Энциклопедия Браун снова попадает в цель (fb2)


Настройки текста:



Художник Леонард Шортолл

© Copyright: Олег Георгиевич Битов, перевод, 1999

© Copyright: Викентий Борисов. Перевод, составление,

оформление, предисловие, примечания. 2020

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 году в издательстве «Махаон» вышли три книги о приключениях мальчика-детектива Лероя Брауна по прозвищу «Энциклопедия» из маленького провинциального американского городка Айдавилл (перевод Олега Георгиевича Битова; книги имеются в интернете в свободном доступе). Автор этих книг — американский писатель Дональд Дж. Соболь. За свою жизнь, помимо множества других произведений, он написал около 30 книг о приключениях Энциклопедии Брауна. То, что выпустил «Махаон», является сборниками рассказов, взятых из разных книг.

Вам предлагается вторая книга из этой серии в том виде, как она впервые вышла из печати. Часть рассказов вошла в различные «махаоновские» сборники. Другие на русский язык переводятся впервые.

В. Борисов


СЕКРЕТНАЯ ПОДАЧА (перевод В. Борисова)

МИСТЕР ВОЗДУШНЫЙ ШАРИК (перевод О. Битова)

СКАЛА МАЛЫША ДЖОННИ (перевод О. Битова)

ЗАБЫВЧИВЫЙ ШЕРИФ (перевод О. Битова)

ГОЛОДНЫЙ ПОПУТЧИК (перевод О. Битова)

ДРАЧЛИВЫЙ ПОЭТ (перевод О. Битова)

КАК РАНИЛИ ЧАРЛИ СТЮАРТА (перевод О. Битова)

КРАЖА ЭКСКАЛИБУРА (перевод В. Борисова)

БОКАЛ ИМБИРНОГО ЭЛЯ (перевод В. Борисова)

КАК ДЕТЕКТИВ ЗАКОВАЛ СЕБЯ В БРОНЮ (перевод О. Битова)


Бетти и Тому Генчам

Дональд Дж. Соболь

Секретная подача

Айдавилл выглядел так же, как и любой другой американский городок того же размера — если смотреть снаружи.

Однако внутри всё обстояло иначе. Там жил десятилетний Энциклопедия Браун, американский Шерлок Холмс в кроссовках.

Помимо Энциклопедии, в Айдавиллле были три кинотеатра, бейсбольная команда Малой лиги, четыре банка и два кулинарных магазина. А также — большие особняки и маленькие домики, хорошие школы, церкви, магазины и даже уродливый заброшенный участок у железнодорожных путей.

И, как все считали, лучшая полиция в мире.

Уже больше года никому — ни мальчику, ни девочке, ни взрослому — не удавалось нарушить ни один закон.

Отец Энциклопедии был начальником полиции. Люди говорили, что он был самым умным начальником полиции в мире, а его офицеры — самыми обученными и самыми смелыми. Но шеф Браун лучше других знал, где зарыта собака.

Его люди были храбрыми, никто не спорил. И хорошо выполняли свою работу. Но шеф Браун приносил трудные дела домой для того, чтобы с ними справился Энциклопедия.

Уже год шеф Браун получал нужные ему ответы во время ужина в собственном доме из красного кирпича на Ровер-авеню. И никогда никому не обмолвился об этом ни единым словом. Разве кто-нибудь поверит?

Кто поверит, что рука, очищающая Айдавилл от преступных элементов, носит бейсбольную перчатку самого маленького размера?

Энциклопедия тоже никому не раскрывал секрета. Он не хотел отличаться от других пятиклассников.

Однако ничего не мог поделать со своим прозвищем.

Энциклопедия — это книга или набор книг, где собраны все сведения по всем предметам. Энциклопедия прочитал так много книг, что в его голове умещалось больше фактов, чем в библиотеке.

Никто, кроме учителей и родителей, не звал его по имени — Лерой. Все остальные в Айдавилле называли его Энциклопедией.

Энциклопедия занимался всеми этими криминальными случаями не только за обеденным столом. Летом он обычно разгадывал загадки во время прогулок.

Вскоре после начала каникул он открыл собственный детективный бизнес. Поскольку хотел помочь другим.

Дети, нуждавшиеся в любой помощи, приходили в его офис в гараже Браунов. Энциклопедия занимался каждым делом самостоятельно. Условия были чётко указаны на табличке, висевшей на дверях гаража:

Детективное агентство «Браун»

Ровер-авеню, дом 13

Президент — Лерой Браун

Для нас нет слишком мелких дел

25 центов в день плюс расходы


Однажды утром в Детективном агентстве Брауна возник Шустрик Фланаган, самый маленький и самый быстрый из подающих[1]в Малой лиге Айдавиллля. Его лицо было длиннее, чем последний день школьных занятий.

— Мне нужна помощь, — сказал он, выложив двадцать пять центов на канистру рядом с Энциклопедией. — Что ты знаешь о Браунинге?

— Ничего, меня никогда не жарили[2], — ответил Энциклопедия. — Но однажды на пляже я по-бешеному загорел и…

— Я имею в виду Роберта Браунинга, — объяснил Шустрик.

— Английского поэта?

— Нет, нет, — хмыкнул Шустрик. — Питчера Американской лиги, Роберта Спайка Браунинга.

Даже тётя Энциклопедии Бесси знала о Спайке Браунинге. Он был асом среди питчеров команды «Нью-Йорк Янкиз».

— Что тебе нужно знать о нём? — спросил Энциклопедия.

— Ты знаешь, как выглядит его почерк? — спросил Шустрик. — Я заключил пари с Жучилой Мини — на мою биту против его — что Жучила не мог заставить Спайка Браунинга заплатить ему сто долларов за секретный приём.

— Ух ты! — удивился Энциклопедия. — Если я правильно понял, Жучила уверяет, что продал Спайку Браунингу особый способ подачи в бейсболе?

— Правильно. Жучила с отцом были в Нью-Йорке в конце июня, — ответил Шустрик. — Жучила говорит, что он продал Спайку Браунингу свой «косоглазый особенный».

— Лучше объясни, — попросил Энциклопедия.

— Питчер закрывает глаза, когда раннеры находятся на первой и третьей базах, — начал Шустрик. — Таким образом, никто не знает, куда он смотрит и куда собирается бросить мяч — на первую, третью или домашнюю базу. Бегуны не рискуют взять на себя инициативу. Секрет в том, как питчер может бросить мяч в какое-то место с открытыми глазами. Вот Жучила и продал этот секрет. У него имеются письмо от Спайка Браунинга и чек на сто долларов!

— Ого! — задумался Энциклопедия. — Теперь понимаю. Ты считаешь, что Жучила сам написал письмо и чек, чтобы выиграть и спор, и твою биту. Я тоже! Что ж, пошли и повидаемся с Жучилой.

Жучила Мини был лидером «тигров», банды старших мальчишек, доставлявшей больше хлопот, чем комар над ухом, когда пытаешься заснуть. С тех пор, как Энциклопедия стал детективом, он разрушил множество сомнительных сделок Жучилы.

Клуб «тигров» был сараем позади кузовной мастерской мистера Суини. Когда там появились Энциклопедия с Шустриком, Жучила как раз болтал о том, как расставить автоматы по продаже жевательной резинки по всему городу.

Лидер «тигров» замолчал, чтобы приветствовать Энциклопедию:



— Вали отсюда! — рявкнул он.

— И не подумаю, пока не увижу письмо и чек от Спайка Браунинга, — ответил Энциклопедия.

Жучила открыл сигарную коробку и передал Энциклопедии чек и письмо. Энциклопедия прочитал:

«Стадион «Янкиз», Нью-Йорк,

31 июня


Уважаемый Жучила!

Твоя «косоглазая подача» — величайшая вещь со времён изобретения спитбола[3]. Я рассчитываю с её помощью выиграть тридцать игр в этом сезоне.

За исключительные права на этот приём с радостью прилагаю чек на сто долларов.

С уважением,


Спайк Браунинг».


Письмо было написано на простой белой бумаге. Чек, датированный тем же числом, что и письмо, был выписан на Первый национальный банк на сто долларов.

— Спайк выиграет пятьдесят игр в этом сезоне, — сказал Жучила. — А вот лично я выиграл бейсбольную биту у Шустрика Фланагана. Кстати, где она?

— Где твоя бита? — поправил его Энциклопедия. — Шустрик выиграл пари. А ты проиграл. Письмо и чек — подделки.

— Мне стоило бы засунуть эти слова тебе в горло, — заявил Жучила. — Но я испытываю невероятную доброту при мысли о том, что сделал для великой американской игры в бейсбол.

Жучила скосил глаза. Что-то гудя себе под нос, он совершил некое таинственное метательное движение. Прочие «тигры» разразились приветственными воплями.

— Слушайте все! — пел Жучила. — Я изобрёл величайшую подачу с тех времён, как Эдисон соорудил газовую лампу[4]. Ни один нахальный умник, притворяющийся частным детективом, не сможет заявиться сюда и назвать меня лжецом!

— Это сделаю я, — ответил Энциклопедия. — Спайк Браунинг никогда не писал это письмо. А чек — бесполезный кусок бумаги!


ОТКУДА У ЭНЦИКЛОПЕДИИ ТАКАЯ УВЕРЕННОСТЬ?

Мистер Воздушный Шарик


— Лерой! — позвала миссис Браун. — Лерой, пора ужинать! Будь любезен, вымой руки!

Энциклопедия отложил книгу, которую читал, — «Шесть способов добраться до Луны, не обременяя бюджета». В ванной, ополоснув лицо, он дал себе обещание когда-нибудь побывать на Луне.

Когда он вышел в столовую, шеф Браун посмотрел на него как-то слишком пристально и спросил:

— Ты знаешь Бобби Тайлера?

— Конечно, знаю. В прошлом году он был здесь, у меня в гостях. А что, с ним что-то случилось?

— Он пропал, — ответил шеф Браун.

— Ты хочешь сказать — убежал из дому?

Шеф Браун отрицательно покачал головой. У Энциклопедии спёрло дыхание. Миссис Браун застыла на пороге кухни, широко распахнув глаза. Оба, мать и сын, воскликнули в один голос:

— Его похитили?!

— Похоже на то, — ответил шеф Браун.

— И тебе известно, кто это сделал? — продолжила миссис Браун.

— Известно. Иззи, Мистер Воздушный Шарик.

— Иззи? — усомнился Энциклопедия. — Да нет, папа. Иззи не способен на подобное.

— А что ты, собственно, знаешь об Иззи? — мягко осведомился шеф Браун. — Знаешь ли ты, что он за человек? Знаешь ли хотя бы, где он живёт?

— Я знаю, что он любит детей, — стоял на своём Энциклопедия. — Иначе он нипочём не стал бы заниматься тем, чем занимается.

— У него подержанный грузовичок, — пояснил шеф Браун жене, — и он ездит по городу, продавая конфеты, мороженое, содовую воду всем желающим, и прежде всего детям.

— А почему его прозвали «Мистер Воздушный Шарик»? — спросила она.

— Потому что, — ответил Энциклопедия, — если купишь у него конфет или чего-нибудь ещё больше чем на семьдесят центов, он дарит тебе воздушный шарик, зелёный с розовым.

— Наверное, он устал каждый день надувать шарики, — промолвил шеф Браун. — Отец Бобби богат. Вот Иззи и решил…

— Не верю! — воскликнул Энциклопедия. — Ты бы видел, как Иззи берёт хвостик шара в губы и дует, дует, пыхтит, как паровоз, пока шар не раздуется до предела. Да ещё и беспрерывно корчит рожи, чтобы малышня покатывалась со смеху.

— Ладно, сынок, — произнёс шеф Браун. — Значит, нам известны три факта. Факт первый: Иззи — чудак, который надувает шарики малышам на потеху. Факт второй: он любит детей, а дети любят его. Но есть и третий факт: Сэм Поттс видел своими глазами, как Иззи похитил малыша Бобби Тайлера. Сегодня днём.

— Что, есть свидетель? — изумился Энциклопедия.

— Мистер Поттс явился в полицию сразу же, как узнал, что Бобби пропал, и сделал заявление. Я записал кое-что для твоего сведения. Хочешь послушать?

Энциклопедия прикрыл глаза. Это помогало ему включить мозги на полную силу.

— Давай.

Шеф Браун достал из нагрудного кармана записную книжку, полистал её и стал излагать сыну показания Поттса.

— Утром Иззи остановился близ дома Бобби Тайлера, а вскоре поехал дальше, — начал шеф Браун. — Так это выглядело. Позднее Сэм Поттс беседовал с преподобным Бевином у себя во дворе, примыкающем к задней стене участка Тайлеров. И вдруг заметил, как из-за стены поднимается шарик, зелёный с розовым, точно такой, как у Иззи. Шарик застрял высоко в ветвях дуба, который растёт у стены со стороны дома Поттса. Ветра не было, сам освободиться шарик не мог. Тогда Сэм принёс приставную лестницу и полез на дерево.

Шеф Браун умолк, перевернул страницу, затем продолжил:

— С дерева Сэм мог заглянуть за стену Тайлеров — она высотой в двенадцать футов. Вытаскивая шарик, он посмотрел вниз и увидел, как Иззи посадил Бобби в свой грузовичок и отъехал. Спустившись, Сэм рассказал об этом преподобному Бевину, и они решили, что мама Бобби позволила ему прокатиться на грузовичке вместе с Иззи. Позже преподобный Бевин услышал, что Бобби исчез. Он-то и посоветовал Сэму Поттсу заявить в полицию.

Шеф Браун захлопнул книжку.

— И представляешь, через час после заявления Поттса мне позвонил отец Бобби. Он получил записку, предлагающую ему заплатить шестьдесят тысяч долларов, — или он никогда больше не увидит сыночка. О том, где оставить деньги, его известят завтра.

Шеф Браун умолк и уставился на Энциклопедию. Так же неотрывно смотрела на сына и миссис Браун. Главный детектив Айдавилла долго думал с зажмуренными глазами. Когда он наконец открыл глаза, то задал всего два вопроса — ему редко требовалось больше двух вопросов, чтобы разрешить загадку, если отец предоставлял достаточно фактов.

— Чем мистер Поттс зарабатывает себе на жизнь? — таков был первый вопрос.

Шеф Браун нахмурился.

— Честно сказать, не знаю. Он в Айдавилле всего два месяца. Знаю только, что дом рядом с Тайлерами ему не принадлежит, а лишь арендован на какое-то время.

Настала очередь второго вопроса.

— А преподобный Бевин, — спросил Энциклопедия, — тоже видел, как шарик взлетает на дерево?

— Нет, — ответил отец. — Но Сэм Поттс заявил, что преподобный видел шарик застрявшим в ветвях. Что тебе дался этот шарик? Какая, собственно, разница?

— В шарике вся разгадка, — ответил Энциклопедия.

— Ты знаешь, где Бобби? — нетерпеливо спросила миссис Браун.

«Вероятно, — подумал Энциклопедия, — я говорил слишком быстро».

— Нет, мама, этого я не знаю. Зато я знаю, кто его похититель.

— Ну, это-то мы знаем и без тебя, — выпалил шеф Браун. — Похититель — Иззи, Воздушный Шарик.

— Ничего подобного. Скорее всего, Иззи и самого похитили.

Шеф Браун чуть не потерял дар речи. А Энциклопедия пояснил как ни в чём не бывало:

— Преступник решил подыскать кого-то, чтобы возложить на него вину. Вот он и выбрал Иззи. А чтобы тот не вздумал всё отрицать, его тоже надо было похитить и держать взаперти.

— Но почему ты так непоколебимо уверен, что Иззи не похищал Бобби Тайлера? — настойчиво осведомился шеф Браун.

— Потому что Бобби Тайлера похитил Поттс.

— Послушай, — рассердился отец, — Сэм Поттс, может, и новый человек в наших краях, но это ещё не значит, что он преступник. И не забывай — рядом с Сэмом был преподобный Бевин…

— Да, был. Поттсу хотелось иметь свидетеля, а уж человека, заслуживающего большего доверия, чем он, не сыскать. Только ведь преподобный Бевин не мог заглянуть за стену. Ему оставалось лишь поверить на слово Поттсу, залезшему на дерево.

— Так ты хочешь сказать, что Сэм Поттс использовал преподобного Бевина в своих интересах?

— Именно так.

— Извини, сынок, — заявил шеф Браун. — У тебя нет никаких оснований обвинять мистера Поттса в лжесвидетельстве. А если он действительно видел, как Иззи сажает Бобби в свой грузовичок?

— У меня есть все основания не верить Поттсу, папа. И ведь похищение могло бы сойти ему с рук, и он мог бы получить выкуп, если бы не проморгал одного-единственного фактика относительно Иззи!..


КАКОЙ ЖЕ ФАКТИК ПРОМОРГАЛ СЭМ ПОТТС?

Скала Малыша Джонни

В своём детективном агентстве Энциклопедия разгадывал загадки, беспокоившие окрестных ребят. Время от времени он распутывал дела для взрослых. Но кто бы ни обращался к нему, ребята или взрослые, одно у них было общее: все они были живы.

Ему и в голову не могло прийти, что в один прекрасный день он распутает дело, все участники которого умерли без малого сто лет назад. Но случилось именно так. Во время поездки на Запад он распутал даже не одно, а два таких дела.

Начало тому было положено, как повелось, в домике Браунов во время ужина. Сам по себе ужин прошёл спокойно. Вот уже три дня подряд шеф Браун не предлагал вниманию Энциклопедии никаких детективных загадок, и тому не оставалось ничего другого, кроме как подкрепляться.

— Не пора ли нам всем поехать в отпуск? — высказалась миссис Браун.

— Я не отдыхал уже три года, — согласился шеф Браун. — Мы могли бы отправиться куда-нибудь всей семьёй.

— Давайте поедем в штат «Одинокая звезда»[5]— предложил Энциклопедия. Он только что прочёл книжку под названием «Известковые отложения верхнего мелового периода в Техасе».

— Далековато от Айдавилла, — вздохнула миссис Браун. Но, поскольку никто не внёс других предложений, она стала, не откладывая, готовиться к отъезду.

Спустя две недели Энциклопедия уже трясся на спине настоящего техасского мустанга, и выяснилось, что это весьма мучительно. Отец скакал чуть впереди, а юный детектив жалел, что не остался с матерью в отеле. Она предпочла заказать такси, поехать в Форт-Уэрт за покупками и заодно там пообедать. А Энциклопедия, шеф Браун и четырнадцать других постояльцев с самого рассвета мучились в сёдлах. Каждый заплатил по пять долларов за экскурсию, гордо именуемую «Исторические места старого Дикого Запада».

— Ладно, братишки, можете спешиться, — крикнул наконец экскурсовод мистер Скотти.

Скотти был маленький, тощенький, с кривыми ногами. В сухую жаркую погоду его ноги, как ни странно, навели Энциклопедию на мысль о дожде, и он подумал: «Интересно, поместился бы меж коленями мистера Скотти раскрытый зонтик?..»

