… Лорен? Почему ты остановился?

– Я вижу… – он подергал спутницу за рукав, будто надеясь, что она увидит тоже. – Там внизу далеко… Освещенный лес!

– Правда!? – Эви схватила Лорена за руку. – Давай скорее поднимемся на самый верх… Оттуда будет больше видно…

Благодаря возросшему энтузиазму у Лорена открылось второе дыхание, и он начал подниматься, чуть ли, не обгоняя свою спутницу. 

***

 – А почему та тварь не смогла выйти за освещенную часть леса? – спросил Кори, когда Максвелл окончил свой рассказ.

– Я думаю, что это связано с тем, что Ковелина сама не выходила за неё…

– Ты, всё-таки, считаешь, что Ковелина управляла им?

– Ковелина управляла всем домом. Я в этом уверен… – твёрдо ответил Максвелл.

Они быстро шагали вдоль реки, ища мост или лодку. Максвелл был уверен, что Грон подумал о своих последователях и оставил что-то для переправы на другой берег.

– Стой! Смотри! На том берегу наверху… Что-то светится… – Кори прищурился, указывая пальцем.

Максвелл пригляделся.

– И правда… Эви уходила без лампы… Возможно, это Лорен… – он поднял руку со свечой и поводил ею из стороны в сторону. – Надеюсь, он видит нас… – глубоко вдохнув, Максвелл, что было сил, выкрикнул: – Лорен! Черт, едва ли что-то слышно из-за шума воды… Лорен! – вновь помахал свечой.

Огонёк вдали подвигался из стороны в сторону похожим образом.

– Он понял! – радостно улыбнулся Кори. – Надеюсь, Эви с ним…

– Подождем здесь и узнаем… 

*** 

– Осторожнее, не беги… – предупредила Эви, спускаясь за Лореном. Сердце её часто билось в предвкушении встречи. – Ты ещё видишь огонёк?

– Вижу-вижу, идём скорее… – нетерпеливо дергая спутницу за рукав, Лорен едва сдерживался от того, чтобы помчаться по крутому спуску со всех ног, даже рискуя в итоге скатиться кубарем. – Ну Эви…

– Я не могу так быстро… Дай руку, – сжав его ладонь, Эви почувствовала себя более уверенно и немного ускорила шаг. Она слышала приближающийся шум реки и просто не могла поверить в столь удачное стечение обстоятельств.

Спустившись с холма, спутники значительно ускорились. Шум воды становился всё громче и громче. Наконец Лорен остановился, издав восторженный возглас.

– Мы здесь! Мы нашлись! Максвелл!

Эви остановилась немного дальше. Холодная вода омывала её босые ноги, доставая до щиколоток.

С другого берега донёсся знакомый сильный голос:

– Вы вдвоём!?

– Да! Я и Эви! – выкрикнул Лорен в ответ.

– Со мной Кори! – отозвался Максвелл.

Эви выдохнула и закрыла глаза, улыбаясь.

– Нам надо найти лодку или мост! Мы пойдем параллельно! Лучше побыстрее! Будьте внимательнее! – сразу взял командование в свои руки Максвелл.

– Хорошо! – Лорен подпрыгнул на месте. – Идём!


Идти пришлось не так долго.

– У нас тут лодка! – крик Лорена заставил Максвелла и Кори остановиться.

– Переплывайте за нами!

– Это будет сложно… Лорен, ты сможешь грести? – спросила Эви.

– Я постараюсь…

В лодке лежали несколько крупных камней и вёсла. Сказать, что переправа была тяжелой – ничего не сказать. Судёнышко сильно снесло вниз по течению. Но в конце концов, лодка таки причалила к берегу.

– Вы в порядке!? – Максвелл подбежал первым и остановился, сбивчиво дыша.

– Максвелл! – оставив трость в лодке, Эви повисла у него на шее. – Я надеялась, что ты… что вы… Что с твоим пальто? – она чуть отстранилась, ощупывая разрыв ткани на плече Максвелла.

– Ничего… небольшая царапина… Пострадало по большей части только пальто…

– Эви! – затормозив в самый последний момент, Кори чуть не сбил с ног Эви и заключил её в объятия.

– Кори… Где ты был всё это время? Как ты… – дыхание перехватывало от счастья, и в глазах Эви блестели слёзы.

Всё это время Лорен стоял, переминаясь с ноги на ногу, опустив голову и заламывая пальцы.

– Кори… прости… – пробормотал он, кусая губы.

Обошлось без ссоры, Кори отнесся с пониманием и даже с некоторой иронией к случившемуся.

Далее была вновь переправа через реку. И, когда лодка вновь стояла на камнях, Кори сообщил о своей находке.

– На этом весле что-то вырезано. Это, вроде, не просто царапины… – говоря, он смотрел на Эви.

– Давай… – её пальцы нащупали надпись на весле. – Выход… Там… Где дрожит… Огонь… Выход там, где дрожит огонь…

– При встрече скажем Грону спасибо за подсказку, – усмехнулся Максвелл. – Нам лучше идти быстрее. Свечи в лампе надолго не хватит, потом можем зажечь мою, но… – он продемонстрировал небольшой размер свечки и многозначительно посмотрел на своих спутников. – Поторопимся… 

*** 

По пути каждый рассказал, что с ним случилось после того, как он последний раз покинул дом. Самый большой интерес, разумеется, вызвала история Максвелла.

– А что будет с Дафной и Кевином? – неожиданно спросила Эви.

– Ничего не будет… Будут ждать новых жильцов… – чуть пожав плечами, ответил Максвелл.

– Как думаешь, мы встретим Грона… там… снаружи?

– Я надеюсь…


Свеча в лампе медленно таяла, становясь всё меньше и меньше. И только Эви это не заботило, в своих мыслях она уже вышла… куда-то наружу… к звёздам.

– Нам долго ещё идти? – нарушил молчание Лорен.

– Никто точно не знает… – после короткой паузы отозвался Максвелл.

– Мне кажется, что ещё немного, – вмешалась Эви. – Просто… – она вытянула руку перед собой. – Не знаю, как объяснить, но вода… как-то не так шумит… Будто она течет не…

– Эви… – Максвелл остановился, заставив замереть и всех идущих позади. – Ты права как никогда раньше…

– Ну… черт… – выдохнул Кори, глядя перед собой.

Мощный поток воды бил прямо из-под черной, бесконечно высокой каменной стены, которая будто сливалась в одно с таким же черным небом.

– Что такое?

После этого вопроса Эви лампа погасла.

– Так, отлично… поверить не могу… – пробормотал Максвелл, зажигая свою свечку. – Просто… с ума сойти…

– Да что там? – Эви не решалась пройти вперёд, пока Лорен не взял её за руку и не подвел к стене. – Это… – пальцы скользнули по холодным камням, – …стена?

– Стена, – кивнул Лорен. – Нужна дверь…?

– Дверь-дверь… Выход… – Максвелл поднес свечу к стене. – Там, где дрожит огонь…

– Эви, ты почувствуешь, если будет дуть из щели в стене? – спросил Кори, подойдя.

– Наверное…

– Ищите давайте это чертову брешь! – раздраженно приказал Максвелл. – У меня уже вся рука в воске…

Свечка, становясь всё меньше и меньше, медленно опускалась вниз, немного сдвигалась в сторону, затем вновь поднималась. Максвелл старался сдерживать свою нервозность и нетерпение, от долгого взгляда на огонь уже двоилось в глазах.

– Максвелл! – окликнул его Кори.

В этот же момент рука Максвелла остановилась.

– Он… Он дрожит, Эви, – Лорен захихикал и дважды хлопнул в ладоши. – Как нам теперь выйти?

Максвелл, сосредоточенно нахмурившись, всматривался в узор стыков между камнями.

– Пока не знаю…

– Огонь дрожит только в одном месте? – спросила Эви, подойдя ближе.

Свечка поднялась чуть выше, затем ещё немного, сдвинулась вправо – огонёк успокоился -сдвинулась левее, и он снова затрепетал.

– Не в одном… Подожди… – Максвелл продолжил медленно водить свечой, пока не вернулся к той точке, с которой начал.

– Получился треугольник… – заметил Лорен.

– Да… Треугольник… Может, кто-нибудь запомнил, как точно он идет по линиям стыков?

– Ну да… – приблизившись, Лорен точно обвел пальцем очертание фигуры и, как только он вернулся к начальной точке, по участку стены перед ним прошли легкие волны. – Ой… – Лорен шагнул назад.

– Что случилось? – заволновалась Эви.

– Стена поплыла… – коротко отозвался Лорен.

Камни постепенно теряли цвет, пока не стали почти совсем водянисто-прозрачными.

– Это выход… – тихо выдохнул Кори, заворожено глядя перед собой.

– Так… я пойду первым… И давайте лучше держаться друг за друга… – Максвелл старался казаться спокойным, но руки предательски дрожали от волнения. Он почти вплотную приблизился к субстанции, в которую превратились камни и, почувствовав, как за рукав его пальто взялся Кори, глубоко вдохнул и резко шагнул вперёд, увлекая за собой спутников.

На несколько секунд заложило уши, в глазах поплыло, из-за чего пришлось ненадолго зажмуриться…

Бывшие жильцы стояли молча, всё ещё держась друг за друга. Высокое небо над ними было усыпано огнями… 

Эпилог.

Огонь мирно похрустывал дровами, заставляя дрожать длинные тени. Эви устало зевнула и получше укуталась в куртку Грона.

– Лорен, иди в палатку, ты уже спишь… – тихо проговорила она, коснувшись ладони дремлющего.

Лорен поднял голову от плеча Эви, неразборчиво пробурчав что-то, вновь опустил и закрыл глаза.

– До сих пор не могу поверить в то, что мы нашли друг друга… Ты так долго ждал нас… – улыбнулась Эви.

– Не так уж и долго. С момента прихода к вам Кори. Я был уверен, что именно он поможет вам выйти…

– Но как ты узнал, что именно Кори будет следующим?

– Сложно объяснить. Скажем так, я узнал это от Ковелины, только не напрямую…

– Так она знает заранее, кто придет в дом следующим? – удивилась Эви. – Но откуда?

– Я думаю, стоит рассказать тебе всё с самого начала… – подбросив дров в огонь, Грон вздохнул. – Всё началось с маленькой одинокой девочки. Родители были слишком заняты, чтобы уделять ей время, сверстники смеялись над ней… Тогда она выдумала свой собственный мир. Маленький, но такой, какой ей нравился… Время шло, и этот её мир становился всё более живым и материальным. Но, вместе с тем, он постепенно обрастал темнотой, всё сильнее отгораживался от реальности. И она уходила в него уже не только в своих мыслях… Но и там она не могла спрятаться от одиночества. И тогда она решила, что должна разделить свой мир с кем-то. Ей было шестнадцать лет, когда она познакомилась с одним своим сверстником, он не отталкивал её, не смеялся над ней… Ему было жалко её, вот и всё. Но она хотела привязать его к себе, боясь потерять. И она придумала, как это сделать. Просто затянула его в свой мир, без возможности выйти из него. Время шло, и её мир пополнялся всё новыми пленниками, а самый первый всё никак не мог найти выход, хотя очень стремился к этому. Она чинила ему препятствия, годы шли, но он не отчаивался…

– Он был единственным, кто помнил своё прошлое и единственным, кто понимал, насколько ужасно и бессмысленно существование в этом мире? – мягко перебила его Эви.

– Да, – Грон кивнул. – Я надеялся, что, выйдя, вы вспомните своё прошлое, и мне жаль, что этого не произошло…

– Может, это и к лучшему, – она потёрлась лбом о плечо сидящего рядом. – Мало ли, что было раньше…

– Может, ты и права… Тебе, похоже, тоже пора ложиться…

– Да… – Эви зевнула, прикрыв рот ладошкой. – Знаешь, когда мы вышли наружу, я увидела… Всего на секунду, но увидела, по-настоящему…

– Что? – удивлённо переспросил Грон.

– Увидела звёзды… – тихо ответила Эви, улыбаясь.


В оформлении обложки использована фотография автора


Оглавление

  • На пути к звёздам…
  • Эпилог.



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики