Пленница лунного эльфа (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Лена Хейди Пленница лунного эльфа

 Глава 1 Везунчик года

Этот день не задался с самого утра. Впервые за пять лет проспала на работу, получила за опоздание нагоняй от начальника — лысоватого бабника с пивным брюшком, в сотый раз извернулась и предельно вежливо отвергла его приставания, и под конец дня нарвалась на недовольного клиента, который вбежал в офис как в попу ужаленный с претензиями, что установщики из нашей фирмы косо поставили ему дверь. Получилась многочасовая проверка моей нервной системы на прочность.

Всё, что сейчас хотелось, это добрести до дома, достать из холодильника моральную компенсацию — салатик из риса и крабовых палочек, и пару сортов мороженок из заначки, потом плюхнуться в любимое кресло, и в обнимку с тёплым милым котиком почитать интересную книгу.

Только бы не забыть отключить мобильник, ибо нравоучения от мамы, подолгу сетующей на отсутствие у меня мужа, жениха и личной жизни в целом в мои-то двадцать пять лет были традиционно утомительными. Как и назойливые звонки от бывшего парня, с которым мы расстались полгода назад из-за его дикой ревности, а также лучшей подруги Ирки, любимая тема для разговоров которой — всевозможные диеты и животрепещущий вопрос о том, как я могу есть всё, что угодно, и при этом не толстеть. Ведьма, однозначно.

Всё, вот сейчас войду в подъезд и включу режим ёжика, уходящего в туман. Не трогать, не кантовать.

Но, увы, этим мечтам не суждено было сбыться. Сначала я увидела, как кусок белого пластика вылетел у меня из-под плаща и плюхнулся в мутную лужу, и через пару секунд до меня дошло, что это был мой бейджик. Я так замоталась в офисе, что даже забыла его снять! А сейчас он зацепился за полу плаща, оторвался от блузки и лежит теперь, бодро отсвечивая в грязевом болоте. Паразит.

Тяжело вздохнув, я шагнула в густую жижу, наклонилась, подняла сбежавший предмет и задумчиво повертела его в руках. «Смирнова Александра Павловна, офис-менеджер ООО «Мир дверей»». И что мне теперь с этим делать? Вижу, что отмыть уже не получится. Значит, просто в топку. Или в мусорку у крыльца, как вариант.

Прицелилась, кинула испорченную вещь в урну. Промазала. Блин, везёт как утопленнику… Подошла поближе, снова наклонилась, подобрала и исправила свою оплошность.

Затем, пока я нащупывала в кармане ключ от домофона, остолбенело уставилась на большой странный рисунок-символ, нанесённый на дверь. Это что ещё за наскальная живопись? Похоже на какую-то руну. Либо тут кельты побывали, либо подросткам заняться больше нечем. Мелкие пакостники…

Неодобрительно нахмурившись, я открыла вход в подъезд и направилась в темноту… иного мира…


Я сделала пару шагов в кромешной тьме, когда услышала, как дверь за спиной захлопнулась с привычным скрежетом. Ещё шаг — и я за что-то запнулась и эпично полетела лицом вниз. Но вместо ожидаемых жёстких ступенек нос в печатался во что-то другое. Мягкое, прохладное и влажное, пахнущее лесной свежестью.

Мох! Я упала лицом в оранжевый мох! Как такое вообще возможно? Где я? Сердце испуганно забилось, я поднялась на ноги и в шоке стала озираться по сторонам.

Мама дорогая… Это лес… Но какой странный! Розовое солнце на нежно-фиолетовом небе ласково окутывало своими лучами кроны высоких деревьев с большими треугольными листьями белого цвета, на фоне которых как пятна крови алели россыпи ароматных ягод. Свежий ветерок донёс до меня запах клубники… Либо я сплю, либо брежу, либо оказалась на другой планете. Или в клубничном раю… Как там было у Грибоедова — «шёл в комнату, попал в другую»…

Надеюсь, это просто сон. Невероятный, нелепый, но где-то в чём-то даже красивый. Не ожидала, что у меня столь буйная фантазия. Клубника на дереве. Да мне лечиться надо!

А может, это чей-то розыгрыш? Вдруг всё это великолепие — лишь реалистичные до жути декорации, и прямо сейчас меня снимают на скрытую камеру?

Так, Лекси, соберись, надо срочно понять, что к чему.

Пощипала руку. Больно, однако. Но эффекта — ноль. Похлопала себя по щекам. Бодрит, но результат такой же. Ещё раз внимательно оглянулась по сторонам. Только сейчас увидела, что сумочка валяется в траве, в паре метров от меня. Ладно, потом подниму.

Пошарила в кармане плаща, выудила оттуда мобильник. Связи нет от слова совсем. Ну да, Смирнова, а ты надеялась, что тут вышка Мегафона в шаговой доступности…

Версия о попаданстве на другую планету или в параллельный мир обретала всё большую реалистичность. Так, отставить панику. Включи мозги, Лекси, и думай. После того, как я зашла в подъезд, то сделала два шага, потом на третьем запнулась и упала. Значит, надо попробовать сделать три шага назад. А вдруг там какой-нибудь невидимый портал, который вернёт меня обратно?

Но, сколько бы шагов я ни делала — два, три, четыре, пять, и все десять, мои метания были бесполезны. Я топталась взад-вперёд, махала руками в надежде, что увижу какую-нибудь рябь в пространстве. И эти хаотичные движения принесли-таки результат. Меня заметили…


Внутри всё похолодело, а сердце ушло в пятки, когда я увидела приближающуюся ко мне из-за деревьев тёмную фигуру. Поначалу я не могла понять, что это за существо. Высокое, широкоплечее, в чёрных брюках и пиджаке до середины бедра. Но в то же время с длинными светлыми волосами. Женоподобный мужчина? Мужеподобная женщина? Непонятно. Вроде мужчина.

Существо шло прямо на меня и вдруг принялось мне что-то выговаривать низким, но довольно приятным голосом, при этом возмущёнными жестами показывая на валяющуюся неподалёку сумочку.

Так, всё ясно. Представитель местного отделения Гринписа явился отчитать наглую туристку за разбрасывание мусора в заповедном лесу… На каком языке оправдываться будем, Лекси?

— Шпрехен зи дойч? — ляпнула я первое, что пришло в голову. Наверное, от шока, ведь в школе я целых десять лет упорно, но безуспешно пыталась выучить английский.

Странно, но, кажется, мои слова произвели на незнакомца эффект разорвавшейся бомбы. Или это мой вид так на него подействовал?

Подойдя ко мне вплотную, он оторопел и с округлившимися глазами уставился на моё лицо. А я, в свою очередь на его… Ёжики небесные, это был эльф! Самый что ни есть настоящий! Заострённые уши, длинные светлые волосы, бездонные васильковые глаза, изящно очерченный рот, твёрдый подбородок и прямой нос — он был просто идеален! Вдобавок чёрный бархатный камзол выразительно подчёркивал накачанные мышцы. В жизни не видела таких красивых мужиков…

Из нас двоих он первым вышел из ступора. Медленно и нерешительно, словно видя перед собой мираж, он поднял руку и аккуратно, я бы даже сказала нежно, провёл кончиками пальцев по моей щеке, потом по носу и губам. Я стояла не шелохнувшись, совершенно не понимая, как на это реагировать. А вдруг тут принято такое приветствие? Или он полуслепой, и ощупывает моё лицо, чтобы его «разглядеть»? Ладно, пусть продолжает своё фейс-исследование, мне не жалко.

А я в свою очередь протянула руку и потрогала то, что интриговало меня больше всего: его волосы, которые переливались серебром. Как оказалось, они были невероятно мягкими на ощупь и струились между моими пальцами как жидкий шёлк. Обалдеть…

— Э-э… Мистер эльф… Мне бы домой попасть, — нерешительно обратилась я к нему на чистом русском.

Шок в его глазах постепенно сменялся задумчивостью. Неужели понял?

Но вместо ответа он вдруг отстранился и принялся раздеваться. Сначала на лесную траву полетел камзол, потом белоснежная рубашка, брюки, ботинки, и вот уже это чудо природы стоит передо мной в чём мать родила.

Мне поплохело, и я начала пятиться назад. Какого чёрта он вытворяет? Повезло же мне нарваться на маньяка… Красивый и совершенно чокнутый. Да ты сегодня везунчик года, Лекси…

Его фигура была великолепна. Рельефные мускулы и кубики на животе эффектно отсвечивали в лучах заходящего солнца, а размеру органа между ног позавидовал бы любой порноактёр.

Вот только горячий эльфийский секс совершенно не входил в мои вечерние планы. Ну никак.

Моя попытка к бегству была пресечена на корню. Этот наглый тип схватил меня, повалил на землю и принялся срывать одежду, невзирая на моё отчаянное сопротивление, крики «нет» и выступившие на глазах слёзы. Методично, аккуратно и непреклонно. Плащ, блузка, юбка, сапоги — всё это полетело до кучи к его камзолу, штанам и рубашке. Капроновые колготки его явно озадачили, но в конце концов он справился и с ними тоже. Ещё пара секунд — и я лежала перед ним совершенно обнажённая.

Не было ни предварительных ласк, ни поцелуев, ничего. Повалил, раздел и овладел. Всё так же чётко и методично. Молча, без лишних эмоций. К моему удивлению, больно не было. Но и приятно — тоже. Никакого «огня в чреслах», как любят описывать в женских романах, и ни малейшего возбуждения. Когда чувствуешь проникновение и ритмичное движение большого чужеродного объекта у себя внутри, но твоё тело на это вообще не реагирует.

К счастью, эльфа хватило ненадолго: уже через пару минут он задёргался в сладких конвульсиях, глухо застонал и обессилено опустился, придавив массивной тушей. Этот ушастый козёл кончил прямо в меня… Я лихорадочно попыталась сообразить, какой у меня сегодня день цикла, но мозг был в полной отключке. Что ж, можно утешить себя тем, что ребёнок от этой сволочи будет красивым.

А дальше случилось то, что ввергло меня в ещё больший шок. Скатившись с меня, этот остроухий тварюга прокусил мне кожу на левом запястье! Прямо до крови! А потом проделал то же самое с собственной рукой, и прижал свою рану к моей! Нет, ну не больной ли?

Итак, что у нас есть в сухом остатке. Порванная блузка, прокушенная рука, возможная беременность и гадкое чувство, что меня поимели, использовали как резиновую куклу. И голый маньячный эльф под боком, который смотрит на меня сейчас как Фродо на свою прелесть. Дивный новый мир…


Глава 2 Дивный новый мир

Шоковое состояние постепенно сменялось в моей душе нарастающей яростью. Как же я жалела сейчас, что не ходила на курсы самообороны! Пожалуй, первое, что я сделаю, вернувшись на Землю — запишусь на каратэ.

А пока что, приняв сидячее положение, я залепила ушастому маньяку пощёчину. Ну, как залепила. Попыталась. Моя рука была молниеносно перехвачена в нескольких сантиметрах от его щеки, поцелована и прижата к его груди в районе сердца.

Дав мне ощутить, как под горячей бархатной кожей бьётся его пламенный мотор, этот тип внезапно меня обнял, крепко прижал к себе, зарылся носом в мои волосы и принялся нежно гладить по голове.

Какой-то неправильный эльф мне попался. Сначала секс, потом ласки. Хотя, что я хочу от существа, живущего в мире, где клубника растёт на белых деревьях? Наверное, у них тут всё шиворот-навыворот.

Попытки отпихнуть его от себя ни чему не привели, поэтому пришлось тяжело вздохнуть и расслабиться. А приятно так гладит-то, зараза…

Саднящая рана на запястье внезапно заколола, словно в неё воткнулись сотни маленьких иголочек. От этого места по всему телу разлилось восхитительное тепло, мозг накрыла одурманивающая нега и возникло неожиданное чувство защищённости, счастья и покоя.

Да, Лекси, именно так и сходят с ума… Стокгольмский синдром как он есть. Кажется, одним шизиком на этой поляне стало больше…

— Кайсентиэль, — ласково прошептал мне эльф на ухо, обдав кожу горячими мурашками.

И я даже поняла, что это было за слово. Его имя. Вот и познакомились…


Закончив с поглаживаниями, Кай с явной неохотой выпустил меня из уютных объятий и подошёл к кучке белья. Выудив оттуда брюки, он быстро их надел, сунул ноги в ботинки, зашнуровал и направился ко мне с моей обувью и светлым плащом в руках.

Я как зачарованная смотрела на его плавные движения большого хищника и обнажённый атлетический торс. В голове царила пустота, и даже все мои тараканы подозрительно притихли, находясь, видимо, в глубоком обмороке. Да я и сама от себя в шоке. Любоваться насильником. Докатилась…

Раздав себе мысленные оплеухи, я частично развеяла сладкий дурман в голове и попыталась подняться.

Это оказалось не так-то просто сделать: после пережитого стресса колени предательски подкашивались.

Заметив это, эльф быстро подскочил ко мне и помог принять вертикальное положение. Я не успела охнуть, как он подхватил меня на руки, словно пушинку, донёс до ближайшего дерева и поставил на ноги. Накинув на меня плащ, он прислонил мою спину к широкому белому стволу и сосредоточенно, с присущей ему методичностью принялся застёгивать пуговку за пуговкой. Потом склонился передо мной и надел на меня сапожки.

Я воспринимала все его действия уже с полнейшей апатией. Плащ на голое тело, стекающая по внутренней стороне бедра сперма, пережитое насилие — меня уже ничего не волновало. Всё, я в танке. Мысленно отпиваюсь валерьянкой и познаю дзен.

Видимо, почувствовав моё настроение, Кай снова с нежностью меня приобнял. Приободрить решил. Ну-ну…


Раздавшийся неподалёку жуткий вой прервал эти эльфийские обнимашки. У меня внутри всё похолодело от ужаса и плохого предчувствия, а Кай моментально напрягся, словно его тело перешло в боевой режим.

В мгновение ока оказавшись у пресловутой кучи с бельём, он вытащил из кармана камзола чёрный предмет, напоминающий рукоятку меча. Едва заметное скользящее движение большого пальца, и в руках эльфа засверкал настоящий клинок — длинный и узкий, словно катана.

Кай взмахнул грозным оружием, и в тот же миг из-за деревьев на тихую лесную поляну выскочило с десяток монстров. Огромные серые чудовища с волчьими головами выстроились в ровный полукруг и с азартом загнавших добычу хищников двинулись прямо на нас…


Много, как же их много, мамочки! У меня аж поджилки затряслись от страха. Может, Кай и отличный воин, судя по развитой мускулатуре, уверенным движениям и исходящему от него сейчас ледяному спокойствию, но он один, а этих тварей десять!

Присмотревшись к медленно окружающим эльфа монстрам, я поняла, что они обладали по меньшей мере зачатками интеллекта. Грязные морды со слипшейся шерстью были перекошены в ехидной торжествующей усмешке, а при взгляде на меня в их кроваво-красных глазах вспыхивала дикая, животная похоть, смешанная с желанием разорвать добычу на части. Один из них, самый крупный, даже мне подмигнул.

Я стояла молча, стиснув зубы, но мой внутренний голос орал от страха так, что, наверное, я оглушила половину телепатов вселенной. Вот бы кто меня услышал и помог!

А сейчас моим единственным защитником был тот, кто недавно бесцеремонно вторгался в моё тело… Да уж, жизнь определённо непредсказуемая штука.

Хорошо, что Кай прислонил мою спину к надёжной опоре, иначе я бы уже давно рухнула на землю. Вжимаясь в кору белого дерева, я мечтала стать невидимкой и вспоминала все молитвы, какие только знала.

Первым на Кая набросился тот, кто стоял у него за спиной. Подлые-то какие твари, просто слов нет!

А то что, случилось потом, заставило моё сердце биться через раз, и теперь уже не только от страха, но и от восхищения. Как любовник эльф был не очень, но зато как воин он был великолепен!

Одним отточенным взмахом снося голову напавшему сзади монстру, эльф ринулся в бой. Это было нечто! Все движения моего защитника были настолько быстрыми, чёткими и смертоносными, что от восторга у меня перехватило дыхание!

Меч яркой молнией сверкал у него в руках, и я едва улавливала взглядом его удары, блоки и прыжки. Обожаю смотреть фильмы с восточными единоборствами, в том числе с Джеки Чаном и Брюсом Ли, но никогда ещё не видела такой изумительной техники боя, и столь эффективной. Здесь и сейчас Кай был для меня самим совершенством!

Последние лучи заходящего солнца медленно скрывались за кронами деревьев, и на фиолетовом небосклоне стало подниматься новое светило. По всей видимости, это была местная луна. Её мягкий серебристый свет, заливший место битвы, окутал волосы отчаянно сражающегося эльфа, и от них стало исходить настоящее сияние! Это было невероятно, восхитительно и просто волшебно!

Но, к сожалению, эта сказка длилась недолго. Трупы противников усеивали поляну один за другим, и в живых уже оставалось всего четверо чудовищ, как одному из них — самому крупному — удалось серьёзно ранить Кая в живот.

Именно там, где острый и длинный, как клинок, коготь монстра вошёл в тело эльфа, мой бок неожиданно пронзила адская боль. Я рефлекторно схватилась за это место руками и ощутила, как плащ быстро пропитывается влагой. Посмотрев на ладонь, я с ужасом увидела на ней кровь, и на подкосившихся ногах медленно осела на землю.

Сознание помутилось, глаза заволокло белесой пеленой, и сквозь этот туман я наблюдала, как на поляну выскочил ещё один десяток монстров.

Я поняла, что пришла пора прощаться с жизнью, но, как ни странно, страха уже не было. Остались лишь адская боль, застилающая мозг, и сожаление о том, как много всего я не успела сделать. Например, сказать маме, как сильно я её люблю…

Тяжело раненый, Кай продолжал сражаться. Он уже едва стоял на ногах, пропуская удары, которые сыпались на него со всех сторон, но даже не думал сдаваться. Поразительная сила воли…

Оставив эльфа на растерзание монстрам-сородичам, самый крупный из них покинул поле битвы и в два огромных прыжка подскочил ко мне.

Его морда вдруг перекосилась от досады, и на весь лес раздался его жуткий, леденящий душу вой. Выкуси, тварь, ты меня не получишь! По крайней мере, живой!

Мои губы изогнулись в мрачной усмешке, а прямоходящий волк-переросток шумно выдохнул от разочарования и бешенства. Когтистая лапа потянулась к моему лицу, но его массивная туша была внезапно сметена в сторону стремительным серым вихрем.

Вслед за этим на поляну выскочила огромная чёрная пантера, и кинулась на подмогу эльфу.

Через три минуты всё было кончено. Парочка монстров, включая самого крупного, позорно сбежали, поджав хвосты, а остальные усеяли поляну своими мёртвыми телами.

Я как зачарованная наблюдала за тем, как с соседнего дерева алой струйкой стекает чья-то кровь. Капля за каплей, словно крупинки в песочных часах, которые отмеряли последние секунды моей жизни.

Серый вихрь, подбивший монстра, подлетел ко мне, и я увидела перед собой невероятно красивого брюнета с ярко-голубыми, как омуты, миндалевидными глазами, высокими скулами, волевым подбородком и носом с едва заметной горбинкой. От мужчины словно исходил ореол силы, власти и мужества, а на его лице светилась задумчивость.

Опустившись на землю передо мной, он ласково провёл пальцами по моей щеке и губам.

— Я тебя услышал, — произнёс он таким глубоким и бархатным голосом, что я забыла, как дышать.


Глава 3 Ли

— Покажи! — решительно потребовал голубоглазый брюнет и потянулся расстёгивать пуговки, чтобы осмотреть непонятно откуда взявшееся ранение.

Вот засада! Под плащом же у меня голое тело. Но сил сопротивляться уже не было, каждое движение вызывало невыносимую боль. Легко отмахнувшись от моих вялых попыток остановить его руки, незнакомец быстро распахнул на мне одежду, после чего застыл в лёгком ступоре.

Этот шок в бездонных голубых глазах надо было видеть. Его рука потянулась к моей груди, но на полпути к цели мужчина словно опомнился, и широкая тёплая ладонь легла в итоге мне на живот рядом с раной.

Сосредоточенно замерев на пару секунд, он закрыл глаза, а потом вдруг резко схватил прокушенную эльфом руку и закатал рукав.

Не знаю, что он там разглядел, но из его груди вырвался глухой стон-рычание, после чего он в ярости нанёс мощный удар по дереву, и на меня посыпались ягоды.

Супер. Теперь я умру, засыпанная клубникой. Будет о чём вспомнить на том свете. Или этот красавчик всё же сможет мне помочь? И Каю…

Краем расплывающегося сознания я улавливала, что эльф лежит на земле недалеко от меня. Как и я, он тяжело дышал и истекал кровью.

А в центре лесной поляны, залитой ярким лунным светом, невозмутимо сидела огромная чёрная пантера и деловито вылизывала лоснящуюся шёрстку. Кошки — они и в ином мире кошки…


То, что случилось дальше — снова не укладывалось в мои понятия о нормальности, но лимит на удивление уже был исчерпан.

С абсолютной апатией я наблюдала за тем, как глаза брюнета резко потемнели, и он приоткрыл рот, из которого выскочили два острых клыка. Прокусив вену на собственном запястье, он быстро припечатал закровившую рану к месту эльфийского укуса, и его клыки тут же исчезли.

Проделав этот странный, дикий ритуал, вампир осторожно уложил меня на лесную траву, проникновенным шёпотом сообщил своё имя: «Лисантиил» и накрыл мой рот поцелуем. Глубоким, нежным и таким восхитительным…

Вся боль моментально ушла, вместо неё по телу жидким огнём разлилась эйфория, а глубокая рана на животе заколола маленькими иголочками и стала затягиваться. Шикарная у них тут, однако, медицина…

Этим поцелуем он словно вливал в меня жизнь. А потом — и страсть… Сначала медленно и тягуче, его язык всё требовательнее вторгался в мой рот, изучая, лаская и подчиняя. Сладко, как же сладко… Я ощущала, как у него участилось дыхание, и в моей голове лихорадочными вспышками проносилась только одна мысль: «Ещё!». Только бы он не останавливался… Хотелось раствориться в нём, стать одним целым.

Его рука проникла под плащ и, по-хозяйски поглаживая, властно прошлась по груди и животу. Кожа стала необычайно чувствительной, по телу заметались счастливые мурашки, и внизу живота стал скручиваться сладко-тянущий клубок желания.

Но раздавшийся недалеко от нас тихий стон прервал это натуральное безумие. На меня словно вылили ушат холодной воды, и вдобавок припечатали муками совести. Рядом со мной человек умирает, а я как сумасшедшая целуюсь с вампиром и мечтаю о сексе. Докатилась…


Лисантиил медленно отстранился от меня, и его красивое лицо перекосилось от гнева. Я даже моргнуть не успела, как он вскочил, вытащил из-за пояса ярко сверкнувший в лунном сиянии нож, и решительно направился к эльфу.

— Ли, нет! — крикнула я в ужасе, ожидая, что моему защитнику вот-вот перережут горло.

Но вампир лишь надрезал свою ладонь, потом склонился над поверженным воином, бесцеремонно раскрыл ему рот и влил несколько капель своей крови. И всё это время на высоких аристократических скулах ходили желваки, а голубые, угрожающе прищуренные глаза источали чистую ярость.

Мои попытки подняться на ноги наконец-то увенчались успехом, но во всём теле была такая слабость, что пришлось снова прислониться к клубничному дереву. Не в силах совладать дрожащими пальцами с упрямыми пуговками, я сдалась и просто плотно запахнула полы плаща. Не удивлюсь, если вот-вот нарисуется третий тип, и меня снова разденут. Кого тут у нас ещё не было? Драконов? Нагов? Арахнидов? Как же я хочу домой к котику…

Словно услышав мои мысли, огромная чёрная киса задумчиво на меня посмотрела, оторвала попу от земли и величаво, вальяжно так, подошла ко мне.

Кто бы мог подумать, что следующим, кто попытается распахнуть на мне одежду, окажется пантера…

Большое пушистое существо ростом с меня приблизилось вплотную и принялось невозмутимо вылизывать, словно котёнка. Тёплый влажный и приятно-шершавый язык прошёлся по моему лицу, шее, ладоням, потом коленям, и попытался добраться до испачканного кровавыми разводами живота. И отпихнуть этот шерстяной шкаф было просто невозможно. Эту бы энергию да в мирные цели…

Аккуратно уронив меня на мягкий мох, пантера распахнула-таки уже порядком потрёпанный плащ и сосредоточенно начала отмывать моё тело от крови.

Это было так щекотно, что я невольно рассмеялась.

— Рокси, фу! — рявкнул вампир, чтобы приструнить боевую котейку.

Кошачья поборница чистоты кинула на него неодобрительный взгляд, но всё же прекратила попытки привести меня в человеческий вид.

Со вселенским разочарованием в фиолетовых глазах пантера шумно выдохнула и просто улеглась рядом со мной, положив при этом голову мне на колени. Ну прямо совсем как Мурзик… Сердце дрогнуло, а рука рефлекторно потянулась начёсывать чёрный кошачий затылок и мех за ушками.

Широкая мордашка пантеры просияла от счастья, и уже через секунду из мощной груди раздалось довольное урчание, сравнимое по звукам с тарахтящим трактором в разгар уборки урожая.

В пылу борьбы против своего раздевания и принудительной помывки я даже не заметила, как эльф зашевелился, и удивилась, обнаружив, что он уже поднялся на ноги и застыл напротив Лисантиила.

— Генерал, — сухо процедил сквозь зубы вампир.

— Ваше величество! — эльф покорно склонил перед ним голову и опустился на колени.

Ну, а у меня просто тихо отвисла челюсть.

— Поднимись! — глухо прорычал Лисантиил, и эльф безропотно подчинился. — Как ты посмел сделать ей магическую привязку? — кивнул он в мою сторону, и ударил Кая кулаком в лицо так сильно, что рассёк эльфу губу. — Ты понимаешь, что из-за тебя она чуть не погибла?

Он изумления я дышала через раз. Какую такую привязку?

Закатав рукав, я обомлела: прокушенное запястье было уже совершенно целым и невредимым, только немного испачканным в засохшей крови. Более того, словно широкий изящный браслет с восточными письменами, его обрамляла яркая красная вязь татуировки.

— Что за?.. — прошептала я в полном шоке. Потрогав пальцем, поняла, что отмыть это будет невозможно: краска въелась под кожу. Вот, значит, из-за чего Ли вмятину в дереве оставил…

— Я нашёл бриллиант в лесу и принял меры, чтобы его не отняли, — в ровном голосе эльфа не было ни капли раскаяния.

— Такая сильная привязка должна совершаться добровольно! — полный ярости голос вампира разносился по всей поляне. — А ты спросил её согласие?

— Это было бессмысленно: она прибыла из другого мира и не поняла бы мою речь, — спокойно пояснил Кай. — Мне пришлось действовать быстро. Я позаботился о ней: обезболил во время ритуала. И, хочу заметить: если бы я не сделал привязку, девушка оказалась бы в руках Шейда и его стаи. Вы знаете, что они сотворили бы с ней…

— Ты представляешь, какой магический откат тебе светит за такую самодеятельность? — в голосе Ли промелькнуло сочувствие.

— Да, я готов понести любое наказание, — с ангельским смирением отозвался эльф и добавил: — Но вы же сами видите: она того стоит!

— Ладно, — шумно выдохнул император этого мира и махнул рукой. — Что сделано, то сделано, уже ничего не изменишь. Завтра с утра поженитесь. Платье невесте я предоставлю. И даю тебе отпуск на тридцать дней для медового месяца. Надеюсь, вы не поубиваете друг друга.

— Что? — у нас с эльфом синхронно округлились глаза и из груди вырвался одинаковый возглас. Что значит «поженитесь»?

— Я не позволю, чтобы её дети были бастардами! — снова рявкнул на Кая вампир. — Ты что, хотел оставить её в наложницах, как рабыню?

— Нет, я… просто ещё даже не думал об этом… Всё так быстро случилось, — не ожидал подобного поворота эльф.

А меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, приятно, что обо мне так заботятся, но с другой — Ли с таким хладнокровием отдаёт меня другому! А как же наш поцелуй — неужели он для него совсем ничего не значит? Как-то даже обидно стало. А эта морда ушастая — тоже хорош! Собирался сделать из меня секс-рабыню! Вот козёл! Надо понять, как свести эту чёртову татуировку, и поскорее вернуться домой!

На глаза навернулись слёзы, и пантера, уловив моё настроение, тут же ободряюще лизнула мою ладошку и сочувственно фыркнула.

— Ничего, Рокси. Я справлюсь! — едва слышно заверила я большую котейку.


В родном мире у меня было два антидепрессанта: милый пушистый котик и еда, а в этом под рукой тарахтел лишь большой заменитель Мурзика. Раздобыть бы ещё где-нибудь вкусняшки, и с чувством глубокого погружения в нирвану можно будет спокойно посылать всех лесом. Пусть идут далеко и надолго с их женитьбой, какими-то мутными привязками и двухминутным сексом. И лживыми поцелуями заодно.

Я вспомнила, что в сумке была заначена шоколадка, но где теперь валялось это сокровище, было непонятно. Наверное, затоптали в пылу борьбы за моё бренное тело. К тому же, выбраться из уютного пушистого кольца, в которое меня заключила пантера, представлялось нереальным.

Тяжело вздохнув, я обвела поляну взглядом и заметила валяющуюся прямо под рукой клубнику. А хорошо, однако, Ли дерево тряханул. Приободрилась. Потянулась за большой ароматной ягодой, но тут же вздрогнула от дружного резкого окрика: «Фу!». Это они что, мне? Как щенку? Издеваются что ли?

Один резкий взмах чёрного хвоста, и ягода была выбита из ладони, а ко мне, как ошпаренный, серым вихрем подскочил вампир.

Кожа на кончиках пальцев заколола и покрылась волдырями.

— Фигассе… — это всё, что я могла выдавить из себя. Руку пронзило жгучей болью так, словно я опустила её в кипяток.

— Осторожнее, Лекси: в этом мире всё не то, чем кажется, — обеспокоенно изрёк вампир, усаживаясь напротив меня.

Надо же, он знает моё имя.

— Через пять минут после срывания эти ягоды становятся ядовитыми, — пояснил Ли.

Бережно взяв пострадавшую конечность в широкие ладони, он поднёс её к своим губам, и вдруг облизал! Эротично так, зараза… Глядя прямо в глаза. И отпустил. Мысленным пинком я вернула ухнувшее куда-то вниз сердце на место, и потрясённо уставилась на исцелённую руку.

— Волшебная вампирская слюна, — хмыкнула я, пытаясь за иронией скрыть растерянность и затереть память о шквале ощущений от прикосновения его языка к своей коже. — Да на этом можно бизнес делать…

— Я оформлю на тебя патент, — улыбнулся он, окутав меня нежностью бездонно-голубого взгляда. И грустью… — Правда, слюна тут ни при чём. Всё дело в крови. Я прокусил свой язык, чтобы помочь тебе.

— Решил сбагрить меня эльфу? — задала я ему вопрос в лоб. Люблю сразу расставлять все точки над «i».

Вампир шумно выдохнул и отвёл взгляд.

— Рокси, — произнёс он одно только имя, но этого было достаточно, чтобы пантера поняла его приказ.

Недовольно фыркнув, пушистый зверь неторопливо поднялся и отошёл в сторону, а над нами с вампиром неожиданно заискрился прозрачный купол.

— Это полог тишины, — пояснил Ли. — Теперь нас никто не услышит. Всё сказанное останется между нами.

Подсев поближе, он мягко меня приобнял.

— Зачем ты это делаешь? — мой голос дрогнул. — К чему все эти ласки, обнимашки, заигрывания?

— Захотелось вспомнить, какими сладкими могут быть поцелуи… — тихо признался он. Мне показалось, или в глубине его глаз затаились боль и одиночество?

— Что, вспомнил? Теперь можно эльфу спихнуть? — с горечью посмотрела я на него. — Я ни за что не выйду замуж за этого маньяка! — категорично поставила я его перед фактом. — Если я правильно поняла, то ты тут царь всея вселенной. Извините, что обращаюсь к вам на «ты», ваше величество, но настоятельно прошу вернуть меня домой!

— К сожалению, это уже невозможно, малышка, — покачал головой вампир.

И почему я не удивлена таким ответом?

— Я же как-то попала сюда, значит, должен быть путь назад! — не сдавалась я.

— Больше нет, — сказал он так уверенно, что моё сердце сжалось от страха. Он явно не врёт! Ох, мамочки, я не хочу застрять тут навечно… — Перед тем, как услышать твой зов, я уничтожил магический источник межмировых порталов.

— Но зачем? И, может, где-то есть ещё один? — я отчаянно продолжала цепляться за соломинку.

— Нет, Лекси, — его бархатный голос излучал сочувствие. — Пути назад больше нет. Теперь этот мир стал твоим.


Глава 4 Всё сложно…

— Расскажи мне, что вообще происходит, — обречённо посмотрела я на вампира. — Что это за мир? Почему я оказалась здесь? Что за монстры на нас напали? И как избавиться от этого художества? — я приподняла рукав плаща и кивнула на татуировку. Блин, она стала ещё ярче.

— Этот мир называется Ксантария, и я являюсь его правителем уже две тысячи лет. Одним словом, вечность, — приступил к объяснениям Ли.

— Ты бессмертен? — уточнила я, вскинув бровь. Надо же, оказывается, я целовалась с таким древним существом. Да ещё и правителем. Будет о чём вспомнить на старости лет. Если доживу, конечно.

— Нет, — ответил он на мой вопрос и тут же продолжил: — Те монстры, что на вас напали — это кертинги, оборотни. Они промышляют работорговлей, и, используя межмировые порталы, занимались контрабандой. На этой планете живут несколько миллионов кертингов, и единственное, что их сдерживает — моя армия. Если раньше я закрывал глаза на то, что в Ксантарию то и дело попадают вещи из других миров, то в последнее время ситуация стала выходить из-под контроля. Оборотни принялись за поставку наркотиков, вдобавок переместили сюда несколько предметов, заражённых опасными вирусами. Вспыхнула эпидемия, и пять больших городов успели превратиться в некрополи прежде, чем я смог создать вакцину. Поэтому я был вынужден вмешаться и подошёл к решению проблемы радикально: стал уничтожать один магический источник межмировых порталов за другим. Этот, в лесу, был последним. Теперь можно создавать порталы только в пределах планеты.

— Меня что, сюда оборотни переместили? — удивилась я. Вот же твари!

— В том-то и дело, что нет, — Ли посмотрел на меня озадаченно. — Твоё появление здесь — это загадка. Видишь ли, древний маг — создатель этих порталов — предусмотрел, что попасть в этот мир можно только добровольно, и выполнив перед этим специальные действия. В определённом «месте силы» должна быть установлена дверь и нарисован магический символ перехода. Перед ним нужно поклониться, потом провести по воздуху своим именем, написанным на древесной целлюлозе, и ещё раз поклониться. Так что, попасть сюда случайно практически невозможно.

— Проклятый бейджик! — простонала я, хватаясь за голову.

— Что, прости? — не понял вампир.

— Ничего, продолжай, — судорожно выдохнула я.

— Я занимался уничтожением магического источника, заключённого в камень, когда уловил волны очередного перехода. Отправил одного из своих лучших воинов — генерала Кайсентиэля — на разведку. Когда он обнаружил тебя, то, видимо, у эльфа снесло крышу. Не знаю, чем ещё можно объяснить то, что он решился на магическую привязку. Это очень древний ритуал, и к нему прибегали влюблённые пары, которые хотели стать максимально близкими своему избраннику, и умереть с ним в один день. Мне жаль, но избавиться от татуировки уже невозможно. Кайсентиэль провёл ритуал неправильно: он не спросил твоего согласия, поэтому его в скором времени ждёт нехилый такой магический откат. В чём он будет заключаться — пока не ясно.

Я тяжело вздохнула. Как же всё сложно и запутанно…

— Почему Кай сказал, что я не поняла бы его речь? — задала я один из крутившихся в голове вопросов.

— Так и есть, — неожиданно подтвердил Ли. — Как император этого мира, я могу общаться с любым существом, находящимся здесь. С тобой — в том числе. А ты получила возможность понимать эльфов и всех других только после моего поцелуя. Я передал тебе этот дар со своей кровью.

На моём лице светилось абсолютное непонимание, поэтому Ли принялся разжёвывать очевидные на его взгляд вещи.

— Смерть Кайсентиэля привела бы к твоей гибели, поэтому мне пришлось разбавить его ритуал привязки собственной кровью. Теперь, если он умрёт, ты выживешь. Чтобы вмешаться в ритуал, я прокусил вену на руке, и приложил к твоей ране, которая, к счастью, ещё не успела затянуться. А потом, зная, что на моих губах остались капельки крови, я тебя поцеловал. Так что, моя кровь попала в твоё тело через рану на запястье и поцелуй. Сразу после этого ты обрела способность общаться с любыми существами в этом мире и начала понимать речь Кайсентиэля, а ещё получила в дар от меня быструю регенерацию.

— Значит, теперь мы с тобой тоже магически связаны? — я пребывала в полнейшей прострации.

— Не сильно, — огорчённо поджал губы вампир. — По факту — ты пленница лунного эльфа, его военный трофей. Сейчас ты никто в этом мире, он первым тебя нашёл, овладел и привязал к себе. Теперь ты принадлежишь ему, и это уже не исправить. Но я заставлю его на тебе жениться, не волнуйся.

— Я не вещь, Ли, — на мои глаза снова начали накатывать предательские слёзы. — Я не собираюсь становиться женой первому встречному. Который, к тому же, меня изнасиловал.

— У тебя нет выбора, Лекси, — тяжело вздохнул вампир. — Смотри! — он аккуратно взял мою руку и обнажил татуировку. — Это — знак принадлежности Кайсентиэлю, — он нежно, едва касаясь, провёл пальцем по рисунку, и мой мозг буквально взорвался от накрывшей меня эйфории. А когда Ли провёл по моему запястью второй раз, то перед глазами заскакали солнечные зайчики и розовые пони. — А это — символ того, что ритуал был разбавлен моей кровью, — произнёс он, и прямо на глазах по краям затейливой алой вязи проступила синяя окантовка. — Это уже как клеймо, малышка. От него не избавиться. Теперь Кайсентиэль и я — единственные мужчины во всём мире, с которыми у тебя может быть секс. Займёшься любовью с кем-то ещё — и в тот же день ты умрёшь. Если тебя кто-то изнасилует — ты не проживёшь и часа.

— Это несправедливо, — мрачно отозвалась я. От таких шокирующих новостей весь кайф очень быстро улетучивался, а пони смылись, поджав хвосты. — Я не хочу быть с ним! Ты и то мне больше нравишься, чем этот бесчувственный чурбан! Как воин он, конечно, восхитителен, но как мужчина — он же натуральный робот!

Сквозь прозрачный купол полога тишины было видно, как эльф бесстрастно и неподвижно стоит в центре поляны, словно истукан. В Буратино, сделанном из полена, и то было больше жизни.

— Я не могу забрать тебя к себе, малышка, — грустно пояснил Ли, — и на это есть множество причин. А насчёт Кайсентиэля — не будь столь категоричной. Уверен, что в твоих силах сделать из этого эльфа человека.

— Каких причин? — в моём голосе прозвучала боль.

— Ты не представляешь, каким гадюшником является мой дворец, — скривился он. — Тебя там быстро изуродуют из зависти или изнасилуют. А я не в силах тебя защитить, поскольку не могу всё время находиться рядом. С эльфом ты всегда будешь в безопасности. Он никому не даст тебя в обиду! Его замок отлично укреплён, и даже если Шейд — главарь оборотней, который едва тебя не похитил, предпримет новую попытку, генерал его уничтожит.

— Шейд? — испуганно переспросила я, и в памяти пронёсся жуткий момент, когда огромный лохматый монстр протянул когтистую лапу к моему лицу. И он чуть не убил Кая. И меня…

— Верно. И это была первая причина — твоя безопасность. Вторая причина, по которой мне лучше оставить тебя в покое, это разница в возрасте. Я — старый, ворчливый, уставший от жизни вампир. Я тебе не то, что в дедушки гожусь, а в пра-пра-пра-пра-и-так-далее-дедушки. Рядом со мной у тебя нет будущего. А Кайсентиэль — красив, молод и горяч. Вы будете с ним отличной парой.

— Горяч? — хмыкнула я. — Это он-то? — с сомнением кивнула я на бесстрастную эльфийскую статую. — Его пыла хватает лишь на две минуты.

Ну да. Сижу я тут под деревом в объятиях древнего вампира и обсуждаю сексуальные проблемы — свои и насильника. Интересно, это Ли на меня так влияет, или у меня уже просто крыша поехала?

— Ты не представляешь, как сильно он торопился тебя «застолбить», — мягко рассмеялся вампир. — Он — как сырая белая глина в твоих руках. При желании ты можешь вылепить из него отличного любовника. Научи его целоваться, объясни, как доставить тебе удовольствие, разбуди его чувственность.

— Мы сейчас про эту здоровенную детину говорим? — я даже немного растерялась. — Я что, должна учить взрослого мужика целоваться?

— Боюсь, что да, — вздохнул мой собеседник. — Здесь подобное — норма. А я — исключение.

И куда ж меня занесло-то? Мир не целованных блондинов…

Я скорбно вздохнула, а вампир рассмеялся. Точно, он же телепат.

— Видишь ли, в этом мире красавцы только мужчины. А женщины, как это ни прискорбно, уродливы. Это результат одного древнего проклятия. Спросишь потом у Кайсентиэля — он тебе всё подробно расскажет. А пока что просто поверь мне на слово, что местные женщины имеют весьма специфическую внешность и деформированную форму челюстей, как у бульдогов с длинными кривыми зубами. Многие бедняжки из-за этого даже не в состоянии закрыть рот. Поэтому на этой планете никто не целуется уже несколько сотен лет. А я, как древний кровосос, ещё помню былые времена, — вздохнул он.

— Может, для лечения такого генетического уродства можно создать какое-то лекарство? — оптимистично предположила я.

— Думаешь, я не пытался? — мрачно усмехнулся вампир. — Бесполезно. Всё дело в магии. Просто надо найти способ разрушить заклятие, но с этим я пока тоже не преуспел. Ты даже не представляешь свою ценность для этого мира, Лекси! — тихо добавил он.

— Ясно… — потрясённо пробормотала я. — Ну, продолжай излагать свои доводы, по которым ты хочешь от меня избавиться.

— Две причины я уже назвал. Третья заключается в том, что теперь тебе жизненно необходим секс с Кайсентиэлем. Как воздух, вода, еда и сон. Это один из эффектов магической привязки, Лекси. Не переспишь с ним хотя бы раз в неделю — заболеешь. Чем дальше, тем сильнее, вплоть до летального исхода. Ну, а я, в свою очередь, не привык делиться своими женщинами с кем бы то ни было. Я против твоих перебежек из моей постели в чужую, — Ли был беспощадно откровенен.

— Это все причины? — горло судорожно сжалось, и я с трудом выдавила из себя этот вопрос. Я же всего ничего знаю этого вампира, но почему же мне так горько?

— Нет, — с неохотой отозвался Ли. — Есть ещё одна…

— Излагай, — потребовала я.

— Я не планировал ласкать тебя, — заявил император таким тоном, будто бы речь шла о национальной трагедии. — Я должен был ограничиться лишь поцелуем.

— Значит, четвёртая причина заключается в?.. — выжидательно уставилась я на него, силясь постичь причину подобной драматизации.

— В том, что я потерял контроль. А это недопустимо. Рядом с тобой мой мозг отключается, и это слишком опасно, Лекси. Тебе лучше не знать, в какое чудовище я превращаюсь, если выпью человеческую кровь. А укусить женщину во время секса или просто даже при предварительных ласках — это как врождённый инстинкт для любого вампира. Своего рода изысканное удовольствие. Последний раз мне так сорвало башню пятьсот лет назад. В итоге я выкосил половину своего дворца и пару окрестных деревень. Точнее даже не выкосил, а выкушал. Выпил. Я не хочу, чтобы та история повторилась, и ты считала себя повинной в смерти пары сотен людей. Никакой секс этого не стоит. Сейчас я в завязке и питаюсь лишь кровью животных. Пускай всё так и остаётся. Так что, в свете изложенных фактов тебе всё же придётся выйти замуж за Кайсентиэля. Для твоего же блага. Стать его женой — это лучше, чем оставаться рабыней и игрушкой в его руках, поверь.

— Но я не люблю его! И меня к нему совершенно не тянет, — подавленно отметила я. Стало понятно, что Ли никогда не будет со мной, и по душе словно кто-то провёл ледяной ладонью.

— Ну же, Лекси, не вредничай. Кайсентиэль — завидный жених. Ты только посмотри на него — кровь с молоком! — начала меня уговаривать эта клыкастая сваха. — Он круглый сирота, и тебе не грозят неприятности со стороны придирчивой свекрови или дотошного свёкра. Он с трёх лет воспитывался в казарме. Подари ему немного нежности и тепла — и он растает в твоих руках, как большая белая шоколадка! Ты станешь хозяйкой его огромного замка, в твоём подчинении будут все его слуги! Он очень богат, у него есть чудесный сад, где можно гулять и любоваться природой, чистое тёплое озеро для плавания и шикарная библиотека! Ты будешь с ним счастлива, Лекси, я уверен! Ну, а мы с тобой останемся хорошими друзьями. Я буду приезжать к вам в гости — смотреть, как подрастают ваши детишки.

Железобетонные доводы. И возразить-то нечего.

Так, когда логика исчерпана, остаётся давить на жалость.

— Нет, Ли, пожалуйста, я не могу выйти за него замуж! Мне очень-очень надо вернуться домой, ну найди ты какой-нибудь способ убрать татуировку и отправить меня назад, а? У меня там котик не покормлен, еда не сварена, книжка не дочитана! Ты посмотри на меня: ну какая из меня жена? Да этот бедняга эльф загнётся уже через месяц! У меня в квартире даже цветы не растут: сохнут, а кот выживает исключительно благодаря хорошей генетике, девяти жизням и громкому голосу, которым он требует еду! Пожалей ты эльфа, он же твой генерал, ценный сотрудник! За что ты так с ним?

— Всё, что нас не убивает, делает сильнее, — расхохотался вампир. — А эльф — крепкий парень, выдержит. Зачту ему эту женитьбу как регулярную тренировку в полевых условиях. Кажется, придётся повысить ему зарплату — за вредность.

— Это жестоко, — мои плечи поникли.

— Это единственный выход, малышка, — Ли снова стал серьёзным. — Если у тебя есть ещё какие-то вопросы — задавай.

— Расскажи мне подробнее про Кая и эту привязку. Если я ему изменю, то умру. А он?

— Нет, — лаконично ответил Ли.

— А он сам может мне изменять? — как опытный разведчик, я старалась вытянуть из вампира как можно больше информации.

— Да. Это ты привязана к нему, а не наоборот.

— А если у нас с ним долго не будет секса, он сам заболеет? — уточнила я.

— Нет, — Ли снова ограничился коротким ответом.

— А у него на руке тоже есть такая татушка? — махнула я на своё запястье.

— Нет, откуда? Ты же его не кусала, — снисходительно улыбнулся вампир.

— Ты сказал, что Кай провёл ритуал неправильно, и теперь ему светит магический откат. Как скоро и что, хотя бы примерно, это будет?

— Понятия не имею, — искренне пожал плечами вампир. — Наберись терпения, и со временем узнаешь.

— Ты разбавил этот ритуал своей кровью. А как это отразится на тебе? — я внимательно посмотрела на него.

— Теперь я чувствую к тебе повышенную тягу, малышка. Ты будешь часто сниться мне по ночам. Но не волнуйся, я с этим справлюсь, — его голос звучал очень уверенно.

— Не сомневаюсь, — печально усмехнулась я.

— Ну же, не грусти, — он ласково погладил меня по плечу. — Ты не представляешь, как мне будет тебя не хватать. Ты единственная, кто так мило сокращает моё имя и разговаривает со мной без страха и раболепия, как с равным. И я это очень ценю. Твоя красота меня ослепляет, а ум, простота общения и чувство юмора — приводят в восторг. Что бы ни случилось, я всегда буду твоим покровителем, солнышко, помни об этом. Моя кровь в твоих венах, и теперь мы с тобой практически родственники. И постарайся наладить свою жизнь с этим эльфом. Твоё счастье в твоих руках. А если он посмеет тебя обидеть, я самолично спущу с него шкуру, даже не сомневайся.

— Что, наступила пора прощаться? — тяжело вздохнула я.

— Боюсь, что да, — подтвердил вампир. Поднявшись, он и меня поставил на ноги. — Я не говорю «прощай», Александра. Всего лишь «до свидания», моя красавица. Примерно через месяц я отдам распоряжение устроить во дворце бал в честь вашей свадьбы. Ты будешь блистать на нём, как королева! — улыбнулся он. — Так что, скоро увидимся!

— Спасибо, Ли. За всё… — глаза защипало от слёз, и я, словно потерянная, наблюдала, как он ободряюще мне подмигивает, взмахом руки убирает полог тишины и удаляется прочь.

123

Глава 5 Рокси

С тяжёлым сердцем я смотрела на удаляющуюся спину вампира и вопреки всякой логике чувствовала себя маленькой, беззащитной и одинокой.

Как же мне хотелось, чтобы он передумал, и мы стали с ним не только друзьями, но и чем-то большим. Снова ощутить на себе сладость его ласк, жгучую страсть поцелуя, его тёплую руку, разгоняющую счастливые мурашки по телу…

«Не бросай меня, Ли…», — пронеслась в голове тоскливая мысль.

Дошедший до середины поляны вампир вдруг резко остановился, развернулся и стремительным вихрем подлетел ко мне.

— Я не железный, Лекси! И мой самоконтроль в последнее время оставляет желать лучшего. Так что лучше не провоцируй меня, девочка! Поверь мне, ты пожалеешь! — выдохнул он, и я увидела лихорадочный блеск в его потемневших глазах.

Не дав опомниться и не обращая никакого внимания на моего новоявленного жениха-истукана, он намотал мои длинные каштановые волосы на кулак, запрокинул мне голову и впился жёстким поцелуем. Без нежности и ласки, его губы и язык терзали мой рот с чисто животной, первобытной страстью.

Он словно демонстрировал мне властную и жестокую сторону своей вампирской ипостаси и показывал, кто он на самом деле — опасный хищник, от которого не дождёшься жалости и пощады. Но если он надеялся меня напугать и оттолкнуть от себя, то очень сильно просчитался. Как же он меня завёл!

Сердце заколотилось как бешеное, волна адреналина накрыла стремительным цунами, моментально выключив мозг и оставив лишь инстинкты. И удовольствие тут же жидкой лавой расплылось по венам, стекаясь в мучительно-сладкий пульсирующий комок внизу живота. Никогда в жизни я не испытывала столь острых эмоций и ощущений! Хотелось растаять в его сильных руках, раствориться в нём и подчиняться каждому его движению.

Он отпустил меня так же внезапно, как и подскочил. Обдав ухо горячим шёпотом: «Ты играешь с огнём, малышка», Ли вызвал ожог целого батальона мурашек, и вот я уже снова смотрю на его удаляющуюся спину.

Только теперь мой рот приоткрыт в судорожном дыхании, в висках чугунным молотом отстукивает кровь, живот скрутило в болезненном спазме разочарования, и даже промелькнула нездоровая мысль изнасиловать эльфа, чтобы снять это дикое напряжение. А что, ему можно, а мне нельзя?

Но один только взгляд на бесстрастное лицо ушастого Терминатора, и эта безумная идея тут же была развеяна по ветру.

— Рокси! — отошедший от нас уже на приличное расстояние вампир развернулся и позвал своё пушистое оружие массового поражения.

Но, вместо того, чтобы кинуться за хозяином, пантера неожиданно подошла ко мне и грациозно улеглась у моих ног.

— Рокси! — уже разгневанно рявкнул вампир.

В ответ на это большая киса демонстративно и очень щекотно лизнула мои коленки и уткнулась носом в сапоги.

— Ладно, — сдался Ли. — Отвечаешь за неё головой, ясно? — обречённо махнул он на меня рукой, и пантера с готовностью кивнула.

О как. Теперь у меня появилась котейка-телохранитель. Круто! Хоть какая-то хорошая новость за весь этот безумный день.

— Увидимся на балу, Лекси, — кинул мне вампир уже через плечо, щёлкнул пальцами, и на поляну тут же со всех сторон высыпало дикое количество народа в серебристых шлемах и лёгких кольчугах.

Надо же, как тихо они всё это время прятались по кустам!

Кай быстро подошёл ко мне и по-хозяйски приобнял, а я в лёгком ступоре наблюдала, как один из эльфийских воинов подводит к Ли необычное белое животное, похожее на лошадь, но только со львиной головой.

К вампиру подбежал черноволосый подросток-паж в тёмном камзоле и накинул на плечи повелителя длинную ярко-красную бархатную накидку.

Император вскочил на хищника-скакуна, и уже через пару секунд, с развевающимся за спиной алым полотнищем, скрылся из вида.

Эффектно ушёл, ничего не скажешь…

За ним, выстроившись в три ряда, ровными шеренгами последовали его воины.

— Кажется, тебя Лекси зовут, — в наступившей тишине не то спросил, не то констатировал эльф.

— Забыл спросить, прежде чем залезть на меня, да? — насупилась я.

Я попыталась от него отстраниться, но мне не дали.

— Я тебя ненавижу! — со злостью выдохнула я ему в лицо.

— Привыкнешь, — последовал равнодушный ответ.


Продолжая крепко прижимать меня к своему обнажённому горячему торсу, Кай свободной рукой прочертил в воздухе полукруг, и перед нами заискрилось нечто, напоминающее призрачную арку. Подхватив меня на руки, словно пушинку, эльф направился в этот сверкающий туман, а моя большая пушистая киса-телохранительница спокойно засеменила вслед за нами.

Мне стало немного страшно, и я рефлекторно обхватила Кая за шею, заметив, как в его васильковых глазах промелькнуло удивление.

В этом портале мы находились доли секунды, и, кроме заполонивших всё вокруг разноцветных маленьких огоньков в сизой дымке и сильного запаха озона, я ничего не успела заметить.

А вышли мы в просторной и светлой комнате с серыми каменными стенами. Большая кровать, заправленная бежевым покрывалом, низкая овальная тумбочка из светлого дерева и белые шёлковые шторы на огромных окнах составляли всю обстановку. Здесь пахло ванилью и какао, и лишь одна деталь подчёркивала богатство владельца этого помещения — пушистый ковёр. Огромный и золотистый, он был настолько шикарным и мягким на вид, что захотелось его потрогать.

Шторы были плотно задёрнуты, никаких лампочек, свечей или люстр я не заметила, но, тем не менее, здесь было светло.

Когда мой взгляд упал на пантеру, я с удивлением обнаружила, что у неё в зубах зажата моя одежда с поляны и даже сумочка. Ты ж моя кисонька. Когда она только и успела? А вот камзол и рубашка Кая были ею проигнорированы, и так и остались где-то в лесу.

Подойдя к тумбочке, Рокси аккуратно положила на неё мои вещи.

Стоило Каю опустить меня на ноги, как портал за нашими спинами тут же бесшумно растворился в воздухе. Надо будет как-нибудь разузнать, как эльф это делает, и тоже научиться таким фокусам.

— Это моя спальня, — соизволил пояснить Кай и отдал короткий приказ: — Раздевайся!

— Что? — потрясённо выдохнула я и попятилась, чувствуя себя морально не готовой к очередной порции двухминутного «удовольствия». Но через несколько шагов была бесцеремонно перехвачена наглым блондином.

Невзирая на моё сопротивление и нелестные, очень громкие и максимально образные эпитеты в его адрес, этот ушастый маньяк снова раздел меня догола, а на грозный рык пантеры лишь обернулся на мою заступницу и холодно произнёс:

— Вали из моей комнаты!

Но пантера всё же никуда не ушла. Бросив на меня долгий, полный сожаления взгляд, большая киса улеглась на пол рядом с кроватью.

Прелестно. Теперь меня изнасилуют в присутствии разумной кошки.

Кай снова подхватил меня на руки, прижал к сильному, испачканному в засохших разводах крови, телу, и, к моему удивлению, пронёс мимо кровати. Подойдя к стене, он нажал на более светлый, чем остальные, камень размером с кирпич, и перед нами тут же открылся проход в просторное помещение с ванной, душевой кабинкой, унитазом, большим зеркалом и раковиной. Вау! Совсем как в богатых земных домах! Стены здесь были отделаны светящимся голубым камнем, а потолок сиял белизной.

Пока я с интересом крутила головой по сторонам, Кай усадил меня в ванну, включил воду и принялся намывать, словно куклу или ребёнка. Он скользил по моему телу пенящейся мягкой мочалкой и смотрел при этом так, словно я была редкой статуэткой, приобретённой в антикварном магазине, и с которой надо срочно смыть пыль веков.

Его рука методично и неторопливо прошлась по моим ногам, попе, спине, животу, промежности и груди. А мне хотелось плакать от досады: я не чувствовала практически ничего. Меня моет в ванной такой шикарный мужчина-красавец с обнажённым мускулистым торсом и бездонными васильковыми глазами, а по ощущениям — муж, с которым прожили лет сто как минимум. Никакой страсти, желания и бабочек в животе, словно мы были с ним уже кучу лет женаты и успели обзавестись детьми, внуками и даже правнуками.

Лишь только когда он дотронулся до татуировки, тело окатило чувством тепла, защищённости и подобием счастья. Видимо, теперь это у меня новая эрогенная зона. И, к тому же, единственная.

Как бы там ни было, я расслабилась и уже меланхолично воспринимала окончание процесса своей помывки, после чего была бережно закутана в огромное махровое полотенце и отнесена на кровать. Там меня тщательно обтёрли и, как ребёнка, облачили в длинную белую мужскую рубаху из хлопка и аналогичные шаровары, поскольку женской одежды в тумбочке, видимо, не нашлось. Озадаченно посмотрев на сползающие с моей попы штаны, эльф затянул на них резинку потуже. Заботливый, однако у меня жених.

Завершив эти манипуляции, Кай уложил меня, словно куклу, в кровать, накрыл одеялом, чмокнул в лоб и, со словами: «Эту ночь я посплю в гостевой», — удалился. Я была ошарашена. То ли радоваться, что он ушёл, то ли сокрушаться, что он видит во мне лишь живую игрушку. А этот братский поцелуй в лоб добил меня окончательно.

Вампир посоветовал мне сделать из эльфа человека. Но, блин, как же это будет сложно…


Как только за Каем закрылась дубовая дверь, свет в комнате потихоньку стал гаснуть. Интересная тут у них, однако, система освещения. Наступила абсолютная тишина, и я почувствовала себя погребённой в заброшенном бункере. В голове роилась огромная куча мыслей и воспоминаний о событиях сегодняшнего дня, и в этом хаосе образов, эмоций и чувств я буквально тонула. Вдобавок накатила тревога за Мурзика: как же он там без меня, миленький. Сколько дней ему придётся провести без еды прежде, чем меня хватятся и взломают дверь в квартиру? И бедная моя мамочка — я представляю, каково ей будет узнать, что её дочь пропала без вести…

Где-то на полу раздалось тихое шевеление, комната снова наполнилась неярким приятным светом, и на кровать запрыгнула пантера. Ободряюще лизнув меня в щёчку, большая киса немного потопталась рядом и уютно устроилась в ногах, по-хозяйски положив лапу мне на колени.

На душе сразу потеплело и возникло чувство, словно кто-то провёл по сердцу мягкой пушистой рукавичкой. Все тревоги и ощущение одиночества моментально испарились, и я уже начала засыпать в такой приятной компании, как у меня неожиданно забурчал голодный живот.

Кай даже не подумал о том, что живые игрушки нуждаются в еде, а я на нервах потеряла аппетит, хоть и ела в последний раз днём на работе. Вот только мой желудок был категорически не согласен с таким положением дел и решительно заявил о себе.

Этот звук почему-то переполошил пантеру. Вскинув голову, киса озадаченно на меня посмотрела, потом соскочила на пол, сделала пару нервных кругов по комнате и кинулась к выходу. Я с изумлением наблюдала, как она вцепилась в дверную ручку зубами, повернула её, потянула на себя и выскочила в коридор.

Вернулась киса минут через десять, и не одна, а с добычей. Сначала из коридора до меня донеслись чьи-то истошные вопли, звук разбившейся посуды, падающих тел и треск ломаемого дерева, а потом дверь в спальню Кая приоткрылась, и внутрь просочилась Рокси с довольной рожицей и большой корзинкой в зубах. Она принесла продукты! Просто чудо, а не пантера. Надеюсь, она никого не убила при этом.

Мне не хотелось засорять кровать крошками, тумбочка была слишком мала, поэтому мы с Рокси уютно устроились на шикарном ковре, покрытие которого напоминало мягчайший кроличий мех, только золотистый.

Пискнув от восторга и высказав Рокси свою глубокую благодарность, я принялась раскладывать на полу добытые в неравном бою вкусняшки. Среди трофеев оказались: ложка с ножиком, рыбный салат в стеклянной вазе, пирожки с яйцом, нарезанный кусочками сыр на тарелке, палка колбасы, большая пачка какого-то сока, экзотические фрукты и испачканная пылью и паутиной бутылка с вином.

Разложив это съедобное богатство перед собой, мы с Рокси приступили к трапезе. Пантера сначала скромно отказывалась от еды, наглядно демонстрируя лапой, что всё это для меня, но я проявила настойчивость, и она всё же составила мне компанию. Я налегла на содержимое стеклянной вазы, а киса флегматично принялась уминать колбаску. Салат оказался необыкновенно вкусным, как, впрочем, и всё остальное. Бокала или чашки в наличии не оказалось, поэтому сок, который был похож на томатный, пришлось пить прямо из пачки. А вино, соответственно, из горла.

Вообще в той, обычной земной жизни я была заядлым трезвенником и к спиртному относилась негативно. Могла пригубить чуть-чуть из вежливости во время празднования чьих-то дней рождений, но не более того. А тут, глядя на старинную, судя по виду, бутылку, я подумала: а почему бы и нет? Вдруг это поможет мне хоть ненадолго забыться и уберёт мысленный хаос из головы? К тому же, у меня завтра свадьба, значит, надо это как-то отметить. Устроим с Рокси девичник. Судя по довольной мордочке, киса была со мной совершенно согласна. Не удивлюсь, если окажется, что она читает мысли так же, как и Ли.

Я попыталась открыть бутылку, но эта миссия оказалась невыполнимой. Скептически поглядев на мои попытки добраться до спиртного, киса лапой отняла его у меня, и быстро вскрыла зубами. А дальше пошло веселье, которое запомнилось лишь фрагментами.

Помню своё удивление, когда киса залпом выпила половину бутылки и протянула мне. Я сделала только один глоток, и меня тут же накрыло. Словно кто-то накинул на мозг сладкую плотную пелену, скрывшую все печали и тревоги. Сразу сильно потянуло на подвиги и тому подобные шалости.

Кажется, я принялась рассказывать кисе свою биографию, перемежая повествование истерическим смехом, а потом мы зачем-то решили раздербанить корзинку и проверить, разобьётся ли салатница, если запустить ею в дверь. Разбилась.

На жуткий грохот прибежал эльф в точно таком же, как у меня, одеянии, и в полном ступоре застыл у порога.

— Что тут происходит? — его лицо помрачнело, как грозовой перевал. Айвазовского бы сюда — запечатлеть этот шедевр.

— П-п-празднуем, — заявила я, гордо вскинув голову. — П-п-присоединяйся! — милостиво разрешила я, протягивая ему почти допитую бутылку.

Увидев, что мы пьём, эльф выпучил глаза и шумно выдохнул.

— Вот скажи — ты меня уважаешь? — заплетающимся языком задала я извечный вопрос всех алкоголиков.

Судя по пришибленному виду, у моего робота произошла сейчас перезагрузка матрицы. Врать он, видимо, не умел: встроенная программа не позволяла, а сказать правду было чревато. Мало ли как его пьяная невеста отреагирует на информацию о том, что он её даже за человека не считает.

Поэтому Кай так и продолжал стоять молча с приоткрытым ртом, и мило хлопая глазками. Ой, какие у него реснички красивые… Длинные такие, пушистые. Да и сам он весь очень даже ничего… Интересно, а если пощекотать его животик, он засмеётся, или так и будет стоять истуканом? Ой, кажется, меня не в ту степь понесло…

— Ты понимаешь, милый, у меня девичник! Я замуж выхожу! За робота! Надо ж отпраздновать! — заявила я и икнула.

Лицо Кая перекосилось от недоумения. Если вампиру было известно это иномирное понятие, то эльф был явно незнаком, с данным феноменом и не понимал, с кем это я его сейчас сравнила.

— Ты меня это… взял! Насильно! И это, как его… привязал! Сам выбрал, короче. Как в магазине. Теперь ты обязан проявить уважение к свадебным… этим, как их там… традициям моей нации! — выдала я сбивчивую тираду.

— Каким традициям? — насторожился блондинчик.

— Каким-каким, богатым! — решительно заявила я. — И вообще, где положенный мне мужской стриптиз? — не унималась я.

— Что? — и без того бледное лицо Кая пошло белыми пятнами.

— Ну, медленное эротичное раздевание симпатичных мужичков под музыку. Хотя, можно не медленное, но обязательно эротичное! — дотошно уточнила я и облизнулась. — И Рокси со мной совершенно согласна! Да, подруженция? — я крепко приобняла солидарную со мной кису за шею.

Кай как-то совсем нервно задышал, а пантера кивнула с осоловелым видом дорвавшегося до мёда Винни Пуха.

— Ну, знаете ли, это уж слишком! — прошипел эльф.

Что-то он сильно разволновался. Стоит тут, ушками гневно подёргивает. Ой¸ неужели моего робота подменили? Или я успела его сломать? Блин, говорила же вампиру, что муженёк долго со мной не протянет. Не поверил. Ох, не бережёт он своих генералов…

— Ничего не поделаешь, традиции! — философски развела я руками и снова икнула. — Так что давай, включай музыку и начинай радовать невесту! Кстати, я тебе даже помочь могу! — осенила меня одна гениальная идея.

Неровными зигзагами я добралась до лежавшего на полу плаща, порылась в карманах и выудила оттуда мобильник. Потыкала по экрану, нашла нужный файл и через пару секунд из динамиков на всю комнату полилась песня Imagine Dragons «Radioactive».

— Раздевайся! — вернула я жениху его приказ.

Издав невнятный стон, эльф пулей вылетел из комнаты, а мы с Рокси разразились диким хохотом. Я впервые слышала, чтобы пантеры смеялись! Да ещё так заразительно, с похрюкиваниями!

А потом мы горланили песни до самого утра. Ну, как горланили. Я надрывала связки, а Рокси местами подмяукивала низким голосом, но так удачно, что у нас с ней получился отличный дуэт. Надо будет как-нибудь повторить.

По крайней мере, слуги потом ещё целую неделю спрашивали меня, кто такая Катюша, что за звание «младший лейтенант мальчик молодой», куда едет голубой вагон и в каком лесу родилась ёлочка. А ещё — просили повторить на бис «Я свободен». Последняя песня их, похоже, особенно зацепила.


Глава 6 Красота, да и только

Мне снилась мама. Словно мы с ней находимся в какой-то незнакомой комнате, и я при этом сижу в невероятно мягком и пушистом кресле, а она стоит передо мной и в очередной раз читает мне лекцию о том, что я превращаюсь в старую деву и синий чулок и мне срочно нужно обзаводиться мужем и детьми.

Я привычно кивала на мамины слова, что нельзя зацикливаться на себе и на работе, и что ни один начальник или кот не подаст мне в старости стакан с водой, и что у меня слишком завышенные требования к мужчинам. По маминой логике, моя личная жизнь была уже столь трагичной и безнадёжной, что пришла пора завязывать с поисками принцев и переключать внимание на их коней. В общем, всё как всегда, очередное общение с мамой в стиле «а Васька слушает, да ест».

А потом появился он. Нет, не так. ОН. Зеленоглазый брюнет с короткой стрижкой, идеально пропорциональными чертами лица, манящими к поцелуям губами и такой ласковой, притягательной улыбкой, что у меня перехватило дыхание. На нём была чёрная майка-борцовка и такого же цвета брюки. Одежда выгодно подчёркивала его мускулистое, но не слишком перекачанное тело, а грация большого хищника, с которой он ко мне подошёл, выдавала в нём отличного воина. Но самым главным было то, что этот мужчина был не просто невероятно красивым, сильным и сексуальным. Он был МОИМ! Самым лучшим, самым желанным, и таким родным! И смотрел на меня с такой любовью… Я попыталась встать, чтобы кинуться в его объятия, но не могла пошевелиться.

— Я всегда буду рядом, — с нежностью прошептал он хрипловатым голосом, от которого по всему телу забегали мурашки, и растворился в воздухе.

А мне захотелось заорать, разрыдаться и забиться в истерике. В душе была такая боль, словно в ней проделали огромную дыру и насыпали туда острые кристаллы льда.

— Пора замуж, Лекси! — снова обратилась ко мне мама и повторила эту фразу ещё трижды. Причём в последний раз — почему-то приятным мужским голосом.

— Что? — переспросила я, медленно выныривая из сна в реальность. Кажется, кто-то, кому жить надоело, настойчиво тряс меня за плечи. Вот зря он так! По утрам меня боятся даже будильники.

Открыв глаза, я увидела перед собой блестящие лакированные мужские ботинки. Неожиданно… Пытаясь понять, как чья-то обувь оказалась рядом с моей головой, я села и растерянно огляделась. Оказывается, я спала на полу, подмяв под себя Рокси в качестве большой тёплой подушки.

— Опять ты… — разочарованно простонала я, опознав в разбудившем меня существе Кая.

— Я говорю, пора замуж, Лекси! Собирайся, иначе опоздаем на свадьбу, — заявил мой жених, и тут я внимательно его разглядела.

— Ух ты! — не сдержала я восторженного возгласа. Кажется, эльф был польщён.

Как же он был шикарен! Чёрный бархатный камзол, расшитый золотом, сидел на нём идеально, на плечах очень солидно отсвечивали погоны, по всей видимости генеральские, а длинные волосы, струящиеся по плечам, казались белым жидким шёлком. Ничего себе жениха я отхватила. Точнее, он отхватил меня. Неважно. Видела бы его моя мама! На ум внезапно пришли воспоминания о странном сне, и сердце защемило от тоски. Приснится же такое. И главное, так реалистично!

— Ты в порядке? — внезапно забеспокоился Кай, поднимая меня с пола.

Рокси сонно дёрнула лапкой и продолжила сладко спать. Картина маслом: телохранитель в отключке.

— Да, всё хорошо, — кивнула я. — Странно, что у меня даже голова не болит после вчерашнего.

— Ещё бы! — нахмурился Кай. — Вы распили самое дорогое и древнее эльфийское вино из моего погреба, после него не бывает похмелья. Его стоимость равна половине этого замка, — просветил он меня.

— Правда? — сильно удивилась я. — Ой, прости, пожалуйста. Кажется, меня развезло лишь с одного глотка, — начала я осознавать масштаб подвигов ночного девичника. — Кстати, я же предлагала тебе присоединиться, я это точно помню!

— А ты помнишь, как раскидывала по комнате прутики из корзинки, приговаривая при этом: «Изыди!»? А как я пытался несколько раз уложить тебя в кровать, но ты постоянно оказывалась на полу в обнимку с пантерой? А как настойчиво предлагала мне выпить на брунден… буруден… — замялся эльф, пытаясь выговорить незнакомое слово.

— Брудершафт? — подсказала я.

— Точно, оно, — кивнул эльф.

— Нет, не помню, — я залилась краской стыда. — Но прошу понять и простить. Оказалась одна в незнакомом мире и утратила контроль над разумом в результате пережитого насилия, похищения и распития алкогольного напитка в приятной пушистой компании. И дико извиняюсь за вазу. Надеюсь, она была не слишком дорогой и древней.

— Нет, — лаконично отозвался эльф и добавил: — Твои извинения приняты.

Мне показалось или он улыбнулся? 

Сочтя, что тема вчерашнего беспредела исчерпана, Кай переключился на более насущные вопросы. Меня бесцеремонно взяли под локоток и сопроводили в ванную, где торжественно вручили зубную пасту и щётку в упаковке из фольги, потом показали, на какую кнопочку надо нажать, чтобы смыть унитаз, и дали совет принять душ, чтобы эльфу снова не пришлось меня намыливать.

Я насупилась и заверила жениха, что прекрасно справлюсь сама. Кай важно так, по-генеральски, кивнул и выделил мне на всё про всё пятнадцать минут. Попытки выторговать побольше времени ни к чему не привели, поэтому пришлось срочно выставить его за дверь и всё делать в жуткой спешке.

Единственным местом, где я на пару минут притормозила, было зеркало. Большое, в позолоченной раме, оно успокоило меня, что мой внешний вид, несмотря на переход между мирами, остался прежним. Те же длинные каштановые волосы, аккуратный носик, изящные, в меру пухлые губы, длинные ресницы, высокий лоб. стройная талия. Да, я всегда считала, что со внешностью мне повезло, слава Богу и хорошей генетике. Было лишь одно отличие, которое я заметила: цвет моих светло— зелёных глаз стал насыщеннее, ярче как-то, и оказался разбавлен у зрачка золотистыми вкраплениями.

— Короче, всё нормально, красота неописуемая, как и всегда. — прошептала я с привычной самоиронией. Теперь можно позавтракать и пойти украшать мир.

Мечты о завтраке накрылись медным тазом, а план по украшению мира немного сдвинулся по времени, ибо этот мир в лице Кая принялся украшать меня.

Когда я вышла из ванной, он уже успел притащить в спальню табуретку на резных ножках, расчёску, широкую белую коробку, обтянутую шёлком, и ещё несколько таких же. только поменьше размером.

И началась бесконечная череда моих удивлений. Уверенным движением усадив меня на табуретку, эльф простёр надо мной руки, и я тут же ощутила, как по волосам пронёсся лёгкий ветерок. Дотронувшись до головы через пару секунд, я поразилась: она была совершенно сухой! Оказывается, мой генерал мог выполнять функции отличного фена. Многогранная личность, однако.

Закончив сушку, эльф с чисто немецкой методичностью принялся меня расчёсывать. А вот это было уже приятно. Захотелось даже закрыть глаза и замурлыкать. Жаль только, что продлился этот нежный кайф недолго: Кай отложил расчёску в сторону и быстро, в несколько движений, уложил волосы в причёску, приподняв их на макушке и позволив струиться по плечам. И закрепил весь этот шедевр невероятной по красоте диадемой с бриллиантами.

— Белое золото, — пояснил Кай, бегло показав мне это произведение искусства перед тем, как зафиксировать на голове. — Подарок от императора Лисантиила.

к через минуту к нему добавился ещё один, когда эльф вытащил из большой коробки белоснежное кружевное платье — шикарное, каку принцессы, с корсетом и длинной многослойной пышной юбкой.

Разложив это великолепие на кровати, эльф в очередной раз после нашего знакомства принялся меня раздевать. Сопротивляться не было смысла, поэтому я с застывшим лицом скучающей Барби дожидалась, когда он стащит с меня всю одежду, а потом облачит в кружевные белые трусики, чулки телесного цвета и свадебный наряд.

На лице мужчины всё это время была задумчивая мечтательность, иногда переходящая в озадаченность. Было заметно, что раньше в живые куклы он не играл и женщину одевает впервые. Но мой генерал проявил бойцовский характер и с третьего раза нацепил-таки на меня чулки.

Причёска была едва не снесена опускаемым на меня сверху платьем, но всё же выдержала посягательство на свою целостность.

Сосредоточенно пыхтя. Кай затянул шнуровку корсета на моей спине и даже любезно при этом поинтересовался, могу ли я дышать.

Ответила односложным: «Угу», но эльфу этого было достаточно. Отойдя от меня на пару шагов назад, он окинул взглядом созданный его руками шедевр и удовлетворённо кивнул.

— Платье и нижнее бельё — это тоже подарок от императора. — отметил Кай ровным голосом и добавил: — Как и это, — он достал из очередной белоснежной коробки изумительный браслет — в одном стиле с диадемой.

— Красота! — в очередной раз восторженно воскликнула я, позволяя Каю защёлкнуть это шикарное, усыпанное драгоценными камнями украшение на свободном от татуировки запястье.

— Это не просто браслет. Лекси, — предупредил меня Кай. — На нём изображён символ королевской власти. Теперь все гвардейцы, да и просто подданные императора обязаны выполнять твои приказы так, как если бы они исходили от самого Лисантиила.

— Правда? — у меня тут же загорелись глаза и корсет перестал казаться таким удушающим, и даже Рокси подняла сонную голову с пола и посмотрела на нас с изумлением. Как только встречу этого восхитительного вампира — расцелую. — И даже ты? — с любопытством уточнила я.

— В разумных пределах, — мягко усмехнулся он.

В его руках вдруг оказалась нитка изумительного белого жемчуга, и его лицо моментально стало серьёзным.

— Есть ещё один подарок. Лекси. На этот раз от меня. Это ожерелье моей мамы. — его голос неожиданно дрогнул. — Носи…

Нет, он определённо не робот. Эмоции у него всё-таки есть.

Когда он застёгивал на мне это украшение, я вдруг почувствовала, как задрожали его руки. Дождавшись, когда он справится с застёжкой, я повернулась к нему и тихо произнесла:

— Спасибо. Кай! Это большая честь для меня.

Встав на цыпочки, я обхватила опешившего мужчину за шею. наклонила к себе и поцеловала в губы — ласково и нежно, лёгким касанием языка пройдясь по его бархатным мягким губам. Пора начинать плавить эту большую белую шоколадку…

Эльф был просто потрясён.

— Нам пора… — выдавил он, наконец, из себя, не в силах оторвать от меня взгляд.

— Ничего не забыл? — приподняла я бровь и улыбнулась.

— Ах да, — спохватился эльф, тряхнул головой и наконец-то вышел из ступора.

Открыв на кровати очередную коробку, он подошёл ко мне. держа в руках лакированные белые туфли на шпильках.

— Дай угадаю: подарок Лисантиила? — весело хмыкнула я, разглядывая эти лабутены эльфийской сборки.

Кай молча кивнул и опустился передо мной на колени. Ух, классно. Нечасто передо мной такие шикарные мужики на колени встают. Да ещё и генералы. Задрав подол платья, он аккуратно надел на меня сначала одну туфлю, потом другую. Я резко почувствовала себя Золушкой, и мне это даже понравилось.

Найти бы ещё фею, которая меня в эту сказку закинула, и сказать бы ей пару ласковых с причинением вреда здоровью средней тяжести. Но это так, планы на ближайшую пятилетку.

Поднявшись, Кай ласково провёл ладонью по моей щеке и по-джентельменски протянул согнутую в локте руку со словами:

— Пойдём!

Перед нами тут же заискрился портал, но я не сдвинулась с места.

— А кормить меня в этом здании кто-нибудь будет, кроме кота? — я растерянно кивнула на Рокси. Валяющаяся на ковре пантера кинула сонный, но крайне осуждающий взгляд на эльфа и презрительно фыркнула.

Вообще во всём этом была какая-то вселенская справедливость: в моём мире я кормила кота, а этом мире большая киса снабжала едой меня. А чем питаются тут эльфы, можно было только догадываться. Может лунным светом? Кто их знает. Но я же человек, и не свечусь, как фонарик в ночи, поглощая космическую энергию.

Мне было неизвестно, где именно состоится наша свадьба и сколько времени всё это продлится, а падать в голодный обморок в таком шикарном одеянии было как-то не комильфо.

Кай явно растерялся и даже немного побледнел.

— Так и знал: что-то забыл, — потёр он переносицу. — Я не привык к гостям, а сам питаюсь раз в сутки, — пояснил он. — В любом случае на это уже нет времени. Когда вернёмся — нас будет ждать накрытый праздничный стол.

— Ясно, — тяжело вздохнула я. Спокойствие, Лекси, только спокойствие.

Я посмотрела на Рокси. Расслабленно раскинувшись на мягком ковре, пантера всем своим видом изображала смертельно больное, контуженное в голову животное, и я поняла, что на мою свадьбу пушистый телохранитель решил просто забить. Печально, но что поделаешь.

— Я хочу посмотреть на себя! — решительно выдвинула я следующее требование. А что, мне же интересно, как я теперь выгляжу со стороны.

— Ладно, — быстро и безропотно сдался мой генерал. Один взмах его руки — и вся каменистая стена в комнате стала гладко-зеркальной.

— Как здорово! — восторженно отреагировала я на такое волшебство и тут же застыла, увидев своё отражение. Это существо неземной красоты в белом — это я, что ли? Я же даже не накрашена, а выгляжу всё равно идеально! Порозовевшие щёчки, ярко сияющие зелёные глаза в обрамлении густых длинных чёрных ресниц, шелковистые волосы насыщенного оттенка тёмного шоколада — наверное, всё дело в местной воде. Или воздухе? А про причёску, диадему, ожерелье и платье я вообще молчу! Принцесса, да и только. Нет, не принцесса. Королевна, однозначно.

Наблюдающий за моей реакцией Кай улыбнулся, потом резко подхватил меня на руки и шагнул в портал.


Глава 7 Свадьба

— Вы опоздали, — холодный голос высокомерного блондинистого эльфа лет сорока неприятно резанул по нервам, как только мы с Каем оказались в небольшой комнате, все стены и потолок которой были увиты благоухающими белыми цветами, напоминающими розы. А посреди всего этого великолепия стоял высокий стеклянный стол, на который облокотился субъект, сделавший нам замечание.

Лившийся из огромного белого окна яркий солнечный свет играл на высоких скулах этого недовольного, разодетого в позолоченный камзол аристократа. Но надо было признать, что этот заносчивый тип был нереально красив.

Через один удар сердца Кай поставил меня на ноги, и на моё лицо изучающе уставились колючие глаза-льдинки.

— Причина опоздания, генерал? — не отрывая от меня взгляда, пренебрежительно бросил Каю вопрос этот ушастый. Оказывается, по сравнению с ним мой жених — вообще ангелочек.

— Из-за жаркого утреннего секса потеряли счёт времени, — ледяным тоном отчеканила я, вскинув голову. Взгляд моих зелёных глаз скрестился с бледно-голубыми эльфийскими очами, в которых промелькнуло изумление.

Кай сдавленно закашлялся, но быстро взял себя в руки и с лёгким поклоном обратился к ушастому барину:

— Примите мои извинения, ваша светлость. Это всё моя вина.

— Не могу понять, поздравлять вас, генерал, или соболезновать, — задумчиво изрёк наконец аристократ. — В любом случае давайте приступим к церемонии. Ваша свадьба свалилась на меня как снег на голову, а у меня на это утро запланирована ещё куча дел.

Встав ровно, он приосанился и провёл рукой над прозрачной столешницей, над которой тут же появилась и зависла в воздухе золотистая дымчатая сфера размером с футбольный мячик.

— Я, светлейший князь Ватиэль Урлийский, глава правящего дома лунных эльфов, заявляю, что являюсь регистратором брачных уз находящихся здесь молодожёнов. Представьтесь, — кивнул он нам.

— Кайсентиэль Лайтинерис, генерал армии императора Лисантиила, — торжественно произнёс Кай и выжидающе посмотрел на меня.

— Смирнова Александра Павловна, — отозвалась я. — Титулов не имею, профессии теперь уже тоже.

Во взгляде Ватиэля промелькнуло любопытство.

— Является ли ваше решение вступить в брак добровольным? — задал следующий вопрос наш регистратор.

И тут мы с Каем растерялись.

— Да, — ответил наконец мой жених.

— Почти, — честно призналась я.

— Отвечайте «да» или «нет», — поправил меня изумлённый князь.

— Да, — буркнула я с неохотой.

Сфера слегка покраснела и быстро вернулась в прежний цвет.

— Ваши ответы с трудом, но всё же приняты магическим источником, — оповестил нас озадаченный Ватиэль. — Теперь обменяйтесь требованиями, — заявил он.

— Чем? — не поняла я.

— Она что, с неба упала? — удивился князь, посмотрев на Кая. — Это же стандартная процедура!

— Я хочу, чтобы ты никогда больше не устраивала пьяные кутежи в нашем доме, — развернувшись ко мне, заявил Кай.

Бездонные глаза Ватиэля округлились, но он промолчал.

— Ну ты нахал! — возмутилась я.

— Прошу тебя принять это условие и выдвинуть мне любое ответное требование, — спокойно заявил мой будущий супруг. — Клятвы, данные у магического источника, являются нерушимыми, — пояснил он.

Я застыла в полной растерянности. Во-первых, в душе всё ещё бурлила обида, а во-вторых, как назло, ничего не приходило на ум, а времени на раздумья мне никто давать не собирался.

— Скажите: «Принимаю», леди, и озвучьте, наконец, ваше требование! — князь уже начал терять терпение.

— Принимаю, — процедила я сквозь зубы и кинула на невозмутимого жениха испепеляющий взгляд.

— Требование! — надавил на меня наш регистратор.

— Будешь выделять мне на мои нужды различные суммы денег — когда попрошу и сколько попрошу! — озвучила я первое, что пришло в голову.

— Но после свадьбы все наши финансы и так станут общими! — растерялся генерал, а князь составил ему компанию.

— Хорошо, тогда дай мне слово, что никогда не поднимешь на меня руку! — вспомнила я вдруг неудачный опыт проживания с ревнивцем Андреем.

От этого требования эльфы и вовсе выпали в осадок.

— А что, были случаи? — в шоке покосился на Кая регистратор.

— Да как ты могла подумать, что я опущусь до такого? — теперь, похоже, уже обиделся Кай. — Ударить женщину или ребёнка — это позор для любого эльфа!

— Понятно: насиловать, значит можно, а бить — нет. — пробормотала я, но меня всё же услышали.

— Насиловать? — глаза Ватиэля округлились ещё больше.

— Долго объяснять, — отмахнулся от него мой жених. — Ещё варианты, дорогая? — повернулся он ко мне. Его голос звенел от напряжения.

А я уже не знала, что и придумать. Хотя нет, одна идея всё же возникла.

— Когда я скажу — станцуешь для меня стриптиз! — окончательно добила я своего эльфа. И не только его, судя по отвисшей челюсти Ватиэля.

— Принимаю, — теперь уже Кай процедил это слово сквозь зубы.

Магическая сфера ярко вспыхнула, зафиксировав наши клятвы.

— Ну вы даёте. — судорожно выдохнул наш регистратор, расстёгивая верхнюю пуговицу камзола и белоснежной рубашки. — Ладно, с требованиями разобрались. А теперь снимайте морок, — пристально посмотрел он на меня.

— Что, простите? — подзависла я в ступоре.

Надеюсь, у них не платье так называется? Я здесь меньше суток, но уже кто только меня не раздевал — эльф, вампир и даже пантера. Если очередь дошла до князя-регистратора, то я определённо сейчас кого-нибудь покусаю.

— На ней нет морока, ваша светлость. — с гордостью заявил Кай. — Это не иллюзия. Она настоящая!

— Что? — прошелестел князь. Сильно побледнев, он в шоке уставился на меня, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба.

Словно зачарованный, он подошёл ко мне и потянулся к моему лицу, чтобы провести пальцами по губам, но Кай решительно перехватил его руку.

— Полегче, ваша светлость, — в голосе жениха зазвенел металл.

— Но как это возможно? — выдохнул князь, с неохотой отступая на шаг назад. Он смотрел на меня с таким восхищением, что мне было и приятно, и неловко одновременно.

— Кто-то переместил её сюда с Земли. Император проводит расследование по этому поводу. Вчера она была моим трофеем, а сегодня станет женой, — лаконично пояснил Кай и добавил: — Она моя, князь. Я провёл ритуал привязки, — он продемонстрировал татуировку на моём запястье.

— Быстро же ты подсуетился… — расстроенно пробормотал Ватиэль, продолжая страстно ощупывать меня взглядом. — Я вижу символы твоего рода в орнаменте, но что это за синяя окантовка? И как ты получил её согласие на эту древнюю магию?

— Император разбавил ритуал своей кровью, — нехотя признался Кай. — А её согласия я не спрашивал.

— Значит теперь, если ты умрёшь, она выживет? — как-то странно посмотрел он на моего жениха.

— Да, — подтвердил тот коротко и без эмоций, а по моей душе пронёсся тревожный холодок. Надеюсь, Кай не подписал себе сейчас смертный приговор.

— А магический откат тебя что, совсем не пугает? — князь озадаченно вскинул бровь.

— Нет, — спокойно заявил Кай. — Я не знаю, в чём он будет выражаться, но готов справиться с чем угодно.

— Я слышал о подобном случае. — Ватиэль задумчиво потёр подбородок. — Это было давно, несколько сотен лет назад. Движимый похотью, молодой эльф насильно провёл ритуал привязки и получил за это кармический бумеранг. С каждым днём он всё сильнее влюблялся в эту девушку, а она полюбила другого. Он подчинил себе её тело без взаимного согласия и в итоге мучился от любви без взаимности.

— И чем всё закончилось? — спросила я, с ужасом примеряя эту ситуацию к нам с Каем.

— Трагедией. — вздохнул князь. — Спустя два года девушка не выдержала и провела ночь со своим возлюбленным. Через день она умерла. Её избранник и эльф схлестнулись в поединке и убили друг друга.

— Шекспир отдыхает… — потрясённо прошептала я.

— Точно, — неожиданно согласился со мной Ватиэль и в ответ на мой изумлённый взгляд пояснил: — У меня большая коллекция книг с Земли. Александра. Буду очень рад показать их вам.

Лицо Кая словно окаменело.

— Спасибо за приглашение, ваша светлость, но вначале я планирую ознакомиться с обширной библиотекой мужа, — выкрутилась я, и мой генерал заметно расслабился. Но я чувствовала, что рассказ Ватиэля впечатлил его так же. как и меня.

— В таком случае я буду терпеливо ждать, прекрасная леди, — мягко улыбнулся князь. — Надеюсь, я не сильно расстроил вас этой древней легендой. Как бы там ни было, ваш случай всё же особенный: привязка была разбавлена кровью самого императора, так что и магический откат будет не слишком сильным. Поэтому есть шанс, что со временем вы искренне полюбите супруга. А истинная любовь творит чудеса и разрушает любую магию.

— Но той девушке это не помогло, — отметила я.

— Верно, — кивнул Ватиэль и пояснил: — Потому что её возлюбленный оказался её недостоин. Он знал, что секс с ним убьёт её, и всё равно с ней переспал. Разве любящий мужчина допустил бы такое?

— Логично, — вынуждена была я согласиться.

— Давайте уже завершим этот брачный ритуал, ваша светлость. — нетерпеливо обратился Кай к нашему регистратору.

— Конечно, — Ватиэль посмотрел на него с плохо скрываемой завистью. — Позвольте вашу ладонь, генерал. — произнёс он, вытаскивая из кармана небольшой, причудливо изогнутый буквой S нож с белой рукояткой.

Кай решительно протянул ему руку.

— Берёте ли вы. генерал Кайсентиэль Лайтинерис, в жёны леди Александру Смирнову и клянётесь ли заботиться о ней, беречь и защищать до конца своих дней?

— Да. — твёрдо произнёс Кай и даже не поморщился, когда регистратор порезал его ладонь, соскрёб на широкое лезвие несколько капель крови и дал им стечь в сияющую золотистую сферу.

Волшебный шарик в очередной раз ярко вспыхнул, и всем стало понятно, что эта клятва была принята.

— Теперь ваша очередь, прекрасная леди, — подошёл ко мне этот тип с ножом. — Не бойтесь: это не так больно, как кажется, и рана заживёт моментально.

В подтверждение его слов Кай продемонстрировал мне совершенно целую, без пореза, кожу, лишь слегка испачканную кровью.

Сглотнув комок в горле, я робко протянула руку, и она тут же оказалась в мягком тёплом плену широкой ладони Ватиэля.

Кинув на мою конечность взгляд голодного бульдога, который сейчас её то ли лизнёт, то ли обглодает, он развернул мою ладошку кверху, а сам в это время ухитрялся ласково и нежно поглаживать тыльную сторону, разгоняя по кисти приятные мурашки.

Я закусила губу и отвернулась, терпеливо дожидаясь конца всего этого безумия. А перед мысленным взором вдруг пронеслось воспоминание о странном сне и загадочном брюнете с изумрудными глазами. «Я всегда буду рядом», — тихим эхом раздался в голове его голос, и сердце сжалось от внезапной тоски и чувства неправильности того, что сейчас происходит.

— Берёте ли вы. леди Александра Смирнова, в мужья генерала Кайсентиэля Лайтинериса и клянётесь ли ему в покорности и послушании?

— Нет! — твёрдо ответила я, огорошив всех эльфов в этой комнате.

Да, шок — это по-нашему.


Глава 8 Шок

— Ваша светлость, я прошу дать мне несколько минут на разговор с невестой, — не отрывая от меня пристального взгляда, с обманчивым спокойствием обратился к регистратору Кай.

— Разрешаю, — кивнул пребывающий в растерянности князь.

Я ожидала, что Кай сейчас устроит мне лекцию с вразумлением, но вместо этого он молча вытащил из кармана белоснежный платок, тщательно вытер кровь с ладони, небрежно кинул этот кусок ткани на стол, потом резко подхватил меня на руки и шагнул в открывшийся перед нами портал.

Моё сердце ухнуло куда-то в пятки, и я морально приготовилась к очередным неприятностям.


Я сильно удивилась, когда мы оказались на той самой поляне, где всё началось.

Сейчас лес был залит яркими лучами жёлтого, как и на Земле, солнца, кроны белых клубничных деревьев настойчиво тянулись в бледно-фиолетовое небо с белоснежными пушистыми облаками и со всех сторон доносилось громкое щебетание птиц.

Нигде не было видно поверженных тел, и даже ярко-зелёная трава выглядела густой и совершенно не примятой.

Но в том, что это была именно та злополучная поляна, сомнений не было: недалеко в траве валялись вчерашний камзол Кая и его рубашка.

Как и в прошлый раз, свежий ветерок овеял меня сладким запахом клубники, и я в полной растерянности посмотрела на эльфа.

Этот ушастый тип молча поставил меня на землю и с невозмутимостью робота принялся раздеваться.

— Да ты издеваешься! — воскликнула я в полном шоке и попятилась назад.

— Стой на месте, Лекси, я же всё равно тебя догоню! — пугающе ровным голосом приказал мне этот маньяк. Какая жалость, а ведь он только начал мне нравиться.

Пришлось остановиться. Я с ненавистью сверлила его взглядом, пока он расстёгивал и снимал с себя сначала камзол, потом рубашку. Когда одежда была небрежно накинута на ближайший куст, этот атлет с голым торсом решительно направился ко мне.

— Помнишь, что я сделал перед тем, как на нас напали? — его голос был вкрадчивым до панических мурашек.

— Изнасиловал меня, — сглотнула я вязкую слюну, когда он с грацией льва на охоте подошёл ко мне вплотную.

— Я сделал то, от чего бывают дети, Александра, — он назвал меня полным именем, и от этого стало ещё страшнее.

— Да, я заметила, — с мрачной иронией отметила я.

— И вполне возможно, что сейчас ты уже беременна, — озвучил он логический вывод. — А теперь смотри сюда! — он внезапно повернулся ко мне спиной. — Видишь отметину под правой лопаткой?

— Ну да, — я была совершенно сбита с толку, разглядывая родимое пятно в виде короны, размером с пятирублёвую монету.

— Это магическая метка, она имеется у всех аристократов, рождённых в законном браке. Человек без неё может быть лишь слугой, крестьянином, подмастерьем или рабом. В крайнем случае воином.

— И что? — я совсем не понимала, к чему он клонит. Но мне почему-то жутко захотелось прикоснуться к его широкой спине, провести ладонью по бугристым мышцам, ощутить тепло и бархатистость его кожи. Отогнав это наваждение, я прикусила губу и сосредоточилась на его пояснениях.

— Подумай о нашем ребёнке, Лекси, — Кай снова развернулся ко мне лицом, и я увидела в его серьёзных васильковых глазах обеспокоенность. — Если с момента зачатия до регистрации брака пройдёт больше суток — метка у него уже не появится. Он не сможет быть моим наследником, получить образование и иметь право носить мою фамилию. Он будет бастардом, всеми презираемым незаконнорожденным рабом.

От такой информации внутри всё похолодело, и я рефлекторно положила руку на живот. А вдруг я и правда уже беременна? Если Кай говорит правду, то я обреку своего малыша на кошмарную жизнь.

На этом фоне незнакомый брюнет из сна стал совсем эфемерным, далёким и нереальным. Может, его вообще в природе не существует, и он лишь плод моего больного воображения? А я из-за фантома от свадьбы с Каем отказываюсь. Ну не дура ли? Но даже будь он настоящим — любовь любовью, а дети — это святое.

— Понятно, — подавила я тяжёлый вздох. — Прости, что так получилось. Пошли назад, продолжим регистрацию.

— Не так быстро, Лекси, — покачал он головой, и я уставилась на него с удивлением. — Своим «нет» ты меня оскорбила. И теперь я требую за это моральную компенсацию. Будь ты моей женой, я бы закрыл глаза на подобную выходку. Но пока что ты всё ещё мой военный трофей, дорогая.

— И что ты от меня хочешь? — я застыла как истукан, теряясь в догадках.

Что ему сейчас нужно? Секс? Минет? Падение ниц с лобызанием обуви и слёзными мольбами о прощении? Мне было уже всё равно. В душе царило какое-то полное отупение и пофигизм.

— Поцелуй, — огорошил меня Кай.

— Поцелуй? — я даже переспросила от изумления. Всего-то. Червячок совести заворочался в душе и куснул с укором, что я слишком плохо думаю о Кае.

— Да. — кивнул он. — Я хочу, чтобы ты поцеловала меня так, как императора на этой поляне, — его голос неожиданно дрогнул.

Как интересно.

— Хорошо, — мои губы поневоле расползлись в коварной улыбке. Если его от невинного утреннего поцелуя так проняло, то что с ним будет сейчас? — Но перед этим я хочу задать тебе несколько вопросов.

— Ладно, — эльф был заинтригован.

— Насколько я помню, это Ли настоял на нашей свадьбе. — задумчиво отметила я. — Он отдал приказ, чтобы мы поженились этим утром и сказал, что не позволит моему ребёнку стать бастардом. А почему ты сам об этом не подумал, не позвал меня замуж? Тебя самого не волнует судьба нашего малыша?

— Волнует, — уверенно ответил он. — Мне просто нужно было время, пара-тройка часов, чтобы всё осознать и обдумать. Утром я в любом случае объявил бы тебе, что сегодня ты станешь моей женой.

— Понятно, — его ответ меня вполне устроил, и я безо всяких предисловий задала следующий вопрос: — Сколько женщин у тебя было до меня?

Эльф опешил от моей бесцеремонности, но всё же признался:

— Я ни с кем никогда не встречался, а секс у меня был лишь один раз: я проспорил другу посещение публичного дома. Это был не слишком приятный опыт, и я не хотел бы его с тобой обсуждать, — Кай заметно напрягся.

— Хорошо, закрыли эту тему, — смилостивилась я. — Теперь поясни мне кое-что о том, что ты делал со мной вчера. Я правильно поняла — ты меня как-то обезболил?

— Конечно! — важно кивнул эльф. — Я не хотел причинять тебе боль. Я понимаю, что мой орган слишком велик для тебя, но не волнуйся: во время нашего секса ты ничего не будешь чувствовать. Я об этом позабочусь.

— Даже не вздумай! — возмущённо воскликнула я, и на меня уставились округлившиеся васильковые глаза. Эльф даже рот приоткрыл от изумления.

— Но ведь женщинам секс неприятен, он приносит лишь боль и дискомфорт, и в академии нас учили, что нужно всегда обезболивать партнёршу, проявляя тем самым заботу о ней, — потрясённо пробормотал он, глядя на меня так, словно открыл новый, неизвестный науке биологический вид.

— Как всё запущено… — простонала я. Захотелось схватиться за голову, но я побоялась нечаянно сбить диадему. Шок шоком, а красоту лучше не портить.

— А разве в вашем мире всё не так? — совершенно растерянно уточнил он.

— Слушай меня внимательно, генерал, — скомандовала я, и Кай даже как-то подобрался весь. Сразу видна военная выправка.

— Никогда больше не смей убирать мою чувствительность! Секс должен быть удовольствием, причём обоюдным! Не волнуйся, я научу тебя, что нужно делать со мной в постели и как, — пресекла я его возражения. — Насчёт того, что твой орган слишком велик для меня — это полная чушь, и я не хочу больше этого слышать. Ты вошёл в меня без подготовки, без ласк, всухую, и даже тогда ты меня не порвал и не повредил. Так что у тебя отличный член, который подарит мне ещё немало удовольствия! Ты меня понял?

— Да. — ошарашенно кивнул мой жених.

Ой-й-й, у него ушки покраснели! Ну надо же! За смущала мужика. Ну прямо вылитый зайка — милый, белый и пушистый. И при этом — весь мой. Классно!

И вот сейчас, когда он и без того выведен из равновесия, я решила добить его окончательно. А что поделать, сам нарвался.

— А теперь, радость моя. закрой глаза и не двигайся! — вкрадчиво заявила я.

Кай посмотрел на меня как кролик на удава, но подчинился.

— Что ты делаешь? — немного занервничал он. когда я зашла ему за спину.

— Морально компенсирую, — понизив голос до чувственного шёпота, пояснила я и ласково, едва касаясь, провела ладонями по линии плеч.

Кай вздрогнул, как от удара, и тут же затих. Он там дышит вообще? Непонятно.

Я дразняще заскользила подушечками пальцев по его широкой мощной спине, покрытой бархатной, изумительно приятной на ощупь кожей, и чувствовала, как тайный эротоман во мне потирает лапки в полном экстазе.

Опустилась до поясницы, пустила в ход ноготки. Не сильно, чуть-чуть, но чувствительно, до мурашек.

Из груди Кая вырвался короткий стон, а я продолжала ласкать его сильное, тренированное тело, вырисовывая полоски вдоль позвоночника и на пояснице, перемежая ласковое поцарапывание лёгкими нежными поглаживаниями.

Сдвинув его мягкие шелковистые волосы в сторону, прочертила несколько линий на шее и затылке, прекрасно зная, что сейчас куча горячих мурашек атаковала его подкорку. Кай шумно выдохнул. Отлично, значит, живой.

Прижалась губами к его родинке в виде короны, провела по ней языком — и снова раздался стон, уже глубже. Дыхание эльфа сбилось, и я чувствовала, как бешено заколотилось его сердце.

Ох и доиграешься ты сейчас, Лекси. Сведёшь мужика с ума, и он повторит свой вчерашний подвиг. И на этот раз без обезболивания, как ты и просила…

Но голос разума был быстро затоптан назад в свою норку и больше признаков жизни не подавал.

Да и эльф был молодцом: мужественно держался. Мой генерал. Правда, его уже лихорадило слегка, но это так, детали.

А я тем временем продолжала свои шалости. Положив руки по бокам на его талию, провела языком дорожку снизу-вверх по позвоночнику. Тело Кая тут же отозвалось сильной дрожью.

Ой-ой. Сбавить что ли обороты? Хотя нет самой интересно, к чему всё это приведёт. Мой пытливый ум требовал продолжения эксперимента несмотря на последствия, а чувство самосохранения ушло в загул.

Оставив спину в покое, я зашла к Каю спереди и с интересом посмотрела на застывшее в напряжении лицо. Глаза были всё ещё закрыты, ноздри судорожно раздувались, а губы сжались в одну тонкую линию. Было видно, что он изо всех сил борется с собой, чтобы не накинуться на меня, а внушительная выпуклость в штанах говорила сама за себя.

Сильно же я его завела…

Но продолжим.

Ласково и неторопливо провела рукой по накачанным кубикам пресса — таким тёплым и твёрдым на ощупь, словно сталь, обёрнутая в бархат. Так приятно… Кай снова глухо застонал.

Нежными дразнящими движениями прошлась по его животу, груди, обводя ноготками чёткий рельеф его мышц.

Я чувствовала, как его тело дрожит и плавится под моими руками, и понимала, что сейчас реально играю с огнём. Но уже не могла остановиться.

Когда я лизнула и втянула в рот его сосок, ущипнув при этом второй. Кай не выдержал.

— Лекси… — судорожно выдохнул он и распахнул горящие васильковые глаза, в которых сейчас плескался дикий голод.

Пожирая меня безумным взглядом, он застыл, как сжатая пружина, которая вот-вот сорвётся.

— А, теперь поцелуй, — провокационно улыбнулась я, чувствуя, что и сама завелась от всего этого хулиганства.

Меня рывком прижали к себе и заключили в железные объятия. Всё. Доигралась. Кайф! Наверное, глубоко в душе я адреналиновая наркоманка.

Напряженные губы Кая нашли мои, и эльф позволил моему языку проникнуть в его рот. Он замер, когда я начала страстно его целовать, посасывая его язык и лаская поступательными движениями, имитирующими секс. Ещё немного — и он стал подражать мне и уже сам ворвался в мой рот. И так классно!

Быстро учится, молодец!

Я потеряла счёт времени, растворившись в этом сумасшедшем, необузданном поцелуе, и тут у генерала окончательно отказали тормоза.

Я не успела пискнуть, как оказалась на четвереньках, диадема ускакала куда-то в кусты, а многослойная шикарная юбка была накинута мне на голову. Тяжело дыша, Кай одним рывком приспустил на мне кружевные трусики и тут же ворвался в разгорячённое лоно.

Затопившее всё тело наслаждение выбило меня из реальности, а последовавший буквально после пятого мощного толчка оргазм заставил закричать от невыносимого блаженства.

Кай со стоном кончил сразу после меня и обессиленно опустился на траву. Тут же убрав подол платья с моей головы, он прижал меня к себе так, что я уткнулась носом в его грудь. Так мы с ним и лежали — молча, уютно, приходя в себя от сексуальной встряски.

Его тело было таким тёплым и восхитительно пахло какао и ванилью. Моя белая шоколадка… Я улыбнулась, как кошка, дорвавшаяся до сметаны.

— Тебе понравилось? — его шёпот нарушил тишину, а на лице была куча эмоций: восторг, потрясение, счастье и обожание.

— Безумно, — честно призналась я с сияющими глазами.

— Невероятно… — выдохнул он и нежно поцеловал куда-то в макушку.


Глава 9 Новые потрясения

— Тебе точно не было больно? — обеспокоенно спросил Кай, ласково поглаживая меня по плечу и спине так, что хотелось мурлыкать от блаженства. Вот что-что, а гладить он умеет! И учить не надо. Видимо, врождённый талант.

— Абсолютно! — улыбнулась я, млея под его рукой. — Ты изумителен, Кайсентиэль! — я торжественно назвала его полным именем, отчего эльф даже оторопел на пару секунд. А я — подняла голову с его тёплой широкой груди и утонула в бездонных синих очах. На меня никогда ещё не смотрели с таким восхищением. И обожанием. Или уже любовью? Сложно сказать.

— Ты моя, Лекси! — судорожно выдохнул он и прижал к себе так, словно хотел вдавить в своё тело, стать одним целым. — И я никому тебя не отдам! Даже императору! — эти слова вырвались отрывисто и хрипло, словно были для него сродни государственной измене.

— Кай… — пискнула я, понимая, что ещё чуть-чуть, и начну задыхаться.

— Ох, прости, — опомнился эльф, ослабляя объятия. — Я сегодня впервые в жизни потерял над собой контроль, Лекси, — задумчиво признался он. — Со мной ещё никогда такого не было. Я привык держать всё в себе, под маской. Но ты совершенно выбила меня из колеи…

— Я рада, что ты не бесчувственный чурбан, каким показался вначале, — искренне ответила я.

— Значит, робот — это чурбан, да? — дошло до эльфа, и он весело рассмеялся. — А я всё голову ломал над твоими словами, что ты за робота замуж выходишь.

— Без обид, но я на самом деле так решила, — улыбнулась я. — Слушай, а когда ты мыл меня в ванной, ты что-нибудь чувствовал? — я снова приподняла голову и с интересом посмотрела ему в лицо.

— Конечно, — ушки Кая забавно дрогнули и порозовели. Ой, опять смутился! — Ты такая красивая, что у меня даже сердце замирало. Мне безумно хотелось овладеть тобой, но я не хотел пугать тебя ещё больше и причинять страдания. Решил, что надо дать тебе немного времени, хотя бы ночь, чтобы осознать перемены и смириться. Поэтому в ванной я старался думать не о твоём восхитительном теле, а о новой технике боя.

— Понятно… — Прошептала я. В голове вертелась ещё целая куча вопросов, но я вспомнила, что нас уже давно дожидается один высокомерный эльф, и отложила их на потом. — Ой, моя диадема убегает! — воскликнула я, увидев подпрыгивающее по траве украшение, которое выбралось из-за кустов и теперь резво пересекало поляну, устремляясь куда-то вдаль.

— Гракховы ёжики, — выругался мой синеглазый блондин, застегнул штаны и рванул за императорским подарком.

— Фигасе ёжики — бегать с такой скоростью, — удивлённо пробормотала я, наблюдая, как Кай догнал колючего Шумахера и после непродолжительной неравной борьбы отжал у него трофей.

Презрительно фыркая и всем своим видом выражая негодование, маленький воришка скрылся в кустах, а эльф вернулся ко мне с добычей.

— Пора возвращаться, родная, — произнёс он с такой теплотой и нежностью, что у меня защемило сердце.

Одним быстрым движением поставив меня на ноги, он отряхнул примятое платье от соринок и провёл руками над головой, с помощью магии поправляя растрёпанную причёску. Спустя несколько секунд диадема вернулась на своё законное место, после чего эльф ласково поцеловал меня в губы и направился к кусту со своей сегодняшней одеждой.

А я, наблюдая, как он облачается в белоснежную рубашку и нарядный камзол, думала о том, как же резко изменилась моя жизнь. Ведь ещё вчера я мечтала покалечить эльфа, когда он брал меня силой на этом самом месте. Прошло лишь несколько часов — и вот уже я сама спровоцировала его на секс, да ещё и получила от этого неслабое удовольствие. Чудеса, да и только.

Снова захотелось найти ту фею, что закинула меня в этот мир. Но на этот раз для того, чтобы сказать ей спасибо…


— Думаешь, Ватиэль на нас сейчас сильно злится? — спросила я Кая, когда он подошёл ко мне уже полностью одетый.

— Это неважно, — улыбнулся мой жених. — После того, как он узнал, что на тебе нет иллюзии и твоё лицо настоящее, он будет ждать нас столько, сколько потребуется. И боюсь, что ему придётся потерпеть ещё немного: перед возвращением в зал регистрации я хочу тебе ещё кое-что показать, — заявил Кай и очень серьёзно добавил: — Тебя это может напугать и шокировать, Лекси, но я считаю, что ты должна это увидеть. Главное — помни, что ты со мной и я никому не дам тебя в обиду! — заинтриговал он меня.

Подхватив меня на руки, Кай решительно направился в появившийся перед нами портал.


Моему удивлению не было предела. Мы вышли на рынке! На самом настоящем рынке под открытым фиолетовым небом. В нос ударил запах свежей выпечки, и, когда Кай опустил меня на землю, я с интересом завертела головой, изучая реалии нового мира.

По обе стороны от нас тянулись стройные ряды серых торговых палаток с разложенными перед ними вещами. У кого-то продукция была размещена на столах, у кого-то на манекенах или стеллажах. Еда, одежда, украшения, парики, женские сумочки, арбалеты, кинжалы, мечи — чего тут только не было. Но больше всего меня поразило не обилие товаров, а люди, суетящиеся рядом с ними.

В основном тут были мужчины разных возрастов — высокие брюнеты с грацией опасных хищников, стройные мускулистые блондины с острыми ушами и многие другие типажи. Но у всех была одна общая черта — они были невероятно, до мурашек, красивы. Просто сборище идеальных мужиков в одном месте. Голливуд отдыхает. Я потрясённо разглядывала всё это великолепие, дыша через раз.

Не сразу, но нас тоже заметили. Бойкая торговля вокруг начала сбавлять обороты, пока не остановилась совсем, и мы с Каем оказались в центре всеобщего внимания.

В душе начала зарождаться настоящая паника, и я крепко вцепилась в руку жениха. И тут я впервые увидела местных женщин. Из ближайшей палатки, увешанной бусами, вышли двое существ в длинных юбках. Наверное, это были мать и дочь или сёстры: уж больно они были похожи. Несколько редких светлых волосинок на макушке, деформированный череп в виде неровного конуса, скрученные артритом или не знаю, чем ещё сухие руки, внушительный горб за спиной — от одних только их фигур бросало в дрожь. А лица были живым воплощением моих ночных кошмаров. Покатые лбы, близко посаженные маленькие чёрные глазки, массивные шнобели вместо носа и огромные челюсти с торчащими острыми клыками, из-за которых рот не закрывался, а по подбородку стекала мерзкая липкая слюна желтоватого цвета. Меня затошнило.

Эти дамочки в пёстрых нарядах и ярких бусиках смерили меня презрительными злобными взглядами, от которых бросило в дрожь. Если в этом мире все женщины такие, то неудивительно, что Кай не умел целоваться, а поход в публичный дом вспоминает с содроганием.

Кай уверенно приобнял меня за талию и в повисшей тишине повёл куда-то вдоль рядов, и вскоре мимо нас проплыла, плавно покачивая бёдрами, ещё одна женщина. Это была уже высокая стройная блондинка в длинном голубом шёлковом платье, вышитой золотыми нитями накидке и кружевных белых перчатках.

И она была красивой! Острые ушки кокетливо выбивались из-под длинных светлых кудряшек, собранных в изящную причёску, тонкие черты лица говорили об аристократизме, а миндалевидные синие глаза были яркими и выразительными. Вот только её взгляд, брошенный на меня, был не менее презрительным, чем у торговок, а вдобавок ещё и высокомерным.

Внезапно её лицо подёрнулось лёгкой рябью, словно зыбкой голограммой, и на доли секунды проявилась её истинная внешность, которая могла бы стать иллюстрацией для справочника по паразитологии. Крошечные, едва заметные глазки, отсутствие носа и огромный круглый рот. усеянный острыми зубами — этакая гремучая смесь глисты и пираньи.

Меня передёрнуло от ужаса, но Кай, твёрдо поддерживая за спину, продолжал невозмутимо вести вперёд.

— Я должен извиниться перед тобой за вчерашнее, Лекси, — негромко обратился ко мне мой жених и тут же добавил: — Но не стану этого делать. Потому что я счастлив и очень благодарен Всевышнему, что он послал мне тебя! И я не жалею, что сделал тебе магическую привязку. Без неё ты бы погибла или оказалась бы здесь.

Я не удержалась от глухого вскрика, увидев, на что кивнул Кай.

Ряды с одеждой и безделушками закончились, и мы дошли до последней части рынка. С живым товаром….

Обнажённые люди — эльфы и не только, измождённые, бледные, избитые, с потухшими глазами, — были прикованы цепями к деревянным стендам, и даже не реагировали, когда кто-то то и дело подходил их потрогать за разные интимные места и заглядывал в рот проверить состояние зубов. По левую руку — женский ряд, по правую — мужской.

Мне стало плохо, в глазах потемнело, и Кай покрепче прижал меня к себе.

— Работорговлей в нашем мире занимаются только кертинги — те оборотни, которых ты уже видела на поляне, — пояснил Кай, и его голос был словно ниточка, удерживающая меня в реальности. — Трусливые шакалы, всегда нападающие стаей. Ночью разведка донесла, что твоё перемещение в этот мир было организовано именно ими. А если точнее — их главарём, Шейдом. Это он тогда меня ранил, — на лице эльфа проскользнула ярость, но он быстро взял себя в руки. — Если бы не моя привязка, он похитил бы тебя, Лекси. Притащил бы в своё логово. И пустил по рукам. У них такой ритуал: чтобы принять самку в стаю, её должны взять все мужчины, причём в зверином обличье. Они объясняют это тем. что так ощущения острее, — мрачно усмехнулся он.

Я вспомнила похотливый огонь в глазах взъерошенных огромных монстров, и внутри всё похолодело от ужаса.

— Мало кто из женщин выживает после такого, — продолжил Кай. — Те, кто выжили, не потеряли детородную функцию и не сошли с ума — становятся их рабынями, вынашивают детёнышей. Таких единицы. Остальные оказываются на кладбище или здесь, — кивнул он на ряд скукоженных женских тел, покрытых кровоподтёками.

— Какой кошмар… — потрясённо выдавила я из себя.

— Ты видишь ту очередь? — махнул он рукой на пятерых мужчин, стоявших у серой палатки недалеко от нас. — На рынке есть услуга пробы товара. Многие приходят сюда не для того, чтобы купить рабыню, а для дегустации живого товара за небольшую плату. Сама понимаешь, в каком смысле. — Кай рассказывал об этом спокойно, словно о чём-то обыденном, а меня уже начало потряхивать. — Вокруг палатки полог тишины, чтобы никто не слышал их криков. А теперь представь, какая очередь выстроилась бы к тебе… Ты боец, Лекси, у тебя сильный характер. А Шейд не выносит непослушания. Наверняка он отправил бы тебя на один из таких рынков, чтобы проучить и сделать более покладистой. Так что нет. я не жалею о том. что сделал тебе магическую привязку. Теперь ты моя, и я никому не позволю причинить тебе вред, — подвёл он итог.

Видя, в каком шоке я нахожусь, он не стал дожидаться от меня ответа или какой-либо реакции, а просто подхватил на руки и шагнул в открывшийся перед нами портал.


— Не прошло и полгода, — недовольно проворчал стоявший у окна Ватиэль, стоило нам оказаться в зале регистрации.

Кай бережно, словно я была хрупким сосудом, поставил меня на пол и сильной рукой приобнял за талию, плотно прижав к своему боку и не давая съехать вниз на ватных ногах.

— Ну, что скажешь, красавица, генерал тебя убедил? — спросил регистратор, подходя к нам. и любопытство в его пристальных голубых глазах всё явственнее сменялось изумлением.

— Д-д-да, — кивнула я и тут же безропотно протянула ему ладонь. Пусть режет

— Ты что с ней сделал? — потрясённо воскликнул Ватиэль. Мягко сжав мои пальцы в своей тёплой руке, он возмущённо посмотрел на Кая.

— Н-н-ничего, мы п-п-поговорили п-п-просто, — быстро ответила я за моего честного эльфа, злясь на себя, что не могу справиться с дрожью. Зубы упорно отбивали чечётку, а перед глазами до сих пор всё было как в тумане.

— Я вижу, как вы поговорили! — Ватиэль вытащил из моих волос травинку и бросил на Кая убийственный взгляд. — Какого гракха ты довёл её до такого состояния? Ты же клятву на крови дал — беречь её и защищать! — произнёс он таким тоном, каким выносят смертный приговор.

— Я бы никогда не обидел свою невесту, ваша светлость, — сквозь зубы процедил генерал, напряжённо наблюдая за моей рукой, захваченной в тёплый мягкий плен Ватиэлем.

Как назло, именно в этот момент мой желудок решил взбунтоваться и протестующе заурчал. Ну что ж поделать, если он привык к плотному завтраку по утрам. А сейчас, по его представлениям, наступило уже время обеда.

Я смутилась, а глаза князя, которыми он испепелял Кая, угрожающе прищурились.

— Голодная, бледная как лианиты, — кивнул Ватиэль на белые цветы, украшающие комнату, — дрожащая невеста в помятом платье и мусором в волосах — это, по-твоему, нормально? — его голосом можно было заморозить пламя.

— Я лишь показал ей, где может оказаться наш сын. если на нём не будет магической метки законнорожденного. — так же холодно парировал Кай.

— Ты водил её на невольничий рынок? — лицо князя перекосилось от шока, смешанного с гневом. — Невесту? Иномирянку? В день свадьбы? Где полно кертингов! Ты в своём уме?

Ситуация опасно накалялась, пришлось срочно вмешаться:

— В-в-всё х-х-хорошо, к-к-князь, Кай всё с-с-сделал правильно. Д-д-давайте закончим эту р-р-регистрацию. — чуть ли не взмолилась я.

Ватиэль просканировал меня долгим обеспокоенным взглядом.

— Ладно, — тяжело вздохнул он наконец. — Как скажешь, красавица. Но лишь одно твоё слово, что Кайсентиэль тебя обидел, — и он будет казнён, а ты избавишься от привязки и сможешь выбрать себе любого мужа, кого только захочешь. — в его глазах зажглась затаённая надежда.

Мне не надо было быть телепатом, чтобы почувствовать, как напрягся сейчас мой эльф.

— Нет-нет. — отчаянно замотала я головой. — Мне нужен т-т-только Кай.

— Хорошо, — князь с большой неохотой отпустил мою руку и повернулся к жениху: — Посади её на стол, живо!

— Зачем? — оторопел тот. Наверное, ритуалом такое действие было не предусмотрено.

— Затем, что тебе приказал глава правящего дома! — прикрикнул на него князь. — Совсем молодёжь распоясалась… — проворчал он, когда Кай усаживал меня на край стола. — Ты что, не видишь, она же вот-вот в обморок грохнется! Ей помощь нужна! Забыл, что я целитель?

Я с опаской покосилась на сверкающую рядом со мной в воздухе золотистую сферу и инстинктивно отстранилась от неё подальше.

— Не волнуйся, она не опасна, — тут же успокоил меня Ватиэль и спокойно провёл сквозь неё рукой.

Отодвинув Кая в сторону, этот писаный красавец подошёл ко мне так близко, что я почувствовала на лице его дыхание. На мгновение мне даже показалось, что он меня вот-вот поцелует, но в итоге он мягко обхватил ладонями мои виски и прижался своим лбом к моему.

В повисшей тишине раздался скрежет зубов Кая, а я замерла, не зная, чего ещё ожидать.

— Закрой глаза. — хрипло прошептал князь, и я подчинилась.

Буквально через несколько секунд всё тело, начиная с головы, окатила тёплая волна спокойствия, радости и эйфории. Я поняла, что эльф вливает в меня свою энергию, и она была наполнена нежностью ко мне. восхищением и желанием…

Сознание начало уплывать в сладкую даль, наполненную пальмами, ласковым морем и почему-то розовыми пони, которые плескались в воде, так похожей на голубые глаза Ватиэля, но в эти райские образы вдруг просочилось воспоминание о том, каким надменным был князь в самом начале знакомства, и это меня отрезвило.

Уловив перемену моего настроения, Ватиэль вздохнул с сожалением, медленно сдвинул руки пониже и неожиданно скользнул по губам лёгким поцелуем.

Нежным, тёплым, манящим.

От удивления я затаила дыхание и тут же почувствовала, что эльфа от меня словно ветром сдуло. Только что он держал моё лицо в бархатном плену широких ладоней и его горячий язык скользил по моим губам, и тут р-р-раз — и неведомая сила устранила от меня сей объект.

Раздался глухой стук шмякнувшегося об стену тела, потом звуки борьбы, и я распахнула глаза, с трудом выныривая из той эйфории, в которую погрузил меня князь.

Увиденное повергло меня в очередной шок: Кай и Ватиэль самозабвенно лупили друг друга в лучших традициях индийского кино. Или без башенной русской свадьбы. Как говорит моя подруга, «смотря как посмотреть». И хорошо так лупили, методично, чётко, быстро. И жёстко. Сразу видно — профи.

Но Кай всё же был гораздо сильнее, это чувствовалось. Он уже успел поставить князю неслабый фингал и рассечь висок, а теперь вытряхивал дух из главы правящего дома, прессуя его по почкам.

Пока мой генерал совсем не зашиб нашего регистратора, я решила вмешаться.

— Кай! — с нотками лёгкой паники окликнула я его. Толку ноль.

Мозг лихорадочно соображал, что же делать, и единственное, что пришло в голову. — кинуться к Каю и повиснуть у него на руке, надеясь, что он не прибьёт ненароком невесту в день свадьбы.

Ой, ду-у-ура… Как оказалось, разнимать дерущихся мужиков — это не моё. Не умею я этого делать: видимо, практики маловато. Или ума.

Подскочить-то я к Каю подскочила, но только вцепиться в него клещом-миротворцем не успела, ибо мне в лицо в печатался чей-то нечаянный удар.

Я даже понять не успела, чей кулак это был — Кая или Ватиэля, перед глазами заплясали звёздочки, в правом углу рта вспыхнула острая боль, и вот я уже лечу куда-то назад под трагический вскрик: «Лекси!».

Но затылок не успел поцеловать мраморный пол, поскольку моя бренная тушка приземлилась на что-то очень мягкое, пушистое и до боли знакомое.

— Рокси… — с облегчением простонала я, оказавшись на огромной, больше меня ростом, мохнатой подушке, которая перед этим молниеносно вынырнула из золотистого портала.

Осознав, что её подругу ударили и даже разбили губу до крови, большая киса пришла в ярость.

Ободряюще лизнув в щёчку, пантера осторожно усадила меня на пол и с бешеным рычанием кинулась на моих обидчиков.


Глава 10 Исправление ошибок

Это было зрелище не для слабонервных. Впервые в жизни я наблюдала, как огромная пантера на бреющем полёте наносит сокрушительные удары лапами одновременно обоим эльфам, и дальше эта троица сцепилась в один большой чёрно-белый клубок, из которого то и дело вылетали лоскутки одежды.

Видимо, Рокси была решительно настроена порвать мужиков на ленточки, но мне уже было всё равно, на глаза навернулись злые слёзы. Я провела рукой по губе — боли уже не было, кровь слизнула пантера, а рана быстро затянулась благодаря дару регенерации от Ли. Надо будет потом сказать ему спасибо. Но всё равно хотелось плакать: было обидно, да и жалость к себе внезапно накатила. Весёлая же у меня свадьба…

Поднявшись, я на негнущихся ногах направилась к выходу из этой залы. Пусть без меня решают все проблемы, хоть поубивают друг друга, а с меня хватит. Найду сейчас тёмный неприметный закуток, забьюсь туда и просто тихо проревусь для начала. А дальше видно будет.


За дверью оказался небольшой, но вычурно оформленный цветами светлый коридорчик, пройдя который я оказалась на улице. В глаза ударил яркий дневной свет порозовевшего солнца, и я ненадолго застыла, потрясённая представшей передо мной картиной. Возникло стойкое ощущение, что я оказалась в сказке.

По обе стороны широкой дороги, вымощенной белым кирпичом, возвышались не просто домики, а замысловатые теремки с позолоченными крышами, каждый из которых мог назвать себя шедевром архитектурного искусства. Бежевые, жёлтые, салатовые, голубые, розовые и персиковые — они казались пряничными домиками, и лишь весело бегающая во дворе детвора свидетельствовала о том, что эти строения были жилыми.

Вдобавок этот волшебный посёлок утопал в экзотической зелени — широких раскидистых деревьях, пальмах и ярко цветущих высоких растениях, которые наполняли воздух ароматом и придавали местности уют и радужное настроение.

На ум вдруг пришло воспоминание о серых палатках невольничьего рынка под открытым небом и стендах с прикованными к ним измождёнными людьми, и эта картинка составила резкий контраст с тем, что я наблюдала сейчас. Казалось бы, один мир, но в то же время такой разный…

Я была так потрясена царящей вокруг красотой и гармонией, что даже позабыла, зачем я здесь, куда иду и что вообще делаю. Но в этот момент стены здания регистрации браков затряслись, словно кто-то внутри изгонял там нечистую силу, и я тут же опомнилась.

Чтобы не нарваться на чьё-нибудь повышенное внимание, надо было срочно забиться в тенёк. Пройдя вдоль белого здания и надеясь при этом, как заправский хамелеон, слиться по цвету с его облицовкой, я обнаружила-таки укромный уголок у служебного входа и опустилась там прямо на траву, прислонившись спиной к шершавой стене.

Всё, теперь можно было выпустить пар, расслабиться и при желании даже немного пореветь, чтобы со слезами ушло дикое напряжение, скрутившее всё тело.

Моя свадьба уже безнадёжно испорчена, светлые воспоминания, которые должны были остаться об этом дне, — растоптаны в грязь, а красивое платье — испачкано кровью из разбитой губы. Сюда можно добавить брак от безысходности, невозможность когда-либо увидеть свою маму и риск того, что мой ребёнок может стать в этом мире рабом. А ещё — в данный момент мой пушистый телохранитель рвёт на ленточки моего очень ревнивого жениха, а также князя-регистратора.

Короче, жизнь бьёт ключом, и всё по темечку. И чем же я так провинилась, что на меня свалилось столько всего и сразу? Я чувствовала себя загнанным зверьком, впавшим в отчаяние.

Обхватив колени руками, я уткнулась в них лицом, и моё тело начали сотрясать рыдания.

— Что случилось, красавица? — раздался рядом со мной бархатный мужской голос, и я подняла заплаканные глаза на его обладателя.

Мужчина приблизился и спокойно уселся на траву прямо рядом со мной, а у меня буквально перехватило дыхание от его красоты.

Я дала себе мысленную оплеуху с назиданием выработать иммунитет на местных принцев и как зачарованная уставилась на этого чертовски сексуального брюнета.

Короткая стрижка, прямой нос, серые глаза, цепкий, очень внимательный взгляд воина, чувственные губы, которые так и манили к поцелуям, и лёгкая щетина — от созерцания всего этого совершенства даже сердце начало биться неровно. Его лицо пересекало два шрама — один небольшой, захвативший левый уголок губ и часть подбородка, а второй — длинный, спускающийся розовой дорожкой со лба, через бровь и вниз по щеке. Но эти рубцы его совершенно не портили, а наоборот, делали ещё более притягательным.

— Почему ты решил, что я красавица? — стараясь сильно не хлюпать носом, хмыкнула я. — Может, на мне просто качественный морок.

Как-то быстро я перешла с ним на «ты», ну да ладно.

— Сквозь морок не бывают видны слёзы, — снисходительно улыбнулся он и протянул мне белоснежный носовой платочек. Надо же. Интересно, тут все мужики с платками в карманах ходят или просто мне на таких везёт?

Я взяла предложенный кусок ткани и молча вытерла им лицо.

— Рассказывай! — лаконично заявил незнакомец.

— Жизнь — боль. Точка, — так же кратко объяснила я, не желая вдаваться в подробности.

— Если хочешь — можешь пойти со мной. Я живу тут недалеко, буквально в пяти шагах. Покормлю, переодену. И подарю тебе лекарство, — ничуть не смущаясь, заявил этот тип.

— Заманчивое предложение, но я пас, — усмехнулась я.

Нет, он меня совсем за дуру принимает? То, что я сижу на траве в свадебном платье и реву как белуга, ещё не значит, что у меня весь мозг отшибло. Хоть небольшой кусочек, густо населённый тараканами, но всё же остался.

— Поживёшь у меня сколько нужно и уйдёшь в любой момент, — не сдавался брюнет. — Без платы и каких-либо обязательств.

— Это невозможно, — показала я ему свою татуировку, мысленно благодаря Кая за столь убедительную отмазку.

— Жалко… — расстроенно вздохнул красавчик.

Мне показалось или он даже не удивился?

— Жалко у пчёлки в попке. А это — суровая реальность, — меланхолично парировала я.

— Как скажешь. — он улыбнулся так дерзко, что от одного его откровенного взгляда в животе скрутился тугой комок желания, а по коже пробежались мурашки. — Ты позволишь дотронуться до твоего лица? Я видел твои слёзы, но так хочется на ощупь убедиться в том, что передо мной не иллюзия.

Очередное фейс-исследование? Ещё чего. Разбежался.

— Нет, — отрезала я, отворачиваясь.

— В этом мире всё не то, чем кажется, Лекси, — заявил этот тип, поднимаясь на ноги.

А я оторопела, понимая, что не называла ему своего имени. Вдобавок — он только что процитировал Лисантиила.

— Твои друзья уже на подходе, они скоро будут здесь. А мы — ещё увидимся, красавица! — подмигнул он мне и быстро направился прочь.

— Кто ты? — крикнула я ему уже в спину.

— Шейд, — ветер донёс мне ответ.


***

Я застыла, словно меня ударили мешком из-за угла. Шок, растерянность, испуг, бредовое желание догнать этого типа и задать ему несколько вопросов промелькнули в голове жгучей молнией.

Шейд? То самое чудовище, которое переместило меня сюда? Зачем он это сделал? Почему именно меня? За что? Он едва не убил меня и Кая на той поляне В памяти всплыл огромный мохнатый монстр с когтистой лапой, которая потянулась к моему лицу. Тогда он у меня разрешения не спрашивал, чтобы потрогать. А тут — сел рядом со мной этакий рыцарь в белых доспехах и с платочком в кармане.

В голове совершенно не укладывалось, что тот жуткий оборотень в компании таких же чудовищ с похотливыми огоньками в глазах и этот притягательный красавчик-брюнет — одно и то же.

На ум пришли слова Кая о том. что бы этот работорговец, контрабандист и начинающий наркодилер со мной сделал, если бы похитил: «У них такой ритуал: чтобы принять самку в стаю, её должны взять все мужчины, причём в зверином обличье». По спине пробежали липкие холодные мурашки.

Я определённо в шоке от того, насколько обманчивой бывает внешность. И как сильно мне сейчас повезло. Почему он не тронул меня, а попытался уговорить пойти с ним добровольно? Может. Кай ошибается или что-то недоговаривает? Ну как настолько красивое существо может быть таким бессердечным и порочным? Одни сплошные вопросы…

Мои лихорадочные размышления прервала небольшая встревоженная компания: два эльфа, и пантера кинулись ко мне, едва разглядев среди травы и кустов.

Странно, но одежда Кая и Ватиэля была абсолютно целой, а сами они выглядели достаточно бодро, без шрамов, кровавых разводов и каких-либо повреждений. Не привиделся же мне этот клубок ярости, из которого летели оторванные рукава, пуговки и другие детали?

— Вы все такие… целые… — не могла я подобрать подходящее слово, но меня поняли.

— Магия, — шумно выдохнул Кай, осторожным рывком поднимая меня с земли и заключая в стальные объятия, пока Ватиэль пожирал меня виноватым взглядом, а Рокси от избытка эмоций прыгала вокруг нас игривым котёнком. — Оказывается, император наблюдал за церемонией через магическую сферу. Он доходчиво нас всех вразумил через неё. Сначала размазал по стенке, а потом привёл в нормальный вид, исцелил и выпнул на улицу — искать тебя.

— Ли? — в душе сразу потеплело, а сердце затопила волна благодарности к этому вампиру.

— Прости меня, родная, если сможешь… — голос эльфа был полон раскаяния. — Я идиот, ревнивец и чурбан. Я понимаю, что испортил тебе этот праздник, да ещё и ударил, но умоляю дать мне шанс исправить ошибки, — он неожиданно опустился передо мной на колени.

— Хорошо, князь, ваши извинения приняты. — растерянно кивнула я, чувствуя, как заливаюсь румянцем от смущения.

Подойдя к Каю, он взял его повреждённую руку, медленно провёл над раной ладонью и посмотрел на меня:

— А, теперь скажи ему, что ты его прощаешь. Но только искренне, от всего сердца. — заявил Ватиэль.

Я удивилась, но просьбу выполнила. Жуткий кровоточащий рубец тут же затянулся, словно его и не было, и я моментально оказалась в объятиях Кая.

— Спасибо, родная, — в его голосе было столько благодарности, обожания и неподдельной любви, что у меня защемило сердце. — После смерти родителей ещё никто не относился ко мне так, как ты… — его голос дрогнул.


Глава 11 Дом, милый дом

— Если вы не передумали жениться, то предлагаю вернуться в зал и завершить регистрацию, — переминаясь с ноги на ногу, прервал нашу идиллию князь.

На его лице было написано, что, с одной стороны, он очень рад за молодожёнов, но с другой — сильно сожалеет, что рядом со мной Кай, а не он. Видимо, такой когнитивный диссонанс с ним случился впервые, и это сильно выбивало князя из душевного равновесия.

— Да, надо торопиться, — отозвался Кай, кинув обеспокоенный взгляд на порозовевшее солнце, и в очередной раз подхватил меня на руки. Наверное, чтобы больше не сбежала.

Но стоило ему с Ватиэлем сделать лишь несколько шагов, как за нашими спинами раздалось грозное рычание: Рокси по непонятной причине пришла в ярость и с бешенством принялась разрывать землю когтями, затаптывая какой-то белый предмет.

Присмотревшись, я узнала в этой грязной тряпочке носовой платок Шейда.

— Это что значит? — оторопел Кай, останавливаясь.

— Не знаю, — искренне пожала я плечами. — Рокси чем-то платок Шейда не угодил.

— Шейда? — потрясённо воскликнули оба эльфа.

— Пока вы там развлекались, я немного пообщалась с одним красавчиком, который перед уходом представился Шейдом, — объяснила я, наблюдая, как у побледневшего Кая медленно отвисает челюсть.

— Что он тебе сказал? И что сделал? Он обидел тебя? Причинил боль? Приставал? — меня судорожно прижали к груди, попутно засыпая кучей вопросов.

— Кай… — протестующе пискнула я, и стальные объятия немного ослабли. — Всё нормально. Мы поговорили, и он ушёл. Но сказал, что ещё увидимся. И процитировал императора, что в этом мире всё не то, чем кажется. Наверное, слышал, как Ли говорил мне эти слова на поляне.

— Подонок… — процедил Кай сквозь зубы. — Лекси, а это точно был он? Как этот тип выглядел?

— Красивый сексуальный брюнет с двумя шрамами на лице, — перечислила я, не обращая внимания на то, как при словах «красивый» и «сексуальный» дёргается глаз жениха.

Кай помрачнел ещё больше, а Рокси презрительно фыркнула.

— У Шейда старые шрамы от когтей пантеры, — пояснил Ватиэль, кивая на мою подружку.

Надо же. Ну Рокси даёт. Интересно, за что, когда и почему? Надо будет попросить у Ли дар разговаривать с животными.

— Если он такое зло во плоти, как вы все говорите, то почему он меня сейчас не похитил? — удивлённо спросила я. — Я была одна и полностью беззащитна. Но он меня не тронул.

— Это закрытый посёлок, Лекси, — ответил мне Ватиэль. — Единственная точка, где возможно создать портал для перемещения, — зал регистрации. А Шейд не стал бы рисковать своей шкурой, ведь в том месте находились мы. Если бы он тебя вырубил, чтобы утащить и выйти за пределы поселения, это обязательно уловил бы император, ведь вы теперь связаны кровью. А добровольно ты с ним, как я вижу, не пошла. Хотя мы в любом случае тебя бы догнали. Особенно Рокси. Так что, видимо, на этот раз он просто решил с тобой пообщаться.

— И этот раз будет последним! — сквозь зубы решительно процедил мой генерал.

— Понятно… — задумчиво пробормотала я. — А что не так с платком? — с любопытством посмотрела я на хмурую подружку, которая до сих пор не находила себе места, нарезая круги вокруг белой тряпки, как акула возле утопающего.

Подойдя к этому подозрительному предмету поближе, князь присел на корточки и медленно провёл над ним рукой.

— Всё нормально, я не улавливаю здесь магии, — заявил наш эксперт. — Просто на этой ткани запах Шейда смешался с твоим, и это сильно нервирует Рокси, — поднялся он на ноги.

Я удивлённо посмотрела на пантеру, но та старательно избегала моего взгляда.

— Всё, достаточно разговоров на сегодня! — решительно пресёк мой следующий вопрос Кай. — Давайте закончим регистрацию, ваша светлость, даже если небеса рухнут на землю!

— Согласен, — кивнул Ватиэль и отправился вслед за нами.

А Рокси как заведённая продолжила свой нервный хоровод, испепеляя взглядом несчастный платок.

— Успокоится — прискачет, — небрежно повёл плечом Кай.


Зал регистрации выглядел столь же чистым и светлым, как и в момент нашего первого прибытия, и ничего в нём не выдавало признаков недавней борьбы. Больше не было никаких вмятин на стенах, покоцанных цветов и ленточек из одежды.

— Ли… — тихо выдохнула я, понимая, кто навёл тут порядок, и с благодарностью посмотрела на магическую сферу.

Стоило Каю опустить меня на пол, как моя ладонь тут же оказалась захваченной тёплой рукой Ватиэля.

Как и в прошлый раз, он развернул мою ладошку кверху, а сам в это время с удвоенной нежностью принялся поглаживать пальцем тыльную сторону, разгоняя по коже горячие мурашки.

Он точно неисправим.

— Берёте ли вы. леди Александра Смирнова, в мужья генерала Кайсентиэля Лайтинериса и клянётесь ли ему в покорности и послушании? — в повисшей тишине голос князя прозвучал торжественно и немного печально.

— Нет! — твёрдо ответила я, наслаждаясь вытянувшимися эльфийскими лицами.

— Да ты издеваешься! — глаза Кая округлились от шока.

Надо же, он уже моими фразами заговорил. Ещё немного — и совсем человеком станет.

— Что, снова пойдёте «разговаривать»? — насупился князь.

— В этом нет необходимости, — улыбнулась я. — Я согласна стать женой Кая, но мне совершенно не нравятся слова брачной клятвы!

— Но ей многие сотни лет, и это общепринятая формулировка! — вступился за родные сердцу традиции наш регистратор. — Ты не можешь её изменить: магическая сфера не примет твою самодеятельность! — привёл он железный, по его мнению, довод.

— Посмотрим. — хитро подмигнула я опешившему князю и подняла вторую руку, продемонстрировав эльфам браслет от императора с символом королевской власти.

Ватиэль потрясённо выдохнул, а Кай продолжал изображать из себя красивую статую с круглыми глазами. Правда, дышал при этом как-то неровно. Наверное, от радости.

— Я, леди Александра Смирнова, беру в мужья генерала Кайсентиэля Лайтинериса и клянусь, что буду уважать его, заботиться о нём и проявлять послушание в разумных пределах. Властью, данной мне императором, приказываю князю Ватиэлю Урлийскому зарегистрировать наш законный брак.

Всё. занавес. Эльфы отмерли: Кай задумчиво потёр висок, а князь дрожащей от нервов рукой поцарапал мою ладонь кривым ножом, соскрёб несколько капель крови и стряхнул их в магическую сферу. Все затаили дыхание, но несколько секунд ничего не происходило.

Через пять ударов сердца волшебный шарик ярко вспыхнул золотистым сиянием, и я оказалась заключена в объятия уже не жениха, а мужа.


— Поздравляю… — грустно прошелестел за нашими спинами князь.

Когда первая волна эмоций схлынула, Кай выпустил меня из плена своих сильных рук. На его лице светилось такое счастье, что у меня защемило сердце. До сих пор поверить не могу, что такой красавчик взял в жёны меня — упрямую своенравную девицу, которую едва знает. Да ещё и радуется этому! Отчаянный парень.

Захотелось привстать на цыпочки и самой прижаться к его губам в ласковом поцелуе, поскольку фразы «А теперь можете поцеловать невесту» я бы не дождалась до скончания века: наверное, в этом мире она была сродни мифологии.

Но я физически чувствовала, как мою спину прожигает взглядом Ватиэль, и из гуманных соображений не стала нервировать его ещё больше.

Основание безымянного пальца вдруг защипало лёгкими покалываниями, а когда я удивлённо на него посмотрела, то увидела настоящее золотое обручальное кольцо.

— Вау… — не сдержала я изумлённого возгласа, рассматривая этот сверкающий шедевр ювелирного искусства с выгравированной тонкой восточной вязью.

Кай с сияющими глазами продемонстрировал мне точно такое же кольцо на собственной руке. Правда, у генерала оно было более массивным.

И вот теперь до меня окончательно дошло, что мы с ним муж и жена. Невероятно, но факт. Жаль, что сейчас рядом со мной нет моей мамы…

Из магической сферы неожиданно вылетело золотистое облако и накрыло меня волшебными блёстками. А когда эта загадочная пыльца исчезла, то оказалось, что моё платье очистилось от пятен крови из разбитой губы и избавилось от примятостей, полученных на лесной траве. А ещё — прямо передо мной в воздухе зависла невероятной красоты алая роза.

— Поздравляю… — послышалось в тёплом ветерке, скользнувшем по моим губам.

— Ли… — на мои глаза навернулись слёзы. — Спасибо…

Что я чувствовала в этот момент — сложно сказать. Бесконечную благодарность, тепло, восхищение. И сожаление.

Дрогнувшей рукой я взяла этот идеальный цветок, отмечая попутно, что с него были срезаны все шипы. Заботливый вампир…

Но муж не позволил мне погрузиться в самокопание и глубокий психоанализ, а просто в очередной раз подхватил меня на руки. Ещё немного — и я вообще ходить разучусь.

— Благодарю вас, ваша светлость, за оказанную честь и проведение регистрации нашего брака. — обратился Кай к Ватиэлю, попутно создавая перед нами портал. — Приносим свои искренние извинения за все доставленные неудобства.

Я аж подзависла. Ну, если фингал, разбитый нос, глубокие царапины и переломы можно назвать неудобствами, то я — угол дома. Но князь, кажется, был на нас не в обиде.

— Александра Лайтинерис, генерал, — с важностью кивнул эльф. — Буду рад очередной встрече с вами на балу у императора в честь вашей свадьбы. Берегите себя!

— Спасибо, князь! — я успела послать ему благодарную улыбку перед тем. как Кай шагнул в магический переход. — Куда мы теперь? — обхватив мужа за шею, уточнила я у него.

— Домой! — откликнулся он, провожая взглядом ломанувшуюся вперёд нас пантеру.

— Александра Лайтинерис, — шёпотом посмаковала я своё новое имя. А что, звучит!


К тому времени, как мы оказались в нашей спальне, я успела покрыть нежными поцелуями висок и щёку мужа, с наслаждением зарыться пальцами в его шелковистые волосы и шаловливо прикусить за мочку, отчего Кай меня едва не выронил.

Подумать только, такой классный мужик — и весь мой. Моя большая белая шоколадка…

Словно услышав мысли о еде, желудок протестующе заурчал, и Кай, поборов искушение выгрузить меня на кровать и покрыть ответными поцелуями, судорожно выдохнул и понёс дальше.

Мы прошли длинный коридор, отделанный белым камнем, и оказались в большом светлом помещении с массивным деревянным столом в центре и огромным распахнутым окном с видом на голубые горы и сверкающее в лучах солнца озеро.

— Просто сказка… — потрясённо выдохнула я, переведя взгляд с шикарной природы на разложенные на столе яства, большущий торт и щедро усыпанный красными лепестками пол.

Стены тоже были украшены диковинными, невероятной красоты цветами, с потолка свисала широкая хрустальная люстра, а на подоконнике искрилась изумительная оптическая иллюзия в виде орхидеи.

— Тебе нравится? — замер в ожидании ответа эльф, хотя на моём лице и так всё было написано.

— Безумно. — затрясла я головой, и меня опустили на пол.

— Теперь это всё твоё, Лекси, — мягко улыбнулся Кай. — Весь замок и всё, что в нём — живое и неживое, вся земля вокруг, сад и озеро — теперь принадлежит тебе.

— Мне надо к этому привыкнуть. — честно призналась я, но маленький собственник во мне уже разомлел от удовольствия.

К большому столу было придвинуто лишь два стула. Кай подвёл меня к одному из них и усадил, а сам расположился рядом.

— Позволь за тобой поухаживать! — торжественно обратился ко мне генерал, наполняя мою тарелку разными вкусностями.

— Спасибо, — я просто таяла от счастья и того внимания и заботы, которыми он меня окружил. — Кстати, а где твои слуги? Я ни одного ещё не видела, — уточнила я, уже уплетая невероятно вкусный салат, похожий на оливье.

— У меня около сотни слуг, — ответил Кай, неторопливо наполняя собственную тарелку. — Этот первый семейный обед — он только для меня и тебя, Лекси. Я не хочу, чтобы нас кто-то отвлекал и маячил перед глазами, поэтому заранее дал всем приказ при нашем возвращении спуститься в бальную залу и ждать, пока я не приведу туда свою супругу — для знакомства. А настоящий пир на весь мир — с застольем, гостями, танцами и подарками в честь нашей свадьбы — состоится через месяц, в императорском дворце.

— Значит, сейчас нас дожидаются сто человек? — я чуть не подавилась.

— Подождут сколько потребуется, — заверил меня Кай. — Они у меня не избалованные, — пояснил генерал. — Главное — не забывай, что теперь ты здесь хозяйка, и все без исключения должны тебя слушаться. Каждый из них дал магическую клятву — служить мне и моему роду. А мой род — это ты и наши будущие дети, Лекси. Так что даже если со мной что-нибудь случится, они будут продолжать заботиться о тебе и каждый из них сочтёт за честь отдать за тебя жизнь.

— Давай не будем думать о плохом, — нахмурилась я.

— Надо просчитывать все варианты, родная. — спокойно возразил мой практичный эльф. — Император выделил мне всего тридцать дней на медовый месяц, и после этого я вернусь в строй. А в битвах с кертингами может произойти всё что угодно.

— Может, сменим тему? — помрачнела я ещё больше. Ну не хотела я в день своей свадьбы представлять себя в роли вдовы.

Кай не успел ответить, как дверь распахнулась от мощного удара и внутрь словно ветром занесло Рокси.

Бодро помахивая хвостиком, большая киса прискакала ко мне и уселась рядом, неодобрительно рыкнув на Кая с видом «Что, опять ребёнка доводишь?». Рядом с этим пушистым телохранителем я чувствовала себя котёнком, которого усиленно опекает кошкомать.

— Всё в порядке, мы просто говорили о его смерти, — попыталась я выгородить мужа, но получилось как-то двусмысленно.

«Только поженились, и уже хочешь его убить?» — мордочка Рокси озадаченно перекосилась от немого вопроса.

— Кажется, я ясно выразился, что на этом обеде присутствует лишь моя семья! — процедил сквозь зубы Кай, испепеляя пантеру взглядом.

Но Рокси лишь пренебрежительно фыркнула, давая понять, что теперь она тоже наша семья, а для Кая — тёща и все остальные родственники жены в одном флаконе.


Глава 12 Культурный шок

Задрав носик, киса медленно обошла вокруг стола, придирчиво изучая то, что на нём было разложено.

— Спиртное ищешь? — усмехнулся Кай. — Перебьёшься!

— Да, у нас безалкогольная свадьба, — кивнула я. — Пьянству бой и всё такое.

Фиолетовые глаза пантеры стрельнули в генерала презрительной молнией.

— В моём погребе лишь эльфийские вина, слишком крепкие для людей, — начал оправдываться передо мною муж.

— Всё в порядке, Кай, я вообще трезвенник по жизни, — приободрила я его. — Может, для Рокси ещё одну тарелку поставим? — озадаченно спросила я, наблюдая, как киса коготком стаскивает с бутерброда кусок колбасы.

Но, чтобы нас не утруждать, пантера быстро нырнула с добычей под стол и с довольным урчанием прижалась к моим ногам, как тёплая пушистая грелка.

— Животные питаются на кухне, — ответил на это Кай, откладывая в сторону мою уже пустую тарелку и заменяя её блюдцем с большим куском торта и чашкой ароматного чая, налитого из большого позолоченного термоса.

Я в раю, однозначно.


Когда мы закончили с трапезой, Кай повёл меня знакомиться со слугами, а Рокси засеменила куда-то по своим делам.

Спустившись по широкой мраморной лестнице на два этажа, мы оказались перед огромными дверями из светлого дерева, украшенными коваными элементами с позолотой.

— Лекси, ты только не волнуйся, — произнёс муж перед тем, как ввести меня внутрь. Разумеется, мои нервы от этой фразы натянулись ещё сильнее. — Помни, что теперь каждый из них — твой слуга и обязан тебе подчиняться!

Мы вошли в бальную залу, и сердце ухнуло куда-то вниз.

Около сотни обалденно красивых мужиков, стоявших ровными шеренгами, встрепенулись и буквально вперились в меня взглядом. Кого тут только не было — жилистые эльфы с тонкими чертами лица и длинными светлыми волосами, брюнеты (наверное, оборотни) с хищной сексуальной энергетикой, сбивающей с ног, мускулистые парни с клинками в ножнах и в одежде, перетянутой кожаными ремнями.

Эстет во мне тихо плакал от счастья.

Судя по вытянувшимся от восторга и восхищения лицам, этот культурный шок был обоюдным.

Как хорошо, что Кай тоже красавчик: в таком тестостероновом малиннике он будет моим антидотом. Я робким клещом вцепилась в его руку и подавляла в себе дикое желание спрятаться за его широкую спину, чтобы уйти от перекрёстного огня мужских взглядов.

— Равняйсь! Смирно! — громко скомандовал мой генерал так, что я сама едва не вытянулась по струнке.

Слуги все как один подчинились, и я поняла, что имел в виду муж, когда говорил, что «они у меня не избалованные». Хорошо он их вымуштровал, ничего не скажешь.

— Хочу представить вам мою жену — Александру Лайтинерис, — кивнул он на меня с явной гордостью.

Мои щёки залил предательский румянец, отчего во многих взглядах стало проскальзывать ещё и умиление.

— С этого дня она является вашей госпожой, и каждый из вас обязан выполнять все её приказы, — отчеканил генерал. — Любой, кто её ослушается или посмеет чем-то огорчить, будет казнён.

Вот так, не больше и не меньше. Я выпала в осадок от такого заявления, а слуги даже не удивились, приняв это как данность.

— Особо ретивых хочу предупредить: у вашей госпожи есть магическая привязка ко мне, — он мягко взял мою руку, поднял вверх и продемонстрировал татуировку. — Вы все прекрасно знаете, что это значит. Так что заигрывать с ней настоятельно не рекомендую.

По ровным шеренгам пронёсся едва слышимый стон-огорчение.

— Микаэль, подойди! — отдал следующий приказ мой муж, и к нам приблизился высокий, отлично сложенный эльф лет сорока, с чёрными длинными волосами и двумя белыми прядями, которые обрамляли его лицо. В выразительных фиолетовых глазах светилось не только восхищение новой госпожой, но и острый ум и проницательность.

— Это мой управляющий, — пояснил мне Кай. — Завтра он покажет тебе весь замок и его окрестности и ответит на любой твой вопрос. В периоды моего отсутствия он будет для тебя основной опорой.

— Я к вашим услугам, госпожа, — эльф склонился передо мной в вежливом поклоне, а я совершенно растерялась, не зная, что предпринять в ответ: тоже поклониться, нагнуть голову или сделать что-то ещё. В итоге я неловким рывком протянула ему руку со словами:

— Очень приятно. Лекси.

Управляющий от этого простого жеста выпал в осадок и бросил панический взгляд на моего мужа. Получив от него едва заметный одобрительный кивок, эльф взял мою ладонь, ещё раз склонился и поцеловал.

Бархатистые тёплые губы с нежностью коснулись моей кожи и на мгновение замерли, покрывая мурашками от горячего дыхания. После чего, словно опомнившись, мою руку выпустили из ласкового плена.

— Благодарю за оказанную честь, госпожа, — немного охрипшим голосом отозвался эльф, избегая смотреть мне в глаза.

«Ничего. Микаэль, со временем мы непременно привыкнем друг к другу», — подумала я и остолбенела, когда он поднял на меня изумлённый взгляд и очень мило улыбнулся.

Телепат! Вот. блин, засада! Интересно, много ли тут ещё таких? Я почувствовала себя так, словно оказалась обнажённой в людном месте.

— Только я, — тихо успокоил меня управляющий. — Госпоже было интересно, много ли здесь телепатов, и я ответил на её вопрос. — пояснил Микаэль удивлённому Каю.

— Ясно, — кивнул генерал и распорядился: — Вернись в строй. Теодор, ко мне! — вызвал он очередного подчинённого.

К нам подошёл мускулистый, коротко стриженый брюнет с клинком на поясе, одетый в тёмно-зелёную футболку, перетянутую наискосок узкими полосками ремней, и такого же цвета брюках-карго в стиле милитари, по-военному заправленных в высокие ботинки.

Когда этот брутальный тип приблизился к нам и застыл в ожидании следующего приказа, я выдохнула с облегчением. Пожалуй, он был единственным из всех присутствующих, кого я не воспринимала как мужчину: уж слишком он был похож на моего двоюродного брата. Поэтому и отношение к нему тут же возникло соответствующее — спокойно-братское.

— Назначаю тебя личным телохранителем своей жены, — обратился к нему генерал. — Теперь куда ты, туда и он, — повернулся ко мне Кай.

По стройным шеренгам пронёсся вздох-сожаление «почему не я?».

— Мне не нужны няньки! — насупилась я. — Вполне достаточно Рокси!

В устремлённых на меня глазах вспыхнуло любопытство. Наверное, мужчины не понимали, как императорская пантера оказалась моим телохранителем. Но объяснять этот интересный момент им никто не собирался.

— Это не обсуждается, родная, — твёрдо заявил генерал. — Твоя безопасность для меня превыше всего. Если тебе чем-то не нравится Теодор, выбери любого другого охранника. Может, Алекса или Рэма, — кивнул он на оборотней, и их глаза тут же умоляюще расширились, точно, как у кота в мультике про Шрека. — Они тоже неплохие воины. Но я всё же советую Теодора: он хоть и обычный человек, но лучший в этом деле.

Я растерянно посмотрела на Тео: на его лице не дрогнул ни один мускул.

— Ладно, пусть будет как ты скажешь, — обречённо сдалась я. Уж лучше этот невозмутимый воин будет ходить за мной по пятам, чем эти обаятельные хищники, от одного взгляда на которых по позвоночнику пробегали мурашки.

Эльфы вызывали во мне чисто эстетическое наслаждение, охранники восхищали мужественностью и брутальностью, а вот те. кого я мысленно причислила к оборотням за неуловимую схожесть с Шейдом, — дерзкие, притягательные и сексуальные — реально выводили меня из равновесия. Видимо, к ним мне придётся привыкать дольше всего. Но ничего, справлюсь.

Каю явно понравилось, что его жена проявила послушание.

— Вот и умничка, — кивнул он с довольным видом и повернулся к Теодору: — Вернись в строй. Приступаешь к своим обязанностям завтра утром. И помни: ты отвечаешь за неё головой! — сурово предупредил он.

— Да. господин. — склонился перед ним охранник в быстром поклоне. — Спасибо за оказанное доверие, госпожа, — неожиданно отвесил он второй поклон, на этот раз уже мне. после чего по-военному чётко развернулся и занял своё место в шеренге, не обращая внимания на завистливые лица коллег.

— Теперь осталось решить последний вопрос, — озадаченно посмотрел на меня Кай и тут же огорошил: — Кто станет твоей горничной? Или горничным? — задумался генерал над правильным произношением. — Ладно, назовём эту должность «личный слуга». Выбирай сама кого захочешь.

— Может, не надо? — испуганно пролепетала я, представляя, как кто-то из этих красавчиков одевает меня по утрам и раздевает каждый вечер, прикасаясь ко мне при этом и пожирая взглядом. Ох, только бы не оборотни…

— Надо, Лекси, надо! — решительно заявил муж. — Я не всегда буду рядом, а застегнуть и расшнуровать платье на спине ты сама не сможешь!

Я не могла понять: неужели Кай так спокойно относится к тому, что на моё обнажённое тело будет кто-то пялиться? Да ещё и прикасаться к тому же! Очень хотелось задать ему этот вопрос, но только не здесь, не прилюдно.

— Можно же подобрать другую одежду, более простую, — предложила я, но Кай протестующе покачал головой.

— Нет. Ты теперь жена генерала и должна выглядеть соответствующе, — пояснил он.

Я обвела растерянным взглядом слуг, застывших с видом голодных сусликов. Только Теодор и Микаэль стояли довольно расслабленно, а остальные даже дышать перестали от волнения и затаённой надежды.

— А, что, если нанять для меня какую-нибудь девушку-служанку? — озвучила я ещё один вариант.

— В этом доме не будет женщин! — твёрдо отрезал мой муж и быстро добавил, смягчив голос: — Кроме тебя, конечно, и наших дочерей.

Странно. Вот и ещё один вопрос назрел, чтобы задать его наедине. Чувствую, что брачная ночь у нас наступит не скоро.

— Но я же их совсем не знаю и вообще впервые вижу! — неуверенно пожала я плечами.

В конце концов, если муж хочет приставить ко мне мужика, который будет меня раздевать, тогда пускай выберет его сам.

— Да. милая, ты права. — Кай задумчиво потёр переносицу. — Давай вернёмся к этой проблеме через тридцать дней. За это время ты успеешь с ними познакомиться. А до тех пор я сам буду тебя одевать, раздевать и делать причёски.

— Хорошо, — выдохнула я, представляя, каким вниманием теперь буду окружена со всех сторон.

— Вольно! — гаркнул генерал на своих подчинённых, и те немного зашевелились. — Разойдись! — последовал следующий приказ, и мужчин из бальной залы словно ветром сдуло.

Всего пять секунд — и вот уже мы с Каем одни в этом огромном помещении с большими окнами, позолоченными стенами и лепниной на высоком потолке.

— Спрашивай! — муж развернулся ко мне и приобнял за талию. В его глазах плескался васильковый океан нежности, в котором хотелось утонуть.

— Что за странное правило насчёт женщин в этом замке? Почему? — озвучила я первое, что крутилось в голове.

— Во-первых, это непрактично. — заявил Кай. — Женщины в этом мире являются не слишком хорошими работниками: их руки деформированы из-за артрита. А во-вторых… — сделал он небольшую паузу, подбирая слова, — я просто не хочу их здесь видеть. Мне это неприятно, — объяснил мой эстет.

Я вспомнила женщин с рынка, у которых изо рта стекала вязкая жёлтая слюна, и пришла к выводу, что очень даже понимаю Кая.


— Мне было три года, когда после смерти родителей меня забрали из этого замка и отправили в казарму, поскольку ни один из эльфов, включая Ватиэля, не захотел взять меня к себе на воспитание. — с горечью произнёс он и продолжил: — Когда мне исполнилось двадцать пять, я вернулся в своё родовое гнездо, надеясь обрести тут уют и спокойствие. В это время здесь ещё жили женщины: несколько прачек, повариха и с десяток жён и дочерей моих слуг. И вот представь: я пришёл к себе домой из тяжёлого военного похода, где видел вокруг себя смерть и разрушение, снимал с деревьев повешенных детей с распоротыми животами, добивал раненых из милосердия. Когда с нами был Лисантиил, он всегда исцелял людей своей кровью, даже тяжелораненых, но император не может принимать участие в каждой боевой вылазке, и в тот день его тоже не было. Так вот, вернулся я в родной замок, присел на ступеньки у входа, чтобы посмотреть на закат и привести мысли и чувства в порядок, забыть лица убитых младенцев, которых я не успел спасти. И тут мимо проплывает подобие носорога с бульдожьей головой и в цветастой юбке. И так злобно зыркает на меня глазищами, словно я у неё последнюю заначку отнял. Мои нервы сдали, и я выставил отсюда всех женщин без исключения. Тех слуг, которые не захотели расставаться с семьёй. — уволил. И набрал себе новых, исключительно из воинов и холостяков.

— А, почему именно воинов? — уточнила я. Всё это время я слушала его рассказ затаив дыхание.

— Этот замок неприступен, его со всех сторон окружают отвесные скалы. Единственный способ сюда попасть — пройти через портал. Несколько кертингов сумели как-то обойти магическую защиту, проникли внутрь без приглашения и похитили мою мать. Она была красива, Лекси. Не так, как ты, конечно, но всё равно по меркам этого мира она была сродни идеалу. Её красота и привлекла этих шакалов. Отец кинулся за ними в погоню сразу, как только вернулся с заседания императорского совета и понял, что случилось. Когда он её нашёл, она была уже мертва. Он отомстил за её смерть, но к тому времени, как подоспела подмога, он сам был уже смертельно ранен. Лисантиил, когда узнал об этом, бросился на помощь, но было уже поздно. Это он сообщил мне о смерти родителей и попытался найти для меня приёмную семью. И поскольку все эльфы меня отвергли, отдал распоряжение разместить меня в казарме и зачислить кадетом императорской армии. Всё это время он опекал меня, словно племянника.

— И ты дослужился до генерала… — прошептала я, не в силах удержать катящиеся из глаз слёзы. История Кая потрясла меня до глубины души.

— Верно. Не плачь, родная. — муж крепко меня обнял, а я уткнулась носом в его грудь и попыталась справиться с эмоциями. Как же мне его жалко… — Понимаешь, Лекси, во время похищения рядом с мамой находился садовник. Если бы он умел драться, то смог бы её спасти. Но его отпинали, как щенка, забрали хозяйку и скрылись. Поэтому я решил, что все мои слуги, включая поваров, гладильщиков и полотёров, будут воинами, способными защитить мою семью, если я когда-нибудь надумаю жениться. У тебя есть ещё вопросы, радость моя? — меня ласково поцеловали в макушку.

— Нет, — всхлипнула я. Все вопросы, что были, куда-то выветрились из головы.

— Тогда идём в кроватку! Буду тебя утешать, — улыбнулся он, подхватывая меня на руки.


Глава 13 Моя белая шоколадка

Когда муж занёс меня в спальню, мы оба застыли в изумлении: вся комната была усеяна цветами! Яркие и разноцветные, разных форм и оттенков, они были разложены везде: на полу, тумбочке, кровати — и источали ванильно-карамельный аромат.

— Вау… — восхищённо выдохнула я, окидывая взглядом всё это великолепие.

— Рокси… — ошарашенно пробормотал эльф. — Все слуги были в бальной зале, значит, это сотворила пантера. Судя по количеству растений, это животное выкосило пять клумб, не меньше. Микаэля хватит удар…

Кай поставил меня на ноги, зашёл за спину и потянулся к шнуровке корсета, но я первым делом опустилась на четвереньки, чтобы заглянуть под кровать: не прячется ли там мой пушистый телохранитель. Если да, то надо бы выставить пантеру за дверь, предварительно поцеловав в носик и сказав спасибо за такую красоту. Но там было пусто.

— Лекси? — эльф растерянно смотрел на мою оттопыренную попу. — В вашем мире такие брачные игры? — судя по голосу, он был озадачен.

Его руки легли мне на ягодицы, подол платья снова, как на поляне, оказался накинут мне на голову, и я услышала звук расстёгиваемой ширинки. Столь быстрое развитие событий совершенно не вписывалось в мои планы, поэтому я попыталась вскочить, но в итоге только неловко дёрнулась вперёд и приложилась лбом о деревянную боковину кровати.

Перед глазами тут же заплясали звёздочки, а пальцы Кая, уже стаскивающего с меня трусики, остановились на полпути.

— Лекси! Ты в порядке? — испугался за меня муж.

— Ничего страшного, — схватилась я за ушибленное место. — Ты только не торопись, солнышко, ладно?

— Дай посмотрю! — меня рывком поставили на ноги, и Кай встревоженно уставился на моё лицо. — Синяк будет… — расстроился он и покрыл мой лоб нежными поцелуями, от которых вся боль моментально исчезла, а по коже забегали сладкие мурашки.

— Продолжай, — промурлыкала я, расплываясь в довольной улыбке.

— Закрой глаза! — хрипловатым голосом приказал Кай, и я с радостью подчинилась.

С меня аккуратно сняли диадему, потом ожерелье и браслет. После этого Кай зашёл мне за спину, ловко и методично расшнуровал корсет и стащил с меня платье. Судя по шелесту, оно было отброшено на тумбочку.

Пальцы Кая легко и дразняще прошлись по моей обнажённой спине, вызвав целый каскад мурашек, и он принялся поглаживать меня точно так же, как и я его на лесной поляне, только без поцарапывания.

Его руки чутко реагировали на мою внутреннюю дрожь, находя самые чувствительные места, и обрушивая на меня лавину возбуждения, которая усилилась в разы, когда он опустился передо мной на колени и перенёс свои ласки на внутренние поверхности бёдер.

Вдоволь нагладив меня так, что я уже начала тихо постанывать, он медленно снял с моей ноги сначала один чулок, потом второй, попутно избавляя от туфель и откидывая их в сторону. Такая же участь постигла трусики.

Освободив меня от одежды, он ненадолго отстранился, и я кожей чувствовала, как он в это время пожирает меня глазами. Вроде и видел меня уже голой, и даже купал, но в этот раз всё было по-другому. В повисшей тишине я слышала, как участилось его дыхание, а прикосновение его губ к моему позвоночнику внизу спины стало для меня неожиданностью. Я вздрогнула, когда его горячий язык резко прошёлся вверх, до самой шеи, и проложил по плечу жаркую дорожку из поцелуев.

— Кай… — с моих губ сорвался умоляющий шёпот.

Вынуждена признать, что ученик превзошёл своего учителя. Этот эльф настолько хорошо ощущал моё тело, словно оно было его собственным, и не просто покрывал его ласками, а исследовал, изучал, запоминал малейшую реакцию.

— Ох! — простонала я, когда он всё так же неожиданно втянул в рот мой сосок и ущипнул за другой. Моё тело выгнулось дугой, как от электрического разряда, а глаза широко раскрылись от лавины огня, пронёсшейся по венам в низ живота.

— Так и знал, что ты отреагируешь на это так же, как и я на поляне! — с довольным видом расплылся в улыбке Кай, обнял меня и потянулся с поцелуем к моим губам, но замер на полпути: дверь в нашу спальню резко распахнулась от удара и внутрь вплыла пребывающая на своей волне Рокси, у которой из пасти торчали цветочки, похожие на васильки.

Киса опомнилась лишь тогда, когда уже больше половины туловища оказалось в комнате.

Замерев в шоке, пантера обвела нас ошалевшими глазами, из её отвисшей челюсти выпал покоцанный синий букетик, и зверь включил задний ход.

— Р-р-рокси! — рявкнул Кай так, что от этого окрика я едва не словила оргазм. Люблю я властных мужиков, что тут скажешь…

Подскочив на месте, пантера сиганула за дверь, после чего из коридора до нас тут же донеслись звуки падающих тел, треск ломающейся мебели и очень длинные, крайне выразительные и неизвестные мне ругательства. Видимо, кто-то из слуг имел неосторожность попасть кисе под горячую лапу.

— Завтра же повешу на двери замок! — мрачно пробормотал мой муж.

— Согласна! — выдохнула я ему уже в губы вместе с поцелуем, попутно вжимаясь в него всем телом и нетерпеливо наглаживая ладонью внушительную выпуклость ниже пояса.

— Лекси… — простонал эльф. — Ты же просила не торопиться. — удивление в голосе не мешало ему лихорадочно стаскивать с себя одежду. — Ты меня с ума сводишь! — заявил он с нервным придыханием.

— Привыкай! — дразняще прикусила я его за мочку уха и крутанула его сосок.

Эльф издал нечленораздельное мычание, повалил меня на кровать и ворвался в моё тело одним резким рывком.

Я вскрикнула от затопившего меня удовольствия, податливо выгибаясь ему навстречу, подчиняясь его жёстким, сильным движениям. Несколько глубоких толчков — и наши тела одновременно сотряслись в невыразимо сладких судорогах, заменивших собой всю реальность.

Кай обессиленно опустился на моё тело, приятно придавив его своей тяжестью, и я услышала его тихий и очень искренний шёпот:

— Я люблю тебя…

— Кай… — растерянно выдохнула я.

Сердце затопило волной тепла и нежности, но сказать «Я тебя тоже» пока не могла.

— Не надо ничего отвечать, родная, — почувствовав моё смятение, быстро заверил меня Кай. — Я всё понимаю. И я тебя не тороплю, — он ласково поцеловал меня в губы и скатился в сторону, после чего тут же сгрёб меня в охапку, по-хозяйски уложил мою голову на своё плечо и накрыл нас мягким лёгким одеялом. — У нас вся жизнь впереди… — он начал поглаживать мою спину, и я совершенно разомлела от этой ласки.

Здесь и сейчас мне было так хорошо, уютно и приятно, что я чувствовала себя по-настоящему счастливой. А в том, что скоро я полюблю этого милого эльфа всей душой, я не сомневалась.

Моя ладонь, лежащая на его широкой бархатистой груди, улавливала стук его сердца, которое билось в унисон с моим, а исходящий от мужа восхитительный запах какао и ванили будил во мне порывы лизнуть его. зацеловать и затискать с ног до

головы.

Я закинула ногу на его бедро и нежно, кончиками пальцев, принялась водить по его восхитительному рельефному телу. Судя по тому, что глаза Кая покрылись поволокой и прищурились в блаженстве, он, как и я, едва не мурлыкал от удовольствия.

— Кай, — не останавливая ласки, негромко обратилась я к нему, — скажи, ты ведь дослужился до генерала и участвовал во многих битвах, но почему на твоём шикарном теле нет ни одного шрама? Тебе всегда везло?

Фраза о шикарном теле ему явно понравилась, и муж ответил мне с довольной улыбкой:

— Шрамы были, Лекси. И очень много, в основном на спине. Ты просто не заметила, когда я разделся перед тобой в первый раз. — он ласково чмокнул меня в лоб. — Но после того, как император поделился со мной своей кровью на поляне, не только затянулось свежее ранение на животе, но и все старые рубцы бесследно исчезли.

— Круто… — отметила я, думая о том, как сильно повезло нам обоим, что Ли пришёл на помощь в тот момент. — А расскажи вообще о себе! Что ты за существо такое — почему светишься в лунном сиянии, и сколько тебе вообще лет?

— Я — из рода лунных эльфов, — в голосе Кая прозвучала гордость. — Из ночного светила мы черпаем жизненную энергию. На Ксантарии живёт несколько эльфийских рас. Кроме моей, есть ещё солнечные эльфы, лесные и тёмные, которых иногда называют дроу. Сейчас моя раса является правящей, то есть самой многочисленной и главной, а с её предводителем — князем Ватиэлем — ты уже знакома. Есть миры, в которых эльфы живут по десять тысяч лет и больше, но на этой планете наша средняя продолжительность жизни — около тысячи лет Мне всего пятьдесят, — огорошил меня муж.

— О-фи-геть… — выдохнула я. — Да ты в два раза старше меня! А тебя не смущает, что люди живут всего сто лет? Ты будешь видеть, как я старею с каждым годом, а потом тебе придётся меня хоронить… — я представила себе эту картину и погрустнела.

— Нет, — рассмеялся он. — Не смущает. Выйдя замуж за эльфа, ты автоматически прибавила себе несколько сотен лет жизни. И что такое старость, морщины и увядание, ты уже не узнаешь. Разве что на закате своих дней будешь чувствовать упадок сил.

— Вау! — я была потрясена. Сюрпризы продолжаются. — А у тебя есть ещё какие-нибудь родственники? Бабушки, дедушки, дяди, тёти, сводные братья и сёстры?

— Нет. Лекси, — спокойно ответил мне Кай. — Кроме тебя у меня больше никого нет. А те. что были и отказались усыновить меня, когда мне это было так нужно, мне больше не родня.

— Понятно… — пробормотала я. — А что насчёт друзей?

— Друзей тоже нет, — тяжело вздохнул он. — Был один, но он от меня отрёкся.

— Почему? — удивилась я.

— Шейд похитил его сестру, и она покончила с собой. Нам вернули её тело. Месяц спустя кертинги захватили одну из больших деревень, и мы выдвинулись на помощь людям. Среди нападавших было несколько кланов, в том числе и Шейда. Силы оказались неравными: нам потребовалось подкрепление, и Лисантиил отдал приказ отступать. Мой друг бросился за Шейдом и его бандой, надеясь, что я присоединюсь и помогу добить этого гада. Но я подчинился приказу императора. Беспрекословно, как и всегда. Друг едва не погиб, Шейд ушёл. Мои извинения и объяснения приняты не были. Вот и всё.

— Как печально… — расстроилась я. — Надеюсь, вы всё-таки когда-нибудь помиритесь. Может, пригласить его к нам на ужин? — предложила я из лучших побуждений, но лицо Кая словно окаменело.

— Нет, — коротко отрезал он. — Это исключено, Лекси, — добавил он уже более мягко. — Просто забудь об этом, хорошо?

— Ладно, — вздохнула я. — А ты не хочешь ничего узнать обо мне? Может, у тебя тоже есть какие-нибудь вопросы?

— Абсолютно нет, — снисходительно улыбнулся он. — Всё, что было до меня, осталось в прошлой жизни, и меня это не касается. Единственное, что меня интересует, — кем были твои родители. Мне очень жаль, что я не смогу увидеть их лично, чтобы выразить свою благодарность за такую умную, добрую и невероятно красивую дочь.

— Кай… — моё лицо расплылось в улыбке от этого приятного и очень искреннего комплимента, но тут же погрустнело от мыслей о маме. Она, наверное, сейчас с ума сходит, а я лежу тут счастливая, позабыв обо всём на свете. — Кто мой отец — понятия не имею, — честно призналась я. — Мама — бухгалтер, и она никогда ничего мне о нём не рассказывала, а на все мои расспросы отмалчивалась, как партизанка.

— Ясно, — принял к сведению Кай. — Не волнуйся, родная, я найду способ сообщить ей. что ты жива и здорова, чтобы она не волновалась за тебя, — неожиданно пообещал он, и я с громким восторженным писком кинулась его зацеловывать.

В коридоре с грохотом разбилась какая-то посуда, а я оказалась подмятой под сильное тело мужа.


Глава 14 Пробуждение

— Чем они там занимаются? — с недоумением пробормотал Кай, посмотрев на дверь, из-за которой доносились какая-то возня, хлопки затрещин, тихие ругательства и, судя по звукам, сбор осколков.

— Наверное, сильно за нас радуются, — улыбнулась я. — До такой дрожи в руках, что даже посуду до кухни донести не могут. Кай, слушай, а ты можешь установить в этой комнате полог тишины — наподобие того, что Ли делал на поляне? — пришла мне в голову отличная идея. — Чтобы нас с тобой никто не отвлекал, и я не стеснялась своих криков и стонов, когда ты будешь вбиваться в меня — так мощно и так сладко… — я понизила голос до чувственного шёпота, и Кай нервно облизнулся.

Он нависал надо мной сверху, буквально вдавив моё тело в кровать, и бедром я чувствовала, что его орган снова возбуждён и готов к бою.

— У нас уже был сегодня секс, и даже дважды, но я всё равно тебя хочу! — потрясённо отметил муж. — Что это за магия такая, Лекси? — его дыхание стало тяжёлым.

— Синдром счастливого эльфа, — мягко засмеялась я и утонула в его горящих васильковых глазах. — Так что насчёт звукоизоляции?

— У меня нет таких артефактов, — покачал головой Кай. — Но, если хочешь, завтра я их закуплю. А сегодня — пускай мне завидует весь мир, — заявил он с довольной улыбкой и накрыл мой рот поцелуем.

Медленно, мягко и очень нежно его губы и язык ласкали меня, вторгались внутрь, посасывали, исследовали, впитывая мою реакцию.

Я растворялась в этих бархатных ощущениях, предоставив мужчине всю инициативу.

Оторвавшись от губ, он покрыл сладкими поцелуями моё лицо, потом уши, шею и стал спускаться всё ниже и ниже, видимо, поставив себе целью охватить, попробовать на вкус каждый миллиметр моего тела и найти самые чувствительные точки. Его рука легла на мою грудь и принялась осторожно её массировать, периодически легко пощипывая сосок.

Его иногда дерзкие, а порой неуверенные, где-то даже робкие действия были очень приятными и заставляли меня таять от блаженства, но до сильного возбуждения всё же не доходило. После недавнего оргазма тело чувствовало себя очень даже удовлетворённым, и чтобы снова ощутить страсть, завестись по-настоящему, мне нужны были ласки пожёстче. Или откровеннее. В голову пришёл вопрос — знает ли он о том, что такое клитор, но мысль заняться с мужем секспросветом быстро сменилась другой идеей.

— Кай! — промурлыкала я, когда он спустился с поцелуями до животика и теперь старательно обводил языком мой пупок.

— М-м-м? — невразумительно промычал мой муж, не в силах оторваться от своего занятия. Даже неизвестно, кому этот процесс нравился больше — мне или ему.

— Помнишь, ты сказал, что обезболил меня на время секса? — спросила я, и Кай даже замер на секунду, удивившись такому вопросу. Его синие глаза уставились на меня в замешательстве.

— Да, и что? Хочешь, чтобы я это повторил? — напрягся он.

— Наоборот! — улыбнулась я. — Ты можешь вместо притупления моей чувствительности её усилить?

Кай выдохнул с облегчением и тут же задумался.

— Никогда не пробовал, но можно попытаться, — кивнул он в итоге.

Моё тело тут же выгнулось дугой от пронзившего живот острого, на грани боли, удовольствия, а с губ сорвался вскрик:

— Кай!

Судя по звукам, донёсшимся из коридора, там кто-то срочно затеял перепланировку и в данный момент крошил стены.

— Ой, прости, не подрассчитал силы, — виновато посмотрел на меня муж. — Сейчас исправлюсь.

Он начал круговыми движениями ласково поглаживать мой животик ладонью, и под его рукой внутри меня начал сворачиваться тугой и очень горячий узел желания. Медленно и методично муж принялся сводить меня с ума, направляя мне под кожу потоки магии, которая жидким огнём удовольствия растекалась по венам.

Синие глаза Кая заблестели триумфом, и он постепенно усиливал на меня своё воздействие, заставляя выгибаться и умоляюще постанывать. Он играл с моим телом, экспериментировал: устраивал точечные жаркие бомбардировки в низ живота, посылал сладкие огненные вихри, которые вращающимися кольцами скручивались у входа в лоно и проникали внутрь, направлял пульсирующие волны, дарящие такое наслаждение, от которого перехватывало дыхание. Вдобавок он втянул в рот мой сосок, легонько сжал его между зубами и принялся массировать языком.

Через пять минут такого крышесносного воздействия я уже изнывала от желания и была готова на что угодно, лишь бы он позволил мне кончить.

— Кай, пожалуйста… Пожалуйста! Пожалуйста! — срывалась лихорадочная мольба с моих губ, и муж наконец-то сжалился надо мной.

Разведя мои ноги в стороны, он ворвался в лоно мощным толчком и принялся двигаться — глубоко и неторопливо, постепенно наращивая темп.

Наслаждение затопило меня с головой и вскоре яркими вспышками пронеслось по всему телу. Это был даже не один оргазм, а несколько, которые следовали друг за другом и сливались в один долгий сладостный взрыв.

Муж с коротким стоном последовал за мной и после этого по традиции опустился на меня, сжав в горячих объятиях.

— Кай… — выдохнула я, глядя на него сияющими глазами, полными счастья, восторга и благодарности.

— Я говорил, что люблю тебя? — меня окатили двумя океанами васильковой нежности, смешанной с обожанием. — Мне хочется повторять это снова и снова!

Сделав контрольный выстрел в виде поцелуя в лоб. мой генерал лёг на бок и развернул меня так, что теперь мы с ним лежали, как две ложки. Его сильная рука обнимала меня за талию, обнажённой кожей я ощущала жар его тела, а спиной улавливала биение его сердца.

Довольная, сытая, удовлетворенная, с отголосками эйфории по всему телу — я была по-настоящему счастлива в тот момент и думала о том, как же мне нереально повезло с мужем.

Мне было так хорошо, тепло и уютно, что глаза помимо воли начали слипаться, а все так и не заданные вопросы благополучно растворились и стали неважными.

— Поспи, родная, — перед погружением в сон я уловила ласковый голос Кая. — Если утром проснёшься и не увидишь меня рядом с тобой — не пугайся: я всегда на рассвете ухожу на тренировку в спортзал. Он на первом этаже, напротив бального, где мы сегодня были, — предупредил он. — Просто дождись меня, ладно? Я приду, помогу тебе одеться и отведу на завтрак.

Не знаю, ответила ли я ему «Угу» вслух, или сделала это уже во сне.


— И как это понимать? — утром меня разбудил ледяной голос мужа.

С трудом разлепив сонные веки, я подзависла в ступоре, увидев перед глазами кожаные ботинки на шнуровке. Кажется, видеть мужскую обувь после пробуждения для меня уже стало традицией.

Большая тёплая перина подо мной шевельнулась, и до меня дошло, что я снова спала на полу, подомнув под себя пантеру. Только на этот раз совершенно голая.

— Не знаю… — я была совершенно сбита с толку. — Вроде не пила…

Соскользнув с большого пушистого существа на ковёр, я села и растерянно посмотрела на Рокси, но та даже ухом не повела, упорно делая вид, что ничего странного не происходит. Финиш… Представляю, что сейчас думает обо мне Кай.

Муж буравил взглядом мои ставшие пунцовыми щёки, а я даже не знала, как и оправдываться.

— Последнее, что помню, — как заснула в твоих объятиях, — честно призналась я.

Я только сейчас как следует его рассмотрела: он был облачён в одежду из шёлковой ткани, похожую на кимоно: чёрная рубашка с длинными рукавами, широкие штаны, пояс. На груди, плечах и манжетах золотыми узорами были вышиты какие-то символы. Весь этот наряд удивительно ему шёл и придавал брутальности, как и его причёска: волосы были забраны в аккуратный хвост на затылке, а по вискам тонкими змейками тянулись назад две маленькие косички.

Кай увидел восхищение в моём взгляде и сразу смягчился. Я не успела моргнуть, как оказалась на его руках, и муж куда-то меня понёс.

Он выгрузил меня в центре ванной, поцеловал в носик и с лаконичным «Жду!» отправился к выходу. А уже за закрытыми дверями раздалось его гневно-раскатистое:

— Р-р-рокси!

Надеюсь, кисе не сильно влетит из-за меня.


Приняв душ. я натянула обнаруженные на полке новые кружевные трусики, замоталась в длинный банный халат и вернулась в комнату.

Хвостик пантеры торчал из-под кровати и нервно подёргивался, из чего я сделала вывод, что он не был оторван разгневанным генералом.

Стоявший у окна Кай, похоже, уже выпустил пар и теперь смотрел на меня с теплотой и нежностью.

— Лекси, родная, я попрошу тебя впредь не спать на полу на грязных животных, — мягко обратился он ко мне, игнорируя донёсшееся из-под кровати обиженное фыркание.

— Я постараюсь. — смущённо кивнула я.

— Если такое повторится, я буду привязывать тебя к кровати, — заявил он. Мне показалось, что эта фраза предназначалась даже не мне. а пантере.

— Правда? — невольно вырвалось у меня с заинтригованной интонацией, ибо мыслишки быстро ускакали не в том направлении. Идея попробовать такие игры в постели уже прочно засела в моей голове.

Кай был озадачен моей реакцией, а Рокси зафыркала так, что было ясно: она давится от смеха. Тот неловкий момент, когда кошка знает о сексе больше твоего мужчины. Но ничего, это поправимо.

— Правда, — решительно подтвердил генерал. Какой он у меня всё-таки милый и неиспорченный…

Муж усадил меня на пуфик, взмахом руки высушил волосы и уложил в причёску, похожую на вчерашнюю, потом подошёл к стене рядом с ванной, нажал на едва заметную серую кнопку, и, к моему изумлению, часть стены отъехала в сторону, представив взгляду длинный встроенный шкаф, в котором на плечиках висели чёрные кимоно, нарядные мужские рубашки и костюмы. А ещё — одно длинное шёлковое платье изумрудного оттенка, расшитое серебристыми нитями и белым жемчугом.

— Лисантиил прислал тебе в подарок несколько платьев. Я выбрал на сегодня это. Оно идеально подойдёт к твоим глазам, — пояснил мой эстет.

Возражений с моей стороны не последовало, поэтому меня быстро облачили в этот шедевр швейного искусства и не слишком туго затянули шнуровку на спине. После этого Кай выудил из-под кровати и надел на меня мои вчерашние туфли.

— Ты великолепна, — не сдержал восхищённого возгласа муж, отойдя назад на несколько шагов и окидывая пристальным взглядом.

— Спасибо, — смущённо отозвалась я, и мне дали немного полюбоваться на себя в созданную магией Кая зеркальную стену.

Да, я выглядела довольно эффектно. Интригующий вырез декольте приковывал внимание к большой груди, шнуровка отлично подчеркнула изгибы тела и тонкую талию, зелёные глаза ярко сияли в обрамлении длинных пушистых ресниц, а кожа словно светилась изнутри. «Красота — это страшная сила», — подумала я и пришла к выводу, что аншлаг у слуг мне сегодня был обеспечен.

По моей просьбе Кай надел на меня ещё ожерелье его мамы и королевский браслет от Ли. Вот теперь я была готова к труду и обороне. Точнее — к завтраку.


Глава 15 Теодор

В столовой, как и вчера, был накрыт стол лишь на двоих, а на полу и стенах уже не осталось и следа от цветов и лепесточков. Но это помещение всё равно, как и в первый раз, поразило меня своей величиной и сдержанным великолепием. Сверкающая в свете солнечных лучей хрустальная люстра играла в этом не последнюю роль.

На подоконнике по-прежнему искрилась изумительная оптическая иллюзия в виде орхидеи, а за огромным распахнутым окном виднелись величественные горы и большое озеро.

На этот раз мы были не одни: вдоль стены ровной шеренгой стояли четыре светловолосых эльфа в белых кимоно, ещё два суетились у стола. Стоило нам войти, как все вытянулись по струнке и шесть пар восхищённых глаз ощупали меня взглядом.

— Вольно! — скомандовал мой генерал и подвёл меня к столу.

Один из эльфов услужливо выдвинул стул для меня, а второй — напротив — для Кая, и мы приступили к трапезе. Муж — спокойно и сосредоточенно, а я — с огромным смущением, чувствуя себя от пристального внимания как под прицелом.

Мне то и дело предлагали разные блюда, и я остановила свой выбор на омлете, булочке с сыром и сладком чае.

Но эльф, который мне прислуживал, не мог остановиться в своём рвении угодить и в результате нечаянно капнул чем-то белым и липким, похожим на сгущёнку, мне на грудь.

Побелев, он судорожно схватил со стола салфетку и замер в ступоре, не зная, что теперь делать: вытирать мой бюст, невзирая на потемневший взгляд генерала, или сразу падать в обморок.

— Маркус! — недовольно рявкнул Кай. — Что за разгильдяйство? Ты ей чуть платье не испачкал!

— П-п-простите, госпожа, — залепетал тот.

Чтобы разрулить эту ситуацию, я ободряюще ему улыбнулась и протянула руку — взять у него салфетку и вытереться самой, пока эта липкая капля не добралась до ткани.

Но Кай меня опередил: с грохотом отодвинув свой стул, он поднялся, быстро подошёл, нагнулся и слизнул с меня эту коварно ползущую вниз субстанцию.

Это было неожиданно, довольно приятно и немного щекотно.

— Кай! — невольно рассмеялась я и вдруг встретилась взглядом с Рокси.

Бесшумно войдя в столовую, пантера стояла теперь рядом с нами и, склонив голову, наблюдала за происходящим с немым вопросом: «А чего это вы тут делаете?». Недовольным фырканьем киса дала понять, что вылизывать меня — это её прерогатива.

Избавив меня от сладкого пятна, бархатный влажный язык мужа прошёлся дальше по груди, потом по второй, затем Кай запечатлел на них несколько поцелуев и завершил всё глубоким и нежным поцелуем в губы.

В наступившей тишине раздался судорожный вздох кого-то из слуг.

— Какая ты сладкая! — ласково улыбнулся мне муж, отстраняясь. И тут же грозно рявкнул на Маркуса: — Три наряда вне очереди!

— Есть, генерал! — вытянулся тот по струнке, и на его лице промелькнуло облегчение: видимо, он подумал, что ещё легко отделался.

— Кай, может, не надо? — вступилась я за слугу. — Давай ты его простишь на первый раз, ладно? — я видела, что муж колеблется, поэтому добавила: — Ради меня!

— Хорошо, — нехотя кивнул генерал. — На первый раз я отменяю наказание. Только ради тебя.

— Спасибо, — хрипло отозвался Маркус, просияв от счастья и прожигая меня благодарным взглядом, а на лицах других слуг расплылось немое обожание.

— Ох, чувствую, и разбалуешь ты их, — добродушно проворчал Кай. Подойдя к своему стулу, он подтащил его ко мне и сел рядом.

Провинившийся Маркус молча встал в шеренгу у стены, а оттуда ко мне подошёл другой слуга, тоже красивый и голубоглазый, только немного постарше, с добрым лицом и такой приветливой улыбкой, что мои губы сами невольно расползались в ответ.

Сероглазый эльф, который прислуживал Каю, засуетился и быстро перенёс тарелки мужа на его новое место, едва не запнувшись за Рокси, которая по традиции полезла под стол, чтобы тёплой грелкой прижаться к моим ногам.

Остаток завтрака прошёл уже без происшествий. В конце я поблагодарила слуг коротким «Спасибо!», чем ввергла их в состояние, близкое к шоковому, и Кай повёл меня на выход.


Оказывается, в спальне нас уже дожидался мой новый телохранитель — Теодор. Молодой мужчина в таком же, как и вчера, брутальном одеянии, стоял у входа и терпеливо ждал нашего появления.

Я окинула быстрым взглядом комнату: всё было идеально прибрано, кровать заправлена. Мой плащ, брюки и сумочка были аккуратно сложены на тумбочке. Фантастика.

Рокси просочилась в комнату вслед за нами и придирчиво обнюхала всё по периметру.

При виде Кая Теодор вытянулся и чётко отрапортовал:

— Прибыл по вашему приказанию, генерал!

— Вольно, — отдал команду Кай. — С этого момента ты являешься личным телохранителем моей жены и отвечаешь за неё своей жизнью.

— Так точно, генерал! — выпалил Теодор, даже не глядя на меня.

— Лекси, сейчас сюда придёт мой управляющий — Микаэль, он покажет тебе замок, — повернулся ко мне муж. заключая в объятия. — А мне надо заняться делами: закупить артефакты для полога тишины, поставить на эту дверь задвижку и сделать кое-что ещё по хозяйству.

— Хорошо, родной, — отозвалась я.

Ой, я его уже родным назвала? Прогресс, однако.

Кай кивнул с довольной улыбкой, сделал контрольный выстрел в виде поцелуя в лоб и удалился.


Оставшись наедине с Рокси и стоявшим как истукан Теодором, я немного растерялась. Пантера вальяжно разлеглась рядом со мной, а на лице Тео не дрогнул ни один мускул.

— Лекси, — протянула я ему руку, полагая, что нам надо бы познакомиться поближе, если этот тип будет следовать везде за мной по пятам и дышать в затылок.

Лицо брутального воина перекосилось от изумления и растерянности: он явно не знал, как правильно реагировать на мой жест. Видимо, жизнь его к такому не готовила.

Вспомнив, как повёл себя в подобной ситуации Микаэль. Тео взял мою руку, склонился и неловко чмокнул в тыльную сторону ладони.

— Я очень рад служить вам. госпожа, — отчеканил он, выпрямляясь. — И благодарен, что вы от меня не отказались. Постараюсь оправдать ваше доверие.

— Лекси. Не госпожа, а просто Лекси, — уточнила я, и карие глаза посмотрели на меня с недоумением и недоверчивостью, словно ища какой-то подвох. — И давай перейдём на «ты», ладно? — окончательно добила я его.

— Как скажете… скажешь, — быстро поправился он, глядя на меня, как кролик на удава, — гос… Лекси.

Я с улыбкой кивнула. Было видно, что моё поведение, да и вообще моё существование, никак не вписывалось в его привычную картину мира.

Итак, знакомство состоялось, на «ты» перешли. И чем теперь заняться, я не знала. Стоять двумя столбиками в ожидании Микаэля совершенно не хотелось, опуститься на кровать и смотреть, как Тео стоит у дверей, тоже. Пригласить его присесть рядом на супружеское ложе — не вариант, а на пуфике мы вдвоём не поместимся, разве что я усядусь ему на колени.

Поэтому, окинув комнату задумчивым взглядом, я приняла единственно возможное решение: скинула туфли, подошла к кровати и опустилась прямо на мягкий ковёр. Сразу вспомнились наши с Рокси ночные посиделки, и я улыбнулась, когда пантера радостно подскочила ко мне шаловливым котёнком и положила голову мне на колени. Рука автоматически потянулась начёсывать её шелковистый мех за ушками, и киса затарахтела как довольный трактор, щурясь при этом от удовольствия.

Теодор смотрел на нас округлившимися глазами, которые стали ещё больше, когда я похлопала по ковру рядом с собой, приглашая присоединиться:

— Присаживайся, Тео, в ногах правды нет.

— Чего нет в ногах? — не понял он, приближаясь к нам как-то боком, словно к двум опасным и крайне непредсказуемым существам, которые того и гляди его покусают.

— Правды. — рассмеялась я, наблюдая за его маневром. — Это поговорка такая земная.

— Ясно, — коротко кивнул мой телохранитель, усаживаясь рядом. Как и я, он прислонился спиной к боковинке кровати.

Рокси фыркнула и кинула на него пренебрежительный взгляд, в котором светилось: «Этот мужик нам совершенно не нужен. Мы вполне обойдёмся и без него».

— Могу я узнать, гос… Лекси, — поборов нерешительность, обратился ко мне Тео.

— Да? — вскинула я бровь.

— Что за звание «младший лейтенант мальчик молодой»? — выдал вопрос Теодор, и я согнулась от смеха, уткнувшись в пушистую тушку пантеры, которая тоже начала сотрясаться от хохота, смешанного с похрюкиваниями.

М-да, знатно мы тогда с подруженцией покуролесили.

Ответить я не успела: раздался вежливый стук в дверь, и после моего «Открыто!» в комнату вошёл Микаэль.

Наверное, меньше всего он ожидал увидеть нашу компанию сидящей на полу, поскольку его фиолетовые глаза стали квадратными, а брови поползли вверх.

— Я рад, что вы не скучаете, — быстро взял он себя в руки. Подойдя поближе, эльф протянул мне ладонь со словами:

— Позвольте пригласить вас на экскурсию по замку, моя госпожа.

— С удовольствием. — согласилась я.

Его рука была тёплой, мягкой и в то же время сильной: он поднял меня на ноги одним аккуратным рывком.

Одновременно с этим вскочил Теодор, а вслед за ним и Рокси.

— Я потом отвечу на твой вопрос, хорошо? — посмотрела я на смущённого Тео.

— Конечно, гос… Лекси, — быстро отозвался тот.

Микаэль кинул на него быстрый удивлённый взгляд, но ничего не сказал. Так и не выпуская мою ладонь из тёплого плена, он подвёл меня к обуви у порога, внезапно опустился на колени и надел меня сначала одну туфлю, потом вторую, прикасаясь при этом так ласково и нежно, что по коже забегали мурашки.

От изумления я лишь молча хлопала ресницами, и мне вдруг вспомнилась фраза Кая о том, что во время его отсутствия Микаэль будет заменять мне мужа. Теперь я начала понимать, что он имел в виду.


Глава 16 Микаэль

Уже выйдя в коридор, я озвучила Микаэлю просьбу обращаться ко мне на «ты» и по имени, без пафосного «госпожа». Он тут же с готовностью кивнул:

— Как пожелаешь, Лекси.

С мягкой улыбкой протянув мне согнутую в локте руку, он хотел повести меня дальше, но я сделала лишь три шага вперёд и остановилась, заставив тем самым притормозить не только эльфа, но и Рокси с Теодором, которые дышали нам в затылок.

— Что-то не так? — удивлённо приподнял бровь Микаэль.

— Ночью напротив нашей двери раздавались звуки, словно тут рушились перегородки, — пояснила я, окидывая внимательным взглядом идеально ровные и совершенно целые белые камни, из которых состояла стена. — Но сейчас всё выглядит так, словно ничего этого не было. Мне же не послышалось? — растерянно спросила я управляющего.

Заправив за ухо выбившуюся из чёрных волос белую прядку, он задумчиво на меня посмотрел, словно прикидывая в уме, стоит ли со мной откровенничать, и в итоге взмахнул рукой.

Я потрясённо охнула, обнаружив, что безупречно целое покрытие стен было лишь качественной голограммой. А на самом деле там были глубокие выбоины и царапины от когтей, явно оставленные каким-то буйным и крайне сильным животным.

Я в шоке посмотрела на Рокси, а пантера лишь скромно потупилась, тряхнув кончиком уха и изображая из себя саму невинность.

— Не волнуйся, Лекси: скоро здесь будет сделан ремонт, а до тех пор этот кошмар будет скрыт за иллюзией, — поспешно заверил меня Микаэль.

— Понятно… — пробормотала я, снова беря его под руку и позволяя увести дальше, вдоль по коридору. — И много в этом замке таких иллюзий? — настороженно уточнила я.

— Эта — единственная, — уверенно ответил управляющий. И добавил, покосившись на пантеру: — По крайней мере, на данный момент.

Когда Микаэль завёл меня в помещение, примыкающее к спальне, мне было торжественно объявлено, что это моя комната!

Судя по тому, как пристально эльф следил за моей реакцией, он приложил немало усилий, чтобы её обустроить.

Я обвела взглядом просторное светлое помещение с белым окном, золотистыми портьерами, лепным карнизом и вычурной мебелью в стиле ампир. Такое чувство, словно я оказалась во дворце французского короля.

На стенах в больших золотистых рамках красовались цветочные мозаичные панно, слева от входа находилось огромное зеркало, а с потолка свисала изящная хрустальная люстра.

Недалеко от окна стоял удобный диван, обитый золотистой парчой, и такого же цвета два кресла. Я так и представила себя там с книжкой в руках. А в центре был поставлен небольшой круглый стол из светлого дерева приятного жёлтого оттенка, и два резных стула с подлокотниками.

— Вау… — потрясённо вырвалось у меня. Как никогда раньше я почувствовала себя принцессой из сказки.

— Это не сон, — расплываясь в улыбке, ответил на мои мысли Микаэль. — Не надо щипать себя, Лекси, — было видно, что он очень доволен произведённым эффектом, его распирало от удовольствия.

Он нажал на едва заметную квадратную кнопку на стене, и за двумя разъехавшимися створками оказался огромный, практически во всю стену, шкаф. И он был заполнен шикарными длинными платьями из нежного шёлка, органзы и парчи! По расцветкам всё это великолепие было вывешено, как настоящая радуга — от красного и до фиолетового; в самом конце сверкали драгоценными камнями белые и бежевые платья и даже несколько чёрных.

— Ёжики пушистые! Это всё мне? — потрясённо уставилась я на эльфа.

Фраза про ёжиков его немного озадачила, но он всё равно засиял. Собственно, как и я.

— Да, все эти наряды — дар от императора. Он очень сильно к тебе благоволит, — отметил Микаэль, и в его взгляде промелькнуло любопытство.

Вспомнив о том, что я имею дело с телепатом, я постаралась отсечь от себя мысли о Ли и о том, как сильно я его зацелую при встрече. Лишь сжала рукой подаренный им браслет, чувствуя, как в душе растекается тепло и благодарность к этому вампиру.

— Здорово, — кивнула я и вдруг заметила кусочек чёрной шерсти, прилипшей к краю дивана.

Видимо, Рокси уже успела побывать тут до нас с инспекцией. Я оглянулась на пантеру — киса со скучающим видом разлеглась на пушистом ковре, а Теодор с похожим выражением лица стоял за моей спиной невозмутимой тенью.


Дальше Микаэль показывал мне одну пустующую комнату за другой, сначала на этом этаже, потом на том, что пониже. Все они были одинаковыми, как под копирку, с минимальным набором мебели, но довольно уютными. А ещё я с удивлением отметила, что ни одна из дверей не запиралась. Управляющий пояснил, что все слуги очень дисциплинированы и никогда не входят без стука.


Пока что я просто осматривалась, стараясь запомнить, где тут что находится, и молча следовала за Микаэлем, держась за его руку, чтобы не запнуться о какой-нибудь неожиданный порог или внезапную выбоину в полу.

Но одна из комнат меня неожиданно заинтересовала. Вместо того, чтобы просто заглянуть туда с порога, мне жутко захотелось войти внутрь. Удивлённый Микаэль, и моя скучающая охрана последовали за мной.

Озираясь по сторонам, я пыталась понять, что с этим помещением не так: почему меня потянуло сюда, как магнитом. Вроде всё точно так же. как и в других местах: двуспальная кровать, заправленная светлым покрывалом, большое белое окно с широким мраморным подоконником, шкаф для одежды, тумбочка, кресло, стол и два стула. Разве что шторы на окне были более плотными и потемнее, с сиреневым оттенком.

А потом меня осенило. Запах! Здесь пахло как-то по-особенному. В воздухе витали нотки корицы, смешанной с мускусом, кожей, и горько-сладкой полынью, и чем-то ещё, терпким, едва уловимым, выбивающим меня из равновесия и поднимающим из глубины души непонятное волнение.

— Это обычная гостевая комната? — спросила я, удивившись, как глухо прозвучал мой голос.

— Сейчас да. а раньше в ней всегда останавливался бывший друг Кайсентиэля, Нант, — ответил Микаэль, сверля меня озадаченным взглядом.

— Нант? — переспросила я, совершенно не понимая, что со мной творится и почему сердце пропустило удар. — А, как он выглядит? — спросила я, уже зная ответ на этот вопрос.

— Высокий брюнет, с короткой стрижкой и зелёными глазами. Он оборотень и самый лучший воин в императорской армии. Глава личной охраны Лисантиила.

— Он… оборотень? — во рту внезапно всё пересохло. — Кертинг? — я с ужасом вспомнила, как выглядели монстры на поляне.

— Нет, конечно нет. — улыбнулся Микаэль.

— И кто он? — внутри всё тревожно сжалось в ожидании ответа.

— Прости, Лекси, но твой муж запретил нам говорить о его бывшем друге. Я и так сказал тебе слишком много. Если ты не против, давай отправимся дальше: впереди ещё несколько этажей, — кивнул он на дверь.

— Хорошо, — согласилась я, пребывая в растерянности.

С одной стороны, рано или поздно я непременно всё выясню, в крайнем случае расспрошу Ли при первой же встрече.

А с другой стороны, и зачем мне это теперь, если я уже замужем? Всё. поезд ушёл. Изменять Каю я не собираюсь, даже если бы на мне не было его привязки. А то, что запах незнакомого мужика, которого я и в глаза-то не видела, сводит меня с ума. — это уже просто клиника какая-то. Надо выкинуть его из головы. И тот сон, и его запах, и эту комнату. И жить дальше.

— Хочешь, я повешу сюда замок? — тихо спросил меня Микаэль. В его взгляде светилось сочувствие.

Блин, я ведь опять забыла, что имею дело с телепатом!

— Да, — твёрдо кивнула я, чувствуя, как от смущения предательски розовеют щёки.

Эту комнату лучше закрыть: так мне будет легче справиться с искушением, которое совершенно не поддавалось логическому объяснению. И внушить себе, что желание проникнуть сюда тайком, как наркоманка в поисках дозы, и зарыться носом в подушку — чистое сумасшествие, от которого надо срочно лечиться.

Я повернулась, чтобы выйти отсюда, и увидела недоумевающее лицо Теодора, который не мог понять, с чего вдруг это место собираются запереть на ключ. А на мордочке Рокси были грусть и задумчивость. Тряхнув головой, словно прогоняя тяжёлые мысли, киса выскочила в коридор, и мы отправились вслед за ней.


Огромная библиотека на втором этаже привела меня в полнейший восторг: здесь были как новые издания, так и старинные фолианты, расставленные на деревянных полках по периметру комнаты, а в центре этой сокровищницы стоял большой тёмно-коричневый кожаный диван. Мой пытливый ум загорелся желанием изучить здесь всё досконально, но Микаэль повёл меня дальше, понимая, что иначе мы застрянем тут надолго.

Сколько комнат мы просмотрели — я сбилась со счёту. Но не меньше двух сотен, это точно. Микаэль объяснил, что родители Кая были очень открытыми и общительными людьми и любили устраивать балы, которые иногда растягивались на два-три дня. Поэтому и гостевых комнат было так много.

Когда через пару часов мы дошли наконец до первого этажа, от усталости я чуть ли не висела на своём экскурсоводе.

Микаэль продемонстрировал мне несколько забитых продуктами кладовых, подсобные помещения, прачечную, кухню, оружейную комнату.

Если раньше мне казалось, что замок вымер и кроме меня. Микаэля, Рокси и Тео в нём нет ни души, то нижний этаж напоминал муравейник. Слуги то и дело сновали куда-то, а несколько особо шустрых типов так и норовили попасться мне на глаза, ослепляя белоснежными улыбками и взглядами, полными обожания.

Я снова, как и в бальной зале, почувствовала себя в центре пристального внимания и от смущения покрепче вцепилась в Микаэля. Он тут же ободряюще положил тёплую руку на мою ладонь и легонько сжал, и этот незатейливый жест придал мне немного уверенности.

В голову прилетела мысль о том, что во время отсутствия Кая Микаэль будет для меня идеальной опорой, и я получила в ответ его благодарную улыбку.

На кухне, посреди кипящих кастрюль и гор чистой посуды, суетились в основном красавчики-эльфы в белых халатах и такого же цвета шапочках. Увидев меня, они дружно и радостно крикнули что-то вроде «Виват госпожа!», чем смутили меня окончательно.

Когда мы уже оттуда вышли, Микаэль пояснил, что утреннее происшествие со сгущёнкой на моём бюсте и тот факт, что я заступилась за слугу перед мужем, да ещё и поблагодарила за завтрак, — уже обсудили все работники кухни, и все они от меня в полном восторге. Кажется, кто-то из них уже сочиняет мне оду, и ещё несколько человек придумали торт в мою честь, который намерены испечь в ближайшее время.

Я лишь потрясённо хлопала ресницами, не зная, что на это и сказать. Приятно конечно, но как-то не привыкла я к такому массированному вниманию.

Когда мы добрались до места жительства слуг, то я поняла, что очень скоро об утреннем происшествии будет известно каждому жителю этого замка, поскольку помещений для персонала оказалось всего два. и каждое — на пятьдесят человек. В этих огромных комнатах стояли ряды двухъярусных кроватей с тумбочками перед ними. Вылитая казарма!

А если много людей обитает в одном месте, то новости между ними расходятся с колоссальной скоростью.

— Это — моё спальное место, — показал мне Микаэль на нижнюю кровать у окна.

— Как? Ты тоже живёшь здесь? Но ты же управляющий! — поражённо уставилась я на него. — И зачем такая скученность, если в замке полно пустых комнат?

— Комнаты для господ, Лекси. — Микаэль искренне удивился, что я не знаю таких элементарных вещей. — А слуги в этом замке счастливы: у каждого есть даже кровать! В этом мире принято, чтобы обслуживающий персонал спал на полу. В некоторых замках им выделяют матрасы. Поэтому здесь — просто райские условия, можешь мне поверить!

— Я не могу назвать казарму раем, — пробормотала я, пребывая в шоке от услышанного.

— Но для меня это так и есть, — заверил меня эльф.

Мы вышли в коридор, поскольку в комнату вошли трое слуг-оборотней из охраны и принялись переодеваться, лаская меня жгучими взглядами.

— И давно ты тут работаешь? — спросила я, прикидывая в уме. какой у него вообще может быть возраст. Если Каю пятьдесят, то Микаэль явно постарше.

— Мне сто три года, — ответил он на мои мысли. — А на Кайсентиэля я работаю десять лет, половину из них — управляющим поместья. Я очень стараюсь оправдать оказанное мне доверие, ведь я обязан господину Лайтинерису жизнью.

— Кай спас тебя? — я была заинтригована.

— Как видишь, я полукровка. — показал он на белые пряди в чёрных волосах. — Мой отец был лунным эльфом, а мать — солнечным. Родители стали жить вместе вопреки запрету своих старейшин, за что были изгнаны в город, а когда на свет появился я, то ни один из кланов меня не признал. Так что чисто формально я даже не эльф. — грустно усмехнулся Микаэль.

— На последние сбережения родители купили полуразвалившуюся лачугу. Отец устроился на работу в местную таверну, а мама занималась домашним хозяйством. Сверстники дразнили меня зеброй, а на мать и отца постоянно сыпались угрозы и оскорбления. Я вырос в атмосфере ненависти и презрения, и, видимо, это подстегнуло мой дар: я вдруг понял, что могу читать чужие мысли, и это не раз меня выручало. Когда мне исполнилось пятнадцать, на наш городок напали кертинги. Это была большая, хорошо организованная банда, сметающая всё на своём пути. Мои родители были убиты, а меня взяли в плен и продали на невольничьем рынке.

— Какой кошмар! — прошептала я, представляя себе эту трагедию и глядя на Микаэля с огромным сочувствием.

— Меня купила семейная пара, вампиры. И начался мой персональный ад, который длился семьдесят восемь лет, — его взгляд словно остекленел.

— Они пили твою кровь? — с ужасом догадалась я.

— Да, и это тоже, — сдержанно кивнул он. — Они оба были садистами и получали удовольствие от чужой боли. Однажды я не выдержал пыток и признался им, что могу читать мысли. Думал, что они пощадят меня, если я окажусь им полезен. Так и случилось. Пытки стали реже, и меня стали обучать хорошим манерам, этикету, правилам поведения в высшем обществе и различным языкам. Со временем госпожа стала брать меня на разные мероприятия, приёмы, балы в качестве своего сопровождающего. Там требовалось только одно: улавливать чужие мысли и докладывать всё услышанное. Так, пользуясь даром ручного менталиста, мои хозяева начали промышлять шантажом. А после того, как на хозяйку было совершено нападение, я был обучен воинскому мастерству, чтобы мог выполнять ещё и функции телохранителя. Моё возмужавшее тело, накачанное во время тренировок, привлекло внимание вампирши, и она сделала меня своей любимой постельной игрушкой. Под мороком её облик был очень привлекательным, а на самом деле она напоминала клыкастую жабу, которую мне пришлось ублажать, — мужчину передёрнуло от отвращения.

— Микаэль… — Прошептала я тихим срывающимся голосом.

— Я жил в аду почти восемьдесят лет, Лекси. Несмотря на всю мою полезность для хозяев, они продолжали ради забавы пытать меня. Вдобавок пили мою кровь, кормили объедками и жестоко наказывали за малейшую оплошность. Я спал на грязной подстилке в подвале, на каменном полу, среди других рабов, которым повезло ещё меньше. И однажды я взбунтовался: ударил хозяина, когда он в очередной раз захотел прижечь мой живот раскалённым железом. Я надеялся, что он убьёт меня в ответ. Вампир пришёл в ярость. Он приказал привязать меня к пыточному столбу перед замком и содрать кожу со спины. Палач срезал с меня уже несколько лент, и я орал от невыносимой боли, когда во дворе появился молодой генерал Лайтинерис в сопровождении нескольких воинов. Они арестовали моего хозяина по обвинению в шантаже высокопоставленных лиц. а меня Кайсентиэль распорядился снять со столба и доставить в свой замок к лекарю.

— И вампирша, так легко тебя отпустила? — уточнила я с замиранием сердца.

— Нет она в ярости накинулась на генерала с криками, что я их собственность, на что он заявил, что забирает меня для нужд армии, и ей пришлось умолкнуть. Так я оказался в фамильном замке Лайтинерисов. Меня вылечили, предоставили одежду, еду и даже кровать с тумбочкой! Это было просто сказкой! Генерал оформил на меня вольную и решил отпустить, но я захотел остаться здесь и служить ему верой и правдой. Он это позволил, и за пять лет я сумел доказать ему свою преданность и стал управляющим. Если понадобится — я отдам за него жизнь, Лекси! И за каждого, кто ему дорог! Особенно за тебя… — добавил он чуть тише.

Как же мне было его жалко! Такой сильный, красивый и замечательный — он прошёл через настоящий ад! И теперь смотрел на меня с такой преданностью и немым обожанием, что сердце пропустило удар.

— Микаэль… — Поддавшись чувствам, я порывисто его обняла, успев заметить, как синхронно округлились глаза у Рокси и Теодора.


Глава 17 Наказание 

Поначалу опешив, Микаэль быстро спохватился, и я почувствовала, как его сильные руки обвили мою спину и талию, и он крепко прижал меня к себе. И как же это было приятно! Тепло его мускулистого тела и тонкий запах, который от него исходил — ноты имбиря, кедра и лайма — вскружили мне голову настолько, что на несколько мгновений я даже забыла, что уже сутки как являюсь замужней дамой. Хотелось просто закрыть глаза и мурлыкать.

— Лекси… — хрипло произнёс он с такой нежностью, что у меня защемило сердце. — У меня уже нет шансов стать твоим мужчиной: Кайсентиэль тут всех опередил, но я всегда буду твоим другом! Я хочу, чтобы ты знала, что всегда можешь рассчитывать на меня. Что бы ни случилось! — он ласково поцеловал меня в висок, вдыхая аромат моих волос.

— Спасибо! — прошептала я с благодарностью, и Микаэль неохотно освободил меня из кольца своих рук.

— Пошли дальше? — улыбнулся он, протягивая мне локоть и обволакивая сиянием сиреневых глаз, в которых светилось обожание.


Обойдя ещё несколько помещений, мы заглянули в большую столовую для слуг, потом в заставленный склянками кабинет лекаря, прошли мимо бальной залы, где я уже успела побывать, и закончили нашу экскурсию огромным спортзалом, который особенно меня впечатлил.

Точнее, даже не сам спортзал, а то, что в нём происходило: с десяток пар, расставленных по периметру, сражались в тренировочном бою. Это было так красиво! Я невольно залюбовалась их молниеносными движениями, ударами, блоками и подсечками, и очнулась, лишь, когда эти мускулистые парни в чёрных майках один за другим начали застывать в ступоре, заметив меня на пороге. Кому-то из-за этого подбили глаз, а кто-то согнулся из-за пропущенного удара в живот.

Поняв, что тренировка оказалась на грани срыва, Микаэль приобнял меня за талию и мягко вывел из этого интересного места. А мне жутко захотелось увидеть, как здесь занимается Кай, и я твёрдо решила завтра на рассвете утянуться за ним сюда хвостиком.

— Думаю, он не будет возражать, — улыбнувшись, ответил на мои мысли Микаэль.

Он распахнул передо мной тяжёлые дубовые двери, и мы оказались на улице. В глаза ударили яркий солнечный свет и буйство красок: сочная зелень деревьев и красные, синие и жёлтые цветы в широких клумбах радовали душу и сильно поднимали настроение. На горизонте возвышались величественные голубые горы, а не так далеко от нас отсвечивало озеро, словно посыпанное золотистым порошком, напротив которого выстроились стройные ряды фруктовых деревьев. Это место было настоящим раем: красивым, ярким и безмятежным.

Перед замком тоже деловито сновали слуги, и один из них — темноволосый эльф лет сорока на вид, быстро подскочил к нам.

Отвесив мне вежливый поклон, он быстро что-то затараторил, обращаясь к Микаэлю, и в его каскаде слов я смогла разобрать лишь: «цветы», «клумбы», «катастрофа» и «пушистый паразит».

Бросив нахмуренный взгляд на Рокси, которая уселась на траву с непрошибаемым видом невинного хомячка, Микаэль повернулся ко мне:

— Прости, Лекси, но мне надо немного отлучиться по делам. Погуляешь тут немного, ладно? Я мигом вернусь!

Я бодро кивнула и заверила, что он может не волноваться. Микаэль тут же удалился в сопровождении эльфа-брюнета, который продолжал ему что-то жалобно выговаривать, а я оглянулась по сторонам. Ноги уже гудели после двухчасовой экскурсии по замку, но обнаружить скамейку поблизости так и не удалось.

Словно уловив мои мысли (или на самом деле уловив), ко мне подскочила Рокси и толкнула попой под мои коленки так, что ноги резко подкосились, и я не успела пискнуть, как оказалась сидящей на её спине.

От неожиданности я едва не упала с этого живого пуфика, но тут на выручку пришёл Теодор: он вовремя подхватил меня за спину в районе подмышек и помог принять устойчивое положение. А неплохие у него рефлексы, однако.

— Рокси! — потрясённо выдохнула я, и меня одарили лукавым взглядом фиолетовых глаз.

Я даже сердиться на неё не могу, до чего у неё морда умильная!

— Теодор, это нормально, что я тут перед замком на пантере сижу? — растерянно уточнила я у своего телохранителя, чем привела его в замешательство.

— Не знаю, — наконец честно признался он. — Но, наверное, нормально. Ты же госпожа, тебе можно всё.

— Нравится мне твоя логика, — согласилась я.

Но, как оказалось, проходившие мимо слуги были глубоко в душе иного мнения. На меня и раньше обращали пристальное внимание, а сейчас не просто сверлили взглядом, а таращились округлившимися глазами.

И было непонятно, чему они удивлялись больше: самому факту, что я сижу на пантере, или тому, что я отдыхаю на боевой котейке императора.

Когда один из них — молодой светловолосый эльф, — будучи не в силах оторваться от столь необычного зрелища, запнулся и рухнул в клумбу, подняв в воздух рой лепестков и сильно насмешив Рокси, мои нервы сдали, и я вскочила с насиженного места.

Пантера подпрыгнула с явным намерением повторить свой коварный манёвр попой и усадить меня назад, но я проявила сноровку и вцепилась решительным клещом в руку ошалевшего Теодора. Теперь если я и приземлюсь на спину этой кошатины, то уже вместе с телохранителем. Надеюсь, он не упадёт к этому моменту в обморок, а то что-то он сильно побледнел.

Разочарованно фыркнув. Рокси принялась нарезать вокруг нас круги не хуже сухопутной акулы-людоеда, но вдруг раздался резкий звук, который прервал этот хоровод.

Пантера замерла на месте, а у меня душа ушла в пятки. Я даже на секунду подумала, что у меня слуховые галлюцинации. Ну потому что не могут в этом райском месте раздаваться свист хлыста, хлопки ударов и громкие стоны! Где угодно, но только не здесь! Отцепившись от Теодора, я на негнущихся ногах зашла за угол замка и застыла, потрясённая открывшейся передо мной картиной.

Нет, это неправда. Это невозможно! Как в этом поместье, где хозяин — мой милый Кай, а управляющий — лапочка Микаэль, может твориться такой кошмар? С глазами, округлившимися от ужаса, я рассматривала привязанного к столбу светлого эльфа с обнажённым торсом, а по его исполосованной хлыстом спине стекала кровь.

Его истязатель — эльф с длинными рыжими волосами — замахнулся для очередного удара, и из моей груди вырвался отчаянный крик:

— Стой!

Рука экзекутора замерла в воздухе, и он с изумлением повернулся ко мне.

— Госпожа? — в его глазах была растерянность, словно он никак не ожидал увидеть меня здесь. Спохватившись, он отвесил мне поклон. Если бы не окровавленный хлыст в его руке и не вся эта дикая ситуация, я бы восхитилась его красотой — бордовыми с золотистыми крапинками глазами, тонкими чертами лица и яркими волосами, переливающимися на солнце жидким шёлком.

— Немедленно прекратить это безобразие! — решительно потребовала я, чувствуя, как меня начинает потряхивать.

— Но я не могу… — опешил он. — Это приказ генерала: со всей строгостью наказать того, кто потревожил ваш покой во время брачной ночи.

— Исполосовать человека за то, что он тарелки напротив нашей двери разбил? — я была вне себя от возмущения. — Да что вы за люди такие? А Рокси что, вы тоже накажете? Она же половину стены там вынесла!

Стоявшая рядом со мной пантера кинула на палача уничижительный взгляд и на секунду с тонким намёком обнажила клыки.

— Он не человек. — показал рыжий на привязанного к столбу эльфа, — и мы не люди. А пантера подчиняется не генералу, а императору, и только Лисантиил имеет право её наказывать, поэтому сейчас её никто не тронет, — парировал экзекутор.

— Вообще-то я человек, — неожиданно поддержал меня стоявший за спиной Теодор. — И она тоже. А если наша госпожа — человек, значит, мы все её люди!

Я кинула благодарный взгляд на телохранителя и угрожающе прищурилась на рыжего вредину:

— Не зли меня, существо! Быстро снял его отсюда. — кивнула я на окровавленную жертву, — и отвёл к лекарю!

— Ноя правда не могу, госпожа, — голос рыжего эльфа дрогнул, и в его взгляде промелькнуло отчаяние. — Приказ о наказании был отдан генералом, и я не имею права его нарушать. В этом мире женщины не командуют мужчинами и не могут отменять их распоряжения. Даже такие красивые… — вконец стушевался он.

— А если у них императорский браслет? — показала я ему символы королевской власти.

Всё, это был шах и мат. Кинув на меня затравленный взгляд, рыжик выхватил из-за пояса нож и перерезал верёвки, удерживающие жертву.

Освобождённый эльф повернулся ко мне лицом, застыл на пару секунд, хлопая голубыми глазами, потом рухнул в ноги и принялся целовать обувь и всё, до чего мог дотянуться.

В замешательстве я шарахнулась назад, но. поскольку мои ступни были плотно обхвачены его цепкими руками, потеряла равновесие и начала падать.

Дальнейшие три события произошли одновременно.

Рокси разъярённой торпедой кинулась на наглеца и повалила его на землю, меня со спины в полёте поймал Теодор, да так «удачно», что его ладони нечаянно накрыли мой бюст, и раздался ледяной голос Кая:

— Что тут происходит?


Скажу честно — у меня душа ушла в пятки. Думаю, что у слуг тоже. Рыжик бухнулся на колени и склонил голову, за ним последовал Теодор, который за доли секунды успел придать мне вертикальное положение и тут же отскочил как ошпаренный, а через два удара сердца — ещё и подбежавший к нам Микаэль.

Судя по тому, насколько бледен был управляющий, он видел, что тут случилось, и прекрасно понимал масштабы катастрофы.

Рокси замерла на мгновение, и тип, который только что обслюнявил мне ноги, воспользовался этой заминкой: выбрался из— под мощной лапы пантеры и тоже встал на колени перед хозяином.

— Это ты мне объясни, что за дикость тут происходит! — я быстро взяла себя в руки и наехала на мужа, полагая, что лучшая защита — это нападение. — Может, в вашем мире это и норма, но для меня подобные забавы неприемлемы! — я с возмущением махнула на столб для наказаний. — И я категорически отказываюсь жить в месте, где за углом кого-то пытают! Ты понимаешь, что. когда у нас появятся дети, они тоже всё это увидят и решат, что это в порядке вещей! И вырастут моральными уродами! И вообще, как ты можешь так жестоко наказывать человека за разбитую посуду? Это же настоящий садизм!

Кай выслушал мою гневную тираду молча, со своим фирменным выражением лица, как у бесстрастного робота. Вот только его синие глаза метали молнии.

— Значит ты решила, что я наказал раба за битые тарелки, — его голос был обманчиво спокойным. — Считаешь меня чудовищем? — мрачно усмехнулся он.

Кажется, Тео. рыжик, Микаэль и лизун забыли, как дышать. Только Рокси всё было нипочём: подойдя ко мне вплотную, пантера уселась у моих ног, оказывая тем самым моральную поддержку. Она кинула на меня ободряющий взгляд, в котором читалось: «Не волнуйся, котёнок, я загрызу за тебя любого!».

— Нет Да. Не знаю. — выпалила я в растерянности. Пускай сам выберет ответ, который его устраивает.

— Лонгерин, ты выполнил мой приказ? — всё так же ровно спросил Кай у рыжего эльфа.

— Никак нет, генерал. — побледнел экзекутор. Он мог бы начать оправдываться и объяснить, что это случилось по моей вине, но промолчал.

— Сколько ударов осталось? — бесстрастно уточнил Кай.

— Три, — голос рыжика дрогнул.

Кай щёлкнул пальцами, и к нам тут же подскочили пять охранников-оборотней, которые прошлым вечером так активно прожигали меня голодными взглядами. Встав за его спиной, они вытянулись по струнке в ожидании дальнейших указаний.

И если вчера их горящие животной страстью глаза и притягательные улыбки выбивали меня из равновесия, то сейчас из-за бушующих внутри эмоций я чувствовала себя как в глухой броне и была равнодушна к их пристальному вниманию.

Я могла лишь догадываться, зачем Кай их позвал, и эти предположения мне совершенно не нравились. Если он намерен довести экзекуцию до конца, да ещё и Лонгерина наказать за неповиновение приказу, то я ему сейчас такой семейный скандал закачу, что мало не покажется.

Но Кай продолжил меня удивлять и шокировать.

— Встать! — коротко скомандовал он так грозно, что даже я невольно дёрнулась, а все коленопреклонённые тут же вскочили.

Подойдя к рыжему эльфу, он протянул к нему руку со словами:

— Дай сюда!

Не поднимая взгляд, Лонгерин послушно положил хлыст ему в ладонь.

Кай развернулся и решительным шагом направился ко мне. сжимая в кулаке орудие для наказания. Вот тут мне слегка поплохело. Нет, мне, конечно, нравятся властные мужики, но это уже перебор.

Из груди Рокси раздалось угрожающее рычание, и пантера вскочила, заслонив меня собой. Какое счастье, что у меня есть такая защитница! Рядом с ней и море по колено, и муж с плёткой в руке не так страшен.

— Расслабься! — небрежно осадил её Кай и пристально уставился ей в глаза.

Несколько секунд они стояли молча друг против друга, и я могла поклясться, что в этот момент они мысленно разговаривали!

Наверное, Кай в чём-то убедил мою кису, поскольку, издав ещё один рык-предупреждение, она всё же отошла в сторону. В её брошенном на меня взгляде светилось: «Не бойся его, котёнок, всё будет хорошо! Я рядом!».

Кай подошёл ко мне вплотную с невозмутимостью Терминатора, взмахнул упругой, сплетённой из ремней плёткой и со свистом опустил её на собственное запястье, поднятое на уровень моего лица.

Я вздрогнула и в шоке уставилась на мужа.

— Что ты видишь, родная? — голос Кая звучал до жути вкрадчиво.

— Мазохизм? — глухо предположила я.

Испачканные в подсохшей крови ремни так и остались лежать накинутыми на его запястье. Поскольку удар пришёлся не на голую кожу, а на рукав рубашки из плотной ткани, то особого вреда не причинил.

— Посмотри внимательно на плеть, — заявил Кай.

— Ну и? — пожала я плечами. — Ты прости, конечно, но я в таких игрушках не разбираюсь! — хмуро парировала я.

— Эти ремешки только с виду напоминают кожаные. На самом деле они сделаны из особой травы — нивеи, которая обладает целебным эффектом. Уже к утру на нём бы всё зажило и даже следов не осталось, — махнул он рукой на лизуна. — А это наказание он бы запомнил надолго. Ты правда думаешь, что я приказал его выпороть за разбитую посуду? — в его голосе проскользнула горечь, и мне стало как-то не по себе. — Хорошего же ты обо мне мнения! Конечно, тот фаянс был довольно дорогим и редким. Но проблема в другом. Этого раба застукали за дверью хозяйской спальни в брачную ночь, когда ты издавала жаркие стоны от моих ласк.

Мои щёки стали пунцовыми, оборотни нервно сглотнули, а лизун втянул голову в плечи, и, судя по его виду, мечтал провалиться сквозь землю от стыда.

— И он не просто нас подслушивал, Лекси, — продолжил Кай. — Сказать тебе, как он уронил поднос? Он держал его одной рукой. Догадываешься, что он делал второй, или объяснить? — криво усмехнулся он.

— Не надо. — прошептала я, как никогда раньше чувствуя себя полной идиоткой.

— Так что двадцать ударов плёткой из нивеи для него ещё слишком мягкая кара, можешь мне поверить, — холодно заявил Кай.

— Если не причинять вреда здоровью, то это не самое страшное наказание для воина. Оно приучает терпеть боль, закаляет характер и в этом мире является обычным делом. Меня умиляет, что ты уже сейчас заботишься о духовном здоровье наших детей, родная. Но впредь постарайся не отменять мои приказы, не спросив моего разрешения, — в его голосе звенел металл.

— Я не знала, где ты, и боялась, что, пока я бегаю в поисках мужа, на этом типе живого места не останется, — я виновато посмотрела на Кая. — Прости. Но я всё равно прошу тебя убрать этот столб и прекратить подобные забавы. Наказывай своих людей как-нибудь по-другому. — в этом я была непреклонна.

— Нет, — твёрдо заявил генерал. — Я не стану убирать этот столб. И распоряжусь поставить рядом ещё один. Для тебя.

— Ты серьёзно? — моё сердце болезненно сжалось. Я не боялась физической боли и унижения, мне было страшно то, что первые нежные ростки любви к мужу будут безжалостно растоптаны. Видимо, поторопилась я его родным называть…

— Абсолютно. — подтвердил Кай.

Рокси издала глухое рычание, что не допустит подобного беспредела, а Микаэль едва заметно помотал головой и ободряюще мне улыбнулся.

— Чтобы сделать качели! — рассмеялся Кай, заключая меня в объятия.


Глава 18 Лонгерин

— Ну и шуточки у тебя! — судорожно выдохнула я, зарываясь носом в грудь мужа и вдыхая такой знакомый запах шоколада и ванили.

В кольце его сильных рук было невероятно тепло, уютно и приятно, и осадок от того потрясения, что Кай мне устроил, постепенно развеивался, как пепел на ветру.

— Со столбами вопрос закрыли, — он ласково поцеловал меня в макушку. — Теперь вместо плети все провинившиеся будут обречены на спарринг со мной во время тренировок. И как сильно им при этом влетит — будет зависеть от тяжести их вины.

— Спасибо, — пискнула я с благодарностью, краем глаза замечая, как от слов Кая побледнели охранники-оборотни. Видимо, удары хлыстом страшили их не так, как бой с моим мужем.

— Лонгерин! — обратился Кай к рыжему эльфу. Выпустив меня из надёжных объятий, он вручил плётку одному из оборотней, а рыжик в это время вытянулся ещё сильнее и нервно сглотнул, не в силах оторвать взгляд от земли.

— Да, генерал! — глухо отозвался он.

— Ты нарушил мой прямой приказ. И ты знаешь, что за это полагается. Твоя казнь состоится на рассвете. Ты отлично служил мне много лет и раньше никогда не подводил, поэтому я дам тебе время завершить свои дела и попрощаться с друзьями и родными, — бесстрастно заявил мой муж.

— Спасибо, генерал! — побледнел рыжик, даже не думая как-то оправдываться или выгораживать себя.

— Кай! — с ужасом воскликнула я. Сказать, что я была в шоке — ничего не сказать. — Ты не можешь с ним так поступить! — мой голос срывался, а в душе всё похолодело. — Это всё моя вина, это я заставила его прекратить наказание! Он отказывался, но я пригрозила ему императорским браслетом! У него не было выхода, ты это понимаешь?

Лонгерин с изумлением уставился на меня: он явно не ожидал, что я буду его защищать. А на лице Кая не дрогнул ни один мускул.

— Я всё понимаю, родная, но все слуги в этом замке живут по воинскому уставу. А в нём написано, что за неисполнение приказа генерала виновный приговаривается к смерти. Мне очень жаль, — покачал он головой.

— Я не позволю тебе убить его! — на мои глаза навернулись слёзы.

— Пригрозишь мне браслетом? — Кай склонил голову набок.

— Нет! — судорожно выдохнула я. На сегодня я и так достаточно накосячила, и дальше принижать мужа перед слугами было бы неправильно.

Поэтому, приняв решение задействовать браслет лишь в крайнем случае, как последний аргумент, я просто опустилась на колени.

Среди оборотней пронёсся потрясённый вздох, у Микаэля отвисла челюсть, Лонгерин уставился на меня как на фантом, которого не может быть в природе, а Кай удивлённо вздёрнул бровь. И наступила тишина.

Возникло чувство, что я оказалась в вакууме. Все слуги, даже те, что находились в отдалении, внезапно замерли и уставились на нас. Перестали петь птицы, затихли кузнечики и другие насекомые. Моя гордость ушла пить валерьянку, а тараканы в голове постепенно возвращались из глубокого обморока и даже начали соглашаться, что раз я накосячила — мне и расхлёбывать.

Зато авторитет Кая сейчас, похоже, подскочил до небес.

— Я, Александра Лайтинерис, смиренно прошу моего мужа — генерала Кайсентиэля — отменить смертную казнь нашего слуги Лонгерина и беру всю вину на себя, — выдала я официальную речь, чувствуя, как по щекам катятся слёзы. — Ты говорил, что теперь это, и мои слуги тоже, — умоляюще посмотрела я в его васильковые глаза-океаны, в которых сейчас плескалось изумление. — Позволь мне спасти ему жизнь, Кай. Иначе я никогда себя не прощу.

Где-то сбоку раздалось глухое рычание Рокси, в котором чётко слышалось: «Опять котёнка нервируешь, гад!», и это словно вывело Кая из ступора.

— Лекси! — кинулся он поднимать меня с колен.

Меня поставили на ноги, быстро отряхнули от травы и крепко прижали к себе.

— Я, генерал Кайсентиэль Лайтинерис, отменяю смертную казнь раба Лонгерина и дарю ему своё прощение за неисполнение приказа, — торжественно объявил Кай.

Воздух вокруг наполнился ликованием, и на меня со всех сторон свалился целый шквал обожающих взглядов.

— Спасибо, генерал, — отвесил низкий поклон красавчик-рыжик, который ещё не отошёл от шока, и вдруг бухнулся на колени: — Благодарю вас, госпожа, теперь я ваш должник и буду служить вам верой и правдой до конца моих дней, — его голос немного дрожал от избытка чувств, а у меня закралось подозрение, что Кай устроил весь этот спектакль именно для того, чтобы здесь появился ещё один человек, то бишь эльф, который не задумываясь умрёт за меня.

Микаэль едва заметным кивком подтвердил мои мысли. Офигеть. Вот ведь артист.

— Спасибо, Кай… — прошептала я, с благодарностью посмотрев на мужа.

Он с нежностью вытер остатки слёз с моих щёк и чмокнул в носик.

— Всё для тебя, родная, — отозвался он и задал вопрос, который поставил меня в тупик: — А теперь объясни, чем вы тут занимались, когда я подошёл.

— Э-э-э, ну, мы тут это, занимались диагностикой! — выдала я, краем глаза замечая, как сильно побледнел Теодор.

— Не понял, — бровь Кая взметнулась вверх.

— Ну… я просто проводила психологическую диагностику. Знаешь ли, тесты. Психологический тест на доверие, — с честным лицом заявила я, наблюдая, как округляются глаза у Лонгерина, Микаэля и Теодора. Рокси в замешательстве склонила голову набок, а лизун так и оставался в позе неподвижной статуи с красными ушами, сверлящей глазами траву.

— В смысле? — уточнил муж.

— Есть такая проверка: если ты хочешь понять, доверяешь ли какому-нибудь человеку, то надо повернуться к нему спиной и падать назад, ожидая, что он тебя подхватит. Теодор меня поймал, так что всё отлично. Я осознала, что доверяю своему телохранителю, и очень этому рада. Такие тесты на Земле — это вообще обычное дело, — заверила я мужа.

Рокси отвернулась и с невозмутимой рожицей отошла от нас подальше, но по тому, как подрагивали её ушки и затряслись бока, я поняла, что она просто давится от смеха.

— Ну, допустим. — муж сделал вид, что поверил. — Но зачем этот раб. — махнул он на лизуна, — хватал тебя за ноги?

— Так он их держал, чтоб не скользили! — невинно захлопала я ресничками.

Рокси вцепилась зубами в траву и из её груди вырвалось несколько похрюкиваний. Поняв, что не в силах удержать рвущуюся наружу истерику, киса уткнулась носом в землю, подрагивая лапами и изображая из себя охотника за кротами.

— А, зачем он при этом их целовал? — вкрадчиво задал коварный вопрос Кай.

— Целовал? — «искренне» удивилась я. Эх, какая актриса во мне погибает. — Нет, ну что ты. Тебе показалось. Он с меня просто пылинки сдувал.

Рокси не выдержала и рванула куда-то от нас зигзагами, подбив на неровной траектории пару слуг, Микаэль отвернулся, пряча улыбку, Лонгерин прикусил губу, а Теодор застыл в полной растерянности.

— Пылинки, значит, — снисходительно посмотрел на меня муж.

Вроде не сердится. Наоборот, в глубине васильковых глаз танцуют смешинки. Он что. совсем меня не ревнует? Даже как-то немного обидно стало. Вот она — женская логика.

— Угу, — кивнула я, изо всех сил сохраняя серьёзное выражение лица.

— Что ж. теперь он будет втягивать носом пыль в другом месте. — заявил Кай. — Рэм. Феникс, уведите этого раба и подготовьте бумаги на его выбытие и продажу, — кивнул он оборотням на лизуна. — Чтобы к обеду его здесь уже не было. — отдал он приказ таким тоном, что было понятно: спорить бесполезно.

Да и не хотелось, если честно. Было лишь желание отмыть чужие подсохшие слюни со своих ног и забыть про всю эту неприятную ситуацию.

Охранники скрутили убитого горем лизуна, который зашёлся в истерике с криками о прощении и помиловании, и утащили его куда-то в замок, а к нам с озера вернулась Рокси — вся мокрая и с невозмутимой рожицей. Видимо, приступ смеха её уже отпустил.

— А теперь, родная моя, мне предстоит наказать ещё одного человека, — ровным голосом обратился ко мне муж, и пояснил: — Тебя.

— Качельками? — наивно предположила я, раз вопрос со столбами, по словам Кая, был закрыт. Вопрос «за что?» я даже задавать не стала, мне до такой степени было всё равно.

— Нет, по-другому, — лицо Кая напоминало непроницаемую железную маску. Что сейчас на уме у этого Терминатора — вообще непонятно. — Ты без спроса отменила мой приказ и отчитала меня перед слугами. Ты хозяйка этого замка, но мужчина тут всё-таки я. Видимо, иногда мне придётся напоминать тебе об этом, — заявил мой генерал, не обращая ни малейшего внимания на раздавшийся предупредительный рык пантеры.

Я не успела охнуть, как он дёрнул меня на себя, сжал в объятиях и впился в рот поцелуем.

А, ну да, такое наказание — это ж практически уже наша семейная традиция. Пора бы привыкнуть.

Его тёплые губы уверенно накрыли мой рот. а бархатный язык настойчиво ворвался внутрь, лаская и подчиняя. На глазах у застывших слуг он словно доказывал свою власть надо мной.

Я расслабилась и думала, что этим публичным поцелуем всё дело и ограничится, но как же я ошибалась…


Глава 19 Шопинг

Когда я поняла, что замыслил мой благоверный, то дёрнулась в попытке освободиться, но он прижимал меня к себе настолько сильно, что рыпнуться не получилось. Разъединить наши губы, чтобы выразить протест, — тоже. Это было всё равно, что отпихнуть от себя каменную глыбу.

Поэтому всё, что мне оставалось, — терпеливо ждать, пока он наиграется со мной своей магией и отпустит, как сытый кот полуобморочную мышь.

Нет, с одной стороны, это было довольно приятно. И не просто приятно: от его действий у меня отключался мозг, уплывая куда-то за пределы нирваны. Настойчиво и методично Кай направлял в моё тело потоки сладкого огня, которые растекались по венам, собираясь в пульсирующий комок внизу живота.

Но, с другой стороны, он делал всё это прилюдно и принудительно, и мне было страшно даже подумать о том, как всё это выглядит, и понимают ли слуги, чем сейчас занимается Кай. Как никогда раньше я почувствовала себя его пленницей.

Ритмичные движения его тёплого напряжённого языка имитировали действия его мужского органа во мне и одновременно подстраивались под темп горячих вихрей, скользящих у входа в лоно и проникающих внутрь.

Его сильные руки не дали мне выгнуться дугой и удержали на месте, когда он прошёлся мягким пламенем по самой чувствительной точке — клитору. Дыхание перехватило, а ноги моментально подкосились, и я бы упала, если бы не находилась в плену мужских объятий. Моя реакция заинтересовала Кая, и он сосредоточился именно на этой части тела, сводя меня с ума.

Муж гасил своим ртом мои судорожные полустоны, которые помимо воли рвались из груди, и с довольным блеском в глазах продолжал это коварное наказание до тех пор, пока я совершенно не потерялась во времени и пространстве. Низ живота прошила острая молния оргазма, горячими бабочками вспорхнувшая по позвоночнику до самой макушки, и всё тело наполнилось плотным туманом эйфории.

Когда стихли последние сладкие судороги, Кай оторвался от моих губ и немного ослабил объятия.

Мои руки тряслись, колени подкашивались, дыхание было таким прерывистым, словно я совершила марафонский забег. А судя по тому, как пылали огнём мои щёки, они сейчас сравнялись цветом с ушами лизуна.

Интересно, в этом мире есть психиатры? Боюсь, мне потребуется целая бригада, чтобы разобраться в себе и понять, как мне вообще реагировать на подобные действия мужа.

Меня прилюдно отлюбили. То есть наказали. И мне было невероятно хорошо. И безумно стыдно. Да, это было против моей воли. Но ведь классно же! Как же всё сложно-то!

— Тебе понравилось? — моё ухо опалил горячий шёпот Кая.

И что мне на это ответить?

Избегая встречаться с ним взглядом, я молча отстранилась, пытаясь удержаться на трясущихся ногах. Украдкой, из-под опущенных ресниц, посмотрела на слуг — на их лицах были добродушные улыбки, смешанные с лёгкой завистью. Видимо, они приняли всё происходящее за долгий поцелуй.

Но среди всей этой компании было двое тех, кто прекрасно всё понял.

Микаэль в шоке хлопал округлившимися глазами, и на его лице был написан вопрос: «А что, так тоже можно?»

А на мордочке Рокси светилось такое потрясение, что у меня ёкнуло сердце. Оказывается, у пантер, совсем как у людей, может отвисать челюсть. Её ошалевший взгляд скользил по мне и Каю, а хвост отбивал нервную дробь по траве, пугая кротов и кузнечиков.

— Если ты закончил, могу я пойти к себе? — холодно уточнила я у мужа, по-прежнему избегая смотреть на него.

Кай шумно выдохнул: он был явно расстроен и рассчитывал на другую реакцию с моей стороны. Но мой генерал быстро взял себя в руки и спокойно ответил:

— Нет.

— Но я устала, Кай! — протестующе воскликнула я.

— Я всё понимаю, родная, но отдых пока откладывается, — его голос смягчился. — Тебе придётся сейчас отправиться в город и пройтись по магазинам — закупить всё самое необходимое: туфли, платья, нижнее бельё, накидки, чулки и всё, что нужно женщинам. Я бы сам всё купил, но я в этом совершенно не разбираюсь, — развёл он руками. — А то, что моя жена ходит исключительно в подарках от императора, меня напрягает. Я и сам в состоянии тебя обеспечить. Если ты устала — это не проблема: Микаэль понесёт тебя на руках. Когда утомится — его сменят другие твои сопровождающие, — кивнул он на оборотней и Теодора. — И что-то мне подсказывает, что им это будет только в радость. А я в это время решу кое-какие проблемы по поместью.

— Ладно, значит шопинг, — обречённо вздохнула я.


— Этого должно хватить на первое время, — Кай вынул из кармана камзола и вручил Теодору увесистый кожаный кошелёк, из которого доносился заманчивый звон монеток.

Судя по тому, как округлились глаза моего телохранителя, там было целое состояние.

Тео быстро убрал несметные сокровища в собственный карман и снова застыл бледной статуей, избегая смотреть на меня. Наверное, до сих пор отходит от шока, что нечаянно полапал меня за интересные места.

— Ты за главного, Микаэль, — отдал распоряжение генерал. — Теодор, Лонгерин, Алекс, Рэм и Санти в твоём подчинении. Это животное, — пренебрежительно махнул он на Рокси, — тоже увяжется вслед за вами.

Надо же, рыжик тоже пойдёт меня сопровождать в походе за тряпками. Неожиданно. И не только для меня — судя по тому, как он сейчас рот приоткрыл. Будем считать, что он так обрадовался.

— Да. генерал, — кивнул управляющий.

Подойдя ко мне, Микаэль заговорщически мне подмигнул, нагнулся и, словно пушинку, подхватил меня на руки.

А что. ничего так, удобно. Этому мужчине я почему-то доверяла даже больше, чем мужу, и поэтому быстро расслабилась. Пусть носит, пока не устанет. А потом — передаст Теодору или кому-то ещё. И фраза «пойти по рукам» обретёт для меня особый смысл.

— Я не устану, — ободряюще прошептал мне на ухо Мик и улыбнулся одними глазами, окатив сиреневой нежностью. Поразительно: я знаю его всего ничего, а уже обожаю.

— Зайдите в «Экселент», это довольно крупный и хорошо охраняемый торговый центр, где можно быстро найти всё необходимое. — Кай невозмутимо продолжил давать ценные указания, совершенно спокойно относясь к тому, что его жена сейчас пригрелась на руках другого мужчины.

Ради эксперимента я обхватила Микаэля за шею, но на лице мужа не дрогнул ни один мускул. У меня скоро взрыв мозга будет от его поведения. То он дико меня ревнует и избивает Ватиэля. то невозмутим, как удав. Вообще непонятно.

В итоге я махнула рукой на попытки постичь его тонкую эльфийскую психологию и просто уткнулась носом в основание шеи Мика. Интересно, это у него одеколон такой приятный — с нотами имбиря, кедра и лайма — или это его настоящий запах?

Тот замер на мгновение, и я могу поспорить, что от моего дыхания по его коже забегали мурашки.

— Лекси… — едва слышно выдохнул он и так же тихо добавил: — Настоящий.

А кому сейчас легко?

— Закупите сейчас всё самое необходимое для моей жены и когда вернётесь — как раз будет время обеда, — спокойно подвёл итог Кай и умолк, пристально глядя на управляющего так, словно мысленно давал ему ещё какие-то указания.

— Да, генерал, — через какое-то время откликнулся Микаэль.

Кай взмахнул перед нами рукой, открывая проход, и вся наша процессия направилась в серебристый туман.


Мы вышли посреди огромного торгового центра, и от его размеров и великолепия у меня перехватило дыхание Хрустальные потолок и стены, декоративные мраморные столбы у стен, небольшие фонтаны на каждом шагу и искрящийся разными цветами пол из неизвестного мне камня — всё это было так красиво, торжественно и стильно, что хотелось вобрать глазами всю эту красоту и запечатлеть в памяти, как нестираемый фотоснимок.

Ровная шеренга торговых секций с прилавками и манекенами напоминала крупные земные бутики, вот только продавцами тут были бойкие эльфийские юноши.

На нашу компанию тут же устремился перекрёстный огонь любопытных взглядов, и, насколько я поняла, виной всему была моя котейка. Наверное, встретить пантеру в таком месте было большей редкостью, нежели женщину с качественным мороком. Так что ко мне. на моё счастье, тут никто особо не приглядывался, а вот Рокси моментально стала звездой местного масштаба.

А может, дело в том, что сюда нельзя входить с животными, и нас сейчас отсюда выставят? В голове сразу всплыла земная картинка — собака на роликах и с мороженым в лапках.

— Не выставят, — тут же приободрил меня Микаэль.

Ровным прогулочным шагом он нёс меня по бесконечному сияющему коридору вдоль витрин, давая возможность разглядеть представленные по левую руку товары.

— Что сказал тебе Кай? — задала я вопрос, который волновал меня сейчас больше всего.

— Я не могу ответить. Лекси, — тяжело вздохнул он.

— Кай тебе запретил? — удивилась я, чувствуя, как во мне просыпается дознаватель.

— Нет, прямого запрета не было. Но я одобряю его решение передать мне некоторые приказы мысленно, чтобы не озвучивать их перед всеми, — туманно объяснил он.

— Чтобы скрыть их от меня? — уточнила я. уже зная ответ

— Скажи, а все земные женщины такие умные или ты исключение? — мягко улыбнулся Микаэль.

— Не увиливай. Мик. Я не столько умная, сколько упрямая, и я от тебя не отстану, — решительно заявила я, вызвав в голове образ питбуля.

— Намёк понял, — рассмеялся телепат. — Но это плохая идея, Лекси, поверь. Давай просто займёмся закупкой тряпочек и туфелек и немного погуляем по ботаническому саду. Он недалеко, совсем рядом с «Экселентом». А через пару часов вернёмся домой.

— Никаких тряпочек, пока ты мне всё не расскажешь! — поставила я ультиматум.

— Хорошо, тогда давай просто погуляем, — невозмутимо согласился Микаэль.

Итак, что мы имеем. Одного симпатичного, но очень упёртого эльфа-телепата, из которого надо добыть информацию. И меня, сгорающую от любопытства у него на руках. Пытки запрещены Женевской конвенцией и плохо влияют на карму. И что остаётся? Провокация. Прости, Мик, но ты не оставил мне выхода.

Читая мои мысли, эльф немного занервничал, а по моему лицу расползлась коварная улыбка.

Я пристально уставилась на его аккуратные бархатистые губы и подумала о том, как это было бы приятно — нежно накрыть их своим ртом и дразняще провести по ним языком. Ощутить сладость нашего поцелуя, уловить участившееся дыхание на своём лице. Почувствовать, как его ладонь проникает в моё декольте и массирует грудь, так ласково и страстно…

— Лекси… — судорожно сглотнул Микаэль. — Остановись, умоляю!

Каково это было бы — оказаться обнажённой на его кровати, выгибаться и стонать от его ласк, чувствуя на себе его руки и губы… Тонуть в нежном омуте его сиреневых глаз. Принимать его ласки и дарить их в ответ… Покрыть поцелуями его красивое лицо, спуститься к шее…

В этот момент я медленно и дразняще провела кончиками пальцев по чувствительному месту за его ухом и продлила эту дорожку вниз, до самого плеча.

Микаэль дёрнулся, словно в него попала молния, резко остановился, потом подошёл к хрустальной стене, за которой просвечивали зелёные деревья и фиолетовое небо, и поставил меня на пол. Я завела его так, что бедолагу аж потряхивало.

Всё, партизан не выдержал пыток. Отлично, значит, сейчас расколется.

— Ну что ты творишь… — простонал Мик. — Я сейчас покажу тебе, каково это было бы на самом деле! — его глаза лихорадочно блестели, и он обхватил меня за шею, чтобы притянуть к себе.

«Не покажешь, — мысленно ответила я ему. — Ты для этого слишком сильно уважаешь Кая».

Тёплая ладонь эльфа дрогнула у меня на затылке, и его маняще приоткрытые губы так и не впечатались в мой рот, замерев на полпути.

— Сегодня ты назвал себя моим другом, Микаэль, — произнесла я уже вслух. — Пришло время, это доказать. Я хочу знать, что сказал тебе Кай.

Остановившиеся позади нас охранники терялись в догадках, что происходит, а на мордочке Рокси светилась озадаченность. Ещё немного — и это выражение прилипнет к ней намертво.

— Ладно. — обречённо сдался мой партизан, опуская руку. — Твоя взяла, красавица, — тяжело вздохнул он.

Пошарив в кармане камзола, он вытащил оттуда перстень с голубым камнем и надел его на указательный палец правой руки.

— Это мой персональный полог тишины, — пояснил Микаэль. — Теперь нас двоих никто не услышит.

Я молча кивнула и выжидательно уставилась на него.

— Кайсентиэль не просто отправил тебя за покупками, Лекси. Он тебя эвакуировал. И дал в сопровождение всех самых сильных воинов поместья, двое из которых уже обязаны тебе жизнью, — с неохотой признался Микаэль. — Моя задача — отвлечь тебя тряпочками и вернуть в замок не раньше, чем через два часа.


Глава 20 Загадочная эльфийская душа 

— Что значит «эвакуировал»? — у меня внутри всё похолодело. — Что происходит, Мик?

Кажется, я сильно побледнела, поскольку Теодор встревоженно встрепенулся, глядя на моё лицо, оборотни и Лонгерин застыли в недоумении, а Рокси заметалась перед нами взад-вперёд со скоростью швейной машинки.

— Лекси, ты только не волнуйся, — произнёс Микаэль фразу, от которой у меня судорожно сжалось сердце. — У твоего мужа всё под контролем. Сейчас в замке идёт небольшое сражение. А через пару часов это поместье снова станет самым безопасным местом на всей планете.

— Сражение? — потрясённо воскликнула я. — С кем? Кай в опасности?

— Скамеечку? — раздался рядом с нами елейный голос молодого эльфа из ближайшего павильона, который с подобострастием притащил нам какую-то деревянную лавку, и поставил её у стены.

Наверное, он прочёл в моём взгляде, что я ему эту скамейку сейчас на голову одену — до того не вовремя он вмешался в наш разговор, поскольку этот юный ушастый блондинчик оторопел и растерянно захлопал глазами.

— Спасибо, — ответил ему сообразительный Лонгерин, понимая, что мои слова из-за полога тишины эльфик не расслышит, а снимать кольцо-артефакт Микаэль не собирался.

— Скажите, а император сейчас сюда тоже пожалует, раз его личная охрана здесь? — робко спросил молодой продавец, кидая такой благоговейный взгляд на Рокси, словно моя киса была знаменитым воином, чей портрет висел у него на стене.

— Нет. Свободен, — коротко отшил его Лонгерин, и эльф быстро ретировался за свой прилавок.

Я с благодарностью кивнула рыжику и опустилась на скамейку рядом с Микаэлем. Он успел уже отодвинуть её от прозрачной стены, и мы с ним сели так, что другие сопровождающие видели лишь наши затылки и не могли ничего прочесть по губам.

— Рассказывай! — решительно потребовала я.

Подскочившая к нам Рокси наконец-то перестала мельтешить как челнок у ткацкого станка, и положила голову мне на колени, сигналя взглядом: «Не бойся, котёнок, я с тобой!».

— Замок Лайтинерисов — это неприступная крепость, Лекси, — одной рукой Микаэль ободряюще приобнял меня за плечи и, опасаясь, что у меня может начаться истерика, прижал к своему тёплому телу. — Поместье со всех сторон окружают отвесные скалы, и долгое время считалось, что единственная возможность туда попасть — пройти через портал.

— Есть ещё один путь? — догадалась я.

— Как оказалась, да. Ночью Рокси обнаружила проход в подземный тоннель, который уходит под гору. А час назад Кай определил, что к нам пробрался отряд кертингов, — пояснил Микаэль.

— За мной… — поняла я, чувствуя, как противный липкий холод страха заструился вверх по позвоночнику. Теперь весь замок, все люди в нём и мой муж в опасности из-за меня!

— Проблема в том, что с ними боевые маги-эльфы, которые накрыли этот отряд пологом невидимости. Не знаю, что им посулил Шейд, но это первый случай в истории, когда эльфы пошли на сотрудничество с кертингами. Этот прецедент наверняка будет расследоваться императором и Ватиэлем, и эльфы-предатели будут найдены и казнены с особой жестокостью, даже если выживут после встречи с генералом, — заверил меня Микаэль.

— Мы должны немедленно вернуться и помочь Каю! — мой голос дрогнул. — Ты сам сказал — он выделил мне всех самых лучших воинов! Они нужны ему! А вдруг он пострадает? — Помимо воли на глаза навернулись слёзы, и Рокси обеспокоенно лизнула мои ладони, а потом прошлась влажным языком по щекам.

— Не волнуйся за него, Лекси: после Нанта он самый сильный воин в империи. Он отправил с тобой лучших бойцов, но те, что остались с ним — тоже профессионалы: ведь их тренировал сам генерал. Чтобы сунуться в замок Лайтинерисов — надо быть настоящим безумцем, и тем идиотам, которые на это решились — сильно не поздоровится. Уверен, что ни один из кертингов и предателей-эльфов оттуда живым не уйдёт, — Микаэль прижал меня к себе ещё сильнее. — А если я верну тебя раньше положенного срока — он казнит и меня лично. И будет прав. И тут даже твоё заступничество не поможет!

— А, что, если ты закинешь меня к Ватиэлю, например, или к императору — там я буду в безопасности, а вы с ребятами отправитесь на подмогу в замок? — мой мозг лихорадочно искал варианты помощи Каю.

— Доверяй своему мужу, красавица. Верь в него. Ты не представляешь, насколько он сильный и умный, — в голосе Микаэля звучало искреннее уважение. — Он настоящий стратег, который просчитывает несколько шагов наперёд. Всё будет хорошо, вот увидишь!

— Ты уверен? — судорожно выдохнула я, не в силах успокоиться. Интересно, в этом огромном торговом центре найдётся бутылочка с валерьянкой? Я бы закупилась оптом.

— Абсолютно! — меня ласково поцеловали в висок, обхватили обеими руками и прижали к твёрдой мужской груди.

Дикое напряжение сразу стало отступать вслед за панической атакой, а мерный стук сердца Микаэля подействовал на меня как самый лучший релаксант. Вот она — волшебная сила обнимашек.

Будем рассуждать логически. Микаэль обязан Каю жизнью и знает моего мужа много лет. И не похоже, чтобы он сейчас за него волновался. Значит, всё не так уж плохо. Я вдруг вспомнила, как Кай дрался с кертингами на поляне — жёстко, чётко, молниеносно. Прямо как эльфийская машина смерти. Совершенный воин. И весь мой! Надо просто переждать эти невыносимо длинные два часа, а потом я вернусь в замок, кинусь ему на шею и начну зацеловывать. План такой.

— Хороший план, — по голосу было понятно, что Микаэль одобрительно улыбнулся. — Ты молодец, Лекси. Кайсентиэлю очень с тобой повезло! — в его тихом вздохе я уловила сожаление, что такое счастье досталось не ему, и одновременно — радость за генерала.

— Расскажи мне о нём, — попросила я, вдыхая приятный запах имбиря, кедра и лайма, исходящий от тела моего друга. Обнимашки и ароматерапия в одном флаконе. Ещё немного — и я буду спокойна как удав! А за разговорами, глядишь, и время быстрее пролетит.

— Он сильный, смелый, умный, строгий, упрямый, требовательный, энергичный, рациональный, практичный, справедливый. Жестокие реалии этого мира, потеря родителей и взросление в казарме не затоптали в нём сострадание и желание защищать людей. В своих действиях он всегда старается придерживаться холодной логики, но в его груди бьётся горячее сердце. Он очень любит тебя, Лекси, и с твоим появлением здесь он словно светится изнутри. Теперь ты — смысл его жизни. Кайсентиэль готов пожертвовать ради тебя всем, и даже своей репутацией. Поверь, он бы никогда не казнил Лонгерина. В крайнем случае он бы его просто продал. Но ради тебя он разыграл целое представление, чтобы этот отличный воин считал себя обязанным тебе жизнью до конца своих дней. Генерал был абсолютно уверен, что ты задействуешь браслет, Лекси, и был готов смирить свою гордость и подчиниться тебе при всех своих слугах.

— Правда? — сильно удивилась я.

— Да, — меня снова поцеловали, на этот раз в макушку. — Но ты поступила иначе, и удивила всех нас, — с восхищением произнёс Микаэль. — Поверь, все слуги без исключения были поражены твоей добротой и благородством. Если раньше они просто восторгались твоей красотой, то теперь они готовы носить тебя на руках круглосуточно, и будут пылинки с тебя сдувать! — заверил он меня, а я невольно улыбнулась, вспомнив лизуна.

— А Теодор? Кай позволил мне за него заступиться и сделал вид, что поверил в мой бред про диагностику? — догадалась я, чувствуя, как от благодарности к мужу по груди разливаются тёплые волны.

— Конечно. — снисходительно улыбнулся мой личный психотерапевт. — Теперь Теодор тоже считает, что ты спасла ему жизнь. Так что, Кай разыскал тебя в поместье, чтобы эвакуировать, а заодно подарил тебе преданность двух своих самых лучших воинов. Что бы ни случилось в твоей жизни, эти двое не предадут тебя никогда, и будут защищать до последнего вздоха. Как и я.

— А заодно — он доходчиво объяснил мне. кто из нас двоих мужик, и убедительно дал понять, что мне не следует ему перечить. — помрачнела я, вспомнив своё публичное наказание.

— Ты не представляешь, что творилось в его душе в тот момент, с какими демонами он тогда сражался, — задумчиво заявил Микаэль.

— Поясни, — встрепенулась я и выжидательно уставилась в сиреневые глаза.

— Он посчитал необходимым ласково и приятно донести до жены мысль, что не стоит отменять его приказы без разрешения. Поверь, Лекси, он собирался тебя лишь поцеловать! В его голове был чёткий план: он нежно тебя целует, вручает кошелёк с деньгами, отправляет через портал в торговый центр, а сам идёт сражаться с кертингами. Но, когда ты оказалась в его объятиях, он почувствовал то, с чем раньше не сталкивался: дикую ревность. На него начал действовать магический откат из— за насильной привязки. И впервые в жизни он не смог с собой совладать.

— Но к кому он меня приревновал? — сильно удивилась я. — Неужели к тебе? По-моему, его совершенно не волнует то, что Теодор схватил меня за грудь, и что какой-то слуга мужского пола будет одевать меня и раздевать каждый день. И он спокойно стоял и смотрел, как я утыкаюсь носом тебе в шею, когда ты подхватил меня на руки. Да на его лице ни один мускул не дрогнул!

— Ты не понимаешь. Лекси, — тяжело вздохнул Микаэль. — Мы живём в мире, где рабы и слуги не считаются людьми. Генерал воспринимает нас всех лишь как обслуживающий персонал. Конечно, он заботится о нас, хорошо кормит, даже выделил каждому персональную кровать. Но он ревнует тебя лишь к тем, кто не ниже его рангом и, кто по его мнению, может отнять тебя у него. Например, император. Ватиэль, Шейд или… Рокси.

— Рокси? — я потрясённо хлопала глазами, ошарашенно переводя взгляд с моей милой котейки на Микаэля. — С какой стати?

— Я не знаю, как это объяснить, но то сладкое наказание, что устроил для тебя Кай, было проявлением силы и власти скорее для Рокси, чем для тебя. Я плохо понял, но Кай пытался что-то доказать именно пантере. Кажется, он хотел продемонстрировать, что ты принадлежишь только ему.

Рокси презрительно сморщила носик и тут же уткнулась в мои колени, не давая мне возможность рассмотреть выражение, появившееся на её хитрой мордочке. Интересно, это она мои мысли читает, или на неё полог тишины не действует?

— Кай ревнует меня к кошке? — я не могла поверить своим ушам. — Это нормально вообще?

— Утром случилось что-то такое, что сильно выбило генерала из равновесия. Я мог уловить лишь обрывки его мыслей. Кажется, ты спала обнажённой на пантере, а потом Рокси над ним ещё и посмеялась. Гордость Кайсентиэля была сильно уязвлена. А, когда он поцеловал тебя сегодня, его ещё и магическим откатом накрыло. Как говорится, всё и сразу.

— Блии-и-и-н, — я в шоке схватилась за голову. Я и подумать не могла, что утренняя ситуация так сильно задела мужа.

— Но он пожалел о том, что сделал. Лекси. Он понял, что перегнул палку и намерен вечером принести тебе свои извинения. Так что, уверен, что в вашей семье всё наладится. Кстати, то. что он делал с тобой у столба — это было реально круто, — в сиреневых глазах Микаэля заплясали хитринки. — Ты позволишь мне попрактиковаться на тебе?

— Ты издеваешься? — я даже рот приоткрыла от изумления.

— Шучу, — рассмеялся Микаэль, глядя на меня как кот на сметану.

— Скажи, а как ты понял, что именно делает со мной Кай? Ты уловил наши мысли? Ощутил эмоции? Увидел магические потоки?

— Уловил. Ощутил. И увидел. И был потрясён, — меня снова поцеловали в висок. — Не волнуйся: кроме меня и Рокси больше никто ничего не понял. Все решили, что это был лишь долгий страстный поцелуй. Алекс, Рэм и Санти — оборотни из клана серебристых волков. Они не кертинги, не волнуйся, — быстро заверил он меня, прочитав мои мысли. — Им не подвластны магические потоки, они их не чувствуют. Теодор — человек и отличный воин, но он тоже не маг. А Лонгерину было ясно, что это нечто большее, чем поцелуй, но он особо в эту ситуацию не вникал: в это время он мысленно радовался, что избежал смерти, и был на своей волне. И не надо стесняться меня, Лекси, — мягко улыбнулся он, заметив, как порозовели от смущения мои щёки. — А уж Рокси — тем более.

— Почему? — удивилась я.

Моя заступница так и продолжала сидеть, уткнувшись носом мне в колени, и рука автоматически потянулась начёсывать мягкую шёрстку между пушистыми ушками. Одобрительное тарахтение не заставило себя долго ждать.

— Можно сказать, пантера прикипела к тебе на генном уровне. И порвёт за тебя любого. А если вас разлучить — она сойдёт с ума от тоски и умрёт. Так что тебе придётся принять как данность, что это существо будет рядом с тобой до последнего вздоха, — огорошил он меня.

— И Кай об этом тоже знает, — дошло до меня. — Рокси читает мои мысли, я права? — Я пристально посмотрела на Микаэля.

— Да, — лаконично подтвердил он. — Только твои.

— Понятно… — озадаченно вздохнула я.


Глава 21 Обувное безумие 

— Всё, Микаэль, я больше не могу сидеть на одном месте. Я снова начинаю паниковать из-за Кая. Давай пройдёмся. Может, купим что-нибудь у того эльфика, который нам скамейку притащил? Зря что ли старался. Что там у него? — я обернулась. — А, туфли, — увидела я разложенную по полкам женскую обувь.

— Раз мы здесь — давай подумаем, что тебе реально надо, — предложил мой практичный друг. Не зря всё-таки Кай его управляющим сделал. — Вообще туфли конечно нужны, — отметил он. — Не будешь же ты всё время в свадебных бегать.

— Логично, — кивнула я. — А ещё не помешало бы приобрести нижнее бельё, только мне как-то неловко его выбирать под пристальными мужскими взглядами, — покосилась я на свою охрану.

— Давай так. Сейчас мы возьмём тебе обувь, а всё остальное я куплю вечером, без тебя. Ты только чётко представь, что тебе нужно, вплоть до размера, ладно? — предложил он.

— Ладно. Спасибо, Микаэль, — выдохнула я с облегчением. — У тебя есть часы? Долго ещё осталось?

— Один час двадцать минут, — уверенно ответил он, бросив взгляд на солнце за хрустальной стеной. — Так что времени ещё навалом. Может, тебе ещё чего-нибудь хочется? Украшения, чулки, накидки?

— Да, есть одна вещь, от которой я бы не отказалась, — задумчиво кивнула я. — Где можно купить такой же артефакт, как у тебя — кольцо для полога тишины?

— Артефакт? — Микаэль был озадачен. — В таких торговых центрах подобных товаров нет, — покачал он головой.

— А где есть? — упрямо уточнила я, чувствуя его нежелание развивать данную тему.

— На рынке, — нехотя пояснил мой друг.

— Хорошо, значит — идём на рынок, — мой тон был непреклонен. — Уверена, что создать туда портал для тебя не проблема.

Рокси встревоженно встрепенулась и неодобрительно уставилась на меня своими фиолетовыми глазищами. Всё ясно, пантера против. Но я ж упёртая, к котам не прислушиваюсь.

И вообще, стоило мне только услышать о рынке, как какая-то часть моего подсознания буквально завопила, что я непременно должна туда отправиться! Прямо сейчас! Так что извиняйте, ребята, но у меня интуиция, а к этому таракану я прислушиваюсь всегда.

— Там слишком опасно, Лекси! — в сиреневых глазах Микаэля плескалось сомнение.

— Я уже была там вместе с Каем, вдвоём. А сейчас у меня — вон какая серьёзная охрана, — махнула я на ребят. — И Рокси. И ты. И вообще, этот рынок — последнее место, где меня будут искать кертинги, ведь так?

— Так, — тяжело вздохнул Микаэль и снял с пальца кольцо. — Слушать сюда, парни, — развернулся он к моим телохранителям. — Сейчас покупаем госпоже обувь и выдвигаемся с ней на невольничий рынок.

— Там же опасно! — потрясённо выразил общую мысль Лонгерин.

— А вы на что? — невозмутимо улыбнулась я. — Не волнуйтесь, ребята: я уже была там вдвоём с Каем, и понимаю, что это за место. Сейчас меня защищают шестеро отличных воинов и боевая пантера императора, так что я уверена в своей безопасности. Нарываться на неприятности не будем, а если что-то пойдёт не так — Микаэль быстро создаст портал, и мы уйдём оттуда. Всё верно? — посмотрела я на Мика.

— Да, — хмуро отозвался мой друг.

— Но что вы забыли на рынке, госпожа? — не унимался Лонгерин. Вот ведь дотошный ушастик! — В этом торговом центре всё гораздо качественнее, и тут не надо опасаться ножа в спину. А там — лишь вещи для бедных и живой товар. Если хотите кого-то купить, то обратитесь к мужу: по законам этого мира приобретать рабов могут лишь мужчины высшего сословия. А вам их просто не продадут! — объяснил этот настырный рыжик.

— Мне не нужны рабы, только артефакты! — твёрдо пояснила я. — Купим несколько колечек и вернёмся сюда — Ботанический сад изучать. Или сразу домой. В общем, посмотрим по времени.

— Тогда ладно, — смирился Лонгерин, но в его выразительных бордовых глазах читалось, что он воспринимает всё это как форму лёгкого безумия.

— Мы с вами, госпожа, — неожиданно приободрил меня самый яркий из оборотней — Алекс. Обычно его пристальный взгляд меня особо нервировал, но сейчас, глядя на обветренное, мужественное лицо этого жгучего брюнета, покрытое сексуальной щетиной, я не могла удержаться от ответной улыбки. — Всё будет хорошо, не волнуйтесь!

Рэм и Санти поддержали своего альфу, а заодно и меня кивком головы.

— Спасибо, — смущённо буркнула я.


Следующие полчаса я провела как на иголках, пытаясь отвлечься примеркой обуви, и выносила Микаэлю мозг вопросами: «Который час?» — каждые пять минут.

— Не волнуйся, Лекси, с ним всё в порядке! — в очередной раз почувствовав мои панические эмоции, заверил меня мой друг.

— Почему ты так в этом уверен? Ты улавливаешь его мысли? — я посмотрела на телепата с надеждой.

— Твоя татуировка никуда не делась, — он мягко провёл пальцем по моему расписному запястью. — Значит, он жив.

— Я надеюсь, — тяжело вздохнула я.

Так, за разговорами и тяжёлыми думами я перемерила кучу обуви, и выбрала семь пар на все случаи жизни — от босоножек до полусапожек, с разной длиной каблука.

Счастливый продавец-эльфик, улыбающийся как снеговик, вылепленный оптимистом, усадил меня на мягкий стул и без устали таскал всё новые и новые коробки, а мой доблестный спецназ пользовался случаем ко мне прикоснуться, и менял на моих ногах одну туфлю за другой, как бы невзначай при этом поглаживая ступню и лодыжку.

Даже Лонгерин — и тот не выдержал, и вслед за оборотнями нацепил на меня ботильоны, украшенные металлическими шипами. Специфический у него вкус, однако. Но то, как ласково и нежно он при этом прошёлся ладонью по моей голени и икрам — меня удивило.

Единственным, кто не принимал участия во всей этой примерочной суете, был Теодор. Наверное, решил держаться на расстоянии, от греха подальше. Бдительной статуей он стоял рядом и периодически озирался по сторонам для отслеживания неприятеля.

А Рокси, подустав от мельтешения существ в этом обувном безумии, просто улеглась на пол в метре от меня и притворилась спящей. И лишь периодические резкие подёргивания хвоста говорили о том, что в душе у котейки было далеко не всё так спокойно, как она это пыталась показать.

Можно было лишь гадать, что нервировало её больше — то. что ко мне сейчас прикасалась куча народу, или предстоящий поход на рынок. Но я не стала вдаваться в размышления о глубинах кошачьей психологии, а просто завершила процесс покупки после седьмой понравившейся мне пары.

Сияющий как новогодняя гирлянда продавец заверил, что все выбранные товары будут тщательно упакованы и через пару часов доставлены в замок Лайтинерисов, Теодор торжественно вручил ему несколько монеток из упругого кошелька, и вся наша процессия направилась в серебристый портал, созданный Микаэлем.


К моему удивлению, мы вышли в том же самом месте, что и с Каем. Подумать только, это было лишь вчера! А такое чувство, что с тех пор прошёл месяц, не меньше.

При нашем появлении привычный базарный шум постепенно начал стихать, и мои телохранители быстро обступили меня плотным кольцом, сработав так быстро и чётко, словно они отрабатывали этот манёвр годами.

Правой рукой я зацепилась за протянутый мне локоть Микаэля, слева от меня шёл Лонгерин. Спереди оказались Теодор и Алекс, а завершали нашу процессию Рэм и Санти.

Рокси бежала рядом, то устремляясь вперёд, то оказываясь сбоку, и на её мордочке была написана спокойная сосредоточенность.

Пока всё было неплохо.

По мере нашего продвижения вперёд все разговоры вокруг стихали как по мановению волшебной палочки, но желающих подойти и уточнить, кто мы такие — не находилось. А вот любопытных взглядов был целый океан.

— Опусти голову и смотри только вниз, — негромко обратился ко мне Микаэль, и я тут же последовала его совету.


Глава 22 Син

В напряжённой тишине мы шли минут пять или семь, и за это время я успела сто раз пожалеть, что решилась на такую авантюру. И чего меня сюда вообще понесло? А вдруг тут есть телепаты, которые быстро просекут, что я настоящая? Зря я подставила своих ребят под удар. Сидела бы сейчас спокойно в Экселенте, туфельки бы дальше примеряла, с поглаживаниями от рыжика, Мика, Алекса и остальных.

Мне казалось, что воздух вокруг нас сгустился и стал осязаемым, устремлённые на нас взгляды прожигали насквозь, и я уже мысленно присудила себе первое место в номинации «Слабоумие и отвага».

— Спокойно, Лекси, без паники, — мягко приободрил меня Микаэль, и мы все, кроме Рэма, Санти и Рокси, вошли в одну из серых палаток. Двое оборотней, и пантера остались снаружи, застыв у входа как самые бдительные стражи на свете.

От остальных эта торговая точка отличалась нанесёнными на внешние стены большими серебристыми символами, похожими на руны, ярко переливающимися в лучах жаркого дневного солнца.

А внутри там оказалась широкая стеклянная витрина, в которой на бархатной ткани были разложены всевозможные кольца, кулоны и браслеты, совсем как в обычном ювелирном магазине. Всё это великолепие эффектно подсвечивалось со всех сторон небольшими круглыми шариками-огоньками, слово волшебными лампочками.

— Чем могу помочь? — из сумрачной глубины палатки раздался невероятно приятный мужской голос, и у меня возникло ощущение, словно по моей коже кто-то прошёлся лоскутком кашемира.

В голове тут же возник образ потрясающе красивого эльфа-брюнета с оранжевыми глазами, и, когда продавец вышел на свет, я с изумлением поняла, что угадала во всём, кроме одного. Этот красивый ушастик был абсолютно лысым!

У меня отвисла челюсть, а у него от удивления округлились глаза. Так мы и стояли какое-то время, как две изумлённые статуи.

— Но как? — наконец выдавил он из себя, пожирая моё лицо взглядом. Быстро же он меня раскусил.

— Это не важно, — вмешался в наш диалог Микаэль. — Нам нужны кольца с пологом тишины. И мы торопимся.

Я даже не удивилась, когда рука лысого продавца потянулась к моим губам, но эта наглая конечность была решительно перехвачена Лонгерином.

— Руками не трогаем, — в голосе рыжика прозвучала угроза.

— Прошу прощения, — быстро извинился продавец. Сделав шаг назад, он пристально оглядел меня с ног до головы. — Как интересно, — задумчиво отметил он, раздевая меня взглядом. — Магическая привязка от генерала Лайтинериса, разбавленная императорскими символами. И обручальное кольцо, явно не от Лисантиила. До сих пор свадебные туфли на ногах — значит, ты в этом мире недавно, и не успела обзавестись обувью. Платье — явно от императора: шикарное, богато украшенное драгоценными камнями и с символами королевского ателье. И уникальный браслет, дающий неограниченную власть… Успела стать протеже монарха, поздравляю! Но почему только полог тишины? Может, тебе пригодятся и другие артефакты?

— А какие ещё есть? — глухо уточнила я, пребывая в шоке от наблюдательности лысого эльфа.

— Советую приобрести ещё артефакт правды. Наденешь колечко — и твой собеседник не сможет солгать. Ещё очень полезным может оказаться камень таурит. Это энергетический квазар. Сожмёшь его в ладони — и получишь мгновенную подпитку для исцеления, создания порталов, или чего угодно. Могу предложить ещё кулон для чтения мыслей и браслет для подчинения — они работают в радиусе двух метров, — оранжевые глаза продавца сияли двумя манящими звёздами, а его гипнотический голос расслаблял, обволакивал и затуманивал голову, лишая воли.

Ещё немного — и я скуплю всю его палатку и отдамся ему на глазах у всех.

— Нам полог тишины, таурит и артефакт правды, — уверенный голос Микаэля подействовал как холодный душ и быстро привёл меня в чувство.

«Мик, я тебя обожаю», — мысленно призналась я своему другу, и он ободряюще мне улыбнулся.

— Он тоже тебя обожает, красоточка, — подмигнул мне продавец, выкладывая на верхнее стекло витрины несколько колец и кулонов. — Такое золотко, как ты, сложно не любить, — сделал он мне комплимент. — Выбирай, — махнул он рукой жестом волшебника, исполняющего желания.

— Быстрее, Лекси, — поторопил меня Микаэль, и я поняла, что он немного встревожен. — Санти мысленно сообщил, что вокруг палатки собралась большая толпа. Нам пора уходить.

— Ладно, — заволновалась я. — Тогда мне это, это и это, — ткнула я пальцем наугад в несколько колечек и один сверкающий кулон, напоминающий бриллиант в виде сердца.

Продавец кивнул, назвал свою цену и был даже немного разочарован, что с ним никто не стал торговаться.

Теодор быстро вручил ему несколько монет, я торопливо произнесла вежливое: «Спасибо, до свидания!», и мы направились к выходу.

— До скорой встречи, Лекси! — вкрадчиво донеслось мне уже в спину.


Выйдя на улицу, я опешила. Вокруг палатки собралась не просто толпа, а настоящий гудящий улей, который при моём появлении зажужжал ещё сильнее. Ещё немного — и эти неправильные пчёлы выйдут из-под контроля и начнут жалить.

Мои охранники быстро взяли меня в плотное кольцо, а я уже на автомате опустила голову и схватилась за руку Микаэля.

«Что у них на уме?» — мысленно спросила я своего телепата.

— Они думают, что ты — фаворитка Лисантиила. поскольку тебя охраняет столько воинов и императорская пантера. Все хотят рассмотреть тебя. Некоторым хочется спросить, где ты взяла такой качественный морок, а кто-то хочет обратиться с просьбами, чтобы ты помогла решить их проблемы, — огорошил меня Микаэль.

«А кто-нибудь догадался, что я настоящая?» — с замиранием сердца уточнила я.

— Несколько человек. Но они не уверены на сто процентов, и пока помалкивают, — ответил Мик.

У меня возникла идея вернуться к лысому эльфу и попросить у него морок, но не для красоты, а с обратным эффектом, но, как и все мои умные мысли, она была запоздалой.

— Это не вариант, Лекси: на изготовление такого морока нужно несколько дней, — тут же заверил меня Микаэль. — Да и твой муж не позволит тебе носить облик страшилки.

— Два часа уже прошло? — спросила я Мика, бросив обеспокоенный взгляд на запястье. К счастью, татуировка до сих пор была на месте. Кто бы мог подумать, что меня будет так радовать её наличие!

— Осталось ещё полчаса, — покачал головой мой друг. — Так что сейчас доберёмся до точки перехода и направимся в Ботанический сад возле Экселента.

— Путь назад для нас перекрыт, нам уже не пройти сквозь такую толпу, — опытным взглядом определил Лонгерин. — Придётся пробиваться с боем через ряды с живым товаром. Там территория кертингов, но в той стороне народа чуть поменьше, и больше шансов добраться до второй точки портального перехода.

— Согласен, — кивнул Микаэль.

— А, почему нельзя создать портал прямо здесь? — удивилась я, с содроганием наблюдая, как возбуждённо гудящая толпа обступает нас всё плотнее.

— Вокруг магической лавки стоит специальная защита от перемещений, так что запрыгнуть в Экселент отсюда не получится, — пояснил Микаэль. — К тому же нас слишком много, и для устойчивой работы портала лучше создать его в месте силы — так называемой точке перехода.

— Но почему вы мне раньше об этом не сказали? — помрачнела я.

— А, разве это что-нибудь бы изменило? — мягко улыбнулся Микаэль.

Крыть было нечем.

— Я против того, чтобы пробиваться с боем. Не хочу, чтобы из-за меня кто-нибудь пострадал, — решительно покачала я головой.

— Проблемы, котятки? — раздался сзади вкрадчивый голос, и я увидела подошедшего к нам лысого эльфа.

— Ты можешь снять защиту от перемещений, чтобы мы могли уйти? — обратилась я к нему безо всяких предисловий.

— А, смысл? Ведь вас слишком много, и портал не будет устойчивым, — он испытующе сверлил меня своими оранжевыми глазами.

— Но ведь у нас теперь есть таурит! Для стабилизации портала можно задействовать этот энергетический квазар, — отметила я.

Микаэль посмотрел на меня так, словно впервые увидел, охранники потрясённо переглянулись между собой, а губы лысого эльфа расползлись в одобрительной улыбке.

— Не только красивая, но ещё и умная, — похвалил он. — Шикарная женщина. Хорошо, я сниму защиту. Но за определённую плату, — заявил этот торгаш.

— Сколько? — подал голос Теодор и потянулся в карман за кошельком.

— За поцелуй, — бесцеремонно заявил этот лысый тип, пожирая меня взглядом.

— Боюсь, что Рокси не любит целоваться с незнакомцами, у моей охраны — не та ориентация, а я — вообще замужем. Есть ещё варианты оплаты? — ледяным тоном парировала я.

— Есть, но из-за магической привязки они закончатся твоей смертью, — в его коварных оранжевых глазах плясали смешинки.

Рокси начала уже с грозным рыком отгонять тех, кто осмелился подойти к нам слишком близко, но толпа становилась всё плотнее и наглее с каждой минутой.

— Не думаю, что ты захочешь лишиться такой выгодной клиентки, как я, — покачала я головой. — Мы уйдём отсюда по любому, возможно, даже с боем. Но в следующий раз я обращусь за товаром к твоим конкурентам, а не к тебе. — пригрозила я. — Так что в твоих же интересах помочь нам сейчас, Апельсинка. — я твёрдо посмотрела на него.

— Где ты научилась так вести переговоры? — с деланным возмущением взмахнул он руками. — Кстати, меня Син зовут, — его лицо расплылось в дружелюбной улыбке, а лысина радостно сверкнула на солнце.

— Почти угадала. — пожала я плечами.

— Я не сниму защиту с этого места, Лекси: на это уйдёт три часа, а со временем у вас проблемы. Но я могу отвлечь толпу, и вы спокойно доберётесь до точки перехода. Даже квазар расходовать не придётся, — предложил он.

— А цена? — напряглась я.

— Одна небольшая обнимашка, — в его глазах застыла мольба, совсем как у моего Мурзика, орущего перед любимым пакетиком кошачьего корма. — С тобой! — уточнил он на всякий случай.

Рокси недовольно рыкнула, мои охранники неодобрительно нахмурились, а Микаэль растерянно пожал плечами.

— Ладно, — сдалась я. начиная паниковать из-за наглеющей толпы, которая уже не просто гудела, а что-то нам кричала. — Что, прямо здесь?

— Не думаю, что тебе нужны пересуды и сплетни, — задумчиво отметил Син. — Давай зайдём в мою палатку — ты, я, и твой друг, которому ты доверяешь, — кивнул он на Микаэля. — Он проследит, чтобы я тебя не обидел, — его оранжевые глаза светились как сама невинность. Ну до чего же хитрый жук!

— Хорошо, — согласилась я скрепя сердце. Знаем мы эти эльфийские обнимашки. Уже проходили сегодня, с Каем, у столба. — Но это будут обычные объятия. Без магии и какого-либо энергетического воздействия! — поставила я условие.

— Откуда у тебя такой опыт? — удивился Син, а через секунду разочарованно протянул: — А-а, понятно… — в моих мыслях покопался, паразит. — Ладно, как скажешь, — печально вздохнул он и махнул рукой: — Пойдём.

Мои охранники раскидали в стороны несколько человек, преградивших нам путь до торговой палатки Сина, и мы с продавцом и Микаэлем с трудом, но всё же просочились внутрь.

Наверное, тут был установлен полог тишины, поскольку возбуждённый гул толпы моментально стих, словно его и не было.

— Иди сюда, радость моя, — не теряя времени, этот хитрый тип быстро заключил меня в объятия и замер, зарывшись носом в мои волосы.

Не знаю, как он это сделал, но меня вдруг резко накрыла эйфория. По телу быстро пробежался сладкий огонь, но не возбуждающий, а просто лёгкий и приятный. Голова закружилась так, что я закрыла глаза, а когда я их распахнула, то ахнула от изумления: мы с Сином оказались на берегу моря. Солёный ветер мягко обдувал лицо, недалеко призывно кричали чайки, а волны радостно разбивались о прибрежные камни. Если это была иллюзия, то она была до жути достоверной!


Глава 23 Реальный нереальный мир

— Где мы? Верни нас назад, немедленно! — взбунтовалась я, пытаясь отстраниться от этого лысого маньяка.

— Тише, тише, радость моя, — он так и не выпустил меня из кольца своих рук. — Не бойся. Мы сейчас в моей голове.

— Где? — я в шоке посмотрела на него.

— В моём разуме, Лекси. Я соединил наши ментальные контуры, чтобы показать тебе свой мир. Я прихожу сюда каждый раз, когда устаю от творящегося вокруг безумия и жестокости. И буду рад, если время от времени ты будешь составлять мне компанию. Здесь хорошо, не правда ли? — он с наслаждением глубоко вдохнул свежий ветер и прищурился от удовольствия.

— Но как это возможно? Здесь всё так реалистично, — растерянно пробормотала я, наблюдая, как одна из чаек спикировала за бабочкой на бреющем полёте в паре метров от меня.

— В голове каждого из нас целая вселенная, солнышко. Я просто научился делать свой внутренний мир реальным. И ты единственная, кому я его показал. Здесь я могу быть для тебя кем угодно. Таким, — я потрясённо охнула: лысый продавец неожиданно превратился в Кая. — Или таким, — я оказалась в объятиях Ли. — А могу и таким, — я замерла, не веря своим глазам: меня сейчас обнимал Нант — тот самый красавчик-брюнет из сна!

Сердце забилось как бешеное, ноги стали ватными, а в горле резко пересохло.

— Но это… это… это всё неправда, — выдавила я наконец из себя.

— Здесь любая фантазия является правдой: ведь она является реальностью для нас обоих, — мягко улыбнулся Син, принимая свой настоящий облик. — Так что, когда тебя все достанут, захочется печенек, кого-нибудь убить или на ручки — приходи ко мне в гости. Мы перенесёмся сюда, и я буду очень рад погулять с тобой по песочку, послушать, как шумит океан, подышать свежим воздухом. Помолчать или обсудить любую твою проблему.

— Спасибо, конечно, но давай теперь вернёмся назад: у меня там друзья пытаются выстоять против толпы, — вздохнула я, пытаясь прекратить думать о манящих губах Нанта и его глазах, которые смотрели на меня с такой любовью, что просто захватывало дух.

— Ты особенная, Лекси, — с теплотой отметил Син. — Ты знаешь этих людей меньше суток, и уже считаешь их своими друзьями, переживаешь за них. Я помогу вам, не волнуйся, — он прижал меня к себе посильнее, и я уткнулась носом ему в грудь, вдыхая исходящий от него солёный запах морского бриза. — И я очень надеюсь, что когда-нибудь тоже смогу стать твоим другом.

— Поживём — увидим, — философски отозвалась я.

— Ты бы умерла за любого из них? — неожиданно спросил маг.

— Конечно! — не раздумывая, кивнула я. И насторожилась. К чему это он ведёт?

— А почему? — спросил Син, но по голосу было понятно, что ответ он уже знал.

— Потому что они поступили бы так же! А моя жизнь ничуть не ценнее, чем их! — пояснила я.

— Чистая душа и благородные помыслы… Ты — ангел этого мира, Лекси. И если кто и сможет снять с него проклятье и вернуть красоту, то только ты, — огорошил он меня.

— Что? — я ошарашенно уставилась на его лицо, пытаясь понять, не шутит ли он. — Я, конечно, комплексами не страдаю, но вот до ангела пока не дотягиваю. Ну никак.

— Ты ценишь жизнь простого раба столь же высоко, как свою собственную, и не можешь пройти равнодушно мимо чужой боли. Сказать тебе, сколько человек на этой планете способны на такое? Я таких ещё не встречал. Этот мир не просто так был наказан уродством, солнышко. А разрушить это проклятие, согласно легенде, под силу лишь прекрасной леди из иноземья. Но при условии, что у неё будет светлая душа, и ради других людей она пожертвует чем-то, очень ценным для неё. Я уверен, что это именно ты, Лекси.

— Чем пожертвует? — нервно сглотнув, уточнила я.

— Я не знаю, — в глазах Сина светилось сожаление. — Ты найдёшь ответ в книгах. Посмотри старые рукописи, поройся в библиотеках генерала, императора и Ватиэля. И ты непременно всё выяснишь!

— Понятно… — расстроенно пробормотала я. Как же я устала от бесконечных загадок.

— Пора возвращаться. Закрой глаза, — приглушённо произнёс Син.

Бросила на него недоверчивый взгляд, но всё же подчинилась.

Я вздрогнула от неожиданности, ощутив мимолётное прикосновение его нежных бархатных губ и языка к своей шее. По коже диким табуном проскакали сладкие мурашки, голова закружилась, и я открыла глаза.

Мы снова были в палатке.

— Вот зря ты отказалась от поцелуя, — тяжело вздохнул Син. — Тебе бы понравилось.

Он с неохотой выпустил меня из объятий, и ко мне подскочил бледный от волнения Микаэль.

— Лекси, ты в порядке? Что он с тобой сделал? Я не мог сдвинуться с места, и не чувствовал твои мысли, словно тебя тут вообще не было! — мой друг лихорадочно вглядывался в моё лицо и то и дело бросал гневные взгляды на мага. — От тебя пахнет морем! И почему песок на платье и в волосах? — быстро отряхнул он меня.

— Всё хорошо, Микаэль, правда! — уверенно заявила я, хотя в душе царила полнейшая растерянность. — Я просто узнала кучу всего интересного, и теперь мне надо утрясти всё это в голове, — объяснила я ему своё состояние. — Син, ты обещал нам помочь! — повернулась я к магу.

— Один момент, — бодро отозвался он. — Только не пугайтесь, ладно?

Мы с Миком дружно кивнули.

— То. что вы увидите сейчас — будет лишь иллюзией, — предупредил Син. — Лекси, я тебя умоляю: только не ори, хорошо?

— Да не вопрос! — гордо задрала я носик.

Чтобы я? Орала? Как бы ни так!

Я — вообще закалённая в суровой российской жизни боевая единица, и никакие картинки и голограммы меня не испугают!

Да я буквально на прошлой неделе вдвоем с Мурзиком и с помощью тяжёлой кухонной утвари выставила из своей квартиры вдрызг пьяного сантехника, который внезапно решил проверить, не протекает ли у меня что-нибудь! Мои заверения, что всё в порядке, не убедили этого супостата, но вцепившийся в его ногу кот несколько поколебал его уверенность в том, что он пришёл по адресу. И мне стоило лишь пару раз воинственно взмахнуть сковородкой и нечаянно подбить стакан на столе, как этого алкаша и след простыл!

Так что. круче нас с Мурзиком только яйца на горе! Правда, тут ещё неизвестно, кого сантехник испугался больше: меня или кота, но ведь были же боевые победы в моей жизни!

Вот только при виде сотворённого Сином исчадия ада моя самоуверенность быстро сдулась и ускакала отпаиваться валерьянкой.

Застыв перед созданной магом иллюзией, я не заорала, вовсе нет. Я позорно завизжала от страха, обнаружив рядом с собой жуткого двухметрового паука! И кинулась на шею Микаэлю в панической попытке залезть на него как испуганная обезьянка на банановую пальму. Причём, если бы не длиннющее платье — у меня бы это получилось!

Нет, умом я всё понимаю — этот пучеглазый монстр с метровыми жвалами не настоящий, это просто мираж. Но даже ворсинки на его огромных лапах шевелились настолько реалистично, что внутри всё заледенело от ужаса.

Паук задумчиво посмотрел на меня как на истеричку, сел на попу, и, словно дрессированный питбуль, застыл в ожидании дальнейшей команды от оглушённого моим ультразвуком хозяина.

— Успокойся, Лекси, это просто моя марионетка! — отняв ладони от пострадавших ушей, воззвал Син к моему рассудку. — Отпусти уже несчастного Микаэля: ты его задушишь!

— Ага, с-с-сейчас, — послушно закивала я, но руки почему-то упорно отказывались разжиматься и покидать такую надёжную шею друга.

— Лекси, милая, расслабься и дыши глубже, — хрипловато, но максимально мягко произнёс Микаэль. Я вцепилась в него намертво пугливым клещом, но он не делал попыток оторвать меня от себя, а лишь успокаивающе поглаживал по спине. — Ситуация на улице накаляется всё больше, агрессивность толпы начала зашкаливать. Нашим ребятам срочно нужна помощь.

— Да. конечно, — благодаря его словам мне удалось взять себя в руки и отстраниться.

— Ну, готовы? — посмотрел на нас Син. Подойдя к выходу, он взялся за брезентовый полог, заменяющий дверь — На счёт «три» я выпускаю Кузю в толпу, все в панике разбегутся, и вы спокойно дойдёте до ближайшей точки перехода.

— Кузя? Серьёзно? — удивилась я.

— А, что, мне нравится это имя, — весело подмигнул мне маг. — Итак, раз… два… три!

Один взмах руки Сина — и в палатку ворвался солнечный свет, а наружу из неё выскочил со скоростью пули огромный мохнатый Кузя.

С улицы тут же донеслись такие истошные вопли, что теперь уже я сама закрыла уши ладонями, и в палатку ввалились мои потрёпанные и очень взволнованные телохранители во главе с Рокси.

— Слава Богу, ты жива! — едва завидев меня, с огромным облегчением выдохнул Теодор, и, не успела я пискнуть, как он резко сжал меня в объятиях и принялся лихорадочно зацеловывать.

Я понимала, что мой обычно невозмутимый охранник находится сейчас в состоянии аффекта, и не сопротивлялась, пока он покрывал торопливыми поцелуями мой лоб, нос, щёки, губы, виски, и даже макушку.

— Я так испугался за тебя! — наконец его отпустило, и он смог остановиться и просто крепко прижал меня к себе. — Когда вы втроём вошли в палатку — я двинулся вслед за вами, но какая-то невидимая преграда не впустила меня внутрь. А потом раздался твой отчаянный крик, и я решил, что тебя убивают, но не мог прийти на помощь! А после этого отсюда выскочил огромный восьмилапый монстр, и мне совсем поплохело! Я решил, что больше тебя не увижу! Всё, теперь я не оставлю тебя одну ни на секунду! — решительно заявил мой телохранитель.

— Мы все очень переживали за вас, госпожа, — подошёл ко мне необычно бледный Лонгерин. Его белая кожа на лице резко контрастировала с рыжими волосами. — И очень рады, что вы в порядке. Тео, хорош уже, отпусти её! — обратился он к Теодору.

Тот с неохотой разжал руки, но тут же встал справа от меня и протянул свой локоть.

Я растерянно переглянулась с Микаэлем, увидела его одобрительный кивок, и уцепилась за предложенную мне руку.

— Син, если мой дикий визг услышали все в радиусе километра, то почему в самой палатке до нас не доносилось ни звука? Ни шума толпы, ни выкриков? — уточнила я у мага.

— Здесь полог тишины, лапонька, но он односторонний, чтобы экономнее расходовать магический резерв артефактов. Меня это вполне устраивает: не слышу посторонних звуков с улицы — и ладно, — пояснил он.

— Ясно… Прошу прощения, ребята: мне жутко стыдно, что я напугала вас идиотским воплем, — с повинным лицом обратилась я к своим охранникам. — Постараюсь впредь себя сдерживать. — пообещала я.

— Не извиняйтесь, госпожа. — возразил мне рыжик. Любит же он со мной препираться! Но до чего же красив, зараза… — В этой ситуации мы сами дали маху. Нам не следовало выпускать вас из поля зрения.

Взъерошенные оборотни мне ободряюще улыбнулись, Тео сдержанно кивнул, а Рокси потёрлась головой о мой живот с таким трагическим видом, что было ясно: от переживаний за меня она чуть с ума не сошла.

— Мне жаль… — тихо и очень искренне прошептала я ей, и мои щёки тут же были облизаны влажным шершавым языком. Кажется, меня простили.

Микаэль выглянул на улицу и окинул окрестности внимательным взглядом.

— Всё чисто, можем выдвигаться, — скомандовал он.

— Син, спасибо тебе огромное. — повернулась я к своему новому другу. — Без тебя и твоего Кузи мы бы не справились.

— Кузи? — озадаченно переспросил Лонгерин, посмотрев через приоткрытый полог на паука-переростка, который с упоением громил торговые палатки и с энергией молодого кабана прыгал по всему рынку, доводя до инфаркта всех на своём пути. — Вы назвали ЭТО Кузей?

— Кузенька проводит вас до точки перехода, так что всё будет хорошо, не волнуйся, милая, — заверил меня Син. совершенно проигнорировав вопрос рыжика. — Навести своего апельсинку через неделю в это же время, договорились? — подмигнул он мне. — Погуляем по песочку, подышим свежим воздухом, чаек покормим. Поболтаем заодно.

— Звучит заманчиво. — не удержалась я от ответной улыбки.

— Каких ещё чаек? Ближайшее море в ста километрах отсюда! — снова удивлённо подал голос Лонгерин, но ему опять никто не ответил.

— Я буду ждать, Лекси, — Син порывисто и очень крепко меня приобнял, обдав напоследок запахом морского бриза, а когда отстранился — я обнаружила в своей руке круглый прозрачный камешек размером с вишню. — Ещё один квазар. Подарок за счёт заведения. Береги себя, лапонька.

— Спасибо! Ты тоже, — растроганно пробормотала я, и Теодор повёл меня на выход.


Глава 24 Путь домой

На опустевшей улице мои охранники снова обступили меня плотным кольцом, но на этот раз они поменялись местами: Тео шёл справа от меня, и я держалась за его руку, Алекс — слева, Мик с Лонгерином и Рокси вышагивали впереди, а Рэм и Санти, как и в прошлый раз, замыкали процессию.

Я с любопытством крутила головой по сторонам и поражалась масштабу разрушений от лап иллюзии Сина. Если на такое способен лишь мираж, то я просто в шоке от силы этого мага.

Кузя бодро скакал по палаткам и манекенам недалеко от нас — не приближаясь, но в то же время держа в поле зрения.

— Сколько времени, Микаэль? — спросила я.

— Два часа прошло. Возвращаемся в замок, — обрадовал он меня. — Через десять минут будем в точке перехода.

— Какое счастье, — выдохнула я с большим облегчением и кинула взгляд на татуировку. Никуда не делась, родимая. Всё отлично.

Интересно, для чего я вообще оказалась на этом рынке? Насчёт чего вопила моя интуиция? Неужели это было связано с Сином? Может, я должна была встретить его именно сегодня и приобрести эти артефакты? Наверное, всё дело в этом.

Пребывая на своей волне и обдумывая сегодняшние подвиги и безумства, я так погрузилась в размышления, что не заметила камень на дороге, запнулась, и пропахала бы носом мостовую, если бы Алекс и Тео не подхватили бы меня с двух сторон. Я удивилась, насколько быстро и слаженно они сработали.

— Госпожа, позвольте донести вас до портала? — внезапно повернулся ко мне Лонгерин.

Поначалу я опешила. А потом подумала: почему бы и нет? Я всё равно хотела с ним поговорить. И, возможно, именно сейчас у меня появилась единственная возможность — это сделать, ибо по возвращении в замок, я чувствую, мне будет уже не до того.

— Ладно, — отозвалась я, и уже через секунду оказалась на руках у рыжика. Шустрые всё-таки существа — эти эльфы.

Тео бросил на него недовольный взгляд, и для дальнейшего следования по маршруту встал рядом с Микаэлем.

— Мик, дай мне, пожалуйста, полог тишины, который мы сегодня купили, — попросила я своего друга, едва мы снова двинулись в путь.

Тот удивился, но просьбу выполнил.

Изящное серебристое колечко с голубым камнем идеально налезло на мой указательный палец, и я решила удостовериться, работает ли этот артефакт.

— Теодор, замри, — скомандовала я, но Тео даже не оглянулся. — Алекс, хочу к тебе на ручки!

Оборотень не отреагировал.

— Работает! — мои губы расползлись в довольной улыбке, и я перенесла всё внимание на того, кто сейчас нёс меня на руках. — Итак, Лонгерин, рассказывай: как ты, мой рыжий колобок, докатился до такой жизни?

— Я не колобок: не знаю никого из данной расы, и являюсь солнечным эльфом, — не без гордости поправил меня этот вредный рыжик.

— Ну почему ты всегда со мной споришь? — закатила я глаза.

— Не знаю, — честно ответил он, немного подумав. — Я подчиняюсь только генералу и не привык, чтобы кто-то ещё мною командовал. Особенно женщины. Наверное, всё дело в этом.

— Почему ты не сказал мне, что за неисполнение приказа тебя могут казнить? — спросила я.

— Не видел смысла: я не думал, что госпожу волнует жизнь простого раба, — признался он. — Спасибо, что спасли меня, — взгляд его обалденно красивых бордовых глаз прошёлся по моему лицу мягким бархатом и задержался на губах. — Вы самое удивительное существо из всех, что я встречал!

— Я не существо! — фыркнула я.

— А я — не колобок! — с улыбкой парировал Лонгерин.

Рыжий, вредный, но такой зараза сексуальный!

— Прости, что не прислушалась к тебе тогда и пригрозила браслетом. Я была не права: вмешалась, не разобравшись в ситуации, — став серьёзной, признала я свою ошибку.

— Не надо извиняться, госпожа: вы поступили так, как считали правильным, — возразил он.

— Ты опять со мной споришь! — нахмурилась я в притворном гневе. — За ухо что ли тебя укусить? — задумалась я, перекатывая круглый камешек-квазар между пальцами.

— Можно! — лукаво улыбнулся эльф. — Но тогда последует ответный укус! — предупредил он, и мы оба весело рассмеялись, представив эту картину.

Рокси кинула на него грозный взгляд, из которого было ясно, что к моим ушам рыжику лучше не прикасаться. Да и к другим выступающим частям тела тоже.

— Расскажи о себе, — попросила я его, когда наш смех затих. — Как ты попал в замок Лайтинерисов и стал палачом?

— Я не палач, госпожа, а экзекутор, — уточнил Лонгерин. — Наказываю виновных. То есть, наказывал, до сегодняшнего дня, — быстро поправился он. — Сейчас мне сорок лет, а к генералу попал в тридцать два. Тогда на мой небольшой городок напали кертинги, и меня взяли в плен. Поскольку на тот момент я работал врачом-хирургом, оборотни решили, что я буду лечить их незаживающие раны, нанесённые оружием из серебра. Но я не стал этого делать даже под пытками. В итоге они махнули рукой на строптивого раба и отвезли на невольничий рынок.

— И тебя выкупил Кай? — догадалась я.

— Да, на моё счастье меня приобрёл генерал Лайтинерис. Поначалу он ко мне приглядывался, поручал несложную работу на кухне и в кабинете лекаря, научил боевому искусству, заставлял всё свободное время проводить в тренировках. А через год назначил экзекутором. Я отлично разбираюсь в анатомии и физиологии, и умею наказывать очень аккуратно, не причиняя увечий и лишней боли, и не оставляя шрамов. Так что. если вы в чём-нибудь провинитесь, и генерал отправит вас ко мне на перевоспитание — можете не волноваться: я всё сделаю так, что вам это даже понравится, — заявил он мне без лишней скромности, а на дне его выразительных глаз дразнящими огоньками промелькнули смешинки.

Если этот тип думает, что может меня смутить, то напрасно. Ох, не на ту ты, парень, нарвался…

— Думаю, что за мои шалости мой муж будет наказывать меня сам, — я понизила голос до чувственного шёпота, и Лонгерин нервно сглотнул. — Он с наслаждением разорвёт на мне тонкие кружевные трусики, кинет меня на кровать и сладко отшлёпает по упругой персиковой попке, оставляя на ней красные отпечатки ладони, и заставляя меня стонать и извиваться под его рукой… — я обхватила Лонгерина за шею и нежным касанием провела по коже за ухом, чувствуя, как дыхание мужчины становится неровным. — Я начну умолять его о пощаде, но в глубине души буду надеяться, что он не остановится и будет продолжать это делать снова… и снова… и снова… — я звонко шлёпнула Лонгерина по его кожаному наплечнику, и он вздрогнул так, что едва меня не выронил.

Ой-ей, кажется, я чуток переборщила: как-то мой рыжик резко побелел, а на его висках вздулась пульсирующая венка и выступила испарина. В жар бросило бедолагу.

Какая-то у меня нездоровая страсть — мужиков доводить. Я кинула беглый взгляд на Микаэля — тот давился от смеха Рокси, кажется, тоже: судя по тому, как тряслись её ушки.

— А, давай уже на «ты» перейдём, ладно? — бодрым голосом резко сменила я тему. — И называй меня просто Лекси, как и все остальные, а то официальное «госпожа» немного напрягает Тебя из-за меня чуть не казнили, и теперь ты тащишь мою тушку на руках уже столько времени, так что мы с тобой уже практически как родные.

— Даже не думал, что нести тебя будет так сложно. Представляю, насколько трудно приходилось Микаэлю. — неожиданно пробормотал Лонгерин.

— Я такая тяжёлая? — уточнила я.

— Совсем нет. — покачал головой рыжик и задумчиво добавил: — Ты одуряюще вкусно пахнешь, то и дело дразнишь меня и вызываешь желание разорвать на тебе платье и накинуться. Я что. это вслух сказал? — неожиданно смутился он.

— Ага, — весело кивнула я.

— Мы пришли, — прервал наш занимательный диалог Микаэль, и вся наша процессия остановилась.

Я сняла кольцо-артефакт с пальца и отдала его Мику, а расставаться с квазаром почему-то не хотелось, и я так и продолжала сжимать его в ладони.

Покрытый красными пятнами Лонгерин аккуратно поставил меня на землю, и Алекс тут же заявил, что теперь пришла его очередь взять меня на ручки, поэтому именно он пронесёт меня через портал.

Теодор бросил на него мрачный взгляд, но промолчал, все остальные тоже не стали возражать, и Алекс уже направился ко мне с довольной улыбкой на губах, как случилось непредвиденное.

Я заметила мужчину. Обнажённого. Окровавленного. Привязанного к столбу за ближайшей серой палаткой. Его не выставили здесь на продажу, его оставили тут умирать. Брюнет с короткой стрижкой и отличной фигурой…

Сердце судорожно сжалось, кровь забарабанила в висках, и на ватных ногах я бросилась к нему с тихим вскриком:

— Нант!


Глава 25 Олдин

Это был не Нант.

Я поняла это сразу, как только подбежала к нему поближе и рассмотрела форму его ушей. Эльф.

Шикарная загорелая фигура с рельефными мускулами, узкие бёдра, широкие плечи, пронзительные, чуть раскосые зелёные глаза, небрежная чёлка на высоком лбу, прямой нос, аккуратно очерченные губы — этот покрытый кровоточащими ранами красавчик был очень похож на мужчину из моего сна, но всё же это был не он.

Я старалась не опускать взгляд ниже его пояса, но успела заметить, что там у него было всё ого-го как шикарно. Одним словом, он был идеален.

Подбежавшие вслед за мной парни растерянно переводили взгляд с прикованного к столбу мужчины на меня, а Рокси металась рядом взбудораженной пушистой ракетой.

— Это не Нант, Лекси, — Микаэль мягко взял меня за талию, чтобы увести назад, к точке перехода, но я резко вырвалась из его рук.

— Я знаю! Но без него я не уйду! — решительно поставила я ультиматум.

— Ты пришла! — вымученно улыбнулся мне незнакомец пересохшими губами и уронил голову на грудь, потеряв сознание.

— Нет-нет-нет, солнышко, держись, только не умирай, вернись к нам, я тебя умоляю! — кинулась я его тормошить и хлопать по щекам. — Только держись, всё будет хорошо!

— Вы знакомы? — удивлённо воскликнул Лонгерин, но я оставила его вопрос без ответа.

— Мне жаль, Лекси, но мы ничем не можем ему помочь, — с огромным сочувствием произнёс Микаэль, пытаясь оттащить меня от умирающего.

Я вырывалась из его сильных рук как дикая кошка, и, кажется, даже заехала каблуком по голени.

Разъярённый рык Рокси поставил точку в нашей потасовке и Микаэль был вынужден меня отпустить.

— Прости, Лекси, но Микаэль прав: мы не в состоянии спасти этого эльфа, — заявил Лонгерин. — И нам надо поскорее покинуть это место, пока мы не нарвались на очередные неприятности. Твоя безопасность превыше всего.

— Ты можешь хотя бы на время перестать со мной спорить и поддержать меня? Один единственный разочек? — не в силах совладать с эмоциями, я перешла на крик. Из глаз покатились невольные слёзы, и я знала, что выгляжу сейчас как истеричка, но мне было всё равно. — Вы не понимаете: я ДОЛЖНА спасти его! Просто обязана! Я здесь из-за него! Мы все здесь из-за него, вам ясно? И без него мы не уйдём, нравится вам это или нет!

— Командуй, госпожа! — выступил вперёд Алекс. Как же я обожаю этого оборотня! Никогда со мной не спорит.

— Прости, Лекси, — вздохнул пристыженный Лонгерин. — Я с тобой. Правда, я искренне не понимаю, как мы можем спасти этого умирающего эльфа, у которого пять проникающих ножевых ранений в брюшную полость, критическая кровопотеря, сильное обезвоживание, перитонит, разрыв селезёнки из-за ударов в живот и фиксация магическими путами, которые не перерезать и не разорвать. Но я с тобой, — повторил он.

Я быстро вытерла слёзы со щёк и взяла себя в руки. Не время впадать в истерику.

— Рэм, сбегай за водой. Санти, раздобудь мужскую одежду, — отдала я приказы, и двое моих охранников кинулись их выполнять. — Ты врач, Лонгерин. И эльф. У тебя же должна быть какая-то целительная магия? Что ты предлагаешь? — спросила я его.

— Тебе ответить честно? — покосился на меня бордовыми глазами рыжик.

— Да! — нетерпеливо кивнула я.

— Моя магия не настолько сильна, чтобы справиться с подобными повреждениями. Даже если прижечь его раны — это не поможет: у него сильное внутреннее кровотечение и перитонит, он всё равно умрёт. Единственное, чем я могу ему помочь — это прекратить его мучения: быстро и гуманно, — он достал из-за пояса нож.

— Только через мой труп! — в шоке воскликнула я. — Микаэль, а ты что скажешь? Ты же тоже эльф! Может, у тебя есть целительские способности? — я с надеждой уставилась на него.

— Нет, у меня только бытовая магия, — с сожалением покачал головой мой друг.

— А если задействовать это? — протянула я Лонгерину прозрачный камешек. — Он усилит твой дар?

— Конечно! — лихорадочно закивал головой рыжик и посмотрел на меня так, словно увидел привидение. — Но Лекси, ты хоть понимаешь цену этого квазара? Этот артефакт по стоимости равен десяти замкам Лайтинерисов! И если я его задействую, то полностью опустошу! Тебе не жалко?

— Издеваешься? — возмущённо воскликнула я. — Мне вот его жалко, — махнула я рукой на незнакомца, — а не эту стекляшку!

Глаза Лонгерина, Теодора и Алекса округлились так, словно перед ними возник Ктулху с нимбом на голове. И лишь для Микаэля мой ответ не был неожиданностью. Блин, надо не забыть потом извиниться перед ним, что я ему так сильно по ноге заехала.

— Ладно, как скажешь, — покладисто кивнул Лонгерин. Вот и отлично.

Рыжик взял протянутый ему квазар и сжал его в кулаке. Но процесс исцеления пришлось отложить на несколько секунд: быстро вернувшийся с добычей Санти торопливо нацепил на спасаемого эльфа штаны, похожие на чёрные спортивки, дабы не смущать мой девичий взгляд мужскими прелестями.

Наш медик крепко сжал прозрачный камень в левой руке, после чего его кулак ярко вспыхнул, ослепив нас всех ярким сиянием, и. словно маленькое мини-солнце прошлось по его телу: поднялось до локтя, потом до ключицы, перекатилось по груди, добралось до правого плеча, и опустилось в правую ладонь.

Мы все. затаив дыхание, следили за этими перемещениями, и по удивлённым лицам я поняла, что мои телохранители тоже ни разу в жизни не видели, как работает квазар, тем более — такой мощности.

К тому времени, как светящаяся рука Лонгерина легла на лоб привязанного к столбу эльфа, подскочил Рэм со стеклянной банкой с водой, и он тоже изумлённо стал наблюдать за происходящим на наших глазах чудом.

Раны на теле незнакомца затянулись как по мановению волшебной палочки, сияющий сгусток из руки Лонгерина перешёл в тело пациента, и проделал неторопливый путь от его головы до живота, где несколько раз мигнул и погас в районе пупка.

— Всё, — тихо произнёс наш целитель, устало опустил руку и отошёл в сторону.

Густые чёрные ресницы пленника дрогнули, красавчик судорожно вздохнул и распахнул глаза-изумруды, которые, казалось, вобрали в себя всю сочную зелень травы и деревьев. Эльфы — они такие эльфы… Ну вот как мне к такому привыкнуть?

— Ты… — увидев меня, он просиял в улыбке — такой мягкой, светлой и приятной, что у меня защемило сердце.

— Мы знакомы? — удивилась я. Надо же — вроде обычный раб, а меня так сразу на «ты» называет. Непривычно.

— Я Олдин, моя прекрасная леди. И я премного благодарен тебе за спасение. — торжественно заявил этот интересный тип так, словно он находился сейчас на троне, а не на пыточном столбе, и я поймала себя на мысли, что чуть не сделала перед ним реверанс. М-да, это что-то новенькое.

Я растерянно переглянулась с Микаэлем, но мой друг лишь в замешательстве пожал плечами.

Взяв из рук Рэма банку с водой, я поднесла её к губам брюнета и аккуратно его напоила.

— Так мы знакомы? — вернув уже пустую банку охраннику, повторила я свой вопрос.

— Мы не были официально представлены. — спокойно отозвался Олдин. — Ты просто прошла вчера мимо меня в компании генерала Лайтинериса. когда я был выставлен на продажу как невольник. И ты очень сильно отличалась от других людей и нелюдей — хладнокровных, равнодушных, капризных и эгоистичных. Даже очень качественный морок не мог скрыть твоего потрясения тем. что ты увидела на невольничьем рынке. В твоих глазах светилось искреннее сострадание, и я был сражён. Я запомнил твой светлый облик и держал его в голове как последнюю отраду перед смертью. Могу я узнать твоё имя, моя прекрасная леди?

— Александра, — растерянно выпалила я и добавила сокращённый вариант: — Лекси.

— Для меня большая честь познакомиться с тобой, леди Александра! — снова улыбнулся он так, что моё сердце пропустило удар.

Вот могу поспорить — если бы он не был сейчас привязан, то поцеловал бы мою руку! Да кто он вообще такой? Солнечный, милый, зеленоглазый и такой загадочный.

Ох, мне надо поскорее вернуться к Каю и срочно увидеть мой персональный эльфийский антидот. И почаще повторять про себя, как мантру: «Я замужем»!

— Назови свою фамилию, — вмешался в наш диалог Микаэль. На его лбу выступили морщинки, и я интуитивно поняла, что он пытается прочитать мысли спасённого пленника, но не может.

Лёгким кивком Микаэль подтвердил мою догадку.

— У меня нет семьи и нет фамилии. Просто Олдин, сэр. — спокойно ответил он телепату.

Видимо, в эльфийской среде такое заявление выходило за все рамки нормальности, поскольку у Микаэля и Лонгерина синхронно округлились глаза.

— А, за что тебя привязали к столбу и оставили умирать? — спросила я.

— После вашего ухода с рынка я вступился за девушку, которую волокли в шатёр для пробы товара. Я не приемлю насилия над женщинами в любой его форме, и чётко обозначил свою позицию кертингам, — невозмутимо объяснил Олдин. — Меня сочли непокорным, бракованным товаром, избили и притащили сюда умирать. А утром посчитали слишком живучим и несколько раз пырнули ножом. Остальное вы знаете.

— Понятно… — потрясённо пробормотала я. — Ну что, давай освободим тебя от пут.

— Боюсь, это будет не так просто, — взгляд Олдина помрачнел.


Глава 26 Магические путы

— Лекси, помнишь, я говорил тебе, что на нём магические путы? — подал голос Лонгерин.

По его напряжённому лицу было видно, что рассказ Олдина затронул его за живое и всколыхнул неприятные воспоминания. Ведь его тоже когда-то продавали на рынке, может, даже на этом самом, как строптивый товар. И лишь благодаря Каю он избежал смерти на подобном столбе.

— Да, и что? — выжидательно посмотрела я на него.

— Это сверхпрочная фиксация, которую не сможет разрезать или разорвать ни один мужчина, — пояснил рыжик.

— Ну так я не мужчина, — пожала я плечами и протянула ему руку ладонью вверх: — Дай мне нож, пожалуйста!

— Нет! — удивительно синхронно воскликнули все мои охранники и Олдин. Прямо как много лет репетировали. И даже Рокси — и та грозно рявкнула что-то, похожее на «тяв». Ясно, пантера тоже против, раз уже собаку из себя изображает.

Лонгерин был единственным, кто застыл в полном ступоре, помня, как я ругалась, что он меня не поддерживает. На лице рыжика отражалась настоящая внутренняя борьба: вроде он и обещал не спорить со мной, а вроде и всеми фибрами души против моей очередной безумной затеи.

Желание угодить мне всё же победило, и он нетвёрдой рукой протянул свой клинок, рукояткой вперёд.

— Лекси, это магические путы, — во взгляде бордовых глаз светился страх за меня. — Дотронешься до них рукой или лезвием — и тебя так шибанёт сгустком энергии, что мало не покажется!

— Если я отлечу назад — вы меня поймаете, — мой оптимизм поуменьшился, но ослиное упрямство никуда не делось. — А если будет остановка сердца, или ещё какие проблемы — тогда задействуй для моего исцеления второй квазар. Тот, что мы купили. Наверное, он будет послабее подарка Сина, ведь он поменьше, но это же квазар! Должен помочь.

— Ты хоть понимаешь, что, если с тобой что-нибудь случится — генерал убьёт всех нас? — воззвал к моей совести Микаэль.

— Не волнуйтесь, ребят, всё будет хорошо! Я должна попробовать, и точка! — упрямо мотнула я головой и зашла за спину Олдина, чтобы удобнее было перерезать толстую верёвку, которой он был привязан.

— Нет-нет-нет, леди Александра, я тебя очень прошу: не трогай путы! Этого нельзя делать, ты пострадаешь! — испугался за меня Олдин, но я проигнорировала его так же, как и остальных.

Уж если я вознамерилась причинять добро и справедливость, то меня даже танк не остановит.

Рокси аж лихорадило от волнения, и пантера решительными тычками головы в мой живот попыталась отогнать меня от столба, словно не давая котёнку-несмышлёнышу засунуть лапку в розетку.

В итоге дотянуться до этих чёртовых пут я так и не смогла. После очередного тычка пантеры я запнулась за камень и полетела назад. Со мной-то ничего не случилось: меня очень удачно подхватил Алекс. А вот нож, случайно выскользнувший из руки, прилетел в лицо Микаэля и распорол ему щёку…

— Ой, прости-прости-прости! — в шоке запричитала я, кидаясь раненому бойцу на шею и лихорадочно покрывая его лицо поцелуями так, как совсем недавно это делал со мной Теодор. Как же я его сейчас понимаю…

— Тише, тише, Лекси, только не плачь! — зажав рану одной рукой, второй он пытался успокаивающе гладить меня по спине. — Шрамы украшают мужчину, так что ничего страшного!

Кто плачет? Я плачу? Ой, а ведь и правда слёзы катятся по щекам!

— Глаз не пострадал, а рана заживёт. Главное — что с тобой всё в порядке! — вымученно улыбнулся мой друг.

Так, всё, надо срочно прекратить истерику, взять себя в руки и решать проблемы, а не создавать их. Кузя энергично прыгал по палаткам недалеко от нас, но самые шустрые торговцы уже осмелели перед пауком и подтягивались поближе, с любопытством разглядывая, что тут у нас происходит. Ещё немного — и здесь снова соберётся толпа.

По моей просьбе Лонгерин вылечил рану Микаэля, и потратил на это второй квазар. Порез затянулся, но шрам всё-таки остался. Он, конечно, совсем не портил внешность моего друга, и даже наоборот — делал его брутальнее и сексуальнее, но я твёрдо решила, что рано или поздно найду способ убрать этот рубец.

— Я не верю, что нет вариантов, чтобы снять эти проклятые путы! — заявила я, нервно сжимая кулаки. Если испробованы все возможные способы решения проблемы, пора переходить на невозможные. Что ж, будем импровизировать.

— Здесь был задействован очень сильный артефакт, Лекси, — принялся объяснять мне Лонгерин. — И теперь единственный, кто может снять фиксаторы — это тот, кто привязывал Олдина к столбу. Ты помнишь имя этого кертинга? — обратился он к пленнику.

Тот молча покачал головой.

— А его особые приметы? Цвет волос и глаз, рост, стрижка? — дотошно уточнил рыжик.

— Высокий, худощавый, безжалостный, с пустыми чёрными глазами. Короткая стрижка, цвет волос — тёмно-коричневый, — выдал информацию Олдин.

— Под это описание подходит половина рынка. — неожиданно подал голос молчавший до сих пор Теодор.

— А что. если просто выкопать этот столб, и вместе с Олдином перенести его к нам в замок? — осенила меня гениальная идея.

— И дальше там уже будем спокойно разбираться — как избавиться от пут. Я подключу к этому Кая, и самого императора, если понадобится! — заявила я, будучи уверенной, что Ли мне точно не откажет.

— Это невероятно круто, Лекси, но это не вариант, — покачал головой Лонгерин. — Вокруг рынка имеется невидимый магический контур — защита от побега рабов. Невольники могут покинуть это место живыми только если уходят отсюда со специальной бумагой о купле-продаже. Это своего рода паспорт раба, где указывается его новый хозяин. Без этого документа, стоит нам войти в портал — и Олдин превратится в камень.

— Значит, надо найти этого кертинга и заставить его подписать бумаги на Олдина. — схватилась я за голову.

— Нет, всё ещё сложнее, — в бархатном взгляде Лонгерина светилось сочувствие. — Надо найти кертинга, чтобы он снял путы и согласился продать этого раба. Для оформления сделки приглашается специальный нотариус. Он приходит на вызов через портал, и ждать его обычно приходится одну-две минуты. Но мы не аристократы, Лекси, а ты — не мужчина, и по местным законам такая сделка купли-продажи не может быть оформлена. Мы получим отказ, и всё будет напрасно. Единственный способ — привести сюда генерала Лайтинериса и как-то уговорить его помочь.

— Я уже думала об этом, — опустила я голову. — Но я боюсь. Честно. Я ещё слишком плохо знаю Кая и не могу быть уверенной в его реакции. Понимаю, что как его жена я должна доверять ему, но у меня пока не получается. Так что я хочу решить эту проблему своими силами и с вашей помощью. И, кажется, я знаю выход из этой ситуации. Ну. а если мой план не сработает — тогда позову мужа.

— Дай угадаю — твой план нам не понравится, да? — напрягся Микаэль. Бедненький, мне до сих пор стыдно даже смотреть на него.

— Возможно, — вздохнула я. набрала в грудь побольше воздуха и заорала во всю мощь своих лёгких:

— Ку-узя-я!


Глава 27 Кузя

Гигантский паук сразу меня услышал, словно только и ждал моего зова. Прискакав к нам бодрым гарцующим шагом, он уселся на попу и выжидательно уставился на меня.

Мне понравился шок в глазах Олдина и изумление на лицах ребят.

Сейчас я уже не понимала, почему так панически отреагировала на этого мохнатого паучка в первый раз. Если к нему хорошенько присмотреться — он был довольно милым. Десять выпуклых чёрных пар глаз забавно хлопали ресничками, а рот был растянут в отдалённом подобии улыбки.

— Син, помоги мне, прошу тебя, — обратилась я к этому существу. — Я знаю, что ты меня слышишь. Кузя ведь может найти и принести сюда того кертинга, который Олдина к столбу привязал, да?

Паук с важностью кивнул, а потом изобразил лапой движение, которое было похоже на воздушный поцелуй.

— Так ты поможешь? — уточнила я, видя, что Кузьма не двигается с места.

Гигантское насекомое снова поднесло лапу ко рту и с тихим причмокиванием послало мне ещё один воздушный поцелуй. А потом ещё. И ещё. И до меня дошло.

— Ты сделаешь это в обмен на мой поцелуй? — потрясённо воскликнула я.

Паук энергично затряс головой. Вот же паразит пушистый! То есть, лысый. В общем, они оба.

— Син! Это нечестно! — выразила я свой протест.

Кузя неопределённо развёл две лапы в стороны, мол, хозяин-барин: либо соглашайся на моё условие, либо сама бегай по рынку и ищи кертинга, а я на это посмотрю.

— Ладно, — процедила я сквозь зубы. — Хорошо. Но только через неделю! Сейчас мы и без того слишком задержались в этом кошмарном месте.

Подскочив, Кузя радостно пустился в пляс, а потом рванул куда-то со скоростью запущенного шаттла.

— Я даже представить не могу, как ты это мужу объяснять будешь, — озадаченно посмотрел на меня Микаэль.

— Я и сама не знаю, — вздохнула я. — Впереди ещё несколько дней. Доживём — увидим. И не удивлюсь, если он отреагирует на это совершенно спокойно. Ты же сам говорил, что он тех, кто ниже его по званию, как соперников не воспринимает.

— На него с каждым днём всё сильнее магический откат действует, Лекси. За неделю всё очень сильно может измениться, — обеспокоенно отметил он.

— Ладно, — обречённо махнула я рукой. — Я не знаю, что будет через минуту, а что может случиться через семь дней — даже гадать не буду. Посмотрим. И потом, какой у меня сейчас выбор? Бросить Олдина умирать и уйти домой или бегать по всему рынку в поисках иголки в стоге сена — нарываться на неприятности, вас снова под удар подставлять. Уж лучше поцелуй с Сином и разборки с Каем. Из двух зол я выбрала меньшее.

— Смотрите, а Кузьма-то уже с уловом! — улыбнулся Лонгерин, разглядев скачущего к нам паука с трепыхающимся телом, зажатым в пасти. — Надо же, как быстро! — одобрительно воскликнул рыжик.


Доставленный военнопленный протестующе вырывался, нервно икал и тихо матерился в попытке вырваться из паучьего рта.

Подскочив к нам поближе, Кузя с презрением выплюнул работорговца прямо мне под ноги.

— Имя, возраст, звание? — сурово приступила я к допросу, вспоминая просмотренные когда-то фильмы про КГБ и гестапо. Кажется, в такие моменты надо ещё настольной лампой в глаза светить, но обойдёмся тем реквизитом, что есть в наличии.

Поднявшись с земли, обмусоленный и взъерошенный кертинг ошалело хлопал на меня глазами.

Он оказался именно таким, как нам описывал Олдин: высоким, худощавым, коротко стриженным шатеном. Гармоничные черты его лица были словно высечены из камня, и его можно было назвать очень красивым, если бы не чёрные глаза, в которых отражалась безжалостная пустота его души. Просто поразительно, как такой симпатичный мужчина может быть одновременно таким мерзким и отталкивающим.

— Какое ещё звание? — удивился этот тип. — Да кто ты вообще такая, и как ты смеешь отдавать мне команды, женщина? — презрительно скривился он, и тут же получил жёсткий удар в нос от Лонгерина.

Умничка, рыжик.

— Вопросы здесь задаю я, — мой голос прозвучал как надо: холодно и угрожающе.

— Сайрус я. Сто пять лет. И нет у меня никакого звания, — огрызнулся кертинг, прикрыв окровавленный сломанный нос ладонью.

— А теперь, Сайрус, быстро подошёл к столбу и освободил моего друга, — кивнула я на Олдина, который наблюдал за всей этой сценой с немым изумлением.

— И не подумаю! — заносчиво парировал кертинг. Ещё не понял, с кем связался, наивный юноша.

Я посмотрела на него как на мерзкого таракана.

— Кузенька! — повернулась я к пауку. — Как видишь, задержанный категорически отказывается от сотрудничества, не собирается идти нам навстречу и очень далёк от деятельного раскаяния. Не мог бы ты пожевать его немного, для сговорчивости?

Кертинг сильно побледнел, а Кузя поднёс лапку ко рту и смачно причмокнул.

— Что. ещё один поцелуй? Да ты бессовестное насекомое! — возмутилась я.

Паук был совершенно со мной согласен. Дерзко ухмыльнувшись, он активно закивал головой.

— Ладно! — недовольно проворчала я, поражаясь нахальству лысого эльфа.

— Ты будешь целоваться с ЭТИМ? — кертинг явно был в шоке.

— Да ты меня просто без морока не видел, — фыркнула я. — Ещё неизвестно, кто из нас страшнее. И вообще, не смей ко мне на «ты» обращаться! Для тебя я госпожа, понял?

— Понял! — затравленно посмотрел на меня работорговец и попятился назад от надвигающегося на него паука: — Ладно, ладно, я всё сделаю! — истошно завопил он. стоило только Кузеньке приоткрыть рот. — Всё равно эта ушастая сволочь живым отсюда не уйдёт! — кинул он злобный взгляд на Олдина.

— Это мы ещё посмотрим, — криво усмехнулась я.

Подойдя к столбу, Сайрус руками разорвал толстые верёвки так, словно они были ниточками, и развернулся ко мне со злобной гримасой:

— Теперь довольна?

— Ещё нет. Мы только начали, милый, — проворковала я, и мой обманчиво ласковый тон заставил кертинга позеленеть от злости.

— Это тебе за ушастую сволочь, — врезал ему под дых освобождённый Олдин. — А, это — за то. снова посмел обратиться к госпоже на «ты», — добавил он хорошо поставленный удар в висок. Могу поспорить, что он отличный воин.

— Кузенька, зафиксируй, пожалуйста, этого несознательного элемента, — я кивнула сначала на Сайруса, потом на столб, и уже через пять секунд кертинг трепыхался на месте Олдина. только связанный не верёвками, а сетью из прочной паутины.

— Да что вам сейчас-то от меня надо? — возмущённо воскликнул работорговец, не в силах разорвать тонкие на вид путы. — Я же сделал, что вы сказали — освободил его!

— Всё просто: мы пригласим сюда нотариуса, и ты оформишь на меня договор дарения Олдина. Подаришь мне этого раба в качестве моральной компенсации за проявленное неуважение, — заявила я.

— Да не вопрос, — неожиданно легко согласился этот гад. Кажется, я где-то просчиталась. — А взамен ты мне скажешь, где взяла такой качественный морок. Ой, то есть, взяли… госпожа. — быстро поправился он после того, как Лонгерин заехал ему в солнечное сплетение.

— Он лжёт, Лекси, — покачал головой Микаэль. — Это рынок, и здесь не предусмотрена передача рабов в дар. Это запрещено законом. Нотариус нам откажет.

— Всё равно пригласи его! — я была непреклонна.

Он озадаченно на меня посмотрел, но просьбу выполнил. Вытащив из кармана камзола кольцо с серым камнем, Микаэль надел его на указательный палец.

— Всё, через две-три минуты нотариус будет здесь, — пояснил мой друг и тихо добавил: — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Я коротко кивнула и только сейчас заметила, с каким шоком смотрит на меня Сайрус.

— Что, привидение увидел? — усмехнулась я.

— Поверить не могу… Лекси! Та самая Лекси! Бли-и-и-н, вот я попал! — неожиданно взвыл кертинг.

Я с изумлением переглянулась со своими охранниками, но парни были также удивлены, как и я.

— Шейд меня на мелкие кусочки порвёт только за то, что я косо на вас посмотрел, госпожа! — сокрушался Сайрус с таким отчаянием, словно жить ему осталось всего ничего. — Я сделаю для вас всё, что угодно, только не говорите ему, что я вас огорчил, ладно? — взмолился он.

Ух ты как. Неожиданно.

— Посмотрим на твоё поведение, — ледяным тоном заявила я.

Кертинг послушно притих, молча пожирая меня глазами котика из Шрека, мои охранники о чём-то резко призадумались, а Рокси решила поиграть с паучком и покусать его за лапки. Кузя уже не знал, куда деваться от пантеры, но мужественно оставался с нами.

Микаэль подошёл к Санти и тихо дал ему какие-то указания, показав при этом на голый живот и босые ноги Олдина, и оборотень быстро скрылся из виду.

— Я и не знал, что ты такая знаменитость, — мягко улыбнулся мне Олдин.

— Да я сама в шоке. — глядя на него, мой рот сам расползался в улыбке. — Слушай, ты не против, если я буду звать тебя сокращённо — Дин?

— Как тебе будет угодно, моя милая Александра, — благосклонно кивнул он головой.

— Отлично. Дин, — с довольным видом отозвалась я, и моё богатое воображение тут же нарисовало мне Дина Винчестера.

А что: если Олдина чуточку постричь, наложить немного грима — да он будет вылитым Дженсеном Экклзом! Ну, ушастым, конечно, но всё же. А потом найти бы красавчика, похожего на его брата-напарника — Сэма, раздобыть где-нибудь видеокамеру, и можно кино снимать! Вот было бы круто! Я бы им такой сценарий могла придумать — закачаешься!

Кажется, я слишком долго и пристально буравила Олдина мечтательным взглядом, поскольку, вынырнув из своих киношных фантазий, обнаружила, что мои охранники отвернулись и тактично отошли в сторону, а сам Дин был явно доволен моей реакцией на его голый торс.

Повисшую в воздухе неловкость развеял возникший словно из ниоткуда блондинистый эльф на вид лет пятидесяти, с длинными, почти до пояса, волосами и в белом шёлковом кимоно.

— Нотариуса вызывали? — не столько произнёс, сколько пропел он мелодичным голосом. — Всем приятного дня, меня зовут Эль Ландри, и я явился зафиксировать вашу сделку. Но я не вижу здесь покупателя, — обвёл он удивлённым взглядом нашу разношёрстную компанию, и шарахнулся в сторону, обнаружив за своей спиной гигантского паука.

Надо отдать ему должное — выдержка у этого нотариуса оказалась что надо, и он даже не пискнул, хотя по перекошенному лицу было видно: испугался сильно.

— Это что, шутка такая? Ложный вызов? На штраф нарываетесь? — разозлился он.

— Спокойно, Эль Ландри, вызов настоящий, и хорошо оплачиваемый, — заверила я его, поймав себя на мысли, что даже не знаю, как к нему обращаться. Сэр? Мистер? Господин? Как-то иначе?

— Не волнуйтесь, мессир Ландри, этот паук не опасен, а госпожа Лайтинерис сейчас вам всё объяснит, — уловив мои мысли, пришёл мне на выручку Микаэль.

Ясненько, значит, «мессир». Учтём.

— Генерал женился? — удивлённо вскинул бровь Ландри, быстро сменив гнев на милость. — Что ж. примите мои поздравления,

— заулыбался он, пытаясь разглядеть моё настоящее лицо под мороком. — Чем могу быть полезен?

— Я изымаю раба Олдина для нужд армии, и прошу составить для этого соответствующий акт о его передаче в мою собственность. — сделав лицо понаглее, заявила я.

— Чего? — сильно удивился нотариус, и не только он. Кажется, у всех присутствующих отвисла челюсть. Даже у Кузи.

— Вы слышали. Составьте акт о передаче этого раба в мою собственность по причине его изъятия для нужд армии, — терпеливо повторила я.

— Но это невозможно! — Ландри растерянно хлопал ресницами. Ещё немного — и ловить придётся: взлетит. — Нет такого закона!

— Закона нет, — невозмутимо согласилась я. — Но есть прецедент.

— В смысле? — не понял нотариус.

— Мой муж создал прецедент изъяв раба Микаэля у его хозяев для нужд армии. А сейчас я хочу изъять раба Олдина у его хозяина Сайруса для нужд армии. Или вы хотите сказать, что генерал Лайтинерис нарушил закон и превысил свои полномочия? — грозно сверкнула я глазами так, что нотариус даже скукожился и стал меньше ростом.

— Нет, ну что вы, конечно нет, — он достал из кармана белоснежный платочек и вытер им пот со лба. Аж взмок бедолага. — Но ведь это же генерал! А вы — женщина! И вы не состоите в армии!

— Я состою замужем за генералом, а ещё — обладаю властью отдавать приказы от лица Лисантиила, — продемонстрировала я ему свой королевский браслет, и нотариус потрясённо раскрыл рот, словно выброшенная на берег рыба.

Всё, это был шах и мат.



Глава 28 Клятва верности

— За последние три сотни лет такое в моей практике происходит впервые, — изумлённо выдохнул Ландри в итоге. — Мне оформлять насильственное изъятие или добровольное? — быстро взял он себя в руки. Вот сразу видно — профессионал.

— Не знаю, у него спросите, — небрежно махнула я на пребывающего в тихом шоке кертинга. Информация о том, что я могу отдавать приказы от лица императора, добила его окончательно.

— Значит, вы Сайрус, — повернулся нотариус к спелёнутому паутиной у столба рабовладельцу.

— Ага, — осоловело мотнул тот головой.

— И вы являетесь владельцем раба Олдина, — уточнил юрист.

— Ага, — снова кивнул кертинг.

— И вы добровольно передаёте раба Олдина в собственность госпоже Лайтинерис, для нужд армии? — задал вопрос нотариус.

— Ага, — в третий раз подтвердил рабовладелец.

— То есть, вы хотите сказать, что вы — кертинг — абсолютно добровольно, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, отдаёте раба для нужд императорской армии, сражающейся с кертингами? — Ландри был озадачен.

— Ага, — снова покорно кивнул Сайрус, глядя на меня как кролик на удава.

— Он точно в порядке? — с сомнением повернулся ко мне юрист. — Странный он какой-то. И почему он к столбу привязан? — в голубых глазах нотариуса сверкнула подозрительность.

— Определяет опытным путём прочность паутины для обездвиживания пленников. Исследует предмет на практике эмпирическим методом, так сказать, — загнула я. — И вообще, почему вы именно меня об этом спрашиваете? — невинно захлопала я ресничками. — Задавайте свои вопросы ему, а не мне! — перевела я стрелки.

— Да он кроме как «ага» ничего сказать не может! — озадаченно пояснил нотариус. — Только и делает, что смотрит на вас, как зачарованный.

— Влюбился, наверное, — невозмутимо пожала я плечами.

— Да, это многое бы объяснило, — задумчиво согласился юрист. — Ладно, — махнул он рукой. — Всё, что было нужно, я выяснил. Факты установлены, сейчас подготовлю бумагу.

Перед ним в воздухе возник плотный лист желтоватого оттенка, удерживаемый невидимой подставкой, и Ландри принялся на нём что-то писать появившимся в его руке длинным пером.

Я расплылась в довольной улыбке мышонка на колбасном складе, и торжествующе подмигнула Дину.

Тот стоял застывшей бледной статуей и ошалело хлопал зелёными глазами, не в силах поверить, что мне удалось провернуть такое дело, и он уже через несколько минут сможет покинуть невольничий рынок.

Вернувшийся с очередной добычей Санти передал ему чёрную рубашку и тёмные кожаные сандалии, и Дин отмер, чтобы надеть эти вещи.

— Готово. С вас пять золотых монет и приглашение на свадебное торжество! — закончив писать, Ландри вручил мне документ на Олдина.

— Благодарю вас, мессир. Торжество состоится в императорском замке примерно через месяц, и я непременно попрошу Лисантиила, чтобы он включил вас в список гостей, — пообещала я.

— В замке императора? — Ландри посмотрел на меня с благоговением. — Я буду ждать! — воскликнул он с юношеским пылом.

Получив монетки от Теодора, он тут же раскланялся и исчез, а я оказалась заключённой в сильные объятия Дина. От этого эльфа исходил утончённый, мягкий, обволакивающий аромат, и я даже не смогла понять, что это был за запах, узнав лишь нотки ладана.

— Спасибо, моя драгоценная госпожа! — с огромной благодарностью выдохнул он мне на ухо, после чего так же внезапно отпустил, сделал шаг назад и опустился передо мной на одно колено. — Позвольте ваш кинжал, сударь, — протянул он руку к Микаэлю, и тот без колебаний выполнил его просьбу.

— Что происходит? — я в шоке переводила взгляд с Мика на Дина.

— Я, Олдин из Южных земель, торжественно клянусь госпоже Александре Лайтинерис в вечной преданности, и обязуюсь служить ей и защищать до конца своих дней! — заявил Дин, полоснув себя кинжалом по левой ладони.

Не понимая, что мне теперь делать и как на это вообще реагировать, я в полном ступоре смотрела, как кровь из его руки потекла алым ручейком, стекая на землю и орошая дорожную пыль.

Подняв совершенно растерянный взгляд на Микаэля, я увидела его одобрительную улыбку.

— Скажи, что принимаешь его клятву, — подсказал мне мой друг.

Тихо офигевая от происходящего, кивнула:

— Я принимаю твою клятву, Олдин.

Дин просиял как солнечный лучик, вернул кинжал Микаэлю и показал мне уже совершенно чистую руку, на которой не осталось ни намёка на рану, ни кровавых разводов.

Не поднимаясь, он взял мою ладонь и с нежностью поцеловал её в тыльную сторону. По коже бешеным табуном промчалось стадо горячих мурашек, и, кажется, мои щёки порозовели от смущения.

А то, что случилось дальше, и вовсе ввергло меня в прострацию: Дин отошёл в сторону, и передо мной на колени встал Лонгерин и проделал такую же манипуляцию с ножом, кровью и клятвой! И после него — Теодор!

Всё, я в ауте.


К моему огромному облегчению, после Теодора больше никто не изъявил желания привязать свою жизнь к моей навечно, и вся наша компания направилась к точке перехода.

В ответ на робкий писк Сайруса, раздавшийся уже в спину, я соизволила обернуться и сказать, что не буду жаловаться на него Шейду, а из паутины он выберется сам или с помощью соплеменников. Работорговец послушно кивнул и подавленно выдавил из себя:

— Спасибо!

Вот сразу бы так!

Вернувшись наконец в то место, откуда я недавно стартанула к Олдину, я с большой теплотой и сожалением попрощалась с Кузенькой, надеясь, что мы ещё когда-нибудь увидимся с этим милым монхатым паучком, передала через него свою благодарность Сину и пообещала, что вернусь на рынок через неделю — отдавать долги. О том, как всё это будет, и, главное, как я всё это объясню Каю — я старалась пока не думать.

Одним взмахом Микаэль создал перед нами сияющую серебристую арку, которая с каждой секундой обретала всё большую плотность, и я не успела охнуть, как ко мне подскочил Алекс и быстро подхватил на руки с решительным возгласом: «Моя очередь!».

Я невольно рассмеялась и легонько взъерошила его волосы, от чего оборотень довольно прищурился и хрипло издал горловое: «Р-р-р», на которое моё тело отреагировало сладким томлением внизу живота.

Бли-и-и-н, какой же он всё-таки шикарный мужик, и как мне жалко и его, и остальных своих парней… Вот бы Син оказался прав, и я бы смогла вернуть красоту их девушкам! Даже не ради женщин, а вот ради именно этих ребят! Знать бы только, какую цену мне придётся за это заплатить…

Задумчивый взгляд Микаэля, читающего мои мысли, резко выдернул меня из размышлений и вернул в реальность.

— А Дин нормально пройдёт через портал в наш замок, или ему нужно моё приглашение? — заволновалась я за своего нового друга.

— Всё в порядке: у нас есть официальный документ, согласно которому Олдин — твоя собственность, и теперь он может спокойно попадать в поместье Лайтинерисов, — успокоил меня Микаэль.

— Ну ладно, — расслабилась я, наблюдая, как дымчатые стены портальной арки становятся всё насыщеннее и плотнее, и вся наша процессия наконец-то направилась в серебристый туман.

А перед тем. как пространство вокруг меня погрузилось в призрачную светящуюся вату, я успела разглядеть напоследок очертания большого мохнатого паучка, машущего мне на прощание лапкой, и услышала отчаянный крик бегущего ко мне брюнета со шрамами на лице:

— Лекси!


Глава 29 Мой принц

Уловив окрик Шейда, Рокси остановилась и моментально ощетинилась, мигом превратившись из ручного котёнка в оружие массового поражения, но всё же не вернулась на рынок, а направилась вслед за нами.

Шейд опоздал всего на несколько секунд: к тому времени, как он к нам подбежал — мы уже все вошли в портал, а последовать за нами он не смог, и теперь лишь затухающее эхо снова и снова доносило до меня моё имя: «Лекси!».

— Как вкусно от тебя пахнет! — неожиданно пробормотал Алекс и дразняще облизнулся, посмотрев мне прямо в глаза.

— Чем? — смутилась я.

— Сливками и карамелью. Так бы тебя и съел, — улыбнулся он.

— Я злой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк, — со смехом процитировала я ему фразу из фильма «Джентельмены удачи».

— Я не серый, а серебристый, — весело поправил меня Алекс. — И совсем не злой и не страшный. Ну, разве что для врагов, — уточнил он.

— А ты покажешь мне свой облик в виде зверя? — с любопытством спросила я. Интересно же!

— Тебе, моя сладкая госпожа, я покажу всё, что угодно! — подмигнул мне этот искуситель, и мы вышли из тумана на свет.

— Ох, мамочки! — вырвался из моей груди невольный возглас, стоило мне увидеть, что творится вокруг.


К счастью, сам замок уцелел. Но вот то, что теперь было вокруг него — наводило на мысли о третьей мировой.

Огромные рытвины и воронки в земле, словно после бомбёжки с боевой авиации, вырванные с корнем обугленные деревья, разбросанные везде булыжники и растоптанные цветы — от всей этой картины кровь стыла в жилах. Но больше всего ужасали мёртвые тела и части тел — кертингов в звериных обличьях и светловолосых эльфов. Куда бы я ни глянула — везде были оторванные или, может, отрезанные, руки, ноги, головы, волосатые туши со вспоротыми животами, и меня замутило.

— Не смотри, Лекси, — подскочивший ко мне Микаэль быстро накрыл мои глаза большой тёплой ладонью.

Через секунду на лоб легла ещё чья-то рука, и я интуитивно поняла, что это Лонгерин пытается убрать у меня тошноту. Его магия отлично сработала, и мне сразу стало легче. Как же всё-таки это здорово — иметь в друзьях медика!

Я не столько услышала, сколько почувствовала, что к нам кто-то подбежал.

— На территории всё чисто, Микаэль, опасности больше нет, — раздался чей-то запыхавшийся, но довольно мелодичный голос. Видимо, его обладатель был эльфом. — Все нападавшие уничтожены, с нашей стороны потерь нет, только одиннадцать раненых, они сейчас в лазарете. Мне жаль, что мы не успели тут прибраться или навести морок, чтобы госпожа не увидела весь этот кошмар: только-только закончили проверять и замуровывать подземный тоннель. Сейчас генерал ждёт жену в обеденном зале.

— Ясно, — ответил Микаэль. — Лекси, я сейчас уберу руку, но прошу тебя — не открывай глаза, ладно? — обратился он ко мне. — Не надо тебе на всё это смотреть.

— Хорошо, — послушно пообещала я.

— Ты не против, если Алекс, Рэм и Санти нас оставят и отправятся в лазарет: они учуяли кровь сородичей и хотят проведать раненых оборотней из своего клана? — уточнил Мик.

Перед этим я ощутила, что Алекс как-то нервно задышал, но не придала этому значения. А вот оно что оказывается: альфа унюхал пролитую кровь серебристых волков.

— Конечно! — быстро согласилась я.

— Спасибо, госпожа! — искренне выдохнул Алекс и передал меня как переходящий приз в другие сильные руки.

Я провела ладонью по груди этого мужчины, наткнулась на кожаные ремешки и поняла, что теперь меня несёт Теодор.

Через две минуты мне позволили открыть глаза, и я увидела, что мы уже в замке, поднимаемся вверх по лестнице. Наверное, массивная входная дверь была открыта, поскольку я даже не слышала, чтобы её распахивали.

Как я и думала — я находилась на руках Теодора, впереди шёл Микаэль, а замыкали шествие Лонгерин и Олдин. Рокси с нами уже не было: видимо, пантера ускакала проверять, насколько окружающая среда безопасна для моего обитания.

— Микаэль, мы сейчас направляемся в столовую? — уточнила я у своего друга и получила утвердительный ответ. — А можно сделать небольшую остановку в моей комнате?

— Да, конечно, — Микаэль бросил на меня удивлённый взгляд через плечо.

Перед тем, как явиться пред светлые очи моего благоверного и заявить: «Познакомься, Кай, это Олдин, и теперь он будет жить в нашем замке», мне надо было выяснить всю подноготную моего живого приобретения: кто он такой на самом деле и откуда, и как вообще оказался на невольничьем рынке. Ну не может человек, то есть эльф, который имеет такие аристократические манеры, быть обычным рабом!

— А-а-а, понятно, одобряю, — заявил Микаэль, уловив мои мысли.

Кай буквально вчера показывал мне свою метку законнорожденного аристократа, и мне было жутко любопытно — есть ли такая у Дина? Я не рассмотрела его спину на рынке: сначала он был привязан к широкому столбу, а потом всё время стоял ко мне лицом. И я твёрдо вознамерилась выяснить этот момент.

Добравшись до комнаты, с большой любовью и заботой, обставленной для моей скромной персоны Микаэлем, я попросила Теодора отпустить меня и подошла к Дину.

Мило ему улыбнувшись, я заявила:

— Раздевайся!

В душе я тихо хихикала над тем, с каким изумлением посмотрели на меня Тео и Лонгерин, а у Дина и вовсе отвисла челюсть. Наверное, он вспомнил мой долгий мечтательный взгляд, обращённый на него на рынке, и пришёл к самому логичному выводу.

— Что, прямо здесь, при них? — растерялся мой живой трофей, но всё же принялся расстёгивать рубашку.

— А, чего нам стесняться? Все свои, — невозмутимо повела я плечом.

Тео и Лонгерин встревоженно переглянулись между собой, и уставились на Микаэля, чтобы увидеть его реакцию на происходящее. А, поскольку тот стоял как безмятежная скала на фоне моря, они тоже быстро расслабились.

Рубашка была оперативно стянута с мускулистого тела Дина, а, когда он потянулся снять с себя штаны — я его остановила:

— Не так быстро, солнышко. Постой пока так.

Мужчина послушно замер, и я спокойно зашла ему за спину.

— Какой ужас! — в шоке воскликнула я. увидев сплошные шрамы.

Да на нём живого места не было! А внизу под правой лопаткой — там, где должна была находиться метка аристократа в виде короны — был вырезан кусок кожи! Эта рана заросла неровным розовым рубцом, и я потрясённо провела по нему ладонью.

Бедненький… Как же мне его жалко!

— Александра… — хрипло выдохнул Дин, почувствовав моё прикосновение.

— Микаэль, дай мне мой полог тишины, пожалуйста, — обратилась я к своему другу, и тот передал мне артефакт. — Ребята, вы присядьте пока, — улыбнулась я парням, и Тео с Лонгерином расположились на креслах, а Микаэль опустился на стул.

Надев кольцо на палец, я взяла Дина за руку и отвела его на широкий и длинный диван, обитый золотистой парчой.

— Итак, мой милый принц, рассказывай о себе, — усевшись рядом с этим красавчиком, заявила я. Блин, надо было на него рубашку одеть, а то его шикарный голый торс меня с мыслей сбивает.

— Откуда ты знаешь? — потрясённо воскликнул он.

Опаньки. Попала в точку значит. И как же этот принц в раба превратился? И что-то мне не верится, что он — сын Ли. Интрига, однако.

— Интуиция, — я напустила на лицо загадочность и повторила: — Рассказывай!

— Я — наследный принц королевства Торансии, единственный сын Трейна Второго. Точнее, был им, — тяжело вздохнул Дин.

И вот как мне теперь к нему обращаться? Ваше королевское высочество?

Я кинула быстрый взгляд на Микаэля — он прочитал мои мысли и был ошарашен не меньше меня.

— Надо же, я и не знала, что тут ещё и короли есть. Я думала, что во всём этом мире только один правитель — Лисантиил, — удивлённо отметила я.

— Ты что. не знаешь историю? — его высочество был озадачен. — Император — верховный глава всей Ксантарии, за несколько веков он завоевал все королевства. По факту это теперь лишь княжества, но император позволил оставить прежние титулы и названия. Каждый король обязан подчиняться Лисантиилу, отчитываться перед ним и платить налоги в императорскую казну.

А Ли всё же нереально крут. Обожаю этого вампира.

— И как наследный принц оказался рабом на невольничьем рынке? — вскинула я бровь.

— Лисантиил убил моего отца, сравнял с землёй наш замок и ликвидировал королевство Торансии. Теперь это называется четвёртый округ империи, — с горечью ответил Дин.

— Что? — у меня было такое чувство, словно мне врезали под дых. — Нет, этого не может быть! — мой разум категорически отказывался воспринимать Ли в образе монстра.

— Может — голос Дина был на удивление ровным и спокойным. — И он всё сделал правильно. На его месте я поступил бы так же. — огорошил он меня.

— Поясни, — выдавила я из себя.

— У моего отца был очень тяжёлый характер, — погрузился Дин в воспоминания. — Его все боялись, и многие ненавидели. Когда мне было три года, он казнил мою мать за то. что она опоздала к обеду. Воспринял это как личное оскорбление. — мрачно усмехнулся он. — После этого он обзавёлся гаремом, устраивал безумные оргии, попойки и показательное сожжение на костре всех, кто ему чем-то не угодил. А с годами у него развилась паранойя, и он стал видеть врагов даже там, где их и в помине не было.

— Какой кошмар! — я была потрясена до глубины души, представляя себе, через какой ад прошёл этот милый принц в детстве.

— Как мой отец ни старался, ни одна из его жён, наложниц и любовниц не смогла родить ему нового сына, поэтому долгое время он мирился с моим существованием и особо не трогал. Иначе, я уверен, он давно бы меня убил. У меня есть лишь сводная сестрёнка — Ивинтиэль, — голос Дина потеплел.

— А, где она сейчас? — спросила я.

— Не знаю, — нахмурился он. — Но я обязательно её найду! — твёрдо заявил он и продолжил свой рассказ: — Едва мне исполнилось двадцать, король обрушил репрессии на своё ближайшее окружение. Под удар попали мои друзья и их родители, и на меня посыпались мольбы о помощи. Но все мои попытки повлиять на отца, переубедить его. или хотя бы заменить казни на пожизненное заключение заканчивались лишь его вспышками ярости и упрёками в моей наглости и неблагодарности. После одной из таких бесед его терпение лопнуло, он объявил меня предателем и заявил, что отказывается от меня, и у него больше нет сына. Меня бросили в темницу, и в тот же день он собственноручно вырезал мою метку законнорожденного наследника престола. Я стал никем.

— Ужас!! — моё сердце разрывалось от боли и жалости к этому милому принцу. — А, эта метка — она вернётся? Проявится когда-нибудь?

— Она могла бы вернуться, если бы отец простил меня и снова официально признал своим сыном. Но он мёртв, и обрести метку повторно мне уже не светит, — в голосе Дина была обречённость. — Заточив меня в подземелье, отец объявил всем о моей кончине из-за внезапной болезни, и уже через пару лет обо мне все забыли. А я оставался узником в своём родном замке до тех пор, пока отец не сошёл с ума настолько, что объявил войну Лисантиилу. Император пришёл в ярость, явился с армией и подавил мятеж на корню. Он разгромил войско моего отца, убил непокорного короля и отдал приказ освободить всех его пленников, а после этого — уничтожить замок. Так я оказался на воле — без имени, метки и наследства. Десять лет я скитался по империи, перебиваясь случайными заработками, и в конце концов нарвался на отряд кертингов. Я неплохой воин, но их было слишком много. Они взяли меня в плен и отвезли на невольничий рынок. Остальное ты знаешь.

— А ты не пробовал поговорить с императором? Всё ему объяснить, заверить его в своей преданности? Может, он вернул бы тебе королевство? — с грустью спросила я.

— Без метки я лишь самозванец, — покачал он головой. — Меня официально похоронили несколько лет назад, оплакали и благополучно забыли. Так что теперь я — никто. Просто Олдин. Твой преданный раб. Я счастлив, что судьба свела меня с тобой, моя милая Александра. Надеюсь, мои шрамы тебя не сильно смущают. Я довольно искусен в любовных делах: меня научили этому наложницы отца, и я буду стараться радовать тебя всегда, когда ты пожелаешь. Я даже целоваться умею! — похвастался он, и я не смогла удержаться от улыбки.

— А то, что я замужем — тебя не смущает? — уточнила я.

— А должно? — спросил он с искренним недоумением. — В современном мире является нормой то, что замужние аристократки развлекаются с рабами. Мне совершенно не важно, как ты выглядишь на самом деле под этим мороком, — пристально посмотрел он на моё лицо. — Я вижу твою душу — она сияет ярче солнца. И это самая главная красота, моя милая леди! Её невозможно спрятать или приукрасить артефактами. Ты позволишь дотронуться до тебя? — в его зелёных глазах светилась мольба.

— Позволяю. — улыбнулась я, предвкушая его реакцию.


Глава 30 Обнимашки 

Нежно и деликатно принц погладил мой подбородок, словно бархатным лепестком прошёлся по щеке, мягко скользнул по лбу, приласкал ровный контур носа и замер, пройдясь по губам.

Глаза Дина округлились.

Он ещё раз провёл по губам — медленно и с чуть большим нажимом. И ещё.

Я не удержалась от шалости и чмокнула его палец.

Все тараканы в моей голове ехидно хихикали и потирали лапки от удовольствия по мере того, как любопытство в глазах принца сменялось сначала недоумением, затем изумлением, а потом настоящим шоком!

— И как тебе мой настоящий облик? Не сильно страшный? — сдерживая рвущийся наружу смех, уточнила я.

— Но как? — потрясённо выдохнул он, мило хлопая ресничками.

С приоткрытым ртом и в десять пальцев он с королевским пылом принялся изучать мои скулы, размах бровей и разрез глаз, и даже форму черепа.

По побагровевшему лицу Теодора было видно, что мой главный телохранитель начинает сильно нервничать от столь бесцеремонных ощупываний своей госпожи, и вот-вот ринется на защиту моей чести и достоинства.

Чтобы не доводить дело до потасовки, я мягко сняла ладони принца со своих ушей, давая понять, что осмотр закончен.

— Но это невозможно! — ошарашенно заявил мне Олдин.

— Ну да, — не стала я с ним спорить. — Я тот ещё феномен. Не только у тебя есть секреты, — подмигнула я ему. — Вот, кстати, ещё один, — сдвинув императорский браслет повыше, я открыла его взору свою татуировку.

— Магическая привязка! — изумление в его голосе сменилось вселенской болью и отчаянием.

— Да, такие дела, — вздохнула я.

— Но ведь твой муж генерал, он каждый день рискует жизнью в сражениях! Неужели ты любишь его настолько, что готова умереть с ним в один день? — воскликнул Дин.

— Скажем так, тут всё сложно. Моего согласия никто не спрашивал. И не волнуйся: я не умру с ним в один день. Видишь эту синюю окантовку? Мою привязку разбавил император, — объяснила я.

— Сам Лисантиил? — глаза Дина округлились ещё больше. — Тебе невероятно повезло!

— Да, я тоже так считаю, — кивнула я.

— Я потрясён твоей красотой, Александра, и буквально убит фактом твоей привязки! Да ещё и насильственной! — с трагическим видом признался принц. — Но, что бы ни случилось в дальнейшем — я буду рад служить тебе, и всегда буду рядом! — заявил он.

Какой он всё-таки милый! Моё королевское солнышко, рядом с которым мне тепло, светло на душе и уютно. Уверена, что, если бы его жизнь повернулась иначе — он стал бы отличным правителем.

— Спасибо, Дин, — улыбнулась я ему с благодарностью. — Слушай, я ведь теперь твой владелец, и это значит, что могу дать тебе вольную, освободить из рабства, ведь так?

— Не стоит, моя прекрасная госпожа: на мне нет метки аристократа, и я в любой момент могу снова оказаться на невольничьем рынке. К тому же, я предпочитаю быть твоим рабом, нежели никому не нужным странником, — пояснил он.

— Ладно, как скажешь, — развела я руками. — Но если передумаешь — дай знать. Ну, всё, вроде, основные моменты мы выяснили, все точки над «i» расставили, теперь пора предстать перед мужем и объяснить ему некоторые факты о приобретении раба мужского пола, пытках военнопленного кертинга, шантаже нотариуса, шраме Микаэля, разгроме рынка и долге магу в два поцелуя.

— Насыщенный у тебя был день, — с сочувствием хмыкнул он, буравя меня зеленью своих глаз так, словно до сих пор не мог поверить, что перед ним не мираж.

— Да не то слово, — криво усмехнулась я. — Всё, хватит меня смущать своим красивым телом: надевай рубашку, и пошли на ковёр к генералу, — подвела я итог, снимая с пальца кольцо.

— Тебе понравилось моё тело, — это королевское чудо расплылось в довольной улыбке, а в глазах Тео и Лонгерина вспыхнуло любопытство: о чём же мы говорили, если Дин мне такие вещи заявляет. — У вас даже в обеденном зале есть ковры? — неожиданно уточнил он.

— Это образное выражение, — рассмеялась я, поднимаясь с дивана.

Пока Дин облачался в рубашку, ко мне подошёл смущённый чем-то Теодор.

— Госпожа, разрешите обратиться, — потупившись, заявил мне мой личный телохранитель.

— Теодор, ты чего, мы же уже на «ты» перешли, — удивилась я такой официальности.

— Лекси, перед тем, как мы пойдём к генералу, я хочу сказать тебе огромное спасибо за то, что ты сегодня спасла мне жизнь, — огорошил меня Тео, а Дин как-то особо внимательно на меня посмотрел. — А ещё я хочу принести тебе свои извинения за то, что нечаянно схватил тебя за грудь, — совершенно смутился парень, покрываясь краской стыда.

Блин, надо с этим что-что сделать, иначе он так и будет от меня шарахаться. Вон, на примерке обуви в Экселенте даже подойти ко мне боялся.

— Ты всё сделал правильно, Тео, и я совершенно на тебя не в обиде! — решительно заверила я его. — Ты же это не специально! И вообще, ты очень классно меня подхватил: так быстро! Если бы не ты — я бы себе голову разбила из-за того, что тот лизун меня лапал и мои ноги слюнями покрывал! — попыталась я его утешить, попутно замечая, как округляются глаза у Дина.

— Спасибо, Лекси, — щенячьи глазки мускулистого парня выворачивали мне душу наизнанку. — Я постараюсь впредь не допускать подобных ситуаций и лучше контролировать свои движения. Только не отказывайся от меня пожалуйста! — умоляюще посмотрел он меня.

Я видела, что Тео продолжает корить себя за случившееся, и моих заверений, что всё нормально, ему явно недостаточно. Что ж, будем решать проблему радикально. Да простит меня Кай…

— Дай сюда руки! — потребовала я.

А, когда удивлённый мужчина протянул их мне, я спокойно и уверенно положила его ладони на свой бюст. И пару раз посжимала. Пусть порадуется бедолага и уже успокоится наконец.

Теодор шумно выдохнул и замер с выпученными глазами голодного хомяка перед куском вожделенного сыра. А у Мика, Лонгерина и Дина просто молча отвисли челюсти. Ну да, люблю я мужиков шокировать, что тут скажешь.

— Ты мой телохранитель, Тео, и можешь хватать меня за любые части тела, когда спасаешь мою жизнь и здоровье! — чётко и доходчиво объяснила я ему. — В твоих прикосновениях для меня нет ничего неприятного, ясно?

— Ясно… — медленно кивнул он как под гипнозом, а его зрачки расширились, словно он был под кайфом.

— Дай обниму! — сняв его ладони со своей груди, я прильнула к тёплому мускулистому телу, обхватив руками напряжённый торс.

Секунда — и меня крепко прижали к себе и зарылись носом в мои волосы.

— Лекси… — судорожно выдохнул Теодор, не в силах больше ничего вымолвить от избытка эмоций.

Блин, я переверну вверх дном все библиотеки, и весь этот мир поставлю на уши, но пойму, как снять проклятие, и обязательно это сделаю — ради Тео и остальных моих ребят! Чего бы мне это ни стоило… Я знаю их всего сутки, но как же они мне уже дороги! И они заслуживают того, чтобы быть счастливыми!

— Простите, что прерываю, но нам пора: генерал начинает нервничать из-за нашего долгого отсутствия, — мягко обратился к нам Микаэль, и меня с большой неохотой выпустили из объятий.

Я улыбнулась Теодору, который светился как дорвавшийся до мёда медведь и направилась к выходу, но на моём пути неожиданно встал Лонгерин.

— Я тоже хочу обнимашек! — заявил мне мой вредный рыжик.

Рассмеявшись, я прильнула к ещё одному шикарному мужскому телу, с наслаждением втягивая в себя заманчивый запах этого эльфа, и чувствуя, как сильные руки обхватили мою спину.

— Я тоже очень благодарен тебе за то, что ты спасла мне сегодня жизнь, Лекси, — очень искренне произнёс он. Краем глаза я уловила, как удивлённо посмотрел на нас Дин: наверное, принц решил, что я сегодня только тем и занималась, что спасала всех подряд. — И прости меня, что я всё время с тобой спорил! — виноватые бордовые глаза окатили меня обожанием.

— Ты меня тоже прости, солнышко! Я дразнила тебя, когда ты нёс меня на руках, и не прислушалась к тебе у пыточного столба! — повинилась я.

Вот странное чувство: вроде мне и стыдно, и одновременно смеяться хочется.

— Теперь моя очередь! — подал голос подошедший к нам Дин.

Лонгерин бросил на него недовольный взгляд, но всё же отпустил меня, и я моментально оказалась в плену сильных рук Олдина.

— Сегодня ты сделала невозможное ради меня, моя милая леди, — его голос был наполнен нежностью. — И ты не представляешь, как я тебе за это благодарен! И прости меня за то, что я так бесцеремонно облапал твоё лицо: я ругаю себя за это, — вздохнул он.

— Ничего, забыли-проехали, — улыбнулась я ему.

Чем меньше времени оставалось до разговора с Каем, тем сильнее я нервничала, хоть и старалась выглядеть спокойной и уверенной.

— Всё будет хорошо, Лекси! — почувствовав моё состояние, тут же приободрил меня Микаэль.

— Спасибо, Мик! — выбравшись из рук Дина, я с виноватым видом подошла к тому, кому доверяла больше, чем мужу, кто понимал меня без слов, принимал такой, какая я есть и всегда поддерживал. И кто теперь по моей вине ходил со шрамом на лице…

— Иди сюда! — снисходительно улыбнулся Микаэль, и заключил меня в объятия.

Я с огромным удовольствием зарылась носом в его грудь и вдохнула уже практически родной запах с нотами имбиря, кедра и лайма.

— Прости меня… — скорбно выдохнула я, чувствуя огромную вину перед своим лучшим другом. — Я найду способ избавить тебя от шрама! Ты мне веришь?

— Даже не сомневаюсь! — мягко рассмеялся он. — Но я больше беспокоюсь по другому поводу.

— Какому? — встрепенулась я.

— Не представляю, как теперь буду спать по ночам! — в сиреневых глазах Мика светилась ласковая ирония. — После таких ярких картинок в твоей голове, где мы с тобой вдвоём в моей постели, мне будет сложно заснуть!

— Ой… Прости… — я смущённо закусила губу и потупила глазки в пол.

— Хулиганка ты моя, — голос Мика согревал меня невыразимым теплом и нежностью. — А теперь — закрой глаза и представь свои трусики! — склонившись, дразняще прошептал он мне на ухо. обдав кожу горячими мурашками.

— Что? — оторопела я.

— Лекси, ну ты чего, мы же с тобой договорились! — рассмеялся он. — Или ты передумала?

— Ах, ну да, точно, — хлопнула я себя по лбу, вспомнив наш разговор в Экселенте. — Что, прямо сейчас? Нас же Кай ждёт!

— Всё верно, но что-то мне подсказывает, что этот вопрос лучше не откладывать: неизвестно, когда мы в следующий раз сможем с тобой пообщаться, а новое бельё понадобится тебе уже утром.

— Ладно, — сдалась я.

Закрыв глаза, я постаралась воспроизвести перед мысленным взором трусики, которые подарил мне Ли: размер, мягкость материала, изящество кружев. Моя татуировка внезапно заколола, словно маленькими иголочками, и в голове неожиданно всплыло притягательное лицо Лисантиила, его умные пронзительные глаза, и у меня защемило сердце от тоски по этому существу.

— Ты в порядке? — испугался за меня Мик, и остальные парни встревоженно встрепенулись.

— Да, — тяжело вздохнула я, медленно возвращаясь в реальность. — Тебе достаточно того, что ты увидел? — уточнила я у Микаэля.

— Вполне, — коротко кивнул он. — Ну что. ты готова к встрече с мужем? — задал он риторический вопрос, поскольку и сам прекрасно знал, что ответ «нет».

— Веди, Сусанин, — обречённо отозвалась я, и вслед за ним вышла из комнаты.


Глава 31 Разбор полётов

— С возвращением, родная! — ласково улыбнулся Кай, едва я со своей свитой вошла в обеденный зал.

Муж сидел за столом и, видимо, поняв, что меня не дождаться, приступил к еде. Его тарелка с супом была съедена уже наполовину.

Меня удивило, что при моём появлении он даже не привстал, а лишь приветливо махнул рукой, приглашая присоединиться к трапезе.

Молча кивнув, я заняла своё обычное место за столом.

Микаэль, Лонгерин и Теодор выстроились в ряд за моей спиной, а Дин остался стоять за дверью в ожидании, когда его позовут.

У окна, как и за завтраком, стояла шеренга из пяти поваров, двое из которых кинулись ко мне: один пододвинул для меня стул, а второй — принёс тазик с водой и полотенце с душистым мылом.

Удивившись такому сервису, я вымыла руки, вытерла их и с благодарностью кивнула слуге, только сейчас узнав в нём того, кто утром капнул на мою грудь сгущёнкой. Кажется, муж назвал его Маркусом. В голову закралось опасение — не опрокинет ли он на меня этот тазик, но на этот раз всё обошлось.

Мне быстро наложили в тарелку разных вкусностей и поставили передо мной фарфоровую миску с супом — такую же, как у Кая, только поменьше.

— Почему так долго? — в затянувшейся неловкой тишине задал первый вопрос Кай. — Я уже хотел высылать отряд на твои поиски.

— Ты вручил шопоголику кучу денег и отправил по магазинам. Ты же не думал, что я вернусь так скоро? — натянуто улыбнулась я, ковыряясь ложкой в супе.

— Логично, — признал Кай, а я в очередной раз отметила, какой же он у меня красавчик. — Не знаю, что такое шопоголик, но догадываюсь, — добавил он, окатив меня нежностью синих глаз.

Может, я зря себя накручиваю, и он отнесётся к моим рыночным проделкам с пониманием?

— Как прошёл твой день, дорогая? — задал следующий вопрос Кай.

— Отлично, — мой голос даже не дрогнул. — А твой?

— Тоже отлично, — отозвался муж.

— А что за мясорубку ты устроил перед замком, милый? — внимательно посмотрела я на него.

— Решил внести некоторые изменения в наш ландшафтный дизайн. Заодно прикончил несколько кертингов, — спокойно заявил он так, словно речь шла о приборке после вечеринки.

— Понятно, — невозмутимо кивнула я и принялась за еду.

В глазах Кая промелькнуло удивление, а на лице был написан невысказанный вопрос: «И это всё? А где истерика, упрёки, нервы, слёзы?»

— Может, отпустим ребят на обед? — кивнула я на шеренгу за своей спиной. Намаялись они со мной, бедолаги. А теперь я тут ем сижу, а они от голода слюни пускают.

— Конечно, милая, — улыбнулся мне Кай. — Теодор, отчёт! — уже стальным генеральским голосом обратился он к подчинённому.

Я не стала оборачиваться, но по топоту поняла, что мой главный телохранитель сделал шаг вперёд.

— Ваша жена доставлена в замок в целости и сохранности, генерал. Общая сумма, потраченная на покупки, — сто тридцать золотых монет. И я принёс Александре Лайтинерис магическую клятву верности, сэр, — голос Тео прозвучал звонко и напряжённо, как натянутая струна.

— Это всё? — вскинул бровь Кай, а у меня внутри всё похолодело.

— Да, генерал, — отчеканил Теодор.

— Свободен, — благосклонно кивнул ему мой муж, и Тео быстро удалился.

— Сто тридцать золотых монет — это не так много, Лекси, — с удивлением посмотрел на меня Кай. — Что ты на них приобрела?

— Э-э-э, ну-у-у… туфельки, ботинки, перстень, кулончик и… человека, — выдохнула я, словно перед прыжком в ледяную воду.

Кай подавился куском хлеба и закашлялся.

— Что? — вытаращил он на меня глаза. — Ты купила раба? Вы были на рынке, где полно кертингов и ошивается Шейд?

Всё, затишье перед бурей закончилось. Чую пятой точкой, что сейчас последует такой разнос, что мало мне не покажется.

Кажется, все слуги, что были в этой комнате, перестали дышать.

— Ну-у-у, не то, чтобы купила… Скажем так, приобрела, — я вжала голову в плечи и боялась даже посмотреть на мужа.

— Постойте, постойте! — глаза Кая вдруг приняли квадратную форму. — Вы были на рынке третьего округа, ведь так?

Я растерянно пожала плечами, понятия не имея ни о какой рыночной нумерации.

— Да, генерал, — глухо ответил за меня Микаэль.

— Перед вашим приходом разведка донесла, что какая-то новая фаворитка императора разгромила весь третий рынок с помощью монстра-паука, который сожрал несколько человек, и занималась пытками кертингов! Это была ты! — Кай потрясённо хлопал на меня ресничками и раскрывал рот, как задыхающийся ёжик.

— Неправда, Кузенька никого не сожрал! — с горячностью выпалила я и тут же стушевалась под бешеным взглядом мужа. — Он только обмусолил… Чуть-чуть…

— Кузенька? — Кай выглядел так, словно его вот-вот накроет инфаркт. Ох, говорила же я императору, что этот несчастный эльф долго со мной не протянет…

— Да. Кузенька! — набравшись храбрости, твёрдо заявила я. — И кертинга мы пытали только одного. И совсем немного!

Кай вдруг расхохотался так, что едва не свалился со стула.

— Кажется, я ещё не до конца понял, на ком женился. — заявил он, вытирая слёзы. — Лекси, ты, конечно, теперь жена генерала, но пытки кертингов — это всё же моя прерогатива! И вообще, где ты взяла паука?

— Ну-у-у… скажем так, одолжила у мага, — отвела я глазки в сторону. Когда Кай рассмеялся — мне стало немного полегче, и я почувствовала себя увереннее. — Кузенька помог мне спасти Дина и выбраться с рынка в обмен на два поцелуя, — призналась я, снова втягивая голову в плечи, как пугливая черепашка.

— Ты целовалась с гигантским пауком? — Кай схватился за сердце, а среди шеренги поваров у окна пронесся вздох изумления.

— Нет, ну что ты, — быстро замотала я головой. — Ещё нет. Я задолжала два поцелуя на Кузе, а его владельцу — Сину, — с виноватым видом выпалила я. — Через неделю. Прости… Иначе без потерь мы бы с этого рынка не ушли…

Бледный, как бумага, Кай поднял руку и щёлкнул пальцами. Стройный ряд шокированных слуг у окна тут же тихо и быстро ретировался за дверь.

— То есть, ты хочешь сказать, что должна поцеловаться два раза с самым могущественным магом Ксантарии? — голос Кая неожиданно стал до мурашек ровным и угрожающе спокойным. — С тем самым Сином, который является лучшим другом императора, и на ком держится весь магический щит этого мира?

— Э-э-э. ну, наверное… — пожала я плечами, чувствуя, что мне немного поплохело. — Он назвал себя Сином, я дала ему прозвище Апельсин, а о степени его могущества могу лишь догадываться, — робко пробормотала я.

— Апельсин? — потрясённо переспросил Кай и снова рассмеялся, только на этот раз уже как-то нервно. — Лекси, да ты просто уникум! — посмотрел он на меня так, словно впервые увидел. — Хорошо, с этим всё ясно, — Кай моментально стал серьёзным. — Долги нужно отдавать, тем более, если речь идёт о таком сильном маге. Через неделю пойдёшь с ним целоваться. — огорошил он меня и решительно добавил: — Но в моём присутствии!

— Ты уверен? — уточнила я дрогнувшим голосом, пытаясь представить себе эту картину.

— У тебя есть другие идеи? — вскинул бровь Кай.

— Ещё нет, но я подумаю, как можно выкрутиться из этой ситуации безо всяких поцелуев. — тяжело вздохнула я. чувствуя себя сильно виноватой перед мужем.

— Что за Дин? — задал следующий вопрос Кай, снова возвращаясь к еде.

— Он и есть моё приобретение. — пояснила я, испытывая огромное облегчение, что щекотливый вопрос с поцелуями уже озвучен и утрясён. — Мик, пригласи его сюда, пожалуйста, — повернулась я к своему другу.

Дождавшись одобрительного кивка от генерала, управляющий привёл к нам невозмутимого, как танк, принца.

— Как ты умудрилась его купить? — мазнув взглядом по Дину, муж наколол на вилку котлетку.

— Он вступился за девушку на рынке, и его владелец-кертинг решил его убить. Дина привязали к столбу, пырнули ножом несколько раз и оставили умирать. А я решила после туфелек купить себе несколько артефактов и заставила ребят сопроводить меня на рынок, — выгородила я своих охранников. — Из-за Рокси меня приняли за фаворитку императора, и вокруг нас образовалась толпа, но мы выбрались из окружения с помощью Кузи и Сина. А, когда уже собрались вернуться через портал домой — я увидела Дина на столбе. И не захотела уходить без него.

— Он не выглядит больным, — отметил Кай. — И как ты провернула его исцеление и приобретение? Ведь дарить рабов на рынке нельзя, а покупать — можно лишь мужчинам-аристократам.

— Я пошла по стопам мужа и изъяла Дина для нужд армии! — не без гордости объявила я.

— Что? — воскликнул Кай, подавившись котлеткой. По спине его что ли похлопать? Ой, вроде прокашлялся… — Какой ещё армии? Ты же женщина!

— Вот и нотариус так же сказал, — кивнула я. — Пришлось морально на него надавить и прибегнуть к императорскому браслету, — пожала я плечами.

— Ты шантажировала юриста? — ошалело смотрел на меня мой генерал.

— Самую малость. — скромно потупилась я.

— Ну ты даёшь! — взгляд Кая сейчас был ядрёной смесью из шока, уважения и восхищения. — А, как ты исцелила этого раба? — небрежно кивнул он на принца.

— Попросила Лонгерина. Мы задействовали квазар, который мне Син подарил, — объяснила я.

— А, за что ты кертинга пытала? — уточнил генерал с профессиональным интересом.

— Он отказывался освободить Дина. Там магические путы были, — развела я руками. — Мои ребята сломали ему нос, заехали пару раз в солнечное сплетение, а потом Кузенька примотал его паутиной к столбу.

— Понятно… — озадаченно пробормотал Кай, глядя на меня, как на восьмое чудо света. Или, в их мире, наверное, первое. — Ладно, всё с вами ясно. — подвёл он итог. — Значит, это из-за тебя моя жена рисковала жизнью и потратила целый квазар, — пристально посмотрел он на новенького и его глаза угрожающе сузились.

— Да, генерал, — совершенно спокойно отозвался принц. В глазах Дина не было ни капли страха или заискивания, а его осанка была поистине королевской.

— Я позволю этому рабу переночевать в нашем замке, а утром Микаэль оформит его перевод к Ватиэлю или в императорскую армию — выбирайте сами, — вынес вердикт муж.

— Да ни за что! — возмутилась я. — Дин — это моя собственность, и я никому его не отдам!

По тону моего голоса Кай понял, что я настроена крайне решительно и без боя не сдамся. Немного смягчившись, он попытался воззвать к моей логике и практичности. То есть к тому, чего у меня не было и в помине:

— Лекси, подумай, как следует. Ты приобрела не домашнее животное, которое питается травой на лужайке, а живого эльфа. Его надо кормить, одевать, при необходимости — лечить. Это всё траты. И его пребывание в нашем замке должно быть экономически обоснованным. Сейчас у нас оптимальное число рабов, и лишний рот совершенно не нужен. Или ты предлагаешь мне избавиться от кого-нибудь из старых слуг, и на его место взять твоего Дина? — уточнил мой практичный муж.

— Нет, ну что ты, — категорически помотала я головой. — А, что, если назначить его на место лизуна? — пришла мне в голову отличная идея.

— Кого? — не понял Кай.

— Ну, которого утром Лонгерин наказывал, — пояснила я.

— На это место уже взят человек, — огорчил меня Кай. — И вообще, что он умеет делать? — спросил у меня муж, а я лишь растерянно пожала плечами. Не отвечать же «целоваться». А обсудить наличие у Дина других навыков мы с ним ещё не успели.

— Я умею драться, генерал, и могу быть охранником, — невозмутимо подал голос Олдин.

— Это спорное утверждение, — криво усмехнулся Кай. — Если бы ты был умелым воином, то не попал бы в плен к кертингам и не оказался бы рабом.

Дин помрачнел, но возражать не стал.

— Мне нужны очень веские причины, чтобы оставить его здесь, Лекси, — повернулся ко мне Кай. — Или утром этот раб нас

покинет.

— Не покинет! — упрямо мотнула я головой. — Он мой! Я хочу его! — ляпнула я, и тут же заметила, как окаменело лицо Кая, а за моей спиной раздался шумный выдох.

— Не понял… — Кай сжал вилку так, что согнул её пополам.

— Я хочу его… своим горничным! Только его! — заявила я с решимостью мастодонта, идущего на таран. — Ты же не против быть моим личным слугой, делать мне причёску, одевать по утрам и раздевать по вечерам? — развернулась я к Дину.

— Н-н-нет. моя госпожа, совсем не против, — принц был так ошарашен, что даже начал заикаться. Будем считать, что от радости.

— Вот и чудно! — воскликнула я. — Кай, ты же сам сказал, что я могу выбрать в горничные кого угодно. Я выбираю его! Дину, как эльфу, присуще чувство стиля, и я спасла ему жизнь, и теперь отвечаю за него! И к тому же он самым первым принёс мне магическую клятву верности! — выпалила я, умоляюще глядя на мужа.

— Хорошо, родная, пусть будет, как ты хочешь, — Кай дожал вилку так, что она сломалась. Он был явно не в восторге от моей просьбы, но всё же пошёл на уступки. — Но у меня есть одно условие. Утром я проверю его воинские навыки. И. если он меня разочарует, то вылетит из этого замка. Рядом с тобой всегда будут только самые лучшие воины! — заявил он, и я кинула растерянный взгляд на принца — гадая, сможет ли он справиться с утренним испытанием.

— Я не подведу, моя госпожа. — ободряюще улыбнулся мне Дин. На вид он был совершенно спокоен, и у меня на сердце немного отлегло.

— Микаэль, отчёт! — Перешёл Кай к следующей повестке дня, чтобы поскорее отпустить управляющего.

— Я показал госпоже весь замок, потом в Экселенте мы купили семь пар обуви, затем направились на рынок за артефактами, приобрели нового раба и вернулись без потерь, — отчеканил Мик.

— Что у тебя со щекой? — потрясённо воскликнул Кай, только сейчас разглядев его лицо. — Ты был ранен? На рынке на вас напали? — напрягся он, а на высоких скулах генерала заиграли желваки.

Микаэль открыл рот для ответа, но я его опередила:

— Это я его порезала ножом. Совершенно случайно! — виновато посмотрела я на мужа.

— А откуда ты нож взяла, милая? — голос Кая прозвучал так пугающе вкрадчиво, что мне снова захотелось изобразить из себя черепашку и скрыться в спасительный воображаемый панцирь.

— Отобрала у Лонгерина… — застенчиво прикусила я губу.

— Ты отняла кинжал у Лонгерина и пыталась убить Микаэля? — мой генерал был озадачен.

— Нет, ну что ты! Я абсолютно нечаянно поранила Мика, и непременно попрошу Ли убрать этот шрам с его лица! — воскликнула я, и тут же услышала, как сзади кто-то судорожно выдохнул. Видимо, это Мик так сильно обрадовался, что лечить его будет сам император. — Я пыталась разрезать магические путы Дина, но Рокси меня толкнула так, что я запнулась и чуть не упала, и нож вылетел из руки. И угодил в лицо Микаэля. К счастью, глаз не пострадал, — изложила я ход событий.

Но Кай, вместо того, чтобы расслабиться, аж переменился в лице.

— Я правильно понял: ты собиралась прикоснуться к магическим путам, и единственным, у кого хватило мозгов тебя остановить, оказалось животное? — гневно сверкнул он очами на моих друзей. — Микаэль, Лонгерин, завтра у нас с вами состоится очень серьёзный разговор! — жёстко заявил генерал.

— Да, тебе непременно надо с ними поговорить! — неожиданно для всех поддакнула я и тут же добавила: — О том, чтобы поднять им зарплату! Ты хоть понимаешь, в каких невыносимых условиях они вынуждены выполнять свои обязанности: как сильно я их нервирую и заставляю волноваться? С моим-то характером! Мик уже, наверное, седыми прядками обзавёлся со мной!

— Он такой уже с рождения, — проворчал Кай, но свой гнев всё же смирил, признав мою правоту. — Микаэль, свободен. Лонгерин, отчёт! — откинулся он на спинку стула.

Мик удалился, а Лонгерин подошёл к нам поближе и встал сбоку от стола — так, что теперь мне не нужно было вертеть головой, как полярная сова, чтобы его увидеть.

— Я тоже принёс Александре Лайтинерис магическую клятву верности. В связи с непредсказуемым поведением нашей госпожи и её незнанием местных законов и традиций существует повышенный риск её попадания в опасные ситуации. Я советую усилить её личную охрану, и прошу назначить меня вторым телохранителем. — бесстрастно заявил рыжик.

— Одобряю. — немного подумав, кивнул Кай. — Приступаешь завтра с утра. Что-то ещё? — уточнил он.

— Госпожа в нашем мире всего несколько дней, но за такой короткий срок её психика слишком часто подвергалась стрессу. Организм человеческих женщин более хрупок, чем у эльфиек, и нуждается в более бережном обращении. Как врач, я рекомендую провести ей курс расслабляющего массажа, который снизит уровень её тревожности и благотворно повлияет на здоровье, — не моргнув глазом, заявил этот хитрый тип.

— Я не умею делать массаж, — озадаченно признал Кай. — Проведи ей этот курс сам, — спокойно приказал он.

— Конечно, генерал, — Лонгерин умело спрятал на лице торжествующую улыбку, но взгляд его бархатных бордовых глаз был таким довольным, как у белки перед большим орехом.

— Да ты издеваешься! — потрясённо уставилась я на мужа.

— Нет, — покачал он головой, искренне не понимая моего возмущения. — Лонгерин, свободен! — скомандовал он, и коварный рыжик быстро скрылся за дверью.


Глава 32 Император

— Неужели тебя не смущает, что посторонний мужчина облапает меня с ног до головы? — я изо всех сил пыталась постичь железную эльфийскую логику мужа.

— Он не посторонний, Лекси, — удивился моему вопросу Кай. — Во-первых, он врач. А во-вторых — он наш раб, наша живая собственность. Задача рабов — служить хозяевам, приносить им пользу и радовать их. Но если он тебе противен — только скажи, и я подберу тебе другого специалиста для массажа.

— Задача рабов — радовать хозяев? Это в каком смысле? — насторожилась я. — Если бы в нашем замке были рабыни-женщины — ты бы с ними тоже «радовался»?

— Так живут все аристократы, — Кай повёл плечами в изумлении, что я не понимаю таких элементарных вещей. — В этом мире принято, что знатные мужчины развлекаются с рабынями, а их жёны — с рабами. Этой традиции уже много веков, и это считается нормой. Лично мне вполне хватает моей красавицы-жены, а удовольствия с другими женщинами, — его аж передёрнуло от отвращения, — меня не интересуют. А что касается тебя — я против того, чтобы ты занималась сексом с нашими слугами, и я рад, что ты не можешь этого делать из-за привязки. А всё остальное — на твоё усмотрение.

— Всё остальное — это что? — я в полнейшей растерянности хлопала глазами. — Ласки, поцелуи, обнимашки, массажи?

Я не могла понять: может, он меня разыгрывает?

— Это же твои слуги, Лекси! Делай с ними всё, что хочешь, и радуйся жизни, — спокойно взмахнул вилкой Кай и принялся доедать свой салат.

— Т-т-ты… это… серьёзно? — я даже заикаться начала от такого поворота.

— Да, — кивнул Кай, но уже не так уверенно. Он и сам понял, что погорячился, но ведь генералы от своих слов не отказываются.

Да это ж фантастика! Я — в мужском цветнике, да с моей-то любвеобильной натурой! Мне бы, наверное, надо по-тихому восторгаться интересными традициями в этом мире, и начать составлять список тех, кого я зацелую в первую очередь, но безразличие мужа меня возмутило. Он что, ни капельки меня не ревнует? Конечно, и Микаэль, и Лонгерин, и все другие слуги — они не аристократы, но ведь мужчины же, да ещё такие классные! Или он их даже за людей не считает? Неужели он такой сноб? А может, всё дело в том, что он меня не любит?

А если Син прав, и я смогу вернуть в этот мир красоту, то Кай что, заведёт себе наложниц-рабынь — прекрасных эльфиек? Так и будем жить большой дружной семьёй: Кай будет развлекаться по полной программе со своими рабынями, а я — «радоваться жизни» со слугами? Как было сказано в одном фильме, «высокие отношения»… Почему-то резко захотелось плакать.

— Хорошо, милый, — через силу улыбнулась я мужу, испытующе глядя на него. — Но, возможно, сейчас ты поймёшь, что это не самая хорошая идея.

Рука Кая дрогнула и сронила с вилки часть овощей. Ага, уже нервничать начинает. И правильно.

Поднявшись, я подошла к Дину.

— Олдин, ты не против меня поцеловать? — обратилась я к невозмутимому принцу.

Вилка Кая усиленно застучала по тарелке, выгребая со дна остатки салата.

— Сочту за честь, моя прекрасная леди, — хрипловато отозвался Дин, и уже через секунду я оказалась в его объятиях.

Его первое прикосновение к моим губам было нежным и воздушным, даже каким-то осторожным, словно он боялся меня напугать.

В душе возникло странное чувство, что я могу полностью довериться этому мужчине, и тело моментально расслабилось, принимая его ласки.

Сладкий бархат его поцелуев становился всё более горячим и чувственным, и вот уже его язык уверенно ворвался в мой рот, даря наслаждение, исследуя и подчиняя.

О да, когда он говорил, что умеет целоваться — он не шутил. Это было восхитительно!

Весь мир внезапно перестал существовать, расплывшись в мутной дымке, и всё, что осталось — это жар тела моего принца, его сильные руки на моей спине и затылке, невыразимая сладость его требовательных языка и губ, и волнующий королевский запах с нотками ладана, окутавший мой разум.

Снова и снова его язык врывался в мой рот, покрывал нежной лаской, дразнил, властно поглаживал, разливая по венам мёд и огонь. У меня перехватило дыхание от возбуждения, и словно со стороны я услышала свой тихий стон.

Реальность обрушилась на меня вместе со звоном разбившегося о стену фарфора.

В бешенстве запустив тарелку в свой последний полёт, генерал отшвырнул от себя стул и решительно направился к нам. Ага, проняло-таки. Значит, и правда любит.

Я оторвалась от Олдина, испугавшись, что муж его сейчас убьёт, но тут же замерла в полном шоке: Кай хромал!

— Ты ранен! — потрясённо воскликнула я.

— Я всё понял! — глухо прорычал он, резко подхватывая меня на руки и направляясь к выходу. — Свободен! — рявкнул он на Дина, уже развернувшись к нему спиной.

Дойдя до дверей, Кай вдруг остановился и с гневом посмотрел на принца:

— И не смей называть её «моя леди»! Она МОЯ леди, понял? А для тебя она госпожа!

— Как пожелаете, генерал, — спокойно отозвался тот с таким королевским достоинством, словно он не подчинение хозяину озвучил, а соблаговолил оказать царскую милость. И что удивительно — в его голосе не было ни грамма спеси, гордыни или надменности, просто чувствовалось, что подобный стиль общения был врождённой частью его натуры.

Издав невнятное рычание, муж ринулся куда-то дальше по коридору, возмущённо пыхтя и сильно прихрамывая, и я догадалась, что мы направляемся в спальню.

— Ты моя, моя, моя! — бормотал он снова и снова, как заведённый, и я не решалась даже пискнуть на его руках. — Только моя!

Ох, и переборщила я, кажется, с наглядными уроками. Но кто ж знал, что его так накроет

— Кай, ты ранен, опусти меня на пол — я сама дойду, куда хочешь, — очень мягко и осторожно обратилась я к нему.

Но муж меня словно не слышал. Пребывая на какой-то своей волне, сотканной из ревности и возбуждения, он притащил меня в спальню, поставил, наконец, на ноги и плотно прижал своим телом к стене рядом с кроватью.

— Ты моя, Александра, и я никому тебя не отдам! — с каким-то надрывом прошептал он мне на ухо. опалив кожу горячими мурашками, и принялся покрывать лихорадочными поцелуями лицо и шею. Я не успела опомниться, как его язык уже ворвался в мой рот, резко и жёстко, завоёвывая, подчиняя, утверждая его власть надо мной. Он не целовал, а клеймил и наказывал, так горячо, страстно и безудержно, что новые ощущения накрыли меня с головой, и у меня перехватило дыхание.

Сначала сладкий поцелуй Дина, который меня сильно завёл, теперь бешеные ласки Кая — и всё, я была уже на взводе.

Меня рывком развернули лицом к стене, и подрагивающие от нетерпения пальцы Кая принялись торопливо расшнуровывать мой корсет. Чувствую, что ещё чуть-чуть — и генерал просто порвёт это платье на британский флаг.

Но раздавшийся из-под кровати тихий чих отсрочил превращение моей одежды в неровные лоскуточки.

— Р-р-рокси! — рявкнул Кай так. что от мощной вибрации его голоса я едва не словила оргазм. — Убирайся отсюда!

Прижав ушки и усиленно изучая ворсинки на ковре, пантера на полусогнутых лапках попыталась ретироваться за дверь, но уже у порога была сбита с ног ворвавшимся в нашу спальню серым вихрем.

— Ли! — обернувшись, радостно пискнула я, но тут же осеклась, разглядев потрёпанный и болезненный вид императора.

Небритый, лохматый, бледный, с горящими алыми глазами и блуждающим взглядом — он был совершенно не похож на ухоженного голубоглазого красавчика, каким я его встретила два дня назад.

— Ты! — ткнув в меня пальцем, возмущённо воскликнул вампир с каким-то нервным придыханием. — За что? — он смотрел на меня так, словно я продала его врагам за шоколадку.

Я в полной растерянности перевела взгляд на Кая и Рокси. Эльф был в шоке. Я была в шоке. Киса была в задумчивости.

Потерев лапкой ушибленный нос. пантера тихо выскользнула за дверь, предоставив нам с Каем самим разбираться с правителем всей Ксантарии.

— Ли, если ты из-за рынка сердишься, то я могу всё объяснить! — поспешно заверила я своего друга, пребывая в тихом ужасе из-за его вида.

— Какой ещё рынок, малышка? — глаза Ли сузились. — Ты меня просто с ума сводишь! — возмущённо заявил он. — Я из-за тебя ни есть, ни пить, ни спать не могу, и вообще думать ни о чём не могу, ты это понимаешь? — Ли направился ко мне и на ходу принялся раздеваться. Пара секунд — и он остался в одних брюках.

У меня отвисла челюсть, а Кай быстро заслонил меня своим телом, но я не успела даже моргнуть, как он был отшвырнут на кровать и зашипел от боли.

— Где ты умудрился пораниться, Лайтинерис? — усмехнулся император.

Прокусив вену на своём запястье, он схватил Кая за подбородок и чуть ли не насильно влил в него несколько капель крови.

— Это всё твоя вина, морда остроухая! — продолжил возмущаться Ли, наблюдая, как Кай уже резво вскочил с кровати и ринулся ко мне. — Какого гракха ты сделал ей эту привязку?! — с отчаянием махнул он на меня рукой. — А, теперь — пожинай плоды, Лайтинерис! Твой император потерял контроль и окончательно спятил!

— Я никому не отдам свою жену! — глухо выдавил из себя Кай. — Даже вам!

Я нервно сглотнула, а полуголый Ли приблизился ко мне вплотную.

— Не собираюсь я её забирать, генерал, — отозвался он. — Я буду делать кое-что другое. А сейчас — присоединяйся или проваливай! 


Глава 33 Мастер-класс для Кая

Мир перед глазами резко дёрнулся, и через сотые доли секунды я оказалась уже лежащей на кровати, подмятая под горячее тело императора.

Вот поразительно: выглядел Ли так себе, но пахло от него по-прежнему приятно.

— Ли, Ли, постой! — испуганно затараторила я. — Может, тебе успокоительный отвар выпить, или лекарство какое-нибудь принять? — мозг лихорадочно искал пути выхода из такой странной ситуации. Секс с Ли — это, конечно, круто: это то, о чём я когда-то мечтала, но я боялась, что Кай не переживёт такой удар, или наши с ним отношения дадут трещину. Я тут пытаюсь крепкую семью создать, а Ли из неё тройничок устраивает.

— Ты — моё лекарство, малышка! Ничто другое мне уже не поможет! — обречённо выдохнул вампир. — Так что теперь время от времени я буду разбавлять ваше тёплое супружеское ложе своей наглой персоной. Муженьку спасибо скажи. Ну что ты там стоишь как неродной, Лайтинерис, тебе особое приглашение нужно? — посмотрел он на застывшего в ступоре Кая. — И не беси меня, генерал: либо иди сюда, либо вылетишь из этой комнаты быстрее пробки, — пригрозил он.

Кай нервным рывком стащил с себя рубашку и медленно присел на кровать, глядя на меня как дракон на уплывающее из-под носа сокровище.

— Ли, ты же сам говорил, что не привык делиться женщинами и против моих перебежек из одной постели в другую! И что мы с тобой останемся лишь друзьями, и ты будешь приезжать к нам в гости — смотреть, как подрастают наши с Каем дети! — дёргаясь в бесплодной попытке выбраться из-под вампира, напомнила я ему наш разговор.

— Я не буду делиться тобой, Лекси, — криво усмехнулся Ли, и Кай побледнел. — Назовём это так: я устрою мастер-класс твоему мужу. Точнее — цикл наглядных уроков, до тех пор, пока не выясню, как убрать с нас обоих эту гракхову привязку. И никаких перебежек по кроватям у тебя не будет! Я сам буду по постелям скакать: из своей — в вашу. Смиритесь. А друзьями мы останемся непременно… — его горячие губы обожгли поцелуями мою кожу на шее. — Очень-очень близкими… друзьями…

— Ли, но ведь ты сам отказался от меня! Заявил, что рядом со мной твой мозг отключается, и это слишком опасно! И ты говорил, что справишься с тягой ко мне! — я приводила один аргумент за другим, не зная, как остановить всё это сладкое безумие.

Всем своим существом я ощущала, какая бешеная энергетика исходила от императора: даже в таком потрёпанном состоянии он был словно живым сгустком силы, власти и сексуальности, который подавлял мою волю, манил и искушал, заставляя плавиться каждую клеточку тела в предвкушении неизбежных ласк.

— А я и не отказываюсь… от своих… слов, — перемежая фразы с дразнящими покусываниями моей шеи, заявил вампир. — Мой мозг отключился рядом с тобой ещё тогда, на поляне… И теперь я словно безумец, схожу с ума каждый раз, когда ты думаешь обо мне… Я же всё чувствую, Лекси… Ты мне всю душу наизнанку вывернула… Но я обязательно справлюсь… с тягой к тебе… Вот только овладею тобой… сладко-сладко, и сразу справлюсь…

Ох, бедный, как же его накрыло-то…

— И не надо так смотреть на меня! — Ли неожиданно отстранился, буравя моё лицо голубыми бездонными омутами, в которых плясали алые всполохи. Это было завораживающе и жутко одновременно. — Я хочу видеть в твоих глазах страсть, мольбу, обожание или даже ненависть, но только не жалость!

— Ли… — сочувственно выдохнула я и тут же вздрогнула, когда вампир с гневным рычанием разорвал на мне одежду.

Вот ведь поворот: я думала, что платье на мне муж порвёт, а в итоге это сделал император. Блин, оно же было таким красивым… И какую силищу надо иметь, чтобы разорвать плотный корсет как бумагу?

— Не жалей, я тебе ещё пятьдесят куплю, — ответил на мои мысли вампир.

Разделавшись с платьем, Ли решительно оторвал от остатков подола две длинные ленты, и одной из них завязал мне глаза, а второй — зафиксировал мои руки к изголовью кровати.

Я не сопротивлялась: понимала, что, если рыпнусь, Кай может ринуться на мою защиту, и ему достанется от Ли по полной программе.

— А сейчас — просто расслабься и доверься мне! — смягчил свой голос император.

Легко сказать — расслабься. Конечно, и Кай, и Ли уже видели меня обнажённой, но от того, что я лежу тут перед двумя мужиками голая и связанная — мне было не по себе.

— Какая ты всё-таки красивая… — с нежностью пробормотал Ли, уверенно и ласково проведя бархатной ладонью от моей шеи до живота, разогнав при этом целый полк бешеных мурашек.

Не знаю, что за магию он применил, но от одного этого движения мой разум затуманился сладкой негой, и я утратила способность мыслить трезво. Всё тело напряглось в предвкушении следующей ласки, а моё беззащитное положение делало все испытываемые чувства и эмоции ещё острее.

— Зачем это? — услышала я дрогнувший голос Кая и догадалась, что он спрашивает про мои завязанные глаза и руки.

— Так она сильнее сосредоточится на своих ощущениях и получит больше удовольствия. И не будет испытывать вину за происходящее, — спокойно объяснил император.

— Ясно… — задумчиво пробормотал Кай, и мне не надо было быть телепатом, чтобы понять, что он сейчас вспоминает наш утренний разговор, когда я заинтригованно отнеслась к его угрозе привязать меня к кровати.

— Отомри, Лайтинерис. и подключайся. — отдал команду император.

Он уже по-хозяйски наглаживал всё моё тело и оставлял на коже огненный след от поцелуев, медленно продвигаясь от головы всё ниже и ниже. Ли ласкал мой животик в районе пупка, когда мою грудь накрыла рука Кая — массируя сначала робко, потом всё уверенней.

Я не смогла сдержать стон, ощутив, как муж прильнул ко мне и втянул в рот сосок второй груди, отчего внутри живота скрутился огненный, мучительно-сладкий узел. И тут же рефлекторно выгнулась дугой с тихим: «Ох!», когда горячий, настойчивый язык Ли добрался до клитора.

— Что вы делаете? — поразился Кай.

— Женщину радую, генерал, — оторвался от меня для ответа император, на несколько секунд заменив свой язык умелыми пальцами. — Смотри и учись, пока я живой!

— Ли! — вскрикнула я, сходя с ума от накрывающих меня волн удовольствия.

Я выгибалась как дикая кошка, стонала, бормотала что-то несвязное, выкрикивала имена ласкающих меня мужчин, и под конец уже умоляла их овладеть мною, повторяя снова и снова: «Пожалуйста!», чтобы довести до пика и прекратить эту невыносимо-сладкую пытку.

Ли наконец-то сжалился: закинув мои ноги на свои плечи, он быстро подложил мне под попу подушку, и ворвался — так глубоко и резко, что у меня перехватило дыхание от запредельного наслаждения, которое ярким огнём взорвалось внутри живота и пронеслось вверх по позвоночнику, до самой макушки.

Поскольку Лисантиил и сам долгое время находился на взводе, он не мог больше сдерживаться, и вскоре последовал за мной, глухо застонав и содрогнувшись в сладких судорогах.

— Я тебя обожаю, малышка. — с нежностью прошептал Ли. сжал меня в объятиях и ласково поцеловал в губы. — Не волнуйся: ты не забеременеешь от меня, я бесплоден, — ответил он на мои мысли.

Когда он скатился в сторону — его место занял Кай, который решил на практике опробовать только что увиденную позу.

Он вошёл в меня медленно и плавно, с каждым движением всё быстрее разгоняя затухшие после Ли огоньки наслаждения. Орган мужа был покрупнее, чем у вампира, и Кай заполнил меня до предела, даря невероятные ощущения.

А Ли тем временем присосался к моей груди, пощипывая, посасывая и мягко покусывая её так классно, что я окончательно утратила связи с реальностью.

Через некоторое время Кай задействовал свою магию, и уже опробованным методом довёл меня до такого яркого оргазма, что у меня перед глазами заплясали звёздочки. Кончив одновременно со мной, он как обычно опустился на моё обмякшее счастливой безвольной тряпочкой тело.

— Надо же. Лайтинерис. а ты не так неопытен, как я думал, — с удивлением похвалил его император. — Сам про магические потоки догадался, или подсказал кто? — в голосе Ли звучало любопытство.

Что ответил ему Кай — я уже не услышала, поскольку счастливая, удовлетворённая и дико уставшая — просто вырубилась.


Глава 34 Массаж от Лонгерина

Пробуждение было очень приятным. Медленно открыв глаза, я не обнаружила перед лицом мужской обуви, и поняла, что нахожусь на кровати, а не на пушистой чёрной тушке. Будем считать это прогрессом.

Из окна лился яркий солнечный свет, каждая клеточка внутри меня пела от счастья, а на душе цвели ромашки.

Но самым восхитительным было то, что моё обнажённое тело кто-то с нежностью гладил по спине, ногам и попе. Сладко зевнув и потянувшись, я как довольная кошечка развернулась к ласкающему меня мужчине, гадая — кого сейчас увижу: Ли или Кая. И потрясённо выдохнула:

— Лонгерин!

Моих вчерашних любовников и след простыл, зато рядом со мной на кровати сидел коварный рыжик, с довольным видом кота, дорвавшегося до сметаны.

— Доброе утро, моя госпожа! — бывший экзекутор окатил меня обожанием бордовых глаз и мягко улыбнулся.

— Ты что себе позволяешь? — возмущённо воскликнула я, лихорадочно закутываясь в одеяло.

— Выполняю свою работу, — мужчина прямо-таки светился от счастья. — Теодор и Олдин стоят в коридоре — дожидаются, пока я сделаю тебе массаж. А твой муж и император ушли в кабинет генерала, чтобы что-то обсудить. Они просили тебе передать, чтобы ты их не теряла: ты очень сладко спала, и они не захотели будить тебя своими разговорами. Кстати, генерал уже успел провести проверку боевых навыков Олдина и остался им очень доволен.

— А, где Микаэль? — спросила я, радуясь, что Дин оказался отличным воином и теперь у Кая не будет причины избавиться от него.

— Бегает как ошпаренный, слуг гоняет. Бедолага сильно нервничает, что наш замок посетил сам император, а кругом такая разруха, — со смехом покачал головой Лонгерин.

— Ясно, — я тоже невольно улыбнулась, представив шок управляющего. — Ладно, а теперь выйди: мне надо освежиться и одеться. Можешь считать, что массаж окончен, и не волнуйся: я обязательно скажу Каю, что мне очень понравилось.

Оставаясь замотанной в тонкое одеяло, я попыталась встать и неуклюжим пингвином ретироваться в ванную, но уже через пару шагов поняла, что после жаркой ночи у меня предательски подкашиваются ноги. И я бы грохнулась, если бы Лонгерин меня не подхватил. Ну до чего же шустрые эти эльфы, я поражаюсь!

Мужчина решительно вернул меня на кровать и рывком сдёрнул одеяло, снова споря со мной при этом:

— От массажа ты не отвертишься, я тебе его всё равно сделаю, и ты мне за это ещё спасибо скажешь! И прекрати уже наконец меня стесняться: я врач, и вдобавок уже всю тебя разглядел, — заявил этот наглый тип, снова подхватывая меня на руки и неся в ванную комнату.

— Ты невыносим! — возмущённо заявила я ему.

— Я тебя тоже обожаю, Лекси, — рассмеялся он. — Закрой глаза! — остановился он вдруг посреди комнаты. — И не спрашивай зачем, просто закрой!

Я кинула на него настороженный взгляд, но всё же подчинилась.

— Что ты чувствуешь? — мягко спросил он.

Ну как что… Я обнажённая на руках этого шикарного рыжего эльфа — такого вредного и до безумия сексуального, и я чувствую…

— Доверие! — потрясённо выдохнула я.

Да, это было именно доверие — полное, абсолютное и безграничное. Словно я каким-то шестым чувством знала, что этот мужчина никогда не причинит мне вред, и будет защищать меня до последней капли крови. В душе я немного психовала, что он снова мне перечит, но моё тело при этом было абсолютно расслабленным.

— Это результат магической клятвы верности, Лекси, — голос Лонгерина согревал меня нежностью. — Я никогда не подведу тебя и не предам. Во всём мире ты для меня — наивысшая ценность. И я пошёл на это осознанно, это был мой выбор. Ты всегда можешь доверять мне, целиком и полностью. Я не удержался от того, чтобы погладить тебя — уж больно у тебя кожа приятная и бархатистая. А теперь я дождусь тебя из ванной, и сделаю лечебный массаж, после которого ты перестанешь падать и почувствуешь бодрость и прилив сил. Не волнуйся: твоё тело совершенно и безумно притягательно, но я никогда не посягну на него из-за твоей привязки. Сейчас я спокоен как удав: у меня была бурная ночь за пределами замка, я сбросил напряжение, и вдобавок перед тем, как пойти к тебе — я надел на пояс специальный артефакт, который гасит возбуждение. Так что я счастлив и доволен, как кролик в капусте.

— Скорее, как лис в курятнике, — хмыкнула я, озадаченно глядя на него.

Я вспомнила, как впервые увидела его — с хлыстом в руке, грозного палача, избивающего привязанную к столбу жертву. Подумать только, это было всего лишь вчера утром!

Если бы мне тогда кто сказал, что у нас с ним будет подобный диалог, и в таких условиях — я бы не поверила. Как всё-таки непредсказуема порой наша жизнь…

— Как скажешь, моя госпожа, — улыбнулся Лонгерин. Надо же: в кои-то веки он не стал со мной спорить.


Меня аккуратно выгрузили в ванной и предупредили, что у эльфов очень тонкий слух, и, если Лонгерин услышит звук падающего тела, то ворвётся ко мне без предупреждения.

Я понятливо кивнула и наконец-то осталась в долгожданном одиночестве. А когда вышла из ванной через полчаса — с мокрыми волосами, в длинном махровом халате и кружевных трусиках, заботливо оставленных для меня Микаэлем на полке рядом с раковиной, то обнаружила Лонгерина сидящим на полу и что-то объясняющим пантере.

Едва меня завидев, Рокси вприпрыжку кинулась лобызать мои голые ноги и тереться о них пушистой головой с довольным тарахтением мощного трактора, всем своим видом показывая, как сильно она соскучилась.

Лонгерин терпеливо ждал, пока я закончу тискать большую котенку и зацеловывать её в прохладный бархатный носик, и в конце концов уложил меня на постель.

Халат был молниеносно сорван и отправлен куда-то в полёт, сияющая после моих обнимашек Рокси нырнула в своё излюбленное место под кроватью, а Лонгерин перевернул меня на живот и уселся рядом.

Вопреки моим ожиданиям, трусы на мне всё же оставили: мой массажист просто провёл по ним пальцами, словно на тактильном уровне хотел запомнить их мягкость и изящество кружевного узора. А может, представлял, как бы он меня по этой красоте сладко отшлёпал? Не знаю.

Потом ладони мужчины уверенно легли мне на плечи, ласково прошлись вдоль позвоночника до поясницы, неторопливо вернулись назад, скользнули по шее и зарылись в волосы.

Моё тело плавилось от блаженства под его руками, и хотелось мяукать от удовольствия. Как же я в этот момент понимала Мурзика! И Рокси… Меня накрывала расслабляющая эйфория, а мурашки, просыпающиеся под большими тёплыми ладонями, вместо того, чтобы хаотично разбегаться по телу, просто впадали в экстаз, подрагивая лапками.

Я ощутила, как по макушке и затылку пронёсся горячий стремительный ветерок, высушивая мои пряди, и аккуратными поглаживаниями и точечными надавливаниями Лонгерин принялся массировать мою голову.

Опьянённые кайфом мурашки резко заполонили каждый нерв, и моё сознание уплыло куда-то в сладкий розовый туман.


Глава 35 Исцеление Микаэля

Не знаю, сколько времени я провела в отключке, но, когда вернулась в реальность, то по-прежнему лежала на животе, а тёплые мужские руки ласково оглаживали мои бёдра. Это было так приятно, восхитительно и… возбуждающе…

Стоп. Что?

Пребывающие в расслабленности мурашки вдруг резко напряглись и ломанулись в низ живота, а рука массажиста самым наглым образом забралась мне под трусики и властно накрыла клитор, дрязняще надавив на чувствительную горошинку.

— Лонгерин! — аж подскочила я от возмущения, резко разворачиваясь. — Ли! — тут же завопила я, кидаясь вампиру на шею и начиная лихорадочно его зацеловывать. — Спасибо-спасибо-спасибо-спасибо! — затараторила я, хаотично чмокая императора в щёки (уже выбритые, кстати), нос, подбородок и губы.

Выглядел он уже просто отлично, и снова был ухоженным голубоглазым красавчиком, каким я его встретила в первый раз.

— Я рад, что тебе так сильно понравилась прошлая ночь, — рассмеялся он, заключая меня в сильные и тёплые объятия.

— Я не только за ночь тебе благодарна, а вообще за всё! — заверила я его, расплываясь в счастливой улыбке. — За твою заботу, поддержку, за подарки: кучу платьев, туфли, бельё, диадему, за то, что вмешался в процесс регистрации нашего с Каем брака — разнял дерущихся, навёл порядок в зале, почистил мне платье, вручил изумительную розу! За то, что спас жизнь и мне и Каю, и наделил меня даром быстрого заживления ран, и способностью понимать все языки и наречия в этом мире! И особенно сильно я тебе признательна за браслет! Ты не представляешь, как сильно он меня выручил уже несколько раз!

— Всё для тебя, малышка! — Ли с нежностью поцеловал меня за ушком. — Я даже не помню, когда в последний раз кто-то настолько искренне мне радовался! Ты — как сладкий целебный нектар для моего старого израненного сердца.

— А где Кай? — вдруг насторожилась я, отстраняясь от друга.

— Скоро придёт, не волнуйся, — успокоил меня Ли. — Мы побоялись тебя разбудить своими разговорами, и поэтому ушли в его кабинет, а сюда направили массажиста, чтобы он тебе всё объяснил, и привёл в форму, когда ты проснёшься. Генерал отчитался передо мной по последним событиям: ведь я из-за этой гракховой привязки на три дня из жизни выпал, вообще думать ни о чём не мог, кроме как о тебе. Мы обсудили с Лайтинерисом нападение на ваш замок, и пришли к выводу, что единственной причиной, по которой боевые маги-эльфы стали бы сотрудничать с кертингами, могло быть обещание, что ты с помощью Шейда вернёшь в этот мир красоту.

— Думаете, Шейд знает, как это сделать? — потрясённо воскликнула я.

— Ему удалось как-то убедить в этом нескольких эльфов. И не просто обычных воинов, а сильных магов. А эта раса особой доверчивостью не отличается, — озадаченно потёр переносицу Ли.

— Син тоже говорил, что я верну в этот мир красоту. И о том, как это сделать — узнаю из книг, — задумчиво отметила я.

— Да, Синтиниэль мне вчера про тебя все уши прожужжал, — мягко улыбнулся вампир. — Вот только я мало что воспринимал из его слов. Он попытался привести меня в чувство своей магией, но безуспешно. В итоге он создал портал и чуть ли не выпнул меня в ваш замок, — признался вампир. — Прости, что я так нагло вторгся в ваше семейное ложе: иначе я бы окончательно спятил. Не волнуйся: мы с твоим мужем уже обсудили этот момент, и я дал ему слово, что не отберу тебя у него. Просто буду иногда к вам заскакивать, научу его многим интересным фишкам, как радовать женщину в постели. Он сразу успокоился. А его отношение к тебе абсолютно не изменилось, поверь. Кстати, он рассказал мне, что ты устроила на рынке. Давно я так не смеялся! — Ли затрясся от смеха. — А то, что ты два поцелуя Сину задолжала — ну ты даёшь! — миндалевидные глаза вампира окатили меня бездонной нежностью и весельем.

— Да я сама в шоке, что всё так получилось, — вздохнула я.

Подумав, что сюда в любой момент может кто-нибудь войти, а я сижу тут в одних трусах в компании даже не с мужем, а с императором, я повертела головой в поисках сорванного с меня Лонгерином халата.

Тот обнаружился на тумбочке, но Ли решительно пресёк мой порыв одеться.

— Не надо, малышка, — перехватил он меня по пути к вожделенной махровой цели. — Дай ещё немного на тебя полюбоваться! Я такую красоту не видел уже много сотен лет.

Он повалил меня на кровать и навис сверху, лаская меня одним только взглядом так, словно пытался запечатлеть в памяти мой облик в мельчайших деталях.

— Ли… — прошептала я, не в силах оторваться от бездонного омута голубых глаз. Они окутывали меня небесной нежностью, изучали, гипнотизировали и… Прощались? Сердце тревожно сжалось, но я тут же отогнала от себя все плохие мысли. Мало ли что мне под вампиром привидится.

— Ты — мой ангел, маленькая, — голос императора дрогнул. — Что бы ни случилось, ты навеки останешься для меня моим ангелочком! И я всегда буду твоим другом, до конца своих дней! Ты мне веришь?

— Конечно, Ли! Что происходит? — насторожилась я.

— Это я так расчувствовался, старый кровосос, — быстро успокоил он меня. — С годами я стал жутко сентиментальным. Прости, что напугал тебя. Всё в порядке, правда. Вчера я накинулся на тебя, но так и не поцеловал поднормальному, — заявил он и попытался накрыть мои губы своими, но я быстро отвернулась, так что его поцелуй всего лишь скользнул по моей щеке тёплым бархатом.

— Ли, солнышко, а давай Кая подождём, ладно? — умоляюще посмотрела я на него. — Мне не по себе, что мы тут без него разными шалостями занимаемся. Я чувствую себя бессовестной изменщицей, — тяжело вздохнула я.

— Ну в кого ты такая правильная! — Ли трагически закатил глаза, но всё же прекратил свои ласки, просто улёгся рядом со мной и властно положил руку мне на животик.

— Ангелы — они все такие, — улыбнулась я ему. — Ли, послушай, у меня к тебе есть одна просьба, — умоляюще посмотрела я на него.

— Я весь внимание, — с готовностью отозвался император.

— Я тут одному другу ножом по лицу полоснула. Случайно! — быстро пояснила я, видя, как округляются глаза у вампира. — Не мог бы ты убрать его шрам? Я прошу тебя дать ему капельку крови, чтобы рубец на его щеке рассосался. Ты не против?

— Зови! — рассмеялся Ли. — А, ты опасная женщина! — кинул он мне уже в спину, когда я лихорадочно метнулась к халату.

Закутавшись в это махровое одеяние, я ринулась к двери, но вдруг остановилась, развернулась, подбежала назад к Ли и смяла его бархатные губы неглубоким, но очень благодарным поцелуем.

— Я тебя обожаю! — выдохнула я с сияющими глазами и снова метнулась в коридор на поиски Микаэля.

— Лекси! — раздался удивлённый возглас Теодора: вылетев из комнаты, я буквально впечаталась в его стальной торс.

— Ой, прости! — потёрла я немного пострадавший нос.

— Ты ушиблась? — быстро подскочил ко мне стоявший рядом Лонгерин. а через полсекунды — и Олдин.

Бедные: сколько же времени они тут меня караулят? Надо бы хоть стульчики им сюда поставить что ли.

— Нет. я в порядке. — быстро успокоила я их. — Лонгерин, спасибо тебе огромное за массаж, ты просто чудо! — от избытка чувств я порывисто обняла опешившего рыжика, и тут же отстранилась: — Прошу тебя: сбегай за Микаэлем и приведи его сюда, ладно?

— Сюда — это в смысле к вам с императором? — удивлённо уточнил он.

— Ну да! И поскорее, если можно! — поторопила я его.

— Ладно, — глаза рыжика озадаченно сверкали от невысказанных вопросов, но он всё же кинулся выполнять мою просьбу.

— Тео, а ты принеси пока сюда три стула, чтобы ваша дружная компания дожидалась меня не на ногах. А то вдруг враги, а вы уставшие! — улыбнулась я ему.

— Как скажешь, Лекси, — растерянно кивнул он и тоже побежал выполнять распоряжение.

— Потом, Дин. всё потом! — ответила я на невысказанный вопрос в глазах моего личного горничного, который окидывал озадаченным взглядом мою растрёпанную шевелюру. — Кстати, куда тебя определил Микаэль, в казарму? Тебя покормили ужином и завтраком?

— Да, моя милая госпожа, — с изяществом склонил голову принц. Было видно, что ему приятна моя заботливость. — Мне выделили койку в одном из подсобных помещений, и хорошо покормили — и вчера, и сегодня. Всё замечательно, не волнуйся. Я буду ждать сколько потребуется, чтобы облачить тебя в платье и сделать причёску.

— Ты прелесть! — улыбнулась я принцу и вернулась к императору.


В ожидании Микаэля я не могла усидеть на месте, а взволнованно ходила по комнате взад-вперёд.

— Лекси, своими метаниями ты меня в гроб загонишь! — не выдержал наконец Ли. — Сядь уже и успокойся! Или я тебя поймаю и зацелую сейчас!

— Прости, Ли, — послушно кивнула я, опускаясь на край кровати и тут же вскочила, поскольку в дверь раздался вежливый стук.

— Входите! — откликнулся император, а я подскочила к вошедшему внутрь Микаэлю, взяла его за руку и подвела оробевшего управляющего к кровати.

— Ваше величество! — Микаэль склонился перед правителем всей Ксантарии в глубоком поклоне.

— Раздевайся! — продолжая лежать, отдал короткий приказ император.

Микаэль бросил на меня изумлённый взгляд, но я была удивлена не меньше его и просто молча пожала плечами.

«Не знаю, зачем, но, если Ли сказал — надо сделать». — мысленно ответила я своему другу, заметив, как внимательно смотрит на нас сейчас император.

Мик коротко мне кивнул, быстро снял рубашку и потянулся к ремню на брюках, но Ли его остановил:

— Достаточно.

Аяне смогла удержать крик ужаса: грудь, живот, руки и спину Микаэля покрывали сплошные жуткие рубцы от плетей, лезвий и глубоких ожогов. Причём они наносились не хаотично, а в определённом порядке, на отдалении создавая видимость какого-то огромного символа.

— Микаэль… — потрясённо прошептала я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.

Конечно. Мик рассказывал, что вытворяли с ним его хозяева-вампиры, но только теперь я полностью осознала, через какой ад он прошёл.

— Всё в порядке, моя милая госпожа, это всё в прошлом. — мягко успокоил он меня.

— Герб Скариджеев… — задумчиво произнёс Ли, поднимаясь с кровати.

Обойдя вокруг Микаэля, он внимательно рассмотрел его шрамы.

— Ты сможешь всё это убрать? — не соблюдая никакого придворного этикета, по-простому обратилась я к императору.

— Конечно, малышка, — снисходительно улыбнулся Лисантиил. — И я не просто исцелю его. Я намерен забрать его с собой и назначить своим Советником. А, поскольку такую должность не может занимать раб или простолюдин, то придётся присвоить ему титул герцога, пожаловать замок и кучу слуг в придачу.

У нас с Микаэлем синхронно отвисли челюсти.

— Ты это серьёзно? — ошарашенно захлопала я глазами.

— А, чего вы так удивляетесь. — повёл плечами император. — Мне тоже нужны телепаты! Я не могу уследить за всеми, и мне требуются толковые помощники. Дар Микаэля будет как нельзя кстати. Когда-то Лайтинерис изъял тебя для нужд армии, а теперь я изымаю тебя для нужд императора. Нужное ты существо, Микаэль. Так что, если ты не против стать герцогом и работать на меня, давай кинжал, — протянул он руку потрясённому эльфу.


Глава 36 Беседа с императором

— Но… ваше величество… Это, конечно, большая честь для меня, но… моя госпожа нуждается во мне, я не могу её бросить, — дрогнувшим голосом заявил Микаэль.

— Если ты сейчас откажешься от такого шанса — второго не будет! — расстроенно покачала я головой. — И я никогда себе этого не прощу! Ты достоин большего, Микаэль! Мы ведь по-прежнему останемся друзьями, будем друг к другу в гости ходить, — я едва сдерживала слёзы, но понимала, что должна сейчас поступить правильно и отпустить своего друга, как бы больно мне от этого ни было. — Со мной останутся Лонгерин, Дин и Тео — они хорошие ребята. А ты периодически будешь заскакивать к нам и устраивать всем взбучку по старой памяти. Так что доставай своё лезвие, или я снова отберу нож у Лонгерина, и за последствия не ручаюсь!

— Встреча с тобой меняет судьбы, — через силу улыбнулся Микаэль. — Я всегда буду помнить, кому обязан этим титулом, моя милая госпожа!

Вытащив из-за пояса небольшой кинжал, он с поклоном протянул его императору.

— Принесёшь клятву и получишь титул уже в моём замке. А сейчас я просто уберу твои шрамы, — полоснув лезвием по запястью, Ли приложил за кровоточившую рану к губам своего нового Советника.

С замиранием сердца я наблюдала, как рубцы Микаэля исчезают прямо на глазах, и уже через десять секунд его кожа была абсолютно целой, здоровой и бархатистой.

— Спасибо, ваше величество, — взволнованный Микаэль ещё раз отвесил поклон императору.

Не сдержав эмоции, я крепко обняла обнажённый торс эльфа и зарылась носом в его грудь, всхлипывая от радости и от чувства потери одновременно. Ещё немного — и мне уже никакие расслабляющие массажи не помогут привести в норму мою расшатанную психику.

Сильные руки Микаэля тут же обхватили меня и прижали к себе. Я знала, какая буря творится в душе у телепата, и прекрасно понимала, почему он сейчас не может вымолвить ни слова.

— Ну же, Лекси, не заставляй меня чувствовать себя каким-то извергом, — тяжело вздохнул Ли. — Ещё немного — и я передумаю отбирать у тебя твоего друга! Словно котёнка у малыша изымаю!

— Нет-нет, Ли, прости, мне просто нужно немного времени, чтобы осознать такие перемены и смириться. Я очень сильно тебе благодарна, что ты дал Микаэлю такую возможность! — я оторвалась от эльфа и перешла с обнимашками уже к расстроенному вампиру.

— Вот так-то лучше, — сразу повеселел Ли, заключая меня в объятия. — Твоих бывших хозяев казнили неделю назад, — не выпуская меня из своих рук, обратился он к Микаэлю. — Мои резвые дознаватели порывались доставить тебя на допрос по делу о шантаже высокопоставленных лиц, но я запретил трогать людей Лайтинериса, и тебя оставили в покое. Ты знаешь очень много тайн, Микаэль, и можешь отлично мне послужить. Вчера на меня было совершено покушение, и я выжил только благодаря Лекси.

— Что? — встревоженно встрепенулась я, но Ли удержал меня сильной рукой и не дал отстраниться.

— Ты зачем-то ярко представила нижнее бельё, которое я тебе подарил, и подумала обо мне с большой нежностью и благодарностью. Я в это время шёл по дворцовому саду, и мне показалось, что словно кто-то провёл по моему сердцу мягкой рукавичкой. Внезапно закололо запястье — там, где у тебя татуировка привязки, и я резко остановился от неожиданности. И именно в этот момент перед моим лицом пролетела стрела с мощным артефактом на наконечнике. Таким можно убить с десяток вампиров и сотню императоров. Стрелявшего так и не нашли. В общем, ты спасла мне жизнь, малышка, и теперь я распутываю змеиный клубок заговора против меня в собственном замке. А твой Микаэль мне в этом может очень сильно помочь, — объяснил Ли. — Сейчас он один из немногих, кого я не подозреваю ни в чём, и могу полностью на него положиться.

— Какой кошмар! — я была потрясена до глубины души.

— Так что, как я и говорил, мой дворец — это тот ещё гадюшник, — вздохнул Ли.

— А где сейчас Кай? — испуганно уточнила я. Вдруг он сейчас во дворце — тоже привлечён этот заговор распутывать?

— Твой муж сейчас героически сражается с… водопроводом. Во время вчерашнего боя была повреждена ваша водопроводная труба, и недавно её прорвало. У генерала есть магия, и он помогает своим слугам заделать протечку. Как только закончит с этим — сразу прибежит к тебе, не волнуйся, — успокоил меня император.

— Понятно… — растерянно пробормотала я.

— Вылезай из-под кровати, морда пушистая, я слышу, как ты там нервно дышишь, — вдруг заявил Ли. — Да, рядом с тобой я был бы в большей безопасности, и надеюсь, что тебя мучает совесть, что твоего императора чуть не убили, пока ты тут под кроватями прохлаждаешься, — заворчал он на пантеру.

Выбравшись из-под своего любимого убежища, киса улеглась рядом с нами и виновато хлопала на императора фиолетовыми глазками, всем своим видом показывая, что ей очень жаль, но у неё теперь другой объект охраны.

— Видишь, Лекси, в каком-то смысле это кармический бумеранг: ты забрала у меня Рокси, а я у тебя Микаэля. Один-один, — подмигнул мне Ли.

Перстень на его указательном пальце внезапно засиял ярким оранжевым светом.

— О, а вот и мой фонарик включился, — озадаченно посмотрел он на руку. — Это значит, что меня просят срочно вернуться во дворец, — пояснил он мне. — Интересно, что там опять стряслось. Так что я вынужден срочно откланяться, малышка. Но этим вечером я к вам снова нагряну, ждите, — многозначительно улыбнулся он и повернулся к эльфу: — Кому ты здесь доверяешь больше всех и можешь рекомендовать на место управляющего?

— Лонгерина, — без раздумий отозвался Микаэль. — Он бывший экзекутор, его тут все боятся и уважают, и он очень ответственный и умный.

— Хорошо, позови его сюда, и после этого у тебя будет десять минут на сборы, — отдал приказ император.

— Да. ваше величество, — быстро поклонился эльф.

Оторвавшись от Ли, я подошла к Микаэлю, с трудом сдерживая слёзы на глазах.

Он порывисто меня обнял, и с огромной благодарностью и теплом прошептал мне на ухо:

— Спасибо тебе. Лекси! За всё! И… я не прощаюсь!

С нежностью чмокнув меня в щёчку, он выскочил за дверь, а уже через три секунды в комнате появился растерянный Лонгерин. Ничего не объясняя, Микаэль просто впихнул его внутрь.

— Ваше величество, — склонился он перед императором.

— Значит, твой массажист и есть бывший экзекутор? — расхохотался Ли. — Ну надо же. И как, тебе не слишком больно под его руками?

— Он великолепный массажист, замечательный экзекутор, и будет отличным управляющим! — я расстроенно шмыгнула носом, и Ли снова заключил меня в объятия и ласково погладил по голове, успокаивая.

— Что? — вытаращил на нас глаза рыжик.

— Лонгерин. я назначаю тебя временным управляющим замка Лайтинерисов. Микаэль пошёл на повышение: сегодня он получит титул герцога, собственный замок и станет моим Советником, — объявил Ли, наблюдая, как у Лонгерина медленно отвисает челюсть. — Я изымаю его у генерала для императорских нужд. Иди, найди своего хозяина и всё ему объясни. Он утвердит тебя в этой должности или назначит кого-то другого. Всё, свободен.

— Да, ваше величество, — потрясённо пробормотал рыжик, поклонился и метнулся за дверь.

— Ну что, снова пришла пора прощаться. На этот раз — всего лишь до вечера. Мне уже гораздо лучше, но для закрепления результата прошлую ночь надо бы повторить, — Ли чмокнул меня в макушку.

— Береги себя, ладно? Я очень-очень боюсь тебя потерять! — снова всхлипнула я. — И позаботься о Микаэле, ладно? Он тоже мой друг, и безумно мне дорог!

— Насчёт меня не волнуйся, а уж о Микаэле — тем более. Я присмотрю за ним, обещаю, — заверил меня Ли. — Мои соплеменники-вампиры много лет творили с ним ужасные вещи, и теперь я просто обязан восстановить справедливость и воздать ему по заслугам. Он произвёл на меня впечатление очень умного, благородного и верного существа. Надеюсь, что со временем мы с ним тоже станем друзьями. Во всём этом мире я доверяю лишь Сину, Лайтинерису. Рокси и тебе. А теперь ещё и Микаэлю. Вы — моя пятёрка избранных.


Глава 37 Нант

— Микаэль тебя не подведёт, вот увидишь! — поручилась я за друга. — Надеюсь, вы с ним быстро найдёте тех, кто хочет тебя убить! А до тех пор я буду жутко за тебя переживать, — тяжело вздохнула я.

— Ангелочек ты мой! — расплылся в счастливой улыбке император. — Ты прости, но я тебя сейчас всё же поцелую.

Я не успела пискнуть, как он быстро намотал мои волосы на кулак, запрокинул мне голову и впился в рот уверенным и властным поцелуем.

Его жаркое дыхание опалило мне кожу, а исходящий от Ли притягательный аромат из ноток мускатного ореха, кориандра и имбиря лёгким флёром окутал всё моё тело, бесцеремонно проникая в поры и просачиваясь в мозг импульсом к полной капитуляции.

Упругий горячий язык императора настойчиво покрывал ласками моё нёбо, язык и губы, оглаживал внутреннюю поверхность щёк, сладким бархатистым торнадо лишая меня возможности и стремления сопротивляться.

Моё сердце забилось как сумасшедшее, а сознание растворилось в том удовольствии, что дарил мне этот невероятный, властный, опытный, и такой близкий мне мужчина.

— Продолжим ночью, — хрипло выдохнул он, с трудом отрываясь от меня.

Его ясные голубые глаза были подёрнуты дымкой страсти, а грудь тяжело вздымалась.

— Всё, мне пора уходить, иначе я тебя сейчас изнасилую! — пробормотал он. — До вечера, мой ангелочек! Ты не представляешь, как сильно я тебя обожаю!

С этими словами он взмахнул рукой и скрылся в появившемся портале, а я на подкосившихся ногах опустилась на краешек кровати. Почему-то хотелось смеяться и плакать одновременно, и я подумала, что, наверное, именно так и сходят с ума.

Слёзы всё же полились из глаз, и я поняла, что не в состоянии их контролировать. Страх за Ли, которого могут убить в любой момент, его долгий взгляд, в котором он со мной словно прощался, его поцелуй, когда я даже и не вспомнила о Кае, и теперь чувствовала себя из-за этого последней сволочью, и потеря Микаэля — всё это сильно выбило меня из равновесия.

Обеспокоенная моим состоянием Рокси быстро подскочила ко мне и обрушила на меня всю свою кошачью нежность.

Со мной был проведён полный сеанс кошкотерапии: мне дотошно и очень щекотно вылизали лицо, шею и ноги до колен, успокаивающе потарахтели, потёрлись об меня головой и аккуратно спихнули с кровати на пушистый ковёр, чтобы устроить массаж спины мягкими лапками.

В итоге я обхватила Рокси за шею, проревелась в её тёплый густой мех на загривке, и наконец-то смогла успокоиться.

Я поднималась на ноги, когда в дверь раздался вежливый стук. Лихорадочно вытирая лицо от слёз и пытаясь нацепить невозмутимую маску, я отозвалась: «Открыто!», и внутрь вошёл Олдин.

Мой личный слуга успел заметить, что я встаю с пола, да ещё и зарёванная.

— Лекси! — кинулся он ко мне. Надо же, впервые за всё время он произнёс моё имя сокращённо.

— Я в порядке, правда, — быстро заверила я его.

— Тебя это существо обидело? — кинул он настороженный взгляд на пантеру, которая гневно рявкнула на столь возмутительное заявление.

— Нет, ты что! Рокси — моя любимая котейка, она меня никогда не обижает, — покачала я головой.

— Ничего себе котейка, — озадаченно хмыкнул Дин, игнорируя предупреждающий грозный рык пантеры. — А ты в курсе, что у неё бубенцы под хвостиком?

— Что? — оторопела я.

— Ты что, не знаешь, кто это? — удивился принц. — Это же Роксинант — легендарный воин, глава личной охраны Лисантиила!

— Рокси… нант? — потрясённо выдохнула я.

Пантера кинула на Дина взгляд, полный досады, скрылась за кроватью и лапкой стащила к себе на пол одеяло.

А через секунду передо мной предстал мой фантом, моё наваждение, моя мечта — тот самый парень из сна. Тот, из-за кого я едва не отменила свадьбу с Каем, и тот, чей запах сводил меня с ума настолько, что я попросила Микаэля запереть дверь в комнату, где он когда-то гостил.

Полуобнажённый, он одной рукой придерживал замотанную вокруг бёдер плотную ткань.

Наяву он был ещё красивее: небрежно взлохмаченные чёрные волосы делали его невероятно сексуальным, лицо поражало идеальностью пропорций даже на фоне местных красавчиков, изящно очерченные губы манили к поцелую, мускулистый торс был словно вылеплен гениальным скульптором, но самое главное — в его взгляде светилась такая безграничная любовь и абсолютное обожание, что у меня защемило сердце.

Я лишь судорожно ловила ртом воздух.

— Привет, котёнок… — раздался хрипловатый голос, который пронзил каждую клеточку моего тела.

А дальше всё резко погрузилось в темноту.


— Лекси! Лекси! Очнись, родная! — кто-то усиленно тряс меня за плечи.

Вынырнув из мутного тумана и распахнув глаза, я обнаружила, что лежу на кровати, а на краешке рядом со мной сидит испуганный Кай и пытается привести меня в чувство.

— Не трогай меня! — инстинктивно отстранилась я от него.

Супруг поначалу опешил, но тут же решительно сгреб меня в охапку:

— Я не могу тебя не трогать: я твой муж, и очень сильно за тебя волнуюсь, и безумно тебя люблю!

Пока Кай изливал мне душу, я обвела взглядом комнату и увидела молчаливых свидетелей этой сцены.

Роксинант уже в виде пантеры с виноватым видом притаился у окна, а принц стоял с подбитым глазом возле кровати.

— Дин! — потрясённо воскликнула я и бросила возмущённый взгляд на котяру.

Кай не видел, как за его спиной пантера вытянулась как суслик, молитвенно сложила лапки и бросила на меня взгляд, полный мольбы и раскаяния. Цирк, да и только.

Рокси…нант… Поверить не могу…

— Прости, Лекси, это я его побил утром на спарринге, — извиняющимся тоном заявил мой супруг. — Правда, не припомню, чтобы ему в лицо удары прилетали и не понимаю, почему фингал проступил именно сейчас, — озадаченно отметил он и тут же переключился на меня: — Что с тобой, родная?

— Передоз новостей, — мрачно усмехнулась я.

— Ты тоже из-за Микаэля расстроилась? — тяжело вздохнул он. — Я всё понимаю, родная, но тут я ничего не могу изменить. Нам остаётся лишь порадоваться за нашего слугу и смириться с ситуацией. Телепат сейчас гораздо нужнее императору, чем нам.

— Знаю, — я даже смотреть не хотела на мужа. Точнее — вообще никого сейчас не хотелось видеть.

Конечно, Ли предупреждал меня, что в этом мире всё не то, чем кажется, но не настолько же!

На ум стали приходить все моменты, связанные с Рокси — один за другим. То, как пантера раздела меня на поляне и принялась вылизывать от крови. То, как мы с ней песни горланили, и как я её за шею при этом обнимала. И каким бешеным взглядом посмотрел на нас тогда Кай… И как сильно он злился, когда обнаруживал меня спящей на пантере. И ведь он прекрасно знал, что я голая на мужике-оборотне заснула, и отчитал меня, чтобы я не спала на грязных животных… Вот за что мне всё это?

А когда Микаэль рассказывал мне о Нанте в его гостевой комнате — этот самый Нант стоял спокойно рядом, наблюдая, как я схожу с ума от его запаха! Просто финиш… Представляю, как он надо мной потешался в тот момент… И Микаэль тоже хорош: ничего мне не сказал! Правда, он упомянул, что Кай запретил ему говорить об этом. Может, ещё и магию при этом задействовал. С него станется. Теперь я понимаю, почему эльфы в тумбы падали, когда проходили мимо меня, сидящей на пантере. И почему так вёл себя продавец обуви…

Я кинула мимолётный взгляд на Роксинанта — своими виноватыми глазами он прожигал во мне дыру.

Надо вспомнить, что в Экселенте Микаэль сказал мне про Рокси. Вроде, что мы связаны с пантерой на генном уровне, и, если нас разлучить — она сойдёт с ума от тоски и умрёт. И что мне придётся принять как данность, что это существо будет рядом до последнего вздоха. А ещё он говорил, что моё сладкое «наказание» у столба было проявлением силы и власти именно для Рокси: Кай пытался продемонстрировать пантере, что я принадлежу только ему… Как же всё сложно-то, бли-и-ин…


Глава 38 Кошачьи шалости 

— Лекси, ты меня слышишь? Так да или нет? — голос мужа вернул меня к реальности, и я совершенно не понимала, о чём он спрашивает.

— Не знаю, — отмахнулась я от него.

— Не знаешь, завтракала ли ты сегодня? — удивился Кай. — Олдин, быстро позови сюда Лонгерина, — обеспокоенно повернулся он к моему личному слуге.

— Да, генерал, — отозвался тот, кидая на меня сочувственные взгляды, и отправился выполнять приказ.

Наверное, рыжик всё это время караулил под дверью, поскольку и минуты не прошло, как он уже стоял рядом со мной.

— Я должен знать, что с ней, — обратился к нему мой супруг, отходя в сторону. — Почему она потеряла сознание и так странно себя ведёт? Она беременна? — уточнил он дрогнувшим голосом.

От такого вопроса я аж забыла, как дышать и рефлекторно положила руку на живот. А вдруг и правда? Но Лонгерин быстро развеял наши сомнения:

— Нет, беременности я пока не вижу. Просто сильный стресс на фоне нервного и физического истощения. Она ничего не ела почти сутки.

— Я плохой муж, — расстроился Кай, потрясённо опускаясь на край кровати. — Но я это исправлю! — решительно заявил он. — Лонгерин, я утверждаю тебя в должности управляющего поместьем Лайтинерисов. Теперь ты вместо Микаэля будешь опорой моей жене на время моего отсутствия в военных походах. У тебя нет возражений, родная? — посмотрел он на меня.

Надо же: в кои-то веки он спросил моё мнение! Прогресс, однако…

Я качнула головой: мол, нет, возражений не имею.

— Два раза в день будешь делать ей расслабляющие массажи от стресса — утром и вечером, — отдал он Лонгерину следующий приказ.

Здесь меня уже никто не спрашивал, но я отнеслась к этому спокойно. Почему бы и нет? Мне понравилось, как рыжик гладил меня утром. А, судя по тому, как у него сейчас глазки заблестели — ему это тоже было приятно.

— И будешь следить за её питанием, — продолжил Кай отдавать приказы новому управляющему. — Я больше не допущу, чтобы моя жена падала в голодные обмороки!

Вот такие повороты. Видимо, быть хорошим мужем в понимании Кая — это умело делегировать полномочия.

— Ты всё понял? — дотошно уточнил Кай.

— Да, генерал, — бодро отчеканил бывший экзекутор.

— Все свободны, — коротко приказал генерал, и Олдин, Лонгерин и Рокси послушно направились к выходу.

— Лонгерин! — окликнула я рыжика в спину, и тот выжидательно развернулся ко мне. — Ты можешь убрать фингал у Дина? — умоляюще посмотрела я на него.

— Конечно, без проблем, моя госпожа, — ободряюще подмигнул он мне.

— Спасибо! — выдохнула я с облегчением, и Лонгерин последним вышел за дверь.

Выпроводив всех из спальни, Кай достал из шкафа бирюзовое платье, торопливо одел меня, с нежностью причесал и быстро, буквально двумя взмахами руки, соорудил на голове какую-то причёску. На шею мне снова было надето жемчужное ожерелье его мамы, а на руку — императорский браслет. Остались только туфли. Порывшись в коробках с обувью, приобретённых вчера, Кай выудил оттуда белые босоножки и ласково, с поглаживаниями, нацепил их мне на ноги.

Закончив с нарядами, муж подхватил меня на руки и понёс в столовую.


Усадив меня за накрытый стол, который ломился от всяких вкусностей, Кай отпустил всех слуг, наложил мне три тарелки с едой и сел напротив меня.

— Рассказывай! — неожиданно обратился ко мне муж.

— Что? — растерялась я.

— Я же вижу, что тебя что-то мучает. Выкладывай! — внимательно посмотрел он на меня.

— Я… просто… — задумалась я, не зная, с чего начать список своих претензий, но вдруг осеклась: к моим ногам прижалась тёплая мохнатая тушка.

Всё это время Роксинант караулил нас, а точнее — меня, под столом! Вот же паразит! И как мне теперь на него реагировать, зная, что ко мне сейчас прижимается не большая милая котейка, а шикарный мужик в пушистой ипостаси!

Ох, мамочки, он что, ещё и ноги мои лижет? Вот как мне есть в таких условиях?

«Рокси, прекрати немедленно!» — мысленно прорычала я на него, вспомнив, что этот кошак может читать мои мысли.

Это сработало: приятно-щекотное вылизывание прекратилось, но мне в голень тут же уткнулся прохладный влажный нос, разнося горячим дыханием бешеные мурашки по коже.

— Лекси? — приподнял бровь Кай. Он всё ещё ждал от меня ответа.

— Мне не нравится, что ты относишься ко мне как к живой кукле и всё от меня скрываешь! — выпалила я и чуть не застонала: этот мохнатый паразит втянул в рот мой пальчик на ноге и принялся его посасывать. Блин, я так скоро зоофилкой стану!

О, не-е-ет! Уловив мои гневные мысли про зоофилию, кошак моментально обратился, и теперь к моим ногам прижимался обнажённый мускулистый торс, а пальчик на ноге оказался в плену горячего мужского рта!

Я шарахнулась в сторону так. что чуть не свалилась со стула, но сильные руки под столом удержали меня за голень, опалив своим прикосновением.

Всё. мои нервы окончательно сдали. Я вскочила и ринулась в спальню.

— Лекси! — удивлённый возглас Кая донёсся мне вслед.


В коридоре я пулей промчалась мимо опешившего Теодора, который ломанулся за мной следом, и со скоростью бешеной белки вбежала в спальню. Понимая, что мой телохранитель вот-вот окажется рядом, я решила скрыться в ванной комнате, морщась от досады, что в этом замке нигде нет задвижек на дверях.

Ворвавшись в ванную, я подперла дверь своей спиной и тихо съехала вниз, усевшись прямо на холодный мраморный пол.

— Лекси, ты в порядке? — донёсся из-за дверей взволнованный голос Теодора, но я оставила его без ответа. — Лекси! — не унимался он и заколотил в дверь.

— Я в норме, просто дай мне немного побыть одной! — выдавила я из себя, и Тео меня услышал.

Плакать не хотелось, просто от нервов меня потряхивало мелкой дрожью. Мысли скакали бешеными табунами, вдобавок кожа в тех местах, где ко мне прикасался Роксинант в мужской ипостаси, до сих пор плавилась от сладких мурашек.

Я не понимала, что со мной сейчас происходит, и почему этот кошак вытворял такие вещи в столовой, и решила, что мне надо найти способ с ним поговорить, чтобы прекратить подобные безобразия. На данный момент самым логичным объяснением было то, что он так своеобразно запаниковал: испугался, что я выдам его секрет Каю. И принял радикальные меры, чтобы сбить меня с мысли и не дать проговориться. Да уж, сработало не все сто.

Всё, я в домике. Точнее — в санузле. А, неважно. Мне надо просто успокоиться и взять себя в руки.

Блин, я представляю, что подумал обо мне Кай. Если он догадался заглянуть под стол, то вполне возможно, что песец пришёл одному котёнку.

И я не знаю, как теперь ему объяснить этот побег из Шоушенка. Точнее, из столовой.

Разве что списать всё на мою лёгкую придурковатость и сильную блондинистость в душе. Скажу Каю. что он сам виноват: с тараканами в голове девушки надо знакомиться ещё до свадьбы на ней.

— Теодор, оставь нас! — донёсся из комнаты голос супруга. — Лекси, родная, впусти меня, пожалуйста! — мягко обратился он ко мне.

Чувствуя себя не готовой к разговору с ним, я не сдвинулась с места и даже не шелохнулась.

Поняв, что ответа от меня не дождаться, Кай навалился на дверь и осторожно её приоткрыл, заставив меня проехаться полметра на попе по мрамору.

— Лекси! — огорчённо выдохнул супруг, садясь на пол рядом со мной и заключая в объятия. Мне сразу стало тепло и уютно. — Объясни мне: что. по твоему мнению, я от тебя скрываю? — его голос был полон грусти и нежности.

— Ты не сказал мне, что на замок напали. Просто вручил тугой кошелёк и отправил в бутик. И не признался, что был ранен. И ты скрываешь от меня проблемы Ли: даже и не думал говорить мне, что его чуть не убили! Я чувствую себя живой игрушкой в твоих руках. Захотел — поиграл, захотел — из замка сплавил. Или магически поимел на глазах у всех…

— Лекси… — огорчённо выдохнул Кай. — Ты для меня — не игрушка и не кукла, а единственный родной человек во всём мире! Моя самая любимая, самая красивая и желанная, такая хрупкая, нежная, добрая и загадочная — ты моя жена, моё сердце и моя жизнь! Я не хочу огорчать тебя ничем, никакими плохими новостями, потому что уверен, что справлюсь со всем — ради тебя! И Ли тоже справится: он как матёрый волк в стаде овец, и очень быстро найдёт предателя. Вот увидишь! Я не могу допустить, чтобы ты расстраивалась! Ты должна радоваться жизни и быть счастливой, потому что я хочу этого больше всего на свете! Я не переживу, если потеряю тебя, ты это понимаешь? — его голос дрогнул, а мои глаза наполнились слезами. Ну до чего же он милый… — Мне как воздух нужна твоя любовь! Без неё меня не станет! Я лучше умру на поле боя и освобожу тебя от себя, нежели буду смотреть, как ты мучаешься со мной!

— Кай… — всхлипнула я, уткнувшись ему в грудь.

— А, насчёт того, что случилось у столба — я приношу тебе свои искренние извинения! Я был неправ, и я это понял. Обещаю тебе, что такого больше не повторится! — он стал ласково поглаживать меня по голове. — Ты мне веришь? — в его голосе звучала мольба. — Лекси, я умру без тебя…

Вместо ответа я нашла его губы своими.


Глава 39 Мой генерал

Это был ласковый, сладкий и очень искренний поцелуй, через который я хотела показать Каю всю нежность к нему, благодарность и… любовь. Своим признанием он покорил меня окончательно и бесповоротно, обезоружил и захватил в бессрочный плен. Мой генерал…

Всё, за что я когда-то дулась на него — стало неважным и ушло в туман. Осталось лишь восхищение моим мужем, обожание и щемящее чувство восторга, что он МОЙ! Такой красивый, сильный, с восхитительным телом и безграничной любовью в васильковых глазах! От его взгляда сердце начинало биться быстрее, и внутри всё плавилось от счастья, как мороженка на ярком солнце.

Я углубила свой поцелуй, и Кай тут же перехватил инициативу, страстно вторгаясь языком мне в рот. Я податливо выгибалась ему навстречу, млея в его объятиях и растворяясь в ласках. Единственное, чего я желала сейчас — это ощутить его внутри себя, почувствовать, как он заполняет меня до отказа, насыщая жадную пустоту внизу живота.

Накрыв ладонью внушительную выпуклость в его штанах, я дразняще её погладила и сжимала.

— Лекси… — судорожно выдохнул Кай мне на ухо.

Не выпуская меня из рук, он резко вскочил, и быстро отнёс на кровать.

— Я хочу тебя безумно… — простонал он, лихорадочно покрывая поцелуями моё лицо и открытую зону декольте. Потом рывком скинул с меня босоножки, стащил с себя рубашку и снова припал горячими губами к моему телу. — Но я не могу мучить голодную женщину, — вдруг отстранился он от меня. — Ты же так ничего и не ела! — заявил мой заботливый муж, уворачиваясь от запущенной в него подушки.

Нет, ну совесть вообще есть? Сначала раздраконил до звёздочек в глазах, и вдруг внезапно про еду вспомнил! Неужели он меня снова в обеденный зал потащит? Внутри всё сжалось от мысли, что пушистый маньяк может быть всё ещё там, под столом. Я вдруг вспомнила, как сладко он посасывал мой пальчик, и какие бешеные мурашки забегали по коже от его прикосновений, и меня бросило в жар.

Ох, я всё же реально с ума схожу: то растекаюсь счастливой лужицей от любви к мужу, то плавлюсь от воспоминаний о сексуальном кошаке. Ещё немного — и меня лечить придётся. И, боюсь, что массажи от рыжика тут уже не помогут.

— Подожди, я сейчас! — чмокнув меня в щёчку, муж выскочил за дверь, оставив меня лежать в полном недоумении.

Поднявшись, я подобрала с пола подушку, заглянула на всякий случай под кровать, и, никого там не обнаружив, снова плюхнулась на постель.

Кай возвратился на удивление быстро. Раздав в коридоре какие-то указания, он вернулся в комнату и пристроился рядом со мной на краешек кровати.

— Сядь! — произнёс он, загадочно улыбаясь.

Я бросила на него заинтригованный взгляд и подчинилась.

Руки мужа тут же ласково прошлись по обнажённому участку моей спины, и принялись расшнуровывать корсет. В итоге он так и не снял с меня платье, а лишь ослабил шнуровку до такой степени, что теперь мог свободно просунуть ладонь в мой лиф и ласкать грудь, доводя меня до исступления своими пальцами, и при этом не позволяя прикоснуться к нему.

Не знаю, как долго продолжалась бы эта сладкая пытка, но её неожиданно прервал стук в дверь.

Кай быстро прикрыл меня одеялом и отозвался: «Войдите!».

Вначале в комнату вплыл огромный поднос с едой, а за ним — и держащий его Теодор.

Мой телохранитель кинул на меня обеспокоенный взгляд, но быстро понял, что со мной всё в порядке: я сижу довольная, с покрасневшими щеками, замотанная в одеяло рядом с мужем, и Тео моментально расслабился.

Взяв поднос, Кай отпустил слугу, и со всей своей эльфийской методичностью принялся за моё кормление, перемежая ложки с едой дрязнящими ласками. То губы мои оближет, то грудь потискает, то щекотно за ушком поцелует. Как я умудрилась при этом ни разу не подавиться — вообще не знаю.

Тем не менее, несмотря на моё сопротивление, мне были скормлены: тарелка с грибным супом, картофельное пюре с рыбной котлеткой, и под конец в меня влили молочный коктейль. Всё, теперь голодный обморок мне уже не грозил.

Сочтя свой супружеский долг по кормлению жены выполненным, мой генерал переключился на следующую задачу. Поставив поднос с пустыми тарелками прямо на пол, он наконец-то стащил с меня платье и нижнее бельё, а с себя — штаны и трусы.

Вот и дорвалась я до эльфийского тела… И всё было бы чудесно, если бы каждый раз, закрывая глаза, я не видела перед собой притягательный взгляд зелёных омутов, и не слышала раздающийся в голове мягким эхом хрипловатый шёпот: «Привет, котёнок»…

Стараясь задвинуть мысли об этом сексуальном кошаке как можно дальше, я сосредоточилась на Кае, его руках и губах. Он обрушил на меня всю свою эльфийскую страсть и нерастраченную нежность, наглаживая, массируя и целуя каждый миллиметр моего тела. Забыв о времени и пространстве, мы с ним утопали во взаимных ласках, стараясь подарить друг другу как можно больше удовольствия.


Кай накинул на нас одеяло, и мне было так хорошо, тепло и уютно, что хотелось лежать так и не двигаться как минимум сутки.

Но мой расплавленный разум постепенно возвращался в суровую реальность, напоминая, что у меня ещё целая куча дел и нерешённых вопросов. И один из них — казарма.

Выслушав от мужа очередные, очень трогательные и искренние, признания в любви и заверения, что ради меня он готов на всё и будет счастлив выполнить любое моё желание, я решила обратиться к нему с просьбой о том, чтобы заселить наших слуг в пустующие гостевые комнаты.

Мой генерал сначала подзавис от изумления, а потом озадаченно уточнил:

— Лекси, а зачем? У них и так есть кровати и даже тумбочки! В других замках рабы вообще на полу спят, и не всегда на матрасах! К тому же, а вдруг ты со временем начнёшь устраивать балы, как моя мама когда-то? Куда мы гостей расселять будем?

— Не хочу тебя расстраивать, но я ни разу не публичный человек. Я бы предпочла обходиться безо всяких балов и приёмов, если честно, — призналась я и заметила, с каким облегчением выдохнул Кай. Видимо, он и сам был не в восторге от перспективы принимать в нашем доме толпы людей. — А, что касается вопроса «зачем» — ну, просто мне это будет очень приятно. Я благодарна всем этим людям за то, что они так усердно работают на нас, и хочу их поощрить. Порадовать. И вообще, представь, как это повысит производительность труда: как сильно они будут бояться вылететь из собственной комнаты в нашем замке из-за лени или проступков, — привела я самый убедительный для моего практичного мужа аргумент.

— Чтобы у рабов были собственные комнаты — такого нет нигде в мире… — задумчиво отметил Кай и добавил: — Но ради тебя, родная, я готов смириться с чем угодно. Хорошо, пусть будет по-твоему! Сегодня же скажу Лонгерину составить список — кто хочет жить в отдельной комнате, а кто — с братом или другом. У нас же много двухместных гостевых, нерационально заселять туда по одному рабу.

— С другом? — теперь подзависла уже я. Превращать свой дом в оплот свободной мужской любви в мои планы как-то не входило.

— А, что не так? — не понял моей озадаченности Кай.

— Э-э-э, а в вашем мире спокойно относятся к однополым отношениям? Ну, когда мужчина с мужчиной, например? — Уточнила я, видя полное недоумение на лице мужа.

— Нет, ты что! — у эльфа аж глаза расширились от шока. — На подобные вещи наложен строжайший магический запрет вплоть до немедленной мучительной смерти. Иначе этот мир просто вымер бы! С нашими-то женщинами…

— А, понятно. — сразу расслабилась я. — Тогда ладно. Слушай, а давай дадим Лонгерину возможность самому выбрать себе любую комнату? Пусть даже и двухместную! Он же теперь наш управляющий!

— Хорошо, родная, — сдался без боя мой генерал. — Пусть будет как ты хочешь. Представляю, как он обрадуется, — снисходительно улыбнулся Кай.

— Спасибо-спасибо-спасибо! — кинулась я зацеловывать своё покладистое эльфийское чудо. — Я тебя обожаю!

— Я тебя тоже люблю, родная! — отозвался Кай, просияв.


Глава 40 Библиотека

Полежав немного со мной, Кай снова облачил меня в бирюзовое платье, быстро соорудил причёску, сладко поцеловал и с чувством выполненного долга ушёл знакомить Лонгерина с обязанностями управляющего, после чего развёл бурную деятельность по подготовке гостевых комнат к новым жильцам. Вместе с обалдевшим от счастья рыжиком он сделал обход всех пустующих помещений и произвёл расчёты: сколько слуг на каких этажах можно разместить.

А я, подняв с ковра поднос с грязными тарелками, решила сначала отнести его на кухню, а потом направиться в библиотеку Кая. Пора уже начать поиски ответов на все мои вопросы по привязке и по возвращению в этот мир красоты.

В итоге я донесла посуду лишь до коридора: там поднос выхватил Теодор и тут же сунул в руки проходящего мимо слуги.

Мне осталось лишь философски пожать плечами и спросить телохранителя, как пройти в библиотеку, вспомнив при этом знаменитую фразу: «В три часа ночи?!». Конечно, вчера Микаэль показывал мне, где она находится, но я забыла, на каком этаже.

— Лекси, ты в порядке? — Обеспокоенно посмотрел меня Тео уже по пути к книжным сокровищам.

— Да, в полном, — кивнула я. — Прости, что заставила тебя поволноваться.

Представляю, как я напугала этого бедолагу, когда выскочила из обеденного зала словно ошпаренная и рванула в спальню. Он же магическую клятву принёс — защищать меня, и в той ситуации, наверное, весь испереживался.

— Ерунда, — отмахнулся Тео. — Лекси, если бы твой муж тебя обидел — я бы заступился. Просто знай это, — неожиданно заявил он. — Правда, генерал более искусный воин, но я всё равно не смог бы остаться в стороне, когда тебе причиняют боль.

— Ясно… Спасибо, Тео, — смущённо улыбнулась я ему. — А где Дин? И… Рокси? — спросила я, заметив, что ряды моих сопровождающих стремительно редеют.

— Олдина исцелил Лонгерин, потом его до утра отпустил генерал и он куда-то убежал, а где пантера — я не знаю, — ответил Тео, распахивая передо мною дверь библиотеки.

— Понятно, — задумчиво пробормотала я, теряясь в догадках, где сейчас могут быть эти двое. — Ох, блин, сколько же тут книг… — из моей груди невольно вырвался стон, когда я окинула взглядом стройные ряды фолиантов.

Да я тут на год зароюсь, не меньше!

— А что именно ты хочешь найти? Информацию о проклятии? — уточнил Тео.

— Да, всё, что есть про это ваше проклятие, и про магические привязки, — вздохнула я.

— Тогда можешь ограничиться этим стеллажом, — махнул он на полки у окна, — этим, — показал он на книжный шкаф напротив, — и этим, — подвёл он меня к книгам в самом конце помещения. — Там находятся книги по магии, медицине и истории.

— Ты часто сюда ходишь? — сильно удивилась я. Ни за что бы не подумала, что этот немногословный качок так хорошо знаком с библиотекой.

— Бывает, — скромно потупился Тео. — Здесь очень тихо и спокойно, и я иногда тут отдыхаю: изучаю трактаты о воинском искусстве. Слушай, тут ведь книги на разных языках. Ты умеешь читать на эльфийском? У вампиров свои иероглифы, у оборотней — руны, а представители человеческой расы в основном пишут на тораннском. Ты разберёшься? Ты же всего три дня в нашем мире.

— Не знаю, — растерялась я. — Но, что-то мне подсказывает, что с этим проблем не будет.

— Сейчас проверим! — заявил мой телохранитель.

Он усадил меня на большой тёмно-коричневый кожаный диван, нажал на едва заметную чёрную кнопку на подлокотнике, и в метре от нас словно из ниоткуда возник продолговатый деревянный стол овальной формы.

— Ух ты! — изумилась я. Потрогала — настоящий! Просто фантастика!

Тео пододвинул его поближе к дивану и начал выкладывать на него книги на разных языках.

Я с внутренним трепетом раскрывала один за другим эти старинные издания в потёртых кожаных или деревянных переплётах, и дико радовалась, что прекрасно понимаю каждый символ, каждую руну и иероглиф! Благодаря Ли я могла не только разговаривать на всех языках в этом мире, но и читать! Снова резко захотелось расцеловать этого милого вампира. Впрочем, ближе к ночи у меня ещё будет такая возможность.

— Это — древние легенды клана серебристых волков, — показала я Тео на увесистую книгу в полинявшем бордовом бархате, — это — вампирский трактат о составе крови различных рас, — провела я рукой по книге, у которой вместо обложки были тонкие отполированные дощечки, — а это — современное издание по истории Торанны, — отчиталась я перед телохранителем.

Шок в округлившихся глазах мужчины мне польстил. Давно на меня не смотрели с таким уважением.

— Круто! — наконец изрёк он, натаскал мне с разных стеллажей три стопки книг по интересующей меня тематике и уселся рядом, с древним манускриптом в руках. У меня — своё чтение, у него — своё. Все при делах.

— Тео, а как ты оказался в замке Лайтинерисов? Ты давно тут живёшь? — спросила я его прежде, чем погружаться с головой в свои изыскания.

— Три года. Мой прежний хозяин был из расы тёмных эльфов, дроу. Он устраивал гладиаторские бои, и я долгое время был его лучшим воином. Но завистники меня ослепили, и хозяин решил избавиться от больного гладиатора. Ему было проще убить бесполезного раба, нежели возиться с ним. На моё счастье меня выкупил генерал Лайтинерис, а император Лисантиил — исцелил по его просьбе. Так что теперь я — один из самых верных и преданных рабов генерала. — подвёл он итог.

— Теперь понятно, почему он назначил моим личным телохранителем именно тебя, — задумчиво отметила я.

— Лекси, можно вопрос? — смущённо посмотрел он на меня.

— Да, конечно, — выжидательно посмотрела я на него.

— Что со мной не так? Почему я тебе не нравлюсь? — печально спросил он.

— В смысле? — опешила я.

— Я же вижу, как ты смотришь на других — с восхищением, любопытством, интересом. Будь то Микаэль, Олдин, Лонгерин или Алекс. А я иногда чувствую себя рядом с тобой пустым местом. Ты меня словно не замечаешь. Почему? — напрягся он в ожидании ответа.

— Тео… — растерянно выдохнула я, беря его за руку и сжимая её в своих ладонях. — Ну как я могу не замечать такого классного, красивого и сильного мужчину? — искренне произнесла я, наблюдая, как по его лицу расплывается счастливая улыбка. — Но ты в чём-то прав: я действительно отношусь к тебе немного иначе, чем к остальным. Видишь ли, своей внешностью ты мне очень напоминаешь моего двоюродного брата. Поэтому с первой же секунды, как я тебя увидела, у меня возникли к тебе своеобразные родственные чувства. Как к брату, понимаешь? — попыталась объяснить я ему.

— Ясно… — расстроился он. — А, это можно как-то исправить? — посмотрел он на меня с надеждой.

Я хотела его спросить: «А зачем?», но не успела: дверь библиотеки распахнулась и внутрь вошёл Роксинант…

Моё сердце совершило стремительный кульбит и трепетной ланью ухнуло куда-то в пятки, когда я разглядывала полуобнажённого красавца, который босиком и в чёрных шёлковых штанах-шароварах приближался к нам с кошачьей грацией. И всё это время он неотрывно пожирал меня глазами, словно гипнотизировал. Я не могла отвести от него взгляд, забыв, как дышать.

— Выйди, Теодор, — негромко, но твёрдо сказал он моему опешившему телохранителю, даже не посмотрев на него. — Нам с Лекси надо поговорить…


Глава 41 Разговор с Нантом

Тео перевёл совершенно растерянный взгляд на меня, и в ответ я ему лишь молча кивнула, ибо говорить была просто не в состоянии: до такой степени один вид этого кошака выбивал меня из равновесия.

Легонько сжав мою руку в приободряющем жесте, мол: «Если что — зови, я рядом», телохранитель вышел за дверь.

Грациозной походкой опасного хищника на охоте Нант приблизился ко мне вплотную — медленно и осторожно, боясь вспугнуть. Я ожидала, что он сейчас присядет рядом со мной на диван, а он вместо этого неожиданно опустился на пол и уткнулся лицом мне в ноги повыше колен — точно так же, как делал это будучи пантерой. Вот только теперь его мускулистые руки надёжным кольцом обхватили меня за спиной, этим собственническим захватом давая понять: «Моё!».

И меня накрыло не поддающееся никакой логике чувство правильности происходящего! Словно я была сейчас именно там, где и должна: в этих тёплых объятиях.

Сердце резким рывком вернулось из пятки обратно под рёбра, и забилось с такой бешеной силой, будто бы обзавелось молотком и прорывало себе путь наружу.

Я сидела как парализованная, не в силах пошевелиться от переполняющей меня эйфории, всё тело бросило в жар, и я не могла произнести ни звука, но самое странное — я видела, как воздух вокруг нас начал искриться! Это было так необычно и так завораживающе красиво… Надеюсь, мы не спалим тут всю библиотеку…

— Прости меня, котёнок, — хрипловато выдохнул Нант, сладко пронзив вибрацией своего голоса каждую клеточку моего тела.

— З-з-за что? — с трудом выдавила я из себя. В жизни столько не заикалась, как за последние три дня! То есть, уже почти четыре.

— Я скрывал от тебя, кто я. Но поверь, так надо было, — с болью заявил он, и мои пальцы непроизвольно зарылись в его чёрную шелковистую шевелюру — наглаживать и начёсывать, как пантеру когда-то. Я тихо офигевала от самой себя, но не могла остановиться: мне безумно нравилось к нему прикасаться!

Нант издал сдавленный стон, явно балдея от моей неожиданной ласки, и обхватил меня ещё сильнее.

— Почему? — тихо спросила я.

— Потому что раньше это было пыткой только для меня. А теперь будешь страдать, и ты тоже. Когда ты воспринимала меня лишь как свою большую кошку — только я лез на стенку от невозможности быть с тобой, прикасаться к тебе по-настоящему, соединять наши тела в порыве страсти. У тебя был шанс на счастье с Лайтинерисом, ты могла наслаждаться спокойной семейной жизнью, окружённая любовью и заботой мужа. А я — просто был бы твоим молчаливым стражем, который не может жить без тебя. Но, как только ты увидела меня — настоящего, всё изменилось, — тяжело вздохнул он. — Я — оборотень, Лекси, а ты — моя истинная пара, — он вдруг поднял голову и пристально посмотрел мне в глаза так, словно заглянул в саму душу — с таким абсолютным обожанием, безграничной любовью и в то же время жгучим отчаянием, — что у меня перехватило дыхание.

Все мои инстинкты завопили о том, что это существо — МОЁ, оно меня безумно любит и сильно страдает. И мы с ним — одно целое… Я была потрясена настолько, что на глазах выступили слёзы.

— Нант… — судорожно выдохнула я.

— Только не плачь, котёнок! — умоляюще покачал он головой.

Одно неуловимое движение — и он уже заскочил на диван, сгрёб меня в охапку, сильно прижав к себе, и замер. Я уткнулась носом в его плечо, с наслаждением вдыхая в себя его запах — такой приятный и манящий, с нотками корицы, мускуса, кожи и горько-сладкой полыни — мой персональный афродизиак и наркотик, сводящий меня с ума.

— Ты — моя жизнь, моя судьба, мой личный рай и моя боль! Ты половинка моей души и тела, мой ангел, радость и надежда! Ты для меня — весь мир, Лекси! Ты в моих мыслях, сердце и душе, и в каждой клеточке моего тела! Моё благословение и страдание! И я молю тебя только об одном: не отталкивай меня и не избегай: я этого просто не переживу! Я умру без тебя, котёнок! Просто позволь мне быть рядом и иногда к тебе прикасаться… Мне это нужно как воздух…

— Нант… — внутри меня всё разрывалось от боли. — Я уже не смогу бросить Кая, ты это понимаешь? Я его жена и он мне очень дорог. Он мне тоже сегодня сказал, что умрёт без меня, и я не могу этого допустить. Не могу и не хочу. Я успела полюбить его и привязаться к нему. И как нам теперь жить со всем этим?

— Я знаю, как всё сложно, котёнок: я тебя чувствую, и понимаю всё, что ты испытываешь к нему, — его голос дрогнул. — И могу смириться с этим, хоть это и сильно меня ранит. У меня только одна надежда: что Лисантиил найдёт способ убрать твою привязку, и Кайсентиэль со временем пустит меня в вашу кровать, как допускает сейчас императора. Правда, думаю, что это произойдёт не скоро, но я готов ждать сколько угодно.

— Понятно… — задумчиво прошептала я, представляя себе столь необычные перспективы своей семейной жизни. — Кай запретил тебе и слугам говорить мне, кто ты, да? — мне было интересно разобраться во всей этой ситуации до конца.

— Он долгое время был моим лучшим другом, и мы научились общаться с ним мысленно. Ещё в самый первый день, когда он нёс тебя в портале из лесной поляны в спальню, он телепатически поставил мне условие: разрешил быть рядом с тобой, если я не скажу тебе, кто я. И пригрозил, что иначе я буду жить вне замка, в ближайшей сараюшке, и охранять тебя на расстоянии. Конечно, я безропотно согласился: у меня не было другого выхода. К тому же, и сам понимал, что после привязки тебе незачем знать, кто я, иначе я тоже постоянно буду в твоих мыслях, и вашему семейному счастью придёт конец. Ты начнёшь разрываться между мужем и мною — своей парой, а я не хотел, чтобы ты испытывала такие душевные муки. К сожалению, ни я, ни Лайтинерис не сообразили вовремя поговорить с Олдином и сказать ему, чтобы держал язык за зубами. А мой предупреждающий рык он проигнорировал, за что и получил от меня в глаз, — пояснил Нант.

— А, что ты вытворял в столовой? Зачем дразнил? — я догадывалась об ответе, но всё же хотела его услышать.

— Запаниковал, — тяжело вздохнул мой кошак. — Я не успел объясниться с тобой и очень боялся, что ты проговоришься, и Лайтинерис психанёт и выселит меня в сараюшку, подальше от тебя. И я буду видеть тебя лишь во время твоих прогулок, да и то издалека… Прости: я больше не буду подвергать тебя таким стрессам, обещаю! Только не шарахайся от меня, ладно?

— Хорошо, — улыбнулась я, наслаждаясь теплом его объятий.

Хотелось сидеть так с ним вечно — прижимаясь к упругому и сильному бархатистому телу, и гася в себе дикое желание начать его зацеловывать и даже облизывать, как натуральная кошка.

Но долго таять от удовольствия мне не дали: в дверь раздался громкий настойчивый стук, и в библиотеку, даже не дожидаясь ответного: «Войдите!» ворвался Олдин.

Нант встревоженно нахмурился и с неохотой выпустил меня из своих рук, а уже через секунду сидел у моих ног в виде озадаченной пантеры с чёрными штанами на попе.

— Лекси! — подбежав ко мне. принц неожиданно бухнулся на колени и умоляюще сложил перед собой ладони. — Прошу тебя, помоги мне!


Глава 42 Иви

— Дин! — едва придя в себя от удивления, я кинулась поднимать сильно взволнованного принца с колен. — Что случилось? — спросила я, усадив его рядом с собой на диван.

— Я тебя умоляю: спаси мою сестру! — заявил он, глядя на меня как последнюю в этом мире надежду.

— От чего? — растерялась я.

— Ивинтиэль была единственной, кто не поверил в мою смерть, она нашла меня в темнице в подземелье и навещала до последнего: тайком приносила еду и пыталась врачевать мои раны. Если бы не она — я бы не выжил. А, когда стало известно, что армия Лисантиила на подходе к Торансии и вот-вот будет штурмовать наш замок, она испугалась и решила бежать. Когда меня освободили — я уже не смог её найти, она ушла слишком далеко, — начал объяснять Дин.

— Замок в Торансии? — изумлённо переспросил Нант, мгновенно превратившись из пантеры в человека. Он так и продолжил сидеть на полу, прижавшись к моим ногам. — Ты кто вообще такой? — пристально посмотрел он на Дина.

— Я сын Трейна Второго, — с горечью отозвался принц, и у Нанта отвисла челюсть.

— Дико извиняюсь за фингал, ваше королевское высочество, — растерянно пробормотала моя истинная пара.

— Никакое я уже не высочество, а просто обычный раб, — мрачно усмехнулся Дин. — А фингал я заслужил. Зря я к тебе не прислушался тогда и вовремя не закрыл свой рот. Прости меня, Александра, я не знал, что Роксинант — твоя истинная пара. Представляю, каково тебе будет сейчас, — виновато посмотрел он на меня.

— Не извиняйся: я рада, что узнала правду, — искренне заверила я его. — Так что с твоей сестрой?

— Когда я ещё был свободным и перебивался случайными заработками, то подкопил достаточно денег, чтобы нанять сыщика для её поисков. И вот теперь он связался со мной и сказал, что нашёл Иви. Она на невольничьем рынке, Лекси! Её недавно захватили в плен. Её планируют отвести в специальную палатку для пробы товара, и уже сейчас к ней выстраивается целая очередь! Иви довольно красива по меркам этого мира: у неё не выпирают зубы, рот большой, но он нормально закрывается, череп обычной формы и нет горба! Руки, конечно, скукожены артритом, но в этом мире все женщины этим страдают, и крупный нос. Зато у неё очень добрые и красивые глаза! И она очень хрупкая… Она не выдержит бесконечной череды изнасилований, Лекси. Я сделаю для тебя всё, что угодно, только умоляю: спаси её! Попроси генерала, чтобы он её выкупил! Пожалуйста! — взмолился Дин.

— Попросить Кая? Чтобы он купил женщину? — я выпала в осадок.

— У генерала пунктик насчёт женщин в этом замке. Он их на дух не переносит. Только для Лекси сделал исключение, — хмуро отметил Нант.

— А ты сам мог бы её выкупить? — с надеждой посмотрела я на него. Роксинант наверняка какой-нибудь аристократ: ведь он глава личной охраны императора.

— Боюсь, что это невозможно, — с сожалением покачал он головой. — Кайсентиэль поймёт, что я уже свободно обращаюсь в человека, и выселит меня из замка. А кошкам людей не продают. Да и куда я её потом дену? Попрошу бывшего друга её приютить? Он скорее меня с лестницы спустит, чем согласится.

— Я тоже не смогу купить её: тебя мне передали под предлогом — «для нужд армии», — посмотрела я на Дина. — А вот женщину для нужд армии уже никто не оформит, даже Эль Ландри, — вздохнула я. — Можно было бы попросить Ли — он бы точно не отказал, но я не знаю, когда он придёт: может быть даже поздно вечером или ночью. Остаётся только один вариант: я должна уговорить Кая, — пришла я к выводу.

Вот только этот вариант мне был совершенно не по душе. Зная спокойное отношение Кая к сексу с рабынями, и учитывая пусть относительную, но всё же красоту эльфийской принцессы Иви… Что-то мне стало тревожно. Но деваться некуда: надо спасать человека. То есть, эльфийку. Тем более, сестру Дина. А дальше — будем решать проблемы по мере их поступления…


— Лекси, генерал послал к нам Маркуса сказать, что тебя ждут в обеденном зале на ужин, — сообщил вошедший в библиотеку Теодор.

— Ждут? Кай и Ли? — встрепенулась я.

— Нет, генерал Лайтинерис и слуги, — уточнил Тео. — Если бы к нам снова прибыл император — тут все бегали бы как ошпаренные, — пояснил он.

— А, понятно, — кивнула я. — Иду.

Итак, мне снова предстоит нелёгкий разговор в обеденном зале…

Нант опять превратился в Рокси, стащил зубами с попы штаны и по-хозяйски приложил их на диван. Наверное, чувствует, что теперь я буду подолгу просиживать в библиотеке, и заранее приготовился к пребыванию рядом со мной в мужской ипостаси. Хитренький.

Когда мы шли до обеденного зала — Дин всю дорогу заметно нервничал, без конца кидая на меня взгляды, полные мольбы и надежды. Уже у дверей я заверила его, что всё будет хорошо, оставила своих сопровождающих в коридоре, а сама вошла внутрь.

Вначале на меня накатило чувство дежа-вю, словно я заново переживаю вчерашний день и только что вернулась с рынка: Кай всё так же сидел за столом, который ломился от еды, у раскрытого окна вытянулись по струнке четверо официантов, и солнце зависло в том же самом месте над горами.

Впрочем, ощущение дня сурка быстро прошло: едва заметив меня, муж тут же вскочил и подошёл, чтобы усадить на стул, но я не торопилась на него опускаться.

— Кай, не мог бы ты отпустить наших слуг: у меня к тебе есть серьёзный разговор, — обратилась я к нему.

— Даже так? — удивился супруг, но поднял руку и щёлкнул пальцами, и стройный ряд изнывающих от любопытства официантов быстро вышел за дверь.

— Спасибо. — с благодарностью кивнула я. — А, теперь присядь, — я пододвинула к нему стул и уселась прямо ему на колени, лицом к лицу.

— Лекси, мне уже страшно, — признался мой генерал.

Не сомневаюсь. А мне-то как…

— Помнишь, недавно ты мне сказал, что готов выполнить любую мою просьбу? — начала я издалека.

— Ну-у-у, — напрягся муж.

— Я хочу попросить тебя об одной очень важной вещи, — заявила я и замолчала, собираясь с духом.

— И какой? — насторожился Кай.

— Не мог бы ты очень быстро покушать, а потом купить женщину? — выпалила я.

— Что? — по округлившимся глазам было видно: муж ожидал чего угодно, только не этого.

— Сестра Олдина попала в беду: её захватили в плен и отвезли на невольничий рынок. Сейчас её собираются отвести в палатку для пробы товара. Или уже отвели, — помрачнела я. — К ней там уже целая очередь выстроилась, ведь она довольно красива, по меркам этого мира. И она — единственный родной человек для Дина. У него больше никого нет. Умоляю тебя: спаси её, Кай!


— От твоего нового раба одни сплошные проблемы! — нахмурился муж. — Лекси, родная, я же говорил тебе, что категорически против женщин в этом замке. Исключение — только ты и наши дочери. Я понимаю, что у тебя доброе сердечко, и ты готова помогать всем подряд, но весь этот мир не осчастливишь. Мне искренне жаль сестру Дина, но я не готов мириться с существованием в этом доме ещё одной женщины. Ведь ей наверняка некуда пойти, так? Придётся поселить её у нас. И, как её хозяин, я буду за неё отвечать. Но для меня это неприемлемо, родная. Прошу, пойми меня. Если она и правда так красива, как ты говоришь — она не долго пробудет живым товаром: её быстро купят. И наверняка новый владелец будет её беречь, холить и лелеять.

— Или это будет какой-нибудь моральный урод или вампир, который станет держать её в цепях как секс-игрушку, избивать и пить кровь. Вспомни Микаэля — что с ним вытворяли его хозяева. Ну же, Кай, ведь у тебя тоже доброе сердце, я это знаю! Ты не оставишь девушку в беде! Тем более, когда я прошу тебя спасти её! Совсем недавно ты признавался мне в любви и клялся, что выполнишь любую мою просьбу! Ты передумал? — напряжённо смотрела я на него.

— Лекси, это удар ниже пояса, — муж скорбно покачал головой. — Я не передумал. Но ты понимаешь, что присутствие чужой женщины в доме будет для меня невыносимо? — его голос дрогнул, а в глазах промелькнуло отчаяние. Всё ясно: генерала припёрли к стенке. Вроде, и сам уже осознал, что проиграл в этой битве, но ещё трепыхается.

— Всё не так страшно, как тебе кажется, Кай! — очень мягко и ласково заверила я его, чтобы он немного расслабился. А для усиления эффекта — стала нежно поглаживать пальчиком по его шее. — Наоборот: эта девушка очень-очень нужна в этом замке! И не только Дину, но и нам!

— Зачем? — удивился супруг.

— Во-первых, я буду очень рада, что у меня в этом мире появится подружка, с которой я смогу спокойно поговорить о своём, о девичьем. Ну сложно мне обсуждать местную моду, проблемы ПМС или особенности менструального цикла с Дином или Теодором, и даже с Лонгерином, хоть он и врач! — заявила я, наблюдая, как муж внезапно призадумался. — Во-вторых, Иви довольно красивая, хрупкая и у неё добрые глаза. Значит, она не будет тебя раздражать своим видом. В-третьих, она может найти себе здесь пару, родит малышей, и у наших детей появится возможность играть не со слугами — взрослыми дядьками, а с ровесниками! Это же так важно для любого ребёнка! То огромное помещение, где сейчас казарма — можно переоборудовать в детскую комнату — с горками, домиками и кучей игрушек. И наши с тобой ребятки будут счастливы играть там с друзьями, — привела я ещё одну причину, видя, как глаза Кая мечтательно затуманились. Да, я коварна: давлю на самые слабые места. И под конец я припасла самый убойный аргумент: — Ну, и в-четвёртых, помнишь, что ты почувствовал, когда Дин меня поцеловал?

— Ну-у-у, — мигом помрачнел Кай.

— Во время беременности мне нужна будет помощь с помывкой в ванной. Кого ты предпочтёшь видеть моим банщиком: Дина или его сестру? Кто будет намыливать моё нежное тельце, мою грудь, попу, ножки? Иви? Или Олдин? — добила я мужа, и он издал глухой сдавленный стон. — Конечно, руки этой девушки поражены артритом, но ведь удержать мочалку она в состоянии!

— Ладно, уговорила! — окончательно сдался мой генерал.

— Спасибо-спасибо-спасибо-спасибо! — с радостным писком я кинулась его зацеловывать. — Кай, я так тебя обожаю! Ия… люблю тебя! — искренне выдохнула я ему на ухо.


Глава 43 Поцелуи

— Кто бы мог подумать: чтобы услышать слова любви от жены, мне надо было согласиться купить другую женщину! — мягко рассмеялся Кай, сжимая меня в объятиях.

— Кай, но ты только это… — замялась я. — В общем, я против того, чтобы ты «радовался жизни» с этой рабыней! Ты меня понимаешь?

— Поверить не могу: ты меня ревнуешь! — восхищённо воскликнул эльф. — Значит, и правда любишь меня! — расплылся он в счастливой улыбке.

— Давай договоримся: если она не понравится кому-нибудь из нас — мы сплавим её Микаэлю! Мик добрый, и Дин это переживёт, — предложила я мужу.

— Согласен, — с сияющими глазами кивнул Кай. Такое решение устроило нас обоих.

Ласково чмокнув меня в губы, он встал, придерживая моё тело на весу, развернулся и усадил на стул. Потом подошёл к салатницам, наложил в большую тарелку по принципу «всего понемногу» различной еды, и махнул мне на это рукой:

— Чтобы всё это было съедено, прямо сейчас! — поставил он мне ультиматум и пододвинул вместе со стулом к столу. — Ну, где там твоя ходячая проблема? Наверняка подслушивает за дверью. Олдин, иди уже сюда! — позвал он принца, и через секунду бледный Дин с лихорадочно горящими от волнения глазами был перед нами.

— Моя госпожа, спасибо! — кинулся он сначала ко мне. Рухнув передо мной на колени, он поцеловал мне руку, а потом вскочил и низко поклонился Каю: — Спасибо, генерал! Я ваш должник навеки!

— Береги мою жену, и мы будем квиты, — отозвался тот. — Пойдёшь со мной. Назови номер рынка.

— Второй, — поспешно ответил Дин.

— Теодор! — позвал Кай моего телохранителя. Тот быстро вошёл внутрь и вытянулся по струнке:

— Да, генерал!

— Я отбываю из замка на неопределённое время. За главного — Лонгерин. Пока меня нет — присмотри за моей женой и проследи, чтобы она всё съела, — отдал он приказ.

Сильно же я его своим голодным обмороком напугала…

— Так точно, генерал, — отчеканил Тео.

Взмахом руки Кай создал портал, и фигуры двух мужчин скрылись в расплывающейся серебристой дымке.


— Тео, может, присядешь? — махнула я на пустой стул, напротив. — Вон там есть чистые тарелки. Накладывай себе еду и составь мне компанию. Ты же наверняка голоден. А то, когда ты так стоишь над душой — у меня кусок в горло не лезет.

— Нет, Лекси, ты что, я не могу: это же место хозяина, — испугался мой телохранитель, словно даже одни мысли о том, чтобы занять стул генерала, были наказуемы. — И я совсем не голоден, правда! — заверил он меня. — Если хочешь — я отвернусь, чтобы тебя не смущать, — вконец стушевался он.

— Ладно, как хочешь, — обречённо сдалась я. У меня не было ни сил, ни желания с ним спорить и уговаривать.

Тео зашёл мне за спину и застыл там как истукан, а через секунду я вздрогнула от неожиданности: к моим ногам прижалась большая мохнатая тушка. Я даже не слышала, как этот кошак сюда просочился.

— Рокси, — улыбнулась я, и меня тут же с обожанием лизнули в ногу.

Еда была вкусной, и я довольно быстро умяла всё, что было на тарелке, периодически скармливая Рокси кусочки колбасы из нарезки и радуясь, что хоть кто-то ест со мной за компанию. Чай мне налил подскочивший официант — Маркус, и на этот раз он тоже на меня ничем не капнул, хоть и заметно волновался рядом со мной. Он же поставил передо мной блюдце с большим куском восхитительного торта, который я схомячила с большим удовольствием.

— Я не понял, а где горячий приём? — раздался громкий голос со стороны дверей, когда я уже поднималась из-за стола.

— Ли! — издав громкий писк восторга, я кинулась императору на шею. Живой!

— Как же я обожаю, когда ты мне так радуешься, — расплылся в счастливой улыбке вампир. Резко подхватив меня на руки, он понёс меня в спальню. — А где твой благоверный? — уточнил он уже в коридоре.

— Пошёл на рынок, женщину покупать, — ответила я.

— Что покупать? — потрясённо переспросил император.

— Женщину, — рассмеялась я. — Я сама его об этом попросила.

— Интересные у вас отношения, — озадаченно хмыкнул Ли.

— Как там Микаэль? Где он сейчас? Вы нашли причастных к твоему покушению? — с интересом спросила я.

— Герцог Микаэль Арвилонский обживает свой новый замок и приобретает слуг. Он оказался отличным Советником и очень сильным телепатом. С его помощью один из заговорщиков уже схвачен и скоро назовёт имена остальных. Так что, благодаря тебе — всё замечательно — и у меня, и у Микаэля. Думаю, через пару дней он сможет найти время, чтобы заскочить к вам в гости. Лайтинерис решил не лишать его магического пропуска в ваш замок, и теперь Микаэль может навещать вас в любой момент, — объяснил Ли.

— Как здорово! — внутри меня всё пело от радости. — Ой, Ли, давай дождёмся Кая, а? — встрепенулась я, когда император занёс меня в спальню и положил на постель, а сам плюхнулся рядом.

— Конечно, малышка, — коварно улыбнулся вампир. — А, пока мы его дожидаемся, я буду сладко тебя целовать! — потянулся он к моему рту, но я вскочила с кровати и отбежала к двери. — Лекси, милая, не буди во мне охотничьи инстинкты, — чуть ли не промурлыкал Ли голосом счастливого хищника. — Иди сюда, иначе я тебя сам догоню! — по его довольному лицу было видно, что его устроил бы любой вариант.

— Ли, а давай мы с тобой сейчас просто поговорим, ладно? — попыталась я выкрутиться из этой щекотливой ситуации. — У меня к тебе куча вопросов!

— Обязательно поговорим! Язык тела мне очень даже приятен… — убаюкивающе-нежно проворковал вампир, приподнимаясь на кровати так, словно готовясь к прыжку на вкусную жертву, а я инстинктивно попятилась к выходу, пока не упёрлась спиной в дверной косяк.

Конечно, я обожала Ли самым большим обожанием, но заниматься с ним сексом в отсутствии Кая считала неправильным.

Мелькнула мысль выскочить в коридор, вот только для слуг и Теодора сцена, когда я трепетной ланью проношусь мимо них, и меня настигает вампир и с диким хохотом утаскивает в спальню, может закончиться инфарктом. С одной стороны, они должны защищать меня, а с другой стороны — это же сам император!

— Иди ко мне. сладенькая! Или беги! — демонстративно облизнулся Ли, соскакивая с кровати, и я рванула в ванную. Можно сказать, понеслась уже привычным маршрутом. Зачем — сама не знаю. Там ведь даже задвижки на двери нет. Хотя, такое существо никакая задвижка не остановит!

Разумеется, добежать до цели мне не дали. Через пару секунд над ухом раздался торжествующий крик: «Попалась!», и я оказалась в плену сильных мужских объятий, а мои губы смяли в победном поцелуе — горячем, настойчивом и страстном.

Было видно, что Ли находился в полном восторге от нашей игры в догонялки. Наверное, давно он так не развлекался.

Я не могла удержаться от попискиваний, когда Ли закружил меня по комнате, и невольно взвизгнула, когда подбросил вверх, почти до потолка, и поймал.

— Ли! — верещащим клещом я вцепилась в своего друга, чтобы избежать новых полётов, чувствуя при этом, что адреналин в моей крови просто зашкаливает — Пожалуйста, не надо: я высоты боюсь! Космонавтика — это не моё! — орала я, когда вампир со смехом пытался разжать мои руки, сомкнутые паническим кольцом вокруг его шеи.

Дверь в спальню вдруг распахнулась, и внутрь вошёл встревоженный Рокси.

— Ну что, морда пушистая, волнуешься за неё, да? — повернулся к нему император.

Поняв, что меня больше не будут подкидывать к потолку, я отлипла от вампира, но отойти от него подальше он мне не позволил: одной рукой властно обхватив за талию. Ли прижал меня к себе.

— Почему ты не рассказал мне о Роксинанте? — уже очень серьёзно спросила я его, и император на мгновение замер, явно не ожидая такого вопроса.

— Как давно ты знаешь? — с сочувствием посмотрел он на меня.

— Несколько часов. — ответила я.

— И как ты это восприняла? — уточнил он.

— Упала в обморок, — честно призналась я.

— Ясно… — Задумался о чём-то вампир. — Вы с ним уже успели поговорить? — внимательно посмотрел он на мою истинную пару.

— Совсем немного, — пожала я плечами.

— И могу поспорить, что Лайтинерис ещё не в курсе, так?

— Нет. Он пригрозил, что выселит Рокси из замка в сараюшку, поэтому я помалкиваю, — пояснила я.

— Понял, — кивнул вампир. — Значит так, котятки. Сейчас вы делаете то. что я скажу, а после этого я объясню всё, что вам надо знать насчёт привязки, — решительно заявил император.

Мы с Рокси синхронно кивнули.

— Надевай штаны, морда пушистая, и иди сюда, — отдал приказ Ли.

Как оказалось, Рокси успел предусмотрительно наделать заначки из брюк в разных местах, поскольку он протянул лапку под кровать и выудил оттуда чёрные шаровары. Взяв их в пасть, пантера ломанулась в ванную, а спустя несколько секунд вышла оттуда в облике Нанта.

— Вот и чудненько, — отметил вампир и подтолкнул меня к оборотню. — А, теперь поцелуй её!


Глава 44 Эксперимент

— Ли, я… — пробормотала я, совершенно растерявшись.

Зелёные глаза Нанта прожигали меня голодным огнём, и я всем своим существом, каждой клеточкой тела чувствовала, как сильно он жаждет этого поцелуя, и сама тянулась к нему всей душой, плавясь от удовольствия от одного только его взгляда.

Но вместе с тем мне было не по себе от того, что всего несколько минут назад я искренне сказала мужу, что люблю его, а теперь вот буду целоваться с другим. Ну неправильно это как-то. Дико. Даже если этот другой — моя вторая половинка.

— Чего застыл, пушистик? От счастья? Или может, тебе особый императорский указ на бумаге нужен? — подначил Ли замершего в нерешительности Нанта.

— Она не хочет… — тихо и подавленно пояснил оборотень.

— Так сделай так, чтоб захотела! — фыркнул вампир. — Всему-то вас, малышню, учить приходится! Прикоснись к ней, погладь, обними! Это ж твоя истинная пара: у неё быстро инстинкты проснутся. Лекси, красотулька моя, если ты решила поиграть в недотрогу, то я не против: сейчас быстро выставлю твоего кошарика за дверь, затащу тебя в кроватку и буду сам зацеловывать, сладко-сладко, заводясь всё сильнее от твоего милого сопротивления! Уверяю: тебе понравится. Вот только всю информацию о привязке тебе придётся добывать самостоятельно, перелопачивая одну книгу за другой, — поставил он меня перед фактом.

— Но зачем тебе наш с Нантом поцелуй? — всё ещё колеблясь, спросила я.

— Зачем-зачем, захотелось на фейерверк посмотреть! Давненько не видел, как вокруг истинной пары магические потоки искрятся. И вообще, может, в душе я вылитый купидон, и соединять влюблённые сердца — моё тайное хобби. Поживи с моё — и не таким чудиком станешь. А ещё я хочу кое-что проверить. Провести эксперимент в полевых условиях, так сказать. Но решать тебе, малышка. Кто-то из нас двоих тебя сейчас непременно поцелует. Определись, кто это будет, — подмигнул мне вампир.

Но сделать выбор мне так и не дали. Испугавшись, что его вот-вот выставят за дверь, мой оборотень молниеносно подскочил ко мне, приобнял, и нежно-нежно прикоснулся своими бархатными губами к моим.

Сердце тут же ухнуло куда-то вниз, дыхание перехватило, по всему телу пронёсся тайфун бешеных, но очень счастливых мурашек, а кожа в районе запястья начала покалывать, словно туда впились невидимые крошечные иголочки.

— Не нервируй меня, юноша, делай всё под нормальному! — проворчал наш наблюдатель.

Нант медленно и осторожно углубил поцелуй: ласково пройдясь по моим губам, он с наслаждением проскользнул языком в рот, и я тут же вскрикнула от острой боли в руке.

— Лекси! — испугался за меня оборотень.

В том месте, где находилась татуировка привязки — кожа пошла волдырями, как от сильного ожога. Я прикусила губу, чтобы перестать стонать от дикого жжения и старалась справиться с подступившими слезами. Было такое чувство, что я ошпарила руку кипятком.

— Так я и думал! — мрачно отметил Ли. Оторвав меня от потрясённого до глубины души оборотня, он сам заключил меня в объятия и стал успокаивающе поглаживать по голове: — Тихо, тихо, малышка, потерпи всего несколько секунд: я наделил тебя даром быстрой регенерации тогда на поляне, сейчас всё пройдёт!

— Что это было, Ли? Почему? — расстроенно шмыгнула я носом, уткнувшись ему в грудь. Боль и в самом деле быстро отступала, и уже совсем скоро от волдырей не осталось и следа, а вот татуировка так никуда и не делась. — Ведь я же целовалась вчера с Дином, и тогда всё прошло нормально!

— Эльфийская магия привязки вошла в противодействие с магией истинной пары оборотней. Получился этакий конфликт интересов, — задумчиво пояснил вампир. — Но не волнуйтесь: думаю, я могу вам с этим помочь! — уверенно заявил он.

Прокусив своё запястье, он поднёс за кровоточившую рану к губам Нанта:

— Рот открой!

Влив в оборотня несколько алых капель, Ли тряхнул рукой, и повреждённая кожа вампира моментально исцелилась.

— А теперь снова поцелуй её! — приказал он Нанту.

— Может не надо? — робко пискнула я. Мне было реально страшно. Как-то я была морально не готова пройти через такую жгучую пытку прямо сейчас, когда воспоминания о предыдущей всё ещё яркими огненными всполохами проносились в голове.

Судя по бледному виду оборотня и его затравленному взгляду, в котором переплелись боль, сочувствие, сожаление и отчаяние, он находился в ещё большем шоке, чем я.

— Не испытывай моё терпение, малышка, — покачал головой вампир. — Иначе отшлёпаю! Вот прямо сейчас ладошка чешется! Я говорю — вы делаете! Ясно?

— Ладно, — обречённо смирилась я.

— Теперь в венах твоего котяры течёт моя кровь, и это пусть немного, но ослабит для вас последствия привязки. Уверен, что целоваться вы уже сможете нормально. Но надо проверить! — снизошёл до пояснений Ли. — Ну же, Нант, не стой истуканом, действуй!

Оборотень неуверенно кивнул, мягко меня приобнял, и с большой осторожностью, словно крыльями бабочки, робко и воздушно прикоснулся к моим губам.

— Детский сад… — тяжело вздохнул вампир. — Ого, а вот это мне уже нравится! — тут же воодушевился он. наблюдая, как воздух вокруг нас внезапно заискрил яркими золотистыми огоньками, которые с каждой секундой разгорались всё больше и лихорадочно заметались по всему помещению.

Я чувствовала тело Нанта так, будто бы оно было моим собственным, и ощутила, как нас обоих с головы до ног окатила горячая волна желания слиться воедино, стать одним целым.

Отбросив всякую предосторожность, Нант судорожно сжал меня в объятиях, и с глухим стоном ворвался языком в рот, пьянящим поцелуем разливая по телу сладкий огонь.

Наши сердца забились в унисон, дыхание стало одно на двоих, обоюдное желание опаляло так, что могло сжечь нас дотла, и весь мир перестал существовать.

— Так, тихо, тихо, ребятки, всё. разошлись по углам! — откуда-то из тумана донёсся до нас встревоженный голос Ли. — Для первого раза достаточно!

Серый вихрь оторвал меня от моей пары и отбросил на кровать.

Раздался яростный рёв пантеры и глухой стук удара чьего-то тела об стену.

— Ты убить её решил, Роксинант? — строгим голосом отчитал его император.

Поднявшись на ноги, оглушённый оборотень потирал ушибленную голову и приходил в себя, бросая на меня и Ли виноватые взгляды.

А я чувствовала себя так, словно по мне прошёлся нестандартный танк: сладкий как зефир, но тяжёлый как гаубица, и решила, что полежу-ка я немного на кровати.

— Её привязка немного ослабла для вас. но никуда не делась, и секс с тобой гарантированно отправит её на тот свет! — Ли продолжал отчитывать оборотня. — Так что. я думаю, вы оба сейчас поняли, что поцелуи между вами уже возможны, но лучше от них пока воздерживаться: у вас же капитально крышу сносит, и вы не в силах сохранить контроль! А сейчас, ребятки, включили всё своё внимание, слушаем меня и запоминаем. Повторять дважды не буду. Итак, целоваться вам теперь можно, но с большой осторожностью, сами понимаете. Обнимашки, поглаживания — сколько угодно. Можешь облизывать её и ласкать языком и руками где захочешь, в любом месте, в том числе между ножками, и доводить её таким образом до оргазма. Но твой мужской орган не должен оказаться внутри её тела — ни в ротике, ни в других отверстиях, ты меня понял? — Ли дождался, пока Нант с уверенностью кивнёт. — Если она захочет тебя порадовать — пускай сделает это своими бархатными ручками.

— Ясно… — хрипло выдохнул оборотень.

— Теперь что касается тебя и других мужчин, красотулька, — повернулся Ли ко мне. — Не знаю, что у тебя с этим Дином, если ты с ним уже целуешься, но послушай меня. Обнимать, гладить, целовать и облизывать всё твоё тельце и доводить тем самым до разрядки может кто угодно, безо всяких последствий для тебя. Но вот ласкать язычком или рукой нежные складочки между ножек — может только Рокси, как обладатель моей крови в своих венах и твоя истинная пара. Иначе магия в татуировке расценит эти действия как измену, и результатом будет твоя смерть через сутки. А о том, чтобы кто-нибудь, кроме меня и Лайтинериса. вставил в тебя свой детородный орган — даже не думай! Ни в ротик, ни куда-либо ещё. Если захочешь довести какого-нибудь счастливчика до оргазма — задействуй руки. И умоляю тебя: береги себя, Лекси. Я не хочу тебя хоронить! — Голос императора дрогнул.

— Понятно… — Пробормотала я, стараясь устаканить всю эту информацию в голове. — Спасибо за инструкцию по выживанию, Ли…

— А, теперь снимай штанишки! — повернулся вампир к опешившему Нанту.

— 3-з-зачем? — заикаясь, выдавила я из себя.

— Пантеры в штанах не бегают! Лайтинерис вернулся. Через несколько секунд войдёт в спальню. — Ли не успел договорить, как оборотень уже метнулся в ванную.


Глава 45 Прогулка

— Кай! — я вскочила с кровати и подбежала к вошедшему в спальню мужу. Его рубашка была порвана на груди, брюки испачканы глиной, а волосы немного растрёпаны, выбиваясь хулиганскими прядками из аккуратного хвостика на затылке.

Что удивительно — такой вид придавал Каю ещё больше брутальности и сексуальности, и я в очередной раз поразилась тому, какой всё-таки мой муж красавчик.

— Ваше величество, — первым делом склонился генерал в лёгком поклоне, удивившись присутствию в нашей спальне Лисантиила.

— Генерал, — лёгким кивком поприветствовал его император.

— Как всё прошло? Почему ты в таком виде? Что случилось? Ты купил её? Как она? Её успели изнасиловать? Ей нужен врач? — вывалила я на мужа кучу вопросов, пока Ли смотрел на нас изучающим взглядом.

— Всё хорошо, родная, — кивнул Кай. — Я купил её, она сейчас с братом. Мы с Олдином пришли вовремя и не позволили её обидеть.

— Ты ранен! — потрясённо воскликнула я, заметив пятно крови, расплывшееся по белоснежной рубашке на спине чуть выше поясницы.

— Её хозяин поначалу отказывался нам её продавать: он хотел пару месяцев подзаработать на её теле в палатке для пробы товара. Пришлось объяснить ему его неправоту. Ему и его людям, — уточнил генерал. — Один из них пырнул меня ножом в спину, но рана удивительно быстро затянулась, — растерянно посмотрел он на императора.

— Не за что, Лайтинерис, — снисходительно улыбнулся император. — Наслаждайся даром быстрой регенерации. Вчера, когда я влил тебе свою кровь, то наделил этой способностью.

— Спасибо, ваше величество, — с искренней благодарностью ещё раз склонился перед ним генерал.

— Спасибо, Ли! — я посмотрела на вампира с обожанием.

— Всё для тебя, малышка! — подмигнул он мне.

— Я отдал приказ Лонгерину разместить Ивинтиэль в самом дальнем крыле нашего замка. Ты была права: она не особо страшная, и не слишком сильно меня раздражает. Я готов терпеть в своём доме это хрупкое испуганное существо с добрыми глазами, — заявил мне муж, а я почувствовала неожиданный укол ревности. — Просто попросил её как можно реже попадаться мне на глаза. И я решил, что Олдин отныне будет не только твоим личным слугой, но и вторым телохранителем, вместо Лонгерина, у которого сейчас и без того слишком много обязанностей. Олдин проявил себя отличным воином утром на спарринге, и сейчас на рынке. Так что я буду выплачивать ему денежное пособие в двойном размере, и этого хватит, чтобы содержать сестру и снабжать её одеждой и другими вещами.

— Спасибо Кай, — выдохнула я с облегчением.

— С вашего позволения я удалюсь переодеться, принять душ и наконец-то поужинать, — с нежностью приобняв, Кай поцеловал меня в лоб.

— Я составлю тебе компанию за ужином, если ты не возражаешь, — заявил император, и генерал тут же кивнул. — Сам давненько ничего не ел, к тому же хочу обсудить с тобой некоторые дворцовые дела. Буду ждать тебя в обеденном зале.

— Хорошо, ваше величество, — отозвался Кай. — А ты пока отдохни, родная, — с нежностью обратился он ко мне. — Скоро к тебе придёт Лонгерин — сделать вечерний массаж.

— А можно я сейчас просто прогуляюсь перед сном? — умоляюще посмотрела я на него. — Я за весь день ещё ни разу на улице не была. Хочу немного проветриться, пройтись до озера, подышать свежим воздухом.

«Путаницу в голове и душе разобрать, уйти ото всех подальше и хоть немного побыть в одиночестве», — добавила я мысленно, заметив, как внимательно сейчас посмотрел на меня Ли.

— Хорошо, — разрешил муж. — Наши люди уже успели облагородить территорию у замка и убрать последствия вчерашней битвы, так что ты можешь спокойно там гулять. Думаю, одного Теодора для твоего сопровождения будет достаточно.

— Ладно, — чуть заметно поморщилась я.

Видимо, не судьба мне сегодня побыть одной.

Словно в подтверждение этих мыслей из ванной выскочила пантера и уселась у моих ног, давая понять, что в этой вечерней прогулке на одного сопровождающего будет больше.

Спокойствие, Лекси, только спокойствие…


Как оказалось, Кай был абсолютно прав: территория вокруг замка и правда имела уже вполне достойный вид. Розовое солнце клонилось к закату, нежно играя с пушистыми чернильными облаками и лаская последними лучами молодую траву, поредевшие ряды садовых деревьев и мягкие волны живописного озера.

Беломраморный замок в таком сладко-бархатном освещении имел настолько загадочный и романтичный вид, что я пожалела о том, что в моих руках нет фотоаппарата или хотя бы мобильника. Но возвращаться в спальню за телефоном уже не хотелось, к тому же, может, у него даже зарядка села, и я прогулочным шагом направилась к сияющему розовыми бликами озеру.

Теодор, как профессиональный телохранитель, был мочалив и держался немного позади, а совсем рядом — бок о бок со мной — задумчиво и неторопливо семенила пантера.

Мы прошли почти половину дороги, вымощенной мраморными плитками, как вдалеке, за одним из садовых деревьев мелькнула чья-то тёмная фигура, и быстро спряталась за широкий ствол.

Я резко остановилась от неожиданности и накатившей тревоги. Это был явно не наш слуга, и мне стало страшно. Издав глухое рычание. Рокси со скоростью пули рванул к незнакомцу, а ко мне быстро подскочил Теодор.

— Не бойся, Лекси, всё в порядке! — быстро успокоил меня Тео. — Это личная охрана императора. Они должны быть невидимками, но один из них прокололся, и ты его заметила. Роксинант — его начальник, он его сейчас накажет или уволит. Или и то и другое вместе.

— А. понятно. — с облегчением выдохнула я и продолжила свой путь к озеру.

Теодор неожиданно осмелел и предложил мне руку, согнутую в локте, чтобы я могла за неё держаться, и я не стала отвергать такой внезапный и очень галантный жест, дабы не обидеть этого милаху.

— Лекси… — вдруг смущённо обратился он ко мне. — Я очень за тебя волнуюсь, и на правах почти брата хочу спросить: почему ты такая грустная? С тобой всё в порядке?

— На меня многое навалилось в последнее время, и очень хочется сейчас побыть одной, чтобы спокойно обо всём подумать,

— устало пояснила я, не желая вдаваться в подробности.

— Я понял, — очень серьёзно кивнул мой телохранитель. — Когда дойдём до озера — я отойду в сторонку, чтобы не мозолить тебе глаза. — заявил он. Надо же. и в самом деле понял. — А вообще. Лекси, что бы ни случилось, помни: самое главное — это здоровье. Всё остальное — приложится и наладится, рано или поздно, — поделился своей мудростью гладиатор, которого когда-то ослепили. — Береги себя и не нервничай ни из-за чего. Ничто в этом мире не стоит твоих слёз.

— Спасибо. Тео, — вымученно улыбнулась я ему с благодарностью.

Мы уже дошли до того места, где заканчивается трава и начинается песок на берегу, и я в очередной раз восхитилась красотой великолепной, по-настоящему сказочной природы этого мира. Розовые переливы заходящего солнца в трепещущих волнах очаровывали взгляд, исподволь заставляя отрешиться от всех проблем и погрузиться в благостное созерцание.

Жаль, что тут нигде не было ни скамеечки, ни даже бревна, на которое можно было бы приземлиться. Поэтому, не долго думая, я решила сесть прямо на траву, но уже в движении была решительно перехвачена изумлённым Теодором.

— Стой, Лекси, подожди! — воскликнул мой телохранитель и неожиданно снял с себя футболку.

На его великолепном мускулистом торсе была пара рубцов, но они его совершенно не портили, а даже придавали определённый шарм и брутальность.

Я лишь растерянно хлопала глазами, когда он быстро постелил футболку на землю и усадил меня на неё, словно я была ребёнком. Меня очень тронула такая забота, но я не успела сказать ему даже: «Спасибо», как он неуловимой тенью скрылся за листвой ближайшего кустарника, чтобы охранять меня на расстоянии.

Впервые за долгое время я наконец-то осталась одна и попыталась привести все чувства и мысли в порядок.

Как же мне сейчас не хватало Микаэля! Где ты теперь, мой милый телепат? Ты бы меня обязательно понял, приободрил и может даже вразумил…

— Я не Микаэль, но я тебя услышал. — раздался за спиной бархатный голос Ли. — И да. я тоже тебя прекрасно понимаю, могу приободрить и даже вразумить, если ты не против. — подойдя ко мне. он уселся рядом, приобняв — совсем как тогда, на поляне, и вокруг нас тут же заискрился полог тишины. — Что, мы все так сильно тебя достали? — сочувственно спросил он.

— У меня в голове полная каша, — подавленно призналась я. — Вчера поцеловала Дина на глазах у мужа, сегодня сказала супругу, что люблю его, и спустя несколько минут потеряла голову от поцелуя с ещё одним мужчиной. Про твои заигрывания я вообще молчу. Я хоть и стараюсь сопротивляться тебе, но мне же на самом деле нравится всё, что ты делаешь! И ты это знаешь. А сейчас — я пытаюсь разобраться в себе, но плохо получается, — мрачно вздохнула я. — Единственное, что я знаю точно, это то. что я хочу, чтобы меня на какое-то время все оставили в покое. Вообще все. понимаешь? И пожить хотя бы один денёк без стрессов, чтобы мозги на место встали и в душе всё успокоилось.

— Прекрасно понимаю, — кивнул Ли. — Лекси! — вдруг очень серьёзно обратился он ко мне и я подняла на него глаза. — Я должен перед тобой извиниться, — заявил император. — Это из-за меня ты сейчас оказалась в такой сложной ситуации, — озадачил он меня. — Помнишь тот день, когда ты появилась в нашем мире?

Нуда, такое трудно забыть. Я молча кивнула.

— Я занимался уничтожением магического источника, заключённого в камень, когда уловил волны очередного перехода. Я не знал, что именно телепортировали в наш мир. Интуиция вопила мне послать на разведку Роксинанта. Но Рокси прыгал где-то неподалёку, мне было лень его позвать. Понимаешь, Лекси? Я чувствовал, что должен отправить именно его, но в итоге дал задание тому, кто стоял рядом — Лайтинерису. Если бы я призвал Рокси — не было бы никакой привязки, и ты сейчас спокойно обживала бы замок герцога Роксинанта Дельгардиса. Он, кстати, не так далеко отсюда. И ты была бы счастлива — абсолютно и безгранично, со своей истинной парой. А я лишил тебя этого. Потому что впервые в жизни не прислушался к интуиции, и поленился подозвать своего лучшего воина.

— Но в этом случае Дин умер бы, и я не спасла бы с помощью Кая его сестру, — задумчиво отметила я. — И Микаэль до конца своих дней был бы простым управляющим. И тебя бы убили! Ведь я бы не вспоминала о тебе тогда, когда думала о нижнем белье, которое ты подарил, и ты бы не остановился, и та стрела попала бы в тебя! Так что нет. я всё-таки не жалею о том, как всё случилось в итоге. Теперь мне осталось разобраться в себе, и всё будет отлично. А когда ты сможешь убрать с меня привязку — всё станет вообще замечательно! — подвела я итог, понимая, что все мои хаотичные мысли и чувства потихоньку начинают обретать ясность.


Надо просто принять как данность, что всё, что происходит — к лучшему. И надо больше времени уделять мужу, постараться стать для него примерной женой. Такой, какую он заслуживает. И загнать свои чувства к Роксинанту как можно глубже, постараться поменьше думать о нём. Простить себя за то, что я испытываю любовь к двум мужчинам одновременно. И огромное обожание, и вожделение — к третьему. И вообще, правильно Теодор сказал, что главное — это здоровье. Всё остальное приложится и устаканится. Со временем…


Глава 46 Легенда

— Рад, что смог помочь, — с улыбкой прочитал все мои мысли Лисантиил. — Но в одном ты всё же ошибаешься. У тебя не получится не думать о Нанте: вы с ним одно целое. Ты — это он, а он — это ты. Просто смирись с этим, — дал совет мой друг.

— Легко сказать, — мрачно усмехнулась я.

— Он ТВОЙ, Лекси. От макушки и до пяточек. Твоя истинная пара, твоя судьба. Тебе уже говорили, что он умрёт без тебя. Это правда. Но ты ещё не поняла, что тоже не выживешь без него: зачахнешь от тоски и депрессии, которую попытаешься заглушить таблетками, алкоголем или наркотиками. Но никакая химическая дрянь не поможет исцелить испепелённую часть души. Без него ты долго не протянешь. Теперь, когда ты знаешь, кто он, когда ты его увидела, услышала голос, ощутила его прикосновение, почувствовала запах — для тебя уже назад дороги нет. Ты нуждаешься в нём не меньше, чем он в тебе, — мягко пояснил император.

— И что ты мне предлагаешь? — от осознания безвыходности ситуации я спрятала лицо в ладони. — Уединяться с Нантом за спиной у мужа, обжиматься и целоваться, а через несколько минут с честными глазами смотреть на Кая и искреннее говорить ему, как сильно я его люблю? Ты как это себе представляешь?

— У тебя лишь один выход: поговорить с Лайтинерисом. Ты обретёшь душевный покой только если будешь честна с ним. Но рекомендую отложить этот разговор хотя бы на месяц, чтобы ваши с мужем чувства окрепли, и семейная жизнь вошла в будничную колею. А до тех пор — делай с Нантом всё, что позволяет тебе совесть. Только и всего, — дал мне совет император.

— Понятно… — тяжело вздохнула я. И в глубине души я была с ним совершенно согласна. Вот умеет же этот вампир чётко всё по полочкам раскладывать! — Спасибо, Ли. Хм… Герцог Роксинант Дельгардис, — задумчиво пробормотала я с полуулыбкой.

А в мыслях пронеслось невольное: «Герцогиня Александра Дельгардис»…

— Да, твой котяра — благородных кровей. Породистый. У него даже замок есть, такой же большой, как у Лайтинериса, и тоже рядом с озером. Только он в запущенном состоянии: Нант там редко появляется. Раньше он жил в основном во дворце, а теперь вот перебрался к вам, — пояснил Ли.

— Ясно… — отозвалась я. Хотелось расспросить Ли о Нанте и его родне, но я решила, что лучше узнаю об этом у Рокси лично, и вместо этого задала императору другой, не менее важный для меня вопрос: — Ли, расскажи о проклятии. Что случилось с этим миром, что он стал таким? Син считает, что я найду все ответы в книгах. Но изложи мне хотя бы основные факты, ладно?

— Хорошо, — согласился вампир. — Это случилось тысячу лет назад. Один эльф, Олафниэль, обладающий сильным магическим даром, влюбился в Мириэль — рабыню своего друга, и попросил продать её ему. Друг согласился, связался с нотариусом, и на следующий день они должны были оформить сделку. Но вечером на хозяина Мириэль напали разбойники, ограбили и убили его. Поскольку наследников у него не оказалось, то замок и всё имущество — живое и неживое — были выставлены на торги, с передачей вырученных средств в казну империи. Как только Олаф об этом узнал, то наложил на Мири чары уродства, чтобы его не опередили, и никто кроме него не захотел её приобрести. Но он просчитался: один из эльфов-аристократов, пресыщенный красотой своих наложниц и жены, захотел экзотики и купил Мириэль для утех, заплатив за девушку такую цену, которая Олафу была не по карману. Аристократ привёз Мири в свой замок, изнасиловал её, а жена этого извращенца пришла в ярость, увидев, какое страшилище приобрёл её муженёк. Она велела отрубить девушке руки по локоть, прижечь культи и содрать с неё всю кожу. Мири умерла в жутких мучениях, и её труп был выкинут за пределы замка — на большой серый камень, в качестве еды для диких животных.

— Какой ужас… — потрясённо прошептала я.

— Но звери её не тронули, — продолжил рассказ Ли. — Когда Олаф нашёл её тело, то смог опознать свою любимую лишь по рукам. Сама понимаешь, какую боль, отчаяние и ярость он испытал в тот момент. Олаф умер от горя на том камне с останками Мириэль, а перед смертью проклял весь этот мир — с его рабством, похотливыми мужчинами и садистками-женщинами. Большой серый булыжник оказался древним и очень мощным магическим артефактом, и моментально распространил проклятие по всей планете, лишив всех женщин красоты и здоровья. Отныне их руки скукожены артритом, а внешность вызывает содрогание.

— И как это исправить? — тихо спросила я.

— Много веков сильнейшие маги пытаются найти ответ на этот вопрос, — вздохнул Ли. — В некоторых книгах приводится легенда, что разрушить проклятие сможет лишь прекрасная леди из иноземья. Когда мы научились создавать межмировые порталы, многие пытались перемещать сюда девушек в надежде, что кто-то из них вернёт нашим женщинам красоту. Но оказалось, что в этот мир можно попасть только добровольно, с полным пониманием того, что он из себя представляет, и с готовностью пожертвовать собой. Как ты понимаешь, до сих пор желающих не нашлось. Поэтому твоё появление здесь — это настоящее чудо, Лекси.

— Как ты думаешь, чем мне придётся пожертвовать? — вздохнула я.

— Понятия не имею, — покачал головой Ли. — Но Син уверен, что всё, что нужно, ты узнаешь из книг.

— Ясно… — снова вздохнула я.

— Смотри, к тебе твой Роксинант скачет, — кивнул он куда-то в сторону садовых деревьев, но я ничего не заметила. — Ой, у него в зубах какое-то тельце трепыхается. Кажется, он сейчас тебе кнурфика притащит, — рассмеялся вампир.

— Кого? — не поняла я.

— Скоро увидишь, — загадочно улыбнулся Ли. — Лекси, твой муж уже помылся и переоделся, и теперь терпеливо дожидается меня в обеденном зале, чтобы поужинать. Ты не против, если я прямо сейчас составлю ему компанию?

— Да, конечно, иди! — закивала я. — Спасибо тебе за всё, Ли, — с благодарностью посмотрела я на него. — Ты знаешь, как сильно я тебя обожаю!

— Знаю, малышка! — он с нежностью прикоснулся к моим губам в лёгком поцелуе. — Ты моя радость, мой ангел и моё искушение. Этой ночью я отправлю тебя к звёздам…


Глава 47 Грызлик

Ещё раз ласково меня поцеловав, Ли серым вихрем рванул в замок, а ко мне тут же подскочил Рокси.

Я потрясённо охнула, увидев, кого пантера притащила в зубах. В пасти большого хищника нервно трепыхался, протестующе подрагивая лапками, огромный хомяк!

Зверёк был размером примерно с моего Мурзика, причём такой же рыжий, пушистый и миленький! Только мягкие бархатные ушки были тёмно-серыми, а венчающий композицию маленький хвостик — белым. Я с детства обожала хомячков, но короткий срок их жизни всегда разрывал мне сердце, и со временем я перестала их покупать.

Рокси опустил пушистика прямо мне на колени и предотвратил попытку его побега тихим и крайне доходчивым рычанием. Поджав ушки, зверёк гневно сверкнул чёрными глазками-бусинками, выражая молчаливый, но решительный протест против похищения вообще и насилия над его хомячьей личностью в частности, и в итоге всё же решил включить послушание, сжавшись в комочек.

— Ой, какой хорошенький! — с восторгом воскликнула я.

Мне жутко хотелось его погладить, но было немного боязно: дикий ведь, а вдруг укусит? Я подняла неуверенный взгляд на Рокси, но увидела лишь его мелькнувший хвостик, поскольку пантера быстро зашла мне за спину.

— Это кнурфик, — горячий шёпот опалил мне ухо лавиной сладких мурашек, и я даже замерла от неожиданности.

— Нант, тебя могут увидеть! — потрясённо выдохнула я, пытаясь не думать о том, что сейчас прямо за моей спиной сидит шикарный обнажённый мужчина. МОЙ мужчина.

— Не увидят, — спокойно отозвался он, и его сильные руки мягко и уютно обхватили меня за талию. Сердце тут же заколотилось как сумасшедшее, по всему телу нежным облаком прокатилась зефирная волна, а разум накрыло розовой пеленой эйфории. И это он меня просто приобнял! — От окон замка нас загораживают кусты, а слуги, даже если что-то заметят, будут молчать как партизаны: они слишком сильно тебя обожают. Весть о том, что по твоей просьбе генерал выделяет каждому из них личную комнату, уже взбудоражила всех, и теперь обе казармы напоминают горящий муравейник.

— Понятно, — улыбнулась я, представив эту картину.

— Лекси, я сильно виноват перед тобой, — вдруг очень грустно и серьёзно заявил он. — Во время нашего поцелуя я потерял контроль и чуть тебя не убил. Ты не представляешь, как сильно я казню себя за это! — его голос был полон боли настолько, что у меня сжалось сердце. — И я больше не стану так тобой рисковать! Думаю, ты согласишься, что до тех пор, пока император не снял твою привязку, и пока мы не поговорили с Кайсентиэлем, нам лучше воздерживаться от поцелуев, — произнёс он таким трагическим тоном, словно вынес сам себе смертный приговор.

— Да, так будет лучше, — кивнула я с облегчением. Я и сама хотела попросить его об этом.

— Я очень благодарен тебе за понимание, котёнок, — низкий, с хрипотцой, голос Нанта ласкал мой слух. — А пока что я буду радовать тебя другими способами, — заявил он. — Вот, решил тебе для начала живность подарить.

Живность, изображающая сейчас нахохлившийся комок, боязливо стрельнула в нас глазками, не понимая, кем она сейчас является: трофеем на обед или кандидатом в домашние питомцы.

— Это так здорово, Нант! Спасибо! — расплылась я в счастливой улыбке. Захотелось повернуться и поцеловать его, но я задавила это желание в зародыше.

— Не бойся его: он очень умный и не станет кусаться. Через пару дней он к тебе полностью привыкнет, и будет относиться с большим обожанием, — ласково взяв мою руку, он протянул её к меховому комочку, чтобы я дотронулась до зверька.

Осмелев, я аккуратно погладила шёлковую и мягкую, как подшёрсток котёнка, спинку, и хомячок немного расслабился, подставляя своё тельце под мои пальцы, и даже довольно засопел.

— А где мне его держать? Наверное, в клетке? И где её взять? — спросила я, с наслаждением начёсывая хомячий животик, поскольку зверёк уже в позе кайфующей морской звезды раскинулся на моих коленях. Мой маленький антидепрессант…

— Этой ночью я за ним присмотрю, а завтра для него будет готова большая клетка, — пояснил Нант. — Можно будет поставить её в твоей комнате, — я даже спиной ощущала его улыбку. Чувствовалось, что он был очень рад, видя, как сильно угодил мне своим подарком. — А как ты его назовёшь? — с интересом уточнил он.

— Ой, даже не знаю, — растерялась я, и в этот момент зверёк сладко зевнул, обнажив на мгновение длинные острые зубы: два сверху, и два снизу. — Может, Грызлик? — пожала я плечами. — Если что, переименую в Василия: я так всех своих хомяков называла.

— А давай тогда у этого кнурфика будет и имя, и фамилия: Василий Грызлик, — весело предложил Нант.

— Хорошая идея, — рассмеялась я.

— Лекси, прости: я сейчас снова зверем обернусь, поскольку к нам бежит Лонгерин. Через несколько секунд он будет здесь. Я очень рад, что Грызлик тебе понравился. Я сильно-сильно люблю тебя, котёнок! — его горячие губы сладко обожгли мою шею, и через мгновение спина уже опиралась на широкую грудь пантеры.

— Ну наконец-то я тебя нашёл! — всплеснул руками подбежавший ко мне Лонгерин. Всегда идеально выглядевший рыжий эльф был немного взъерошен и говорил отрывисто из-за того, что запыхался. — Не шевелись: я скину с тебя эту гадость! — склонился он над зверьком, но я быстро схватила хомячка и прижала к груди, пребывая в уверенности, что он меня не укусит.

— Это не гадость! Это Грызлик! Он теперь мой, и я никому его не отдам! — решительно заявила я.

— Ладно, как скажешь, — на удивление быстро сдался Лонгерин, подхватывая меня на руки вместе с моим пушистым подарком. — Я весь замок оббегал, пытаясь тебя найти! Тебе срочно нужно сделать массаж, иначе твоя парочка маньяков мне этого не позволит: снова отнимет тебя, уже до утра! Лекси, я так много хочу тебе сказать! — возбуждённо рассказывал он уже на пути в замок, направившись туда чуть ли не бегом.

Выскочивший из кустов Теодор накинул на себя футболку и тоже рванул за нами, а Роксик побежал куда-то по делам. Я почему-то была уверена, что он отправился договариваться насчёт клетки.

— Во-первых, я очень сильно тебе благодарен за то, что с твоей помощью получил такое повышение! Должность управляющего — это очень почётно, и вместе с тем — это оказывается так трудно! Я вообще не понимаю, как Микаэль со всем этим справлялся! — сокрушённо признался бывший экзекутор.

— Ничего, Лонгерин, ты умный и энергичный, и со временем привыкнешь, — приободрила я его. Хомячок снова расслабился в моих руках и сонно засопел, мило уткнувшись влажным носиком мне в шею.

— Спасибо, Лекси, — кивнул рыжик, продолжая торопливо нести меня в замок. — Во-вторых, я безумно тебе признателен за то, что теперь у каждого из слуг будет своя комната, а я даже могу себе выбрать любую, и в том числе двухместную! Когда генерал мне об этом сказал, то объяснил, что это твоя идея. Честно скажу — я ошалел от радости, когда это услышал! Столько хороших новостей за день, я в шоке! — было видно, что эмоции его переполняют. — Я так счастлив и настолько тебе благодарен, что мне хочется не просто гладить и массировать тебя, а зацеловать с головы до пяточек! Я тебе сейчас такой классный массаж устрою, что ты его надолго запомнишь! — заявил он мне.

Ох, ёжики пушистые. Вот это поворот…

— Солнышко, давай только без фанатизма, ладно? — робко заикнулась я.

— Не бойся, Лекси: император дал мне чёткие инструкции, что с тобой можно делать, и чего нельзя. Тебе понравится, я гарантирую! — решительно заверил меня Лонгерин.

— Ясно… — растерянно пробормотала я. — Слушай, ты, наверное, устал: ведь день у тебя был очень напряжённый. Может, ты меня опустишь, и я сама дойду куда нужно? — предложила я.

— Да ни за что! — воскликнул он так, словно я покусилась на самое дорогое, и меня ещё сильнее прижали к сильному телу. — Сиди спокойно и расслабься, — приструнил он свою живую ношу. — Только кнурфика не вырони: не хочу гоняться за ним по всему замку.

Быстро поднявшись по лестнице, Лонгерин на правах управляющего отослал Теодора ужинать и спать, и, стоило телохранителю удалиться, занёс меня и Грызлика в одну из комнат недалеко от моей спальни.

Это помещение было побольше размером, чем остальные гостевые, и выглядело при этом очень уютно благодаря мебели светлых тонов, шёлковых золотистых обоев, изящных гардин и невероятно пушистого ковра на полу.

— Э-э-э. а ты не ошибся дверью случайно? — удивлённо посмотрела я на него.

— Нет, — с довольным видом он выгрузил меня на широкую кровать, застеленную накрахмаленным белоснежным бельём, от которого приятно пахло цветами и травами. — Это моё жилище! — сияющего Лонгерина переполняли гордость, счастье и обожание моей скромной персоны. — В твоей спальне меня быстро выставят вон, а здесь у меня есть шанс помассировать тебя дольше трёх минут, — объяснил хитрый рыжик. — Ты не волнуйся: тут всё новое и абсолютно чистое!

— Понятно, — кивнула я, решив относиться ко всему философски. Надеюсь, моего мужа удар не хватит, если он обнаружит меня в чужой постели.

Хомячок скатился с моих колен и по-хозяйски распластался рядом на кровати, изображая пушистый блинчик с тонким намёком: «Гладьте!», на что Лонгерин заявил, что массировать он будет лишь одно тело, причём то, которое без хвоста. Грызлик кинул на него осуждающий взгляд, тихо вздохнул и отвернулся.

— Скажи, а эти кнурфики — они, случайно, не оборотни? — неожиданно озадачилась я этим вопросом, вспомнив слова Ли о том, что в этом мире всё не то, чем кажется. Уж слишком разумным и осмысленным был взгляд грызуна. А то обнаружится потом, что это не хомяк, а какой-нибудь сексуальный щекастый гномик. Я уже ничему не удивлюсь.

— Нет, это просто садовые вредители, — успокоил меня Лонгерин. — Правда, некоторые используют их как домашних животных: кнурфики неприхотливы в еде, не агрессивны, приятны на ощупь и быстро привыкают к хозяевам. Только, как правило, их содержат в клетках.

Быстро и аккуратно расшнуровав корсет, эльф одним ловким движением снял с меня платье, потом босоножки, и, оставив в одних трусах, уложил в постель на живот, предварительно откинув в сторону одеяло.

— Потом прикрою тебя, чтобы ты немного полежала в тепле, — пояснил он.

— Угу, — безропотно согласилась я, закрывая глаза и чувствуя, что пушистый блинчик подполз ко мне поближе и прижался мягким бочком к моей руке. Ну вылитый Мурзик!

Стоило мне оказаться в горизонтальном положении на кровати, как меня тут же потянуло в сон.

Но уснуть мне не дали. Две широких тёплых ладони легли мне на лопатки и с нежностью лепестков розы прошлись по спине, разгоняя по коже щекотные мурашки. Руки Лонгерина начали восхитительно порхать по моему телу, ласково поглаживая и легонько разминая, и вдруг я вздрогнула от неожиданности, ощутив прикосновение его горячих губ и языка у основания шеи!

Видимо, его слова о том. что ему хочется не просто гладить и массировать меня, а зацеловать с головы до пяточек, были отнюдь не образным выражением.

— Лонгерин! — воскликнула я, порываясь вскочить, но меня тут же мягко, и вместе с тем решительно уложили назад.

— Лежи спокойно, Лекси! — настойчивые руки массажиста продолжили нежно оглаживать спину, разгоняя по коже прибалдевшие мурашки. — Ты подарила мне сегодня настоящее счастье, и теперь пришёл мой черёд тебя порадовать! — уверенно заявил он.


Глава 48 Подарок

От умелых ласк Лонгерина удовольствие сладкой патокой разливалось по всему телу, добираясь аж до кончиков пальцев на ногах. Все его лёгкие поглаживания, растирания и даже бархатные поцелуи шеи, спины, ног и рук были настолько приятными и расслабляющими, что мне снова, как и во время первого массажа, захотелось мяукать.

Я чувствовала, как он сдерживает себя, чтобы не перейти черту, и удивлялась тому, как уверенно он управляется с моим телом, не доводя до сексуального возбуждения, и вместе с тем погружая меня в полнейшую эйфорию.

Он словно отдавал приказы моим невидимым мурашкам, и они повиновались ему, то кидаясь дружной толпой вверх по позвоночнику, то хаотично рассыпаясь по бокам, то неспешно маршируя к макушке.

Тёплые, сильные и шелковистые ладони Лонгерина играли с моим телом, разминая его как податливый пластилин, даря наслаждение и чувство абсолютной защищённости, а его горячие губы и язык оставляли на коже невыразимо сладкие следы-отпечатки.

Мне начало казаться, что я попала на белоснежное облако, пахнущее травой и цветами, которое окутало меня своей нежностью и погрузило в нирвану.

Пару раз в голову прилетала мысль, что это лучше, чем секс, три раза — что ещё немного, и рыжик станет моим персональным наркотиком, и раз пятнадцать — что в постели он, должно быть, просто волшебник, и его будущей жене с ним нереально повезёт.

А, когда он добрался до моих ступней и принялся растирать и ласкать — пальчик за пальчиком, задействовав при этом массажное масло с ароматом ванили, я просто улетела. Все тревоги, волнения и проблемы испарились в светлой дымке, и я лёгким пёрышком покачивалась на воздушных волнах блаженства.

Теперь на постели лежало два счастливых блинчика: я и Грызлик. Учуяв ваниль, кнурфик активизировался и по-пластунски дополз до конца кровати, пытаясь обнаружить источник вкусного запаха, но, получив от Лонгерина щелчок по носу, разочарованно фыркнул, вернулся назад и снова прижался к моей руке.

Последнее, что я запомнила перед тем, как отключиться — это то, как Лонгерин заботливо накрыл меня мягким одеялом и прикоснулся к губам в лёгком поцелуе, прошептав перед этим: «Спасибо тебе за всё, моя милая госпожа!».


— Лекси, родная, ты только не волнуйся и не двигайся! — тревожное предупреждение Кая выдернуло меня из небытия и медленно возвращало в реальность. — Микаэля нет всего один день, а наш замок уже заполонили грызуны! — возмущённый голос мужа приближался ко мне всё ближе, а я растерянно моргала глазами, пытаясь понять, где я и что вообще происходит.

Беглый осмотр показал, что я сплю в комнате Лонгерина на его постели, и ко мне подкрадывается муж, уставившийся на распластанного рядом со мной на подушке хомячка как на бомбу замедленного действия. Один неверный шаг — и рванёт.

— Кай… — сонно пробормотала я. Сев на кровати, я изо всех сил попыталась включить мозг, чтобы начать вразумительно объяснять, откуда взялся этот пушистик и почему я сплю в чужой кровати.

— От тебя сильно пахнет ванилью, — муж подошёл уже почти вплотную. — Наверное, его запах привлёк. Прошу тебя, Лекси, замри: я сейчас поймаю этого грызуна парализующим лучом и отнесу в сад, где ему самое место!

Одно неуловимое движение — и Кай выхватил из кармана рукоятку меча, которая спустя мгновение превратилась в нечто, напоминающее светящийся меч джедаев.

— Нет! — испуганно вскрикнула я. Молниеносно схватив хомячка, я прижала его к груди.

В таком виде и застал нас ворвавшийся в комнату император.

Это была настоящая картина маслом: генерал, который застыл в боевой стойке, замахнувшись на жену светящимся мечом, и я — почти голая, съёжившаяся в комочек на чужой постели.

— Лайтинерис! — потрясённо рявкнул Ли, взмахом руки припечатывая Кая магической волной к стене. — Ты что творишь? — гневно накинулся он на моего мужа, вырывая из его рук энергетическое оружие и превращая снова в обычную рукоятку.

— Я не могу позволить, чтобы по кроватям в моём доме шлялось блохастое существо, заражённое глистами и возможно больное бешенством! — Кай нервно трепыхался у стены. — И вообще: я не собирался никого убивать! Хотел просто парализовать и отнести в сад! Пусть живёт там под деревом и питается яблоками!

— Надеюсь, ты это сейчас не про свою жену сказал? — оторопел Ли.

— Вы что, издеваетесь? — Кай аж задохнулся от возмущения. — Я про садового вредителя!

— А, так всё это из-за кнурфика! — расхохотался Ли, отпуская эльфа на свободу. — Знаешь, Лекси, я только сейчас понял, какой скучной была моя жизнь до встречи с тобой!

— Прости, Кай, но я никому не отдам Грызлика! — тихо, но решительно заявила я. — Он мой! И нет у него никаких блох и бешенства. Насчёт глистов — не знаю, но, если что — мы с этим справимся. Завтра я посажу его в клетку. Это мой подарок, понимаешь? — умоляюще посмотрела я на него.

— От кого? — сильно удивился муж.

И, что мне на это ответить? От Рокси? Кай и так его едва терпит, а тут ещё грызуны на его голову.

— От меня! — быстро вмешался император, не дав сомнениям отразиться на моём лице.

Как же я обожаю этого вампира!

— Но… — Подзавис в ступоре мой блондинчик.

— Никаких, но! — Перебил его Лисантиил. — Думаешь, я стал бы дарить женщине больное животное? — прищурился он в наигранном гневе.

— Нет, но… — Кай всё ещё не мог прийти в себя.

— Вот и чудненько! — снова не дал ему договорить император. — Отдай кнурфика слугам, чтобы они присмотрели за ним до утра, а сам хватай своё сокровище и тащи в спальню!


— Надо срочно заделать тебе ребёнка… — озадаченно пробормотал Кай. видя, с каким умилением я прижимаю к груди напуганного пушистика.

— Вот и займись этим, Лайтинерис! — рассмеялся, глядя на нас, император.

— Ты позволишь, родная? — Кай мягко протянул руку к хомячку. — Я отдам его повару Маркусу: он знает, что делать с грызунами, — попытался успокоить он меня.

Я-то успокоилась, а вот на зверька упоминание о поваре произвело эффект взорвавшейся над ухом петарды. Вздрогнув всем тельцем, он с расширенными от ужаса глазёнками решил смыться под кровать, но был молниеносно перехвачен генералом.

Попытка тяпнуть эльфа за палец успехом не увенчалась, и уже через пару секунд пленённый зверёк был надёжно прижат к широкой генеральской груди и затих, боясь даже пискнуть.

— Какой-то он нервный, — Кай с подозрением покосился на пушистый трофей, словно составляя в голове скорбный лист с симптомами бешенства.

— Хватит уже с ним играть, Лайтинерис! — у Ли лопнуло терпение. Выхватив кнурфика из рук генерала, он быстро вышел из комнаты.

Я знала, что Ли никогда не причинит вреда моему подарку, и была совершенно спокойна за зверька.

А Кай тем временем замотал меня в мягкое одеяло, подхватил на руки и понёс в нашу спальню.

— Надо будет вернуть одеяло Лонгерину, — сонно пробормотала я уже в коридоре.

— Не волнуйся: теперь он управляющий, и легко раздобудет себе новое. — заверил меня Кай.

Расслабленная после массажа, уютно закутанная и прижатая к тёплому телу мужа — я изо всех сил боролась со сном, но силы были неравными.

Смутно помню, как уже на своей кровати вяло отмахивалась от чьих-то рук (кажется, Кая), которые пытались стащить с меня трусики. Удивительно, но ко мне прислушались и сексуальные поползновения быстро прекратились.

В итоге я заснула на надёжном плече мужа, чувствуя спиной шёлковую бархатистость груди Ли, под негромкие разговоры Кая и императора. И мне всю ночь снились волшебные дворцы, надменные придворные эльфы и какие-то предатели. А ещё — грустные глаза большой чёрной пантеры…


Пробуждение оказалось довольно приятным, я бы даже сказала фееричным. Под утро мои сны неожиданно приняли эротический характер, в которых надменные придворные эльфы внезапно решили меня домогаться, а я отбивалась от них как могла.

Кажется, одному из них я заехала коленкой в пах, ещё одному — затылком в нос, и прозвучавший над моим ухом болезненный стон был ну очень даже реалистичным.

— Лекси… — кто-то сдавленно выдохнул рядом со мной, и меня плотно спеленали в несколько рук с двух сторон. Взяли численностью, маньяки ушастые.

И лишь постепенно выныривая из сна, я осознала, что горячие губы, покрывающие мое тело страстными поцелуями — не глюк или сонный мираж, а очень даже реальность. Да ещё такая приятная!

Недавно Ли обещал отправить меня к звёздам — и сделал это. Правда, не ночью, а на рассвете, но слово сдержал. В моей голове сладко взрывались вселенные, всё тело плавилось медовым воском от умелых ласк вампира и страстных — Кая, который чувствовал моё тело как своё, и в накрывавшей меня эйфории я забывала всё, даже собственное имя.

123

Глава 49 Вопрос жизни и смерти

Сколько времени меня сладко утюжили эти две совершенные секс-машины — я даже не знаю. Наверное, час или два. Каждая клеточка тела плавилась от эйфории, словно я превратилась в лёгкое облачко, наполненное блаженством, которое то и дело пронзали яркие и сильные, как молнии, разряды острого наслаждения.

Жёсткие, глубокие толчки темпераментного вампира сменялись в моём лоне методичными движениями внушительного органа Кая, сводя меня с ума и заставляя громко стонать и выгибаться дугой.

В конце концов меня накрыл такой сильный взрыв наслаждения, что я потеряла сознание, а, когда очнулась — обнаружила, что моё ватное, но крайне довольное тельце с большой любовью и осторожностью обмывают в тёплой ванной, а потом несут на уже чистые простыни.

И я абсолютно счастливая и удовлетворённая погрузилась в глубокий сон, уютно устроившись между двумя тёплыми, сильными и шикарными мужчинами. Последнее, что я помню перед тем, как сознание растворилось в ванильной дымке — это мой невольный шёпот: «Рокси…», который был быстро заглушён поцелуем императора.


Я проснулась только в полдень, и то лишь потому, что живой ласковый будильник принялся нежно поглаживать меня по спине. Чьи-то широкие горячие руки разбудили моих мурашек, а те, в свою очередь, бесцеремонно выдернули меня из сна.

— Лонгерин? — Вяло пробормотала я, протирая глаза и пытаясь повернуться лицом к источнику ласк.

Но тело было настолько расслаблено после недавнего секс-торнадо, что с трудом меня слушалось. Зато вся кожа ощущалась изумительно шелковистой, и казалось, что она светится изнутри.

— Почти угадала, — расплылся в улыбке Ли, с довольным видом чмокая меня в губы. — Просыпайся, малышка! Время обеда.

Облачённый лишь в мягкие чёрные штаны, вампир лежал рядом со мной на кровати, и напоминал сытого кота, объевшегося сметаны.

— А где Кай? — насторожилась я.

— Не волнуйся: с ним всё в порядке, — быстро заверил меня мой друг. — Я отправил его на задание, и он вернётся через пару часов. Ну, или чуть позже, — пожал он плечами.

— Какое задание? — с меня окончательно слетели остатки сна.

— Микаэль помог обнаружить предателя, и этой ночью мои дознаватели добыли полный список всех, кто замешан в покушении на мою жизнь. Там очень много имён, Лекси. Практически вся верхушка аристократии. И сейчас я отдал приказ своим самым проверенным людям произвести аресты — тихо, чётко, одновременно. Чтобы никто не смог предупредить других или сбежать, — помрачнел император. — Я должен раздавить эту гидру в зародыше! А Лайтинерис — мой генерал, которому я всецело доверяю. Он нужен мне сейчас, Лекси, ты уж прости.

— Но из-за чего они решили от тебя избавиться? — нахмурилась я.

— Многие считают, что я правлю уже слишком долго, и меня давно пора заменить кем-то новым: более слабым и покладистым. Тем, кто будет прогибаться под требования аристократии о повышении налогов для бедняков, кто прекратит войну с кертингами и пойдёт работорговцам на уступки, заключит с ними взаимовыгодный контракт. Пока я жив — этому не бывать, — твёрдо заявил Лисантиил.

— Понятно… — пробормотала я, глядя на императора с большим уважением и сочувствием. — Слушай, а Ватиэль — он тоже среди заговорщиков? — вдруг вспомнила я нашего князя-регистратора, который урвал с моих губ мимолётный поцелуй и пригласил посетить его библиотеку.

— Нет, он к этому не причастен, — ответил Ли. — Более того: он сейчас наравне с Лайтинерисом производит аресты.

— Ясно, — кивнула я, чувствуя в душе облегчение от хорошей новости. Было бы жаль, если бы Ватиэль оказался предателем. — А Роксинанта ты тоже отправил на аресты?

— Нет, он караулит под дверью, — мягко рассмеялся император. — Теперь его от тебя никакой силой не оторвёшь. Разве что когда он тебе котят заделает — вот тогда станет немного поспокойнее, и сможет вернуться на службу.

— Ты сказал не «если», а «когда», — встрепенулась я.

— Именно, — загадочно улыбнулся Ли. — Ладно, давай уже вставай потихонечку: я хочу, чтобы ты составила мне компанию за обедом.

— Легко сказать «вставай», — добродушно проворчала я, барахтаясь на кровати неуклюжим тюленем. Тело по-прежнему было ватным и расслабленным, и категорически отказывалось выполнять команды мозга. — Вы меня на рассвете так укатали, что я сейчас как утрамбованный зомбик.

— Иди сюда, зомбик, сейчас помогу! — Ли быстро подмял меня под себя и накрыл мои губы глубоким поцелуем.

Во рту тут же появился металлический привкус крови от его прокушенного языка, и по венам пронёсся жидкий огонь из чистой энергии. Когда мой личный энерджайзер от меня немного отстранился — я была наполнена бодростью под завязку: сильно захотелось пошалить, потискать Рокси, попрыгать на кровати и нарезать несколько кругов вокруг замка.

Глаза склонившегося надо мной Ли вдруг странно побагровели и затуманились, а изо рта выдвинулись верхние вампирские клыки. Я не успела испугаться, как императора с меня словно ветром сдуло. Отскочив к дальней стене, он облокотился об неё, и его лицо исказилось от боли.

— Ли, ты в порядке? — встревоженно подскочила я к нему.

— Сейчас буду в норме. — судорожно выдохнул вампир, стараясь на меня не смотреть. — Я же говорил, что у меня в последнее время проблемы с самоконтролем, — попытался он перевести всё в шутку.


— Что с тобой происходит? — очень серьёзно спросила я его и попыталась приобнять, но вампир резко шарахнулся в сторону как летучая мышь от огня.

— Рокси! — сдавленно позвал он, и пантера чёрной пушистой пулей тут же ворвалась в комнату.

Всё случилось так быстро, что я не успела ни одеться, ни прикрыться, а так и стояла рядом с Ли в полнейшей растерянности.

Увидев меня — обнажённую — рядом с вампиром, Рокси на доли секунды ощерился, и мне показалось, что он вот-вот бросится на соперника, но пантере удалось быстро взять эмоции под контроль.

— Будь рядом, подстрахуй меня. — Ли отдал пантере приказ. — Я не могу обидеть тебя, Лекси! — поднял он на меня взгляд, и в его голубых глазах отразилась такая боль, что моё сердце судорожно сжалось. — Только не тебя, малышка…

Выйдя из ступора, я подошла к постели и накинула на себя тонкое одеяло, замотавшись в него, словно в римскую тогу. Конечно. Рокси уже видел меня без одежды, и я даже спала на нём в голом виде, а про Ли и говорить нечего: он изучил моё тело вдоль и поперёк, но мне всё равно было не по себе. Прикрыв наготу, я почувствовала себя уверенней.

— Ли, давай присядем, — мягко обратилась я к своему другу.

Взяв вампира за руку, я отвела его на кровать и уселась рядом, а Рокси тем временем устроился у нас в ногах и не сводил настороженного взгляда с императора, словно тот был ядовитым змеем, который вот-вот меня укусит.

— Отмазки, что всё нормально, для меня не прокатят, солнышко, — покачала я головой. — Давай, активируй полог тишины, и рассказывай, — по моему тону было понятно, что так просто вампир от меня не отделается.

Ли уловил мой решительный настрой, тяжело вздохнул, и уже через секунду вокруг нас троих заискрилось едва видимое энергетическое поле полога тишины.

— Рокси уже давно всё знает, — пояснил император в ответ на мой удивлённый взгляд, брошенный на пантеру. — Вдобавок он читает твои мысли, так что скрывать от него что-либо просто бесполезно, — добавил он.

— Ясно, — кивнула я. — Выкладывай, что с тобой происходит и как это исправить.

— Помнишь, я говорил тебе, что в этом мире всё не то, чем кажется? — начал издалека Ли.

Я молча кивнула, подумав о том, что эта фраза меня буквально преследует

— На мне тоже морок, малышка. На самом деле я выгляжу так, — ошарашил он меня и снял с руки одно из небольших серебряных колец с замысловатой вязью.

Я потрясённо охнула: внешность Ли моментально изменилась, и я увидела перед собой бледное осунувшееся лицо с заострившимися чертами, а вокруг глаз вампира чёрными ручейками проступили вены.

— Ли… — внутри меня что-то оборвалось, а потом сжалось от дикой боли.

— Прости, малышка, но я умираю… — спокойно поставил он меня перед фактом. — И это главная причина, по которой я не забрал тебя с собой тогда, на поляне. Как я уже говорил, рядом со мной у тебя нет будущего. Мне осталось лет десять от силы. Может пятнадцать, если повезёт, — он говорил это спокойно, словно уже давно смирился с неизбежной смертью. — Я слабею с каждым днём, и мне всё сложнее контролировать свою вампирскую сущность.

— Нет-нет-нет, ты не можешь умереть! Ли, не смей меня бросать! Даже не вздумай! — по моим щекам потекли слёзы, и я вцепилась в руку друга — такую тёплую, и уже такую родную. — Ты очень нужен всем нам! Ты нужен империи! И мне! Я ни за что не позволю тебе умереть, ты понял? Что нужно сделать, чтобы ты поправился? Как тебя исцелить? Тебе нужна кровь, да? — Я заваливала Ли вопросами, но он молчал. — Ты слишком часто делишься собственной кровью, а сам нормально не питаешься — и вот результат! Я переверну вверх дном всю Вселенную, но не позволю тебе умереть! Я буду твоим донором, слышишь?

— Это не выход, малышка. — печально посмотрел он на меня. — Во-первых, я могу случайно убить тебя. Во-вторых, после этого у меня может снести крышу, и я выкошу весь ваш замок и пару окрестных деревень. И никто меня не остановит, поверь. Ты готова пожертвовать своими слугами ради меня? И, в-третьих, только крови мне будет недостаточно. Так что выхода нет. Ты — моя последняя радость в этом мире, моё утешение и мой ангел. Наверное, я за свою жизнь сделал что-то хорошее, раз Всевышний послал мне сейчас тебя. Ты — моё солнышко, Лекси, моё счастье и надежда, что этот мир изменится к лучшему. Я жил долго, очень долго. Но всё когда-нибудь приходит к концу. Надо просто смириться.

— Ни за что! — я отказывалась принимать такую реальность. — Есть проблема. Ли — ты болен, и теперь надо понять, как тебя исцелить! — мой мозг лихорадочно заработал в поисках решения. Я кинула быстрый взгляд на Рокси, но пантера понуро опустила мордочку в пол. — Итак, для начала надо кардинально изменить твоё питание! И моя кровь тебе идеально подойдёт: ведь твоя собственная кровь сейчас тоже струится по моим венам! Думаю, что благодаря этому у тебя не сорвёт башню, и ты не кинешься убивать всех подряд. Ну, на крайний случай для кормёжки прикуём тебя цепями к какой-нибудь стене. Ты же не будешь против?

— Ты собираешься заковать императора в цепи? — грустно рассмеялся Ли. — Генерал будет в шоке от такой картины. А у главы моей личной охраны уже сейчас морда перекосилась, — кивнул он на озадаченного Роксика.

— Ничего, Кай это переживёт, — через силу улыбнулась я, смахивая слёзы с лица. — И Рокси тоже. — Так что. ты будешь пить мою кровь. Ли, и это не обсуждается! — поставила я ультиматум вампиру. — А, теперь объясни, почему одной только крови для тебя недостаточно. Что ещё нужно, чтобы тебя исцелить?

— Мне нужен преемник, Лекси. Чтобы прожить ещё пару тысяч лет — мне надо срочно найти наследника и передать ему трон. Я правлю этим миром слишком долго, и несу на своих плечах весь магический щит. В последнее время мне с этим очень помогает Син, без него я бы загнулся уже сотню лет назад. Но с каждым годом эта ноша давит на меня всё сильнее. — обречённо пояснил император.

— Ив чём проблема? — не могла я понять. — Передай трон Сину или кому-нибудь ещё, кому ты доверяешь!

— Всё не так просто, малышка, — грустно усмехнулся Ли. — Я могу передать трон лишь тому, в ком течёт королевская кровь. Никого больше магия не примет, а просто испепелит при коронации. Вдобавок — он должен быть надёжным, умным и милосердным. Сильным, и желательно молодым. Это должен быть тот, кто не прогнётся под аристократию, кто не пойдёт на сделку с кертингами и сможет закончить начатое мною дело и уничтожить в этом мире рабство. Желательно, чтобы у него было как можно меньше родни во избежание коррупции. И чтобы он был эльфом: вампиры слишком кровожадны и жестоки, а люди и оборотни не владеют магией. Как ты понимаешь, моя мечта о наследнике является несбыточной, а смерть — неизбежной. Я прекрасно знаю всех королей, принцев и даже их внебрачных отпрысков. Ленивые, жадные, эгоистичные, жестокие или тупые существа. Во всём этом мире нет никого, кому я мог бы передать трон со спокойной душой, Лекси.

— А, если я скажу тебе, что знаю одного такого эльфа, который идеально тебе подойдёт? — моё лицо озарилось счастливой улыбкой.


Глава 50 Наследник трона

— Не шути так, радость моя, — не поверил мне император. — То, о чём ты говоришь — невозможно. Я искал себе преемника столетиями, а ты в этом мире лишь несколько дней, и мало кого тут знаешь.

— Но я не шучу, Ли! — Заверила я его. — Давай поспорим, что я познакомлю тебя с молодым эльфом, в венах которого течёт королевская кровь. И ты поймёшь, что он очень надёжный, умный и милосердный, и ненавидит рабство и кертингов, поскольку сам от них пострадал. А ещё — он круглый сирота, и вся его семья — это младшая сестрёнка. Как тебе такой расклад?

— Это невозможно, Лекси, — снова повторил вампир. — Но, если хочешь — давай поспорим, — он надел на палец кольцо-артефакт, и его внешность вернулась в привычный вид.

— И на что будем спорить? — с азартом уточнила я.

— Если проиграешь — займёшься со мной сексом, без Лайтинериса. Только ты и я, — испытующе посмотрел он на меня. — Разумеется, если я не стал тебе противен, — напряжённо добавил он.

— Идёт! — с лёгкостью согласилась я. — И ничего ты не противен, не говори глупостей! — фыркнула я.

— Хорошо, — расплылся в улыбке вампир, видимо, уже предвкушая наш с ним междусобойчик. — А теперь назови свои условия. Чего ты хочешь в случае победы?

— Ну-у-у… — задумалась я, чувствуя себя ребёнком, который пишет письмо Деду Морозу. — Кай недавно пообещал мне, что он найдёт способ передать весточку моей маме — что со мной всё в порядке. Я хочу, чтобы ты помог ему в этом. Так сказать, ускорил процесс. По рукам?

— По рукам, — взяв мою ладонь, Ли с нежностью её поцеловал. — А теперь назови мне имя своего загадочного эльфа, — внимательно посмотрел он на меня, но наш диалог был прерван робким стуком в дверь.

Мы с Ли переглянулись и поняли друг друга без слов. Он быстро убрал полог тишины, а я отозвалась: «Войдите!», пребывая в уверенности, что нас не стали бы беспокоить по пустякам.

Дверь отворилась, и внутрь нерешительно просочился наш новый управляющий.

— Ваше величество, — быстро склонился он перед императором и получил в ответ лёгкий кивок. — Госпожа, — склонился он уже передо мной.

— Что случилось, Лонгерин? — встревоженно спросила я его.

— Я очень извиняюсь, что прервал вашу беседу, но генерал дал мне чёткое указание делать госпоже расслабляющие массажи — утром и вечером. А ещё — следить за её питанием, чтобы не повторился голодный обморок. Уже день, ваше величество, и я прошу вас дать мне возможность выполнить свою работу, — снова склонился он перед правителем всей Ксантарии.

— Я тебя услышал, — отозвался Лисантиил. — Иди в коридор и жди, пока позовут.

— Да, ваше величество, — отвесил он ещё один поклон и направился к двери.

— Лонгерин! — Меня вдруг осенила одна идея. — Ты наверняка мастер по связыванию людей и их обездвиживанию. Скажи, а ты мог бы приковать цепями к стене или кровати императора — так, чтобы он не вырвался? — ошарашила я рыжика.

— Э-э-э… Кх-м… — Опешил бывший экзекутор, изумлённо переводя взгляд с Ли на меня. — Ну, гипотетически это возможно, — выдал он наконец связную мысль.

— Отлично! — обрадовалась я. — И когда мы этим займёмся? — выжидательно посмотрела я на вампира.

— Давай дождёмся Лайтинериса, ладно? Лучше сделать это в его присутствии, — напряжённо ответил Ли.

По округлившимся глазам рыжика было видно, что он крайне заинтригован играми, которые мы собираемся устроить, но задавать вопросы всё же не посмел.

— Хорошо, — согласилась я. — Тогда перенесём это на вечер. Лонгерин, будь любезен, подготовь для этого специальную комнату с суперпрочными цепями, ладно?

Мой массажист коротко кивнул.

— А сейчас — позови сюда Дина, пожалуйста, — загадочно улыбнулась я.

— Да, госпожа, — отозвался Лонгерин и вышел из комнаты.

— Дин? — Ли озадаченно вскинул бровь. — Я не знаю никаких королей или принцев с таким именем.

— А имя Олдина, наследного принца королевства Торансии и сына Трейна Второго тебе знакомо?

— Но это невозможно: он умер много лет назад! — потрясённо воскликнул вампир. — Ты же не некромант, чтобы людей из могил воскрешать, или я чего-то не знаю?

— Он жив, Ли. Помнишь тот беспредел, что я устроила пару дней назад на рынке? Тот раб, которого я спасла, оказался принцем. Такие дела, — расплылась я в довольной улыбке. — Ой, правда, отец вырезал у него королевскую метку. Надеюсь, это не будет проблемой, — встревожилась я.

— Что? Нет… Но как? Ты… Просто я… Я в шоке! — потрясённо выдохнул наконец император. — И нет, метка не проблема: я его усыновлю, и у него появится метка от меня, как моего законного наследника! Нет, я поверить не могу, что такое возможно! Он же идеальная кандидатура, ты это понимаешь? — вскочив, он лихорадочно заметался по комнате и застыл как вкопанный, когда в дверь раздался уверенный стук.

— Открыто! — откликнулась я, и внутрь вошёл будущий правитель Ксантарийской империи.


— Ваше величество, — с царственной торжественностью Дин склонился перед императором и после этого с тёплой улыбкой и обожанием во взгляде поклонился мне: — Моя госпожа!

Выпрямившись, он застыл в ожидании пояснений — зачем его вызвали, но в повисшей тишине я и Лисантиил просто сверлили его взглядом. Я — задумчивым и довольным, с мыслями о том, что Дин будет отличным монархом, и не зря интуиция заставила меня его спасти, а Ли прожигал его лицо насквозь своими потемневшими небесными очами, источая при этом флюиды волнения, предвкушения и восторга.

— Что-то не так? — уже начал нервничать Олдин. Посмотрев на меня, замотанную в тонкое одеяло, потом на притихшего у кровати Рокси, он перевёл растерянный взгляд на императора, стоявшего перед ним с обнажённым торсом.

— Раздевайся! — глухо отдал приказ Лисантиил.

Дин ошарашенно уставился на меня, и я кивнула ему с ободряющей улыбкой. Я догадалась, что Ли просто хочет посмотреть на его метку, чтобы убедиться в её отсутствии.

Скользнув мечтательным взором по моим губам, Дин чёткими, выверенными движениями расстегнул пуговицы на чёрной рубашке и небрежно кинул её на кровать.

Перед моими глазами вновь предстало его рельефное