Экскурсовод указал на высокую скалу, которая выступала вперёд под острым углом.

— Мы прозвали её скалой Малыша Джонни, — сообщил он. — Именно на этом месте Малыш Джонни подкараулил в засаде Ринго Чарли. В семидесятых годах прошлого века…

Все подались вперёд, пялясь то на скалу, то на мистера Скотти. А тот лихо сплюнул табачную жвачку и продолжил:

— В те дни Малыш Джонни и Ринго Чарли поссорились, играя в покер. Малыш обвинил Ринго, что тот играет нечисто, сбрасывая карты из рукава. Но слишком громко жаловаться Джонни не посмел: Чарли был в родстве с половиной городка да к тому же считался самым быстрым стрелком во всем Техасе. В один прекрасный день, — с этими словами Скотти подошёл к скале вплотную, — Джонни решил, что с него хватит проигрывать шулеру, у которого в колоде шестьдесят карт, и спрятался здесь, выжидая удобного случая свести счёты.

Скотти как бы повторил то, что сделал Малыш Джонни почти век назад, — присел, скорчившись за выступом скалы, а потом пояснил:

— Ринго Чарли появился верхом на лошади примерно в такое же время — в девять утра…

Тут тощий экскурсовод поднялся на ноги, обогнул скалу, затем повернулся и не спеша пустился обратно. Теперь он изображал Ринго Чарли. Приближаясь к выступу, он прищурился — утреннее солнце било ему в глаза. Одну руку он держал на бедре, где должен был висеть револьвер в кобуре. Энциклопедия почти воочию видел Малыша Джонни, спрятавшегося за скалой в засаде. А Скотти всё играл роль Ринго Чарли, подъезжавшего ближе и ближе и ни о чем не подозревавшего.

— Однако Малыш Джонни, — возобновил экскурсовод своё повествование, — успел заметить тень Ринго Чарли, когда тот был ещё по ту сторону скалы. И выпрыгнул из своего укрытия, стреляя с обеих рук. Ринго был ранен, но лошадь сорвалась в галоп и понесла его назад в городок, откуда он выехал. — Скотти вновь сплюнул табачным соком, точно угодив какой-то ящерке между глаз, потом закончил: — Ринго рассказал о том, что случилось, всем горожанам. Честная схватка никого не смутила бы, но Малыш Джонни попытался напасть на Ринго из засады, а тот, повторяю, был в родстве с половиной городка…

Скотти оборвал рассказ и зашагал к своей лошади. Это был ловкий приём. Наконец какой-то толстяк в жёлтой рубахе не выдержал:

— Ну так чем же все кончилось?

— Чем-чем… — отозвался Скотти, обернувшись небрежно. — Родственнички Ринго Чарли прогнали Малыша Джонни и гнали его до самой Оклахомы…

— Его бы следовало повесить! — воскликнул толстяк.

— Если б они это сделали, — вмешался Энциклопедия, — то повесили бы невиновного человека.

— Что??? Что ты сказал, мальчик? — Скотти задохнулся от неожиданности.

— Ринго всё наврал, дело было вовсе не так, — не смутился Энциклопедия.

Мистер Скотти чуть не проглотил жвачку, вместо того чтобы выплюнуть её.

— Почему не так?

— Наверно, ему было невмоготу признать, что Малыш Джонни превзошёл его в перестрелке.

— Похоже, что ты, парнишка, вообразил себя самым догадливым в мире, — огрызнулся Скотти. — Не расскажешь ли ты мне, как это тебе удалось досконально разобраться в том, что случилось восемьдесят пять лет назад?

— Неважно, когда это произошло, тогда или только вчера, — ответил Энциклопедия. — Ринго Чарли не мог изменить законов природы!


КАК МОГ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ДОГАДАТЬСЯ, ЧТО РИНГО ЧАРЛИ СОВРАЛ, ОПИСЫВАЯ ПЕРЕСТРЕЛКУ С МАЛЫШОМ ДЖОННИ?

Забывчивый шериф


Под предводительством мистера Скотти группа туристов из восточных штатов двигалась по просторам Техаса. Управляющий отелем пообещал им впечатляющую экскурсию по «историческим местам старого Дикого Запада». Кто знает, какие неожиданности принесёт следующая миля?

Энциклопедия знал ответ заранее — новый день принесёт новые мозоли.

Он ехал последним в группе. Сзади тащился лишь фургон с провизией. Но к полудню даже фургон нагнал его. Энциклопедия не сетовал — близился обеденный час.

Большинство туристов, как и Энциклопедия, после мучений в седле предпочли есть стоя. Мальчик-детектив сгорал от зависти, видя, что его отец удобно расположился на земле.

— Ты не очень-то хорошо выглядишь, Лерой, — произнес шеф Браун.

— Хотел бы я, чтобы вместо меня на этой лошади ехал Жучила Мини, — отозвался Энциклопедия.

— А я-то просил на конюшне, — усмехнулся отец, — чтобы тебе дали самую смирную кобылу.

— Тогда, значит, на ней самое жёсткое седло. Слушай, папа, я не слишком рассердил мистера Скотти?

— Нет, хотя он, конечно, расстроился, когда ты угадал правду о перестрелке между Ринго Чарли и Малышом Джонни.

— В другой раз постараюсь держать язык за зубами, — пообещал Энциклопедия.

Следующие полчаса делать было совершенно нечего. Лошади неторопливо брели по лугам, пока экскурсовод, как и в прошлый раз, не пригласил «братишек» спешиться и не подвёл их к впадине, обрамлённой девятью высокими камнями.

— Это место прозвали Бандитским кладбищем, — сообщил он. — Прозвали потому, что восемьдесят лет назад здесь порешили пятерых преступников, ограбивших банк в Ривер-Фоллс. Они захватили там двенадцать тысяч долларов золотом. Шериф Уиггинс немедля бросился за ними вдогонку. Но он был молод, рассеян и впопыхах забыл взять с собой свой шестизарядный кольт…

Скотти выдержал паузу и обвёл взглядом слушателей, как бы проверяя, все ли слушают с должным вниманием. В упор поглядев на Энциклопедию, он продолжил:

— Один из жителей Ривер-Фоллс случайно зашёл в участок и заметил кольт на столе. Он тут же собрал добровольцев, и они бросились вслед за шерифом, чтобы помочь безоружному блюстителю закона задержать грабителей. Милях в десяти от городка до них донеслись звуки выстрелов. Подъехали к этому самому месту, и — надо же — все пятеро бандитов лежат здесь рядышком, как селёдки в бочке. Все пятеро — мёртвые.

Войдя во вкус, щуплый экскурсовод принялся подпрыгивать на одной ножке.

— Шериф Уиггинс, — разглагольствовал Скотти, — вернул похищенное золото, однако был ранен двумя пулями в левую руку. Со всей возможной скромностью он рассказал добровольцам, что произошло. Выставленный бандитами дозорный заметил его приближение и попытался подстрелить его. — Тут Скотти схватился за левую руку выше локтя и начал скакать как очумелый. — Шериф Уиггинс сказал, что ему удалось, невзирая на ранение, выбить у дозорного кольт с жемчужной рукоятью, тоже шестизарядный, и уложить того с одного выстрела — пуля угодила точно в сердце. — Скотти припал на колено и сорвался на крик: — Четверо других бандитов выскочили на шум и начали палить. Однако шериф Уиггинс сохранил хладнокровие и прикончил всех четверых четырьмя выстрелами — бах! бах! бах! бах! — и все кончено.

Тощий коротышка-экскурсовод вскочил на ноги, тяжело дыша: сыграть героическую схватку шерифа с пятью бандитами оказалось не так-то легко. И продолжил:

— Преступников похоронили тут же на месте, а украденное золото возвратили в банк в Ривер-Фоллс. Все в городке были уверены, что шериф Уиггинс достоин того, чтобы выставить его кандидатом на следующих президентских выборах. — Скотти принялся тщательно отряхивать с себя пыль, нарочно держа слушателей в напряжении. — Жители городка устроили торжественный ужин в честь шерифа, хотя тот и отказывался от подобной чести. «Я не сделал ничего особенного, — уверял шериф, — я только исполнял свой долг». Однако мистер Бейкер, президент банка, с ним не согласился…

Скотти вновь выдержал драматическую паузу и оглядел своих слушателей. Искоса он бросил взгляд и на Энциклопедию, словно спрашивая: «Ну что, готов ты решить ещё одну загадку, сынок?..»

— Мистер Бейкер, — сообщил наконец Скотти, — заявил, что шериф Уиггинс сделал немного больше, чем повелевал долг. И что лучше бы шерифу поесть как следует — ведь это последний ужин в его жизни. А потом мистер Бейкер сказал такое, после чего трое самых сильных мужчин из присутствующих на ужине подскочили к шерифу и скрутили его. Достали верёвку, и на рассвете шерифа повесили.

Туристы издали изумлённый вздох. Какая-то женщина из штата Вермонт не выдержала и спросила:

— Так что же такое мог сказать банкир, чтобы шерифа не наградили, а вздёрнули?

— Загадка, не правда ли? — откликнулся Скотти. — Вряд ли кто-нибудь из вас возьмётся разгадать её…

Щуплый экскурсовод никого не назвал по имени. Но взрослые слушатели все как один повернулись к Энциклопедии, не исключая и шефа Брауна.

— Можно мне высказаться, папа?

— Если ты знаешь, как мог банкир Бейкер одной фразой заставить горожан повесить шерифа, тогда скажи.

Энциклопедия шагнул вперёд.

— Банкир Бейкер обратил их внимание на то, что…


НА ЧТО ЖЕ, ПО-ВАШЕМУ?

Голодный попутчик

Что и говорить, Энциклопедия провёл в Техасе незабываемые дни. Но по возвращении в Айдавилл много дней не садился на велосипед: седло слишком назойливо напоминало о лошадях.

По утрам он шевелил мозгами, распутывая разные мелкие дела в гараже Браунов. А днём ходил пешком. Обычно на Мельничный ручей, на рыбалку, вместе со старой компанией — Билли и Джоди Тёрнерами, Мизинчиком Пламмером, Хербом Стейном, Чарли Стюартом и, конечно, Салли Кимболл.

Если вечер выдавался особенно жарким, шеф Браун заезжал после работы на Мельничный ручей и подвозил сына домой.

— Красота! — заявил Энциклопедия, усаживаясь однажды в полицейскую машину, оборудованную кондиционером. — Снаружи, наверно, градусов девяносто[6].

— Девяносто три[7], — уточнил отец.

В эту секунду завопил полицейский радиотелефон. Раздался голос сержанта Мёрфи. Он сообщил: десять минут назад произошло вооружённое ограбление. Четверо бандитов в масках напали на Первую федеральную сберегательную и кредитную ассоциацию и уехали на синей закрытой машине. В последний раз машину видели, когда она взяла курс на север по Национальной автостраде.

Как только сержант умолк, отец Энциклопедии включил двустороннюю радиосвязь.

— Говорит шеф Браун. Я на углу Милл-стрит и Коммерс-стрит. Направляюсь на автостраду. Вышлите четвёртую и пятую патрульные машины по Мидлендской дороге. Также свяжитесь с полицией в Аллентауне, Мурисвилле и Девон-хилле, чтобы попытались перехватить машину с налётчиками…

Положив микрофон, шеф Браун развернулся и дал полный газ. Энциклопедия почувствовал, как сердце забилось быстрее. Ему ещё никогда не доводилось принимать участие в настоящей полицейской погоне.

— Догнать мы их не догоним, — сказал отец, — у них чересчур большая фора. Можно лишь надеяться, что кто-нибудь видел, на какую дорогу они свернули.

Шеф Браун выехал на Национальную автостраду и повернул на север, согласно сообщению, полученному от подчинённых. Впереди был перекрёсток с Коконат-драйв, и Энциклопедия приметил голосующего на обочине. Это был молодой парень с висящим на плече рюкзаком.

— Если машина с бандитами и впрямь проехала здесь, он должен был их заметить, — сказал мальчик отцу.

— Может, и заметил, — согласился тот. — Зависит от того, как долго он здесь стоит.

Притормозив возле голосующего, он задал прямой вопрос:

— Давно ты здесь стоишь?

Последовал ответ:

— Около часа.

— Не проезжала ли мимо тебя синяя машина?

— Точно, была такая. Пришла оттуда же, откуда вы, а здесь свернула. Чёрт возьми, они меня чуть не сбили! Эти ребята неслись как сумасшедшие!

— Лезь в машину, — распорядился шеф Браун.

Молодой человек боязливо уставился на полицейский мундир.

— Разве голосовать запрещено законом? Вы что, хотите забрать меня в тюрьму?

— Залезай, залезай, — повторил шеф Браун. — Не беспокойся, ты нужен нам лишь как свидетель. Если нагоним синюю машину, ты сможешь узнать того, кто за рулём? Тот ли это, кто чуть не сбил тебя, или кто-то другой?

— Смогу. Я запомнил его лицо, — ответил парень, устраиваясь на заднем сиденье.

Набирая скорость, шеф Браун вновь включил передатчик.

— Мёрфи, слышишь меня? Еду на восток по Коконат-драйв. Пусть полиция Аллентауна задерживает все машины. Надо перехватить бандитов, пока они не выбрались за пределы штата.

Молодой человек на заднем сиденье развязал свой рюкзак и обратился к Энциклопедии:

— Хочешь апельсин? Или шоколадку?

Мальчик переадресовал вопрос отцу:

— Можно мне шоколадку, папа?

— Перебьёшь себе аппетит перед ужином, — отозвался шеф Браун, — но сейчас недосуг спорить. Валяй, если хочешь.

Энциклопедия принял от попутчика плитку шоколада, отломил два квадратика, остальное отдал обратно. Молодой человек убрал плитку в рюкзак и принялся чистить апельсин, аккуратно складывая кожуру в бумажный пакетик. Энциклопедия отправил шоколадку под язык, но даже не успел почувствовать вкуса — его охватил внезапный испуг.

Порывшись в кармане, он вытащил огрызок карандаша. Только писать было совершенно не на чем.

— Можно ещё кусочек, папа?

Отец кивнул. Попутчик дружелюбно хмыкнул и опять достал плитку. Отправив шоколад в рот, Энциклопедия медленно, чтобы не привлечь внимания, расправил обёртку на колене и написал:

«Этот человек из банды грабителей».

Затем стал пододвигать обёртку по переднему сиденью к отцу, одновременно коснувшись его ноги. Шеф Браун скосил глаза вниз и тут же вновь перевёл взгляд на дорогу. Когда через несколько минут они въехали в Аллентаун, он притормозил и вышел из машины, будто с целью просто размять ноги. И вдруг стремительно переместился к задней двери, выхватил пистолет и, направив на попутчика, произнёс сурово:

— Мы упустили твоих приятелей, зато тебе не уйти. И ты расскажешь нам всё, что нам нужно, об этом деле!


КАК ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ДОГАДАЛСЯ, ЧТО ПОПУТЧИК ПРИНАДЛЕЖИТ К БАНДЕ

Драчливый поэт

Наработанные в детективном бизнесе деньги Энциклопедия до поры до времени складывал в коробку из-под обуви, которую держал в гараже за старыми покрышками. Может, это и не лучшее место для хранения капитала — но, по крайней мере, деньги в коробке выглядели интереснее, чем башмаки.

По пятницам после обеда приезжала Салли Кимболл, и они вместе отвозили недельную выручку в банк. Салли была в Айдавилле лучшей из драчунов моложе двенадцати лет, и Энциклопедия давно сделал её своим телохранителем и младшим партнером.

И вот в одну из пятниц, когда Энциклопедия поджидал Салли, на улице появился незнакомый парнишка на велосипеде. У него были чересчур длинные волосы, брюки в обтяжку, до блеска начищенные ботинки и — только представьте себе! — галстук. Незнакомец остановился, прочёл вывеску детективного агентства на воротах гаража и неожиданно возвестил:

— У меня родились стихи!

— Что-о? — откликнулся Энциклопедия.

А тот, не глядя больше на Энциклопедию, пробормотал:

Небо бездонно,
Мир велик.
Ничего ты не сделаешь
Без улик.

И улыбнулся гордо, как если бы воспроизвёл наизусть «Песнь о Гайавате» — всю поэму Лонгфелло целиком. Затем отвесил вывеске поклон и укатил. А тут как раз и Салли появилась.

— Слушай, — спросил её Энциклопедия, — ты должна была заметить того, кто был здесь минуту назад. Этот незнакомец — как его зовут?

— Перси Арбутнот.

— Перси так Перси. Он прочёл стишок, и я готов поклясться, что собственного сочинения, придуманный прямо здесь, на месте!

— Перси очень умён, — сообщила Салли. — Он раньше учился в Англии.

— Рад за него, — буркнул Энциклопедия. — Ну что ж, поехали в банк.

— Я не поеду, — объявила Салли. — Быть телохранителем — занятие, недостойное будущей леди.

— Кто внушил тебе такую чушь? — вспылил Энциклопедия.

— Перси, — ответила Салли. — Когда он узнал, что я положила на лопатки Жучилу Мини, то пришёл в ужас. И сказал, чтобы я перестала вести себя, как уличная хулиганка. Я увольняюсь.

— Айдавилл, — заметил Энциклопедия себе под нос, — вполне мог бы обойтись без Перси.

— Он джентльмен, — продолжала Салли. — Пригласил меня сегодня на «Унесённые ветром» и сказал, что отвезёт на такси. Можешь быть уверен, он не позволит себе явиться на свидание в кроссовках!

Салли задрала нос, повернулась на каблучках и решительно удалилась. О том, чтоб идти в банк, теперь не могло быть и речи. Энциклопедия сел и начал обдумывать новую проблему — проблему Перси Арбутнота.

В конце концов он решил отправиться на место преступления собственной персоной. Добравшись на велосипеде до кинотеатра, он принялся всматриваться в подъезжающие такси. Вот одно из них притормозило поодаль, за два квартала. Перси выпрыгнул первым и галантно помог выйти Салли, после чего они двинулись к дверям кинотеатра, держась за руки.

«Ничего-то он не упустит, — подумал Энциклопедия мрачно. — Манеры у него получше, чем у официанта в дорогом ресторане. Но зачем, хотел бы я знать, им понадобилось высаживаться из такси так далеко от кинотеатра?..»

Тут из какого-то закоулка на тротуар выскочил верзила и с разбегу налетел на Перси. Энциклопедия не мог расслышать, что сказал Перси и что ответил верзила, но между ними возникла ссора. Верзила выглядел лет на шестнадцать, он был широкоплечий и на голову выше Перси.

Энциклопедия кинулся бегом, чтобы не допустить убийства. Он подоспел как раз вовремя.

— Дорогой мой, — вещал Перси, — если ты не возьмёшь свои слова обратно, то схлопочешь затрещину.

— Только послушайте, что щебечет эта канарейка! — заржал верзила.

— Ах ты грубиян! — ответствовал Перси и, хладнокровно сняв очки, сунул их в нагрудный карман парадного синего костюма. А затем объявил, как на сцене: — У меня родились стихи!

И огласил их без запинки:

Ты оскорбил меня,
Ты думал, я щенок.
Так не взыщи, придётся
Вздуть тебя, дружок!

У верзилы от удивления отвалилась челюсть. Перси захлопнул ему рот кулаком.

Тут оба принялись колошматить друг друга в грудь и в живот. Перси вёл себя с поразительным бесстрашием и даже перемежал удары новыми стихами. После очередного стишка, сопровождённого увесистым тычком, верзила решил, что с него хватит, и бросился наутёк.

Перси, торжествуя, снова надел очки и причесал растрепавшиеся волосы. Салли смотрела на него сияющими глазами, пока Энциклопедия не прошептал ей что-то на ухо. В один миг восторженное выражение её лица сменилось на гневное.

— Перси, ты обманщик! — вскричала она. — Ты подстроил эту драку! Вы дрались не по-настоящему!

— Да как ты смеешь? — огрызнулся Перси, сопя. — Честное слово, будь ты мальчишкой, я бы вздул тебя как следует!

— Забудь о том, что я девчонка! — отрезала Салли и, выбросив руку, крутанула Перси за нос.

Что и возымело эффект — Перси вышел из себя. Он фыркнул, сорвал очки, принял боксёрскую стойку и завопил:

— Сама напросилась!..

Драка оказалась короткой, но впечатляющей. Перси не удалось вымолвить больше ни одной стихотворной строчки — он падал и вставал, падал и вставал, пока не рухнул окончательно.

— Обманщик! — ещё раз повторила Салли и удалилась, только юбка мелькнула на повороте.

Перси так и остался лежать на тротуаре с закрытыми глазами. Он не шевелился так долго, что Энциклопедия забеспокоился и тронул его за плечо.

— Перси, скажи что-нибудь!

— Она ушла? — осведомился поэт.

— Ушла, ушла! — заверил Энциклопедия. — Опасность миновала.

Перси открыл один глаз и возвестил со стоном:

— У меня опять стихи!..

Хотел доказать ей,
Что я не слабак.
Но что же, когда же
Я сделал не так?

И ВПРЯМЬ, О КАКОМ ПРОМАХЕ ЮНОГО ПОЭТА СКАЗАЛ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ НА УХО САЛЛИ?

Как ранили Чарли Стюарта?

Из всех мальчишек Айдавилла Чарли Стюарт собрал самую большую коллекцию зубов. Он выходил охотиться за ними после каждого дождя, и Энциклопедия нередко отправлялся вместе с ним.

— Дождевая вода смывает грязь, — пояснял Чарли. — К примеру, после дождя зуб опоссума можно различить по блеску за пятьдесят футов…

Но Чарли был бы не Чарли, если бы надеялся только на погоду. Он подходил к поискам интересных зубов более вдумчиво — отправлялся на охоту босиком.

— У обутого шансов много меньше. В ботинках можно запросто наступить на ушедший в землю зуб и ничего не заметить. А если босиком, зуб тебя непременно как бы укусит…

Связав шнурки, он повесил ботинки себе на шею, потом принялся разминать пальцы ног, яростно шевеля ими, и наконец сообщил:

— Я готов. Начинаем!

Сегодня приятели планировали прочесать новый для себя район. Войдя в лес у Мельничного ручья, они повернули на север и таким образом оставили в стороне городскую свалку. Однако их путь теперь лежал мимо старого кладбища, правда, в конце концов выводил прямо к дому Чарли.

— Свалку я давно излазил вдоль и поперёк, — рассказывал Чарли по дороге. — Провёл там уйму времени, но так ничего и не отыскал, кроме ссадин. Тебе случалось когда-нибудь угодить ногой в старую посудомоечную машину?

— Нет, такого не припомню, — честно признался Энциклопедия. — Однажды я, правда, защемил руку, когда убирал постель. Задумался о деле, которым тогда занимался, вот и вляпался…

Мальчики медленно двигались по лесу, не отрывая глаз от земли. Чарли наткнулся на два зуба енота, но без сожаления отбросил их прочь: таких у него был уже полный комплект. А что до Энциклопедии, он нашёл две крышки от бутылок, рваный теннисный мяч и газету за прошлый месяц. Наконец, у самого старого кладбища ему встретилось кое-что примечательное — войлочная шапочка наподобие тех, какие носят Жучила Мини и его «тигры».

— Зачем, по-твоему, «тиграм» забираться сюда? — удивился Энциклопедия.

— Понятия не имею, — отозвался Чарли скороговоркой. — Да меня это, признаться, и не колышет. У меня и без них тут мороз по коже. Пойдём отсюда!..

Энциклопедия заглянул за поржавевшую ограду. Кладбище заросло сорняками. По скромным могильным камням вился дикий виноград, скрывая выбитые на них имена первых поселенцев и солдат времён Войны за независимость. Вблизи ограды стояло дерево, а на нем — свежая бело-красная мишень.

— Назад! — завопил Чарли, когда Энциклопедия полез по ржавым прутьям. — Тревожить заброшенные кладбища запрещено законом!

— Да нет, — успокоил приятеля Энциклопедия. — Я только посижу на ограде. А ты полезай ко мне на плечи да рассмотри эту мишень поближе.

— Ну уж уволь! Я же могу свалиться прямо туда… — Тем не менее Чарли сделал так, как его просили, и чуть не упёрся носом в мишень. — Кто-то пулял из воздушного пистолета. Яблочко изрешечено дробью.

— Хмм… — промычал Энциклопедия снизу. — Ладно, слезай.

Чарли спрыгнул — и тут же, резко вскрикнув, покатился по земле.

— Нога, нога! — повторял он, и вдруг его озарило. Он сел и воскликнул с надеждой: — Что, если я напоролся на зуб бизона?!

Энциклопедия опустился на колени возле пострадавшего охотника за зубами. Достал чистый носовой платок, стер с левой ноги Чарли выступившую кровь и задохнулся от изумления.

— Надо же! Тебя подстрелили! В большой палец попала дробина. Больно?

— Пожалуй, не очень, — ответил Чарли. — Но чем дольше мы валандаемся здесь, тем хуже я себя чувствую.

Энциклопедия помог ему встать на ноги и выйти из леса. Через десять минут мама Чарли встревоженно следила за тем, как доктор Росс вынимает дробину.

— Ты знаешь, кто в тебя стрелял? — осведомился доктор.

— У нас есть улика. Энциклопедия нашёл шапочку, какую носят «тигры». Один из них, наверное, и стрелял.

— Держись подальше от этих ребят! — вмешалась мама Чарли. — На них никакой управы нет. Пусть с ними разбирается полиция…

— Мне понадобится какая-нибудь его старая обувь, — заявил доктор Росс. — Прорежу в ней дырку для большого пальца, чтоб Чарли мог ходить, не снимая повязки.

— Не принесёшь ли его старые синие кроссовки? — обратилась мама Чарли к Энциклопедии. — Они у него в комнате в шкафу.

— Мигом обернусь, — пообещал юный сыщик.

Но, едва покинув кабинет врача, Энциклопедия заметил одного из «тигров», Дьюка Келли, беспокойно вышагивающего по тротуару. Мгновенно сориентировавшись, он окликнул Дьюка:

— Эй! Ты живёшь рядом с Чарли Стюартом. Можешь быстренько сбегать к нему?

— Зачем?

— Чарли ранили в ногу. Доктор хочет прорезать в его обувке дырку, чтоб он мог ходить, не снимая повязки. Миссис Стюарт велела взять одну из его старых синих кроссовок, которые лежат в шкафу.

— Комната Чарли на втором этаже окнами на улицу, не так ли? — уточнил Дьюк. — Хорошо. Найду эти кроссовки, не сомневайся.

Как только «тигр» вернулся с кроссовкой в руках, Энциклопедия отнёс её доктору Россу и тот, вырезав дыру, натянул обувь на раненую ногу. Всё подошло как нельзя лучше. Энциклопедия, не теряя времени, опять выскочил на улицу и прямиком к Дьюку:

— Ну и влип же ты! Мало того, что «тигры» тайком пуляли по мишени на старом кладбище из пневматического пистолета, ты ещё додумался подстрелить Чарли!

— Я?! Ни в кого я не стрелял!

— Стрелял. А потом крался за нами следом до врачебного кабинета, чтобы выяснить, серьёзная ли у Чарли рана.

— Ты совсем рехнулся, — взъярился Дьюк. — Оказался я здесь совершенно случайно, а про то, что Чарли ранен, только от тебя и узнал!

— Всё ты прекрасно знал, — не смутился Энциклопедия. — Как всякий преступник, ты допустил одну-единственную ошибку!


КАКУЮ ЖЕ?

Кража Экскалибура

Жучила Мини вошёл в «Детективное агентство «Браун». Он положил двадцать пять центов на канистру с бензином.

— Я хочу нанять тебя, — сказал он.

Энциклопедия не был уверен, что правильно расслышал.

— Работа, которую нужно выполнить для меня, крайне секретна, — пробормотал лидер «тигров» краем рта. — Под прикрытием, понял?

— Будет тебе прикрытие. И присмотришься — не заметишь, — пробормотал Энциклопедия. — Что ты имеешь в виду?

— Я хочу, чтобы ты забрал Экскалибур[8].

— У тебя что, горло болит? — спросил Энциклопедия.

— Экскалибур — мой новый перочинный нож, — объяснил Жучила. — Помнишь Вуди Фанфингла, маленького нахала, который в прошлом году побил меня на чемпионате Айдавилла по игре в «ножички»? Он только что украл Экскалибур.

— Зачем ему красть Экскалибур? — спросил Энциклопедия.

— Экскалибур — отличный нож, — объяснил Жучила. — Вуди боится, что в этом году с Экскалибуром я побью его.

— Ты уверен, что именно Вуди украл нож?

— Пятнадцать минут назад я обнаружил, что он крадётся по клубу «Тигров», — начал Жучила. — Он взял Экскалибур — у него фиолетовая рукоять, там вырезано моё имя. Затем увидел меня и побежал — мы столкнулись у дверей. Он сунул Экскалибур в карман своих зелёных штанов, выскочил на улицу и бросился бежать.

— Ты не гнался за ним?

— Нет, Вуди на прошлой неделе сломал руку, а я не дерусь с однорукими малышами, — ответил Жучила. Он закатил глаза к небу. — И потом, его мать будет преподавать у меня математику в следующем году.

— Ты хочешь, чтоб я вернул нож так, чтобы никто не узнал, что Вуди украл его, верно? — спросил Энциклопедия.

— Если мама Вуди услышит, что я поймал её сына на краже, она меня возненавидит. Я не смогу пройти математику в следующем году, даже если встану на голову, — объяснил Жучила.

Лидер «Тигров» направился к воротам гаража.

— Вуди на игре Малой лиги. Удачи, старина Супермозг.

Энциклопедия размышлял над хитрым выражением лица Жучилы, подъезжая на велосипеде к дому Салли. Он рассказал ей о краже Экскалибура.

Салли топнула ногой.

— Оооо, этот Жучила Мини! — воскликнула она. — Не верь ему, Энциклопедия. Брось дело!

— Я доверяю Жучиле не больше, чем крысе рядом с сыром, — ответил Энциклопедия. — Но у меня бизнес. Я не выбираю клиентов.

— Но он солгал тебе, — продолжала протестовать Салли. — Мать Вуди — не миссис Фанфингл, учитель математики. Его мать — миссис Фанфингл, женская парикмахерша на Уотсон-стрит. Жучила Мини — всегда не к добру!

— Тогда пошли вместе, — сказал Энциклопедия. — Ты мне понадобишься.

Оба детектива подъехали на велосипедах к задней стене начальной школы Айдавилла. На игровой площадке началась игра Малой лиги.

Энциклопедия заметил в толпе Чарли Стюарта. И попросил его указать на Вуди Фанфингла.

Чарли указал на восьмилетнего парнишку, сидевшего на скамейке. Хотя его сломанная левая рука находилась в гипсе от кончиков пальцев до локтя, но Вуди был одет в бейсбольную форму.

— Он так одевается на каждую игру, — объяснил Чарли. — Ему помогают товарищи по команде. Они думают, что он приносит им удачу.

Энциклопедия вернулся к Салли.

— Я иду в раздевалку, — сообщил он. — Стой у двери. Свистни, если кто-нибудь подойдёт.

— Мне это не нравится, — заявила Салли.

В раздевалке было пусто. Энциклопедия осмотрел каждый шкафчик, пока не нашёл один с парой висевших там зелёных штанов. На поясе было вышито имя — Вуди Фанфингл.

Энциклопедия заколебался. Затем, не услышав никого, он быстро обыскал карманы.

В правом кармане оказались платок, два камня и кусок нитки. А в левом — перочинный нож с надписью «Жучила», вырезанной на фиолетовой рукояти. Экскалибур!

Но стоило Энциклопедии сунуть нож в карман, как раздался голос:

— Стоять на месте!

Из умывальной комнаты внезапно вышли мистер Эванс и Жучила Мини. Мистер Эванс был школьным охранником.

— Лерой Браун! — изумлённо воскликнул он. — Значит, ты — тот самый, который ворует из шкафчиков во время бейсбольных матчей!

Прежде чем Энциклопедия смог ответить, Жучила бросился вперёд. Он вытащил Экскалибур из кармана детектива.

— Зачем же так, мистер Эванс, — протянул Жучила. — Это мой нож Экскалибур — тот, который Вуди Фанфингл украл из клуба «тигров» полчаса назад!

Мистер Эванс отправил Жучилу за Вуди. Через несколько мгновений ухмыляющийся Жучила притащил за собой ужасно испуганного мальчишку.

Мистер Эванс принялся строго расспрашивать Вуди. Тот признался, что ходил в клуб «тигров» незадолго до игры.

— Я заглянул в дверь, — объяснял Вуди. — И никого не увидел. Поэтому ушёл обратно, вернулся сюда и переоделся в бейсбольную форму.

— Лжёт и глазом не моргнёт, — усмехнулся Жучила. — Я видел, как он засунул мой нож в левый карман брюк, когда бежал из клуба «тигров». А вы своими глазами видели, как Браун вынул его из того же кармана!

— Верно, видел, — согласился мистер Эванс, и Жучила пустился в пляс от радости.

— Я должен извиниться перед тобой, — сказал мистер Эванс Жучиле. — Пока ты не попросил меня понаблюдать вместе с тобой из умывальной, я считал, что это ты шаришь в раздевалке.

— Вечно меня подозревают в худшем, — тоном оскорблённого праведника произнёс Жучила. — Я не против. У вас есть настоящий вор, мистер Эванс. И я вернул свой нож. Вот и всё, что имеет значение.

Мистер Эванс взял Энциклопедию и Вуди за локти.

— Пойдёмте-ка ко мне в контору, ребята, — сказал он.

— Подождите, — возразил Энциклопедия. — Вуди не крал Экскалибур. Жучила сам положил нож в карман его брюк, пока Вуди был на поле. Вуди победил его в игре в «ножички» в прошлом году, и Жучила решил отыграться.

— Может, ты ещё заявишь, что я не видел, как ты пытался украсть нож из шкафчика? — спросил мистер Эванс.

— Жучила нанял меня, чтобы вернуть нож, — ответил Энциклопедия. — А заодно решил меня подставить. Я могу доказать, что Экскалибур никогда не был украден.


КАКИМ ОБРАЗОМ?

Бокал имбирного эля

Шеф Браун поставил чашку кофе на стол.

— Вы знаете что-нибудь о имбирном эле? — спросил он.

— Он выпускается в бутылке, и я люблю его не так сильно, как шипучку, — ответил Энциклопедия.

— Какой странный вопрос, дорогой, — удивилась миссис Браун, убирая тарелки.

— Не менее странный случай, — ответил шеф Браун. — В его центре — Рафино де Верона.

— Рафино де Верона! — воскликнул Энциклопедия. — Знаменитый слепой скрипач?

— Да, у него есть летний дом на пляже, — сказал шеф Браун. — Он попросил меня зайти сегодня вечером. Он считает, что у него обманом выманили призовую скрипку с помощью бокала имбирного эля.

У Энциклопедии так зазвенело в ушах, что он еле усидел на стуле.

— Можно пойти с тобой, папа? — спросил он.

Шеф Браун посмотрел на миссис Браун.

— Забирай его с собой, — ответила она. — У него больше никогда не окажется возможности встретиться с таким человеком, как Рафино де Верона. Но быть дома в девять тридцать.

Энциклопедия умчался к себе в комнату. Схватил свой блокнот с автографами. Когда он добрался до машины, отец уже ждал за рулём. К дому слепого скрипача они подъехали затемно.

Горничная провела их в гостиную. К ним вышел мистер де Верона, высокий седовласый мужчина в тёмных очках.

— Шеф Браун, — сказал он, протягивая руку. — Вы привели с собой кого-то. Судя по звуку кроссовок, полагаю, что это парень десяти-двенадцати лет.

— Мой сын, Лерой, — ответил шеф Браун. — Ему десять.

— Так мило с твоей стороны, что ты тоже пришёл, Лерой, — произнёс мистер де Верона. Он указал отцу и сыну на стулья, но сам остался стоять.

— Мне почти стыдно рассказывать, что случилось, — промолвил он. — Вы будете считать меня глупцом.

— По телефону вы сказали, что утратили свою призовую скрипку, — сказал шеф Браун.

— Потерял из-за пари, — объяснил мистер де Верона. — Вчера вечером я заключил пари с Гансом Брауном, концертмейстером Глендонского симфонического оркестра, и проиграл.

Он пересёк комнату и подошёл к столу, где находились поднос, несколько бокалов, ведёрко со льдом и три бутылки имбирного эля. Энциклопедия поразился тому, как легко незрячий музыкант двигался среди предметов мебели.

— У моей горничной Клары был выходной, и мы с Гансом Брауном остались одни в доме, — продолжал мистер де Верона. — Мы сидели в этой комнате, и вскоре разговор перешёл от музыки к загадкам. Ганса особенно интересуют загадки с запертыми комнатами. Ещё до того, как я узнал условия пари, я поставил свою скрипку Страдивари против его Страдивари.

Мистер де Верона провёл тонкими сильными пальцами по седой шевелюре.

— Я не думал, что смогу проиграть! Гансу требовалось сотворить чудо, чтобы победить!

Слепой музыкант полез в ведро со льдом. Затем бросил четыре кусочка льда в высокий бокал.

— Ганс сказал: «О, лёд достаточно холодный», когда высыпал в бокал четыре кусочка льда, как я сейчас, — сказал мистер де Верона. — Затем Ганс передал мне бокал в руки. Я слышал, как он открыл бутылку имбирного эля. И вышел из комнаты с этой бутылкой.

Мистер де Верона с бокалом в руке подошёл к двери гостиной и запер её.

— Я запер дверь, убедившись, что Ганса нет в зале. Затем я закрыл оба окна.

Мистер де Верона закрыл окна. Одно находилось за пианино, другое — за креслом шефа Брауна. Теперь невозможно было войти в гостиную, не разбив окно или не взломав дверь.

Мистер де Верона прошёл через комнату. Остановился у картины, висевшей на стене, и отодвинул её в сторону. За картиной в стене прятался сейф.

— Я убедился, что бокал Ганса наполнен только льдом, — продолжил он. — Затем поставил бокал со льдом в сейф и запер его.

Мистер де Верона запер сейф и вернул картину на место. Потом подошёл к двери и выключил свет.

Единственным звуком было тиканье старинных часов у книжного шкафа.

Голос мистера де Верона прорезал темноту.

— Суть нашего спора: я должен был сидеть в кресле посреди комнаты. Ровно один час. За этот час Ганс должен был войти в запертую комнату, не зажигая света, открыть запертый сейф, вынуть бокал, вытащить лёд, налить в стакан имбирного эля из бутылки, которую захватит с собой, запереть сейф, уйти из комнаты и запереть дверь — и так, чтобы я ничего не услышал!

Мистер де Верона сел в кресло в центре тёмной комнаты.

— Я могу определить время по выпуклым цифрам на моих наручных часах, — произнёс слепой музыкант. — За весь час я ничего не услышал. Я был уверен, что выиграл пари. Я отпер дверь и позвал Ганса, убедившись, что он находится в холле. Затем пересёк комнату и открыл сейф. Бокал по-прежнему находился внутри. Лёд исчез. Вместо него бокал наполнился — гром и молния! — имбирным элем! Я пробовал его! — Мистер де Верона в недоумении хлопнул ладонями по подлокотникам кресла. — Как Ганс сумел это сделать? — воскликнул он.

В комнате воцарилось долгое молчание. Наконец мистер де Верона встал и включил свет.

Шеф Браун вопросительно посмотрел на Энциклопедию.

«Есть идеи?» — читался в глазах безмолвный вопрос.

Энциклопедия кивнул.

— Могу я спросить, сэр?

— Пожалуйста, Лерой, — ответил мистер де Верона.

— Кто поднял тему запертых комнат? — спросил мальчик-детектив.

— Теперь, когда я задумался об этом, мне кажется, что Ганс, — ответил мистер де Верона. — Но какая разница? Я хочу знать, почему я его не слышал?

— Ваш слух не подводил вас, сэр, — улыбнулся Энциклопедия. — Никто не мог услышать вторую улику.

Он вытащил свой блокнот с автографами.

— Не могли бы вы оставить мне свою подпись?


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПОНЯЛ, КАК ГАНС СМОГ НАПОЛНИТЬ БОКАЛ В СЕЙФЕ ИМБИРНЫМ ЭЛЕМ. А ВЫ?

Как детектив заковал себя в броню


Невероятная вещь: Херб Стейн пришёл в детективное агентство «Браун» пешком. Пришёл, а не приехал. А ведь Херб был чемпионом города среди юниоров по езде на велосипеде. Если уж он направлялся куда-нибудь по делу, то обязательно на колёсах и на самой высокой скорости. Он единственный из всех мальчишек Айдавилла снашивал штаны быстрее, чем кроссовки.

— Кто же это вышиб тебя из седла? — удивился Энциклопедия.

— Задира Логан, — ответил Херб-пешеход и выкатил монетку в двадцать пять центов на бензиновую канистру. — Задира украл у меня велосипед.

Энциклопедия глянул на монетку с сомнением: стоит ли брать деньги у одного из лучших приятелей?

— Бери-бери, — настаивал Херб. — Ты их отработаешь…

— Что, дело опасное?

— Для живота — да. Да ты наверняка слышал о Задире Логане. Каждый, кто ему не понравится, получает тычок в живот — бух!

— Да, уж вряд ли он меня расцелует, если я обвиню его в краже твоего велика, — заметил Энциклопедия, представив себе Задиру в действии, и двадцать пять центов показались вдруг гонораром далеко не достаточным.

— На прошлой неделе Задира сцепился сразу с тремя из «тигров» Жучилы Мини, — поведал Херб. — И каждого ткнул в живот — бух! бах! трах! — Тигры— потом почти двое суток есть не могли.

— Пожалуй, Салли об этом деле знать не обязательно, — подумал Энциклопедия вслух. — Ещё захочет померяться с ним силами — а он намного старше её и крупнее. Надо его перехитрить.

— Если не выйдет, — предупредил Херб, — тоже получишь тычок в живот — бах!

— Слышал, можешь не повторяться. Лучше расскажи все по порядку.

— Велосипед был украден вчера прямо от порога моего дома. А Нэнси Этцуайлер (она живёт чуть ниже по улице) видела, что на нём вроде бы уехал Задира. Я сразу пошёл к Задире и застал его на заднем дворе — он закрывал что-то брезентом.

— И ты решил, что обвинять его в краже с места в карьер не слишком разумно?

Херб потёр живот рукой и кивнул.

Покопавшись в гараже, Энциклопедия нашёл на полке кусок листового железа и, приспустив штаны, закрепил его на животе бечёвкой от воздушного змея. А потом натянул штаны, прикрыв броню.

— Ну и видик у тебя! — хихикнул Херб. — Как у вздутой банки с бобами…

— Пусть Задира Логан решит, что я съел диван, пусть дразнит меня Тушей, мне все равно. Расчёт на то, что он прежде никогда меня не видел — ни толстым, ни худым.

Из-за своей экипировки Энциклопедия стал ходить вперевалку, а уж нагнуться и вовсе не мог. Чтобы поднять с полу бейсбольный мяч и биту, ему пришлось опуститься на колени.

— Они нам пригодятся, — пояснил он приятелю, — чтобы залезть к Задире на задний двор якобы за мячом.

Велосипед Энциклопедии с трудом, но выдержал двоих седоков: Херб крутил педали, а юный сыщик кое-как взгромоздился на раму. Добравшись до дома Задиры в старой, заброшенной части города, друзья спешились и принялись бить по мячу на соседнем незастроенном участке. Херб четыре раза посылал мяч на задний двор Задиры, и четыре раза Задира вылетал из дома пулей и швырял мяч назад со свирепыми комментариями.

— Он самый крутой из всех, кому в Айдавилле исполнилось шестнадцать лет, — заметил Херб мрачно. — Угораздило же именно его польститься на мой велик!..

— Держи биту крепче, — распорядился Энциклопедия. — Пора переходить к решительным действиям!

Хорошенько прицелившись, Энциклопедия метнул мяч точнёхонько на брезент, под которым, судя по выпуклости, что-то лежало. На этот раз ребята успели сами вбежать на задний двор, пробираясь средь битого кирпича, старых автопокрышек, сломанных кроватей и ширм. Энциклопедия подобрал мяч и хотел было приподнять угол брезента, но тут выскочил Задира и, потрясая кулаками, заорал:

— Проваливай отсюда, полудурок! Знаешь, что я сейчас сделаю с вами обоими? То же, что обычно делаю с непрошеными гостями, — дам каждому в глаз!

— В глаз? — изумлённо икнул Херб.

— Наверное, ты хотел сказать — в живот? — нерешительно молвил Энциклопедия. — Я слышал, твой фирменный удар в живот…

— Нет, в глаз! — повторил Задира. — Последний, кому я дал в живот, потом не мог есть целую неделю. Чуть не помер с голоду…

Херб выронил биту и осел на землю. А Задира ухватил Энциклопедию за ворот.

— Ну давай, давай, — не струсил тот. — Поставь мне фонарь, и пусть все видят, что ты не брезгуешь бить малолеток. Что о тебе скажут? Что ты болван?

Задира задумался.

— Пожалуй, ты прав, — сказал он наконец. — Прежний способ был получше. Нет следов — значит, нет и доказательств.

— Не жалей меня, — продолжал подначивать Энциклопедия, гордо приподняв подбородок. — Я принимаю лекарства как мужчина.

— За мной не заржавеет, — рявкнул Задира и нанёс детективу удар в живот.

Кулак его наткнулся на железо. Энциклопедия же отлетел футов на семь.

— Ууу! — завопил Задира. — Ой-ой-ой!

Не теряя времени, Херб откинул брезент. Под ним на зелёной траве лежал новенький красный велосипед.

— Твой? — осведомился Энциклопедия.

— Похож на мой, но ручаться не могу. Он пробыл у меня всего два дня, и я не успел его пометить.

— Значит, это, быть может, и не твой велик?

Энциклопедия с беспокойством покосился на Задиру. Парень катался по земле, корчась от боли, тряс повреждённой рукой и в конце концов спросил:

— Ты что, полудурок, гвоздей нажрался?

— Ты украл этот велик вчера, признавайся! — перешёл в прямую атаку Энциклопедия.

— Ты спятил, — буркнул Задира. — Он здесь под брезентом уже два месяца, с тех самых пор, как я купил его.

— Может, всё это страшная ошибка, — прошептал Херб. — Левая рука у Задиры в целости. Давай удерём отсюда, покуда ещё можем ходить.

— Мы уедем на велосипедах, каждый на своём, — ответил Энциклопедия. — Никакой ошибки тут нет. Задира стащил твой велик, можешь не сомневаться.


КАК ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЁЛ К ТАКОМУ ВЫВОДУ?

ОТВЕТЫ

Секретная подача

Энциклопедия сразу понял, что письмо и чек не могли быть написаны ни Спайком Браунингом, питчером «Янкиз», ни каким-либо другим взрослым.

И на чеке, и на письме была одна и та же дата — 31 июня, но год не был указан.

И в июне всего 30 дней! 31 июня не существует!

Когда Жучилу уличили в ошибках, ему ничего не оставалось, кроме как признать, что письмо и чек он написал собственноручно. Проиграв пари, он вынужден был отдать Шустрику Фланагану свою бейсбольную биту.


Мистер Воздушный Шарик

Сэм Поттс не принял во внимание, что Иззи всегда надувал свои зелёные с розовым шарики ртом. Иначе говоря, в шариках не было ничего, кроме воздуха из лёгких Иззи. А шарики, надутые воздухом, никак не могут взлететь на дерево в безветренный день. Они опускаются наземь! (Только если надуть шарики газом легче воздуха, например гелием, они способны взлететь высоко в небо.)

Энциклопедия сразу сообразил, что Поттс поместил шарик на дерево заранее. А потом сообщил преподобному Бевину, что заметил шарик сию секунду. Это дало ему повод взобраться на лестницу и, заглянув через двенадцатифутовую стену, солгать, что он видел, как Иззи похищает маленького Бобби. Отсюда Энциклопедия сделал вывод, что, должно быть, сам Поттс похитил как Иззи, так и Бобби, но чуть раньше.

Выслушав сына, шеф Браун отправился в дом, арендованный Поттсом. И нашёл Бобби и Иззи связанными по рукам и ногам. Грузовичок Иззи был спрятан в примыкающем к дому гараже.

Пойманному с поличным Сэму Поттсу пришлось сознаться во всем. Он и участок-то по соседству с Тайлерами арендовал лишь для того, чтобы похитить Бобби и получить выкуп.


Скала Малыша Джонни

Ринго Чарли заявил, что Малыш Джонни заметил его приближение, так как его выдала тень, падавшая впереди. И, заметив тень, Джонни якобы выскочил из-за скалы, стреляя. А дело было в девять утра. Мистер Скотти, выступая в роли Ринго на том же месте и в то же время, «прищурился — утреннее солнце било ему в глаза». Что и доказывало вне всякого сомнения, что Ринго Чарли соврал: если солнце било ему в лицо, его тень падала не впереди, а позади него!


Забывчивый шериф

Мистер Бейкер обратил внимание горожан на то, что из одного шестизарядного кольта никак нельзя выпустить семь пуль.

Посчитайте сами. Шериф Уиггинс заявил, что дозорный бандит ранил его двумя выстрелами в левую руку. Из шестизарядного кольта было выпущено две пули — осталось четыре. Потом шериф якобы овладел кольтом и прикончил дозорного — это третья пуля. А потом ещё и уложил остальных четверых — но это уже семь пуль!

Энциклопедия догадался (как и банкир Бейкер до него), что шериф был в тайном сговоре с бандитами. И, отправляясь вдогонку за ними, он не взял с собой оружие, поскольку полагал, что в том нет нужды. Но, видимо, когда дело дошло до дележа добычи, соучастники поссорились. Завладев чьим-то кольтом, шериф перестрелял остальных. Однако не успел скрыться вместе с золотом — его нагнал отряд добровольцев. Пришлось на ходу сочинять басню о том, как он расправился с пятью преступниками, выполняя свой долг.


Голодный попутчик

Молодой человек, голосовавший на обочине, допустил ошибку, демонстрируя своё дружелюбие. Ему никак не следовало предлагать мальчику-детективу шоколадку.

Энциклопедии пришлось отломить два квадратика. Это значит, что плитка была крепкой. А ведь молодой человек уверял, что простоял на перекрёстке около часа, и дело происходило в жаркий день при температуре 93 градуса по Фаренгейту. Выходит, он врал: при таких условиях плитка непременно растаяла бы и, утратив крепость, напоминала бы желе.

А зачем ему было врать? Единственно возможный вывод — он был членом банды, оставшимся на перекрёстке, чтобы направить погоню в ложном направлении.

Припёртый к стене, молодой человек сознался, что ехал в машине с бандитами — а та была оборудована кондиционером — пока не настало время сыграть отведённую ему роль.

Вскоре была задержана и вся банда.


Драчливый поэт

Перед тем как подраться с верзилой, Перси сунул очки в нагрудный карман костюма. Затем верзила принялся колошматить Перси в грудь и в живот. Тем не менее после драки тот снова надел очки, и они остались невредимы!

Это и была его ошибка. Бей верзила в полную силу, не только стёкла разлетелись бы вдребезги, но и оправа была бы погнута. Отсюда Энциклопедия сделал вывод, что верзила лишь разыгрывал драку, помогая Перси покрасоваться перед Салли.


Как ранили Чарли Стюарта?

Дьюк заявил Энциклопедии: «Оказался я здесь совершенно случайно, а про то, что Чарли ранен, только от тебя и узнал!» Но он выдал себя, не спросив, которую из двух кроссовок надо достать из шкафа. Когда доктор Росс, вырезав дыру, натянул обувь на раненую ногу, «всё подошло как нельзя лучше». Значит, Дьюк взял из пары не какую-нибудь, а левую кроссовку. Откуда же он узнал, что нужна именно левая, если не видел раны хотя бы издали?

Когда шеф Браун сообщил об этом родителям Дьюка, тот нехотя признался. Он, видите ли, не хотел ранить Чарли, а намеревался лишь напугать и отвадить от облюбованного «тиграми» тира. Полиция отобрала у подростков пневматический пистолет. И, кроме того, родители жестоко наказали их за стрельбу на кладбище.


Кража Экскалибура

Собственные слова Жучилы мистеру Эвансу доказали: заявление о том, что он видел, как Вуди украл его перочинный нож, ложно.

Итак, Жучила сказал:

— Я видел, как он засунул мой нож в левый карман брюк, когда бежал из клуба «тигров». А вы своими глазами видели, как Браун вынул его из того же кармана!

Вспомните: Вуди сломал левую руку. Она была «в гипсе от кончиков пальцев до локтя».

Поэтому Вуди не мог пользоваться левой рукой, чтобы сунуть перочинный нож в карман. Ему пришлось бы пользоваться правой.

Но Экскалибур был найден в его левом кармане.

Попробуйте положить нож в левый карман брюк правой рукой во время бега.

Это невозможно.

Если бы Вуди украл Экскалибур, то засунул бы его в правый карман брюк.


Бокал имбирного эля

Первая улика — замечание Ганса: «О, лёд достаточно холодный».

Это — глупая констатация вполне очевидного факта. И имела смысл только в одном случае: если она скрывала другой звук, который слепой скрипач не должен был услышать.

Энциклопедия пришёл к выводу, что другой звук исходил от Ганса, разорвавшего изотермический мешок — мешок, который не даёт льду таять.

Да, Ганс принёс свой собственный лёд. Он не брал четыре куска льда из ведра мистера де Вероны.

И кусочки льда в бокале, которые мистер де Верона положил в сейф, не были кусочками замёрзшей воды.

Ганс сделал их, заморозив имбирный эль!

Ганс, естественно, не открывал сейф. Он даже не входил в комнату. А просто ждал в холле, пока пройдёт час.

Вторая улика, которую «никто не мог услышать» — звук, который издавали при таянии замороженные кусочки имбирного эля.

К тому времени, когда мистер де Верона открыл сейф, кусочки льда уже растаяли, наполнив стакан имбирным элем!


Как детектив заковал себя в броню

Задира сказал, что велосипед «здесь под брезентом уже два месяца» с тех самых пор, как он его купил.

Однако когда брезент откинули, трава под брезентом оказалась зелёной. Если бы велосипед пролежал накрытым два месяца, трава обязательно пожухла бы. А пожухлая трава становится бурой. Живая, зелёная трава без малейших сомнений доказывает, что велосипед накрыли брезентом совсем-совсем недавно.



Примечания

1

Подающий (питчер), раннер (бегущий), базы и т. д. — бейсбольные термины. (Здесь и далее примечания В. Борисова, за исключением особо оговорённых).

(обратно)

2

Непереводимая игра слов. «Браун» по-английски — «коричневый». А производные от этого слова с различными окончаниями могут обозначать и фамилию, и название предмета, и «подрумяниваться», «жарить», загорать» и т. п.

(обратно)

3

Спитбол (Spitball) является незаконным приёмом в бейсболе, в котором движение мяча изменяется путём применения инородного вещества — такого, как слюна или вазелин (Spit — плевать (англ.)). Этот метод изменяет сопротивление ветра и вес на одной стороне шара, заставляя его двигаться нетипичным образом. Это также может привести к тому, что мяч «выскользнет» из пальцев питчера без обычного вращения, сопровождающего подачу.

(обратно)

4

Очередной ляп Жучилы. Эдисон создал лампу накаливания, а газовые существовали и до этого.

(обратно)

5

В США каждый штат, помимо официального названия, имеет и неофициальное, литературно-художественное. «Одинокая звезда», «Штат Одинокой Звезды» — так называют Техас.

(обратно)

6

По шкале Фаренгейта, принятой в США. Соответствует температуре 32,20 по Цельсию. (Прим. О. Битова).

(обратно)

7

Соответственно 33,90 по Цельсию. (Прим. О. Битова).

(обратно)

8

Экскалибур — легендарный меч короля Артура, которому часто приписываются мистические и волшебные свойства.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • Секретная подача
  • Мистер Воздушный Шарик
  • Скала Малыша Джонни
  • Забывчивый шериф
  • Голодный попутчик
  • Драчливый поэт
  • Как ранили Чарли Стюарта?
  • Кража Экскалибура
  • Бокал имбирного эля
  • Как детектив заковал себя в броню
  • ОТВЕТЫ
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке