Не зная отдыха и сна (fb2)


Настройки текста:



Владимир Сухинин Не зная отдыха и сна

Не зная отдыха и сна

Вся жизнь тревогою полна.

Все устремления твои

Как сон несбыточной мечты.

Не убежишь ты от врагов.

Смирись! Ведь твой удел таков.

(Ария слепого провидца.

Лигирийский императорский театр)

Пролог.

Дрожит, трясется земля, стонет под копытами боевых быков. На севере Великой степи собираются орки для последнего боя между собой. Часть племен, что пошли за Духом мщения Худжгархом, встали у последней черты в ожидании свершения воли Отца всех орков. Нет дороги назад. Они или умрут, или победят.

К ним движется орда кочевых племен, что остались верны учению шаманов, чтобы покарать еретиков, смыть кровью позор отступников и очистить дух орков от заразы Самозванца.

Птицы примолкли. Звери ушли с пути орды. Затихла степь. Даже вольный ветерок испугался, спрятался и не шевелил буйные верхушки степного редколесья.

Восемь племен шло на войну со свидетелями Худжгарха. Пять тысяч крепких бывалых воинов. А за ними, они это знали, двигались оседлые орки. Восемь тысяч бойцов.

Все живое уходило с их пути. Племена спешно снимались с мест кочевий, бросали то, что не могли забрать с собой и расходились в стороны, теряясь в безбрежной степи родами, семьями, распадались рода и семьи, растекаясь и исчезая по оврагам, по лесам вместе сживоьными. По дальше от пути движения безжалостной орды.

На стоянке основного лагеря орков шел совет походных вождей сторонников Отца. Лица вождей были сумрачными. В воздухе витал дух раздора, несогласия и откровенной вражды. Не так проходил поход как они задумывали. Верховный шаман проявил небывалую жестокость к своим сородичам. Уничтожал всех несогласных и его боялись. Очень боялись, скрывая свой страх за непроницаемыми личинами.

После долгого молчания и скудной трапезы, в тишине раздался голос одного из вождей.

– Что говорят разведчики, мураза? – Это задал вопрос старый орк Срынь -вождь племени Куачу. Он был обращен к великому походному вождю Груму. Именно в его стойбище недавно появился облеченный большой силой шаман. Срынь помолчал, ожидая ответа и не дождавшись, потер съеденные временем клыки. – Мы идем уже седмицу, а встречаем лишь потухшие костры и брошенные гнилые шкуры. Где еда для воинов? Где воины оседлых, что должны были прийти с обозом?

Главный походный вождь Грум Бык, не скрывая злобы, переглянулся с шаманом — Верховным пророком Отца. Оглядел собравшихся. Вопрос был задан, надо отвечать. Вокруг внимательные и хмурые лица других вождей. Он знал их мысли. Они тоже не раз посещали его голову.

– Разведчики сообщили... – Начал он говорить тяжело и медленно, словно не языком ворочал, а бревном. Каждое его слово падло камнем на сердца сидящих в шатре вождей. Не все были согласны с политикой тотального уничтожения непокорных. Подспудно страх и недовольство подступали к сердцам бывалых воинов и они его прятали, не давали волю своим чувствам.

– Сообщили… Что все племена, которые кочевали здесь, ушли со своих мест. Они или ушли под защиту отступников, или рассеялись по степи. Оседлые наши братья неожиданно повернули обратно, – еще более неохотно продолжил он.

– Почему? – вновь спросил вождь племени Куачу.

– Мы точно не знаем… там, видимо, восстали племена на их пути и продвижение стало невозможным. Их не будет, братья… – взгляд Верховного вождя зло блеснул и словно плеть ударил по лицам сидящих. Те под его взглядом опустили голову, пряча взгляды.

– Справедливый суд будем творить мы сами… Видимо Отцу всех орков было не угодно, чтобы против горстки отступников собралось столько воинов и он повернул их домой. Но я рад этому. – Грум оскалился и подался телом вперед. – Нам больше достанется славы. – Он ударил кулаком по колену. – Мы упьемся кровью предателей...

– Хорошо бы не умереть до этого с голоду, – произнес кто-то из сидящих вождей.

– А почему не отправляешь фуражные отряды для сбора провианта? – не унимался Срынь.

Верховный недовольно глянул на вопрошавшего, тот задевал болезненную тему, а отвечать надо. – Я отправлял отряды на поиски скота... Он помолчал. Не хотелось говорить о неприятном. – … Но их уничтожили. В степи вокруг нас движутся сотни воинов. Если они видят маленький отряд, они его уничтожают. Если я отправляю большой отряд в полтысячи, они рассеиваются. Мы доставляем скот, который можем найти, но я понимаю, что его мало. Поэтому нужно быстро двигаться навстречу врагу. Там есть еда и женщины.

– Еда и женщины! – передразнил Грума Срынь. – Мои воины едят своих лорхов. На чем мы будем сражаться? Зачем нужно было уничтожать племя Чинриз? Зачем нужно было насильно принуждать остальных орков идти с нами?

– Такова воля нашего Отца, – сверкнув исступленно очами, вступил в разговор верховный шаман Шыр Арык. Все видели в его глазах горящий огонь фанатизма, но зная его силу, промолчали. – Мы пришли искоренять ересь и сделаем это, даже если придется ополовинить степь. Вы все это хорошо знаете. Вы хорошо знаете, что лучше вырезать половину стада чем допустить гибель всех лорхов от чумы. Надо искоренить заразу ереси на корню, прежде чем она захватит всех наших сородичей. Все должны видеть что Отец не прощает отступников… Все! – Его взгляд скользил по лицам вождей. Он видел, они прятали глаза. – Трусы! – с ненавистью подумал шаман. – К чему эти пустые разговоры? – успокоившись произнес он. Идите и сражайтесь, как велит обычай, а Отец явит вам свою славу. Не ужели вы не видите?.. Он испытывает вашу веру. Не будьте малодушными. – Шаман вновь оглядел присутствующих вождей, ища несогласных.

Хоть и не были вожди согласны с такой постановкой вопроса ведения войны, но спорить не стали. Шаман показал себя жестоким и беспощадным не только с чужими, но и со своими орками.

– Значит пойдем быстрее, – вздохнул Срынь. – Скорее бы все это закончилось. Постепенно вожди один за одним покинули шатер.

Грум почесал объемистый живот. Посмотрел вслед последнему уходящему вождю. Шыр если ты не явишь славу Нашего Отца, то они один за другим разбегутся. Скоро поход на империю... и никто не будет гонятся по степи за отступниками. Верховный шаман зло зыркнул на вождя. – Не будет похода на империю, Грум. Отцу это не угодно. Покараем отступников и свергнем Великого... им станешь ты. Грум удивленно часто, часто заморгал.

Степь лагерь Свидетелей Худжгарха.

Грыз повел свои войска следом за вышедшими на войну кочевым племенами. Он проводил оседлых, не нападая, на три дня пути и убедился, что те не повернут обратно. Оседлые спешно, как могли, возвращались к себе на юг.

Его воины обученные и освоившие новую тактику быстрых налетов и отступлений, вылавливали разведчиков, отставших орков и безжалостно истребляли.

Грыз знал, что там, на севере в трех местах остались лишь старики и женщины с детьми. Но он также знал, что старые бойцы не посрамят, встанут на защиту своих племен и, если надо, полягут, но продержатся до его подхода. Он принял решение возвращаться. Первыми ушли три разведывательные сотни, ведомые его сыном. Остальные воины двинулись с обозом, оставшимся от оседлых. Грыз решил не бросать животных и провиант. Он имел цель с дальним прицелом – раздать это племенам, пострадавшим от последователей Отца. Пусть видят как свидетели Худжгарха отличаются от грабителей, идущих под стягом Отца.

Гонцы ждали повелений, чтобы отправиться в путь и сообщить Свидетелям Худжгарха куда направится орда. Или она разделится, чтобы расправиться с противником по частям, или выберет один маршрут. Но противник медлил. Он неторопливо продвигался вперед, с долгими остановками, словно не решался принять решение. Грыз понимал замысел их военачальника - дождаться подмоги со стороны оседлых орков, что было ему на руку.

Верхние плавны бытия. Замок Беоты.

А где-то вверху, в небесных планах бытия, возлежала на ложе, пребывая в великом раздражении, Беота. Черные прислужницы обмахивали ее опахалами и буквально тряслись от страха, страшась гнева госпожи.

– Как это у него получается? – размышляла сестра Рока. Сам пропадает неизвестно где, а город его строится и крепнет. Там живут одни сумасшедшие, не знающие законов Вселенной. И им на всех наплевать. Прогнали Рока сами, без Высокого. Сколько благодати они потратили на войну! Всю! Идиоты! Могли договориться с братом на вассалитет и дело с концом. А теперь иди и бери их голыми руками. Так нет, я не могу. Этот чертов договор… Додумать она не успела. Гору сотряс удар и скинул ее на пол. Стоя голая на карачках, в неприглядном виде, она удивленно моргала, не в силах что-либо сделать или произнести. Она пораженно хлопала ресницами, не понимая сути происходящего. У нее просто ни с того ни с сего исчезла огромная часть благодати. А гора резко понизилась. Наконец она опомнилась. – Кто? – заревела она, как раненная медведица. Кто посмел? Богиня вскочила, полная ярости и негодования. Заметалась, не зная, что предпринять и тут же перед ней появилась статуя.

– Тобой нарушен договор, – проговорила она. Статуя исчезла, а воздухе кружась, стал опускаться листок пергамента.

– Договор? – не понимая еще в чем дело и ухватив его на лету, удивленно вслух прочитала Беота и тут же хлопнула себя по лбу. – Дура! Как я могла попасться на удочку Рока? Она должна была защитить владения Самозванца. А она просто тупо смотрела как он штурмует гору, с уверенностью, что с падением горы, договор потеряет силу.

– Я тебя на куски разорву, мелкая сволочь! – закричала она в порыве безудержной ярости. Беота остервенело разорвала на мелкие кусочки договор, сожгла их в пламени своей ненависти и ища ей выход, стала крушить все вокруг. Она ломала мебель, била вазы, убивала прислужниц и кричала. Это был крик отчаяния и бессилия. Она дико, как животное, орала и выла, скрежетала зубами и плакала. Устав бесноваться и выместив свою ненависть и злобу, Беота остановилась, ее руки бессильно повисли, словно плети. Вокруг царил хаос, лежали истерзанные тела прислужниц. Ее разбитое сердце отравляла горечь поражения, во рту чувствовался горький привкус желчи, а в глубине ее гордого сердца зародилось невольное, в котором она не хотела сама себе признаться, восхищение Самозванцем. – Или... – уже тихо произнесла она. – Или замуж выйду...

Верхние плавны бытия. Замок Рока

Рок, вернувшись к себе, был в ярости. Самозванец уже несколько раз ущемлял его гордость. Рок пометался по дворцу, затем выпил пинту вина и успокоился. Он уничтожил вызванных существ и теперь они сто лет не будут ему подчинятся. Он нарушил закон вызова. Ну да ладно, – отмахнулся он от навязчивых неприятных мыслей. – Главное сделано. Враг растратил всю свою благодать. И теперь он возьмет их голыми руками. Сейчас он отдохнет, приведет свои мысли в порядок и примет сдачу горы. Все-таки он самый способный из Хранителей, терпеливый и умный.

Рок починил доспехи, почистил щит и восстановил прожженную булаву. Пред новыми подданными нужно явиться во все своей красе. Он наполнил свою ауру золотым сиянием и через час отправился принимать сдачу горы Самозванца.

Верхние плавны бытия. Замок Худжгарха

Рострум горестно вздыхал. – Благодати нет. Вся истрачена на войну. Все жители кроме двух придурков поют псалмы, а эти дуются в карты. – Эх! – Махнул рукой Рострум, – чему быть, того не миновать. – Я с вами, – бесшабашно сказал он и уселся на пол башни, где резались в дурака два непоседливых дурня.

– На что играем? – тасуя карты, спросил Мастер.

– Если Магистр проиграет, он отдает мне свой жезл, я кукарекаю или мяукаю, если выиграете вы. Если проиграет Мастер, он должен будет мне одно желание.

– Идет, – согласились оба. Мастер раздал карты и они стали играть. Как повелось, сначала проиграл Мастер. Довольный Рострум насмешливо посмотрел на подчиненного и произнес, – Ну что, придурок, наполняй гору эртаной. И тут же гром грянул с неба. Гора дернулась и значительно подросла. Трое оторопело смотрели на происходящее. Рядом неожиданно раздался душераздирающий вопль сирены. – Славься… Змеи в панике выскочили из глазниц Рострума и понеслись прочь. Вместе с собой они утащили его глаза. Тот только обреченно махнул рукой. – Что поделаешь с этой ненормальной. Тут вообще нет нормальных жителей.

Первым опомнился Мастер. Прочистил уши, глянул довольно на русалку и ответил, – Выполнено.

– Тревога! … – вновь завыла сирена и трое вскочили, Змеи вернулись, вставили Роструму глаза и словно трубы бинокля уставились вдаль. Трое, замирая, смотрели как быстро к замку приближается золотая звезда.

– Ты смотри! А ему понравилось! – Радостно крикнул магистр, достал жезл и махнул им. Золотая звезда налетела на невидимую стену, врезалась и, размазавшись красным пятном, стала стекать вниз, как по стеклу.

Рок летел полный достоинства и великолепия. Он увидел гору и прибавил скорость. Что-то ему показалась странным. Неужели гора так значительно подросла… но додумать свою мысль он не успел. Рок налетел на невидимую преграду и мгновенно превратился в лепешку. Не ожидавший такой встречи, он не озаботился защитой.

Пришел в себя Хранитель Сивиллы только когда смог собраться в единое целое. Стоя у подножья многократно выросшей горы и сгорая от стыда, он с ненавистью подумал. – Сестричка-лисичка. Сука! Провела меня. Поставила защиту. Против этих двоих он не выстоит. Растратит свою благодать, которую и так жрут ненасытные пожиратели эртаны из другой Вселенной. Он пригнулся, чтобы его не увидели с горы, и поспешил к себе домой. Он еще вернется сюда и тогда эти безумцы не получат пощады.

Инферно. Нижний слой

На нижнем слое инферно вокруг замка Курамы клубилась радиоактивная пыль. Сам замок устоял, хотя столица княжества погибла. Курама, выросший от сожранных им тысяч жертв, погибших после атомной бомбардировки, был доволен. Он полетит к столице неудачника, который в своей самонадеянности пытался захватить его владения и будет править оттуда. А временному союзнику оставит в управление этот разрушенный надел. Он пролетел гигантской тенью над разрушенным городом, у которого толпились тысячи его подданных и исчез высоко в небе.

Алеш, собрав свои немногочисленные войска, вернулся в разрушенный город. У стен стояли и просили их пустить выжившие жители столицы. Они просились под его покровительство. – Пустите их. – распорядился он, – и пусть отстраивают этот город. Все что наверху пусть принадлежит демонам, все что внизу пусть принадлежит крысанам. Он смотрел с высоты башни как сотни и тысячи демонов через двое ворот вливались в город. – Зачем мне открытый мир? – подумал он. – Может я нашел здесь свою судьбу?

Жизнь в закрытом секторе продолжалась.

Глава 1

Инферно верхний слой.

В зале, откуда я начал свое путешествие, все так же у окна, задумчиво глядя на унылый «марсианский» пейзаж, стоял демон. Словно он и не уходил от него. Он оглянулся и задал только один вопрос. – Сундук?

Я ответил одним словом – Генри?

Он щелкнул пальцами и в комнате появился мой товарищ. Генри удивленно хлопал глазами и осматривался. – Ой! Я снова с вами! – обрадованно воскликнул он. – Вы не представляете как страшно было висеть в пустоте.

Я вытащил из сумки сундук и поставил на пол, сверху положил ключ. – Забирай. – сказал я, готовый ко всему. Мне пока непонятно было как будут развиваться события дальше.

Демон изумленно перевел взгляд с меня на сундук. Некоторое время недоверчиво смотрел и это хорошо отражалось на его красном со впалыми щеками лице.

– Надо же! – воскликнул он. – Ты отсутствовал всего один день и вернулся не один, а с моим сундуком, который я не мог достать столетиями. Поразительно! Ты невероятно удачлив, люд.

– Один день!? – От изумления и неготовый услышать подобное, я открыл рот. – Ты шутишь?

– С чего бы мне шутит человек? Я давно забыл, что такое радость, шутки и смех. Одинокому демону не бывает смешно. Но сейчас ты меня порадовал. За это я тебя отблагодарю. Вы идете в сторону портала, чтобы отбыть в Брисвиль, – утвердительно сказал он. – Ведь так?

– Так. И что?

– А то, что я могу Вам помочь добраться туда быстро. Здесь у меня есть один рабочий местный портал. Но его надо зарядить энергией, тогда вы сможете сразу попасть на межмировой портал.

Я сразу ухватил суть. – Демон, скряга, не хочет тратить свою энергию и хочет сразу решить два дела. Зарядить свой портал за наш счет и избавиться от странных чужаков. Я чувствовал его опасения. Но я тоже был не против сразу оказаться у нужного места. Ползти несколько дней до портала по пустыни Инферно, подвергая риску людей, я не хотел.

– Хорошо, демон, я заряжу портал и тоже сделаю тебе подарок. Мысль одарить в ответ демона пришла ко мне неожиданно. После того как Брык приказал долго жить, я не хотел тащить с собой андроида,. Кроме того, это была моя маленькая месть хитрому демону. Я потратил столько сил и времени, бегая за его сундуком, что не мог отказать себе в удовольствии подшутить над ним. Я был уверен, что он клюнет сразу.

– Но... чем ты, человек, хочешь меня отблагодарить? – с видимым сомнением спросил он.

– Я оставлю тебе своего голема. Он будет тебе помогать, а ты сможешь его изучить. Что остается делать одинокому демону, как не предаваться научным изысканиям?

– Правда? – пораженно воскликнул демон. – Это… – Он пораженно закачал головой. – Это очень широкий жест с твоей стороны, люд. Я польщен. И знаешь, я дам тебе выбрать один магический предмет из своей коллекции. Иди сюда. – Он щелкнул пальцами и в стене образовалось отверстие в рост человека. Я подошел ближе к демону.

– Это моя сокровищница, – произнес он, очень довольный тем что может похвастаться. В комнате стояли сундуки, невысокие столы, покрытые стеклянными крышками, а под ними лежали предметы. Среди них был камень скрава. Демонические вещи мне были не нужны, они не работали в мире Сивиллы и быстро разрушались, а вот от камня телепорта я бы не отказался.

– Я могу взять вон тот камень? – Я показал пальцем на серый в фиолетовых прожилках булыжник.

– Конечно! – радостно воскликнул демон и я понял, что этот камень для него ничего не значил. Он подошел к столу, открыл крышку и достал камень. – Он будет твой как только я получу голема.

Я согласно кивнул. – Ее зовут Мурана. Я покажу тебе как ее включать. Но ты включишь ее только когда мы уйдем. – Увидев его недоверчивый взгляд, я усмехнулся. – Она к нам очень привязалась и если увидит, что мы уходим, с тобой не останется.

– Она что способна на самостоятельные действия?

– Да. – Кивнул я. – Это ее и сила, и слабость.

– Замечательно! Просто замечательно! – всплеснул руками демон. – Показывай как ее включать.

– Не спеши, – отмахнулся я, увидев его горячий интерес к андроиду. Он даже стал подпрыгивать от нетерпения на месте. – Я все покажу. Ничего сложного нет. Пошли заряжать портал.

Портал находился в подвале крепости. Обычный круг из белого камня. Я посмотрел магическим взором его свойства и понял, что на полную зарядку нужно шесть сотен энеронов. А на то, чтобы отправить нас в путь, нужно не больше сотни.

Я попробую зарядить, – сказал я демону и отправил порталу сотню энеронов. Каменную плиту покрыло мгновенное сияние и сразу пропало. – Готово.

Демон сморщился и, глядя на меня, нахально произнес, – Мало.

– Сколько могу, – ответил я и честными глазами посмотрел в его красные без зрачков бесстыжие глаза. Он не выдержал моего взгляда, сдался и проворчал, – если не получится вам отбыть, я не виноват.

– Понятное дело, – согласился я. – Идемте, я покажу как запустить голема. А вы, – я обернулся к сопровождающим людям и собакам, – заходите на портал и ждите меня.

Мы ушли. Прошли в зал где лежала андроид, подойдя, перевернул ее на живот, задрал рубашку и нажал на небольшую выпуклость на спине. Открылась крышка и мы увидели маленькую управляющую панель. – Вот кнопка. – сказал я показывая на зеленую кнопку. Нажмете и голем оживет. Зовут ее Мурана.

– Имя-то какое некрасивое, – проворчал демон, поедая жадными глазами кнопку, – словно у собаки. – Он поднял на меня взгляд, в котором читалось – «Вали уже отсюда человек, надоел». Но вежливо произнес. – Хорошо, я понял люд. Я вижу, что ты не врешь. Можешь идти. Дальше я справлюсь сам.

Я кивнул. – Выключается также этой кнопкой. И подождите пока мы уйдем.

Встав, я помахал рукой андроиду и поспешил вниз в подвал. Я не был уверен, что демон выполнит свое обещание и не разбудит Мурану, до того как мы уйдем, поэтому спешил. Внизу уже все мои товарищи и шверды тесной группой стояли на плите портала. Я встал рядом и стал искать как его запустить.

– Выберите пункт назначения. – возникла мысль у меня в голове. Я мысленно представил портал на краю пустыни, на холме, возле речки.

– Настраиваю маршрут, – вновь промелькнула мысль.

Мы простояли около трех минут и тут вдали раздался вопль Демона. – Подождите меня-я!

– Нет уж! – испугался Генри и схватил меня за рукав. – Давайте быстрей, хозяин. Его лицо стало жалобным, как у маленького ребенка и он затряс мою руку подгоняя меня.

– Да я что! Я жду как и вы. – Ответил я и приготовился прибить андроида если он до нас доберется. Я чувствовал напряжение всех, даже собак и подумал, – надо же как она всех достала.

Андроид существо лишенное души, имеющая псевдоинтелект, быстрее и сильнее любого человека, эталон женской красоты, стал проклятием для человечества. Но никогда робот не сможет по-настоящему заменить человека. Он не сможет тонко чувствовать струны души, быть внимательным и чутким. Обижаться и прощать, как это делает человек. Он может только дать грубый суррогат псевдожизни. Такие философские мысли посетили меня, пока мы ждали настройки портала.

Шум нарастал, а вопли демона становились все громче. Я даже удивился. – Как Мурана могла так быстро достать демона. Настройка портала продолжалась и мы топтались на месте в большом нетерпении. Буквально через пол минуты мы увидели как в зал с большим трудом вбежал демон, он тащил за собой андроида. Мурана вцепилась одной рукой за полы халата, а другой рукой, не давая демону сбежать, она хваталась за все что видела на пути. Косяки дверей, мебель. Он изо всех сил упирался, пытаясь удрать. А она в истерике орала, — Стой, мой любимый! Куда ты?

Увидев нас он прохрипел. – Помогите!

Собаки зарычали, шерсть поднялась на загривках. Генри охнул. Жуль обреченно проговорил, – опять она.

– Твою дивизию! – вскричал я. – Как же ты достала - сумасшедшее изделие. И в тот же момент мы исчезли.

Очутились мы на плите портала в оазисе на вершине холма. Внизу текла река, а за ней простиралась красная пустыня. Я не мог передать той радости, которая охватила всех. Не только я и Генри обрадовались избавлению от Мураны, но и собаки, которые стали радостно повизгивать.

Радость радостью, но я понимал, что это только начало новой жизни для моих боевых товарищей. Жизни полной тревог и опасностей. Я жил в окружении сонма врагов и им тоже предстояло окунуться в эту жизнь.

– Послушайте меня, – начал я свой инструктаж. – Мы сейчас прибудем в нейтральный мир этого сектора. Ничего сами не предпринимаете, молчите и выполняете мои команды. Все подробные объяснения дам потом. Уяснили? – И дожавших их согласных кивков, с улыбкой радостного облегчения пожелал очутится в Брисвиле. – Ну наконец-то я дома… Почти.


Нейтральный мир город Брисвиль

– Проходите, не задерживайте портал! – громко крикнул распорядитель и мы поспешно сошли с каменной плиты. Выстояв очередь у будки регистрации, я улыбнулся знакомой демонице. Положил пять золотых на полку перед ней и получив в ответ благосклонную улыбку, услышал нужные слова. – Следующий.

Она уже поняла, что меня и моих спутников регистрировать не нужно. Выйдя за ограду портальной площади, я увидел встречающих нас собак. Они насторожено смотрели на вновь прибывших. Затем обменялись мыслями и радостно завиляв хвостами с немым вопросом уставились на меня.

– Все! – мысленно произнес я. – Вы прибыли. Теперь сами. Вон вас встречают ваши друзья, идите к ним. Прибывшие со мной шверды взвизгнули от восторга и помчались к местным. Запрыгали, поскуливая, а ко мне подошел вожак и нагло показал образ жаренного поросенка.

Я усмехнулся. – Пошли. Угощу вас. Это относилось к собакам, но меня услышали и люди.

– Хорошо было бы, – басом проговорил Адвокат. Здоровенный мужик на три головы выше меня и всех кто стоял рядом. Все прохожие озирались на него, как на неведомое чудо. Он был огромен как троль. Адвокат привыкший у себя дома к пристальным взглядам, шел спокойно, глазея по сторонам и не обращал на это внимания. Мы привлекали внимание еще и одеждой. На Жуле и Адвокате был военный камуфляж. На мне генеральская форма эра.

Мы направились в единственно известный для меня постоялый двор «Большой кулак». Там насколько я знал, раньше располагалось «Братство наемников». Организация вроде гильдии или профсоюза. Чем она занималась, я точно не знал, но догадывался, что поддерживала наемников и отстаивала их интересы. На постоялом дворе всегда можно было найти комнату и хорошую еду. Но также можно было нарваться на драку, чего я хотел избежать. Перед убытием на Сивиллу я хотел остановиться там, обдумать дальнейшие шаги и подготовить встречу с моей горячей и скорой на расправу невестой. Купив собакам двух поросят, я вернулся в трактир при постоялом дворе и сел.

Пока нам приносили наш заказ, настроился на нить, связывающую меня и орчанку. Ганга отозвалась сразу. Это было сравнимо с тем как будто бомба взорвалась в моей голове. Буря эмоций от любви, до гнева накрыла меня с головой. От неожиданности я дернулся и потрогал голову руками, может и в самом деле я ее лишился. Но нет, голова была цела, только переполнена бурей мыслей и чувств, бушевавшей в душе моей невесты.

– Любовь моя, я думала что ты снова пропал! Погиб! Я не могу жить без тебя! Где ты был? Опять спасал баб? Я тебя твое бессмертное яйцо своими руками вырву. Если не смогу сама, попрошу сестру. Почему ты со мной такой жестокий? Я тебя загрызу! Не появляйся даже! Когда ты будешь с нами? Если приведешь еще одну сучку я ее зарежу.

Я не в силах справиться с цунами ее эмоций сидел и остолбенело хлопал глазами. Потом Шиза повидимому поставила фильтр и мои чувства пришли в порядок.

– Ганга! – Я остановил ее бурный поток проявления любви, опасений и скорби, который накрыл меня как снежный лавина. Я понимал что связав ее с собой кровной связью, доставил невесте дополнительные проблемы. Выход за сектор она воспринимает как потерю любимого человека и с этим что-то нужно было делать. Я сморщился. – Делать, делать и делать у меня столько дел, что я не знал за что хвататься. Выполняя поручение демона, я не дошел до снежных эльфаров. У меня строится город на горе и я стал хранителем непонятно чего. И что делать с этой горой, ума не приложу В степи растет число поклонников Худжгарха и там назревает война. Скоро поход орков на лес и война Империи против Вангора. А что происходит в Новороссийском княжестве? Меня на все не хватит. Поэтому я перестал слушать, что говорит Ганга и просто сказал. – Помолчи.

Она споткнулась на полуслове и не договорив замолчала. – Ты забыла обычаи степи, Ганга. Я не ребенок, чтобы сидеть у твоей юбке. Ни каких баб я не спасал и не привез. Я делал мужскую работу. Скоро я буду с вами. Ждите. И отключил связь.

Видимо я говорил в слух, потому что на меня удивленно смотрели трое моих товарищей.

– Ты с кем сейчас, Изя, разговаривал? – спросил молчун Адвокат. Я посмотрел на здоровяка и понял что даже не знаю как его имя. Мы столько времени провели вместе. Столько пережили, а я даже не спросил как его зовут.

– Тебя как зовут? – хмуро спросил я. Тот вытаращился на меня как на ненормального. – Изя, ты чего, я Адвокат.

– Я это знаю, но я хочу знать твое настоящее имя.

– Морган. – Удивленно произнес громила. – А за чем? Я привык к Адвакату.

– Послушайте меня. Вы в новом мире. Здесь нет эров и дэров. Но есть сословное деление. В этом мире я граф. Мое имя Ирридар тан Аббаи Тох Рангор.

– Ого! – Изумился Жуль. – Так Вы, милорд, представляете несколько родов!

Я посмотрел на Жуля. – Вот что значит аристократ, сразу уловил самое главное.

– Да Жуль. Я предоставляю два благородных рода разных народов. Человеческий, орский и почти эльфарский. Моя невеста принцесса орского народа.

Адвокат глянул на сидевшего напротив орка и промямлил. – Сочувствую Изя... то есть господин … ээээ…. Он посмотрел на Жуля, ища помощи и тот подсказал, – милорд.

– Эээ... сочувствую, милорд.

Я недоуменно проследил за его взглядом и понял, о чем он подумал, и не смог сдержаться, расхохотался. – Ты думаешь, Морган, что она такая же страшная и клыкастая как эти орки?

Морган покраснел и опустил глаза. – Ну… – промычал он и я не стал ждать его оправданий.

– Нет, Морган. Она красавица, Сам увидишь. Хотя очень дикая. Она может запросто зарезать или пристрелить из лука. Когда мы только познакомились, она хотела меня убить. Но это другая история и как будет время, может быть я ее расскажу. Сейчас запомните. Я аристократ. Граф. То есть особа высокого звания. У меня есть свой надел и подданные. За непочтительное отношение к дворянскому сословию тут рубят голову. Поэтому запоминайте. Ты, Жуль, как человек аристократ, будешь таном — благородным человеком и войдешь в мой род. Моим компаньоном. Объяснять надо, что это значит.

– Нет, милорд, – склонил голову Жуль Бергат. Спасибо за доверие.

– Ты, Морган, будешь реном – человеком простого звания. Ты станешь телохранителем и оруженосцем тана. И будешь ему служить верой и правдой. Морган поглазел на Жуля и ответил – Да милорд.

– Ты, Генри, будешь подданным княжества новороссийского и вернешься в свой мир. Это пока все. А теперь ешьте.

Они ели и молчали. Я обдумывал первоочередные дела. В голове царил сумбур, я не знал за что хвататься. Куча дел и все первоочередные. – Сначала надо отправить на базу Генри, пусть побудет в своей знакомой среде. Потом надо поменять ему нейросеть и придумать легенду. Мне очень нужен был независимый источник информации о делах в княжестве и кроме того я хотел наделить его чрезвычайными полномочиями. Генри был единственным человеком в свободном мире, который меня никогда не предаст.

Потом надо связаться с Демоном и сообщить ему, что я жив, хотя побывал в плену на корабле. Демон очень осторожен и может мне не поверить. Я бы тоже так сделал. Но это уже не мои проблемы, пусть думает что хочет. Значит на время он будет меня сторониться. Хорошо, одной проблемой меньше.

Затем нужно Жуля и Моргана перевезти в замок. Нет сначала надо на корабль и дать им поведенческую установку. Так и сделаю. Пока их троих отправлю на на базу. И сразу к своим. Нужно заканчивать дела у снежных эльфаров. Заканчивать. – Я скривился. – Я даже не приступал к ним. Что еще? Вот. Надо наведаться на гору. Посмотреть что там делают эти бездельники. Потом скоро война моих последователей и последователей Рока. Статуя почему-то отделила орков от Рока и отдала степь мне, вместе «с ярлыком на княжение». Теперь я типа хранитель первородных. Ну зачем мне в голову пришла бредовая мысль оживить орочий фольклор? Я всегда знал по опыту службы в армии, что инициатива наказуема. Ох-хо-хо! Как там было? Грехи мои тяжкие? – Я уловил на себе косые взгляды моих товарищей и ободряя их, улыбнулся. Хотя мысли мои были далеки от радости.

– Война! Война предстоит не на жизнь, а на смерть. Умрут мои последователи, умрет Худжгарх, а следом умру я и все мои близкие. Вот такой вот нерадостный расклад сил на планете. А я? А я к подготовке войны даже не приступал. И с чего начинать? Надо разложить дела по порядку. И что это я один все думаю и думаю. – Шиза?

– Чего тебе?

– Чего мне? – изумился я ее вопросу. – Ты мой секретарь вот и думай как все сделать.

– Поешь сначала.

– Это я и без тебя знаю, – проворчал я. И принялся за еду. – Шиза мы отсюда можем отбыть на мою базу?

– Нет. Только с Сивиллы.

– Хорошо тогда свяжись с демоном и передай шифровку. Я жевал и мысленно диктовал.


– Дух Демону.

Мой друг. Случилось то, что ты предполагал с самого начала.

Меня захватил Вейс. Он понял, что я Дух. Мой прокол. Я попался на его вопросе о тебе. Они хотели, чтобы я тебя убил и дал им убедительные доказательства твоей смерти. Ты не поверишь. Но мне удалось бежать. Как? Объяснять не буду. Понимаю, что ты в это не поверишь. Одно могу сказать с уверенностью, что тебя в покое не оставят. Мое предложение поменять нейросеть остается в силе.

Удачи. Дух


Отправив то сообщение, я успокоился. Мои товарищи насытились и смотрели на меня, ожидая что будет дальше.

– Сегодня ночуем здесь, а утром отбываем на Сивиллу, – сказал я. – В мир людей.

К слову сказать Жуль и Морган не проявили большого любопытства, глядя на дворфов демонов и полудемонов. Но это пока им не попались на глаза лесные эльфары. Я это понимал и решил предупредить.

– Здесь еще живут существа похожие на эров. Называют их лесные эльфары. Тоже созданные из гордости и замешанные на вражде к людям. Увидите их, не бойтесь и не выказывайте удивления, иначе вас вызовут на поединок и убьют. Просто не обращайте на них внимания. – Они кивнули. Их морды были благодушны и на них была печать сытости. Глазки щурились как у котов и искали постель. – Если поели, пошли спать.

В комнате куда нас поселили, я оставил их одних. Хотел проверить как дела сложились у Торы. Я мысленно спросил себя, – а скучал ли я по ней? Все то время, которое я ее не видел? И не смог ответить на свой вопрос. Думать о ней во время моего путешествия, мне было некогда, но сейчас при воспоминании о снежной эльфарке, в моей душе проявлялась нотка тоски. Я чувствовал, что между нами протянулась некая связующая ниточка, которую не хотел разорвать ни я, ни она. Я не понимал своих чувств и не боролся с наваждением ее очарования. Но ум мой говорил мне, что мне совсем не нужна эта связь, она навредит и мне и ей. Что надо эльфарку держать на расстоянии и не давать повода для «неправильных» мыслей. Ясно как божий день, что из-за их закостенелых предрассудков мы не можем быть вместе. Она снежная эльфарка принадлежащая, как они считают к высшей расе избранных, а я человек значит ниже ее по статусу Кроме того она принцесса, а я… а я имею невесту принцессу степи.

Ей не простят связь с «низшим» ни те кто видит ее как знамя в борьбе за власть, ни те кто стремится установить новые порядки в княжестве. Ее могут сделать изгоем. И члены ее рода будут преследовать Тору до конца ее жизни. Так как это случилось с отвергнутым наследником престола Радзи-илом. – Я затряс головой, отгоняя нахлынувшие мысли. – Потом, все потом, – сказал я сам себе, отложив решение этой сложной личной проблемы на когда -нибудь.

– Отдыхайте. Я скоро вернусь. Сидите в комнате и не выходите. Вы не знаете местных обычаев и можете попасть в неприятность. – Оглядев посуровевшие лица товарищей, я вышел.

Был поздний вечер. Дул прохладный ветерок, поднимая легкую пыль на дороге. Меня ждал пес, что встретился со мной первым в зоне отчуждения. Увидев, поднялся на ноги и стал вилять хвостом.

– Ждешь! – я потрепал его по жесткой шерсти холки, – пошли к твоей новой хозяйке. Мы двинулись по улице и нас осторожно обходили стороной встречные прохожие. Опасности я не чувствовал и с наслаждением вдыхал чистый, свободный от задымленности урбанистических городов воздух.

У пещеры два молчаливых охранника лишь кинули на меня взгляды и поклонились. Внутри пещеры за время моего отсутствия практически ничего не изменилось. Магические светильники прикрепленные на стенах, освещали вырубленный древними каменотесами коридор. Затем шли несколько следующих пещер, где разлеглись псы. Увидев нас завиляли хвостами. У входа в «апартаменты» Ведьмы сидел неизменный хромой секретарь. Посмотрев на меня, поспешно поднялся. Поклонился и с достоинством мажордома произнес. – Я сейчас о Вас доложу, Ваша милость.

– Не надо! – Бархатная штора отодвинулась и появилась хозяйка каменоломен. Проходите, тан. Собаки уже сообщили мне, что Вы пришли.

Она кинула взгляд на секретаря. – Фрукты и сладости! – приказала она.

Я по ее знаку зашел за занавеску. – Присаживайтесь. Я уже послала за моей воспитанницей. – Ведьма указала рукой на кресло возле красивого столика, вырезанного из куска целого белого мрамора. И сама села напротив. В ее спокойных глазах с тонкой сеточкой морщинок в уголках глаз, я не смог разглядеть чувств, царивших в ее душе. Это была самая странная женщина, которую я видел в своей жизни. Закрытая наглухо ментально, она была непостижима для меня, но в то же время понятна. Ведьма не владела магией, не обладала силой, но она была в Брисвиле одной из самых авторитетных личностей. Если не первой. Она сплотила вокруг себя нищих, бродяг и калек. И знатные жители города и банды почитали ее и боялись. А самое главное она понимала швердов и те принимали ее за хозяйку. Умные сильные, шверды, в стае наводили ужас на город и с Ведьмой предпочитали не ссориться.

– Изучаете? – улыбнулась она, заметив мой взгляд. Я тоже улыбнулся.

– Не пойму, честно ответил я, – почему псы ада Вас слушаются.

– Я тоже не могу понять, – ответила она, – почему они Вас любят.

– Ну это как раз понятно, я покупаю им жареных поросят. Собаки как известно любят желудком.

– Только не эти.

Разговор шел ни о чем. Словно мы как два разведчика встретились на нейтральной полосе и пробуем друг друга прощупать. Без вражды, но и без излишней доверительности. Мы были союзниками, не были врагами и единственное что нас объединяло это любовь собак. Нас таких разных и таких мало понятных для окружающих. И тут меня поразила одна единственная мысль.

– Она как и я не отсюда! Мы не из этого мира. Вот в чем дело. – Наверное на моем лице что-то промелькнуло. Она пошире раскрыла глаза и в них впервые промелькнул огонек интереса, едва уловимый, который можно было принять за собственное воображение и тут же погас.

– Ведьма умеет сдерживать эмоции – подумал я и хорошо их прячет. – Это школа. Ее учили. Кто? Ад? Навряд ли. Там нет специалистов по адским псам. Тогда кто? Синдикат? Но к ней ниточка от туда не тянется. Или тянется?

Я не знал что и предположить, но мои размышления прервала Тора, принявшая облик моей служанки Рабе, которая в свою очередь приняла облик Торы и сидит в замке Тох Рангор.

Девушка стремительно вошла в пещеру. Вот она, не умела так тонко как Ведьма скрывать свои чувства. Ее глазки вспыхнули, кожа на щеках покрылась румянцем и она хотела броситься ко мне, но под взглядом Ведьмы остановилась.

– Вы хотели видеть мою воспитанницу, тан. Вот она. Оставляю вас одних. – Она резко встала и стремительно вышла. Тора-ила осталась стоять на месте в нерешительности.

Я встал улыбнулся и галантно поклонился – Добрый вечер, Ваше высочество.

Эльфарка прикусила нижнюю губу. В глазах ее вспыхнул и погас гнев. Она величаво прошла к креслу, где сидела до этого Ведьма и села. Расправила складки на платье и подняла взгляд на меня. И тут я понял, что я болван. Не такой встречи она ждала. А я… А я понимал, что приблизив ее к себе я совершу большую ошибку. Понимать-то понимал. Но сердце мое сжало в тиски и заболело. Нудно, тоскливо, словно из него медленно, как из раны вытекала кровь. Надо было что-то делать, а я застыл истуканом с глупой натянутой улыбкой на лице.

– Будь проще чурбан. – Услышал я совет Шизы. – Не видишь девушка страдает.

– И в самом деле, чего это я? – рассердился на себя и произнес с облегчением. – Тора, ты в любом обличии прекрасна, – и рассмеялся. Тора удивленно посмотрела на меня и тоже тут же рассмеялась сама. Напряжение спало. И оба вздохнули с облегчением. Я подошел к ней и наклонившись, приобнял за плечи. – Видела бы меня Ганга, – подумал я. – Зарезала бы обоих.

Тора чмокнула меня в щеку и напряжение возникшее между нами пропало.

– Как поживаешь? – Я уселся на свое место. – Не скучаешь?

– Есть немного. Но я терплю. Кроме того рена хорошая компаньонка и наставница, она много полезного мне рассказала. Я помогаю ей в алхимии. Ты за мной? – Это на спросила как бы между делом, но я понимал что для нее это важно.

– Нет, Тора. Я проездом и вот зашел повидать тебя.

– А-а, – протянула она. – Ну повидал. – И снова глаза ее стали сухими.

– Вот же женщины, вечно чем-то да не довольны. И она и я, мы оба понимаем, что сближение нас не приведет ни к чему хорошему. У нее свои долги, у меня свои и мы их заложники. – Я стал серьезным.

– Тора Я направляюсь в снежное княжество. Там сейчас назревает гражданская война. Есть твои союзники, есть твои открытые враги. Я отправляюсь туда попробовать направить процессы в нужной для тебя и княжества русло. Ты должна стать Великой княгиней. Тогда воцарится мир на ваших землях. А вернее сказать горах. Старые дома с надеждой смотрят на тебя… не все правда и им нужна помощь. Если победят новые дома, княжество вступит в союз с Вечным лесом и тогда люди вновь станут рабами и предметом торговли. А орки будут их орудием в борьбе с людьми. Ты это должна понимать.

Ее плечи как-то вдруг опустились. Она ссутулилась и не глядя на меня ответила, – я понимаю. Потом подняла глаза полные слез. – А ты понимаешь что я этого не хочу! Я не готовилась стать княгиней. Там… Там много достойных леров. Почему я?

– Потому что у вас в горах такие традиции. И снежный эльфар умрет, но будет их придерживаться. Но появились так сказать, новые эльфары, недовольные своим положением в княжестве, им наплевать на традиции и они рвутся к власти. Часть новых домов куплена лесными эльфарами и они пользуясь тем что нет великого князя, готовы развязать войну. Старые консервативные дома видят в тебе знамя, под которым они могут сплотиться. И это нужно сделать. К моему сожалению ты не принадлежишь себе, Тора. Ты принадлежишь народу снежных эльфаров. У новых домов есть идея, у старых ты. Одни тебя будут искать чтобы убить. Другие чтобы спасти.

– А что ты можешь сделать один? Если целые дома не могут справиться с возникшей проблемой.

– Я отвлеку их внимание на себя. Человек, который хочет войти в один из домов будет для них сильнейшим раздражителем. Часть сил они переключат на меня, а я буду постепенно убирать самых несговорчивых. И передам весточку тем эльфарам, которым доверяешь ты. Там пока не сложилась крепкая партия и я помогу им сплотиться.

– Не слишком ли самонадеянно? То что не смогли сделать сотни приверженцев моего деда, ты собираешься сделать один. Тебе не кажется это глупым?

– Нет, – спокойно ответил я. – Не кажется. Я не утверждаю, что у меня получится. Я просто буду делать то что должен. Кроме того меня не связывают по рукам и ногам ваши традиции. И последнее у меня есть примерный план.

– Ах как замечательно! – Тора взмахнула руками и вскочила. Стала ходить по пещере туда сюда. – У него есть примерный план. Ну прямо герой да и только. – Она приблизилась ко мне вплотную. – Ты ненормальный Ирридар?

Я обнял ее и прижал к себе. – Есть немного. – И засмеялся. – Какой нормальный человек полезет в гнездо к змеям. Но мне надо ехать в ваше княжество. Мне дали грамоту о возможности вступления в дом какого то песка. Дали между прочим… – Я отпустил ее и сделал шаг назад. Увидел разочарование в ее глазах и продолжил. – За спасение одной высокопоставленной особы. И вспомни, я спас тебя без армии эльфаров. Так что думаю у меня есть шансы на успех. Они увеличатся, если ты мне поможешь.

– Чего ты хочешь? – Спросила она и вновь уселась на кресло. Я видел, Тора взяла себя в руки и успокоилась.

– Имена эльфаров, кому я могу передать от тебя послание и кому могу доверять.

Девушка ненадолго задумалась. – Реально ты можешь доверять только моему роду, – ответила она. – Найди лера Видра-ила. Он был мужем моей кормилицы. Дальше он тебя сведет с кем нужно и подожди, я ему напишу письмо. Она взяла со стола колокольчик и позвонила.

Заглянул хромой секретарь. – Бумагу и перо! – приказала Тора, а я поморщился.

– Тора ты ведешь себя как госпожа, а на самом деле ты простая рена. Прошу не забывай это.

Тора покраснела. – Прости, Ирридар, я постараюсь.

Секретарь вернулся с пачкой бумаг, пером и чернильницей поклонился и поставил на стол. Тора улыбнулась и поблагодарила, – Спасибо, рен, Вы очень любезны.

Я чуть не застонал, дождался когда хромой уковылял и вновь обратился к ней. – Тора! Ты и он рены! Не показывай разницу в вашем положении. Не надо так показушно благодарить. Девушка посмотрела на меня непонимающими глазами и я махнул рукой. – Ну откуда эльфарке знать как должны вести себя простолюдины. У них садовники и дворники и те благородного происхождения.

Вскоре письмо было написано и скреплено ее личной магической печатью.

Она протянула его мне и придержала в руках. Стоя совсем рядом она была вровень со мной и ее глаза находились напротив моих, смотрели как-то странно, словно бы что-то хотели найти в их глубине и не отпуская лист сложенный в два раза, она тихо произнесла,– Береги себя! – Отпустила лист и улыбнулась. А я неожиданно понял. Она искала в моих глазах отклик на свои чувства и видимо нашла. Прижалась ко мне. – Я слышу как бьется твое сердце, – прошептала она. Раньше мне казалось что у тебя его нет.

Затем резко оттолкнула. И отошла на два шага, встряхнула копной волос и повторила. – Береги себя! Ведь Вы теперь мой подданный, лер Ирридар.

Передо мной стояла уже правительница целого государства. Мне пришло понимание, что она сделала свой выбор и сразу пришло облегчение. Не надо больше думать о этой такой странной личной проблеме - влечения к эльфарке, ломать голову, как из этого выкрутится и бояться своих чувств, разделяя их между Гангой и Торой. Я был ей благодарен. И мне захотелось сделать ей подарок. Оставить на память о себе что-то такое необычное. И я вспомнил! У меня в сумке томится птах, которого я притащил из другого мира. Я широко улыбнулся и залез в сумку, с которой никогда не расставался. Жестом фокусника вытащил говорящую птицу и увидев как удивленно расширились глаза Торы, рассмеялся. Эффект неожиданности сработал на все сто процентов.

– Тора! – сказал я, держа уснувшую птицу. – Это говорящая птица. Зовут ее Зануда. И на планете она одна, другой такой нет.

Зануда услышал свое имя и проснулся. Клюнул меня в руку и взлетев, сел мне на плечо. – Зануда хоро-оший! – проговорил он и уставился на девушку. – Сторожи. – прокричала птица. В пещеру на крик заглянул шверд и уставился на птицу. Та увидел пса и прокричала. – Чтоб ты околел!

Пес зарычал. В ответ птица спросила. – Мяса хочешь? – Я знал что птица может общаться и ментально, поэтому не беспокоился за его судьбу. Пес ошарашено уставился на птицу и рыкнул. Зануда перелетел с моего плеча на плечо девушки. – Зарабо-отать надо. И гаркнул, – сторожи! Пес тут же юркнул обратно за шторы. Тора пришла в себя и громко расхохоталась. Погладила птицу и просияв лицом, ответила. – Спасибо, Ирридар, очень необычный и хороший подарок. Она мягко и ласково обратилась к птице. – Зануда хороший? Птах скосил на нее черный глаз и выдал. Чтоб ты околел! – чем вызвал еще одну волну смеха.

– Это все что он умеет говорить? – продолжая смеяться, спросила она.

– Зануда будет говорить, то чему ты ее научишь Тора. – Я тоже не мог сдержать улыбки.

– Так вот чему ты его научил. Сторожи и чтоб ты сдох? Какие вы мужчины грубые. Она прижала птицу к груди и просюсюкала. – правда Занудочка?

– Птиц неожиданно ответил в тему. – Правда. – Посмотрел на меня и добавил. – Чтоб ты сдох! – На что я ответил, – не дождешься. У тебя теперь новая хозяйка. Слушайся ее иначе псам скормит.

– Не слушай, Занудочка, этого грубияна. Я тебя буду холить и лелеять. Мяса хочешь? – Я думал он повторит эту фразу. Но птиц смог меня удивить. Он как ребенок пригрелся у ее груди и ответил, – хочу.

Возвращаясь на постоялый двор, я долго еще вспоминал наше прощание. Тора занялась птицей и все ее внимание было поглощено ей. Я раскланялся и вышел. Попрощался с Ведьмой, которая тоже удивилась подарку. Не прими-нула заметить, что таких птиц она тут не видала. И что девочке с ней будет веселее. Окинула меня быстрым изучающим взглядом и проводила до выхода из пещеры. Шли мы молча. Прощаясь она тоже произнесла туже фразу, что и Тора. – Берегите себя, тан. – Я согласно кивнул, отвесил поклон Овора и пошел в ночь. Рядом тут же появился мой шверд, которого я притащил из мира Жуля. Я почему так его и называл мой шверд. Он пошел рядом, провожая меня. Я чувствовал, что он был доволен. И чувствовал что он считает меня своим хозяином. Меня! Что странно, а не Ведьму. И три суки что пришли вместе с ним составляли отдельную стаю. Но задумываться, почему так случилось, я не хотел. Считают и пусть считают. Им собакам виднее. Да и мне спокойнее рядом с таким псом. Не надо убивать случайных грабителей, а в том состоянии, в котором я сейчас находился, я бы мог. Причем не задумываясь.

Вернувшись на постоялый двор, я понял, что покой мне может в этой жизни только присниться. Посередине зала толпились люди и нелюди. Над всеми возвышался посередине Морган. Он держал в руках стол и периодически им помахивал. Толпа ревела и подхлестывала кого-то, кого не было видно и то подавалась назад, то приближалась к Моргану как приливы и отливы. Слышался задористый тонкий крик Жуля. – Ну кто еще смелый? Подходи. Я свистнул и ту же в зале появилось четыре шверда. – Помогите моему товарищу показал я на Моргана. Четверка псов словно ледокол протаранила толпу и окружала Жуля и Моргана. Толпа тут же отступила и заволновалась.. Я прошел по образовавшемуся коридору.

На полу лежало с десяток дворфов с разными степенями травм. – Это не шверды сделали, – понял я, это поработал адвокат в свойственной ему манере. Грубой силе и количеству, он противопоставил свою силу. Я вышел в центр и спросил. – Кто мне скажет, что тут происходит?

– А ты кто такой? – вскричал один из стоящих на ногах дворф с опухшей, окровавленной рожей. Вся его борода была залита кровью и во рту не хватало половины зубов. Жуль увидев меня, обрадовался и потрясая стулом, угрожающе произнес. – Ну все, коротышки, молитесь своим богам. Прибыл мой лорд. Сейчас он вам покажет.

Дворф посмотрел на меня лютым взглядом. – Ты, сопляк, ответишь за своих людишек. Он сплюнул кровавую юшку.

– Да, теперь за этих оболтусов отвечаю я. – Я посмотрел на своего шверда и в слух произнес, – притащи мне этого наглеца.

Через секунду пес волочил по полу дворфа, который истошно вопил. Я поднял его за шиворот, не стесняясь силы, которую мне дал Лиан. – и что я вам должен любезный? – спросил я. В зале установилась мгновенная тишина. Никто не ожидал такого оборота. Дворфы напали на людей Ведьмы. А чем это карается местные знали хорошо.

С пола поднялся и сел, качаясь из стороны в сторону широкий седой дворф. Он тоже выплюнул половину зубов. – Тан приносим свои извинения. Примите откуп. – Он залез в сумку и вытащил мешок. – Здесь пятьдесят монет золотом. Вы удовлетворены?

По моей команде одна из сук выхватила у него кошель и принесла мне. Я взял и сунул в свою сумку. Посчитал раненных и достал одиннадцать флаконов моего исцеляющего зелья. Поставил на стол. – Это вам уважаемые на лечение. Приношу извинение за моих людей. –

Я сделал все чтобы замять скандал, не вдаваясь в подробности. Принял выкуп, дал исцеляющее зелье и принес извинение. Услышав мои слова, зал одобрительно загудел. Дворф помягчел лицом. – Извинения приняты, тан. – Он первым поднялся и подошел к столу открыл флакон и в свою широкую глотку влил эликсир. На наших глазах его лицо стало принимать нормальные здоровые черты. Синева и опухоль сходили как сдувается воздушный шар. Он сунул палец больше похожий на сардельку в рот и удивленно проговорил, – и зубы растут! – А мне пришлось вздохнуть. От выпивки теперь не отвертишься.

Обратно в нашу комнату я тащил на себе Жуля, который был пьян вусмерть и поддерживал под руку Моргана. Внизу остались лежать без чувств одиннадцать дворфов наемников. Как и с гномами я всех перепил, не пьянея, вернее это сделал Лиан, который очищал мой организм, переводя любую доступную энергию в энероны. К огромному удивлению не только дворфов, но и остальных посетителей трактира, я оставался трезв как стеклышко. Даже пору десяток раз выигрывал пари. Но потом со мной спорить перестали и став богаче на 30 золотых корон, я притащил моих непослушных товарищей в номер.

Утром Жуль встал опухший как искусанный пчелами. Он с трудом говорил и подполз на четвереньках к моей кровати. – Милорд, – просипел он еле слышно. – Дайте противоядие.

– Не дам, – ответил я, не открывая глаз. – Мучайся.

– Тогда добейте. Будьте милостивы.

Я поднялся и сел на кровать. – Вот скажи мне, тан, я могу тебе доверять?

– Можете, милорд. – Слова Жулю давались с трудом.

– Тогда почему, я увидел вас с Морганом внизу. – Я говорил вам сидеть в номере и не вылезать?

– Говорили, милорд. Дайте противоядие или убейте.

Понимая что толком поговорить с болеющим похмельем сыном лейера не получиться, я достал два флакона с эликсиром. – Пейте.

Жуль не мог открыть пробку, так как руки у него дрожали. Пришлось отобрать пузырек, открыть и влить в его алчущий рот зелье исцеления. Он глотал так, как будто только что вышел из безводной пустыни. Затем упал животом на пол и и так пролежал минуту другу. Поднялся он вполне здоровым.

– Простите, милорд, это случилось неожиданно. Нам потребовалась горячая вода, что бы обмыться, а где ее взять мы не знали. Одному идти и спросить мне было боязно, вот и взял с собой Адвоката. Простите, милорд, Моргана. А он взял и наступил на ногу одному из бородатых коротышек. Еще сказал ему – не путайся под ногами, мальчик.

– А что? Я хотел проявить вежливость, – отозвался со своей кровати Морган. Я его не заметил. Так он полез драться, достал ножик и стал орать, что вызывает меня на поединок чести. Пришлось отобрать его ножик и сказать что он острый и им можно обрезаться.

Слушая его, я не знал смеяться мне или плакать. Сказать дворфу мальчик и отобрать у него его меч это было верхом оскорбления.

– Ты что, Морган, не смог отличить ребенка от взрослого мужика? – удивился я и еще больше удивился от ответа.

– А как, милорд? Если тут люди с рогами, то почему дети не могут быть с бородой. Дворфы они же маленькие.

– Вот, – радостно продолжил Жуль. – Мы шли к бармену, чтобы попросить воды, а тут нас окружили эти самые бородатые дети. Они бросились на Моргана со всех сторон. Пришлось мне хватать стул и отбиваться. Я прикрывал ему спину.

– А Морган что?

– А я, – ответил вместо Жуля Адвокат. Схватил за ногу одного из коротышек и стал отмахиваться. Откуда мне было знать, что это их командир. Потом я понял что так делать нельзя, ему больно и отпустил его.

– Ага, – подхватил Жуль, – отпустил. Раскрутил и запустил в толпу. А дальше вы знаете, Морган взял стол и просто стоял, а потом пришли вы, милорд... Нам бы помыться.

На корабле помоетесь. Поднимайтесь, умывайтесь и убываем. Нам здесь лучше не задерживаться, слишком много внимания привлекаем к себе. Возьми Морган противоядие и полечись.

– Генри, а ты почему с ними не пошел? – спросил я и понял, что сморозил глупость.

– Вы, хозяин, приказали ждать Вас в комнате.

– Спасибо, Генри, хоть ты послушен и зови мне не хозяин, а милорд.

– Как прикажите, милорд.

– Вот, самовольщики, учитесь у Генри. – Показал я на поднимающегося с кровати парня.

Планета Сивилла. Базовый корабль. Замок Тох Рангор

На Сивилле мы не пробыли и десяти минут. Оставлять здесь неподготовленных к новой среде обитания Жуля и Моргана я не стал. Понял, что они в любой момент могут попасть в неприятность.

Шиза перенесла нас на корабль базу.

– Ого! – восхитился Жуль. – И не подумаешь, что здесь могут делать такое чудо.

– Это не отсюда, кратко ответил я, – это из мира Генри.

– Боги! Сколько миров! – вдруг проявил удивление вечно флегматичный Морган.

– Идите, в душевую, помоетесь. Дрон стюард отведет вас туда. Генри покажет как там и чем пользоваться, а потом мой дрон отведет вас в мед блок. Рядом стоял дрон. И я показал не него. – Все занимайтесь.

А я тем временем хотел получить информацию у Брыка по делам в княжестве на Суровой.

Я ушел на капитанский мостик и позвал, – Брык, ты тут?

– Я здесь, мой командор. Рад вас видеть живым и здоровым, разрешите сообщить радостную весть вашим поданым?

– Разрешаю. Докладывай какие новости.

– Их много. За время вашего отсутствия госпожа губернатор Гаринда Швырник потеряла управление колонией. Специалисты службы безопасности корпорации Триатекс внедрили своего агента в ее окружение и он стал ее любовником. Агент создал свою службу безопасности и захватил мужа мидеры губернатора. Распоряжением Гаринды Ваша служба безопасности была объявлена вне закона. Ее руководителя Карла пытались арестовать. Но они совместно с госпожой Вироной сумели этот кризис преодолеть. Агенты раскрыты и заключены под стражу. Гаринда продолжает исполнять обязанности губернатора. Ее муж Бран Швырник Проворный развелся с ней и пьет.

– В Аде тоже перемены. Руководитель одного из управлений курирующий закрытый сектор господин Вейс, отправлен на каторгу на материнскую планету. Кратко это все.

– Ни фига себе! – присвистнул я. Сколько событий произошло за время моего отсутствия! Не зря я беспокоился! Ох не зря! Надо срочно туда отправляться. О боже сколько срочных дел! Я обхватил голову руками и задумался, – один я не разорвусь. Одновременно нужно быть в разных местах. А это не возможно. Где я упустил? Ведь знал что Гаринда «слаба на передок». Женщина энергичная, решительная, а муж граф Швырник Проворный, проворный лишь там где касается что-либо купить или продать. Надо продумать рабочую систему. Такую чтобы работала без моего вмешательства. Мысли на этот счет у меня были.

Затем я посидел у монитора искина, составляя программу для Жуля и Моргана. И дождался когда они чистые, и довольные появятся перед моими светлыми очами. Я кивком головы указал им на два кресла напротив. Генри остался стоять.

– Подожди Генри минуту, – попросил его я. Тобой займусь позже.

Когда два представителя чужого мира уселись, я ввел их в транс. И стал инсталлировать пакеты программ им прямо в мозг. Так как я это делал со своими « Бездарями». Продолжалось это не больше минуты. Затем дрон отнес каждого в мед блок и уложил в капсулы. Там они пролежат три круга, после чего их можно будет переправлять на Сивиллу.

Я повернулся к спокойно стоявшему Генри. – Теперь ты присядь и слушай меня внимательно. Я полчаса объяснял Генри мой замысел. Суть его состояла в том что на Суровой нужен был «свой человек», преданный мне до мозга костей. Таким Генри и являлся. По мимо свой воли конечно. Но я о том, что сделал не жалел. Как у нас говорили на Земле. «С волками жить, по волчьи выть». Он мне нужен был тогда и нужен сейчас для выживания. Все остальное как говорится это лирика.

Ему давались самые большие полномочия в случае кризиса. Вплоть до взятия всей полноты власти в свои руки. Но до этого момента, если кризис произойдет, он должен будет собрать подходящую команду. Брыки ему в этом помогут. Жить он будет незаметно. Не выделяясь. Для этого я ему изменю внешность и нейросеть. Прошлый Генри умрет и его вычеркнут из всех реестров. А новый появиться как и я из ниоткуда.

Получив инструктаж, Генри сам залез в мед капсулу и уснул.

– Брык, – позвал я своего секретаря. Тот появился сразу с подобострастным выражением на луковой морде. Прижал руки к груди, заставив, меня задуматься – Издевается он или подражает кому-то? Наверное издевается, – подумал я. И задал вслух вопрос. – Ты что морда, решил надо мной поиздеваешься? – Но тот даже не поморщился. – Я просто Вас внимательно слушаю, командор. – произнес он.

– Значит где-то подсмотрел, – решил я. – Передай своему Папаше, что я хочу, что бы он взял под контроль всю жизнь в колонии. Кто что говорит, кто что прячет, кто с кем спит. Это нужно чтобы своевременно выявлять агентов наших врагов. А они обязательно появятся вновь, вместе с новыми колонистами. Пусть изучит всех, кто прибудет и возьмет их на контроль. В капсуле лежит Генри. Он в княжестве Новороссийском будет моими ушами и глазами. Увидев, как удивился Брык, понял, что сморозил глупость. Такого выражения Брык не знал.

– Короче. Он будет моим скрытым агентом и будет обладать самыми большими полномочиями. Всю информацию будете отправлять сюда и ему. Передай Папе, что я подтверждаю полномочия Гаринды. Она остается губернатором, но с урезанными полномочиями. На планете необходимо создать контролирующий орган. Государственный совет. В него войдут Карл, Вирона, Бран и еще трое представителей от общественности. Их пусть изберут сами жители. Губернатор в мое отсутствие будет каждый год отчитываться перед этим Госсоветом. Дальнейшие развитие колонии должно идти по пятилетним планам. Планы нужно выработать и утвердить на Госсовете. А потом строго придерживаться. Ну пока все, – сказал я и встал. Я временно убываю на планету Сивилла. Гости остаются на твоем попечении.

Брык козырнул и исчез. А я убыл на Сивиллу к своему замку.

Шиза перенесла меня прямо в мой кабинет. с тех пор как я покинул замок здесь ничего не изменилось. Хотя нет. В кабинете царил порядок. Пыль вытерта, вещи аккуратно сложенны, полы помыты. Чувствовалась рука управляющей моего замка дворфы Лианоры. По коридору кто-то с шумом проходил мимо и из-за двери слышались споры. Мужчина что-то доказывал, а Женщина отнекивалась.

– Шиза, а тебе не кажется, – обратился я симбионту, – что мое появление в кабинете… э-э... Несколько неожиданно будет для обитателей замка. Может давай окажемся на дороге пред замком. Меня увидят. Поднимут штандарт. Трубы запоют, торжественный караул во всем параде и так далее… А?

– Хочешь чтобы трубы запели? – спросила Шиза.

– Ну не то что бы хочу… Но порядок есть порядок.

– Сегодня в гости ночью придешь?

– Приду… ответил не задумываясь я и тут же пожалел о сказанном. А зачем?

– Потом узнаешь.

И вот, я стою у кромки леса в трех лигах от замка.

– Шиза, далековато будет, – примерился взглядом.

– Ну так караулу надо будет переодеться в парадную форму. Девочкам глазки подвести…

– И что я скажу, почему иду пешком? Лошадь отобрали?

– Скажешь, что полюбил пешие прогулки. И вообще чего ты пристал? Сам захотел появится на дороге.

Я знал что спорить с ней бесполезно, поэтому вздохнул и поплелся к замку. Вскоре меня заметили. В замке прозвучал горн. Над башней взвился мой стяг и из ворот выметнулись трое всадников. Поднимая пыль, они галопом устремились ко мне. В одном я узнал своего начальника замковой стражи тана Черридара. Они подскакали и все трое упали с лошадей и встали на одно колено.

– С прибытием, милорд! – проговорил Черридар.

– Спасибо Черридар. – Условности были соблюдены. – Можете встать. – милостиво разрешил я.

Черридар подвел ко мне лошадь. – Садитесь, мой тан. – склонив голову произнес он. Я конечно хотел бы сесть, но пришлось придерживаться легенды.

– Нет, Черридар. Я пешком хочу прогуляется. – И похлопав лошадь по крупу с удовольствие вдохнул запах ее пота. Как давно я его не чувствовал.

Черридар пошел рядом держа лошадь под уздцы, сержанты шли на шаг сзади.

– А где тана Ганга? Вы один милорд? – Спросил Черридар, прерывая неловкое молчание.

– Да один, Черридар. Проездом. По делам. – туманно ответил я. Здесь-то прошли недели две с половиной со дня нашего отъезда, а для меня эти дни растянулись на целый год. С другой стороны хорошо что не наоборот.

Дальше некоторое время шли молча. Черридар выказывал почтение, не навязываясь на разговор, а я не хотел говорить. Обдумывая свои дальнейшие действия. Но затем все же спросил. – Как обстановка в замке? Как поживает эльфарка?

– Обстановка милорд нормальная. Эльфарка… он немного замялся. – Живет.

– Как живет? – настойчиво переспросил я. А Черридар засопел.

– Не знаю как сказать, милорд. Но мне кажется она немного не того…

– В каком смысле? – Я даже остановился и посмотрел удивленно на нехейца.

– Ну … она по ночам бродит. В подвалы залезает… Что то ищет. Потом еще этот ее адъютант.

– А с ним что не так?

– Да он такой высокомерный… простите, но так и хочется ему в морду дать.

– Да-а? – произнес я и мои мысли направились по другому маршруту. – Надо будет поговорить с демоницей, что ходит в облике Торы. Плохо что замечают ее странности.

Мы подошли к воротам, которые при нашем приближении раскрылись настежь. Во дворе выстроился почетный караул. Музыканты надули щеки, ожидая команды, начинать дуть в трубы и бить в литавры. И как только я пересек линию ворот, они грохнули марш. Сержант заорал, – Смирррно! И печатая шаг, подняв меч, направился ко мне. Все как я учил.

Пришлось выслушать доклад, пройти мимо замершего строя и подойдя у к крыльцу увидеть встречающих. Впереди всех стояла Чернушка. С радостной улыбкой до ушей и караваем хлеба с солонкой. Она во все глаза смотрела на меня. за ней стояли Лия и ее жених дворф Бурвидус. За их спинами пряталась демоница в образе снежной эльфарки и еще дальше брезгливо смотревший на меня молодой снежный эльфар. Он что-то шептал ей на ухо, но та небрежно отмахивалась. Затем быстро ударила локтем его в живот. Эльфар выпучи глаза и схватился руками за ушибленное место.

Я повернулся к строю воинов и скомандовал. – Вольно. Молодцы! Я доволен. И только после этого вновь повернулся к встречающим. Широко улыбнулся, поднялся по ступенькам и стал всех девушек по очереди обнимать. Сначала Чернушку. Та набросилась мне на шею и повисла словно я отсутствовал год. Потом дворфу. Ее жениху сказал, – странно, что тебя еще не повесели. Тот широко улыбнулся и спрятался за спину дворфы.

На зло эльфару обнял демоницу. Тот даже посерел от такой наглости.

– Милорд, а где остальные? – спросила Лия. С ними все в порядке?

– Ну когда я их покидал, с ними было все в порядке, – уклончиво ответил я.

– Надолго к нам? – это спросила Чернушка.

– Не знаю. Но если покину вас, то вскоре вернусь не один.

– Что опять? – В один голос спросили Чернушка и Лия.

– Что опять? – скривился я, понимая о чем идет речь. Они подумали что как всегда притащу девицу, а то и несколько.

– Привезу двоих моих новых подданных. Барона и его оруженосца. Кстати, а где мои школьные товарищи? – спросил я, меняя тему разговора.

– Их вызвали в академию, милорд. Срочно. – ответила Лия. Кушать будете?

– Не откажусь.

После обеда, я дал знаком Рабе остаться. Та меня поняла, опустила глазки и скромно просидела весь обед. Ее адъютант извертелся на месте. Пылая огнем в синих глазах, он кидал на меня убийственные взгляды. Словно хотел испепелить на месте. Мне надоел этот цирк и я спросил эльфара напрямик. – Лер Курша-ил, Вы как то странно себя ведете. Вас что-то беспокоит?

– Эльфар гордо вскинул голову, с вызовом посмотрел прямо мне в лицо и надменно проговорил. – Я только забочусь о льерине Тора-иле.

– А она вас об этом просила?

– Меня не надо просить, я хорошо знаю свой долг, – ответил он и окатил меня взглядом полным презрения. Еще бы. Кто я и кто он. Я просто граф из людей, а он потомок высокородных из рода приближенного к княжескому.

– Ну если вы хорошо знаете свой долг, тогда делайте то что положено адъютанту и не больше. Иначе я попрошу Вас покинуть этот замок.

Эльфар возмущенный моими словами даже приподнялся со стула. Но я не дал ему что-либо сказать. – Я не вижу необходимости Вашего присутствия рядом с льериной Тора-илой и только мое доброе отношение, к ее светлости и уступая просьбе командира гвардейского полка лера Крити-ила, я позволил Вам здесь находится. Не злоупотребляйте моей добротой.

Дальше в дело вступила Рабе. – Лер Курша-ил, прислушайтесь к словам Тана Ирридара и не будьте столь навязчивы. Вам дали инструкции вот и соблюдайте их. Посеревший молодой эльфар сдулся и не вставая, склонил голову. – Как прикажите, Ваша светлость, – тихо проговорил он.

Когда все ушли и мы остались с Рабе вдвоем, я спросил ее. – Ты зачем ночью по подвалам шляешься?

– Я… э-э… замялась она.

– Ну что ты? – подтолкнул я ее к правдивому ответу.

– Чапая ищу. Он где-то здесь прячется.

– О боже! – Я закатил глаза. – Зачем?

– Не могу спать спокойно.

– А почему ночью?

– Так я же уже сказала, – ответила удивленная Рабе. – Спать не могу.

– И как, нашла? – усмехнулся я.

– Чапая нет, но вот видела этого снежка . Он тоже по подвалам ходит.

– За тобой следом? – я приподнял бровь.

– Нет, он что-то вынюхивает и магией занимается.

– Вот как? Интересно. А он знает что ты ночью бродишь?

– Нет, я могу прятаться в своем истинном обличии.

– Что ты конкретно видела?

– Видела как он уходит в самый низ, где была тюрьма и колдует там. Но что делает, не видела.

Я постучал пальцами по столу. Поведение эльфара подозрительно. Зачем он ходит по ночам в подвал. Проводит ритуал? Вызывает демонов? Жрет там в одиночку, что бы никто не видел?

– Как часто он туда ходит?

– Почти каждую ночь. И ходит под скрытом.

– Под скрытом значит. – проговорил я. – Посмотрим, что он делает в подвале. Как увидишь, что твой адъютант направился в подвал, буди меня и тоже ходи под скрытом, тебя стража видит.

– Поняла мой господин. А можно я его выпью, а то он уже меня достал. Ходит следом и жужжит на ухо. – Вам это нельзя, Ваше светлость. Это умаление достоинства, Ваша светлость. Вам пора вернутся…

– Нельзя, Ваша светлость! – засмеялся я. – Надо узнать зачем он ходит в подвал и проследить. Потом уже будем принимать решения. И будь осторожна, никто не должен догадаться, что ты это не она. Все понятно?

– Все мой господин.

– Ну если все, то можешь быть свободна.

Весь остаток дня я принимал доклады, что сделано, сколько у меня подданных, сколько золота, серебра, хлеба вина и прочего ресурса добывается в моих владениях. По слова Лии все хорошо, но нужно расширять медные рудники, а это дополнительные капиталовложения. И что дворфы работают гораздо быстрее чем люди и добывают руды тоже больше. Потому и нужно расширять рудники. – Делай как посчитаешь нужным, – отмахнулся. Что я мог посоветовать мастеру управления хозяйством? Пожелать только успехов. Когда она уходила, я остановил ее на пороге. – Лия, пришли ко мне Бурвидуса.

– Прямо сейчас? – переспросила она.

– А что он чем то занят?

– Конечно. Негоже ему без дела сидеть.

– Ладно пусть придет когда освободится, – согласился я и она удовлетворенно кивнула. Грустно глядя ей в след, подумал. – Все при деле, один я не знаю чем заняться.

Перед ужином заглянул Бурвидус. Засунул в щель между косяком и дверью свою кудлатую голову и глядя ясными простодушными глазами на меня спросил. – Звали милорд?

– Заходи. Звал.

Он зашел и стал топтаться у дверей.

– Проходи, садись. Чего у двери топчешься. – я разглядывал его с некоторой долей удивления. Раньше он был более смелый. Неужели Лия на него так подействовала?

Когда он сел, спросил. – Чем занимаешься?

– Да так, помаленьку подземелья в порядок привожу.

– Да-а? И много уже сделал?

– Остался нижний уровень, но там старая кладка. Замок был построен на развалинах крепости стоявшей до него. Я копнул глубже и нашел подземные ходы, сейчас карту составляю….

– Подожди! – остановил его я. – что ты там нашел? Подземелья?

– Ну да, – шмыгнул он носом. Очень обширные. Странно что вся подземная часть в тюрьме испещрена была узкими туннелями, словно червяк прогрыз ход. Я наверху заделал их, а внизу напоролся на старую кладку. Провел обследование и обнаружил пустоты. сломал стену, и увидел подземелья. Добротно строили, не то что сейчас, – одобрительно произнес он.

– Пошли покажешь! – поднялся я со своего кресла.

Мы спустились в подвал бывшей тюрьмы и там в самом дальнем тупике зияла дыра. Бурвидус вооружившись масляным фонарем освещал путь. – Вот он вход в старые подземелья, – дворф посветил фонарем, подняв его над головой.

– Ты что-нибудь там нашел? – поинтересовался я заглядывая в пролом.

– Да что там найдешь, – равнодушно отозвался дворф. – Дохлых крыс только. Но подземелья обширные, далеко за пределы замка выходят.

– Еще кто-нибудь знает о них? – спросил я, вылезая обратно из пролома.

– Еще кто? – Бурвидус почесал бороду свободной рукой. – Даже не знаю. Красотка Лия знает. Может еще кто слышал, как я докладывал Вашей управляющей, Ваша милость.

– Ты говорил, что составляешь план подземелий. Дай ка мне его.

– Так это... он у меня в комнате. Я Вам просто скажу, Ваша милость. Подземелья расположены на двух уровнях. И пока я изучил часть верхнего уровня, вниз не спускался. Да и нет там ничего интересного. Пыль и хлам трухлявый. Сколько веков то прошло. – Он опустил фонарь.

– Может статься, что у этих подземелий есть выход на поверхность, Бурвидус, и тогда замок перекрыт не полностью. Через это подземелье могут пробраться чужие. Понимаешь?

– Понимаю, Ваша милость, только не нашел я выход на поверхность и следов даже не видел.

– Следов говоришь не видел? – переспросил я и зажег светлячок. Огонек подпрыгну к своду и осветил черный пролом на торце одного из камней была мелом нарисована стрелка. – Это ты рисовал?

– Я, Ваша милость, чтобы ориентироваться. Там коридоры разветвляются, можно потеряться.

– Ну пошли, пройдем по тем коридорам, что ты уже исследовал. И первым нагнувшись, прошел в пролом.

Глава 2

Лигирийская империя.

Приграничный город со степью орков, Мурав.

Фому и эльфаров поместили в разные камеры. Это была городская тюрьма, переполненная всяким сбродом. В камере с Фомой сидело еще пара орков и пятеро людей. Главными здесь были орки. Они отбирали пищу у людей и держали их в страхе. На Фому орки не обратили никакого внимания. В их глазах он был неполноценным орком — худой, невысокий и к тому же не шаман. Да и вряд ли шаман попал бы в тюрьму. – Все это читалось на их больших мордах. Один был крупнее и у него клык был наполовину обломан. Второй был моложе и уже в плечах. Молодой презрительно скривился при виде Фомы.

Фома прошел к свободному месту и сел у стены. Закрыл глаза и стал думать. То что их разделили было очень хорошо. Если снежные эльфары считались шпионами княжества, то он просто слуга, которого наняли чтобы проехать степь. А значит у него есть шансы отсюда выбраться.

Он просидел в раздумьях до вечера. Металлический, лязгающий стук о решетку, заставил его открыть глаза. Принесли тюремную похлебку. И каждому выдали по горбушке черствого хлеба и тарелку супа с рыбой. Люди три пайки отдали оркам, себе оставили две.

– Ты тоже отдай! – приказал широкоплечий орк со сломанным клыком, тыкая в него пальцем. Фома встал быстро сделал два шага и вскоре орки валялись на полу без признаков сознания.

– Ешьте! – указал он на пайки людям. Те недоверчиво посмотрели на похлебку и на лежащих орков. – Ешьте, ешьте. – Произнес он и спокойно усевшись на одного из орков, принялся поглощать тюремную баланду.

Фома незаметно оглядывал людей. Ему нужен был источник информации. Орки плохо подходили для этого дела, но вот один из людей явно был вхож в криминальный мир. Он первым потянулся к тарелке и быстро все слопал, затем пересел по ближе к Фоме. Фома облизал ложку и тихо проговорил. – Разговор есть. Человек кивнул и отсел в свой угол. Туда же прошел Фома и сел рядом.

– Что надо? – спросил человек, при этом он тревожно поглядывал на лежащих орков. Был он худ и жилист, движения его были резкими и быстрыми. Невзрачное одутловатое лицо и живые глаза. Взгляд острый бегающий.

– Карманник. – догадался Фома. – Как отсюда выйти? – спросил он. Человек усмехнулся.

– Выйти можно. Через судью на каторгу. Или откупится. Тебя какой путь устроит?

– Дерзкий, – Фома незаметно мазанул по человеку взглядом. – Откупится, – ответил он. – Если поможешь, я тебя тоже выкуплю.

– С чего бы это такая щедрость? – не поверил человек.

– Мне нужен помощник.

Человек задумчиво почесал большим пальцем правой руки заросший редкой бородой подбородок. – У тебя есть деньги? – недоверчиво спросил он. Фома жестом фокусника разжал ладонь и там оказался золотой. Сжал кулак и раскрыл снова. Там уже лежало два золотых. Он опять сжал кулак, а когда раскрыл ладонь, там к великому удивлению человека было пусто.

– Ловко, – пробурчал он. – Тебя что не обыскивали?

– Фома усмехнулся. – Обыскали. – Человек тоже ухмыльнулся. – Понятно.

Но для выкупа этого мало. Нужно пять золотых корон. Тогда можно договариваться.

– На двоих? – переспросил Фома.

– Нет на одного.

– Почему так много?

– Они делятся с дежурным судьей, который выписывает постановление на освобождение.

Фома посидел в раздумьях. Затем прошептал. – Договаривайся.

Человек кивнул и встал. Подошел к решетке и закричал. – Господин начальник! Господин начальник! Через минуту подошел стражник, недовольно зыркнул на заключенного и ногтем стал ковыряться в зубах. Заключенный придвинулся поближе и зашептал. Что уж он там говорил никто не слышал. Стражник кинул взгляд на Фому и ушел. Человек уселся рядом. Стражник посмотрит, что можно сделать, – сообщил он.

Орки наконец стали приходить в себя. Они зашевелились и попытались встать. Но не могли. Только дрыгали руками и ногами. Так продолжалось около получаса.

Пришел стражник и поманил человека пальцем. Вскоре он вернулся.

– Хотят задаток, – сообщил он. Не давай. Обманут.

Фома поднялся и подошел к решетке. Открыл ладонь и показал золотой. Закрыл ладонь и вновь открыл. Золотая монета исчезла.

– Давай деньги и не шути со мной, степное отродье, – проговорил угрожающе стражник.

– После того как меня отпустят, – равнодушно ответил Фома.

– Отпустят, – усмехнулся стражник, – не сомневайся.

Орк отвернулся и пошел в свой угол. – Эй! Ты куда? – воскликнул стражник. – А ну вернись.

Фома уселся и закрыл глаза. – Сейчас бить будут, – услышал он голос человека. – Зря ты показал деньги. – Но Фома сидел не шелохнувшись.

– Ну погоди, грязная лягушка, – прорычал стражник и ушел. Вскоре он вернулся с еще тремя стражниками. Фома приоткрыл глаз и посмотрел как они открывают решетку. В руках одного был амулет. Только дверь приоткрылась, как Фома смазанным силуэтом мгновенно оказался рядом. Первым упал тот кто держал амулет. Через несколько секунд четверо стражников лежали без движения на полу. Фома повернулся к арестантам. Орки? Спросил он, – вы со мной?

– Мы с тобой, шаман, – Проскрипел широкоплечий.

– А ты? – спросил он человека. Тот ухмыльнулся. – Не-а. Отсюда без постановления судьи не выйти.

– Так пошли к нему. Он выпишет. – Фома показал клыки, изобразив человеческую улыбку.

– О! Это можно! – засмеялся человек, – я знаю где он сидит.

Орки закинули стражников в камеру и Фома закрыл решетку на ключ. Они прошли мимо десятка заполненных людьми камер и поднялись по каменной лестнице. Открыли деревянную дверь и вышли в коридор.

– Третья дверь справа, – прошептал человек. Фома решительно толкнул дверь и вошел в помещение. Вышел он через десять минут с пятью постановлениями и одеждой судьи. Кинул ее человеку и приказал переоденься.

Тот спорить не стал, быстро натянул на голову парик и надел мантию. На грудь повесил жетон на серебряной цепочке. Фома протянул ему постановления.

– Веди нас, Ваша честь, – произнес он. Человек принял листы внимательно их просмотрел и произнес, – надо же все в порядке!

Он пошел первым и открыл дверь в следующий коридор. Там сидел дежурный стражник и дремал. Увидел судью и вскочил.

– Лицом к стене, – не поднимая головы, приказал человек и стражник тут же повиновался. – Передай начальнику смены, что ты наказан за сон на посту, – произнес человек и пошел дальше. Орки двинулись следом.

Вскоре они вышли во двор тюрьмы. У ворот судья подал стражнику постановления. Но тот даже читать не стал, распахнул калитку и подобострастно согнулся в поклоне. Пятеро заключенных вышли из ворот тюрьмы и растворились в вечернем сумраке.

– Видать шакалье семя, его чести очень хорошо заплатили, глядя им вслед проворчал стражник. И сунул постановления в ящик стола.

– Почему ты так решил? – спросил второй.

– Потому что пошел провожать сам. Сквалыга, даже не поделился, ругнулся первый.

– А теперь куда? – Спросил человек, когда они отошли на порядочное расстояние.

– Нам нужно на время спрятаться и переждать, – ответил Фома.

– Человек недолго думал. – Есть такое место, шаман. Но нужно будет заплатить по серебушке с головы. За круг.

– Место надежное?

– Надежное.

– Тогда веди.

Они прошли почти весь город и вышли к убогому трактиру. Стоял он почти у самой стены, среди маленьких домишек мастеровых, таких же неказистых как и трактир. Человек обошел трактир и подошел ко входу в подвал. Постучал ногой в дверь. Через полминуты раздались шаркающие шаги. Затем старушечий голос спросил. – Кого нелегкая ночью принесла?

– Баба Рулла, это я Ромс, по прозвищу Ловкие пальчики.

– Ты один?

– Нет, со мной товарищи.

– А говорят ты в тюрьме?

– Был, да вышел.

Раздался звук отпираемого запора. Дверь открылась и с лампой в руке на них уставилась седая косматая старуха. – Ну точно ты Ромс, – прошамкала она и покачала осуждающе головой. – И еще волков степных привел с собой. Ты же знаешь у бедной Руллы нечем поживиться.

– Баба Рулла, нам надо спрятаться.

– Бабка пошамкала сморщенными губами и произнесла. – Золотая корона в круг.

– Ты старая совсем сдурела? – удивился Ромс.

Как знаете, – проговорила старуха и стала закрывать двери.

– Мы согласны. – произнес Фома.

– Деньги вперед, – бабка протянула руку. Фома не чинясь положил на ладонь золотой. Удержал ее руку и добавил, – с тебя еда три раза вдень и горячая вода. Бабка попыталась выдернуть руку но Фома удержал. Ты деньги приняла, сказал он, – соблюдай договор.

Старуха уступила. – Хорошо, шарныга, будет еда и вода, отпусти руку. – Фома отпустил руку. Старуха посторонилась, освещая проход, подняла лампу и не очень любезно пригласила она нежданных гостей. – Проходите, вонючки.

Первым прошел Ромс. За ним Фома и два орка. Старуха закрыла дверь и шаркая большими башмаками, пошла впереди. Они прошли заваленный всяким хламом коридор, вошли в небольшую комнату. Старуха поставила на грязный стол лампу и подошла к шкафу, открыла его и ловко отодвинула в сторону заднюю стенку. Вновь взяла лампу в руку и кивком головы позвала всех следовать за ней. Она скрылась среди развешанной одежды и четверка беглецов по одному последовала за ней.

За стенкой оказалась площадка и лестница ведущая вниз. Старуха стала спускаться и остальные двинулись следом. Внизу была еще одна дверь. Старуха открыла и посветив лампой, недовольно произнесла. – проходите лихоимцы. Если завтра не будет золотого, сдам вас властям.

– А не боишься? – улыбнулся Фома.

– А чего мне боятся, в ответ старуха показала в усмешке гнилые зубы. Затем сделал пасс рукой и на ее руке возник огненный шар. Фома мгновенно развеял ее заклинание. И создал на своей руке зеленый туман. Он кружился вытягивался словно змея и тянулся к старухе. Та испуганно отпрянула.

– Шаман, твою итить! – в страхе произнесла она. – Знала бы не, пустила.

– Не переживай бабка, – улыбнулся Фома, показав большие клыки. Мы чтим договор. Будет тебе золотой каждый круг. Он развеял зеленную змею и создал светлячок. Огонек подпрыгнул к своду и осветил подземелье. Оглянувшись, Фома увидел, что это только первая пещера. Дальше в стенах виднелись еще два сводчатых проема.

– Хорошо если так, шарныга, – недоверчиво прошамкала бабка, – обживайтесь, если что нужно дерните за эту веревочку, показала она на веревку висящую у лестницы. Еда из трактира. Что жрать будете?

– Мясо, – рявкнули два орка и эль.

– Вас и не прокормишь, толстобрюхие, – скривилась старуха и пошла по лестнице наверх.

Фома огляделся и не трогаясь с места, спросил – Ромс, ты тут раньше был?

– Бывал. Не беспокойтесь. Рулла она надежная. Тебя вообще как звать то? – спросил он Фому.

– Зови Шаманом.

– Тогда пошли дальше Шаман, там тюфяки на полу. А в правой комнате нужник. Я покажу, а потом принесу жратвы. После этого поговорим. Фома кивнул.

– Показывай.

Они прошли дальше. В левом помещении на полу лежало шесть тюфяков набитых соломой. На стене из необработанных камней, висел масляный светильник. Ромс тут же его зажег. – Ну вы располагайтесь, – сказал он, – а я за жратвой.

Когда человек ушел, орки сели на тюфяки. – что дальше делать будем Шаман? – спросил орк с обломанным клыком. Фома уже понял, что среди этой пары, он был самым авторитетным.

– Я хочу вас нанять для одного дела.

– Что за дело? – спросил молодой и осекся под взглядом старшего.

– Выйдем из города, наймем отряд и отобьем моих товарищей. Если понравится будете в моем отряде.

– Из города будет выйти трудно, – задумался широкоплечий. – После того как мы вышли из тюрьмы, тут такой переполох начнется, что все ворота закроют, все улицы будут прочесывать. Маги со стражниками везде лазить будут.

Фома усмехнулся, – выберемся. – Затем лег на тюфяк. Через час пришел Ромс. И отдуваясь, притащил тяжелую корзину. Опустил на пол и сел рядом. – Увидев внимательные взгляды орков. – Здесь два гуся, две курицы и хлеб, три кувшина эля. – пояснил он, – Как заказывали. Первым сел и достав курицу разломил на части. Орки тут же присоединились к трапезе.

– Вас уже ищут, – жуя сообщил человек. Награда пять золотых корон. Если, Шаман, не будешь старой Рулле отдавать по золотому, она вас сдаст. Паскуда старая, ничего не боится.

– Ты говорил, что место надежное, – Фома перестал есть и посмотрел на человека. Ромс опустил глаза. – Людей бы не выдала. Но вы орки...

– Понятно. На нас воровская честь не распространяется. Будет ей золотые. Тебя самого то ищут?

– Человек широко улыбнулся. – Меня нет, я не был записан, в книге арестантов. Взяли меня случайно, на рыночной площади. Подержали бы день два, выпороли бы и отпустили. «Обчество» бы внесло за меня выкуп.

– Так ты можешь выходить, значит? – о чем то размышляя, спросил Фома.

– Могу.

– Очень хорошо. Я тебя нанимаю.

– На сколько и на какую работу? – живо спросил человек.

– Утром скажу, – ответил Фома поедая курицу. – Сходи по утру в город посмотри на обстановку. Вызнай что там творится. По цене сговоримся, не обижу.

Орки в разговоре не участвовали.

Утром Ромс исчез из подземелья. Орк со сломанным клыком толкнул Фому.

– Люд ушел, Шаман. – сообщил он Фоме, который не спал и все видел, только претворялся спящим. – Сдается мне, он стражу на нас наведет.

– Не наведет, – ответил Фома и встал. Сходил в правую пещеру и справил нужду. Доел холодную курицу и запил водой. Делать было нечего и он улегся на тюфяк. В полдень пришел Ромс с корзиной. Поставил ее на пол и сел рядом с Фомой. – Так какая работа, Шаман? – спросил он.

– Работа простая. – Повернул к нему клыкастое лицо орк. – Мне нужно знать, кто здесь богатый и с кого можно вытрясти монеты.

– Вытрясти то можно, – подумав ответил Ромс. Только как ты выйдешь. Там хватают всех орков подряд. Сейчас орки потянулись из города. У ворот идут настоящие бои. Шум знатный стоит.

– Об этом не беспокойся. Сможешь ночью показать и сопроводить меня.

Человек посидел в раздумьях.

– Да и спасибо, что не сдал нас. – произнес Фома. – Получишь сверх платы шесть золотых. Ромс вскинул голову. – Серьезно? – переспросил он полный удивления.

– Вполне. За то что не жадный и умный.

– Тогда так. – произнес Ромс. – Я пойду впереди, ты иди следом, если тебя схватят, я не причем.

– Договорились, – ответил Фома и стал поедать принесенную человеком снедь.

Ночью они вышли из подвала. Фома протянул старухе золотую корону и та удивленно хмыкнув, ушла себе за занавеску. От туда пробурчала. – Ты убогий далеко не уйдешь. Вас лягушек болотных ищут по всему городу. Не вернешься, я твоих дружков продам.

– Хорошо, так и сделай, – спокойно произнес Фома и вышел вслед за человеком. Бабка кряхтя пошла закрывать за ними дверь.

На выходе Фома ушел вскрыт и последовал за Ромсом. Тот оглянулся и не найдя орка, пожал плечами. Потом пошел по улице изображая пьяного. Навстречу им шел патруль из пяти стражников с фонарем в руках. Приблизившись к человеку, посвятили фонарем и пошли мимо. По всему городу сновали патрули. Но Ромс изображая пьяного спокойно шел себе и шел, за ним прячась следовал Фома. У каменного дома с высоким забором. Ромс остановился и прижавшись к глиняной стене, тихо спросил. – Шаман ты здесь?

– Здесь, – раздалось рядом с ним справа и человек от неожиданности подпрыгнул, ухватился рукой за грудь и проворчал —Ты не пугай так больше.

– Это дом ростовщика. Охрана три пса и два амбала. На доме охранное заклятие. Дальше ты уже сам... Тебя ждать или без меня вернешься?

– Жди, может нужно будет помочь вскрыть сундук. Сможешь?

– Если не будет защитного заклятия, смогу, – прошептал Ромс.

– Тогда стой здесь, чтобы я тебя не искал.

В месте где был расположен дом ростовщика, царила темень. Дом стоял отдельно и к нему вела дорога с двух сторон обсаженная тополями. Ромс понимая, что его не видят, уселся прямо на землю.

Фома обошел забор в два человеческих роста сложенный их камней и облепленный глиной. Нашел удобное место и быстро забрался на верх. Он давно применил ночное зрение.

Двор был обширный. Часть его занимал фруктовый сад. Со своего места Фома видел, что у высокого крыльца лежали три волкодава. Такие и орка разорвут в два счета. Человек его не видит, но эти псы учуют. Фома достал спрятанный амулет духов. Сел и настроился на транс. Вскоре он почувствовал вокруг себя движение. Это зашевелились духи заточенные в амулет. Они жаждали вырваться из плена и готовы были сделать все, что прикажет пленивший их колдун. – Один, – считал Фома, вот уже два и наконец появился третий. Орк указал на псов и отпустил их. Три невидимых простым глазом сущности устремились к спящим псам. Фома видел как они втянулись в тела и тут же устремились вверх к ночному небу. Там их ждал покой. Они уходили за грань.

Псы продолжали лежать в прежних позах, но Фома знал, они уже были мертвы. Он спустился со стены и прошел к крыльцу. Оглядел магическим зрением дом и увидел нити защитного заклятия простенького и запитанного на амулет под половицами крыльца. Фома сплел нити и подсоединил себя к амулету. Создал заклинание поглощения и поглотил всю энергию амулета. Магический запас его немного возрос. Теперь можно входить в дом. Фома приметил открытое окошко на втором этаже и по выступам стены стал взбираться к нему. Вскоре он проник в дом. Остановился и прислушался. Его чувства говорили, что наверху в спальне двое и двое человек внизу. Он внутренним взором тщательно обследовал коридор, куда попал и не найдя ловушек двинулся вниз.

Первого охранника он обнаружил спящим у лестницы на верх. Протянул руку и нажал на точку справа на шее. Охранник перестал храпеть и опустил голову на грудь. Второго он нашел на кухне, тот уснул не доев пирог. Этот тоже был тихо обезврежен.

Разобравшись с охранной, Фома поднялся на верх. В спальне спал толстяк лет пятидесяти в ночном колпаке, а рядом лежала на боку молодая девушка в ночной рубахе, закинув ногу на толстяка. Ее волосы разметались по подушке. Фома осторожно ухватил девушку за шею, та встрепенулась и обмякла. Под подушкой толстяка лежал магический предмет. Его Фома достал, не потревожив сон ростовщика. Это оказался амулет с огненной стрелой. Фома спрятал его в карман куртки. Затем потряс толстяка.

Ростовщик замычал и отмахнулся рукой, но сильный рывок скинул его на пол. Упав, хозяин дома охнул и выругался. Хотел подняться, но неведомая сила придавила его голову к полу. Он хотел закричать, но что-то сильно ударило его по открытому рту, заставив захлебнуться криком. Затем сильнейшая боль скрутила все его тело. Он стонал, мычал, но не мог избавиться от нее. Затем боль ослабла и ростовщик услышал шепот.

– Мне нужно пятьсот золотых монет. Отдай их мне и боль пройдет. Ростовщик замычал и вновь сильнейшая боль стала властвовать в его теле. Теперь это продолжалось дольше. Ростовщик не выдержал и почувствовал как по ногам потекла горячая струя. Боль спала.

– Ты все равно отдашь мне свои деньги, – услышал он шепот в ухе. Ты хочешь почувствовать боль вновь? И опять он был погружен в безумие боли. Сколько это продолжалось он не знал, но готов был отдать все что имел, лишь бы не чувствовать этой боли. Когда спазмы прошли, он прохрипел, – я отдам деньги, отдам все что захочешь, только не мучай меня.

– Где они?

– Здесь... В моей спальне... Дай добраться.

– Ползи! – И следуя приказу ростовщик пополз к стене.

Фома проследил взглядом куда он полз и обнаружил в стене скрытую дверку. Но дверка не простая, с секретом. Рядом с ней был люк. – Удрать хочет паршивец, – ухмыльнулся Фома и снова боль накрыла ростовщика.

– Удрать не получится. Где деньги? – Ростовщик вздрогнул от зловещего шепота, как от удара хлыстом. Это голос наводил на него ужас, с которым он не мог бороться. За этим тихим спокойным голосом следовала боль. Как он ее боялся! Это он не мог передать.

– Следующий раз у тебя навсегда откажут ноги и ты останешься калекой, а я все равно получу свои деньги. – Он поверил и пополз в другую сторону. Дополз до кровати и прошептал, – они в матраце. Он видел как взметнулось одеяло. Как упала девушка на пол и осталась там лежать. Как появился нож. Вспорол матрац и появились кошели с золотом.

Это был его неприкосновенный запас. Тысяча золотых корон, которые он держал у своего сердца. Они доставляли ему покой и тихую радость. Грели его душу, он никогда бы не расстался с этим золотом, но терпеть боль, он больше не мог. Его сознание было полно ужаса и безумного страха. Невидимка не оставил ему шансов. Кошели исчезали один за другим. Затем он почувствовал дыхание на своей щеке вздрогнул и впал в беспамятство.

Фома перепрыгнул через забор и тихо свистнул. Тут же появился Ромс.

– Ну что? Не получилось? – шепотом спросил он.

– Все нормально, человек, возвращаемся. – Ромс недоверчиво посмотрел на орка, но спорить не стал.

– Сейчас возвращаться опасно, – прошептал он, патрули хватают всех кого заметят и тащат в казармы. Что делать будем? Оставаться здесь тоже нельзя, нас с рассветом заметят.

– Ни чего. – Успокоил его Фома, – переждем в доме ростовщика, а утром вернется.

– Не. Я туда не сунусь, – Ромс в страхе отпрянул, – там такие псы, мигом разорвут.

– Не бойся, они мертвы. Я сейчас перелезу через забор и открою калитку, ты войдешь и мы переждем внутри.

– А охрана?

– Спит. – кратко ответил Фома, не вдаваясь в подробности. – Подсоби, я встану тебе на плечи и заберусь на верх. Ром согнулся и Фома ловко забрался ему на спину, ухватился руками за край стены, подтянулся и скрылся.

Вскоре открылась калитка и Ромс еще до конца не веря, проскользнул во внутрь. – пойдем в дом? – спросил он.

– Нет, подождем здесь в сторожке. – Указал Фома на маленький домик у ворот. В сторожке они пробыли до рассвета и ранним утром покинули дом.

В подвале Фома умылся и лег спать.

– Как все прошло? – Спросил Ромса старший орк. Его имени Ромс не знал, а спрашивать у громилы не решался. Он только пожал плечами. – Не знаю. Шаман перелез через забор, убил собак и вернулся. Проснется, сами спросите.

– А чего так долго ходили. Всю ночь?

– Ночью было опасно возвращаться, – нехотя ответил он, – патрули ловили всех подряд, всех кто бродил ночью, – пояснил он.

– И где вы прятались?

– В доме ростовщика.

– Хм. В доме? – повторил орк. – Ладно проснется шаман, спросим его. Тащи жратву. Ромс хоть не хотел идти, но спорить не стал, встал и ушел. Вернулся он не скоро и с новостями.

– Орки покинули город. – сообщил он. Часть из них посадили в городскую тюрьму. Теперь если вы покажитесь на улице, вас загребут.

– Ничего, – спокойно произнес старший, – шаман что-нибудь придумает.

Фома встал, умылся и вернулся. Сел и открыл ладонь. На ней лежало 6 золотых монет. – Ромс это тебе за мудрость, с которой ты поступил, не поддавшись жадности, продать нас страже. Человек удивленно уставился на ладонь и осторожно протянул руку, чтобы забрать монеты.

– Шаман, ты просто сумасшедший, – проговорил он, пряча золото. Так просто разбрасываешься деньгами...

Орк с обломанным клыком скривился. – Это вы, людишки, готовы за металл продать душу. Шаман мудр. И знает цену всему. Лучше он тебя перекупит, чем ты продашь его страже. Жизнь и свобода дороже всякого золота.

Ромс ничего не ответил.

– Сделай еще одну работу, – спокойно продолжил Фома. Узнай, где содержатся два снежных эльфара юноша и девушка. Их должны отсюда перевести в столицу провинции. Надо узнать когда повезут. Затем купи повозку и бочки. Я нарисую тебе, как оборудовать повозку. Сможешь сделать?

– Хм. Узнать то могу, но это будет стоить золотого. Повозку куплю и оборудую. Это еще половину золотого. И кони пара… Если брать тягловых то два золотых. Итого три с половиной илира.

Фома положил четыре монеты пред человеком. – За работу дам десять золотых. – сказал он. Ромс кивнул и забрал монеты. Поел наспех и ушел. Не было его до вечера. Пришел он усталый и довольный. Принес еды, вынес полное ведро испражнений и вернулся. Сел.

– Иди руки помой, – приказал Фома. Человек поплевал на ладони и вытер о штаны.

– Иди руки помой, – повторил Фома.

– А что с ними не так? – удивился Ромс. Старший орк прорычал. – Ты ими дерьмо выносил, бледнолицый!

– Хорошо, хорошо. – Ромс встал, – только не надо нервничать. – Понюхал руки, пожал плечами и ушел в правую пещеру. Вскоре вернулся. Протянул руки и показав их, спросил, – так пойдет? – Фома спокойно кивнул. Человек сел. Налил в кружку эль и выпил. Вытер рот рукавом и начал говорить.

– Значит так. Повозку купил. Рисуй, Шаман, как ее оборудовать. Снежки в тюрьме. Через четыре или пять дней их повезут в Мидлех. За ними специально прибудет конвой.

Пол был земляной и Фома кинжалом нарисовал как устроить тайник в повозке. И подробно объяснил. Все трое, человек и орки внимательно его слушали. План был следующий. В повозке делается двойное дно. Посередине на ложном основании вырезаются три дыры, чтоб в них могли поместиться сидя орки и вытянуть ноги. Сверху на них одеваются бочки. В бочку орк не влезет слишком большой, но половину тела она скроет. Повозку заставить бочками. Если повозку проверят то обнаружат только бочки.

– Бочки должны быть вонючим. – проговорил Фома. Это был самый скользкий момент плана.

– Из под селедки, что ли? – спросил человек.

– С дерьмом. А три чистые.

Ромс долго смотрел на Фому. Силясь понять Шамана. Орки тоже замерли и смотрели на Фому. Наконец старший хекнул. – Хе...Хе… – Покачал головой. – Ну ты Шаман и даешь… А затем упал на тюфяк и схватился за живот. Он хохотал долго и до слез. Когда поднялся, то вытерев слезы, глубоко задышал, стараясь успокоиться.

Молодой орк не выдержал и крикнул. — Отец, я не поеду среди дерьма! – И тут же получил от орка подзатыльник.

– Поедешь, Рыкул. Шаман дело говорит. Иначе мы отсюда не выберемся, а бочки золотарей никто проверять не будет. Да и ехать нам не больше часа, потерпим.

– Когда вывозят дерьмо из города? – спросил Фома.

– Да каждый день вывозят. Когда готовым нужно быть?

Завтра к вечеру. После завтра утром тронемся в путь. Человек задумался. – Добавь золотой, – пробурчал он, – иначе не успею. Фома раскрыл ладонь и протянул Ромсу золотую монету.

– Они у тебя из рук, что ли растут, – удивленно спросил Ромс.

– От туда, – усмехнулся Фома. – Слышал рассказ о золотых руках.

– Нет. Что за рассказ?

– Да короткий. У кого руки из плеч растут, у того руки золотые.

– А откуда они еще могут расти? – удивленно спросил человек.

– Еще могут из задницы, – равнодушно ответил Фома.

– Это как?

Фома вспомнил нравоучения учителя. – Если ты все делаешь хорошо, значит руки растут из правильного места, а если делаешь все плохо, то значит как говориться через жопу.

Ромс заерзал на тюфяке. Потом не выдержал и спросил, – а как узнать откуда он растут если получается то хорошо, то плохо?

– А ты их чаще нюхай, – ответил широкоплечий орк и снова заржал в полный голос. – Если воняют дерьмом, то они у тебя из зада растут.

– Да ну вас… Человек встал, а потом не в силах преодолеть искушение, понюхал свои руки. Теперь хохотали уже трое орков.

Человек ушел и вернулся поздно вечером. От него шла такая вонь, что орки проснулись. Широкоплечий возмущенно прорычал. – С слушай сюда, бледнолицее дерьмо. Иди в баню помойся.

Фома его становил. – не надо Ромс. Потерпи. А то стражники не поверят. Как этот так? В бочках дерьмо, а ты им не воняешь. За терпение добавлю золотой. Только иди в другую пещеру. Ромс хмыкнул что-то нечленораздельное и ушел. Фома крикнул вслед. У тебя все готово?

Из правой пещеры донеслось, – все Шаман.

– Тогда завтра по утру выезжаем. Старухе не говори.

– Хорошо.

Утром они поднялись на верх. Фома отдал старухе золотой. Та его взяла и ушла за занавеску. – Съезжаете? – спросила от туда.

– Съезжаем, старая, – отозвался Ромс.

– Ох ты и воняешь Ромс. Вот что значит связаться со степными шакалами. Ну чтоб вы повозке задохнулись, – напутствовала Рулла орков и пошла отворять двери. Когда она проходила мимо Фомы, он молниеносно ухватил ее за шею. Старуха дернулась и повисла мешком в его руке. Фома осторожно опустил ее на пол.

– Ты зачем это сделал? – спросил Ромс.

– Она хотела сдать нас страже после отъезда. – ответил Фома. И тебя кстати тоже. Так что в городе луче больше не появляйся. Я ее усыпил.

– Это точно?

– Это было в ее ауре, – ответил Фома.

Человек кивнул кинул неприязненный взгляд на старуху и пошел открывать запоры на двери. Пропустил орков и когда они вышли, пробурчал, – постойте я сейчас.

Вернулся он вскоре. Ни Фома, ни орки не спросили, зачем он возвращался.

Они подошли к повозке запряженной парой старых кляч. Дырявый тент открывал вид на грязные вонючие бочки.

– Ваши в третьем ряду. Произнес Фома. Орки морща носы, перелезли через борта и подняв бочки уселись. Человек помог накрыть их бочками и полюбовавшись на дело своих рук, сел на козлы.

– А ну пошли! – стегнул он их вожжами.


Лигирийская империя. Приграничная территория

Было раннее утро и проходящих и проезжающих туда обратно через городские ворота людей было мало У ворот дежурили скучающие стражники и маг. Ромс видел, что накануне вечером они видимо хорошо посидели за крепкой настойкой. Лица были помятыми и крайне недовольными. Один из стражников встал и подошел к повозке. Унюхав запашок, сморщился. – Что ты за дурень! Говнище везешь с утра! – выругался он.

– Что там, Бертан? – спросил старший смены, не вставая с лавки.

– Золотарь дерьмо вывозит. Ну и вонища! Маг махнул рукой, пусть проезжает.

– Пшел вон! Вонючка! – вновь выругался стражник и пошел на свое место. Ромс подстегнул лошадок. – А ну пошли родимые, – весело крикнул он и проехал ворота. Через лигу свернул к реке и остановился.

– Все, господа хорошие, приехали. – Крикнул он. В повозке раздался шум и оттуда как можно быстрее выскочили орки. Они увидели реку и не раздеваясь, радостно кинулись купаться.

Когда вылезли орки из воды, Фома тряся как собака головой, у которой намок мех, подошел к Ромсу. Протянул одиннадцать монет и похлопал человека по плечу. – Бывай Ромс. Ищи свою удачу.

Человек ухватил Орка за руку. – Возьми меня с собой шаман. – Фома удивленно посмотрел на карманника. – Зачем?

– Фартовый ты орк, Шаман. А мне куда возвращаться? Я из Штемеля удрал сюда. И здесь мне уже места нет. Узнают что старуху прибили. Воры подумают на меня.

– А зачем ты ее прибил?

– Скурвилась старая. Сдать хотела. Вот... значит… В общем возьми меня в свою банду.

Хорошо. Возьму. Будешь получать одну двадцатую от добычи. Если добычи не будет, не обессудь. Сам добывай. Будешь тоже отдавать, одну двадцатую.

Ромс широко улыбнулся. – заметано, Шаман. Куда теперь?

– В сторону Мидлеха.

– А что с этими лошадками делать?

– Распрягай. Поезжай и где-нибудь раздобудь четыре ездовых лошади. Мы будем ждать вон в том лесочке. – Фома показал рукой на кромку леса, виднеющегося вдалеке.

– Ага. Распрячь и достать лошадей. – повторил Ромс. – Подсобите мне бочки скинуть в воду. Я вернусь с другой повозкой. А то я видел как орки ездят на лошадях. Смех один.

Человек уехал, вонючие бочки поплыли по течению. А вымытые орки направились в лес. В лесу на поляне орк с обломанным клыком подошел к Фоме. – Шаман ты хочешь посчитаться с снежными эльфарами? У тебя долг?

– Долг. Но не тот, о котором ты говоришь. Мне надо их спасти. – Орк скривился, показав желтые зубы.

– Снежные гордецы всегда были нам врагами. Ты прости Шаман, но нам с тобой не по пути.

– Делай как знаешь, – равнодушно отозвался Фома.

– Шаман, мы поможем тебе отбить снежков, но потом разойдемся. Ты купишь нам оружие и лорхов... За помощь. Мы в степь уйдем к свидетелям Худжгарха. Сам знаешь наши рода нас уже не примут, мы для них изгои. С людишками связались.

Фома уже с интересом посмотрел на старшего. – Тебя как зовут? – спросил он.

– Мбрым. А сына Рыкул.

– Мбрым я дам вам 15 золотых, на это вы купите все что вам нужно. Можете отправляться в степь хоть сейчас.

– Нет, Шаман, так не пойдет. На нас долг. И мы хотим его отдать.

Фома кивнул, – Пусть будет так, – произнес он, соглашаясь сего словами и больше до приезда человека не произнес ни слова.

Ромс появился почти ночью. Остановил повозку у леса и стал осматриваться. – Шаман! Вы где? – крикнул он.

– Здесь. – Произнес Фома. Голос неожиданно раздался совсем рядом из повозки. Человек от неожиданности вздрогнул. – Я же тебя просил, Шаман, не пугай так. – Он оглянулся и увидел одного Фому. А остальные где? – спросил он.

– Сейчас подтянутся. Нам нужно прикупить оружие и снаряжение. Знаешь, где все это можно добыть?

Конечно. Доедем до форпоста там у торговцев купим все что нужно. Дороже конечно чем в городе, но в город соваться нам не с руки.

В повозку залезли два орка. От их тяжести она жалобно заскрипела.

– Тогда двигай к твоему форпосту. – произнес Фома и уселся рядом с Ромсом.

Форпост оказался торговой деревенькой перед степью. Окруженная глиняным забором, она напоминала небольшую крепость. Ночью во внутрь их не пустили. Они переночевали в повозке, а утром их никто не спросил, кто они и куда следуют. Охрану несли сами жители форпоста. Среди которых были и орки. Имперской стражи здесь не было. За-то был постоялый двор и лавки торговцев. Оружейная, бронная, конюшня, лавка по продаже всякой всячины и двор работорговцев. В загонах находилось несколько десятков человек. Они лежали вповалку взрослые и дети. Фома как увидел их, так сразу остановился. Ушел в скрыт и прошептал Ромсу, – иди на постоялый двор.

Когда удивленный Ромс пришел туда, там уже в трактире за столом сидел Фома.

– Что случилось? – встревоженно спросил он.

– Ничего, человек. Просто иди к загону с рабами и выкупи одну женщину. Она в порванном зеленом платье. Рядом с ней девочка. Женщину приведи сюда. Вот золотой. Торгуйся. Не подавай вида, что она тебе нужна.

Ромс еще раз удивленно посмотрел на орка. Но промолчал. Взял золотой и направился к загону для рабов. За деревянными кольями обвитыми прочными гибкими ветвями колючего кустарника находились странные рабы. У всех были клейма на лицах.

Ромс медленно шел вдоль загона, безразлично оглядывая рабов. Потом до него дошло! Все они были когда-то рабами орков! И те их заклеймили. Как они сюда попали, оставалось загадкой. Он не слышал чтобы рабы орков смогли сбежать или те продали их людям. Детей орки продавали, но вот взрослых людей никогда. Он увидел ту, о которой говорил Фома. Миловидная, но уже растерявшая былую красоту, изможденная женщина сидела и гладила голову спящей девочки. Она тихо при этом напевала грустную песню. Ромс прошел несколько раз туда обратно и лениво подошел к сидящему надсмотрщику за рабами.

Мне нужна женщина. - произнес он. Дешевая.

– Здесь есть товар на любой вкус, господин, – засуетился надсмотрщик. Для какой надобности? Согреть постель, или быть служанкой?

– Если честно, то мне не нужна баба, которая служила подстилкой оркам, – презрительно сплюнул Ромс. Они все были рабами орков. Гнилой товар.

– Да что Вы такое говорите, господин. Рабы орков самые лучшие рабы. Работящие, послушные, слова против не скажут.

– Они все грязные выродки. – Не согласился Ромс. – Привыкли жить в дерьме и жрать дерьмо. Их в доме держать зазорно. В хлеву только со свиньями, – он небрежно крутанул в пальцах золотую монету и спрятал ее. Подошли два орка. Ромс сделал вид, что их не знает. Те обошли загон и остановившись, стали обсуждать товар.

– Гнилой товар, – проворчал Орк с обломанным клыком. Видишь, сын, метки муйага. А муйага никогда не имели хороших рабов, только шваль одна. Лодыри и неумехи. Ни сбрую починить, ни лорхов пасти. Все они козопасы. Он презрительно сплюнул и оба ушли прочь.

Ромс сделал вид, что тоже собрался уходить. Но расстроенный надсмотрщик ухватил его за руку. – Стойте господин! Я отдам вам бабу и девку в придачу. Всего за две золотые короны.

Ромс хмыкнул. – Ты надо мной смеешься? За гнилой товар два золотых? Давай бабу и двух мужиков за один золотой.

– Да это же грабеж! – воздел руки надсмотрщик. – Мы за каждого раба отдали по полтора золотых.

Ромс хмыкнул, – могли бы и десять отдать. Мне то какое дело. Не хочешь, тогда я пошел.

– Постойте! Только из большого к вам уважения, и то что вы первый покупатель. Я отдам женщину и девочку за полтора золотых.

– Да зачем мне девка? Что я с ней делать буду?

– Вы только посмотрите какая она красивая и не порченная. Ее надо только отмыть и все. Она будет согревать Вам постель, а ее мать хорошо готовит. Еще знает знахарство.

Ромс остановился почесал щеку, – ладно давай и того мальца тоже за золотой.

– О боги это разорение нам, господин. Давайте сойдемся на золотом за девку и ее мать.

Ромс сплюнул. – Ладно, боги с тобой, жулик. Давай девку и ее мать.

– Я мигом. Не пожалеете. – Засуетился надсмотрщик. – Эй бездельники, – крикнул он двум толстым мужикам с дубинами на поясе. – Тащите вон ту, что поет и девку.

Когда женщин привели к Ромсу. Тот сморщился. Ну и вонь от них. Точно козопасы.

– Снимите с девки одежду, – приказал надсмотрщик.

– Не надо, – отмахнулся Ромс. Он отдал золотой и получил грамоту, в которую вписали имена двух женщин. Он взял в руки веревки прикрепленные к шеи женщин и потащил к трактиру. Женщины шли понурясь и безропотно.

Ромс довел их до орков, сидящих за столом. Женщины как только увидели Шамана вздрогнули, а потом обе рванулись к нему. Ромс ухватил покрепче веревки и дернул. – Стоять! – приказал он.

– Отпусти их, Ромс, – тихо проговорил Фома. Ромс отпустил концы веревок и обе женщины упали к ногам Шамана. Они обхватили его ноги и под удивленными взглядами орков, и немногих посетителей, заливаясь слезами запричитали. – Фомочка! Родной!

– Сядьте! – строго приказал Орк и женщины тут же послушали его. Они сели за стол.

– Я пойду и выкуплю остальных, – произнес Фома, – но не хочу чтобы люди как вы бросились мне в ноги. Тогда цена рабов вырастет. Иди Ларисса и сообщи всем, чтобы не подавали вида, что меня знают.

– А ты Керти. Посиди. Приди в себя. Девочка широко открытыми глазами смотрела на орка. – Радзи-ил тоже здесь? – Тихо спросила она?

– Пока нет, девочка, Но мы скоро пойдем за ним.

Ларисса вышла к загона и пошла вдоль него. Надсмотрщик лениво поглядел на нее и отвернулся. Она была ему не интересна. Женщина подошла мужчине и тихо проговорила. – Верилий. Здесь Фома. Он нас выкупит. Передай остальным чтобы не всполошились и не показали что его знают.

Верилий дернулся, потом застыл и через пару секунд кивнул. – Все сделаю. Дай мне час. – Рабы были опытными конспираторами. Жизнь среди орков научила их прятать свои желания, чувства и тайные дела.

Женщина плюнула на него и пошла прочь. Надсмотрщик проводил ее с понимающей ухмылкой.

– Ларисса вернулась и уже успокоившись, уселась на место рядом с дочерью. – Через час можно будет идти выкупать, сообщила она. Затем с надеждой всмотрелась в лицо орка.

– Нет они еще в тюрьме, – ответил он, поняв о чем та хотела его спросить. И опережая ее вопрос, спокойно ответил. – И их спасем.

– Кто-нибудь видел куда ушли наши повозки? – спросил он. Я там сумку с амулетами спрятал.

– Одну повозку я видела здесь. Остальные наверное в городе остались. – Ответила молчавшая до этого девочка. – Но я не знаю та это повозка или нет, с виду они все одинаковые.

– Ешьте, он кивком головы показал на стол с едой, а мы скоро вернемся.

– Ромс, проследи чтобы к ним никто не пристал. – Человек молча кивнул. Орки поднялись и пошли следом за Фомой.

– Пошли сначала в лавки прикупим снаряжение, – проговорил Фома.

Они проследовали до центра поселка на главной и широкой улицы теснились глинобитные домики в два этажа. На первых этажах как раз и были расположены лавки торговцев. Ассортимент желал оставлять лучшего, но орки не были особо притязательны. Кожаные доспехи, топор, копье и большой кинжал, вот и все что им было нужно.

Над дверью одной из лавок висел шлем гвардейца императорских войск. Под навесом в тени сидел пожилой орк. Увидев подходящих покупателей привстал. – прошу в мою лавку, – пробасил он и первым вошел в сумрак помещения.

Когда глаза привыкли к серости лавки после яркого солнца, орки стали выбирать товар.

– Это кто делал? – спросил Фома, ощупывая жесткую кожу нагрудника с бронзовыми бляшками спереди.

– Это уважаемый, привезли из степи, кто делал не знаю, но работа знатная. Выделка отличная и бронза холоднокованная. Удар стрелы или меча выдержит. От копья, вот есть щит.

– Это делали не в степи, – отозвался Фома. – Люди делали.

Он видел такие нагрудники на острове магов. Панцирь был отменный и ему нужно было сбить цену. Он предназначался для человека, а не для орка. Но худому и невысокому по меркам орков бывшему ученику шамана, он был впору.

Если не в степи, то где? – спросил орк поглядывая на остальных двух орков, примеряющих на себя доспехи.

– Не в степи и не в империи. Произнес Фома и отложил в сторону доспех.

Видимо он залежался у торговца и увидев потенциально покупателя, орк спорить не стал. – Отдам в полцены. За один золотой. – спокойно проговорил он. Цена Фому вполне устроила. Тем более что на броне сохранились наложенные заклятия. Их нужно было только обновить. Он даже представить не мог, как этот панцирь оказался так далеко от острова магов.

– Хорошо я беру. согласился Фома. Еще вон тот шлем, усиленные сапоги, и наручи.

– За все уважаемый три золотых, подавая товар проговори орк торговец.

Мы берем три комплекта, делай скидку, – отозвался Фома. Орк и тут спорить не стал. Пошамкал губами, закатил глаза и махнул рукой за три комплекта 15 золотых монет и даю скидку золотой. Всего 14.

Фома разжал ладонь и положил горсть золотых корон. Монеты тут же исчезли в огромных руках торговца.

– Уважаемый, не подскажите к какому оружейнику луче обратиться? – спросил Фома.

Торговец внимательно посмотрел на Фому, потер подбородок ладонью. – А что господину нужно? – вкрадчиво спросил он.

– Зачарованное оружие есть? – Фома спокойно посмотрел в глаза Орка. Продавать зачарованное оружие в империи запрещалось.

Орк помедлил, но затем произнес. Подождите я сейчас и скрылся за дверью расположенной за его спиной. Вскоре он принес мешок, с грохотом опустил его на прилавок.

– Оружие не дешевое. Но и вы я вижу не простой орк. – торговец не открывая мешок, выжидательно посмотрел на Фому. К нему поближе притиснулись широкоплечий Мбрым с сыном.

– Показывай, если заинтересует, мы возьмем.

Торговец молча кивнул и высыпал оружие на прилавок. Это было оружие с острова магов, кинжалы, короткие мечи. Небольшие жезлы накопители энеронов. Фома поглядел магическим взором. Два кинжала с заворачиванием на паралич. Очень редкое и дорогое оружие, но сейчас полностью разряженное. Он отложил их в сторону. Три коротких меча - демонические вещи. Это он даже смотреть не стал. Жезлы ему были не нужны.

Я беру эти два кинжала. – сообщил он торговцу.

Орки рассматривающие это оружие скривились. Ну зачем эти игрушки настоящему воину? Читалось в их презрительном взгляде.

– Десять золотых! – назвал на выдохе цену орк.

– Я дам по золотому за каждый кинжал, – произнес Фома и расскажу тебе про это оружие. Что у тебя осталось. Согласен?

Орк почесал шею. – Договорились, – ответил он после недолгого обдумывания.

Фома выложил пару золотых и забрал кинжалы. – Еще вон тот ремень показал он на сбрую наемного убийцы из ночной лиги. Такие вещи можно было встретит только на границе, где не было недремлющего ока тайной стражи.

– Орк кинул кожаные ремни на прилавок пред Фомой и произнес – подарок.

Фома забрал ременную сбрую. Надел нагрудник, нацепил ремень убийцы в ножны под мышками вставил кинжалы и надел сверху куртку.

– Так вот, уважаемый, – начал он. Это жезлы магов с острова магов. Они не заряжены. Если их зарядить то можешь смело продавать по 10 золотых перекупщикам. Мечи хлам – демоническая работа. Лучше перековать. Огонь очистит металл и оружие будет очень качественным.

– А… Ты уважаемый сможешь зарядить жезлы? – торговец с надеждой посмотрел на орка.

Фома отрицательно кивнул, – я нет. Прощай.

Им в спину когда они уже выходили из лавки орк крикнул. – За оружием к Рудраку зайдите, третья лавка от меня.

– Благодарим уважаемый, – отозвался Фома и вышел из лавки.

Через полчаса орки были в полном вооружении. Топоры щиты и копья дали им весьма грозный вид. Один Фома остался с двумя кинжалами, скрытого ношения.

Они прошел по улице и вышли к стене где теснились повозки и рядом в загонах стояли, размерено жуя сено, безразличные к людской суете лошади, лорхи и бараны. Фома обошел ряды повозок и узнал одну. Но к его сожалению это была не та, на которой ехал он сам. Орк подошел к дремавшему мужику. Тот надвинул соломенную шляпу на нос и притулившись на бревнышке к оградке, посапывал. Фома небрежно толкнул мужика рукой в плечо. – Эй проснись, – произнес он.

Мужик выпрямился, поднял свою шляпу с лица и недовольно уставился на Фому.

– Что надо? – недовольно спросил он.

– Откуда эта повозка? – показывая на повозку муйага своей рукой, спросил он.

– Откуда надо. – Мужик сплюнул орку под ноги. Здесь в империи орков не чтили и не опасались.

– Это повозка принадлежит мне, – не обращая внимание на грубость человека, уверенно заявил Фома. Ее украли вместе с остальными.

– Ничего я не крал, – отозвался мужик. Но в его голосе чувствовалась неуверенность. Орки хорошо знали свои повозки и если этот хилый орк говорит что повозка его, значит у них возникли проблемы. – Я ее купил вместе с лорхами в Мураве. Там еще повозки были, их продавали по дешевке. Вот я и взял.

– Кто продавал? – над мужиком наклонился широкоплечий орк, с обломанным клыком.

– Стражники.

Собирайся, покажешь какие стражники, продали тебе мои повозки. – Хмуро приказал Фома. Мужик спорить поостерегся. Еще чего доброго вызовут на поединок и убьют.

– Э...э, я дам вам сведения… у южных ворот живет Хморя лошадник, так вот эти повозки стоят у него. Или стояли до вчерашнего дня. Я вам не нужен.

– Если я к вечеру не вернусь, произнес Фома. Этого вызовите на поединок.

– Нет, нет не надо. – выставил руки мужик. – Я поеду С вами. А повозку можете забрать.

– Ты ее купил, – ответил Фома, она твоя… Пока я не узнаю правду. Будь готов выдвигаться через час.

Фома ушел и направился к загонам для рабов. Через полчаса торговли, он освободил всех бывших рабов муйага.

– Мбрым, забирайте этих людей и направляйтесь к лесу где мы ждали Ромса. Вот десять золотых корон, – он протянул орку монеты закупитесь чем нужно, магические амулеты не берите. Я дам лучшие. Встречаемся там же где ждали человека.

Ромс, выгоняй лошадок. Возвращаемся в Мурав.

К полудню они прибыли к городу. Ромс сопровождаемый мужиком, получив инструкции от Фомы, направился к загону где стояли лорхи и повозки.

– Вон Хморя лошадник, а вон повозки. – показал рукой мужик на косматого, похожего на медведя человека. Высокого, широкого в плечах, с непомерно длинными руками.

Свободен. – кратко ответил Ромс и остановился, не заходя в загон. Мужик не веря своему счастью раскланялся и быстро ушел.

Ромс, как говорил ему Фома, не стал загонять лошадей в город, а остановился в придорожном трактире. А оттуда уже до города он и мужик дошли пешком.

Ромс постоял, поглазел на повозки и насвистывая направился к лошаднику. Торг был недолгим и Ромс стал обладателем пяти повозок запряженными лорхами. Сцепив их, он под взглядами стражников, которые были довольны полученной прибылью от продажи повозок, пропустили его беспрепятственно.

Вскоре он был у придорожного трактира. Там его ждал Фома. Орк залез в одну из повозок и выглянул от туда довольным.

– Поехали к лесу, – приказал он, усевшись на первую повозку. Крикнув, – Э-хей! – погнал лорхов по дороге из города к небольшой роще. К вечеру туда подтянулись бывшие рабы.

– Ромс, сидя у костра, начал говорить Фома. – Я дам тебе важное задание.

Ромс подкидывающий сучья в огонь, внимательно посмотрел на Орка. – Что за задание?

– Ты видишь эту женщину и девочку, что ты купил?

– Ну вижу.

– Возьмешь свою повозку и отправишься с ними в ближайший портовый город. Это город Грановерд. Там жил отец женщины. Зовут ее Ларисса. Оберегай их пуще своих глаз. Там у северных ворот остановишься в трактире и будешь ждать меня. Если женщина захочет пойти к отцу проводишь ее. Если ее примут там... Дашь вольную и будешь дальше оберегать. Только упаси тебя всевышний попытаться меня обмануть. Я связал наши души и найду тебя, где бы ты ни был. Но если ты все сделаешь правильно, то до конца своих дней ни в чем нуждаться не будешь.

Ромс удивленно посмотрел на Фому, потом перевел взгляд на женщину и девочку. – Они так важны для тебя?

– Не для меня. А для одного очень важного человека.

– Если они так важны, почему сам не отвезешь их.

– Я буду с тобой откровенен Ромс. Ты уже проявил себя умным помощником. И отвечу тебе. Потому что, я должен освободить снежных эльфаров и меня будут искать. Я не хочу их подставлять.

– Они что королевской крови?

– Почти Ромс.

– А-а-а. – Протянул Ромс. – За них обещана большая награда!

– В точку Ромс.

– Не беспокойся, Шаман, я все сделаю как ты скажешь. Но кем они мне будут.

– У тебя купчая на них. Для всех они твои рабы. Но береги их. Вот сто золотых корон. – Фома кинул увесистый мешочек к ногам Ромса. – Не воруй, по карманам не шарь. Это в прошлом.

– Да понял, Шаман, мы с тобой теперь охотники на людей. Все сделаю, положись на старину Ромса. Я сразу понял, что ты непростой орк.

Фома кинул взгляд на человека и отвернулся

– Ты орк с золотыми руками, – поторопился объяснить Ромс.

– Все так Ромс, – вновь кивнул Фома и прикрыл глаза. Ему предстояло о многом подумать.

Лигирийская империя. Между Муравом и Мидлехом

Ранним утром на пол пути между Муравом и Мидлехом в придорожный трактир вошли трое орков. Они огляделись и увидев десяток своих сородичей, направились к ним.

– Ты Жыгрым? – спросил маленький худой орк громилу с ожерельем из черепов степных ящериц на груди.

– Ну я. – Ответил тот. – Что надо?

– Хочу нанять тебя и твоих ребят на одно дело.

– Надо же! – засмеялся здоровяк. – Нас хочет нанять лягушонок! А что у этих парней язык отсох? Или они у тебя на побегушках.

– За ними долг, – спокойно ответил Фома. – За лягушонка ответишь.

– Ха-ха! Маленький орк угрожает, – беззлобно рассеялся Жыгрым. Ему было весело. Вместе с ним рассмеялись орки его отряда.

– Что ты мне можешь сделать, лягушонок? – Почистить своим языком мои сапоги?

– Я дам тебе в морду.

– Да-а? Ты хочешь попробовать? – орк перестал смеяться. – Давай сделаем так. Мы сейчас будем драться на кулаках, если победишь ты, ты сможешь нас нанять, если я, ты вылежишь мои сапоги.

– Идет, – спокойно ответил Фома и ты извинишься за лягушонка.

– Пусть будет по твоему, малыш. – Орк встал и сразу стал на две головы выше Фомы и раза в два шире в плечах. – Пошли на середину зала. – сказал он. Орк скинул меховую безрукавку обнажив бугры мускул. – Ты не бойся лягушонок, – произнес он, – Я калечит тебя не буду. Очень хочу посмотреть, как ты языком вычистишь мои сапоги.

Фома снял куртку, нагрудник и ремни с кинжалами. Заметив его снаряжение орк немного нахмурился. Он вышел на центр зала и щелкнул пальцами, выворачивая их.

Фома вышел к нему и встал к орку лицом. Расслабленный, руки опущены, словно смирился он с участью и приготовился получить взбучку. Орк шагнул к нему и хотел ухватит его рукой, но Фома неуловимо и быстро отклонился, ударил кулаком орка по обратной стороне ладони костяшками пальцев.

Он остался на месте. Видимо удар был очень болезненным, орк охнул и потер место ушиба. Он вновь попытался ухватит наглого выскочку и вновь получил удар про руке. После чего пропустил обидный удар в нос. Из носа потекла кровь.

Жыгрым, провел рукой по носу, с удивлением посмотрел на кровь и прорычал, – ну все, лягушонок, пощады не проси.

Он ринулся на обидчика, но вновь схватил руками воздух, а два точных удара по глазам вывели его из себя. Жыгрым почувствовал как ярость накрывает его с головой, кроме того глаза стали заплывать, мешая обзору.

Жыгрым был опытным бойцом и понял, что бой пошел не по тому сценарию, как он вначале предполагал. Он хотел посмеяться и развеселить своих бойцов, но лягушонок оказался чертовски ловким. Орк отошел на шаг и присмотрелся к противнику. Тот стоял спокойно, опустив руки. Маленький, равнодушный, но только сейчас Жыгрым обратил внимание на его торс и руки. Они как будто были свиты из стальных канатов. Жыгрым улыбнулся и медленно сделал шаг навстречу Фоме. Потом неожиданно резко бросился вперед. Он хотел навалиться на маленького юркого орка своим телом, сбить того на пол и растоптать. Но он пробежал несколько шагов и получив подножку, налетел на один из столов, с разбега врезался и упал, разломав его.

Жыгрыма накрыло бешенство! Он вскочил! В ярости повернулся! И тут же получил обидный удар в нос. Потом в скулу. И сам не понимая, как это произошло, полетел вновь спиной на останки стола. Он мыча встал на четвереньки и обливаясь кровью, зверем посмотрел сквозь щели опухших глаз на маленького орка. Затем не вставая ринулся тому в ноги.

Фома ждал этого момента, подпрыгнул и опустился орку на спину. Теперь он был всадник. А Жыгрым стал вертеться на месте, как необъезженный лорх. Он мычал, рычал, топал коленями, вертелся на месте, пытаясь скинуть всадника со своей спины. Наконец после нескольких неудачных попыток, к нему вернулась способность думать. Он упал на спину, желая раздавить наглеца, но вместо этого получил сильный удар ногой по голове. Он услышал хруст, рот его наполнился кровью, он сплюнул, тряся головой и выплюнул клык.

Потерять клык в бою для орка это было поражением. Это было позором. Он шатаясь встал на четвереньки и прохрипел. – Убей меня…. Я не переживу позора.

– Переживешь. – услышал он в ответ. – Потерпеть поражение от ученика Худжгарха это не позор, это наука.

В зале смолкли крики. Такое заявление услышать из уст маленького орка, не ожидал никто. Фома подошел к Жыгрыму, наложил руки. И о чудо! Лицо орка сине фиолетовое, опухшее, стало принимать нормальные черты.

Жыгрым поднялся.

– Я не ослышался? – спросил он. – Ты назвал себя учеником Худжгарха?

– Да. Я был вместе с десятником Грызом, когда Худжгарх захватил нас и перенес в страну, где живут маленькие люди и летают огромные птицы.

Соврать орку не позволяли честь и традиции. За любое слово, которое вызывало сомнение у его соплеменников, он должен был ответить.

Ответ был всегда однообразным. Тот кто сомневался, должен был сказать это, а ответчик вызвать недоверчивого слушателя на поединок. Жизнь и суровые испытания сделали орков сдержанными на слова.

– Расскажи! – не столько потребовал, сколько попросил Жыгрым. Он уже окончательно пришел в себя и только отсутствие клыка и размазанные следы крови на морде говорили о не давнем поединке.

Фома уселся за стол и начал рассказ.

– Я был учеником шамана в племени сивучей. С десятком Грыза отправился убить лесного эльфара по приказу верховного шамана племени. Вот тогда мы и встретили Худжгарха…

– А как он выглядел? – не удержался один из орков.

– Дух мщения принимает разные обличия, он может быть орком, может быть демоном, может быть человеком, но в гневе он огромный исполин с тремя головами и шестью руками. Он поднимается над степью и летит. Из центральной головы, из глаз у него выползают змеи. Страшен он тогда и лют к врагам. Он шел впереди нас, когда мы сражались с муйага. А потом разгромили сивучей.

Если ты такой могучий, почему нанимаешь нас? – недоверчиво спросил Жыгрым.

– Потому что я не Худжгарх. Я простой орк. И исполняю его волю. Одному мне не справится. А сделать все надо быстро.

Жыгрым посидел, задумчиво стуча пальцами по столу. – Мы подумывали уйти к свидетелям Худжгарха. Ты дашь нам весточку для Грыза? – прервал он молчание.

– Я напишу письмо. И расскажу, что вы помогли мне и выполнили волю нашего учителя.

– Хорошо… э-э-э.. Тебя как зовут-то? – замялся Жыгрым.

– Сейчас зовите меня Шаман. После дела я назову свое имя.

– Хорошо, Шаман, что мы должны сделать?

– На днях по этой дороге повезут арестантов - снежных эльфаров. Их нужно будет отбить.

– Пленники?... снежки?... Это непростое дело. Там и охрана будет непростая, – задумчиво произнес, рассуждая предводитель отряда. – Маг будет это точно.

– Мага я беру на себя, магическую поддержку тоже. Вам надо будет отвлечь на себя охрану кареты, а остальное я сделаю сам. Можете сражаться, можете кружить во круг, но оттяните на себя воинов.

Жыгрым ощерился. – Это мы сможем.

– Тогда будьте готовы. – кивнул Фома. – За работу дам сотню золотых.

– Денег не надо, – небрежно отмахнулся Жыгрым, – дай письмо для предводителя воинства Свидетелей.

Фома вновь кивнул.

– Я отправляюсь на разведку местности, сказал он. – Найду удобное место доя засады. Один из этих двоих вам покажет это место. – Фома указал на отца и сына. – Пошли сказал он им.

Когда они вышли, Мбрым, спросил с затаенной обидой. – Почему нам не сказал, Шаман, что ты ученик Худжгарха?

– Вы не спрашивали. – кратко ответил Фома и этим в вел в ступор обоих орков. Он взобрался на повозку и посмотрел на отца с сыном. – Чего встали? Полезайте.

Место засады нашли быстро. В лигах двух от постоялого двора дорога поворачивала и обочина заросла кустарником На другой стороне раскинулась в метрах ста от дороги рощица. – Там отряд Жыгрыма спрячется. – показал Фома. Я буду в кустах.

– А мы? – спросил Мбрым.

– Вы будете ждать с повозкой у разрушенной мельницы, что мы проехали.

– Мы тоже хотим сражаться! – недовольно произнес сын. И тут же получил подзатыльник от отца.

– А что не так? – спросил Рыкул.

– А то, что каждый делает то, что приказал командир. Понял? – ответил сурово Мбрым. И вновь отвесил сыну подзатыльник.

– Понял. – Недовольно отозвался Рыкул и замолчал, сопя носом.

Мбрым потоптался на месте. – Шаман, – позвал он Фому. Фома осматривающий кусты обернулся.

– Что?

– Мы это… И дальше готовы тебе служить. – робко произнес Мбрым.

– Хорошо, Мбрым, я принимаю вашу службу. Поехали на постоялый двор.

По дороге Фома инструктировал Рыкула. – Ты отъедешь на полдня к Мураву. Как увидишь арестантскую карету и охрану. Гонишь лорха сюда к трактиру. Понял?

– Понял.

Расскажешь сколько охраны и есть ли маг. Хотя маг может сидеть в карете.

Все понял?

– Все.

– Тогда, когда приедем, распряжешь лорхов и на одном отправишься в сторону Мурава.

Через несколько часов после отъезда сына Мбрыма, тот в спешке вернулся.

– Шаман! Едут! – Забегая в трактир сбивчиво прокричал он он. – Будут тут через час или даже раньше. Черная карета. Десять всадников. Мага я не видел. Рядом с кучером сидел еще один стражник. Доспехи стальные. Копья и мечи.

– Не кричи! – осадил его Фома. – конкретно расскажи, где видел? С какой скоростью едут.

– Помнишь озеро мы проезжали, там еще утки плавали, – начал торопливый рассказ молодой орк. Там и встретил. Лорха поил и они показались. Остановились у озерца. А я сразу сюда, чуть быка не загнал. Едут они не спеша.

Воины они никакие, – добавил он. – одеты нарядно, но выправка… он махнул рукой, – на лошадях едут развалясь.

– Понял. Спокойно ответил Фома. – С отцом отправляйтесь к мельнице.

– Жыгрым, а ты со своими поезжай в лес. Как увидишь карету, сразу изображай нападение.

– Понял тебя, Шаман, не беспокойся. Предводитель отряда поднялся. Следом со своих мест поднялись его орки. Фома вышел последним. Остановился на крыльце, поглядел на небо. – К вечеру дело движется, – подумал он и исчез.

Маг Корнилиус служил в тайной страже империи. Занимались они сейчас тем что, не допускали распространения слухов о предстоящей войне с Вангором. Но скрыть такие приготовления дело было непростое. Тюрьмы были переполнены всякими шпионами и болтунами. О войне говорили на рынках, известия о ней развозили подрядчики имперской армии. И хотя он понимал, что ни одного вангорского шпиона они не поймали, но распространение нежелательных слухов пытались пресечь. Любыми средствами.

Корнилиус изредка бросал взгляды на парочку. Он читал протокол допроса снежных эльфаров. Один был беглый раб орков на нем клеймо. Другая видимо его девушка наглая и языкастая. – Нет они не шпионы и о войне ничего не знают, – размышлял он, глядя на них через решетку. А что-то с ними делать надо. Только вот что? Отдать посольским в столице? Так есть донос где указано, что они шпионы. Спросят. Почему отпустили? Оставить в тюрьме? Могут быть дипломатические проблемы, а сейчас империи проблемы не нужны. Вдруг их будут искать? – Он разглядывал сквозь полуприкрытые веки снежных эльфаров. Парень был спокоен и невозмутим словно глыба льда. Девушка плотно сжала губы и с ненавистью смотрела на мага. На их руках были наручники не дающие колдовать.

– Мальчик уверен, что его будут искать. – размышлял маг. – Иначе бы не вел себя так спокойно. Вон девчонка искала его и нашла. Почему только она? А кто их знает «снежков». У них там почти гражданская война. Может они спрятаться на время в империи захотели? Или...

Его мысли прервал тревожный сигнал рожка. Маг выглянул в окно и увидел как на их конвой из леса вынеслась лава орков. Они дико кричали и свистели.

– Совсем дикари обнаглели! Уже в империи нападают.

В окошко заглянул старший конвоя. Мессир, орки! – прокричал он.

– Остановите повозку! Приказал маг, – мне нужно выйти. Повозка остановилась. Маг открыл дверь и тут же получил сильный удар в лицо. Следом удавка обхватила его шею и он захрипел. Все произошло столь стремительно, что Корнилиус ничего не успел предпринять. А когда он понял, что это нападение, сознание покинуло его. Фома сноровисто обыскал мага и нашел ключи от решетки. Быстро открыл двери и приказал. – Су и Вы лер на выход. Быстро.

Девушка узнала голос Фомы. Хотя не видела его за железной стенкой передвижной темницы, она завизжала от восторга. – Я знала! Я знала, Фомочка, что ты меня спасешь.

– Не мешкайте, быстро в кусты! – поторопил Фома.

Заключенные бесшумно спрыгнули на землю и пользуясь тем, что стражники были заняты орками, скрылись в кустах.

Фома отбежал, создал два торнадо и направил их на лошадей. Сдвоенный вихрь подхватил траву, землю, камни и набирая силу устремился к карете. Лошади всхрапнули, встали на дыбы и рванулись прочь. Понеслись мимо стражи. Кучер их не держал. Наоборот хлестнув кнутом крикнул на них. – Хоп! Хоп! Пошли родимые! Он тоже не горел желанием очутится в центре смерча, что неумолимо приближался к ним. Следом за повозкой поскакали стражники. Их преследовали орки, правда не особо стараясь догнать. Через лиги три они отстали.

Трое беглецов уходили оврагом. Там за ним, у небольшой речки стояла старая полуразрушенная мельница.

Они добежали до нее, взобрались на повозку и та покатила в обратную от Мидлеха сторону.

Глава 3

Где-то в высоких планах бытия

Рок развалившись на кресле, сидел на балконе своего дворца. Он сурово из под насупленных бровей смотрел на синее небо, перистые редкие облака, бегущие под напором ветра.

Взгляд его терялся в синеватой дали, а мысли уходили в далекое прошлое.

Когда они были рождены. Двенадцать братьев, не знавших матери, но выкормленных прислужниками и отправивших их в лабиринт славы Творца.

Уже тогда он понял что остальные братья для него это лишь средство достижения целей.

Вышло их трое. Это он Рок вывел Кураму и сестру Беоту. Слабых и наивных… как он полагал… Остальных использовал, чтобы выбраться. Прошли тысячелетия, а они так и остались там в этом лабиринте.

Он думал и иногда его слуха достигали шумы издаваемые ужасными машинами маленьких чародеев, что он вызвал на свою беду. Тот кто стоял за человеком сумел направить их против него. Кто он? Авангур? … Да какая разница кто. Обидно то, что он главный бог этого мира недооценил противника.

Он глотнул вина. Рок был так близко к своей цели - стать единственным властелином этого мира. Мира изначального, созданного творцом. Отсюда он мог бы черпать силу и повелевать вселенной. Он вырос и этот мир стал для него мал. Он хотел большего. Да не он создавал все это, а его отец...

Но где сейчас этот Творец? Его никто не видел. Только этот мир знал его и статуя, которая иногда оживала, говорила о творце. Рок мечтал стать владыкой этой галактики. Подчинить другие миры населенные разумными. Их молитвы дали бы ему огромную массу благодати и тогда… и тогда к нему приходили крамольные мысли (которые он прятал даже от себя). Он мог бы потягаться с творцом. Он взлелеял эти мечты и стремился их осуществить

Однажды он уже пробовал подчинить планету. Рок сморщился от воспоминаний. Ему пришлось разрушить ее. Там за пределами изначального мира, у него не хватило энергии и он взял ее у планеты. Теперь это просто куски материи, кружащиеся вокруг звезды.

Он так был близок к своей цели подчинения мира, но маленькая букашка захваченная им на заклание из мира духов людей, спутала ему все карты. Сначала это сделал Курама. Он поднял людей на восстание и они расплодившись как тараканы сбросили иго орков и лесных эльфаров. Рок тогда отсутствовал. А когда вернулся было уже поздно. Курама преуспел на Сивилле.

Но Рок стравил их с сестрой и мальчишка потерял тело. Беота заперлась у себя на обратной стороне планеты и ему нужен был неожиданный ход, чтобы равновесие нарушилось. Такой силой обладали иномиряне, не способные к магии.

Рок выпил залпом весь бокал. – Уму непостижимо! Как такое могло случится? Где он просчитался?

Ему нужно было чтобы Курама вышел из преисподни и человек это сделал. Курама должен был набрать силу и начать мстит Беоте, ослабляя ее. Курама набирает силу. Но это долгий процесс на тысячи лет… Его мысли вернулись к человеку. – Но как смертный человек смог стать высоким и так быстро? Он даже не прошел как они все путь хранителя! Нет это все не просто. Кто то очень хитрый и ловкий стоит за ним. Он прячется. Предпочитает быть в тени, подставляя человека. Не хочет показать себя. Кто? Кто из братьев? – Мысли кружились по кругу.

Рок налил себе еще вина, пригубил. Он не знал других таких же успешных как он и Курама. Все остальные были по его мнению непроходимые тупицы… Кроме… Привратника. Тот не пошел следом за ними. Тихий, незаметный, способный терпеть и выжидать… Неужели это старина Ридас? Да этот смог бы. Не то что его братец романтик Бортоломей. Он первым был скормлен паучихе.

Будем исходить, что это Ридас. Тогда что делать с человеком? В степи начинается война. И там его влияние растет, а его Рока падает. Человек в союзе с Беотой. Кто-то же его надоумил получить ее покровительство. Степная заматня случилась надолго, а с выскочкой что-то надо делать сейчас.

Где там мой тайный агент внедренный к нему? Пора его переводить в активную часть плана. Он щелкнул пальцами и рядом с ним появилась красивая девушка. Девушка охнула, широко раскрыла глаза и упала тут же на колени.

– Повелитель. Слушаюсь и повинуюсь. – тихо прошептали ее губы. Она была в ночной рубашке на голое тело. Ее грудь соблазнительно выглядывала, открывая на обозрения аппетитные полушария. Но Року не было дела до человеческих страстей, он равнодушно посмотрел на ее прелести и спросил.

– Как дела, Ринада?

– Плохо, повелитель, я не смогла выполнить Ваше задание.

– Да-а? Почему?

– Меня раскрыла одна из девушек, что привез этот ненормальный… Я вынуждена была спешно уходить порталом. Но... Я убила его дядьку Овора. Это все что я смогла сделать.

Рок уставился на девушку тяжелым взглядом. Долго на нее смотрел и под этим взглядом Ринада опускалась все ниже и ниже, словно на нее давил пресс. Наконец она распласталась на полу и застонала.

Рок закрыл глаза. А что он хотел от смертной? Он и сам оплошал с этим человеком. Рок вздохнул и убрал давление с девушки. – Встань. – Тихо, но твердо приказал он.

Ринада поднялась с пола. Ее била дрожь, а в глазах плескался ужас.

– Тебе было нелегко. – Произнес Рок, но уже более мягко. – Понимаю. Он необычный смертный. Расскажи мне о человеке. Ты долго с ним общалась. Какие у него сильные стороны, какие слабости.

Я… Повелитель почти его не видела... – И увидев удивленный взгляд могучего воина, поспешила объяснить. – Он постоянно куда-то пропадал. Все время кого-то спасал. Навез девушек….

– Девушек? Ты что не смогла его обольстить?

– Повелитель, смилуйтесь! Он окружил себя самыми красивыми девушками разных рас. Человечка, дворфа, орчанка и черная красавица. Мне было не протолкнуться.

– Ты могла бы от них избавиться.

– Я так и сделала. Отослала порталом сначала ту, с кем он делил ночи. В неизвестность. Она должна была погибнуть. Но… – Ринада замолчала, теребя край ночной рубашки.

– Но что но? – приподнял бровь Воин. – Продолжай. Почему замолчала?

– Но она смогла вернуться. И узнала, что это я ее отослала. Поэтому я вынуждена была уходить. При этом я воткнула вилку в яремную вену его дядьки. С такой раной без лечения не выживают. А лекарей рядом не было.

– Не выживают, – задумчиво повторил Рок. Но он выжил. Их кто-то оберегает. Но ты сказала, что он привез черную красавицу.

– Да такую же как снежные эльфарки только черную.

– Дзирду. – усмехнулся Рок. – Моя сестричка и тут успела. Лисичка. Подсунула ему свою шпионку. Ну с ней у меня есть кому справиться.

Расскажи мне о человеке.

– Я не знаю, что рассказывать повелитель. Он такой… такой… глупый. Простодушный… На первый взгляд. Его очень легко обмануть. И в то же время у меня не все получалось. С ним рядом возникает такое ощущение, что бьешься в закрытую дверь или в стену. У него странные моральные принципы. Не аристократа и не простолюдина. Он то открытый и кажется что ты про него все знаешь. Но когда хочешь копнуть глубже, то оказывается он не тот, кем кажется.

У него получается сделать то, что другие и помыслить не могут А он делает это так как будто это… Это для него очень просто… Он словно не живет, а играет. Он неимоверно удачливый сукин сын. Противный и в тоже время обаятельный.

Он предан своим близким и друзьям, он беспощаден к своим врагам. Но он по своему честен. Хотя никогда не знаешь что у него на уме. Куда он отправиться и когда вернется. Он спасает девиц и тащит их домой к дядьке, а потом не знает что с ними делать. У него никогда нет плана, но он всегда занят.

Девушки по нему сходят с ума. Не знаю почему. Ну красивый и мужественный… и только.

– Если он такой простой как ты говоришь, – усмехнулся Рок, – и импульсивный. То почему ты не смогла его соблазнить и увлечь?

– Не знаю повелитель, – растерянно ответила девушка он как стена, куда не ткнешься везде преграда.

Рок вновь задумался. – Стена говоришь. Простак, которого легко обмануть? Скрытный? Упираешься в стену? Вполне возможно и я даже догадываюсь, кто выстроил эту стену. Значит поступим так. Вскоре он будет отправлен в Вечный лес с посольством, помогать лесным эльфарам отбить набег орков. Там его будут пытаться убить. Ты поможешь ему выжить и покажешь, что на тебя можно положиться. Сама придумаешь как объяснить нападение на его дядьку. Ты должна будешь из леса уйти с ним. Все поняла?

– Все повелитель. Но как он попадет в Вечный лес? Он знает что на него объявлена охота. Надо быть совсем … э-э-э тупым чтобы совать голову в петлю.

– Это моя забота. Ступай. – Рок махнул рукой и девушка исчезла.

Рок налил себе вина. Он успокоился. – Ай да сестренка! – мысленно усмехнулся он – и тут меня опередила. Дзирду букашке подсунула. Ну надо же! Как только сумела? Ну нет, дорогая, у тебя ничего не выйдет, я тебе здесь моя хорошая носик-то прищемлю.

Королевство Вангор. Замок Тох Рангор.

Невысокий и узкий коридор уводил нас Бурвидусом влево по указательной стрелке начерченной мелом дворфом.. Мы прошли уже метров сто и увидели несколько помещений. Пустых, запыленных, с отпечатком древности на серых камнях, сложенных грубовато, но как сказал дворф - надежно. Я не представлял для чего их можно было использовать. Для камер тюрьмы? Но тут не было и намеков на решетки. Как склад? Так они слишком малы.

Мы уткнулись в тупик и пошли обратно. – А что на той стороне? – спросил я скучающего дворфа. Он эту картину видел уже не единожды и ему предстояло разбирать завалы дальше. Они с Лией не захотели оставлять эти подземелья на произвол судьбы. Очень основательные, они использовали все что могло пригодится. Хотя что тут могло нам пригодиться, я не представлял.

– Там такие же помещения и завал куда я еще не добрался.

Ну пойдем посмотрим, что там и как, – произнес я недоумевая, что эльфару понадобилось в этих подземельях?

Мы дошли до поворота и дворф замер. – Тут поработали без меня, – удивленно произнес он, – и поработали совсем не давно.

Как ты это определил? – Я огляделся в поисках какой либо зацепки и обнаружил след. Не широкий и маленький, как у Бурвидусовых сапог, а узкий и длинный. Но больше ничего не обнаружил.

– Я заложил сам вот эту стену. Показал он на стену напротив нас. Тут была ниша, вернее дыра и она вела вниз. Чтобы никто туда не пролез, я заложил дыру камнями.

Ну вижу. Камни сложенны без раствора. – произнес я, – почему ты решил что кто-то переложил твою кладку.

– Хе-хе — усмехнулся дворф и выразительно посмотрел на меня.

– Бурвидус, если ты подумал что я глупец, то лучше тебе этого не думать, – предупредил его я, зная его непоседливую натуру. Тот сразу сдулся.

– Ваша милость не строитель. Свою работу я отличу от любой другой. Вот смотрите…

– Не надо мне объяснять тонкости, Бурвидус. Разбирай нишу, посмотрим что там спрятали. Дворф засучил рукава, достал из кармана варежки и споро стал вытаскивать камни. Вскоре обнаружилась овальная дыра в стене, куда можно было согнувшись пролезть. Я послал в дыру светлячок и заглянул.

Вниз вела каменная лестница и не долго думая, полез в эту дыру. Следом прошел дворф. Мы спустились и оказались большом помещении. Высокий сводчатый потолок из хорошо обработанного камня, нависал над нашими головами. На гладких оштукатуренных стенах сохранились потускневшие росписи краской. Присмотревшись я увидел какие-то картины из фильмов ужасов. Художник что рисовал их, обладал богатой фантазией или употреблял что-то покрепче самогона. Тут были многоликие монстры, разрывающие людей на части. Трехголовые псы пожирающие младенцев и женщин, попирающие лапами останки. Над всем этим витал распростерши огромные черные крылья демон с красивым человеческим лицом и… Я промогрался не веря своим глазам с гениталиями невероятных размеров. Вокруг него на полу возлежали голые красавицы. Я обошел стены и остановился у пентаграммы, нарисованной на полу красной краской. Но потом внимательно вглядевшись, понял что это кровь. В центре лежали три петушиные тушки.

– Мда. – произнес я. – Бурвидус это твоя работа?

– Нет Ваша милость. Что вы! Я и не спускался сюда, некогда было.

– Значит кто-то другой тут устроил место призыва демонов. Интересно.

Кто среди нас демонопоклонник? Не знаешь Бурвидус?

– Нет Ваша милость. А что это?

– Это древнее капище. Место приношения жертв и вызова демонов. Вот почему оно так глубоко внизу и вот почему то что находилось над землей разрушено. Тут обитали демонопоклонники. Но как некто смог его найти?

– Значит так Бурвидус то что ты тут увидел нужно сохранить в тайне. Даже от Лии. Затем посмотрел на внимательную рожу дворфа и вздохнул. – Нет, он не выдержит и разболтает половине замка о том что он тут увидел и первой под страшным секретом расскажет своей ненаглядной. Потом на кухне, потом...

– Пошли! – приказал я и направился наверх. Когда мы вылезли из дыры я заставил его сложить камни заново и заделать дыру.

В полном молчании вышли в подвал замка. Тут я схватил дворфа и перенесся с ним в склеп, что был замурован. Посередине стоял столб и к нему был прикован скелет. Эту «норку» я нашел случайно и сейчас поместил сюда Бурвидуса.

– Значит так. Ты посидишь здесь день, другой, – сообщил ему я, не обращая внимания на его ошарашенный вид. Пока я не выясню, кто пытался призывать демона. Еду и питье я тебе оставлю.

– Ваша милость за что… – губы дворфа задрожали.

– Бурвидус, вот только не надо строить из себя жертву. Ты болтун каких свет не видел. Уже сегодня половина обитателей замка будет знать о том, что мы нашли и сюда начнется паломничество. И слухи поползут дальше. Так что не скучай. У тебя есть собеседник я показал ему на скелета.

– Да как вы могли подумать…

– Мог Бурвидус. Мог. И знаешь почему? Потому что сюда в подвалы тюрьмы никто не ходит кроме тебя. То что ты обнаружил старые подземелья, это должно было остаться тайной. Уверен что Лия тебе об этом сказала. Сказала ведь?

– Сказала.

– Тогда почему кто-то шастает по подземелью как у себя дома и находит не что-нибудь, а старое капище?

– Э-э… Этого я не знаю.

– Знаешь! – Твердо заявил я. – Кому ты проболтался? Говори или я забуду тебя здесь. Лия поплачет и забудет своего непутевого жениха, который пропал не известно где.

– Ваша милость не погубите. Всего-то разок обмолвился на кухне Лиечке, а там была молоденькая служанка. Она приносила пустой поднос от лера снежного эльфара. Может она что услышала.

– Бурвидус, хватит врать.

– Дворф упал на колени. – Только им двоим и рассказал. Больше никому.

– Кому им двоим?

– Так это… – дворф на коленях пополз ко мне. – Лианорочке - золотцу моему и Марыске служанке эльфара.

– Ну вот посиди и подумай, – назидательно произнес я, правда с большим сомнением, что это укоротит его язык. – Что лучше? Трепать языком или хранить тайну господина.

– Я буду хранить, Ваша милость. Чем хотите поклянусь!

– Не надо мне твоих клятв, Бурвидус. Просто в следующий раз отрежу тебе язык и все. Под его испуганным взглядом выложил на пол пироги мясо и вино.

– Будь здоров, не скучай, – произнес прощальные слова и с этим исчез.

Появился я в комнате Рабе. Та сидела и пялилась в окно. Заметив мое внезапное появление, схватилась за сердце.

– Хозяин ну вы меня и напугали. Что случилось?

– Кое что Рабе. Я придвинул стул к столу, за которым сидела демоница и сел.

Некоторое время посидел, обдумывая свой план. Мне было ясно, что в подвал ходит эльфар. Но зачем ему вызывать демона, понять не мог?

Хотя, если он работает на молодые дома, то вполне возможно для того чтобы расправиться с Торой. Я готовил ему сюрприз. Мысль использовать демоницу ко мне пришла неожиданно.

– Слушай меня внимательно, Рабе, – шепотом начал говорить я. – В подвал лер Курша-ил ходит не просто так. Он демонопоклонник и хочет призвать одного из ваших. – Глаза Рабе под личиной Торы округлились.

– За ним надо проследить. Но очень скрытно. Для вызова демона нужна жертва, ей можешь стать ты или я думаю скорее всего служанка Марыся. Уверен что она спит с эльфаром. Если он под каким-то предлогом попросит тебя сходить с ним в подвал, сообщи мне. Если увидишь, что он потащил туда служанку, тоже немедленно сообщи.

Я вновь задумался. – Его надо как-то поторопить. Но как? Может пустить дезинформацию, что Тора-ила переезжает в королевский дворец и тогда он будет спешить? А что? – размышлял я. – Неплохая идея.

– Ты при Марысе тихо скажешь Лии, что на днях я тебя перевожу в Вангору. Поняла?

– Все поняла. Можно я его выпью.

Я вновь задумался. От эльфара надо избавляться. но так чтобы это выглядело правдоподобно. Пусть она его выпьет. Как это устроить?

В моей голове созрел план. – Он вызовет демона. Появиться Рабе в своем истинном обличии, это я обеспечу. И при Марысе его слопает. Она будет свидетелем и жертвой одновременно. Тогда никто не придерется, что мы специально убили эльфара. Надо будет все до мелочей продумать.

– Можно. – Произнес я, – но только когда я разрешу.

На ужин я не пошел. Специально оставив девушек одних вместе с эльфаром, я ждал развития событий и мои предчувствия меня не обманули.

В полночь в дверь моего кабинета поскребли. – Заходи Рабе. – разрешил я.

– Хозяин, эльфар и и служанка пошли в подвал. Что делать?

– Подождем. Я примерно представлял что будет делать снежный эльфар. Он один поэтому разложит по краям места призыва камни силы. Перед этим чтобы подавить ее волю, опоит девушку зельем дурмана. Хм. Если она будет невменяема, то как свидетель запретного ритуала не сгодится. Но с этим уже ничего не поделаешь, придется записывать проходящее в подземелье на амулет. Я так уже делал, представляя доказательства Гронду и архимагу - ректору академии в Азанаре.

Мы посидели и подождали. Вскоре по моим расчетам эльфар должен был войти в подземелье. Я поднялся, взял за руку Рабе и перенесся в подвал бывшей тюрьмы. Впереди нас послышались уходящие шаги и тихие голоса.

– Вы уверены, лер, что это безопасно…

– Поверь мне, любимая.

– Любимая! – мысленно усмехнулся я и покачал головой. – Как простые девушки падки на обман! Эта глупышка поверила, что снежный красавец в нее влюбился. Куда девается их разум?

Рабе услышав последние слова презрительно фыркнула. Кинула на меня быстрый взгляд и приблизившись к моему уху прошептала. – А ее я могу выпить?

– Я отрицательно покачал головой.

Шаги отдалились, а мы остались стоять пред входом в старое подземелье.

– Сейчас эльфар разбирает стену, – прошептал я, увидев нетерпеливый взгляд демоницы. Подождем.

Через минут пять мы двинулись дальше. Дыра была открыта и внизу слышались голоса.

– Любимый, мне страшно. Что это?

– Это, милая, древняя часовня. Здесь в далекие времена, когда люди и эльфары еще только осваивали эти земли все расы жили вместе…

– А что это за картины? Они ужасны.

– Не бойся. Это внутренние страхи, от которых нужно освобождаться. Здесь проходили ритуалы сочетания разных рас. Видишь этого прекрасного демона?

– Да.

– Он жениться на человеческих девушках.

– Но… но у него... Такие чресла! Как можно?

– Не обращай внимания. Это специально так раньше рисовали. Эти чресла образ плодородия. Земли был огромны а разумных было мало…

– Ну и горазд этот снежок врать, – удивился я. – Вот чешет, как по писаному. Не мудрено, что он смог «запудрить» мозги простолюдинке. Марыся как всякая девушка считает себя исключительной и мечтает найти своего принца. А она ведь и в самом деле исключительная...

– Дура! – дополнила тихо вслух мои мысли Рабе.

– Выпей. – это говорил эльфар. Голос магически изменен, – понял я. В нем слышалось повеление.

– Зачем?

– Мы проведем здесь священный обряд Сочетания. Я эльфар, ты человек. Мы не можем сочетаться ни вашим обрядом, не нашим. Но этот обряд был изначальным его признают у нас в роду.

– Хорошо, любимый, я сделаю как ты просишь.

– Теперь ложись в центр.

Думаю пора, – прошептал я и ушел в скрыт. – Жди здесь.

Я оказался рядом с пентаграммой. За спиной эльфара. В середине рисунка раскинув руки и ноги лежала служанка. Взгляд ее был уже отсутствующий. Эльфар сосредоточено расставлял по краям звезды амулеты в виде серебряных маленьких демонов напитанные эртаной. Я шел следом и вытаскивал из них часть энергии.

Мне здесь чужие демоны не нужны, хватит одной Рабе. Опустошать амулеты я не стал. Эльфар маг и мог бы заметить, что они разрядились

Эльфар расставил статуэтки. Обошел пентаграмму и стал раздеваться. Оставшись голым, он подошел к девушке и вздернул подол ее платья.

– Он что собирается ее трахнуть? – подумал я. – Извращенец.

Но снежный эльфар достал из сумки лежащей возле пентаграммы живого цыпленка, оторвал ему голову и брызнувшей кровью стал обмазывать себя. Потом живот и ноги девушки.

– Живодер. – поморщился я. – Видела бы тебя Лия, пристрелила бы из самострела.

Отбросив трепыхающееся тельце. Эльфар в экстазе начал читать речитатив. От него у меня поползли мурашки по телу. Я помнил его. – Моро! Моро! – ударило в свод подземелья и эхом полетело дальше.

– Пора, – решил я и очутился возле Рабе. – принимай свое истинное обличие, – прошептал я.

Рабе вся дрожала. – Меня непреодолимо тянет туда, – трясущимися губами прошептала она. – Но если я попаду вместо призыва, то не смогу от туда выйти.

– Сможешь. – успокоил ее я. – Я отобрал часть энергии из амулетов силы. Еще эльфар потратил значительную часть на призыв. Прыгай.

Рабе исчезла. И когда я появился за спиной потного и измазанного кровью снежка она находилась в центре пентаграммы.

– Я твой повелитель! – устало, но в тоже время восторженно закричал эльфар.

– Да-а? – удивленно переспросила Рабе. – С чего ты это взял?

– Повинуйся мне! – снежок потряс руками.

– Да что ты говоришь, красавчик! И что я должна сделать?

– Прими жертву и выполни один мой приказ. Больше мне от тебя ничего не нужно.

– Что за приказ?

– Убей снежную эльфарку. Она одна в этом замке. В высокой башне за синими дверями.

Демоница захохотала. Ее смех громкой добью отозвался эхом в подземелье. Свет факела задрожал, отбрасывая кривые тени и я почувствовал, что пробрало даже меня. Этот демонический, колдовской смех парализовал эльфара. Он остался стоять с поднятыми скрюченными руками и открытым ртом в немом крике.

– Зачем мне искать эльфарку, когда ты рядом? – томным голосом произнесла Рабе. Она прыгнула вперед и проломила защиту. Ухватила руками эльфара, прижала его к себе и сладострастно застонала. Затем впилась в его губы и они повалились на пол. В пентаграмме зашевелилась девушка. Видимо зелье было слабым. Она приподняла голову и увидев демоницу, завизжала от страха. Ее крик привел меня в чувство. – Шиза ты давай там не спи, – проворчал я. – Блокировку ставь. Плутовка на мое замечание лишь фыркнула.

Рабе шатаясь словно пьяная, поднялась и туманным взором посмотрела на девушку. На полу осталось лежать тело эльфара без души, ее сожрала Рабе. Ухватив демоницу за талию, я перенесся с ней в ее покои. Положил на кровать и вернулся.

Марыся сидела, поджав ноги, опустив платье в центре пентаграммы, не в силах покинуть ее. Она вся дрожала, зубы выбивали дробь. Я вошел уже не таясь и подошел к телу эльфара.

– Ваша милость, спасите! – заметив меня, закричала девушка. Я опустился на корточки и приложил руку к шеи эльфара.

– Мертв, – проговорил я. Ты зачем сюда пришла? – спросил я, подняв взгляд на девушку.

Та продолжала смотреть на тело и стучать зубами.

– Менння позвалллл сюддда лерррр...

– Зачем?

– Он сказал, что хочет показать мне великую тайну, скрытую от эльфаров и людддей. – Девушка стала понемногу приходить в себя.

– Марыся, тебе говорили, что преданность своему господину награждается, а предательство и измены наказываются?

– Дддда, Ваша милость. Я-я-я-я Виноватттта.

– Ты знала что лер Курша-ил демонопоклонник?

– Нетт. Он был так добр и обещал забрать меня с собой.

– Забрать с собой, – скептически повторил я. – Ты когда-нибудь видела, что бы у снежных эльфаров слугами были люди?

– Нет. Я вообще эльфаров не видела, пока они не прибыли сюда. Он хотел на мне жениться.

Я вздохнул. Ну что с ней поделаешь? Непроходимая дура. Я ногами посбивал статуэтки демонов. Вставай Марыся и выходи из этого отвратительного рисунка. Благодари создателя, что не ты стала жертвой демона.

Девушка встала и осторожно вышла. – А что теперь будет? – спросила она.

– Сюда прибудет королевский прокурор, он будет вести расследование смерти лера Курша-ила. Ты ему все расскажешь. Потом отправлю тебя на медные рудники поварихой. Выдам замуж, чтобы в твоей голове не рождались ненужные мысли. Ступай к себе.

Девушка склонив голову, не посмотрев даже в сторону эльфара, побрела прочь.

А мне нужно срочно мчатся к старому интригану Гронду в Азанар. Пусть они с мессиром ректором думают как преподнести эту историю королю и снежкам.

Только надо дать команду. Подземелье закрыть и поставить стражу, чтобы сюда никто не совался. Обдумывая разговор с хитрыми стариками, поднялся к себе в башню и постучал в двери покоев Лии.

Я стоял у двери и думал. – Вот что бы было, если бы я не появился так удачно в замке? Почему вокруг меня постоянно что-то происходит? Ни минуты покоя!

Дверь распахнулась и на меня удивленно смотрела дворфа. Я же ушел глубоко в свои мысли и не замечал ее.

Дворфа была в халате до пола. И снизу вверх смотрела на меня. – Что-то случилось хозяин? – она тронула меня свой рукой. – С Вами все в порядке?

Я очнулся. Посмотрел на девушку, прикрыл дверь. Поговорить надо, – сказал я

– Входите. – Она отступила на шаг. Я прошел к дубовому столу и сел на стул. Лианора уселась напротив. – Может вина? – спросила она. – Вы чем то озабочены.

Я усмехнулся. – Это мягко сказано, Лия.

– Что-то случилось с Гангачкой? – в голосе девушки послышалась неподдельная тревога.

– С Гангой? Нет. Думаю с ней все в порядке. Погиб лер Курша-ил.

– Кто? – дворфа вытаращилась на меня. – Когда? Где?

– Лия, оказывается он был демонопоклонником. Сегодня ночью затащил в подземелье Марысю и хотел принести ее в жертву. Вызвал демона, но не справился с ним. Демон его сожрал. Теперь он лежит внизу в старом подземелье, что раскопал Бурвидус.

Глаза девушки вспыхнули. – Вот же дворф болтливый! – Воскликнула она. – Я ему язык отрежу! Говорила же - не болтай про подземелье. Найду его утром и отправлю на рудники.

– Не найдешь, Лия. Я его спрятал. – Увидел ее удивленный взгляд, усмехнулся и пояснил. – Чтобы он не проговорился. Мы вчера с ним были в подземелье и нашли комнат,у где когда-то приносили жертвы демонам. Обнаружили посторонние следы и я стал следить за подземельем.

– А зачем он вызывал демона?

– Хотел чтобы тот убил Тору-илу.

– И где сейчас этот демон?

– Ушел к себе в свой мир. Не беспокойся, сожрав душу они возвращаются. Ты вот что сделай. Посади Марысю под стражу. Сюда прибудет королевский прокурор и снежные эльфары. В бывшую тюрьму никого не пускай. Поставь стражу. После расследования, пусть Бурвидус замурует подземелье. Не нужно оно нам. Я отбуду в Азанар, доложу о происшествии. В подземелье ничего не трогайте.

– Поняла, хозяин, все сделаю. Сейчас же распоряжусь. Только… этого болтуна… простите его.

Я кивнул. – Хорошо, Лия, прощу. Организуй тут все, а я срочно убываю.

Королевство Вангор. Город Азанар.

Это мне блуждающему по мирам «мотыльку», жизнь казалась бежит словно быстрая река. И уносит меня все дальше и дальше от мирной и спокойной жизни. А здесь в сонном Азанаре ничего не изменилось. Старина Гронд как всегда сидел на проходной и изображал вахтера. Увидев меня у ворот, только недовольно скривился. Встреча тоже была не особенно любезной.

– Мы тебя, студент, не ждали, – сухо произнес он. Потом вздохнул, словно был обречен на тяжелый и непосильный труд.

– Я что уже в Академии не учусь? – удивился я.

– Учишься… к несчастью.

– Мастер, что за пессимизм в вашем возрасте? Я рад вас видеть.

– А я поверишь, нет, – проворчал он.

– Это еще почему?

Потому, студент… – Он кинул на меня быстрый изучающий взгляд. – Что ты когда появляешься, то вместе с тобой появляются новые проблемы. Вот с чем ты сейчас пожаловал? Постой не говори, я сам угадаю. – Он прищурил свои выцветшие глаза, ухватился рукой за подбородок и оглядел меня с ног до головы. – Раз ты спокойно со мной разговариваешь, значит с эльфарской принцессой все в порядке. Тебе нужны деньги? Нет это глупость. – Остановил он сам себя. – По моим подсчетам ты уже должен быть в степи, а ты вон стоишь рядом и улыбаешься. – Гронд нахмурился и я не удержался, широко улыбнулся. – Вот чего ты улыбаешься? Небось снежного эльфара прибил, что присматривает за Торой? Ведь так?

– Я его не прибивал, он сам умер.

Гронд вытаращился на меня из под косматых седых бровей. – Как умер? – прошептал он и стал шарить руками по столу, в поисках стакана с водой или не знаю уж с чем.

– Скоропостижно.

Гронд налил в стакан из кувшина красную жидкость и залпом выпил. – Ты нарываешься на международный скандал, граф. Совсем ополоумел? Кто поверит, что лер Курша-ил скоропостижно умер. Еще скажи от старости.

– Придется поверить. Он оказался демонопоклонником. Пытался вызвать демона и не рассчитал свои силы.

– Пошли к ректору. – Гронд поднялся. – Я не хочу один это слушать. Еще в сообщники меня привлечешь. – Он схватил меня за руку и мы мгновенно оказались в приемной у ректора. Я с удивлением посмотрел на Гронда. Раньше он сразу попадал в кабинет к ректору. Тот мельком посмотрел на меня и отвернулся. А затем он не выдержал и ядовито произнес, так чтобы секретарь мессира Кронвальда это слышал. – Мессир ректор, поставил защиту от несанкционированного проникновения в его кабинет.

Невозмутимый секретарь поклонился Гронду и поприветствовал меня. – Доброго дня, граф. Подождите я о вас доложу. Он скрылся за дверями и мы услышали короткий вопрос, но произнесенный несколько тревожным голосом – Кто?

– Да ладно Кро. – Гронд не дожидаясь разрешения, вошел следом за секретарем и потянул меня за рукав следом. – Прибыл наш друг с печальными известиями.

Архимаг мессир Кронвальд потянулся к шкафчику, где как я знал, всегда находилась бутылка дорогущего вина. Но увидев как сглотнул слюну Гронд, вернулся в прежнее положение. Ожог меня неприязненным взглядом.

– Садитесь. – Сухо произнес он. – А ты ступай. Ректор посмотрел на секретаря. Пока секретарь выходил, в кабинете царила тишина.

– Рассказывай! – приказал Архимаг.

– А что рассказывать? – Я пожал плечами. – Приехал сообщить Вам пренеприятнейшее известие.

Услышав мое вступление мессир вновь потянулся к шкафчику, но пересилил себя и выдавил. – Подробно рассказывай. У кого неприятности?

– Вот может он выделить главное, – подумал я. – И отгородится от будущих проблем стеной. У кого неприятности? А я знаю у кого?

– У кого не знаю, – ответил я, но предполагаю что у эльфаров. А суть в том, что секретарь льерины Торы-илы скончался.

– Как скончался! – опешил Архимаг.

– Скоропостижно, – вставил свое слово Гронд. Мессир покрутил желваками обдумывая слова Гронда. Он уткнулся взглядом в столешницу и о чем-то усиленно думал.

– А нам зачем об этом рассказываешь, – наконец придя к каким-то выводам, спросил он. Я прищурился и посмотрел на ректора. – С краю хочешь быть, – мысленно оценил его позицию и поднялся. – Ну раз вас не касается то, что эльфар был демонопоклонником, пойду сообщу об этом королевскому прокурору. Пусть они разбираются.

– Стоять! – Окрик архимага остановил меня. – Какой еще демонопоклонник?

– Самый настоящий. – ответил я. Лер Курша-ил пытался вызвать демона и с его помощью убить принцессу Тору, но не рассчитал свои силы. Демон его сожрал и убыл к себе на родину.

Мессир впился в меня взглядом, кусая губы спрятанные под седыми усами. – У тебя есть доказательства? – уже тише спросил он.

– А как же, есть.

– Покажи.

Я с сомнением посмотрел на обоих стариков.

– Давай показывай, – подтолкнул меня Гронд. – Считай что ты смог нас удивить.

Я включил амулет с записью. Минут двадцать мы смотрели на то, что происходило в подземелье.

– А где это такое место, граф, – спросил Мессир, когда запись закончилась.

У меня замке, в подземной тюрьме. Когда ремонтировали его, наткнулись на старые подземелья и нашли этот зал.

– А как эльфар узнал про это? – спросил Гронд.

– Ему рассказал эта служанка, которую он пытался принести в жертву. А она услышала от дворфа, что ремонтировал подземелья. Кроме того, он наверное чувствовал, что там внизу есть место старого призыва. Кто знает этих демонопоклонников?

– Ты граф правильно сделал, что пришел сначала к нам, – произнес ректор.

– Ну надо же! – мысленно усмехнулся я. – То, а нам зачем, про это знать? А теперь вот, ты правильно сделал.

– На место пришествия выедет Гронд с прокурорскими. – Мессир хищно улыбнулся. Он встал «в стойку» как гончая почуявшая добычу.

– Амулет оставь здесь. Сам отправляйся в степь. Выполняй поручение короля. Мы без тебя разберемся.

– Ага разберетесь. – Мысленно подумал я. – А меня с носом оставите. – Но вслух спокойно заявил. – Не нравится мне это.

– Что именно? – Мессир перевел взор с Гронда, с которым они обменялись понимающими взглядами, на меня.

– То что будут разбираться в моем замке без меня. Я важный свидетель. И не хочу попасть в дурацкую ситуацию.

– Не попадешь. – Усмехнулся архимаг.

Я понимал ход мыслей этих прожженных политиков местного масштаба. Они хотели погреть руки на смерти эльфара. Никакому королевскому прокурору они сообщать о смерти не будут. Предоставят полномочному посланнику снежного княжества мои записи и основательно его потрясут, с тем чтобы замять скандал и получить политические выгоды. Потом преподнесут Его величеству, что спасли молодого графа и получили преференсы от снежков. А меня отсылают подальше, что бы я не путался под ногами и не поломал им их планы.

– Я все таки не пойму мессиры. Замок мой, я обнаружил демонопоклонника и вы же меня - важного свидетеля отсылаете прочь? Я что не вправе решать, что мне делать, а что нет. Вы ли дали мне задание идти с посольством в степь?

– Кро, – устало улыбнулся Гронд, – его не проведешь. Граф пока три шкуры с нас не спустит, не успокоится. Он не зря к нам приехал к первым. Стервец все рассчитал. Прикинулся простачком…

– Что ты хочешь? – спросил он меня в лоб.

– Я хочу получить рекомендательные письма от посланника княжества к верным людям. К тем кто меня поддержит в моем стремлении получить свой род в снежном княжестве.

Гронд закашлялся. – Кхм. Да наш юный граф по мелочам не разменивается. Проговорил он. – А звезду с неба достать тебе не нужно?

– Я дал в руки партии посланника отличные карты, – спокойно возразил я. – И не буду поднимать шум из-за этой смерти. Он сможет использовать этот случай в переговорах с несогласными старыми домами принять Тору княгиней. Попытка убийства принцессы это …

– Мы знаем что это, – прервал меня Мессир ректор. Откуда ты это знаешь?

– Вы забываете, господа, что в моем замке живет наследница и возможная княгиня Снежного княжества… Я сделал паузку и отвернувшись к окну добавил. – Или моя будущая жена.

– Нет, только не это. – Ректор посмотрел на меня испуганными глазами. Мы устроим тебе встречу с посланником сегодня вечером. А там сам договаривайся.

Я согласно кивнул. – Хорошо, мессиры, я буду жать вашего ответа. Только намекните леру Корса-илу, что упираться в таком важном деле не уместно. Ну или вроде того.

– В 19 часов в Вангоре. В трактире «Северная звезда». – отрубил мессир Кронвальд.


Королевство Вангор. Столица королевства — Вангора

У меня было время и я направился навестить моих «Бездарей». Выходя из кабинета я остановился у открытых дверей и вспомнив, что их срочно вызвали в академию, повернувшись в пол оборота к старикам, спросил. – А почему отозвали моих товарищей вассалов?

– Ты ему не говорил? – мессир Кронвальд повернулся к Гронду.

– Нет, а когда? Он прибежал, наговорил…. Слово не дал вставить, – буркнул Гронд. Я поднял бровь и посмотрел на него. Когда это я прибежал, наговорил?

– Короче, студент, мы готовим отряд магов для помощи лесным эльфарам в войне против орков. Нам пришло требование - выполнить свой союзнический долг. Твои товарищи как самые успешные ученики... вместе с другими, – он выделил последние слова голосом, будут помогать магам из Гильдии.

– Их же там убьют. Вы что не понимаете?

– На войне смерти случаются, граф. – Вам ли это не знать, – ответил ректор.

– Я не о военных действиях говорю, мессиры. А о мести лесных эльфаров.

– Об этом можешь не беспокоится, граф.

Я подумал, что они не спроста, сейчас называют меня то графом, то студентом. – Ой не спроста.

– Не в правилах лесных эльфаров так просто убивать твоих товарищей. Вот перекупить, запугать это да, они смогут попробовать. А месть их всегда очень изощренная. – спокойно рассуждал – Гронд. – Вот убить тебя с помощью твоих товарищей, это они могут.

– Ну спасибо успокоили. – в раздражении произнес я и вышел, стараясь не хлопать дверью. А что я мог сделать? Ректор в своем праве.

Своих ребят я нашел на магическом полигоне вместе с другими студентами, которых отозвали для подготовки. Они отражали нападение другой группы студентов, на год их старше.

Смотрел и радовался. Действовали они слажено, на рефлексах. Вот отразили огненный шар и тут же двойка Мия и Розина сбили каст заклинания у соперников. А Штоф ударил воздушным кулаком, не давая им времени на атаку. Зашита старшекурсников трещала по швам, ее непрерывно атаковали то Штоф, то Меги. Эрна с парнями была на подстраховке. И иногда они наносили тройной удар. Я видел, что они могли разнести противников давно, но следуя моим указаниям — не высовываться, просто играли с ними.

Я дал им все что мог. И все что они могли вместить, вместили. Теперь наши судьбы в руках удачи и Творца. Я постоял еще немного и ушел.

– Шиза, детка, – обратился я к симбионту, – давай посмотрим, что там происходит на Горе?

И в тот же миг яркий свет на мгновение ослепил меня. Прикрыв глаза, постоял несколько секунд. А когда глаза могли видеть, я не поверил тому, что видел.

– Это ...Это, Шиза, не наша гора, — прошептал я. Это была огромная гора в два раза больше… Или даже в три, чем моя прежняя горка. Вокруг города простиралась долина, покрытая зеленой травкой и там могло поместиться еще два таких города, как мой.

– Как же не наша? – отозвалась Шиза. – Вон трое твоих спецназовцев. Вон Крула в бассейне. –

Напротив меня, на скамье сидели трое и один из них бил картами Рострума Великолепного по носу. Они были так увлечены, что не обратили на меня никакого внимания. Но зато меня увидел русалка. Она заорала таким голосом, что у меня дрогнули коленки.

– Слава !!! Слава!!! Владыка!!!

Рука бьющая Рострума дрогнула, а из глаз моего … Даже не знаю кого… прораба, архитектора, генералиссимуса всех войск Града на Горе. Его мэра или председателя исполкома, стаей полезли змеи.

Троица оторопело уставилась на меня. Несколько секунд пребывая в оторопи, смотрела,. А затем сорвалась с места и вихрем закружила вокруг. Их костюмы нечто среднее между клоунскими и королевскими мелькали красками и каменьями.

Что бы у меня не закружилась голова, мне пришлось расставить руки и поймать непоседливых бойцов невидимого фронта.

– Стоять! – прикрикнул я. Рострум и два неразлучных друга Мастер и Мессир остановились, бухнулись на колени и затянули словно в церкви церковный хор.

– Сла-а- вься вели-икий!
Сла-а-ався кре-епкий.
Высокий Храм на горе…

– Ну куда ж без этого! – вздохнул я и стал ждать, когда эта троица напоется.

– Что тут произошло? – поинтересовался я, когда они встали и умильно глядя на меня, замолчали.

– Мы, Владыка, отбили нападение другого владыки, того самого, что прилетал в прошлый раз. А потом вдруг бах и гора выросла, – доложил Рострум

– И ничего не бах. – обиженно произнес Мастер, – это я выполнил твое условие….

– И ничего ты не выполнял, финик недозрелый, – прервал его Магистр, все само получилось.

– Я тебе покажу, как все само получилось…

– Стоп! – остановил я эту парочку. Они могли спорить часами, потом еще подраться. А у меня в руках оказался свернутый лист. Я развернул его и прочитал.

– Вот оно как, – произнес я и про себя усмехнулся. – Несоблюдение договора со стороны несравненной Беоты. Теперь понятно почему моя гора выросла. Ну уже хорошо, что наш договор считается расторгнутым. Плохо что эти два хранителя могут объединиться против меня. Хотя с другой стороны Беоте это не нужно. Если только она захочет отомстить. Ну с этим я ничего поделать не могу.

Для того чтобы моя гора выстояла, а вместе с ней и я, мне нужно под себя забрать всю степь. Как никак я хранитель орков. А на пути моем стоят последователи Рока и они пошли войной на моих последователей. Кстати, а как там идут дела? Я подошел к краю стены и заглянул вниз. Своим желанием увидел ее с высоты спутника.

Слишком далеко. Я приблизил изображение и в прорехах облаков увидел свой надел. Еще приблизил и увидел то, что хотел рассмотреть. Три лагеря Свидетелей Худжгарха. Они жались к горам Снежных эльфаров и к границам лигирийской империи. К ближайшему лагерю шли отряды Рока. Их я узнал по его стягам. Через два перехода войско последователей Рока подойдет к первому лагерю и… сходу уничтожит его. Там были только старики и женщины с детьми. Я поискал Грыза и нашел его в трех днях пути от войска противника. Он не успеет, а когда подойдет, то его встретит готовая к сражению армия победителей, а мои силы резко ослабнут. Я даже вспотел от того, что представил эту страшную картину... Убитые женщины и старики, дети взятые в плен. Этого допустить нельзя. Оки могут продержаться, если будут обороняться, но … орки на то и орки, что сражаются лицом к лицу. Старики выйдут чтобы умереть, но не видеть позора их женщин. Думать тактически они не будут. Для них главное, что их последний бой отцу понравится.

– Что же делать? – Я обозревал лагерь и окрестности. Вот справа от них хорошее плато. Туда только один путь - через пологий склон. Если там расположить лагерь, поставить частокол и установить повозки как крепость, то можно сутки другие продержаться. А там Грыз подоспеет. Но и этого мало. Нужно что бы подошли свидетели из других лагерей. Нападения с трех сторон противник не выдержит. Не помогут и пророки Рока.

Решение пришло ко мне внезапно. Как всегда я не раскладывал по полочкам ситуацию. Вот что было бы, если бы я сделал так или вот так, или наоборот. Мой ум не мог вместить все приемлемые варианты решений, но мое расслоенное сознание учитывало все нюансы и выдавало мне… по крайней мере я так думаю, наилучший вариант.

Я решил использовать свою троицу.

Внизу в шатре одного из моих пророков шло совещание там же сидел старый орк и на нем была моя печать проповедника. Они что-то живо обсуждали.

– Рострум! – позвал я командира троицы.

– Я здесь, мой Повелитель. – Вальгум Рострум вытянулся словно солдат первогодок. На его груди уже были не только медали, но и ордена. Я невольно обратил свой взор на эти «побряукушки» На самом видном месте светилась золотом звезда в алмазах. «Худжгарха первозданного» прочитал я надпись сверху трехглавого чудища. И снизу моего изображения шла надпись синей эмалью «За победу над…

– Германией что ли? – я наклонил голову поближе. Нет, оказалось - «За победу над врагами?. Во как! – Удивился я. – Их значит было много. На мундирах остальных «спецов» светились такие же звезды, но поменьше. Еще бы субординация.

– Ладно, – подумал я, – своя рука владыка. Кроме того, заслужили. Без меня отбили атаку Рока. Пусть носят.

– Рострум, видишь того орка? – я показал пальцем.

– Вижу, Мой повелитель.

– Надо вселиться в него и передать остальным повеление Худжгарха.

– Слушаюсь. – Произнес Рострум и пошел на выход к лестнице ведущей вниз.

– Стой, дурила! – крикнул я и Вальгум вновь очутился рядом.

– Я тебе не сказал, что предать, выслушай сначала.

– Я весь внимание, Мой повелитель.

– Передашь через орка, что Худжгарх повелел уйти всем на вон то плато и организовать оборону. Поставить частокол и огородится повозками. Худжгарх пошлет им орка… Э… с с – замялся я.

– С большим носом! – помог мне Рострум.

– Нет с большими ушами! – помог ему Мастер.

– Сам ты большой ух. – возмутился Магистр. – С большими яйцами.

– А как они узнают что у него большие яйца —спросил Рострум.

– А он снимет штаны и покажет их. – нашелся Магистр.

– Стоп! Я поднял руку, останавливая спор, – Вы что несете всякий вздор? Просто скажешь, придет орк с синими волосами. Понял? Повторяю! С синими волосами. Так они узнают, что орк от Худжгарха. Этот орк им поможет в сражении, пусть его слушаются.

Я посмотрел на замершего Рострума. А потом пошел вдоль стены. Следом увязались Мастер и Магистр. Я отошел на метров двадцать, ища лагерь Грыза и обернулся. Рострум был еще тут и смотрел вниз.

– Ребята, поторопите этого задумчивого генерала. – Я указал рукой на Рострума. Но сразу понял, что лучше бы этого не делал. Парочка сорвалась с места и подбежав, в две ноги дали ему пинка. Неожидавший такой подлянки от товарищей, Рострум Великолепный с криком полетел вниз со стены, а высота там была метров сорок, пятьдесят. Я подбежал к парапету и глянул вниз, там к моему ужасу лежал Рострум. Вернее все что от него осталось – яйцо всмятку.

– Олухи царя небесного! Вы что наделали! Вы же убили его!

– Так мы это... Исполняли Ваш приказ, Владыка! – проговорил Мастер, а Магистр поддакнул — Да.

В это время пятно внизу стало собираться. Вскоре к моему облегчению внизу стоял целый Вальгум. Он показал нам кулак и исчез.

Мне оставалось только покачать головой. – Ну и нравы у этой парочки! Надеюсь мое поручение они смогут исполнить. Кроме того других посланников у меня нет.

– Мастер, Вы сейчас пойдете и вселитесь в пророка вон в том лагере. У лигирийской границы. – Я обвел пальцем лагерь справа от первого лагеря. – И через него скажите волю Худжгарха, чтобы они собирали всех мужчин и женщин, сажали на лорхов и двигались без остановок к лагерю у гор. Там будет великая битва.

– Вы, Магистр, пойдете к другому лагерю, что слева. И сделаете то же самое. Я соединю вас с благодатью и вы получите силу, которую передадите лорхам, чтобы он двигались без остановок. Скажите, что там будет встреча всех наших сил. Женщины в битве участвовать не будут, но будут создавать видимость огромного войска.

Я решил поступить, как поступали монголы. Они сажали на коней женщин и запугивали своих врагов, многочисленностью. Если это работало у монголов, то может сработать и у меня.

– Идите, – махнул я рукой. И оба ушли.


Планета Сивилла. Степь. Предгорья Снежных гор

Старый орк Мызыр Чук бывший сотник племени чахоя, а теперь облеченный силой Худжгарха в пророки, сидел в своем шатре, где собрались старейшины. Шел спор как поступить. Разведка донесла, что к ним двигаются все силы последователей старого завета.

Мызыр хмуро молчал. У него не было слов для собрания, а свои мысли он прятал даже от себя. Когда спор разгорелся и старики стали плевать друг в друга Мызыр вздрогнул. Он поднял голову и глаза его блеснули гневом. Неожиданно для него самого он громко произнес. – Я вас, сволочи, лишу посмертия! Я вас, уроды, оправлю за грань!

Шум в шатре мгновенно смолк. Все присутствующие выпучили глаза и уставились на Чука. Тот сам вытаращился на гостей и замотал головой, но помимо его воли рот сам открылся, а рука махнула. – Это я не вам. Вам Худжгарх велел предать другое. Собирайтесь и переносите лагерь на плато, что справа от стоянки. Дорогу на плато перекройте кольями и повозками. Там встретите варгов. Вам надо продержаться два круга и придет помощь. Для того что бы вы знали, что я говорю от имени Духа мщения. Худжгарх пошлет вам орка с синими волосами. Слушайтесь его.

– С синими волосами? – послышались удивленные выкрики.

– Да, с синим волосами и длинным носом. Кивнул проповедник.

– Синими волосами и длинным носом?

– Да и большими ушами. – проговорил старый сотник.

– Вот это урод! Где мог родиться орк с синими волосами? С большими ушами и длинным носом? И почему его не задавила мать при рождении?

Я слушал Рострума без гнева. Он тот еще сказочник. Но негодник добавил мне нос и уши. Сделал полным уродом, что называется и чтобы он не заговорил о более интимных вещах, я его остановил. – Рострум прекращай самодеятельность. Прокляну.

Орк в одежде шамана, такой же старый как и Чук ощерился, показав желтые, съеденные зубы. – Мы знаем, Мызыр, что ты пророк и проповедник, но сейчас ты говоришь вещи, которые наши уши отказываются слышать. Не бывало никогда орков с синими волосами. И позор оркам сидеть за стенами. Мы должны выйти в поле и прославить отца.

– Это лучшее, что мы можем сделать, – поддержал его один из старейшин по имени Бураз. Женщина стоявшая у входа презрительно фыркнула.

Мызыр усмехнулся. – Кто я, что бы противится воле Худжгарха. А у тебя плешивый, Керл, ума хватает лишь для того, чтобы совать свой нос, не в свои дела. Ты сам-то когда ходил в бой? Не видел я этого. И пусть в знак твоей глупости у тебя вырастит нос как у муровьеда. Мызыр был так уверен в своих словах, что нос шамана стал длинным как хобот слоненка. И повис над подбородком. Все в шатре ахнули. Шаман схватился за нос. Я почувствовал отток благодати, как будто свежий ветерок прошелся у меня внутри.

– А ты, Бураз, хочешь уши отрастить? – Со смехом спросил пророк. Старый щербатый орк ухватился за в свои уши и стал отрицательно качать головой.

Мызыр, обвел присутствующих взглядом, остановил взор на старой жене Рындыне и мстительно прищурился. Она проела ему все мозги. – Какой ты пророк, недотепа? – Он постоянно слушал ее бурчание. – Вон смотри, Грыз вождем стал, а ты? Недоумок. Но он был десятником, а ты сотником.

– А тебе, старая, я приделаю яйца. Ты все врем влезаешь в мужские дела. Хочешь?

Старуха вздрогнула и ухватилась за подол. Потом откинула шкуры на входе и заорала. – А ну пошли, выкидыши лорха, исполнять волю Худжгарха!

Толпа вскочила и толкаясь, поспешила на выход. – Ну здесь дело сладится подумал я и прыгнул в лагерь к Грызу. Он ехал на своем лорхе и покачивался в такт движения быка. Глаза его были полуприкрыты и он напевал нудный невыразительный мотив. Из серии что вижу, о том и пою.

Я пошел рядом, ухватив его за стремя. Грыз шире открыл глаза и обрадованно с удивлением воскликнул, – Владыка, Ты?

– Я, Грыз. Слезай, разговор есть. Не может же Худжгарх идти пешком, когда его последователь едет верхом.

Орк молниеносно покинул лорха. – Что-то случилось? – Взгляд его стал тревожным.

– Слушай меня внимательно Грыз. Пока ничего не произошло, но может случиться. Противник всеми силами хочет навалиться на лагерь в предгорьях. Он хочет разбить нас по частям и он в дух переходах от лагеря моих последователей. Тебе нужно не останавливаясь, двигаться на помощь. Вы в трех днях от лагеря.

– Я понимаю. Подумав мрачно произнес Грыз, – но лорхи не выдержат такой скачки. И кроме того, даже если мы успеем, они не будут способны нести всадников в бою.

– Об этом не переживай. Я соединю тебя с благодатью и ты будешь на глазах своих воинов всем лорхам давать силу. Это мое вам благословение. Знай, Грыз, если мы проиграем эту битву, степь достанется вместе с орками лесным эльфарам. Несогласных убьют. Остальные станут служить Вечному лесу. Но ни тебя, ни меня уже не будет.

– Я все сделаю! – Грыз ударил себя в грудь кулаком. – Мы не посрамим!

– Теперь выслушай вот еще что. На битву я собираю все лагеря моих последователей в одном месте. Для массовости мужчины приедут вместе с женщинами. Так мы покажем врагам, что нас много. Но женщины в войне участвовать не будут. Нужно чтобы все три войска подошли одновременно. Перед последним днем пошли гонцов в разные стороны, пусть найдут те силы, что двинуться на выручку первому лагерю и согласуйте с ними время выхода. Чтобы вы появились с трех сторон одновременно.

– Я тебя услышал Владыка. Все сделаю как ты сказал. А где будешь ты?

Я не могу сражаться в облике Худжгарха. Но помогу своей силой.

– Хорошо. – произнес Орк. А я тут же исчез.

– Отец ты с кем-то разговаривал? – к Грызу подъехал его сын?

– Да. Нас посетил Худжгарх и приказал спешно двигаться к предгорьям, идем без дневных остановок. Предай по отрядам. И пусть все соберутся здесь, и разведка тоже. Двигаться будем единым кулаком.

– Молодой орк молча кивнул, подстегнул лорха и умчался отдавать распоряжения.

Глава 4

Планета Сивилла. Предгорья снежных гор

На пришлого орка смотрели с удивлением все орки, они слышали о нем от старейшин и собрались толпой поглазеть на это чудо. А чудо было с большими ушами, с большим носом, который конечно уступал по размерам носу шамана, но тоже знатно выделялся на грубом лице орка с синими волосами. Я знал что выгляжу уродливо, но сам попросил Лиана сделать мне образ одного из кибуцьеров. Выразительный такой орк с горбом на спине. Я тоже опирался на палку.

Не глядя по сторонам, прошел мимо собравшихся и направился к Мызыру.

– Хорошей войны! – Поприветствовал я его приветствием воинов идущих в бой. Пусть Отцу понравятся твои дела, Мызыр Чук. Я вижу ты уже начал претворять в жизнь приказ Худжгарха.

– Хорошей войны, незнакомец, – ответил мой пророк. Как зовут тебя?

– Меня не зовут я сам прихожу. Называй меня Посланник. Я повернулся к стоявшим и глазеющим на меня оркам. – Ну что встали? Работайте!

В голосе ментально подпустил страх и толпа подалась назад. Я еще усилил давление и орки с шумом набегающей волны разбежались по своим местам. Я повернулся Мызыру. – Пошли поговорим.

Уселся на бревне и отложил в сторону палку. – Завтра к вечеру войско ревнителей старой веры будет здесь. Их пять с лишним тысяч бойцов. Они голодны и обозлены. Атаку думаю начнут с обстрела лагеря. Женщин и детей укройте в середине под повозками. Там же держите животных. На обстрел не отвечайте, прячьтесь за щитами и собирайте стрелы. У них малый запас стрел.

После обстрела они пойдут в атаку. Прикажи сложить десять куч камней перед частоколом в метрах пятидесяти от него и выдели мне десять умных юношей, можно из учеников шаманов. Битвой будешь командовать ты, я буду говорить, что надо делать. – Я посмотрел на старого орка. Он внимательно слушал не перебивая. – Ты все понял? – спросил я.

– Это мне понятно, – ответил бывалый сотник. – что дальше? Если выйдут пророки Отца, кто защитит нас их от них.

– Как кто? – усмехнулся. – Ты и защитишь. Или вера твоя поколебалась?

Орк оторопело посмотрел на меня. – Я? Но как?

– Не думай об этом, – спокойно ответил я. – Когда придет время, ты поймешь все сам. – Иди командуй и прикажи подать мне гайрат.

Приготовление к сражению шло весь день и всю ночь. Я ходил по лагерю и показывал, что и где расположить. На душе у меня было тревожно. Но я ходил словно сама невозмутимость, как каменная скала, не показывая тревоги. Орки же как дети природы совсем не ведали сомнений. Они видели посланца своего божества и этого им было достаточно для уверенности в победе.

Я хорошо понимал что в моем плане было столько слабых мест, столько всего нужно было сделать слаженно, что бы он удался, сработают ли правильно мои посыльные, сумеем ли мы противопоставить силе Рока нашу смекалку и стойкость… и прочее, и прочее и прочее. Я старался не думать о исходе. Как говорил Наполеон: «Давайте ввяжемся в драку, а там посмотрим». И самое главное - я, как Худжгарх не мог прямо участвовать в событиях, как кстати и Рок. Но я имел возможность действовать как смертный посланник Духа Мщения, а он этого делать не будет.

Лагерь орков напоминал разворошенный улей. Все старательно работали, укрепляли лагерь, натаскивали сено и воду для животных. Привлекали даже детей.

Я огляделся и понял, что пока тут не нужен. У меня были дела в столице. Вечером я должен буду встретиться с посланником княжества, в королевстве лером Корса-илом. От исхода этой встречи зависело многое. Как повернутся события в самом княжестве? Смогу ли я опереться на сторонников Торы? И признают ли они мой род равным молодым домам.

Планета Сивилла. Королевство Вангор. Столица королевства Вангора

В назначенное время я стоял перед красивым трактиром находящемся в городском парке, в Верхнем городе, где жили самые богатые аристократы. В этом районе обитали знатные поданные короля и располагалось представительство Снежного княжества. По сути это было посольство, но с урезанными функциями.

Я поднялся по ступеням и открыл дверь. На входе меня встретил снежный эльфар, уже немолодой и не такой статный. Это был трактир, который содержало само княжество и обслуга была исключительно из эльфаров. По позе эльфара я сразу понял что предо мной бывалый боец. Стоял он расслабленно, но готовый тут же при необходимости применить свои умения.

Он оглядел меня с ног до головы и вежливо поинтересовался. – Вам что-то нужно, тан?

– Ого! Он узнал во мне нехейца! – я уважительно поглядел на эльфара.

– Мне назначена встреча.

Как я потом узнал люди сюда не заглядывали, их просто не пускали. Это было место только для снежных эльфаров. Еще бы табличку повесили. – «Только для белых». – С долей неприязненности, подумал я.

– Одну минуту, тан. Я уточню. Назовите себя.

– Ирридар тан Аббаи Тох Рангор. Граф.

Эльфар кивнул и скрылся за занавеской. Вскоре он вернулся.

– Вас ожидают, – церемониально сообщил он. – Следуйте за мной, я Вас провожу.

В отдельном, маленьком, но уютном кабинете сидел за накрытым столом посланник. Еда и питье были не тронуты.

– Присаживайтесь, граф, – лер Корса-ил показал на кресло, стоявшее у противоположного конца стола.

Когда я сел. Он тоном радушного хозяина показал на накрытый стол. – Угощайтесь, граф. Мы здесь не едим пищу людей и даже нашу. Мы отдаем предпочтение кухне лесных братьев.

Я усмехнулся, – странно.

– Что странного? – улыбнулся посланник. – У нас говорят, хочешь лучше узнать своего врага, отведай его пищу.

Я обвел руками стол. – Но я не вижу здесь новорожденных жаренных младенцев и крови невинных людей.

Сначала эльфар замер, а потом громко расхохотался. – Вы так же как и все люди подвержены суевериям и ложным представлениям о лесных эльфарах. Они не питаются младенцами и не пьют людскую кровь. Они более изощрены. Попробуйте, Вам понравится. Это салат из молодых почек магических деревьев. Он очень изыскан. И подавая пример, принялся вилкой аккуратно есть салат. Я тоже попробовал и мне он тоже понравился. Эльфар стоявший молча у стола, налил вина в бокалы. Я улыбнулся и решил сделать ответный ход. Я жестом фокусника достал бутылку «Королевской лозы» и поставил на стол.

– Будьте любезны! – попросил я эльфара, прислуживающего за столом, – налейте нам этого вина. От меня не укрылось удивление посланника, хотя он и пытался остаться непроницаемым.

– После того как мы выпили по глотку вина, Лер Корса-ил произнес.– А вы, граф, умеете удивлять.

– Еще как! – мысленно усмехнулся я. Но в ответ лишь улыбнулся.

Разговор за ужином или поздним обедом шел ни о чем. Болтали о погоде, о предстоящей войне орков и лесных эльфарах, но не затрагивали дела в самом Снежном княжестве. Мы прощупывали друг друга перед решающей схваткой. И это время настало. Прислужник ушел и мы остались вдвоем один на один.

– Так о чем Вы хотели со мной поговорить, граф, – после недолгого молчания спросил посланник. Он сидел расслабленно, откинувшись на спинку кресла и держал в руке бокал с вином.

– Я хотел бы узнать насколько Вы, лер, преданны княжескому дому.

Тот приподнял бровь. – Вот как? Не много, ни мало. Вы понимаете, граф, о чем спрашиваете? Вас не оправдывает даже ваша молодость. Глаза его превратились в узкие амбразуры, из которых вылезли «стволы пушек»

Я шел по лезвию и в любой момент мог сорваться вниз. Но мне нужен был открытый разговор без недомолвок и условностей. На кону стояло слишком много.

– Давайте проясним ситуацию, лер Корса-ил. В снежном княжестве нет князя. Там разгорается борьба за власть. Часть старых домов колеблется и они готовы уступить напору молодых домов. У меня живет возможная княгиня. Она находится под моей защитой. Не все, но многие хотят видеть ее во главе Княжества. А многим она мешает и ее хотят убить. Волею судьбы я втянут в это противостояние и я представляю интересы Торы-илы. – «Пушки из амбразур» продолжали смотреть в мою сторону. Пока по его мнению я не сообщил ничего нового.

Кроме того… я сделал паузу и прямо посмотрел эльфару в его щели глаз. – Я понимаю, что если победят новые дома, а они действуют по указке из леса, то союзу людей и снежных эльфаров придет конец.

Посланник поставил бокал на стол. – А причем здесь моя преданность? И почему вы считаете, что льерине Торе-иле угрожает опасность?

Теперь мы подступили к главному. Первый опасный поворот я прошел.

– Ее хотели убить в моем замке и предполагал это сделать ее секретарь, который был оставлен ей по настоянию части родов княжеского дома.

Лер Корса-ил сидел молча. Он ничем не выдавал, то что знал о покушении, он просто внимательно слушал.

– Поэтому мне важно знать, с кем я говорю. Со сторонником княжны или ее противником.

– Вы так уверены, что я скажу Вам правду. – спросил он, с легкой улыбкой собственного превосходства на губах.

– А давайте порассуждаем, – улыбнулся я. – В моем замке представитель одного из родов новых домов пытался вызвать демона, чтобы убить принцессу. Демон его сожрал и ушел, а у меня есть доказательства его связи с демонопоклонниками. Как я должен поступить как законопослушный подданный его величества?...

– И как? – с интересом спросил эльфар. Он попался на мою паузу.

– Я должен вызвать королевского прокурора и сообщить ему все подробности. Дальше дело начнет обрастать слухами… Информация будет распространяться дальше…

Эльфар прекрасно понимал то, что я не досказал. Правду о смерти эльфара не утаить. Часть старых домов, узнав, что новые дома покушались на их «знамя» поднимут свои войска и начнется такое, что и представлять не хочется. А если бы эльфару его замысел удался, то виноватым был бы я и гнев приверженцев Дому князя обрушился бы на меня. Но моя удача и на это раз была на моей стороне. Видимо где-то я поступил правильно, раз она сработала. И теперь проблемы были не только у новых домов, но и у старых.

А нити этих проблем держал в своих руках Ваш покорный слуга, что бы там не мечтали о себе два старика. Мое сознание выдавало мне порции нужной информации, а я раскладывал «пасьянс» перед посланником, открывая карты по одной.

– Кроме того, я как дворянин, честь которого задета, должен отправиться в Княжество и вызвать на поединок чести мужчин того рода, который совершил сей необдуманный шаг. И здесь лер Крса-ил поплыл. Он помнил что эльфары не могут нанести мне прямой вред. А выступив в защиту снежной эльфарки, я буду вправе вызвать на поединок любого. И если меня убьют то позор ляжет на весь род. Хотя позором будет уже то, что человек прибыл защищать честь их принцессы. Кроме того авторитет эльфаров резко упадет. Они убили человека, который встал на защиту их будущей Княгини.

Если бы я был простой Вангорский аристократ, посланник бы и пальцем не пошевелил. Он выслушал бы меня и решил все за моей спиной, а меня нашли бы умершим, от того что я подавился костью. Вот что бывает с выскочками.

Но я был особенный. И как хорошо знал, имел авторитет абсолютно невменяемого нехейца. Я мог поднять орков и пойти войной на противников Торы. Однажды я так уже пугал Вангорцев. И у меня все могло получится. Орки бы вписались за мужа небесной невесты. Пограбить снежков было их одним из огромнейших желаний. Дай только повод. И не так то просто меня убить, это они понимали тоже. А если попытка покушения не удастся, то я думаю, лер даже боялся представить, что после этого произойдет. А произойдет то что всем политическим договоренностям придут кранты. Я мог сдвинуть установившееся равновесие в любую сторону. А вот что будет после этого знал только я. Дым пожаришь и горы трупов по всему материку.

Лер помолчал, выслушав мои доводы. И подняв на меня взгляд, прямо спросил. – Граф не будем ходить во круг да около. Что вы хотите? И что можете предложить?

– Первое, что я хочу знать, Вы за кого?

– Я за принцессу. Но Я вынужден придерживаться нейтралитета, иначе меня отсюда уберут и отношениям королевства и княжества будет нанесен ущерб. Я так понимаю у вас есть определенный план.

Посланник оказался прозорливым.

– Есть.

– Опишите его вкратце.

– Я отдам Вам тело секретаря. И не допущу распространения слухов. Я направляюсь в снежное княжество, чтобы представить троих эльфаров желающих вступить в мой род. – При этих словах глаза посланника помимо его воли сработали как семафор. Быстро широко раскрылись, показав его великое удивление и вернулись в свое первоначальное состояние.

– Там я планирую получить поддержку тех родов, которые связаны с Вами. Вы дадите мне к ним рекомендательное письмо. Основав новый род, я войду в сообщество новых домов и навлеку, как я понимаю на себя их гнев. А дальше по обстоятельствам я буду убирать тех, кто особо ретиво выступает против принцессы.

Корса-ил сидел задумчивый и молчаливый. Он выпил одним глотком вино и наконец поднял на меня взгляд. – Вы хотите сплотить старые дома вокруг Торы. Мне даете оружие против особо неуступчивых. Сами бросаетесь в огонь, который может вас сжечь без остатка... – Да, Вы действительно странный и... опасный противник. С вашей удачей и отвагой Вы, граф, можете преуспеть. Но это если Вас не остановят. А я думаю что Вы не проживете в княжестве и неделю. Вы просто исчезнете по дороге. А мое письмо найдут у Вас… Он замолчал. Опустил задумчивый взгляд на тарелку с недоеденным десертом и вновь посмотрел на меня. – Но вы сделали свой выбор, граф, и я не смею Вам мешать. Только вместо письма, я дам вам это кольцо. Вы покажите его бывшему секретарю Великого князя. Его зовут Марцел-ил. Найдете его в Туманной лощине. Остальное расскажите на словах. Он поможет Вам получить поддержку нужных эльфаров. И да хранит вас создатель. Он снял кольцо с пальца и протянул мне. Когда я могу забрать тело нашего соотечественника?

– В любое время, Лер, я распоряжусь.

Аудиенция была закончена, но у меня осталось ощущение недоделанности. И избавиться от него, я не смог.


Планета Сивилла. Степь. Предгорья Снежных гор

Рындына вздрогнула и уронила глиняный кувшин с гайратом. Она поставила тарелки с мясом и лепешками на маленький столик, для мужа, который должен был сейчас прийти, отвернулась за скисшим молоком коров, а когда повернулась, то увидела что вместо мужа на его месте сидел синеволосый орк. Урод из уродов и с удовольствием ел мясо молодого ягненка. Он хитро посмотрел на женщину и дернул правым большим ухом. Женщина отступила на шаг.

– Рындына ,у тебя, что руки отсохли? – спросил синеволосый и утробно противно рассмеялся. – Я вижу ты разучилась чтить не только мужа, но и гостей. – Орк взял в руки большой кусок исходящего паром мяса. – Как же низко пали нравы детей степи! – откусив кусок, проговорил пришелец.

– Женщины управляют мужчинами. Гостей судят по внешности. Ты помнишь свой завет Рындына, который давала, когда выходила замуж?

Женщина сделал еще шаг назад и выскочила из шатра. От туда послышался ее сдавленный вскрик Мырыз! Мырыз! Там.. Там…

– Что там? Женщина. Говори внятно.

– Там этот... Урод.

– Урод значит? – усмехнулся я. – Ну что ж. Посмотрим, что ты скажешь сейчас? – Я создал иллюзию слоновьих ушей и носа Буратино. Из-за шкур шатра послышался вскрик.

– Рындына? Что с тобой? Старая ты, дура, не можешь язык держать за зубами! – Теперь послышался вскрик женщины и ее вопль. Занавесь на входе отлетела в сторону и в шатер кубарем влетела орчанка. Упала у моих ног, а следом вошел ее муж. Он склонил голову и смиренно попросил. – Господин, простите эту выжившую из ума старуху. Не ведает, что несет.

– Мызыр, если ты не можешь управлять своей женой, то как сможешь управлять народом? – Спросил я. Орк насупился.

– Я понял тебя господин, – произнес он. Решительно схватил женщину за волосы и вытащил из шатра. Сразу же оттуда раздался свист плети и вой Рындыны. Вскоре она приползла на четвереньках в шатер и обняла мои сапоги. – Простите господин, – плача с надрывом, попросила она. – Не буду больше преступать завет. Я буду послушна мужу. Отец свидетель.

Мызыр стоял на входе.

– Ну тогда неси еду, усмехнулся я. – Мы с твоим мужем поедим и пообщаемся. Прощена. – И снял иллюзию.

Мызыр прошел и сел рядом. Выбрал кусок мяса и протянул мне. Я взял. Мызыр оказал мне почет. Мы молча ели мясо, лепешки, сыр, соленые корешки и запивали гайратом.

После еды орк отдуваясь произнес, – у нас все готово, посланник. Разведчики донесли, что передовые отряды ревнителей старой веры уже на подходе, основные силы подойдут завтра к вечеру.

– Ты не хуже меня, сотник, знаешь, что делать. – спокойно ответил я. – Занимайся, а я отлучусь. После этих слов перенесся на Гору и от туда уже туда, где оставил невесту.

В горах темнеет быстро. Заходящее Светило последним лучиками ласкало верхушки изъеденных временем гор. Удлинились тени там где находилась их граница, создавали резкий контраст света и темноты. Гомон птиц затихал. С гор подул прохладный ветерок. Под навесом небольшой скалы у горящего костра сидело двое. Ганга и Гради-ил. Это все что осталось от большого лагеря. Вокруг ни души, не считая меня. Я стоял и смотрел на ставших такими мне дорогими... близкими.

Ганга замерла. Ее плечи напряглись и она медленно повернулась в мою сторону. – ТЫ? – тихо прошептала она одними губами. Но я прочитал этот короткий вопрос. И так же тихо одними губами ответил. – Я.

Ганга вскочила, хотела броситься ко мне, но какая-то сила остановила ее.

– Гради-ил, он вернулся, – произнесла она.

– Вижу. – Ответил тот и поднялся. Они оба пошли ко мне. Гради-ил шел, отступив на шаг от моей невесты .

Ганга остановилась напротив и долго всматривалась в мое лицо.

– Ты изменился, – произнесла она. – Так словно тебя не было годы. Она провела ладонью по моему лицу. Появилась щетина. Ты уже не мальчик. Затем обвила мою шею и прижалась всем телом. Я обнял ее. И так мы простояли довольно долго, впитывая чувства друг друга и наслаждаясь объятиями. Гради-ил кашлянул и вежлив отвернулся.

Наконец Ганга отпустила меня. – Ты голоден? – спросила она.

Вот что значит орская жена! Она встречает мужчину неизменным вопросом. – Ты голоден? А он не смеет ответить нет.

– Как волк! – засмеялся я и напряжение от моего появления витавшее в воздухе, исчезло.

– У нас заяц на костре. Пошли. Она ухватила меня за руку и потащила мимо скромно стоявшего эльфара. Глядя на его улыбку, я только пожал плечами.

К зайцу я выложил фрукты, пироги и вино. Поставил бокалы и мы отпраздновали мое прибытие. Только после еды, которую слопал Лиан, я спросил. – А где остальные?

Ганга скривилась и посмотрела на Гради-ила.

– Что? – Переспросил я, заметив их переглядывание.

– Милорд. – Взял на себя инициативу эльфар. – Я хочу вам сообщить, что юноша которого Вы спасли - внук великого князя. Бывшего великого князя. Он отвергнутый и за ним началась охота. Мы тут встретили боевую звезду одного из родов Великого дома. Нам пришлось сражаться… Я решил что будет лучше если он отбудет инкогнито в империю и найдет отца. Тот тоже отвергнут и за ним скорее всего тоже отправлены… Хм… Специалисты...

Они уехали под охраной Фомы вместе с остальными бывшими рабами и вместе с Сулеймой.

Я подумал, что еще один член вашему роду не помешает. Тем более что тогда вы сможете образовать не только род но и новый дом. А они перестанут быть бывшим членами рода князя и как бы это сказать… Станут членами рода тох Рангор.

– Ага и позор тогда ляжет на мой род. – закончил я за него.

– Если вы заберете их из княжества и они будут жить среди людей, то они никому больше нужны не будут. – Ответил Гради-ил.

– Только вот какая незадача, Гради-ил. Я должен совету княжеского дома показать этих эльфаров и они должны при всех подтвердить, что со своего согласия, а не по принуждению или колдовству вступают в мой род. А до этого момента они должны еще будут дожить.

– Все так, милорд, но они въедут в княжество уже членами вашего рода… А не отверженными. Вы дадите им новые имена. Позор с рода будет снят. И до момента когда вас примут в качестве нового дома, они будут в безопасности.

– А после? – спросил я.

– А после, милорд, Вы что-нибудь придумаете.

– Да уж. – проворчал я. – Ты так в этом уверен!

Я ворчал в силу своего характера. Я и сам прекрасно понимал, что это единственный шанс получить таких родичей и им нужно воспользоваться. И конечно надо найти и помочь отцу Радзи-ила. Ох уж эти принципы гордыни снежных эльфаров!

– Конечно милорд, – очень уверенно заявил эльфар. – Вы всегда выкручиваетесь.

Ганга бросила на Гради-ила злой взгляд, но промолчала. Она держала марку орской жены. Мужчины решили, женщины молчат.

– Ладно будем решать проблемы по порядку, – подумав и все взвесив ответил я. Конечно это сказано чисто фигурально. Я не столько думал, сколько получал готовые ответы от своего сознания, слоенного как торт «Наполеон».

– А какие у нас проблемы? – сразу ухватил нить моих мыслей Гради-ил.

– Тут недалеко скоро будет битва свидетелей Худжгарха и Ревнителей старой веры…

– А ты тут причем? – это уже не выдержала Ганга.

– При том, неохотно отозвался я. – Что эту кашу заварил я.

– Какую кашу?

– Через меня начались эти события, – пояснил я. Иногда я забывал что наших земных поговорок тут не знают,

– Ты-ы? Каким образом?

– Рассказывать все не могу. Но как-нибудь обещаю рассказать. Сейчас просто дам расклад сил в степи и в мире. Кратко. Свидетели Худжгарха мешают лесным эльфарам подчинить степь.

– А как это лесные эльфары могут это сделать? – недоверчиво фыркнула Ганга.

– В Снежном княжестве среди новых домов зреют настроения объединиться с ленными эльфарами. Создав этот союз, они подчинят степь с помощью союзников среди племен. Там давно идет их подрывная работа. И сторонники лесных эльфаров находятся среди ревнителей старой веры.

– Равновесие мира нарушиться, наступит хаос и еще бог знает что. Этому мешают свидетели Худжгарха.

– Ну это я более менее поняла, – кивнула красивой головой Ганга. – А ты тут причем?

– Так уж получилось, что легенду о Духе мщения в жизнь воплотил я.

– Ты? Ну как?

Я помолчал, обдумывая свой ответ. Поглядел в любопытные глаза Гради-ила, потом на ошарашенную Гангу и выдал сакраментальное.

– Такова была воля богов.

– Кого? – в два голоса спросили оба.

– Вы что не слышали?

– Слышали. – ответила с прищуром своих больших глаз, Ганга. – Только непонятно как ты узнал про эту волю?

– Ты была со мной на Горе?

– Э -э-э... Была.

– Вот там мне и сказали. – Нашелся я, честно глядя в ее глазки.

– Что за гора? – Гради-ил с великим удивлением уставился на нас.

– Горы где обитают боги, – ответил я.

– Вы были в чертогах богов, милорд. – Гради-ил даже не думал сомневаться в моих словах.

– Я не знаю чертоги это или нет. – ответил я. И это не важно. Важно то, что у меня есть цель. И я ее должен достичь, иначе всем нам смерть.

Гради-ил соглашаясь кивнул. – Понимаю, милорд. Вы вовлечены в противостояние богов. Если победит Ваш бог, Вы получите награду. Если он проиграет Вы погибнете. И вместе с Вами все кто стоит рядом. Мы все погибнем. Чем мы можем помочь?

– Тем, что будете сидеть здесь и ждать меня.

– Ты опять уходишь?

– Не надолго, дорогая…

– Я знаю что не надолго, – глаза моей невесты полыхнули огнем. Но вынуждена заметить моему жениху, что слишком часто. Так часто, что я его вижу не больше часа, каждый раз при его прибытии и убытии.

– Сегодня я пробуду с Вами до утра. – Я приобнял напрягшуюся Гангу за плечи. Та немного успокоилась. Но затем резко повернулась ко мне.

– Я чувствую большую тревогу, – произнесла она. Я не знаю чем закончиться твоя битва, но я тревожусь. Я хочу пред твоим убытием… Она прямо уставилась мне в глаза. – Я хочу стать твоей женщиной.

Я закашлялся, а Гради-ил «испарился».

Ночь быстро опускала темное покрывала со склонов гор в долину Затухающий костер потрескивал угольками. Проснулись ночные птицы и совы заухали, перекрикиваясь в темноте. А я наслаждался пылкими ласками своей невесты. Она стала моей женщиной…. И не раз за эту ночь. Утром усталая и довольная, она уснула на моей груди.

– Она понесла. – услышал я голос Шизы, в котором прорезались нотки ревности.

– Ну стало быть так и суждено, – ответил я. Вернусь из Снежного княжества, сыграем свадьбу.

– У Ганги предчувствия.

– Какие? – мне было лениво размышлять. У женщин всегда тревоги. Они ждут и думают о нас мужчинах. Как мы? С кем мы? Тревожатся. Это вполне нормальное состояние.

– Я не знаю, Виктор, но я тоже почувствовала тревогу после ее слов. Мы где -то что-то упустили… может быть важное…

Я задумался. Но сколько не морщил лоб ничего не придумал. – Если мы не можем это сейчас видеть, – ответил я, – то и не будем ломать голову. Значит это выше нашего понимания или это судьба, Шиза.

Я осторожно убрал голову Ганги со своей груди и не прощаясь, отправился на гору. Крула увидела меня голого и хотела заорать. Но я показал ей кулак. Русалка нырнула в воду бассейна и исчезла. Я быстро оделся. Проверил связи моих посланцев с горой и убедившись, что все нормально, а три отряда движутся в правильном направлении, хотел было уже убыть в лагерь орков на плато. Но не тут то было. Напротив меня открылось окно и я увидел смеющуюся Беоту. Я тоже бледно улыбнулся и подумал, – ее прибытие ко мне явно не к добру.

– Хорош! – смеясь произнесла она. Настоящий самец. Я вздернул брови.

– Я ждала тебя, самозванец. Поэтому видела твое прибытие во всей красе.

– Самозванец? – я почесал затылок. Почему самозванец?

– А ты проходил лабиринт? – в ответ спросила она.

– Лабиринт. – повторил я. Это тот лабиринт где находится говорящая статуя?

– Беота приоткрыла ротик показывая мне свое удивление.

– Не может быть, – очень уверенно произнесла она. – Ты его не мог пройти.

– А я и не говорил, что проходил лабиринт. – ответил я, пытаясь понять, что ей от меня нужно. Ведь не зря эта красивая ведьма сюда пожаловала.

– Тогда откуда знаешь про статую?

– Рассказывали. – Туманно ответил я.

– Беота усмехнулась. – Я так и поняла. Расскажешь кто?

Я бы рассказал, но я имени его не знаю.

– А как он выглядит? Может я узнаю.

– Несравненная Беота, – едко улыбаясь ответил я. Мне надоели эти хождения вокруг да около. – Любая информация чего-то стоит. Чем Вы готовы пожертвовать?

– Ну … например тобой малыш. Она вернула мне мою улыбку.

– Ну да, кивнул я. – Это конечно стоит очень много. Я, это целая вселенная. А конкретно.

– А конкретно могу предупредить тебя о опасности.

– Спасибо, – поклонился я. – Предупреждайте.

– Сначала расскажи с кем ты разговаривал о лабиринте.

Я задумчиво посмотрел на чернокожую красавицу. Она уже не пыталась колдовством обольстить меня. Значит признала за мной силу. Победа над Роком в мое отсутствие и то что она отдала мне часть накопленной благодати, работали на мой авторитет. – Давайте заключим договор, божественная Беота. Я рассказываю Вам о том кого видел, а Вы меня предупреждаете о грозящей мне опасности.

Беота стрельнула глазами. – А давай! – Задорно словно маленькая девчушка произнесла она. – Только больше никаких Ирридаров. Только Худжгарх.

– Шиза ты видишь здесь ловушку? – поинтересовался я.

– Нет, Виктор, я не понимаю чего она хочет, но может она предупредит нас о том, что тревожит Гангу. Или планах Рока.

– Я ей не верю, Шиза.

– Я тоже.

– Тогда составь договор, я ей отправлю почтой.

– Готово.

В моей руке возник свиток. Я поднял руку и дунул. Свиток полетел к Беоте, которая его ловко перехватила и развернув принялась читать.

– Ты, не судьей работал ранее? – спросила она.

– Нет.

– Очень уж все дотошно описал. Ты чего то боишься?

– Конечно, – не стал врать я. – Я вас боюсь, Беота.

– А где же не сравненная и божественная, – усмехнулась чернокожая красавица. – Но впрочем не важно. Меня не бойся. Не буду же я вредить своему возможному будущему супругу.

У меня волосы зашевелились на голове. Вот это заявление! Видимо удивление отразилось на моем лице. Богиня довольно засмеялась и порвала договор. В качестве жеста доброй воли, я предупреждаю тебя Худжгарх. Бойся огня.

– Бойся огня? И все? А конкретно?

Беота снисходительно на меня посмотрела. – Боги не говорят прямо. Взрослей, мой мальчик. До встречи. – И окно схлопнулось, оставив меня в великом недоумении.

– Шиза ты что-нибудь поняла?

– Нет, Виктор.

– Бойся огня… Надо же! – недовольно проворчал я. – Какого? Я задумчиво постоял, размышляя над ее словами. Затем просто махнул рукой. Раз Шиза не знает, а мое слоенное сознание молчит, то и я не буду забивать себе голову. Как говорила моя бабушка, – всему свое время, внучек. – Это она о готовности браги для самогона. Время браге бродить, время делать самогон. Иди погуляй.

– Вот я и пойду прогуляюсь. А огненная брага пусть бродит.

В лагере Свидетлей царила суета. Передовые отряды Ревнителей веры около сотни всадников виднелись в дали, не приближаясь. Я стоял на вершине крутого склона и смотрел на них. Подошел Мырыз. Он молча встал рядом. Я чувствовал, что он ждал указаний.

– Не посылай ни кого к ним. – Произнес я не поворачиваясь. Посмотрим на что они осмелятся. Всадники рассыпались по степи и стали прочесывать местность.

– Засаду ищут, – проговорил Мызыр

Ближе к обеду подошли передовые отряды около тысячи. Несколько всадников отделилось и поскакало к нам. Они добрались до подъема на плато и остановились затем один надел шлем на копье и группа из восьми всадников медленно направилась к частоколу.

– Парламентеры. – усмехнулся я. – Сейчас будут пробовать брать нас на слабо. – У тебя, Мызыр, козопас есть?

– Есть, – удивленно ответил он.

– Прикажи, чтобы позвали его сюда.

Когда пришел оборванный орк и поклонился. Я ему сказал. – Видишь орков?

– Вижу.

– Вот иди и говори с ними.

– А что говорить?

– Что захочешь, то и говори. – засмеялся я.

Козопас шмыгнул носом, поправил сползающие портки и пошел к подъехавшим оркам.

В каждом народе есть такие неудачники. Ленивые, грязные, глупые и не далекие. Орки были не исключением. Коз пасли или рабы или вот такие орки непригодные ни к чему.

Всадники приблизились к частоколу. Я видел что ехал на переговоры сотник.

– Эй! Вы бабы или мужчины! – весело крикнул он. – Будете сидеть за стенами? И повозками?

– А ты кто? – подал свой голос козопас. Он был горд, что ему дали право говорить.

Сотник присмотрелся к нашему парламентеру. – А ты кто? – недоуменно спросил он.

– Я Вашак. А ты кто?

– Я … настоящий орк. А не козопас. Пшел прочь!

– Сам сдохни. Чего хотел?

Сотник сплюнул и развернул лорха.

– Так ты чего приезжал-то? – В спину ему крикнул козопас. – Тебе козочка не нужна? – На повозках превращенных в стены во всю глотку заржали орки. Мызыр тоже усмехнулся.

– Оскорбили мы сотника. – Но он нас не смог. Хитер ты, посланник, ишь как вывернул. Теперь они злее будут.

Сотник удалился, а от группы всадников мелькавших вдалеке отделился один. Он поскакал прямо к нам.

Подскакав он закричал. Эй! Крысы! Есть кто тут мужчина? Выходи на поединок.

Мызыр посмотрел на меня. – Что делать будем, посланник?

Я не ответил, а тяжелым шагом сгорбленного орка направился к козопасу. Мызыр пошел следом.

– Вашак, ты веришь в Худжгарха, – спросил я.

– Верю! – ответил замарашка.

– Тогда иди и сражайся с воином врага Отца нашего.

– А чем? – не смутился тот. – У меня нет ни топора ни щита. Нет лорха.

– А чем ты отгоняешь падальщиков и волков от стада?

– Так этим … Копьем и луком.

– Вот с этим и иди. Худжгарх накладывает на тебя свое благословение.

Я вышел в ускоренный режим и стал изучать его ауру. В ней было столько паразитов, сколько не бывает блох у бродячих собак. Его аура был рваной и просто кишела астральными сущностями. Я собрал ее в одно целое, подпитывая энергией и сделал то, что никогда не делал. Запустил свой аурный щуп в его ауру.

– Ребята хотите поохотиться? спросил я малышей и те не думая, нырнули в омут чужой ауры. Они как щуки против карасей ныряли и хватали паразитов. Те бились в стенки пытались уворачиваться, но я действовал под ускорением и паразиты были очень вялы. Вскоре аура орка была очищена. Смеющаяся Шиза показала мне добычу охотников. Малыши были одеты как орки и несли связки диких уток. Их восторг был неописуем.

– Ты придумал странную вещь, охотиться на паразитов с помощью малышей. – сказала Шиза. Я даже вначале испугалась.

Вашак удивленно смотрел вокруг. Взгляд его прояснился. Он осматривал себя и морщился.

– Пошли, Вашак, я отведу тебя на бой. Сказал я ему. – После этого боя станешь телохранителем у Мызыра.

– Дайте ему лук и копье. – приказал я и ближайший орк протянул бывшему козопасу оружие. Мы спрыгнули с повозок и пошли к кольям. Вашак пролез между двумя бревнами и вышел на простор. За нашими спинами установилась тишина. Все смотрели на козопаса. А тот подтянул веревку на штанах, скинул рваную меховую душегрейку и весело заорал.

– Если ты такой смелый, слезай с лорха и иди сюда.

Орк противника видел, что к нему вышел никто иной как козопас. Их не спутаешь с воинами. Он замешкался, а потом развернув, лорха поскакал к своим. «На стенах» раздались радостные вопли и крики. Это вопили от восторга «мои» орки. Козопас прогнал воина. Это было смешно и обидно для врагов. Но вражеский воин смерил свою гордость. Он не стал мериться силой с дурачком. Он понимал, что эта победа принесет ему лишь бесчестье. Потом не отмоешься. Кличка Победитель козопасов прилипнет на всегда. А с ней хоть утопись, хоть повесься.

Вашак вернулся довольный.

– Переоденьте его! – приказал я. – Если простой козопас прогнал воина, то что сможете сделать вы, настоящие воины? – Спросил я. И в ответ раздался мощный восторженный многоголосый крик. – Худжгарх! Худжгарх!

– Мызыр, давай веди сюда десять парней, что я приказал тебе отобрать, те что посмышленее. Старый орк отошел и вскоре вернулся с десятком молодых парней весен по четырнадцать, еще не воины, но уже не дети. Через два года им идти набегом, доказывая свою лихость. Ребята смотрели на меня из под лобья и в их взгляде, я не видел радости или почтения. Я мысленно усмехнулся. – Не нравится им мой вид. – Знаете почему у меня большие уши и нос? – Спросил я.

Ребята подняли головы и моча на меня уставились. А знаете что есть самое важное для орка? – Задал я новый вопрос. Все скривились. Еще бы! Говорили их взгляды каждый орк знает что для орка самое важное это показать свою удаль и доблесть.

Сейчас я расскажу вам одну давнюю историю, – продолжил я. – Когда я был молод, примерно как вы, я судил орков по их внешнему виду. Однажды я насмехался над горбатым орком. И Отец призвал меня. Я встал перед его сыном Худжгархом и тот спросил меня. Что более всего ценится в орке? Я ответил три раза неправильно. В первый раз я получил синие волосы, во второй раз длинный нос, в третий раз вот такие уши.

Тогда он сказал, «спрошу тебя последний раз». И вновь я ответил неправильно. Так я стал горбатым и его посланником. Хотите ответить три раза на мой вопрос?

Глаза молодых орков стали большими как озера в степи весной после дождей. – Ну вы же знаете что самое главное для орка. – рассмеялся я. – Не бойтесь. Всего-то станете горбатыми и с большими ушами.

Ребята попятились. Они с испугом смотрели на меня и готовы были дать деру. Но Мызыр звучно прикрикнул. – Стоять лорхово племя!

– Ну если не знаете, – я нахмурил брови, – то не судите орка по внешнему виду. Пошли за мной.

Я отвел их в сторону. Раздал браслеты с «Торнадо». Амулеты защиты и ввел всех в транс. Что толку говорить им что делать и объяснять до ночи, когда все можно положить в подкорку головного мозга. Сейчас было не то время, когда можно было им разбрасываться. Я не знал, что приготовил мне Рок, но после слов Беоты заволновался еще больше. Мой противник перед походом хорошо подготовился, я же действовал экспромтом. И мой шанс был в неожиданном ходе. Юноши замерли на пару часов, усевшись на землю, а я стал продумывать план как заставить эту тысячу нас атаковать.

Вы когда нибудь видели муки рождения идеи? Это пострашнее родов ребенка. Там что? Лег и натужился. Раз, раз. Хоп, хоп и он вышел. С идей так не получалось. Хотя я тужился, приказывал себе думать, уговаривал, спрашивал совета у Шизы и даже у Лиана. Но все было тщетно. Я ходил по краю плато туда сюда и мучительно рожал идею. И самое удивительное! Всегда идеи были, пусть самые бредовые на первый взгляд, а сей час не было. Вот не было и все! Может виной тому беспокойство, что одолевало меня.

Мызыр маячил в стороне и следом за ним тенью бродил его новый телохранитель. Когда я поворачивал лицом к стойбищу, они периодически попадались мне на глаза,. Я видел, что мой пророк тоже думает. И тут я подумал, – а что если идеи нет у меня, но может она есть у Мызыра? – Ему в отличии от меня перепадает благодать с Горы. Конечно я чувствовал себя глупо, очень глупо. Впервые я поставил перед собой задачу и не знал как ее решить. Но внутри меня горело сильное желание начать битву до подхода основных сил. Оно жгло меня и толкало мои мысли думать и думать.

– Мызыр! – крикнул я и старый орк поспешил на мой зов. – Мызыр! – обратился я к нему, когда он подошел. У тебя есть идея как заставить передовой отряд врага, не дожидаясь подхода основных сил, атаковать нас?

Старый опытный сотник кинул взгляд на противника, что оборудовал лагерь в лигах трех от нас. – Сюда они не сунуться, – произнес он. – Понимают, что только понесут потери. Среди них нет видимо шаманов и нет лжепророков. А без магического прикрытия они начинать штурм не будут.

Я опустил голову к земле, рассматривая носки своих сапог. Ничего нового он мне не сообщил, это я понимал и без него. Нужен неожиданный ход с нашей стороны и решение нужно принимать быстро.

Можно пару сотен воинов выдвинуть за колья, – неожиданно предложил бывший козопас.

– Зачем? – к нему обернулся Мызыр. – Ну допустим бросятся воины в атаку, а что мы сможем им противопоставить? Стрелы? Они просто перебьют две сотни и все.

– А если мы сделаем так! – пришло ко мне озарение. Начнем разбирать частокол и часть стены из повозок и покажем, что выходим на бой. Они должны будут клюнуть на это. Смять две сотни и ворваться в лагерь.

Орк молча смотрел на меня, не понимая что это нам даст. Как пять сотен орков сдержат тысячу врага? Их просто перебьют и все. Все это читалось на широком клыкастом лице Мызыра.

– Мы выстроим повозки узким коридором, так чтобы они смогли пройти двадцать вряд и встретим их силою Худжгарха. Отряд что выйдет, трусливо повернет назад увлекая за собой противника. Мы заманим их в ловушку.

Мызыр погладил безбородый подбородок рукой. – Ну если встретим силою Худжгарха? – с сомнением проговорил он. То можно попробовать. Они нападут, если будут знать, что нас здесь всего пять сотен воинов… Стариков. Остальные женщины и дети. Но кто им об этом расскажет?

– Кто? – переспросил я. – Я об этом позабочусь. Начинайте переоборудовать вход и снимать частокол. Готовь Мызыр две сотни. Их задача заманить врага в лагерь и напасть с тыла. Сумеешь?

Орк оскалился. Еще бы он не сумел.

К тысячнику Рынгу пригнали молодого орка. Руки у него были связаны за спиной, на лице разлился большой синяк. Губы были в крови и разбиты. Пленника толкнули, он сделав два неловких шага, упал на колени. Телохранитель ударил юношу сапогом в спину и от распластался у ног гаржика.

– Вот, гаржик, – сообщил воин приведший пленника. – Перебежчик. Говорит не хочет быть с еретиками стариками. Те мол из ума выжили, только молятся Худжгарху и хотят умереть достойно.

Рынг с интересом посмотрел на молодого орка. – Я бы тоже не захотел быть с выжившими из ума стариками, произнес он. – Поднимите его.

– Тебя как зовут? – спросил он пленника.

– Тыхдыр, – сипло проговорил юноша. Он сплюнул кровь и подняв голову, гордо посмотрел в лицо тысячника. – Сын бывшего сотника Мызыра.

– Из гаржиков. – усмехнулся вновь Рынг. – Жить хочешь?

– Я хочу сражаться и быть свободным. – подняв голову, отозвался юноша.

– Сражаться? Это хорошо. Развяжите ему руки. Посмотрим что он умеет.

Юношу развязали.

– Дайте ему топор. – с интересом разглядывая пленного, приказал Рынг.

– Сразись с моим телохранителем и продержись сто ударов сердца. Если выживешь, я дам тебе лорха и оружие.

Юноша взял топор, покрутил его в руках, посмотрел на ухмыляющегося телохранителя. Тот мечом плашмя хлопал по ладони.

– Пусть вернут мне мое копье, – проговорил юный орк. – Я с ним буду сражаться.

Рынг любил такие представления. Удобнее усевшись на снятое с лорха седло, он разрешил. – Пусть будет так. Верните ему его оружие.

К ногам молодого орка кинули копье, щит и дротики. Затем упала его кожаная броня. Юноша поднял копье, остальное перешагнул.

– Я могу его убить? – спросил он тысячника и толпа орков окруживших место схватки разразилась громким раскатистым смехом. Смеялся вместе со всеми Рынг. Хохотал телохранитель.

Рынг смеялся до слез. Наконец он смог успокоиться и вытирая слезы, кивнул головой. – Можешь. Если убьешь, займешь его место. Но если погибнешь, то из твоей шкуры мы сделаем барабан и когда будем бить им тревогу, то будем вспоминать такого шутника. – И снова толпа взревела от смеха.

Юноша вышел на середину. Встал напротив воина. – Твои доспехи достанутся мне, – нагло заявил он. Телохранитель молча сплюнул под ноги и размахнулся мечом, он сделал обманное движение, желая напугать противника. но юноша остался стоять на месте. Орки одобрительно загудели.

Телохранитель Рынга проверяя реакцию молодого выскочки ткнул мечом перед собой. Он был немолод и опытен. То что юноша очень ловок и выдержан не по годам, он заметил сразу.

Удар меча легко был отбит лезвием копья, а само копье устремилось в голову орка. Тот вынужден был сделать шаг назад. Орки вновь одобрительно зашумели. Затем телохранитель стремительно пошел в атаку, крутя мечом словно веером. Клинок мелькал в воздухе и казалось от него нет спасения, но юноша ушел в сторону, прогнулся назад пропуская лезвие клинка над собой и ткнул копьем в пах наступающем противнику. Выпад был очень опасен и бывалый воин вновь вынужден был прервать атаку и отступить. Затем телохранитель Рынга попытался ударом сверху на возврате перерубить древко, но юноша тоже не дремал. Он видел продолжение атаки орка и сам отошел на шаг. Меч просвистел в воздухе и молодой орк пригнувшись, сделав длинный шаг с выпадом вперед, попытался нанести колющий удар в голову снизу. Телохранитель еле успел отскочить и пошел по кругу в обход ловкого орка. Толпа одобрительно шумела. Молодой пленник оказался знатным копейщиком. Воин посмотрел лениво в сторону и вдруг словно разжатая пружина неожиданно прыгнул вправо и перекинул меч в левую руку. Он уже готовился нанести удар по ногам противника, как в воздухе раздался дробный звук тревожного барабана. Бойцы отступили друг от друга на два шага.

– Довольно. – поднял руку Рынг. – Сто ударов сердца прошли. Ты показал себя умелым бойцом, Тыхдыр. Теперь я готов выслушать тебя. Барабан продолжал стучать тревожную дробь. Рынг посмотрел в сторону плато. Он видел что противник засевший наверху, выходит из лагеря.

– Ты знаешь что они хотят сделать? – Спросил юношу Рынг.

– Знаю. Они хотят заманит вас под стрелы.

– Под стрелы? – переспросил Рынг.

– Да. Хотят чтобы вы напали, а там две сотни что вышли, отойдут назад под защиту стрелков и вы попадете под обстрел.

Рынг встал и приложив руку козырьком к глазам, изучал проходящее на спуске с плато. – Вимздыр, – обратился он к пожилому орку, стоявшему рядом. – Как ты считаешь, они правильно делают?

– Они делают то, что могут. – ответил орк. – На их месте я бы тоже попробовал заманить нас в ловушку. Они пытаются уменьшить количество наших бойцов. Вполне разумно. Я не знаю, что они могли бы еще предпринять? Но это дает нам шанс закончить с ними одним ударом. Но нужно знать сколько там всего бойцов?

– Ты слышал вопрос? – Рынг мельком глянул на молодого орка.

– Пять сотен... Стариков.

– Пять сотен? – недоверчиво переспросил Рынг и более внимательно посмотрел на юношу.

– Да, все воины ушли с вождем Грызом, сражаться с оседлыми. Здесь во всех лагерях лишь старики и женщины.

Вимздыр согласно покивал головой. – Он говорит правду. Так оно и есть. Грыз сумел отбить обоз у оседлых и те повернули обратно. Идти по голодной степи подобно смерти. Он все верно рассчитал, не рассчитал только время нашего сюда прибытия.

– Ты что-то хочешь предложить? – Рынг не глядел на орка, он всматривался в построение сотен противника. Идут свободно, без страха.

– Ты и сам знаешь, – ответил пожилой орк. – Нужно воспользоваться их ошибкой. Разделить отряд на две части. Одна малая пешими пойдет на штурм, завяжет бой и обеспечит прорыв. В него пойдет основная масса тысячи на лорхах. Мы на плечах их воинов ворвемся в лагерь. Это легкая победа. Но она принесет славу.

– А если там шаманы? И колдуны?

– Думаю они там есть. – согласился пожилой орк. – Иначе бы они не пошли на такой шаг. Нам надо действовать быстро. Смешавшись с противником, мы не дадим ему возможность без ущерба для себя, применить магию и колдовство.

– Тоже верно, – согласно кивнул Рынг. – Марчар!

Вперед вышел крупный орк.

– Марчар, бери свои три сотни и атакуй их воинов. Твоя задача проломить их ряды. Я поведу остальных воинов на лорхах в прорыв. Ты Вимздыр прикрой нас с помощью шаманов.

– Хорошо, – кивнул старый орк

– Трубите сбор! – весело оскалившись, крикнул тысячник.

– Дай мне лорха! – вскричал юноша. – Ты обещал!

– После победы, – отмахнулся Рынг. – Вимздыр, присмотри за ним.

Три сотни воинов не садясь на лорхов, стремительно устремились к плато. Орки, сильные и выносливые, могли бежать на перегонки с быками. По дороге они выстраивали шеренги, выравнивали строй, уплотняли центр.

Это только неискушенному наблюдателю могло показаться, что орки сражаются толпой. Нет они понимали толк в тактике, и умели создавать нужные построения. Их командиры могли видеть куда перенацелить усилия в случае развития успеха. Они могли сражаться в поле, в лесах и брать штурмом города. Вот и сейчас было видно что центр наступающих был выдвинут вперед наподобие клина.

В лагере сторонников старой веры формировалась ударная колона из верховых орков. Но они не выдвигались к месту предстоящего сражения. Они стояли и ждали развития событий.

Воины Свидетелей отошли от своего лагеря на сто шагов и выстроились тремя отрядами. Они разошлись в стороны, оставив проход в центре. Его занял уступом назад небольшой отряд из полсотни воинов. Именно туда и устремились атакующие сотни противника. Они быстро сближались. Их цель была - ударить по центру, стараясь пробиться к лагерю и сбросить обороняющегося противника со склонов спуска.

Им на встречу пошли молчаливые шеренги Свидетелей Худжгарха. Старые, закаленные бойцы прошедшие не одну битву. Они неспособны были выдержать длительную схватку, но в яростной скоротечной битве их мастерству не было равных.

Отойдя еще на сто шагов от лагеря, они встали и ощетинились копьями. За первыми рядами копейщиков стояли рубщики с двуручными топорами и молотами. Они встретят сквозь лес копий прорвавшихся врагов. За ними встали лучники. Эти могли стрелять в упор в клыкастые морды. Среди них встали пророки рока. Они должны были благодатью своего бога поддерживать силы бойцов.

Удар бегущих сотен был мощен и страшен. Казалось ничего не сможет устоять перед этой могучей, слаженной машиной войны. Громовой удар эхом полетел над полем сражения. Смешались воинственные крики нападавших с предсмертными воплями. Лишь свидетели Духа мщения хранили молчание

Передовые шеренги наступающих орков приняли копья на щиты. Те треснули. Копья вязли в щитах и ломались. Щиты становились негодным и их бросали.

Вся передовая шеренга наступающих нанизанная на копья, полегла сразу, а в прорехи между острыми жалами копий устремились бойцы с топорами.

Строй обороняющихся прогнулся и подался назад. Но затем с единым выдохом, – Хо-о! – Срой выровнялся и встал на прежнее место.

Свидетели Худжгарха стояли стойко, не отступая ни на шаг и не сдвигаясь в стороны Они уперли щиты в землю и словно срослись с ней.

Места сраженных воинов занимали воины из глубины. Фланги нападающих увязли в обороне, а центр неумолимо протискивался в узкую горловину, пробивался с боем, где под их напором отступала полусотня, медленно, шаг за шагом, теряя бойцов. Но еще больше забирая врагов с собой за грань.

Рынг видел с каким трудом пробиваются его воины. Они гибли десятками и он понял чего добивались обороняющиеся. Скоро пешие воины полностью втянутся в узкий проход и будут зажаты с флангов, окружены и уничтожены. Это была хитроумная ловушка его врагов. Он понял что пришло время атаковать остальными отрядами иначе три сотни погибнут бесславно. Центр был практически выдавлен и его воинов сдавливали с боков – Жархым! Бураб,! – зло приказал он, победа не давалась ему легко. – Ваши сотни идут первыми. Прорвите центр и обеспечьте проход остальным сотням.

Два орка сорвались с места и следом набирая скорость, устремились воины на лорхах.

Меж тем бой на спуске разгорался с новой силой. Центр был прорван и защитники вместо того чтобы напирать с флангов и окружать напавших неожиданно разошлись в стороны.

Орущие от радости сторонники Ревнителей старой веры хлынули вперед. Но в это время на них сверху покатились три повозки. Они медленно набирали скорость, но неумолимо катились на прорвавшихся. Нападавшие убавили бег и замешкались. Неожиданно с боков появились защитники с копьями в руках они воткнули их в землю и прикрылись щитами.

Первые бегущие орки опомнились и попытались повернуть назад, но им мешали напирающие в спину их товарищи. Тогда он попытались разойтись в стороны, но были встречены копьями и стрелами.

Шум от катившихся с горы повозок нарастал. Они набирали скорость и неслись вниз, несся с собой неумолимую смерть. Вот они врезались в обезумевших и мечущихся от страха орков, смяли их и продолжили свой страшный бег, раздавливая, отшвыривая и круша тех кто попадался на их пути. Повозки груженные камнями словно все сокрушающий таран проломили ряды нападавших, вырвались на простор и не сбавляя скорость устремились на верховых всадников. Часть воинов на лорхах сумели уклониться. Но многим не повезло. Повозки врезались в массу скачущих лорхов, смешались с орками, быками, смяли центр и наконец замедлив свой бег, остановились. Нападающие не останавливались. Теряя бойцов они тонкими струйками обошли «кучумалу» из орущих тел орков и быков и продолжили свой бег дальше.

Три пешие сотни в один миг перестали существовать. Остатки бежали или были добиты обороняющимся. Затем воины «Свидетелей» по зову трубы стали организованно отступать. Но не так быстро как бы им хотелось. Первые сотни на быках были уже рядом. Стараясь не попасть им под ноги обороняющиеся очистили проход, куда с воплями неописуемой радости погнали лорхов нападающие.

Три шамана под руководством Вимздыра стали творить волшбу. Но не успели они начать ритуал, как оставив тела шаманов и воинов охраняющих их на земле, невидимая смерть прошла по ним косой.

Юноша исчез.

Пока все шло так как я хотел. Тысячник не удержался и решил всю славу победителя забрать себе. Тщеславие - слабое место орков.

Пешие были разгромлены без применения магии, а верховые сами лезли в ловушку. Они сотня за сотней вливались в лагерь и наконец уперлись в стену из повозок, откуда по ним ударили разрывные стрелы. Передовые смешавшиеся в кучу шеренги осаживали быков, но их в спину толкали вновь прибывшие. На поле боя воцарился хаос. Зажатые с боков орки и быки орали и ревели поднимая такой шум, что не слышались команды. Массой нападавших уже никто не управлял. Они топтались на месте и гибли десятками. Наконец самые отчаянные вскочили на спины быков и попытались пробиться на повозки, но встреченные тяжелыми копьями гроздями падали на землю под ноги быков, где те дотаптывали раненных.

Последние две сотни во главе с Рынгом остановились и попытались повернуть лорхов, но сгрудившись на малом участке, они только мешали друг другу. И их неожиданно быстро окружили разбежавшиеся до этого враги. Они подперли их копьями и методично расстреливали из луков в упор.

Рынг отбил одну стрелу, другая вошла ему в под мышку и он заревев обломил древко, развернув быка, он направил его на ближайшего врага. Тысячник поднял свой топор, но тут его бык упал на передние ноги и Рынг кубарем полетел вперед. Он упал на острия копий пронзенный в трех местах, попытался встать, и когда поднял голову, то увидел как стремительно ему голову летит острие копья. Он оскалился и в это миг острие вошло ему в рот.

Я встал один за спинами всадников. Уверенно пошел прямо на быков. Своими черными руками бил и разрывал врагов на куски. За мной стали смыкаться ряды ветеранов. В один из моментов боя меня переполнило пьянящее чувство победы и я заорал, перекрикивая шум боя. – Худжгарх!

И этот крик подхватили сражающиеся. Над кровавым побоищем разнесся воинственный крик победителей, – Худжгарх! Худжгарх!

Зажатые со всех сторон орки пришедшие нас убивать, остановились и стали бросать на землю оружие. Их воинственный дух, их воля сражаться были сломлены. Каждый из них понимал - Отец отвернулся от них. Вскоре все они стояли выставив пред собой руки, показывая, что они не вооружены. Противник сдался.

Я тяжелым шаркающим шагом направился к ним. Толпа моих орков расступалась передо мной и крики замолкали. Я вышел к окруженным. Как таран прошел до середины расталкивая лорхов так, что они падали и те кто видел мою силу, спешили уйти с моего пути. Встав посередине. Я начал говорить.

– Орки! Вы один народ единого Отца. Но вы подняли оружие на своих братьев. Вы разделились! Вы разделились на тех кто верен заветам Отца и на тех кто решил первенствовать в степи. Все орки равны пред Отцом. Так сказал Худжгарх. Орк не раб, он свободен. Он родился свободным и умрет свободным. Вы пришли поработить нас, вы нарушили завет Отца. Вы убиваете не врагов. Вы убиваете братьев ради того чтобы быть первыми в степи. Нет чести в этом. Это позор. Отец отвернулся от вас и даровал победу нам.

Я оглядел молчавших противников суровым взглядом и подпустил в воздух эманации страха. Он разлился как невидимый туман, наполняя ужасом сердца всех участников битвы.

– Но мы верны заветам Отца, – продолжил я после недолгого молчания, я ждал когда все проникнуться жутью. – И не хотим вашей смерти, идите без своего оружия и без чести. Вы свободны. Те кто захотят присоединится к нам, получат оружие вновь и будут сражаться за нашу свободу. Даю вам полчаса чтобы убраться или остаться. Я все сказал.

Потом под изумленными и подавленными взорами побежденных орков пошел прочь. Дошел до предводителя сотен моих орков вышедших сражаться за пределы лагеря и сказал ему. Там в лагере внизу остались лорхи и припасы. Идите и заберите их.

Отпуская орков, я не боялся предательства с их стороны. У них был свой кодекс чести. Если орк сдался, то с тем кому он сдался, орк больше сражаться не будет. Он или уйдет приняв на себя позор и будет в дальнейшем жить среди людей, или примет сторону победителя. Обычно они присоединялись к племени победителю так как закон выживания диктовал им быть с теми кто сильный. И в этом для них не было ничего зазорного.

Постепенно подъем на плато пустел. Наши уходили забирать заслуженные трофеи, а малая часть побежденных покидала поле битвы. Ко мне подошли четыре орка. Они уже знали кто я такой.

– Посланник, – обратились они ко мне. – Наши сотни станут под твои знамена и еще неполные две сотни без гаржиков. Что прикажешь делать?

– Это не мои знамена, гаржик, это знамя Худжгарха - посланника Отца к к детям своим. А прикажу следующее. Объедините неполные сотни в одну и путь сами выберут себе командира. Забирайте обоз и под стягом Худжгарха уходите на юг вдоль гор. В одном переходе отсюда встретите идущее сюда подкрепление. Поступите в распоряжение их командира. Ты Бураб, – произнес я и у орка который за всех говорил, удивленно вспыхнули глаза. В них читался вопрос. – «Откуда ты знаешь мое имя»? – Берешь командование этим отрядом на себя. Будешь полутысячником. Все, ступайте. Нам надо готовиться к новой битве.

Основные силы противника подошел раньше чем я ожидал. Уже через три часа после того как ушли наши новые отряды с животными и обозом, появились передовые сотни сторонников Рока. И еще через час подтянулись остальные отряды. Пыль поднималась над степью стеной. От топота тысяч боевых быков шел гул и земля стонала. Из пыли показались неровные шеренги всадников на лорхах. Это зрелище завораживало своей смертельной красотой.

Для того чтобы прибывшие по нашу душу орки прониклись обстановкой и не спешили с атакой, я приказал тела убитых орков перетащить в лагерь. Свыше двухсот тел и их останки были сложены вокруг принявших смерть шаманов. Еле успели управиться. Новой атаки с наскока я не ожидал. Пропавшая передовая тысяча и тела мертвых заставят их командиров задуматься. Так оно и оказалось. Подошедшие Ревнители старой веры окружили пустующий лагерь и так простояли мнут тридцать, затем стали рыть могилы для своих убитых воинов. Лагерь они расположили в полулиги от места где нашли тела. С наступлением темноты зажглись костры и последователи Рока стали проводить ритуал проводов душ убитых за грань.

К полуночи лагерь затих. А я решил нанести им визит «вежливости». Под скрытом телепортировался к лагерю и встал на небольшой возвышенности рядом с секретом из двух орков. Стал присматриваться к лагерю. Я не видел ничего необычного. Горели костры, воины готовили не хитрый ужин, мычали лорхи и ходили патрули. По краям лагеря горели костры. Я прыгнул в середину. Мне нужно было добраться до тех кого Рок наделили силой и своей славой. Как я предполагал это не составит труда. Но не тут то было. Вместо этого я словно упал на металлическую сетку под током высокого напряжения. Меня тряхануло и отбросило назад прямо на лежащих орков. Мне повезло, что я был под ускорением, если бы прыгал в нормальном течении времени то скорее всего сгорел и лиан бы не помог. А так отделался легким шоком и воплем Лиана, который внутри меня искрился как новогодняя елка. Весь избыток энергии прошел через него.

И он не задумываясь выплеснул его яркой вспышкой, осушив мгновенно пруд и спалив дотла парочку воинов неудачно оказавшихся рядом со мной.

Я отполз от них и побежал подальше от этого места. Вышел из ускорения и стал наблюдать что будет дальше. Лиан показал мне кулак и выбросил свою обгорелую соломенную шляпу.

В лагере заметили вспышку и к тому месту побежал патруль из десятка воинов. Но подходить они не стали. Остановились у костра и стали пристально смотреть в ночной сумрак.

Я видел что меры предосторожности противник принял значительные. Окружил лагерь неизвестной мне магической защитой, а это требовало огромного количества энергии. Рок не мелочился, он видимо все поставил на это удар. Значит и обеспечил своих поклонников всем необходимым для победы. Это мне не понравилось. Да и кому понравится когда твой враг обладает непонятной силой. Я посмотрел магическим взором на лагерь и увидел пелену, окружившую лагерь кольцом. Высотой она была метра три. Была она не сплошной, а как рваный туман. Лезть в прорехи или через верх я тоже не решился. Кто знает что еще приготовил мой противник?

– Шиза ты это видела? – спросил я. – Можешь рассказать что это за преграда?

– Разбираюсь. Энергетическая структура этой защиты мне не знакома, но я понимаю, что она состоит из трех модулей. Один модуль постановки завесы, другой модуль силовой. Но вот где управляющий модуль не понимаю. Скорее всего у преграды есть функция распознавания свой — чужой. Попробуй подойти по ближе. Посмотрим как эта завеса себя поведет.

Я осторожно приблизился к пелене и протянул руку, не касаясь ее. И тут же напротив в дымчатой стене произошло уплотнение. Она собралась в плотный туман напротив меня. Я подобрал камень и бросил его. Тот спокойно пролетел через туман и упал на землю.

У моих ног из норки вылез грызун наподобие суслика, встал на задние лапки и стал смотреть на лагерь вместе со мной. Я подхватил ничего не подозревающего зверька и швырнул его через завесу. Тот с верещанием пролетел. Упал и опрометью бросился бежать прочь.

– Так, – задумчиво произнесла Шиза. – Стало быть функция свой чужой работает, но она направлена на объекты побольше зверька. И скорее всего это связано с верованиями. Своих последователей Рок пропустит, а вот тех кто верит во врага. То есть в Худжгарха, убьет.

– Я вот думаю зачем такие сложности? – проговорила Шиза. Столько энергии тратится на это! От кого она защищает? От стариков?

– А если это не только защита, но и оружие, – предположил я. – Представь, что они окруженные этой преградой пойдут в атаку. Через пелену не пройдет чужой он погибнет. Следовательно в рукопашную схватку с ними вступать нельзя. А что делать? И конечно я задаюсь вопросом, зачем ставить ее на охрану лагеря? Они боятся воинов Худжгарха?

– Я думаю это скорее всего против тебя. Рок хорошо понимает что ты придешь им на помощь и попробуешь истребить его пророков.

– Час от часу не легче, – пробормотал я. – И что этому можно противопоставить?

– Пока не знаю. Обойди лагерь, посмотрим его со всех сторон.

Я трусцой побежал вокруг спящего лагеря. Везде было одно и тоже. Зыбкая туманная пелена окружившая лагерь и видимая магическим взором.

– Шиза, – обратился я к симбионту, – эта защитная стена должна иметь энерговод. Не может она держаться без подпитки... И на ком-то она должна быть завязана. Ты что-нибудь подобное видишь?

– А ты сам посмотри магическим зрением, дальше вглубь. – ответила Шиза.

Я глянул и увидел то, на что не обращал внимание. За пеленой, чем дальше смотришь, тем больше все становится расплывчатым. Что либо рассмотреть не представлялось возможным. Я продолжал бежать по кругу и вдруг увидел проход. Самый настоящий проход в пелене, словно меня туда приглашали. «Заходи, дорогой друг, мы будем тебе рады».

Ага. Так я и поверил, что меня там ждут. Скорее всего это была ловушка для очень любопытных. Я даже знать не хотел, что меня там ждет. Но все равно я остановился напротив прорехи шириной метра три и заглянул за пелену в лагерь моих противников. Все та же рябь. Ко мне пришли мысли и я их озвучил. – Шиза завеса это энергетический щит. Значит он имеет свою частоту колебания, надо ее узнать и тогда можно поставить фильтр.

Одну минуту. Шиза на несколько секунд исчезла. А затем появилась вновь. Частоту определила и наложила фильтр, смотри. Я глянул и увидел то что и ожидал из центра шли силовые линии к пяти участкам И из них выходило еще по три луча, подпитывающих пелену.

– Виктор, ты гений… то есть не такой уж балбес. – Поправилась она. – Иногда можешь думать рационально.

– Спасибо, ты тоже умница, – не стал я обсуждать ее мнение о себе. – Но что это нам дает? Ну видим мы линии энерговодов, но достать-то их не можем.

– Подожди, я веду расчеты. На нашей стороне знания о материи. На вряд ли Рок так же образован как и мы. Вернее я. – Она опять спряталась, оставив меня думать, что же делать с этой проблемой.

Я присел у пелены. И стал рассматривать ее сопряжение с землей и увидел, что она не доходит до земли сантиметров пять. Если Шиза занялась теорией, то я был сторонник практики. Я палкой подвинул камень к пелене и она поднялась не касаясь камня.

– Интересно, но мало понятно, – подумал я. – Что из этого могу для себя извлечь? А могу! – с небольшой долей сомнения подумал я. – Если прорыть подкоп под землей, то может быть я смогу пробраться по нему во внутрь.

В моем прошлом и теперешнем характере не было способности долго размышлять, рассматривать ситуацию со всех сторон. Видеть положительные моменты и отрицательные. Складывать их и размышлять над тем чего больше хорошего или плохого. Принцип мой был простой и действенный. Подумал — сделал. Причем подумал быстро. Вот на этом принципе мы и не могли найти с Шизой общего языка. Она как сварливая жена, недовольная достижениями своего мужа, изводила меня своими придирками. Для нее я был просто неосмотрительным балбесом. Хотя и удачливым. Но я себя не считал дураком. Кроме вдумчивости и осторожности нужно иметь интуицию и решительность. Можно долго сидеть и размышлять, не предпринимая никаких действий и дело не сдвинется с места, а фактор времени никто не отменял. Кроме того моя удачливость бесила Шизу. Само ее существование противоречило ее мировоззрению. Глупо полагаться на удачу! – был ее главный принцип. Согласен глупо. Но как говорил Суворов своим хулителям, считавшим что ему просто везет. – Удача, Удача, А где же батюшки умение?

У меня было умение выбрать один из успешных вариантов действий. Причем интуитивно. Пусть спорный, пусть не сразу видимый окружающим. Но ведь был! И с этим Шиза не могла не согласится.

Как человек по натуре любящий заставлять работать других я сел и стал искать элементалей. Но они как назло убегали от нас. Видимо пелена их тоже пугала. Ни один не отозвался на мой зов.

Тогда я стал землекопом. Преобразил руки в ковши и уйдя в ускоренный режим, стал копать туннель под защитной стеной. Я так увлекся, что не заметил как Шиза и Лиан с удивлением смотрели на мой труд. Они не понимали моих действий.

– Он себе могилу роет? – с вопросительными интонациями проговорил Дракон.

– Даже не знаю. Он бывает такой странный. – ответила Шиза. Она на песке что-то чертила, морща свой лобик. А я как крот, не боясь, быть увиденным противником, продолжал рыть туннель.

Я справился и опомнился лишь тогда, когда вылез с другой стороны пелены. Высунул голову и огляделся. Рядом горел костер. И дремал орк периодически подкидывая в него сухие сучья. Я вытащил у него жизнь и вылез.

– Шиза я пролез! – радостно и удивленно оповестил я симбионта о своем успехе.

– Вижу, ненормальный, – сварливо и с долей зависти, пробормотала она. – а если бы тебя разорвало? Ты об этом подумал?

– Шиза, слишком много допущений. – Тебе не кажется? – спросил я. – Человека всегда оправдывает положительный результат. Я его достиг. Хватит придираться.

– Я не придираюсь, я хочу что бы иногда задумывался. Ты должен понимать, что ты не один…

– Ваше высочество, Вы что беременны? – спросил я перебив ее нудные надоевшие, набившие оскомины нотации.

– Не-ет…

– Слава богу! А то я уж подумал, что ты превратилась в Маргариту Павловну. Вот от нее я подобное уже слышал. – Ты должен зять понимать, что ты уже не один у тебя жена и скоро будет ребенок, а ты ни о чем не позаботился…

– А что хотела эта женщина?

Еще одной чертой характера Шизы было неуемное любопытство. Она был предсказуема как укус пчелы, если ты ее прижал к руке. Так и Шиза услышав что-то новое, обязательно начнет выяснять что и почему, как и зачем.

– Потом напомни, я расскажу. Сейчас некогда.

И действительно какие могут быть разговоры, если я в стане врага? Я крался к одному из шаманов, что дремал у костра. К нему тянулись нити энерговода и от него нить шла к участку защитного контура.

Я наверное мог бы его придушить или вытянуть жизнь, но переливчатое сияние его ауры меня насторожило. Оно было необычным. А все что странно и необычно — настораживает.

– Сидит груша нельзя скушать. – подумал я и стал изучать нити ведущие к нему. Синяя, золотая, белая. Всего три. Но вокруг свернутых в жгут нитей ( что еще одна необъяснимая странность), как оплетка кружились маленькие искорки. Я осторожно вытянул аурный щуп и коснулся энерговода. И в ту же секунду одна искорка влетела в мою ауру.

Я резко отдернул щуп. Искорка замерла. – Хм! Странно! Как она могла преодолеть энергетическую мембрану моей ауры? Да еще так легко.

Я осторожно вытянул кусок ауры где находилась искорка и как хирург черными пальцами отрезал этот участок. Но мгновенно об этом пожалел. Между мной и куском отрезанной ауры протянулся жгут и Моя энергия по нему побежала к искорке. Причем искорка очень быстро стала расти и превращаться в маленький красный шар размером в мяч от гольфа. Я сразу схватил отрезанный кусок и соединил со своей аурой. И несмотря на то что находился в состоянии ускорения я вспотел.

– Шиза! Что это?

Шар спокойно завис в моей ауре. Он не мешал и не двигался.

– Это какой-то энергетический паразит, Виктор.

– И что делать? – Я от досады почесал затылок. Привычка, которая проявлялась, когда я попадал в сложную ситуацию и не мог найти выхода. Мы даже не знаем, что он может и что будет делать в моей ауре.

– Ну кое-что уже видно. – отозвалась Шиза. – Он питается энергией носителя и растет. Отрезать его нельзя, он высасывает энергию и опять же растет. Я буду заниматься выяснением его природы и искать способы защиты. А ты возвращайся в лагерь.

– Шиза, может об этом предупреждала Беота, говоря, – бойся огня?

Может. Слетай к ней и спроси. – Это она ответила с легкой грустной усмешкой, но мне достаточно было лишь идеи. Я тут же нырнул в туннель подкопа и вылез с обратной стороны. Затем прыгнул на свою гору, а от туда направился к горе Черной красавицы. Летел я медленно, чтобы дать ей возможность подготовится и не дай бог, приняв мои действия как враждебные, ударить меня чем-нибудь.. Но Беота встретила меня на подлете, показав себя в открывшемся окне. Ослепительная улыбка на ее красивом лице могла бы неискушённого человека обмануть. Таким радушием пылало ее лицо.

– Что привело к моей скромной обители такого отшельника? – спросила она, голосом мягким, грудным, в котором захотелось утонуть и забыться. Но Шиза зашипела словно старая некрасивая жена, заметив обалдевший взгляд своего мужа, от созерцания чужих женских прелестей и сбила все очарование.

Я поморщился и Беота поняла, что у нее не получилось околдовать «отшельника» Он стерла с лица улыбку. Но затем вглядевшись в меня усмехнулась. – У тебя проблемы, человек. И ты пришел просить помощи. Ну ты и наглец… А в прочем... Почему нет. Говори, что ты хочешь узнать?

– Я хочу узнать про огонь, которого стоит остерегаться, – не долго думая, спросил я. А к чему тут изворачиваться? Беоту на ее поле не проведешь.

– Попался? – засмеялась она. – Давай разложим проблему на части. Ты покажешь мне того, кто тебя сюда поставил. А я открываю тебе твою тайну.

– Договор? – спросил я.

– Договор! – с лучезарной улыбкой, торжественно ответила Богиня дзирд.

– Что будет за нарушение договора? – поинтересовался я.

– Ты если не выполнишь, то что обещал, отдашь мне мою благодать. А в случае нарушения договора с моей стороны я стану твоей женой.

У меня отвисла челюсть. Видимо я выглядел очень глупо. Да и не только я. У Шизы из рук выпала веточка и они с Лианом открыв рот, уставились на Беоту. Та заметив какое впечатление на меня произвели ее слова, весело рассмеялась. – Что скажешь? – спросила она отсмеявшись, а я сумел закрыть рот.

– Скажу, что это… Э... это очень кардинально и что я … Э-э… могу не соответствовать Вашим запросам, несравненная Беота. Вы кто… Э-э..

– И кто же?

– Вы богиня. А я человек. Смертный. Я не достоин такой… Э-э.. судьбы и жены.

– Согласна с этим, – вновь рассмеялась она, – но иногда хочется для людей…она сделала паузу лукаво посмотрела на меня и затем продолжила. – Достойных. Сделать исключение. Для тебя я его сделаю.

– Я предлагаю не спешить. Брак он дело такое…

– Какое? – эта красивая ведьма наслаждалось мое растерянностью.

– Сложное! – Выдохнул я. – Надо узнать получше друг друга. Понять подходим мы друг другу или нет. Вдруг Вы как самка богомола, – ляпнул я не с того, не с сего и испуганно прикрыл рот рукой.

– Самка богомола? Это какая самка? – она продолжала смеяться.

– Ну от туда, откуда я… Э-э... У нас есть … – и чуть ли не произнес насекомое, но вовремя спохватился. Краем глаза увидел интерес Шизы, та навострила ушки, слушая нас разговор. – Есть такие существа... И при спаривании дама поедает своего избранника живьем.

Лицо богини передернулось от омерзения. Я не понял от чего, толи от того что самка жрет своего избранника, то ли от того что спаривается? Но Беота разрешила мои сомнения.

– Я пока не собираюсь с тобой спа… – произнесла она с заминкой и добавила, – делить постель. Ты прав, надо узнать друг друга получше. Если я не смогу выполнить твои условия, я стану твоей союзницей.

– Тебя это устраивает?

– А что будет означать - союзник? – Осторожно спросил я. Мне не хотелось воевать с кем то либо за ее интересы.

– Мы будем помогать друг другу. Можно составить договор.

– Я конечно человек смертный, но не совсем дурак, – улыбнулся глядя в красивое лицо. – Я отдам Вам проигранную благодать, а в случае нарушения с Вашей стороны еще и буду отстаивать Ваши интересы! Это по вашему, несравненная Беота, справедливо?

– А что ты хочешь? – она казалось была искренне удивлена. – Я тоже буду отстаивать твои интересы. А на тебя поползновений со стороны кое кого гораздо больше чем на меня.

– Хочу что бы было несколько иначе. – не сдавался я. – Если Вы не выполните свои условия, Вы защищаете мою гору. Вместе со мной, всеми имеющимися средствами.

– Хорошо, недоверчивый мальчишка, – отозвалась богиня, – но только если ты не нападешь на кого-то первым. Договор?

– Договор!

Глава 5

Неизвестно где

Я не боялся, не соблюсти условия договора. У меня было внутреннее ощущение, что я всегда могу попасть в зал со статуей. Именно она поставила меня Хранителем степи.

– Ну! – поторопила меня Беота. В ее взгляде сквозило нетерпение. – Не заставляйте девушку долго ждать. Я пожелал оказаться вместе с ней в зале, где стояла статуя, способная оживать и говорить.

Но вместо того что бы оказаться там, открылось еще одно окно и в нем я увидел старичка, что давал мне совет и ту самую статую молодого человека. .

– Вот тот кто поставил меня сюда, – показав рукой, произнес я.

– Ридас, старый пройдоха! – злобно прошипела Беота. – Просидел тысячи лет у ворот, успел состариться и тут же начал плести интриги! – Она пристально смотрела на старичка, стараясь, испепелить его взглядом, хотя я показывал на статую.

– Готовит себе место. Не ожидала от него такой прыти. Старая хитрая лиса.

Она покачала головой. – Надо же, сам остановился у места судьи, а тебя отправил на свою гору!

Окно схлопнулось.

Беота перевела затуманенный взгляд на меня.

– Послушай, малыш, – начала она говорить, вкрадчиво, несколько хриплым голосом, выдающим ее волнение. – Рок вызвал Огненных интурий. Опасные твари. Это такие энергетические паразиты состоящие из магического огня. Они вселяются в ауру существа и в конце концов пожирают жизненную энергию, а без нее существо быстро умирает и интурии возвращаются в свой мир. Они плодятся у энергетических линий и я видела, как он подсадил их на некоторых орков. Если ты подцепил такую заразу, то сразу отдай мне свой удел. Ты не жилец.

– Ничего. – Внешне спокойно ответил я, хотя внутри меня все похолодело. По спине побежала струйка пота и я признаться струсил. А как можно оставаться спокойным и не испугаться, когда тебе почти бессмертному отсчитали небольшой кусочек времени жизни. Как больному раком. Вы еще поживете, но не долго и муках.

– Я еще поживу. – Выдавил я из себя. – Значит способа от него избавиться Вы не знаете?

– Его просто нет, – безразлично ответила Беота. Она потеряла ко мне всякий интерес. – Прощай. Мы выполнили условия договора и друг другу ничего не должны.

Я остался один и если честно не понимал, что мне делать. Глянул на красный шарик и помертвел. Он увеличился в размерах. Не сильно, но я сумел заметить его рост. Сам того не ожидая, я спонтанно захотел попасть в зал со статуей и мгновенно оказался там. Помня, что меня отсюда всегда выпроваживали, довольно быстро начал говорить без предисловий.

– Уважаемый судья! Меня заразили и я умираю. Если я Хранитель, то должен знать как избавиться от паразитов… Все знают, а я не знаю. Вот...

– Какой деятельный молодой человек! – тихо засмеялся старичок. – Вам несказанно повезло. В отличии от других хранителей, Вы, можете находится в зале суда. Так как не прошли путь Хранителя. Те кто прошел свой путь и ступил на стезю служения, сюда попасть уже не могут.

– А причина того, что Вы не обладаете знаниями хранителя в том, что не прошли тот самый путь Хранителя и не получили браслет. Вам стоит попросить судью пройти этот путь.

– Вы так думаете? – спросил я.

– Конечно, – уверенно произнес старичок, – пройдя путь познания, Вы обретет знания и мудрость заложенные творцом. Но…

– Я так и знал, что есть подвох. – Хмуро отозвался я. – Всегда следом за хорошим началом идет это злосчастное но.

– Но мудрость и знания не лежат на поверхности, их надо искать как самое дорогое. Тогда, Вы юноша, обретете и знания, и мудрость.

– Что-то подобное я уже слышал от бабушки, – произнес я, силясь вспомнить, что она говорила про притчи царя любовника Соломона. Меня тогда больше интересовало, зачем ему было нужно столько жен? Иногда дед который умер, кода мне было 12 лет ворчал и ругался по чем зря, на бабушку что прятала от него самогон. – Знал бы что ты такая вредная, не женился бы.

– И это одна! – думал я, глядя на раздухарившегося деда. – А там их больше чем дней в году. И каждая не дает царю пить самогонку.

– Ваша бабушка была мудрой, – прервав мои мысли, ответил старичок,

– И что мне делать, чтобы очутиться на этом пути мудрости? – спросил я.

– Ничего особенного. Просто пожелайте его пройти.

– А вы уже его прошли? – спросил я.

Старичок важно кивнул. – Прошел.

– Вот и замечательно. – обрадовался я. – Может поделитесь со мной мудростью обретенной в пути?

– Не могу, – старичок улыбнулся и развел руками. – Даже если бы хотел.

– Почему?

– У каждого свой путь и своя мудрость.

Создатель один, а мудрость у каждого своя? – не поверил я. – Так не бывает. И вообще почему, если вы прошли путь, то стоите здесь уже целую вечность. Работать не хотите?

Старичок громко рассмеялся и его плечи заходили ходуном. Даже статуя обрела живые черты лица и улыбнулась.

– Это в большом мире прошли года, – отсмеявшись произнес он. – А здесь только мгновения. И года проведенные здесь, это мгновения для мира, из которого Вы пришли.

Я промолчал, посмотрел из под лобья на статую судьи. Подумал, – важный дядька. – И статуя вновь слегка улыбнулась.

– Хочу пройти путь храните... – сделав глубокий вдох, произнес я и

еще не закончил говорить, как очутился пред высокими воротами.

– Когда же это закончиться? – раздраженно проговорил я в слух. – Мотаюсь по вселенной туда, сюда!

С глубоким вздохом сожаления посмотрел на створки ворот и постучался. Ответом мне была тишина.

– Да пошло оно все… – В сердцах буркнул я и демонстративно ногой открыл ворота. – Царь я или не Царь! То есть Хранитель, – поправился я. Створка без скрипа легко отворилась и передо мной открылась дорога ведущая казалось в никуда. Пространство слева и справа от дороги терялось в маревой дымке, словно там было жарко как в пустыне. Я вошел и остановился. Стал размышлять. – И где искать мудрость? Книжку по дороге найду? А может и не идти по дороге? И неожиданно для себя свернул на право. Как там у Бармалея. – Нормальные герои всегда идут в обход?

Нежная зеленая травка доходила до щиколоток сапог и я брел, приминая ее, бездумно, не спеша, куда глаза глядят. Хотелось прилечь и так лежать обласканным шелковыми стебельками. Но все здесь казалось мне каким-то не настоящим. Трава есть, но нет деревьев и кустов, нет птиц летающих над головами. Словно не жизнь, а декорации.

Край размытой дымки отступал и вскоре я вышел на берег реки. На другой стороне стояла усадьба с хозяйственными постройками. На луговом склоне паслись коровки. Из печной трубы шел дымок. Через реку был перекинут изящный мост. Прошагав через реку по мосту, я вышел к палисаднику и был встречен ленивым тявканьем маленькой собачки. Она пару раз огласила окрестности лаем, а потом скрылась в конуре.

На лай вышла молодая девушка в простой одежде. Белая блузка, синяя юбка до колен и красный расписной передник. Она вытерла руки передником и приложив руку козырьком, стала смотреть в мою сторону.

– День добрый, хозяюшка, – поздоровался я.

– Добрый, добрый, – девушка был красива необъяснимой притягательной красотой и женственностью. С полными бедрами, узкой талией и высокой налитой грудью. Белая блузка в этом месте была натянута, очерчивая крупные соски. Она не была изящной стройной как модель. Но она манила к себе естественностью, жаром молодого пылкого тела и ароматом сладковатого пота, что кружил голову и уносил мысли далеко, далеко...

– Секс бомба – подумал я и девушка словно угадав мои мысли, улыбнулась.

– Вы чего-то ищите? – спросила она. А мне, во все глаза глядящему на красавицу с черными косами, захотелось сказать, – что уже нашел.

Но вместо этого вдруг очутился рядом с Шизой и та со всего маха врезала мне по голове палкой. Я охнул и пришел в себя. Потер ушибленное темечко и ругая Шизу ответил. – В общем-то да, ищу. Отправили меня сюда искать мудрости и знания. Не подскажите, где все это можно найти?

– Знаю, – спокойно ответила девушка. – Идите за мной.

– Идите за мной? – мысленно повторил я. – Вот так все просто?

И осторожно оглядываясь, двинулся следом. А девушка продолжая идти, ответила на мои мысли. – Тому кто ищет знания и мудрость оно достается просто.

Мы зашли в дом и меня встретила приятная прохлада. В комнате также незамысловато убранной – стол, шкаф, комод, голубые занавесочки на окнах. Цветы в горшках. Вот и все убранство. За столом сидело трое парней и они странно, даже враждебно на меня посмотрели.

Я же еще раз осматривал светелку. Странный для этого места паркетный пол. Круглый стол и стулья с резными спинками, и три парня. Братья что ли?

Сидящие парни переглянулись и самый высокий со светлыми кудрями ревниво спросил, – Марта, это кто?

– Еще один соискатель, – равнодушно ответила девушка. Она обернулась ко мне и улыбнувшись, произнесла. – Вы, присядьте, я сейчас.

Я сел на краешек табурета и улыбнулся парням. – Здрасте, добры молодцы, – поздоровался я.

– Марта моя! – неожиданно проговорил высокий блондин.

– Нет моя! – отозвался тот что сидел справа и был покоренастей с черными волосами до плеч.

– Почему твоя? Она моя! – резко повернулся к говорившему третий паренек. Тонкий как тростинка и красивый как девушка.

Высокий схватил нож со стола и замахнулся на коренастого. Я еле успел перехватить его руку и вывернуть. Отобрал нож и назидательно проговорил. – Нож не игрушка, им не балуются. Вы чего не поделили? Девушку?

Все трое посмотрели на меня и одновременно кивнули.

– Заколдованные что ли? – подумал я. – А ее саму спрашивали, кто ей больше нравится?

Трое как заведенные отрицательно покачали головой.

– Ну так спросите, – засмеялся я. – Кто ей больше понравится, тот с ней и останется.

– Я не буду спрашивать, – замялся высокий блондин. Остальные двое согласно закивали головой. – Мы тоже не будем.

– Хотите я спрошу? – ответил я с недоумением оглядывая эту странную троицу.

Все трое синхронно, согласно кивнули головой.

Вошла девушка с блюдом не котором лежали пироги. Она поставила его на стол. Я с удивлением смотрел на угощение. На румяные пироги исходящие жаром.

– И в каком из них мудрость, а в каком знание? – пошутил я.

– Мудрость сама находит дорогу к разумным, – ответила Марта.

– Это если разумный, – не весело усмехнулся я, но к пирогам не притронулся. – А если нет?

Девушка серьезно посмотрела на меня, но промолчала. Молчание затягивалось и становилось тягостным. От меня все чего-то ждали.

Что бы хоть как-то разорвать этот молчаливый круг, я обратился к девушке, – Марта. – Тут парни не могут поделить … э-э... (чуть было не сказал тебя). Не могут определить кто тебе нравится.

– Мне нравишься ты – совершенно спокойно ответила та. Оставайся со мной.

– Я? – Моему удивлению не было границ. Почему я?

– Потому что ты не такой как они.

– Я не могу, Марта. У меня есть невеста и много дел еще не сделанных.

– Тогда забирай этих, – она кивнула на троих парней и уходите. И такая властность прозвучала в ее голосе, что мы не смогли ослушаться! Я встал с тяжелым сердцем. Словно терял самое дорогое в жизни. Так, как будто совершал непоправимое и потом буду сожалеть об этом до конца своих дней. Ноги мои налились свинцом. Все внутри меня кричало. – Останься! Это твое счастье! Ты здесь не доступен ни кому и вечно будешь жить в любви, и ласке, не испытывая проблем, горестей и печали. Вот оно счастье! Ты искал его всю свою жизнь.

Я остановился и увидел Шизу, прижавшую платочек к губам и со слезами смотревшую на меня. Она молчала и только слезы маленькими бусинками текли по ее щекам, падая на песок. Я разрывался на части. В моих чувствах царила буря. Боль душевная, непереносимая оплела их своими щупальцами и сдавливала меня словно питон. Я застонал и увидел Гангу стоявшую рядом с Чернушкой. Губы моей невесты прошептали. – Ты нас предаешь? – Я не услышал слов. Я прочитал это по губам.

– Предаю? Нет, я не предатель. Я… Не... – Сделал немыслимое усилие, словно поднял тонну и шагнул вперед. Потом еще и почувствовал, что стало легче. Преодолевая навалившуюся тяжесть, медленно, не оборачиваясь, брел прочь из комнаты. Я слышал как следом поплелись остальные. Я боялся оглянуться, чтобы не утонуть в глазах красавицы и не совершить непоправимое.

– Пой Виктóр. – услышал я тихий шепот и хрипло запел.

– Там в краю далеком есть у меня жена…
– Там в краю далеком есть у меня жена…

Я пел только эту строчку, что пришла на память и меня отпускало. Идти становилось все легче и легче. И я вышел из комнаты на крыльцо. Вытер пот льющиеся со лба и облегченно вздохнул.

Когда я вышел из усадьбы, спустился с высокого крыльца и оглянулся, то ее уже не было. Не было сараев, не было коров и собаки с будкой. Не было колдуньи. Только одно марево на границе видимого.

– Мда. – Поджал я губы. – Лучше идти по дороге. Есть дорога, надо по ней и идти, а всякие повороты в сторону приводят к вот таким вот непредвиденным трудностям.

– Эй Чужак! – услышал я грубый окрик и обернулся. Ко мне шли трое парней и высокий блондин шел первым. Уверенным шагом с наглым выражением на лице. Не просто парень, а этакий хозяина мира, уверенный что ему все можно и за это ему ничего не будет.

– Кто ты? – спросил он.

– Не важно, – ответил я. – Чего ты хотел?

– Мы тебя не знаем. Я Торн, это Велес, – показал он рукой на коренастого. А это Бортоломей, – указал он на красавчика.

– Ты брат Ридаса? – спросил я.

Тот засмущался. И потупив взгляд ответил.

– Да. Мы все тут братья - дети творца. – И подняв голову с любопытством спросил, – ты видел Ридаса на входе?

– Видел, но не на входе, а в зале суда.

– Ты вновь созданный? – настойчиво продолжал интересоваться белокурый.

– Послушай, Торн. Я не знаю кто вы, но идите своей дорогой.

– Дорога, незнакомец, тут одна и по ней нам нужно идти чтобы пройти путь хранителя, – отозвался коренастый брюнет. – Предлагаю идти вместе. Так спокойнее и безопаснее. Ты поможешь нам, мы поможем тебе. Я же вижу что ты чужак и много не понимаешь.

– Да, пошли вместе, – закивал Бортоломей. – И спасибо, что вывел нас из этого наваждения.

Оба брата зыркнули на красавчика, но промолчали. Я неохотно оглядел их и согласно кивнул. – Не возражаю, пошли вместе.

Мы шли до вечера и дошли до колодца. Пить хотелось сильно, но у меня исчезла моя сумка с припасами. Я нагнулся над колодцем, чтобы посмотреть есть там ведро или нет и нашел его. И не только его. Там плавал брюхом кверху покойник.

– Тьфу ты! – сплюнул я, – как не повезло. И покойник неожиданно засмеялся. – Зачем плюешься незнакомец? Лучше помоги выбраться. Его слова гулко звучали в трубе каменного колодца.

– Так ты живой! – удивился я. – Вылезай, чего ты там плаваешь. Только воду портишь. Ты там не мочился случаем?

– Я бы с радостью. Ответил «покойник» – да не могу. Помоги мне.

Вниз следом за мной заглянули три головы и громко рассмеялись. – Авангур ты все плаваешь? Не надоело?

– Еще как надоело. А вы откуда здесь? Вы же ушли и пропали.

– Ну не совсем пропали, как видишь объявились, – рассмеялся Торн.

– Вы мне не поможете?… Упавшим голосом спросил Авангур.

– Нет братец, – рассмеялся Велес, – тут каждый за себя. Поплавай еще тысячу лет.

– Ребята ему надо помочь, – не согласился я и в туже секунду мои ноги взметнулись в верх, а я полетел вниз. Пролетел сквозь «утопленника» и погрузился вводу до дна. Там лежало тело.

Я вынырнул и посмотрел вверх, на довольных, смеющихся парней. – Зачем вы это сделали? – спросил я. Надо мной закружил «утопленник». Вернее его дух.

– Ты тоже попался, – произнес он. Эти парни скинули меня сюда и удрали. А сделали они это потому, что соискателей много, а служений мало. Каждый хочет стать богом.

– Все верно Авангур. – ответил брюнет. И вновь засмеялись трое наверху.

– А как мы воды достанем? – прервав смех, спросил Бортоломей. Троица молча уставилась на нас.

– Эй! – неуверенно крикнул Торн. – Незнакомец.

– Пошел к чертям! – огрызнулся я.

– Ты это... не сердись, – ответил на мою ругань Торн. – Мы сделали все верно. Ты бы тоже так поступил на нашем месте.

– Идиоты! – Всплеснул рукам дух. Сначала скинули в колодец, а потом хотят, что бы им помогли достать воды. Ты видел больших дураков чем эти?

– Не видел, – ответил я. – Ты чего за грань не уходишь?

– А зачем? Если ты достанешь мое тело, я оживу.

– В самом деле? Оживешь?

– Это не простой колодец. Отсюда творец черпал силы для создания мира.

– И постараешься, утопить меня? – усмехнулся невесело я.

– Зачем мне тебя топить? Да и слаб я, чтобы нападать, а вот с братьями я бы посчитался.

Три головы исчезли из дыры колодца.

– А почему нет? – подумал я и нырнув, дотянулся до тела. Поднял его над водой. Дух стремительно влетел в тело и оно открыло глаза.

– Уф! – вздохнул утопленник и улыбнулся. Я отпустил его и он с воплем стал колошматить по воде руками. – Держи!!! Тону!!!

Пришлось ухватить его за шиворот и приподнять над водой. – Ты что плавать не умеешь? – спросил я.

– Не… Уп… Тфу! Умею. То есть… Тьфу, не умею.

Его вырвало и изо рта полилась вода. Отплевавшись, он вытер рот рукой. – Как мне опротивела эта вода. Кто бы знал. И тонуть дважды это уже перебор.

– Тебя что два раза поймали на одну и туже уловку? – Спросил я.

– Нет, подловили только первый раз. Второй раз я хотел опередить такого же человека как и ты, но после того как его скинул с обрыва то мгновенно очутился здесь и стал тонуть…. Вот... – Авангур задумался. – Где теперь Алеш? – произнес он. Выжил или ушел в забвение, пока его не найдут?

Я усмехнулся. – Знаю я этого Алеша. Жив он и здоров, стал Хранителем.

– Вот как. А я снова утоп. Странно все это. Ну да ладно. Что делать будем?

– Вылезать. Сейчас я привяжу тебя к себе веревкой и полезем на верх.

– Как? В колодце да и наверху магия не действует, все только своими силами нужно делать. Авангур со злостью постучал по гладким каменным стенам. – И не разломать! – проворчал он.

– Ну вот и будем значит этой самой силой. – Я привязал Авангура к себе. При этом я отпускал его и он пару раз тонул. Судорожно хватался за мои штаны, выныривал и орал, что убьет меня, дай только ему выбраться. Чтобы он не орал я надел ему на голову ведро. «Утопленник сразу замолчал, ухватился руками за мою рубаху и крепко ее держал.

Мне понадобилось проявить некоторое упорство, чтобы преобразовать руки в когти. Действительно магическому преобразованию мешали какие-то невидимые силы. Руки то становились черными, то снова превращались в обычные руки человека. Я заподозрил в этом проделки Лиана и просто сказал ему, что утону вместе с ним. Но тот перекрестился и ответил, – зуб даю, не я это. Мешает что-то.

На третий раз я справился и втыкая руки крюки в камень, полез наверх. Магия не работала, но Лиан-то во мне был.

Два раза мы срывались на половине пути и мне приходилось успокаивать Авангура. Тот орал из под ведра, брыкался и пытался сесть на меня верхом. Успокаивал я его так. Бил кулаком по ведру и отправлял моего нового знакомца в беспамятство.

Все же мы вылезли из колодца. Отдуваясь, я уселся на землю. А Авангур заплясал.

– О Создатель, как же хорошо жить! – проговорил он. А я вспомнив крылатую фразу из кино, глубокомысленно ответил.

– А жить хорошо, еще лучше.

Авангур замолчал и хлопая глазами уставился на меня. – А ведь точно подмечено, брат, – сказал он. – Какая мудрость скрыта в твоих словах! Мы все стремимся к лучшей доле.

Он постоял, уткнувшись взглядом в землю. – Знаешь что? – произнес он после молчания. – У меня есть идея, - пошли вместе.

– Не возражаю, – ответил я и подняв ведро, стал его опускать в колодец. Зачерпнул воды и вытащил. Авангур при виде воды передернулся и отвернулся.

– Зачем она тебе? – Спросил он. И тут мне стало смешно. И правда! Зачем мне вода из источника откуда создатель черпал силу? Я нашел нечто столь выдающееся, что не знал как это оценить. А он говорит зачем тебе эта вода?

– Это символ власти, – ответил я. Пить я не хотел, напился, пока плавал. Подхватил ведро и приказал. – Пошли! – Именно приказал. Тот кто обладает водой, тот имеет власть. Это я понял мгновенно. И Авангур притих. Сгорбился и поплелся следом.

Через час пути нам встретились трое негодяев. Они стояли и смотрели на черный зев пещеры.

– Вот они дурни! – усмехнулся Авангур. – Думали проскочить Матушку Шелкопряда. – Он покачал головой и закатил глаза.

Троица как ни в чем не бывало посмотрела на нас, на мое ведро и подошла к нам.

– Дайте попить? – Пробасил брюнет Велес.

– Щас, – спокойно ответил я. Поставил ведро и с размаха залепил в челюсть блондину, потом в живот ногой брюнету. Мелкого схватил за ухо и потянул вверх. – Ой, ой, ой! – заверещал он, ухватившись за мою руку.

Я обернулся к изумленно замершему Авангуру. – Ты со мной? – И тот опомнился. Кивнул и с размаха врезал красавчику в его красивую морду, разбив нос в кровь. Этого ему показалось мало и он ударил его ногой между ног. Я отпустил покровителя искусств. А Авангур дал волю своим чувствам. Он с наслаждением пинал братьев, бегая от одного к другому. Наконец устав, он потянулся к ведру.

– Стоять! – приказал я.

– Чего стоять? – не понял он. – Я пить хочу.

Я усмехнулся. Глядя на это братство лодырей и подлецов, я осознал простую мысль, – их можно использовать. Я вытащу их в мир Сивиллы и сделаю головной болью для Рока, а может и для Беоты.

– Не возражаю, – ответил я. – Но за услугу,

– Какую? – Авангур насторожился.

– Ты, когда мы выйдем отсюда, станешь моим союзником. У тебя какой дар?

– Я покровитель пророков.

– Вот и хорошо. У меня есть свои пророки и ты будешь давать им силу, и осуществлять их пророчества, а пророков моих врагов проклянешь.

– А кто твои враги? – осторожно спросил Авангур.

– Ты его знаешь, это Рок.

– Ха! – Воскликнул Авангур. – С радостью. Только ты возьми меня под свою защиту.

– Хорошо, пусть будет так, – ответил я. – Договор?

– Договор, – ответил Авангур и с вопросом в глазах посмотрел на меня, потом на ведро.

– Пей, – разрешил я.

Затем я за шиворот поднял троих избитых и ошалевших от такого обращения соискателей, и построил их в одну шеренгу. Оглядывая их, я засмеялся. – красавцы!

Губы у них были разбиты, на лицах разлились лиловые синяки. Из щелок, что остались на месте глаз, на меня смотрели со страхом и ненавистью три загнанных в угол крысеныша.

– Значит так, господа бездари, тунеядцы и рабы своих страстей. С этой минуты вы переходите в мое полное подчинение и выполняете все мои приказы. Вам все понятно?

– Да кто ты такой!! – На меня бросился брюнет. Самый крепкий из всей троицы и повидимому самый тупой. Авангур ловко подставил ему подножку и он падая напоролся на мой кулак. Раздался хруст и упавший Велес, замычав, выплюнул несколько зубов. Я поднял его за шиворот и встряхнул.

– Не будешь слушаться, я оторву тебе руки и ноги, и брошу здесь умирать.

– Здесь нет смерти, – прошепелявил брюнет, – я не умру.

– За то будешь лежать здесь вечно и никто не придет тебе на помощь. Хорошая перспектива для таких дурней как ты.

Черноволосый Велес сник. – Что ты хочешь? – вновь прошепелявил он.

– Я хочу вывести вас отсюда, чтобы вы могли войти в свое призвание. Но при одном условии.

– Каком? – спросил тут же Торн. Он удивленно, словно увидел чудо, уставился на меня. Да и остальные тоже. Глядя на их ошарашенные морды, я четко осознал простую истину. Для них это мое заявление не просто не понятно, а сродни тому чего в жизни никогда не было и быть не могло. Но оно вдруг свершилось. Мне оставалось только внутренне самому изумится их миропредставлению, но я только ответил.

– Вы никогда не будете враждовать против меня. Ни при каких обстоятельствах. Устраивает?

– Вполне. – За всех ответил Торн.

Я отпустил драчуна и показал на ведро, – пейте.

Трое бедолаг с жадностью набросились на воду. Вскоре они были вполне обычными парнями без следов побоев.

– Авангур над вами старший… Увидев как они сморщились словно высушенный лист табака, усмехнулся и добавил, – пока мы выходим из этого места. Потом будете сами по себе. Кто ослушается, скормлю Матушке Шелкопряду. – По их виду я понял, что хлопцы прониклись. Хотя кто эта матушка я представления не имел.

Дорога по которой мы шли была не совсем пустынна. На ней сидели мумии в позах Буды, застывшие и высушенные. Своими пожелтевшими глазами они не мигая, смотрели в вечность и бог его знает, что им виделось там в их будущем. А может они уснули и видели сны? Но я точно знал, что они были живы.

Дальше я прошел к каждой мумии и смачивал губы «живой водой». Каждого спрашивал, хочет он войти в свое призвание и стать покровителем в мире живых и получив утвердительный ответ, вел переговоры дальше. Через час у меня была команда из девяти соискателей. И каждый воспрянув к жизни, пытался стать первым, и тут же получал от всех взбучку. Причем я уже в воспитании «детей божьих» не участвовал. Это с удовольствием делали Авангур с компанией. Особенно досталось парню по имени Рохля.

Стоило мне разорвать в области лица куколки паутину и смочить ему губы, как он уставился на меня и заорал. – Ты, смерд, быстро развяжи меня… Я посмотрел на Авангура и спросил, – Как его зовут?

– Рохля, покровитель гномов. – Усмехаясь ответил тот.

– Научите этого дурня вежливости. Покажите ему кто тут главный.

Толпа родных братьев сгрудилась над бедным грубияном и забила его почти до смерти. Пришлось кусок мяса, в которое превратился Рохля отпаивать «живой водой».

– Еще хочешь? – спросил я его и тот кивнул — хочу. – Не успел он произнести это слово, как моя бригада костоломов вновь принялась лупить орущего соискателя. Я пожал плечами. Что тут поделаешь? Я то спрашивал про воду.

«Воскресив» незадачливого братца соискателей, я вновь спросил еще хочешь. И тот с ужасом в глазах и на лице стал отрицательно качать головой.

– Виктор! – это проявилась Шиза. – Ты представляешь, что произойдет в мире, когда ты выпустишь эту банду на свободу?

– Понятия не имею, – спокойно ответил я. – А должен?

– Ты что, не понимаешь? Те кто остался здесь не готовы к служению. Они… Они… Ужасны. Они.. Они... У меня нет слов...

– Ну согласен, не красавцы и что с того? Готовы, не готовы. Какая мне разница. Я тоже не готов и меня не спрашивали хочу я или нет. Назначили и все.

– Но ты посмотри, – возмущенно закричала Шиза. – Они же... Ну просто сволочи… Что станет с миром?

– А что с ним станет? Был один бог, станет десять. Они у Рока и может быть у Беоты будут красть паству. Те станут слабеть и им будет не до меня. По моему хорошая идея. Потом зачем парням гнить без дела, смотри какие они деятельные. – Соискатели в это время пинали друг друга, стараясь стать сразу за Авангуром. Победила троица - Торн, Велес и красавчик Бартоломео. Ноющего о несправедливости Рохлю пинками отправили в конец. Короче выстроились не по уму или росту, а по силе. Смотрели они на меня с подобострастием, не оспаривая несомненного лидерства. Здесь не было их паствы. Здесь не было их возможностей дарованной благодатью верующих. Здесь был только ужас для них в моем лице. А во мне проснулся командирский зуд. Не каждый день выпадает счастье, командовать будущими богами.

Шли они болтая, не в ногу, словно ополчение Минина и Пожарского. А когда бойцы ходят в ногу, тогда у них начинают проявляться зачатки взаимодействия. А что бы этой бандой управлять, мне нужно было проявить те принципы управления, что впитались вплоть и кровь любого командира советской школы. Это неосведомленный человек, может подумать, что командиров учили лишь командовать. – Раз, два. Раз, два. Упал, отжался.

Нет. Нас учили методики управления и целеполаганию. Главное определить цель и добиться результата. А для этого нужно уметь правильно поставить цели. А цели должны быть логичные и понятные для подчиненных. Достижимые по времени и привлекаемым средствам. И быть конкретными.

Моя цель была вытащить этих «сынов божьих» в Мир. И сделать их если не союзниками, то не противниками. А для этого они меня должны запомнить как самый страшный ужас в их жизни. Мотивация у них была - покинуть это место, где они застряли на тысячелетия. Мне не нужна была их благодарность, эти создания не знали что это такое. Но они должны были запомнить, что связываться со мной - подобно смерти.

– Стой! – Скомандовал я. – Непорядок. Выстроились в колону по два! Кто не успеет, получит в морду. С этими «сынами божьими» я не церемонился. Чем тверже кулак попадающий в глаз, тем больше почтения и благоволения каждый из низ начинал испытывать.

– Считаю до пяти. Раз, два… после счета пять трое неудачников валялись на земле, а остальные даже не дышали.

– Непорядок. Повторим. – Разойдись. Теперь уже на земле валялись все кроме Авангура. Этого командира, я бить не стал, все таки мой союзник.

– Авангур, поднимай отделение! Хватит им валяться и отдыхать.

– Разбитые морды, заплывшие глаза сделали соискателей похожими на банду потерпевшую поражение от соперничающей банды рэкетиров.

Авангур учился быстрее всех. Он стал как хороший сержант в армии прусского короля Фридриха Великого. Понял что я хочу и подобрав тяжелый сук, стал им вбивать науку в моих новобранцев. На пятый раз отделение построилось быстро. А еще полежав раза четыре на земле, научилось ходить в ногу. Все кроме Рохли. Но это уже не лечилось. Он понуро тащил мое ведро, став на время путешествия денщиком. Вода там почти закончилась и я послал его за новой порцией. Строго сказал, что если к вечеру, он его не принесет, или принесет неполное, то я найду его и сниму шкуру с живого. Мне все сразу поверили.

Пред строем я произнес великую фразу Суворова. Снабдив ее своим комментарием. – Вы все сейчас ни к чему негодные скоты. Вы просто животные. Даже хуже. Вы дерьмо под ногами смертных. Вы ничего не умеете и ничего не знаете. Но я из вас сделаю если не отличных, то очень хороших хранителей. Поэтому запомните. Главный принцип жизни. «Перед тем как повелевать, научись подчинятся». Запомнили? Маленькая орда будущих богов в разнобой закивала головами.

– Нужно отвечать «Так точно, Господин Худжгарх»! Повторите. Раздалось жалкое разноголосое блеяние баранов и дубина Авангура замелькала среди моих новобранцев.

– Вот я же говорил, что вы животные. Сурово произнес я. – Так блеют только бараны. Авангур потренируй бойцов. Я уселся на травке и стал смотреть на учебу. Вскоре я понял одну непреложную истину. «Нецензурная брань и дубина действуют гораздо лучше, чем просто нецензурная брань». У моих бойцов стало получаться все луче и лучше.

Время у меня было. Рохля умотал за водой, а бездельничающие бойцы это стопроцентное ЧП в подразделении. Солдат должен всегда быть занят и должен испытывать страх пред командиром. Поэтому соискатели стали учиться ходить строем.

– Так Бортоломей идет не в ногу. – комментировал я. Будем тренировать дальше. А сейчас минута на отдых. За эту минуту подразделение научило Бортоломея ходить в ногу. Хотя он после этого еле держался на ногах.

Тактический прием обучения через коллектив всегда работал безотказно. Нарушитель боялся дважды - сначала командира, потом мести своих товарищей.

– О космос! – простонала Шиза. Почему я попала к землянину? Там же мир перевернут с ног на голову. И это только один представитель Земли, а если их будет десять? Я даже боюсь об этом думать. Все это Шиза вывалила на меня и скрылась.

– Земляне ей не нравятся, – проворчал я. Много ты понимаешь в армейской жизни! – Мы еще песни не учили.

Я не был жестоким и не был сумасбродом. Я был профессионалом среднего армейского звена. Становым хребтом военной машины государства. Без ложной скромности могу заявить, что на таких как я - рабочих лошадках держалась армия. Мы могли из никчемного, самого глупого и бесполезного в гражданской жизни человека сделать героя, готового пойти и без тени сомнения умереть за Родину. И прививался героизм не на политинформациях, а на тактическом полигоне и повседневной жизни. Простым методом — рассказ, показ, тренировка. И попробуй тут схитрить. За промах и лень одного пострадает все отделение, за отделение взвод, за взвод рота, за роту батальон. И боец идет на подвиг и учиться правильно воевать, не потому что добросовестен и честен, а потому что боится - меня своего командира и своих товарищей. И этот страх является сильнейшей мотивацией быть успешным. Не я это придумал. И не командиры моих командиров. Это придумали далеко до нас. И самые успешные армии в мире использовали этот принцип. Десяток несет ответственность за проступок одного. Римские легионы, Тумены Чингисхана и тысячи Тамерлана.

А кто были эти соискатели? На мой взгляд самыми никчемными созданиями наделенными частичкой божественности. Если человек рождался от матери, он рос и впитывал отношения и принципы той среды в которой рос. Там он учился понимать что хорошо, что плохо. Учился жить и выживать. А что могли впитать и чему могли научиться эти парни в этой изоляции, оторванные от обычной живой среды, не знающие ограничений? У них даже не было страха перед смертью? Поэтому мой опыт говорил мне, что если я хочу добиться от них признания своего главенства сейчас и в дальнейшем нейтралитета по меньшей мере, надо действовать предельно просто, решительно и даже жестоко.

Перед уставшим строем я выступил с краткой речью. – Сейчас, дерьмо, будем учить походную песню. Запомните еще истину. Для вас я командор. Тот кто вами командует. И еще. Нам песня строить и жить помогает.

Я оглядел строй и увидел, что один соискатель закрыл глаза. – Как тебя зовут новобранец? – Гаркнул я ему в ухо. Тот дернулся и чуть не упал. Вылупился на меня и получил удар дубиной по спине от Авангура. – Молодец! – подумал я про покровителя пророков, быстро все схватывает. Не даром его утопили.

– Быстро отвечай, баранья лепешка! – приказал Авангур. Соискатель заикаясь пролепетал, – Мебус.

– Мебус, повтори истины, которые ты научился за это время?

– Э-э... Прежде чем повелевать… Э-э научись… Э-э... командовать!

– Не правильно! Для тебя не правильно. Повторим правильно всем отделением. Двадцать раз… я оглядел замерший строй… – Вместо отдыха.

«Перед тем как повелевать, научись подчинятся». Повторяем.

После двадцатого повтора я дал им отдых. Они его потратили на взбучку Мебуса.

К тому времени как появился мой денщик соискатели научились петь.

Вот как это выглядело. Они маршировали, а красавчик что очень красиво пел, исполнял вступление. Перечисляя имена своих братьев.

– Авангур, Авангур, пойдем копать картошку.

Отделение слажено подхватывало.

– Дили, дили, трали-вали! Это мы не проходили, это нам не задавали.

И снова Бортоломей красиво словно Муслим Магамаев выступал соло.

–Торн, Торн, пойдем варит картошку.

Ну, а отделение пело, что это им не задавали. И так перечислялись все соискатели. Картошку то копали, то варили. Кстати «сыны божьи» ничего другого запомнить не могли. Я поражался их интеллекту. И все таки решил проверить, может я чего не понимаю?

– Торн. – Спросил я белобрысого. – Ты знаешь, что такое Огненные интурии?

Блондин тут же выпятил грудь и бодро отрапортовал. – Это призванные существа - энергетические паразиты.

– Велес!

– Я!

– Как их можно призвать?

– Для этого нужно тысячу единиц благодати, – отозвался сразу тот. – И приманка в виде жгута ауры. Надо пробить путь в их мир, своим желанием и интурии присосутся к жгуту.

– Мебус!

– Я

– Как от интурий избавиться?

– Надо эту тварь пересадить в чужую ауру.

– Молодцы, произнес я. – Кое что знаете. – Всем пять минут отдыха.

– Странно, – подумал я. Эти олухи знают, то чего не знаю я. И где они могли набраться этих знаний? Что-то я не вижу тут книги мудрости и дерева познания. Может я чего не понимаю или не вижу? Может мудрость лежит тут в пыли или утонула в колодце? Или там в глубине пещеры, в сундуках?

На эти вопросы у меня не было ответов, не было и у Шизы. Но я понял как получать нужную информацию. Главное чтобы эти соискатели не поняли что я профан в «божьем промысле».

– Бортоломей!

– Я!

– Вот ты будешь покровителем поэтов, художников, а не боишься, что Рок свергнет тебя с твоей горы и лишит благодати?

– Никак нет, командор, у меня нет горы и начну я служение на нижнем уровне бытия среди смертных, внушая моим поклонникам что надо молиться мне и буду им помогать за их рвение, а когда моя гора вырастет. Я буду защищен Создателем. Моим отцом.

– Странно! – подумал я, – почему же я не защищен? Может потому что я не рожден от Творца? Тогда почему мне дали служение хранителя? ... – И тут меня озарило. – Ведь я волей-неволей оживил предания старцев о Духе мщения. Я дал жизнь старой легенде и часть орков стала поклоняться Худжгарху. А потом сработал скрытый механизм творца. Раз оживил предание – получи гору. Гора -производная от обилия благодати. Она дает право на духовную власть, а духовная власть это высшая форма власти. Но я не прошел путь хранителя и для Беоты и Рока был самозванцем. А самозванцев всегда ниспровергают. Видимо судья увидел во мне потенциал и сделал хранителем. Только почему-то не сказал, что бы я прошел свой путь. Почему? Может потому, что я исключение, так сказать ошибка, сбой системы? И мне дали шанс на самореализацию, коли я взлетел так высоко. Если удержусь. Меня утвердят в моем звании. Потерплю поражение. Туда мне и дорога.

Я задумался и машинально углубился в свое сознание. Я видел как был доволен Дракон.

– Детка, Скажи этому дуралею, (это он про меня), чтобы побольше выпил живой воды Создателя - Творца. – Лиан плевал на червяка и сосредоточенно нанизывал извивающийся тельце на крючок. Видимо решил половить рыбы в пруду, в котором опять начала появляться вода.

– Я наполнил половину пруда и такая благодать от туда прет, я прямо не могу. – просюсюкал он.

Я же удивился, что он смог найти червяка для рыбалки. Раньше у него это не получалось. Лиан толстыми пальцами мучил червя пытаясь насадить на крючок. Я лениво смотрел как он все таки сумел справиться, насадил червя на крючок и забросил леску в воду.

– Откуда там рыбе взяться? – подумал я и замер. Из воды показалась огромная голова. Потом тело. Я не поверил своим глазам. Это червяк Лиана разбух в размерах и став над водой как пережравший питон, покачиваясь, он водил свой башкой из стороны в сторону. Наверное искал своего мучителя. – мелькнула у меня мысль

Лиан выронил удочку и разинул пасть. Видимо он никак не ожидал вытащить такую рыбку. Но надо отдать ему должное. Инстинкт самосохранения у него работал идеально, но впрочем не очень быстро. Дракон вскочил и бросился удирать. Но тут червь заметил движение и молниеносно среагировал. Метнулся вперед и придавил Дракона к песку.

Началась схватка не на жизнь, а насмерть. Червь сжимал дракона кольцами, тот орал и кусал его своими зубами, разрывал плоть. Захлебывался коричневой жижей, текущей из червя и пытался лапами разжать объятия мутирующего существа. Мгновение и я выдернутый странной силой со своего места, оказался возле них и черными руками разорвал червя по палам. Увидел бегущую к нам Шизу в шортиках и маечке по пупок. Увидел в ее руках сковородку и усмехнулся. – Тоже мне помощница! – Но чтобы не дразнить ее насмешками, отвернулся и стал помогать Лиану подняться. Сдвоенный удар в живот от Лиана лапой и по затылку сковородкой, я пропустил. Как всегда я слишком хорошо думал о своих иждивенцах, потому и не ожидал от них вместо благодарности такой подлянки.

Мгновенно вернулся в себя и увидел, как надо мной склонились трое братцев с камнями в руках. Я еще успел заметить краем глаза, что Авангура добивали остальные, охаживая моего сержанта его же дубиной.

– Ага бунт на корабле! – отстраненно подумал я. Меня больше занимало другое. – Это ж сколько я пролежал, вырвавшись из реальности? Но в это время камень опустился мне на голову и я взорвался яростью. Последней моей мыслью было. – Предатели! Ну ничего. Сейчас придет возмездие!

Я стал черный как ночь. В глазах моих вспыхнул огонь ярости и свет погас в моем сознании. А когда я стал способен видеть и осознавать, то сам ужаснулся тому, что сотворил. На дороге лежали разбросанные тела соискателей с травмами различной тяжести со сломанными руками и ногами а на земле между орущими и плачущими детьми божьими, ползал Авангур. Ему эти сволочи вырвали глаза и он искал их, ощупывая пыль дороги. Дети божьи орали как стадо мамонтов попавших в ловушку.

Я закрыл глаза, – это сон, – подумал я и когда открыл их, понял что это явь. Поискал на дороге глаза Авангура и подхватив их вместе с песком засунул в глазницы моего сержанта.

– Что теперь делать? – произнес я вслух.

– Их надо в колодец. – просипел Авангур, – или тут оставить навечно. Я бы так и сделал. Ну или дождаться Рохлю с ведром воды.

Крики вскоре умолкли и появился Рохля. Он увидев то, что лежало на дороге и чуть не выронил ведро.

Когда излеченные дурни стояли в строю, я спросил. – Вы же дали слово не нападать на меня. Не враждовать. Как это понимать?

За всех ответил Авангур. – Здесь можно. Они не вошли еще в свое призвание. А там в открытом мире будет совсем по другому.

– По другому это как? – спросил я прищурившись.

– Я не знаю точно. Но судья их строго накажет или даже не позволит напасть, или навредить.

– Кто вам такое сказал бестолочи?

– Мы знаем законы, – буркнул Торн. – Здесь мы неподсудны. Это песочница.

– Что здесь?

– Здесь место, где мы должны созреть к служению. – Вновь за всех ответил Авангур.

– Так значит! – Я скрестил руки на груди. Ну стало быть процесс созревания ускорим. – я плотоядно улыбнулся и лица... Да что там лица! Просто морды соискателей побледнели как меловая бумага.

Сколько я учил незадачливых соискателей, трудно представить, а пересказывать не интересно. Кратко это труд, пот, раны и еще раз труд. Рохля, счастливый, что учеба его не касается, раза четыре бегал за живой водой. Кроме этого «стучал» на всех. – А Торн ругается, командор и обещает вырвать Вам яйца… Мебус подговаривает остальных убежать… А Велес...

Все заговорщики были наказаны мной и коллективом. Я пользовался не мной придуманной системой — разделяй и властвуй. За-то отделение «сынов божьих» прошло курс молодого бойца в полном объеме. Они выучили устав сочиненный мной тут же. Вернее его первую главу. Там вообще было два параграфа. Первый говорил, что я великий и ужасный, и всегда прав. А второй говорила о последствиях не выполнения моих распоряжений и отсылала к пункту первому.

Кроме тактических занятий у нас была еще политинформация. Будущие покровители смертных слушали мой рассказ как устроен мир и кто в нем правит. Узнав что Рок захватил всю власть на планете они зло оскалились. Про Беоту скабрезно ухмыльнулись. Про Кураму несказанно удивились. Про Худжгарха, которому они не будут вредить, чуть не кланялись.

Красавчика Бартоломео разморило, он задремал, склонил голову посапывая и я тихо, но так чтобы все услышали приказал. —Кто спит встать!

Вскочил один покровитель художников, музыкантов и скульпторов. Но остальные за его сон, вновь маршировали и пели, пару раз пройдя по телу Бортоломея.

С песней «Дили, дили. трали, вали», мы подошли к пещере. Ее черный зев пугал моих спутников, они жались в кучку и прятались за моей спиной. А я почему-то не испытывал страха.

– Ждите здесь! – приказал я и направился к пещере. От туда быстро выбежал огромный паук размером с грузовик. Она остановилась в метре от меня и приготовилась к прыжку. Подался назад и присел на задние лапы.

– Так вот какая ты, матушка Шелкопряд? – произнес я. – Если прыгнешь, – я тебе лапы оторву и засуну их в твой зад. Я стал черным и паучиха в нерешительности замерла. Она стала ощупывать мой разум и я увидел ее ауру. До этого здесь я ауры ни у кого не видел.

Как только наши ауры соприкоснулись и она попыталась влезть мне в мозги, я ее отправил в пустыню на пустой слой сознания. А красный шарик, что болтался в моей ауре подтолкнул рукой. Он свободно пролетел мембрану и угнездился у паучихи.

Та сразу почувствовала беспокойство. Разорвала контакт и вдруг взбесилась. Она прыгала, сверкала словно новогодняя елка и в какой-то момент превратилась в огненный шар. Вспыхнула и рассыпалась пеплом.

– Я даже не знал, что так можно… пробормотал за моей спиной Авангур. – Хотя где я здесь возьму интурию.

Я удивился! Сильно удивился, тому что он видел все что проходило, но не подал вида. По пораженным взглядам остальных, я понял что они тоже в курсе.

– Пошли дальше. – Махнул я рукой.

У паутины перекрывающей проход долго не стояли. Я порвал ее в одном месте у стены и сделал проход.

Но вот у обрыва с разрушенным мостом мы остановились. А куда идти? Назад? Там мы уже были. Вперед? Так там обрыв.

– Нам нужно принести жертву. – произнес за моей спиной Торн. – Одного из соискателей нужно скормить бездне. Я обернулся. Все молча посмотрели на меня, потом на Рохлю с ведром. И тот спрятался за мою спину.

– Давай тебя, Торн, принесем в жертву. – предложил я. Я предложил это ради шутки, так как считал, что выход есть, но его нужно было найти.

Логика моя была проста и понятна человеку, у которого мозги «не набекрень». Создатель не монстр, получающий удовольствие от мук своих созданий. И если он дал этим ребятам пройти путь познания самих себя. А я именно так понял смысл прохождения этого пути. То обязательно должен был быть смысл и этому провалу. Еще я понял, что дойти сюда они могли лишь объединившись. Но каждый из них, я это тоже понял, чувствовал внутри себя природу бога и хотел быть тем единственным, кто им станет. Создатель или Творец понимал трудности, с которыми столкнуться его создания. Жажда безграничной власти манит к себе как магнит. Ни один из них не устоял пред таким соблазном… ну может быть кроме того старичка, который не пути боялся, а страшился, что не справиться с искушением и потому сидел привратником у входа.

Поэтому Тот Кто Все Это Создал раздал каждому соискателю по кусочку духовной власти, чтобы они не смогли разрушить, то что он создал. Пока я думал, два брата Велес и Бортоломей подхватили под руки и ноги Торна, и потащили к пропасти. Я еле успел крикнуть. – Стоять! Не шевелись! И все замерли. Кто с поднятой рукой, кто с поднятой ногой.

– Вы что, олухи царя небесного, совсем сдурели? Родного брата в пропасть скинуть захотели?

– Так, командор. Вы сами сказали, давай, Торн, мы тебя сбросим. – стал оправдываться Велес. Торн не жив ни мертв сидел у них на руках.

– Отпустите его! – приказал я и они не долго думая, бросили брата на крутом склоне. Тот с воплем покатился вниз и я вновь еле успел схватить его за ногу. Так и вытащил из пропасти висящего вниз головой и ...обмоченного.

– Спасиб-б-бо. Кккк -омандор, – заикаясь поблагодарил Торн.

– Стойте и ждите. – отпустив Торна, приказал я и подозрительно поглядел на смиренно стоявших Велеса и Бортоломея. – Специально они брата так бросили или нет? – Но не найдя на их лицах ухмылок, решил не заострять на инциденте внимания.

Я стоял у останков моста и размышлял. – Что хотел творец? Соискатели знали, что если бросить в пропасть своего брата, то можно будет пройти. А что еще можно сделать?.. Они не знали… И я то же.

– Перепрыгнуть? Нет не получиться. Алеш упал в пропасть и очутился в зале с судьей. Может надо просто прыгнуть в пропасть и все? Набраться смелости и прыгнуть? Ничего другого мне в голову не приходило, а наше стояние у пропасти затягивалось.

– А что я теряю? – подумал я. – Здесь смерти нет. Это все знают. Я повернулся к своему маленькому отряду. Оглядел их как мне казалось жестким повелительным взглядом. И сказал. – Делай как я! – повернулся к пропасти, закрыл глаза и сделал шаг над бездной.

Планета Сивилла. Степь

Ганга хлопотавшая у костра, вздрогнула и зло сплюнула в огонь.

– Что? – спросил Гради-ил. Он только что принес охапку хвороста и бросил рядом с костром. Невеста милорда упрямо поджала губы. – Этот … она подбирала слова… Этот… наглый сквоч, мой мужчина, мой жених опять пропал. Я никогда не выйду замуж, потому что он от меня бегает. Вот скажи, Гради-ил, я разве некрасивая?

– Эльфар тяжело вздохнул. С орчанкой было непросто, она была необузданная как ураган и не умела подбирать слова. Ну как можно своего господина обзывать сквочем. А он такой терпеливый, все терпит и прощает. Орк бы давно снял с нее шкуру и натянул на барабан за непослушание. А она вон жива и еще смеет ругаться.

– Ганга, милорд не маленький мальчик, он знает, что делает и где ему надлежит быть. Ждем его и отдыхаем.

– Нет, Гради-ил, ты как хочешь, а я пойду туда, где намечается война. Я должна быть рядом с этим… немальчиком. – Зло и с необъяснимой горькой обидой в голосе проговорила она. – Ты со мной?

– Гради-ил закатил глаза. – Ну за что ему это наказание — следить за невестой милорда и хранить ее от опасностей! Что он может, если она сама лезет впасть к «пещерному медведю»? Не свяжешь же ее.

– Ганга, ты помнишь, что сказал милорд?… Гради-ил сделал последнюю попытку отговорить орчанку.

– Да что ты заладил милорд, милорд. Если он милорд, то я милорда и мое слово наравне с его словом.

– Нет никаких милорд женского рода, – ответил эльфар. – И твое слово ниже слова господина.

– Пусть будет так. – Ганга выпрямилась. Она встала во весь свой немалый рост и гордо посмотрела в глаза эльфара. – Но оно будет повыше твоего. И тебя слушаться, я не обязана. Я ухожу.

Она подобрала свой походный мешок, нацепила пояс с мечом и взяла лук со стрелами. Бросила презрительный взгляд на Гради-ила и решительно отвернувшись, широкими мужскими шагами зашагала прочь.

– Стой Ганга! – крикнул ей вслед Гради-ил.

– Ты меня не остановишь, – не оборачиваясь, отозвалась орчанка.

– Да я не собираюсь. Давай лорхов возьмем.

Ганга остановилась и обернулась. На ее лице играла довольная улыбка. Она показала кто тут главный.

Выехали они через час, собрав все необходимое в дорогу.

– Ты знаешь куда ехать? – Неспешно понукая верхового быка, спросил Гради-ил.

– Знаю. Я держала с ним связь. День пути.

– Что делать будем, когда встретим орков, что пришли воевать против милорда? Такое ведь возможно?

– Возможно. Ты спрячешься. Я знаю, ты умеешь. А я неприкосновенна. Я Небесная невеста. Никто не посмеет меня тронуть, чтобы не прогневить Небесного отца.

Гради-ил помолчал, мысленно анализируя, то что сказала Ганга и проворчал через пару ридок. – Что-то в свете последних событий, я в этом сомневаюсь, Ганга. Степь разделилась и каждый считает, что он последователь отца, а других еретиками.

– Это не важно. – беззаботно отмахнулась она. В ее крови текла кровь орков и приняв решение, она как весь этот народ уже не сомневались и не мучилась вопросами правильно она поступила или нет.

– Я сумею постоять за себя и кроме того, мы не будем явно себя обнаруживать. – Ты ведь разведчик? Так? – Ганга повернула свое красивое лицо и посмотрела с лукавой улыбкой на эльфара. Тот только молча кивнул.

– Ну вот и пойдешь впереди меня пешим. Увидишь чужих, сообщишь мне. Амулет переговоров у тебя есть. – Гради-ил понимая, что она права, опять молча кивнул.

Они ехали вдоль предгорья еще полдня и Гради-ил стал чувствовать смутное беспокойство. Оно с каждой ридкой усиливалось. Как будто кто-то невидимый им, наблюдал за ними.

Он заерзал, отгоняя беспокойство, но не выдержав, слез с лорха. Взял его под уздцы и пошел шагом. Смутное ощущение опасности усилилось. – Это могло быть и от нервов, – подумал он. Он чувствовал их напряжение, ответственность за невесту милорда давила тяжким гнетом и за каждым кустом мерещиться враг. А может быть их на самом поджидает самая настоящая беда.

– Давай спустимся в ложбинку, – предложил он. – Мне что-то неспокойно.

Ганга застыла. Она закрыла глаза и своим шаманским чутьем стала ощупывать пространство. Все было тихо. Шелестел ветерок в кустах, прошмыгнул шарныга. Пахло горьким степными травами. – Я ничего не чувствую. – произнесла она.

– За-то я чувствую тревогу, – тихо не оглядываясь по сторонам отозвался Гради-ил. Он нагнулся и вдруг исчез из поля зрения орчанки. Ганга подстегнув ногами лорха, подъехала к быку эльфара, подхватила его уздечку и направилась в небольшую заросшую кустами лощинку. Спорить она не собиралась, выросшая в степи, девушка научилась осторожности. Одно дело отвага, другое дело безрассудство. Она не была безрассудной.

Ганга пробиралась сквозь колючий кустарник, не обращая внимания на то, что ее ноги кололи ветви. Толстая шкура быков защищала животных от таких мелких неприятностей и лорх невозмутимо пробивал себе дорогу сквозь густые заросли.

Она спустилась вниз и на склоне лорх неожиданно встал. Он замер, не слушаясь всадницу и тут же ей в спину прилетело что-то тяжелое. Она успела почувствовать движение воздуха и стала пригибаться. Щит активировался и девушка мельком увидела пролетевшее мимо тяжелое копье. Оно скользнуло по щиту и ушло в сторону.

В следующее мгновение Ганга была уже на земле. Она быстро на четвереньках пробежала к ближайшим кустам и активировав амулет телепортаци, прыгнула на метров двадцать назад в ту сторону откуда прилетело копье. Девушка не теряла хладнокровия. Соображала и действовала быстро. Она понимала, что те кто на нее напал, будут искать ее в кустах.

Очутившись в другом месте, она не стала подниматься, а распластавшись в высокой траве, активировала свой шаманский жезл с духами.

Вокруг не было никого, только тишину разрывал рев раненного лорха. Ему в спину вошла стрела. Ранила неглубоко, потому что прошла сквозь луку седла. Животное мычало и топталось на месте. Оно же перекрывало обзор нападавшим того места, куда сначала побежала орчанка.

– Странно это? – осторожно оглядывая местность, подумала девушка. – Никого не видно. Но кто-то же напал! И в ту же секунду в трех метрах от нее впереди взметнулась размытая фигура. Ганга зло ухмыльнулась. Ее духи нашли врага и напали. Она телепортировалась ему за спину и воткнула свой кинжал в шею. Смазанное движение сбоку она заметила мгновением позже и также быстро, не мешкая ушла прыжком телепорта обратно. Девушка затаилась. Противник, что выдал себя движением, тоже. Первый враг поверженный ударом кинжала в шею, упал и корчился под ногами лорха, издавая тихие стоны.

Ганга вновь применила жезл шамана, она не стала творить другую шаманскую волшбу. Очень уж странный попался противник. Скрытный, владеющий магией и тоже умеющий прятаться. Справа поднялась поддернутая дымкой фигура. Буквально в двух шагах от нее. Ганга постаралась проследить взглядом в какую сторону он двинется и... Тут же на Гангу обрушился черный большой комок шерсти. Он зарычал и навалился ей на спину. Снова сработал щит и тварь слетела в сторону. Не раздумывая ни мгновения, девушка применила телепорт и оказалась за мычащим лорхом. Зверь, что напал на нее, обиженно взвизгнул и заметался на месте.

– Кошка! – Большая черная кошка, каких не водится в степи и в горах —эта мысль поразила Гангу. – Откуда? – Но додумать она не успевала. Зверь потеряв жертву, кинулся на лорха. Но боевой бык почуял угрозу. Он громко замычав, сам прыгнул и лягнул ногами. Ему несказанно повезло. Странное лохматое существо попало под копыта. Удар был силен и тварь жалобно замяукав отлетела назад. Но все равно хоть и с трудом поднялась и приготовилась к прыжку. Ганга перекатилась в строну и видела его между ног быка. Тварь тоже заметила ее и присела на брюхо Она зло зарычала, бешено забила хвостом и напрягла мышцы.

Ганга приготовилась встретить ее воздушным кулаком. В сознании пробежала и исчезла мысль – Хорошо что ее любимый, такой мастер артефактов. Если бы не его щит из амулета, она дважды была бы мертва. Но не успела эта мысль убежать, как на спину кошки упала тень. Животное издало звук – Хрр и затихло. Но рядом с тварью показалась размытая в движении, еле видимая глазом фигура. Не думая, Ганга спустила заклинание воздушного кулака и фигуру отбросило в сторону. Следом в то место куда упал невидимка, ударили две ледяные иглы. И тотчас там появился Гради-ил с кинжалом в руке. Он взмахнул им и резко опустил. Потом еще раз.

– Все! – проговорил он хриплым голосом. Все чисто, Ганга. Вылезай.

Девушка на четвереньках, еще не успокоившись от горячки скоротечной схватки, пролезла между ног спокойно пасущегося быка. Рядом с ним лежал лицом вниз истекая кровью лесной эльфар. Она перевернула его. И всмотрелась в лицо. – Точно лесной эльфар. – Ганга сильно удивилась такому обороту. – Что он тут делает?

– Рейдеры! – рядом показался Гради-ил. – Их ту было пятеро. Эльфар был ранен. Кровь сочилась с правой руки, сильно намочив рукав. Он только сейчас достав флакон лечебного зелья, вытащил зубами пробку, держа здоровой рукой бутылочку и выпил его.

– Старею — невесело усмехнулся он. – Поздно заметил их. А они меня представляешь, ждали. Знали уроды нашу тактику. Спасибо милорду его щит здорово помог.

Ганга лишь кивнула. К чему слова если все обошлось. Не суетясь, основательно, не брезгуя, стала обыскивать тело. Она сняла сумку и ремень с нашитыми кармашками. Отложила в строну. Расстегнула куртку. Эльфар уважительно и с одобрением смотрел на ее действия.

– Помоги! – Ганга приподняла тело и эльфар стянул куртку. Под ней была жилетка с карманами надетая на нательную зеленную рубаху В карманах они обнаружили два свитка. И пять амулетов.

Амулеты эльфар со словами, – потом разберемся, – забрал себе. А свитки стал изучать. – Это свиток телепорта, а это свиток вызова существа из другой вселенной. Он протянул орчанке по очереди два свитка.

– Ага, – удовлетворенно произнесла девушка. – Пригодится. Я помню мальчишка раздал нам такие, когда напали муйага.

Гради-ил поморщился.

– Ладно, ладно, – отмахнулась девушка. – Твой и мой лорд. Доволен?

Гради-ил вежливо промолчал.

– Здесь еще была большая черная кошка, – уходя от скользкой темы разговора, произнесла орчанка.

– Была, – кивнул эльфар, – но ушла к себе. Это призванное существо. Я ее ранил и она вернулась в свой мир лечиться.

Они обошли тела лесных эльфаров и забрали трофеи.

– Хотелось бы знать, что забыли лесные выродки здесь в степи? – произнесла вслух Ганга.

– Я думаю они шли к битве, которая должна состояться в предгорьях. Размышляя медленно проговорил Гради-ил. – И милорд говорил, что те кто пошел против Худжгарха, союзники лесных эльфаров.

Довольная орчанка, пряча свитки и зелья в свою сумку, отозвалась на его слова. – Вот видишь! Мы помогли нашему лорду. – Заметив усмешку в глазах эльфара, спросила. – Что? Что не так?

– Нет, все нормально. – ответил Гради-ил и отвернулся.

– Да ну тебя! – Ганга шутливо ударила кулаком в спину эльфара. – Что вы все заладили милорд, милорд. Он... молодой... в общем не важно. А важно то, что мы оказались полезны. Кто знает, чтобы эти нелюди смогли предпринять? А ты не хотел идти! – Она высоко подняла голову и с вызовом посмотрела на Гради-ила.

Тот в ответ погасил усмешку и произнес. – Тут не только эльфары. Там дальше десяток орков лежит. Муйаги. Видимо им не посчастливилось встретить рейдеров. Их прирезали как ягнят.

На ночевку они остановились у подножья небольшой скалы, на которой нависал скальный выступ и ветра со временем выбили довольно глубокую пещеру. Но ее облюбовали не только они. Гради-ил ногой толкнул кучу костей.

– Гиена, – проговорил он. Здесь их водится много. Надо быть осторожными. Подкрадывается эта тварь незаметно и нападает молниеносно. Зубы у нее такие, что ногу быку перегрызет.

– Подумаешь! – небрежно отмахнулась Ганга, я на таких с детства охотилась.

– Это не совсем то, о чем я говорю. – Проворчал Гради-ил. – Гиена подкрадывается тихо и выпускает в воздух жидкость из желез. У нее на щеках отверстия, откуда она распыляет ее. Жидкость испаряясь, усыпляет жертву…

Он замолчал, сложил костер и зажег его. – А охота это просто загон животного. Оно бежит, ты догоняешь и расстреливаешь из лука. Потому что копьем в нее попасть невозможно. Верткая очень.

Ганга скрестив ноги сидела на седле. – Лорхи предупредят. – произнесла она.

Если их не сожрут, – отозвался Гради-ил.

Они поели и распределили смены дежурства Сначала спал эльфар, а потом в полночь дежурил он.

Ганга разбудила Гради-ила толчком. Тому показалось, что он не спал, а только прикрыл глаза.

– Что? Уже пора? – шепотом, протирая глаза, спросил он.

– Да… девушка тревожно вглядывалась в темень. Лорхов почему то не слышно.

Гради-ил подобрался и прислушался. Было тихо. Вдалеке ухали совы, потрескивал костер, в редкой траве выводили свои трели кузнечики, но лорхов, что постоянно жевали жвачку из травы, не было слышно.

Разведчик вытащил меч и осторожно двинулся на выход. Ганга подбросила ветви в костер. Пламя сначала пригасло, а потом жадно поглощая дерево, взметнулось к потолку пещеры, осветив вход в нее. Там тенью промелькнул эльфар и исчез. Вновь наступила тишина, прерываемая треском горящих веток. Тишина казалось нескончаемо вечной. Гради-ил не возвращался. Со стороны входа не раздавалось ни звука. На девушку нашло беспокойство. Она встала и взяла в левую горящую ветку. В правую руку кинжал. Пригнувшись, готовая к любой неожиданности, осторожно пошла вдоль стены пещеры к выходу. К той границе, что разделяла свет и тьму. Она неосторожно наступила на кость и та треснула. Громкий звук неожиданно прозвучавшего в тишине, испугал ее. Ганга непроизвольно присела и посмотрела под ноги. Ее сердце гулко застучало в груди и отдалось болью в висках. Чтобы успокоиться она сделал три глубоких вдоха. Раздраженно переставила ногу и подняла глаза. На нее в упор смотрели красные, большие глаза гиены. Ганга не успела ничего подумать, от неожиданности она вскрикнула и тварь сразу же бросилась на девушку. Сбила ту на спину и попыталась достать до горла. Но щит дважды отклонял ее в сторону. Орчанка напряглась и ногами уперлась твари в брюхо, Ее вытянутые руки ухватили шею гиены и держали голову хищника на расстоянии. С зубов твари капала вонючая слюна. Гиена рычала и резко вертела головой, пытаясь освободиться от хватки жертвы. Наконец Ганга смогла выбрать момент и от толкнула ногами хищника и следом не мешкая запустила две ледяные иглы сразу. Они вошли животному в открытое брюхо и гиена оглушительно завизжала, а в следующее мгновение свистнул меч, и опустился ей на спину. Хищник упал набок и захрипел.

Ганга тяжело дыша, поднялась и оперлась спиной о стену. Ее била дрожь. Впервые она столкнулась с таким большим падальщиком «лицом к лицу». На юге орки уничтожали гиен сотнями, так как они резали скот. Это была охота как забава. А тут… А тут она почувствовала, что была на волоске от смерти.

В проеме стоял Гради-ил и сокрушённо качал головой. – Старею, – недовольно проворчал он. – Представляешь она обманула меня. Сделала круг.

Я шел по ее следам, а она… – он пнул ее ногой, еще живую, но обездвиженную. – Сделала круг и напала на тебя. Он вытер о шкуру гиены меч и убрал в ножны.

– Что с быками?

– Загрызла.

– Вот тварь! – зло выругалась орчанка. Убери ее отсюда.

Гради-ил схватил за лапу гиену и потащил прочь. Ганга вышла в ночь и в темноте увидел распростертые тела быков. Подошла к своему и сняла седельную сумку.

Взвалила ее на правое плечо и зашла опять в пещеру.

Вскоре пришел эльфар. Сел и хмуро уставился на горящий костер. – Что делать будем? – спросил он.

– Дальше пойдем.

Гради-ил тяжело вздохнул. Потеря лорхов для них была большой неприятностью Идти пешком по голой степи в предгорьях, где росло мало деревьев и практически не было травы, опасно. Они тут как на ладони видны из далека. И уходить дальше на юг в степь тоже не выход. Так они уклонялись от маршрута и могли напороться на разбежавшихся сородичей Муйага. Те десятками и сотнями бродили по северу степи. Еще груз с собой тащить. – Ты поспи, я разбужу. – заботливо сказал он.

– Не хочется.

Они некоторое время сидели молча. Каждый думал о своем и не лез в мысли и душу другому. Не успокаивал и не мешал думать.

– Я утром уйду на разведку... Еще затемно и выберу маршрут. – с сумрачным видом произнес Гради-ил. Ганга молча кивнула.

Глава 6

Неизвестно где

Я сделав над собой усилие, заставил себя поднять ногу и шагнуть в пропасть. Это было трудно. Инстинкт самосохранения внутри меня устроил целую бурю и чтобы не поддаваться страху, вернее убежать от мрачных мыслей, я вспомнил Беоту. Почему? Даже не знаю, скорее всего сработало мое расширенное сознание. Потому что следом меня накрыло откровение. – Твою дивизию! – произнес я. Эта чернокожая плутовка знала как избавиться от интурий. Знала тварь! Но не сказала. И еще хотела выйти за меня замуж! Как бы не так! Усыпляла мою бдительность. Но почему не сказала? Ведь точно знала. Не могла не знать. Раз эти божественные недоделки это знают, то и она знала. – Знала, знала, – повторил мысленно я. – Но промолчала. Почему? Потому что подлая? Вполне возможно. Но видимо дело в другом. Беота ищет союзника. Она понимает что рано или поздно Рок ее сожрет. Сначала подчинит себе материк потом примется за нее. А я был в ее лице неплохим союзником. И чтобы крепче привязать к себе, готова была даже выйти замуж за меня. Но вдруг она «сдала назад». Интересно почему?

Я шел не задумываясь и даже не удивляясь тому, что иду по пустоте. Ощущал под ногами твердую поверхность и видел пропасть. Страха не было. Я просто шел размышляя не над тем, что там у меня под ногами, а о Беоте и ее странном поведении. – Ну конечно! – дошло до меня. Она старичка приняла за хранителя, а меня за подставное лицо. Я показывал рукой на статую, как я узнал потом - судьи, а она подумала на Ридаса. Вот почему она потеряла ко мне интерес. Я засмеялся. А что! Пусть так думает. Она и Року может предать эту ложную информацию. И что они сделают? А они будут искать старичка. Очень хорошо. Ридас будет среди людей, попробуй его найди. Ко мне внимание ослабнет. Кто я? Я по мнению Беоты уже мертвец. Подставная фигура. Очень хорошо. За размышлениями я сделал два последних шага над пропастью и перешел на другую сторону провала. Оглянулся назад. Там с открытыми ртами стояли соискатели. Они молча пялились на меня.

– Чего встали! Идите ко мне, – прокричал я. Но они не двигались. Они стояли так, словно проросли корнями в скалистый грунт и потеряли возможность говорить. Я усмехнулся. – Трусят.

– Рохля! Авангур. Ваши братья первым делом отправят вас в пропасть, чтобы самим пройти. Вы хотите этого дождаться?

Мои слова для бывших приближенных стали спусковым крючком, оставшись одни, лицом клицу с кипящей местью массой рядовых соискателей, пышущих злобой и почувствовавших запах крови.... Вот оно! Пришло их время! Теперь держись! Они опомнились

Нестройная толпа зашевелилась, забурлила многоголосым говором и неожиданно первым стремительно сорвался с места Рохля. Он закрыл глаза и не бросая ведро (молодец усвоил урок – боятся меня больше всего) с воплем ужаса побежал по невидимой дорожке. Вторым среагировал Авангур. Он кинул свою дубину в ближайшего братца и прыжком развернувшись, сайгаком помчался следом за Рохлей. А толпа мстителей обиженно заревела. Как же. Добыча ускользала из их рук., Подгоняя воинственными обидчика и стукача, они с возмущенными криками вытянувшись в тонкий ручеек и устремились следом. Жаждущие расправы загонщики не смотрели под ноги. Их гнал следом за беглецами инстинкт хищника.

Рохля спрятался за мою спину. Авангур чуть позже тоже и оба стали выглядывать из-за моей спины. Один из-за правого плеча, другой слева. А толпа преследователей благополучно миновала провал и в нерешительности столпилась напротив меня. Дальше идти они не осмелились.

– Ну хорошо! – довольно улыбаясь, что задумка моя удалась, засмеялся я. – Все прошли, теперь построились… Авангур. Строй команду. Толпа, которая только что хотела линчевать Авангура и Рохлю, наполненная злобой и местью, вдруг «сдулась» и быстро, не дожидаясь команды моего «сержанта» построилась в шеренгу по два.

Авангур вышел и скомандовал, – Равняйся! Смирно! Командор, соискатели для дальнейшего движения построены.

– Вольно. Видите дверь в часовенке? Нам туда. – сказал я. – Следуйте за мной.

Авангур скомандовал, – на Пра-аво! Шагом марш и мы пошли. Я открыл дверь. Пахнуло застарелой плесенью и сыростью. Там стояла кромешная тьма. Не колеблясь, (а чего бояться после всего испытанного) шагнул в сырую темноту. И мгновением позже очутился в зале со статуей. Она была одна. Ридас пропал, вернее скорее всего ушел начинать свое служение. А мгновением позже частые вспышки света озарили зал и в нем один за другим стали появляться соискатели.

Лицо статуи ожило и на нем появилась гримаса удивления. Судья не верил своим глазам и с нескрываемым удивлением смотрел как увеличивалось число претендентов на служение, и духовную власть. Дальше случилось то, чего я не ожидал. Статуя ожила полностью и сошла со своего постамента.

– Ну словно Командор из «Каменного гостя»! – подумал я.

Соискатели быстро выстроились в две шеренги. А судья внимательно их оглядывая, пошел вдоль строя. Прошел до конца и Авангур отдал ему честь, приложив пальцы ко лбу. Как я учил. Судья молча кивнул и пошел обратно. Подошел ко мне и усмехнулся, – тут почти все… Как тебе удалось?

Я тоже улыбнулся. – Они горели желанием служить. Мне оставалось только направить их по нужной дороге.

Судья опять молча кивнул, соглашаясь, со мной словно понимая, о чем я говорю.

– Раз вы пришли в зал суда, – Заговорила ожившая статуя. – То вы достойны стать хранителями и покровителями смертных. Судья повернулся ко мне. – А ты можешь быть свободен. Вот возьми. – Он протянул мне браслет.

– А как же мудрость? – изумился я… Хотел еще сказать, что мне обещали ... и очутился на своей горе. И уже совсем тихо, разочарованно, с какой-то необъяснимой детской обидой добавил. – И знания? Я их не обрел!

Так чувствует себя ребенок, которому дали конфетку, он ее развернул, а там... Пусто! Вот такое состояние шока и обиды было у меня.

Я попытался попасть в зал суда, но из этого ничего не вышло. – Что? Меня опять обманули! Я возвел руки и в гневе закричал. – Вруны!!! Везде одни вруны!!! Мой голос рванулся вверх и стремительно рухнул вниз. У меня сложилось впечатление, что там внизу разорвалась атомная бомба, я испуганно вжал голову в плечи подошел к краю стены. Поколебался и заглянул вниз. Там бушевал ураган.

– Ого! – Раздался рядом знакомый голос. Я повернул голову и с удивлением обнаружил Авангура. Тот тоже с интересом смотрел на буйство стихии разбушевавшееся в степи.

– А ты как тут оказался? – Я с огромным удивлением огляделся. Может еще кто из хранителей появился? Но Покровитель пророков к моему облегчению был один.

Авангур довольный словно кот объевшийся сметаны, просто как само разумеющееся заявил. – Так мы ж, командор, с тобой союзники и ты обещал меня прикрывать. Где ж мне быть?

– Как где? – я не мог понять мотивов его поступков. – Там внизу, среди смертных и набирать себе паству.

– Зачем они мне, – небрежно отмахнулся Авангур. – У тебя есть пророки я с ними буду. – Он вновь глянул вниз. – Ух ты! На что так рассердился? И благодати-то потратил сколько!

Я тоже глянул вниз и произнес, – хватит, успокойся. – И буря царившая на севере степи, стала стихать.

– У тебя там воюют. – Вновь произнес Авангур. – Кто с кем?

Я не охотно сознался. – Последователи Рока пришли бить моих последователей.

– Даже так? – Авангур вгляделся в то что происходило внизу. – Да сила у них немалая. Там пророки Рока… Нет это лжепророки. Он наделил их сырой силой. Мы это исправим.

– Не будет вам удачи и умения творить правду! – воздев руки произнес Авангур. О лжепророки Рока! Я лишаю вас своего покровительства.

Я с глубочайшим интересом посмотрел на Авангура, потом глянул вниз.

– И что теперь будет? – поинтересовался я. – Они умрут. Потеряют свою силу?

– Нет.

– Нет? А что тогда?

Авангур беззаботно пожал плечами. – не знаю, то скрыто в тайне.

– Какой тайне? – Я начал теряться. Может и Авангур шарлатан? Как этот судья. Подишь ты! Иди по пути познания и обретешь знания, и мудрость! Тфу! Вруны.

Авангур расценил мой плевок по своему. Он стушевался и стал оправдываться. – Я… Я еще молодой покровитель... Мне не ведомо многое. Но ты, командор, не переживай. Я сейчас к твоим пророкам отправлюсь... и он не договорив, мигом исчез.

Он исчез также внезапно как и появился, а я снова поглядел вниз и увидел свою невесту в окружении орков - последователей Рока.


Планета Сивилла. Степь. Предгорья Снежных гор

Ганга Гради-ила не дождалась. Рассвет давно наступил, а его все не было. Сидеть и ждать, этого не было в привычке у молодой девушки. Она поела орехов с сушенными виноградом. Запила водой из фляги и решительно поднялась. Подхватила седельную сумку на плечо и вышла наружу. Но дальше выхода из пещеры пройти не смогла. Рядом с убитыми ночью лорхам стояли трое орков. Они увидели Гангу и сначала схватились за копья, но разглядев девушку, несколько успокоились.

– Ты кто такая? – Спросил коренастый немолодой орк. За их спинами показался всадник на лорхе, он кинул быстрый взгляд на орчанку и ответил за нее. – Это Гремучая змея. Шпионка Быр Карама.

– Ты совсем ополоумел? – не испугавшись мужчин, насмешливо ответила Ганга. – Я Небесная невеста.

Всадник тоже усмехнулся. – Я знаю. Ты была отдана за человека. Но что ты тут делаешь? Так далеко от человеческого мира? Шпионишь?

– Больно надо! И не ваше дело что я тут делаю, я свободная орчанка. – Ганга гордо вскинула голову и тряхнула связанными в пучок волосами. Этих четверых она не боялась и могла с ними расправиться довольно быстро, но тут из-за скалы показались еще всадники и среди них был шаман. Непростой шаман, – поняла она сразу. У него была мощная аура переливалась цветами. И черный цвет в ней преобладал. Всадники все прибывали и прибывали, и вскоре вокруг столпилось до полусотни орков. Шаман не подъезжая, спросил, не обращаясь ни к кому конкретно. – Кто там?

– Да полукровка. Небесная невеста из рода Гремучих змей и семьи Быр Карама.

– Убейте ее и поедем дальше, – равнодушно, словно речь шла о том чтобы придавить комара, приказал шаман.

Ганга напряглась, она не боялась умереть. Ей было только невыносимо жалко еще не родившегося ребенка. Жалко расставаться с этим непутевым женихом, что вечно пропадал где-то. Жалко что она так нелепо попалась. Ганга закрыла глаза, призывая всю силу, которую могла собрать. Она готовилась подороже продать свою жизнь и первой целью выбрала шамана.

– Нельзя! Произнес коренастый и отступил от девушки на два шага. Орки зашумели и тоже отошли, оставив шамана один на один с Гангой. Вокруг них закружил ветер, зашумел сердито, поднял пыль и швырнул в морды быкам. Лорхи замычали в страхе и попятились

– Она благословлена отцом! – возмущенно произнес один из всадников. Мы не пойдем против Отца.

Шаман недовольно и брезгливо осмотрелся. Он был один и почувствовал враждебность окруживших его орков. Шаман не стал обострять отношения с воинами. – Хорошо, – недовольно произнес он. – Забираем ее и отвезем в лагерь. Если она последователь Худжгарха, то погибнет при переходе защиты. Нет, то она чиста и свободна. – Он вновь посмотрел на стоящую с закрытыми глазами девушку. Почувствовал как она обращается к духам предков и струхнул. – Шаманка!

– Ты знаешь кто такой Худжгарх? – спросил он ее. Ганга открыла глаза и стала постепенно рассеивать собранную вокруг энергию. Она слышала о том, что в степи появились последователи Духа мщения и к этому приложил руку ее благоверный, но не придавала этим рассказам значения. Как и все она слышала эти сказки в детстве от стариков. Поэтому презрительно скривилась и произнесла. – Сказки стариков.

Шаман удивился такому ответу, а отряд радостно загалдел. Коренастый привел ей своего лорха. – Прошу садится, – улыбнулся он и подмигнул. Ей ничего не оставалось как подчиниться. Она села на быка и в окружении пяти десятков всадников поехала с ними в лагерь. Ехали они около часа и вскоре она увидела высокое плато на котором расположился лагерь. А отдалении от него был еще один лагерь вот к нему отряд и направился.

– А кто там? – спросила она коренастого, что ехал рядом. Тот кинул взгляд на плато и лицо его испещренное морщинами стало суровым. Там те кто принял самозванца Худжгарха и отказался от нашего Отца. Ну ничего скоро мы их в порошок сотрем.

К удивлению Ганги лагерь противников Худжгарха почти не охранялся. Только странным образом по его периметру днем горели костры. Они проехали мимо них и шаман во все глаза глядя на девушку зло сплюнул, а орки радостно зашумели. – Чистая! Наша!

Ее проводили до центра и там попросили слезть с лорха. Шаман ушел, но вскоре вернулся с большим широкоплечим, с объемным животом любителя хорошо поесть, шаманом из оседлых. Тот бегло оглядел девушку и разинув широко толстогубый рот расхохотался. Он хохотал долго и его огромный живот сотрясался от смеха. Отсмеявшись он пробасил. – Поистине не постижимы мысли и пути Отца. Жених люд - последователь Худжгарха, а его невеста верная дочь Отца. Это дает надежду, что Великий хан, Верховный шаман и Правая рука тоже чисты перед Отцом и верой.

Ганга нахмурилась. – Я рада, что не являюсь вашим врагом, – отозвалась она. – Я свободна?

– Конечно!

– Тогда я пошла.

– А вот уйти ты не можешь – шаман перестал смеяться.

– Это еще почему? – ее взгляд казалось прожигал шамана.

– Потому что у нас война. И мы не можем отпустить тебя. Здесь бродят остатки бандитов Муйага и отряды еретиков. Мы не хотим что бы с тобой что-то случилось и не хотим отвечать пред Великим ханом и всем народом.

– Я могу постоять за себя! – Ганга возмущенно дернула головой.

Шаман усмехнулся. – Судя потому что ты приехала с нашими воинами, не очень. – Он давал ей понять, что он не смогла свободно двигаться одна и подчинилась требованиям командира отряда разведчиков. Девушка прикусила губу.

– Выделите нашей госте место рядом с моим шатром! – приказал шаман и больше не обращая внимания на Гангу, ушел в свой шатер.

Скрепя сердцем и ругая Гради-ила, что не появился и, она задержалась в пещере, ожидая его, Ганга уселась на седло лорха. Хмуря брови, приняла чашу гайрата из рук ученика шамана. Как же все нелепо получилось, – прихлебывая кислый напиток, размышляла она. – Весь этот поход к снежным эльфарам превратился в череду странных и непонятных происшествий, и Ирри непоседа не мог быть с ней. Вечно он куда-то должен убыть… Не на долго. – Ганга скривила алый рот.

Шло время, а лагерь не двигался. Ганга мысленно просчитывала варианты как ей поступить. Вместо того чтобы помогать Ирридару она оказалась в стане его противников. И ее неприятно поразило, то что шаман знал, что ее жених сторонник Худжгарха. Раньше она не придавала значения этому. Мало ли кто во что верит. Она сидела, думала и ничего не придумав, решила ночью скрыться. Она успела рассмотреть лагерь. Охраны почти не было и это вселяло в нее надежду на успех.

Наконец далеко за полдень на горизонте появилось облако пыли. И оно росло с каждой минутой. Ганга встала и приложила руку козырьком к глазам. Рядом остановился тот самый ученик, что дал ей гайрат. Он посмотрел на облако и равнодушно отвернулся.

– Кто это? Спросила Ганга.

– Еретики. Так же равнодушно отозвался молодой ученик и стал заниматься своими делами.

Удивленная таким равнодушием, девушка вновь спросила, – а если они нападут?

– Пусть.

– Как пусть! Они же нас разобьют!

– Нет. Сами увидите. – Ученик забрал халат, который чистил и понес в шатер шамана.

Ганга продолжала смотреть. Другие орки тоже встали и стали наблюдать, не проявляя тревожности и беспокойства. Через несколько ридок из пыли показались всадники. Около сотни. И лихо устремились к лагерю. Когда первые десятки нападавших поравнялись с кострами, раздались многочисленные вспышки.

К ужасу Ганги всадники неожиданно стали взрываться кровавыми ошметками. А испуганные лорхи потеряв управление, громко ревя, заметались между костров, мешая нападавшим двигаться дальше. Но всадники набрали хорошую скорость и не смогли вовремя остановиться. Проскакивая мимо мычащих в страхе животных, они исчезали во кровавых взрывах. Зрелище было страшное и пугающее. У Ганги мороз прошел по коже, когда она поняла, что ей грозило. Не больше двух десятков всадников успело остановиться и повернуть назад. – О боги! – прошептала она.


Степь. Лагерь свидетелей Худжгарха

У меня был сложный выбор - спасть Гангу, хотя не знал пока как или быстро остановить подходящие силы моих последователей. Я воочую увидел как действует защита лагеря и что самое ужасное — я понимал – она была мобильной. Последователи Рока могли встать и двигаться в любую сторону, и пелена запитанная на шаманах — пророках Рока, двигалась бы вместе с ними, уничтожая последователей Худжгарха. Рок многое продумал готовясь к этой войне.

Странные вещи происходили на мой взгляд в мире. Я - хранитель. Рок -хранитель. Рохля - хранитель и они знали много из того, чего не знал я. Например как вызывать существ из других вселенных? Я же до сих пор не знал. У них было неоспоримое преимущество, дарованное Творцом. А я… А я должен был из штанов выпрыгивать, чтобы противостоять своему не-доброжелателю. Хотя это мягко сказано.

Но долго предаваться возмущению времени у меня не было. – Духи! крикнул я «с неба», зная что мои спецназовцы меня услышат. – В рукопашную схватку с основными силами врага не вступать. Отступать если они будут наступать и держаться рядом. Уничтожать все отряды которые выйдут из лагеря.

В ответ мне долетели отголоски их мыслей. – Мы поняли.

Ждать дальнейших событий я не стал. Мигом очутился в походной ставке Грыза. Там вовсю шел спор. Я понимал тех, которые говорили, что надо отступить. Естественно, такая смерть могла повергнуть в шок кого угодно. Будучи под скрытом я схватил руку Грыза и телепортировался с ним за пределы войска. Грыз увидев себя вне лагеря вздрогнул и стал оглядываться.

– Грыз, – я вышел из скрыта. – Противник преподнес нам всем сюрприз. Мне нужно время, что бы разобраться с этой проблемой. Ты действуй следующим образом. На лагерь и основное войско не нападай. Он магически защищен. Но те отряды, которые выйдут за пределы лагеря, уничтожай. Если они пойдут все вместе на тебя наступать, отступай и держись на расстоянии. В конце концов у них иссякают запасы пищи. Я думаю они пойдут атаковать верхний лагерь, что укрепился на плато. Тогда ты уничтожишь и захватишь их обоз. Если ты увидишь что те, кто наверху вступили в рукопашную и магия врагов не работает, то бей им в спину. Если увидишь как лагерь гибнет от их магии, то уводи воинов, не ввязывайся в битву. – Последние слова дались мне с трудом.

Грыз нахмурился но согласно кивнул. Он был опытным воином и понимал, что лучше спасти часть, чем потерять все. Иногда приходиться выбирать между плохим и очень плохим, а это требует от вождя смирения и мужества. Грыз был разумным и мужественным вождем. Я вновь схватил его за руку и вернул на совет.

В образе шамана с синими волосами я встал на повозку и стал смотреть на лагерь противников. Они зашевелились. Лагерь собирался и готовился к битве. Подошел Мызыр. Тоже посмотрел на лагерь. – Ты обеспокоен? спросил он.

– Да, – не стал скрывать я. – Их покровитель наделил своих пророков небывалой силой, я думаю как этому противостоять.

– Что за сила?

– Их войско окружает магическая защита. Если свидетель Худжгарха прикоснется к ней, то погибнет. Его просто разорвет в клочья.

Мызыр в глубокой задумчивости уставился на лагерь. – Смерть, посланник, когда-нибудь придет за всеми нами. Если нам суждено умереть, то сделаем это достойно.

Я скосил глаза на фаталиста. Да, умереть орки не боялись. Главное что бы отцу понравилось. – Лучше хорошо жить, чем хорошо умереть, Мызыр. Орк рождается не для смерти, а для славы Отца. Вот ее мы должны показать в бою. А если придется погибнуть, то сделаем так чтоб отцу понравилось. Поэтому думай как победить, а не как красиво умереть. Надейся на Худжгарха, он твоя опора. Неожиданно рядом я увидел орка с лицом Авангура. Тот тоже посмотрел на лагерь. Мызыр без любопытства посмотрел на незнакомого орка, так словно знал его всегда. – Что скажешь —спросил он его.

Авангур ответил тремя словами. – Проклясть их надо.

– Точно! – обрадовался старик. Воздел руки и потрясая ими, что твой Моисей, когда вернулся с горы со скрижалями, прорычал. – Проклинаю вас предатели и убийцы сынов своего народа! Да не примет вас земля в свои объятия! Да не будет вам покоя после смерти! И не уйдете вы за грань в чертоги Отца. Гнить будут кости ваши и тела ваши растерзают падальщики!

У меня от его слов мороз пробежал по коже и я почувствовал как прошла через меня изрядная часть благодати.

– Эк как завелся старик, даже меня проняло, а Авангур весьма довольный, подмигнул мне и исчез.

– Было мне видение, – услышал я голос и посмотрел на Мызыра. Заметив удивление на моем лице, старый орк воодушевленно продолжил. – Видел я некого Великого и он сказал мне, – прокляни их. Вот. Пойду призову всех на молитву.

Мызыр выпрямился, распрямил спину и я заметил, что лицо его светилось, словно намазанное фосфором.

– Молитесь, – мысленно согласился я. – Просящему говорят дают. А я буду думать как быть с проблемой.

Ход моих рассуждений был довольно прост как я сам. Я вообще не любил усложнять решения. Всякие сложности могут дать сбой. Так как в таких планах существует слишком много переменных величин. И много факторов влияет на результат. Фактор времени, настроение, погода, да много чего. Самый короткий путь это прямая линия.

Я размышлял так. Что если защита держится на шаманах, то целью моих атак должны стать они. Но как до них добраться? Я знаю только один путь - под землей. Я измерил на глаз расстояние до середины спуска. Пойдут они всем своим войском. Иначе те кто останется, будут уничтожены подошедшими подкреплениями Грыза. Нападать на него они не будут, он просто отведет свои войска. Сидеть тоже не будут, продовольствие заканчивается... Да еще моя беспокойная невеста к ним попала. Что ей на месте не сиделось? И где Гради-ил? Вытащу ее и всыплю по первое число…. Но сначала противник. Нужен подкоп. Нужен элементаль, а они в страхе разбежались. А если… Йода! Они мне должны. Пробраться незаметно для Рока к его горе? Это возможно.

Высокие планы бытия.

Раз! И я на Горе. Только собрался прыгать к подножию горы Рока, как из открывшегося окна вылетела Беота. Я в немом удивлении замер. Она была в ярости и держала за шкирку Рохлю. Тот словно котенок безропотно висел опустив руки, но заметив меня, воодушевился и заорал во все горло.

– Командор! Помоги! Она совсем тебя не уважает. Дай этой наглой выскочке по морде!

Беота размахнулась и швырнула Рохлю. Тот пулей полетел в мою сторону.

Кувыркаясь и еще громче вопя от страха, влетел в мое пространство и упал на пол башни.

– Что случилось? – недоуменно спросил я.

– Что случилось, недоносок! – прорычала Беота. Лицо ее до этого божественно красивое превратилось в маску бабы яги. Оно искривилось в гримасе ненависти. Изо рта ее брызгали слюни.

– Это ничтожество осмелилось придти ко мне и ставить условие. Покорись или позову командора, потребовала эта падаль. Еще предлагал совокупиться! – У-У! – Она сжала кулаки. Сначала я подумала, что это шутки братца Рока, но потом я вытрясла из этого мешка с дерьмом правду и узнала, что командор это оказывается ты! Сума сойти! Сумел пройти путь хранителя! Да? Даже представить не могу, как тебе это удалось. Наглый маленький прыщ! Ты совсем страх потерял? Думаешь перед смертью натешиться? Поиздеваться хочешь? Раздавлю!...

– Несравненная Беота. Пусть я по вашим словам и умираю, но я ничего подобного не делал. Я не посылал к Вам этого малого. Он сам к Вам пришел по своей воле, с него и спрос. Я поднял Рохлю и встряхнул. – Ты зачем полез к сестре? – спросил его я.

– Какая она мне сестра? Ведьма черная как и ее душа! Тварь последняя! Но у нее много благодати, командор. Пусть делится. – Нагло заявил он. – Скажите ей. Пока я наберу ее у гномов...

– Ничего говорить не буду. У тебя какое служение? Гномы?

– Да.

– Вот и иди к ним. – Я швырнул Рохлю в сторону Беоты. Тот с воплями кубарем полетел в ее сторону. Та не растерялась и по футбольному отправила бедного покровителя коротышек ногой в мою сторону.

– Он мне там не нужен. – Она сверкнула очами и окно схлопнулось. А Рохля приземлился головой на пол моей башни. Он остался лежать распростерши руки, с затуманенным взглядом, глядя мечтательно на небо.

– Что же с тобой делать? – пробормотал я. – И как ты прошел мою защиту? – Я со вздохом поднял своего бывшего адъютанта, который никогда не знал ни в чем меры и повидимому не узнает. Таким уж уродился. Как заботливый отец поправил на нем одежду и подлечил.

– Рохля, сразу скажу, что я тебе не особо рад. Но раз ты смог пройти мою защиту, то останешься здесь моим порученцем. Согласен?

Тот радостно закивал. – С тобой, командор, мне лучше чем одному.

– Ну вот и хорошо. Ты знаешь как управлять подданными на горе? Как строить город?

– Конечно командор. Что за вопросы я самый ….

– Понятно, понятно, – остановил я его поток слов, – можешь дальше не повторять. Остаешься здесь в качестве временного управляющего. Если навредишь, то вся твоя благодать от гномов пойдет мне. Навсегда! Понял? Ты будешь мне служить вечно. По ошарашенному виду Рохли я понял что он проникся. – Договор?

– Договор. – Обескураженно произнес он и тут же обрадованно заулыбался. – Командор я и так готов служить тебе.

Я его за язык не тянул. Но и упускать такой шанс не стал.

– Приноси присягу! – приказал я. – А взамен я помогу тебе стать хранителем народа гномов. – Внутри меня сражались два чувства. Было чертовски весело и очень страшно... Я начал передел мира!

До ставки Рока я добрался быстро. Внутри огромной словно планета горы Рока что-то тихо гудело. Несколько пещер у подножия указывали, где сейчас трудятся уравнители вселенной, чей неустанной заботой является поддержание равновесия в мироздании. Странные непонятные существа невзирающие на авторитеты и силу тех кого они обирают.

Я прошел в первый туннель. Там гудела прушка, или по нашему гразекобра. Происходили вспышки. Огромная машина натужно гудела вгрызалась в массив горы, преодолевая метр за метром расстояние до вожделенной Благодати.

Я Залез на дрожащую от работы анигилятора буровую машину и увидел коротышку. Тот сосредоточено двигал рычагами и ругался как портовый грузчик. Что бы обратить внимание на себя, похлопал его по плечу и понял, что сделал это зря. Короткоухий, а это был младший брат Йоды скандалист и драчун, от неожиданности вздрогнул и впал в беспамятство. Пришлось хлопать его по щекам и приводить в чувство.

Придя в себя, он увидел меня и слабым голосом спросил — что случилось, Видящий?

– Дело есть. Позови старшего брата. Короткоухий заглушил свою машину и крикнул. – Брат, тут Видящий пришел хочет тебя видеть. Затем добавил фразу мне не очень понравившеюся. – Но ты ему не верь, он жулик.

Из темноты туннеля показался Голова Два Уха. Залез на прушку и поздоровался. – Здорово, Видящий, чего пришел?

– Дело есть…

– Мы не можем, – перебил меня Короткоухий. – Не слушай его, брат, опять будем бегать по горам…

Я равнодушно пожал плечами не хотите эртениума даром не надо. – И сделал вид, что ухожу.

– Стой! – Йода ухватил меня за руку. – Говори конкретней.

– Я хочу чтобы ты отдал долг и при этом заработал.

– Какой долг! – сжимая кулаки, пошел на меня Короткоухий.

– Пасть порву! – огрызнулся я и отвел взгляд от мгновенно замершего «джедая».

– Я слушаю, – не обращая внимания на брата, терпеливо произнес Йода

– У меня намечается война с Роком. Он окружил своих смертных последователей эртениумом. Вы можете его брать в неограниченном количестве.

– Я согласен, – мгновенно отозвался Йода.

– А почему ты? – всполошился Короткоухий. – Я тоже хочу!

– Потому что ты дурень! – засмеялся Йода. – Ты только что сам мне говорил, что бы я не слушал Видящего, а он нас еще ни разу не обманул. И быть у него в должниках даже выгодно.

Короткоухий злобно зыркнул на брата, сердито засопел, но сказать ему было нечего. Он взобрался на сидение водителя и проворчал, – уходите, не мешайте работать.

– Я к себе на гору, – произнес я. – Жду тебя там, только поторопись.

– Не беспокойся – ухмыльнулся «джедай».

Я называл их джедаями, потому что они были очень похожи на персонажа из «Звездных войн». На сморчка мастера Йоду. Вообще Йоду звали Голова Два Уха. Но я дал ему новое имя и тем самым заслужил его безграничное доверие.

Видишь то плато? – спросил я, показывая сверху лагерь свидетелей Худжгарха.

– Вижу.

Вот там на спуске, ровно посередине нужно сделать подземный туннель и качай себе эртениум сколько захочешь. Возьмешь его вон у тех смертных. Видишь? – Показал я рукой на суетящийся лагерь Сторонников Рока.

Йода пришел в великое возбуждение. Он потер дрожащие руки. – Пошли быстрее видящий.

– А смертные тебя не увидят? – спросил я.

– Нет. Пошли. Веди нас быстрее. Я начну с противоположного конца этой шишки.

Степь. Предгорье Снежных гор.

Через мгновение я был у подножия плато с обратной стороны. Голова Два Уха исчез, а я тупо уставился на то место где он должен быть. Но там его не было. Там моим глазам предстала нетронутая скалистая твердь.

– Как это? – Удивился я.

– А вот так! – ответила Шиза. – Ты что не понимаешь, что эти коротышки живут и действуют в другом измерении? Тебе в твоей человеческой форме или в любой другой кроме Худжгарха, туда хода нет .

Я растерянно почесал щеку. – Мне и в обличии Худжгарха туда хода нет. Если я Сану Духом мщения, на поле боя явиться Рок и порвет меня как «Тузик грелку».

Вот это я прокололся! И что теперь делать? Ход событий шел в направлении, которым я не мог управлять. Рок к моему прискорбию придумал нечто большее чем вызов огненных существ и я не знал, что этому противопоставить. Время неумолимо работало против меня. И мне ничего не оставалось как вернуться на плато и постараться на ходу придумать… Только вот что придумать?

Ганга видела как засуетился лагерь противников Духа мщения, как воины поднимались и строились по племенам. Из шатра вышел верховный шаман вместе с гаржиками.

– Мы не будем атаковать подошедших, – говорил седой, но еще крепкий орк. Он поглядел на гору где засели их противники, потом в сторону тех кто подошел им на помощь и встал в трех лигах от них.

– Почему? – спросил шаман, он тоже переводил взгляд на своих врагов. Ганга поняла они вели прерванный в шатре разговор. Седой орк усмехнулся. – На месте Грыза я бы в прямое столкновение не вступал, а отступил. Мы будем гоняться за ним по степи и не догоним.

– А если снимем защиту? – задал вопрос шаман.

А если снимем защиту, на нас нападут с двух сторон. С плато на помощь Грызу придут защитники, они же не глупцы, чтобы отсиживаться во время боя и мы окажемся в окружении. Ты сможешь быстро выстроить свою защиту вновь?

Шаман отрицательно покачал головой.

– Ну вот видишь, – отозвался седой орк, – единственный путь, это напасть на лагерь свидетелей на плато. Лорхов оставим здесь. Пусть Грыз ими подавится. Мы животных возьмем в лагере наверху. А когда разобьем тех кто засел на плато, то сможем бить по частям остальных.

– Хорошо так и сделаем. – согласился Шаман. Увидел Гангу и небрежно произнес, – ты будешь рядом со мной и не делай глупостей. Затем повернулся лицом к ученику, – проследи за ней. – И кивнул на замершую орчанку. – Если будет мешать, убей.

– Вы – он ткнул пальцем в трех других учеников. – Сообщите всем держащим защиту, что выдвигаемся. Затем повернулся к седому. – Проследи, Грум. Пусть воины, что поставлены для их защиты, берегут моих помощников крепче своей жизни. – Седой молча кивнул, на Гангу он даже не смотрел.

Воины противников Худжгарха неспешно выстраивались в длинную колону. Наконец они закончили построение и длинной гусеницей пошли на гору.

Ганга замешкалась и ученик подтолкнул девушку в бок. – Не спи! – тихо проговорил он. – Я не хочу из-за тебя впасть в немилость учителю. Ганга покачнулась и пошла за спиной шамана. Она не понимала их действий, но разговор шамана и седого орка навел девушку на определенные размышления. Они говорили о защите и она видела ее ужасающее действие своими глазами. Ганга вспомнила, что Ирридар научил ее магическому взору и применив магию людей, посмотрела на идущее войско. Вокруг воинов шла белесая пелена, напоминающая туман. К четырем сторонам войска шли силовые линии искрящиеся красными огоньками. Источником силовых линий был шаман, что шел впереди нее. Вот что погубило нападавших, – догадалось она.

Войско ревнителей старой веры медленно, словно громадная гусеница продвигалось к подъему на плато. Сотники отдавали команды, а на воинов кричали десятники, чтобы они держали строй. По степи разносился шум от лязганья оружия, криков и громкий топот тысяч ног.

В лагере наверху стояла тишина. Там на повозке стоял только один орк с синими развевающимся на ветру волосами.

Ганга внутренним чутье поняла, что сейчас решается судьба степи. Судьба всех орков. Ее судьба. Судьба ее жениха и судьба еще не рожденного ребенка. Она прикусила губу. Перед глазами во мгновение ока пролетело страшное видение. Часть племен орков с огнем и мечом прошло по степи, вырезая непокорных. И к ее ужасу их вели лесные эльфары. А в авангарде орочьих войск шли конные лавы снежных эльфаров, холодных как их вершины снежных гор и беспощадных. Тысячи трупов устелили степь. А на горе из отрубленных голов стоял и скалился этот шаман, что шел впереди нее. А у подножия холма стояли на коленях орки и было их множество. Она тряхнула головой, отгоняя кровавую пелену и уставилась на затылок шамана, в редких длинных волосах, из повязки которого торчали защитные амулеты, вырезанные из кости.

Тысячи мыслей роились у нее в голове. Но самая главная была та, что шамана нужно убить. Она билась в висках, страшила и лишала духовных сил. А как же ребенок? Как же ее жених? Но может само провидение послало ее в этот поход и она не сама по себе избрала этот путь... Что привело ее вставку к врагам Худжгарха? Может сейчас решается судьба всего мира и все будет зависеть от нее? Сможет ли она остановить этот кровавый поток смертей, идущих за этим страшным в своей ненависти к инакомыслящим, шаманом? Может гибель одной женщины остановит гибель сотен тысяч? Страх и ужас стал наполнять ее сердце. Материнский инстинкт вопил и требовал смириться, а чувства бушевали и толкали ее в бой. В безудержный, смертельно опасный … и она не выдержала.

– Как быть, любимый? Где ты? Ты слышишь меня?

– Слышу, любимая! – Ганга не ожидала услышать его ответ. Она от неожиданности чуть не вскрикнула и споткнулась о камень. Ее поддержал ученик шамана. – С тобой все в порядке? – спросил он.

– Да… Я нормально… – отозвалась девушка. Она слабо улыбнулась.

– Что ты надумала? – прозвучал голос Ирридара.

– Шамана нужно убить. Я это хотела сделать.

– Ты просто так его не убьешь у него сильнейшая подпитка от его покровителя. Не спеши, я вытащу тебя от туда. И перед уходом ты вонзишь кинжал ему в голову. Но только, когда я дам тебе знать.

– Хорошо, любимый, я буду ждать. – Надежда вновь проснулась в ней и с новой силой стала жить в ее сердце. Приободрила ее и принесла успокоение. Она не одна. Ее мужчина здесь, он ее слышит и он решит все проблемы.

Войско последователей Рока медленно подходило к подъему на плато и чем ближе оно было к нам, тем больше морального и душевного напряжения испытывал я. Не хотелось смиряться с мыслю, что свербила мне мозг, делала слабым и безвольным. Ужасная мысль фаталиста. – В конце концов если мы не можем избежать неизбежного ужасного конца, то мы можем сделать все чтобы этого не случилось. А что из этого получиться, известно лишь Творцу. Да я опростоволосился, понадеявшись на Йоду, что он пророет туннель, по которому смогу пробраться в центр войска и смогу постараться убить Верховного шамана. Но я сделал все что смог. Я мог бы еще приказать молодым оркам запустить торнадо и десятки вихрей набирая силу, понесутся к врагам, прихватив с собой груды камней. Но и этого сделать уже не мог. Там среди моих противников шла самый дорогой мне человек. Моя невеста в утробе которой зародился мой ребенок. Судьба или кто-то, сегодня были не на моей стороне.

Я стоял и ждал. Чего я ждал? В глубине души очень хорошо понимал – ждал смерти! Не знаю как, но я отдам жизнь, чтобы другие могли жить. Я много убивал. За моей спиной длинная дорога выстланная трупами разумных. И если пришло время вернуть долг живым, я его верну. Я уйду за грань, но я продолжусь в своем сыне… или дочери. Умирать не страшно, однажды я уже умер. Страшно не исполнить свой долг перед теми, кто мне доверился и пошел за мной…

И вдруг в хоровод моих мыслей ворвался крик Ганги. – Как быть, любимый? Где ты? Ты слышишь меня?

Теплота прошла по моей груди, сладостна истома накрыла сердце своим мягким нежным одеялом. Моя любовь здесь, она слышит меня, она знает что надо делать и взывает ко мне.

– Слышу, любимая! Что ты надумала?– Я улавливал смутные образы ее мыслей и понимал, что она как и я готовится сделать свой последний шаг в этой жизни. Она готова пожертвовать собой, нашим реберном, чтобы спасти меня!

– Я хочу убить шамана!

И тот час мое сознание заработало с перегревом. Оно отслеживало сотни тысяч вариантов действий и отбрасывало их прочь. Но одно оно вычленило из этого хаоса. – Надо подождать! Надо подождать! Чего? Ответа не было на этот вопрос, но я знал – нужно подождать.

– Не спеши. Я вытащу тебя от туда. – Почему-то, вопреки всему я поверил в это. А перед глазами длинная гусеница из человеческих тел вползала на широкий склон пологого подъема на плато, Я видел как эта медленно приближающаяся смерть неумолимо сокращает расстояние до меня… Неожиданно шквалом навалился ужас… Судьба отмеряет мне минуты оставшейся жизни. В голову полезли предательские мысли о том, что это конец! Конец всему. Конец жизни, конец служению. Надо уйти, спрятаться. Что я не достоин такой чести, как вести за собой народ. Кто я? Слабый человек. Роса на траве. Что сделать с этим ползущим чудовищем ничего невозможно. За этими воинами стоит непреодолимая сила хранителя всего мира Сивиллы. Ему невозможно противостоять. Может убежать, удрать? Может обойдется? И все можно начать сначала? Такие малодушные и не нужные мысли Виктора Глухова. И они разбивались как волны о причал хладнокровия Ирридара. И я почувствовал, как крепкая рука юноши легла на мое поникшее плечо землянина. Легко потрепала, приободряя. Стало немного легче.

Гусеница из тел тысяч орков неспешно извиваясь на повороте, гремя, шумя и оглушительно топая, приближалась. И эта самая неспешность необъяснимым образом сильно действовала на нервы, гораздо сильнее, чем сама мысль о смерти.

– Мы были рождены для боя, друг. – Услышал я голос. Теперь ты это я. Не посрами!

Я выпрямился. Почувствовал внутри себя стержень и ухватился за него. – Не посрамлю, друг! Я глядел на врагов без страха, но с зарождающейся ненавистью. Не к ним этим тысячам обреченных на заклание, а к тем кто их вел на смерть. Я понял, это Рок применил ментальное воздействие на меня и на всех тех кто стоял за моей спиной. Все таки он ухитрился как-то участвовать в сражении. Ублюдок!

Когда они подойдут ближе, я уйду в ускоренное восприятие и начну рыть подкоп. Вылезу за пеленой… А там… А там как судьба распорядится. Дальше подкопа я не заглядывал. Не хотел рыть его заранее, чтобы не привлечь Рока. Не думаю, что он не отслеживает ситуацию. Ведь он вложил столько сил и благодати в этот поход!

– Подходите. Заблудшие. – прошептали мои губы. – Моя брань не с вами, а с тем кто вас использует. Я набрал воздух в грудь, три раза глубоко вздохнул. Закрыл глаза и обратился к Шизе. – Давай, детка, напугаем их тоже.

Я видел как стали собираться тучи над виллой, где жила Шиза. Как прошелся по ее волосам налетевший порыв ветра. Он рванул вверх и вырвался на свободу. И тут же надо мной стали разливаться волны страха. Они как круги на воде от брошенного камня стали разбегаться в стороны и каждый следующий круг был сильнее предыдущего. Мне казалось, что я стал расти, подниматься над плато и ярость вместе с исступлением нахлынула на меня, обрела надо мной власть, наполнила огромным желанием забрать их всех идущих сюда, самоуверенных,, веселых уверенных в своей победе, вместе с собой за грань. Я выплеснул все это в своем отчаянном крике – Идите сюда! – И мой голос неожиданно словно гром среди ясного дня прозвучал с небес. – Я жду вас! И эхо подхватило его.

– Жду Вас! Жду Вас… Почти вся энергия накопленная мной вылилась в воздух за пару секунд. Пруд около, которого стояли Лиан и Шиза окончательно обмелел. Я уже не страшился, что Лиан начнет жрать меня. У меня не было выбора.

Колонна врагов остановилась на половине пути. Остановился Верховный шаман похода Шыр Арык. Он словно попал в болото. Ноги одеревенели и не слушались. Голос прозвучавший с неба, был слышен по всей округе. Не только он встал, встали все воины. Страх ядовитой змеёй заползал в его сердце и лишал сил. Он лишал сил всех кто шел вместе с ним. Шыр, внушая себе, что это проделки врага, попытался его прогнать. Но его сознание отказывалось слушать голос разума. Оно было пленено ужасом, который помимо его воли свил гнездо в сердце. Шаман стал молится покровителю и вдруг почувствовал, как через него полился мощный поток энергии. Он стал успокаиваться, сейчас страх пройдет и... И они двинуться дальше. Но поток божественной энергии продолжал течь все быстрее и мощнее.

Шыр остановил молитву. Его тело горело огнем, оно не было готово к такому количеству проходящей энергии. Он понял что еще немного и превратиться в пепел. – Господин! Остановись! Я погибаю! – закричал он и поток мгновенно иссяк. – О Отец, – покачиваясь, прошептал Шаман. – Ты не оставил меня…

Я вдруг увидел как пелена защищающая замершее войско врагов спала. Меня вытолкнуло в ускоренное восприятие и мигом телепортировало в центр вражеского войска, рядом с Гангой. Та не мешкала и выхватив кинжал вонзила его в основание черепа шамана. Как она почувствовала нужный момент, я не имел ни малейшего представления. Я схватил ее в охапку и прыгнул обратно в лагерь на плато. Оставил на повозке и вновь прыгнул к шаману. Его нужно добить! Эта мысль твердо засела у меня в голове.

Я не успел еще твердо встать на ноги, как чья-то сила толкнула меня в грудь. Не удержавшись на ногах, кубарем покатился вниз по склону.

Быстро встал и ошарашено огляделся. – Это кто такой быстрый?

Ответ я увидел сразу. Напротив меня стоял воин закованный в латы без шлема и с щитом в руке.

– А я тебя не до оценил. – Проговорил воин гулким голосом. – Ты нашел чем вскрыть мою защиту. Браво юноша! Честное слово браво. Я не предполагал, что ты сможешь использовать этих маленьких тварей с их машинами, для выкачки моей энергии. Ты учел что тела смертных плохие проводники. Поздравляю. Ты нашел решение которое не увидел я. Предлагаю тебе мир на своих условиях.

Я отдышался. Вот оно как. Йода со своей прушкой начал откачку эртениума и Рок это сразу заметил. Поток энергии шел через тело верховного шамана. И что бы тот не сгорел, и чтобы предотвратить хищение у него накопленной благодати, Рок перестал давать помощь своим пророкам. Вот что произошло и он как я и предполагал, прибыл, чтобы разобраться, что здесь происходит. Значит моя задумка с джедаями сработала. Не так как я с самого начала планировал, но сработала. – Говори. – отозвался я.

– Ты приносишь мне клятву верности и становишься моим вассалом, а я оставляю тебе степь.

Картины промелькнувшие у меня перед глазами после его слов, меня не порадовали. Я возглавил поход против свидетелей Худжгарха, кровью смиряя орков. Стоны вопли и проклятия сыпались в мой адрес и в адрес творца.

– Не получится, – устало усмехнувшись, ответил я. Посыл страха высосал у меня много сил. – Мне это служение дал не ты, а Творец.

– Творец! – скривился хозяин большей части Сивиллы, а это был именно Рок. – Творец ушел и занят своими делами, он создает вселенную, множит галактики. Какое ему дело до тебя или меня? Мы правим эти миром и стали богами для смертных Да согласен, тебе не сказано повезло… Но кто тебя сюда притащил? Кто вытащил твою душу из небытия? Кто дал тебе шанс начать вторую жизнь, майор?

– Ты, Рок. Но разве я тебя об этом просил? Разве ты не преследовал свои цели? Какая участь мне была уготована? Стать разменной пешкой в твоей партии с сестрой и братом. Потому что твой брат набрал силы и стал угрожать твоей абсолютной власти. Ведь именно он остановил экспансию лигирийской империи. – Я не знал откуда у меня эти знания, но говорил уверенно и твердо. Беота твердо стала на другом конце планеты и ты не можешь до нее добраться. Это ты отправил старейшину подземников, чтобы Курама мог обрести тело и для этого использовал меня. Ты заигрался...

– Ты многому научился землянин, – задумчиво произнес Рок.

– Но так и не понял главного. Совесть, правда, верность это все для смертных. У бессмертных богов другие ценности как и цели. Мир должен быть сохранен, а для этого в нем должен существовать главный хранитель, которому подчиняются остальные. Вспомни историю земли! Там было множество богов, но Зевс был главным. И был порядок. Но как только вы забыли своих богов, наступил хаос. Подчинись, признай меня главным и получишь, то что никогда бы не получил будучи смертным. Хочешь, стань великим ханом, хочешь, возьми тысячи наложниц. Все будет подвластно тебе. Ты сохранишь жизни своих друзей. Что скажешь?

– Скажу, что ты зря распинаешься передо мной. Оставь степь мне и занимайся своими делами.

Рок поджал губы. – Жаль. Но ты выбрал свою судьбу. Готовься к битве, самозванец. Я почувствовал как он наполняется могуществом.

– Судья! – Закричал я, сам не ожидая этого. Просто это была единственная мысль, что пришла мне в голову. Тягаться с Роком могуществом было бессмысленно, он раздавит меня как букашку. – Меня вызвал на поединок Хранитель Рок. Я требую справедливости!

И в следующий миг местность вокруг нас изменилась. Мы очутились в зале суда. Статуя повернула к нам голову.

– По условиям поединков, вы не можете использовать могущество полученное за счет благодати. Каждый их вас будет сражаться тем что имеет при себе. И вы будете теми, кем вы являетесь.

– Ты, хранитель орков, просил справедливости? Она свершилась.

И тут же мы были перенесены на своеобразную арену. Вокруг нас были пустые места зрителей и только мы вдвоем с невзрачным мужичком с реденькой бородкой стояли на круглой арене засыпной желтым песком. Да еще смутные силуэты на самом верхнем ряду. Это пришли посмотреть наш бой все хранители.

Я посмотрел на свои руки. Это были сильные руки Ирридара. С облегчением вздохнул. Если бы это было тело Виктора Глухова, то не знаю чем бы кончился поединок. Рок заметно заволновался. – Еще бы! – Усмехнулся я. Что из себя представляли соискатели, я уже знал. Хотя и сам не мог использовать способности Шизы и Лиана, но в с воем превосходстве не сомневался. Проводить разведку боем не стал. У меня были базы рукопашного боя и они сработали молниеносно. Рок еще осматривался, а мое тело метнулось вперед. Сильный удар в живот ногой отбросил Рока к стене. Он упал схватился, за живот и стал глотать воздух. Я подошел ближе. Рок стал отползать. Я присел рядом. Что? Сдаешься? – с усмешкой спросил я.

– Подожди, – натужно смог ответит он. – Моя нога.

Я посмотрел на его ногу и совершил ошибку. Рок незаметно набрал горсть песка и швырнул мне в лицо. Гад попал точно и я опрокинулся на спину. Нутром почувствовал, что следом последует удар. Как же я так не осмотрительно сел рядом! Ох ты ж твою дивизию! Недооценил противника.

Понадеялся на свои умения. Загордился! Нет, не зря он был старшим среди братьев. Скользкая, хитрая сволочь! Ведь смог выбраться и вытащить двоих из этого тупика, где проходили испытания соискатели. Не зря говорят, что на всякого мудреца довольно простоты! – Размышляя и ругая себя за неосмотрительность, откатился от Рока подальше. Глаза запорошило и я ни чего не видел. Я слышал как поднялся Рок. Как скрипел песок под его ногами.

– Ты думаешь, что самый умный? – послышался мне голос за моей спиной. Я не шевелился. Все мои нервы были напряжены до предела. Что предпримет Рок? Какими возможностями он обладает? Затем мое тело среагировало само. Я почувствовал, что он собирается ударить меня ногой по затылку и среагировал правильно. Упал на бок и крутанулся на месте. Мои ноги подсекли любителя швыряться песком и он рухнул рядом. Из положения лежа совершил прыжок, чтобы схватить подлеца, но тот успел окатиться и я упал на песок.

Установилась тишина Рок не двигался, чтобы не выдать своего местоположения. Он понял как я опасен.

Я встал. Теперь он лежал, а я стоял. Видеть не мог. Глаза нещадно зудели и болели острой болью. Но я заставил себя не обращать на это внимание. Мне нужен был лишь слух. Я стоял, прислушиваясь, а Рок не шевелился.

– Значит он рядом, боится, – понял я. И сделал обманное движение в право. Ничего. Тишина. Значит не здесь. Чтобы запутать его, я неожиданно прыгнул и развернулся на месте, и Рок не выдержал. Слева и за моей спиной послышалось шуршание песка. Я не раздумывая прыгнул вновь развернулся в воздухе и упал на теплое тело. Рок охнул и забился подо мной. Я прижал его к себе и он пальцами неожиданно резко надавил на мои глаза. Боль! Невероятная, адская боль накрыла меня. Я взвыл, дернулся и почувствовал как его пальцы провалились в мои глазницы.

– Сука! – закричал я и кулаком ударил впереди себя. Удар пришелся по лицу Рока. Рванув его тело на себя, я очутился с ним лицом к лицу. Его горячее тяжелое дыхание словно огонь опалило мне лицо. Не соображая, что я делаю, я ухватил зубами то, что попалось и резко их сжал. Рок завизжал как резанная свинья, тонко длинно и противно. Отпустил мои глазницы и стал отталкивать меня от себя Я выплюнул кусок щеки и сильным ударом лбом врезался в него. Затем подобрался к шеи с силой сжал его горло. Рок захрипел, засучил ногами и постарался оторвать мои руки от горла. Но силы были неравными. Я еле услышал, как он просипел. – Пощади… Я сдаюсь…

Но что мне было до его сдачи. Эта тварь сделав слепым калекой, выдавила мне глаза. Я жаждал мести. Я горел желание убить гада! Но неведомая сила оторвала меня от Рока и отбросила в строну. Не успел я подняться, как очутился снова в зале судьи... И я о чудо! Видел!

– Суд свершился! – произнесла статуя. Победа присуждена Худжгарху. Поникший Рок согласно кивнул и исчез. Я же понимая, что меня сейчас точно также отправят обратно на Сивиллу, быстро заорал вовсе горло. – Мне не дали мудрости и знания положенных Хранителю.

Статуя рассмеялась. – Ты забавен землянин. Вместо знаний ты получил Удачу. Ведь ты ее просил? Не так ли?

– Да но…

– Каждому дается то, что он просил, хранитель. А мудрость приобретай по ходу служения.

– Тогда отдайте мне мое ведро.

– Какое ведро? – Во второй раз я видел на лице ожившей статуи удивление.

– Я его принес сюда в зал суда. Вон оно стоит. – Я указал на ведро, так и оставшееся стоять там, где его оставил Рохля.

Судья насмешливо хмыкнул. – Хм... Отсюда, хранитель можно вынести только браслет хранителя. Но ты можешь выпить воды столько, сколько в тебя влезет.

Я не заставил себя ждать. Все таки это был источник силы. Приложился к ведру и большими глотками стал пить «живую воду». Я медленно пил, но мысли мои крутились вокруг победы над Роком. Что мне это дает? Что я получил? Отсрочку? Передышку? Что?

Поставил ведро. – Су… я не успел докончить слово, как очутился в середине стоявшего вражеского войска. Шаман стоял с ножом в шеи и еще не упал. Здесь прошли считанные мгновения. Не мешкая, я свернул ему шею и прыгнул опять на повозку. Там лежали мои молодые помощники, они прятались. И замерла Ганга.

Вышел из ускорения и скомандовал. – Торнадо! Еще раз убедился в эффективности учебы в трансе. Десяток юношей поднялись и синхронно выпустили двадцать смерчей. Маленькие ураганчики набирая силу устремились к пирамидам из камней. Подлетели внушительными смерчами и подхватили камни закружили и понесли их в сторону врагов. Те еще были скованы страхом, что разлился в воздухе и широко раскрыв глаза, смотрели на столбы пыли стеной идущих к ним.

Пора! Это понимание пришло ко мне неожиданно. Сейчас и не раньше и не позже надо нападать. Все зависит от скорости. – Мызыр! В атаку! – заорал я вовсе горло.

Я спрыгнул с повозки, разметал колья и схватив оглобли той, что была ко мне ближе, я рванул ее на себя, выдернул из стены и напирая грудью покатил вниз. Повозка набирала скорость и следом мчался я. Какая-то неведомая сила и отчаяние гнали меня вперед. Я хрипел от натуги. Жилы вздулись на моем лбу и руках, и готовы были взорваться. – Худжга-а-ар! – не сдерживаясь, закричал я и следом тысячи глоток за моей спиной повторили мой крик. – Худжга-а-ар!

Что гнало мне вперед, я понял только когда поравнялся с противником. Мои торнадо и камни поразили первые ряды. А затем Рок своей силой остановил стихию. Камни потеряв инерцию просто упали. Вихри рассеялись и только пыль клубилась над войском противника. Я увидел смеющегося Рока, что стоял в открывшемся окне над своими приверженцами. Он упер руки в бока и хохотал.

– Смейся! – сплюнул я и надавил грудью на повозку сильнее. Я не понимал, как Рок смог обойти условие личного невмешательства, но ясно осознавал, что он нашел лазейку. Моя повозка как таран крушила орков, разбрасывая их в разные стороны. Они не видели из-за тучи пыли, что к ним движется, а когда могли рассмотреть было уже поздно. Рок перестал смеяться. Он простер руку и я краем глаза увидел, что от него пошли энерговоды к шаманам.

– Вот как он значит действует! Он руководит шаманами напрямую.

Но размышлять и обдумывать, что будет дальше у меня не было даже капельки времени. Я четко понимал, что пошел обратный отсчет времени. Дело шло на секунды. Кто будет действовать быстрее тот и окажется победителем. У смертных есть инерция. И пока они получат помощь от Рока и пока отойдут от шока, я должен был, как это говорили у нас на земле, нанести противнику непоправимый урон. Нужно было катить повозку дальше и дальше. Она словно танк разбрасывала, калечила и уничтожала орков. Колеса подпрыгивали на телах, скрипели, чавкали. Стоны и предсмертные крики ужаса со всех сторон окружали меня. Повозка вторила им, жалобно скрипела, давая понять что вот, вот не выдержит напора и развалится. А следом я знал, шли воины, которые добивали ошеломленных врагов и я понял, что Рок это видел. Он тоже спешил. Катить смертоносную повозку становилось труднее. Я пожелал прибавить силы и у меня открылось второе дыхание. Я был уже в середине вражеского войска, когда уперся в невидимую, но непреодолимую стену. Все! – подумал я, – теперь ход Рока. Я видел его злую усмешку, чувствовал как он собирает вокруг себя энергию и сила, которая закружилась над ним, ошеломила меня. Я знал что он очень могуществен, но знать это одно, а увидеть воочую и стать свидетелем ее проявления, это совсем другое. Он даже без орков раздавит меня как муху. Что и собирался сейчас сделать. Я стал черным как ночь. Внутри меня проснулась генетическая решимость умереть, но не отступить. Какая то легкость и лихость охватили меня. Я дам свой последний и решительный бой.

– Ты можешь еще сдаться, – услышал я смех Рока. – Упади передо мной на колени...

– Русские не сдаются! – закричал я, уверенный, что он меня слышит.

Внутри меня собрались иждивенцы. Лиан горестно вздохнул. - Он истратил всю свою энергию. Я смогу продержать его боевую форму секунд десять и все. Можно жрать кибуцьеров, но это не на долго. Как ты? – Он повернул свою морду к Шизе.

– Поставлю свой купол на пару секунд. Потом тоже все…

– Мда… проворчал дракон, – заигрался парень в бога. Жаль с ним расставаться, а еще больше жаль, что жрать его придется…

Договорить он не успел, рядом с Роком открылось окно и появился смеющийся Авангур. Он повел своей рукой и энергия прущая из рук Рока мгновенно иссякла.

Не знаю как, но я слышал их разговор.

– Авангур! – было видно, что Рок поражен. – Что ты сделал?

– Я проклял твоих пророков, брат. Они не могут получать от тебя помощь.

Рок замер с открытым ртом. Затем заревел как раненный медведь. – Но и его смертные не могут получать помощь от Худжгарха!

Меня выбросило вверх. Значит я непроизвольно использовал благодать. Какая оплошность!

Сверху мне открылось картина, которая заворожила меня. За мной следом шли одиннадцать воинов. Это была Ганга и десять подростков. Они шли, не зная страха и сомнений. Все кто оказывался на их пути падали сраженные. А следом из лагеря выливались волны орков вперемежку с женщинами детьми и лорхами. Они как все поглощающий прилив заливали пространство и ни какая сила, кроме силы смерти уже не могла их остановить. Но они ее не боялись. Это была сила веры, непреодолимая, могучая, все сокрушающая и необъяснимая. Мне показалось что старуха с косой мелькнула над ними и растворилась. А с трех сторон к лагерю двигались тысячи моих последователей. Они услышали крик защитников и поддержали их своим криком. Над степью и горами полетел разносясь в даль многоголосый крик – Худжга-арх! Худжга-арх! Он достиг неба и потряс его. Я увидел что вера свидетелей Худжгарха переломила веру последователей Рока и Рок пошатнулся. Он еще пытался накачать силой своих последователей, но когда крики четырех атакующих отрядов слился в один грозный и ликующий клич, он упал на колени и вдруг кувыркаясь полетел вниз. В самое пекло сражения.

Я прыгнул вниз и Шиза выставила защитный купол. – Всем стоять! – закричал я и небеса усилили мой голос. Почти мгновенно воины рвущие друг друга на части, грызущие клыками, сцепившиеся в смертельной схватке, замерли. Даже лорхи перестали реветь опьянены запахом крови.

– Хватит убивать братьев! – проревел я. – Хватит лить кровь орков! Остановитесь! – Вокруг меня образовалось большое пустое пространство.

– Вы все дети одного Отца – Творца создавшего этот мир. – Мой голос казался лился с неба и слышен был все округе.

– Уходя он отдал степь в руки своего сына Худжгарха. Сегодня вы видели его славу…

В меня влетели мои спецназовцы и я поднялся в образе Худжгарха над полем боя.

Мои слова словно набат колокола звенели и проползали в души слушающих орков. Не было больше врагов по вере. Был один народ - орки.

– Покоритесь и живите, по законам предков и Отец будет рад… – Я оглядел толпу, что смешалась и замерла внимая мне.

– Орк не должен убивать ради веселья или забавы, он сражается со своим врагом. Лож в устах орка позор для него. Орк родился свободным, свободным уйдет за грань. Чтите предания...

– Вас, кто пришел убивать своих братьев, послали те, кто хочет предать степь в руки лесных эльфаров и сделать орудием в достижении своих целей Целей господствовать над всеми. В том числе и над орками.

– Мы не рабы! Рабы немы! – закончил я и воздух взорвался восторженными воплями. Оружие было отправлено в ножны. А свободолюбивые дети степи кидали в воздух свои шлемы. Не было больше противников по вере. Здесь господствовал дух Худжгарха. Не было Рока низвергнутого со своего трона в степи. Я одержал свою первую и важную победу.


Высокие планы бытия

Колокольчик на столе Рока мелодично зазвенел. Он поставил на столик бокал с вином. – Беота чертовка, – усмехнулся Рок, что ей понадобилось на этот раз? Что-то она зачастила в гости. Хе. Хе. Второй раз за тысячу лет. Он небрежным взмахом руки открыл пространственное окно. На него лучезарно улыбаясь, смотрела сестра.

– Прохлаждаешься? – язвительно спросила она. Рок насторожился. – Странное начало. Оно предвещало наличие неприятных новостей. Его лицо осталось невозмутимым а мысли лихорадочно понеслись вскачь. Где он упустил? Чего не заметил? Его ученица многое переняла у него. Обманы, предательство были в порядке вещей, но особое удовольствие ей доставляло видеть его растерянность. Но такого удовольствия он ей не даст.

– К чему ты это? – осторожно спросил он.

– К тому, любезный брат, что наш молодой хозяин новой горы притащил в мир почти всех братьев.

Рок поморщился. – Тоже мне новость, – подумал он и вслух с усмешкой спросил – Ну и что? Заставлю этих дуралеев служить себе. Всего-то. Ты то с чего такая возбужденная?

– А с того, что я узнала кто за ним стоит. И я хочу сказать, что они тебе служить не будут.

– Да-а? Интере-есно. – Откуда такие сведения?

– Можно сказать из первых рук. Появился Рохля…

– Рок не выдержал и расхохотался. Он долго до слез хохотал, потом вытер глаза. – Это твои первые руки? – спросил он. – Рохля.

Беота не смутилась, она тоже усмехнулась. – Ну если тебе неинтересно, тогда я пожалуй удалюсь.

Рок перестал смеяться. – Есть еще что-то? – спросил он, пристально посмотрев на сестру.

– Угу.

– Что-то стоящее внимания?

– Да.

– Что ты хочешь?

– Договор о не нападении.

– Слишком много. Ты можешь просто признать себя моим вассалом и живи спокойно.

– Никогда.

– Тогда прощай. – Рок захлопнул окно пред ее носом. Он не собирался разводить политесы пред сестрой. И он и Беота хорошо понимали, что она была обречена. Рано или поздно ей придется уйти или подчиниться, но тогда условия будут уже не такими щадящими. Беота это тоже понимает и стремиться сохранить свою власть. – Хитрая лисичка. – Усмехнулся Рок.

Сегодня он покажет всем, кто настоящий хозяин на планете. Он лично проследит за крушением недолгой власти самозванца, посмевшему кинуть ему вызов… Ему Року!

– Кто может противостоять ему? Не было таких и не будет. – Рок решительно встал. Открыл новое пространственное окно и стал смотреть на то, что происходило в степи. Его последователи помеченные знаком антагониста, медленно но уверенно двигались к горе. На небольшой и плоской возвышенности засели те кто предал его. Именно предал! Поэтому Року не составило труда создать убийственную защиту против сторонников самозванца. Все кто исповедал веру противную веру в Отца по имени Рок, должны были исчезнуть. Попав в эту ловушку они погибали от разрыва жизненных связей. Закон был на его стороне. Он первое творение создателя, вершина его мудрости, в которого тот вложил мудрость мироздания и знания законов творения. А кто этот Худжгарх? – Ожившее предание стариков. Глупый человечек, возомнивший себя равным богам. Он даже наверное не понимает, что является орудием в руках более хитрого и изощренного хранителя. Надо же вывел братьев в мир! Кто такое мог придумать? – Рок в раздумьях вгляделся в то что происходило в лагере Свидетелей Худжгарха и увидел своего соперника. На повозке стоял смешной орк с синими волосами.

– Ну и вырядился! – хихикнул Рок. – Посмотрим, что ты можешь?

Его последователи неумолимо приближались к плато. Вот они уже на середине. – Как медленно, – проворчал он и вышел на свежий воздух. Легкий ветерок трепал волосы и бороду. Рок оглядел мир принадлежащий ему и его сердце наполнилось гордостью. Он бог этого мира! Он самый достойный, что бы править им и больше никто. Он... Рок… В этом имени звучит музыка грозы и могущества…

И в этот миг его торжества, сбив его с мыслей, через него хлынул могучий поток энергии. Рок на мгновение замер. Потом удивленно посмотрел вниз, там происходило что-то очень странное. Его накопленная благодать уходила неизвестно куда и просто невероятным мощным потоком. Он услышал призывный вопль своего раба и понял, что тот сей час просто сгорит. Не размышляя больше, он мгновенно остановил поток уходящей благодати и прыгнул вниз к своим последователям.

Шаман - его воплощение среди смертных стоял с ножом в шеи, а рядом протянув к нему руки находился его враг. Действовал он невероятно быстро, поэтому Рок тоже стал спешить. Ударом сырой энергии он отбросил Самозванца и встал напротив него. Он понял что тот вновь сумел переиграть его. Это было непостижимо! Как! Как это ему удалось? – Ну что за наказание этот землянин! Почему он не взял просто смертного из этого мира? Его мысли ответили ему сами.

– Да потому что смертный из этого мира не мог ему пригодиться. Только иномирянин был той неизвестной величиной, что могла помочь быстро переломить ситуацию в его пользу. Рок не хотел ждать. Ему было тесно на материке. Ему нужна была вся планета А потом? Потом...

Но как же он просчитался с этой букашкой. Тот просто как стихийное бедствие оказался не предсказуем и полон неуемной энергии. Он вылезал там где его не должно было быть. Сначала решил помогать ему Року. Сумасшедший землянин. И так на помогал, что пришлось его оправить к сестре на жертвенник. Но он и оттуда сумел выбраться. Теперь вот поглядите! Худжгарх! Тьфу. И приходится с этим считаться. Ну ничего и не таких обламывали. Главное узнать кто из братцев за ним стоит. Кроме того его необязательно убивать, можно использовать в своих целях… до времени.

Рок решил схитрить и провести переговоры. В конце концов если не можешь предотвратить развитие событий, возглавь их.

– А я тебя не до оценил. – Добавив очарование в голос, добродушно проговорил он. Голос его был пропитан радушием и теплотой. – Ты нашел чем вскрыть мою защиту. Браво юноша! Честное слово браво. Предлагаю тебе мир на своих условиях. – Рок предлагал человеку то, что предложил сестре. По его мнению это был жест небывалой щедрости. Собственно какая разница Худжгарху кому служить. Ему Року или тайному противнику. В конце концов у Рока была уже реальная власть и он мог поделится ею с тем кто доказал свою состоятельность. Для Рока все было просто и понятно Любой из его братьев с радостью ухватился бы за такое сверхщедрое предложение. Но к его великому удивлению человек отказался.

– Как же трудно строить отношения с этими смертными, которые имеют принципы. Любовь, преданность… Глупости! Ну что же пойдем другим путем. – Мысленно усмехнулся Рок.

Он был уверен, что вызвав самозванца на поединок, он заставит показаться кукловода, но человек сделал то, чего никогда бы не сделал никто из его братьев. Никогда бы они не обратились к судье. Все они знают, что это значит обратиться за помощью к Творцу и признать его власть над собой. А они его власть над собой не признавали. Они сами были богами.

А человек действовал просто и незамысловато. Он взял и позвал судью. И неожиданно для Рока заставил того подчиниться законам создателя. Этот «червь» просто используя вызов Рока на поединок, затащил его под закон. – Сволочь! Унизил пред всеми его братьями. Перед сестрой.

И даже никчемный Рохля потом будет смеяться над ним.

Но даже на арене Рок был уверен в своей непобедимости. Он прожил тысячи лет, не забывал тренировать свое тело. А что может противник? Махать мечом? Рок стоял расслабленно.

И тот снова смог его неприятно удивить. Человек всегда действовал непредсказуемо, на первый взгляд глупо и вот сейчас он не стал ждать. Рок не ожидал такой прыти от человека. Неожиданно тот словно молния взвился вверх и ударил его ногой в живот. Он вообще не чтил или не знал кодекс поединков. Сначала нужно было обговорить условия, определить, что теряет проигравший, а потом уже действовать. А он...

Боль скрутила Рока, он упал и больно ударился спиной. Из него вышибли дух и если бы не его забота о своем теле Рок был бы уже мертв. Продираясь сознанием сквозь боль и спазмы, задыхаясь, он смог сохранить способность мыслить и злорадно понял оплошность человека. Даже если тот победит, Рок ему ничего не будет должен.

А человек подошел и усмехаясь сел рядом. Еще одна глупость короткоживущих. Они ничему не учатся. Рок застонал и вроде непроизвольно ухватил ладонью песок арены. – Нога... Моя нога... Прошептал он и человек попался. Попался как ребенок. Он перевел взгляд на его ноги и в тот же миг не мешкая, Рок швырнул песок ему в глаза и попал. Пользуясь заминкой соперника, попытался ударить того ногой в голову. Но человек словно ожидал этого и упал на спину. – Как же он ловок. – С ненавистью подумал Рок. – Убью гада!

Рок пошел кругом вокруг сидящего и трущего глаза противника. Подошел ближе и размахнувшись, хотел ударить его по затылку ногой. Навряд ли голова этого полуумного способна выдержать такой удар. Еще нога была в воздухе, а он уже понял, что странным образом промахнулся. А в следующее мгновение был сбит на песок подсечкой человека. – Рано он списал того в смертники. Ох рано!

Они поменялись местами. Рок лежал, а человек стоял и на слух искал его. Теперь Рок был предельно осторожным. Ему нужно затаиться и встать, тогда он покажет этому выскочке… Но человек вновь перехитрил его и заставил двигаться. Рок попался на его обманный маневр. Вновь молниеносное движение и противник упал на него сверху. Обхватил руками. Рок взвизгнул от накатившего на него страха и большими пальцами рук надавил на глаза врага. Человек от боли зарычал, а разъяренный Рок с наслаждением вдавил пальцы вглубь глазниц. – Получи сволочь! – злорадно подумал он. – На! – По пальцам потекла жидкость. – На еще! Сдохни!

Но человек не сдавался, лишь сильнее зарычал, затем подгреб его под себя и ударил лбом в нос.

Боль и темнота на мгновение окружили Рока. Он потерял ориентацию. А затем Человек… Нет это уже был не человек, это был дикий зверь. Он ухватил его лицо зубами и стал остервенело рвать. Больше Рок выдержать не мог. Он понял, что его сейчас загрызут и от ужаса заверещал во весь голос. – Я сдаюсь! Пощади….

Они стояли в зале судьи и Рока накрывал стыд. Человек заставил его признать поражение и об этом будут знать все. – О скрепы небесные! Сколько от него проблем! Но затем он взял себя в руки. Поражения надо уметь принимать, еще не все потеряно. У него есть верующие в него и он возьмет управление ими в свои руки. Пусть он проиграл духовую битву, но здесь на планете он раздавит Сопляка. Он отомстит за свой позор.

Рок без слов ушел к себе. Поднялся над замком и поплыл к месту битвы. Еще не все закончено.

Он встал на полем боя. Внизу застыли объятые ужасом его приверженцы. Властитель Сивиллы выпрямился и распластав руки, направил потоки благодати на своих приверженцев. Он смог это сделать, и радостно захохотал, увидев как Худжгарх прикрыл своим божественным щитом девушку и десяток юношей. Он потерял осторожность и вступил в открытое противостояние. Этого Рок ждал долго. И вот он миг его триумфа!

Он видел как тот бестолково действуя, толкал повозку. Вот в конюхах тебе и место! – рассмеялся Рок. Посмотрим на сколько хватит твоей благодати. Он насыщал силой оставшихся пророков и хотел уже применить заклятия, как неожиданно связь с пророками прекратилась, а на него смеясь смотрел самый никчемный из хранителей — Авангур. Хуже только Рохля. Авангур Ленивый амбициозный и умный брат. В свое время Рок чтобы избавиться от неудобного соперника, сделал так, что его утопили другие. И вот он тут стоит и скалиться.

– Авангур! – Рок был неприятно поражен. – Что ты сделал?

– Я проклял твоих пророков, брат. Они не могут получать от тебя помощь.

Рок замер с открытым ртом. Затем заревел как раненный медведь. – Но и его смертные не могут получать помощь от Худжгарха! – И синий орк тотчас исчез с поля боя.

– Авангур, – Рок немного успокоился. Он понимал что еще не все потеряно. Когда-то этот Авангур заглядывал ему в рот. – Мы же братья! Почему ты помигаешь чужаку?

Авангур посмотрел на юношу стоявшего над полем боя, потом на Рока.

– Вспомни, брат, кто подговорил неразлучную троицу утопить меня? – Авангур был доволен. Кроме того он спас меня и вытащил из забвения.

– Ты испытываешь к нему благодарность?… – Рок не мог поверить своим ушам.

– Честно сказать нет, – ответил Авангур. – Но я сделал ставку на него.

– Но почему? Это же глупо.

– Глупо? Глупо было, брат, оставлять его на горе. Ты не мог, обладая могуществом, свергнуть его. Он показал свою силу и все мы стали его если не союзниками, то нейтралами. Кроме того мне приятно видеть твой позор. Он победил тебя на арене. – Авангур заразительно засмеялся. – Как же это чертовски приятно смотреть, Рок. Видеть твой позор. Ты орал как резанная свинья.

– Он поступил так, нарушив кодекс хранителей… Это позор ему! – заревел Рок и в это время необъяснимая Сила сотрясая основание, на котором он стоял, уронила его на колени.

– Что это? – Растерянно проговорил Рок. А потом могучий многоголосый клич. – Худжга-арх!!! – Разрушил опору под его ногами и он с криком …. Не-ет! – полетел вниз.

Авангур почесал подбородок. И задумчиво ответил, обращаясь к низвергнутому Року. – Надо уметь выбирать правильную сторону брат. Ты сам меня этому учил.

Глава 7

Планета Сивилла. Лигирийская империя

– Су, хватит висеть на моей шеи, – Фома осторожно отстранил от себя девушку. Не обращая внимания на ее недовольный вид, стал говорить. – В империи вам находиться нельзя, надо выбираться обратно в степь…

– А как же Керти? – впервые за все время как их освободили прервал молчание эльфар. – Я без нее никуда не поеду.

Фома мельком глянул на молодого эльфара. По его глазам полными боли он понял, что мальчик любит и любит человечку сильно. Он не стал задумываться в чем тут дело. Психику парню сломали или та приворожила его. Не Фомы это дело. Снежные эльфары они вообще странные. – Я это понимаю, – ответил он. За девушку не беспокойся. Она вместе с матерью и другими рабами выкуплена и сейчас под охраной верного человека направляется к своему деду, отцу матери. Мы же туда попасть не можем. После всего случившегося вас будут искать. Тебя и Су. Отряд орков проводит Вас к месту нашей стоянки, а я отправлюсь искать твоего отца, лер. Придет время и мы заберем твою девушку в безопасное место.

– Фома, я с тобой! – Юная эльфарка ухватила его за руку и сжала ее в своих ладонях. Глаза ее наполнились слезами и смотрели жалостливо, как может смотреть преданная, любящая женщина, желающая любыми способами удержать рядом с собой мужчину. Но Фома не поддался ее чарам.

– Нет, Су. Ты мне только будешь мешать. Я найду отца лера Радзи-ила и переговорю с ним. Затем вернусь. Одному мне будет легко спрятаться в империи. Для людей все орки на одно лицо. А ты слишком приметная. Я провожу вас до степи. – Он ответил на ее пожатие своим, успокаивая и давая понять, что спорить бессмысленно. Су сникла, но по взгляду орка, по его тону поняла, что Фома не отступит.

Радзи-ил несколько успокоился. Он сидел молча, уставившись в пол повозки, пребывая в своих мыслях. Повозка мерно покачиваясь, неспешно двигалась по дороге. Управлял ею молодой орк. Еще два орка на лорхах ехали рядом с повозкой. В отдалении следовал небольшой отряд орков.

Выехали они от старой мельницы ночью. Фома привел их туда и приказал сидеть не высовываясь, сам до вечера исчез. Вечером он заявился не один. А с повозкой и тремя орками. Усадил их в повозку, сел сам и они тронулись в путь. У Су накопилось множество вопросов, но она некоторое время стойко молчала. Поглядывала на жениха и ожидала когда разговор начнет он. Несколько раз она бросалась ему на плечи и он с терпением стоика выносил ее изъявления радости.

– Как тебе удалось вырваться? – не выдержав молчания, спросила Су.

Фома закрыл глаза, вспоминая свой побег из тюрьмы и принялся рассказывать…

– Ну ты прямо молодец! Надо же! – Восторженно попискивала Сулейма, слушая как Фома рассказывал про побег, как жил в подвале, как выбирались из города, как нашли Керти и других рабов. – Не зря я тебя полюбила. Даже твой учитель - мучитель так бы не смог. Какой ты у меня молодец! Можно я с тобой поеду?

– Нет.

– Ты жестокий и черствый мужлан как и твой учитель - молокосос. Сам еще жизни не видел, а уже других учит... Фомочка давай бросим все и уедем. Жить будем сами, одни. – А? – она гладила его руку, заглядывая ему в глаза. Сулейма не задумывалась о том, как со стороны выглядят ее неожиданные переходы от слезливых просьб к яростному возмущению.

– Нет.

– Что ты заладил нет и нет. Только это слово и знаешь. – Су обиженно отвернулась. Но долго сидеть молча она не могла. Девушка вертелась словно сидела на иголках. Некоторое время обиженно молчала, потом повернулась к спокойно сидящему Фоме. – Ты когда на мне женишься? – неожиданно задала она вопрос.

– Когда учитель разрешит.

– А если он не разрешит?

– Разрешит.

– Откуда ты это знаешь?

– Су. Отстань от Фомы – проговорил молчавший до этого Радзи-ил. – Фома уже доказал что он умелый и разумный воин. Когда надо тогда и жениться. А тебе девушке навязываться парню неприлично. Где ты жила? В какой пещере? Ты совсем не умеешь себя вести.

– Что? Да много ты понимаешь, сосунок. – С сильной обидой в голосе резко ответила Су.

– Я… Я между прочим твоя сестра по матери. Только прижила она меня от другого мужчины…

– Сестра? Ты что несешь! Какого другого мужчины? Моя мать честная женщина... А ты…

– А что я? – с болью в голосе и горькой усмешкой, – ответила эльфарка. – Я была ею продана в рабство и жила на острове магов, услаждая похоть развратных стариков. И все для того чтобы честность наше мамочки не была подвержена сомнению. Спасибо Фомочке, он меня спас и вывез с острова.

Возмущенный Радзи-ил, сильно посеревший стал приподниматься.

– Сядь. – Добавив властности в голос, резко произнес Фома,. – Мы не хотели тебе говорить, но именно так все и произошло. Твоя мать является матерью и Су. Неизвестно она сама или кто-то из ее окружения спрятали девочку, а потом продали в рабство. Где ей было учиться манерам? Поэтому успокойся. Ты знаешь почему тебя и твоего отца отвергли?

– Н-ет. – Сев на свое место, растерянно ответил снежный эльфар. – Мне не сказали… Это было так странно…

– Вас отвергли потому что кто-то открыл твоему деду правду о матери.

– Откуда… Откуда ты это знаешь? – недоверчиво смотря на орка прошептал пораженный Радзи-ил.

Мы снежные эльфары чтим свои законы…

– Чтите? – Усмехнулся Фома. – Я знаю еще одну высокорожденную из вашего рода, которую продали демонам. Так вот она имеет дар видеть прошлое. Она много чего порассказала о вашей эльфарской чести. И кстати тебе это хотел рассказать учитель, которого приняли в один из домов Снежного княжества с правом основать свой род. При условии что в него войдут на добровольных началах три снежных эльфара. Для тебя это возможность снять позор рода и остаться живым. Дом которому ты принадлежишь отправил охотников за тобой, ну и наверное за твоим отцом.

Радзи-ил долго, часто моргая, смотрел на Фому. Он искал на его лице следы неуместной шутки, но Фома был холоден и спокоен. Плечи молодого эльфара опустились, из него словно выдернули стержень. – Так вот почему меня изгнали… – Прошептал он. Лучше бы меня убили…

– А что стало с моей матерью? Она жива?

Фома отрицательно покачал головой. – Нет Радзи-ил. Она, твой дед и многие эльфары погибли в замке при странном взрыве.

– При странном взрыве, – горько усмехнулся юноша. – Это дед заметал следы, что бы информация о матери не просочилась другие дома. Он убрал мать, погиб сам и захватил с собой тех кто мог знать об этой тайне. Меня пожалел… Он помолчал, приходя в себя, испытания выпавшие на его долю закалили его характер, он смог собраться. – Да я перейду в род человека, как и обещал, – твердо произнес он. Если его признали достойным основать свой род, значит он смог сделать для княжества что-то очень значимое. Да и не только для княжества, но и для меня.

– Да, кивнул. Фома. – Так и есть. – Он спас твою троюродную сестру Тору. Вытащил ее из Инферно, куда она была продана некоторыми членами службы безопасности князя. А она претендент на княжеский престол.

– О боги мироздания! – Радзи-ил покачал головой. – Куда катиться мир. Эльфар продет эльфара! Человек спасает принцессу… Наследника трона изгоняют их страны… Как низко мы пали… Он закрыл глаза и отвернулся.

Дальше он всю дорогу хранил молчание.

Двигались они по ночам, днем таясь в рощах, которых было в достатке на границе со степью. И на третий день обойдя приграничные кордоны стороной, покинули пределы империи.

Степь встретила их жарким напором воздуха, дурманящим запахом горьких трав и пьянящим чувством свободы. Вдалеке окутанные облаками прятались верхушки снежных гор.

Фома встал рядом с повозкой. Напротив него стояли Мбрым и Жыгрым. – Вот Жыгрым возьми этот перстень. – Фома протянул командиру отряда орков, золотой перстень с монограммой на печатке. – Это знак для Грыза. Он примет тебя и твой отряд. Доведите этих эльфаров до места стоянки. Снежный эльфар покажет место. Там вас встретят. Дальше уже как знаете. Здоровый орк кивнул и принял перстень.

– Мбрым, – Фома повернулся к Орку с которым сбежал их тюрьмы. Вы вместе с сыном останетесь вместе с эльфарами и дождетесь меня. Обещаю что вы не пожалеете. Мбрым также ни слова не говоря молча кивнул. Фома посмотрел на грустную Су. Подошел и обнял ее. – Не делай глупости, прошептал он ей на ухо. – Пообещай.

– Зачем?

– Мне будет так спокойнее и скорее вернусь.

– Обещаю. – Сулейма прижалась к Фоме и простояв так пару секунд, оттолкнула его. Отвернулась и залезла в повозку. Следом не проронив ни слова поднялся Радзи-ил.

Фома вскочил на лошадь, что шла вместе с ними привязанной к повозке и пришпорив ее, поскакал обратно. Он специально прихватил лошадь, чтобы не сильно выделяться в империи. Орпк разъезжающий на боевом быке привлекает внимание

Объезжая крупные поселки и города встречающие на пути, он продвигался к портовому городу. Телепорты использовать не стал, пологая, что они взяты под наблюдение стражей империи. Останавливался он в небольших придорожных трактирах. И на одном из привалов к нему подошел купец. Спокойно уселся за стол напротив и заказал еду. Когда подавальщик отошел, прямо завел разговор. – Меня зовут Играм Толстый, – представился он.

Фома внешне рассеяно, но подмечая малейшие детали посмотрел на купца. Кожаный колет трещавший на объемистом животе, синяя шелковая рубаха. Руки с большими ладонями сжатыми в кулаки лежали на столе. Лицо с грубыми чертами лица и упрямым подбородком гладко выбритое. Глаза внимательные.

– Чем могу помочь уважаемый? – поинтересовался Фома.

– Можешь, клыкастый. – грубовато, но решительно заявил купец. – Мне нужен орк в отряд охраны. Хочу тебя нанять.

– Орк? Зачем?

– Затем что вашего брата развелось на дорогах тьма тьмущая. Сколотились в банды и требуют плату за проход. Так раздавая свои деньги я приеду в Грановерд нищим. А ты сможешь переговорить со своими и нас пропустят.

– Почему вы решили, уважаемый Играм, что они меня послушают.

– Я за тобой наблюдаю уже второй день, и видел как ты прогнал двоих разбойников с дороги. Ты ехал перед нами, обогнав нас и мы тоже следом проехали без проблем. Ну так что?

– Грановерд значит? – задумчиво переспросил Фома. Он тоже направлялся туда. И идея купца затеряться в его охране ему понравилась. Если его и эльфаров ищут, то не будут обращать внимание на купеческий отряд. Искать будут или одиночек или банды его соплеменников. А что искать будут, он не сомневался. Машина правосудия в империи работала без сбоев. Только интенсивно искать будут в той провинции, где совершено преступление. Вот из нее он и должен был выбраться. Самым узким местом его плана был именно переход границы в другую провинцию. Обойти пункт пропуска было не просто. Патрули с магами обходили границу. И одиночный орк обязательно привлек бы к себе внимание. Он резко выделялся на фоне других орков. Маленький, стройный, худощавый словно человек. Фома понимал, что это довольно красноречивые приметы. И не до оценивать имперский сыск, он не горел желанием.

– Сколько вы положите мне жалования, уважаемый? – подумав поинтересовался он.

– А это смотря, что ты будешь делать, – прищурив хитрые глаза, превратив их в щели, спрятав под буграми красных обветренных щек, отозвался купец. Фома усмехнулся. Сквозь прорези на него внимательно смотрели глаза несомненного умного человека.

– Лучше скажите чего Вы хотите от меня. Чтобы я договаривался, сражался с бандами или уменьшил плату за проход?

– По минимуму уменьшил плату за проход, а вообще чтобы я не платил. Хватит того что чиновники на границах свою мзду требуют.

– Хорошо. Я согласен, а там как получится, – сказал Фома. – Дадите мне пять золотых. Если проведу караван без поборов, добавите премию еще пять золотых. – Фоме деньги были не нужны, но если он не потребует платы, купец насторожиться и заподозрит неладное.

Купец расплылся в довольной улыбке. – Хорошо, клыкастый, по рукам. На клыкастого, Фома не обижался. Здесь в империи с орками не церемонились. Могли и запросто голову срубить и на кол вдоль дороги повесить. И никто не будет искать виновного. А те периодически разбойничали на дорогах. Вот как сейчас, когда их стали преследовать в приграничных городах. То что это связано с ним с Фомой, он промолчал.

Так что он поступил правильно, устроившись в караван охранником. Это Фома понял скоро. На следующий день их остановил большой отряд стражи и стали расспрашивать про орков и снежных эльфаров. На маленького орка в охране они не обратили внимания. Если орк в охране купца значит более менее благонадежен. Чем дальше они ехали вглубь империи тем больше становилось патрулей на дорогах, кое где попадались головы орков насаженные на колья, да и сами отряды орков появлялись вроде как ни откуда. Они возникали внезапно и перегораживали дорогу, тогда вперед выходил Фома и убеждал орков пропустить их без выкупа. Обычно стоило ему показать огненный шар в руке и те также быстро исчезали как и появлялись. Но один раз переговоры не заладились. Главарь отряда попался упертый. На огненный шар в руке Фомы он не обратил внимания а просто попробовал ткнуть того копьем.

– Ну глупые есть в любом народе, – подумал Фома и запустил фаербол в орка. Шар с оглушительным треском взорвался, испугав большой вспышкой остальных орков. Орк обугленным чучелом улетел в сторону, а лорх объятый пламенем заревел, прыгнул и сделав несколько неуклюжих шагов, упал на дорогу. Остальная банда тут же рассеялась.

Подъехав к Фомке купец задумчиво на него посмотрел. – А ты значит еще и маг. – Не-то утверждая, не то спрашивая, проговорил он. По его голосу разобрать было непонятно. Дальше он некоторое время ехал рядом молча.

– А знаешь, клыкастый, – прервал молчание купец, ты странный орк. Маленький, щуплый. Я все думал почему другие твои соплеменники тебя слушаются? А теперь понимаю почему...

– И почему?

– Потому что ты шаман. И вполне может быть ты тот орк, которого разыскивает стража.

– И кого стража разыскивает? – Невозмутимо поинтересовался Фома.

– Худого, невысокого орка, государственного преступника, сбежавшего из тюрьмы. Других таких маленьких и худых орков я пока не встречал. Но на преступника ты не тянешь и из тюрьмы навряд ли смог бы сбежать. Тут наши чиновники что-то напутали, да и с описанием тоже не все в порядке. Написали так чтобы этого государственного преступника не нашли. Где это видно чтобы орк был маленьким? – Купец подстегнул свою лошадь и поехал впереди Фомы. Фома в раздумьях посмотрел ему вслед. Странный разговор состоялся. Что хотел ему сказать купец? А то что он хотел ему донести нечто важное, Фома понял. Может быть не один купец слышал информацию о государственном преступнике, может и другие тоже слышали. И если купец будет молчать, то другие могут его выдать страже. Может это он хотел донести до ушей Фомы? Купец был прямым человеком, говорившим просто и ясно, но тут он закрутил такие обороты, что стоило задуматься. Если предположить что кто-то хочет его сдать, то кто из каравана? И что с ним сделать? Убить? Надо на привале подслушать, что говорят в обозе. Они ехали до вечера и остановились на привал в придорожном постоялом дворе Фома незаметно в вечерней суете исчез и появился спустя время в зале, где вечеряли постояльцы. Был он под скрытом, поэтому двигался хоть и осторожно, но без опаски. За отдельным столом сидели двое. Сам купец и его приказчик. Сначала молча поглощали пищу, потом когда принесли вина, Приказчик огладив бороду и отведя глаза в сторону как бы невзначай спросил. – А что Играм тебе наш орк не кажется странным?

– Странным? – купец прищурился. – А почему ты спрашиваешь?

– Ну, по описанию он подходит… Приказчик замялся. – Худой маленький.

– Какой же он маленький? Он больше тебя, Прохор.

– Ну может быть он и больше меня, но по сравнению с другими орками он гораздо меньше их. Да и плата в пятьдесят золотых илиров весьма внушительная.

– Прохор. – налив себе вина и пригубив стакан, – рассудительно отозвался купец. Ты уже второй раз заводишь этот разговор. Тебе деньги в награду за поимку покоя не дают. Но я тебе так скажу. Если бы в описании было указано, что орк маленький по сравнению с другими орками, то он бы очень походил под это описание. Но там просто сказано орк маленький и худой. Этот же клыкастый широкоплечий и сильный. Нет он не подходит под описание преступника.

Но там сказано что он опасен и владеет магией.

Купец усмехнулся. – И что? Все орки опасны и многие владеют своей шаманской магией. Дикари одно слово. И потом ты думаешь, что сдашь его страже и получишь пятьдесят монет? Ты дожил Прохор до седой бороды, а ума не набрался.

– Почему это не набрался? – обиделся приказчик. – Вроде на слабоумие не жалуюсь.

– А потому, Прохор, что ты не понимаешь простой истины.

– Это какой такой простой истины?

– А такой. Начальник патруля заберет по твоему доносу этого орка и сам сдаст его властям. Он не захочет отдавать тебе такие деньжищи. А если выясниться что орк не тот, его отпустят. Тогда он вернется и считай твои дни подошли к концу. Орки не прощают предательства.

– Да это я понимаю, но и ты не глуп, и понимаешь, что другие тоже также думают как и я. Они могут донести на орка, тогда с тебя уже спросят почем ты не донес о нем первым? Укрывал преступника? Значит ты с ним в сговоре.

– Вот ты Прохор и проследи, что бы никто языком не трепал, а то без жалования оставлю. Подкинь им мысль, что они все равно не заработают, а неприятности наживут. Но когда придем в Грановерд, рассчитаемся с ним, можешь делать что хочешь. А пока свои догадки держи при себе. – Купец посуровел. – Ты понял меня, Прохор?

Приказчик поперхнулся вином. Закашлялся. Из глаз его полились слезы.

Откашлявшись, он тихо произнес. – Понял. А если жандармы спросят почему раньше не сообщил патрулям?

– Скажешь, знал, что патруль заберет награду себе. Они поймут, – Равнодушно отозвался купец. – Кроме того скажешь, что боялся его. Он ведь колдун. Мог порчу навести. – Приказчик вновь согласно закивал.

– Значит в Грановерде меня будут искать. – Размышлял Фома, – но до города он доберется без проблем. Купец это устроит. Телепортом воспользоваться не получится. Тогда нужно уходить на корабле. Лучше воспользоваться рыбачьим судном. Они и рыбаки, и контрабандисты в одном лице... Исчезнуть сейчас? – Тем самым подтвердить их догадки. «Сыскари» жандармов поймут, что он движется вглубь империи. Поиски станут более интенсивные. – Ладно, – решил Фома. – По ходу что-нибудь придумаю. Странно что они вообще его ищут. Не иначе бояться шпионов, что вызнают, о ходе подготовки к войне с Вангором. Не иначе. – Мысленно повторил он.

Но утром события повернулись по другому. Фома ночевать на постоялом дворе не остался. Он пошел на сеновал и залез на самый верх, закопался в сене. Его привычки вольного орка не давали ему насладится простынями и кроватями. Нюхать запах отхожего ведра, он не горел желанием. Гораздо ближе был ему запах сена и животных. Довольно закрыв глаза, он провалился в дремоту.

Разбудил его тихий разговор. Говорили двое и разговор вели о нем. Фома насторожился.

– Круц. - Услышал он знакомый голос. – когда завтра приедем на постоялый двор, там должны быть патрули дорожной стражи. Село большое и они там будут обязательно. Ты подойдешь к их старшему и скажешь, что для них есть важная информация. Пусть он выйдет на крыльцо. Я там его встречу. – Голос по всей видимости принадлежал приказчику Прохору.

– Зачем?.. Не хочу я со стражами связываться…

– Дурень, надо про орка сообщить.

– А че о нем сообщать, он сам на виду….

– Дурень ты и есть дурень. За него награду дают, я тебе как получу ее, золотой илир дам. Понял.

– Золотой илир? А... А что я им скажу?

– Скажешь, что на крыльце его ждет человек с важной информацией.

– А если стражи не будет?

– Ну а если не будет, ничего не скажешь. Только смотри не проболтайся, а то награду не получим.

– Не сумлевайтесь, господин приказчик, все сделаю как надо. Когда Круц Вас подводил? Во-от… и я говорю не было такого.

Голоса затихли, скрипнула воротина сеновала и стало тихо.

– Не унимается Прохор, – беззлобно подумал Фома.

Через пару рисок послышался вздох и шорох. Кто-то лез к нему на верх. Прополз шурша сеном и Фома увидел силуэт человека. Тот уселся к нему спиной и что-то под нос себе бормотал. Фома протянул руку и не долго думая, пальцем надавил на затылок сидящему, выпустил энергию через палец. Человек захрипел кулем упал набок. Теперь он так пролежит дня три не меньше. Усмехнулся Фома.

Утром он первым пришел в зал и сел за стол. Он спокойно сидел, неспешно поглощая пищу и видел как суетились обозные, ища кого-то, ругаясь при этом и крича навесь двор. – Круц! Старый пьяница! Где ты спрятался. Поиски продолжались долго, но наконец приказчик догадался послать охрану, поискать на сеновале. Оттуда притащили обездвиженного Круца. Мужик тяжело дышал и все видели что он парализован. Подошел и Фома остановился рядом с купцом. Тот с кривой злой усмешкой смотрел на ездового. Повернулся к Фоме и в сердцах сплюнул. – Опять какой то дряни напился дурень. Придется оставить его здесь, оклемается догонит. А не догонит без жалования оставлю.

Потом хмуро посмотрел на охранников. – Чего встали! Тащите его на постоялый двор. Пусть там отлеживается. А ты, Прохор, – купец погрозил пальцем бледному приказчику, – плохо за людьми следишь, оставь плату за него хозяину за суток так скажем... четверо... не больше.

После начала движения ближе к полудню к нему как бы не в значай подъехал приказчик. – Ты с нами уже третий день, а я не знаю как тебя зовут? – задал он вопрос. Фома равнодушно кинул на него взгляд и отвернулся. – Зови меня Клыкастый, человек.

– Клыкастый, – хмыкнул Прохор. – Это не имя, это кличка как у бандитов. Он испытующе глянул на орка. Фома посмотрел на приказчика. – Если ты узнаешь мое имя, то мне придется тебя убить, человек.

Прохор от таких слов даже вздрогнул и придержал лошадь. Потом вновь поравнялся с орком. – Почему это сразу убить? – спросил он.

– Потому что тот кто знает имя орка, тот или друг или родственник. Они не могут навредить. Ты мне не друг и не родственник, а зная мое настоящее имя, можешь навести колдовство. Вот почему. Мы орки чужакам своих имен не открываем.

– Вот как? – удивился приказчик, – интересные у вас обычаи. Дикарские можно сказать. Все это от того что вы орки очень суеверные. Ну как знание имени можно использовать во вред? Это все полный бред и ерунда.

– Хочешь проверить? – усмехнулся Фома.

– Что проверить? – не понял его приказчик.

– Скажи мне свое имя и я наведу на тебя порчу.

– Имя? – Прохор ухватил в страхе свою седую бороду. – Порчу? – Он притормозил лошадь и дал возможность Фоме уехать вперед. Поравнявшись с купцом зашептал. – Точно тебе, Играм, говорю, он это.

– Ты о ком?

– Об орке. Говорит скажи мне свое имя и я наведу на тебя порчу. Опа-асный тип!

Купец лишь усмехнулся. – Зачем ты к нему полез?

– Да так... хотел понять, он это или не он.

– И как, понял?

– Понял, – раздраженно буркнул приказчик. – Жаль будет, если денежки кому-то другому утекут.

К вечеру они прибыли в большое село. На окраине стоял обширный постоялый двор и там уже находилось несколько караванов других купцов. У коновязи стояло десяток боевых коней, укрытых кожаной броней.

Прав был Прохор, говоря, что стража обязательно будет на постоялом дворе. Фома спокойно поднялся на крыльцо и зашел в зал трактира постоялого двора. Нарочно прошел мимо сидящих солдат и сел напротив, всем своим видом показывая равнодушие. Стражники не обратили на него внимания. Кроме него тут было еще пять или шесть орков охранников караванов.

Подошел купец, посмотрел на стражу, на Фому, неопределенно хмыкнул и сел рядом. – Мы Фома, начал он тихий разговор, – завтра пересекаем границу провинции. – Фома насторожился но вида не показал.

– Как пересечем, – продолжил купец, то ты больше уже не нужен будешь. Там вашего брата разбойника нет. Как и обещал, я дам тебе твою плату и премию. Но вот что хочу сказать. Ищут тут одного орка отличного от других размерами. – Купец многозначительно посмотрел на огромных орков сидящих в стороне и вновь повернулся, к Фоме. – Я хочу быть с тобой честным. Пятьдесят золотых на дороге не валяются. И кто-то захочет сообщить о тебе той же страже. Тебя будут искать… понимаешь?

– Пока нет, – спокойно ответил, Фома.

– Я поясню. – Все пятьдесят монет тот кто о тебе сообщит, не получит, но десяток ему перепадет. Так что бы не было соблазна, лучше оставь десяток золотых и мы по мирному разойдемся.

– Не перепадет и не разойдемся. – равнодушно ответил Фома. Он понял что купца обуяла жадность. Хочет сохранить свои денежки и вроде как честным остаться. Мол плату не бери и мы про тебя никому не скажем. Он то может и не скажет, а вот Прохор обязательно донесет. Купец непонимающе уставился на Фому.

– Стражникам, которым донесут на меня, я скажу, что ты был со мной в деле и тебя потащат следом. Я то скроюсь, не в первый раз, а ты сядешь в тюрьму и все потеряешь. Ты это хотел мне сказать?

Купец казалось потерял дар речи. Он вылупился на Фому и молча с ужасом на него смотрел. Еще скажу, что мне помогал убегать твой приказчик. Чтоб и он не подумал сделать глупость.

Проходящему Прохору он указал на лавку рядом. – Сядь, Прохор, разговор есть. – Приказчик недоуменно посмотрел на орка, но сел. Отодвинулся на краешек лавки, от орка подальше.

– Разговор у нас с уважаемым Играмом зашел о том, что ищут некого орка и предлагают за него награду аж пятьдесят золотых монет! Представляешь!

Приказчик ухватился за бороду и сглотнул. Кадык его на худой шеи дернулся и замер. Сам он вовсе широко раскрытые глаза уставимся на говорившего.

– Так вот я и говорю, а что если этот самый орк скажет страже, что купец и его приказчик с ним в деле. Что они шпионы Вангора.

– Как считаешь Прохор? Стоит это пятьдесят золотых илиров?

– Приказчик, еще больше побледневший, проглотил еще один комок застрявший в горле, с хрипом от удушья еле, еле проговорил. – Нет…хр... не стоит.

– Вот и я думаю что не стоит. – А что скажет уважаемый Играм?

– Купец первым пришел в себя. Он вымучено заулыбался. – Что ты говоришь, конечно не стоит. Потом достал кошель. Отсчитал десять монет. – Вот Клыкастый твоя плата. Все по честному. – Затем спешно стал подниматься. Уже вставая он пробубнил. – Все твоя помощь больше не нужна.

Фома посуровел. – У нас был договор, что я доеду с вами до Грановерда.

Ты не хочешь его исполнить? – Купец остановился, осунулся и спешно пролепетал, – конечно до Грановерда. О чем речь.

Оба ушли а Фома спокойно стал есть свой ужин. Он понимал страхи этих проходимцев. Попасть в тюрьму с ярлыком Вангрского шпиона, это смерть. И никто дознаваться, что это наговор на честных подданных императора, не будет. Проще заточить, выбить признание и повесить. И шпионов нет и план по ним выполнен.

На следующий день к нему никто не подъезжал. он ехал предоставленный самому себе. Спокойно прошел в составе каравана контрольно-пропускной пункт на границе провинцией и направились на запад к побережью.

Вечером пред привалом Фома подъехал к купцу. Протянул ему увесистый мешок. Купец осторожно, но недоуменно принял его. – Что там? – Спросил он и осторожно встряхнул. По звону понял, что монеты. Еще больше удивился, внимательно, без обычного прищура посмотрел на орка.

– Это пятьдесят золотых илиров, уважаемый Играм. Премия за одного маленького орка. – улыбаясь пояснил. – Я ухожу. А это благодарность за помощь. Не хочу оставаться должным. Прощай… и поделись с Прохором, а то он от зависти повесится. – рассмеялся Фома. Подстегнул лошадь и погнал ее прочь.

К купцу замершему с открытым ртом, смотрящему вслед орку, подъехал приказчик. – Чего это он? – тоже глядя в след орку, спросил Прохор.

– Уехал. Дал вот пятьдесят золотых иллиров. – Купец встряхнул кошель.

– Да ну? Не может быть, – не поверил приказчик. Играм развязал кожаный шнурок и заглянул в кошель. – Точно илиры и по весу тянет на пятьдесят монет.

– Надо же! Ты ему дал десять, а он вернул пятьдесят. Дурной орк.

– Сам ты дурной, Прохор. Для орка не золото главное, а честь. Понял?

Приказчик отрицательно покачал головой. – Нет Играм, не понял, – и не в силах скрыть зависть, глухо пробубнил. – Повезло тебе и в тюрьму не сел и деньги получил.

Купец прищурился и внимательно посмотрел на приказчика. – Предать меня захотел, Проша? – мягко улыбаясь, спросил купец. У Прохора по спине пробежал холодок.

– И в мыслях не было, Играм. – приказчик осенил себя священным кругом. – Создателем клянусь!

– Купец все также ласково улыбаясь, погрозил ему пальцем. – А то смотри у меня. Как приедем в Грановерд, я тебе дам премию пятнадцать золотых, радуйся.

– Спасибо Играм! Это очень… очень щедро… конечно я рад. Очень рад.

– Ну тогда дай команду остановиться. Разобьем лагерь здесь, возле речки, до села не поедем.

Приказчик кивнул и поехал к голове каравана. Купец невесело усмехнулся, смотря ему вслед. – Рад он.

Утром в лагере случился переполох. Пропал Прохор. Искали его, искали и не нашли. Лошадь его была на месте, а самого его не было. Получив доклады от людей, искавших приказчика, что нигде его найти не могут, купец спокойно пожал плечами и приказал собираться.

Через полчаса обоз тронулся в путь, Миновал мосту через речушку, и поехал дальше, а под мостом к берегу прибило тело мужчины с разбитой головой. Небольшие волны набегая толкали его дальше на берег и отхлынув тащили обратно. Водяные крысы вылезли из своих нор и стали осторожно принюхиваться. Не увидев ничего подозрительного, с писком окружили труп.


Лигирийская империя. Грановерд

Но того что случилось в купеческом караване Фома не знал. Он прибыл в Грановерд рано утром. И его зоркий глаз сразу заметил что город, живет необычной жизнью. Даже рано утром на воротах стояла усиленная стража. Вместе со стражей дежурил маг.

Чем дальше Фома заходил вглубь на территорию империи, тем больше попадалось патрулей, тем внимательнее досматривали путешественников. Вопросы тоже были не простые. – Куда следуют? Откуда? И по какой надобности. Он видел что подозрительных личностей задерживали. Что с ними потом происходило можно было лишь догадаться. За всем этим Фома ясно видел, что такие меры предосторожности, нужны, лишь для того чтобы скрыть подготовку к войне.

Перед въездом в город Фома напихал под куртку разной одежды, за щеки положил гладкие камушки и выглядел как низкорослый, по орчьим меркам, но полный орк. Теперь он был похож на шамана отшельника и стража мельком глянув на проезжающего орка, взяла проездную пошлину в пол серебряного илира и потеряла к нему интерес. Орки никогда не были шпионами других государств, а вот под описание беглеца он не подходил.

Город еще спал в утренней туманной дремоте. Прохладная сырость приносила с моря запах гниющих водорослей. И не смотря на раннее утро по городу ходили многочисленные патрули, а в людных местах возле трактиров и рынков мелькали неприметные людишки в серых одеждах.

По пути к северным воротам, за ним увязался мужичок в серой одежде. Вроде не спешно идущий по своим делам, он в тоже время неотступно следовал за Фомой.

Добравшись до пустого перекрестка, Фома слез с лошади и спрятался за углом двухэтажного дома. Рядом с Фомой находилось окно в угольный подвал. Человек вышел следом и увидев лошадь одну, заозирался. Сильный удар по шеи опрокинул человека прямо в яму. Фома быстро прыгнул туда сам, открыл крышку подвала и столкнул тело в черноту подвала, затем забрался в подвал сам. Вскоре он появился обратно, осторожно огляделся и нигде не увидев ничего тревожного, вылез из ямы. Залез на лошадь и поехал в порт. Как он и предполагал в городе находится было опасно его и эльфаров искали. Телепортом уходить было опасно. Идти в трактир, искать там Керти и мать он передумал, слишком уж тут много шпиков. И единственным путем попасть в столицу оставался только порт. Но и пассажиром быть тоже было проблематично. Орк - пассажир на корабле, следующий в столицу, обязательно заинтересовал бы стражу.

Надо идти в порт и наниматься в команду корабля? – решил Фома. Он не задумывался, правильно ли он делает, отправившись на поиски отвергнутого снежного эльфара. Он понимал что это нужно учителю. И ему этого было достаточно.

А порт жил своей жизнью. Там можно было спрятать сотню орков и никто их там не найдет. Нужно лишь иметь деньги и нужные связи.

По дороге на припортовом рынке он по дешевке продал коня и спустился по каменной лестнице в порт.

Порт просыпался раньше всех. Здесь уже стоял шум и крутилась своя рабочая суета. Моряки хорошо погуляв ночью шатаясь и горланя песни, вываливались из трактиров. Из борделей выкидывали припозднившихся пьяных клиентов. Грузчики деловито, словно муравьи цепочкой сновали между складами и кораблями. И среди всего это бегали неутомимые босоногие ребятишки.

– Слышь, дядь с клыками, дай монетку, – его ухватили за рукав маленькие ручонки побирушки и стали теребить. Фома опустил взгляд. На него смотрели большие синие глаза девчушки.

– Дам две если поможешь. – Улыбнулся Фома и девочка лет семи испугавшись оскала, отпустила его.

– Ты меня хочешь? – вполне серьезно спросила она и Фома поморщился.

– Нет, тебя не хочу. Хочу знать какой корабль сегодня уходит в столицу?

Девочка наморщив лоб задумалась, – Я не знаю… – и быстро, что бы орк не передумал, пояснила, – но знаю кто это знает, могу отвести к нему … она закатила глаза раздумывая и выдала. – За три монетки.

– Хорошо, но если только не обманешь, А обманешь я тебя съем. – Он вновь показал клыки. Но девочка лишь пренебрежительно фыркнула. – Орки людей не едят.

– А что они едят? – скрывая смех спросил Фома.

– А то ты не знаешь! Бабка Рамильда говорила, что вы дерьмо всякое жрете. От того и зеленые.

Фома хмыкнул, но спорить не стал. – Ладно веди давай. – проворчал он. Девочка быстро пошла первой, непрестанно оглядываясь и болтая всякую чепуху. Кто из мальчишек тут главный. Какую тетку можно в постель брать, а Бабку Рамильду нельзя, она злая и дает ей постоянно подзатыльники... За разговором привела Фому к самому берегу к складам. Там под старым парусиновым навесом стояло несколько столов и лавок. На одной из них храпел толстый мужик с деревянной культей до колена вместо ноги. В полотняной рубахе и соломенной шляпой на лице. Девочка решительно подошла к спящему и не церемонясь столкнула мужчину.

Тот упал на песок. Недовольно ворча спросонья что-то себе поднос, сел на песок, облокотился на лавку и огляделся. Но увидев девочку улыбнулся. – А внучка? Чего пришла?

– Хватит спать, дед. – по взрослому отозвалась девочка и подражая кому- то из взрослых, назидательно и строго добавила. – Всю жизнь просипишь. Я клиента привела.

Мужик поднялся, отряхнул шляпу и взгромоздил ее себе на голову. Посмотрел на Фому.

– Этого что ли?

– Этого.

Мужик подошел к Фоме. – Присаживайся, клыкастый. Сегодня у нас царский завтрак. Яичница, жаренная селедка и лепешки... пиво будешь?

– Есть буду, пить не буду. Но я по другому вопросу?

– Какому? – Он мельком глянул на девочку. – Тебе она нужна? – спросил он.

– Нет, я хочу знать какой корабль сегодня или завтра уходит в столицу.

– В столицу? – Одноногий на деревянной культе, почесал заросший подбородок. Узнать это можно… Ты хочешь пассажиром или в команду наняться?

– В команду.

– Два серебряка и я сейчас же принесу тебе нужную информацию, а если добавишь еще пару монет дам рекомендацию к кому обратиться, что бы сразу взяли в команду.

Фома усмехнулся. Повидимому его провели и девочка привела его в маленький трактир на воздухе, для самых бедных.

– Ладно я пошел, – сказал он и развернулся уходить.

– Стой клыкастый! – я готов уступить … пол серебряка.

Фома обернулся. – Если ты меня обманешь, я просто придушу тебя и девочку и никто этого не увидит.

– Никого обмана. Пошли! – Заторопился одноногий. Ты в нужное место пришел.

Эй! А где мои деньги? – воинственно уперев руки в бока возмущенно закричала девочка.

Фома кинул на нее взгляд . – Если все получится получишь их.

– Так не пойдет. Я привела тебя? Привела! Давай три монеты!

Фома молча залез в карман куртки, ему понравилась настойчивость девочки, достал горсть медяков, отсчитал три кругляша и положил на стол. – Бери, – усмехнулся он.

Они втроем пошли к дальнему складу. Девочка припрыгивая, довольная заработком, засунув монетки в рот, скакала впереди. У ближайшего склада сбоку находилась пристройка. Одноногий зашагал туда. Открыл дверь и махнув шляпой позвал за собой орка. – Ходи сюда, клыкастый

В пристройке сидел лысый, полноватый, небольшого роста крепыш. Он глянул на одноногого и поморщился. – Румп. В долг больше не даю, не то твоя карга меня съест.

– А я не за этим пришел. Вот человека привел. Он обернулся и показал На Фому. – Вернее орка.

– И что?

– А то. Он хочет узнать какой корабль в ближайшее время уходит в столицу и хочет попасть туда в команду.

Лысый крепыш внимательно оглядел Фому. – морское дело знаешь? спросил он.

– Знаю. Еще могу быть лекарем.

– С тебя золотой за информацию.

– Серебряк.

– Хорошо пусть будет семь серебряков.

– Два.

– Пять.

– Идет.

– Пока ж деньги? – Лысый поднялся со своего места с дубиной в руках.

Фома вытащил кинжал.

– Руди, ты чего человека пугаешь! – негромко закричал одноногий.

– Где ты здесь видишь человека? – проворчал лысый, но дубину отложил в сторону. – Это орк. А вдруг обманет.

Фома засмеялся и положил перед лысым пять серебряных монет. – Вот! И запомни, люд, у орков в чести честность. Мы может быть убийцами и грабителями, но свой кодекс чести у нас есть.

Лысый сгреб монеты, уселся и открыл толстую книгу лежащую на столе. Стал ее листать и углубился в чтение.

– Руди у нас помощник приказчика, склада. Большой человек. Зять моего дружка Бронко, кстати. – прошептал ему в ухо одноногий.

– Значит ближайший корабль, что уходит в столицу, – оторвался от чтения Руди. – «Озерная Фея». Если все сложиться нормально, уходит послезавтра.

Стоит она у пятого пирса. Теперь по поводу вступления в команду корабля. Давай еще пять монет и я отведу тебя в контору найма. Там за золотой ты получишь рекомендацию и узнаешь какие места в команде свободны. Но хочу тебя предупредить, если ты наврал и не владеешь морской специальностью, тебя засекут до полусмерти и вышвырнут с корабля, а если это случиться в море тебя привяжут к кораблю с кормы и потащат так до тех пор, пока не сдохнешь.

– Идет, – кратко ответил Фома. Все таки он правильно попал.

Лысый встал и махнул рукой на дверь, – пошли. Чего встали?

Они прошли вдоль моря на другой конец порта и пришли к конторе найма моряков. Там уже толпились у входа те, кто хотел попасть в команды на корабли. Дверь в контору еще была закрыта. Лысый решительно прошагал мимо очереди и завернул за деревянное двухэтажное здание конторы. Открыл дверь с другой стороны и вошел. Фома последовал за ним. Они поднялись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж. Лысый зашел в открытую вторую дверь от лестницы и поздоровался. – Здорово, свояк.

– А Руди! Привет. – Затем посмотрел на Фому. – Клиента привел? – спросил он.

– Да, хочет попасть в команду на «Озерную фею».

– Хочет попасть, попадет, – улыбнулся клерк. Если у него есть золотой илир.

Фома подошел к столу и выложил золотой кругляк.

– Монеты есть, – удовлетворенно проговорил свояк лысого и мгновенно убрал монету со стола. – Так, – он открыл книгу и стал смотреть, листая страницы. – Есть заявка от капитана «Озерной Феи». Требуются моряки, плотник и лекарь.

– Ты по какой специальности будешь? – подняв голову от толстой амбарной книги, спросил он.

– Лекарь.

– Лекарь, это хорошо. Так и запишем в направлении. – Клерк достал пергаментный лист с магической печатью и стал заполнять бланк.

– Имя?

– Клыкастый.

– Племя?

– Сивучи.

– Кем был в племени?

– Учеником шамана.

– Хорошо... Учеником шамана, – записывая данные Фомы, повторил клерк конторы. – Направляется лекарем на корабль «Озерная фея».

Посыпал песок на лист и встряхнул его. – С тебя три серебряных илира, Клыкастый из племени сивучей. – И получив деньги отдал лист.

– Хочу тебя предупредить, орк, что лекари на этом корабле не задерживаются. И бывало не возвращались даже из рейса. Там капитан… В общем если ты ему не понравишься, он заставит тебя есть свое дерьмо… Хотя вам оркам к этому не привыкать. А теперь идите, отсюда мы открываемся. На улице Фома отдал лысому причитающиеся вознаграждение и пошел на пятый пирс.

Теперь у него были все необходимые документы, что бы беспрепятственно выбраться из города.

Сначала он думал добраться вглубь страны на коне, потом использовать телепорты в провинциальных центрах. Империя была огромной, раскинулась на половину континента. Даже степь не могла сравниться с ней размерами.

Но вскоре он понял что дальше второй провинции от границы со степью он не проедет. Империя надежно охраняла свои тайны. Патрули задерживали всех, кто не имел четкого объяснения зачем он едет и куда. Пропускали аристократов и купцов. Торговля это кровь для государства. Без нее все умрет и потому торговля в империи процветала.

Фома шел уверенно, вдыхая непривычный степному жителю соленный запах моря, горьковатый от вони выброшенных волнами на берег водорослей.

«Озерная фея» никак не походила на сказочную фею. Старое, болезненно скрипящее от напора волн судно, давно не знавшее ремонта. Облезлая краска, когда-то зеленная, сейчас ставшая бурой от времени и воды океана, лохмотьями слезала с бортов, открывая почерневшие доски остова.

На полубаке корабля, на большой катапульте, сидел и плевал вводу полуголый парнишка. Он качал ногой и насвистывал немудреный мотив. Ему было скучно и он увидев Фому нашел себе развлечение - глубоко набрал в себя воздух и плюнул в его сторону. Плевок не долетел и он огорченно вскрикнул. – Не попал.

Фома остановился перед сходнями. Заходить на корабль без разрешения, не разрешалось. Не обращая внимание на оскорбление крикнул. – Позови боцмана!

– Паренек вновь плюнул в его сторону и ответил. – Тебе надо ты и зови. Фома создал простой воздушный кулак и направил его в сторону грубияна. Резкий и сильный напор воздуха сдул того вводу. Грубиян замахал руками, и сделав несколько кувырков, упал вводу. Суматошно шлепая руками по мутной воде в страхе заорал во все горло – Аврал! Спасите!

На крик появился крепкий мужчина с серьгой в ухе и в красной бандане на голове. Сквозь вырез потной полотняной рубахи выглядывала рыжая поросль волос на груди. Он равнодушно посмотрел на барахтающегося горе- морячка и перевел взгляд на орка.

– Тебе чего, зеленый? – грубовато, но без злости спросил он.

– Позови боцмана, уважаемый. – отозвался Фома.

– Ну я боцман, чего надо?

– У меня направление на корабль в качестве корабельного лекаря.

– Лекаря, говоришь… – Боцман непроизвольно засмеялся. – Ну поднимайся, зеленый. В первые вижу орка корабельного лекаря.

Боцман долго изучал направление. Внимательно рассмотрел магическую печать. Посмотрел обратную сторону, пошуршал пергаментом. – Точно направление! – удивленно проговорил он. – Ну пошли ко второму помощнику оформляться.

Второй помощник капитана, храпел у себя в тесной каюте. Запах винных паров густо разливался по помещению, заменяя собой воздух. Боцман поморщился и косо глянул на орка. – Вот твой первый пациент, зеленый. Работай, потом доложишь о результатах. – Он негромко хохотнул и вышел. Фома подождал пока его шаги затихнут и прикрыл за собой дверь. После этого ударом ноги сбил моряка с гамака. Ушел в скрыт и стал пинать мычащего второго помощника по бокам, рукам и ногам… ну в общем куда придется. Бил до тех пор пока тот не стал трезветь.

Избитый и сбитый столку вторпом сумел подняться и не видя никого, в ужасе дико зарычал. Он бросился шатаясь к выходу, но удар в челюсть отправил его в нокаут.

В следующий раз он пришел в себя от холодной тряпки на лбу. Открыл глаза, увидел орка и застонав, вновь закрыл их. Фома осторожно приподнял его голову и приложил к губам бутылочку с малым исцеляющим зельем.

С трудом тот начал пить и вскоре пришел в себя. И опять открыв глаза, с удивлением уставился на Фому. Не веря тому что видит, помахал рукой перед лицом склоненного к нему орка. – Сгинь нечисть. – пробормотал он и зажмурился. – Что они в вино подмешали? – пробормотал он. – Ни как на курином помете настаивали для крепости. Вот Сволочи! И башка трещит... И все тело болит, словно меня семеро били. Он вновь открыл глаза, но видение не исчезло.

– Ты кто? – хрипло спросил он и облизнул губы.

– Я новый корабельный лекарь.

– Корабельный лекарь?... Но я тебя не помню...

– Я пришел оформляться, а вы тут с демонами сражались.

– С демонами?… вторпом оглядел каюту. – Какими демонами?

– Теми, что в вас вселились. Вы орали и бились о стены. Пришлось вас успокоить и провести обряд изгнания демонов запоя. Злые были, обещали вернутся.

– Демонов запоя? – удивленно повторил человек. – Больше в этот трактир не пойду. Он помолчал, прислушиваясь к себе. – Но мне становится значительно лучше. Ты оформлен, зеленый лекарь. Иди и скажи, чтобы мне принесли вина…. Стой! – он ухватил поднявшегося Фому за рукав куртки. – Лучше сходи на камбуз и принеси сам. А то я знаю этих сволочей, сами выпьют половину, и скажут что по дороге разлили.

Фома спорить не стал, кивнул и вышел. Увидев на палубе боцмана доложил. – Я оформлен.

– А что вторпом? – недоверчиво глядя на орка спросил боцман.

– Требует вина. Сейчас схожу на камбуз и принесу.

– А ты знаешь где он? – усмехаясь спросил боцман.

– Постройка корабля типовая, – рассудительно ответили Фома. – Камбуз там где обычно, на второй палубе.

Он только один раз был на корабле когда искал Вирону, но информация заложенная в него учителем и отличная память делали свое дело. Фома знал как ориентироваться на корабле, как справлять обязанности лекаря.

Лекарь на корабле значимая фигура. Матросский хлеб труден и на кораблях всегда был некомплект. Болезни косили экипаж как коса и тогда те, кто не болел трудились за троих, а то и четверых. Кроме того на лекаря ложились обязанности следить за соблюдением правил санитарии на корабле и за тем чтобы всегда была чистая вода, и качественная пища. За это лекарей не любили боцманы и корабельные повара, которых звали дропы. Боцман и дроп получали деньги на закупки продовольствия. Дроп на закупку продовольствия для офицеров, а боцман для закупки продовольствия для матросов. Естественно большая часть средств оседала в карманах этих пройдох. Все это Фома хорошо знал и ясно представлял с чем ему придется столкнуться.

– Пошли, покажу сначала твою каюту, – боцман оценивающе посмотрел на орка. Они спустились вниз, прошли мимо каюты вторпома, откуда раздавились звуки разгульной песни, но на слух Фомы это больше напоминало крик самца лорха во время весенних брачных игр. Третья каюта оказалась его. Там царила пыль и запустение. На койке скомканное серое одеяло, пол заблеван. Круглый иллюминатор у потолка покрыт толстым слоем пыли и там свил себе гнездо огромный паук.

– Уже два рейса у нас не было лекаря, – пояснил боцман. – Заставь любого матроса убрать здесь. – Затем хитровато усмехнулся. Фома молча кивнул. Если будут трудности обращайся, – проговорил боцман и ушел.

Фома еще раз оглядел свое новое жилье – тесно, темно и вонюче. Он вышел на палубу и нашел паренька молоденького матроса, что плевал на него. Ухватил того за ухо и когда тот попытался сопротивляться, чуть не оторвал его Почувствовав чудовищную силу в руках худого орка, паренек сдался и заголосил. – Не буду больше! Дяденька, простите!

Фома чуть отпустил ухо и приказал. – Живо в каюту лекаря и наведи там идеальный порядок иначе ухо оторву и заставлю съесть.

Боцман сидящий на бухте каната, хохотнул и подморгнув Фоме, – подтвердил слова орка. – Рунг. Он правда это сделает. У зеленого жалости меньше чем у капитана. Дуй быстрее в каюту и убирай.

На камбузе куда спустился Фома стояла непереносимая вонь от сгнившей капусты и густой дым от жаренной рыбы. Невысокий плотный дроп, в загаженном фартуке надетом на голый торс, напевая, помешал что-то в большом котле на печи. Рядом дымил противень с рыбой.

Фома подошел к нему.

– Дроп, – тронул он того за плечо, я новый корабельный лекарь.

– Ну и иди себе, лекарь, – небрежно, рывком плеча скинув руку Фомы, отозвался тот. – Чего приперся?

– Уму разуму тебя поучить. – спокойно ответил Фома и без замаха, ударом кулака вогнал нос дропа во внутрь. Фома понял что без показательной экзекуции на него будут просто плевать. Повар замычал, ухватился руками за лицо, но Фома не дал ему передышки. Сильным ударом в живот он заставил того согнуться. И когда тот упал, пальцами вправил нос. Дроп задыхался, хватал ртом воздух, мычал и уже был не в силах что-либо сделать. Фома наложил заклинание малого исцеления и за ухо поднял грубияна.

– Ну что, ты готов меня слушать или еще поучить? – спросил Фома. – В следующий раз, я сломаю тебе палец. Повар ни слова не говоря ухватил огромный кухонный тесак и неожиданно для себя оказался прижатым головой к столу. Фома вывернул руку и забрал оружие, затем ухватил мизинец повара на левой руке и просто согнул в обратную сторону. Увечье маленькое, но полностью лишает человека воли и сил к сопротивлению. Заоравшему от боли дропу, засунул в рот грязную тряпку и ударом колена в бок заставил того замолчать. Дроп судорожно закашлялся, выплюнул тряпку и завопил еще громче. – Полундра! Братва, наших бью -хр-т!

Фома вновь засунул в рот повару тряпку. Ухватил за шею и больно сжал.

А затем смачно еще раз приложил того лицом об стол. На лестнице ведущей вниз раздался громкий топот и крики.

Фома спокойно развернулся к забежавшим на крик трем матросам.

– Ты кто? – они остановились в проеме дверей. – Ты что творишь, зеленая лягушка? – трое матросов возмущенно кричали, перекрикивая друг друга.

– Я корабельный лекарь… вот заставил дропа съесть тряпку. – сообщил Фома. – А вы его приперлись? У вас дел нет?

– Ну смотри лекарь, щас лечить себя будешь! – Первым пришел в себя широкоплечий бородач со шрамом на щеке. – Молись своим степным предкам.

– Я вас заставлю вылизывать языком здесь пол – засмеялся Фома в ответ на угрозу и сплюнул. Он знал что плюнуть на камбузе это оскорбить команду и три матроса озверевших от такого святотатства, кинулись на него.

Вскоре они лежали лицом вниз, а Фома возил их по двое мордами по грязному загаженному полу камбуза.

Экзекуция продолжалась недолго. На крики матросов прибежало еще четверо и они также оказались лежащими лицом виз. Бил их Фома нещадно. Долго и некалеча. Наносил несильные, но болезненные удары и наконец добился того, что все они во главе с дропом подвывая от ужаса, стали лизать пол. На крик заглянул на камбуз боцман, хмыкнул и ушел ничего не сказав.

– А теперь встали! – Приказал Фома. Рассматривая побитых и жавшихся друг к другу матросов, стал давать указания.

– Здесь все вымыть, что бы блестело как у кота яйца. Воду из бочек вылить в море, бочки вымыть с уксусом. Старую капусту тоже в море. Селедку промыть. Через два часа приду проверю. Всех кто сбежит, найду углам и заставлю жрать свое дерьмо. – Он сверкнув очами оглядел избитые рожи матросов. По их виду он понял, что они ему поверили.

– Дроп, где вино для офицерского состава?

Корабельный повар нагнулся и дрожащими руками достал бутылку вина из корзины под столом. Фома взял ее и вышел. На выходе он встретил боцмана.

– Теперь зеленый спи вполглаза. Начал ты хорошо, но сократил себе жизнь лет на сто.

Фома равнодушно пожал плечами и пошел в каюту вторпома. Отдал бутылку и вышел. Вернулся он под скрытом и сразу врезал моряку ногой под дых. Тот уронил бутылку и громко охнул, согнулся, ухватившись за живот.

Неожиданно для Фомы он размахнулся и ударил кулаком по воздуху. – Ну демоны подходите! – Прохрипел он. – Я вам покажу, как умеют драться моряки.

– Он сплюнул и с трудом поднялся. По звериному огляделся и пнул воздух ногой. Что испугались? – Змеиное племя!

Фома улыбнулся такому повороту событий и ударил вторпома ногой в грудь тот перелетел через кровать и затих в углу.

Фома уже не излечивая пьяницу, вышел. Проверил как малец убирает его каюту и удовлетворенный увиденным, поднялся на палубу. Боцман сидел на бухте канатов. Он указал на место рядом с собой и пригласил орка сесть рядом. – Присаживайся, Клыкастый, разговор есть, — сказал он. Фома сел.

– Вижу ты дело свое знаешь, лекарь, но забираешь слишком круто. Понимаю, что ты должен себя правильно поставить, иначе уважать не будут. Но тут видишь какое дело. Есть так сказать некоторые места куда тебе лезть не следует. За питание команды отвечаю я. А ты следи за чистотой. В мои дела не лезь.

– Боцман, давай договоримся, – спокойно ответил Фома, – ты себе оставляешь 10 процентов, остальное тратишь на продукты и на те, которые скажу я. Как тебе такой расклад?

– Расклад плохой парень. – Ты еще капитана не видел, а мое слово для него кое-что значит. Ты не лезешь ко мне, я замолвлю за тебя слово перед капитаном.

– Десять процентов, боцман, не больше, – равнодушно отозвался Фома.

Дальнейший их разговор прервал шум поднимающийся снизу. Оба уставились в сторону лестницы на нижнюю палубу.

Вскоре из люка показалась голова старпома. Он издавая громкие стоны, лез на верхнюю палубу на карачках. Вылез и также не четвереньках пополз дальше. Боцман увидел избитого офицера и замер с открытым ртом. С огромным удивлением посмотрел на Фому осуждающе покачал головой. – Орк, ты совсем берега потерял, за нападение на офицера корабля, тебя вздернут на реи.

– Я его не бил, – не моргнув глазом, ответил Фома. – Я отдал ему бутылку и ушел. – Фома встал и подошел к вторпому. Он помог ему подняться и наложил малое лечение. Боцман встал с другой стороны и повел болезного моряка к канатам. Бросил на Фому недоверчивый взгляд и спросил офицера. – Господин Порнат, что с Вами произошло?

– Демоны! – озираясь широко открытыми глазами, проговорил тот.

– Что демоны? – не понял боцман. – Какие демоны?

– Сильные и злые, боцман. Демоны запоя. Они напали на меня, отобрали бутылку и стали бить. Ох как все тело болит. Они уже дважды за мной приходили. Он увидел Фому и схватил его за руку. – Док! Не отдавай меня им. Я брошу пить!

Фома обнял второго помощника за плечи и плачущего повел в каюту. Полечил и уложил спать. Бутылку забрал.

На выходе он встретил боцмана. – Зеленый, – хмуро обратился он к орку. Я не верю, что здесь не обошлось без твоего колдовства, но предупреждаю если ты перегнешь палку, я повешу тебя на реи собственными руками. Ты понял меня.

Фома равнодушно кивнул.

Через два часа он принимал работу у провинившихся моряков. Камбуз был вычищен до блеска, бочки с водой не воняли. Селедка была замочена. Дроп стоял в чистом белом переднике прикрывающим голый живот

Не успел Фома принять работу, как в дверях раздался рев раненного лорха.

– Когда мне принесут жратву, рыбьи дети! Хотите под килем у меня поплавать?... Но крик тут же замолк. Фома увидел обмерших матросов и обернулся. В дверях стоял гигант и пригибаясь, чтобы не задеть головой притолоку, смотрел на то, что стало с камбузом.

– Это что?… Это кто? … Ты кто?

– Я корабельный лекарь…

– А я капитан!… Откуда ты тут взялся, зеленая вонючка? Пшёл от сюда!

– Я прибыл по Вашему запросу, капитан и навожу порядок на камбузе. У меня есть направление...

– Какое направление?… Отошел от пирса, пока я тебя не повесил.

– Не вопрос, капитан, – спокойно ответил Фома. – я уйду. С Вас неустойка десять золотых, иначе корабль не выйдет из порта.

Громила не веря своим ушам, уставился на орка. Почесал заросшую щеку. – Неустойка? – повторил он, но уже спокойным тоном. Он понял что орк в своем праве. Заявка исполнена, претензий к работе лекаря не было предъявлено. Кроме того камбуз вычищен.

– Пошли, – совсем успокоившись, приказал капитан и повернулся чтобы уйти. На ходу обернулся и злорадно добавил. – Если не вылечишь мою зверушку, вылетишь от сюда из катапульты вместе с претензией. Надеюсь долетишь до своей гнилой конторы.

На лицах команды появились робкие признаки надежды. Все хотели посмотреть полет ненавистного орка.

В каюте капитана на красных бархатных подушках лежала с закрытыми глазами маленькая собачка. Она тяжело дышала.

– Вот больной. Лечи! – Капитан погладил по голове собачку и жалобно сморщился, – третий день ничего не ест. Слышишь как дышит? Фома понял насколько это животное близко капитану. Он всем своим видом, не скрывая, разделял страдание маленького пушистого комочка.

Фома подошел к собаке, поглядел на нее магическим взором, затем осторожно чтобы не причинять еще больше страданий, открыл ей пасть и не обращая внимания на ее жалобный писк, на то как окаменело лицо громилы капитана, засунул туда руку. В магическом зрении он видел воспаление в горле. Так бывает от застрявшей косточки. И точно. Он нащупал обломок и удерживая, рвущуюся и скулившую собаку другой рукой, вытащил занозу. Бросил облепленный зеленным гноем кусок острой кости на пол и наложил на собаку заклинание исцеления.

– Все. – Произнес он. – Сегодня не кормить, а завтра она будет совсем здорова. Капитан ошарашено смотрел то на собаку, то на кость. Его лицо темное от гнева разгладилось и на нем, редко знавшем улыбку, проявились глубоко запрятанные, почти позабытое чувство благодарности.

– Зеленый, ты принят в команду, – наконец произнес он и широко улыбаясь, оголив большие желтые зубы, протянул орку руку. – Добро пожаловать, док. Жалование тебе увеличиваю до двух серебряных илиров в круг. Заслужил.

– Фома кивнул, – Спасибо кэп. – и пользуясь его хорошим расположением духа, попросил. – Мне нужны деньги на покупку еды для команды и приобретение эликсиров.

– Деньги на жратву, док, находятся у дропа и боцмана. Если не послушают тебя, можешь утопить их в море. Ты я видел привел камбуз в порядок. На эликсиры сейчас дам, двух золотых тебе хватит? – Фома согласно кивнул.

– Ну... скажи.. там чтоб несли мне жратву. Проголодался я. – Фома вновь кивнул.

Он вышел и не заходя на камбуз, ушел в порт.

Одноногий скучал за пустыми столами, увидав Фому, усмехнулся. – Что, морда зеленая, выгнали, тебя?

– Нет не выгнали. Отблагодарить тебя хочу.

– Отблагодарить? Это хорошо. Давай благодари.

Через полчаса к кораблю прикатили телеги с провизией и на них матросы, по приказу Фомы нагрузили пустые бочки. Вскоре они вернулись с чистой водой. Боцман скрепя сердцем, расплачивался за товар. Но не спорил. Вся команда уже знала, что капитан принял лекаря в команду и удвоил жалование. Перечить ему никто не собирался.

Обед в этот день задержался, но зато к удивлению команды кормили матросов наваристой ухой и кашей с мясом и что еще больше всех удивило -каждому была дана кружка вина. Такого не было отродясь. Матросы уже привыкли, что на стоянках, они добывали пропитание себе сами.

Офицерам в кают компанию пищу принесли из трактира. Привез ее хромой трактирщик в соломенной шляпе. Молоденький матрос с опухшим ухом был стюардом и подавал на стол.

Вообще на торговом корабле по общепринятой практики офицерами считались, сам капитан, два помощника капитана, плотник и лекарь. В плавании к ним в кают компании присоединялись купец и приказчик. Но сейчас товар еще не грузили и погрузка ожидалась только завтра. Поэтому на корабле торговых людей не было.

Капитан оглядел шикарный накрытый стол с яствами и довольно потерев ладони, буркнул – Ну будем. – Он первым ухватил жаренного гуся и отломил половину. Следом за ним за еду принялись остальные. Капитан поднял пустую кружку и стюард тут же наполнил ее вином.

– Ну, за нашего лекаря, – произнес тост капитан и все кроме старпома подняли свои кружки.

– А ты, Порнат, чего? – спросил его капитан.

– Я больше не пью, кэп. Лекарь изгнал из меня демонов запоя. Стюард, воды мне.

– Капитан громко расхохотался. – Слышал я, от боцмана про твои битвы с демонами. Ха-ха-ха. Ну не пей, а я выпью.

Новым лекарем довольны были многие, но не все.

Фома хорошо понимал настроение царившее среди матросов. Боцман, дроп и избитые моряки не простили ему обиды. И если боцман сам не полезет к нему, то подговорить тех кого он мордами возил по полу, вполне мог. Кроме того он мог пообещать им, прикрыть их от гнева капитана. – Надо только все сделать тихо. А там скажем что сам лекарь виноват. – Примерно так размышлял Фома лежа у себя в каюте.

В полночь без стука растворилась дверь и вошел второй помощник капитана. – Док. Я не могу спать в своей каюте. Давай поменяемся.

– А что случилось? – Фома сел на постели.

– Понимаешь, док, мне в темных углах кажутся прячутся демоны. Сидят твари и смотрят на меня. Смотрят и ждут. Ждут когда я усну, чтобы напасть.

– Хорошо господин Порн. Я сейчас перенесу свою постель к вам в каюту и принесу вашу. – Фома встал, свернул свою постель вместе с матрасом из конского волоса. В таком не водились блохи. И вышел вскоре он принес постель второго помощника капитана, аккуратно расстелил ее и пожелал бледному вторпому спокойной ночи.

Проснулся он от шума стоявшего за дверью. Быстро вскочил и выхватил кинжал. В коридоре слышалась ругань и мычание.

– Ноги держи. Крепче. Ишь как дергается. Да я держу. Ты тише говори, а то этот пьяница проснется и увидит. Не проснется, он небось вторую бутылку уже заглотил, теперь спать будет до полудня. Дай ему еще дубиной по голове. Фома быстро распахнул двери и ударом кулака встретил темное пятно чего-то лица. Раздался громкий ох. И грузное тело упало на пол. Второго Фома сбил ногой. А еще двое темными тенями метнулись к нему. Два удара кинжалом резких и быстрых остановили их порыв. Пользуясь тем что наступила передышка, Фома запустил светляка.

Маленький яркий шарик весело запрыгал у низкого потолка. Осветив ужасную картину. На полу лежал в крови и мычал вторпом. Рядом валялись двое матросов с перерезанным горлом, а еще двое возились на полу, сбитые ударом Фомы. Орк помог подняться вторпому и наложил заклинание исцеления. Порн встал и держась руками за плечо орка вытер рот. – И тут демоны меня достали док. – проговорил он

– Демоны? Нет господин Порн это матросы решили вас утопить.

Фома показал рукой на матросов.

– Меня? Зачем?

– Я думаю, они рассчитывали найти в каюте меня. Они же не знали, что мы поменялись местами.

– Сволочи! Канальи! На рее повешу! Под килем протащу. Я вам покажу как нападать на офицера. Полундра!

На громкий крик второго помощника капитана отозвался тревожным звоном корабельный колокол и вскоре в коридор набилось много народу. Они стояли смотрели на четверых матросов двое из которых были убиты, а двое сидели и жалобно поскуливали от страха.

Расталкивая толпу, прошел словно ледокол сквозь кромку льда, капитан. Оглядел все и скривился. А кровищи-то сколько. – мрачно произнес он. – Что здесь случилось?

– Случилось! – гневно отозвался Порн. Эти рыбьи потроха решили меня утопить в море. Спасибо доку выручил.

– Тебя, Порн, зачем? – Капитан с любопытством, но без гнева поглядел на живых матросов. – Вы зачем хотели моего второго помощника утопить?

Но те лишь скулили.

– Это они меня хотели утопить, кэп. – вместо матросов ответил Фома. Они не знали что в моей каюте находится господин Порн.

– Порн, что ты делал в каюте дока?

– Прятался от демонов. – невесело отозвался вторпом. – Не мог понимаешь, уснуть в своей… Вот и предложил доку поменяться.

Капитан понимающе покачал головой. Затем гаркнул. – Пошли все прочь отсюда! Ты док и Порн останьтесь поговорим с этим двумя.

Через пол часа дознания они уже знали что их подговорил напасть на дока, боцман.

– Жаль опоздали, – пробурчал капитан мерзавец уже скрылся. я думаю вместе с матросской кассой. Как все не к месту! Завтра погрузка и фрахт корабля могут отменить. Боцмана нет, команда не полная. … мда... Из порта нас не выпустят.

– Я утром найду боцмана и матросов, кэп. Спокойно начинайте погрузку. Но деньги на матросов Вам придется выделить заново.

Это не проблема. Не надо только поднимать шум. Этих и этих в мешок, – капитан ткнул пальцем в матросов. Камни к ногам и на шлюпе отвезти подальше на корм рыбам. Живые матросы закричали, но капитан выхватил абордажную саблю и прекратил их крик.

– Порн, позаботься. – приказал он вытирая клинок о одежду одного из убитых матросов и пообещай команде полуторное жалование за молчание. Нам шум не нужен.

Рано утром Фома покинул корабль и прямиком направился к конторе найма. Обошел здание и очередь и вошел через запасной вход. Поднялся по лестнице и заглянул в открытую дверь. Клерк сидел на своем месте и что-то чиркал в журнале.

– Здорово свояк, – улыбнулся Фома. Клерк поднял голову.

– Лягушка болотная тебе свояк, зеленый, чего приперся? – нелюбезно отозвался он. Фома положил золотой на стол.

– Хм. – хмыкнул клерк и мгновенно убрал монету со стола. – Улыбнулся и радушно спросил. – Ну так, слушаю, свояк?

– Нужен боцман и шесть матросов на «Озерную фею»

– Давай заявку…. И где прошлый боцман?

– Без заявки... Нужно. – Про боцмана Фома отвечать не стал.

– Без заявки иди к одноногому Румпу. Ничем помочь не могу, мы приличная контора. – И заметив как посмурнел взгляд орка, пояснил. Не сомневайся, одноногий решит твои проблемы.

Фома молча повернулся и вышел. Он нашел одноногого в его привычной позе, храпящем на лавке и не церемонясь скинул его на песок. Сам сел на лавку.

– Ты чего? – Поднимаясь, буркнул Румп. – Рано еще. Жратва скоро прибудет и я ее доставлю на корабль.

– Мне нужен боцман и шесть матросов, Румп. Сможешь достать без заявки?

– Я так и знал что ты парень — беда! – Рассмеялся Румп. – Не знаю что ты там натворил, раз боцман с матросами сбежали с корабля. Он зыркнул на Фому, но тот сидел невозмутимый как каменный истукан. Прямо скажу на твою «Фею» мало кто согласится пойти. Капитан там зверь, а боцман ворюга каких свет не видел... Но раз боцмана уже нет, то попробую тебе помочь… за скажем золотой илир. – Старик хитровато с прищуром уставился на орка. Румп, я могу пойти и дать заявку, но тогда твои ребята останутся без работы, а с новым боцманом им прямо скажу будет неплохо.

– Ладно ладно. Это я так... – решил идти на попятную одноногий. Пошли, есть у меня на примете боцман.

Они прошли в старый почерневший от ветров и дождей барак. В сумраке низкого вросшего в землю строения находилось и спало около десятка людей. Одноногий уверено прошел к стене и толкнул седобородого мужика худого и жилистого как канаты. – Вобла вставай. Дело есть. –

Тот быстро словно пружина поднялся. Какое дело? – звонким молодым голосом спросил жилистый.

– Боцманом пойдешь на «Озерную Фею»?

– Да хоть на речную, – бодро ответил тот.

– Хорошо, еще нужно шесть матросов.

– Мои ребята всегда со мной…. Только мне направление не дадут.

– Не надо направление. Вон с ним пойдешь, он все устроит. – Румп кивком показал на Фому.

– А кто он? – с интересом спросил

– Он лекарь с Феи. Порядок там наводит.

– Подождите пару ридок, я соберу своих, – радостно проговорил Вобла.

Вечером корабль прицепили к галере и она медленно потащила его из порта в открытое море. На палубе зычно командовал худой боцман, он передавал команды капитана матросам.

Глава 8

Степь. Лагерь свидетелей Худжгарха

После столь ошеломительной победы Свидетелей Худжгарха орки победители и побежденные праздновали окончание братоубийственной войны. Не было врагов, недавно яростно уничтожающих друг друга. Не было праведников и еретиков. Вновь был один народ степи. Такова уж психология орков. Раз отец даровал победу другой стороне, значит те правы. И надо присоединится к победителям и вместе праздновать победу. Или уйти и стать изгоями. Но кто же захочет быть изгоем?

Страшного шамана уже не было и его останки лежат неубранными вместе с другими убитыми воинами.

В лагере было шумно. Горбатый орк с синими волосами исчез и о нем не вспоминали. И это тоже было в порядке вещей для первородных. Орк сделал свое дело, орк может удалится.

В шатре Грыза сидел человек и метиска орчанка. Несколько светильников освещая тусклым светом простую обстановку шатра походного вождя, чадили, коптили и воняли вытопленный жир, Сам Грыз пряча усмешку, сидел в сторонке и попивал гайрат.

– Ганга, ты где должна была ждать меня? – спросил я насупленную невесту. Орчанка словно сидела на иголках. Она ждала этого пренеприятного для нее разговора и как я понимал подготовилась.

– А что, такое? – подняла она на меня невинный взгляд, красивых зеленных глаз. – Ты исчез, рядом начиналась битва и я решила... решила тебе помочь.

– И как помогла? – с усмешкой спросил я.

– Помогла. – Ганга упрямо сжала губы и уставилась мне в переносицу.

– Не понимаешь значит, – покачал я головой. Спорить с невестой я не собирался. На мое слово она найдет десять и тратить время на убеждение строптивицы, я не собирался. Не понимает по хорошему, научим по другому.

– Грыз. – Обратился я к предводителю воинства Худжгарха. Он стал теперь вторым лицом в степи после Великого хана. Вокруг него объединились почти десять племен. А это огромная сила в степи. Великим ханом будет тот кого поддержит Грыз, имеющий непререкаемый авторитет. Вторым после него как-то само собой разумеющиеся стал Мызыр – верховный пророк Худжгарха.

– Грыз, – повторил я когда орк на меня внимательно посмотрел и отложил чашу с гайратом. – Отвезешь девушку к ее деду и скажешь, что она недостойна быть женой человека.

Грыз молча кивнул, а я стал подниматься. Но не успел. Ганга стрелой метнулась ко мне и ухватила за рукав. – Не надо… Не надо к деду. Я… Я буду послушной. Обещаю! – Теперь в ее голосе послышались еле сдерживаемые слезы. Сел и внимательно поглядел в ее мокрые глаза. Хотелось понять, что творится у этой диковатой красавицы в голове. То что она может пустит слезу и попытаться как всякая женщина надавить на жалость к ней, это мне было понятно. Такова женская природа, попытается вить веревки из мужчины. Непонятно было насколько серьезно она отнеслась к тому что я ее изгонял.

– Послушай меня. – Начал я. Поверить на слово орчанке я не собирался. – У нас в горах был такой случай. Ты знаешь, что женщины у нехейцев имеют равные права с мужчинами. Но не надо путать право мужа и жены. Так вот. Однажды кошка нагадила на полу в доме и муж вернувшись с охоты увидел это. Он предупредил кошку, чтобы она так не делала и сказал, что это первое и последнее предупреждение. Жена лишь посмеялась. Вечером кошка нагадила на том же месте и мужчина отрубил ей голову мечом...

Я помолчал, давая Ганге время проникнутся моими словами.

...Через седмицу их навестила мать жены, жившая в другом поселке и увидела какая в доме чистота и ее дочь сам послушание. Вьется вокруг мужа, угождает ему. Утром когда муж ушел по делам, она спросила дочь. – Что это она так вокруг муженька вьется? И знаешь что сказала ей женщина? – обратился я к Ганге. Краем глаза заметил как Грыз внимательно слушает мой рассказ.

Ганга отрицательно покачала головой. – Не знаю.

– Она ответила, – что муж сделал предупреждение кошке, за то что она нагадила на пол и после того как кошка нагадила второй раз, убил кошку. Потом также убил собаку, которая задавила утку.

– И что? – не понимающе спросила мать женщины.

– А то, мама – шепотом ответила та, – что у меня уже есть одно предупреждение.

Ганга вытаращила на меня свои глазищи, а Грыз стараясь сдержать смех, откашливался в кулак.

– Так вот, женщина, – сурово заявил я. – Если ты остаешься рядом со мной, считай что у тебя есть первое предупреждение.

Грыз уже не в силах сдержаться от смеха, отвернулся, а Ганга посерела. Она вдруг поняла, что я не шучу. Она бледно улыбнулась и опустив глаза, пролепетала, – я поняла, дорогой.

– Вот и хорошо. Теперь скажи мне где Гради-ил?

– Не знаю, – еще тише прошептала Ганга. Он утром... Перед тем как я попала к противникам Грыза, он исчез и больше не появлялся…

– Не появлялся… повторил я. – Разве ты не знаешь, что мне нужны три снежных эльфара, для путешествия в Снежное княжество. Два ушло в империю, третий неизвестно где. – Я не весело усмехнулся и посмотрев на невесту, прячущую глаза, проговорил. – У всех проблем одно начало. Сидела женщина скучала. Надо тебя делом занять.

– Грыз, повернулся я к орку, – дай команду, чтобы начали поиски нашего снежного друга.

– А ты, Ганга, сиди в ставке Грыза и следуй вместе с ним туда, куда он направится. Помогай его жене готовить, убирать в его шатре и старайся быть примерной суахи. Я неожиданно вспомнил как в давние времена завали орки примерных невест. Но те времена канули в лето и орчанка могла взять палку и огреть ею незадачливого мужа. Мда. Падение нравов коснулось и степного народа.

– А ты? – Вырвалось у девушки и она прикусила губу.

– А я пойду искать наших пропавших эльфаров.


Сивилла. Степь. Предгорья снежных гор

Гради-ил покинул пещеру и растворился в сумраке наступающего утра. Ночь еще властвовала в степи, но опытному разведчику было понятно, что уже небезраздельно. Ночные хищники прятались по оврагам и кустам, залезали в норы, все реже слышались пронзительные крики степной гиены, а робкие просветы на востоке делая звезды тусклыми, уже отвоевывали у тьмы кусочки пространства, возвещая о приходе нового владыки — Светила.

Разведчиком владело смутное беспокойство. Ответственность за жизнь невесты милорда давила на него и заставляла суетится. Не давала войти в покой, мешала думать и планировать свои шаги. Он постоянно мыслями возвращался к беспокойной орчанке. Остановить ее было невозможно, а обеспечить безопасность тем более. Понимая, что пребывая в раздерганных чувствах, он и сам становится объектом чужой охоты, Гради-ил полез в завал из камней и хотел приняться за медитацию.

Он протиснулся в щель и наступил на что-то мягкое. Замер и опустил глаза вниз. Под его ногами лежало тело орка. А под орком еще орк. Трупы не воняли, а значит их убили совсем недавно. Находка моментально привела Гради-ила в то чувство сдержанности и решимости, какое он испытывал всегда, когда предстояла встреча с противником или он обнаруживал его следы.

В нем проснулся азарт охотника и мысли о Ганге почти мгновенно улетучились, как утренняя роса под солнцем. Он нагнулся и стал изучать тела. Три орка. Молодые — разведчики. Гради-ил перевернул тело первого. Ага. Он так и предполагал. Убиты одинаковым способом. Их убили отравленными стрелами. Сами стрелы были вытащены, но раны почернели.

Снежный эльфар усмехнулся. – Знакомая картина. Так работают рейдеры леса. Похоже это еще одна пятерка? Как много их здесь собралось! Но зачем так тщательно прятать тела? Кого они опасались? Противников свидетелей Духа мщения?… Он задумчиво продолжал оглядывать тела. – Навряд ли. Рейдеры умели прятаться даже на открытой местности. И не понятно, если рейдеры пришли в помощь оркам выступившим против «Свидетелей», зачем было убивать этих парней. Задача рейдеров – проникнуть в стан противника и уничтожить главных лиц. Потом тихо и незаметно скрыться, а вместо этого они убивают разведчиков союзников. Странно! Может орки их заметили и приняли за врагов? Нет, это тоже навряд ли. У орков нет такой отлаженной службы контрразведки как у снежных эльфаров. Они ребята простые и полагаются на свои секреты. Тогда что?…

И тут по спине старого разведчика поползли мурашки. – Рейдеры пришли мстить… – Он понял, что они пришли за ним и орчанкой. – Их выследили! Точно выследили! И встретив недалеко от пещеры, где они прятались, разведчиков орков, они убили их, чтобы те не мешали им. А чтобы не привлекать внимание других отрядов, спрятали тела. Все верно. Лесные выродки не хотели, что бы им мешали совершить «альк турум» – священную месть!

Почти мгновенно к сердцу снежного эльфара подступил безотчетный страх. По мимо его воли он цепкими лапами сжал сердце и заставил ум метаться в поисках выхода. Лицо Гради-ила исказила судорога. – Что он делает? Почему испугался? За себя? Нет?...

Гради-ил присел на корточки и не обращая внимания, на то что под ногами находилось тело орка. постарался успокоится. Он закрыл глаза, трижды глубоко вздохнул и приступил к «Ха-ну» Это был способ заглянуть в свое сознание и очистить его от не нужных мыслей, и волнений. Так он просидел пару ридок. Наконец он ухватил, то что вызывало волнение и приводило его в смятение. Он боялся подвести милорда. Но милорд никогда не взваливал на него ноши охранять орчанку. Она взрослая женщина, выросшая в степи, умеющая за себя постоять и если богам суждено прибрать ее, он бессилен. Но он сделает то что должен...

Гради-ил на секунду замер и в следующее мгновение превратился в прежнего охотника-разведчика. – Сколько он встречал таких рейдеров в своей жизни? Десять раз или больше? Снежный эльфар всегда переигрывал их. Он знал что они хотят, а они не знали что хочет он. А он становился наживкой и заводил отряды лесных эльфаров в засады. Он убивал одного из пятерки и заставлял остальных следовать их традиции - идти и мстить.

Но теперь он один. Помощников у него в лице старых испытанных товарищей нет. Гангу предупредить он не успеет, а надо увести рейдеров подальше от пещеры. Будет сложно. Будет сложно даже выжить, не то что победить. Их пять, он один и немолод.

Гради-ил вылез из щели и огляделся. Это был уже прежний эльфар — разведчик, осторожный и решительный.

Раз рейдеры кружили здесь, значит искали их место стоянки. Выходит они должны быть где-то рядом. Эльфар вздохнул, пряча от себя огорчение. – Кружась за гиеной он оставил следы и надо возвращаться к пещере. Гради-ил посмотрел на восток, где разливалась краснота восхода. – Нельзя мешкать, – решил он. Все это время бывший разведчик находился под слиянием с природой и обнаружить его было практически невозможно.

Гради-ил пригнулся к земле и стал ноздрями впитывать запахи. Его обостренные чувства помогали ему различать до сотни разных запахов. Но сейчас их было несколько. Они перебивали все. Запах крови и запах пота... И еще запах сильнейшего страха. Орков перед тем как они умерли, пытали. Запах пота уводил в право и разведчик двинулся по его следам. Вскоре он обнаружил отпечаток каблука в песке. Дальше Гради-ил уже понимал куда вели следы – к их пещере. Но одну Гангу рейдеры трогать не будут. Они дождутся его возвращения и тогда попытаются напасть. Это успокаивало и настораживало.

Начиналась опасная игра в кошки мышки. Только кто был кошкой, а кто мышкой это предстояло узнать входе противостояния. Рейдеры повидимому уже знали что Ганга в пещере, но не знали где он.

Гради-ил обошел по широкому кругу место их стоянки. Он тщательно изучал местность, не приближаясь к пещере. Зная повадки и тактику рейдеров, он старался просчитать, где могли прятаться враги и нашел лишь одно место... Они могли спрятаться над пещерой. Там они были невидимы и могли наблюдать за всем, что происходило вокруг.

Гради-ил затаился в лагах семидесяти от пещеры, в неглубокой лощинке, скорее похожей на ямку, вымотаю дождем и обрамленную редкими кустами. Он замер уставившись в одну точку. Ему бы сообщить об опасности, но на все его вызовы Ганга не отвечала. Видимо пещера как-то мешала прохождению сигнала амулета. Шло время и Светило уже поднялось на пол круга над степью. Птицы проснулись и своим пением встречали его восход. Одна пичуга села на куст рядом с ним и не обращая внимание на эльфара или просто не замечая его, подняв голову, самозабвенно выводила звонкие трели. Но вскоре ее что-то спугнуло и птица взмахнув крыльями улетела. Мимо пробежал шарныга -маленький степной хищник, падльщик. Он деловито пригнувшись, вынюхивал чьи-то следы и также не замечая снежного эльфара, убежал по своим делам.

Прошло несколько десятков ридок, за время которых ничего не происходило. Шла игра кто кого пересидит, у кого окажется больше терпения.

Вдруг из-за нагромождения упавших камней, неслышными тенями показались трое орков они шли пригнувшись, держа копья наготове. Остановились у тел убитых лорхов и стали тихо переговариваться. Они больше давали понять друг другу знаками, чем словами и окружили вход в пещеру.

И тут Гради-ил заметил то, что ждал с самого начала — движение на скальном выступе! Над пещерой показалась и исчезла голова. Это было буквально доля мгновения, но он успел ее заметить. – Значит он оказался прав, засада именно там над пещерой. – удовлетворенно подумал разведчик. – Сейчас по логике вещей, должны появиться остальные и они постараются устранить ненужных свидетелей...

Но из пещеры неожиданно вышла Ганга. И несколько смазанных движений на камне, показали разведчику, что он прав. Только рейдеры замерли, не выдавая себя и вскоре он понял почему. К пещере приближались орки на лорхах. Было их пять десятков и с ними был шаман. Затем орки все пребывали и пребывали парами, тройками. Разъезды охранения понял разведчик.

Гради-ил не слышал, что говорили орки и что говорила Ганга. Но он напрягся, когда напряглась орчанка. Он готов был рвануться вперед и напасть на шамана. Ничего другого ему не оставалось. Невеста милорда была в смертельной опасности. Он почувствовал как над Гангой стали собираются силы. Это было точно также как тогда, когда они пробирались из приграничного со степью вангорского городка к порталу и их окружили враги. Ганга приготовилась умереть, забрав врагов вместе с собой. Его остановило то, что Ганга неожиданно расслабилась и стала рассеивать собранную энергии. Вскоре ей подвели лорха и она в окружении орков направилась на запад. Им вслед смотрело пять голов.

Конечно они не могли напасть на стольких противников. Не к такому бою их готовили. В открытой схватке с пятью десятками орков у них не было шансов. Кроме того там была орчанка доказавшая свою способность убить рейдера.

Пользуясь тем что все взоры лесных эльфаров были направленны в сторону уходящих орков, Гради-ил ужом пополз к к пещере. Они обязательно спустятся и захотят изучить место стоянки. Они будут ждать его, потом пойдут за Гангой. Ему нужно было добраться до большого валуна, пока они будут слезать с камня. И он успел. Притаившись он стал ждать.

Эльфары оставили одного наблюдателя на камне и он внимательно осматривал окрестности. Это был самый подходящий момент для нападения.

На эльфаре не было защиты. Гради-ил достал лук наложил стрелу с разрывом и прицелился. Шума он не боялся, наоборот он должен будет шуметь погромче. Кончик стрелы смотрел прямо в лицо эльфара. Затем Гради-ил спокойно отпустил тетиву и не мешкая телепортировался к пещере. Одновременно с его прыжком раздался тонкий свист и следом громкий взрыв. Эльфар оказался у пещеры одновременно с первым рейдером. Он был готов к встречи, поэтому опередил рейдера на долю секунды. В таких схватках мгновение равно вечности. И разведчик хорошо это понимал. Он был в своей стихии - неожиданно атаковать и скрыться. Он выстрелил из амулета сосулькой и тут же телепортировался на каменный свод, на котором до этого находились лесные эльфары. От туда он уже метнул в четверку рейдеров огненный шар. Он видел краем глаза как упал обмятый пламенем раненный им рейдер, а остальных огненная волна взрыва обошла. Реакция на опасность у рейдеров была отменной, они успели применить защиту. Но Гради-ил и не ждал легкой победы.

Он вновь применил телепорт, предварительно прихватив тело убитого рейдера, закинул его на плечо и прыгнул выше на скалу. Пользуясь тем что эльфары спрятались за выступ скалы, пробежал шагов десять и спрятался в расщелине. Теперь достать его будет сложно. Он сбросил тело лесного эльфара на камни, собрал трофеи и пригнувшись побежал по краю скалы. Дальше он телепортировался вниз. Упал на живот и применил слияние с природой. Он знал что рейдеры сначала постараются достать тело убитого товарища, это был их закон - убитый должен был доставлен в лес и погребен по обычаям. Он выиграл время и сам превратился в охотника.

Зная обычаи и тактику действия рейдеров, он старался думать за лесных эльфаров. Он всегда так делал и это всегда приносило положительный результат. – Что они могли сей час предпринять?

Они поняли что перед ними непростой противник. Он опасен и хитер. Он не уйдет и сам из жертвы превратится в охотника. Он обладает способностью перемещаться мгновенно в пространстве и быть скрытным, и в этом его большое преимущество. Значит они будут его выслеживать, не спеша и методично. Скорее всего вызовут подкрепление. Разойдутся чтобы найти его следы. Он им даст возможность найти его след.

Гради-ил почти стелясь у самой земли по кругу, возвращался к пещере. Делал он это осторожно. Рейдеры были мастера устраивать ловушки. Они тоже понимали, что он захочет вернуться и неожиданно напасть. К пещере разведчик не приближался. Он обошел свое прежнее место засады в выемке за кустами. Скорее всего его лежку рейдеры обнаружили и приготовили ему сюрприз. Нет, он сделает то чего они от него сейчас не ожидают. Направится прямо к ним. Гради-ил на глаз определил расстояние до скалы. Затем телепортом прыгнул два раза. Один раз к пещере и кинул фаербол во внутрь, потом сразу же второй и следом на счет три прыгнул сам. Он появился перед лесным эльфаром сразу после того как огонь с ревом угас.

Рейдар как и предполагал Гради-ил, немного опаленный, ослепший на время, стоял у стены. Защита с него слетела, чем и воспользовался разведчик. Он быстрым точно выверенным ударом кинжала полоснул того по шеи и воткнул другой в сердце. Рейдер без звука повалился на пол пещеры. Не дав ему упасть Гради-ил прихватив тело, прыгнул телепортом из пещеры. У него осталось всего два заряда амулета телепорта.

За его спиной послышался шум и он отбросив в сторону тело, стремительно развернулся. Сверху скалы прыгнули двое рейдеров и они держали в руках «Ловчую сеть». Идеально оружие захвата. Сделанная из волокон их магического дерева, сеть сама находила жертву и атаковала. Спасение было лишь в скорости. Ему повезло что, при приземлении рейдеры сильно ударились подошвами сапог о каменистую землю и присели, не успев выпустить сеть. Естественно они его ждали. Но не так, как это сделал снежный эльфар. Он конечно сильно рисковал, залезая в пещеру, но вся его жизнь, это был сплошной риск, расчет и выверенный до мелочей бой с противником. Пусть он постарел, не так быстр как раньше, но зато он опытен и имеет артефакты, которые не имеют враги.

Ему ничего не осталось как прыгнуть телепортом вверх на скалу. Надо уйти из зоны действия сети. Он понимал что его там ждал оставшийся рейдер и не дожидаясь, он активировал с двух рук два воздушных кулака. Один сработал еще до прыжка и замедлил летящую на него сеть. Второй сработал прямо в лицо удивленному рейдеру. Противника смело со скалы вниз на камни и Гради-ил разрядил в летящего спиной вперед лесного эльфара, браслеты воздушных кулаков. При этом он бросился следом за врагом. Того сильно приложило спиной о камни. Когда Гради-ил подбежал к нему, тот уже умирал. Из треснувшего от удара затылка, по камням разлилась кровь и комочки мозгов. Рейдер держался на посмертном проклятии и лишь для того чтобы проклясть своего врага и умереть. Его тускнеющие глаза искали разведчика. Не давая тому на это время Гради-ил вбил в открытый рот сосульку и бросился бежать прочь. Охота началась по новому кругу, но теперь у него не было возможности прыгать телепортами и он будет уходить от противников все дальше и дальше от этого места. На столько дальше чтобы милорд смог вернутся и защитить свою невесту.

Гради-ил побежал. Он вложил в бег всю свою силу. Нужно оторваться от преследователей, и уйти от них как можно дальше и, путать, путать следы.

Мысли работали быстро и четко. Лиг пять он пробежит вглубь степи, потом повернет обратно в горы. Там он будет иметь преимущество. Это его родная стихия. Лишь бы успеть. И он бежал, бежал и бежал.

На случай если он не сможет обмануть оставшуюся тройку, один из которых сильно ранен, но к сожалению не добит, он приготовил им сюрприз. Но надо действовать очень четко и не ошибаться. Это сделать сейчас труднее всего, потому что нужно будет принимать решение очень быстро. Почти молниеносно. Рейдеры это не те изнеженные жители леса, что больше чванятся своим первородством, чем преуспевают в сражениях.

Он устал. Отсутствие регулярных тренировок сказывалось на нем. Появился небольшой животик и одышка. Гради-ил перестал бежать и пошел шагом. Он возвращался, но сделав при этом большой круг. Слияние с природой не применял, запас магической энергии иссяк и надо три круга, чтобы восстановить ее. Останавливаться тоже нельзя, нужно все время двигаться и петлять.

Гради-ил вышел к предгорью в лигах трех от того места, где находилась пещера. Он вздохнул более свободно и пошел шагом. Обошел первые камни, что когда-то скатились со скалы и посмотрел на небо. Светило поднялось к полудню.

Он присел за валуном, чтобы перевести дыхание и не теряя напрасно время, залез в сумку, просмотреть трофеи взятые у рейдера. Амулеты положил обратно в сумку, а свиток развернул и стал изучать.

Вдруг легкий шум достиг его слуха, словно пробежал мимо шарныга. Он на всякий случай выглянул из-за камня. Двигаясь больше старой привычкой все проверять, чем необходимостью. И это спасло его. Не вставая из-за камня, он наклонился вправо и неожиданно лицом к лицу столкнулся с рейдером лесных эльфаров. Оба в испуге замерли. Гради-ил смотрел в расширенные глаза лесного эльфара и слышал как стучало сердце отдаваясь болью в висках.

Первым опомнился рейдер и с хеканьем бросился на разведчика. Но сработавшая защита отклонила его и он упал животом на песок.

Словно могучая пружина подбросила снежного эльфара и он вскочил лишь мгновением позже. В одной руке он держал свиток, в другой он зажал кинжал, который успел выхватить из голенища сапога. За камнем стояли еще четверо лесных эльфаров. Они одновременно бросились на него и он пытаясь уйти от захвата упал на спину, еще спина не повстречалась с землей, а он уже активировал свиток массового телепорта. Три фигуры вспыхнули ярким светом и исчезли прямо в прыжке. А задержавшийся, (ему мешали спины более проворных товарищей) увидев нечто необычное, как исчезли трое из пятерки, резко остановился. Снежный эльфар попытался откатится подальше, чтобы иметь свободу движения. Но первый напавший на него рейдер сноровисто и быстро ухватил его за ноги и крепко прижал к себе. Второй не мешкая, прыгнул на Гради-ила и сильно ударил при падении коленом в живот. У Гради-ила потемнело в глазах и перехватило дыхание. Он захрипел и суматошно забился под рейдером. Так бьется из последних сил горная козочка под упавшим на нее орлом. Он не в силах ее поднять, но в силах сбросить со скалы, а она цепляясь за жизнь, бессильно бьется, сучит ногами и громко блеет, не понимая что это пришел ее конец жизни. Гради-ил это понимал и напрягал все мышцы, пытаясь освободится от захвата. Но силы были неравными. Ноги держал первый боец, а руку с кинжалом перехватил тот, кто прыгнул сверху. Гради-ил очутился в крепком захвате, словно в тисках. От бессилия Гради-ил зарычал. Он дернулся пару раз и понимая, что проиграл, почти заплакал. Он завыл словно варг, вымещая в вое свое отчаяние и скорее от отчаяния, чем осознано еще раз рванул руку в сторону. И вдруг она с легкостью поддалась и следом потянулась половика тела лесного эльфара. Потом на него хлынул поток крови. Почувствовав свободу, Гради-ил ногами отпихнул тело, даже не задумываясь, почему они стали свободными и увидел смеющегося молодого орка, который склонился над ним и протягивая ему руку проговорил. – Хватит валяться, снежок, поднимайся, тебя уже все обыскались. – В правой руке орк держал странный мерцающий меч.


Закрытый мир. Высокие планы бытия

Я ушел, оставив Гангу в обществе Грыза. Провожала она меня задумчивым, затуманенным взглядом, в котором было много показной жалости к себе и беззащитности. Ожидая видимо напоследок ободряющих слов или улыбки. Ага. Так я и поверил. Еще недавно она вызывала меня на дуэль, чтобы убить за прямой взгляд в глаза. Поэтому ушел как велит обычай воинов степи. Ушел суровый и непреклонный в своем решении, не оборачиваясь, обдав ее напоследок холодным душем своего недовольства.

Есть у женщин такая черта, пытаться крутит мужем туда-сюда. Для этого они используют многочисленные приемы. От нежности и ласки, чтобы купить на это мужчину, до полного отсутствия внимания, переходящего в раздражение. Мол если не изменишься, я всегда буду такой или уйду. И чтобы сохранить мир в семье мужчина потихоньку начинает сдавать свои позиции. В свое оправдание он говорит, а что было бы лучше если бы она ушла?

Но она не уйдет. Она просто считает себя способнее и умнее. И хочет управлять своей жизнью через мужчину. Накинет удила и давай понукать.

Хотя если уйдет, то скорее всего для него это было бы лучше. Не ту нашел половинку. Не приживается и занимает чужое место.

Я могу ошибаться. Но женщины в моем понимании живут в трех измерениях, недоступных для мужчин. Если у мужчины бывает раздвоение личности, то у женщин это разтроение. В ней одновременно угнездились три состояния - инстинкты, ум и чувства.

Они частью сознания опираются на ум. Оценивая поступки мужчины, не до того как он что-то сделал... Заметьте! А после. Оценив, взвесив, они приходят к выводу, что надо было сделать по другому. Естественно и понятно, что никто не застрахован от ошибок.

… И тут мужчина совершает следующую ошибку. Он начинает оправдываться. Но как говорится ноготок увяз вся птичка пропала. Плавали знаем. Я уже проходил подобную школу жизни с Люськой и ее матерью.

А у женщин тут же включается следующий уровень восприятия - инстинкт. Она как слабое существо инстинктивно ищет альфа самца, чтобы было за кого спрятаться. Он скала защищающий от жизненных невзгод. А тут такая слабость! И инстинкт ей говорит он слаб. На него нельзя положиться! За ним нужен контроль! И статус мужчины в ее глазах понижается. Следом включаются чувства. Если раньше они опирались на то что она видела в мужчине силу, защиту и пребывала в покое, одаривая мужика нежностью, то теперь она этот покой потеряла и у нее включаются чувства уничижения мужчины в ее глазах. Она начинает беспокоиться. А вдруг он и в следующий раз сделает не так. А вдруг это? А вдруг то? Надо все брать в свои руки. Такие нежные, маленькие и теплые. И ноша которую она хочет взять ей неподъемная. – Ну ничего, – думает она, – я этому ротозею скажу как нужно делать. Ну ничего не может без меня!

Так по моему происходит падение мужского авторитета.

Если у мужчины присутствует мужской характер и он понимает свою роль в семье, то он может послать женщину куда подальше. И сказать, – можешь делать, лучше брала бы и делала. – Конечно она обидится и заявит что у не есть для этого мужчина.

– Ну если есть, тогда не лезь в мои дела. Как сделал, так сделал. Не нравится ищи себе того кто лучше меня. Да грубо, но действенно. Потому что тоже сработал инстинкт — мужской. Инстинкт человека не боящегося брать на себя ответственность и способного ошибаться, и способного признавать свои ошибки.

Но лучшего то как раз и нет. Женщина понимает что избранник тверд и непоколебим и уступать не будет. Он взял лидерство в свои руку и будет переть с этим до конца жизни и надо к нему подстраиваться… Ну или уходить в никуда. А уходить в никуда они не любят. Они скорее уйдут от того кто попал под каблук и пошел искать другую на стороне, которая увидит в нем настоящего мужчину. А так часто и происходит. Называется не сошлись характером. Орские женщины были не исключение. Слабость всегда восполняется хитростью и умом. А считать женщину дурой — глупость.

Поэтому я сопли распускать не стал и проявлять несвоевременную нежность тоже. Не ко времени.

Я вышел из шатра и перенесся на Гору. Это главная моя головная боль. Ну зачем мне эта роль Хранителя? Какой я хранитель? Я на два дня вперед не могу свои дела спланировать. А тут целый народ, многочисленный необузданный, непредсказуемый как погода в мае. И как мне жить? Тут я почти бог, а на земле внизу граф — подданный Вангорского короля. Уйти сюда как это сделали Рок и Беота? Так у меня внизу мои друзья, невеста привычная жизнь, а тут я с ума сойду от скуки. Я вообще не понимаю как они живут тысячелетиями изолированными в своих высоких чертогах.

Я вернулся на Гору затем что надеялся сверху, отыскать следы Гради-ила.

Все решения, которые приняли в мое отсутствие мои спутники и невеста были несвоевременны. Они старались помочь мне. Это я понимал. Но вместо этого создали лишние проблемы. Сначала Фома потащил бывших рабов и двух снежных эльфаров в империю, где во всех прибывших видели шпионов Вангора, и Снежного княжества. Иначе и быть не могло. Не затем подготовка к войне ведется тайно, чтобы каждый приезжающий в империю это видел.

Затем Ганга сорвалась с места и пошла помогать мне. В результате пропал Гради-ил и вот скажите мне, с кем идти в снежное княжество оформляться в подданные если у меня нет троих их соотечественников?

– Эхе, хе! Вздохнул я. Где-то я упускаю и не дорабатываю. Не все могу учесть. Ума не хватает. А еще почти бог, понимаешь. Хранитель степи. Видели бы меня почитатели Худжгарха.

Я оказался на краю стены в тени башни. Гора заметно разрослась. Вокруг стены простирался насколько хватало глаз зеленый ковер травы. Там копошились мои кибуцъеры. Маленькие как таракашки и мало их. Кибуцъеры трудились не покладая рук под руководством мастеров. Низовое звено высокого плана бытия и средний управленческий персонал работал. А верхи… А верхи правили, пребывая в праздности, во всю пользовались своим провентилированным положением — бездельничали, тратили дармовую манну, что дали мои почитатели и играли в карты. В общем все как внизу в жизни. Только в карты уже играло не трое, а пятеро. К моим бойцам спецназа присоединились Рохля и Авангур.

За игрой они так увлеклись, что меня не замечали, громко спорили махали руками. И даже сирена вылезла из бассейна, положив руки под свою рыбью морду и во все глаза следила за игроками.

Особенно громко возмущался Рохля. Ну это понятно самый наглый и бестолковый хранитель.

– Откуда у тебя крестовый туз? – наседал он на Мастера. Тот сделал удивленные глаза и честным, самым правдивым голосом ответил, – Как откуда? Ты сам мне его сдал. Вот десятка треф и туз крестей. – Мастер выложил карты на стол. Двадцать одно.

– Но у меня тоже туз крестей! – с пеной на губах доказывал Рохля. Ты жулик!

– Какой я жулик? Вы только посмотрите на этого... – Мастер возмущенно взмахнул руками и ткнул пальцем в Рохлю. – Ты сам сдавал карты, я к ним не прикасался. Как я мог поменять их? Вот скажи? Как?

Рохля от его слов задохнулся и стал ртом хватать воздух.

А Мастер добил бедного хранителя гномов. – Это ты имеешь пять тузов в колоде и имеешь наглость обвиняешь честного духа. Это ты жулик!

– Я жулик? Да ты знаешь кто я такой! – Рохля выпрямился выставил на обозрение узкую как у курицы грудь. – Я Бог! – завопил он воздевая руки в праведном гневе.

– Если ты бог, – не сдавался Мастер, – то сделай так чтобы у Рострума глаза повылазили и не возвращались, а то его змеи у меня карты подглядывают.

– И ничего не подглядывают! – всполошился Вальгум. Они у меня добрые.

– Добрые они, – проворчал Мастер. – А вчера у меня бутылку вина сперли.

– Это не они! – Быстро вступился за своих змеек Вальгум. – Это... это повидимому Рохля сделал.

– Что?.. Я! Вино украл? Да ты сам вчера позвал меня выпить. А на твои глаза тьфу, смотреть противно.

– Ну так. Раз проиграл давай выполняй желание. – прервал их спор Авангур. – ослепляй Рострума, мне тоже его змеи не нравятся. Все духи как духи… А этот… Авангур замолчал видимо не зная что добавить и просто махнул рукой

… Я не могу, – помолчав, сдался Хранитель гномов.

– Как это? Какой же ты бог, если не можешь совершить чудо! – издеваясь, засмеялся Мессир. – Иди тогда женись на круле.

Рохля как загнанный в угол мышонок, затравлено оглянулся на бассейн от туда на него умильно смотрела наша сирена.

– Я… Я могу их выколоть. – произнес он и выставил два пальца.

– Эй, полегче, – возмутился Рострум. Мы на мои глаза не играли. Играли на желание. Себе выкалывай. – Рострум поднялся и на всякий случай отошел от них. Он направился в мою сторону, увидел меня и открыл рот чтобы закричать. Но я приложил палец к губам и показал кулак. Рот Рострума мгновенно закрылся.

– Тогда иди целуй нашу сирену, – засмеялся Мастер, – и больше не жульничай.

Играть с моим спецназом в карты я бы не рискнул, – подумал я. – Они демоницу обыграли. Рока насколько я слышал эту историю. А уж Рохлю обыграть им ничего не стоит.

Я задумчиво глянул вниз на работающих духов, потом на паразитирующую на них верхушку власти. А что они собственно умеют делать? Подумал я. Да ничего! Только в карты дурить. Но зато они не предадут. Им повезло, что они были закинуты волной на гребень и там осели. А что мне делать? Согнать их? Так новые точно также начнут вести себя. Абсолютная власть, безнаказанность и полный иммунитет за свои решения, развращают. Пусть тешатся. – Решил я. – Вреда от них не много и то польза. Кроме того смогли же отстоять мою гору, в мое отсутствие. Вон сколько медалей нацепили. Серебром, золотом и каменьями грудь сияет. Не жалеют на себя юлагодати сердешные.

За этими размышлениями я оглядывал степь. Мой вор привлекли духи привязанные к телам убитых. Они не знали посмертия и проклятые моим пророком тянули ко мне руки. – Ладно, – разрешил я. – Земли у меня теперь много. Идите сюда.

И они радостно что-то вереща, сорвались с привязи к телам, и устремились ко мне. Вскоре внизу уже было не протолкнутся. Мастера споро стали распределять на работу новых жителей. Рядом со мной вниз смотрел Рострум. – Ого! Сколько их! – присвистнул он. – Теперь мы запоем! – При этом он восторженно сжал кулак и потряс им. Змеи в его глазах радостно заплясали. Высунули хвосты с трещотками на конце и потрясая ими, стали отбивать такт. Я тоже отодвинулся он него. Как-то страшновато.

Я вглядывался в степь вокруг лагеря Свидетелей Худжгарха. Почему-то был уверен, что Гради-ил бродит где-то здесь. Как я его найду не задумывался. А что думать, если не знаешь самое простое, что умеет делать тот же Рохля. У него знания заложены с момента создания, а мне оставалось только с умным видом упрямо вглядываться в местность сверху и мысленно искать снежного эльфара. – Ну где ты прячешься, сукин сын? И все таки после нескольких мучительных ридок поиска, мне удалось его найти. Правда не там где я его искал. Странная вспышка в лигах трех от лагеря привлекла мое внимание. Приглядевшись я скривился. – Ну на до же! Лесные эльфары пожаловали. Что им тут нужно? Это мои теперь угодья и я не хочу их там видеть.

Еще по степи на лорхах скакали десятки орков из того отряда что был со мной на Суровой. Мысленно я похвалил Грыза. Правильно сделал что отправил именно их. Ребята обученные и толковые Точка что мелькнула у меня на границе поля зрения оказалась Гради-илом. Он спешно преодолевая усталость, шел прямо в руки лесных эльфаров. Я схватил Рострума за плечо и силой нагнул вниз. – Видишь? Спросил я, – вон того орка.

– Это какого? Их тут много.

– Вон того что едет на быке свесив ноги в одну сторону.

– А этого? Вижу…

Договорить он не успел. Неожиданно напротив меня открылось окно и внём во всем своем великолепии появилась несравненная Беота. – Я честно говоря, даже опешил. Вот кого не ожидал увидеть здесь, так это ее. Видимо удивление отразилось на моем лице слишком явственно и богиня мягким хорошо поставленным грудным голосом, который просто обвораживал, засмеялась. – Ты не ждал меня малыш. Правда?

Я потер лицо и откашлялся. Сам же подумал, – как не вовремя она появилась. – Делая вид, что стараюсь прийти в себя нагнулся к уху Рострума — Вальгум отправляйся в низ, войди в того орка и спасите снежного эльфара, вон того... видишь что спешит к камням?

– Этого? Вижу. Я мигом одно нога, тут другая там.

Это он применил мою поговорку и действительно сделал как сказал. Он ушел, а одна его нога осталась здесь рядом со мной. Я с досады сплюнул и подхватив прыгающую во круг меня ногу, оставшуюся без хозяина, кинул вниз. На мои действия с удивлением смотрела Беота. Я же как ни в чем не бывало улыбнулся и отряхнул руки.

Неожиданно проявился Рострум на одной ноге. Огляделся. Поклонился Беоте и спросил, – Великолепная Богиня, Вы не видели мою ногу. Он скакал на одной ноге словно инвалид первой мировой войны.

– Я кинул ее вниз. Живо делай, что я сказал.

– Ага я мигом, одна нога здесь….

– Не надо оставлять здесь ноги. – Я начал раздражаться. – Быстро убирайся отсюда! Рострум исчез, а я подумал, – почему став духами, умершие так поглупели?

Беота словно поняла мои мысли.

– У духов нет полной памяти о прошлом, они как дети, поэтому я окружила себя живыми созданиями.

– Э… Вы по делу или как? – не зная что сказать, спросил я.

Она вновь засмеялась, но Шиза внутри меня зашипела как гремучая змея и сорвала ее ментальную атаку. – И по делу и просто хотела на тебя посмотреть. Поверишь? Соскучилась.

– Не поверю. – отмахнулся я. – Наверное пришли посмотреть на мою мучительную кончину…

В это время за моей спиной раздались громкие голоса. – Давай, Рохля, не тяни. Карточный долг это святое. Не хочешь женится на нашей красавице, целуй ее. И смех нескольких глоток разорвал благостную тишину. Беота с интересом посмотрела на смеющихся.

– Я вижу дорогой ты неудачников у себя пригрел, – засмеялась она но уже не так весело и задорно. Видимо то что у меня находились два ее братца это почему-то ее задело.

Я пожал плечами и сделав скорбное выражение лица ответил со вздохом, – на похороны пришли. Помянуть добрым словом и проводить в чертоги Вальхалы.

– Куда проводить? – Беота искренне удивилась. Бровки ее приподнялись.

– Туда, куда уходят умершие боги. Там вечный пир и множество красивых дев услаждают богов в вечности.

– Беота от смеха затряслась. – Надо же вечный пир и девы! Отсмеявшись он продолжила, – Дорогой, боги не умирают, они растворяются в эфире. И нет там дев и пьянок, как вы мужики себе на мыслили…

– Рохля, не хочешь целовать нашу крошку, поцелуй… вон ту… ой. Господин вы здесь? И две глотки под рев сирены затянули гимн непонятно кому то ли мне толи Горе.

– Град высокий…

– Рохля! – раздался смех Авангура, – иди Беоту поцелуй…

Теперь ощетинилась словно дикобраз и защипала словно кошка, увидевшая собаку, Беота. – Если ты недомерок ко мне приблизишься, я оторву тебе голову. – Зло глянула в мою сторону. – Весело у тебя тут…. Она скользнула взглядом за мою спину и уже более спокойным голосом продолжила. – Я что пришла… Поговорить хотела, – И увидев как я скорчил скорбную маску, отмахнулась – вот только не надо приотворятся, что ты умираешь. Я не поверю что эти пустоголовые идиоты, тебе не рассказали как избавится от интурий…

– Они да, но вы несравненная Беота не стали говорить.

– И что? Ты обиделся?

– Не очень.

– Правильно сделал. Почему я должна была тебе рассказывать простые истины, которые должен знать каждый хранитель? – она говорила спокойно и уверенно. Ты кем был раньше?

– Кем? – переспросил я.

– Прыщем на заднице Рока. Маленьким и болезненным. От того что ты был и тебя не стало, в мире ничего бы не поменялось, а только пришло бы в равновесие. Ты случайно занял чужое место и тебя серьезно никто не воспринимал…

– И что же изменилось с тех пор? – С усмешкой перебил ее я.

– Многое. Ты из неизвестной величины вырос до хранителя, прошел путь хранителя, получил браслет и значит право занимать это место. С твоим появлением в мире стали происходить события спонтанного характера и неизвестно к чему они приведут. Как видишь я с тобой откровенна…

– Не совсем. Я не понимаю к чему Вы клоните.

– Ты пока слишком человечный и имеешь привязанности. Но ты стал почти богом и должен подняться над людской суетой. Чувства, любовь, долг это все должно остаться там в прошлом. Мы боги выше всего этого и нами движет рациональность, и необходимость. Мы пастухи пасущие свое стадо. Понимаешь малыш. Тут нет места ненужной жалости, привязанности. Иначе твое место займет более хитрый и изворотливый. Ты вот в одном сражении победил Рока, но это не значит ровным счетом ничего. Ты не выиграл войну, а только ее развязал… Беота замолчала и смотрела намою реакцию. Я же постарался сделать каменное лицо.

… – Я предлагаю тебе союз. И готова…. Рассмотреть вопрос о замужестве. Это будет крепче всяких слов и клятв…

При этих словах я не сдержался и буквально вылупился на Беоту. – Это она серьезно? Она что надеется, что я последую ее совету?

Беота поняла мое молчание по своему. – Я понимаю что ты должен все взвесить и подумать. Я не тороплю.

… – И кто будет… м-м... главным в этом союзе? – спросил я.

– Это не обсуждается, – отрезала Беота. – Тот кто более опытный, будет главным … пока ты не докажешь обратное… и... не помышляй о близости.

Она еще раз кинула взгляд за мою спину. – Не говорю прощай. Надеюсь скоро свидимся.

Окно схлопнулось и Беота исчезала, оставив меня в тягостном состоянии духа. Я стоял и стараясь собраться мыслями, обдумывал ее предложение. Шиза притихла и молчала. Подошел Авангур, положи руку на плечо. – Что хотела эта ненормальная? – спросил он.

– Предлагала союз и замужество. – Не стал скрывать я.

– Даже так? – покровитель пророков внимательно посмотрел на меня. Значит тебя признали равным… И боятся.

– Боятся? – я посмотрел на него. – Почему?

– Мир сейчас неустойчив, ни Рок ни Беота, ни мы не можем просчитать всех его линий развития. Слишком много векторов приложения сил. Хоть ты и сражался с Роком, брат тоже понимает, что ты не просто так стал хранителем, значит тебя поддерживает судья – глаза и уши Творца. Игнорировать тебя нельзя, враждовать с тобой небезопасно и лучше пригласить в союзники и поделить мир. Поэтому она торопится. Старается опередить Рока. Если вы объединитесь, ей придет конец. А в союзе с тобой при нейтралитете…

В это время пение закончилось и вопль Мастера, – ты куда паскудник? – заставил нас замолчать и посмотреть, на то что проходило у нас за спиной на «Олимпе» власти. А там Рохля пытался удрать и не целовать крулу. Его за полу рубахи держал Мастер, а Мессир пинками гнал к бассейну.

– Ну прямо никакого почтения к богам! – покачал я головой.

– Так он еще не бог, – засмеялся Авангур, – он приживалец. Не вступил в свое служение…. Мда… Так вот при нейтралитете остальных хранителей, ты самый лучший кандидат из нас ей в мужья.

– Ты так думаешь, – уныло спросил я. – А как же Рок.

– А что Рок? Он никогда не позволит быть ей первой, а второй она не захочет быть… никогда. Поверь мне.

– А я значит позволю?…

– Ну-у… неопределенно протянул Авангур и сменил тему разговора.

– А правда что ты обещал Рохле помочь с вступлением в служение?

– Правда, – поморщился я, еще одна забота. – Хотел посадить его рядом с Беотой и отвлечь ее от меня.

– Хм… Идея хорошая. У тебя есть мысли как это сделать?

– Есть...

– Я могу чем помочь?

– Можешь.

Мы переговаривались и смотрели как Рохлю притащили с хохотом к бассейну и тот отстраняясь от Крулы двумя руками, не давая себя поцеловать, сражался с ее крепкими объятиями.

– Рохля целуй Крулу! – потребовала та и прижала его к себе. Вцепилась рыбьими губами в его щеку А два проказника гогоча, стали считать, – Раз, два...

– Как тебя угораздило взять таких управителей? – глядя на эту картину спросил Авангур. – Это же ходячее бедствие.

Я хмыкнул. – Других просто не было под рукой и кроме того они смогли без меня отбиться от Рока.

– С ума сойти! А я им не поверил.

– Рок тоже не верил. – отозвался я.

– Восемь, девять…

– Крула, отпусти Рохлю, иначе ты его задушишь, – крикнуло я.

Русалка послушно разжала объятия и весь в чешуе и в слизи Рохля хромая побежал ко мне. Со слезами в голосе требовательно спросил. – Когда пойдем к гномам? Ты обещал.

– Да обещал, – как эхо за ним повторил я. – А чем тебе здесь не нравится?

– Нравилось… пока не появились эти. – Рохля увидел как два моих бойца направились к нам и спрятался за мою спину. – Они жулики!

– Так ты бы не играл с ними в карты и все. Ты зачем здесь остался? Руководить во время моего отсутствия. А ты что сделал? – Бросил все и сел играть в карты с духами. Сам виноват… – Я с улыбкой посмотрел на его расстроенное лицо. – Как освобожусь, так пойдем устраивать твое служение. Авангур тоже будет нам помогать.

– Правда?

– Правда. А теперь иди и руководи работами, у нас пополнение. Сам знаешь, что надо делать.

Рохля обходя широкой дугой парочку, отправился вниз. А вместо него появился Рострум с ногой в руках. Прискакал на целой к нам, будто скакал по классикам и попросил, – Господин Владыка, прирастите эту ногу. Не пойму почему не держится. – Он приложил ногу к паху и она отвалилась. – Видите? – спросил он.

– Я же говорил, что он дурень, – высказал свое мнение Мастер. – Вот уже ногу потерял, скоро и голову где-нибудь забудет.

– Да он дурень, но ты еще дурнее, – ответил Мессир.

– Кто я? Кто бы говорил… У тебя вместо головы финик…

– Что? Сам ты финик…

– Идите отсюда, – беззлобно махнул я на них рукой. – – и уже вслед побежавшей прочь парочке, лупившей друг друга по головам, крикнул, – И не берите играть в карты Рохлю, я вам запрещаю!

Они остановились. – Так скучно же!

– Скучно, идите работайте.

– Нет! Нет! Нам не скучно, мы и так трудимся... – и парочка моментально с скрылась из глаз.

– Ага – пробормотал я, – трудятся они... Как рабы на галерах.

Ногу я прирастил и отправили Рострума принимать пополнение.

– Я могу здесь построить себе особняк? – неожиданно спросил Авангур.

Я глянул на него. – А ты потом не захочешь прибрать к своим рукам и всю гору?

– Не захочу, – засмеялся он. – Обещаю.

– Ну тогда строй … за свою благодать. – Авангур кивнул. – Но рабочие твои.

– Хорошо. – согласился я.


Открытый космос. Торговая станция конфедерации Шлозвенга.

Планета Суровая

Ко мне все чаще стали приходить мысли, что я в своих метаниях бегаю по кругу или правильнее сказать, по восходящей спирали преследующих меня неприятностей. Меня начало доставать то, что я кручусь как белка в колесе и все мои усилия избавиться от проблем, порождают только новые проблемы. Стоит мне решить очередную, неожиданно появившуюся проблему, как появляются другие, вырастая из прежних...

Вроде делаю много дел, что-то решаю, а ситуация не меняется. Враги мои множатся, а вместе с ними появляются новые проблемы, они нарастают с каждым днем. Они как снежный ком, который катясь с горы, обрастает снегом, так и проблемы прибавляются, и прибавляются, и становятся все сложнее.

Я понимал что ни я, ни нехеец, в теле которого жил и пользовался его памятью, не были гигантами мысли. Но так сложились наши характеры, в чем то непохожие, но имеющие одну общую особенность или черту. Мы не думали на два шага вперед. Я потому что таким аналитическим умом меня не наделила природа, а молодой нехеец был сторонником активных действий. Все что невозможно решить умом, можно решить мечом. И я полагаясь на меч, а также природную хватку, (этого у меня не отнять) добивался результата там, где пасовал ум. И вроде у меня получалось… Графом стал. Невесту королевских кровей отхватил и жить бы мне поживать… Да все как то не получается. Чтобы я не делал, за положительным результатом моих дел, всегда в последствии появлялись новые еще более сложные заботы.

Ну посудите сами. Отстояв честь дворянина, я навлек на себя гнев лесных эльфаров. Хотел просто заработать на продаже старой космической техники, а в результате обзавелся колонией с ее нескончаемыми проблемами. Что бы выжить в степи, возродил миф о Духе мщения и в результате стал им. Хотел помочь Демону, и сделать его своим могущественным союзником, но угодил в плен и потерял его доверие.

А я этого не хотел. И в итоге еще обрел в лице Рока непримиримого врага. Победил его можно сказать случайно и получил предложение взять в жены его кровожадную сестру Беоту. Да что там говорить! Если перечислять мои удачи, дня не хватит. Но вот одно непонятно мне, почему за победами всегда маячат новые, более сложные беды. И где взять силы и время везде успеть? Вот теперь мне нужно спешить на корабль базу. И что мне там делать? Вроде нечего, пусть мои товарищи поспят годочек другой, сил наберутся, отдохнут, Но ведь нет, не могу так поступить. В голове зреют простенькие планы, которые тащат меня за шиворот в круговорот новых событий. И там в глубине моего расслоенного сознания есть понимание, что делаю правильно, хоть и необдуманно. Меня как Глухова это напрягает, мне хочется сесть, подумать хоть немного, взвесить две, три переменные (больше не получится). За-то нехеец в своей стихии. Ему что? Ломать не строить. Хватай меч - круши врагов. Ему так жить привычно.

«Есть упоение в бою И бездны мрачной на краю, И в разъяренном океане, Средь грозных волн и бурной тьмы,...

– Это ты придумал? – прервала мои слезливые размышления Шиза. – Как красиво и верно сказано, Виктóр. – Шиза всегда называла меня на французский манер — Виктóр, с ударением на о.

– Нет детка... Так красиво могут сочинять лишь гении. А я ремесленник. Частушку там, четверостишие…это мое, а «Это» написал Пушкин. Александр Сергеевич… Мда… Что делать будем, Шиза?

– Как что? Жить.

– Как жить?

Шиза несколько замялась, а потом тихо проговорила. – Ну как получается. Вот у тебя так получается… Так и живи. – После этого она закрылась от меня и на связь не выходила. Она часто бывала странной и непонятной.

– Мда… – повторил я, глядя в спину Авангуру. А тот, довольно насвистывая веселый мотив, пошел выбирать себе участок для особняка.

– А что? – перескочили мои мысли на него. Может дать возможность всем хранителям построить здесь свои особняки – будут на вроде посольства… – И тут же спохватился. – Ох, некогда тут засиживаться, пора за дела приниматься. Время-то не ждет.

Я развернулся уйти и прямо напротив меня появился Йода на своей прушке.

– О-о! Видящий, благодарю тебя. Я так хорошо заработал, что могу купить новую прушку, сдать ее в аренду и зарабатывать в два раза больше. Вот братья то обзавидуются. – Я вежливо покивал, а сам подумал, – сейчас там драка будет, хорошо если его не обдерут. Видел я этих собирателей благодати, отца родного за нее продадут. И не дай бог потянется ко мне вереница его братьев, чтобы тоже заработать. Надо срочно отсюда уходить...

– Ну прощай, Видящий. Если что опять нужно будет, обращайся, всегда рад помочь. – Он широко улыбнулся, сморщившись как старый овощ и исчез.

– Хм. А я о нем совсем забыл, – хмыкнул я про себя. – Надеюсь он-то не доставит мне новых проблем. Хотя кто его знает. Еще раз оглядел свои владения, понял что здесь мне нечего делать и отбыл на корабль базу.

Встретил меня первый помощник капитана, Брык, не знамо какой по счету клон неугомонного любителя загадок, создание умершего от неразделенной любви гения. Раньше это луковое недоразумение было моим секретарем, теперь вот, сам себя повысил до первого помощника, боюсь подумать что дальше будет.

Был он в черном строгом мундире ВКС колонии с серебряными галунами. Блестящими пуговицами, белой форменной фуражке и головой Чипполино.

Увидев меня на портальной площадке заорал на весь корабль. – Смирр-но! Капитан на борту!

– Брык ты кому подаешь команду? – удивился я. У нас что на борту есть команда пилотов?

– Есть командор. Брык тридцать девять тысяч семнадцать, тридцать девять тысяч…

– Стоп! Сколько их всего?

– Девятнадцать!

– Ладно пусть будут.

Бороться с распространением Брыков также бесполезно как запретить дождь, поэтому я просто махнул рукой. Думать что когда-нибудь Брыки заполонят собой все виртуальное пространство, я не хотел. Да и что толку. Исходного кода этого монстра никто не знал и вычислить его просто невозможно. Он теперь сам самоуничтожался будучи пойманным в карантин. Типа делал себе харакири.

– Я отправляюсь в мед капсулу, Брык. Курс на станцию Шлозвенга к вашему папаше. По прибытии разбудите меня и Генри.

Мне нужен был релакс. Моральный отдых. Шиза могла привести мой гормональный фон в норму, но справится с моими мыслями, она была не в силах. Поэтому я лег в капсулу и закрыл глаза. На земле, будучи комбатом, я бы пошел в баню с товарищами, пригласил комсомолок, водка, закуска и все дела, а тут такого себе позволить было нельзя да и не хотелось.

Крышка надо мной с легким шорохом закрылась и тут же открылась. Казалось я пролежал меньше секунды.

Надо мной стоял дрон с чашкой кофе и назойливо жужжал, – что пора вставать.

Встал я бодрый и свободный от мрачных мыслей. Рядом вылезал из капсулы Генри.

После процедур и переодевания, я взял Генри за руку и телепортировался вместе с ним к дверям офиса княжества, на торговой станции. Решительно открыл двери и быстро вошел.

Увидев меня, девушка на ресепшене замерла. Пристально на меня посмотрела. Но потом перевела взгляд на потрет висящий на стене, сравнила с оригиналом, (когда только успели создать сей шедевр) расширила глаза, хотела что-то сказать, но я ее опередил. Подходя спросил, – Мидера, где Бран Швырник?

– Э-э… Ваша милость … Э-э. Как вы…

– Просто скажи мне где Бран?

– У себя… Она не моргая, смотрела на меня и глаза ее были как блюдца. Я даже испугался не лопнули бы они.

– У себя где?

– Там… она полуобернулась и замахала рукой в сторону внутренних помещений, не отрывая глаз от меня.

– Пошли Генри. – Сказал я и пошел дальше.

– Э-э... постойте! – девушка словно бы проснулась и хотела что-то добавить, но из дверей вышел молодой человек.

– Зара, ты хочешь остановить Его милость? – мягко спросил он. В нем я узнал одного из подручных Карла. Ингваор кажется?

– Нет, но... девушка замялась не зная что ей делать.

– Простите ее, Ваша милость, – вступился за девушку парень. Это от того, что вы всегда появляетесь… неожиданно.

Я мысленно усмехнулся. – Ну хорошо что хоть не сказал не вовремя. – Я к себе. У меня мало времени, позови ко мне срочно Брана, Карла и Вирону.

– Слушаюсь Ваша милость... Только Бран он… это…

– Что это?

– Пьян.

– Тогда тащи его за шиворот. Будет сопротивляться, дай по морде.

– Верно? – Спросил я с улыбкой девушку и та шарахнулась в сторону.

Бран покачиваясь, стоял напротив меня и тупо уставившись в одну точку, силился понять кто это перед ним сидит. – Кто... посмел... ик? – Спросил он заплетающимся языком.

– Генри, дай ему выпить вот этого, – я словно фокусник достал из «воздуха» бутылочку и протянул своему доверенному человеку. Да теперь Генри, как самый преданный, несомненно умный и ловкий оперативник АДА в прошлом, стал моим самым доверенным лицом в княжестве. Я даже наделил его чрезвычайными полномочиями на случай кризиса.

Генри разговаривать с Браном не стал, легко пнул его в живот и когда тот в немом крике раскрыл рот, сунул туда бутылку. В кабинете раздались громкие глотки – бульк, бульк...

Вскоре перед нами стоял трезвый первый граф княжества Бран Швырник Проворный.

– Бран, не скажу что рад тебя видеть в таком виде. – начал я. – Ты не потерял кинжал чести? Бран и так бледный, даже посерел от моих слов. Он потер лицо рукой и начал что-то невнятно говорить. Но разговаривать ему было трудно и слышался лишь скрип, – хр... Хрп. – Он пару раз откашлялся, шмыгнул носом, затем гордо выпрямился, так что я увидел сопли в его ноздрях и неожиданно обреченно махнув рукой, ссутулился и повернулся чтобы уйти.

– Ты куда, Бран? – поинтересовался я.

– Пойду зарежусь…

– Рано еще… – Бран остановился. Встал боком и посмотрел на меня как кролик на удава. – А что это надо делать ночью? – спросил он каким-то будничным и безжизненным голосом, словно разговор шел о сборе ночной фиалки.

– Нет, но зарезаться ты всегда успеешь, а пока этого не требуется. Присядь.

Бран уселся на стул и уставился взглядом на свои руки сцепленные в замок, которые он положил на стол. Выглядел он сломленным и равнодушным одновременно. От прежнего целеустремленного и энергичного торговца-контрабандиста осталась одна оболочка. Разговаривать с ним сейчас было бесполезно. В его ауре были сплошные вихри. Я видел по ним понятную мне картину. Аура, она как образ духовного тела показывает все, что твориться в человеке. Он потерял себя и чувство реальности проходящего. Швырник жил болью и воспоминаниями предательства Гаринды. И я его понимал. Пережить измену близкого человека, это самое трудное.

Встав, я усыпил его и стал лечить его ауру. Сначала я вырезал куски памяти что «кровоточили» и не давали ему успокоиться. Потом подправил отношение к прошедшему, сняв лишнее напряжение нервной системы. Бран горел и если бы он не забывался в пьянстве, его психика бы не выдержала. Он постепенно сходил с ума. Сделав все необходимое, я оставил его спать.

Генри станешь Брану другом, – сказал я. Этот человек много сделал для княжества. Найдешь ему девушку и подружишь их.

Генри кивнул. Я не сомневался что Генри был спецом и по таким вопросам. Оперативники АДа могли почти все.

Вошли или точнее сказать вбежали Карл и Вирона. Они остановились на пороге и замерли. Вирона покраснела, а Карл покачал головой. – Как всегда инкогнито, Ваша милость. С прибытием.

– Спасибо, присаживайтесь. Времени у меня мало, принимайте пакет на нейросеть. – Они сели и тут же их взгляд расфокусировался. Сам прием пакета занимает три четыре секунды, он сильно сжат, а распаковываться будет пару дней.

Когда они обрели способность слушать, я начал разговор.

– Хорошо, что вы смогли справится с кризисом. Плохо, что его допустили. Хорошо что Бран жив. Плохо, что он почти сошел с ума… Мда… Короче есть за что вас поощрить и наказать. Поощрю вас тем что к свадьбе вам перечислят по пятьдесят тысяч кредитов. Это свадебный подарок от ее Высочества. От меня вот это, – я выложил на стол изумительной красоты золотое колье и серьги. – Пододвинул замершей Вироне. Карлу положил на стол браслет с изумрудами. Тоже пододвинул к нему. Оба как завороженные уставились на драгоценности.

– Потом налюбуетесь, – усмехнулся я. – А накажу я вас тем, что приказываю поженится в течение недели. Меня на свадьбе не будет, – пояснил я, заметив их взгляды. Теперь вот этот молодой человек. – Показал я на Генри. У него грамота на подданство лично от меня. У него нет никаких обязанностей, связанных с государственной службой. Но его указания, если такие последуют, являются для вас и для всех обязательными к выполнению.

Карл помрачнел и посмотрел на спокойно сидящего молодого человека. Я знал, что Брык вложил в Генри все нужные базы, пока он спал. Так же ему поменяли и нейросеть.

– Да, да, Карл, он мои глаза и уши. Ты правильно понял, – произнес я жестко и колючим взглядом посмотрел на него – Есть какие-то вопросы?

Карл отрицательно покачал головой.

– Вот и хорошо. Кратко расскажу какие изменения грядут в колонии. Сформируются три ветви власти. Законодательная - Государственный совет. Исполнительная – Губернатор и его команда. И судебная.

Гаринда остается губернатором. Бран является полноправным владельцем домена и будет получать ренту. Если захочет занять госслужбу, пусть работает.

– Это пока все. – Я встал. – Всего вам дорого.

– Генри, за мной. И стремительно, не слушая мычание двух оставшихся людей, вышел. Прошел мимо вскочившей девушки. Вышел из офиса и телепортировался вместе с Генри вниз в секретную лабораторию, доставшуюся мне в наследство от безвременно погибшего рекетира.

Я знал что сюда вскоре должны были прийти агенты Ада, засланные к нам. Оставлять их без страховки я не хотел, слишком уж достала меня эта таинственная служба под неброской вывеской «Административное дознание». Информацию, что их тут ждут связные, направил им один из Брыков по каналам перехваченным папашей Брыком. Время близилось. Генри тоже знал что делать. Еще до того как я лег в капсулу, Шиза по моей просьбе создала пакет контригры против агентов и план этой простенькой одноходовки предали на нейросеть Генри. Я же сидел в маленькой каморке и ждал своего часа и дождался. Парочка появилась вовремя. При этом Брык по камерам отслеживал их путь. Ребята как в настоящем детективе, вышли из своей квартиры и стали петлять проверяя, есть ли за ними слежка. Поплутав по станции и убедившись, что «все чисто», они спустились вниз и встретили Генри.

Привет, Дорогой! – услышал я тихий женский голос. – Ты собираешься уезжать? – Это было кодовой фразой придуманной мной. Я не мудрствовал, мог и заставить говорить про старый славянский шкаф. Как в кино. – Вы продаете старый славянский шкаф? Ответ – шкаф был, да уже продан. Но что такое славянский шкаф они не знали.

Поэтому ответ тоже был простой. – Был дорогой, да весь вышел. – Это ответил Генри.

– А нам сообщили, Генри что ты исчез. – Женщина говорила тихо и настороженно.

– Так и было. Меня в АДе больше нет…. Потом последовала недолгая пауза. – Для неосведомленных.

– Понятно. – Послышался мужской голос. – Что привез?...

Дальше я ждать не стал, вышел в ускоренный режим и оказался рядом с замершими агентами...

Вместе с Генри мы уложили на каталку сначала мужчину и я провел над ним обряд ментального подчинения. Потом тоже самое сделали с красивой молодой женщиной. Теперь они по неволи стали моими ментальными рабами. Но заставлять их плясать и есть человечину, я не собирался. Это были уже мои «перевербованные» агенты, хорошо обученные и главное преданные. Мне не надо было их учить как отправлять в Ад правдивую дезинформацию. Я вообще не ставил им никакой задачи. А зачем? Если я и сам не понимал, что мне нужно. За-то это понимал мой новый начальник тайной контрразведки княжества, Генри. Я не собирался думать за всех и управлять вручную всеми процессами. Во первых это невозможно, а во вторых если возможно, то я просто это не умел делать. За то я умел заставить работать вместо себя других, более способных, чем и пользовался.

Глава 9

Закрытый сектор. Планета Сивилла. Замок Тох Рангор.

В графстве Тох Рангор наступили сумерки. Отщебетали птицы, провожая своим пением Светило. Дворня, усталая после дневной работы, потянулась на кухню для прислуги. На стенах замка зажглись огни, для стражи несущей сторожевую службу. Дневная суета утихала и наступала патриархальная провинциальная тишина. В замке ложились спать рано, так как вставали с зарей, а лежебок управительница дворфа не жаловала. Ее боялись пуще огня. За пустые разговоры и лень она могла вынести самострел и пристрелить лентяя. За-то везде были чистота и порядок. Двор замка выметен, животные накормлены и загнаны в хлев.

Лианора закончив со всеми своими делами, провела обряд очищения, переоделась в шелковую длинную до пят ночную рубашку, разобрала свою пышную постель и взбив подушки, юркнула под толстое из лебяжьего пуха одеяло. С удовольствием вытянулась и и тут же свернулась калачиком. Она засыпала с блаженной улыбкой на лице, думая о скорой свадьбе и о том, что эту постель она будет делить с со своим непутевым, но рукастым избранником. Засыпала она почти мгновенно, не ведая сомнений и беспокойства. В ее жизни все было устроенно просто. Есть она, есть хозяин, позволившей ей -отверженной из своего народа, трудиться и быть полезной и чистой. Большего счастья она себе не могла и помыслить. Даже предстоящее замужество не трогало ее сердце так, как доброта ее молодого хозяина. За него и за его невест она готова была пожертвовать жизнью.

Скоро сладостная дрема захватила девушку в свои объятия, она стала проваливаться в глубокий сон и тут из темноты появилось смутная фигура с лицом Бурвидуса.

– Солнышко мое! Цветочек мой весенний, – прошептала еле слышно фигура. – Спаси меня… – Дворф стоял на коленях и тянул к ней свои испачканные глиной руки. Лианора дернулась, подалась к нему и вдруг наткнулась на странного человека. Он встал на ее пути. Невысокий ростом, с редкими русыми волосами, лет пятидесяти и кроткой бородкой. Невзрачный но с пылающим взглядом черных глаз, от которых по спине дворфа пробежали мурашки. Человек усмехнулся.

– Не спеши, рабыня. Твой жених потерпит. Выполни мой приказ.

Дворфа остановилась как вкопанная. Она узнала этот повелительный голос. Она не знала кому он принадлежит, но не смела и не пыталась сопротивляться его воли. Девушка отчетливо понимала, что находится в его власти и он может заставить ее сделать все что захочет. Лианора опустила безвольно словно плети руки. Она вся поникла, стала еще ниже.

– Что угодно моему господину? – Покорно, тихим, невыразительным голосом, в котором потерялись проблески жизни, отозвалась дворфа.

– Я хочу, что бы ты убила черную жрицу моей сестры Беоты, которая живет вместе с вами, но убила так, что бы никто не знал, что это сделала ты.

Дворфа вздрогнула, напряглась, подняла голову, но затем вновь поникла.

– Как прикажет мой господин. – тем же голосом ответила девушка.

– Вот и хорошо, – улыбнулся мужчина потрепал ее по щеке и исчез.

С его исчезновением пропал и образ Бурвидуса. Лианора открыла глаза. Она дрожала как осиновый лист на ветру. Беспокойные, страшные мысли лихорадочно стучались друг о друга в ее голове. – Чернушку надо убить… Но она не могла поднять руку на близкого друга ее хозяина. На ту что стала и ей подругой. Вместе они коротали вечера, занимались благоустройством замка и делились сокровенными мыслями. – Ганга... Она хорошая… – Но не так была близка дворфе как чернокожая красавица.

Лианора в ужасе окаменела. Понимая, что надо исполнить этот ужасный приказ повелителя, и что ей другого ничего не остается, она в отчаянии схватила кинжал, который был на ее поясе и лежал на маленьком прикроватном столике. Девушка решила убить себя и освободится от власти этого человека. Но ее рука не смогла подняться. Она безвольно висела словно плеть. Лианора горестно заплакала. Тихо подвывая, она упала на кровать. У нее поднялась температура и всю оставшуюся ночь дворфа провела в бреду. Лианора металась по постели и стонала. Звала Ирридара на помощь и не могла до него докричатся.

Утро принесло некоторое успокоение. Она встала несколько более бледная чем обычно. Оделась, привела себя в порядок и стала заниматься своими делами. Ночные мысли больше не лезли ей в голову и она почти забыла, тот ужасный повелительный голос. Но ночью он пришел опять. Серенький, невзрачный мужчина, такого встретишь в городе на улице и пройдешь мимо, не обратив внимания. Он подошел к ней заглянул ей в глаза.

Лия опустила голову, чтобы не встречаться с ним взглядом. Но он больно ухватил ее за подбородок и силой поднял его. – Смотри, ничтожество, мне в глаза! – Приказал он. – В моей власти сделать с тобой все что пожелаю… Убей ее!..

Лианора проснулась и ее вновь стала бить дрожь. До утра она уже не смогла уснуть. Весь день она не знала покоя и уединившись на хоздворе в коровнике, проплакала полдня. К вечеру ее воля была сломлена и она не приходя на ужин ушла к себе. Ритуал отвержения сковал ее волю, но не смог подвинуть на убийство Чернушки.

Ночью она решила не спать. Дворфа села на скамейку и стала ждать. Она тихо напевала знакомую ей с детства песенку. Но вскоре не заметила, как ее сморил сон. Лианора перестала петь и уснула. И вновь перед ней стоял ее повелитель. Он схватил девушку за волосы и стал таскать по полу. Затем они перенеслись на высокую гору.

– Посмотри! – приказал он и перед взором дворфы открылся большой мир.

– Это царства над которыми я имею власть, – произнес повелитель. – А ты лишь мусор под моими ногами. Как смеешь мне сопротивляться? Иди и убей черную ведьму.

– Не могу повелитель… – Прохрипела Лианора. – Она невеста хозяина. Я не могу нанести ему или ей вред.

– Вот как! Повелитель отпустил ее волосы и отпихнул ногой. – Хм... Я подумаю как это исправить. Отправляйся к себе.

Миг и девушка очутилась в своей комнате. Напряжение царившее два дня в ее душе спало. Лианора подошла к кровати и упала на нее, не раздеваясь. Через час она встрепенулась. Медленно приподнялась с закрытыми глазами и села на кровать. Затем также медленно поднялась и направилась к большому украшенному виньетками шкафу. Открыла его и достала самострел. Ловко натянула тетиву и взвела его. Нащупала в рядом стоящем колчане тяжелый болт и положила на ложе. Развернулась и направилась в сторону двери. Все это время она шла с закрытыми глазами. Девушка прошла короткий коридор и свернула налево в следующий, что вел в господские покои. Дворфа прошла три шага и тут ее окликнули.

– Лианора!.. Ты чего? – В голосе слышалось сильное удивление. Девушка повернулась на звук голоса и спустила тетиву. Взвизгнул рассекающий воздух болт. Негромко хлопнула тетива. Она нагнулась натянуть тетиву, но тут сильный удар по голове отправил ее в беспамятство.

На лежащую дворфу с огромным удивлением смотрела Рабе. Сейчас она была в своей истинной форме демоницы, устрашающей для окружающих, но дающей ей возможность использовать свои магические возможности. И хотя мир людей ей был враждебен, она будучи демоном изменений не испытывала здесь затруднений. Рабе каждую ночь преображалась и бродила по замку словно привидение, пугая горничных и вылавливая крыс. За неимением лучшего она жрала их животные души морщилась, плевалась, но не могла остановиться. Рабе, если бы кто знал, решила во что бы то ни стало найти этого злобного духа Чапая. Его присутствие в замке не давало ей покоя. И она каждую ночь выходила на его поиски. В эту ночь она с удивлением увидела идущую мимо нее дворфу с арбалетом руках и что странно та шла с закрытыми глазами.

Управительница прошла мимо и направилась в господский коридор. Понимая что происходит что-то странное, Рабе окликнула девушку. Она даже не подумала, что та может ее увидеть в истинном обличии, таково было удивление Рабе. Дворфа быстро, но без суеты повернулась в ее сторону. Она повела головой, все также не открывая глаза и это наполнило душу Рабе странным страхом. Дальше дворфа не целясь с разворота, запустила в нее тяжелый стальной болт. Демоницу спасла ее реакция. Она сместилась в сторону и болт вошел в деревянный косяк двери, возле которой пряталась Рабе. Повторить выстрел она Лианоре не дала. Сильный удар кончика хвоста по голове отправил ту в беспамятство.

Воровато оглядевшись, Рабе подняла легкое тело девушки и понесла ее в спальню.

Утром Лианора вела себя так, как будто ничего не произошло. На расспросы Рабе пребывающей в образе снежной эльфарки, отвечала спокойно как обычно. – Спала хорошо и сны ей не виделись.

Встревоженная демоница понимала, что кто-то захватил дворфу в свою власть и использует ту во сне. Но кого она хотела убить? Ее, как снежную принцессу или кого другого. И это она решила выяснить. По сути ей было все равно кого убьет дворфа. Для нее - демоницы преисподни, люди были лишь корм. Но заклятие наложенное молодым хозяином, связывало ее волю и заставляло оберегать близких ему людей.

На следующую ночь она караулила дворфу возле ее дверей. Ровно в полночь двери спальни Лианоры открылись и из них вышла дворфа в одной ночной рубашке с арбалетом в руках. Она шла неспешно, с закрытыми глазами, но очень уверенно. Прошла мимо замершей Рабе и повернула вновь в господский коридор.

Рабе двинулась следом. От возбуждения кончик хвоста ее подрагивал и случайно задел стену, вдоль которой кралась демоница. Еле слышный звук привлек внимание дворфы. Она остановилась и не открывая глаза повернулась. Повела лицом из стороны в сторону и вдруг остановилась напротив Рабе. Демоница замерла с поднятой ногой и боялась пошевелиться. Она почувствовала сильный страх. Казалось на нее смотрело через Лианору какое то могучее существо. И ей было понятно, что оно способно без труда раздавить демоницу как муху. Ее сердце даже перестало стучать. Время шло и напряжение возрастало. Рабе уже проклинала себя за свою настойчивость и готовилась проститься с жизнью. Капли пота потекли по лбу предательски щекоча кожу. Хотелось почесаться, но она не смела пошевелиться.

Наконец дворфа медленно отвернулась и пошла дальше. А Рабе тихо выдохнула воздух, опустила ногу и приходуя в себя, постояла пару мгновений. Затем пошла более осторожно за управительницей. Она поняла что нашла Чапая. Он вселился в дворфу.

Осторожно ставя ноги на пол, Рабе старалась не стучать копытами. Она шла следом за дворфой, а та подошла к двери комнаты Чернушки и остановилась. Дворфа стояла без движения около ридки. Рабе тоже не двигалась. Она даже не знала, что ей предпринять. Наконец Лианора поставила самострел у своих ног, прислонив его к стене и из-за пазухи достала масленку, осторожно смазала петли и вновь спрятала масленку на груди. Нагнулась за самострелом и дальше Рабе ждать не стала. Стремительный прыжок произошел одновременно с поднятием самострела. Но удар хвоста пришелся раньше, чем Лианора смогла выстрелить. Дворфа обмякла и стала валиться на пол. Рабе осторожно подняла тело, подхватила самострел и поспешила в комнату дворфы. Она поняла, что целью Чапая является не она, а чернокожая красавица. У той тоже было много тайн. Откуда она? Где ее нашел хозяин и спрятал у себя в замке? Этого не знал никто. Но видимо она кому-то была нужна и нужна мертвой. Но как этот мелкий пакостник - Чапай мог забрать дворфу в подчинение, Рабе не понимала. И Чапай ли это?..

Она уже почти дошла до комнаты управительницы, как неожиданно с горящей свечой в руках им на встречу вышла служанка Лии. Девушка замерла с открытым ртом и Рабе ничего не оставалось как бросить тело дворфы на пол и выстрелить из арбалета. Болт вошел девушке в грудь и та отброшенная сильным ударом выстрела, отлетела к стене и не закрывая удивленных глаз, сползла на пол. Она еще была жива, но Рабе не дала ей просто так умереть. Она выпила ее душу и услышав шум в коридоре, чертыхаясь. Подхватила сразу два тела и потащила в спальню дворфы. Она еле успела в последний момент вернуться и забрать арбалет, Быстро запихнула под кровать тело девушки и положила на постель дворфу. Затем под кровать залезла сама. В коридоре напротив ее дверей раздавался топот стражи. Затем послышался негромкий стук. Следом несмелый вопрос. – Госпожа Лианора… У вас все в порядке?

Лия мирно спала и тихонько посапывала. Стража потопталась у дверей и ушла. Шаги затихли.

Рабе за ногу вытащила тело служанки и мысленно проклиная ту за ночные бдения, взгромоздила ее себе на плечо. Осторожно выглянула за дверь и стараясь не цокать копытами, потащила тело в подвал. Рабе уже знала потайные хода в замке и отодвинув деревянную фигуру старика в длинной хламиде протиснулась в образовавшуюся узкую щель. Ей ничего не оставалось как скинуть тело в вентиляционную шахту.

От сожранной души девушки она была слегка пьяна. Покачиваясь, демоница вернулась тем же путем обратно и зайдя к себе в комнату, позабыв даже поменять форму, буквально упала на свою постель. Последней ее мыслю было -что все надо рассказать хозяину.

Утром она проснулась от шума. Быстро приняла форму снежной эльфарки и дождалась служанки с тазом и водой для умывания.

Молодая служанка по имени Рондина поливая ей на руки воду из кувшина, рассказывала последние ново