Всегда есть кто-то Сильнее (fb2)


Настройки текста:




Ftr Всегда есть кто-то Сильнее

Сомневающийся пролог

И долго мне ещё так стоять? Нужно принять волевое решение и повести себя как мужчина!

Разжал пальцы. Через щели буду подсматривать. Отличный план!

Члены нашей группы всё ещё пялятся на меня. Не нужно было вслух дублировать свою мысль. Не сдержался.

А вот Древнейшая снова стала неприступной красавицей. Чуть отошла в сторону. Взгляд поднят. Задумчив. Она что-то читает в Статусе? Общается со своими Сёстрами? Вряд ли. Она и до этого так делала. Незаметно для посторонних. Общение между Сёстрами налажено на отлично. Кто-то другой?

— Хорошо, — прошептала Древнейшая.

— Вы ведь пришли ко мне за Короной Одобрения, верно?

— Да. Нам приказано вернуть реликвию, — встала на ноги Руни.

— Я дам этот артефакт вам. И отпущу из Покоев. Будем считать, что вы победили. Вы двое, закройте глаза.

В этот момент все, кроме меня и Руни, упали без сознания на пол. Ведьмачка встрепенулась.

— Закрой Руни. С ними ничего не случится, — успокоил я девушку.

И мы закрыли.

Как ярко!

Светлый коридор. Длинный. С кучей дверей с обеих сторон.

— Пройди прямо. Последняя дверь. Там ты получишь артефакт. А мы с Героем пока его поищем. Не могу вспомнить в какую кучу хлама его бросила.

Руни уже собиралась возразить.

— Иди. Всё будет хорошо. Мы скоро увидимся.

— Как скажешь, — улыбнулась она.

Неплохая обраточка.

Руни пошла в указанном направлении. Древнейшая двинулась в другом. Пройдя несколько десятков метров, подошла к двери. Открыла и зашла внутрь. Я зашёл за ней.

Интересное помещение. Небольшая пустая комнатка. За исключением огромного стеллажа, забитого чем попало.

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее? — неожиданно начала со мной светскую беседу Древнейшая.

— Пока никаких планов нет.

Древнейшая махнула рукой. Стеллаж сменился. Ещё раз. Ещё. Древнейшая делали небольшие махи ладонью, меняя стеллажи будто прокручивает фотки в галерее.

— Хорошо. Значит, я ничего не разрушу.

— У тебя планы на меня?

ќ- Нет. Просто ты диковинка. И мне не хочется, чтобы ты раньше времени умер. А поэтому у меня есть условие: я отдам девочке Корону, отпущу вас всех, при условии, что ты пойдёшь своей дорогой. Не вернёшься с ней в Оплот.

— Думаешь, меня там убьют? Это не так-то просто.

— Ты только что сказал, что никаких планов у тебя нет. И не врал. А сейчас уже продумываешь как перевернёшь с ног на голову жизни тысяч магов, по недоразумению считающих себя отдельной расой. Стоит запретить и тебе это нужно?

— Я не расист. Мне одинаково плевать на все расы и недорасы. Но на конкретных… Я не хочу её бросать. Не в такой момент.

— Ты ей будешь там мешать. Ты умеешь воздействовать на окружающих своими словами, но вспомни: как часто у тебя получалось решать конфликты без применения Силы?

— Каждая ситуация…

— Это не спор. Или ты уходишь один или я всех их убью.

— Понял. Принял.

— Вот и хорошо. Нашла!

Древнейшая взяла с полки… корону. Корона Одобрения оказалась короной. Никакой фантазии. Древнейшая покрутила её в руках.

— Из-за этого? — Рядом с Древнейшей прямо в воздухе появилась чёрная… дыра? Какое-то искажение пространства? Магесса закинула в неё Корону. Дыра пропала. — Я в тот раз не стала интересоваться что это за побрякушка.

Древнейшая взяла с полки обычную палку.

— Хм, посмотрим.

Палка в её руках начала вибрировать.

— «Что она делает?»

— «Артефакторика.»

Снова эта дыра. Древнейшая закинула туда эту палку.

— Идём.

Вышли. Прошли десять метров. Древнейшая остановилась.

— Иди впереди.

— Я просто фантазировать начну.

— Только что ты был опечален будущим расставанием. А сейчас… Как-то не по-мужски.

— Может, мне наоборот нужно отвлечься. Тем более ты и есть причина будущего расставания. Прозвучит грубо, но тот факт, что тебя это напрягает, мне тоже по душе.

— То, что меня хоть немного напряжёт, тебя полностью раздавит.

Я протянул руку, предлагая ей и дальше идти впереди.

Древнейшая так и сделала. Так и шли до конца коридора.

— На какой из двух вопросов ты отвечаешь сейчас, безумец? — спросила Древнейшая, взявшись за ручку последней двери коридора.

— «О чём это она, Влад?»

— «Не важно.»

Открыла дверь. Вошли. Руни ждала внутри. Сама комната была скорее рабочим кабинетом. Стол, шкафы, стулья у стен. Красиво оформлен.

— Не заждалась?

— Нет, Древнейшая.

Древнейшая подошла к столу, открыла один из его ящичков.

— Держи. Убедишься, чтобы не было ошибки, — протянула она Руни… лупу.

Да, обычную лупу. Только оправа была не из пластика. Какой-то минерал, вроде.

Руни взяла её в руки. Взгляд ошеломлённый.

Рядом с Древнейшей появилась эта странная дыра. Она засунула в неё руку по локоть.

— Сейчас. Где же она? — Явно делает вид, что ищет. — А это ещё что за хлам? Подержи пока, — протянула Древнейшая Руни ту самую палку, над которой работала.

Руни взяла её в руку. Древнейшая продолжила «копошиться» в дыре. Руни навела на палку лупу.

Шок. У неё даже рот открылся от удивления. Руки затряслись.

— «Серьёзно? Древнейшая может за пару минут создать артефакт такой крутизны?»

— «Не удивлюсь. Но думаю, это шутка. Либо подделала Естество предмета, либо эти свойства временные. На пару минут.»

— Кажется нашла, — вытащила Древнейшая Корону. — Давай сюда этот мусор. Я выброшу.

Руни отдала ей палку, взяв взамен Корону Одобрения. Рядом с Древнейшей появилась ещё одна дыра. Ярко-красная. Древнейшая ленивым движением закинула туда палку. Вспышка. Дыра пропала.

Ведьмачка смотрела на место, где только что был, видимо, уничтожен какой-то невероятный по Силе артефакт опустошённым и обессиленным взглядом.

— Не будешь проверять тот ли это артефакт?

— А? Да, конечно, — навела Руни лупу на Корону. — Да, это она.

— Вот и отлично. Можешь забирать.

Руни медленно, нехотя положила лупу на стол.

— Закройте глаза.

— А где остальные члены группы?

— Не беспокойся. Они в безопасности. Ждут своего командира.

Руни закрыла глаза. Я посмотрел на Древнейшую. Она посмотрела на меня. Закрыл глаза.

Поляна. Мы были на ней не так давно. Рядом знакомая дверь в скале. Правда сейчас той ручки, за которую я взялся тогда, не было. Кажется, будто вечность прошла с той поры, когда мы самоуверенно подтвердили свою готовность пройти Покои Сильнейшей магессы Катинола.

Руни стояла напротив. Неподалёку стоял Лорпель. Остальные лежали кто-где, разбросанные по поляне. Без сознания.

Под ногами аккуратно сложены мои вещи. Новые, как с иголочки. Вот за это спасибо, Древнейшая.

— «Влад, нужно поговорить. Тебе следует… думаю ты и сам понимаешь.»

— Мы справились, — улыбнулась Руни.

— Да, мы молодцы.

— Это только начало. Ещё многое предстоит сделать… нам?

— Нет, Руни. Тебе. Отсюда я сам по себе.

— Но… почему?

— Древнейшая? — подошёл Лорпель.

— Да.

— Она…

— Нет, Руни. Никаких сделок или угроз. Я просто должен пойти один.

— Зачем ей это?

— Достойная Рунит. Нужно посмотреть, все ли наши вещи на месте. Проверить, готовы ли мы к возращению в Оплот.

Руни с недоумением посмотрела на Лорпеля.

— Он прав, Руни. Пойди посмотри что там с вещами.

— Хорошо, — после недолгой паузы всё же отошла она от нас.

Лорпель подошёл ближе, посмотрел мне в глаза. Потом оглядел лежащих без движения остальных членов группы.

— «Это необходимо, Влад. Ты не представляешь, насколько важно то, что они услышали там. Их нельзя оставлять в живых. Идеально было бы после их смерти подловить и Лорпеля. И даже… Из неё тоже выбьют правду. Так или иначе.»

— Возвращайтесь домой.

— Так я и думал. Это ошибка. А ты самый настоящий безумец. Но это безумие нас спасло, я ему доверюсь.

* * *

Я смотрел в спины уходящим ангелам. Теперь я снова сам по себе.

Руни подняла настоящую панику когда поняла, что мне придётся одному идти не один десяток дней через опасный лес в противоположную от них сторону. Я стал владельцем почти всех оставленных нашей группой перед входом в Покои микстур и части артефактов. Теперь у меня есть своя личная комфортабельная палатка. И Связующая Нить. Я выпросил её у Руни. Она с лёгкостью отдала мне артефакт.

— Осталось всего два заряда, — виновато сказала она.

— Ничего страшного. Я лично вообще уверен, что для меня этот артефакт бесполезен. Просто обещал кое-кому заполучить его при возможности.

Расставание было недолгим. У всех было грустное настроение, несмотря на выполнение поставленной задачи.

Нло Сар на прощание сам подошёл и крепко пожал мне руку. Римзол кинул озлобленный взгляд. Коротышки помахали руками. Лорпель пообещал когда-нибудь поставить свой автограф рядом с моим (О чём он? А! О сиськах смерти. Я уже и забыть успел об этом своём подвиге).

Руни меня поцеловала. Крепко. При всех. Отлично. Она больше не стесняется… себя. Значит, оно того стоило.

Они удалялись всё дальше. Я же стоял на месте.

— «Ты ещё очень много раз пожалеешь об этом решении. Ты просто не представляешь, сколько у тебя будет проблем, когда о твоей тайне узнают все.»

— «Возможно. Но я и так буду ещё не раз сожалеть об этом. И гордиться этим.»

Уже началось. Я смотрел на своих временных товарищей. Да, мы во многом были не согласны друг с другом. Но даже сражаясь друг против друга, мы сражались вместе. И сейчас я на полном серьёзе думал, что всё же должен был убить почти каждого из них.


Глава 1 Трудности перевода

Рывок! Щупальце ударило по земле в считанных сантиметрах от меня. Когда же ты уже отстанешь?! Сколько можно!?

Уже сорок минут можно. Увидев Бездника, я сразу выбрал побег. Просто огромная туша. Напоминает краба. Два с лишним метра высотой. Много лап, две клешни, панцирь. А уже из панциря у него растёт десяток щупалец. Метров восемь, не меньше. И сам очень быстро двигается на своих лапах и щупальцами размахивает крайне шустро.

Вот и бегу. А он не отстаёт. Дедион, после представления мне этой зверушки, рассказал о его умении и желании преследовать добычу до конца. Я не особо поверил. Теперь убедился лично.

— «Влад, сворачивай уже. Видишь же, там кромка леса. И городская стена виднеется. Хватит бежать вдоль кромки.»

— «Там могут быть Разумные.»

— «На это и расчёт.»

Дедион, как и всегда, просто душка.

— «Они живут недалеко от леса, наверняка подготовлены к таким подаркам. Давай, Влад, сделай им сюрприз.»

Да, пожалуй Дедион прав. Сам я от него не оторвусь. И победить такого зверька… Просто не хочу тратить время и Силы.

Свернул к виднеющейся вдали высокой стене. Большой, должно быть, город. И стража однозначно Сильная. Пойду, помогу им убить этого монстра.

* * *

Мы с Нерпином занимались патрулированием. Внешним. Ходили вокруг стены. Осматривали окрестности. Осматривали стену в поисках… чего-нибудь. Выемки, подкопа. Может где камни от дождя или зноя начали крошиться. Бред. Только в прошлом месяце провели полный осмотр и ремонт стены. За это время ничего с ней не случится. Но служба есть служба.

— И я тогда начал сам заниматься. Оказалось, что он просто врал всё это время, чтобы я думал… А это ещё что такое? — сбился Нерпин во время своего рассказа. Нормальный парень. Не первый год знакомы. Просто болтун. Я понимаю, что во время таких долгих патрулей нечем заняться, но я ведь теперь знаю всю его биографию наизусть. И биографию членов его семьи. И друзей. И знакомых. Я даже свою жизнь не помню в таких деталях.

Ну и что ты там разглядел?

Какого?! Прямо на нас из леса выбежал Разумный. Отсюда многое не разглядеть. Вроде человек. Вроде мужчина.

Бездника за его спиной было видно отлично.

— Волден, нам нужно… доложить… я доложу… — запаниковал Нерпин.

Поднял взгляд на стену. Никого. И сторожевых башен, как назло, поблизости нет.

А он уже бежит по полю. И что это? Он нам руками машет? И мне кажется, или он какой-то радостный?

Бездник остановился. Неподалёку в поле работали крестьяне. Часть уже заметила тварь и убегают со всех ног. Несколько застыли в ступоре. К ним тварь и повернулась.

А нет. Этот мужик тоже остановился. Начал выхватывать что-то из своего пояса. Вроде метательные ножи. Швыряет в Бездника. Довольно метко. Попадает в щели панциря. Тварь беснуется. Мужик достаёт меч. Бездник взмахивает щупальцем. Промахивается. Вернее, мужик резко уворачивается и с большой скоростью бьёт по щупальцу. Отрезал. Не так-то это просто. Он маг. Это хорошая новость. Он псих. Это плохая.

Развернулся. Снова бежит к нам. Бездник за ним. А значит тоже к нам. Отсюда я точно вижу, что махая нам руками, он улыбается.

— Волден! Что ты встал?! Нужно за подмогой!

— Не успеем.

— Тогда бежим.

— Бездник может стену проломить. Тогда командир Коргун нам головы проломит. Попробуем отогнать его.

— Волден!

Я был зол. Не только на этого психа, пригнавшего сюда тварь, которая обычно из глубин леса ни ногой… ни лапой… ни щупальцем… В общем, ни одной конечностью не выбирается. Не только на Нерпина, который струсил, и этим мне тоже сбил настрой. В первую очередь я был зол на себя. Когда этот мужик остановился, чтобы отвлечь тварь от крестьян обратно на себя, первой моей мыслью было: «Зачем? Что ты делаешь?!». И только потом пришла мысль: «Все правильно. Так и нужно было поступить.»

Что это было? Я смалодушничал? Как же злит!

— Меч доставай. Мы остановим эту тварь. И у тебя появится хоть одна интересная история.

Близко. Уже очень близко.

— Эй! Атакующая магия есть? — заорал псих.

— Да!

— Хорошо! Подсобите, мужики!

Псих остановился. Бездник налетел на него всем телом. Нет. Промазал. Этот мужик умеет шустро двигаться. Ударил мечом по щупальцу.

— Чего встали?!

И правда? Пора действовать.

Земляное Копьё! Попал. В панцирь. Рахлес! Ещё раз. Снова в панцирь. Рахлес!!

Рядом Нерпин использовал Воздушную Стрелу. Попал в щупальце. Ранил. Но не глубоко.

Псих ещё жив. Хотя ему досталось пару раз. Уворачиваться и от щупалец и от клешней задача не из простых. Но он удары неплохо держит.

— Мужики, вам помочь? — усмехнулся он, уворачиваясь от клешни.

— Не получается, не получается, — накручивал себя Нерпин.

— Просто продолжай.

Нерпин использовал другое заклинание. Огненный Шар. Попал в Бездника. Огонь растёкся по панцирю, попал на щупальца и клешни. Толку нет: щупальца Бездника покрыты негорючей слизью, тело от огня защищено панцирем. Вот только Бездник ненавидит огонь.

Тварь рванула на нас.

— В сторону!! — заорал псих.

Он резко оказался сбоку от бегущего на нас Бездника и ударил в сочленение одной из лап. Отрезал. Тварь повело в сторону.

Скачок. Повезло. Бездник врезался в стену рядом со мной. Нерпин тоже успел отскочить. Правда, мы оказались по разные стороны от туши.

Удар.

Меня отшвырнуло. Жёсткое падение. Голова раскалывается. Поднялся.

— Нерпин, идиот! Никакого огня! — крикнул я.

— Нерпин! Жги тварь! Ты отвлекаешь, я рублю конечности!

Этот псих совсем с ума сошёл?

Земляное копьё. Попал. Псих подскочил к Безднику, собираясь нанести удар по другой лапе. Вот это удар! Психа метров на десять отбросило. Правда, поднялся он сразу.

— Жгите его! Отвлеките от меня!

Нерпин послушал этого психа. В Бездника прилетел ещё один Огненный Шар. Тварь, двигаясь вдоль стены, рванула на Нерпина, клешнями и щупальцами хлестая во все стороны. Плакал наш ремонт.

Псих подскочил сбоку, ударил по лапе. Отрезал. Вторая лапа на одной стороне. Тварь накренило. Пытаясь не упасть, Бездник закрутился на месте, но не выдержал и рухнул. Прямо на стену. Щупальцами вцепился в неё. Сверху посыпался парапет.

— Здесь стена метров пять высотой. Ты можешь залезть наверх? Будешь его поливать огнём оттуда, пока я здесь его нарезаю, — псих окончательно взял командование в свои руки.

— Нет. Там Защита от Пересечения.

Естественно. Пять метров обычной стены не преграда для многих магов. Почти везде установлена эта магия.

Бездник недолго бездействовал. Рванул вперёд. Удар. Нерпин отлетел, ударился об стену, упал на землю. Рахлес! А вот псих времени не терял. Пока Бездник мстил Нерпину за огненные атаки, подскочил, отрезал ещё одну лапу, отскочил. Как он это делает? Совершает точные движения на такой скорости? Ведь Скачок перемещает в той же позе, в которой было активировано заклинание. Рывок чуть поудобнее в этом смысле — напрягает мышцы ног или рук, расстояние получается поменьше чем у Скачка, но контроль и точность чуть выше. Лишь чуть, а так тоже очень топорное заклинание. Ускорение не даёт такой скорости. Да и видно, что он двигается рывками. Подскочил, продолжая движение ударил точно куда целил. Отскочил.

Я всё это время атаковал тварь Земляными Копьями. Бесполезно. Логично. Из стихий у меня самая расположенная — огонь. Ладно, псих, будь по-твоему.

Огненный Шар. Получи. Ещё один.

Вот же Рахлес! Как он быстро по мне приближается. Это ещё и без трёх лап. Правда он активно пользуется стеной в качестве поддержки. Щупальцами вцепился сверху и держится. Перебирает ими. Всё ближе ко мне. Псих подскочил. Удар. Минус лапа. Вот только Бездник теперь развернулся другой стороной, когда попёр на меня, и с этой стороны у него их всё ещё пять штук. Псих совсем разошёлся — не стал отскакивать и продолжил рубить тварь.

— Давай! Жги!

Он прав. Получи. Ещё. Псих машет мечом, обрубая конечности твари, а та почти на него не реагирует. Почему? Огонь для него страшнее? Я впервые вижу Бездника вживую, но истории о том, что огонь его не берёт, слышал много раз. Оказывается всё сложнее. Тогда гори!

Тварь рухнула. Лишилась почти всех лап. И вот тут началось. Раньше щупальца двигались просто быстро, теперь они стали невероятно стремительны. Псих отхватил сильнейший удар, прилично отлетел. Даже после приземления он ещё парочку раз покувыркался по земле, прежде чем остановиться. Он хоть жив после такого?

Бездник упёрся щупальцами в землю. Начал себя подтягивать. Теперь он так будет двигаться? Огненный Шар. Тварь остановилась, только щупальца начали бесноваться. Хлестали, били всё вокруг. А вокруг — это воздух, земля и стена. Он ещё и замер на том месте, где в прошлый раз упал на стену, рядом с тем местом, куда до этого врезался. Поэтому я не удивился, когда стена осыпалась. В стене полутораметровой толщины появилась дыра. Небольшая. Метра три шириной. Командир Коргун точно нам головы проломит.

Я продолжал запускать Огненные Шары. Стало ясно, что тварь переносит их болезненно, если вся слизь с неё уже испарилась. Стихия, от которой она защищена изначально, в итоге превращается в её слабость.

Псих встал. Живучий. Нерпину меньше досталось, а он до сих пор в отключке. Надеюсь в отключке. Не спеша пошёл, подобрал отлетевший после удара твари меч. Подошёл ко мне. Встал сбоку.

— Не отвлекайся. Продолжай.

Через пару минут Бездник затих. Мы сделали это! Погодите! Нужно проверить как там Нерпин. Двинулся к нему.

— Спасибо, мужики! Выручили. Не хотел чтобы так вышло, честно, — сказал псих, идя рядом со мной.

Псих конечно, но вроде и неплохой Разумный.

— Нам за разрушение стены устроят разнос.

— Так вы же не при делах. Тут только Бездник виноват.

— А ты?

— А я откуплюсь лапой мёртвого Бездника.

И правда. Если отрезать лапу Бездника после его смерти можно немало заработать. Ценный материал для Артефакторики. Может и командир Коргун не будет так строг.

— Сколько этих лап у него хоть осталось? С одной стороны ты его полностью обрезал.

— С другой вроде две оставалось. Или одна.

Подошли к Нерпину. Псих наклонился над ним. Приложил руку к голове.

— Живой.

— Это Лечение?

— Да.

— Слабенькое оно у тебя.

— Я в целом слабенький.

Я бы так не сказал, но если он хочет, пусть в это верит. Психи вообще во многое верят.

— Скоро сюда придёт подмога. Ему помогут. Нормально помогут, — сказал я, присаживаясь рядом с напарником. Жив. Отлично. Почему-то только сейчас понял, как мне будет скучно без его историй.

— Я пойду проверю как там дела с лапами Бездника. Не собираюсь убегать от ответственности, но пусть этот подарок будет лично от меня.

Даже не знаю. Мне бы тоже хотелось иметь аргумент в последующем разбирательстве.

— Если уцелело две лапы — тогда пополам.

— Договорились, — ответил псих уже направляясь к туше.

И тут меня накрыло. Нечасто в моей жизни случались такие сражения. За все сто десять лет даже пяти случаев не наберётся. Тренировки — это совсем не тоже самое. Вот бы так и продолжалось дальше.

Не знаю почему. Но оно появилось. Нехорошее предчувствие. Неожиданно, как удар молнией. Я просто всё понял.

Встал. Иду. Достал меч из ножен. Надеюсь, я ошибся. Очень надеюсь.

Псих был там, где и сказал. Сидел над тушей Бездника, над одной из двух его уцелевших лап. Перерезал её ножом. Я взглянул в его спину. Очертания его Тела подсветились. Как и у любого Разумного, если продолжительно на него смотреть.

Проверка Статуса.

Псих остановился. Поднялся. Опустил голову. Да, извини. Одной ногой. Но ты заступил за черту, за которой официально начинается территория города. Добро пожаловать в Шенгерию.

— Герой, — вырвалось у меня.

Выбора нет. Выбора нет.

Перехватил меч поудобнее. Герой убрал нож в ножны.

— Прости меня.

Скачок. Оказался рядом с ним. А это как вообще возможно? Он развернулся. На сто восемьдесят градусов. На скорости Скачка. Какое заклинание так работает? Неважно.

Взмах. Героя чуть оттолкнуло. И всё. Ведь мой меч… он держал его за лезвие рукой. Как-то усилил себя, чтобы остановить мой удар. Это ясно. А вот почему его руку не разрезало, чтобы следом разрезать его самого пополам? Не ясно.

Герой дёрнул руку с лезвием себе за спину. Очень сильно. Я завалился вперёд, прямо на него.

— Лучше ты меня.

Удар. Темнота.

* * *

Просто супер! Во что я вляпался на этот раз? Зла не хватает!

Я прогуливался по улицам Шенгерии. Вернее, я ходил по рынку этого города. Столица Норсалии. Большой, красивый город. В котором не привечают Героев.

Рынок — место торгов и болтовни. Здесь вполне можно задать под нужным соусом любой вопрос и тебе ответят без задней мысли: «Какой, по-вашему, самый удобный способ убить местного монарха?», «Где здесь продаются дети-рабы?», «А как вот этот по качеству? Не подумайте, я не себе, это я знакомой на день рождения дилдо хочу подарить.»

Такие палевные вопросы я не задавал, а вот ситуация с Героями меня интересовала. И узнал я следующее: НИЧЕГО.

Вернее, я узнал много всего нового, но бесполезного. Лишь несколько мелких деталей относились к сути моей проблемы. Косвенно.

Первое. Въезд Героев в Шенгерию был официально запрещен. Это не секретная информация, не тайна местных власть имущих. Все это знают. Более того, эту информацию старались разнести как можно дальше. Никто не вырезает тайком Героев, приехавших в столицу на экскурсию. Просто каждого приезжего проверяют на въезде. Если Герой — проваливай. А я просто неудачник, вытянувший короткую соломинку.

Второе. Королева. Именно от её имени был создан этот запрет полгода назад. Лансуриелла. Эльфийка. Светлая.

Нет королевств демонов, нет королевств ангелов. У огров остались лишь небольшие изолированные поселения. Все представители этих рас давно ассимилировались с людьми и друг другом. Живут одной кучей. А вот у зверолюдов и эльфов свои королевства есть. Они до сих пор предпочитают сплочённость своей расы вместо общности всех рас. Я не сужу, трудно понять как правильнее. И если зверолюдов, хоть и редко, но мне всё же доводилось встречать раньше, с эльфами мне так не везло. Не видел ни одного. А тут на тебе — Королева Норсалии. Но самое важное, что до того, как стать Королевой Норсалии, она была принцессой Лентарсоланрии. Одно из самых крупных королевств эльфов. В этом смысле её даже понизили.

По словам Дедиона, эльфы обладают некой Памятью Крови. Из его объяснений я сделал простой вывод — это что-то вроде врождённой гордости поколений. Эльфийское общество состоит из многотысячелетних традиций. Проще говоря, есть эльф, который в сотом поколении занимается земледелием, и есть другой эльф, который в сотом поколение воин. И они оба в равной степени гордятся своим делом, прикладывают все усилия в нём. Поэтому лучшие Мастера Артефакторики — эльфы. Лучшие строители — эльфы (многие замки монархов и аристократов построены под руководством эльфов). И так далее.

Родившись в семье землепашца, ты станешь землепашцем. Не будешь вынужден, а именно станешь. Сам захочешь. Ничего другого тебе и нужно не будет. Будут свои увлечения, взгляды. Но страсть будет только одна. И с возрастом она будет всё сильнее.

Со стороны может выглядеть ужасно. А как же свобода выбора? Вот только это полная хрень. Если эльфы сами не ощущают чужеродности этих эмоций, а действительно живут и дышат своим делом, за них можно только порадоваться. Тем более, эльфы ассоциируются с богатством, что логично, учитывая уровень их мастеров. И это несмотря на их отчуждённость от остальных рас. И в крупных войнах эльфы почти не принимают участия (Светлые и Тёмные не враждуют, а очень даже дружат), а втягивать их в свои войны другие расы не спешат. Чревато. Ведь память у эльфов длинная.

Вся эта информация об эльфах, собранная из кусков того, что мне когда-то говорил Дедион, наводит на мысль: «Что принцесса эльфов здесь забыла?»

Межвидовые браки возможны. Раса будущих детей определяется по матери. Если только не провести специальный ритуал. Тогда раса детей будет по отцу. Но эльфы почти всегда находят пару из своих. А любую девушку, выбравшую себе избранника другой расы, заставляют пройти через этот ритуал. Необратимый. Для эльфов, с их гордостью и традициями, это довольно унизительно. А здесь целая принцесса.

Такая невероятная любовь? Кажется, глупая мысль. Она же не за простого паренька-романтика вышла, а за короля. Логично, что здесь должна быть политика. А вот и нелогично. Эльфы стараются не лезть в межрасовую политику. Для монарха Лентарсоланрии отдать замуж свою дочь, даже за короля, из-за каких-то политических причин ќ- унижение гордости и достоинства.

Тем не менее она здесь. Замужем за человеком. Уже шесть лет. Причём Жорфен «Уверенный» — король Норсалии, уже был женат. На человеческой женщине. Но его первая жена погибла. Оба его сына также погибли. У короля нет наследника, а его новая жена не хочет ему его выносить. У эльфов нет никаких сложностей с беременностью. В целом этот процесс посложней и подольше, чем когда партнёры одной расы, но если захотеть, ничего непреодолимого здесь нет. Таким образом, она вторая жена (что для эльфов нонсенс, у них одна любовь до гроба, без шуток), и никаких детей. Получается вроде и не любовь, а вроде и не политика. И что она здесь забыла?

Этот вопрос очень интересует всех местных. Не сильно они любят Королеву. Больно она надменная, высокомерная. Причём всё на уровне ощущений. Никто не может привести пример какого-то отвратительного поступка эльфийки: просто само поведение, взгляды, движения, интонации ќ- напыщенные и самоуверенные. Лансуриелла вообще редко радует своим видом подданных. Только на празднованиях, где она обязана присутствовать.

А потом случился запрет на въезд Героев. Вот тут и начались проблемы. За его выполнение взялись очень рьяно. Проверки, контроль, патрули. Пострадала торговля. В основном теневая. То есть почти вся. Все хотят тут не доплатить, здесь провести бесплатно, там продать без уплаты налогов. Всё это накрылось медным тазом, когда стражи порядка стали более активны. И по цепочке сложности появились у всех. Поэтому эльфийку народ не любит.

Конечно, самое главное понимают немногие. А именно: примерно в то же время, когда появился запрет на въезд Героев, появился ещё один запрет, на который многие не обратили внимания ќ- запрет на вход в Башню Героев. Одна из башен на территории замкового комплекса, отличающаяся от других только одним. Скрижалью. Да, в Ледирии этот булыжник называли Камень Правды, а здесь Скрижалью.

И что мы имеем? Полгода назад на Скрижали появилось новое пророчество. И теперь Героям вход в город заказан. Но я зашёл. И после этого стал целью местной стражи. Почему же я всё ещё здесь? Почему не ушёл обратно в лес? Дело опять же в пророчестве. Видимо от Героя, попавшего в город требуется выполнить что-то такое, что явно не по душе Королеве. Или Королю. Может это он всё это устроил, а эльфийка просто ширма.

И теперь всё зависит от формулировки пророчества. Если оно начинается со слов: «Однажды некий Герой придёт и…» — тогда я просто свалю из города. А вот если: «Любой Герой, попавший в город должен сделать то-то и то-то прежде чем из него выйти» — тогда беда. И так как тот стражник напал на меня сразу, а не стал меня прогонять — второй вариант вероятней. Для них важно не то, что я попал в город, а чтобы я не вышел отсюда живым. И если я выйду — городу конец. Не знаю как, но конец.

Я говорил об этом с Дедионом. Что же случится, если провалить пророчество? Ничего сверхъестественного — все умрут по естественным причинам. Болезни, разбойники, войны, катастрофы, несчастные случаи. Максимум пять лет. И никого не осталось. Жесть. Напоминает «Пункт Назначения». Смерть лично выходит на охоту по списку. Причём список точен. Если кто-то в момент провала пророчества был в городе проездом — он не пострадает. Вернее, он может и пострадать и помереть, как и все, просто с пророчеством это не будет связанно. Всё зависит от Статуса. У меня, как у Героя, такого пункта нет, но у местных в Статусе отображается принадлежность к королевству, городу или поселению. Для смены такой привязки к месту требуется много усилий. Недостаточно просто переехать.

Поэтому, если я покину город при втором варианте пророчества — убью около сорока тысяч Разумных.

В итоге: или меня убивают, как этого хочет местное руководство и стража, или я выполняю условие пророчества, или просто уйду, убивая здесь всех, или живу в этом городе, пока сам не сдохну.

Что бы выбрать?

* * *

Нужно спешить!

Я бежал со всех ног. Не обращая внимания на бросаемые на меня взгляды. Сейчас не до этого. Все должны узнать, что произошло.

— Стой! — попытался остановить меня Дукер, стражник у кабинета командира Коргуна. — Там сейчас…

— Пропусти! — оттолкнул я его, открывая дверь.

Внутри было много Разумно. Десятка полтора Разумных.

— Вот ты где! А это что?..

— Герой! Командир Коргун, в город проник Герой!

— Что?! Как это!.. Через ту дыру, что ты с Нерпином!?.. — закрыл глаза, сделал глубокий вдох, а затем выдох командир. — Ладно, в этом вы не виноваты, даже молодцы. Герой покинул город?

— Я не могу знать точно, но думаю что нет.

— Ясно. Очень надеюсь, что ты прав. Шихван, собирай всех своих подчинённых. Преврати стену в непроходимое препятствие. Вообще никого не выпускать и не впускать. Патрули по всей протяжённости. Вскрыть первое и второе хранилище. Всем выдать артефакты. У каждого незнакомца проверять Статус без разрешения. С жалобами потом разберёмся.

— Есть!

— Карсен, проверь Защиту от Пересечения. Нужно чтобы она работала в обе стороны на всей протяжённости стены. В полную Силу.

— Если знать как и подготовиться, пройти через Защиту одному Разумному не сложно.

— Поэтому патрули будут не только у ворот, а по всей стене. Уж пока он будет преодолевать Защиту, его должны, слышите, должны увидеть и убить. Сразу, без предупреждений.

— Понял, проверю.

— Гиркен. Ты залезешь в голову Волдена. Мне нужно знать, как Герой выглядит. Всем нужно знать как Герой выглядит. Будешь обходить наших и передавать Мыслеобраз. Успей всех обойти до вечера, ясно?

— Попробую.

— Так, что ещё? Что ещё?.. — сбился с мысли командир. Посмотрел на меня. — И вообще — ты почему голый?!

— Поэтому я думаю, что он ещё в городе. Ищите в первую очередь того, кто выдаёт себя за стражника.

* * *

Приятные запахи привели меня в харчевню. Сделал небольшой заказ у официантки. Сижу, жду.

— «Я порой поражаюсь твоему спокойствию. Скоро весь город перевернут вверх дном, чтобы убить одного глупого Героя. А ты сидишь и ждёшь заказ. Ещё и на девочку так посмотрел. Не удивлюсь, если ты после обеда меня отключишь ради приятного времяпрепровождения. Так тебя и кончат, за секунду до того, как ты сам…»

— «А что мне делать? Нервно ходить туда-сюда по улице? Нужно разработать план.»

— «Думать нужно на пустой желудок.»

— «В бой идти нужно на пустой желудок. От размышлений желудок ещё не разрывало, выбрасывая в кровь твой свежий завтрак и почти переваренный вчерашний ужин.»

— Приятного аппетита, — принесла мой заказ официантка.

— «Да, приятного.»

Приступил к еде.

— «И каков план? Из города ты выходить не хочешь. Что тогда?»

— «Нужно узнать какое в этом городе пророчество.»

— «Скрижаль охраняют несколько стражников. Из доверенных. Из Сильных. И вряд ли кто-то из тех, кто знает текст пророчества, расскажет о нём тебе.»

— «Твои идеи.»

— «Кто из нас план продумывает?»

— «Мой первый план — свалить всё на тебя, не сработал. Теперь нужен второй.»

Если честно, я пока не вижу, что тут можно сделать. Слишком мало данных. Слишком мало времени. Лишь небольшие наброски.

— Тащи ещё! — крикнула… девушка?.. в углу харчевни.

Голос женский. А сама она сидела в плаще с капюшоном, накинутым на голову. На столе только пустые кружки и пара бутылок.

— Госпожа, может…

— Тащи! — стукнула крикунья кружкой по столу.

Официантка перевела взгляд на меня. Что? А, конечно! Я ведь стражник!

И что мне с этой ситуацией делать?

Встал. Подошёл к её столу.

— Привет, красавица. Чего так пьёшь-то? Горе какое случилось?

— А тебе… — подняла она голову, — вам какое дело? Не мешаю ведь никому.

Взгляд официантки выражал обратное.

— Ты местная? Что-то я тебя не узнаю.

— «Ты как её узнавать собрался? Или ты уже полностью вжился в роль стражника? Станиславский отдыхает.»

— Я? Нет. Я здесь по делам.

ќ- И где ты, такая деловая, проживаешь?

— Я сняла домик. Всё честно! Одна старушка сдала мне его на месяц, пока сама уехала к родственникам. Не помню куда точно. Могу показать бумаги, — стала она копошиться в карманах плаща.

— Покажи.

Прошло пару минут неуклюжих поисков.

— Я, наверное, их дома оставила. А в чём вообще дело? Я разве что-то плохое сделала?

— Нет, красавица. Не сделала. Давай так. Я куплю выпивку. Мы пойдём в домик, который ты сняла. Ты покажешь мне бумаги. Если с ними всё в порядке, я оплачу твои неудобства выпивкой. Сможешь продолжить у себя. Если пожелаешь, даже составлю тебе компанию. Я сегодня и завтра выходной. Договорились?

Красавица некоторое время смотрела на меня. Потом на остальных в харчевне.

— Несколько бутылок. И не дешёвой бурды.

— Договорились. Мне две бутылки не бурды, пожалуйста, — обратился я к официантке.

Девочка быстренько убежала за моим заказом. Красавица встала и, слегка шатаясь, пошла к выходу.

— Вот держите, — подбежала ко мне официантка, протягивая две бутылки вина.

Я полез за монетами.

— Не нужно! За счёт заведения! — стала отнекиваться девочка.

— Я могу заплатить.

— Не нужно! Она, — кивнула в сторону красавицы, — сегодня с утра здесь сидит. Не первый уже скандал. Спасибо вам.

Принял подарок от заведения.

— Чаевые. За терпение, — протянул девочке серебрушку.

— Спасибо, — улыбнулась она.

— «Как ты это делаешь? И ведь дело не в монетах. А самое главное зачем?»

— «Может, я просто добрый и хороший человек, который нравится окружающим. И в смысле зачем? Она мой план «Б» на сегодняшнюю ночь.»

— «Типичная фраза добрых и хороших парней.»

— Вот, смотри. Не бурда? — спросил я красавицу, показывая ей бутылку.

— Пойдёт, — ответила она даже не взглянув.

— Пошли. Покажешь, где твой домик.

И мы пошли. Десяток минут прогулочки в тишине. Когда мы наконец оказались в местности, где вокруг почти никого не было, я заговорил:

— И какие дела могут быть в этом месте у мага твоего уровня?

Красавица остановилась. Повернулась ко мне лицом.

— О чём ты?

— О том, что ты Сильнее чем пытаешься казаться.

— Ты меня первый раз видишь. Может у тебя и есть талант определять Силу, не посмотрев Статуса, но откуда тебе знать кем я пытаюсь казаться?

— По поведению остальных в харчевне. Ты там не первый раз была. И знай они, что ты Сильный маг, вели бы себя иначе. А не знали они, потому что ты это скрываешь.

Красавица кинула взгляд мне за спину.

— Не понимаю, о чём ты…

— Пока ты не выбрала удобный момент для нападения, открою небольшой секрет: я не стражник.

Замерла.

— А кто тогда?

— Сама посмотри.

Буквально через секунду я почувствовал, как она проверила мой Статус.

— Герой?! — прошептала она. Подняла на меня глаза. — И это я ещё пью. Вот уж кому не повезло.

* * *

Красавица и правда сняла домик. Не на окраине, но и не в центре. Как и положено в таких случаях. В каких? Пока не знаю, но догадываюсь.

Небольшой домик с минимумом удобств. Красавица провела меня в дальнюю комнату.

— Присаживайся.

Раз приглашают. Сел на единственный стул. Красавица села на кровать.

— Странный ты. Спокойно зашёл внутрь. Почему думаешь, что теперь я тебя не убью?

— Можешь. Но сначала всё равно захочешь выслушать. А там посмотрим.

— Интересный подход.

— «Тут другой термин подходит.»

— Но сначала: я, как ты уже посмотрела, Влад. А ты?

— Вилиан.

— Ну что, Вилиан, какое горе тебя тревожит?

— Вроде я должна выслушать? Разве нет?

— С моей ситуацией всё ясно.

— Хочешь выбраться из города?

— Видимо не так уж и ясно. Я хочу не нарушить пророчество этого города.

— Вот как. Благородно.

— А ты?

— Не твоё… Постой. Влад… И твой очень уж короткий Статус. Ты тот самый Влад, который якобы прошёл Покои Древнейшей?

— «Трёх месяцев не прошло, а слухи уже расползлись.»

Да, мне такое тоже не по душе.

— Почему якобы? — осторожно спросил я.

— Потому что это невозможно. Это Древнейшая. Но ведь есть хоть какое-то основание для этих слухов? У тебя и правда Сильное Ментальное Сопротивление? — оживилась красавица.

— А если и так, то что?

— Тогда… мы сможем помочь друг другу.

— Рассказывай.

На минуту Вилиан замолчала.

— Не могу, — опустила она голову. Резко подорвалась. — Плевать! Скажи, что поможешь мне.

— Сначала я хочу знать в чём.

— Просто скажи. Так нужно.

— Хм, интересно. Хорошо. Я согласен тебе помочь в твоём деле.

— Хорошо. Так сойдёт. Если вкратце — я встряла. Сильно. Оказалась в долгу у Владыки Гильрена. И он этот долг с меня спросил.

Услышав слово Владыка, я уж было подумал, что это окажется один из трёх, что мне заказала «исполнить» Адми. Но нет. Гильрена в списке нет. Хотя вроде где-то я уже слышал это имя.

— Владыка Гильрен?

— Ты не знаешь? Он правит несколькими поселениями не так далеко отсюда. Три недели пути.

— Король?

— Нет. Это не королевство. Просто поселения. Да они там и живут сами по себе. А у Владыки там замок свой. Прямо в действующем вулкане. Обитает там со своими приспешниками и творит всё что в голову придёт.

— Тиран?

— Можно и так сказать.

— И что он от тебя потребовал?

— Добыть одну вещь из пятого хранилища.

— Пятое хранилище?

— Ты вообще ничего не знаешь? В замке Короля Норсалии есть пять хранилищ. В пятом хранятся самые ценные вещи. Там же хранится один предмет, подаренный ему эльфами в честь свадьбы. Он и нужен Владыке Гильрену. Обычно эльфийские реликвии не добыть. А тут появилась возможность.

— Почему ты? Не похожа ты на воровку.

— Я ему должна. Но при этом напрямую с ним не связана.

— Если поймают всё равно смогут узнать правду.

— Если поймают — мне конец. На мне Ментальные Метки.

— «Это ещё что такое?»

— «Ментальная магия, что же ещё? Если она попадёт в определённую ситуацию, нарушит определённое условие, с ней произойдёт что-то заложенное Меткой.»

— «Даже смерть? Не слишком ли крутая магия?»

— «Она накладывается только с согласия цели. Никаких подводных камней. Всё чётко обговорено. К Ментальным магам не так уж и редко обращаются за установкой Ментальной Метки.»

— Чего замолчал? Да, согласна — дура. Не нужно было соглашаться на это, но другого выбора у меня не было.

— Тебе нельзя попадаться. Что-то ещё?

— Если я не завладею артефактом в течении оставшихся трёх дней, я умру.

— Ты мне всё рассказала. Я могу рассказать страже, да хоть Королю.

— Тогда я умру.

— Чем твоя смерть в таком случае поможет Владыке? Все всё будут знать.

— Риск есть всегда. Я могу посвятить в курс дела тех, кто согласился мне помочь. Но если они разболтают… Поэтому я пошла одна.

— Тебя заинтересовала моя Ментальная Сопротивляемость. Хранилище под защитой Ментальной магии?

— Да. Ожидаемо. Я подготовилась… как могла. Но моих артефактов и микстур не хватило, — голос Вилиан стал повышаться. — Смогла пройти всю охрану, обошла всю защиту… чтобы в конце!.. Еле ноги унесла. Там что-то очень Сильное, — голос Вилиан стал понижаться. — Может у тебя получится, если возьмёшь мои артефакты. Правда, тебя придётся туда ещё довести. Рахлес! Ни одно, так другое.

— Мне не понадобятся твои артефакты. Сам справлюсь. Но сначала ты поможешь с моей ситуацией.

— У меня только три дня в запасе! Давай лучше достанем Браслет Контура, а потом…

— Нет, Вилиан. Когда мы его достанем, ты меня прикончишь, чтобы я не проболтался. Единственный рабочий план такой: ты помогаешь мне с моей ситуацией; я помогаю тебе с твоей; мы вместе идём к Владыке Гильрену, чтобы ты могла видеть, как я умело держу язык за зубами; Владыка снимает с тебя Метку; мы расходимся довольные друг другом.

— Почему не поменять местами первые два пункта? У меня по времени ограничение.

— У меня возможно тоже. Мы вообще пока не знаем что в пророчестве. Там может быть любая жесть. Поэтому, если ты захочешь от меня свалить, как только получишь этот свой Браслет, предварительно завалив меня, я бы это понял.

— А если из-за жести в пророчестве ты не захочешь мне помогать? Какой для тебя будет смысл, если пророчество окажется невыполнимым?

— Даже в этом случае я тебе помогу. А потом ты меня убьёшь.

Вилиан опешила.

— Ты серьёзно?..

— Стражник пытался меня убить. Значит, смерть помогает избежать провала пророчества.

— Я не об этом.

— Думаешь, моя жизнь стоит дороже жизней всех Разумных города?

— Странно, что ты так не думаешь.

— «Это не странно, Меченая. Он по вторникам свою жизнь на два килограмма семечек готов разменять.»

— Я же Герой. В нашем мире другое отношение к собственной жизни и Силе.

— Не знаю. Почти все встреченные мной Герои ныли о неприкосновенности и важности своей жизни. Только своей. А вы ведь почти все с одного мира.

— «Ты и в своём мире считался чокнутым? Сочувствую.»

— Неважно. Главное, что я согласен тебе помочь при любом варианте пророчества. Но если оно будет выполнимо, ты поможешь мне первая.

— Значит, — усмехнулась Вилиан, — ты мне не веришь, а я должна тебе поверить. Так?

— Именно это я и хотел до тебя донести.

Вилиан замолчала. Несколько минут она сидела и просто смотрела в стену. Подняла одну из бутылок, что я поставил на пол. Вытащила пробку. Поднесла ко рту. Опустила. Вставила пробку.

— Ладно, я согласна. Но лишь предварительно. Сначала нужно узнать какое в этом городе пророчество. Я здесь всего неделю, но уже успела немало наслушаться об этом теме. Даже стражники Башни Героев не знают самого пророчества. Посвящённых единицы. Остальные просто слепо выполняют инструкции. Тебя, я так понимаю, уже ищут?

— Ищут. Думаю, они уже знают, что я оделся как один из стражников.

— Значит, тебе ещё и одежда нужна.

— Ага. Я скажу, где оставил свои вещи. Но мне и новые понадобятся.

— Потом. Сейчас я попробую посмотреть, что там с Башней Героев. Есть ли шанс туда попасть. И если нет, то извини. У меня нет времени на бесполезные вылазки.

— И что будешь тогда делать?

— Попробую ещё раз сама пробраться в пятое хранилище.

— Судя по твоему кислому выражению лица — это как раз и будет бесполезной вылазкой.

Лицо Вилиан скривилось ещё больше.

— Я пошла. Никуда не уходи.

— Куда я денусь?

* * *

— «Вот это совпадение.»

— «Это не совпадение.»

— «А что тогда? Судьба? Она тебя не так заинтересовала, как… несколько других дырконосительниц.»

— «Ты ведь сейчас Древнейшую назвал дырконосительницей.»

— «И правда. Но я уверен ќ- у неё просто лучшая дырка из всех.»

Надо же. Не боится. Хотя это же Дедион. Ему даже давать возможность оскорбить не надо, он сам найдёт.

— «Это просто один из вариантов развития событий. Если бы здесь не получилось, я бы вернулся к плану Б.»

— «Официанточка? И чем бы она тебе помогла? Помимо сброса напряжения?»

— «Во-первых, это тоже сильно поможет. Во-вторых, укрытие и информация. Это Вилиан здесь без году неделю, а официанточка знает и слышала куда больше. Узнал бы от неё кто точно достаточно значим, чтобы знать текст пророчества. Где живёт, что делает. Попробовал бы его подловить. Сначала использовал бы Связующую Нить, чтобы влезть ему в голову, узнать пророчество и стереть об этом инциденте все его воспоминания. Скорее всего не получится. Не подходит мне эта магия. Тогда в ход бы пошли микстуры. Сон, Ослабление и ещё парочка. Довёл бы его до полубессознательного состояния. Вытащил бы правду. Дальше зависит от пророчества. Но в целом быть с местной девчонкой во многом выгоднее, чем с такой заметной приезжей.»

Вилиан и правда была заметной. И дело не в том, что её Сила бросалась в глаза. Нет. Тут мой опыт и чутьё помогли. Просто она красивая.

Да как я мог?! Это дискриминация по внешности! Не только на неё обращают внимание! Не только она западает в память! Да-да, поэтому все шпионы стараются выглядеть соблазнительно, выделяться на общем фоне. Поэтому красный камуфляж со стразами самый популярный в лесной местности. Поэтому была реальная история, когда мужик ограбил банк голышом, и никто не запомнил его лица.

Есть вещи, которые откладываются в памяти в первую очередь. Если Вилиан пару раз пройдёт мимо одного стражника на посту, он это точно подметит. Даже если перерыв будет в несколько часов.

— «Звучит так, будто план Б изначально был планом А. Но планы поменялись.»

— «В точку.»

— «Значит ты не просто пошёл набить желудок. Хотел втереться в доверие к местной фемине. Втереться не только в доверие, но ещё и много куда. Я думал ты не такой подонок. Ради спора отвратительно, а ради информации — дайте две. Варианты А и Б, пожалуйста.»

— «На кону жизни сорока тысяч Разумных, Дедион. Или моя жизнь. Тем более, ей по итогу уж точно не было бы плохо. А с Вилиан я не стану спать… пока не помогу выкрасть этот её Браслет, уж точно.»

— «Три дня! Да ты просто рыцарь! Или просто благодарную девушку легче уломать?»

— «Будь это так, самыми крутыми мужиками были бы добрые, отзывчивые парни. Вот только миры не справедливы. Женщины не справедливы, мужчины не справедливы, люди не справедливы, Разумные не справедливы. Я не хочу с ней спать, когда её жизнь зависит от моей помощи. В её случае это будет для меня выглядеть принуждением.»

— «Ты жалеешь слабых, жалеешь незаслуженно непопулярных, жалеешь тех, чью волю подавили и контролируют. Тех, на чьём месте не оказываешься. Древнейшая считает тебя безумцем, а не Разумным с больным Разумом. Но иногда…»

— «Хватит, Дедион. Я тебя услышал. Но меня не исправить. Безумец я или психически больной — дорожи тем, что есть.»

— «Однажды нас это убьёт. Например, если пророчество окажется и правда невыполнимо.»

— «Уже готовишь для этого почву? И как ты хочешь меня убедить? Ты сам-то серьёзно хочешь, чтобы я ушёл из города, обрекая всех вокруг на смерть, а мы продолжили жить как хотим? Думать о чём хотим, любить что хотим, ненавидеть что хотим.»

— «Мир Силы подразумевает…»

— «А не у мира спросил.»

— «Нет, Влад. Я думаю, мы тогда оба будем ненавидеть что хотим. Сами себя.»

— «Мы похоже больше, чем тебе кажется.»

Вилиан зашла в дом. После её ухода, я сразу переместился в более удобное место, чтобы контролировать вход в дом и иметь возможность отступить через окно.

— Привет. Как прошло?

— Я склоняюсь к мысли отказаться от сотрудничества с тобой, — даже подобрав формальную формулировку, она не смогла скрыть виноватой интонации.

— Рассказывай.

Три минуты спустя.

Вилиан рассказала. Вернее, она думала что рассказала.

— Ясно. Я задам парочку уточняющих вопросов?

Тридцать минут спустя.

— Чем ты там занималась? На половину вопросов ответ один: откуда мне знать?

— Откуда мне знать такие мелочи? — вяло ответила замученная красавица. — Половина из них бесполезна. Как это нам поможет их перебить до прибытия подкрепления? Или прорваться внутрь? Или незаметно проскользнуть?

— Пока не знаю, — возмущению во взгляде Вилиан не было предела. — А теперь ты расскажешь мне всё о своей магии, красавица. — А нет, вот теперь точно нет предела.

* * *

Башня Героев. По сути, это не башня. Скрижали всегда находятся на земле. Не знаю почему, но так они устроены. Нельзя взять и затащить булыжник на вершину самой высокой башни и пусть её охраняет дракон. Нет. Та самая Высшая магия, которая и не Высшая магия вовсе, не даст этого сделать.

Скрижаль стоит на земле. Вокруг неё начинают создавать укрепление. Первый уровень — комната. Да, скрижаль находиться в маленькой комнате, в которой даже парочке Разумных будет тесно. Естественно, в этой комнате нет дверей. Проход в неё работает за счёт Высших Кристаллов с магией Искажения Пространства. Нужен специальный ключ, чтобы пройти в эту комнату. Тоже Кристалл с Искажающей магией. Если эти два искажения совместить — они как бы выпрямятся. Вот тогда-то и появится обычная дверь. Её даже на щеколду не закрывают. Думают, что тот, кто сумел обойти Пространственное Искажение с обычной дверью точно справится. Наивные.

А вот вокруг этой комнаты уже строится башня. Монументальное сооружение. Основание квадрат со стороной десять метров. Высота башни пятнадцать.

Нужно немного пояснить что вообще из себя представляет замок Короля Норсалии. Это не просто огромный каменный дом. Нет. Огромная территория огорожена высокой каменной стеной. А за ней прячутся десятки построек. Конюшни, полигоны для личной стражи короля, кухни, дома для прислуги, гостевые дома и ещё много чего. Ну и конечно сам замок. Даже два замка. Один поменьше. Его начали строить шесть лет назад для Королевы её эльфийские сородичи. И хоть он и меньше Королевского, но сразу видно, что для других рас эльфийские мастера всё же халтурят, несмотря на гордость их профессии. Ну да это сейчас не важно.

В общем, получается городок внутри города.

Башня Героев — отдельное помещение. Она не является частью самого замка, а лишь частью замкового комплекса. Так почти всегда. Хоть Скрижаль и сама по себе булыжник, нагромождения камня вокруг себя она также не терпит. Вот такой чувствительный и ранимый булыжник. Поэтому вокруг Скрижали лишь одна комната, вокруг которой лишь одни башенные стены. И всё.

Обычно Башни Героев (это распространённое название, как и Скрижаль) используются с какой-нибудь целью. Там могут расположить артефактное производство или казармы для бойцов. Да мало ли для чего можно использовать лишние квадратные метры? Хоть бельё там сушить.

Но не в нашем случае. Полгода назад, когда появилось новое пророчество, Башня опустела. Оттуда просто всех выгнали. Конечно, ни у кого из них не было необходимого ключа-кристалла с нужным Пространственным Искажением, но видимо у кого-то из начальства включилась паранойя.

Теперь Башня пуста. Два стража у входа в саму Башню. Двое внутри, у комнаты. Каждому за триста лет. Опытные боевые маги.

Это интересный момент. В Норсалии всего семь Старших магов. Король не в их числе — младше. Командир стражей Коргун, пожалуй единственный Старший на службе у короны. Остальные сами по себе. Даже не приближённые. Просто живут в королевстве. Припеваючи. Им и делать ничего не надо. Любое королевство будет с радостью содержать Старших и тем более Древних, даже если они не часть местных сил. Это вопрос престижа. «В моём королевстве вот столько Старших, понял, да?». Что-то в этом роде. Ну и надежда, что они вмешаются, случись какая беда, тоже присутствует. В Шенгерии проживают трое Старших. Два из них поселились здесь после появления новой Королевы. Но сами они не эльфы. Видимо, их тоже привлекла загадка появления в этой дыре (по меркам эльфийской принцессы) такого цветка. Другой живёт здесь давно. А значит, подпадает под пророчество. Уверен, он сейчас тоже ищет наглого Героя, который может вот так запросто, одним шажком за границу города, его, Старшего мага, убить. А может меня ищут все трое Старших. Плюс командир Коргун. Если бы я не был полностью защищён от Ментальных техник, вроде того же поиска, меня бы уже раз сто… сами можете выбрать смертельную пытку по своему вкусу.

Но суть не в этом. Четыре мага за триста лет. Одна смена. А всего их три. Двенадцать опытных боевых магов, за триста лет каждому, занимаются охраной булыжника в королевстве, где с такими Сильными магами дефицит. Что же там такого на этом булыжнике нацарапано?

Сейчас попробуем посмотреть. Ранее утро. Обе луны уже блеклые, а солнце ещё не выглянуло из-за горизонта.

Сперва стена. Как оказалось, Защиту от Пересечения можно пересечь. И даже несколькими способами. При помощи специальных микстур, не из таких уж и редких ингредиентов, или при помощи специальных Кристаллов. У Вилиан и того и другого хватало.

Ещё одна странность. Пятое хранилище находится как раз внутри замка. Глубоко в его подвалах. Степеней защиты там просто море. Но Вилиан их прошла, застряв уже у самого хранилища, наткнувшись на Ментальную магию. А тут обычной башенки, в сторонке от остальных зданий, испугалась. Я спросил её прямо: почему так? Ответ был прост: пока мы не пойдём за Браслетом, я не раскрою тебе правду. Но заверила, что её способ проникновения в хранилище с Башней Героев ничем не поможет.

Нашли удобное место. Вокруг стены вообще редко стражи ходят. Я думаю, они все сейчас круги наматывают у другой стены — внешней.

Вперёд! Подбегаем к стене. Вилиан достаёт Кристалл. Начинает свою абракадабру.

— Готово.

— Я первый.

Чуть присел. Рывок! Зацепился за край стены. Подтянулся. Выглянул. Никого. Перелез. Через секунду рядом приземлилась Вилиан.

— Вперёд!

Передвигаться по территории замкового комплекса занятие не из простых. Из-за магии. Для нас в этом нет ничего сложного. Из-за магии. У Вилиан было с собой несколько амулетов, защищающих от обнаружения поисковой магией. Такая магия бывает не только Ментальной. Тот же Поиск Жизни Лорпеля — магия жизни. Есть и Пространственная магия обнаружения. Если бы не эти амулеты, нас бы быстро обнаружили и поймали. Сейчас нас могут увидеть только воочию. У амулетов один минус ќ- короткое время действия. Нужно спешить.

Следующий этап — Башня. Нужно попасть внутрь. Раньше в Башню было два входа и множество окон-бойниц. Всё замуровано. Кроме одной двери, рядом с которой стоят двое стражников.

Тягаться с ними? Ничего сложного при неожиданном нападении. А дальше что? Нет, парни. Стойте себе, сторожите. Мы через заднюю дверь войдём. Осталось её сделать.

Мы перебежками, по широкому полукругу, обошли Башню. Подобрались к ней с обратной стороны. Стражники у ворот в основном там и стоят, но иногда всё же обходят вокруг Башни. Больше чтобы ноги размять, чем из бдительности. Только какая нам разница по какой причине нас заметят? Нужно поторопиться.

Стена Башни испещрена рунами. Да, рунами. Я теперь эксперт в этой области. Руны — одна из разновидностей Артефакторики. Руны наносятся на большинство артефактов, придавая им те или иные свойства. Рунический алфавит настолько сложен и запутан, что на его изучение нужно отдать не один десяток лет жизни. У меня в голове есть тот, кто так и сделал.

— «Что это за руны?»

— «Погоди… Укрепляющие… Защита от холода и жары.»

— «Что-нибудь для обнаружения спайдерменов есть?»

— «Нет. Не вижу. Всё для того, чтобы Башня дольше простояла.»

Хорошо. Поехали.

Клейкость. Ладонь к стене. Клейкость. Вторая ладонь к стене. К ботинкам я Приклеил несколько лезвий.

Отлично. Полезли.

И я полез. По стене. Старался не шуметь, хотя и активировал Звукохват. Очень скоро я оказался на двенадцатиметровой высоте. Достал из сумки верёвку. Где-то полметра у одного конца обработал Клейкостью. Приклеил к стене. Сбросил остальное вниз. Верёвка почти сразу натянулась.

— Чем я сейчас занимаюсь? — прошептала Вилиан, оказавшись рядом.

— Не поднимайся выше, не прикасайся к Приклеенной части верёвки. Тебе не понравится, что тогда случится.

— Интересная у тебя магия. Никогда такой не встречала.

— Верёвка.

Вилиан начала скручивать верёвку по которой поднималась. Я в это время Приклеил к стене ещё несколько верёвок покороче. Пару метров длиной. Обмотались ими вокруг пояса. Закрепились. Вот теперь можно начать верховые работы.

Простучал стену. Вот. Нашёл. Здесь раньше было окно. Его конечно заделали, но той же толщиной, что и остальная часть стены, это место похвастаться не может.

Так. Теперь подставка нужна. Под обнаруженным окном приклеил специально для этого случая созданную конструкцию. Когда мы начнём дробить стену, все осколки будут падать в это подобие поддона.

Да. Мы будем просто и без затей дробить стену. Вернее, не мы. Она.

— Чем я сейчас занимаюсь? — протянула Вилиан мне кинжал с широким, прочным лезвием.

Наложил на него Уплотнение. Хорошо по мане вложился.

— Поторопись. Долго держать Звукохвата на полную мощность мне маны не хватит.

— Чем я сейчас занимаюсь? — уже чуть ли не плача прошептала Вилиан.

Её можно понять. Разрабатывали план мы с Дедионом. Мой попутчик очень помог советами и их реализацией. А вот Вилиан… чем дальше я прорабатывал план, тем шире становились её глаза.

Когда я рассказал ей эту часть плана, красавица схватилась за голову. И не только потому, что мы будем делать дырку в стене в пятнадцати метрах от двух стражников снаружи Башни и двух внутри. Её немного шокировало такое применение своих способностей.

Вилиан двести пятьдесят лет. И у неё оказался очень Сильный магический билд. Она изучила все возможные заклинания, увеличивающие её скорость. И применяла их на полную. Благодаря расположенности в одной редком заклинании. Контроль Инерции. Она может мгновенно ускориться до любой скорости, мгновенно остановиться, делать на бешенной скорости любые действия — никаких проблем. Её Тело это выдерживает. Ведь она контролирует инерцию. Вплоть до крови в сосудах, до каждой мышцы. Я могу применять непродолжительные Рывки, после каждого делая хотя бы небольшой перерыв. Вилиан этого не нужно. Она может на скорости превосходящую мой Рывок двигаться пока мана не закончится. Ей даже пришлось потратить много лет на изучение не расположенного для неё заклинания ќ- Чёткости Чувств, чтобы глаза и другие органы чувств успевали за её Телом. Потратила много времени, чтобы научиться в этом состоянии ускорять работу мозга, чтобы тот успевал обрабатывать всю получаемую информацию за мгновения.

В общем, она очень быстрая.

И как я придумал это использовать? Ответ прост — использовать её скоростную ручку в качестве дробильной машины.

— Начинай!

И она начала. Это… круто. Вилиан уже демонстрировала мне свои способности, и всё равно завораживает. Я просто не мог разглядеть лезвия в её руке. Почти сразу от стены начали откалываться камни и падать вниз, в подставку.

Я выжимал из себя всё, чтобы Звукохват работал на полную. Потому что тут шуму было… Весь замок бы на уши подняли. Если радиус Звукохвата увеличить расход маны уменьшается, вот только я не знаю, где сейчас охранники внутри Башни. Может решили прогуляться на верхние этажи. Вот смеху-то будет: кусок стены падает внутрь башни, и из образовавшей дыры на нас смотрит бородатая морда стражника. Уверен после недолгой паузы я обязательно спрошу: «Не подскажите, как пройти в библиотеку?»

Поэтому я использовал Звукохват на маленьком радиусе, от греха подальше. Надолго меня…

— Стой!

Вилиан остановилась.

— Что?

Перевёл взгляд вниз. Красавица повторила за мной.

— Рахлес! — очень громко прошептала она. Я сам еле услышал, но уверен, внизу прозвучало как гром.

Да. Там был стражник. Подставка для камней выкрашена в цвет стены, мы тоже в сером. И почему меня это не сильно успокаивает?

Стоит. И сколько ты будешь там торчать? Взглянул на стену. Дыра уже есть. Небольшая, через такую не пролезешь, но это за двадцать секунд работы ручной дробилки. Тут минута работы осталась.

— Продолжай, — тихо сказал я.

— С ума сошёл! — тихо прокричала она.

— А какая разница? — тихо возразил я.

— Каменная крошка, — тихо подметила она.

— Рискнём, — тихо заключил я.

Кинув на меня тихий выразительный взгляд, Вилиан сжала в ладони кинжал и продолжила работу.

А стражник всё не уходит. Мне прямо захотелось, чтобы какой-нибудь камень реально отвалился и упал ему на голову.

Большой осколок откололся от стены внутрь Башни.

— Стоп! Пролезем. Давай, ты первая.

Вилиан ловко пролезла внутрь. Я залез за ней. Дыру занавесил заранее приготовленной тканью. Учитывая, что там болтаются верёвки и висит непонятный поддон — толку от этой тряпки ноль. Но пусть будет.

А здесь пыльно. Большая комната. Пустая. Только куча мебели свалена в углу. В другом углу лестница, ведущая вниз.

Подошли. Мы по идее сейчас на четвёртом этаже Башни. Скрижаль и стражники должны быть на первом. Аккуратно спускаюсь ниже. Очередная пыльная комната. Лестница ведёт дальше вниз.

Ещё на этаж вниз. Та же самая ситуация.

Речь. Слов не разобрать, но это речь. А вот и последний этап — два трёхсотлетних мага. Этих уже не обойти.

Подзываю Вилиан. Тихонько располагаемся на втором этаже Башни, рядом с лестницей.

Активирую Звуколова. Послушаем, что там.

Играют. Карты. Двое. Болтают ни о чём.

Достал Связующую Нить.

— Вилиан, отойди к стене, — указал я на дальнюю. — Только тихо.

Красавица медленно, на цыпочках, выполнила мою просьбу.

Посмотрим. Нажал на кнопку.

Минута. Ничего. Две минуты. Ничего. Вообще ничего не чувствую.

— «Как я и говорил.»

— «Как это вообще возможно? Я тоже не чувствую изменений. Вечно с тобой всё не так.»

Не получилось. Жаль. Тогда план «Б». Будем ждать.

* * *

Ждать пришлось недолго. Час. Один из них возжелал желанием посетить уборную. Она была там же, идти особо никуда не нужно. Но если уж разделить, то хоть так.

— Готова?

— Чем я сейчас занимаюсь?

Когда я услышал, как дверь уборной закрылась:

— Давай!

Вилиан, только что стоявшая передо мной, исчезла. До сих пор в шоке. Она нереально быстрая. Я тоже сразу побежал вниз.

Получилось. Вилиан стояла над стражником. Тот упал мордой на стол. Живой. Убивать нельзя. Об этом сразу узнают. Грёбанная магия.

Его напарник ничего не услышал. Звукохват. Точно рассчитанный радиус заклинания и готово. Твоего напарника с шумом и борьбой несколькими ударами вырубают, а ты в это время сидишь на троне, размышляешь о высоком.

— «Поторопитесь. Если его напарник рожает не питона, а червячка, у вас мало времени осталось.»

Показываю Вилиан на дверь уборной. Она кивает. Раз. И уже у двери.

Дверь открывается. Даже не разглядел, что произошло. Секунда — и Вилиан вытаскивает отключившегося мужичка, таща его за ноги. Если не ожидать от неё нападения, победить просто нереально.

— Держи, — протягиваю ей пояс с микстурами. Да, для этих стражников это не конец. Мы их накачаем. Там много всякого веселья, отшибающего кратковременную память. Если получится всё сделать быстро, есть шанс что они даже не поймут ничего.

А вот и комната. Небольшая. Три на три метра. Два в высоту. Вся поверхность стен переливается. Пространственное Искажение. Есть лишь один небольшой открытый участок. Выемка. В которую нужно вставить Кристалл.

— «Ну что, начнём?»

Достал из мешка артефакт. Собственного производства. Деревянный куб, со стороной десять сантиметров. Испещрённый рунами. Не нарисованы, а именно вырезаны на его поверхности. И нет, рунический язык я не освоил. Делал что говорил Дедион. Сколько времени и дерева я перевёл, прежде чем Дедион сказал: «Для криворукого паркинсонщика покатит», даже вспоминать не хочу. Помимо рун в кубе было две выемки под Кристаллы. В одну я вставил обычный залитый маной Кристалл. Он послужит источником энергии для работы артефакта. Во второй вставил пустой Кристалл. У Кристаллов разные размеры, как, скажем, у гаек. Разные, но типичные. И здесь был типичный небольшой размер — как и у всех ключей-кристаллов от Пространственных Искажений. Спокойно помещается в ладонь. Формой Кристаллы напоминают мячи для регби. Вытянутые, симметричные. Одной стороной пустой Кристалл оказался в выемке моего куба, другой я воткнул его в выемку в стене.

— «Держи эту конструкцию. Понадобится не меньше пяти минут.»

— «Помню. Держу.»

Это не взлом. Пока. Сейчас мы копируем Принцип этого Искажения. Сохраняем заклинание, которым оно было создано, в Кристалл.

— Это не сработает, — подошла Вилиан. — Такую защиту используют для сохранения самых дорогих и важных вещей. Высочайшая надёжность.

Пустой Кристалл начал приобретать синий оттенок. Внутри него появилось несколько крутящихся искорок.

— «Руническая магия. Мог бы и раньше мне рассказать, если это такая полезная вещь.»

— «Это основы Артефакторики. Самый слабый её вариант. Руны не меняют Естество предмета, плюс нужна внешняя подпитка для работы артефакта. КПД используемой маны и энергии низкий. Потери высокие. Это у тебя от ангельской щёлочки куча забитых под завязку Высших Кристаллов, другим мальчикам из эскорта так много не платят. Если кто-то из опытных Мастеров Артефакторики на это бы посмотрел — поседел бы на месте. Всё, готово.»

Вытащил Кристалл. Достал из сумки ещё один куб. Его я сделал уже пошустрее, но всё равно пришлось помучаться. В нём было уже три выемки. В одну вставил полный Кристалл. Источник маны. Во вторую полученный нами только что Кристалл с заклинанием Искажения, которое наложено на комнату. В третью пустой Кристалл. Вот этот артефакт уже и создаст в третьем Кристалле Искажение, нивелирующее то, что во втором. А именно это нам и нужно.

— «Тоже минут пять займёт.»

Вилиан с интересом смотрела на происходящее, хотя и видно было, что она не верит в успех этой идеи. Женское любопытство всегда пересиливает всё остальное. Хотя, когда дело касается магических Кристаллов, рунических артефактов и взлома — тут и мальчишеское проснётся.

— «Разве нет другого способа обойти или снять Пространственное Искажение?»

— «Есть. Сила. Большинство заклинаний бесполезно, но если использовать магию родственную Пространственной, она будет взаимодействовать с Искажением и влиять на него. Само по себе это не снимет защиту, зато очень быстро разрядит Кристалл, который её подпитывает.»

— «То есть, остальные способы шумные?»

— «Очень. Готово.»

Вытащил Кристалл. Остальное убрал в сумку.

Проверим.

Подошёл к выемке в стене. Вставил Кристалл. Искажения по стенам начали двигаться быстрее, закручиваться. Пару секунд и… Есть!

Обычная комната. Обычная дверь.

— Это невозможно, — ошарашенно прошептала Вилиан.

— «В Капитуле Чистоты тоже так думали.»

— «Неужели это твоя собственная разработка?»

— «Придумал я это сам. Но не думаю, что был первым. Любители играть кубиками поступали, как и я — не стали делиться своими игрушками.»

— Да уж Ларочка, тебе до расхитительницы гробниц ещё расти и расти.

— Но ведь… Ты можешь открыть любую…

— Вилиан. Артефакт с Лечением. Помнишь? Нужно будет помочь этим двоим. Одного обратно в туалет, другого за стол. Все микстуры им влила?

— Да. Если ты прав, они ничего не вспомнят. Но самочувствие…

— Сразу тревогу бить не станут. Устроят проверку. И ничего. Искажение работает. Ключ не пропадал. Стену я заклею. Верёвки и поддон уберём. Никаких следов.

— Поняла, — ответила Вилиан, доставая из сумки артефакт с заклинанием Лечения.

Так. А мне пора узнать, какое же для меня уготовлено пророчество.

Открыл дверь. Зашёл внутрь. Закрыл за собой. Тесновато тут. Скрижаль оказалась больше, чем я представлял. Почти в потолок упирается.

Так-так, почитаем, что тут у нас?

— «Да вы совсем охренели?!»

— «Да вы совсем охренели!?»

* * *

Кристаллом с копией Искажения восстановил защиту комнаты со Скрижалью. Накаченные микстурной «наркотой» стражники Вылечены. Скоро очнутся.

Стражника снаружи не было. При помощи Клейкости восстановил «выбитое» окно. Продержится долго. Вилиан спустилась вниз. Отклеил все верёвки. Спайдерменом спустился сам.

Готово.

— Уходим?

— Нет. Нужно пока спрятаться где-нибудь.

— Когда стражники очухаются, помимо Башни могут начать везде искать.

— Мне нужно всё обдумать.

Неподалёку находился гостевой дом. Ни в одном окне не горит свет. Пустой.

— Пойдём.

Конечно, заходить внутрь мы не стали. Мало ли какая там защита от проникновения. Просто обошли, чтобы не попасть на глаза стражникам. За домом был небольшой сад. Там и спрятались в кустах.

Рассвет уже не ранний. Скоро здесь будет куча Разумных. Нужно что-то решать.

— Почему мы ещё здесь? — опасливо оглянулась вокруг Вилиан.

— Из-за моего пророчества.

— Ясно… — протянула красавица. — И в чём оно заключается?

— Если вкратце: «Ни один Герой, что попал в город, не сможет его покинуть, пока его семя не окажется в местной Королеве.»

Вилиан зависла.

— Что, прости? Я кажется… Что ты сейчас сказал?

— Ты всё правильно расслышала.

— Ты… Ты должен трахнуть эльфийскую Королеву?

— Похоже на то.

— Жаль. Этого не случится. Тебя убьют при любом варианте. Сотни поколений гордости эльфийских правителей, слившиеся в двухсотлетнюю эльфийскую принцессу. Это пророчество действительно невыполнимо.

— Похоже на то.

— Почему мы не уходим? Ты решил помочь мне прямо сейчас? Сначала нужно подготовиться.

— Нет. Сначала ты поможешь мне в выполнении только что созданного двухэтапного плана.

— Какого ещё плана? И что за этапы? Какой первый?

— Выкрасть эльфийскую Королеву.

— … Боюсь спросить, — и в правду с опаской произнесла красавица. — И какой второй этап?

— Изнасиловать эльфийскую Королеву.

* * *

Из болтовни двух стражников в Башне я узнал кое-что полезное.

Первое. Королева сейчас находится в своём замке. Она вообще там проводит много времени. Почти не общается с мужем.

Второе. В этот замок допускаются единицы. Только самые преданные и доверенные лично королеве. А на последний этаж, где находятся покои Лансуриеллы вообще может заходить только её личная служанка. Минимальный штат прислуги и охраны.

Я знаю, где моя цель сейчас находится. Минимум посторонних. Обстоятельства гораздо более приемлемые, чем обычно, если вам вдруг приспичит трахнуть Королеву крупного государства при живом муже.

Ну как тут устоять?

И вот сейчас я ползаю вокруг её замка. Забор я уже преодолел, теперь нужно найти место для проникновения в здание.

— «Я думал, ты включишь романтика.»

— «В смысле включу? Я и есть романтик. Обязательно ей стихотворение прочитаю перед началом.»

— «Ты что-то задумал? Слышу хитрые интонации в… мыслеречи.»

Не получается. Никак.

Опять спайдерменить? Уговорили.

Шустренько поднялся по стене. В такие моменты я никак не могу выбросить из головы мысль: как это будет выглядеть со стороны для случайного свидетеля? Мужик ползёт прямо по стенке замка Королевы. Может он телевизионщик? Пришёл установить антенну? Надеюсь, так все и подумают.

Поднялся на крышу. А дальше что?

Нашёл. Дымоход.

— «Если увидишь в нём какую-нибудь защиту от проникновения, скажи мне до того, как я трупом свалюсь вниз.»

Широкий. Я спокойно пролезу. Чистый. Либо камином не пользуются, либо магия. Чтобы не было, одной из возможных причин всегда будет магия.

Полезли.

— «Стой!»

Даже ногу не успел засунуть.

— «Что?»

— «Нет. Показалось.»

— «Ты серьёзно или шутки шутишь?»

— «Когда дело касается изнасилования эльфийских Королев я всегда серьёзен. Вот если бы целью был Король…»

Ясно. Начал спуск. Хорошо получается. Я будто создан для этого. Всё. Стоп. Вот и камин. Аккуратно сложенные поленья. Надеюсь, никто их сейчас Огненным Шаром не подпалит.

Отключил Звукохват, активировал Звуколов. Помониторил комнату. Тихо. Никого нет. Спустился вниз.

Обеденный зал. Большой стол. Двенадцать стульев (привет старине Остапу Бендеру). Один во главе стола. Не отличимый от остальных. Пять с одной стороны и шесть с другой.

— «Ты же понимаешь, что Королева не включила тебя в Список? Ты не сможешь открывать двери в её замке.»

Как же меня бесит магия! В мире меча и магии. От мечей я, кстати, тоже не в восторге.

— «Помещение живое. Это не просто пустующая комната в огромном замке.»

— «Какое облегчение! А то обычно камины в чуланах устанавливают. Что делать-то?»

— «Ждать.»

— «Чего?»

— «Завтрака.»

* * *

Я накаркал. Дровишки горят. Я копчусь.

Подожгли их правда не Огненным Шаром. Эльфийская Королева, видимо, предпочитает живой огонь. Но мне от этого не… а вообще-то горячо.

Через двадцать минут после моего проникновения, дверь в комнату открылась. Служанки принесли завтрак. Начали расставлять на столе. Я, понятное дело, это только слышал, заняв уже насиженное место в дымоходе. А после в зал зашли они. Двенадцать Разумных. Просто супер! Эльфийская Королева, известная в народе своей надменностью, не завтракает в гордом одиночестве, а предпочитает компанию.

Расселись, приступили к еде. Завязался житейский разговор. Не великосветский, а именно житейский. Будто за столом сидят давние друзья. И угадайте, кто не меньше других принимал в нём участие? Абсолютно нормально, на равных общаясь со всеми? С кем остальные говорили с искренним уважением? Не с лестью или подобострастием. С уважением. Я это смог различить даже за треском горящих поленьев, отвлекаясь на слезящиеся глаза, в состоянии помутнения рассудка из-за дыма. Да-да, это была она — наглая, надменная, высокомерная и напыщенная Королева Лансуриелла.

А теперь время рецепта от Дедиона. Записывайте, может пригодится:

пара микстур Сна,

пара микстур Спокойствия,

листья Громешки,

листья Ромаллы,

корень Чистохвоста,

и рунический артефакт.

Артефакт, как я уже привык, в форме куба. Одна его сторона вогнутая, напоминает блюдце. В неё и выливаются и высыпаются остальные ингредиенты. На другой стороне уже привычная выемка под Кристалл для подачи маны. Этот артефакт особым образом (не выделяя тепла) нагревает эту смесь, превращая в сонный газ. Цвета у него изначально нет. Благодаря листьям Громешки у него пропадает запах. Корень Чистохвоста ускоряет эффект. Ведь обычно сон наступает не сразу. Тем более у Сильных магов. А так, по словам Дедиона, одна-две минуты и вырубится почти любой. За исключением совсем уж серьёзных магов. Но даже одна-две минуты — это много. Поэтому нужны микстуры Спокойствия и листья Ромаллы. Они успокаивают жертву. Не дают заметить воздействие раньше необходимого.

Не трудно догадаться зачем Дедион изобрёл те кубы, взломавшие комнату со Скрижалью. Зачем он придумывал, экспериментировал, модернизировал и создал ЭТО, я не спрашивал. Это было планом «В» для стражей Башни Героев, но пригодилось здесь.

В общем, это варево сейчас находится прямо под обеденным столом. Для работы так всеми любимого Полога Тишины необходима герметизация. Значит, в двери зала нет ни одной щели. Окна тоже закрыты. А газ этот тяжелее воздуха, как, скажем, тот же хлор. Скапливается внизу. Поэтому камин и дымоход ему не помеха для заполнения всей комнаты.

Одна беда — их двенадцать. У всех разные способности и сопротивляемости. Когда одни начнут падать мордой на стол, у остальных явно пропадёт спокойствие и сон как рукой снимет. А потом достаточно открыть дверь, посильнее разжечь огонь в камине и готово. Очередной начинающий насильник эльфийских Королев получит заслуженное наказание.

Поэтому я висел в дымоходе с некоторым страхом ожидая, когда всё начнётся. Даже мелькнула мысль: пусть они нормально поедят и валят по своим делам. А мне и здесь хорошо. Тепло и сухо.

Если бы. Я слышал, как постепенно затухает разговор. Собеседники всё более тихо и размеренно произносят слова, замолкают посреди предложений. Работает. Несколько даже с некоторой осторожностью поинтересовались: «Что это с вами?». А вот это плохо. Видимо, всё же есть крепыши.

Одной рукой медленно вытащил нож. Достал несколько микстур. Выпил. Эти на короткое время защищают от действия проклятий. Не особо хочется это делать. Но придётся. Рахлес!

— Да что с вами со всеми происходит?!

— Я не…

Пора. Встречайте Санта Клауса!

Я сиганул вниз, прямо в горящие поленья. Рывок. Схватил свою будущую жертву насилия за подбородок, оттянул голову назад, приставил нож к шее.

— Не дёргаться! Или я её зарежу!

Интересно. Тут были люди, демоны, двое огров. Ни одного эльфа. Кроме Королевы.

Несколько сразу подскочили со стульев.

— Сели! Живо! Руки на стол! Руки на стол! — дёрнул я эльфийку, оттягивая её голову ещё сильнее назад. — Всем руки на стол! Сели! Живо!

— Хорошо, хорошо, успокойся, — заторможено проговорил один из них, садясь обратно.

— Что тебе нужно? — спросил тот же, что до этого интересовался состоянием остальных. Крепыш.

— Мордой на стол! Все мордой на стол! Выполнять!

От крепыша ко мне потянулись Нити Сознания. Вот почему ты крепыш. Ментальный маг.

— Мне твои нитки не страшны. А вот ей мой нож точно да! Мордой на стол!

Когда я выскочил пятеро были уже в начальной стадии сна. Теперь они без сознания. Ещё двое к ним присоединились позже. Осталось четверо.

Я почувствовал слабость. Нет. Я почувствовал Слабость.

— «Сильное заклинание. Защита от микстур еле справляется.»

— Если через пять секунд Слабость не снимешь, я ей глотку перережу! — надавил я лезвием на нежную кожу шеи.

Сработало. Слабость пропала.

— Я сказал мордой в стол! — надавил я ещё сильнее, по лезвию потекла струйка крови. Рахлес!

— Не слушайте его, — слабеющим голосом прошептала Лансуриелла.

— Если ты им дорога так же, как и они тебе — послушают. Легли на стол. Живо, — уже спокойно сказал я.

Медленно. Все четверо положили голову на столешницу.

— Не беспокойтесь, я не причиню ей вреда. — Меня тоже начинает клонить в сон.

Затихли. Глаза закрыты. Вот только… Прости, Лансуриелла.

С силой дёрнул её вперёд и вниз, на стол. Девушка болезненно вскрикнула. Никто даже бровью не повёл. Кажется и правда вырубились.

— «Круто ты её нагнул. Прямо здесь пророчество исполнишь?»

— «Да пошёл ты!»

Лансуриелла затихла. Закинул её себе на плечо. Меня повело. Я специально держался выше остальных, вот только по сравнению с серьёзными магами мне много вдыхать и не нужно. Скоро я тоже вырублюсь. Вот смеху-то будет, когда очнусь.

Никогда.

Обычно человека на плечо закидывают туловищем назад, за спину. Так легче нести. Я сделал наоборот. Мы лёгких путей не ищем! Но по факту, мне нужен доступ к её прекрасной ручке.

Всё верно. Красавицу с редчайшим заклинанием я использовал как ручную дробилку. Эльфийская Королева сойдёт за открывателя дверей.

Подошёл в двери. Взял её ладонь в свою. Открыл.

— «Куда ты её потащил? Я думал ты её в дымоход затянешь, как к каком-нибудь хорроре. А там на крыше, на свежем воздухе так сказать…»

— Королева! Что с ней?!

Возле дверей стояли две служанки. Вернее, уже лежали. Повезло, что они Чудесницы. Даже такой концентрации газа, хлынувшего из открытой двери зала им хватило. Естественно, сражение с двумя боевыми горничными, когда у тебя на плече эльфийская Королева — это одна из моих скрытых фантазий. Но вряд ли я бы сейчас их вывез.

— «Этот твой газ в больших дозах может привести к смерти?»

— «Не в той, которую ты залил в чашу.»

Быстренько затащил служанок внутрь обеденного зала. Закрыл дверь рукой Лансуриеллы. Отлично. По словам Дедиона, артефакт будет работать пол часа. Да и после газ никуда из этой комнаты не денется. Время есть. Хочется верить, что больше в замке нет Сильных магов.

И куда теперь?

* * *

Где не станут искать похищенную Королеву? Мне почему-то сразу пришла в голову мысль: в собственных покоях. Значит, прогуляемся.

Ползая вокруг замка, я смог в общих чертах разобраться в его внутреннем устройстве. Лестница была неподалёку. Поднялся сразу на последний этаж.

Открываем дверь. Закрываем. Готово. На этот этаж доступ только у личной служанки Лансуриеллы. Уже поспокойней. А где здесь её покои?

Нашёл. Несложно было найти эту шикарную дверь, за которой скрывались шикарные апартаменты.

Положил Королеву на кровать.

— «Будешь ждать, когда она очнётся? У тебя ещё осталась микстура Сна.»

— «Разберусь без этого.»

— «Хочешь ещё раз попробовать применить Связующую Нить? Или сразу воспользуешься магией другой своей палки? Там точно какой-то мощнейший артефакт.»

— «Думаешь, эти шутки отвлекут меня от того, что я сделал? Или от того, что собираюсь сделать?»

— «С чего это я должен тебя от этого отвлекать? План с похищением выглядел безумно, но теперь, когда он сработал, безумием будет дать по тормозам. Хочу, чтобы ты понял, что в этом нет ничего ужасного. Между прочим, жизни тысяч Разумных на кону.»

— «Жизни двух Разумных. Сомнительной ценности. Тем более, ты и не умрёшь вовсе.»

— «Как же тяжело с тобой, когда ты сам начинаешь хаять собственные решения.»

— «По моему опыту, те, кто этого не делает, либо лицемерные глупцы, либо лицемерные ублюдки.»

— «Сомневающиеся похитители и насильники в список не попали. Жаль.»

Лансуриелла зашевелилась. Отошёл подальше. Сел в кресло.

— Вставай, не бойся.

Королева встала.

— Что это значит?

— А ты очень рассудительна. Думал, кинешься в бой или попробуешь убежать.

— У тебя было время не дать мне этих возможностей. Значит, в них нет смысла. И мне интересно — почему?

— Потому что тебе дороги те, кто остался в том зале.

— Что с ними?

— Пока ничего. Но я не единственный неприглашённый гость в твоём замке.

— Оставил с ними своих пособников? Угрожаем моим подданным?

— Да.

— Чего ты хочешь?

— Исполнить пророчество.

— Ты Герой? — абсолютно спокойно отреагировала на мои слова Лансуриелла.

— Верно.

— Это невозможно.

— Понимаю. Даже жизни твоих подданных того не стоят?

— То, что ты предлагаешь мне сделать, ставит под угрозу жизни куда большего количества моих подданных.

— Ты кажется не поняла меня. Я говорил не о жизни тех, кто сейчас крепко спит на три этажа ниже. Я говорил о жизни всех жителей Шенгерии.

— Ты знаешь текст пророчества?

— Знаю. Взглянул на Скрижаль. Но и без этого не трудно понять, почему я всё ещё в городе.

— Из города не выбраться.

— А в твои покои не попасть. Тем не менее мы здесь. Я ведь мог покинуть город с самого начала, до его блокировки, но остался. Предположил подобную трактовку пророчества.

Лансуриелла опустила голову.

— Я не могу.

— Почему?

— Как бы мы не старались, секретность сохранить не удастся. Многие знают текст пророчества. Наши соседи. Многие знают, что в город проник Герой. Если ты покинешь город, всем станет ясно что мы делали. У моего мужа будут проблемы.

— «Настолько серьёзные?»

— «Можно ли считать монарха Сильным, если он допустил такое?»

Ясно. Опять заморочки с Силой. Конечно, в любом случае удар по авторитету большой, но неужели он перевесит жизни всех жителей столицы королевства?

— Подобное может привести к войне. Почуяв слабость, враги нападают. Плюс, я дочь… Произошедшее сильно отразится на моей родине. Очень сильно.

Странный диалог. Меня от неё в дрожь бросает. Серьёзно. Никаких эмоций, слёз, обвинений: «Чтобы такой плебей как ты и эльфийская Королева!». Обычная логика, обычные рассуждения. Такие обычные, что пугают.

— Я сейчас выйду отсюда. А потом выйду из города. Это будет несложно. Уж поверь. Я немало всего в жизни делал, в том числе и то, что мне самому не по душе. И мы здесь. Если я уйду сейчас, то это ты их всех убила. Ты сможешь с этим жить?

— Нет. Также, как и не смогу жить, запятнав репутацию своего мужа. Став причиной бед и потрясений для подданных по всей стране.

— Идеальным вариантом была бы моя смерть, так?

Впервые на лице Королевы проявились эмоции.

— … Пожалуй.

— Значит, так и сделаем.

— Ты готов умереть?

— Нет. Я готов помочь тебе инсценировать мою смерть.

Лансуриелла опустила голову. Размышляет. Помогу ей с этим.

— Я знаю, что в городе есть тюрьма. Найти там какого-нибудь убийцу, похожего на меня, несложно.

— Сомнения останутся.

— Я взял одежду у одного из ваших стражников. Уверен, он сможет её опознать на изувеченном трупе. Я попросил… своего помощника доставить её в определённое место. Если мы договоримся, я скажу куда.

— Это ненадёжно.

— Я слушал вас. Там, из камина. Это твои Разумные. Преданные тебе лично. Не проболтаются о случившемся. Охрана Башни тоже твоя. Все живы, не беспокойся, — успокоил я нахмурившуюся Лансуриеллу. — Они ничего не помнят. Намекни, что вспоминать не нужно. Ну кто догадается, что я смог незаметно пролезть в Башню, незаметно узнать текст пророчества, незаметно тебя похитить, незаметно… В общем, и первых трёх пунктов достаточно.

— Ты сразу хотел всё так сделать. Даже форму попросил положить в нужное место. Очень умно. Герои обычно не так умело ориентируются в нашем мире. — К чему она ведёт? — Нашёл идеальный для себя способ. Никто не будет искать мертвеца. Мстить за случившееся. Даже я. Чтобы не поднимать лишнего шума, боясь раскрытия правды. Как ты всё продумал! — скривилось её лицо.

— Мне казалось это лучший вариант для всех. Все останутся живы.

— Я останусь униженной!

Вот. Это уже больше похоже на нормальную, здоровую девушку. Прям от сердца отлегло.

— Я не проникал в город. Всё произошло случайно. Я не заслужил смерть. Но принял бы её, поймай вы меня. Не стал бы ныть: «Мне всего лишь нужно трахнуть эту ушастую!».

И да. Лансуриелла была остроухой. Это единственное отличие от человека, которое я пока рассмотрел. В остальном всё как у людей.

— Но ситуация другая. Теперь твоя очередь принимать её или нет.

— Тебе не знакомо понятие гордости, Герой!

— Не сильно твоя гордость пострадает если ты немного… проглотишь семени.

— Не тебе решать что-либо о моей гордости!.. В смысле, проглотишь? — опешила Лансуриелла.

— Моё семя должно попасть внутрь тебя, верно? Ничего сложного: я сделаю своё дело, а ты результат этого дела… Можно разбавить водой. Или вином. Потом я пойду по своим делам, а твои ребята найдут меня и убьют. Когда всё поуляжется, я тихонько, не привлекая внимания, покину город. И все счастливы!

Лансуриелла как-то странно на меня смотрела. Пару минут.

— Герой… Ну конечно, — прошептала она.

Помолчала ещё минуту.

— Хорошо, я согласна. Но процесс должен быть… нужно подстраховаться. Семя должно прямо из тебя… попасть внутрь меня.

Лансуриелла кинула на меня властный взгляд. Встал. Она подошла ко мне вплотную. Что творится?! Встала на колени. Что здесь творится!? Закрыла глаза. Да что здесь творится!!? Открыла… А-А-А!! Что вообще здесь творится!!?

— Начинай, — приказала мне Королева.

Как-то не сильно хочется. И что мне делать?..

Хм. Потянулся к штанам. Чем я сейчас занимаюсь?

— «Как это возможно?! Это уже просто за гранью! У тебя там реально артефакт покруче Короны Одобрения. Руни нужно было его на Вечере Решений преподнести в качестве дара.»

— «В этот раз как-то я не чувствую победы.»

— «Ты просто кое-чего не понимаешь. Хотя и странно. Ведь ты довольно наблюдательный.»

— «О чём ты?»

— «Тебя не удивляет, что собеседники используют понятные тебе устойчивые выражения? Используют слова, чьё морфологическое происхождение невозможно на Катиноле, а родом с Земли? Земные фразеологизмы, пословицы, поговорки, которыми ты так любишь бросаться. Почему окружающие понимают их смысл, а иногда и сами их произносят. Вернее, для меня-то они как раз ничего такого не говорят, но уверен, что в твоём случае всё иначе.»

— «Я неправильно понимаю, что мне говорят? Общаюсь со всеми через Гугл переводчик?»

— «Как бы… В общем… Высшей магии, — достало уже, честно, — важно, чтобы Герой оставался собой. Язык влияет на мышление. Это хорошо известный факт. Поэтому общий язык, наиболее распространённый на Катиноле, не вкладывается Герою в голову в виде точных слов и структур. Вместо этого используется ассоциативное изучение. Ты правильно понимаешь окружающих, они правильно понимают тебя. По смыслу. Ну и плюс большинство слов имеет точный перевод. Это просто данные, не влияющие на уровень сознания. Таким образом, почти всегда и почти во всём ты правильно понимаешь всех вокруг, а они правильно понимают тебя.»

— «Почти. Здесь не тот случай, да?»

— «Верно. В пророчестве используется устойчивое выражение. Технически, там написано про семя, которое должно попасть внутрь. Но по факту подразумевается конкретный способ попадания и конкретные условия.»

— «Способ… догадываюсь. Условия?»

— «Никакой внешней защиты от зачатия.»

— «Что??»

— «Об этом это выражение. О попытке зачать ребёнка.»

— «Хочешь сказать…»

— «Нет. Внешние способы, вроде дешёвенькой и распространённой микстуры, которой пользовалась твоя деревенская потомственная нимфоманка, или похожие по эффекту заклинания, запрещены. Но есть внутренний. Ей две сотни лет. Она просто пожелав, предотвратит возможную беременность. База Тела позволяет такое.»

Лансуриелла открыла глаза. Кинула на меня гневный взгляд. «Ты там долго ещё?!» — так и говорили её глаза. Пару минут назад она была категорически против, а сейчас торопит.

Попробовал выдавить из себя улыбку. Как-то не очень получилось. Лансуриелла снова закрыла глаза.

— «Я был уверен, ты понимаешь, что подобной лазейки в пророчестве нет. Ведь иначе можно было бы пойти на рынок, купить там семя любого цветка или кустарника. Потом купить в Доме Мага заклинание Привязки за пять золотых. Привязать семя к себе. Готово. Это официально твоё семя. Сам мир это признаёт. Дать его Королеве. Пророчество исполнено.»

Стоя рядом с Королевой с чуть спущенными штанами, я не мог не признать — неплохой план.

— «Ну, с твоими фетишами всё ясно. Даже говорить об этом не хочется.»

И тут я понял главное.

— «Погоди! Но ведь Лансуриелла читала пророчество. Она понимает его смысл.»

— «Вот мы и вернулись к твоей артефактной палке и ногираздвигающей магии.»

— «Но тогда зачем это?»

— «Откуда мне знать, как устроены мысли в голове эльфийской принцессы? Может вот так просто дать незнакомцу — это отвратительно, но если он до этого на лицо конч…»

— «Ясно. Вернее, ничего не ясно.»

Я стоял над эльфийской принцессой и просто красивой девушкой и не мог понять: отвратительно ли то, что теперь эта ситуация меня порядком завела?

* * *

Лучше бы Дедион промолчал. Быть дурачком мне нравится больше, чем дурачка отыгрывать. Пришлось выполнять задуманное. Не мог же я сказать: «Я тут вдруг понял, что нам всё же нужно сексом заняться.»

Но и секс был. После… Короче, в ход пошёл уже проверенный аргумент: нужно подстраховаться. Переместились на постель. Лансуриелла хотела всё сделать побыстрее, я хотел её к этому подготовить. Пришлось выкручиваться. Мы вроде как просто совершаем тут механические движения, но я здесь тебя слегка поласкаю, хорошо? Всё было неловко, никакого особого удовольствия не было. Ситуация не та. Лансуриелла была бревно-бревном с самым безэмоциональным лицом из всех. Ей было приятно. Против физиологии не попрёшь, но выразить это для неё было чем-то постыдным. Мне от этого тоже было не особо приятно. Но и её я мог понять. Поэтому никакого вхождение в раж, желания заставить её стонать и корчиться от удовольствия у меня не возникло. Единственное, что мне всё-таки удалось — Лансуриелла тоже достигла пика. По лицу не скажешь, но по другим признакам я это понял. Уже не зря.

Есть ещё один странный момент: у Лансуриеллы не было пупка. Упругий, ровный, красивый животик. А пупка нет. Каюсь, я никогда до этого не обращал на эту воистину прекрасную часть девушек достойного внимания, но сейчас, заметив её отсутствие… как-то крипово выглядит. Зато я смог отвлечься этим фактом от криповости происходящего.

А вообще, Королева оказалась не такой, какой её видят горожане. Нет, конечно был риск, что её попытка меня убить провалится и я убегу. Покину город. Конец. Но я уверен, что она не стала даже пытаться из-за своих спящих… я даже не знаю, друзья они ей или подданные. Думаю, она ради и тех и других готова на жертвы.

Как только мы закончили, Лансуриелла сразу поднялась и начала приводить себя в порядок. Я тоже. Странное, неловкое… да чего врать? Гадкое настроение.

— Я должна сообщить тебе, что всё же попытаюсь лишить тебя жизни за то, что ты сделал.

Должна сообщить. Вот её я без всяких кавычек могу называть Достойной.

— Почему нет детей?

— Что? — опешила Лансуриелла.

— Ты делаешь всё ради подданных. Отличный правитель. Хотел бы я чтобы все были такими: делали как лучше, а не пытались просто подать себя лучше. Я бы мог сказать, что с моей точки зрения, то что ты сделала — это правильный, жертвенный поступок. А потому он достоин уважения. Но не смогу тебя убедить. Твою гордость и гордость сотен поколений твоих предков мне не переупрямить. Ты искренне веришь, что была этим унижена. И всё же ты пошла на это. Ради подданных. Но ради них же… Для королевства важен наследник. Его отсутствие — признак слабости. А враги ведь нападают, почуяв слабость. Отсюда вопрос: почему нет детей?

— Это тебя не касается.

— Мне уже не так интересно, как ты вообще сюда попала. Причин может быть много. А вот почему нет наследника — тут причин не так уж и много. Спать с мужем — в этом нет ничего унизительного. Даже без любви.

— Это тебя не касается.

— «Она права. Опять ты лезешь не своё дело. И зачем?»

— «Мне интересно. Сначала я подумал: что за дикое пророчество? Какой в нём смысл? Но теперь, когда ты рассказал о его значении… Секс с целью завести ребёнка и Королева, у которой шесть лет в браке нет детей, хотя она сама готова зачать дитя. Пусть и по политическим причинам. Думаю, это пророчество своеобразное издевательство над ситуацией, в которой она оказалась. А я теперь часть этой ситуации. Хочу разобраться.»

— Жорфен «Уверенный». Это ведь из-за него?

— Это тебя не касается.

Лицо абсолютно нечитаемое.

— Угадал.

А вот теперь маска пошатнулась. Не годится так, Королева, нужно держаться до конца.

— Он не хочет свою вторую жену? Почему? Так любил первую?

Эти вопросы ей явно не по душе. Эльфы ќ- однолюбы.

— А ты мужа любишь?

— Это не твоё дело!

— Значит, не любишь. Нет нужды скрывать любовь к мужу. Это не моё дело только если любви нет. Но вы женаты. Он получил эльфийскую принцессу и кучу подарков от её отца. Он хотел свадьбы. Не ты.

— Хватит.

— Тогда проблем с хотением у него быть не должно. Он не может иметь детей?

Вот тут Лансуриелла явно поплыла.

— «Такое возможно? В мире магии? Ведь есть Лечение и всякие микстуры.»

— «Очень даже возможно. С продолжением рода свои заморочки.»

— Почему у мужчины бывшего отцом двух детей теперь такой возможности нет?

— Это не твоё дело.

— Этим ответом ты подтверждаешь мою догадку. А ведь вопрос риторический. Я не упоминал никого конкретно. Просто мужчина. Какие, по-твоему, могут быть причины? Гипотетически?

Лансуриелла уставилась на меня. Какой властный взгляд. А ещё она Королева. Повелевать у неё в крови. Но мне лично пофиг.

— Гипотетически, — тяжело вздохнув начала говорить Лансуриелла. — Он мог получить травму, лишившую его возможности делать то, от чего берутся дети.

— «Такие травмы не Лечатся?»

— «Смотря как он её получил.»

— У этого мужчины нет… инструмента?

— Есть. Нет возможности.

— «Он импотент? В чём проблема? Взять семя…»

— «Нет, Влад. Ребёнка можно зачать только традиционным способом. Никакая магия и медицина в этом не помогут. Мужчина, женщина, соитие.»

— Способа это исправить нет?

— Для нас они недоступны.

— «О чём она? Значит, шансы есть?»

— «Нет. Она говорит о вмешательстве Древних или Древнейших, из тех, кто в таком может разбираться. В теории возможно, на практике — облом.»

— Вы готовите кого-то, кто займёт трон, если Жорфен погибнет? Или может у него есть братья, племянники?

По взгляду Лансуриеллы ответ был очевиден.

— Многие знают о недуге мужчины?

— Самые преданные ему Разумные.

— Чем дольше эта ситуация будет продолжаться…

— Я знаю. Нас ждёт смута. Очень скоро многие при дворе начнут выяснять, кто из них более достоин трона.

— Какой выход нашёл мужчина?

Голова Лансуриеллы опустилась. Я почувствовал, как ей унизителен даже вопрос об этом. И пророчество. Несложно догадаться.

— Может мужчина хочет, чтобы его жена понесла ребёнка от другого? Выдав его за их общего?

— Это неправильно, — жалостливо-уговаривающим голосом прошептала Лансуриелла. Эти слова предназначаются не мне. — И бесполезно. Мир не обмануть. Высшую магию не обмануть. Появится пророчество, в котором будет фигурировать монарх — и все умрут. А оно появится. У Высшей магии, — усмехнулась эльфийка, — жестокое чувство юмора. Это просто временная мера. Все узнают.

— Он нашёл… отца?

— Ха. Любой из доверенных. Это его новая страсть — смотреть, — скривилось её лицо.

— Не понял.

— Любит устраивать… представления. А сам смотрит. Знаешь, Герой, он бы не был против того, что ты со мной сделал. Разозлился бы, что не смог увидеть лично.

— Погоди. Тебя?..

— Нет. Я не забеременею без собственного желания. А я никогда на это не соглашусь. Поэтому смысла нет.

— Вот теперь мне стало интересно как ты здесь оказалась.

— Мой муж совершил очень достойный поступок, — замолчала Лансуриелла.

— Я думал, эльфы такими договорными браками не занимаются.

— Очень достойный.

Ясно. Он чем-то солидно помог ушастым, раз смог выторговать у них в ответ принцессу и кучу артефактов. Вот только сама принцесса оказалась гордой девушкой. Что и следовало ожидать от эльфийки. А ведь…

— Ты понимаешь, какой выход для мужчины напрашивается? Твои родные далеко. Если всё правильно обыграть, узнать правду они не смогут. А новая жена будет посговорчивее.

— Он близок к этому решению.

— Ты ведь сделала это со мной…

— Это разные вещи. Правда о ребёнке всплывёт. Междоусобицы, сражения за власть. А если правда откроется в ходе пророчества? Все погибнут. Я не могу рисковать своими подданными. А что будет с этим ребёнком? С моим ребёнком.

— Тебя убьют.

— К этому я готова.

— Гордость дороже жизни?

— Конечно. Жизнь вообще ничего не стоит, Герой. Стоимость и значимость ей придаёт её наполнение. Спать с другим мужчиной не ради спасения поданных, а ради спасения себя, ставя под угрозу жизни подданных. Такая жизнь — дешёвка.

— Ясно. А развод? Пусть ищет себе новую жену без убийства старой.

— Очень достойный поступок.

— Пусть выберет компенсацию.

— Как объяснить причины расставания?

— Объяснять причины — это власть всегда умела делать.

Лансуриелла только грустно улыбнулась. Что же Жорфен такого сделал для эльфов, так сильно их прижав?

— Разве то, что он делает сейчас, не ставит крест на его достойном поступке?

— А что такого он сделал? Он неплохой правитель для своих подданных. А происходящее между нами — семейное дело.

— «Вот такие они — традиционные семейные ценности: «Да-да, вы продолжайте её жарить, а я здесь в стороночке посмотрю. Кстати, дорогая, ты не забыла, я после обеда тебя грохну». Прямо слеза от умиления наворачивается.»

— Значит, причины для развода нет? Но ведь её можно создать.

— Он не даст. Это по нему ударит. А я не стану подставлять своего мужа.

— «Да, это тебе не ангельское лицемерие. Это эльфийская гордость. Вот только не знаю от чего проблем больше.»

— Значит, вот как. Лучше умереть, чем запятнать себя. Многие такое могут сказать. Никто так не делал.

— Мне их жаль.

Как хочешь.

— Форма стражника спрятана на крыше таверны «Поздний ужин». А сейчас, ты не могла бы открыть окно?

Лансуриелла так и сделала. Я подошёл к открытому окну, посмотрел вокруг. Никого. Пора уходить. Поставил ногу на подоконник.

— Должна напомнить, что я буду пытаться лишить тебя жизни за то, что ты сделал.

— Ничего ты никому не должна.

* * *

— «Я надеюсь, ты не собираешься устроить переворот ради этой ушастой?»

— «Я хочу просто поскорее выбраться из этого города.»

— «Да? Значит, мне не придётся тебе доказывать, что ты услышал эту историю только с одной стороны. Любитель подсматривать вполне может быть неплохим Разумным. Неплохой правитель, получивший тяжёлую травму. Пристрастие его не такое уж ужасное. И он по-своему пытается избежать конфликтов и борьбы за трон. С его стороны, это ушастая — наглая принцесска, которая разок не хочет раздвинуть ноги ради высшего блага.»

— «Успокойся. Не собираюсь я ничего делать. А Жорфен — ублюдок. Для меня лично. Кто бы что не говорил.»

— «Абсолютно согласен. Ублюдок. Импотент несчастный. Тварь конченная. Ты точно не собираешься выкинуть какую-нибудь дичь?»

— «Заткнись уже.»

— Начнём?

— Погнали.

Вот уже вторая ночь подряд, как мы незваными гостями проникаем на территорию дворцового комплекса. Этой ночью нужно быть осторожнее. Потому что меня убили.

Да. Сегодня, вернее уже вчера вечером завязалось небольшое сражение рядом со стеной. В ходе которого меня, солидно изувечив магией, заслуженно наказали за незаконное проникновение в столицу. Законы нынче жёсткие. И это я ещё ничего пластикового в стражей не кинул.

Поэтому стража постепенно возвращается от охраны внешних стен на внутренние рубежи. Придётся быть более аккуратными.

Сегодня наша цель — пятое хранилище.

Стену преодолели по отработанной схеме.

— Куда дальше?

— Иди за мной.

В этот раз во главе Вилиан. Как я не уговаривал её заранее мне рассказать план действий, она отнекивалась. Так что иду вслепую.

Идём к замку. Который Королевский. Мы серьёзно полезем внутрь?

Нет. Свернули. Гостевой дом. Ближайший к замку. Пустой. Вилиан подкралась к окну. Приоткрыла его. Залезла. Это у неё с прошлого раза заготовка? Залез вслед за ней.

Обычная комната. Богатая, просторная, шикарно оформленная. Но так как я в последнее время частый гость во дворцах, для меня это обычная комната.

Вилиан подошла к двери. Достала из кармана артефакт. Напоминает… таблички «не беспокоить», которые вешают на ручки дверей в гостиницах. Именно это она и сделала. Почему я уверен, что это артефакт? Табличка засветилась синим, стоило ей оказаться на ручке двери.

— Готово. Теперь, если войти в эту дверь, выйдешь внутри пятого хранилища. Этот артефакт называется Кротовая Нора.

— «Как она его назвала?» — насмешливым голосом спросил Дедион?

— «Кротовая Нора.»

— «Тебя не удивляет такое название в мире, где не изучается астрофизика? Успокойся, всё в порядке, это не обман.»

— «Я уже понял, что тупил всё это время, не замечая очевидного.»

— «Ты и сейчас тупишь. Если Кротовая Нора ведёт внутрь пятого хранилища — это значит что?»

— «Кто-то там установил выход.»

Мой взгляд похоже говорил сам за себя.

— Прости. Я не могла сказать. Мне запрещено называть его. И попросить его помочь тебе тоже было нельзя. Метка. Он просто передал мне артефакт. Всё.

— Ладно. Сами справились. Да и не люблю я предателей. Так что оно и к лучшему.

— Ты сказал, что можешь уходить. То есть ты?..

— Нет. Я обошёл пророчество. Там была лазейка в формулировке.

— Ясно, — почему-то расслабленно выдохнула Вилиан. — А то я уж подумала…

— Давай вернёмся к хранилищу. Мы с тобой заходим…

— Нет. Ты пойдёшь один.

— «Одиночная Кротовая Нора. Думаю, по названию всё ясно.»

— Один так один. Тогда давай на словах. Что там было?

— Я толком ничего не помню. Сразу как вышла, голова пошла кругом. Куча разных приказов. Тело перестало подчиняться. Я с трудом смогла вернуться обратно.

М-да. Получается Вилиан вообще не продвинулась.

— Ты уверена, что выход внутри хранилища? Может это двойной предатель?

— Я конечно не могу быть уверена. Я его один раз в жизни видела. Но он сказал, что выход находится уже после Пространственной Защиты. Внутри хранилища. Говорил, что там тоже наверняка есть дополнительная защита. Если бы не Ментальная, с моей скоростью и подготовкой был бы шанс. А так, я могу надеяться только на твоё Ментальное Сопротивление.

— Ясно. Сколько у меня времени?

— Ограничения по работе артефакта нет. Но и находиться здесь слишком долго я не смогу. Обнаружат Искажение. Я использую несколько микстур и Кристаллов, чтобы как можно дольше скрывать работу артефакта, но рассчитывай на два-три часа. Не больше.

— Чтобы выбраться мне нужно будет выйти через ту же дверь?

— Верно. Закрываешь…

— Да знаю я.

Подошёл к двери, взялся за ручку. Закрыл глаза.

— Спасибо, Влад. Ты мне очень помогаешь, — положила руку мне на плечо Вилиан.

— Погоди благодарить. Вот вернусь с кучей игрушек ќ- повиснешь у меня на шее.

— Я этого не понимаю. С одной стороны, ты настолько чокнутый и непонятный, что страшно даже просто рядом находиться. А с другой… В общем, принеси эту кучу игрушек.

Поехали. Открыл Дверь. Зашёл. Ну здравствуй, пятое хранилище.

* * *

Коридор. Не слишком ли много в моей жизни коридоров, проходов, комнат и дверей? И вот очередной.

Голые стены, потолок, пол. Ничего нет. Кроме нитей. Сотни, тысячи Нитей Сознания.

— «Неудивительно, что Вилиан здесь не смогла пройти. Это какой-то артефакт?»

— «Комплекс артефактов. Эффективный и не очень затратный способ защиты. Нити простые, с односложными приказами: назад, вперёд, нагнись, прыгни, достань кинжал, воткни себе в голову.»

Закрыл глаза. Открыл. Чисто. Нити никуда не пропали, всё ещё здесь, только больше вид не загораживают и не отвлекают своими плавающими движениями.

Хочется верить, что это последний рубеж защиты.

Через двадцать метров я понял, что это не так.

Руны. Везде. Все стены, пол, потолок. Сорок метров. Дальше коридор упирался в стену. В стене была… дверь. Как всегда. Но даже эти стена и дверь были покрыты рунами.

— «Это какая-то сигнализация, я прав?»

— «Присмотрись к рунам получше.»

Начал разглядывать стены и пол. Ничего не понимаю в этих каракулях, но почему-то интересно.

— «У нас проблемы. Это действительно сигнализация. И тот, кто её ставил, в этом разбирается. Тебе нельзя прикасаться… ни к чему. Иначе сюда набежит толпа желающих убить второго Героя за сутки.»

— «Может стереть ножичком какую-нибудь руну.»

— «Толпа убийц Героя.»

— «Наоборот, добавить пару рун, исказив действие защиты.»

— «Толпа… а вообще интересная мысль тебе в голову пришла. Получается я в тот раз мог проще там пройти. Рахлес! Ведь несложная идея.»

— «Значит, это может сработать?»

— «С этой защитой нет. Её вообще нельзя изменять. А вот четыреста лет назад я бы мог сэкономить три часа, если бы догадался до такого решения.»

Проживший полтысячи лет маг жалуется на три потерянных часа. Теперь помимо своего излюбленного чёрного юмора Дедион начал иронизировать. Тяжело мне придётся.

— «А как эта защита отключается?»

— «Где-то в замке, в специальной комнатке, специальным ключом-кристаллом. До того, как спуститься в хранилище.»

Просто супер! Хотя это логично. Кто будет держать ключи от сейфа… на сейфе?

Нужно подумать. Ещё немного. Вот-вот. Чувствую гениальную идею. Поднимается. Скоро до головы дойдёт.

— «Я вижу в двери выемку под ключ-кристалл. Но никакого Искажения нет.»

— «Дверь закрыта другой магией. Ключ её отменяет.»

— «Мы сможем взломать эту дверь кубиками, что я с собой прихватил?»

— «Хм-м… По идее сможем. Они созданы в первую очередь для копирования и создания антипода магии Пространственного Искажения, но принцип не отличается. Просто больше времени уйдёт.»

— «Отлично. Так и сделаем.»

— «Дверь в сорока метрах отсюда. Тебе нельзя к ней подходить. Кристаллы из выемок выпадают, их нужно держать. Это не случайно так сделано.»

— «Прорвёмся.»

Достал кубик для копирования. Достал два Кристалла. Пустой и забитый чистой маной. Клейкость. Причём на пустой Кристалл я накладывал её по-особенному: на одна половину Сильнее, чем на вторую. Вставил Кристаллы в выемки. Убрал руки. Держатся.

— «Частенько забываю об этом сверхредком заклинании в твоём арсенале. Правда, это ещё сильнее замедлит работу артефакта.»

Настало время для метания. Подошёл вплотную к рунам на полу. Принял позу для броска. Начал активировать заклинание. Накапливал ману для него. Больше, ещё больше. В голове зашелестело. Нужно ещё. Всё. Хватит.

Замахнулся. Швырнул. Контроль Броска!

Кубик полетел. Нет. Кубик поплыл по воздуху, поддерживаемый моим заклинанием.

Повело. Тяжело так контролировать полёт предмета. Куб подлетел к выемке в двери. Конечно не нужной стороной. Напрягся. Куб прямо в воздухе начал вертеться. Голова раскалывается. Куб начало трясти. Держись. Немного осталось. Куб повернулся пустым Кристаллом к выемке в двери. Теперь нужно идеально ровно его вставить. На Кристалл Клейкость наложена. Войдёт чуть неровно — так и приклеится.

Нет сил целиться. Да я отсюда за кубом и не вижу куда точно наводиться. Придётся рискнуть. Вперёд!

Упал на колени. Всё плывёт и кружится. Я похоже целую вертолётную эскадрилью словил. И это я ещё пить не начинал.

Полегчало. Посмотрел на дверь. Получилось! Вроде ровно встал.

— «Получилось?»

— «Да. Видишь в Кристалле с маной искорки забегали — артефакт начал работу. Осталось ждать. Как долго продержится Клейкость?»

— «Я рассчитывал на полчаса.»

— «Должно хватить.»

Пока займусь делом. Достал бечёвку. Тонкая, прочная и длинная. Дедион назвал этот предмет важнейшим для любого уважающего себя мелкого воришки. И оказался прав. Накрутил один конец на ручку метательного ножа. Клейкость. Готово.

Через двадцать минут копирование было завершено.

Начнём второй этап. Второй бросок. Подошёл на допустимое расстояние. В этот раз должно быть легче. Накопил маны для Контроля Броска. Меньше, чем в прошлый раз. Чувствую себе нормально. Нужно будет потом потренировать подобные моменты. Рывок! Бросок. Контроль Броска!

Попал. Нож подлетая к кубу, развернулся и приклеился к нему ребром. Незачем портить артефакт. Может ещё пригодиться.

Натянул бечёвку. Ждём. Сначала Клейкость должна закончится на той части Кристалла, что сейчас в выемке в двери. Этот момент мне нельзя пропустить.

Начал наполнять Тело маной для Рывка. Отклик усиливался всё больше. Может зря я так сделал: перегорю, пока жду. Но с другой стороны, раньше я как-то больше работал над скоростью активации в горячке боя. Над тонким контролем. А что бы вот так, напитывать до предела маной, пока отклик не начнёт прожигать изнутри, голова не начнёт кружиться, а кровь стынуть или гореть — таким я не занимался. Логично подумать, что это не на пользу: можно себе чего-нибудь важное для магии пережечь, потерять чувствительность для более тонкого контроля, вообще лишиться возможности использовать заклинания. Но я твёрдо уверен, что мне эта тренировка пойдёт только на пользу.

Уставился на куб. Глаз не сводил. Поэтому, когда Клейкость спала, а куб ещё даже падать не начал… Рывок!!

Я и сам рванул назад и руками дёрнул на себя, что было сил. Упал. Кажется, мышцы ног себе разорвал. Я бы сказал, что было больно, если бы через секунду мне прямо в живот не прилетел куб с торчащими Кристаллами. Вот это было больно!

Подполз к сумке, оставленной неподалёку. Достал из неё второй куб. Вставил пустой Кристалл и заполненный маной. Схватился за скопированный, подёргал. Не идёт — всё ещё приклеенный. Стоп! Вот я идиот! Я же могу своё заклинание отключать при контакте с предметом. Вытащил Кристалл, снова наложил на него Клейкость, вставил в выемку второго куба. Всё, процесс создания антипода заклинания запустился. Можно и поваляться.

Двадцать минут Регенерации. Ну и Лечение применил на обе ноги. В общем, когда отмычка для двери была готова, я уже был бодрячком.

Взял ключ-кристалл (копия). Настало время для третьего броска. Наложил на него Клейкость. Подготовка. Бросок. Идеальное попадание. Приноровился похоже.

Дверь открылась. От меня. Пригляделся.

— «Там вроде чистый потолок. Никаких рун не вижу.»

— «Так и есть.»

Только шум оттуда странный идёт. Свистящий гул какой-то.

Настало время для четвёртого броска. Бечёвка с ножом уже готовы.

Бросок. Нож пролетел в соседнюю комнату через открытый проём двери и приклеился к потолку. Конец бечёвки Приклеил к полу.

— «Хорошенько вложись в заклинание. Оно не только должно твой вес выдержать, но и работать, когда ты пойдёшь обратно.»

Знаю, Дедион. Я кой-чего во всех этих штучках смыслю.

Готово. Осталось только переползти. Сорок метров, держась за тонкую бечёвку.

Хватило двух минут.

Рахлес! Следующее помещение также оказалось не забито сокровищами. Продолжение коридора. Но здесь была… жесть. В паре метров от меня происходила вакханалия. В стене, полу и потолке были… не руны, но дыры. Небольшие дырочки, каждые шесть-семь сантиметров. И из них вылетали… что-то. Похоже на миниатюрные Земляные Копья. Из отверстия в полу вылетает такое Копьё и влетает в симметричное на потолке. Или наоборот. Или из левой стены в правую. Или из правой в левую.

И так пятьдесят метров коридора. Без перерыва. Одни сверху вниз, другие справа налево. Голова закружилась от такого. Никакой схемы нет. Иногда только часть коридора «простреливается», через секунду весь. Как попало.

А дальше очередная дверь. Выемок не видно. Обычная дверь. Перед ней небольшой зазор без всяких летающих кольев. Около полуметра.

— «М-да. Я получу целую кучу дырок, пока через это проскочу.»

— «Ты не понял. Это тоже сигнализация.»

— «В смысле?»

— «Если хоть один вылетевший колышек не попадёт в противоположную щель — набежит толпа желающих убить второго Героя за сутки. Нужно проскочить так, чтобы тебя не задело.»

Приплыли. И как это сделать?

— «Сломать её?»

— «Нет. Тревога.»

— «Обойти?»

— «Нет. Единственный путь.»

— «Взломать?»

— «Нет. Простая и надёжная схема.»

— «Отключить?»

— «Нет. Не здесь.»

— «Идеи?»

— «Нет. Не люблю механические системы защиты. Рунические и магические мне больше нравятся. Тут только прорываться.»

И как?

Сел на пол. Нужна ещё одна гениальная идея. Давай, подымайся. Пока ничего.

Сотни тысяч летающих кольев — ещё один пункт в списке вещей, на которые можно смотреть вечно. Я даже залип.

Хватит! Нужен способ. Хитрость.

Нет. Ничего. Что ж, я пытался. Когда гениальных идей нет — идём напролом.

— «Дедион, как мне использовать ману из Кристаллов для своей магии.»

— «Никак. Если бы Кристаллы были и на такое способны, им бы цены не было. Нельзя направить ману из Кристалла напрямую Разумному.»

Облом. Зайдём с другой стороны.

— «А если артефакт? Ведь эти кубы перенаправляют ману из одного источника в другой.»

— «С Разумными всё гораздо сложн… Погоди. Потери будут огромные и мана эта будет чувствоваться инородной у тебя внутри, сложнее будет контролировать. Но в целом возможно.»

Пока Дедион договаривал, я уже доставал из сумки чистый деревянный куб, взятый на всякий случай. На такой вот случай.

— «Говори, что вырезать.»

* * *

Готово. Артефакт создан. Пора приступать. Куб лежит на полу. Сбоку в выемке у него торчит Кристалл. Мой источник маны. В Высших Кристаллах маны как в нескольких тысячах Владах. Даже с учётом всех потерь, накачаюсь я по самую макушку.

Подошёл. Принял стойку низкого старта. Одна рука вошла в куб сверху. Пришлось постараться чтобы вырезать удобную выемку под свою руку. Мана потекла. Приступим.

Активировал Регенерацию. Ещё. Сильнее. Больше маны.

Активировал Укрепление. Ещё. Сильнее. Больше маны.

При активации Укрепления кожа принимает чуть серый оттенок. Мои руки стали тёмно-серые. Думаю, не только руки.

— «Глупая идея. Это тебе не сильно поможет.»

Знаю. Но ничего умнее мне в голову не пришло.

Настала очередь Рывка. На всё Тело. Отклик растёт. Жжёт. Нужно больше. Укрепление перестаёт справляться — мышцы и сухожилия начали рваться. В дело пошла Регенерация. Ещё. Нужно ещё. Для пятидесяти метров этого мало. Для того, чтобы проскочить на Рывке шесть метров, нужно не вдвое больше маны, чем для трёх метров. Расход маны растёт не пропорционально. Я, в отличие от Дедиона, не математик, поэтому не могу сказать что-то в стиле: расходы маны растут по экспоненте, по закону Градации Рывков, но если прикинуть… для пятидесяти метров мне нужно маны большее чем на несколько сотен моих привычных Рывков на пару метров. А значит, больше, больше маны.

Меня колбасит. Трясучка. Тело горит. Кровоподтёки. Капилляры полопались. Перед глазами всё красное. Долго я не выдержу. Больше я на выдержу.

Дедион должен дать сигнал, когда на линии моей траектории впереди не будет копий, он моим зрением лучше меня пользуется.

Всего одно мгновение.

— «Давай!»

Рывок!!!

Ничего. Ничего не чувствую. Ничего не вижу. Где я?

— «Дедион, что происходит?»

— «Я не подключён к твоим ощущениям. Но думаю, у тебя как минимум глаза лопнули. Как и остальные сосуды. И мышцы. И сухожилия. Могу сделать ставку на то, сколько костей ты сломал.»

И вот тут я почувствовал. Регенерация! Регенерация!! Как же больно!!

— «Ощущения вернулись? Не чувствуешь, чтобы тебя копья протыкали?»

— «Если только всё тело разом. Нет, не чувствую.»

— «Либо тебя разорвало ещё до старта, и ты валяешься на том же месте. Это наиболее вероятный вариант. — Спасибо, утешил. — Либо ты проскочил и лежишь у двери. В любом случае терпи, не дёргайся. Будет глупо — поднять тревогу в таком состоянии.»

И я терпел. Мне хотелось кричать, что-то делать, бежать прочь. Знаете, как оно бывает при зубной боли? Начинаешь ходить кругами, постоянно что-то делаешь. Типа отвлекаешь себя от боли. Так и я был не прочь сейчас пробежать один-два кружка вокруг Катинола.

Отступает. Становится легче. Смог с трудом поднять руку, приложил к глазам. Лечение! Начал водить рукой по всему телу. Лечение! Лечение! Лечение!

Хорошо!!

Лежал еще полчаса. Второй раз применил Лечение на глаза, только после этого мутно, но всё же начал различать предметы вокруг. Ну хоть не ослеп с концами.

Сработал менее вероятный вариант. Я валялся у двери. Наверняка врезался в неё и шмякнулся вниз. Осмотрел себя. Ни одного колышка ниоткуда не торчит. Это конечно не гарантия — я мог просто сбить один в сторону при Рывке. Но раз пока не набежала толпа желающих убить второго Героя за сутки, буду считать, что проскочил чисто.

Состояние отвратительное. Всё ломит. Регенерации нужно ещё работать и работать. И время терять нельзя. Ладно, пойду вперёд.

— «Дедион, приглядись к двери. Никаких ловушек и подвохов не видишь?»

— «Нет. Всё чисто.»

Погнали. Открыл. Зашёл.

— Привет.

* * *

Не знаю зачем я это сказал. Одни проблемы с этим дурацким воспитанием. Хотя здороваться с Автоматонами меня не учили.

Да. Это был он. Здоровый. Метра два с половиной ростом. Чёрный. Весь покрыт рунами. Глаза-кристаллы. Красивые. Зелёные.

Пустая комната. Большая. Ничего нет. Только у входа, сбоку, стоит небольшой постамент. Метровой высоты. С уже знакомой выемкой на вершине.

Автоматон оказался бескультурщиной. На приветствие не отвечал и пёр прямо на меня.

Потянулся к мечу.

— «Влад, тебе нельзя его разрушать. Даже частично ломать нельзя. Иначе — толпа желающих убить второго Героя за сутки. Он — сигнализация.»

Полез за копировальным кубом. Автоматон не спешит, идёт медленно. Достал Кристаллы. Сейчас всё устроим.

— «Что ты делаешь?»

— «Стандартная схема.»

— «Этот постамент — Точка Внешнего Доступа. В нём не заложено заклинание, которое управляет Автоматоном. Там нечего копировать. Можно только вставить готовый ключ.»

— «А где тогда заложено?»

— «В смысле где? В Автоматоне.»

Серьёзно?! Да, серьёзно. В груди у почти подошедшего ко мне Автоматона знакомая выемка. Просто супер!

Клейкость. Вставил Кристаллы в куб. Сумку отбросил в сторону. Я ещё перед СуперРывком оттуда почти всё выложил, теперь она вообще будет только мешаться.

Автоматон подошёл вплотную. Обменялись приветствиями. Я использовал Рывок и подарил ему эту странную конструкцию, присоединив прямо к выемке на груди. Вроде приклеилось. Он мне… прописал леща.

Очнулся я в трёх метрах от Автоматона. Голова трещит. Кровь стекает из разбитой головы по щеке до подбородка. Тяжёлая у него рука.

Автоматон, постояв секунду, опустил взгляд вниз. На мой подарок. Только не это. Он не может быть настолько умным. Может. Автоматон замахнулся рукой, пытаясь сбить прилипшую к нему конструкцию.

Рывок! Заблокировал его руку. Рывок! Только так я могу его пересилить.

От другой его руки я получил вторую затрещину.

— «Сколько будет длиться копирование?»

— «Заранее не скажу.»

Рывок! Ногой отбил его руку, которой тот снова хотел сбить куб. Рывок! Увернулся от удара руки. Ещё. Упал на колени, пропуская удар над головой. Рывок! Вцепился в его руку, повиснув на ней. Я не дам тебе его сломать!

Удар! Что-то мне совсем нехорошо. Упал на колени. Автоматон резко ударил ногой сбоку. Метров пять прокатился по полу. Несколько рёбер точно сломано. Приложил руку. Лечение.

Рывок! Снова я возле него. Снова вцепился в его руку. Вот он я! Бей меня! Оставь в покое куб. Рывок! Проскользнул под его рукой. Встал в полуметре от него. Давай. Попробуй по мне попасть!

Рахлес! Даже когда я так близко, его всё равно интересует только куб. Мне что, придётся постоянно на него вешаться? Рывок! Так и сделал. Отдёрнул его руку. Чтобы получить удар ногой. По ноге. Рахлес!! Сломал. Нагибаюсь, чтобы наложить Лечение. Кость не срастётся, но хоть что-то. Автоматон опять тянется к кубу. Чтоб тебя! Рывок! Боль в ноге бешенная. Остановил. Удар рукой под рёбра. Несколько рёбер точно целы. Остальным конец.

Упал. Лечение! Лечение! Удар ногой под дых. Небольшой полёт. Удар спиной об стену. Удар при падении об пол. Не слишком ли часто я получаю удары?

Опять он пытается… Рывок! И хоть глаза у него — просто стекляшки, я уверен в этот момент у них промелькнула мысль: «Как же эта мошка меня достала.»

Рывок! Увернулся от удара. Но не от второго. Бил в голову. Всё что я успел — поставить блок. В итоге небольшой полёт и сломанная рука.

Лечение! Рывок! Снова мы вместе. Снова я вернулся к тебе. В этот раз блок я поставить не успел. Отличный удар в голову. Это вообще Сильный Автоматон. Даже если бы я мог его бить в ответ, не уверен что победил бы.

— «Влад, хватит вечно прощать и возвращаться к этой пьяни и садисту. Иди сними побои. Напиши заявление. Разведись. Забери детей.»

Минутка чёрного (от того что правдивый) юмора от Дедиона. Если я его понимаю — значит мозги через уши ещё не вытекли. А голова кружится. Всё кружится. И кровь во рту. Рахлес! У меня нет на это времени.

Рывок! Снова знакомая ситуация. Только каждый раз я в ней всё хуже и хуже себя чувствую. Увернулся от одного удара, нагнувшись. Дёрнулся в сторону, пропуская мимо его ногу. С третьим ударом не повезло.

Я на полу. Даже не знаю куда он попал. Я просто оказался внизу. Лечение! Лечение! Лечение! Я даже не помню по разным местам его накладываю, или просто впустую сейчас трачу ману?

— «Влад, не теряйся!»

Рывок! Я буквально повис на его шее. Не могу уже сам стоять на ногах. Автоматон схватил меня сзади за доспех. Оторвал от себя. Поднял. Я будто нашкодивший кошак в руках хозяина.

Полёт. Удар об стену. Удар об пол.

Я пришёл в себя быстро. Приподнялся. Рахлес! Я слишком далеко. Не успею.

— «Смотри! Копирование завершилось.»

На этих словах Дедиона Автоматон снёс в сторону мой артефакт.

Рахлес!

— «Влад! Иди к кубу, посмотри что с Кристаллом.»

Да, нужно проверить. Что стало с самим кубом, я видел ясно. Теперь это не артефакт, а кусок потрескавшегося дерева.

Автоматон рванул на меня. Он оказывается довольно быстрый. Изначально шёл медленно, давая время вставить Кристалл в постамент. Теперь он серьёзен.

Рывок! Получается не очень. Не тренировал я Рывок на одной ноге. Не пришла мне в голову эта светлая мысль.

Рывок! Упал. Рахлес! Вперёд! Давай. Автоматон уже подходит сзади. Вижу Кристалл. Давай. Давай! Схватил!

Я — Кристалл. Автоматон меня. Швырнул. Да сколько можно?!

Очнулся у стены. Нормально пролетел. С какой-то смесью страха и надежды поднёс руку к лицу. Разжал кулак.

— «Рахлес! Небольшой кусок Кристалла откололся!»

— «Не так важно. Мана в осколках сохраняется. Структура заклинания скопирована. Бòльшая часть Кристалла цела. Можно создать антипод. Правда, времени больше займёт.»

Мог бы последнее и не говорить.

Рывок! Рывок! Упал. Вот она сумка. Подполз. Залез внутрь. Начал копошиться. Где же всё?!

Автоматон приближался. Нашёл. Вставил Кристаллы. Пошёл процесс! Наложил на одну из сторон куба Клейкость. Швырнул его вверх. В это же мгновение Автоматон наступил мне на ногу. Надавил. Теперь у меня обе ноги сломаны. Автоматон начал наклоняться ко мне.

Рывок! Выдернул свою ногу. А-А-А!! Как же больно!! Рывок! Когда из конечностей только одна рука осталась целой, на Рывке далеко не уедешь. Я оказался в метре от Автоматона. Это будет недолгая гонка. Нужен другой план.

Стоп! Автоматон! Рахлес! Я ведь Приклеил Кристалл к нему. Это не Разумный. Может Клейкость и ослабевает при контакте с ним, но не пропадает полностью. Это, кстати, объясняет, что случилось с Кристаллом при ударе: его кусочек так и остался приклеенным к Автоматону внутри его собственной выемки в груди.

Автоматон двинулся на меня. Я стал отползать. Пытаться отползать. Одновременно, сломанной рукой начал водить по полу. Клейкость! Клейкость! Клейкость!

Сработало! Автоматон наступил… вляпался в моё заклинание. Обеими ногами. Несколько попыток сделать шаг вперёд. Эффекта ноль. Я в это время отползал подальше. Активировал Регенерацию. Кинул взгляд наверх. Куб приклеился к потолку. Чтобы этот умный ублюдок и до него не добрался. Минут пять провесит.

Автоматон перевёл… свои стекляшки на меня. Теперь в них читалось: «Что? Думаешь самый умный?». Он вырвал ногу… вместе с куском пола. Затем вторую.

Ясно. Регенерация отменяется. Придётся продолжить с Клейкостью.

Я ползал по полу, накладывая Клейкость. Автоматон ходил за мной, вляпывался в моё заклинание, выдёргивал куски пола. Чем дальше, тем страннее и неувереннее была его походка. Очевидно, с такой-то обувью. На таких каблуках не удержаться даже самым светским дамам, куда уж там такому амбалу.

Но он приближался. Неотвратимо приближался. С потолка упал куб. Присмотрелся. Ещё не готово.

Клейкость. Клейкость. Меня надолго не хватит.

— «Влад. Готово.»

И правда. Мы же оба посмотрели на куб. Как я мог это пропустить? Поползли.

Не получилось. В следующий момент Автоматон с силой выдернул в очередной раз приклеенные к полу ноги, резко подскочил ко мне и… Это был сильнейший из его пинков. Я пролетел почти через всю комнату. И если бы у меня был не пустой желудок… он бы стал пустым. Скрутило от боли. Рахлес! Хватит тут плакаться! Разогнулся. Повезло. Я валялся прямо возле куба. Протянул руку. Вытащил Кристалл. Сейчас это всё закончится.

Постамент был сломан. Я сломал его собой, пока летел сюда. Видимо, на такие нагрузки он не был рассчитан.

Сжал Кристалл в руке. Что мне с тобой теперь делать?

Автоматон подошёл ко мне. Резко наклонился. Схватил меня рукой за шею. Поднял. Мне не понравилось то, что было написано в его глазах сейчас. Начал сдавливать.

Укрепление! Конкретно в мышцы шее. Укрепление!

Задыхаюсь. Задыхаюсь. Шея хрустит и трещит под его пальцами.

Давай! Ну сколько там ещё!? Я долго не продержусь!

Укрепление! Укрепление!

Из горла непроизвольно стали вырываться хрипы. Всё. Шея ещё не сломана, но дышать я окончательно перестал.

Давай! У меня в запасе не больше десяти секунд. Скорее!

Укрепление! Укрепление!

Капилляры полопались. И чувствую, как вены на лице вздулись.

Наконец-то!!!!! Свершилось!!!

Осколок Кристалла, оставшийся в выемке Автоматона, наконец выпал. Действие Клейкости закончилось. Не успел он коснуться пола, как я уже воткнул туда тот Кристалл, что сжимал в руке. С такой силой, что не удивился бы, покройся он трещинами.

Если Точка Внешнего Доступа разрушена нужно воспользоваться основной.

Глаза Автоматона погасли. Он застыл.

Мне от этого легче не стало. Я всё ещё задыхался. Освободившейся рукой схватился за его большой палец. Направил Рывок в кисть и запястье. С трудом, но я всё же смог его чуть отжать от своей шеи. Рывок. Выскользнул из хватки Автоматона. Приземлился сверхнеудачно. На обе ноги. Обычно это хорошо. Если ноги не сломаны. Конечно, они подогнулись, и я рухнул на пол.

Да чтоб вас всех!! Рахлес!! А-А!! Рахлес! Регенерация! Рахлес! Регенерация!

Руки так и тянутся к ногам, чтобы наложить Лечение. Вот только я это уже делал совсем недавно. Придётся терпеть. Нужно отвлечься. Подумать о чём-нибудь приятном.

— «Знаешь, будет весело, если сейчас сюда зайдёт обычный стражник, который проводит обычный плановый ежемесячный осмотр хранилища.»

* * *

Час. Я провалялся час, прежде чем смог встать на ноги. Лечение и Регенерация творят чудеса. Я подошёл к двери, которая была за спиной Автоматона, когда я только зашёл в комнату. По словам Дедиона, она открылась одновременно с отключением Автоматона. Два в одном.

Я уже потратил больше трёх часов. Причём час я потратил на уроки резьбы, создавая новый артефакт. Нужно торопиться. Но я, честно, не особо хочу открывать эту дверь. Что там за ней? Очередной слой защиты? Вполне может быть, что их ещё десятки. В известной детской загадке правильный ответ ни черта не лук, а пятое хранилище. Я не проливал слёзы, снимая «одёжки» хранилища, но я и когда лук чищу не плачу. А по ощущениям хранилище хуже. Если, конечно, речь не идёт о постных луковых оладьях.

Вперёд! Открыл дверь. Хранилище. Даже не верится. Большое помещение, заставленное стеллажами. А на них… чего только нет.

Я на месте. Я дошёл!

— «Влад. Это Клондайк. Вернее, видал я вещи и покруче, если говорить о большинстве хранимого здесь, но вон тот стеллаж из красного дерева… Эльфы не поскупились на приданное для принцессы. Хотя в нашем мире и нет такой традиции. Бери всё без разбору. Каждая вещь полезна и стоит целое состояние.»

— «Я не смогу взять всё. Даже большую часть не смогу,» — ответил я Дедиону, оборачиваясь назад.

— «Рахлес! Но ты уже будешь возвращаться, охрана не успеет сбежаться.»

— «Нет Дедион, нельзя подымать шум. Если есть возможность уйти тихо, я так и сделаю. Мне и самому не хочется повторять СуперРывок, но придётся. А с большим грузом у меня ничего не выйдет.»

— «Да, пожалуй, ты прав. Хм… Ха-ха-ха!»

Что это так его развеселило?

— «Кхм-Кхм, — Он сейчас горло прочистил? — Ты не сможешь незаметно свалить с мешком подарков. Возьмём зачарованное тряпьё эльфов, поясов со всякими кармашками побольше, напихаем их добром и хватит. Только то, что можно унести налегке.»

А! Вспомнил!

— «Всегда предпочитал качество количеству. Говори что брать, только самое нужное для пешей прогулки до Владыки Гильрена. На объяснения времени нет. «Вот эту хрень и вот эту хрень» — для чего они нужны на ходу буду узнавать.»

— «Нужно будет проскочить по всему хранилищу. Лет триста пятьдесят назад слышал один слушок, надо проверить.»

— «Тогда не будем терять время.»

Жизнь и правда циклична.

* * *

— Кто заказывал кучу игру… шек?

И для кого я репетировал? Комната в гостевом доме была пустой. Никого. Вилиан ушла? Возможно. Я потратил больше времени, чем мы оговаривали. Нет. Постойте. Артефакт висит на месте, на ручке двери. Вилиан не стала бы его оставлять. По отношению ко мне не самый правильный поступок, но и её понять можно. Мы очень недавние знакомые, которых объединили неразрешимые в одиночку трудности. Ради меня она собой жертвовать не станет. У неё в запасе ещё чуть больше суток для решающей попытки. Пока Метка не убьёт её.

Значит, она здесь. Прячется где-то в доме? Осматривает окрестности? Или всё же?.. Стоп. Кто-то идёт. Рядом с дверью стоял шкаф, я быстренько за него спрятался.

Дверь в комнату открылась. Я не выглядывал, но уже был уверен — это не Вилиан. Другие шаги. Мужские.

Незнакомец прошёл почти в центр комнаты. Постоял.

— Показалось? — услышал я его шёпот.

Не такой уж ты незнакомец. Хотя имени я узнать не успел, мы считай близкие знакомые. Я даже вещи за тобой донашивал.

Стражник развернулся и пошёл на выход. Отлично.

Вдруг он остановился. Сделал несколько шагов в мою сторону.

— Это ещё что такое?

Рахлес! Идиот! Как я мог забыть артефакт?! Он ведь так и болтается на ручке двери.

Стражник подошёл вплотную. Выбора нет.

Рывок! Удар в кадык. Рывок! Оказываюсь у него за спиной. Удушающий захват. Рывок в мышцы руки, сдавливаю сильнее. Второй рукой закрываю ему рот, чтобы не шумел. Активирую из неё Поток Воды. У первой руки чуть изгибаю кисть и ладонь, чтобы касаться его. Сон! Сон! Сон! Он начинается задыхаться, захлёбываться и засыпать. Давай, три в одном. Отключайся!

Скачок. Я врезаюсь спиной в стену. Ещё Скачок. Опять удар. Ты меня не сбросишь! Вырубайся!

— «Влад, что ты делаешь?! Используй нож. Тебе придётся его убить. Он наверняка тебя узнал. Весь план провалится, если он расскажет. Дело не только в гордости ушастой принцессы, это грозит большими бедами всему королевству. Убей его!»

Стражник вспомнил, что магия не ограничивается Скачками. Попробовал навести ладонь себе за спину. Я с силой дёрнул его назад. Огненный Шар сорвался с его ладони. Попал в пол. Я здесь уже немало воды пролил, но это не помешало ковру загореться. Не сильно. Пока.

— «Влад, на это светопредставление сюда скоро вся стража сбежится. Кончай его!»

Сдавил сильнее. Увеличил Поток Воды. Дедион прав. Сейчас я не вижу, как разрулить эту ситуацию без жертв. Но это сейчас, в горячке боя. Может потом?..

Снова Скачок. Я снова приложился спиной. Теперь уже шкаф. Створки прогнулись. Мы шумим. Мы слишком шумим. Ещё и разгорающийся огонь.

Взгляд опустился вниз. К ножу. Верному боевому товарищу, с которым мы столько прошли вместе. Хватит брыкаться. Я прошу. Не надо. Вырубись. Дай мне время придумать, как спасти тебе жизнь. Не вынуждай… Скачок.

Выбора…

* * *

Настала пора мне покинуть этот город. Спасибо за гостеприимство.

Мы с Вилиан стояли где-то в сотне метрах от выбранного для прорыва участка стены. Уйти нужно незаметно. Не хочется давать лишний повод задуматься: а вдруг это не просто какой-то нарушитель через стену лезет, а тот самый Герой, который вроде бы должен быть мёртв? Никаких следов не должно остаться. Ни улик, ни свидетелей.

— Ты точно сможешь?

— Без проблем! — улыбнулась Вилиан.

Получив в руки Браслет Контура, красавица расцвела. И на шее у меня повисела и расцеловала. Даже покружилась в танце немного. Выглядела при этом забавно и странно. В общем, меланхолия покинула её и сейчас она верила в светлое будущее и была готова горы свернуть.

Никого. Вообще, в Шенгерии стража бдит. Надолго без присмотра ни один участок стены не остаётся. Но нам много и не нужно.

— Давай!

Вилиан испарилась. Через две секунды она уже стояла на стене. Через пять вскинула руку. Всё готово? Шустро она с Защитой от Пересечения справилась.

— «Такую самое то за пивом отправлять,» — сыронизировал Дедион, напомнив мне о событиях прошлой ночи.

Поражаюсь способности Дедиона шутить на темы, не относящиеся к его миру. Только когда он приоткрыл мне глаза на трудности перевода с Великого и Могучего на Общий язык Катинола и наоборот, я понял, что Дедион с самого начала говорил со мной как Землянин. Стилистика шуток, построение предложений и фраз. Он не просто считывал воспоминания прошлых Героев, он сумел в этой каше разобраться. По факту, он и есть причина, почему я так долго не замечал этой странности в окружающих. Равнял всех по своему самому частому собеседнику.

Всё это обдумывал уже на бегу. Рывок. Клейкость. Забрался на стену. Разбег. Прыжок. Приземление. Перекат. Побежал.

Рядом бежала Вилиан. Она может куда быстрее, но решила, видимо, составить мне компанию.

— Красавица, а ты как собираешься добираться до замка этого Владыки?

— В смысле как? — удивилась Вилиан. — Просто идти туда и всё.

— Это понятно. Просто мне нужно будет заскочить в один городок по соседству. Это по пути. У тебя нет с этим проблем?

— Нет. Я и не собиралась ночевать в чистом поле. Если город по пути — давай заскочим.

— Вот и отлично.

* * *

Утром этого же дня.

— Волден. Волден! Волден!! Подъём!!

Зачем так кричать? Дайте Разумному поспать.

Приоткрыл один глаз. О, командир Коргун! Хороший командир! Голос только слишком громкий.

Что!? Какого?!

Я подскочил… с кровати. Что за кровать? Это не моя!

— Ну наконец! И что здесь происходит?

— Командир. Я… — голова раскалывается. — А где я?

— Ты в гостевом доме. Самом ближайшем к замку. Для самых значимых гостей.

— А что я здесь делаю? — Не могу вспомнить как сюда… Я вообще не помню почти весь вчерашний день.

— Ты у меня спрашиваешь!? — взревел командир. — Это я у тебя спрашивать должен! Ты посмотри что натворил!

Оглядел комнату. Сломанный шкаф. Ковёр… Он горел? И в воде весь. Его подожгли, а потом пытались потушить?

— Я ничего не помню.

— Не удивительно, — выразительно посмотрел мне под ноги командир.

Бутылки. Пустые.

— Командир! Вы ведь знаете, я бы никогда…

— Тебя никогда не повышали. А вчера, после смерти Героя, когда беда миновала, я зачем-то вспомнил о твоей победе над Бездником. И вот так ты это отпраздновал?!

Меня повысили? Это хорошая новость.

— И может ты уже перестанешь появляться передо мной голым!

Да. Вся моя одежда была в беспорядке разбросана по комнате.

* * *

— «Перестань заниматься ерундой. Тебе таких трудов стоило их заполучить.»

— «Успокойся. Я же оставил один артефакт на твой выбор в качестве сувенира.»

Я успел ещё разок побывать на рынке Шенгерии перед тем, как покинул город. Чтобы получить нужную мне информацию. И проветриться. Я ведь почти убил того стражника. Если бы в последний момент не появилась Вилиан. Если бы не помогла мне его вырубить. Если бы у неё не было при себе мощно бьющих по памяти микстур. Если бы она со всей своей скоростью не слетала за алкоголем.

Он мне симпатичен. Нормальный парень, делающий свою работу. Отвратительное ощущение. А ведь меня готовили в своё время к подобному — быть способным устранить того, кто просто оказался не в то время и не в том месте.

С одной стороны, хорошо что всё обошлось. С другой, я не люблю полагаться на случай. А самому справиться с этой ситуацией без жертв мне не хватило Сил. Я слаб. Ничего не меняется.

Я довольно быстро узнал всё, что мне было нужно. И вот я здесь. В Генрении. Ещё один крупный город Норсалии, мало чем уступающий столице. Но мне был интересен не сам город. Я искал встречи с конкретным Разумным.

— Надеюсь, мы договорились.

— Конечно, Герой. За свою посылку не беспокойся. Всё будет в порядке. Доставлю в лучшем виде.

Да, я собрал посылку. И отправляю её с Фуклисом — торговцем, ведущим дела с эльфами. У него в их королевствах есть связи. И сам демон известен своей честностью и принципиальностью в деловых отношениях. Поэтому он и добился успеха и признания у эльфов. Эльфийские королевства ќ- единственное место куда он всё ещё ездит торговать самостоятельно. А так он уже давно использует подчинённых.

Я заключил с ним Договорённость. Прямо через Статус. Обговорили условия, неустойки. Фуклис дал мне гарантии безопасности доставки прямо до Короля Лентарсоланрии. Я выложил кучу золотых за эту доставку. В пятом хранилище монет не было. Это же целое пятое!.. хранилище. Пришлось заплатить монетами, отданными мне Руни и другими ангелами, которых Руни банально ограбила в мою пользу.

В посылке были все укра… взятые мною в пятом хранилище артефакты, кроме двух: Браслета Контура, который остался у Вилиан и Жезла Кристаллизации, который Дедион уговорил меня оставить себе.

И ещё в посылке была записка:

Уважаемый Король Лентарсоланрии. С прискорбием сообщаю вам грустные новости. Часть великолепных работ ваших мастеров использовались отвратительным образом отвратительными Разумными. А именно, эти прекрасные предметы продавались по очень высоким ценам на Аукционе Силы. Мне пришлось приложить усилия, чтобы собрать хотя бы часть из продаваемых там артефактов, чтобы вернуть их законным владельцам. Мне стало достоверно известно, что все эти предметы получены из одного источника. Сам источник мне отследить не удалось. Я лишь узнал, что речь идёт о ком-то обличённом самой высшей властью. Поэтому я не стану называть себя. Не хочу получить себе такого могущественного врага. Как и от вас не стану просить что-либо взамен за возврат ваших артефактов. Лишь надеюсь, что такой низости больше никогда не повторится. Желаю вам всех благ.


— «Ты же понимаешь, что если в Лентарсоланрии в это поверят, там не только повод для развода — это может вылиться в более серьёзные последствия для Норсалии и Жорфена лично.»

Дедион прав. Эльфы ненавидят Аукцион Силы. За реликвиями их расы многие охотились. Немногим удавалось ими завладеть. И все они попадали на Аукцион. Эльфы не смогли вернуть ни одной. Их артефакты всегда самые дорогие, главные и ожидаемые лоты Аукциона. И плевать каким способом они были добыты. Ведь сам Аукцион незаконен во многих королевствах. Но все участвуют. И как продавцы и как покупатели. Ведь во главе Аукциона стоит Древний. Сорголий. Почти десять тысяч лет. Даже среди Древних он очень Силён. Среди эльфов есть семеро Древних по возрасту и Силе сравнимые с Сорголием. Они давненько пытаются его выловить. Пока им это не удалось. И это пока — уже три с лишним тысячи лет. Так что тёмный бизнес растёт и процветает. Как и ненависть эльфов к нему.

— «Очень может быть. Но я не думаю, что дойдёт до войны. Эльфы в целом не любят воевать, да и гордость не позволит им грехи одного неблагодарного короля растянуть на весь его народ.»

— «Это только твоя гипотеза. А сложиться всё может иначе. Как вариант: ты сейчас запускаешь цепочку событий, которая приведёт к смерти тысяч Разумных.»

— «Я бы этого не хотел. Но и назад не поверну. Ошибаться больно. Поэтому мы все живём верой в правильность своих поступков.»

То, какое решение принял Король Лентарсоланрии, как себя повёл Жорфен, как поступила в этой ситуации Лансуриелла — это уже совсем другая история. Но я о ней не узнаю и не приму в ней участие. Я пойду дальше — к другой истории.

А может ничего и не случится. Мне-то откуда знать?

Глава 2 Два самых важных вопроса, два самых главных ответа

Область Гильрена. Официального названия у этих шести поселений нет. Неофициальное прямо указывает на того, кому по факту они принадлежат.

Чем ближе мы подходили к этому месту, тем меньше мне хотелось туда идти. Истории одна краше другой. И про личную армию головорезов, которых Гильрен собрал среди местных, и их жестокий террор. И про личный гарем чуть ли не из десятка демониц, которые тоже травят местных.

Эльфийскую принцессу тоже в народе не любили, но тут совсем другой уровень. Лансуриелла — пример гордости, которую многие приняли за лицемерие. Там всё было на уровне догадок и личного отношения. Здесь же конкретные истории конкретных поступков. Остаётся только надеяться, что они как минимум приукрашены. Как максимум — полная чушь.

Вилиан не могла дать никаких ответов. Она сама не жительница Области, бывала там можно сказать проездом. Гильрена побаивается всё из-за тех же слухов. Но лично ей он ничего такого не сделал. Оказал помощь, попросил вернуть долг. Предложил вариант с Браслетом. Вилиан подумала, что со своей магией легко справится. Согласилась. Поставили Метку.

Угроз не было. Давление было. Вилиан так и сказала: «Он каждым словом на меня давил.»

Но это ни о чём не говорит. Так и должно быть в мире Силы у главы Области и Старшего мага. Гильрену тысяча двести лет. Серьёзный дядя. И я вспомнил, где о нём слышал. От Лорпеля. Однажды он сравнил Нло Сара с Владыкой Гильреном. Назвал второго неубиваемым. Это Вилиан подтвердила: Гильрен имеет Сильнейшую расположенность в магии Тела. И Светлой и Тёмной. И в Базе Тела. Его даже поцарапать непросто, ранить очень тяжело, убить невозможно. Дедион добавил к словам Вилиан только одно: его расположенность настолько Сильна, что в этом аспекте Гильрена можно ставить в один ряд с Древними. Очень Сильными Древними. «Даже с Древнейшими» — шёпотом, будто кто-то нас прослушивает, по секрету поведал мне он.

И завтра мы окажемся там. Сама область небольшая, пешком за полдня из конца в конец можно пройти. И это ещё учитывая расстояния между поселениями. Население тоже невелико. Около тринадцати тысяч разумных. И ещё один момент, который я понял из рассказов: в Области почти нет нормальных магов. По мнению местных, нормальный маг — старше ста пятидесяти лет.

Немного о населении этого мира. Чудесников большинство. Около половины населения Катинола не расположены к магии в целом. Из оставшейся половины, три четверти не могут выучить больше трёх-пяти заклинаний. И развить выученное до чего-то серьёзного не могут. Таких обычно тоже называют Чудесниками.

Выходит, по статистике магом рождается один из восьми Разумных. А потом ему ещё нужно захотеть Силы. Ведь она, помимо всего прочего, приносит и проблемы, боль и сражения. Многим этого не надо. Лучше жить себе спокойно.

На этом моменте лекции Дедиона в голове возник вопрос:

— «Погоди. А как же Ледирия?»

— «Быстро ты сообразил. Я тоже был удивлён. Трудно сказать сколько среди них магов — из-за способа развития там никто больше пяти-шести заклинаний и не знал. Но Низших было лишь десять процентов от всего населения. Не пятьдесят. Я ломал голову над этим вопросом в своё время и смог разработать несколько гипот…»

— «Ясно. Ответа ты не знаешь. Пусть будет просто интересной аномалией.»

— «Умеешь ты ранить в самое больное.»

Открыл глаза.

Есть свои преимущества у сна в палатке. Особенно если она просторная. Особенно если тебе не нужно её самому разбирать, а за тебя работает магия артефакта. Но мне как-то не очень уютно. Как будто я сам залез в ловушку. Никакого контроля местности, нет возможности быстро покинуть позицию.

Так почему же я выбрал удобство вместо безопасности? Причина сопит у меня на плече.

— «Почему мы ведём этот разговор сейчас?»

— «Захотелось уточнить кое-что из услышанного сегодня.»

— «Я о другом. Ты сейчас не один. А интимную жизнь своих давалок ты бережёшь. Лучше бы по большому научился ходить без моей помощи. Или хоть бы обоняние отключал мне в этот момент.»

— «Интимная жизнь позади. Она спит. И ты ведь ничего не чувствуешь, я только голос тебе включил. Вообще, если хочешь…»

— «Не нужно. Не думай, что мне плохо или больно в такие моменты. Я могу думать и воображать. И как Ментальный маг я давно привык проводить много времени в собственном сознании. Твоя способность мыслить всегда со мной. А темнота мне не нравится, потому что я так не смогу узнать, как и кто тебя убьёт. А ведь хочется напоследок посмеяться.»

— «Умереть во время секса. Нужно не забыть.»

— «Так почему мы болтаем? Пусть только голос, пусть эксперимент: «А ты сможешь со своей суперскоростью заставить меня кончить за секунду?» — уже закончился, но ты всё равно не стал бы мне ничего включать до утра. Так было всегда.»

— «Не всегда есть какая-то скрытая причина. Может мне просто захотелось поболтать?»

— «Раз мы говорим, это логично. Но о чём тебе захотелось поболтать, перед самым приходом в Область? — Заметил всё-таки. — Ведь за всё время пути ты не спросил у меня самого главного, а сам я не стал тебе этого говорить.»

— «Так скажи мне самое главное: все эти слухи — правда? О Гильрене, о сотне его гвардейцев, о гареме из десяти демониц?»

— «Гвардейцев уже больше сотни. Ненамного, но всё же. А жриц восемь.»

— «Жриц?»

— «Он так называет своих демониц. Гвардейцы — бойцы от ста пятидесяти до двухсот лет. Тех, кто старше, Гильрен обычно увольняет со службы и прогоняет из Области. Думаю, не хочет взрастить собственного убийцу под боком. Жрицам от двух с половиной до трёх сотен лет. Все демоницы, может потому что Гильрен и сам демон. Все некродемки.»

— «Это ещё что за зверь?»

— «Разновидность демонов. Встречаются нечасто, но и редкими их не назвать.»

— «Это всё занимательно. Но меня не состав его банды интересует.»

— «Это было предисловие. А теперь основная часть: Гильрен, его жрицы и его гвардейцы — конченные ублюдки и садисты. Приятных снов.»

* * *

Пробуждение было приятным. Эротичным. Какое-то время я не мешал, лишь тихо наслаждался, потом не выдержал — рука переместилась к голове Вилиан, начал гладить её волосы.

— Ты просн?..

— Не отвлекайся, красавица.

Неожиданный сюрприз от Вилиан. О чём я ей и сказал, когда по телу волной прошла последняя истома.

— Если выйти сейчас мы доберёмся до замка Владыки в середине дня. А Владыка не пускает к себе никого до вечера. Находиться там дольше положенного я не хочу. Значит, у нас есть три-четыре часа в запасе.

— Не будем терять драгоценное время.

Вилиан, как и любая порядочная девушка, не отдалась мне в первую же ночь после нашего побега из Шенгерии. Пришлось терпеть до второй. С тех пор по возможности мы спим вместе. Но утром Вилиан становится серьёзной, деловой девушкой, которая торопится поскорее избавиться от Метки и вообще: «Ты чего до ночи потерпеть не можешь?»

Если ждать утреннего секса до ночи — он перестаёт быть утренним. А это совсем разные вещи.

Дождался наконец.

В такие моменты раньше я как-то забывал, что сейчас нахожусь в мире меча и магии. Как я мог!? Столько возможностей упущено! Но не с Вилиан.

Шутки-шутками, но Дедион частично был прав: Вилиан нравилось использовать свою феноменальную скорость, чтобы меня испытывать. Никаких экспериментов на время, просто Вилиан не любила долго быть в слабой позиции. Есть девушки, которым нравится быть в некотором… не зря говорится «девушка отдалась». Вилиан не из таких. Для неё секс — соревнование, в котором нужно победить. И в моменты, когда она близка к «поражению», красавица начинает пользоваться чит-кодами.

А я… А мне стало интересно. Я… будем считать, что просто ей подыгрываю. В общем, я тоже подключился к этому новому виду магической борьбы.

Серьёзно. Это был самый настоящий магический секс. За эти недели я продвинулся в тренировке коротких множественных Рывков, в точечном Укреплении, Второе Дыхание я использовал постоянно, Регенерация тоже шла в дело.

Однажды, когда Вилиан особо ускорилась, я использовал Вспышку. Это её сбило, и пока она, прикрыв глаза рукой, приходила в себя, я контратаковал.

Чистая победа.

Весь следующий день Вилиан ходила обиженная. Зато ночью я убедил её надеть повязку на глаза. И элемент ролевой игры добавился и чувствительность ей повысил. Ещё одна победа.

Сегодня Вилиан тоже использовала магию, но духа соперничества в ней не было. Меньше борьбы, больше акцент на удовольствии. Не пыталась его зажать, контролировать. Наоборот, шла ему навстречу. Удачная тактика. По итогу сегодня я проиграл.

— Не стоило мне соглашаться тогда разделить с тобой эту палатку, — тяжело дыша прошептала мне на ухо Вилиан, упав на меня сверху.

— Я предлагал тебе одной тут спать. Сам бы я сторожил твой сон.

— Я не могла тебя выгнать из собственной палатки и занять её одна. На это ведь и был расчёт?

— Какой там расчёт? Всё ведь очевидно. А почему не стоило? Мне понравилось.

— Мне больше чем понравилось, — улыбнулась Вилиан. — В этом и проблема. Ведь мы скоро разойдёмся.

— Может быть не так скоро, как ты думаешь. У меня особых планов нет. Могу двигаться в любом направлении и в любой компании.

— Нет. Ты точно скоро куда-нибудь убежишь. Характер у тебя такой. И честно, для меня так даже лучше. Идеально было бы приходи ты ко мне раз в пару недель на всю ночь, жаркую ночь, а утром снова в путь.

— Жестоко ты со мной.

— Согласна. Но рядом с тобой всегда что-то происходит. Какие-то проблемы, разборки. С тобой хорошо. Но с тобой опасно. Я привыкла жить в не самых хороших условиях. Справляюсь. Но я хочу жить в безопасности, — прижалась ко мне посильнее Вилиан.

А это кстати интересный момент. За почти месяц нашего совместного путешествия я не влезал в серьёзные переделки. Просто мелкие стычки и споры. Мужчины порой любят поспорить, немного помахать кулаками. После этого обычно мы сидим за одним столом, потираем синяки, которые никто не станет Лечить раньше соперника, и болтаем о жизни. Я уверен, по подобному сценарию знакомились многие лучшие друзья. Во всех мирах. Я сам человек не склочный. Даже если я начну спор, стоит в ответ сказать «это не твоё дело» — я свалю в тень. А вот если оппонент подхватит тему, начнёт доказывать уже свою правоту — мы нашли друг друга. Хорошие, крепкие собеседники на один вечер, прежде чем завтра мы разойдёмся каждый своей дорогой.

Пока не вмешивается Вилиан. В самый лучший момент знакомства — я получаю по кумполу, она появляется из ниоткуда, и мои новые знакомые отправляются в нокаут. За что их так?

Далее следует небольшая нотация: «Стоило мне на пять минут отойти, как ты уже…»

В общем, Вилиан считает меня магнитом для проблем. Она права. Но вывод этот она сделала из неправильных предпосылок. Этот месяц был одним из самых спокойных в моей жизни. Житейские ситуации, не более того.

Её опекание бедового меня выглядело забавно и странно.

— Если не прогонишь сразу после посещения замка Владыки, я ещё немного с тобой попутешествую.

— Не прогоню.

После этого мы просто лежали в обнимку. Я смотрел на Вилиан. Не спит. Просто глаза закрыла. Дышит ровно, спокойно. Ресницы только чуть дрожат. Нервничает. Скоро эта неприятная история для тебя закончится.

Резко открыла глаза.

— Пора.

* * *

Через три часа мы увидели поселение. Вот она — Область Гильрена. Интересно. Никакой стены вокруг. Даже частокола нет.

А внутри… Не сказал бы, что дома похожи на развалины, но с уже виденными мною в крупных городах эти домишки также не сравнить. Во-первых, они все деревянные. Во-вторых, на домах нет никаких узоров.

Это странный элемент Катинола: искусство в этом мире не особо развито. Стихи, художественная литература, музыка. Почти на нуле. А вот архитектура очень развита. Мастеров по дереву и камню на Катиноле ценят.

Здесь этого нет. Обычные дома, без приукрашиваний. Чисто функциональные.

— Пока я буду в замке, найди место где мы сможем переночевать.

— Ты пойдёшь одна? И зачем нам здесь ночевать?

— Тебя туда просто не пустят. Не беспокойся. Владыке нужен этот артефакт. И по условиям Метки он мне ничего сделать не может. А ночёвка на случай, если сегодня не получится артефакт отдать. Мало ли. Сними домик. Если отдам и сниму Метку — сразу уходим. Пары монет не жалко.

— Береги себя.

Вилиан резко остановилась.

— Это ты себя береги. Меня возможно пару часов не будет, за это время ты можешь…

— Всё будет в порядке.

— Надеюсь. Мне не нужны новые проблемы с Владыкой, — тяжко вздохнула красавица. — Пойду.

Чуть вдалеке виднелся вулкан. Километров пять отсюда. Я точно знал что это вулкан, а не гора или возвышенность. По обычным горам лава не стекает.

— «Почему Гильрен выбрал это место для замка?»

— «Использует энергию лавы для своих целей. Это магический вулкан. Вулкан Потока. Лава в нём постоянно генерируется.»

— «Это не опасно?»

— «Видишь большие желоба, выдолбленные в скале? По ним лава стекает в обход самого замка. Да и замок почти весь внутри скалы. То, что ты видишь — лишь небольшой фасад.»

Смотрится мощно. Вулкан. Стекающая лава. У подножия рукотворная конструкция. Вырезанные из камня колонны, поддерживающие свод большого зала. Огромный зев, ведущий вглубь скалы. Кажется, он стилизован под клыкастую пасть. Если это только фасад, не представляю насколько замок огромен внутри.

— «Почему поселения ещё не потонули в огне?»

— «Лава далеко не утекает от вулкана. Я лично бывал здесь лишь один раз и всех деталей не знаю. Там какой-то цикл: лава возвращается в землю, преобразуется и снова изливается из жерла. Это место появилось после катаклизма во время Второй Всеобщей Войны Магов.»

Ясно, что ничего не ясно. Ладно, пойду в поселение.

Я шёл через поле. Какой-то злак. Не пшеница, не рожь и не овёс. Остальные по внешнему виду не отличу.

Пусто. Сейчас уже поздний вечер. Работы в поле уже никто не ведёт.

А в самом поселении ещё не все разошлись по домам. Вижу, как народ ходит кто-куда.

Хм. Вилиан не будет пару часов. Может сегодня я наконец найду себе друга на вечер?

Первый кандидат уже сам ко мне идёт. Крепкий мужик, пятидесяти лет на вид. В форме. Стражник.

— Кто такой? Что здесь делаешь?

— Я Влад. Иду в поселение.

Стражник слегка опешил. Я вроде и ответил, а вроде и нет.

— Я спрашиваю…

— А ты кто такой?

— Что?

— Может ты разбойник и убийца. Зачем мне тебе отвечать?

— Хм, — опустил стражник голову, задумавшись. — Ты прав. Я — Нукрот. Страж этого поселения. Если хочешь попасть в поселение, придётся показать Статус.

— Часто можно просто со слов Разумного данные внести.

— Здесь нельзя. Если не хочешь показывать Статус мне, можешь показать его Воеводе или старосте.

— А можно обоим?

— Зачем обоим? — удивился стражник.

— Для подстраховки. Позовёшь их?

— Если они заняты тебе придётся ждать здесь. Не заходи в поселение. За тобой мои напарники присмотрят.

— Без проблем.

Стражник развернулся, направился обратно в поселение. Что-то сказал двоим своим коллегам, что с интересом смотрели на меня, а сам двинулся дальше в поселение.

Стоят. Может самому к ним подойти? Хочется поговорить.

Нет. Буду ждать здесь, как обещал.

Почему нет ни стены, ни частокола? Без них местная защита дырявая как решето.

К стражникам подошла девочка. Светлое платьице почти до земли. Чёрные волосы, собранные в одну длинную косу. Прикольная. Отсюда я не вижу всех деталей, но одна бросается в глаза: у неё руки в бока упёрты и подбородок вздёрнут. Что-то им говорит. Указывает рукой на меня. Стражники что-то ей отвечают. Девочка идёт сюда. Эй, стражники! Вы не собираетесь её остановить?

Чем ближе она подходила… Это не девочка. Девушка. Больше двадцати лет. Но это и не лоли. По всем параметрам (там только один параметр — размер) она лоли. Но не лоли. Она именно девочка. Я даже не знаю, как понял, что она взрослая. Смотришь — девчонка, опять смотришь — маленькая девушка, ещё раз смотришь — снова девчонка.

Подошла. Руки упёрла в бока. Хотя какие у неё бока. Там даже талии толком нет.

— Ты чего здесь забыл? — голос тоже такой. Детский, но взрослый. Как у ребёнка, который подражает взрослому.

— Ищу место для ночлега. Может придётся остаться в вашем поселении на ночь. Может нет.

— Ты что, дурачок? Может — да, может — нет. Определись уже.

— Это не от меня зависит. Я с девушкой пришёл. Она пошла к вашему Владыке.

— Ты… Вы знаете Владыку? — как-то резко осунулась девочка.

— Нет. Не знаю. Отдадим ему одну вещь и пойдём своей дорогой.

— Ясно, — снова расцвела малютка. — Сколько готов заплатить за ночлег?

— А сколько нужно? — усмехнулся я.

— Всё что у тебя есть и ещё немного, — требовательно протянула она ладошку ко мне.

— Держи, — положил я в неё золотую монету.

Девочка несколько секунд на неё смотрела.

— Я не…

— Возьми.

— Спасибо, — быстренько спрятала она монету, снова упёрла руки в бока. — Обычно путники останавливаются в доме старосты, но там сейчас занято. Гости из Лурдении заселились. Если тебя пропустят в поселение, найди меня. Я тебя… вас с девушкой размещу. Где-нибудь.

— Где-нибудь?

— Не жалуйся! Бери, что дают! — притопнула малютка ногой.

— С радостью.

— Тогда я пошла.

И впрямь уходит.

— А где мне тебя искать?

— Где? — развернулась она. Взгляд такой, будто на совсем безнадёжного идиота смотрит. — В поселении. Где же ещё?

Действительно. Туплю.

Двадцать минут спустя у меня случились третьи переговоры на этом месте. С Воеводой.

Мужчина. Лет сорок на вид. Он подошёл ко мне один, без своих бойцов. Время он терять не любил:

— Гонгли. Воевода. Статус, — активировал он заклинание просмотра.

— Да-да, смотри, я не против.

— Мало.

— Влад. Герой. Хватит.

Воевода посмотрел на меня своими хмурыми глазами. Да, такие глаза тоже существуют. Лишь кажется, что хмурым может быть только взгляд. Ведь если взгляд всегда хмурый — это значит, что хмурые сами глаза.

— Хватит.

Развернулся и пошёл обратно.

Краткость сестра таланта. Воевода должно быть гений.

Пошёл в поселение. Воевода, проходя мимо стражников… кивнул.

Слово — серебро. Молчание — золото. Воевода должно быть жутко богат.

Я тоже хотел изначально пройти мимо ребят просто кивнув им. Но… не быть мне богатым.

— Парни, помните ту девушку, что со мной говорила до Воеводы? Маленькая такая? — На Гения уже не тяну. — Не подскажите, где она живёт? Не беспокойтесь — она сама попросила её найти.

Талантливым меня тоже не назвать.

— Там.

Очень конкретно. Пошёл в ту сторону. Поселение небольшое — три тысячи жителей. Может три с половиной. За пару часов можно обойти полностью.

Гости обычно останавливаются у старосты. Получается, постоялого двора в поселении нет. Нужно будет договариваться с кем-то из местных, если малютку не смогу найти.

А этот дом явно побольше остальных. Тот самый дом старосты? Огорожен невысоким забором. Какого!?..

Перед калиткой стоит… солдат. Не маг, не стражник. То, как он расставил ноги, как держит руки, как смотрит вокруг. Такое я всегда узнаю.

Молодой с виду. Значит, скорее всего не молодой. Волосы длинные. Собранные в хвост. Одет довольно легко. При себе минимум оружия. Даже меча нет, только нож сбоку висит.

Подошёл. Встал напротив. Скопировал его позу.

— Иди отсюда.

— Как служба?

— Иди отсюда.

— Ты откуда такой? Тоже Герой?

— Иди… Ты Герой?

— Герой. А ты?

— С Земли?

— С Земли. А ты?

— Маи… Маякофский? Знаешь?

— Знаю. А ты?

— Блядь?

— Я нет. А ты?

— Иди отсюда.

И что это сейчас было? На общем языке Катинола нет мата. Нет самого термина — мат. Оскорбления существуют, но они не переходят определённой границы, за которой лежит нецензурная лексика. Логично, в мире Силы, вместо поливания грязью, на голову обрушивают магию. Слова мало что значат.

А потому, некое великое нарицательное слово было произнесено на русском с очень сильным акцентом.

— Это невежливо. Я ответил на твои вопросы, ответь и ты на мои.

— Иди отсюда.

— Если ещё раз это скажешь, у тебя будут неприятности.

— На хуй иди.

Я просто опешил.

— Я реально тебе сейчас накостыляю.

— Я разве неясно выразился? Иди отс…

Рывок! Врезался в матершинника, уже вместе мы влетели в калитку, сорвав её с петель, и грохнулись за землю. Рывок! Эй, мы не сможем стать друганами на вечер, если ты меня убьёшь! А таким ударом вполне можно убить. Если попадёшь, конечно. Рывок! Подсечка. При ударе я почувствовал с каким трудом мне удалось его опрокинуть. Слишком он твёрдо стоял на земле. Он очень не молодой. Рывок! Рядом пролетело что-то мелкое. И очень быстрое. Еле увернулся. Матершинник вскочил на ноги. Рывок! По печени! Я ему. По рёбрам! Он мне. Мы оба согнулись в три погибели. На таких друзей здоровья не напасёшься.

Вскочили на ноги одновременно. Ну как знаешь, ты сам напросился.

— Отставить!

Я не ослышался?

Из дверей дома вышли трое. Двое явно коллеги матершинника. Третий не из их числа — гражданский. Наверняка сам староста.

— Вы мне ворота сломали! — закричал староста. Голос не гневный, скорее обиженный. Останавливал нас не он.

Один из двоих мужиков рядом со старостой вышел вперёд. На вид самый старший. Сорок-сорок пять лет. Волосы короткие. Под ёжик. Глаза серые, опытные. Да, такие тоже бывают.

— Товарищ командир, — заговорил матершинник. Стоп! Товарищ?!.. — Нарушитель задержан.

— Не вижу, чтобы он был задержан. И он проник на территорию, которую ты должен был контролировать и удерживать.

— Да я его!.. Ещё три секунды, товарищ командир!

На наших с командиром лицах появились одинаковое усмехающееся выражение.

— Это так не работает, боец, — направил я в рёбра Регенерацию. — Перефразирую классика: выполнил приказ — посылай всех в…

Командир посмотрел на меня удивлённо.

— А не выполнил — сам иди на… — тихо продолжил он.

— Слушай, что тебе старший по званию говорит.

Ещё секунд десять командир осматривал меня с головы до ног.

— Я Влад. Герой.

— Я Ник. Николай. Герой. Выйдем со двора на улицу?

— Почему нет.

Вышли.

— Никому не вмешиваться, — обратился Ник к своим бойцам. — За ограду не выходить, ясно?!

— Так точно! — в один голос. Ностальгия.

— Без оружия, без Разума, без Души, без артефактов.

— Договорились. До первой крови? До признания поражения?

— Пока ясности не будет.

— Согласен.

Встали напротив друг друга.

Рывок! Боковой в голову! Ник поставил внешний блок. Хочет вдарить по рёбрам. Ставлю блок. Одновременно бью ногой по колену. Промазал! Ник перенёс вес на заднюю ногу, переднюю согнул в колене. Второй рукой пробивает мне прямой в голову. Внутренний блок. Меня повело — я же ногу вперёд выкинул. Нужно вернуть равновесие. Чуть отпрыгиваю назад. Готово. Ник снова пробивает прямой в голову. Уклон. Чуть понизил центр тяжести. Прямой в корпус. В печень попал. Вряд ли это сильно его пошатнёт, но начало положено. Ник пробивает коленом. Ставлю блок локтём. Сильно вмазал. Меня чуть отбросило. А Ник засветился. Ускорение? Усиление? И то, и другое. Сейчас станет сложнее. Придётся каждое движение делать с Рывком, чтобы поспевать за Ником. Идёт на меня. Атакует руками, сокращая дистанцию. Я использую защиту шагом — чуть отступаю назад, начиная с дальней ноги при каждой его атаке. Но и контратаковать он мне не даёт. Удары компактные, далеко руки не выкидывает. Трудно подловить. Руки у него длиннее моих. Попробуем по-другому. Ник пробивает с правой. Вместо отступления, наношу прямой удар ногой навстречу, под правую руку. Попал. Ника отбросило. Но не упал. Рванул на него. Сейчас его концентрация и ритм сбились. Нужно дожать. Ник пробивает прямой. Неуклюже. Уворот. Хватаю его руку своей за запястье. Чуть дёрнул на себя, поворачивая его к себе спиной. Зафиксировал. Второй рукой бью в локоть. Сломал. Есть несколько вариантов завершения этой комбинации. Я собирался уже повалить Ника на землю, чтобы добить. Не насмерть конечно. Всё получилось иначе. Я не знаю, как он так выгнул ногу, но накладка у него получилась на совесть. Накладка — удар ногой в колено или немного выше внутренней стороны стопы. Но не просто удар. Ты наносишь удар, а после этого ещё и давишь на место удара, ломая ногу. У Ника было крайне неудобное положение — я был фактически за спиной, но это ему не помешало. Ник ударил в колено. Сломал. Я с силой дёрнул его за сломанную руку. Получил удар локтём с разворота. Пробил ему в корпус. Оба грохнулись на землю. Я пару раз прокатился, удаляясь от Ника, подскочил. Ник тоже поднялся. Да, сломанная нога хуже, чем сломанная рука, но я ещё потанцую. Ник теперь будет больше слева подходить: у него цела левая рука, а у меня сломана левая нога. Я, наоборот, буду больше полагаться на правую сторону. Вот только мобильность не на моей стороне. Чуть приступил на ногу. Больно. Сильно больно. Но терпимо. Если прижмёт, попробую его подловить. Ник рванул на меня. Давай, я тебе сейчас покажу…

— Чего творите?! Совсем уже с ума посходили!?

Мы застыли. Я собирался упасть на колено и нанести удар по самому святому, Ник, кажется, хотел сломать мне вторую ногу лоу-киком. Очень милая композиция.

Повернули головы. Малютка. Стоит. Руки упёрты в бока. Взгляд строгий.

— Как дети малые!

Я чуть не засмеялся. Ник виновато опустил голову.

— Простите, девушка. Мы не хотели, чтобы вы стали свидетелем этого неприятного зрелища, — чуть поклонился ей Ник.

Малютка постояла пару секунд, осматривая Ника с головы до ног, как мама нашкодившее чадо.

— Принимается, — перевела она взгляд на меня.

Что? Я тоже должен?

— У нас всё было под контролем.

Малютка осмотрела меня. Дороги в поселении не мощенные, поэтому покатавшись по земле, я покрылся немалым слоем пыли. И в целом вид не очень.

— Чем меньше ты контролируешь, тем лучше для всех.

Глубокомысленно.

— Ты уже нашла где нас поселить?

— Не переводи тему. Кто ворота сломал? Это дом старосты между прочим.

— Починим. Не беспокойтесь. Лучше прежних будут, — улыбнулся ей Ник.

— Давайте я лучше вас у себя поселю.

В самое сердце!

— Эй! Никто и никогда этого не видел, но я человек хороший.

У малютки знакомый взгляд: «Зачем я с ним связалась?»

— Иди за мной. Покажу дом.

И впрямь уходит.

— Постой. У меня нога сломана. Как мне сейчас за тобой идти?

— Как? — развернулась она. Где-то я этот взгляд уже видел. Совсем недавно. — На одной ноге. Как же ещё?

Действительно. Туплю.

Наложил Лечение. Активировал Регенерацию.

— Приходи к нам, как освободишься, — тихо, чтобы малютка не услышала, прошептал Ник.

— Хочешь продолжить?

— Нет. Но думаю, мы найдём, чем ещё заняться.

— Договорились.

Похромал вслед за удаляющейся девушкой. Быстрая она.

— Так, парни. А мы пока воротами займёмся. И чтоб лучше чем были. Я девушке пообещал.

Идти пришлось недалеко. Здесь всё недалеко.

Даже на фоне остальных домишек, этот был не в лучшем состоянии.

— Давай, заходи, — открыла малютка дверь.

Внутри было… уютней. Большая комната. Получается, весь дом — одна комната. В углу кровать. Рядом с ней кресло. В противоположном углу кухня. В миниатюре. Несколько подвесных шкафчиков. Кухонный столик. Печка.

В третьем углу рабочая зона. Стол, заваленный бумагами, рядом большой старенький шкаф. Дверцы у него уже лет сто как отвалились. Внутри в основном всякая стеклотара: бутыли, микстуры, чашки. Но и бумажек хватает. Несколько книг стоит куцем рядком.

В центре комнаты стоял обеденный стол. Накрытый. Видимо, ужин намечается.

Хорошая комната. Вроде тесно, а вроде и просторно. Небольшой беспорядок. Такой называют творческим. Не пыль и грязь. Вместо этого — странно разбросанные вещи, лежащие не там где им должно, но при этом на своих местах.

Забыл упомянуть: за рабочим столом сидел парень. Он сидел спиной, поэтому всё что я могу о нём сказать — волосы у него торчали во все стороны. И это не причёска. Это жизненный выбор и стиль. Стиль под названием: «Мне плевать на такие мелочи». Я тоже такой иногда предпочитаю.

Что-то пишет. Он, по-моему, даже не заметил нашего появления.

— Укронт! — Парень вздрогнул. Я тоже. — Поприветствуй гостя.

Парень поднялся. Молодой. Внешне. Лет двадцать пять. Высокий. Немного нескладный.

— Фатэм. Я Укронт.

— Привет. Я Влад.

— Что с волосами? — поинтересовалась малютка.

— Ничего! — начал резко приглаживать руками свою причёску Укронт.

— Ну-ну. Пойдём, Герой. Покажу тебе твою комнату. А ты садись поешь. Ужин уже остыл.

— Я почти закончил…

— За стол!

— Ну-у, сестра! — словесно выразил протест парень, садясь за стол.

— Ох уж эти младшие братья. Ничего сами не могут, — направилась малютка в четвёртый угол комнаты. Там была приставная лестница, ведущая на чердак.

— Согласен. Пока не прикажешь, даже элементарные вещи… младший?!

— И что тебя так удивило? — Руки в бока, ноги на ширине плеч, грудь вперёд, подбородок поднят (чтобы мне в глаза смотреть) — шикарная поза. Не могу налюбоваться.

— Всё нормально.

— Тогда лезь наверх.

Поднялся. Прошёл вперёд, давая место малютке, что полезла вслед за мной.

М-да. Чердак был треугольной формы. В центре я ещё мог стоять… лишь немного пригнувшись. Про остальную часть своей комнаты промолчу. У небольшого окошка прямо на полу лежал топчан. Сам чердак явно использовался по прямому назначению — для хранения всякого хлама. Он большой кучей был собран и утрамбован в одном из углов. Сюда вообще давно не заглядывали.

Но было и другое. Здесь навели порядок. Пыль протёрта. Кое-где остались незамеченные места, сохранились небольшие полосочки пыли, что даже добавляет некоторой… не знаю, какое-то приятное чувство. Окошко чуть приоткрыто, чердак уже слегка проветрился, но этот необычный запах ещё остался. Не знаю какое у этого запаха название. У меня в голове сразу возникает мысль — запах детства.

Топчан. Две подушки. Большой плед. Рядом стоит небольшая тумбочка. Наверняка с первого этажа. На стене висит зеркало. Тоже оттуда. На тумбочке две книжки.

Повернулся. Малютка. Глаза в пол. Чуть отошла в сторонку от дыры в полу. Чтобы я мог молча пройти мимо.

Подошёл. Достал золотую монету.

— За девушку.

— Я не…

— Возьми.

— Спасибо, — быстренько спрятала она монету, упёрла руки в бока. Такой она мне больше нравится. — А где эта твоя девушка? Не видела с тобой никого. Может она из этих… умная?

— Не такая уж и умная, раз согласилась ещё немного со мной попутешествовать. Но не такая уж и глупенькая, раз не станет приглашать меня к себе домой. Согласна, малютка?

— Малютка у тебя в шта!.. Согласна, здоровяк.

Начал спускаться вниз.

— Я буду в доме старосты. Уверен, девушка — Вилиан, пойдёт туда. Если нам понадобиться ночлег, я отправлю её сюда.

— А если нет?

— Мы пойдём дальше.

— Договорились, — явно расслабилась малютка после моих слов.

Парень снова сидел за рабочим столом. Что-то рассматривал. Перекладывал листы с места на место.

Пошёл к выходу. Открыл дверь.

— Ты почему не доел? — услышал я прежде чем дверь закрылась.

Постоял немного на крыльце. Вдох. Выдох. Хорошо.

Пошёл обратно к дому старосты.

Ник сдержал слово. Ворота были лучше прежних. Гораздо. Будто над ними мастер по дереву поработал. На их фоне сам забор смотрелся просто убого.

Матершинник снова стоял на посту.

— Влад.

— Брист, — протянул он мне руку.

Я уже успел немного отвыкнуть от этого жеста. Пожал.

— Проходи. Командир ждёт тебя.

Он и правда ждал. Почти у самого входа в дом.

— Пришёл. Пойдём к нам в комнату.

Комната была на втором этаже. До неё шли молча. Внутри никого не было.

— Второй ведь парень был.

— Отправил по заданию.

— Это, наверное, даже хорошо, — сделал я небольшую паузу. — Великий и Могучий в студию!

Ник чуть прикрыл глаза.

— Влад. Я здесь уже полвека, ты один из немногих русских, кого мне довелось встретить. Не хочу позориться со своим акцентом.

— В этом нет никакого позора.

— Лучше прочитай мне что-нибудь, — присел Ник на краешек кровати.

— Хорошо. — Что бы выбрать? Знаю! — Я волком бы выгрыз бюрократизм. К мандатам почтения нету…

— Постой, — прервал меня Ник. — Давай что-нибудь позднее. Что я уже не застал.

— У нас в последнее время с классиками сложности.

— Совсем никого?

— Погоди. Говоришь уже полвека здесь?

— Да.

— Тогда мне есть что сказать. Например:


Я вам мозги не пудрю — уже не тот завод.
В меня стрелял поутру из ружей целый взвод.
За что мне эта злая, нелепая стезя? -
Не то чтобы не знаю — рассказывать нельзя.
Мой командир меня почти что спас,
Но кто-то на расстреле настоял,
И взвод отлично выполнил приказ,
Но был один, который не стрелял.
Судьба моя лихая давно наперекос, -
Однажды «языка» я добыл, да не донёс.
И особист Суэтин, неутомимый наш,
Еще тогда приметил и взял на карандаш.
Он выволок на свет и приволок
Подколотый, подшитый материал,
Никто поделать ничего не смог.
Нет, смог один, который не стрелял.
Рука упала в пропасть с дурацким криком «Пли!»
И залп мне выдал пропуск в ту сторону земли.
Но слышу: «Жив зараза. Тащите в медсанбат!
Расстреливать два раза уставы не велят.»
А врач потом все цокал языком
И, удивляясь, пули удалял,
А я в бреду беседовал тайком,
С тем пареньком, который не стрелял.
Я раны, как собака, лизал, а не лечил,
В госпиталях, однако, в большом почете был.
Ходил в меня влюбленный весь слабый женский пол:
«Эй ты, недострелённый! Давай-ка на укол!»
Наш батальон геройствовал в Крыму,
И я туда глюкозу посылал,
Чтоб было слаще воевать ему,
Кому? Тому, который не стрелял.
Я пил чаек из блюдца, со спиртиком бывал,
Мне не пришлось загнуться, и я довоевал.
В свой полк определили. — Воюй, — сказал комбат, -
А что недострелили, так я не виноват!
Я тоже рад был, но, присев у пня,
Я выл белугой и судьбину клял, -
Немецкий снайпер дострелил меня
Убив того, который не стрелял.

Ник слушал меня закрыв глаза. Да, он многое пропустил… Постойте.

— Ник. Здесь ты полвека. А на Земле ты сколько оттянул?

— Где-то столько же, — приоткрыл он глаза. — Хорошие стихи. Нет, скорее песня.

— Великая Отечественная?

— Мне это название не нравится. Великой была победа. Великой была жертва. А Война Великой быть не может.

Я подошёл к своему соотечественнику:

— Спасибо. За всё, — протянул я ему руку.

— Думаю, тебе тоже многие могут сказать спасибо, — крепкое у него рукопожатие.

— Честно, не уверен. Главный вывод из той войны мы не сделали. «Лишь бы не было войны!» — осталось только в виде тоста на праздник. Да и будущие войны… Вообще не понятно за что мы воевали.

— Навыки хуже не стали. Я один из самых стареньких Героев. Не живёт наш брат долго в этих краях. И я почти всех старожилов знаю. Ты — новенький. Значит, База Тела у меня Сильнее. Плюс Ускорение. И это позволило мне просто быть на равных. Без магии у меня вообще и шанса бы не было.

— Не скромничай.

— Я не скромный. Но и переоценивать себя не стану. Это восьмой смертный грех.

Отличный вечер. И отличная ночь. Люблю такое настроение — счастье с примесью грусти. Малютка. Ник. Биология бы со мной поспорила, но я лично давно уверен, что у разных людей (Разумных) разная температура. Малютка и Ник — тёплые. Очень тёплые. Не горячие, не жгучие. Тёплые. Приятное тепло, что согревает изнутри.

Мы много о чём поговорили. Только разговоры. Оба оказались не фанатиками алкоголя. Силами меряться тоже желания ни у кого не было.

Через полчаса в комнату пришли парни. Брист и Лактр. Пост у ворот был просто тренировкой. Ночью никто охранять наш покой не будет. Как сказал Ник: «Нам бояться здесь нечего.»

Парни слушали своего командира с особой тщательностью. Ловили каждое слово. Как я понял, Ник командир какого-то крутого спецотряда в Лурдении, который служит напрямую Королю. Брист и Лактр в него не входят. Как они оба верят — только пока. Они типа новичков. Стажёры. Вот Ник и прихватил их с собой в безопасную поездку — посмотреть, что они из себя представляют.

Парням ещё многому учиться. Болтали они без умолку. И именно из их оговорок я понял, что отряд Ника — не штурмовики, не спецназ. Тут более… интересное направление деятельности. Ник косо посматривал на болтунов, но без особой острастки. Видимо, это не какая-то прям совсем секретная информация.

И возникает вопрос: а что Ник здесь забыл?

Я задал его прямо. «Проверяю почву» — многозначительно ответил Ник.

Где-то через час произошло кое-что занимательное. Мы сидели кругом на полу. Играли в карты. В Бо» льшую Силу. Редкий случай — я проигрывал. Ник очень хорош. Играли, болтали, никого не трогали. И тут дверь слетает с петель. В комнату врывается Вилиан.

— Влад! Что проис… — замерла Вилиан на полуслове. В одной руке у неё был кинжал, во второй рапира.

Парни смотрели на Вилиан. Я смотрел в их карты.

— Ты её знаешь? — спросил Ник. Хитрый жук — он свои карты к груди прижал.

— Да. Эта девчонка, которая постоянно встревает во всякие переделки. Даже не знаю, стоит ли с ней и дальше путешествовать.

— Я её чуть не убил.

Вилиан стояла слегка… полностью пришибленная.

— Что вы опять?!.. — влетел в комнату староста. — Вы мне ещё и дверь сломали! — снова обиженным тоном пролепетал он.

— Не беспокойтесь, Зэрдит. Новая будет луч… Нет, эту же поставим. Как было. Один в один.

— Правда? — недоверчиво спросил староста.

— Обещаю.

— Хорошо, — вышел староста из комнаты.

— Некультурно себя ведёте, барышня.

— Мне сказали, что Влад подрался с двумя другими приезжими, а потом его в этот дом затащили. Что мне было делать?

— Как видите, всё с Владом в порядке. Ему здесь ничего не угрожает.

Вилиан уставилась на меня.

— Так и есть, красавица. Всё в норме. Как прошло с Владыкой?

— Никак. Меня не пустили. Одна из его шлю…

— Жриц, — поправил её Ник.

— Да, жриц. Сказала, что Владыки нет в замке. Якобы, по делам отлучился.

— Нет, он в замке, — уверено сказал Ник.

— Вполне возможно. А толку, если меня не пустили. Попробую завтра вечером. Может там будет другая… жрица. Ты нашёл нам место для ночлега?

— Конечно. Извините, парни. Мне нужно ненадолго…

— Лактр, задание выполнил?

— Так точно, товарищ командир!

— Проводи барышню до места ночлега.

— Есть! — поднялся боец на ноги. — Пойдёмте за мной.

А я никакой слежки не заметил.

— А ты? — спросила у меня Вилиан.

— Я пока здесь посижу.

Вилиан окинула собравшихся подозрительным взглядом. В стиле «если его труп завтра найдут в канаве — я знаю, что это вы сделали».

— Хорошо. Пойдём.

Теперь наша компания уменьшилась до трёх Разумных.

— Кажется, ты остаёшься здесь ещё на сутки.

— Как минимум.

— Советую тебе поскорее свалить отсюда.

— Гильрен настолько опасен?

— Сейчас можно понять, почему никто не пытается забрать эти земли себе. Хотя Вулкан Потоков и Пещера Снов очень лакомый кусочек для многих. Гильрена смогут убить лишь единицы даже среди Древних. Он очень живучий. Но есть один интересный факт — Гильрен пришёл сюда девятьсот лет назад. Ему было лишь триста. Поселения были крупнее. Разумных старше полутора сотен лет тоже хватало. Но он перебил их всех. Они объединялись, нападали вместе. Бесполезно. Гильрен даже тогда был очень живучим. Они его не могли убить, а он постепенно перебил сопротивляющихся. Пока остальные ему не подчинились. Тогда он и начал строить свой замок прямо в Вулкане Потока. Понимаешь, он не использовал военную хитрость, стратегию. Просто шёл напролом. Он — типичный отвратительный представитель права Силы в этом мире. И он этим правом пользуется без оглядки.

— Пока ничего такого не заметил.

— У него сто шесть гвардейцев и восемь жриц на все тринадцать тысяч жителей в шести поселениях. Не думай, что здесь всегда и везде террор и ужас. Если всех замучать сегодня, кого мучать завтра? Сам Гильрен редко покидает замок, обычно к нему кого-нибудь приводят, если ему захочется развлечься.

— Почему жители не уйдут? Катинол больше Земли. Население в пять раз меньше. Это самый крупный континент. Большую часть моего путешествия я брожу по лесам и бесхозным землям. Или просто перебраться в любое соседнее королевство — чем не выход?

— Ты и правда молодой. Судя по навыкам, я думал тебе как минимум пару десятков лет, при учёте расположенности к Базе Тела. Но раз уж ты этого не понимаешь… Разумные живут долго. Чудесников лишь половина, но даже они живут довольно долго. Ведь на них магия, например Лечение, действует как обычно. Если выучил только пяток заклинаний, таких многие всё равно называют Чудесниками, но даже тогда База Тела начинает развиваться. Медленнее и слабее, чем у полноценных магов, но столетние активные Чудесники не редкость. Про магов вообще молчу. Плюс, огромная разница в личной Силе между Разумными. Войны здесь выигрываются не количеством, а качеством. Один Разумный может уничтожить тысячи врагов, если достаточно Силён. Поэтому местные жители никому, ни в одном королевстве, не нужны. Продолжительность жизни большая, проблем с населением нет, количество живой силы в войне или производстве не решает. Ты этого ещё не заметил, но к чужакам везде относятся не очень. Если они не Сильны.

Обживать новые места и переезжать также мешает Высшая магия. Скрижалью может стать любой булыжник, пророком любой Разумный. Но Высшая магия не любит этим разбрасываться. Нельзя взять сто Разумных, пойти в лес и создать свою деревушку — вы всё равно в Статусе будете привязаны к предыдущему месту. Процедура смены привязки к месту очень сложная, и не только при создании нового поселения, но и при переезде в уже существующее. Корявое пророчество, требующее наличия большинства жителей для своего выполнения — и конец. И местным, и отделившимся. Может ты ещё не сталкивался с этим, но знай — у пророчеств странное чувство юмора.

— Сталкивался. С новыми местами понятно, а по поводу отношения к чужакам… Оно наверняка лучше местного, если верить рассказам о зверствах Гильрена и его шайки.

— Есть ещё одна причина. Завтра поймёшь, если ещё не заметил.

Заинтриговал. Завтра так завтра.

— Мы завтра с утра уезжаем. Вот и говорю сейчас, чтобы ты понимал где решил остаться.

— Уезжаете? Уже «проверил почву»? Так быстро?

— Я же здесь не первый день. Второй.

— А-а! Тогда да. Даже задержались немного.

— Будь аккуратней, Влад.

— Это не мне нужно быть аккуратней, — в очередной раз мой взгляд прикипел к кольцу на пальце Ника. На очень знаковом пальце. — Как ты решился? Разве не боишься?

— А-а! Это, — нежно посмотрел Ник на кольцо. — Боюсь. У нас ведь и дети есть. Боюсь помереть вдали от семьи. Где-нибудь в Области Гильрена, — усмехнулся он. — Боюсь, что пока меня нет рядом, с ними что-то случится. Как иначе? Просто нельзя чтобы страх победил.

— Как ты нашёл это место? Своё место в этом мире.

— У меня ситуация необычная. Я ведь реинкарнировал.

— В Тело младенца?

— В Тело ребёнка. Поэтому можно считать, что я прожил здесь, в этом мире, жизнь заново. Я и служу той стране, королевству, в котором родился. Правда, я из глуши деревенской родом. А сейчас в столице живу с семьёй.

— «Хорош. Такие как он редко доживают до подобного возраста.»

— Ты ведь видишь, что я внешне больше на местного похож, чем на Землянина. Ты, кстати, тоже.

— «Чувствую себя сейчас дураком.»

После этого мы ещё посидели какое-то время. И уже поздней ночью я начал собираться домой. К малютке домой.

Встал. Пошёл на выход. Давай! Иди! Нет. Не могу.

— А это?..

— Так и знал, что не выдержишь, — улыбнулся Ник. — Могу подарить.

— Так подари!

— Ха. Она даже покруче, чем Земной аналог, — Ник взял со стола и протянул мне сувенир с нашей встречи. — Слушай…

Домой к малютке я возвращался окрылённый.

* * *

В дом малютки заходил как ниндзя. Тихонечко открыл дверь, бочком проскользнул в проём. И всё зря.

В комнате всё ещё горел свет. Тусклый.

А нет. Не зря. Источником света был Укронт. Он сидел за своим столом, копошился в бумажках одной рукой, на ладони второй у него еле-еле горел Святлячок.

— Нашёл! — прошептал он. Взял перо и начал что-то выводить на листке бумаги.

Малютка спала. В кресле. Накрылась маленьким пледиком. Даже для неё маленьким. Рядом была расправлена кровать. Кажется, кое-кого уложили спать, а он подождал, пока надзирающий уснёт и продолжил своё занятие.

Подошёл к шкафу рядом со столом. Укронт меня и сейчас не заметил. Даже здесь света уже недостаточно, настоящий полумрак. Светлячок работает на минимуме. Активировал Ночное Зрение.

— «Интересная у него коллекция. Задрот хочет стать Мастером Микстур.»

Это я уже и так понял. Подошёл к столу. Взял листок с края. Это не общий язык. Ничего не понимаю.

— «Ха. Одно из наречий эльфийского языка. Старается задрот. Лучшие Мастера Микстур — эльфы.»

— «Они кажется во всём лучшие.»

— «Не совсем. Из ушастых редко выходят толковые боевые маги.»

Взял ещё несколько листов. Такая же абракадабра.

— «У него здесь несколько ошибок.»

— «Ты знаешь эльфийский? И разбираешься в составах микстур?»

— «Потратил некоторое время на изучение.»

— «Это ведь не Сила. Тратил время на это в ущерб развитию?»

— «Девяносто процентов жизни девяноста девяти процентов Разумных — пустая трата времени.»

В точку. Звучит как просто красивая фраза, а не унижение. Ведь любой, кто её услышит, почему-то причислит себя к оставшемуся одному проценту.

— «Я посвятил жизнь изучению того, что мне интересно. Скажи задроту следующее…»

— «Постой.»

Положил листы на место.

— Укронт… Укронт… Укронт!

— А?.. Господин?!.. — подскочил парень. — Фатэм, Господин Герой.

— Тише, — приложил я палец к губам, — малютку разбудишь. Садись.

— Вам чем-то помочь? — спросил он, усаживаясь на стул.

— Это я могу тебе помочь. Только сначала хочу узнать: для тебя важно вот это — самому всё придумывать, выписывать, искать ответы? Ты хочешь стать первооткрывателем в своём деле или не отказался бы от помощи?

— Господин Герой…

— Влад.

— Господин Влад. — Как знаешь. — Никакой я не гений и не первооткрыватель. Я местный Лекарь. Создаю микстуры от разных болезней. Если бы у меня была возможность, я бы с радостью купил и изучил эльфийские «Трактаты о создании микстур», но они стоят как дорогие артефакты — сотни золотых. Вот и делаю что могу.

— «Хорошо. Говори, что хотел.»

— Записывай: «В микстуре Контроля Сердечного Ритма главным элементом воздействия являются свойства корня Дурника. Его нужно добавлять мелко покрошенным и в сушёном виде. Но солнечный свет негативно воздействует на антиаритмичные свойства корня. Лучший способ его сушки — на горячем сухом пару, предварительно поместив в экранирующую ткань или другой материал.»

— Свет… Нельзя сушить на солнце… Постойте!.. — парень начал копошиться в бумагах. — Вот здесь! У меня не получалось достичь нужного эффекта — слишком он слабеньким был. А листья Фурника я тогда на солнце сушил. А они ведь из одного подвида с Дурником.

Я взял листок из рук парня. Окинул взглядом.

— «Молодец. На лету схватывает. Делает выводы.»

Редко Дедион кого-либо хвалит. Есть в нём эта любовь к новым знаниям, стремление постичь что-то новое. И в других он подобное одобряет. Только я, по его мнению, должен сидеть на пятой точке ровно и никуда не лезть.

Взял ещё несколько листов со стола.

— «Вот ещё один момент…»

— Записывай:…

Где-то час я диктовал слова одного опытного учёного другому — начинающему. Интересное чувство — я ощущал себя причастным к чему-то важному, просто выполняя роль громкоговорителя.

В какой-то момент, осматривая блуждающим взглядом комнату, я наткнулся на глаза малютки. Она сидела в кресле и смотрела на нас. Чуть улыбнулась мне и закрыла глаза.

Да. Мне тоже пора поспать.

— Пойду я. Мне завтра утром новых знакомых провожать в долгий путь.

— А как же!.. — встрепенулся парень. — Да, вы правы, Господин Влад. Спокойной ночи.

— Ты тоже спать ложись. А то сестра опять на тебя накричит.

— Она из заботы так. А я… Я пока слабенький Лекарь. Почти не могу на этом заработать. А это всё, — обвёл он руками стол, — требует монет. Но когда-нибудь я… — перевёл он взгляд на «спящую» сестру.

— Иди поспи.

Пошёл к лестнице. Поднялся. Открыл лючок. И вот я дома.

Вилиан спала. Я тихонько подкрался, прилёг рядом.

Хорошо.

— Долго ты.

— Не стоило беспокоиться. Я не такой бедовый как тебе кажется.

— А место получше не смог найти?

— Честно? Не смог. Куда уж лучше?

— Здесь мы не сможем… посоревноваться.

— Здесь это и не нужно.

— Ты скучаешь по своему миру? — неожиданно перевела тему Вилиан. — Мне сказали, что один из тех приезжих тоже Герой. Поэтому ты хотел с ним поговорить?

— Есть вещи, по которым я ностальгирую и скучаю. Есть люди. Но не мир. Мы обсуждали то, как жить здесь и сейчас.

— И как?

— Как я и делаю, — приобнял я красавицу.

— Так и продолжай делать.

* * *

Проснулся рано утром. Аккуратно встал, чтобы не разбудить Вилиан.

Внизу спал Укронт. На столе завтрак. Малютки дома уже не было.

Ник с бойцами уже собирались в путь, когда я добрался до дома старосты. Стояли возле калитки, проверяли все ли вещи на месте, всё ли там где нужно. Когда, после приказа Ника, парни начали подпрыгивать, улыбка сама растянулась на лице. Конечно что-то стукало, брякало, бренчало и звенело. Ник на этот музыкальный концерт только головой покачал.

— Здравствуй, Влад. Пришёл-таки нас проводить.

— Как иначе? Мне вообще повезло, приди на день позже и не встретил бы таких достойных Разумных.

— Ангелов встречал?

— Было дело.

— Ты сейчас над нами так подшутил?

— Из-за парочки напыщенных лицемеров не стоит принижать хорошее слово.

— Ты прав. Просто было у меня несколько инцидентов. Неприятных.

— У кого их не было?

Несколько минут ничего не значащей прощальной болтовни, перетекающей в рукопожатия, похлопывания по плечам. С Ником мы обнялись.

И всё. Я смотрю в спины уходящих. А нет. Не уходящим. Когда они отошли метров на пятьдесят, Ник развернулся и пошёл обратно. Машет мне ладонью, чтобы я подошёл. Почему нет?

— Ближе, Влад.

Подхожу.

— Ещё ближе.

Мы уже стояли впритык.

— Слушай внимательно и запоминай, — прошептал он мне прямо на ухо. Я активировал Звукохват. — …

Закончив свою речь Ник чуть отстранился. Посмотрел на меня.

— Ты всё запомнил?

— Да. Всего одно предложение трудно не запомнить.

— Это только в худшем… крайнем случае.

— Понял.

— Удачи. Надеюсь ещё увидимся.

— И я.

Ник ушёл. В этот раз уверенно и не оборачиваясь. Уже через пару минут он с бойцами полностью пропал из виду.

— «Чем мне теперь весь день заниматься?»

— «Можешь попробовать целый день никуда не влезать. Уверен эта та ещё миссия невыполнима.»

— «Ты прав — погуляю по поселению.»

Местные в большинстве уже проснулись и шастали по своим делам. Ничего необычного. Одно только меня беспокоило. Вернее, нервировало. Здесь все здоровались словом «Фатэм». Я думал это личная фишка Укронта, а оказалось стандартным приветствием.

Со мной тоже так здоровались. Видимо, за день узнали через сарафанное радио, что я гость их поселения, а не какой-нибудь непонятный чужак, вот и перестали просто проходить мимо.

Почему это напрягало? Фатэм редко произносят. Это благословление. Благословление в боевом пути, в странствии, в сражении. Так же выражают уважение умершим, чей путь окончен. Такое приветствие используют продавцы в Домах Мага. Ведь клиент пришёл продолжить свой магический путь, путь Силы. Несколько раз мне доводилось слышать, как это слово использовали как боевой клич. В общем, важное, полуритуальное благословление. И пусть Дедион это отрицает, некая религиозность в нём тоже есть.

Было странно видеть, как «Фатэм» используют всуе. Они как будто молятся и желают прожить всем вокруг и самим себе хотя бы до конца дня. Ещё и полным ритуалом — это слово сопровождает жест с прижиманием к груди сжатых в замок кистей рук, только пальцы остаются прямыми. И так каждый здоровается с каждым.

Я несколько раз отвечал симметрично. Минут пять. И за такой короткий срок даже у атеиста, вроде меня, возникло это обманчивое чувство духовности, приближенности к чему-то Большему. Как у людей, ходящих в церковь. Если им это помогает — хорошо, вот только Бог по канону находится в каждом. Он внутри. Если ты в одном месте ощущаешь его присутствие сильнее чем в другом — это не он, это самовнушение. Плацебо. И здесь такое же самовнушение. Здороваешься со всеми религиозным способом и возникает ложное чувство просветления. Всетерпимости. Я кажется нашёл вторую причину того, что держит Разумных здесь. Они «просветлённые». Они жертвы. Они терпилы.

Некомфортно мне здесь. Лучше пойду помогу Укронту в его исследованиях. Мне ведь и самому интересно послушать лекции Дедиона. Хотя я большинство из этих трав и кустарников, минералов и внутренностей Магзверей, что в его лекциях упоминаются, в глаза не видел.

Мои планы изменились из-за них. Некромонгеры. По крайней мере, доспехи похожи. Вроде. Только шлемов нет. Четверо. Они просто шли по улице. Глазели по сторонам. Мы шли навстречу друг другу. Они попялились на меня. Я попялился на них. Прошли мимо. Развернулся. Пошёл следом.

— «Началось.» — пробурчал Дедион.

— «Это гвардейцы?»

— «Они самые.»

Посмотрим.

— «Гильрен ведь набирает их среди местных. С чего бы им начинать террорить своих?»

— «В поселениях запрет на перемещения. Они между собой только торгуют. Личные связи минимальны. Гвардейцев Гильрен старается набирать равномерно из всех шести поселений. После этого гвардейцам запрещено посещать своё родное поселение. Только остальные.»

— «Жрицы?»

— «Не отсюда. Каждую Гильрен притаскивает во время своих редких выходов из замка. Стоит жрице или гвардейцу достигнуть определённого возраста — он их прогоняет. Ищет новых.»

— «У него должно быть много врагов среди бывших гвардейцев.»

— «С чего? Думаешь, легко быть добрым и хорошим гвардейцем, хранящим ненависть только на злодея Гильрена? Их и отбирают среди не самых лучших Разумных, а в общей толпе любого, кто будет добреньким, затравят свои же. Поэтому не сильно они горят желанием мести или справедливости когда покидают Область. Тем более после такой продолжительной разлуки с семьёй, которая по факту была рядом. А ты не просто не помогал, ты был товарищем тех, кто их мучал. Никто сюда из гвардейцев не возвращается с целью отомстить.»

Я продолжал идти за гвардейцами. Все встреченные Разумные здоровались с ними тем же «Фатэм». С ещё большим усердием. С ещё большим погружением во «всё в руках…». Чьих-то руках, но не твоих. Гвардейцы не отвечали им тем же. Но и ничего ужасного не делали. Просто шли себе спокойно.

Через десять минут даже Дедион выразил удивление этому:

— «Странно. Они сюда на прогулку что ли пришли?»

— «Ник говорил, что здесь не сплошной, постоянный ужас.»

— «Он имел ввиду, что шайка Гильрена не часто наведывается в поселения. Но если уж пришли, ещё и группой — жди веселья.»

Тогда я подожду. И покажу им, как правильно веселиться.

Не сложилось. Всему виной колокольчик. Зазвонивший колокольчик. Сначала он тренькнул один раз. Потом ещё. Ещё. Добавился второй колокольчик. Третий. Дальше трель стала непереставаемой. Гвардейцы двинулись на шум. Я за ними.

Интересное зрелище. Доски. Смахивает на уличные доски для объявлений. Три штуки. Но вместо объявлений на них были закреплены маленькие колокольчики. Звонили колокольчики лишь на одной доске. Сами по себе. Рядом стоял стражник, но он их даже не трогал.

Гвардейцы встали чуть сбоку. Я решил посмотреть поближе.

Опередив меня, к доске подскочил Воевода. Окинул взглядом доску. Почти все колокольчики звенели, лишь парочка висели без движения.

— Всех, — перевёл он взгляд на стражника.

— Есть! — убежал тот.

Я подошёл. Встал рядом с Воеводой.

— Это что-то вроде сигнализации?

Воевода кивнул головой.

— Откуда?

Воевода указал рукой на лес в южной стороне поселения. Деревья начинались где-то в полукилометре от домов.

— Кто? Магзвери?

Снова кивок.

— Помощь нужна?

В этот раз Воевода не стал сразу «отвечать». Посмотрел на меня. Секунда. Две. Три.

Кивнул.

— «Посмотрим, кто сегодня у нас будет на ужин.»

— «А как же твои чёрные шуточки про моё сумасбродство.»

— «По средам я подкалываю общество по защите животных.»

— «Сегодня четверг.»

— «Ну тогда… Что будет если ты в порыве желания сдохнуть спрыгнешь с обрыва? Ведь в полёте ты наверняка успеешь пару раз поменять мнение. Мне интересно, кем будет та размазня внизу: желавшей смерти размазнёй или боровшейся за свою жизнь до конца размазнёй? Или это будет размазня Шрёдингера?»

— «Это было довольно жёстко.»

— «Просто обычные морали под соусом юмора ты не воспринимаешь.»

К Воеводе подходил народ. Небольшими группами. Не все были стражниками. Доспехи только у двух десятков. Ещё у десяти было только оружие. Местное ополчение? В общем тридцать Разумных. Должны справиться. Воевода махнул рукой. Двинулись в сторону леса. Стражники начали расходиться цепочкой. Видимо, уже отработанная схема. Сзади, на небольшом удалении шли гвардейцы. Каждый в руке держал артефакт. Палка сантиметров двадцать длинной, на одном конце сферическая нашлёпка. Какой-то мутный Кристалл. Вернее, мне хочется верить, что это артефакт, а не какая-нибудь модная палочка.

Остановились. Метров двести до кромки. В трёхстах метрах позади дома. Разумные вышли. Смотрят. На любое событие найдутся зеваки. Посмотреть сражение, в котором, если наши бойцы потерпят поражение, меня сожрёт зверьё — дайте два билета пожалуйста, девушку свою прихвачу!

Рядом со мной стоял стражник. Логично, мне одному участок линии обороны не доверят.

— Какая магия? Я ближник. Рывок. Укрепление. Регенерация. Уплотнение.

— Ближник? — как-то не очень он обрадовался. — Я маг земли. Земляное Копьё и Земляные Колья. Каменная Стена. В ближнем бою Скачок и Взмах.

— Влад.

— Кувлен.

Началось. Их было много. Они были разные. Они неслись на нас. Около полусотни тварей точно. Никого сверхопасного не заметил. Волкорыки в основном. Было с десяток Медведубов. Интересный зверь. Напоминает медведя. Бурого. Два с половиной метра роста. Все преимущества и способности земного аналога у Катинольского имеются. Но есть и свои собственные. Медведубы могут использовать Укрепление и Регенерацию. Без ущерба для скорости движения. Мощные ребята. Таких только одним смертельным ударов выносить. Ещё была парочка Молнерогов.

Основная проблема была не на земле. Она была в воздухе. Плювачи. Двоюродные братья Клетников. Тоже здоровенные насекомые со жвалами. Но Плювачи могут стрелять изо рта небольшими иглами, как одни мои давние знакомые из ладоней. Иглы тоже с ядом, правда не нервно-паралитическим, а вызывающим острую жгучую боль. Стрелять часто они не могут. Раз десять в минуту.

Три десятка в воздухе кружит, не меньше.

Поддержка с воздуха. Если зверьё ещё и артиллерию подгонит, я лучше на их стороне выступлю. Слаженней у них команда. За выслугу лет могу берлогу получить от лесного правительства.

Глупые шуточки в сторону. Пора за дело.

Выхватил пару ножей. С этими истребителями нужно разобраться. В Плювачей летела разная магия, в основном Стрелы всех стихий. Толку мало. В них сложно попасть.

Бросок. Контроль Броска! Второй. Контроль Броска! Два из двух.

Рывок. Рядом пролетело сразу несколько игл. Выхватил меч. Рывок! Удар. Голова Волкорыка покатилась по земле. Игла попала в ногу. Выдернул.

Рывок! Сбоку также в Рывке пролетел мимо Волкорык. Рывок! Подрубил ему заднюю лапу. Зверь упал на землю. Завыл. Рывок! Плювач пролетел рядом с головой. Какой наглый: не стал полагаться на иглы — сам кинулся в атаку. Воткнул меч в землю. Выхватил ножи. Метнул первый. Контроль Броска! Второй. Ещё два подбитых врага. Рахлес! Рывок! Не успел. Волкорык слегка, боком меня зацепил, что на скорости Рывка привело к моему смачному полёту и падению. Волкорык крутнулся. Кинулся. Рывок в руку. Выхватил своего боевого товарища. Укрепление. Пока Волкорык вцепился в подставленную мною Укреплённую руку, другой рукой я вонзил нож ему в глаз. Во второй. Всё. Готов. Лечение. Поднялся на ноги. Где мой меч? Где я его?.. Сразу две иглы: одна в плечо, другая в шею. Выдернул. Из шеи кровоточит, но Лечить не стану. Если получу рану посерьёзней за следующие полчаса — в некрологе дважды назовут идиотом. Снова вытащил ножи. Ещё два броска. А вот и меч! Сейчас я…

Лежу. В груди болит. Отхватил молнию. Рахлес! Пока я валялся ещё и три иглы отхватил. Рахлес! Поднялся на ноги. Рывок! Удар. Минус ещё один Волкорык. Рядом Кувлен сражается с Медведубом. Молнерога, что по мне зарядил, добивает один из стражников. Кувлену нужно помочь, а для борьбы с Медведубом нужен меч. Побежал. На ходу вытащил ещё два ножа. Ещё две звёздочки заработал. И минус половина всех метательных ножей. Схватил меч. Игла попала в щёку. Пробила её, прошла через язык, нижнюю челюсть и вышла из подбородка. Торчит. Лучше бы навылет прошила. С трудом ухватился, вытянул её из себя. Погоди Кувлен, сейчас помогу.

Я оглянулся на лес. Оттуда продолжали выбегать и вылетать Магзвери. Это будет долгий бой.

Так и вышло. Уже двадцать минут. Пора. Достал из кармашка микстуру. Ослабляет боль от ядов. Действие короткое и частить нельзя — она токсична. Поэтому я дрался сквозь боль по всему телу, пока не достиг предела. Вылил в рот. Полегчало сразу, хотя нужно ждать около минуты. Хоть в чём-то самовнушение идёт в плюс. Поток Магзверей ослаб. Но ещё идут. У нас потери. Шестеро. Трёхсотые. В смысле, все живы — просто не бойцы. Раны серьёзные. Двоих чуть не загрызли насмерть Волкорыки, одного почти вспорол когтями Медведуб. Ещё у двоих сильнейшие ожоги от молний. Один выбыл по совокупности ранений. Следует сказать, что прямо Сильных бойцов у нас в группе не было, но работали все слаженно. Стоило Магзверю кого-нибудь достать, к нему на помощь тут же приходил другой боец. Была парочка неплохих Лекарей. В основном среди ополченцев, не стражников. Я и сам пару раз применял Лечение на бойцах. Толку почти нет. Но хоть так.

И теперь, когда боль отступила, меня стала бесить только одна вещь — гвардейцы. Они так и стояли позади. Ни разу не вмешались. Просто смотрели. Тыкали пальцами, болтали между собой.

Плевать. Нужно здесь сначала закончить.

Парочка Волкорыков рванули на моего напарника. Он сумел одного встретить ударом меча. Не смертельно. Повалил на землю и сам, не удержав равновесия, упал рядом. Рывок! Я оказался рядом, чтобы прикрыть Вулкена от нападения второго зверя. Не понадобилось. Волкорык проскочил мимо и понёсся дальше. И пусть бежит. Там впереди гвардейцы, пусть ими перекусит. Рывок! Удар. Голова раненного Волкорыка падает вниз. Вулкена с ног до головы поливает кровью. Я уже хотел помочь ему подняться…

Двое из четырёх гвардейцев вытянули на бегущего на них зверя свои палки. Выстрел.

— «Это что?! Лазер?!»

Мне ведь не показалось: два красных луча прошили Волкорыка и тот упал замертво.

— «Типа того. Каратель. Мощный артефакт.»

О многом говорящее название, но сейчас меня беспокоит другое… Вы издеваетесь?! Рахлес!

Побежал. Рывок! Рывок! И вот я стою перед главной проблемой этого сражения.

— Палку свою дай на пять минут.

Стоит. Молчит. Я протянул руку.

— Положи сюда или я её вместе с рукой оторву.

— Только так она у тебя и будет работать, — заговорил гвардеец.

— «Он прав, Влад. Эти артефакты активируются только владельцем доспеха. Дорогая настройка, но когда артефакт Сильнее своего хозяина, это важно.»

Вот как. Ничего страшного.

Я подошёл к крайнему гвардейцу сбоку. Взял его за руку. Нашёл. Вот это кнопка активации. Зажал своим пальцем его.

— Я позаимствую, — навёл я его руку на Медведуба. Нажал его пальцем на кнопку.

Жесть. Луч пробил Магзверя насквозь. Я бил в голову. Медведуб упал. Расстояние было метров семьдесят. И дальнобойность (для магии) и убойность. Чего вы тогда стояли всё это время?

Навёл. Выстрел. Навёл. Выстрел. И повторить. Через две минуты остатки Магзверей убежали обратно в лес.

Бред. Чем мы занимались полчаса? Ради чего получали ранения. Только чудом никто не умер.

— Что это было, парни? Вам ничего не стоило помочь.

— Мы контролировали, чтобы никто из вас не филонил, — ответил гвардеец, которого я использовал в качестве придатка лазергана. — И ты не имел права хватать меня за руку.

— А каком праве ты вообще можешь говорить после случившегося?

— О праве Силы.

Удар. Один из гвардейцев подскочил и вмазал мне по печени. Не на того напал! Рывок! Удар в голову. В это же время получаю и я. От третьего гвардейца. С этими ребятами в их доспехах некромонгеров рукопашка не вариант. Это в фильме они из бумаги, а здесь я скорее руки и ноги себе сломаю. Рывок! Бью прямым в голову. Уже даже не разбираю кому из них. Получаю по ноге. Хотел сломать. Как знаете, парни. Бью в кадык. Один из гвардейцев вываливается из общей кучи, согнувшись пополам и схватившись за горло. Что-то хрипит. Остальным это не сильно понравилось. Через пару десятков секунд, несмотря на мои уклоны, уходы, оттяжки и блоки, мне сломали нос и вывихнули стопу.

Я упал. Попробовал подскочить на Рывке и получил встречный удар в голову. Именно моя скорость сделала его убойным. Я грохнулся обратно на землю. Перед глазами всё закружилось. Я даже не особо чувствовал, как меня пинали. Прикрыл голову скорее по вбитым в неё же рефлексам, чем остерегаясь боли от ударов.

Хорошо иногда просто полежать. Посмотреть на небо. Без спешки. Оно на Катиноле темнее чем на Земле. Тоже синее, но темнее. Или мне кажется?

Гвардейцы ушли. Может, наскучило меня пинать. Может, нашлись дела поважнее. Рядом проходили, возвращаясь в поселение, стражники и ополченцы.

— Спасибо, — сказал проходя мимо Воевода.

Нет. Не хочу на небо глазеть. Что я там не видел?

Вот такого я раньше не видел.

— «Это что было?»

По небу на большой скорости пронеслось… нечто.

— «Платформа Полёта. Очень затратный способ передвижения, хотя и быстрый.»

Платформа. Похоже. Я мало что успел разглядеть — больно быстро она пронеслась, но внешне она выглядела как плоский квадрат два на два метра. Местная пародия на ковёр-самолёт. Не знаю из какого она материала — он был подсвечен тёмно-фиолетовым светом. На платформе кто-то был. Крупнее человека. Собственно, всё. Большего я не увидел.

— «Кто на ней был?»

— «Скорее всего Гильрен. Не думаю, что он дал бы на таком прокатиться кому-нибудь из своих приспешников.»

Может его и правда вчера не было в замке — Владыка летал где-то по своим делам?

Неважно. И мысли об этом уже не так сильно отвлекают от ноющей боли по всему телу.

Закрыл глаза. Вот так хорошо. Полежу ещё немного.

— И чего развалился? Бездельничаешь?

Малютка. Согнулась надо мной. Руки известно где. Где им и положено.

И правда, чего это я тут разлёгся? Лёжа дела не делаются.

— Малютка! А ты тут что забыла? — сказал я поднимаясь на ноги.

— В смысле что? Я тут живу!

Рядом с этой девочкой я постоянно чувствую себя дураком.

Двинулись в сторону поселения.

— Держи, — протянул я малютке два золотых кругляша. — Мы возможно ещё на одну ночь останемся.

— Придержу для вас место, — в этот раз без всяких заминок забрала монеты малютка.

Жизнь в поселении шла своим чередом. И не скажешь, что совсем недавно тут отразили нападение стаи Магзверей. Технически это заметно — народ таскает туши убитых зверей. Староста бегает от одной группы к другой, осматривает добычу, направляет вновь прибывших помощников по местам. Обычная рабочая суета.

Странно это.

— На поселение часто происходят такие нападки?

— Часто. Но обычно это одиночные звери или небольшие группы. Чтобы как сегодня, такого ни разу раньше не было. Даже звери разных видов были.

— «Их гнали.»

— «Кто? Гвардейцы? Думаешь, для этого гвардейцы сюда пришли — хотели посмотреть, как зверьё рвёт местных на части? А гнали зверей их коллеги?»

— «Одна из версий. Вполне правдоподобная.»

— Где гвардейцы?

— Ушли, — тихо прошептала малютка.

— Просто ушли?

— Вот именно, — сама себе не веря прошептала девушка.

— «Никто не погиб. Только раненые. Шалость не удалась?»

— «Они всегда могут повторить.»

— Влад! — передо мной возникла Вилиан. Я чуть в неё не врезался. — Что ты?.. Куда ты?.. С тобой всё в порядке?

— Грязетерапия. Очень полезно для кожи. Особенно по утрам.

— Это правда? Ты подрался с гвардейцами?

— Жить будут. Другой вопрос: как долго?

— Не шути так! — прошептала Вилиан, оглядываясь по сторонам.

— Всё в порядке. Рабочий момент.

— «Ага. Как у меня с ангелами.»

— Давай сегодня дома посидим. В карты поиграем. А вечером я отдам артефакт и мы сразу уйдём.

— Мороженное хочу!

— Что??

— Ладно, уговорила.

— «Я в твоём представлении докучающий дед, быстрая дырка — беспокоящаяся мамочка. Я промолчу про инцест, вот только выходит, что ты — несносный сопляк.»

— Я пойду. Ведь мне, как и всем взрослым, нужно работать. — И ты туда же, малютка? — Буду поздно вечером. Не сломай мне дома ничего.

— Я присмотрю за ним. Хотя бы попробую.

Да вы издеваетесь!

В этот раз Укронт заметил моё появление сразу.

— Господин Влад, вы вернулись! — обрадованно подскочил он со стула. — Эм, в смысле, Фатэм! — неуклюже сложил он жест местного приветствия.

— Привет, Укронт! Не хочешь в карты сыграть?

— В карты? — подвис парень.

— В Бо» льшую Силу.

— Я думал, мы снова… как вчера…

— Иногда, чтобы в голову пришла правильная мысль нужно немного отвлечься.

— Правда? Ну хорошо, — нехотя согласился Укронт.

Заняли обеденный стол. Начали игру. Редкий случай — я проигрывал (не такой уже и редкий). Укронт просто зверь.

Через час игры я пошёл на хитрость: попросил Дедиона продолжить свои лекции по созданию микстур, а сам их кусками выдавал Укронту. Парень прихватил со своего стола перо и бумагу и записывал мои слова. В игре это мне не помогло. Укронт несколько раз бросал карты на стол, записывая мои слова, и даже так я не смог его обыграть. Ему не микстурами нужно заниматься, а поехать в местный Лас-Вегас и устроить свою версию «Человека дождя».

— Откуда ты всё это знаешь? — спросила меня Вилиан после завершения очередного кона. — И рунный язык знаешь и артефакты умеешь создавать на его основе. Я ведь видела, — перевела она взгляд на парня, — сколько времени ты провёл на Катиноле. Когда ты успел?

Я не рассказывал Вилиан о Дедионе. Он сам меня просил особо не распространяться о нашей ситуации. Уверен, часть тех, кто хотел убить его при жизни, с радостью хлопнет и после смерти. Я не думаю, что Вилиан проболтается, но тут либо всем, либо никому.

— Многому пришлось научиться, чтобы выжить.

— Если жизнь тебя ещё бы и чему-то учила.

Ещё через час мне стало откровенно скучно играть. Наша игра всё больше переходила в лекцию, которая и мне и Укронту была интересней. Красавица тоже слушала мои слова с интересом.

Ещё через час мне стало откровенно скучно читать и слушать лекцию по созданию микстур. Тогда Укронт вспомнил обронённую Вилиан фразу:

— Вы создаёте рунные артефакты?

— Ну, как сказать… Да, создаю.

— Круто.

— Рунные артефакты — это ведь основа. Они не меняют Естества предмета, а потери энергии и маны большие, — вспомнил я слова Дедиона.

У Укронта и Вилиан на лице было одинаковое выражение — Герой зажрался: Рунные артефакты для него мелочь. А ведь всё от точки зрения зависит: для пятисотлетнего Ментального мага с возможностью ускоренного обучения и таланта в исследованиях такое вполне может быть мелочью. Для десятимесячного Героя это на грани фантастики. Даже в фэнтезийном мире. Не стоило мне выражать чужое мнение. Мне самому лично тоже кажутся классными все эти фишки с Артефакторикой. Я не понимаю рунного языка, но принцип работы всех сварганенных мною кубиков мне ясен. Чем-то похоже на программирование: этот блок отвечает за перенос маны, этот за видоизменение, этот за распознание типа магии, этот за его копирование и так далее. Чёткая структура, а не какое-нибудь: «Почувствуй Силу, мой юный падаван!»

Магия на Катиноле устроена также. Чётко, структурированно. Не будет такого, что в какой-то момент на меня снизойдёт «Нечто», и я окунусь в гармонию с мирозданием, став Избранным. Даже для меня, иномирянина, местная магия давно перестала быть чудом. Я уверен, что само слово «магия» имеет другой смысл на Катиноле: они же не могут считать то, на что способна приличная часть населения планеты, чем-то необычайным. Мог бы и раньше догадаться, что это причуды перевода. Не пришлось бы… Впрочем, я не был против.

Так тема перетекла на руны и артефакты. Я потерял счёт времени, и когда Вилиан сказала, что уже вечереет и ей пора идти к Владыке, был порядком удивлён. Вот же время летит.

— Сегодня я постараюсь точно отдать артефакт. Буду там торчать, пока меня не пустят. Если ты не передумал идти дальше со мной, готовься к отправлению.

— Вы не останетесь на ночь? — поинтересовался Укронт.

— Мне здесь не… — посмотрела на щенячье выражение лица Укронта Вилиан. — Посмотрим по ситуации.

— Удачи, красавица.

Остались вдвоём с Укронтом. Парень крутил в руках рунный куб. Копировальный был уничтожен Автоматоном в пятом хранилище, но создающий антипод заклинания остался цел.

— Сколько интересно такой может стоить? Наверняка дорого. И ведь никаких затрат, редких ингредиентов.

— Уже жалеешь, что выбрал создание микстур?

— Нет. Никогда! — твёрдо ответил парень. — Да и рунный язык нужно очень долго учить. Возможно даже не одну сотню лет.

— «Ты говорил десятки.»

— «Ты меня с остальными не равняй.»

— Здесь каждая чёрточка имеет тысячи значений, возможных трактований. И если их полностью не понимать, то всё это будет просто куском дерева с вырезанными рисунками.

— «Он серьёзно?»

— «Будь иначе, подобные кубы и другие рунные артефакты под ногами в три слоя бы валялись. Полное осознание каждого символа, всех его трактовок, понимание общего рисунка и ещё сотня нюансов. Без меня в голове твоё рукоделие бесполезно. Не ценишь ты меня, а ведь тебе крупно со мной повезло.»

— «Хорошо, что тебя убили и теперь мы вместе. Никак не нарадуюсь.»

— Уверен, ты многого достигнешь в своей стезе с таким рвением. Когда-нибудь твои старания окупятся.

— Надеюсь, что нет, — огорошил меня парень. — Сегодня я заработал. Магзвери напали на поселение. Ранили наших. Ожоги от молний, рванные раны, яд, вызывающий боли. Почти все мои микстуры от этих воздействий купил дядя Гонгли. Нам с сестрой нужны монеты, как и всем, но…

— Ты же понимаешь, что лучше чтобы эти микстуры были, пусть и за золото, чем, когда в самый нужный момент их не окажется под рукой. Ты им помог. И ты сам сказал, что ингредиенты для микстур ещё нужно найти или купить. Любой труд должен быть оплачен.

— Я понимаю. Просто не хочу, чтобы такое как сегодня происходило. Пусть микстуры будут наготове, и пусть они никому не понадобятся.

В зависимости от настроения и ситуации, я считаю подобных Разумных либо благородными, либо наивными. Укронта благородным я не считал.

— А малютка чем занимается?

— Малютка? Это вы про сестру? — прошептал он, наклоняясь ко мне. — Лучше так её не называть.

— Я уже.

— Правда? Хм… Сестра чего только не делает. Но вообще она работает на территории замка Владыки. Передаёт послания. Выполняет небольшие поручения.

— На территории замка? Это… безопасно?

Укронт посмурнел.

— Да, конечно! — собравшись, «бодро» ответил он. — Сестра не бывает внутри замка. Только снаружи. Ей передают, что нужно для Владыки. Она передаёт это старосте Зэрдину. Следит, чтобы всё доставлялось полностью и в срок.

Что-то вроде хозяйственника.

Паренёк совсем ушёл в себя. Погрузился в свои мысли. Вряд ли светлые. Зря я, наверное, поднял эту тему.

— Пойду наверх. Соберу вещи.

— А? Да, конечно. Но не думайте, что стесняете нас, оставайтесь на ночь. Как видите, в лесах здесь небезопасно.

— Посмотрим по ситуации, — ответил я, уже поднимаясь по лестнице.

Вещей у меня не так уж много. Вернее много, но они почти все при мне. Я выложил лишь несколько предметов, чтобы с собой их не таскать. Лежат в тумбочке у топчана.

Там лежит куб передачи маны из Кристалла магу, сувенир, подаренный мне Ником и Жезл Кристаллизации.

С последним артефактом получилась занимательная история. Дедион чуть с ума не сошёл, когда я собрался отдать все недавно добытые артефакты. Чтобы его успокоить, я согласился оставить себе любой артефакт на его выбор. Казалось, его ждёт непростой выбор: все эльфийские артефакты, взятые мною в пятом хранилище королевского замка Шенгерии, были мощными, были дорогими, были убойными. Одно но — пользоваться ими я не мог. Всё верно. Я не могу пользоваться убойными — то есть Тёмными артефактами. Из-за своего перекоса общей магической величины в Тёмную сторону. Даже если артефакт тратит свою ману, активирует его именно маг. И Сила воздействия зависит в том числе и от значения общей магической величины. У всех нормальных магов она почти равна нулю. Немногие маги рискнули как Дедион развивать одну сторону, а вторую компенсировать постоянно работающими артефактами. Это очень дорого и опасно: если с артефактами что-либо случится — у мага начнутся проблемы с Характером. В моём же случае Тёмные артефакты не просто слабеют, они вообще не активируются. Со Светлыми наоборот: происходит мощнейшее усиление эффекта. Как тогда в Ледирии, где я Вспышкой убил полтора десятка Разумных. Тогда моя Вспышка по воздействию была сравнима с каким-нибудь астрономическим явлением. Сейчас меня удивляет не то, сколько народу она положила, а то, что я не лёг вместе с ними.

У меня в руках были Сильнейшие артефакты, но руки эти для них не подходили. Выбирать нужно было среди Светлых артефактов. Там тоже было много всего интересного. Некоторые при фантазии можно было применить в бою. Дедион выбрал не такой. Он выбрал самый дорогой среди всех артефактов — это плюс. Он кравтовый — это минус. Да, Жезл Кристаллизации используется в производстве. Кристаллов, как не трудно догадаться.

Я уже обрадовался. Кристаллы показали свою полезность. В том числе и в боях. И обломался. Кристалл — это не Высший Кристалл. Просто заготовка, не прошедшая Реструктуризацию. Высшего качества, самая замечательная, но бесполезная. Вернее, это я привередничаю. Все готовые Кристаллы могут хранить ману, в тех же привычных светильниках в форме факела, используются обычные Кристаллы невысокого качества. На все нужды Высших Кристаллов не напасёшься. И Кристаллы, создаваемые Жезлом — отличные, можно сказать самые лучшие. За исключением Высших, которые лучше на порядок. Зато эти Кристаллы — лучшее сырьё для Высших Кристаллов. Их можно продавать тем, у кого есть связи с ангелами или напрямую небожителям. Хотя бы денежный вопрос решён. Уже хорошо. Так мне показалось изначально.

Принцип действия артефакта — превращения материала, которого он касается, в Кристалл. Не действует на Разумных, полуразумных, Магзверей — на живых. Не действует на предметы, непосредственно контактирующие в момент превращения с живыми. Одежда, обувь, оружие. Артефакт циклический — после использования нужно ждать шесть часов для перезарядки. С моим перекосом можно за одно применение превратить в Кристалл довольно крупный предмет. Можно было бы сказать, что я уже очень богат. Но только до тех пор, пока ко мне на огонёк не заглянут эльфы — узнать откуда у меня их артефакт, причисляемый к реликвиям. Они такие не продают, только дарят. И не любят, когда их передаривают или продают.

Проблема ещё и в том, что я не смогу производить рабочие Кристаллы. После превращения Кристалл нужно будет обработать, чтобы он начал накапливать и преобразовывать ману. Трудный и долгий процесс, начиная с придания формы и оттачивания граней и заканчивая упорядочиванием внутренней структуры полученного Кристалла. Конечно, всего этого я сделать не смогу.

В общем, продавать опасно, а самостоятельно довести до ума полученные Кристаллы я не смогу. Короче, бесполезная палка.

И даже слова Дедиона о том, что артефакт можно настроить на превращение материала в редкие виды Кристалла — поглощающего свет, отражающего свет, преломляющего свет, пропускающего свет и чего-то ещё делающего со светом, не очень успокаивают. Согласен, каждый из этих видов особенно хорош для хранения или изменения определённого типа маны и магии. И стоят они ещё дороже. Но какая мне разница, если ими нельзя торговать без возникновения неприятных вопросов у покупателей?

В общем, в Дедионе проснулся научный интерес, вот он и выбрал этот артефакт. И ещё не один день полоскал мне мозг своими лекциями о типах Кристаллов.

Покрутил в руках каждый из предметов своих небольших пожитков. Сложил в заплечную сумку, валявшуюся здесь же. Готово. Мне собраться — только подпоясаться.

Услышал внизу звук открываемой двери. Малютка вернулась? Или Вилиан? Для Вилиан довольно рано. Если она не решилась пробежаться до замка. Тогда красавица могла и за пару минут обернуться.

Пойду, посмотрю. Спустился. Пусто. Никого нет. Значит, это Укронт вышел. Куда это он собрался? Подышать свежим воздухом? Мне бы тоже не помешало. Я редко вот так провожу почти весь день в четырёх стенах.

Вышел на улицу. Это ещё что за!?..

На улице, прямо перед домом, Укронт стоял на коленях. Вернее, лежал. Голова его касалась земли. А на голове была нога. Нога демоницы. Серого цвета. Скорее даже пепельного. В остальном обычная демоница. Рожки, крылья и хвост. Она водила ногой по голове парня. Рядом проходили местные. Здоровались с демоницей. «Фатэм». Шли дальше.

— Рахлес! Серенькая мышка! — показал я ей обеими руками жест, которого в этом мире нет.

— А ты ещё кто? — перевела взгляд на меня демоница. Задержала. Знаю я, что ты хочешь. Обломись!

Глаза мышки расширились.

— «Почему она?.. Ты сейчас не дал ей посмотреть Статус? Это ведь невозможно. Титул и Имя всегда должны появляться — это минимум. Тем более у Героев — вас местные всегда должны опознавать.»

— Я смотрю, ты у нас любишь садизм. Хочешь быть Госпожой? Тогда ты не ту жертву себе выбрала. Тут нужен настоящий Раб.

— Хочешь занять его место? — усмехнулась демоница.

— Конечно хочу! — радостно улыбнулся я. У демоницы усмешка пропала. — Но я серьёзно к этому отношусь. Ветреная хозяйка не сможет меня достаточно унизить. Поэтому пока не закончим, не отвлекайся больше ни на кого.

— Ха. Поверь, я смогу.

— Клянёшься своим папочкой Гильреном?

— Что ты сейчас сказал?! — оскалилась демоница.

Двинулась на меня. Когти на её руках солидно выросли.

— «Она не сукубка, но и некродемки когтями многое могут натворить. Твой меч уж точно пополам сломается при столкновении. Да тебе и нельзя ей ничего делать — сюда сразу прибегут семь её товарок и их папочка. Первому прилетит задроту.»

Я и не собирался драться.

Некродемка остановилась. Логично, я ведь встал перед ней на колени.

— Что встала? Давай, твой Раб ждёт.

— Что ты?..

— Всё всегда приходится делать самому, — схватил я её за щиколотку, опустил свою голову к земле, сверху на макушку поставил её стопу.

Некродемка хотела выдернуть ногу. Рывок! Удержал. Начал тереться об неё головой.

— О да! То, что нужно!

Демоница выдернула ногу. Отошла на несколько шагов. Я поднял голову и, не вставая с колен, начал подползать к ней.

— Куда же ты, Госпожа? Твой Раб здесь!

— Как ты смеешь!? — ударила она ногой мне по лицу.

Укрепление не успел активировать. Регенерация!

— Ещё! Прошу ещё! — продолжил я на неё наступать. Некродемка отходила от меня, как от прокажённого.

— Ты сумасшедший! — ещё один удар. В этот раз Укрепление успело сработать.

— Да! Да! Сильнее! Сильнее!

Подошла ближе. Полоснула по лицу. Хотела глубоко, но я чуть отклонился назад до удара, получив несколько неглубоких царапин на щеке.

— Вот! То, что я ждал! — сказал я, слизывая языком стекающую кровь.

— Сдохни! — демоница повалила меня. Начала пинать.

Укрепление! Регенерация!

— Да! Давай! Хватит сачковать! Слишком слабо! Сильнее! Ха-ха-ха!

Даже лёжа на земле я использовал небольшие Рывки, чуть сдвигаясь от ударов. Она попадала, но только по касательной.

Навела на меня ладонь. Рывок! Откатился. Подскочил. На месте, где я только что валялся, полыхало пламя. Правда, оно быстро осело.

— Я тоже люблю пожарче! Вот только ты недостаточно для такого горяча. Может, лучше пока попробуешь программу минимум — свои не очень острые коготки?

Демоница рванула на меня. Удар. Перенёс вес на заднюю ногу, чуть сдвинул корпус назад. Когти чиркнули по шее. Пара царапин, хотя кое-кто рассчитывал на перерезанное горло.

— Давай! Не сдерживайся! Я всё выдержу! Ну же, серенькая мышка, делай то, что тебе говорит кот.

Демоница перешла в яростное наступление. Я использовал оттяжки, уклоны, уходы, защиту шагом. Чтобы поспевать за ней частенько начал использовать Рывок. Минимальные движения. Со стороны и правда казалось, будто я даю ей бить себя в полную Силу. Но не было этого со стороны — все проходили мимо, не забывая здороваться с некродемкой. Что злило её ещё больше. Лишь на удалении стояло несколько Разумных, наблюдая за происходящим. Знакомые лица — стражники и несколько Разумных из ополчения.

Количество ран неуклонно росло. Хорошенько она меня нарезала.

Использовал Рывок. Между нами пару метров.

— Может придумаем стоп-слово? Например, «глупая мышка». Скажи, и я остановлюсь.

— Тебе конец! — не знал, что когти демониц могут настолько удлиняться.

— Да, моя Госпожа! — расставил я ноги на ширине плеч. — Я прямо чувствую, как твоё доминирование меня возбуждает. Можешь сама потрогать! Вот-вот и я достигну конца!

Некродемка впала в бешенство. Такие атакуют слишком прямолинейно. Давай!

— Что здесь происходит?

Вилиан. Как всегда появилась из ниоткуда. Раз — и уже стоит в метре от меня.

— А ты ещё кто?.. — перевела на неё взгляд некродемка. У Вилиан была в руке её излюбленная рапира. — Постой… Я тебя… Ты была недавно в замке Владыки.

Некродемка произносила фразы обрывисто, тяжело дыша. Злость всё ещё душила её.

— Да. Мы заключали договор с твоим Владыкой. На это, — чуть приподняла рукав рубашки Вилиан, показывая Браслет Контура. Получается, она так и не смогла его отдать. — Очень Сильный эльфийский артефакт. А он помог его добыть. Он — гость Владыки. Не думаю, что тебе стоит его убивать. Владыке это может не понравиться. Лучше проведи меня к нему. Меня второй день не пускают внутрь. Владыка будет рад получить артефакт как можно раньше, а ты выделишься среди остальных жриц.

Некродемка смотрела на меня. Долго. Недобро. Потом подняла взгляд на небо.

— Сегодня уже поздно, — сказала она, подходя к Вилиан. — Я проведу тебя к Владыке завтра. Но у меня два условия. Первое, ты пойдёшь одна. Скажешь Владыке, что сама добыла артефакт. Он не должен получить от Владыки никакой награды.

Вилиан посмотрела на меня. Тебе нужно моё одобрение? Я ведь и не претендовал ни на что. Кивнул.

— Без проблем. А второе?

— Завтра он покинет Область. Навсегда. Я не хочу его больше здесь видеть.

— Договорились.

Постояв ещё немного, некродемка развернулась и пошла дальше по улице, в сторону замка. Вилиан медленно подошла ко мне.

— Прости. Я не хотел доставлять тебе неудобств.

— Ничего. Я думаю, — посмотрела она на Укронта. Он до сих был в той же позе: на коленях, уткнув голову в песок. Парень был в сознании, в этом я успел убедиться, — ты всё правильно сделал. Я и сама их терпеть не могу. Завтра мы отсюда уйдём.

— Укронт, вставай.

Парень поднялся на ноги. Молча пошёл домой. Остановился у самой двери.

— Не говорите сестре о том, что произошло. Пожалуйста, — зашёл он внутрь.

Вилиан пошла за ним.

— Пойдём. Не будем лишний раз привлекать внимание.

Зашли в дом. Укронт сидел за своим столом, закопавшись в бумажках. Вилиан уже хотела что-то сказать, но я перебил её, молча указав рукой на лестницу. Сейчас парню нужно побыть одному.

Наверху ничего не изменилось. Вилиан легла на топчан, похлопала по нему рукой, приглашая меня. От таких предложений я редко отказываюсь.

— А где ты живёшь? — спросил я её развалившись рядом.

— Наконец ты спросил, — улыбнулась красавица. — У меня свой дом в Шолии. Маленький посёлок в недели пути отсюда.

— Потому я и не спрашивал, что мне это ни о чём не говорит. Просто надо же о чём-то говорить. И чем ты в своей Шолии занимаешься?

— Я авантюристка.

— Обычно это означает «у меня нет работы».

— Обычно. Но не в Шолии. У нас есть одно магическое место недалеко от посёлка, где можно добыть много всего интересного. Половина жителей только этим и занимаются.

— «Тропа Демона.»

— Погоди. Ты о Тропе Демона?

— Откуда ты?.. Хотя место известное. А говоришь ни о чём не говорит. Там я и провожу большую часть времени в поисках материалов.

— И каких успехов ты уже успела?..

Внизу снова кто-то открыл дверь. Подорвался.

— Влад, что случилось?

— Надеюсь ничего.

Спустился. И правда ничего. Малютка пришла. И Вилиан сидит за обеденным столом. Как? Я даже не заметил, что она меня подрезала.

— А ты не спешил, — усмехнулась красавица.

— Привет, малютка. Устала?

Она и правда выглядит изнемождённой.

— В отличии от некоторых, я работаю. А потому имею право! — подбоченилась малютка.

— Слышал, Укронт? Хватит дурью маяться.

— Что? Нет, я не имела… — заметалась малютка, но заметив, что её брат вообще нас не слушает, успокоилась. — Тут только один бездельник. И откуда у него столько золота взялось?

Малютка прошла и уселась в кресло. Опять погрузилась в себя.

— Что случилось?

— Пришлось сегодня побегать. Много работы в связи с нападением Магзверей. Пока все эти валяющиеся под ногами туши поднимешь, пока за ручку их до дома доведёшь — все силы потратишь, — усмехнулась малютка.

— Что случилось?

Укронт отложил перо. Повернулся к сестре.

— Что-то случилось?

— Ничего серьёзного. Просто…

— Что случилось?

— Влад, не дави. Это не твоё…

— Что случилось?

— Всё в порядке, сестрёнка?

— Дайте уже ответить! — вскочила малютка с кресла, приняв свою коронную позу. — Хватит старших перебивать!

— Вообще-то, я здесь… — неуверенно подняла руку Вилиан.

— Нехорошо перебивать старших! — перебила старшую малютка. — Совсем невоспитанные!

Молчу-молчу.

Малютка присела обратно в кресло.

— Мне приказали принести Неклисты.

Укронт уставился в пол. Вилиан удивлённо присвистнула.

— Что за Неклисты?

— Не так важно что это за цветок. Важно где он растёт, — прошептала Вилиан.

— И где?

— Есть несколько мест. Но здесь речь идёт о Пещере Снов. Я правда не знаю, где именно…

— Второй уровень. В самом начале второго уровня уже можно его найти.

— Второй. Не так страшно как четвёртый. Но всё равно…

— Кто-нибудь мне объяснит, что за Пещера и уровни?

— Почему тебе? Ведь обычно отправляют стражников дяди Гонгли, — влез Укронт.

— Они заняты. Приказ Владыки.

— Стоп! Малютка, давай по порядку.

— Сегодня утром было нападение Магзверей. Зэрдин, наш Староста, решил отправить часть туш в замок Владыки. Я этим занималась. Когда Владыка узнал о произошедшем, он приказал усилить оборону. Часть Разумных оправили в окрестные леса для осмотра, остальные наготове. На случай повторения атаки, никому из стражников нельзя отлучаться и покидать поселение. А сегодня вечером меня вызвал Нурлин, командир гвардейцев, и приказал в течении трёх дней принести ему Неклисты. Сказал, что это приказ Владыки. Именно для меня.

— Это не так?

— Нет. Владыке Неклисты не нужны. Для него это просто мелочь. А вот гвардейцы часто заставляют дядю Гонгли оправлять отряд за добычей в Пещеру Снов. Дополнительный заработок для них.

— Эти цветы сложно достать?

— Дядя Гонгли берёт с собой почти всех стражников в Пещеру. И дальше начала второго уровня они продвинуться не могут. Неклисты — самое дорогое, что мы можем там добыть.

— Дни, когда они идут в Пещеры — дни моего заработка, — прошептал Укронт.

— Тогда я не понимаю. Чего этот Нурлин хочет от тебя?

Малютка замолчала.

— Стоп. Понял. Он хочет, чтобы ты попросила о помощи Воеводу.

— Я тоже так думаю. Он не может сам приказать дяде. Если вдруг нападение Магзверей повторится, пока стражники будут в Пещерах, Владыка его покарает за нарушение приказа.

— А так он сможет отмазаться. Откуда ему было знать, как ты себя поведёшь? Почему бы не сказать об этом Владыке?

— Как? Я не общаюсь с Владыкой лично, — как-то слишком… ровно произнесла малютка. — Приказ об усилении обороны мне передала одна из его жриц. Как и все остальные приказы. Я вижу Владыку не чаще пары раз в год. Мне ведь даже в замок заходить нельзя. Тем более, это Нурлин. Командир. Его лучше врагом не делать.

— Подведём итог: у этого Нурлина появились проблемы с монетами. Он хотел попользоваться местными бойцами, чтобы поправить свои финансы, но случилось нападение Магзверей и приказ Владыки не покидать поселение и быть наготове. И он не придумал ничего лучше, чем вот так этот приказ обойти.

— Похоже на то.

— Остальные поселения?

— Там стражники даже на первом уровне могут не справиться, — с гордостью посмотрела на Укронта малютка.

— Нужно попросить дядю. Он не откажет нам.

— Нет! Я не стану.

— Сестра!

— Погоди панику разводить. Дело ведь в золоте. С этим я могу помочь.

— Я не… Нет.

— Не хочешь, чтобы я тратился?

— Ты нам ничего не должен.

— Сестра!

— Погоди. Ладно. Без золота. Кристалл. Я могу дать этому Нурлину Кристалл. Эльфийской работы. Огромный. Из проверенных источников я знаю, что такой стоит около пятидесяти золотых. Мне это ничего не будет стоить — у меня есть специальный артефакт.

— Правда? Ничего?

— Абсолютно. Проведи меня к этому Нурлину, я ему любой предмет на его выбор в Кристалл превращу.

— Лжёшь! — твёрдо произнесла Вилиан. — Ты собираешься там разборку устроить. Не нужно, Влад. Тебе и так, — перевела она взгляд на Укронта, — здесь уже не рады.

— Это правда?

— Разве такое на меня похоже?

— Мне не нужна твоя помощь, — категорично произнесла малютка.

— Ты не собираешься просить помощи у Воеводы. Не хочешь принять мою помощь. Что ты тогда будешь делать?

— Ничего.

— Сестра! Это Нурлин! За неподчинение он тебе… Попросим дядю. Никогда Магзвери не нападали в таком количестве. Это произошло случайно и больше не повторится. Я отдам им все запасы микстур бесплатно.

Я в случайность нападения как раз не верю. Может, это и есть?.. Что? План по нападению на поселение? Хитрая подстава? Не знаю. Но я уверен, что утреннее нападение не случайно. И уже вечером искусственно создаётся ситуация, с целью выманить стражников подальше чужими руками.

— Нет. Я не стану рисковать. Даже если нападения не случится, вдруг Владыка узнает о нарушении своего приказа. Дядю накажут. Я никак не смогу достать Неклисты. Нурлин это понимает. Он не станет сильно злиться.

Сильно? Что значит сильно?

— Они ничего уже не понимают, — прошептал Укронт.

— Где находится Пещера Снов? — спросил я Вилиан.

— Почти сутки пути на вост… Зачем тебе это знать?

— Прогуляюсь за Неклистами.

— Нет! Я же сказала, что мне не нужна помощь!

— То есть, если я принесу эти цветочки и брошу их на стол — ты их просто выкинешь?

— Нет, но…

— Значит, решено.

— Ничего не решено!

— И как ты собралась меня остановить?

— Логи-ично, — протянула Вилиан. — Только один ты там погибнешь. А-ах, как же с тобой!.. Выходи завтра утром. Вечером я отдам артефакт, избавлюсь от Метки и догоню тебя. Попробуем справиться. Ты ведь не забыл, что тебе нельзя возвращаться в Область? Как ты собираешься бросить цветочки на стол?

— Спасибо, красавица. Что бы я без тебя делал?

— Я тоже пойду! — встал Укронт.

— Никуда ты не пойдёшь! — подскочила малютка.

— Твоя сестра права, Укронт. Мы сами справимся.

— Вам пригодятся мои микстуры. А тащить их все на себе неудобно. Я буду вашим Лекарем. И носильщиком.

— В чём-то он прав, — неожиданно поддержала парня Вилиан. — Сейчас для меня эта ситуация выглядит так: мы придём к Пещере, спустимся вниз, там ты поймёшь насколько это опасное место, и мы вернёмся ни с чем. Большая подготовленная группа доходит не дальше начала второго уровня. Нам любая помощь будет полезна, если ты конечно действительно хочешь достать Неклисты.

Я мнение Вилиан не разделял. И когда я уже собирался ей это высказать:

— Я тоже иду с вами! — приняла свою знаменитую позу малютка.

— Зачем?

— Зачем? — опять знакомый взгляд. — За Неклистами. Зачем же ещё?

— Мы с Вилиан сами справимся.

— И как ты собрался нас остановить?

Туше.

— Малютка. Это не простая прогулка…

— Я получше тебя знаю, что нас ждёт. И я маг, между прочим. Мне сорок три года. Первое заклинание я выучила в семь лет.

— Сорок три?!

— Что тебя так удивило?

— Ничего. Всё нормально. А тебе? — спросил я у Укронта, чтобы перевести опасную тему.

— Сорок один. Магом стал в шесть.

— Пф, — фыркнула малютка.

— «Неплохо. Особенно шесть лет. Ему бы лучше на магию налегать. Раннее становление магом — признак расположенности к магии в целом.»

— «В этой Области даже Дома Мага нет. Как тут толком развиваться?»

— «Согласен. Столько загубленных талантов.»

— Ладно, убедили. Вы идёте с нами при условии, что я командую. Приказал — выполняете. Без вопросов и споров.

— Вообще-то…

— Я командую!

— Мы с сестрой согласны, — быстро пробормотал Укронт.

— Неправильно. Нужно вот так: мы с братом согласны, — уверено произнесла малютка.

* * *

Утром мы покинули поселение. Я, малютка и Укронт. Вилиан осталась дожидаться вечера, когда её пустят в замок, чтобы отдать Браслет Контура Владыке. Путь до Пещеры Снов довольно безопасен. Минимальное количество Магзверей.

Опасности начинаются внутри.

Перед сном я пораспрашивал о Пещере Дедиона. Он знал о ней лишь в общих чертах. И знания были больше теоретические. Он знал, что сама Пещера осталась после выполнения давнего пророчества. Опять замешана «Высшая магия». Что в пещере обитают Магзвери. Некрозвери.

Некродемки. Некрозвери. Вот мы и добрались до Некромантии. Ещё в Ледирии я услышал о некоем Перевале Нежити. И как оказалось, он так называется не для красного словца. Нежить существует. Некроманты тоже. Правда они очень редки. И скрываются из-за всех сил. Ведь ненавидят их ещё больше чем боевых Ментальных магов.

Некродемки — не Некроманты. Они результат деятельности Некромантов. Есть и некроогры, и некролюди, и некрозверолюды. А вот некроэльфов не бывает. Дедион считает, что из-за Памяти Крови эльфы сильнее защищены от Некромутаций. Если Разумный попал в некую переделку с Некроманой, то его дети или дети его детей могут родиться с Некромутацией. Родиться Некромутантами. Это не делает их нежитью или кровожадными монстрами. Носители Некромутаций Сильнее в ночное время суток и слабее в дневное. Лечение их калечит, вызывая острую боль по всему телу. Как и некоторые другие Светлые заклинания. И микстуры. Зато их нельзя проклясть. Ослабление, Замедление, Отравление, Помутнение. Ни одно заклинание негативного воздействия на них не сработает.

В общем, они не зло и не добро. Просто отличаются. Тем более, у Некромутантов может родиться нормальный ребёнок. Так что и другим видом их считать не стоит. Некромутантов хватает. Например, мы сейчас идём сражаться с Некрозверьми. Стоит прикоснуться к одному или долгое время находиться в непосредственной близости — готово. Этого достаточно, чтобы наши дети или внуки могли стать Некромутантами. А всё потому, что Некромана очень сильно цепляется к жизни. Воздействует на неё. Небольшой контакт — и ты уже ей подвержен. И ладно Некрозвери — в них Некроманы минимальное количество. В той же нежити, созданной напрямую Некромантом, этого добра хватает. После столкновения с нежитью, помимо того, что их сложно убить, ведь их жизнь и так искажена до невозможности, ты ещё и сам сильно подвергаешься воздействию Некроманы. Что никогда не заканчивается положительно для тебя и твоих потомков.

В своё время Некроманты успели пошалить. Они были основной причиной начала Первой Всеобщей Войны Магов. А именно — их истребление. Далось оно большими жертвами и немалым количеством всяких неприятных мест на карте, в которые лучше не заходить, если не хочешь лишиться здоровья сам и подвергнуть опасности своих ещё не рождённых детей и внуков.

Некроманты и сами являются магическими мутантами. Как и ангелы. Только у небожителей искаженно одно заклинание, а у Некромантов искажена вся магия. Они способны только на такой тип магии. Никакой другой магии у них в арсенале быть не может. Кстати, заклинания Некромантии — Нейтральные. Все. Даже та магия, что заставляет плоть жертвы гнить и слезать с неё живьём, а потом превращает Разумного в послушную марионетку — Нейтральная. Стрельнуть Огненным Шаром — Тёмное деяние, превратить цель в мёртвый кусок послушного мяса — Нейтральное.

В общем, Некромантам сложно спрятаться на виду. Да, внешне они не отличаются от остальных, но на подозрение: «Почему мы за столько лет не видели ни одного твоего заклинания, даже не тренировке?» — не просто придумать оправдание. Поэтому Некроманты вечно в бегах и вечно прячутся. Дедион за свою жизнь ни одного не видел. Их может и нет вообще. На данный момент. Не факт, что завтра не родится ребёнок с одной очень проблемной магической мутацией.

Одна из причин почему гвардейцы не лезут в Пещеру Снов сами — боятся отхватить большую дозу «Некрорадиации». А ведь их больше, чем дозволено иметь стражников в каждом поселении и лазерганы у них убойные. Не боялись — давно бы уже обчистили весь первый уровень и большую часть второго. Отличия между Некрозверем и Магзверем аналогичны отличиям между Разумным и Некроразумным. Некрозверь в целом ничем Магзверя не Сильнее.

Вот только страх пустой. Суеверие. Дедион объяснил мне, что значение имеет не количество контактов, а уровень Некроманы. Можно хоть сто Некрозверей убить, хоть в их крови искупаться — ничего страшнее возможного рождения Некромутанта, который будет не слабее обычного ребёнка, не случится. А стоит разок столкнуться с Сильной нежитью — и сам годами будешь Исцеляться от негативного воздействия и у потомков будут сложности. Всевозможные. От проблем с магическим развитием в будущем до мёртворождения. Дедион рассказал страшилку про то, как некромалыш сожрал свою беременную маму изнутри (количество чёрного юмора про мамаш в этом рассказе побило все рекорды). Не стоило ей пытаться лезть за сокровищами в места скопления Некроманы.

В общем, как обычно: Дедион зачитал мне лекцию, имеющую лишь косвенное отношение к месту, куда мы идём. Но тут претензий к Дедиону нет: лекция была интересной, а про Пещеру Снов он толком и не знал ничего конкретного. Правда, уснуть после такой лекции было не просто — во мне проснулся интерес.

Малютка и Укронт также не смогли многого рассказать о Пещере. Только то, что в ней кромешная тьма. И водятся всякие Некрозвери. В основном, членистоногие и пресмыкающиеся. Я не боюсь пауков и змей. Если первые не размером с дом, а вторые не длинной в полсотни метров. Хочется верить, что у страха глаза велики как пауки, а язык у стражников, описывавших свои походы в Пещеру, длиннее змей.

Продвигались мы не спеша. Лес редкий, легко проходимый. Пара небольших встреч с Магзверями прошли удачно. Не для Магзверей. Ближе к ночи мы добрались до места назначения.

Огромная вертикальная каменная стена. Будто гору вдоль разрубили на две половины и одну перенесли в другое место. И в этой стене небольшой проём пещеры. И тьма. Я уверен, приди мы сюда в полдень, всё равно не смогли бы разглядеть ни сантиметра вглубь этой пещеры.

Решили вернуться чуть назад и расположиться на возвышенности в километре от Пещеры. Основной причиной были найденные нами по пути сюда следы от костров, которые там жгли до нас. Значит, место опробованное и признанное относительно безопасным.

По словам моих сопровождающих, Некрозвери не выходят из Пещеры Снов даже по ночам, но я больше доверяю своей старой подруге — паранойе. Поэтому, назначил ночное дежурство, состоящее из одного меня. Родственничков отправил спать в палатку. Сам же развёл костёр. Начал нахаживать круги. Болтал с Дедионом.

Запарился ходить. Присел у костра.

Первое подозрительное движение произошло через час — из палатки выбралась малютка.

— Не спишь? — прошептала девушка.

— А ты?

— Не спится.

— И мне.

— Ты и не должен спать!

— Кто тебе сказал?

Малютка подошла. Села напротив меня. Уставилась на огонь.

— Что мы здесь делаем?

— Тебе напомнить?

— Отец учил меня: будь увереннее. Нужно просить больше, хотеть больше, брать больше. Самой. Вот я и решилась сюда пойти. Поверила, что смогу.

— Так и будет. Мы сможем.

— Отец не смог.

— Он?..

— Погиб. Захотел большего. Его убила одна из жриц.

— Давно? — мелькнула у меня в голове неприятная догадка.

— Пять лет назад.

— У неё были какие-то отличительные черты? Может какой-нибудь рисунок на коже? — слишком палевно спросил я.

— Был. И есть. Небольшой синий паук на щеке, — кажется не заметила ничего подозрительного в моём вопросе девушка.

Значит, мышка не случайно пришла в этот дом. Не случайно унижала именно Укронта.

— «Нужно было покрошить суку на куски.»

— За что его убили?

— Отец был Воеводой. И ему исполнилось сто пятьдесят. В наших поселениях живут и те, кому больше. Если они совсем уж никудышные в бою маги. Отец был не таким. Перед ним был выбор: стать гвардейцем или уйти. Он не хотел ни того, ни другого. Гвардейцем не хотел становиться ни при каких условиях, уйти соглашался только вместе с нами. Хотел большего…

— Его убили только из-за этого?

— Только? Это неподчинение.

— Никто не вмешался? Его бойцы?

— Отец не позволил. Дядя Гонгли… они были друзьями с папой. — Значит, нынешний Воевода им всё-таки не родственник. — Он хотел помочь… Но их было восемь. Все жрицы пришли наказать отца. Та с пауком его только добила. И дом наш сожгла.

— Сожгла?

— Раньше он больше был. Дядя и другие друзья папы хотели отстроить его как был, но я отказалась. Не хотела дать повод для продолжения травли.

— Смотри: мы отошли далеко от поселений. Гвардейцев нет, жриц тоже. Что тебе мешает взять брата и уйти? Да, чужаков мало где привечают, но уверен — вы не пропадёте.

— Дядю накажут. Часть жителей накажут. Нас будут искать. Владыка заключил Договорённости со многими поселениями вокруг. Хорошая награда. Нас выдадут. Почти всех, кто пробовал убежать, возвращали.

— Зачем это ему?

— Наши предки пытались его убить. Но им не хватило Силы. Они проиграли. А значит и мы проиграли. Уйти можно только по праву Силы. Исполняется сто пятьдесят лет, и если Владыка считает, что ты достаточно Силён для этого возраста — можешь идти. Ты справился, выдержал, накопил достаточно Силы. Не многим удаётся. Здесь нет никаких условий для развития. Часть взамен соглашаются стать гвардейцами. Их он отпускает в двести лет.

— И что теперь? Более ста лет жить так, пока не исполнится сто пятьдесят?

— Дожить до такого возраста было бы хорошо. И чтобы Владыка признал достаточно Сильным.

Вот только маловероятно. На вас точат зубы. Инцидент с вашим отцом не забыт.

— А вы Сильны?

— Думаю, да. Отец занимался с нами. Доставал Закписи. Тренировал. Брат показывал отличные результаты, — улыбнулась малютка. — И маг хороший и в микстурах разбирается.

— Почему микстуры?

— Из-за смерти мамы. Её забрала болезнь. Закупоривание Маны. Она редко проявляется в большом возрасте. И преодолеть её становится сложнее. Ведь единственный способ — это скачок в магическом развитии. Папа пытался найти способ. Не успел. По брату смерть мамы сильно ударила — ему было всего девять. — А по тебе? В твои одиннадцать. — Он решил стать Лекарем. Весь день — занятия с отцом магией и самостоятельные занятия по созданию микстур, — нежно, по-матерински улыбнулась малютка.

— «Что ты задумал?»

— «В смысле?»

— «Когда у тебя глаза так сужаются — это момент рождения гениального в своей дурости плана.»

— «Ничего такого. Просто подумал, что Гильрен наверняка согласится обменять свободу двоих не нужных ему Разумных на очень дорогой эльфийский артефакт. Обычное деловое предложение.»

— «На всех обездоленных эльфийскими артефактами не напасёшься.»

— Чего сидим? Меня ждёте? — спросила стоящая за спиной Вилиан.

Малютка вздрогнула от неожиданности. Я тоже порядком напрягся. Никак не привыкну к её неожиданным появлениям.

— Ждём, конечно. Но я думал, ты ближе к утру доберёшься.

— Решила чуть выложиться. Ты ведь мог и без меня в Пещеру полезть.

— Без тебя, пожалуй, мог. Но лезть туда ночью, когда Некрозвери Сильнее — просто глупо.

— Насколько мне известно, в Пещере всегда тьма. Значит, Некрозвери и в дневное время суток будут Усилены.

— «Серьёзно? Важна темнота места, а не время суток?»

— «И то, и другое важно. Но тут вопрос в магической темноте.»

— «Ты мне другое говорил.»

— «Не только шустрая щель думала, что ты можешь полезть в Пещеру раньше времени. А теперь все в сборе.»

— «Хитрый манипулятор!»

— Что с артефактом? И с Метками?

— Я свободна! — воскликнула Вилиан. — Правда осталась Метка, по которой я не могу никому рассказывать о деталях произошедшего.

— А я? Или придётся убить?

— Влад! Я бы и не… Всё в порядке. Метка касается только меня. Но ты ведь не собираешься?..

— Я что, сам себе враг? — Вилиан, что это за взгляд: «А разве нет?» — Ладно! Идите спать. Завтра с утра посмотрим, что там за зверьки в Пещере живут.

— Тебе тоже лучше выспаться.

— Успею ещё.

— «На том свете.»

* * *

Ещё раз проверил узел. Пойдёт.

— Тебе точно нужно идти одному? — спросила малютка, переминаясь с ноги на ногу.

— Это называется разведка местности.

— Ты уверен, что идти лучше тебе, а не мне? — Вилиан раскручивала моток верёвки, конец которой был обвязан у меня вокруг пояса.

— Нужно кое-что проверить. Лично.

— Если что я вытащу тебя на всей скорости. Шишек и синяков на полтела заработаешь. Не доводи до такого.

— Укронт, давай свою микстуру.

— Держи, — протянул мне сразу два флакончика парень. Предусмотрительно. Вставил оба в кармашки пояса.

— Лучше выпить заранее. Там ты уже ничего видеть не будешь, — дала совет Вилиан.

— Сначала проверю работу своего заклинания.

— Какого?

— Ночное Зрение.

— Серьёзно?

— Что тебя удивило?

— Магия, работающая со звуком, Ночное Зрение, Уплотнение. Про Клейкость я вообще впервые услышала именно от тебя. Чаще всего маг парочку редких заклинаний за сотню лет выучивает и развивает, а ты только редкими и пользуешься.

— Вот такой я молодец. Укронт, микстуры точно работают?

— Да. Это была первая микстура, которую я разработал. Отец очень меня… хвалил, — тихо закончил парень.

— Вот ещё один молодец. Мы отличная команда.

— А как же!

Вот! Именно такого настроения и позы я от тебя и ждал, малютка!

— Ладно. Я пошёл.

— Если ты через пять минут не вернёшься, я тебя силой вытащу, — пригрозила мне Вилиан.

— Лучше не забудь меня вытащить, если я дважды дёрну за верёвку.

— Я подумаю.

Поехали. Активировал Ночное Зрение. Всё равно ничего не вижу.

— «Нужно войти внутрь. Снаружи заклинание экранируется.»

Нужно так нужно. Зашёл.

Пещера. Узкая. Ничего опасного не видно. Видно в целом плохо. Полутьма. В пяти метрах впереди переходящая в непроглядную тьму. Плохо. Обзор сильно ограничен. Ещё и размыт.

Продвигаюсь вперёд. Через десять метров пещера расширяется. Не вижу стен. Отвратительное ощущение. На меня могут десятки ужасных тварей глазеть из темноты. Буквально в шести метрах от меня. А я их просто не вижу. Пригнулся. Не знаю зачем. Начал медленно перебирать ногами, продвигаясь вперёд. Перед глазами вырос сталагмит. Из пола. Вернее, сталагмит по определению растёт из пола, со дна пещеры. Здоровый. Потолка пещеры я не вижу. Возможно с потолка свисает сталактит. А может они сливаются и образуют сталагнат. Нравилась мне в своё время эта тематика с пещерами. А сейчас мне нравится себя ей отвлекать от ощущения липкого страха темноты и монстров в ней живущих.

Прижался спиной к сталагмиту. Перевёл дыхание.

— «Как думаешь, микстура будет эффективней?»

— «Нет. Парень не особо хороший мастер для создания мощной микстуры и ингредиентов для неё здесь не найти. С ней даже ещё меньше будет видно. Плюс, микстура с заклинанием не аддитивны. Эффект не то что не складывается, даже может уменьшиться.»

— «Значит, лучше я видеть не стану. И как это место проходить?»

— «В группе несколько бойцов используют Светлячок и Вспышки, чтобы разгонять тьму. Вспышка ещё и Некрозверям вредит. Так и продвигаются.»

— «На этот свет сбежится вся местная живность.»

— «В этом и смысл. Или можешь идти вслепую, пока нос к носу не столкнёшься с какой-нибудь тварью.»

— «Некрозвери тоже в этой тьме ничего не видят?»

— «У всех Некрозверей есть Ночное Зрение. Вопрос в том, насколько оно Сильно у каждой твари. Одни могут видеть лишь на метр вперёд, другие на сотню.»

Не хотелось бы чтобы на сотню.

Давящее чувство. Тишина. Тьма забирала не только зрение, но и слух. Попробую прорваться. Активировал Звуколов. Направил себе за спину, дальше в пещеру. Метров на десять. Ничего. Тихо. Неужели не работает? Стоп. Что-то есть. Что это? Какое-то шорканье. Становится громче. Ещё один звук. Шипение. И ещё. Стук. Тук-тук-тук-тук. Какого?

Змея. Огромная змеиная голова вылезла из темноты сверху. Красные глаза рептилии гипнотически смотрели прямо на меня. Рывок! Змея всем весом ударила туда, где я стоял только что. От сталагмита откололось несколько огромных кусков. Что за змеюка такая?! Рывок! Рахлес! Толстенное змеиное тело перегородило мне путь. Это что? Чешуйки? Как бритвы торчат. Потянул за верёвку. Просто супер! Её обрезало. Я не вижу головы змеи, не вижу хвоста, лишь кусок тела. И оно ползёт куда-то. Скорее всего окружает меня.

Рывок! Рывок! Нужно сваливать. Рывок! На грани видимости промелькнули огромные волосатые паучьи лапы. Рывок! Рахлес! Рывок! Жало скорпиона ударило в пол, подняв в воздух кучу осколков. Тварь рванула на меня. Рывок! Рывок! Рахлес! Я встрял! В прямом смысле. Паутина. Прямо мне в грудь воткнулся толстенный жгут, прилетевший из тьмы. Она вся в какой-то липкой слизи. И тут меня потащило вперёд. Упёрся ногами. Не помогло. Я не очень хочу видеть, что на том конце этой паутины. Выхватил нож. Рывок в руку. Удар. Нож завяз. Рахлес! Ещё раз дернуло вперёд. Что делать?!

Поток Воды. Активировал заклинание из обеих ладоней. Слизь начало промывать. Нож отлип и соскользнул вниз. Подхватил. Одной рукой продолжил поливать паутину водой, второй перепиливал её ножом. Ещё раз дёрнуло. И я увидел ЭТО. Да пошло оно! Рывок! Удар! Перерезал паутину. Рывок! Рывок! Рахлес! Снова здоровенный скорпион. Рывок в сторону. Вижу сталагмит. Вперёд. Клейкость. Полез по нему наверх. В поле видимости выскочил скорпион. Выше. Прошу. Будь как можно выше! Скорпион разбежался и врезался в сталагмит. Проскочил насквозь, сломав основание.

Конец!

Нет, я всё ещё вишу. Значит, это и правда сталагнат. Он крепится и к потолку. Лезем выше.

Потолок оказался где-то в десяти метрах над полом. Просто супер! И что мне теперь делать?

— «Сколько их здесь?»

— «Скорпионы были разные. Пауки тоже. Думаю, десятки тварей. Не меньше.»

— «Эти разновидности Сильны?»

— «А сам как думаешь? Десятки бойцов старше ста лет, со всей своей подготовкой к этому месту, прорываются получая кучу ранений, давая заработать задроту на своих лечебных микстурах. А ты хотел пройти это место, отделавшись только испугом и парой кошмаров по ночам?»

— «Уж точно не парой.»

Активировал Звуколов. Послушаем что там внизу творится. В это же время Водным Потоком поливал прилипший ко мне кусок паутины, пока он не отвалился.

Тишина. Только шорохи. Тихие-тихие. Что-то мне не по себе. Уж лучше бы я услышал внизу спор о том, кому что достанется. Кому мои мозги — сочные и питательные, как и у всех дураков, кому сердце, кому печень. Тишина напрягает больше. Вот не верю я, что внизу никого нет.

Начал потихоньку спускаться. Осторожно. Метр за метром. Напряжение росло. Я кожей ощущал взгляды. Может и они меня в этой тьме не видят, но они знают, что я здесь. Они ждут. Никого не вижу, никого не слышу. Но уверен. Вы там. Я знаю. Каждое следующее движение давалось со всё большим трудом. Мне хотелось прижаться к этому сталагнату, стать его частью.

Не выдержал. Ухватился ногами. Оторвал от сталагната руки. Начал копить ману в обеих ладонях. Ещё. Ещё. Глупо. Если это просто навеянная темнотой и тишиной паранойя, я сам себя подставлю. Но я не могу. Я должен увидеть.

Вспышки!

Рахлес! Сколько их здесь?!! Целая куча тварей начали разбегаться во все стороны. Нужно спешить. Они вернутся.

Спрыгнул вниз. Рывок! Рывок! Опять ничего не видно. Тьма поглотила Вспышки за мгновение. Самое гадкое, что из-за всех этих уворотов, Рывков и убеганий от тварей, я не могу точно сказать где выход. У меня есть предположение в какой он стороне. Но уверенности нет. Не удивлюсь, если сейчас уткнусь в стену. Я буду в шоке и прострации, но не удивлюсь. Опять начал копить ману. Обычные Вспышки даже пять метров вокруг не осветят. Нужно больше. Нужно Сильнее.

Вспышки! Рахлес! Рывок! Прямо на меня на огромной скорости пёр здоровенный паук. От Вспышек его повело в сторону. Иначе он бы просто меня снёс. А потом сожрал. Рывок! Рахлес! Змея. Рывок! Я застыл в паре сантиметрах от паутины. Не одна нить, а самая настоящая паутина. Нити с мою руку толщиной. Слегка задрожали. Сильнее. Ещё сильнее. Кто-то по ней спускается. Не стоит здесь задерживаться. Рывок! Рывок! Рывок!

Рахлес! Откуда?! Зачем!?

Зажал ладонью рот уже собиравшейся закричать малютке. Рахлес! В поле видимости появилась Вилиан. Рапира и кинжал в её руках были в какой-то тёмно-зелёной слизи. Сама красавица тоже чем-то перемазана. Рядом с ней выскользнул из тьмы Укронт.

Активировал Звукохват. Надеюсь он поможет и не даст тварям нас услышать.

— Что вы здесь делаете?! — прошипел я. Как ни странно, от звуков собственного голоса стало как-то спокойней.

— Тебя ищем! — тоже прошипела Вилиан.

Мне многое хотелось сказать на эту тему. Жаль на общем языке нет мата.

— Выход помнишь где?

— Я помню, — прошептал Укронт.

— Вытащи их на своей скорости отсюда.

— Что?! Почему, по-твоему, я использую лёгкие и короткие кинжалы или рапиру? Я не могу тащить на себе Разумных. Мои способности здесь в целом бесполезны: толком ничего не видно, пол кривой, со всякими трещинами и кочками. Я два раза врезалась прямо в… даже вспоминать противно.

Рахлес! Паук!

Одна, вторая, третья лапы отлетели, а за ними и голова. Паук грохнулся прямо передо мной. Вилиан отряхивает кинжалы от уже ярко-жёлтой слизи.

— Рано или поздно, я не успею среагировать или навернусь на неровности. Обычно это не проблема: если я их вижу, всегда успею обойти. Вот только я нихрена здесь не вижу!

— Укронт, веди нас к выходу.

— За мной. Не отставайте.

Парень чуть пригнулся и двинулся… вперёд? Трудно сказать, где здесь перед. Надеюсь, что мы движемся в сторону выхода. Начал накапливать ману в ладонях.

Справа выскочил скорпион. Вспышка! Тварь отскочила. Слева… что это вообще за тварь?! Плевать! Вспышка! Странная комбинация тела змеи с многочисленными паучьими лапами исчезла во тьме. Обе ладони пусты. Нужно время чтобы заново накопить ману.

— Быстрее! Они все теперь знают где мы!

Укронт шёл уверенно. Я как-то не придал этому значения изначально, но в нём я не увидел страха. Он шёл пригнувшись, чуть забирая вправо. Иногда хватал попадающиеся под руку камни и швырял их в левую сторону. Не уверен, что это сильно поможет отвлечь от нас тварей, но сам факт его рассудительности и спокойствия поражал. Я даже сам перестал мандражировать. Странно это всё. Обычные монстры. В смысле, я уже к такому привык. Но стоит им начать нападать из темноты и без шума, как страх заполоняет изнутри. А ведь это просто факторы, которые нужно учитывать в бою. Как и все остальные.

Вспышка! Уже несколько тварей разбегаются в стороны. Их становится больше. Они окружают. Рахлес! Далеко ещё до выхода?!

Какого?! На бешенной скорости в поле зрения влетела огромная змея. Вернее, её голова и верхняя часть. Раскрыла свою пасть.

— Мне её не порезать! Влад, сделай что-нибудь!

Попробовать ослепить? Может сработать.

Но тут Укронт швырнул в змею… микстуру. Флакончик попал рядом с головой и разбился об острейшую чешую рептилии. Змея начала качать головой из стороны в сторону, стала отползать от нас.

— Быстрее! Выход уже рядом! — поторопил нас Укронт.

Побежали! Давай! Оглянулся назад. Лапы. Много лап. На границе моей видимости. И они всё больше приближаются. Скоро вслед за лапами выглянут и остальные части этих хозяев тьмы.

Проход. Вот оно — сужение до узкой пещеры, откуда я пришёл. Вытягиваю ладонь назад. Вспышка. Шипение и скрежет разрывают слух. Не останавливаться!

Свет! Яркий солнечный свет. Он не бьёт в глаза. Он нежно их ласкает.

— Не останавливаемся! Отойдём подальше отсюда. От греха.

Прошли около трёхсот метров.

— Всё, хватит. Давайте на той полянке передохнём, — предложила Вилиан.

— Хорошо.

Небольшая полянка. Посреди которой лежит огромный булыжник. Прямо мини гора.

Сели прямо на траву. Укронт подошёл к сестре, начал её осматривать. Малютка отмахивалась от своего брата, строя из себя крутую старшую сестру, которой всё нипочём. Вот только я видел, что ей эта забота нравится.

— Ты держался молодцом, Укронт. Получше меня. А что ты бросил в ту змеюку? Специальная микстура против змей?

— Нет. Микстура, восстанавливающая кожный покров после ожогов. У неё среди всех моих микстур самый противный запах.

— «Такое чувство, что парень от тебя чем-то заразился.»

— Мы уходим? — спросила малютка.

— С чего ты взяла?

— Нам… не справится с этим.

— От кого я это слышу? Твоя уверенность стала как твой рост?

— Что?! — приняла свою коронную позу малютка. — Если бы мне не пришлось вытаскивать одного здоровяка, я бы уже несла Неклист домой.

— Извини, попробую исправить свою оплошность.

— Попробуй.

Пара предложений от малютки и страхи позади. Я уже не прочь снова залезть в логово тараканов-переростков.

— Так что будем делать? — поинтересовалась Вилиан.

— Дай мне пару минут подумать.

— «Нужны ответы, Дедион.»

— «Спрашивай.»

— «Как тьма реагирует на открытый огонь? Не простой факел. А скажем, целиком подожжённое дерево.»

— «Тушит. Причём довольно быстро.»

— «Но внимание живности оно успеет привлечь?»

— «Хочешь отвлечь Некрозверей? Может сработать.»

— «По словам Укронта, до спуска на второй уровень несколько сотен метров от входа. Мы где-то на такое расстояние и удалились от него. Проблема в том, что мы не знаем, где именно спуск. Нужно составить карту.»

— «Задрот это знает только со слов своего псевдородственника, точности никакой. Лучше бы у него же карту и взяли.»

— «Согласен. Но малютка была права: он не дурак и всё бы понял. И либо не пустил бы её, либо пошёл бы сам со своими бойцами.»

— «Оба варианта хороши.»

— «Сами справимся. Я на зрительную память не жалуюсь. Уже имею представление о местности Пещеры. Пара горящих брёвен. Пара коротких исследовательских бросков — и карта первого уровня готова. А дальше всё зависит от спуска. Если его можно легко проскочить — лучше идти одному. Быстро спустился, быстро нашёл Неклист, быстро сорвал, быстро сбежал. Если там какой-нибудь геморрой — пойдём группой.»

— «На втором уровне тьма ещё гуще. И Некрозвери Сильнее. Если Неклист не будет расти прямо под ногами сразу после спуска — из тебя сделают куколку.»

— «Будем смотреть по ситуации.»

— Что ты решил? — вернулась к этому вопросу Вилиан.

— У меня появились зачатки плана. Сейчас доработаю и начну воплощать.

— Один?

— От ситуации зависит. Может понадобиться ваша помощь.

— Нужны сутки на возвращение обратно в поселение. Времени мало.

— Ничего страшного. За пару часов справимся. Завтра утром будем на месте. Успеем.

— Может мы тебе мешаем?

Этот вопрос Вилиан сбил меня с толку.

— В смысле мешаете?

— Может у тебя есть… Сила, способная победить Некрозверей, но ты просто не хочешь её нам показывать? Скрываешь от остальных.

— О чём ты? Какая ещё Сила? С чего ты вообще такое взяла?

— Даже если ты обошёл пророчество в Норсалии, тебе нужно было добраться до эльфийской Королевы, которую охраняло не меньше дюжины Сильных магов. Но меня ты в это время отправил подальше со странным поручением. И пятое хранилище ты прошёл. Я была уверена, что ты вернёшься назад ни с чем. В таких важных хранилищах даже внутри используют мощную защиту, которую не пройти незамеченным. Не обладая большой Силой.

Я уже собирался посмеяться над этим милым недоразумением со стороны красавицы. Я, по её мнению, супергерой? Обладатель Суперсилы, скрываемой ото всех. Ну а что: меня радиоактивный паук не просто укусил, почти сожрал целиком. А она как главная героиня комиксов: подозревает этого невзрачного парня и хочет вывести его на чистую воду.

Вывести на чистую воду…

Она так всегда думала? С самого начала?

Я сам не заметил, как моё дыхание участилось. Пульс подскочил. Мне стало душно внутри собственного тела.

— Укронт, почему вы все вместе рванули за мной в пещеру?

— Почему? Верёвка ослабла и…

— Я не об этом. Кто сказал, что нужно идти всем?

Укронт не ответил. Но его взгляд был направлен в спину виновницы.

Герой, который обладает невероятной Силой и скрывает её ото всех:

Во время всех моих потасовок по пути в Область она ни разу не появилась заранее — только в те моменты, когда было ясно, что для меня это просто способ завести «друзей», и никакой Силы я демонстрировать не собираюсь.

На поселение нападают Магзвери. Стражники держатся только за счёт подготовки и слаженности, а не личной Силы. Идеальная ситуация для демонстрации невероятной Силы одного проходившего мимо Героя.

Некродемка в открытую нападает на парня, с которым у меня сложились тёплые отношения. Вилиан появляется как раз в тот момент, когда становится ясно — я не собираюсь демонстрировать никакой Силы.

Малютку в наглую, без всякого смысла отправляют в опасное место добыть дорогой ингредиент. Слишком торопят, дают минимум времени. Идеальная ситуация для демонстрации невероятной Силы.

В логово Некрозверей загоняют обоих ставших мне близкими Разумных прямо в гущу монстров. Идеальная ситуация для демонстрации невероятной Силы.

Даже наш… по её инициативе превратился в соревнование Силы.

Я смотрел прямо ей в глаза. Она смотрела в ответ.

— Так скажи, Влад: Есть ли в тебе Сила, что способна затмить всех нас?

— Вилиан… Зачем?

— «Влад! Убей суку!!!»

Удар! Меня отшвырнуло. Врезался спиной в булыжник в центре поляны. Перед глазами на мгновение появилась Вилиан. Схватила меня за подбородок. Резко оттянула мою голову назад. Удар! Ещё удар. Ещё раз.

В глазах всё рябит. Наверняка трещина в черепе. Сотрясение даже не обсуждается. Не могу собраться, чтобы активировать Регенерацию.

Вилиан испарилась. Не удержался на ногах. Упал на колени.

Вилиан стоит там, где и стояла изначально. Протирает ладонь платком.

— Что ты делаешь? — вскочил на ноги Укронт.

Чтобы сразу упасть обратно за землю.

— Не дёргайтесь, — обратилась Вилиан к малютке. — Начнёшь дрыгаться — убью твоего брата. Он начнёт — убью тебя.

— «Что происходит? Я не…» — даже мысли в голове текли медленно.

— «Рахлес! Я идиот! Она ведь изначально себя выдала! Потом поняла, что ты хорошо ориентируешься в местных реалиях и состряпала правдоподобную историю. И я повёлся! Рахлес!!»

— «О чём ты?»

— «Она знала, что ты прошёл Покои. Этого не могла узнать обычная авантюристка… Прости. Я сглупил. Не было никаких Меток. Она не должница. Она лазутчица. Диверсантка. Работает на ублюдка Гильрена.»

Вроде стало легче. Сейчас я… Какого?!..

С обеих сторон булыжника вышли гвардейцы. Трое. Двое подошли ко мне.

Прямой в голову. Бесполезно. Гвардеец легко увернулся. Меня прижали к камню. Удар! Хватит бить меня затылком по этому булыжнику! Гвардейцы в несколько пинков развели мне ноги в стороны. Руки также прижали к камню. Рывок! Не вышло. Перчатки их костюмов покраснели. Давление на руки усилилось. Их будто в камень хотят впечатать.

Третий гвардеец подошёл к малютке и Укронту.

— На колени встал, — обратился он к парню.

Укронт так и сделал.

— Мордой в песок. Руки за голову. И чтобы ни звука, — продолжил отдавать приказы гвардеец.

Укронт подчинился.

Да чтоб вас! Сейчас!.. Бесполезно. Только я попробовал вырваться, как отхватил с десяток ударов с обеих сторон. И контрольным удар головой об камень.

— Всё уже готово? Хорошо, — услышал я… рык? Очень уж странно звучал голос.

Я повернул голову чуть в сторону. На краю поляны стоял он. Владыка. В его возрасте c его расположенностью к Базе Тела можно самому выбрать любую внешность. Он выбрал. Почти три метра роста. Огромные закрученные рога. Длинный хвост. Шерсть почти по всему телу. Здоровые когти. Лицо со звериными чертами. Вытянутое. Минимум одежды — лишь некое подобие коротких шорт. Он демон. И выглядит он как демон земной мифологии, а не как демоны выглядят на Катиноле.

Гильрен сошёл с Платформы Полёта. Я даже не заметил, как она туда подлетела.

— Владыка, — заговорила Вилиан. У неё всегда был такой голос? — Я могу уверено заявить — у этого Героя нет нужной вам Силы.

— Правда? — подошёл Гильрен. — Хотя выглядит он действительно не очень.

— Невозможно так усердно скрывать Силу. Он часто был на волоске от смерти, но так и не использовал ничего выдающегося.

— Ты сама говорила, что он в разы Сильнее чем должен быть. Что в самые опасные моменты он специально отправлял тебя подальше, чтобы ты не стала свидетелем его действий.

— Так и есть: он в разы Сильнее любого в своём возрасте. И по знаниям, и по магии, и по навыкам. Вот только ему и года нет. И это не та Сила, которую вы ищете.

— Хм, — развернулся он и подошёл впритык ко мне. Нагнулся, чтобы наши лица были на одном уровне. — А ты что скажешь, Герой? Я, как по-настоящему Сильный маг, знаю — то, что она называет смертельной ситуацией, таковой не является, если ты Силён. Не важно, как это выглядит для остальных.

— Чего ты хочешь от меня? — с трудом выдавил я из себя слова.

— Силы. Правды.

— Перебьёшься.

— Я потратил своё время на этот цирк. Хотя и не отличаюсь терпением. Это будет финальная проверка, Герой. Продемонстрируй всё на что способен.

Гильрен обернулся назад. Окинул взглядом поляну. Остановил его на малютке.

— Давай.

Вилиан схватила малютку, потащила ко мне.

— Стой! Вилиан! Остановись!

За пять метров до меня она отпустила малютку. Та упала на землю. Вилиан повернула её на спину. Наступила ногой ей на горло.

— Сука! Что ты творишь!? — снова попытался вырваться я.

Удар! Удар! Струйка крови стекает изо рта.

— Как только отсчёт достигнет нуля, разрежь её на десять кусков.

— Сделаю, — достала Вилиан свою рапиру. Убрала ногу с малютки, встала над ней.

— Только попробуй!

— Так останови её. Именно этого я и хочу, — усмехнулся Гильрен. — Десять.

— Ты хочешь правды? Спрашивай. Я тебе всё расскажу.

— Правда — это хорошо. Я узнал одну интересную историю. О Герое, который нарушил правило Призыва Героев. Якобы, его призвали в Тело взрослого мужчины. Это так?

— Да. Так и есть.

— Девять.

— Это правда!

— Тогда где твоя Сила? Ты пошёл против… Высшей магии, — слышал я уже эту интонацию. — Для этого нужно колоссальное количество Силы. Ты должен быть Сильнее всех. Старших, Древних. Может, даже Древнейшей.

— Это просто другое Тело. Какая ещё Сила?!

— Восемь.

— Хватит! Что ты хочешь услышать?!

— Если то, что ты говоришь — правда, я хочу получить подтверждение не на словах. Они ничего не значат. Сила. Вот что самое главное.

— «Дедион, живо говори что это за Высшая магия! Сейчас не до тайн!»

— «Тебе это сейчас никак не поможет.»

— Семь.

— Да чтоб тебя! — очередная попытка вырваться закончилась ударами по печени. — Я ничего не скрываю!

— Значит, ты врёшь? И это твоё Тело?

— Не моё это Тело! Но я не знаю, как так получилось. Я ничего не делал.

— Шесть.

— У меня есть артефакт. Эльфийский. Дорогой.

— Мне не нужны артефакты. Тем более, я и так могу забрать у тебя эльфийскую реликвию. Все эльфийские реликвии, — посмотрел он на руны на воротничке моей рубашки. — По праву Силы. Мне нужно другое. Мне нужна твоя Сила. Когда тебе больше тысячи лет, способов стать Сильнее уже нет. Только жить и жить. Становиться ещё старше. Я должен узнать откуда у тебя взялась мана, энергия, Сила, на то, чтобы обойти правило Призыва Героев. Такое количество Силы поможет и мне. Сделает меня ещё Сильнее.

— Эта Сила не у меня. Я не сам себя в этот мир закинул. Спрашивай у того, кто это сделал!

— Пять.

— Я не вру! Будь у меня Сила, думаешь, я бы не оторвал уже твою тупую башку?!

— Мог бы попробовать. Все вокруг бы погибли при нашем столкновении, — взгляд Вилиан при этих словах стал острее. — Если бы я победил, то выдавил бы из тебя всю правду о Силе, которая тебя таким сделала. Если ты — забрал бы мою жизнь. По праву Силы.

— И раз этого не случилось — значит нет у меня никакой Силы!

— Четыре.

— Ты оглох?!

— Тогда я вижу лишь один вариант — твои воспоминания изменены.

— Никто не менял мою память!

— Три.

— Стой! Стой. Ладно, может ты прав. Кто мог это сделать?

— Это могла быть Древнейшая. Ты был в её Покоях. Это мне известно точно. А вот твоя Геройская особенность подтверждена только словами хозяйки Покоев. Это может быть какая-то хитрая интрига. А ты — часть её плана. Марионетка с изменённой памятью.

— Так и есть. И очень скоро Древнейшая придёт и разорвёт тебя на куски за вмешательство в её планы!

— Ей не нужно для этого никуда идти. Она может убить меня и вообще всех, не покидая Покоев. Потому мне и не ясен её план. Какой смысл в этой лжи с Призывом Героя?

— Если тебе не ясен план — это не значит, что его нет. И ты в него влезаешь!

— Два. Не запугивай меня, Герой. Я уважаю Силу, а не слова. Так в чём правда? Ты нарушил правило Призыва Героев или твоя память была изменена Древнейшей? Может быть ты помнишь, как во время вашей встречи в Покоях у тебя произошёл небольшой провал в памяти? Некая несостыковка в воспоминаниях.

— Да. Ты прав. Сейчас я вспомнил. Значит, это всё Древнейшая. А я наверняка тридцатилетний парень, ставший пешкой в большой игре.

— Один.

Малютка за всё это время не издала ни звука. Лежала и смотрела в небо. Ни ужаса, ни страха на лице. Лишь иногда она украдкой с обеспокоенностью смотрела на Укронта. Её брат тоже не издал ни единого звука. Не сдвинулся ни на сантиметр.

И лишь сейчас она закрыла глаза.

— Да поверь мне! Я обычный Герой. У меня чуть крепче Тело, чуть быстрее развивается Светлая магия, я чуть больше других успел узнать о рунах и микстурах. Всё. Больше ничего во мне нет. Во мне нет Силы. Я просто Герой, которому даже года не исполнилось. Никто. Пустышка. Во всём этом нет смысла.

— Да. Ты прав. Я особо и не верил. Сила так просто не приходит. Но вдруг? Я не мог отбросить такую вероятность.

— Правильно. Нельзя отбрасывать даже маленькую вероятность на успех. Рано или поздно ты добьёшься своего. Получишь великую Силу.

— Да. Но с тобой… я просто потратил своё время зря, — в его оскале показались здоровые клыки.

Нет! Нет! Не нужно!

— Ноль.

Я сразу перевёл взгляд на малютку. Лежит. Ничего не изменилось. Вилиан уже стоит сбоку от Гильрену. Убрала рапиру в ножны.

— Готово.

Я смотрел ей в глаза. Она смотрела в ответ.

— Вилиан… Зачем?

Меня! Убейте лучше меня!

Гильрен пошёл прочь. Вилиан пошла за ним. Куда?! Куда это вы собрались?!

Мана. Ещё. Больше. В обе руки. Ещё! Больше! Стоять! Я вас не отпускал!

— «Влад! Влад!.. Статус… Так… Так… Что это с твоей физической силой?!»

Я смотрел на малютку. Только сейчас на её теле начали проявляться порезы. Тонкие красные полоски. Под телом начинает растекаться лужа крови. Ненавижу. Ненавижу! Как же я себя ненавижу!! Дайте мне умереть!

Гильрен не поворачиваясь даёт отмашку. Гвардейцы тянутся к поясам за своими стреляющими артефактами. Оба меня хотите застрелить? Вам стоило продолжать держать меня всеми конечностями, твари!

Рывок!

В голове бьёт набат. Гвардейцы куда-то пропали из поля зрения. Отлетели? Плевать! Одного я вижу.

Рывок. Рывок!

Ублюдок, уже наводивший свою палочку на Укронта, пытается… Да мне плевать что эти твари пытаются делать!

Рывок! В этот раз я не буду бить в кадык. В этот раз я его вырву! Схватился. Рывок в кисть и запястье. Рывок! Удар ногой в грудь. Ублюдок отлетает.

Плечо пробивает луч. Жжёт. Немного. Рывок! В голову, по колену, опять в голову. Рядом поднимается второй. Рывок. Подсечка. Упал ублюдок. Поднимаю ногу над его головой. Рывок!

Луч пробивает… да плевать! Может лёгкое, может сердце. Рывок! Ты ещё жив?! Грёбанные маги!! Смог подняться. Одной рукой придерживает горло. Второй наводит на меня свою палочку. Рывок. Схватился рукой за Кристалл артефакта. Рывок! Раздавил его. Из Кристалла во все стороны вылетели десятки лучей. Мою кисть разорвало, часть руки почти до локтя тоже. Осталась лишь торчащая срезанная лучом кость. Один луч пробил мне ногу, другой задел шею. Ещё один полностью разрезал щёку. Ублюдку повезло больше. Он сдох. Один луч пробил его голову насквозь. Ещё два прошили доспех. Свалился. Теперь точно не встанет.

Рывок! Вот вы где! Рывок! Ублюдок наводит на меня свою палочку. Рывок! Втыкаю ему в глаз то, что осталось от моей руки. Кость глубоко входит. Ещё. Ещё. Ещё!

Ублюдок падает. Рано! Нужно было ещё!

Рядом встал ещё один. Лицо разбито. Это я успел? Не помню. А где твоя палочка? Потерял? Медленно пятится назад. Что-то говорит.

Рывок! Воткнул ему в рот свою ладонь. Рывок! А где твоя нижняя челюсть? Потерял? Сейчас верну! Рывок! Рывок! Рывок! Ублюдок падает. Рано. Слишком рано. Подумаешь, челюсть в мозгах застряла. Это не повод падать. Погоди. Рывок! Нога опускается на его голову. Рывок! Рывок! Рывок! От головы ничего не осталось. Ничего страшного. Взгляд опускается ниже. Думаешь, твой доспех поможет? Ничего подобного. Встаю на него. Прыжок. Прыжок. Прыжок. Металл прогибается. Прыжок. Прыжок. Ноги хлюпают в месиве. Прыжок. Прыжок.

Стоп! Не они. Не они. Не они!

Голова наклоняется под каким-то безумным углом. Но теперь я их вижу. Гильрен стоит спиной. Он и не повернулся ни разу чтобы посмотреть, что происходит с его ублюдками. А Вилиан. Она смотрит.

Я уже иду!

Нога застряла. То ли в доспехе, то ли в грудной клетке. Выдернул. Я иду! Иду! Каждый мой шаг оставляет за собой кровавое месиво. Каждый мой шаг — это кровь. И сейчас её станет ещё больше.

Взлетели. Они поднялись в воздух. Как? А-а! Платформа Полёта. Плевать! Думаете, от меня можно сбежать?! Можно спастись?! Нельзя! Невозможно!!

Я уже делал СуперРывок, а сейчас сделаю СуперПрыжок. Мана потекла в ноги. Сейчас. Я приду! Я приду за вами!

Что это? Это ведь?.. Кто-то плачет?

Я обернулся. Укронт. Стоит на коленях сбоку от своей сестры. Он наклоняется к ней, хочет прикоснуться, обнять, а потом отстраняется. Стоит до неё дотронуться, и она развалится на куски. Они им даже проститься нормально не дают. Она им даже проститься нормально не дала!

Улетели. Никого нет. Пусто.

Поднял руку. То, что от неё осталось. Представил, что кисть на месте. Начал с силой сжимать её в кулак. Сильнее. Сильнее. Обрезанные мышцы руки напряглись. Кровь потекла быстрее. Ещё сильнее! Да!! Боль прошла волной по всему телу. Хорошо! Вот так хорошо! Странно: больно, но не так болит.

Упал на колени. Нельзя! Нельзя терять сознание! Нельзя умирать! Не сейчас! Не так!

— Укронт. Убей меня.

Парень перестал всхлипывать. Посмотрел на меня.

— Я не…

— Это должен быть ты. Убей меня прямо сейчас. Потому что иначе тебе придётся помогать мне убить Гильрена и всех его ублюдков!

* * *

Дом старосты. Знакомая уже мне комната для гостей на втором этаже. Нас было четверо: Я, Укронт, Зэрдин (староста) и Гонгли (Воевода). Староста и Воевода сидели на стульях у одной стены. Укронт у противоположной. Я предпочёл стоять.

— Вот как, — прошептал Зэрдин, когда Укронт закончил свой рассказ.

Сначала говорил я, но Гонгли, дослушав мой рассказ, просто кивнул на Укронта. Логично, я бы тоже не доверял словам пришлого. Воевода сумел удержать лицо, когда я сказал о смерти малютки, но когда это же повторил Укронт, эмоции взяли вверх. «Взяли вверх» сильно звучит: он не стал кричать, рыдать, раскидывать вещи, не набросился на меня. Но такую гамму чувств на безэмоциональном лице Воеводы, наверное, не видел никто за всю его жизнь.

— Укронт, ты уже знаешь, что я намерен делать. И я предлагаю тебе в этом участвовать.

Парень поднял на меня заплаканные глаза — рассказ о смерти сестры дался ему тяжело.

— Что мы можем?

— «А это он правильно спросил.»

— Не важно что мы можем. Главное — кто мы есть. Пять лет назад, когда убили вашего отца, у тебя было три варианта. Первый — мстить. Да, ничего бы не получилось, тебя бы тоже убили. Но это отец. Родной Разумный. Второй — струсить. Испугаться за свою жизнь, пусть она от этого станет никчёмной. Многих это не останавливает. И третий — стерпеть. Ради сестры. Она бы тоже пострадала от любых попыток мести за отца. Даже если и нет — она бы осталась совсем одна. Вы оба тогда сделали одинаковый выбор. Думаю, правильный. Но сейчас у тебя только первые два варианта.

— Провоцируешь, — встал со стула Гонгли.

— И не его одного.

— Хватит! — подорвался с места староста. — Вы говорите ужасные вещи! Мне жаль девочку, но мы продолжаем жить дальше. И наша жизнь не хуже, чем везде. Мы преодолеваем трудности, как единый, сплочённый народ. У нас общие ценности, за которые мы боремся, а вы хотите всё разрушить и погрузить в хаос.

Видел я эти ценности и сплочённость. У меня в голове крутилась фраза, но я не мог сказать её им — на Катиноле нет таких терминов. Но я всё же решил положиться на ассоциативность. Пусть «Высшая магия» переведёт.

— Если бы не было ада и рая, их бы выдумал сам человек.

Укронт поднял на меня шокированный взгляд. Даже Гонгли опустил глаза к полу. Староста упал обратно на стул, уронил голову в ладони, плечи его затряслись.

— «Ты сейчас сказал им очень жестокие слова, Влад.»

Воевода подошёл к старосте, положил тому руку на плечо.

— Поговорим, Герой.

Староста встал и вышел из комнаты. Чтобы вернуться через минуту, заперев за собой дверь. В руках у него был уже знакомый мне артефакт. Вернее, с тех пор я уже и сам делал кубы с рунами, но конкретно этот я легко узнал — Звукохват. Староста активировал его, оставив у себя на руках.

— Я дал обещание своему наставнику и лучшему другу, что пригляжу за его детьми. Я не справился. И не справлюсь ещё раз — Укронт пойдёт с тобой. Для этого и провокаций не нужно. Про остальных… то, что ты предлагаешь — это смерть для большей части поселения. Я не могу на это пойти, если шансов на успех нет.

— Какими силами вы обладаете? Не только ведь два десятка стражников и десяток ополченцев.

— Я могу выставить до трёх сотен Разумных. Вооружение среднее. А вот подготовка у большинства… Незаметно такую группу не подготовить.

— Остальные поселения?

— В этом самая большая проблема. Коммуникация между поселениями минимальна, нормально договориться сложно. Плюс, вероятность раскрытия. Никаких договорённостей у нас нет.

— Значит, мы сами по себе.

— Хуже. Два десятка бойцов и десять помощников — разрешённый лимит на поселение. Но если мы выдвинемся к замку Владыки, из остальных поселений заставят прислать всех, кто способен драться. Пара сотен из каждого поселения.

— Они подчинятся?

— Вот именно. До замка сплошная равнина. Незаметно не подобраться. Мы больше часа будем на виду. Пригнать Разумных как минимум из второго поселения они успеют.

— Второго поселения?

— Нам запрещено придумывать названия. Есть только порядковые номера. Мы первые, потому что из нашего поселения виден главный вход в замок. Остальные на увеличение по часовой стрелке вокруг вулкана, — зло усмехнулся Воевода.

— Они станут сражаться с вами ради них?

— Мы им никто. Контакты запрещены. А их они боятся.

Логично. Разделяй и властвуй.

— Проскочить не получится?

— Я давно продумываю разные варианты. Не получается. Это самое худшее — мы даже до приспешников Владыки не доберёмся. Перебьём друг дружку им на потеху. Есть и вторая проблема — гвардейцы. Шестая часть — из нашего поселения. Родственники. Многие мои бойцы не хотят верить, что они изменились. Будто не видят, что с нами делают такие же «родственники» из других поселений. Боевой дух минимален.

— Ясно. Я на вас и не рассчитывал. Если не получится прорваться — значит и не нужно. Идите не спеша. Дайте собрать против вас такую же толпу. Образуйте там суматоху. Не кровавое месиво, а переминание двух армий друг напротив друга.

— Чтобы небольшая группа смогла незаметно проникнуть внутрь во время суматохи? Небольшой группой многого не навоюешь.

— Навоюешь. Элитная группа, которая будет состоять только из меня.

Воевода притих.

— И зачем тогда мы вообще там нужны?

— Я же сказал: ни на кого не рассчитываю. Я сам убью всех гвардейцев, я сам сотру в порошок Гильрена, сам перережу глотки его жрицам. Им конец в любом случае — идёте вы или нет.

— Ты сошёл с ума.

— Посмотрим. Просто я думаю, что вы тоже заслужили право принять в этом участие. Даже больше меня. Вам пришлось больше вытерпеть. Просто у меня терпения меньше.

— У тебя есть план? Или ты просто пойдёшь и всех убьёшь?

— У меня появился план относительно вас: если убью не я, а убьют меня, можете отмазаться тем, что я запудрил вам мозги. Соврал, что малютку убили гвардейцы, прикрываясь именем Владыки, и вы вышли их за это наказать. Ради Владыки. Вот так вы его любите, что даже такому лжецу как я поверили.

— Нас всё равно накажут. Тем более, что мы покажем сколько у нас припрятано оружия и сколько способных и желающих сражаться.

— Тогда можете не идти.

— Ты издеваешься?

— Нет. Сказал как есть. Я пойду в любом случае. Но и вам об этом должен сказать, ведь вы — главные жертвы его действий, и имеете право знать когда и кто его убьёт. И принять в этом хотя бы косвенное участие. Вот и всё. Дальше сам думай.

— Ты свихнулся, — тяжело вздохнул Воевода. — Дай мне три часа. Мы пойдём. Напрямик. Без толкового плана. Ха-ха-ха. Все годы попыток найти хоть мизерный шанс на победу впустую.

— Три часа. Потом я ждать никого не стану.

Я подошёл к Укронту. Парень продолжал сидеть и смотреть в одну точку пустым взглядом.

— Укронт. Есть два самых важных вопроса в жизни каждого. Первый: смогу ли я жить со всем этим? И второй: готов ли я вот так сдохнуть? Ответы на эти вопросы — два самых главных ответа в жизни. Сегодня я задам тебе эти вопросы. А ты попробуешь дать мне ответы, с которыми отправишься в завтра.

— Если это завтра у меня будет.

— «Прямо с языка снял. Если бы он у меня был.»

* * *

Странное ощущение. Три сотни вооружённых Разумных общей группой идут в бой. Настроение почти у всех «мы и правда это делаем?». Обречённость. Рассеянность. Красиво Воевода завуалировал — боевой дух минимален.

От поселения до замка около пяти километров. Шли не спеша. Уйдёт больше часа. Чуть больше часа осталось. Им всем.

— «Ты серьёзно собрался идти один?»

— «Серьёзно.»

— «Разве это не была уловка, чтобы уговорить их пойти с тобой? Ты не стал набирать ударный отряд из самых способных. Не распределял роли, не выдал никому отдельных заданий. Ты и не общался ни с кем. Зачем тебе эта толпа?»

— «Я уже ответил. Пусть что-то сделают. Я не историк, но уверен в одном: ни один рабовладельческий строй не разрушался рабами. Не раб вёл людей за собой. Это делал один из господ, понявший всю глупость такого строя. Он же и поднимал на сражение рабов. Ведь рабство — это не социальный строй, не экономическая система. Рабство в первую очередь в голове. Я видел тысячи, сотни тысяч, миллионы рабов. В местах, где рабства вроде и нет.»

— «Так и здесь именно ты стал решающим фактором борьбы. Видел же, староста хотел просто «принять» случившееся. И остальных бы убедил.»

— «Об этом я и сказал. Я их веду. И они идут. Сами.»

— «Мне в принципе на них плевать. А на тебя нет. Что ты собрался там делать в одиночку?»

— «Ты видел мои приготовления. Ты сам мне с ними помогал.»

— «Этого недостаточно. Как бы ты не готовился, этого будет недостаточно. Я объясню тебе важнейшую вещь: плевать на гвардейцев и жриц. Гвардейцы, с их доспехами и палками, даже по отдельности Сильнее тебя. Да, их сотня, а ты один. Пусть. Ты можешь победить гвардейца, а значит, в теории, можешь победить сотню гвардейцев. То же самое со жрицами. Победа возможна. Но не с Гильреном. Ты просто не представляешь себе против кого хочешь выйти один на один. У тебя в данных обстоятельствах нет шансов на победу. Даже теоретических.»

— «Хорошо, что я сразу приступлю к практике.»

— Господин Влад, — обратился ко мне Укронт. Он всё это время шёл рядом.

— Да, Укронт.

— Я думал, вы пойдёте отдельно. Что мы отвлекаем врага от вас.

— Не нужно никого отвлекать. Они будут знать, кто за ними пришёл. Но это им не поможет.

— Дядя считает, что вы сошли с ума.

— А ты?

— А я хочу хоть каплю вашей уверенности.

— Для этого просто нужно победить.

— Просто?? Именно в победу я не верю.

— Я не об общей победе. Ты поймёшь. Или же нет. Посмотрим, как сложится.

Успели подогнать «защитников». Когда мы прошли две трети расстояния до вулкана, возле него началось движение. С запада, обходя вулкан, перед главными воротами образовывалась толпа. Человек двести, не меньше. И лишь парочка гвардейцев. Остальные местные. Экипировка по минимуму. Если бы некоторые спрятали за спину меч, от крестьян их было бы не отличить. С другой стороны, магам многого и не надо.

Мы приближались. Толпа напротив выстраивалась.

И вот мы здесь. Стоим напротив друг друга. Расстояние сто метров. Стандартная дистанция — очень немногие заклинания способны бить на такую дистанцию с большой скоростью, от которой не увернуться.

От нас вперёд выдвинулся Воевода. С их стороны одновременно вышел… их Воевода. Шли не спеша. Встретились посередине. Активировал Звуколова.

— Фатэм, — стандартно поздоровался глава наших врагов. — Что это значит, Гонгли? Ты совсем свихнулся!? Проваливайте. Вас убьют! Всех! Так хоть моих Разумных за собой в землю не прихвати!

— Пройдём.

— Куда вы пройдёте? В замок?! И что кучка твоих оборванцев сделает гвардейцам и жрицам?! Посмеют ли они коснуться нашего Владыки? Нет, Гонгли. Вы уже мертвы. А если мы нарушим приказ и пропустим кого-либо из ваших в замок — то и нам не жить.

— Давно.

— Что давно?

— Не живём.

Ясно всё с вами. Нет у меня времени слушать болтовню.

— Я пошёл в замок, — посвятил я в свои планы Укронта.

Вышел. Иду напрямик к Воеводам.

— Это ещё кто?!

— Привет.

— Фатэм, — приложил кисти рук к груди Воевода второго поселения.

— Я Герой. И я пошёл к замку.

— Мы не пропустим!

— Попробуйте. Доставайте мечи, активируйте заклинания. Начните бойню.

Не стал ждать ответа. Пошёл дальше. Не успел пройти и десяти метров, как Воевода за спиной прокричал:

— Пропустить его! Это Герой! По нему приказов не было!

— «Вот так просто?»

Подошёл к линии обороны. Обычные Разумные. Собранные в спешке. На лицах полное непонимание того, что происходит.

— Слышали своего Воеводу? Разошлись.

И они расступились.

— «Не так всё и просто. На моём месте любой мог пройти. В суматохе боя невозможно контролировать всех бойцов врага. Единицы всё равно проскочат. Отличное оправдание. А вот начинать бой в меньшинстве — это попросту глупо.»

— «Он тянет время? Ну конечно! Подкрепление из остальных поселений в пути. Но ведь тогда молчуну лучше начать сражаться сейчас, если он хочет успеть убить хоть кого-нибудь из замка.»

— «Это пусть он сам решает.»

Вблизи Вулкан Потока выглядел величественно. Лавовые потоки стекали по нему тонкими струями, образуя что-то похожее на венозный рисунок. Доходя до подножия струйки прерывались. Их будто обрезало. Какое-то пространственное искажение? Не знаю, но жар от них невероятный.

Я зашёл в колонный зал. Никаких стен. Только колонны на которых держится свод. Как мне и показалось при прошлом рассмотрении, вход во внутреннюю часть замка был выполнен в виде широко открытой клыкастой пасти. Я узнал, кто был прототипом.

А вот и первые жертвы. Перед пастью стояли некродемки. Все восемь. Как удачно, не придётся их искать.

— А ты довольно нагл, Герой, — поприветствовала меня уже знакомая демоница. — Я ведь сказала, чтобы ты больше не возвращался.

— Она здесь? Ответь на вопрос, прежде чем я вас всех убью.

— Здесь. И гвардейцы здесь. И Владыка. Если хочешь с ними пообщаться — можешь проходить, — сделала пригласительный жест демоница. — А нам захотелось полюбоваться намечающимся сражением. Не хочется ещё и на тебя отвлекаться.

Оглянулся назад. Пока никакой активности не видно и не слышно. Взгляд вернулся к некродемке. К паучку на её щеке.

— Не хотите поучаствовать? Или может полуденное солнце слишком вредит вашей нежной коже?

— Нам не придётся вмешиваться. Они сами всегда готовы подставить голову под удар.

— Что ж, приятного просмотра, — двинулся по входу я.

Путь мне перегородила одна из некродемок.

— Не нужно. Пусть зайдёт внутрь. Он вернулся сюда. Неправильно будет умереть вот так — в паре метров от своей цели.

Я приблизил лицо вплотную к лицу демоницы.

— Не слушай её. Послушай меня: пошла вон!

— «Влад, не нужно их провоцировать. Ты говорил, что местные сами должны что-то сделать для освобождения из внутреннего рабства. Оставь этих сучек им.»

— «Так и получится.»

Постояв несколько секунд, некродемка отошла в сторону.

— «Будь их воля, они бы давно набросились. Им приказали меня пропустить. Кое-кто приготовил для меня другую смерть. Но ты прав — они не мои жертвы.»

Несколько шагов и я оказался внутри замка. Внутри пасти своего врага.

* * *

За час до этого.


Люблю просто полежать на мягкой кровати. Посмотреть в потолок. Расслабиться.

Наконец-то эта история для меня закончилась.

Когда два месяца назад Владыка приказал мне заняться поисками некоего Героя, я была удручена. Он мог быть где угодно. Толковых описаний внешности не было. Было только имя. Влад. И всё. Была ещё одна деталь — он прошёл Покои Древнейшей с небольшой командой ангелов. Невероятно. Как можно в такое поверить?! Но Владыку интересовало даже не это. По словам источника, Герой попал на Катинол, нарушив Правило Призыва.

Приказ был однозначен — найти и привезти. Любым способом. Владыка должен лично с ним встретиться. И как искать Героя на огромном континенте? Владыка не отличается терпением. Нужно было что-то решать.

Мне повезло.

Продвинулось дело с пятым хранилищем. Мои помощники смогли надавить на одно из приближенных короля через его семью. Мы получили доступ внутрь хранилища. Осталось пройти лишь несколько внутренних защит. Владыка был доволен. Поиски Героя отложились. И я надеялась, что ситуация с ним решится сама собой без моего участия.

Но чёрная полоса продолжилась. Жорфен оказался параноиком. Ментальная защита в хранилище была слишком Сильна. А я не могла вернуться ни с чем. Второе невыполненное задание подряд. Лучше сразу бежать как можно дальше.

Нужно было отвлечься. Но выпитый алкоголь не помогал забыть о нависших надо мной неприятностях. И тут вовремя появился назойливый стражник. Хорошее убийство всегда помогало мне взбодриться.

То, что случилось дальше можно назвать только судьбой.

Это оказался он. Тот самый Герой. Я была так обрадована, что сразу совершила ошибку: выболтала о своей осведомлённости по поводу прохождения им Покоев. Я сразу поняла что сглупила. По его лицу было видно, как он насторожился. Каждый бы хвалился этим как величайшим достижением. Но не этот грёбанный Герой! С ним вообще всё не так! Обычно, если знаешь что-то о жертве, к ней на основе этой информации легко втереться в доверие. «А вы оттуда, да?..», «Я тоже предпочитаю…», «Вы его тоже знаете? Отличный торговец!..». Общие посещённые места и общие знакомые, которые ты никогда не посещал и не знал. Просто подыграть — и готово.

С ним подобное опасно. Он видит насквозь такие способы воздействия. Ведь он и сам пользуется чем-то подобным. Если бы я действительно была той должницей из своей легенды, то и впрямь бы согласилась помогать беглому, опасному преступнику, которого ищет вся стража королевства. Он умело обошёл углы, «принудил» меня помогать. Он такой же, как я — мастер манипуляций. Я это поняла сразу, как проболталась. Решила, что наглая ложь не сработает. Стоит мне только предложить ему съездить со мной в «милую и приятную» Область Гильрена, где я живу — и он тут же набросится на меня с оружием. Не знаю откуда, но он бы точно узнал общедоступную информацию заранее. Пришлось придумывать на ходу. Изобретать изощрённую ложь, в которой почти всё будет правдой, кроме нескольких незначительных деталей.

Мне самой эта ложь показалась глупой. Но Герой… повёлся. В мире, где слабость презирают, он оказался полным идиотом. Никто не станет помогать дуре, что сама влезла в долги, сама согласилась на Метку, и сама не способна справиться со своими проблемами. Я ему никто — ни родственник, ни друг, ни любовница. У нас даже родина разная. У нас даже родная планета разная.

Он хотел помочь. Искренне. И помог. Достал Браслет. Я кляла себя за на ходу придуманную историю про три дня и уже придумывала как мне «не умереть» от Метки, но не пришлось. Он всё сделал. Я получила и Героя и артефакт. Более того, я получила множество артефактов.

Радость от этого была недолгой. Герой отправил артефакты эльфам. «Вернул законным хозяевам» — как он сказал. И я верю. Могла бы подумать, что он припрятал их для себя. Но этот слабак и идиот вполне мог совершить такую глупость.

Ничего. Браслет со мной. Герой со мной. Это главное.

Владыку интересовала Сила этого Героя. Было несколько странностей, которые я не могла объяснить. Он был Сильнее, чем должен быть. Но он не был по-настоящему Силён. Я решила в этом убедиться. И убедилась.

Когда мы пришли в Область, я была рада, что это бесполезное путешествие и дурацкие кривляния наконец закончатся. Я не повела Героя к Владыке. Он вроде и сам намекал на это, но я чувствовала, что стоит мне пригласить его с собой, как он увидит обман.

Владыка не разделял моей уверенности о бессилии Героя. Настоял ещё на нескольких проверках. Ещё несколько дней впустую.

Пока наконец… Что наконец!? Он выжил! Я видела. Я сразу сказала Владыке, что этот Герой ненормальный — он не оставит смерть мелкой шмакодявки без мести. Он вернётся. И он довольно хитёр. Использует подручные материалы, обходит охрану, нападает из-за спины, обставляет всё так, как выгодно ему. Те операции, как он их назвал, в Шенгерии, были самым приятным времяпрепровождением за всё наше знакомство. Я даже смогла что-то новое для себя тогда узнать.

Он может прямо сейчас прятаться за дверью и ждать, когда я её открою.

Дверь открылась. Контроль Инерции! Ускорение!

— Это я, — произнесла Корнела.

Убрала лезвие от её шеи.

— Что тебе нужно?

— Поговорить. Ты очень редко здесь появляешься.

— Никто не должен знать о моей связи с Владыкой. А теперь меня видела половина первого поселения. Мне нужно на какое-то время исчезнуть. Затаиться.

— Исчезнуть? Ты вернулась вместе с Владыкой вчера утром, но вместо того, чтобы бежать в свою нору в Шолии, больше суток сидишь безвылазно в этой комнате. Испугалась слабаков из поселения? — усмехнулась эта сучка. — Или своего Героя?

Он не остановится. Сможет меня найти. А когда враг может неожиданно напасть со спины, опасно оставаться одной, тупая ты дура.

— Он такой же мой, как и твой. Правда ведь, Госпожа? Вот уж не думала, что это слово можно сделать оскорблением.

— Если бы не приказ Владыки…

— Не ври. Ты хотела его убить. Он тебя взбесил. Просто в своей изнеженности и имея дело только с раболепными слабаками, ты уже и забыла, какого это — по-настоящему сражаться.

— Выполнила несколько пожеланий Владыки и стала о себе слишком высокого мнения? Смотри не перейди черту дозволенного.

Что ты вообще обо мне знаешь, тупая сука!?

— Пришла поговорить? Поговорила?

— Ещё нет. В первом поселение странная активность. Местные вооружаются. Гвардейцы только посмеиваются, но Владыка сказал, что они пойдут на замок.

Это он! Ублюдок!

— Герой в поселении?

— Точно пока неизвестно. Но в поселении тот милый мальчишка, с которым мне никак не надоест играться.

Укронт? Значит и этот здесь!

— Им не победить гвардейцев.

— Гвардейцы останутся в замке.

— Почему??

— Владыка приказал собрать всех боеспособных из других поселений. Пусть режут друг друга — будет им уроком.

— Успеют?

— Должны. Мы с сёстрами будем наблюдать. В случае чего вмешаемся. Хоть и день на дворе, на «раболепных слабаков» много Сил не нужно.

— Отлично. Уверена, вы справитесь.

— Не хочешь поучаствовать?

— Зачем? Я лучше в замке посижу, с гвардейцами.

— Хорошо. Так у тебя будет шанс снова встретиться со своим Героем, — усмехнулась Корнела.

— Почему это?

— Приказ Владыки. Если Герой доберётся до врат замка — пропустить его внутрь. Им займутся гвардейцы. И вообще, по возможности нужно взять его живым. У Владыки особые планы на твоего Героя.

— Он не мой!

— Не нервничай.

Нужно успокоиться.

— Может ты и права, Корнела. Будет интересно посмотреть, как слабаки режут друг друга.

* * *

Господин Влад ушёл. Просто ушёл. Сказал, что идёт в замок, и пошёл в замок. Его могли убить. Или не могли. Выглядело так, будто это он решает.

Дядя Гонгли всё ещё что-то обсуждает со вторым Воеводой. Вдруг он сможет убедить их присоединиться к нам? Было бы хорошо.

Кто это там? У самых ворот. Не могу толком разглядеть.

Достал микстуру Зоркости. Выпил. Несколько секунд на адаптацию. Готово. Посмотрим.

Это… они. Она. Смотрит. О чём-то говорит с остальными. Отсюда невозможно это разглядеть, но она улыбается. Я знаю.

Что мы здесь делаем?

Меч медленно вышел из ножен. Давно я им не пользовался. Пришла пора вспомнить твои уроки, папа.

Иду вперёд.

— Вы что, издеваетесь?! — кричит Воевода.

— Я должен туда попасть.

— Нет! Гонгли, скажи ему! Мы не закончили говорить!

Дядя посмотрел на меня. Посмотрел на Воеводу. Посмотрел на его людей.

— Иди.

— Нельзя!! — выхватил меч Воевода. — Убить их всех!!!

Все начали доставать оружие. С обеих сторон друг на друга смотрели сотни вытянутых ладоней.

Дядя также выхватил своё оружие.

— Спасти их всех!

* * *

— «Пусто здесь как-то.»

— «Я ведь говорил, что замок представляет собой разветвлённую систему ходов и пещер. Здесь встречаются огромные залы, выдолбленные в камне, но по большей части повсюду вот эта серость и узость. И свет специально такой тусклый.»

— «Я говорил про встречающих.»

— «О, этого скоро будет навалом.»

— «Вижу решётку. Они действительно у каждого поворота и коридора?»

— «Я не был везде. Но где был — да. Каждый участок можно отрезать решётками.»

— «Опускаются и поднимаются с помощью этих двух рычагов?»

— «Одновременно. Активировать могут только гвардейцы. Не могу знать точно, но уверен, что есть комната контроля для всех решёток замка.»

Пока, всё сказанное Дедионом подтверждалось. Серый, тусклый. Минимум модификаций — почти везде голый камень. И подъёмные решётки. Прочные, толстые. Прутья с мою руку толщиной. Ещё и рунами укреплены. Их никто не скрывает — даже в поднятом состоянии они чуть выпирают из потолка. Перед дверью каждой комнаты есть такая же. Каждый гость замка осознаёт, что его могут в любой момент запереть в собственной комнате.

В данный момент все решётки подняты.

— «Как, по-твоему, они будут действовать?»

— «Просто придут и убьют тебя. Вроде логично.»

— «А если у них приказ в первую очередь взять меня живым?»

— «С чего ты решил? Потому что жрицы тебя пропустили?»

— «Это подтвердило гипотезу. Как и у любого садиста-психопата, у Гильрена есть своя извращённая логика.»

— «Право Силы? Это не его идея. Хотя он сильно исковеркал оригинал.»

— «Я об этом же. На той поляне он решил, что я слабак, приказал убить. Но не вмешался в мой бой с гвардейцами.»

— «Право Силы.»

— «Верно. Он отпускает тех, кто в сто пятьдесят лет по его мнению Силён. Дарит им свободу. Я победил троих его бойцов. Доказал Силу. Он меня «отпустил». Подарил мне свободу. Подарил мне жизнь.»

— «А ты вернулся на верную смерть.»

— «Типа того. Я отказался от его подарка. Я подговорил его рабов на бунт. Я лично его оскорбил. Он не захочет меня просто убить. И уж точно он хочет сделать всё сам. Поэтому некродемки снаружи — слишком несдержанные для хватания живьём.»

— «Если так на это смотреть… Они загонят тебя. Они думают, что ты способен справиться с тремя гвардейцами одновременно. Они ведь не видели, как ты в приступе ярости и безумия, не обращая внимания на ранения и калеча себя сам, растоптал их коллег. Плюс, довёл себя до предсмертного состояния. Регенерация, Лечение и микстура парня с трудом вернули тебя к жизни.»

— «Я понял, как ты к этому относишься.»

— «Я это к тому, что они побояться нападать небольшими группами в ближнем бою. Тем более, если ты им нужен живым. Попробуют использовать эффект толпы. Никто не станет рыпаться, окружённый сотней врагов. Кроме психов, вроде тебя.»

— «Тоже так думаю. Они загонят меня. Отрежут путь решётками. Пока не заманят в удобное место, где смогут окружить и захватить всей толпой. Меня это устраивает.»

— «Ну а как иначе?»

— «Ловушки в замке есть?»

— «Нет. Это же Гильрен. Сила и ещё раз Сила. Ловушки не нужны тому, кто Силён.»

— «Хорошо.»

— «В целом, он прав. Для серьёзного врага ловушки не помеха. А лишь признак страха противника. А для таких как ты он держит сотню гвардейцев.»

— «Я и не думаю, что это необоснованная беспечность. Просто для меня это хорошо. Ладно, приступим. Помнишь, где тот зал, что ты мне описывал?»

— «Конечно, помню.»

— «Тогда веди.»

* * *

Пришли. Интересное место. Здесь когда-то проходил обычный коридор замка, пока не произошло… нечто. Трудно описать — ты идёшь по ровному полу коридора, над головой потолок, сбоку стены, и вдруг обрыв. Вернее, не обрыв, а спуск. Градусов под сорок.

При рассмотрении этого чуда вблизи, у меня появилась гипотеза: здесь взорвали что-то убойное. В итоге получилась огромная сферическая полость, чуть вытянутая при соединении с коридором. Действительно огромная. Радиус метров двести.

И решётки. Да не просто решётки — всем решёткам решётки. За несколько метров перед тем как коридор переходил в эту полость, стояла привычная решётка. Но чуть дальше, уже внутри полости, в сорока метрах, была ещё одна, гораздо солиднее всех, что мне довелось видеть.

Активировал Ночное Зрение (в полости не было даже искусственного освещения от магических факелов). Присмотрелся.

— «С ума сойти. Прутья с моё туловище толщиной.»

— «Как я и сказал, прутья в этих решётках толще, чем расстояния между ними.»

Да, монументальная конструкция.

— «И они укреплены?»

— «Руны я и отсюда вижу.»

— «Где рычаги для активации?»

— «Левее… ещё… ниже… вот он. Такой же симметрично с противоположной стороны.»

Разглядел. Рычаг был стилизован под часть пещеры. Будто из стены выпирает каменный отросток. Вся полость была внешне очень похожа на что-то нерукотворное, а образованное самой природой. Стены не были отшлифованы и выровнены. Тут и там валялись камни, были неровности и сколы.

Второй рычаг был с противоположной стороны.

— «Одновременно опустить рычаги и решётка опустится вслед?»

— «Да. Нужно сделать это одновременно и эти рычаги тугие. Гвардейцы опускали их задействовав усиление своих доспехов. И конечно, активация происходит только если к рычагам прикасаются именно гвардейцы.»

— «Тугие? Ты видел, как эта решётка опускается?»

— «Гильрен продемонстрировал мне.»

— «Как быстро?»

— «Под собственным весом.»

Значит, очень быстро.

— «И с той стороны этой полости тоже самое?»

— «Да, такая же решётка.»

— «А ведь это ловушка. Он заманил сюда кого-то и… взорвал или ещё что сделал.»

— «Ты тоже заметил? А вот когда я высказал это предположение Гильрену, он отреагировал довольно резко. Ведь такому как он не нужны ловушки, чтобы побеждать.»

— «Плевать мне откуда это место в замке появилось. Главное, оно мне подходит.»

— «Опустить решётку могут только гвардейцы. Заманить сюда Гильрена ты сможешь только если он тебе это позволит. И самое главное — его эти решётки надолго не удержат.»

— «Посмотрим как сложится.»

Вдалеке я услышал уже привычный звук — очередная решётка опустилась вниз.

Пора начинать.

Развернулся и пошёл в обратном направлении. Здесь я всё уже посмотрел.

И куда мне идти? Могли бы и таблички поставить. Просто погуляю.

Наконец-то! Несколько гвардейцев выскочили из-за угла впереди и начали активно… промахиваться. Пара выстрелов и прячутся за углом. Повторяют. Хотите, чтобы я вернулся? Не хотят. Сзади тоже парочка выскочила. Обошли где-то. Понятно. Хотите, чтобы я повернул в этот боковой коридор. Давайте так и сделаем.

Иду дальше. Поворот. Заглянул за него. Пусто. Идём дальше. Сзади звук опускающейся решётки. Как я и предполагал. Впереди снова гвардейцы. Хотите, чтобы я сюда пошёл? Уговорили. Ещё раз свернул. Куда они меня заманивают? Какой-то большой зал, где смогут поместиться сотня ублюдков?

Снова позади опускается решётка. Сколько их уже за мной идёт? Десять? Пятнадцать? Пора.

Снова поворот. Заглянул. Пусто. Длинный Коридор. Здесь и начнём. Прижался спиной к углу. Не должны заметить.

Вдох. Выдох. Вытащил нож. Вдох. Выдох.

— «Мы ещё не пришли к пункту назначения. Где тебя смерть и заберёт.»

Вдох. Выдох. Начинаю накапливать ману.

— «Что ты собрался делать? Сужение полей зрение, расфокусировка. Тихий стук в ушах. Ты собираешься сделать какую-то дичь. Не рановато? Так и знал, что твоё благоразумие отступит перед боевым безумием.»

Идут. Я слышу. Ошибки быть не должно. Я всё сделаю как задумал. Я их всех!..

Осталось десять метров. Мана гудит в теле. Пора.

Рывок!! Двигаться точно при Рывке непростая задача. Особенно при таком продолжительном. Органы чувств с трудом успевают, мозг тоже не особо спешит обрабатывать информацию. Приходится сильно напрягаться во всех смыслах.

Я оказался перед одним из гвардейцев. Не прерывая Рывок ударил его в плечо, разворачивая к себе спиной. Схватил его сзади одной рукой за лицо, с силой вдавив большой и указательный пальцы в его глаза. Сжал покрепче нож в другой руке. Удар. Рывок закончился.

Через секунду меня расстреляют. Кто от испуга и неожиданности, кто на рефлексе. Надо это исправить.

— Сдаюсь! Я сдаюсь!

Десяток наведённых на меня Карателей замирают без движения. Все на нервах. Не понимают, что творится.

— Сдаёшься? — спрашивает один из гвардейцев.

— Сдаюсь.

— Отпусти его.

— Знаете, я передумал.

— Что??

Артефакты снова крепче сжимаются в руках. Наводятся.

— Эй-эй! Пристрелите ведь своего дружка!

— Отпусти.

— Позже. Ему и так нравится. Правда ведь? — прошептал я на ухо заложнику.

— Что ты несёшь!? — крикнул тот же гвардеец.

— Открой рот. Покажи своим друзьям новую игрушку, — продолжил я нежно шептать на ушко своему временному другу. — Только о-очень аккуратно.

Он выполнил мою просьбу. Я держал его одной рукой за лицо, а второй ударил его ножом снизу… в голову. Пробил подбородок, язык, нёбо. Лезвие было где-то очень близко к его мозгу. Открыв рот, он дал своим коллегам полюбоваться лезвием моего ножа.

— Рахлес! Отпусти его! Живо! — сделал шаг вперёд гвардеец. Всё тот же. Переговорщиком себя почувствовал?

Кровь стекала по ножу на руку, капала на пол. Я сильнее надавил на глаза заложника. Он чуть застонал. Лечение. Моё Лечение ему не сильно поможет, но хоть не сдохнет.

Раньше времени.

— Ему нравится. Хочешь докажу? Легко. Если хочешь, чтобы я тебя отпустил, — обратился я к насаженному на нож, — просто кивни. Ну же! Вот видишь! Его всё устраивает.

— Ты больной!

— Серьёзно? Мучить тех, кто не может ответить — признак Силы, а мучить таких крутых гвардейцев — безумие. Вот только ты не учёл — для меня это вы те, кто не может дать сдачи.

— Уверен? Думаешь, он нам важен? Парни, дава…

— Я думаю, вам важен я, — перебил я его. — А когда вы не сможете взять меня живьём, то сами займёте моё место на столе пыток своего Владыки. Оно тебе нужно? Тем более, когда я сдался.

— Ничего ты не сдался!

— Сдамся. Но сначала, давай-ка мы лучше прогуляемся.

— Что? Куда?

— Туда, где ответственность за провал будешь нести не ты, — тут я решил снова поболтать со своим «близким другом». — Прости, что-то я о тебе забыл совсем! Ты как — нормально? А то с виду у тебя упадок сил, тяжёлое дыхание, выглядишь так, будто в обморок сейчас свалишься. Слышал это симптомы недостатка железа. У тебя как с этим?

Он что-то промычал. Возможно в этот момент на Катиноле родился мат.

— Умеешь спиной вперёд ходить? Ты главное не кивай. Я тебя сейчас научу. Давай, левая нога. Правая. Левая. Правая. И повторить. А ты молодец! Не теряй темп.

И мы пошли. Я тащил за собой одного гвардейца. Ещё двенадцать шли за мной сами.

— Давай-ка ты мне подарочек сделаешь. Интересная штучка у тебя на поясе висит. Аккуратно, двумя пальцами, подальше от кнопки активации. Вытаскивай. Давай-давай. Вот. Теперь руку чуть назад. Ещё. Ещё чуть-чуть. Ну что ты, в кармашек мой попасть не можешь?! Глаза для слабаков. А ты ведь не слабак? Вот. Аккуратно опускай. Молодец. Я пока его у себя поношу.

— Ты не сможешь им воспользоваться, — «просветил» меня переговорщик.

— Он тоже. Здесь поворачивать?

Мы стояли у бокового прохода. Можно было продолжать идти по этому или свернуть.

— … Эм, можно и здесь, — совсем не спалился переговорщик.

— Если можно, значит повернём. Так, вот сюда. Постой. Дай-ка я выгляну. Вдруг там твои друзья. Начнут делать резкие движения и убьют тебя ненароком.

Выглянул. Никого. Поворачиваем.

Двое гвардейцев отделились, прошли дальше по коридору. Через минуту мы услышали звук падения решётки, через две к группе вернулись уже шестеро гвардейцев.

— Что вообще происходит? — поинтересовался шёпотом один из новоприбывших.

— Я сам уже ничего не понимаю, — ответил ему сосед по нашему странному шествию.

Через десять минут за мной шло двадцать пять гвардейцев. Я уже восемь раз Лечил своего заложника. Но ему становилось только хуже.

— Давай-ка к стене! — крикнул я, когда из-за очередного угла, у меня за спиной, вышли четверо гвардейцев.

Прижался к стене.

— А теперь бочком. Какой молодец! А вы присоединяйтесь к нам. У нас тут весело, — поприветствовал я новеньких.

— Что это значит?

— Всё по плану. Кажется, — ответил переговорщик.

— Здесь куда?

— Прямо… Почему ты идёшь, куда я говорю? Ты знаешь, что тебя ждёт? — не удержался от вопроса гвардеец. М-да, переговорщик из тебя так себе.

— Почти сотня новых друзей?

— Почему идёшь?

— Чтобы убить вас всех разом, а не искать как тараканов по всему замку… В смысле, сдаться хочу.

— Ты псих.

— «А меня больше интересует, почему они делают, что ты говоришь? Ведь есть столько других логичных решений. Тем более, когда их уже столько собралось. Они их просто не видят. Ты им мозги запудрил. Влад, кем ты всё-таки был на Земле?»

Свернули. Почти пришли. Короткий коридор, переходящий в широкий зал. Отсюда я никого в этом зале не видел, но уверен, так и задумано. Наш пункт назначения.

— Парни, не забудьте эту решётку опустить. Да-да. Давайте, смелее. Ну что вы как неродные?

Двое гвардейцев опустили решётку, отрезающую этот коридор.

— Ну что? Вы со мной туда? Или может здесь подождёте?

— С тобой.

— Как знаете. Давай-ка к стеночке прижмёмся. А то чувствую, стоит мне спиной вперёд в тот зал войти, и придётся им искать нового хозяина для твоего доспеха. Бочком, бочком. А ты молодец. И как оно — безысходность и беспомощность? Воодушевляет, правда? Не беспокойся, я тебя убивать не стану. Я даже руку с глаз сейчас уберу, если ты не станешь глупости делать. Не станешь?

Заложник промычал что-то положительное. Убрал руку. За спину. Там у меня, каждая в своём отделе ранца, лежали две мои заготовки. Расстегнул часть тесёмок на одной. Теперь смогу быстро выхватить. Вытащил из кармашка доспеха флакончик с микстурой. Одним глотком влил в себя. Теперь пять минут меня будет сложнее проклясть.

Ого! Большой круглый зал. И забитый.

— Давай, быстрее! — протащил я своего заложника вдоль стены.

Тут точно собрались почти все. Или вообще все. Зал был метров шесть высотой. На четырёхметровой отметке было что-то вроде карниза. По всему кругу. На нём стояло гвардейцев двадцать. И это только те, кого я заметил. Тех, что надо мной, я посчитать не мог. Но внизу их было ещё больше.

— Это ещё что за ерунда? — спросил здоровый гвардеец, стоящий чуть впереди остальных.

— Так получилось, — ответил ему зашедший в зал переговорщик.

Ещё одна решётка опустилась. Из коридора на противоположной стороне зала вышли ещё пятеро гвардейцев. Все в сборе. Все заперты.

— Ладно. Неважно, — сказал здоровяк. — Ты ведь не думаешь, что заложник тебе чем-то поможет? Сдавайся. Мы не причиним тебе вреда.

Я засунул руку в ранец. Уцепился за артефакт. Надеюсь сработает.

— Ты Нурлин, правильно?

— Ты меня знаешь?

— От малютки слышал.

— Малютки? А-а! Ясно. Поэтому ты смог уговорить моего младшего брата-дурака на этот бесполезный бунт?

Он старший брат Гонгли? Вот оно значит как. Он знал их отца. Знал их самих.

— Не тебе слабаку говорить о бесполезности. Вы ведь все слабаки. Ваш Владыка признал вас бракованными в сто пятьдесят лет. И дал вам шанс ради свободы мусором поваляться у него в ногах ещё пятьдесят лет. Дал вам ваши палочки и доспехи. А вы поверили в свои Силы. А сами как были слабаками, так ими и остались. Как и ваш Владыка.

— Что ж, ты сам напросился. Убрать Каратели! Схватить, используя Усиление доспеха. Живым. Но не обязательно целым.

Так я вам и дался!

Выхватил из сумки артефакт. Жезл Кристаллизации. Модифицированный. Его основание было помещено в куб, созданный мной под руководством Дедиона. Куб, усиливающий воздействие. Из четырёх его граней торчат Кристаллы, забитые маной под завязку. Надеюсь этого хватит. Приложил Жезл к стене. Активировал.

— Отход! У него артефакт!

Уже собравшиеся меня схватить гвардейцы отскочили в стороны. Не бойтесь вы так. Это просто подготовка.

С большой скоростью поверхность стены начала Кристаллизоваться. Следом и пол, и потолок. Кристаллизация за пять секунд обошла весь зал, коридоры, решётки, и даже зашла чуть за них. Получилось.

Кристаллы опустели. Куб треснул. Жезл тоже. За такое Усиление нужно платить. Эльфийская реликвия утеряна безвозвратно.

— «Э-эх. Столько всего с ним ещё можно было бы сделать. Если бы ты выжил.»

Несколько секунд гвардейцы ошарашенно осматривали зал. Тупо пялились в свои отражения. Да, отражения. Артефакт был настроен на создание полностью отражающего свет Кристалла.

Нурлин, оглядев зал, посмотрел на меня.

Рывок. Нож вошёл в мозг заложника.

— Всем убрать Каратели! Схватить его…

Я бросил на пол в метре от себя лазерную палочку убитого мной гвардейца. Выхватил метательный нож. Начал копить ману на Рывок.

— Нет. Ты не станешь, — прошептал Нурлин.

— Схватить?! У вас не выйдет! Сейчас я всех вас убью! Попробуйте убить меня раньше!

— Никому не исполь…

Рывок! Контроль Броска! Нож вошёл в Кристалл Карателя. Понеслась!

Десятки лучей вылетели во все стороны. Часть попала по гвардейцу, за которым я всё ещё прятался. Два попали в Нурлина. Один пробил его голову насквозь. Повезло.

Рывок!

— Давайте, твари! Попробуйте меня достать!

И тут началось нечто невообразимое.

Сотни лучей заполонили зал. Они летали и отскакивали отовсюду. Было только чуть больше сотни объектов, на которых лучи могли закончить свой путь. Крупных объектов.

Начали падать замертво первые гвардейцы. С карниза посыпались первые неудачники. Но лучи не могли отражаться вечно и через пару секунд ситуация чуть устаканилась. Пора действовать.

Рывок! Бью ножом по горлу гвардейца. Не ожидал он такого от меня. Повезло. Выбиваю из его руки Каратель. Прикрываюсь его телом. Выхватываю метательный нож. Бросок. Снова попадаю по Кристаллу артефакта. Ещё десятки лучей.

Один луч попадает в грудь. Прожигает доспех и рубашку и… отскакивает. Конечно, я подготовился. На мне доспех из отражающих Кристаллов. Пришлось заморочиться. Кристаллы не гнутся, сразу раскалываются. Пришлось нарезать узких (пять сантиметров шириной) полос и их превратить в Кристаллы. А потом где связать, где Склеить их между собой. Поэтому доспех у меня не сплошной, слабые места имеются. Особенно на руках и ногах. Там вообще лишь несколько пластин. Голова полностью без защиты.

Зал снова заполонился лучами. Один луч мог отражаться до нескольких десятков раз, прежде чем рассеивался. Всё-таки не стопроцентное было отражение. Часть энергии поглощалась, нагревая Кристалл. Правда, большинство лучей успевало найти себе добычу.

Рывок! Луч попал в плечо. Не повезло. Удар. Меня повалил с ног гвардеец. Почти весь его доспех горит красным. Усилился по-полной. Не повезло. Вскинул кулак для удара. Его прошило сразу два луча. Повезло. Выхватил его Каратель из пояса. Отбросил тело в сторону. В ногу воткнулось Земляное Копьё. Не повезло. Рывок! Ещё пяток заклинаний ударили туда, где я только что валялся. Одно из них попало по оставленному мной там Карателю. Десятки лучей разлетелись, задев нескольких гвардейцев. Повезло. Один попал мне в руку. Не повезло. Задел не сильно — поверхностное ранение. Повезло. Выдернул Копьё. Лечение. Рывок. Ещё несколько заклинаний гвардейцев ушли в молоко. Выхватил метательные ножи. На полу лежали десятки гвардейцев и десятки их Карателей. Если вы не хотите стрелять, я сделаю это за вас. Бросок! Бросок! Гвардейцев становится всё меньше. Удар. Меня отбросило к стене. Что это было? Всё болит. Луч попал в ногу. Не повезло. Рывок! Выхватил нож. Бросок. Ещё лучи. Ещё падающие замертво гвардейцы. Регенерация.

А вы что там забыли? Небольшая группа гвардейцев засела в коридоре. Не в том, откуда я пришёл, а в противоположном. Рывок. Рывок. Несколько заклинаний пролетает мимо. Повезло. Одно задевает по касательной шею. Не повезло.

Нож. Бросок. Часть лучей находит свою добычу. Рывок. Ясно. Они хотят выбраться. Двое пытаются поднять рычаги. Бесполезно. Превратившись в Кристалл, механизм перестал работать. Ещё парочка пытается разломать Кристаллизовавшуюся решётку. Пока тоже безрезультативно. Эльфийские Кристаллы — материал высшего качества. Не сверхпрочный, но всё равно очень прочный.

И ещё пять гвардейцев прикрывают ломающих решётку. Нет, так дело не пойдёт. Куда это вы собрались? И что это у вас там под ногами валяется? Бесхозная палочка? Сейчас мы это исправим. Бросок. Лучи заполоняют коридор и начинают свою жатву. Один отразился и попал в голову. Мне. Не повезло. Успел чуть сдвинуть её в последний момент, потеряв лишь часть скальпа, а не полголовы. Повезло. Мне в грудь прилетели несколько заклинаний. Вроде Ледяные Стрелы. Не повезло. Отлетел назад. Больно! Кровь хлещет. Лечение! Регенерация.

Быстро, но с трудом, поднялся. Выхватил нож.

— Постой! — кричит один из трёх гвардейцев, оставшихся в живых после лазерного шоу в коридоре, опустив взгляд на артефакт, в который я собираюсь кинуть нож. Он валяется в полуметре от него. — Зачем нам это? Давай разойдёмся. Ты же себя убьёшь! Давай закончим это безумие.

Я посмотрел на них. Стоят, навели на меня ладони. Перед ними уже сформированы Ледяные и Земляные Стрелы. Осталось только выстрелить.

— Это и есть конец.

Бросок! Рывок! Заклинания гвардейцев пролетают мимо. Я по Кристаллу попал. Повезло. Два луча попали в меня. Оба по ногам. Не повезло. Упал на колени. Лечение. Голова. Лечение. Нога. Лечение. Вторая нога.

Удар в спину. Меня буквально швырнуло в стену впереди. Упал. Глубоко ранило. Не повезло. Но позвоночник цел. Повезло. Рывок! Спину рвёт от боли. Использовать Рывок в таком состоянии не лучшая идея. Но других у меня нет. Выхватил нож.

Не все получается сдохли. Один стоит на коленях и выцеливает меня, чтобы дострелить своей магией.

— Зачем ты? — прошептал лежащий рядом с ним гвардеец.

А вас — живчиков, оказывается больше, чем я думал.

— Этот псих не оставит нас в живых! Он же больной! — отвечает ему он.

Вот тут ты прав. Он стреляет в меня чем-то жёлтым и крутящимся как штопор. Никогда не видел раньше такой магии. Рывок. Увернулся. Повезло. Бросок. Гвардеец выбросил тело вперёд, накрыв руками Каратель, лежавший перед ним, и в который я метнул нож. Контроль Броска! Нож вильнул и воткнулся в артефакт, лежавший чуть в стороне. Сразу пяток лучей прошили гвардейца. Инстинктивно вскинул руку, прикрыв голову. Луч отскочил от пластины на предплечье. Повезло. Второй в это время попал в ногу. Не повезло. Завёл руку за спину. Лечение.

Выхватил два ножа. Бросок. Луч попадает в руку. Бросок. Здесь все попадания отразились от моей Кристальной брони.

— Да чтоб тебя! — подскочили сразу несколько ублюдков на ноги. Пытаются что-то активировать.

Бросок. Сразу всех наповал прожгло. Повезло.

Оборот вокруг оси. Ещё один. Думаешь, я не вижу, как ты ладонь свою на меня наводишь? Бросок. Артефакт рядом с хитрым трупом разбрасывает лучи, превращая его в труп обычный. Луч прожигает мне локоть. Рука повисла плетью. Не повезло.

Лежат. Мертвы. Рано!

Вытащил нож. Рывок! Ещё один. Рывок!

— «Влад, хватит! Они мертвы!»

Выхватил нож! Рывок! Попал! Где?! Где ножи?! Закончились?!

— «Успокойся!»

Вдох. Выдох. Дыхание приходит в норму. Уже не так сильно стучит в висках. Но всё тело горит. Вернее, это горит моя Кристальная защита. Сильно нагрелась от множества попаданий. И ещё я кажется получил пяток ранений от последних своих бросков. Не повезло.

Доковылял до решётки. Рядом с ней лежали двое мёртвых гвардейцев. Не успели вырваться из западни. Но несколько прутьев решётки они надломили. Часть треснули. Не придётся самому тратить кучу времени чтобы выбраться отсюда. Повезло.

Моё состояние мягко говоря тяжёлое. Не повезло.

Но я всё ещё жив. Тут мне сложно решить: повезло или же не повезло.

* * *

Скачок. Рядом пролетела Ледяная Стрела. Какой-то мужчина идёт на меня с мечом в руках. Перехватаю свой поудобнее. Принимаю стойку. Он не решается напасть — отходит чуть в сторону. Скачок. Несколько заклинаний прошли мимо. Успел! Скрестил меч с каким-то крупным мужчиной. Давит. Сместил центр тяжести. Переместился вбок. Мужчину потащило вперёд. Ударил обухом меча его по голове. Нужно идти дальше. Скачок. Несколько Разумных разбегаются в стороны, пропуская меня. Вперёд. С каждым шагом я всё больше вспоминаю уроки папы. Меч в руке чувствуется увереннее, заклинания активируются быстрее.

Здесь почти нет сражающихся. Они схлестнулись позади. Я проскочил это месиво. Здесь же сражаются небольшими группами. Прохожу мимо одной из таких. На меня никто не обращает внимания.

Вот она — линия, за которую никто из сражающихся, с обеих сторон, не заходит. За ней начинается запрещённая территория. Территория замка.

Переступил. Впереди колонный зал. И они.

Некродемки стояли в тени здания. Все восемь. Сразу восемь. Остановился.

— Ты пришёл, мой милый мальчик, — заговорила ОНА. — Соскучился по мне?

— Я… я пришёл тебя… уб… убить.

— Вот как? — вышла она из тени и направилась ко мне. — Решил отомстить за своего отца? А как же свежие раны? Не хочешь сначала… уб… убить Вилиан? Она ведь где-то в этой толпе — убивает всех остальных, кто тебе ещё хоть как-то дорог.

Оглянулся. Она и правда там? Не вижу.

— Её я… тоже убью.

— Ха-ха-ха. Какой грозный. Так и хочется с тобой поиграться, — выросли у неё когти.

Я здесь. Я с мечом в руках. Я сражаюсь.

Разве можно желать большего?

* * *

Тронный зал находился выше. Можно сказать, что на втором этаже этого странного замка. Под руководством Дедиона я нашёл единственную лестницу, ведущую наверх. Второй этаж был более комфортный. Даже дерево появилось. На первом даже двери в комнаты были из камня. Всё ради естественности.

Никого. Ни на первом этаже, ни на втором. Гильрен прогнал всю прислугу? Приказал всем спрятаться в каком-то одном зале и переждать охоту на наглого Героя? Я шёл по пустым коридорам и проходил через пустые залы.

Врата в тронный зал были нараспашку. Вошёл.

Вот и встретились.

Гильрен сидел на троне. Скучающим взглядом смотрел вперёд.

— Всё-таки ты вернулся. Вилиан оказалась права. Тебе следовало уйти, Герой. Я дал тебе шанс за продемонстрированную Силу. Ты от него отказался.

— Трёх гвардейцев мне показалось мало. Решил убить сотню.

— Три слабака, сотня слабаков — какая разница? — усмехнулся Гильрен.

— Или сто один, — в тон ему ответил я.

Массивное тело поднялось с трона.

— Ты хоть понимаешь, кого назвал слабаком?

— И кого же?

— Владыку. Я девять сотен лет Владыка этого места. Я доказал каждому, кто пытался встать на пути, что именно моя Сила здесь всё решает. Сила даёт всё. Я насиловал жён и дочерей на глазах мужей и отцов, а те благословляли меня во время процесса. Я заставлял родных братьев сражаться насмерть, чтобы победитель смог стать моим гвардейцем. У меня есть сервиз, сделанный из черепов младенцев. Я могу воплотить любое своё желание. Думаешь, это доступно тем, у кого нет Силы? У меня здесь…

Я прикрыл глаза. Мысли начали прыгать с одного события на другое. Нужно сфокусироваться. Зачем я здесь? Зачем слушаю этого ублюдка? Кто я есть?

* * *

В горле пересохло. Но фляжка уже давно пустая. Ничего. Пока терпимо. Доберёмся до своих — там вдоволь напьюсь. Голова чуть кружится. Жара. Жажда. Потеря крови.

Сейчас уже не течёт. Крепко перевязал. Даже рука онемела.

Дурацкое ущелье. Уже два часа по нему иду и никаких разветвлений. Одна тропа. И склоны крутые — не подняться. А душманы всё ближе.

Шомпол вздрогнул. Очнулся. Застонал.

— Терпи. Немного осталось.

Не дрыгайся ты так! Да чтоб тебя!

Шомпол завалился на бок, соскользнул с моей спины и грохнулся на землю. Хотя какая тут земля? Сплошной камень.

Шомполу повезло меньше меня. Ему прострелили ногу. Кость не задело, поэтому поначалу, пусть и прихрамывая, но он довольно шустро передвигался сам. А дальше случился закон подлости: при отступлении он вывихнул лодыжку на другой ноге. Неудачно наступил на камень. С тех пор я тащу его на себе. Везунчиком его не назвать. Если не сравнивать с остальными нашими…

Наклонился.

— Давай, Шомпол, помоги мне. Глиста-глистой, и почему такой тяжёлый? — в очередной раз посмеялся я над фигурой бойца. Худой и вытянутый. Потому и Шомпол.

Я схватился за его форму. Сейчас закину на спину и двинемся дальше.

Шомпол схватил меня за руку.

— Товарищ старший лейтенант. Нам не уйти.

— Отставить сопли! Оторвёмся!

— Один вы сможете, — Что ты сейчас сказал? — Я всё — неходячий. И сам сдохну и вас за собой утяну.

— Никто не сдохнет… Больше никто.

— Нет, — твёрже сжал он мою руку. — Я знаю, что умру. Не нужно из-за меня… не хочу этот грех на душу брать.

Он смотрел на меня этим взглядом. Глубоким, умудрённым, принявшим. Не было в нём страха, не было боли. Не должно быть такого взгляда у двадцатилетних парней. Там должно быть больше страсти, надежды, веры в лучшее будущее.

— Идите, товарищ старший лейтенант.

Ненавижу этот взгляд!

— Хорошо.

Удар. Отлично получилось. Нос сломал. Шомпол потерял сознание. Начал затаскивать его на спину. Неудобно одной рукой, а вторая еле шевелится.

— Мал ещё мне такое советовать! Посмотрите, что удумал. Я дотащу тебя. Прямо до медсанбата дотащу. И все кости тебе переломаю, прежде чем им отдать! Сдохнуть собрался! Сопляк!

Закинул. Готово. Пошли.

Через полчаса нас нагнали. Часть душманов вырвалась вперёд. Пяток человек. Я срисовал их раньше, чем они меня. И принял решение драться. Убежать не выйдет. Да и пять, не три десятка, что гнались за нами изначально.

У одной из стен ущелья был здоровый валун. За него я и спрятался. Сбросил с себя Шомпола.

Что у меня есть? Нож. И всё.

Автомат тоже есть. А патронов нет. Не густо.

И тут во мне проснулось… это. Парень, лежащий у меня за спиной должен был стать причиной нервов, переживаний. Ведь я отвечаю за его жизнь.

Но случилось обратное.

Мышление ускорилось. Наклон ландшафта. Трещины в скале. Мой ремень. Ремень автомата. Нож Шомпола. И ещё тысячи деталей. Всё это складывалось в моей голове в общую картинку. Подобное происходит уже не в первый раз. И каждый раз я надеюсь что в последний. Но такие ситуации повторяются снова и снова.

Их больше. Они вооружены сильнее. Эта местность им лучше знакома. За мной только мастерство и подготовка. И я покажу им, что этот фактор будет решающим.

* * *

Через несколько лет эта война окончилась. Ещё через несколько лет страна, за которую мы воевали, перестала существовать. Ещё через несколько лет Шомпол задал мне вопрос: «Товарищ капитан, ради чего наши тогда умирали?»

В этот раз его взгляд выражал абсолютное непонимание. Никакой мудрости и глубины там уже не было. И я, смотря как танки едут по столице нашей новой родины, не смог дать ему ни одного толкового ответа.

* * *

Приоткрыл глаза.

— … Вот это и есть Сила. А идти на смерть из-за смерти слабачки — это глупость. Хотя и сам жалею, что мелкая сучка умерла. Она продержалась на этой должности дольше других. Очень терпеливая. Ты не представляешь, как много могло поместиться в это маленькое тельце. Без криков, слёз и мольбы. Я уже устал от них. И устал от тех, кто только эти звуки и может издавать… Ха-а. Вот он я, и вот она — настоящая Сила. А кто ты, чтобы называть меня слабаком?

Хороший вопрос.

— Владыка. Хозяин. Девять сотен лет контроля над Областью. Смотрю, ты зашёл с козырей. Я так не могу. Надо мной довлеют клятвы, которые я давал. Неважно в каком я мире, неважно какое у меня тело. Но знаешь, для тебя всей правды и не нужно. Хватит самой малости: Меня зовут…. Владимир…., капитан Вооружённых Сил Союза Советских Социалистических Республик, в последствии подполковник Вооружённых Сил Российской Федерации, — у Гильрена был такой взгляд, будто я произнёс самый длинный активатор к неведомой магии. — А теперь, когда стало ясно, кто здесь настоящий боец, а кто просто щенок, — красноречиво посмотрел я на его хвост. — Покажи мне всё, на что ты способен, сопляк!

Гильрен впал в ступор.

— «Ради этой фразы можно и сдохнуть.»

— Сейчас покажу, — оскалился демон.

Поговорили. Пора и побегать. Рывок. Выскочил из зала.

— «И это после такого пафосного выступления?»

— «Тактическое отступление.»

Оглянулся. Гильрен выходил из зала. Очень он быстро его преодолел.

Выхватил нож. Метнул. Прямо в Кристалл Карателя, заранее Приклеенного мной к стене. Десятки лучей разлетелись в разные стороны. Почти половина попала в Гильрена.

Ничего. Это… слишком. В местах попаданий лишь чуть задымилась кожа. Её даже не прожгло.

Выхватил ещё один нож. Бросок. Попал. Снова лучи. Снова множественное попадание в Гильрена. Снова нет толка. А он идёт вперёд. Неспешно. Усмехается.

Повернул в соседний коридор. Оглядываюсь. Гильрен заворачивает вслед за мной. Он это специально делает? Даёт мне чуть оторваться по прямой, а когда я сворачиваю, сразу же оказывается за спиной. Давит психологически.

Ещё один заготовленный артефакт. Метнул в него нож. Снова тоже самое: он не прикрывается. Даже лицо руками не закрывает. И он всё прекрасно видит. Каратели заметно валяются на полу или Приклеены к стенам. Никакой ловушки.

Рывок! Рывок! Не помогает. Отрываюсь по прямой, но поворачивая сразу обнаруживаю его за спиной. Рывок! Бросок! Опять лучи. Я уже сам получил несколько ранений, а Гильрен даже не чешется.

Сюда. Рывок! Рывок! Впереди огромные врата. Чуть приоткрытые. Собственно, я их и открыл по пути к тронному залу. Проскочил внутрь. Упёрся. Рывок! Рывок! Закрыл. Клейкость. Клейкость.

Ночное Зрение. В зале темно. Я уничтожил все осветительные артефакты. Рывок! Рывок!

Интересное место. Огромный зал, даже больше тронного. С единственным содержимым — скульптурами. Тематика композиций одна — Владыка и его рабы. Владыка, перед которым на коленях стоят несколько Разумных. Владыка, овладевающий девушкой, а вокруг снова на коленях стоят Разумные. Владыка, сжимающий в своих руках головы, стоящих перед ним на коленях Разумных. Размеры один к одному. Гильрен во всех композициях выполнен из камня. Очень детализировано. Остальные из дерева. Черты размыты. Я догадываюсь, кто скульптор.

Рывок! Рывок! Спрятался за одной из скульптур.

Удар. Врата не выдержали. Внутрь вошёл Гильрен.

— «Он знает, где ты. Видит и слышит тебя. Его органы чувств развиты гораздо лучше, чем ты думаешь.»

— «Он хочет со мной поиграться. Полностью уверен в своих Силах.»

— «Это единственная причина, по которой ты ещё жив.»

— «Это единственная причина, по которой он ещё жив.»

Наконец заметил. Да, я слегка поработал над несколькими твоими статуями. Им явно не хватало некоторой карикатурности.

Гильрен повернулся в мою сторону. Усмешка на его лице стала злой. Не нравится? Ничего, сейчас я это исправлю.

Вышел из укрытия. Спокойно прошёл несколько метров до стены. Гильрен лишь провожал меня взглядом. Вот и она. Верёвка. Одна из статуй Гильрена валялась в углу зала. А вот постамент, на котором она стояла, сейчас был в воздухе. Почти у самого потолка. Пришлось помучаться, чтобы его там подвесить. При помощи Клейкости забраться наверх, установить (Приклеить) там крепёж, через который можно перекинуть верёвку. Перевязать верёвкой постамент и поднять его в воздух. Другой конец верёвки Приклеить к стене. И ещё один момент: нижнюю сторону постамента я обклеил всеми оставшимися от гвардейцев Карателями. Более семидесяти штук.

Гильрен повёл взгляд по верёвке. Увидел мою «скульптуру» у потолка. Снова посмотрел на меня. Усмехнулся.

— Смелее.

Прикоснулся рукой к Приклеенной части верёвки. Отменил заклинание. Постамент рухнул вниз.

Взрыв. На секунду я закрыл глаза, чтобы не ослепнуть. Открыл. Я жив. Меня даже не задело. Кристаллы на теле кипят, но не один луч не ранил меня. Гильрена задело. Но не один луч не ранил и его. Он кажется и не почувствовал этой атаки. Крутил головой. Все скульптуры были разрушены. Сплошные обломки Владык. Взгляд Гильрена снова вернулся ко мне.

— Это всё? — замолчал он. — Это всё!?

— Нет.

Мышцы Гильрена «ожили». Я видел, как они жгутами зашевелились под кожей. И без того здоровый демон стал ещё больше.

— А-арх!!

Он ударил. В пол. Рахлес!

Рывок! Клейкость!

Пол рухнул. Весь зал провалился вниз. Трещины разошлись от пола по стенам, добрались до потолка. В скале, несколько метров толщиной. Я успел прицепиться к стене, иначе быть мне погребённым под тысячами тонн камня. Бочком, по стеночке, используя Клейкость, двинулся к выходу из зала. Обломки внизу зашевелились. Гильрену тысячи тонн камня не так страшны. Нужно ускориться.

Выскочил наружу. Так, пора вниз. Рванул к лестнице. Рывок! Рывок! Вот она. Спустился. Так, теперь сюда. Рывок! Рывок! Быстрее!

Я чуть в него не врезался. Появился прямо посреди прохода. Весь в пыли. Взгляд не предвещает мне ничего хорошего. Рывок! Отпрыгнул назад. Выхватил меч. Сжал покрепче. Рывок! Швырнул в него. Прямо в голову. Оружие отскочило. Рахлес! Выхватил два метательных ножа. Рывок! Метнул оба. Контроль Броска! Оба ножа попали. В глаза. Гильрен даже моргать не стал. Лезвия упали вниз. Я так и не смог понять — лезвия не пробили его глаза вообще или они просто так быстро восстановились, что я не успел увидеть было ли ранение.

— Это всё?

— Нет.

Назад. Осталась пара минут. Нужно успеть. Второе Дыхание. Рывок. Рывок. Рывок.

Вот она. Та самая полость. Спустился вниз. Где он? Где?

Сзади. Он двигается даже быстрее чем она.

Выхватил нож. Метнул. Ещё один. Ещё.

— Хм, — скучающе вздохнул Гильрен. — Это всё?

Ну наконец! Решётка рухнула вниз. Теперь я воочию убедился какое это монументальное творение. При падении даже пол задрожал.

— «Влад, скорее.»

Знаю. Через несколько секунд опуститься вторая. Рывок! Рывок! Рывок! Пошла вниз. Должен успеть! Рывок!

Проскочил. Отлично. А где Гильрен? Он и подавно мог оказаться вне ловушки.

Гильрен стоял у первой упавшей решётки. Рассматривал один из рычагов. Усмехался. Вместо того, чтобы выскочить из западни, он заинтересовался тем, как я опустил решётки.

Довольно просто. Я уже давно тренируюсь применять Клейкость по таймеру. Учитывая вес предмета и площадь приклеиваемой части, я рассчитываю Силу заклинания, чтобы предмет был приклеен точно определённое время. Дедион тоже помогает с расчётами. Приклеить над двумя рычагами здоровые камни, что одновременно на них рухнут, не сложно. В глаза они не бросаются из-за «естественного» внешнего вида полости. Да я сами эти глыбы тут же и подобрал.

А к самим рычагам я приклеил… гвардейцев. Вернее, их часть. Их руки. Отрубив парочку кистей, я Приклеил их к рычагам так, чтобы это не бросалось в глаза. По факту, механизм реагирует на доспех гвардейца, как и Каратели, но я решил не рисковать и прихватил с собой и куски плоти. Поэтому механизм сработал — рычаг опущен и его активировал гвардеец. Со второй решёткой тоже самое, только нужно было рассчитать небольшой временной задел, чтобы успеть самому вырваться из ловушки.

— «Надолго его это не задержит.»

Знаю. Гильрен стоит с неизменной усмешкой на лице. Его эта ситуация нисколько не смущает.

Пришла пора второй заготовки. Полез в ранец. Вытащил свёрток. Расчехлил. Отбросил в сторону Кристальные пластины, что берегли заготовку до этого момента. Цела. Отлично.

Извини, Ник. Мне придётся воспользоваться твоим сувениром.

Ник подарил мне заинтересовавший меня артефакт. И заинтересовал меня этот артефакт своим внешним видом. Ведь это был снаряд. Ник назвал его Согласие (традиция у нас такая — давать мирные названия оружию). Небольшой — двадцать пять сантиметров длинной и восемь в диаметре. Назначение — уничтожение укреплённых объектов. Согласие совмещает в себе кумулятивные и ударные свойства. Было две проблемы: во-первых, его Силы недостаточно для моих целей, и во-вторых, я не могу его активировать. Артефакт Тёмный.

Обе проблемы решились при помощи рун.

У меня в руках был цилиндр. Вместо кубов. Сорок сантиметров длинной и десять в диаметре. Составной. Из двух цилиндров покороче. Внутри него и было Согласие. И ещё из него торчало восемь Высших Кристаллов — все, что у меня оставались. Каждый такой Кристалл стоит целое состояние, опытный маг может выжать из него очень многое. Неважно. Легко пришли, легко ушли.

Руны не меняют Естество предмета. Из рунного артефакта не добыть огонь, воду и другие стихии. Он не начнёт посылать проклятия или наоборот, усиливать. Руны работают только с чистой маной и её преобразованием. Но при помощи рун можно скорректировать работу уже готового артефакта.

Наложил Клейкость на торец цилиндра.

— «Я уже говорил и сейчас повторюсь: этим артефактом ты не убьёшь Гильрена. Мы сильно его проапгрейдили, но для него этого всё равно мало.»

Гильрен с интересом рассматривал конструкцию в моих руках. Он ведь понятия не имеет, для чего она предназначена.

Начал накапливать ману для Рывка. В цилиндре была небольшая механическая кнопка — стоит её придавить и рунный рисунок становится целостным, активируя артефакт. Нащупал её пальцем.

— Смелее, — поторопил меня Гильрен.

Нажал! Получай! Контроль Броска!

Гильрен мгновенно переместился на пять метров в сторону. Очень быстро. Это почти телепортация.

Стоит нахмурившись. Верно. Не нужно было уклоняться. Я не в тебя целился.

Артефакт Приклеился к верхней части полости. Если я всё правильно прикинул, должно сработать.

Началось. Первый этап: из цилиндра вырвались две струи. Одна реактивная, вторая пробивная. Давай! Получилось! Цилиндр нырнул внутрь скалы. И теперь второй этап: взрыв.

Хорошо тряхнуло. По скале пошли трещины, отвалилось несколько здоровых осколков. Гильрен задумчиво рассматривал появившуюся наверху паутинку из трещин.

Это не конец. Ведь всё это делается не самим Согласием, а энергией Кристаллов. А значит, можно повторить. Из отверстия снова ударила струя. Цилиндр ещё глубже погружается внутрь.

Ещё раз тряхнуло. Трещины разошлись по всей полости. Сверху посыпались уже целые глыбы камня. Взгляд Гильрена прикипел к потолку.

Ещё одна струя.

В этот момент Гильрен перевёл взгляд на меня. Ничего хорошего в нём не было.

— «Влад, сейчас будет сильнейший взрыв. Беги!»

Удар! Какого?! Меня отшвырнуло метров на пять назад. Что это было?!

Гильрен. Он стоял у решётки. Только что ему до неё было метров восемьдесят. Получается меня отшвырнуло волной от его движения?

Тряхнуло. Трещины пошли уже даже по полу.

Гильрен схватился за прутья. И начал их раздвигать. Прутья, которые я бы с трудом смог обхватить. Он их гнул.

— «Влад, быстрее.»

Хлынуло.

Невероятное зрелище. На которое не стоит долго смотреть.

Рывок! Рывок! Второе Дыхание! Рывок!

Потоки лавы скрыли Гильрена с головой. И меня тоже вот-вот накроют. Рывок! Рывок! Я кожей чувствую обжигающий жар за спиной. Рывок! Вот он — подъём. Если успеть забраться! Только бы успеть! Ноги оскальзываются. Горка так и норовит осыпаться под ногами. Давай! Рывок!

Успел! Выскочил в коридор. Проскочил ещё десять метров. Воздух горит. Лёгкие горят. А ведь совсем немного пробежал.

Лава затекает в коридор. Медленно. Перепад высоты меня спас. Но постепенно и здесь всё зальёт. Монументальная решётка, высотой почти сотню метров, наполовину скрылась в жидком огне.

Прекрасное зрелище.

— «Влад. Я ведь не паникёр. Не трус. Не дурак. Я пятисотлетний боевой маг. Я знал, что наш враг живёт внутри действующего вулкана. И я не зря использовал именно такую формулировку: у тебя нет даже теоретического шанса его победить.»

Решётку сотряс сильнейший удар.

* * *

Удар. Удар. Удар. Три мертвых тела. Вышла из Ускорения. Отключила Контроль Инерции. Как же они слабы! На что эти ничтожества вообще надеются? Осмотрелась. Ещё раз. Его здесь нет? Вроде нет. Даже того паренька не вижу.

Он и правда пошёл сразу в замок? Хорошо бы. Владыка должен его убить. Должен!

Должен ведь?

* * *

Уже третий удар. Я даже отсюда вижу, как прутья деформируются.

— «Как это вообще возможно?»

— «На определённом этапе развития Тела у него появляется способность поглощения и сохранения Разума, Души и Характера. Даже если мозг будет полностью уничтожен — не страшно. Даже если всё Тело будет уничтожено и сохранится только ноготь с куском плоти — из него всё восстановится. На последнем уровне и голой косточки хватит.»

— «Что за дичь!?»

— «Одна из Сильнейших способностей Тела. Мага становится всё труднее ранить, ведь он всё прочнее. А если и ранил — регенерация всё вылечит. А если ты даже разорвал его на куски, а их сжёг — он всё равно восстановится из любого своего кусочка. Главное не нарушать принцип Единства Тела. Редкая способность. Гильрен — самый молодой её обладатель, но не самый слабый. Даже среди Древних ей владеют единицы. И те слабее, чем он. Я ведь говорил, что из-за расположенности к магии и Базе Тела он в этом сравним с Древнейшими.»

— «А ещё ты говорил, что читеров не бывает.»

— «Он поплатился за это другими аспектами магии. Да и тысяча двести лет — он и так должен быть дико Силён.»

Он идёт. Преодолел решётку и приближается ко мне. Не знаю, может это воображение, но я отчётливо видел, как по поверхности лавы движется небольшое вздутие, рассекая жидкий огонь. Всё ближе и ближе.

Вот и он. Сначала появилась голова. Череп. Только высунувшись из лавы на нём начала расти плоть. Из глазниц вытекала лава. Нижней челюсти не было. Видимо где-то отвалилась. Но то, с какой скоростью она восстанавливалась…

Весь череп Гильрена был покрыт лавой, когда плоть на нём восстанавливалась, она сразу же загоралась, начинала сползать. Запах горелой плоти ворвался мне в лёгкие. Получается, так он и шёл: плоть мгновенно восстанавливалась, чтобы тут же сгореть заживо. Приятные сорок метров.

Из лавы выглянула грудная клетка. Пустая. Ни единого органа. Которые тут же начали расти прямо внутри, обрастая мышцами.

Его шатало. Каждый шаг он кренился то в одну, то в другую сторону.

Ещё несколько шагов. Он вышел по пояс. Ещё шаг. Ещё.

Всё. Он зашёл в коридор. Из лавы показалась его ступня. Отвалилась. Но ещё до того, как он опустил ногу, выросла новая. Тоже самое со второй.

Остановился. Его пятки всё ещё щекочет жидкий огонь. Но его не это беспокоит. Его не это жжёт изнутри.

Он пытался в ответ прожечь взглядом меня.

— «Влад, беги!»

И я побежал.

* * *

Скачок. Рахлес! Не получается! Ничего не получается!

Сбоку! Скачок! Увернулся.

Улыбается. Усмехается. Это не я уворачиваюсь, это она играется со мной.

Тварь! Сколько можно?! Как ты можешь этим наслаждаться?!

Скачок! Взмах!

Не получилось!

Я посмотрел на обрубок меча, оставшийся в моей руке. Остальная часть лежала на земле, отломанная её когтями. Теме же когтями, что она…

Усмехается. Ухмыляется. Значит, вот так. Хватит… больше не могу…

Скачок! Взмах!

Я… попал. По руке. Порезал. Она не ожидала, что я рискну напасть с этим обрубком? Но, это ведь значит…

Она отпрыгнула от меня на несколько метров. Вытянула ладонь. Небольшой огонёк. Тот же, что забрал наш дом.

Я вспыхнул.

* * *

Хладнокровие сбилось.

Когда Влад попросил парня убить себя на той поляне, я понял, что настал один из тех моментов, когда он целенаправленно ищет смерть.

Парень отказался. Влад успокоился. Стал хладнокровным. Я тоже успокоился.

Зря.

Влад начал допрос. О моём посещении замка Гильрена. Где был? Где находятся ключевые помещения и как туда попасть? Насколько вглубь вулкана замок погружен? И ещё сотня вопросов. Безэмоциональный, спокойный, равномерный допрос. У Влада пропало его желание узнавать всё сразу, в том числе второстепенные вещи. Не отвлекался, не распылялся. Строго по делу. Он стал слишком хладнокровным.

Это стало заметно позже. Влад задал условия для создания рунных модификаторов для двух артефактов. Начали с Жезла Кристаллизации. Я всё продумал, сложил в голове нужную комбинацию рун.

Влад сказал, чтобы я начал ему говорить, что вырезать. Его не беспокоило, что он в тот момент был одноруким. Лечение не отращивает конечности. Оно просто затянет рану. Помогала только Регенерация. И у парня нашлась единственная микстура именно для восстановления тканей и костей, которую Влад сразу принял. Ему ещё не меньше суток быть одноруким. Но это его не остановило.

Он вырезал. Сначала куб для Жезла. Потом два цилиндра для Согласия. Закончив с артефактами Влад взялся за тренировку. Он метал ножи. В один из использованных Высших Кристаллов. Результат был плохонький. Одно дело раздавить Кристалл, другое сломать брошенным лезвием. Кристалл просто отскакивал, он же не приклеен. Или нож соскальзывал при попадании по одной из граней Кристалла. Влад начал делать зазубрины на ножах. Когда он зажимал одно лезвие в зубах, чтобы другим его стачивать и подпиливать, когда лезвие резало ему губы, когда он глотал собственную кровь, продолжая молча заниматься этой дикостью, я понял — это не закончится хорошо. Он смотрел на нож в своих руках, будто собирается им перерезать нить, на которой Катинол висит в космосе.

Зазубрины помогли. Результат улучшился. Уже в поселении Влад на каждый нож накрутил металлической проволоки, добавив им веса. Плюс, его тренировки за всё время пути — я не удивлён, что каждый Каратель, в который он метал ножи, взрывался.

Когда Влад с парнем добрались до поселения промелькнула искра надежды — Влад попросил парня найти старосту и Воеводу и договориться о разговоре с ними. Отлично. Он не кинулся сломя голову в сторону замка. То, что он делал, всё ещё было самоубийством, но сам факт здравомыслия был хорошим знаком. Ещё пару шагов в правильном направлении — и он мог одуматься.

Не мог.

В той комнате Влад заговорил. Тоже хороший знак. Он по минимуму общался с парнем, когда они шли обратно. Да и парень не особо хотел общения. А здесь Влад разговорился. Снова проявил свой странный талант убеждения. Получил согласие помочь в нападении на замок. Вот что могло пойти не так?

Всё.

Они ему не были нужны. Его безумие не прошло. Он собирался один всех убить. Более того, он стал бы и с местными драться, попробуй они оспорить его желание лично покарать Гильрена и его приспешников. Он был дико хладнокровен и при этом сгорал изнутри.

В замке же… Я был порядком удивлён. Толпа оказалась не зря. Нападение в лоб оказалось не зря. Влад просчитал Гильрена. Он видел его пару минут, слышал о нём десяток историй, и всё равно смог его просчитать.

В обычной ситуации он бы даже в замок не проник. Его пустили. В обычной ситуации толку от артефакта Кристаллизации бы не было. Все гвардейцы сами собрались в одном месте, отрезав себе же все пути для отступления. В обычной ситуации Влад не смог бы живым до этого места добраться. Его приказали не убивать и часть гвардейцев сами проводили его куда нужно. В обычной ситуации Гильрен за секунду убил бы надоевшего Героя. Влад стал для него не просто надоевшим — он вывел его из себя, пробудив в нём черты садиста — любителя попугать и помучать жертву перед смертью.

Он готовил эти артефакты конкретно под этой план, с этими обстоятельствами. Он разработал его прямо тогда — полумёртвый на той поляне? Сколько факторов он тогда учёл? Как он смог всё это продумать за такой короткий срок? У него ведь не может уже работать Ускорение Мышления?

Я не знаю. И всё могло бы сложиться хорошо, не будь он в безумном хладнокровии. Когда последний гвардеец затих, я поверить не мог, что Владу это удалось. Появился шанс уговорить его отступить. Было бы идеально прибей он ещё и ту ублюдочную тварь, но она наверняка уже покинула Область. Такие как она всегда бегут. Но даже так, более ста убитых гвардейцев — достойная месть.

Влад продолжил швырять ножи, калеча трупы и себя. Стало ясно, что его не остановить. Даже рассуждая со мной на философские темы, вроде рабства, или объясняя мне, как он использовал садистскую философию Гильрена себе на пользу, когда мне он казался вполне адекватным, с вернувшейся иронией и любопытством, ничего не изменилось ещё с той поляны. У Влада часто меняется настроение и отношение к собственной жизни, но то, что случилось там, так просто не изменить. Ста мёртвых гвардейцев для этого будет недостаточно.

Влад доломал решётку. И занялся расчленёнкой. Он отрубил пять пар кистей гвардейцам. Четыре использовал, чтобы Приклеить их к рычагам своей импровизированной ловушки. С одной ходил и открывал двери комнат замка. Искал что-нибудь полезное, вроде той же оружейной. Или артефактной. Пусто. Скорее всего такие важные комнаты хорошо спрятаны в глубинах замка. Я во время своего посещения этого места дошёл до тронного зала, заключил с Гильреном Договорённость и ушёл. Нет, ещё он мне продемонстрировал созданную в своём замке ловушку, которую не признавал ловушкой. Поэтому я знать не знал где и что в его замке находится.

Зато уже на пути к тронному залу он нашёл эту… хрень. Гильрен совсем поехал крышей. Владу тоже не понравился творческий вкус Гильрена и именно эту галерею боли и страданий он заминировал, использовав почти все прихваченные артефакты гвардейцев. Остальные Приклеивал к полу или к стенам по пути в тронный зал. Я знал, что всё это бесполезно. Знал, что созданный нашими совместными силами артефакт, спрятанный за его спиной, также ничем не поможет. Но и остановить его я бы не смог.

Я не ожидал, что Влад хочет применить артефакт так. Следовало догадаться, учитывая, что он требовал от меня именно таким образом Усилить подарок его земляка. Но я был уверен, что Влад хочет попасть по Гильрену и причинить ему как можно больше боли. Не ожидал, но и превзойти все мои теоретические предположения Влад не смог.

Но он хотел. Он верил. Он наконец смог выдохнуть. Он отомстил.

Когда Гильрен вышел из озера лавы, что-то во Владе изменилось. Он держался на своём хладнокровии и всепоглощающем жаре одновременно. Но всё это будто исчезло, когда Влад решил что справился.

И теперь мы пришли к этому.

Влад бежал. Дыхание сбито. Моргает чаще обычного. Оборачивается чаще обычного. Гильрен не отстаёт. Он и раньше не отставал. Теперь он делает это ещё наглее. Влад поворачивает в соседний коридор, а Гильрен уже за спиной, тянет к Владу руку. Рывок! Влад отрывается. Вот только Гильрен стоит на месте. Ухмыляется. Влад добегает до конца коридора, и история повторяется. Он играется с Владом. Но всё более агрессивно. Уже скоро он сорвётся.

Влад заскочил в очередной коридор. Довольно длинный. Есть боковое ответвление. Влад перевёл на него взгляд.

— «Нет, Влад. Беги прямо.»

Так он и сделал. Пробежал мимо. Правильно. Тот проход тупиковый. Вернее, стал таким.

Давай, Влад. Не сдавайся.

Рахлес!

Гильрен оказался прямо перед Владом. Он не мог проскочить на своей скорости мимо, Влад бы это почувствовал. Значит, он сделал круг и зашёл спереди.

Влад затормозил. Рывок! Рывок! Свернул в боковой коридор.

— «Влад, нет!»

Поздно. Гильрен уже стоит позади. Да и Влад продолжил бежать вперёд на автомате, пока не заметил.

Обвал. Это как раз то место, над которым была обрушенная скульптурная галерея нездорового разума.

Влад остановился. Проход завален полностью. Даже щелей нет, в которые он бы смог пролезть.

Влад развернулся. Гильрен сделал шаг вперёд, Влад сделал два назад. Усмешка Гильрена стала особенно кровожадной. Влад смотрел ему прямо в глаза. Сужение обзора, размытие фона. Это страх. Гильрен делает ещё шаг. Влад начинает пятиться и… падает. Падает на задницу. При этом смотреть он продолжает прямо на Гильрена. Тот смотрит в ответ. Но взгляд его полон превосходства и предвкушения. Влад начинает лихорадочно рыскать руками по полу. Цепляется за какую-то деревянную доску. Где-то метр длинной. Дерево: видимо часть скульптуры одного из жителей поселений, коленопреклонных перед своим Владыкой. С трудом, опираясь на свою находку, поднимается. Гильрен делает ещё шаг. Влад стоит. Дыхание участилось.

— «Что ты задумал?»

— А-А-А-А! — Влад делает шаг вперёд и замахивается… доской. Ты совсем с ума сошёл?!

Гильрен схватил её своей рукой. Влад дёрнул. Бесполезно. И пытаться её вырвать, да и сама доска бесполезна.

Влад выпускает её из рук. Начинает пятиться назад.

— Я хотел взять тебя живым. Хотел пытать на твоих глазах всех, кого ты подговорил восстать против их Владыки. Раз уж тебе так важны слабаки. Но сейчас… Я ведь никогда не отличался терпением.

Всё. Дальше начинается насыпь из камней и дерева. Остаётся только поворачиваться спиной к врагу и позорно пытаться пролезть в одну из щелей.

Влад встал. Правильно. Такого удовольствия мы ему не доставим. Гильрен подошёл вплотную. Мышцы его тела стали напрягаться. Любишь ты этот бесполезный пафос, ублюдок. Ты и обычным ударом сможешь убить десяток таких, как Влад. Тело демона стало ещё больше возвышаться над Владом. Усмешка стала откровенно унижающей.

Кулак устремился к голове Влада.

— И это всё? — у меня нет осязания Влада, но я уверен, что в этот момент он… усмехался.

* * *

Я смотрела на пламя. Жаль, хотела ещё с ним поиграться. Но не стоило сопляку меня ранить. Подняла руку к глазам. Порез не очень глубокий, но у Некромутантов проблемы с Лечением. Придётся пару дней ждать, когда регенерация Базы Тела справится с этой мелочью. Наверняка, надо мной эти дни будут смеяться.

Но ничего. Зато сейчас я… Погоди. Почему он не кричит?

Не успела я опустить руку, как прямо в голову прилетела… бутылка. Разбилась. Что это!? А-А-А-А!! Я горю!! Горю! Всё тело дымится!

В то же время огонь над щенком опал. Огненный Шар в целом не держится очень долго. Из огня появился парень, держащий над головой бутылку, из которой прямо ему на голову лилась тёмно-зелёная жидкость.

* * *

Получилось. Попал. И огонь наконец сошёл. Как же больно! Но не важно. Скачок. Взмах. Попробовала закрыться рукой. Получи! Теперь у тебя нет руки! Хочешь от меня отпрыгнуть?! Скачок.

Обнял её.

Заметалась в моих руках. Бутылка с микстурой лечения, на которую я потратил десять флакончиков пришлась не по душе? А я теперь ещё и бутылку микстуры восстановления кожи после ожогов добавил. Только у тебя кажется от неё наоборот, ожоги по всему телу.

— Хорошая микстура. И теперь не так смердит! — не знаю, почему эти слова вырвались из меня. Но сейчас я хотел сказать ей всё. Всё, что столько лет носил в себе. И не только сказать.

Её когти проткнули мне живот. Обломок лезвия вошёл ей в шею. Взмах!

Тело упало мне под ноги. Живот обжигает боль. Лечение. Полностью не поможет, но хоть что-то.

Взгляд опустился вниз. Неужели мертва? Неужели всё?

«Просто нужно победить.»

«Ты поймёшь.»

— Это… возможно, — рот скривился в некоем подобии улыбки. — Это возможно.

Перешагнул я через мёртвое тело.

— Это несложно, — мой взгляд устремился на семерых некродемок.

Достал из кармана флакон. Открыл. Начал высыпать на лезвие порошок. Лечение. Концентрат. Его нужно разводить в специальном настое, чтобы завершить процесс создания микстуры. В таком виде он слишком токсичен.

Порошок попадал на кровь некродемки на мече, та начала дымиться. Перевернул лезвие. Посыпал с другой стороны. Кровь испарится, а вот порошок прилипнет. В другую руку взял ещё одну бутыль с микстурой. Помогает при отравлениях. Посмотрим как она работает на некродемок. Мне же нужно на ком-то проводить исследования?

Некродемки больше не усмехались. Часть стояли, вытянув на меня ладони. Целый арсенал: заклинания льда, огня и земли, готовые сорваться к цели. Остальные удлинили свои когти.

— Одна из вас смогла меня до полусмерти избить, просто играясь. Теперь посмотрим, сможете ли вы всемером хотя бы поцарапать меня!

* * *

Темнота. Всё закончилось? Чушь! Будь я снова в Душелове, не смог бы думать.

Это не тьма. Это кулак. Огромный, покрытый чёрной шерстью. Застывший у самой головы Влада. Ясно: Гильрен всё же решил продлить себе удовольствие. Пока только припугнул.

Влад чуть наклонил голову. Выглянул из-за кулака Гильрена. Посмотрел тому прямо в глаза.

— Хм, я знаешь о чём подумал? О Силе, про которую ты всё распинался.

Что происходит?

— Настоящая Сила, которую ты искал, всегда была рядом. А заключается она… в доброте. Честно, звучит наивно, но это так. Вот почему злодеи и садисты вроде тебя побеждают? Да потому что добро редко бывает с кулаками. Приведу пример: предположим, есть некие парни. Их обучают как правильно сражаться. Как пользоваться оружием, как пользоваться своим телом. Предположим, есть среди них те, кто показывает отличные результаты. Настоящие бойцы. И вот эти бойцы попадают на войну. Часть из них укрепляют свои навыки, становясь лучшими из лучших. А часть… меняется. Они начинают отрезать от убитых врагов всякие части тела и коллекционировать их. А дальше только хуже… В какой-то момент ты застаёшь кого-то из них сверху на убитой им же гражданской девчонке: «Война всё спишет. Они нам никто. Не нужно, товарищ майор!» И знаешь, что странно? Таких становится легко победить. Они не только не улучшили имеющиеся навыки, не приобрели новых — они растеряли те, что у них были раньше. Так и есть: зло сильнее на низшем уровне, когда можно запугать, когда жертва сама не сопротивляется, надеясь на чудо. Но там, где Сила встречает Силу — таким как ты не победить.

— «Влад, какого Рахлеса здесь творится?»

— Вот и ответ: ты стал бы в разы Сильнее, если бы изменился сам.

Что он сделал? Гильрен будто… не может пошевелиться. Пытается, но не может.

— Но ты слабак. Как я уже и сказал. Ты любишь причинять боль, и не можешь её терпеть. Кто-то мог бы сказать, что твоя манера боя — показушная, наглая, самоуверенная. Я не из их числа. Ты не уклонялся от сотни лучей. Не защищался от меча, от ножей. Не вырывался из ловушки. Но это не глупость — это обоснованная уверенность в своих Силах, в своём Теле. Но из-за непродолжительного купания в лаве ты сдулся. Потерял уверенность. Почувствовал страх. Тысяча двухсотлетний Владыка, испугавшийся и защитившийся от удара… доски.

Доски? О чём?.. Была. Только что он попытался ударить Гильрена, но тот… прикрылся. Я сфокусировал своё внимание на периферии зрения Влада. Та самая доска. Гильрен её ещё почему-то не бросил. Так и держит в руке. Обычная доска. Ничего особенного.

А это ещё что такое? Слегка торчит с той стороны. Это ведь… два маленьких металлических штырька. Не может быть…

Влад закрыл на секунду глаза. А когда он открыл их, я увидел… нить. Толстую красную нить, связывающую Влада и Гильрена.

Связующая Нить. Гильрен активировал её и его Разум связался с Разумом ближайшего… с Разумом Влада.

Влад его обманул! И меня заодно. В его взгляде тогда не было страха. Он просто смотрел прямо в глаза Гильрену, провоцируя ответный взгляд в глаза. Ведь так проще незаметно Приклеить артефакт к доске. Рассчитать расстояние для удара, чтобы при перехвате Гильрен нажал на кнопку активации. Дать нити войти в свой Разум, усилить связь с Гильреном.

— «Связующая Нить. Но как?! Она не так работает!»

Вернее, именно так. И Влад уже захватывал Нити Сознания самой Древнейшей, даже ей умудрившись причинить боль. Но взять Разум того, кто использовал артефакт в разы Усиливающий Ментальные способности, под контроль через одну Нить Сознания с его стороны! Кроме Древнейшей на такое, пожалуй, никто не способен.

— Не стоило тебе сюда лезть, — приложил палец к виску Влад. — Там сам Рахлес ногу сломит.

Зрачки Гильрена прыгали по глазам из одного угла в другой. Похоже их он может контролировать. Мышцы лица слегка напрягались. И в целом, по телу шёл еле заметный тремор.

— «Влад, что ты собираешься делать? Тебе его долго не удержать. А стоит ему вернуть контроль хотя бы над одним нужным пальцем, и он отключит артефакт. Отходить далеко нельзя — связь пропадёт. Значит, побег отпадает. И даже используя его же Силу, тебе не уничтожить его Тело. Это пока патовая ситуация, которая с каждой секундой становится хуже для тебя.»

— «Тело? Если хочешь победить, бить нужно по слабым точкам… Я попробую сделать так, чтобы тебя не сильно задело.»

Не сильно задело? О чём ты?

Влад подошёл к Гильрену вплотную. Поднял голову, чтобы смотреть тому в глаза.

— Подавись своими худшими кошмарами.

— «Ментальное саморазрушение!!!»

Что ты задумал? Я не…

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!

Меня раздавит!! Что ты делаешь?!

— «Влад, перестань!! Остановись!!»

Корёжит!! Жжёт! Разрывает!! Собственный крик заглушил все звуки!!

Экранирование!! Ментальное Отражение!! Погружение в Сознание!! Отождествление!!

Не работает!! Что это?! Как?!

— «Не нужно!.. Прошу!.. НЕТ!!.. Я спас её!.. Я видел!.. Ты не сможешь!!.. Мне плевать кто ты такой!.. Я не дам!!.. НЕ-Е-Е-Т!!!»

Экранирование!! Отожествление!!

Стало легче. Смог отразить.

— А-А-А-АРХ! — от рыка Гильрена заложило уши.

Что с ним происходит? Это ведь?..

Гильрен истязал себя. Его глаза лопались. Восстанавливались и снова лопались. Изо рта и ушей текла кровь. А это ещё что?..

Изо рта и ушей у Гильрена вытекал мозг. И рычал он, хоть и громко, но прерывисто. Постоянно срывает себе связки?

— Гха, — выхаркнул Гильрен… часть лёгкого?

Это безумие. Разум Влада стал частью Разума Гильрена, а Разум Гильрена — частью Разума Влада. Чтобы довести Гильрена до такого, собственный Разум Влад должен попросту разрушить.

Лицо Гильрена перекосилось. Инфаркт. Ещё один. Нет. Это не просто кровоизлияние в сердце — его разрывает на куски прямо в грудной клетке.

Гильрен схватился обеими руками за голову. Доски в его руке уже не было — наверняка сломалась, но Связующую Нить он продолжать сжимать. Она вроде слегка погнулась, но продолжала работать.

— А-А! Хват… не мо… прости-и… — начал трясти он головой из стороны в сторону.

Гильрен… оторвал себе голову. Сначала свернул, а потом вырвал. Голова вывалилась из его рук на пол. Из обрубка шеи начала расти новая. Голова на полу при этом начала осыпаться пеплом — принцип Единства Тела. Сразу, как только появилась нижняя половина головы, из горла Гильрена снова начали доноситься крики боли. Ему для осознания боли уже не нужен мозг. Частично, потому что Влад передаёт ему свои ощущения напрямую, но частично и… Насколько Сильна эта Ментальная атака?

— Мало! — прохрипел Влад.

— «Влад, остановись! Ты сотрёшь свой Разум и Душу.»

— Сильнее!

А-Ахр! Опять началось! Экранирование!

Держусь. Я держусь.

Влад уже нет. Его начало трясти. Но проблема не в этом. Проблема в том, что я это почувствовал. Влад потерял контроль. Над тем, что всегда превосходно контролировал. Его глаза закатились. Кисти сжаты в кулаки. Ногти воткнулись в кожу. До крови. Его сейчас…

Опять?! Экранирование!

Не ослабляется!

Что это?..

Это не Ментальная атака. Странно, волны напоминают заклинание Синхронизации, вот только никогда не видел их такими… разнородными. Они приближаются. Не могу остановить. Нет! Я не хочу!

Я оказался в странном сером пространстве. Только Разум и Душа, Тела нет. Что это за место?

* * *

Вспышка.

Я где-то нахожусь. Всё размыто. Деталей не видно. Ещё и слишком ярко.

Я за столом. На нём тарелка.

— Не хочу-у! — это я сказал? Голос детский.

— Надо кушать, так правильно — заговорила девочка, сидящая на соседнем стуле. Только что её там не было. Лица не видно, только светлое пятно. — Это полезно. Это я тебе как старшая говорю! — важным голосом закончила она.

— Ты не старшая! — уличил её я.

— Старшая! Мама сказала, что я на две минуты старше тебя! А значит, должна помогать своему младшему брату. Так что ешь давай!

Несколько секунд я смотрю на девочку. Лица не видно, но уверен, выражение на нём довольное.

— Хорошо, — беру я ложку.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Мальчик и девочка. Идут. В тумане. Я стою позади них. Смотрю им в спины. У девочки в руке какая-то игрушка. Второй она держит за руку мальчика. Почему-то становится приятно. На очередном шаге девочка… растворяется в воздухе. НЕТ! Мальчик делает ещё шаг вперёд, но потом останавливается. Оборачивается назад в поисках девочки. Его лицо… моё лицо не ярко-белое пятно, оно смесь чёрных и белых красок, которые плывут по лицу, образуя спирали. Я наклоняюсь, поднимаю с земли маленького плюшевого зайца, прижимаю его к груди. Всматриваюсь в окружающий туман, который становится гуще и темнее. Разворачиваюсь и иду дальше во тьму. Уже один.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Комната. Передо мной на коленях стоит мужчина, за его спиной на диване сидит женщина. Лиц не видно — светлые пятна. Женщина тихонько всхлипывает.

— Это я… это я виноват, — слова слетают с моих губ.

— Это не так. Ты ни в чём не виноват! — обнимает меня мужчина.

— А кто? — встаёт женщина с дивана. — Нет! Это его…

Пощёчина. Женщина падает обратно на диван. Мужчина нависает над ней.

— Не смей! Заткнись!

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Новая комната. Рядом девушка. Вроде молодая. Лица снова не видно. Кладёт руку мне… не нужно!

— Не стоит, — чуть отодвигаюсь я.

— Почему? — спрашивает она.

— Это неправильно. Мы должны сделать всё правильно.

— Мы же уже всё решили. Почему ты так на этом помешан? Ты всегда хочешь следовать правилам и делать всё правильно.

— Я не… это личное.

— Расскажи мне. Разве я не личное?

— … Хорошо. Пообещай никому не рассказывать.

— Обещаю, — на этом слове на светлом лице девушки появляются тёмно-серые полоски. Будто по лицу ползают черви. Нет, скорее личинки.

Не надо! Не говори ей!

— Это произошло, когда я был маленьким…

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Коридор. Кругом люди. Я иду. Просто иду мимо.

— Ты слышала? — шепчет одна девушка другой. Вроде шёпотом, но так громко, что слух режет. — О том, что он сделал со своей сестрой, когда они были детьми?

— Знаешь?..

— С ума сойти…

— Я всегда подозревала…

— Он ведь такой нелюдимый…

Лица всех вокруг становятся как у той девушки. Личинки. Они вроде съедают именно мёртвую плоть. Вашим душам это нужно.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Стою. Очень маленькая комнатка. Что-то держу у уха. Вспомнил. Телефонная трубка.

— Мы с папой беспокоимся. Ты ведь отличник. Олимпиадник. Ты ведь только шахматами занимался. Почему военная кафедра? Это на тебя не похоже. Что-то случилось?

— Нет, мам. Всё хорошо. Я просто так решил.

— Володя? Если это из-за моих…

— Нет. Ты ни в чём не виновата.

— Ты тоже.

— Спасибо.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка. Вспышка. Вспышка. Вспышка.

— Товарищ старший лейтенант, вот, смотрите, — протягивает мне какой-то молодой парень маленький прямоугольник. Что это? Всё как обычно размыто. А-а! Понял. Это фотография. — Это Светка моя. Правда красивая?

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

— Стоять! — крик разрывает мне лёгкие.

Взрыв.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка. Взрыв. Вспышка. Выстрел. Вспышка. Взрыв. Вспышка. Выстрел.

* * *

Вспышка.

Кабинет. Всё размыто, но видно, что богато обставлен. А это что за мужик встал из-за стола и идёт ко мне?

— Молодец, майор! Задача выполнена, потери минимальны. Успех!

— Успех? Минимальны? — эти слова забирают столько воздуха из лёгких, что начинают меня душить. — А не пойти бы вам на хуй, товарищ генерал-майор?!

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Комната. Я сижу в кресле. Неудобно. Слишком мягкое. Слишком удобное.

В кресле напротив девушка. Молодая. Вроде.

— Почему вы здесь? — приятный у неё голос.

— Командование приказало.

— Да. Как и все. Вот почему ко мне никто сам не хочет прийти? — мило пожаловалась девушка.

Улыбка сама собой растянулась на лице. Наверное, потому что кресло удобное.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка. Я с ней. Вспышка. Я с ней. Вспышка. Я с ней. Вспышка. Я в ней.

* * *

Вспышка.

— Потрогай! Давай!

— Ого! Я уже завидую его удару!

— Ничего подобного! Он у нас не будет драчуном, как папа.

Всё исчезло.

* * *

Вспышка.

Где это я? Это уборная? Умывальник. Похоже на то. Не могу точно сказать — эта комната размыта даже больше, чем были остальные. Всё, кроме зеркала. Оно очень отчётливое. Висит на стене над умывальником. Руками я обхватил раковину. Взгляд опускается. На полу что-то валяется. Маленькое. Размытое. Отчётливо я вижу только… трещины. Да, я не вижу что это за предмет, но вижу, как по нему змеятся трещины. Вспомнил! Это… как его?.. смартфон! Это мой? Плевать.

Взгляд поднимается. На зеркало. Кто это? Я? Ничего не видно. Зеркало видно отлично, а вот отражение в нём размыто. Всё те же чёрно-белые полосы вместо лица.

Это хорошо. Почему-то я не хочу его сейчас видеть.

Что-то начинает меня злить. Что? Не знаю. Но злит! Бесит! Жутко бесит! Ненавижу!

Руки сжимаются. Я чувствую, как раковина под их напором начинается деформироваться.

Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!

Всё исчезло.

* * *

Я открыл глаза. Нет. Влад открыл глаза. Потолок. Больше ничего не видно.

А это что? Слёзы? Нет, судя по запаху железа — это кровь. У Влада из глаз текут кровавые струйки, стекают до подбородка и капают на пол.

Влад опустил голову. Теперь я смог увидеть его. Гильрена.

Из его глаз тоже текла кровь. И глазная жидкость. Глаза постоянно вытекали и постоянно восстанавливались. Из его горла выходило еле слышное сипение. Он не успевает восстановить связки, постоянно их срывая. Изо рта струится кровь. Из ушей. Из носа. Руки выгнуты под странными углами, как и ноги. Он продолжал держать в руке Связующую Нить. Правда пальцем кнопку активации уже не зажимал.

Неожиданно я снова потерял осязание.

— «Что с ним будет? Это можно исправить?» — вполне ровно спросил Влад.

— «Нет. Даже если его полностью уничтожить, оставив лишь палец и дав ему восстановиться, смысла не будет. Он восстановит именно этот Разум, Душу и Характер. В которых он живёт в бесконечных кошмарах. Ты изменил уровень его сознания. Исправить такое, — посмотрел я на то, что когда-то было Владыкой, — сможет если только Древнейшая. Ты уничтожил его изнутри.»

— «Это навсегда?»

— «Нет. Он умрёт. Тело нужно развивать. То, что происходит сейчас, не развитие — разрушение. Постепенно его Тело будет слабеть. В какой-то момент Регенерация не справится, и он умрёт от разрыва сердца или кровоизлияния в мозг. Умрёт окончательно.»

— «Как скоро?»

— «Не знаю. Учитывая его невероятные способности, думаю его ждёт лет сорок-пятьдесят бесконечных пыток кошмарами, пока он не отмучается.»

— «Пятьдесят? Он целых девять сотен лет мучил других. Пытал и наслаждался этим. Стал худшим кошмаром для многих поколений Разумных. И всего пятьдесят лет? Ладно. Будем считать, что я сегодня невероятно великодушен и добросердечен.»

Даже на коленях Гильрен был выше Влада. Но сейчас он выглядел маленьким демонёнком, что стоит на коленях перед Колоссом.

— «Великодушен. Да, иначе и не скажешь.»

* * *

Бред. Что я здесь делаю? Это не сражение. Посмешище. Большинство еле-еле машут оружием. Раненых много. А вот из убитых — не меньше половины мои. Они только имитируют серьёзность сражения. Ни те, ни другие не отстаивают свою позицию и цель по-настоящему — с оружием в руках и до самой смерти. Понятно, почему они рабы. Безвольные куски мяса. Если бы я выкладывалась, могла бы уже и тех и других нарезать на куски. Но из-за этой их вялости, я и сама в основном тупо бродила по полю боя, отразив пару вялых атак, нарезав пару слабаков на части. Зато нескольких гвардейцев, отправленных сюда для контроля за рабским войском, под шумок забили до смерти. Я даже не знаю, какая из сторон это сделала.

Всё. Надоело. Пора уходить. Я и так слишком здесь задержалась.

Нет. Этого не может быть! Ложь! Там никого нет! Мне просто кажется!

Я обернулась. Это был он.

* * *

Некродемки были мертвы. Их будто жгли заживо. Именно так выглядели их тела. А вот ранений немного. Не похоже на действия толпы. Толпа бы их растерзала, и смерть демониц её бы не остановила.

Окинув взглядом тела, Влад двинулся дальше.

— «Влад, ты понимаешь, что случившееся там с Гильреном… Это ненастоящее. Кошмары и ужасы, призванные надавить и разрушить Разум и Душу. То, что ты там видел…»

— «Реально. Меня не пугает вымысел. Меня пугаю… Я.»

Что случилось? Влад замер. А теперь резко пошёл вперёд. Чего такого он?..

Это она. Эта тварь не ушла. Она здесь.

Это будет не просто. Влад цел. Как ни странно, именно Владыка причинил Владу физического вреда меньше остальных врагов. Но в остальном Влад пуст. Ни артефактов, ни Кристаллов. Только нож и меч, который смог отыскать, прежде чем выйти из замка. А эта тварь довольно проблемный…

Неужели?! Я был уверен, что тогда, на поляне, мне просто показалось. Я уже устал сегодня удивляться, но это…

Тварь замерла. Застыла без движения. Конечно, как иначе?

Влад шёл прямо на неё. Между ними было метров пятьдесят, но он уверено сокращал это расстояние, пока его жертва стояла недвижимой статуей.

Разумные вокруг разбегались. Влад этого, кажется, даже не замечал. Они прекращали лениво махать оружием и отходили подальше от Влада. Некоторые не осознавали, почему это делают. Просто инстинкт.

Так это и работает.

Тварь стоит. Её начало трясти. Несложно понять, что именно сейчас творится в её голове.

Сейчас она хочет убежать.

Сейчас передумала, ведь стоит повернуться спиной — ОН нанесёт удар.

Сейчас хочет напасть.

Сейчас передумала, ведь Он так ухмыляется, будто только этого и ждёт — это ОН хочет спровоцировать её на атаку.

Она не знает, что делать. Все мысли вылетели из головы. Ни на один поступок не хватает решимости.

Никогда этого не видел. Никто из живых не видел. Легендарное заклинание. Может не по своей разрушительной Силе, но по своей жестокости и неотвратимости точно.

Магия, которая позволила Древнейшей стать тем, кто она есть. Ментальных боевых магов ненавидят и таким как мы трудно дожить до больших лет. Но она смогла пережить всех своих врагов и перебить главных врагов этого мира именно благодаря этой магии.

Магии, от которой нет защиты. Ведь это не атака.

Магия, которая использует Силу врага против него самого. Берёт самую важную часть любого мага — его боевые инстинкты и искажает их, заставляет их мешать.

Многие Ментальные маги, слушавшие истории об этом, пытались добиться такого эффекта. Бесполезно. Слишком большие затраты при фактически незаметном воздействии. Проще использовать стандартные атаки.

Влад, пожалуй, единственный маг на весь Катинол, помимо Древнейшей, кто может этой магией оказывать настолько явное воздействие. Просто невероятное зрелище!

— «Безумие какое-то. Я вижу это вживую: Ультимативная Внутренняя Ментальная магия — Аура Ужаса.»

— Умри! — с криком бросилась на Влада девка.

Она была уверена, что выкладывается на полную. Что это её лучший удар.

Она даже магию не применила. Один из кинжалов на бегу выпал у неё из руки.

Влад схватил её за запястье.

— Слишком медленно, — произнёс он, наклонив к ней голову.

Слегка сжал руку. Она с криком выронила кинжал из руки. Для неё это был ужасно болезненный приём. У неё висела на поясе рапира, вот только сильно удивлюсь если она об этом сейчас вспомнит.

Глаза, полные ужаса, смотрели на Влада. Её трясло. Вот сейчас она видела перед собой Владыку.

— Я поверил. Я сам… — посмотрел Влад через её плечо на поле сражения. Снова посмотрел ей в глаза. — Я не достоин оборвать твоё… наше существование. Он достоин.

Влад дёрнул её за руку, развернув к себе спиной. Просунул руки у неё подмышками до локтей, кистями рук поднял её подбородок. Чтобы она видела.

Парень бежал через поле. У него что-то было с ногой. Сломана похоже. Поэтому, он скорее прыгал на одной ноге. Но так быстро, как многие не способны бежать. Лицо разбито. Его покрывает маска из грязи и крови. Он весь в грязи. И весь в крови. В руках меч. Длинный двуручник. Изо рта вырывается крик. Сейчас он поставит точку…

Какого!!?

— «Влад! Он сейчас тебя!..»

Удар.

Да чтоб тебя! По самую рукоять! Куда попало?! Не могу разглядеть. Влад смотрит прямо.

— «Влад! Он тебя убьёт!»

Меч выскользнул из тела.

— А-А-А-А! — орёт парень.

Удар.

— «Хватит! Ты сейчас сдохнешь! Прекрати!»

А этот ублюдок продолжает.

Удар.

— «Рахлес! Тупой сопляк! Если ты не остановишься, я тебя лично убью!»

Удар.

У Влада кровь потекла изо рта. Либо лёгкие, либо сердце. Скорее всего и то, и другое.

— «Влад, опомнись! Ты отомстил! Ты их наказал!»

Удар.

— «Да сколько можно! Когда ты уже угомонишься, тупой ублюдок!?»

Удар.

Руки Влада ослабели, упали. Следом повисла голова девки. Влад встретился взглядом с парнем.

Тот окаменел. Отдёрнул руки от меча. Сделал шаг назад. Опомнился. Подбежал. Схватил меч. Выдернул. Вот тут Влад не выдержал и вскрикнул от боли.

Девка упала в грязь.

Влад упал на колени.

Парень упал на колени перед ним.

— Кха-а, — попытался заговорить Влад.

— Ничего не говори! — пришёл в чувства парень. — Сейчас я помогу! Сейчас!

Он начал копошиться по кармашкам своего доспеха. Пусто. Схватил сумку, висевшую на боку. Открыл. Перевернул. На землю посыпались… осколки. Все флакончики были разбиты. Парень зачерпнул грязь с этими осколками в руки. Сжал. Заструилась кровь.

— Я помогу!

Он начал Лечить Влада магией. Проблема в том, что у Влада не такое уж и молодое Тело, и магия гораздо более развита, чем положено для его возраста. Он Силён. И сорокалетний маг без расположенности в Лечении никак не сможет его спасти при таких ранах.

Неожиданно Влад схватил парня за плечо. Сдавил. Тот остановился и уставился на Влада.

— Кх… Ты сможешь… с этим жить? — задал Влад вопрос.

Парень опустил глаза.

— Нет. Не смогу, — дал парень ответ. — Это не вернёт сестру, не вернёт папу, не вернёт маму. Зато теперь я знаю, что мог… Я мог…

Влад ещё сильнее сдавил руку на его плече.

— Ты готов… вот так сдохнуть? — задал Влад вопрос.

Парень оглянулся вокруг. Сражение уже завершилось. Большинство бродило по полю, как неприкаянные. Многие лежали на земле. Много раненых. Оба Воеводы сидели на земле в метре друг от друга. Их мечи валялись на земле в сторонке.

Им сейчас нужен тот, кто сможет поставить на ноги раненых. Им нужен тот, кто скажет, что теперь делать, кто возьмём ответственность за то, чтобы рабство ушло из их голов.

— Ни за что! — дал парень ответ.

В этот момент в нём что-то изменилось. Да. Глаза. Он смотрел на Влада совсем другими глазами.

— «Ненавижу этот взгляд!»

— Добро пожаловать. Сочувствую.

Влад упал. Над ним навис парень, что-то кричит, хватает Влада за плечи.

А ничего так. Приятно. И тепло и холодно одновременно. Ощущение, будто я плыву по волнам. Хорошо.

Что это? Опять эти волны. Почему нет? Погружаюсь.

* * *

Вспышка.

Комната. Уборная. Какое-то кафе или что-то вроде того. Теперь всё видно чётко. Взгляд направлен на смартфон. Разбитый. Экран в дребезги. Я поднимаю глаза. Зеркало.

Вот я какой. Похож на Влада. Но есть небольшие отличия. Я старше. Лет пятьдесят. Внешне выгляжу моложе, но почему-то уверен, что мне не меньше полувека. И шрамы. У меня есть. Немного и не особо заметны. Может, под одеждой будет не так.

Взгляд всё сильнее концентрируется на одной детали в отражении.

Руки сдавливают раковину.

В голове на повторе звучит одно слово: «… Ненавижу… Ненавижу… Ненавижу…»

Удар. Стекло осыпается осколками. Я умею бить правильно. Но сейчас я так не хотел.

Несколько осколков остались в руке. Капает кровь. Сжимаю кулак. Хорошо. Больно, но не так болит.

Всё исчезло.

* * *

Каждому из нас что-то не нравится в самом себе. Кто-то может испытывать ненависть к одной из своих черт или отличий. И нам не хочется видеть их в отражениях. В зеркале, в водной глади, в глазах окружающих.

Но хватит. Хватит ненависти. Хватит боли.

Я тоже устал. Пора немного передохнуть. Я ведь… я ве… Не могу додумать.

Проща… про… п-п…


Глава 3 Казнить нельзя помиловать

Вспышка!

Здоровенный паук отскочил в сторону.

Рывок! Сейчас сбегутся. Времени не осталось.

Влад продолжил с обеих ладоней Потоком Воды заливать небольшую впадину в полу пещеры.

— «Тебя сейчас сожрут. И запивка как раз есть.»

— «Закончил. Должно хватить.»

Рывок! Рывок! Рядом пролетела нить паутины. Ещё одна.

— «Давай выберемся. Вернёшься, когда они подуспокоятся.»

— «Сейчас всё сделаю.»

Дурацкий план. От слова совсем.

По порядку: вы знаете сколько нужно времени и сил, чтобы получить десяток небольших мешков древесной муки вручную?

Много. Очень много.

Сколько нужно времени чтобы заточить несколько сотен деревянных колышков из разных пород древесины?

Много. Очень много.

Каким нужно быть «гением», чтобы использовать эти колышки как указатели, Приклеивая их к полу, создавая «тропинки»? Чтобы острием они указывали нужное направление. А разные породы дерева и разная длина кольев нужны для создания разных тропинок. Одна показывает путь наверх, на второй уровень. Другая ведёт к впадине, ещё несколько отмечают опасные места, вроде громадных сетей из паутины. И много других.

Сколько нужно времени и попыток, чтобы усеять пол огромной пещеры этими указателями? Сколько раз при этом жизнь должна висеть на волоске?

Много. Очень много.

Сколько нужно усилий, чтобы Приклеить мешочки с древесной мукой к потолку пещеры в разных местах?

Думаю, ответ уже понятен.

Сколько нужно глупости и сумасбродства, чтобы посреди сотни Некрозверей решить залить водой впадину, чтобы в неё можно было нырнуть с головой?

Больше, чем можно себе представить.

Дурацкий план.

И теперь настал момент его дурацкого исполнения.

Влад бежал по «указателям». Рывок! Проскочил мимо. Вроде скорпион. В этой тьме ничего не разглядеть. Рывок!

Первый указателей «наверх» найден. Короткое колышко, Приклеенное вертикально вверх. Влад выхватил несколько специально для этого случая подготовленных лезвий. Такие наносят тонкий и узкий порез. Швырнул вверх две штуки.

Рывок! Рахлес! Паутина. Здоровенная нить прилетела из темноты и прицепилась к ноге Влада. Натянулась. Влад упал. Его потащило по камню в пасть нового друга. Поток Воды. Выхватил нож. Удар. Удар.

Перерезал. Вскочил на ноги. Нужно вернуться обратно, к тропе.

Рывок! Рахлес! Вот и она — самая проблемная тварь. Здоровенная змея. Готова к нападению. Здоровые красные глаза, не мигая, гипнотично смотрят на свой обед.

Вспышка!

— «Влад, не привлекай их внимание Вспышками — тебя окружат.»

Рывок! Рывок! Двигается вдоль змеи. Когда же её тело уже закончится?!

Эта здоровенная рептилия причиняет больше всего неудобств.

Готово. Тропа нашлась. Влад двинулся дальше по ней. Ещё один указатель. Снова два лезвия отправляются в потолок.

Продолжаем.

Так Влад и бегал по пещере в поисках своих собственных закладок. И подрезал их. Пещера продувалась. Как и два верхних уровня. Видимо, здесь есть какие-то щели или лазы, ведущие наружу и создающие сильный сквозняк.

Влад натянул повязку на лицо. Да, дышать стало сложнее. В воздухе взвесь из древесной муки, тонкими струями сыплющаяся с потолка и раздуваемая по пещере.

— «Думаешь этой консистенции хватит?»

— «Нужно пятьдесят миллиграмм на кубический метр.»

— «Где-то так и есть. Торопись, долго она так не продержится.»

Влад побежал по тропе, ведущей к впадине.

Прямо у впадины стоял скорпион. Он будто в своё отражение смотрелся.

Влад достал флакон с измельчённым и высушенным Темником.

Второй рукой использовал Вспышку. Скорпион убежал во тьму… Рахлес! Сколько их вокруг!?

Рывок! Рывок! Влад откупорил флакон.

— «Живее!»

Жало скорпиона ударило под ноги, подняв пыль и осколки. Перепрыгнул. Паутина пролетела рядом с головой. Сбоку выскочил ещё один паук. Клацнули жвала. Скоро здесь будет не протолкнуться.

Влад швырнул флакончик, разбрасывая его содержимое над впадиной.

Рахлес! Клешня скорпиона вцепилась Владу в плечо! Рывок! Влад буквально с мясом его вырвал. Рывок! Рывок!

Влад нырнул (скорее плашмя грохнулся) во впадину. Вода быстро стала окрашиваться в красный. Одно… Два… Три… жала скорпионов пронзили воду, только чудом не проткнув Влада насквозь.

Ладонь Влада поднялась над поверхностью воды.

Вспышка!!!

Темник обладает несколькими интересными свойствами, полезными для магов. Влада они не интересовали. Его внимание привлекло то, что для Мастеров Микстур является главное проблемой Темника — он крайне взрывоопасен. Настолько, что воспламеняется даже от яркого света. Вроде Вспышки.

Темник вспыхнул. А уже вслед за ним…

Взрыв. Влада оглушило ударной волной. Поверхность его водной защиты пошла рябью.

Влад вынырнул. Лечение! Регенерацию он активировал ещё под водой. Выхватил меч.

Пора. По всей пещере всё ещё были очаги света и огня. Приличная часть тварей лежала без движения. Но не все.

Рывок! Удар. Голова паука падает вниз. Удобно. Они от страха взрыва и света прижались к земле. Руби головы и руби.

Рывок. Удар. Рывок. Удар. И повторить.

— «Влад, змеюка ещё шевелится.»

— «Рахлес!»

Рывок! Рывок! Рывок!

Влад оказался перед головой змеи. Огромные красные глаза рептилии смотрели прямо него.

— «Чего ты ждешь? Она смотрит на тебя.»

— «Веки змей всегда закрыты. Они представляют из себя прозрачные чешуйки. Она вполне может быть мертва.»

Голова змеи начала подниматься с земли в воздух.

— «Что ещё могут делать мёртвые змеи?»

Рывок! По самую рукоять. Прямо в глаз. Только не сильно помогло. Змея вскинула голову, зашипела, начала трясти ей из стороны в сторону. Меч так и остался в её голове.

— «И что теперь?»

— «Потом ей займусь. Пока свет совсем не погас, дорежу остальных подранков.»

— «Ножом?»

— «Есть другие идеи?»

Тьма тушит огонь. Особенно, если он пришёл извне. Но если суметь разжечь огонь уже внутри тьмы, он держится дольше. Но не слишком долго.

Влад продолжил резать оглушённых, несопротивляющихся членистоногих.

Через три минуты очаги света полностью погасли. Влад стоял посреди пещеры с ножом в руке. Постоял и двинулся вперёд. В зоне видимости, которая на третьем уровне уменьшилась до трёх с половиной метров, появлялись мёртвые тела или их части, слизь разного цвета, и редкие цветы, трава и мох, сильно пострадавшие от огня.

Когда впереди «вынырнула» голова змеи, Влад вздрогнул. Сжал нож в руке. Но быстро расслабился — пока он занимался другими тварями, эта сама отмучалась. Её последние телодвижения были просто агонией.

Влад аккуратно взялся за рукоять меча. Рывок. Провернул его в ране. Нет реакции.

— «Садист.»

Выдернул меч из раны.

— «Во тьме ещё остались живые твари.»

— «Знаю. Погуляю немного. Дам им поохотиться на меня.»

— «Это ещё кто на кого будет охотиться?»

* * *

Снаружи лил дождь. Хотя, лил — это сильно сказано. Вернее, не сильно — дождь действительно лил. Но это только начало сезона дождей — дальше будет ещё хуже.

Сейчас он льёт здесь, а через пару недель переместится на север. В лес Шоршена и дальше — в лес Крирда.

Влад вышел из пещеры с двумя мешками, забитыми добычей.

Оно того не стоило. Влад почти месяц каждый день лазил в этой пещере. Прошёл всё три уровня. Вырезал всех Некрозверей. Методично. Расчётливо.

При наступлении утра он заходил во тьму, где ничего не видно и не слышно. Где вокруг только твари, что хотят тебя съесть. А потом он выходил оттуда. Ночью, когда тьма была уже и здесь.

Странные ощущения. Странное время.

Я был рад, когда оказалось, что третий уровень этой пещеры последний.

Сегодня он её прошёл. Теперь он должен что-то делать дальше. Я этого момента ждал. Я этого момента боялся.

— «Твои кустики подгорели. Нужно промыть, если не хочешь, чтобы они потеряли свои свойства.»

— «Сейчас.»

Влад вывалил содержимое мешков прямо себе под ноги.

— «Дождь. Как удачно.»

Ради этого ты рисковал жизнью весь этот месяц.

Влад отошёл чуть дальше. К Хвойнику. Большое раскидистое дерево. Под которым Влад спит весь этот месяц.

Сел. Прижался спиной к стволу.

— «Всё, что ты вытащил из пещеры, превратится в бесполезную листву с первыми лучами солнца.»

— «В пещере я их и Вспышками и взрывом подсветил.»

— «Это другое. Все Некрорастения теряют свои свойства при контакте с естественным, солнечным светом.»

— «Значит, нужно будет их собрать до рассвета.»

Часть разбросанных листьев ручейки разносили в стороны. К утру от этой кучи ничего не останется.

— «Давай продолжим наши занятия.»

— «Хорошо. Ты готов?»

— «Начинай.»

Собрал информационный пакет. Направил. В очередной раз поражаюсь его скорости приёма.

Влада затрясло. Мелкая дрожь, не страшно.

Через пару минут он полностью пришёл в себя.

— «Долго ещё мне учиться?»

— «Не отвлекайся. Прорабатывай полученную информацию. Прокручивай её в голове. Нельзя чтобы ты что-то забыл.»

— «Знаю-знаю.»

Ещё на пять минут Влад погрузился в раздумья. Усваивает пакет.

— «Так долго ещё? Уже два месяца прошло.»

— «Ещё столько же.»

— «Ради одного артефакта. Я серьёзно только им одним смогу пользоваться?»

— «Ты же и сам теперь понимаешь основы рунной магии. Вот и скажи: сможешь хоть один из кубов, что со мной создавал, сделать самостоятельно?»

— «Нет. Я в них даже пяти процентов не понимаю.»

— «Вот и ответ.»

— «Каждый день ты мне в голову целый том информации загружаешь. Теперь понимаю, почему рунную магию нужно изучать десятки лет.»

Надеюсь, этот интерес не наигран.

— «А ведь выходит, что ты меня обманул. Назвал реликвии просто удобными эльфийскими рубашкой и штанами.»

— «Нечего разбрасываться добром.»

Так и есть. Когда Влад решил отправить реликвии эльфов обратно хозяевам, было несложно его убедить, что прихваченные из хранилища эльфийские предметы гардероба являются стандартной работой их портных. Да, на них вышиты руны, но ведь это основа Артефакторики, а не что-то более серьёзное. Влад повёлся и оставил вещи себе. Тем более не снимать же их с себя? А Влад уже успел примерить такие удобные, подгоняющиеся по размеру и приятные на ощупь шёлковые вещички.

И вот теперь я учу его пользоваться одной из эльфийских реликвий.

— «Что дальше?»

— «Спать.»

— «А после? У тебя был месяц, чтобы принять хоть какое-то решение.»

— «Вперёд. Только вперёд.»

Звучит оптимистично.

Спойлер. Влад не умер. Укронт смог откачать его. Плюс, ему помогли в этом маги с Лечением, из тех что постарше.

Но Влад ушёл. Сразу, как только смог самостоятельно двигаться. К этому моменту замок Гильрена обыскали и нашли очень много интересного (прежде чем его полностью залило лавой). Конечно, Влад ничего не взял. Укронт буквально силой напихал Владу по карманам то, что было у него под рукой. Всё, кроме золотых монет — бесполезный хлам.

Узнав у меня куда не стоит идти (нужно было понять, что это ловушка), Влад пошёл именно в названное мной место.

Ничего ужасного в этом лесу нет. Ничего хорошего в этом лесу нет. В этом лесу просто ничего нет.

Бесхозный лес.

Побродив в нём две недели, Влад наткнулся на эту пещеру с Некрозверьми и загорелся идеей её полностью зачистить. Чем он и занимался до сих пор.

Сплошная тьма, Некрозвери, что хотят сожрать с потрохами, полное отсутствие общения с другими Разумным и один особый флакончик, который он держит в разгрузке, в кармашке возле сердца. Не нравится мне это.

— «Вернёшься назад?»

— «Ты слушаешь? Я вроде «вперёд» сказал.»

— «Парню может понадобиться твоя помощь.»

— «Он справится.»

— «А ты?»

— «… И я.»

— «Ты вообще-то сдохнуть хотел.»

— «Такое у меня порой случается. Переживу.»

— «Даже если встать на твоё место — человека с очень странными моральными качествами, ты не заслужил смерть за произошедшее на той поляне.»

— «Два месяца сдерживался. А я всё ждал, когда ты начнёшь проверять мою психическую стабильность.»

— «А какой стабильности и проверке ты говоришь? Ты таскаешь флакон с ядом под боком. Ты однозначно поехал кукухой.»

— «В хозяйстве всё может пригодиться.»

— «Я в твоей голове. Я видел, как ты его замешивал, специально выбрав флакон с рисунком Неклиста. Будь мужиком — выноси себе мозги из револьвера.»

— «Угомонись, будь самоубийство выходом, я бы до десяти лет не дожил.»

— «Отличная могла бы получиться шутка чёрного юмора, будь это шуткой.»

Влад закрыл глаза, подставил лицо под капающую сверху воду.

— «Будь это правдой.»

Ладно. Как-нибудь потом продолжим.

Три, два, один. Новый день.

— «Отложим пока эти психоделические разговоры. Сейчас важнее всего другое: Поздравляю с Днём Рождения!!»

— «Какой ещё?.. Погоди… Ясно. Уже год. Ха-ха. Круглая дата.»

Да. Сегодня в Статусе Влада, напротив пункта «количество лет», ноль сменился единицей.

* * *

Не люблю дождь. Я не люблю жару и духоту, хоть и успел в своё время к ней привыкнуть. Но дождь я не люблю сильнее.

Хорошо, что Дедион такой ушло-хозяйственный. Эльфийские вещи действительно очень хороши. И греют, и не промокают. И порванное место на плече до утра восстановилось вместе с рунным рисунком, который там был, что большая редкость. И следы крови пропали — рубашка снова стала идеально белого цвета. Очень удобно. А если я смогу разобраться в рунном рисунке, можно будет пользоваться десятком других функций этих реликвий. Здесь обмануть систему не получилось — понимания Дедиона недостаточно. Ману заливать мою, заклинания использовать мне — значит и понимать работу рун нужно мне.

Вот и учусь потихоньку. И да, после моей выходки с Гильреном я чуть поднаторел в Ментальном Внутреннем воздействии, что позволяет мне вот так шустро обмениваться с Дедионом информацией. Дело не только в пакетах данных, мы даже простое общение можем при желании ускорить. Пару раз мне это помогло. Плюс, рунная магия мне в целом интересна. Но зря я себя обнадёживал — даже с таким методом обучения уйдут годы, чтобы стать сведущим в рунах. Не экспертом, а хотя бы сведущим.

— «Ты собираешься покинуть этот лес?»

— «Если идти прямо, рано или поздно так и получится.»

— «Мог бы спросить у меня, тогда ты бы ещё утром узнал, что идёшь не в ту сторону.»

— «В смысле, не в ту?»

— Через несколько дней пути ты уткнёшься в горы, которые огибают этот лес, и так или иначе будешь вынужден повернуть назад.»

— «А за горами?»

— «Океан. Поэтому здесь никого и нет. Обычная глушь, где нет ни полезных ресурсов, ни Магзверей, ни интересных магических мест. У этого леса даже названия как такого нету. Бесхозный лес.»

— «Точно? Каких-то прямо достоверных доводов у меня нет, но я пошёл в эту сторону, потому что уверен — здесь кто-то живёт.»

— «Здесь точно… Почему ты в этом так уверен?»

— «Скажем так: в этой стороне мне с каждым шагом всё больше видится присутствие Разумных. Чувствую, что здесь не только природа.»

— «Ты совсем в своей пещере из-за беспросветной тьмы свихнулся?»

Чуть отошёл в сторону, к небольшому деревцу неподалёку.

— «А ещё я частенько замечал подобные штуки по пути сюда.»

Аркан. Простенькая ловушка на некрупную дичь. Но спрятана хорошо, будто эта дичь обладает достаточным умом, чтобы разгадать смысл ловушки и избежать её, если увидит.

Что верно, единственный Магзверь, обитающий в этом лесу — Кролпрыг. Похож на кролика, травоядный, шустрый и очень сообразительный зверёк.

— «Рахлес! А ведь раньше я твоим зрением пользовался лучше тебя. Как много ловушек ты уже заметил?»

— «Эта восьмая с утра. Чем дальше иду, тем чаще замечаю. И пропустил наверняка немало. Так что в той стороне точно кто-то живёт, причём не два-три Разумных. Явно больше.»

— «Уходи немедленно.»

— «Почему? Такие ловушки на мелкую дичь ставят только Древние?»

— «Помнишь, о чём я тебе говорил, когда ты наткнулся на ту пещеру?»

— «Удивлялся тому, откуда в таком захолустье могли взяться Некрозвери.»

— «Вот именно. Лес, в который никто не ходит, в котором нет ничего интересного, облюбовала группа Разумных. А ещё в нём появилась пещера с Некрозверьми.»

— «Думаешь, здесь прячутся Некроманты?»

— «Скорее, Некромант со своей паствой.»

Устремил взгляд вперёд. Ничего не видно. Обычный лес.

— «Хорошо. Ухожу», — развернулся я в обратную сторону.

Прошёл сотню шагов.

— «Тебе не хочется посмотреть, что там за Некромант такой?»

— «Не особо. Это ведь глупо. Ты сам говорил, что встреча с Некромантом — это в любом случае поражение, даже если ты её переживёшь, а не он.»

— «Говорил. И ты не хочешь посмотреть?»

— «Ты издеваешься?»

— «Пока нет. Но сейчас начну: давай-ка пойдём посмотрим, что там.»

Остановился.

— «Может это ты кукухой поехал? Сам же…»

— «Я передумал.»

— «Зато я не передумал. У кого ноги, тот и решает», — продолжил я движение.

— «Влад. Это на тебя не похоже.»

— «На меня ничто не похоже.»

— «Вот именно. Ты непостоянный. То хочешь жить, то стремишься сдохнуть. Но последние два месяца ты очень даже постоянен в отсутствии у тебя каких-либо желаний и интереса к чему-либо.»

— «Для того, чтобы ты мог просто жить и думать, такой вариант тебе должен больше нрави…»

Рывок! Рывок! Прыгнул в канавку неподалёку, чуть окопался листьями и ветками.

— «Что случилось?.. Погоди. Слышу. Двое. Триста метров. Приближаются.»

— «Услышал за триста метров ходьбу?»

— «Ты научился не хуже меня на постоянной основе использовать периферическое зрение, но разбирать на составляющие и выделять конкретные элементы из увиденного и услышанного ещё не умеешь. Хотя я и не могу постоянно так концентрироваться.»

Вижу. Идут. Два парня. Если не станут сворачивать, пройдут метрах в пятидесяти от меня. Не должны заметить.

Что-то странное в этих парнях. Но не могу понять что именно. Одежда обычная. Обувь тоже. Внешность не выделяющаяся.

Понял! Украшения. У каждого на шее висит пяток ожерельев, по несколько браслетов на руках, кольца на пальцах. Много аксессуаров. Слишком много. И дело не в том, что они парни — на Катиноле и девушки такое не носят. К украшениям здесь нейтрально-пренебрежительное отношение.

Может возникнуть вопрос: а как же артефакты?

С артефактами интересная ситуация. Касается она Естества предмета, которое является основой всех артефактов, кроме полностью рунных. Естество — это мудрёная смесь Души и Разума для неодушевлённого предмета. Это если вкратце. Дедион мало что об этой области Артефакторики знает, ибо абсолютно к ней нерасположен, а в отличии от рунной языка, книг по Артефакторики почти нет, ибо Артефакторика у каждого Мастера своя. По факту, Артефакторика — это набор заклинаний Комбинированной Нейтральной магии Разума и Души. Одновременно Разума и Души. Про одно такое заклинание я уже слышал — Реструктуризация. Почти во всех остальных по названию можно понять, что речь об Артефакторике — Создание Естества, Корректировка Естества, Прогрессирование Естества и что-то ещё с Естеством. Все эти заклинания из числа редких, изучаемых лишь при наличии серьёзной расположенности. По этой же причине, один и тот же артефакт, созданный разными Мастерами Артефакторики, отличаются и по Силе, и по стоимости. А в создании некоторых артефактов принимало участие сразу несколько Мастеров.

Можно сказать, что у артефактов есть своеобразные Разум и Душа. А потому есть несколько правил, которые не стоит нарушать, чтобы артефакты работали без сбоев. Одно из них — обвешиваться кучей разных артефактов стоит лишь при попытке совершить суицид. Нельзя сказать, что артефакты капризны. Их повсеместно используют в быту и никаких катастроф не происходит. А вот попытка Усилиться только за счёт артефактов приведёт к неожиданным последствиям. Поэтому никто из тех, кто встречался мне ранее, из небедных и имеющих возможность защититься от всего, обвешавшись сотнями артефактов, так не поступал.

Особенно мне понравилась одна из историй Дедиона на эту тему.

В одной королевстве, после смерти короля, были два претендента на трон. Старший сын почившего — Сильный маг и опытный военачальник, как и полагается в мире Силе. И второй, младший сын — странный, вечно себе на уме, запомнившийся всем тем, что говорил всякую чушь, но говорил её как-то по-особенному, что звучала она приятно и легко западала в память. Конечно, власть в свои руки взял старший брат. И начались для этого королевства тяжёлые времена. Новый король загорелся идеей — он сделал заказ эльфам на создание совершенного защитного комплекта артефактов, что спасёт от любой напасти. Эльфы приняли заказ. А король для оплаты своих будущих игрушек погрузил жителей в бедность. Поборы и налоги стали драконовскими. Количество разбойников увеличилось, и только глупцы не понимали, что большую часть награбленного они отдавали гаранту безопасности. Но народ терпел — непростая тогда была ситуация, и для этого королевства и для всего мира в целом.

Через треть века артефакты были готовы. Их доставили королю. Он их надел. Активировал. И взаимодействие артефактов, нацеленных на то, чтобы их носитель не получил ранений, привело к интересному результату — король обратился в Кристалл. Они защитили его так, как посчитали нужным.

Это не конец истории. Власть перешла к младшему брату, ведь старший не оставил наследников в погоне за мечтой о своём величии. Народ стал готовиться к худшему — нетрудно догадаться, что ждёт королевство, в котором король «дурачок», не обладающий Силой.

Всё сложило иначе. Новый король — Искунг, в последствии названный «Жизнедышащий», отправился к эльфам, что создали артефакты для его брата. После коротких переговоров эльфы выкупили созданные ими же артефакты обратно. По двойной цене. Выкупили для того, чтобы… уничтожить. Для эльфов стало большим позором, что их произведения убили своего носителя, хотя они и предупреждали о нежелательности использования всех артефактов разом. Более того, через полвека эльфы бесплатно предоставили Искунгу Жизнедышащему новый комплект артефактов, уверяя что в этот раз подобного не случится. Искунг не стал этого проверять и отдал артефакты (по отдельности) своим ближникам. Не положил в хранилище, чтобы облизываться, глядя на них, или хвастаться на всяких великосветских международных сборах. Просто отдал.

Но самая главная причина возросшего богатства этого королевства, переименованного позже в честь своего монарха, была не в продаже артефактов. А в продаже… брата. Кристалл, в который он превратился, превосходил по всем параметрам не только эльфийские, но и ангельские Высшие Кристаллы в тысячи раз. Эльфы заплатили за «скульптуру неудачника» в десятки раз больше, чем стоили артефакты, что её создали. Сейчас эти Кристаллы считаются одной из главных реликвий всего эльфийского народа, а Мастера, что создавали артефакты для погибшего, бывшие в опале из-за провала их «работы», смогли достойно вернуться к своей деятельности.

А на Катиноле появилось странное королевство — Искунг. Королевство искусства. Живопись, музыка, поэзия, художественная литература, театр. Многим непонятные вещи, вызывающие у других восторг.

Поначалу Искунг был лакомой добычей. Разбогатевшее, но не особо Сильное королевство. Мешали эльфы. У них сложились отличные, на редкость, отношения с этим королевством. И соседи принялись ждать, когда история со старшим братом останется в прошлом. Так и случилось. Вот только отношения эльфов и Искунга к тому времени лишь укрепились. Эльфы были одними из первых, кого заинтересовало искусство. Ушастые были участниками и победителями (не скажу, что объективно, без добавления политики) во многих проводимых Искунгом конкурсах и представлениях. Искунг — единственное королевство, куда эльфы сами ездят как туристы. Не по работе, а для души, так сказать. Нападать на друзей ушастых гордецов себе дороже.

Сейчас есть ещё одна причина. Рассказанная мне Дедионом история произошла более двенадцати тысяч лет назад, почти сразу после окончания Второй Всеобщей Войны Магов. Искунг до сих пор жив. Он один из самых Старших магов планеты. Но это не всё: у него в ближниках двое магов старше него самого, оставшиеся со своим монархом ещё с тех самых пор. Итого, три Древних из двух сотен, проживающих на этом континенте, официально защитники одного королевства — Искунга.

Упоминание об официальности не случайно, как и редкости такой преданности среди Старших и тем более Древних магов. С возрастом магам всё меньше нужны скрепы и сдерживающие факторы. Самые результативные способы развития Силы — внутренние. Поэтому большинство Старших и Древних не состоят во всяких там армиях и стражах. Живут сами по себе, посвящая всё время развитию Силы и другим своим интересам. И королевства, где они остановились, стараются обеспечить им для этого все условия. Как в недавно посещённом мной королевстве Норсалии, где из семи Старших лишь один был на службе короны, но корона фактически содержала их всех.

Даже в таких случаях, как у Искунга Жизнедышащего, монарх обычно отстраняется от политической суеты, создавая советы, парламенты и прочее. Часть времени отдавая общему контролю за созданной структурой, остальное посвящая себе и своей Силе. И небольшой кусочек бюджета королевства можно на себя любимого потратить — те же артефакты или Кристаллы прикупить. Многие монархи, достигнув определённого уровня Силы, с радостью покинули бы своё королевство, но «Высшей магии» такое не по нраву. Поэтому в пророчествах при упоминании монарха, имеется в виду не тот дурачок, что был оставлен трон просиживать, а именно ты — побегун, решивший, что стал достаточно взрослым, чтобы нагнуть «Высшую магию». И в результате провала такого пророчества монарх также окажется в списке жертв. Вот они и сидят большую часть жизни в родном королевстве.

Конечно, всегда бывают исключения. Уверен, найдутся и те, кто став… А куда делись эти двое?!

— «Влад!.. Я же прямо в голове у тебя кричу, как тут можно прослушать?»

— «Где они?»

— «Прошли. Поверни голову вправо… Вон идут, ещё можно разглядеть.»

— «Посмотрю, куда это они намылились.»

А о чём я вообще до этого с Дедионом спорил?

Активировал Звукохват. На всякий случай. Двинулся за этой парочкой. Держался далеко. Вряд ли упущу в такой местности.

— «Ты заметил сколько у них всяких украшений висит? Не наблюдал раньше такого ни у кого.»

— «Конечно. Зачем носить побрякушки? Они ведь ничего о тебе не говорят и только мешают.»

— «Согласен. И почему они их таскают?»

— «Раньше была одна категория ублюдков, что таким баловалась — Паства Некромантов.»

— «Давай подробности.»

— «Долго рассказывать.»

— «У тебя дела?»

— «Ладно. Не особо приятная тема. Некромантия. Чем же эта магия так опасна? Некромантия — это одновременно антипод и единое целое с Жизнью. Она ей кормится, искажает, выворачивает наизнанку.

Именно для искажения Жизни нужна вся эта символика. Зачем врага распинать? Зачем вставать в определённые позы, одевать одинаковую ритуальную одежду? Зачем резать его этим кривым лезвием, которое внешне похожее на какую-нибудь каракулю? И это ещё враг. А если речь просто о незнакомце? А если ты умерщвляешь близкого тебе Разумного? Всё это не имеет смысла. Любой мир — не самое доброе место. Катинол тоже. Мы убиваем друг друга ради каких-либо целей, которые все в конечном итоге сводятся к Силе.

Но бессмысленное насилие, бессмысленно исполненное — что может неразумнее?

При таких вот ритуальных убийствах само мироздание искажается, и возникает она — Некромана. В таком виде она не может воздействовать на окружающих, зато её может поглотить Некромант. За этим и нужна Паства — если он сам будет творить свою хрень, Некроманы будет минимальное количество, ведь для Некроманта цель логична — Усиление. Потому Пастве по возможности не говорят правды, чем меньше они понимают из того, что творят — тем лучше для Некроманта результат. Отсюда куча символики, предметов культа и другой шизофренической ерунды.

Как ты уже мог заметить из моего рассказа, у Некромантов есть особенность, отличающая их от других магов. У них есть свои шкалы магии, их меньше шести, но тем не менее в этом они похожи на остальных. Эти шкалы растут с возрастом, мана в них постепенно накапливается, если её израсходовать на заклинания. Вот только Некромант не ограничен этим. Он может поглощать Некроману сверх своей шкалы без всяких последствий для себя. В минимальных количествах она появляется даже при гибели цветочка у дороги. Но Некромантам нужно больше. Поэтому запасы маны даже у десятилетнего Некроманта могут сравниться с тысячелетним магом и даже превзойти его. Скорость активации и другие параметры будут слабыми, но Некроманты и не являются боевыми магами — они действуют в тени. Создают всякую нежить или чего похуже и отправляют творить ужасы. Именно ужасы — нежить направлено причиняет как можно больше боли и страданий, чтобы выделить больше Некроманы, которую поглотит её хозяин.»

— «Так можно бесконечно становиться Сильнее. Наверное, отчасти поэтому их все ненавидели — они нарушают всю концепцию Силы.»

— «Не совсем, в те времена и концепция была другой. Их ненавидели за то, что они творят ради Силы. Пытки ради пыток, боль ради боли, одни Разумные съедающие других Разумных живьём, массовые оргии, перетекающие в массовые самоубийства. Повсеместно. Чем Сильнее жертва, тем больше Некроманы из неё можно получить. Случаев, когда безумная, с одними лишь палками в руках толпа бежит со всех сторон на одного мага, которому приходится их убивать, надеясь что маны на всех хватит, и его в итоге не забьют до смерти, разорвут на части или начнут отрывать от него куски зубами, опережая Регенерацию, не счесть.

Нельзя сказать, что осознание этого зла пришло только к Первой Всеобщей Войне Магов. Понимали и раньше. Всегда. И боролись. Но безуспешно. Официально начало этой войне положило полноценное объединение всех несогласных с жизнью в качестве безмозглой скотины, именуемой Паствой, во главе Некромантов, не только на континенте — вообще по всей планете. И началась война. Долгая. На истребление. Вторая Всеобщая Война Магов длилась восемьсот пятьдесят лет. А Первая — двадцать пять тысяч лет. В этой войне не могло быть переговоров, сдачи и требований контрибуций. Только полное уничтожение. И Некроманты шли до конца. Прятались, чтобы накопить Сил и снова ударить. Несколько раз у них были шансы переломить течение войны и выйти победителями, перебив всех магов и оставив только Чудесников. Трудно представить, каким был бы сейчас этот мир при таком исходе. И что ты бы в нём делал со своей безбашенностью и неоднозначным пониманием справедливости.»

— «Вы сражались против абсолютного зла. Это сплачивает.»

— «Согласен. Фраза Древнейшей, положившая конец Войне, стала легендарной: «Они смогли наши Жизни исказить, но им не под Силу было наши Жизни сломить.» Великая победа.»

— «Древнейшая участвовала в той войне?»

— «Древнейшая ещё бо» льшая легенда той Войны, чем её же слова о победе над Некромантами. Эта Война длилась ровно двадцать пять тысяч лет. Почему я и все это знают? Да потому что день начала Войны — это день её рождения. А день окончания, когда она вышла к Осколку Истины, артефакту для Усиления Ментального поиска, созданного за пять веков лучшими эльфийскими Мастерами, и провела поиск Некромантов по всей планете, преодолевая все их способы защиты — день её двадцати пяти тысячелетия. В последней решающей битве перед этим событием погибли все Древнейшие — отдали свои жизни для окончательной победы над злом. В тот день она стала первой Древнейшей в новом мире — мире без Некромантов. В тот день её имя было удалено из всех летописей. В тот день она стала Древнейшей.»

— «Ты не мог мне вот это рассказать, когда я шёл к ней в Покои?!»

— «Ты бы передумал?»

— «Нет, конечно! Но и не вёл бы себя с ней как идиот. Откуда тогда Покои? Она ведь была всенародной любимицей, зачем прятаться?»

— «Это не изменилось. После победы десятки тысяч лет она путешествовала по Катинолу — приводила в порядок то, что было разрушено Войной. Пыталась сдержать распространение опасных областей Некроманы на местах самых кровопролитных боёв. На это ушло даже больше времени, чем длилась сама Война.

А потом она пропала. Бесследно. Я думаю, ей захотелось одиночества, спокойствия, созерцания. Я новичок в Ментальной магии, по сравнению с ней, но и я со временем проводил всё больше времени в своём сознании, а не в окружающем мире. Меня всегда в итоге тянуло обратно, но я и не прожил почти девяносто тысяч лет.

Конечно, её пропажу заметили. Народ заволновался. Древнейшая выше самого понятия Силы — однажды я сказал тебе эти слова, а ты не обратил внимания на то, что их произносит тот, кто ставит Силу превыше всего, как и остальные. Тогда появились Покои. Сначала туда приглашали гостей, устраивали празднества и соревнования. Потом Покои были закрыты. Превращены в испытание. Умно. Древнейшая получила своё одиночество, но при этом все знают — вот она, там в Покоях, ждёт своего победителя, что справится с испытанием.»

— «Как ангелам могло прийти в голову, что у них есть хоть мизерные шансы против Древнейшей? Защитился от Ментальной магии и вперёд!?»

— «Ангелы считают летописи тех лет подделкой, а Древнейшую просто символом для успокоения народа. Мол вот она — самая Сильная и ото всех нас спасёт. Это, кстати, меня больше всего бесит. Члены Капитула Чистоты выражали это мнение довольно открыто, но им это простили.»

— «А откуда ты можешь знать, что там правда написана?»

— «Летописи вели эльфы и…»

— «Понял. Сомневаюсь, что они стали бы врать.»

— «Эльфы были в авангарде той Войны — на них Некромана не оказывает столь заметного эффекта, я уже об этом упоминал. Самые мощные удары сдерживали они, хотя им меньше всех надо — Некроманты не лезли в их королевства. И если их летописцы отдали главную роль… Кстати, ещё один момент — все упоминания о расе Древнейшей тоже были убраны. В общем, эльфы, не будь даже такими благородными и честными, не стали бы отдавать все почести кому-то другому, когда сами сделали для победы так много. Поэтому, именно эльфы не оставили без внимания эти ангельские бредни. Подействовало. Ангелы заткнулись на эту тему после того, как эльфы отказались вести с ними дела. Официально принесли извинения. Но как видишь, между собой они всё ещё уверены в том, что уж круче них никого быть не может.»

— «Все эти расовые заморочки мне не интересны. Что ты ещё знаешь о Древнейшей? У неё… были отношения?»

— «Ты… серьёзно?! Влад, ты хоть понимаешь что несёшь? Это Древнейшая!»

— «Ангелы не правы, принижая её Силу и достижения, но в одном они попали в точку — из Древнейшей сделали символ. Забрали имя и расу, в стиле «смотрите, на месте спасительницы мог быть любой и ты можешь!». Хоть пол оставили, не заставив один день ходить девушкой, а следующий мужчиной. Она может потому и спряталась ото всех, что нужно было больше не на летописи смотреть, а ей в глаза, на губы, на… там на многое можно посмотреть. Она не персонаж легенды, она девушка, которую нарушение вашей секретной «Высшей Магии» шокировало меньше, чем парень, который её возжелал.

Так что ты ещё о ней знаешь?»

— «Про отношения ничего. Вообще. Ни до, ни после Войны.»

— «Погоди. Другой вопрос: если Древнейшая так Сильна, почему она… Что она делала во время Второй Всеобщей Войны Магов?»

— «Я не знаю.»

— «Ты точно что-то знаешь.»

— «Это непроверенная информация.»

— «Говори.»

— «Я услышал это из уст участника тех событий. Перед началом сражения, положившим начало Второй Войне, Древнейшая появилась между двумя войсками со словами: «Я не позволю этому случиться!» Как только она это сказала с неба ударила молния. Тоненькая, обычная молния, поразившая Древнейшую. Когда она поднялась, все вокруг увидели лишь голый скелет. Вообще ничего не осталось, даже кости держались относительно друг друга только за счёт невероятно развитой магии Тела. И Регенерация шла безумно медленно для мага её уровня. Восстановившись, она прошептала: «Хорошо», — и ушла. Всю Войну она провела в своих Покоях.»

— «Врёшь.»

— «Говорю ведь, это не прове…»

— «История правдива. Врёшь, что из уст.»

Дедион замолчал на десяток секунд.

— «Существует гипотеза, что я залез в память одного из участников тех событий и увидел это там.»

— «Участнику тех событий должно было быть не меньше тринадцати тысяч лет. Ты не боялся, что это станет причиной твоей смерти?»

— «Нет», — абсолютно спокойно и уверенно ответил мой попутчик.

— «Может пора уже рассказать, что это за Высшая магия такая?»

— «Я знаю правду. Я в твоей голове. Это уже повод для беспокойства. Это знание не даст тебе ничего полезного, но поставит твою жизнь под угрозу.»

— «Ты знаешь. Древнейшая знает… Гильрен знал. Не такая это видно и тайна.»

— «Список гораздо длиннее. Но им всем позволили узнать. А список из тех, кто узнал сам, боюсь, состоит из одного имени.»

— «Тот, кого даже убив продолжают мучать. Чья душа хранится в артефакте, который невозможно найти. Чьё существование нарушает парочку неписанных магических правил… Я буду и дальше теб…»

— «Кажется пришли.»

Так и есть. Впереди виднеется поселение. Совсем крохотное. Буквально несколько хижин. Именно к нему шли парни.

Оглянулся вокруг. Нашёл. Удобный обзорный пункт. Правда придётся немного поверхолазить. Зато с этого утёса смогу рассмотреть всё в подробностях.

— «Ну что, глянем как современные Некроманты живут?»

* * *

Бедновато современные Некроманты живут. Вернее, не так: неаккуратно они живут. Есть бедность — когда не на что, а есть неаккуратность — когда нет дела.

Грязь. Мусор. Покосившиеся хижины. Именно хижины, на домики не тянут. В общем, антисанитария в чистом виде.

Правда, в центре поселения стоял дом. Довольно большой. Если потесниться, туда все поместятся. Все — это три десятка Разумных, что я успел насчитать. Часть может где-то гулять, как те двое, что меня сюда проводили, но уверен, здесь собралось большинство. И ещё над домом был флаг. Чёрного цвета. Ветра не было, а из-за дождя ткань намокла и флаг скорее висел, чем гордо реял. Поэтому и рисунок на флаге я разобрать не смог.

Интерес вызвало не поселение. Чуть дальше, пройдя полкилометра через редкий лесок, можно попасть в куда более примечательное место. Обычная вытянутая по краям поляна. А вот обустроили её довольно броско.

На одной её краю стояли, вбитые в землю, два креста. Напротив друг друга, в двадцати метрах. Даже не знаю для чего такие могут понадобиться. Наверное, чучело огородное повесить. Весом кило под сто. И даже если дёргаться начнёт, крест всё равно выдержит — уж очень массивная конструкция. Кучи хвороста под каждым крестом, наверняка, тоже для чего-то нужны. Узнаю позже у Дедиона, празднуют ли на Катиноле масленицу. Правда, под таким дождём хворост не разжечь, наверное кресты простаивают ещё с тёплых, солнечных дней.

На другой стороне поляны был нарисован круг. Прямо на земле. Большой. Метров пятнадцать радиусом. Хочется верить, что это краска. А красный сейчас просто в моде. В центре круга большая красная точка, скорее даже не точка, а ещё один круг, радиусом сантиметров пятьдесят, закрашенный изнутри. С такого расстояния он выглядит для меня точкой.

— «Про кресты понятно в целом. А что за круг? Прошу скажи, что он для игры в ножички.»

— «Паства Некромантов с логикой не дружит. Этот круг может быть для чего угодно. Они сами могли себе придумать для чего он нужен. Но в общепринятом значении, такие круги использовались как один из элементов права Силы.»

Поморщился.

— «Какой ещё элемент права Силы?»

— «Круг Прощения. Если Разумного признавали виновным в каком-либо преступлении, он мог выбрать Круг Прощения в качестве наказания вместо назначенного. Кроме смерти, её ни на что не обменять. Обвиняемый вставал в центральную закрашенную область, на линию внешнего круга вставали до восьми магов. И атаковали. Выходить из области запрещено, атаковать в ответ тоже. Нужно продержаться определённое время. Получилось — прощён. Не получилось — смерть ни на что не обменяешь.»

— «Всегда можно схитрить.»

— «Атакующих магов выбирает тот, кто пострадал от совершённого обвиняемым деяния. Да и пора бы тебе уже запомнить: в этом мире только безумец будет шутить над Силой.»

— «Зачем Некромантам этот Круг?»

— «Они любят издеваться над привычными вещами. Наверняка используют его для какой-нибудь мерзости, глумясь над древним ритуалом.»

— «А кресты?»

— «Тут ты всё правильно понял. Для жертвоприношения.»

— «Кресты. Вечно кресты.»

— «Ха. К Земной религии и вообще религии это отношения не имеет. Просто согласись — крест удобен, чтобы фиксировать жертву. В летописях описывалось, что невинных, в основном, помещали на алтари для жертвоприношений — лежачего пытать и удобнее и дольше. Но тут любят подвешивать вертикально. А может у них две фракции — горизонтальных пыток и вертикальных. Большинство голосов у второй. Демократия в действии.»

Из дома вышел новый персонаж. Некто в чёрном балахоне, с капюшоном на голове.

— «Некромант?»

— «Внешне их не отличить.»

— «Ему уступают дорогу, вон та парочка поклонилась. Похож на главного.»

— «Скорее всего.»

Я ещё полчаса наблюдал за копошением этого клуба любителей пыток.

Наскучило.

Начал спускаться. Аккуратно, чтобы не нарваться внизу на затачивающих ножи новых друзей.

— «Что делать будешь?»

— «Уйду.»

— «Это правильно. Если там Некромант, лучше с ними не связываться.»

— «Это такая пародия на меня — с чего ты меняешь своё мнение каждый час?»

— «Сейчас я серьёзен.»

— «Некроманты — зло. Разве я не должен кинуться на него и его Паству с мечом?»

— «Некроманты — зло. Поэтому ты получишь огромную награду от любого монарха, просто указав на их логово.»

— «Хитрый ты жук, Дедион.»

Поскорее бы уже дождь закончился. Я любил в своё время гулять под дождём. С детства привычка. Успокаивало.

Сейчас вода, льющаяся с небес, порядком подбешивала. И так будет продолжаться ещё минимум неделю. И холод. Не от дождя в первую очередь, а от часового лежания на камне. Такое чувство, что я себе все внутренние органы заморозил.

Поэтому, через два часа пути, вернувшись к той же местности, откуда с утра двинулся в путь, я решил устроить себе привал.

— «Тянет тебя к этой пещере.»

— «Там перед входом каменный козырёк. Разведу огонь, погреюсь. Нет сейчас у меня желания топать дальше.»

А вот и она, родимая. Пещера. Зашёл под козырёк. Хорошо!

Дурак! Всё равно придётся идти за ветками для костра.

Надо, значит надо. Зато как разведу костё… Рывок!

Из темноты пещеры вышли двое. Парни. Обвешаны украшениями. Паства.

Рахлес! Я буквально у них под ногами. Когда почуял неладное, Рывком передвинулся ко входу в пещеру, чуть ли не лёг сбоку от него. Стоит сейчас любому из них опустить глаза…

Звукохват. Максимально сузить радиус. Рывок!

Один из парней развернулся. Смотрит прямо на меня. Я смотрю на него. Не молодой. Под пятьдесят лет. Лицо в волдырях. Второй гораздо моложе.

Мужик чуть сузил глаза. Я сделал шаг назад. Ещё дальше во тьму.

Да, я на Рывке заполз внутрь пещеры. И теперь я видел этих двоих лишь потому что активировал Ночное Зрение. Мужик же сейчас смотрел на пелену тьмы входа в пещеру.

Молодой что-то спросил мужика.

Активировал Звуколов. Надеюсь, смогу их отсюда услышать.

— Показалось, — почесал голову старик. Работает.

— И что теперь? Что мы скажем Верховенству?

— Правду — пещера чиста. Кто-то убил всех священных зверей и уничтожил все запасы Лугника и других трав.

— Это кара! Верховенство говорил, что нас покарают! Нужно быстрее провести ритуал!

— Твоя кара забыла тут свой мешок, — усмехнулся старик.

И только сейчас я заметил, что в руках у парня небольшой мешок. Мой мешок. С древесной мукой. Я так разошёлся, что сделал лишний. Я ведь его здесь, под козырьком и оставил. Почему не заметил пропажи? Совсем расслабился!

Парень поднял мешок. Принюхался.

— Деревом пахнет.

— Отнесём Верховенству.

— Тяжёлый. Зачем тащить? Какие-то опилки.

— Нужно хоть что-то принести. Что ты остальным скажешь о случившемся? Могут и покарать. Два месяца назад всё в порядке было. Скажут, что мы должны были чаще сюда наведываться и проверять. И ты окажешься на втором кресте, в паре с девкой.

— Хороша девка. Жаль не дали с ней… ничего не дали.

— Ритуал. Непорченая должна быть! Попробуй только об этом ещё раз заикнись — точно на кресте повиснешь.

— Знаю-знаю, — махнул рукой парень.

— Запах выветрился. Можно идти.

Нет. Никуда вы не пойдёте.

Рывок! Удар. Рывок! Голова старика падает на камень.

Рывок! Удар. Парень с разбитым носом падает на задницу.

— Сколько заклинаний знаешь?! Отвечай! — ору ему в лицо.

— Три. Три заклинания! — лепечет он в ответ.

— «Чудесник.»

— Ползи назад. Ползи, пока не упрёшься в камень. Вот так. Руки поднял. Ладони к камню. Живее! Молодец. Попробуешь пошевелиться, я тебе пальцы отрежу и сожрать заставлю. Всё понял?!

— А вы кто?

— Всё понял?!

— Да-да. Понял.

— Молодец, — присел я напротив парня, крутя окровавленный нож перед глазами. — Ну что, поговорим?

— «Давай. Ты чего задумал?»

— А какой девке вы сейчас говорили? На меня смотри! Твой дружок уже не поднимется. Не на что там смотреть.

Не реагирует. Приложил к его щеке лезвие ножа, силой повернул его голову на себя, размазывая кровь.

— Вот так. Вопрос слышал: что за девка?

— Турлин притащил неделю назад. Для ритуала.

— Откуда?

— Не знаю. Его с командой месяц не было. Вернулись с девчонкой. Верховенство был недоволен. Нужны двое — парень и девушка. Но парня сильно порезали и он умер по пути. Остальных убили на месте. Там какой-то торговый караван вроде был.

— «Я должен был догадаться. Э-эх, что с тобой поделать? — почему-то весело прозвучал голос Дедиона. — Спроси его про ритуал. Нужны подробности.»

— Что за ритуал? Как и когда его должны провести?

— Я не зна… А-А-А! — покрутил я нож в его колене, предварительно его туда поместив.

— Ты только что сказал этому куску мяса «знаю-знаю», не говори теперь, что это тебе я должен был голову отрезать, а говорить с твоим дружком. Не огорчай меня.

— Я не знаю всего!

— Говори что знаешь.

— Привязывают к кресту. Наносят на тела жертв символы подаяния богу Ыршыгу. Сначала приносят в жертву парня, чем больше боли — тем лучше. Потом девку так же. Больше я ничего не знаю! Честно!

— Когда?

— Не знаю. В любой момент.

— А как же парень? Стоп. Вы уже говорили. Подумываете взять кого-то из своих, верно?

— На вторую вылазку нет времени, — не своим голосом начал вещать парень. — Ыршыг нами недоволен. Мы давно не приносили ему жертв. Нас ждёт кара! Чтобы это предотвратить… как там было?.. Кому-то из нас выпадет великая честь!..

— Хватит! — я снова надавил на оставленный до этого момента в покое нож в его колене.

— Не надо! — простонал парень.

— А травы? Они для ритуала вам нужны? В пещере пусто.

— У Верховенства есть запасы. Мы на будущее их собираем.

— «Они могут убивать её прямо сейчас.»

— «Не думаю. Это большое событие. Должны все присутствовать. Без этих бы не начали.»

— Тебя как звать?

— Меня? Рулио.

— Рулио. У вас бывали проблемы с членами… с друзьями? Пропадал кто-нибудь?

— Иногда.

— И что вы в таком случае делаете?

— Ничего. Если кто-то из соратников не вернулся — значит их забрал Ыршыг.

— «Ясно. План с заложником не сработает.»

— «Разумеется. Им плевать друг на друга. Никто не отдаст тебе жертву для ритуала просто так. Лучше узнай побольше о Некроманте.»

— Верховенство. Наверняка крутой маг, да, Рулио?

— Лучший! Верховенство дал нам всё!

— Магия, Рулио. Какая у него магия? — снова пришлось хвататься за нож.

— Не знаю! Он не использует магию. Она слишком Сильна! Он может ей уничтожить весь мир! Он лично вырежет всех неугодных Ыршыгу!

— «Лично? Это странно.»

— Верховенство участвует в ритуалах? Приносит жертвы? Режет неугодных сам?

— Да, конечно! Больше и лучше остальных!

— «Бред. Некромант не станет так поступать. Он лишит этим себя большей части Некроманы.»

— Слушай внимательно, Рулио. Сложный вопрос. Вспомни, в вашем поселении есть… соратник, который не участвует сам в ритуалах? Всегда в стороне. Его не гоняют по мелким поручениям. Он вообще старается особо не появляться лишний раз. Или она. Это может быть девушка. Припоминаешь?

— Нет!

— Подумай хорошенько.

— Мы все участвуем в ритуалах. Это честь!

— Ладно. Давай зайдём с другой стороны. В поселении есть Чудесники, которые не знают заклинаний вообще?

Тут парень задумался.

— Не-ет. Каждый хоть парочку, но использует.

— Используют значит. Ты видел, как они это делают? Напряги память. Может есть хотя бы один соратник, который при тебе лично не применял магию?

— У всех я всё видел! Мы всё делаем вместе. И тренируемся тоже.

— «Что это значит? Некроманты ведь не могут использовать другие типы магии?»

— «Не могут.»

— «Тогда кто в этом поселении Некромант? Все, кроме Верховенства используют магию, а Верховенство лично режет жертв в ритуалах. Может, он свихнулся на жестокости?»

— «Глупо. Опьяняет Сила. У меня другая версия: нет там никаких Некромантов.»

— «Паства без Пастыря? А эта пещера? И как вообще тогда такое поселение появилось?»

— «Здесь был Некромант. И жил он не на месте поселения, а вот тут — в пещере. Давно. Некромана почти рассеялась. В этом тебе повезло. А они — просто разбойники, которых преследовали за их провинности. Спрятались в никому не нужном лесу, устроили убежище, а позже нашли пещеру с Некрозверьми и у какого-то из них в голове тумблер щёлкнул. А дальше по нарастающей: погрузись в безудержанное насилие по щиколотку — оно утянет тебя с головой.»

Пока мы обменивались с Дедионом мыслями, я совсем позабыл про парня. И зря. Его вдруг затрясло. Не сильно. Тремор мышц лица. Стоп! Он что, сейчас?..

— «А ты молодец! Довёл парня до оргазма, поковырявшись в нём своим инструментом.»

— «Он обдолбан?»

— «Постоянно. Как и остальные. Часть травок в этой пещере для того и добываются. Большая часть.»

— Рулио! У меня ещё пара вопросов.

— Спрашивай, — улыбнулся парень в ответ.

* * *

— «Не слишком жестоко? Старика ты вообще обезглавил ещё до того, как разобрался в ситуации. Из-за парочки обронённых фраз о некой девке. Я конечно частенько подшучивал над мёртвыми, но не думал, что это так сильно обесценит для тебя само понятие жизни.»

Рулио лежал рядом со своим соратником. И как по мне, удар в сердце — это гуманно.

— «Не беспокойся. Я убивал ещё до появления «Тёмного попутчика». Твоя совесть чиста.»

И теперь нужно обратно топать до поселения под дождём. Оно мне надо?! Какая-то незнакомая девка. И толпа обдолбанных, обезумевших от крови и насилия сектантов, стоящих между мной и ней. И ведь иду. Значит надо.

— «Уже сожалеешь, что не принял ничего от жителей Области Гильрена? Им, кстати, явно стоит сменить название. Тебе чуть ли не половину всех найденных в его замке вещей предлагали. Сейчас бы это пригодилось. У тебя только меч и нож. И больше ничего нет. Рунные артефакты создавать нет смысла — они бесполезны без источника маны. Каков план? А то у меня возникло ощущение, что ты собрался идти напролом.»

— «В целом так и есть.»

— «Не в моём характере мотивировать, но — ты можешь лучше.»

— «Как составить план и подготовиться, если я не знаю, когда они решат провести ритуал? Я может уже опоздал. Вот и иду прямо туда. Придётся действовать по обстановке.»

— «Это плохо кончится.»

— «Да. Осталось лишь надеяться, что для них.»

* * *

Рахлес! Воздушная Стена ударила в спину, швырнув вперёд. Обломись! В этот раз я не потерял равновесия и продолжил бежать дальше. Ты меня только подтолкнул, умник!

В последнее время в меня редко швыряли Стрелы или другие точечные заклинания. Не попадали. Спасибо реакции и Рывку. А вот от Воздушной Стены увернуться труднее. Но и тут я приноровился.

Вот и бегу. Обратно к пещере. Что за эстафета, где я единственный участник?

Всё пошло не по плану. И это при том, что у меня не было плана. Добравшись до поселения и заново облюбовав своё место наблюдения на утёсе, я стал ждать и обдумывать свои действия на тот или иной вариант развития событий.

Я не успел дойти до первого варианта, как всё завертелось. Из дома вытащили девушку. Два дюжих мужика тащили небольшую девчонку. Абсолютно голую. На груди у неё было красное пятно. Я сначала подумал, что это кровь и она серьёзно ранена, но позже понял, что ошибся. Наполовину. Эта была кровь, но девушка не была ранена. У неё на груди кровью намалевали какой-то рисунок.

В остальном… Она была грязная. Как будто её всю неделю держали голой в каком-нибудь подвале. Об этом же говорило её исхудавшее тело.

Но глупость я совершил не из-за этого. Не уровень санитарных норм для заложниц в среде сектантов-похитителей заставил меня действовать.

Она была в сознании. Нетрудно было догадаться по оглушительным крикам.

Сработал инстинкт. Я пошёл спасать. Быстро спустился и рванул вперёд. Дедион что-то кричал о нелогичности… несуразности… глупости… тупости… идиотизме. Когда меня заметили, он кажется называл меня конченным дебилом.

Девушка. Не знаю, как она смогла застать меня врасплох. Я перебежками добрался до их хижин, начал обходить главный дом, надеясь перехватить мужиков по пути к поляне, ведь там уже собрались почти все сектанты. Понимал, что убегать от разгневанной толпы с девчонкой на плече будет не просто, но в тот момент других идей у меня не нашлось.

И тут она. Просто вышла из-за угла. Уставилась на меня. И заорала. А я стоял и смотрел, как она орёт. Несмотря на сильный ливень, заглушающий все звуки, я был уверен — её вопль слышат все.

Не стоило ей вскидывать на меня ладонь. Я так и не узнал, хотела она активировать заклинание, или просто закрывалась от меня руками. Рефлекс.

Через пару секунд я уже убегал от толпы, а толпа догоняла меня. Постепенно многие отстали, и сейчас меня преследовал где-то десяток самых настырных. Я бежал, уворачивался от заклинаний, старался не подскользнуться на уже образовавшейся от дождя грязищи.

И вспоминал.

Первая. Это была первая девушка, убитая мной на Катиноле. Я видел, что в поселении не только мужики. Гораздо меньшее, но и слабый пол имел своё представительство у сектантов. И какая мне разница — пол не должен влиять на оценку поступков. Она такая же убийца и садистка, как и те двое, что я убил у пещеры. То, что я сделал — самый феминистичный поступок, во славу равенства полов.

Не помогает. Не помогает. Не помогает.

Рахлес! Сука! Ненавижу! Да пошли вы со своим равенством! «Дадим девушкам оружие, они тоже имеют право отстаивать идеалы своей страны. Мы должны дать им эту возможность, подумать об их чувствах.» А о чувствах тех, кому их убивать, вы подумали?! Когда напяливаете на ребёнка пояс, лучше подумайте о чувствах того, кто выстрелит ему в голову, пока малец не добежал до позиций его товарищей и не забрал с собой десятки человек. Если вам на женщин и детей насрать, не значит, что и остальным тоже. Рахлес! Как же бесит!

Стоп! Сюда!

— «Ты собрался в пещеру?»

— «Мне от них не убежать. Разделить их тоже не получается. Нужен другой план.»

— «Тупое стадо могло бы за тобой полезть во тьму, но эти — костяк бойцов. Не станут глупить. Перекроют вход, натыкают ловушек. Будут ждать.»

— «Скорее всего. Будем надеяться, что те щели, из-за которых в пещере сквозняк, подойдут по размеру для меня. Почему нет? Я ведь в разы меньше даже паучка.»

Опять! В этот раз я не удержался на ногах. Грохнулся в грязь. Рывок! Рывок!

Хорош. Этот воздушный маг явно хорош. Ясно видно, что он мог бы и добавить скорости, но тогда он оторвётся от остальных. Не хочет рисковать. Отчасти разумно.

И ещё один интересный момент. Верховенство тоже участвует в забеге. Держится чуть позади. Но и в его случае ситуация схожа: видно, что может ускориться, но вперёд не лезет. И магию не использует.

Вижу пещеру. Пора поднажать. Рывок! Рывок!

Рахлес! Догадались о моих планах и решили устроить мне шквал заклинаний.

Второе Дыхание! Рывок! Рывок! Рывок!

Руку зацепило. Не разглядел чем. Судя по ощущениям, какое-то заклинание льда.

Рахлес! Воздушная Стена смела меня в сторону. Всё равно должен успеть! Рывок! Рывок!

Заскочил во тьму. Ночное Зрение! Успел. Почти дожали. Ещё бы чуть-чу…

Рахлес! Воздушный Серп резанул по плечу. В сторону! Рывок! Рывок!

Ещё несколько заклинаний пролетели рядом. Лечение! Регенерация!

— «Думаешь, они всё-таки рискнули за мной полезть?»

— «Нет. Стреляли, стоя у входа, на удачу. И попали по одному рано расслабившемуся дураку.»

Вполне возможно. Аккуратно двинулся обратно ко входу. На первом уровне Ночное Зрение позволяет мне видеть на шесть метров вокруг. Эта пещера послабее, чем… та.

Дедион оказался прав. Стоят у входа. Но аккуратно. Чтоб я не мог подстрелить их из тьмы. Атакующую магию я при них не использовал (у меня её просто нет), но это не значит, что я на неё не способен (так и есть). Остерегаются. Верховенство о чём-то говорит с Воздушником. Почему-то уверен, что это Турлин. Тот самый, о котором рассказал Рулио. Тот самый, что с отрядом бойцов отправился найти две жертвы для ритуала, а вернулся только с одной. Да ещё и перебил целый караван ради неё.

Не могу разглядеть лица Верховенства за капюшоном. Большой чёрный провал. Так и видится, что за ним оскал скелета или лича. Хоть Дедион и сказал, что Некроманты внешне неотличимы от других Разумных, а конкретно этот балахонщик и вовсе не один из них, воображение говорит о другом.

Что ж, думаю я ещё загляну под этот капюшон. А сейчас пора идти.

— «Я тут подумал, а вдруг они знают об этих щелях и перекроют их?»

— «Только если случайно их раньше обнаружили. Вряд ли они спускались ниже первого уровня.»

— «А ведь ты прав. Неожиданно напав со спины, можно любого убить, но не думаю, что тот старик был Сильным магом. Про Рулио вообще молчу. Да ими бы первый попавшийся паучок закусил. Как они вообще здесь раньше ходили?»

— «Старик упоминал про выветрившийся запах, и что теперь можно идти под дождь…»

— «Припоминаю.»

— «Это наверняка одна из порошковых микстур, отпугивающая Некрозверей. Тех, что послабее. Посыпался ей и готово. И воду такие как раз не любят.»

— «Мог бы и раньше сказать, что такие вообще есть.»

— «Ты бы не стал ради подобной микстуры вырезать органы из ещё живых Разумных, сцеживать кровь, толочь пястные кости и делать другие мало привлекательные вещи.»

— «Это сейчас рецепт был? Чего так жёстко?»

— «Некрозвери. Некро там не случайно. Всё, что связанно с Некромантией замешано на искажении Жизни. Микстуры тоже. И это не точный рецепт. Я не знаю ни одного подобного рецепта. Но общий посыл именно такой.»

— «А им он откуда тогда известен? Может этот в капюшоне всё-таки Некромант?»

— «Я просто таким не интересовался. И откуда молодому Некроманту знать рецепты своих вымерших товарищей? Ему ведь их в голову не загружают. Только из книжек и записей, как и всем остальным.»

— «Туплю. А почему тогда не уничтожить все эти записи, если Некромантию так не любят?»

— «Многие так и делают. Но не все.»

— «Ясно. Как и везде и во всём.»

Спуск на третий уровень, в своё время забравший у меня две недели, как и само его прохождение, сейчас отнял пять минут.

Встал. Закрыл глаза. Дует в ту сторону.

— «Ты ведь не собираешься бежать?»

— «Нет.»

— «И что тогда будешь делать? Бой становится всё более глупым решением. Ты ведь заметил, что на тебя накладывали проклятия, пока ты носился по лесу, как Кролпрыг? Не зря микстурами закидывался, иначе уже бы валялся обессиленным. У тебя такая одна осталась. И время действия у неё короткое.»

— «Нужно добраться до чернокнижника раньше, чем оно пройдёт.»

— «Ты даже не знаешь кто из них чернокнижник.»

— «Узнаю. Ты ведь понимаешь, что меня не переубедить. А значит, есть два варианта: первый, всё сложится хорошо — тогда эти твои слова будут просто нытьём, и второй — всё сложится плохо, но говорить трупу «я же говорил» смысла нет. Лучше помоги мне, чтобы сработал первый вариант, и я продолжил называть тебя нытиком.»

Рахлес! Паутина. Огромная. Хорошенько подпаленная и прогоревшая, но в довольно неплохом состоянии. А ветерок тянет именно туда. Придётся помучаться.

Долго ли коротко… очень долго. Каждый шаг я прилипал какой-нибудь частью тела. Или сразу несколькими. Или сразу всем телом. Но рано или поздно всё подходит к концу.

Щель. Я смогу пролезть. С трудом, но смогу. Не нравится мне, что её окончания не видно — тонет во тьме. Сколько придётся ползти? А вдруг дальше она сужается?

Делать нечего. Пополз.

Как далеко я уже продвинулся? Сто метров? Двести? Щель не сужается. Это хорошо. С каждым преодолённым метром в ней поднимается уровень воды. Это плохо. Лаз идёт под небольшим наклоном вниз. Сейчас уровень воды на два пальца.

На три.

На десять сантиметров.

Пятнадцать.

Всё. Дальше только плыть. Я уже сейчас цепляю воздух из небольшой прослойки наверху лаза.

— «Лаз узкий, ты не сможешь развернуться в случае чего. Будет глупо погибнуть задохнувшись в этой кишке. Лучше ползи назад. Поищем другую щель.»

С одной стороны, Дедион прав. Этот лаз затоплен, значит продувает не отсюда. Есть и другие лазы, это я вытянул короткую соломинку.

С другой, ползти назад…

Сделал глубокий вдох. Поплыли.

Через десять метров я начал сожалеть о своём решении.

Ещё через пять появилась надежда — лаз накренился, начал идти на подъём.

Ещё через десять надежда начала умирать.

Ползи. Ползи. Рывок! Рывок! Руки скользят. Клейкость! Рывок! Клейкость! Рывок!

Когда моя голова вынырнула из воды, я сделал такой вдох, что лёгкие должны были лопнуть от такого объёма воздуха.

— «И зачем было так рисковать?»

— «Ты не забыл, что они там могут девчонку сейчас Ыршыгу в жертву приносить? Кстати, что ещё за Ыршыг?»

— «Почём мне знать, какое чучело придумал Верховенство?»

— «Так это не какой-то популярный Некромантский божок для завлекания Паствы?»

— «Не слышал про такого. У каждой Паствы были свои божки, на любой удобный случай.»

Ладно. Передохнули. Подышали. Можно и дальше ползти. По лазу тоненькой струйкой стекала вода, продолжая заполнять смертельный резервуар. Ненавижу этот дождь.

Через двадцать метров лаз закончился. Вернее, он уткнулся в заросли мха. А уже пробившись через него, я оказался снаружи.

Под дождём. Хватит с меня уже водных процедур.

Проведу по-быстрому инвентаризацию: меч и нож на месте, микстура для ослабления проклятий также цела. Больше у меня толком и нет ничего. Ещё парочка микстур и… это.

Взял в руку флакончик.

— «Не появилось желание его выбросить?»

— «Не так это просто, как кажется.»

— «Проще простого: возьми и выкини. Разве у тебя нет сейчас цели поважнее?»

— «Может ты и…»

Пригнулся. Машинально засунул микстуру на место.

Что это было? Крик?

Точно. С ближайшего дерева, повторив свой крик, в небо улетела птица. Здоровая и белая. Никогда таких раньше не видел. Я думал, в этом лесу никого, кроме Кролпрыгов не водится. И как она вообще в такой дождь может летать? Перепугала до смерти.

Ладно. Нужно идти. Интересно, как далеко я от входа в пещеру?

Оказалось — недалеко. Триста метров. Пойду посмотрю, как там у них дела.

— «Что ты делаешь?»

— «Пользуюсь дождём и другими укрытиями, чтобы незаметно к ним подобраться.»

Лёгкая задача. Скала чуть искривляется с обеих сторон от пещеры, позволяя подобраться довольно близко, при этом оставаясь как бы за углом.

— «Это я и сам вижу. Зачем? Разве ты не должен их обойти и рваться в поселение, спасать девчонку, пока они караулят пустую пещеру?»

— «Разведка лишней не будет. И если появиться возможность убить Верховенство, чтобы их деморализовать, я эту возможность не упущу.»

Ближе подходить опасно. Сейчас же я всё ещё могу незаметно уйти обратно и обойти этих ребят по широкому полукругу.

Надеюсь достану. Звуколов. Рахлес! Звуки дождя ударили по перепонкам. Так, тут нужны настройки.

— … ты… смож…

Что-то есть. Ещё Усилить.

— Ты уверен?

— Да. Я трижды заходил внутрь. Священных зверей нет. Ни одного. Трав тоже.

— Как это возможно?!

— Не знаю. Но так и есть. Всё очень странно.

— Ты спустился ниже?

— Не стал. Там обзор совсем сужается. Этот ублюдок, видимо, слабый маг, но меч на поясе я у него заметил.

— Нам нужны травы!

— При чём здесь травы?! Он уже троих убил! Троих наших! И я не уверен, что он здесь один.

— Что!? Думаешь их несколько?

— А как бы он один убил всех зверей? Генрок нашёл неподалёку поляну, там десяток деревьев срублены. Мешок этот у входа. Я не понимаю, чем он или они здесь занимались.

— Если бы ты притащил ещё и парня! Уже неделю назад бы совершили подношение! А теперь Ыршыг нами недоволен! Вот и первая кара!

— Мы же решили, что возьмём одного из наших.

— Мало наших, чтобы ими разбрасываться! Поэтому я тебя и отправил за ДВУМЯ жертвами!

— Я не виноват, что парень сдох. Сам сказал уйти подальше от леса, чтобы лишнее внимание к нему не привлекать, вот он и не дотянул. Плюс, ты же признал, что девчонка важнее.

— У нас их мало. Даже одну… а теперь ещё и Аглеру убили!

— Я боюсь, как бы его дружки всех наших не перебили, пока мы здесь. А если они нам ещё и ритуал сорвут…

— Не сорвут. Я отправил Мертка передать Пастве свои приказы. Девчонку в любом случае принесут в жертву.

— А как же ритуал? Там ведь ещё парень нужен.

— Есть много ритуалов и с одной жертвой. Проведут один из них.

— А хватит одной-то? Сам ведь гово…

— Я знаю что говорил! Но лучше хоть одна жертва, чем ни одной. Девчонку подвесят. К ритуалу подготовят. Место Жатвы окружат. При любом подозрительном движении девке вскроют горло, чаша под кровь будет наготове внизу. И только тогда начнут разбираться с вторженцами. После жертвы Ыршыг будет на нашей стороне — Паства остановит любого врага.

— Нам тоже нужно быть там. Эти дураки её из-за случайного ветерочка зарежут, лучше вернуться и провести полноценный ритуал с одним из наших.

— А этого ублюдка ты…

Тут я прервал заклинание.

Я уже узнал всё, что нужно. И говорят они странно… наигранно что ли?

Нужно подумать. Что теперь делать? Подобраться незамеченным, снять девку с креста, утащить её на себе? Мне даже первый пункт не выполнить. Я могу, если постараться, перебить всех этих ублюдков, но девку спасти…

Не выходит. Ни один план не подходит. Я слишком ограничен по времени. Эти обдолбанные психи действительно зарежут девку из-за любого пустяка. Мне это не остановить.

— «Какие мысли? Звучит так, будто девка уже не жилец. В любом случае.»

Девка. Девка. Девка. Прицепилось это слово. Не нравится оно мне. Нужно что-то другое придумать.

Достал из кармашка флакон. Микстура с защитой от проклятий. Последняя.

— «Ты чего творишь?! Рахлес! И это твой план!?»

Вытащил меч.

Рывок! Рывок! Рывок!

Вижу. Схватил меч покрепче. Погнали!

Рывок. Швырнул меч по горизонтали. Хорошо бы разрезать балахон пополам.

Рахлес! Один из Паствы прикрыл Верховенство собой. Ну хоть минус один.

Рывок! Контроль Броска. Рахлес! Да сколько можно?! Дайте мне его уже убить! Что вам, жалко?! Ещё один смертник словил нож вместо своего пастыря. Прямо глазом словил.

Рывок! Рывок! Рахлес! Руку чем-то зацепило.

— «Что это за план такой?!»

Рывок! Ноги подкашиваются. Ослабление. Рахлес! Верховенство не убил, чернокнижника не убил, воздушника не убил. Расскажи кому — засмеют!

Перед глазами потемнело.

Удар! Это мне знакомо. Воздушная Стена. Удар! А это я кажется спиной в дерево вписался. Удар! Вообще уже не понимаю, что это такое.

— Стоять! — с трудом расслышал я сквозь дождь и гул в ушах. — Выруби его.

— «Вот это мой план.»

Удар!

Я вырубился.

* * *

Чужак лежал на земле. Целый. Мы его почти не потрепали. Но без сознания. Это точно. Так изогнуться нарочно не получится.

— Генрок, Пертон, проверьте его, снимите доспех, свяжите. Зуркен, не снимай с него Слабость.

Парни неохотно, с опаской двинулись к этому больному ублюдку.

— Герой?! — прошептал Зуркен.

Не может быть! Посмотрел на него. Просмотр Статуса.

Герой. Зовут Влад. Время пребывания на Катиноле: один год, ноль месяцев, ноль дней.

Больше ничего нет.

— Откуда здесь взяться Герою? — удивился Верховенство.

— Не так важно, Герой он или ещё кто. Ты ведь собрался его в жертву принести?

— Логичное решение.

— Не думаю. Он опасен. А жертва должна быть в сознании во время ритуала.

— Зуркен сможет его сдержать Ослаблением. Да и он сам слабак. На Катиноле всего год. Использовал только одно заклинание. Чудесник!

— Я тоже использую лишь несколько заклинаний. Важно с какой Силой ты ими пользуешься. Он очень шустрый. Чудесники так не могут.

— Турлин. Мы уже пятерых потеряли. За день! Зачем убивать своего, когда нам подвернулся этот Герой?

— Готово, — подошёл Генрок. Бросил на землю доспех, снятый с Героя. — Смотрите, — протянул он Верховенству мешочек. — Только золото. Богатый нам Герой попался.

— Отойдём, — оттянул я в сторону от остальных Верхове… Лускеля. — Послушай, Лускель. В последнее время настроение у «наших» не очень. Начинают роптать. Нам нужен хороший, полноценный ритуал. Со всеми танцами, плясками, оргией, криками и кровищей. Без проблем и неожиданностей. И лучше кого-нибудь из своих. Чтобы страха побольше было. А этот… Герой, не нравится он мне. От него опасностью несёт, как от дикого зверя. От таких лучше сразу избавляться.

Лускель оглянулся на Героя. Посмотрел пару секунд.

— Ладно. Ты прав.

— Конечно, я прав. — Как меня достало вечно притворяться последователем мифического бога и фанатиком ритуалов. — Много у тебя ещё травы осталось? Новой в пещере месяца два расти.

— На два месяца должно хватить.

— Хорошо. И зря ты с девкой не дал развлечься. С новенькой всегда приятней. Дал бы сбросить парням напряжение.

— В Писании так написано. Нельзя портить.

Поплыл Лускель. Совсем уже вжился в роль. Небось уже и сам верит в писанину на тех листах, что мы нашли возле входа в пещеру. Хотя, рецепт, отпугивающий Некрозверей и правда работает.

— Кроме тебя его никто не читает. Ладно. Поздно уже что-то менять. После ритуала снова возьму парней. Приведу свежее мясо. Уж с ним не запрещай играть.

— Оно от ваших игр быстро портится, — усмехнулся Лускель. — кончай Героя и пойдём проводить ритуал.

А вот это хорошо сказано.

Я подошёл к Герою. Лускель подобрал с земли его доспех и начал в нём копошиться. Привычки разбойника всё ещё преобладают в Верховенстве. Воздушный Серп сформирован. А это что?.. Руны?

— Генрок, у него на рубашке руны? И на штанах вроде тоже?

— Ага. Сплошняком. Никогда такого не видел.

Вот же болван!

— А если б тебе голову оторвало, пока ты его щупал?

— Так руны же. Они магию ведь… не того.

— Идиот. С чего ты взял, что его рубашка только рунный артефакт? Может смешанный?

Но с другой стороны, раз уж с парнями ничего не случилось, вряд ли моё заклинание отразится или типа того.

Прощай Герой.

— Постой! — крикнул за спиной Лускель. — Смотрите!

Вокруг Лускеля быстро собрались все наши. А тот держал в руке флакон с микстурой. И что в этом такого?

— Смотри, — протянул он ко мне руку. — Неклист. В его доспехе лежал. Это знак, который нам послал Ыршыг. Он хочет именно его в жертву!

Лица остальных идиотов просветлели, будто они познали запретную истину.

— Берите Героя. Его ждёт крест! — патетично прокричал Лускель.

Совсем Верховенство поплыл.

* * *

Что происходит. Всё кружится.

— «Влад! Ты меня-я… слыши-ишь? Хе-хей! Рахлес! Они тебя чем-то накачали. Из-за этого… я какую-то дичь несу.»

— «Ты часто её несёшь и без наркоты.»

Почему веки такие тяжёлые? Без рук мне их не поднять.

Что? Руки тоже тяжёлые? Вроде нет. Они ведь даже не висят.

— Кажется, очнулся. Зуркен, он очнулся!

— Не ори. Я здесь. Ослабление уже наложено.

Рахлес! Соберись! Давай!

Начал трясти головой. Стало легче.

Открыл глаза. И зачем я это сделал? Это не то, что хочется увидеть поутру.

Соберись!

— «Эта часть плана успешно выполнена.»

— «А-а! Так это часть плана! Теперь я спокоен!»

Вот и она. Теперь придумал, как буду её называть. Блондинка. У неё красивые, длинные светлые волосы. Думаю, что красивые. Сейчас они все в грязи. Дождь не сильно очистил их от неё. Висит. В сознании. С таким же недоумением смотрит на происходящее между нашими крестами действо.

Теперь время подумать о себе. Руки привязаны верёвкой. Ноги тоже. Но я стою на земле. Не подвешен в воздухе. Верёвки выглядят солидно. Такие на раз не порвать. Внизу под ногами таз. Для крови, как я понимаю. Чуть в стороне хворост, что я в прошлый раз разглядел под крестом. Видимо, костерок — кульминация ритуала, когда с неба не льёт дождь. Сегодня другая программа.

Соберись!

Что ещё?! Я голый. Полностью. Как и Блондинка. Знак на груди. Какая-то каракуля. Кровь. Но с чем-то ещё. Вода рисунок не смывает.

Рядом стоят двое. Грустят поди, что не могут принять участие в… этом. Слева Зуркен. Справа… Рахлес его знает.

И мне плохо. И дело не в местной наркоте. Моему Телу на Катиноле больше лет, чем всем остальным моим составляющим. Наркотики на меня будут действовать слабее, чем местные Хайзенберги рассчитывают. А вот Ослабление действительно мешает.

— Ты Зуркен, так ведь?

Как трудно говорить.

— Хватает сил на болтовню? Ты крепче, чем я думал, — усмехается он.

— Я просто в грязи и под холодным дождём не трахаюсь. Вот и здоровый. Ха-ха-ха-ха.

Было больно. Хороший удар. Место не то.

— Ты, наверное, грустишь, что приходится меня здесь сторожить. Тоже хочешь к ним присоединиться?

— Тут ты прав. Торчать тут с тобой удовольствия мало.

— Это я вижу. Многие парни там тоже грустят. С девками у вас напряг, и ты здесь торчишь. Никакой справедливости.

И что это за реакция? Ты издеваешься?! Неужели настолько тонко для тебя? Стоп! Вот. Началось. Скоро поймёт. Ну наконец-то!

Удар! Не будь я привязан, загнулся бы пополам. Сил Зуркен не жалеет. И снова не туда.

Обратимся к современной классике.

— Ха-ха-ха. Правее. Можешь правее? Там чешется. Шрам зачесался. Давай. У тебя неплохо получается. Яйца я тебе пока чесать не доверю, но с опытом…

Укрепление! Спина готова принять удар. Давай.

Удар! Рахлес! Больно! Регенерация! Стекло наверняка порезало кишечник. Надеюсь, проблем не будет.

Вот это другой разговор. Начал накапливать ману. Верёвки прочные, а вот крест из дерева, которое уже неделю размокает под непрестанным ливнем.

— «Сработало? Ослабление… ослабло?»

— «Да.»

— «Когда ты засунул в рот флакон, я решил, что ты… после всего тобой сделанного, слова «окончательно сошёл с ума» звучат недостаточно сильно, чтобы передать всю степень твоего безумия.»

Несколько Разумных также не принимают участие в оргии. Рассредоточились вокруг. Всего восемь. Эти сразу начнут атаковать.

— Эй! Блондиночка! Как тебе там висится?

— Хватит болтать! — влез Зуркен.

— Помогите! — просипела блондинка. Голос сорвала?

— Мне бы кто помог. Да, Зуркен? А почему именно мы с ней? Неужели ваш Бог готов принять в жертву любого?

— Тебя он выбрал сам. Указав нам на это. — Предположим, хотя и понятия не имею о чём он. — А девка греховна. И должна ответить за грехи.

— Какие грехи? Сиськи? Мне тоже обидно, что у меня их нет постоянно под рукой. А так хочется порой потрогать. Это успокаивает.

— Нет. Она полна подлости. Когда мы напали на караван, она хотела спрятаться, сохранить свою жизнь, в то время, как погибали другие. А потом напала со спины и ранила одного из наших. Поэтому мы выбрали её.

Логично. Давайте разбомбим эту страну и заберём все их ресурсы, ведь они там однозначно, ну вот зуб даю, производят ядерное оружие, чтобы вообще всех правильных людей убить.

В какой мир не попадёшь, а логика — это всегда логика.

Мне ваш Judgment не по душе.

— Эй! Блондинка! И как мне тебе помочь? Когда кругом они? Что мне сделать?

Блондинка смотрела на меня с диким удивлением. Как я могу серьёзно об этом спрашивать голый, привязанный к кресту?

Лицо её скривилось. Боль, отвращение, страх.

— Убей их, — прошептала она. — Убей их, — сказала она. — Убей их! — закричала она.

Такой Judgment мне по душе.

Укрепление! Рывок! Горизонтальная палка креста треснула и сломалась по середине.

Рывок! Зуркен со сломанной шеей свалился на землю.

Рывок! Присел. Сверху пролетел Серп, срезавший то, что от креста оставалось. Слишком быстро. Он ожидал от меня подобного?

Рывок! Всё ещё привязанным к моей руке куском дерева врезал по коленям второго охранника моей тушки. Он упал. Рывок! Рывок! Размозжил его голову.

Пора сваливать.

Рывок! Рывок! Рывок! Рывок! Регенерация! Лечение! Лечение!

Спасительный лес! Теперь хоть пореже будут попадать своей магией.

— Стоять! Не идите за ним! — орёт Верховенство. — Он пришёл за ней. Он говорил с ней.

Что ты собрался делать, больной ублюдок?

Верховенство подошёл в блондинке. Вытащил нож с волнистым лезвием из недр своего балахона.

— Я её зарежу, если ты прямо сейчас не выйдешь!

На поляне творился балаган. Паства натягивала штаны и другие предметы гардероба, крутили головами, не понимая, что происходит. Спокойно вёл себя лишь костяк бойцов, что погнались за мной в лес, а сейчас возвращались назад на поляну. Жаль. Здесь мне было бы удобнее.

— Не веришь? Думаешь, я шучу?

Рахлес!

Верховенство приложил лезвие к линии волос на лбу девушки и повёл его по этой линии. Девушка не закричала, лишь стиснула зубы. Не знаю, как в такой дождь это возможно, но я разглядел полоски слёз на её лице. А этот ублюдок продолжает. Скальп ей собрался снять?!

Я думал, он не станет этого делать, ведь это идёт в обход… И чего я туплю!?

— Еретик! Предатель! Ыршыг покарает тебя и всех вас! Ничтожных и бесполезных! На мне Метка Жертвы! Вы начали ритуал! Я первый! Я! Хочешь нарушить ритуал, плюнуть в нашего бога, тупое ничтожество?! Ыршыг вас всех покарает, он уже начал! Священные звери убиты! Пятеро наших соратников мертвы! А всё потому что Верховенство предал нашего бога! Он нарушает ритуал! Что нужно сделать с нарушителем ритуала? Как бы поступил с предателем Ыршыг?

Десятки взглядов скрестились на Верховенстве и особенно на ноже, который он держал у лица девушки. На лице Верховенства застыла кривая улыбка.

— Сначала парень. Всё правильно. Конечно. Идите… — нервным движением спрятал он нож. — Убейте его. Убейте его во имя Ыршыга! Давайте! Скорее!

И они пошли. Жаль. Было бы круто, подвесь они Верховенство на кресте за предательство их общего бога, пока мы с блондинкой уходим в закат. Ну хоть план с её безопасностью сработал.

Идут не все. Верховенство и восьмёрка бойцов остались возле креста и девушки. Не нравится мне это. С другой стороны, ко мне топают чуть больше двух десятков Разумных. И так немало.

Нужно отдышаться. У меня от этих выкриков в груди жар поднялся. Позади меня их поселение. Пустое на данный момент. Есть шанс найти там оружие. Хотя бы одежду. Побежал. Зигзагами и прикрываясь за деревьями.

— «А неплохую я речь задвинул.»

— «Да. Я готов вступить в вашу религию. Где брошюра?»

* * *

— Ты уверен?

— Да. Он точно залез в общий дом.

— Окружить. Вы сюда. А вы здесь встаньте. Ниргот, возьми двоих, обойди дом. Вы со мной.

Подошли к двери.

— Открывай. Вперёд.

Пусто. Идём дальше. Прошли коридор. Общий зал.

Рахлес!

— Дышите через тряпки.

— Это что такое?

— Кажется та пыль из мешка, что вместе с жертвой принесли. Аккуратно, он наверняка хочет напасть, пока нам ничего толком не видно.

— Дышать невозможно!

— Ищите его! Он где-то рядом!

В окно влетел камень, на который была накручена горящая тряпка.

* * *

Общий дом взорвался. Сильный взрыв. Даже отсюда мы слышали грохот.

— Что случилось?

— Помолчи. Сейчас не до тебя.

Пять минут прошло. И тишина. Семь.

Идёт. Приоделся. Нет. Не приоделся. Он обернулся флагом, что висел над общим домом. Флаг с изображением Неклиста.

Вышел на поляну. Стянул с себя флаг. Он так и остался без одежды. И оружия с собой не взял.

Взял флаг в обе руки. Порвал на две половины. Выбросил их в грязь.

— Ты один. Ты действительно один. Я придержал парней, думал ты заманиваешь нас в ловушку к своим друзьям. И пока вы разбираетесь с пешками, мы бы успели уйти.

— В смысле уйти? — влез Генрок. — Наших убили! Он посягнул на нашего бога!

— Те, кто всё ещё дружит с головой, успели бы уйти, — решил я дополнить свои слова. — Так что ты здесь забыл, Герой? Пророчество? Что тебе от нас нужно?

— Всё-таки среди вас есть Некромант. А я уж решил, что все помешались. Мы неплохо приспосабливаемся. Ко всему. То, что вчера было ужасно, стоит сегодня записать в свод правил поведения, и завтра это станет корпоративной этикой. Не потому что все притворятся. Они и правда в это поверят. А таких как ты я ненавижу больше всего.

— С этим разобрались. Так что тебе нужно?

— Провести ритуал.

Что? Ритуал? О чём он?

— Вы знаете для чего изначально использовался тот круг? — указал он рукой на Круг Прощения.

— Знаю. Но мы его использовали для…

— Плевать, — перебил меня Герой. — Мне интересно изначальное применение. И ведь как раз совпало — вас восемь. Помимо Верховенства, с ним я позже пообщаюсь. Настало время провести нормальный ритуал. С согласия всех сторон.

Может, он и прав. Подустал я от всего этого притворства. Если он хочет стать жертвой по всем правилам, я стану его палачом. По всем правилам.

— Какое преступление ты хочешь искупить?

— То, которые никак не искупить.

— Это серьёзно. Ты должен будешь продержаться в кругу три минуты — максимально допустимый срок.

— Договорились.

— Турлин! Что ты творишь?

— Да помолчи ты уже. Слышали, парни? Пойдёмте, применил этот круг как положено. Хоть раз.

Герой уже шёл в сторону круга. Подставил спину. Не боится. Помешанный. Но я не атаковал. Может я тоже успел помешаться на ритуалах?

* * *

Магия. Интересная штука. Она имеет свои правила и закономерности. Но имеет и свои особенности.

Обычно, маг никак не чувствует ману в своём Теле. Полная шкала или только половина — нет разницы. Лишь когда мана почти на нуле, это проявляется в виде Магического Истощения. Ощущение маны появляется только в момент перед применением заклинания. Сначала ты тратишь определённое время для накопления маны на заклинание. При активации разных заклинаний мана также ощущается по-разному. Тепло, холод, пощипывание, покалывание. В руке, ноге, голове, по всему Телу. Это называется откликом. Почувствовав его, ты можешь использовать заклинание. С опытом отклик становится рефлекторным, ты уже не успеваешь распознать ощущение, но чётко понимаешь — заклинание готово к активации. Именно то заклинание, которое ты и хотел использовать.

А если схитрить? Заранее подготовиться? Наполнить руку маной для Рывка, но не использовать его сразу. Зато, когда это заклинание пригодится, не нужно будет тратить время на отклик.

Дедион остудил мой пыл магического первопроходца. Такая хитрость известна давно. И как и все хитрости, она имеет несколько «но».

Первое — время. Отклик невозможно держать в себе долго. Для каждого мага и заклинания выходит по-разному, но в любом случае речь идёт о минутах. Накачаться маной утром и ходить до вечера не получится. Она просто рассеется. Более того, растраченная таким образом мана в разы дольше восстанавливается.

Второе — сложность. Держать отклик долгое время тяжело. Дело не только в контроле. Это физически больно. Тело начинает гореть. Я неправильно выразился. Если бы горело Тело — это можно было бы ослабить лечебной магией или микстурами. Если Разум — Ментальной магией. Для Души тоже есть свои способы ослабить боль. Но этот жар невозможно сбить. Горит нечто вне области возможного магического воздействия. И даже если растратить всю заготовленную ману, жар пройдёт не сразу.

Третье — временный Магический Ступор. Магический Ступор — это группа заболеваний и воздействий, при которых маг теряет способность использовать заклинания по всевозможным причинам. Успокаивает слово временный. Речь идёт о минутах, максимум часах. Доказательств этого нет, но существует мнение, что баловство с откликом может привести и к другим негативным эффектам. Например, Закупориванию Маны.

Как видно, минусы явно перевешивают.

Но вот дальше я начал новаторствовать и ставить своими вопросами Дедиона в тупик.

А что, если наполнить всё Тело маной для Рывка? Сильно наполнить. И научиться использовать только часть этой маны и только для конкретных частей Тела? Не получится ли тогда, что на определённое время я смогу использовать множество Рывков не тратя время на активацию? Мгновенно. Насколько мне позволит моё Тело.

Дедион засомневался, что такое возможно. Ошибся. Возможно. Все перечисленные проблемы остаются, а сложность контроля вырастает многократно. Но возможно.

А теперь перейдём к следующему уровню: что если наполнить Тело маной для нескольких заклинаний? Сильно наполнить. И тратить по чуть-чуть. Не получится ли тогда, что на определённое время я смогу использовать множество заклинаний не тратя время на их активацию.

Дедион был уверен, что такое невозможно…

Подходя к кругу, я начал наполнять Тело маной. Рывок, Укрепление, Клейкость, Контроль Броска, Регенерация.

Пять. Максимум шесть минут. Потом мана рассеется, а я свалюсь без сил. Минут через десять я смогу кое-как ходить. Через полчаса смогу снова использовать магию.

Собьётся контроль — я труп.

В груди появилось тепло. Хорошо. Через какое-то время я буду проклинать этот всепоглощающий жар.

Встал в центр круга. Турлин и его бойцы разошлись, заняли позиции на линии.

— «Получается? Если ты не сможешь ускорить работу сознания, тебя убьют за секунду.»

Дедион прав. Даже возможность мгновенно активировать заклинания ничего не даст, пока ты не можешь быстро среагировать на обстановку и выбрать нужное заклинание в нужный момент.

Ускоренное Мышление.

Работает.

Три минуты не понадобится. Всё решится гораздо быстрее.

Восемь магов вытянули свои ладони. Ясно. Турлин — Воздушник. Ещё двое — Огненные маги. С этими нужно разобраться в первую очередь. Стихии остальных осязаемы — земля и лёд.

— На счёт три.

— Не медли.

— Хм. Один… Два… Три…

Рывок! В нижнюю часть туловища. Я начинаю приседать на одно колено, одновременно смещая туловище чуть в сторону.

Рывок! В руку. Прикасаюсь к пролетающему мимо Земляному Копью. Клейкость! Укрепление в кисть, чтобы её сразу не вывернуло. Отключаю Клейкость. А теперь, после того, как я прикоснулся ладонью и Приклеил к себе хоть на мгновение предмет, происходит кое-что интересное.

Контроль Броска!

Заклинания разлетаются в стороны.

— Генрок! Больной ублюдок! Ты его убил!

— Я не!..

— Продолжаем! Убейте Героя!

Рывок! Пришлось подпрыгнуть. Турлин Серпом хотел подрезать мне ноги.

Рывок! Уже в прыжке изгибаюсь, прижимаю голову к ногам. Несколько попаданий по касательной. Пока не буду активировать Регенерацию — её потом не остановить, пока она не сожрёт всю накопленную для неё ману.

Рывок! Извернулся. Ещё один Серп. Турлин запускает заклинания быстрее остальных. Нужно с ним разобраться.

Рывок! Снова пригибаюсь. Рывок! В этот раз достал до Ледяной Стрелы. Клейкость. Укрепление. Отключить Клейкость.

Контроль Броска!

— Вы чего, ослепли?! По своим бьёте! Два трупа уже!

— Ха-ха-ха. Это он. И ведь не нарушает правил — не использует атакующую магию или проклятья. Умно, очень умно.

Турлин направил на меня обе ладони. Остальные последовали его примеру. Логично. В обычной ситуации, македонский стиль не катит — с двух рук заклинания активируются медленнее, пока ты запускаешь два — противник тебя прихлопнет одним. Но в данном случае противник не бьёт в ответ. Можно не спешить и ударить кучнее.

— «Двух Огневиков ты выпилил. Кроме воздушника, остальные бьют одновременно и своими и твоими снарядами. Посмотрим, кто кого быстрее завалит.»

— Бейте по всей области. Он не должен увернуться.

Ну давайте.

Выстрел!

Рывок! Остаюсь в области лишь одной ногой, остальным телом отклоняюсь за область. Вторая нога поднята в воздух.

Рывок! Клейкость! Укрепление. Чуточку ждём. Земляное Копьё, пролетая мимо, буквально забрасывает меня обратно в область. Отключить Клейкость.

Контроль Броска!

— Рахлес! Он убивает наших. Давай просто его убьём!

— Не нарушай правила ритуала! Или хочешь, чтобы он тоже начал выходить из области?! Просто подстрелите ублюдка!

А вот это вы зря. Начали бить в разнобой. Одно удовольствие.

Рывок! Клейкость! Укрепление! Отключить Клейкость!

Контроль Броска!

— Одновременно. Все бьём одновременно! Сейчас!

Осталось только четверо. Восемь заклинаний. От такого количества я уклонялся изначально.

Рывок! Рахлес! Семь заклинаний. Турлин запустил только один Серп. А вот и второй летит вдогонку. В меня. Рывок!

Рахлес! Задело. Регенерация!

Рахлес! Только не сейчас! Если перестану соображать на сверхскоростях, меня тут же прикончат! Сконцентрируйся! Боль ничего не значит!

Рывок! Рывок! Рахлес! Не успеваю! Рывок! Соберись! Изначально это выглядело так, будто я заранее знал, куда они запустят свою магию и филигранно уворачивался, теперь я изгибаюсь и изворачиваюсь, будто уж на сковороде, в последний момент разминаясь со смертью. Или не разминаясь. В ногу попало. Рывок!

Да чтоб вас всех! Давай! Буду рисковать!

Рывок! Клейкость! Укрепление. Отключить Клейкость.

Контроль Броска!

Вроде попа… Рахлес!

Рывок! Рывок! Рывок! Турлин уже не обращает внимания на потери.

— Рахлес! Чего встали?! Добейте его!

Я рисковал. Чтобы повторить свой трюк, мне пришлось отказаться от нескольких деталей. Первая, я не стал полноценно уклоняться от остальных заклинаний. Серп хорошенько попал мне по ноге. До кости. Болит жутко. Вторая, я не смог всё точно рассчитать в этой комбинации. Поздно отключил Клейкость и кисть мне всё-таки вывернуло.

Рывок! Рывок!

— Атакуйте его! Он ранен! Осталось только добить!

— Он уже убил пятерых!

— Трусы! Он уже почти… Рахлес! Идите ко мне! Оба! Он каким-то образом искажает нашу магию, меняя траекторию полёта заклинания. Нужно было сразу так сделать. Собраться и атаковать из одного места. Он не сможет так сильно повлиять на траекторию!

Иногда меня порядком бесит, что кто-то кроме меня тоже умеет думать.

Давай, Регенерация, шустрее работай.

— Думаешь, я не увернусь от атак с одной стороны, после того, как уворачивался от круговых? Наивно.

Рывок! Работает. Пока они собирались вместе, я снова настроился на ускоренное мышление.

— Как ты это делаешь? Тебе год. Ты не можешь использовать магию быстрее меня. Неужели освоил одно из заклинаний Времени?

— А тебе всё расска…

Рывок! Чуть голову мне не отрезал.

— Не спортивно.

— Попытаться стоило.

— «Магия времени существует?»

— «Ты серьёзно хочешь это сейчас обсудить?»

— Не бойтесь. Теперь он вам ничего не сделает. Атакуйте смелее.

А сам выжидает. Молодец. Восемь в меня запущено заклинаний или одно — уворачиваться всё равно придётся. На этом моменте он и хочет меня подловить.

Рывок! Рывок! Рывок! Рахлес! Нога болит. Рывки мне сейчас не на пользу. Слишком долго я не продержусь.

Рывок! Рахлес! Рывок! Сразу два Воздушных Серпа, ещё и запущенные крест-накрест. И момент идеально рассчитан — сразу после одного из моих Рывков. Если бы я не мог мгновенно применить второй — сейчас бы кусками валялся на земле.

Так это продолжаться не может.

Придётся ещё раз рискнуть. Рывок! Чуть отклонился от запущенного в меня Земляного Копья. Рывок! Касаюсь его, но уже полностью вытянув руку. Клейкость! Укрепление кисти, запястья, локтя, бёдер, коленей, щиколоток. Контроль Броска! Рывок! Контроль Броска! Рывок!

Контроль Броска!

Упал на колени! Теперь и вторую кисть вывихнул.

Рывок! Рывок!

Пара Воздушных Серпов ушли в молоко.

Что там??

Получилось… Я настолько не ожидал, что у меня может получиться, что даже растерялся ненадолго. Сумел буквально крутнуться вокруг оси с приклеенным Копьём, упираясь Рывком и корректируя полёт заклинания Контролем Броска. Более того, я попал, хоть уже и не целился толком — слишком меня повело.

Теперь их осталось двое. Турлин и второй, кажется, Генрок его зовут. Генрок стоял над последним из убитых соратников. Его же Копьём.

— Я убью тебя!! — выхватил он меч и рванул на меня.

Видимо, ритуал закончится сейчас. Давай, иди ко мне.

Воздушный Серп.

— Это ведь не считается? — спросил у меня Турлин, показывая на голову убитого им соратника. Она закатилась внутрь круга. — Не думаю, что он «заступил» за черту. Нарушения нет. Значит, мы может продолжить. Верно?

— Верно. Продолжай.

— Хорошо.

Турлин подошёл к линии круга. Вытянул ладони. Перед ними появилось искажение воздуха. Как будто через кривую линзу смотришь. Именно так перед запуском выглядит Воздушный Серп. Повернул ладони. Помню. Ты уже запускал так Серпы — крест-накрест.

Но он не стал их запускать. Серпы начали расти. Удлиняться. Это уже серьёзно. И вот они уже достигли таких размеров, что перекрывают всю область, даже с запасом, чтобы я не мог повторить трюк с покиданием области, не заступая за её край.

Будет сложно, но думаю, что смогу уклониться.

Серпы начали крутиться. Медленно. Быстрее. Ещё быстрее.

Очень странное зрелище. Серпы крутятся так быстро, что их трудно разглядеть, как винт самолёта. Но вокруг ничего не происходит. Не поднимается пыль и грязь, капли дождя не разлетаются в стороны тысячами брызг. Магия ещё не материализована. Тоже самое с Земляной или Ледяной Стрелой. Когда они появляются перед ладонью мага до запуска активации, по сути это только иллюзия, которая материализуется в момент запуска. Именно так работают заклинания такого типа.

Я поинтересовался однажды у Дедиона, можно ли это как-то обыграть. Обойтись без этой иллюзии, или подсунуть иллюзию одного заклинания, а использовать другое. Дедион не стал открыто называть меня дурачком, спокойно ответил, что никогда про подобное даже слухов не слышал. И всё снова свелось к возрасту и Силе. Сильный маг настолько быстро активирует заклинание и придаёт ему такую скорость, что ты физически не успеешь его заметить. Вместо этого будешь сразу наслаждаться зрелищем новой дырки у себя в Теле.

Сейчас я видел наглядное доказательство иллюзорности заклинания до активации. Эти Серпы даже воздух не разрезали, создавая свист или гул. Оттого может я и не чувствовал опасности от этого заклинания. Хоть мне и не увернуться. Никак. И не спастись. Никак.

Давай уже. Я и так горю. Жар распространился по всему Телу. Мана для Регенерации закончилась. Вовремя. Почти все раны и шрамы на теле зажили. Кроме тех, что не должны заживать.

Давай!

Закрыл глаза.

Запустил. Я кожей почувствовал, как взбесилась воздушная стихия. Хороший ветерок. Прохладный.

— «Три минуты.»

Рывок!

Открыл глаза. Я жив. И цел.

Турлин смотрит прямо. От него идёт борозда вспаханной Серпами земли. Проходит через всю поляну и углубляется в лес. Я не вижу где она заканчивается, зато я слышу треск ломающихся и падающих деревьев.

И я, стоящий на краю этой борозды.

— Не успел, — вполне спокойно произнёс Турлин. — Жаль. Я хотел убить тебя именно в ходе ритуала.

Рывок! Рывок!

Удар! Меня отбросило на несколько метров назад. Рахлес! От Воздушной Стены вблизи мне не увернуться. В ритуале этим заклинанием нельзя пользоваться — нацелено не на убийство. А теперь — пожалуйста.

Рывок! Рывок! Ещё одна Стена. Рахлес! Мне к нему не подобраться.

Рывок! Рывок! Серп пролетел мимо. У него тоже проблемы с атакой. Вот только у меня почти не осталось времени. Рывок! Этот подойдёт.

Наклонился. Мне нужна амуниция. Ножички этого жмурика мне подходят. Рывок! Труп разрубило Серпом пополам. Рывок! Ничего. Мы не брезгливые.

Один, два, три, четыре. Рывок! Очередной Серп. Ладно. Четырёх ножей должно хватить. Один перекинул в правую (там вывернутое запястье успело полностью зажить), остальные кое-как удержал в левой.

А-а-а! Времени уже нет. Жжёт слишком сильно.

Рывок! Серп пролетает мимо.

Рывок! Рывок! Приближаюсь к Турлину на всей доступной мне скорости.

Собирается использовать Стену, чтобы отбросить меня.

Метнул нож в сторону. Контроль Броска!

Траектория полёта ножа начала искривляться. Мне не хватит Сил, чтобы попасть по Турлину — угол искривления слишком большой. Но мне главное, чтобы он поверил, что я могу.

Есть! Он запустил Стену в сторону. Нож, который бы и так скоро штопором грохнулся на землю, отшвырнуло.

Рывок! Рывок! Два раза успел. Нужно ещё его отвлечь. Второй нож. Бросок. Контроль Броска. Рывок! Рывок! Теперь я достаточно близко, чтобы метнуть ножи очень точно. С обеих рук. За жаром по всему телу боль в левом запястье и не чувствуется.

Бросок! Контроль Броска!

Турлин использовал Скачок. Отбить сразу два летящих в тебя с разных сторон ножа с помощью магии сложно. Легче увернуться. И я это прекрасно знал. Контроль Броска! Давай!

Один попал. Хорошо вошёл. Второй слегка задел. Рывок! Рывок! Рывок!

Турлин не пытается вытащить нож из раны. Он хочет выхватить нож с пояса. Мой нож. И доспех мой был надет на одном из моих палачей в ритуале, в нём теперь дыра на уровне груди навылет. Меч не разглядел, но наверняка также найдётся у одного из трупов.

Ударил ногой в колено. Схватился за нож, застрявший в его плече. Действительно хорошо вошёл. Рывок! Сейчас ещё лучше. Рывок! На всякий случай. Знаю я этих магов. А с таким повреждением головного мозга могут выжить только монстры, вроде Гильрена.

Наклонился. Подобрал свой нож. Вернулась пропажа.

Совсем нехорошо. Я уже…

— «Влад. Ещё Верховенство. Живо!»

Знаю.

Иду. Перехожу на бег. Ноги заплетаются. Нужно успеть. Сколько у меня осталось? В лучшем случае минута.

— Брось нож или я её зарежу!

Бросаю нож, продолжая идти дальше.

— Бросил. И что дальше? Я не уйду отсюда, будешь ты ей угрожать или нет. Ты ведь и так её убьёшь.

— Не убью! Проваливай. Я тоже уйду. Потом можешь забирать девку!

— Я тебе не верю. И ты это понимаешь. Нож я выбросил. Ничего другого у меня нет. Так может попробуешь закончить свой ритуал по правилам? Сначала убьёшь меня. Потом её. Посмотри сколько убитых. И все они станут жертвами для твоего бога, если ты правильно закончишь ритуал. От такого подарка, я уверен, он лично спустится с облака и потреплет тебя за щёчку. Давай уже! Хоть на одно мгновение стань тем Верховенством, за которым шли эти Разумные, а не пустым местом, обычным никому не нужным разбойником и трусом.

И он пошёл мне навстречу. Держа свой нож с кривым лезвием в одной руке, а вторую вытянув на меня.

Земляное Копьё. Повезло. Тут у меня шансы есть. А времени на план действий нет. Через несколько секунд, даже если я выдержу сжигающий меня изнутри жар, мана сама рассеется из моего Тела.

Идём напролом. Чуть подгибаю ноги в коленях. Туловище наклоняю вперёд. Укрепление в щиколотки, колени, бёдра, мышцы пресса, руку целиком. Клейкость в ладонь.

— Давай же!

Выстрел.

Рывок! Контроль Броска! Рывок! Контроль Броска! Рывок! Контроль Броска! Рывок!

Остановился. Было непросто. Доказательством этого служат две десятиметровые борозды, оставленные моими ногами. Но я остановился. Сумел схватить ладонью Копьё, и использовал Контроль Броска, чтобы остановить его, и Рывок в мышцы руки и плеча, чтобы Копьё не воткнулось мне в сердце.

— «Влад, не спи!»

Верно.

Рука повисла плетью. Мышцы порвал. А Верховенство уже готов запустить в меня второе заклинание. Перехватил Копьё в другую руку. Рывок! Контроль Броска!

Рахлес! Не смог полноценно увернуться! Прошло навылет. Рахлес!

Что там с Верховенством?

Лежит. В сердце попал. Надеюсь, ему этого достаточно.

А у меня кажется печень задета. Надеюсь, мне этого недостаточно.

Всё, время вышло. Когда мана покидает твоё Тело, ощущение будто ты обильно потеешь, и при этом пот стал по консистенции как желе. Приятного мало.

Но не это сейчас… Я горю!

А-а-а-а! Лучше прилечь. Прижму рану рукой. Полежу немного.

Приятно. Появилось некое чувство защищённости. Не зря эта первая поза из всех, которые мы принимаем. Поза эмбриона. И дождь. Холодный дождь, остужающий кожу и создающий ощущение, будто я целиком погружен в воду. Обожаю дождь.

— «Влад. Держись в сознании. Когда жар и боль спадут, нужно будет добраться до их поселения. Если рану хоть минимально не обработать, ты не дотянешь до того момента, когда сможешь её Вылечить.»

Никакого покоя.

— «Сделаю.»

— «Я буду с тобой говорить, чтобы ты не вырубился.»

— «Давай.»

— «Всё очевидно, но я всё же спрошу — как тебе твой магический эксперимент?»

— «Эксперимент, очевидно, неудачный.»

— «Согласен. Риски и последствия слишком велики по сравнению с выгодой. Тем более, что мы ещё и не знаем, все ли это риски или нет.»

— «Не все. Уверен, если частить, это сильно ослабляет в целом. Буду искать другой способ.»

— «Не найти таких быстрых и удобных способов стать Сильным. Тренируйся. Развивай свою магию. Изучи ещё парочку заклинаний. У тебя отличное Тело тренированного рыцаря. Высокая расположенность к Базе точно есть. Магия развивается в разы быстрее, чем у большинства. Теорема, хоть и лишила тебя Тёмной магии, зато Светлую сделала целиком расположенной. Даже чисто по общей Силе ты сравним с многими столетними магами. В основном благодаря Телу, что выдерживает твои эксперименты с Рывками. Очень многогранная магия, удобная для разных целей. А если добавить твой опыт и Характер, я поставлю на тебя при противостоянии с большинством магов до двух сотен лет. Хотя нет, ты хорош именно тем, что бьёшь когда и куда тебе будет выгодно, без всяких противостояний. В общем, я надеюсь… Влад! Влад! Уснул, сволочь!»

— «Я не сплю… не сплю.»

— «Не спит он! Вот что ты творишь?! Почему ничего не взял из поселения? Так нравится перед мужиками светить причиндалами?!»

— «Ты чего завёлся?»

— «Ладно. Проехали. Зачем тебе этот ритуал? Думаешь, кучка ублюдков сможет простить тебе грехи? Я был бы рад, поверь ты в это, но сомневаюсь. Ты слишком сильно переживаешь за других, когда в этом нет смысла. Притом, что добрым Разумным тебя можно назвать только с большой натяжкой.»

— «О других? Бред. Думаешь, Укронт хотел меня убивать? Конечно, нет. Я ему этим душевную травму нанёс. И не только этим. Он хотел мне помочь: дать в дорогу всё, что могло бы пригодиться. Это бы хоть немного помогло ему внутренне искупить вину. Я отказался. Я поставил свою боль и страдания выше его. Я хотел, чтобы именно он наказал меня за глупость и бессилие, и мне было плевать, хочет ли этого он. Я не хотел унести с того места ничего, что могло бы мне о нём напоминать… кроме этих шрамов, и мне опять было всё равно на абсолютно искренние и добрые намерения Укронта мне помочь.»

— «Я был уверен, что ты этого не осознаёшь. Думаешь, что сам напоминаешь ему о случившемся, и потому хотел поскорее уйти.»

— «Я тугодум, но не такой тугодум. Проблемная личность, не ищущая с собой и окружающими компромиссов. Попробовал, когда только попал сюда — не получилось.»

Могу. Могу встать. Шатает. И тяжесть. Крови меньше стало, но тело, наоборот, будто набрало веса — каждый шаг даётся с трудом.

У меня слишком много дел, чтобы валяться. Правой, левой и повторить. Пошёл прогресс.

Каждый шаг становился легче и уверенней. Добрался до Верховенства.

Капюшон спал и теперь я мог разглядеть его во всей красе.

Что с его лицом? Наполовину обычное человеческое лицо, а наполовину обожжённая маска. Полуобезображенное лицо. Не понятно только какой своей половиной.

— «Символично.»

Но я сюда не разглядывать тело подошёл. Где же он? Нашёл. Валяется чуть в стороне. Подобрал его нож. Двинулся к девушке.

Я ожидал, что она начнёт бесноваться при виде голого мужика, прущего на неё с ритуальным ножом. Нет. Понимает, что я не враг. Смогла сохранить рассудок в такой жуткой ситуации.

Промокшие верёвки не хотели поддаваться лезвию. Оно ещё и не заточено толком. Думаю, специально.

Я в каком-то трансе водил ножом туда-сюда, пытаясь перерезать верёвку. Пришлось помучаться, прежде чем освободить ей одну руку. Она повисла плетью. Логично. Полосы от верёвки на руке тёмно-синие, почти чёрные. Пережали ей кровоток.

— Погоди. Сейчас займусь второй рукой.

Я поплёлся к другой стороне креста.

Она протянула мне руку. Дрожащую, но сильную.

Перехватил нож за лезвие. Положил ей в ладонь. Девушка начала перерезать путы на второй руке.

Хорошо. Я тогда займусь другими вещами. Двинулся в поселение. Нужно найти одежду, ещё лучше микстуры. Хотя бы забинтовать рану.

Как же далеко идти.

— «Так почему ты полез в этот ритуал? Если тебе не нужно прощение.»

— «Оно мне нужно. Но я его не получу. От себя не получу. Это было не прощение. Ты хотел, чтобы я выбросил ту микстуру — считай, что я так и сделал.»

— «Хорошо бы. Осталось только не сдохнуть от потери крови.»

Я не сдох. Повезло. Доковыляв до того, что осталось от общего дома сектантов, я почти сразу нашёл самое необходимое. А ещё понял, что идиот.

Микстуры, которые остановили кровь и привели меня в более непредсмертное состояние, я нашёл, поковырявшись в вещах одного из трупов. Открыл парочку флаконов, понюхал, Дедион признал, что это то, что нужно при получении лишней дырки в теле. И только после этого я понял, что в первую очередь нужно было обыскать трупы на поляне, и не пришлось бы тащиться в такую даль (полкилометра).

Одежда тоже быстро нашлась. Причём я нашёл именно свои эльфийские шмотки. Они лежали отдельно. Видимо, сектанты побоялись надевать на себя неизвестные артефакты.

Нашёл даже свой мешочек с золотом. Я снова богат.

Ходить среди трупов и собирать их вещи. Как мародёр. Чем я вообще занимаюсь в магическом мире?

И ведь это я их убил. Ещё и маньяк. Взрыв убил немногих, зато многих оглушил и шокировал. Этот дом имел для сектантов какое-то важное значение. После взрыва, те, кто не был оглушён, впали в ступор, смотря на образовавшиеся руины. Я, по сути, вырезал вяло сопротивляющихся врагов. Уже тогда я приметил многие полезные вещи, вот и вернулся за ними.

Нашёл женские вещи. Вроде всё.

Меч свой не нашёл. Нужно на поляне поискать. Нож точно там остался. А большего мне и не нужно.

Блондинка уже отвязалась. Сидела у креста, потирала ноги. Видимо, полноценно передвигаться сможет не скоро.

Дождь наконец сделал своё дело — девушка очистилась от налипшей грязи и пыли. Лишь несколько синяков «украшали» её тело. Но меня привлекло другое — волосы. Чистые, светлые. Будто блестят в окружающей грязи и сырости.

Подошёл.

— Держи, — протянул ей одежду. — Прости, что мокрое. Другого не нашлось.

— Ничего.

— Лечение есть?

— Я Чудесница.

— «Будь у неё Лечение, давно бы уже себе голову поправила.»

И верно. Сидит, повернув голову в сторону, чтобы я не видел шрам. Глубокий и длинный.

— «Как говорится — снявши волосы по голове не плачут.»

— «По-моему, говорится не так.»

— «Это по-твоему.»

— Я Влад.

— Жульсин.

— Скоро вернусь.

Пойду верну себе своё оружие.

Меч нашёлся. А вот доспех мой пришёл в негодность. Снял только пояса под оружие, микстуры и метательные ножи. Пустые. Нужно будет пополнить боезапас.

Я прямо физически ощутил момент, когда ко мне вернулись магические способности. Всего полчаса я не был магом, и мне это не понравилось. Привык. Мы ко всему привыкаем.

Лечение! Регенерация!

Превосходно.

Вернулся к девушке.

— Давай помогу.

Лечение! Лечение! Лечение! Лечение!

И ещё десяток раз. Голова, руки, ноги, спина. Там был самая большая гематома, расплылась синевой на пол спины. Каждый синяк на теле.

— Готово.

— Спасибо.

— «Три, два, один. Вот и закончился этот длинный день. С прошедшим днём рождения, Влад! Как встретишь новый год жизни, так его и проведёшь! Новый день, новые победы, новые знакомства, новые совместные приключения!»

— В поселении осталось много оружия, вещей, еды. Удачи.

Пошёл.

— Что? Вы уходите?

— «Ты её оставишь?!!»

— «В мире Силы такое норма.»

— «Согласен. А с каких пор ты живёшь по правилам мира?»

— «Ты прав. Причина в другом: она видела то, что… мне с ней будет некомфортно.»

— «Я понял. Ты не добряк в привычном понимании — ты помогаешь не всем и не до конца. Делаешь как тебе хочется. Но уж мог бы и потерпеть дискомфорт немного ради этой девочки.»

— «Она местная. Знает географию не хуже меня. А монстров здесь не водится — это же бесхозный, никому не нужный лес. Я не бросаю её на смерть. Просто оставляю одну.»

— Постойте! Прошу!

— «Помоги ты этой девчонке!»

— Мне нужно в Дисгардит. К Владыке.

— «А впрочем, она и сама справится.»

Не понял…

Остановился.

— Владыка Дисгардита?

— … Не совсем. Владыка Догернаш. Король Дисгардита.

Знакомое имя.

— А мне какое до этого дело?

— У меня есть информация… она вам не будет полезна, только Владыке Догернашу! — зачастила девушка.

Не беспокойся. Меня не информация интересует.

— И что дальше?

— Если поможете мне добраться до Гардинии, он наградит Вас за помощь. Очень щедро.

— «Влад. Оно того не стоит. Он самый Древний из списка. Три тысячи двести лет. Он самый Сильный из списка. И он король одного из крупнейших королевств этого региона. Если этот дождь пробил твою крышу, и она настолько протекла, что ты решил взяться за задание своей летучей мышки, выбери другую цель. Они все тебе не по зубам, но Догернаш особенно.»

— Ну и в какой стороне этот Дисгардит?


Глава 4 Mission: Madness

— Откуда у тебя эти шрамы?

Заело её что ли? В который раз уже спрашивает? Шестой? Седьмой?

Открыл глаза.

— Как ты смогла это сделать?

Очень даже не праздный вопрос.

Я валялся на травке. Сон на свежем воздухе в последнее время стал для нас обыденным.

Лежу на спине, рубашка расстёгнута. Не мной. Жульсин нависла сверху, рассматривая объекты своего интереса.

— Как? Подошла и расстегнула.

Не почувствовал. Совсем расслабился.

Стоп!

— Это в первый раз?

Ответа не было. Вербального. Но по остальным признакам… у меня в попутчиках маньячка.

— Так откуда эти шрамы? — Жульсин протянула руку и прикоснулась к одному из них. Когда она только тянула руку ко мне, было ощущение, что прикосновение будет неприятным. Даже болезненным. Но нет. Хотя приятным это прикосновение я бы тоже не назвал. Ничего. Обычное касание обычного места на теле. Так, наверное, даже лучше.

Стоп! Слишком естественно она…

— Это в первый раз?

Ответа не… Конченная маньячка.

— Почему тебе это так интересно? Редкость, согласен, но интересность ли?

— Есть шрамы, которые трудно вылечить. Например, от Некромантии. Но твои… это ведь обычные раны. Ты при мне использовал Лечение и Регенерацию, а они не заживают. Вообще. Эти удары, их наносили специальным зачарованным оружием?

— «Нет ни одного Разумного, что не заметил бы в тебе какой-нибудь косяк.»

— Долго ты собралась меня поглаживать?

Жульсин одного шрама показалось мало. Она по очереди трогала все шесть, мягко проводя по ним пальцами.

— Пока не остановишь. Мне почему-то нравится это ощущение, хотя выглядят они уродливо.

Согласен. Шрамы на моём теле представляют из себя грубо сросшиеся куски ткани и кожи, неровные и бугристые.

Поднялся. Застегнул рубашку. Нужно сменить тему.

— Цивилизацией запахло.

— Верно. До вечера доберёмся до Зоринга. Потом города или поселения поменьше будут встречаться повсеместно.

— Долго ещё?

— Через две недели мы прибудем в Гардинию.

* * *

Гардиния — столица Дисгардита.

Крупнейшее королевство региона. Миллион жителей только в столице. Около двадцати миллионов во всём королевстве.

Размер Дисгардита довольно серьёзный — около полутора миллионов квадратных километров (в два с лишним раза крупнее Франции при населении втрое меньше). Красот природы хватает на любой вкус: продолжительные леса и гористая местность, реки и озёра. Правда, выхода к морю у Дисгардита не имеет. Для любителей сёрфа это королевство не подойдёт.

Две недели пути до столицы прошли в мгновение ока. Из одного городка в другой, одна встреча за другой, одна покупка за другой. Купил себе новый кожанный доспех, метательные ножи, микстуры и всякую мелочёвку.

В каждом городке устраивали себе небольшую разведку местности — прогуливались. Жульсин оказалась не местной. И скрытной. Не хотела говорить откуда родом, чем занимается, как связанна с Догернашем. И со временем эта скрытность не проходила.

Зато прошло кое-что другое… Она уже не стонала и не плакала во сне, не вздрагивала от каждого шороха. В одну из ночей на свежем воздухе у нас даже состоялся довольно болезненный разговор о её чувствах в те недели, которые её в спешке тащили через лес, в те дни, которые она провела в грязном, холодном и мокром подвале, в те часы, когда она висела на кресте, ожидая своей смерти, в те минуты, когда я вырвался и начал сражаться, в ту секунду, когда я оставил её одну на той поляне.

Рассказ из малоприятных, но ей нужно было это сделать, чтобы не держать всё в себе. И чтобы я понял по интонациям и другим признакам, что именно её больше всего гнетёт, и начал потихоньку ей помогать. Я не учёл только одного — в зависимости от того, кому ты рассказываешь о своих бедах, акцент в них смещается. Особенно у девушек. Не со зла, не специально. Так они устроены.

Почти всё последующее наше путешествие я был в роли волшебника, исполняющего желания одной девушки. Ведь если верить её рассказу самым тяжёлым временем для неё в бытность заложницей и жертвой в ритуале была именно та секунда. Подходя к этому месту в истории, она всё больше… Обида, грусть, слёзы, крики, обзывания, удары кулачками в грудь, пощёчина и даже попытка уйти и оставить «бесчувственного болвана».

Так и поговорили.

Я не ожидал такого. Хотя и логично — зачем злиться или бояться мёртвых, когда рядом есть ещё живой живой ублюдок, причинивший тебе столько боли? Не зря говорится, что страдать можно только не контрасте: если ты всю жизнь угнетён, то перестаёшь это замечать. А тут я дал ей надежду после того, как она уже попрощалась с жизнью, а потом я же её разрушил. А ведь по факту, она бы не умерла без меня, просто в тот момент для неё остаться одной было даже хуже смерти.

Об этом я тогда как-то не подумал. Погрузился в собственные проблемы и переживания и не заметил очевидного. Наблюдательный в одни моменты и слепой в другие.

Хотя это к лучшему. Идеально. Сместив её гнев на себя, мне стало легче с ним справляться. Вернее, искупать.

А Жульсин молодец. Она сразу поняла или, вернее, установила правила этой странной игры. Заставляла меня что-либо делать для неё, но не перегибала палку.

Только уже на подходе к Гардинии я понял: она так помогала мне. Решила, что зря сорвалась на мне в ту ночь, вызвав чувство вины, и давала мне её «искупать», чтобы я перестал себя винить.

Каждый из нас помогал другому, этим помогая себе.

* * *

Невероятно. Стена высотой метров восемь. А толщиной не меньше двух. Не по всей поверхности, но и руны на стене также имеются.

— «Эта стена огибает весь город?»

— «Весь.»

Я не знаком с магическими технологиями в сфере строительства, а поэтому не знаю, как сложно такое возвести, но вряд ли легко. Про стоимость вообще молчу.

В стене были огромные врата. Больше шести метров высотой. Закрытые. А в каждой из створок этих врат были сделаны ещё одни, метра три с половиной высотой. Открытые. Через одни Разумные входили внутрь, из других покидали столицу.

Мы стояли в небольшой очереди среди желающих посетить столицу.

— Прошу прощения, — обратилась Жульсин к демону, стоявшему перед нами. — Вы не знаете, когда начнётся Конференция Единения?

— Не знаю. Как договорятся между собой, так и начнётся. Представители королевств прибыли сегодня утром.

— Уже прибыли, — прошептала Жульсин. — Надеюсь успеем.

Конференция Единения. Жульсин вскользь рассказала мне об этом. Обычные переговоры между четырьмя королевствами. Вернее, их итог. Переговоры ведутся уже давно. На Конференции должны принять окончательное решение. Весь переченьий пунктов переговоров Жульсин не знает, но общий посыл и основная цель ясна — военное объединение. Создание военного альянса.

Информацию Жульсин нужно передать Догернашу до начала Конференции. Лично.

Очередь движется довольно быстро, без проволочек. Долго ждать не придётся.

— Добро пожаловать в Гардинию, — стандартно встретил нас стражник у входа. — Торговля? — сразу перешёл он к делу.

— Нет, — ответила Жульсин.

— Тогда всё просто. Статус будете показывать?

— Нет, — ответили мы одновременно.

Посмотрели друг на друга. Я понимаю, почему сам не хочу показывать Статус, а почему ты не хочешь? Уверен, она думает о том же.

— Тогда вам нужно будет пройти небольшой опрос. Для записи в Оттиск. Вас проводят.

Мне выделили одного провожатого, Жульсин другого.

Знакомая коморка. Ещё со времён Кургинга. И сотрудник похож. Не удивлюсь, если это он и есть.

— Добрый день. Меня зовут Лурп. Присаживайтесь. Данные в Оттиск будем вносить из Статуса?

— Нет.

— Тогда у вашего пребывания в городе будет ряд ограничений. Первое, время. Семь дней. Второе, запрет на посещение Ввнутреннегой Городачасти…

— У вас брошюра есть?

Лурп ненадолго завис.

— Вы о Своде? — протянул он мне небольшую книжку.

— Там есть все правила и ограничения, верно?

— Так и есть.

— Вот и отлично. Люблю читать.

— Хорошо. Но должен предупредить: если вы нарушите правило, о котором не успели или не стали…

— Понимаю: незнание закона не освобождает от ответственности.

— Хорошо сказанно. Тогда перейдём к опросу: ваше имя?

— Влад.

— Титулы, если имеются?

— Не Герой.

Лурп снова завис.

— Вы хотели сказать Герой? Если вы Герой, тоно процедура…

— Я сказал: «Не Герой».

— Прошу прощения, но такого Титула не существует.

— В вашу задачу входит проверка данных?

— Нет. Я их записываю и отправляю на проверку дальше.

— Тогда записывайте.

— «Не слишком ли нагло?»

— Хорошо. Следующий вопрос: возраст?

— Один год и два месяца.

У Лурпа входит в привычку зависать.

— Точно?

— Нет. Ещё четыре дня.

— Как скажете. Есть ли у вас в столице родственники, друзья или коллеги, которые могут подтвердить вашу личность?

— Не думаю. Я не местный.

— Откуда вы? По Статусу.

— Земля.

— … Так Ввы точно не Герой?

— Абсолютно.

— … Господин Влад, должен Вас предупредить, такой Оттиск наверняка заинтересует ДеСилов.

— «ДеСилы?»

— «Местная стража. В серых доспехах.»

Видел их в других городах, что мы посетили до столицы. Даже не обратил особого внимания, что форма отличается. Выходит, и обязанности тоже.

— И что делать?

— Вы можете назвать другие данные.

— Давай сделаем так: я дам тебе это, — положил я на стол серебрушку и пальцем придвинул её к Лурпу, — а ты напишешь то, что я тебе сказал. Слово в слово.

— Вы предлагаете мне монету, чтобы я заполнилнаписал Оттиск с ваших слов, а не сам, используя наименее привлекающие внимание формулировки?

— Именно так.

— Разве за это нужно платить?

— Молодой ты ещё, — придвинул я монету обратно к себе и убрал её, — неопытный.

— Как пожелаете. Записал, — отложил он лист в сторону. — Подождите секунду.

Лурп встал со стола, подошёл к шкафу, покопался в нём.

— Ваш Браслет Странника, — протянул он мне браслет.

Простой, кожаный браслет с элементарной застёжкой. По центру браслета был небольшой камень. Зелёного цвета.

— Застегните его на руке, пожалуйста.

Так и сделал.

— Ваша неделя пребывания в Гардинии началась. По прошествии этого времени камень сменит цвет на красный. Лучше до такого не доводить, если не хотите иметь дело с ДеСилами.

— По этому камню можно узнать моё местоположение?

— Нет. Ни в коем случае.

— Тогда другой вопрос: что мешает мне его снять?

Лурп снова порядком задумался.

— Это запрещено.

— А мешает что?

— … Серьёзное наказание.

— Серьёзное наказание — это серьёзно. Мне нужно знать что-то ещё?

— Остальное вы сможете найти в Своде.

— Я свободен?

— Да… Пока, да.

Вышел.

— Закончили? — поинтересовался стражник, что меня сюда провожал.

Молча показал ему браслет на руке. Стражник кивнул и пошёл обратно к воротам.

Жульсин ждала меня неподалёку.

— Чего ты так долго? Там ведь только на пару вопросов нужно ответить.

— Сотрудник странный попался. Куда теперь?

— Сразу во Внутренний Город.

— Пойдём.

Внутренний Город. С чем-то подобным я сталкивался в Шенгерии. Правда там огораживался только замковый комплекс. В Гардинии же всё масштабней. Во Внутреннем Городе проживает около сорока пяти тысяч Разумных (больше, чем во всей Шенгерии). Помимо замка, гостевых домов, дипломатических зданий, посольств, домов для прислуги, там же находится большая часть казарм и тренировочных полигонов и оружейных.

Пешком туда идти часов пять, не меньше. Нам нужен транспорт. Ещё одна интересная вещь, впервые встреченная мной в Дисгардите. Размеры городов в этом королевстве в разы больше, чем во всех, что я посетил до него. Чтобы добраться от одного конца города до другого пешком можно убить полдня.

В Дисгардите нашли решение — магические велосипеды.

Гениально.

Городской Ездок. Или просто Ездок. От двух до четырёх мест. И по факту, велосипеды на Катиноле детские. Переднее колесо одно, а следующие уже идут парами. В двухместном Ездоке пять колёс, в четырёх — девять. Сидения более удобные, чем на земном велике, и ноги есть куда поставить.

Работать это чудо инженерной мысли заставляет магия. По сути, это артефакт с непрерывной подачей маны, которая заставляет колёса крутиться. Даже до педалей не додумались, настолько в этом мире во всём полагаются на магию.

Ездоки обычно арендуются на заданное время, по прошествии которого средство передвижения блокируется (он перестаёт принимать ману), превращаясь в здоровый, тяжёлый велосипед без педалей.

— Смотри, — указал я Жульсин на уже привычную вывеску.

Люблю это выражение испуга на её лице.

— Может пешк…

— Мы ведь спешим?

— … Хорошо.

Покатаемся с ветерком.

Через двадцать пять минут были на месте.

Стена вокруг Внутреннего Города уже не так впечатляла. Метра три с половиной высотой. Мелочь.

Зато уже отсюда было видно замок. Видимо, он находится на возвышенности. Странная архитектура. Квадратная форма. Башни по краям квадрата метров на десять выпирают на общем уровне крыши. Из центра, уже на двадцать метров, выпирает ещё одна башня.

Врата в стене заперты. И стражи перед ними нет. Так всегда или дело в намечающейся Конференции и прибывших утром представителях соседних королевств?

Жульсин аккуратно, будто земля выскочит у неё из-под ног, стоит ей опустить стопу, начала слезать со своего сидения.

— Ты обещал помедленней.

— Всё познаётся в сравнении. Я был медленным… относительно. В следующий раз будь более конкретна.

— Не будет следующего раза.

— Ты этой фразой заканчиваешь каждую нашу гонку. Ты хоть понимаешь, что она значит?

Жульсин гордо прошла мимо меня к воротам. Начала стучать молоточком на двери.

— Сейчас, — створка в воротах отъехала в сторону. — Что у вас?

— Кто старший из охраны ворот?

— А вам какое де?..

— Это не запрещённый вопрос.

— … Командир-десятник Пирлон.

— Позовите его, пожалуйста. Скажите, что только с ним я буду говорить.

Створка закрылась.

— Какая секретность, — усмехнулся я.

— Это не я придумала. Как по мне чушь полная.

Створка открылась.

— Я командир Пирлон. Можете говорить.

— Релевижн.

— Реле?.. — лицо командира застыло. — Открывайте ворота, живо! — обратился он видимо к своим подчинённым (через окошко не разглядеть).

Через две секунды врата были открыты на распашку.

— Он со мной, — сказала Жульсин, показывая на меня и проходя внутрь.

— Ваш? — спросил командир, указывая на Ездока.

— Наш, — похвастался я болидом.

— Мы его с дороги сюда закатим? — почему-то спросил он.

— Конечно.

— Слышали? — обратился он к двоим стражникам, что стояли рядом. — Выполняйте. Я скоро вернусь.

Командир Пирлон двинулся по улице. Жульсин пошла за ним, я рядом с ней.

Интересное место. Город внутри города. Но больших отличий нет. Я думал, за стеной сразу начнётся другой мир — богатый и красивый. Такие часто огорожены от остального. Понятное дело, что чем ближе мы будем подходить к замку, тем роскошней всё будет становиться вокруг, но здесь дома… как бы выразиться… они добротные, но однотипные, без излишеств. Как бы не общие казармы, у каждого свой дом, но казарменного типа. Похоже в этой части Внутреннего Города проживают стражи. ДеСилы, как их назвал Лурп. Живут довольно компактно, застройка близкая.

И ещё здесь было много… стел? Двухметровые, каменные, ссужающиеся к верхушке столбы с квадратным основанием в пятьдесят сантиметров. Они стояли рядом со многими домами, не перед входом, а у стен. Конечно, каждая была покрыта рунами.

Через десять минут ходьбы окружение поменялось. Дома стали богаче и красивее, земли вокруг каждого больше. Появились сады. Появились заборы. Решётчатые. Вроде и безопасность, а вроде и «Смотрите как я живу». Что довольно странно — вокруг все живут также хорошо.

Вдалеке справа просматривался полигон. Я такое всегда отличу.

На подходе к замку роскоши ещё добавилось, заборы вокруг некоторых особняков стали выше и сплошными.

Рядом с замком, в паре сотнях метров, напротив главного входа, было пять особняков. Расположенны в ряд. Вычурно красивая архитектура. Сам замок от такого не страдал. Видимо, гостевые дома. Для важных и знаковых гостей. Вокруг трёх особняков из пяти было шумно и много Разумно. Что-то перетаскивали, переставляли.

Когда мы подошли к самой замковой части я не понял. Здесь никакого забора или ограждения не было. Была только небольшая зона отчуждения — вокруг замка не было ни одного здания в радиусе ста пятидесяти метров. Чистый луг. Невысокие кустарники, чуть выше колена.

Вблизи я смог заметить ещё одну деталь. На самой высокой, центральной башне замка, почти у самого её верха, был балкон. За ним было огромное стекло.

Кто-то живёт в самой высокой точке замка? Догадываюсь, кто бы это мог быть.

— Стоять! — обратился один из стражников у ворот замка, когда нам до них было ещё метров двадцать. — Что ты здесь забыл, Пирлон? И кто они? Не видишь у них на руках браслеты, им запрещено здесь находиться.

— Позови командира Шло Рана. Скажи, что привёл Разумных по его инструкциям.

— Понял, — сразу собрался стражник. — Подождите пять минут.

Ждать пришлось меньше трёх.

Из ворот замка вышел огр. Что и следовало ожидать, исходя из имени. Высокий, худощавый. Тёмно-серая кожа.

— Свободен, — обратился он к Пирлону сразу как подошёл.

— Есть!

— Кто это? — спросил он Жульсин, указывая на меня.

— Я отвечу только Владыке.

— Я не могу пропустить…

— Как знаешь. Я постою здесь. Подожду.

Шло Ран замялся. Не замечал раньше за Жульсин такой крутизны в общении.

Огр окинул меня взглядом. Задержал его на браслете, потом на воротнике рубашки. Как я не пытаюсь это прятать, если приглядеться можно заметить руны. А сейчас я этого и не прятал.

Как невоспитанно.

— Не стоило этого делать. Я, как можно догадаться, — приподнял я руку с браслетом, — не люблю, когда кто-то лезет не в своё дело.

— Я не… Я посчитал это дело своим.

— «Ты это почувствовал?»

— «Что именно?»

— «Неважно. Потом расскажу.»

Жульсин удивлённо переводила взгляд то на меня, то на Шло Рана. Ей конечно не понять, что огр хотел посмотреть мой Статус, а я ему этого не дал сделать.

— Хорошо. Я провожу вас к Владыке, — принял решение огр.

Не пришлось.

Стоило нам войти в замок, как мы увидели его.

Человек. Но очень крупный. Скорее, массивный. Два с половиной метра ростом, метр в плечах. Одет в свободные вещи, из-за чего выглядит ещё крупнее.

— Привет, Жульсин. Не утерпел, решил сам тебя встретить. Шло Ран, можешь идти, дальше я сам справлюсь.

Огр поклонился и оставил нас втроём.

— Интересный у тебя попутчик, — окинул меня взглядом Владыка. — Не представишь нас?

— Это Влад. Он мне сильно помог. Я обещала ему награду за это.

— Ясно. Награды — это моя стезя.

Стандартный набор: посмотрел на браслет, заценил мою рубашку.

Сколько можно?! Зачем придумывать правила, если их все подряд нарушают?

— Статус.

— Влад! Что ты делаешь?!

— Постой, Жульсин. Это справедливо, — спокойно произнёс Владыка.

Ещё как. И пока Жульсин бросала на меня злобные взгляды, а Догернаш задумчивые, я читал открывшийся Статус.

Имя: Догернаш

Раса: Человек

Возраст: 3234 года, 6 месяцев, 17 дней

Титулы: Монарх Дисгардита, Владыка Выбора

Место Привязки: Дисгардит, Гардиния, Замок Владыки.

Достижения: Миллион жителей в королевстве; Вы выиграли спор. Проигравший: Проспен; Вы выиграли спор. Проигравший: Гроникул; Вы проиграли спор. Победитель: Искунг; Вы проиграли спор. Победитель: Сорголий;…;…;…; Миллион жителей в столице королевства; Вы проиграли спор. Победитель: Сорголий.

Догернаш большой любитель спорить. И выигрывает он в разы чаще. Больше я ничего не узнал. Ни характеристик, ни навыков, ни других окон в его Статусе не открылось. Жаль.

И место привязки у него интересное. Оно показывает к каким пророчествам ты относишься. Значит, есть пророчества для всего королевства, чьё невыполнение грозит смертью двадцати миллионам Разумных, есть пророчества для столицы и есть конкретно для этого замка. Три отдельные Скрижали или в королевстве есть пророки? Но в данный момент пророчеств нет, иначе бы процедура пропуска и в королевство и в столицу обязывала показывать Статус ещё до того, как окажешься внутри. Пророчество сравнимо с военным положением.

Закрыл Статус Владыки.

— Скучно и мало.

— Влад!!

— Ха-ха-ха! А ты мне нравишься! Пойдёмте со мной. Из-за Конференции у меня мало времени. Поболтаем на ходу.

Догернаш двинулся по коридору, мы с Жульсин пошли следом.

— Видимо, придётся устроить трёпку некоторым нерадивым исполнителям.

— А чём вы?

— О тебе. Я знаю, что обещал не вмешиваться, но сроки шли, Конференция приближалась, а вестей от тебя не было. Я отрядил поиски. Аккуратные, просто узнать, где ты и всё ли с тобой в порядке. Результаты меня не порадовали.

— Они вывели на уничтоженный караван?

Догернаш чуть замедлил шаг.

— Так это правда. Трёпка отменяется. Но как ты?.. Начинаю понимать, в чём тебе помог этот молодой человек. Мои Разумные занялись поисками в Каньоне Хлада, там часто собираются банды, но твоих следов они не нашли.

— Я была дальше. В бесхозном лесу.

Значит, не только Дедион его так называет.

— Бесхозный лес? Не меньше недели пути от места уничтожения каравана.

— И ещё неделю по самому лесу.

— Кто это был? Их интересовала наша информация?

— Нет. Они вообще не знали об этом.

— Зачем тогда тебя тащили так далеко, если не для того, чтобы выбить информацию о нашей Договорённости?

— Для того, чтобы пожертвовать в ритуале, — влез я в разговор.

Не хотел, чтобы Жульсин снова об этом сама рассказывала.

Догернаш остановился прямо посреди лестницы, по которой мы поднимались.

— Ритуал? Жертвоприношение?

— Верно.

— Где именно в бесхозном лесу? — стал жёстким его тон.

— Не стоит так сильно беспокоиться. Вся Паства мертва. И Некроманта среди них не было.

— Я совсем запутался. Паства без Некроманта? — продолжил он движение.

— Верно. Некромант умер или ушёл оттуда раньше, а позже его следы нашла беглая банда и…

— Знаю. Помешались. Такое часто происходит, многие считают, что это влияние Некроманы. Ты их перебил?

— Да.

— Всех? До единого?

— Да.

— Некроманта точно не было среди них?

— Точно.

— С чего взял, что он был там раньше?

— Некрозвери. Завелись в одной из пещер.

— Тьма в пещере была?

— Была.

— Сильный Некромант. Мне нужно точное местоположение пещеры. За вознаграждение, конечно.

— Я бесплатно расскажу. Вы вряд ли там что-то найдёте. Она пуста.

— Сколько было Некрозверей?

— Точно не могу сказать. Сто пятьдесят-двести.

Догернаш остановился. Ещё раз окинул меня взглядом. Двинулся дальше.

Упс. Кажется, я забыл упомянуть, что целый месяц потратил на зачистку той пещеры, используя нетрадиционные в магическом мире приёмы.

— Хватит об этом. Я пришлю к тебе подопечного, который узнает подробности. Бесхозный лес не так уж далёк от моих границ, Некромантов там я не потерплю. Нигде не потерплю, — жёстко закончил Владыка.

— Не хочется говорить очевидное, но…

— Знаю, что ты хочешь сказать. Зачистки в этом лесу проводятся. И не только моим королевством. Но это происходит нечасто. Раз в сто-сто пятьдесят лет. Лес огромный, устраивать там облавы после каждого разграбленного обоза неподалёку не хватит ни времени, ни Разумных. Последняя зачистка была двадцать лет назад и в том регионе с тех пор ничего не происходило.

Положил руку Жульсин на плечо. Девушка чуть успокоилась, перестала смотреть в пол и шаг выровнялся.

— Поговорим о другом, — заметил состояние девушки Догернаш. — Интересный ты приём использовал там, внизу. Не знал, что это возможно — полностью скрывать Статус. Я мог бы много заплатить за информацию об этой способности. И очень много за то, чтобы ты никому больше её не продавал.

— Она не продаётся.

— Почему?

— Потому что ничего не стоит. Скажем так, эта способность есть только у меня, ей не обучиться. Никто больше на такое не способен. Это ведь вас беспокоит?

— Единичное отклонение?

— Верно.

— Это хорошая новость.

Могу понять. На Статусах во всех королевствах построена система безопасности.

Мы поднялись на пятый этаж. Последний, если я правильно всё рассмотрел, когда мы подходили к замку, если не считать башенных шпилей.

Несколько коридоров с большим количеством картин на стенах. Не могу вспомнить, видел ли хоть одну на Катиноле до этого момента.

— Заинтересовало? — кажется, удивился этому Догернаш. — Подарки от моего… старого знакомого. Тоже короля, между прочим.

— Искунг?

— Да. Доводилось встречаться?

Вроде и ровно произнёс, но я почувствовал, как он напрягся.

— Нет конечно. Но слышать доводилось.

Из-за одного упоминания имени сразу подозрение на личное знакомство с королём?

Коридор выходил в зал. Дверей не было, пустой арочный проём. Впрочем, войдя внутрь, я понял, что такая защита как дверь здесь не нужна.

Высокий вытянутый на сто метров коридор. Метров пять в ширину. Метров восемь до потолка. На шестиметровой высоте расположен карниз. Забитый до отвала. Бойцы всех мастей. Разная одежда, разные причёски, у всех в руках разные артефакты. Сборная солянка. Стоят неподвижно.

Солидно смотрится.

Больше в этом зале ничего не было. Абсолютно пустой.

— Зачем столько охраны для пустого зала? — задал я, вполне возможно, крайне бестактный вопрос.

— В дальнейшие помещения можно попасть только через этот зал. И чтобы там не было засилья стражников, я решил оставить их у входа, — сходу ответил Догернаш. Видимо, это всё-таки не тайна.

На другом конце зала дверь была. Красивая и резная. Но не массивная.

Когда Догернаш подошёл к ней, створки раскрылись, пропуская нас в тронный зал.

Ещё одно странное помещение. Тронным этот зал был только из-за наличия трона. В остальном же… тут были колонны. По всему залу были расположены колонны. Не рядами, а в разнобой. Широкие — руками их мне не обхватить. Метровый диаметр, не меньше. В таком зале не устроить пир или бал, не провести приём.

И руны, ими были покрыты все поверхности.

В центре зала, между колоннами, стоял небольшой круглый стол. За ним сидели трое. На равном расстоянии друг от друга. Молча. Один был демоном, двое людьми.

— «Неплохая компания собралась. Представители трёх соседних королевств на Конференции. Все трое Старшие. Нет, погоди… двое Старшие, а один недавно стал Древним. Мои поздравления, Лони.»

— Извините за опоздание. Нужно было встретить одну прекрасную даму, — показал рукой на Жульсин Догернаш.

— У дамы есть имя? — поинтересовался демон.

— Жульсин.

— Лонитр, — представился демон.

— Демцен, — поднялся на ноги и чуть склонил голову один из двух людей за столом — худощавый брюнет. — Рад знакомству.

— Сильк, — буркнул последний — блондинистый крепыш.

Жульсин было явно некомфортно в этой компании. Догернаш представил её не случайно. Политические игры. Может, они догадываются о том, кто она и что здесь делает, и так Догернаш намекает, что смог получить нужную информацию до начала Конференции. Или ещё какой хитрый план. В любом случае, крайней остаётся Жульсин.

— Влад, — подошёл я к столу и протянул руку Лонитру.

Несколько секунд демон рассматривал мою ладонь, потом уставился на моё лицо, будто пытался вспомнить. Медленно протянул свою руку в ответ. Не ожидал, думал этот жест собьёт с толку собравшихся и отвлечёт их внимание от Жульсин на меня.

— Влад… Не доводилось раньше слышать.

— Всё честно. Оттиск не врёт.

Все прекрасно видели, что на моей руке болтается браслет.

Лонитр слегка улыбнулся, Демцен даже негромко захихикал. Только Сильк сидел молча и насупившись.

— Мы здесь уже второй час сидим, — не выдержал крепыш. — Ты обещал показать свой Кристалл, Догернаш, вот и показывай.

— Не нужно быть таким нетерпеливым, Сильк. Ведь мы все вместе идём к общей цели, — сказал Демцен какую-то… ну да, тут только чушь и подхо