Энциклопедия Браун спасает положение (doc)

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



 

Дональд Дж. Соболь

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН

Книга седьмая

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН
СПАСАЕТ ПОЛОЖЕНИЕ



Перевод с английского

Переводчики: Олег Георгиевич Битов,
Викентий Борисов

Художник Леонард Шортолл

© Copyright: Олег Георгиевич Битов, перевод, 1999
© Copyright: Викентий Борисов. Перевод, составление,
оформление, предисловие, примечания. 2020



ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 году в издательстве «Махаон» вышли три книги о приключениях мальчика-детектива Лероя Брауна по прозвищу «Энциклопедия» из маленького провинциального американского городка Айдавилл (перевод Олега Георгиевича Битова; книги имеются в интернете в свободном доступе). Автор этих книг – американский писатель Дональд Дж. Соболь. За свою жизнь, помимо множества других произведений, он написал около 30 книг о приключениях Энциклопедии Брауна. То, что выпустил «Махаон», является сборниками рассказов, взятых из разных книг.
Вам предлагается седьмая книга из этой серии в том виде, как она впервые вышла из печати. Часть рассказов вошла в различные «махаоновские» сборники. Другие на русский язык переводятся впервые.

В. Борисов



Оглавление

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ЧАСЫ (перевод В. Борисова)
ЛЮБИТЕЛЬ ПТИЧЕК (перевод О. Битова)
ПОХИЩЕННЫЕ СВИНЬИ (перевод В. Борисова)
РУКИ СВЯЗАНЫ, КЛЯП ВО РТУ… (перевод О. Битова)
ПОЛТОРА ВЕЛОСИПЕДА (перевод О. Битова)
ОСТРОВ СОКРОВИЩ (перевод О. Битова)
ПЯТЬ УЛИК (перевод О. Битова)
ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА (перевод О. Битова)
ЛЕТАЮЩИЙ МАЛЬЧИК (перевод В. Борисова)
ГРЕЛКА ДЛЯ НОГ (перевод В. Борисова)

Полу и Элейн Фурман

Дональд Дж. Соболь

Электрические часы

Почему полиция всегда ловила тех, кто нарушал закон в Айдавилле?
Только три человека знали секрет – мистер и миссис Браун, и их единственный сын, Энциклопедия.
И все трое никому ничего не говорили.
Мистер Браун был начальником полиции. Всякий раз, когда его начинали расспрашивать о достижениях, он тут же начинал говорить о чём угодно. Он рассказывал о чудесном свежем воздухе Айдавилла, его пляжах, трёх кинотеатрах и четырёх банках, его церквях и синагогах, Малой лиге и двух кулинарных магазинах.
Но о ловле жуликов он не упоминал ни слова.
Полицейское управление раскрывало большинство преступлений в Айдавилле, что верно, то верно. Однако самые серьёзные случаи шеф Браун приносил с собой в свой красный кирпичный дом на Ровер-авеню. Энциклопедия решал их во время ужина.
Шеф Браун хотел бы объявить по национальному телевидению: «Мой сын – величайший детектив, который когда-либо лазил по дереву!» Но не произносил эту фразу вслух. Даже шёпотом.
Что хорошего из этого могло выйти?
Кто поверит, что настоящему мозгу, стоявшему за войной Айдавилла с преступностью, было всего десять лет?
Так что шеф Браун хранил это в тайне даже от ФБР. И люди по всей стране продолжали думать, что в Айдавилле живут самые умные полицейские в мире.
Энциклопедия тоже ничего не говорил о помощи, которую оказывал отцу. Он не хотел отличаться от других пятиклассников.
Но вот со своим прозвищем ничего поделать не мог.
Только родители и учителя называли его по имени – Лерой. А все остальные в Айдавилле – Энциклопедией.
Энциклопедия – это книга или набор книг, заполненных всевозможными фактами от А до Я. Энциклопедия прочитал больше книг, чем кто-либо в Айдавилле, и никогда не забывал ни слова из прочитанного. Вообще-то в действительности он был больше похож на целую библиотеку, чем на Энциклопедию. Можно сказать, что он был единственной библиотекой в ​​Америке, которая закрывалась вечером для того, чтобы принять ванну.
Зимой Энциклопедия выполнял свою детективную работу, сидя в столовой. С началом летних каникул он переехал в летние апартаменты в гараже. Сидя за потрёпанной старой конторкой возле канистры из-под бензина, он всегда был готов прийти на помощь соседским детям.
Каждое утро он вывешивал на дверях гаража табличку:

Детективное агентство «Браун»
Ровер-авеню, дом 13
Президент – Лерой Браун
Для нас нет слишком мелких дел
25 центов в день плюс расходы

Однажды утром в детективное агентство «Браун» пришёл Гил Таббс.
Энциклопедия сразу понял, что что-то здесь не так. Гил даже не споткнулся.
Гил был лучшим малолетним астрономом Айдавилла. Он изучал облака и знал названия двухсот тридцати звёзд. Он мог найти Большую Медведицу быстрее, чем собственные воскресные штаны.
Обычно Гил ходил, уставившись в небо и спотыкаясь о ступеньки крыльца и спящих котов. Но этим утром он был похож на любого другого мальчика – смотрел себе под ноги.
– Что случилось? – спросил Энциклопедия.
– Не знаю. Я не могу поднять голову, – ответил Гил. – Сегодня ночью я споткнулся о настольные часы и повредил шею.
– И часто ночью ты бродишь по столам? – удивился Энциклопедия.
– Я не бродил, – сказал Гил. – Я бегал. – Он положил двадцать пять центов на бензиновую канистру рядом с Энциклопедией. – Я хочу нанять тебя.
– Чтобы поймать убежавшие часы? – поинтересовался Энциклопедия.
– Чтобы вернуть мой телескоп, – ответил Гил.
И приступил к объяснениям. Проснувшись ночью, он увидел в своей комнате какого-то мальчишку. Который вылезал в окно с телескопом Гила. Гил вскочил с кровати и чуть не вырубился.
– Вор отключил мои электрические настольные часы, – рассказывал Гил. – Он привязал шнур между моей кроватью и письменным столом, чтобы грохнулся, если попытаюсь его преследовать. Я пролетел через всю комнату! Кошмар! Моя голова так треснулась об стену, что я подумал, что сломал обе лодыжки.
– Волосы дыбом встают, – отозвался Энциклопедия. – Когда это произошло?
– Часы остановились в одиннадцать минут одиннадцатого, – ответил Гил. – Думаю, именно тогда вор вытащил вилку. У меня нет других часов, поэтому я не могу сказать точное время.
– Ты видел вора? – спросил Энциклопедия.
– Нет, было слишком темно. Но по-моему, это был Жучила Мани.
– Жучила! – воскликнул Энциклопедия. – Так я и знал!
Жучила Мини был главарём шаёки хулиганистых подростков. Они называли себя «тиграми». А следовало бы – «метеорологами»: если вокруг всё ясно и чисто, они и цента не возьмут.
– Я не уверен, что это был Жучила, учти, – уточнил Гил. – Мистер Джеймс, живущий по соседству, заметил Жучилу за моим окном прошлой ночью чуть позже десяти часов. Он не обращал никакого внимания, потому что Жучила часто срезает дорогу через наш двор, чтобы добраться до дома.
– Пойдём и допросим Жучилу, – решил Энциклопедия.
– Думаешь? – заколебался Гил. – Жучила – это такая беда…
– Я общался с ним и раньше, – успокоил его Энциклопедия. – Стоит Жучиле заговорить, как он сам себя выдаёт.
Клуб «тигров» был заброшенным сараем, стоящим за кузовной мастерской мистера Суини. Когда Энциклопедия с Гилом подошли к нему, то увидели длинную очередь детей, струившуюся из входной двери.
Несколько «тигров» выравнивали линию. Сам Жучила стоял у входной двери.
– Не толкайтесь, не спешите! – призывал он. – У всех будет шанс увидеть величайшее маленькое чудо двадцатого века!
Входную дверь клуба сняли с петель. На её месте повесили старое армейское одеяло. В центре одеяла находилось небольшое круглое стекло, похожее на иллюминатор корабля.
– Один крошечный десятицентовик, детишки! – кричал Жучила. – Совсем дёшево! Посмотрите на малюсенького лунного человечка, которого привёз с собой экипаж космического корабля «Аполлон»!
Энциклопедия и Гил молча встали в очередь.

Один за другим дети подходили к стеклу в одеяле. Платили Жучиле десять центов и смотрели.
– Десять центов, – не умолкал Жучила. – Посмотрите на лунного человека! Он такой крошечный, что, если упадёт в тарелку супа с алфавитной лапшой, то не сможет выбрать буквы SOS!
Из середины очереди донёсся девичий голос:
– Как получилось, что у тебя есть человек с Луны, а у кого-то ещё нет? – спросила она. – Президент ничего не сказал о том, что астронавты нашли жизнь на Луне.
– Президент не посмел ничего сказать, – ответил Жучила. – Почему? Потому что один лунный человек сбежал! Президент знал, что лунное существо на свободе до ужаса испугает всех жителей страны!
Жучила остановился, чтобы взять очередной десятицентовик. Затем продолжил:
– Во вторник вечером я нашёл сбежавшего лунного человечка. Он прятался под старой почтовой маркой, лежавшей на моём крыльце. Он всего полтора дюйма в высоту

1 дюйм – примерно 2,54 см. (Здесь и далее примечания В. Борисова)., а его кожа похожа на зелёный сыр.
– Да, и у него столько золотых зубов, что он спит, спрятав голову в сейф, – пробормотал Гил.
– Шшш! – предупредил Энциклопедия.
Но уже было слишком поздно. Жучила заметил их. Он подошёл и зарычал на Энциклопедию:
– Сгинь и не появляйся!
– Что случилось, Жучила? – удивился Гил. – Ты боишься позволить Энциклопедии увидеть твоего лунного человечка?
– Я ничего не боюсь, – заявил Жучила. – Хорошо, мистер Умник, – сказал он Энциклопедии. – Ступай в голову очереди. И увидишь величайшее маленькое чудо космической эры.
Энциклопедия и Джил дали Жучиле по монетке. Потом приникли к окошку. И увидели фигурку размером не больше скрепки для бумаг.
– Да это же подделка! – прошептал Гил. – Стекло – не окно. Это мой телескоп, развёрнутый так, что смотришь через широкий конец. И тогда то, что видишь, выглядит крошечным.
– Верно, – подтвердил Энциклопедия. – Лунный человечек – один из «тигров» Жучилы Мини, покрытый листьями и морскими раковинами.
– Очередь прошла, – прорычал Жучила. И показал большим пальцем через плечо. – Теперь притворись автомобилем и отправляйся в путь.
– Мы сделаем это, когда ты отдашь телескоп Гилу, – сказал Энциклопедия. – Ты украл его прошлой ночью.
– Но сначала натянул шнур часов у пола моей комнаты, чтобы я споткнулся о них, преследуя тебя, – сказал Гил.
– Я тебе нос оторву, если ты не уберёшься, – принялся угрожать Жучила.
– Сосед, мистер Джеймс, видел тебя у моего окна прошлой ночью, – заявил Гил.
– Я срезал путь домой, – ответил Жучила. – И когда я проходил мимо окна твоей спальни, твои часы всё ещё шли. Я слышал их тиканье. Так что вор появился после того, как я прошёл мимо.
Жучила внезапно приблизился к Энциклопедии. Его голос понизился.
– Послушай, – прошептал он. – Если ты не испортишь моё шоу, я поделюсь с тобой. Конечно, лунный человек – подделка. Дети смотрят на Дьюка Келли через широкий конец телескопа, а не через окно. Но это мой телескоп. И ты не можешь доказать, что я говорю неправду. Так почему бы просто не присоединиться ко мне?
– Я бы к тебе и за тысячу долларов не присоединился, – отрезал Энциклопедия. – Кроме того, я могу доказать, что ты врёшь!

КАК?

Любитель птичек

В жизни Жучилы Мини появилась заветная цель. Он хотел во что бы то ни стало поквитаться с Энциклопедией Брауном. С тех пор как Энциклопедия открыл своё детективное агентство, Жучиле и его «тиграм» не удавалось безнаказанно стащить даже дырявый воздушный шарик.
Кому же понравится, что его все время оставляют с носом? Жучила только и думал о том, как бы садануть Энциклопедии под дых, а потом колошматить его и колошматить, пока тот не взвоет от боли. Но он не мог позволить себе даже лёгкого тычка. Едва у него появлялось такое желание, как он тут же вспоминал про Салли Кимболл.
Салли была самой хорошенькой из пятиклассниц. И в то же время она совершила то, о чем и мечтать не смел ни один отпетый задира моложе двенадцати лет: она заставила Жучилу Мини есть траву!
А было дело так. Жучила вздумал издеваться над малышом. Салли велела ему прекратить – Жучила усмехнулся. Она сжала кулаки – Жучила расхохотался.
Салли стремительно выбросила руку. И Жучила не устоял на ногах. Правда, он сразу вскочил – и мгновенно свалился снова. А Салли принялась за него по-настоящему: с левой! с правой! снизу под челюсть!
Через минуту Жучила пришёл к важному решению: лучше уж изобразить из себя гладильную доску и лежать тихо-тихо, чем вставать-валиться, вставать-валиться. Так он и лежал, не шевелясь, пока Салли не вскочила на свой велосипед и не уехала.
Именно из-за Салли Жучила не смел обойтись с Энциклопедией грубо, тем более поднять на него руку. Ведь на следующий день после того, как Салли проучила Жучилу Мини, Энциклопедия пригласил её в своё агентство младшим партнёром.
Однако это не мешало Жучиле мечтать о мщении. Мысль о грубой силе пришлось оставить – ну и что?
– Берегись его, Энциклопедия, – предупреждала Салли. – Он как тюбик с пастой – чем сильнее надавишь, тем больше пасты вылезет…
– По-моему, он как раз что-то надумал, – отозвался Энциклопедия.
– Что ты имеешь в виду?
– Вчера я получил письмо за подписью «Билл». Этот Билл попросил меня о встрече сегодня на рассвете у бензозаправочной станции мистера Даннинга. И приложил четверть доллара.
– И ты пошёл?
– Пошёл. Но там никого не оказалось.
– Держу пари, письмо написал Жучила, – сказала Салли. – У него возник какой-то план, как навлечь на тебя неприятности.
– Сейчас узнаем, какой. Вот и он сам, лёгок на помине…
К гаражу Браунов, где Энциклопедия разместил своё агентство, подкатила полицейская машина, и оттуда вылез полисмен Рэнд, а следом Жучила.

– Вот он! – завопил Жучила, тыча в Энциклопедию пальцем. – Мистер Добряк собственной персоной! Только я поутру видел, как он проколол шины у грузовика мистера Даннинга. Попался теперь!
– Где ты был сегодня на рассвете? – обратился полисмен к Энциклопедии.
– Ну… Я действительно был у бензоколонки мистера Даннинга. И видел стоящий позади неё грузовик-тягач, но даже близко к нему не подходил.
– Вы только послушайте! – продолжал орать Жучила. – Если бы вранье можно было щелкать как орешки, такой брехнёй поперхнулся бы и бегемот!
– Ну-ка успокойся, Жучила, – перебил полисмен Рэнд. – Сейчас разберёмся…
Энциклопедия рассказал о письме, приглашавшем его на это место. Пока он говорил, Жучила подвывал, зажимая уши руками, словно был не в состоянии вынести столь наглого вранья. Полисмен дослушал и хмыкнул:
– В высшей степени странная история…
– Ну уж нет! – взорвалась Салли. – Энциклопедия не стал бы прокалывать шины у чужого грузовика, разве что у какой-нибудь таратайки, если б она принадлежала Жучиле!
– Но кто-то же проколол шины у тягача и обрёк сегодня мистера Даннинга на дополнительную работу, – заметил полисмен.
– А ты-то сам, Жучила? – жёстко спросила Салли. – Какая нелёгкая занесла тебя к бензоколонке на рассвете?
– Я шёл на восток к океану понаблюдать за птичками у реки Дейд, – объявил Жучила. – И как раз добрался до бензоколонки, когда увидел, как наш умник протыкает покрышки одну за другой.
Энциклопедия быстро прикинул в уме схему местности. Да, если Жучила шёл вдоль берега, он мог увидеть тягач Даннинга позади колонки. Тут все было верно. Кроме…
– С каких это пор ты стал любителем птичек? – спросил Энциклопедия у предводителя «тигров».
– Увлекаюсь ими с раннего детства, – ответствовал Жучила. – Люблю спускаться по реке к океану и наблюдать за ними. – Тут он прикрыл глаза, прижал руки к сердцу, мечтательно запрокинул голову и испустил глубокий вздох. – Это так прекрасно, когда поутру воздух прозрачен и тих, и только птицы порхают и поют…
– Ну ты, кончай ломать комедию, – заявила Салли. – Ты не отличишь уханья совы от скрипа старого дерева. Держу пари, ты даже не знаешь названий птиц, прилетающих поутру к реке!
Жучила усмехнулся, будто ждал такого вопроса, и выпалил:
– Горлица, кардинал, пересмешник, цапля…
– Верно, – подтвердил Энциклопедия.
– Он, наверное, выучил названия по книжке, – не успокаивалась Салли. – Шины проткнул он сам, и никто другой! Тут и гадать нечего – он пытается оклеветать тебя, Энциклопедия!
– Вы слышали? – обратился Жучила к полисмену. – Я же говорил вам, что они попробуют взвалить вину на меня! Никто не знает настоящего Жучилу Мини – а под этой грудой мускулов прячется скромный любитель природы…
– Не знаю, кому и верить, – покачал головой полисмен Рэнд.
– Жучила врёт! – настаивала Салли. – И Энциклопедия сейчас это докажет! – Она тут же поняла, что, возможно, поторопилась с выводами, и повернулась к юному детективу: – Ты ведь можешь доказать, что Жучила врёт, что никаких шин у мистера Даннинга ты не протыкал? Можешь, правда?
– Разумеется, могу, – ответил Энциклопедия. – Во всяком случае, за птичками Жучила сегодня утром не наблюдал…

ЧТО ВНУШИЛО ЭНЦИКЛОПЕДИИ ТАКУЮ УВЕРЕННОСТЬ?

Похищенные свиньи

За день до выставки домашних животных в Айдавилле Люси Фиббс и Карл Бентон пришли в детективное агентство «Браун».
– Гвендолин похищена! – причитала Люси.
– Как и Альфред, – вторил ей Карл.
Все в Айдавилле знали Гвендолин и Альфреда. Они были свиньями. Гвендолин принадлежала Люси, Альфред – Карлу.
Мало кто понимал, насколько умны свиньи, до прошлогодней выставки домашних животных. Гвендолин выиграла тест на послушание, самое важное соревнование. Она победила семьдесят одну собаку, кошек, лошадей, попугаев и хомяков. Альфред, единственная свинья в конкурсе, кроме неё, занял второе место.
Карл положил двадцать пять центов на канистру рядом с Энциклопедией.
– Мы хотим нанять тебя, – сказал он. – Найди Гвендолин и Альфреда.
– Их похитили, чтобы не дать им выиграть завтра на выставке домашних животных, – вставила Люси. – Их забрали «ураганы»!
– «Ураганы» – это четыре подростка, обучающие немецких овчарок на сторожевых псов, – пояснил Карл. – В прошлом году они жутко переживали, когда свиньи побили их собак!
– Ты уверен, что похитители – «ураганы»? – спросил Энциклопедия.
– Я нашёл эту кепку возле загона Альфреда, – пояснил Карл.
Он протянул Энциклопедии шапку. Через вершину проходило слово «Ураганы».
– Один из похитителей, должно быть, обронил её прошлой ночью, – решила Люси.
– Сегодня утром мне позвонили, – сообщил Карл. – Звонивший сказал мне, что свиньи будут возвращены после выставки домашних животных. Я хотел быть уверен, что они не пострадали. Поэтому попросил поговорить с Альфредом.
– Похититель согласился? – спросил Энциклопедия.
– Да, но сначала мне пришлось перезвонить ему, – ответил Карл. – Его время истекло. У него кончились монеты, и он не мог разговаривать по телефону.
– У взрослого денег на телефон хватило бы, – заметила Люси. – Значит, звонил мальчишка-«ураган»!
– Я бросил десять центов и набрал номер, который он мне дал, – продолжил Карл. – И смог поговорить с Альфредом. Я узнал бы его хрюканье где угодно!
– Ты помнишь номер телефона? – спросил Энциклопедия.
– Специально записал, – кивнул Карл. И вручил Энциклопедии листок бумаги.
Энциклопедия прочёл: ZA 6-7575.
– Мой папа проследил номер, – добавил Карл. – Это телефон-автомат на шоссе 37.
– У нас мало времени, – вмешалась Люси. – Мы не можем искать автомобилистов, которые, возможно, держали свинью, разговаривая по телефону сегодня утром.
– Ты должен сегодня же опросить «ураганов», – потребовал Карл. – И найти виновного – или виновных. Я уверен в этом!
– Я поспрашиваю «ураганов», но не думаю, что это что-либо даст, – предупредил Энциклопедия.

Он оставил Салли на хозяйстве в детективном агентстве. Затем сел на велосипед и последовал за Карлом и Люси. Они отъехали на шесть миль от города и оказались среди сельскохозяйственных угодий.
– Ураганы дрессируют своих собак в усадьбе Смита, – объяснила Люси. – Немного дальше по дороге.
Вскоре Энциклопедия услышал лай собак. За углом он увидел «ураганов» – Флипа, Арта, Мерла и Гарри. Каждый держал на поводке немецкую овчарку.
«Ураганы» молча наблюдали, как Энциклопедия слезал с велосипеда.
– Никто из вас не терял кепку? – спросил Энциклопедия.
«Ураганы»настороженно молчали.
– Прошлой ночью украли двух свиней, – продолжил Энциклопедия. – Кепку с надписью «Ураганы» нашли возле загона одной из них.
– Остынь, парень, – фыркнул Флип. – Мы не свинокрады!
– Я не обвиняю вас, – поспешно ответил Энциклопедия. Он посмотрел на четырёх больших собак. – Я только спрашиваю. Кто из вас потерял кепку?
– Пойди напейся пятновыводителя и исчезни, – прорычал Арт.
– Покажи им кепку, Энциклопедия, – предложила Люси. – Проверим, кому она впору.
– Не беспокойся. Мы все носим одинаковые размеры, – отрезал Гарри. – Слушай, я не знаю, потерял ли я свою кепку. Я целую неделю её не носил.
– Моя – в шкафу, – припомнил Флип. – Я носил её два дня назад, когда шёл дождь. И видел её в шкафу сегодня утром.
– Я одолжил кепку брату, – подхватил Арт. – Он отправился в Гленн-Сити во вторник. Почему бы тебе не спросить его?
– Я не знаю, где моя кепка, – закончил Мерл. – Но если скажешь, что я украл двух свиней, получишь вот это! –
Он махнул кулаком в сторону Энциклопедии.
– Если Мерл ударит тебя, ты будешь две недели шататься, как свинья на льду, – пообещал Гарри. – А теперь – брысь отсюда!
– Я ухожу, – пробормотал Энциклопедия. – Дело закрыто.
– Энциклопедия! – изумлённо воскликнула Люси. – Ты не можешь уехать!
– Вы попросили меня допросить «ураганов», и я выполнил вашу просьбу, – ответил Энциклопедия.
– Но ты так и не узнал, кто похитил Гвендолин и Альфреда, – возразила Люси.
– Знаю, – сказал мальчик-детектив. – Похититель выдал себя.

КАКИМ ОБРАЗОМ?

Руки связаны, кляп во рту

Энциклопедия и его друзья решили отправиться с ночёвкой в Национальный парк. Энциклопедия радовался, предвкушая пикник и развлечения на природе, но радости пришёл конец, когда Чарли Стюарт принёс скверную новость, что к компании присоединяется Бенни Бреслин.
– Ох! – только и простонал Энциклопедия.
– Хуже того, – сообщил Чарли, – Бенни хочет, как в прошлый раз, в одну палатку с тобой.
– Ну уж! – вскипел Энциклопедия.
Бенни был добрым другом – до тех пор, пока стоял на ногах. Но достаточно было ему прилечь, как он тут же засыпал и превращался в угрозу лесному хозяйству. Его могучий храп сотрясал, а то и ломал ветки на полмили вокруг.
– Ладно, возьму у отца защитный шлем, – решил Энциклопедия.
– Лучше возьми бейсбольную биту, – посоветовал Чарли. – А то опять придётся отгонять лося, как в прошлый раз…
Действительно, на прошлой загородной ночёвке храп Бенни, разносящийся по лесу, напомнил лосям брачный призыв, и среди ночи в палатку вдруг просунулась рогатая голова. Энциклопедия с трудом прогнал нежданного гостя удочкой.
– Да нет, – посетовал Энциклопедия, – у меня не хватит духу огреть его битой.
– Наверно, ты прав, – согласился Чарли. – Лось и без того настрадается, когда вместо лосихи обнаружит всего-навсего Бенни…
Энциклопедия оставил бейсбольную биту дома и вместе с Чарли поехал на велосипедах на Мельничный ручей. Все остальные уже были там – Бенни Бреслин, Клыкастый Ливрайт, Мизинчик Пламмер, Херб Стейн и братья Билли и Джоди Тёрнеры.
Два часа спустя они добрались до Национального парка и, разбив лагерь, отправились порыбачить.
– Даже если я выужу вместо рыбы торпеду, хуже уже не будет, – причитал Чарли. – Все равно храп Бенни не даст сомкнуть глаз всю ночь…
– А вдруг обойдётся? – неожиданно высказался Энциклопедия. – Если Бенни проспит до заката, ночью ему спать не захочется. А не заснёт, так и храпеть не станет.
Энциклопедия выбрал на бережку уютное местечко, пригодное более для дремоты, чем для рыбной ловли, и пригласил Бенни присесть рядом. Тот устраивался-устраивался, покуда не растянулся плашмя.
– Вот это жизнь! – пробормотал он. – Самое блаженное дело…

Голос его быстро умолк, веки смежились. А вскоре он стал выводить рулады носом, погружаясь в сон. Ребята один за другим перебрались в более спокойные места. Никто и не подумал будить Бенни до тех пор, пока весь дневной улов не был изжарен на костре.
После ужина, забравшись в палатку, Энциклопедия то и дело поглядывал на часы. До половины десятого Бенни по-прежнему бодрствовал, а значит, вёл себя тихо. Однако без семи минут десять послышались чьи-то слабые хрипы и тяжёлое дыхание.
– Ты слышал? – прошептал Бенни. – Что это?
– Что это? – Энциклопедия обомлел от изумления. – А я-то решил, что это ты!
– П-послушай, – Бенни стал заикаться: звуки приближались. – Думаю, это медведь!
Волосы на затылке у Энциклопедии поднялись быстрее, чем вскакивает лежащий бык, когда к его плечу поднесут раскалённое клеймо. Отогнув полог, юный сыщик выглянул из палатки.
Нет, это был не медведь, а человек, бредущий в лунном свете и спотыкающийся на каждом шагу. Руки его были связаны за спиной. Он пытался что-то сказать, но кляп во рту обращал слова в хриплую кашу. Энциклопедия, не теряя времени, подбежал к незнакомцу и развязал его.
– Меня зовут Джек Эванс, – прохрипел тот, как только смог говорить. – Быстрее за подмогой! На пятой лагерной площадке грабёж с похищением!..
Грабёж с похищением! Ребята не заставили себя просить: Чарли, Клыкастый и Мизинчик бросились в лесничество, а Херб, Джоди и Билли – в контору парка. Бенни с Энциклопедией остались с мистером Эвансом, который повёл их к своей лагерной площадке, возбуждённо рассказывая:
– Я приехал сюда с Роджером Блейком. Развёл костер, решил вскипятить кофе, как вдруг за спиной раздалась команда: «Не двигаться! И не оборачиваться!..»
Дорога заняла минут пять. Подныривая под ветки, Эванс продолжал:
– Потом я услышал голос Роджера. «Берегись, – предупредил он. – Их двое, и оба вооружены». Мне приказали лечь ничком, связали по рукам и ногам, засунули в рот кляп и забрали у меня все деньги и ключи от машины. – Тут Эванс гневно потряс кулаками. – Но Роджеру пришлось хуже. Грабители объявили, что похищают его, а завтра сообщат мне, куда надо будет отвезти выкуп. Прошло, наверно, полчаса, прежде чем мне удалось освободить ноги. Я кинулся за помощью – и встретил вас, ребята.
– А похитителей вы так и не видели? – поинтересовался Бенни.
– Нет, – ответил Эванс. – Я смотрел на костёр и на кофейник. Всё случилось у меня за спиной. Ну вот мы и пришли…
На полянке стояла просторная палатка. В трёх-четырёх ярдах от неё над трескучим костром был подвешен кофейник.
Энциклопедия вгляделся в отпечатки следов на земле. Да, были следы, ведущие на полянку и с полянки, а чуть в стороне от костра валялся кусок веревки.
И тут костёр внезапно зашипел: кофейник закипел, содержимое полилось через край на горящие поленья. Энциклопедия в задумчивости уставился на огонь.
– Нашёл какой-нибудь ключ к разгадке? – справился Бенни.
– Да, ключ есть. Этот Эванс не подумал об одной мелочи. Дело о похищении Роджера Блейка разгадано!
Так заявил Энциклопедия.

ЧТО ЗА КЛЮЧ ОН ИМЕЛ В ВИДУ?

Полтора велосипеда

Харолд Финнеган носил очки, но никто из ребят не называл его «Четыре Глаза». К нему прилипло прозвище «Четыре Колеса».
Понятно, почему: во всей округе только у него было два велосипеда – новенький для хорошей погоды и старый для дождливых дней. И всё же сегодня он приехал в детективное агентство «Браун» за помощью на новом велосипеде, хотя с утра зарядил дождь.
– Привет, Четыре Колеса! – весело крикнул Энциклопедия.
– Зови меня Три Колеса, – отозвался Харолд. – У меня осталось только полтора велосипеда.
– Что, попал в аварию? – спросила Салли.
– Нет, просто кто-то спёр переднее колесо от моего старого велика. И я почти уверен, что этот кто-то – Пабло Пизарро.
– Как тебе не стыдно! – возмутилась Салли. – Пабло не вор. Пабло – большой художник. У Пабло чуткая душа. У Пабло…
– У Пабло моё переднее колесо, – перебил Четыре Колеса. – Он спёр его десять минут назад. – С этими словами он выкатил на бензиновую канистру четверть доллара. – Мне нужна твоя помощь, Энциклопедия, чтобы получить колесо обратно.
Энциклопедия решил взяться за дело, невзирая на свирепые взгляды Салли. По пути к дому Пабло Четыре Колеса поведал, что произошло:
– Вчера вечером я занялся ремонтом старого велика и разобрал его на части. А когда сегодня поутру пошёл в гараж, то своими глазами видел мальчишку, убегающего прочь с моим колесом.
– Значит, ты все-таки не уверен, что это Пабло? – не преминула уточнить Салли.
– Я не видел вора в лицо, – вынужден был признать Четыре Колеса и с надеждой обратился к Энциклопедии: – Но ты же знаешь, что творится в округе…
Да, Энциклопедия знал, что в последние две-три недели из гаражей по соседству стали пропадать всевозможные вещи. Как ни странно, все это был хлам, не имеющий ни малейшей ценности, вроде разбитых зеркал, ломаных деревяшек, ржавых железок и старых газет. Правда, Салли он в дело не посвятил, но ему было известно, что Пабло неоднократно был замечен слонявшимся возле гаражей как раз перед тем, когда оттуда что-то пропадало.
Добравшись с клиентом и партнёром до дома Пабло, Энциклопедия позвонил. Мама Пабло высунулась из окна второго этажа и крикнула:
– Входите, ребята! Пабло на чердаке.
Они поднялись на самый верх, но дверь, ведущая на чердак, оказалась на запоре. Энциклопедия постучал, громко и настойчиво, но Пабло всё равно открыл не сразу.
– Входите, – пригласил он, картинно взмахнув рукой. – Добро пожаловать ко мне в студию.
Салли, едва глянув на Пабло, ахнула, поднеся руку ко рту. На нем был мягкий берет, огромный бант, повязанный, как галстук, и грязная блуза. Она восхищённо произнесла:
– Ты одет как настоящий художник!
– Само собой, – ответил Пабло, небрежно пожав плечами. – Я за работой…

«Что же это за работа? – подумал Энциклопедия. – Превратил чердак в исполинскую свалку…» И впрямь, чердак до дальних углов был забит самым разнообразным хламом. Часть его была собрана в свежеокрашенные кучи и кучки, остальное же валялось и ржавело.
Харолд без промедления перешёл к делу.
– Где колесо от моего велика?
– Колесо? – повторил Пабло будто в недоумении.
– Ну да, колесо, – прорычал Харолд. – То, которое ты спёр у меня в гараже сегодня утром!
– Мой дорогой, ты несёшь ерунду, – ответствовал Пабло. – Я действительно собираю разные вещи, чтобы использовать их в своих скульптурах. Но я их не краду! – Он прошёлся по чердаку. – Вот моё последнее произведение. – Пабло показал на кучу, сложенную из проволочных вешалок для одежды, пары дырявых кофейников и нескольких ветхих журналов. Кучу подпирали ножки от жаровни, к ней была прислонена автопокрышка, а сверху лежало яблоко. – Я выкрашу все это в белый цвет и назову «Безмятежность с яблоком».
– Браво! – восторженно взвизгнула Салли.
Энциклопедия и Четыре Колеса лишь пялились на «произведение», потеряв дар речи.
– Сегодня я вообще не выходил из дому, – объявил Пабло. – Как же я мог спереть твоё колесо? С самого завтрака я сидел за работой вот на этом стуле и встал только в ответ на ваш стук.
Энциклопедия подошёл к старому стулу, придвинутому к «Безмятежности с яблоком». Стул, казалось, вот-вот рассыплется на части. Он был весь заляпан белой краской и, тем не менее, выглядел привлекательнее, чем «Безмятежность». Юный сыщик легко провёл рукой по холодному сиденью, прикоснулся к каплям краски. Они были сухими.
– Что-то я не вижу своего колеса, – шепнул Харолд.
– Продолжай искать, – ответил Энциклопедия. – В этом хаосе можно спрятать не только колесо, но и крейсер…
А Пабло повёл Салли в экскурсию по «студии». Она следовала за ним послушно, как щенок, внимая каждому его слову.
– Встречаются предметы, в которых глаз художника улавливает нечто большее, чем прямое предназначение, и только его искусством это большее может быть выявлено и воплощено…
– Не понял, – подал голос Четыре Колеса из угла.
Пабло вынес на свет шестифутовую доску, к которой были прибиты совок, коробка из-под фруктов, два расплющенных утюга, погнутый вентилятор и обрывки обоев, и сообщил гордо:
– Я назову это «Человек в поисках самого себя».
– Это прекрасно! – воскликнула Салли. – Захватывающе! Твои произведения зовут меня в мир новых идей!..
Пабло раздулся, как индюк, и изрёк:
– Ты, как я понимаю, делаешь первые шаги в искусстве. Тебе следует осознать, что ценность его не имеет ничего общего ни со стоимостью составных частей, ни с внешней красотой, ни даже…
– Ни даже с чистотой и порядком! – выкрикнул Четыре Колеса, ползающий по пыльным кучам покрышек и велосипедных цепей.
– Не обращай внимания ни на него, ни на Энциклопедию, – посоветовала Салли. – Им не постичь великого художника, даже если они сталкиваются с ним вплотную!
– Может, и не постичь, – согласился Энциклопедия. – Зато я могу отличить вора, когда сталкиваюсь с ним, а Пабло – вор!

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЁЛ К ТАКОМУ ВЫВОДУ?

Остров сокровищ

Уинслоу Брант славился на весь город тем, что тоже, как Пабло Пизарро, рыскал по свалкам. Целью его поисков было найти что-нибудь ценное, выброшенное по ошибке. От его внимания не ускользала ни одна мусорная урна, ни одна помойка.
И его старания давали свои плоды. Он уже собрал лучшую в округе коллекцию бутылочных крышек и старых теннисных мячей.
Но когда он явился в детективное агентство «Браун», он ничего не искал. Настроение у него было подавленное.
– Подумать только, он был почти у меня в руках, – простонал Уинслоу, прислонившись к стене.
– Кто был в руках? – не понял Энциклопедия.
– Клад, – ответил Уинслоу. – Мечта каждой настоящей ищейки – бесценный клад!
– И твой великий шанс выскользнул у тебя из пальцев?
– Не выскользнул, а утёк! – воскликнул Уинслоу, вытаскивая небольшую тряпицу. Краски на тряпице расплылись, сливаясь в большое красное пятно. – Это была карта, указывающая, где Генри Ла Фарж зарыл часть своих сокровищ!
Кто же из жителей штата не слышал о знаменитом пирате Генри Ла Фарже? В восемнадцатом веке он взял за правило укрываться среди малых островков в пяти-шести милях к югу от Айдавилла. На одном из островков он, по слухам, спрятал награбленные сокровища.
– Карта нашлась в сломанной музыкальной шкатулке, которую я подобрал вчера утром на мусорной куче у Смитов, – пояснил Уинслоу.
А затем поведал всю печальную историю. Он показал карту Питу Олдерсу. Питу было шестнадцать, и у него была лодка. Долго ли, коротко ли, но Пит согласился отвезти Уинслоу на острова в обмен на часть клада. До места назначения они добрались, когда уже стемнело, и пришлось переночевать на борту. Утром Уинслоу обнаружил свою карту на палубе совершенно испорченной. Пит объяснил, что ночью по ошибке использовал её, чтобы заткнуть течь. В темноте он якобы принял карту за наволочку.
– Держу пари, – сердито заявил Уинслоу, – он сперва скопировал карту, чтобы весь клад достался ему одному. Отвёз меня домой, а сам вернулся на острова.
– И не отыщет там ничего, кроме солнечного удара, – отозвался Энциклопедия, указывая на небольшой потёк чёрной краски на обороте карты.
– Черт, я не обращал на это внимания, – произнёс Уинслоу. – Что это такое?
– Сейчас это грязь, а была надпись, – ответил Энциклопедия. – Там было сказано: «Нью-Йоркская Всемирная ярмарка». Твоя карта – всего-навсего сувенир стоимостью пятьдесят центов. Точно такая же несколько лет валялась у моего отца на чердаке.
– Забодай меня корова! – воскликнул Уинслоу с раздражением. – Значит, карта бесполезна и там ничего нет? – Тут его лицо озарилось радостью. – А Пит-то думает, что откопает клад! Поделом ему, грязному обманщику!
– Мы пока не уверены, что Пит испортил карту нарочно, – напомнил Энциклопедия.
– Я тебя нанимаю, – объявил Уинслоу. – Только если выяснишь, что Пит скопировал карту, не говори ему про сувенир. Пусть копает, пока в ушах не зазвенит…
Энциклопедия согласился на это условие, и через два часа они вдвоём уже плыли на ялике, который согласился одолжить дядя Салли Кимболл. Пришлось заглянуть на пять островков, прежде чем они приметили парусную лодку Пита. Она стояла на якоре в маленькой бухточке. Один из иллюминаторов был чуть-чуть приоткрыт.
– Пит станет копать у трёх кокосовых пальм, – уточнил Уинслоу, выпрыгивая на берег. – Согласно карте, сундук с кладом зарыт у подножия той, что в центре.

Пройдя немного в глубь островка, мальчики увидели группу из трёх пальм, растущих близко друг к другу. И Пита, копающего под палящим солнцем и близкого к изнеможению.
– Погляди, у него уже язык на плече, – радостно отметил Уинслоу.
– Жадность заела, – откликнулся Энциклопедия. – Он даже не задумался, те ли это пальмы, что на карте…
Увидев на островке гостей, Пит немало удивился и с вялой улыбкой выкарабкался из ямы. Обращаясь к Уинслоу, он сказал, заметно нервничая:
– Ты не сомневайся, я поделюсь с тобой всем, что найду…
– Я и не сомневаюсь, Пит, – ответил Уинслоу. – Гляжу, ты уже починил лодку. Я ведь так и не спросил тебя, где была течь.
– Ну… ээ… это был… ээ… иллюминатор. Он не закрывался.
– Да, один из иллюминаторов заедало. Помню, помню.
Реакция Уинслоу, казалось, слегка успокоила Пита, и он сказал:
– Когда ты вчера ушёл в каюту, я оставался на палубе – надо было проверить то да се. Тогда я сообразил, что мы стали на якорь в час отлива и скоро вода начнёт подниматься.
– А ты, оказывается, здорово видишь в темноте, – вставил Энциклопедия.
– Светила луна, – не смутился Пит, – и я заметил на берегу отметку верхней точки прилива. От уровня воды до неё оставалось фута два с половиной
1 фут – 12 дюймов, примерно 30,48 см.…
– Какое отношение это имеет к тому, что моя карта промокла и погибла?
– Вода во время прилива поднимается на пять дюймов в час, – ответил Пит. – Нижний край иллюминатора – в восемнадцати дюймах над ватерлинией. Меньше чем через четыре часа вода поднялась бы до открытого иллюминатора, и лодка утонула бы.
– И ты решил заткнуть иллюминатор и спасти лодку, – вспылил Уинслоу. – Ценой моей карты!
– Я же сказал тебе, что это нечаянно, по ошибке. В каюте было темно, и я принял карту за наволочку. Честное слово!
Уинслоу, вроде бы растеряв уверенность, обратился шёпотом к Энциклопедии:
– А что, если Пит говорит правду?
– Нет, он намочил карту нарочно, чтобы ты не нашёл место, где якобы зарыт клад. Его россказни про иллюминатор не выдерживают критики.

ПОЧЕМУ?

Пять улик

В среду под вечер, в начале пятого, в детективное агентство «Браун» вбежала Джейн Фостер. В глазах у неё стояли слезы, и она умоляюще смотрела то на Салли, то на Энциклопедию.
– Вы должны мне помочь! – воскликнула она. – Кто-то ограбил папину лавку, а ведь он поручил мне присмотреть за ней!..
У мистера Фостера была мелочная лавка, где Энциклопедия иногда покупал всякую ерунду для школы – кнопки, скрепки, карандаши – и жевательную резинку.
– Надо сообщить об ограблении в полицию, – заявил он.
– Не могу! – ответила Джейн, хлюпая носом. – Не хочу, чтобы папа узнал, что это я проворонила. Я забыла закрыть боковую дверь! – И, положив на бензиновую канистру четверть доллара, добавила: – Пожалуйста, помоги мне вернуть папины деньги!
– Сделаю, что смогу, – отозвался Энциклопедия, – только у меня мало времени. Через два часа мама будет ждать меня к ужину.
– У нас даже двух часов нет, – сообщила Джейн. – Папа вернётся из Гленн-Сити уже через час!
В агентстве воцарилось уныние. Всего-то час? Сумеет ли Энциклопедия за час выяснить достаточно, чтобы раскрыть преступление?
– Тогда будем действовать не откладывая, – бодро сказал он, хотя оптимизма, по правде говоря, не чувствовал. – Не волнуйся, Джейн. Все обернётся к лучшему…
Чтобы побыстрей добраться до цели, они не стали пользоваться велосипедами, а сели в автобус номер три. По пути Джейн подробно рассказала все, что знала сама.
– По средам папа обычно закрывает лавку в три часа. Но сегодня он торопился в Гленн-Сити и ушёл на пять минут раньше, а запереть поручил мне. Я так и сделала, закрыла переднюю и заднюю двери, а потом пошла в ванную причесаться. И вдруг услышала, как звякнула касса – она всегда звякает, когда выдвигают ящик с выручкой. Выскочила из ванной и успела заметить, как кто-то убегает через боковую дверь.
– Так сколько в лавке всего дверей? – уточнила Салли.
– Три. Передняя, задняя и боковая. Только боковой мы почти не пользуемся, вот я про неё и забыла.
– В лицо вора ты не видела? – поинтересовался Энциклопедия.
– Не видела. Все произошло так быстро! Не знаю даже, был ли это мужчина или женщина, а может, мальчишка или девчонка.
Как только автобус довёз их до нужной остановки, все трое двинулись к двухэтажному белому дому. Лавка мистера Фостера занимала весь первый этаж, только на углу была ещё одна дверь тёмного дерева.
– А эта куда ведёт? – не преминул справиться Энциклопедия.
– В жилые квартиры над лавкой, – ответила Джейн.
Она отперла лавку и вошла, Салли и Энциклопедия за ней. Юный сыщик тут же уставился на прилавок рядом с кассой. Там валялся странный набор предметов: пакетик с тонкими резиновыми колечками, баночка машинного масла, магнит, лист наждачной бумаги и пачка бумаги промокательной.
– Лежало тут всё это, когда ты закрывала переднюю и заднюю двери?
– Толком не помню, но, по-моему, тут ничего не было. Это что, улики?

Энциклопедия не ответил, но с разрешения Джейн осмотрел боковую дверь. Она вела в короткий коридор, в одном конце которого была лестница на второй этаж, а в другом та самая деревянная дверь на улицу.
– Её запирают или держат открытой? – спросил детектив, имея в виду деревянную дверь.
– Надо только притворить её, а защёлкивается она сама.
– Тогда выходит, что вор из числа верхних жильцов. Ведь чтобы войти в деревянную дверь, ему нужен был ключ.
– И ты уже понял, кто он? – не утерпела Салли.
– Нет ещё, – ответил Энциклопедия призадумавшись. Потом сказал: – Должно быть, вор спустился сверху перед самым закрытием лавки. Он – предположим, что это был мужчина, – не знал, что Джейн сегодня закрыла чуть-чуть раньше срока.
– По-твоему, вор пришёл сюда, не планируя никакой кражи? – спросила опять Салли.
– Точно, – подтвердил её догадку Энциклопедия. – Он выбрал пять нужных ему предметов и подошёл к кассе расплатиться…
– Но тут понял, что в лавке никого нет, – подхватила Салли, – и решил нагреть руки. Он же не знал, что Джейн рядом, в ванной!
– Похоже, что так. Когда вор выдвинул ящик с выручкой, и касса звякнула, он испугался и удрал с деньгами, а то, что собирался купить, забыл на прилавке.
– Кто живёт наверху? – обратилась Салли к Джейн.
– В квартирах окнами на улицу – мистер Кори и мистер Эванс. Оба холостяки. Мистер Кори работает в отделе здравоохранения, а мистер Эванс – ночной сторож в Первом федеральном банке.
– А кто занимает квартиры окнами во двор?
– В одной живёт миссис О'Куинн с дочкой Мэри. Она уборщица, а по вечерам подрабатывает шитьём. Во второй квартире раньше жили Андерсоны, но два месяца назад они съехали, и она пустует.
– Что ты ещё знаешь о верхних жильцах? – нетерпеливо спросила Салли.
– Извини, больше я ничего о них не знаю. Я и вижусь-то с ними нечасто…
– Больше ничего и не надо, – перебил Энциклопедия. – Того, что ты рассказала, вполне достаточно.

КТО ЖЕ БЫЛ ВОР?

Золотая лихорадка

Проезжая на велосипеде мимо пустыря на Рок-гарден-лейн, Энциклопедия вдруг увидел Натана Уинслоу, исступлённо орудующего киркой. Юный сыщик удивился, затормозил и окликнул:
– Эй, Натан! Что ты там делаешь?
– Разве сам не видишь? Копаю. И оставил бы ты меня в покое. Если делать нечего, пойди в зоопарк, почеши слона за ухом. Займись чем хочешь – а мне надо готовиться…
Резкий ответ Натана поразил Энциклопедию. Девятилетний мальчик всегда отличался ровным нравом и хорошими манерами. Говорили, что он из вежливости ни разу даже не съездил в горы: ему не хотелось препираться с эхом. Чуть подумав, Энциклопедия вкатил велосипед на тротуар и предпринял новую попытку разобраться, в чем дело.
– К чему же ты готовишься?
– Учусь долбить камень, если угодно знать. Надо доказать Уилфорду Уиггинсу, что я могу помогать ему рыть золото.
Этого великовозрастного шалопая не так давно выгнали за хулиганство из школы. Его то и дело посещали идеи мгновенного обогащения – их у него возникало больше, чем отпечатков пальцев на волейбольном мяче после игры. А Энциклопедии постоянно приходилось вмешиваться, чтобы не дать ему надуть окрестных ребят.
– Он что, нашел золотую жилу? – догадался Энциклопедия.
– Факт, – подтвердил Натан. – Она где-то на Западе. Каждый, у кого есть пять долларов, может войти в дело. Только у меня денег нет, вот я и решил заработать свою долю как землекоп. – Тут Натан отложил кирку, внезапно вспомнив: – В десять он собирает всех в Южном парке. Наверно, мне тоже лучше пойти…
– А мне Уиггинс ни о какой встрече не говорил, – удивился Энциклопедия.
– Ещё бы, ты для него хуже горькой редьки!
– Это его россказни хуже горькой редьки. Но ведь никто не обязан их глотать…
Натан внезапно встревожился.
– А если его золотая жила – тоже «утка»? Пошёл бы ты вместе со мной, Энциклопедия. Может, сбережёшь мне и другим время и деньги…
Энциклопедия принял предложение. По дороге Натан извинился:
– Мне стыдно, что я тебе надерзил. Я был проста сам не свой.
– Ладно, чего уж там, – сказал детектив примирительно. – Блеск золота слепит сильнее прожекторов. Он заставлял терять голову многих повзрослей тебя…
В Южном парке, вокруг памятника Аврааму Линкольну, уже собралась большая толпа ребят. Уилфорд Уиггинс стоял, опираясь на пьедестал и напялив на себя маску искренности. Он готовился произнести речь, и ребята зашевелились, подходя поближе. Каждому не терпелось узнать, каким образом Уилфорд намерен осчастливить их жутким богатством.

– Все вы слышали о новых золотых месторождениях на Западе, – начал он. – Мой партнёр, старатель Дэн, нашёл жилу. Но нам нужны деньги на покупку мула. Я согласен сделать любого из вас нашим младшим партнёром всего за пять долларов.
– А я что говорил! – воскликнул Жучила Мини, проталкиваясь вперёд. – Я буду так богат, что моей сестрёнке придётся бросить уроки музыки – она будет играть только на бирже!
– Не стану спорить, приятель, – подхватил Уилфорд.
– А где находится твоя золотая жила? – осведомился Бенни Бреслин.
– Хотелось бы мне ответить точно и без утайки, – заявил Уилфорд. – Но я слишком большой патриот Америки. Если бы я так и поступил, все Восточное побережье бросилось бы на Запад, бухнулось в Тихий океан и потопло.
– Эй, кончай комедию или заткнись! – бросил Жучила.
– Если ты и впрямь нашёл жилу, – вклинился Гектор Конклин, – отчего же ты не нарыл золота хотя бы на то, чтобы купить мула? Зачем тебе наши денежки?
– Отвечу, друг. Мой партнёр, старатель Дэн, ищет золото уже тридцать три года, и вот наконец ему улыбнулась удача. Шесть месяцев назад он снова отправился в горы и взял с собой поклажу вместе со своей верной мулицей Куини… Он обнаружил богатейшую главную жилу – но не проявил себя жадюгой и не стал раскапывать её немедля. Дело в том, что у Куини вот-вот должен был появиться маленький, и её здоровье для Дэна было важнее любых богатств…
Уилфорд приумолк, делая паузу, с тем чтобы смысл его слов дошёл до каждого в толпе – а среди ребят было немало любителей животных, – потом продолжил:
– Старатель Дэн разбил стоянку у самой жилы и стал ждать – ведь Куини была нужна ему, чтобы вывезти добытое золото. А потом стряслась беда – она, наконец, принесла малыша, но вместо того, чтобы окрепнуть, стала слабеть и слабеть. Шли дни, вода и еда иссякли. Малыш умер, а спустя пять дней умерла и Куини…
Уилфорд склонил голову, а когда снова поднял её, по его щеке скатилась скупая слеза.
– А ведь Дэн, – воскликнул он, – будь он бессердечен, мог бы успеть вывезти довольно золота, чтобы разбогатеть! Можно было бы обернуться до ближайшего города два, а то и три раза, если бы он позволил себе забыть, что Куини не годна для тяжёлой работы…
Над площадкой у памятника нависло молчание. Джейн Фостер заплакала, Люси Фиббс – тоже.
– Теперь вам известно, зачем нам нужны деньги, – завершил свою речь надувала. – Дэн не добыл денег даже на шнурки для ботинок. Но если бы я собрал нужную сумму, он купил бы нового мула, вернулся бы в горы и начал разрабатывать жилу.
Ребята сомкнулись вокруг Уилфорда, протягивая ему деньги. Жучила Мини купил долю первым и укатил на велосипеде, сияя, будто уже стал миллионером. Однако прежде чем кто-нибудь ещё успел последовать его примеру, Энциклопедия поднял вверх руки и призвал ребят:
– Не швыряйтесь деньгами! Никакой жилы нет и никогда не было!

КАК ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЁЛ К ПОДОБНОМУ ВЫВОДУ?

Летающий мальчик

Энциклопедия проезжал мимо дома Каспера Кина, и вдруг увидел что-то на крыше. Это был сам Каспер.
– Эй, спускайся! – завопил Энциклопедия.
– Не беспокой меня, – отрезал Каспер. К каждой его руке было привязано бумажное крыло. Он закрыл глаза и начал качаться.
– Что ты делаешь? – удивился Энциклопедия.
– Гипнотизирую себя, – ответил Каспер.
– Разве ты не можешь загипнотизировать себя на земле?
– Как только я погружусь в гипноз, то скажу себе, что я птица, – завил восьмилетний Каспер, который вечно был готов поверить во всё, что угодно. – И тогда я смогу летать.
– Ты будешь летать, как камень, упавший с небес, – сообщил Энциклопедия.
– Нет, это сработает, – возразил Каспер. – Бак Баркдалл летал…
– Никто не может летать! – закричал Энциклопедия. – Спрыгни с крыши, и узнаешь, что происходит с якорем.
– О, тебе не надо было так говорить, – вздохнул Каспер. Он спустился вниз. – Однако я рад, что ты остановил меня. Я потерял веру.
– С чего ты взял, что умеешь летать? – спросил Энциклопедия.
– Бак Баркдалл так сказал, – ответил Каспер. – Он продал мне эти крылья за шесть долларов. И потребовал ещё шесть долларов, чтобы загипнотизировать меня. У меня больше не было денег. Поэтому я позаимствовал книгу о гипнотизме в библиотеке.
– Если бы Бак умел летать, он бы не продал тебе секрет за несколько долларов, – указал Энциклопедия. – Он сплавил бы его армии за миллионы!
– Но Пит Коннелл сказал, что видел, как Бак летал! – уверял Каспер.
– Пит и Бак, вероятно, заодно, – сказал Энциклопедия. – Помнишь, что случилось в старшей школе в прошлом году?
Каспер кивнул. Бак украл ответы на тест по истории. Пит продал их учащимся за два доллара. Обоих временно исключили из школы.
– Я был дураком, – пробормотал Каспер. – Наверно, больше хотел летать, чем думать. Не можешь попытаться вернуть мои шесть долларов?
– Я могу попробовать, – согласился Энциклопедия. – Пойдём и поговорим с Питом Коннеллом. Он не такой умный, как Бак.
– Лучше с Баком, – испугался Каспер. – Пит – в борцовской команде. Он может завязать нас узлом.
Энциклопедия решил, что Каспер прав. Лучше пусть тебя перехитрят, чем завяжут ноги за ушами. Мальчики отправились к Баку.
Он сидел у себя на переднем крыльце, вырезая из дерева пятидесятицентовые монеты. Он спокойно выслушал, как Энциклопедия попросил его вернуть шесть долларов Касперу.

– С какой стати? – удивился он. – Если ты не веришь, что умеешь летать, то и не полетишь. Нужно иметь веру, детка.
Энциклопедия давил на него, пока Бак не согласился доказать, что умеет летать. Он сказал мальчикам ждать его в лесочке за яслями мистера Уокера после наступления темноты.
С наступлением ночи мальчики стояли в лесочке.
– Здесь так темно, что я не увижу Бака, даже если он пролетит в мусоровозе мимо моего носа, – задумался Каспер.
Внезапно с соседнего дерева донеслись странные звуки. И Бак Баркдалл соскользнул на землю.
– Ты это видел? – воскликнул он. – Аварийная посадка! Мне повезло, что я не угробился!
– Мы ничего не видели, – ответил Каспер.
– Было так темно, что я врезался в это дерево, – объяснил Бак, снимая крылья. – В противном случае я бы приземлился, как бабочка, у твоих ног.
– Ты всё время сидел на дереве, – произнёс Энциклопедия.
– Да ну? – усмехнулся Бак. – Так получилось, что у меня есть свидетель. Пит Коннелл видел, как я вылетел из чердачного окна.
– Почему бы тебе не взлететь прямо сейчас? – спросил Энциклопедия.
– Потому что я должен начинать с высоты, – ответил Бак. – Я мог взлететь с одного из этих деревьев, но мне мешали ветви. Кроме того, у меня сломаны крылья, а запасных нет.
Спор продолжался. Бак отказывался возвращать Касперу шесть долларов, а Энциклопедия не желал уходить без денег. Бак, наконец, вскинул руки к небу.
– Я покажу вам, откуда вылетел, и больше ничего, – заявил он. – Но после этого, если ты не оставишь меня в покое, получишь в живот так, что полетишь вверх тормашками.
– Ой,– снова и снова шептал Каспер, пока они шли вслед за Баком.
Пит Коннелл ждал возле дома Бака. Бак хитро подмигнул своему приятелю.
Пит тут же воскликнул:
– Какой полёт! Ты взлетел, как орёл. Бак Баркдалл, ты круче Линдберга
Чарльз Линдберг – знаменитый американский лётчик.!
Бак отпер дверь.
– Мои родители уехали на целый день, и я здесь один, – объяснил он.
Он привёл ребят на чердак. Затем включил свет и подошёл к окну.
– Это моя стартовая площадка, – сказал он, отодвигая шторы и открывая окно. – Я стою здесь и вхожу в настроение – это важная часть. Я гипнотизирую себя. И когда чувствую себя готовым, прыгаю вперёд.
– Предположим, ты ошибёшься? – спросил Энциклопедия. – Не полностью загипнотизируешь себя перед тем, как прыгнешь?
– Я падаю и приземляюсь в эти кусты, – ответил Бак, указывая на кусты, растущие возле дома.
– Ты упал сегодня вечером? – спросил Каспер.
– Нет, это был идеальный полёт, – сказал Бак. – Вылетев через окно, я полетел прямо в лес, ни разу не упав.
– Это было феноменально! – разливался Пит Коннелл.
– Я не верю ни единому слову, – прошептал Каспер. – Но как мы можем доказать, что крылья и гипнотизм являются выдумкой?
– Нет смысла, – ответил Энциклопедия. – Бак уже сделал это за нас!

В ЧЁМ ОШИБСЯ БАК?

Грелка для ног

Мелвин Пью вечно что-то выдумывал. Когда он пришёл в детективное агентство «Браун», то выглядел так, будто изобрёл новый способ ходить.
Его колени не сгибались, и он двигался с расставленными ногами, как будто эти ноги скользили по железнодорожным рельсам.
– Господи, Мелвин, ты катался на лошадях? – спросила Салли.
– Нет, я ненавижу лошадей, – ответил Мелвин. Он фыркнул в раструб, торчавший из его рубашки. – И я ненавижу холодную погоду. С лошадьми ничего не поделаешь. Но я кое-что сделал с холодной погодой.
Энциклопедия набрался смелости задать вопрос:
– Что?
– Я покажу вам, – произнёс Мелвин. – Сначала я должен снять одежду.
Он расстегнул пояс.
– Мелвин! – завопила Салли.
– На мне купальный костюм, – заверил её Мелвин. Он вылез из штанов и стянул с себя рубашку.
– Вот! – объявил он. – Грелка для ног Мелвина Пью!
Что же увидели Энциклопедия с Салли?
Резиновые трубки шли по каждой ноге к обуви Мелвина. Сверху трубки соединялись и переходили в раструб, который удерживался на шее Мелвина с помощью ремня.
– Вы дуете в рог, – объяснил Мелвин. – И тепло дыхания поступает к ногам туда, где это необходимо.
– Исключительно просто, – заметил Энциклопедия. Он пощупал трубки. Они были твёрдыми и жёсткими, как железо.
– Мне нужно найти более мягкие трубки, – пожаловался Мелвин. – С этими я чувствую себя кочергой, даже согнуться не могу.
– Когда сможешь согреть ноги и одновременно коснуться пальцев ног, то заработаешь миллион долларов, – хмыкнула Салли.
– Мой обогреватель особенно полезен зимой на холодных полах, мёрзлой земле и обледеневших тротуарах, – с гордостью сказал Мелвин.
– Надо бы проверить зимой, – предложил Энциклопедия. – А в такую летнюю жару свихнёшься.
– Я только что проверил это в магазине игрушек Арчера, – сказал Мелвин. – Она работала потрясающе.
Летом айдавилльский магазин игрушек был самым холодным местом. Мистер Арчер, владелец магазина, включал кондиционер на полную мощность.
– Отличный выбор – магазин игрушек, – согласился Энциклопедия. – А заодно посмотрел автомобильные комплекты последней модели, пока пробовал трубки, да?
– Догадался, – улыбнулся Мелвин. – Человек может сойти с ума, если не делать ничего – просто стоять и дышать. Я бы хотел выбраться из этой установки. Дай мне руку, ладно?
Энциклопедия помог ему избавиться от грелки. Когда Мелвин натягивал штаны, мимо проезжала машина. Она затормозила, подалась назад и остановилась перед детективным агентством «Браун».
Из машины вышел мистер Арчер. Он сердито покачал пальцем на Мелвина.
– Ты, маленький воришка! – рявкнул мистер Арчер. – Я знал, что ты не мог уйти далеко!

– Воришка? – удивился Мелвин. – Я?
– А я-то всё время думал, кто же обворовывает мой магазин, – прорычал мистер Арчер. – Сегодня ты стащил два пневматических ружья стоимостью одиннадцать долларов и восемьдесят центов за штуку!
Мелвин умоляюще посмотрел на Энциклопедию.
– Я не крал ничего, кроме холодного воздуха, – протянул он.
– Я не хочу сообщать о тебе в полицию, – произнёс мистер Арчер. – Просто верни мне ружья и держись подальше от моего магазина.
– Постойте, мистер Арчер, – вмешался Энциклопедия. – Почему вы думаете, что это Мелвин их украл?
– Через пять минут после того, как он покинул магазин, я отправился за ружьём для миссис Боуэн. Два ружья бесследно исчезли, – ответил мистер Арчер.
– Я заметил рыжеволосого парня, который смотрел на ружья, – кротко вставил Мелвин.
– Билли Гриффит? – удивился мистер Арчер. – Билли – хороший мальчик. Он покупает.
– Но ведь лично вы не видели, как Мелвин крал винтовки, – предположила Салли.
– Нет, но это из-за малыша миссис Холл, – согласился мистер Арчер. – Он не умеет ходить, но ползает, как молния.
– Ничего не понимаю, – пожаловалась Салли.
– Миссис Холл посадила малыша на пол, чтобы заплатить мне за куклу, – объяснил мистер Арчер. – А он уполз. Мы нашли его в задней части магазина. Мелвин держал его на руках.
– Вы хотите сказать, что Мелвин пытался украсть ребёнка? – завопила Салли.
– Конечно, нет, – огрызнулся мистер Арчер. – Я был так рад найти малыша невредимым, что не обратил внимания на Мелвина.
– Тогда почему вы думаете, что он украл ружья? – спросил Энциклопедия.
– Так и есть, – кивнул мистер Арчер. – Когда я потом увидел Мелвина, он выходил за дверь. И шёл, как будто его ноги были в бетонных башмаках. Должно быть, он спрятал по ружью в каждой штанине!
Салли подняла грелку для ног.
– Вот что было у него в брюках! – сказала она. – Это изобретение. Для обогрева ног.
Мистер Арчер с недоверием уставился на грелку. Он почесал голову.
– Если Мелвин не вор, то кто же тогда? – задумался он. – У меня не хватает двух ружей, и я хочу их вернуть!
– Я верну их через час, – пообещал Энциклопедия.

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ТАК УВЕРЕН?

ОТВЕТЫ

Электрические часы

У Гила в его спальне были только электрические часы. «У меня нет других часов», – сказал он Энциклопедии.
Но Жучила утверждал, что слышал, как тикают часы, когда проходил мимо спальни Гила по дороге домой.
И соврал!
Жучила хотел доказать, что вор был кем-то другим, тем, кто появился после него и отключил часы.
Однако Жучила не мог слышать, как тикают часы.
Почему?
Потому что он забыл простой факт: электрические часы не тикают!
Запутавшись в собственной лжи, Жучила вернул Гилу телескоп.
И все десятицентовики, которые ему заплатили за «шоу лунного человека».

Любитель птичек

Жучила пытался возвести на Энциклопедию напраслину, но два факта свели все его усилия на нет.
Факт первый: река Дейд течет к океану, то есть, как явствует из рассказа, на восток. Факт второй: по словам самого Жучилы, он, наблюдая за птицами, шёл вдоль реки по течению.
Настоящий любитель птиц никогда не стал бы идти рано утром на восток. Он оказался бы лицом к восходящему солнцу, и на фоне яркого неба птицы различались бы в лучшем случае чёрными пятнышками. Любитель птиц, если уж вышел поутру, выбрал бы направление с востока на запад, чтобы солнце всходило у него за спиной и освещало тех, за кем он наблюдает, до мельчайшего пёрышка.
Запутавшись в собственном вранье, Жучила был вынужден сознаться. Это он послал Энциклопедии письмо за подписью «Билл». А после того, как детектив устал ждать «Билла» и ушёл, Жучила проткнул покрышки на колёсах тягача мистера Даннинга собственноручно.

Похищенные свиньи

Похитителем был Карл, которому принадлежал Альфред.
Альфред занял второе место после свиньи Люси Гвендолин на прошлогодней выставке домашних животных. Карл хотел, чтобы Альфред выиграл в этом году.
Поэтому он «похитил» обеих свиней. Как раз перед выставкой домашних животных он собирался сказать, что Альфред сбежал и нашёл дорогу домой.
Карл пытался свалить вину на «ураганов». Он украл кепку Гарри. Затем он сочинил историю о том, что похитителю понадобилась ещё одна монетка для телефона. Это, по его мнению, доказывало, что звонивший был подростком, а не взрослым.
Но Карл не мог набрать номер похитителя обратно. Не существует такого номера, как ZA 6-7575, потому что на телефонном циферблате нет Z!
Уличённый в похищении, Карл вернул Гвендолин Люси.
А на следующий день Гвендолин снова выиграла конкурс на послушание на выставке домашних животных.

Руки связаны, кляп во рту…

Под ключом Энциклопедия имел в виду кофейник.
С того момента, когда Эванс, по его словам, поставил кофейник, и до того, как он вернулся с Энциклопедией, прошло никак не меньше сорока минут. За сорок минут вода из кофейника выкипела бы так, что в нём просто ничего не осталось бы. Тем не менее, она полилась через край прямо на глазах у Энциклопедии!
Это могло означать лишь одно – кофейник повесили над костром не сорок минут назад, а гораздо позже.
Раз Эванс выдал себя, ему оставалось только сознаться. Он действовал заодно с похитителями. А затем, стараясь изложить случившееся как можно проще, заявил, что не видел их, поскольку возился с кофейником.
В действительности он повесил кофейник над огнём прямо перед тем, как сообщники сунули ему в рот кляп, связали руки и послали «за помощью».

Полтора велосипеда

Как только Энциклопедия коснулся старого стула, он понял, что колесо у Харолда Финнегана украл Пабло, и никто другой.
Во-первых, капли белой краски на стуле оказались сухими. Во-вторых, сиденье было холодным. Если бы Пабло, как он утверждал, просидел на этом стуле, не вставая всё утро, сиденье непременно согрелось бы от тепла тела.
Когда юный сыщик указал Пабло на это несоответствие, тот признался, что действительно взял колесо, как до того брал всякий хлам из других гаражей. Четвёртое колесо вернулось к хозяину, и полтора велосипеда опять превратились в два. Пабло хотел было вернуть и другой похищенный хлам, но вот незадача – никто не желал брать его обратно.
Больше того, когда живущие по соседству выяснили, что Пабло собирает всякие ненужные вещи для своих скульптур, они разрешили ему рыскать по гаражам, когда ему заблагорассудится.
– А мне и в голову не приходило, что можно просто попросить, – признался Пабло.

Остров сокровищ

Энциклопедия сразу понял, что Пит погубил карту нарочно, предварительно сняв с неё копию. То есть понял сразу, как только услышал его россказни про иллюминатор.
Пит заявил, что вода во время прилива поднимается на пять дюймов в час. Это верно. Но он ещё добавил, что опасался, как бы вода не поднялась до открытого иллюминатора, который в час отлива, когда лодка стала на якорь, находился «в восемнадцати дюймах над ватерлинией».
На самом деле прилив никогда не достиг бы иллюминатора, даже если бы скорость подъёма воды была вдвое выше. Потому что тогда и лодка поднималась бы вместе с приливом!
Уинслоу позволил Питу ковырять землю лопатой ещё добрый час, прежде чем сказал, что карта «острова сокровищ» – всего-навсего сувенир с Нью-Йоркской ярмарки.

Пять улик

Энциклопедия понял, что странный набор предметов на прилавке указывает на миссис О'Куинн. Она ведь подрабатывала шитьём, не запамятовали?
Баночка масла ей была нужна для швейной машинки.
Смазав машинку, она хотела сделать несколько строчек сквозь
промокательную бумагу, чтобы исключить риск испачкать ткань маслом.
Наждачная бумага понадобилась, чтобы, прострочив её, заострить иглы.
Магнит мог пригодиться, чтобы подбирать рассыпанные булавки.
А резиновыми колечками можно обвить шпульки, чтобы нитки не спутывались.
В действительности воровкой оказалась дочь миссис О'Куинн, четырнадцатилетняя Мэри. Мать послала её вниз в лавку, но та, вернувшись, заявила, что лавка уже закрыта.
Разумеется, миссис О'Куинн заставила Мэри немедленно вернуть деньги.

Золотая лихорадка

Уилфорд Уиггинс столкнулся с серьёзной проблемой: как убедить ребят, что ему нужны деньги, несмотря на золотую жилу, якобы найденную старателем Дэном? Вот он и придумал трогательную историю.
В сущности, её целью было объяснить, отчего Дэн не смог вывезти золото. Это можно было сделать только во вьюках, а Дэн потерял свою мулицу Куини.
Однако Уилфорд совершил роковую ошибку. Он объявил, что Куини родила малыша. В ту же секунду Энциклопедия понял, что вся его история – ложь. Ни Куини, ни любая другая мулица завести малышей просто неспособны. Мул – это гибрид кобылы и осла. Собственного потомства у мулов нет и быть не может, они бесплодны!

Летающий мальчик

Бак заявил, что вылетел из чердачного окна.
– Вылетев через окно, я полетел прямо в лес, ни разу не упав, – сказал он.
Это означало, что он не возвращался к окну.
Но когда он показал это окно Энциклопедии, оно было закрыто, а шторы – задёрнуты!
Бак не мог вылететь сквозь шторы и закрытое окно!
И никто не мог подняться на чердак и закрыть окно после того, как он улетел. Бак весь день находился в одиночестве, и дом был заперт.
Баку не понравилось, когда Энциклопедия разоблачил его. Но он вернул шесть долларов Касперу.
И перестал продавать средства для полётов.

Грелка для ног

Энциклопедия понял, что вор – Мелвин.
Исходной точкой послужил тот факт, что он держал ребёнка миссис Холл на руках.
Чтобы поднять малыша, Мелвин должен был наклониться.
Поэтому в магазине он не мог носить грелку для ног. Вспомните, что трубки грелки были «твёрдыми и жёсткими, как железо».
Мелвин признался.
Как и подозревал мистер Арчер, он утащил ружья из магазина, вставив по одному в каждую штанину.
Спрятав ружья, он надел грелку для ног. Затем отправился в детективное агентство «Браун». Он надеялся заставить Энциклопедию поверить, что с трудом вышел из магазина из-за грелки.
Энциклопедия вернул оба ружья.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики