Только по паспорту? (fb2)


Настройки текста:




Ftr Только по паспорту?

Часть первая Нарушая законы физики

Глава 1

Сон не задался. И ведь никаких предпосылок не было — утром никуда идти не нужно, проблем или тяжёлых дум не было. Лёг спать не поздно и со спокойной душой, но сон не шёл. Крутился-вертелся, считал баранов и других копытных — бесполезно. Состояние неприятное, вроде и не бодрствуешь, но и не спишь, как полуобморочное. Поэтому когда будильник зазвонил, я был рад бросить попытки уснуть. Чувствовал себя как ватой набитым, но небольшая зарядка и контрастный душ исправят ситуацию. Может и прозвучит оправданием, но именно из-за своего самочувствия я и не успел среагировать на случившееся. А случилось следующее: стоило мне спустить ногу с кровати и поставить её на пол, как всю спальню залило ярким красным светом, в котором я с трудом умудрился разглядеть странный рисунок, из ниоткуда появившийся прямо на ковре. По сути, это был круг диаметром три метра, внутри которого были вразнобой нарисованы самые разнообразные полосы, завитушки и фигуры. А далее яркий красный сменился всепоглощающим белым. Не успел я во всё горло выразить своё «удивление» творящемуся светопредставлению, как на первый план вышло новое обстоятельство — пропало чувство направления. Я просто повис в воздухе не понимая, где низ и верх, как в невесомости, окружённый лишь белым светом. Через какое-то время (не могу точно сказать прошло несколько секунд или может часов), я перестал ощущать конечности, а чуть позже и всё тело. Ситуация мягко говоря «дикая», но почему-то мысли в голове текли спокойно, я уже успел подумать, что умер и ловлю предсмертный «трип» от мозга, или не умер, может сосуд какой в голове лопнул, и меня ещё можно было бы откачать, не живи я в гордом одиночестве, будь кому вызвать скорую и оказать первую помощь до их приезда. Или хоть просто за руку подержать. Чтож, не повезло, бывает.

Оказалось, не бывает. Ещё как не бывает.

* * *

Всё изменилось в один миг. Раз — я стою вертикально, два — перед глазами чёткая картинка. Правда, картинка странноватая. Ведь стою я в центре большого зала, выполненного из серого камня, с высокими потолками и многочисленными витражами. Но само помещение полбеды — я был далеко не единственным кто здесь находился. Метрах в семи передо мной начинались ступеньки, а на возвышении стояли три «кресла». Хотя нет, такие монументальные конструкции язык не повернётся назвать «креслом», слово трон здесь лучше подойдёт. Тем более на первом из них (оно стояло по центру и чуть выпирало) сидел человек, которого по одеяниям и короне на голове, кроме как королём и не назвать. На троне по правую руку восседала, видимо, королева, а позади этих «предметов мебели» стояли закованные в полный латный доспех рыцари, в количестве шести человек. Трон по левую руку от королевского был пуст. Но это только цветочки, а ягодки — порядка трёх десятков человек, расположившихся по разные от меня стороны. Одеты они были кто во что горазд, цветастые костюмы, перья, торчащие из самых неожиданных мест, у многих на головах странные конструкции, которые только сослепу можно назвать шляпой. Позади же меня были огромные ворота, створки которых, на мной взгляд, сдвинуть с места сможет лишь человек не дюжей физической силы. Рядом с ними стояли ещё двое в доспехах, видимо, стража. Всё это я разглядел, стараясь делать минимум движений, шевелил лишь головой, да стрелял по сторонам глазами. Вопрос «Какого чёрта здесь творится?» постепенно занял оба моих полушария, но даже задействовав все ресурсы мозга, я так и не нашёл ответа.

«Король» как-то медленно и нехотя поднялся со своего трона и принял позу, которую можно было бы назвать пафосной, не будь он коротышкой с выпирающим пузом и минимум двойным подбородком. Посмотрев прямо на меня, он заговорил быстро и безэмоционально, как студент, отвечающий экзаменатору, боясь забыть только что выученное со шпаргалок.

— Приветствую тебя, Герой! Уверен, ты сейчас не понимаешь, какой великой чести удостоился, но тебе повезло — ты был избран Героем, что поведёт наших Светлых воинов на борьбу против этих никчёмных сторонников магии Тьмы, не желающих принять Свет в свою Душу. Ты будешь тем, кто одолеет всех врагов нашего королевства и после…

Дальнейшая речь венценосца была ещё менее информативна, а вся ситуация выглядела… ну как тут сказать… Я оказался в этом зале как был, сразу после пробуждения, а спать я предпочитаю без одежды. Да ещё именно в этот момент мой организм вспомнил про утреннюю мужскую физиологическую «особенность», таким образом, воодушевляющий спич монарха слушал абсолютно голый ничего не понимающий индивид, стрелка компаса которого указывала в основном прямо на королеву. Хочется верить, что лишних подозрений не будет. Учитывая какой «красавицей» королева является, других причин, кроме как неконтролируемая реакция организма в данном случае не найти.

Закончив свою речь, венценосец повернулся к стоящим позади рыцарям и сказал: «Проводите Героя в его опочивальню и обеспечьте всем необходимым», после чего с явным облегчением завалился на свой трон. Из шестёрки рыцарей отделились двое, один из них проходя мимо подхватил меня за локоть и повёл за собой к выходу из зала.

Присутствующие здесь дамы и господа продолжали шептаться и посмеиваться между собой, кто-то прямо указывал на выделяющуюся часть «меня». Обиды или смущения не было, лишь удивление, ведь эти смешки и шепот начались ещё до речи короля, и не прерывались во время оной, а ведь казалось, что монарха должно уважать.

Эти мои мысли прервались очередным (да сколько можно?!) странным событием — когда мы подходили к воротам зала, створки начали распахиваться. Сначала меня удивило, что это происходило абсолютно беззвучно, а когда мы вышли из зала в длинный коридор, я убедился, что с обратной стороны ворот никого не было. Как не было и никаких механизмов, способных открыть их. Как только мы вышли из зала и меня повели по коридору, створки начали закрываться, тем самым окончательно убеждая, что они делают это самостоятельно.

Не успел я толком осознать увиденное, как со мной заговорил сопровождающий рыцарь:

— Ну шо, Хосподин Херой, добро пожаловать в Ледирию, — насмешливо сказал он.

— Ледирия? Название страны? А континент какой? Год? Что вообще от меня хотят? Почему герой?

— Но-но, куда ты спешишь, не видишь ношь на дворе, завтра Хосподин Мейстер тебе всё расскажет. И про махию, и про тёмных ублюдков, и про нелюдей.

Ночь?

— Нелюди?

— Они самые. Эльфы ушастые, тролли, хоблины и друхие твари.

Охренеть. Эльфы, гоблины. Может, перед тем как склеить ласты у себя в комнате, я стукнулся головой об томик Толкиена или Перумова?

— Хочешь сказать тут есть магия, артефактные мечи, кольца, посохи, эльфийские принцессы, демонесы-соблазнительцы, тёмные властелины и всякие задротского вида пареньки из моего мира с полтычка становятся самыми крутыми бойцами и магами, обзаводясь гаремом из принцесс разных рас?

— Не-е, ваши здесь долго не выживают.

Спасибо, успокоил. Но похоже, я не первый «попаданец» в этот мир, и похоже, здесь есть всё мною перечисленное.

— А от меня-то что требуется?

— Завтра узнаешь, — из-за шлема не видно, но я уверен, что мой собеседник усмехнулся, в очередной раз за этот разговор.

— Да я до завтра так умру от любопытства.

— Мне то шо с тохо? Итак из-за тебя полноши на нохах, так есшо и с вопросами пристал. Всё, пришли.

Мы подошли к двери, которую мой несговорчивый сопровождающий в спешке открыл, и затолкнул меня внутрь.

— Из комнаты тебе выходить запресшено. Утром за тобой придут, — сказал он одновременно закрывая дверь.

— Стой! — Успел-таки подпереть я дверь ногой. — Тебе сказали обеспечить меня всем необходимым, вот и обеспечивай.

— Хорошо, — недовольно пробурчал он. — Жди.

Закрыв дверь, он оставил меня в темноте. Не в кромешной, но всё же. В тронном зале и коридорах было освещение — на стенах висели факелы, правда вместо коптящих тряпок на вершинах этих факелов крепились прозрачные кристаллы, из которых исходил довольно яркий свет, не сравнимый с лампами накаливания, но вполне успешно разгоняющий тьму. В моей же «опочивальне» было лишь небольшое зарешеченное окно, через которое в комнату втекал свет звёзд и луны. За окном действительно была ночь. Сама же комната, размером не более десяти квадратных метров, имела из удобств только кровать доисторического вида, занимающую половину этих метров. И всё. Серьёзно, даже стула не было. Ну, ещё пыль, вот её хватает. Создаётся впечатление, что в давно заброшенную комнату пришли, застелили кровать, и ушли. Вот и вся подготовка по размещению Героя.

Дверь в комнату слегка приоткрылась, в неё проскользнула девушка лет двадцати пяти, одетая в платье ниже колен. Симпатичная. Зажатая, стеснительная. Быстро закрыв за собой дверь, она повернулась ко мне и замерла. Видимо мой внешний вид впечатлил несчастную. Я уже хотел успокоить её, но она резко «отмерла» и зачастила:

— Господин, меня отправил Релий, чтобы я позаботилась о вас. Зовите меня Телией, господин Герой, вижу вы уже готовы, — начала она копаться в шнуровке платья, пытаясь его снять. — Подождите всего минуту.

Что? Он там с катушек слетел? Не мог же этот Релий подумать, что раз я сюда без одежды попал и со стояком, то самое необходимое для меня сейчас — это повалять незнакомую девчонку в постели? Нет, похоже так этот умник и подумал.

— Стоп, стоп!.. Не надо раздеваться! — кинулся я останавливать бедняжку.

— Как не надо? Я… мне… — кажется дело идёт к истерике.

— Релий перепутал. Он позвал тебя, чтобы ты рассказала мне что происходит и что…

— Нет, — перебила меня Телия. — Мне запрещено говорить с Героем.

— Мы ведь уже говорим, — постарался я хоть что-то у неё выведать. — Я и не скажу никому о нашем разговоре.

— Простите, Господин Герой, мне нельзя, — чуть ли не плача прошептала девушка.

— Ладно, понял, успокойся. — И что мне теперь с ней делать? — Слушай, а ты можешь принести мне одежду? Да я бы и от еды-воды не отказался.

— Не могу. Если я выйду меня больше не впустят.

— За дверью кто-то стоит? Это ведь лишь одежда, можешь передать через стражу или…

Тут мне пришлось прерваться. Девушка опустила голову и, качая ей из стороны в сторону, тихо зашептала «нельзя-нельзя». Ясно, тут всё строго и рисковать она лишний раз не хочет. Звучит, правда, не особо приятно, как бы не оказалось, что я здесь в роли бесправного заложника.

— Ладно, хорошо, мне ничего не нужно. Можешь идти.

Похоже до утра ответов, на переполняющие меня вопросы, не получить. Зато есть время всё обдумать, может и пойму чего-нибудь.

— Господин, я… — снова затрясло девушку, — не могу просто уйти. Мне… приказали.

— Ничего страшного, я ведь сам отказался, твоей вины здесь нет.

— Прошу… нельзя, — истерика уже стояла у порога.

Что вообще твориться? Если не выполнить поручение ждёт настолько ужасное наказание? Ведь не прямой приказ короля, лишь охранник, да и то сам он не собирался ничего делать, пока я не напомнил. Просто супер! Ничего узнать не смог, ни одежды, ни еды не получил, ещё выходит и девчонку подставил. И что теперь делать?

— Так, всё, успокойся, говорю! — ноль реакции. — А-арх! Давай, раздевайся.

Телия подняла на меня заплаканное лицо, пытаясь осмыслить последние мои слова, а когда ей это удалось, начала с какой-то радостной остервенелостью снимать своё платье.

М-да. Вот я и попал в мир меча и магии, многих рас, которых, кроме как фэнтезийными и не назовёшь, мир невероятных приключений. Кроме того, я ещё и сразу получил титул Героя. И первый иномирный сексуальный опыт настиг меня на самом старте. Вот только это была не эльфийка (тёмная или светлая на ваш вкус), не демоница, не ангелочек с нимбом над головой. Да в общем-то я и не сильно огорчён тем, что моей первой партнёршей в новом мире была обычная, видимо, служанка, огорчает, что по факту это было обоюдное изнасилование. Ей приказали, заставили это сделать, и я, поняв чем ей грозит мой отказ, также был вынужден заняться с ней сексом. Так себе начало…

* * *

Ну а если без самоиронии, то это действительно другой мир.

Когда Телия покинула меня, я погрузился в раздумья. Всё пытался найти рациональное объяснение происходящему. И не смог. Странностей очень много, но три из них и впрямь необъяснимы.

Первая — это небо. Я долго вглядывался в звёзды, пытаясь узнать хоть одно созвездие, северного или южного полушария — неважно, но так и не достиг успеха. Зато в глаза бросалась луна, ярко-красная луна, размером меньше привычной (или она просто дальше от своей планеты), и вторая луна, уже желтоватого оттенка, покрупнее первой, но всё так же меньше Земной. Это не проекция и не обман. Я долго всматривался и смог бы найти подлог, будь он здесь. Такого неба не увидеть на Земле.

Вторая — это язык. Честно, я был неприятно удивлён, обнаружив это. Просто в какой-то момент мне захотелось сложить девятиэтажную конструкцию, описывающую моё положение, и высказать её как можно громче всему этому миру, как вдруг я понял, что не могу этого сделать. У меня просто не было слов. Хотя раньше такой проблемы передо мной не стояло. Я напряг мозги, пытаясь понять что творится, и тут же по ней будто молотом ударили. Боль сдавила череп, в глазах зарябило. Я уж подумал, что теперь-то точно конец, но само мироздание продолжало надо мной смеяться: боль почти сразу отступила и я осознал простую вещь — всё это время Король, Релий и Телия говорили не на русском. Более того, мне на Земле доводилось слушать речи многих иностранцев, но этот язык я опознать не мог. Не походил он ни на один из тех, что был мне хоть каплю знаком. Да это и не важно. А важно, что я их понимал, что Я САМ на нём говорил и даже думал до недавнего времени. Мысль, что мне влезли в голову, была крайне отвратительной, как и то, что я так долго этого не замечал. Пришлось потратить несколько часов, чтобы все знания уложились и теперь я снова думаю на Великом и Могучем, хотя новый язык для меня так же прост и понятен, как родной. Я не приверженец всяких конспирологических теорий, не вериться как-то, что где-то в подвалах Гуантанамо у злобных американцев есть машина зомбирующая людей, внушающая им любые знания в любых количествах, особенно сильно прививая любовь к звёздно-полосатому флагу. Так что объяснения этому феномену, кроме как фэнтезийного, у меня нет.

Третья же причина — самая значимая из всех. Она заставила бы поверить во всё, что угодно, даже самых упёртых скептиков. А именно…

Без всякого стука дверь в мою «опочивальню» распахнулась и в комнату вошёл пёстро одетый старик. Оглядел меня с головы до ног, усмехнулся, найдя что-то забавное в этой ситуации, и произнёс:

— Где твоя одежда, Герой?

Его лицо выражало ту степень насмешки, по которой так и хочется съездить пару-тройку раз.

— Осталась в моём прошлом мире, вместе с достойными людьми, — лениво ответил я.

— Хм, принесите Герою одежду, — обратился старик к кому-то в коридоре. — Не стоит опаздывать на урок Мейстера, — продолжил, обращаясь уже ко мне.

— Урок — это хорошо, то что мне сейчас больше всего нужно. Меня, кстати, Владимир зовут. — представился я, поднимаясь с кровати и протягивая руку.

— Влади… Владм… Я буду звать тебя Влад. Меня же зовут Неструллий, — ответил старик, с удивлением глядя на протянутую мной руку. — Я провожу тебя к Мейстеру.

У них что, не жмут руку при знакомстве?

— Ясно, я буду звать тебя Нес, — всё также лениво продолжил я, заметив как при этом скривилось его лицо.

Довольно скоро мне принесли одежду. Честно, не хочу описывать свой новый гардероб, скажу только, что теперь буду своим в доску на каком-нибудь карнавале в Рио де Жанейро. Хотя как я понял, дикая мешанина ярких цветов — признак моды у местной аристократии. Если конечно все те, кто вчера присутствовал при моём призыве, аристократы, а не толпа клоунов. Уж больно по поведению были похожи.

И вообще странно это всё. Меня называют героем, господином, но при этом каждый встречный норовит высмеять. И трудно понять, может это традиционные подколки над ничего не понимающим попаданцем, вот только выражения лиц и интонации больше злобные, издевающиеся, чем подтрунивающие, весёлые. Хотя, пожалуй рано делать какие-либо выводы.

Вот обо всём этом я и думал, пока Нес вёл меня по коридорам замка. Через пять минут петляний мы подошли к высоким резным дверям. Нес несколько раз постучал и замер.

— Кто там? — донёсся бас из-за двери.

— Герой прибыл на урок, Мейстер Велирий, — подобострастным голосов произнёс Нес, при этом ещё и поклонившись, хотя этот самый «Мейстер Велирий» не мог этого увидеть.

— Пусть проходит.

Нес повернулся ко мне, и чуть ли не толкая в спину и приговаривая «давай-давай, заходи», начал заталкивать в закрытую дверь.

— Сам знаю, — сказал я, открывая дверь и заходя в комнату Мейстера.

Ну что я могу сказать? В комнате Мейстера в отличии от моей явно не забывали делать уборку. А если без шуток, то эти хоромы трудно назвать комнатой. И по размеру и по оформлению. Мейстер (что видимо означает мудрец или учитель), судя по одеянию и украшениям, должен восхвалять местных богов за то, что не родился в моём мире и стране. Думаю, зарплата учителя или научного сотрудника его бы не впечатлила.

— Проходи, Герой, присаживайся, — указал мне Мейстер на искусно выполненный из благородной древесины стул с высокой спинкой, стоящий у такого же вычурного стола. — Попробую передать тебе крупицу своих знаний.

Наконец-то я смогу получить хоть какие-то ответы на рвущие наружу вопросы. Медлить я не стал, быстро усевшись на стул и уставившись на своего наставника. Правда, начинать лекцию он не спешил, смотрел на меня какое-то время, потом начал ходить по комнате из одной стороны в другую. Закончились его хождения напротив кресла, в которое он уселся, покрутился в нём какое-то время, видимо проверяя на удобство, и удовлетворившись наконец, вернул своё внимание ко мне.

— Что ж, начнём пожалуй. Меня зовут Мейстер Велирий, я буду обучать тебя всему необходимому для борьбы с Тёмными.

— Приятно познакомиться, моё имя…

— В первую очередь я обучу тебя великому и сложнейшему искусству Светлой магии, в коей думается, я достиг немалых высот. Надеюсь и ты сможешь продемонстрировать хоть какие-то результаты. Хоть ты и Герой, но всё же должен понимать, что любой не способный обучаться и использовать Светлую магию является недостойным статуса гражданина Ледирии. Ну, будем надеется в тебе достаточно Света, чтобы освоить хотя бы одно простейшее заклинание. Я помнится применил своё первое заклинание когда мне было…

Дальше началось жизнеописание «Величайшего Светлого мага всех времён и народов». И что особенно бесило, ведь я по сути вообще ничего не знаю об этом мире, и даже из обычной истории жизни местного жителя мог бы сделать немало выводов, но… Мейстер так строил описание, что понять хоть что-то полезное из его болтовни было невозможно. Да я даже о магии ничего не узнал — ни какие разновидности этой самой магии вообще существуют (по рассказам Велирия только Светлая, да Величайшая Светлая), ни как колдовать (чтение заклинаний? Мыслемагия? Какая-нибудь внутренняя энергия?). На большинство попыток направить «обучение» в нужное русло Мейстер реагировал как и на мою попытку представиться — игнорировал. Он всё продолжал эпопею своего становления незаменимым для всего королевства магом и мудрецом, без чьих способностей весь мир одночастно рухнет в бездну.

Помогла, как не трудно догадаться, лесть. Свои вопросы я начал предварять эпитетами в стиле: «Такой великий маг наверняка знает… Уверен на вашем уровне не сложно…». КПД был не высок, но среди этого «океана воды» всё же появились островки информации.

И узнал я следующее: мне не вернуться.

Никак. Никогда. Именно так устроен «Призыв Героев». Да-да, я окончательно убедился, что не являюсь самым-самым избранным. Героев призывают во многих королевствах и империях этого мира, с самой разной периодичностью. С целью исполнения пророчеств. Одному Герою нужно что-то принести из опасных мест, другому одолеть сложного врага. Напоминает самые первые РПГ, где все миссии были однотипны и без особой фантазии. Принеси-подай, туда сходи — того победи — награду получи. Откуда берутся эти пророчества и кто их… Пишет? Озвучивает? В общем, кто их пророчит Велирий не знал. Иногда Герой может появиться и посреди поля без какой-то конкретной цели, но не беда. Хватает пророчеств без привязки к конкретному месту или времени появления Героя. Что-то в стиле: «И однажды в вашу деревню придёт Герой и вот он…». Дальше уже идут разные варианты. Может быть он по пророчеству должен «оприходовать» всех девок в деревне, а может и убить дракона, что эту деревушку терроризирует. И вот попадает такой Герой, ничего не отупляющий из происходящего, в такую деревушку. И видят местные «О, Герой пожаловал!», а вот дальше уже от варианта пророчества зависит. В первом Герою подфартило. Относительно, конечно. Его, всё также ничего не отупляющего изнасилует толпа девчонок и отпустят с миром. Ибо пророчества — штука серьёзная, не исполнишь его — жди беды. Вот только не известно тот это Герой, или не тот, ну да не беда — со следующем посетившем это злачное место повторится та же «процедура». От греха. И так до тех пор, пока в какой-то момент пророчество для этой деревни не изменится. В разных местах пророчества получают разными способами: где есть специальный камень с текстом, который в одно прекрасное утро вдруг изменится, есть и пророки, которым новое пророчество «Высшими Силами» (дословная цитата Мейстера) погружается прямо в голову, и «многие другие» (тоже цитата Мейстера, он похоже и сам мало что в этой теме понимает. Судя по его рассказу, Велирий вообще всю жизнь просидел в Ледирии, а именно в столице королевства — Марктоте, где я сейчас и нахожусь).

Второй же вариант для Героя «погрустней». Местные опять же чуть ли не силком потащат Героя к дракону, тому самому, что уже давно заслужил описанную в пророчестве участь. Не трудно догадаться, чем такие походы чаще всего заканчиваются. Но как мне сказал Мейстер, рано или поздно, либо пророчество сбывается и после появляется новое, либо пророчество считается проваленным, и тогда уж лучше всей этой деревне было сгореть в огне дракона. Провалить пророчество — приговор. Велирий мало говорил на эту тему, не приведя конкретных примеров, но было точно понятно, что отношение к пророчествам у местных самое серьёзное и они готовы на всё, чтобы исполнить предначертанное.

Герой не может вернуться в свой мир. Нет такой магии, нет таких артефактов, зелий. Даже призывают Героев не короли или императоры. Со мной было также. За несколько часов до призыва, Камень Правды, находящийся в одной из башен замка, засиял красным светом, предупреждая о начале ритуала призыва. За это время и была собрана та толпа встречающих, поэтому не были подготовлены мои покои (хотя несколько часов были в запасе).

То есть меня призвала некая самая-самая Высшая магия, никому неподвластная, так что даже захоти король Ледирии вернуть меня домой, ему, как и любому живущему в этом мире, такое не под силу. Сама же эта «Высшая магия» гребёт в этот мир порой по десятку Героев в год (по крайней мере Велирий так слышал), иногда за год может не призвать вообще никого, но никогда и никого она не возвращала обратно, откуда призвала. «Откуда призвала» — важное уточнение, потому что не все Герои родом с Земли. Название моей планеты Велирий знал, ибо процентов девяносто Героев всё же прибыли с третьей планеты от жёлтого карлика, но остальные десять кто-откуда. Меня эта новость не сильно удивила, мультивселенная предстала передо мной во всей красе, а где есть два мира, есть и бесконечное множество. Даже новость о том, что Земля главный спонсор местного геройского движения, давала больше поводов задуматься. Почему Земля? Есть что-то особенное в моей, видимо, бывшей планете?

Что это за Камень Правды, откуда он в той башне оказался и кому принадлежал изначально Велирий не знал. Вернее, он нёс какую-ту чушь о Высшей Светлой магии, которая пытаясь помочь своим чадам… В общем, у Велирия это был своеобразный способ сказать «понятия не имею». Таким образом, даже если я выполню своё пророчество (я так и не понял толком, что от меня требуется), мне не светит награда в виде возвращения домой, я просто останусь здесь в качестве Героя. Можно будет попробовать осесть где-то, или же путешествовать по миру. Правда во втором варианте есть минус — попадая в места, где есть пророчество, местным не докажешь, что свою лямку ты уже оттянул, и что сейчас ты Герой в запасе. Даже полностью ассимилировавшись, местных не обмануть, они всегда без труда опознают Героя (Велирий упомянул вкратце какой-то всем видный Статус). Так что по факту жизнь любого призванного Героя — бесконечное влипание в самые разнообразные пророчества. Начинаю понимать слова Релия о том, что такие как я тут долго не живут. Успокаивали слова Мейстера о том, что пророчества далеко не повсеместная практика, и вообще в целом редкая. Может в одном из десяти-пятнадцати поселениях встречающаяся. Плюс ко всему пророчества не сидят на одном месте. Исполнив очередное пророчество поселение может и не получить нового, а где-нибудь по соседству, в деревне, где отродясь не было «печали», какой-нибудь житель «ловит» сигнал, становясь пророком. И такой круговорот продолжается с начала времён (угадайте чья цитата).

Дальше удалось немного узнать непосредственно о магии. Тут всё как-то стандартно — есть Светлая магия и соответственно Тёмная. В Ледирии используется Светлая, Тёмная запрещена, так как её использование «развращает Душу и Разум мага», превращая в отпетого злодея. В целом, как я понял, Светлая магия не наносит урона, говоря игровыми терминами, а больше является вспомогательной (бафы, кому так понятней), лечащей, а Тёмная как раз атакующая, воздействующая напрямую на врага. Понятно, что Тёмная магия в боевых условиях более выгодна, может поэтому её использование и влияет так на магов. Лишь предполагаю, потому что Велирий на вопрос: 'Каким же образом Тёмная магия так воздействует на носителя?', сразу соскочил с темы, заявив, что даже разговоры об «этой мерзости» опасны для «чистой, светлой» Души, а уж подробным изучением этого феномена никто из Светлых никогда не занимался и не займётся. Есть в этом какой-то панический страх самому превратиться в «отпетого злодея», стоит хоть самую малость заинтересоваться Тёмной магией.

Под конец занятия даже непосредственно перешли к магической практике. По словам Велирия, большинство заклинаний требуют прочтения слова-активатора, хотя некоторые активируются мысленно. Такое вот слово-активатор для одного заклинания он мне дал — SATRON. Магия по факту довольно простая — Светлячок. По названию понятно, что в результате над ладонью должен появиться источник света, небольшой и не особый яркий, но достаточный, чтобы осветить себе путь в темноте. Вот именно на этом этапе выяснилось, что учитель из Велирия такой же как и лектор — бесполезный. Произнести активатор недостаточно, это я понял на сотой попытке. Изменил все виды интонаций, тянул каждую букву, менял ударения — всё бесполезно. Велирий же ходил вокруг стола кругами со Светлячком над своей ладонью, в свете которого было особенно хорошо видно его довольную рожу.

— Ну же, Герой. Неужели ты ничего не чувствуешь, когда произносишь активатор? Да, я понимаю, что не всем дано постичь такое великое искусство как Светлая магия, но от Героя я ожидал большего.

— Что именно я должен почувствовать? — в который раз я спросил, надеясь на другой ответ.

— Как что? Я ведь говорил уже — почувствуй отклик заклинания, — с усмешкой ответил Мейстер.

Отклик. Какой ещё, блин, отклик? Спрашивать снова у Велирия точно не стану — я уже и так подхожу под определение сумасшедшего по версии Эйнштейна.

Десять минут попыток и нулевой результат. Я уже не надеялся на помощь Великого Светлого Мага, хотелось, чтобы он просто заткнулся. Его подначивания серьёзно мешали сосредоточиться, ведь я всё ещё надеялся, что из его рта вылетит хоть что-то дельное, а потому не переставал прислушиваться к его бреду. Ничего нового — только поток самовозвышения за счёт человека, который магией занимается от силы полчаса, при том сам Велирий раз сто уже успел похвастаться своим полувековым опытом в «Великом Искусстве». Хотя выглядит он лет на сорок, не больше. Эффект от занятий магией или местная экология так благотворно влияет? Аргх, нет, ничего я не чувствую. Ни откликов, ни импульсов, ни потоков. Только голод. Но вряд ли это то, что нужно.

Занятие было прервано стуком в дверь.

— Кто там? — прямо у меня над ухом проорал Велирий.

— Это Релий, Мейстер Велирий. Время вашего урока подошло к концу, у меня приказ выдать Херою вооружение и отправиться в лес Крирда на тренировку.

— Заходи, мы уже заканчиваем, — с каким-то странным предвкушением сказал Велирий.

Дверь открылась и на пороге появился мой вчерашний знакомец. В этот раз на нём уже не было полного латного доспеха, а что-то вроде кожаного, с редкими металлическими вставками. Теперь я смог увидеть его лицо. Ничего выдающегося. Кроме здоровенного носа, который как раз выдавался очень даже.

— Проходи, Релий. Получается, тебя назначили ответственным за боевую подготовку Героя в этот раз. Уверен, мы в надёжных руках, — усмехнулся Мейстер. — Может тебе даже удастся довести Героя до стен Грешты. Думаю уж ты сможешь обойти все ловушки Скалящегося Ущелья… с твоим-то нюхом! — в голос захохотал Велирий.

Да уж, юморист от бога, что тут ещё сказать.

— Да-а-а, нулевой результат, что в принципе и стоило ожидать, — это уже мне. — На сегодня закончим. Завтра в это же время… Герой.

— Идём, — хмуро позвал меня Релий.

— Скажи Карлиосе, пусть принесут мой обед, — вдогонку крикнул Велирий.

— Конечно, Мейстер Велирий… я передам, — ответил Релий.

Постояв несколько секунд перед закрытой дверью, смотря на неё как минимум неприязненно, Релий двинулся по коридору, поманив меня за собой.

— Ну шо, Херой, махия не твоё, да? Ты смотри, тебе ж нас всех спасать, — огрызнулся он.

— Я понимаю это не просто, но давай ты не будешь срывать на мне злость на кого-то другого. А я взамен не буду задевать твой нос, хотя это тоже не просто, — спокойно ответил я.

Релий застыл как вкопанный. Я тоже остановился. Несколько секунд мы смотрели друг на друга.

— Как скажешь, Херой, — двинулся дальше Релий.

Поплутав немного по замку, Релий направился к чуть приоткрытой двери в конце очередного коридора. Что за ней находится угадать было не сложно. Собственно, приятные запахи чего-то явно вкусного, я учуял задолго до того, как оттуда выскочила дородная женщина, одетая во что-то в целом похожее на поварской халат.

— Куда? — окликнул её Релий.

— За специями послали, — зашугано ответила она.

— Ясно. Передай Карлиосе, что Мейстер Велирий приказал принести ему обед в комнату. Пусть поторопит своих, — с важным видом сказал Релий.

— Конечно, передам, — метнулась женщина обратно.

— Ну шо, Херой, пойдём, — развернулся Релий и зашагал в обратном направлении.

Я постоял пару секунд, продолжая принюхиваться к соблазняющим запахам. Шансов немного, но всё же…

— Релий, давай заскочим на кухню, возьмём чего-нибудь съестного? Можно и на ходу перекусить, — спросил я как можно более нейтральным голосом.

Релий встал. Постоял пару секунд и, обернувшись ко мне, сообщил:

— Времени нет.

Смотря на его не особо скрывающую злорадство физиономию, мысль «так я и думал» боролось в моей голове с другой, всё более громкой: «У них очень странное отношение к Герою, учитывая все рассказы Велирия.»

* * *

Я впервые покинул замок и оказался на улицах Марктота. Хотя, если подумать, в замке я даже двенадцати часов не провёл, так что фраза «впервые покинул» звучит странно, но по моим ощущениям я как будто уже долгое время был заперт в этих каменных стенах. И сейчас просто радовался яркому солнечному свету и открывшемуся простору.

Что можно сказать по поводу столицы Ледирии? Даже не знаю, архитектуру можно было бы сравнить с какой-нибудь европейской страной эпохи ренессанса, но честно говоря, я в этих эпохах и ренессансах не особо разбираюсь. Насколько мне известно, в наше время довольно много приукрашиваний той эпохи, а по факту грязи и антисанитарии там хватало. Можно сказать так: Марктот похож на пасторальный европейский городок, с одно-двухэтажными зданиями, эпохи ренессанса, как его себе представляет тот, кто ничего в этом не смыслит. По крайней мере так было рядом с замком, может доберись мы до окраин, и я увижу трущобы, грязь, льющиеся из окон помои и другие прелести отсутствия последних достижений технического прогресса. Пока же всё чисто и довольно аккуратно. Людей на улицах не так много, но это я человек мегаполиса, привыкший к миллионным населениям городов, но если вспомнить всю ту же Европу средневековья, не удивлюсь и стотысячному населению на всю Ледирию, а уж на Марктот и то меньше. Как совсем небольшой городок в нашем двадцать первом веке на уже такой далёкой Земле.

Мысли снова вернулись к Земле-Матушке. Пожалуй, за всё время моего «попаданства» нечасто я о тебе думал. Слова Велирия о невозможности возврата не сильно по мне ударили. Честно говоря, вообще не ударили. Я был один… Я остался один. Нет, конечно у меня были друзья, сослуживцы, бывшие коллеги, но вот чтобы кто-то, из-за кого я бы здесь волосы на голове рвал и метался как зверь в поиске способа вернуться — таких близких у меня не осталось. Вот и новость эту вроде тяжёлую воспринял с мыслью «не получится, ну и ладно».

Релий молчал. Сам я ничего у него не спрашивал, понимая, что он из… мягко говоря вредности, не станет отвечать или просто начнёт сыпать грубостями, но всё же надеялся на небольшую «экскурсию» в историю и планировку города с его стороны. Мне было бы полезно знать о количестве населения в целом и вооруженных сил в частности. О размерах города, его расположении, окружающей местности, количестве и дислокации казарм, запасах продовольствия. Как я понял со слов короля и оговорок Велирия, моё пророчество завязано на борьбу с какими-то Тёмными (кажется это целая страна, практикующая Тёмную магию), и я должен буду повести местные силы в сражение с их врагом. Фактически, меня назначили скорее полководцем, управляющим армией, чем героем с мечом наголо бросающимся на врага. При этом я так и не понял самых важных моментов: На каком этапе война? Какими силами обладают стороны конфликта? Какова дислокация войск? Как закончить конфликт?

Первые вопросы имеют технический характер, последний же меня особенно беспокоит. Если враги — некие обезумевшие от Тёмной магии бойцы, то единственный способ победить — вырезать их всех? В чём проявляется их безумие? Могут ли они осознать своё поражение и сдаться или будут идти до конца даже в самоубийственной атаке? Что делать с гражданским населением врага? Это безумие вообще лечится?

Голова от вопросов пухнет. Лучше продолжу и дальше запоминать расположение улиц, проулков, находить ориентиры на местности, и просто внимательно рассматривать всё подряд, в надежде увидеть что-то полезное, хоть намёк на ответ на один из многочисленных вопросов.

— Пришли. Здаров, Нохей, — подошёл Релий к двухэтажному дому, протягивая руку стражнику в таком же лёгком доспехе как и он сам.

— А ты зачем здесь? — пожал её в ответ Нохей. Или Ногей, тут уж я не знаю.

— Да вот, Херою нашему зубошистку надо выдать, а то как ехо тренировать? — хохотнул Релий.

— И то верно. Ты там давай, не подведи нас… Герой, — усмехнулся Но, ей, доставая ключ и открывая дверь.

Тут есть хоть один нормальный человек? Или мне чего-то не рассказали об отношении местных к Героям?

Стоп! Рукопожатие, привычное и такое обыденное. Значит и в этом мире есть такая традиция, получается ушлый старик Нес в тот раз просто надо мной издевался.

— Дашь мне клюши от шетвёртого? — попросил Релий.

— Четвёртый? Повезло, тоже хочу быть Героем, — протянул Но, ей Релию связку ключей.

А вообще странно всё это. Я так понимаю, мы стоим перед оружейной, но сразу бросается в глаза, что она обособлена от остальных зданий местных стражей. Все дома вокруг явно гражданские — обычные дома обычных горожан. Не вижу здесь неподалёку казарм, даже караулки нет. Просто один стражник у входа и всё. Понятно, что оружейную в самой центре столицы страны не захватят врасплох враги, если они до неё доберутся — это считай конец, но тот же риск банальной кражи или ограбления всё равно есть. Или вся стража внутри? В этом мире явно другой кодекс патрульно-постовой службы. Как и караульной. Да и пропускает он нас больно легко: «Зачем пришёл? А, понял, проходи». Да и зачем ключи от оружейных доверять стражнику снаружи? Круто, ничего не скажешь.

Все эти мысли вылетели у меня из головы, как только я вслед за Релием вошёл в здание.

— КАК?! — офигел я.

— Пф, иди за мной, — не стал удовлетворять моё любопытство Релий.

А ведь было от чего офигеть. Внутри это здание было в разы больше, чем выглядело снаружи.

— Давай, шего встал, нам есшо на шетвёртый этаж идти, — поторопили меня.

Четвёртый? Круто, похоже в дело вступила какая-та навороченная пространственная магия. Видимо так и есть. Мы действительно дошли до широкой лестницы и по ней поднялись на четвёртый этаж. Далее мы долго ходили по коридорам. Вообще, эти коридоры имели чудаковатую структуру — пересекались под разными углами, многие даже прямыми не были, закруглялись, или начинали петлять. В общем тот ещё лабиринт. Я запомнил наш маршрут и в случае чего смог бы и сам вернуться, вот только учитывая количество ответвлений, которые мы проходили, я увидел лишь небольшой кусок этого лабиринта. Во сколько раз это здание изнутри больше, чем снаружи? Думаю оно обширнее даже королевского замка, а я ведь только выйдя на улицы города и посмотрев на него со стороны, понял насколько замок огромен.

— Хм, стой, пойдём, покажу тебе шего, — всё же заметил моё состояние Релий, и видимо решил меня совсем добить чудесами местной оружейной.

А дальше началась небольшая экскурсия. Мы немного вернулись назад и нырнули в пропущенный ранее коридор. Чуть прошли по нему, подойдя к плотной, укреплённой металлическими листами двери. К таким дверям я уже успел привыкнуть, дело в том, что во всех этих коридорах через каждые три-четыре метра была такая же, ничем не отличающаяся от остальных. Как я думаю, вряд ли за каждой из них хранится что-либо, наверняка большинство — просто фейк. Не удивлюсь если они вообще не открываются, по сути являясь частью стены.

Релий достал связку ключей, быстро выбрал один из них и вставил его в замочную скважину. Ключ легко, без какого-либо шума провернулся, Релий схватился за ручку и потянул на себя. Дверь так же без шума или скрипа отворилась, открывая содержимое комнаты. Обычной комнаты тридцати квадратных метров, единственными предметами мебели которой были двенадцать столов. Релий быстро прошёл к центру комнаты, повернулся ко мне и с некоторой долей торжественности начал:

— Трофеи. Всё здесь — трофеи, добытые у Тёмных, — проводил он руками от одного стола к другому. — И всё артефакты. Тёмные артефакты.

Любишь ты повторяться, Релий. А вообще, зрелище интересное. Каждый стол был буквально засыпан предметами, причём вперемешку. Мечи, щиты, кольца, цепочки, ножи, луки… В общем все виды оружия и украшений. Выглядело так, будто всё это добро приносили сюда мешками, просто и без затей высыпая их содержимое на любое свободное место на столах.

— Ты даже не представляешь сколько это всё стоит! — продолжал вещать Релий.

— Артефакты говоришь, значит, каждая вещь здесь магическая? — оглядел я здешние богатства, пытаясь хотя бы приблизительно прикинуть сколько здесь предметов.

— Конешно, потому и стоят они дорохо, — с таким взглядом, будто сам собрал все здешние артефакты, пояснил мне Релий. — На мнохих опасная махия, может и убить молодохо и неопытнохо Хероя.

— Если здесь сильные артефакты, почему их не используют в борьбе с этими самыми Тёмными? — задал я наводящий вопрос, надеясь побольше узнать о предположительном враге.

— Так они же Тёмные, нельзя Тёмные артефакты использовать. Сразу смерть, — удивился моему непониманию Релий.

— Кстати, Велирий даже говорить о Тёмных боялся, а мы тут посреди сотен их артефактов. Надеюсь, рога и хвост после этого у меня не вырастут, — продолжал допытываться я.

— «Балабольшик» просто трус. Подумаешь, чуть больше махии Света выушил и сразу себя кем возомнил. А сам боится даже из опочивальни лишний раз выйти. Да он…

— Я спрашиваю вреда нам от артефактов не будет? — перебил я его, поняв что ничего нового тут не услышу, кроме новой порции брани. «Балабольщик» — прозвучало очень легко и привычно из уст Релия, видимо уже давнее прозвище Велирия.

— Да нишехо тебе не будет. Никому нишехо не будет, хлавное не использовать махию артефактов. А так это просто побрякушки… дорохие правда, зараза, — последние слова чуть ли не прошептал он.

Какое-то время мы просто молча стояли посреди этого хранилища. Я старался повнимательней всё здесь изучить, приметить какую-нибудь интересную деталь. Релий смотрел на меня, и чем дальше, тем более смурным становилось его лицо. Уверен, он ожидал, что увидев эту гору артефактов, я буду шокирован (прежде всего их стоимостью). Мне же в целом было безразлично на какое количество золота можно обменять содержимое этой комнаты. Гораздо больше меня интересовала магия всего этого здания. Такие искажения пространства меняют подход и к тактике сражений, и к логистике, и к обеспечению армий. Если мои потенциальные враги способны в одном ящике перевозить продовольствие для многочисленной армии или вооружение, то стандартная тактика разделения сил врага не будет работать. Как им отрезать пути доставки, если этих путей и вовсе нет — всё необходимое у них всегда при себе? В общем, магия этого мира впечатляла, в то время как Герой сил Света не мог зажечь на ладони проклятый Светлячок.

— Пойдём, есшо шехо покажу, — прервал мои мысли Релий.

Ещё пара минут блужданий и мы подошли к новой двери. Неотличимая внешне от остальных, она всё же выделялась — находилась в тупике. Немного повозившись с замочной скважиной, Релий резко распахнул дверь. Это… по факту, это была комната из зеркал. Пол, стены, потолок, даже сама дверь с обратной стороны была зеркальной. Помимо этого, по всему пространству комнаты были расставлены зеркала, создавая зеркальный лабиринт. Кажется, на старушке Земле есть подобные аттракционы, но мне в таких бывать не доводилось, вот и сравнить не могу. По сравнению с хранилищем артефактов, зеркальная комната удивила меня сильней. Я всё пытался вспомнить: кто, когда и как вообще придумал и создал первое зеркало на Земле. Разве это не довольно позднее изобретение? Там вроде сложное производство, недоступное цивилизации, всё ещё воюющей на мечах. Или нет? Может это какие-то магические зеркала?

— Они магические? Это артефакты? — всё же полюбопытствовал я.

— Нет. Просто ошень необышный материал. Если зайти внутрь, появиться мнохо твоих отражений, ошень похожих, как живые. Хошешь попробовать? — спросил Релий.

— Давай, — сказал я, заходя в комнату.

— Нет, постой, — остановил меня Релий. — Времени нет.

Отодвинул меня в сторону, быстро закрыл дверь и двинулся в обратную сторону. М-да, шалость удалась. Вот только эту шалость совершил мужик лет сорока на вид, да ещё и лицо такое скорчил, будто он сейчас мне мечту растоптал и жизнь разрушил. Превосходство высшей степени.

И снова блуждания по запутанной сети коридоров, очередная ничем не отличающаяся от сотен таких же дверь и очередное хранилище. Но в этот раз мы попали действительно именно в оружейную. В специальных стойках ровными рядами, просортированные, хранились, пожалуй, все виды холодного оружия. Не успел я толком осмотреться, как Релий заговорил:

— Быстрее бери любой меч, кинжал и пойдём. И так уже опаздываем.

В чём-то он прав. Я всё равно не разбираюсь в мечах и еже с ними. Максимум, могу взять в руку, прикинуть по весу и удобству. Собственно, так я и сделал. Стойка с мечами была ближайшей от входа, подошел к ней, вытянул первый попавшийся меч, подержал, покрутил. Вроде нормально. Но всё познаётся в сравнении. Вернул этот, взял ещё один, повторил процедуру «отбора».

В итоге остановился как раз на втором мече. Он был тяжелее остальных, и чуть длиннее, а если уж навыков пока не хватает, буду делать ставку на силу удара (за счёт веса) и дальность поражения (понятно за счёт чего). Правда, говоря о длине и весе, лучше брать сразу двуручный меч, эти же все были одноручники, лишь тот, что выбрал я, с натяжкой можно считать полуторником. Да и я лучше буду полагаться на скорость и реакцию.

Чуть дальше располагалась стойка с кинжалами. Вернее, это я так их называю, наверняка есть более точные определения. Были там кинжалы и с короткими узкими лезвиями, и с широкими. Чего в общем только там не было. Но мой взгляд сразу зацепился за конкретный предмет. Именно этот экземпляр я точно не назвал бы кинжалом. Ведь это стопроцентный боевой нож. Взял этого красавца в руки и сразу понял — то что нужно. Массивный, тяжёлый клинок, но при этом небольшой ширины. Эргономичная рукоятка, с такой очень удобно использовать обратный хват. Напоминает «Витязя», только здесь нет серповидной впадины, но это не критично.

Однозначный победитель.

— Выбрал? Давай, пошли уже, — поторапливал меня Релий.

— Нужны ножны, ремень или ещё чего, чтобы всё это на мне закрепить, — заметил я, странно ощущая себя, в одной руке держа меч, а в другой нож.

— Всё будет, поторапливайся.

На обратном пути Релий снова превратился в молчуна. Несколько моих вопросов он проигнорировал, но на один всё же решился ответить. Правда его пришлось и задавать по-особенному:

— И что, хочешь сказать все эти сокровища охраняет один страж у ворот? Так отсюда можно что угодно вынести, никто и не почешется. Слабенько работаете.

— Да какой тебе один охранник!? Здесь на первом этаже столько стражи сидит, мышь не проскошит.

— Чего-то никого не видел, когда мы там проходили.

— Да там комнаты есть для стражи. Там и сидят. Шехо им на тебя смотреть, они Хероев уже навидались.

Я всё понимаю, не чувствуют опасности в центре столицы, расслабились, вот только начальство куда смотрит? Сначала расслабятся, поймут, что пригляда никакого, а потом сами всё и вынесут.

Спустившись на первый этаж по той же лестнице, прошли к знакомому выходу. Ни одного стража я так и не увидел.

Зато на улице нас уже ждали. Двое стражников: один ровесник Релия, второй явно моложе.

— Ну наконец-то, Релий. Вы чего там застряли, носом где зацепился? — поинтересовался ровесник.

— Носом? А-а, большой што. Ну тохда я бы скорее шленом зацепился, жена твоя подтвердит.

— Спасибо, удружил. Хоть кто-нибудь на эту страшилу старую позарился, пока я по молодым, да красивым.

После его «шутки» моё лицо явно перекосило так сильно, что новые знакомцы обратили на меня внимание.

— А это наш новый Герой, я посмотрю, — чуть ли не заорал на всю улицу любитель молодых, да красивых. — Меня зовут Катий, этого салабона Детор. Мы вместе с Релием будем делать из тебя мужчину.

Если я встречу здесь нормального человека, меня инфаркт хватит.

— Давай начнём с того, что вы найдёте мне ножны для моих новых игрушек, а лучше вообще бы костюмчик как у вас.

— Ножны найдём… может быть, а вот доспех лёгкого пехотинца сможешь надеть только тогда, когда мы всё же сделаем из тебя мужчину, — посторожевшим голосом прошипел Катий.

— А-а, вот оно что, значит только мужчина может его носить, — сказал я подойдя к Катию вплотную. — Единственная причина почему я не стащил твой доспех, недомужчинка, в том, что он на меня не налезет. — Я действительно был и на голову выше, и в плечах шире довольно сухонького Катия. — Найди мне ножны и этот ваш доспех.

— Успокойся, Херой, — Релий явно забавлялся происходящим. Он уже понял, что мне не стоит грубить напрямую и радовался тому, что его коллега так нарвался. — С доспехом всё не так просто, да есшё и под твой размер. Нам больше часа добираться до Крирда, а вешером мне вести тебя к Ехо Преосвесшенству. Времени на тренировку мало, на подбор доспеха нет вообсше. Я передам, к завтрашней тренировке что-нибудь подберут.

— А ножны?

— Детор, видишь, шо себе Херой выбрал? Пока мы идём до южных ворот, сбегай к старику Занеру, возьми подходясшие ножны и пояс. И шоб мухой, понял, ждать тебя никто не будет, — включил командира Релий.

— Понял, уже бегу, — и впрямь на бегу ответил Детор.

— Ну, пойдём, время не ждёт, — поторопил уже нас Релий.

И мы пошли. Релий с Катием шли впереди, а плёлся позади. Некоторые прохожие окидывали удивленным взглядом человека в гражданской одежде с оружием в руках, многие старались перейти на другую стороны улицы, кто-то нырял в переулки. Их можно понять, хотя я ведь шёл в компании двух стражников, которые по идее должны были внушать доверие. Ничего интересного за всё время пути до южных ворот я приметить не смог.

Лишь одно порядком меня зацепило.

Свернув на очередную улицу, я узрел странное зрелище. Стена. Да, прямо перед нами была стена. Невысокая, чуть выше метра, каменная, но прочной я бы её не назвал. За этой стеной также были дома, вот только в глаза бросалось их ветхое состояние. За стеной также ходили люди, правда совсем немного, но даже их было достаточно для понимания, что проблемы там не только с жильём, но и с одеждой. Какой-то район для бедных что ли? Но зачем стена?

— Это что вообще? — задал я вопрос своим спутникам, махнув рукой в сторону стены.

Катий промолчал, лишь бросив на меня неприязненный взгляд, а вот Релий заговорил, видимо, чуть подобрел ко мне после приструнения коллеги:

— Это Низшие, — словно выплянул он это слово.

— Низшие?

— Они не способны обушаться и использовать махию Света. Вообсше. Свет их не принял.

— Они живут отдельно?

— Живут, да. Но мнохии из них работают вне Хнойника. Слава Свету, после восьми вешера и до восьми утра им запресшено быть среди граждан, только у себя за стенами.

— И сколько этих Низших?

— Да кто этих крыс сшитает? Пара тысяш.

— Если кто-то из жителей признаётся Низшим, его что, везут сюда из любой части страны?

— Не, не обязательно. Хнойников в Ледирии три штуки, который ближе, туда и везут.

— А семья? Что с ними делать?

— А шо семья? — удивился Релий.

— В смысле ЧТО? Они просто так отдают своих детей, братьев, сестёр в эти Гнойники?

— Конешно, они же Низшие, — ещё больше удивился Релий.

Мы продолжили идти, каждый думая о своём. Гнойники, да. Фактически, резервации внутри города. Сам Гнойник, как я понял когда мы его обошли, не соприкасается с городскими стенами, он полностью внутри, огорожен со всех сторон этой бесполезной стеной, единственное назначение которой, разделить жителей на Граждан и Низших. Принятых Светом и нет. А ведь что-то такое упоминал ещё Велирий, в самом начале своей болтовни. Пара тысяч в этом Гнойнике, а всего их три. Даже если считать, что в столице Низших больше, всё равно в итоге имеем около пяти тысяч Низших на страну. Уже сейчас я представляю размеры Марктота, и могу точно сказать, что его население пятнадцать-двадцать тысяч человек. Даже если взять по максимуму — двадцать тысяч, и как минимум две тысячи Низших. Десять процентов всего населения страны живут в гетто, насильно туда помещаемые. Если бы они действительно представляли опасность для остальных, их держали бы вне городских стен и уж точно не позволяли на половину суток выходить работать на благо города. А так, по сути, Низшие — это чуть ли не бесплатная рабочая сила. Уверен, самым тяжёлым, неблагодарным трудом, занимаются именно они. Да ещё и за копейки, презираемые «принятыми Светом» и брошенные даже собственной семьёй.

Удивило ли меня такое отношение к собственной семье в угоду религиозным взглядам? Нет. Абсолютно нет. Дело даже не в том, что здесь средневековая цивилизация, или, что здесь, в мире меча и магии, явно больше доводов в пользу существования высших сил (Светлая магия точно есть), которым лучше известно, кто человек, а кто тварь дрожащая. Я и там, на Земле, в очень даже цивилизованных странах и прогрессивное время не раз сталкивался с подобным. Какие бы термины для себе мы не придумывали (демократия, либерализм, толерантность), нам так и не удалось изжить ксенофобию, предубеждения, предрассудки и суеверия. Ведь это не признак эпохи, социального строя или этапа технического прогресса. Это часть человеческой натуры.

Впрочем, оставим в стороне философские рассуждения, пользы от них никакой. Вопрос в том, что мне с этим делать? Нет, великим реформатором, который объяснит заблудшим, что все мы люди и все равны, я себя не считаю. Но ведь я должен буду вести их на борьбу с Тёмными, а теперь даже не уверен, что хрен редьки не слаще. Пока вижу только Светлую магию, и не вижу светлых нравов. Может так получиться, что Тёмные такие же злодеи как и Низшие. И что мне тогда делать? Ох, слишком часто я задаюсь этим вопросом в последнее время.

Детор не опоздал. Мы подходили к воротам, когда он выскочил из-за угла с моими обновками наперевес. Теперь и меч, и нож переместились мне на пояс. И если нож для меня привычен, то с мечом первое время было неудобно. И тяжесть непривычная, и по ноге ножнами мне не раз прилетало, прежде чем я более-менее приноровился.

Выйдя за городские стены, мы двинулись по дороге. За стеной, как оказалось, тоже бурлила жизнь. Здесь было множество мелких домиков, скорее хижин, и подсобных помещений, вроде складов для хранения инструмента или продовольствия. По правую сторону от дороги были видны обширные поля, засеянные зерновыми. Ясно, здесь у нас живут аграрии. Самые настоящие крестьяне, кормящие городских. Вот только по левую руку картина была другой — хижины и там стояли, но никаких полей за ними видно не было. Чистая, незасеянная ничем земля. Может, в этом есть какой-то смысл — особый порядок выращивания культур, дающий земле передохнуть от людской деятельности, или с этой стороны земля изначально не плодородна, я не знаю. Но большого любопытства не было и спрашивать своих сопровождающих об этой странности я не стал. Да и откуда воинам знать об особенностях работы землепашцев?

Через десять минут местность сменилась. Поля остались позади, никаких построек уже как пару минут не было видно, зато впереди появилась кромка леса. Высокого, лиственного леса. И она явно была создана искусственно. Линия кромки под прямым углом пересекала дорогу, по которой мы шли, в какую сторону ни глянь, она была ровной. Ни выпирающих подлесков, даже одиночное деревце не выбивалось. Видимо, всё вплоть до этой линии вырубили под корень, остановив продвижение зелени в сторону города. Логично, чем ближе такие высокие густые заросли к стенам города, тем ближе незамеченным может подобраться враг.

— Тут сойдём с дорохи, — через несколько минут после входа в лес сказал Релий.

Дальше мы шли через лес. Не сказать чтобы он был очень густой, нет, шли себе спокойно, не прорубая путь через ветки, не обходя буреломы. В общем, шли с комфортом.

— Релий, вот ты говоришь, что мы пришли сюда на тренировку. А поподробней можно? Зачем тренироваться в лесу? — всё же не выдержал я и задал давно меня интересовавший вопрос.

— Как зашем? — удивился мой носатый наставник. — Только здесь водится тот, с кем тебе тренироваться.

— Кто водится? — не понял я.

— Кто-кто, монстр, кто ж есшо? — задорно ответил Релий.

Детор захихикал. Ну и чёрт с ним. А вот Катий, с его кровожадным взглядом, беспокоит меня сильнее.

— Стоп. Это тренировка мечника, так?

— Ну да.

— И как некий монстр мне с этим поможет?

— Любое сражение делает сильнее… если выживешь, — развлекался за мой счёт Релий.

— И как эта тренировка будет проходит? — не отставал я.

— Мы найдём Трубыша, ты будешь с ним сражаться. Всё, — влез в разговор Катий.

Меня уже тошнило от этих недоговорок.

— Что ещё за Трубыш?

— Эй, нет-нет, бой с неизвестным врахом без посторонней помосши, — снова взял слово Релий. — Вот такая тренировка.

Приплыли.

— Слушай, Релий. Я так понял, моё предназначение — вести борьбу с Тёмными. Даже если я сам буду сражаться на передовой, моими врагами будут люди, верно. Как сражение с монстром поможет мне обучиться владению мечом при противостоянии с таким же мечником? — Я уже честно ничего не понимаю. — Вы ведь мне даже основ не рассказали. Разве не логичней будет, если вы покажите мне основные стойки, хваты, приёмы, а потом я буду всё это оттачивать в спаррингах?

Вся троица встали как вкопанные и начали пялиться на меня. Я так и не смог понять, что их взгляды выражали. Там было много всего намешано, но одна эмоция была видна ясно, как день — непонимание. Они смотрели на меня абсолютно непонимающими глазами.

— Идём, — отмер наконец Релий.

Ясно, ответов не будет.

Я шёл за этой троицей, находясь в прострации. Я явно чего-то не понимаю, просто не могу понять. Этот диссонанс разрывает мне голову. Так им нужен Герой или же нет? Важно пророчество или можно на него плюнуть? По отношению и словам буквально всех окружающих создаётся ощущение, что я по факту им нафиг не сдался. Ну а что, призвала меня некая Высшая магия, сами местные похоже и без Героя неплохо справляются, даже войной тут не пахнет, всё тихо и спокойно. Вот и забили болт на подготовку и так не нужного им Героя. Это был бы неплохой вариант, не нужно ни с кем воевать, исполняя непонятно чьё пророчество. Может стоит только сказать «да ну ваше пророчество, пойду я от вас», и в ответ донесётся «скатертью дорога».

— Вот и нашли, — прервал мои мысли Релий.

И правда нашли. Мы вышли на небольшую поляну, двадцать на тридцать метров. И на другой её стороне было ЭТО. Трубыш представлял из себя помесь кабана и медузы. Да, необычное сочетание, но просто представьте себе кабана, сантиметров восьмидесяти в холке, из спины которого в огромных количествах растут белёсые щупальца, чуть более полуметра длинной. Это существо стояло к нам спиной и ковырялось мордой в земле. Из земли исходил истошный писк. Видимо, Трубыш нашёл себе обед, только тот не желал вылазить из своей норки.

— У меня вообще есть шанс победить этого монстра? — поинтересовался я.

— Конечно есть, — ответил Катий, опередив только собиравшегося открыть рот Релия.

Хреновый знак.

— Скажи мне, Релий, — я смотрел прямо ему в глаза, — это действительно нужно?

— Да, — после недолгой паузы ответил он.

Ладно, поехали.

Нет, конечно, никуда я не поехал и не пошёл. Лишь немного переместился вдоль кромки деревьев, занимая более выгодную позицию для наблюдения. Мои сопровождающие, наоборот, вернулись на десяток метров обратно в лес. Я действительно буду действовать один.

Щупальца Трубыша торчали и извивались в разные стороны. Зачем они ему? Он может ими атаковать? Или это орган чувств? Насколько они чувствительны? Если один такой отрезать как поведёт себя эта махина? Может боль будет так велика, что Трубыш будет дезориентирован и у меня появиться шанс? Думается мне, что шкуру это твари пробить будет не просто. Даже если хватит на это сил, нужно ведь ещё и рану достаточно глубокую нанести, иначе только разозлю. А значит приоритет — поиск слабых мест. Глаза, пятак (отсюда я окончательно убедился, что он у Трубыша есть). И снова я возвращаюсь к щупальцам. Аарх, гадать бесполезно. Наверняка на брюхе шкура будет тоньше. Ударить зверюгу в пятак и, пока она бесится от боли, завалить на бок и вспороть брюхо. Да, на чёткий план не похоже, но хоть не полная безнадёга.

Осмотрелся вокруг в поисках подходящего предмета. И в этом мне откровенно повезло — прямо под ногами валялся камень, размером с кулак, плотный, крепкий, сколотый с одной стороны. То что нужно. В одну руку взял этот булыжник, в другую нож. Меч оставил в ножнах. Да, он в разы длиннее ножа, но вот только орудовать я им не умею от слова совсем. Знакомое оружие сейчас будет полезнее. Всё, хватит тут сидеть, нервы себе накручивать. Вперёд!

Выйдя на поляну, я услышал особенно громкий писк несчастного грызуна, правда он быстро прервался. А Трубыш каким-то шестым чувством почуял появление на поляне нового персонажа, поднял голову и повернул её ко мне. Изо рта у него торчал хвостик недавно убиенного грызуна. Прости, тебе помочь я не успел. А вообще странно, ведь в нашем мире у кабанов пятак присутствует именно потому, что они травоядные. По большей степени, во всяком случае. Хищнику пятак точно не нужен, а здесь… О, какие только мысли в голову не лезут, соберись! Я быстрым шагом приближался к зверюге. Дико, конечно, самому идти чуть ли не на верную смерть, но умом я понимал, что если эта тварь также как и земные кабаны любит атаковать с разбега, лучше ему дистанцию не давать. Пару секунд Трубыш смотрел на меня с некой озадаченностью, по крайней мере мне так показалось, я даже на секунду подумал, что тварь может оказаться из пугливых, и никакого боя не состоится по причине бегства монстра. А что, вдруг в этом и есть смысл тренировки — преодолеть себя, свои страхи нового мира, нового незнакомого оружия? Тест на храбрость, так сказать.

Но тут взгляд зверюги изменился, морда опустилась ниже, и я ясно понял — сейчас нападёт. На мгновение в голове всплыла носатая морда Релия. Ну да, конечно, какое там «преодолеть себя».

Мне удалось солидно сократить дистанцию между нами, когда Трубыш рванул вперёд. Я решил бить на опережение. Звери, как и люди, во время боя входят в раж и могут уже не обратить внимание на боль. Так не пойдёт. Поэтому, стоило только тварине рвануть на меня, я не стал ждать, когда расстояние между нами станет совсем мизерным и швырнул в зверюгу камень, хоть так и вероятность промазать выше. Надеялся попасть сколотым концом прямо в пятак Трубыша. Естественно, сам я продолжал идти прямо к нему и во время и после броска. После броска я вообще побежал навстречу зверю.

Вот будет круто, если промажу.

Не промазал. Всё получилось, как я задумал, отличное попадание. Вот только реакция Трубыша оказалась вне плана. Да, он громко взвизгнул, да, он затряс головой, давая надежду повалить его и добить, пока он дезориентирован. Но продлилось это буквально мгновение. И вот он снова смотрит на меня вполне осознанным взглядом, только злости в нём явно стало больше.

Я резко затормозил. Расстояние между нами — максимум два метра, у нас обоих затруднения. Трубыш не понимает, как подпустил врага так близко, ведь разогнаться за два метра не получится, мне же такое малое расстояние мешает испробовать план «Б», родившийся только что. Вот только Трубыш быстро поймёт, что для такого доходяги ему и не нужна большая инерция, и что я скорее добыча, а не враг. И всё же я выиграл пару мгновений, и рванул назад чуть раньше, чем опомнился Трубыш. Может от броска и был толк, хоть ради этих долей секунды. Прежде, чем я понял, что зверь сейчас рванёт на меня и расстояние станет только уменьшаться, между нами было уже четыре метра. Мало. Этого тоже мало.

Но выбора нет.

В то самое мгновение, когда Трубыш уже совершал рывок за своей добычей, она нагло, в развороте швырнула в него нож. Бросок был на бегу, с разворота назад, но, в отличие от камня, сейчас я не сомневался, что попаду. И попал. И меня в очередной раз удивил результат попадания. Но в этом случае в лучшую сторону. Расстояние было небольшим, я был уверен, что нож глубоко не войдёт, вот только он вошёл в плоть зверюги, в тот самый многострадальный пятак, по самую рукоять.

Дальше время понеслось вскачь. Трубыш уже совершал рывок на меня и остановить его не мог. Когда он рванул, я сразу понял, что четыре метра для него не расстояние. Всё, что пришло мне в голову — это отпрыгнуть чуть в сторону. Не успел ещё шмякнуться на землю, как огромная тушу пронеслась там, где я только что стоял. Одной из своих лап он даже зацепил мою ногу, закрутив моё падение.

Но вот я лежу на земле, вроде цел и здоров, а Трубыш завершил свой рывок, который вышел на шесть метров точно. Мне от него не убежать, было ясно как божий день. И тут мои уши заложил просто чудовищный визг обезумевшего от боли кабана. Хорошо, значит, шансы есть. Если не убить, так хоть смыться.

Трубыш дал мне возможность выбрать между убийством и бегством, а именно, он совершил ошибку. Боль видимо была колоссальная, но самое главное, что мой нож всё ещё торчал из зверя. Может, он принял дискомфорт от постороннего предмета за желание почесаться, может решил, что боль исчезнет, если вытащить эту железяку из себя. Вот только беда — у копытных нет в запасе рук. И он совершил, наверное, привычное для себе действие — уткнулся пятаком в землю и попробовал помотать головой, надеюсь сбросить с себя посторонний предмет. Понятно, что результата он добился обратного — разбередил себе рану, вызвав новый приступ боли.

В тот момент, когда Трубыш подскочил, оглашая окрестности громоподобным визгом во второй раз, я решился — надо добивать. Зверь совсем не реагирует на окружение, максимум может рвануть отсюда на всех парах, но точно не станет устраивать охоту на оказавшеюся такой кусачей добычу. Да и в голове билась странная мысль — нож надо забрать. Поэтому, когда зверюга взвыла я уже поднялся на ноги, попытался хоть немного разогнаться и что было дури пнул Трубыша в бок, повторив знаменитый удар царя Леонида.

И зверь упал.

Я, честно, даже прифигел немного. Почему-то казалось, что от такого удара Трубыш даже не шелохнётся, повизжит ещё, да убежит подальше от этого дикого двуногого. Но нет, лежит, брюхо открыто.

Осталась самая сомнительная для меня часть плана «Б». А всё дело в мече. Я ведь ни бум-бум в использовании меча. В голове даже появилась картинка, как я пытаюсь достать меч из ножен — а он не идёт. Может застрял, или зацепился, и я как дурак, стою, дёргаю за рукоятку, а толку нет. И даже поверженный кабан, смотрит на меня снизу вверх таким грустным взглядом: «Как такой дебил вообще смог меня ранить?»

Но нет. Всё прошло как по маслу. Я легко, будто делаю это в тысячный раз вытащил меч из ножен, почувствовал его вес в руке, его баланс. Сразу появилась уверенность в своих силах. Быстро подскочил к поверженному зверю, вот только лёжа он был слишком низко, бить в брюхо сверху вниз не было возможности, пришлось опуститься на колени напротив зверя. Был страх, что он сейчас начнёт дрыгаться усердней и вмажет по мне копытом, но длина меча на вытянутых руках… В общем, я находился вне досягаемости последнего оружия врага.

Меч вошёл легко. Нет, не так, чтобы я прям не почувствовал сопротивления, так вообще не бывает, но приложив необходимую силу, я без труда вспорол зверя. Начал быстро расшатывать меч в ране, хотелось поскорее уже закончить со всем этим, да и лишних мучений Трубышу я не желал. Покойся с миро… Какого?!..

У меня из груди торчало щупальце этого зверюги. Я даже толком разглядеть не успел, как оно метнулось и на раз-два прошило меня, кажется насквозь. Но как?! Они же немногим больше полуметра были, а тут надо все полтора, не меньше. Правда эти мысли занимали меня не долго — ну какая мне разница как? Сжав обеими руками меч, я дернул его что было сил, практически вскрывая всё брюхо твари целиком, и отодвинулся назад, «снимая» себя со щупальца. Короткий взгляд на рану. Всё очень серьёзно. ВСЁ ОХРЕНИТЕЛЬНО СЕРЬЁЗНО.

Стараясь не думать об этом, ведь тут я фиг что могу сделать, отползаю подальше от туши вроде затихшего зверя. А то мало ли, вдруг эти щупальца на все десять метров тянутся? Лишние дырки мне ни к чему, мне одной за глаза… Потеря крови начинает сказываться, конечности холоднеют, картинка перед глазами плывёт. Отчётливо слышу шаги, в поле зрения появляются мои сопровождающие.

— Он и правда его убил, — обескураженно говорит Катий.

Они, вместе с Детором, встали вокруг туши зверя и смотрели на неё как заворожённые.

— Это ж сколько можно будет поднять, если его выпотрошить? А? Ты чего встал, салабон, давай, начинай потрошить зверя! — с каждым словом всё больше веселел Катий.

— Первый раз вижу Щупара, — уже как издалека звучат слова Детора.

Щупара? ЩУПАРА?

Релий же стоит чуть в стороне от этой парочки и не отводит от меня взгляда.

Тут он делает шаг ко мне.

— Ты чего это делать собрался, Релий? — чуть ли не кричит ему в спину Катий.

— Попробую Вылешить ехо, — как-то неуверенно отвечает Релий.

— Ты чего? Зачем? — Катий уже подошёл к Релию и придерживает того за руку. — Нормально же всё получилось, не придраться, — чуть ли не шепчет он.

Или это у меня слух уже сдаёт.

— Знаю, — говорит Релий. — Вот только ехо сеходня Преосвесшенство хотели видеть, приказали обязательно доставить прямо в Цитадель.

— Как знаешь, — чуть ли не выплюнул эти слова Катий. — На себе будешь его тащить.

Всё. Свет померк окончательно. Холод распространился по всему телу. Звуки приглушены.

Чувствую давление в районе груди. На неё положили руку?

— REFUS.

REFUS.

REFUS.

Я отключился.

Глава 2

Пробуждение было неприятным. Началось оно с мысли «Я же сдох, какого хрена так болит голова?» Осознание простой истины, сказанной одним философом, о доказательстве существования, когда тебе больно, пришло в голову резко, только эту боль усилив. Очередная мысль «Там было не про боль, там… как раз про мысли» и после контрольной «Мне больно, я мыслю, значит надежды не осталось — я жив», я открыл глаза.

Знакомый потолок. Я в своей опочивальне. Вокруг никого. Вообще ничего не изменилось — небольшая комнатка, с единственным предметом мебели, на котором развалилась моя бренная туша. Разве что пыли нет. Ну хоть уборку сделали, и за то спасибо.

Эти мысли пронеслись в голове за считанные секунды, отойдя на второй план. Сейчас меня интересовало состояние организма, а не комнаты. А состояние было отличным — я чувствовал себя бодро, энергично. Сделал несколько упражнений — всё в норме, тело полностью подчиняется командам мозга. И конечно, никакой дыры в груди у меня не было. Даже следа от раны не осталось — ни тебе рубца, ни шрама. Ничего. Я даже мог бы решить, что вся схватка с Труб… Щупаром мне привиделась, если бы она так ярко и детально не отложилась у меня в памяти. Да, я превосходно помню и само противостояние человека со зверем, и то, что было после. Вот только, что мне делать с этими новыми знаниями, ответа не нашёл.

Пока делал комплекс упражнений, сам не заметил, как головная боль отступила. Вот только стоило остановиться и задуматься о моей судьбе-злодейке, пришла новая напасть — холод. Через окно в комнату задувал прохладный вечерний ветерок. А я уже традиционно был без одежды. Да-да, она наверняка пришла в негодность, не имею ничего против моего оголения, но, блин, неужели так трудно принести новую?! Хоть на пол положить, хоть, на лежащего без сознания меня, сверху вывалить. Ну, нет так нет, устал я уже себя этими мелочами накручивать. Лучше попробую разобраться, что это было на тренир…

Дверь, конечно же без стука (успокойся, обещал же не накручивать) отворилась, в комнату вошёл Нес.

— О, Герой соизволил проснуться, — кинул он на меня взгляд. — Знаете, Господин Герой, может, если я вам прямо скажу, что у вас очень сильное, мощное тело, вы прекратите им так вульгарно хвастать.

Честно, я уже устал упоминать о насмешливых, глумливых выражениях лиц окружающих, но тут прямо новый уровень какой-то.

Я не сторонник ни одного способа избегания конфликтов. Как по мне, это просто отговорки. Но сейчас я явственно почувствовал, что вступив в схватку остроумия с этим павианом, опущусь на его уровень.

— Одежду дай, — сухим тоном произнёс я.

— Опять? Господин Герой, что же вы так…

— Одежду дай, — не стал я слушать его разглагольствования.

— Хм, давай сюда, — сказал Нес кому-то за дверью.

Мой новый наряд был неотличим от старого (хотя какой он старый, пяти часов не продержался).

— Сейчас за тобой зайдёт Носатик, он проведёт тебя к Цитадели на аудиенцию с Его Преосвещенством. Надеюсь, ты будешь вести себя прилично в высшем обществе Его Преосвещенства, — давай, ещё раз скажи, Бог любит троицу.

Но нет, видя, что я не реагирую на его кривляния, он вышел за дверь. Правда долго посидеть в одиночестве мне не дали. Через пару минут в комнату вломился Релий.

— Ошухался, крепкий какой, — вместо приветствия сказал он.

— Какой есть.

— Пойдём, Ехо Преосвесшенство не любит ждать, — сказал он, швыряя на кровать пояс с моим оружием. — Там оно тебе не понадобится, а вообсше старайся при себе всехда носить. Холовой отвешаешь.

По замку шли молча. Я не знал, как задавать ему вопросы, чтобы получить нужные ответы, а сам Релий не спешил объясняться по поводу произошедшего в лесу. Лишь выйдя из замка, я решил начать разговор на отвлечённую тему.

— Далеко хоть идти? Где Его Преосвещенство проживает?

— Как хде? В Цитадели. Видишь? — указал он рукой на шпиль, выделяющийся на фоне невысокой городской архитектуры. — Там и живёт.

Шпиль этот я приметил уже давно, удачный ориентир на местности, а он ещё оказывается и часть жилища местной большой шишки.

Шли недолго, немногим больше десяти минут, пока Цитадель не открылась нам во всей красе. Да, это именно Цитадель. Укреплённая, усиленная, даже внешне внушающая уважение тем, кто её создал.

— Стой здесь, — сказал мне Релий. — Тебе было назнашено раньше, пойду узнаю станет ли Ехо Преосвесшенство принимать тебя сейшас.

А заранее узнать?

Релий направился к воротам Цитадели, возле которых крутились пять рыцарей в полных латных доспехах. Даже шлемы цельные, лишь с щёлочками для глаз, были надеты на каждом.

Меня же привлекло другое.

В стороне, в проулке, кучка мальчишек (семь человек) лет семи-девяти, усердно, всеми силами копали яму в земле. Инструментов у них не было, кто использовал доску, кто загребал руками, у одного в руках была кастрюля.

— Всё, хватит, — зашептал тот, что с кастрюлей. — Бросайте!

Парочка мальчишек, стоящих спиной ко мне, швырнули что-то в яму.

— Закапываем, быстро! — поторопил всё тот же владелец кухонной утвари.

— Шотри, ты где, засранец?! — заорали за моей спиной.

Оглянувшись, увидел тучного мужика с красным лицом и отдышкой, как после марафона.

— Шотри, выходи давай! — не унимался мужик.

— Господин Петлий, вы меня искали? — заискивающим голоском запел мальчонка выскочив из проулка на дорогу. Его компаньоны продолжали закапывать яму.

— Вот ты где. А ну возвращай, что стащил! — ещё громче заголосил толстяк.

— О чём вы, Господин Петлий? Что стащил? — таким голосом спросил Шотри, что любому бы стало ясно: «стащил-стащил».

— Не строй из себя дурачка, мелкий ублюдок, — с явно агрессивными намерениями попёр на мальчика мужик. — Сейчас ты мне всё расскажешь.

— Конечно расскажу, Господин Петлий, всё расскажу, — выставил вперёд грязные ладошки Шотри. — Вот вчера, например, видел как Марша, одна из девочек Госпожи Рорты, поднималась на второй этаж всем известного заведения с неким Господином. Правда же интересная история, Госпоже Гапии понравится.

— Как ты?.. — застыл на месте Петлий. — Только попробуй сказать эту чушь моей жене, щенок!

— Какую чушь? Разве это чушь? — «удивился» мальчонка.

Петлий же обошёл паренька и заглянул в проулок. Поздно. Яма была закопана, выровнена, а сами преступники уже скрылись на соседней улице. Постояв немного, Петлий вернулся к диалогу с мальчишкой.

— Не брал значит, говоришь? — спросил он.

— Честное слово! — опять неправдоподобно соврал Шотри.

— Ну хорошо, — сказал толстяк, собираясь уходить.

— Постойте, Господин Петлий, — зачастил парень. — Вы ведь знаете, что я очень хорошо нахожу потерянные вещи. Если сами не сможете отыскать Сеятели, обращайтесь ко мне. Всего за одну серебрушку найду вашу пропажу.

Сеятели, да. А ведь Петлий не говорил, что именно пропало. Даже Штирлиц никогда не был так близок к провалу. Я усмехнулся этой мысли, чем и обратил на себя внимание толстяка.

— А ты чего тут встал? — начал снова закипать он. — Подслушиваешь честных людей, да?

— Ты не представляешь, как бы я хотел подслушать честных людей, хоть одно слово подслушать, даже от буквы бы не отказался, — с усмешкой ответил я.

— Весело тебе, да? Я может важную вещь потерял, а тебе смешно, — уже на меня пёр буром Петлий. — Вот сейчас голову потеряешь, поймёшь какого мне.

— Да я уже понимаю, — сказал я уже серьёзно. — Меч где-то в замке потерял.

Петлий застыл во второй раз.

— Понял, простите, — начал пятиться он назад, — у меня работа стоит, мне идти надо.

— Так иди, — напутствовал я его.

Петлий с проворством, которого не ожидаешь от кого-то с его габаритами, испарился. А Шотри, наоборот, смотря с интересом, подошёл ко мне. Встал рядом, но при этом как бы и сам по себе:

— А вы, Господин, получается стражник, да? — спросил он как бы в сторону.

— Нет, — ответил я. — Но я и правда живу в замке, и меч у меня есть.

— Хм, понятно, — протянул Шотри. — А ведь этот жирный был очень груб с Господином, вы так не думаете?

Он что, провоцирует меня?

— А сам-то как думаешь?

— Груб, конечно груб, Господин! Он вообще часто бьёт других, и вас, думаю, он хотел ударить.

— Ну, если ты так думаешь.

— О-о, я придумал Господин! — Какое там «придумал», актёр Погорелова театра. — Этот жирный — хозяин нескольких полей за стенами. Я узнал, случайно узнал, где он хранит Благостники, если их… если они сломаются, он получит по заслугам за оскорбление Господина.

Тебя бы в перезагрузку франшизы Сумерек на любую роль. Без кастинга.

— Благостники? Это ещё что?

— Господин не знает? Благостники — артефакты. Дорогие. Они увеличивают урожай, — с умным видом ответил Шотри. — Всего две, нет, три серебрушки, и всё будет как пожелает Господин.

О, это оказывается уже мои пожелания. Манипулятор-недоучка.

— Послушай. Скажем, сломались эти Благостники, — на этих моих словах Шотри прям засветился. Развёл лоха, типа. — У жирного будут проблемы — меньше прибыли. Но зерно с полей нужно всем. Ты же понимаешь как много людей пострадает в этой ситуации?

— Много, — задумчиво прошептал Шотри. — Не только жирный. И правда ведь, — повернул он ко мне лицо. — Тогда пять серебрушек!

Честно, я бы многое мог сказать на это, но Релий закончил свои затянувшиеся переговоры с охраной Преосвещенства и возвращался ко мне. Не став ничего отвечать Шотри, двинулся навстречу Релию.

— Подумайте, Господин, это очень выгодное предложение, — крикнул мне в спину мальчишка.

— Подумаю, — ответил я не оборачиваясь, но уверен в этот момент у Шотри заблестели глаза. — Ну что, примет меня Преосвещенство? — спросил у подошедшего Релия.

— Примет, только заходить будем через вход для прислухи.

Вход для прислуги находился строго в противоположной части цитадели. Небольшая кованная дверца, перед которой стоял один страж, также в полном латном доспехе.

— Херой пришёл, для встреши с Ехо Преосвесшенством, — сходу взял быка за рога Релий.

— Код? — донеслось приглушенно из-за опущенного забрала.

— Да какой код? Херой пришёл ховорю, Ехо Преосвесшенство сам приказал ехо привести.

— Вход только по коду, — не отступил страж.

— А-а, чтоб тебя! Эм, Силитрий? — сделал попытку Релий.

— Не правильно. Сегодня новый код, — кажется радовался нашим затруднениям стражник.

— Релий, пойдём уже обратно в замок. Ну позвал меня какой-то там Преосвещенство, делов-то. Просто скажем, что этот вот чудила нас не пустил, пусть Преосвещенство с ним разбирается, — вмешался я в этот балаган.

— Э-э, постойте! Правило такое, без кода никого не пускать, у нас с этим строго, — занервничал страж.

— И какой у вас код? — спросил я у него прямо.

— Ты у меня спрашиваешь? — удивился он.

— А почему нет? Ты скажешь код нам, а мы тебе, — с лицом, как будто озвучиваю прописную истину, сказал я.

— Хм, и правда, — сказал страж, и уже более бодро продолжил, — Силитрий вчера истёк, сегодня и завтра код — Маргоний.

— Маргоний, — держа морду кирпичом, произнёс я.

— Проходите, — посторонился стражник.

Хотел бы я в лицо посмотреть тому, кто ставил здесь службу.

Не успели мы и пары шагов сделать по Цитадели, как Релий остановил меня:

— Слушай. Сейшас пройдёшь прямо, второй поворот налево. Там снова прямо, по правую руку увидишь выход в сад. Там тебя ожидает Ехо Преосвесшенство. В обсшем, не заблудишься.

— А ты? — не видел я смысла разделяться.

— Здесь тебя подожду, — странным голосом ответил Релий.

Хм, ладно, не стану допытываться.

Релий был прав, не заблудился. Не прошло и пары минут, как я вышел в сад. Сад, если я правильно себе представил внутреннюю структуру здания, располагался у южной стены цитадели. В центре этого небольшого сада стояла беседка, в которой сидел, видимо, Его Преосвещенство. Я ожидал увидеть древнего старика, но нет, Преосвещенство был относительно молод, лет сорок-сорок пять на вид. Если бы не его одеяние, похожее на облачения высших сановников католической церкви, я бы не признал в нём такую одиозную фигуру как Преосвещенство.

Он увидел меня сразу, как я зашёл в сад. Я постоял несколько секунд, ожидая приглашения, но Преосвещенство так и продолжил сидеть без движения, лишь наблюдая за мной. Ждать дальше было бесполезно, и я двинулся вперёд по тропинке. Сам сад ничем не выделялся, кроме одной детали. У южной стены (которая являлась внешней стеной самой Цитадели) стояли восемь деревянных бочонков, объёмом литров на сто пятьдесят каждый. Четыре на земле, оставшиеся уже на них. В общем, ничего сверхъестественного, просто эти бочонки не вписывались в местный интерьер.

— Вино, Герой. Это вино, — неожиданно заговорил Преосвещенство, когда я подошёл вплотную.

— Что? — не понял я.

— Вижу, тебя привлекли мои запасы драгоценного напитка, — пояснил он.

Он думает, что меня заинтересовали бочонки?

— Нет, мне интересно другое, — сказал я, присаживаясь на скамейку напротив него. Преосвещенство на одной стороне стола, я на другой. Прямо как на переговорах. — Эта стена внешняя, правильно?

— Да, верно, — кажется, удивился моему вопросу Преосвещенство.

— Это ведь опасно. Стоит врагу перебраться через стену, и он попадёт во внутренние помещения.

— А-а, вот оно что, — успокоился Преосвещенство. — Не беспокойся, через эту стену не перелезть. Магия.

— Тогда ладно, — решил я закрыть тему, как-то странно у нас разговор начался. — Меня зовут Владимир. Герой. Сказали, вы хотите что-то со мной обсудить, — протянул я ему руку.

Даже интересно стало — пожмёт или нет.

— Называй меня просто — Ваше Преосвещенство, Влад, — пожал он мою руку.

Не одно, так второе.

— Так о чём вы хотели поговорить? — Лучше перейти сразу к делу.

— О твоём пророчестве, Влад, — начал он. — У нашего великого короля очень много хлопот и неотложных дел, поэтому всё, что касается пророчества и борьбы с Тёмными, Его Величество мудро оставил на меня. Вся твоя жизнь — моя компетенция, Влад. Твоя подготовка, твоё обеспечение. Не простая эта задача — вести неустанную борьбу с Тёмными, лишь малой частью которой, являешься ты, Влад. Не забывай, Влад, твоя главная задача в поддержании моих начинаний. Надеюсь, Влад, ты это понял. Повтори, Влад, в чём твоя главная задача.

Я уже собирался… А в общем неважно, что я там собирался сделать с этим смертником. Когда Его Преосвещенство заканчивал свою речь случилась настоящая жесть.

— «А-а-а, ну и куда меня в этот раз закинуло? Так-так, посмотрим, что тут у нас. Ледирия? Отстой, ну почему королевство недоумков? Стоп! Это ведь Его Лицемернейшество, хоть в чём-то повезло. Ха-ха, давай-ка, Герой, плюнь прямо в его холёную морду.»

— «Какого хрена????»

— «Русский, что ли? Хм, уже заметил языковую заплатку и вернулся к родному языку. Молодец, талант. Давай, плюй уже поскорее, да слюны побольше, побольше. Так и хочется посмотреть на его обтекающую физиономию. Ты, конечно, после такого перфоманса долго не протянешь, но как там ваш классик говорил: «Чем сгнивать на ветках — уж лучше сгореть на ветру», верно?»

Я схожу с ума? Я точно знаю, что этот голос звучит только у меня в голове. Во второй половине своей речи он перешёл на русский. Вряд ли кто-то из местных его знает и не думаю, что… Да плевать, КТО-ТО ПОСМЕЛ ЗАЛЕЗТЬ МНЕ В ГОЛОВУ!!!

— «Странно, ты что, меня не понимаешь? Стоп. Совсем мозги заржавели. Неважно понимаешь ты приказ или нет, главное я всё понимаю. Но тогда почему?.. Как ты?..»

— «Заткнись!!!»

Минута. Две минуты. Тишина.

— Влад, ты меня слышишь? — как в тумане звучит голос Его Лицемер… в смысле Преосвещенства. — В чём твоя главная задача, Влад?

— Да-да-да, в поддержании твоих начинаний, — как от назойливой мухи отмахнулся я, всё ещё прислушиваясь к себе, в поисках очередного признака шизофрении.

Пока всё тихо.

— Рад, что ты это понял, Влад. Надеюсь, Влад, ты этого никогда не забудешь, — удовлетворенно сказал Преосвещенство. — Можешь идти, Влад, у меня ещё много дел.

Как я возвращался толком и не помню. Встретился с Релием у выхода из Цитадели, вместе пошли обратно в замок. Релий ничего у меня не спрашивал, как у него часто бывает — включил молчуна. Мне тоже было не до разговоров.

Что это было?? Что это было?? Что это было??

Я у себя в комнате. Лежу на кровати. Жду. Чего не знаю. Но жду. Но ЭТО не приходит. Странная штука психология. Я ведь уверен, что враг у меня в голове. Он внутри. Это и злит больше всего. Но стоит только перейти в боевой режим, и враги мерещатся повсюду. Вот и маленькая комнатушка сейчас уже не безопасное место, где я собирался с мыслями и пытался найти ответы, а ловушка, где в каждой тени подстерегает опасность. Света через оконце попадает мизерное количество, вся комната в полумраке, тени скользят по стенам, сильно отвлекая внимание. Закрыл глаза. Не помогло. В дело вступили звуки, шорохи. Да и с закрытыми глазами я чувствовал тени, окружившие меня.

«Да сколько можно?!»

Я открываю глаза. Теней нет. В комнате вообще довольно светло.

У меня над правой ладонью горит Светлячок.

* * *

Неплохое утро. Поспать мне не удалось, но хоть какие-то решения я принял.

Сперва от нервяка отвлекла магия. Светлячок, конечно, меня удивил, но довольно скоро мысли стали чисто прикладные: «Что мне с ним делать? Как его потушить?»

Оказалось, легко. Стоит только захотеть и Светлячок исчезает. С повторным его использованием было посложнее, но лишь немного. Попробовал просто пожелать его появления и почти сразу почувствовал тёплый поток, опускающийся от локтя к ладони. Переместившись в ладонь, ощущение тепла пропадает, и загорается Светлячок. Вот и весь секрет. Первые попытки тратили у меня секунд тридцать-сорок, через час тренировок я зажигал Светляка за секунду. Этот поток тепла и есть отклик, о котором говорил Велирий? Почему раньше я его не чувствовал? Это ведь не какое-то мысленное, эфемерное нечто. Тепло и в Африке тепло. Может, опыт? Так ведь после занятия у Велирия я ни разу не пробовал активировать… Вот ещё момент: мне для появления Светлячка никаких слов-активаторов (SATRON, кажется) не надо, всё происходит мысленно. То ли я талантлив (такой вариант я никогда не исключаю), то ли в занятиях Велирия смысла ещё меньше (хотя куда ещё меньше-то?).

Пытался направить тепло выше по руке, усилить, вытолкнуть из себя. Боялся, что руку оторвёт, что она загорится — в общем ожидал заслуженного наказания неучу за эксперименты.

Ничего.

Все мои попытки лишь замедляли появление Светлячка или вообще его отменяли. Проблема в том, что само ощущение тепла появлялось только при желании зажечь Светлячок, только для него оно, видимо, и предназначено. Пытался представить как зажигаю в руке огонь, создаю воду, стреляю молнией — безрезультатно. Вообще никакого отклика, как и со Светляком прошлым утром. Остаётся надеяться, что это просто вопрос времени. Ещё можно понадеяться на занятия с Велирием, но сама фраза «надеяться на Велирия» навевает тоску и безнадёгу.

Я даже не заметил как наступило утро. Увлёкся. А утром я принял решение касаемо своих глюков. Я не стану как параноик прислушиваться к себе и вечно дёргаться по поводу и без. Повторись то, что случилось на встрече с Преосвещенством, я уж точно такое не пропущу. А там буду думать что с этим делать. А до тех пор (которые, надеюсь, не наступят) нет смысла себя накручивать.

Не накручивать себя по поводу отношения окружающих, не накручивать себя перед схваткой со зверем, не накручивать себя по поводу голосов в голове — я так скоро нирваны достигну.

Нес вошёл в комнату бесцеремонно, как и всегда. Но я привык, да и не накручиваю себя больше, верно. Будда, прошу, спаси этого дурака от тяжких увечий, позволь мне достичь просветления!

— Господин Герой, а вы сегодня как-то по-особенному выглядите, — сразу начал каламбурить старик. — Даже не знаю, прическу сменили?

— Где мой завтрак?

— Какой завтрак? — сбился с весёлого настроения Нес. — Вот-вот начнётся урок Мейстера Велирия.

— Это означает, что ты должен был прийти вместе с моим завтраком раньше. Теперь же Мейстер Велирий будет ожидать меня по твоей вине.

— Господин Герой, — интонации старика стали просительными, — завтрак вам принесут после урока, а сейчас…

— Завтрак, — не стал я его слушать.

— Завтрак сюда, живо! — крикнул за дверь Нес.

Я не хотел есть. Ночью, во время занятий магией (как пафосно звучит), на меня напал голод. Вот только еды не было, так что я просто не обращал на него внимания. Пересидел, так сказать. Сейчас это не желание поесть, это необходимость. Тем более так я убедился, что именно Нес отвечает за моё питание, одежду и другие бытовые нужды. Теперь понятно кого гонять.

А ведь получается, я впервые буду есть в этом мире. Переспал со служанкой, сразился с монстром, отхватил смертельное ранение, обучился своему первому заклинанию — можно и покушать. А ведь после схватки с Щупаром я очнулся бодрым, энергичным, даже онемения из-за потери крови не было, хотя ещё на занятии с Велирием почувствовал голод. Меня чем-то напичкали пока я был без сознания или это эффект магии исцеления? Тоже неважно.

К Велирию чуть ли не бежали. Сначала Нес устроил разнос служанке, за то, что та долго несла завтрак. Я помнил где находилась кухня, даже бегом туда-обратно я бы не уложился в пару минут, которые отсутствовала девушка. Потом Нес зудел уже у меня над ухом, торопя. Лишь после слов «Я не могу одновременно есть и слушать болтовню», он заткнулся. Но его взгляд…

И вот теперь небольшой спринт.

— Кто там? — даже за дверью голос Велирия звучал громоподобно. Нес, который перед тем как постучать, как-то осунулся, сейчас вообще будто сдулся.

— Это я, Герой, пришёл на урок, — ответил я.

Дверь распахнулась. Велирий злобно нас оглядел, остановив взгляд на Несе.

— Вы опоздали! — Он что, нас прямо за дверью дожидался?

— Начнём урок, Велирий, — проскользнул я мимо него в комнату.

— Да как вы посмели!?.. — начал распаляться Велирий, не отрывая взгляда от Неса.

— Я заклинание Светлячка выучил! — громко перебил я его.

— Не переби… — резко повернулся Велирий ко мне. — Что?

— Выучил заклинание, говорю, — поднял я ладонь и зажёг над ней Светлячка.

Пару секунд он смотрел на меня как Велирий на новые ворота. Извините за использование синонима.

— Пошёл вон! — сказал он Несу, закрывая дверь. — Ещё раз! Сделай ещё раз!

Вы когда-нибудь встречали учителя, искренне раздосадованного успехами своих учеников? Лицо Велирия, когда я потушил и снова зажёг Светляка, было переполнено такой искренней детской обидой и негодованием, что мне бы впору было умилиться. Не будь он моим учителем. Моим учителем!

Началась новая лекция под названием «Это ничего не значит, одно заклинание такая мелочь, вот попробуй выучить второе и посмотрим. Да, мне пришлось потратить пять месяцев на своё первое заклинание, но я был ребёнком, а ты вон какой детина. А сейчас я вообще знаю более, слышишь, более ДЕСЯТИ заклинаний (за полвека обучения), а ты выучил всего одно заклинание несчастного Светляка. Кстати, как у тебя получается призывать его без активатора и так быстро?»

И если кому-то покажется, что название длинновато, поверьте, содержимое гораздо длинней. На моё желание «попробовать выучить второе заклинание» Велирий быстро соскакивал с темы, отказываясь переходить к практике, пока я не прослушаю до конца его лекцию. Через несколько часов (или веков, мои внутренние часы уже успели сбиться) Велирий начал приводить самое главное доказательство своего магического превосходства:

— Светлячок — магия новичков. Да вообще вся магия, которую изучают… все, она начального, слабого уровня. Её изучение ничего не значит. То ли дело серьёзная, сильная магия. Вот ты такую знаешь? Нет, конечно, откуда тебе знать (и не поспоришь). А вот я знаю. Сильная магия, способная удивить врага. Используется одно слово-активатор, а эффектов несколько, и только ты сам решаешь какой тебе нужен.

— Какое говоришь слово-активатор?

— А? TREL… да неважно какое (попытаться стоило), главное, что только настоящие Светлые маги могут применять такие сильные заклинания. А недостойным это недоступно, — припечатал Мейстер.

Стук в дверь прозвучал для меня спасительным звуком.

— Кто там? — зло спросил Велирий.

— Релий, Мейстер Велирий. Пришёл забрать Хероя на тренировку.

— Проходи.

Стоило Релию зайти, как Велирий запел соловьём:

— Так-так-так, посмотрите кто при…

— Пойдём, Релий, — перебил я Мейстера. — Не будем впустую тратить время.

— А? Стой… скажите, чтобы мне принесли обед! — сбился с агрессивного настроя Велирий.

Повторили вчерашний маршрут на кухню, передали слова Велирия и покинули замок.

В этот раз Катий и Детор ожидали нас сразу у южных ворот. Мы снова в лес? Вчерашний день начал повторяться. В этот раз мы сошли с дороги в другом месте, но сути это не меняло. Очередная схватка со зверем. Просто супер.

— Нашли, — показал рукой на небольшую полянку впереди Релий.

— Мы его искали? — не смог скрыть удивления я.

— Да, Тр… Тре… Тредужа, — показал мастер-класс импровизации Релий.

Так вот ты какой, Трубыш. Милаха. Нет, правда. Трубыш был похож на крупного грызуна, вроде суслика, около полуметра длинной. И когти есть, и резцы, присущие грызунам присутствуют, но опасным он не выглядел.

— Он ведь травоядный, верно? — спросил я у Релия.

— Да, не бойся, господин Герой, голову тебе не откусит, — усмехнулся Катий.

— Какой смысл в его убийстве? — проигнорировал я коротышку.

— Засшисшаясь он порой может удивить, — ответил Релий.

— Релий, я не буду убивать эту зверушку. Я не самоубийца, но лучше сражусь со вчерашней тварью, или даже кем посильнее, но вот так… нет, я не стану его убивать.

Постояли. Помолчали.

— Здесь не найти кохо посильнее, — сказал всё же Релий.

— Ну и что мы тогда забыли в этом лесу? — заключил я.

Постояли. Помолчали.

— Пошли назад, — выдохнул Релий.

— Погоди, Релий. Эй, салабон, давай-ка, добудь нам обед, — махнул рукой на Трубыша Катий. — Хоть какой толк со всего этого будет.

Не везёт мне в последнее время на спасение грызунов.

По возвращению в город, Катий с Детором отделились от нас сразу у ворот, к замку мы шли вдвоём с Релием. Есть ли смысл, не знаю, но почему бы не попробовать?

— Релий, время тренировки ведь ещё не вышло? Может покажешь мне как с мечом обращаться? Есть ведь у вас полигон для занятий или типа того?

— У меня дела.

Чего и следовало ожидать.

— Какие? Думаю, и тебя и Катия с Детором назначили мне в няньки, освободив от остальных обязанностей. Наверное, ещё и оклад подняли, или премию выдали.

— Тебе то какое дело?

— Ты прав, — с этой стороны тупик. — А мне вот что интересно. Раздел добычи. У вас тут как с этим? Уверен, как у честных Светлых, да? Кто добыл, тот и молодец. Я это к чему, вчера я Трубыша завалил, вот и интересу…

— Пойдём, покажу тебе пару приёмов, — перебил меня Релий.

Полигон и правда был. Вот только вместо тренировки с мечом у меня там случилась… лекция по магии. Релий был хреновым учителем (видимо местная традиция). Да, я и сам догадался, что меч нужно взять в руку, и что им надо махать тоже понял. Что-то более детальное и подробное ему было объяснять и показывать лень. Но стоило мне сравнить его занятия по уровню бесполезности с уроками Велирия, как Релий тут же оживился:

— Это конешно. От Балабольшика толку нет, — не обратил он внимания на свою часть сравнения. — Одно хвастовство и только.

— Согласен, — решил подыграть ему я. — Магию ведь не только выучить, ещё и правильно применять надо уметь. А ты сколько заклинаний знаешь?

— Шетыре! — гордо ответил Релий.

— Довольно много, — «с уважением» сказал я. — А какие?

— Светляшок, Лешение, Поднятие Сил, Успокоение, — как заученное стихотворение перечислил Релий.

Дальнейший разговор принёс мне немало знаний. Нужно было только вовремя вставлять колкости по отношению к Балабольщику, чтобы поддерживать в Релии интерес к теме, и он заливался соловьём. Оказалось, что все стражники умеют использовать магию, хотя бы несколько заклинаний. И вообще, положение в обществе Ледирии напрямую зависит от способностей в магии. Самым сильным магом в стране является Его Преосвещенство, поэтому он и занимает эту должность. Король — титул наследственный, но все члены королевской семьи традиционно сильны в магии.

Никаких теорий магии Релий не знал. Зато он подробно рассказал о тех заклинаниях, что выучил сам. SATRON, REFUS, OHAFT, DERFIS — слова-активаторы этих заклинаний в том порядке, в котором Релий их перечислил.

Поднятие Сил временно повышает бодрость, отгоняет чувство голода и жажды, даёт сил. Но по прошествии времени действия заклинания слабость только усиливается. Временная мера, когда победить нужно здесь и сейчас.

Успокоение ослабляет чувство боли. В теории можно полностью заблокировать боль даже от самых глубоких ран. Релий подробно рассказал, что чувствует при активации заклинаний. Я убедился, что Светлячок мы ощущаем одинаково, значит есть надежда, что и с остальной магией будет также.

— А ещё Балобольщик упоминал какую-то крутую магию, мол, активатор один, а эффектов много, и только…

— Ха-ха-ха! — схватился за живот Релий в припадке смеха. — Крутая махия, ха-ха.

— А разве нет? Если нужно выкрикивать активатор, противник может успеть подготовиться. А когда эффектов неско…

— Тут ты прав, конешно, — снова перебил меня Релий. — Вот только Балобольшику такое не под силу. Это заклинание с использованием жеста.

— Жеста? — не понял я.

— Да. Произносишь активатор, делаешь жест рукой. Активатор один, а вот жесты разные. От них и зависит эффект.

— Жест можно и за спиной…

— Нет, так махия не активируется, только на вытянутой прямо руке, — у него входит в привычку меня перебивать. — Там шетыре жеста всего. Когда Балобольшик это заклинание выушил, всех успел им достать, хвастал им лет десять. Каждый страж был сыт по хорло этой махией.

— Он вам её показывал? Ты помнишь активатор? — спросил я.

— Конешно, достал он всех этой махией ховорю, — тут он выпрямился, приподнял подбородок и пародируя бас Велирия закончил, — TRELODAS!!

TRELODAS, ясно.

— А секрет оказался прост! — тем временем продолжал Релий. — Внимательно следишь за рукой, узнаёшь жест и хотово. Заклинание секунды две активируется, за это время любой из наших успеет подхотовиться ко всем вариантам.

— А что там за варианты? — вот, дошли до самого интересного.

— Смотри, если вот так пальцы сложить… — начал Релий. Но тут к полигону подошла группа из пяти стражников. Один из них показывая на нас рукой, что-то говорил остальным. — На сеходня всё. Хватит.

Хватит, так хватит. Итак немало узнал.

— Слушай, Релий, а что мне делать-то дальше? Только ведь вечереть начало. Может ещё кто хочет со мной пообщаться? Какой-нибудь Второсвещенство, например?

— Хм… - задумчиво посмотрел на меня Релий, что-то решая для себя. — У нас есть пара злашных мест, где можно отдохнуть и выпить. Моху показать тебе, только шур ты угосшаешь.

— Мне нечем платить, — приуныл я. Алкоголь развязывает язык, было бы чем, я с радостью заплатил бы, чтоб влить в Релия побольше.

— А с этим я моху тебе помошь, — удивил меня Релий.

Всё оказалось просто. Герою положено содержание. Три серебрушки в день. За те два дня, что я здесь, получается шесть. Вот только я никаких монет в глаза не видел. Зато их видел Нес, который был ответственным за моё обеспечение. Путь до замка, поиски Неса, переговоры со стариком, в ходе которых я пояснил ему неправоту крысятничества, заняли добрых полчаса. Но вот теперь мы с Релием идём в заведение под названием «Трудный день».

Классическая таверна. У входа стояла парочка крепких детин, намекая на солидность заведения. Нас пропустили без вопросов, кажется Релий здесь завсегдатай. Только мы вошли внутрь:

— Трудный день? Проходи, расслабься! — встретил нас дружный хор голосов. Кричали как служанки (официантки? Не знаю как их правильно назвать), так и часть посетителей.

— Пойдём, — потянул меня Релий к одному из свободных столов.

Довольно приятное заведение. Шесть столов, за каждым без труда рассядется пяток человек, у стойки восемь табуретов. Даже если соберётся человек сорок — давки не будет. И в целом довольно чисто и опрятно.

— Что будете заказывать, Господа? — пропела тонким голоском официантка.

— Привет, Марна, — поприветствовал её Релий. — Мне как обычно, только в двойном размере.

Кто-то решил разгуляться за чужой счёт.

— Мне как ему, — надеюсь шести серебрушек хватит.

— Подождите немного, сейчас принесу, — прощебетала девушка.

Двойной заказ, да ещё и дважды. Я настроился на ожидание, собираясь завязать разговор, но девушка вернулась буквально через тридцать секунд. На стол с подноса переместились шесть здоровых кружек пива и три бутылки с алкоголем покрепче.

— Сейчас остальное принесу, — убежала девчушка.

— Ты вообще ешь? — не мог не спросить я.

— Здесь нет. Дорохо, — ответил Релий.

— А алкоголь дешёвый?

— Нет, тоже дорохой. Зато вкусный, — с видом знатока сказал Релий.

— Понятно, — сказал я, пока официантка выставляла на стол ещё две кружки пива и одну бутылку.

Релий начал пить. Нет. Релий начал ПИТЬ. Идея разболтать стражника канула в лету. Я сам лишь пригубил. Не люблю алкоголь. Тем более пиво. Если уж пить, то достойный напиток. В бутылках было вино. Тоже не вариант. Так и сидели, Релий поглощал выпивку с невероятной скоростью, я за этим наблюдал. Уничтожив свою половину, он кинул выразительный взгляд на мою. Я сделал приглашающий жест, Релий продолжил возлияния. Несмотря на количество выпитого стражник не был вдрызг пьян. Явно навеселе, но до состояния полного аута ещё далеко. В этом мире все лучше переносят алкоголь или это личное достижение Релия?

Допивая последнюю кружку пива Релий наконец заговорил:

— Эх, сейчас бы на второй этаж.

— А что там?

— Особый сервис, — усмехнулся Релий. — Девошки у Хоспожи Рорты шо надо.

Рорта? Где-то я уже слышал это имя.

Вспомнил. Сорванец Шотри упоминал всем известное заведение Госпожи Рорты в разговоре с Петлием. Интересное место, харчевня на первом этаже и бордель на втором. Удобно.

— Господа, разрешите убрать со стола, — подошла к столу девушка.

— О, Телия! Привет красавица! — усмехнулся Релий.

Да, та самая Телия, забравшая мой «первый раз».

Я был уверен, что она служанка в замке, а выходит… не знаю, может она везде успевает, а может я что-то неправильно понял.

— Господин Релий, — склонила голову в поклоне Телия. Сноровисто начала собирать кружки разбросанные Релием по всему столу, как вдруг Релий схватил её запястье:

— Пойдём наверх, — сказал он.

— Я работаю только в этом зале, Господин, — поджав губы прошептала Телия.

— Да заткнись ты уже, шлюха! — повысил голос Релий.

— Я не шлюха, — твёрже ответила Телия.

— Ой ли, недотроха, воротишь нос перед шестным стражем, а перед Хероем нохи в лёхкую раздвинула, — прошипел Релий девушке в лицо.

— Релий, угомонись, отпус…

— Не лезь, Херой. Спасибо лушше скажи мне, шо эту девку оприходовал, — окрысился на меня он.

Чуть приподнявшись из-за стола, я схватил его запястье. Сдавил. Несколько секунд он злобно смотрел на меня, но в итоге отпустил руку девушки.

— Не знаю, шо ты наплела Хоспоже Рорте, шо она за тебя заступается, вот только дура — она всехда дура. Ты правда поверила, шо если не ублажишь этохо лопуха, то нарушишь пророшество? Шо тебя накажут король и Ехо Преосвесшенство? Если тебе так нравится эта тема, давай будем сшитать, шо тебе преднашертано скакать на моём шлене? — издевательским тоном закончил свою речь Релий.

Девушка застыла соляным столбом. Перевела взгляд на меня. Посмотрела прямо в глаза, надеясь что-то там разглядеть, после чего опустила голову. Плечи её затряслись.

Ну и сука же ты, Релий. Я ещё сильнее сжал его руку. Он поднялся над столом. Я поднялся над столом.

— Отпусти, — прошипел мне этот ублюдок. — Отпусти! Не забыл, я тебе жизнь спас.

— И сколько моя жизнь стоит? Много заплатили за тушу Щупара? — поинтересовался я. — Да я и не спорю, спас. Ну так вытащи свой меч и воткни его мне в грудь.

— И шо, сдохнешь из-за этой девки? — съязвил он. — Ты хоть знаешь шем она занимается? — повысил он голос, обращаясь к Телии. — Мы все здесь знаем, шо ты помогаешь своей сестре. Этой Низшей. Она не выползает из Хнойника, но живёт себе припеваюши. Откуда у неё монеты?

Все посетители таверны собрались вокруг нашего стола, с интересом наблюдая за происходящим. Парень, до этого стоявший за стойкой, тоже подошёл ближе. В руках у него была дубинка.

После слов Релия на девушке скрестились неприязненные взгляды почти каждого из присутствовавших.

Мне этих людей не понять.

— Расселись все по местам! — громкий бас заполонил всю харчевню.

Буквально через секунду все сидели на своих местах, большинство уткнулись взглядом в столешницу. А я увидел обладательницу столь мощного голоса. Мощным в этой женщине было всё. Она стояла у входа в соседнее помещение (кухня или склад), уперев руки в бока, а взгляд в нас с Релием. Очень быстрой и плавной походкой она преодолела разделяющее нас расстояние, встав рядом с Телией.

— Что ты себе позволяешь в моём заведении, носатый?!

— Госпожа Рорта, я…

— Не хочу слушать твои оправдания. А ты вообще кто? — спросила она у меня.

— Герой.

— Хм, коротко и ясно. Как я люблю.

— Сколько с меня?

— Три серебрушки ровно, Герой, — окинула мимолётным взглядом тару на нашем столе Рорта.

— Держи, — положил ей в ладонь монеты. — Мы уходим, — сказал я Релию.

— Да, конешно, — поспешил тот на выход.

После того как Релий выскочил на улицу, Рорта окинула зал тяжёлым взглядом, от которого все посетители ещё больше заинтересовались древесиной местных столов.

— Можешь не торопиться, Герой, — сказала она мне, развернулась и пошла обратно.

Нет, Рорта, мне здесь делать больше нечего.

Телия так и стояла, опустив голову. Я пошёл к выходу. Проходя мимо девушки, развернулся к ней и, сам не знаю зачем, задал вопрос:

— Телия, ты завтра здесь работаешь?

— Нет, Господин Герой, завтра у меня выходной, — тихо ответила она.

Релия на улице не было. Ушёл уже куда-то. До замка добрался самостоятельно. Стража у ворот не хотела пропускать меня без сопровождающего, пришлось одному из них идти за Несом, чтоб тот меня провёл. Старик ворчал всю дорогу. Я даже рад был особенности своей комнаты, ведь стоило закрыть у Неса перед носом дверь — звуки как отрезало.

Лёг на кровать. Хотелось бы уже поспать наконец. Три ночи без сна на пользу организму не пойдут. Вот только в голове каша из мыслей. Как тут уснёшь.

Вырубился.

* * *

Утро. Лежу на кровати.

Заходит Нес, гонит на урок к Велирию. Говорю, что без завтрака и трёх серебрушек желания учиться нет. Монеты старик отдаёт неохотно, но на словах про завтрак победно усмехается — прямо за дверью стоит служанка с подносом. «В этот раз ты меня не проведёшь!» — так и говорит его взгляд. Ем не спеша.

Идём к Велирию. Сажусь на стул. Мейстер начинает свою болтовню.

— Слушай, Велирий, — перебиваю его, не дав договорить первое предложение. — Давай так: ты заканчиваешь этот балаган и начинаешь серьёзное обучение магии. Да, ты хочешь быть самым-самым Светлым магом, а тут такой скороспелый я, но если во всём этом пророчестве, геройстве, борьбе с Тёмными есть хоть какая-то значимость, то давай оба будем делать что должно.

Во время моего монолога Велирий смотрел в стену. Но я знал, что он всё слышал, и всё понял.

— Дверь там, — махнул он рукой, так и продолжая буравить взглядом стену.

Иду обратно к себе. Лежу на кровати. В комнату входит Релий.

— Привет, Херой. А ты шехо не у Балабольшика?

— Урок отменился.

— Ясно. А шего он злой как Тёмный? «Не знаю я хде этот ублюдок!», — спародировал Релий.

— Что с тренировкой?

— Не сеходня. У Катия с Детором «срочные дела».

— Ок. Слушай, сходим сегодня в «Трудный день»? Я плачу, — зачем я это предложил?

— Серьёзно? — обрадовался Релий. — Так. Я уже успел доховориться тут с одними… неважно, в общем я только ближе к ноши освобожусь.

— Ночью так ночью.

Релий ушёл. Лежу на кровати. Релий заходит в комнату.

— Ну шо, пойдём?

Пошли. В таверне людей меньше, чем вчера. Релий повторяет свой вчерашний заказ, я прошу чего-нибудь пожевать. Релий пьёт, я жую какие-то орешки. Релий даже о чём-то говорит. Особо не слушаю.

— Держи, — достаю из кармана две серебрушки. — Воспользуйся особым сервисом.

— Круто, я пошёл, — сгребает Релий монеты и уходит в соседнее помещение, из которого вчера вышла хозяйка таверны-борделя.

Грызу орешки.

Грызу орешки.

— Заскучал, Герой? — на место Релия садится Рорта.

— Немного.

— Что-то ты и правда смурной. Можем поднять друг другу настроение приятной беседой.

— Валяй.

— Ты правда из другого мира? — не ожидал увидеть на её лице выражение чистого, детского интереса.

— Да. С Земли.

— Твой мир большой? Королевство большое? Ты много где там успел побывать?

— Да. Почти всю планету объездил. В моём городе жило тринадцать миллионов человек.

— Миллионов? В городе? — Всё же поразительный контраст внешности и мимики лица. — Повезло тебе.

— Вам нужен Герой?

— Не нужен, — сходу ответила Рорта, не удивившись смене темы. — Пророчество очень удобно для нас. Никаких достижений от вас, Героев, не требуется. От тебя ничего не ждут. Если погибнешь при подготовке… да даже если с лестницы сам свалишься и шею сломаешь, пророчество не будет нарушено. Есть пункт о поддержке Героя, но опять же никаких точных условий. Дать монетку или дорогу подсказать — тоже поддержка. Этому пророчеству более ста лет, ты уже двадцать первый Герой, но ни один из вашей братии даже клинка с Тёмными не скрестил.

— Почему?

— Дохнете быстро. Никто и пары месяцев не продержался.

— Как?

— В основном на тренировках.

— Хм.

— Нет, всё честно. По пророчеству Героя не может убить Светлый, так что удара в спину можешь не бояться, — прочитала мои мысли Рорта.

— Почему не попробовать выполнить пророчество? Всерьёз попробовать.

— А зачем? Вот выполним мы это пророчество, и кто даст гарантии, что не появится следующее, сложнее предыдущего? А так получается идеальный вариант. Никакого риска нарваться на провал пророчества. Нашему королевству пара тысяч лет и это пророчество — первое за всю его историю. У нас даже в самых отдалённых деревеньках ничего не было, а тут сразу в столице. Многие до этого думали, что Камень Правды — просто магический булыжник с дурацкой сказкой, вырезанной на поверхности.

— Почему так боитесь провала?

— Потому что нам доказали, что наш мир тоже большой. Быстро не объяснишь. В общем… На юге лес Крирда, и чем дальше, тем он непроходимее, а монстры сильней. Далеко на востоке перевал Нежити. На западе Растущее море. Твари, в нём плавающие, на раз перекусывают наши лоханки. На севере Стылая пустошь — жуткое место, стоит пересечь её границу — станешь большой ледышкой. Все эти «достопримечательности» я видела своими глазами. Очень непросто от нас попасть в большой мир. Ледирия и Устелия. Светлое королевство и Тёмное королевство. А вокруг смерть. У Преосвещенства есть какие-то связи с внешними королевствами, именно от них мы получаем многие вещи, которые наши ремесленники сделать не способны. Хитрый лис никому не рассказывает, как их к нему доставляют, эта тайна передаётся от одного Преосвещенства следующему. Почти всё золото, серебро и другие драгоценности, добываемые на перевале Нежити оседает в его карманах. Поколениями так живём. Думали, что это не преграды, а наоборот, наша защита от внешних врагов и проблем. Мы ошибались. В течении десяти лет после появления пророчества в Марктот пришло семь… существ. Выглядели они как люди… почти, но… магия оказалась сильней, чем можно представить. Каждый из них без проблем прошёл в замок, изучил Камень Правды, его пророчество и просто ушёл. Всё. И так семь раз. Стало понятно, что там… там живут те, для кого лес Крирда или перевал Нежити не страшней прогулки. Им не интересен трон королевства, не нужно золото из наших рудников. Их волновало только пророчество. С тех пор ко всему написанному на Камне Правды, который так назвали смеха ради, относятся с трепетом. Король до смерти боится, что пророчество сбудется, сменится, провалится. Ведь это снова может привлечь ИХ внимание. Он вообще из замка старается не вылазить, плевать на всё хотел. По сути всем заправляет Преосвещенство, даже королевская стража ест с его руки, но и он боится пророчества.

— Как вы вообще оказались в таком месте?

— Тебя это из всего рассказа взволновало? — удивилась Рорта. — Великое переселение. В Летописи говорится, что наши предки пришли с востока, перешли через перевал Нежити, убегая от Всеобщей Погибели, не считаясь с потерями. Говорят, что тогда на перевале погибли десятки или даже сотни тысяч человек, сделав его ещё более опасным. Но вообще и лес Крирда и перевал Нежити вполне проходимы для небольшой подготовленной группы. Не думай, что там вообще не выжить, просто безопасное торговое сообщение не наладить.

— Всеобщая Погибель?

— Я не знаю, что это было. Так написано в Летописи. Вот почему толком не написали? Интересно ведь! — Она сейчас засмущалась? — Ты пойми, Герой. Я хочу увидеть что там, за перевалом или лесом Крирда, но не могу оставить своих девочек. Знаю, что эти упыри с ними без меня сделают. Я ведь сама на волоске была. Знаешь сколько мне было когда выучила Светляка? За две недели до тринадцатилетия. Две недели и всё — Низшая. А оттуда возврата нет, хоть всю Светлую магию освой. На меня голодными глазами все вокруг смотрели, ждали нового мяса. И мать, одна из советниц самого короля, способная Светлая магесса, обещающая «сгноить меня в Гнойнике», за то что бросаю тень на её репутацию, чтоб ей ещё раз сдохнуть! Хотя, благодаря мамаше, меня до последнего не приводили на Проверку Светом, так бы могла и раньше в Гнойнике оказаться. Свет всемогущ и всеведущ, вот только Проверка Светом иногда выдаёт ошибочный результат. Особенно, если это выгодно Хитрому Лису. В общем, я всегда хотела уйти, но прежде чем добилась положения, денег, которых бы хватило снарядить боевой отряд, очень многие стали от меня зависеть. Э-эх… ну вот, своей грустной мордой и меня туда же… Ты из-за Тели что ли грустишь?

— …

— И зря. Она как пришла тогда утром сразу мне всё выложила. А ты хорош, Герой! — подмигнула мне она. — Глазки в пол, лицо красное, сказать толком ничего не может, одни охи, да ахи, вперемешку с другими междометиями. Я сразу поняла, что ты девочку не обидел, больно не сделал, иначе она бы ревела как дитя. У Тели ведь… сложная ситуация. Решила не говорить ей про обман Носатого, а оно вон как вышло. Уж лучше б сама сказала. Хорошо они сегодня не встретились.

— Я узнал, что она сегодня выходная.

— Это да, вот только она живёт в соседнем доме, — махнула она рукой в правую сторону. — Могли и пересечься. В общем, давай, заканчивай киснуть и расскажи чего-нибудь о своём мире. Уверена, много интересного видел.

— Почти все Герои с Земли. Не расспрашивала никого раньше?

— Не везёт мне с этим. Тот, что до тебя, чокнутый был. Три с половиной года назад появился и даже недели не протянул. Его таскали сюда пару раз. Совсем плох был — постоянно извинялся, избегал всех, боялся даже прикоснуться к кому-нибудь, каялся в каких-то грехах, всё повторял «больше не буду, больше не буду», — скривилась Рорта. — А с тем, что до этого шизика был, я не встречалась. Это было десять лет назад, я ещё не была тогда для многих «Госпожой Рортой», крутилась как могла, не до болтовни с Героями мне тогда было. Слышала правда, что с этим Героем наша Главная Страшила успела позабавиться.

— Главная Страшила?

— Королева. Герой тот совсем мальчишкой был — как раз в её вкусе. Что ты так на меня смотришь? Видел её небось, у кого на такую встанет? Не у короля уж точно. У них любви не было. Страшила очень сильная магесса. Если бы должность Преосвещенства не была чисто мужской, могла бы за неё побороться. А так вот в королевы заделалась.

— Только не говори, что король предпочитает маленьких девочек.

— Нет. Ему нравится, когда есть за что подержаться, — усмехнулась чему-то Рорта. — А вот Преосвещенство, насколько я знаю, разделяет пристрастие королевы.

— Почему? Почему все вокруг такие твари?

— Не знаю, — спокойно ответила Рорта. — Да и какая разница? Твари они просто твари. Тут незачем искать ответ.

«Какая разница? Нет смысла искать ответ.»

— Человек рождается жить, а не готовиться к жизни, так ведь, Рорта?! — весело заявил я. — У меня на руках четыре серебрушки, пусть принесут еды на все. Выпивку Релия тоже посчитай.

— Сейчас всё будет, — показала какой-то знак служанке Рорта. — Смотрю ты повеселел, Герой!

— А то, дурак, сознавшийся, что он дурак, есть уже не дурак. Так-так, с чего начать?

Я рассказал Рорте о Земле.

Принесли обед, рассчитанный как минимум на троих, и я с набитым ртом описывал самолёты, космические станции, лазеры, танки, праздник Сан-Фермин в Испании и Хадака-мацури в Японии. В общем много о чём успел поведать хозяйке таверны, пока не наступило утро.

Мой монолог перебил Релий, ввалившийся в зал шатаясь как маятник. Уходя пару часов назад, он был в гораздо более адекватном состоянии.

— Сколько монет ты ему дал? — скривившись спросила Рорта.

— Две серебрушки.

— Ясно, взял кого подешевле, а на остальное накидался бирухой. Пусть валит домой, продолжай Герой, что тогда сделал этот Ганнибал Барка? — отмахнулась от пьянчуги Рорта.

— Прости хозяюшка, но время вышло. Мне пора, — сказал я вставая. — Пойдём Релий, помогу тебе до дома доковылять.

Я подхватил Релия за локоть и повёл к выходу.

— Постой, Герой. — окликнула меня у самого выхода Рорта. — Как тебя зовут?

— Зови меня Влад, — ответил не задумываясь.

Релий еле перебирал ногами, приходилось чуть ли не тащить его на себе. А тут ему ещё приспичило пообщаться:

— Херой, скоко время?

— Тебе какая разница?

— В восемь Низшие из Хнойника выползают, среди них порой хорошенькие попадаются.

— Ха, вот как. У Рорты не нагулялся? На две монеты мог всю ночь зажигать. Зачем кого-то заставлять?

— Не захотелось шехо-то мне там, а сейшас хошу. Да и не будет никто сопротивляться, этим просше нагоняй от нашальника полушить за опоздание, шем мне перешить, — ответил Релий весело.

— У тебя может уже и не встаёт, если не заставлять?

— Хм, может ты и прав, Херой. Ты вообсше молодец. Не зря тебя спас. Только так и не понял зачем. Ехо Преосвесшенство приказал: напрямую не подставлять, но и помосши ноль. Умрёт Херой — пять-шесть лет покоя. До следуюсшехо. Умри ты на той поляне — все бы рады были. Зашем я?… Семь раз тебя залешивал, рана серьёзная, все силы потратил. Зашем? Странный ты какой-то. Как увидел тебя холохо в тронном зале, сразу это понял. Не псих, психом предыдусший был, а именно странный. Не кришал, не вертелся, не размахивал руками. Пара движений головы и всё. Короля не особо слушал, стоял себя разглядывал, руки там, нохи. Странный в обсшем, — вдруг остановился Релий. — Отлить надо.

— Надо так надо. — Отвожу его в переулок, узкий, заваленный всяким хламом.

Релий начал возиться со штанами.

— Странный, да? Верно подмечено. В моём мире нет магии, всё должно подчиняться науке. Но не всё. Я нет. Я нарушаю законы физики. Ведь по этим законам идти по течению легче, чем против. Я не мог. — Релий совсем меня не слушает, справляя нужду. — Но здесь ведь мир грёбанной магии! Нарушаются все привычные законы, правила. Может здесь всё было бы иначе? Может здесь я бы смог стать как все, как большинство? Может хоть в этом мире окажется, что у зла, ненависти, издевательств есть причины, смысл, цель? Все их ищут — это отличный способ держать глаза закрытыми. Стоит признать, что зло — просто зло, ублюдок — просто ублюдок, и значит ты должен что-то с этим делать… Я слабак, понадеялся на несбыточное. Мир изменился, но река та же. Мне суждено идти против течения в этой реке… тягучей, с приторным запахом железа.

Он не успел среагировать. Даже не понял ничего. Одним стремительным движением я перерезал ему глотку, ударом локтя скорректировал падение в самую большую кучу мусора. Протёр нож валявшейся на земля ветошью. Отправил его обратно в ножны.

«Я устал. Я ухожу.»

Глава 3

Но сперва нужно заскочить в одно место. Иду спокойным, прогулочным шагом к своей новой цели. Через двадцать минут самое необычное здание, из всех виденных мной, предстаёт перед глазами.

— Герой, ты что ли? — спросил единственный страж у входа.

— А кто же ещё, Ногей? — ответил ему я.

Да-да, я ну никак не могу покинуть столь гостеприимных хозяев, не прихватив парочку сувениров.

— Вообще-то Нохей. Ты чего здесь делаешь?

— Ну вот и узнал как правильно. Меня Релий прислал, сказал взять лук в оружейке — будет делать из меня охотника.

— А сам он где?

— Где-где? Сам же нас видел у Рорты. — Он и вчера и сегодня допоздна сидел в «Трудном дне». По словам покинувшего этот бренный мир Релия, Нохей завсегдатай в этом заведении. — Он там нажрался бирухой, и начал орать, что великий охотник, гениальный стрелок. Меня отправил за луком, сам пошёл к себе за каким-то средством, что поставит его на ноги. «Я тебе покажу как одной стрелой в хлаз Сшупара завалил!» — спародировал я покойника.

— Лучник? Щупара? Стрелой в глаз? — Нохея трясло от смеха. — Держи.

Я взял связку ключей и зашёл в открытую Нохеем дверь. Был шанс, что сегодня невидимая охрана на первом этаже решит проявиться, проблем бы это добавило. Но нет, пусто. Бесшумно, но по возможности быстро добираюсь до лестницы, поднимаюсь на четвёртый этаж. Пока всё по плану.

План. Громко сказано, больше похоже на импровизацию, но что есть, то есть. И да, я задумал банальную кражу и побег из столь гостеприимной страны. Не знаю пока куда двинуть. Может в Устелию, а вдруг не так страшны Тёмные, как их малюют? Или попробовать добраться до большого мира? В любом случае снаряжение, оружие, артефакты — всё в хозяйстве пригодится. Понятно, что Нохей не пропустит меня с мешком подарков, но и эта проблема решаема. И нет, не кардинально. Просто вырубить, посадить на ступеньки, подперев спиной косяк. Являясь завсегдатаем у Рорты, Нохей частенько досыпает на посту по утрам. Коллеги не раз подшучивали над спящим стражником, чем со мной и поделился Релий. Главное вырубить его без свидетелей.

Далее выбраться из города. Я был только у южных ворот, они отпадают. Слишком много охраны. На остальных думаю не меньше. Значит, стена. Башен-караулок на ней немного, патрули ходят редко. Высота около пяти метров. Серьёзно, но верёвка с крюком или кошкой исправят ситуацию. Знаю, многие детали не учтены, по уму надо было притвориться, притереться, подготовиться. Но то по уму, это решение я принимал не им. Осталось только понять: душой или задницей.

Иду в сторону оружейной. Артефакты — тема крутая, только из меня маг как из… Велирия, короче, никакой. Прикоснешься к какой-нибудь невзрачной финтифлюшке и козлёночком станешь, или, не дай бог, импотентом. Пока лучше доверюсь железу и стали. Прошёл очередной коридор, свернул в следу… стоп, нет, не сюда. Вернулся чуть назад. Я только что проходил по совершенно другому коридору. Снова прошёл вперёд. Приплыли. Дурацкая магия. Грёбаная магия. Ёб… нехорошая магия. Коридоры изменились. Даже больше, они меняются прямо сейчас, находу. Как найти оружейную? Выход-то как теперь найти?! Не учесть магию в мире Меча и Магии! Кажется, я сегодня получу премию Дарвина.

Нос к носу. Я даже вздрогнул от неожиданности. Правда глаза стражника говорили, что это я тут выскочил как чёрт из табакерки. Он рефлекторно потянулся рукой к мечу, я рефлекторно согнул пальцы руки в средних фалангах и нанёс ему удар с короткого замаха в кадык. Чистая победа, будь он один. Их было трое. Пока первый, обхватив обеими руками горло, хрипя и сипя, сползал по стене, двое позади него времени не теряли. Один заорал «Это Герой! Он здесь!», другой, с булавой наперевес, пёр на меня. Выхватил нож. Кстати, у несчастного на полу на поясе висит дубинка, а не меч. Им нельзя меня убивать под страхом смерти. Мне их можно.

— GREDES! — крикнул тот, что звал остальных.

Магия. Ну, конечно, блин, магия. Мой нож выскользнул из руки, пролетел пару метров и приклеился к металлическому диску, который крикун держал в руках. Провисев там не больше секунды нож упал ему под ноги. Это что, магический магнит? У этих ребят хватает металлических вставок в доспехах, но им хоть бы хны. Выбор конкретной цели? Работает только с металлом или возьми я в руки листок бумаги и его отберут? Да какая мне разница? Меч точно металлический, а больше у меня ничего нет. Да и меч достать не секундное дело, по крайней мере для меня.

Уговорили, рукопашка так рукопашка.

— ASEDE! — да вы, блин, издеваетесь.

Меня повело. Перед глазами поплыли круги. В грешный мир вернула резкая боль. Жутко ныл левый бок, похоже, я здорово получил по рёбрам. Стою на одном колене, передо мной стражник заносит булаву для контрольного удара. Положение — сам Бог велел. Апперкот твоим яйцам! Булава падает на пол, согнувшись пополам, новый обладатель фальцета чуть ли не кладёт голову мне на плечо. Чуть отклоняю туловище назад, привычно сгибаю пальцы в фалангах и, подгоняемый болью в боку, ненавистью к этим читерам с их магией, жестко, основаниями ладоней бью по вискам ублюдка. Он заваливается на пол. Остался последний. Он смотрит на меня дикими глазами, мелкими шажками отступая назад. Подхватываю булаву, делаю шаг в его сторону.

— GREDES! — Булава повторяет судьбу моего ножа.

— Как хочешь, — говорю, быстро преодолевая несколько разделявших нас метров. Правый боковой. Нокаут.

Поднял нож, окинул взглядом три ещё не тела. Выбора нет. По себе знаю на что способна магия исцеления, пара секунд и они снова в строю. Паршиво. В бою одно, а вот так.

Сделал всё быстро.

Так, думай голова. Стражники наверняка не плутают в магическом лабиринте, это ловушка для воров-недоумков вроде меня. Но как? Может, артефакт? Кольцо на пальце, браслет на руке, цепочка на шее, камешек в кармане? Нет. Ничего нет. У одного диск-магнит и дубинка на поясе, у второго булава, у третьего только дубинка. Будто специально всё выложили. Может дело в одежде? Но мы с Релием ходили здесь без проблем. Арх, не знаю, я не знаю. Да и боль в боку собраться не даёт. Это сейчас я на адреналине после схватки, а когда он спадёт, и гематома разрастётся, станет совсем тухло.

— Сюда, — крикнул кто-то неподалёку.

Время поиска ответов вышло, настало время напрягать ноги. Я побежал в противоположную от голоса сторону. Иногда я узнавал какой-то коридор, но стоило мне понадеяться на свою память, я сворачивал на абсолютно незнакомую местность. Сколько ещё стражников бегает за мной? Хотя это неважно, пока я не могу выбраться из этого лабиринта, они будут только прибывать. Свернув в коридор, по которому я пробегал минуту назад, я уже готов был сорваться:

«Кто-нибудь мне скажет, как отсюда выбраться?!»

— «Я знаю, знаю как выйти, да услышь уже меня!!»

Я встал как вкопанный.

ТОЛЬКО НЕ ЭТО! ТОЛЬКО НЕ СЕЙЧАС!

— «Ты слышишь? Слышишь?! Наконе!.. времени нет, делай, что я говорю, и у тебя появится шанс выжить. Тебя зажимают, через минуту тебе конец, нам конец. Можешь мне не верить, но знай, твоя жизнь для меня важнее всего сейчас.»

— «Что делать?»

— «Для начала выиграем время. Так, дверь по правую сторону. Да, она. Доставай связку ключей. Вот этот. Открывай.»

Ключ подошёл. А за дверью… оказался другой коридор. Прошёл, закрыл за собой дверь. Всё чудесатее и чудесатее. А голос у меня в голове непрост: видит всё, что я. Стоит взглянуть на нужную дверь или ключ и готово. Не удивлюсь, если у него есть доступ к остальным моим органам чувств. Приятного мало, но пока есть проблемы поважнее, со своим попутчиком буду разбираться позже.

— «Иди дальше. Нет, этот коридор не подходит, дальше. Стоп, налево. Вот эта дверь. Ключи. Этот.»

Открываю. Комната, довольно обширная, но пустая. Захожу внутрь.

— «Что дальше?»

— «Жди. Это Пространственный Узел. Через какое-то время здесь должен появиться Модулятор. Сломай его. Это временно отключит Запутанность. Дальше будет сложней. Обратно ты выйдешь в случайном месте. Даже если повезёт и ты проскочишь мимо всех стражников здесь, снаружи тебя будут ждать. Есть способ. Отсюда есть выход, о котором эти недоумки не знают, но чтобы им воспользоваться, нужно минут семь-десять находиться на открытом пространстве. Я вижу только один выход — ты должен перебить всех здешних стражей.»

— «Сколько их ещё? Я может и пролил первую кровь, но в Рэмбо не превратился. Да и смысл, сколько не убей, придут другие.»

— «Нет. Здесь двадцать стражей. На них настроен артефакт Поиска Пути на первом этаже, больше в него добавить нельзя. Никто сюда не полезет чтобы бродить по коридорам, будут ждать снаружи. Вот если пройдёт много времени и от их бравых коллег не будет ни ответа-ни привета, тогда сунутся внутрь.»

— «Значит осталось всего семнадцать бойцов с их магией. Прям от сердца отлегло, чтож ты раньше не сказал.»

В центре комнаты из ниоткуда появился постамент. На нём стоял синий кристалл, размером с мяч для регби, установленный в специальную выемку. Вот ты значит какой, модулятор. С некоторой опаской подошёл к нему, постоял пару секунд, ожидая удара молнией, огнём, энергией Ци, Вирьей (наконец достигну нирваны). Привык уже ко всяким жестякам от магических штучек.

Ничего. Значит, в следующий раз.

Выхватил нож, вонзил его в кристалл. Тот просто и без затей раскололся. Всегда бы так.

Подошёл к двери, прислушался.

— «Если чего услышишь, мне скажи. В этих комнатах Полог Тишины покруче чем в твоей в замке. Хочется быть единственным голосом в твоей башке.»

Всё с этой магией неладно.

Чуть приоткрываю дверь и…

— Он здесь! Все сюда!

Да чтоб тебя! Выскакиваю в коридор. С левой стороны стоит стражник с булавой наготове. Я, понятное дело, побежал вправо. Он один, могу справиться, вот только у меня развилась временная аллергия на булавы, плюс опять же магия. Одно слово на тарабарщине и может случиться, что угодно. Вдруг у них есть зомбирующее заклинание? И стану я прыгать на одной ноге выкрикивая: «Всё отлично! Главное, не как на Украине! Европа загнивает! Все беды из-за Америки!»

Лучше уж сразу убейте.

Бок жгло жутко. Я старался отвлечься, даже придумал активатор для зомбирующего заклинания. В финал вышли два варианта: POMЁT и KOMPOT. Эх, дела давно минувших дней. А стражник не отстаёт. Стоп! А вот этот коридор я помню.

— «Я сейчас бегу к…»

— «Знаю. Подскажу.»

Увидев вожделенную дверь, ускорился из последних сил. Вставляю ключ, залетаю в комнату, закрываю дверь. Передо мной двенадцать столов, засыпанных «Ужасными Тёмными артефактами».

— «Какой? Мне желательно что-нибудь поубойней.»

— «Так. Так. Нет. Нет. Вот! Нашёл! Видишь жезл. Да, этот.»

Жезл напоминал Знак Кадуцей, символ Медицины. Заостренный штырь сорок сантиметров длинной, на вершине круглая блямба и расходящиеся в стороны крылья. Только извивающихся змей не хватает.

— «Как активировать?»

— «Видишь небольшой рычажок, переключи его вверх, произнеси LIHET. Готово.»

— «Что он хоть делает?»

Тут дверь распахнулась. Уже знакомый стражник встал у входа.

— «Давай!!»

Вскидываю руку с жезлом в его сторону, рычажок верх:

— LIHET!!!

Стоим. Я стою. Он стоит. Секунда. Две секунды. Хм, вроде ничего не…

— «Не сработало. Как я и думал.»

М-да, «с такими друзьями…»

Стражник тоже понял, что никакой опасной магией здесь и не пахнет, и это был просто перфоманс, от которого я со стыда готов провалиться.

Он делает шаг вперёд. Я перебрасываю жезл в руке, хватаясь за его основание. Бросок. Шея пробита насквозь. Не дожидаясь, пока он упадёт замертво, выскакиваю из комнаты.

— «Что это сейчас было??»

— «Ты не можешь пользоваться Тёмными артефактами.»

— «Раньше сказать не мог???»

— «Мог. Вот только ты прямо сейчас, постоянно делаешь то, на что не должен быть способен. Вот я и подумал, может и с артефактами прокатит. Да ты и так неплохо справляешься! Здесь поверни налево!»

— «Я там не был. Не знаю местности.»

— «Зато я знаю. В той стороне хранилище Светлых артефактов, их ты точно можешь использовать.»

— «Хорошо, веди.»

Хранилище Светлых артефактов ничем не отличалось от своего Тёмного собрата.

— «Что брать?»

— «Я смотрю. Нет, тоже нет. У этих недоумков серьёзный артефакт только если случайно заваляется.»

— «Перечисляй.»

— «Успокоение, Поднятие Сил, Сон…»

— «Сон? Где?»

— «Бесполезно. Нужно прикоснуться к объекту, произнести активатор. И сон не мгновенный. Так, дальше. Благодать, Улучшение Зрения, Вспышка…»

— «Вспышка? Насколько яркая?»

— «Учитывая твою ситуацию — очень яркая. Но артефакт одноразовый.»

— «Плевать. Где?»

— «Вон то зеркальце.»

Нашёл. Деревянная ручка, деревянная оправа, маленькое круглое зеркальце. На ручке уже знакомый рычажок. Спрятал его в карман штанов, только ручка слегка торчит.

Выхожу из хранилища. В десяти метрах от меня стоят семеро стражей. Чтож, это будет последний забег. Они от меня не отстанут и всех семерых мне не перебить.

Значит побегаем.

Ненадолго моего энтузиазма хватило. Бежать всё тяжелее. Оглядываясь последний раз, насчитал уже девять преследующих меня стражников. Я шкурой чувствую, вот-вот и ещё парочка выскочит спереди, я окажусь в клещах.

Стоп. Это ведь…

— «Нет, не сюда. Там тупик… Ха, а это будет интересно.»

Ускоряюсь. Тупик. Но знакомый тупик. Достаю знакомый ключ. Открываю знакомую дверь.

Зеркальная комната.

Заскакиваю внутрь, хватаю первое попавшееся зеркало. Тяжёлое, блин. Швыряю его в коридор, хватаю следующее, следующее. Всё. Погоня уже близко. Но всё равно неплохо. Метров шесть коридора засыпано осколками зеркал. Вытаскиваю меч. Иду к дальней стене комнаты, по пути разбивая зеркала направо и налево. Прошёл метров десять. Стена. Обернулся.

Стражники не спешили. Когда я только повернул к тупику, они заметно сбавили скорость. Куда спешить? Заходят в комнату, расходятся веером. Часть держит в руках вместо оружия разнообразные палки, диски, у одного в руках посох. Пятеро остаются в коридоре, закрывают путь отхода.

— «Какой активатор? Как быстро сработает? И чем они меня могут приложить?»

— «Активатор не нужен. Сработает мгновенно. По артефактам, — задумался голос, — ни один не работает на расстоянии более трёх метров. Не подпускай их, — взял ещё одну паузу. — А ведь здесь все. Шестнадцать человек. Готовься. Даже в этой комнате всех точно не получиться ослепить, с остальными придётся пустить в ход железо.»

Возвращаю меч в ножны.

— «Я понимаю, что ты не мечник, но кулаками здесь много не навоюешь.»

Знаю. А ещё знаю, что мне и парочки из них в таком состоянии не побороть. Всё решится сейчас, если после вспышки среди них останутся боеспособные бойцы — мне конец. А значит… «секрет-то оказывается прост».

Вытягиваю перед собой левую руку, торжественным басом произношу:

— TRELODAS!!

Привычка — то, что делает солдата профессионалом, но она же может его погубить. Взгляд каждого рыцаря прикипает к моей ладони в ожидании жеста. Вытягиваю рядом с левой правую руку с артефактом, рычажок верх.

ВСПЫШКА.

* * *

Глаза горят. Всё плывёт и пляшет. Прямо перед Вспышкой я закрыл глаза и отвернул голову. Сразу прикрыл левой рукой, отыгравшей роль наживки. Помогло не сильно. Так не пойдёт. Закрыл глаза. Вдох-выдох. Открыл. Снова закрыл. Вдох-выдох. После очередного повтора, начал различать понемногу окружающие предметы.

Лежали. Они все лежали на полу. Молча. Лишь трое стражников, закрыв лицо ладонями, тихо стонали из коридора.

— «Они мертвы?»

— «Да. Болевой шок, выжженная сетчатка. Да что там сетчатка, ты им полностью глаза сжёг. У кого инсульт, у кого инфаркт, — замолчал он ненадолго. — Хорошая Вспышка получилась. Внутри ручки зеркальца есть волосок, который перегорает после использования, вне зависимости от силы заклинания. Заранее не скажешь цел он или нет. С этих недотёп сталось бы закинуть в хранилище использованный артефакт. Повезло, что сработало!!»

«…и врагов не надо.»

Пробежал взглядом по телам. Остановил на одном. Моя комплекция. И доспех у этих ребят хорош. Укреплённый в слабых, уязвимых местах. Кармашки, пряжки, застёжки. Даже смотрится приятно.

— «Знаешь, ты быстро с ними справился. Нохей может ещё и не успел привести подмогу, есть шанс выйти через главный вход с минимальным сопротивлением.»

— «Нет. Я сюда не за горой трупов пришёл.»

— «Согласен. Костюмчик этого жмурика тебе однозначно подойдёт. Вот только подняв такую шумиху, ты не сможет незаметно свалить с мешком подарков. Пусть ты воспользуешься аварийным выходом в конце салона, пока все ждут тебя у главного, перелезть через пятиметровую стену не выйдет, да и про погоню не забывай. Возьмём тряпьё мертвеца, поясов со всякими кармашками побольше, напихаем их добром и хватит. Только то, что можно унести налегке.»

— «Всегда предпочитал качество количеству. Говори что брать, только самое нужное для пешей прогулки по лесу Крирда. На объяснения времени нет. «Вот эту хрень и вот эту хрень», для чего они нужны на ходу буду узнавать.»

— «Нужно будет заскочить на первый этаж в каморку Слепых Стражей. Три с половиной года назад услышал часть одного диалога, надо проверить.»

— «Тогда не будем терять время.»

* * *

— «Давай, смелее!»

Легко ему говорить. Это мне сейчас нужно выйти через парадный вход, надеясь, что всё сработало и там меня не ждут с распростёртыми объятиями. Помимо сбора добра в разных хранилищах, мне пришлось почти десять минут копошиться в одной комнате на первом этаже. В центре неё стоял уже знакомый постамент, вот только на нём вместо одного большого кристалла были десятки маленьких. Следуя инструкциям своего попутчика, я их переставлял и переворачивал, особо не вникая в смысл своих действий. Надо сюда, значит надо. И теперь я как бы войду в эту дверь, но выйти должен уже из другой, подальше от злобной стражи.

Магия магией, но вериться с трудом. Ладно, хватит себя…

Взял в руку мешок. Да-да, мешок. Только дело не в жадности, а в экономии времени. Я всё ещё в своей цветастой одежде. Снятый доспех, вместе со всем остальным скарбом в мешке. Переодевание, расфасовка вещей по кармашкам и поясам займёт прорву времени. Я решил не рисковать, боясь, что стражники снаружи не станут долго ждать. Выберусь наружу, найду укромное место, да хоть в дом к кому-нибудь залезу, там этим и займусь.

— «Не забудь закрыть глаза. Закрываешь глаза — открываешь рот… в смысле дверь, выходишь, закрываешь дверь, открываешь глаза. Ясно? Одно из правил пространственных искажений — они должны быть незаметны, даже коридоры не изменялись у тебя на глазах, лишь за поворотами, за углами, пока не видно. Нарушишь — точно вывалишься прямо к страже в руки.»

— «Ясно. Не в первый раз уже разжёвываешь.»

Погнали. Делаю всё по пунктам. Мешок зацепился за косяк, пришлось пару раз его дернуть. Всё. Дверь закрыта, прижался к ней спиной, угадывая что увижу, открыв глаза. Круто будет увидеть десяток мечей у своей шеи и еле сдерживающихся, чтобы не заржать стражников, смотревших как я с закрытыми глазами выдёргивал зацепившийся мешок, выходя к ним на огонёк.

Пустая улица. Стою на крыльце самого обычного одноэтажного домика, типичного для этого города. Местность не знакомая. Вскинул голову. Знакомый шпиль. Прикинул, где нахожусь. Осталось решить куда идти.

— «В двухстах метрах за твоей спиной Гнойник. Идём туда.»

— «Нет. Я в Гнойнике не был, а при погоне знание местности важный довод.»

— «Страже королевским указом запрещено заходить в Гнойник под страхом смерти.»

— «Хм, тоже неплохой довод.»

Быстро проскочил пару улиц. А вот и знакомая стена. Бросил взгляд по сторонам. Несколько прохожих, но стражи не видать.

Вперёд!

Подбежал к стене, перекинул мешок, перемахнул сам, подхватил мешок, пригнулся, и ходу, ходу! Пробежал несколько сотен метров, увидел небольшой узенький переулок. Хорошее место, из-за стены никак не разглядеть. Кинул мешок, сам развалился рядом.

Так, пора сменить имидж. Начал со штанов. Удобные. Много карманов, как в армейских. Надеюсь, в этом мире стражникам не запрещают использовать их по назначению, заставляя ломать голову над вопросом: «Зачем делать столько удобных карманов, если они должны быть пустыми?»

В боку стрельнуло. Лицо скривилось от боли.

— «Три ребра сломано. Гематома, отёчность. Небольшое внутреннее кровотечение. Довольно серьёзно. Ты когда бегаешь сколы рёбер в опасной близости… В общем, лучше тебе лишний раз не напрягаться.»

Чёрт. Ещё и внутреннее кровотечение.

— «В этом мешке есть что-нибудь для меня?»

— «Как ни странно, но нет. Исцеляющих артефактов или микстур не было вообще. Думаю, их сразу отдают Его Лицемернейшеству. Есть несколько временных решений, только потом состояние лишь ухудшится.»

Прорвёмся. Бывало и хуже.

Почувствовал чьё-то внимание. Девочка. Маленькая девочка лет семи в пот ёртом платьице. Светлые волосы, голубые глаза. Она стояла тихонько и смотрела прямо на меня.

— Не бойся. Я никого не обижу, — сказал я успокаивающе. Вообще не умею говорить с детьми. Голос сразу становится, как будто сказку читаешь. Вроде так и надо, мягко, только слыша себя со стороны кажется будто я… обманщик, заманивающий ребёнка в ловушку. А нормально говорить не могу, оно само происходит.

Девочка подошла ко мне ближе. Встала. Подошла ещё ближе.

— Вот, — протянула она мне яблоко, которое держала в руках.

— Я… я… — чёрт, вот что я должен сказать?

— Кали! Кали! — Девочка обернулась на крик, выскочила из переулка обратно на улицу.

Вернулась уже не одна. Тянула за руку молодую девушку лет двадцати, долговязую, с чёрными, как смоль, волосами. Увидев меня, она переместила девочку себе за спину, правда та быстренько выскочила обратно, встав сбоку от старшей. Девушка окинула меня взглядом своих карих глаз, задержав его на штанах. Штанах стражника.

Как бы беда не случилась.

Тоже подробней рассмотрел их. Я уже видел такое, к счастью или к сожалению. Гордая бедность. Лица и шеи чистые, как и руки, под ногтями грязи нет, платья хоть и потёртые, с заплатами, но аккуратные, видно, что за собой и своими вещами следят. Взгляд девушки не бесстрашный, опасается меня, но твёрдый, непреклонный. Я видел таких людей во многих поселениях разных стран, после того как бедность и разруху им принесли те, кто нёс свободу и правильные ценности. С этими же девочками так поступили собственные соотечественники, собственные семьи.

— Марит, посмотри, ему нужнее, — заканючила девочка. Кали, получается.

— Да, конечно, — подняла глаза Марит. — Можешь отдать.

— Держи, — снова она протянула мне яблоко.

Взгляд прикипел к фрукту.

— Сейчас, погоди, — сказал я, наклоняясь к мешку. В комнате стражи Пространственной Ямы, как назвал оружейную мой попутчик, мы нашли тайник. Его в общем-то не особо и прятали. Более пяти десятков золотых монет и ещё больше серебра. Я сгрёб это богатство, не став даже считать. Двадцать медяков — одна серебрушка, пятьдесят серебрушек — одна золотая. Немаленькая заначка. Как я и думал, оставшись без пригляда, охрана превратилась в воришек.

Достал из мешочка с монетами золотую.

— Давай меняться? — протянул монету девочке.

— Нет! — твёрдо сказала Марит. А глаза Кали стали как блюдца, она завороженно смотрела на монету в моей руке.

— Мне не жалко. И ничего взамен не надо, даже яблока, — тьфу, теперь и с Марит стал говорить как с маленькой.

— Нет, — повторила Марит, Кали повернулась к ней и несколько раз дёрнула за подол платья. — Хорошо. Медь. Если есть. Серебро, и тем более золото, просто отберут… хорошо, если просто отберут, — последние слова прошептала девушка.

Как же меня это всё достало! Сколько можно испытывать моё терпение, мои нервы?!

Я рванул к мешку, нашёл мешочек с монетами и стал в нём копаться. Нету. Нету! Вытряхнул мешочек, монеты рассыпались, перемешались с остальными вещами. Нет. Ничего нет.

Встал. Почему-то не могу посмотреть им в глаза. Как будто это я виноват во всех их бедах и трудностях.

— Нету, — сказал себе под нос. Глаза Кали, видевшей как я копаюсь в куче золотых и серебряных монет, застыли двумя зимними озёрами.

Марит взяла яблоко из руки девочки, подошла, взяла мою руку и положила в неё фрукт.

— Не надо, — жестко сказал я. Руку отдёргивать не стал, боясь её напугать.

Девушка улыбнулась. Сделала ещё один шаг ко мне. Её лицо оказалось прямо напротив моего. Она приложила руку к моей груди. Прикрыла глаза. Её рука скользнула чуть ниже, переместилась вбок.

— REFUS, — голос Марит впервые прозвучал мягко.

Я почувствовал тепло. Боль отступила. Дышать стало легче.

Марит открыла глаза, снова улыбнулась мне.

— Пойдём, Кали, — взяла она девочку за руку, уводя из переулка.

— «Полное исцеление с первого применения. Для королевства недоумков довольно неплохо.»

— «Я уже устал от всей этой жести, но всё же спрошу — почему страже запретили сюда приходить?»

— «Раньше они любили здесь гостить, но это приводило к беспорядкам, было несколько восстаний в ответ на действия стражи. Восстания, конечно, жестко подавили, что стало большой потерей дешёвой рабочей силы. Поэтому лет двести назад приняли такой закон. Низших всё равно можно подловить в рабочие часы, если прям очень хочется.»

— «Что не так с этой грёбанной страной?»

— «Если хочешь услышать историю о добре и зле, о развращении чувством власти и вседозволенности, о религии, которая превращает в зверей, вместо очеловечивания — ты не по адресу. Как я уже упоминал, это не королевство подлецов, не королевство ублюдков, это — королевство недоумков. Власть, деньги, похоть, заблуждения — всё это конечно играет свою роль, как и везде, но такими явными образчиками всего худшего в Разумном они стали из-за банальной глупости. Здесь просто не понимают основных принципов магического развития.»

— «При чём здесь магическое развитие?»

— «Это длинная лекция, в ходе которой ты поймёшь почему так мне интересен, почему мне важно, чтобы ты выжил, и почему в этом королевстве все так активно борются за главный приз в номинации «конченный ублюдок». Не беспокойся, в этом мире не везде так. Правда, где не так, там всегда найдётся свой геморрой.»

К концу нашего диалога я уже полностью переоделся. Содержимое мешка перемещалось в несколько поясов и в карманы моей… формы. Буду называть формой. Так привычней.

— «А говорил, что не Рэмбо. Обвешан поясами как пулемётными лентами. Теперь, когда ты здоров, шансы стали выше плинтуса. Наверняка они всё ещё уверены, что ты в Пространственной Яме блуждаешь. А стандартная тактика «начни прессовать всех родных и близких преступника» не сработает с Героем из другого мира. Эти по-другому искать не умеют.»

Я остановился.

— «Что? Что ты сказал?»

— «Рахлес!! Просто к слову пришлось, я вообще люблю всякую чушь нести… Рахлес!!»

По шпилю Цитадели я определил направление к таверне «Трудный день» и уже шёл в ту сторону.

* * *

Добраться было не сложно. Улицы были почти пусты. Народ попрятался в домах, выходя лишь по необходимости. Видел несколько патрулей вдалеке. Наверняка основная толпа обыскивает Пространственную Яму. Влад проскочил в переулок, выходящий на улицу таверны. Прошёл его, прижался к углу. Прислушался. Тихо. Выглянул. Вокруг таверны пусто, даже привычных бугаёв у входа нет. Всё-таки это в основном ночное заведение, почти пустующее днём.

Так, что там?.. Рахлес!!

Влад выскочил из-за угла и чуть ли не побежал к соседнему от таверны дому. Тому, где живёт Телия. Тому, у которого были выбиты окна и выломана дверь.

Заскочил в дом без всякой подготовки. Я ожидал, что на него сейчас набросится стража, простая ведь ловушка… Лучше бы это была ловушка. Стражников не было, они уже ушли. Логично, ну кто Герою эта девчонка? Никто. Это всем было понятно. Но повод прийти у них был.

Телия лежала на столе. Светлые волосы разбросаны в беспорядке. Голубые глаза устремлены куда-то явно выше потолка. Платье задрано.

Ей проткнули живот. Рядом, с пробитой головой лежал парнишка, работавший в таверне Рорты за стойкой. Дубинка так и осталась зажатой в его руке.

— «Я его помню…» — слышу мыслеречь Влада.

— «Они любили друг друга. — Нет смысла скрывать. — Я был с предыдущем Героем в соседней таверне. Видел как они переглядывались в тайне ото всех.»

— «В тайне?»

— «Если ты ублюдок, то всегда больше хочешь забрать то, что принадлежит другому. Девчонки, по работе имеющие с ними дело, часто скрывают свои отношения.»

Минуту Влад смотрит на Телию. Это плохо. Если он сорвётся…

— «Рорта сказала, что всем в городе и стране заправляет Преосвещенство, это так?»

— «Да. Король трус, не выходит из замка, у него есть там всё, что нужно. А вот Его Лицемернейшество, честно, самый отвратный ублюдок. Все, кто занимал эту должность были не лучшими Разумными, но этот… Он умеет взять в Разумном маленький недостаток и превратить его в огромный, поставив себе на службу. За время его правления прогрессирование всей этой грязи просто колоссальное. Думаю, максимум через пару десятков лет они здесь настолько озвереют, что перебьют друг дружку. Этому королевству недолго осталось.»

— «Ясно. Пойдём в гости.»

Рахлес!! Только не это. Если я его сейчас не остановлю…

— «Влад, успокойся. Подумай, зачем ты это делаешь. Эта девушка, ты знаешь её три дня, то есть вообще её не знаешь. Она была обречена с самого начала. Ещё вчера, когда Релий сказал про её сестру, про помощь Низшей — это приговор. Он может и крикнул «мы все знаем», но это не так. Знали бы, и девчонка уже была бы мертва. Он один знал или подозревал, а молчал потому что… потому что хотел трахать эту девку, что воротила от него свой нос, собирался шантажировать её этим. Пойми, здесь ненавидят Низших чистой, незамутнённой ненавистью. Как только она решила помочь своей родственнице, она сама выбрала смерть. И поверь, она знала на что идёт. Её не стали бы убивать просто за то, что ты с ней переспал. Понимаешь, Влад? Твоей вины в её смерти нет. И сама девчонка тебе никто, нет смысла из-за неё идти на смерть.»

Нет. Влад продолжил идти, даже не сбавив шаг. Здесь нужно по-другому.

— «Ладно, я понял, ты прав. Ублюдок в Цитадели заслужил смерть. Эти две жертвы — капля в море его поступков и решений. Вот только это лицемерие, Влад. В твоём поступке будет смысл, только если ты доберёшься до Преосвещенства и сможешь его убить. А если ты просто сдохнешь там как собака, кто отомстит за девочку, за остальные жертвы этой твари? А теперь послушай меня: эти ублюдки ничего не смыслят в магии, они слабаки. А я нет, мне более семиста лет и поверь, будь я жив, смог бы один всех в этом королевстве перебить. Пара месяцев, нужна только пара месяцев. Я обучу тебя магии, настоящей магии. И ты вернёшься сюда, и сам сможешь решить кто заслужил смерть. Вот это восстановит справедливость за смерть Телии, а не твой труп. Его Лицемернейшество забудет о вас через минуту после вашей смерти и продолжит мучить всё это королевство. Пойдём, Влад, сделаем всё по уму.»

Остановился. Отлично.

— «А ведь ты прав, — конечно я прав. — Она мне никто. — Что?! — Дурочка, поверившая лжецу. Она «подарила» мне одни из самых худших воспоминаний и ощущений. Так старалась той ночью, боясь, что я пожалуюсь или что всё пророчество рухнет, если она меня не удовлетворит. Три часа! Всё было так неуклюже, неуместно. Её минет — просто ужас. Половина старшеклассниц в моём мире посмеялись бы над её навыками. Думаешь, это приятно, трахать девушку, когда ни ты, ни она этого не хотите? Так что не думай, что я проникся к ней невероятной симпатией, что она стала мне родной. Пара месяцев? Не смеши. Я уже понял в какой мир попал. Через пару месяцев, если я буду ещё жив, у меня будет куча другого геморроя и проблем. Нет, я уже не вернусь сюда. Если честно, — Влад устремил взгляд в небо, — через пару часов, когда солнце будет в зените, я уже смогу мыслить более здраво и мне хватит благоразумия не бросаться в самоубийственную атаку.»

— «Тем более, Влад. Тем более. Значит…»

— «Значит Его грёбанное Преосвещенство сдохнет здесь и сейчас из-за дурочки, которая мне никто!!!»

* * *

Проблемы начались внезапно. Когда Нероту доложили о том, что Герой проник в оружейную, он лишь отмахнулся от этой новости, приказав найти и привести к нему носатого разгильдяя и его двух помощников. Готовился устроить им знатный разнос за то, что недоглядели за подопечным. Через полчаса появились первые нехорошие предчувствия. Катия и Детора отыскали довольно быстро, а вот Релий как сквозь землю провалился. Но самое главное — его люди всё ещё не вывели Героя из оружейной. Заходить в здание после активации его защиты было бессмысленно. Более полусотни подчинённых собрались у входа, ожидая когда наконец хоть кто-то выйдет наружу. Но время шло, а изменений никаких. Когда к Нероту подошёл патрульный и сообщил, что тело Релия было найдено в переулке, начальник стражи был уже на пределе. Разделил людей на две группы, первую отправил в оружейную, узнать что там происходит, вторую отправил в патрули по городу на случай, если Героя не найдут в здании.

Ком проблем начал расти. Оружейную всё ещё обыскивали (уж больно много в ней отнорков и скрытых мест), но уверенность, что Герой прячется там иссекала на глазах. А уж когда Нерот узнал, что вся охрана здания перебита, злость накрыла его с головой. Как? Как это могло произойти? Ущерб от этого Героя теперь столь велик, что свесить всех собак на простых стражников не получиться. Спросят с него, и спросят строго.

Дальше вообще началась мистика. В восточной части города, в районе ремесленников, разгорелось несколько пожаров. Нерот лично прибыл узнать что случилось. Горели несколько складских помещений. Вернее, уже догорали. Жертв не было, вот только эти склады принадлежали… да, вот и этот ублюдок. Сейчас ему придётся слушать крики и ор одного из богатейших вельмож страны, обвинения в неисполнении своих обязанностей. Ему тоже нужен крайний, чтобы было с кого стрясти свои убытки.

Закончив выслушивать этого напыщенного индюка, Нерот увидел спешащего к нему стражника:

— Господин Нерот, ещё несколько возгораний в северной части города!

— Что?!! Что горит?

— Это… это здания Господина Соретия, — почему-то прошептал стражник.

Соретий! Да чтоб его Свет покарал! Как же так?

— Господин Нерот, во всех сгоревших зданиях были активированы Тушители, но они не сработали, — продолжил доклад подчинённый.

Верно. Владельцы этих складов люди состоятельные, и своё имущество защищали всеми доступными способами, в том числе и артефактами. Были у складов и сторожа, но те клянутся Светом, что ничего необычного не заметили. Да и огонь во всех случаях распространился слишком быстро.

Это поджог. Однозначно. Но кто? И зачем? Снова этот Герой? А если и он, то тогда главный вопрос: как он это сделал? В разных частях города, обойдя патрули, не замеченый сторожами, сломав или отключив Тушители (как он вообще про них узнал?).

Ещё несколько таких пожаров и ему придётся трястись за свою жизнь, а не за свой кошелёк.

Нерот окликнул стражников, бесцельно шатавшихся вокруг догоравшего склада:

— Усилить партули в восточной и северной части города, особо следить за имуществом членов Совета Короля. Загонять горожан в дома, никто не должен просто шататься по улицам. Герой не сможет передвигаться незамеченным. И не забудьте — ни в коем случае не убивать, брать только живьём. Уж я устрою ему «случайную» смерть, — отдал распоряжения он.

Подчинённые разбежались передавать приказ. Никто из них, как и сам Нерот, не обратили внимание на двух пацанят семи лет, стоявших в переулке неподалёку, с раскрытыми ртами смотревшими на огонь, пожирающий здание. Каждый из мальчишек твёрдо сжимал в ладошке настоящее сокровище — золотую монету, подаренную щедрым рыцарем за выполнение небольшого поручения.

Ничего удивительного — на этих маленьких дьяволят вообще редко обращают внимание.

* * *

Марий изнывал в своём доспехе. Личные стражи Его Преосвещенства всегда носили полный латный доспех, и за восемь лет службы он уже привык и к духоте, и к скованности, но сегодня выдался особенно жаркий день. Да и солнце почти в зените. А ещё стоять в одиночку у входа для прислуги откровенно скучно.

Но последние десять минут он желал именно одиночества.

— Марий!.. Господин Марий!.. Я знаю, что ты меня слышишь. Ну чего тебе стоит, а? Дай уже меч подержать! — в сотый раз канючил этот мелкий засранец, Шотри.

— Отвали, сказал, — тоже в сотый раз отказал он.

Сегодня мелкий разошёлся сильнее обычного. Он, бывало, задирался, чего-нибудь выпрашивал, всё просился уговорить Его Преосвещенство взять его, такого способного, в личную стражу. Но всегда по-быстрому, долго не надоедал. А тут будто забыл, что скоро смена Мария подойдёт к концу и ему не поздоровится.

По улице, слегка пошатываясь, приближался такой же, как и Марий, в полном доспехе, рыцарь.

— Господин Щехей, — признал его Шотри. У мальца талант сходу узнавать личных стражников Его Преосвещенства.

Щехей подошёл вплотную.

— Здаров, Марий. Пусти внутрь.

— Здаров. Ты ж сегодня выходной?

Странно, голос вроде похож, а вроде и немного другой. Или это у него с похмелья так?

— Господин Щехей, а можно меч ваш подержать? — влез в разговор Шотри.

— Отвали, шкет, — послал его Щехей. — Меня Гофер выдернул, говорит что-то случилось, нужно чтоб вся стража здесь была.

— А-а, из-за Героя что ли?

— Мне почём знать? Открой, пойду в Латрину спать. Понадоблюсь, будите.

— Понял. Код?

— Маргоний.

— Нет. Утром сменили же. Ты где?.. А, ну да, — открыл дверь Марий. — Новый код — Бермолий.

— Ага. Бермолий.

Щехей зашёл внутрь. Закрыв за ним дверь, Марий вернулся на свой пост. Шотри исчез без следа.

* * *

Получилось. Эта была самая рискованная часть. Если бы Шотри не сообщил мне, что если убить или даже вырубить одного из личной стражи ублюдка, то об этом узнают все остальные, я бы не стал заниматься этим фарсом. Но теперь всё позади, осталось только найти Преосвещенство и заставить его заплатить по долгам.

Я и сам не ожидал, что от малышни будет столько толку. Но стоило Шотри услышать о золотых монетах в качестве награды, он организовал бурную деятельность. Чтобы собрать команду мечты из двух десятков сорванцов ему хватило пятнадцать минут. Засели дома у Митрия, друга Шотри. Он жил с отцом — беспробудным алкашом, всё время громко храпевшим со второго этажа. Мне потребовалось только сказать, что от них требуется, дальше они уже сами. Облазив все места по всему городу, малышня знала обо всех мелочах и деталях, необходимых для совершения задуманных мной диверсий. Смотря как они спорят между собой о том, как лучше пролезть туда и сломать это, где лучше поджигать и что использовать для поджога, я чувствовал себя наивным, глупым дитяткой в окружении злобных гениев.

Сложность возникла только с планом проникновения в Цитадель. Личная стража Преосвещенства была лучше укомплектована, в том числе и такими проблемными артефактами, но задавая наводящие вопросы, смог разработать этот авантюрный план. Доспех стащили у настоящего Щехея, который по-настоящему вдрызг напился прошлой ночью. Долго и нудно расспрашивал Шотри о его повадках, как здоровается, слова паразиты, как обращается к пацану, который вызвался идти со мной, и много других мелочей. Проговорили и отрепетировали весь диалог между мной и Марием. И всё же я боялся, что из-за всей суматохи личной страже Преосвещенства накрутят хвосты, и Марий будет настороже. Боялся больше за парней. Спались мы у ворот, и стало бы ясно, кто у меня в помощниках. Даже представлять не хочу, что с ними бы сделали. А так, уверен что этих разбойников не поймают.

Снял латные перчатки, положил на пол. Руки должны быть свободны. У Шотри узнал, что Преосвещенство здесь, в Цитадели. Осталось только найти. Начнём со знакомого места.

Он был в саду. Сидел на скамейке в беседке, пил вино. Как удачно. Спокойно иду по тропинке прямо к нему. Конечно, он меня замечает.

— Я сказал меня не беспокоить! Что случилось?..

Я говорю, что случилось, докладывай!..

Ты оглох, стражник?..

Да что ты?..

Только после этого он поднялся со скамейки, уставился на меня, наконец заподозрив неладное. Только начал открывать рот…

— А-А-А! Нет! Нет! А-а-а!

Я не стал дожидаться, пока он заговорит. Закреплённый с внутренней стороны доспеха, у предплечья, нож, выскользнул в руку, чтобы секундой позже торчать из правого колена Преосвещенства.

Пока он корчился на земле от боли, подскочил к нему, схватил за руку, дёрнул, переворачивая его на живот. Ногой в латном сапоге надавил между лопаток. Его Преосвещенство лежал на земле, прижатый моей ногой, одна его рука под очень болезненным углом была выставлена назад, я крепко держал её за запястье. Скоро боль в колене подуспокоится, он сможет собраться, и наверняка запульнёт в меня каким-нибудь заклинанием. Как бы не так. Вытягиваю его руку, выкручивая её в предплечье, одновременно ладонью выкручивая её же в запястье. Преосвещенство уже не кричит, мычит от боли. Несколько раз потряс плечом, в свободную руку, всё из того же тайничка в доспехе, выскользнула бечёвка, с завязанной петлёй. Наклонился, накинул петлю, поднялся, потянул бечёвку на себя, петлю затянулась на шее Преосвещенства. Проделывая всё это, не забывал продолжать выкручивать руку ублюдку, не давая ему шанса воспользоваться спасительной магией.

Сильнее натянул бечёвку, сильнее надавил ногой.

Его Преосвещенство не понимал, что происходит. Всё случилось слишком быстро. Кто? Кто смог подкупить одного из его личных стражей? Он столько лет добивался их безоговорочной преданности. Ни у кого нет больше золота, чем у него, никто не может дать больше привилегий, чем он. У каждого из своих стражей он сумел отыскать слабость. Даже самую маленькую. Наклонность, пристрастие. Он поощрял эти слабости, развивал их. Теперь только он мог дать им то, что они хотели. Возможность безнаказанно получить всё, что они жаждут. Никто и слова не скажет против личной стражи Его Преосвещенства. Тогда почему?

Стало немного легче. Бечёвка всё ещё сдавливала шею, он не мог вздохнуть, но давление уменьшилось. Его Преосвещенство смог слегка повернуть голову и, сквозь круги перед глазами, увидел своего убийцу. И его убийца… смотрел в небо. Разглядывал солнце, находящееся в самом зените, через узкие щели шлема.

— Ещё бы пять минут, — знакомо прозвучал его голос, голова в шлеме повернулась к нему лицом. — Чтож, не повезло, бывает.

Он несколько раз накрутил бечёвку вокруг ладони, сжал её в кулак, давление между лопатками усилилось. Резкий рывок.

Жизнь Его Преосвещенства сломалась вслед за его шейными позвонками.

* * *

Ошеломление.

Гофер рассказывал своим подопечным очередную историю о своей очередной победе на любовном фронте. Давно уже исчерпав свою фантазию по вопросам количества партнёрш, позах, продолжительности актов, он не гнушался самоповторения, порой просто заменяя имя главной героини из истории прошлой недели на новое. Вот и сейчас Гофер по секрету поведал, как вчера Вералия, одна из самых дорогих девиц Рорты, сама заплатила ему, лишь бы наконец ощутить в себе настоящего мужчину. Поэтому, когда над Цитаделью поднялся столб чёрного дыма он ещё несколько минут вдохновенно продолжал свой монолог. И лишь когда осознал, что именно сейчас происходит, наступило оно.

Ошеломление.

— Что за? — все слова вылетели из головы Гофера. — Так… так… Пидий, остаёшься здесь, остальные за мной!

Сад горел. Яблони, вишня, инжир — почти все кустарники и деревья были в огне. Запах стоял просто ужасный.

— Ваше Преосвещенство! Ваше Преосвещенство! — Гофер осмотрел всю территорию сада, но так и не увидел своего благодетеля.

— Найдите Его Преосвещенство! — отдал он приказ своим подчинённым.

Началась чехарда. Кто-то тушил огонь, кто-то обыскивал Цитадель. Прислуга и стражники мельтешили перед глазами, как рой насекомых. И лишь когда последние очаги пожара были потушены, а все помещения Цитадели обысканы, стало понятно — Его Преосвещенство исчез.

— Всех людей на поиски Его Преосвещенства, начните с Цитадели, может мы что-то пропустили. Загляните в каждую дырку, каждую щель! Мы обязаны найти Его Преосвещенство! — зверем ревел Гофер на своих людей.

Он не подозревал, что самый важный человек, его благодетель, был совсем рядом.

* * *

Влад шёл спокойно. Он покинул Цитадель почти сразу как началась неразбериха. Латный доспех, силами Банды Шотри, скоро вернётся к своему владельцу, который мирно спит в своей постели. Марий единственный, кто может хоть что-то заподозрить по отношению к малышне, особенно когда узнает, что Щехей проспал всю заварушку в Цитадели у себя дома. Но он будет молчать, ведь он сам окажется первым в списке на казнь, всплыви правда наружу.

Когда Влад пробрался к Цитадели, я готовился к короткому бою и бесславному поражению. А когда Влад спрятался в переулке и подманил ошивавшегося на улице парнишку, я откровенно был в шоке. А дальше… дальше оказалось, что никакой атаки в лоб он и не планировал. План был в другом, и он прошёл как по маслу.

Влад был похож на рождественскую ёлку. В его кожаном доспехе было полно карманов и кармашков и в каждом что-то было. За спиной висел полный колчан стрел. Три пояса, верхний из которых пришлось застёгивать на груди, так же были набиты всякой мелочёвкой. Пояс для ношения метательных ножей свисал с его правого плеча, на левом висел моток плетённой веревки. На одном конце верёвки был закреплён крюк. Ни верёвки, ни крюков или кошки в Пространственной Яме мы не нашли, но их очень быстро достала малышня. Увидь сейчас Влада стражник, он мог бы заподозрить неладное, но сейчас вся стража либо на патрулировании северных и восточных районов города, либо разбирают по камушку Цитадель в поисках Его Лицемернейшества. Ха-ха. Пусть ищут. А вот редкие горожане, встречающиеся на пути, стараются убраться с дороги.

После того, как педофил скончался, Влад развёл активную деятельность. Первым делом он… пошёл к бочкам с вином. С трудом стащив одну из них с другой на землю, он довольно ловко откупорил её при помощи меча и слил часть содержимого прямо под большую яблоню неподалёку. А потом… засунул в бочку Его Преосвещенство. Закрыл бочку, ещё больше поднатужившись, сумел поставить на неё вторую из пары, и пододвинул их на старое место. Всё. Ничего не изменилось, только нижняя бочка теперь наверху и наоборот. Ну и конечно в одной из бочек приобретает особый купаж Его Лицемернейшество.

Теперь у личной стражи мертвеца будет много работы. Опросив прислугу, они узнают о странном стражнике, который как к себе домой заходил на кухню, на склад, хватал всё, что ему приглянется и молча уходил. Эта будет единственная подсказка. Крови почти не было, видимо, ради этого Влад и задушил ублюдка, не став бросать нож в шею или голову, обойдясь малокровным ранением в колено. Там в основном сухожилия, боли больше, крови меньше. Влад быстро стёр небольшие пятна крови. Первым деревом, вспыхнувшим ярким огнём, была та самая яблоня. Предварительно, Влад обрубил её ветки, разбросал вокруг и поджёг вместе с деревом. Пятно от вина не разглядеть. Аромат вина, за вонью горелого дерева, листьев, фруктов, уксуса, других специй с кухни, уже не различить. Самое забавное, что даже начав пробовать отчаянные меры — разбирать стены и полы Цитадели, перевернув всё вверх дном, стражники ещё долго не посмеют подойти к бочкам с драгоценным напитком, который их благодетель любил больше всей своей паствы.

Да уж. Всё получилось куда лучше, чем я ожидал. Но со всей этой эпопеей с местью мысли возвращаются к конкретному событию: пока Шотри с другим мальцом добывали доспех, вернулись два паренька, выполнив своё задание. Влад заплатил им оговоренную цену, и несмотря на риск нарваться на патруль, вышел из убежища.

* * *

Марит вышивала. Она занималась этим постоянно, ведь именно вышивка была её кормильцем. Каждый день, с утра и до вечера, казалось, она должна ненавидеть это занятие, но ей нравилось. И дело не в том, что это успокаивало или отвлекало от мыслей о своём положении. Нет. Более того, Марит считала заслуженно для себя быть здесь, в Гнойнике. Она была единственной, кто заслужил такое отношение, в отличии от остальных.

В вышивке ей нравилось созидание. Взять отдельные куски ткани и получить из них что-то нужное, полезное. Она как обычно увлеклась процессом, и когда в дверь постучали, вздрогнула от неожиданности. Марит отложила вышивку, встала со стула и пошла встречать гостя. Здесь, в Гнойнике, она не боялась. Если бояться и здесь, то это уже не жизнь.

Это был он. Тот странный мужчина, встреченный ею чуть больше часа назад. Марит не знала, как к нему относиться. В его глазах она видела одно, но вот выглядел он… в этот раз он был полностью одет как стражник. Она не знала как себя вести, открыто или же…

Его слова помогли ей решить:

— Ты знаешь Телию, служанку в «Трудном дне»?

— Нет, не знаю никакой Телии, — твёрдо ответила она.

— Ясно, — спокойно отреагировал он. — У Телии здесь сестра должна быть. Её тоже не знаешь?

— Не знаю! — упрямо продолжала Марит.

— Тоже ясно, — сказал он, как-то, с одобрением что ли? — Вот. Прошу, пожалуйста, передай сестре Телии не меньше половины, — протянул он ей мешок.

Она рефлекторно протянула руку, обхватив обвязанную верёвкой горловину мешка. Стоило ему разжать свою руку, как мешок, слишком тяжёлый для тонкой девичьей ручки, рухнул на пол с характерным звоном.

— Это… — не сводила Марит взгляда с мешка, в которых продают соль по десять килограмм.

— Медь, — всё так же спокойно сказал незнакомец.

Марит, конечно, не могла знать, что Влад подрядил несколько мальчишек на массовый сбор меди. У Шотри с его командой и у самих немало скопилось, но когда Влад сказал, что меняет медь на серебро по двойной цене, они развернули активную деятельность. Сгребли всё серебро, что смогли скопить и кинулись обменивать его в немногочисленные, но всё же работающие даже в такой день, лавки и магазинчики.

Пока она продолжала смотреть на свалившееся богатство, незнакомец развернулся и пошёл прочь. Но монеты недолго владели разумом девушки, и она быстро смогла понять, что было для неё важней всего:

— Что с ней? Что с Телией? — закричала она ему вслед.

Незнакомец остановился. Повернулся к девушке лицом, собрался что-то сказать, но не смог. Казалось, он не мог подобрать правильные слова. Поборовшись с собой несколько секунд, он всё же произнёс:

— Я убил её.

Незнакомец ушёл.

* * *

Влад подошёл к городской стене. Хорошее место. По левую руку от южных ворот. Расстояние до сторожевых башен с обеих сторон приличное, патрулей на стене не видать. На той стороне ни полей, ни крестьян. Чем меньше свидетелей, тем лучше. Влад снял с плеча моток верёвки, размотал пару метров, моток оставил в одной руке, другой раскрутил крюк. Швырнул. Верёвка улетела за парапет. Потянул на себя, крюк зацепился. Пару раз дёрнул. Держит. Очень сноровисто забрался на стену, сразу видно опыт есть. Оказавшись на стене, осмотрелся. Никого не видно. Тревогу также никто не поднимает. Быстро скрутил верёвку, теперь уже перекинул через плечо. С той стороны есть ров два метра шириной, но учитываю пять метров стены, перепрыгнуть будет несложно. Да, так и есть. Лёгкий разбег, прыжок, приземление, перекат, и вперёд. Правда, как-то странно он бежит. Из стороны в сторону, зигзагами. После нескольких секунд этих странных передвижений, Влад кинул взгляд назад, на стену. Никого нет. Вот после этого он на всех парах устремился к лесу Крирда по прямой.

Скоро эта беготня закончится. Появится время остановиться и разобраться уже наконец, что с ним не так. Уже несколько предположений есть, но хочется знать точно. Так или иначе, в этот раз мне достался интересный Герой. И уж я, Дедион, постараюсь научить его, как по-настоящему нарушать законы физики.

Часть вторая Не та фраза, которую ты бы хотел услышать перед смертью

Глава 1

Полтора часа непрерывного бега. Лес Крирда, в этой его части, был достаточно редким, чтобы бежать без опаски вмазаться в дерево или влететь в кусты. И я бежал. Последние сорок минут уже не оглядывался назад в ожидании увидеть преследователей, но и остановиться, думаю, было бы слишком самонадеянно.

— «Всё, всё, хватит, марафонец.» — очнулся попутчик.

— «Со всякими усиливающими заклинаниями меня могут быстро нагнать. Лучше перебдеть, чем недобдеть.»

— «Полезная жизненная позиция. Вот только погони за тобой нет. И не будет.»

Встал.

— «Почему?»

— «Пока Его Педафилейшество принимает винную ванну, все будут заняты только его поисками. А когда омолаживающие процедуры утопленника прервут, начнётся борьба за его место. Про несчастного, маленького Героя все забыли ещё до того, как ты перемахнул через стену.»

— «Мог бы раньше сказать.»

— «Мог. Но тебе нужно было побегать, проветрить голову.»

— «У меня уже был психотерапевт, другого мне не нужно.» — жестко ответил я.

— «Ок. Больше не буду решать за тебя. Вот только одно дело, если я обманул тебя, или исказил правду ради каких-то своих целей, и другое, когда ты сам занимаешься дурью, а я не доношу этого до тебя. Это ведь мои знания, хочу делюсь, хочу нет.» — меня отчитали как ребёнка.

— «Я не поэтому… Неважно. Ты обещал мне лекцию.»

— «С чего бы начать? — так, кажется, это и правда надолго. Присяду-ка на то поваленное дерево. — Хм, ладно, в общем так, магия моего мира очень напоминает математику твоего. В начальных классах тебе говорят: «Вот ноль, самая маленькая цифра, потом один, два и так далее». А позже ты узнаёшь, что есть отрицательные числа, дробные, что между нулём и единицей бесконечное множество чисел. В общем, первоклашкам никто не станет вводить определения линейно-упорядоченного множества, натурального ряда и других весёлых вещей. Многие вещи доносятся им как аксиомы, но если говорить строго, это не так.

Тоже самое с магией. Я буду тебе рассказывать основы. В действительности всё куда сложнее, но это ты будешь узнавать уже походу. Чтобы сейчас ты не чувствовал себя младшеклассником на лекции по контурным интегралам.»

— «Давай, Коши, начинай уже.» — Мой попутчик явно распаляется от этой темы.

— «Я не… ладно. Существует пять типов магии:

магия Разума

магия Души

магия Тела

магия Характера

магия Предмета или Артефакторика, как некоторые её называют. Хотя, строго говоря, эти понятия не тождественны. Артефакторика, в первую очередь…»

— «Угомонись, Эйлер. Пять типов, понял.» — Не могу понять, он стебётся или правда такой?

— «Да. И есть две направленности магии. Светлая и Тёмная. В итоге получается десять видов магии, например, Светлая магия Разума или Тёмная магия Души.

Также у каждого заклинания есть величина. Представь отрезок от минус единицы до единицы. Единица — абсолютно Светлое заклинание невероятной Силы, минус один — соответственно полностью Тёмное невероятной Силы. В зависимости от направленности и Силы заклинания, каждое из них можно расположить на этом отрезке. Причём, это относится к конкретным заклинаниям конкретного мага. То есть, даже одно заклинание, сотворённое разными магами, будет иметь разную величину, в зависимости от способностей мага. Пока всё понятно?»

— «Понятно, Риман. А что с нулём?»

— «Нейтральные заклинания. Но их очень мало. Хоть на одну сотую, или миллионную, но почти все заклинания имеют величину, Светлую или Тёмную, положительную или отрицательную. Теперь на примере конкретного мага: он знает пять Светлых заклинаний и, скажем, шесть Тёмных. Каждое из них имеет величину. Усиливая заклинание, он может повысить его величину, по модулю, очевидно (ну конечно, очевидно). Естественно, величина зависит не только от Силы заклинания, но и от природы. Например, Лечение более Светлое, чем Светлячок, ведь оно оказывает явный положительный эффект на цель, поэтому при равной Силе у Лечения больше величина.

Если сложить величины всех Светлых заклинаний получим общую Светлую величину. Тоже самое с Тёмными заклинаниями.

Если сложить величины всех заклинаний магии Разума, не по модулю, с учётом знаков, получим общую величину магии Разума. С остальными типами магии точно также.

А вот теперь, долгожданная Теорема основ магического развития: Сумма всех величин всех заклинаний мага в каждый момент времени стремиться стать равной нулю.»

Тут я ненадолго подзавис. Всё же мой попутчик развёл много воды. А, всё, кажется понял.

— «Погоди, Вейерштрасс! Тёмные с минусом, Светлые с плюсом, сумма к нулю — то есть Светлая уравновешивается Тёмной?»

— «Не уравновешивается, стремится уравновеситься.»

— «Но ведь… погоди… В Марктоте… Стоп! Ты сказал — магия Характера?»

— «Запомнил, это хорошо. Да, Характер для мага — тоже магия. Черты Характера — заклинания. Все черты Характера также имеют направленность и величину. Если их сложить получится общая величина Характера.

Именно за счёт Магии Характера и работает эта теорема. Магия Характера самая гибкая, у неё нет шкал и предрасположенностей, об этом расскажу чуть позже.

Проще говоря, если ты будешь учить только Светлую магию Разума, Тела и Души, то именно Тёмная магия Характера будет стремиться их компенсировать. Это не мгновенный процесс, но всё же со временем, не замечая в себе изменений, ты перестанешь быть собой.»

— «Погоди, а Низшие? Они не знают никакой магии, значит их характер должен быть нейтральным, сам себя уравновешивать?»

— «Низшие не маги. Маг только тот, кто изучил и использует хотя бы одно заклинание Разума, Души или Тела. На Чудесников Теорема не распространяется.»

— «Чудесники?»

— «Если ты не маг, потому что не можешь или не хочешь, значит ты Чудесник. Многие называют Чудесниками и тех, кто изучил небольшое количество заклинаний и не делает упор на магическое развитие.

В связи с этой Теоремой самый надёжный и простой способ развития — раскачивание маятника.»

— «Выучил Светлое заклинание — выучи Тёмное?»

— «Верно. Сама природа ускорит процесс изучения Тёмного заклинания или нескольких слабых Тёмных заклинаний, чтобы уравновесить выросшую общую Светлую величину. В Ледирии и Устелии же глупость предков привела к вырождению потомков. У них развитие выглядит так: выучил Светлое-Тёмное заклинание, ждёшь когда Характер компенсирует, всё больше становясь ублюдком-слизняком, и по новой.

— «А Тёмные получается все поголовно слизняки-добряки?»

— «В целом, но не в частности. Светлая магия не тождественно добрая, Тёмная не тождественно злая. Многие отвратительные поступки совершаются из добрых намерений. Но в общем, да, именно Ледирия постоянно совершает нападки на Устелию.»

— «Как эта чехарда вообще случилась?»

— «Точно не знаю. Это ведь никому не нужный угол в заднице континента. Я и сам узнал о существовании этих королевств только после смерти, синхронизировавшись с Героем, появившимся в тронном зале, восемьдесят два года назад. Ты мой четвёртый носитель в этом королевстве. Но в общих чертах всё понятно: тяжёлое переселение, большие потери, Разумным нужно было утешение, объединение, и кто-то, прировняв Свет к добру, создал религию в нескольких поселениях. Через пару поколений эти поселения объединились в Светлое королевство, начав нападки на остальных. А эти остальные, увидев что их соседи озверели именно после принятия Света, решили что Свет — зло. И выбрали Тьму. В итоге есть два королевства идиотов, которые даже не понимают, что думают не своей головой, а их мысли искусственно искажаются магией.»

— «Хотел бы сказать что это ужасно. Но сколько людей погибло из-за незнания, отрицания банальных вещей? Гигиена, основы медицины. В моём мире во многих странах долгое время даже мыться считалось вредно для здоровья. — Успокойся. — Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Вселенных, старина Альберт, и правда оказалось много, и всё же в их бесконечности я тоже не уверен. — Взял небольшую паузу. — Сука!! Вот же хрень! И меня во всё это дерьмо вмешали! Зачем вообще нужен Герой для борьбы с Тёмными, которые мирно сидят в своём королевстве!?»

— «Нужно было тебе подольше побегать.»

— «Ноги скорее сотру.»

— «Пророчества и не должны быть добрыми, светлыми, правильными. Это просто задания, порой не для слабонервных. Никто не выложит тебе ковровую дорожку к спасению принцессок, сражению драконов, победами над нежитью. Всё сам.»

— «А то я не знаю. Всё сам не означает, что нельзя послать нахрен то, что не нравится, и нужно стоически терпеть. Выбрался же из Марктота — можно и покрыть девятиэтажным матом всю эту грёбанную страну.»

— «Выбрался ты не без моей помощи, но соглашусь, получилось неплохо.»

— «Я так понимаю, ты помогал себе, мои нужды были в хвосте. Ты и про это обещал рассказать. В чём твой интерес? При первом общении твоё отношение к моей жизни было в прямом смысле… наплевательским, — выделил я последнее слово. — Скажу честно, мне не нравится, что кто-то сидит в моей голове и пытается отдавать приказы. Очень не нравится.»

— «Это я уже понял. И даже испытал. Время второй лекции.

Меня зовут Дедион. Маг. Моё жизнеописание бесполезно для тебя без знаний местной географии и истории. Тебе будет интереснее моя смерть. Я был убит через несколько лет после моего пятисотлетия. — Я сейчас не ослышался? — Нарвался на кого не следует и поплатился за это. Меня убили при помощи артефакта. Особого артефакта, благодаря ему я стал таким. Если проще, я потерял Разум, Тело и Характер, осталась только Душа. Моя Душа раз в два-три года синхронизируется со случайным Героем, одновременно с его попаданием в наш мир. Кстати, мир этот называется Катинол. Чисто для справки. Потом Герой умирает, а я синхронизируюсь со следующим.»

— «Тела у тебя может и нет, но вот Разум и Характер точно на месте.»

— «Не в прямом ведь смысле Разум и Характер. Это как раз тема двадцать пятой лекции о магии.»

— «Понял, не дурак. Вернее, понял, что дурак. А что в перерывах между синхронизациями?»

— «Моя Душа хранится в артефакте. Я при этом ничего не чувствую, не способен думать, испытывать эмоции. Не в смысле отключился — очухался уже в новом Герое, а именно пребываю в этом состоянии-нестоянии. Фактически я паразит. Мыслю и чувствую за твой счёт. Ты с этого ничего не теряешь, я просто использую саму возможность, ресурс твоих Тела, Разума и Характера. Мысли и эмоции однозначно мои собственные.»

— «Я так понимаю в этом артефакте-ловушке тебе не особо комфортно. В Герое поприятней будет. Отсюда всё тот же вопрос: почему наше знакомство состоялось так неудачно? Помимо цитаты Есенина, её я оценил.»

— «При жизни я был способным магом. Но однобоким. Самая большая магическая шкала у меня была у Тёмной магии Души. Плюс, именно к ней у меня была предрасположенность. Чтобы компенсировать её я развивал Светлые магии Тела и Разума. К Светлой магии Души у меня была антипредрасположенность. Но даже этого не хватало. В конце концов я стал использовать несколько очень мощных и крайне дорогих Светлых артефактов постоянного действия. Известная уловка для таких случаев как у меня. Сейчас же от меня осталась только Душа, синхронизированная с тобой.» — замолчал Дедион.

— «И? Это что, конец? Я так и не по… Теорема основ магического развития?» — дошло до меня.

— «Догадался. Меня убили артефактом не потому что не могли справиться по другому. Нет, он это сделал, чтобы помучить меня и после смерти. В артефакте моё состояние отвратительно, но я этого даже осознать не могу, да и привык уже за двести пятьдесят лет. А вот здесь, в Герое, начинается самое худшее. Как только я синхронизируюсь с Героем, он становится магом, ведь я носитель магии Души, и в дело вступает Теорема. Моя Тёмная величина Души просто колоссальна. А Светлая почти на нуле. В новоприбывшем Герое на нуле вообще всё. Кроме Характера. Вот он и начинает кардинально меняться с невероятной скоростью.»

— «Чокнутый Герой в Ледирии, трёхлетней давности, всего боящийся, вечно извиняющийся и кающийся во всех грехах. Кажется, его крыша поехала не на фоне перемещения в другой мир.»

— «Пф, не только и не столько. Так и получается. Для того, чтобы осознать всю боль и бесцельность моего существования в артефакте, меня временно отпускают на прогулку, давая Разум, Тело и Характер. И как только я полной грудью вдохну безнадёги, начинается новый этап. Как я уже упоминал, я паразит. Как только Характер носителя начинает магически искажаться, это затрагивает и меня. Я может и посмеялся над идиотами, по своей воле отдавшими свои эмоции на волю магии, но я понимаю их как никто другой, — голос Дедиона стал жестким, громким. — Нет! Это они даже представить не могут какого это, когда ты всем естеством чувствуешь, как тебе в мысли, эмоции влезает что-то инородное, неправильное, а ты ничего, ничего не можешь сделать и молча подчиняешься. А оно всё давит и давит…» — затих он.

— «Ясно. Но я ничего такого не чувствую.»

— «Вот именно, Влад. Вот именно. Ментальная магия — одно из направлений магии души, я в ней довольно хорош. Научился даже после синхронизации на какое-то время полностью отделяться от Героя. Надеялся, что за это время Герой сдохнет и мне не придётся проходить через… Редко получалось. Герои обычно живут недолго, но и так быстро умирают нечасто. С тобой продержался почти сутки. Очнулся на твоей встрече с винным ихтиандром. Хотелось закончить всё побыстрее, вот я и… ну, ты сам помнишь. Заставить носителя на кого-нибудь напасть или покалечить я не могу, Характер Героя просто плющится под действием Теоремы, даже моих ментальных навыков не хватает на серьёзное вмешательство. Зато всякую мелочёвку могу потянуть.

Но не в твоём случае. Ты не просто проигнорировал приказ, наоборот, это ты меня задвинул. Заткнул мне рот. Лишил меня мыслеречи. Герой, даже суток не пробывший на Катиноле в Ментальном противостоянии переборол пятисотлетнего мага. Мои способности сильно урезаны, но всё же… Пока возмущался, пыжился, напрягал силёнки, чтобы показать новичку, кто здесь главный, я понял одну простую истину — это был я. Я и никто иной. Мои мысли чисты. Не представляешь, какое это блаженство — думать. Любить то, что любишь, ненавидеть то, что ненавидишь. Сам.

Это возможно, только если и ты не поддался Силе Теоремы. Но это невозможно, математика не терпит исключений в строгих определениях. Значит, есть объяснение, почему так происходит. Я хочу найти его, понять, оберегать как можно дольше. Ты — моя первая передышка, первый глоток свежего воздуха за двести пятьдесят лет удушья. Я хочу дышать как можно дольше. Ты можешь опять меня заткнуть, и не только. Тем вечером, после встречи с обмочившимся любителем асфиксии, в своей комнате, ты хорошенько мне наподдавал. Меня сжимало, сдавливало, выворачивало. Пока Светляк тебя не отвлёк от моего избиения. У тебя действительно очень сильные Ментальные способности. Но мне плевать: запри, заткни, мучай, истязай как вздумается. Всё это так… незначительно.»

— «Ты можешь слышать мои мысли?»

— «Либо я могу слышать только твою мыслеречь, либо ты вообще ни о чём не думаешь в перерывах между нашими разговорами. Пока я склоняюсь к первому варианту. Я не смог прочитать твою память, вообще ничего не смог.

Я понял, ты большой фанат личного пространства. Я на него не претендую. Но именно в твоём случае, я могу стать симбионтом, а не паразитом. Мои знания помогут тебе прожить дольше, что и мне в плюс. Взаимовыгодное сотрудничество.»

Я задумался. С одной стороны Дедион прав. Он уже помог… ладно, спас меня в Пространственной Яме. И для развития в магии лучшего сенсея, чем пятисотлетний маг с двухсот пятидесятилетним посмертвием, удобно поселившимся прямо в моей голове, не найти. Но с другой, мне не по нраву наличие пассажира у себя в мозгах. Чтобы он не говорил о моём превосходстве над ним, оно есть лишь в данный момент. Если в будущем он возьмёт вверх, что тогда? Наверняка, засунет мою тушку в самую глубокую нору, чтобы иметь возможность спокойно себе думать, да чувствовать. А вообще, какая мне разница, что он станет заставлять меня делать? Даже если это будет то, что я и сам бы с радостью сделал, неважно — только я должен принимать решения о своей жизни.

— «Хорошо, договорились.» — Ну-у, но ведь это решение я принял сам. А если честно, то меня всё же зацепили его слова, его история. У нас с ним похожее отношение к поступкам и мыслям. Пусть поступки будут не самыми честными, добрыми, пусть будут наглыми, ошибочными, а мысли грязными, пошлыми, запутанными — главное свои собственные. Никаких оправданий. Если мои худшие опасения сбудутся — виноват буду только я. Нет смысла обвинять лжеца во лжи, лишь себя в доверчивости.

— «Отлично. Приступим. Сначала нужно разобраться с твоей ситуацией. Уверен, ты и сам не хочешь превратиться в слюнявого идиота.»

— «Что делать?»

— «Покажи мне Статус.»

— «Погоди. Погоди! ПОГОДИ!! СТАТУС??» — Нет! Это не может быть то, о чём я подумал.

— «Произнеси: Статус,» — поторопил меня Дедион.

Быть того не может.

— «Статус.» — Он ведь просто стебётся-а-а…

Окно. Окно Статуса.

Полупрозрачное окно прямо перед глазами.

— «Появилось? Я ничего не вижу.»

— «Ещё как появилось. Это же…»

— «Да-да, как в дешёвенькой РПГ. Покажи мне его.»

— «Как?» — не понял я.

— «Пожелай, чтобы я тоже смог увидеть Статус. Какой же ты всё-таки скрытный тип!» — пожаловался Дедион.

Пожелать значит. Хорошо, смотри.

— «Пошёл прогресс. Так, посмотрим.»

— «Физическая Сила, Ловкость, Интеллект… Что за ерунда? Как их можно измерить в числах?» — офигевал я.

— «Успокойся. Всё не совсем так, как ты подумал. Или может ты чувствовал себя Сильней с каждым убитым NPC? Окно Статуса делится на несколько разделов. Раздел Характеристик почти самый бесполезный — у всех перечисленных тобой параметров плавающие значения. Напряги бицепс — показатель Силы изменится. — И правда, немного подскочил. — Просто способ числового измерения параметров в динамике.

Другие разделы более полезны, но ненамного. Для тебя.»

— «А ведь верно. Даже Велирий упоминал Статус. Мол, Героя всегда по нему узнают.»

— «Статус есть у всех Разумных. Хочешь удостовериться с кем ведёшь дела — попроси его показать Статус. Или сам посмотри. Хотя многим не нравится, когда в их Статус лезут без спроса.»

— «Паспорт. Магический документ, подтверждающий личность.»

— «Верно. Сам ты прекрасно знаешь как тебя зовут и сколько тебе лет, паспорт нужен для окружающих.

На самом деле, в Статусе можно скрывать некоторые детали, так что он не панацея.»

— «Тогда какой смысл?»

— «Корректировка Статуса требует немалых Ментальных способностей, что редкость. Те, кто осваивают этот навык уже и без Статуса известны в определённых кругах. Я бы не упомянул об этом, если бы не твои необычные Ментальные способности. Скрыть Титул Героя невозможно, но многое другое можно будет научиться прятать.»

— «А мне есть, что прятать? Я ведь совсем ещё зелёный… Стоп! Понял. Навык, которым могут пользоваться только крутые парни. Буду брать на понт.»

— «Именно. Увидев, что в твоём Статусе не отображаются обязательные пункты, любой решит, что ты не светишь свои сильные стороны и способности, а не скрываешь свои… Да где же оно? Не могу найти.»

— «Что?»

— «Погоди. Попробуем по-другому. Скажи: расширенный Статус.»

— «Расширенный Статус.»

Количество окон перед глазами перевалило за десяток. Они заполонили весь обзор. Основное, Характеристики, Навыки, Достижения, Задания, Заклинания, Воздействия, Споры, Договорённости, Заметки, Способности Титулов. Глаза разбегаются.

— «Нет. Нигде нет. Но как?» — прошептал Дедион.

— «Чего нет?»

— «Пункта «Ментальное Сопротивление».

По названию понятно за что эта Характеристика отвечает. Это как раз редкий случай полезных данных. Ментальное Сопротивление не усилится, если «напрячь мозги». Это способность сопротивляться не болтовне мошенников, а магическому воздействию на Разум и Душу. Она у каждого Разумного своя, растёт только с возрастом, медитации или тренировки тут бессильны. У одних она изначально высокая и растёт быстрее, другим… не повезло.

У тебя же этого пункта в Статусе нет. Даже если у Разумного вообще нет Ментального Сопротивления в Статусе должен стоять ноль.»

— «И? Какие выводы, Лагранж?»

— «Чушь какая-то! — Хороший, блин, математик. — Но будем считать, что дело в Ментальном Сопротивлении. Вряд ли эти отклонения от нормы не связаны между собой. В Теореме говориться лишь о стремлении к нулю, нет точных данных о скорости этого процесса. Известно, что у каждого она своя и зависит от многих факторов. Возможно, благодаря Ментальному Сопротивлению ты смог очень сильно замедлить этот процесс. Также понятно, почему моя Ментальная магия с тобой не работает.»

— «Лишь замедлил?» — не нравится мне это.

— «Конечно. Это закон. Временные уловки — пожалуйста, но перебороть природу магии невозможно.»

— «И каков тогда план?»

— «Будем компенсировать мою Тёмную величину Души твоими Светлыми Разума, Тела и Души, пока за это не взялся твой Характер. Честно говоря — это капля в море, моя Тёмная величина Души действительна колоссальна, понадобятся многие годы, чтобы ты смог компенсировать хотя бы её часть своей магией. Но так как в лесу не валяются мощные Светлые артефакты постоянного действия, других способов сейчас нет.»

Стоило только пожелать и окна Статуса исчезли. Я поднялся с дерева и продолжил идти… знать бы ещё куда. Знать бы ещё зачем. Знать бы ещё почему. Знать бы ещё кем я туда приду. Собой ли?

Хватит. Не буду себя…

— «Тогда настало время третьей лекции.»

* * *

Бросок. Промах. С такого расстояния другого я и не ожидал. Надо подойти ближе.

Игла вонзилась в правое плечо.

Сука.

Да, просто Сука. В первые две недели моей экскурсии по лесу Крирда было: Сука!!

Следующие две: Сука!

Шёл второй месяц моей прогулки. Теперь Сука — самое безэмоциональное слово в моём словаре. Расцарапали когтями голень, прокусили руку, искусали с головы до ног пчёлы размером со стрекоз, какая-то мелкая тварь, похожая на суслика, харкнула в меня самым настоящим фаерболом, олень, у которого между рогов проскочила молния, чтобы через секунду шарахнуть по мне.

Сука.

Всё это произошло только за сегодняшний день.

Сука.

Мясо всех этих тварей просто отвратительно на вкус, а съедобных ягод или грибов в этом лесу нет.

Сука.

Последние две недели не переставая льёт дождь.

Сука.

Я не спал четыре ночи подряд.

Сука.

Сразу же выдернул иглу. Она тонкая, как зубочистка, без каких-либо зазубрин, вреда от попадания почти нет. Если бы не яд. Да, эти иглы смазаны нервно-паралитическим ядом, если сразу не вытащить такую из тела, постепенно начнёт неметь место попадания, а потом ты просто свалишься как подкошенный, наблюдая как Иглачи грызут тебя своими остренькими зубищами. Как можно догадаться, я на себе это не испытал, знаю только со слов Дедиона, но учитывая онемевшую после нескольких попаданий левую руку и подволакиваемую правую ногу, зерно истины в его словах есть.

Иглачи чем-то напоминают гоблинов из фэнтези. Мелкие двуногие коротышки, где-то мне по пояс. Кожа чёрно-серая, кошачьи глаза, мерзкие морды. Этих доходяг можно одним ударом пополам переломить, вот только есть три загвоздки. Первая, это стайные твари. В этот раз мне не повезло, насчитал восьмерых. Второе, они очень шустрые и верткие. Третье, иглы. Стоит Иглачу вытянуть ладонь, как из неё вылетает игла. Стреляют они метко. Ограничений на количество выстрелов нет. Естественно, мелкие твари предпочитают тактику дальнего боя. В прошлые наши встречи, я бросался на одного, не обращая внимания на выстрелы остальных (конечно сразу вынимая иглы), гонялся за ним, догонял и вспарывал. Переключался на следующего. Когда их оставалась где-то половина, трусливые ублюдки разбегались. Я же присаживался в укромном местечке, надеясь, что меня не схарчат, пока проходит онемение и возвращается чувствительность.

Сегодня эта тактика дала сбой. Игнорировать семерых Иглачей — игнорировать смерть. И теперь всё идёт по привычному для мелких охотников сценарию — добыча убегает, они её загоняют, потихоньку напичкивая иглами, пока она не свалится без движения. Я пытаюсь огрызаться в ответ, используя метательные ножи или подвернувшиеся под руку камни. Пока КПД не высок.

Был план закосить под паралитика и перебить ублюдков, когда те подойдут на обед, но Дедион поведал, что эти черти не идиоты. Прежде чем подойти, меня превратят в ежа.

Вот и бегу. Понимаю, что чем дальше, тем сил остаётся меньше, тело немеет всё больше и свет в конце туннеля всё ближе. Сейчас все обстоятельства против меня, своим бегством хочется хоть одно из них повернуть в свою пользу.

Давай, ну хоть что-нибудь. Да! Наконец!

Впереди вижу довольно обширную поляну. То, что нужно. Последние дни я обходил поляны стороной. За две недели непрерывных дождей земля размякла, стала рыхлой. В лесу ещё терпимо, корни деревьев и кустарников укрепляют почву, а вот на таких полянах просто ужас. Ноги по колено проваливаются в грязюку, перемешанную с опавшими листьями. Но именно это мне сейчас и нужно. Там хотя бы местность будет мне на пользу. Главное суметь этим воспользоваться.

Вскидываю руку назад, «SAFIT (Вспышка)».

Да, я выучил заклинание Вспышки, правда с той, что убила почти два десятка человек в Ледирии, ей не сравниться.

Темноту разгоняет яркий свет. Иглачи ночные охотники, такие штучки им не по нраву. Смогу выиграть пару секунд.

«SETKI (Второе дыхание)». Чувствую тепло в районе лёгких, дышать становиться легче, ускоряюсь. Поляна всё ближе, стараюсь рассмотреть её в подробностях. Я ещё полчаса назад наложил на себя «POILN (Ночное Зрение)», поэтому несмотря на тьму вокруг, вижу всё довольно сносно.

Всё. Добежал. Ещё раз «SAFIT (Вспышка)» в сторону мелких тварей и вперёд. Сразу начинаю проваливаться, скорость падает. «SMACH (Рывок)», ноги напрягаются, я проношусь ещё метров на десять вперёд, прыгаю чуть в сторону, падаю в грязь, начинаю быстренько окапываться. Через два десятка секунд слышу рычание преследователей.

Замираю.

Иглачи подбежали к краю поляны. Крутят своими башнями. Что, потеряли добычу, да?

Посмотрим, что они станут делать. Могут подумать, что я убежал и свалить или начать кружить вокруг поляны. Может какой-нибудь сурок сломает ветку неподалёку и они сменят цель. Надеюсь, этот сурок их и ест. Бывают тут и такие сурки.

А может…

Пятеро из восьми преследователей полезли на поляну. С их размерами по такой грязи не походишь, почти сразу перешли на четвереньки. Копаются, ищут. Иногда постреливают иглами куда попало. Отлично, в этой грязевой ванне у меня хоть какие-то шансы есть. Сжал поудобней заранее вытащенный из пояса метательный нож, напряг мышцы, убеждаясь, что те ещё послушны. Одна из тварей проползает буквально в полуметре от меня. Понеслась!!

Вскочил. Удар ножом одной рукой. Вспышка другой. Один готов. Другой стоит буквально в восьми метрах от меня, морщится после вспышки. Метнул в него нож. Промах. Нет, попадание есть, только вот не лезвием. Железяка отскочила от головы Иглача в сторону. Сам он, не зная своей удачи, недовольно взвизгнул. Из-за Вспышки я и сам сражаюсь почти вслепую. Выхватил из пояса ещё один метательный нож, он всё норовит выскользнуть из руки. Метнул. Повезло, попал. Второй готов. Игла в правое бедро. Вспышка. Вытащил. Рывок. Чувствую, как ноги гудят от напряжения. Всем весом врезался в третьего, тот упал. Наступил ботинком ему на лицо, вытаскивая одновременно ещё один нож из разгрузки. Прицелился в стоящего в десяти метрах от меня чертёнка. Метнул. Попал, но не смертельно, в низ живота. Неважно, Иглач заваливается в грязь. Уже не боец. Под ногой больше никто не дрыгается. Четверо готовы. Сразу три иглы. Сука. Вспышка. Выдёргиваю на бегу к последнему из Иглачей на поляне. Ну, как на бегу, скорее ковыляя. Иглачи вокруг очухались. Вспышка. Ладонь горит. Несмотря на Ночное Зрение мне и самому уже хреново от Вспышек. Явно перестарался. Метров пять до иглача, достаю очередной ножик, и тут мелкий чёрт пошёл на крайние меры. Всё ещё тряся башкой от Вспышки, он выставил обе ладони и начал строчить иглами как из пулемёта во все стороны. Две попали мне в грудь. Ярость накрыла меня с головой. Швыряю со всей дури нож. После попадания в центр груди, Иглача буквально отбрасывает на несколько метров назад. Пятый готов. Вскидываю обе руки вверх.

— А-А-А-А! — рычу зверем. Вспышки.

Между мной и тремя оставшимися гоблинами десятки метров по непроходимой грязи. Мои силы, физические и магические на исходе, начни они меня обстреливать — я труп. Но есть надежда на животный инстинкт врага. Их было восемь, осталось три. Я смог убить пятерых, смогу и трёх. Лишь бы они в это поверили.

Они поверили. Когда круги перед глазами чуть отступили, у меня получилось разглядеть убегавших Иглачей.

Да!! Да! Да.

— «Влад, иглы в груди, живее!» — оживился Дедион, старавшийся без повода не дёргать меня во время схваток.

Выдернул иглы. Всё. Теперь точно всё.

— «Рахлес! Поздно.»

Повело. Я… ног не…

Упал на спину. Лицо погружается в грязь. В рот, в нос, в глаза льётся грязная вода. Начинаю захлёбываться.

— «Влад, соберись! Ты здесь не сдохнешь! Давай, Влад!» — орёт Дедион.

SMACH! Ничего. Рывок! Вот. Чувствую напряжение в мышцах. Рывок! Отталкиваюсь ногами от земли, голова выныривает из грязи, руки разбрасываю в разные стороны. Всё, держусь. Головой в грязь больше уже не нырну.

Можно и поспать.

* * *

Пробуждение было прекрасным. Всё болело, чесалось, рот, нос, глаза забиты грязью, раны зудели, хотелось есть и пить. Но я выспался!! Я уснул и, главное, проснулся. Здесь со вторым проблемы. И ещё одно, пропало чувство Истощения. Магического Истощения. Ведь для меня пяток Вспышек и Рывков — не предел. А вот если целыми днями без продолжительного отдыха использовать заклинания, даже такая мелочь сильно изматывает.

И дождь. Прекратился. Наконец-то.

Иронично, но начал день с водных процедур. «NYREP (Поток Воды)» — одно из самых полезных заклинаний в быту. Из ладони начинает вытекать вода. Можно небольшой струйкой или со всей поверхности ладони. Напор откровенно слабый, боевым это заклинание не сделать. Но в целом очень полезно. Серьёзно выручило меня на первых порах. В лесу Крирда за всё время видел только две речушки. Не знаю, как без воды выживают местные обитатели, для меня жажда была проблемой номер один, пока не освоил Поток Воды. Вообще всего на данный момент я изучил одиннадцать заклинаний. Из ещё не перечисленных:

Успокоение — DERFIS,

Клейкость — HUKL,

Воодушевление — UPENT,

Сон — SLEEF,

Звуколов — JIWER.

Про Успокоение мне рассказал ещё покойный Релий. Вот только он забыл упомянуть, что это заклинание не получится применить на себя самого. Ослабить боль другому — обращайтесь, себе — терпи, казак. Остальные новые.

Я очень быстро обучаюсь. Если верить Дедиону, опять Теорема постаралась. Видимо моё Ментальное Сопротивление замедляет уравновешивание только за счёт Характера, остальные же типы Светлой магии сами стремятся быть мной, таким молодцом, изученными.

Так что и сила и количество заклинаний у меня выше стандарта, но только для моего местного возраста. А именно для полутора месяцев обучения магии. То есть, если сравнивать с пятисотлетними Дедионами — я слабак. И это не изменить. У нас с попутчиком состоялся довольно интересный разговор о способах скоростного развития и усиления:

— «Скажу сразу, Влад. В этом мире не существует читеров. Рояли не изобретены. Всё решает возраст мага, его опыт.»

— «А талант? Гениальность?»

— «Все маги индивидуальны. Я бы сказал тебе, что талантливый столетний маг уделает бесталанного двухсотлетнего, вот только бесталанные до таких годков доживают не часто.

В Статусе не показываются самые главные вещи для мага — размер магических шкал и расположенности. Каждый выясняет это экспериментально. Шкала — проще говоря количество маны. Всего шкал шесть. У Разума, Тела и Души. У Характера и Предмета их нет. Сумма шести шкал почти у всех Разумных до становления магом, на старте так сказать, не сильно отличается. Но вот как эта сумма будет разделена по шкалам — настоящий рандом. У одного может почти равномерно, а другому всё вбухает в одну шкалу, как было у меня. И есть предрасположенности и антипредрасположенности. Думаю, понятно, что это значит. До двух видов магии со знаком плюс и со знаком минус. Может ни одной. Лучший вариант: две предрасположенности (+) и при этом ни одной антипредрасположенности (-). Вот представь, что у меня Тёмная магия Души была бы с минусом. Я бы, наверное, и до ста лет не дожил.

Расположенный вид магии не означает, что все заклинания в нём будут плюсовые, речь о большинстве заклинаний этого типа. Расположенность есть и на конкретные заклинания. Плюсовая и минусовая. В общем, долго объяснять. Главное, что не существует способов резко увеличить эти основные параметры для мага. В начале есть возможность получить заметный прирост, но чем дальше, чем Сильнее становишься, тем незначительней внешние методы усиления. Остаются внутренние. И самый надёжный — это жить. Шкалы растут со временем, расположенность плюсовая со временем только усиливается, минусовая спадает. База Тела становится Сильнее. Каждое отдельное заклинание становится Сильней, затраты на применение меньше. Опять же многолетний боевой и магический опыт.

Талант? Гениальность? Зачастую — это удачное соотношение размеров шкал и расположенностей. Личностные качества тоже нельзя не учитывать. Вот и получается, что талантливые и гениальные как раз те, кто прожил дольше других. А крутого нагибатора, который на Катиноле без году неделя, никогда не было и не будет.»

Как-то так. Не быть мне главным парнем на деревне. Может только лет через пятьсот.

Но уже сейчас можно сделать несколько выводов. У меня довольно неплохие шкалы Светлой магии Разума и Тела. По Светлой Магии Души рано говорить. Я изучил только Воодушевление. Чувствую отклик, как и описал его мне Дедион, но так как цели для заклинания нет (как и Успокоение, Воодушевление накладывать на себя нельзя), оно не активируется. Я даже не уверен, что действительно их выучил, но Дедион сказал, что ощущения правильного отклика достаточно.

А вот те же Вспышки и Рывки я использовал часто, что при малых шкалах было бы невозможно. Дедион, когда начал обучение, прямо сказал, что если мои шкалы окажутся больше ориентированы на Тёмную магию, будет совсем кисло.

По расположенностям трудно сказать. У меня может быть и минусовая расположенность, скажем у той же магии Разума, но за счёт Теоремы, я всё же довольно быстро могу обучаться. А может не быть расположенности или быть плюсовая. Моя ситуация слишком необычна, чтобы рассчитать, что будет сильней — расположенность или Теорема.

А вот по заклинаниям уже есть некое представление. Дедион очень удивился когда я освоил Клейкость, Звуколова и Ночное Зрение. Их невозможно изучить без сильной предрасположенности. Эти заклинания довольно редко встречаются даже по отдельности, а тут сразу все. Особенно Клейкость, Дедион знал лишь одного мага, изучившего это заклинание. Из-за расположенности с возрастом у каждого мага появляются Сильнейшие заклинания, в которых он особенно хорош. Проще говоря, возникает специализация. Например Дедион, он был известен как Тёмный маг Души, причём десяток заклинаний у него были невероятной силы, в основном из магии Ментального Воздействия. Именно их он использовал чаще всего. На мой вопрос «А как же разнообразие? Быть готовым ко всему?», он только посмеялся. Предрасположенные заклинания со временем становятся настолько мощнее остальных, что если ты не справишься с врагом ими, то можешь просто ложиться и умирать.

Как-то так.

Помывшись и приведя форму в относительный порядок, побродил немного по округе, в надежде найти хотя бы парочку ножей. Боезапас на исходе. Скоро останутся лишь старые-добрые меч, да боевой нож.

Дольше оставаться смысла нет. Вперёд. Хотя где здесь перед? Иду строго на юг.

— «Никохо сильнее Сшупара в этом лесу не найти.» — Не особо красиво передёргивать слова мертвеца, но не тому меня обвинять, кто по лесу Крирда не прогуливался.

— «Хм. И правда, ты ведь как-то сказал мечте логопеда, что цена твоего спасения равна стоимости туши Щупара. С чего бы?»

— «Точно. Ты же пропустил почти весь мой первый день в этом мире. Я в первый день на «тренировке» Щупара завалил.»

Прошёл метров двести.

— «Ау!! Ты чего?»

— «Просто не хочу заржать раньше тебя. Не по-дружески получится.»

— «И что смешного?»

— «Горло нараспашку не врал. Щупар один из самых Сильных Магзверей в этом лесу. И ты уж точно не мог его убить.»

Троица стражников что-то напутала?

— «Кабан с кучей щупалец?»

— «Хм, верно.»

Или это Дедион что-то путает?

— «Значит, я завалил Щупара.»

— «Послушай, Влад. Щупальца Щупара растягиваются на шесть-десять метров, в зависимости от возраста зверя, двигаются с невероятной скоростью и, несмотря на кажущуюся мягкость, пробивная способность у них будь здоров. Шкура прочная, с антимагическими свойствами. А сам он жутко быстрый. Даже сейчас у тебя против Щупара нет шансов, а уж в первый день и подавно.»

Что? В конце схватки зверюга меня смогла удивить, но таких способностей она не продемонстрировала. Неужели от болевого шока?

— «Хм, вообще есть одна хитрость, которую дурачки из Ледирии точно не знают: когда Щупар поглощает живую кровь, на десяток секунд его щупальца лишаются своих способностей. В нормальных королевствах так на них и охотятся. На живца.»

Поглащает живую кровь? Поглощает… живую… кровь… Боже, благослови того грызуна. Он принёс великую жертву. Фатэм.

— «Влад, постой. На шестьдесят градусов.»

Повернул голову. Ничего особенного. Просто несколько пеньков. И если в лесу Крирда ещё не завелись монстры-дровосеки…

* * *

Я готовила завтрак. Пока я лишь помогаю Коре, главной поварихе таверны, но когда-нибудь и я смогу готовить так, что за блюдо «от самой Лерды» будут готовы заплатить даже гурманы. Сейчас же мой завтрак будут пробовать только другие работники таверны. И Кора. Сначала будет долго, показательно принюхиваться, потом несколько раз пригубит ложку и только тогда отправит в рот. Пожуёт с видом знатока и как всегда скажет: «Скоро». Но я не обижаюсь, Кора знает меня с рождения и относится как к родной дочке (своих детей у неё нет), на что кстати мило обижается моя родная мама.

Я подождала, когда коллеги с аппетитом доедят свои порции, достала поднос, тарелку, положила в неё остатки завтрака. Также на подносе оказались пара кусков свежего хлеба и кружка кваса.

— Опять пойдёшь своего Героя кормить? — усмехнулась Кора. — Главное, не сильно шумите.

Ну вот зачем она так? Ну её!

Мы живём в небольшом поселении под названием Становление Новичка. Ну, как небольшое, полтыщи жителей (на самом деле четыреста пятьдесят два ровно, но полтыщи звучит солиднее). Поселение устроенно просто — три параллельные улицы, где-то по тридцать домов на каждой. Есть таверна, в которой я работаю.

И всё.

Кругом лес. Есть лишь одна тропинка на юг, ведущая к другому похожему на наше поселению, от него тропинка идёт к ещё одному и так далее. За семь дней пешего перехода можно добраться до городка Первых Ахров. Я была там лишь один раз двенадцать лет назад, ещё совсем девчонкой. Вот это ГОРОД! Столько людей, зданий, все вокруг незнакомы и вечно кто-то куда-то спешит. Но это тогда. А сейчас мне и здесь всё нравится. Есть работа, есть подруги, приходящие к нам на постой авантюристы рассказывают интересные истории из внешнего мира. Пока у нас есть староста Нипуллон и Цветок Роста, всё так и будет.

А три недели назад появился он. Прямо после окончания сезона дождей. Весь мокрый, озябший, одежда вся рваная, в дырках, подпаленная. Это был первый гость с севера за всё время. И это был Герой. Несмотря на внешний вид, Герой оказался при монетах. Даже при золоте. Заселился в нашу таверну.

Общительный. Со всеми перекинулся хоть парой словечек. В первый вечер к нему в комнату пришёл староста Нипуллон, через два часа мы всем составом работников таверны видели незабываемую сцену — Герой со старостой на пару пили самый крепкий алкоголь из наших запасов («Вот это по-нашему!», «Согласен!», «Не то, что эта вода безвкусная!»), шутили, смеялись, болтали. Разошлись только под утро. Лоркен, владелец таверны, знавший старосту пятьдесят лет, несколько дней прийти в себя не мог.

Героя… его зовут Влад.

Я поднялась на второй этаж и подошла к самой крайней комнате. Интересно, хоть в этот раз получится сделать сюрприз? Тихонько открыла дверь. Заглянула внутрь. Как всегда. Кровать была заправлена, а Влад сидел за столом в углу комнаты. Над одной рукой у него горел Светлячок, становясь то более ярким, то обратно тускнея, второй рукой он держал нож, раскрытой ладонью вниз. Нож и не думал падать, будто приклеенный. Влад постоянно занимается магией. По полдня проводит в лесу, возвращаясь лишь под вечер. Иногда потрёпанный. Зачем? Сила очень важна, конечно, но и… в общем можно и по-другому. Увидев меня, Влад прервал магию, ловко вскочил со стула и быстро оказавшись прямо передо мной поцеловал в лоб.

— Проходи, Лерди, — буквально затащил он меня в комнату.

Я сначала возмущалась этим его поцелуйчикам, что я — ребёнок какой, но теперь привыкла. Да и приятно даже как-то, наверно. Может быть.

Подошла, поставила поднос с завтраком на стол. Не успела повернуться, как Влад подскочил и приобнял меня сзади. Нет, Герой, так меня не возьмёшь! Вывернулась из его рук, присела на кровать и уставилась на дверь.

— Хо-хо, какая ты строптивица сегодня, мне нравится, — весело сказал Влад.

Много болтаю — нравится, какая молчаливая — нравится, податливая — нравится, агрессивная — нравится, глупышка — нравится, умненькая — нравится. Но я найду, найду что тебе не нравится, и ты всё сделаешь, чтобы было как нравится.

Пока почему-то не получается.

Но сегодня я не просто пытаюсь узнать твою слабость, я действительно обижена. Думаешь я не видела, как ты вчера перед возвращением в Стан купался в Лейке, а Марика на бережке сидела рядом с твоей одеждой, и только знай глазками стреляла. Тебе это тоже небось понравилось. Ну ладно Влад, никаких обещаний мы друг другу не давали. Помнится, в нашу первую ночь, он даже говорил о том, что возможно ненадолго здесь и что-то подобное. Особо не помню, но выглядел он при этом очень мило, стеснительно. А вот с Марикой мы дружим с самого детства. Её тоже можно понять, невиданный Герой из другого мира, когда ещё такого увидишь, но ведь подруга же. Понять могу, но и обижаться имею право. А вообще, все девушки моего возраста в Стане у меня в подругах, удобно получилось.

Влад присел на колени перед кроватью, положил руки мне на колени:

— Ну же, посмотри на меня, давай, — ладно, уговорил. — Прям как воробей нахохлилась. Какая же ты милая, — засмеялся он в конце.

— Марика тоже милая? — обиженно буркнула я.

— Не знаю. Милая? — резко стал серьёзным Влад.

— Не милее меня, — констатировала я.

— Согласен. Не видел, что у неё под одеждой, так что по красоте сравнивать будет не честно, но милее тебя она точно быть не может, — и лыбится, гад, лыбится.

— Так и не видел? — я тебя выведу на чистую воду!

— Ага. Взяла и отказалась. Представляешь! — В его глазах появились эти завораживающие огоньки.

— Что? — вскочила я с кровати. — Отказала тебе? Я ей устрою! — трясу кулачком.

— Как же я… ха-ха!.. — встал он рядом, — сразу не догадался к тебе обратиться?

На несколько минут комнату заполнил смех.

Я подошла к Владу, встала на цыпочки… Никак не привыкну. Если бы крепкие мужские руки не держали меня, ноги так и норовили бы подкоситься. Через пару минут платье и другие вещи, как всегда незаметно для меня, переместились на пол. Только на шее остался висеть подарок Влада.

Когда он только пришёл, я вызвалась подлатать его доспех, тот был в ужасном состоянии. Понадобилось немало времени, чтобы его залатать. Когда я закончила и принесла его Владу он хотел расплатиться со мной золотой монетой. Вот только такая работа не стоит так дорого, да и мы с Владом тогда уже… Я отказалась. Он не стал упорствовать. А тем же вечером, после того как я опять каким-то образом осталась без одежды, Влад попросил закрыть глаза… Так у меня появилось странное украшение, состоящее из шелковой нити, на которой висит золотая монета. Взял испортил монету, проделав в ней дырку под нитку, да и шёлковая нить — магический материал, расточительно такую на шее носить. Вот ведь дурачок.

Влад начал ласкать меня. Когда я рассказала… похвасталась… пожаловалась… не знаю как правильно. В общем, мне с одной стороны было интересно, так ли у всех, с другой хотелось поделиться (похвастать) случившимся, с третьей было очень смущающе и стыдно, и с четвёртой хотелось излить хоть кому-нибудь свои претензии на наглого Героя, с которым так хорошо, что даже плохо. Слушавшая меня Кора (не маме же рассказывать, и не подругам, одна вон и без всяких рассказов нарисовалась), только головой от удивления мотала, и с тех пор смотрит на Влада с каким-то особым уважением. В общем Влад любит меня мучить, вызывая жар по всему телу, лаская меня руками и языком. Только я уже не та маленькая девочка, которой была целых две недели назад! Теперь я не жертва, это я буду тебя мучить!

Останавливаю Влада, и пока он не успел опомниться, быстро перебираюсь к его слабому месту. Да, одно слабое место у него точно есть. И чем больше над ним работать руками и ртом — тем оно слабее. Влад думает, что я не ничего не вижу, что всё моё внимание занято процессом, но я всё вижу. Вижу, как он мило поджимает губы от удовольствия, как иногда, тихо, но из его горла вырываются звуки. Никогда не думала, что это тихое мычание будет меня так радовать. И конечно, я прекрасно вижу, как в самом конце, прежде чем излиться, он чуть приоткрывает рот и начинает резко вдыхать воздух, как будто ему его не хватает, а когда всё закачивается он ненадолго полностью расслабляется. Я могу это почувствовать, потому что знаю, как он всегда собран. Но я делаю вид, что не замечаю всех этих слабостей. Пусть считает, что я их не знаю.

Но я знаю!!

Расслабление длится недолго. Влад не любит быть в долгу, и начинает меня ласкать ещё сильней, ещё приятней, ещё горячей. Я не сдерживаю голоса, пусть думает, что нашёл мою главную слабость. И потом мы подходим к главному. Единению. Правда есть одна деталь, которая мне нравится больше всего. Прежде чем мы станем единым целым Влад всегда нависает надо мной и смотрит в глаза. Взгляд его при этом… просительный. Как бы он не распалился, как бы не горело его тело он никогда не брал меня, пока я в согласии не закрывала глаза.

Я лежу на кровати. Странное ощущение. Силы переполняют меня изнутри, но сил двинуться нет, энергия через край, только устала до смерти, всё тело горит, но ветерок из открытого оконца жжёт кожу холодом, хочется куда-то идти, хоть весь мир обойти, лишь бы только никогда не поднимать голову с этого плеча.

Но вечно так продолжаться не может. Влад аккуратно вытаскивает своё плечо, медленно, боясь даже задеть меня (выглядит он при этом мило) перелезает через кровать. Споро одевается. Садится за стол и начинает с жадностью есть приготовленный мною завтрак. Пожалуй, не стану ему говорить, что мне нравится смотреть на это не меньше, чем его ласки. Закончив с едой, Влад, стараясь не шуметь, собирает свои железяки. Потом подходит ко мне, чтобы подоткнуть плед и поцеловать в лоб.

Тц, говорю же, я не маленькая! Но почему-то приятно.

* * *

— «И здесь никого, — с разочарованием протянул Влад. — Пошли дальше.»

Да. Сегодня не наш день. За три часа никого не встретить в лесу Крирда — это как выиграть в лотерею. Не было ни тренировочных врагов, ни Магзверей, с полезной для мага начинкой, даже зверушки для простой охоты не попалось. Кажется, сегодня таверна «Расти, Новичок!» останется без бесплатного свежего мяса.

— «Слушай, Влад, ты бы уже вернул мне чувствительность. Без шуток. Моя работа с органами чувств лучше твоей, лишая меня доступа к своему осязанию ты рискуешь головой.»

— «Перебьёшься,» — буркнул он.

— «Да ладно тебе. Так обиделся на безобидную шутку?» — подначил я его.

— «Безобидную? Твоё «ДА! ДА! ЕЩЁ!!!» мне до сих пор в кошмарах снится.»

— «ХА-ХА-ХА! Как бы я хотел увидеть твоё лицо в этот момент!! Уверен, зрелище было ещё то, ХА-ХА-ХА!! — Хм, кажется, так я не добьюсь нужного результата. Но как тут удержаться?? — Это был обычный прикол. Может у кого-то просто нет чувства юмора?»

— «Может у кого-то шутки не смешные? Мне твои, например, вообще не нравятся.»

— «Это потому что они чёрные?»

— «Нет, потому что гейские.»

Хорошо, что в нашем мире всяких глупостей вроде толерантности нет.

— «Давай серьёзно. Я, конечно, не прочь в полной мере испытать радости секса через столько-то лет, но в целом перебьюсь. Я и пошутил, когда понял, что ты просто не осознавал нашу связь по всем пяти органам чувств, чтобы ты мог уединиться с девочкой. Мог бы и догадаться, я ведь всегда знал, куда тебя ранили, каковы внутренние повреждения. Такое только за счёт зрения и слуха не узнать.»

— «Мог бы и пораньше предупредить, вуайерист несчастный.»

— «Да какое там. Третий день твоего прибывания в таверне. Три минуты как молоденькая красотулька зашла к тебе в комнату. Тут гаснет свет, пропадают все звуки, и начинается такое… И правда, если закрыть глаза и уши — чувствительность сильно вырастет. Кстати, советую.

Но сейчас ты не на красотке и не под красоткой. Если уж способен любую нашу связь оборвать и вернуть когда пожелаешь, в гипотетически опасных ситуациях не ограничивай меня, договорились?»

— «Посмотрим на твоё поведение.»

Ха. Интересный мне Герой достался. Можно было бы сказать раздражающий, скрытный, мнительный. Но больше, куда больше, интересный. За время перехода через лес Крирда Влад получил много ранений. Уже тогда я понял, что к боли он привычен. Он умел её контролировать. Получая ранение в бою, он не отвлекался на боль, ясно расставляя приоритеты в боевой обстановке. Использовал специальную технику дыхания для ослабления боли. Раны обрабатывал и перетягивал умело. Для меня давно не секрет, что Влад в своём мире был воином… солдатом.

Он убивал до попадания на Катинол.

Сейчас мы делим четыре органа чувств. Зрение, слух, обоняние, вкус. Влад порой даже спрашивает у меня чего бы я хотел съесть или какие запахи мне бы хотелось вновь вдохнуть полной грудью. А вот осязание после той ночи он мне отключил. Не хочет делить со мной нежные прикосновения и болезненные удары. Интересно, почему?

И да. Сам факт, что он так спокойно может управлять чувствами сущности внутри него тоже удивителен. По идее это говорит о выдающихся Ментальных способностях. Сопротивление уже есть в копилке, логично, что и другое подтянулось. Но вот беда — за два месяца занятий он смог изучить лишь одно Ментальное заклинание. Воодушевление. И то, с горем пополам. Я начинал наши лекции именно со Светлой магии Души, Ментальных заклинаний. Был уверен — это его. Бессмысленно. Он влёт выучил десяток между делом обронённых заклинаний магии Разума и Тела, не показав никакого прогресса в специальности, к которой демонстрирует все признаки феноменальной предрасположенности. Я пришёл к выводу, что Ментальная магия Влада Сильна только внутри него самого, а попытки «вытянуть» её наружу — пустая трата времени и сил. Последние недели он закрепляет и совершенствует уже выученные заклинания.

— «Что будем делать с Лечением?» — всё же не выдержал Влад и задал этот вопрос.

— «Ничего тут не поделать. У тебя явно минусовая расположенность к Лечению. Тренируйся, пробуй, рано или поздно освоишь. Да и в целом Лечение не так прекрасно, как ты себе навоображал. Сам себе маг может вылечить максимум лишь неглубокие порезы, да синяки. На что-то более серьёзное не надейся. Сила Лечения зависит от соотношения Силы мага и цели заклинания.»

— «Релий и Марит меня Лечили, хотя с нашей связкой я ведь должен считаться на порядок их Сильней.»

— «Сильнее? Тёмная величина — это не Сила. Моя покоцанная магия не может выйти за пределы Тела носителя, с тобой я вообще бесполезен в магическом смысле. Моя магия имеет только заявленную силу, реальной Силы у меня нет.»

— «У меня порой голова пухнет от тебя, Лоран. Сила — не сила, Разум — не разум, Тело — не тело, Душа — не душа, Характер — не характер. Если магические термины не соответствуют общим, так придумали бы для них новые названия.»

— «В целом так интуитивно понятней, просто не нужно понимать эти термины буквально.»

— «Сегодня, кажется, обломались. Или побродить ещё немного?»

— «Тебе ещё обратно возвращаться.»

— «Тебе в логике не откажешь, Гильберт.»

— «То есть ты передумал ужинать со своей развивающейся нимфоманочкой и её мамой? Не стоило тогда соглашаться вчера на приглашение своей третьей базы.»

Влад застыл.

— «Блин!! Ладно, возвращаемся, — развернулся Влад в сторону Стана. — И с чего бы нимфоманочка? Тебя ведь в нужные моменты нет дома.»

— «Зато я знаю сколько эти моменты длятся. И сколько этих моментов всего. Я тебе так, Влад, скажу: ты тот ещё ёб… сзади!!»

Влад резко прыгнул вперёд и вправо, несколько раз перекатился по земле, подскочил и прижался спиной к дереву. Он даже не заметил, как над его головой мелькнула молния.

— «Кто там ещё пожаловал?»

В дерево ударил мощный разряд. Запахло палённой древесиной.

— «Этот будет посильнее того, что меня тогда молнией шарахнул.»

— «Одно попадание и твой моторчик встанет. Думаю, такое и правда можно назвать посильнее.»

Чуть выглянув из-за дерева, Влад заметил Молнерога. Тот был на расстоянии тридцати метров и неспеша, не приближаясь, шёл по полукругу. Далеко бьёт, серьёзный экземпляр.

Влад вытащил меч из ножен и… отбросил его в сторону. Правильно, здоровый металлический предмет против молнии не лучшее оружие. Пока Молнерог обходил дерево, надеясь выцепить свою жертву, Влад тоже начал кружить вокруг несчастного растения. Молнерог ускорился, перейдя на бег. Влад тоже стал крутиться вокруг дерева шустрее. Магзверь издал громкий фырк, недовольный такой хитростью добычи. Может, сорвётся, рванёт ближе?

Разряд. Десятки щепок разлетаются в разные стороны. Разряд. Рахлес! Дерево здоровое, руками не обхватить, но даже оно долго не выдержит. Ближайшие его товарищи в десятке метров и не думаю, что Молнерог промахнётся ещё раз, пока Влад перебегает. Ещё пяток секунд, пяток Разрядов и нужно будет делать выбор: сдохнуть под упавшим деревом или зажариться до хрустящей корки.

Влад сорвал мешочек с монетами с пояса, засунул в него руку. «HUKL (Клейкость)». Вытащил руку. Вся ладонь Влада покрыта серебряными и золотыми монетами. Засунул в мешочек вторую руку. Клейкость. Всё, времени нет. Разряд. Дерево начинает трещать и крениться. Влад выскочил из-за дерева, заводя руки назад, за голову. Рывок. Мышцы рук налились силой. Резко вышвырнул их вперёд, одновременно отключая Клейкость на ладонях. Более полусотни монет устремилось в Молнерога. Влад рванул следом. Рывок. Рывок. Теперь уже ноги несутся вперёд, гудя от напряжения.

Не успеет. Неплохой план, вот только магия этого Магзверя не так слаба. Это толстенный жгут из молний, летящие монеты не сильно его отклонят от цели, или ослабят, взяв на себя часть разряда. Молнии начинают проскальзывать между рогов твари… Что? Неожиданно молния соскочила и ударила по своему хозяину. Конечно!! Клейкость накладывается не только на ладони, но и на объект прикосновения. Часть монет долетела до Молнерога, парочка приклеилась к его рогам. С таким обвесом он не сможет генерировать Разряд. Зверь, понятное дело, иммунен к своей стихии, вот только… Влад на бешенной скорости влетел в него, втыкая выхваченный нож прямо в глаз. Оба завалились на землю. Влад продолжал раз за разом протыкать плоть Молнерога, тот нещадно бил в ответ копытами, пытался проткнуть Героя рогами.

Влад переупрямил Магзверя. В конце концов тот затих. Влад поднялся на ноги. Десятки ссадин, царапин, синяков, весь измазанный кровью — привычное уже состояние. Молнерог был больше похож на кусок отбитого мяса, чем на благородного лося. Только рога его приобрели золотисто-серебристый оттенок — приклеенные к ним монеты расплавились от посылаемого Разряда.

— «Рога — самая дорогая часть Молнерога. Ты же их с концами запорол, — нервно сказал я. Был уверен, что ему конец. — Я же говорил, что нет смысла в этих практических тренировках. Влад, будь другом, сиди в таверне, укрепляй магию, трахайся как кролик со своей начинающей минетчицей и не ищи больше проблем с летальным исходом! — закончил я экспрессивно.»

— «Ну не начинай, Деда!!» — «заканючил» Влад. Арх, и ведь знает, что я ненавижу, когда он так меня называет. Посмел несколько раз выразить обеспокоенность его жизнью и сразу стал «заботливым, опекающим дедушкой».

— «Тебе ещё ползать здесь, собирать монеты, приклеившиеся к чему попало.»

— «Не напоминай.»

— «А потом в таком виде знакомиться с мамой торчащих сосков.»

— «НЕ НАПОМИНАЙ!»

* * *

Вернулся я поздно вечером. Решение тащить тушу Молнерога было ошибкой. Я это понял уже через полчаса. Почему же я все три часа обратной дороги продолжал тащить эту ненавистную гору мяса и костей? Из-за слов Дедиона:

— «Поверь, это дурацкая идея. И дурацкая тренировка выносливости. Я тебя не отговариваю, просто выразил своё «заботливое» дедушкино мнение. Но ты же у нас взрослый мальчик. Смотри только не заной через полчаса.»

Как в воду глядел. Я пыхтел, кряхтел, но всё же нёс тушу дальше. Мы оба знали, кто в итоге оказался прав. Вот только фиг я это признаю.

— А вот и Герой! — У самых ворот поселения меня встречал Нипуллон. — Кое-кто только зря беспокоился, — с улыбкой сказал он.

— Надеюсь, не сильно беспокоилась?

— Как сказать. Если б ты или я так беспокоились — давно бы уже перегорели. А она, скажем так, может ещё поднажать, — успокоил меня староста.

— А я не с пустыми руками, — сбросил я тушу на землю. Наконец.

— Вижу, — Нипуллон осмотрел мою добычу, задержав взгляд на рогах. — Подаришь? — неожиданно спросил он.

— «Без проблем. В этой туше кроме уже негодных рогов ничего сверхполезного нет.»

— Да, конечно. Я честно и не знал, что с ним делать. А ты тут меня что ли дожидаешься?

— Нет. Я за тебя не волновался. — Любит он такие лёгкие улыбки, самым краешком губ. — Сегодня к ночи должна подойти группа авантюристов. Хочу их встретить, объяснить местные порядки.

— Куда тогда мне тушу тащить?

— Оставь здесь, я сам разберусь. А ты давай бегом к Роше, пусть займётся твоими царапинками. Негоже в таком виде знакомиться с… хорошими людьми.

— Разве Роша уже не у себя дома?

— Нет. Говорю же, придёт группа авантюристов, может в пути им перепало проблем. У нашего Лекаря сегодня дополнительная смена.

— Понял, — сказал я, уже проходя мимо старосты.

Значит идём к Нипуллону в гости. Именно у него сейчас должна быть Роша.

Нипуллон живое доказательство слов Дедиона о опыте и возрасте. Дело в том, что ему чуть больше трёх сотен лет. Остальным в этой деревушке как минимум втрое меньше.

История появления здесь, в захолустье, такого мага довольно тривиальна. Эта часть леса известна довольно широко за счёт Цветка Роста. Это буквально цветок, из которого парой несложных манипуляций можно получить микстуру, дающую рост магических шкал и в целом Усиливающую магические способности. Многие приходили сюда в поисках этого сокровища. По сути, это поселение образовалось как перевалочная база для авантюристов — охотников за Цветком. Нипуллон был одним из них. Нашёл он Цветок или же нет, мне не известно, но вот то, что он не захотел покидать поселение — факт. С порядком и безопасностью в таком стихийно возникшем месте проблем хватало, но Нипуллон смог взять всё в свои руки. По сути, он — основатель этого поселения таким, каким его знаю я. А было это почти сто пятьдесят лет назад. Сейчас староста Нипуллон — гарант безопасности и стабильности Стана.

Дом Нипуллона находился в центре поселения и был в разы больше остальных. Но дело не в желании показать свой статус, а в многофункциональности этого здания. Склады, оружейная, небольшой полигон для тренировок. И в том числе местная лечебница. Большая комната с пятью кроватями для пациентов. Именно там я нашёл Рошу. Женщину лет сорока на вид. Вот только ей семьдесят. Она Сильнейший пользователь заклинания Лечения в поселении, сильнее того же Нипуллона. И в остальных медицинских штуках она разбирается отлично. Стоило ей лишь раз прикоснуться ко мне, сказав «REFUS» — я здоров. Осталось заскочить в свою комнату в таверне, переодеться.

Рахлес!! Я с Молнерогом так не боялся, как перед дверью дома Лерди. Мнусь, как мальчишка. И скажу сразу — это не любовь. Вернее не так. Я полностью честен по отношению к Лерди, никакого притворства, чтобы залезть к ней под юбку. Но какой бы сильной не была моя симпатия к ней, мысль «без меня ей будет лучше, безопасней» всегда будет сильней. По отношению к любой девушке. Поэтому я смогу уйти, поэтому я должен буду уйти. Наверное поэтому и мнусь. Сразу ей сказал как есть, и всё равно чувствую себя обманщиком.

— Так и смотрела бы вечно. — Я чуть не подскочил от испуга. — Но всё же давайте я приглашу вас к себе домой. Дочка нас уже заждалась.

Как она вообще подкралась ко мне? Она — это, видимо, мама Лерди, Шатри. Выглядит скорее как старшая сестра Лерди, чем как мама. Причём не сильно старшая. В руках корзинка с фруктами.

— Рад познакомиться, меня зовут…

— Влад, Влад, Влад то, Влад это, Ох Влад, — мелодичным голоском пропела Шатри. — Я знаю как тебя зовут, Герой. Начинаю понимать Лерду, — пожала она протянутую мною руку.

Очень крепкое рукопожатие для такой небольшой ручки.

Дверь распахнулась. На порог выскочила Лерди.

— Влад! — воскликнула, кинувшись ко мне, но остановилась, увидев маму. — Чего так долго?! — строгим голосом спросила она.

— Лерди! Разве можно так с нашим дорогим гостем? — «возмутилась» Шатри. — Проходите, Влад, проходите. Не беспокойтесь, моя девочка не всегда такая бесцеремонная.

Лерди же так и застыла на пороге, чуть приоткрыв ротик от удивления.

— Проходите, Влад. Девочка сейчас подышит свежим воздухом и присоединится к нам.

Свободная рука Шатри упёрлась в спину, меня буквально затолкали в дом мимо так и не сдвинувшейся с места Лерди.

Всё завертелось. Меня быстро усадили за стол. На нём шустро появилось такое количество яств, как будто здесь сейчас соберётся всё поселение, отмечать праздник набитого живота.

Расселись.

— Дочка моя сегодня расстаралась, — сказала довольная Шатри. — Вот ведь жена кому-то достанется! Правда, Влад?

— Хм, согласен. Впрочем, с такой мамой и не могло быть иначе. — Не знаешь как вести себя с девушкой — хвали. — А Лерди ещё и сама постаралась. Результат вышел на загляденье.

— Слышала, Лерди, что Герой говорит. Не только я думаю, что ты у меня умничка.

Умничка уже давно сидела вся пунцовая, внимательно изучая рисунок скатерти на столе.

— Лерди, Лерди… Меня так только Влад называет, — еле слышно прошептала она столу.

— Ничего страшного, Влад, просто дочка устала. Столько провозиться с готовкой. Сейчас отдохнёт и вы сможете поворковать, — продолжала атаковать уже поверженного соперника Шатри. — Давайте пока поедим.

Вот это хорошее предложение. Во-первых, я сильно проголодался. Во-вторых, пока едим можно не ожидать какой-нибудь словесной провокации от мамы (тьфу, от Шатри, совсем зарапортовался).

Со вторым пунктом облом. Поедим означало Героя, жадно поглощающего одно блюдо за другим, и Шатри, положившей подбородок на сложенные в замок кисти рук, наблюдавшей за ним и задававшей каверзные вопросы.

— Как вам наша таверна? Всё устраивает? Слышала от парочки работников, что там есть проблемы со звукоизоляцией. Вы не замечали? — ещё по-божески, мягонько подколола Шатри.

С каждой минутой мне было сложней сосредоточиться, чтобы поддерживать эту странную беседу, её весёлый тон, не сказав при этом ничего грубого и пошлого. Ведь для матери девушки, с который ты спишь, грубостью и пошлостью может стать что угодно.

И Дедион. Началось всё со смешков, коротких «как она тебя!», сейчас он чуть ли не хохотал у меня в голове. Ещё немного и я точно его «выключу», хотя ему такое и не нравится.

— Веди себя достойно, как подобает уже взрослой девушке, — опять пробурчала Лерди. Сегодня она общается исключительно шёпотом, исключительно со столом. — А сама-то!

— В общем хотела сказать тебе, — мы уже полчаса как перешли на ты, — чтобы не сильно обижался на мою дочку за её некоторые странности. У каждой девушки они должны быть, ведь так?

— Странности Лерди мне исключительно по душе, — ответил ей в той же манере.

— Будь гордой, знай себе цену, не гнись перед мужиком. — Лерди с мамой только так общается? — А сама-то!

— Кстати, Влад, сегодня моей дочурке не обязательно ночевать дома. После ужина можете вместе отправиться к тебе, в таверну, если ты не против. Или может здесь останетесь на ночь, у Лерди просторная комната на втором этаже, я уж точно не буду против, — подначивала Шатри.

— Буду согласен на любой вариант, если Лерди не против. Я ценю время, проведённое с ней, — подыграл ей я.

— Это хорошо. Важно ценить тех, кто рядом. Оказывать внимание, делать подарки, — на своей волне продолжала Шатри.

— Пустая трата денег, столько можно было на золотую монету купить, а теперь таскай её на шее, — пробубнила Лерди.

— Что мне нравится в моей девочке, так это её искренность в отношении к окружающим.

— Будешь ластиться как собачка, как к собачке к тебе и будут относиться, — пробурчала Лерди.

— Лерди умеет создать приятную атмосферу только своим присутствием, — продолжила «расхваливать» дочь Шатри.

— Хватит подстраиваться под остальных, они могут подумать, что ты бесхарактерная, — шёпотом «жаловалась» скатерти Лерди.

— И самое главное её достоинство — моя дочурка очень открытый человек!

Кажется, меня исключили из этого странного диалога.

— За раздвинутыми ногами он может и не заметить душу нараспашку, — прошептала Лерди.

Я поперхнулся квасом. Шатри замолчала. Встала из-за стола, подошла к дочери, постояла над ней пару секунд, резко наклонилась и прикоснулась губами к её голове.

— Лерда, думаю этот прекрасный ужин не полон без хорошего вина. Принеси бутылку из моих запасов на втором этаже, — впервые за весь ужин серьёзно заговорила Шатри.

— Влад не пьёт вино, — впервые за весь ужин вслух заговорила Лерди.

— Уверена, для меня он сделает исключение.

Мать и дочь перевели взгляд на меня. Я слегка кивнул.

Лерди встала из-за стола и оставила меня наедине со своей мамой.

— Самое время сказать насколько я недостоин такой хорошей девушки. — Атмосфера стала тяжелей, но мне такая нравится больше, чем непонятно-весёлая.

— Ошибаешься, Влад. Достоин, любой девушки достоин, — снова села на своё место Шатри. — А ведь я не верила Нипуллону, — резко перевела она тему. — Ты и правда странный.

— Странный?

— Ты Силён. По глазам видно. Но при этом в твоём отношении к окружающим эта Сила не демонстрируется. Даже сейчас, ты умело и весело отвечал на мои подколки, но очень уж аккуратно, подбирая слова.

— Конечно, я не хотел никого… обидеть.

— Вот именно. Ты единственный, кто видит в этой ситуации причины для обиды. Тебя действительно так гнетёт, что ты вскоре оставишь мою девочку?

— Разве это странно? — Для матери у неё интересное отношение.

— Ещё как! Она — девочка, которая только из-под палки выучила несколько заклинаний, а ты — Герой, который уверенно идёт по пути полноценного мага. Ты выбрал путь Силы, Влад. Сила влияет на всё. Все об этом знают. Я даже представить себе не могла, что кто-то может думать иначе. Нипуллон сказал, что в мире откуда ты прибыл это не так. Разве такое возможно? — ненаигранно удивилась она.

— В моём… на Земле нет магии, разве что только магия Характера. Личной силой там многого не решить.

— Дикий мир. Как вы там только выживаете (и правда)? Тут иначе, Влад. Даже моя дочка, хоть и очень тебя любит (я очень постарался удержать лицо, услышав всё же это слово), умом понимает, что ты скоро её покинешь. На этапе начального накопления Силы привязанности мешают. Ты сам придумал проблему, которой нет. Где-то в её возрасте, — опять резко сменила тему она, — у меня был роман с одним авантюристом, приехавшим сюда за Цветком. Вернее, мною просто попользовались, наобещав всякого. Было обидно. Очень. После этого я начала изучать магию, довольно успешно кстати, злость — сильный мотиватор. Прошло семьдесят пять лет с того момента (сколько же ей?). Сейчас я благодарна тому ублюдку за стимул.

Стимул, который ты дашь моей дочери будет ещё сильнее. Ты подарил ей лучшие воспоминания, ощущения, переживания. А когда ты уйдёшь, я смогу направить её эмоции в нужное русло. Она ведь, как и я в молодости, не любит магию, не хочет тратить долгие годы на изучение того, что её пугает. И в этом ты помог. Благодаря сочетанию Силы и твоего мягкого отношения, она заинтересовалась магией, взахлёб рассказывает как «много и круто» ты тренируешься. Мне даже не придётся её уговаривать на занятия. Сама на днях попросится. Я, честно, очень тебе благодарна, Влад, — чуть склонила она голову. — А поэтому сейчас ты возьмёшь Лерду с собой в таверну, — снова она вернулась к своему «хитрому» голосу. — Можете всю ночь проверять на прочность кровать, можете болтать ни о чём, да хоть в карты играйте. Уверена, моя дочка хочет провести полноценную ночь с любимым (держись покер-фейс), спать с ним в обнимку. И ты это сделаешь, Влад. Не привязывать к себе, чтобы потом не сделать слишком больно? Что за чушь!? — перешла на крик Шатри. — Люби её так, хвали её так, держи за руку так, смотри в глаза так, трахай её так, чтобы она и через сотню лет не могла тебя забыть и взглянуть на другого. Вот что девушке нужно — эмоции, переживания, пусть тоска, пусть боль утраты, расставания. А не спокойствие. Мы не такие слабачки, Влад!

Это было… мощно. И дело не только в лекции о женском поле, сколько в далекоидущих планах Шатри на свою дочь. Мне бы обидеться, что в её глазах я лишь стимул для занятий Лерди магией, но нет. Наоборот. Тот факт, что всё уже учтено мудрой и понимающей матерью Лерди, как бы снял с меня ответственность за разбитое сердце. Оно не разобьётся, пока рядом будет Шатри. И ведь никакой манипуляции, она действительно любит дочь и желает ей только лучшего. В своём понимании лучшего, но всё же. Мы все так себя ведём по отношению к близким — за них решаем, как им будет лучше.

Может я действительно зря так заморачивался на эту тему? Отлично, больше не буду себя…

— Рад, что у Лерди есть ты. Только постарайся, за всем этим изучением магии, постижению пути Силы, чтобы Лерди не перестала любить готовку.

— Ты… конечно, Влад. Сила требует отказа от многого, но я обещаю тебе, Лерде не придётся отказываться от самой себя. Я этого не допущу! — твёрдо произнесла она.

— Мам, там нет вина, я всю комнату перевернула, — ворвалась к нам Лерди.

— Значит в другой раз, — ответила Шатри. — тем более вам уже пора в таверну.

— Ты не шутишь? — удивилась Лерди. — Отпустишь меня на ночь?

— Не шучу, дорогая. Частокол Стана — не самая безопасная защита. Сама знаешь, что иногда ночные Магзвери проникают в поселение. Своих сил для защиты у тебя нет. — На этих словах личико Лерди мило скривилось. — Но! Но теперь я уверена, что Влад сможет тебя защитить.

— Я тебе и раньше говорила! — восторжествовала Лерди.

— Я давно уже поняла, что твой Герой станет тебя защищать, а сейчас убедилась, что сможет. — Повернулась она ко мне. — И мне приятно, Герой, что именно в этом порядке. Такое бывает не часто.

— Тогда… — кинула взгляд на стол Лерди.

— Идите уже, голубки, — улыбнулась Шатри. — Я сама всё здесь уберу.

— Спасибо за приглашение. И за ужин. Было замечательно, — поблагодарил я.

На лице Шатри появилась еле заметная улыбка. Лерди же сверкала всеми тридцатью двумя ровненькими зубками.

Лерди продержалась всего две минуты. Стоило только отойти от дома, как она сначала издалека, а потом в лоб спрашивала о чём это мы говорили с её мамой, пока её не было.

Мне не хотелось ей врать. Но и придумать, как помягче донести до неё благословление Шатри на кратковременность наших отношений и скорый вероятный разрыв, я не смог. Я уже молчу о благословлении затрахать её дочку на сто лет вперёд.

Придётся постараться.

* * *

В таверне было многолюдно. Почти весь штат собрался на первом этаже в общем зале.

Причиной были шесть авантюристов, оккупировавшие один из столов харчевни.

Если быть точным, за столом сидело четверо, ещё двое «наседали» на Лоркена, владельца таверны.

— Что значит, у вас ничего нет!? За идиотов нас держишь!? — кричал один из них, лет двадцати пяти на вид.

— Ни за кого я вас не держу, господин, — спокойно ответил Лоркен.

— Цеций, успокойся. Но он прав. Я не поверю, что в вашем поселении нет карт. Мы готовы заплатить золотом, — сказал второй, самый старший из авантюристов, лет пятьдесят на вид. Остальные были ровесниками первого, Цеция.

— Они и так немало на нас заработают! — продолжал надрываться Цеций. — И если мы справимся с Руготом, наверняка ведь сами доберутся до всех Цветов Роста!

— Нам не интересен Цветок…

— Врёшь! Потому и карту не даёте, мы найдём одну небольшую полянку, пришьём Ругота, которого вы так боитесь, и пока мы заняты одной поляной, ты со своими служками обнесёшь все остальные!

Какой же всё-таки у него голос противный.

— Ещё раз повторю, нам не…

— Мы и так делаем за вас всю работу, жизнями рискуем, так что давай сюда карту. Думаешь, мы будем бродить по лесу в поисках Цветов Роста, когда у вас наверняка уже давно все полянки с Цветком отмечены!? — надрывался Цеций.

— Попрошу вас забрать приготовленный ужин к себе в комнаты и поужинать там. Завтра с утра мои помощники заберут подносы и посуду.

— Причём здесь ужин!? Не переводи тему, старик! — голосил крикун.

— Кухня не работает так поздно. Мы сделали для вас исключение, но мне уже нужно отпустить их по домам.

— Пусть валят куда угодно, как только мы получим нашу карту! — Он вообще способен слушать?

— Цеций! — прикрикнул старший. — Еды достаточно. Ваши помощники могут идти, мы сейчас поднимемся к себе, но завтра я хотел бы продолжить наш разговор. Даже если карты нет у вас, вы можете знать, у кого она есть.

— Тогда продолжим разговор завтра, хотя я и сейчас могу сказать, что нужными вам знаниями не обладаю, — спокойно ответил Лоркен.

— Да как ты!..

— Цеций…

— Что Цеций!? Он же врёт нам в лицо, Дитрий! Без Цветка Роста эта деревушка давно бы разорилась. Живут за наш счёт и ещё смеют издеваться! — кричал уже на своего этот горластый. — Сейчас посмотрим…

— Руку с меча убрал, — мой голос громом прокатился по таверне.

Взгляды всех присутствующих скрестились на мне.

— Статус, — произнёс Цеций. — Герой? Время пребывания… всего два месяца?

Дурацкое заклинание.

— О-о, посмотрите, свеженький Герой решил показать свою удаль, — кинул он взгляд мне за спину. — Смотрите! Уже и девочку для утех себе нашёл, шустрый какой.

— Цеций! — заорал Дитрий. — Хватит! — посмотрел уже на меня. — Прошу простить моего ученика, он порой бывает не сдержан.

— Он не меня оскорбил, — ответил холодно.

— А где всё остальное? — задал вопрос в воздух Цеций. — Только Титул Героя и срок пребывания на Катиноле.

— Невежливо совать нос, куда не следует, — подошёл я на несколько шагов. — Я так и не услышал извинений.

Дитрий, после слов Цеция о моём Статусе, был явно встревожен.

— Прошу прощения, — поклонился он в пояс, не дав Цецию открыть рот. — И у молодой девушки, прошу прощения!

— Что ты делаешь, Дитрий? Он же…

— Заткнись уже!!

— Правильные слова, — басовито прозвучал голос от входа в таверну. — Стоило оставить вас ненадолго, и вы проявили себя не лучшими гостями.

Вот и Нипуллон прибыл.

— Живо наверх!! — Четверо быстро похватали подносы со стола и пошли к лестнице.

— Не сейчас! — сказал Дитрий уже было собравшемуся открыть рот Цецию. — Иди наверх!

Дитрий подошёл к Нипуллону.

— Больше мы не доставим хлопот вам и вашему поселению, — сказал он поклонившись.

— Вы интересовались картой местности, я прав?

— Да, она была бы очень кстати, — обрадовался Дитрий.

— Лоркен не врёт, ни у кого из местных таких карт нет. Придётся вам самим искать всё необходимое.

— Ясно, — приуныл Дитрий. — Мои ученики и правда не хотели причинять неудобства. Просто они ещё молоды, сначала болтают, потом думают.

Видимо Дитрий решил, что ответ Нипуллона — это наказание за поведение.

— Меня это не беспокоит. В конце концов не я отвечаю за их жизни, — ровно ответил Нипуллон.

Дитрий совсем приуныл. Постоял ещё немного и медленно направился к лестнице.

— Привет, девочка. Мама наконец стала отпускать тебя на ночь? — ловко перевёл тему Нипуллон. Все в таверне расслабились, заулыбались.

— Я ведь уже большая девочка! — вздёрнула носик Лерди. Права была Шатри, её дочка — мастер в создании приятной атмосферы. Начальственной походкой подошла к Лоркену. — Мне, пожалуйста, Звукохват на одну ночь.

Звукохват — артефакт, придающий помещению свойство моей комнаты в замке Ледирии — звукоизоляция. Ты ничего не слышишь снаружи, но и тебя никто оттуда не услышит.

А ведь Лерди все ещё краснеет как рак при любом намёке на степень близости наших отношений от коллег. Зато, если нужно успокоить и поддержать… в общем молодец девчонка.

Быстро поднялись, зашли ко мне. Лерди поставила на стол Звукохват — деревянный куб со стороной в десять сантиметров, покрытый множеством рисунков. Я подошёл к ней, посмотрел в глаза.

— Ты как? Не сильно испугалась?

Лерди чуть опустила голову, кажется даже слегка задрожала. Только я собирался её приобнять:

— Нет, не хочу врать, — подняла она полное уверенности лицо. — Вообще не испугалась. У нас постоянно останавливаются авантюристы, всякого уже навидалась — привыкла. Да и ты был рядом, — снова опустила она глазки.

А-а-арх. Вот как вы это с нами проделываете??

— Включи уже эту штуку поскорее, — показал я на артефакт.

— Как я ждала этих слов, — задорно ответила Лерди.

В эту ночь я очень старался выполнить наставление Шатри.

Глава 2

— «Опять мы здесь.»

— «Не нуди.»

— «Вот что тебя вечно тянет в этот лес? Только не говори, что надеешься наткнуться на Цветок Роста? Я ведь заметил, как ты исподволь у всех про него спрашивал.»

— «А почему бы и нет? Ты сначала говоришь, что нет способов быстро прокачаться, а в первом же поселении каждая собака знает про такой способ.»

— «Конкретно такого я не говорил. Есть куча способов чуть ускорить развитие, только в целом они незначительны. Тот же Цветок, он полезен только если магу не более ста-ста пятидесяти лет. Тогда эффект будет заметен. Позже смысла нет.»

— «Мне два месяца, если ты не забыл.»

— «Да, тебе бы Цветок помог значительно, но с возрастом эта добавка бы смазалась.»

— «До такого возраста ещё дожить нужно.»

— «Вот именно. Если тебя выпотрошит Ругот даже до трёх месяцев не дотянешь.»

— «Он настолько Силён? Про него мало кто хочет говорить — плохая примета.»

— «Я и сам узнал о его существовании одновременно с тобой. Зато я гораздо лучше понял слова Нипуллона о его Силе.»

— «Помню. Староста сказал, что Ругот по Силе сравним со Старшим. Что это значит? Ты не стал мне тогда рассказывать.»

— «Это значит, что по Силе он не уступает мне.»

— «Когда ты ещё не был беспомощным трупом у меня в голове?»

— «Очень смешно. Да, Ругот тебе не по зубам».

— «Думаешь эти истории правда? Человек, нашедший поляну Цветов Роста, без всякого приготовления съевший все цветы, и превратившийся в монстра, охраняющего остальные поляны в этом лесу.»

— «Нет. Думаю это Магзверь.»

— «Говорили, он использует разнообразную магию и атакует из засады.»

— «Возраст делает Сильней не только Разумных. Магзверь, прожив достаточно, может обрести подобие Разума. А если он ещё и съест целую поляну Цветка Роста… Отсюда его маниакальное, животное желание защищать эти цветы. И это ещё опаснее.»

— «Ок, мне он не по зубам, хоть все тридцать два задействуй. Но ведь есть те, кому он на один зуб, я прав? Почему бы этому Силачу не вынести местного монстра? Пусть ему самому Цветок без надобности, но его можно дать своим… не знаю, подчинённым, например. В этом мире ведь не каждый сам за себя, есть и организованные группы.»

— «В целом верно. Вот только зачем? Такой… подчинённый проиграет тому, кто сам добивался всего, получал опыт, сражался. На Катиноле особое отношение к Силе, Влад. Никто не станет усиливать другого, пусть даже он союзник. Многие просто откажутся, если им предложить такую помощь. Развитие Силы — дело сугубо личное. Хотя, конечно, всякое бывает.»

— «Ясно. Значит у меня шансов нет?»

— «Абсолютно. Если ты остаёшься здесь не только ради узкой щели, но и Цветка Роста, то советую двигаться дальше. Нам для дальнейшего развития нужны Закписи.»

Закписи. По сути свитки заклинаний. И нет, работает это не так, как часто описывают в книгах. Если вкратце, Закпись ускоряет изучение заклинания, которое в ней записано. Один из самых распространённых артефактов. На сколько ускоряет — не известно. Но почти все заклинания, кроме самых простейших, маги начинают изучать только после применения Закписи.

В городе Первых Ахров должен быть Дом Мага, место, где Закписи можно купить. По идее, мне бы уже направиться туда…

— «У нас такими темпами на Закписи монет не останется, особенно если ты будешь помечать золотом каждую покорённую дырконосительницу.»

Я уже давненько разобрался в особом умении Дедиона давать прозвища. Для него это не оскорбление. Даже приглянувшуюся ему Шатри он называет только по на ходу придуманным прозвищам. Самым мягким было: «она и правда Мамочка для своей дочки, осталось только деньги с тебя брать». То есть нужно слушать не что он говорит, а как. Вот вы когда-нибудь слышали, как с теплотой и одобрением произносят «узкая щель» и «дырконосительница»? Да, я бы тоже хотел такого никогда не услышать.

— «Вот же жадюга. Как ты тогда сказал: «Зато теперь умрёт не за так, в отличие от большинства Чудесников, а за золотую монету». Лерди может до сих пор считает, что моё лицо тогда от жадности так скривилось.»

— «Это нецелевые расходы. Если такой романтик, подари ей веточку какую, листок там, воздушный поцелуй, все звёзды с неба, обе луны. Всё как принято у неимущих романтиков. Золото оставь на магию, железо, еду и шлюх. Как любой порядочный Разумный.»

А интересно, как обычно в этом мире зарабатывают Герои? Выполнение пророчеств — скорее обязанность, чем оплачиваемая работа. Закончатся мои и без того поскудневшие запасы драгметаллов и что дальше?

— «У нас гость,» — отвлёк меня от рассуждений Дедион.

— «Знаю.»

Со спины ко мне приближался… Нипуллон. Хрен и ним, с Нипуллоном, главное, что на нём… это был камуфляж. Вылитый маскировочный плащ-халат «кикимора».

— Привет, Влад, — поздоровался со мной Нипуллон. — Я как раз тебя искал. Обычно ты идёшь в лес позже.

— Здравствуй, Нипуллон, — пожал я протянутую руку. — Обычно по утрам я задерживался из-за… в общем, сегодня…

— Знаю, знаю. Сегодня провел ночь в одной постели с девушкой, и пока она не проснулась, слинял в полный монстров лес. Я тоже, если честно, иногда так делаю, — снова эта еле заметная улыбка.

— Ты был в таверне?

— Зашёл за тобой. Только поздно. И да, твой побег был замечен, — посмотрел Нипуллон мне в глаза. — «Он такой милый и стеснительный», — его попытка передать кокетливый тон Лерди выглядела крайне забавно. — Ничего они не понимают. Любому воину известно, что лучше знакомый враг, чем незнакомый… Даже если он временами союзник.

Не в бровь, а в глаз.

— Хм. Так зачем я тебе понадобился?

— Твоя вчерашняя добыча. Взрослый Молнерог. Я периодически зачищаю ближайшие окрестности от Магзверей, те, что постарше, близко уже давно не подходят. Значит ты сам довольно далеко отходишь от Стана. Дело твоё. Вот только есть тут одно место, в которое тебе не стоит заходить. Пойдём со мной, я покажу.

— «Рахлес! Что ты творишь, чудище лесное?! Этот адреналиновый маньяк теперь только там и будет целыми днями смерть искать!» — взвыл в голове Дедион.

— Заинтересовал. Пошли, — не мог отказать такому предложению я.

— На самом деле ничего необычного. Просто гнездовье одних неприятных тварей. Сколько их не выжигай, за пару месяцев оно вновь восстанавливается.

— «Есть у меня пара вариантов, один хуже другого.»

Прошли пару километров вглубь леса. В этой части я ещё не был.

Чтобы не идти в тишине, решил задать интересовавший меня вопрос:

— Не боишься оставлять Стан, пока там пришлые?

— Они отправились на поиски. По опыту скажу, без карты им придётся пяток дней побродить по лесу, чтобы найти обширные поляны Цветка. Есть и маленькие неподалёку от Стана, но на них разве что чудом можно наткнуться.

— Значит, карта всё же есть?

— Конечно есть, — усмехнулся Нипуллон. — Как можно не изучить окрестности места, где живёшь? Да и люблю я этот лес.

— Тогда у меня очень много вопросов.

— Ответ на них один — Ругот. Он использует непонятную магию, позволяющую появиться сразу возле полянки Цветов, стоит к ней подойти. Поэтому я не напичкал этими Цветами всех в Стане, поэтому не разбогател на продаже, поэтому не дал карту этой группе.

— Получается они смертники. Или среди них есть тот, кто в разы старше, чем выглядит?

— В том то и дело, что нет. Я удивился, узнав об этом. Слишком молоды, неопытны. Отговорить их я не смог, так хоть помогать поскорее умереть не стану. Может им повезёт, не нарвутся на Цветок, вернуться к себе домой. Без награды, зато живые.

— Неужели Ругот так Силён? Вшестером, плюс подготовка, ловушки, артефакты, какая-никакая магия. Не поверю, что шансов нет совсем. Или это во мне «молодость» Геройская говорит?

— У тебя одного больше шансов победить Ругота, чем у их группы, — поставил меня в тупик Нипуллон.

— «Что ты несёшь, санитар леса?! Этот полоумный сорвиголова теперь точно устроит охоту с сачком на птеродактиля.»

— Они дольше меня занимаются магией и железками лучше машут.

— Может и так. Одни из них знают больше тебя заклинаний, а другие глубже свои заклинания изучили. Только Силы в них нет. Четверо — просто исполнители, один — наглый крикун, а последний… Если сам считаешь, что обречён, никто уже не поможет (это он о Дитрие?). Не бойцы.

— А у меня Силу по глазам видно, так? — вспомнил я слова Шатри.

— Именно, Влад. В твоём случае даже присматриваться не нужно. Есть несколько путей развития. Многие погружаются в себя, ведь внутренние способы самые ощутимые. Они «тонут» в своей Силе. Не думай, что все, кто постарше, такие же занудно-философствующие старички как я. Есть немало тех, кто в твоих глазах ничего не заметит, плевать им на чужие глаза. Мой путь более наблюдательный. Замечать больше, выводы делать быстрее и глубже. Ты Силён. Это я вижу ясно.

— Спасибо за такую высокую оценку. Вот только на счёт «крикуна», думаю ты ошибся. Тут скорее не наглость, а неспособность понимать, учитывать чужое мнение. Нетерпеливость. Таких можно переучить, показать как работать в команде, совместно.

— Ты ведь командовал бойцами? Там, в своём мире?

— По-разному бывало.

— По-разному, да… В общем, ты должен понять, что возраст мага не даёт гарантий. В боевом противостоянии — это важнейший фактор. Но жизнь — не бой. Сильнейшего бойца во сне может зарезать даже Чудесник. И поверь, столетний идиот не станет пятисотлетним гением сражений, он станет пятисотлетним идиотом. Всё зависит от обстоятельств, условий, вооружения и многих других факторов.

— «Всё, приехали. Сто лет, триста, тысяча, десять тысяч. Да какая разница? Главное, Сила, мать его, в глазах!! Влад, ты же не поверишь лешему, сто пятьдесят лет не покидавшему свою деревню в аппендиксе мира?»

— Вот видишь, — тем временем продолжил Нипуллон, — ты и сам так считаешь. Скажи я подобное той группе, они бы за головы схватились: как можно победить гораздо более старшего соперника? Для них это просто ересь. Но не для тебя. Хотя это и странно. Ты слишком молод для такого понимания.

— Это были насыщенные два месяца, — усмехнулся я.

— Сила — это не только магия. Это ещё и склад характера. Так что я говорю про твой общий возраст.

— Здесь многие выглядят гораздо младше своих лет.

— Многие, но не ты. Есть два способа «Призыва Героя». Первый — перерождение. Душа, Разум и Характер Героя перемещаются в Тело младенца этого мира.

— «Не совсем так. Скорее в Тело ребёнка. Носителю перерождения должно быть не более трёх лет от роду.»

— Второй способ, — продолжил свою речь Нипуллон, его слова смешались у меня в голове с голосом Дедиона, — телепортация. Герой перемещается в своём Теле. У тебя явно второй способ, и за пару месяцев База Тела не может развиться до приостановления и обращения старения вспять. Значит, тебе двадцать восемь — тридцать два года. Не встречал таких глаз у настолько молодых. Вот и интересно, кем ты был в своём мире, прежде чем попасть на Катинол?

— «Да, мне вот тоже интересно. Помогать легче, когда знаешь на что ты способен, что умеешь.»

— Это была насыщенная жизнь, — ответил я.

— Так я и думал, — улыбнулся Нипуллон.

— «Так и знал. С этим языком никаких допросов — только пытки, только хардкор.»

— Почти пришли, — стал серьёзным староста.

Я и сам уже увидел это.

Посреди обширной поляны располагался… гигантский муравейник. Высотой с пятиэтажный дом, площадью с четверть гектара. Муравейник пронизывали туннели. По этим туннелям свободно могли бы перемещаться не самые маленькие собаки.

— «Значит всё-таки Клетники. Готовься, сейчас здесь станет жарко.»

Нипуллон достал из маскировочного плаща цепочку, на которой висел голубой диск, диаметром три сантиметра. Сделал надрез на пальце, надавив им на тыльную сторону диска, а потом стал водить пальцем по самой поверхности диска, размазывая свою кровь. Закончив этот странный ритуал, он повесил цепочку себе на шею.

— «Приманка. Сейчас попрут.»

Они не попёрли, они полетели. Клетники напоминали огромных шмелей размером с небольшую собаку. Никогда не рассматривал шмелей так подробно, поэтому не могу сказать, есть ли у них здоровенные жвалы. У Клетников были. Такими можно не только руку перекусить, но и шею. И их было много, очень много.

Хотя главной проблемой была их скорость — от нас до муравейника было около двухсот метров, половину этого расстояния они преодолели за пять секунд.

Огромный огненный вал сорвался от Нипуллона навстречу летающим насекомым. Большая часть Клетников не пережили встречу со стихией, закопчёнными тушками рухнув на землю. Но не все. Часть разлетелась в стороны, избежав основного удара. Из муравейника вылетала новая волна врагов. В этот раз они предусмотрительно разлетались заранее. Это не тупые твари, прущие напрямик. Минимальное понимание происходящего у них есть, и с таким количеством этого вполне может хватить на двоих, на свою беду забредших на чужую территорию странников.

С таким количеством врагов, да ещё и атакующих с воздуха мне сталкиваться не доводилось. Стал просчитывать, что бы могло помочь в такой ситуации. Хм, здесь остаётся только побег, такое мне сейчас не по силам. Вот только я здесь не один.

Нипуллон взглянул на меня, на его лице снова появилась эта фирменная улыбочка.

— Ну что, начнём потихоньку.

* * *

Это был разгром.

Разгром моих представлений о Силе местных магов. Я конечно верил Дедиону и его словам о возрасте, росте шкал, Силы заклинаний и всём остальном, но думал, что он преувеличивает. Ведь ему нужно, чтобы я не лез в неприятности. Моя смерть для него хуже смерти. Да и сам Нипуллон распинался про важность многих факторов, а не только возраста и опыта мага, силу характера например, а через десяток минут устроил такое шоу, от которого стынет кровь. Несмотря на жар кругом. Он практически свободно управлял огнём. Сила, направление, скорость, продолжительность — всё было на запредельном для меня уровне. Мы были не просто в разных весовых категориях, мы были из разных видов.

Через двадцать минут огненного шоу поток Клетников иссяк. Нипуллон подошёл вплотную к муравейнику, выставил обе ладони вперёд, через секунду из них ударили две мощнейшие струи пламени, по тунялям заполоняя жилище шмелей-переростков.

Постояв так ещё пять минут Нипуллон вернулся ко мне.

— Через пару месяцев опять народятся. Очень живучие зверьки, — усмехнулся он. — Пойдём.

— «Это вообще нормально?»

— «У старосты сильнейшая предрасположенность к огню. Плюс, он явно скромничает, говоря про сложность добычи Цветка Роста. Он его частенько потреблял. В огненной магии он на порядок Сильней своего возраста. Не знаю как у него с остальным, особенно с защитой. Если и там всё хорошо — он выдающийся для своего возраста маг. На уровне Старших. Если в защите он проседает, то просто талантливый для своего возраста.»

— «Для своего возраста? Значит в целом, он далеко не самый прокаченный?»

— «Против меня у него не было бы шансов. Дальность моей магии была больше, убойность выше. И таких как я на Катиноле тысячи.»

Хм. Баста карапузики. Это не просто несколько усилений тела, или возможность чем-нибудь швырнуть во врага. Маги — это реально другой вид. В этом мире всё действительно крутится вокруг Силы. Нужно будет привыкать к такому порядку вещей.

— Ну как? Тебе был полезен мой бой? — спросил Нипуллон.

— Да. Я многое понял, — всё, что я мог сказать.

— Знаю. Ты внимательно всё рассматривал. Спокойно, без нервов. Получить наибольшую пользу из любой ситуации — правильный подход, как по мне.

Перед самым возвращением в Стан, Нипуллон снова меня удивил:

— Держи, Влад, — протянул он мне снятый маскировочный плащ. — Мой ответный подарок тебе.

— Спасибо, конечно, но подарок на то и подарок, что не нужно никаких ответов.

— И всё же прими, — не отставал он. — Эту идею мне подкинул другой Герой полвека назад. Умно. Не обязательно во всём полагаться на магию. Я себе новый сделаю, а так отплачу ему за идею. Он тоже был с Земли, считай помогу его собрату.

— Тогда, приму с благодарностью, — не стал больше отнекиваться я. Вещь и правда хорошая.

На этом мы и разошлись. Нипуллон пошёл в поселение, а я направился к местному озеру (Лейка кажется) для водных процедур. Водный Поток полезное заклинание, но порой хочется полноценно искупаться. Тем более вода в озере кристально чистая и тёплая. И никаких опасных для здоровья обитателей там не плавает.

До самого вечера я баловал себя приятной тёплой водичкой, горячим мягким песочком и ярким светлым солнцем.

Хорошо!!

Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Надеюсь для того, чтобы началось что-то другое, но тоже непременно хорошее.

До таверны добрался с отличным настроением. Тяжёлые думы о своих мизерных, по сравнению с местными старичками, способностях поулеглись. Тут раздумьями ничего не решить, нужно просто идти вперёд и всё. В общем, не буду этим себя…

У себя в комнате решил немного потренироваться в магии. В первую очередь Рывок и Клейкость. Рывок открывает немалые перспективы. Если направить его на мышцы руки с мечом, может получиться очень быстрый и сильный удар. Даже без меча, просто удар кулаком или ногой с этим заклинанием становится мощным оружием в опытных руках. Проблема в том, что Рывок изначально предназначен не для этого. Это более грубое заклинание, временно напрягающее мышцы ног или рук (обеих, пришлось помучиться, прежде чем я научился использовать его на одной конечности) на небольшой промежуток времени. После его применения мышцы деревенеют от натуги. Если же получится использовать его лишь на несколько мгновений, напрягая лишь нужные мышцы, то и результат будет лучше и побочные эффекты ослабнут.

Клейкость удобно использовать на оружии. Я каждый день тренируюсь с мечом по наставлениям Дедиона (хотя он и признался, что мечник из него так себе), но за пару месяцев нагнать тех, кто с мечом обращается чуть ли не с детства, не так-то просто. Но многие приёмы и связки упрощаются, если можно в любое мгновение зафиксировать меч в ладони, и также мгновенно снять фиксацию. Особенно удобно комбинировать Рывок и Клейкость. Без второго заклинания, меч бы просто вылетал из руки при каждом ударе. Вот и сейчас я тренировался одновременной активации этих заклинаний на одной руке. По словам Дедиона, это одна из сложнейших техник — активация нескольких заклятий одновременно. Многие абсолютно на это на способны.

Я, к счастью, способен. Уже получалось. Сейчас просто закрепляю результат.

В дверь постучали. Знакомый стук. Правда, я давненько уже его не слышал. Хозяйка этого кулачка в последнее время любит входить без предупреждения.

Открыл дверь и… Лерди была не одна.

— Проходи! Давай, смелее! — затолкала она в комнату Марику.

— Э-эм, привет, — что тут ещё сказать?

— Привет, Влад. А это Марика. Ну, ты её знаешь.

Теперь Лерди и со мной будет бубнить?

— Зд… здравствуйте, — выдавила из себя Марика.

— …

— …

— …

Постояли. Помолчали. Что бы ещё поделать?

— Помнишь, я обещала поговорить с Марикой? — Что-то не припоминаю. — Вот, я поговорила. Она согласна.

А-а! Всё, вспомнил…

Что!?

Какого Рахлеса здесь творится?

— «Я даже не знаю какое прозвище ей теперь придумать. Не ожидал, что сутенёрские наклонности передаются генетически по женской линии.»

— Я согласна. — О-о, ещё тебя тут не хватало.

— Так, Лерди, Марика, вы пока присядьте на кровать, — усадил я их. — Вот. Я выйду ненадолго, а вы сидите тут. Договорились?

— Хорошо.

— Ладно.

Вышел.

Остановите Катинол, я сойду.

Спустился на первый этаж, сел за стол. Я многого ожидал от Лерди, с её непоседливым характером, но такое? Почему?

— Чего задумался, Герой? — напротив меня уселся Нипуллон.

— А?.. — поднял я голову. — Привет. Да вот, понимание устройства мира заново по кускам складываю.

— Эка ты завернул. А я уж подумал, что это связанно с двумя пигалицами, на глазах у всех «абсолютно незаметно» проскочившими наверх, — улыбнулся в своей манере староста.

— Уверен, между этими события есть взаимосвязь.

— Тогда, я могу помочь тебе с пониманием мира.

— «Лекция о сексе втроём. Жду не дождусь!!»

— Хотя разгадку ты уже слышал, — продолжил Нипуллон. — Сила.

— При чём здесь Сила?

— Знаешь сколько великих магов, о которых пишут сказки, рассказывают легенды, имели одну возлюбленную? А у скольких их было несколько? Или множество?

Это он мне сейчас про гаремы решил рассказать? Чертовы узкоглазые попаданцы, испортили местные нравы своими роялями и спермотоксикозом!

— Такое отношение впитывается с молоком матери. Девочка решила, что не удержит тебя одна, вот и результат. Её ошибка даже не в том, что у тебя на это другие взгляды, не стоило ей вообще браться за тебя всерьёз. Должна принять, что ты рано или поздно уйдёшь. А в целом молодец! — снова улыбнулся Нипуллон. — Выбрала свою близкую подругу, наверняка и договорилась так, чтобы в их паре быть главной. Что ты так на меня смотришь? Любовь-любовью, но женскую хозяйственность никто не отменял. Поэтому мы с тобой и бегаем от этих хищниц в лес. Хоть там передохнуть в смертельных схватках.

Жаль, что она не моя дочь. — Я чуть воздухом не поперхнулся от такой перемены темы. — Шатри ведь… Она всё делала назло, вопреки, обиженная на мужчин, озлобленная. За всем этим я не заметил другую её сторону. А она воспользовалась авантюристом на одну ночь в качестве донора. Тот даже не знает, что у него дочь есть. Упустил я тогда свой шанс. Но зная Лерду, уверен, она всё равно будет любить своего братика или сестричку, — в первый раз по-настоящему улыбнулся Нипуллон.

— Поздравляю, — протянул я ему руку.

— Спасибо, — пожал он её. — Так что ты не думай чего лишнего. Сила в этом мире влияет на всё. И на любовь. Но она остаётся любовью. Просто другой.

— Спасибо, пазл не сложился полностью, но хоть одна деталька встала на своё место, — поблагодарил я старосту.

— Рад помочь, Влад. Только мне нужно спешить. Я же сюда пришёл инструкции оставить на то время, пока меня не будет.

— Как долго? И куда собрался, если не секрет?

— За три дня думаю уложиться. Не секрет, но не хочу раньше времени говорить, чтобы не сглазить, — встал из-за стола Нипуллон. — Давай, надеюсь ещё увидимся.

— И я.

Снова остался за столом один.

— «Ты ведь тоже знал, почему она так себя повела?»

— «Ты разве по моей отсылке к её Мамке не догадался?»

— «Скотина ты, Дедион. И почему на тебя толком злиться не получается?»

— «Делать что будешь? Ты же у нас весь такой из себя бунтарь. Плевать на чужие нравы, законы, религию, правила — делаю то, что сам считаю правильным. А здесь? Ломать всё до конца или же в чём-то подстроиться? Ради кого-то.»

Слова Дедиона не звучали издёвкой, попыткой провокации. Он действительно хотел понять, как я себя поведу. Имея возможность сразу залезать в голову и сразу узнавать всё необходимое раньше, во мне он нашёл для себя загадку. Периодически он задает мне подобные вопросы или просто, между делом, ставит меня в ситуацию гипотетического выбора, чтобы посмотреть на мою реакцию.

Бесит!

— «Нравственности учит вкус, вкусу же учит сила.»

Я пошёл к себе. Секс втроём. Мда, ничего не поделаешь… придётся подстраиваться.

* * *

Пробуждение было приятным. Светлая комната, тёплая кровать, приятный древесный запах, Лерди, мило сопящая на плече.

Нипуллон оказался прав. Когда мы закончили, Лерди под благовидным предлогом выпроводила Марику, сама же нырнула ко мне под одеяло и быстренько вырубилась. Как могут так сочетаться невероятная, недоступная мужчинам искренность с таким же недосягаемым расчётом в этих маленьких головках?

Скажу прямо, это был мой первый подобный опыт. Но не потому что у меня не было возможности, а потому что мне такое не по душе (нет, нет, это не отмазка). Интимность уступает похоти, страсть распыляется. Да и чисто физиологически, природа создала нас для тет-а-тет. Но было в этом кое-что интересное. Лерди этой ночью больше выступала в качестве поддержки, главную женскую роль отдав Марике. Старалась и там разогреть, и тут поддержать. Это было необычно. Здесь была уже не просто страсть, первая влюблённость, бешенные гормоны. Она действительно старалась, в первую очередь для меня. Это несколько другой этап отношений. Делать как будет лучше другому, даже в ущерб себе. Прозвучит дико, но именно в очередной раз находясь в её близкой подруге у неё же на глазах, я понял как Лерди серьёзна в своих чувствах. Как и говорили Шатри и Нипуллон, умом она понимает, что мы не сможем долго быть вместе, но она сделает всё, что в её силах для наших отношений. Это не может не восхищать.

А действительно ли мы не сможем быть вместе?

Да, не сможем. Я не знаю в какой мир попал. Не понимаю, как тут всё устроенно, не вижу своего места в нём. Дедион крайне неохотно рассказывает обо всём. Он думает, что его истории подтолкнут меня к действиям, пробудят авантюрную жилку. Хоть и гонит меня в город для изучения магии, уверен, сам он этого не особо хочет. Ему важно убрать любой риск для моей жизни. Поэтому он так «по-доброму» говорит о Лерди. Мы оба знаем, что если бы не она, я бы давно двинулся дальше. Но именно неизвестность гонит меня вперёд.

И Сила. Да, везде эта Сила. Я просто не могу осесть, завести семью, стать соседом, коллегой. Ведь в любой момент по прихоти судьбы ко мне может занести тысячелетнего мага, и что я смогу сделать с его капризами, желаниями, заскоками? Я просто не могу жить, зная, что кругом сотни, тысячи монстров, которым закон не писан, и я ничего не делаю, чтобы защитить себя и своих близких от них.

От всего.

Я поцеловал Лерди в щёку, потом в шею, рука скользнула по нежному телу, пока не добралась до упругой груди и…

— Сегодня ты не убежал, — вздрогнул я от её слов. На лице Лерди расцвела улыбка.

— Не люблю быть в долгу. Не думаю, что смогу так же постараться как ты этой ночью, но я попробую.

— Попробуй, — игриво сказала она.

И я попробовал.

* * *

— «И что ты снова здесь забыл?»

— «Да ладно тебе Деда, до вечера буду дома.»

— «Да ты!.. Жаль, что ты из дома свой рисперидон не захватил, тебе его сильно не хватает.»

— «Да, может помог бы заглушить нудящий голос в голове.»

— «Ок, а теперь, когда мы оба выполнили свою дневную норму шуток за триста, может расскажешь, какого лешего ты опять бродишь по этому лесу?»

— «Мне может нравится… Это ещё что такое?»

На нескольких деревьях впереди были глубокие отметины.

— «Клетники своими жвалами любят всё на прочность проверять.»

— «Клетники? Я думал гнезду конец.»

— «Муравейник — вершина айсберга, почти всё гнездовье Магзверей под землёй. Сжечь его целиком даже Нипуллону не под силу. Вот только там обычно остаются труженики и матка, бойцы должны были полным составом среагировать на угрозу.»

— «И значит?»

— «Значит, часть бойцов была вне гнезда, когда вы с Нипуллоном там со спичками играли, вернулись позже и… — прервался вдруг Дедион. — Влад, нужно идти обратно в Стан.»

— «Не нагнетай, Дедион, в чём дело?»

— «Приманка. Она работает дольше, чем выжигалось гнездо. Остатки Клетников полетят по её следу.»

Дедион ещё не закончил говорить, как я рванул назад.

Только бы успеть. Только бы успеть!

Крики. Девичьи крики. Но идут они со стороны озера, а не Стана. И я знаю, чьи.

Рывок. Рывок. Рывок. Вижу. На озере двое: Лерди и Марика. Марика зашла на глубину, из воды торчит только голова, а вот Лерди на мелководье. На предплечье рваная рана. Вся рука в крови. Вокруг кружат девять Клетников.

Вот суки!

Один из летающих ублюдков развернулся в воздухе, начал пикировать на Лерди. Вот же тварь! На бегу вытащил меч, взял обеими руками. Клейкость. Завёл руки назад. Рывок. В нужный момент отменил Клейкость, меч наворачивая в воздухе круги устремился вперёд. Попал! Когда Клетник уже подлетал в шее Лерди, буквально в полуметре от неё, тварину разрубило пополам.

— «Пусть лезет в воду!»

— «У неё сильная рана, потеря крови!»

— «В воде она новых не получит. Да и кровь привлекает Клетников.»

— В воду, живо! — заорал как полоумный.

Лерди встрепенулась, пришла в себя, рванула на глубину. Вот только не успеет! Несколько тварей уже нацелились на неё. Выхватил нож правой, резанул по левой. Махнул рукой разбрызгивая кровь. Кажется сработало. Клетников прямо в воздухе повело в мою сторону. Лерди в это время с головой нырнула в воду.

— «Не лучшая твоя идея. Впрочем, как всегда. Хотя нет. Так лучше. Будешь знать, куда станут атаковать. Пришла пора проверить твою комбинацию Клейкость+Рывок. Прозеваешь мгновение удара — останешься без руки. Для начала.»

Покрепче сжал нож в руке. Клейкость. Дедион прав. Скорость тварей слишком большая. Только с Рывком есть шанс успеть ударить вовремя.

Твари окружают. Несколько улетело за спину, другие разлетелись по флангам. Все нынче умные стали!

Первым рискнул Клетник, который был за спиной. Ожидаемо. Поворот корпуса. Рывок. Нож на бешенной скорости врезался в тварь. Клетник пролетел мимо (с трудом успел убрать раненную руку), воткнулся в землю, подняв фонтанчик песка. От силы Рывка меня крутнуло на месте. Конечно, передышки никто мне давать не стал. Первый ещё не успел вскопать землю, когда вниз спикировал второй. И всё же не умные. Нападают со спины, как однотипно. Рывок. Второй Клетник повторяет судьбу первого.

Танец продолжается. Я кружусь на месте, Клетники кружат вокруг меня. Один из них решается напасть, я, готовый к этому, подрезаю очередному Клетнику крылышки. После того, как на земле оказалось шесть тел, а в воздухе осталось только трое, я понял, что этот сценарий вот-вот даст сбой. Рука одеревенела. Я не ощущал ножа в ладони, все мышцы руки перенапряжены, скоро она повиснет плетью. Несколько раз Рывок пролетал впустую, я промахивался. Повезло, что и сам смог увернуться, но сейчас было обидно за те промахи, как бы не оказалось, что именно они отделяли меня от смерти.

Отключил Клейкость. Нож выпал из руки. Разжал ладонь. Сжал. Повторил. Ещё. Вот. Хоть немного вернул чувствительность.

Очередная тварь рванула вниз. Сжал руку в кулак. Рывок. Кулак попадает прямо в брюхо Клетнику. Его буквально разрывает.

Да чтоб тебя! Как больно!

Прыгаю в сторону, над головой пролетают сразу две пары жвал. Решили воспользоваться смертью товарища для атаки, как не стыдно! Посмотрел на руку. Просто супер! Из кисти торчит десяток иголок, точь-в-точь швейные, только ярко-жёлтого цвета.

— «Ты же не думал, что их ворсинки мягкие, как ковёр?»

— «Какой-нибудь яд?»

— «Нет, спасибо, но от медка я бы сейчас не отказался.»

Шутник, блин, нашёлся. Но значит яда нет. Просто охренительно больно и всё. Мелочь. И рука окончательно вышла из строя. Мелочь.

А вот и ещё одна ракета на подлёте. Рывок. В этот раз на ногу. Пинаю тварь с силой в десять Ибрагимовичей. Ногу пронзает резкая боль. От Рывка падаю на спину. Чем, конечно, пользуется последний Клетник, пикируя сверху, нацелившись мне в шею. Выбор невелик. Рывок в левую руку. Боковой удар.

Попал.

Обе руки и нога горят от боли. Кровотечение из пореза после Рывка только усилилось. И широко распахнутые глаза, смотрящие на жвала Клетника, воткнувшиеся в землю ровно там, где была моя шея за секунду до этого. Успел в последнее мгновение сдвинуть голову на десять сантиметров. Жвала переходят в голову твари, которая в свою очередь переходит в половину туловища, ту, что осталась после столкновения с моим кулаком.

Нет времени валяться. Начал быстро выдёргивать иголки из своего тела. Подскочил.

— Лерди! Лерди!

— Мы здесь! — слышу голос Марики чуть в стороне.

Ясно, отплыли подальше от основных событий. Молодцы.

Марика, придерживая Лерди, вышла на берег.

— Как она? — подбежал я к ним.

— Она… Она… — захлюпала носом Марика.

— Отвечай!!

— Жива, но без сознания.

— Лечение? — посмотрел на неё с надеждой.

— Нет, не умею, — мотает головой из стороны в сторону. Слёзы в глазах.

— Ты цела? Сможешь до Стана сама дойти?

— Я… да, смогу, — отвечает она.

— Тогда бегом! Пошла! Давай! — включил я командира.

Девушка поднялась, упала, ещё раз, после всё же встала уверенно на ноги. И припустила в сторону Стана с завидной скоростью.

Я же взял на руки Лерди и рванул вслед за ней.

* * *

Баланс. Тяжело соблюсти баланс. Бежать быстро, но при этом бережно относясь к девушке на руках. Да и руки эти не в лучшем состоянии.

Но большая часть пути позади, уже вижу дом Нипуллона.

В этот момент Лерди очнулась. Сначала она застонала у меня на руках. Я этому даже порадовался. Мёртвые таких звуков не издают, да и при смерти человек обычно способен лишь на очень тихие звуки. Чувствительность пропадает, боль притупляется. Но вот когда она открыла глаза, я немного запаниковал. В приступе болевого шока она сейчас может повести себя неадекватно, себе во вред.

— Спокойно, спокойно, — опять мой «детский» голос прорезался. — Сейчас Роша всё исправит. Всё будет хорошо, не бойся.

— Ты спас меня, — шепотом произнесла Лерди, закрывая глаза.

Хороший это знак или плохой?

Я ворвался в дом, сразу направляясь к «больничной» комнате. Обычно Роша сидит там. Читает книжки или болтает со своими подругами.

— Роша! Быстрей сю…

Только сейчас заметил разводы крови на полу. Издалека кто-то кричит. Я узнал этот противный голос. Роша тоже что-то кричит. Ускорился. Ногой открыл дверь.

Приплыли.

На Дитрия было страшно смотреть. Как будто его медведь с ног до головы исполосовал когтями. Весь в крови. Скомканные волосы в крови, лицо в крови, руки, ноги, туловище. Кажется столько не может вытечь из одного человека. Его с обеих сторон придерживали двое парней. Ещё двое стояли в стороне.

Крикун, как обычно кричал.

— Живее, шевелись старуха! — кричал он, когда я ворвался в комнату.

— Без тебя, сопляка, знаю, тащите его… — тут Роша увидела меня с Лерди на руках. — Что случилось? Что с Лердой?! — посыпала она вопросами, подходя ко мне.

— Ты чего творишь?! Помоги Дитрию, старуха! — перешёл на ультразвук Цеций.

— Жители Стана в приоритете. Меня здесь для них держат. А вы знаете на что идёте, — спокойно ответила Роша.

— Да ты!.. Вы всем обязаны нам, авантюристам, как ты смеешь, старуха?! — От его криков Лерди снова очнулась и сейчас дикими от ужаса глазами смотрела на Дитрия. — Отказывать…

— Пасть закрой, — припечатал я. Посмотрел на Лерди. Она как уже много раз до этого с согласием прикрыла глаза. — Роша, займись Дитрием.

Опустил Лерди на кресло, в котором обычно сидит Роша.

— Ты слышала старуха, давай!..

— Я сказал: закрой пасть! — подскочил я к нему. — Знаешь, что я думаю? Что ты или твои молоденькие дружки полезли куда не следует, не подготовившись, не убедившись в безопасности, не послушав приказа старшего, и ему пришлось ценой всех этих ран вытаскивать вас из ямы, в которую вы сами залезли.

У тех двоих, что придерживали Дитрия, головы опустились к полу. Как я и думал, так оно чаще всего и бывает.

— Мне плевать, что ты там думаешь, — прошипел Цеций.

— Не сомневаюсь, — ответил я. — Только ты сейчас своей болтовнёй теряешь его время и терпение того, кто может помочь. Запомни, сопляк, тех, кто не умеет правильно просить, жизнь научит умолять.

— Вы закончили? Помогите мне перенести раненого в палату, — со спокойствием, доступным только врачам сказала Роша.

Да. Мы были не в палате. Это что-то вроде приёмной, дальше идёт коридор в пять метров, а уже за ним палата с пятью койками для больных. Там же шкаф со всевозможными микстурами.

— Давайте, потащили, — сказал один из парней, стоявших в сторонке.

— Что вы ему давали? — на ходу спросила Роша.

— Микстуру Чистокрови и микстуру Кровесжижения, — ответил тот же парень.

— Микстуру Кровесжижения? Чем вы думали? — зло бросила Роша.

— Иначе он бы уже кровью истёк.

— Зато сейчас она будет только мешать.

Это он ещё не сильно кровью истёк?

Мы занесли Дитрия в палату, положили на кровать. Роша открыла шкаф, достала оттуда несколько склянок с микстурами. Подошла к Дитрию, открыла ему рот, влила туда содержимое одного флакончика.

— Лечи уже давай! — взялся опять за своё крикун.

— Рано, — коротко ответила Роша.

— Не мешай специалисту, — сказал я.

— Да вам просто плевать на нас! Я хочу говорить со старостой! Уверен, он расскажет вам, как правильно обращаться с кормильцами вашей деревни.

— Он уехал.

— Он занят.

Одновременно ответили мы с Рошей.

— Мы сами со всем справимся, — дополнил я свой ответ.

— Всё, пора начинать. REFUS, — произнесла Роша, приложив руку к лицу Дитрия. — Вы все здесь только мешаете. Пусть один останется, остальные ждите в коридоре. Вот, — протянула она мне флакончик. — Половину вылей Лерде на рану, вторую пусть выпьет. И ещё, знаешь, где здесь комната Нипуллона? — Я кивнул. — Отнеси её туда.

— Я хочу…

— Идём, — перебил я Цеция, забирая микстуру. — Давай, пошли.

Мы вышли. Парни расположились у стеночки возле двери. Мне нужно было поскорее идти к Лерди, но…

— Успокойтесь, парни. Нервами здесь не поможешь.

— Тебе легко говорить, это не у тебя наставник умирает! — выплюнул Цеций.

— Можешь не верить, но я понимаю вас, как никто другой. Он — ваш боевой товарищ. Окажись на вашем месте, я тоже был бы зол, несдержан, на нервах. Не стал бы так наплевательски относиться к мнению окружающих, как ты, крикун, но и хорошей и доброй мою реакцию никто бы не назвал. Это ведь боевой товарищ. Он ближе к телу, чем собственная рубашка. Он под кожей, прогрызает себе путь в твою душу.

Но я не на вашем месте. Я на месте того, кто должен вас успокоить, угомонить. От глупостей и конфликтов Дитрию легче не станет. А вот ваша помощь ему может понадобиться. Что-то найти, принести, рассказать о чём-то важном. Так что соберитесь. Ради вашего наставника.

Кажется сработало. Перестали мотаться, дёргаться. Даже крикун успокоился. Прижался спиной к стене и закрыл глаза.

А мне нужно идти.

Лерди была в сознании. Я последовал инструкциям Роши, аккуратно вылил часть бирюзовой жидкости на рану, остальное заставил выпить. Боялся, что попадание на рану будет болезненно, но нет. Кажется, Лерди вообще ничего не почувствовала. Потом я перенёс её в комнату Нипуллона и положил на кровать. Сам присел рядом. Лицо Лерди кривилось от боли. Пока нёс её от озера дважды применял Успокоение, но Дедион сказал, что нельзя этим заклинанием злоупотреблять. Не знаю, что за микстуру дала мне Роша, но полностью боль она не снимает. Ладно, есть ещё одно заклинание. Приложил руку ко лбу Лерди, закрыл глаза. UPENT (Воодушевление). Почувствовал отклик, идущий от сердца и ладони. Ещё пять секунд и всё пройдёт, Лерди, тебе станет лучше.

Нет. Это неправильно. Одно дело физически убрать боль и другое влезть ей в Душу, изменить её мысли, отношение к происходящему. Так нельзя.

Отклик прервался.

— Со мной всё в порядке, — прошептала Лерди.

— Конечно, ты у меня крепышка, — согласился я.

— Крепышка звучит не очень, не хочу быть крепышкой, — пробурчала она.

— А мне нравится.

— А что тебе не нравится? — вдруг серьёзно спросила она.

— Хм, мне грибы не нравятся.

— Серьёзно?

— Очень серьёзно.

— На что ты готов пойти, чтобы три дня в неделю перестали быть грибными?

— А когда они стали грибными?

— Только что.

— Меня ждут большие жертвы, да?

— Ещё какие! — улыбнулась Лерди. — Что ещё тебе не нравится?

— Хм, предпочитаю один спать. Не нравится с кем-то.

— И на что ты готов пойти… Что??

— Думал получится. Семь дней в неделю спать вместе, ещё и как будто это я делаю тебе одолжение.

— Хе-хе, я не такая дурочка, — похвасталась Лерди.

— А мне нравятся дурочки.

— Ладно, я дурочка.

Немного посмеялись.

— Хочу поспать, — прошептала Лерди.

— Да, отдохни, — положил руку ей на грудь. — SLEEF (Сон).

Через пару минут Лерди заснула.

А через полчаса в комнату зашла Роша. Тяжёлое дыхание, вялость, заторможенность. Я сам не раз испытывал подобные симптомы. Её мана на нуле.

— Как она?

— Спит.

— Я приняла несколько микстур. Скоро восстановлю Силы и примусь за Лечение. Здесь много не нужно. Пару раз применить заклинание и всё.

— Как Дитрий?

— Жить будет. Он ещё очень тяжёл. Моё Лечение на нём почти не работает — неплохой он маг.

— Но тогда почему…

— Жить будет, — твёрдо произнесла Роша. — Девочка важнее.

— Верно.

— Ты сам-то как?

— Пара царапин, — взглянул я на Лерди. — Пойду проведаю Дитрия.

— Иди, я здесь и сама справлюсь. Влад, — окрикнула она меня уже на выходе. — Ты всё правильно сделал.

Надеюсь, что так.

— «Успокойся, Влад. Там и правда небольшое ранение. Даже следа не останется.»

— «Важна не степень ранения, а степень близости с раненым.»

— «Я думаю, важно и то и другое.»

— «Ты не понял. Мне ведь плевать на Дитрия. Я понимаю их желание спасти своего наставника, но мне он никто. Его жизнь для меня не стоит боли Лерди.»

— «Довольно… честно.»

— «Все мы так живём. Человечность ко всем? На Земле каждую секунду погибает в среднем два человека. Каждую секунду! Ты думаешь об этом кто-то переживает больше, чем об уколотом пальчике любимого? Да многих царапинки на экране своего смартфона сильнее беспокоят. Я просто не притворяюсь.»

— «Но ты ведь… Понял. Они бы не дали вылечить девчонку, возник бы конфликт, в котором она могла пострадать ещё сильней.»

— «Всё и всегда ради родных и близких. Ну, и себя.»

Я подходил к палате. В коридоре было пусто. Наверняка все собрались у кровати Дитрия.

— «Не нравится мне это, Влад.»

— «В смысле?»

— «Активируй Звуколов.»

* * *

Дитрий пришёл в себя. Он тяжело дышал, всё тело занемело от заклинаний, снимающих боль, было сложно пошевелить даже пальцем.

— Где я? — прошептал он.

— Мы вернулись в Стан. Это лечебница, — ответил Цеций.

— Все целы?

— Да, нас даже не ранило никого. Благодаря тебе.

— Хорошо, — успокоился Дитрий.

— Нам не победить то чудовище, Дитрий.

— Я буду пробовать.

— Ты умрёшь.

— Может быть. Вас я больше брать с собой не стану.

— Мы кое-что узнали, пока ты был без сознания, — непривычно тихо произнёс Цеций. — Старосты сейчас нет в Стане.

— Причём здесь…

— Послушай, Дитрий, это местные виноваты в случившемся. Нам даже карты не дали. У самих наверняка от золота авантюристов ящики ломятся, и что в ответ? Неблагодарность. Это и так наше золото. Мы просто его заберём.

— Ты с ума сошёл? Мы не грабители.

— Мы нет. А они да. Вернём своё. И подумай. В этих хоромах старосты должен храниться Цветок Роста. Уверен, они обследовали в лесу каждый дюйм и собрали немало Цветов, не сталкиваясь с тем монстром.

— Это безумие. Старосты нет сейчас, а потом он вернётся.

— Старуха пыталась скрыть его отсутствие, значит старик ещё не скоро вернётся. А когда вернётся, мы будем далеко. И он не погонится за нами. Причина проста — это злаковое место, он не оставит его надолго, иначе придут другие, — увещевал Цеций. — Здесь золота и ценностей хватит нам всем на много лет. Богатых лет. И Цветок Роста, который сделает нас ещё Сильней. И спасёт твоего сына, Дитрий. Или ты нашёл другой способ резко усилить его магические способности? Может нашёл другой способ лечения болезни Закупоривания Маны? Или придумал как одолеешь того монстра в лесу? Мы шли сюда два месяца не для того, чтобы вернуться с пустыми руками или умереть.

— Цеций, я ведь вас такому не учил, — с натугой произнёс Дитрий. — Сила, полученная таким путём бесполезна, даже вредна. Я спасу Кахта своими Силами, без убийств невинных и грабежа.

— Сила — это Сила. Она не может быть вредной. Да и можно обойтись без убийств.

— В поселении хватает магов, несколько даже старше меня.

— Они не бойцы, мирные маги, деревенщины, — скривился Цеций. — Да, они могут решить, что раз их больше и парочка старше, то у них получится дать отпор. Но если показать кто Сильней, они притихнут.

— Как ты покажешь кто Сильней, не пролив крови, не забрав жизни?

— Значит прольём и заберём, — уверенно сказал Цеций.

— Нет, Цеций, нет. Это мой отряд. Я всех вас подобрал. Купил снаряжение, обучил магии и бою. Сколько раз я каждому из вас жизнь спас? Поверьте моему опыту, этот путь приведёт лишь к быстрой, бесславной смерти. Я командир. И я так решил.

— Хорошо, Дитрий, я всё понял. — Цеций накрыл ладонью Дитрию рот. — Как скажешь.

Удар.

Удар.

Две самые глубокие раны на груди Дитрия, с трудом закрытые Рошей, снова начали кровоточить.

Дитрий не сопротивлялся. Не кричал. Не было смысла закрывать ему рот. Он так и умер: не издав и звука, с изумлением в глазах.

Тишина. Цеций в тишине вытирал руку тряпкой, остальные просто стояли и смотрели.

— Было не обязательно… — заикнулся один из них.

— Мы всё уже обсудили. Он не согласился. И нам бы не дал, — ровным голосом сказал Цеций. — А так: местные не дали нам карты, бросили на убой, не смогли спасти нашего раненного по их вине наставника. Мы имеем право на компенсацию.

— Как будем действовать? — спросил почти шёпотом парень, всё время простоявший прижавшись спиной к стене.

— В чём-то Дитрий… был прав. В поселении хватает магов и без старосты, — подал голос самый невысокий среди них, крепко сбитый парень с двумя мечами на поясе.

— И ты туда же, Каспий? Они просто деревенщины, — усмехнулся Цеций.

— Сила — это Сила. Так ведь, Цеций? — не отреагировал на усмешку Каспий. — Нужно подготовиться. Предлагаю добраться до схрона.

— Туда-обратно часа три добираться, просто потеря времени, — не согласился Цеций.

— Каспий прав. И если все вместе пойдём, часа за два успеем всё перенести, — поддержал крепыша долговязый блондин, с волосами, убранными в хвост.

— И ты туда же, Гект? Ладно, идите, я останусь здесь, — опустил Цеций взгляд на тело их бывшего наставника. — Не дам местным раньше времени узнать… о их прегрешении.

— Без нас не начинай, — усмехнулся Каспий.

— Идите уже.

Все пятеро вышли из палаты. Цеций остался в коридоре, остальные направились на выход. Не встретив никого на пути.

* * *

Никого. Уже полчаса. Ни старухи-врачихи, ни наглого Героя. Я уже придумал как не подпустить никого к Дитрию, а никто так и не пришёл. Этим деревенщинам и правда насрать на всех.

Ну ничего, скоро они узнают, за кем Сила.

Герой. Идёт сюда. Странно. Кажется в прошлую встречу он не был так сильно приодет. Да и меча на поясе вроде не висело. Чего это он так прёт?

Неожиданно он резко взмахнул рукой. Ублюдок! KIEST (Скачок). Рядом с моей головой пролетел метательный нож. Ублюдок! Взмах второй рукой. KIEST (Скачок). Этот наглый Герой! В узком коридоре мечом не помашешь и уворачиваться вечно от его ножей я не смогу. У него их на поясе ещё полтора десятка.

Не на того напал! Мал ещё зубы показывать! Рывок! NUKRET (Укрепление)! Он вытащил новые ножички, вот только воспользоваться ими не успел. Я на всей скорости врезался в ублюдка, его откинуло на несколько метров. Ножи разлетелись в разные стороны. Не ожидал, что Рывок может на такое расстояние сработать? Теперь мы оба в комнате старухи, здесь уже и меч в ход можно пустить.

Герой шустро подскочил, тоже выхватил меч. Смешно! Посмотрим, чему ты успел научиться за два месяца. UTDIK (Взмах). Мечи скрещиваются. У Героя тоже есть какое-то заклинание по типу Взмаха. Это я понял, ещё когда он ножи метал, явно не естественная скорость замаха. Вот только меч правильно так держать и не научился. Наверняка ведь всю руку себе отбил. Я бы даже не удивился вырони он свой меч, но нет, удержал.

Да что за?!.. KIEST (Скачок). Нога Героя пролетает буквально в паре сантиметров от моего лица. Больно шустро он конечностями машет. Что, не получается с мечом, решил добавить ближний бой? Да у тебя и здесь беда. Не будь этот удар так неожидан, я бы тебя пополам уже разрубил. Ты ведь даже Силу контролировать не можешь, чуть не завалился после своего же удара, подставляясь под мой. Теперь я знаю чего от тебя ожидать. UTDIK (Взмах). С трудом заблокировал, Герой, с трудом. Правда в этот раз приём был специальный, чтобы выбить меч из руки, но нет, не получилось. Что, вцепился как в последнюю соломинку? Не поможет. UTDIK (Взмах). В этот раз совсем плохо. Заблокировал, но не удержал равновесие, упал на одно колено.

— Что, тебя жизнь уже научила умолять?

Герой положил ладонь на лезвие меча у самой гарды, провёл ею до самого острия. Это ещё что за ритуал? Слышал как-то, что некоторые так покрывают лезвие собственной кровью. Есть усиливающая магия на крови. Да и без магии, при соударении мечей кровь может попасть в глаза врага. Говорят, существуют виды мечей, которые гораздо быстрее можно достать из ножен, если лезвие смазано кровью. Вот только не было крови, он просто провёл рукой по лезвию.

Пора заканчивать.

KIEST (Скачок), перемещаюсь чуть в сторону. UTDIK (Взмах).

Успел-таки. В этот раз он и ногами и руками совершил свои резкие, дёрганные движения, но всё же смог скрестить со мной меч. Ничего, не долго осталось.

И тут Герой резко потянул свою руку с мечом на себя и вниз. Идиот, опустив меч ты откроешь всё тело для удара. Тебе ещё учиться и учиться, жаль только времени у тебя для этого уже не…

Какого?! Мой меч потянуло вслед за его. Мой меч!! Что!?

Он просто выскользнул из ладони. Это… что за бред!? В руке у Героя был его меч, к лезвию которого был… приклеен?.. мой меч. Как? Я не…

Герой разжал ладонь, странная конструкция из двух склеенных мечей полетела к полу.

Стоп! Сейчас не время удив…

Герой сделал резкий рывок, оказавшись прямо передо мной. Ублюдок! NUKRET (Укрепление)!..

Заклинание не помогло. Лезвие боевого ножа вошло снизу в голову. Пробив подъязычную железу, сам язык, нёбо и добравшись до мозга. Машинально провернул нож в ране. На руку хлынул поток крови. Глаза Цеция начали меркнуть. Второй рукой схватил его сзади за затылок, чтобы он не упал раньше времени. Я должен видеть это до конца.

— Так ты и сдох, не научившись смотреть на происходящее с другой точки зрения и учитывать чужое мнение.

* * *

Что, Рахлес, вообще происходит!?

Чуть больше двух часов назад мы вернулись в Стан, готовые забрать своё. Но всё сразу пошло наперекосяк. Цеций был мёртв. Его тело стояло на коленях у кровати Дитрия, голова лежала на его ладони. Рядом была записка: «Он может и простит, но я нет. Ваш Герой-избавитель ждёт вас один в юго-западной части леса. Кто хочет получить прощение, пусть первым перережет себе глотку. У вашего наставника осталась только одна свободная рука.»

Что, Рахлес, вообще происходит?

Мы ожидали нападения. Небольшая комната. Запусти сюда массовое заклинание и считай трупы. Но нет. Никого. Вышли из палаты. Такое чувство, что здание опустело.

Горк был в бешенстве, они с Цецием дружили. Он сразу двинулся в направлении, указанным в записке, несмотря на наши уговоры. Мы же заняли гостиную дома, готовясь отражать нападение местных.

Нас раскрыли? Кто убил Цеция? И правда Герой?

Горк самый опытный из нас следопыт, а потому вернулся уже через четверть часа. Он нашёл свежий, оставленный специально, след. Один человек, движется в юго-западном направлении. Мне хотелось всё обдумать. Это ловушка? Или он просто хочет вытащить нас из Стана, выиграть время для местных? Он и правда действует в одиночку?

Горк не дал времени на размышления. Начал орать, что мы должны убить Геройского ублюдка, отомстить за Цеция. В итоге, почти все принесённые нами артефакты, из-за их веса и габаритов, пришлось оставить здесь. Спрятали их в палате, раскидав под кроватями. Опасно и глупо. Нет, Горк прав, с таким весом мы не догоним убегающую добычу, нужно быть налегке. Но пока мы загоняем Героя в угол, местные могут найти наши «схроны». Артефакты стоят немалых денег, к тому же их ещё и смогут использовать против нас. Сейчас, после более часа рыскания по лесу, я вижу всю глупость нашего решения, но тогда все были вне себя от ярости.

И теперь ясно, что происходит. Не только Горк хороший следопыт. Герой один. Мы бы нашли следы кого-либо ещё, будь иначе. И следы всё свежее. Мы приближаемся. Иногда местность меняется, почва становится более твёрдой, след теряется. Тогда мы расходимся по полуокружности и вскоре один из нас находит знакомые отметины на земле, придавленную траву, сломанные ветки. Преследование продолжается. Изначально у него было полтора часа форы, сейчас не более пятнадцати минут. Быстро найти, быстро убить, быстро вернуться в Стан, быстро добраться до наших артефактов. Даже без Цеция нам хватит сил на это небольшое поселение.

А если делить добычу только на четверых, каждому больше добра достанется.

След опять потерялся. Разошлись. В этой части леса много кустарников, всё заросло, настоящая чаща, иногда приходится продираться. Не получается держать друг друга в зоне прямой видимости, но далёко не расходимся. Чем участок непроходимей, тем сложней пройти по нему, не оставив зацепок для опытного глаза. Скоро снова встанем на след.

Вот. Как я и сказал. Лапит вскинул руку вверх. Нашёл что-то. Я, как и остальные, двинулся к нему. Он стоял, рассматривая что-то на земле, наклонился…

Странный свист. Крик Лапита. Что там ещё случилось? Подбежал. Рахлес!!

Не жилец.

— Лапит! Лапит! — заорал подскочивший Гект.

— Тише! — зашипел я.

— Горк, Вылечи его! — надрывался Гект.

— Смерть не лечится, — спокойно сказал я.

Хреново. Это ловушка. Лицо и шея Лапита были пробиты кольями. Колья эти крепились к ветке Титовника, прочного и гибкого деревца. Что здесь произошло? У ног Лапита лежит метательный нож, такие были у Героя в одном из поясов. С этим всё ясно. Приманка.

Горк наклонился к ветке Титовника.

— Не понимаю как эти колышки к ней прицеплены, — внимательно рассмотрел он колышки, с которых капала кровь Лапита.

— Не вижу никакого блока и нитки. Как он натянул ветку и зафиксировал её? Как заставил ловушку сработать? — не мог понять я схему работы этой засады.

— Да сделайте уже что-нибудь! — завопил Гект.

— Не видишь, ему глаз пробило. Всё. Конец.

— Думаешь магия? Он рядом? — спросил Горк.

— Нет, не рядом. Просто заманил нас в эту чащу. Если он может использовать нетипичные ловушки, их не обнаружить заранее.

— Что будем делать?

— Идём обратно. Аккуратно. Как выберемся, сожгу здесь всё.

— Как бы пожар не начался.

— Тут вокруг редкий лес, даже если разгорится, мы от огня сможем уйти. Нужно выманить этого ублюдка.

Горк быстро покопался в вещах Лапита, забирая самое ценное. Пошли обратно. Рахлес!! За что!? Из-за одного Героя всё рушится!

Выбрались из чащи. FARIU (Огненный Шар). Чувствую, как отклик движется к ладони. Долго. Слишком долго. Поэтому нам и нужен Цветок Роста. Толку от магии, если пока она активируется, опытный мечник десяток раз тебя зарежет? Небольшой огненный шар срывается с ладони прямо в ближайшие кусты. Хорошо горит. Если Герой всё же спрятался где-то в этой чаще, он себя выдаст. Или прожарится до костей.

— Далеко друг от друга не отходим, — сказал я.

— Чаща большая. Нужно окружить, — возразил Горк.

— Уверен?

— Думаешь он Сильнее нас? — вопросом на вопрос ответил Горк.

— Цеция же он завалил.

— Так же как и Лапита! — снова начал заводиться Горк. — Исподтишка! Один на один его даже ребёнок грохнет.

— Ладно, но друг друга из виду не теряем, — согласился я.

В течении пары минут кружили вокруг чащи, высматривая любое подозрительное движение или надеясь найти след, ведущий дальше. Если Героя здесь сейчас нет, то с каждой минутой он только удаляется. Может, так и есть. И мы зря теряем вре…

Крик. На этот раз Гект. Только не снова! Сломя голову бегу к нему. Жив. Из колена торчит стрела. Прижался спиной к дереву, выглядывает из-за него в сторону густых кустов Рашиты в тридцати метрах.

— Он там?

— Да, точно там. На нём странный костюм или это магия такая — его хрен разглядишь. Но я разглядел!

Отлично! FARIU (Огненный Шар). Кусты вспыхивают спичкой. Где? Где? А это ещё что? Как будто небольшой кусок земли медленно отползает от горящих кустов в сторону. Вытащил свой любимым кинжал. XYTRE (Контроль Броска). Будто почувствовав, что его раскрыли, Герой подскочил и устремился прочь. Швырнул в ублюдка кинжал.

— ICERYD (Ледяная Стрела), — запульнул в него магией Гект. До сих пор в критические моменты он произносит активатор.

Стрела пролетела мимо. Косоглазый Гект! А вот с моим кинжалом будет не так просто, Герой. Напрягаюсь. Кинжал, который не должен был пролететь разделяющие нас сорок метров, устремляется вперёд.

Попал. Есть!! XYTRE (Контроль Броска) меня никогда не подводил!

Рахлес!! Только ранил, кажется в руку. Герой после попадания подскочил и спрятался за широким деревом. Везучий сукин сын! Ну да ничего. Из его укрытия незаметно не сбежать. Теперь тебе не спрятаться.

— Горк, блин, помоги мне! — закричал Гект.

Горк только сейчас, с противоположной стороны подходил к месту нашей стычки.

— Сейчас. Пару минут без Лечения потерпеть не можешь уже, — ускорился Горк.

Странно. Гект ведь шёл откуда и я сейчас. Если Герой сидел в тех кустах, ему было бы проще подстрелить Гекта здесь. И сам бы не засветился и попасть мог сразу в голову. Этот хитрый ублюдок точно не идиот. Тогда зачем? В том месте какая-то ловушка, что добьёт Гекта? Смысл? Ведь и так мог убить. Зачем ему нужно, чтобы Гект стоял именно там? Рахлес!!

— Горк, стой!! — закричал я.

Поздно. Не доходя до Гекта пяти метров, Горк угодил в ловушку. Его нога провалилась в замаскированную яму и…

— А-А-А-А-А-А-А-А!! Рахлес!! — заорал на весь лес Горк.

Гект смотрел на происходящее выпученными глазами.

— Что такое, Горк? Что там такое? — крикнул я.

— Колья! Колья, Рахлес! — закричал он.

— Так вытаскивай ногу, лечи, — не понял я его бездействия.

Горк в очередной раз попробовал вытащить ногу из ямы.

— Рахлес! Не могу. Яма двойная. Тут две доски с прицепленными кольями, — рассматривал он свою ловушку. — Я когда на них наступил, они как капкан захлопнулись на ноге. Не знаю за что они там зацепились, но я не могу их сдвинуть. И колья ублюдок под углом приделал: тяну ногу, и они только сильней впиваются. Вот ведь грёбанный садист!

Что это вообще за ловушки такие? Кто ставит такое на зверя?

— Рахлес! Я убью этого… этого… Гект, с тобой всё в порядке? — странным голосом спросил Горк.

— Нет, конечно. У меня колено прострелено, крови сколько потерял, голова кружится, — вяло ответил Гект.

— Рахлес!.. Каспий, он чем-то нас отравил, — заторможенным голосом сказал Горк.

Что, Рахлес, вообще происходит???

В этом лесу есть несколько ядовитых ягод, он смазал ими колья и стрелы? Может и нет. У него помимо пояса с ножами, был ещё и пояс со всякими микстурами в специальных ударопрочных флаконах. Там был яд? Смертельный? Парализующий?

Гект медленно сползал по дереву на землю, Горк упал на землю, так и не вытащив ногу из ловушки.

— Рахлес!!

Я знаю где ты! Иду напрямую к укрытию Героя. Аккуратно. Я не попадусь на твои ловушки. Я зарежу тебя своими руками! Ты ответишь за смерть моих друзей!

Герой выглянул на секунду из-за дерева. Посмотрел на лежащих без движения Гекта и Горка. Я услышал звук доставаемого из ножен меча.

Он вышел мне навстречу.

Правая рука висит плетью. Меч в левой. Держит как дилетант. По его странному, но надо признать полезному одеянию, по правому рукаву расплывается красное пятно, лишая его маскировочных свойств.

— Мою страну всегда спасали партизаны, — сказал Герой, с насмешкой смотря на моих мёртвых друзей.

Тебе конец!

Вытащил оба меча. Посмотрев на мечи в моих руках, Герой заметно скривился.

KIEST (Скачок). Оказываюсь вплотную перед Героем, UTDIK (Взмах). Герой резко отскочил назад. Это не Скачок, что-то другое. Он ожидал моего нападения. Он всё же дрался с Цецием? Нужно закончить побыстрее, я уже дважды использовал Огненный Шар, затратное для меня заклинание. Хоть Герой и истекает кровью, но и для меня битва на истощение не вариант.

KIEST (Скачок). UTDIK (Взмах). В этот раз Герой заблокировал мой меч своим. Докручиваю удар, выбивая… нет, меч так и остался в руке Героя. Ладно, UTDIK (Взмах) на вторую руку. Герой снова отскочил. В этот раз я зацепил кончиком меча его одежду, но самого не задел.

Скачок больше использовать не буду. Не знаю как он орудует правой рукой, но сейчас он на мечах мне не соперник. Скачок после применения сильно сказывается на самочувствии, голова чуть кружится, все мышцы несколько напряжены. Если соперник равен по Силе, возможность неожиданно быстро оказаться на дистанции удара может жизнь спасти. Здесь только мешает. Герой уворачивался до сих пор только потому, что после Скачка нужно мгновение придти в себя, да и удар тяжелее правильно нацелить.

Спокойно подошёл на расстояние удара. Взгляд Героя потяжелел, он понял, что сейчас ему станет сложнее. Станет атаковать сам, со своими навыками, и контратака оборвёт его жизнь. Не станет, я подойду на короткую дистанцию и нашинкую его двумя мечами.

Он атаковал. Быстро, но неуклюже. Отразил его меч своим, второй мой меч устремился к его шее. Герой снова применил своё странное ускоряющее заклинание, попытавшись отскочить. Вот только после сшибки мечами он потерял равновесие, заклинание окончательно лишило его опоры. Героя повело, чтобы не упасть, он крутнулся и чуть не опустился на одно колено. Но самое главное — его развернуло ко мне спиной.

Сейчас добью. Удар!

Он завёл руку с мечом за спину… крутнул его, совершив лезвием полный круг и… не глядя, НЕ ГЛЯДЯ отбил мой меч. КАК? Почему его меч вообще не вывалился из руки? Он продолжил движение по инерции от заклинания, завершая полный оборот вокруг своей оси, снова повернувшись ко мне лицом.

Резкий горизонтальный взмах мечом на вытянутой руке.

KIEST (Скачок) назад. Нет. Нет. Он ведь не успел!.. Один из мечей падает на землю. Приложил ладонь к шее. Кровь. Кровь хлещет толчками. Отступаю спиной вперёд. Лечение. Мне нужно Лечение. Горк. Рахлес! Упёрся спиной в дерево. Рахлес!

КАК?? Как он сделал это движение мечом? Как он сумел так крутнуться, не упав? Без обеих рук на такой скорости равновесие не удержать.

Поднял взгляд.

Герой медленно, с опаской подходил ко мне. В правой руке держал нож, схватившись за лезвие, готовый в любой момент метнуть его в меня. Обманул!! Ублюдок!! Рука ранена, но боеспособна, мышцы не задеты. Ослабил бдительность. Хитрая сволочь!

И всё же, КАК!?

Каспий не знал психологию. Он искал ответ на вопрос как это случилось, он крыл матом того, кто это сделал. Всё это было бесполезно, но иначе к нему придёт простая мысль — он умирает. Мы все этого боимся, и по возможности избегаем таких мыслей. Особенно сильно, когда смерть уже на пороге. Поэтому он так отчаянно хотел знать ответ на вопрос, который ему уже ничем не поможет. Он всеми способами хотел отвлечь себя от главного.

Влад перестал так сильно осторожничать, посмотрел в затухающие глаза Каспия:

— Вижу. Я вижу, что ты хочешь узнать. Но не нужно. Поверь, в правде нет никакой драмы, смысла, выводов. — Влад ненадолго замолчал. — В общем, эта не та фраза, которую ты бы хотел услышать перед смертью. — Ещё одна пауза. — Как хочешь.

Влад присел напротив Каспия, посмотрел ему в глаза:

— Я амбидекстр.

«Амби… чего? Что это вообще такое?» — Именно с такими мыслями, и глазами, полными немого вопроса, Каспий покинул этот мир.

* * *

— «Да уж. И правда весь драматизм момента насмарку.»

— «И ты ещё говоришь, что это у меня юмор чёрный? И какие партизаны спасали твою страну? Не сильно ты на Вьетнамца похож. Хотя модернизированная ловушка пунджи у тебя получилась на славу. Десять мёртвых янки из десяти!»

— «Тебе лишь бы придраться,» — ответил я, копошась в вещах убитых.

— «Это было рискованно, Влад. И дело даже не в том, что тебя могла кончить в глухом лесочке банда отцеубийц. Они ведь могли не погнаться за тобой, позарившись на богатства Стана.»

— «Роша всех предупредила. В Стане были готовы.»

— «И твоя помощь им бы не помешала. Это был бы лучший вариант развития событий, с бòльшими шансами на успех.»

— «Я должен был убить их сам, не вмешивая в это никого больше.»

— «Ради старика, которого убили через две минуты после того, как ты сказал, что тебе плевать на его жизнь?»

— «Неважно, как к нему относился я. Важно, как к нему должны были относиться эти ублюдки.»

— «Интересная философия. Ну и ладно. Поселению больше ничего не грозит, тебе тоже. Всё закончилось перерезанными глотками, простреленными коленями, отравлениями ядом, запахом палённого человеческого тела из той догорающей чащи. Happy end!!»

— «Смерть — величайший математик, ибо безошибочно решает все задачи.»

— «Знаешь, Влад, — обескураженно произнёс Дедион. — Борис Пастернак и Василий Ключевский вряд ли обрадовались бы узнав, что ты их цитируешь перед групповым сексом и после группового убийства.»

— «Правильно будет сказать массового.»

— «До массового секса ты ещё не дорос.»

— «Ха. А знаешь, в чём-то ты прав. Получается, я — бесценных слов мот и транжир. Да, чем больше компания, тем лучше.»

— «Ты неисправим. И Влад. Ты идёшь в противоположную от Стана сторону.»

— «Я знаю.»

— «Ха. Такому уходу позавидует любой англичанин.»

— «Они справятся без меня. Все. И со всем.»

— «Пусть неглубоко, но ты ранен.»

— «Я справлюсь сам. Со всем.»

— «Как знаешь, как знаешь.»

Пора посетить город Первых Ахров. И двинуться дальше. И ещё дальше.

Каждый следующий шаг становился твёрже и уверенней предыдущего, хоть он и делался в сторону всё той же неизвестности.

Чтож, теперь только вперёд и…

— «Это то, что я думаю?»

— «Да. Цветок Роста.»

На небольшой поляне впереди росли они. Всего пять цветков. Голубой стебель, такие же голубые листья. Бутон, по форме напоминающий розу, но каждый лепесток был разного цвета. Были и чёрные, и белые, и светло-зелёные, и тускло-жёлтые, и нежно-розовые. Капельки воды на стебле, листочках и бутонах отражали лучи солнце, создавая непередаваемую игру света.

— «Помнишь, что говорил фанат лесной терапии? Быстрее срывай Цветы и драпаем отсюда. Потом я расскажу тебе, как их нужно…»

— «Они прекрасны.»

— «А? Да-да, прекрасны, сначала… Чего? Влад?»

— «Очередной шедевр природы.»

Прямо в спину ударило тяжёлое, звериное дыхание.

— «Так, Влад. Готовь Вспышку и Рывок.»

Я развернулся.

Мы с Руготом чем-то похожи. Только на мне камуфляжный плащ, а он сам так выглядел. Мохнатый, заросший шерстью, как леший. Правда были ещё и вытянутая звериная пасть, и глаза с ярко-жёлтой радужкой и вертикальным зрачком. Он внимательно смотрел на меня, тяжело дыша через чуть приоткрытую пасть. Такими зубами только Героев на куски рвать.

— Береги их, — протянул я ему ладонь.

— «Влад, не лучшее время для шуток.»

Несколько секунд Ругот неотрывно смотрел мне прямо в глаза.

Из его шерсти медленно появилась рука. Мохнатая, с длинными когтями, в три сантиметра длинной, но рука. Не лапа. Ей он и пожал мою руку. Когти впились мне в кисть, несколько струек крови начали скатываться вниз и капать на землю.

После десяти секунд рукопожатия, он разжал свою ладонь. Я развернулся и двинулся дальше. Ругот остался там. Он нашёл своё место в этом мире. Я ещё нет.

— «Да уж. Твоя жизнь — это просто череда невероятных совпадений и везения.»

— «Не та фраза, которую я бы хотел услышать перед смертью.»

Часть третья Князь Тьмы Князю Тьмы рознь

Глава 1

— Привет доблестной страже! Меня Влад зовут. Я — Герой. Как у вашего городка дела с пророчествами?

— Герой значит? — переспросил один из стражников.

— Он самый, — осторожно ответил я.

— Нет у нас сейчас никаких пророчеств. Год назад выполнили.

— Это хорошо. Я пройду.

— Погоди. Первый раз в Кургинге?

— Первый.

— Тебя должны записать в Оттиск. И пошлина за въезд в город — две серебрушки. Если покинешь город более чем на пять дней, снова будешь платить пошлину.

— Налоги, пошлины, бухгалтерия. Цивилизацией запахло, — усмехнулся я.

— Монеты есть? — не разделял моего весёлого настроения страж.

— Есть.

— Керн, проводи Героя к Лунгу.

Далеко идти не пришлось. В десяти метрах от ворот была небольшая коморка. Комната три на три метра, с одним столом, двумя стульями, шкафом в углу. На одном из стульев восседал, видимо, Лунг. В руке у него было перо, на столе лежал чистый лист.

Сел на второй стул.

— Статус, пожалуйста, — безэмоциональным голосом сказал Лунг.

— Это обязательно? — поинтересовался я.

— Нет. Можно записать с ваших слов. Но тогда у вашего пребывания в Кургинге будет ряд ограничений. Первое…

— Стоп-стоп! Статус так Статус, — перебил я Лунга. Знаю я эти заученные фразочки соцработников. В конце однозначно разведёт меня на покупку здесь домика в ипотеку.

— Как пожелаете.

Лунг сноровисто переписал с моего Статуса основные данные. Но своего интереса моим Геройством он скрыть от меня не смог, как и стражники у ворот.

Как бы проблем не отхватить.

— С какой целью в городе? — задал классический вопрос Лунг. Не будь это фэнтезийный мир.

— Проездом. В скором времени двинусь дальше.

— Собираетесь вести на территории города торговлю?

— Нет.

— Прошу Вас, перед тем как соберётесь покинуть наш город, подойти к представителю стражи и сообщить о своих намерениях. За время Вашего пребывания в городе может появиться пророчество. Нам нужно убедиться, что своими действиями Вы его не нарушите.

— Понял.

Везде так или только здесь такой серьёзный подход?

— Тогда, осталось оплатить пошлину за въезд. Две серебрушки, пожалуйста.

— Без проблем, — на самом деле проблемы приближались, финансовый вопрос в скором времени встанет ребром.

Расплатившись, вышел из… регистратуры? Стражник, что провёл меня (Керн кажется), всё ещё стоял здесь, лишь убедившись, что посетитель города не создал проблем и оплатил означенную сумму, пошёл к своим коллегам у ворот. Неплохо. Не удивлюсь, если Лунг и сам не так безобиден, как выглядит, или у него под рукой есть артефакты для обезвреживания бузотёров.

— «Ты тоже заметил, как они отреагировали на моё Геройство?»

— «Заметил. Героев нигде особо не жалуют. Из-за пророчеств от вас много проблем. Ещё считается, что Герои притягивают пророчества. Поэтому долго тебе засиживаться в крупных городах, где нет пророчеств, не дадут. Прямо гнать не станут… может быть, но вежливо точно попросят.»

— «Не было печали.»

Город впечатлял. Я шёл не вслепую и уже кое-что узнал о следующем пункте своего путешествия. Земля или Катинол — людям везде нравится поболтать. Кургинг — небольшой городишко, с населением в девять тысяч Разумных, большая часть которого крестьяне, работающие на полях вокруг города. Посевов хватает и на прокорм местных с их животиной, и на продажу. Все, с кем общался по пути в город, упоминали о чудесных, плодородных землях, дающих всходы по три-четыре раза за год. В общем, город аграриев.

Может это дискриминация, но не ожидал я, что внутри города крестьян будет такая архитектура. Почти все дома выложены из камня. Даже дороги вымощены камнем. Везде чисто и опрятно. Кажется, даже солнце внутри стен светит более ярко, чем снаружи. Этот город только фоткать и на открытки — туристов заманивать.

— «Молодцы местные.»

— «Да. Неплохо. Но это логично, учитывая, чьи это земли.»

— «Чего замолчал? Хочешь, чтобы внучок выспрашивал у мудрого деда очередную сказку? Ладно. Ну деда, ну пожалуйста, расскажи чьи это земли?»

— «Вот же!.. А-а-а… Видишь те горы вдалеке?»

— «Вижу.»

— «Внутри этой горы находится замок Князя Тьмы. Ему и принадлежат все окрестные земли.»

— «Я не удивлен, я не удивлен, я не удивлен… КНЯЗЬ ТЬМЫ?! Стоп. Погоди. Он случайно не узкоглазый подросток с гаремом из лоли-магички, демоницы, ангелочка, светлой и тёмной эльфийки. Ах да, ещё у него есть убермеч, рубящий всё и вся, название которого звучит так, будто кто-то слово Экскалибур через промт перевёл… Хотя нет, узкоглазый — это расизм, в последнее время тут и наших дохера и больше.»

— «Хотел бы я подогреть твою зависть, но нет, Князь Тьмы — местный девятисотлетний демон.»

— «Даже не знаю, чему удивляться: возрасту или расе.»

— «Ты вполне можешь встретить демона и здесь. Чем дальше будешь идти на юг, тем выше вероятность.»

— «Что там? Королевство демонов?»

— «Нет у демонов королевств, просто дальше расы смешиваются. Встречаются и демоны, и огры, реже зверолюды и эльфы. Люди, демоны, эльфы, тёмные и светлые, огры, зверолюды. Основные разумные расы Катинола.»

— «Кажется кто-то про гоблинов упоминал.»

— «Они не разумны.»

— «С расами понятно. Теперь про возраст. Девятьсот лет. Вот и нашёлся кто-то старше тебя. И думаю, это не предел. Если ты скажешь мне о самых сильных мегабосах, я ведь не кинусь на них с мечом наперевес. Хватит отнекиваться. Давно пора уже приоткрыть завесу над этим вопросом, Дедион.»

— «Ладно. Время очередной лекции. Существует разделение магов по возрасту. Названия разные, зависят от региона. Есть логичные и понятные. Например, Столетники, Двухсотлетники и так далее. В любой самой задрипанной деревне могут по своему называть магов разного возраста и Силы. Но есть общие термины, о которых знают везде. И везде ими пользуются. Они относятся к Сильнейшим магам планеты. Довольно опасно придумывать для них свои прозвища, лучше использовать закрепившиеся.

Чтож, по порядку. Исполнилось пятьсот лет — Старший маг. Отпраздновал двухтысячелетие — Древний маг. Задул на торте двадцать пять тысяч свечей — Древнейший маг.»

— «Двадцать пять тысяч лет!? Это что вообще за маг такой?! С заклинаниями по Силе как ядерный снаряд?»

— «Сильнее, Влад, Сильнее. На всю планету только пять Древнейших, причём «младшему» из них сейчас семьдесят тысяч лет, старшей — сто пятьдесят тысяч.

Пополнение их клуба в ближайшее время не предвидется. Среди Древних нет никого старше пятнадцати тысяч лет. Тринадцать тысяч лет назад была просто жуткая война — Вторая Всеобщая Война Магов, в которой погибли очень многие маги. Из тех, кто старше пары тысяч лет, выжили только пятеро Древнейших. А так их было больше: и Древних хватало и Старших. Если верить летописям, война была жесточайшей. Королевства и империи выжигались за секунды, целые континенты тонули под водой.»

— «Каково общее население Катинола? И сколько Древних и Старших?» — не особо заинтересовали меня события давно минувших дней.

— «Всеобщих переписей на Катиноле нет. Если вкратце: Катинол где-то в полтора раза крупнее Земли, при том только пятьдесят процентов его поверхности покрыто водой. Всего девять континентов. Ты сейчас на крупнейшем из них — Увлике. Я жил на этом континенте все свои пятьсот лет. Только после смерти, попадая в Героев, своими глазами смог увидеть почти все остальные. Поэтому могу говорить лишь приблизительно.

Общее население где-то миллиарда полтора Разумных. В Увлике — около семисот миллионов. Древних в Увлике чуть более двух сотен. Старших — около трёх тысяч. За всю планету даже приблизительно не скажу. Умножай на два, не сильно ошибёшься.»

— «На полтора миллиарда шесть тысяч Старших, четыре сотни Древних и пять Древнейших. Мизерные доли процента от общего числа.»

— «А ты думал здесь все возраст сотнями лет считают, для удобства? Дотянуть до таких годков немалое достижение. Но чтобы тебя успокоить, напомню, что трёхсотлетних магов, вроде Нипуллона, в разы больше. Ну как, полегчало?»

— «Не особо.»

— «Такая вот лекция. И какого это быть четырёхмесячным Героем в мире тысячелетних магов?»

— «Отстань. Тут есть над чем подумать. Древнейшие, Древние, Старшие… Ладно, отложим на потом. Получается этими землями управляет Старший демон из своего замка на горе?»

— «Он и его приспешники. Они во всех окрестных деревушках и городах — закон и порядок.»

— «Так повсюду? В каждом городе во главе Старший, Древний или Древнейший?»

— «По-разному. Где как.»

— «Очень информативно.»

— «Каков вопрос — таков ответ. Пойдём уже, узнаешь где здесь Дом Мага. Поглядим, что там есть.»

— «Золота осталось всего-ничего.»

— «И лучше потратить остатки на развитие, Влад.»

— «Верно, деда, тебе лучше знать.»

У прохожего получил нужную информацию. Направил свои стопы к главной цели своего посещения Кургинга — Дом Мага.

В этот раз здание соответствовало своему гордому названию. Моё первое посещение Дома Мага состоялось в городе Первых Ахров, чуть менее двух месяцев тому назад. И там это был небольшой домик, внешне мало чем отличающийся от той же оружейной лавки. Сразу за входом находилась стойка продавца, позади были полки, забитые свитками. Закписи. Необходимый элемент развития любого мага. Пусть он даже уже Герой. В общем, ничего необычного или запоминающего тогда со мной не произошло. Совершил покупку, оплатил, ушёл. Как в магазин сходил. Но я иногда вспоминаю тот день. Ведь тогда, при покупке, Дедион прочитал мне очередную свою лекцию:

— «Сколько золотых у тебя осталось?»

— «Чуть больше двадцати пяти.»

— «Мало. Очень мало.»

— «Сколько есть. И это не мало, просто цены на эти ваши Закписи драконовские.»

— «Эти наши Закписи. А ты как хотел? Развитие магии позволяет стать Сильнее, побороть старение и смерть. Самая выгодная сфера. Эта халупа-халупой, но поверь, её владелец очень богатый Разумный.»

— «Откуда Закписи вообще берутся?»

— «Артефакторика. Их создают маги.»

— «Ладно. Неважно. Мне всё равно так или иначе их покупать. Каков план? Набрать побольше дешёвых Закписей на все случаи жизни или взять несколько подороже и посильнее?»

— «Время новой лекции, Влад. О магическом развитии.»

— «Ох, ладно, начинай, Лаплас.»

— «Тебе эта лекция понравится. Она будет о магическом билде.»

— «Билд? Ты часом не переиграл в… блин, я не геймер, даже вспомнить ничего не могу.»

— «Я использую понятную тебе терминологию. С ней незнакомы те, кто не может залезать в головы Героев с Земли и считывать их воспоминания. Хотя в целом, этот игровой термин здесь подходит. Мне кажется, ты немного неправильно понимаешь, как развиваются большинство магов. Главным фактором развития мага является не количество изученных заклинаний или их разнообразие. Всё зависит от расположенностей. Пусть магу хоть пятьсот лет, пусть он изучил сотни заклинаний, использовать он будет пять-шесть. Редко больше.»

— «Те, что с плюсовой расположенностью? Самые Сильные из всего арсенала? Это понятно, но чем не угодили остальные заклинания?»

— «С возрастом разрыв в силе, скорости активации, воздействии, затратах маны, индивидуальных преобразованиях заклинаний становится колоссальным. Поверь, если ты встретил врага, которого не можешь победить своей Сильнейшей магией, то ты труп. Сам факт применения не основных для мага заклинаний — признак отчаяния.

Давай рассмотрим на примере. На моём. Я — Тёмный Ментальный маг. Моя главная Сила в радиусе воздействия. Мои заклинания Ментального Контроля и Воздействия работали на такой дистанции, на которой меня не могли атаковать в ответ. Для предотвращения неожиданного нападения, я использовал Ментальное Сканирование. В толпе им пользоваться слишком напрягает, поэтому я изучил несколько заклинаний направленного обнаружения, но в целом, ко мне было невозможно подобраться на расстояние удара незаметно. Заклинания Искажения Восприятия, чтобы запутать врага на случай, если нужно будет бежать или сымитировать смерть. Также использовал несколько усиливавших Тело Светлых артефактов, чтобы выдержать хотя бы один удар, если враг всё же сможет подобраться, и успеть контратаковать. Без деталей, но вот такой был у меня билд.

Я знал более двух сотен заклинаний, но пользовался только семью-восьмью.»

— «Зачем тогда вообще учить столько заклинаний?»

— «А откуда мне заранее знать к каким заклинаниям я предрасположен и с какой силой? Тебе может быть уже много сотен лет, но ты так и не выучил своё самое Сильнейшее, предрасположенное заклинание. Вот и изучаешь, ищешь.»

— «А если кто-то решит подготовиться к встрече с тобой? Артефакты, микстуры и ещё сто способов, про которые я не знаю. Всё против Ментальной магии. Что тогда?»

— «В этом и смысл расположенности. Такая магия с возрастом становится на порядки Сильней всей остальной. Даже ослабленная в пять-десять раз. И если враг всё же прорвался, сам подумай, у него тоже есть такая же магия. И ты будешь против него использовать стандартные заклинания? Нет, конечно, у меня была подготовлена парочка заклинаний на такие случаи, но это больше из-за дотошности. Если такой случай бы произошёл… Хотя я и так уже мёртв.»

— «И всё же полезно быть готовым ко всему.»

— «Ты выучил заклинание. Оно очень быстро начинает развиваться, Усиливаться. Ты находишь ему дополнительное применение, открываешь его новые формы. Целыми днями тренируешь именно его и другие такие же заклинания. И скажи, что ты применишь в горячке боя? То, что тренировался использовать тысячи раз, доводя до рефлексов, или заклинание, после непродолжительной тренировки сотню лет назад, убедившись в отсутствии его развития, ни разу не использованное.

И не говори мне про тренировку всех своих заклинаний. Это бред. Тренировать нужно то, что даёт лучший КПД. Иначе ты так и останешься неумехой во всём. И маг, развивший свой специалитет до максимума, сотрёт тебя в порошок.

У тебя необычная ситуация. То, что ты провернул с Рывком, превратив его в фактически новое заклинание, очень похоже на предрасположенность. Иначе оно так и осталось бы каким было изначально. Только вряд ли дело в расположенности, скорее дело в Теореме. У тебя все изученные заклинания стремятся Усилиться, легче поддаются трансформации. Поэтому тебе кажется, что нельзя просто взять и забросить полезное заклинание. Что можно каждое заклинание превратить во что-то крутое, как ты сделал с Рывком. Но именно так и работают предрасположенные заклинания. С остальными облом.»

— «Так значит, если я встречу на пути пятисотлетнего мага, не нужно бояться, что он меня забросает сотней заклинаний? Это немного успокаивает.»

— «Чем ты слушаешь? Он тебя одним заклинанием забросает так, что не выберешься. Ох, не лезь на рожон, Влад.

В общем так. Маг находит заклинания, к которым предрасположен. Развивает их и заклинания, которые с ними хорошо взаимодействуют и дополняют. И ещё парочку заклинаний на всякий случай. Остальные заклинания изучаются только для поиска расположенности, и после подтверждения её отсутствия, отправляются в долгий ящик.

Твой случай необычен. У тебя можно сказать предрасположенность ко всей Светлой магии Тела и Разума. Приходится признать, что Светлая магия Души у тебя в пролёте. Ты творишь невероятные вещи у себя в голове, но за пределы тебя самого эти способности не выходят. Даже банальное Воодушевление применить не смог.»

— «Я не захотел.»

— «Знаю. Тебе не хочется влезать в голову другого Разумного при помощи магии. Что это, если не антипредрасположенность?»

— «Я и не спорю. Не особо у меня к этому лежит… душа.»

— «Каламбурь и дальше. Вот только, если бы ты смог вытащить свои Ментальные способности наружу, я бы поверил в существование молодого нагибатора. У тебя редкий дар и редкий учитель в голове, который способен научить тебя этим даром пользоваться.»

— «Нет, Дедион. Может, это просто предчувствие, но я уверен, моя Сила только внутри меня. Даже если вытащить её наружу, там ничего не будет.»

— «Странно. Это противоречит тому, что я знаю, но я тоже так считаю. Порой так и просится назвать это не Ментальными способностями, а…»

— «Воля.»

— «Я этой немагической и ненаучной белиберды не произносил. Короче, Влад. Тебе нужно выбрать несколько заклинаний, не больше пяти-шести, и сделать на них ставку. Ты не сможешь одновременно развивать всю свою магию. Рывок и Клейкость. Два заклинания, уже показавшие свою полезность и быстро прогрессирующие. Нужно их чем-то дополнить. Тебе нужно выбрать свой билд. Да, у тебя будет быстрый прогресс Светлой магии, но при этом Тёмная точно в пролёте. А ведь все атакующие заклинания хоть чуть-чуть, но имеют Тёмную направленность. Значит атаковать тебе будет нечем, по крайней мере из магии. И сейчас и в будущем. Ты определённо Светлый маг Тела и Разума.»

— «Эти рассуждения бессмысленны. Выберу я эти несколько заклинаний, и что дальше? Ты, пока я прогуливался по лесу Крирда, кучу заклинаний мне накидал, но выучил я только малую часть. Закпись тоже не гарантия. Выберу я… билд, а он так и останется только у меня в голове. Тут нужно выбрать несколько вариантов, чтобы хоть один получилось освоить. И мы снова утыкаемся в деньги.»

— «Метод проб и ошибок. Не выйдет с этими заклинаниями, накопим на новые. Будем пробовать снова.»

— «Ты может и прожил пять сотен лет и научился ожиданию, а я вот хочу всего и сразу. — Тут мой взгляд зацепился за одну интересную деталь. — А почему на той полке все Закписи продаются всего по одной золотой за штуку? Такие слабые?»

— «Нет, не слабые. Там заклинания, как и твои Клейкость или Звуколов, только для сильной предрасположенности. Вероятность, что удастся выучить, низкая. Вот и недорого стоят.»

— «Хочу взглянуть.»

В итоге я оставил в той лавке пятнадцать золотых, купив три Закписи по одной золотой и три по четыре золотых.

Уже через пару недель сумел удивить Дедиона. Из трёх редких заклинаний с расположенностью я освоил два:

Уплотнение — PONUM,

Звукохват — HOLP.

А из трёх более общих только одно.

Укрепление — NUKRET.

И ещё два заклинания я освоил без всяких Закписей. Одно, тоже кстати нечасто встречающееся, но тем не менее мне уже встретившееся:

Контроль броска — XYTRE,

И долгожданное, я чуть танцевать от радости не начал, когда оно сработало:

Лечение — REFUS.

По словам Дедиона, мой результат выдающийся. Три заклинания по Закписям из шести. И ещё два без них. Всего сейчас я могу использовать пятнадцать заклинаний (Воодушевление я считать не стал). Для четырёхмесячного Героя настоящий рекорд. Обычно для освоения одного заклинания уходят месяцы. Конечно, всё дело в Теореме, Светлая магия буквально липнет по мне.

Теперь поподробней о самих заклинаниях. Самым редким достижением было изучение Уплотнения. Реже Дедион сталкивался только с Клейкостью. Уплотнение укрепляет предмет. На начальном этапе только ту часть, которая контактирует с ладонью. Дальше площадь поверхности растёт. В идеале можно укрепить весь предмет, прикоснувшись к любой его части. Пример: У меня в руке копьё, я использую Уплотнение. Древко в моей руке становиться прочнее, магия переходит на металлический наконечник, так как определяет копьё как один предмет. Но если наконечник, скажем, воткнут в стену, на неё магия уже не перейдёт. Правда, в этом месте Дедион уточнил, что это «официальная версия». Маги с высокой предрасположенностью и большим опытом (возрастом) в этом заклинании вполне могут быть способны и на большее, просто не спешат об этом распространяться. Тренировать можно разные факторы этого заклинания: скорость активации, максимальная площадь, максимальная сила укрепления, максимальная продолжительность. Также, как и с Клейкостью, можно укрепить крупный предмет, проведя по нему ладонью целиком, но маны это ест немало, да и время опять же. И название заклинания не соответствует действительности. Предмет не уплотняется, а именно укрепляется. Его становится сложней сломать, проткнуть, погнуть. Но заклинание Укрепления уже существовало раньше, поэтому новичку досталось название Уплотнение.

Звукохват. Раньше мне доводилось сталкиваться с одноимённым артефактом, теперь освоил заклинание. Оно создаёт вокруг мага сферу приглушения звуков. Да, приглушения, полностью звуки исчезают у более опытных (старших, блин, старших) магов. Те, кто находится вне сферы, не слышат (слышат приглушенно) звуки, создаваемые внутри неё, и наоборот. Развивать можно контроль радиуса сферы, силу приглушения звуков, скорость активации.

Укрепление. Заклинание, которое по словам Дедиона, применил Цеций, когда врезался в меня во время нашей схватки. Вот почему я тогда так отлетел, а ему хоть бы хны. Как понятно из названия, заклинание укрепляет Тело мага. Правда оно довольно сильно сковывает движения, замедляет, и оказывает на Тело сильную нагрузку при продолжительном воздействии. Тренировать можно скорость активации, максимальную силу укрепления, максимальную продолжительность, можно научиться накладывать заклинание только на отдельные участки Тела, научиться ослаблять или полностью нивелировать побочные эффекты.

Лечение. С этим всё и так ясно. И Дедион не врал, у себя я могу лечить лишь неглубокие порезы, да синяки. Я, конечно, не наносил себе тяжёлых ранений, чтобы в этом убедиться, но даже рану от броска кинжала пришлось залечивать трижды, прежде чем она пропала без следа. Смысл в том, что после применения Лечения рана слегка затягивается, но если повторить сразу же — эффекта не будет. Нужно ждать не менее получаса, чтобы применить заклинание повторно к одному месту ранения. С другой целью заклинания — пожалуйста, хоть сто раз в минуту примени, но не на себе.

Контроль Броска. Тогда в лесу это заклинание много кровушки у меня выпило. Мне показалось очень полезным силой мысли управлять брошенным предметом. И я попросил Дедиона рассказать об этом заклинании подробнее. После его описания отклика, стоило мне пару раз попробовать в уме произнести активатор и готово, заклинание изучено. Вот только дальше прогресс замедлился. Не смотря на все мои тренировки я могу лишь минимально корректировать бросок, тратя при этом много усилий. Дедион считает, что к этому заклинанию у меня антипредрасположенность, и даже при помощи Теоремы, я далеко в нём не продвинусь. Обидно, единственное атакующее заклинание из выученных мной и такой облом. Тем не менее я по возможности тренирую его (всё равно броски тренировать, это мой единственный способ атаковать на дистанции), надеясь на то, что я пока просто туплю, что-то делая не так.

Тренировки с Рывком и Клейкостью дают хороший результат. Рывок теперь я могу направить не только в конечности, но и в тазобедренные и грудные мышцы. Удары получаются более резкие и точные, проблемы с нарушением равновесия тоже потихоньку убывают.

С Клейкостью тоже есть прогресс со скоростью активации, силой заклинания и продолжительностью. Есть одна сложность: Клейкость не работает на Разумных. Я не могу приклеить врага к стене и спокойно избить. Также сила заклинания значительно падает при контакте с предметом, соприкасающимся с Разумным. Тот же меч Цеция выскользнул из руки своего владельца лишь потому, что место склейки было далеко от его руки, площадь соприкосновения меча и Цеция была размером с ладонь, и я очень много маны влил в заклинание. Но, скажем, доспех, надетый на врага, мне уже не приклеить. Разве что совсем ненадолго, выложившись при этом на полную. Со временем это изменится. Я смогу прилепить любого врага к чему угодно. Осталось только потренировать его пару тысяч лет.

И, несмотря на слова Дедиона, я всё же стараюсь использовать все изученные мной заклинания. Может получится придумать, как трансформировать какое-нибудь из них во что-то убойное. Пока не придумалось.

В Кургинге Дом Мага выделялся на фоне остальных построек. Высокое здание, арочный вход, большие витражные окна с изображениями батальных сцен. Больше похоже на современное здание с закосом под старину.

Поднялся по ступенькам порога, собрался стучать, но тут створки ворот бесшумно разошлись в стороны, приглашая внутрь. Если приглашают, грех не зайти. Я и зашёл. Само собой, ворота за мной сразу закрылись.

Внутри обстановка была не менее представительская. Закписи лежали за стеклянными витринами, как в ювелирных магазинах. Приятный искусственный свет, даже мелодия играла. Примитивная, но всё же.

Ко мне подошёл, видимо, продавец, одетый в разы опрятней и богаче покупателя, что сразу напомнило сферу обслуживания на Земле. Одетые в классические костюмы, в дорогой обуви, с айфонами наперевес, сотрудники банков и страховых компаний с «искренним» уважением и радушием подсказывают и помогают своим менее обеспеченным клиентам как приумножить и обезопасить свои средства и уменьшить потери. Нет-нет, это не крик о социальной несправедливости, я не был ни по ту, ни по другую сторону этой картинки. Лишь со стороны. А со стороны это выглядит не более чем забавно.

— Фатэм, — поприветствовал он меня.

Ещё одно местное словечко, наравне с Рахлесом. И если Рахлес означает что-то вроде «Дьявол», «Чёрт», то Фатэм имеет значение, похожее на «Аминь». Благословление, пожелание счастливого пути, пожелание спокойствия умершему. Много смыслов у данного слова. Интересно другое. Ни Рахлес, ни Фатэм не имеют ничего общего ни с какой религией или мифологией. Нет таких персонажей. Рахлес означает что-то глубоко тёмное, злое, а Фатэм — чистое и светлое. Именно с маленькой буквы, к магии это не относится. Местные чаще используют Рахлес. Впрочем, на Земле чёрта тоже поминают чаще чем бога. Фатэм до этого я слышал только от Дедиона, поэтому удивился, увидев, что это слово сопровождается жестом. Кисти складываются в замок, при этом пальцы не сгибаются, и вся эта конструкция прижимается к середине грудной клетки.

И стоит, смотрит на меня со своей рабочей улыбкой.

— «Повтори за ним.»

Интересно, что будет, если не повторю.

— Фатэм, — не стал я удовлетворять своё любопытство.

— Что Вас интересует, Господин маг? — услужливо спросил продавец.

— Мне нужна секция с заклинаниями для сильной предрасположенности, — ответил я.

— Вот там, — указал он рукой на одну из дальних витрин. — Хочу Вас предупредить, Господин маг, эти Закписи хоть и дешевле…

— Я это всё уже знаю, — сказал я на ходу. — Если вы понадобитесь, я позову, — дополнил я, увидев, что… консультант?.. идёт за мной. Тут похоже два в одном.

— «Магическое развитие дело сугубо личное, так? А если я бы за его советы решил поджарить паренька?»

— «Тебя бы остановили, парня откачали, ты бы заплатил немалый штраф. Он тебе ничего не предлагал, лишь информировал. При разбирательстве главным злодеем был бы несдержанный Герой.»

— «Махать мечом, изучать магию, валять красоток разных рас в постели. Бои! Магия! Секс! А по факту — бюрократия, судебные разбирательства, законы, штрафы, пошлины. В объявлении о другом говорилось.»

— «Магией займёмся сейчас, боёв у тебя за четыре месяца как за десяток лет, а по поводу секса… Даже не знаю, после потомственной сутенёрши у тебя никого не было. А ведь намёки от фемин были. Если честно, меня это беспокоит. Как бы беды какой ни случилось. Огненный дождь, дождь из копий, метеоритный дождь.»

— «Знаешь, говорят от занудства помогают пешие прогулки. Свежий воздух, сменяющиеся картинки, размеренные мысли. Попробуй как-нибудь.»

Следующие полчаса я потратил на изучения ассортимента витрины. Второй раз я в Доме Мага, и второй раз сердце кровью обливается. Столько крутых заклинаний! И все они Тёмные. Есть ещё небольшая часть заинтересовавших меня Светлых, но откуда у маленького Героя возьмётся столько маны. А по словам Дедиона, даже если бы вся мана у меня изначально была только на одной шкале, мне бы всё равно не хватило её даже на одну активацию. Слишком Сильные заклинания. Поэтому и заинтересовали. Выбирать приходилось из остального.

В итоге выбор пал на две Закписи: UTRIP (Регенерации) и FOLAR (Светлый щит). Второе заклинание тоже было из числа слишком затратных для меня по мане, но я просто не мог отказаться от возможности использовать щит, блокирующий как физические, так и магические атаки. Да, там много своих нюансов, но это же магический щит! Как тут отказаться?

Расплатился. Не выходя из здания, активировал Закписи, приложив большой палец к специальному месту внизу листа, где нарисован маленький отпечаток ладони, почему-то с шестью пальцами. Текст Закписи при активации пропадает. Всё, теперь у меня на руках только два чистых листа бумаги за два золотых. И некая вероятность пораньше выучить пару конкретных заклинаний. Я спрашивал у Дедиона не развод ли это, ведь эта самая вероятность не высчитана и вообще вроде как разнится от мага к магу, от заклинания к заклинанию. Он сказал, что даже если это и так, то пока маг верит в их эффективность, польза будет хотя бы на уровне самовнушения. И конечно, в конце сделал вид, что ляпнул глупость, ведь теперь я в это не верю, а значит выкидываю деньги на ветер.

В общем, я верю. Верю!

Теперь нужно закупить провизии. Всё. Больше планов на этот городок у меня нет. У меня вообще нет никаких толковых планов. Куда мне идти? Чтобы я пришёл, посмотрел и сказал: всё, теперь я знаю куда попал, теперь я всё понял об этом мире, теперь я понял, чем должен здесь заниматься. Где это место? Иду не знаю куда. Но и остановиться не могу, ни одно место из пройденных не держало меня ни своими видами, ни людьми. Всё чаще мелькает мысль вернуться назад, к… нет, буду идти дальше, как упрямый осёл.

Выйдя на улицу, собирался спросить дорогу до ближайшей таверны. Нужно остановиться на ночь и заказать на утро побольше провианта. Лесов кругом больше нет, дичи не осталось. Теперь ещё и провизию на горбу таскать. Надеюсь, до марш-бросков с полной выкладкой не дойдёт. Статус есть, а инвентаря нет, не порядок.

За всеми этими мыслями не сразу заметил суету. Жители все куда-то спешили, заскакивали и закрывались в домах, кричали на разные лады.

— Что происходит? — схватил за плечо пробегавшего мимо подростка.

— Банда Нергеса снова поле сжигает, — ответил он и устремился дальше по своим делам.

Хм. Интересно.

— «Тебе бы сейчас узнать где таверна и завалиться туда, переждать этот переполох. И мне интересно, почему ты идёшь обратно к городским воротам?»

У ворот был управляемый хаос. Толпа людей заскакивала через ворота в город, все о чём-то переговаривались, перекрикивая друг друга. Но стража справлялась. Не было давки, никто не толкался, всех быстро рассортировывали на группы и отправляли дальше в город. Да и крики были не от страха, скорби и паники, а скорее от злости: «Ублюдки!», «Сколько можно?», «Когда их уже добьют?», «Рахлес!! Опять моё поле».

Часть стражников занимались гражданскими, оставшиеся находились неподалёку. Экипировались. Шустро. Тренировки действий по тревоге у них отработаны. Закончив подготовку, командир этой группы стражников подошёл к небольшой укреплённой двери, рядом с воротами, открыл её. Стражники по одному начали выскакивать наружу. Первый пошёл, второй пошёл… Э-эх, ностальгия.

Подошёл, встал невдалеке. Когда последний стражник выскочил наружу и остался только их командир, спросил:

— Могу я вам помочь?

Командир окинул меня взглядом:

— Не положено. Гражданские должны спрятаться в домах и не покидать их до получения новых распоряжений, — отрапортовал он.

— Я не местный. И я Герой.

— Герой? — и всё-таки их этот факт как-то задевает. — Хорошо. Но от меня не отходи.

— Так точно.

— «Уж лучше метеоритный дождь. Ты лезешь во всякий геморрой или из-за девки, или из-за отсутствия девки. Выхода нет.»

Командир пропустил меня вперёд, сам вышел замыкающим. Солдаты строились в три шеренги.

— Все готовы? — спросил командир. — Вперёд! — не стал он дожидаться ответа. Как и все командиры.

Двинулись. Понять пункт назначения было не сложно. Дымовой сигнал был будь здоров. Горело целое поле и несколько домиков рядом с ним.

— Что за банда Нергеса такая? — решил я получить вводную у командира стражников.

— Пришлая банда с юга. Выдавили из региона Ротерга. Здесь решили удачу попытать. Идиоты. Скоро с ними покончат, — не сбив дыхания, на бегу, рубленными фразами ответил командир.

— Уровень Силы и вооружения? — продолжал допытываться я.

— Дилетанты.

Дилетанты. Этим всё сказано.

Я был уверен, что боя не будет. Дозорная система сработала на отлично. О приближении банды узнали заранее, крестьяне успели отступить. Уж я знаю, будь тут убитые, у ворот было бы совсем другое настроение. Значит, банда не занята сейчас убийствами местных мужчин и насильничеством над женщинами, просто пытаются найти что подороже и причинить побольше ущерба всему остальному. Увидят боевой отряд — побегут.

Я ошибся.

Никто не собирался уходить. Завязалось сражение. Вокруг из укрытий были лишь шесть небольших домиков, два из которых были в огне. Магическое сражение многочисленных групп. В таком мне раньше участвовать не доводилось. Хотя я бы не стал называть это именно магическим сражением. Всё же многие здесь предпочитали сталь. И с той, и с другой стороны. Несколько Ледяных Сосулек пролетело в опасной близости от меня. Огненный Шар попал в бегущего рядом со мной командира. Попал и просто опал на землю.

— Обдолбанные твари! — прокричал он.

Обдолбанные? Вот и наркота пожаловала. Если в этом мире не будет Рок-н-Ролла, я обижусь.

Дальше мы разделились. Я как-то резко оказался сам по себе. Подскочил к одному из домов и двинулся вдоль стены. Выхватил меч. У самого угла чуть лоб в лоб не столкнулся с одним из бандитов. Рывок. Удар снизу вверх в голову.

Рахлес!

Он не один. Позади стоит товарищ по грабежу. Рывок! Плечом врезался в убитого, вместе падаем на его пока живого собрата. Удар ножом в глаз. Готов. Встал. Вытащил меч из тела. Как же неудобно, что на нём нет никаких заклинаний, очищающих от крови.

Если большая часть бандитов с большой дороги не попрятались в домах, то их было не больше, чем в отряде стражников. И если каждый защитник правопорядка убил хотя бы одного преступника, бой уже окончен. Не повод расслабляться, но я уже заметил, что уровень бандитов невысок. Перебежал к стене другого дома, продолжил обход. Дошёл до угла, выглянул. Никого. Вперёд. Шум боя чуть в стороне. Но затихает. Наверное добивают последних. И правда, зачем я вообще сюда попёрся?

Из-за угла дома вышел он. Метра два с половиной роста, но при этом худощавый, непропорционально длинные руки. И он был чёрный. И это не обозначение расы. Он натурально был именно чёрного цвета. Полностью. И понял я это потому, что на нём не было одежды. И сама кожа была странной — как будто он надел на всё тело кольчугу, и она стала его новой кожей. Эти бугорочки-колечки по всему телу привлекали внимание также сильно, как и факт отсутствия у этого существа… половых органов. Я почему-то был уверен, что это он, мне даже на секунду стало как-то его жаль.

Через секунду мне стало жаль себя.

Я ничего не успел сделать. За такой короткий период у меня пока ни одно заклинание не активируется, а голой силой мне с ним меряться…

Когда мне прилетела оплеуха, я всем телом вмазался в стену дома, так сильно, что что-то хрустнуло (надеюсь дом). Стало ясно, что и в силе, и в скорости я ему не соперник. Не успел собраться с мыслями, как меня тряхнуло, весь мир перевернулся. А нет. Это я перевернулся. Этот кастрат держал меня за ногу, причём его лицо оказалось напротив моего. Не нравится мне эта улыбка.

Голова кружится, не могу сфокусироваться на магии. Такие ситуации я как-то не додумался тренировать.

— «Это демон?» — даже в собственных мыслях заторможенно спросил я.

— «Одна из разновидностей огров.»

Огр так огр. Надо бы хоть что-то сделать. А это ещё что за?.. Мой Статус просмотрели. Дедион упоминал, что опытные маги могут посмотреть Статус у неопытных без произнесения самого слова, ещё и так, что тот об этом не узнает.

Я узнал.

— Стой, Гро Так! — услышал я женский голос. — Он Герой.

Огр чуть развернул меня в воздухе, и я смог увидеть обладательницу этого голоса. Сегодня просто день неожиданных знакомств. Девушка была красной. И это не обозначение расы. Не знаю, вся она была тёмно-красного цвета или нет — на ней была одежда. Помимо цвета кожи, можно чуть-чуть выделить ещё и рожки. Да-да, прямо из головы у неё росли рожки, сантиметров пять длинной, только чёрного цвета. Также слегка бросались в глаза крылья. Да-да, у неё за спиной, на уровне лопаток, были угольно-чёрные крылышки, напоминающие костюм бэтмена (не настоящие крылья летучих мышей), только маленькие, каждое крыло было не больше полуметра длинной. Такие вряд ли нужны для полёта, выглядят как бутафорские, с костюма на Хэллоуин. И немного из нормы выбивался хвост. Да-да, у неё, понятно откуда, торчал хвост, две трети метра длинной, тоже угольно-чёрного цвета. Не подумайте обо мне чего плохого, но этот хвост — вылитая плётка. Без всякой шёрстки, лишь на конце небольшая кисточка.

В остальном ничего необычного, нормальная девушка, как все.

— «А вот это демоница. Повезло тебе, две новые расы за минуту до смерти успел повстречать.»

— Талиса, он не стражник. Во время тревоги все, кроме стражи, должны спрятаться по домам до получения новых распоряжений. Вы же так любите команды и приказы. Он их нарушил, — гортанным голосом с явным акцентом ответил ей огр.

— Ты меня не слышал, Гро Так? Он Герой. Все Герои, оказавшиеся на нашей территории, должны быть доставлены в Замок Рока. Прямой приказ Князя. Ты хочешь нарушить прямой приказ Князя, Гро Так?

— Успокойся, Талиса. Я ведь просто пошутил, что ты так… А-А-А!

Огр выронил меня. Приземление с двухметровой высоты не вызвало во мне приятных ощущений, почти всё тело отозвалось резкой болью. Похоже, треснул всё же не дом. Костей пять-шесть, не меньше. Рядом со мной, держась за голову, на колени упал Гро Так. Он уже не кричал, лишь тихонько постанывал.

— Ты с нами недавно, Гро Так. Многого ещё не знаешь. Я тебе кое-что расскажу. НЕ СМЕЙ СМЕЯТЬСЯ НАД ПРИКАЗАМИ И КОМАНДАМИ СТАРШИХ!! — буквально проорала последние слова Талиса.

— Я понял, понял, — выдавил из себя Гро Так.

— Возьми Героя и доставь его в Замок Рока. Доложи Крадисе. Сюда можешь не возвращаться. Здесь я и сама справлюсь. — Талиса перевела взгляд на меня. — Я не изучила Лечение, Герой. В Замке тебе помогут, а сейчас я могу только погрузить тебя в Сон. Ты согласен?

— Давай, — в последнее время я часто не высыпался.

Талиса наклонилась, положила руку мне на лоб. Кожа у неё была твёрдая и немного шершавая.

— SLEEF.

Вырубился.

* * *

Пробуждение было… стандартным. Меня трясли за плечо. Я не стал сразу подрываться, решил прислушаться к происходящему. Чем больше информации, тем лучше.

— Я знаю, что ты проснулся, Герой, — прозвучал женский голос.

— У вас никто не любит подремать перед подъёмом? Очень советую, — сказал, открывая глаза.

Ещё одна демоница. Рожки на месте, хвост на месте, крылья… переехали. Если у Талисы крылышки были на уровне лопаток, то у моей новой знакомой они находились на уровне талии. Даже чуть ниже, скорее они были чуть выше её… Да что я как маленький! Её попки, задницы. Нет, учитывая габариты этой девушки, всё же попки. Она действительно была маленькой. Метр сорок ростом. Лолька. Правда здоровой груди или большой задницы у неё не было. Так что до стереотипа грудастой лоли она не дотянула. Просто лоли. А по голосу и не скажешь. Рахлес!! Дедион, похоже, прав. За всеми этими рассуждениями о лолях, попках и сиськах, совсем не заметил, что она белая. И это название расы. Она не была по-настоящему белой.

— Чтож, раз ты проснулся, приступим к делу. Покажи мне свой Статус, — сразу взяла демона за рога лоли.

— Эм, меня Влад зовут, а тебя? — спросил я.

— Я Крадиса, — слегка опешила она. Ну да, кто же начинает разговор с представления? — Отвечаю за отбор Героев для прохождения Колизея.

— Приятно познакомиться, Крадиса. Спасибо за Лечение. — Я и правда чувствовал себя отлично. — Зачем тебе мой Статус?

— Я не могу посмотреть его сама. Только титул Героя и время нахождения на Катиноле. Больше ничего.

— «Это круто. Одно дело писклявый с дыркой для вентиляции мозга, и совсем другое — Сильный маг. Влад, ей, судя по рожкам и хвосту, около трёхсот лет. Так порезать Статус, да ещё и будучи без сознания. Может всё-таки научишься атаковать своими Ментальными способностями?»

— Крадиса, ты ведь должна понимать, что раз ты не видишь всего моего Статуса, значит, я не хочу его показывать? — вкрадчиво произнёс я.

— Мне необходимо решить, есть ли смысл отправлять тебя в Колизей.

— «Влад, коси под астматика, шизофреника, наркомана, гея — ты должен откосить от Колизея.»

— «Что ещё за Колизей?»

— «А мне откуда знать? Им нужен именно Герой, значит замешано пророчество, значит вероятность твоей смерти в этом Колизее сто процентов. А это на полпроцента больше, чем когда ты из-за дырконосительницы устраняешь верхушку страны, или из-за отсутствия дырконосительницы лезешь на банду разбойников. Оставь мне эти полпроцента, оставь мне надежду!»

— Что это за Колизей? Что от меня требуется?

Очень удивлюсь, если получу ответы, но вдруг…

— Я не могу тебе сказать, — как я и думал.

— Значит, мы в тупике. Я тоже не хочу показывать тебе Статус, не узнав, что вы от меня хотите.

Сейчас есть два варианта. Первый — добрые и ласковые разговоры заканчиваются, мне показывают, как решают вопросы приспешники самого Князя Тьмы. Во время этой демонстрации я очень жалею, что не могу наложить на себя Успокоение, желательно на всё тело сразу.

И второй вариант. Я его ещё обдумываю…

— Хорошо, мне нужно поговорить с руководством, — встала Крадиса со стула и покинула комнату.

Да нет. Серьёзно? И второй вариант — демоница уходит посоветоваться с начальством?

Куда я попал?

* * *

Большой тронный зал. Огромный трон. На нём сидит он — Князь Тьмы. Два с половиной метра ростом, тёмно-серая кожа, десятисантиметровые рога, метровой длины хвост. Крылья как обычно дематериализованы, чтобы не мешать своими размерами. Он сидит, подпирая подбородок рукой и слушая Горпера — одного из своих помощников.

— Силы банды Нергеса полностью уничтожены. В бой с ними кинулись стражники Кургинга, несколько были ранены, никто не погиб.

— Сам Нергес?

— Мёртв. От захваченных в плен разбойников узнали где их логово, Талиса уничтожила там всех, смерть Нергеса подтверждена.

— С этим разобрались. Что на востоке?

— Наглеют. Нужно будет напомнить им, кто Сильнейший в этом регионе.

— Необходимо продумать силовую операцию. Сегодня вечером, найди Шенрода и приходите в малый зал. Разработаем план.

— Будет исполнено, Князь, — чуть склонил корпус Горпер.

— Князь! Князь! — вошла во всегда открытые врата зала Крадиса. — Разрешите доложить?

— Не смей влезать в разговор мужчин! — поднял голос Горпер.

— Это по поводу Героя, Князь, — прошептала Крадиса.

— Продолжай, — разрешил Князь.

— Князь! — сразу отреагировал Горпер.

— Это важно, Горпер, — настоял Князь.

— Князь, я не могу следовать вашим инструкциям, — опустила голову Крадиса.

— Крадиса, ты уже не маленькая девочка, должна знать, что инструкции только указывают общее направление. Ты сама достаточно способная, чтобы справиться с поставленной задачей. Как ты сама считаешь, у этого Героя есть шансы? — спросил Князь.

— Не вижу смысла в этом занятии, Князь, — влез Горпер. — Нашли Героя — засуньте его в Колизей. Нет ограничения на количество попыток, значит и в отборе нет смысла.

— Я уже объяснял, Горпер. К нам Герой может попасть совсем ещё беспомощным и немощным. В Колизее он только зазря сложит голову. Отпустив такого, мы получаем шанс на его возвращение в наши края более подготовленным, хоть немного подросшим.

— Мизерные шансы.

— С каких пор ты отбрасываешь мизерные шансы? — усмехнулся Князь. — Так есть у него эти шансы или нет? — снова спросил он Крадису.

— Я… не знаю, Князь. — Брови Князя поднялись в удивлении. Крадиса никогда раньше не сомневалась в этом вопросе. — Он совсем недавно на Катиноле. Чуть больше четырёх месяцев. И по словам Гро Така, он ничего из себя не представляет. Но… его Статус, я не могу его посмотреть. Вообще ничего, даже основные Характеристики. Я думала это какой-то сбой, ошибка, но реакция Героя подтвердила — он сам умудряется скрывать свой Статус. Вообще ничего о нём неизвестно. По поведению, с одной стороны, слишком расслабленный, вольготно себя чувствует, будто не понимает в окружении насколько Сильных магов находится. С другой, собран, очнувшись, первым делом незаметно убедился в наличии своего оружия и состояния Тела, сразу готовился действовать. Я уверена он способен на большее, чем обычный четырёхмесячный Герой. Есть шанс, что при его прохождении мы сможем узнать что-то новое. Но с другой стороны, если он талант, не будет ли лучше дать ему ещё развиться? Не могу умом понять и мои инстинкты противоречат друг другу.

Князь задумался. Впервые он видел Крадису такой. А её чутью он доверял.

— Хорошо, я отправлю к нему Администратора, пусть она посмотрит, — решил он.

— Князь! — опять влез Горпер.

— Что, Горпер?

— Нет, ничего, Князь. Уверен, это правильное и взвешенное решение. Мужественное, — усмехнулся Горпер.

— Спасибо, Князь, — зло зыркнула на Горпера Крадиса.

— Ступайте, — махнул Князь рукой, указывая на выход.

* * *

Хорошее кресло, мягкое. Прямо вставать не хочется. Вот уже полчаса, как Крадиса ушла консультироваться с начальством, и всё это время я нежился в удобном предмете мебели. Встать и попробовать выйти за дверь, а потом и из Замка? Нет, тут точно не Ледирия. Уверен, даже если я просто подымусь из кресла, об этом сразу узнают. Вот и сижу. Вынужден. Очень мягкое. Но вынужден.

В дверь дважды постучали, и только после этого она начала открываться. Демоны покультурней многих людей.

В комнату вошла… Она. Если попробовать описать в двух словах — идеал женственности. Если отбросить в сторону демонические черты, то останется девушка метр семьдесят ростом, цвет кожи… Я не эксперт, но напоминает актрису, игравшую женщину-кошку (эта ассоциация всплыла из-за хвоста вошедшей красотки) в её сольном фильме (фильм вроде фуфловый был, сейчас уже и не вспомню). И синие волосы. Длинные синие волосы, опускающиеся по самой попки сердечком. И это не оборот речи, кажется есть даже такой тип — перевёрнутое сердечко. Волосы были не глянцевые, не блестели на свету, как у героини мультика, скорее матовые, казалось, будто наоборот — они впитывают свет. Грудь чуть преодолела второй размер, твёрдо застыв на пороге троечки. А вот гравитацию она преодолевала совсем не чуть-чуть. Про ножки… У меня уже нет сил описывать это великолепие.

Скажу лишь, что всё это я смог так беспардонно разглядеть, благодаря её одежде. Узкая серая юбка (первый раз такую вижу в этом мире) чуть выше колен, белая рубашка, поверх которой одет серый костюм под цвет юбки.

Да, она выглядела как бизнес-леди. За исключением обуви. Демоница была боса. Не стану на пять страниц расписывать её пальчики ног. Лицо было смесью испанских и карибских черт: глаза резко очерченные, синие, под цвет волос (именно синие, а не голубые), узкие брови, прямой носик, полные губы (я бы сказал чувственные, если бы это чисто субъективное описание помогло понять как они выглядят).

Несколько похожих лицом девушек мне доводилось встречать на Земле. На Кубе. Тот, кто не был на острове, может думать, что все кубинки — сплошь загорелые красавицы с журналов. Конечно, это не так. Слава Богу. Как и везде, на Кубе девушки разные, на любой вкус. Но встречаются там и именно такие, стереотипные для туристов красотки (горячие кубино-испанки). Чертами лица демоница была как раз из этой истории. За исключением цвета глаз.

Если же вернуть демонические черты — рожки, хвост и крылышки. Как и у всех виденных мною до этого демонов (целых двух), угольно чёрного цвета. Крылья в этот раз находись между Талисой и Крадисой — на уровне талии.

Но это всё к слову. Внешность имеет не так много общего с женственностью. А вошедшая демоница была именно женственной. Начиная от того, как она заглянула в комнату, открыв дверь, как рассматривала меня, как шла к стулу, на котором сидела до этого Крадиса. Она всё делала… тут толком, с конкретикой не опишешь.

Женственно.

Она села на стул. Ну кто так на стул садится? Кто так ногу на ногу кладёт? Ты на переговоры пришла? От меня сейчас кроме мычания ничего не добиться.

— Здравствуй, Герой. Меня зовут Администратор, — протянула она мне ладонь, мило растопырив пальчики. Мило растопырив пальчики? Как? И этот голос. Не сексуально-притягательный, а скорее звонкий как колокольчик. — Можешь звать меня Адми. — Я подвис. — Разве в твоём мире это не стандартное приветствие?

— Стандартное, — восстановил я коннект с этим миром и пожал её руку. — Меня зовут Влад. Я думал, в этом тоже так здороваются.

— М-м, — прижала она пальчик к подбородку, как же она… И ведь не специально делает. — Зависит от региона. Там, где развитие магии выше, такого обычая нет.

И верно. Традиция рукопожатия на Земле появилась как демонстрация добрых намерений, мол «Смотри, у меня в руках нет оружия». На Катиноле почти вся магия активируется из ладоней, поэтому жать кому-то руку здесь скорее признак опасности, чем наоборот.

— Крадиса сказала мне, что у неё сложности с определением уровня твоих способностей. — Я смотрел как она шевелила пальчиками ног, казалось, они не могут застыть без движения. Так у всех девушек, или это очередная милота в исполнении Адми? — Ты не хочешь показывать свой Статус. Почему, если не секрет?

— Ты поверишь, если я скажу, что мне нечего скрывать, что я просто… закрытый человек, который не любит всем открываться? — смог всё же я взять себя в руки.

— Поверю, — её голос стал бы серьёзным, не будь он таким звонким, глаза стали бы серьёзными, не будь они столь по-женски глубоки. Уверен, она даже храпит мило и женственно. Если она вообще храпит.

— Я должен знать, зачем вам понадобился, прежде чем что-то решать, — закончил я свою мысль.

— У нас тоже есть некоторые правила, — улыбнулась Адми. У неё есть клыки. Не здоровые, как у вампиров в кино, но заметные резцы. Мило. Как будто могло быть иначе. — Если я расскажу тебе про Колизей подробней, мы будем вынуждены заставить тебя его проходить, чтобы ты не мог рассказать никому этих подробностей. Либо ты пройдёшь Колизей, и тогда никакого секрета больше не будет, либо умрёшь, и тогда никому уже ничего не сможешь рассказать.

— «Значит Колизей одноразовое испытание. Вероятность твоей смерти пробила потолок и теперь равна ста двадцати процентам. Влад, думаю, твоё мнение им не интересно, захотят — забросят на съедение пророчеству. Но я прошу тебя, сделай всё, чтобы соскочить.»

— Значит, стоит пройти этот Колизей хоть один раз и всё? Я так понимаю, это как-то связано с пророчеством, если вам нужен Герой?

— Верно. Этому пророчеству шесть сотен лет, и оно до сих пор не завершено. Пожалуй, это всё, что я могу тебе сказать, Влад, — положила она ладони себе на колени. У меня уже сил нет описывать как мило выглядело это простое движение.

— Как много Героев погибло за эти шестьсот лет в попытке пройти Колизей?

— Мы пытаемся отобрать только тех, у кого есть… — Неожиданно Адми замолчала, сжала губы. Мне нужно говорить, как именно она это сделала? Нет? А я всё равно скажу. Чертовски мило. — Много, Влад. Много.

— «Я уже догадался, что ты сейчас сделаешь. У меня есть хоть мизерный шанс тебя отговорить?»

— «Нет.»

— Тогда пора это закончить. Я пройду ваш Колизей. Вот только, Адми, Статус я показывать не намерен, — отрезал себе все пути для отступления я.

— Не покажешь? Совсем-совсем? — Что ты со мной делаешь?! — Я не люблю бессмысленные смерти. Нужно убедиться, что у тебя достаточно навыков… — замолчала она.

Я угрюмо молчал. Адми мило молчала, с ожиданием глядя мне в глаза.

— Нет так нет, — поднялась она со стула. — Тогда я обсужу твою кандидатуру с Князем. Подождёшь здесь ещё десять минут?

— Куда я денусь?

Я постараюсь в будущем опускать слово мило перед каждым действием и выражением Адми, кроме ну самых милых.

Адми улыбнулась мне, развернулась, и мило засеменив ножками вышла из комнаты.

— «Влад, я всё понимаю. Что тут не скажешь и не сделаешь, не ясно, как отреагируют Князь и его подчинённые. Возможно, именно такое дикое согласие пойти и сдохнуть приведёт к тому, что тебя выпнут из Замка, боясь заразиться суицидальными наклонностями. Но почему-то мне думается, что это не часть твоего грандиозного плана побега.»

— «Дедион, ты уверен в моих Ментальных способностях? Может, скажем, некая чисто гипотетическая демоница меня очаровать? Я серьёзно, шутки про спермотоксикоз оставь на потом.»

— «Некая чисто гипотетическая демоница не является сукубой, а значит не обладает предрасположенностью к Ментальной магии. Так что, нет, не могла.»

— «Она не сукуба? Как тогда сукубки выглядят?»

— «Ты удивишься… Не беспокойся. Я не хвастаю, но мои Ментальные способности были на очень высоком уровне. Если уж я ничего не могу тебе сделать, значит большинство Ментальных атак ты выдержишь без труда.»

— «Разве? Помнится, в Пространственной Яме меня чем-то приложили, если бы не удар булавой по рёбрам — так бы и не очухался.»

— «А! Точно-точно, что-то такое припоминаю, — знаю я этот его скабрезный голос, сейчас меня будут унижать. — ASEDE, вроде так активатор звучал. Хм, похоже на Светлое заклинание от укачивания. Если в него вложить много маны, плюс предрасположенность и тренировки, да наложить его на Разумного на ровной поверхности… Да не, ты же у нас Герой с невероятными Вестибулярными способностями. Нет, постойте…»

— «И правда, как я мог этого не понять. Всё ведь так очевидно. Непростительная ошибка для пятисотлетнего Героя. Нет, постойте…»

Немного помолчали.

— «Признай, Влад, я тебя круче подколол. Признаешь мою победу и я сделаю вид, что не заметил, как ты соскочил с темы своего безрассудства. Потом об этом поговорим, если это потом у нас ещё будет.»

— «Да, в этой перепалке ты меня отделал как Бог черепаху. Какие вообще мысли по поводу Колизея?»

— «Слишком много мыслей. Буду подсказывать тебе походу.»

— «А что с Князем? Без него не принимаются даже такие незначительные решения?»

— «Пророчества — очень важная штука. Для таких крепких правителей как Князь, они, зачастую, самый большой геморрой. В Ледирии этого не знали, но лучше, если есть возможность исполнить пророчество, так и сделать.»

— «А если следующее будет ещё геморройней?»

— «И такое бывает. Но по статистике, чаще беды возникают от попыток заморозить пророчество. Местный Князь многого добился. Я жил очень далеко отсюда, при жизни даже не бывал в этих краях, но про Князя слышал. Уверен, для него это пророчество как дамоклов меч… Кстати, наверное, именно из-за этого пророчества, он получил Титул «Геройское достижение».»

— «Геройское достижение?»

— «Титулы штука непростая. Ты получил Титул Героя сразу при появлении на Катиноле. Герои — отдельная тема, ваш Титул много всякого в себе несёт. Князь Тьмы — это тоже Титул. Не имя, не грозное прозвище. Полученный за выполнение неких условий Титул. Но это просто престиж. Надпись в Статусе, ничего не дающая носителю. Геройское достижение — это тоже Титул, но не просто на словах. Он даёт способность. Небольшую.»

— «Не томи.»

— «В Статусе у тебя есть страница «Достижения», верно? Так вот, Князь Тьмы может сделать там запись, которая будет видна всем, кто посмотрит твой Статус. Одну запись в год на одного Героя. Достаточно просто прикоснуться к Герою и готово.»

— «И в чём смысл?»

— «Не скажи. Одной записью он может сильно попортить жизнь Героя, или, наоборот, показать всем, что этот Герой под его защитой.»

— «Он и сам сможет убить любого Героя, раз уж для создания записи нужно к нему прикасаться.»

— «Пророчества, Влад. Не всегда можно убить Героя на своей земле. Ваш Титул самый значимый. Может принести большую удачу, как самому Герою, так и целым королевствам, при удачном пророчестве и его выполнении. Правда, чаще он приносит проблемы.»

Снова стук в дверь. Снова Адми заглядывает внутрь, будто хочет убедиться, здесь я или нет. Ми… Стоп, я же обещал. Она заходит внутрь.

— Я против этого, — сказала Адми тихо. — Но Князь… — опустила она взгляд в пол. — Нам это нужно, Влад. Колизей должен быть пройден. Идём за мной, начнём прямо сейчас.

Пришла пора покинуть тебя, моё любимое кресло.

Впрочем, идти за Адми целых три минуты, наблюдая за её… за ней, тоже очень даже.

Мы подошли к обычной двери в стене. Я таких уже сотни видел.

— Пространственная Яма, — не назвал бы своё настроение ностальгическим.

— Верно, — удивилась Адми моим словам. — Уже доводилось видеть раньше?

— Если бы только видеть.

— Влад, мне нужно, чтобы ты оставил здесь всё своё оружие и микстуры, кроме меча и ножа у тебя на поясе.

— «Не забрали заранее. Неужели и правда могли отпустить?»

Я выполнил требование Адми, сложив вещи на пол.

— Теперь, когда я согласился, ты мне расскажешь, что делать?

— Нет, Влад, — потупила глазки Адми. — Никаких подсказок. Иначе мы бы давно уже готовили Героев к прохождению Колизея. Ты всё узнаешь внутри.

Логично.

— Закрой глаза, открой дверь, пройди несколько шагов вперёд. После можешь открыть глаза, — дала мне последние инструкции Адми.

Поехали!

Открыл глаза. Я в камере. Три на три метра. Каменные стены, пол и потолок. Вместо одной из стен — стальная решётка, почему-то тёмно-красного цвета. За ней серый коридор. Далеко не разглядеть — он тонет во тьме. Никаких дверей нет.

— «Куда дверь пропала?»

— «Тебе сейчас не об этой мелочи надо думать.»

Мелочь так мелочь.

В центре камеры стоял небольшой сундук.

— «Открывать?»

— «Вот теперь ты резко стал осторожным, да?»

Открыл. Внутри ничего нет. Только пергамент, скрученный трубочкой, перевязанный верёвочкой. Развязал узел. Раскрутил пергамент.

Текст. Ну давай, почитаем.

«Дорогой, Герой. Тебя приветствует Князь Тьмы. Ты стал главным (блюдом) участником в увлекательном представлении, под названием прохождение Колизея. Тебя ждёт пятьдесят арен, пятьдесят заданий, одно (сложнее) интереснее другого. Если ты их пройдёшь, тебя ждёт (новое задание) награда. Перед каждой ареной ты будешь получать от меня инструкции. Эта решётка подымится через десять минут. Иди вперёд смелее! Желаю тебе (сдохнуть) удачи!

Искренне твой, Князь Тьмы.»

— «А у тебя, оказывается, ничего так чувство юмора, Дедион. В твои-то детские пятьсот лет. Вон, Князь Тьмы за девятьсот так из яслей юмора и не вылез.»

— «Пятьдесят заданий. Пятьдесят заданий!»

— «Ага. Надеюсь, кормить будут.»

POILN (Ночное Зрение). Ничего. Коридор как был во тьме, так и остался.

— «Тьма магическая. С твоим Ночным Зрением тут ловить нечего. И лучше экономь ману. Чувствую, она тебе понадобится.»

Отключил заклинание.

— «Можно ли хитрить? Раньше времени сломать решётку? Пропустить сорок девять арен, и выйти сразу к последней?»

— «Если это изначально не заложено в пророчестве, то нет. Вернее, ты не сможешь, никто не сможет.»

— «Может просто никто не пробовал.»

— «Поверь, если сейчас сюда упадёт метеорит, Замок Рока сотрёт с лица Катинола и все окрестные земли сгорят дотла, эта решётка всё равно будет стоять невредимая. Считай, что у неё Статус — неуничтожимый объект. И так во всём, что касается пророчества.»

— «А как понять, заложена в пророчестве хитрость или нет?»

— «В этом такого точно нет. Иначе оно не висело бы шесть сотен лет. Да и вообще, я так понимаю, нас ждут сражения с разными противниками. В таких забавах пророчества не любят хитрецов, тут проверка на Силу.»

— «Значит, играем по правилам.»

Через пять минут решётка поднялась. Коридор посветлел. Вот только он был пуст. На другом конце была ещё одна решётка, тёмно-синего цвета. Подошёл к ней. Решётка позади опустилась. За новой же клубилась непроглядная тьма. Над решёткой была надпись «Арена один», а ниже «Пять минут».

А вот сбоку, на стене было кое-что поинтересней. Рисунок. Он изображал нечто, очень похожее в профиль на автомат Калашникова. Его укороченная версия, АКС74У. Под рисунком было описание заклинания «Ледяная Пуля». Время активации — одна секунда, начальная скорость — семьсот метров в секунду (почти как у механической версии этого автомата), темп стрельбы, очевидно, не более шестидесяти выстрелов в минуту (тут отставание более чем в десять раз, если не учитывать время перезарядки и нагрев ствола). Правда «Ледяная пуля» формируется не внутри, очевидно, артефакта, а прямо перед стволом, сразу после нажатия на курок, и через секунду отправляется в цель. Не очень удобно, целая секунда, чтобы увернуться. Или удобно, если с такими штуками будут охотиться на меня.

— «Ты знаешь, что на рисунке?»

— «Местная артефактная подделка под автомат. Скорее всего это подсказка, чем будет пользоваться твой первый противник.»

— «То есть мне такого красавца не дадут?»

— «Сильно удивлюсь, если тебе здесь дадут что-нибудь кроме пиздю…»

— «Что означает надпись «Пять минут» над решёткой? Время на прохождение испытания?»

— «Нет. Это отсчёт времени до подъёма решётки и начала испытания. Пять минут с момента, как опустилась предыдущая решётка. Стандартно для подобных ситуаций.»

— «Значит где-то через две минуты на меня начнётся сафари.»

— «Меня больше волнует, через сколько минут оно закончится.»

Что ж, начнём потихонечку.

* * *

Комната Обзора. Ничем не выделяющаяся, на фоне остальных помещений Замка Рока, комната. Кроме разве что одной из стен, представляющей из себя зеркало. Обычное зеркало. И лишь в момент прохождения Героем Колизея, проявляется магия, заложенная в этот артефакт, созданный Высшей магией. И зеркало становится экраном, отображающим происходящее сразу с нескольких ракурсов.

В комнате были трое. Крадиса, ответственная за отбор Героев, а потому всегда присутствующая здесь в такое время, чтобы учесть увиденное при следующей попытке. Маладиса, трёхсот сорокалетняя сукубка, одна из ответственных за исследование Пространственной Ямы, и Гранс, человек, чуть младше двух сотен лет, довольно способный малый в магии Поддержки, ответственный за порядок и безопасность в этой части Замка. Все стояли у противоположной стены от артефакта-экрана, смотря, как Герой вытащил нож, встал на колено у стенки рядом с решёткой, и слегка высунул голову, ожидая начала первого испытания.

В открытую дверь комнаты вошёл Князь, запирая её за собой.

— Началось? — спросил он.

— Вот-вот, — ответила Крадиса.

Князь прошёл и уселся в огромное кресло, единственный предмет мебели, стоящий в центре комнаты.

— Посмотрим.

* * *

Решётка поднялась и…

Ничего. И никого.

А помещение просто огромное. Перебежал за огромный валун чуть впереди, осмотрелся. Под ногами песок. Метрах в ста справа и слева стены. Впереди тоже стена, но до неё все пятьсот метров, не меньше. С трудом сумел разглядеть на той стороне ворота, закрытые очередной решёткой, тёмно-оранжевого цвета. С трудом, не потому что далеко, а потому что все помещение заполнено многочисленными естественными и искусственными преградами. Валуны, деревья, терновники вперемежку с деревянными стенками метровой высоты, естественные ямы и горки из песка вперемежку с явно искусственно созданными окопами и насыпями. Позади тоже стена. И решётка уже успела закрыться. Значит, помещение — прямоугольник двести на пятьсот метров с целой кучей укрытий. А вот потолка нет. На высоте пяти метров клубился непроглядный туман, в котором тонули стены и кроны деревьев. Было ещё кое-что интересное — у левой стены, метрах в десяти от неё, была ещё одна стена, параллельная этой. Она была длинной метров четыреста пятьдесят и тоже тонула в тумане. Получился узкий туннель десятиметровой ширины. И метров двадцать пять не достающий до перпендикулярных стен с обеих сторон.

Решил глянуть, что там. Перебежками от одного укрытия к другому добрался до левого края и заглянул за стену. Ого! Как я и думал, узкий туннель, идущий почти до противоположного конца помещения. Вот только он был очень труднопроходим, здесь укрытия чуть ли не друг на дружке стояли. Ямы, поваленные деревья, стены. Просто непролазные джунгли.

Снова вернулся в середину. Лучше пойду по центру.

Начал не спеша двигаться к противоположной стороне. Когда я прошёл половину расстояния до своей цели, решётка поднялась. Мне навстречу вышли… раз-два-три… шесть человек?.. Как-то странно они двигаются. Немного дёргано. А вот в руках они держали те самые подделки под автомат. Вот только… Да, даже отсюда я разглядел, что эти подделки сделаны из цельного куска дерева. Как трафареты. Их даже не покрасили! Смотрится смешно. Если не знать, на что эти деревяшки способны.

Да, это сафари. И я главная дичь. Если эти шестеро не полные нубы в использовании игрушек в своих руках — у меня, мягко говоря, большие проблемы.

Решётка за ними опустилась. И они не нубы. Держались не одной кучей, которую удобно накрыть артиллерией, шквальным огнём, на крайняк просто закинуть гранату, но и разделяться не стали, держали друг дружку в зоне прямой видимости. Передвигались не одновременно, одни вставали за укрытием, беря под контроль пространство впереди, парочка в это время перебегала от одного укрытия к другому. И повторить. Двое держались чуть позади остальных, обеспечивая общий контроль местности. Да они даже зоны огня распределили вполне сносно, учитывая сложность местности.

И они явно не люди.

— «Кто эти молодые любители военщины?»

— «Автоматоны. Иронично. Это куклы, управляемые дистанционно. Принцип тот же, что и у меня: Контролёр получает информацию с органов чувств Автоматона и принимает решения, что делать.»

— «А эта дёрганость, что, пинг у сервера большой? Или как там оно называется?»

— «Ха, что-то типа того.»

— «На Катиноле есть места, где в ходу огне… магострел?»

— «Это пророчество. Не удивлюсь, если их контролёры не на этой планете.»

— «Если меня уделает кучка геймеров в КС, ни разу настоящего ствола в руках не державших, это будет самая позорная смерть.»

Они продвигались вперёд, я, соответственно, назад. Расстояние сокращалось. И между нами, и между мной и стеной. И конечно, в какой-то момент меня заметили. Начали мелькать первые Ледяные Пули. Неплохо кладут. Стал забирать в левую сторону (ставшую правой, когда я повернул назад). В общем, я двигался к тому узкому непролазному туннелю. Когда я к нему приблизился, ситуация стала критической. Меня зажимали, между мной и ближайшими Автоматонами не было даже сорока метров. Надеюсь понятно, что для стрелка это плёвая дистанция. Меня спасала низкая скорострельность их игрушек, и умение правильно передвигаться по открытым участкам. Осталась последняя перебежка, и меня скроет от них стена.

Ну, с Богом.

Несколько Ледяных Пуль пролетели совесем близко, попортив мне если не шкуру, так нервы точно. Последняя ударила в угол стены, когда я за неё забегал, пара ледяных осколков попала по мне. Впрочем, безболезненно.

Повезло. Добежал. Неподалёку, в начале туннеля, стояло дерево, за ним я и спрятался.

— «Как они между собой общаются? Надеюсь не при помощи игрового чата?»

— «Голосом они общаются. Тебе бы дальше идти.»

— «Нет, я на месте.»

— «С таким же успехом мог бы ждать их за любым укрытием раньше.»

— «Что я — дурак, на шестерых стрелков бросаться с большого расстояния?»

— «Ну, учитывая местность, расстояние подсократится, но не сильно.»

— «И расстояние сократится и количество Автоматонов.»

— «И почему? Погоди…»

Дедион не зря задумался. Я видел, что перед тем, как двинуться вперёд, пара Автоматонов также заглянули в этот туннель, проверить что тут. И если Автоматоны не совсем дураки, в чём я успел убедиться, часть из них сейчас на всех парах бежит обратно, ко второму выходу из туннеля, ведь я в любом случае не смогу проскочить его раньше, значит есть стопроцентный шанс зажать меня с двух сторон. В узком коридоре, где особо не развернёшься. Оставшиеся здесь могут взять под контроль выход, а могут попробовать рискнуть идти за мной. В любом случае, мне будет проще, когда они разделятся.

Так и вышло. Где-то через две минуты, я срисовал двоих Автоматонов. Конечно, они не как идиоты подошли к углу стены, подставляясь под удар, а сделали небольшой крюк, благо у них было двадцать пять метров до стены в запасе. И начали двигаться вперёд. Их всего двое? Остальные побежали наперехват? Может где-то засел третий? Дерево было в десяти метрах от начала туннеля, как только эти двое в него зайдут, для прикрытия, если оно есть, они окажутся в слепой зоне.

Значит, подождём.

Зашли. Один пошёл вдоль одной стены, второй вдоль другой. Ещё пара шагов, и второй меня срисует. Пора!

Выскочил из укрытия. Рывок в правую руку, плечевые мышцы. Бросок. Вижу куда полетел нож, уверен, что попал, но дожидаться не стал. Рывок. В этот раз по его прямому назначению. В один миг преодолеваю пять метров, рядом с головой пролетает Ледяная Пуля. Рывок. Укрепление. Врезался в Автоматона, и только в этот момент понял, что не узнал у Дедиона насколько куклы прочны и сколько весят. Как бы я сейчас… Автоматон отлетел от меня, приложившись об стену, в следующее мгновение я уже свернул ему шею. Не самое простое на самом деле… дело, но при помощи Рывка несложное. И только сейчас оглянулся убедиться, что вывел обоих. Нож по самую рукоятку вошёл в голову первой куклы.

Шустро, но стараясь не засветиться за туннелем (вдруг там кто-то всё же засел), забрал оружие у Автоматонов. Лёгкие, просто ужас. Когда веса в руке не чувствуешь, ощущения совсем не те. Хотя его прототип тоже лёгонький, даже трёх кило нет. Опустил ствол под ноги, нажал на курок. Выстрел. Работает. Я боялся, что в моих руках, игрушки Автоматонов будут просто куском дерева. Снял ремень со штанов. Клейкость. Всё. Один автомат, обзаведясь ремнём, повис за спиной стволом вниз, второй удобно расположился в руках. Так-то лучше.

Никакого прикрытия не было. Логично, оно в этом месте бесполезно, двоих уже потеряли. Так-так, а где?.. А вот они, молодчики. Спешат, спины мне подставили. Быстрыми перебежками подсократил расстояние. Несмотря на то, что я, по их мнению, должен быть в туннеле, они всё также передвигались перебежками по двое, при прикрытии двоих. Быстрее, небрежнее, но всё же. Собственно, эта осторожность и помешала им меня с самого начала быстро догнать и порешить — ожидали ответной стрельбы.

Выцелил удобный момент — двое перебегают, двое прикрывает. А вас двоих кто прикроет? Нажал на курок, секунда, выстрел, минус один. Не снимаю пальца с курка, сразу появляется новая Ледяная Пуля, навёл на второго. Выстрел. Минус два.

Тут-то меня заметили. Двое на одного. Без шансов. Несчастные Автоматоны. Они отстрелялись и нырнули каждый за своё укрытие. Я нажал на курок на одном автомате, через полсекунды на втором. Выстрел. Ледяная Пуля попадает в угол стены, за которой прячется один из Автоматонов. Ну давай, я же отстрелялся! И он высунулся. Второй выстрел.

Минус три.

Остался только один. Он выбрал защитную тактику. За своим укрытием нажимал на курок, выжидал и перед самым выстрелом выглядывал из укрытия. Конечно, ему просто не хватало времени меня выцелить. Если время выстрела фиксировано, не обязательно дожидаться последних доль секунды, чтобы выскочить. Ведь мне нужно будет каким-то образом угадать, когда ты нажмёшь на курок, и самому сделать это чуть раньше. Плюс, угадать с какой стороны своей стенки ты выскочишь. Так что нет смысла так бояться, возьми больше времени на прицеливание и упреждение.

Не то чтобы я обрадовался бы, начни он следовать моим советам. Он и не следовал. И продолжал мазать.

Я подбирался к нему всё ближе, иногда постреливая в ответ, для острастки. И вот мы добрались до противостояния на сверхблизких дистанциях. Метров пятнадцать между его стенкой и моим деревом. Достало. Я вышел и пошёл навстречу, чуть забирая в сторону, чтобы ему опять же было сложнее в меня попасть.

Выглянул. Кажется, даже удивился моей наглости. Рывок. Бросок. Ледяная Пуля пролетает мимо меня, нож попал Автоматону в грудь. Он завалился обратно за своё укрытие. Мёртв? Что за дурацкий вопрос. Делаю крюк ещё больше, захожу сбоку. Лежит. Нажал на курок, секунда, теперь точно мёртв.

Подошёл. Вытащил из груди Автоматона свой нож. Чистый. Опять. Видимо, у них нет ни крови, ни другой жидкости внутри. Хороший получился бросок. Метров на пятнадцать. Звучит может не особо круто, но на деле это очень большая дистанция для метания. Даже девять метров считается большой дистанцией. Да и нож не метательный, а боевой. Такие, конечно, тоже предназначены и для метания в том числе (по факту, можно и гвозди научиться метать), но это не основное их назначение. И вообще, в эпоху огнестрела, нож даже в ближнем бою нечасто приходиться использовать, всё больше по хозяйству — консервы там вскрыть, верёвку перерезать, ткань какую раскроить, ветки подрезать, заточить. Так что великим метателем ножей я никогда не был. И только на Катиноле, за неимением огнестрела и атакующих на дальних (да хоть средних) дистанциях заклинаний, натренировался. Рывок тоже забывать нельзя. Без него и скорость и сила броска были бы совсем не те. Это не боевичок из девяностых, нож пятнадцать метров не за мгновение преодолевает.

А когда это решётка поднялась? Впрочем, раз приглашают — нужно идти.

Стоили войти, как решётка опустилась.

Комната. Три на три метра. На противоположной стене очередная решётка, тёмно-синяя. Надпись «Арена два» и ниже «Тридцать минут». Полчаса — передышка перед следующим заданием.

В центре комнаты небольшой сундучок. Открыл. Новое послание от Князя Тьмы.

«Дорогой, Герой. Ты справился с целым одним заданием, а впереди осталось всего сорок девять. Начало твоего (короткого) великого пути положено. Следующее задание должно быть особенно простым. Ведь каждый маг гордится своими знаниями и интеллектом. Победить безмозглого врага — что может быть проще? Тем более, когда он один. Твой следующий соперник просто дубина. И конечно, невозможно проиграть, когда на твоей стороне сам Князь Тьмы. Прими от меня в помощь это величайшее оружие и одолей врага. А своё бесполезное барахло лучше выбрось — только мешаться будет.

Искренне твой, Князь Тьмы.»

Стоило дочитать очередную писульку местного главнюка, как автоматы… растворились в воздухе.

Просто супер! Бесполезное барахло?! И где тогда величайшее оружие?

На дне ящика лежало два маленьких камушка. Взял в руки, покрутил.

— «Они магические?»

— «А сам как думаешь?»

— «То есть Князь Тьмы подогнал мне кремень и кресало. Как насчёт сгонять на пикничок?»

* * *

В комнате Обзора стояла тишина. Все просто смотрели на происходящее. Первой не выдержала Крадиса:

— Это странно. Герой явно знаком с оружием, которым пользовались Автоматоны.

— Оно ведь вроде повторяет совсем недавнее изобретение его мира. Чему тогда удивляться? — не увидела ничего необычного Маладиса.

— У Колизее необычное… чувство юмора. Он не в первый раз натравливает на Героя врагов с оружием его родной планеты, но он делает так, только если Герой лишь понаслышке с этим оружием знаком. Что-то вроде «посмотри какой неудачник, я дал тебе фору, у врагов было знакомое тебе оружие, а ты всё равно проиграл». А здесь… Первый раз вижу, чтобы Герой прошёл испытание даже царапины не получив. Он знал, как правильно укрываться, как уклоняться от попаданий, предсказывал их действия, управлялся с артефактами лучше кукол.

— Хм, может, сбой? — теперь Маладиса и правда удивилась.

— Колизей считывает воспоминания Героя и на их основе подбирает задания. Как он мог так ошибиться? — последний вопрос Крадиса прошептала себе под нос. — И сундук. Раньше в нём были только послания, теперь же Колизей положил туда эти камни.

— Компенсация за артефакты? — спросил Князь.

— Раньше Герои тоже иногда затаскивали предметы с арены в комнаты Подготовки, но Колизей их просто стирал.

— Я и говорю, компенсация. Для Героя исчезновение этих артефактов действительно ослабляющий фактор, раз он умеет ими пользоваться. Он сам их добыл, сохранил в целостности, пронёс с собой. Колизей не мог просто забрать предметы, на которые у Героя вполне конкретные планы, — пояснил свои слова Князь.

— Вполне возможно, другого варианта я пока не вижу, — снова прошептала Крадиса.

— Два обычных камня вместо двух боевых артефактов? Больше похоже на издёвку, — заговорил до этого молчавший Гранс.

— Не важно что, главное есть прецедент. Нужно будет поразмыслить на эту тему, — сказала Крадиса. — Надеюсь этот Герой предоставит нам ещё больше новых данных.

— Ты надеешься лишь на новые данные, Крадиса, — усмехнулся Князь. — Не особо обнадёживает от ответственного за прохождение Колизея. Посмотрим, что там со вторым заданием.

* * *

— «Ты тоже думаешь, что выбор «величайшего» оружия не случаен? И ещё эта строчка: «Твой следующий соперник просто дубина». Или это просто уловка?» — сказал я пытаясь хоть что-то рассмотреть сквозь тьму за решёткой.

— «Не знаю. А даже если и так, у тебя есть идеи, что с этим делать?»

— «Может и есть. Правда, смотреться будет диковато.»

Глава 2

Решётка поднялась. И первым на арену повалил… дым. Клубы чёрного дыма. И уже следом за ними выскочил Влад, держа в руках над головой меч, на который был насажен горящий сундук.

Да, это была очередная гениальная идея этого сорвиголовы: поджечь сундук, в котором лежало послание от Князя Тьмы.

Сундук был покрыт лаком, поэтому это было не так просто. Десять минут Влад курочил сундук мечом, ножом, пинал ногами, пока в итоге не получилась куча досок и щепок, с трудом держащиеся гвоздиками на металлических ободках некогда сундука. В нескольких местах применил Клейкость, чтобы это чудо инженерной мысли не развалилось раньше времени. Вместо трута использовал пергамент с посланием Князя Тьмы. Долго тёр лист у себя в руках, пока тот не превратился в лохматое нечто, и со словами «Ну вот и Князь пригодился», воткнул это нечто в удобное для розжига место.

И за пару минут до начала испытания поджёг творение своих рук. Вспыхнуло сразу, огонь распространился быстро, но ещё быстрее распространился дым. Едкий, чёрный дым от лака. За решётку он не улетал, постепенно заполняя маленькую комнату. Это была бы умора, умри Герой от удушения или отравления угарным газом в комнате Подготовки, между испытаниями. Не будь я внутри этого чокнутого, смеялся бы громче всех. Но я внутри. И как-то не до смеха.

Влад уже мордой в пол лежал — вдыхал последние крохи воздуха, когда решётка начала подыматься. Вот только сундук уже превратился в костёр. Такой руками не взять. Настало время очередной гениальной идеи — использовать меч как вертел. Если нашим вторым врагом окажется кто-то Разумный, он в осадок выпадет от увиденного. Как Влад и предрекал, смотрелось дико.

Вторая арена была в форме круга, радиусом сто метров. В центре арены стояло дерево, вот только это не совсем дерево, а вернее вовсе не дерево.

— «Влад, ты оказался прав. Видишь дерево в центре арены? Сожги его как можно скорее! Давай, побежал!»

— «Гринписа на тебя нет. И что это за дерево?» — уже на бегу поинтересовался Влад.

— «Это Корнежор.»

— «А-а, Корнежор! А я как-то сразу не признал.» — Хватает же у него нервов меня стебать в такой ситуации.

А ситуация и правда дрянь. Влад даже половины расстояния не пробежал, а земля уже ходуном ходит, корни повсюду вылезают из земли. Хорошо, что сейчас середина лета. Летом корни Корнежора более ленивые, они опутывают жертву и медленно разрывают на куски. Зимой же они действуют на подобии хлыстов, со всех сторон истязая жертву на такой скорости, что не увернуться и не сбежать.

Влад уворачивается, обегает и перепрыгивает корни, вылезающие из земли буквально отовсюду. Взрослая особь, скоро вместо земли под ногами будет ковёр из корней. Один из корней ухватил Влада за ногу, он с силой ею дёрнул. Наивный, если бы так можно было вырваться. Влад выхватил нож, применил Рывок. Перерезал. Повезло, что корень тонкий. У них очень высокое сопротивление физическому урону и воздействию. И пока возишься с одним, десяток успевают прийти ему на помощь.

Так и вышло, корни уже повсюду, дальше не пройти, назад не вернутся.

Влад опустил меч, схватился за него обеими руками, чуть повернул корпус назад. Рывок на всю верхнюю половину тела. Горящий сундук вместе с мечом пролетел около двадцати метров и… Да! Да! Страйк! Попал прямо под ствол Корнежора, откуда и растут его корни.

Осталась самая малость — выжить, пока сгорает огромное дерево.

Влад перехватил поудобнее нож. Мы ещё побарахтаемся.

Барахтались две минуты. Несколько перерезанных корней, несколько Рывков, позволивших выскочить из западни, но сначала один корень, опутавший правую ногу, который не получалось перерезать, потом второй, укрепившийся уже на руке.

А Корнежор не спешил загораться. А ведь у него слабость к огню. Давай, быстрее разгорайся, полено!

Корень сумел опутать руку Влада с ножом. Сопротивление стало минимальным. Влад использовал Рывки на опутанные конечности, но результата это не давало. Один из корней начал опутывать Владу шею, остальные стали выкручивать пойманные в ловушку конечности. Не могу чувствовать боль его Тела, но уверен, она немаленькая. Влада подняло в воздух на пару метров над землёй, хотя какая там земля — клубок корней. Влад терпел боль, стиснув зубы, как вдруг…

— Ты куда, сука, полез?? — прошипел он.

В смысле?

— Только попробуй! — прорычал Влад, сильнее прежнего задёргавшись в путах.

Что вообще происходит?

— Только попробуй, грёбанная тентакля! — бесновался Влад.

Тентакля? Тентакля!

Серьёзно? Мы сейчас сдохнем, а ты…

— «Аха-кха-пха-аха-кха-ха-а! Тентакля!.. Грёбанная тентакля!.. Ах-кха-ха-пха! Тебе повезло, познал что-то новое перед смертью.»

Арену заполонил визг. Огонь наконец взял своё, и ствол Корнежора запылал.

— «Нахрен такие познания. Фух, ещё бы чуть-чуть, и я был бы рад тут умереть.» — Влад вырвал руку с ножом, и теперь рубил корень, захвативший его вторую руку.

— «Кажется, хватка ослабевает, сейчас выберусь.»

Тут Влада резко опутали десятки корней, скрутили всего, с головы до ног. Подняли ещё на несколько метров вверх и… швырнули.

Это будет жестко.

NUKRET (Укрепление). Удар. Пролетев более полусотни метров, Влад впечатался в стену и рухнул на землю. Перед глазами всё потемнело. Влад вырубился.

Интересное состояние. Я использую саму возможность носителя мыслить, чтобы создавать собственные мысли и идеи. И сейчас, когда мышление Влада от удара нарушено, и он сам без сознания, я чувствовал себя как будто пьяный. Мысли плыли куда-то. Я, начав думать о чём-то, сразу забывал о чём размышлял только что. Не могу ухватится за мысль, вроде ведь что-то важное происходит.

Влад застонал. Перед глазами появилась картинка. Расплывчатая, с плавающими кругами, но для начала неплохо. Влад трясёт головой. Изо рта вытекает струйка крови. Сплёвывает. Надеюсь, эта кровь не из лёгкие или кишечника, иначе дело труба.

А в центре арены прекрасное зрелище. Весь ствол Корнежора покрыт огнём. Тысячи корней взметаются в воздух, хлещут во все стороны. До Влада не достают. Повезло. Во время опасности корни переходят в оборонительный режим. Когда ствол загорелся, Корнежор решил, что это от Силы Влада, вот он и вышвырнул угрозу подальше, вместо того чтобы тратить время на убийство.

Влад стоял и смотрел на пламя. Он несколько раз применил Лечение к разным местам, но пока я не мог точно сказать, насколько всё серьёзно. Слух, например, до сих пор не вернулся полностью, в ушах звенело. Но это даже хорошо, иначе от визга Корнежора можно было бы и оглохнуть окончательно.

Но вот, корни в последний раз взметнулись в воздух, застыли там на пару секунд, потом по ним прошла дрожь, как мышечный тремор, и они, уже безжизненные, рухнули на землю.

Ещё одно испытание пройдено, ещё одна решётка поднялась вверх. Влад, вдоль стеночки, опираясь на неё рукой, двинулся в очередную комнату Подготовки.

* * *

— Колизей исправил свою оплошность, — слова Крадисы нарушили тишину комнаты Обзора. — Задание, для которого у Героя просто нет подходящей магии.

— Если бы не оставленные Колизеем кресало и кремень, как он вообще бы мог пройти это задание? — спросил Гранс.

— Сундук можно было поджечь и по-другому. Меня больше волнует другое. Мы всегда думали, что Колизей подбирает невыполнимые задания для Героя, подстраивает их сложность, в зависимости от Силы, способностей и воспоминаний Героя, так? — спросил Князь Тьмы, обращаясь напрямую к Крадисе.

— Да, так и есть, — уверенно ответила она.

— Если бы он не провернул этот трюк сейчас, мы бы так и подумали: «Колизей выдал невыполнимую задачу, с которой просто невозможно справиться». А что теперь? — продолжил спрашивать Князь.

— Думаешь, в тысячах проваленных заданиях, всегда был вот такой неожиданный выход, решение? Нет, именно этот случай исключение, Князь, — всё также уверенно ответила Крадиса.

— Жаль. Хотелось бы найти закономерности, а не полагаться на исключения, — подытожил Князь.

А Гранс, впервые присутствовавший при прохождении Героем Колизея, задавался вопросом: «Если Колизей подстраивается под Героя и подбирает для любого из них заведомо невыполнимые задания, то какой вообще смысл в отборе?»

* * *

Ничего не меняется. Комната три на три. И сундук. Теперь перерыв до следующего задания целый час. Заняться особо нечем, почитаем, что пишет «Искренне мой»:

«Дорогой Герой. Как ты уже успел убедиться, Колизей — превосходное место, исполняющее твои скрытые желания. Всё прошло просто идеально, и в случае чего, всегда можно «отмазаться», что ты этого не хотел. Я и дальше постараюсь соответствовать твоим ожиданиям. Может достать для тебя Антрацитового Минотавра? Они известны своими ненасытными желаниями не меньше, чем размером своего инструмента их удовлетворения. Хотя, пожалуй, я спешу. Тебе, мой сладкий Герой, понадобятся ещё парочка переходных шагов, перед этим желанным свиданием. А то ещё не выдержишь напора страсти. Но это дела далёкого (по правде не очень) будущего. Сейчас же тебя ожидает третья арена. За доставление мне поистине эстетического удовольствия от прохождения последней, я решил вернуть тебе твою игрушку. Тем более размер у неё подходящий для твоих фантазий. Так что вперёд, готовь свой (зад) меч для новых свершений!

Искренне твой, Князь Тьмы.»

На дне сундука лежал мой меч.

- «Этот ублюдок отучился в яслях и поступил в школу. Помнится, раньше через четвёртый класс перепрыгивали, в школе юмора нужно тоже так сделать. Перепрыгивай через класс Камеди Клаба, а не оставайся там на второй год девятьсот лет подряд, Искренне мой, Князь Тьмы.»

— «Грубовато, пошло, но знаешь, довольно весело. Ты сядь, перечитай, неплохо написано. Сесть-то сможешь?»

— «Сука!!! Ему конец, он пройдёт до конца то, что чуть не прошёл я.»

— «Чуть не прошёл?»

— «Ты меня на арене не слушал что ли?»

— «Слушал-слушал. Только у вас на планете разные поверья ходят: на полшишки не считается, один раз — не пида…»

— «Ты меня выбесить хочешь? Поверь, в таких вопросах я врать не стану.»

— «Не знаю, от твоих ощущений я отключён. Хотя сейчас я этому даже рад.»

— «Ну-ну, шутке две минуты, а она уже заезженная.»

— «Главное, чтобы заезженной была шутка, а не… объект шутки.»

— «Хорошо, что он вернул мне меч, я уже знаю куда его ему запихну.»

— «Я не пойму, ты за или против таких отношений?»

— «Ни за и ни против. Я против лично становиться частью таких отношений. И с каждым шагом к выходу из Колизея и встречи с Князем Тьмы, я за анальную кару.»

— «Прозвучало двояко.»

— «Зато выполнено будет однозначно.»

— «Ладно. Проехали. И всё же перечитай письмо, может здесь тоже есть намёк на следующего врага или способ борьбы.»

— «Вроде ничего, кроме упоминания Антрацитового Минотавра.»

— «Надеюсь это шутка. Ты действительно не готов к встрече с таким врагом. Во всех смыслах.»

— «Ха-ха. Кто у нас тут пятисотлетний умник, а, Лейбниц? Я даже названий местных монстров не знаю, как мне увидеть подсказки? Это тебе голову ломать нужно, может пятисотлетний извращенец поймёт намёки девятисотлетнего извращенца.»

— «Ничего такого не вижу. И кстати, я никого не обвиняю в том, что у него чёрный юмор, вот и ты, Влад, никого извращенцем не называй.»

Я пнул сундук.

— «Полностью металлический, и к полу приклеен. В комнате пусто. Остаётся только ждать.»

На протяжении часа ещё несколько раз применил Лечение. Хорошо обошлось без внутренних повреждений, только при столкновении со стеной сильно прикусил язык. Ну и отшиб себе всё, что можно. Значит, Укрепление действительно работает и на внутренние органы, иначе они сейчас были бы как после блендера. В общем, полностью здоров и цел, готов к труду и обороне. Ещё бы узнать что меня ждёт.

И я узнал. Неожиданно тьма за решёткой рассеялась.

— «Час ведь ещё не прошёл?»

— «Да. Пять минут должны быть в запасе. Дают возможность посмотреть, какое будет испытание.»

Перепад высоты. Мой пол был метра на три выше чем пол арены, придётся спрыгивать. Зато с такой высоты обзор лучше.

Арена была прямоугольной, приблизительно двести на триста метров. А внутри был лабиринт: множество проходов шириной полтора метра, огороженные стенами в три с половиной метра высотой. Много тупиков. И много оружия. На внешних стенах арены, на стенах внутри лабиринта, висели на подставках мечи, ножи и копья самых разных форм и размеров. Наверняка, у каждого из них есть собственное название, только мне они не особы интересны. Катану от сабли отличу и хватит пока. Не доходя пятнадцати метров до противоположной стены, лабиринт заканчивался. Я сразу разглядел решётку, в этот раз тёмно-фиолетового цвета.

Я был не единственным участником этого испытания. Было ещё трое. Вот только им повезло меньше чем мне. Они висели. Буквально. У противоположной стены. В один ряд. У них на руки были одеты кандалы, которые крепились к цепи, которая в свою очередь крепилась к потолку. Таким образом, они болтались на высоте пары метров пола. Слева был старик, по центру девушка, справа молодой парень.

Что здесь творится?

— «Рахлес! Сразу три.»

— «Не хочешь объяснить?»

— «Это казнь, применяемая к преступникам. Их подвешивают, а потом спускают Крокеров.»

— «Крокеров?»

— «Да. Ты их сейчас не видишь, наверняка спят за стеночкой лабиринта, но когда испытание начнётся… Рахлес! Этими игрушками их серьёзно не ранить.»

— «Дедион, давай конструктив. Описание, повадки.»

— «Здоровенные псы без шерсти с вытянутой пастью, как крокодилья. Полтора метра в холке. Слепые. Полагаются на запах и слух, чувствуют тепло Тела, когда рядом. Феноменальная чувствительность к живой крови. Они жаждут её больше всего. Быстрые. Шкура очень прочная. Даже с Рывком, с твоим мечом и теми, что здесь висят, серьёзно их не ранить. Настоящие бойцовские псины.»

— «Есть идеи?»

— «Пока собачки перекусывают, тебе нужно найти в лабиринте стоящее оружие. Думаю, среди сотен лезвий найдётся зачарованное.»

— «Перекусывают?»

— «А для чего по-твоему здесь три отбивные висят? Ты ведь вообще не должен знать, в чём суть испытания. А так, начнёшь гулять по лабиринту, а тут крики заживо съедаемых бифштексов. Атмосферненько. Можно выиграть минут пять, прежде чем за тебя примутся. Подготовиться.»

— «Ещё идеи?»

— «Если в лабиринте спрятано оружие, подходящее для усыпления собачек, я смогу его опознать. Будем походу разбираться.»

— «Если это всё, тогда действуем по моему плану.»

Решётка начала подниматься.

— «У тебя есть план?»

Спрыгнул вниз. Поднялся. Выхватил нож. Резанул себя по руке.

— «Что ты?!.. Они будут здесь через двадцать секунд. Беги!!»

Весь лабиринт выучить не получилось. Я был на недостаточно большой высоте, чтобы разглядеть все детали. Заскочил в первый попавшийся проход. Вперёд!

Дедион не соврал. Не прошло и двадцати секунд как я услышал характерные звуки преследования. Лечение. Рана зажила. NYREP (Водный Поток). Смыл все следы крови.

— «Не останавливайся, они всё ещё преследуют тебя.»

— «Знаю. Высматривай оружие.»

И тут сзади выскочило оно. В целом Дедион всё правильно описал, но нужно самому увидеть эту махину, чтобы осознать размеры беды, в которой я оказался. И самое гадкое, что слепота не сильно его замедляла. Крокер двигался в основном по стенке, доходя до конца прохода, он попросту врезался в угол, чтобы через секунду очухаться и развернуться в нужную сторону. И даже так он ко мне приближался. Ничего, прорвёмся. Если только…

Тупик.

Рахлес! Пока я, как дурак, потратил целую секунду, пялясь в стену в десяти метрах впереди, Крокер сильно приблизился. Вперёд! На этой тупиковой стенке висел меч. Обычный меч, хуже чем мой на поясе. Сам он меня не интересовал. Интересовала подставка. По сути, два выпирающие из стены под углом вверх, крепления. На них меч и лежал на метровой высоте от пола. То есть на стене в три с половиной метра, есть упор на метровой высоте. Перемахну через преграду по-быстрому и буду таков. Сзади Крокер смачно врезался в угол. Рахлес! Слишком близко. Нужно успеть. Должен успеть. Прыжок, упор ногой, толчок, и…

Подпорка просто отвалилась.

Вот ведь перестраховщик! Три с половиной метра, мог и по прямой стене перелезть. А теперь я шмякнулся сначала об стену, а потом грохнулся на пол. Это меня и спасло. Крокер набрал бешенную скорость и прыгнул. Когда я неудачно приземлился на пол, он неудачно впечатался в стену надо мной. Я откатился в сторону, чуть ли не всем телом вжался в угол, псина упала рядом. Какая же эта тварь жуткая вблизи! Низкий прыжок в длину, приземление с перекатом, я отчётливо услышал скрип каменной стены, по которой провели здоровенными когтями, у себя за спиной. Этой тварине секунды хватит развернуться. SETKI (Второе Дыхание). Рванул что было сил обратно. Было несколько проходов, которые я пропустил, надеюсь, они не заканчиваются тупиками.

— «Не пытайся перелезать через перегородки.»

— «Почему?»

— «Прежде чем ты начал близкие отношения со стеной, я успел рассмотреть кое-что интересное. Наверху этих стен проходит… В общем, поверь, через перегородку ты перелезешь только трупом.»

— «Просто супер.»

Тут впереди выскочил ещё один Крокер. Ну конечно, зверушек ведь трое, кто сказал, что они будут играться со мной по одному. Свернул в боковой проход. План с прогулкой по лабиринту в поисках Вострого меча провалился. Пока найду, всадником может и не стану, а вот без головы точно останусь. Будем драться тем, что есть. Пару раз специально сворачивал в боковые проходы. Твари в основном прут напрямик, пока не впишутся в стену, повернуть в новый проход посреди предыдущего им будет сложнее. Может, мимо проскочат.

О-о, это может пригодиться. Копьё. Не с коротким же мечом на такие махины бросаться? У Крокеров пасть вытянута почти на метр. И правда похожа на крокодилью.

А копьё хорошее. Два с половиной метра длинной. Лезвие копья, сантиметров тридцать длинной, закручивается под небольшим углом. На другом конце был противовес.

Схватил в руки.

— «Оно не сильно тебе поможет против Крокера.»

— «Побольше голых рук.»

Идём дальше, может попадётся что-то получше. Тяжёлое дыхание, звуки скребущих по камню когтей, громкие удары от столкновений массивного тела с твёрдым препятствием. Они шли отовсюду, я просто не мог сориентироваться, где псины находятся. Поэтому, когда позади выскочил Крокер, я этого не ожидал, но и не сильно удивился. Что ж, будем бороться тем, что есть. Или… ну его!

Рванул прямо от твари. Повернул. Рахлес!! Длинный прямой проход без всяких ответвлений, мне столько не пробежать, достанет. Так и выходит. Звук столкновения, Крокер развернулся и лихо припустил за мной. С копьём безопаснее, вот только в таких узких коридорах им особо не помашешь. PONUM (Уплотнение). Надеюсь, сразу не сломается. Схватился рукой за противовес на конце копья. Клейкость. Швырнул копьё вперёд. Конец копья прикоснулся к каменному полу, оружие застыло под углом в тридцать градусов, острием в мою сторону. Как же далеко швырнул, добежать бы. Крокер уже в спину дышит.

Рывок!

Чуть сам не напоролся на лезвие, в последний момент успев уйти в скольжение. Впечатался в древко. А вот и Крокер. Всё прошло, как и было заду… сымпровизировано. Тварь раскрыла свою пасть, чтобы закусить мной, а закусила копьём. Тут всё как по нотам.

Дальше мелодия превратилась в какофонию. Копьё склеено с полом, и моё заклинание выдержало напор зверя. Пол не выдержал. Вместе с куском камня, конец копья заскользил по полу. Я, держась за древко, заскользил вместе со всей этой странной конструкцией. Поняв, что это не выход, Крокер сделал следующий ход. Поднял морду. И теперь я вишу в воздухе, обхватив древко руками и ногами, как кусок сочного шашлыка. И я знаю того, кто с удовольствием съест его сырым, с кровью. Зверь решил, что мало мне создал стресса и начал трясти головой. Копьё, вместе со мной, пару раз шмякнулось об стены, пока я не решил, что хватит с меня такого массажа. Клейкость. Когда копьё в очередной раз стукнулось об стену, я приклеил его конец к этой самой стене. Приложил руку к самой стене. Уплотнение. Поможет не сильно, но всё же. А тварь оказалась не самоубийцей. Не хочет насаживаться дальше на копьё, трясёт головой, чтобы его вытащить. Нет, так не пойдёт. Вытащил нож, сделал надрез на ноге.

Крокер… взбесился. С такой силой метнулся ко мне, что я был уверен — откусит голову. Пасть твари стала закрываться и открываться просто с безумной скоростью. Копьё затрещало от натуги, древко стало прогибаться. Уплотнение. Уплотнение. На меня брызгала слюна монстра вперемежку с его кровью. А он всё рвался вперёд, всё глубже вбивал в себя лезвие копья, но, кажется, за всем этим кровавым безумием, просто не замечал, что убивает себя. Стена начала трескаться. Уплотнение. Клейкость. Давай, держись, ещё немного!

С другой стороны прохода выскочил ещё один Крокер. Кажется, у меня проблемы. Лечение. Поток Воды. Поздно конечно, но если смогу спастись, хоть не найдут меня по кровавому следу. Тварь припустила вперёд. Крови может уже нет, только безумие так быстро не пройдёт.

Приближается. Шустро приближается. Прыгает.

А что я? Я просто разжал руки и грохнулся на пол. Две твари столкнулись надо мной. Древко копья не выдержало такого издевательства. Два массивных тела покатились по полу.

Нет времени любоваться.

Рванул в ту сторону, откуда прибыл второй Крокер. Лишь перед самым поворотом в следующий проход, кинул взгляд назад. Один Крокер поднялся на ноги, сейчас погонится за мной, а вот второй лежал. Голова завалена набок, кровищи под телом целая лужа, ещё одна под тем местом, где я недавно висел (да что там, я сам после падения весь в кровищи твари).

Мёртв. Минус один. На волоске, но с одним справился.

Ещё двое.

— «Вся эта кровь…»

— «Нет. На свою они не реагируют. Запахи она им правда тоже не сбивает.»

Снова стараюсь выбирать боковые проходы, нужно выиграть время. Нужно ещё одно копьё, или даже что-то получше.

Ничего полезного. Вообще.

Есть идея.

— «А если я не стану перелазить, а просто руки наверх закину, меня тоже того?»

— «Да. Сразу смерть. Хочешь осмотреть округу?»

— «Хочу. Ладно, и так прорвёмся.»

Взял небольшой разгон. Погнали. Прыжок. Упёрся в стену ногой, толчок вверх. Клейкость. Обе руки прилипли почти у самой верхушки стены. Подтянулся. Посмотрим, что тут у нас. Далеко забрался. Почти до противоположной стороны лабиринта дошёл. Метрах в тридцати от меня висят смертнички. Заглянул в проходы передо мной. Ничего полезного. Нужно было на соседнюю стену лезть, в этой стороне проходов всего-ничего осталось. Значит, нужно смещаться в обратную сторону. Спрыгнул. Хоть какое-то подобие плана появилось. Стало поспокойней.

Из-за угла вышел Крокер. Именно вышел, не врезался в угол, а повернул. И шёл он… как-то вальяжно что ли? Если бы я, хоть на секунду, поверил что у этих тварей есть разум, то решил бы, что Крокер так демонстрирует пренебрежение своему противнику. Чтобы тот не забывал, что жертва, а не соперник.

Побежали. Проскочил в следующий проход, ещё один. Рахлес!! Этот длинный. Нет. Успею проскочить. Рванул. SETKI (Второе Дыхание). Когда в стену прямо передо мной на бешенной скорости врезался Крокер, я чуть не задохнулся своим вторым дыханием от неожиданности. Рахлес!! Развернулся. С другой стороны, опять аккуратно повернув, вышел первый Крокер. Рахлес!! В этом проходе с одной стороны одноручный меч, с другой вообще кинжал висит. Без шансов. Даже с моим мечом будет сподручней. Вот только два сразу, с обеих сторон.

Без шансов в квадрате.

— «Влад, не хочу лезть под руку в такой момент, но хотя бы меч уже вытащи. Давай, Влад, нельзя сдаваться!»

Что делать? Что здесь можно сделать? Давай, думай, Влад.

Это… Нет. Нет! Но и другого выхода тоже нет. Выхватил нож. Так, я был здесь, потом проскочил сюда, потом…

Крокеры бросились на меня.

— «Влад, не стой столбом!!»

Швырнул нож. Над стеной.

— «Что?»

XYTRE (Контроль Броска). Давай. Давай! Твари близко!

Остановились. С обеих сторон, буквально в считанных сантиметрах от меня, застыли уже раскрываемые пасти. Тяжёлое, смрадное дыхание покрыло мне кожу.

— «Что вообще происходит?»

Ноздри тварей затрепетали. Они резко рванули обратно в разные стороны.

— «Нужно успеть раньше них!» — Я кинулся за вторым, который не обладал талантом гладко вписываться в повороты.

— «Я понял, что ты сделал, Влад. Ты не успеешь. Слышишь, ты не успеешь! Лучше поищи оружие.»

Нужно успеть раньше. Нужно успеть раньше! Я потерял из виду Крокера, слишком он шустрый. Но я могу пользоваться головой, выбирать короткий путь. Должен успеть. Должен. Тупик. Рахлес! Назад. Сюда. Тупик! Рахлес!!

— А-А-а-а-а-а! Нет, нет, нее-е-е-ет! — Крик врывается в голову, бьёт в виски.

Я опоздал. Я опоздал! Я ОПОЗДАЛ!!

Руки сжимаются в кулаки. Все мышцы тела напрягаются. Челюсти сжаты так, что кажется, зубы сейчас начнут крошиться. Такую злость, такую ненависть можно испытывать только к самому себе. Я слабак. Я просто слабак!

Хорошо, будь по-вашему. Снимаю кинжал со стены, засовываю в освободившиеся ножны. Сидит не идеально, но хрен с ним, не выпадает и ладно. Иду дальше. О-о, смотри, копьё. Тоже два с половиной метра длинной, да ещё и обоюдное — на обоих концах лезвия. Где ты, сука, раньше было? Ничего, сейчас пригодишься. Взял. Поддержал в руке. Сойдёт. Достал кинжал, порезал щёку.

— «Не стоило.»

— «Там рядом ещё двое висят. Они ведь на них потом перекинутся, как на ближайших. Если я их не приманю.»

— «Завязывал бы ты с этой хренью, Влад. Они должны были умереть ещё в начале испытания, такой у него сценарий. Ты их спаситель, а уж точно не убийца. И ты прав. Когда кровь парнишки перестанет быть живой, они кинутся на тебя.»

— «Хорошо. Проход узкий для двоих тварей. Здесь я их и нашинкую.»

Провожу рукой по всей поверхности копья с активированным Уплотнением. Голова закружилась.

— «Аккуратней. Магическое Истощение приближается. Пока по шкале Разума, но если будешь часто использовать Рывок и Укрепление, то и шкала Тела скоро опустеет. Я стараюсь отслеживать состояние, да толку, если без магии не выжить, всё равно придётся применять до последнего. Надеюсь, до опустошения двух шкал дело не дойдёт.»

Я тоже. Даже в лесу Крирда, когда мне приходилось не раз испытывать Магическое Истощение, оно всегда было только по одной шкале. Я старался чередовать применяемую магию. Дедион рассказал, насколько ужасней состояние Магического Истощения по нескольким шкалам. Мне даже описание не понравилось, переживать такое не хочется тем более.

Впереди в стенку врезается Крокер. Один. А где второй? Оборачиваюсь. Конечно, как же иначе? Поворачивает из-за угла, тварь, всё такой же пренебрежительный. Головы опускаются, передние лапы подгибаются.

Пора!

Твари рванули на меня. Я побежал в сторону наглого. Расстояние до него было больше, а мне нужно чтобы они набросились в одно время, иначе конец. Клейкость. Теперь копьё не вылетит из рук. В голове затрещало. Всё. Больше на магию Разума рассчитывать нельзя — баки пусты. Давайте, пёсики!

Набросились. Я сумел расположиться так, что твари прыгнули одновременно с разных сторон. Нацелил лезвия копья.

Ну же!

Одна хорошая новость и одна плохая. Один Крокер повторил судьбу своего мёртвого собрата, лезвие вошло ему в пасть, в нёбо, и плотно там засело. А вот с наглым умником повезло меньше. Лезвие воткнулось чуть ниже шеи. Да и воткнулось — сильно сказано. Дедион был прав: это оружие не годится для убийства Крокеров — таким только чесать им брюхо.

Но кровь делала своё безумное дело. Твари не пытались вытащить инородный предмет из тела, боли они видимо в таком состоянии тоже не чувствовали. Поэтому они рвались только вперёд. С одной стороны Крокер, насаженный на пасть, орудовал передними лапами, пытаясь меня зацепить, пасть умника щёлкала в опасной близости от моего лица. И я в центре этого вихря, уворачивался от бесконечного потока когтей и зубов. Не всегда получалось. Нога была солидна подрана когтями одного из ублюдков, что только сильней их раззадорило. Они дёргались в разные стороны, копьё вместе со мной выделывало кульбиты и пируэты. Парочку раз приложился спиной об стену. Из псин натекло уже немало крови, мы скользили по полу, как будто в первый раз встали на лёд — поскальзывались, с трудом удерживали равновесие. Приторный запах железа забил ноздри, я как-то даже волосы умудрился заляпать кровью тварей. Видок у меня был под стать восставшему из ада. Крокер с лезвием в пасти в последнюю минуту проявлял меньше активности, чем его собрат. На последнем издыхании, тварь. Я и сам уже как кусок отбитого мяса.

Умник как-то резко дёрнул головой, копьё вышло из его раны. Он сделал пару шагов назад.

Отключил Клейкость. Копьё выскользнуло из рук. И именно в этот момент, будто это я всё время держал его своими руками, рухнул на пол неудачливый Крокер.

Повернулся к последнему псу. Один на один. Ну давай, пёсик. Пошёл прямо на него. Крокер, кажется, немного растерялся от такой наглости. Уверен, в последние несколько минут, он успел задуматься о переосмыслении своего места в пищевой цепи.

— Р-а-а-а-а! — раскрыл он во всю ширь пасть и издал громкий рык. Хочешь меня напугать, или вернуть таким способом себе уверенность в превосходстве? Нет, барсик, так не получится.

Нужно вот так:

— А-А-А-А-А-А-А!! — ору что есть мощи прямо в раскрытую пасть Крокера.

Ногой придавливаю его нижнюю челюсть к полу. Чувствую, как несколько длинных зубов вошли в стопу. Возрадуйся, тварь, теперь ты попьёшь моей крови! Могу ещё добавить. Ладонью хватаюсь за верхнюю челюсть. Парой дырок в теле больше, парой меньше, кого это сейчас волнует. Встаю на одно колено. Локоть, зажимающей пасть руки упирается в колено такой же ноги. Тварь пытается стиснуть челюсти, зубы сильнее впиваются в мои конечности. Укрепление. Нет, не выйдет, пёсик, ты только больше меня разозлишь. Вытащил свободной рукой кинжал.

Ну что, поехали.

Ударил прямо в нёбо твари, рефлекторно провернул кинжал в ране. Ещё удар, проворот. Крокер упёрся лапами в пол и начал отползать. Он, как кот, которому надели на голову пакет, пытается снять его пятясь назад. Бесполезно. Я весь в кровищи, из пасти у него кровь фонтаном хлещет, я просто начал скользить по полу вслед за Крокером, продолжая бить тварь ещё и ещё. Он попытался поднять голову и сбросить меня, но я только сильнее надавил ногой, придавил своей массой. Нет, дружок, мы вместе до последнего вздоха. Твоего последнего вздоха. Удар, проворот. Удар, проворот. Удар, проворот. Сдохни! Удар, проворот.

— «Влад! Влад! Влад!»

Остановился. Что? Что это было?

— «Влад, ты слышишь?»

А, Дедион.

— «Да, слышу.»

— «Он уже мёртв. Всё, успокойся.»

— «Я спокоен.»

Выдернул руку и ногу из пасти Крокера. Болят просто жуть. Лечение сейчас не использовать. Положишься на всякие магические штучки, перестанешь обращать внимание на незначительные раны и вот результат. Ходи теперь, мучайся.

Проход напоминал филиал ада. Кровь на полу, на стенах. Лужи крови, полосы, разводы. Полоса ведущая к телу второго Крокера метров десять, не меньше. Нормально он меня прокатил. Хотя и цена за билет была немаленькая.

— «Нужно попробовать прихватить с собой оружие из лабиринта.»

— «Вряд ли есть смысл.»

— «Нужно попробовать.»

— «Вперёд, не мне с дырявой ногой километры наяривать. Только поторопись, ты убил врагов, прошёл испытание, нужно поскорее идти в комнату Подготовки. Если Колизей решит, что ты так восстанавливаешь Силы, станет только хуже.»

— «Значит по-быстрому.»

Они всё ещё висели. Старик и девчонка. Так и продолжали висеть на цепях.

Парень… от него осталось только пятно на полу. И руки болтались в кандалах.

Зато неподалёку я нашёл свой нож. Даже без следов зубов.

— «Ты не собираешься их разбудить?»

— «Зачем?»

— «А зачем ты их спасал?»

— «В смысле?»

— «Что, по-твоему, произойдёт с ареной, когда ты её покинешь?»

— «Стоп! Ты хочешь сказать, что они умрут, когда я отсюда уйду?»

— «Конечно. Если ты хочешь, чтобы они остались живы, тебе придётся протащить их с собой через весь Колизей. Ты думал, я посчитал твои синдромы булимии глупостью, потому что был уверен, что ты не сможешь их спасти на этой арене? Нет, это было глупо, потому что тебе придётся спасать их ещё сорок семь раз. И вот в это я уже не верю.»

— «Рахлес!»

— «С другой стороны, может они будут полезны. Очень этому удивлюсь. Не так сильно, как появлению у тебя благоразумия, но вдруг.»

— «Как прикажешь их снимать?»

— «Обычные цепи, обычные кандалы. Магия здесь не нужна, а в механике ты не хуже меня разбираешься.»

— «Придётся повозиться.»

— «И поторопиться. Не забывай, о чём я тебе говорил.»

Не буду рассказывать, как я, инвалид на одну руку и ногу, изворачивался, чтобы перекусить одно из звеньев кандалов на руках жертвенников. В общем, через пятнадцать минут самоистязания, оба тела из вертикального положения переместились в горизонтальное на полу.

— «Как их будить?»

— «Укусы точно работают. Или тебе ещё способы нужны?»

— «Может это какой-нибудь магический сон, и я им только… Арх, с тобой объясняться себе дороже.»

Пары крепких пощёчин было достаточно.

В себя узники Колизея приходили медленно. Наверное, их и правда чем-то накачали.

Но вот, первые мгновения, потраченные на оглядывание по сторонам, закончились, и когда девушка вот-вот собиралась заголосить:

— Молчать! — прикрикнул я. — Меня зовут Влад, я Герой. Прохожу испытания в Колизее. Вы стали жертвами одного из них. Вреда вам наносить не намерен. Так что успокойтесь.

— Колизей? — спросил мужчина.

Похоже местные не знают про пророчество.

— Это часть пророчества, — ответил я. И тут вспомнил про необычную реакцию местных на моё Геройство. — У вас ведь приказ докладывать обо всех Героях, верно?

— Да, из Замка Рока, — ответил мужчина.

— Вот, ради этого пророчества нас, Героев, и ищут. А вам не повезло стать его частью.

— И что теперь делать? — подала голос девушка.

— То, что я вам скажу. А там посмотрим, как сложится.

— Хорошо, Герой. Я Шолг, — представился старик.

— Карин, — пролепетала девушка.

— Что делать прямо сейчас? — спросил Шолг.

— Прямо сейчас мне необходимо Лечение. Кто-нибудь из вас использует?

— Я вообще пока ничего не умею, — ответила Карин.

— Знаю три заклинания: Светлячок, Поток Воды, Поджог.

— «Поджог?»

— «Тот же Поток Воды, только для огня. Мирное заклинание для создания небольшого языка пламени на ладони. Его три заклинания — мирная троица. Самые распространенные заклинания у Чудесников, из тех, что лишь немного восприимчивы к мане.»

Ясно. Мда, будет трудно.

— С оружием как?

— Я не… — замолчала Карин.

— Не боец, но пользоваться умею. Доводилось в своё время учиться, чтобы защитить товар в случае чего, — ответил Шолг.

И тут не густо. Применил Лечение на руке и ноге. Что-то мне опять нехорошо.

— Тогда так. Вот, держи, — протянул Шолгу два одноручных меча.

— Давай, — принял он оружие.

— И тебе, — протянул я девушке два кинжала.

— Я ведь… — начала она отнекиваться.

— Бери, — надавил я.

— Да, конечно, — взяла она кинжалы.

На полу остались лежать ещё пара мечей из тех, что я притащил из лабиринта. Ну и себе я распихал ножи, кинжалы и другую мелочь.

— Держи, — вытащил я один из ножей у себя и протянул Шолгу.

— Эм, — приставил он один меч к стене, взял нож и засунул его за поясной ремень своих штанов. — Спасибо.

— Теперь идём туда, — указал я на открытую решётку.

И мы пошли.

* * *

— Такое хоть раз случалось? У Героя появлялись компаньоны по прохождению Колизея? — спросил Князь Крадису.

— Никогда. Колизей вообще редко использует посторонних в испытаниях. Только в таких случаях, когда им суждено умереть ради запугивания Героя, — ответила демоница.

— Как видишь, не суждено, — усмехнулся Князь.

— Неизвестно, как Колизей на это отреагирует. Если моя теория ошибочна, сложность испытаний может подняться, — тихо сказала Крадиса.

— Ещё выше невыполнимой? — снова усмехнулся Князь.

— А ведь это рекорд, правильно? — спросила Маладиса.

— Да, больше трёх испытаний ни один Герой до этого не проходил. Он, — указала Крадиса рукой на экран, — пятый Герой, прошедший три испытания, за всё время пророчества.

— Значит, четвёртое испытание — предел? Что ж, буду за него болеть, — улыбнулась Маладиса.

— А до этого ты чем занималась? — спросил у неё Князь.

* * *

Всё как обычно. Несправедливо, нас теперь трое, а комната Подготовки всё такая же маленькая.

Другая несправедливость была более неприятна — как только мы зашли, всё собранное мной оружие испарилось.

— «Надеялся на другое?»

— «Да. Надеялся, что вместе с оружием, Колизей их тоже заберёт.»

Шолг и Карин никуда не делись и сейчас с удивлением смотрели на свои опустевшие руки.

Час перерыва до следующего испытания. А пока почитаем прессу:

«Дорогой Герой. Рад, что ты читаешь это письмо. Шесть процентов пути позади, осталось всего-ничего. И теперь у тебя появилась компания, всё веселей будет. И думаю, ты правильно решил, что вчетвером в этом комнате вам будет тесно. Лишний — значит лишний. Я передам от тебя привет его родителям и сестре. Если в следующем задании оставить остывать старика, сможешь остаться наедине с молодой, сочной девушкой. Она ведь не откажет в малости тому, от кого зависит её жизнь. Или погоди, может старик нужен как наблюдатель? Или участник? Или, может, ты хочешь понаблюдать? В общем развлекайся, а я пока займусь делами.

Искренне твой, Князь Тьмы.»

— «Его анальная кара становится всё более жёсткой.»

— «Подсказок по следующему заданию не вижу.»

— «Оставить остывать старика — может намёк на холод? Монстр, использующий магию льда?»

— «А может намёк на то, что трупы остывают?»

— «А то я не знаю. Просто предположение.»

— «Даже если и так, что мы может противопоставить магии льда?»

— «Ждём. Если за пять минут до поднятия решётки тьма не пропадёт, как в прошлый раз, начнём мозговой штурм.»

Я присел, оперевшись на стену. Вымотался. И Магическое Истощение на подходе. За час немного восстановлюсь, на три-четыре заклинания должно хватить. А пока переходим на магию Тела.

И что делать с моими неожиданными попутчиками? Кто же знал, что просто не дать им стать обедом для пёсиков будет недостаточно? И ведь не оставишь теперь. Мы в ответе за тех, кого не скормили.

Мои новые компаньоны сидели обособленно и от меня, и друг от друга. Все молчали. У меня просто не было сил и желания болтать. Шолг и Карин, похоже, всё ещё были пришиблены случившимся. Карин почти всё время смотрела в пол, Шогл в стену напротив.

— Герой, я смотрю у тебя и меч и нож есть, может… — неожиданно заговорил Шолг.

— Нет, Шолг. Я ими лучше пользуюсь, у меня от них больше пользы будет.

— Понял, не дурак.

И снова тишина.

Мозговой штурм не состоялся. Как и в прошлом испытании, нам дали пять минут форы на исследование арены. Ворота опять были выше уровня арены, для лучшего обзора.

— «Это будет… интересно.»

И правда. Странная арена. Похожа на первую прямоугольной формой и большим количеством разнообразных препятствий. Две особенности сразу бросались в глаза. На противоположной стороне как обычно была решётка, только в этот раз перед ней был узкий, двухметровой ширины проход, длинной метров пятнадцать. И цвет решётки. Светло-голубой. Первый раз такая попалась. И ещё одна деталь: по правую руку, по центру боковой стены, были установлены три постамента, на которых стояли статуи. Люди. Чёрные. Но люди. Вот такой парадокс. От Дедиона что ли заразился? По левую руку тоже самое. В итоге шесть статуй.

— «Это ведь не просто статуи?»

— «Это Автоматоны.»

У Колизея что, идеи закончились?

— «Влад, посмотри повнимательней на ворота. Светло-голубые, значит открываются при выполнении заложенных условий.»

Перевёл взгляд обратно на ворота. Получается, цвет решётки имеет значение. Я уж думал от настроения маляра зависит.

— «Вижу. Несколько знаков.»

— «Каких знаков?»

— «Над воротами знаки, объясняющие их работу.»

— «Я ничего не вижу.»

— «Я твоим зрением лучше тебя пользуюсь. Так, первый знак — Саморазвитие. У ворот есть алгоритм работы, но в случае нештатной ситуации он может быть изменён. Второй — Временной Коридор. Приглядись получше! Ага. Пять минут. Ворота открываются на пять минут, потом закрываются. Третий — Непричинение Вреда. Решётка не опустится до конца, если под ней будет Разумный. Четвёртый — Временной Задел. Полчаса. Ворота нельзя открыть первые полчаса испытания. И пятый — Активация Рычагом. Два. Ясно. На арене есть два рычага, каждый из которых поднимает решётку. Вроде всё, больше знаков не вижу.»

— «Если я всё правильно понял, нужно продержаться полчаса, найти один из рычагов, открыть ворота и проскочить в них за пять минут, пока они не закрылись. Так? А противниками снова будут Автоматоны. У них вроде кинжалы в руках, даже не магострел.»

— «Тут всё не так просто. Эти Автоматоны копируют физиологию человека, но при этом не имеют человеческих черт, как в первом задании.»

— «Есть разница?»

— «Черты лица, создание мелких деталей — всё это делается, чтобы показать полное сходство с человеком. Значит и слабости те же, можно убить ударом ножа или выстрелом Ледяной Пули. У этих лишь контуры лица, вместо глаз какие-то кристаллы, никакой одежды, гендерных черт тоже нет.»

— «Они будут куда сильнее своих предшественников?»

— «Не знаю. Но думаю и сильнее, и быстрее, и прочнее.»

Ничего, прорвёмся.

— Так, держитесь рядом. Сейчас будем бродить по арене. Высматривайте всё, что похоже на рычаг. Нам нужно открыть ворота на той стороне и пройти туда. Не сложно, справимся, — подбодрил я своих попутчиков.

— Нам не будут мешать? — спросил Шолг.

— Будут. Но оставьте их на меня. Главное не медлить, сказал бежать, значит бегите, сказал ложись, значит падаем. Понятно?

— Да, понятно, — ответил Шолг, Карин яростно кивала головой.

— Сейчас начнётся.

* * *

Решётка поднялась. Влад со смертниками рванули к ближайшему укрытию — большому валуну. За ним их не заметить Автоматонам.

— «Где по-твоему могут находиться рычаги?» — спросил Влад.

— «Не на открытом месте точно. Там, где можно будет зажать.»

— «Сказал бы я, что ты просто злорадный старик, но сам думаю также. Приметил пару мест, пойдём проверять.»

Влад неожиданно остановился.

— А это у нас что такое?

Кинжал. В песке валялся кинжал. Влад поднял его, покрутил в руке.

— Держи, — отдал Шолгу.

— Ох, спасибо. С голыми руками неспокойно как-то, — поблагодарил он.

— «Дополнительное оружие, как на прошлой арене. Смотри под ноги, вдруг плазмоган найдёшь.»

— За мной, — устремился Влад к следующему укрытию.

На первой арене укрытия были в основном невысокие, лишь бы от Пули спрятаться. Здесь же получился своеобразный лабиринт, когда можно пройти в пяти метрах от врага незамеченным. С одной стороны удобно, с другой, враг тоже может подобраться незамеченным.

Через пять минут перебежек и переползаний от одного места к другому, Влад добрался до тупика. С двух сторон были перекрытия, образуя стены, а утыкались они в обширное дерево.

— Пришли. Ищите что-нибудь похожее на рычаг, — прошептал Влад.

Минута поисков. Ничего. Я сразу понял, что это не то место, но Влад внимательно осмотрел каждый сантиметр, прежде чем угомониться.

— «Сложность задания будет не в поиске рычага. Не будут его прятать. Поверь, ты его сразу увидишь и узнаешь,» — донёс я до Влада простую истину.

Он любит порой искать подвох там, где его нет. Хотя эта паранойя бывает полезна.

— Идём дальше, — позвал Влад за собой балласт.

Из-за ближайшего валуна буднично вышел Автоматон. Буднично повернул голову. Посмотрел секунду. Кристаллы, установленные на месте глаз, вспыхнули зелёным светом.

Это просто отлично!

Рывок. Влад оказался прямо перед Автоматоном, воткнул тому нож снизу в голову. Так же, как и Крикуну однажды, похоже, оточенный удар. Я уже собирался напомнить ему, что этому Автоматону такой удар может оказаться что чесотка. Но нет. Автоматон несколько раз дёрнулся. Затих. Его глаза вспыхнули фиолетовым, Автоматон буквально растворился в воздухе.

Это просто Рахлес!

— «Влад, валите отсюда, быстро!»

— За мной, живо! — побежал Влад.

— «Они оказались не так сильны, как я думал. Даже если мне повезло и голова их слабое место, уверен, я смогу завалить ещё пятерых.»

— «Сначала хорошая новость. Эти Автоматоны не на управлении. Просто марионетки с заложенными алгоритмами. Зелёный цвет глаз — цвет обнаружения врага. Он послал сигнал остальным, так что они… Впереди!»

Оттуда выскочил ещё один Автоматон. Удар кинжалом. Влад сделал шаг вперёд, заблокировал руку с оружием. Не первая потасовка Влада, я уже давно убедился, что он хорош в рукопашном бою. Раньше даже не думал, что сопротивляться врагу с ножом, кинжалом или даже мечом проще подходя вплотную. Иногда до сих мелькает мысль «Что ты делаешь?!», когда он сокращает дистанцию, вместо того чтобы отступить от опасного предмета в руках врага. Вот и сейчас, Влад, не отпуская руку с кинжалом, перекинул Автоматона через бедро и вогнал тому нож в голову.

— «Ты сказал, что новость хорошая.»

— «Так и есть. Враг, обладающий Разумом, опасней.»

— «И верно. А плохая новость?»

— «Фиолетовый цвет означает возрождение.»

— «Чего?»

— «Убитые Автоматоны заново появляются на постаментах.»

— «Количество жизней?»

— «Неограниченно. Есть ещё один момент: глаза горят слишком долго для простого возрождения. Не хочу пугать заранее, но будь готов, что с каждой смертью Автоматон будет становиться Сильнее.»

— «Просто супер!»

Автоматон выскочил сзади. Девка завизжала как оголтелая.

Рывок. Удар. В этот раз почему-то по руке. Отрезал по локоть. Потом сразу в голову.

— Тихо. Молчать! — зажал рот этой психованной Влад. — Идём дальше. Бояться нечего.

Влад сменил оружие. Убрал нож, достал меч. Обычно он предпочитает нож, и с Рывком нож лучше сочетается, чем меч. Трудно справляться с инерцией длинного лезвия. Вскоре, я понял причину выбора оружия. При следующей встрече с Автоматоном Влад подскочил к нему без использования магии, а Рывок применил при ударе. По ногам. Он отрубил Автоматону обе ноги. Тот упал плашмя на землю. Влад наступил ногой на его руку с кинжалом. В пару ударов отрубил и руки.

— Вперёд, — позвал Влад своих спутников.

Следующим местом для проверки был очередной тупиковый проход. Он был продолжительнее предыдущего и его осмотр занял уже три минуты.

Ничего.

В этот раз Автоматонов было сразу трое. Хорошо хоть из тупика успели выйти, иначе было бы совсем кисло. Один из Автоматонов был чуть впереди остальных, и Влад сразу этим воспользовался. Подскочил к нему, подрубил ноги, ударом плеча отшвырнул на двоих дружков сзади.

— Бегом! — стал отступать Влад.

Глаза покалеченного Автоматона загорелись жёлтым. Один из двух преследовавших Влада Автоматонов застыл, развернулся, подошёл к своему товарищу и воткнул кинжал тому в голову. Цвет глаз сменился с жёлтого на фиолетовый, калека растворился в воздухе.

— «Как хочется быть самым умным в окружении дурачков, а тут даже ходячие болванки продуманнее главных антагонистов остальных попаданцев,» — весело прозвучал голос Влада.

— «Жестокое у Автоматонов общество. Не настолько, как у людей, но всё же.»

— «Если они и правда становятся Сильнее после смерти, что мешает им нарубать друг друга в капусту минут двадцать пять, а потом за пять минут нарубить в капусту нас?»

— «Тот, кто прописал их алгоритмы, любил растягивать пытки.»

Столкновение было неожиданным. Автоматон врезался во Влада, они оба покатились по земле, девка опять включила сирену, старик стоял на месте как вкопанный. После недолгой борьбы Влад сумел воткнуть нож в глаз Автоматона, правда и тот успел ткнуть Влада кинжалом в плечо.

Встал, поднял отлетевший при столкновении меч.

— «Этот был явно сильнее.»

— «И чуть светлее остальных.»

— «Думаешь, при возрождении они будут чуть светлеть?»

— «Нет. Я намекал на господство белой расы.»

— «По возможности нужно избегать убийств. Будем бегать от них.»

— «Долго не получится. Если не хочешь быть зажатым сразу шестью противниками.»

— «Придётся изворачиваться.»

Так и пошло. Влад старался заранее увидеть Автоматонов и избежать встречи, если же не получалось, отступал. Когда вокруг собирались несколько Автоматонов, приходилось вступать в бой. Пока всё шло относительно неплохо. Влад отделался несколькими неглубокими ранениями, балласт только испугом.

Один раз проходили возле ворот. Над ними действительно были нарисованы пять знаков, каждый внутри круга. Стены прохода перед воротами были всего два метра высотой, но на них была наложена Защита от Пересечения, как в лабиринте прошлого задания, о чём я сразу предупредил Влада. Последние метры до ворот придётся преодолевать по прямой.

Вскоре нашли рычаг. Как я и думал, он был на видном месте, торчал из стены, на высоте около двух метров. И находился он не в тупике, а в сквозном проходе двадцати метров длинной, огороженным четырёхметровыми стенами. До ворот можно добежать минуты за две.

— «Влад, есть проблемы.»

— «Куда без них. Говори.»

— «Видишь два знака над рычагом?»

— «Условия?»

— «Да. Первый — Время Активации. Три минуты. Рычаг нужно поднять и держать в таком положении три минуты.»

— «Не страшно. Есть у меня пара идей.»

— «Страшно, Влад. Второе условие — Прямое Воздействие. Запрет использования механизмов или магии для удержания рычага. Только сам Разумный должен его держать.»

— «Рахлес! Как думаешь, при активации…»

— «Да, Влад, конечно. Автоматоны сразу об этом узнают и помчатся сюда. Да ещё и трое постаментов здесь в минуте бега.»

— «Рахлес! Рычаг на высоте моего роста, его только на вытянутой руке можно держать в поднятом положении. Как вообще можно три минуты сражаться с этими куклами одной рукой, не опуская при этом вторую и не сходя с места?»

— «Ты не один. Пришла пора использовать балласт.»

— «Знаю. Выбора нет. Но испытание ведь рассчитано на одного, я прав?»

— «Значит хорошо, что ты не один.»

— Идём отсюда, — сказал Влад спутникам. — Пока рычаг нельзя активировать, не будем привлекать к этому месту лишнего внимания.

Отошли чуть подальше и стали выжидать. Полчаса почти прошли, остались считанные минуты.

— «Поглядывай на ворота. Когда время выйдет, знак Временного Задела должен стереться.»

Так и случилось: через три минуты знак вспыхнул огнём и пропал.

— Пошли, — поспешил Влад к рычагу.

В проходе был Автоматон.

— «Да чтоб его! Не лучшее начало. Выбора нет, попробую незаметно вырубить.»

Когда кукла отвернулась, Влад рванул вперёд, но не успел. Автоматон развернулся, глаза его вспыхнули зелёным. Остальные уже бегут сюда.

Рывок. И нет. Это не Влад. Это Автоматон. Не знаю каким чудом Влад успел выставить нож, на который и напоролся Автоматон, но иначе всё сложилось бы фатально. Влад от удара отлетел назад, Автоматон рухнул вниз, чтобы истаять в воздухе через пару секунд, оставив после себя только орудие своего убийства.

— Карин, живей! — вскочил Влад на ноги. — Как я говорил. Подняла рычаг и ни в коем случае не отпускай. Давай, чего стоишь!

Девка побежала к рычагу.

— Герой, я с ними не справлюсь, — смотря на место, откуда только что исчез Автоматон, сказал Шолг. У него было уже два кинжала, в каждой руке по одному.

— Я справлюсь, ты на подхвате, — успокоил его Влад. — Давай, Карин, поднимай.

И она подняла.

Секунда. Две. Три.

Сразу два Автоматона вбежали в проход. Глаза их горели синим. Влад приготовился. Сжал меч сильнее в руке. Выступил вперёд. Автоматоны рванули. Сейчас будет столкновение и куча мала.

Нет.

Влад ударил. Автоматоны не пытались уклониться или защититься от удара, не бросались на Влада. Просто продолжали рваться вперёд. Одного Влад обезглавил. Второй проскочил мимо. Для того, чтобы получить удар в спину.

— Шолг, не дай им добраться до Карин. Можешь спокойно бить их, хоть в ноги бросайся, они не обращают на нас внимания. Слышишь, не дай им добраться до Карин! Слышишь!? — перешёл Влад на крик.

— Да, слышу, не дам, — крикнул в ответ старик.

— «Мне нравятся их синие глазки!» — его голос звучал с азартом.

— «А мне не нравится, что они после пары смертей могут использовать Рывок. Что дальше? Атакующая магия?»

Автоматоны повалили бесконечным потоком. Не успевал Влад справиться с одним, как подскакивала новая пара, или тройка. Пару раз старик выручал. Ничего сверхполезного, он действительно буквально бросался под ноги проскочивших Автоматонов, давая Владу время до них добраться. Если бы не полное игнорирование всех, кроме девки, даже минуты бы не продержались. Но без необходимости защищаться, Влад быстро перешёл на размашистые удары мечом, обезглавливая одного автоматона за другим. За эти три минуты Влад убил и разрубил больше кукол, чем за все тридцать до этого.

Знак времени активации над рычагом засветился. Получилось. Три минуты прошли. Правда ситуация была не очень. Сразу четыре Автоматона оказались в проходе, по два с каждой стороны. И глаза их теперь стали зелёными, а тела гораздо светлее, чем были изначально. Так, и что здесь можно сделать?

Глаза двух Автоматонов, что стояли в проходе со стороны ворот сменили цвет на красный.

— «Влад, беги к тем двоим с красными глазами.»

— За мной, — сделал он что я сказал без всяких объяснений.

Автоматоны развернулись и с бешенной скоростью выбежали из коридора.

— «Красный — цвет охраны указанного места. Эти двое будут охранять тот узкий проход перед воротами.»

— «У нас ещё двое на хвосте. Сначала нужно будет немного побегать, сбросить их с хвоста. Потом пойдём к воротам. С двумя справиться легче, чем с четырьмя.»

— «Похоже на успешный план действий.»

— Сюда, не отставайте, — вёл Влад своих спутников по запутанным коридорам и проходам между валунами, деревьями и другими препятствиями.

Кажется получилось. Автоматоны сначала чуть отстали, а потом свернули не туда, окончательно потеряв Влада. Надеюсь, у ворот будут только двое стражей. Влад должен справиться.

Удар.

Влад падает, перед глазами всё плывёт. Кровавые полосы. Кровь попала в глаза или капилляры полопались?

Но как? Нет! Нет! Идиоты! Сдохнете ведь! Зачем?!

— Это я себе заберу, — как сквозь стенку слышится голос Шолга. — Ты думаешь, мы идиоты, Герой? Этим махинам нужен ты. Решил нас попользовать? Сам разбирайся со своим пророчеством!

Тупой ублюдок! Рахлес! Да ты пяти минут не протянешь здесь!

— Пошли, Карин, свалим отсюда, пока Герой разбирается со своими новыми друзьями. — Влад заваливается на бок.

Двое ублюдков уходят в сторону ворот. Счастливо сдохнуть!

Перед глазами камень со следами крови. Вот чем его так приложили. Это серьёзно.

Влад заносит руку за голову.

REFUS (Лечение).

Зрение чуть проясняется. Влад отполз к стене, приложился к ней спиной. Меча нет. Кажется его забрал проклятый старик.

— «Какого хрена? Что это вообще было?» — Влад встал на ноги. Начал потихоньку перебирать ногами.

— «Я же говорил тебе, съедение Крокерами — казнь для преступников. Ты ведь не думал, что для пророчества туда подвесили честных горожан? Это жестокое наказание для самых опасных нарушителей закона. Например, Карин. Молодая девушка, способная нарожать ещё немало детей. Таких могли подвергнуть этой казни, только если она намеренно убила своего ребёнка, младенца. И Шолг, мужчины в таких вопросах поумней женщин. Зачем убивать родных, их ведь мало? Крови особо не напьёшься. Наверняка грабил и убивал торговцев и путников, пока не поймали.»

— «Говорил? — Влад стал идти уверенней. — Ничего себе говорил! Одна оговорка вскользь — это тебе не говорил, Дедион. Я же им оружие в руки дал! Тебе не кажется, что такая информация не менее важна, чем количество знаков над дверью и свойства Автоматонов? Ты должен был…»

— «Я ТЕБЕ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН!! — не выдержал я. Влад остановился. — Ты лезешь во всякое дерьмо, наплевав на моё мнение, а я вытаскиваю нас из него. Ты спросил меня, прежде чем резать себя и выманить Крокеров, чтобы спасти эти отбросы общества? Я хочу, чтобы ты жил. И если спасение всяких ублюдков даёт тебе дополнительные Силы и стимул, я буду поддерживать твои заблуждения, если это поможет нам спастись. Не перевешивай свои ошибки на меня. Можешь заткнуть меня, забрать остальные органы чувств, но не смей пытаться меня изменить! Я с тобой только потому, что могу быть самим собой.»

Влад постоял ещё пару секунд после моей тирады.

— «Идём.»

У прохода возле ворот стояли двое Автоматонов. Влад подобрался довольно близко, спрятавшись за огромным булыжником, высотой метра три. Взглянул под ноги, там лежал маленький ножик, лезвие сантиметров пять, не больше. Очередное издевательство Колизея. Оружие, которым никак не победить.

— Отвалите. Я не Герой. Отвалите! — закричал где-то неподалёку старик. Так тебе и нужно, маразматик. Совсем с головой не дружишь.

Обойдя булыжник с другой стороны, Влад увидел, как Шолг, отмахиваясь его мечом, отгоняет от себя Автоматона, который всё больше его теснит. Карин же спряталась за деревом, взгляд её был устремлён в сторону прохода, где стояли стражи.

— «Погнали!»

Куда? Зачем? Что ты делаешь?

Влад вышел из укрытия и попёр напрямую на стражей. Те не покидали свой пост. Влад разогнался, побежал прямо на них. Рывок! Раскидав руки с стороны, Влад врезался в Автоматонов, шмякнулся вместе с ними на землю. Поднялся на колени, схватил за ноги обоих Автоматонов. Рывок. Он буквально вышвырнул их из прохода. Не поможет Влад, до ворот не добежишь, они достанут.

Он и не стал бежать. Развернулся. Оба Автоматона уже были на ногах. Рывок. Влад снова набросился на них, повалив на землю.

— Беги! Давай, беги! — заорал Влад.

И Карин побежала. Автоматоны пытались подняться, но Влад ронял их обратно на землю.

Девка пробегала рядом, когда один из Автоматонов Рывком поднялся на ноги, ткнул её кинжалом в плечо, прежде чем Влад сделал ему подсечку. Автоматон снова оказался на земле, а девка забежала в коридор, приложила ладонь к раненому плечу. REFUS (Лечение). Вот же сука! Хотя я в этом и не сомневался.

— «Влад! Сейчас не время для твоего благородства!»

Влад в очередной раз ухватился за конечности Автоматонов и откинул их ещё дальше от прохода. Сам же наконец смог встать, развернулся и рванул к булыжнику, за которым прятался. Решётка врат начала медленно опускаться. Но девка должна успеть проскочить. Слава грёбанному Герою — спасителю убийц младенцев!!

Подбежал к булыжнику, схватил тот мелкий ножик. Помимо двух подскочивших Автоматонов, сбоку подбегал ещё один.

— «Таким ножичком этим тварям не навредить. Да и смысл, их убивать — только Сильнее делать.»

— «Была бы сталь, подходящая тварь всегда найдётся.»

Бросок. XYTRE (Контроль Броска).

— «В точку.»

Да, он попал. Между вторым и третьим позвонком. Карин плашмя грохнулась вниз лицом, никак не смягчив падение. Оно и понятно, теперь ниже шеи она — полный паралитик. Решётка врат опустилась почти до пола, вот только голова девки была у неё на пути. Над воротами загорелся знак Непричинения Вреда, решётка остановилась в нескольких сантиметрах от головы инвалида. Красные глаза двух Автоматонов вновь стали зелёными.

— «Ха-ха-ха, оказывается, у ожившей мечты некрофила есть и такое применение.»

— Ну что, побегаем? — усмехнулся Влад.

И побежал.

Правда толку было немного. Автоматоны не просто становились Сильнее после смерти, но и в целом развивались со временем. Теперь оторваться от них у Влада не выходило. Они стали активнее пользоваться Рывком, при отставании сокращая разрыв.

— «Сбрось их поскорее. Долго твоя затычка не продержится.»

— «Я пытаюсь.»

Крики. Старик всё ещё жив. Упорный какой.

— «Он там, где я думаю?» — спросил вдруг Влад.

Влад разбежался, подпрыгнул, зацепился за ветку дерева. Быстро вскарабкался выше. Автоматон почти сумел схватить его за лодыжку.

Да. Шолг находился в том самом проходе с рычагом. Сейчас Влад поднялся по дереву на высоту стены, что его огораживала.

— «Меня убьёт, если через неё перелезть?»

— «Нет, это обычная стена.»

Влад прыгнул с ветки на стену, перевесился через неё, спрыгнул вниз.

— Герой! Ты пришёл! Вдвоём мы справимся с ними, — обрадовался появлению Влада старик.

Один из проходов перекрывали два Автоматона, второй один. Но тут к одному присоединились ещё трое, что гнались за Владом.

— Ты привёл сюда ещё троих? Рахлес! Тупой Герой, да я… — прервал свою речь Шолг, что-то увидев в глазах Героя.

Влад двинулся в сторону Шолга. Тот вытянул свою ладонь:

— ICERYD (Ледяная Стрела).

Бесполезно. Влад чуть сдвинул корпус, Стрела пролетела мимо. Ещё одно наблюдение. У Влада талант в уворачивании от прямолинейно бьющей магии. Я это заметил в лесу Крирда, при противостоянии Влада с Иглачами. Те могут выпускать иглы мгновенно, с большой скоростью. И так как они занимаются этим всю жизнь, стрелки Иглачи отличные. Но во Влада они чаще промахивались, чем попадали. И дело не только в очевидных методах, вроде его дёрганного бега. Он может во время погони резко изменить темп, чуть изменить траекторию, сдвинуть корпус тела. Я вижу, что и он, поэтому знаю, что Влад часто переводит взгляд на ладони стрелков. Он чётко видит, попадёт тот или нет, нужно уворачиваться или не стоит дёргаться.

Вот и сейчас, я был уверен, что у такого никудышного мага, как Шолг, нет и шанса попасть во Влада, хотя расстояние между ними не превышало трёх метров.

Влад подскочил к нему. Нижней частью ладони ударил в нос. Шолг стал заваливаться назад. Влад схватил его за рубаху, дёрнул на себя, подтащил к стене, впечатал Шолга в неё лицом. Схватился за звенья кандалов, которые так и болтались и него на руках. Клейкость. Влад чуть нагнулся, упёрся плечом в пятую точку Шолга, выпрямился. Шолга прокатило вверх по стене, уже своим плечом он зацепился за рычаг и поднял его. Влад схватил Шолга за запястье, швырнул его руку вверх, цепочка кандалов стукнулась об стену, склеилась с ней, тоже самое Влад повторил со второй рукой Шолга. Старик, как и в предыдущей комнате, повис на кандалах, только теперь они крепились сразу с стене, ноги старика болтались в воздухе. Но самое главное, он своим телом держал рычаг в поднятом положении.

Если бы я сам не был непосредственным участником событий, никогда бы не поверил, что всё это можно провернуть за одну-две секунды. Но так и вышло. Глаза всех шести Автоматонов стали синими, Влад подхватил свой меч, засунул его в ножны.

— «Как мне нравятся ваши синие глазки!»

Влад рванул навстречу четверым Автоматонам и просто пробежал мимо. Хоть они и сами бежали ему навстречу, сейчас их алгоритмы были заинтересованы в другом.

— «Скорее, Влад. Ты придумал неплохой механизм для открытия дверей, даже если его всего затыкают кинжалами, рычаг будет поднят. Только надолго его всё равно не хватит.»

И Влад бежал. Две минуты. Всего две минуты до врат.

Через полторы сзади начали мелькать Автоматоны.

— «Влад, ускоряйся… Врата, Влад!»

Решётка поднималась. Над вратами горел знак Саморазвития.

SETKI (Второе Дыхание). Вот он коридор. Решётка поднялась до максимального положения. Знак Непричинения Вреда вспыхнул и исчез.

— «Влад, живее. Решётка сейчас опустится, и её уже ничто не остановит.»

Влад влетел в коридор. Один из Автоматонов схватил его за плечо. Влад чуть сбавил скорость и с силой вмазал ему локтем в грудь. Куклу буквально отбросило назад, по пути он зацепил ещё парочку преследователей. Решётка резко ухнула вниз.

Рывок. Влад буквально проскользил под решёткой по самому полу. Несколько раз перекатившись он впечатался в стену. Медленно, опираясь на неё, поднялся. Перевёл взгляд на врата. Задержал на Карин. Её голову разорвало. На полу были ошмётки черепа и мозга, натекла большая лужа крови. Поднял взгляд выше. За решёткой стояли шесть фигур, уже не чёрные, светло-серые в основном. Шесть пар ярко-зелёных глаз сменились на фиолетовые, после чего Автоматоны истаяли в воздухе.

Сбоку поднялась очередная решётка, за которой была очередная комната Подготовки для очередного задания.

Влад, придерживаясь за стену, прошёл в эту комнату.

* * *

— Новый рекорд, — произнесла Маладиса. — Четыре испытания пройдено.

— Мне больше интересно не сколько пройдено, а как, — сказал Князь. — Что скажешь, Крадиса?

— Моя теория подтвердилась. Колизей подбирает испытания заранее, а корректировки в прохождение может вносить только в комнате Подготовки. Иначе он не стал бы выдавать такое задание, когда у Героя были два… «помощника», — ответила демоница. — И снова подтвердилось, что в Колизее решающими качествами являются лежащие вне Статуса. Решительность, наблюдательность, смекалка. Только мы это давно уже знали, старались учитывать при отборе, но результат… — последние слова прошептала Крадиса.

— Вы точно его не готовили, Князь? — спросил Гранс.

Демоницы ошарашенно посмотрели на человека. Князь усмехнулся:

— С чего ты так решил, Гранс?

— Почему он порезал себя в начале прошлого испытания? Он уже знал про существование такой казни? Последний раз в наших краях так казнили остатки банды Генкри, три года назад. Даже если он каким-то образом знал об этой казни и понял, кто его враги, откуда он узнал о чутье Крокеров на кровь? При казнях зевакам об этом не рассказывают, — сделал паузу Гранс. — Ладно. Единичный факт. Мог узнать случайно. Но в этом испытании, он точно знал как работают знаки и мог их различить.

— Рисунки на знаках довольно однозначны, — неуверенно сказала Маладиса.

— Думаешь? — поднял бровь Гранс. — Перечёркнутая шестерёнка. Знак Прямого Воздействия. Запрет использовать механизмы и магию. Или человек, внутри Защитного Купола. Непричинение Вреда. Я бы вряд ли понял. Он же точно знал, как они работают, в деталях. Тоже уже встречался с подобным? Узнал о нужных знаках?

— Мы не можем знать какие будут испытания. Даже если забыть о запрете подготовки Героя к Колизею, как мы могли его к такому подготовить? Знаков вообще могло не быть за все семь заданий, или могли быть использованы другие знаки, — начала спор Крадиса.

— Эй! Крадиса, не заводись. Я ведь не на полном серьёзе подозреваю вас в попытке обойти пророчество, просто так прозвучало загадочней, — поднял руки Гранс. — И всё-таки, он знает нюансы выполнения заданий, что позволяет ему не тыкаться вслепую. Отсутствие толковых инструкций — ещё один элемент невыполнимости заданий, а он точно знает, что нужно делать.

— Верно, Гранс прав. Крадиса, — обратился к демонице Князь. — Как бы его прохождение не закончилось, на тебе расследование. Кто он, откуда пришёл, нет ли пересечений с кем-то из наших врагов. Я хочу знать всё.

— Конечно, Князь. Я всё выясню, — вытянулась Крадиса. — 'Прозвучало загадочней'- шёпотом передразнила она Гранса.

* * *

«Дорогой Герой. Рад, что ты ещё со мной. Нечасто мне доводилось так долго вести переписку. Уже считаю тебя другом. Даже начинаю побаиваться удара ножом в спину. Но у каждого есть свои маленькие недостатки. Использовать жизни других, спасая свою шкуру — кто-то даже скажет, что так устроена жизнь. На неё, несчастную, вообще легко всё скинуть. А сейчас отдохни перед новым заданием, расслабься. Если пожелаешь, могу ненадолго открыть для тебя парочку ворот. Голова у девочки стала совсем непрезентабельная, но в остальном всё в порядке. Можешь затащить к себе, развлечься. Готов на всё ради своего нового друга.

Искренне твой, Князь Тьмы.»

— «Скоро моя память будет состоять из одних зарубок.»

— «Очень странно. Предыдущее письмо было посильнее. Он реально тебя зацепил за живое. А здесь… Не знаю, как ты, но я не вижу ничего плохого в случившемся. Это тебя предали, а не ты. Слабенькая психологическая атака.»

— «Согласен. Протупил, исправил. Рабочий момент.»

— «Так значит протупил?»

— «Я же сказал. Или ты из меня извинения хочешь вытрясти?»

— «Нет. Я в… А ты бы извинился?»

— «Не дождёшься. Я был не прав. Ситуация была критической, всё пошло наперекосяк, и я сорвался на тебе. Твоей вины в случившемся не было, это был мой косяк.»

— «И мой. Был уверен, что трупы предателей, узнав в какое положение угодили, будут слушаться тебя беспрекословно. А ты, окрылённый защитой уголовников, будешь вдвойне стараться.»

— «Так, хватит нюни разводить. Мы оба косячники. В писульке опять никаких намёков. Значит ждём, когда час перерыва будет подходить к концу.»

— «Влад, в следующем испытании по минимуму используй магию. И Разума, и Тела.»

Я посмотрел на свою ладонь. Трясёт. Спазмы и мышечный тремор.

— «Знаю.»

В этот раз тьма растворилась за три минуты до открытия врат. Самая большая арена из всех, что были до этого. Я с трудом мог разглядеть стену на той стороне. И стены по бокам тоже были едва различимы.

Больше на арене ничего не было. Только песок.

— «Приглядись к вратам. Там кто-то стоит. Вроде человек. Рахлес!»

— «Что такое? Что-то увидел?»

— «Ничего. Отсюда даже мне деталей не разглядеть. В целом всё паршиво. Арена пустая, никаких преград, укрытий. И всего один враг. Значит он будет очень Силён. А у тебя Магическое Истощение сразу по двум шкалам на носу.»

— «Прорвёмся.»

— «Раньше враги были Сильнее, но можно было использовать местность, предоставлялось оружие. Теперь уловки и хитрости отбрасываются, тебя просто бросают на непобедимого врага, когда ты сам ещё и ослаблен.»

— «Паниковать пока рано, Дедион. Мне нужны твои подсказки.»

— «Не путай панику и анализ ситуации.»

Решётка поднялась. Вышел. Хм. Какую стратегию поведения выбрать?

Мою любимую — пофигистичную.

Иду медленно, неспеша. С той стороны также идёт мой будущий соперник.

— «Я понял, что нас ждёт. Сражение Безвольных.»

— «Драматическая пауза выдержана. А теперь подробности, Дедион.»

— «Как же с тобой… Слушай. На твоём сопернике одет ошейник Лишения Воли. Он под чьим-то Ментальным Контролем. Есть такая мерзопакостная традиция в некоторых местах — Сражение Безвольных. Заставить человека под Ментальным Контролем убить свою семью или своих соратников. Так правители расправляются с мятежниками. Если ты виновен в мятеже, твоя семья автоматически тоже виновна. Вот и зарежь-ка их и своих пойманных соратников, и живи с осознанием содеянного где-нибудь на рудниках.»

— «И кто он?»

— «Не знаю.»

— «Я должен сражаться с живым человеком, который возможно здесь не по своей воле? Будь мы два авантюриста в поисках своей награды, забредшие сюда по своей воле, это одно, но его ведь насильно сюда забросили? Или он тоже жестокий убийца невинных?»

— «Не знаю. Но как Ментальный маг тебе скажу: те, кто использует эту магию для развлечения и подаются её Силе, власти и возможностям, имеют тенденцию наказывать без достойного повода.»

— «Рахлес! Я не хочу его убивать.»

— «Влад, завязывай уже… Постой-ка! Вот почему арена такая огромная. Ключ. У ошейника есть ключ. Обычная таблетка, вставишь её в специальную выемку, и ошейник можно будет снять.»

— «Значит, моя задача не убить, а освободить. Это мне больше нравится.»

— «Думаешь, всё так просто? Таблетка размером с… эм, батарейку от автомобильной сигнализации. Тебе понадобятся годы, чтобы её найти.»

— «Значит не будем терять времени. Есть какой-то магический способ найти её, или нужно будет перелопатить тонны песка?»

— «Точно хочешь услышать ответ?»

— «Понятно. Приступим.»

Расстояние между нами сократилось до пятидесяти метров. Обычный мужчина, обычная одежда, на поясе меч. Ошейник.

И глаза. Они были пусты. Белая поволока закрывала зрачок, придавая ему инфернальный вид. Даже на таком расстоянии это выглядело отталкивающе.

Он вытянул ладонь.

Какого Рахлеса!?

Рывок. Прыгнул в сторону. Что это было? Волна тьмы пронеслась рядом со мной. Песок застекленел. Оглянулся. Да он же на сто метров вперёд эту штуковину запустил. Я уже давно вошёл в его радиус поражения. Рванул назад. От него надо держаться подальше.

— «Волна Тьмы, — надо же, угадал. — Довольно мощная, быстрая, и активирует он её шустро. Возможно расположенность. Но даже так, ему сотни три лет. Дело дрянь.»

— «Что с песком стало? Эта Тьма его как будто запекла.»

— «Это тьма, а не огонь. Но сходство в воздействии есть. Если попадёшь под неё, получишь кучу ожогов, с трудом поддающихся Лечению.»

Ещё одна волна. Слишком быстро она распространяется. Сразу видно, опытный маг. С трудом уклоняюсь. А он не спешит. Передвигается исключительно пешком.

— «А если он своей магией спалит ключ от ошейника?»

— «А ведь ты прав. Ключ должен быть защищён от такого воздействия.»

— «Какая-то защитная магия?»

— «Вряд ли. Скорее магия Пространственного Сокрытия. Небольшой Кармашек, до содержимого которого не добраться, пока он не вскрыт.»

— «Дедион. Давай без лекций, сразу к конкретике.»

— «Самые распространённые Карманы бывают трёх типов, — и вот это без лекций? — Светлые, Тёмные и Нейтральные. Если Карман Светлый, то Волна Тьмы его вскроет, значит Карман Тёмный, тогда его можно вскрыть твоей Вспышкой. Если Сильно вдарить.»

— «Предлагаешь мне всю арену Вспышками накрыть?»

— «До Пространственного Сокрытия не добраться, но физически искажение ощущается. Когда ты окажешься рядом, то почувствуешь его.»

— «Так даже проще, чем копаться в этой песочнице.»

Ненамного проще. Почти два часа я бегал как угорелый по всей арене, уворачиваясь от Волн Тьмы. Несмотря на то, что жертва Ментальной магии ходил неспеша, он шёл всегда мне наперерез, и стоило дистанции между нами сократиться до ста метров, в меня летела Волна Тьмы. Приходилось иногда пользоваться Рывком.

Карман, созданный Пространственным Сокрытием, по размеру мог быть в точности, как ключ, а чтобы его почувствовать я должен был Кармана коснуться. То есть, по факту, ничего не изменилось, мне нужно было перелопатить всю арену. Стало даже сложнее, ведь Пространственный Карман мог быть создан прямо в воздухе, например в двух метрах над землёй. Поэтому я не только копался в земле, но и прыгал, размахивая руками. Со стороны выглядело это забавно, но мне было не до смеха.

— «Может Карман находится в месте, по которому прошлась Волна Тьмы.»

— «Хочешь сказать, мне придётся доставать нож и ломать все эти глыбы застекленнелого песка.»

— «Если у тебя нет других идей. Может оказаться, что всё ещё хуже. Вдруг Карман спрятан на высоте трёх метров. Или может его вообще нет. Колизей любит поиздеваться.»

Вытащил нож, пошёл к ближайшей полосе этой жуткой массы. Она с трудом поддавалась ударам. Окинул взглядом объём работ. Я могу тут на месяцы застрять.

Хватило полчаса. Расколупав очередную норку в этой твёрдой массе и засунув туда руку, я сразу почувствовал… нечто. Не могу объяснить толком. Будто ладонь и вовсе не моя.

— «Это оно,» — уверенно сообщил я Дедиону.

— «Давай, активируй Вспышку, марионетка уже близко. Нужно будет ещё придумать, как к нему подобраться вплотную.»

Встал на колени. Направил ладонь прямо на Пространственный Карман.

Вспышка. Ничего.

Вспышка. Ничего.

— «Силы не хватает?»

— «Нет, должно было хватить. Рахлес! У этого места и правда дурное чувство юмора. Это Нейтральный Карман, созданный Нейтральной магией Пространственного Сокрытия.»

— «Как такой вскрыть?»

— «Только Нейтральной магией. Засунуть недосягаемый ключ, очень смешно. Влад, тебе нужно будет найти способ его убить.»

— «Что значит Нейтральной, Дедион? Ты говорил только, что она очень редкая. Какая магия является Нейтральной?»

— «Влад, он скоро приблизится на радиус поражения своей магии.»

— «Прошу, ответь.»

— «Почти вся магия имеет направленность. Атакующая — Тёмную, поддержки — Светлую. И так далее. Нейтральная магия может быть и атакующей, и поддерживающей. Она Нейтральная не из-за назначения, а из-за сочетания составляющих элементов. Например, магия, сочетающая огонь и воду. Огонь всегда имеет Тёмную направленность, вода, кроме атакующих заклинаний, Светлую. В итоге и получается нечто и такое и такое. Многие комбинированные заклинания — Нейтральные.»

— «Если Свет совместить с Тьмой?»

— «Есть и такие заклинания, для них… Что ты задумал?»

— «Я не стану его убивать.»

Всё. Он вошёл в радиус поражения. Снова приложил ладонь к Карману.

Волна Тьмы.

Вспышка.

Жжёт. Как же сильно жжёт! Рахлес!

Волна прошла. Ничего. Я всё ещё чувствую Карман. По телу с десяток ожогов.

— «Влад, это так не работает. То, что ты делаешь — не заклинание,» — голос Дедиона стал повышаться.

Он приближался. Эти глаза. Человек, который не может даже шаг сделать по своей воле. Марионетка.

— «Я не стану его убивать.»

Тогда что? Мысли в голове смешались. Лезет всякая чушь. Свет, Тьма.

— Дисперсия, интерференция, разложение в спектр, — губы с трудом размыкаются.

Сгрёб осколки застекленней массы, стал раскладывать их вокруг Кармана. Два осколка взял в ладони.

— «Что ты делаешь, Влад?»

Его глаза всё ближе. Поднимает ладонь.

Волна Тьмы.

Вспышки.

— А-А-А!! — как же больно.

Волна Тьмы не проходит. Значит он может испускать её продолжительное время. Сам он при этом подходит всё ближе.

Вспышки.

Я горю. Кожа вздувается пузырями.

Вспышки.

Он подошёл вплотную. Волна Тьмы закончилась. Сил нет. Падаю на спину. Вокруг витает стеклянная пыль. Он вытащил свой меч.

Ну, давай!!

Удар!

Меч торчит у меня из груди. Неглубоко вошёл. Сантиметров на пять-шесть. Одной рукой я опираюсь на землю, чуть приподняв туловище. Вторую вытянул навстречу своему убийце, будто в попытке остановить удар. Но я не пытался. В руке я сжимаю ошейник, снятый с его шеи. Маленький ключик стоит на своём месте. Поволока с его глаз спадает.

Карие.

Я так хотел это узнать. Он вытаскивает меч из моей груди. Больно. Смотрит на меня своими карими глазами.

— Спасибо, — растворяется он в воздухе, вместе со своим оружием.

Пожалуй, прилягу ненадолго.

— «Чего развалился? Подъём!! — набатом звучит в голове голос Дедиона. — У тебя рана в груди и ожоги по всему телу. Не время валяться!»

Приложил руки к ране. Лечение. За раз такую не вылечить. Но всё равно становится легче.

— «Лечение на эти ожоги будет действовать ослабленно, но хоть так. После выполнения третьего задания, ты где-то полчаса арену не покидал. Сейчас тоже спешить не станем. Каждая секунда восстановления маны на счету. Лежи, Лечи себя по мере возможности.»

Лежать. Отличная идея. Мне нравится.

Полчаса прошли быстро. Хоть и каждая секунда отдавалась болью по всему телу.

И вот я иду к открытым вратам. Не терпится узнать, что меня ждёт дальше.

Рахлес!!!

* * *

— Это уже точно не случайность, — Крадиса была ошеломлена увиденным. — Может его Статус врёт даже о сроке пребывания на Катиноле?

— Это невозможно, — отрезал Князь.

— Четыре месяца! Как он может знать о Пространственном Сокрытии?! Даже в разновидностях разбирается! — схватилась за голову обычно спокойная Крадиса.

— Что он вообще сейчас сделал? — спросила Маладиса.

— Физически сымитировал воздействие Нейтральной магии, — ответил Князь.

— Это уже за пределами находчивости и сообразительности! — продолжала разоряться Крадиса.

— Пройти невыполнимое задание, да ещё и семь раз подряд — это возможно только за пределами вообще всего, — спокойно произнёс Князь.

— Для следующего задания он просто в ужасной форме, — вставил Гранс. — А ведь оно должно быть сложнее этого.

— А потом ещё и седьмое, — сказала Маладиса.

— Мне нравится твоя уверенность, что он доберётся до седьмого задания, — усмехнулся человек.

— Ну, я ведь за него болею, — ответила сукубка.

Глава 3

«Дорогой Герой. Ты продолжаешь меня радовать своими успехами. Твоей бодрости и здоровью можно только позавидовать. Самое время наконец закончить разминку и перейти к основной программе. Чтобы тебе не пришлось больше скучать. А то что это за арена, если на ней никто даже не умер? Не зажарился до хрустящей корочки, например? Ещё и игрушку у меня забрал. Ищи её теперь заново. Но я верю, что взамен ты подаришь мне невероятное зрелище, заменив собой покинувшую меня марионетку. Постарайся как можно лучше кривляться на потеху хозяина Колизея!!

Искренне твой, Князь Тьмы.»

— «Он и правда пропал? Я его вытащил?»

— «Нет. Он не сам телепортировался. Это был Колизей. Вообще ни один маг на Катиноле, даже самый Сильный, не умеет телепортироваться. Раз уж ты оказался таким продвинутым в вопросах физики, то и сам должен понимать, что перед телепортацией маг должен умереть, расщепиться на атомы, чтобы собраться в другом месте. Такое никому не под Силу. На такие невероятно сложные кульбиты способна только… эм, Высшая магия.»

Я слышал эту паузу. Сколько уже можно?!

Ещё гуляя по лесу Крирда, я интересовался Геройством и всем, что с этим связано. Тогда, в рассказах Дедиона и всплыл этот термин — Высшая магия. Вот только я уже разобрался в характере Дедиона, он не любит неточности и допущения, старается по возможности придерживаться строгих, точных определений и терминов. Когда он первый раз произнёс «Высшая магия», я сразу понял, что он темнит. Спросил напрямую, но он отнекивался. Я долго допытывался, пока Дедион честно не сказал, что никакой Высшей магии не существует, но и рассказывать мне правду он не станет. Пару раз я спрашивал об этом у окружающих, но в ответ получал только недоумение. Даже Нипуллон. Он искренне верил, что пророчества созданы Высшей магией, Герои призываются Высшей магией. Все, кроме Дедиона в это верят. Но я почему-то склонен верить своему внутреннему голосу. В обоих смыслах. И теперь Дедион играет с моими нервами, каждый раз с особой интонацией произнося «Высшая магия». Типа «я тебе ничего не скажу, но ты не забывай, что дело тут не чисто».

В общем, это порядком бесит.

— «Значит он всё ещё заложник Колизея?»

— «Я не знаю, что на этот случай заложено в его алгоритмах. Может Колизей отпустит бедолагу, может нет.»

Ясно. Приложил ладонь к лицу. Лечение. Всё. На лице и шее больше ожогов не осталось.

— «Не налегай. Ещё два Лечения в течении часа и всё.»

Дедион прав. Я стал ещё ближе к истощению. Трясучка по всему телу. Боль от ожогов. Во рту пересохло. Ману приходиться экономить даже на Потоке Воды. Жаждать воды, иметь возможность напиться, но сдерживать себя от этого — новый вид придуманного мной самоистязания.

— «Это ведь конец, да, Влад? Не трудно понять устройство этого Колизея. Не просто пятьдесят заданий, одно сложнее другого. Нет, сразу первое задание в нём невыполнимо для проходящего Колизей Героя. И последующие задания только сложнее.»

— «Я бы не сказал, что первое задание…»

— «Невыполнимое. Просто Колизей не мог учесть твоих навыков с этим оружием. И его использования, и его противостояния. Но по факту: шесть врагов с дальнобойным оружием, с неплохими навыками его использования, против одного Разумного, без атакующей магии вообще.

Дальше — только хуже. Ты уже на пределе, а ещё сорок пять заданий с увеличением сложности.»

— «На пределе? Не смеши! Ещё пару заданий моё тело выдержит. Потом парочку пройду на упрямстве. Ещё немного на силе воли. Чутка на желании покарать Князя Тьмы. Остальные сорок испытаний проскочу за счёт сексуальной неудовлетворённости. Зря что ли два месяца сдерживался?»

— «Рад, что у тебя ещё остались силы шутить. Жаль, это никак не поможет.»

— «Я думал, ты будешь делать всё, чтобы мы спаслись, даже если нужно будет мне что-то недоговаривать. Будешь пользоваться моими и сильными и слабыми сторонами. Такой уж ты — рационалист, ищущий всему причину, высчитывающий вероятности. И конечно, с дурным чувством юмора. К чему тогда это плачевное настроение?»

— «Я не сдался. Буду делать, что должно. Но как ты и сказал — я рационалист. И я смотрю правде в глаза. Знаешь Влад, если перед смертью у тебя будет пара секунд свободного времени, я был бы рад, расскажи ты, зачем ты так активно ищешь своей смерти. Как рационалист я не могу понять этого сочетания: твоей невероятной способности цепляться за жизнь в самых сложных ситуациях и невероятного желания эту жизнь потерять.»

— «Может быть и расскажу. Только пары секунд будет недостаточно.»

Остальное время перерыва провели молча. Я дважды использовал Лечение и теперь вполне сносно себя чувствовал. Не боец, но и не мертвец.

За три минуты до начала очередного испытания нам дали возможность взглянуть на то, что нас ждёт.

Арена повторяла ту, что была во втором задании. Круг радиуса сто метров. Никаких укрытий. Песок. На стене арены висело разнообразное оружие.

В центре стояли они.

— «А-а, орки, трое. Рахлес! Рахлес!! Рахлес!!!»

— «Успокойся, Дедион. Конкретика.»

Но в чём-то он был прав. Орки — махины выше трёх метров ростом, где-то полтора метра в плечах. Кожа тёмно-зелёная. Из одежды на них было только подобие юбок до колен, видимо, чтобы не светить причиндалами. В руках у каждого была палица (принципиально не стану называть их булавами). Здоровые, металлические, шипастые. Размером… да с меня. Черты лица были слишком резкие, поэтому красавцами их было не назвать, но и ожидаемых от орков здоровенных клыков, торчащих из нижней челюсти, не было.

— «Если вкратце. Полуразумны, имеют общих предков с ограми. Упрощенная речь, минимальные коммуникативные способности. Сверхпрочная кожа, которую не возьмёт твой меч, даже с Рывком. Максимум, царапину оставишь… Хотя нет, не оставишь. Огромная физическая сила, один удар — ты труп. Неповоротливы, но и медлительными их не назвать. Они прирождённые воины. Всю жизнь с рождения посвящают боям. Эти дубины — ритуальный для них предмет, делают насечки за каждого убитого врага, если посчитают его достойным. Воинская гордость. Участвуют в качестве наёмников в сражениях по всему континенту, если одной из сторон хватит золота с ними расплатиться.»

— «Слабые места? Глаза, например.»

— «Только глаза. И поверь, они знают об этом лучше всех. Убитый ударом в глаз орк — аллегория события, происходящего не чаще, чем раз в сто лет.»

— «Оружие на стенах?»

— «Обычная сталь. Твой меч хотя бы самозатачивается и укреплён магически. Влад, ещё на третьей арене не было ни одного подходящего оружия, на пятой ключ был спрятан в недосягаемом Пространственном Кармане. Колизей просто издевается, давая ложную надежду. Здесь нет ничего, что способно нанести даже минимальный урон оркам. Твоя новая задача — остановить и разобрать три боевых танка при помощи зубочистки.»

— «Может их и не нужно убивать? Продержаться определённое время, выполнить какое-нибудь условие, убегая от них по арене?»

— «Нет, Влад. Врата Победы на этой арене тёмно-оранжевые. Как в первой арене. Откроются, только если Герой останется единственным выжившим на арене.»

— «Идеи, варианты? Ты можешь мне хоть чем-то помочь?»

— «Только одним.»

— «Говори.»

— «Фатэм.»

Решётка начала подниматься. Шестое испытание началось.

* * *

Я действительно не вижу способ победить, Влад. Всегда считал себя тактиком, способным найти решение в тяжёлой ситуации, но на поверку оказалось, что это не так. Я придумал и создал свой магический билд, а дальше полагался уже на него.

Но я сделал всё, что от меня зависит, чтобы помочь найти этот способ тебе, Влад.

— Прирождённые воины, значит? Прирождённые, да? — зло прошептал Влад, выходя на песок арены.

* * *

Я смотрел на экран. Шестое испытание началось. Это было слишком… жестоко. Во всех предыдущих заданиях враги были Сильнее Героя в целом, но их хотя бы можно было ранить, а значит и убить.

Но здесь…

Орки очень Сильны. Мне доводилось видеть как они сражаются. Неистово, без устали. Орков применяют для выявления Сильных магов врага. Они прут напролом, превращая живую силу врага в мёртвую, разрушая укрепления. Их не просто тяжело ранить, они ещё и невероятно выносливы. Даже получив множество серьёзных ранений, продолжают сражаться. Поэтому за них обычно принимаются Сильнейшие маги врага, пока орки на прорвут линию обороны. Тем самым они выдают своё положение. И их атакуют.

На противоположной стороне арене, рядом с Вратами Победы висел арбалет. Там же были болты для него. Очередная ложная надежда. Герой проходит через всю арену, добирается до вожделенного арбалета и… ничего. «Орков можно убить метким выстрелом из арбалета в глаз!» — просто легенда. Орки, может и не Разумны, но и глупцами их не назвать. Никто из них никогда не позволит такому выстрелу случиться.

На арене начала твориться какая-то жесть. Герой вытащил меч из ножен и… бросил его на землю. Логично наверное, толку от него нет, только веса лишнего добавляет. Пара расстёгнутых застёжек и на землю падает его кожаный доспех. Герой остался только в рубашке, что носил под доспехом. Тоже в общем логично, доспех от удара орка ни разу не спасёт. Делает ставку на ловкость и скорость.

Когда Герой это сделал, я сразу пришёл к выводу, что поступки были логичны. Почему же я тогда так удивился поначалу, увидев это? Не ожидал? Герой ведёт себя слишком логично для безнадёжной ситуации? И что теперь? Побежит за арбалетом?

Герой начал материться.

Крирдыкун (Свиное отродье),

Крирдынаш (Жена свиньи),

Крирдызирнашрук (Твоя жена изменяет тебе со свином).

Ещё и жест показал характерный, как бы помягче объяснить: совокупление со свином в пассивном положении.

Самые унизительные оскорбления для орков. Сам факт произошедшего ввёл меня в ступор. Что он вообще делает? Провоцирует? И лишь потом возник вопрос: КАК? Героям не внедряют знаний о наречиях орков, и уж тем более о жестах, принятых в их племени. Откуда он их узнал? Как он вообще узнаёт всё, что связано с заданиями?

И тут Герой совсем сошёл с ума. Он просто пошёл прямо на орков с голыми руками. Я уже был готов поставить крест на этом прохождении Колизея. Вот только Князь, который увидев, что ждёт Героя в этом испытании, уже расслабленно развалился в кресле, вдруг снова собрался, придвинулся к экрану, глаза его загорелись этим необычным сиянием интереса.

Я чего-то не понимаю?

Я ничего не понимаю. КАК?! Герой носился между ними, вкидывая всё новые оскорбления, показывая всё более грязные жесты. Орки махали своими дубинами во все стороны, били по воздуху, били по земле, били друг по другу, но никак не могли попасть по верткому Герою.

Да, они били друг дружку. Уже все трое хромали. Сломанные лодыжки, выгнутые колени, у двоих сломанные руки.

Вид Героя был далёк от героического. Он ползал на коленях, падал, прыгал, его всего шатало. По нему не было серьёзных попаданий, но косвенного урона Герой получил немало. Удары орков поднимали завесы из песка, Герой постоянно отплёвывался, протирал глаза. Казалось, он порой уворачивается вслепую.

Один раз, в редкий момент, когда Герой смог подняться на ноги, его шатало как маятник, он не мог просто стоять прямо.

— Грёбанный синдром Джека Воробья, — сказал что-то непонятное Герой.

Дубина одного из орков пролетела в нескольких сантиметрах от Героя, воткнулась в землю, подняв фонтан песка, накрывший Героя. Герой перевёл расфокусированный взгляд на дубину, как будто впервые такую видел, выпрямился:

— Капитана Джека Воробья, — продолжил нести чушь Герой.

Первому орку сломали хребет.

Сначала он получил мощный удар по колену. Второе было уже не рабочим, поэтому орк грохнулся на землю. Герой вскочил тому на спину, начал с двоим усердием провоцировать ближайшего орка. Тот подошёл ближе. Орки не дураки. Сначала он нанёс горизонтальный удар. Но Герой совершил странный кульбит, дубина прошла мимо. Ещё парочка грязных оскорблений окончательно вывели орка из себя, и следующий удар он нанёс сверху. В последний момент Герой отскочил назад, а вот лежащему под ним орку повезло меньше. Несколько конвульсий и он затих.

Дальнейшее сражение напоминало бой инвалидов. Орки были злы, просто в бешенстве, вот только ранения не давали им проявить активность. Герой же вообще почти не вставал с колен, ползал по арене на четвереньках. Не самое достойное сражение, как по мне. Вот только глаза Князя. Я очень редко видел такой интерес в его глазах. Не знаю почему, но этот взгляд обладает странным притяжением. Мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь он посмотрел так и на меня.

Второму орку сломали шею. Его ноги уже были переломаны, и за Героем он гонялся на коленях. Герой всё же смог подняться и подманил второго орка. Тот тоже был весь искалечен. Рука, в которой он держал дубину, была сломана, он взял её во вторую, но и та чуть позже была отбита сильным ударом.

Всё прошло как Герой и задумывал: удар дубиной, уворот, попадание прямо в шею своего собрата, перелом шейных позвонков. Убитый орк рухнул на землю.

Один на один. В Герое появились скрытые Силы, по крайней мере удалялся он от последнего орка на ногах. И даже заговорил.

— Прирождённые воины? Вы не понимаете, что это вообще значит! Воинская гордость? Смешно! Стоило вам только отбросить свои дубины, и я бы уже остывал на песке, разорванный на части. Настоящий воин всегда знает, когда нужно отбросить оружие! — Герой подкинул ногой меч, подхватил его, крутнул в руке. Развернулся к последнему орку, тот стоял на коленях, с трудом удерживая единственной не сломанной рукой свою дубину. — Я тебе покажу прирождённого воина! Держи свои глаза широко открытыми!

Через несколько минут Герой вогнал меч в глаз последнего врага.

Решётка поднялась. Герой несколько раз дёрнул меч. Но толи тот застрял в голове орка, толи у Героя уже просто не осталось сил даже на это. Махнув рукой, он направился в комнату подготовки. Стоило только ему зайти в неё, и Герой упал на землю раньше, чем за ним опустилась решётка.

* * *

— Это безумие какое-то, — прошептала Крадиса. — Последнее испытание! Если он…

— Он почти мёртв, — сказал Гранс.

— Он был почти мёртв всё время этого испытания. И всё же он справился, — поддержала подругу Маладиса. — Я буду болеть за него до последнего.

— Я не меньше вашего хочу его победы. Но только последнее испытание в таких вот пророчествах всегда самое гадкое, — произнёс Гранс.

— Нет нужды гадать. Через час всё решится, — Князь Тьмы перевёл взгляд на Крадису. — В этом задании Герой снова проявил неожиданную информированность. Заранее такое не подстроить. Но если бы это была хитрая ловушка, чтобы подставить нас с нарушением условия о помощи Герою, Врата Победы бы не открывались, признавая прохождение испытания. Если Герой не справится с последним испытанием, я должен узнать, откуда он получает необходимые знания. Это может сильно помочь нам в будущем.

— Будет исполнено! — вытянулась Крадиса.

— Надеюсь, это не понадобится, — тихо произнёс Князь Тьмы, возвращая взгляд на экран. — Очень надеюсь.

* * *

— «Влад, вставай! Рота, подъём!»

— «Не ори.»

— «Час перерыва почти прошёл. Скоро сможем посмотреть, что нас теперь ждёт.»

Я завалился прямо на сундук в центре комнаты. Больше было некуда. Поэтому полноценным отдыхом этот час трудно считать, учитывая в каком положении я провалялся.

NYREP (Поток Воды). Напился. Нет сил больше терпеть. Приложил руку к голове. Лечение. Немного прояснилось.

— «Не балуйся этим особо. Лечение в первую очередь залечивает раны, а чувство сытости и бодрости лишь временный побочный эффект.»

Знаю. Временные меры для преодоления временных трудностей. Очень не хочется читать очередной творческий высер Князя Тьмы, но вероятность, что там есть зацепка для прохождения задания, вынуждает.

«Дорогой Герой. Теперь я вижу, что ты стараешься вести себя, как и положено — ползая в грязи на коленях. Прекрасное зрелище! Я запомню его надолго. Впрочем, вру. Я забуду тебя и всё, что с тобой связано, через секунду после окончания твоего прохождения. Видишь, я не стал говорить «после твоей смерти», ведь мы всё же друзья. Не буду тебя больше загружать, уверен, тебе сейчас не до лишней информации. Позабавь меня ещё, мой Герой.

Искренне твой, Князь Тьмы.»

— «Пустышка.»

— «Похоже на то. Тьма уже должна была рассеяться.»

Встал. Подошёл к вратам. Ничего не видно. Может и не врут про взгляд в тьму бездны — я поймал себя на чувстве, что кто-то смотрит на меня в ответ.

И на желании туда нырнуть.

— «Больше подсказок не будет.»

Никаких эмоций на этот счёт. Просто принял к сведению новые вводные.

Решётка начала подниматься. Тьмы стала медленно рассеиваться.

* * *

— Арена пуста, — нервно произнесла Крадиса. — Испытание начнётся через две минуты. Давай, покажи, кто враг!

— Зачем посреди арены огромное кожаное кресло? — спросил Гранс.

— Я бы тоже хотела это понять, — со странной интонацией произнесла Маладиса.

— Может быть оно нужно для… — начала говорить Крадиса, как вдруг яркий свет окутал Маладису. Вспышка. Сукубка испарилась. — Что? Как? Маладиса!!

— Успокойся, — произнёс Князь Тьмы, указывая рукой на экран. — Она там. Ты был прав, Гранс — последнее задание действительно самое гадкое.

Маладиса сидела в кресле в центре арены.

— Что? Нет! Зачем?! — схватилась за голову Крадиса, медленно сползая по стене на пол.

— Князь, я не так много знаю о данном пророчестве, но насколько мне известно, его прохождение очень важно для всех нас, я прав? — осторожно спросил Гранс.

Князь посмотрел на человека. Несколько секунд он просто молчал.

— Ты не представляешь насколько это важно, — произнёс он наконец.

— Тогда я, будь на месте Маладисы… — замолчал Гранс.

— Что ты несёшь, Гранс!? — закричала Крадиса.

— Успокойся, Крадиса! — повысил голос Князь. — Она не может поддаться, Гранс. Мы не можем помогать Герою в прохождении никаким способом. Она обязана сражаться в полную Силу, иначе прохождение не будет зачтено. В таком случае и её смерть будет напрасной.

— Тогда ему конец. Герои на Катиноле редко проживают долгий срок. Ни один из них не сможет справиться с врагом уровня Маладисы. Это пророчество невыполнимо даже на первом своём этапе, — заключил Гранс.

— Досмотрим до конца, выводы делать будем позже, — вернулся к просмотру Князь.

* * *

Этого не может быть!! Значит последнее испытание для Героя — это я. Может… Нет, нельзя. Поддаться нельзя! Рахлес! Рахлес!! Проклятый Колизей!! Должен быть предел твоим издевательствам!

Ситуация становится критической. Если не закрыть Пространственную Яму, которую создало пророчество, поместив в неё Колизей, грядёт катастрофа. Никто раньше не проходил больше трёх испытаний. И сейчас, впервые…

Рахлес! Рахлес!! Я бы с радостью отдала свою жизнь ради… только смысла нет.

Придётся его убить. Герой слаб… нет, не Силён… тоже нет. В общем, я смогу с ним справится даже без использования своих основных способностей. Хотя… почему бы и нет? Пусть он лучше умрёт одурманенный грёзами, утопая в развратных мечтах. В первый раз я в хорошем ключе так думаю, но он такую смерть заслужил. И применение моей самой расположенной магии (как и у любой сукубки), не будет считаться поддавком.

Идёт. Неплохо держится. После последнего испытания казался совсем обессиленным. Остановился. Окинул меня взглядом. Убрал нож. Зачем?

YTRGE (Грёзы Любви).

YTRDE (Голос Любви).

— Подходи Герой, не бойся. В этом испытании тебе не нужно будет сражаться. Это испытание — награда за твои подвиги. Здесь ты сможешь вкусить самый сладкий, самый сочный плод. — не буду придумывать чего-то необычного, пойдём по самому простому пути, все мужики на него ведутся, как умалишённые. — Вот твоя награда. Посмотри:

нежная, белая кожа,

полные, сочные груди,

длинные, манящие ножки,

длинный, умелый язычок,

горячее, ждущее лоно.

Твоё мужское достоинство никогда не забудет этих ласк. Не сможет забыть моё тело. Мой тёплый, влажный ротик, упругие груди и конечно, самую незабываемую вагину в своей жизни.

Ну же, иди ко мне. Ты ведь хочешь меня?

— Хм-м, как интересно. — Этот голос не похож на безвольный. Стоп! Я только сейчас поняла, что не чувствую отклик его Разума. Не обратила внимания, ведь я не почувствовала никакого сопротивления своей магии, решила, что всё прошло отлично. Но как? Сопротивления нет, я просто не могу войти в его Разум. — А ты ничего не путаешь, красотка? Почти по всем пунктам ошибочка:

жесткая, как будто из чешуек, розовая кожа,

почти полное отсутствие груди,

по ножкам — согласен, длинные и манящие,

я не гинеколог, но вряд ли это лоно — ждущее, узенькое капец, у тебя хоть опыт-то есть?

Что он несёт? Издевается надо мной? Каким-то образом отразил мою магию и теперь глумится?

— Язычок и правда длинный, только вот зубки у тебя больно остренькие все, с такими опасно вытворять обещанные тобой ласки, — продолжал тем временем Герой. Я поднялась с кресла. Когти на руках чуть удлинились. Пора это заканчивать. — Но ты права: Я хочу тебя!

ЧТО? Что он сейчас сказал?

Герой преодолел разделяющее нас расстояние. Я даже сделать ничего не успела. Одну руку он завёл мне за спину, резко притянул к себе, второй ухватился за… эй, это моя попа!

Сжал. Сильно. Моя кожа действительно жёсткая, как и у любой сукубки. Зачем-то я встала на цыпочки, чтобы его лицо было напротив моего.

— Ты мне тут много всякого наобещала, — прошептал Герой. — Пока всё не исполнишь, я с тебя не слезу.

Что вообще здесь творится?

* * *

Гранс зашёл в комнату Обзора.

— Да сколько можно?! — посмотрел он на экран. — Почти три часа прошло!

— Даже не знаю, что на это сказать, — произнёс Князь.

— Разве это не нарушение условий пророчества? Она ведь может его убить в любой момент. Слышал, когти сукубок могут разрезать почти что угодно.

— Да, спину она ими Герою знатно расцарапала, — усмехнулся Князь. — И зубки её сейчас находятся в удачном месте, стоит только сомкнуть — сильно кровоточащая рана обеспечена. Там сейчас крови немало. Но думаю, у Маладисы другие планы на это оружие врага и их сражение в целом.

— Я не думаю, что это смешно, Князь, — неуверенно произнёс Гранс. — Она может нарушить условия пророчества ради удовлетворения своей похоти.

— Ха-ха-ха-ха, Гранс! Ты ведь мало знаешь о сукубках? — спросил человека Князь.

— Почти не доводилось встречать их раньше.

— Почти все сукубки фригидны, Гранс. — Человек впал в ступор от этих слов. — У них высочайшая предрасположенность к этим типам магии, но сами они… В общем, сукубки больше других сталкиваются с худшими проявлениями в мужчинах. Уж Маладиса точно фригидна, я это прекрасно знаю.

— Но, тогда…

— И она не поддаётся, — перебил Князь. — Всё честно. У этой арены тёмно-фиолетовые Врата Победы. Колизей сам решает, прошёл Герой испытание или нет. Смотрите, — указал он рукой в угол экрана, где было отдельное изображение врат, открытых. — Ещё два с половиной часа назад, когда Маладиса в первый раз особенно громко застонала, изогнулась, а потом без сил упала сверху на Героя, врата открылись.

Крадиса, всё это время пялившаяся в пол, подняла голову.

— Но это… значит… он прошёл…

— Да, как только Герой пройдёт через врата, Колизей будет пройден.

Крадиса опустила лицо в ладони, плечи её затряслись.

— Я… Князь… я ведь и правда не верила… я…

— Ты справилась, Крадиса, — мягко произнёс Князь.

— Нет… я сомневалась… не смогла даже понять, что он способен…

— Ты впервые засомневалась. Первый раз обратилась напрямую ко мне. Ты чувствовала что-то в нём. Именно на твою интуицию я положился, отправляя в Колизей настолько молодого Героя, Крадиса. Ты молодец.

— Я… я недостойна таких…

— Хватит! — рявкнул Князь. Крадиса подскочила на ноги. — Ещё ничего не кончено. Нас ждёт много дел. Первое. Крадиса. Расследование по Герою отменяется. Найди Талису и Гро Така. Передай им мой приказ: пусть держат рот на замке. Всё, что касается Героя — абсолютно секретно. Никаких разговоров, никаких упоминаний. Продолжайте вылавливать всех Героев, приводите в Замок, через пару дней отпускайте. Ясно?!

— Будет исполнено! — твёрдо ответила Крадиса.

— Извините, что вмешиваюсь, но может вы мне расскажите, в чём важность этого пророчества? Я слышал, что Колизей лишь его часть. И вторая часть гораздо сложнее, — не выдержал неведения Гранс.

— Хорошо, Гранс, я расскажу, — заговорил Князь после недолгого молчания. — Мне плевать на награды за выполнение этапов пророчества. Они колоссальны, но не стоят таких усилий. Проблема в Пространственной Яме. Она была создана для появления в Замке Колизея. Но сама Яма оказалась куда больше. Пророчеству шестьсот лет. Мы исследуем Яму всё это время, но так и не изучили её полностью. Дверь в Замке не единственная на нашей территории. Их несколько. И они меняют точку выхода. За последние триста лет на нас семь раз нападали соседи, четыре раза за последние сто лет. Из этих семи нападений шесть — через Пространственную Яму. Потери огромны, ведь били прямо в тыл наших сил, и мы не можем эти тропинки перекрыть. Но это мелочь. Эта проклятая Яма имеет выходы даже на континентах Шантри и Орненг, — Гранс был в шоке. Континенты, на которых обитают легендарные монстры, которыми пугают детей. — Да, Гранс, те самые Ледяные Львы и Огненные Орлы. Их следы также постоянно находят в Яме, с каждым годом всё ближе к нам. Из пяти глобальных проблем, обсуждаемых Малым Советом, четыре связанны напрямую с Пространственной Ямой.

— Не думал, что всё настолько серьёзно, — задумчиво произнёс Гранс.

— Я ещё не стал тебе рассказывать о самых больших проблемах, связанных с Ямой. Как только Герой пройдёт Колизей, Яма начнёт закрываться. Через пару месяцев мы наконец избавимся от этой опасности прямо у нас под боком. Это самое важное. — Князь замолчал. — А теперь о второй части пророчества. Мы должны предложить Герою основное задание, он может его принять или отказаться. Если примет, мы получим ещё бòльшую награду. А уж если выполнит… ну, оно в принципе невыполнимо. Поэтому секретность. Если об этом задании узнают — у Героя будут проблемы. Большие. Учитывая, что он для нас сделал, не хотелось бы так его подставить. Выход из Колизея тоже в этой части Замка, поэтому, Гранс, тебе нужно будет… Нет, сделаем по-другому. Уведи всех отсюда.

— Всех? Со всего крыла?

— Да, до единого. Я сам встречу Героя, сам предложу ему новое задание. По условиям мы не может на него давить. Только я и он.

— Понадобится время, Князь, — чуть склонил голову Гранс.

— Поторопись.

* * *

Прошёл через врата. Прямой коридор. А где Комната Подготовки? Любые отклонения от нормы настораживают. Хотя не стоять же на месте.

Маладиса увидев, что врата открыты, открыла в себе второе, третье, N-ое дыхание. Как жена, представляющая своего голливудского любимчика, когда она с мужем. Странно было ощущать себя заменой открытых врат. Хм, открытые врата — прям фетишистский символ. Старик Фрейд был бы мной доволен.

— «Наконец-то! Мы снова вместе! Три часа, Влад. Три часа! Скажи мне, что это было то, о чём я думаю!» — меня аж передёрнуло от возбуждённого тона Дедиона.

— «Ты чего? Не так много причин, почему я тебя отключаю, и так как доски для игры в дженгу у неё с собой не было…»

— «Для дженги не нужна доска. Рахлес! Влад! Скажи прямо, ты её трахнул?»

— «Да что с тобой? Она ведь сукубка, я прав? Это вроде как их стихия.»

— «Ничего ты не понимаешь. Убийство орка ударом в глаз происходят сплошь и рядом, по сравнению с реальным сексом с сукубкой.»

— «Серьёзно?»

— «Избежать мощных Ментальных заклинаний, дающих в фантазиях нагнуть сукубку, заставляющих жертву безропотно подставиться под удар одними из самых опасных когтей на Катиноле, чтобы самому внаглую подойти под удар и реально нагнуть сукубку. За такую историю, даже мои соседи по палате — Ленин и Наполеон, считали бы меня психом. Я должен был увидеть это хоть на одно мгновение!»

— «Не продолжай, меня от одной мысли тошнит.»

С потолка вдруг ударил столб яркого света, я отскочил назад.

— «Тебе бы тоже нашлось место в нашей палате, параноик. Это Столб Лечения, артефактное заклинание.»

Засунул руку внутрь. И правда Лечение. Зашёл целиком. Блаженство! Постоял какое-то время.

— «Не злоупотребляй.»

Прошёл дальше.

— «Раз в семь заданий будут лечить? Глядишь и до кормёжки дойдёт. Кроватку ещё поставят, так Колизей в курорт превратится».

— «Местную девушку, падкую на приезжих принцев, ты уже нашёл. Она не была под Контролем, у тебя было три часа на допрос с пристрастием. Узнал что-нибудь?»

— «Только имя. На остальные вопросы ответ один: «Мне нельзя говорить». Она, кажется, местная, из Замка.»

— «Там впереди дверь. Обычная. Без решёток.»

Так и есть. Подошёл. Постоял. Взялся за ручку. Постоял. Открыл. Постоял. Хватит!

Зашёл. Настоящие хоромы. Стол, несколько стульев, огромный мягкий диван, огромное зеркало напротив дивана на стене. Из мебели всё. Ещё был мягкий, пушистый ковёр под ногами. Помимо той двери, через которую я вошёл, было ещё две. Закрытые.

В центре комнаты стояла Адми.

Так, что-то мне это не нравится.

— Я не буду с тобой сражаться, — сказал серьёзно.

Адми собиралась что-то сказать, сбилась, посмотрела на меня своим умильным взглядом.

— Тебе больше ни с кем не придётся сражаться, — улыбнулась она.

— Нормально ведь общались, зачем сразу проклятия?

Снова я сбил демоницу с толку.

— Ха-ха-ха-ха! — звонкий смех заполнил помещение. — Для тебя, пожалуй, это и правда проклятие. Ха-ха. Ты прошёл Колизей, Влад.

— Я думал будет пятьдесят заданий.

— Семь. Заданий всего семь. Хотя слово «всего» здесь неуместно, — грустно произнесла Адми.

— «Как я сразу не понял?! Просто уловка, заставляющая опустить руки раньше времени. Конечно. Пятьдесят таких испытаний даже для пророчества перебор. Да даже семь многовато. Награда должна быть хорошей. Уж точно получше того же Цветка Роста.»

— Ты не очень рада. Я думал пройти Колизей важно для вас.

— Важно. Очень. И я рада за нас, — потупила она глазки. — Но для тебя это не конец.

— Я не буду с тобой сражаться, — повторил я.

— Ты… — запнулась Адми. — Ты странный. Нет, мы не станем врагами. Колизей лишь отбирал среди Героев того, кому можно доверить основное задание пророчества.

— «Отбирал? Типа «ну этих лузеров, не способных пройти семь невыполнимых испытаний за двенадцать часов». Что там за задание такое?! Стоп. Если пророчество ещё не пройдено, значит никакой награды ты не получишь? Кха-ха-ха-ха-ха! Только ты мог в такое вляпаться!»

— Ты меня слушаешь? — с тревогой посмотрела на меня Адми.

— Да-да, конечно слушаю. Значит сейчас будет самое главное испытание?

— Нет, не сейчас. Это задание появится у тебя в Статусе. Ты можешь выполнять его целые тысячелетия. Ограничения по времени нет. И ещё… ты можешь от него отказаться. Не принимать. Просто уйти.

— Но вам нужно, чтобы я согласился?

— Нам… — опять она потупилась. — Будет лучше.

— «Ясно. Теперь ты примешь сверхпроблемное задание ради этой девочки.»

— «Ради девочки?»

— «Не ври мне, Влад. «Как много героев погибло за эти шестьсот лет?», «Пора это заканчивать», — спародировал меня Дедион. Похоже. — Брехня. Я вижу, что и ты. А смотрел ты только в её глазки, увидел в них какую-то свою романтическую дурь и готово. Ради демонической дырконосительницы, ты пошёл на все эти мучения только ради неё. Вернее потому, что ты так сильно ищешь смерть, для тебя и такого мелкого повода хватает.»

— Хм, думаю я приму это задание, — блин, как-то неестественно получилось. — Но сначала хотелось бы встретиться с Князем Тьмы лично. Герой, который лично прошёл Колизей. Он ведь уделит мне пару минут?

— «Ты чего удумал? Мы с Лениным и Наполеоном, тебя бы в свою палату не пустили. Совсем свихнулся!? Князь тебя размажет одним пальцем. Да и письма, их же не он писал, а Колизей. Скорее всего,» — завывал в голове Дедион.

— Ты уже, — мило улыбнулась Адми.

— Не понял.

Я не ослышался?

— Ты уже говоришь с Князем Тьмы, — скрестила руки под грудью и приняла горделивую позу Адми.

— Ты?..

— «Разве Князь Тьмы — девушка?»

— «Нет конечно. Он ведь Князь, а не Княгиня. Постой. Слышал я один слушок, что Князь Тьмы был девушкой, но потом превратился в мужчину. Вернее он… она и Князем-то стала после смены пола. Из своих девятисот лет почти семьсот она — мужчина. Благодаря высокой предрасположенности к магии Трансформации.»

— Магия Трансформации, — прошептал я.

— Как? — опешила Адми. — Последние триста лет даже слухов не осталось.

— Значит, это правда? Ты девушка, которая превратилась в мужчину?

— Какая разница, девушка я изначально или нет? Сейчас я могу быть кем угодно.

— Мне большая разница, — твёрдо ответил я.

— Я… — замялась демоница. — Девушка. До получения титула меня звали Адми. Уже шестьсот пятьдесят лет я — Князь Тьмы.

— Вот же… Рахлес! Ты наверное догадываешься, что я собирался сотворить с Князем Тьмы?

— Догадываюсь, — осторожно произнесла Адми. — Хоть я и не при чём.

— Хитрый план! Я готовлюсь, планирую жёсткую, неотвратимую месть опасному здоровому демонюге, а тут бац!.. И как такой мстить? Стоп! Что за бред? Я собирался переступить через себя ради ужасной мсти, а когда оказалось, что объект мести очень даже подходит для её воплощения, я вдруг сдулся. Как так? Ловушка в ловушке? Начинаю сомневаться в собственном мировоззрении.

Ещё на середине моего монолога Адми начала хихикать. Под конец демоница смеялась в голос.

— Аха-ха!.. а я думала, что ты, ха!.. уже отомстил Маладисе за всех нас. О-ой, — схватилась она за живот. — Если ты всё ещё считаешь, что за нами должок, я полностью в твоём распоряжении.

Она ещё договорить не успела, как я рванул на захват цели.

— Я… я ведь… ты ведь не… — отступила она на пару шагов.

Мечтай!

— Целый Князь Тьмы ведь не откажется от своих слов?

* * *

Это было неописуемо. Адми — просто концентрат женственности и милости. И когда кажется, что концентрат достиг ста процентов, она добавляет ещё.

Во-первых, цвет кожи. Адми не вся оказалась светло-шоколадного цвета. И нет. Дело не просто в полосках в области бикини, тут всё было посложнее. У Адми был светлый участок кожи спереди — он описывал её груди, шёл ниже, захватывая весь животик и сужался прямо у её вагины. Получилось похоже на вытянутое сердечко. И этот контраст был очень возбуждающим. Особенно груди. У Адми были светлые сосочки, на загорелом теле они бы сильно не выделялись, но не здесь. Сами груди бросались в глаза своей белоснежностью на фоне загорелого тела (хотя думаю это естественный цвет), а уже на их фоне гипнотически на меня глядели её соски.

Во-вторых. Контраст поведения. Адми очень ловко ловила ритм фрикций, активно двигалась, была очень заводной. Сначала мне показалось, что она довольно опытная, но я быстро понял, что сильно ошибался. Она была полностью безынициативна. Все смены поз, переход от одного положения к другому — я вёл во всём. Пока не понял — она просто не знает, как это делается, полагается на меня. За всем этим я забыл, что она — девятисотлетняя демоница. Она контролирует своё тело на запредельном уровне. Тем более с такой предрасположенностью. Отсюда и отличная техника при минимуме опыта. Вот и получалось, что она с физиологической точки зрения была на запредельном уровне, но при этом оставалась милой, податливой, с каким-то небольшим страхом смотрящая на то, что сама творит.

В-третьих. Эмоции. Уверен, она может при желании полностью контролировать мимику. Но сейчас в этом не было смысла, и я видел всё. Адми прибывала в некотором шоке от того, что сейчас испытывала. Когда она приближалась к своему первому оргазму, она как-то вся сжалась, испугалась, даже попыталась отстраниться, но я не дал. А когда всё случилось, она уткнулась мне в плечо, схватилась за меня обеими руками и пару минут повторяла «не смотри, не смотри, не смотри». В общем, она была очень натуральной и искренней в своих эмоциях. Дальше она чуть поднаторела и эффект сгладился, но не исчез.

В-четвёртых. Зеркало. Пробелема выбора места перед нами не стояла. Мы изначально переместились на диван. Сидя, Сидя спиной и некоторые варианты этих поз — основное блюдо в нашем секс-марафоне. Поэтому я большую часть времени не только любовался самой Адми воочию, но и смотрел на происходящее через зеркало. И это её дико смущало. Особенно, когда мы это делали сидя спиной. Я любовался её упругой попкой и грациозной спиной, а кинув взгляд на зеркало через её плечо, мог заценить скачущую грудь и выражение лица демоницы. Когда наши взгляды через зеркало пересекались, она дико смущалась, отворачивала лицо в сторону, отводила глаза. Почему? Я внутри тебя! Десять минут назад мы сидели лицом друг к другу, и ты задорно смотрела на меня. А вот стоило тогда кинуть взгляд на зеркало, посмотреть всё ли в порядке у тебя сзади, и ты как-то тушевалась, сильнее выгибала спину. Как это работает? Я не понимаю. Может, как опытному бойцу ей не нравится, что я вижу что-то, что должно быть скрыто? Бойцовский рефлекс? Но не удивлюсь, если с магией, боями, демоническими особенностями это никак не связанно. Вернее, как раз с магией-то связанно. С женской.

И пятое. Хвост. Ведь Адми не совсем человеческая девушка. Есть у неё и отличительные черты. Крылышки у неё пропали прежде, чем мы начали. Просто втянулись под кожу и испарились без следа. Удобно, они бы мешали придерживать её за спину и обнимать. Рожки тоже остались неудел. Не было у меня желания схватиться за них во время минета или других удобных ситуациях. Не тот был настрой для подобного. Хотя чего греха таить, с Маладисой я так не раз отжёг. И остался только хвост. И он сыграл важнейшую роль — индикатора. Почти всё время хвост Адми был накручен мне на голень. На его конце была кисточка, вот она и выдавала хозяйку с головой. Например, с поцелуями. Адми очень понравилось целоваться. Но она, как я уже сказал, не проявляла инициативы. Но время от времени она очень близко приближала своё лицо к моему, губки её чуть разжимались, показывался язычок, глаза чуть увлажнялись. Она невербально просила меня поцеловать её. Это было безумно возбуждающе. Но было кое-что ещё. В этот момент кисточка хвоста Адми начинала медленно постукивать меня по голени. Я, как и положено, не мог удержаться, и начинал дразнить Адми. Промахивался мимо её губ, целуя в носик, подводил лицо вплотную, чтобы сразу отодвинуть обратно. Хвостик стучал всё требовательней, требовательней. Под конец он уже молотил по мне. И тогда наши губу соприкасались, а языки переплетались. Хвостик начинал меня нежно поглаживать. Но я продолжал наш поцелуй. И вот, хвостик снова начинал по мне постукивать, сначала неспеша, потом всё быстрее, пока удары не становились непрерывными. Я освобождал язык и губы Адми из плена, она резко отодвигалась от меня и делала глубокий вдох. И пока она бросала на меня укоризненные взгляды, её хвостик распушивал свою кисточку, которая плотно прижималась ко мне. Последний раз стрельнет в меня глазками, полными обиды за мою жестокость, чтобы через пять-десять минут начать требовать повторения.

И конечно, оргазм. В этот момент хвост особенно сильно стягивался вокруг моей ноги, кисточка становилась очень тонкой, по всему хвосту несколько десятков секунд шла мелкая дрожь. Уверен, у меня на голени останется спиралевидный след.

На каждое моё действие хвост выдавал свою реакцию. Даже ласки правой груди отличались от левой для этой части тела Адми. Она была не просто очень чувствительной, она абсолютно всё ощущала по-разному.

Я обратил на это внимание не случайно. Обычно я концентрируюсь на партнёрше. Мне нравится любоваться её лицом, грудью, изгибами спины, ножками. Для меня это дополнительный стимул. Но с Адми произошёл сбой. Она слишком… В общем, если бы я ещё и её шикарным телом и мимикой любовался, то точно бы ударил в грязь лицом. Не прям новый рекорд среди скорострелов, но как минимум собственный точно. Поэтому я сделал то, чем раньше не занимался — попробовал отвлечься. Так я и обнаружил особенность хвостика Адми. После нескольких оргазмов, несмотря на непродолжительные перерывы на петтинг, чувствительность упала, и я, желая реабилитироваться как мужчина, принялся во всю наслаждаться Адми во всей её красе. Тогда я и заметил все остальные её особенности (кроме сексуальной раскраски, она бросилась в глаза сразу). Но и хвост уже успел запасть мне в душу, так что и за ним я продолжил наблюдение. Под конец, как ни странно, именно отвлекающий фактор стал самым возбуждающим.

Вот так, если женщина настоящая, тебя даже её хвост покорит.

Сейчас же я был вымотан и в блаженстве. Откинулся на спинку дивана. Адми сидела на мне.

— Влад! — чуть поёрзала она. — С Маладисой ты дольше продержался. С тебя ещё двадцать минут. Нет. Двадцать одна минута.

— Ты о чём? С Маладисой я был весь побитый, изнемождённый, и ей понадобилось вон сколько времени, чтобы меня удовлетворить. Здесь я был полностью цел, бодр, и ты выжала меня быстрее. Это я ещё последние полчаса на Геройской силе воли держался. Так что тут победа твоя однозначно.

— Хм, — приложила она пальчик к подбородку. — А ведь ты прав. Умеешь сделать девушке комплимент. — Она легла на меня сверху. — Так на чём мы остановились? — прошептала мне на ухо. — Ах, точно, с тебя ещё двадцать одна минута.

— Я ведь только что…

— Тридцать одна.

— Это беспредел!

— Сорок одна.

Пока счёт на дошёл до моей смерти от истощения, я закрыл её хитрый ротик поцелуем.

* * *

Я сидел на диване, раздвинув ноги. Адми сидела передо мной. Одетые. Я расчёсывал её волосы. Честно, я не видел никакой разницы. Наша акробатика никак на них не повлияла, как были прямые и шелковистые на ощупь, так и остались. Но Адми, покрутившись перед зеркалом, воскликнула: «А это ещё что? Никуда не годится». И теперь я слушая её наставления «вот так», «аккуратней», «чтобы как было», тупо провожу гребешком. По-моему, по одному и тому же месту. Но Адми пока всё устраивает.

— Прости, Влад, — виновато произнесла Адми. — Это было глупо. Я видела, что в конце тебе было уже больно, а не приятно, и всё равно… как маленькая.

Не дай бог такое поведение станет чертой маленьких девочек.

— Я просто… не знаю… не могла иначе… мне было так… прости.

— Если знаешь, что мне сейчас от этого больно, постарайся меня не возбуждать. Серьёзно, умоляю, Адми, — простонал я.

Адми повернулась ко мне лицом, полным страдания.

— Я не стараюсь возбудить, честно! В смысле, я буду стараться не возбудить, очень буду стараться, — скорчила умильную… я всё же скажу, не в обиду девушкам, но так и срывается с языка — мордочку, Адми.

— А китайцы дальше пыток с капающей водой не продвинулись, — скривился от боли в очень важной области. — Дилетанты!

— Прости, прости, у меня просто…

— Не получается иначе, знаю, — улыбнулся я паникующей Адми.

— Если позволишь, — Адми прикоснулась ладонью к причинному месту.

Боль пропала. Неприятные ощущения тоже.

— Успокоение?

— Да, — так и не убрала руку Адми.

— Никаких побочных эффектов надеюсь не будет?

— Ахах-ах! — засмеялась Адми. — Надейся.

— Ты сдержала своё слово, Князь Тьмы. Пора и мне сдержать своё. Давай своё основное задание.

Адми стала грустно-серьёзной.

— Я правда не хотела отправлять тебя в Колизей, Влад, — опустила она голову. — Только…

— Вам это было нужно. Я знаю. Увидел ещё тогда, по твоему лицу.

— Ты даже не представляешь как. Поверь, в недалёком будущем, по моим меркам недалёком, ты спас всех жителей моего региона. И не только моего. Более трёхсот тысяч Разумных.

— Я сделал это, чтобы на твоём личике больше не было этого выражения, Адми. Сделай милость, — улыбнулся я.

— Хорошо, ты прав. Всё закончилось отлично, ты справился, мы справились, — стала Адми соответствовать своему деловому костюму. — Слушай, Влад. Я бы хотела тебя наградить, но не могу. Пророчество запрещает. Мы вернём твои вещи в том состоянии, в каком они были до Колизея. Всё.

Далее. Задание. Не пытайся его выполнить. Это невозможно. Никому не говори про него. Это привлечёт много ненужного внимания. У тебя отлично получается прятать Статус. Задания легче скрыть, чем те же Характеристики. Если сам не оплошаешь, всё будет хорошо. Мы, со своей стороны, тоже сделаем всё для секретности. Нам просто нужна награда за сам факт принятия тобой задания и всё.

Тебе придётся покинуть этот регион как можно скорее. Правило о неоказании помощи очень серьёзное. Может распространиться на жителей, если останешься надолго, — последние предложения она говорила очень быстро, как скороговорку.

— Мы больше не увидимся? — вполне ровно, как мне кажется, спросил я.

— Даже если ты откажешься от задания, это не изменится. Условие пророчества. Мы не можем допустить возвращения Колизея и Пространственной Ямы. Иначе, я бы… — затихла Адми.

— Всё в порядке. Ты всё делаешь для своего региона, — попытался я её успокоить. И себя чуть-чуть.

— Нет! — вдруг подорвалась Адми. — Мне нельзя было оказывать на тебя давление для принятия задания пророчества. Но то, что мы делали… можно было посчитать давлением. Я очень рисковала.

— Я не знал. Если бы я…

— Ты не виноват, — перебила меня демоница, её крылья выпорхнули из-за спины. — Ведь я знала. И сейчас. Успокоение. Это ведь заклинание поддержки. А помогать ничем нельзя. Особенно самому Князю Тьмы. Но я… я… просто не могла иначе.

ЧТО? ЧТО?!

Я пробовал сдержаться. Честно. Но смех вырвался наружу.

— Кха-ха! Ты мне уняла боль в… КХ, ПФ… в члене, рискуя шестисотлетним пророчеством?

— Так я ведь сама его… того…

Адми тоже не выдержала. Мы смеялись как безумные.

— О-ой, Адми, всё… я больше не могу. Давай своё задание.

— Так, сейчас, — Адми ненадолго погрузилась в себя. — Готово. Подними ладонь и скажи: «Я принимаю это пророчество.»

— Я принимаю это пророчество.

Перед глазами появилась полупрозрачное окошко.

Поздравляем! У вас появилось новое задание! Условие: «Смерть троих Разумных: Владыки Гроникула, Владыки Тамвара, Владыки Догернаша. Чем больший вклад в смерть этих Разумных вы внесёте, тем больше будет награда». Ограничение по времени: Нет. Награда: Вариативна (Получить у Князя Тьмы Адми).

— «Никогда и никому не рассказывай кого тебе нужно убить по этому заданию.»

— «Они настолько круты? Помимо Титула Владык?»

— «Им самим ты не будешь интересен. Мелкая сошка. Но вот прихвостней, готовых убить Героя в знак преданности любому из них — половина континента.»

— «Значит не палимся.»

— Прочитал? — спросила Адми.

— Да.

— Знаешь, кто они?

— Скоро узнаю.

— Влад, не надо! — сложила ладошки у груди Адми. Какая же она всё-таки милая! — Даже это опасно. Не обращай вообще внимание на это задание. Слышишь, обещай мне!

— Даже слова лишнего не произнесу. — А зачем, с такой энциклопедией в голове?

— Хорошо, будь аккуратен, — успокоилась Адми. — Я… Удачи, Влад.

Кажется, пора прощаться. Встал, сделал пару шагов. Остановился.

— Хочу кое-что у тебя спросить, Адми.

— Конечно, спрашивай, — обрадовалась она.

— Тебе наверное сложно быть мужчиной?

— Да, непросто. Я ведь… В общем, приходится постоянно сдерживаться, чтобы вести себя, как подобает Князю Тьмы, — выделила «пафосным» голосом она свой Титул. — Помню был один случай, я…

— Тогда зачем? — перебил я её.

— Зачем? — посторожела Адми. — Так нужно.

— Кому?

— Почему ты спрашиваешь?

— Хочу знать. Ответь.

— Я Князь Тьмы, Влад. Мне должны подчиняться, следовать за моей Силой.

— Твоя Сила в члене? В брутальном внешнем виде?

— Не передёргивай мои слова! — озлобилась Адми.

— Просто хочу знать.

— Ты знаешь сколько женщин среди Старших? И Древних? — зло бросила она.

— Меньше, чем мужчин. На начальных этапах у нас преимущество. И в физической силе, и в более воинственном, зачастую, характере. Поэтому женщин Старших и Древних меньше. Но дело ведь не в количестве, а в Силе. Сейчас, когда ты своим кулачком можешь валуны дробить, разве ты слабее мужчины твоего возраста?

— Дело не в этом. В моём Малом Совете, который принимает все важнейшие решения, в котором состоят Сильнейшие бойцы региона. Сколько, по-твоему, в нём женщин? Думаешь они будут подчиняться девчонке? — приподняла она ладонями грудь.

— Почему нет? Ты ведь Сильна, причём здесь внешность?

— Причём?.. — замолчала Адми. И сорвалась. — Ты даже представить себе не можешь, сколько усилий мне стоило всех их собрать! Как трудно заставить свободолюбивых магов заставить понять важность единства, приказов, субординации. На моём авторитете держится всё! Думаешь, я этим всего добилась? — снова она продемонстрировала свои окружности.

— Этим или нет, но уже добилась. На чём вообще держится твой авторитет? На притворстве?

— Я не притворяюсь! Я действительно становлюсь мужчиной. По-настоящему!

— Врёшь. Ты почти три четверти жизни выглядишь как мужчина. Но посмотри на себя, Адми. Твою женственность невозможно не заметить. И дело не во внешности. Ты редкий случай стопроцентной женщины. А как мужчина ты постоянно сдерживаешься. Если бы ты стала мужчиной, по-настоящему, никаких проблем. Но ты сделала свой выбор. И теперь его отрицаешь.

— Это не так. У меня нет пола, могу быть кем угодно. Быть мужчиной мне просто удобнее.

— Дело в этом? Ты уверена? То, чем мы занимались сейчас, каким бы альфа-самцом я себя не считал, это была ты. С настоящими женщинами всегда так. И в мужчине разожгут чувство его важности и силы, чувство обладания, и при этом всё происходит именно так, как хочет она. Ты не знала что делать, и доверилась в этом мне. Но… несколько раз ты отстранялась, инстинктивно, боялась нарастания блаженства, а я тебя удерживал. И только сейчас я… КАК? Ты ведь Сильнее меня в сотню раз. И дело не в доверии, инстинкты на доверие не полагаются. Ты подчинилась. Подчинилась мне. Потому что это был я? Хотел бы я в это верить. Но я не настолько крут. Нет. Ты подчинилась, потому что я мужчина.

— Что? — опешила Адми. — Ты думаешь, что я перед любым?..

— Не передёргивай мои слова. Ты поняла, что я хотел сказать. Ты знаешь, что я не хочу тебя обидеть или оскорбить. Я хочу знать. Хочу понять.

— Ты не сможешь понять! Ты здесь четыре месяца, ты ничего не знаешь. Думаешь девятьсот лет — это большой срок? Конечно нет! Титул Князя Тьмы передаётся после смерти его носителя тому, кто раньше других выполнит необходимые условия. До меня были сотни Князей, десятки тысяч лет до моего рождения. И среди них не было женщин. Думаешь, это случайно? Думаешь в мире Силы хоть в чём-то есть равенство? Я должна соответствовать. Должна! — закричала Адми.

— Соответствовать чему? Я может и не могу понять, но могу думать. И знаешь, что я думаю? До тебя, Князь Тьмы — это местечковый разбойник, собиравший небольшую банду приспешников, и терроризировавший этот регион. Нет. Даже региона никакого не было. Просто разрозненные деревеньки. И плодородные земли простаивали, обильно поливаемые кровью местных.

— Они не такие уж и плодородные. Мы используем артефакты, — прошептала Адми. Запнулась, поняв, что подтверждает мои слова.

— Ха, до тебя, про этот всеми забытый край и не слышал никто. Дисциплина и субординация — твои разработки, а не предыдущих поколений. Твоя Сила — только твоя, а не Малого Совета. И ощущаешь ты себя женщиной. До тебя были сотни Князьков Тьмы, а ты первая, единственная, необыкновенная Княгиня Тьмы. Вот что я думаю.

Адми опустила голову. Начала глухо смеяться.

— Вот эта дверь, — указала она рукой. — Второй коридор налево. Он будет длинный. В конце стена. Перед ней твои вещи. Стена — иллюзия. Просто пройдёшь насквозь. Там горная тропинка. Все средства защиты убраны. Просто спустишься вниз. И… как я уже сказала, тебе нужно как можно скорее покинуть регион.

— Ты так и не дала мне толковый ответ ни на один из вопросов.

— Толковый?! — взорвалась Адми. — Хочешь, чтобы я рассказала тебе всю свою жизнь? Через что мне пришлось пройти, чтобы стоять здесь сейчас? Сколько сложных решений принять? Что пришлось отбросить ради Силы? Ради Разумных, за которых я в ответе?

— Расскажи.

— Ты… Ты просто… — её лицо исказилось. — Думаешь, если залез членом мне в вагину, то можешь залезть с ногами мне в Душу?!

— Разве нет? — Адми застыла. В глазах шок. — Разве нет? В мире, откуда я пришёл, секс превознесён. Но по факту, ха. Секс — это круто, когда красотка мелькает полуобнажённой в кадре. Когда лайкаешь чью-то фотку и пишешь «ябвдул». А когда доходит до дела… проще не мучиться, не напрягаться, не подстраиваться ни под кого… передёрнуть на свою фантазию идеального секса с идеальной красоткой с экрана. То, что мы делали, было так… по-особенному, не потому что так и должно быть. А потому что это были ты и я. Разве нет? Разве я не влез тебе чуть глубже, чем в вагину? Иначе так бы не получилось.

Адми подошла. Встала прямо напротив.

— Глубже. Глубже, Влад. Но не настолько глубоко. Не на девятьсот лет моей жизни, — замолчала она. — Ты знаешь куда идти.

— Если бы. Если бы я знал.

Пойду, пожалуй. Направился к указанной двери. Успел сделать несколько шагов, когда Адми подскачила и схватила мою ладонь своими. Меня буквально развернуло на месте. Она и правда куда Сильнее меня.

— Постой! Спасибо. Ты действительно всем нам помог. Спас нас. Это самое важное. Я не забуду. Я очень благодарна. Спасибо, Влад, — отпустила она мою ладонь.

Я вышел. Она осталась.

Так. Второй коридор налево?

— «Как это, Рахлес, происходит? Как?

Привет, я сукубка, судя по цвету кожи, лет триста пятьдесят, и я обязана тебя убить, иначе нарушу пророчество и нам всем конец.

Привет, я Влад. И я хочу тебя!

О, да. Возьми меня, мой Герой!

Привет, я девятисотлетний Князь Тьмы. Уже и забыл, какого это быть женщиной. И видел тебя где-то пять минут. Мне нельзя на тебя давить, соблазнение могут посчитать за давление, тогда нам всем конец.

Привет, я Влад. И я хочу тебя!

В какой позе предпочитаешь?

Это, Рахлес, какой-то розыгрыш? Как?»

— «После того, как ты признался, что манипулируешь мной, твоя попытка растормошить меня, вызвав гнев, не сработает. И мой тебе совет, старайся мой гнев направлять на кого-нибудь другого, тебе не понравится какой я в ярости.»

— «Справедливости ради, это действительно очень интересный вопрос. У меня есть несколько теорий на этот счёт. Но сейчас меня интересует другое: какого Рахлеса ты злишь ту, кто может тебя одним пальцем по стене размазать?»

— «Плевал я на это.»

— «Я и забыл. Ладно. Если смотреть с твоей суицидально-романтической точки зрения: какого Рахлеса ты устраиваешь семейный скандал с девушкой, с которой больше не увидишься, хотя вы могли разойтись в замечательных отношениях?»

— «Тебе честно?»

— «Давай, жги!»

— «Я облажался.»

— «Не настолько честно. Я хотел послушать оправдания.»

— «Нет у меня оправданий. Я просто хотел узнать, понять. Мне это важно, вот я и спросил. Вот я и не смог вовремя заткнуться. Не в первый раз уже. И не в последний.»

— «По своему опыту скажу: ты влез девочке куда глубже, чем в вагину. Только и она влезла в тебя не менее глубоко.»

— «Разве может быть иначе?»

Стена. Рядом аккуратно сложены мои вещи. Даже штаны и рубашка новые, точно такие как на мне сейчас, только без дыр, подпалин, без следов крови.

В этот раз раздевался я без особого энтузиазма.

* * *

Тронный зал переполнен. Весь Малый Совет и почти все члены Большого были здесь. Все собрались по приказу Князя Тьмы.

Только его самого пока не было.

Горпер был в нетерпении. Вечерний сбор Малого Совета был отменён. Вопрос с восточными дикарями нужно решать как можно скорее, а тут общий сбор. Он уже догадывался о чём пойдёт речь. На недоумевающие взгляды присутствовавших, только ответственные за прохождение Колизея и исследование Пространственной Ямы отводили глаза и строили из себя дурачков.

Во время прохождения Колизея удалось узнать что-то полезное? Это может помочь наконец сдвинуться с мёртвой точки? Не нужно было доверять этот важный вопрос молодой девчонке. Свежий взгляд — не то, что нужно для решения первостепенных задач. Крадиса ответственная, но ещё совсем неопытная. И к тому же она…

В зал вошёл… вошла…

Те, кто постарше, были удивлены. Младшие шокированы, многие из них лишь по слухам знали об этом.

— Администратор? — опешил Горпер. — Что ты здесь делаешь?

— Хм, можешь продолжать называть меня Княгиней Тьмы, Горпер, — колокольчиком прозвучал звонкий голосок.

Поднялся шёпот.

— Я пришла рассказать вам о последних новостях, — голос Администратора стал торжественным. — Колизей был пройден.

Что? Пройден? Ведь до последних пор не было никаких подвижек?

— Вы уверены, Княгиня Тьмы? — спросил Дракин, председатель Малого Совета.

— Да. Пространственная Яма начала сжиматься. Маладиса подтвердила. Через два месяца она полностью схлопнется.

— Где Герой, который прошёл Колизей? Он принял основное задание? — спросил Горпер.

— Да. Он принял задание. И он покинул Замок Рока.

— Но ведь…

— Горпер! Княгиня права. Личность Героя нужно держать в секрете, — перебил Дракин. — Нам следует собрать Малый Совет как можно скорее. Это важнейшее событие.

— Нет. Мы соберём Большой Совет. Нужно перераспределить многих Разумных, которые были заняты исследованием Ямы на новые посты, — Адми высматривала кого-то в толпе. — Маладиса! Начнём с тебя. Расскажи о своих подопечных. Кто как себя показал, и где, по-твоему, каждый из них будет полезен.

— Конечно, Княгиня, — поклонилась Маладиса.

— Княз… Княгиня, наши вопросы…

— Будут отложены. Сейчас есть дела поважнее, Горпер.

— Я считаю, что нельзя…

— Можно. Сейчас я буду решать вопросы, связанные с закрытием Ямы. Тебе есть что сказать по этому вопросу, Горпер? — всё так же звонко звучал голосок Княгини Тьмы.

Откуда в нём может быть так много уверенности и властности?

— Нет, Княгиня. Я подожду, когда вы освободитесь, — поклонился Горпер.

Княгиня двинулась через зал к своему трону. Остановилась за пару метров до него. Адми на фоне огромного трона выглядела миниатюрно.

— Трон тоже нужно будет сменить, — прошептала себе под нос Адми.

— Будет исполнено, — так же тихо ответила стоящая рядом Крадиса, еле сдерживая улыбку.

* * *

За четыре часа до событий в тронном зале.

Стена и правда оказалась иллюзией. За ней и правда была горная тропа.

— «Влад, покажи мне Статус. С наградой ты пролетел, но само прохождение Колизея, попадание в критические ситуации, может привести к прокачиванию некоторых полезных параметров.»

— «Сейчас. Смотри.»

— «Ты сейчас видишь Статус?»

— «Я по горной тропе спускаюсь. Хочешь, чтобы я навернулся?»

— «Я вижу твой Статус.»

— «Ты же сам просил.»

— «Ты влез ко мне в Душу, чтобы показать свой Статус? Это ведь даже не воспоминание, сам ты его не видел. Твои Ментальные способности просто дикость какая-то.»

— «Во время седьмого испытания, когда Маладиса атаковала меня своей магией, я почувствовал себя странно. Как будто вокруг моей головы кружили нити, пытаясь проскользнуть в неё.»

— «Так и было. По крайней мере так это видят Ментальные маги.»

— «Я не видел. И не чувствовал. Мне просто так показалось. Я не дал нитям даже прикоснуться к себе.»

— «Они должны прикоснуться, только после этого начинает работать Ментальная защита и сопротивление. Даже в этом у тебя всё не как у Разумных.»

— «Но в тот момент я немного иначе почувствовал самого себя. Отделил от всего остального. Теперь способен на вот такие небольшие фокусы.»

— «Внешнее Ментальное воздействие усилило твоё понимание устройства Ментальной магии. Мощно усилило. Влад, я бы мог…»

— «Нет, Дедион, — не стал его слушать я. — Я не позволю. Дело даже не в доверии. Я просто не могу так.»

— «Это будут пустые Ментальные волны. Без приказов, без информации.»

— «Всё равно нет. И теперь я ещё больше уверен, что моя воля не предназначена для атак, она только внутри меня.»

— «Я на твою волю не претендую. А вот Ментальные способности было бы неплохо развить.»

— «Вот только предрасположенность у меня к воли, а не к Ментальным способностям. Даже Воодушевление не могу использовать.»

— «Бред. Не подменяй понятий. Да и вообще… Что это? Хм, Кх, ха-кха-ах-ха! Влад, следующая лекция будет по частичному Сокрытию Статуса… кха-ха! Ты можешь прятать его полностью, но иногда нужно показывать его окружающим. Задания скрыть легко, это всё-таки личное. Ха-ха-ха! А вот Достижение очень тяжело спрятать.»

— «Чего ты там хохочешь? Оставь уже Наполеона с Лениным и дуй ко мне. Стоп. Какое ещё достижение? Я ведь… Адми… Она ведь может…»

Так, посмотрим, что там. Перед глаза появился Статус. Где там страница «Достижения»?

ЭТО ЧТО ТАКОЕ?!

Поздравляем! У Вас новое достижение: Довёл КняЗЯ Тьмы до оргазма. Восемь раз!

— КняЗЯ! Вот ведь чертовка! Ещё и специально выделила! — заорал в голос я.

— «Пха-ха, Влад, ты чего разворачиваешься?»

— «Пойду повторю достижение! Жёстко!! Многократно!!!'

Часть четвёртая Дважды, менее чем за полчаса

Глава 1

— «Не стоит тебе туда идти.»

— «Отлично! Если наш диалог начинается не с твоего порицания моего поступка или решения, я начинаю подозревать подвох.»

— «Так уж и быть — подыграю тебе. Что ты имеешь в виду, Влад?»

— «Порицание некоторых поступков — дедушкина забота, порицание всех поступков — дедушкин маразм. Хочешь, я подыщу специальное учреждение, где о тебе смогут позаботиться?»

— «Есть и другой вариант: все твои поступки глупы и неразумны. За пять сотен лет жизни ни разу с таким не сталкивался. Двести пятьдесят лет посмертия тоже не предвещали беды. И вот на тебе!»

— «Дедион, н