Всё будет по-моему! (fb2)


Настройки текста:



Всё будет по-моему!

Флешфорвард

В роскошном церемониальном зале бурлило недоумение.

Благородные дамы и господа, нарушая приличия, перешептывались. “Кто этот некрасивый парень?” и “Почему он женится на принцессе Каре?” – вот два вопроса, тревожившие умы всех присутствующих.

Тем временем церемония подходила к концу.

Почти муж и жена надели друг другу кольца.

Невеста по имени Кара имела поистине выдающуюся внешность, достойную принцессы. Стройное тело с большими достоинствами, облачённое в невероятное бело-бордовое свадебное платье, вызывало неконтролируемое слюноотделение у всех гостей мужского пола, а также жгучее желание прикончить жениха за такую удачу.

Её прекрасный проницательный взгляд с демоническим очарованием мог захватить дух у любого, но сейчас им удостоился какой-то неизвестный, слабый, далеко не самый красивый юноша. Что за несправедливость?

Муж же, с виду парень лет 15-ти, загримированный под отнюдь не красавца, ухмылялся, будто кот, загнавший мышку в угол. Давящие взгляды ревнивцев, имей они физическую силу, убили бы его сотни раз, что лишь подогревало настроение.

Принцесса с выражением “Как такое возможно?” на лице смотрела на парня.

Старейшина окинул сочувственным взглядом Кару, затем завистливым жениха, и громко произнёс:

«Скрепите ваш союз поцелуем.»

Кара не без раздражения вспомнила об этой формальности у человеческой расы и опалила неприязненным взглядом жениха, как бы говоря – «только попробуй, и ты определенно об этом пожалеешь!».

Юноша хитро улыбнулся от осознания её беспомощности - {Она не посмеет остановить меня, не пойдёт против воли матери.} - Атмосфера вседозволенности пробирала до костей, возбуждая всё нутро.

Пухлые вишнёвые губы принцессы так и манили… Парень, не сдерживаясь, страстно впился в них, ощущая податливую мягкость и сладкий аромат девичьего тела. Он искренне наслаждался чувством власти над очаровательной девушкой, а для большего удовольствия обнял невесту за тонкую талию, слегка прижал пышную грудь к себе. Услышал, как у многих перехватило дыхание.

Гости с завистью и ревностью не отрывали глаз от целующейся пары. Казалось, что земле пора бы извергнуться, этим ознаменовав конец света и здравого смысла.

Черту муж не переступал - стоит просунуть язык дальше, и она его, того и гляди, откусит.

Вы когда-нибудь видели, как девушка смотрит на ползущего по ней мерзкого и слизкого слизняка? Именно таким взглядом принцесса взирала на упоенно лобызающего её паренька. Ничего, месть будет страшна и не заставит себя ждать – вероятнее всего, она настигнет новоявленного муженька совсем скоро, в брачную ночь.

Она бы сделала это прямо сейчас, но внимательный взгляд матери сдерживал её.

«Объявляю вас мужем и женой!» – произнес Старейшина с влажными глазами, нарушив торжественную тишину.

Арка 1. Глава 1

Голова раскалывалась от ужасной боли… Мысли как в тумане.

Приоткрыв глаза, юноша увидел тусклый свет, исходящий от фонаря.

Каждое движение давалось с большим трудом. В мышцах пульсировала тягучая боль, как после тяжёлых нагрузок, а горло пересохло от ужасной жажды.

Собрав силы, он поднял корпус, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь.

Вокруг была сырая, холодная пещера. Дальше двух метров ничего не разглядеть, и лишь лёгкий лазурный свет исходил от фонаря, встроенного в каску. Внутри слабо мигал кристалл - видимо, скоро он затухнет вовсе.

Слегка придя в себя и помассировав виски, юноша начал анализировать ситуацию. {Судя по мигрени и потере памяти, мне сильно досталось по голове.}

Он удивленно уставился на собственные руки, словно впервые их видел. - {Странно.} - кожа очень грубая, чёрствая и в мозолях, однако, кажется, что принадлежит совсем молодому человеку. - {Скорее всего, я здесь работаю, но разве в столь юном возрасте разрешено работать на шахте?}

Подняв лежащую неподалеку каску со встроенным фонарём, парень с трудом встал на ноги и прошёлся по кругу, исследуя местность.

Он обнаружил металлический инструмент с рукояткой и острым концом, наподобие кирки. Именно таким пользуются шахтёры, что наводило на верные мысли. Рядом лежал странный прибор, на котором отсутствовали цифры и символы, лишь стрелка беспорядочно вращалась. - {Не похоже на компас.}

Юноша внимательно осмотрел себя. Лёгкая поношенная одежда и обувь, бледная кожа, грязные и изломанные ногти, худощавое телосложение, короткие волосы и невысокий рост. Возникало удивительное чувство, будто осматриваешь совершенно постороннего человека. Устало потерев лоб, он ощутил странное покалывание и очертания каких-то символов.

{Определённо не шрам… Неужели меня клеймили?!}

А символы означали его имя – Кён, но он не мог этого знать.

По-прежнему пребывая в шоке, взгляд Кёна наткнулся на слабеющий свет фонаря.

{Времени нет, надо выбираться. Не хотелось бы застрять тут навечно.}

Засунув инструмент и механизм неизвестного назначения за пояс, он, пошатываясь, пошёл в единственно доступном направлении.

За полчаса ходьбы окружающий пейзаж не сильно изменился – все та же сырая и темная пещера, которой, казалось, не было конца и края. Безуспешные попытки вспомнить хоть что-нибудь нагнетали обстановку. Вдруг он упёрся в полуметровый выступ породы. С усилием забравшись на оный и пройдя вперёд, Кён обнаружил, что пещера начала сужаться.

Юноша решительно пополз вверх по склону.

Пещера становилась всё меньше и меньше, но худое тело имеет свои преимущества.

Наконец-то показался свет в конце тоннеля.

Юноша, кряхтя и отряхиваясь, выбрался из пещеры и встал на ноги. Наконец, явились признаки цивилизации – деревянные опоры, шириной и высотой в 3-4 метра, поддерживали шахту. На породистой земле проложены пара рельс, а на стенах каждые 10 шагов светил яркий фонарь. Вот и шахта.

Запах сырости и затхлости, который сопровождал юношу с момента пробуждения, сменился на более приятную рабочую атмосферу. Вот только работников не было… Да и совсем никаких звуков – тишина.

На мрачном лице мелькнула легкая улыбка: {Я на верном пути.}

Оглянувшись, он заметил, что пещера хорошо замаскирована в небольших валунах, и без внимательного осмотра незаметна. Любопытство закончилось, как только заурчал живот. Голод и жажда были невыносимы, а тело предательски подкашивало. Несмотря на слабость, голова оставалась ясной.

Минут 20 Кён шёл вверх по рельсам, которые сводились к главной ветви. На опорных балках виднелись выгравированные символы, смысл которых парень не понимал. Вскоре послышались отдалённые голоса, прислушавшись к которым, стало ясно, что их речь он тоже не понимает. {Как странно… Язык мне незнаком…} - некоторое время он еще вслушивался в непривычную речь, но затем плюнул на это бессмысленное занятие, {Не самый лучший момент для этого.}

Юноша собрался с мыслями и устало побрел на звуки голосов, морально готовясь ко всему.

Рабочая смена закончилась два часа назад.

Работники, обладающие минимумом личных прав – рабы, проще говоря, - уже давно спят в своих койках, но вот Бобу и Мобу, вышестоящим контролёрам, совсем не до сна. Три дня назад пропал юноша по имени Кён.

«Может, его завалило камнями, а метку-поисковик раздробило?»

«Мысль хорошая, но вряд ли. Рогаш, мой верный пёс, нашёл бы тело под завалом.»

«Может, его кто подставил и…?»

«Бред. Нам бы доложили о происшествии свояки, а даже если нет - Рогаш унюхал бы и это.»

«А может, сбежал?»

«С дуба рухнул? Отсюда никто в живых не сбегает! А мёртвые, как ты, верно, знаешь, бегать не умеют. А если бы и умели, то мой пёс…»

«Достал со своей псиной! Лучше придумай, как нам отчитаться перед Флицем!» - гневно воскликнул Моб.

После минуты раздумий, Боб, счастливый обладатель всемогущего Рогаша, осторожно поинтересовался:

«А какое наказание дают в таких странных случаях?»

У Моба блеснули глаза. Скорчив устрашающую мину, зловеще начал «просвещать» товарища. «Я слышал, что у прошлого контролёра забрали собаку, распотрошили, набили опилками и поставили как напоминание о провинности на видное место, а потом…»

«Да пошёл ты со своими шуточками! Нашел тоже время.» - перебил его раздосадованный Боб.

Для контролёров смерть “раба” ничего не значит, а вот толстяк Боб редкое исключение. Он всегда был мягок характером и любил помогать нуждающимся, потому что в детстве любая помощь со стороны была жизненно необходима его нищей семье. В будущем, получив приемлемые средства к существованию и “встав на ноги”, его чувство недоедания нашло выход, поэтому он набрал вес и начал помогать нуждающимся.

Однако в условиях шахты, где рабы часто умирают от голода, истощения или завала камнями, его характер медленно претерпевал изменения.

Сейчас обоим есть о чём волноваться – дело в том, что завтра грядет еженедельный отчёт строгому начальнику, а подделать смерть раба невозможно: каждый имеет на лбу магическое клеймо, именуемое “метка-поисковик”, которое сообщает не только о местоположении носителя, но даже о жизнеспособности его организма.

Ладно бы человек умер, тогда в базу данных поступил бы сигнал о его гибели и отчёт просто закроют без всяких разбирательств. Но в данном случае сигнал отсутствовал, да и метка никак не реагировала на поиск. Свидетелей смерти нет, вообще ничего не известно, а здесь есть закон, который должен неукоснительно соблюдаться. “Все, что происходит в шахте, должно быть под контролем.”

За всю историю существования шахты необъяснимые пропажи случались невероятно редко, ведь метки — это крайне стабильные магические формации, которые обычный человек никак не может уничтожить… Поэтому, подобные случаи «из ряда вон» вынуждают детально разбираться в сложившейся ситуации.

Боб и Моб очень старались найти пропавшего все эти 3 дня. Опрос «работничков» не привел ровным счетом ни к чему – никто ничего не видел и не слышал. Боб даже посылал на поиски своего верного сторожевого пса Рогаша, но по запаху он парня не нашёл, а по возвращении лишь жалобно скулил и мотал носом.

За активным разговором со стороны послышались шаги.

Приглядевшись, контролёры заметили изнеможённого парня лет 14-и.

Чёрные волосы, темно-карие глаза, 165 см ростом и худого телосложения.

«Это… это он!» - неуверенно воскликнул Моб.

Боб, видя, что парень еле стоит, подбежал поддержать его. «Что случилось? Куда ты, чёрт возьми, пропал?»

Однако тот лишь молчал. В следующий миг, худенькое тело обмякло и наверняка шлепнулось бы на землю, если бы не поддержка контролёра – юноша потерял сознание.

«Нашёлся-таки! Фух… Прямо камень с души… Интересно, где он пропадал?» - облегченно выдохнул Моб. Однако, достав зеркалообразный прибор и не увидев в нём реакции от метки на лбу Кёна, помрачнел. - «Блядь, его метка не реагирует!»

Боб удивился и хотел было что-то сказать, но в итоге лишь покачал головой. «Сейчас это неважно. Только посмотри, как он измождён… Наверняка еще и обезвожен. Надо дать ему отдохнуть и восстановиться более-менее, с его слов и узнаем куда он пропал.»

«Боб, погоди… Подумай хорошенько, что мы скажем, когда выяснится, что у него не работает метка? Мы ведь понятия не имеем, где он пропадал, а отчитываться уже завтра!»

«Какая к черту разница? Надо первым делом помочь ему, он же может умереть!»

«Ты что, тупой? Давай просто покончим с ним. Обычный полудохлый раб, тем более это на корню решит все проблемы с начальством…» - Моб, с ледяной решимостью в глазах, приблизился к полуживому парню.

Боб яростно рыкнул:

«Твоё бессердечие меня поражает! Как можно не помочь этому юноше?! Ладно! Если тебе так угодно, то я возьму всю ответственность на себя! Проваливай.» - и он оттолкнул Моба с дороги, потащив Кёна в лечебницу.

«Ты кретин, лёгких путей не ищешь.» - фыркнул Моб на такое проявление гуманизма. Вечно его товарищ страдает ерундой. – «И, кстати, это ведь твоя хвалёная псина не смогла его найти… Ладно, делай как знаешь, главное, чтобы меня это не касалось.»

Юноша собрался с мыслями и устало побрел на звуки голосов, морально готовясь ко всему.

Впереди стояли двое мужчин, которые, кажется, весьма удивились его появлению.

Оба среднего возраста. Один полноватый, невысокого роста, второй высокий и худощавый, с хитрым выражением на лице. Бросилось в глаза то, что у них отсутствовали метки на лбу. Это подчеркнуло догадку, что он все же раб, а они вышестоящие.

{Проклятье… Если все обстоит именно так, то положение мое незавидное – этим двоим явно будет проще от меня избавиться… Черт побери, сил нет даже руки поднять… Мне конец? Выбора нет… Буду пытаться.}

Парень чувствовал себя на грани жизни и смерти, ведь в его понимании раб – это никто. Он внимательно следил за выражением лиц обоих, дабы понять, как действовать дальше. Возможно ли изменить свою судьбу?

Глава 2

Толстый, подойдя ближе, заговорил с нотками жалости и волнения, в то время как другой, наоборот, стоял отрешённо в стороне. Кён, разумеется, смысл слов не понял, но нужные выводы сделал.

{Толстяк мой спасательный круг. Но почему он обо мне волнуется?} – смекнув, чем ему грозит вся ситуация, парень начал симулировать обморок. Толстяк, как и ожидалось, поддержал его и не дал упасть – значит, все верно, именно он – его единственная надежда на спасение.

Двое еще немного поговорили на своей тарабарщине, (кажется, они ругались), и толстяк понес «бессознательное тело» в неизвестном направлении. Их короткий путь сопровождался однообразным видом фонарей да столбов. Людей вовсе не было. Поднявшись по ступеням, толстяк открыл ключом какую-то дверь и внес туда Кёна.

Все убранство составлял десяток каменных кроватей, покрытых мягким полотном, да пара низких столов. В углу ограждённая мини-комнатка – туалет, и еще одна дверь, судя по запаху лекарств, за ней хранились медикаменты.

Пухляк аккуратно уложил юношу на одну из кроватей, предварительно стянув с того рабочую одежду, и ушёл за кружкой воды.

Улучив момент, Кён бросился изучать комнату, но вскоре, к своему сожалению, выяснил, что обе двери заперты.

{Прямо как в тюрьме… Тюрьме?} – парень раздраженно взъерошил волосы. Странно не помнить ничего из прошлого, о том, кто ты и как тут оказался, без знания языка и малейшего представления, что вообще здесь происходит.

Через несколько минут вернулся «спаситель». Поставил стакан воды на стол, бросил последний жалостливый взгляд на юношу и ушёл.

Кён жадно набросился на воду и, осушив стакан до дна, провалился в глубокий сон.

Когда парень открыл глаза, перед ним распростерлось безграничное серое пространство, впереди которого сиял яркий лазурный шар, излучающий чувство приятной прохлады и спокойствия. Он вызывал странное желание приблизиться, потрогать и войти в него. Словно ты нашёл пруд чистой воды в жаркой пустыне.

Шар казался маленьким комочком, однако, по мере приближения к нему, он постепенно увеличивался, превращаясь в огромное светящееся солнце…

*вспышка*

В замке шумно заворочался ключ, отчего Кёна словно выдернуло из сна.

Наступило утро.

В лечебницу вошла женщина в униформе – видимо, она и есть врач. Испуганно заметила, что одна из кроватей занята -обычно ночью пациентов не прибавлялось.

Подойдя к Кёну, женщина удивилась тому, что это оказался юноша всего лишь 14-и лет, ведь обычно моложе 16-и в шахту не берут.

Женщина начала осмотр: коснулась лба, прощупала живот, рёбра и прочие части тела, а затем снова оставила Кёна в одиночестве, не забыв запереть дверь на ключ.

Во время всех этих манипуляций, Кён по-прежнему изображал из себя бессознательную тушку.

{Если я нахожусь в лечебнице и обо мне вроде как заботятся, значит, я имею для них ценность… Получается, у меня есть неплохие шансы на выживание. Ну… наверное.}

Головная боль прошла, да и самочувствие в целом было хорошее, за исключением сводящего с ума голода. Однако, когда он начал вспоминать свой давешний сон, шок накрыл его с головой. В глазах потемнело, комната поплыла, воспоминания из прошлого хлынули рекой. Только унявшаяся мигрень атаковала с новой силой, тело покрылось капельками ледяного пота…

Казалось, мучения длятся целую вечность, хотя, на самом деле, прошло не более четверти часа. Кён очнулся, в горле опять пересохло. В голове творился полный хаос.

{Все эти воспоминания… Этот сон, неужели, моё прошлое? Я помню все подробности своей жизни, от рождения и вплоть до четырех лет…}

Парень попытался упорядочить нахлынувшие воспоминания в хронологическом порядке - с каждым новым воспроизведенным в мыслях днём ему становилось всё легче, хаос в голове постепенно развеивался.

Он вспомнил, что его единственный родитель – мать, погибла при родах, успев лишь дать ему имя - Лавр. Дни, проведённые в приюте (несладко ему там пришлось в роли «белой вороны») и тот случай с собакой в парке, изменивший всё - именно после того дня к нему пришёл статный мужчина в чёрном и усыновил его. И последнее: тест на умственные способности, после которого у приёмного отца натурально отвалилась челюсть.

{Судя по моим воспоминаниям, я очень странный малый. Чего стоит только помнить лицо матери сразу после моего рождения.} – вздохнул Кён, помрачнев. Ведь у него не было родителей, по крайней мере, до 4-х лет. Единственное, что дала ему мать, помимо рождения, это имя.

{Таких, как я, называют “люди с абсолютной памятью”. Судя по тамошним технологиям, летающим машинам, энергии из воздуха, всемирной квантовой сети и тому подобным чудесам науки и техники, я сейчас нахожусь либо в другом мире, либо на крайне отсталой и бедной планетке, хотя… Недорабство в таком виде вряд ли было бы допустимо даже на самой заброшенной развалюхе…} – задумчиво хмыкнул Кён.

{Несмотря на то, что я читал много книг в раннем детстве, мои знания до сих пор слишком ограничены. Если предположить, что воспоминания будут возвращаться ко мне во время сна, то это займёт несколько дней, а то и недель. В любом случае, для начала нужно выучить местный язык и приспособиться к условиям, ну, и попутно соображать, как выкарабкаться из такой ситуации.}

Вскоре в лазарет вернулась врач.

В этот раз Кён смог её рассмотреть.

Симпатичная внешность, возраст около 30-и лет, тёмные волосы, медицинский халат, рост примерно 170 см и грудь третьего размера. В руках она держала поднос с миской жижи похожей на кашу и стакан воды. Видимо, это и есть «завтрак».

«О, ты, наконец, проснулся?» – приветливо улыбнулась женщина и поставила поднос на стол. - «Ты, должно быть, очень голоден? Боб сказал, что нашёл тебя вчера еле живым. Я тебя осмотрела, переломов и видимых повреждений нет.» - парень по-прежнему молчал, и она, встревоженно заглянув в его глаза, добавила: «А ты явно не из болтливых. Если что-то понадобится, в ладоши похлопай, что ли.» - и, улыбнувшись еще раз, ушла в свою комнату, пропахшую медикаментами – подготовиться к работе.

{Здешний язык совсем не похож ни на один из диалектов моего мира, тогда где же я?}– задумчиво почесал макушку Кён и придвинул ближе миску с жижей: - {Отвратительно! По вкусу что-то между картофельным пюре и лапшой.}

Однако, привередничать в его случае не приходилось. Прикончив всю порцию, он налил в миску воды и заглянул в своё отражение. {Пусть даже мне было всего четыре, я выглядел совсем иначе, значит у меня другое тело… Другая жизнь… Любопытно!}

В дверь постучали.

«Да, войдите.» - откликнулась врач из своей комнатушки.

В лечебницу пожаловал Моб, худой и высокий тип, а в его сопровождении лысый мужик с меткой и в полубессознательном состоянии. Вид у второго был жалкий, то ли его завалило камнями, то ли банально поколотили.

«Марта, тут к тебе новенький, вроде как что-то не поделил с товарищами, глянь на него.» - с несколько застенчивой улыбкой обратился Моб к женщине.

Марта подошла ближе, недовольно проворчав: «Уже 3-й на этой неделе. Ты ничего от меня не скрываешь?» - долгий пристальный взгляд в лицо мужчины, пока тот не отвел глаза.

«Да-к у нас новая поставка была в начале недели, вот они, тараканы, прижиться и не могут! Хотя тараканы получше будут, по крайней мере, с выживаемостью у них полный порядок, ахаха!» - заранее придуманный ответ на вопрос на деле оказался не так хорош, как ему хотелось бы.

«Твоему остроумию не хватает только фанатов.» - с сарказмом протянула Марта.

«Места ещё есть.» - Моб смущенно почесал нос.

«Ха-ха! Мечтай. Положи его вон на ту койку.» - Скомандовала она.

Тридцатилетняя врач имела шарм зрелой женщины, что для шахты, где в основном работают мужчины, большая редкость. Многие смотрят на неё с вожделением, и Мобу она уже давно приглянулась.

Мужчина уже не раз пытался привлечь её внимание и сблизиться, но она всё время изворачивалась, находя какие-то оправдания и отмазки. На этой неделе он был особо упорным. И хотя она давно уже заметила его старания, одаривать контролера своей благосклонностью явно не торопилась.

{Он к ней неровно дышит.}- подметил Кён.

Положив лысого на кровать, Моб с неудовольствием заметил укутанного в полотно Кёна. Угрожающе шагнул в его сторону, злобно прошипев: «Сопляк, сегодня Боб придёт за тобой, чтобы отчитаться о твоей нерабочей метке. Из-за тебя у меня могут быть проблемы с начальством, и не дай бог я получу выговор, лазарет тебе не поможет!»

Слова и интонацию Кён понял, но вот суть не уловил, лишь демонстративно-испуганно расширил глаза, чтобы Марта, которая наблюдала за этой сценой, вступилась за него.

Маневр обернулся успехом, женщина тут же встала между своим пациентом и Мобом, недвусмысленно указав последнему на дверь: «Орать будешь у себя, а тут, между прочим, я главная! Так что вали отсюда, пока охрану не позвала!»

«Прости, я больше не буду, просто вчера…» - жалобно пролепетал мужчина, но рассвирепевшая Марта была неумолима.

«Проваливай! Мне надоело терпеть твои выходки. Подумай над своим поведением!»

Моб, бросив гневный взгляд в сторону парня, вышел. За дверью послышался глухой удар об стену, а через секунду крик боли… Видимо, его ежедневные походы к вожделенной женщине с очередным побитым несчастным больше не прокатят.

Марта ободряюще улыбнулась «пациенту»:

«Не волнуйся, Кён, я не дам тебя в обиду этому типу. Надо будет поговорить с Бобом, он тебя защитит.» - благодаря метке на лбу, она узнала имя юноши.

Зрелая, рассудительная, привлекательной наружности женщина с грудью 3-го размера и с выражением вселенской доброты и заботы на лице – может стать прекрасным союзником.

Немного скорбной печали на лице, чуточку болезненного поморщивания и океан благодарности в глазах – какая женщина устоит против обаяния такого несчастного милашки?

Глава 3

Марта окончательно растрогалась и уже хотела было его обнять, но вовремя одумалась.

Женщина невольно вспомнила своё прошлое. Одиннадцатилетнего сына, который чем-то походил на Кёна, чудесного мужа, их дом и семью. А затем та трагедия из-за долгов мужа… Она сумела сбежать, оставив прошлую жизнь… Воспоминания о ней грели душу и приносили невероятные мучения одновременно.

Счастье ей улыбнулось, когда старейшина семьи Стоун заметил её навыки врачевания. Он-то и устроил её сюда. Контракт подписан, и теперь она работает здесь врачом, месяц через месяц и за крайне низкую плату – но в её положении выбирать не приходилось. Она была довольна даже таким стечением обстоятельств.

Марта, не услышав от юноши ответа, с искренней заботой сказала:

«Отдыхай, я позабочусь о тебе.»- и она ушла осматривать травмы и оказывать помощь только что поступившему пациенту.

Прошёл час. После деликатного стука, дверь отворил полноватый мужчина.

«Боб, это ты?» - спросила Марта, отрываясь от записей.

«Да, привет. Уже пора забирать парня… Время приёма приближается.» - рядом с ним послушно стоял огромный пёс, около метра в холке, с чёрной густой шёрсткой и небольшим едва светящимся рогом во лбу.

Заметив задорно виляющую хвостом живность, Марта поспешно воскликнула:

«Собаку не пущу! Мне прошлого раза хватило! Держи его!»

Однако, Рогаш уже забежал и стал наворачивать круги вокруг кроватей. Женщина успела лишь закрыть кабинет с лекарствами.

«Место!» - приказал Боб и Рогаш сразу прекратил буянить, подбежал к хозяину и шлёпнулся на задницу, преданно заглядывая в глаза и забавно вывалив язык из пасти.

«Твоему псу стоило бы сделать кастрацию.» - ехидно произнесла Марта, ревностно осматривая свои владения на наличие разрушений.

«Ахаха, зачем? Видишь, какой он послушный.»- толстяк любовно потрепал пса по торчащим ушам. - «Дружище, побудь снаружи, погуляй пару минут.»

Боб подошёл к уже “спящему” Кёну и тихо поинтересовался у Марты:

«Ну как он? У него есть какие-нибудь травмы, переломы?»

«Нет, только изнеможение.» - так же шепотом ответила врач. - «Я его накормила, скоро он более или менее окрепнет и восстановится. Сколько, говоришь, дней он отсутствовал?»

«Три дня. Мы не могли его найти, где бы ни искали… Метка не реагировала на зов, никто его не видел, даже Рогаш не смог учуять! Прямо-таки загадка! А мне ведь скоро отчитываться… Не знаю, что буду говорить в оправдание…» - Боб грустно поник.

Повисло неловкое молчание. Осознав, что Марта не собирается говорить ему хоть что-то в поддержку, Боб смущенно прокашлялся и решил пойти на хитрость:

«На самом деле Моб предлагал свой вариант, но я сразу отказался.»

Как и ожидалось, Марта тут же встрепенулась и возмущенно воскликнула:

«Этот бессердечный ублюдок! … Наверняка предложил что-то ужасное?! Хотя нет… Лучше молчи, я не хочу знать…» - женщина буквально вскипела от ярости, даже глаза зажмурила, чтобы хоть как-то успокоиться.

«Верно мыслишь…» - начал Боб, но Марта вскинула руку в просьбе не продолжать.

Все время они стояли у кровати, а Кён, усердно изображая спящего, слушал их.

«После осмотра приводи его обратно. Он должен ещё отдохнуть и восстановиться. Мне больно видеть это измученное дитя.» - встревоженно воскликнула врач, жалостливо качая головой.

«Я бы и рад, но, боюсь, зная жестокий нрав Флица, есть вероятность, что тот заставит пацана работать уже сегодня.» - буркнул толстяк, неловко уставившись в пол.

«Боб, прошу, уговори его! Я… Я даже напишу пояснительную записку! Мол, у него травмы, изнеможение, растяжение, ушибы и что там еще… Может, хоть так он прислушается? Пойми, ему нужны ещё пару дней отдыха…» - в голосе женщины сквозила щемящая жалость к щупленькому пареньку, словно он был несчастным брошенным щеночком или котёнком с перебитой лапкой.

А ведь она знала, что, если нарушит правило, продержав Кёна в лечебнице больше суток, то её ждёт наказание… Но внутри уже понимала, что пойдет на риск, чего бы ей это ни стоило.

Флиц обладает высоким рангом в шахте. Он имеет полное право увеличить лечебный срок на сколь угодное время…

Под умоляющим взглядом женщины Боб почувствовал, что просто обязан сделать всё возможное. Вот только получится ли?…

Тяжко вздохнул:

«Записка, конечно, прибавит шансов… Но что, если я…»

Женщина ободряюще положила руку на мягкое плечо Боба:

«Прошу… Ты же добрый человек, раз привёл его, а не послушал Моба. Так доводи добро до конца, не останавливайся на полпути…»

Сокрушенно кинув, Боб растолкал Кёна.

«Дружище, вставай, нам надо кое-куда сходить.»

Пока Кён продирал глаза и надевал свой нехитрый комплект одежды, Марта в кабинете спешно заполняла пояснительную записку, молясь, чтобы она помогла.

«Удачи, Боб.» - тихо бросила она вслед толстяку, покидающему вместе с парнем каменную лечебницу.

Сегодня у Боба обязательный еженедельный отчёт обо всех происшествиях в 3-м секторе. Помимо сухих цифр о количестве добытого, в бумагу необходимо заносить всю информацию, предполагающую контроль. От заговоров и настроения масс, до умышленных убийств и подстав… Всё строго проверяется и контролируется.

Связано это с тем, что устройство шахты предполагает искусственную иерархию рабов. Есть лидер 1-го ранга, есть его подчинённые 2-го, и обычные рабы 3-го. Все они предоставлены сами себе, однако, каждому, кто выше по рангу, не выгодно, чтобы произошло что-то неладное с более низкими «слоями населения».

Устраивать заговоры и попытки к бегству – заранее провальная кампания, по исходу приравниваемая к массовому самоубийству, однако инциденты с бунтами всё же происходили… Всё это вкупе породило основной закон: “Все, что происходит в шахте, должно контролироваться.”

На спине Боба уныло покачивался рюкзачок с отчетными документами. Сам он выглядел крайне подавленным, что и не удивительно. И дело было не только в Марте, выторговавший у него и у его совести обещание попытаться помочь пацанёнку, но и он сам дал слово Мобу, что возьмёт всю ответственность за произошедшее с Кёном на себя.

По пути к Флицу, чёрный пёс явно заинтересовался Кёном. Виляя хвостом, он то подбегал к нему, пытаясь куснуть палец, то снова отскакивал, упираясь на передние лапы, словно звал поиграть.

Пляски любимца даже на секунду отвлекли Боба от его печальных мыслей.

«Парень, да ты понравился Рогашу, удивительно… Может, он тебя, щуплого такого, просто за дитё принял?»

Языковой барьер не позволил Кёну ответить. Когда игривый пёс в очередной раз приблизил любопытную морду к его руке, он молниеносно коснулся точки под ухом. Пушистый замер в тот же миг.

{Хоть ты и с рогом, но слабости всех собачьих тебе тоже не чужды…} Кён принялся массировать область под ухом, от чего зверь перевернулся на спину и даже задней лапкой от удовольствия задрыгал.

«Ух ты! Никогда ещё не видел у него такую реакцию!» - Восхитился Боб.

По пути пейзаж разнообразием не радовал– каменные двери с выгравированными на них надписями, стены, фонари, каменные двери с выгравированными на них надписями… Иногда встречались люди с метками на лбу. Они шли по 9 человек в группке за “надзирателем”, у которого так же была метка, но форма одежды несколько отличалась.

Вид почти у всех был потрепанный и изнурённый, хотя, казалось бы, только начало дня. Все были одеты в одно тряпье, отросшие неухоженные бороды и практически лысые макушки завершали образ. В глаза сразу же бросилось то, что все они были приблизительно от 20-ти лет и старше.

{Почему здесь нет юношей моего возраста?}

В дороге Боб завёл односторонний разговор. Возможно, пёс заразил его своим настроением… К тому же, молчаливый, только лишь кивающий слушатель везде пригодится… Речь заходила и о Рогаше:

«Кстати, он у меня очень умный, понимает команды всякие, а ещё любит собачий шоколад, правда, я не могу ему каждый день его давать… Он стоит дорого… Точнее, не дорого, но я не могу позволить себе лишние траты… Мы с женой отправляем почти все деньги дочке в школу…»

Весь путь занял около 15 минут, далее дорога уходила вверх по ступеням.

В конце коридора была лишь одна дверь, по бокам которой величественными изваяниями возвышались двое стражей - позолота на доспехах, блестящие мечи в ножнах, высокий рост и боевая аура, явно элита.

Боб велел Рогашу остаться снаружи и не шуметь.

Мужчина продемонстрировал охране запястье, на котором была метка, символизирующая его ранг и должность, после чего их пропустили внутрь помещения.

Кён только сейчас понял, что метка есть и у персонала, просто она находится не на лбу, аки звезда, а на запястье, скрытая одеждой.

За дверью располагалась просторная комната с красивым дизайном. В центре стоял резной рабочий стол из тёмного дерева, позади него было кресло и стеллаж со всяким странным оборудованиям, который делил комнату на две части. В неприметном уголку сиротливо стоял потрепанного вида стул и стол для приёма рабов.

В воздухе парил запах свежей выпечки.

За резным столом восседал прилично одетый мужчина средних лет. До их появления он с интересом читал какую-то книгу, но, заметив посетителей, тут же поднял глаза.

«Проходите, присаживайтесь.» - он растянул губы в широкой улыбке, приветствуя Боба, который застыл каменным изваянием и с открытым от удивления ртом.

«Мартин, ты как… А… А где Флиц?»

«Неужели ты не обнимешь давнего знакомого?» - усмехнулся в ответ на его недоумение мужчина.

«Давно не виделись… Я… Я думал ты больше тут не работаешь!»

«Ты прав… Я временная замена. Флиц, старый пердун, уехал по делам семьи, так что ближайший месяц я буду его заменять.» - на задумчивом лице Мартина появилось оживление: - «Ну? Как дела? Что новенького? И что это за парень сзади выглядывает? Рассказывай, а я пока чай налью, мне повар булочки по новому рецепту приготовил, пальчики оближешь.»

Боб невольно заулыбался сдобе и, придвинув стул, сел.

«Булочки я люблю… Ты всегда знал, как поднять мне настроение. По поводу парня… Знаешь, забавная ситуация вышла… Он потерялся, и мы не могли найти его несколько дней…»

Мартин, едва не пролив чай мимо чашки, удивленно прервал приятеля:

«Не могли найти? А метка? Она что, не работала?» - и, посмотрев на Кёна, махнув к себе рукой, сказал: «Парень, подойди.»

Кён понял недвусмысленный жест, послушно подошёл. Мужчина приложил ладонь к его лбу, чтобы убедиться в отсутствии энергии в метке.

«Мать моя женщина… И вправду!» - воскликнул он после проверки своей гипотезы.

Боб задумчиво почесал кончик носа:

«Да тут такое дело… В общем, вчера он все же нашёлся, полностью изнеможённый и с отбитой памятью…» - контролер не преминул несколько приукрасить события, дабы выгородить собственный зад. - «Кстати, Марта дала записку, что у него травма, дашь ему ещё пару дней отдыха?»

Кён, наблюдая за толстяком, понимал, что тот нервничает, будто что-то недоговаривает…

«Не вопрос. И – нет. Не надо записки, я тебе верю. Так, а почему метка-то не фурычит? В ней совсем нет энергии. Обычный удар по голове на такое не способен. Если только в эту историю не замешан 100-килограммовый валун, способный попросту размазать пареньку голову тонким слоем, то я отказываюсь верить, ахахаха!» - Мартин перевел взгляд на Кёна: - «Парень, может ты расскажешь, что с тобой произошло?»

Юноша отчаянно соображал над вопросом, и, после небольшой паузы, ответил невнятицу на чужом языке, надеясь, что прокатит. «Кости целы…»

Смысл и чёткость произношения слов указывало, что ему не хило досталось камнем по самой макушке. Боб мысленно улыбнулся с благодарностью – видимо, мальчонка все же соображает и решил подыграть ему.

Мартин ошарашенно уставился на старого знакомого.

Толстяк кисло улыбнулся:

«Я же говорил, что ему голову отшибло…» - и, сделав вид, что задумался, все же «решился» добавить: - «Мне кажется, я знаю ещё одну причину! Это почти наверняка правда!»

«О, и в чём же?» - заинтересованно вскинул брови Мартин.

Глава 4

Боб поведал приятелю, как, впервые повстречав этого паренька, сильно удивился – что такой молокосос делает в шахте? Что в нём такого особенного, что его закинули сюда в обход возрастного ограничения? Любопытство заставило его провести расследование, однако, не успел он ничего толком выяснить, как ему мягко намекнули не совать свой пухлый нос в чужие дела. Но всё же ему удалось разнюхать одну интересную деталь: оказывается, пацана доставили на шахту совсем одного. С чего бы такая честь, как эксклюзивная доставка для этого тщедушного? И, так уж совпало, в тот день Флиц не был готов к поставкам, у него вообще выходной был, так что он наверняка напился и по пьяни плохо наложил формацию… «Да и возраст у него такой, что скелеты за своего принимают.» - попытался пошутить Боб, закончив рассказ.

«Хм, звучит логично… Слууушай…» - заговорщицки протянул мужчина: - «А ты чего в следователей не подался? С такими способностями следственный отдел по тебе рыдает горючими слезами.»

Боб, не распознав нотки сарказма, смущенно улыбнулся:

«Расследовать преступления, это не моё… Я ведь не только телом мягкий, но и духовной твердостью не отличаюсь.»

Мартин вновь рассмеялся и похлопал толстяка по плечу:

«Люблю тебя за то, что ты над собой шутить не боишься!»

К счастью, за сим его любопытство касательно таинственно исчезнувшего и не менее таинственно нашедшегося парня поисчерпалось. Боб даже почти не соврал, Кёна действительно доставили одного.

Контролер деловито вынул бумаги из рюкзачка.

«Кстати, вот отчёты, можешь проверить, ничего такого не происходило за прошлую неделю…»

Мартин без особого энтузиазма, не глядя, закинул стопку документов на полку:

«Позже этим займусь.» - затем, поманил к себе паренька: «Иди сюда, я наложу формацию повторно.»

Кён приблизился. Мужчина пошарил рукой по высокой полке под самым потолком и достал необычный прибор, внешне похожий на кастет. Надев его на руку, он приложил его к метке Кёна. Символ на лбу засветился и стал покалывать, словно в кожу впились крохотные иголочки.

«Ну все, лет на пятьдесят должно хватить.» - Мартин похрустел пальцами и указал на булочку, кивнув юноше в сторону двери: - «Возьми пирожок и посиди снаружи.»

Кён вышел, оставив давних знакомых пообщаться наедине.

Мартин произвел на юношу впечатление человека, знающего своё дело и не привыкшего отступать от намеченного пути. Такого сложно не уважать… Однако его отношение к Бобу явно поверхностное. Друзьями их точно назвать нельзя. Так… Знакомые для “рассказать кое-что интересное”.

Кён стоял недалеко от двери, привалившись спиной к стене и задумчиво вертя в руках сдобу.

{Необходимо срочно изучить здешний язык, в идеале, прочитать пару книг. Не могу же я притворяться дурачком вечно.}

Снаружи послушно сидел Рогаш. Ранее, как только дверь приоткрылась, он тут же рванул было внутрь, но два охранника перекрыли ему путь.

Кён уверенно скомандовал:

«Место!»

Рогаш застыл.

К сожалению, других команд на здешнем языке парень не знал. А дрессировать пса заново… Впрочем, почему бы и нет?

Отойдя подальше от неусыпного наблюдения стражников, он привлёк внимание зверя ароматной булочкой и описал пальцем круг:

«Крутись!»

Пёс послушно принялся гоняться за собственным хвостом, за что и получил кусочек булочки и улыбку парня.

Далее эксперимент пошел веселее:

«На спину! … На лапы! … Принеси мне компас! … Положи там кирку!» - После выполнения каждого задания он давал псу сладкую награду. Сообразительность комка шерсти просто поражала.{А это точно собака? Нет… У него же рог… Он будет поумнее некоторых ребят в подворотнях.}

«Злись! … Рычи! … Просто красавец! Хороший мальчик!» В 3 года он читал книгу про слабости домашних животных: где и как их гладить и ласкать, чем кормить, как дрессировать. Но пёс переплюнул все его ожидания.

Рогаш всячески пытался выудить очередной кусочек лакомства. Хозяин-то его одной только кашей потчует … Редко ему перепадает что-нибудь повкуснее, а за собачий шоколад он и вовсе луну с неба сорвёт.

Охранники, хотя и были далековато, но то и дело хихикали над псом.

Кён вздохнул и, стоило охране на секунду отвернуться, решительно приказал:

«Фас!» - ткнул пальцем в сторону охранника и сделал жест агрессии, пытаясь нащупать границу послушания пса…

Заметив не сразу, что пёс уже взял разгон в их направлении, страж сдавленно произнес своему товарищу:

«Говорят, собака – друг человека… Надеюсь, этот огромный пёс без намордника бежит, чтобы узнать, как у меня дела…»

Однако пёс уже бежал в позе атакующего носорога, а охранник, приготовившись, отпрыгнул в сторону и ударил зверя ногой в бок.

*пинок*

Собакен отлетел на пару метров и громко заскулил. Поджав хвост и прихрамывая, бедняга поковылял к Кёну.

«Вот сука! Ты глянь, че творит!»- негодовал мужчина, возвращаясь на свой пост.

«Просто ты ему понравился. Ахаха!»

Кён сочувственно потрепал Рогаша по голове и осмотрел его. Удар был очень сильный, но рёбра, вроде бы, целы. Даже жалко этот комок шерсти, добровольно подставившегося под тяжелый сапог ради куска сдобы. Зато честно заслужил весь оставшийся кусок.

«Что тут происходит?» - воскликнул Боб, появившись в дверях.

По пути в лечебницу контролер не умолкал. Тучи над головой мужчины, наконец, рассеялись, хорошее настроение прибавило ему словоохотливости:

«Мартин очень хороший человек, он подходит к делу формацевта с большим профессионализмом…»

Формацевт – накладывающий формации.

Кён внимательно вслушивался в болтовню толстяка, пытаясь хоть как-то разобраться с неведомым диалектом и мотая на ус каждую фразу. Когда знания достигнут определённой точки, он мысленно переслушает их.

Рогаш, немного прихрамывая, шёл рядом с Кёном, с благодарностью принимая от того редкие почесывания за ушком.

Насколько парень сумел сообразить по интонациям охранников, они соврали Бобу, будто собака рвалась внутрь, и они её наказали. {И им это с рук не сойдёт.}

Боб недовольно поглядывал на раненную животину и тихо бурчал. Увы, человек он не конфликтный, да и те стражники были того же ранга, что и он сам – так что, ему оставалось лишь раздраженно ворчать.

Компания «двое в коридоре, не считая собаки» подошла к медпункту. Из двери как раз протиснулся огромный качок. Окинув серьезным взглядом Кёна и Боба, он ушёл куда-то, не сказав им ни слова. На его лбу стояла метка.

{Неужели клеймённым можно разгуливать, где захочется?} - Задался вопросом Кён.

Боб, прищурившись, проводил взглядом здоровяка.

«Байрон… Что-то он зачастил с походами в лечебницу…» - недовольно буркнул себе под нос, покачав головой.

Толстяк ни за что не признался бы даже самому себе, что неприятное чувство, холодной жабой сдавившее грудь, ни что иное как ревность. Ведь он порядочный семьянин, дома его ждет прекрасная Тамара, которая не только вкусными обедами накормит, но и добрым словом поддержит.

Они вдвоем усердно работают и высылают большую часть денег дочке Ниве на учёбу в лучшей школе королевства, но, к сожалению, этого недостаточно. Каждый второй месяц – длинный выходной, и он вынужден находить дополнительную подработку. Покой нам только снится, а отдых – сладкая мечта…

Зайдя внутрь, Боб с подозрением спросил:

«Марта, Байрон как-то слишком часто «прихварывает» в последнее время. Уж не роман ли вы здесь крутите?»

Женщина отвела глаза и моментально сменила тему:

«Ну? Как прошло?»

«…Ты не поверишь, Мартин вернулся!» - с досадой отметив уловку Марты, контролер все же нашел в себе силы улыбнуться.

«Да ну! А куда делся Флиц?»- искренне обрадовалась врач. Мартин оставил о себе исключительно положительные эмоции, не то, что тот индюк напыщенный.

«Уехал по делам семьи! А Мартин дал парню ещё два дня на лечение, так что он поступает в твое полное распоряжение.»

Марта радостно взвизгнула и кинулась на шею Боба:

«Спасибо! Как хорошо, что все так получилось… Ух…»

Не обращая более внимания на их трёп, Кён устало лёг в кровать. До вечера еще далеко.

Вскоре в лечебнице остался только спящий лысый мужик и Марта, шуршащая какими-то бумагами в своем кабинете.

Когда настало время перевязок, Кён со скучающим видом на ломаном чужом языке произнес:

«Почитать бы…»

Женщина удивилась, наконец-то она хоть голос его услышала!

«Оу… подожди минутку, у меня есть кое-что.» - она с восторгом пошла рыться у себя в кабинете и некоторое время спустя вручила юноше потрепанный томик. -«Вот, почитай, другого пока нет, но завтра я обязательно что-нибудь найду.»

Книга называлась “Дитя дарования”. Видимо, технологии этого мира были как минимум на среднем уровне – беллетристика была напечатана печатной машинкой.

Глава 5

Парень приступил к изучению книжонки. Страницы запоминались с невероятной скоростью, достаточно было просто пролистнуть, и текст словно отпечатывался в мозгу. Со стороны все выглядело, будто юноша просто роется в литературе в поиске картинок. А ведь он явно недооценил свои способности, ему хватило пары часов, чтобы полностью разобрать книгу.

{Местный алфавит состоит из 52-х букв, сам язык довольно сложен, много терминов, изобилие многозначных слов, смысл которых меняется в зависимости от описываемой ситуации.}

Ранее Кён рассчитал, как звучит каждый символ, благодаря чему теперь мог с легкостью перевести письменный текст в разговорную речь.

{Теперь я знаю 80-90% простых и 40-50% сложных слов. Этого достаточно, чтобы поддержать не шибко заумный разговор.}

Обычно для понимания языка нужно общение, но Кёну достаточно было закрыть глаза и мысленно представить разговор с самим собой. Привет шизофреникам.

Парень понял, что символ на его метке означает «Кён». Имя добродушного толстяка, Боб, по забавному стечению обстоятельств символизировало еду. А его напарник Моб чем-то был созвучен с вражескими юнитами в каких-нибудь играх.

Книга “Дитя дарования” повествовала о некоем человеке, который нашёл в одной из глухих деревень аномального ребёнка, застрявшего в эмоциональном и духовном развитии трёхлетнего малыша, не способного творить зло, не обремененного человеческими пороками и слабостями, не знающий голода, холода, боли… И с присущим ему одному непреодолимым желанием отдавать, даровать.

Потратив уйму времени на изучение этого уникума, мужчина и сам не заметил, как полюбил ребёнка, словно собственного сына. Стал раскрывать ему мир, человеческую природу, мораль, объяснять принципы жизни и выживания… Хотя ребёнок был довольно сообразительным, его сердце ни в какую не поддавалось изменениям, как бы сильно ни старался его названный отец.

Тогда мужчина решил радикально повлиять на природу ребёнка и отправился на поиски легендарного Сердца желания, дабы изменить натуру мальчика изнутри. Так же в повествовании указывалось, что мужчина обладал уникальным телом, за счёт чего был сильнее обычных людей.

На этом завершилась первая из трёх частей сего удивительного рассказа.

Кён сюжет не оценил – слишком уж нереалистично, больше похоже на сказку «для маленьких». Но вот мораль данной «сказочки» раскрывала любопытные традиции мира.

В книге постоянно упоминалось, что миром правит сила, причём осязаемая, физическая. Слабые остаются на дне, а сильные взмывают к вершинам… По началу, Кён было решил, что под «силой» подразумевается ум, стойкость, принципиальность, хитрость, но нет. Сила означала силу в прямом смысле её проявлений.

Кён было решил, что это банальное фентези, чья-то нездоровая выдумка, но слишком уж детально продуман мир. Силой выступало не только мастерство боя и физическая мощь, но и некое духовное развитие.

Кён не верил в душу, но вот “вымышленная” система развития в книге его заинтересовала. Насколько он понял, существует несколько областей развития души, каждая состоит из 10-ти отдельных ступеней. Чем на более высокой ты ступени развития, тем сильнее мощь твоей внутренней стихийной энергии – и во внешнем мире она уже трансформируется в определенную атакующую силу, такую, как, например, струя пламени, разряд молнии, летающие на дальние дистанции каменные валуны…

{Чудно.}

Мысли Кёна прервал стук в дверь.

В лечебницу ввалился высокий мужчина-надзиратель с меткой раба 2-го ранга, с бессознательным телом на закорках.

«Что с ним произошло?» – обеспокоенно воскликнула Марта.

«…Камнями завалило…» – замявшись, буркнул посетитель медпункта.

«Камнями, говоришь?» – подозрительно прищурилась врач.

«Мм… да.»

Марта сурово вперила руки в бока, пыхтя, как самовар:

«Говори, кто его побил?»

«Да не могу я, иначе костей не сосчитаю.» – Надзиратель явно боялся кого-то.

«Не волнуйся, я никому не расскажу. Выкладывай давай.»

Поколебавшись, мужчина тихо заговорил:

«Это был Моб. Он просто рвал и метал. Обычно он более сдержан. Только умоляю, не выдавай меня, он знает, что я всё видел…»

«Понятно, бедный мужик, положи его на ту кровать.» – Она указала рукой на свободное койко-место, – «И можешь идти.»

Марта, качая головой, проследила, как пострадавший был уложен, а затем принесла прибор наподобие лупы и, влив в него каплю энергии, просканировала тело. Пара гематом, несколько трещин в костях, сломанное ребро, не говоря уже о многочисленных ушибах и ссадинах… {Что за нелюдь этот Моб?} – грустно вздохнула женщина. Оказав парню необходимую помощь, она, понурившись, ушла к себе в кабинет.

{Я, конечно, понимаю, что я ему нравлюсь, но на других-то злость вымещать зачем?} -Размышляла она, невидяще уставившись на кипу документов на столе.

Когда кто-то получает травму, его доставляет в лечебницу ответственный надзиратель, однако Моб всегда делал это собственноручно, так что не сложно было догадаться о его истинных мотивах. Марта чувствовала неприятный укол вины за то, что тогда так неосмотрительно накричала на этого живодера, и теперь из-за её вспышки страдают другие…

Кён молча наблюдал за всем вполглаза. Ясно, значит, лысому и этому вот новенькому навалял Моб.

Наступил полдень. Хотя в этой каменной коробке без окон определить положение солнца было невозможно, яркое свечение из лампы усилилось на треть – видимо, искусственное освещение менялось в зависимости от времени суток.

Марта, постоянно оглядываясь, несла в свою обитель «контрабанду».

Лысый ещё дремал, и она, тихонько подойдя к Кёну, поставила перед ним поднос:

«Вообще-то, обед вам не положен, поэтому я принесла свою порцию. Поешь. Но только никому не рассказывай!»

На тарелке возвышалась горка риса, увенчанная ароматным куском мяса. Стакан компота и пара необычных фруктов на подносе завершали композицию «нормальный обед».

«Спасибо, но разве Вы не голодны?»

Марта улыбнулась его добродушию. Раньше он так много ещё не говорил, а сегодня вон – целым предложением её побаловал.

«Нет, я уже поела, не волнуйся за меня.» - как назло, именно в этот момент предательски заурчал живот. Зардевшаяся женщина пулей вбежала в кабинет и захлопнула дверь, лишь выкрикнув напоследок: - «Я на диете!»

Разумеется, ни о какой «диете» и речи не было. Но разыгравшийся материнский инстинкт настойчиво требовал проявить к мальчонке хоть какую-то заботу.

Кён улыбнулся, с аппетитом рассматривая содержимое тарелки.

{Потрясающая особа. Только вот непонятно, откуда столько доброты к моей скромной особе. Может, я кого-то напоминаю ей из прошлого? С другой стороны, я выгляжу довольно мило.}

Запах запечённого мяса, который редко встретишь в этих местах, заставил лысого открыть глаза. От одного взгляда на еду в животе заурчало и непроизвольно потекли слюнки – он ведь даже позавтракать не успел.

Кён повернулся к лысому и, всмотревшись, прочитал его имя на лбу:

«Боря, я с тобой поделюсь, но никому не говори.» - и с этими словами протянул небольшой кусок мяса и фрукт.

Марта, выглянувшая на голоса, неодобрительно покачала головой. Она понимала, что парень вынужден поделиться, иначе проблем не оберется, но зазря потраченной еды было жаль – все-таки, она принесла обед специально ему, а не этому… травмированному.

Боря отказываться не стал, и в один мах проглотил «презент». Когда с едой было покончено, он, по-варварски отерев рот рукавом, поинтересовался:

«Ты же Кён? Тот самый Кён, который пропал три дня назад?»- и, не дожидаясь ответа: - «Ахренеть, ошибки быть не может… Ты один такой сопляк на всю деревню! Где ты пропадал?»

«Да, это я. Где пропадал, где пропадал… Где я был – там уже нет. Хотя, наверняка там было получше, чем в этой дыре. К сожалению, подробностей не расскажу – какой-то булыжник метко выцелил мне на голову, и все воспоминания как ветром сдуло, а очнулся я уже тут…»

«А-ха-ха, чувство юмора у тебя есть, уже хороший признак! И все же, три дня без еды и воды… а ты крепче, чем кажешься, с виду-то тебя соплей перебьешь. Знаешь, как твоему надзирателю Джону досталось за то, что он за тобой не уследил?»

«Надзиратель Джон?» – вопросительно нахмурился Кён.

«Тебе, наверное, не слабо по темечку-то досталось… Ты хоть что-нибудь помнишь?»

«Не-а. Совершенно ничего, понятия не имею даже, что снаружи комнаты. Своё имя только помню, и то с трудом.» Его целью было разведать обстановку, достав информацию из орешко-голового.

Боря, памятуя о своем долге за еду, охотно начал посвящать своего юного коллегу в курс дела:

«Джон, это твой надзиратель, он отвечает за 28-ю группу… твою, то бишь.»

«Он кто-то из служащих?»

«Ты даже этого не знаешь? В общем, слушай…» – мужик, устроившись в постели поудобней, приступил к рассказу.

Из слов Бори Кён узнал, что горная цепь принадлежит семье “Стоун”, и сейчас они находятся в одной из трёх шахт в хребте по добычи духовных камней. Говорят, что именно здесь основали шахту по причине древних катакомб. Продолжили чьи-то труды, так сказать. В каждой работает по несколько тысяч рабов, распределённых для удобства по отдельным 16-ти секторам, по три сотни человек в каждом. Кён был в третьем секторе, в нём же работали Боб, Моб и Марта. Вышестоящее начальство – Мартин и Флиц, отвечали за работу всей шахты.

Для удобного и эффективного контроля используются формации на рабских метках. Они не только отслеживают местоположение и жизнеспособность клейменных объектов, но и показывают их статус. Самый распространенный, разумеется, 3-й низший ранг. У надзирателей, ответственных за свою группу из 9-и человек, 2-й. У лидера, он же единственный лидер на секту – Байрон, 1-й.

Рабочий день длится 15 часов. В единственный выходной в конце недели приезжает торговая лавка, останавливаясь на пару часов у каждого сектора. Она привозит письма и продукты, в ней можно приобрести зелья выносливости, лекарства, чай, пиво, обменять местную валюту на мировую и отправить родственникам…. И можно купить свободу.

Кён уже понял, что здешние «рабы» - это как бы работники с очень низким статусом, потому как некоторая свобода у них всё же есть. Например, они могут зарабатывать и тратить деньги, законный выходной, опять же…

Зарплата выдаётся раз в неделю. За выполнение нормы дают только еду – пайки и воду, а за перевыполнение – валюту шахты. Снаружи это просто бумага, но здесь ценный ресурс, который мотивирует всех работать эффективно и, что называется, «пахать как вол».

Боря рассказал про сомнительные привилегии 2-го ранга (отдельная спальня от остальных «холопов»), и про прерогативы 1-го ранга, который не только имеет право на личную жилплощадь, но может туда заказызать женщину… О последнем пункте лысик говорил с особой завистью.

Первая шахта состоит в основном из крестьян. Тех, кто добровольно подписал контракт, чтобы семьям ежегодно высылали деньги.

Во второй обретаются простые преступники, отсиживающие срок и заодно приносящие «пользу обществу».

Третья шахта предназначена для преступников «поматёрее», враждебных рас, пленных, захваченных…

{Мартин и Боб говорили, что меня доставили отдельно от остальных рабов. Интересно, что же я такого натворил? Может, меня кто-то подставил?…}

Глава 6

Дослушав длительный рассказ, Кён кивнул:

«Полезная информация, спасибо огромное.»

«Ой, да брось, долг платежом красен,» – блеснул мудростью Боря и, широко зевнув: - «Тем более здесь смертельно скучно.»

«Можешь мне рассказать что-нибудь про области развития?» – Кён примерно представлял себе картину благодаря прочитанной книге, но этой информации было явно недостаточно.

«Извини, парень, я в этом совсем не специалист. Спроси лучше у Байрона. Я слышал, что его брат настоящий мастер элемента земли, вроде как, но они не сильно ладят.»

{Так это было не фентези! Ого… Магия?} Кён глубоко вздохнул.

«Понятно, кстати, а как вышло, что ты сюда попал?»

Боря был из 15 группы, крестьянином, который подписал контракт, чтобы его семья получала деньги. Жили они, как несложно догадаться, бедно.

Шло время, минута тянулась за минутой, перерастая в часы. Марта заботилась о пациентах, и лысый то и дело бросал на нее плотоядные взгляды. Он уже очень давно не видел красивых женщин.

Наступила ночь. Осветительные кристаллы как по команде вспыхнули и почти погасли, оставив комнате лишь тусклый свет.

Марта провела последний на сегодня осмотр, пожелала Кёну спокойной ночи и ушла.

Уставившись в едва различимый в свете «ламп» потолок, юноша размышлял:

{Первым делом нужно будет купить хоть какую-то информацию в еженедельной лавке, наверное, она скоро должна приехать. Откуда я, как попал сюда, сколько стоит свобода… Владеющий информацией – владеет ситуацией.}

Веки тяжелели, в глазах показалось безгранично-серое пространство. Единственное, что привлекало внимание – яркий лазурный шар. Он так и манил к себе. Чем ближе подходишь, тем больше он становится, пока ты не войдешь в него, а он не поглотит тебя.

*сон*

Дверь со скрипом открылась, в лечебницу вошла Марта, волоча какой-то мешок. Закинула в свой кабинет, после чего заперла дверь и снова ушла.

Было раннее утро. Кён, сонно моргая, уставился на посветлевшую лампу.

{Проклятье, проснуться из-за скрипа в такую несусветную рань…}

Впрочем, чего злиться понапрасну. Сейчас его волновало другое. Памятуя о недавнем опыте, Кён знал, что, как только он начнет вспоминать приснившееся, воспоминания прошлой жизни бурным потоком хлынут в голову. И ощущения при этом действе не из приятных… Впрочем, дожидаться, пока проснуться остальные обитатели лечебницы тоже не стоит.

Парень сосредоточился и воспоминания диким ураганом закружили в мозгах. Тело прошиб ледяной пот, руки тряслись, окружающая картина размылась, сливаясь в неясное пятно. Не теряя времени, Кён начал раскидывать информацию по мере её поступления. День за днем, с 4 до 8.5 лет. В этот раз процесс прошел гораздо легче и продуктивней, чем в первый - на всё ушло каких-то 10 минут.

{Потрясающе, просто невероятно!} - Кён был в восторге, глаза блестели то ли от возбуждения, то ли от внезапно проступивших слёз. Он, наконец, вспомнил достаточно из своего прошлого, чтобы понять себя. - {Этот мир – то, что мне нужно! Мне словно подарили настоящее испытание, которое я так желал! В прошлом мире была меритократия, тут же у власти сильнейшие. Значит, я буду сражаться на чужом поле, по чужим правилам, и я обязательно достигну вершины! Любопытно… Интересно… Круто!}

Когда он закончил тест, приемный отец сразу же отправил его на обучение в самую лучшую школу в их цивилизации, где он и провёл последующее время до 8,5 лет.

Школа находилась на далекой планете, но путешествие заняло всего пару минут. Да, отец просто активировал арку-туннель, находящуюся в подвале, шаг вперед – и они на месте. До чего техника дошла.

Школа, а точнее те, кто за ней стояли, набирали на обучение людей с особыми способностями со всех планет. Критерием отбора была предрасположенность к контролю информационного поля. Иначе говоря, к энергии лазурного цвета, дар врожденный и исключительно редкий, счастливые обладатели оного составляют менее 1% от всех людей. Никакие технологии не могут воспроизводить эту энергию, она невесома, словно воздух, податлива, как вода и подконтрольна владельцу, как ласковый зверь.

Ученые давно доказали, что мир, все его взаимодействия и законы построены на информационном обмене.И эта энергия позволяет провести мост между обладателем и вселенной, тем самым меняя её. Так сказать, программирование реальности на уровне её исходного кода.

Её единое название “Синергия”, сокращенно от «синяя энергия».

Синергия на порядки улучшала восприимчивость человека к любой информации, повышала реакцию, контроль тела, способности к любой интеллектуальной деятельности, скорость мышления, равную мощнейшим квантовым компьютерам. Также у неё было множество применений, не связанных с мыслительными способностями, так как она являлась самим естеством, самой квинтэссенцией вселенной.

Как и что угодно, Синергию можно развивать.

Хочешь стать сильнее – тягай железо, хочешь записаться в спортсмены – изматывающие тренировки тебе в помощь. Мозг так же можно натренировать, постоянным чтением, развитием памяти и мышления. Это правило абсолютно, и развитие Синергии исключением не является.

Ученые выделили основные шесть областей развития и одну легендарную, такую, которую в реальной жизни никто никогда не встречал, но теоретически имеет место быть. Обладатель последней становится богом, имея неограниченные возможности, вплоть до изменения законов физики.

1) “Школьник” 2) “Студент” 3) “Бакалавр” 4) “Магистр”5) “Кандидат наук” 6) “Доктор наук” 7) Легендарный “Верховный мандат” – именно такая классификация областей развития Синергии была общепринята и всеми одобрена.

Переход на новый этап сопровождается ощущением, будто лопнула натянутая резинка, как хлопок. Характеризуется значительным увеличением ментальной энергии, меняется само качество Синергии, становятся доступны новые способности, открываются новые грани…

Повышение области требует годы практики, каждая область дается все труднее и труднее, особенно чем ты старше.

Испытания, задачи, головоломки, комбинаторика, обучение… Чем дальше в лес, тем труднее задания, тем больше усилий для повышения области.

Лишь 1% людей имеют Синергию. Среди них всего 1 на 10 млн. осваивает область Магистра, 1 на 10 миллиардов достигает области Кандидата наук. До Доктора наук за всю историю сумел прорваться всего один, и, хотя всё человечество возлагало на него большие надежды, он исчез в бесконечных экспедициях в поисках истины.

Обладатели Синергии высоких областей правят миром и ведут его в нужное русло, но, несмотря на возможность продлевать жизнь до бесконечности, чем больше тебе лет, тем сложнее переходить в новую область… Этот феномен оказался непостижимой загадкой – видимо, вечная жизнь до сих пор не подвластна ныне живущим.

Лавр, он же Кён, без проблем поступил в школу. Пройдя обязательные исследования, он поверг всех в шок – оказалось, маленький мальчик уже достиг пика второй области! В 4 года быть в области Студента равносильно встретить феникса в небе. Посовещавшись и придя к единому решению, мастера школы выделили мальцу лучших учителей и без разговоров перевели его на индивидуальное обучение, так как потенциал мальчика был безграничен.

Таким образом, к 8,5 годам он вошёл в начало третьей области и продолжал активно развиваться, почти достигнув области Магистра. Чтобы в таком раннем возрасте почти Магистром… Невиданный результат.

Школа, в которой обучался Лавр, воспитывает в каждом ученике лишённого свойственных любому человеку оков. Стыд, неуверенность, комплексы, дурные привычки, всяческие верования и предубеждения будут устранены.

Однако старшие вдобавок прикладывали все силы, чтобы создать в мальчике человека, который вступит в область Верховного мандата – по сути, они воспитывали будущего бога их мира. Обязательно хорошо воспитанного бога! Они упорно прививали ему лучшие человеческие качества: чтобы он умел отличать хорошее от плохого, понимал людскую природу и суть прогресса, видел то, что обычный человек видеть не в силах…

Сиё вовсе не означало создание хладнокровной рациональной машины. Отнюдь, мастерам было важно лишь раскрыть суть вещей ученику и привить ему амбициозность, выраженное в желании стремиться вперёд, в чём они более чем преуспели.

Сам по себе Лавр имел темперамент эмоционального любвеобильного юноши, зачастую совершающего не самые разумные поступки в угоду своему внутреннему миру. Видимо, вселенной понравился такой характер, поэтому она даровала ему наивысший талант к развитию Синергии. Таким образом, парень совмещал в себе две несовместимые вещи: горячее от сердца и холодное от Синергии. Проще говоря, в его голову встроен суперкомпьютер, никак не меняющий характер владельца. Иногда он ведёт себя импульсивно и опрометчиво, а иногда, когда чётко поставлена задача, может превратиться в хладнокровного рационалиста.

Успехи юноши не могли нарадовать учителей, однако, вскоре на горизонте замаячила существенная проблема. С такими темпами развития, очень скоро мальчика попросту некому станет учить. Без достойных соперников и подходящих условий – будущее гипотетического «бога» было туманным

{Интересно, в какой области я остановился в конце своей жизни…} – Кёну нестерпимо хотелось узнать всё. К сожалению, в данный момент его воспоминания ограничивались всего лишь восьмилетним возрастом.

{Что-то не так, я что-то упускаю…}

Глава 7

{Что-то не так, я что-то упускаю… Почему мои мыслительные и ментальные способности не соответствуют пику Бакалавра? В данный момент, у меня скорее область Школьника, причём не середина, не конец области, а начало...} - Парень вздохнул. Он видел всего лишь два объяснения данному прискорбному факту: либо его нынешнее тело, а точнее, мозг, недостаточно развит, чтобы удерживать такой массив Синергии, либо его способности ограничены самим миром, где он ныне обретается.

Итак, в нынешнем теле Кёну была подвластна область Школьника - самая первая область развития Синергии в его прошлом мире. К сожалению, начало области недостаточно сильно, чтобы выйти за пределы тела, но Кён и на этом был благодарен судьбе.

Первая область Синергии позволяла работать с любыми аспектами деятельности организма. Контроль гормонального фона, осмысленное управление метаболизмом, регулировка роста и многое другое. Он даже может остановить биение собственного сердца.

Однако стоит учесть, что если что-то вызовет у него бурные эмоции, пусть то гнев или изумление, он не сможет мгновенно заблокировать их. Потребуется по крайней мере 10 секунд, ведь разрушение гормонов дело не быстрое, а парень очень эмоционален по своей природе.

Стоит отметить, что Синергия сама по себе имеет малый запас физической силы, то есть малое влияние на материю, поэтому не может использоваться «грубым» образом. Она не может сращивать кости, выращивать ногти или волосы из ничего. Она, в первую очередь, инструктирует организм, чтобы тот посылал ферменты в нужное место, а дальше выступает в роли “прораба” и говорит, что и как делать, направляет все на своё место, ведь это энергия информации.

Бывали случаи, когда обладатели Синергии банально превращались в наркоманов, постоянно подпитывая мозг разными нейромедиаторами, “гормонами” счастья, удовольствия, расслабления и тд. Да, естественный отбор не обошел стороной и таких одаренных людей. Кён прошёл этот этап благодаря учителям, выработав в себе нерушимые принципы. Никакого незаслуженного удовольствия… Если боль или эмоциональная подавленность оправдана и не влияет на твою эффективность – подавлять её нельзя. Другое дело, если неприятные ощущения вызваны глупейшими жизненными ситуациями, например - ударился мизинчиком о тумбу, и убрал боль. А зачем она? Научит тебя бояться тумб?

С каждой новой областью качество Синергии меняется, будто меняет своё агрегатное состояние, пополняя объём возможностей.

Кён закрыл глаза и постарался ощутить всю подконтрольную ему Синергию.

{Странно, в моём мире Синергия была заключена в мозге, а сейчас её центром является какая-то вращающаяся сфера в центре мозга. Возможно, тела в этом мире устроено иначе.}

Парень выпустил свою синюю энергию и направил её по венам и артериям, чтобы просканировать состояние организма. И с удивлением обнаружил еще 9 таких же сфер, только в неактивном состоянии: {Сфера в голове больше похожа на водоворот, а эти словно легкий бриз, как же мне их активировать? Судя по книге, здешние люди выделяют всего девять стихий. А у меня, выходит, одна «лишняя», к тому же, именно она – единственная действующая на данный момент… Как бы мне ее обозвать? М-м, пусть будет стихией разума.}

Эти сферы располагались в центрах органов и только одна в пупке.

В теле, помимо поврежденных клеток, было много нечистых образований, микротравм, бактериальных инфекций, нарушенные синаптические связи мозга и ещё сотни подобных проблем. Такое за пол часа не лечится.

{Какой слабый организм, много внутренних ошибок и всякой заразы… Если бы не я, это тело не прожило бы и двух месяцев в подобных условиях. Придётся первым делом сосредоточиться на очищении организма, благодаря чему потребление энергии уменьшится примерно на треть, а также повысится иммунитет. Думаю, управлюсь дня за три.}

Учитывая область своего развития, Кён уже составил план, как будет использовать Синергию в ближайшее время. Увы, первая область имеет довольно скромную силу и ограниченный запас, который восстанавливается два часа, поэтому парень отложил вопрос с активацией 9-ти неактивных водоворотов до лучших времен и приступил к тотальному очищению организма от всякой дряни.

Синяя энергия очень нежно обхватывала цель, протекая внутрь неё. Если это был вирус или ненужная бактерия, то она быстро умертвлялась путём распада на элементы. Если это были нечистые отложения, то, попадая в них, Синергия начинала их плавно отсекать, вследствие чего они попадали в кровь, а впоследствии выводились мочой или калом.

Когда процесс будет завершен, его тело будет потреблять на 1/3 меньше энергии, а также повысятся иммунитет и общая сопротивляемость организма.

Кёну не было необходимости постоянно концентрироваться, он просто дал цель, а Синергия работала, как антивирус в компьютере – автоматически.

Кухарка отворила дверь ключом и завезла 3 порции завтрака, разбудив двоих других обитателей лечебницы. Тот, которого доставили только вчера, сегодня выглядел значительно лучше. Из-за многочисленных бинтов он немного походил на мумию.

Марта как раз пришла с завтрака. На лице загадочная улыбка, а за спиной спрятан тот самый мешок:

«Доброе утро! Выглядишь гораздо лучше, чем вчера. Как твоё самочувствие?» - бодро затараторила врач, обращаясь исключительно к Кёну.

Двое других пациентов переглянулись.

«Я чувствую себя великолепно, ведь обо мне заботится такая прекрасная девушка!»

Уверенный тон и хорошо поставленная речь застали Марту врасплох. С таким обаятельным голосом нужно на главных площадях столиц вещать, а не загнивать на шахте…

Женщина зарделась от неожиданного комплимента:

«Ты мне льстишь… Кстати, помнишь, я обещала тебе принести ещё книг? Я нашла их… И прихватила кое-что ещё.»

Женщина присела на кровать и высыпала содержимое мешка. Простыня пестрела всякой всячиной: карточные игры, коробка паззлов, глиняный пластилин, карандаши с бумагой, деревянный конструктор, пара простых книжек…

Марта в нетерпении не сводила глаз с Кёна, ожидая его реакции.

{Тут игрушки для дошкольного возраста, неужели она настолько видит во мне ребенка? С другой стороны, не со зла же, исключительно из добрых побуждений притащила сюда всю эту белиберду… Возможно, это было не так и просто сюда пронести. Какая добрая женщина! Позже, я обязательно верну ей всё сполна.}

Изобразив на лице удивление, которое сменилось лучезарной улыбкой, Кён подошёл поближе к Марте и нежно шепнул на ухо:

«Ты всё это купила сегодня утром?»

Марта удивилась, спросила шёпотом:

«Как ты узнал?!»

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что игрушки новые – ни следа пыли или повреждений, никаких намеков на то, что кто-то мог ими пользоваться.

«Пусть это будет мой маленький секрет. Так и быть, я не останусь в долгу и тоже сделаю тебе подарок, а, чтобы его получить, подойди к Боре через два часа и скажи секретную фразу: “Мне нравится Кён”.» - все так же шепнул парень.

Марта недоверчиво покосилась на Кёна: тот ли это человек, который еще вчера перепуганными глазами смотрел на Моба? Его как будто подменили ночью.

«Подлец, что ты удумал? С чего ты взял, что я скажу нечто подобное?» - женщина изо всех сил старалась изобразить праведный гнев, но смущенный румянец, заливший щеки, выдавал её с головой.

Кён тихо рассмеялся:

«Поверь мне, подарок тебе понравится!» - незаметно для Марты, Кён перешел на «ты». Его смех был живой, без следа фальши, от чего и самой Марте хотелось улыбаться. Что же за подарок он ей приготовил?…

Но, не желая приоткрывать завесу тайны, дабы потешить любопытство врача, юноша взял книгу и больше даже ни разу не взглянул в сторону Марты. Она еще какое-то время потопталась возле его постели, и, вздохнув: «Ничего себе… Не думала, что ты такой.» ушла к себе в кабинет.

Кён был собой доволен: эту партию он отыграл на «отлично».

Во время всего представления, двое шахтеров то и дело многозначительно переглядывались, делали «страшные глаза» и старались не слишком громко ронять челюсть на пол. Да, а паренёк-то, оказывается, не промах! В один момент, Боря даже приревновал к их отношениям, но быстро успокоился, так как не воспринимал мальчонку в качестве возможного конкурента. Позже он попросил Кёна дать ему паззл, ведь целый день лежать без дела было невероятно скучно.Вскоре и Майк присоединился к сему нехитрому развлечению.

Вот так и сидели двое здоровенных образин (один из которых еще и весь перебинтованный), сосредоточенно корпя над разобранной картинкой – видок еще тот, но что поделать.

Кён как раз закончил читать, как вдруг у Марты в кабинете зазвучали вибрации звукопередатчика.

Кён было решил, что это телефон, но электричества в этом мире еще не изобрели.

«Врач Марта слушает.»

«Это Боб. Кён, с ним все в порядке? Мне из штаба передали, что недавно наложенная метка поисковик не работает!»

«Что?! Тут какая-то ошибка… Метку же наложили только вчера… Как такое может быть?»

«В том-то и дело, я не знаю!» - отдаленно слышался лай собаки. - «Я скоро приду, жди, Мартин во всем разберется.»

«Хорошо.»

Марта подошла к Кёну, который уже отложил прочитанные книги, и с тревогой на лице прикоснулась к его лбу. {Действительно, никакой энергии внутри не чувствую… Что же произошло?} - женщина, недоуменно качая головой, вернулась в кабинет.

Кён слышал её разговор по звукопередатчику. Благодаря Синергии его слух так же был острее обычного.

{Та вспышка, которая появляется во время перехода в фазу сна, что, «размагничивает» метку? Это плохо, очень плохо! Учитывая особенности энергии в этом мире, я не смогу найти объяснение случившемуся!}

Судя по восторгам Боба, Мартин был «мастером своего дела». Он сам сказал, что энергии метки должно хватить лет на 50, но теперь она полностью разряжена, что равносильно перегоранию высококачественной лампы в первый же день эксплуатации.

В прошлой жизни у Кёна был учитель, отличающийся подобным рвением к своему делу. Такие люди, если им что-то непонятно – не успокаиваются, пока не найдут первопричину. И их уже совершенно не волнуют возможные последствия подобного «любопытства».

Если пустить все на самотёк, того и гляди, столь «занятному» рабу без особых прав, защиты и семьи, попросту вскроют черепушку, или продадут на чёрный рынок, где недобрые люди решат его судьбу, а он больше всего на свете не любил отсутствие выбора и мрачные, туманные, перспективы. Сложившаяся ситуация заставила Кёна вздрогнуть и болезненно поморщиться. Именно в такие моменты он включает мозг на полную и ищет самое верное решение, которое спасёт его от надвигающегося шторма.

{Если Мартин не найдет ничего необычного в моем окружении, то скорее всего решит, что дело во мне, возможно подумает, что у меня какое-то особое врождённое тело, как у того мужчины в книге… А, покопавшись в мозгах, вероятно, сумеет найти десятую стихию… Даже если я выживу, то что дальше? Зная характер Мартина, он постарается нажиться на мне, то есть продаст на каком-нибудь чёрном рынке… Меня могут использовать как подопытную лягушку! Нет… Нет-нет. Такие перспективы меня не устраивают. Буду действовать решительно. Знать бы еще, поделится ли он с Бобом полученной информацией или нет… От этого многое зависит.}

Парень включил свой мозг на полную, составляя самый эффективный план.

Вскоре он взял глиняный пластилин и кусок среднего размера более-менее крепкого деревянного конструктора, которые ему дала Марта, украдкой засунул в карман. Затем принялся что-то увлеченно рисовать карандашом на листе бумаги. Двое мужчин попытались заглянуть ему через плечо, заинтересовавшись, что это он там так быстро малюет, но Кён, заметив их маневр, тут же сложил листок вдвое, спрятав рисунок, и протянул его Боре:

«Боря, когда Марта скажет, что я ей нравлюсь, передай ей вот этот листочек. До тех пор, пока она этого не скажет, ничего не отдавай ей, и сам не вздумай смотреть, хорошо?» - спокойным тоном попросил юноша.

«Мне кажется, я ослышался, Марта скажет мне что?» Боря демонстративно прочистил мизинцем ухо.

Глава 8

«Марта скажет, что я ей нравлюсь.» - медленно, как несмышленому ребенку, повторил Кён.

«А-ха, а-ха-ха, а-ха-ха-ха-ха! Серьезно? Ты думаешь, она скажет что-то подобное?! А-ха-ха-ха!» - натурально заржал мужчина. У бедняги от смеха уже глаза слезились: - «Надо же быть таким наивным, ё-моё!»

Второй мужик, тоже проникшись забавностью ситуации, начал похрюкивать от смеха. Но в следующий момент закашлялся и весь скукожился от боли.

Боря сразу перестал смеяться и встревоженно повернулся к товарищу:

«Ты в порядке?»

«Кхем-кхем, да, забудь.» - Майк медленно, стараясь не совершать лишних движений и морщась от каждого вдоха, прилёг на кровать.

«Предлагаю пари. Если она тебе сегодня так и не скажет, что я ей нравлюсь, то я буду отдавать тебе половину своего сухого пайка в течение месяца.» - произнес Кён, не торопясь оглашать свой приз в случае выигрыша.

Боря радостно воскликнул:

«Я согласен! Постой, а что если я проиграю?» - не то, чтобы он видел необходимость в этом вопросе – даже простое предположение, что Марта, зрелая, обаятельная женщина, к тому же, не заклейменная – и вдруг признается в симпатии к этому курёнку неощипанному, вызывало острый приступ смеха. Скорее уж небо упадет на землю. Но для соблюдения всех правил спора (да и просто смеха ради), все же решил поинтересоваться, чего ж такого желает заполучить мальчонка в этом бесперспективном пари.

«Ты должен будешь мне 3000 рупий.»

3000 рупий – именно столько может заработать здоровый мужчина в шахте за месяц тяжелой работы с учетом перевыполнений дневных норм.

«Ты же не проживешь и недели с половиной порции! Ты уверен? Давай лучше растянем это на три месяца… Будешь отдавать понемногу.» - пускай Боря и не отличался особой добротой душевной, но все же дитё четырнадцатилетнее, каким-то злым роком заброшенное на рудники, было жаль даже ему.

«Согласен. Спасибо, что волнуешься за меня, я очень тронут. Майк, разбей.» - Кён и Боря пожали руки в знак заключенного пари.

Марта, сидя в кабинете, частично слышала хохот и разговор, но сути не уловила. Её слух подобной остротой, как у Кёна, не отличался.

Первый этап плана пришёл в действие.

Кён продолжил быстро водить карандашом по бумаге.

15 минут спустя рисунок был закончен. Сложив листок в гармошку, Кён передал его на хранение Боре, который очень хотел взглянуть хоть одним глазком, что там, но было нельзя – пари есть пари.

Вскоре дверь открылась, на пороге стоял Боб в сопровождении радостно виляющего хвостом Рогаша.

«Собаку не пускай!» - торопливо выкрикнула Марта.

Боб преградил путь ногой, устремившемуся было в лечебницу псу и строго сказал:

«Подожди меня минутку.» - Он повернулся к Марте: - «Время поджимает, мне приказали прийти на проверку в срочном порядке.»

«Я понимаю. Кён, тебе пора.» - вздохнула женщина, с грустью глядя в спину уходящему «милому пациенту».

Когда за Бобом и Кёном закрылась дверь лечебницы, Марта тут же подскочила к Боре:

«Кён вам что-то оставил?»

Боря напрягся, он помнил условие не отдавать листок до тех пор, пока обаятельная врач не скажет заветных слов. «…Мм…» - Мужчина не знал, что сказать. Не говорить же ей напрямую, чего именно от нее хочет Кён – того и гляди, он так может и спор проиграть. А тогда – прощайте 3000 рупий… Но и солгать для собственной выгоды он так же не мог – рядом сидел свидетель и косвенный участник их пари.

«Я же вижу, что оставлял. Дай это мне!»

«Тут такое дело… Я не могу это так просто отдать, вот.» - в его лысую голову уже начали закрадываться сомнения: а стоило ли заключать сделку?

Марта вздохнула. Видимо, просто так он «это» точно не отдаст. Набрала побольше воздуха в легких и решительности в сердце, выпалила на одном дыхании:

«Мне нравится Кён.»

Все-таки любопытство победило. Ей было до смерти интересно узнать, что же такого ей приготовил этот обаятельный мальчик. А что касается её вынужденного «признания»… Даже если Боря кому-нибудь растреплет, - ему все равно никто не поверит.

{Вот дерьмо!} - Мысленно выругался лысый, как наяву видя уплывающие в неизвестном направлении 3000 рупий.

С кислой миной он протянул свернутый в гармошку листок:

«Да, все верно. Вот… держите.»

Женщины! Черт поймет, что творится в их хорошеньких головках!

Марта торопливо ушла в свою комнатку, аккуратно развернула лист и ахнула: на бумаге красовались они вдвоем с Кёном, она страстно прильнула губами к его шее, в его глазах отражаются искорки возбуждения и довольства происходящим… Получилось очень страстно и интимно. Вот так «дитя несмышленое»! Но как точно переданы чувства и глубинный смысл, какой невероятный стиль рисунка! Она никогда не видела ничего подобного.

На лице Марты бушевал калейдоскоп эмоций: шок, смущение, возмущение, восторг и снова возмущение…

Женщина порывалась даже разорвать и выбросить бесстыдный рисунок, но в итоге сумела лишь бережно сложить его и спрятать в карман.

{Кён… Кем он себя возомнил? Но, несомненно, он очень талантлив… И… совершенно не знаю, что я должна с этим делать.} - от недавних переживаний у Марты разболелась голова.

Но образ Кёна в её мыслях из «маленький мальчик, похожий на моего сына» незаметно трансформировался в «очень обаятельного юношу».

Кён на это и рассчитывал. А главное, что его обязательно ждёт уединённый разговор с женщиной, куда ж без этого.

В реальность Марту вернул приглушенный возглас:

«Дайте и нам глянуть.» - Майку тоже было любопытно, что же там такого «намазюкал» пацан и, в отличие от Бори, пребывающего в полной прострации от осознания своего проигрыша и полного непонимания женщин, с удовольствием бы взглянул на рисунок.

«Ни за что!» - торопливо выкрикнула женщина, радуясь, что так предусмотрительно закрыла дверь в кабинет. Она испытала искреннюю благодарность к Кёну за то, что тот не стал показывать свои художества двоим «шахтёрам».

И она обязательно сохранит его подарок.

В просторной комнате, как и в прошлый раз, витал аромат выпечки.

Мартин величественно сидел в своём кресле, с задумчивым видом барабаня пальцами по столу. Заметив посетителей, он улыбнулся:

«Боб, парень, приветствую!».

Контролер пожал протянутую руку:

«Привет. Мне из штаба пришёл приказ привести Кёна.»

«Да, я знаю. Я же и прислал.»

«Ты? Но как ты узнал, что метка перестала работать? У нас же отчет должен быть почти через неделю…»

«Видишь ли, мне ситуация с парнем сразу показалась странной, поэтому я решил взять ситуацию под контроль, так сказать, лично за всем понаблюдать, и, вуаля, сегодня утром она уже не реагирует! Получается, предположительно ночью она сломалась. Теперь с этим дерьмом нужно разбираться!»

«Вот оно что… И что же ты будешь с ним делать?»

«Скорее всего, ничего такого, в конце концов, он же просто мальчик и ни в чем не виноват?» - Мартин повернулся к Кёну и, подозрительно прищурившись, с нажимом спросил: - «Верно же?»

О, эти глаза, словно перед ним стоит двуглавая курица, – именно этого взгляда так опасался Кён. В ответ он лишь молча кивнул.

Оправдываться бессмысленно, единственное, что теперь может его спасти – львиная доля удачи и холодный рассудок. Необходимо обязательно пережить эту встречу.

«Я совершенно не разбираюсь в наложении формаций, объясни, в чем может быть причина поломки?» - полюбопытствовал Боб.

«Хороший вопрос…» - задумчиво буркнул Мартин скорее самому себе, чем Бобу. Поманил пальцем юношу: - «Парень, подойди сюда.»

Кён заранее собрал всю Синергию обратно в воронку, пряча её, надеясь на удачу, и подошел к столу. Мужчина приложил ладонь к метке, закрыл глаза и сосредоточился.

«Как я и думал… Дело тут не в простой поломке. Всю энергию просто начисто смело! Даже если бы метку раздробило валуном, энергия рассеивалась бы в течение минимум трёх дней, но сейчас здесь не осталось ни следа от моего заряда!» - торжественно резюмировал Мартин, кивая собственным мыслям.

«Теперь уже я сомневаюсь, что старик Флиц по пьяни наложил метку неправильно. Таких совпадений не бывает.»

«А какие ещё могут быть варианты?» - теперь уже и Боба заинтересовала аномальная ситуация.

«Такое могло произойти, если бы Кён был в продвинутой области и выше. С подобной силой развеять такую простую метку было бы не сложно. Также, гипотетически, ему мог кто-то помочь, какой-нибудь доброхот, которому по силам снять клеймо. Вот только зачем это было делать, если в итоге парня оставили здесь же? В чем смысл? Просто чтобы подставить? Вряд ли. Выходит, второй вариант маловероятен, а силу парня я ещё проверю.» - под внимательные кивки Боба поделился своими выводами мужчина. - «Так же возможно, что есть некий магический предмет, или может источник высокой энергии, который напрочь стёр моё заклятие.» - Он опять повернулся к Кёну: - «Скажи честно, ты находил что-то интересное в шахте?»

Юноша все так же молча отрицательно покачал головой.

«Вступал в контакт с какими-нибудь предметами, людьми?» - продолжало допытываться «начальство».

«Я разговаривал с Борей, не более того.» -про книги и другие вещи он, разумеется, благоразумно умолчал.

Боб, напоминая о своем присутствии, кашлянул. «Итак, я могу чем-то помочь?»

«Боб, только тебе я доверяю, поэтому, будь добр, приведи сюда всех пациентов и личные вещи мальца. Марта находится лишь в ранней области основ, и вряд ли могла что-то сделать, но я всё равно с ней поговорю.» - под «личными вещами» он, вероятно, имел в виду кирку, компас и каску Кёна, которые остались в лечебнице.

«Понял, уже иду!»

Боб торопливо ушел выполнять приказ, оставив двоих наедине.

{Черта с два ты ему доверяешь.} - скептически хмыкнул Кён, уныло размышляя о собственных перспективах.

Мартин снял с полки прибор, похожий на “телефон”, и что-то в нём активировал.

«Врач марта слушает.»

«Это Мартин.»

«Здравствуйте, сэр! Чем могу быть полезна?»

«Ты что-нибудь давала Кёну помимо того, что связанно с лечением?»

«Я? Нет, то есть, да… Но это обычные вещи, для развлечения, ничего более.»

«Не нужно оправдываться. Я вижу, что ты, Марта, нарушаешь основные правила, среди которых ясно говорится, что медицинскому персоналу запрещено передавать что-либо не касающееся лечения пациентам!» - Его голос был очень строг. - «Скоро придёт Боб, передай ему все эти вещи. И ещё, я даю тебе предупреждение за нарушение.»

«Я вас поняла, сэр, больше не повторится…» - нервно ответила Марта и отключилась. Перевела дух, нервно побарабанила пальцами по столу. Она всегда хорошо относилась к Мартину, у них не было особых разногласий. Никогда она не видела его настолько суровым, сегодня он явно дал понять, кто начальник, а кто всего лишь подчиненный. Да, она действительно нарушила какие-то там правила, но на подобные «промахи» всегда смотрели сквозь пальцы.

«Присаживайся.» - Мартин указал Кёну на стул, на котором обычно новичкам накладывают формацию. Сам он в этот момент рылся в пыльном ящике. - «Ты не переживай, я всего лишь проверю, действительно ли у тебя не открыта даже область основ, и наложу на метку новую формацию.»

Кён кивнул, стараясь не выдать своего волнения – вот он, момент истины.

Глава 9

Мужчина извлек на свет линзу, переливающуюся, словно алмаз, и принялся вливать в неё свою энергию. Поводил ею по всему телу юноши, особенно задерживаясь на 9-и точках. К счастью Кёна, он понятия не имел о существовании 10-й стихии, так что даже не пытался просканировать парню еще и голову.

«Хм… Интересно…» - покончив с манипуляцией и еще более озадаченный, чем ранее, Мартин присел на краешек стола напротив Кёна. - «Знаешь, у тебя что-то не так с ключами, как будто они повреждены – их реакция совсем отсутствует, вот только видимых изъянов я не вижу. Я не смог продвинуть свою энергию даже на миллиметр! Впервые с подобным сталкиваюсь. Может быть, ты знаешь, в чем дело?»

{Ключи… Вот как называются эти сферы.} «Я не совсем понимаю… Расскажите, пожалуйста, об ключах подробнее.» - раз уж попал в столь неприятную ситуацию, то нужно хоть попытаться выжать из неё максимум пользы.

«Вообще, это долгая тема, но, если вкратце, “ключи” (многие их так же называют “воронки”, “источники”, “родники”) – это то, что связывает твоё физическое тело и тело духовное, будто крепления. Всего сфер-ключей девять, каждая, вращаясь, по велению своего хозяина высвобождает энергию в виде определенной стихии. Но, так как ты не установил связи с духом, то и заморачиваться тебе на эту тему не стоит. Не хочу трепать языком впустую.»

{Духовное тело? То есть моя Синергия идёт из духа? Душа… Я в каком-то религиозном мире, что ли?}

Убедившись, что Кён не имеет связи с духом, а значит, и связи со стихийной энергией, Мартин достал другой прибор, чтобы наложить формацию на метку. Формацию совершенно другого качества, нежели те, которые он накладывает на обычных плебеев. Она именная, то есть связана с ним напрямую, а не с общей базой данных. Он уже удалил Кёна из базы данных, чтобы не было лишних вопросов… По сути, в данный момент, парня в шахте просто не существует.

Помимо обычного отслеживания местоположения, формация также показывает частоту сердечных сокращений, колебания стихийной энергии в теле, режимы бодрствования/сна и прочие физиологические мелочи. Вся информация поступает Мартину прямо в голову. И, для того, чтобы снять новую формацию, придется приложить в сотни раз больше усилий, чем с прошлой.

Закончив, Мартин поставил на стол две чашки, откуда-то, как по волшебству, достал сладкие булочки (целый склад там у него, что ли?) и пошёл к маленькому столику, на котором стоял пузатенький жестяной чайник. Когда он поднёс его к чашкам, из носика уже струился пар. Комнату наполнил аромат чая.

«Знаешь, я работаю уже более 20-ти лет формацевтом и мой профессионализм никогда еще не ставили под сомнение. Все-таки, за долгие годы я заслужил определенную репутацию.» – мужчина гостеприимно пододвинул чашку к Кёну и отпил из собственной, обжегся, с укоризной посмотрел на дымящийся напиток. - «И, когда на ней возникают какие-то пятна, я стараюсь от них сразу избавиться, дабы не было недоразумений, поэтому, уж не обессудь меня за чрезмерное любопытство.»

Мартин аккуратно пригубил чай и, удовлетворившись температурой, смело сделал новый глоток. Заметив, что юноша так и не притронулся к угощению, удивленно вскинул брови:

«Чего ты не кушаешь? Вас там вроде деликатесами не балуют, насколько я знаю, так что лучше прими мой жест доброй воли.»

Этот строгий и уверенный в себе человек никогда не относился к рабам предвзято, как многие другие на подобии Моба. К тому же, необходимо дождаться возвращение Боба. Почему бы не воспользоваться возможностью и не поболтать языком о том-да-сём?

После намека начальства об «избавлении о пятнах на репутации» особого аппетита у Кёна не было. Но, чтобы не обижать словоохотливого хозяина кабинета, он все же неохотно отщипнул кусочек аппетитно хрустящей сдобы.

«Скажите, а какие бывают метки?» - прихлебывая чай, продолжил допытываться юноша.

«А-ха-ха, вопрос по адресу!» - кто не любит поболтать о своей работе? И личность слушателя в такой ситуации никакого значения не имеет. - «Для начала поправлю тебя. Вам на лоб наносят не просто метку, а ещё и ячейку для хранения энергии, что-то вроде слота. Он нужен, чтобы в неё поместили формацию – то есть, энергию, реагирующую определённым образом на определённые события.»

{Что-то вроде программного кода…} - смекнул парень.

Далее, со слов Мартина, стало известно, что формация может выполнять самые разные функции – от отслеживания местоположения «субъекта» до подчинения воли путём влияния на мозг гормонами или непосредственная манипуляция послушным подсознанием, что-то вроде гипноза, но человек при этом бодрствует, слышит, воспринимает и выполняет. Такую формацию необходимо связывать с объектом, принимающим информацию. В качестве примера мужчина продемонстрировал ртутное зеркальце с какими-то выемками и пестреющими вкраплениями – миниатюрная карта с указанием дислокации клейменных.

«Если формация из категории подчинительных, то ртутное зеркало в качестве «объекта»- не лучший вариант, приходится связывать подчиненного с определенным человеком или группой людей - они-то и будут отдавать приказы. Поверь мне, это целая наука. Я, например, формацевт шестого ранга. Это очень почётно, учитывая, что существует всего семь рангов, а первым рангом обладают только лучшие из лучших, легендарные личности… Я о таковых лишь читал.» - Мартин откусил кусочек рожка с начинкой, самодовольно ухмыльнулся и «скромно» добавил: - «Учитель из меня никакой, но, надеюсь, ты хотя бы что-то понял.»

«По-моему, Вы очень доступно все поясняете, но, скажите, не проще ли сразу на всех наложить формацию подчинения, а не обычный поисковик?»

«Ну… Во-первых, наложить её может далеко не каждый, надо быть минимум формацевтом пятого ранга. Во-вторых, ты должен быть минимум на две области выше подчиняемого, а чтобы наверняка – на три. Да, конечно, если человек по собственной воле захочет стать подконтрольным, то правило двух областей необязательно, можно быть даже такого же развития, как подчиняемый, но что-то я не припоминаю таких желающих.» – хмыкнул мужчина. - «Так же человека можно накачать наркотиками, сделать слабым духом, понизить мораль, усыпить, но даже так ты должен быть выше него хотя бы на одну область. И ещё одна проблема, подчинение не является абсолютным. Подчиненный может сопротивляться, хотя тут многое зависит от качества формации…»

«Неужели так много проблем?»

«Ещё бы! Даже если предположить, что рабы всей шахты будут подчиняться, это же надо каждому отдельно отдавать приказ! И эффективность будет намного ниже, чем сейчас, так что, как бы сильно мы этого не желали, такой утопии не будет.» - вздох, полный искренней скорби.

Кён про себя усмехнулся словам Мартина. «Спасибо, я все понял. И Вы на себя явно наговариваете, из Вас вышел бы прекрасный учитель!» - решил напоследок польстить Кён, в благодарность за ценную информацию, так сказать.

«Спасибо! Кстати, Флиц мне рассказывал в детстве одну историю о том, как талантливый парень смог подчинить себе королеву одной страны, которая была на целую область выше него! В итоге тот посредством королевы управлял целым государством, и не только, хе-хе… Сколько развратных дел он с ней вытворял… Впрочем,» - опомнился Мартин, скептически взглянув на тщедушного паренька. Сколько ему там, четырнадцать? - «Ты, должно быть, понятия не имеешь, что такое секс… Забудь. К тому же, я и сам не сильно-то верю во все эти сказочки.»

В кабинет протиснулся Боб с мешком, Боря и Майк. Последний выглядел изнурённым, Боря не понимал, зачем его сюда привели, а контролер просто хотел поскорее со всем этим разобраться.

«Все, как ты просил.» - отчитался толстяк, вывалив содержимое мешка на стол начальству.

«Замечательно! Ребята, присядьте, я проверю вас на наличие силы, и вы свободны.»

После обыска на какие-либо необычные предметы и процедуры, показавшей, что эти двое обычные люди, Мартин выпустил их за дверь, велев подождать.

Следующими проверке подверглись книги, игрушки и инструменты из «личных вещей» Кёна. Среди прочего отсутствовала деталь конструктора и кусок глиняного пластилина, но узнать об этом не представлялось возможным.

«Ну как?» - нетерпеливо вопросил Боб.

«Черт! Ничего, это обычные вещи… Ты палату осматривал?»

«Да, я обыскал все.»

«Боб, проверь, есть ли у парня что-то с собой!» - отбросил маску «радушного хозяина» Мартин, более не желая церемониться.

Контролер тут же ощупал Кёна, похлопывая по всему телу, словно заправский охранник, и отрицательно покачал головой.

Кён, предвидя обыск, позаботился тайком прилепить кусок конструктора пластилином под стул, хитростью избежав изъятие.

«Черт, ничего не понимаю, как такое возможно…» - Мартин в досаде хлопнул ладонью по столу и крепко задумался. Но уже через секунду в глазах зажегся огонек озарения: {Разве что… Разве что у этого парня уникальное тело!}

Глава 10

В этом мире существуют врождённые и приобретённые уникальные тела. Так как Кён явно не из богатой семьи (а наследственность играет далеко не последнюю роль), то второе отпадает. Следовательно, именно при рождении ему судьбой было дано тело, которое и стёрло формацию ночью. По крайней мере так думает Мартин.

Врождённые тела, как правило, развиваются вместе с развитием души, но парень не установил связь с духом, так что его ценность может быть неимоверной. В глазах мужчины зажглись огоньки алчности.

Мартин с довольным видом похрустел пальцами. {Сколько дадут за такой экземпляр на чёрном рынке?}

На таких вот самородках очень легко нажиться, и именно этим и планировал заняться мужчина. Парень принесет ему немалую прибыль, правда, обычно обладателя врожденного тела ничего хорошего не ждёт.

Кён изначально предполагал, что Мартин придёт именно к подобному выводу, теперь, важный фактор – поделится ли он свой догадкой с Бобом или нет. Хотя, судя по его хитрой морде, посвящать своего так называемого «друга» тот явно не собирался.

Боб, заметив оживившееся лицо приятеля, спросил:

«Ты что-то понял?»

«Да… Я вот что думаю, мне нужны более качественные инструменты для анализа, с этим хламьем я не могу обнаружить причину.» - тут же нашелся Мартин.

Кён успокоено выдохнул – пока все идет по плану.

«Ты поедешь в семейное поместье за инструментами?»

«Боб, не тупи. Во-первых, я на работе, во-вторых, зачем мне самому ехать две тысячи километров туда и обратно, когда у меня есть для таких дел специально обученные люди?» - хмыкнуло начальство.

«Да, точно, прости.»

«Отведи парня в лечебницу и никому не давай его в обиду, пусть полежит там, пока мне не привезут мои вещи!» - наставительно проинструктировал Мартин, отпивая из кружки давно остывший напиток.

«А что с вещами делать?» - Боб кивнул на игрушки и инструменты, по-прежнему вразброс валяющиеся на столе.

«Я их конфискую. Можешь идти.»

Кён взял со стола последнюю булочку, и, попрощавшись, они с Бобом покинули кабинет начальства.

Оставшись в одиночестве, Мартин принялся возбужденно мерить шагами комнату.

{Фух, нужно успокоиться… Я обязательно выясню какого ранга уникальное тело у парня. Если оно рассеивает мою формацию, хотя его развитие души отсутствует, то он должно быть минимум “A” ранга! Ух… Миллионы, миллиончики… А вдруг ещё лучше?!} - от такой мысли ему стало дурно. - {В любом случае, мне необходимы мои высокоточные инструменты. Звезда удачи пролетела над моей головой! А-ха-ха! Я наконец-то смогу свалить из этой дыры и зажить по-новому! Куплю у старейшины ранг в семье повыше…} – на его лице расплылась мечтательная улыбка. Повезло так повезло!

Спустя пару минут, личный слуга Мартина, проживающий в поместье семьи Стоун, принял звонок в звукопередатчик.

«Пинк, это Мартин, мне в срочном порядке нужны все мои инструменты! Бери самого быстрого скакуна и поезжай.» - в приказном тоне велел мужчина.

«Так точно, господин! Я приеду завтра же утром.»

«Жду.»

Кён не опасался за свою жизнь, по крайней мере сегодня. Причин подобной уверенности было несколько. Одна из них заключалась в том, что выброс его энергии произошел ночью, поэтому Мартин наверняка переждет как минимум до завтра, чтобы проверить этот факт. К тому же, он решил привезти свои личные приборы, что дает еще несколько дней форы для реализации плана. 2000 километров – все же немалое расстояние.

Времени было в обрез.

Вполне вероятно, что чувствительные приборы Мартина смогут слету обнаружить 10-ю стихию, и если это произойдет… Судьба Кёна окажется в загребущих ручонках коварного начальства, чего он никак не желал допустить.

Кён, Боря, Майк, Боб и его пес безмолвно шагали в лечебницу.

Контролер выглядел подавленным – возможно, он заподозрил Мартина в утаивании информации, что будет означать, что их «дружба» не более, чем фарс.

Ранее покидая кабинет, Кён не забыл прихватить с донышка стула и спрятать в карман свою «контрабанду» - кусок конструктора и пластилин. Также его трофеем стала булочка, которую уже давно унюхал вечно голодный Рогаш и то и дело приставал к парню. Боб думал, что псу просто очень понравился юноша, поэтому не обращал особого внимания.

Боря нерешительно нарушил тишину:

«Боб, сэр, а с какой целью нас обыскали и проверили на обладание силой?»

«Это закрытая информация.» - буркнул толстяк в стиле секретного агента.

Лысый обиженно засопел. К-а-а-кие все важные. Еще и этот проигрыш… Боря подошел ближе к юноше:

«Кён, дружище, я не знаю как, но я проиграл спор! Долг я верну позже.» - понуро сообщил он. А затем, все же решился задать вопрос, не дававший ему покоя все время: - «Расскажи, что ты сделал с Мартой? Почему она сказала, что ты ей нравишься? Я не понимаю, как такое возможно?»

«Просто нужно уметь интриговать женщин, они это любят.» - многозначительно подмигнув, «поделился» секретом парень.

Боря скептически хмыкнул, мол, «много ли ты понимаешь, сопляк?», но все же задумался.

К счастью, Кён не ошибся, и Боря действительно был человеком слова – он сам поднял тему долга, признав свое поражение. С такими можно иметь дело.

Понизив тон, юноша заговорщицки произнес:

«Мне нужна твоя помощь, а наградой будет уменьшение долга до 2000 рупий.»

Лысый, выйдя из рассуждений о сущности бытия, заинтригованно шепнул:

«Продолжай.»

«Мне нужно, чтобы, когда Боб откроет дверь, ты отвлек его внимание на себя хотя бы на десять секунд.»

«Отвлечь Боба всего лишь на 10 секунд? И всё?»

«Да, но не всё так просто. Не просто отвлечь, контролер должен быть полностью на тебе сконцентрирован!»

«Я согласен.» - просто и уверенно сказал лысый. Причина данной просьбы его не сильно интересовала – самое главное сейчас было «скостить» сумму долга. {Боб не злобный тип, в случае чего, думаю, он не станет наказывать меня слишком уж строго.}

Их диалог больше никто не слышал.

Частью плана был пёс, которого Кён уже проверял прошлым днем, отдавая ему разные команды жестами. Он заранее показал тому булку, дав понять, что тому следует быть послушным мальчиком, и тогда награда будет его. Рогаш пребывал в радостном нетерпении.

И вот, заветная дверь уже рядом.

Боб, достав ключи заранее, все в той же задумчивости подбрасывал их в воздух и ловко подхватывал, даже особо не глядя на звенящую связку – видимо, это стереотипное движение помогало ему успокоиться.

Боря заранее продумал, как будет действовать, чтобы задержать Боба. Подал незаметный знак Кёну: все готово.

Парень, обхватив шею пса и пережав какой-то нерв, дабы морду добродушной животинки перекосило от злости, и дал команду «нападай», ткнув пальцем в самого себя.

В этот момент дверь уже была открыта.

Боря заорал как резаный, схватив Боба за грудки и намеренно отворачивая того от входа в лечебницу:

«ЕДУ ВОРУЮТ!» - глаза полны огня праведного гнева, указующий перст обличительно направлен в сторону: - «ВОН ТАМ, СМОТРИ!

В этот момент, Рогаш, оскалившись, зарычал на Кёна и, сверкая обнаженными клыками, бросился в “атаку”.

Марта, услышав шум, вышла из своего кабинета:

«Боб, это ты?»

В коридоре послышись рычание и испуганный крик, Кён вбежал в лечебницу с лицом, полным ужаса, а за ним пёс с перекошенной от злости мордой. Парень описал круг, перепрыгивая через кровати, и со всех ног побежал к Марте. Женщина, еще не успев ничего толком сообразить, рефлекторно завизжала:

«Ах! Боб, останови собаку! Она напала на Кёна!»

Контролер, услышав крики и рычание Рогаша, попытался обернуться, но Боря не выпускал его из своих медвежьих объятий, непрестанно тыкая в пустое пространство и голося почище Марты:

«ТАМ ВОР, БЫСТРЕЕ, ЛОВИ ЕГО!»

Кён проворно забежал за спину врача и теперь с довольным видом наблюдал за «злобной тварью», несущейся на всех парах прямо на женщину. Затем, воспользовавшись повсеместным хаосом, незаметно для остальных подошел к шкафу с инструментами. Вот они, на второй полке, завернуты в полотно – то, что нужно. Быстро достал нужный инструмент и спрятал его в заранее подготовленный кармашек.

Цель достигнута, но не без жертв: когда Боб сумел-таки отвязаться от «спятившего» пациента и заорал в палату. «Рогаш, ко мне!», зверюга уже опрокинула Марту всем своим немаленьким весом на землю.

Пёс прекратил дурачиться и, виновато опустив морду, пошёл к хозяину.

Марта, отряхиваясь, в ярости поднималась с пола и уже набрала в грудь воздуха, чтобы высказать всё, что думает по поводу всяких невоспитанных комков шерсти и их хозяевах, а Боря по прежнему пытался убедить контролера в невидимом похитителе провизии.

«Какой нахрен вор? Ты что, ебанутый? Отпусти меня!» - не выдержав, заорал Боб.

Женщина же грозно пошла в наступление, вперив руки в бока:

«Твоя псина совсем озверела! Она хотела покусать Кёна и напала на меня! Чтобы больше я её тут не видела! Уму непостижимо…» - она буквально задыхалась от возмущения.

«Ну что ты! Уверен, Рогаш не будет нападать просто так! У него наверняка была на то причина!» - тут же вступился за любимца Боб, но все же потребовал объяснений от виновато потупившегося пса: - «Рогаш, ты что творишь? Почему ты гнался за Кёном? Вы же друзья!»

Как раз на сцену вернулся Кён и кинул собакену булку, в которую тот тут же с аппетитом вгрызся.

«Он, оказывается, не хотел на меня нападать, просто почувствовал сдобу, вот и погнался за ней.»

Поняв причину «агрессии» пса, Боб сменил гнев на милость и ласково потрепал друга-сластену по ушам. Обернувшись к Марте, миролюбиво произнес:

«Я же говорил, что у него была на то причина.»

Вот только женщина не собиралась так просто закрывать конфликт и по-прежнему враждебно фыркнула:

«Все потому, что его идиот-хозяин не кормит своего пса должным образом!»

Бобу нечем было крыть, поэтому он переключил свое внимание на другого «спятившего»:

«И какого черта ты орал?»

Боря, состроив самые честные глаза, уже спокойнее пожаловался:

«Там человек нес палку колбасы, я видел это! Это был раб!»

«Колбасу? У нас тут такого добра отродясь не водится! Придурок, протри глаза!» - демонстративно покрутил у виска, а затем повернулся к Марте с ехидной улыбкой: - «Ты говоришь, что я не кормлю пса, а твоим пациентам тут повсюду еда мерещится! Это кто тут кого еще не кормит должным образом!?» - победно припечатал Боб.

«Ой, всё.» - буркнула врач, так и не найдя, что ответить, но и не желая оставлять последнее слово за торжествующим контролером, и ушла в свой кабинет, громко хлопнув дверью напоследок.

Глава 11

В палате всё было, как обычно: стол, 10 кроватей, яркая лампа.

Боря важно кивнул прилёгшему Кёну, тот кивнул в ответ. Они поняли друг друга без слов. В отличие от Майка, который снова оказался не у дел, но и беспокоиться ему об этом было некогда: он опять почувствовал себя хреново и завалился спать. Через пару часов принесут ужин, и сразу после еды их выпроводят из этого санатория обратно на рудники, так что не стоит терять время даром, надо хорошенько отдохнуть.

Когда бушующая Марта слегка успокоилась и соблаговолила сменить гнев на милость, Боб рассказал ей вкратце о случившемся. И о том, что Кён будет лежать в палате столько, сколько потребуется времени для доставки вещей Мартина.

После Боб ушёл обратно работать.

Кён устало прикрыл глаза. Опять серое пространство. Маленький комок лазурного цвета находится в 10-и метрах. К нему тянет, но Кён не торопится приближаться. Опытным путем он уже выяснил, что, стоит коснуться сферы – и начнется сон, а за ним и «размагничивание» метки, чего в данный момент никак нельзя допускать. Руки так и чесались запустить Синергию для апгрейда тела, но была опасность, что Мартин мог наложить какую-то специальную формацию для отслеживания. В итоге, он просто лежал в этом пространстве, ожидая ужин.

Наступил вечер. Кухарка принесла скудный паек, а вслед за ней пожаловал Моб, забрать «работничков». Он приволок с собой какую-то засахаренную булочку – предназначавшуюся, по-видимому, Кёну, дабы задобрить сим проявлением великодушия строгую Марту.

«А, это ты…» - холодно «поприветствовала» его врач.

От её тона, казалось, вода в кране могла замерзнуть. Моб, поежившись, поспешил к Кёну и сунул тому под нос подарок, пробурчав на одном выдохе:

«Ты извини меня за тот раз.»

Никакого раскаяния ни в глазах, ни в голосе, лишь пристальный выжидательный взгляд в сторону наблюдающей за всем этим фарсом красивой женщины.

«Принято.» - в тон ему ответил Кён.

Особого желания потакать жестокому контролеру не было, но парень решил, что, все же, врагов наживать в этом мире ему еще рановато, а потому, поколебавшись, все же взял булку и даже откусил приличный кусок, показав большой палец в качестве одобрения.

Моб уже хотел вмазать зарвавшемуся сопляку, но, увидев, что Кён ему подыграл, успокоился и обернулся к врачу. План сработал – на лице Марты теперь не было привычного ледяного выражения, появлявшегося всякий раз в присутствии Моба. Настроение контролера тут же взлетело до небес.

«Я пришёл за пациентами.» - тихо произнес Моб.

«Хм, хорошо.» - она отвернулась. Лицо её смягчилось. {Сам пришёл за пациентами, чтобы извиниться перед Кёном при мне… Ну что за настойчивый дурак.}

Боря и Майк попрощались с Кёном, не прекращая удивляться безбашенности парня – надо же, нахамил Мобу, и даже выволочки не получил! Лысый также добавил, что найдет его потом в общей гостиной и передаст долг.

Моб и двое рабочих покинули лечебницу. Глядя им вслед, Кён с восхищением подметил, как мастерски удается Мобу начисто игнорировать гневные взгляды мужчин, которых он самолично поколотил «ради дамы сердца».

Наконец, Марта и Кён остались в палате вдвоем. {Время пришло.}

У Кёна не было планов на Марту, как на женщину, но вот она была важной частью его плана…

К счастью, новых пациентов пока не было, хотя, если бы они и были, Кён все равно извернулся бы так, чтобы оказаться с женщиной наедине.

Быстрый взгляд в сторону врача, глаза в глаза – на щеках Марты проступил нежный румянец. Разозлившись на саму себя – что еще за смущение, он же всего лишь мальчишка! – женщина встряхнула головой и решительно направилась к Кёну для «разбора полетов»:

«Ты мне не хочешь ничего сказать?»

«Как тебе моя карикатура?» - напрочь проигнорировав серьезный тон врача, улыбнулся юноша.

«Ты хорошо рисуешь,» - вынуждена была признать Марта. Уперла руки в бока и возмущенно прошипела: «Но что это за дерзость? Как ты смеешь рисовать мне нечто подобное!?»

Как же многое зависит сейчас от реакции Кёна на данный вопрос, но всю серьёзность ситуации он как будто и не заметил. В глазах смешинки, голос полон беззаботного веселья:

«Ну скажи, каково это, представлять себя целующей меня в шею?» - мурлыкнул парень.

«Я… Ах ты засранец! Такой маленький, а уже такие пошлые мыслишки! А если бы это увидел кто-то еще!?» - у бедняжки голос осип, как только она представила себе последствия подобного конфуза.

«Ну, вероятнее всего, у мужской части «увидевших» резко потеснело бы в штанах – при виде такого невозможно оставаться равнодушным. А твоё стыдливо-возмущенное личико я бы запомнил надолго! Ха-ха.» - Кён весело и по-доброму рассмеялся, стараясь не обидеть вконец засмущавшуюся женщину.

Марта в шоке открывала и закрывала рот – ну просто невозможный юноша! Такие пошлости из уст четырнадцатилетки, пусть даже и в шутку, уму непостижимо!

«Вздор! Теперь я понимаю, как ты дожил до жизни такой, что тебя заперли в шахте! Наверняка ты заслужил!» - язвительно фыркнула она.

Кён ничего не ответил на этот выпад, лишь на лице появилось выражение глубокой обиды, а глаза подозрительно заблестели.

Повисла неловкая пауза. Марта уже пожалела, что вспылила.

«Ну хорошо, я погорячилась, прости меня!» – горестно вздохнула женщина. Дожили – он рисует ей всякие гадости-пошлости, а она, в итоге, еще и извиняется перед ним!

Кён всхлипнул:

«Ты думаешь, извинение можно так просто заслужить?» - протянул парень, делая уверенный шаг в сторону Марты.

«Прекрати! Ты все преувеличиваешь! Я не хотела тебя задеть за больное…» - тут же попятилась женщина, пока не уперлась спиной в стену – отступать было некуда.

Кён демонстративно смахнул проступившую скупую мужскую слезу и патетично воскликнул, заключая опешившую даму в объятия:

«Разумеется, не хотела, поэтому сейчас я, так и быть, тебя прощу.»

Марта совершенно запуталась – она даже представить себе не могла, что может вычудить этот мальчик в следующий момент. От шока она даже не нашла в себе сил сопротивляться дерзкому вторжению в личное пространство. Так и стояли: она – обомлевшая и не знающая, куда глаза деть от смущения, и он – с самодовольной усмешкой уткнувшийся в её пахнущие орхидеей волосы и ощущающий сквозь белый халат приятную мягкость груди.

Не давая женщине окончательно прийти в себя и оттолкнуть наглеца, Кён вскоре отпустил её и поинтересовался, как ни в чем не бывало:

«А Моб знает, что у тебя с Байроном отношения?».

Отвлекающий маневр удался, Марта и думать забыла о недавнем объятии и, не успев придумать достойную отмазку, пролепетала:

«К-как ты узнал?»

«Твои волосы пахнут мужской заботой.» - выдал Кён первую пришедшую на ум романтическую бредню.

Женщина замотала головой:

«Н-нет, это невозможно! Нельзя понять это лишь по запаху!… Заботой? Она не пахнет! Ты шутишь?!»

Кён поскорее прервал её, не позволяя Марте прийти в себя и разозлиться:

«Как видишь, я не только хорошо рисую… Что же подумает Моб, которому ты так нравишься, если узнает об этом?»

«Ничего!» - Отрезала она. - «Я не хочу его видеть, и он мне неинтересен!»

«А как же его чувства? Чтобы бы сказали люди (особенно те, которые регулярно попадают в твою лечебницу, благодаря стараниям любвеобильного контролера), если бы узнали, что ты позволяла ему ходить к тебе всё это время, вместо того, чтобы сказать, что у него нет шансов?» - Кён загнал её как трусливого кролика в угол, заставляя оправдываться.

Марта виновато опустила голову:

«Не знаю… Я не думала об этом…» - Она действительно не давала Мобу окончательно понять, что у него “нет шансов”, поэтому тот все время тешил себя надеждами, уделял своё внимание, а иногда и дарил что-то. Ей было приятно осознавать, что за ней кто-то “бегает”.

«Не думаешь ли ты, что если Моб узнает об этом, то Байрону не поздоровится?» - вкрадчиво произнес Кён, подводя её к сути, ради которой он и начал весь разговор.

«Да, но как он узнает? Ты же не расскажешь ему?…»

Напряженное молчание, взгляд глаза в глаза.

«Конечно нет. Я человек добрый, просто познакомь меня с Байроном, я хочу узнать поближе того, кто смог тебя завоевать.» - Кён улыбнулся, успокаивающе потрепав женщину по плечу.

«Хорошо, я вас познакомлю…» - смущенная улыбка, тихий вздох.

«Спасибо. Ты хороший человек, я сразу это заметил.»

Марта вспомнила недавние события, которые почему-то отошли на второй план и слегка покраснела.

«Эм… Так, стоп, почему ты меня обнял? Ах… Какой же ты невоспитанный! Нельзя обнимать людей так неожиданно!»

«Да ладно, уверен, нам обоим понравилось.» - Кён игриво подмигнул и вернулся в постель, закинув руки за голову.

«Ты…» - у Марты уже не было ни сил, ни желания спорить с таким невоспитанным, бессовестным человеком. Она сердито ушла к себе в кабинет, впоследствии долго думая об абсурдном поведении Кёна и ситуации с Мобом и Байроном.

Глава 12

Кён был весьма доволен плодотворностью их с Мартой диалога. Во-первых, пока он так страстно обнимал опешившую женщину, он успел сделать на пластилине слепок двух ключей, лежащих в кармане её халата. Ловкость рук и никакого мошенничества – две секунды работы и ключи снова на своем законном месте, даже не звякнули. Во-вторых, благодаря наивной женщине, он заручится поддержкой Байрона, у которого, как-никак, 1-й ранг в секторе. Такие связи определённо помогут выбраться.

И, наконец, - он сблизился с самой Мартой. Если будет необходимость, он без колебаний воспользуется глупой женщиной ещё раз. Конечно же, в будущем он обязательно отблагодарит её.

Кён уставился на слепок, запоминая очертания обоих ключей. В голове складывалась 3д модель, необходимая для точного воспроизведения нужного ключа. Конечно, он мог и не делать слепок, положившись лишь на тактильное восприятие, но в таком случае были вероятны ошибки, которые могли полностью испортить план.

Парень подошел к двери в кабинет, заглянул в скважину. Сравнил отверстие с двумя версиями ключей – подходящим оказался второй слепок. Он вернулся к своему койко-месту, достал из кармана кусок конструктора и металлический инструмент, вроде скальпеля, «одолженный» во время его последнего набега на кабинет Марты.

Кён видел два варианта для взлома кабинета: воспользоваться подобием отмычки (но, к сожалению, свой набор юного взломщика он позабыл в другом мире; к тому же, даже если бы ему удалось изготовить нужный инструмент и вскрыть дверь, незаметно закрыть её после – точно не получилось бы), или же сделать собственный ключ.

К счастью, ключ, который он заприметил уже давно, не требовал идеальной выделки - там была не так важна точность деталей, сколько грубая форма и длина. Таким образом, даже без особого опыта в слесарском деле, из куска крепкой деревяшки от конструктора можно сделать вполне сносный ключ, который не сломается.

Пришло время приступить к изготовлению. Конечно, не многие люди смогли бы при помощи столь непригодного инструмента вырезать из куска точную копию, но точность восприятия, идеальное понимание моторики тела и навыки из прошлого мира оказались надежными помощниками в нелегком деле.

Отсев на самую дальнюю от кабинета Марты кровать и повернувшись к двери спиной (чтобы, если врач вдруг выйдет из своей комнатушки, она не заметила, чем это сейчас так занят её подопечный), Кён аккуратно срезал с деревяшки слой за слоем и предусмотрительно складывал все опилки в карман, чтобы потом смыть «улики» в унитаз.

Постепенно из куска конструктора стало формироваться некое подобие ключа - появились углубления, засечки, выемки. Работа была очень кропотливой и трудоемкой, особенно с учетом отсутствия приличных инструментов и опыта в подобных делах.

Прошло 2 часа, рабочий день подошел к концу.

Марта вышла и начала закрывать дверь своего кабинета, как вдруг заметила на ключе какое-то пятнышко. Как бы ни всматривалась женщина в эту крошку непонятной субстанции, определить, что же это такое, ей так и не удалось. Врач решила, что это всего лишь грязь и, смахнув её с ключа, выбросила этот момент из головы.

Взгляд невольно задержался на Кёне, снова валяющемся на постели, как ни в чем не бывало. Тут же вспомнился давешний волнительно-смущающий инцидент, к лицу прилил жар. Поскорее отведя глаза, женщина буркнула в сторону: «Спокойной ночи.»

Кён окликнул её, приподнявшись на кровати и обхватив колени руками:

«Марта, если в ближайшие дни Боб меня заберет в отдел формаций, позвони, пожалуйста, Мартину, минут через 20 после того, как мы выйдем.»

Некоторое время врач молчала. Нахмурилась, заправила за ухо локон волос, непослушно выбившийся из пучка.

«Что ты задумал? Зачем мне ему звонить?» - подозрительно спросила, наконец, она.

«Эх… У меня ужасное предчувствие на этот день, как будто произойдет катастрофа, мне сложно объяснить… А я тебе очень доверяю, как врачу, разумеется. Если ты просто сделаешь звонок и проверишь, все ли в порядке, мне будет гораздо спокойнее.»

Встревоженный голос, печальные глаза, понурые плечи – его игра мастерски передала женщине обеспокоенное настроение.

«Глупости, что еще за “предчувствие”? Может, тебе просто не нравится Мартин?»

«Да нет, Мартин хороший мужик, но тревожное чувство у меня уже не впервые. В тот раз у меня умерла бабушка.»

«Серьезно? Ну… Хорошо, мне просто позвонить и все?»

«Да, спроси Мартина все ли в порядке и больше ничего не нужно. Обещаешь?» - Кён сложил перед собой руки в умоляющем жесте.

«Знаешь, это очень странная просьба. Ну хорошо, я позвоню ему. Надеюсь, что это не твои очередные шуточки.»

«Спасибо.» - благодарная улыбка. Какие уж тут шутки, вопрос, можно сказать, жизни и смерти!

Марта покинула лечебницу в смешанных чувствах. {Что же задумал этот проказник?}

С одной стороны, Мартину ей звонить без причины не хотелось, так как совсем недавно он отчитал её за нарушение правил. Но умоляющий взгляд милого парня… Жалость её когда-нибудь погубит. Но, раз уж дала слово, придется обещание сдержать. В конце концов, это просто звонок… Наверное.

Дубликат ключа давно был готов и дожидался своего звездного часа в потайном кармане. Кён благоразумно решил выждать еще пару часов с момента ухода Марты, на случай, если кто-то решит нагрянуть в лечебницу. Если его застукают в кабинете, вряд ли ему просто погрозят пальчиком да отпустят.

На сердце было неспокойно. Сейчас шёл важный момент его плана, и если ключ не подойдёт, то придётся искать другие варианты, которые не факт что сработают. Пока что все шло вполне неплохо – удалось беспрепятственно добыть ключ, да и Борю и Майка выпроводили из лечебницы. Впрочем, даже если бы по неким обстоятельствам в комнате оставались еще пациенты, Кёну просто пришлось бы «поспособствовать» их крепкому, очень крепкому сну, зажав определенные точки на теле. После данной процедуры, они бы не проснулись даже в случае ядерного взрыва.

Основам акупунктуры парня обучали лучшие учителя, так как первая область развития Синергии взаимодействовала только в пределах своего организма, соответственно и первый этап обучения также был связан с телом.

Пора.

Он вставил ключ, надавил на замок, повторив действия Марты, и тихонько повернул по часовой стрелке.

*щёлк*

Дверь открылась.

{Хе-хе, сработало!} – мысленно ликовал Кён.

Единственное, что беспокоило его, это то, что Мартин мог прямо сейчас наблюдать за его местоположением (ведь на том ртутном зеркальце отражалась дислокация клейменных), но, поразмыслив, юноша решил, что вряд ли прибор настолько точен, что сможет показать разницу в три метра.

Кён не знал, что Мартин привязал метку непосредственно к себе, а не к прибору, однако точность от этого все равно не сильно изменилась.

За дверью оказалась тесная комнатушка, приблизительно 3 на 5 метров. Воздух пропитан запахом лекарств вперемешку с капелькой приятного запаха Марты. У стены стол с нелепой мягкой игрушкой, стул, осветительный кристалл на потолке, несколько стеллажей, пара тумб и контейнер-холодильник, работающий на энергетическом кристалле, - в нем лежат препараты, требующие определенных условий хранения.

{Судя по подсчетам, у меня есть минимум шесть часов. Более, чем достаточно.}

В поисках нужной литературы Кён начал рыться в бумажках, скрупулезно запоминая, что и где лежало ранее. С усмешкой заметил свой рисунок, надежно спрятанный от посторонних глаз в укромном месте. {Обожаю такие моменты, когда женщина говорит одно, а делает другое.} Именно так Марта и поступила, возмущаясь тем, что рисунок слишком дерзкий, но при этом сохранив его на память.

Нужные книги были найдены и рассортированы. Кён быстро пролистывал одну за другой, пытаясь найти подходящую информацию. Как и предполагалось, в маленькой библиотеке Марты оказалась методичка по лекарствам и их применению, свойствам, дозировкам и прочим. Так же нашлись конспекты, написанные от руки самим врачом. Даже такой профессионал, как Марта, не может знать всё по памяти. Именно в такой тетрадке и нашелся нужный Кёну препарат.

Он залез в холодильник и достал из отдельного отсека колбу с прозрачной жидкостью – снотворное. Из инструкции следовало, что его необходимо разводить в воде в концентрации 1 к 150, принимать внутрь. Если дозировка соблюдена, действие начинается через минуту. В инструкции значилась пометка, что если этот препарат пить в горячей воде, то его эффект уменьшается вдвое. Записи Марты поражали своей детальностью и вниманием к каждой мелочи.

Кён взял маленькую пустую ампулу из ящика, рассудив, что пропажи такой мелочи никто не заметит, и щедро заполнил ее снотворным, а остальное поставил на место. Следующее их с Мартином чаепитие пройдет весьма необычно.

Парень убрал все по своим местам, не забыв про прихватизированный ранее скальпель. Теперь, комнату «до» и «после» его беспардонного вторжения было не отличить. Только колба со снотворным в холодильнике незначительно опустела.

Кён аккуратно запер дверь на ключ и лег в кровать. Сон не шел – юноша был слишком возбужден ожиданием. Сейчас его возможности ограничены одной лишь лечебницей. Тем не менее, этого более чем достаточно, чтобы воплотить план, вероятность успеха которого более чем 60%.

Пользоваться энергией сейчас нельзя, изучать что-то полезное тоже, в самоанализе смысла нет, так как все мысли у него чисты и разложены по полочкам. До рассвета можно успеть отделить зерна от плевел, посадить семь розовых кустов и познать самое себя. За неимением зерен и роз, оставалось только заняться развитием тела - растяжкой, например. Сон может и подождать пару дней.

Надежно спрятав ключ в незаметную дыру в матрасе и положив ампулу в потайной кармашек, Кён приступил к упражнениям по растяжке суставов и сухожилий. Тело поражало своей отвратительной физической подготовкой – в данный момент, парень не мог стоя достать кончиками пальцев до пола, ужас. Конечно, привести себя в форму можно и методом «для ленивых» - с помощью Синергии, но вручную процесс пойдет куда быстрее. Как раз хватит работы до рассвета, а затем можно будет пару часов отдохнуть.

Уже к концу ночи был заметен прогресс. Восемь дней (или, точнее, ночей) таких тренировок - и тело будет идеально растянуто. Всё же молодые сухожилия и суставы весьма эластичны.

Глава 13

Раннее утро.

Ночью Мартин почти не спал. Все время он следил через метку за Кёном, в надежде запечатлеть колебания энергии, но все напрасно. Самое странное, что сумела засечь формация – периодически ускоренное сердцебиение. Тешила мысль, что всего через пару часов приедет его слуга с инструментами. Тогда-то он точно сумеет определить любые особенности в теле Кёна, определить примерный ранг тела, а значит и цену, тем самым определив его дальнейшую судьбу.

Люди с особыми врождёнными телами всегда ценились. В лучшем случае такие индивиды находили себе могущественного покровителя, заинтересованного в их таланте. В худшем – человека разбирали по частям на ингредиенты, стараясь извлечь какую-нибудь выгоду.

В любом случае, на черном рынке за такое тело можно заработать баснословные суммы. Деятельность нелегальная и даже грязная – черные рынки под строгим запретом в большинстве порядочных семьях и школах. Политика семьи Стоун не исключение, подобные темные делишки в ней, мягко говоря, не приветствуются. Поэтому Мартин был очень скрытен в своих догадках и исключал любую возможность «просачивания» информации – он сразу же удалил мальчика из базы меток, так что, когда он его заберет из шахты, никто ничего и не заметит, ни с кем не придётся делить заработанное.

Интуиция Кёна не обманула – здесь его не ждало ничего хорошего.

Марта пришла в лечебницу как раз к началу рабочего дня.

Кён демонстративно-сонно потянулся и поприветствовал женщину.

День обещал быть скучным, так как по приблизительным подсчетам инструменты Мартину привезут через 1-3 дня.

После невкусного завтрака, Марте поступил звонок от Боба. Он сказал, что скоро зайдет за парнем.

Сердце Кёна пропустило удар. {За 18 часов 2000 километров?! Мало я знаю об этом мире…}

Марта выглянула из кабинета и встревожено посмотрела на Кёна. Вчерашние его слова возымели эффект – теперь она тоже явно переживала из-за этого вызова к начальству.

«Скоро за тобой зайдёт Боб. Как ты себя чувствуешь?»

«Ужасно! То ощущение, которое я чувствовал перед смертью бабушки, усилилось в несколько раз!» - простонал парень. Теперь, главное – как можно более жалостливый вид. Ему было жизненно необходимо, чтобы Марта позвонила - это заставит Мартина отвлечься на звукопередатчик, что даст ему время подлить снотворное.

«Неужели всё так плохо?» - женщина успокаивающе погладила его по волосам.

Кён промычал что-то нечленораздельное и с головой зарылся в одеяло.

Марта попыталась хоть как-то приободрить Кёна:

«Не волнуйся ты, ничего не случится сегодня! Всё будет хорошо.»

«Посмотрим. Главное, не забудь о том обещании.»

«Хорошо, не забуду.» - сейчас она была уже на все согласна, лишь бы из глаз парня исчез этот всепоглощающий страх.

Вскоре пришёл Боб и забрал Кёна.

Путь до кабинета Мартина занимал четверть часа. Боб иногда что-то говорил, но в целом был очень задумчив, будто его что-то беспокоило. И только как всегда жизнерадостный Рогаш ни о чем не тревожился.

В комнате Мартина всё было как обычно, только привычного аромата выпечки почему-то не наблюдалась.

«Боб, привет! Наконец-то ты пришёл!» - мужчина протянул руку для приветствия.

«Эм, да, тебе привезли инструменты так быстро?» - удивился Боб.

«Ага, экспресс доставка так сказать. Ха-ха!» - казалось, Мартин пребывал в прекрасном расположении духа.

«Можно я понаблюдаю, что ты тут будешь делать?»

Кён затаил дыхание. Если Боб останется – план обречен на провал. Усыпить их обоих ему ряд ли удастся… К счастью, он был почти полностью уверен, что присутствие посторонних при «процедурах» нежелательно так же и для самого Мартина.

«Ой, да ладно тебе, поверь, ничего интересного. Тем более, это займет много времени, так что ты можешь идти работать, а я, если что, попрошу охранника провести парня обратно.» - мужчина с безмятежной улыбкой постарался как можно скорее спровадить лишнего свидетеля. Как, собственно, и ожидалось.

«Ладно, я понял.» - печально вздохнул Боб. Теперь-то он окончательно уверился в том, что Мартин ему не доверяет, хотя они вроде как были друзьями. По крайней мере, для самого Боба.

Толстяк понуро покинул кабинет. Кён мысленно усмехнулся: Мартин только выглядит общительным добрячком – сладкоежкой, но на деле мужчина явно привыкший относиться ко всем с подозрением, тем более, когда ситуация того требует. Ни его личный слуга, ни контролер не удостоились чести и доверия присутствовать при проверке тела юноши.

Мартин повернулся к парню, в предвкушении потирая руки:

«Ну что же, давай приступим!»

Он подошел к ящику, лежащему на столе у общего стула. Внутри лежали различные инструменты и приборы, по одному виду которых можно с уверенностью сказать - стоят они просто-таки неприличных денег. От некоторых исходило слабое свечение, словно аура. Переливаясь всеми цветами радуги, оно было похоже на северное сияние, ярким облачком застывшее над крышкой ящика.

«Чего стоишь? Иди, садись вон туда.» - поторапливал Мартин юношу, указав рукой на общий стул.

«У меня есть полезная информация для вас. Сегодня ночью я вспомнил своё прошлое и знаю многие ответы на ваши вопросы, а также то, чего самостоятельно вы узнать не сможете.» - медленно, осторожно подбирая слова, проговорил Кён, стараясь подцепить мужчину на крючок любопытства.

Мартин невольно вспомнил, что мальчишка заснул сегодня лишь под утро – значит, он и впрямь мог что-то вспомнить.

«Ты вспомнил своё прошлое? И знаешь, что произошло с формацией-поисковиком?»

«Да, я знаю в чем дело.» – со вздохом протянул Кён, словно бы не был уверен, стоит ли продолжать. - «Давайте за кружечкой чая я вам всё расскажу.» – и первым пошел к столу, как бы намекая, что разговор предстоит важный и продолжительный.

Мартину не терпелось приступить к проверке, но, если парень действительно сам все расскажет, а потом его слова подтвердятся приборами – вопросов и проблем будет намного меньше.

«Хех, очень хорошо, что ты всё вспомнил, это упростит процесс.» – все же решился повременить мужчина и направился к чайнику. Однако, не успел он и ручки коснуться, как зазвонил звукопередатчик.

{Неужели я просчитался…} – Кён мысленно застонал. Марта позвонила через 18 минут, а не 20, как он планировал. Баран, не учел человеческий фактор! Если бы горячий чай стоял на столе, а Мартин пошёл к прибору, он как раз подмешал бы снотворное…

«Это врач Марта, скажите, у вас все в порядке?»

«Почему ты спрашиваешь? У меня сейчас важный разговор, а ты звонишь, чтобы поинтересоваться, как у меня дела?»

«Я… Просто… Беспокоюсь.» - даже сквозь звукопередатчик чувствовалась её замешательство.

«Нет повода для беспокойства, в следующий раз, будь добра, десять раз подумай, прежде чем звонить.» - язвительно пробурчал Мартин и сбросил связь.

Марта почти пожалела, что позвонила.

{Она старалась… Я сам виноват.} - сокрушался Кён. А ведь какой был прекрасный план – он заранее поудобнее положил ампулу со снотворным, даже крышечку отвинтил! Но теперь, удастся ли им воспользоваться?

Мартин взялся за чайник, и, пока донёс его к столу, вода уже вскипятилась.

«Иногда так невовремя отвлекают… Так что ты мне хотел рассказать? Что за информация такая, которую я не смогу выяснить?» - мужчина налил чай в две кружки, одну подвинул к себе, другую Кёну и выжидательно уставился на парня.

Кён мгновенно простимулировал свой желудок, вызвав урчание и жалобным голоском не евшего две недели проговорил:

«А у вас те вкусные булочки есть?»

«Ты же завтракал, или вас там что, совсем крохами кормят…?» - вопрос был риторическим (не то, чтобы его сильно интересовал рацион рабов), а потому, не дожидаясь ответа, он нетерпеливо продолжил: - «В этот раз булок нет… Не успел сделать заказ, так что потерпишь.»

Очередная попытка отвлечь Мартина провалилась.

«Вы когда-нибудь слышали о легендарных телах?» - как можно более интригующим голосом начал юноша. Ни о каких легендарных и других классификациях он не знал.

«Ты… Ты говоришь о тех, что упоминаются в летописях!? Ты хочешь сказать, у тебя легендарное тело?! Это какой ранг?!» - Мартин в жизни своей не встречал людей с телами “A” ранга и выше, а тут парень говорит про какие-то легендарные.

Кён загадочно улыбнулся, заодно проклиная себя за незнания. – «А как бы вы провели границу между обычным и легендарным телом?»

Мартин недоверчиво фыркнул:

«Я бы просто сравнил свойства тела, но найти границу…? Я думаю, что понял бы это, просто проверив его свойства… У тебя что, легендарное тело? Какого оно ранга? Не томи меня!»

Внутренне Кён нервничал. «У нас есть время… Не торопитесь. Вы знаете, как я сюда попал?» - парень бросил еще одну наживку, заодно отошёл от темы, чтобы не «спалиться». В тот раз, из разговора Боба с начальником, он понял, что условия его доставки на шахту были, мягко говоря, нестандартными. А понял он не сразу, а потом, когда изучил язык. Записал звук и перевёл, так сказать.

Мартин сразу понял, к чему клонит Кён:

«Нет, никто не знает, информация почему-то закрыта… Даже я не смог узнать.» - загадочная поставка в единственном экземпляре придаёт парню должную таинственность.

«Вот именно, никто не знает. У меня весьма интересное прошлое, но сейчас оно значения не имеет. Лучше похвастайте мне Вашими приборами, и я скажу, смогут ли они показать хотя бы толику способностей моего тела.» - Кён лениво указал на инструменты, дожидающиеся своего часа на отдельном столике. В глазах читались надменность и презрение, мол, «что ж, поглядим, что за хлам Вы тут складируете». Уличить его в фальши было едва ли возможно.

Мартину его демонстративное высокомерие пришлось не по душе, но пришлось проглотить: {Неужели мальчишка уроженец какой-то супербогатой семьи, где мои ценные приборы считаются не более, чем мусором? Тогда что он тут делает? Что у него за история такая? И что случилось с его ключами, почему они неисправны?…}

Мужчина поднялся и послушно потопал к ящику. Неужели появился удобный шанс?

Глава 14

В с трудом приобретённые несколько секунд Кён успел достать давно подготовленную открытую ампулу и быстрым движением вылить прозрачное содержимое в чашку Мартина. Он заранее сам попробовал одну каплю, чтобы убедиться, что лекарство безвкусное. Дозировка во много раз превышала необходимую – для надежности и скорости действия. По расчетам Кёна, с такой лошадиной дозой Мартина вырубит менее чем за минуту.

Мужчина со стуком поставил на стол перед Кёном ящик с приборами. С вызовом бросил:

«Ну, что скажешь? Сокровенные вещи достались мне от бывшего мастера Флица.»

Кён усмехнулся, неторопливо отпил из своей чашки и начал аккуратно доставать инструменты, пристально разглядывая каждый из них.

Мартин, не на шутку раздраженный медлительностью пацана, со вздохом опустился на стул и взялся за свою чашку. Жаль, не ромашковый… Первый же глоток показался ему каким-то странным, но сосредоточиться на ощущениях не позволил сам Кён, пафосно воскликнув:

«Приборы просто ужасны, это пустая трата времени.» - Кён недовольно покачал головой и отпил немного чая, чтобы едва не подавиться от злобного рыка начальства:

«Черта с два, парень, не смей оскорблять мои ценные приборы! Выкладывай, что у тебя за способности или я сам всё проверю!» - терпение Мартина истощалось.

Нужно срочно что-то придумать. {Что же ты все не засыпаешь?!}

Тут Кён вспомнил книгу, щедро выделенную ему Мартой, и скупое описание в ней мужчины с уникальным телом, способным сворачивать горы. Он тут же начал перечислять все его способности, откровенно преувеличивая и приукрашивая вычитанное в истории.

«Эм… Что за хрень ты мне на уши вешаешь?! Шутить надо мной вздумал, щенок?» - допив одним махом содержимое кружки, Мартин буквально за шкирку выволок парня из-за стола и швырнул его в общее кресло.

Кён был в немой панике. Ответить больше нечего, он совершенно не знаком с этим миром и больше ничего ценного сказать не мог, а если бы начал нести что-то лишнее, Мартин наверняка что-то заподозрит.

«Ты зря потратил моё время, а я ненавижу больше всего, когда тратят моё время. А теперь дай дяде Мартину проверить тебя.» - в глазах горел огонек алчности и азарта. Он долго ждал момента истинны.

Он поднёс сферический хрусталь к телу Кёна, влил в него энергию, от чего по воздуху пошла лёгкая рябь, прибор тихо зажужжал. Жужжащий инструмент способен выявить малейшие следы скрытой энергии.

Кён почувствовал нечто странное, хрусталь, словно магнитом, притягивал к себе все, к чему приближался. Мужчина с особой тщательностью водил прибором в областях девяти ключей.

Когда парень уже готов был впасть в панику, Мартин зевнул.

{Почему так долго не действует? Прошло уже больше минуты, вдруг он заметит что-то и позовет охрану!}

Кён заранее запрятал максимально глубоко свою Синергию.

Когда Мартин дошёл до головы, хрусталь вдруг засветился легким лазурным светом. Кён почувствовал, как хрусталь вытягивает из него всю Синергию, словно пылесос.

«Ч-что это?» - мужчина шокировано разинул рот, не в силах подавить очередной зевок.

Кён пошел на осознанный риск: перестал удерживать Синергию, и она тут же устремилась в сторону прибора. Послышался тихий звон – крепчайший горный хрусталь треснул. Мартин удивленно повертел в руках испорченный инструмент. Что за чертовщина?

{Ну же, чего же ты такой крепкий, уже более двух минут прошло!} – сокрушался Кён, испуганно переводя взгляд с Мартина на прибор.

Мужчина, отбросив хрусталь, нацепил на нос очки – этот инструмент позволял просматривать организм изнутри, сквозь кости. Его движения были неловкими – одна дужка никак не хотела заправляться за ухо, словно Мартин был пьян. Сам же он свое состояние объяснял чрезмерным волнением.

Наконец, очки были побеждены, и мужчина уставился в область переносицы Кёна:

«Десятая стихия! Эт… Это что еще такое?! ЧТО ЗА ЭЛЕМЕНТ?!»

У Мартина поплыло перед глазами, голова кружилась и пульсировала. Он устало сжал виски. Ни в одной книге, ни в одной легенде не упоминалась 10-я стихия, но прибор не врет – сквозь череп бледно мерцал 10-й ключ.

Конечно, бывают разные подвиды стихий, модифицированные элементы, но их количество не может превышать девять. Невозможно, просто немыслимо! Получается, у парня новая, доселе неизвестная стихия!

Мартин даже не успел представить себе стоимость юноши на чёрном рынке. Комната стремительно завращалась, в глазах мелькали мушки, уши словно заложило. Давление подскочило, что ли? Переволновался. Такое потрясение! Он устало опустил отяжелевшие веки, пытаясь унять головокружение. Открыть глаза он уже не мог – сознание поплыло, никак не получалось сосредоточиться и понять, в чем же причина такого самочувствия. Звуки внешнего мира словно схлопнулись, было так тихо и спокойно… Просто хочется немного… поспать. Прилечь всего на секундочку…

Мартин пошатнулся и упал набок, окончательно еще не погрузившись в сон, но уже не в силах контролировать свое тело. В следующий миг он вырубился. Он и подумать не мог, что день, который должен быть началом его триумфа, окажется его последним днём.

Лишь теперь Кён смог спокойно выдохнуть. Он чувствовал себя зайцем, который успел вбежать в норку вровень со звуком клацнувшей челюсти хищника.

Ну и крепкий же кабан, этот Мартин, да и явно ступень его силы высока – вероятно, поэтому на него так долго действовало снотворное.

К счастью Кёна, тот слишком увлекся и не заметил, что начинает засыпать, списав усталость на волнение и бессонную ночь.

Мужчина мирно посапывал на полу, не подозревая, каким кровожадным огнем горели глаза юноши, на котором он мечтал заработать целое состояние. Кён знал о человеческом теле все. В том числе и как убить, не нанося заметных глазу физических травм.

Перевернув тело Мартина на спину, Кён нащупал пульс на шее и с силой пережал сонную артерию, прекратив поступление крови в мозг. Уже через несколько минут начнется необратимый эффект.

Секунды напряженного ожидания лениво тянулись, вот уже прошла минута. Вдруг, крепкая мужская рука молниеносно схватила запястье Кёна.

Он же ошарашено продолжал изо всех сил сдавливать артерию, недоумевая, как тот вообще пришёл в сознание. Тонкие косточки под железной хваткой отчаянно трещали, грозя вот-вот сломаться, но парень никак не мог себе позволить ослабить давление на артерию.

Глаза Мартина слегка приоткрылись, затуманенный взгляд безуспешно пытался сфокусироваться на убийце. Его Сознание пребывало в забытье, поэтому он применил лишь 30% своей физической силы – которой, впрочем, было почти достаточно, чтобы переломать мальчишке кости.

Решающий момент – и веки мужчины опустились, чтобы больше никогда не открыть глаз. Ослабевшая рука со стуком рухнула на пол. Конец.

Кён и сам едва держался на ногах – если бы он не блокировал чувство боли, давно бы закричал, привлекая внимание стражи снаружи.

Его первое убийство не в симуляции.

Теперь необходимо обставить все так, будто произошел несчастный случай. Он с трудом отволок тело покойника за стеллаж, разделяющий комнату. Взял тот кусок булки, который ему презентовал Моб ещё вчера и запихал одну часть Мартину прямо в глотку, а другую всунул в руку. Пусть все выглядит так, будто он подавился. Разумеется, если тело вскроют, обнаружится, что Мартин погиб от ишемического инсульта, но Кёну нужна была какая-нибудь очевидная причина смерти, чтобы влетевшие охранники сразу не пришибли, толком не разобравшись, его самого – ведь, на момент смерти в кабинете были только они вдвоем. К тому же, от резкой гипоксии мозга, мужик вполне мог заодно и подавиться сухой булкой.

По идее, Мартин должен был «подавиться» своими любимыми пирожками (какая ирония!), которых у него всегда было полным-полно в заначке. Кто ж знал, что именно сегодня булочки в рацион начальства входить не будут… Чистая удача, что Моб так вовремя решил задобрить юношу (ну, или Марту) таким вот подарком.

Маленькую ампулу от снотворного пришлось проглотить. Не должно быть никаких улик.

Картина в комнате открывалась презанятнейшая: на полу валяется труп, а в кресле вальяжно сидит Кён, прихлебывая чай и листая книгу.

{Пора.}

Кён не знал, что сигнал о гибели Мартина в этот момент поступил в штаб слежения, но это уже не имело значения.

Юноша подошёл к двери, прочистил горло и заорал дурниной:

«Помогите! Он задыхается! Задыхается!»

В комнату, отталкивая друг друга, влетели оба охранника. С ужасом уставились на посиневшего Мартина, схватившегося за горло.

«Вот дерьмо! Быстро, сделай ему искусственное дыхание!» - испуганно попятившись и едва не сбив своего коллегу, воскликнул стражник, вбежавший первым.

«Блядь, сам делай! А я позвоню врачу!» - тут же отвертелся второй.

Первый с побледневшим лицом судорожно пытался пристроиться к бездыханному телу. Руки в замок, компрессия грудной клетки… Из горла Мартина, как из пушки, вылетел кусок булки.

«Не помогает! Черт-черт-черт!» - прижался ухом к груди, пытаясь выслушать сердцебиение, испуганно прошептал: - «Он мертв…» - обернулся к застывшему Кёну и заорал: - «Какого хуя ты сразу не позвал нас!? Сука блядь!»

Гнев был праведный, ведь если Мартин мёртв, и не важно, как это произошло, их как минимум уволят к чертям. Кён не испытывал особого сочувствия к этим двоим - {Не надо было так сильно пинать Рогаша.} Но партию нужно доиграть до конца:

«Я сидел вон за тем стулом и совершенно ничего не слышал! И только когда он надолго замолчал, я решил посмотреть!» - хнычущим голосом пробормотал он. Стул, на который указывал Кён, был повернут спинкой к Мартину, таким образом, парень никак не мог видеть, что происходит сзади. А для большей правдоподобности он ещё и передвинул тело подальше, за стеллаж. Комар носу не подточит.

В это время второй охранник уже дозвонился Марте.:

«Срочно в отдел меток! Тут человек при смерти!»

«Уже бегу!» - Марта тут же отреагировала на призыв. Никакой паники, в кратчайшие сроки собрала основные инструменты и лекарства (у профессионала всегда все лежит на положенном месте) и помчалась на помощь. И лишь уже на бегу вспомнила о предчувствии, о котором ей все время талдычил Кён. {Этот парень пророк, что ли?}

Охранник приступил к реанимационным мероприятиям: жалкое подобие искусственного дыхания и непрямой массаж сердца – он отчаянно цеплялся за призрачную надежду «откачать» шефа.

Глава 15

{Идиот, даже если он каким-то чудом оживёт, то останется овощем на всю жизнь.} - скептически хмыкнул Кён, глядя на жалкие потуги двоих. Даже если где-то глубоко в душе ему что-то там пищало чувство вины, разумный довод «или он, или я» заставил совесть обиженно заткнуться до лучших времен.

Никто в здравом уме не подумает, что члену семьи, который развил свою душу до продвинутой области, мог бы что-то сделать парень, который даже не установил связь с духом. Хотя то, что он подавился и не смог вывести комок энергией тоже очень странно. Впрочем, с учетом инсульта такое было вполне возможно, так что вскрытия он не боялся.

Через 10 минут после звонка, Марта с медицинским оборудованием ворвалась в комнату. Увидев синее тело, она в шоке ахнула, но взяв себя в руки начала быстро проверять его состояние.

Охранники наперебой пытались ей что-то объяснить, но были прерваны строго поднятой рукой врача:

«Слишком поздно, я ничем не смогу ему помочь…»

Сегодня шестой день недели. Вечером Боб и Моб должны раздавать валюту шахты согласно перевыполненной норме.

Каждая группа рабов из кожи вон лезет, лишь бы подзаработать «лишнюю копейку» - ведь её можно потратить на весьма полезные и ценные покупки. Для кого-то это банка холодного пива, для кого-то кусок мяса посочнее, кому-то жизненно необходимы лекарства и напитки выносливости. Некоторые «зарплату» не тратят – копят, отказывая себе во всем, чтобы потом обменять её на валюту наружного мира и отослать семье.

Все были в радостном предвкушении «получки», кроме, разве что, Майка. Сегодня с утра он чувствовал себя очень хреново, поэтому планировал занять побольше денег, чтобы завтра купить на них некоторые препараты. К его несчастью, многие, видя его состояние, лишь мотали головой, в том числе его надзиратель, который понимал - вскоре придётся пополнять свою группу. Даже ублюдок Бабиль, который обзавёлся связями и дает деньги под проценты, отказался. Этот гнусный ростовщик давно научился определять близость смерти «на глазок». Майку он давал максимум 3-4 дня.

У Бори же были свои заботы: {Скоро вернется Кён и мне нужно отдать долг.} К несчастью, в эту неделю он заработал не так много, поэтому оставшуюся часть придётся брать в долг у своих знакомых. На тот свет он в ближайшие годы явно не планировал, поэтому в займе ему не откажут.

Остальные рабы, разойдясь по своим рабочим местам, понуро ждали окончания рабочей смены.

Моб пребывал в приподнятом расположении духа. Прошлым днем он заметил, как изменилось лицо Марты, когда он передал булку Кёну. Сейчас он выискивал повод, чтобы попасть к ней в кабинет, никого при этом не избивая, и все его мысли были целиком и полностью заняты.

Вдруг у его толстого коллеги, который совсем недавно пришёл и сел рядом, непривычно молчаливый, зазвенел звукопередатчик.

«Контролёр Боб слушает.»

«Боб, это Марта, Мартин умер!» - в голосе проскальзывали истеричные нотки.

«УМЕР?» - шокировано вскричал мужчина, горло перехватило, голос сел почти до шепота: - «Как умер? Ты серьезно!?»

«Да, приходи в отдел меток…» - она повесила трубку.

Боб оторопел. Моб, который услышал разговор, был удивлен не меньше.

«Боб, я пойду гляну в чем дело, оставайся тут.» - рослый мужчина решительно поднялся. Теперь он сможет увидеться с Мартой, а заодно разберется, что же там произошло.

Однако Боб его проигнорировал. Он сразу понял мотив второго и лишь громко свистнул, подзывая пса.

В полубеге, пройдя немного вместе, Моб снова попытался убедить сослуживца:

«Дружище, не утруждай себя, я сам всё сделаю! Нам же запрещено оставлять пост вдвоём сразу.»

«Мой друг, вероятно, погиб, а ты только о сиськах думаешь! Отвали!» - в данный момент, ему было искренне наплевать на какие-либо правила.

Запыхавшийся Боб, Рогаш и Моб вбежали в кабинет начальства. В просторной комнате находились двое понурых охранников, Марта, Кён и Пинк, слуга Мартина, в данный момент рыдающий на коленях над своим покойным хозяином. Боб тут же подскочил к трупу – от вида мертвого друга у него самого едва ноги не подкашивались. Врач кратко объяснила, что, по-видимому, Мартин задохнулся, подавившись куском булки, и бесцветным голосом велела:

«Боб, отведи Кёна в лечебницу. Я буду составлять отчет…»

В комнате повисла гнетущая атмосфера. Даже Рогаш проникся и тихо поскуливал, закрывая морду лапами. Единственным спокойным существом в комнате оставался Кён, хотя и старательно изображал из себя испуганного. Сочувствия или раскаяния не было как таковых - алчных людей, идущих по головам ради собственной выгоды, он недолюбливал. Опасение вызывала разве что некоторая вероятность, что, при тщательном расследовании, могут возникнуть крайне нежелательные вопросы – например, почему хрустальная сфера треснула, или для чего вообще Мартину так срочно понадобились все эти приборы, прямо перед его смертью? Мало того, что подобные подозрения могут навести на мысль, что смерть начальства не такой уж несчастный случай, так еще и к самому Кёну могут прицепиться с новыми «обследованиями». И что тогда, открывать собственное кладбище?…

Контролер проводил Кёна в лечебницу, так ни слова ему не сказав.

Сегодня еще предстоят долгие разборки, отчеты и прочее, даже высшее начальство наверняка заглянет «на огонек». К тому же, встал вопрос ребром по поводу замены Мартина… А с мастерами его дела всегда извечный дефицит.

*щёлк*

Ключ повернулся в замке, оставляя юношу одного в запертом лазарете.

Сидя на своей кровати, Кён размышлял о содеянном. Нет, угрызения совести парня не мучали, беспокоило другое: {По идее, меня заподозрить никак не могут. В конце концов, я уничтожил все мало-мальски значимые улики… Разве что она потом при ревизии заметит недостающей ампулы, но этого же недостаточно?}

Кён достал из матраса деревянный ключ и теперь задумчиво крутил его в руках, соображая, как бы половчее от него избавиться.

После смерти Мартина он заметил какое-то странное покалывание в области клейма. {Возможно, метка Мартина после его смерти рассеивается?} Чтобы проверить предположение, он выпустил Синергию и аккуратно, маленькими порциями стал вливать её в формацию.

Энергия выходила из метки, словно дым из тлеющей древесины. К большому удивлению, Кён обнаружил, что при соприкосновении с Синергией, и «дымок», и сама Синергия взаимоуничтожались. Это было похоже на совместную аннигиляцию материи и антиматерии.

Кён крепко задумался: {Возможно ли, что Синергия – это противоположность энергии этого мира, и они самоуничтожаются встретив друг друга…? Тогда что будет, если я стану практиком? Как я буду их совмещать?}

Юноша этого видеть не мог, но, при соприкосновении этих противоположностей, по пространству шла мелкая рябь. Сама энергия не имела ни цвета, ни запаха.

Решив, что метка рассеется сама по себе через какое-то время, Кён высвободил всю Синергию и направил её в огромный синяк на запястье, оставшийся «на память» от мертвой хватки Мартина. Вероятнее всего, на его излечение потребуется 1 день.

{Надо поскорее выйти в шахту и разведать обстановку… Я не собираюсь вечно торчать здесь.}

Ближе к вечеру Марта вернулась в лечебницу и сразу же стремительным шагом направилась к Кёну:

«Так ты действительно не врал! Не могу поверить, у тебя есть такие невероятные способности!»

«Да… Это моё проклятье.» - Кён сделал вид, будто расстроен данностью.

«Эх… Ты ни в чем не виноват… Не кори себя.» - успокаивающе похлопав парня по плечу, прошептала врач.

{Разумеется, я ни в чем не виноват. Ну, разве что кроме того, что в мозг Мартина перестала поступать кровь, хе-хе.} - мысленно усмехнулся Кён.

Марта, желая поддержать юношу, порывисто взяла его за руку. Глаза сразу же заметили огромный синяк с отпечатками пальцев. Она оттянула рукав рубашки:

«Что это такое!?»

Кён от неожиданности подвис: {Проклятье! … Проклятье?} Отговорка не из лучших, но другой у него попросту не было:

«Это проклятье.» - замогильным голосом прошептал он.

«Что за проклятье? Это огромный синяк! И он похож на след от руки!» - Марта, крепко вцепившись в руку, пристально осматривала гематому.

«Это семейное проклятье. » - самозабвенно врал парень. - «Когда происходит смерть, о которой предупреждали духи, появляется синяк в форме руки. Так было и при смерти бабушки.»

«Ох… Не может быть!» - женщина испуганно прикрыла рот рукой. - «В любом случае, у меня есть прекрасное средство от проклятий подобного рода. Сейчас я принесу тебе мазь, она заживит рану за несколько часов.» - Марта не пожалела качественную мазь от ушибов, хотя её можно применять только для персонала.

Кён в который раз был тронут её заботой. Хотя опасность, что она ему не поверила (все же, версия с «проклятием» шита белыми нитками) присутствовала и пугала.

Женщина очень нежно наносила мазь золотистого цвета на синяк, кожу под мягкими пальцами приятно покалывало. Марта попыталась выудить больше информации по поводу семейного проклятия, но Кён отделывался общими фразами.

Когда с лечением было покончено, юноша улыбнулся:

«Спасибо. Кстати, не считая этого, я уже более-менее окреп и хочу работать дальше.»

«Работать? Ах да… Ты не хочешь пропустить выходной…» - разумеется, никто в здравом уме не будет стремиться обратно на «галеры», но сидеть взаперти в выходной день и пропустить лавку тоже не лучшая перспектива.

«Да. Я, кстати, хочу познакомиться с Байроном, а еще мне кое-кто кое-что задолжал.»

Марта хихикнула:

«Ты такой странный! Хорошо, когда я увижусь с Байроном, я ему скажу, чтобы он за тобой приглядел.»

Кён неотрывно смотрел Марте в глаза, что несколько смущало женщину.

«Круто, под присмотром такого человека мне точно всё нипочем.»

Врач хмыкнула:

«Да будет тебе! Давай я ему позвоню, чтобы он после ужина тебя отсюда забрал? К этому времени синяк как раз заживёт.»

«Да, хорошая идея.» - благодарно кивнул юноша.

Марта позвонила на личное устройство Байрона и сказала, чтобы он зашел после ужина. Раб 1-го ранга ответственен за многие вещи, поэтому руководство выделило ему личный звукопередатчик.

Если бы у Кёна были планы на Марту, он бы действовал несколько иначе, романтичнее, более дерзко и отважно, а так он хотел, чтобы она к нему относилась как к другу и иногда помогала. Его цель, в принципе, достигнута.

Пока Кён дожидался ужина, Марта в кабинете размышляла. {Что же это за способности такие у него? Почему след от синяка в форме руки?} Насколько она знала, духи, они же души, не могут взаимодействовать с физическими телами.

После размышлений, она сочла, что в жизни всякое бывает, в том числе и такие вот странные юноши.

После ужина Кён с удивлением разглядывал выздоровевшую руку без следа гематомы. Оказывается, здешняя медицина тоже на что-то способна. Так как Синергия теперь никак не использовалась, Кён направил её на очищение организма, для снижения расхода энергии и повышения иммунитета.

Вскоре пришёл Байрон. Им оказался высокий и мускулистый мужик, от которого прямо-таки исходила аура брутальности. Он создавал впечатление человека надежного и немногословного. Стоило ему войти, как Марта преобразилась: расправила плечи, кокетливо повела бедром, привлекая внимание к обтянутой халатом попке, и летящей походкой направилась к кавалеру, чтобы нежно его обнять, не забывая при этом изображать смущение.

{Высокие отношения. Он её хочет, а она его ублажает.} – мысленно хмыкнул Кён, наблюдая за разворачивающейся картиной.

Марта еще до работы на шахте была знакома с этим мужчиной, и волей судьбы они снова повстречались здесь.

После короткого разговора, Марта познакомила Кёна с Байроном, представив парнишку своим другом.

Марта тепло попрощалась с ними обоими, пожелав Кёну удачи.

«Будь осторожен! Заботься о себе!»

Из лечебницы шли молча, мужчина лишь изредка бросал взгляды сверху вниз на Кёна, что несколько нервировало последнего.

Глава 16

«Байрон, мне Марта много о тебе рассказывала. Это правда, что ты здесь можешь с одного удара уложить кого угодно?» - решился все же нарушить тишину Кён. Разумеется, таких откровений женщина ему не докладывала, но надо же было как-то начать разговор?

«Думаю, она сильно преувеличивает на мой счет.» - Довольно безэмоционально хмыкнул здоровяк.

«По-моему, очень классно, что она такого мнения о тебе, как считаешь?»

«Да, наверное.» – все попытки разговорить мужчину с дребезгом разбивались о стену равнодушия.

{Да его болтливости рыбы позавидовали бы. Придется применять тяжелую артиллерию.} – и уже вслух:

«Мне тут кое-кто рассказал, что у тебя есть замечательный брат, с которым вы отлично ладите…»

Разумеется, он прекрасно помнил, что, по словам Бори, отношения Байрона с братцем были далеки от слова «нормальные», потому и решил пойти от обратного… Однако, реакция мужчины превзошла все ожидания:

«Этот ублюдок! Не дай бог я выберусь отсюда! Я разорву его на десять тысяч кусочков!» – прорычал мгновенно взбесившийся здоровяк.

«Твой брат тебе что-то сделал?» – вот оно, наконец!

«Этот ублюдок выгнал меня из семьи и продал в рабство!»

«Почему продал? В чем ты провинился?»

«В том, что я слабый… Я единственный в семье, кто не смог установить связь с духом! Я проиграл 14-и летнему ублюдку, но разве это повод так поступать? Блядь… Как бесит…» – мужчина буквально задыхался от ненависти. Уже было плевать, что он только что выдал свою подноготную какому-то непонятному пацану – видимо, ему просто хотелось выговориться.

{М-да, мужик явно не большого ума, коль готов выложить свою не самую лицеприятную биографию первому встречному-поперечному. Впрочем, мне это только на руку.} – мысленно хмыкнул Кён, вслух же продолжая напирать:

«Тогда как ты планируешь разорвать его на десять тысяч кусочков, если ты самый слабый в семье?»

Байрон процедил сквозь крепко сжатые зубы:

«Я найду кого-нибудь, кто сделает это вместо меня!»

«Хороший подход, но если он запросто упек тебя в рабство, то, значит, ты не имеешь ни денег, ни особых связей. Как же ты собираешься нанять кого-то за так?»

«Я не знаю.» – Байрон опустил голову, крепко сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

«Видя твою решимость, я готов помочь.»

«Ты?» – во взгляде мужчины читалась насмешка. – «Ты ничем мне не поможешь. Просто забудь об этом.»

«Тут ты ошибаешься… У меня есть очень много влиятельных знакомых вне этой шахты, я могу просто попросить, и они сделают все необходимое.»

Возможно, многие и презирали бы Байрона за то, что он желает отомстить чужими руками, но не Кён. «На войне все средства хороши» – вот его главный принцип.

«Не смеши мои кулаки! Ты хоть понимаешь, как это глупо звучит? Слабый пацан, который находится в рабстве в шахте, рассказывает мне, что у него есть связи! Что же ты тут делаешь? В камушки поиграть пришёл?» – резко ответил здоровяк.

Кён поцокал языком:

«Возможно ты слышал, что меня сюда доставили вне поставок, одного? Как ты думаешь, с чего это мне оказали такую “честь”?»

«Не знаю. О чем это должно говорить?»

«О том, что моя семья, которая меня продала, имеет большое влияние! Среди влиятельных друзей я и буду искать помощи…»

«Хм… Я ничего не понял. Расскажи подробнее…» – уже не так скептически попросил Байрон.

По пути в общую гостиную Кён старательно навешивал лапшу на уши своему доверчивому собеседнику. История получилась максимально жалостливой и обязательно затрагивающей чувства самого здоровяка. Парень поведал, что тоже был самым слабым в семье и, как и Байрон, не смог установить связь с духом, отчего его влияние в доме было на уровне слуг, а то и ниже. Как жестоко и несправедливо его выставили крайним и коварно сослали в эту дыру, как больно ему было от предательства (в этот момент Кён даже пустил в ход скупую мужскую слезу). Но, не смотря на его статус, у него были сильные друзья (парень раздулся от гордости за себя-любимого), которые наверняка его ищут и, стоит тому лишь знак подать – выполнят все, что ему потребуется.

«Цель оправдывает средства» - и не важно, что в этой небылице нет ни грамма правды, моральная составляющая теряет всякий вес, главное – результат! А Кёну было необходимо сблизиться с Байроном, стать родственными душами, хоть немного.

Простодушный здоровяк был тронут историей парня, ему и в голову не пришло усомниться в правдивости его слов.

«Твоя история полна несправедливости.» – медленно проговорил Байрон, дослушав рассказ. – «На её фоне моя не стоит и упоминания… Я до сих пор не могу понять, почему они это сделали?! Ведь ты так юн…» – недовольно покачал головой, поражаясь людской бездушности, и потрепал парня по волосам: - «Если тебе будет нужна какая-то помощь, ты всегда можешь обращаться ко мне. В конце концов, мы братья по несчастью.»

«Хорошо. Кстати, мои инструменты для работы конфисковали, а новые не выдали… Можешь мне как-то помочь с этим?»

«Не вопрос! Так давай я отправлю тебя в 9-ю группу? Она ответственна за отсев духовных камней от прочей руды. Работенка все же полегче, чем киркой размахивать да породу долбить.»

«Я согласен!» - довольно оскалился Кён во все тридцать два.

«Хорошо. К концу рабочего дня я познакомлю тебя с Осипом, он надзиратель 9-й группы, а пока отдыхай. Мне надо получить выручку и раздать её всем надзирателям.» – из солидарности пожал парню лапу на прощание и, запустив его в общую гостиную, запер за Кёном дверь.

Помещение, без особых изысков вырезанное в горе, было огромным – наверное, оно может вместить с пол тысячи человек, а то и больше. В данный момент оно пустовало, все были на работе. К высоким потолкам крепились осветительные кристаллы, тут и там стояли каменные столы, стулья и табуреты. У одной стены было выстроено подобие мини-сцены. Одиннадцать дверей (видимо, вход в «апартаменты»), маленькая дверка в уборную в самом дальнем углу.

{Жаль, что Байрон так торопился – у меня к нему столько вопросов…} – вздохнул Кён, бегло осматривая свое нынешнее «место жительства».

Парень хотел невзначай узнать про области развития, в особенности как активировать всё ключи. Вот только было бы очень странно после его россказней про «влиятельную и властную семью» спрашивать по поводу таких элементарных вещей.

Кён толкнул первую попавшуюся дверь. Внутри стояло около 30 кроватей, на каждой в изголовье повешен значок с именем. Поочередно обойдя каждую и попутно запоминая имена, парень своего «койко-места» не обнаружил и пошел исследовать дальше. В следующей спальне он нашел спящего бледного Майка.

{Бедняга, он не полностью восстановился и теперь ему приходится отлёживаться.}

Кён прекрасно понимал, что если ты не выходишь на работу, то тебе не будут давать еду, следовательно, Майку сейчас не позавидуешь. Увы, помочь он ему ничем не сможет.

Две комнаты из 11 были заперты. {Должно быть, там спальни для надзирателей и лидера.}

Найдя, в конце концов, кровать с пометкой «Кён», юноша позволил себе еще немного поваляться. {Ужин в лечебнице подают в 19-00, а рабочий день начинается с 6 утра и длится 15 часов, учитывая время пути, осталось меньше часа до прихода остальных.}

Хотя никакого подобия часов у него не было, Синергия позволяла с точностью до секунды ориентироваться во времени без всяких приспособлений. Очень удобно.

Синергия так же могла преобразовываться в электрические импульсы, чем парень непременно воспользовался, воссоздав в сознании свою любимую музыку.

Под приятное настроение самое время заняться растяжкой непутёвого организма, но перед этим он стёр деревянный ключ о пол, дабы избавиться от последней улики.

Через час раздался отдалённый звон – конец рабочей смены. Примерно через четверть часа гостиная стала наполняться шумом, под предводительством надзирателей возвращались усталые рабочие. Многие сразу шли по своим спальням и тут же падали в кровати, забываясь мертвецким сном.

Кён вышел в общую гостиную, где тут же был замечен – почти все присутствующие откровенно пялились на юношу. Он решил, что все дело в его юном возрасте, все-таки, субтильный четырнадцатилетка ярко выделялся на фоне накаченных образин. На самом деле, вчера прошёл слушок, что парень, отсутствовавший 3 дня, нашёлся – что само по себе уже было удивительно, - но самым шокирующим стал тот факт, что его метка не работала.

В этой людской суматохе Кён легко заметил Байрона, на ходу разговаривающего с каким-то мужчиной 50-55 лет. Видимо, здоровяк не словоохотлив исключительно с незнакомцами. Подойдя ближе, мужчина помахал рукой:

«Кён! Знакомься, это Осип, заведующий девятой группой и твой новый надзиратель.»

Кён протянул руку:

«Приятно познакомиться.»

Осип пожал в ответ и сурово нахмурился:

«Парень, имей в виду, я очень строгий, когда вопрос касается качества выполняемой работы. Надеюсь, ты меня не подведешь!»

«Я буду стараться!» – серьезно кивнул Кён, изображая из себя энтузиаста-трудоголика.

«Это я и хотел услышать. В первый день недели, перед работой, я проведу тебе краткий курс и выдам все необходимое.» – затем, он попрощался с Байроном и пошёл к своей группе.

«Осип добросовестный мужик. Главное, чтобы ты не отлынивал от работы, или он будет тебя наказывать.» - он зыркнул в спину друга и тихо добавил: «На самом деле, он не хотел тебя брать, исключительно по дружбе пошел мне на уступку.»

«Я всё понимаю. Я не подведу твои ожидания.»

Байрон, кивнув, ушёл к себе в эксклюзивную спальню.

Осип был рабом 2-го ранга, “Надзирателем”. Так как он получает приличный процент от перевыполнения нормы своей группы (да и в силу особенностей характера), он всегда относился крайне дотошно к своим подчиненным. Руководителем он был строгим, но справедливым: за отлынивание наказывал всегда и довольно жестко, но и честно заработанное не зажимал. Такой расклад Кёна вполне устраивал.

Вдруг сзади послышался громкий возглас:

«Сученыш, ты, блядь, где пропадал?»

Кён резко обернулся на крик и увидел быстро приближающегося рослого человека с перекошенным от гнева лицом. На лбу горела метка с именем «Джон». Значит, это тот самый его прошлый надзиратель, которому знатно наподдали за то, что он потерял Кёна. В таком случае, его недовольство вполне понятно.

Высокий мужчина худого телосложения, громко матерясь, быстро приближался к юноше. Прущий как танк надзиратель не мог не привлечь внимания, и теперь все в зале понимающе кивали. Про пропажу этого мальца всем было давно известно, как и то, что Джон оказался крайним.

Кён, оценив агрессивный настрой бывшего босса, сразу сообразил – словами дело не решится. Придется обороняться.

Варианты убегать или прятаться за спину Байрона не рассматривались, тогда как с его реакцией и навыками движения постоять за себя он сумеет.

Глава 17

«Я с тобой разговариваю!» – подлетев к парню, Джон замахнулся кулаком, целясь прямо в лицо. Однако, в следующий миг рука со свистом рассекла один лишь воздух.

*вуф*

Кён, молниеносно среагировав, просто присел. Затем, глядя на растерявшегося от такого фортеля соперника, окатил его ледяным взглядом:

«Кулаками ты ничего не изменишь.»

«Молокосос смеет меня поучать? Я преподам тебе урок правильных манер с взрослыми!» – тут же взревел Джон.

Кён мысленно хмыкнул. {Взрослый – необязательно умный и опытный… Видимо, избежать боя точно не получится.}

Толпа зевак уже успела их окружить, создав таким образом своего рода боевую арену. Понаблюдать за избиением худого мальчонки каждому в угоду. Кто-то вовсю подстрекал надзирателя:

«Наподдай сопляку!» … «Давай, покажи ему!»

Когда мужчина сделал очередной замах, Кён сместился на полшага в сторону и с силой вмазал противнику в бочину, целясь в почку. Хотя силёнок маловато, но уязвимая точка на то и уязвимая.

«Агрх!» - от резкой боли Джон рухнул на колено, прижимая руки к боку, но в этот момент ему в висок прилетел ещё один точный удар. Из глаз посыпались искры, комната зашаталась – мужчина резко пошел на сближение мордой с каменным полом.

Все ахнули, в том числе и Боря, вернувшийся аккурат в момент последнего выпада Кёна. Слишком эффектно юнец разобрал надзирателя, не каждый бы так сподобился.

Сквозь плотный круг толпы прорвались двое братьев-надзирателей.

Первый бугай, грозно шагая к парню, прорычал:

«Ты посмел избить своего надзирателя, ублюдок!»

Второй братец продолжил, демонстративно разминая шею:

«Ты должен понести за это суровое наказание!»

{Этих двух в подобной обстановке я точно не одолею…} – грустно подумал Кён, примирительно поднимая руки:

«Формально, он уже не мой надзиратель, так что я имею право на самозащиту!»

Однако, его попытка решить все дипломатическим путем, была бессовестно высмеяна:

«Ахаха, о каких правах, ты, жалки раб, говоришь?»

Второй мужик решил не терять времени на болтовню и занес удар в живот Кёну…

«Что за хрень там происходит!?» - прогрохотал Байрон, выскочивший из комнаты на шум. Даже чай не успел заварить, черт их всех раздери…

Разумеется, его окрик не мог остановить движущийся кулак, но Кён был начеку – удар выглядел для него, словно в замедленной съемке, грех не увернуться.

*вуф*

Когда здоровяк 1-го ранга протиснулся сквозь рабочих к месту происшествия, перед ним предстала картина: целый-невредимый Кён, невинно хлопающий ресницами, и Джон у его ног, схватившийся за бок и несвязно изрыгающий проклятия. Двое надзирателей недобро косятся на Кёна, но в присутствии начальства не смеют ничего предпринять.

Байрон строго повторил вопрос.

«Этот пацан побил своего надзирателя, мы его наказываем.» - тут же «наябедничал» один из братьев и указал на Джона, который никак не мог подняться.

Второй кивнул на Кёна:

«Лидер, как нам его наказать?»

Байрон медленно обвел взглядом зачинщиков конфликта и сказал тоном, нетерпящим возражения:

«У парня уже другой надзиратель. Стало быть, Джон решил побить члена другой группы, за что должен ответить.»

Братья недовольно переглянулись и ушли. Джон им не друг, спорить с начальством из-за него они не собираются. Лишний раз кулаками помахать – это всегда пожалуйста, но остальное уже не их проблемы.

К этому моменту Джон кое-как поднялся и яростно уставился на Кёна:

«Блядь, как ты смеешь бить меня, своего повелителя?!»

Байрон приблизился к надзирателю и, с легкостью подняв его над землей за шею, спокойно произнес:«Ты не слышал, что я сказал? Он больше не в твоём подчинении.»

Большинству присутствующих было не впервой наблюдать за Байроновской манерой решения конфликтов, но каждый раз они удивлялись его мужественной брутальности. Кён так же сделал некоторые выводы касательно характера здоровяка.

Кряхтя от удушья, Джон с трудом выдавил:

«Я понял, Лидер, прошу прощения.»

В тот же момент он снова оказался на земле, потирая шею и непрестанно сверля Кёна взглядом, полным ненависти.

Байрон передумал как-то наказывать Джона – ему и так в последнее время досталось.

Люди начали расходиться по своим делам, лишь Боря остался, где стоял.

Здоровяк устало потер виски. Буркнул Кёну:

«Быстро же ты нашёл проблем на свою голову.»

«Да… Это всё равно произошло бы, рано или поздно.» – пожал плечами парень.

После ухода руководства, к Кёну с нервным смешком подошел Боря:

«Вау, не ожидал, что ты натворишь столько дел в первый же день после возвращения! Хотя… Джона, конечно, тоже понять можно.»

«Думаю, я ещё много чего натворю, так что не сильно-то удивляйся впредь.» - усмехнулся парень.

В глазах Бори появился заинтересованный блеск, но в следующий момент мужчина, хлопнув себя по лбу, достал из кармана пачку бумаг:

«Кстати, вот твой долг 2000 рупий, как договаривались.»- нехотя протянул купюры.

Кён принял деньги, начисто игнорируя скорбные вздохи знакомца.

«Если захочешь ещё поспорить на деньги, я всегда к твоим услугам.»

«Ну уж нет, больше я с тобой спорить не буду, ахаха! Кстати, если ты хочешь подзаработать, то через час будет игра на деньги. Коль уверен в своей удаче – жду тебя вон за тем столом.»- кивнул в самый дальний угол.

«Я заинтригован… А что за игра?»

«Кладезь короля.» - с гордостью приосанился Боря, как будто он как минимум сам эту игру выдумал и распространил в массы.

«И каковы правила?»

Из рассказа мужчины Кён сделал вывод, что речь идет о банальном «дураке». Четверо играющих, одна колода из 72 карт, 4 масти, одна из которых – козырная. Карта выше по рангу бьют ту, которая ниже. Подкидывать можно «нападающему» и игроку, который должен ходить после «защищающегося». Победитель тот, кто первым остается без карт, ему достается вся ставка. Тот, кто останется последним, платит двойную ставку. Все стандартно и до скучного просто. Странно, что Боря упомянул удачу в игре, в которой достаточно запоминать карты и, по возможности, следить за ушлыми любителями смухлевать.

«Хорошо, жди меня к началу игры.»

Свидетелем разговора этих двоих стал пухлый невысокий мужичок по имени Бабиль – тоже надзиратель. Своими хитрыми поросячьими глазками он заметил, как лысый передал парню неплохую сумму, в голове тут же созрел план, как поскорее «освободить» сопляка от приобретенных денег. Многозначительно переглянулся с двумя здоровяками по бокам, охранниками 3-го ранга и вышибалами в одном лице.

Их усмешки и перемигивания не укрылись от внимания самого Кёна.

{Из рассказов Бори на деньги можно многое приобрести… Еду, книги, свободу в конце-то концов. И если я не планирую провести свою жизнь в шахте, то пора делать первые шаги.} - решил Кён, кинув хитрый взгляд за стол, где «играют по крупному».

До игры осталось меньше получаса. Юноша прогулялся по залу, ненавязчиво присматриваясь и прислушиваясь к разговорам людей о предстоящих вечерних «посиделках». Затем, пошёл к двери Байрона и тихо постучал. Дождался ворчливого: «Ну кто там?»

«Это я, мне нужна твоя помощь.»

Байрон несколько неохотно отворил дверь и впустил парня.

Внутри было много мебели, всякая беллетристика, кубик-рубика, даже ковёр на стене. На столике лежали два яблока и раскрытая книга.

«Твою мать, прошло пять минут, а ты опять куда-то вляпался?!» - с праведным возмущением воскликнул здоровяк.

«Нет, ещё не успел. Я хочу сыграть в азартную игру по-крупному.»

Байрон опешил:

«С надзирателями, что ли?! Да они же тебя обдерут до нитки! Тут я тебе ничем не помогу…»

«А что, если я выиграю?»

«Ну… Это почти невозможно… У тебя есть какой-то план?» - Байрон был прекрасно знаком с системой этих шулеров местного разлива, но, как оказалось, и от этого малолетки тоже можно много чего ожидать.

«Да. Мне нужно, чтобы ты подошёл и посмотрел мою четвёртую игру с Бабилем, и, если я выиграю честно, хотелось бы рассчитывать на твою поддержку. Наверняка они будут отпираться всеми правдами и неправдами.»

«Хм… Там будет полно надзирателей… Если я решу ни с того, ни с сего вступиться за тебя, меня за это по головке не погладят… Но если правда будет на твоей стороне… Хм…» - Байрона терзали смутные сомнения. С одной стороны, он не прочь выручить парня, но точно не за счет собственного благополучия – все-таки, они друг другу никто.

Кён, видя его нерешительность, добавил новый аргумент:

«Разумеется, я прошу тебя о помощи не за бесплатно – я заплачу тебе 10 000 рупий.»

Лицо Байрона на мгновение удивленно вытянулось, а после раздался довольный смешок:

«А-ха-ха! Хорошие деньги! По рукам, к четвёртой игре я подойду.»

Мужчина зарабатывал всего лишь 15.000 рупий в месяц, и, хотя это в 2 раза больше, чем получает любой надзиратель и в 5 раз больше, чем здоровый, старающийся раб – «лишние» косари никогда не помешают.

Более половины обитателей зала ушли спать, чтобы восстановить силы, остальные же предпочли провести вечер в компаниях, общаясь и играя в разные игры.

За небольшим столом в углу собралось около 7-и человек. Среди них не было надзирателей, только рабы 3-го ранга. Боря так же там присутствовал.

Когда к ним подошел Кён, лысый заботливо представил его своим товарищам и вернулся к наблюдению за игрой.

Каждому участнику раздали по шесть карт и, спустя несколько секунд размышлений, ставки были сделаны.

Кён не торопился вступать в игру, несколько партий просто наблюдая и анализируя. Чем несколько обескуражил Борю – чего было приходить, спрашивается?

Наконец, Кён присоединился к играющим. Ставки довольно низкие, примерно от 50 до 100 рупий. Никто не горел желанием сильно «прогореть», да и денег у обычных рабов было не много…

В этот раз все поставили по 100, в честь новичка.

Кён смотрел на этих простофиль и понимал, что, если он начнет непрерывно выигрывать, то с ним просто откажутся играть, да и суммы тут до неприличия низкие, можно позволить себе пару «неудач». Первую игру он благополучно проиграл, во второй и третьей стал победителем… За полчаса Кён выиграл 4 раза и 4 раза был 2-м и 3-м выбывшим, тем самым заработав 1200 рупий.

Многие с недовольством поглядывали на «новичка», Боря и тот не уставал роптать. Кён же старался не столько ради денег, сколько для привлечения внимания к своей скромной персоне за другим столом, где играли «большие дяди» на не менее большие деньги. Вскоре, удача ему улыбнулась:

«Парень, я смотрю, ты настоящий везунчик. Не хочешь сыграть по-крупному?» - раздался сбоку высокий голос Бабиля, снизошедшего до приглашения какого-то молокососа.

Кён давно ждал его подхода. Он посмотрел на него глазами просточка. Вот он, момент, которого так ждал Кён! Уставившись на мужчину испуганными глазами, он неуверенно проблеял:

«В-вы предлагаете мне сыграть с В-вами?»

Бабиль самодовольно хмыкнул: ну точно, сельский дурачок.

«Конечно! Зачем тебе играть с этими нищими доходягами? Пошли за наш стол! Там ты сможешь заработать, если удача не отвернётся.» Мысленно потер ручонки: {Без лоха и жизнь плоха.}

Все присутствующие «доходяги» с ненавистью уставились на надзирателя. Тот и бровью не повел – что они могут ему сделать, если по бокам от него два верных амбалы, которые, в случае чего, им все зубы пересчитают.

Боря все же набрался смелости одернуть юношу:

«Кён не слушай его! Этот… Уб… Негодяй всех дурит, он тебя хочет обобрать! Надзиратели играют сообща!» - он хотел добавить что-то еще, но вовремя одумался.

Оба охранника демонстративно похрустели костяшками, но Бабиль их жестом остановил: команды «фас» еще не было. Вот если парень откажется играть – уж тогда они продемонстрируют этому лысому все прелести переломанных костей.

Кён повернулся и положил руку на плечо Бори, состроив тому «страшные глаза»: не вмешивайся. Тот лишь неуверенно кивнул.

Бабиль с усмешкой повторил:

«Ты идешь? У нас намечаются большие ставки.»

«Да, пошли.»

Боря со вздохом проводил парня сочувствующим взглядом. Бабиль и его компания регулярно облапошивали новичков. У Кёна нет шансов.

По пути к «элитному» столу Кён поинтересовался на счет правил. Игра называется “Кладезь императора” – все тот же «дурак», только с неприлично большим количеством карт и играющих. За столом 12 игроков, в колоде 196 карт, первый выбывший получает 50%, второй 30%, третий 20% от общей ставки. Проигравший платит двойную сумму и тасует колоду. Подкидывать защищающемуся может нападающий, и два игрока после защищающегося. То есть человек перед тобой и два после тебя закидывают картами. Также одна партия длится две игры.

«Я буду играть, но у меня есть условие. Я хочу пока посмотреть пару партий, а потом подключусь.»

Бабиль пожал плечами:

«Я не против.»

Когда четверо подошли к большому столу, на них воззрились не менее 20 человек, 15 из которых были надзиратели. Кто-то смотрел с презрением, кто-то с предвкушением, в чьих-то глазах даже промелькнула жалость. Но в основном – хитрая насмешка.

Бабиль развёл руками и торжественно произнёс:

«Знакомьтесь, это Кён, сегодня он будет нам… С нами играть!»

Среди 15 надзирателей были 2 брата, давеча пытавшиеся отмутузить Кёна. Руку они ему не пожали, ограничившись в качестве «приветствия» холодным фырканьем.

Все расселись, началось обсуждения ставок. После общего голосования сошлись на 1200 рупий.

Кён мысленно присвистнул: если выиграть и получить 50% от общей ставки за 12 игроков, то выйдет 6000 рупий чистыми. Неплохие деньги… по крайней мере, определенно больше, чем сейчас на его «балансе».

Первая игра закончилась, Бабиль занял третье место. Один из его дружков второе. Тот, кто занимал первое место брал всю кучу с центра и занимался пересчетом, отдавая доли второму и третьему месту. Таково правило.

Над столом играющих стоял постоянный гомон. То и дело раздавались радостные или возмущенные вопли, многие пили чай или пиво, травили анекдоты и всякие байки, вызывая попеременно взрывы хохота и бурчание с требованием не отвлекаться от игры.

Вторая игра закончилась. Ставки были по 1000 рупий.

В этот раз Бабиль проиграл и вопросительно уставился на Кёна, но тот покачал головой. Эту партию он тоже пропустит.

Третья игра закончилась. Ставки были 1300 рупий. Бабиль снова проиграл, один из его дружков занял второе место.

Конец четвертой игры и, заодно, терпения надзирателя – но, наконец, Кён уселся и провозгласил, аккуратно кладя в центр стола две купюры по 500:

«Я ставлю 1000 рупий.»

Несколько человек переглянулись и едва заметно кивнули друг другу.

Бабиль возликовал:

«Давайте уважать новичка и остановимся на этой ставке!»

Остальные играющие его поддержали.

Кёну не составило труда определить сообщников Бабиля: они активно подавали ему невербальные знаки, такие как кивки, моргания, незамысловатые движение и тд. Как будто этого никто не видит, ага. Заядлых шулеров и мухлевщиков так же было несложно обнаружить. Вообще, почти все за столом играли «по группам», будь Кён обычным парнем, наверняка остался бы без гроша в кармане, а то и в долги влез. Особенно, с учетом того, что нельзя выходить, пока партия не окончена – а это две игры подряд.

Глава 18

Первая игра началась. Кён был уверен, что ребята не станут сразу его «валить» - вначале поманят сыром, а потом лишь захлопнут мышеловку. Таким образом, в первой игре Кёна вывели на второе место, тем самым он заработал 2600 рупий чистыми. Сейчас у него было 5800 рупий.

Мерзавцы-надзиратели хотели не просто обчистить парня, а загнать его в непосильные долги – Кён сразу смекнул их план, но, разумеется, виду не подал. Лишь изобразил наивную радость своей «удаче». Со всех сторон послышались презрительные смешки.

Во второй игре ставки подняли до 1200. Кён вышел 6-м, тем самым потеряв свою ставку, у него осталось 4600 рупий.

После второй игры Кён сделал вид, что наигрался и хочет уйти, но его вовремя остановили:

«Ну что ты, давай ещё, тебе же так везет!» - «восторженно» воскликнул Бабий, подсаживаясь ближе к юноше, чтобы нападать на него при следующей партии.

Именно этого Кён и ожидал – и «неохотно» позволил себя «уговорить».

Теперь должна начаться настоящая игра. Как и предсказывал Кён, Бабиль тут же начал нагнетать обстановку, предложив увеличить ставки до 3000 рупий. На удивление надзирателя, юноша быстро согласился. Остальные игроки тоже кивнули. Пухляк мысленно потирал руки в предвкушении – лошарик попался, что надо, ведь вторая игра в любом случае состоится! Таковы правила.

Это была обычная практика надзирателей – так сказать, способ подзаработать и поставить «неугодных» новичков на место одновременно. Кён, пусть и не был новеньким, успел насолить двум братьям «из ларца», так что судьба паренька была предрешена. Раньше его не трогали, так как выглядел он куренком неощипанным, которого пришибет первым же кирпичом – такой загнется раньше, чем сумеет выплатить хотя бы первую часть долга. Сейчас же, после пребывания в лазарете, он явно окреп. К тому же, у него внезапно появились деньги, и, чтобы они ему «карман не жали», надзиратели любезно решили его от этой суммы освободить. Во время подставного матча, если кто-то выиграет, то суммы от ставки вернутся всем, кроме новичка, таким образом, проигравший будет он один.

Вокруг уже собралась толпа зевак – такая куча денег в центре стола не могла не привлечь всеобщее внимание. Не было только Бори – он прекрасно понимал, что сейчас произойдет, и вовсе не хотел смотреть на крах юного друга.

Байрон с первой игры подсел за дальний стол, потихоньку следя за игрой.

Кён выглядел напряженным. Его постоянно закидывали сразу 3 игрока, так что, в скором времени, он обзавелся солидным «веером». Мысленно он лишь усмехался – даже с такой кипой при желании он сумеет выкарабкаться и как минимум не стать последним, но в его планы входил именно тотальный проигрыш. Проигравший тасует колоду, а ему только того и надо. Таким образом, к концу игры он остался с половиной колоды и должен был 6000 рупий, то есть ушёл в минус 1400.

Бабиль мерзко хихикал:

«О, ты нам теперь должен! Не волнуйся, если тебе больше нечего поставить – будешь выплачивать долг постепенно. Но смотри, настоятельно рекомендую делать это вовремя – иначе, кто сможет поручиться за сохранность твоего здоровья?»

Охранники дали друг другу рукой пять и засмеялись.

Бабиль продолжил:

«У тебя ещё одна игра впереди, так что расслабься! Мы ещё не закончили!»

Кён никак не реагировал на подстрекательства, лишь испуганно побледнел.

Зрители были возмущены. Хотя такое бывало не раз, но так бесцеремонно радоваться разрушению чьей-то жизни - это уже перебор. Многие сочувственно качали головой, но помочь ничем не могли – они всего лишь рабы 3-го ранга, одно лишнее слово и им несдобровать.

Байрон, как и договаривались, к началу четвертой игры подошел ближе к столику, за котором играл Кён. Вокруг собралась уже целая толпа.

Ставки второй игры были максимальными – 10.000 рупий. Её огласили 11 надзирателей, а голос Кёна в данном случае ничего не решал. Уйти он не мог, так как в партии две игры. Ладно бы он отказался от первой игры, но уже поздно.

Многие зрители печально мотали головой – они уже не раз видели подобное. Тут и там пробегали возмущенные шепотки: «Что он им такого сделал?» … «За что так молодого парня-то…»

Лысый Боря не выдержал неизвестности и все же пришёл.

На столе небрежно валялась куча разбросанных карт с прошлой игры. Кён, старательно изображая из себя неумеху, сгреб всю кучу к себе, переворачивая карты лицевой стороной, тем самым запоминая положение и значение каждой. Мужики дружно заржали, наблюдая за неловкими потугами парня собрать рассыпающиеся картонки в колоду.

«Идиот! Переверни их рубашкой к себе!» - выкрикнул кто-то. Остальные на данный инцидент и вовсе не обратили внимания.

Наивные людишки, они и представить себе не могли, какие чудеса могут творить по-настоящему ловкие руки. Кён начал “небрежно” тасовать колоду, выстраивая всё карты в определенном порядке.

На самом деле, не нужно быть профессионалом, чтобы выстроить все “36” карт в порядке возрастания, но вот 196 карт… Причем в определенном порядке… Гораздо сложнее. Но юноша все же справился.

Когда пришло время сбивать колоду, парень провернул “карточный вольт”, тем самым вернув всё в то положение, которое было необходимо. Раскидал всем игрокам по шесть карт.

Байрон подошёл почти вплотную к Кёну, отчего Бабиль, сидевший рядом, слегка напрягся.

Началась вторая игра.

Для парня выпавшие ему карты неожиданностью не оказались – сам же минуту назад заботливо их «подтасовал».

Первый ход за прошлым победителем.

Игра шла своим чередом. Кто-то отбивался, кто-то подкидывал карты. Кён уже успел изучить манеру ходов всех игроков. В этот раз тоже все шло по проверенной схеме.

Наконец, юношу начали закидывать.

Бабиль кинул 1 карту, 2… 3… 4, а 5 и 6-ю подкинули его 2 товарища спереди, причем 6-я была козырной, но Кён отбил и её. Прямо все идеально совпало. Многие переглянулись. Бабиль зло выплюнул:

«Повезло.»

Байрон с улыбкой наблюдал за игрой, зрители, особенно Боря, что-то выкрикивали в поддержку парню.

Кён взял 6 карт, остальные тоже добрали нужное количество. Никто и не подозревал, что последовательность карт во всей колоде известна, характеры и привычки игроков учтены, а исход давно спрогнозирован. Вся игра как на ладони.

Кён выбросил все 6 карт, не дав другим ничего подкинуть. Тот, на кого он нападал, не выдержал и был вынужден забрать всё. Новый набор карт – последние для него в этой игре. Выкинет их и станет победителем. Все карты были козырными.

Наконец началась движуха. Напряжение нарастало.

Один хитросделанный персонаж, сидящий сразу за игроком, не выдержавшим напор Кёна, решил смухлевать. Когда он брал карты из колоды, он сделал ловко эффект веера и посмотрел 10 верхних карт колоды, но, к его сожалению, не нашёл ни одного козыря. Все они уютно расположились в руках Кёна. Нервишки у мужика стали сдавать.

Надзиратели пытались жестами о чем-то договориться между собой, но Кёну уже было все равно.

Игрок перед Бабилем забрал карты специально, чтобы юноша не смог ничего подкинуть и на него сразу же началась атака.

Бабиль с завидным упорством бомбардировал мальца, однако тот отбивал всё. 2 товарища спереди подкидывали козыри, но… Когда выяснилось, что у парня было 5 козырных, пухляк покрылся холодным потом, его охранники рядом напряглись, а Байрон широко улыбнулся. Зрители ликовали

В колоде оставалось всего пара карт. Если Кён всё отобьет, то он выйдет первым.

Вдруг Бабилю откуда-то сбоку незаметно подсунули карту, которую тот сразу кинул на стол с победной ухмылкой:

«Хехе, удача так переменчива… Видимо, не судьба!»

Козырный туз.

Кён, расслабленно откинувшись на спинку стула, с улыбкой произнес:

«Да, видимо, не судьба.» - и демонстративно помахал такой же картой.

На мгновение повисла гробовая тишина. Где-то в отдалении стрекотал сверчок неловкости.

Бабиль, растерявшись, вскочил с места едва не опрокидывая стол и взревел:

«Ты жульничал! В колоде не может быть два козырных туза!»

Сообщники шулера одобрительно загалдели: «Да, он прав!» … «Я видел, как ты мухлюешь!» … «Обмануть нас вздумал, ублюдок?»

«Это мне говорит тот, кому только что дали 7-ю карту?» - невозмутимо произнес Кён.

Бабиль гневно отрезал:

«У меня всего 6 карт! Ты слепой?»

Юноша, игнорируя возмущенное сопение со всех сторон, ловко подтянул к себе разбросанные купюры и начал их методично пересчитывать, отстраненно бросив:

«А что тогда у тебя в рукаве?»

От подобной наглости надзиратели как с катушек съехали. Двое охранников и еще трое мужчин, в числе которых были и братцы-кролики, угрожающе подступили к Кёну:

«Сукин сын, положил быстро деньги на место!» … «Ублюдок, сдохни!»

Руку, занесенную для удара, своевременно перехватил Байрон, властно гаркнув:

«ВСЕМ СТОЯТЬ! Пусть Бабиль покажет свои рукава.»

Надзиратели замерли. Никто не решился пойти на конфликт с качком в открытую. Охранники тоже не знали, что делать – Байрон мог раскидать их двоих, как слепых котят.

Все зрители затаили дыхание.

За какие-то пять секунд Кён отсчитал необходимую сумму с учетом долга и кинул их на стол, пренебрежительно фыркнув:

«Дальше разбирайтесь сами!»

«Мелкая мразь, а ну положил все деньги обратно!» - завизжал Бабиль и потянул ручонки к парню, желая вытрясти из того всю душу и деньги заодно.

Но тут же был остановлен низким рыком Байрона:

«Закатай свои рукава или я сломаю тебе руки.»

Бабиль медленно повернулся к охранникам и взглядом дал знак нападать, но те лишь отвернулись, делая вид, что не замечают его. Смысл дергаться – Байрон им двоим шею свернет и не заметит. Бабиль требовательно повернулся к дружкам-надзирателям, но ситуация повторилась. Если бы Бабиль не жульничал, или хотя бы был нормальным лидером, тогда можно было бы попытаться задавить Байрона всей толпой.

Кён в душе искренне веселился.

Зрители пребывали в глубоком шоке от происходящего. Первым пришел в себя Боря:

«Да! Покажи рукава! Мы все хотим посмотреть! Я уверен, что ты жульничал!»- толпа согласно загомонила.

Пухлый надзиратель уже десять раз пожалел, что не взял в расчет Байрона. Черт его дернул прийти так не вовремя! Пришлось с неохотой закатывать рукава. Из правого предательски вылетела карта.

Байрон прорычал:

«Я так и думал… Если ты хоть что-то сделаешь парню в будущем, я тебе гарантирую – отделаю так, что костей не соберешь.»

У большей части аудитории отвисли челюсти. Какой-то парнишка-раб 3-го ранга обманул целую толпу надзирателей! Разве такое возможно?! Нельзя же идти против системы!

«Жулик!» … «Фууу!» … «Как тебе не стыдно?!» Целый гомон был направлен на пухлого шулера. Молчали только сообщники. Часть из них молча встали и разочарованно ушли к себе в спальню, другие же затаили злобу на юношу, уже ускакавшего с довольным видом и солидной суммой их кровью и потом (пускай и не всегда своими) заработанных денег. Увы, пойти против Байрона и разозленной толпы они не могли – пришлось дать парню уйти.

Пересчитав деньги, которые Кён кинул на стол, Бабиль с досадой сплюнул: ошибки не было, он отдал причитающееся остальным победителям все до последней купюры.

Кён, отойдя на приличное расстояние и тихо посмеиваясь, еще раз пересчитал свои богатства. {Получилось 53600 рупий, за вычетом долга Байрону выйдет 43600, неплохо… 15 месяцев тяжкого труда за один вечер.}

Боря подошёл к Кёну, по-дружески взял за плечо и от всей души поздравил:

«Как же ты крут! Как ты их… Я не представляю, как ты это сделал, но теперь я твой поклонник! Учти, этот мерзкий жирдяй будет мстить. Он даже может подговорить твоего нового надзирателя!»

«Я буду осторожен.»

Пообщавшись ещё немного с лысым, Кён подошёл к Байрону, который давно уже сидел рядом с Осипом.

«Держи. Спасибо, что выручил!» - юноша протянул пачку денег.

Байрон с довольной миной взял купюры и улыбнулся:

«Ты меня удивил! Не знаю, как ты всё провернул, но правда была на твоей стороне! Впредь будь осторожнее. Думаю, мои угрозы возымеют эффект, но на всякий случай я сказал Осипу, чтобы он тебя прикрыл, если вдруг что…»

«Хорошо.» - Кён благодарно кивнул Осипу.

Они немного еще поболтали, обсуждая вытянутые рожи заядлых жуликов, а после Кён ушел в свою спальню. Вокруг отчетливо так и лязгали голодные волчьи челюсти, слух о том, что малец заделался богатеньким Буратинкой быстро расползся по всему общему залу. Но трогать парня не рискнули, все-таки, протекция Байрона много значила.

Помимо жадных врагов и завистников, в этот вечер Кён так же обзавелся поклонниками. Президентом «фан-клуба», разумеется, стал Боря. Весь оставшийся вечер к нему курсировали паломники, кто с поздравлениями, а кто и с предупреждениями – надзиратели так просто этого не оставят, мальцу необходимо быть осторожным.

Кён был искренне тронут такой заботой.

Глава 19

Наступила ночь.

Кён, лёжа на кровати, не спал. Перед ним стоял важный вопрос: что из себя представляют «ключи» и что ему делать с ними дальше. Пора разобраться.

Задействовав всю Синергию в организме, он направил её в первый ключ, располагавшийся в строме почки.

Ключ представлял собой сантиметровую идеальную сферу из твёрдого неизвестного материала. Внутрь не могла попасть ни жидкость, ни свет, ни газ… Синергии это удалось, но не без усилий.

Как выяснил Кён, сфера “ключ” вовсе не ограничена своим сантиметровым размером. Внутри, казалось, проходил длинный тоннель неизвестной протяженности – словно открылись маленькие ворота в другое измерение.

Синергия, сантиметр за сантиметром, заполняла импровизированный «тоннель». Его призрачные стены были покрыты коррозией, налетами и какими-то непонятными наслоениями, подобно изуродованному атеросклерозом сосуду. Местами были завалы каких-то шлаков вязкой материи… Иногда пространство сужалось и расширялось, причудливо изгибаясь в «углах». Синергия гибкой змеей обтекала все препятствия, упрямо прокладывая себе путь.

Казалось, что в некоторых местах проходимость по непонятным причинам затруднена, будто идешь против течения в русле бурной реки, кое-где невидимое давление мешало продвижению энергии, а иногда стены тоннеля, словно покрытые микропорами, поглощали Синергию, как пробоина в космическом корабле всасывает всё в небытие.

Синергия проникала всё глубже. Прошедшее расстояние почему-то не поддавалась точным расчётам – Кёну удалось пройти внутрь то ли на 1 сантиметр, то ли на весь метр.

Наконец, Синергия преодолела последнее препятствие…

«Аххх!» - Кён, не ожидавший такого потрясения, издал тихий стон удовольствия. Ощущение, словно он прикоснулся к самому своему естеству – непередаваемо. Озарение, осознание – как будто ты стал просветленным существом, познавшим суть бытия. Словно человек, многие дни страдавший от жажды, дорвался наконец до родниковой воды. Эта субстанция, до которой дотронулась Синергия, была выше всего грешного мира. Изнутри душа оказалась живым, самодостаточным воздушным миром. Умеренные ветра медленно вращались по кругу, особенно вокруг ключей в духовном теле.

Некоторое время Кён позволил себе с наслаждением млеть от этого неземного ощущения.

{Это… И есть душа?}

Душа приятно резонировала с Синергией, будто была для неё естественным обиталищем. Находясь в душе, Синергия чувствовала колебания, которых нет в физическом мире. Они исходили из пространства вне души. Дикие ветра, которые, сталкиваясь с оболочкой души, превращались в холодные порывы, словно снега с Эвереста дуют тебе в лицо. Процесс чем-то напоминал защиту планеты атмосферой от космического излучения и радиации.

Кён попытался определить размеры и форму души и выяснил, что она с точностью повторяет очертания его тела – вплоть до копирования черт лица и даже одежды. Ощупал то место, где предположительно должна быть 10-я стихия, рядом с головой – наткнулся на невидимый твердый барьер, по своей форме напоминающий головной мозг, и не смог ни на сантиметр продвинуться дальше.

{Возможно, в этом твёрдом субстрате запечатаны мои достижения в области Синергии из прошлого мира?}

Кён попытался изучить её не со стороны души, а со стороны тела, повторив процедуру проникновения, как и в ключ, который он проник ранее. Однако, и здесь его ожидал провал. Пришлось оставить эту проблему, до поры до времени.

Кён приступил к проверке остальных ключей. Ситуация была аналогичной. Весь путь был тернист и полон препятствий, коррозий, завалов. Сложность прохождения «тоннелей» разных ключей варьировалась, Синергия то неудержимым потокам неслась к душе, то мелкими каплями пробивалась сквозь барьеры. Все каналы, ведущие к душе, были словно бы завязаны в узел – с виду, развязать их не так и трудно, но беспокоил один момент:

{Странно, вряд ли это образовалось само по себе. Наверняка кто-то специально расстарался!} - Кён вспомнил, как Мартин обмолвился, что его ключи реагируют как-то странно.

Из-за того, что Синергия может проникать через любые щели, парень смог нащупать свою душу, но, вероятнее всего, стихийная энергия этого мира подобной прытью не обладает -значит, придется изрядно поработать, очищая каналы и распутывая загадочные узлы, чтобы дать энергии возможность свободно перетекать из души в тело. Теперь понятно, что означает понятие «открыть ключи».

Кён решил покамест не выспрашивать информацию у Байрона, а попытаться сделать всё самому.

Он составил план действий, который реализует, используя Синергию.

Кён приступил к «чистке» первого ключа. Некоторое время размышлял, куда можно деть все эти шлаки, бляшки и завалы неизвестной материи, но, так и не найдя верного решения, решил пока просто соскрести их со стен и оставить в канале. Однако, проблема неожиданно решилась сама собой: стоило Синергии коснуться чужеродного «мусора», как все излишки попросту испарялись. На этом сюрпризы не закончились: {Почему-то время в каналах искажено… Сложно понять, как оно течет. Процесс, который должен занимать полдня, делается за одну минуту, а затраты Синергии слишком малы – чистое читерство.} Видимо, весь процесс займет куда меньше времени, чем он рассчитывал.

Развязав узел из первого ключа, Кён почувствовал некоторый прилив энергии. После расчистки завалов, он словно вдохнул чистый кислород, избавившись от налетов, он почувствовал, будто его тело молодеет. Заделал все микротрещины, уровнял ширину канала – наступил прилив чувства лёгкости, умиротворения, стабильности и баланса. И последнее, это ощущение в виде давления и прохождения через воду… Оно исчезло после удаления остальных дефектов, и с глаз словно пелена спала - мир зацвёл новыми красками, свежими, яркими, другими. {А ведь это я открыл только первый канал…}

Наконец, покончив с чисткой, Кён убрал «перекрытие», заблаговременно установленное, как делает всякий добросовестный сантехник, когда чинит кран и…

Неудержимый поток словно прорвал плотину. Чистейшая огненная энергия вырвалась из ключа и распространилась по всему телу. Казалось, что организм вдруг обрёл новую жизнь.

Ещё через полминуты всё вернулось к былому состоянию, однако лёгкий жар и прочие ощущения остались.

{Открыл!} Кён был доволен. Весь процесс занял не более часа, а 1 из 9-ти закрытых каналов теперь функционирует.

Как парень позже выяснил, каждый канал имеет свою индивидуальную и неповторимую структуру, которая ничем не похожа на органику, скорее на чистую энергию, имеющую плотную структуру.

Про стихии и чистоту. (Кён узнает завтра из книг)

В этом мире существует 9 стихий. Иногда встречаются разные вариации, но суть их от этого не меняется. От типа стихии меняется уровень её сложности.

1) Стихия силы/духовная сила/энергия души/чистая энергия/чистая сила. – или просто “энергия”. Ключ расположен в пупке. Сложность 1, самая основная стихия.

2) Стихия воды. Ключ располагается в мочевом пузыре. Сложность 2.

3) Стихия ветра. Ключ располагается в лёгких. Сложность 2.

4) Стихия земли. Ключ располагается в желудке. Сложность 2.

5) Стихия жара. Ключ располагается в правой почке. Сложность 3.

6) Стихия холода. Ключ располагается в левой почке. Сложность 3.

7) Стихия эфира. Ключ располагается в печени. Сложность 4.

8) Стихия света. Ключ располагается в сердце. Сложность 5.

9) Стихия тьмы. Ключ располагается в кишечнике. Сложность 5.

При смешивании энергии разных стихий могут получиться уникальные свойства. Например, если совместить тьму и свет, получится пространственный элемент. Совмещение воды и холода приведет к образованию льда, а симбиоз огня и воздуха даст невероятную разрушительную мощь. Можно смешивать сколь угодно элементов в любой последовательности и сочетании, тут все зависит от таланта и навыков. Чем выше суммарная сложность смешиваемых элементов, тем сложнее её контролировать, так как требуется большой опыт и мастерство – понимание стихии.

Например, пространственные специалисты, соединяющие воедино свет и тьму, очень ценятся, так как эти элементы крайне сложны для освоения. Среди таковых покойный Мартин и уехавший из шахты Флиц.

Канал – это трубка, пролегающая между физическим и духовным миром. Между мирами. Она является проводником энергии и по пути из души наружу трансформирует её в стихию, к которой и относится этот канал.

Чистота у каждого индивидуальна: у кого-то каналы загрязнены больше, у кого-то меньше. Разумеется, «очищать» свои ключи возможно, но невероятно трудно – даже самые обеспеченные жители этого мира в лучшем случае увеличивали чистоту стихии на одну десятую. Таким людям, как Кён и Байрон, рожденными с ужасно загрязненными каналами, и мечтать не стоит о легком открытии ключа. Так же существует абстрактное правило, что, чем сложнее элемент, тем он будет более загрязнен при его открытии. Например, элемент энергии стабильно имеет самый высокий уровень чистоты, а элементы тьмы и света, соответственно, самый низкий.

Чистота многим зависит от наследственности и техник, устанавливающих “связь с духом” – то есть, открытия всех 9-ти ключей. Обычно этот процесс занимает до 10 лет. Разумеется, эта самая «техника» есть далеко не у всех, иначе почти всё население сумели бы рано или поздно раскрыть ключи. Оставшимся единицам – людям вроде Байрона, оставалось бы только грустно вздыхать, привыкать быть бездарностью.

Например, в шахте три четверти людей не имеют открытых ключей, а те, кто имеют, находятся в 7-м секторе.

Для людей считается невероятным талантом иметь чистоту света или тьмы в 35%, эфира в 45%, холода или жара в 60%, земли, ветра или воды в 75%, и энергии в 90%.

Человека с врожденным талантом, у которого элемент жара очищен полностью, называют повелителем огня, до безобразия редкое явление. Повелителем силы зовется тот, кто сумел открыть весь ключ физической силы.

К сожалению, Кён не в курсе всего этого – лишь завтра, в «базарный день», он сможет купить какие-нибудь полезные книги. А пока, он и не ведает, что всего за одну ночь стал повелителем всех стихий, о чем другие смертные и мечтать не смели.

Когда Кён активировал свой первый ключ, он почувствовал жар, от второго веяло холодом. Третий ключ открылся с легким бризом, растрепавшим волосы. Четвёртый будто объединил душу и тело в единое целое. Несложно было догадаться, какой ключ и орган отвечают за определенную стихию. Элементы тьмы и света проявили себя более необычно, поигравшись с освещением. Также ключа света словно бы дохнула жизнь, от противоположного элемента повеяло смертью.

В это же время, на высочайшей горе сидела сияющая неземным светом женщина. Хотя лицо её было прекрасно, от всего облика исходило ощущение скуки и пресыщенности – этим местом, этими людьми, этой жизнью.

Внезапно, в её душе сверкнула искорка. Веки стремительно распахнулись, являя миру сияющие, словно утренние зори, глаза: {Хм? Неужели за столько лет появился первый претендент на человеческую родословную?}

Искра повторилась, теперь даже более яркая, чем прежде. Нечто внутри души словно давало знать, что появился второй человек на свете, достойный её родословной.

Взгляд метнулся вниз, сквозь облака и деревья, {Неужели…}

Кён открывал все ключи без разбора, даже не задумываясь о последовательности. С каждым новым очищением каналов ему требовалось всё меньше времени на активацию души.

Завершив очищение, Кён почувствовал прилив сил – самый простой ключ, физический, сразу начал действовать. Однако на этом приятные моменты не закончились. Кён ощутил, что его Синергия так же претерпевает изменения. {Да! Я знал это!}

Его 10-й элемент разума поднялся с начала области Школьника(1) до середины области. Теперь возможности по применению Синергии увеличены многократно! По крайней мере её мощности будет достаточно, чтобы выпустить её из тело посредством физического контакта.

Юноша изначально предполагал, что, с развитием энергии этого мира, его родная и привычная Синергия так же будет расти.

За своим почти детским восторгом, Кён не замечал, что за ним давно уже кто-то пристально наблюдает. Какая-то фигура в черном балахоне, схоронившись в темном углу, терпеливо ждала, пока парень закончит.

Когда радость Кёна пошла на убыль, он внезапно почувствовал, будто кто-то пытается влезть в его голову, но в тот же миг синяя молния стрельнула из его головы. Обернувшись в ту сторону, Кён не обнаружил ровным счетом ничего.

Некто в черном хотел просканировать мысли парня, но он никак не ожидал, что его сознание охраняет Синергия. Интересно, очень интересно.

Странным показалось и то, что молния не издала никакого звука – ни характерного треска, ни взрыва при соприкосновении с полом, будто она была разумна и использовала всю свою энергию исключительно для того, чтобы поразить какую-то цель.

{Что же это могло быть? Или мне просто почудилось?}

Глава 20

Молния испарилась вместе с прозвучавшим на всю пещеру звонком. Новое утро, новый рабочий день. Рабы, непрестанно зевая, вставали с постелей и шли умываться. Некоторые с удивлением замечали застывшего с волосами дыбом Кёна, но спросонья им было явно не до странного мальчишки, так что они просто проходили мимо.

Не успел Кён прийти в себя, как все изменилось: все звуки куда-то исчезли, не слышно даже стука собственного сердца – что обычно слышит любой человек в самой полной тишине. Люди застыли, словно кто-то поставил видео на паузу, их сознание впало в забвение.

Кён же мог двигаться, но с величайшим трудом, будто всё его тело было сдавленно невидимыми тисками. В голове беспорядочно метались мысли, от шока и непонимания происходящего невозможно было ухватить хотя бы одну. Усилием воли заставив себя обернуться, он увидел темную фигуру. На ней был черный плащ в пол, лицо скрывала какая-то магическая дымка, не позволяющая разглядеть его черты. Однако, плащ не сумел скрыть изящные формы с соблазнительными выпуклостями в нужных местах – перед Кёном явно стояла женщина.

«Кхм, не могли бы Вы, уважаемая, чуток ослабить давление?» - максимально вежливым тоном попросил юноша.

Должно быть, загадочная дамочка неправильно его поняла – после его слов давление усилилось десятикратно, из-за чего Кён упал на пол. Во рту почувствовался кровавый привкус. Видимо, недавняя молния вовсе ему не почудилась, она хотела уберечь его сознание от бесцеремонного вторжения незваной гостьи. {Значит, она хотела прочитать мои мысли, а когда ничего не получилось, решила воздействовать физически, какая прелесть.}

Решив, что не стоит злить могущественную незнакомку, Кён попытался разрядить атмосферу и жалобно пролепетал, по-прежнему валяясь на полу:

«Вам нужны мои деньги?»

Девушка давно почувствовала у него в кармане пачку бумажек, но все же его вопрос застал её врасплох. Вскинув брови, она с возрастающим раздражением бросила:

«Мне нужна информация, а валютой будет твоя жизнь.» - её голос был изменен стихией эфира, но все равно оказался приятным на слух.

«Видите ли, моя жизнь принадлежит семье Стоун, так что со всеми вопросами идите к ней.» - хмыкнул юноша.

Женщина нервно пощелкала пальцами и, протянув белоснежную руку к его лбу, мгновенно растворила всё ещё тлеющую формацию Мартина и поставила свою. Сама метка с именем “Кён” осталась, а вот о том, что она наложила формацию, Кён догадался по характерному покалыванию.

«Теперь я твоя хозяйка, и мой первый приказ – расскажи, как ты оказался в этом мире.» - махнула рукой, освободив тело Кёна от давления, и требовательно уставилась на юношу.

{Она знает, что это тело не моё?} Кён неспешно поднялся, догадываясь, что формация, которую наложила дамочка, наверняка заключает в себе элемент «подчинения». Не очень-то приятно, что какая-то фифа в плаще пытается воздействовать на твой мозг.

В следующий миг Кён прочувствовал на себе все прелести «подчиняющей» метки: мысль рассказать своей «госпоже» всё, что он знал, заполнила голову, в глазах побелело от напряжения. Стоило ему представить, как он, вот прямо здесь и сейчас, расскажет ей все – и тело впадало в дикий в дикий экстаз, сравнимый с занятием любовью с лучшей красавицей на свете. Словно ты наркоман, который долго не употреблял, и, наконец, выпал шанс получить желаемое. Видимо, метка стимулировала выработку гормонов. Довольно действенный способ, вот только на Кёна повлиять подобным методом практически невозможно. Он уже давно (не без помощи учителей) поставил внутреннее табу на незаслуженные поощрения от мозга, и в угоду всяким дамочкам эту грань он переступать не станет.

Время шло. Женщина выжидающе смотрела на парня, который безмолвно стоял, держа голову опущенной, и только подрагивающие плечи выдавали едва сдерживаемый им хохот.

Решив, что уже достаточно продемонстрировал силу своей воли, Кён откинул волосы назад и с усмешкой бросил:

«Нет уж, «хозяюшка», так не пойдет. Если уж хотите узнать правду, то станьте моим учителем!» - почему бы и не попытаться извлечь выгоду из данной ситуации?

Однако, женщина лишь покачала головой:

«Малыш, ты играешь со смертью. Лучше отвечай на вопрос, пока я добрая.» - тон был настолько властный, что, услышь его кто иной, тут же подчинился бы. Кёна же исключительно раздражала её интонация, да и сами слова радости не прибавляли. Малыш? Его в жизни никто так не называл!

Парень фыркнул:

«Хех, занятно. Я не привык отдавать что-то, не получая ничего взамен. Как насчёт компромисса? Я скажу Вам всё, что знаю, а Вы вытащите меня из шахты.»

Он едва успел договорить, как вдруг всё окружающее пропало, и вместо каменной комнаты Кён оказался посреди бескрайнего моря. Он стоял на воде, которая под его ногами была на удивление гладкой, словно покрыта пленкой, не позволяющей окунуться в глубокую синь.

Кён вопросительно вскинул брови: {Ей ничего не стоило выпустить меня! Что за упёртость?!}

Дама в черном, глядя в пространство позади Кёна, отстраненно произнесла:

«Я привыкла добиваться всего, не отдавая ничего взамен. Напомню, валютой является твоя жизнь.»

Проследив за её взглядом, Кён обернулся и обомлел: огромная волна, по ощущениям, в несколько километров высотой, с безумной скоростью мчалась прямиком на них!

{О боги, это иллюзия!? Это же не может быть правдой, верно!?}

На краткое мгновение в глазах Кёна промелькнул страх. Парень торопливо скрыл эту неуместную эмоцию – не в его раскладе показывать подобную слабость, эта богиня местного разлива тут же просечет, как им можно манипулировать и дальше.

Увы, женщина словно видела его насквозь, и эта неловкая попытка скрыть страх вызвала лишь легкую улыбку, таящуюся за тёмной дымкой.

Поборов эмоции, Кён как можно равнодушнее бросил:

«К чему все эти сложности? Вы могли бы просто переместить меня наружу, и я бы уже всё рассказал…» - должно быть, все это не более, чем иллюзия – ведь не могут в самом деле существовать подобные волны! И эти брызги, соленый морской ветер… Иллюзия, все обман зрения.

Ответом ему стало холодно отстраненное:

«У тебя ещё есть немного времени.» - ей было любопытно наблюдать за реакцией мальчишки. Впрочем, с тем же удовольствием она может его и утопить.

Кён, стараясь держать себя в руках, улыбнулся и продолжил:

«На меня такой блеф не сработает… Но, может, нормально поговорим за чашечкой чая?» - а что, всемогущий (или почти всемогущий) друг никому не помешает. Вот только его попытки завести добрые отношения были, увы, пока что односторонними.

Не найдя отклика, Кён со вздохом вновь обернулся к горизонту. Ветер ударил в лицо, разметал волосы, соленые брызги заставили на миг зажмуриться. Парень был испуган и одновременно заворожен бушующей стихией. {Какое невероятное зрелище.}

Если бы обычный человек увидел такую надвигающуюся волну, он трясся бы от страха, но Кён более не подавал признаков слабости. Ровно до тех пор, пока внезапно исчезнувшая из-под ног пленка не заставила его с головой окунуться в холодный океан. Вынырнув и сердито отплевываясь, он оглянулся, но дамочки в черном плаще уже и след простыл.

{Вот дерьмо.} Ледяная вода и все усиливающийся ветер заставили его усомниться в собственных выводах касательно иллюзорности всего происходящего. {А стоит ли так рисковать? Она для меня и пальцем лишний раз не пошевелит… Но… Кто не рискует, тот не получает большой куш.}

Женщина и впрямь переместила его в настоящий океан, в котором раз в 15 минут проходят вполне реальные волны-убийцы. Одна такая как раз надвигалась на Кёна, раззявив свою ужасающую пасть с белоснежными клыками-гребнем. Её скорость была немногим ниже скорости звука. 5 секунд… 4… 3… 2…

Кён, доверившись гласу интуиции и рассудка, принял отчаянное решение рискнуть своей жизнью. Разум ему подсказывал, что у него есть “товар”, а интуиция, что женщина лишь запугивает его. Если получится её впечатлить, то, возможно, его жизнь кардинально изменится в лучшую сторону, но стоит прогнуться лишь раз, и им можно помыкать как вздумается.

Волна уже нависла над головой юноши. В голове мелькнула шальная мысль, {Неужели прогадал…}, когда вода как по волшебству разверзлась на две стены, с невероятной скоростью пролетев по бокам от парня. Брызги больно разбивались о лицо, говоря, что это вовсе не иллюзия.

Не успел он отдышаться, как почувствовал, что его со спины нечто нежно обхватило, и все пропало. В следующий миг Кёну пришлось зажмуриться – яркий белый свет резко ударил в глаза, привыкшие к темноте штормящего океана. Над головой распростерлось чистое синее небо, ноги пружинили о странную субстанцию вроде облака. И пробирающий до костей холод.

{Я пошёл на неоп-п-правданный риск…} – даже в мыслях его речь прерывалась от стучащих друг о друга зубов. Мокрая одежда неприятно липла к телу, мгновенно заиндевев. Радовало только то, что он выиграл "маленькую" игру, сохранив свою гордость, не прогнувшись.

Женщина не могла не впечатлится безбашенной реакции мальчика. На своём веку она не раз встречала сумасшедших, но этот не такой… Его поступок скорее расчётлив, потому что он знает, что у него есть нужная ей информация, и стоит проявить слабость лишь раз, и ею можно пользоваться всегда... Однако его дерзость ей очень не по душе. Пора сменить стратегию.

«Хорошо, я готова дать тебе свободу, но для начала ответь на мой вопрос.»

Кён некоторое время помолчал, пытаясь справиться с зубами (так и язык недолго откусить!), заодно обдумывая открывшиеся возможности, затем произнёс:

«Я хочу свободу, а также такого великолепного, богоподобного мастера, как Вы.»

Казалось, тучи стали на пару тонов темнее. Парень изъявил наглость уровня богов. Женщина закрыла глаза, чтобы ненароком не превратить его в пыль, сказала столь твёрдо, что нельзя не поверить её словам:

«Малыш, либо ты превращаешься в прах, либо даёшь мне правдивый ответ и получаешь свободу.»

Кён неловко прочистил горло, в груди всё сжалось, её угрозу почти можно потрогать. Он хотя бы попытался.«Тогда… Могу я верить Вашему слову? Не убьёте ли Вы меня сразу, как отпустите?»

«Моё слово стоит дороже королевств и империй. Нет, будь спокоен.» Спокойным тоном ответила женщина, хотя терпение её подходило к концу.

Кён некоторое время вглядывался в странную темноту, скрывающую лицо богини, гадая, имеет ли она какой-нибудь замысел за словами или нет. В любом случае выбора у него банально нет. Что бы она ему сейчас не дала, так же легко может отнять. Он ответил:

«Такое дело… Несколько дней назад я очнулся с раскалывающейся головой… Все мысли как в тумане… Точного ответа я, увы, пока не знаю.»

Дамочка, скрипнув зубами, недовольно сжала руку в кулак. Она узнала то, что желала, ответ был исчерпывающим, и действительность её вовсе не обрадовала.

В ту же секунду непреодолимое давление заставило тело Кёна рухнуть на колени, стукнувшись лбом о почему-то довольно твердое облако. Дышать было невозможно, пошевелиться тоже, кровь превратилась в желе… Все тело сковал всепоглощающий ужас скорой смерти, который Кёну пришлось заблокировать своей Синергией.

Облака покрылись рябью и почернели, тут и там засверкали огромные молнии. Солнце пропало, будто его и не было.

Юноша в буквальном смысле физически почувствовал ярость женщины. Ощущать себя «козлом отпущения» оказалось крайне неприятно - ведь он ответил на её вопрос, а она вместо свободы желает убить его.

Когда давление немного ослабло и стало возможным вдыхать воздух, не раздирая при этом легкие, Кён с трудом и с гневом выдавил:

«Я ответил на вопрос! А теперь сдержите своё слово! Или оно ни черта не стоит?!»

Откуда же ему было знать, что злится она вовсе не на него. Просто под руку удачно подвернулся, да и за былую дерзость его следовало наказать.

«Малыш, кто ты такой, чтобы я хоть пальцем ради тебя пошевелила? Да и за упрямство следовало бы тебя кастрировать.» – хмыкнула женщина, тряхнув расслабившейся рукой. Нужно успокоиться и собраться. Надежда и так была призрачной, нет повода для лишних эмоций в честь несбывшихся ожиданий.

«Кастрировать?! И это говорит женщина, которая искупала меня в ледяной воде, потом проморозила в ледяных облаках, не сдержала своё обещание, а теперь вообще прикончить решила?!» - в глазах парня сверкнул лед, гармонично сочетающийся с белоснежным инеем в волосах. Он подозревал, что она не та женщина, от которой он чего-то добьётся своими уловками, но за неимением выбора ему пришлось убедиться в этом.

Женщина не знала, плакать ей или смеяться. Нахальство упрямого мальчика раздражало… За всю жизнь те, кто общался с ней подобным образом, быстро нашли свой конец. Её, нетронутую мужчиной, никто не смеет называть женщиной, разве что девушкой, и только этого слова достаточно, чтобы превратить юношу в прах.

Однако его ненормальное поведение коснулось её редкий интерес, привлекло внимание к его персоне, что, можно смело сказать, спасло ему жизнь. Была ещё одна личная причина, но она почти не имела веса в принятии решения.

Женщина спокойно подошла к парню, выставила белоснежную ладонь. Черный луч вылетел и растворился во лбу Кёна.

«Не разочаруй моих ожиданий, малыш.»

Последние слова эхом раздались в его голове, когда юноша очнулся на своей кровати. Весь мокрый и дрожащий от холода и злости.

В Кёне кипело негодование. Ей ничего не стоило просто переместить его куда-нибудь вне шахты, но она упрямо вернула его в эту гнилую дыру, будто издеваясь. Он что-то бормотал себе под нос, раздраженно смахивая капли, противно стекающие с волос.

«Это… Как!?» – совсем рядом послышался удивленный хриплый голос.

Рядом с его кроватью стоял, ошалело выпучив глаза, мужик - невольный свидетель краткосрочного «променада в никуда» юноши. Пацан буквально на его глазах вдруг исчез и только через 3 минуты появился вновь!

Кён встал с постели, со злостью отметив, что вода благополучно натекла и на койко-место, и с улыбкой похлопал мужика по плечу:

«Меньше знаешь - крепче спишь.» - и потопал в уборную – выжимать пострадавшую в неравной борьбе с океаном и «поднебесьем» одежду.

В общем зале бурлило оживление: Байрон поднимался на мини-сцену, чтобы сделать какое-то объявление. Не взирая на то, что сегодня был выходной, практически все в это время собирались в гостиной, в ожидании новостей и «добра» на выходную помывку, где можно принять душ и постирать вещи.

«Внимание! Напоминаю, что через неделю приедет посланник из семьи и проведет аукцион! Тот, кто выиграет, будет повышен и забран в поместье для дальнейшего служения. Сегодня днём подъедет лавка, а сейчас быстро, блядь, собрались на помывку!» – зычный голос Байрона эхом отражался от каменных стен.

{То есть выбраться из шахты можно ещё таким методом?} – отметил у себя в голове Кён.

По пещере разнесся галдеж, все были взбудоражены новостью об аукционе:

«Говорят, что, если ты работаешь там, семьям будут отправлять в десятки раз больше денег, чем за работу здесь.»

«Да, это правда. Всё-таки, поместье семьи номер один! Да и условия там в разы получше… Говорят, что там кормят хорошо…»

Обсуждение гастрономических пристрастий прервали мечтательно-похотливые возгласы:

«А ещё говорят, что там есть женщины рабы, и офигенно красивые служанки! Ух!»

«Служанки? Хаха, да ты воробей низкого полёта! Вот я слышал, что внучка патриарха - настоящая красавица! Увидеть бы её хоть одним глазом, вот для чего стоит туда попасть!»

«Наивный, кто позволит тебе любоваться ею? Ты даже за 100 лет не заслужишь этого!»

«Народ, вы все идиоты! Ей ведь всего 13 лет! Как вы можете о таком думать?»

«Меня обманули! Ей всего 13…» - чей-то печальный вздох.

«Пфф, с каких пор возраст имеет значение? Главное - красота и характер!» – здоровяк похотливо очертил в воздухе передние формы, которые, видимо, подразумевались им под термином «характер».

«Кто назвал меня идиотом?» – возмущенный возглас, за которым последовал звук удара и крик боли….

За громкими спорами в толпе от побоев пострадало три человека.

«Тишина! Всем собраться с надзирателями!» – повелительно гаркнул Байрон, заставив всех в миг смолкнуть.

Кён, не участвовавший во всеобщем обсуждении, задумчиво потер подбородок. {Внучка патриарха? Красавица? Да это же верный путь получить власть… А что?! Всё же семья номер один, а юных девушек соблазнить, как два пальца об асфальт! Грех не воспользоваться подобной возможностью.}

Глава 21

Осталось лишь выяснить, что это за аукцион такой загадочный. Кён собрался было расспросить обо всем Байрона, как его окликнул нынешний надзиратель:

«Парень, быстрее сюда, тебя одного ждём!»

Осип стоял в окружении своей группы в дальнем углу зала. Забавным совпадением оказалось то, что в числе его подопечных так же оказался тот мужичок, который заметил утреннюю телепортацию Кёна. Завидев подоспевшего юношу, он демонстративно отошел в другой конец группы, то и дело бросая испуганные взгляды в сторону странного паренька.

Во время помывки Кён невзначай выспросил информацию о грядущем «мероприятии». Как выяснилось, семья Стоун каждый год выбирает трёх рабов 3-го ранга из каждого сектора путём довольно странного аукциона: самим лотом являлась «вакансия», и, кто из рабов предложит за неё большую сумму – тот и отправится служить в поместье. Не выкуп свободы, разумеется, но, по крайней мере, условия труда значительно лучше, чем на шахте. Претендентов, разумеется, немало – все же, оклад в доме выше, а, соответственно, семье будут высылать куда более приличные суммы. Да и работа, чай, не киркой махать. Тем более, целых 3 места на сектор. Любой может постараться и выиграть, главное не тратить деньги, а копить.

К счастью, рабы 2-го и 1-го ранга не могут принять участие в «повышении», так как на них держится иерархия сектора. К тому же, условия их труда и жизни и так в разы лучше, чем у обычных рабов.

Так же по ходу дела Кёну удалось выяснить один пренеприятнейший факт: в договоре о найме на шахту было четко указано, что свою свободу можно выкупить только после 3-лет работы. {Боря говорил, что я тут только месяц, соответственно, вне зависимости от количества денег у меня на руках, выкупить свободу я не могу. Значит, единственный шанс выбраться из этой дыры – аукцион…}

Юноша с наслаждением стоял под струями душа, стараясь игнорировать любопытствующие взгляды со всех сторон. Фанаты и завистники, соболезнующие и желающие поживиться за счет богатенького Кёна – самые безобидные из них. Куда больше настораживали позыркивания надзирателей, наверняка не смирившихся со своим публичным поражением, но не смеющих ничего предпринять в присутствии стольких свидетелей, да парочка похотливых взглядов, липко скользящих по телу худощавого, миловидного паренька.

К счастью для Кёна, деньги этой шахты, хоть и бумажные, все же имеют непромокаемую структуру – так что, он мог смело мыться вместе с ними, держа поближе к сердцу и не беспокоясь за их сохранность.

После помывки, группа вернулась обратно в гостиную. На возвышении, служившем здесь чем-то вроде импровизированной сцены, стояла повозка с пайками на весь день. На раздаче был рослый Моб, с брезгливым презрением поглядывающий на рабов с высоты своего «положения». Впрочем, те ему отвечали тем же.

Надзиратели в порядке очереди по очереди подходили к повозке и брали порции еды на всю группу. Произошла какая-то задержка – Осип сквозь зубы что-то проговорил Мобу, на что тот лишь отмахнулся:

«Отвали, больной. Сказал нет, значит, нет!»

Надзиратель, досадливо сплюнув, с виноватым видом подошел к Кёну:

«Моб зажал паёк на твоё имя… У вас с ним что, какие-то терки?»

Кён некоторое время помолчал, а затем неуверенно кивнул:

«Да… Есть немного… Ну, у меня хватит денег, чтобы не умереть с голоду, так что спасибо за беспокойство.»

«Крепись, малый.» - Осип хлопнул парня по плечу, отчего того аж перекосило на бок, и ушел к Байрону.

Кён задумчиво почесал макушку: {Странно, я думал, мы с ним все уладили…}

Что ж, никто и не обещал, что будет легко.

Вскоре, Кён приобрел паёк за 200 рупий у какого-то доходяги. Что у нас здесь? Бутылка с водой, хлеб, какая-то непонятная каша – то ли макароны, то ли пюре, то ли и то, и то одновременно, вялый фрукт…. Да, деликатесами не балуют.

Парень взял ломоть хлеба и сразу всунул в рот половину. Свежим его можно было назвать разве что с месяц назад… Старательно пережевывая действительно СУХпаек, Кён вдруг вспомнил про своего бывшего соседа по палате – Майка. Мужик тогда серьезно пострадал от побоев Моба. Толкнул наугад первую попавшуюся дверь в спальню. Майк, бледный, как смерть, полулежал в постели, незряче уставившись в стену напротив.

{Бедняга, ему, наверное, не дают еду – вряд ли он способен работать в таком состоянии.} Кён редко испытывал сочувствие, но сейчас, почему-то, ему стало жаль этого ни в чем не повинного простодушного мужика. Наверняка, если ничего не предпринять, ему суждено здесь и сгинуть.

Потратив всего секунду на размышления, Кён влил половину запаса Синергии в паек, протянул остатки еды Майку и ушел, не оборачиваясь и ничего не говоря. Уже в спину ему донеслось тихое «Спасибо.»

Середина первой области Синергии хоть и может покинуть тело, но только при контакте с твёрдой или жидкой материей, но не через газ.

Мужчина, не откладывая на потом, тут же набросился на паёк. С каждым съеденным кусочком он чувствовал странный прилив тепла и силы в теле, боль притуплялась, сознание становилось яснее. {Что за черт?…}

Синергия, которую Кён влил в паёк, автоматически направит ресурсы организма на излечение травм Майка. Он не жалел о своей щедрости – в конце концов, энергия восстановится в течение часа. Обычно он старается поддерживать 99% запас, а оставшийся процент все время уходит на различные нужды организма.

Юноша вернулся в свою спальню, приступил к растяжке. Всего через 20 минут его организм полностью очистился от всякого рода загрязнений, расход энергии уменьшился на треть, снизилось потребление еды, повысился общий иммунитет.

Следующей целью для Синергии Кён выбрал модернизацию нервной системы. Улучшить проводимость, укрепить синапсы, восстановить нейроны и аксональные связи – словно замена медных проводов на серебряные. Передача сигналов от центральной нервной системы через периферические нервы к органам и тканям ускорится многократно, стрессоустойчивость повысится, работа всех групп мышц станет более слаженной. Так же модернизация позволит выработать устойчивость к нейротоксинам. Органы чувств так же претерпят изменения: осязание, обоняние, зрение, слух – восприимчивость и чувствительность увеличится в разы, даже его половой орган будет чувствительнее. Однако, на модернизацию уйдёт порядка 15-ти дней.

В гостиной послышался гул. Три человека в специальной форме – двое торговцев и один охранник с длинным мечом в ножнах - затащили лавку, набитую товарами, на мини-сцену и под нетерпеливые взгляды рабов приступили выкладывать товары. Напитки, мелкая бакалея, вяленое мясо, сушеная рыба, консервы, лечебные зелья, игрушки и постельное белье, предметы одежды и обувь, книги – купить можно было практически все, необходимое для жизни, были бы деньги.

Люди в предвкушении переминались с ноги на ногу у самой сцены. Наконец-то они получат письма от родных, а также смогут растратить деньги на всякие развлечения и вкусности…

Один из троицы в лавке начал зазывать покупателей громкими выкриками, так что даже те, кто до сих пор пребывали в спальнях, вышли в зал и выстроились в очередь. Кён не торопился: позанимался растяжкой, проверил ключи, отрегулировал потоки Синергии, и, когда основная толпа вокруг лавки рассосалась, нахлобучил на лоб самодельную повязку из куска простыни, чтобы спрятать метку, и направился разглядывать товары.

Пройдя мимо рядков с одеждой и продуктами, он остановился напротив небольшой полки с книгами. Среди бульварно-развлекательной литературы так же виднелись корешки нужных ему книг, повествующих основные знания о стихиях, духе и теле.

Кён взял в руки толстый талмуд, судя по названию повествующий о развитии духа, и раскрыл на первой странице, когда перед ним вырос охранник:

«Эй, сначала плати, а потом листай, сколько влезет!» - грубо окрикнул он Кёна.

«Я хочу только названия глав прочитать, чтобы понять, есть ли здесь то, что мне нужно. И тогда уже решу, покупать или нет.»- спокойно ответил юноша.

«Хм, ладно, но только быстро!» - хмыкнул мужчина, отходя от книжной полки, но все равно не спускал внимательных глаз с подозрительного паренька.

Кён не возражал – пусть пялится, сколько влезет, все равно ему достаточно всего лишь бегло пролистать книгу, чтобы запомнить всю информацию. Зачем тратить деньги (которых и так не особо много), если можно получить все сразу и бесплатно? Парень с довольной улыбкой брал одну книгу за другой, быстро листал и ставил на место. «Записав» в памяти всю доступную литературу – около 20 книг – Кён под непонимающие взгляды охранника начал рассматривать другие товары.

«И? Ты так ничего и не возьмёшь? У тебя вообще деньги есть?» – мужчина угрожающе положил ладонь на рукоять меча, явно запугать.

Юноша решил не вступать в спор, поэтому просто достал пачку денег, демонстративно потряс ими перед носом охранника:

«Я выберу что-нибудь ещё.»

Задобренный видом коричневых бумажек, мужик, наконец, отстал от Кёна.

Один из троицы заведующих лавкой, полноватый мужичок средних лет, был ответственным за заказы, письма и информацию.

Подойдя к нему, Кён негромко спросил:

«Могу я узнать информацию о парне по имени…»

«150 рупий.» - лениво перебил его мужчина.

Парень протянул три купюры:

«…По имени Кён.»

Мужчина принял деньги и полез в тетрадку с базой данных.

«Такого нет… А отчество какое?» - спросил он, скосив глаза на лоб парня, но метку с именем скрывала повязка.

{Как я и подозревал…} Значит, его по какой-то причине нет в общей базе.

«Да не важно… Просто хотел поинтересоваться, в какой сектор засадили друга, а его, оказывается, и вовсе здесь нет…»

Мужичок пожал плечами:

«Ещё брать что будешь?»

Под взволнованные взгляды пухляка Бабиля – вдруг мелкий гаденыш решит потратить все деньги, которые он так нагло украл у него и его товарищей - Кён затарился на 7600. Взял рюкзак, провизию на неделю, сменное белье. Хотел еще прикупить какое-нибудь оружие, но, увы, оное в перечне товаров не значилось. Лавочник довольно пересчитывал деньги, Кён же радовался оставшимся в кармане 38000 рупиям.

Бабиль и остальные «обворованные» надзиратели облегченно выдохнули. Большая часть денег осталась при пацаненке, правда, ненадолго: уже завтра они планировали устроить взбучку наглецу и отнять все принадлежащее им по праву.

Глава 22

Кён валялся в кровати, закинув руки за голову, и задумчиво пялился в потолок. {Значит, меня нет в базе. И что-то мне подсказывает, что без вмешательства Мартина здесь не обошлось… Интересно, чем мне это грозит, если кто-то вдруг узнает? Пожалуй, лучше помалкивать. Еда есть, и то хорошо. Теперь понятно почему Моб не дал мне ежедневный паёк… По документам, меня попросту не существует.}

Парень принялся за анализ полученной информации. (информация была в 19-й главе)

Хоть и поверхностно, но ему удалось ознакомиться с основными традициями, моралью, культурой этого мира. Планета называлась “Жизнь”, её спутниками являлись две луны – темная «Инь» и светлая «Ян», хотя, чаще всего их просто называли темной и светлой.

Благодаря книгам Кён выяснил основную информацию о стихиях и открытии ключей, «связи с духом» и чистоте каналов.

{Получается, быть повелителем стихии - это невероятная редкость… Синергия, что бы я без тебя делал. Видимо, своими силами не так и просто очистить ключ на все 100%, иначе здесь сплошняком повелители вышагивали. А ведь я могу и другим помочь в этом деле. Вот только, боюсь, меня страждущие на сувениры разорвут.} – мысленно хмыкнул парень.

В книгах присутствовала информация о том, как обрести силу в этом мире. Всё сводится к развитию души, но душа развивается только в сильном теле. В “сильном теле – сильный дух”, так звучит основное правило развития.

Развить тело можно всего двумя способами.

Первый способ – это развивать своё тело “Ферментами” – так люди прозвали микроскопические энергетические шарики, которые, проникая в клетки организма, усиливают их. Они находятся в продуктах животного и растительного происхождения.

Когда ты питаешься “Ферментами”, твой организм перестраивается по кирпичикам в новое, более крепкое и уникальное здание, улучшая все характеристики, и, соответственно, упрощая душе тернистый путь развития.

Есть разве что одно «но». Эти “Ферменты” сильно нагружают тело – почки, печень, всё органы, направленные на очистку организма. Они как бы очень тяжёлые, и если ты возьмёшь на спину слишком много, то отравишься.

Из первого «но» вытекает второе, от которого у всех кружится и болит голова. Дело в том, что “Ферменты” зачастую бывают дефектными, непригодными к обновлению тела. Они задерживаются в организме на гораздо дольше, и пользы не приносят, поэтому общая скорость развития тела замедляется. Из-за чего продукты с низким содержанием дефективных “Ферментов” имеют высокую ценность.

Соответственно, чем организм слабее (больной или старый), тем хуже он справляется с усвоением “Ферментов”, да и душе сложнее развиваться в таком теле. Темпы развития замедляются, падают, а то и вовсе дают задний ход.

Конечно, можно и вовсе не зацикливаться на развитии тела “Ферментами”, душа и сама потянет развитие тела вперёд, но в таком случае ты в итоге сильным не станешь.

Обратной стороной является то, что, интенсивно развивая тело, а душу нет, душа тоже потянется вперёд, становясь сильнее.

Оба развития тянут друг друга вперёд, будто собаки на коротком поводке.

Второй способ – это развивать внутри себя “Уникальное тело”, которое может давать, порой, самые разнообразные способности и характеристики.

Бывают ещё врождённые “Уникальные тела”, именно его пытался найти Мартин в Кёне.

Взращиваемое “Уникальное тело” можно развивать только одно. На самом первом шаге ты принимаешь медицину “Уникального тела”, она же открывает тебе ворота на пути его развития, а дальше ты выполняешь условия, чтобы поднять его ранг. От определённой тренировки, до питания некоторыми ресурсами. Поднимая свой ранг “Уникального тела”, оно даёт гораздо большие эффекты, нежели поначалу.

Итого: тело укрепляется “Ферментами” и развитием “Уникального тела”.

Развивая тело “Ферментами”, ты станешь гораздо прочнее, сильнее, шустрее, твой интеллект будет быстрее принимать решения, думать, рефлексировать, сигналы быстрее доходить до мышц, все органы станут работать гораздо эффективнее.

Развивая “Уникальное тело”, ты приобретёшь самые разнообразные способности или характеристики – от особо прочной кожи/костей, до сопротивления некоторым стихиям.

Душу же можно развивать тоже двумя способами, как и тело.

Первый способ – это делать циклы растраты и восполнения энергии.

Причём, если делать это во время целенаправленной тренировки, а не бездумно, то темпы развития значительно возрастают.

Второй способ – это принимать определённые ресурсы, созданные человеком или природой. Но без применения первого способа сильным так не станешь.

Таким образом, развивая тело полезными “Ферментами” и взращивая “Уникальное тело”, выполняя определённые условия, и развивая душу циклами, желательно тренировками, и вместе с полезными ресурсами, ты рано или поздно взойдёшь на 10-ю ступень области основ(1). Затем идёт трансформация – переход в следующую область, что и является основной целью любого человека, желающего стать сильнее, то есть влиятельнее и авторитетнее.

Кён был потрясён - {Этот мир слишком удивителен… Словно я в игре, но в реальной, где, повышая уровень, я буду не просто тешить свою доминантность, но и реализовывать её бесконечно возможным образом. Какой огромный мир возможностей открывается… Игры виртуальной реальности, в которые я играл, не идут ни в какое сравнение с этим… По крайней мере я уверен на 100%, что нахожусь не в какой-нибудь симуляции, такие мощности невозможны… Даже теоретики говорили, что невозможно воссоздать детализацию вплоть до атомов.}

Кён был прав. В его мире невозможно создать столь детальную симуляцию.

Парень ещё раз обдумал всю информацию, поймал себя на мысли, что сохранять тело в здравии и крепости с Синергией будет просто. {Всего лишь войти в область Синергии Студент(2), и старость будет пустым звуком.}

Литературы по использованию элементов и техник Кён, к сожалению, не нашёл, придётся “заново создавать велосипед”.

Расфасовав по полочкам мозга полученные знания, Кён решил отдохнуть от трудов умственных посредством приёма пищи – пора укреплять свой организм, в ближайшие дни у него могут быть серьёзные стычки.

Наевшись от пуза купленной едой, он занялся растяжкой. Прогресс был на лицо, еще часов 30 такой практики, и его тело будет в идеальном состоянии. Микротравмы от растягивания мышц и сухожилий быстро залечивались организмом, направляемым Синергией, так что ему не требовалось много времени на восстановление. За сим интересным занятием прошел весь день, наступил поздний вечер.

Потирая уставшую шею – кажется, все же перенапрягся слегка – юноша вспомнил о своем избитом знакомце, Майке. Да, не сладко мужику пришлось… Кён, кивнув собственным мыслям, вышел из спальни.

Гостиная пустовала – почти все уже разошлись и сладко посапывали в койках. Парень беспрепятственно проник в спальню Майка, прислушался к его мерному дыханию – вроде бы спит. Прикоснулся к сонной артерии, посылая поток Синергии по кровяному руслу:

{Кости уже в последней стадии заживления, однако, с его образом жизни, окончательно выздороветь ему точно не светит.} – покачал головой юноша и влил в Майка половину своего энергетического запаса. Синергия активирует и направит все ресурсы организма за заживление травм, таким образом, уже завтра он сможет выйти на работу. Вновь подивился несвойственному ему приступу человеколюбия, но затем махнул рукой, не желая тратить время на самокопание. {В конце концов, мне это почти ничего не стоит.}

Юноша не сумел сдержать зевок – кажется, пора спать. «Мавр сделал свое дело…»

Майк, проснувшийся, как только почувствовал странное вмешательство извне в свой организм, после ухода Кёна приоткрыл глаза: {Неужели он… Меня лечит?…}

*сон*

В этот же день, вечером, Марта проводила ежемесячную ревизию своих медикаментов и расходников. Сверялась со списком, каких лекарств достаточно, а что нужно закупить; пристально всматривалась в сроки годности, выискивала малейшие дефекты в целостности упаковок; проверяла состояние хирургических инструментов – вот, один скальпель совсем затупился (когда только успела!), надо отдать на заточку; подсчитывала точное количество шприцев, ампул, бинтов… Все, как в аптеке – точно по записям. Врач была педантична и дотошна, в её маленьком царстве все должно быть на своих местах согласно учетным документам.

Когда обнаружилось, что не хватает одной ампулы, Марта было решила, что просто ошиблась. Однако, при повторном пересчете результат оставался прежним. Странно, кто мог её взять? К тому же, она ведь всегда запирает кабинет на ключ, единственный, кого она допускала в свою обитель, был Байрон, но ему явно незачем тайком воровать такую мелочь – ведь он всегда может просто попросить. А больше в кабинет никто и не входил в последнее время, разве что…

Память услужливо подкинула эпизод, когда тот чокнутый пес Боба вдруг начал гонять Кёна по всей лечебнице. В общей суматохе мальчик заскочил в открытую дверь, вроде как спасаясь от собаки, однако взять ампулу и тем более набрать что-то в нее у него банально не хватило бы времени. Глупости все это.

Взгляд непроизвольно упал на рисунок, который ей подарил мальчонка. {Ох уж этот негодник…} Признаться, она тогда была немало ошарашена его художеством. Да и последующим поведением тоже – каков наглец, полез обниматься. Хотя, больше за ним подобной прыти не наблюдалось, какая муха его укусила и заставила руки распускать?

Мысли о Кёне заставили её окунуться в воспоминания о событиях того времени. Смерть Мартина наделала много шума, перед глазами до сих пор стояла эта ужасающая картина – бездыханное тело на полу, и рыдающий над своим хозяином старый слуга. У мужчины тогда едва рассудок не помутился – все причитал, что невозможно умереть от куска булки, да клялся, что обязательно докопается до правды.

Женщина покачала головой. Что-то ей не давало покоя в этой ситуации. Настораживало странное поведение Кёна: его предчувствие, просьба позвонить во время его встречи с Мартином, чепуховая история о загадочном проклятии… Синяк – и пусть не вешает ей лапшу на ухо про «метку», врач она или хрен с бугра-неужели свежую гематому не распознает? – подозрительно напоминающий очертания руки…

Ведомая интуицией, Марта направилась к холодильным камерам. Обезболивающие, успокоительные, кровевосстанавливающие… Склянка со снотворным. Четкий глазомер мгновенно отметил недостающую часть жидкости. Значит, пропавшая ампула, возможно, была не такой и пустой.

По спине женщины пробежался неприятный холодок: неужели, она могла косвенно поспособствовать смерти Мартина?! Но ведь не мог же парень как-то незаметно проникнуть в её кабинет, верно? Не сквозь стену же он прошел. Или?…

Червячок сомнений противно грыз изнутри. Мысли раз за разом возвращались к обнаруженным пропажам. И скальпель так «внезапно» затупился, как будто им по дереву шкребли. Мерзкий червяк впился с новым энтузиазмом – ведь она тогда заметила странное пятнышко на ключе от кабинета, хотя всегда отличалась исключительной аккуратностью и чистоплотностью. А что, если то «пятнышко» было следом от пластилина? Какова вероятность, что Кён смог выкрасть её ключ и сделать себе дубликат?

От всех этих сомнений и подозрений у Марты разболелась голова. Кажется, она просто перечитала всяких остросюжетных детективов, вот и видятся теперь всякие небылицы. Затупившийся скальпель – это просто затупившийся скальпель, пятно на ключе могло взяться откуда угодно, пробирка – разбилась, снотворное – испарилось, а странное поведение Кёна – так и сам он не самый обычный мальчик, пубертат, гормоны…

Как бы ни уговаривала себя Марта, совесть и логика требовали принять факты. Чувство, будто её нагло использовали в своих грязных целях тоже не прибавляло радости. Злость, сомнения, страх, чувство вины – все смешалось воедино, эмоциональное напряжение нашло единственный выход в слезах. Женщина горько, навзрыд, расплакалась.

Моб стоял перед дверью в лечебницу, не решаясь постучать. Он хотел пригласить Марту погулять по горным тропам, рассказать пару шуток, преподнести сюрприз… План застопорился в самом начале – нужно было открыть эту чертову дверь, а он никак не мог набраться смелости дернуть за ручку. Глубокий вдох…

«Кто это?» – Марта, услышав срежет из коридора, не торопилась впускать посетителя.

«Это я, Моб, можно войти?»

Секундная пауза. «Я сейчас занята.»

«У меня важное дело.»

«Подожди, сейчас открою.» – тяжело вздохнула женщина, проворачивая ключ в замке. - «Проходи, чего стоишь как истукан?»

Надзиратель, увидев заплаканное лицо врача, обомлел. Все заготовленные фразы мигом испарились из головы.

«Ну и что за важное дело?» – утирая лицо, прогундосила врач.

Моб почесал нос, выходя из оцепенения.

«Я… соврал, никакого важного дела нету.»

Марта сердито топнула ногой:

«Тогда какого… Ты меня отвлекаешь от работы?»

«Я просто хотел тебя увидеть… Поинтересоваться, как дела…» – оправдывался надзиратель, пока женщина его буквально выпихивала из лечебницы.

«Тебе делать нефиг? Иди лучше приставай к нашей кухарке, она, возможно, ответит тебе взаимностью!»

От подобной перспективы – упоминаемая кухарка весила под центнер! – Моб невольно содрогнулся. Но попытка Марты отвлечь его и выпроводить за дверь не увенчалась успехом: уже у самой двери мужчина ловко поднырнул ей под руку и снова оказался внутри помещения.

«Эй, ты что делаешь?»

«Я не уйду.»

«Ты обнаглел?»

«Всё может быть!»

Марта устало потерла глаза. Вид у нее был до смерти изнуренный и подавленный.

«Уйди… Оставь меня одну… У меня дела…»

Моб упрямо покачал головой. Женщина, махнув рукой, направилась в свой кабинет в надежде, что хоть там сможет побыть в одиночестве.

«У тебя что-то случилось?» - крайне «проницательно» подметил Моб, по пятам следуя за Мартой.

Она на секунду остановилась. Замешкалась, размышляя, стоит ли спрашивать мужчину о том, что её саму сейчас так волнует, и все же произнесла неопределенное:

«Если бы тебя обманул человек, к которому ты испытываешь теплые чувства, что бы ты сделал?»

«Я…» - Моб, подумав, неуверенно ответил: - «Я бы поговорил с ним с глазу на глаз, а если он не объяснится, то наказал бы его и никогда больше с ним не общался.»

Марта кивнула, а после продолжила свой путь в кабинет.

«Расскажи, кто тебя обидел?»

«Никто, забудь об этом.» – она захлопнула дверь прямо перед его носом, но на ключ запирать не стала.

Моб просунул голову в проем и заискивающе промямлил:

«Что бы ни произошло, тебе нужно развеяться. Пошли со мной наружу, подышим свежим воздухом, а я покажу интересное место.»

Врач устало вздохнула. «Да, возможно ты прав…» Все же, ей не настолько противен Моб, чтобы отказать ему в такой невинной просьбе, к тому же, ей определенно нужно проветрить голову.

Глава 23

Стояла тихая звездная ночь. Из-за облаков то и дело выглядывала большая светлая луна, словно подмигивая своей темной сестре, уютно устроившейся на другом конце неба.

Двое неспешно прогуливались по узкой горной тропке, наслаждаясь тишиной и свежим ветерком, который так приятно холодил кожу.

«Какое красивое небо.» - решился, наконец, разбавить затянувшееся молчание Моб.

«Ага.» - безучастно кивнула Марта. Увлеченная собственными мыслями, она не особо следила за дорогой, целиком и полностью положившись в этом на своего спутника.

«Если бы ты могла загадать одно желание у падающей звезды, что бы ты загадала?» - предпринял новую попытку втянуть в разговор женщину Моб.

«Чтобы ты был счастлив с той кухаркой.»

Надзиратель даже споткнулся от её слов:

«Да ну тебя!»

Его реакция заставила Марту, наконец, улыбнуться.

«А что бы ты загадал?»

Они как раз подошли к широкой каменной скамье, расположившейся у самого края обрыва. Моб, галантно смахнув пыль, предложил даме сесть.

«Я бы загадал…» - драматичная пауза, проникновенный взгляд глаза в глаза: - «Чтобы жизнь была без забот.» - со смехом закончив свое «пожелание», он жестом фокусника извлек заранее припасенную бутылку вина и пару стаканов.

Улыбка Марты стала чуть искренней: ей нравились ухаживания этого длиннорослого мужчины. Стаканы наполнились красной тягучей жидкостью. Моб, отсалютовав Марте, осушил свой, женщина так же за ним не отставала. Крепкий напиток приятно согревал.

Они посидели так еще немного, глядя на звезды и луну, каждый погруженный в свои мысли. Марта заговорила первой:

«Можешь помочь мне кое с чем?»

«Да, конечно, что я могу сделать?»

«Приведи Кёна завтра с утра ко мне в кабинет.»

«Хм, Кён, это же тот парень, из-за которого… с которым я подружился.» - быстро поправился Моб, не желая напоминать Марте о их прежней вражде с тем мелким пацаненком.

«Когда это вы успели подружиться?» - подозрительно сощурилась врач. - «Впрочем, не важно. Просто завтра приведи его.»

«Хехе, ты что-то скрываешь. Неужели это из-за него ты была такая подавленная?» - алкоголь сделал свое черное дело – Моб стал заметно раскованнее.

«Пфф, буду я из-за него так волноваться!» – торопливо ответила женщина, однако вспыхнувший на щеках румянец говорил сам за себя.

«Оо, так выходит я попал в точку! Колись, что он тебе сделал?»

«Ничего! Может, если будет настроение, я тебе расскажу.»

Новый рабочий день начался для Марты не лучшим образом – голова раскалывалась как от выпитого накануне, так и от привидившегося под самое утро сна. Ей снился Кён, который с ехидной улыбкой на лице творил с ней невообразимые вещи – и у нее совершенно не было сил ему сопротивляться, что как бы проецировалось с реальностью, в которой она тоже много раз была им использована, не в силах как-либо сопротивляться. От одного воспоминания у женщины пылали уши и щеки, и она беспрестанно ругала себя за то, что никак не может выбросить этот дурацкий сон из головы.

Её вчерашний спутник, напротив, проснулся в превосходном расположении духа. На лице сияла улыбка, полная довольством жизнью, правда, ровно до того момента, как Моб сообразил, что безбожно проспал.

Раннее утро.

Кён проснулся от звонка, возвещавшего, что пора вставать и топать на работу. Сев в постели и потирая заспанные глаза, парень задумался о своем сне, ожидая уже ставший привычным поток воспоминаний из прошлой жизни. Две минуты спустя, Кён получил полные сведения о своей жизни, начиная с 8,5 и до 16 лет.

По телу прокатилась волна тепла – воспоминания были наполнены веселыми и радостными моментами. Лучший друг, девушки, тайны, научные работы… Лавр даже стал лидером легендарной тролль-армии всемирной квантовой сети, развлекаясь взломом разных серверов и надругательствами над тысячами чужих лицевых страниц. Ох и шума они понаделали! А если бы стало достоверно известно, что зачинщиком всего этого безобразия был 14-летний тролль под ником «Большой брат», он же Лавр, он же нынешний Кён – всей его компании наверняка было бы несдобровать.

Прекрасные были времена… Испытания, которые ему подкидывали наставники, становились всё сложнее и сложнее, так что к 12-и годам он прорвался в область Магистра(4), а в 16 лет в область Кандидата наук(5), что сделало Лавра самым успешным человеком в его поколения.

{Было весело…} – от этих воспоминаний Кён не мог сдержать глуповатую улыбку, на что проходящие мимо шахтеры презрительно фыркали:

{Дебил, блядь, радоваться началу рабочей недели…}

Юноша не обращал никакого внимания на эти угрюмые морды – ничто не могло испортить его прекрасного настроения. Однако его немного беспокоило то, что в этом мире он ведёт себя несколько иначе, нежели в прошлом. Почему его характер изменился?

{Возможно, это из-за того, что тело принадлежало не мне?} – предположил юноша.

Вскоре, все рабы собрались в гостиной. Кён, прихватив рюкзак с провизией, так же поспешил за общим потоком людей. Надзиратели собирали свои группы и дружным строем топали на рабочие места. Поприветствовав Осипа, юноша встал с остальными шахтерами. Задорно подмигнул шарахнувшемуся от него незадачливому мужичку, которому так не подфартило стать свидетелем исчезновения Кёна. Заприметил впереди Майка – мужчина выглядел намного здоровее вчерашнего, и с аппетитом уминал свой паёк.

Они дошли до проходного поста, другие группы стояли в очереди за едой. На раздаче сегодня был недовольный Боб – его вечный напарник Моб нагло отлынивал от работы. Черный пес Рогаш был привычно жизнерадостен, валяясь на полу в обнимку с вкусной мозговой косточкой неподалеку от своего хозяина.

{Говнюк опаздывает, из-за него мне приходится делать двойную работу.} – бухтел про себя Боб, записывая приходящие группы в журнал и выдавая надзирателям по 10 сухих пайков с водой.

Когда подошла очередь Осипа, ему выдали всего 9 пайков. Что еще раз подтвердило догадку Кёна – его личность стерли из базы данных. Он заранее предупредил своего надзирателя, чтобы тот не поднимал шумиху – в конце концов, еды у него предостаточно, а вот встревать в разборки с вышестоящими ему сейчас совершенно ни к чему.

Отметившись на проходном посте, девятая группа углубилась в шахту. Под ногами скрипели рельсы, на равном удалении друг от друга возвышались поддерживающие деревянные балки, исчерченные разными обозначениями, в стенах поблескивали кристаллы – с тех пор, как Кён впервые очнулся в этом мире, пейзаж ничуть не изменился.

По прибытию на рабочее место, шахтеры привычно разошлись каждый на свою точку. К Кёну подошел Осип и вручил ему инструменты – сито и нечто, напоминающее компас, - и приступил к инструктажу:

«В общем, я тебя ставлю отборщиком. Вон те четверо крутят камнемолку, а твоя задача среди измельченных ими пород выискивать янтарные камушки, выковыривать их из руды и складывать в отдельное место. Понял?»

Парень кивнул и направился к четверым шахтерам, которые уже взялись крутить механизм, похожий на жернова мельницы.

Созерцая сию нехитрую технологию, Кён мысленно сокрушался: {О боже, мы что, в средневековье? Почему руду измельчают вручную? Почему они не установили элементарный отборочный механизм, который заменил бы сотни рабочих рук?}

Сама работа была очень проста. Мужички подносят вёдра с измельченной рудой, а Кёну и ещё двум ребятам нужно их разбивать и доставать оттуда янтарные камушки, а потом, очистив их от лишней породы, класть в другое ведро. И так по новой…

Некоторое время Кён просто наблюдал за работой двоих других отборщиков, дабы разобраться, что и как делать. Темп их был до неприличия низок - юноша, с его навыками, выполнит дневную норму за каких-то 2-3 часа, вместо положенных 15-и.

Припрятав рюкзак в укромное место, Кён с любопытством выудил полупрозрачный камушек из ведра. Попытался просканировать его Синергией, но по какой-то причине янтарь очень неохотно пропускал энергию внутрь. Парню так и не удалось выяснить, из чего состоит камень и что вообще у него за структура – дымчатая материя внутри не позволяла рассмотреть янтарь получше.

Вдруг камушек начал вибрировать. Кён его сразу выбросил подальше, после чего тот взорвался с силой небольшой петарды. Когда осела пыль, оказалось, от янтаря остались одни воспоминания.

Мужик – вечный свидетель странностей паренька, и на сей раз не остался в стороне от «гущи событий» - ему понадобилось обернуться именно в тот момент, когда Кён поспешил избавиться от странного камушка. Глаза тут же полезли из орбит, челюсть отправилась в увлекательное путешествие к полу – а Кён лишь демонстративно приставил к губам палец, давая знак, чтобы тот молчал. Мужчина сглотнул от страха, у него и в мыслях не было болтать лишнее, он слишком боялся этого чудаковатого паренька.

Осип, ошивавшийся неподалеку, тут же прискакал на источник грохота, чтобы разобраться в случившемся. Допросив ближайших к месту происшествия рабочих и так и не добившись более-менее вразумительного ответа, ему пришлось вернуться на свой пост, гадая в уме, что же это могло быть.

{Что за реакция такая на мою Синергию? Как такое возможно?} - Кён и сам был в шоке, ни одна материя в прошлом мире не имела такой реакции.

Поразмыслив немного, Кён предположил, что эти янтарные камушки являются кристаллизованной энергией этого мира, которые используются как валюта и многими другими полезными способами. Об этом он читал в книгах.

Если собрать горстку руды и активировать их, то они магнитятся друг к другу и создают идеальную сферу 1х1 см. Никаких примесей… Ничего лишнего… Идеально круглый шарик.

Сферы области основ – полупрозрачные, бледно-белого цвета. Сферы продвинутой области – янтарные, полупрозрачные. Высшей – пурпурные, полупрозрачные, по крайней мере так их описывали в книгах.

Кён сообразил, что дестабилизировал его частоту, после чего тот коллапсировал.

{Если процесс не мгновенный, вероятно, его можно контролировать.} Поставив себе в голове заметку на этот счет, юноша взял еще один крошечный янтарный камушек и осторожно влил Синергию. Попытавшись резонировать Синергией с этим камушком, Кён заметил, что трудность прохождения сквозь него исчезла. Теперь это было так же просто, как и через воздух.

{Ха-ха, занятно.} - улыбнулся парень.

Выяснив достаточно, он приступил к работе. Буквально через 15 минут, двое других его компаньонов по отсеву позабыли о собственных ситах и во все глаза таращились на хилого паренька, который молниеносно очищал янтарь от породы и умудрился таким образом заполнить уже четверть ведра. Осип, так же пристально наблюдавший за работой новичка, обрадованно потирал руки – кажется, его ждет немалая прибыль в счет процентов с этого парня.

Мужики, которые измельчали руду, не успевали за парнем, отнявшим работу у 2-х компаньонов по отбору.

Осип, видя лодырей, потирающих затылок, мигом пристроил их крутить камнемолку. Теперь Кён остался единственным отсеивателем на всю группу. Остальным оставалось лишь хмуро поглядывать на него – всё же, крутить эти барабаны куда сложнее, чем рыться в камушках.

Таким образом прошло 2 часа. Кён уже выполнил дневную норму, вытер пот со лба, и лишь тогда удосужился заметить, как на него смотрят остальные.

Осип, ликуя и подсчитывая в уме привалившие доходы, схватил ладонь парня и возбужденно ее затряс:

«Ты… ты монстр! Как ты это делаешь!?»

«Просто я отдохнул хорошенько.» - с улыбкой отмахнулся Кён и решил, что пора бы и подкрепиться.

Усевшись на месте почище и отсалютовав бутербродом рядом стоящему ведерку со взрывоопасным янтарем, Кён приступил к завтраку.

А в это время на проходной появился Моб собственной персоной, на которого мгновенно налетел разгневанный Боб:

«Явился, не запылился!»

Однако второй даже не стал оправдываться, со светящимся от счастья лицом он добродушно хлопнул товарища по плечу:

«Ну-ну! Не злись, взорвёшься! В следующий раз ты можешь поспать подольше, а я вместо тебя поработаю. Скажи-ка, а ты не видел Кёна?»

«Он ушёл с Осипом… А что? Ты работать будешь?! Эй, куда ушёл?!» - последние слова уже полетели в спину уходящему контролеру.

«У меня дело срочной важности, так что, будь так любезен, поработай пока за двоих! Я потом верну должок.»

Девять человек решительной походкой шествовали в рабочую обитель Осипа. Среди них были двое братьев, так и не успевших навалять Кёну, Бабиль и его верные псы-охранники, бывший надзиратель парня Джон и еще трое приближенных ростовщика.

Интересы этой группы разнились, но общей целью было побить и обокрасть наглого юношу, смевшего так дерзко перейти им дорогу.

Их план был довольно прост. Они подговорили надзирателя отвлечь Байрона, чтобы тот не мешал им по-быстрому отмутузить парня. Еще один поворот – и показалась группа Осипа.

Завидев Бабиля и его гоп-компанию, шахтеры спешно покидали рабочие места и уносили ноги подальше от предстоящей потасовки. Все прекрасно понимали, по чью душу пришли эти громилы, но, увы – помочь парню было не в их силах, да что уж там, многие и сами бы его побили.

Осип, оторвавшись от каких-то документов и заметив посторонних, раздраженно гаркнул:

«Эй, какого хуя вам тут надо!? Сейчас придёт Байрон и контролёры! Вам всем впишут по самое “не могу”!»

Лидер группы Бабиль, не останавливаясь, весело бросил своим высоким голосом:

«Осип, старичок, у нас с тобой нет разногласий, так что, свали подобру-поздорову, нам нужен только парень.»

Кён, увидев немалую группу головоломов-шееоткручивателей – помрачнел.

{Нехорошо…} Промелькнула короткая и неутешительная мысль, связанная с низкими шансами на выживание. Очевидно, что рано или поздно за ним пришли бы, но чтобы 9 сразу?! По его подсчётам, да и здравому смыслу, девять образин слишком много на одного мальца. Увы, но подготовиться к подобному визиту толпы у него не было возможности, разве что кучка заготовленных камней мирно покоятся за скалой.

Тратить драгоценные секунды парень не стал, тут же нырнул за скалу и взял поудобнее первый заготовленный увесистый камень. Благо организм мало-мальски окреп, силушек прибавилось.

«Блядь, я вас предупреждаю не подходить! Он член моей группы, на каком основании я должен вам предоставить его на блюдечке? Вы же понимаете, что с вами будет!?» - Осип не собирался так просто отступать. Одно дело, он пообещал своему другу Байрону прикрыть Кёна, но другое, что парень – настоящая золотая жила! А это в корне меняет ситуацию!

Бабиль не стал спорить, лишь негромко сказал своим охранникам:

«Вырубите его, он будет мешать.»

Песики, вняв команде «фас», принялись с двух сторон подступать к Осипу.

«Эй, ребятки, вы что это задумали?…» - заметив маневр бугаев, надзиратель тут же занял обороняющуюся позицию, стараясь не показывать страха.

Кён же, здраво рассудив, что лучшая защита – это нападение, не стал терять времени и прицельно метнул камнем в голову одному из охранников.

*пэн*

Снаряд нашел свою мишень, шарахнув мужика прямо по лысому темечку. Бугай повалился на пол, но не вырубился, а лишь сжался в комок, схватившись за ушибленную бошку и подвывая от боли.

Бабиль, заметив показавшегося парня, тут же крикнул своим прихлебателям:

«Ловите сученыша! У него наши деньги!»

Четверо тут же ломанулись в атаку, а Бабиль и еще двое перекрыли единственный выход. Второй охранник до сих пор валялся на полу, а первый не решился повернуться спиной к подготовившемуся к атаке Осипу. Другие рабочие тайком подглядывали за происходящим, но вмешиваться не решались – Осип и паренек явно не стоили для них такого риска.

Джон, угрожающе размахивая пудовыми кулачищами, со злобной улыбкой надвигался на Кёна:

«Иди сюда, папочка тебя накажет за твои проступки!»

Юноша угрозе не внял и успел выбросить еще два камня. На сей раз под раздачу угодил лоб какого-то надзирателя, мертвым грузом свалившегося без сознания на пол, а вот второй острый камушек полетел прямёхонько в ухмыляющуюся морду Джона. К сожалению, он все же успел среагировать и увернуться – однако, острая грань породы все же зацепила его. Кусок ушной раковины с противным чавком шлепнулся на землю, забрызгав кровью пространство вокруг.

«МРАЗЬ! Я убью тебя!» - взвыл мужчина, зажимая одной рукой покоцанное ухо, а другой выхватив из-за пояса кирку. Он больше не собирался сдерживаться.

Глава 24

В это время Осип с криками бойца шаолиня принялся наносить точные удары по болевым точкам второму охраннику. Сначала тот пытался хоть как-то уворачиваться, но затем, осознав, что это и ударами-то назвать нельзя – силенок у надзирателя было маловато, просто навалился на Осипа и свалил его с ног, принявшись дубасить немолодого мужчину своими огромными кулаками. Бедняге-Осипу оставалось лишь прикрывать голову руками и кричать о помощи. К сожалению, его группа не торопилась вступать в бой, а Кёну было попросту не до него.

Охранник не жалел сил и наносил удары до тех пор, пока надзиратель не прекратил подавать признаки жизни. Осип провалился в спасительный обморок, а выместивший злость сторожевой пес Бабиля неспешно поднялся и направился на помощь своим соратникам, в данный момент безуспешно пытавшимся выловить Кёна.

Юноша же, лишившись всех запасённых «боеснарядов», вынужден был как-то проложить свой путь к ближайшему ведёрку с янтарём, а на пути его стояли три мужика – два брата и Джон-надгрызенное-ухо.

Образины, пытаясь схватить юркого пацанёнка, аки волки зайца, то и дело грозно выкрикивали, противореча друг другу: «Стой сука!» … «Если ты остановишься, то мы, возможно, тебя не побьём!» … «Блять, моё ухо… Ты покойник!»

Пространство было сильно ограничено, но Кён-таки умудрился проскочить три здоровых тела и схватить ведро с янтарём, влить Синергию и прицельно запустил целую пригоршню в преследователей.

Братья разразились злобным смехом:

«А-ха-ха, посмотрите! Он сошёл с ума! Земля тебе пухом, братишка.»

Эти маленькие камушки почти ничего не весили, поэтому не могли причинить вреда. Именно так они думали ровно до тех пор, пока…

*бр-р-р-р-р-р*

Оглушительный грохот сотряс крохотную пещеру. Всех, кроме Кёна, успевшего заблаговременно зажать уши, контузило - хотя физические травмы были минимальны, из-за грохота и эффекта неожиданности все трое были дезориентированы.

Парень резко рванул и нанес тяжелый удар в солнечное сплетение одному из братьев, зажав в кулаке камень в качестве утяжелителя. Мужчина повалился на пол, прерывисто силясь сделать хоть вдох – парализованная ударом диафрагма не позволяла легким раскрыться.

Второй брат наугад отскочил в сторону, перед глазами все плыло. Джон как ненормальный размахивал киркой, силясь попасть в нечеткого Кёна, но тот ловко перекатился по земле, избегая опасной железяки, и от души вмазал контуженному по колену.

«АААААААА!» - колено одноухого Джона выгнулось в другую сторону, он орал как резаный.

Рабочие, видя, как этот трюкач уделывает одного за другим здоровых образин, начинали забывать как дышать. Если поначалу казалось, что пацанёнку везёт, то сейчас вовсе нет! Его плавные и одновременно непредсказуемые действия просто не писались в голове! Появлялся разумный вопрос – а он вообще человек? Основным сторонником этой теории стал именно тот мужичок, видевший странности в юноше не первый раз.

Охранник, ранее дубасивший Осипа, подоспел ко второму брату, который уже оклемался от грохота. Они оба вынули свои кирки и, угрожающе ими размахивая, пошли на Кёна.

Бабиль и двое, назначенных им перекрывать путь, стояли в шоке от развивающихся событий. Пухляк подрагивающим голосом отдал приказ:

«Быстро разберитесь с тварью! Я сам постою тут!»

На данный момент четверо нападающих были благополучно выведены из строя, оставались еще четверо и одна свинья.

Кён, не желая будущих проблем, был вынужден обойтись без лишних убийств, поэтому не стал отбирать у Джона-надгрызенное-ухо и уже “вывернутое-колено” кирку, а вместо этого забаррикадироваться за одной из скал с очередной припасённой кучкой камней, которыми непременно стал отстреливался от подступающих к нему бугая и второго брата, остальные были ещё далеко.

«Мать твою!» - орал во всю глотку второй брат, ловя чересчур меткие снаряды в тело. Адреналин бурлил в крови, он уже почти не чувствовал боли от ушибов. Наконец, приблизившись на расстояние вытянутой руки, он замахнулся киркой, мечтая в один удар раздробить череп мелкому поганцу, однако Кён сделал подкат между ногами и точным быстрым ударом попал прямо в слабую точку любого мужчины.

«Охххх…» - рабочие, до сих пор боявшиеся лишний раз вздохнуть, рефлекторно похватались за свои драгоценные шары. Они почти физически ощутили эту адскую боль. Самые впечатлительные и вовсе потеряли сознание.

Оставшийся здоровяк-охранник, за секунду до сокрушительного удара по шарам коллеги, словил бедром приличного размера булыжник, от чего покосился в сторону. И тут вдруг между ногами коллеги выкатывается это чудо и пытается нанести удар, но не тут-то было! Стоит всего лишь схватить его за руку и дело с концом, но проклятый ловкач резко уходит в сторону и бросается в бега…

Бабиль не на шутку испугался – если все пойдет так и дальше, бог знает, чем это закончится. Не успел он подумать, что пора бы и честь знать – сматываться подобру-поздорову, то бишь, - как кто-то сзади грубо пихнул его между лопаток, отправив в бреющий полет по направлению к полу. Как он выяснил в полёте, это оказался Моб, который с гневным рыком рванул на помощь мальцу.

Двое спешащих на подмогу охраннику-бугаю, бегающему с рёвом за негодником, заслышав поросячий визг их лидера, инстинктивно обернулись и так и застыли с поднятыми в воздух кирками – на них с лицом разъяренного вепря несся Моб. В следующую секунду обоих накрыла удушающая слабость, вокруг все потемнело….

Моб, вливая стихию энергии, стал вдвое быстрее, поэтому эти бугаи для него как мухи без крыльев.

Охранник, безуспешно гоняющийся за мальцом, не успел ничего сообразить, как в мгновение ока решил вздремнуть вместе с товарищами.

И вот на земле живописной картиной распластались десять тел, одно из которых принадлежало побитому Осипу… А, нет, ещё пару тел рабочих лежат в сторонке без сознания, но никто их не бил, причина в другом. Рядом стоящие оказались крепче, они всего лишь потеряли дар речи. Парень-то выжил! Он бросил вызов системе и удачно избежал последствий!

Кён же, наконец-то, перевёл дыхание, на лице радостная улыбка. Ему удалось отбиться сразу от девятерых! Ну, почти. Он себе не давал много шансов. Стоило бугаям навалиться на него всем вместе, и каюк ему, но эти идиоты шли за ним мелкими пачками, будто он главный герой в каком-нибудь тупом боевике.

Ранее Моб, решивший глянуть по ртутному зеркальцу маршрут к рабочей зоне 9-й группы, неожиданно обнаружил, что куча точек-надзирателей находятся вовсе не там, где им положено быть.

Прошлым днём, когда Моб раздавал пайки, он краем уха услышал про проделки Кёна, так что не сложно было догадаться, что вся эта толпа не чаем с булочками решила угостить парня. Так что, контролер во весь опор поскакал на выручку мальчонке, дабы произвести впечатление на любимую женщину, которой тот по какой-то причине был дорог. И ему удалось защитить его! Хотя что-то тут не так… Он разобрался только с четырьмя их них, а вот остальные были уже «готовы» еще до его появления, слишком странно.

Моб, отряхнув руки, устремил полный подозрения взгляд на парня, который словно бы невзначай выкинул из руки камень.

«И какого черта тут произошло?» - грозно прорычал контролер, брезгливо оглядев бессознательные тела. Лишь затем он заметил еще восьмерых ошарашенных рабочих, которые, наконец, набрались смелости и стали выползать из углов.

Кён в ответ жалобно промямлил:

«Эти ребята сговорились и хотели меня обокрасть, но из-за невероятной удачи мне удалось продержаться некоторое время.»

Моб, поморщившись от кристально-честного взгляда парня, грубо окрикнул:

«Удача, говоришь? Я что, похож на идиота?»

Кён покачал головой:

«Нет, я думаю, Вы мой спаситель…»

«Мда, и что мне теперь делать…» - он торопливо проверил жизнедеятельность каждого. - «Надо срочно доставить их в лечебницу, и ты, парень, пойдешь со мной…» - Моб достал звукопередатчик.

{Главное, что все живы, а ещё главнее, что отчитываться буду не я.} Думал он, планируя свалить всю ответственность на Байрона.

Кён не терял времени и быстро отправился к Бабилю.

«Блять, ты же лидер, почему твои подчиненные устраивают тут мясорубку!?… Быстро сюда иди!» - Моб звонил кому-то еще, ругался и спорил…

В это же время Кён беспрепятственно обчистил Бабиля – в его кармане так удачно обнаружилась толстая пачка денег, которая послушно перекочевала в пожитки юноши. Затем он оттащил толстяка к остальным «телам». Той же участи подверглись и другие надзиратели. Итогом мародерства стали 352 тысячи рупий, за считанные минуты обогатив Кёна до 390 тысяч – сумма, которую «честным трудом» можно заработать в лучшем случае лет за 11.

Как только он покончил с шестым телом, к нему подошёл Моб. Запустив пятерню в шевелюру, тот негромко произнес:

«Парень, слушай, скажи Марте, что это я со всеми разобрался, будто тебе угрожала смертельная опасность. И постарайся сделать эту историю поярче, понял?»

Кён кивнул:

«Нет проблем.»

Моб довольно ухмыльнулся, после чего решил так же проинспектировать карманы сослуживцев на предмет «чем бы поживиться». Вот только несколько припоздал – проверив двоих и так ничего и не найдя, он поморщился и брезгливо сплюнул:

{Тьфу, холопы проклятые, надзирателями ещё называются.}

Конечно, персоналу строго запрещалось обкрадывать подчиненных, но кто ж упустит такую возможность.

Кён с трудом удержал смешок. Оказывается, валюта шахты ещё и служащим выдается, а уже потом они на неё покупают что-то или меняют на деньги.

Судя по поведению контролера, тот искренне недолюбливал людей низкого статуса, и юноша для него не был исключением – просто сейчас он проявлял к нему снисхождение ради Марты.

Вскоре в зону вбежал Байрон.

«Вот дерьмо!» - при виде всех этих валяющихся на полу тел, других выражений в его лексиконе не нашлось. Взгляд метнулся по Кёну – хвала небесам, малец в порядке! – но в следующий миг Байрон уже мчался к Осипу, который до сих пор не подавал признаков жизни.

«Что за мерзкие ублюдки! За что они так! Почему…» - Байрон со злостью посмотрел на остальные тела, желая превратить этих уродов в отбивную, но все же усилием воли подавил свой анти-гуманистический порыв.

Моб грубо пихнул в плечо Байрона:

«Из-за твоей некомпетентности твои подчиненные устроили тут садо-мазо. К счастью никто не погиб, иначе тебе бы пришлось расхлебывать… Так вот, виноват ты, соответственно, новых надзирателей назначать тоже тебе, так как эти нищие мешки костей и мяса больше не смогут выполнять свои обязанности.»

Байрон послушно кивал, и не думая отрицать свою вину. Он должен был предвидеть подобную ситуацию, поэтому, как руководитель, готов был взять на себя ответственность:

«Я займусь этим.»

Из узкого прохода послышался лай, а за ним и сам здоровый черный пёс вбежал в рабочую зону Осипа. Запыхавшийся Боб появился через несколько секунд – контролеру по звукопередатчику сообщили о странном скоплении надзирателей в одном месте. Мужчина не успел отдышаться, как дыхание перехватило уже не от быстрого бега, а от увиденной картины:

«Что… Тут… Произошло!?»

У Моба уже голова шла кругом от всей этой ситуации, так что он лишь махнул рукой:

«Меньше вопросов! Их надо доставить в лечебницу!»

Байрон перекинулся парой фраз с рабочими, о чём быстро пожалел, потому что эти дураки несли какую-то околесицу о том, что парень оказался нечеловеком, что он сам всех уделал, а Моб подошёл лишь к концу представления. Бред какой-то.

Он и двое контролеров, постоянно переругиваясь, взгромоздили себе на спины по три бессознательных тела. Последнего нарушителя спокойствия взял за шиворот Рогаш и послушно засеменил за хозяином, прочесывая землю лицом Бабиля. Кён, торопливо перепрятав получше рюкзак, пристроился немного позади. Груженная компания направлялась в лечебницу, оставив позади недоумевающих шахтеров.

«Сначала ты опаздываешь на работу, потом избиваешь кучу надзирателей… Что с тобой не так?» - продолжал допытываться раздосадованный Боб, поправляя поудобнее руку охранника.

«Да успокойся ты! При необходимости в отчете запишем, что они сами себя побили, так как ближайший аукцион проводится только для рабов 3-го ранга, вот они и захотели по-быстрому слить свою должность…» - отмахнулся контролер, не желая продолжать этот бессмысленный разговор.

«Ну, это даже не смешно! Блядь, мне бы твои навыки решать проблемы!…»

Байрон немного отстал от этих двоих и тихо расспросил у Кёна обо всем, что произошло. Мужчина сообразил, что его специально задерживали и со злостью сжал кулак, в котором в этот момент хрустнула чья-то неудачливая локтевая кость. Он испуганно посмотрел на тело, но, поняв, что это был не Осип, облегченно выдохнул.

Моб заблаговременно позвонил Марте, так что врач с волнением готовилась принимать избитых. В лечебницу дружной кучей ввалились трое с телами на спинах, одного волочил по полу пес, а Кён завершал эту процессию на своих двоих.

Женщина всполошилась и тут же приступила раздавать указания. На вошедшего Кёна непроизвольно метнула ледяной взгляд прищуренных глаз, но в следующий миг уже продолжила заниматься пострадавшими. Контролеры выступили в роли медсестер – по указке Марты послушно бегали туда-сюда, приносили какие-то приборы, бинты, мази…

{Сейчас не та ситуация, чтобы разбираться с этим… Убийцей.} – между делом размышляла про себя Марта.

Но парень, не будь дурак, сразу же подметил перемены в настроении врача: {Неужели… Она догадалась?}

Марта, осматривая очередного пациента, между делом расспрашивала Моба, что же все-таки произошло. Тот, ткнув пальцем в Кёна, горделиво выпятил грудь:

«Эти ублюдки напали на Кёна, из-за того, что они ему проиграли в азартной игре. К счастью, я оказался рядом… Сама спроси у него, как все было.»

Моб думал, что Марта проявит больший интерес к этой ситуации, и он окажется героем, но она, казалось, просто пропустила все мимо ушей и больше ничего об этом не спрашивала, а лишь продолжала обследования.

Контролер грустно вздохнул – вот и поди пойми ты этих баб.

В первую секунду женщина с трудом подавила в себе порыв осмотреть и паренька, но все же она слишком сильно на него злилась. Настолько, что даже поймала себя на мысли, будто она вовсе не прочь, чтобы этого гаденыша хоть разочек да стукнули в той потасовке. Но в следующий миг сама себя отругала за излишнюю жестокость.

Травмы пациентов были ужасны. Спрашивалось, почему эти рабы сразу не сдались, а продолжили нападение на сильного надзирателя?

{Они же все не сошли с ума, чтобы наброситься на Моба?}

Двое надзирателей пришли в себя. Один из них тут же завыл от боли, а второй, раскачиваясь в постели из стороны в сторону, несвязно бормотал: «За что мне такое наказание… Господе, в чем я виноват…?»

Боб, решив, что сделал все возможное, попрощавшись, ушёл на пост. Он и Моба с собой настоятельно звал, но тот лишь в очередной раз отмахнулся.

«Тьфу на тебя, когда попрошу – будешь за двоих отрабатывать. И только попробуй что-нибудь вякнуть!»

Байрон еще какое-то время пробыл в лечебнице, пока Марта не подала ему молчаливый знак, что все в порядке. Они поговорят позже, сейчас он может идти.

Кён же все это время был занят мучительными раздумьями, где же он мог проколоться. Ведь никаких очевидных улик он не оставил…

{Не повезло… В любом случае, теперь придётся действовать более решительно.}

Глава 25

Марта, демонстративно игнорируя Кёна, повернулась к Мобу:

«Приходите через час, мне нужно поработать.»

Контролер, почесав макушку, смущенно махнул рукой:

«Раз уж я начал прогуливать, то надо доводить дело до конца. Поэтому сегодня устрою себе выходной.» - и пошёл к выходу. Кён, бросив последний взгляд на врача, поплелся следом.

Некоторое время шли молча. Юноша, кивнув собственным мыслям, поравнялся с Мобом и прямо спросил:

«Тебе нравится Марта?»

Моб, явно не ожидавший такого вопроса, запнулся и остановился как вкопанный. Во все глаза уставился на парня, но быстро отвел взгляд. Прочистил горло и, наконец, выдавил:

«Не твоё дело, сопляк.»

Кён, не обращая внимания на угрозу в голосе контролера, заговорщицки подмигнул:

«Хочешь, я помогу тебе её завоевать?»

Моб прыснул со смеха:

«А-ха, а-ха-ха! Чем ты можешь помочь мне? На что ещё хватит твоих рабских способностей, помимо перебирания камней? Умора…»

Да, мужик был невысокого мнения о способностях рабов. Впрочем, и твердым отказом его насмешка не выглядела, а потому Кён продолжил:

«Возможно, ты заметил, как холодно она на меня смотрит сегодня? Это из-за одного… недоразумения. Я хочу попросить у неё прощения, но ты должен мне помочь. Взамен, я помогу тебе завоевать её.» - юноша предположил, что это Марта попросила контролера привести его к себе, а значит, Моб так же частично в курсе событий.

Моб, скептически скалясь, фыркнул:

«И в чем же заключается твоя помощь?»

«Я расскажу о тебе кое что, что заставит её смотреть на тебя другими глазами.»

По выражению худосочного контролера было видно, что он не особо верит в сказанное парня. Но все же решил поинтересоваться:

«Хм… И как мне помочь тебе извиниться? Я не буду за тебя это делать… И не думай, поц.»

«Мне просто нужен карандаш и бумага. Я всё нарисую.»

«Что? Ты меня за идиота держишь?… Как эти вещи помогут тебе извиниться?»

«Я хорошо рисую. Она простит меня, а потом я помогу тебе…»

Моб закатил глаза, «чудны крестьянские дети». Впрочем, попытка не пытка, пусть малюет.

«Договорились…» - далее они шли молча до самой двери, которую мужчина радушно распахнул перед парнем: - «Заходи.»

Стандартная комната в горе, стандартная мебель, стандартные мелочи для удобства – ничего особенного.

«Вот, держи.» Моб, немного пошарив в тумбочке, протянул карандаш и пару листов.

За каких-то 15 минут Кён нарисовал то, что и планировал. Закончив, он протянул карандаш обратно:

«Премного благодарен, я закончил.»

«Дай уж глянуть, что ты там накалякал.»

Кён послушно протянул листок, на котором был небрежно нарисован какой-то незамысловатый романтичный пейзаж.

«Пфф, а-ха-х! Талантом и не пахнет…» - Моб со смешком вернул листок.

«Не проверим - не узнаем.»

Разумеется, жалкое деревце на фоне моря вряд ли впечатлит Марту. А вот что касается второго рисунка, который Кён изобразил на втором листе и незаметно всунул в карман – что ж, вот у сего творения были все шансы.

Зайдя в лечебницу, Кён сразу же поймал холодно-неприязненный взгляд врача, от которого мороз по коже пробежался. В помещении было тихо, лишь слышалось сопение пациентов, крепко спящих благодаря снотворному.

Моб поприветствовал Марту, та кивнула в ответ. Решительно подошла к новоприбывшим и, все так же продолжая сверлить Кёна глазами, буркнула:

«Моб, нам нужно с ним поговорить, посиди пока тут. Возможно, ты мне ещё понадобишься.»

Парень поежился. Дамочка настроена крайне решительно – если ему не удастся провернуть свой план, она тут же сдаст его контролеру.

«Хорошо. Я пока присмотрю за этими ребятами.»

Марта вышла из лечебницы, поманив за собой Кёна. В напряженном молчании прошли по коридору, затем женщина свернула в какую-то нишу. Убедившись, что здесь их никто не может услышать, медленно повернулась к парню:

«Ты использовал меня…»

Кён молчал, ожидая продолжения монолога. Ей определенно необходимо выговориться.

«Ты обманул меня, заставляя делать то, что тебе нужно. Ты проник в мой кабинет, ты заставил меня отвлечь Мартина, ты…» - Марта устало прикрыла глаза на секунду: - «Ты, сукин сын, как ты посмел сделать такое?» - едва не закричала она, при чем, было не очень понятно, чем она возмущена больше – смертью Мартина или тем фактом, что Кён её использовал в своих корыстных целях.

Выдержав театральную паузу, Кён патетично произнес:

«Когда на кону стоит жизнь, на что ты пойдешь?»

Марта, нахмурившись, все так же раздраженно буркнула:

«Что ты хочешь этим сказать?»

«Был у меня один учитель, который ради своей выгоды готов был с легкостью идти по головам. Таких людей я презираю больше всего на свете. Эгоизм, жадность, корысть - все эти пороки делают из человека ходячую гниль из костей и мяса.» – на лице парня отразилось душевное переживание, эмоциональная жестикуляция добавляла его словам искренности. - «Таких людей всегда кое-что выдает, одна отличительная черта…» - Кён замолк, ожидая отклика Марты.

Женщина, хоть и приняла стойкое решение не верить ни единому слову мальца, все же не смогла сдержать любопытство:

«Какая же?»

«Это глаза. Глаза полные жадности, глаза, в которых читается способность и желание сломать чужую судьбу в угоду своей выгоде.» - и, выждав нужный момент, юноша протянул подготовленный листок Марте.

Помедлив, женщина все же развернула рисунок. На нем был изображен Мартин, алчными, жестокими, полными презрения глазами уставившийся на невинного Кёна. Словно мясник, глядящий на жертву забоя.

Она долго вглядывалась в картину. Женская натура потихоньку прониклась жалостью к изображенной «жертве», которая постепенно пересиливала её злость и негодование.

Марта всегда относилась к Мартину нейтрально, считала его мастером своего дела, но как человека совершенно не знала. Увидев его жестокую, алчную натуру на рисунке, она почему-то не показалась нереалистичной, скорее вполне возможной.

«Зачем ты показываешь мне это?»

«Мартин нашёл во мне особенность, которая… за гранью человеческого понимания. В нём разыгралось желание наживы, жертвой которой должен был стать я.» - смиренно сказал Кён, показывая, таким образом, что он доверяет Марте, готов рассказать о себе любые тайны.

«Я не понимаю… Что за особенность?» - продолжила допытываться обескураженная женщина. Она знала, что мир способен удивить своими причудами, цена которым, порой, заоблачная.

Кён осторожно потянулся к руке Марты. Врач, хоть и с подозрением взирала на манипуляции юноши, ладонь все же не отдернула. Парень аккуратно прикоснулся к её запястью, и пальцы на руке женщины непроизвольно зашевелились, словно дергаемые привязанными к ним ниточками.

Марта испуганно отдёрнула руку:

«Что… Что ты сделал!?»

Кён мысленно нахмурился: {Почему так сложно-то? Мне пришлось потратить 80% своего запаса Синергии только для того, чтобы немного простимулировать её руку!}

Так как Марта была на 3-й ступени области основ, даже Синергия не могла так легко манипулировать её мышцами.

«Я обладаю уникальным телом, дарующим мне необычайные способности. Например, размагничивание метки, о котором ты не раз слышала. Сперва Мартин заподозрил неладное, решил тайно проследить за мной. Затем, после рецидива, он изучил целиком и полностью меня и моё окружение, решил, что дело в сокрытом во мне особенном теле, не иначе, поэтому отдал приказ доставить ему специальные приборы. Я ещё в тот день испугался его глаз… Наверное так мясник смотрит на жирную хрюшку… Они… Они ужасны…» Кён пустил слезу, всхлипнул. Проникнуться его эмоциями не смог бы разве что дуб, и Марта мгновенно разжалобилась, слегка вытянула руку, но тут же вернула её обратно. Она не повторит своих ошибок.

Изначально в её понимании Кён был просто убийцей, использовавший её как инструмент, однако теперь она поняла его мотив, но он его не оправдывает!

«Но… Разве это повод убивать его!? Он же наверняка не сделал бы с тобой ничего такого! Откуда такая уверенность? Всего лишь из-за одного только взгляда?!» - Воскликнула Марта, снова разозлившись на юношу. Как бы там ни было, убийство остается убийством.

«А ты помнишь тот синяк на моем запястье?» - вкрадчиво произнес парень, демонстративно потирая свою руку, понурив голову.

Марта испуганно втянула носом воздух. Неужели, Мартин и впрямь так грубо обходился с подозреваемым мальчиком? Выходит, что не только один лишь алчный взгляд замотивировал его совершить преступление? И всё же…

«Н-но…»

«Недавно я узнал, что Мартин выписал меня из базы данных, ты можешь поискать моё имя в журналах - не найдёшь. Из-за этого мне не дают пайки, я голодаю, страдаю от жажды всю рабочую смену, благо Байрон нормальный мужик, выручает, голодной смерти не желает. Мартин так поступил, потому что уже запланировал моё похищение из шахты, чтобы не было вопросов. Хотя он выглядит правильным, но внутри, я чувствую, прячется демон. Я очень испугался его… Мне не хотелось быть препарированным! Проданным плохим людям! Я-я не хотел… Умирать…» Жалостливо закончил парень, смотря на женщину взмокшими глазами.

Марта пару раз раскрыла рот, слов не находила. Всё её нутро пробралось эмоциями жалости и сострадания, она будто встала на место юноши. Неужели опять манипулирует? Нет… Не может такого быть, она не хотела верить, что мальчик опять лжёт. Да и как он может лгать, если она сама видела приборы в кабинете Мартина, видела синяк, и его уникальные способности прочувствовала на своей руке. Всё сходится, он просто хотел спастись, он всего лишь жертва человеческой алчности в обличии Мартина.

Вскоре она собралась словами, произнесла уже почти без сердитости в голосе:

«И всё равно, почему ты мне всё не рассказал? Я бы помогла тебе. Я бы всё решила!» - эмоционально воскликнула женщина, заламывая руки.

Кён мысленно хмыкнул: ну да, конечно, она бы «решила». Вслух же он жалобно проблеял, скорчив скорбную моську:

«Прости, но… Он бы просто тебя убил.» Кён закрыл глаза, отвернувшись. В уголках его глаз собралась влага.

Марта была потрясена, пробормотала:

«Убил…» - Сама не поняла, почему пришлось проморгать, чтобы вернуть ясность глазам. Очень… Очень хотелось верить, что он беспокоился о ней, но спросить, чтобы узнать наверняка – отказалась. Невольно вспомнилось прошлое, как её мужа и сына убили из-за долгов, а ей удалось сбежать. Человеческая жадность способна губить жизни, переступать через судьбы… Мартин действительно мог убить её, кто он, а кто она.

Марта помолчала некоторое время, приходя в себя, вздохнула:

«Ладно, возможно ты поступил верно, хотя мне сложно это принять… Ведь я просто была инструментом в твоих руках…» - она раздраженно смяла в руках рисунок со «злым» Мартином, спросила давно волнующий её вопрос - «Скажи-ка, милый, а как ты всё провернул? И не вздумай ничего утаивать!» - пригрозила она тоном и пальцем, слегка прищурившись.

Кён, почесав макушку, приступил к рассказу, стараясь огибать острые углы, которые могли бы разозлить женщину, которой явно не нравилось, что ею “попользовались”. По крайней мере она осознала и, вроде как, приняла его мотив к убийству за простительный. Как хорошо, что удалось передать ей те эмоции, которые он хотел передать.

Закончив рассказ, и видя задумчиво-поражённое выражение женщины, вновь переоценившей юношу в более «хитроумного» и «сообразительного», Кён поспешил сменить тему. Нельзя позволить снова ей завестись из-за того, что он её «использовал», к тому же, пора исполнять вторую часть договора:

«Кстати, общаясь с Мобом, я заметил, что у него есть и хорошие качества.»

«Какие же?» - равнодушно буркнула Марта на обратной дороге в лечебницу.

«Когда на меня напали те звери, он показал себя с хорошей стороны. На самом деле я не ожидал от него такого… Как считаешь, он достоин похвалы?» - хитро сощурился парень.

«Пожалуй, достоин. А почему ты спрашиваешь?»

«Просто, думаю, мои слова благодарности не сделают его особо счастливым. Другое дело, если такие теплые слова скажет человек, к которому он неровно дышит…»

Марта сердито фыркнула:

«Эй, почему я должна что-то делать для тебя!? Между прочим, я всё ещё злюсь!»

Кён покачал головой:

«Марта, ты делаешь это не для меня, а для благого дела. Ведь, возможно, Моб изменится и станет нормальным человеком! Перестанет так неуважительно относиться к другим, перейдет на светлую сторону! Неужели ты не хочешь изменить его?»

«Ну не знаю… А вдруг он неправильно поймет?» - уже не так категорично откликнулась врач.

«Давай поблагодарим его вместе, ведь в таком случае будет очевидным, что мы имеем в виду.»

«Хм, если вместе, то ладно. Почему бы и нет.» - Марте не нравилось поведение Моба к рабам, а тут такой шанс. Все же, женская любовь к «перевоспитыванию» мужчин неистребима и всегда берет свое.

«Отлично! Когда я потру свой нос, мы одновременно скажем “спасибо тебе”! Он все поймет.»

«Ладно, но смотри мне!» - она предостерегающе погрозила ему пальцем.

Кён с невинной улыбкой кивнул. {Это было просто, слишком просто.}

Продуктивный выдался денек.

Пинк, престарелый слуга покойного Мартина, убивался горем. Отец Мартина в бытность свою спас его от голодной смерти, одел, воспитал, вырастил… Стоит ли говорить о том, что Пинк был предан как пес семье Стоун? Старый хозяин давно почил, Пинк со своей преданностью перешел «по наследству» к его сыну, Мартину. Теперь и тот отправился к праотцам, остался только внук его благодетеля – Егорка. Пинку бы следовало собраться с духом и продолжить служение внуку, однако, кое-что в смерти нынешнего хозяина его сильно беспокоило.

Верный слуга не удовлетворился заключением врача и сам решил провести расследование. На правах личного слуги, выпросил у администрации шахты доступ к некоторым местам, где обычным смертным находится запрещено. Администрация дала ему 3 дня на всё про все, после же он обязан убраться восвояси.

Сегодня последний день его “полномочий”, а расследование не то чтобы сдвинулось с мертвой точки. Он выяснил, что хозяин просил привезти те самые инструменты, необходимые для проверки организма, для того, чтобы обследовать этого самого паренька – Кёна, который и стал единственным свидетелем его смерти. Казалось бы, ничего такого – вот только в хрустальной сфере Пинк обнаружил трещину. Поначалу, слуга решил, что Мартин просто уронил сферу на пол, когда подавился, но – вот неувязочка! – в таком случае парень наверняка бы заметил состояние начальника из-за шума и быстро подозвал охранников.

Ещё одна странность - в комнате не было никаких булок, кроме той, которой Мартин подавился. Конечно, хочется думать, что эта булка просто была последней, но когда он допросил повара, который обычно принимает заказы, выяснилось, что в этот день он Мартину ничего не готовил, а Мартин ест исключительно свежую, высокосортную выпечку. Остаток той злополучной сдобы охарактеризовать подобным образом было никак нельзя.

Таким образом, Пинк решил, что единственной зацепкой был Кён. Недавно он попытался разузнать о парне побольше, и выяснил, что он впутался в передрягу с надзирателями, а сегодня ему нашептали, что все они поголовно были отправлены в нокаут! Причём добрая половина именно Кёном! Подозрительно, очень подозрительно! Итак, Пинк, полный решимости докопаться до истины, пошёл в лечебницу, дабы расспросить побитых о произошедшем. Если окажется, что парень действительно причастен к смерти его господина, то он не оставит его в покое, НИКОГДА!

Марта и Кён вошли в лечебницу. Моб, оторвавшись от стены, вышел им навстречу:

«Как прошло?» - спросил он неопределенно у обоих.

Кён незаметно для Марты выставил большой палец – «все пучком».

Женщина, заправив волосы за ухо, небрежно ответила, направляясь проверить пациентов:

«Не понимаю, о чем ты.»

Моб недовольно поморщился. Бочком приблизился к Кёну, пихнул того в плечо:

«Твоя очередь возвращать должок!»

Кён странно улыбнулся и подмигнул:

«Скоро произойдет кое-что интересное, но, внимание - многое зависит от твоей реакции, так что будь более настойчив.»

Контролер недоумевал, о чем это Кён говорит, но взял на заметку.

Марта, осматривая одного из избитых надзирателей, начала «допрос» Моба:

«Так что произошло с этими ребятами?»

«Ничего особенного… Когда я пришёл забрать Кёна, они уже окружили его. Ну, я закричал, чтобы они успокоились, но все было как обычно… Словами делу не поможешь, пришлось успокаивать их кулаками.» - закончил мужчина с нервным смешком.

Глаза Марты блеснули неподдельным интересом:

«Стало быть, ты сам справился со всеми?» - она послала Кёну многозначительный взгляд, чтобы тот поскорее дал жест… но парень, казалось, и вовсе не замечал сигналов врача.

«А-ха-ха, да, сам! Это было не так сложно! А знаешь ради кого я это делал?»

Моб еще не успел договорить, как Кён, сверкнув глазами, начал с остервенением чесать кончик носа. Марта, напряженная, как струна в ожидании нужного момента, тут же выпалила, даже не вдумываясь в смысл слов контролера:

«Спасибо тебе!» - и лишь мгновение спустя сообразила, что Кён молчит.

Секунды потянулись липкой патокой, тишина стояла такая, что хоть ножом режь. {Эй, ну чего же ты молчишь!} - Прожигала она его взглядом.

Кён невинно водил носком по полу, мол, «а что я? Я ничего».

Тут Марта всё поняла. На Моба глаза поднять было страшно – даже без его красноречивого взгляда щеки залил предательский румянец. Как же глупо она себя чувствовала…

Моб изумленно застыл: {Она… Неужели…} Тут же в голове всплыло наставление Кёна проявить настойчивость. Собрав всю смелость в кулак, подошел к смущенной Марте, сграбастал несопротивляющуюся ручку в свою лапищу, попытался поймать её взгляд:

«Я рад, что ты понимаешь, почему я это сделал.»

Марта, покраснев ещё сильнее, оттолкнула Моба:

«Нет-нет-нет! Ты не так всё понял! Просто мы с Кёном…»

Глава 26

Кён перебил её:

«Да, мы с Мартой как раз обсуждали тебя! Честно сказать я не ожидал, что она…» – и испуганно прикрыл ладонью рот, словно только что сболтнул лишнего.

Моб, тут же уловив подтекст, покраснел до кончиков ушей, вторя и без того пунцовой женщине.

«Марта, ты можешь не объясняться больше, на твоём лице все и так написано.» - собравшись с духом, он снова подошел к врачу и попытался её обнять, однако Марта тут же вырвалась и шмыгнула в свой кабинет, напоследок бросив обиженное:

«Подлец, ты у меня ещё получишь!»

Эти слова предназначались Кёну, но Моб воспринял их на свой счет. Лицо озарилось счастливой улыбкой, он повернулся к юноше и выставил большой палец вверх.

Попытка Марты похвалить Моба за правильное поведение превратилась в черт те что. Этот засранец не подыграл ей, а воспользовался моментом.

Не успела она всласть погоревать над своей печальной женской судьбинушкой, как в дверь кто-то оглушительно затарабанил.

Моб гаркнул:

«Кто там такой нетерпеливый?»

«Это Пинк, я веду расследование недавнего инцидента, откройте.»

Контролер, пожав плечами, отворил дверь.

Седовласый сгорбленный старик, на лице которого одни глаза сверкали вовсе не старческим пламенем, вошел внутрь.

Рослый, присмотревшись, наконец узнал человека:

«Это Вы тот слуга, которому администрация дала пару дней на расследование, лишь бы Вы отстали от них?»

Пинк мгновенно разозлился:

«Не дерзи мне, малец! Что ты вообще можешь понимать в моей ситуации!? Кто ты вообще такой?»

«Забудь! Ты портишь мне воздух, так что делай быстрее то, ради чего пришёл.» - Моб был крайне недоволен, что кто-то посягает на его хорошее настроение. Он уже пожалел, что так опрометчиво впустил этого старикашку.

Слуга смерил Моба презрительным взглядом, а затем, окинув глазами комнату, вдруг наткнулся на Кёна:

«Это ты!»

Кён, сразу же признавший старика, насторожился, но виду не подал, лишь вопросительно приподнял бровь.

Моб переводил непонимающий взгляд с одного на другого.

«Да это ты, Кён, который был в кабинете в тот самый момент!» - Пинк, угрожающе разминая руки, в два шага приблизился к парню. -«Говори, какого лешего там произошло!? Почему Мартин подавился булкой, которой у него в принципе быть не должно!? Не твоих ли это рук дело, а?!» - судя по безумному блеску глаз, старик готов был вытрясти из Кёна всю правду вместе с душой.

Марта, услышав крики, приоткрыла дверь кабинета и с тревогой спросила:

«Кто вы? Что вам нужно от Кёна?»

Моб, сориентировавшись после слов Пинка, наконец, в ситуации, подошёл к слуге и крепко взял за плечо:

«Эй, старичок, может, ты успокоишься?»

«Да пошёл ты!» - старик грубо скинул руку контролера. - «Я знаю, что этот Кён что-то сделал с моим хозяином! Это точно он! Иначе быть не может!»

«Ты себя-то слышишь? Как обычный, ни на что не способный раб, мог быть причастным к смерти твоего хозяина?» - фыркнул Моб.{Этот пёс свихнулся от преданности своему хозяину, отвратительно.}

Марта непроизвольно бросила озабоченный взгляд на парня. В конце концов, он “смог” это сделать. Он был виноват.

Старик, досадливо сплюнув на пол, взревел раненым зверем:

«Ни на что не способный?! Тогда как ты объяснишь, что эти мужики травмированы, а парень целёхонький!? А?!»

«Это потому что я вовремя подоспел!» - воскликнул Моб и попытался снова ухватить беснующегося старика.

«А я слышал, что он сам уделал добрую половину! Как ты смеешь врать мне в лицо, шкет?! И отпусти меня, пока я не вышел из себя!» - он вновь тряхнул плечом, но безрезультатно.

Марта, видя, как разворачиваются события, поколебавшись, все же встала на сторону парня.

«Сэр, успокойтесь! Кён тут ни при чем!»

Совсем недавно она так на него злилась, и вот – снова заступается за этого несносного мальчишку. Поистине, женская натура – самая великая загадка планеты. Впрочем, не то, чтобы её слова убедили и заставили успокоиться старого слугу, тот по-прежнему вырывался из железной хватки Моба и уничтожающе сверлил Кёна глазами.

Юноша уныло пришел к выводу, что словами этого сумасшедшего не вразумить. Хорошим вариантом будет воспользоваться помощью Моба, а, чтобы тот попросту не отмахнулся от какого-то раба, пришлось действовать через Марту. Кён, состроив жалобную моську, умоляюще уставился в глаза врача.

Марта, заметив взгляд парня, решила оставить сеанс самокопания и разбор собственного поведения на потом и устало повернулась к контролеру:

«Моб, не дай Кёна в обиду! Он… Ни в чем не виноват…» - на последних словах у нее сел голос, и она уже почти шептала.

Моб, вообразив себя храбрым рыцарем, вставшим на защиту прекрасной дамы и ее… пусть будет пажа, тут же приосанился и, задействовав стихию чистой силы, оттолкнул старца подальше от парня. Незыблемой стеной стал между этими двоими, залихватски подмигнул Марте.

Кён лишь мысленно подхихикивал над этим Дон Кихотом и его «брачными игрищами». Поистине, хочешь использовать мужчину – задействуй женщину.

Старик истерично взвизгнул:

«Ублюдок, почему ты защищаешь этого сопляка!? Какое тебе дело до него, обычного раба!? Или… Или ты с ним в сговоре все время был!?… Да… Точно… Он сам не мог это провернуть! Это ты ему помог!»

Слова старика хоть и звучали с безумным оттенком, на деле имели смысл, ведь персоналу шахты запрещено иметь хоть какие-то неделовые отношения с рабами. Вот, например, недавно Марте сделали выговор просто за то, что она принесла Кёну игрушки.

Женщина раскраснелась от волнения и в панике даже позабыла, что может позвонить охране.

«Как вам не стыдно! Это всего лишь мальчик, а Вы на него набрасываетесь как ненормальный!»

Пинк, сообразив, что женщина так же защищает раба, задохнулся от возмущения:

«Неужели… Ты тоже? Блядь, вы что, все сговорились!? ПРИЗНАВАЙТЕСЬ!»

Моб, устав от криков чокнутого, да и его драгоценная Марта явна была в шаге от приступа паники, решил, что пора кончать с этим бредом. Использовал чистую энергию и, сделав скачок вперед, чтобы схватить старика за шкирку и выкинуть.

Пинк, с маниакальной уверенностью подозревая всех и вся в этой комнате в заговоре, был готов ко всему. Когда рослый мужчина на него напал, он, окончательно уверившись в своих догадках, выставил руки в блок.

Слуга был на 5-й ступени области основ, а Моб был на 6-й.

Марта хоть и была на 3-й ступени, но в драке абсолютно бесполезна.

Пинк заблокировал удар, по инерции отступив на полшага, и заголосил:

«Я так и думал! Я ЗНАЛ! Теперь вас всех ждет наказание! Ваши черепушки будут лежать у меня на полке! В них я буду сжигать свечи в честь моего хозяина!»

Моб ледяным взглядом окинул старика, который оказался вовсе не таким хилым, как он рассчитывал. У Марты от всех этих событий глаза уже были на мокром месте. В голову, наконец, пришла здравая мысль вызвать охрану – женщина метнулась в кабинет к звукопередатчику. Вот только старик, стоящий к ней ближе всего, тут же среагировал: ускорившись, рванул к ней и со спины обхватил её локтем за шею, не позволяя больше сделать ни шагу.

«Блять, сука, ты че ТВОРИШЬ!?» – завопил уже Моб, перепугавшись за любимую женщину.

Кён и вовсе пришел в ступор, не ожидая настолько стремительного развития событий.

Марта, боясь пошевелиться, придушенно пискнула:

«Что Вы от меня хотите?»

Старик проигнорировал её вопрос, пламенным взглядом прожигая застывших Моба и Кёна:

«Вы, дерзкие ублюдки, совершенно не понимаете, в какой ситуации оказались! А теперь, я хочу услышать признание о том, что вы сделали в тот день!»

Кён положил руку на плечо Моба и сжал, как бы говоря, чтобы тот успокоился и не злил лишний раз психа. Шепнул одними губами:

«Я буду приманкой.»

Медленно и осторожно приблизился к старику на пару шагов, демонстративно аплодируя:

«Ха-ха, браво! А как вы узнали, что я убил этого ублюдка?»

Пинк опешил от такой откровенности, даже несколько ослабил хватку на шее Марты:

«Ч-что ты сказал?»

«Я сказал, как Вы догадались, что именно я убил этого ублюдка.» - с невозмутимой улыбкой повторил парень, делая акцент на слове «ублюдок».

«ТАК ЭТО БЫЛ ТЫ!» - нечеловеческим голосом взревел старик. Веселое выражение на лице Кёна вводило его в исступление.

«Да, видели бы вы его лицо, когда я запихивал ему в глотку ту булку, а-ха-ха!» - парень демонически сверкнул глазами. У Марты по спине пробежал холодок от такого преображения.

«ААААА! Я УБЬЮ ТЕБЯ!»

К этому моменту Кён уже распахнул дверь и выбежал из комнаты.

Пинк в исступлении отшвырнул плачущую Марту в сторону, грубо впечатав её в стену, и бросился за парнем. Моб, растерявшись о такого темпа развития событий, не сразу сообразил, что произошло, однако, увидев, что Марта ударилась, быстро подбежал к ней.

Женщина истерично закричала, отпихивая протянутые к ней руки:

«Идиот, спасай Кёна! БЫСТРЕЕ!»

Моб стремглав выскочил из лечебницы и заметил старика, бездумно носящегося по коридору с криками: «ГДЕ ТЫ?! ВЫХОДИ!» Радовало одно – судя по всему, до Кёна он добраться еще не успел.

Контролер уже собрался последовать за безумцем, как из-за двери, прислоненной к стене, как черт из табакерки высунул лохматую макушку сам виновник всего веселья.

Моб подпрыгнул от неожиданности:

«Какого!?» - кто бы мог подумать, что этот парень просто спрячется за дверью.

«Я думал, ты быстрее среагируешь.» - с усмешкой шепнул «чертик».

«Хитрый лисёныш!» - с восторгом присвистнул Моб, но в следующий миг им было уже не до обмена любезностями – старик заметил парня и с диким ором понесся обратно, в атаку.

Кён благоразумно счёл, что у него нет и единого шанса против престарелого слуги. Один-два удара по голове – прощай жестокий мир, так что рассчитывать можно только на Моба и охрану, которую стоило бы поскорее позвать. А пока надо переждать сражение в надежно запертом кабинете с Мартой.

«Быстро, в комнату!» - рыкнул Моб, впихивая парня в дверь.

Марта тоже не теряла времени даром. Она зашла в кабинет и трясущимися руками позвонила охране.

«Продержись ради Марты!» - крикнул Кён на бегу, желая поддать контролеру стимул таки «осилить» противника.

Кабинет с медикаментами был настежь открыт, внутри дрожащая женщина заливалась слезами. Парень раздраженно покачал головой, сунул руку в приснопамятный карман халата, извлекая ключ, и сам запер дверь.

Марта, хлюпая носом, бросилась на шею Кёну, радуясь, что тот невредим.

«Спасибо, что выручил… Спасибо.» - непрестанно шептала она, цепляясь за его рабочую робу, как за спасательный круг.

«Неужели так сильно перепугалась, глупышка.» - тихо произнес Кён, вздохнув по намоченной слезами одежке и, не удержавшись, погладил её по голове.

А в это время кулаки Пинка засветились ярко-оранжевым.

{Чёрт подери, элемент жара.} - испугался Моб, но не отступил.

В это время старик нанес два удара в голову Мобу. Тот ловко отскочил, кожей лица ощутив обжигающий жар.

«СВАЛИ С ДОРОГИ, СОСУНОК!» - этот безумец успевал орать во время боя, тогда как Моб тратил все силы, чтобы просто не попасть под «горячую» в буквальном смысле руку и никак не мог найти момент для контратаки. {Гребанный шашлык, он слишком искусен!}

Некоторые пациенты, несмотря на слоновью дозу снотворного, попросыпались от шумного боя в лечебнице, о чем тут же пожалели. Старик и Рослый сражались явно не на жизнь, а на смерть, и движения их были до 2-х раз быстрее и смертоноснее, чем у обычных людей.

Пинк собрал энергию стихии жара и использовал технику разящего удара - выдающаяся сила атаки, но повреждает мышцы руки.

Моб совершенно не ожидал внезапно-быстрого выпада в сплетение. Увернуться нет возможности, но уязвимое место он успел заблокировать, нелепо выставив руку.

*хруст*

Запястье изогнулось неестественным образом, кожа вокруг покрылась глубокими ожогами, а в голову ударила резкая боль. Мужчина по инерции отлетел на метр, но не потерял баланс тела.

Путь к каменной двери в кабинет был свободен. Пинк молниеносно бросился на оставшееся препятствие: хотя правая рука была повреждена (при этой технике отдача наступала мгновенно), чтобы убить парня ему вполне хватит и одной левой.

Зарядив в ногу побольше энергии, старик ударил в дверь.

*бах*

Она пошла трещинами, а после второго удара и вовсе разлетелась на осколки.

Перепуганная Марта, увидев старого демона, завизжала поросёнком, а парень с отчаянным выражением держал в руке скальпель, намереваясь сражаться до последнего.

Пинк злобно улыбнулся – вот и сказочке конец! Но сзади внезапно прилетел тяжёлый удар в плечо. Из-за грохота разрушенной двери и чрезмерной уверенности, что от разящего удара противник будет валяться на полу и корчиться в муках, он не ожидал атаки сзади.

Слуга отлетел на добрые полтора метра внутрь кабинета, плечо явно вывернуто, а Моб, улучив ценное мгновение, занёс увесистый пинок прямо в грудь упавшему старику – никакой жалости, и взревел:

«Получай, старый хрыч!»

*хруст*

Удар сломал пару рёбер.

Старик истошно закричал от боли, попытался подняться.

Моб не мог позволить себе заминку, тут же бросившись вперед добивать безумца, не жалея пинков для многострадальных ребер врага.

Старик орал от боли, но уже не имел сил подняться. Всё тело в агонии, старые кости не выдерживают. Налитыми кровью глазами он судорожно отыскал в комнате Кёна и, перед тем, как отключиться, прохрипел лишь:

«Нена… Ненавижу!»

Сообразив, что безвольное тело больше не подает признаков жизни, Моб тяжело осел на пол:

«Вот… не так и… сложно.» - мужчина с трудом сумел перевести дыхание после «легкого боя».

Адреналин спал, боль от перелома и ожога раскаленной спицей вонзилась в голову. Моб застонал, но, заметив перепуганный взгляд Марты, взял себя в руки и вымученно улыбнулся:

«Как ты? Всё в порядке? Он тебя не ранил?»

От вида уставшего, серьезно травмированного – но по-прежнему беспокоящегося о ней мужчины, у Марты разлилось в груди тепло. В глазах снова заблестели слезы.

«Идиот! Ты на себя посмотри! Ах… сейчас я обработаю раны!»

Пока эти двое были заняты друг другом, Кён не преминул избавиться от потенциального врага. Как бы невзначай приблизился к Пинку, приставил два пальца к шее и использовал почти всю Синергию, чтобы перерезать пару жизненно важных нервов в спинном мозге – старик станет парализованным, а таких ничтожеств держать не будут. Просто выкинут в яму с трупами.

Марта сделала обезболивающий укол в кисть Мобу и принялась нежно наносить мазь на ожоги. Сегодня её мнение о нём значительно выросло – сильный, целеустремлённый, волевой мужчина, и как это она раньше не заметила?

На его фоне Байрон терял свою значимость, становился обычным неразговорчивым здоровяком. Правду говорил Кён, что нельзя так поступать с Мобом, надо либо сказать ему правду, либо бросить Байрона. Сегодня вечером она обязательно подумает, как поступить.

Моб, позабыв про уже опухшую руку, немного засмущался, но взгляд от сосредоточенной женщины отвести не мог. Да и Марта нет-нет, да поглядывала на своего отважного спасителя-пациента, отчего её щеки предательски зарумянились.

{Ой, кажется, моими усилиями тут образовался любовный треугольник.} – мысленно хихикнул Кён, глядя на эту умилительную картину.

Где-то в отдалении послышался топот бегущих охранников. Марта, Кён и Моб синхронно закатили глаза. {Не прошло и года.}

Весь бой длился около пяти минут.

Глава 27

Сегодняшних событий для 3-го сектора хватило бы на год вперед.

Толстый, похожий на тефтельку парень по имени СяоБай, посмеиваясь, листал отчеты.

«Спас парня по имени Кён от мстительных надзирателей, отбился от безумного слуги… Этот Моб молодец. Заслуживает повышения.»

Наступило окончание рабочего дня.

В гостиной сектора появлялось много уставших рабочих.

Байрон был сильно расстроен тем, что его друг так пострадал в той злополучной потасовке. Взошел на сцену, окидывая рабов печальными глазами, и, махнув рукой, отдал распоряжение:

«Сегодня произошёл ряд событий, из-за которых шесть надзирателей были травмированы, поэтому сейчас будут избраны новые. Пусть группа, у которой отсутствует надзиратель, выберет себе нового из члена своей группы. У вас есть пять минут.»

На пост надзирателей были выдвинуты самые выдающиеся активисты. Даже Кёна попытались пропихнуть, но тот быстро отвертелся от навязанной должности – ведь рабы 2-го ранга не могут участвовать в аукционе.

Вскоре шесть надзирателей стояли на сцене.

Кён с удивлением узнал в одном из них Борю, улыбался он во всё лицо.

Байрон, с мрачным видом спускаясь со сцены, подал парню знак идти к нему.

После небольшой беседы о сегодняшнем событии, Кён покинул его личную комнату, направился к спящему Майку. {Делаешь добро, делай до конца.} – повторял он себе слова мастера.

Процедура повторилась: юноша проверил состояние организма Майка – мужик семимильными шагами шел на поправку – и снова влил порцию Синергии. В тот самый миг, когда он оторвал руку от лба мужчины, Майк резко распахнул ресницы и ухватил его за запястье.

{Мне не привыкать, прям дежавю какое-то.} – отстраненно подумал Кён.

Майк, не ослабляя хватки, уставился на парня горящими глазами:

«Я знал, что это твоих рук дело! Это ведь ты мне помог оправиться?»

«Да.» – просто и немного устало кивнул парень.

«Зачем ты это сделал?»

«Просто ты мне напомнил старого приятеля.» - немного замявшись, соврал Кён.

Майк отпустил его руку:

«Спасибо, Кён. Кроме слов я ничем помочь тебе не могу, прости…»

«Да всё в порядке.» - юноша пожал плечами и потопал в свою спальню.

Мужчина проводил его взглядом, не прекращая удивляться такому поступку. {Бывают же добрые люди…}

Кён погрузился в сон, как только голова коснулась подушки.

*сон*

Прозвучал звонок, оповещающий о начале второго рабочего дня.

Кён, потягиваясь и зевая, начал вспоминать сон, повествующий о его прошлой жизни.

Изо дня в день, из года в год. Теперь его воспоминания выстроены в мозгу, а также отпечатаны Синергией в мельчайших деталях от рождения до 22-х лет. Последнего его дня в том мире…

В 16 лет Лавр, он же Кён, перешёл на область развития Синергии Кандидата наук(5). В этом золотом возрасте, помимо тренировок, у него была крайне насыщенная жизнь заядлого романтика. В связи с тем, что он был ведущим учеником поколения, ему предоставили портальную пушку, позволяющую перемещаться в любую населенную точку галактики. Путешествие по мирам, изучение культуры и традиций разных народов, новые знакомства и море впечатлений – перед ним открылись тысячи возможностей.

Так длилось до 20-и лет. Социальная жизнь, изучение науки, творение чего-то нового, путешествия, испытания и тренировки, игры…

В один прекрасный день к нему пожаловал бывший наставник и предложил испытание нового поколения, цель которого направить планету “земля” в правильное русло. Лавр согласился, и мастера ввели его в гипно-фазу, запечатав сознание в проекции его собственной Синергии.

Лавр очутился на небольшой планете под названием “Земля” в 2000 году в облике мужчины 30-и лет.

Время в реальном мире шло в 500 раз медленнее, чем в проекции, таким образом, 1 год в реальности равнялся 500 годам, проведенным в симуляции. Лавр не мог постареть, а если вдруг нечаянно «тело» умрет, он снова возродиться, но в самом начале испытания.

Перед ним стояла задача населить 30 планет землянами.

Всего два ограничения. 1) Он не мог использовать Синергию. 2) Он не мог воссоздавать технологии, только ожидать пока люди сами их создадут. Впрочем, «подталкивать» их к технологическим прорывам парню не возбранялось.

Свой первый миллиард долларов Лавр заработал посредством финансовых рынков в первый же год в этом мире, в 2001-м, тем самым вступив на доску крупных игроков.

К 2004-у Лавр выкупил несколько основных компаний, ориентированных на инновационных технологиях, которые пока что не были сильно развиты. Это уже привлекло внимание «больших» людей, которые тут же попытались взять под контроль новоявленную «акулу бизнеса».

Игра, где финансы и влияние правят миром, была весьма интересна для Лавра. Множество покушений, схемы, уловки, ловушки и обманки…. Со всеми подобными испытаниями пришлось не просто столкнуться – довольно длительное время Лавр вынужден был вариться во всем этом, жить, дышать. Агрессивный захват рынка. Долгий бой, длящийся десяток лет… Уже к 2010-у году влияние Лавра на планете было очень велико. Он обладал всеми инновационными корпорациями-гигантами, с которыми другим было не совладать, он стал элитой элит.

Таким образом, к 2012-у он перезагрузил экономику планеты, стерев правящие фигуры – высшие семьи, олигархи, миллиардеры и правящую элиту. Эти люди были раковой опухолью планеты, так как их интересы часто разнились, а жадность и, порой, отсутствие здравого смысла, приводили к катастрофам, войнам, геноцидам. Президенты были лишь пешками в их руках. Одним словом – капитализм.

Было бы глупой затеей пытаться объединить их – такие люди способны на сотрудничество лишь пред лицом общего врага, в остальных же случаях это всего лишь ложь, профанация и манипуляция, направленная на личную выгоду. К сожалению, человек - существо жадное до власти и ресурсов, что и было основной проблемой. Решить её можно только жестокими, радикальными и зачастую негуманными способами. Лавру приходилось действовать жестко и решительно, уничтожая загнанных в угол безумцев, способных натворить дел. Если пешку съели, то она должна сойти с доски, а не кусаться исподтишка.

К 2016 году он стал единым правителем земли. Правда, управлял он всем за кулисами. Единственное, что его печалило - он не мог завести детей. Какая недоработка. Да и интересоваться девушками, созданными собственной Синергией, было как-то трудновато, собственная рука и то реальнее смотрится.

К 2020-у была создана общая финансовая сеть на основе “Блокчейна”, перед которой Forex не стоит и упоминания. Это позволило создать единую электронную валюту, где любая денежная транзакция не может быть удалена из системы, а специальные компьютеры всё равно найдут любителей взяток.

Чуть позже пришлось провести массовую кампанию по привязке чипов к человеку. Даже людям, ранее проживавшим в странах третьего мира. Недовольных пришлось схватить за самое дорогое, а именно угрозу жизни. Массовые бунты длились долго, но результат того стоил. Чип нельзя было просто вырвать – он был привязан к жизненно-важным сосудам, при насильном извлечении человек попросту умирал. Таким образом, все виды валют в металлической или бумажной форме благополучно себя исчерпали, а единая валюта не имела конкурентов, и власть над ней имел один единственный человек. Идеальный рычаг для контроля миром, финансовыми потоками, направлением развития, - Лавр был всемогущ.

Капитализм как само понятие, прекрасно подходящее для информационного правления народными массами, был полностью уничтожен, а точнее заменен на его гибрид, где людям было дано пространство для доминирования, чтобы они могли в полной мере проявить свои животные желания, но в больших ограничениях.

Деньги зарабатывать было можно, использовать труд рабочих тоже, какое-то влияние и власть получить тоже возможно, однако есть потолок, где встает государство-империя и дальше ты влияние себе не поднимешь. К тому же, чипы всё отслеживают… Мошенничество выявляется на стадии планирования, путём анализа звуковых сигналов, движения пальцев по клавиатуре... А коррупция с передачей денег или имущества в принципе невозможна. Государство – это все, ты перед ним – ничто. Все это знали. «Оно» приватизировало все основные ниши, а люди служили гайками, крохотными, но неотъемлемыми в этом отлаженном механизме. И они довольствовались своей ролью, так как все их животные потребности были удовлетворены.

Большой проблемой стал недостаток гениальных людей, но она решилась церебральным сортингом, где гениев выявляли еще в подростковом возрасте, после чего они могли проявить себя в сферах, к которым у них есть талант.

Глобальная цель, которую ранее преследовали многие элиты, - а именно уменьшение населения или его контроль, - быстро себя исчерпали.

Люди не могли плодиться как зайчики, так как было жесткое ограничение чипами. Он блокировал в мозгу возможность забеременеть, если у тебя больше двух детей.

Борьба с наркоманией не заняла много времени, а вот курение и алкоголизм заставили Лавра помучаться. Человеческий организм крайне неохотно отказывался от привычной и полюбившейся отравы. Окно Овертона пришло на помощь, но весь процесс непомерно затянулся.

Таким образом, к 2030 году все ресурсы планеты использовались максимально экономно. Природа расцвела новыми красками, водоемы очистились, сам воздух стал словно прозрачнее. Воздействие человеческого фактора на природу свелось к минимуму. Привычки на подобии каждодневного курения и пьянства, наркомании были истреблены.

Наука давно вышла за рамки разумного. Квантовые компьютеры, искусственные интеллекты, биороботы и многое другое стало общедоступно. Гениальные люди и грамотное планирование Лавра вело землю в нужное русло.

Однако, всё шло не так гладко. Программисты в реальном мире ввели специальные испытания, на подобии стихийных бедствий, умных противников, опасных метеоритов и прочее, прочее. Со всем этим Лавр боролся, используя всё человечество как свои руки.

Его целью для выхода из симуляции было заселить 30 планет, а для этого требуются великие технологии и много, много времени.

Лишь к 2978 году все его планы были свершены. Задача выполнена. Лавр всё также выглядел на свои 30 лет, ни разу не умер и не застрял в проекции. Всё прошедшее время казалось реалистичным сном, время в котором тянулось то ли миг, то ли вечность. Полученная информация не изменила его личность на тысячелетнего мудреца, потому что действия происходили внутри Синергии, а не в реальном мире или даже сознании. Характером он остался всё тем же любвеобильным подростком ловеласом.

Вскоре его спросили:«Если ты пробыл в симуляции почти тысячу лет, то где вся твоя мудрость, хладнокровие и сдержанность? Как можно было за тысячу лет не нагуляться как следует, чтобы думать головой, а не тем, что ниже? Мне слабо верится, что тысячелетний мудрец будет таким развратным и любвеобильным, как ты…»

На что Лавр ответил: «Тысячу лет в симуляции провёл не я, а моё сознание, скопированное Синергией. Мой ментальный возраст не изменился. Мне недавно исполнилось двадцать два года, и я люблю секс с красивыми девушками, как и подобает парню моего возраста. Причём с настоящими, а не созданными Синергией из Синергии… Не люблю фальшивки.»

Когда симуляция закончилась, юноша совершил долгожданный прорыв. Сам тест имел несколько целей. Он должен был проверить способности Лавра, показать, сможет ли он применить свои знания на практике и правильный ли выбор сделали мастера. Завершение испытания было ничем иным, как кульминацией всей работы и усилий, которые юноша приложил для достижения этой точки. Это дало ему непоколебимую уверенность в собственных способностях, которая ему была нужна для преодоления узкого места в развитии Синергии. Таким образом он прорвался в легендарную область Доктора наук.

Шестая область, это же предпоследняя по подсчетам ученых, так как дальше человек становится существом выше этого мира. Лавр стал для всех легендой. Но ему не казалось, что он сделал что-то особенное. Любой, обладающий достаточными знаниями в экономике, шпионаже, манипуляции и управлении массами смог бы справиться. Некоторые испытания, которые давали мастера, требовали куда более изощрённых методов решения, не растянутых почти на 1000 лет, что сделало бы их тривиальными. И всё же успешное прохождение теста, прорыв и всеобщее признание дали его характеру самоуверенность, которую он сам же далеко не всегда мог контролировать.

{Та молния была воплощением запечатанной Синергии области Доктора наук… Я мог перестроить своё тело, управлять микровзаимодействиями атомов, вплоть до кварков, мог менять структуры и материи, умел наделять сознанием, передавать людям мысли и чувства, ощущал вселенную всецело, но… Неужели я так и не достиг Верховного мандата? Почему последние дни как в тумане? Что там было? Что произошло в 22 года моей прошлой жизни?} – раздражение смешалось с горечью. “Знать многое, не зная главное”.

Покончив с воспоминаниями, Кён напоследок хмыкнул – когда-то он был императором многих планет, а сейчас всего лишь раб в шахте. Как низко он пал.

Отстранив колющую иронию, он пошел умываться. Надо было еще найти своего нового надзирателя. По некой насмешке судьбы, им стал все тот же мужик-счастливчик, вечный свидетель странных передряг юноши (к слову, звали его Василий – хоть после возведения его в ранг «начальства» Кён сподобился посмотреть ему на метку).

Выйдя в общую гостиную, парень быстро нашел глазами свою группу и направился к ним. Весело подмигнул сглотнувшему Василию и встал в строй. На проходном посте заприметил хмурого Боба и счастливого Моба с перемотанной рукой.

Контролер просто физически был не в состоянии сдерживать улыбку. Вчера, после того инцидента, Марта, смущаясь и краснея, поцеловала его в щечку. И после этого он пропал – в голове и сердце буйным цветом цвела любовь.

{Как это… Мило… Мужик лет сорока выглядит как сопливый тинэйджер.} - улыбнулся своим мыслям Кён.

Когда парень проходил мимо Моба, тот даже не побрезговал пожать ему руку и почти дружески похлопать по спине. У свидетелей данной сцены челюсти отвисли до самого пола – тот ли это контролер, регулярно презирающий и перманентно ненавидящий обычных рабов?…

За последующие 2 часа Кён выполнил дневную норму, чем, опять же, вогнал в шок остальных работников, и собрался уходить.

Новый надзиратель, хоть и боялся этого странного паренька до дрожи в коленках, все же решился проявить твердость, дабы не потерять всякий авторитет в его зародыше:

«П-подожди! Рабочий день же ещё не закончился!»

«Я свою норму выполнил, что ещё?» - довольно грубо отозвался Кён.

«Н-нет, но без надзирателя нельзя ходить по шахте! Это на-наказуемо.» - бедняга и так заикался, а после прищуренного взгляда Кёна и вовсе растерял все свое желание «показать кто здесь босс». Мужчина вздрогнул и невольно отступил на пару шагов, тут же замотав руками в знак отказа от своих слов.

«Я буду неподалеку.»

Кён немного прогулялся по шахте, затем свернул в тупиковый коридор и удобно устроился на более-менее чистой земле, дабы заняться практикой стихии в тишине и спокойствии. Он начал мысленно отдавать команды своей душе, но ничего не выходило. Простимулировал все нейроны моторики, и в какой-то момент ключи завращались. Обычному человеку для этого могло бы потребоваться до месяца практики.

{Хех, словно двигаю новой частью тела, точнее, сразу девятью частями тела!}

Каждый оборот любого из 9-и ключей высасывал из окружающей среды незначительный поток энергии и посылал по каналам в саму душу. {Так вот что значит впитывать нейтральную энергию?}

Сам процесс чем-то напоминал лепку снежка для создания снеговика. С каждым оборотом сферы-ключа, вокруг неё оборачивалась энергия, которая постепенно по каналам перемещалась в душу.

Причём вращения практически не требовали концентрации, поглощение происходило практически автоматически.

Поэкспериментировав минут 40, Кён выяснил, что ключи имеют строгую границу скорости впитывания, которую невозможно преодолеть, поэтому, чтобы быстрее восстановиться, нужно чтобы в пространстве вокруг была большая плотность нейтральной энергии его области, и никак иначе. В книгах писали, что валюта внешнего мира - это и есть кристаллизованная энергия в виде сфер. С её помощью можно ускорить процесс впитывания энергии до возможного максимума.

Касаемо 10-го ключа, Кён не понимал, почему, но он работал совершенно иначе. Вращать его не имело смысла, так как Синергия высвобождалась только посредством силы воли.

В какой-то момент Кён наполнил свою душу нейтральной энергией до самой макушки. Ощущение, словно вся его душа – это шарик, заполненный воздухом. Теперь она стала его собственной энергией, работающей только на него.

Полностью освоив процесс поглощения нейтральной энергии, Кён перешёл к её высвобождению. Методом научного тыка выяснил, что, если вращать ключи в противоположном направлении, то и энергия будет вместо того, чтобы впитываться – расходоваться.

Вращая ключ энергии в обратном направлении, Кён ощутил, будто из души медленно течёт что-то колючее, скользкое, но при этом по консистенции напоминающее пар.

А также завораживающее чувство медленного опустошения души.

(П.А.: ради бога, не завышайте ожиданий от ГГ из-за этой главы, не поднимайте планку. Цель главы - описать метод получения 6-й области Синергии, а не показать всю крутость Лавра. Если вы не будете воспринимать ГГ как эмоционального любвеобильного парня с суперкомпьютером в голове, то оправдаете свои ожидания.)

Глава 28

Когда энергия начала “вытекать” из ключа, она попросту развеивалась в воздухе. Видимо, энергия стремилась понизить свою плотность.

Кён провёл пару экспериментов с участием Синергии, выяснил к своему облегчению, что выходящая энергия и Синергия при соприкосновении не взаимоуничтожаются, как это было с формацией Мартина. Он верно предположил, что Синергия резонирует как с душой, так и с выпущенной ею энергией, за счёт чего конфликта не происходит.

{Итак, высвобожденная энергия просто развеивается? Но как её использовать во благо? Когда она выходит, я уже не чувствую над ней контроль и ничего не могу с этим сделать! Как тогда управлять энергией? В литературе ничего не говорилось…} – печально вздохнул парень. Видимо, придется снова до всего додумываться самому.

Вспомнился давешний бой Моба – как же он это делал? Кён, сосредоточившись, попытался взять под контроль сами каналы, из которых выходит энергия.

Поначалу ничего не выходило, но постепенно он словно прозревал. Из ниоткуда появилось ощущение, будто у него выросло десять хоботов, один из которых, правда, бесполезен – из него исходила Синергия.

За полчаса практики он научился некоторым мелким приемам, например, шевелить каналами, изгибать, уплотнять, делать немыслимые узлы и углы. Создавать давление, вакуумы, уплотнения.

Попытавшись выпустить энергию через ключ, притом задав каналу некоторую нелепую форму, Кён заметил изменения в поведении энергии при её выходе наружу – теперь он мог в некотором роде управлять ею, задавая направление или плотность.

За испытаниями рабочий день подходил к концу. Пока другие рабы были заняты высокоинтеллектуальным делом дробления породы, Кён успел неплохо продвинуться в собственной практике: {Душа имеет ограниченный запас энергии, которую я могу выпустить через девять каналов, а уже они каким-то немыслимым образом преобразуют её в определенную стихию, разве что ключ чистой силы её ни во что не преобразовывает. Энергией вне канала я управлять не могу, однако могу заранее задать ей характеристики, такие как скорость, плотность, направление, структура и тому подобное, если выстрою канал определённым образом.}

Кён также выяснил, что если постараться, быстрее нескольких минут опустошить энергию из души нельзя. Ключи не могут выпускать энергию быстрее определённого лимита, по крайней мере, чем сильнее ты стараешься, тем тяжелее это делать. Следовательно, даже самый интенсивный бой займёт около десяти минут.

Последующие 4 рабочие дня для Кёна прошли однообразно.

Он приходил на работу, за пару часов выполнял норму, дабы душа Василия была спокойна, и уходил в уединенный коридор практиковаться в выпуске энергии через ключи. Экспериментировал, познавал как они работают, “изобретал велосипед”, после, ночью, занимался растяжкой, а последние 2 часа до нового рабочего дня спал.

Сны в виде воспоминаний давно закончились, поэтому Кён просто отдыхал.

Его тело постепенно обрастало рельефными мышцами, становясь жилистым, хотя он вовсе не утруждал себя изнуряющими тренировками. Всё дело в Синергии, которая грамотно распределяет ферменты, полученные от белковой пищи, регулирует метаболизм, и никакой тренировки не требуется, на зависть любому спортсмену. К приезду в поместье Стоун он прогнозирует себе прекрасное, привлекательное спортивное тело, способное на длительные физические нагрузки. Оно обязательно принесёт ему преимущество, если не в плане силы и выносливости, то хотя бы в физической привлекательности, а в сочетании со смазливой мордашкой и отросшими небрежно растрепанными волосами он и вовсе станет неотразим.

Также Кён почувствовал, как его душа стала чуть вместительнее. И, насколько он знал, как только этот показатель достигнет определённой планки, он перейдёт на 2-ю ступень, этим ознаменовав первый преодолённый шаг на пути развития. На первую ступень он встал, установив связь с душой, она же основополагающая.

Насколько Кён знал, в шахте плотность энергии первой области невелика, следовательно, он будет подниматься по ступеням развития души гораздо медленнее, чем хотелось бы. Насколько он знал, если бы он только умел тренироваться стихиями, а не просто развеивать их по ветру, тогда его темпы роста поднялись бы.

И всё же большим преимуществом было то, что Кён мог развеивать энергию ночью, даже когда спит, так как его концентрация не падала из-за Синергии, которая брала на себя роль исполнителя и действовала автоматически.

Ещё большим преимуществом было то, что общая чистота его каналов, то есть поток, составляет 900% - все 9 каналов очищены на все 100%, что для остальных – несбыточная мечта. В среднем этот показатель составлял 200-300%, то есть они развиваются в три-четыре раза медленнее, а их стихийные атаки на той же с Кёном ступени гораздо слабее.

Ещё в эти 4 дня вернулись избитые надзиратели.

Рабам 2-го ранга выделялось 3 ночи на лечение, чего более чем достаточно, чтобы большая часть из них оправилась.

Надзиратель Кёна Осип, к сожалению, был еще слишком слаб, когда выписался. Байрон, движимый жаждой отомстить за друга, отметелил того самого охранника так, что тот, кажется, не проживет и двух дней.

Бабиль с изуродованным лицом, доставшимся ему от «заботливого» песика, обзавелся еще парочкой фингалов от Байрона. С тех пор, он был тише воды ниже травы и при виде Кёна мог лишь скрипеть зубами, которых значительно поубавилось в свете последних событий. О прежней власти он мог забыть – в результате стычки пострадал не только его авторитет, но и финансовое состояние вследствие бессовестного мародерства юноши. Этот ростовщик, разумеется, припрятал некоторые сбережения в лавке, в хранилище, но он получит его только в 7-й день недели. Даже его последний оставшийся охранник больше не церемонился с ним.

И вот, наступил вечер 6-го дня недели. Завтра выходной, поэтому многие не спешили ложиться спать. Кто-то прочно засел за «карточные» столы, кто-то писал письма своим близким, а кто-то просто общался за кружкой низкосортного чая.

Кёна беспокоило то, что его отсутствие в базе данных может быть выявлено. Насколько он знал, еженедельный отчёт с Бобом проходил десять дней назад, но его тешила мысль, что замену мёртвому формацевту Мартину найти не просто, так что есть высокая вероятность, что проверка отчётов затянется. Пока что его никто не беспокоил, остальное не важно.

Боб и Моб пришли в гостиную, чтобы раздать выручку за перевыполнение нормы. От рослого мужчины исходил ареол, который бывает разве что у наркозависимых. Неужели у него что-то случилось с Мартой?

Кён отбросил поспешные домыслы, подумал, что денег, которые ему любезно одолжили мерзавцы-надзиратели, более чем достаточно, чтобы завтра выиграть аукцион и получить повышение, а оставшееся ему уже точно не понадобится.

Разыскав Майка, он пообещал тому передать остатки денег с аукциона, чтобы потом он перевел их в реальную валюту и отправил семье, которая проживала в деревеньке с названием Корнево, что выяснилось в процессе разговора.

Решив проблему с «лишними» деньгами, Кён постучал в комнату Байрона.

«Кто там?» - глухо прозвучало из-за двери.

«Приветствую Байрон, это я.»

«Заходи парень, я тебя чаем угощу… Рассказывай, что нового?» - здоровяк впустил юношу, потопал к маленькому столику с чайником. Разогрев напиток на каком-то кристалле, он поставил дымящуюся кружку перед Кёном и сам уселся напротив.

Кивком поблагодарив за угощение, Кён осторожно отхлебнул чай.

«Все как обычно. Завтра намечается аукцион. Я планирую выбраться.»

Байрон, нахмурился:

«Все в шахте мечтают получить повышение и отправиться в поместье, сам знаешь. Поэтому твоих денег может не хватить. Например, в прошлый раз выиграли три человека со ставками около 250-и тысяч…»

Парень усмехнулся и заговорщицки подмигнул здоровяку:

«За нападение на меня и избиение Осипа я взял с Бабиля и его дружков небольшую материальную компенсацию, так что мне должно хватить.»

«А-ха-ха! Черт подери, круто!» - мужчина, на секунду опешив, громко рассмеялся. Одобрительно стукнул кулаком по столу: - «Они это заслужили! На самом деле, если бы с тобой что-то случилось, то я бы блядь с них шкуру снял!»

Кён почувствовал некоторый прилив благодарности к этому простодушному здоровяку:

«Приятно слышать.»

Байрон отставил чашку и задумчиво подпер подбородок рукой, побарабанив пальцами по столешнице:

«Кстати, ты должен понимать, что, даже если выиграешь аукцион, то свободным не станешь. Я не знаю, что там за устрой и порядок, но если ты всё же выберешься, то я желаю удачи тебе в твоих семейных вопросах. Надеюсь, тот ублюдок получит своё…»

Кён на секунду растерялся, но потом вспомнил о своей «полной драматизма, сентиментализма и вселенской несправедливости истории жизни». Возможно, в этот момент парень должен был испытать некоторый стыд за свою ложь, но данная эмоция была не слишком характерна для него. Да и сам Байрон, узнай он, как ловко манипулировал им мальчишка, вряд ли бы обрадовался – а так, все довольны. «Ложь во благо» - кажется, это называется как-то так.

Кён неопределенно кивнул и, заметив на полке позади Байрона кубик Рубика, ткнул в него пальцем:

«Покажи мне вон ту штуку.»

Байрон обернулся, поискал глазами нужный Кёну предмет и, протянув руку, достал игрушку и передал её парню. А пока здоровяк отвлекся на просьбу юноши, тот щедро подлил весь запас Синергии в чашку Байрона.

«На. Я уже пожалел, что купил эту хренотень. Вообще не понимаю для чего она нужна.» - хмыкнул мужчина и в один глоток допил остывающий чай.

{Какой же он все-таки простак, правду говорят – сила есть, ума не надо…} – по-доброму усмехнулся Кён. Он задал Синергии отложенное действие. Попав в желудок, она проникнет Байрону в ключи и через пару дней установит ему связь с духом. Это будет для него неплохим стимулом, пускай он не обладает даже областью основ. Всё же здоровяк не раз упоминал, что проклинает свою судьбу за слабость, хотя с первого взгляда слабаком его не назовёшь.

Кён неспешно проворачивал пазы кубика.

«Скажи, какие у тебя планы на будущее?»

Мужчина свесил голову и сжал кулаки:

«Не могу знать. Из-за моего брата - сука, ненавижу его!…- мне ещё минимум два года здесь торчать, только в таком случае я смогу купить себе свободу, а дальше… Дальше, я буду искать способ отомстить.»

«Два года - это большой срок. Если ты каким-то образом выберешься раньше, то найди семью Майка в деревне Корнево и ожидай меня там. Я разыщу тебя, а позже помогу свершить месть, но учти…» – квадратики постепенно складывались в единый цвет, линия за линией – красный, желтый, зеленый, снова красный…

Байрон нетерпеливо перебил:

«Ты поможешь мне!?»

«Да, но учти, с тебя будет должок.» – Кён, удовлетворенно кивнув, поставил на стол перед мужчиной собранный кубик.

Байрон, мазнув взглядом по игрушке, задумчиво протянул:

«Ты же знаешь, я не богат…»

«Я и не говорил, что это будут деньги. Впрочем, пока не забивай голову.»

«Кён, мне насрать каким образом, но если ты поможешь мне свершить месть, то я сделаю для тебя что угодно!» – мужчина решительно хлопнул кулаком по столу, отчего чашки жалобно звякнули. Но затем, прокашлявшись, уже не так уверенно: - «Ну, кроме всяких извращений, разумеется.»

Они дружно рассмеялись.

Попрощавшись, Кён ушел в свою спальню. Завтра предстоит тяжелый день, день Икс.

Байрон, закрыв за парнем дверь, принялся убирать со стола. Взгляд непроизвольно задержался на кубике Рубика – мужчина удивленно ахнул.

Раннее утро. Сонные люди живыми зомбаками выползали в общую гостиную, непрестанно позевывая. Кён же был бодр, как никогда – слишком многое он поставил на сегодняшний день.

Байрон неспешно поднялся на мини-сцену и громко объявил про аукцион, после чего дал указание всем идти на помывку.

Кён стоял под освежающими струями душа и думал, думал, думал… {Стало быть, у патриарха есть юная красавица-внучка… Хм, что может быть лучше, чем завоевать сердце высокородной мисс? Статус и влияние семьи Стоун позволят мне выйти в люди. Как интересно… Испытание, где раб должен соблазнить деву из высшего общества, дочь главы… А ведь если я применю все техники соблазнения, то она наверняка станет моей! В моём мире я любую мог за час охмурить, уверен, мои навыки и здесь мне весьма пригодятся. Ох, я уже горю в нетерпении. Такого задания мне мастера ещё не давали! Надеюсь, девчонка окажется в моём вкусе. Если так, то я подчиню её себе, пусть даже на это уйдёт время. Она потом еще благодарить меня будет.}

Парень расплывался в наивных романтичных фантазиях, так и не познав, каким образом устроен этот мир. Атмосфера в шахте не сильно блистала субординацией, все были более-менее фамильярными, как раз таким образом жил Лавр в своём мире. Однако снаружи, среди высокого общества, всего лишь один косой взгляд может стать для него последним. Глупое неведение способно обернуться для него крупными неприятностями, о которых он пока что и не подозревает.

На романтичные мысли мужская сущность реагирует быстро и однозначно. Парень торопливо подавил желание и, отключив воду, принялся одеваться.

Внезапно по позвоночнику пробежался озноб. Обернувшись, Кён заметил приближающегося к нему лысого мужика с похотливой рожей.

{Етить твою кочерыжку, только не сейчас.} - юноша только трусы успел натянуть.

«Парень, а парень, а что я только что заметил…»

Не успел “мужчина” договорить, как скользкий кусок мыла отскочил от какой-то стены и влетел тому прямехонько под ступню. Он поскользнулся и с диким матом пролетел пару метров по мокрому полу, впечатавшись в стену. А когда очухался, парня уже и след простыл.

На ходу натягивая рубаху и шлепая по полу с незашнурованными ботинками, Кён выдохнул: «Если бы не мои баллистические способности, пришлось бы туго.»

В гостиной уже развели бурную деятельность: двое лавочников и их верный охранник завозили передвижную лавку с товарами, а рабы, галдя и переругиваясь, выстраивались в очередь.

Глава 29

В гостиную вошёл высокий мужчина среднего возраста в черном пальто. На пару метров позади него шли два охранника и ещё группа рабов, выигравших аукцион, с 1-го и 2-го сектора, это ясно по их плохо скрываемым улыбкам.

Кён заметил по размеренной походке мужчины, что он не прост, обладает способностями.

Все люди стали расступаться с его дороги, а трио, заведующее лавкой, сместилось поближе к стене, чтобы освободить место на мини-сцене. Их значимость явно уступает этому пальтистому.

Поднявшись, мужчина равнодушным взглядом окинул собравшуюся толпу, а затем, прочистив горло, заговорил:

«Все вы наверняка знаете, кто я и для чего здесь. Я не собираюсь задерживаться в этом месте надолго. Три человека, сделавшие наибольшие ставки, будут повышены и отправлены в поместье…»

Хотя эти слова звучат каждый год, они всегда производят настоящий фурор в гостиной.

Каждый раб оценивает повышение с последующим переездом в поместье как нечто невообразимое, как то, что полностью изменит его жизнь к лучшему. Вкусная еда, благоприятные условия проживания, высокая оплата… Возможность стать лакеем какого-нибудь господина, этим сделав свою жизнь сказкой, а может стать слугой, или даже бы животноводом, вот где мечта обычного бедняка. Перспективы невообразимые, всё же поместье принадлежит Стоунам, семье номер один в королевстве. Цена повышения в отличии от обычной свободы в среднем втрое выше.

Мужчина в пальто, он же доставщик, развёл руки, торжественно произнёс: - «…Начнем же аукцион! Первая ставка пять тысяч рупий, кто больше?»

Начали тянуться руки с последующими выкриками: «Шестьдесят тысяч!» … «Семьдесят тысяч!» … «Девяносто тысяч!»

В итоге первый человек выкупил повышение за 250.000 рупий.

Кён решил выкупить повышение именно второго лота, полагая, что так будет дешевле.

Вскоре его мысли себя оправдали: он выиграл второе место за 220.000 рупий. Психология и настроение массы были у него как на ладони.

И всё же как удачно совпало, что к нему заявились богатые буратино и любезно отдали свои пожитки. С прошлой суммой ему бы до аукциона пахать много-много лет, а точнее пришлось бы придумывать очередной хитрый план. Всё сложилось как нельзя лучше. Что его ждёт в поместье? Ему не терпелось узнать.

Третий человек выиграл третье место за 275.000 рупий, собирая эту сумму около 10-ти лет. Всё же повышение стоит таких денег, а вот какая-нибудь свобода – нет. Ещё на год в шахте мужичок ни за что бы не остался – хотел сэкономить, взяв третье, а получилось, как всегда. Удивительно, но на его лице смешались горькие и счастливые слёзы одновременно.

Кён, незаметно для других, отдал остаток денег уже здоровому и бесконечно благодарному Майку, пожал ему руку на прощание и последовал за человеком в чёрном пальто наружу.

Переданные рупии, насколько он был осведомлен, в поместье не в обиходе.

По пути из гостиной его встретил счастливый крепкий мужичок Боря, тоже пожал руку, похлопал по спине. «Легенда о парне, бросившем вызов системе, и, главное, победившем, будет многолетним эхом разноситься по всей шахте. Удачи в будущем, Кён.»

Джон, старый надзиратель Кёна, стоял в неверии. Этот сопляк избил его, покалечил, отнял деньги, а теперь получил повышение на его же деньги. Несправедлив этот мир…

Бабиль пустил гневную слезу, сжав немногочисленные зубы. Маленький жулик оказался не тем человеком, которого он смог переступить, он не лох, он тигр в шкуре лоха.

Байрон позвонил Марте предупредить о том, что парень покидает шахту, и пошёл провожать его:

«Кён, я так рад за тебя! Надеюсь, в поместье к тебе будут хорошо относиться.»

Кён улыбнулся:

«Не забывай наш разговор. Кстати, я тебе оставил сюрприз, завтра узнаешь какой.»

Здоровяк заинтересованно посмотрел сверху вниз на Кёна. Сюрпризы он любил. В итоге добродушно улыбнулся, крепко пожал ему руку:

«Ну ладно, парень, береги себя. Я бы оставил тебе тоже какой-нибудь сюрприз, да вот нечем тебя удивить…»

«Всё в порядке.» Кён похлопал по плечу человека, благодаря которому целую неделю никто не посягал на крупную сумму в его кармане, хотя желающих обогатиться было достаточно. Если бы не Байрон, чтобы выбраться из шахты, ему пришлось бы идти окольным путём, который занял бы возможно не месяц, а может и не два.

Кён осознавал, что отложенная очистка ключей Байрона, причём далеко не до уровня «повелителя», вовсе не окупит его долг. Всё же в будущем он обязательно вытащит его, а возможно даже поможет свершить месть, если его не затруднит.

Парень, после пожатия рук, последовал за надсмотрщиком в чёрном пальто. Он предусмотрительно запрятал на теле янтарную кристаллизованную энергию, потенциальную взрывчатку, которая в будущем может сослужить ему в случае чего, к тому же она, по сути, является деньгами, не то, что рупии.

Для Кёна утаить что-то от обыска проще простого – всего-то и надо, что спрятать маленькие камушки под плотной повязкой где-нибудь на предплечье.

Группа людей приближалась к 4-му сектору.

Сегодня Моб работал один на пропускном пункте, так как задолжал Бобу выходной. Он развалился на стуле и читал какую-то книгу, то ли строя из себя интеллигента, то ли действительно хочет не быть равным здешним холопам, как вдруг, обернувшись, заметил группу с Кёном.

Вопрос сам по себе сорвался с языка:

«Кён?! Ты что, победитель?!»

Парень кивнул:

«Мои приключения в этом месте подходят к концу.»

Доставщик в пальто скрыл удивление, что парень имеет контакты с начальством, подошёл и равнодушно сказал Мобу:

«Если вы знакомы, то это упрощает дело. Запиши себе в отчет, что он победил и будет отправлен в поместье. Я очень тороплюсь.»

Моб легонько поклонился, зная, что человек перед ним уважаемый, и быстро стал делать записи в журнале, которые лишь наведут в итоге путаницу.

Послышались шаги - Марта пришла попрощаться с Кёном, мальчиком, благодаря которому у неё была самая необычная неделя в шахте.

Моб, делая записи, невольно оглянулся на знакомые звуки шагов, воскликнул:

«Марта! Привет!»

Женщина, заметив всех присутствующих, в особенности Моба, смущенно улыбнулась:

«Привет…»

Мужчина расплылся в блаженной улыбке, затем неловко прокашлялся.

Марта подошла к Кёну, взяла его за руку и заговорила:

«Я не ожидала, что в тебе так много секретов! Я так рада, что ты выбрался отсюда. Надеюсь, что у тебя все будет в порядке в поместье.»

Кён, видя её добродушное, симпатичное лицо, душевно улыбнулся, ответил:

«Всё это вышло не без твоей помощи. Спасибо за участие и СОучастие.» - и заговорщически подмигнул ей.

Марта прикрыла рукой покрасневшее лицо, старательно отводя глаза. Она ведь действительно соучастница убийства Мартина, пусть и непреднамеренно.

Моб, вздрогнув, будто вспомнил о чём-то, внезапно схватил парня за руку и крепко пожал её, второй похлопал по плечу:

«Кён, ну ты это… Не скучай. Удачи, что ли.»

Кён в шоке посмотрел на мужчину. Чтобы Моб пожал руку рабу? Да ни в жизнь. Ясное дело хочет впечатлить Марту. И, переведя взгляд на женщину, он мысленно кивнул – сработало! Да ещё как!

Марта прикрыла рот ладошкой. Ей всегда не нравилось то, что Моб избивал рабов, относился к ним хуже, чем к грязи. И вот сейчас он пожимает руку одному из них! Улыбается! Тот ли это мужчина? Ещё после защиты от сумасшедшего слуги она увидела в нём множество хороших качеств, а теперь… Но она до сих пор ничего не сказала Байрону, не рассталась с ним. Нужно быть решительнее.

Кён прочистил горло, ответил на вопрос:

«Скучать не буду, уж поверь.»

Моб отнял рукопожатие, почти незаметно вытер ладонь о штаны, продолжая “искренне улыбаться”. Да, не зря он схитрил. Выражение любимой – неописуемо.

А в это время надсмотрщик вглядывался в юношу так, будто смотрел на аномалию. Он впервые встретил столь молодого раба в шахте, ну да ладно, возможно, натворил что-то, вот и засадили в молодом возрасте. Затем он удивился, что раб имел на руках достаточно денег, чтобы выкупить свободу. Такую сумму можно заработать за много лет тяжким трудом, а он тут вряд ли с младенчества пашет, следовательно, как-то схитрил. Но как нужно схитрить, кого обмануть и обокрасть, чтобы столько накопить? Очень странно. Позже оказалось, что он дружит с лидером шахты! Ещё страннее оказалось то, что медсестра самостоятельно вышла попрощаться с ним! Ну да ладно, можно поверить, что ей понравился симпатичный и молодой. Но чтобы он дружил с надсмотрщиком, который, насколько он помнил из прошлых поездок, презирал рабов?! Этот юноша слишком загадочный. Любопытно… Очень любопытно как ему удалось. Всё в купе повысило оценку парня в его глазах на порядки.

Подавив изумление, доставщик произнёс повышенным тоном. «Попрощались и хватит. Если хочешь остаться в шахте, то оставайся.» Договорив, он последовал в 4-й сектор с группой.

Кён, кинув последний улыбчивый взгляд на Марту, махнул ей двумя пальцами на прощание и пошёл за надсмотрщиком. Он решил, что за доброту и помощь вернёт ей долг сполна, нужно для начала самому встать на ноги и расправить крылья.

Женщина смотрела парню в след с тоской. Вдруг его отдаляющий силуэт сильно напомнил ей сына, вдруг всё показалось каким-то символичным. Слёзы сами полились из глаз, а на душе стало так прискорбно. Наплыли воспоминания о прошлом, вновь всё повторяется…

Моб, увидев плачущую любимую, тактично приобнял её. «Ну-ну… Он ещё ве… Он тоже будет скучать.»

Марта кивнула, вытерла слёзы, крикнула вслед:

«Береги себя!»

Кён не обернулся, но на лице играла улыбка.

Наконец, группа преодолела границу 3-го сектора… Теперь никто из старых знакомых не потревожит парня. Осознав это, он глубоко и несколько печально выдохнул.

Через 3 часа, проведя аукцион в остальных секторах, мужчина повёл приличную группу рабов из шахты. При виде метки на запястье, охранники почтительно пропускали его.

Повеял горный ветер. Кён увидел прекрасный горный пейзаж. Солнце стояло в зените, а где-то в отдалении была видна зелень, маленькая речка, птицы… Ненаглядная природа, которую рабы не имеют возможности видеть годами.

Лица остальных рабов выражали восторг. Давно они не дышали свежим воздухом.

Мужчина провёл группу к большой повозке, запряженной двумя необычными зверями. Залез на облучок и поманил остальных.

{Мой путь только начинается.} – напомнил себе Кён, устраиваясь поудобнее.

Двадцать четыре старца сидели за большим круглым столом в полуоткрытом дворце. Половина из них мерцала, будто иллюзия. Если поднять взгляд, то в небе можно обнаружить огромный голубой шар – планету под названием “Жизнь”.

Шло обсуждение крайне важного вопроса среди двух противоборствующих на протяжении тысяч лет фракций.

Высокий иллюзорный мужчина, он же император по имени Мубай, с короткими светлыми волосами, острым взглядом и парой полупрозрачных белых крыльев за спиной, напоминающих ангельские, заговорил твёрдым тоном:

«Мы рассмотрели предложение по состязанию за право владения вратами в Аргус на ближайшие сто лет. Мы согласны со всеми пунктами, кроме того, где указано, что высших гениев должно быть по сотне с каждой стороны. Мы считаем, что лучше оставить по двадцать пять человек, а не создавать настоящую бойню на планете низших.»

Мужчина по имени Райдер, император противоположной фракции, с парой тёмных крыльев за спиной, с необычайно внушительной внешностью с усмешкой произнёс:

«Думаешь я поверю, что вас волнуют судьбы отбросов? Так и скажите, что у вас не хватает молодых гениев, чтобы сравниться с нами.»

Реакция иллюзорного силуэта Мубая была резкой и надменной. «Наши гении всегда славились качеством, а не количеством! Мы долго и кропотливо взращиваем золотые зёрна, а не штампуем пачками гнилые!»

Завязался ожесточённый спор в попытке унизить фракцию противников и отстоять свою позицию. По происшествию некоторого времени обе стороны пришли к компромиссу: участников будет по 50.

Мубай, глава фракции светлых, подвел итоги:

«В новом году, в день закрытия врат, мы помещаем в случайные точки планеты пятьдесят лучших гениев моложе восемнадцати лет. Они все начнут с третьей области совершенствования, их успехи будут зависеть лишь от интеллекта и таланта в развитии. Проигравшие неукоснительно будут следовать условиям соглашения, а победители получат право пользоваться вратами в Аргус ближайшие сто лет. А теперь подпишем духовный контракт.» - он посмотрел на лидера фракции тёмных.

Райдер с уверенной улыбкой расписался на документе и торжественно произнёс:

«И пусть победит СИЛЬНЕЙШИЙ, то есть МЫ!» Договорив, он сбросил связь проекций, оставив последнее слово за собой.

Он лениво махнул рукой, этим приказывая старейшинам своей тёмной фракции покинуть зал переговоров. Всё с почтением на лицах ушли, осталась только необычайно красивая женщина, положившая одну руку ему на плечо.

Император Райдер со злобной улыбкой притянул роскошную женщину к себе и поцеловал с языком, заодно трогая её мягкие ягодицы, вскоре отстранился, произнёс:

«Любимая, у нас не так много времени на подготовку. Организуй отборочный турнир по всему царству. Я хочу видеть пятьдесят лучших молодых гениев в ближайший месяц. И обязательно позаботься о нашем сыне. Он должен получить наилучшую подготовку и ресурсы, всё же он рождён, чтобы быть первым.»

(П.А. спасибо за прочтение первой арки, дорогие читатели. Во второй арке вас ждёт постепенное становление Кёна в этом мире, приобретение власти, знаний, заложение фундамента для могущественной силы, построение планов на ближайшее будущее.

П.С. сразу хочу вас предупредить, что во второй арке вы можете ошибочно скинуть все неудачи, происходящие с ГГ, на его глупость или дурацкое поведение, что будет в корне не верно, потому что такова задумка автора. Каким бы полубогом вы его не считали, избежать последствий карающей длани автора невозможно.

П.П.С. пожалуйста, не завышайте сильно ожиданий от ГГ. Сразу признаю свою ошибку – я задал ему слишком высокую планку, которую сохранить просто нереально. Моё творчество, пусть и неочевидно, но будет направлено в основном на романтику и неординарные отношения с женскими персонажами (флешфорвард и теги тому подтверждение). Именно поэтому я мельком упоминал, что ГГ имеет слабость к прекрасному (в особенности к красивым девушкам), эмоционален и импульсивен, что для многих может быть антиподом рационализму и гениальности. Эти качества характера жизненно необходимы для создания того сюжета, какой я изначально планировал. Увы, это не книга про гения, у которого всё получается с полдействия. Для достижения результатов ГГ зачастую придётся рвать своё заднее место, много страдать во всех смыслах. Спасибо за понимание.)

Арка 2. Глава 30

Краткий пересказ предыдущей арки (1-29 глава): Кён убил алчного формацевта Мартина, решившего нажиться за его счёт, подружился с лидером рабов Байроном (мужчина мечтает отомстить своему брату за то, что тот засадил его в шахты), не без помощи друга обокрал ростовщика и его компанию на крупную сумму денег, на которую затем планировал выкупить себе более высокую должность раба (покупка свободы ему почему-то запрещена, разрешено только повышение). Одновременно с этим он установил связь с душой, узнал правила мира, встретился с богиней, желающей узнать от него что-то, избежал гнева медсестры Марты, узнавшей, что он убил Мартина. Перед аукционом в шахте, где продаётся свобода или повышение, Кён оставил Байрону подарок в виде очистки ключей, пообещал с ним встретиться в будущем. Выкупил свободу. Теперь его отправят в поместье Стоунов, где каждый член семьи обладает внушительным развитием души и авторитетом. Рабы для таких господ – насекомые, судьбу которых можно решить щелчком пальцев. И хотя могло показаться, что парень выбрался из проклятой шахты в более лучшею жизнь, на самом деле условия и опасность обстановки во много раз стала опаснее, чем в шахте. Он всё ещё раб, которому предстоит встать на ноги в этом мире.

***

Поместье семьи Стоун, вечер.

Молоденькая красивая девушка, своей миловидностью способная очаровать самих богов, сидела на лавке, нетерпеливо болтая ножками в босоножках. Её длинные золотистые волосы развевались на ветру, в огромных изумрудных глазах, обрамленных густыми ресницами, отражалась светлая луна – весь её облик был каким-то волшебным, дивным, неземным.

Откуда-то сзади донёсся заунывный вой призраков.

Девушка резко прищурила глаза, на губах заиграла понимающая улыбка.

«Память твоя ни к чёрту, дважды не прокатит!» - мелодичный, как весенние колокольчики, голосок звучал неестественно резко, вмиг разрушая весь её невинный образ.

«Призраки» тут же послушно смолкли. Тяжелый вздох и тихий хохот, сменившийся скрипучим голосом старца:

«Мисс Юнона, мне уже тринадцатый десяток пошёл, не судите строго.»

«Старый дурак, в который раз ты мне уже это талдычишь!» - в улыбке обернувшейся девушки сквозило веселое лукавство.

Пред светлы очи Юноны пожаловал Флиц, тот самый, на замену которому послали Мартина. Высокий худощавый старик с копной белых волос и длинной бородой, на сморщившемся от возраста лице одни глаза горели жизнью - он был облачен в серый халат мудреца, что совершенно не писалось с его видом злобного старикана.

«Моё старческое сердце может не выдержать таких колких слов, где Ваши манеры?» - на лице старика так же засияла улыбка.

«Твоё сердце и не такое выдержит!» - дерзко фыркнула девчонка и, поднявшись со скамьи, зажмурилась и сладко потянулась, выгнув тело дугой – от подобного провокационного вида Флицу нестерпимо захотелось щелкнуть паразитку по носу.

Лукаво приоткрыв блеснувший изумрудом глаз, укоризненно буркнула:

«Ну?! Разучился приветствовать свою госпожу?!»

«Ахахэ! Давай обниму, дорогая… Давно не виделись…» - Флиц со смешком притянул озорницу к себе, заставив уткнуться ему носом в грудь – девушка уступала ему в росте на целую голову. Старик не отказал себе в удовольствии уткнуться носом в лохматую макушку - ноздри щекотало запахом дорогого шампуня. Своей миловидностью и непосредственностью она напоминала балованного щеночка – так и хочется приласкать, да жизнь дороже.

«Флиц…» - девушка отстранилась. - «Рассказывай, что ты выяснил?»

Старец устало присел на лавку, Юнона мышкой юркнула рядом, огладила на коленях серую юбку.

«Информация была верной… Она сбежала в имперскую столицу. Я провёл небольшое расследование, в ходе которого выяснил, что она сразу же поступила в орден, пройдя экзамен на все сто баллов. Её тут же взяли во внутренние ученики, представь!»

«М-м… Как неожиданно-то.» - саркастично фыркнула девушка, заправив копну волос за ухо. - «И как там у неё дела? Зачем ей этот орден?»

«Увы, моей пронырливости не хватило, чтобы встретиться с ней лично, но я слышал очень-очень многое от внешних учеников. Ой, да что уж там…» - мужчина устало махнул рукой. – «В первый же день она прославилась так, что у неё появились обожатели…»

«Цыц! Не продолжай. Я знаю, что она красивая, сильная, умная, бла-бла-бла. Мисс совершенство.» - скривилась Юнона. Глаза блеснули яростью: - «У меня всё детство прошло в тени её великолепия, так что заткнись-ка на этот счёт и скажи что-нибудь по делу.» - девчонка едва удержалась, чтобы не топнуть ногой из вредности.

На её аккуратный носик опустилось пуховое перышко какой-то ночной птицы. Девушка тихо чихнула и ослепительно улыбнулась, наблюдая, как перо взвилось в воздух и теперь медленно планирует на землю. Сердце старика ёкнуло, он поспешил отвести взгляд. Нервно прочистив горло, продолжил:

«Да, конечно. В общем… Я думаю, она сбежала вовсе не из-за того, что Тимофей Браун хотел взять её в жёны. Он для неё – обычный щенок, слабый и немощный, только громко тявкать и может. Дело всё-таки кроется в пропаже отца…»

Юнона со свистом втянула воздух, отчего её небольшая аккуратная грудь всколыхнулась, и простонала, спрятав лицо в ладони: «Как я и думала. Эта дура… Она… Нет, точно дура.»

Флиц осторожно поинтересовался:

«Это её больная тема, не так ли?»

«Да. Она помешана на нём… Думает, что отец жив, но его уже сколько лет нет с нами?! Он либо погиб, либо полный идиот!» - последние слова она уже прорычала, в глазах сверкала ненависть вперемешку со скорбью по отцу, который всегда любил сестру больше, чем её.

Старик тихо вздохнул:

«Однажды я общался с твоим дедушкой, и он сказал, что его сын, возможно, жив… Его люди долго пытались выяснить обстоятельства, но все следы обрываются на границе с демонами, в день любви суккубов. Эти проклятые твари весьма могущественны, но также известно, что сильных мужчин они любят своей извращённой любовью. А твой отец был очень сильный и талантливый.» - его глаза скользнули по застывшей девушке: - «Твоя сестра хочет стать сильнее, а для этого нет лучшего места в нашей империи, нежели имперский орден. Видимо, она планирует самостоятельно проникнуть в империю демонов… Потому и сбежала.»

«Понятно. Замечательно, просто великолепно. Теперь она решила стать самоубийцей. Безмерно счастлива за свою сестру.» - нервный смешок. Юнона обхватила себя руками, словно замерзла, покачала головой: «Это-ж надо быть на три года старше меня, а в голове иметь мозгов меньше, чем у воробушка…»

Флиц тактично не прокомментировал сие высказывание. Эльза была лучшей из лучших, и её сестра прекрасно об этом знала. У неё было сотни и тысячи поклонников, желающих получить от неё один лишь взгляд.

«Знаешь, с тех пор как я узнал истинную тебя, у меня значительно поубавилось волос на голове… Ай!» - старик явно не ожидал удара в плечо от злобно пыхтящего «щеночка».

«Ты намекаешь, что я тебе не нравлюсь?» - удар. - «Говори! Я вредная?! М?» - и ещё удар. - «Говори давай!»

Старик, не выдержав атаки, отскочил в сторону. Потирая ушибленное плечо – ведь наверняка синяк останется, поганка эдакая! – возмущенно бросил:

«Да ты самая отвратительная девочка на свете! Таких, как ты, ещё поискать надо!»

Юнона метнулась к старику, в желании наглядно показать, что до сих пор она была просто ангелом, - вот только совершенно не поспевала за набравшимся опыта Флицем:

«Старый хрыч, сам-то сидишь целыми месяцами в шахте! Метки он, видите ли, накладывает! Может, тебе просто рабы нравятся, а? Уж я-то знаю, что ты извращенец в душе! Да остановись же ты, наконец!»

Флиц, коварно ухмыльнувшись, тут же исполнил приказ – резко затормозил и обернулся, отчего не ожидавшая такого «послушания» девчонка тут же впечаталась ему в грудь.

Старик устало выдохнул. Аккуратно отлепил от сюртука излишне энергичную особу, усмехнулся, глядя на покрасневший носик и влажные от слез глаза – вздрогнул, тут же отведя взгляд.

Юнона, горестно всхлипнув, потерла слегка опухший от удара нос.

«Козёл старый… Кто же так резко останавливается?!» - взъелась она вмиг, грозно шагнула вперёд и замахнулась для очередного удара.

Флиц тут же перехватил маленький кулачок:

«Тебе ещё расти и расти, чтобы отомстить мне. Кстати, как там твоё обучение?»

Юнона вырвалась, чинно оправила шелковую блузу и зашагала по тропинке сквозь парк, нервно стуча невысокими каблучками. На лице отразилась досада вперемешку с обидой.

«Если бы я установила связь с духом не три месяца назад, а, как сестра, в раннем детстве, то она стояла бы передо мной на коленях чтобы выслужиться, а не металась бы по всяким-там орденам и не искала проблем на свою задницу.»

В глазах Флица сиял восторг: смотрите-ка, от горшка два вершка, а сколько надменности!

«Ого! Какие жаркие слова. Ты, может, и талантлива, но не слишком ли высокого мнения о себе? Ладно по мне не попасть, я-то вон какой сильный весь, так ты даже того паренька, как его… Хм… Вроде Егоркой зовут… Даже его победить не можешь!»

«Щеночек» гневно зафырчал:

«Старые кости, следи за своим языком! Он, между прочим, самый перспективный молодой боец в нашей семье! Да и потом, он всегда сражается с разницей в две ступени выше, но никогда не на равных, как последний трус!»

Старик расхохотался:

«Да уж… Если бы такая разница останавливала твою сестру, думаешь, она бы стала гением номер один?»

«Заткнись, заткнись! Чёрт, как я тебя ненавижу! Вот почему ты всё время о ней говоришь, как и все они?!» - Юнона зловредно выставила Флицу подножку, которую тот переступил даже не глядя. Досадливо рыкнула: «Только посмей ещё раз что-то об этом вякнуть! И про Егорку ни слова, после его прошлого проступка я думать о нём не хочу!»

Флиц не понял, что за проступок сделал парень, но ответ ему точно неинтересен.

«То есть, ты не хочешь стать сильнее?»

«Хочу, конечно!» - раздраженно цыкнула девушка.

«А-ха-хэ! Давай я потренирую тебя сражаться?» - с хитрым прищуром предложил Флиц.

«С тобой не хочу.» - даже не раздумывая, отрезала Юнона.

Огоньки в глазах старика потухли, мир на секунду поблек. Формацевт тряхнул головой, отгоняя печальные мысли:

«Ты первая, кто отказывается позаниматься со мной… Юнона, если тебе не справиться даже с Егоркой, то, может, будешь сражаться с равным по силе?»

«Ну уж нет! Я что, похожа на воспитательницу в детском саду?! К тому же все мальчики, да и парни, только и могут, что слюни свои пускать во время боя! А ты знаешь, как я ненавижу извращенцев. Вроде тебя.» - мстительно припечатала маленькая вредина.

«Ты пойми, сражаясь с манекенами, ты многое теряешь! Да, у тебя есть талант, взойти на пятую ступень за три месяца… Об этом многие только и мечтают, но без навыка вести бой – какая разница, насколько ты развита? Тебе будет приятно, если кто-то ниже тебя на десяток ступеней спокойно поставит тебя на колени?»

Плечи девушки поникли. Вздохнув, она едва слышно прошептала:

«Ты прав… Конечно прав. На самом деле, я не против с тобой заниматься, но на какой срок ты останешься в этот раз? Ты ведь нужен семье… Формацевт фигов…» - подняла на старика тоскливые глаза, прекрасно зная ответ.

Флиц, умилившись, протянул руку погладить эту милейшую девушку на свете, но осёкся, тут же сжав кулак.

«Нужно спросить у главы и старейшин, а также пообщаться с твоим братом. Наверное, Мартин не будет там долго работать, так что мне придется вернуться обратно… Прости.»

«Вот и я о том же.» - фыркнула Юнона, торопливо продолжив движение вперед.

«А что, если я приведу к тебе человека, не пускающего слюни? И чтобы он сражался прилично, а не был мешком для битья, как в те разы?» - Флиц вспомнил ту груду мяса, не сумевшую пережить с Юноной и дня. И ещё нескольких таких же «счастливчиков»… По спине пробежался холодок.

«Почему же, я и от мешка не откажусь.» - хихикнула очаровательная тиранша в юбке.

«Будь серьезнее! Это же тебе нужно!»

«Знаю я. Ну хорошо… Найди кого-то крепкого, но чтобы был слабее меня, и никаких слюней! И… Чтобы мне было приятно иметь с ним дело, бить, в смысле. Сам понимаешь - чтобы его хватило на дольше.»

Флиц смерил девчонку осуждающим взглядом. То, что она вытворяет с “мешками для битья”, не достойно звания госпожи, дочери патриарха столь высокородной семьи. Недовольно покачал головой:

«Обещаю, я найду тебе кого-нибудь.»

Юнона присела на лавочку, помолчала, с задумчивым видом любуясь луной.

Вечное пребывание в тени сестры, наконец, позади, но от этого не легче. Ей казалось, что она рождена для того, чтобы превзойти Эльзу, но судьба притормозила её развитие, чтобы соревнование было равным. И вот она тронулась с места… Пора догонять, пора заявить о себе всем, кто презирал её, кто сравнивал со старшей и до сих пор сравнивает, кто видел в ней лишь маленькую девочку, способную только умилять своей внешностью. Отныне её жизненная цель – уложить сестру на лопатки перед всеми. Доказать своё величие.

Юнона не сумела сдержать сладкий зевок – уже была глубокая ночь. Приобняла худощавого старика, тихо произнеся почти в самое ухо:

«Спасибо, Флиц, что узнал про сестру ради меня.»

Старик был тронут – редко можно было услышать от этой ходячей катастрофы искреннюю благодарность. Рука сама собой потянулась к пушистой макушке, но пальцы вдруг скрючило, и он просто обнял её в ответ.

«Не за что. Давай я провожу тебя в комнату.»

«Не нужно, я сама.» - еще один зевок.

«Ну, в таком случае… Спокойной ночи, мисс Юнона, королева манекенов.» - улыбнулся старик. И как только этой вредине удавалось одним своим видом поднимать ему настроение?

Девчонка отмахнулась и, позёвывая, ушла спать.

(П.А. так её видит автор, но не обязательно вы.)

Глава 31

В этот же день.

Рэн – тот самый мужчина в черном пальто – устало правил повозкой, груженной группой рабов. На сей раз мужики оказались умными - не пытались сбежать. На их же благо.

Утомительный путь занимал шесть дней в каждую сторону. Тропа от поместья до шахт была утрамбована какой-то техникой земли, так что не болотилась и не обваливалась.

Горы, реки, леса, холмы. Всеми этими красотами каждый из пассажиров налюбовался вдоволь. Встречалась так же и живность, однако, опасные звери не рискнули напасть на такую толпу.

Седьмая ежегодная выездка Рэна подходила к концу. Она была бы привычно скучной и унылой, но хилый паренек по имени Кён, который ещё с шахты привлёк его внимание, не дал окончательно заплесневеть: шутки да прибаутки, колкости, рассказы – грустить с этим заводилой было просто невозможно.

На третий день поездки пацан и вовсе удивил – он поднялся на одну ступень! Пространственный хлопок повышения ни с чем не перепутать. А ведь в его третьем секторе пребывали лишь те, кто не установил связь с душой… То есть, он каким-то образом установил связь и научился делать циклы! Опять преподнёс сюрприз.

{Этот парень подаёт большие надежды… Думаю, из-за него и мне что-нибудь перепадёт…} - мечтательно вздыхал Рэн, поглядывая на юнца.

Повозка подкатила к пропускному пункту - дальше начинается территория поместья Стоун. Двое охранников, проверив метку на запястье, пропустили Рэна дальше.

Вся территория ограждена двухметровой каменной стеной, созданной стихией земли. Помимо стен разной высоты, поместье также окружено 3-я невидимыми барьерами, снабженными сигналками и сообщающими хозяевам о проникновении чужаков.

Еще два часа пути и показался второй пост со стеной, и ещё через полчаса третий, последний. К этому моменту небо покрылось тёмной пеленой.

Большие ворота распахнулись, Рэна и повозку пропустили внутрь. Пред уставшими рабами предстало огромное поместье, тут и там вырастали дома до 3-х этажей в высоту, радующие глаз прекрасной архитектурой. А ведь это был только внешний двор поместья - ближе к центру виднелись дома намного богаче.

Мужчина в пальто остановил повозку на небольшой территории какого-то строения, забором с колючей проволокой упорно напоминающего тюрьму. Хотя охраны особо не наблюдалось…

Навстречу Рэну «радушно» вышел старый коллега-надзиратель. На его губах играла ядовитая ухмылка, когда он презрительно окинул взглядом группу рабов, в особенности остановившись на Кёне.

«В этот раз одни хиляки… Рэн, с каждым годом рабы всё хуже и хуже. Как так?» - цокнул языком Хайн и укоризненно покачал головой

Рэн скривился – вечно этому засранцу надо вставить какую-нибудь шпильку – и ответил равнодушно-усталым голосом:

«Мне почём знать… Я в душ, дальше сам.» - наконец, его работа практически закончена. Осталось только сводить рабов для нанесения новой метки и получить премиальные.

Надзиратель кивнул и, проводив взглядом уходящего «коллегу», уничижительно бросил двоим охранникам:

«Че встали? Отведите мусор на помывку.»

Кён при себе имел горстку янтарных камушков, которые очередной раз придётся ловко запрятать. Впрочем, риск того стоит. Если не станут деньгами, то хотя бы хлопушками.

После душа каждому рабу выдали комплект одежды по размеру. Простые, холщовые серые брюки и рубаха все же были намного лучше и качественнее шахтерской униформы. По крайней мере, на них не было дыр и пятен.

Кён поместил злополучную кучку янтаря в новый карман.

После помывки оба охранника уже на улице построили всех в шеренгу.

Хайн, заложив руки за спину, с надменным видом прошелся вдоль дружного строя рабов. Он любил свою работу… При встрече новичков его первоочередная задача - показать им своё место, чем он с радостью и занялся.

«Вы все говно!» - его зычный голос прозвучал издевательски-торжественно. - «Возможно, вам наплели сказки, что здесь вас ждут море и розы, девки и жрачка, но это пиздёж! Вы будете вкалывать здесь чуть ли не больше, чем на шахте! Каждому будут выданы работы, от которых вас уже через месяц будет выворачивать! Так что знайте, как вы были кусками никчёмных бомжей, работающих за кашку по утрам, так и останетесь ими.»

Рабы понуро опустили головы, не смея смотреть в его полный самодовольства взгляд. По всей группе прошелестели непроизвольные стоны отчаяния - забор с колючей проволокой, крики жестокого начальника, обещающего им очередной ад… Не об этом мечтали.

Надзиратель, довольный произведенным эффектом, шарил глазами по толпе в поисках первой жертвы – необходимо окончательно закрепить отчаяние новоприбывших и наглядно продемонстрировать всю суровость бытья раба. Взгляд остановился на хилом юном пареньке – и как это он умудрился здесь оказаться? Мужчина, усмехнувшись, ядовито выплюнул:

«С каждым годом рабы всё бесполезнее и бесполезнее, даже жопу подмыть забывают. Но сегодня, я смотрю, всё ещё хуже… Вот, например, ты, тварь дрожащая, поди сюда.» - он величественно ткнул пальцем и поманил парня с меткой “Кён”,

Кён, мрачнея с каждой секундой пребывания в сим «доброжелательном» месте, сделал шаг вперед.

Мужчина злорадно ухмыльнулся:

«Скажи, у кого ты сосал день ото дня, чтобы сюда попасть, а? Ты думаешь, я поверю, что такая хилая девчонка со смазливой мордашкой, как ты, могла выиграть аукцион своими силами?»

Кён, стиснув зубы и опасно прищурив глаза, промолчал. Ситуация вырисовывалась пренеприятнейшая – он здесь никто и звать его никак, но и позволить себя унизить он не мог – свои перестанут уважать. А всё остальное субъективно.

Видя, что раб никак не отвечает на его выпад, мужчина разозлился еще больше. Надо поставить эту маленькую шлюху на её законное место!

«Девчонка, я приказываю тебе встать раком спиной ко мне! Я покажу тебе, что значит прокладывать дорогу своей задницей!» - смачный пинок под задницу в добавок к прилюдному унижению научит этого пацаненка хорошим манерам – а то ишь, как глазенками зыркает! А потом можно будет перейти к следующему «демонстрационному материалу» - трех жертв будет вполне достаточно.

Кёна одолевало мощное желание свернуть шею надзирателю, но – увы-увы - у него не было на это ни права, ни сил. Вот только и прогибаться перед двадцатью мужиками, с которыми он “скантовался”, совершенно не хотелось. Оставалась единственная доступная тактика – молчать и ничего не делать. Очень стратегически разумно и без последствий.

Губы Хайна скривились в гаденькой ухмылке:

«Девчонка что, глухая?! Может тебя долбили в уши, раз ты молчишь, а?!» - со смешком повернулся к охранникам, тыкая пальцем в застывшего каменным изваянием Кёна: - «Ты глянь, сюда теперь и глухих берут!»

Оба хихикнули. Начальник, всё же.

Надзиратель быстро двинулся вперед, желая преподать урок наглецу и «нагнуть» того собственноручно, однако ему под подошву залетело что-то скользкое. Не удержав равновесие, он плюхнулся на живот, проехавшись мордой лица пару метров по земле.

Кён едва заметно усмехнулся: воистину, мыло – лучший друг человека!

Мужчина, покраснев, поднялся, отшкреб от ботинка скользкое средство личной гигиены, проревел:

«Кто это сделал?!»

Несколько рабов позади Кёна непроизвольно прикрыли рот, дабы не заржать в голос.

К сожалению, их маневр не остался незамеченным – глаза Хайна угрожающе прищурились:

«О, вам смешно? Ха-ха, мне тоже, а знаете, почему? Вот почему!» - обмылок был брошен кручёным прямо в глаз рабу, но скользкий кусок на то и скользкий, чтобы быть непослушным - он свистнул мимо головы и улетел куда-то вдаль и вверх. Послышался звон разбитого окна… И скользкий «летающий объект», уподобившись бумерангу, странным образом с утроенной скоростью влетел в мордаху надзирателя.

*пэн*

Кусок мыла попал прямо в глаз Хайна, ознаменовав там будущий фингал. Мужчина издал вопль боли, прижал ладонь к пострадавшей половине лица:

«Агрх… Что за! КТО ЭТО СДЕЛАЛ?!» - от испытанного унижения оставшийся целым глаз заливало яростью – он выставил себя полным идиотом! Даже его подчиненные-охранники, казалось, едва сдерживают хохот.

Позабыв о своей цели, Хайн, раздавив в кулаке многострадальное мыльце в кашу, взбешенным вепрем понесся к ближайшему смеющемуся рабу, коим оказался, разумеется, Кён. Однако не успел он и трех шагов сделать, как сзади ему прилетел подзатыльник от подошедшего Рэна – надзиратель снова не удержался на ногах и проехал носом по земле, оставив живописную кровавую дорожку на тормозном пути его бренного тела.

В очередной раз поднявшись и зажимая руками пострадавший нос, мужчина недоуменно завопил:

«За что?!»

«Простое же задание дал, а ты и здесь себя идиотом выставил… Пора бы тебе сменить сферу деятельности и не позорить статус надзирателя.» - Рэн презрительно покачал головой. Обернулся к Кёну, в ответ на его улыбку слегка приподнял уголки губ – паренек сразу заметил приближение мужчины и наверняка просек его намерение дать “дружеский” подзатыльник идиоту. Молодец, парень – наблюдательный.

Рэн осмотрел посмеивающихся рабов и махнул рукой:

«Следуйте за мной. Зафиксируем ваш статус и должность.»

Они отправились в отдел формаций. Наконец, его работа доставщика будет завершена.

Глава 32

После разговора с мисс Юноной, Флиц зашёл в особняк к старейшине Бо, чтобы получить указания о дальнейшей работе.

Крепкотелый седовласый старик, сидя за роскошным креслом, со вздохом произнес:

«Мартин погиб. Подавился насмерть, какой-то булкой.»

У Флица от этого известия подкосились ноги. Он бы так и упал прямиком на ковер, но, по счастью, поблизости оказалось кресло. Мужчина, сгорбившись и обхватив голову руками, в отчаянии простонал:

«Булка?! Какая к черту булка?! Небеса хоть и умеют шутить, но, блядь, не настолько же!»

Старейшина Бо скривился:

«У тебя всегда был развязанный язык, но при мне не смей так выражаться, я тебе не патриарх.»

Флиц зажмурился, пытаясь взять себя в руки. Кто ж знал, что его бывший ученик, а ныне слушатель всяких историй, откинет копыта, подавившись? Это даже не смешно.

Бо, выдержав паузу и позволив формацевту немного прийти в себя, перешёл к делу.

«После смерти Мартина формации с двух сотен членов нашей семьи спали. Их невозможно идентифицировать без жетона, что значительно затрудняет им, да и нам, жизнь. Ах, да… Триста рабов тоже потеряли формации. Теперь звери не видят в них своих и нападают при первом удобном случае. Мы уже потеряли несколько десятков, остальные же отказываются выходить на работу из-за страха быть съеденными. И я могу их понять… В общем, ты нужен Стоунам. С завтрашнего дня в срочном порядке займись меточным делом.»

Флиц язвительно хмыкнул:

«А нахр… А зачем нам так много диких животных в поместье, если они ещё и своих жрут?»

Бо раздражённо потёр виски:

«Они не дикие, а арканированые… Не суть. Если бы у всех Стоунов и рабов были свои формации, то и звери продолжали бы вести себя домашними котятами! Кто ж знал, что этот придурок сдохнет от крошки?!» - досадливо сплюнул старейшина. Весь этот балаган упал на его голову совершенно не вовремя. Однако, заметив потемневшее лицо Флица, поспешил извиниться: - «Прости… Я знаю, что он был твоим учеником. Последняя неделя из-за всего этого была слишком тяжёлая, а я в поместье на данный момент единственный старейшина.»

«Да ничего.» - холодно ответил Флиц. - «Завтра я приступлю к работе.»

«…»

Формации, после смерти формацевта, наложившего их, начинают тлеть, словно угольки, теряют свои функции. Звери, бродящие по поместью, не были дрессированными – так что на них попросту наложили подчинительные формации в виде ошейников, именуемых «арканумами». Все члены семьи могли управлять животными, чтобы те их защищали и выполняли приказы. Рабам звери не подчинялись, но, благодаря наложенным формациям, не смели нападать.

Старейшина Бо снова потер виски – от всех этих проблем у него, кажется, снова разыгралась мигрень. Флиц не молод, и о том хаосе, что начнет твориться в поместье после его смерти, было даже подумать страшно.

После разговора со старейшиной, Флиц направился в свой кабинет – нужно было подготовить все к завтрашнему рабочему дню. Находился он на втором этаже, и был неподалёку от места, куда доставляют новоприбывших рабов.

Снаружи донёсся какой-то шум, а точнее – ругательства.

Флиц с мрачным видом закинул стопку документов в ящик стола и подошёл к окну. Его кабинет находился напротив “сарайчика”, где принимали новоприбывших рабов. Кажется, как раз сегодня должны были доставить новую партию.

Из окна открывалась привычная картина: на просторном дворе надзиратель орал благим матом на какого-то бедолагу-раба. Из года в год одно и то же. Он уже хотел было продолжить раскладывать вещи, как краем глаза вдруг заметил почти неуловимое движение паренька, из рук которого вылетел кусок мыла, и, отскочив от стены, попал прямо под ногу «начальству». Цель достигнута – мужчина шлепнулся на землю, да еще и мордой проехался.

Старик усмехнулся в бороду: {Неплохо, весьма неплохо…}

А в следующий миг стекло, служащее ему «экраном» для просмотра данного шоу, было беспардонно разбито – озлобленный надзиратель быстро нашел причину своего фиаско, после чего швырнул мыло прямо в окно!

«Да ёбанный ты в рот!» Выругался и так мрачный Флиц, выудил из-под стола злополучное средство гигиены и метнул обратно с утроенной силой. Что б ему пусто было!

{Так тебе!} – мстительно фыркнул старик, с удовлетворением наблюдая, как Хайн ожесточенно трет ушибленный глаз. В следующий миг надзиратель буйволом попер на «меткого» паренька – разумеется, надо же ему было на ком-то злость выместить. - {Даже жалко пацаненка, впрочем, это не мои проблемы.} – решил для себя Флиц и уже собрался отойти от окна, как заметил стремительно приближающегося ко всей компании доставщика рабов и в следующий миг и так не балуемый сегодня судьбой Хайн получил увесистый подзатыльник. – {Хм, неужто решил выручить парня? Все чудесатей и чудесатей.}

Настроение Флица несколько улучшилось, забавный паренек позволил ему хоть немного отвлечься от мыслей о смерти ученика. Разложил вещи, мельком проверил исправность инструментов, неодобрительно покачал головой крохотному паучку, обжившему угол между шкафом и потолком – теперь можно идти по своим делам. Однако, его планы были нарушены в самом зачатке: снаружи раздался топот по лестнице, а затем и скрип двери.

В кабинет ввалился Рэн с группой рабов. В самом «хвосте» толпы глаз формацевта зорко выхватил растрепанную макушку давешнего «ловкача», в первый же день своего пребывания нажившего себе врага в лице надзирателя.

Кён вошёл внутрь почти последним. Мельком осмотрел просторную комнату, меблированную под «старый стиль», по меркам этой культуры: громоздкий дубовый стол и огромный шкаф из того же дерева; полки, груженные всякими мелочами и рамочкой с черно-белой фотографией седовласой худой женщины {Хм, здесь изобрели фотоаппарат или же его аналог?}; окно в пол стены позади рабочего стола – точнее, разбитое окно, стыдливо прикрытое тяжелыми и наверняка очень пыльными портьерами.

За столом, сомкнув кончики пальцев перед собой, сидел старик. Высокий и худощавый, с побеленными годами шевелюрой и длинной бородой. Несмотря на старческие «седины мудреца», выражение его лица не создавало впечатление приятной личности, скорее уж говорило о премерзком характере и грубых манерах.

Рэн, узнав в старике Флица, поспешил поклониться, жестом приказав всем рабам сделать то же. Подняв голову, он несколько нервно и почтительно заговорил:

«Господин Флиц, сегодня я доставил новую партию рабов. Прошу простить за то, что так поздно, но рабочее время ещё не вышло, поэтому я подумал…»

Старик перебил его жестом и, огладив седую бороду, произнес:

«Рэн, знаешь ли ты, что недавно погиб Мартин?»

«Сэр, я не знал, простите… Соболезную Вашей потере…»

Флиц вынул из ящика комода трубку, поискал глазами спички. После второго же чирка кабинет наполнился дымом. Старик, с удовлетворением затянувшись, продолжил:

«Твоя партия рабов пятисотая на очереди, так что ты можешь катиться ёжиком домой.»

«Так точно, сэр.» - Рэн слегка поклонился и торопливо начал пятиться к выходу, как вдруг был остановлен задумчивым:

«Почему ты защитил паренька?»

Рэн неловко опустил взгляд.

«Господин, я просто дал подзатыльника моему коллеге за непрофессионализм…»

«Ты кому втирать свой бред будешь, сосунок?» - опасно прищурившись, фыркнул старец.

Доставщик торопливо склонил голову:

«Простите, я действительно защитил паренька по своим причинам… Простите, что обманул…»

«Говори уже, заколебал.» - лениво бросил Флиц, с наслаждением смакуя дым хорошего табака. Сейчас он выглядел высокомерно, как царь.

Мужчина сглотнул и, помявшись, все же ответил:

«Парень… Он показался мне способным. Мы как-то сдружились по пути из шахты, да он и в шахте себя зарекомендовал… Вот я и решил защитить славного малого.»

Флиц с царственно задумчивым видом пустил пару дымовых колец, вытряхнул из трубки пепел. Прошелся оценивающим взглядом с виду довольно спортивного телосложения парня – крепкий малый, такой многое в силах выдержать. И принял решение.

«Ты свободен. А парень останется.»

Рэн поклонился, бросил многозначительный взгляд на Кёна и увел группу.

Старик поманил парня поближе, присмотрелся к метке на лбу:

«Кён, ты занимался когда-нибудь боевыми искусствами?»

Юноша слабо понимал, что тут вообще происходит, но опасную ауру этого наверняка высокопоставленного хлыща ощутил явственно. Формацевты всегда имели высокое положение, а этот старик явно из таковых, да и манеры о многом говорят.

«Да, был небольшой опыт в тренировке, могу показать пару приёмчиков…»

«Мартышкины движения не интересуют.» - хохотнул старик. - «Снимай рубашку.»

Кён послушно разделся до пояса.

Старик, осмотрев его тело, довольно покивал головой: рельефные мышцы среднего размера, минимум подкожного жира, уверенная стойка, ровная крепкая спина. Такой точно выдержит сотню, а то и тысячу ударов госпожи - то, что надо. Даже немного жалко подобный «образец», но воля Юноны для него – закон. Всё же, он пообещал дедушке заботиться о ней. Жаль только, что работы в шахте по горло… Нет времени быть рядом с ней. Еще и эти метки, черт бы их побрал.

И все же – хорош, мерзавец! Даже чересчур: юноша выглядел слишком симпатичным, милым, лохматым. Таких рабов не должно быть. Они обычно худощавые, осунувшиеся, безрадостные зомби, а тут вот… Впрочем, с его будущей «работенкой» недолго ему осталось.

«Да, неплохо, весьма неплохо.» - снова повторил Флиц, мечтательно вздохнув – он и сам бы не отказался от такой внешности, жаль магией перемещения душ в другое тело никогда не занимался, если таковая вообще существует.

«Спасибо за комплимент, господин.» - слегка улыбнулся Кён и уже с надеждой: - «Вы хотите взять меня в ученики?»

«А-ха-хэ! Парень, я обладаю 2-м рангом в семье, с чего бы тебе такая честь? Подумаешь, мышцы да внешность… У меня для тебя другая работёнка есть, и очень непростая.» - он откинулся на кресле, сцепив кончики пальцев перед собой, ожидая весёлой реакции парня.

Кён недовольно поморщился: так не пойдет. Что еще за работа?

«Господин, я действительно многого стою! Как насчёт проверить меня?»

Пристальный взгляд, от которого Кён непроизвольно поёжился, словно старикан просканировал его насквозь.

«Хм… Знаешь, мне кажется, что ты не перед тем бахвалишься. Но, так и быть, все равно мне уже осточертел этот проклятый кабинет, хоть проветрюсь. Пошли, посмотрим твои хвалёные навыки, но не дай бог ты разочаруешь меня, сверну шейку.»

Кён сглотнул от предупреждения, но, будучи уверенным в своих силах, расслабился: {Прекрасно! Он точно станет моим мастером…} В голове уже выстроились грандиозные планы его ближайшего светлого будущего. Только покинул шахту – а уже в шаге от наставничества некоего высокопоставленного старче. Что может быть лучше?

Глава 33

Старикан провёл Кёна по освещённому фонарями пути на ближайшую арену, коих было предостаточно в любом уважающем себя доме этого мира, именно на них проводились тренировки и спарринги.

Арена представляла из себя довольно просторную площадку – примерно с баскетбольное поле, и была ограждена по периметру небольшим металлическим забором. Хотя в данный момент она пустовала, осветительные прожектора работали вовсю. Ни охраны, ни пропускного пункта не наблюдалось.

Флиц встал в центр арены, демонстративно убрав руки за спину, и насмешливо бросил:

«Нападай.» - ох и задаст он парню трепку, если тот не приведи небо ему наврал. Хвастунов никто не любит, а он тем более.

Кён вдохнул полной грудью свежий ночной воздух и, стиснул кулаки, метнулся в бой. С огромной скоростью беззвучно перемещаясь по вымощенному камнем полу, он провел серию ударов по уязвимым точкам старика.

Флиц, ухмыльнувшись, начал от них уворачиваться без всякого напряжения – разве что не позевывал нарочито. Он собирался одолеть юношу не скоростью или силой, а сугубо опытом, так что даже не думал защищаться или атаковать. Однако, чего он явно не ожидал – так это того, что малец уже на третьем ударе выбьет его из равновесия, а четвертым прицельно попадет в бедро.

«Тьфу ты…» - сплюнул старик и подключил к бою руки, шустро для своего возраста перекатился по земле и едва успел увернуться от наглого «хука» в его длинный нос! - «Да блядь, везучий какой…» - посетовал он на каким-то чудом пропущенную атаку и ускорился в два раза.

Кён притормозил и с едва заметной насмешкой в голосе подметил:

«Что случилось, господин? Неужто Вам наскучила игра в поддавки?»

«Мелкий утырок, думаешь, весь такой быстрый и ловкий?! Да я таких как ты съедаю на завтрак, обед и ужин!» - Флиц встал в стойку боксера – полусогнутые ноги, руки защищают лицо. От образа буддийского мудреца и следа не осталось.

Кён, подивившись «рациону» местных старожилов, приготовился обороняться.

Завязался бой. Теперь уже старик ринулся в атаку. Удар, еще удар, разворот на 90 градусов, чтобы сделать очередной замах…. Атаку Кёна он не увидел – парень умно воспользовался его слепой зоной – скорее инстинктивно почувствовал. Отпрянул с трехкратно увеличенной скоростью – кулак прошелся в сантиметре от его щеки…

Флиц больше не ругался – приходилось беречь дыхание. Начавшаяся бравада «да я тебя и без рук уделаю!» обернулась сомнением, что он в принципе сумеет одолеть этого изворотливого волчонка. Шустрый, поганец!

Кён неприлично заржал. Неприлично – это потому, что смеяться в лицо столь высокопоставленному мастеру в принципе как-то не очень подобающе, но ничего не мог с собой поделать. {Если я сражаюсь на 10 из 10-и боевых кулаков, то Флиц примерно на 5. Какая жалость. Куча ошибок, плохая стойка, защита ни к черту, предсказуемые атаки… Да, определённо 5-ка из 10-и, но, должен признать, для такого возраста он офигенно ловкий… Интересно, какова его настоящая сила?}

Боевые кулаки – это принятая субъективная оценка мастерства движений и тактика ведения боя. Чем она выше, тем их больше. Бывает, например, так, что человек без оружия, как птица без клюва, но стоит ему дать в руки меч… и его боевые кулаки поднимаются. Или метательное оружие, лук, арбалет и т.п.

Флиц, скорчив недовольную мину, рявкнул:

«Смеяться удумал, сученыш мелкий?!» - и, не успел он еще договорить, как, ускорившись в три раза, настиг парня и отвесил ему увесистую оплеуху, от которой тот не удержался на ногах. - «Ну?! Кто тут смеётся а?! А-ха-хэ! А-ха-хэ!»

Щеки Кёна уже покраснели от пощёчин. Выловив момент между очередными ударами, он взмолился:

«Господин, простите! Вы сильнее… Вы гораздо сильнее…»

«А-ха-хэ!» - рассмеялся старик и исключительно ради собственного удовольствия еще разок пнул наглеца. - «Назови себя собачьей какашкой и я, так и быть, прощу тебя.»

Кён скривился: что-то этот дедуля ведет себя совершенно не так, как описывались в книгах все эти высокопоставленные пафосные мудрецы. То ли писатели, как обычно, не побрезговали литературными приемчиками типа «художественной выдумки», то ли ему попался на редкость бесцеремонный образец.

Парень, глотая ртом воздух от усталости, прерывисто выдохнул:

«Я… Собачья… Какашка…»

У старика от смеха едва слезы не текли.

Гордость парня от вынужденного произнесения глупости практически не пострадала. Подобные мелочи его не задевали.

Старик перевёл дыхание, извлек из кармана прихваченную трубку. Пока сосредоточенно поджигал и закуривал, то и дело бросал одобрительные взгляды на юношу.

«Должен признать, твой мастер был определённо не из обычных… Эти движения, обманки, использование слепого пятна противника, в конце концов… Неплохо, весьма неплохо. »

«Не стоит… Вы гораздо сильнее мастера.» - уважительно протянул Кён. Почему бы и не потешить самолюбие дедули.

«Льстишь, говнюк… И всё же в ученики я тебя не возьму, нахрен ты мне не сдался. Нет времени, да и у меня для тебя другая работёнка. Будешь мешком для битья у моей госпожи.»

«Какая честь…» - “радостно” буркнул Кён, поднимаясь на ноги. Что еще за новости, “мешок для битья”? - «Что за госпожа?»

«Юнона…» - задумчиво протянул Флиц, попыхивая трубкой.

Кён попытался поподробнее расспросить старика о своем недалеком будущем, но тщетно – седовласый глубоко погрузился в свои мысли.

{Сражаясь с этой обезьянкой, я даже не заметил, насколько он сильнее меня… Он сражается на 6 боевых кулаков из 10-и! Слишком гениален! Такие попадаются раз на миллионы… Самое то, чтобы учить Юнону сражаться, да и тело крепкое.}

Боевые кулаки хоть и понятие довольно относительное, но уже сложились некоторые стандарты. Например, одним боевым кулаком обладают те, кто умеют правильно сжимать кулаки. Двумя обладает уличный боец с практикой в сотню сражений, тот, кто понимает основы и не только. Тремя обладает воин, прошедший полную боевую подготовку в лучшей школе королевства на 5 из 5-ти баллов. Четырьмя обладают выдающиеся ученики уважаемых гранд-мастеров боевых искусств, обучающиеся от 3-х лет и прошедшие квалификацию на уважаемый титул “четырёх боевых кулаков”. Пятью обладают эти самые ученики, прошедшие грандиозную квалификацию уже на “пять боевых кулаков”, но достигнуть подобного невозможно без выдающегося таланта и многих лет упорных тренировок. Пройдя квалификацию они также становятся новыми гранд-мастерами.

После пяти боевых кулаков сложно что-то сказать наверняка, но если верить литературе, то шестью обладают гении среди гениев, которым была дана возможность обучаться многие годы с великим мастером, и нашедшие просветление, давшее им собственную неповторимую технику боя. Что касается семи кулаков… Таковым количеством могут обладать разве что небесные гении, но таких единицы на каждую империю. Восемь и больше уже домыслы и вымыслы заядлых фантазёров.

{Я бы взял его в ученики, но он всего лишь на 2-й ступени. Такой мусор мне не нужен. И всё же, жаль будет его потерять, зная эту живодерку, свернет она его тоненькую шейку, аки куренку неощипанному.} Докурив, Флиц решил, что стоит дать парню лечебную мазь высокого качества. Глядишь, он понравится госпоже, и она его не прикончит в первый же день.

После долгой паузы старик, наконец, заговорил:

«Кён, тебе нравятся девочки?»

От неожиданного вопроса парень опешил и с ходу не придумал ничего умнее, чем:

«Нет, ну что вы… Я исключительно по мальчикам.»

«А-ха-хэ! Хорошая шутка из унитаза! А хочешь я тебе расскажу страшную сказку о том, как совсем недавно обычный раб с похотливой мордахой посмел прикоснуться к моей госпоже и сразу же лишился яиц, а через пару минут надоедливого писка – и головы?» - вкрадчиво произнес Флиц.

Юноша, явственно представив себя на месте того бедолаги, испуганно сглотнул:

«Думаю, не стоит.»

Старик невинно улыбнулся и развел руками:

«Извиняй, я уже закончил рассказ. А-ха-хэ!» - и, решив, что произвел достаточно гнетущее впечатление на парня, заговорил серьёзнее: - «К твоему сожалению, наша госпожа слишком красивая, поэтому, мальчиков ты любишь, или девочек – не имеет значения.»

У Кёна появилось плохое предчувствие, в паху рефлекторно все сжалось…

«Но ты не волнуйся. Я не такой жестокий, чтобы делать тебя евнухом! Хотя, признаю… Идея такая присутствовала. Но я же не зверь, верно?» - словно прочитав мысли парня, поспешил его «успокоить» Флиц. - «Мы совсем недавно разработали препарат, убирающий всякое влечение к противоположному полу. Ну так, на годик-другой, а то было тут пару случаев… В прочем, не важно. Ты всего-то потеряешь всякий интерес к противоположному полу лет на пять, а потом все обязательно восстановится… наверное.»

Кён возмущенно воскликнул:

«Наверное? Что значит наверное?!» - звучит очень обнадеживающе, да. Однако, вспомнив про свойства Синергии, напряжение слегка отпустило и его в целом, и нижние чакры в частности.

«Да не забивай ты себе голову! Всё будет в порядке… Наверное.» - это кого он пытается убедить? Кёна или себя самого?

«И на том спасибо…» - вдохнул парень, вида ради печально понурив голову.

Флиц отряхнул пепел, и они вдвоем пошли обратно в кабинет.

«А знаешь, Кён, тебе повезло больше остальных рабов! Думаешь, тут гораздо лучше, чем в шахте? Я тебя умоляю… Сплошная дедовщина. Рабов новичков прессуют как мясо на отбивные. Система ранжирования такая же, да и кормят немногим лучше… В придачу ещё и животные сожрать могут, если ты их чем-то разозлишь, ну, или просто посмотришь в глаза. Но вот воздух уж точно почище будет.» - он с удовольствием втянул свежий ночной воздух, словно подавая парню пример. - «Но ты будешь выше этого. Служить самой Юноне дорогого стоит… Тебя будут хорошо лечить, кормить, одевать, лечить…»

Кён с подозрением прищурился. {Он случайно повторился?}

«Ну, и ты будешь любоваться на такую милашку во время боя… Хотя… Последнее можешь вычеркнуть. Зачем смотреть на смачный кусок курицы, если у тебя нет зубов, языка, аппетита… Да и вообще забудь про это, а-ха-хэ! Так что взбодрись! Подумаешь, не сможешь погладить змейку еще лет десять! Это того стоит!» - похоже, Флиц получал своеобразное садистское удовольствие, запугивая парня в такой «смешливой» манере.

«Сначала вы сказали год другой, затем пять лет, а теперь десять?» - возмутился Кён подобной геометрической прогрессии.

Старик подбадривающе похлопал его по спине:

«Пять лет, десять лет, да какая разница?! Зато ты увидишь символ нашей семьи! Ну… После побега одной девчонки, по крайней мере…» - внезапно из его горла вылетел нервный смешок: - «Если бы мисс узнала, что я сравнил её с куском курицы… Наверняка тут же поскакала бы жаловаться своему деду Баю, и остались бы от меня рожки да ножки… А-ха-хэ!»

Кён заинтересовано приподнял бровь:

«Господин Бай, это же патриарх?»

«Да, верно… А ещё он мой друг!» - не забыл похвастаться Флиц - «Подожди, ты что, не знаешь историю семьи?! Боже… Лучше помалкивай об этом! А то изобьют за невежество и отсутствие эрудиции. Ладно уж я, был присоединён, так что не буду судить, но вот Юнона… Парень, советую тебе научиться держать язык за нёбом.»

Кён непроизвольно улыбнулся манере разговора старика. «Господин, вы действительно друг самого патриарха? Как так вышло?»

Старик расхохотался, задумчиво посмотрел вверх - «Наша дружба началась вовсе не так, как следовало бы… Когда-то давно я влюбился в его дочь, а он попытался меня убить… А сегодня я часть его семьи и самый главный формацевт! А-ха-хэ!»

«Неужели дочь патриарха ваша…?»

Флиц махнул рукой - «Конечно же нет…» - его глазам предстал силуэт другой девушки с совершенно такой же внешностью. Больше он не обращал внимание на вопросы парня.

Кён про себя глубоко задумался. От желания убить до дружбы далеко, должно быть прошлое патриарха и Флица было весёлым. Его радовало, что старик не против поделиться о подобных сведениях ему, по крайней мере в рамках хвастовства. Ещё его удивил тот факт, что внучка патриарха, о которой он не раз слышал в шахте, строил планы по соблазнению и по пути в поместье думал как с ней сблизиться, с ходу стала его госпожой! Вот так удача! Будто сами небеса решили проложить ему дорогу к господству! Верно же?

Глава 34

В кабинете из разбитого окна вовсю разгулялся сквозняк, вздымая тяжелые портьеры и разметав несколько листков бумаги со стола по всей комнате. Флиц, осмотрев беспорядок, недовольно покачал головой. Активировал звукопередатчик:

«Мариночка, ко мне в кабинет, быстро!»

Его голос звучал с напускной строгостью, но нежность так и сквозила сквозь старческое порыкивания. Интересно, кто эта девушка? Что у него с ней?

Кён подошёл к черно-белой фотографии в рамке – седовласая худая женщина, похожая на Флица. {Нет… Это не фотография! Это какой-то неведомый мне способ нанесения цветов на бумагу, но точно не фотография! Любопытно-любопытно…} Он спросил. «Господин, это ваша дочь или внучка?»

Старик как раз снял с полки какой-то ручной прибор и уже подходил к парню, нахмурился. «Это моя прабабушка!»

Кён оторопел. «Эм… И как это я разу не заметил…»

Флиц с хмуроватым видом приставил прибор к формации на лбу парня, удивился.

«Хм, почему твоя метка пуста? Неужели после смерти Мартина про тебя и вовсе забыли?»

Кён невразумительно пожал плечами: {Не рассказывать же ему, что меня вообще удалили из базы. Хм… А не подумает ли он, что я шпион какой-нибудь?}

Однако, Флиц на этом моменте заострять внимание не стал. Пробежался глазами по полкам и достал очередной прибор, по виду подозрительно напоминающий клизму, чем несказанно напугал парня.

«Да не волнуйся ты так, рано еще.» - рассмеялся формацевт и стал выдувать из «клизмы» воздух прямо в метку на лбу. Точнее, в пустующий слот, Мартин об этом рассказывал.

Из прибора выскользнула зелёная ниточка - так выглядит пространственный атрибут - и, попав в метку, бесследно там исчезла, оставив в напоминание о себе лишь неприятное покалывание.

Весь процесс занял не менее минуты. Флиц, отирая пот со лба, горделиво произнёс:

«Готово! Я тебя могу поздравить, теперь ты достойный владелец эксклюзивной, невероятной, душещипательной подчинительной формации высшего раба!»

Кён подарок не оценил, лишь мрачно улыбнулся:

«Ура…» - “энтузиазм” так и прет. Вот он стал рабом, вновь. Говорят, что чем выше поднялся, тем больнее падать. Недавно он был императором миров, и тут на тебе… Полуработник в шахте, а теперь настоящий раб девочки какой-то.

Старик задумался, махнул рукой, словно отгоняя от себя сомнения.

«Подчинительная формация на твоём лбу будет срабатывать каждый раз, как тебе будет отдавать приказ член семьи 1-го ранга. А среди таковых всего десяток человек! Ну, и ещё я… Я-то 2-го ранга, но грех было не привязать формацию к себе, а-ха-хэ!»

Кён пощупал лоб - щиплет. От обиды слов не было, цензурных так точно. Ему, бывшему императору иллюзорной планеты Земля, только что наложили подчинительную метку. Может, лучше бы он остался просто рабом?

А Флиц, начисто игнорируя уныние парня, продолжил поучительным тоном, как ни в чем не бывало:

«Когда тебе будут отдавать приказы, ты даже не поймёшь, с чего вдруг твоё тело двигается, потому что работать будет подсознание, а не ты! Прикинь как это круто, тебе скажут вспороть себе брюхо, и ты…»

Кён, не желая и дальше слушать о столь радужных перспективах, поспешил сменить тему подальше от способностей этой мерзостной формации:

«Во время путешествия с Рэном… То есть, с надзирателем, я немного порасспрашивал о правилах в поместье. Насколько я помню, в одном из них говорилось, что рабам, пусть даже высшего ранга, запрещено находиться в особняках внутреннего двора. Как же я буду там жить?»

Флиц рассмеялся:

«Да не волнуйся… Все равно не долго тебе жить осталось.» - и снова загоготал. Но, под мрачным взглядом юноши, все же смилостивился и ответил: - «Шучу-шучу! Я попрошу Юнону, чтобы она сделала для тебя исключение. И если у неё будет хорошее настроение, то всё будет хорошо, главное, не облажайся на тренировке и покажи свои достоинства, а теперь, спляши-ка мне!»

В голове Кёна явственно нечто попыталось перехватить контроль над телом. Видимо, формация как-то влияет на подсознание и через призму разума вынуждает человека выполнять приказ.

Кён мог бы с лёгкостью перехватить контроль обратно, но не раскрывать же все свои козыри в самом начале партии. {Хм… Если богиня наложила формацию, манипулирующую мной посредством гормональной стимуляции, то Флиц использует воздействие подсознания… Первый случай куда страшнее, ему вообще почти невозможно противиться, но вот метод Флица… Хех, гораздо проще. Чем сознательнее человек, тем он менее эффективен. Я бы придумал что-нибудь получше, ведь нейробиология моё кредо. Сложно ли докопаться до лимбической системы? Да нет, наверное. Может, в будущем стать формацевтом?}

Мысли парня сопровождались неловкими подергиваниями рукой, ногой… И парень пустился в пляс, танцуя лезгинку. При чем, отплясывал он весьма неплохо, особенно для того, кто вообще впервые выделывал нечто подобное.

Старик едва не подпрыгивал от восторга:

«Работает, черт подери! Не разучился я ещё накладывать сложные формации! Хе-хе! А это что за танец такой?!» - и он захлопал в ладоши, задавая ритм.

Налюбовавшись народным кавказским творчеством, Флиц велел Кёну остановиться. Похлопал запыхавшегося парня по плечу и почти с отеческой заботой произнес:

«Ты не волнуйся. Члены семьи 1-го ранга добрые и понимающие. Им нет дела до издевательства над каким-то рабом вроде тебя… Наверное.» - уже не так уверенно закончил старец с задумчивым видом, вспоминая проказницу-Юнону. - «Хорошо, приказываю тебе отжаться двадцать раз!»

Кён мысленно взвыл - {Да ты и сам издеваешься! Ах да… Ты же 2-го ранга. Технически твои слова могут быть правдой.}

Тело само собой шлепнулось на землю и парень начал отжиматься. Старик, некоторое время просто наблюдавший, вскоре оказался сидящим на спине юноши в позе индийского йога и попыхивал трубкой: «А-ха-хэ! … А-ха-хэ!»

У Кёна начинала кружиться голова от этого злобного старпёра. Похоже, он тот еще эгоист лицемер… Избалованный властью скверный характер – адское сочетание.

На спасение Кёна в дверь кто-то тихо постучал, а после приглашения вошёл.

Прекрасная длинноволосая блондинка в форме горничной присела в глубоком реверансе - две заплетённые косы чуть ли не коснулись пола. Её черты лица были изящны, формы так же были выше всех похвал, в особенности тонкая талия, подчеркнутая белоснежным корсетом. В волосах блестела милая заколка.

Эта симпатяжка перевела заинтересованный взгляд с Флица на Кёна. С виду девушке около 20-ти лет, ростом 175 см. Несмотря на свою весьма яркую и смазливую внешность, весь её облик вызывал ассоциацию с серой мышкой.

Служанка, тихо вздохнув, снова сосредоточила все свое внимание на старике:

«Господин, чем могу быть полезна?»

«Маринка, отведи парня в одну из свободных комнат в гостинице и принеси ему ужин. А после заходи ко мне.» - Флиц подмигнул поежившейся девушке, похотливо ухмыльнувшись.

У Кёна по спине прошёлся холодок от осознания: {Бедняжка! Неужели… О боги, и он эту симпатяжку будет…? Мир воистину несправедлив…} Сердце сжалось от жалости к этой невинной овечке, засланной на вечное заклание к этому старому волку.

Марина снова присела в реверансе, явив на всеобщее обозрение глубокое декольте. Кён с омерзением отметил, как от представшей картины похотливой поволокой заволоклись глаза старика.

Девушка с косами встала и прошелестела бесцветным голосом:

«Следуйте за мной, господин.»

Парень с удовольствием бы нанял себе «такую» в симуляции в прошлом мире. Её манеры, взгляд, интонация… Чертовски хороша собой, знает как правильно обращаться с господами. (В чужом глазу соринку видит, в своём бревно не замечает)

Флиц не отказал себе в удовольствии ехидно напомнить вдогонку парню:

«Кён, даже не думай сбежать! Твои яйца висят на волоске! А-ха-хэ!»

Кён молча вышел с Мариной на улицу. {Что это было? Куда я попал?} – сколько вопросов, и ни одного ответа. От осознания того, что еще предстоит ночью этой миловидной блондинке и вовсе к горлу подступал рвотный рефлекс. Хотя девчонка ничего, держится молодцом.

На улице ветер имел запах моря и гор в одном флаконе.

Красивая служанка элегантной походкой провела Кёна в 2-х этажное здание с множеством номеров, отворила дверь, жестом приглашая его войти первым. Подождав, пока юноша немного обустроится, она ушла, сказав, что скоро вернется.

Уже спустя 15 минут на столе стоял горячий ужин.

Кён с аппетитом набросился на еду.

Марина в это время смиренно сидела рядом, глядя в окно, не произнося ни слова и ожидая, когда он закончит, чтобы отнести поднос на кухню. Одно её присутствие создавало какую-то ауру спокойствия и умиротворения – просто идеальная женушка, хранительница семейного очага.

Нарочно оставив в тарелке пару ложек мясного рагу, Кён тихо спросил, стараясь не спугнуть девушку:

«Тебя зовут Марина?»

Она непроизвольно вздрогнула и обернулась, внезапно утонув в глубоких и таких внимательных глазах парня:

«Да, а что?»

Кён завёл разговор отнюдь не из-за желания поболтать. Он привык искать любые источники, способные помочь упростить ему жизнь, добиться чего-то большего, каких-либо целей.

Парень приступил к поиску “зацепки”, доверительным тоном произнеся:

«Я заметил в твоём поведении и взгляде подавленность и страх. Скажи, если не секрет, это из-за господина Флица?»

Девушка замялась, но всё же кивнула.

«Давно ты ему служишь?»

«Около пяти лет.»

Кён поморщился от отвращения: выходит, девушка еще с подросткового возраста грела постель этому дедугану, а ведь тот и в то время наверняка юным молодцем уже не был!

«А я первый день в поместье, поэтому совсем не знаю, как тут всё устроено. Приехал из шахты. Господин Флиц заприметил меня совершенно случайно, и он собирается сделать меня слугой самой госпожи Юноны.»

Глаза девушки испуганно расширились:

«Юнона… Госпожа Юнона очень статусная мисс. Господин Флиц запретил мне даже рядом с её особняком проходить…»

«Да, я слышал о ней. Всё-таки я должен быть благодарным Флицу, вот только… Мне совсем не нравится, как он на тебя смотрит.»

Марина поджала губки, тоскливо уставившись в пол.

Кён, осторожно приподняв её хорошенькую головку за подбородок, практически прошептал:

«И знаешь… Я хочу тебе помочь…»

Девушка, до сих пор старательно отводившая взгляд, после этих слов во все глаза уставилась на парня.

«Так уж случилось, что я выяснил одну слабость у господина Флица. Рычажок, которым можно манипулировать им, как заблагорассудиться. Причем он совершенно бессилен против этого. Ненаказуемый инструмент… Идеальные ниточки для марионетки.»

От его чарующего таинственного голоса у служанки мурашки бегали по позвоночнику, но сами слова… их смысл стал для неё ударом молнии! Она вцепилась тонкими пальчиками в рукав Кёна и едва ли не потребовала:

«Какая слабость?!»

Кён и сам не ожидал такого воодушевления – видать, сильно осточертело бедняжке служить подстилкой старику. Что ж, грех не воспользоваться её наивностью.

Обольстительно улыбнувшись уголками губ, юноша мягко прикоснулся к запястью девушки:

«Марина, я очень хочу рассказать тебе, но всему своё время. Я должен убедиться кое в чём… Это не займёт много времени. Кстати, ты можешь помочь мне в одном деле?»

Его прикосновения, взгляд, голос – они завораживали, словно магнитом притягивали к себе все внимание. Она не смогла бы ему отказать, даже если бы захотела.

«Расскажи мне, что я должна сделать? Это что-то серьёзное?»

«Сущий пустяк. У тебя есть звукопередатчик, чтобы мы связались?»

«Да, должен быть… Я завтра принесу его. Так, а что за просьба?» - продолжила любопытствовать она.

«Прости, но я могу сказать тебе просьбу только завтра. Вечером, может, чуть раньше. Я позвоню, хорошо? Но ты не подумай лишнего, я всё равно расскажу тебе слабость Флица, даже если ты не возьмёшь звукопередатчик.»

Девушка кивнула и, немного смущаясь, мягко прошептала его имя:

«Кён… всё в порядке. Я бы и за просто так тебе помогла, ведь ты… Такой… Спасибо за беспокойство, мне очень приятно с таким как ты... Находится, то есть!» - поспешила добавить Марина, трогательно покраснев до самых ушей. На её лице заиграла завораживающая улыбка.

У Кёна непроизвольно ёкнуло сердце. Кажется, он обладает буквально-таки дьявольским обаянием, за пять минут общения умудрился стать «таким»! Впрочем, она смотрела на него скорее как на младшего брата, а не на мужчину. Все же, разница в возрасте играет немаловажное значение.

Попрощались они обычным рукопожатием.

«Спокойной ночи.» - мурлыкнула она и ушла, оставив парня одного.

Глава 35

Кён погасил с помощью кнопки светильник с кристаллом, разделся догола и плюхнулся в мягкую постель, скрестив руки за головой. Пришло время обмозговать ситуацию.

{В этом мире сильные и властные могут позволить себе всё что угодно. Вроде бы дряхлый полуживой старик, а имеет (во всех смыслах) в служанках такую красавицу… И ведь у бедняжки нет никакого выбора. Всё же я хочу ей помочь. Надеюсь, моё предположение, что слабость Флица в Юноне верно. Смогу ли я охмурить тринадцатилетку? Запросто. Надеюсь, она хоть действительно красивая…}

На улице стояла поздняя ночь. Ярко сияли две луны, изредка затеняясь проплывающими облаками.

Кён приступил к структурированию информации об энергии и восхождении на ступени. {Выбравшись из шахты, я почувствовал, что стал быстрее развивать свою душу, и в подтверждение поднялся на 2-ю ступень… В поместье же это интуитивное чувство возросло ещё вдвое! Выходит, что проживающие тут развиваются гораздо быстрее остальных из-за высокого содержания энергии в воздухе. Интересно, что такого особенного в земной коре под поместьем?}

Кён помнил из книг, что энергия, как правило, далеко не равномерно распределена по территории мира. Где-то её больше, где-то меньше. Там, где её больше, полезные для становления сильным ресурсы гораздо насыщеннее, лучше питают организм и душу, развивают взращиваемое тело и не только. Создаётся определённая картина с балансом сил в мире. Чем энергии больше в атмосфере, тем сильнее империя – её люди.

Во время путешествия в поместье – а проехать пришлось ни мало ни много – 2000 км, по словам Рэна и Бори ещё в шахте, - Кён еженощно наблюдал за лунами, больше похожими на планеты, следил за малейшим изменением теней. Так же посредством того же надзирателя удалось ненавязчиво выяснить, что год в этом мире длится 360 дней, и юноша, задав Синергии функцию сверхточных часов, определил, что 24 часа, а точнее секунды из которых они состоят, очень близки к межгалактическому стандарту – удивительное совпадение! В его мире на некоторых планетах минуты длились до 140-а секунд, а в особых случаях до 5-ти… Но 24-х часовой стандарт соблюдался везде.

Соединив все полученные данные, Кён умозаключил многие невероятные факты. Например, судя по затмениям лун, он геометрически рассчитал примерное расстояние до них. Оно составляет ~55 радиусов земли. Также стало ясно, что размер всех лун примерно в 3 раз меньше земного. Слава Гиппарху! Его метод оказался прост и безошибочен. Но узнав следующую информацию парню стало дурно… Он путешествовал на повозке шесть дней, тем самым преодолев 2000 км, однако время сбилось лишь на 12 минут! Сопоставив сбившееся время с часовыми поясами, он выяснил, что длина окружности этой планеты составляет ~240.000 км! Примерно, как половина Юпитера. А значит длина лун ~80.000 км! Подобный безошибочный вывод чуть ли не ввёл его в ступор, ведь такого размера планеты-гиганты должны обладать огромной гравитацией, чего не наблюдается. Но и на этом его познания мира не закончились… Дело в том, что луны вращаются вокруг планеты, планета и луны вращаются вокруг солнца, а солнце, планеты и луны вращаются ещё вокруг некоего невидимого объекта! Кён думал, что он бредит, но его формулы расчётов движения планеты и лун не могли ошибаться! Он было решил, что посередине находится чёрная дыра, но не тут-то было! Отсутствует космическое линзирование, которое обязано быть в случае чёрной дыры. Гравитация и его размеры не соответствует маленькой чёрной дыре. Некий невидимый объект, но не чёрная дыра. Мощный рассудок парня отказывался работать, пытаясь предположить природу невидимого массивного объекта.

Таким образом, получается следующее: нечто невидимое, вокруг чего вращается звезда, вокруг которой вращается планета, вокруг которой вращаются две луны.

*вздох*

Кён, взъерошив волосы, отбросил нерешаемые на данный момент вопросы на задворки сознания и перешел к анализу дальнейших действий в плане развития тела Синергией.

Два часа назад он закончил развитие Синергией нервной системы. Теперь его органы гораздо стрессоустойчивее, а импульсы от мозга до мышц доходят втрое быстрее. Очень полезно в бою молниеносно реагировать не только сознанием, но и телом. Вдобавок его чувство осязания значительно усилилось, правда, применение этому преимуществу можно найти только в сексуальном плане.

Встал вопрос, куда направить эссенцию вселенной дальше, что теперь развивать Синергией?

Кён выделил три самых актуальных и полезных варианта: зрение, слух и обоняние. Начать лучше всего со зрения - апгрейд не займёт много времени, а пользы от него будет немерено! Сейчас парень ощущал себя слепой курицей в сравнении со зрением себя-Лавра.

Решив этот вопрос и запустив Синергию в нужное русло, Кён приступил к определению первоочередных задач в поместье. В первую очередь ему необходимо вернуть себе свободу и получить право слова. До сих пор его он скован по рукам и ногам, ограничен в действиях почти полностью. Даже сбежать нельзя: формация Флица на лбу наверняка отслеживает его местоположение, а снять её Синергией не получится. То есть он как маленькая лодочка, текущая по течению. Придётся действовать по обстоятельствам. Парень надеялся, что Юнона хорошая девушка и всё пройдёт гладко знакомстве с нею.

Кён лёг спать.

Рано утром в комнату постучались. Приятный голос попросил разрешение войти.

Кён, мгновенно проснувшись, по-хозяйски бросил:

«Разрешаю.»

Сонно потёр глаза, зевнул, потянулся до хруста костей.

Дверь отворила Марина, прошла внутрь. Видок у неё был, конечно … потрёпанный. Косы пропали – наверное, старику не пришлась по вкусу такая невинная прическа, - на голове творился кавардак со следами попыток наспех расчесаться; один чулок порван, второй унылой гармошкой спущен до колена; коротенькая юбка надета криво и явно тоже впопыхах; глаза уставшие и не выспавшиеся. В руках стопка новой одежды и поднос с завтраком – по комнате тут же разнесся вкусный аромат яичницы с овощами.

{Этот Флиц… Ублюдок! Завидую, что ли?..} – с удивлением поймал себя на мысли парень.

От столь пристально-оценивающего взгляда девушка тут же потупилась, смущенно пригладила юбку.

«Кён, Флиц сказал, чтобы через пятнадцать минут я привела Вас в кабинет… Нужно поторопиться.»

«Да, конечно.» - понимающе кивнул Кён, беззаботно спрыгнул с кровати, взял из рук девушки стопку новой одежды. Марина вдруг тихо вскрикнула и отшатнулась, спрятав ставшее в миг пунцовым лицо в ладонях. Хм, это еще что за пантомима?… - «Марина, ты что, приболела?»

В ответ девушка лишь отчаянно замотала головой, все так же не желая открывать глаза.

Кён опустил взгляд. Ах да… Конечно… Как он мог забыть? Он уже не император, он раб! Разгуливать нагишом с утренней эрекцией как минимум неприлично. Пора избавляться от привычки спать в чем мать родила.

Парень прикрыл своё достоинство рукой, сжался, натужно изображая стыд, смущенно прохрипел:

«В-видела?»

Марина вновь завертела головой. Отрицать действительность ей редко приходилось. Этот вид голого жилистого паренька долго не выйдет у неё из головы.

Кён, вздохнув с облегчением, вынул из принесённой стопки трусы, торопливо напялил.

«Хорошо, что не видела. Значит, я всё еще чист и невинен. Знала бы ты, как я испугался…»

Девушка, едва не задохнувшись от возмущения его бессовестностью, даже отдернула ладони от лица:

«Это я должна жаловаться! Да как ты…»

Кён иронично буркнул:

«Вынужден согласиться, с учетом твоего внешнего вида. Ночью было совсем худо?»

Девушка издала рык, зажмурилась, досчитала до десяти, стараясь совладать с эмоциями.

«Бесстыжий негодник! Зачем ты так?!»

Кён рассмеялся, переводя всё в шутку. Она, наконец-то, перешла на “ты”, большое достижение в отношениях. Дальше будет проще.

Больше она не промолвила ни слова, лишь изредка с недовольством зыркала на равнодушного парня. В прочем, не в её характере было долго обижаться, на дураков тем паче – наверняка он даже не понял, в чём именно виноват.

Кён натянул новенькие чёрные штаны, рубашку, носки с чёрными туфлями. Нет… Это совершенно точно не одежда раба. Такое могут носить только дворяне. Вещи определённо качественные, прочные, дорогущие… И в них он выглядит прекрасно. Его положение выдаёт только метка на лбу, будто надпись: “Смотрите, я на самом деле ничтожество!”.

После вкусного завтрака двое все так же молча покинули номер. Марина вручила парню звукопередатчик, как он и просил – компактная коробочка, внутри мутный зелёный пространственный камень.

«Качество звукопередатчика очень низкое, так что дальше ста километров ты позвонить не сможешь.» - с некоторой неохотой начала объяснения девушка. – «У каждого звукопередатчика есть своя частота, узнать её не сложно. Далее другой человек набирает твою частоту, твой передатчик вибрирует, а ты принимаешь звонок… Чтобы установить связь нужно всего лишь…»

Кён понятливо кивал – в целом, ничего сложного, аналог стандартного мобильника.

По пути он расспросил Марину о ближайшем окружении Юноны. Любая информация может пригодиться.

У его будущей госпожи в близких родственниках значились мать, дедушка, брат и старшая сестра. Дедушка – патриарх, вечно находится в столице королевства, как и мать - она заведует плантациями, что очень почётно. Брат обучается быть главой шахт, а сестра сбежала по какой-то непонятной причине.

По дороге Марина то и дело кидала нетерпеливые взгляды – ей явно не терпелось узнать о слабости Флица. Удивительная скромняжка, никак не может начать этот разговор - стесняется, а сама вот-вот буквально-таки лопнет от любопытства.

{Любая девушка мечтает иметь под рукой пульт управления мужчинами… В её случае стариком. Но тут важно не перегнуть, потому что стоит мужчине превратиться в игрушку, и он быстро становится неинтересным.}

К сожалению для милашки-Маринки, удовлетворять её любопытство Кён пока не планировал.

Вся территория поместья семьи Стоун была окружена высокими и толстыми каменными стенами. С одной стороны, в тридцати километрах, находится огромное море, с другой, в пятидесяти, виднелся горный хребет протяжённостью в тысячи километров – именно там и располагались достопамятные шахты.

Поместье делилось на внутренний двор, где живут члены семьи 3-го ранга и выше, и на внешний. Просматривалась строгая иерархия – чем ближе к центру, тем высокороднее персона. Ни о какой демократии не может быть и речи.

Несмотря на раннее утро, улицы не пустовали. Туда-сюда сновали слуги, свободно разгуливали животные – многие из них, между прочим, выглядят весьма опасными и кровожадными тварями, но на людей вроде не нападают.

Две девушки, проводив взглядом потрёпанную Марину, ехидно перешептывались:

«Глянь, это же любимая служанка Флица! Какой кошмар, что он с ней творил!?» … «А кто это с ней? Неужели она с этим рабом…»

Попадавшиеся на пути парни так же не оставили без внимания внешний вид блондинки – бедняги, едва себе шеи не посворачивали, когда девушка проходила мимо. Только если подружки-сплетницы взирали на сексуальную горничную злорадным и даже немного жалостливым взглядом, то глаза особей мужского пола были полны похоти.

Покрасневшая до кончиков ушей Марина шла, низко опустив голову и вперив глаза в пол, непрестанно поправляя юбку. Она сегодня почти не спала… Ей бы отдохнуть.

Наконец-то парочка подошла к кабинету Флица.

Глава 36

Под дверью в кабинет Флица собралась куча нетерпеливых, злых и недовольных членов семьи. Впрочем, их настроение можно было понять: судя по разговорам, практически каждого из них успели попробовать на зубок прелестные зверушки, не увидевшие в них своих хозяев.

Марина с Кёном протиснулись вне очереди, вызвав бурю не самых лицеприятных комментариев.

Флиц как раз закончил наложение формации очередному клиенту. Устало утер пот со лба, а, заметив вошедшую Марину, тут же разулыбался во всё лицо, от чего оно стало напоминать натянутый чернослив, - ах, хороша, девчонка! Зычно гаркнул ожидающим снаружи:

«Дамы и господа, перерыв пятнадцать минут!»

Уже вошедшая дамочка недовольно вскинула руки, что-то проворчала под нос и вернулась в коридор.

Кён мельком отметил, что окно уже заменили - {Шустро.} - но уже в следующий миг все его внимание было сосредоточенно на типичной картине «босс и секретутка»: Флиц жестом поманил девушку, обнял, пользуясь положением своих рук сжал аппетитные ягодицы.

Марина выглядела напуганной и несчастной, от стыда не смея даже глаз от пола поднять.

Кён прочистил горло, напоминая о своем присутствии и этим спасая беднягу от домогательств:

«Здравствуйте, Флиц.»

Старик неохотно отпустил “заложницу”:

«Привет, молокосос, сегодня у тебя важный день! Пора подготовить тебя к дарению, кстати, обёртка вполне себе хороша.»

Кён осмотрел свои чёрные одежды. Действительно качественные вещи, правда, и цвет подстать его натуре, ему нравилось.

Флиц шепнул девушке:

«В обеденный перерыв загляни.» - и, напоследок подмигнув и чмокнув в щёчку, двинулся к выходу, махнув парню: - «Следуй за мной.»

Кён бросил на Марину полный жалости взгляд и пошел за Флицем.

Лишь за этими двоими захлопнулась дверь, как девушка устало привалилась к стене и горько вздохнула. Она всю ночь, а, точнее во время «перерывов», гадала, что же за слабость у Флица нашел Кён. Сможет ли это как-то помочь ей ограничить приставания старика? А может, и вовсе зажить по-новому…

Первым делом, Флиц повел Кёна в медицинский центр. По дороге старик соизволил провести краткую экскурсию:

«Вон там находится общая столовая, видишь? А вон та деревянная хибара столовая для рабов. Ты там есть не будешь. А вон в том бомжатнике они спят. Спать ты там тоже не будешь. Я попрошу госпожу Юнону, чтобы она позаботилась о тебе, так что радуйся! Ну, не вижу улыбки!»

Кён послушно оскалил зубы в подобии улыбки.

Часто по пути попадались рабы в серых одеждах. Кто-то подметал территорию, кто-то тащил телеги с древесиной или другим грузом. Некоторые ремонтировали дома… Среди них Кён пару раз заметил своих знакомых, их взгляды на него были полны зависти - устроил себе жизнь парнишка, в чёрных одеждах ходит, рабом уже не назовёшь, хотя метка осталась.

«Если метки спали с некоторых рабов, разве это не повод сбежать из поместья?» - задумчиво произнес Кён. – «Или их всё устраивает? Хотя, это довольно сомнительно.»

Флиц махнул рукой:

«Не так давно был один шибко умный, послужил остальным примером… В общем, его остатки высрал наш Барош – медведь, главный сторожевой зверь. Так что, если появятся мысли убежать, то сначала подумай, готов ли ты превратиться в говно. Хотя что уж там… Некоторые люди рождаются говном. Надеюсь, ты не из их числа.»

Кён нервно сглотнул.

«А как вы выяснили, что он сбежал? Может, просто прогуляться вышел, и по несчастному случаю стал обедом счастливого зверя.»

Флиц задумался, смерил пристальным взглядом юношу и всё же ответил:

«Если по секрету, то у нас установлены барьеры вокруг территории, поэтому проходя через них без разрешения, можешь ожидать скорой встречи со старушкой смертью.» - Флиц серьезно глянул на парня: - «Если кто узнает, что я тебе это сказал, то обязательно сбреют тебе голову… И мне по макушке настучат, за что я и сам с радостью проверю на прочность твою шею.»

Кён понятливо кивнул, тряхнув челкой. Проблемы ему не нужны. На самом деле его Синергия не могла даже нейтрализовать формацию Мартина, а уж Флица подавно. Вспышка, происходящая во время возвращения воспоминаний, являлась воплощением Синергии 6-й области, так что нет ничего удивительного.

Флиц проследил взглядом за встрепанными волосами, призадумался, потирая подбородок.

«В чём дело?»

«Да вот думаю побрить тебя налысо, но, боюсь, потеряешь всё очарование, а Юноне такого дарить как-то неприлично будет…»

«Так не брейте. Зачем брить?» - спросил Кён с опаской, даже отодвинулся на шаг, словно боялся, что старик прямо сейчас достанет ножницы. Быть лохматым ему нравилось.

«Знаешь… Юнона побаивается всего пушистого… Впрочем, забудь.»

«Юнона боится зверей?» - уточнил Кён важную деталь, и по выражению лица старика понял, что попал в точку.

Флиц сболтнул тайну, о которой Бай просил его помалкивать. Чертыхнувшись, старик вспомнил еще об одном интересующем его вопросе:

«Слушай, а ты не видел случайно, чтобы к Марине кто-то приставал? Или она кому-то строила глазки?»

Кён уловил нотки волнения в его голосе - старик тайно ревнует свою красавицу-служанку. Логично, всё же он далеко не красавец, а девушка с лёгкостью охмурит любого парня в поместье.

Парень улыбнулся:

«Я с ней провёл довольно мало времени и ничего подобного не заметил. Но если вдруг увижу, обязательно расскажу.»

Старик облегчённо выдохнул, потрепал парня по голове.

Наконец, они подошли к обширному двухэтажному белому зданию, даже снаружи доносился запах трав и лекарств – изнутри им, казалось, были пропитаны сами стены. Они пришли в больницу.

Белый пол, белый потолок, белые стены… Медсестры в белых халатах, с которыми не преминул пофлиртовать Флиц. Они поднялись на второй этаж, и перед дверью в какой-то кабинет выражение старика с «мечтательно-похотливого» тут же сменилось на отвращение.

За большим креслом сидела толстая дама. Окинув Флица крохотными поросячьими глазками, радостно воскликнула:

«Дядюшка! Не часто ты заглядываешь, а стоило бы!»

Флиц натянуто улыбнулся:

«Биля, привет. Да вот здоровье вроде в порядке, зачем лишний раз тебя беспокоить? У тебя, наверняка, и без меня дел хватает!»

Дамочка состроила несчастное выражение:

«Не говори так, дядя, ты меня расстраиваешь! Представляешь, как я соскучилась по твоим фирменным пирожкам? Кстати, ты принёс их?» - несмотря на радостный оскал, её последние слова прозвучали с неприкрытой угрозой.

Флиц опять натянуто улыбнулся:

«Принёс-принёс, вот только сделай для начала услугу, вколи парню “яйцезола” миллилитров пять-шесть.»

На лице Били расплылась кровожадная улыбка. Она посмотрела на парня, который ей сразу не понравился - слишком худой, и довольно прытко для своего телосложения метнулась к холодильнику, причитая по ходу дела:

«О нет, такой молодой, а уже импотентом станет! Что же ты натворил? Бедняга… Как так можно, боже мой, вот где кошмар, вот где ужас…»

Кён содрогнулся от отвращения. Да эта бабонька едва не приплясывает от радости, шустро роясь в поисках препарата – зато сколько сочувствия в словах!

Флиц лениво и без особого интереса спросил:

«Как там твой Бузик в секте Жира, учится?»

«Набрал ещё пятнадцать кило, мамин зайчик, такой молодец! А я всегда говорила, что он лучший из лучших. Он часто шлёт мне письма, что у него много друзей, да и девчонки глазки строят. Я так рада за него!» - Биля с довольным «ага!» достала голубую жидкость и набрала дозу вдвое больше, чем запрашивал Флиц.

Кён нахмурился, бросил старику многозначительный взгляд, но тот лишь с сожалением похлопал парня по плечу:

«Ты не волнуйся, я в качестве компенсации позволю тебе покувыркаться с одной из моих служанок. У меня их много.» - и, после паузы, демонстративно хлопнул себя по лбу: - «Ой, прости! Я не со зла…»

Биля, явно оценив «юмор» мерзенько захихикала. При этом игла опасно дрыгалась аккурат напротив глаза парня.

Звонкий смех пилил слух похлеще мела по доске.

Флиц топнул ногой:

«Да замолкни ты уже! Теперь я понимаю, почему твой муженёк ушёл на покой раньше положенного на двадцать лет.»

«Ой, это всё сердце! Я-то тут при чём?» - беззаботно махнула рукой свино-дама и дрожащей рукой ввела препарат Кёну в вену.

Когда по телу начала распространяться жидкость, Синергия обхватила её, тем самым обезвредив и выяснив эффекты. {Этот “яйцезол” почти полностью подавляет выработку тестостерона… Неудивительно, что влечение пропадает, а, судя по концентрации, обычный человек станет импотентом лет на тридцать. Флиц, ублюдок… Ты трижды ошибся!}

Та ничтожная часть жидкости, что смогла пройти дальше, была нейтрализована сильной стрессоустойчивостью органов.

Толстушка выжидающе уставилась на старика:

«Я жду пирожки, дядя!»

Флиц, к тому моменту успевший дислоцировать к окну и словно невзначай приоткрывший створку, спокойно подошел к мадам: «Солнце встаёт. Такой герой как я нужен миру!» - и, в мгновение ока схватив паренька за шкирку, стремглав выскочил из окна.

Вдогонку им понеслось разъяренное:

«Ты у меня погоди! Вот заболеешь, я посмотрю, как ты будешь лечиться! Старый хрен…»

Но Флиц лишь облегченно выдохнул и, стряхнув невидимую пылинку с плеча, потопал как ни в чем не бывало дальше. Кён пригладил волосы и поспешил за ним.

«Я бы поставил её на место, да вот она одна из дочерей старейшины Бо, поэтому не хочу проблем… Не тот ранг, чтобы конфликтовать с ним…» - буркнул старик на вопросительный взгляд парня.

Кён полюбопытствовал:

«А в честь чего Вы ей пирожки готовили, если она такая...» - так и не найдя цензурного эпитета, решил все же не договаривать.

Старик поморщился:

«Ради забавы, да вот, что-то собак стало жалко…»

Юноша понимающе кивнул.

Они продолжили путь. Флиц становился все веселее, с каждым шагом удаляясь от окон «гостеприимной тетушки», похлопал парня по плечу:

«Ну, что чувствуешь? Хочешь девочек?»

Кён, едва заметно ухмыльнувшись, покачал головой.

«Не знаю. Такое чувство, будто внутри пустота… Непривычно.»

Старик весело хохотнул:

«В яйцах у тебя пустота! А-ха-хэ! Ладно, не расстраивайся. Это просто мера предосторожности, лет через пять всё пройдёт. Всяко лучше, чем делать тебя евнухом. Пошли, пора тебе увидеть свою будущую госпожу.»

По пути Флиц рассказал пару деталей, которые юнцу следовало бы знать:

«Во внутреннем дворе живут самые важные персоны в семье, а они частенько относятся с пренебрежением к недостойным вроде тебя. Если ты будешь светить своей меткой, жди проблем. Усёк?»

Кён кивнул. Не совсем понятно, в чём задумка старика. Подарить раба столь статусной госпоже как подушку для битья? Или, всё же, как тренера? Да нет, какой к чёрту тренер из раба. Тут явно что-то не так. Придётся ориентироваться по ситуации.

Ещё по дороге Флиц говорил, что раньше особняк цвёл жизнью… Что не день, то десятки гостей, пиры, балы, важные встречи, но сейчас… После пропажи патриарха всё изменилось, и не сказать, что в лучшую сторону.

Показался особенно большой и роскошный особняк. Его территория окружена высоким металлическим забором с узорами, разве что драгоценные камни не вставлены.

У входа стояли двое охранников, которые своим видом напрочь разорвали ожидания, да и шаблон мысли Кёна. Он ожидал увидеть «благородных рыцарей» с мечами и в золотых доспехах, наподобие стражи того же Мартина, а на деле дом охраняли какие-то спецагенты в тёмных очках и строгой чёрной униформе вроде «людей в черном».

Территория особняка, да и сам особняк были покрыты почти невидимым барьером, блокирующим переход через него любым твёрдым физическим объектам. Разве что охранники могли создать временный зазор для званных гостей.

Флиц вынул откуда-то тюбик и протянул Кёну:

«Парень, сегодня твой испытательный срок. Считай, что, если ты пройдёшь его, то твоя жизнь удастся, а если нет… Сам поймёшь. Хорошая лечебная мазь тебе в помощь. Ускорит заживление любых ран стократно, но яйца можешь не мазать, не поможет! А-ха-хэ!»

Кён прятал тюбик в карман. Вновь неприятное предчувствие неизвестности.

«Почему мне начинает казаться, что другим рабам повезло больше, чем мне?»

Старче отвел взгляд, показал охранникам формацию и прошёл внутрь вместе с парнем, которого тоже записали в журнал гостей, проверив метку на лбу.

В большой проходной все полы устилали бархатные ковры бежевого цвета, стены украшены картинами и оскаленными головами животных. Роскошные хрустальные люстры приятно сочетались с бежевым дизайном дома.

{Миленько здесь.} – довольно хмыкнул Кён, осматривая такой изыск. Кажется, ему предстоит провести приличное количество времени в этом доме, что гораздо-гораздо лучше мрачной шахты или тех деревянных хибар, где ночуют обычные рабы. Быть может, ему все же повезло?…

Глава 37

В главном зале Кёна и Флица встретили две девушки: голубоглазая светловолосая красавица, приветливо улыбнувшаяся гостям, и сероглазая брюнетка, столь же прекрасная, держащаяся с поистине королевским достоинством – осанка гордая, взгляд прямой, девушка определенно знает себе цену. На таких волей-неволей оглядываешься с безмолвной надеждой, что и она соблаговолит-таки одарить тебя своим мимолетным взглядом.

Обе облачены в практически идентичную форму высших горничных. Короткая черная юбка с пышным белым кринолином, выглядывающим милыми оборочками; обтягивающий второй кожей верх завершается кружевными лямками, обхватившими изящные плечики и позволяющий беспрепятственно любоваться острыми ключицами и аппетитно выпирающим бюстом. Различие состояло лишь в цвете чулок, резинка которых была едва прикрыта краем юбки: у блондинки белые, у темноволосой черные. Наряды прекрасно сочетались с их внешностью и подчёркивали все женские достоинства – попа, талия и грудь были представлены в наилучшем свете.

Кёну подобная излишне откровенная форма показалась странной, потому как горничная в его понимании не должна так открыто привлекать внимание мужчины. В данном случае это и вовсе следовало счесть незаконным манипулированием мужской натуры – попробуй тут остаться в адеквате рядом с такой квинтэссенцией красоты и сексуальности! Впрочем, насколько он помнил из книг, в этом мире всё устроено несколько иначе. Горничная – это символ дома. Чем она красивее, опрятнее, ухоженнее и воспитаннее, тем выше будет оценен её владелец в глазах гостей.

Флиц заранее предупредил юношу об этих красавицах, пока тот разувался у главного входа. Девушки заведовали всем особняком и распоряжались остальными слугами, по завету старика Кёну следовало быть с ними осторожнее, в идеале постараться найти общий язык. Однако, сие наглядное «отражение величия» самого патриарха в виде прекрасных девушек предположительно 20-ти лет впечатлило парня настолько, что он вот уже с минуту рассматривал девушек, как потенциальных прислуг.

{Тёмненькая мне нравится… От неё так и веет недоступностью. Серые глазки полны холода, а эта форма бровей… Я бы такую нанял.}

«Здравствуйте, Флиц. Мисс Юнона в тренировочной зоне.» - улыбнувшись, практически пропела мелодичным голоском светленькая подошедшему старику.

Тёмненькая тоже поприветствовала Флица, перевела взгляд на парня, продолжающего по-хозяйски на неё смотреть, будто он тут главный и выбирает подходит ли она ему в прислуги или нет. Её словно ледяной водой окатило – в жизни никто не смел так на неё смотреть! Да ей почти все кланяются из гостей, тогда кто же это?! Может, пацаненок какая-то важная шишка? Одежды качественные, такие только господа носят. А… Нет… Судя по метке, всего лишь раб. Наглый, дерзкий, самоуверенный – но все же раб. Сплошное разочарование!

Столь дерзких рабов, да и людей в целом она никогда не встречала, что торкнуло её женскую сущность проверить, стоит ли за наглостью юноши хоть что-то, или он просто ничтожество, которому жизнь не мила.

Девушка окинула его холодным взглядом, демонстративно пренебрежительно задержалась на метке раба:

«Флиц, рабам нельзя здесь находиться, Вы же знаете правила.»

Старик отмахнулся с фальшивой улыбкой:

«Госпожа Юнона меня попросила, а она тут главная, так что пусть будет можно.»

«Слово госпожи закон.» - девушка слегка склонила голову на бок: - «Но приводить сюда рабов, не знающих своё место, как минимум бестактно с Вашей стороны.»

«Ага-ага.» - кивнул Флиц и потянул парня за плечо во двор.

Девушка была разочарована. Он действительно всего лишь раб, совершенное ничтожество по положению, никчёмность по воспитанию. Таким тут точно не место. Отныне она не будет церемониться с ним, пусть узнает своё место. На самом деле унизить зазнайку захотелось настолько сильно, что пальцы непроизвольно сжались в кулак, а глаза опасно заблестели.

Кён напоследок поймал прекрасный, как ледяной горный ветер, пробирающий до костей, взгляд служанки. Стало неуютно. Казалось, он упустил что-то важное. Вдруг его осенило. Самая очевидная, казалось бы, мысль, напрочь вылетела из головы. Ещё в шахте его называли рабом, однако там была лавка с продуктами, сносная еда, ночлег, отношение соратников… И никто не бил его хлыстом за один неверный взгляд. Байрон, Моб, доставщик Рэн и Флиц ничего не говорили и не показывали на его характер. Все были достаточно фамильярны, чтобы напустить туман на его сознание. А тут ещё и слабость к прекрасному усугубила ситуацию. Да и в его прошлом мире понятие вежливости носило не столь острый характер. А вкупе с его райской жизнью, легендой всей вселенной, он вообще уж позабыл какого это быть приниженным и ничтожным человеком. И уж тем более рабом. Нужно было обо всём догадаться ещё до попадания в особняк!

Флиц и Кён вышли во внутренний двор, в парк размером с два футбольных поля. Огроменный, впечатляющий, завораживающий.

Старик толкнул парня локтем в бок:

«Поаккуратнее с этими девушками. Они не только самые главные тут помимо Юноны, но и профессиональные убийцы. Если ты будешь вести себя как-то неправильно с их госпожой, имеешь все шансы умереть жуткой страшной смертью. Особенно опасаться советую темноволосой.»

{Дерьмо… Во истину отличное начало новой жизни в особняке, просто идеальное!} – Кён хотел отмотать время на три минуты назад, ах если бы всё было так просто. – «А как её зовут?» - всё же решился поинтересоваться, в конце концов, сделанного не вернуть, а так хоть будет знать имя своего потенциального убийцы.

«Дина. Ко всем холодна, как ледышка. Вторую, светленькую, зовут Анна, её сестра. У них ранг сопоставим с моим. Очень высокий. Все в поместье ниже 2-го ранга обязаны быть с ними обходительными… И, несмотря на всё это, на них наложена подчинительная формация с самого детства. Представь себе…»

Кён кивнул. {Члены семьи аж 2-го ранга с подчинительной меткой? Хм… Странно получается. Кто её наложил? В любом случае, девушки здесь главные. С Диной я уже, кажется, сделал что-то не так, а вот Анна мне показалась другой, надо бы попытаться с ней сдружиться.}

Они шли сквозь парк по вымощенной специальными мраморными камнями дорожке в тренировочную зону, окруженную четырёхметровой стеной с воротами у входа.

Путь по большому парку занимал немало времени, зато сопровождался идеально стриженым газоном, прекрасными цветами самой разной окраски, живой изгородью в виде ровно остриженного кустарника, плетеными лавочками, изящными статуями с фонтанчиками – просто-таки эдем на земле. В самом центре был вырыт пруд, в котором плескалась рыба и плавали белые лебеди. Судя по поднимающемуся в воздух пару, за двухметровым заборчиком с дверцей в дальнем углу сада скрывается горячий источник. Туда-сюда сновали слуги по своим делам - каждый чем-то занимался, ухаживал за парком.

{В таком особняке наверняка будет здорово! Если у меня получится представить себя в хорошем свете молодой госпоже, то я быстро тут устроюсь. Как бы та служанка не стала мне помехой.} – на губах Кёна расцвела мечтательная улыбка.

Флиц, заметив повеселевшую моську парня, поспешно отвел взгляд. Даже его старому сморщенному сердцу не было чуждо чувство жалости. От безрадостных размышлений его отвлек несколько обеспокоенный голос парня:

«Господин Флиц, а на какой ступени мисс Юнона?»

«На пятой области основ.» - безэмоционально буркнул старик.

«Звучит не особо впечатляюще, мне казалось, она будет сильнее.»

Флиц, не поворачивая головы, проворчал:

«Мальчик, не будь дураком. Разница всего в одну ступень может полностью изменить исход боя! Всё же преимущество в энергии значительное, а с каждым последующим оно возрастает ещё больше! Но тебе-то какая разница? Если ты не умеешь пользоваться стихиями, то, будь ты хоть на десяток ступеней выше, тебя ждёт поражение.»

Кён крепко задумался. Ему срочно необходимо где-нибудь раздобыть информацию об использовании стихий, иначе толку в его быстром подъёме на ступени практически никакого, разве что тело станет крепче.

Парочка подошла к тренировочной площадке, практически идентичной той, на которой давеча Флиц проверял навыки парня – территория внутри парка размером с баскетбольное поле, огражденная высокой стеной и воротами.

Старик, жестом велев Кёну не издавать ни звука, осторожно приоткрыл ворота. По его виду понятно, что он что-то затеял. Проказник в виде полускелета, это нечто!

Площадка изнутри была вымощена прочной кладкой, по краям установлены турники и манекены различной степени потрепанности. В центре зоны находился вырезанный в земле круг, обводка боевой зоны для боя – собственно, сама арена. И всего одна сиротливо стоящая неподалеку лавочка, на которой дрыхло, пуская слюнку, юное дарование.

У Кёна сердце забилось в ускоренном ритме: вот она, его будущая госпожа… Мисс Юнона, которая станет его лестницей на вершину иерархии. Понравится ли она ему? Сможет ли он её охмурить, как запланировал ещё в шахте? Не терпится узнать.

Глава 38

Флиц, заметив соню, остановил Кёна жестом, с хитрой ухмылкой указал парню на один из манекенов:

«Спрячься за ним.» - а сам подхватил другую куклу для битья и, подкравшись к мисс, легонько растолкал её.

Девушка раскрыла затуманенные глаза – над ней навис ужасающего вида неясный силуэт: зашитый матрасным швом рот, покоцанный нос, один глаз свисает на тонкой нити….

«Пора платить по счетам! Возмездие!» - проскрежетал грубый, нечеловеческий голос.

Юнона гибкой кошкой перекувыркнулась назад, умудрившись при этом нанести удар с ноги в голову нарушителю спокойствия и изящно приземлиться, заняв оборонительную стойку.

«А? Манекен?»

«Я думал, ты испугаешься! Что за дела, девочка растёт…» - одновременно с обидой и гордостью в голосе протянул старик.

Девчонка крепко сжала кулачки:

«Старый пердун, у тебя голова есть?!» - и ринулась в атаку.

«Ай-ай, хватит-хватит! Я же пошутил!» - Флиц шутливо отбивался от ударов малышки, явно получая удовольствие от их “борьбы”. - «Всё, спокойно! У меня есть для тебя подарок…»

Юнона тут же перестала метить старику прямиком в нос, с интересом спросила:

«Что за подарок? Что-то вкусное?»

Старик театрально взмахнул рукой:

«Это новый раб, и он будет покрепче остальных!»

Милая улыбка девушки медленно трансформировалась в хитрый и недобрый оскал:

«М-м, живой манекен, такое я люблю.» - пробежалась огромными глазенками по площадке: - «И где он?»

Старик присел на одно колено, сжал руками плечи девушки:

«Юнона, у этого мальчика действительно неплохие навыки движений. Ты не должна относиться к нему так же, как к остальным. Попроси служанку дать ему кров и пропитание, не ломай свои подарки в первый же день, пожалуйста.»

Юнона скептически хмыкнула:

«Впервые ты вступился за какого-то раба. Ты же знаешь, как я ненавижу парней – они вечно пускают слюни во время боя, и вообще, как показывает практика, они все как один тупые идиоты, а про рабов я и вовсе молчу. Если ты привёл очередного такого сопливчика, то не рассчитывай на мою милость к его персоне.»

Флиц шепнул ей на ушко:

«Успокойся. Он не может испытывать желание, в отличие от прошлых.»

Глаза девушки испуганно расширились, челюсть отвисла едва ли не до пола:

«Ты… что, лишил его той штуки? Ты…»

Старик возмущенно всплеснул руками:

«Такого ты обо мне мнения?! Юнона, я не настолько бессердечный!»

«Да кто тебя поймёт?» - хихикнула девушка. – «И в чём секрет? Неужели ты подыскал такого, которому нравятся мальчики?…» - маленький носик поморщился, сделав свою обладательницу по-особенному милой.

Старик судорожно вздохнул, с улыбкой качнул головой:

«Нет, ему никто не нравится. Точнее… В общем, ему вкололи “яйцезол”, поэтому он будет ни мальчиком, ни девочкой. К тому же, если тебе сильно захочется чего-то, просто прикажи ему. На нём подчинительная формация. Кстати, он умеет весьма неплохо отплясывать, очень рекомендую. Сам проверял!»

Юнона, демонстративно сложив руки на груди, хмыкнула:

«Спасибо, танцы рабов не интересуют…» - и снова нетерпеливо заозиралась: - «И где твой подарок среднего рода?»

Флиц улыбнулся, хлопнул в ладоши:

«Кён, выходи!»

Кён, всё это время грея уши за манекеном, успел по достоинству оценить мелодичный голосок госпожи. Пожалуй, он бы многое отдал, чтобы она спела ему какую-нибудь песенку о любви. Хороший признак. Мастер как-то говорил ему, что голос - это зеркало души. Правда, у самого жена была курящей и с посаженным голосом, как у мужика, от чего можно было сделать некоторые выводы – как минимум, ни у кого не вызывал удивления тот факт, что у работяги было три любовницы из театрального хора.

Парень медленно выступил из своего убежища и, наконец, смог рассмотреть Юнону.

Время в его глазах, казалось, остановилось. В одной юной девочке, с виду лет 13-ти, будто собралось всё очарование мира. Её образ настолько притягивал взгляд, что всё остальное блекло и расплывалось за ненадобностью, мир словно бы схлопнулся до этой крохотной фигурки. Милое создание было примерно того же роста, что и Кён. Судя по всему, вселенная изрядно постаралась, создавая столь совершенное чудо – маленький носик, большие прелестные глаза цвета весенней травы, обрамленные длинными густыми ресничками и тонкими изящными бровями, волосы цвета расплавленного золота, спускающиеся волнами подобно жидким лучам солнца чуть ниже плеч. Изумрудные серьги, подстать цвету глаз, игриво раскачивались в мочках аккуратных ушек, намертво приковывая взгляд к нежной кожице.

Девушка была худенькой, выпяченная аккуратная грудь второго размера, осанка достойная благородной леди, стройные ножки с идеальными пропорциями. Всё это чудо обёрнуто в обтягивающий тренировочный наряд – чешки, чёрные штаны вроде леггинсов, обтягивающая маечка, сверху небрежно накинута кофта. На руке поблескивал простой зелёный браслет. Наверное не существует такого мужчины, который бы не захотел её погладить, приласкать, прижать к груди, чмокнуть в пышную макушку, вдохнуть её аромат и всё, можно было умирать спокойно, ни о чем не жалея – все лучшее в этом мире он уже увидел. Такая точно должна быть доброй, ласковой, нежной.

Кён всегда находил в себе слабость к прекрасному, но никогда ещё красота женская не потрясала его настолько. А ведь девочке всего 13 лет, удивительно! Он мгновенно придал себе вид почтительности и щепоткой восхищения. Было бы странно, если бы нищий отреагировал иначе.

Юнона холодно посмотрела на юношу. Как вообще смеет жалкая вещь, не человек даже, смотреть на неё хоть как-то иначе, кроме как забитым, жалобным, униженным взглядом? Надо срочно исправлять ситуацию!

И хотя в целом парень выглядел неплохо – прекрасные чёрные одежды, милое личико, чёрные лохматые волосы, тёмно-карие глаза, сбалансированное атлетическое телосложение, уверенная осанка, но для неё он все равно оставался чем-то вроде манекена, хотя и вырезанного искусным мастером. И цена ему – ломаный грош. Она – благородная госпожа, всего один щелчок пальцами, и во дворе будет не протолкнуться от таких же смазливых рабов.

У Кёна от чего-то по спине пробежался холодок. Шестое чувство ли это, но он отчётливо чувствовал, что попал не в рай на земле, а в адскую клетку, из которой нет выхода.

Флиц присел на лавочку, и, зажав в зубах трубку, коротко бросил:

«Нападай на него. Уверен, тебе понравятся его навыки…»

Юнона скептически закатила глаза, но все же бросилась в атаку. Всего лишь развитие тела позволило ей развить скорость х1.3 от среднечеловеческой.

Кён занял необычную оборонительную стойку, немного напоминающую применяемую в карате. Пора проявить себя, показать, что он годный парень.

Мисс, настигнув парня, ударила ногой с замаха.

Кён подпрыгнул, увернувшись.

Она, вовсе не удивившись, поймала момент инерции и замахнулась второй ногой, делая подобие вертушки, а первой грациозно ступила наземь. Её атака выглядела крайне эффектно, Флиц чуть не отвёл глаза.

Когда удар почти достиг своей цели, парень изогнулся и как прыгун через шпагат преодолел её ногу. Он мог бы сразу же нанести удар в ответ – этим залихватским приемом девушка безрассудно открылась, но все же не решился.

Уклонение юноши выглядело эффектно, старик, довольно попыхивая трубкой, искренне наслаждался зрелищем: {Техника движений этого парня невероятна... Мне уже 130, а я даже не понимаю, как и почему он так двигается. Может, зря я отдал его ей на растерзание?}

Юнона слегка нахмурилась. Раб, как ей показалось, приземлился неудачно, и, тем не менее, занял устойчивую позицию так быстро, да ещё и мог ударить её в ногу, если бы захотел! Что-то тут не чисто.

«Флиц, он точно не умеет использовать стихии?»

Движения раба были не слишком быстры, но что-то в них было странное.

Флиц улыбнулся:

«Ничего он не знает. Просто хорошо двигается, не так ли? Даже я, двигаясь с его скоростью, проигрывал ему. А-ха-хэ!»

«Ты шутишь?» - Юнона даже остановилась на мгновение, исключительно ради удовольствия бросить на старика недоуменный взгляд.

«Я серьёзно. Он сейчас обычный человек, пусть и на 2-й ступени. Сама же можешь слышать колебания энергии, которых нет, так что не дури. Если ты почувствуешь, что он недостаточно силён для тебя, то дай ему на изучение основы стихий… Глядишь, научишься двигаться лучше.»

У девушки от раздражения смешно задергался носик – словно милый кролик, у которого отняли любимую морковку.

«Ничего я ему не дам.» - рыкнула категорично.

Кён недовольно нахмурился. Ему очень не понравились эти слова.

Юнона прыснула от смеха. Какой-то предмет ещё и смеет проявлять своё недовольство! Это действительно смешно. Как если бы никому не нужный пыльный шкаф внезапно упал на кого-то, выразив своё недовольство невостребованностью.

Мисс элегантно расправила плечи, слегка размяла спину, вновь заняла боевую позицию и рванула в бой, на сей раз с двукратной скоростью от среднечеловеческой. Теперь она задействовала стихию духовной энергии.

Кён насторожился. Хотя он уже оценил, что девушка двигается на 3-4 боевых кулака, но с таким преимуществом в скорости даже профан сможет наносить удары в цель.

Юнона быстро очутилась в угрожающей близости от соперника, маленькие кулачки уже не казались столь безобидными. Стремительные, словно метеоры, они направились в грудь противнику.

Кён начал уворачиваться, преимущественно отступая. Он имел полный пакет знаний о максимально эффективном ведении боя – уклонение – сохранение баланса, импульса, инерции – уязвимые точки, болевые точки, точки, нарушающие баланс, точки, способные держать удары – рикошеты, эффективные блоки и многое другое.

В его понимании, каждый боевой кулак, которого не хватает у врага, можно заменить 10-ю процентами скорости, что позволит им оставаться на равных. Против 9-ти кулаков он будет на равных, если у противника будет на 10% выше скорость. Против 5-ти понадобиться на 50% увеличить скорость, против 1-го на 90%. Вырисовывается простейший график из одной прямой линии.

Но что значит «на равных»? То, что ты можешь заехать противнику по печени с той же вероятностью, что и он тебе. Вот только разве Кёну можно бить госпожу? Сомнительно. К тому же 100%ное преимущество в скорости Юноны и её 3 боевых кулака в придачу несколько выходят за рамки понятия “равные противники”!

Проще говоря, парень в чертовски невыгодном положении, и он совершенно не знал, как дальше быть. Единственное, что не давало окончательно впасть в депрессию на фоне экзистенциального кризиса вследствие собственной беспомощности (временной!), было то, что такая милашка (хоть и начало не задалось), просто не может быть слишком грубой. Всего пару ударов и он будет прощён.

От надуманных перспектив тут же подскочило настроение – парень слегка улыбнулся и мечтательно вздохнул.

Завидев столь расслабленное выражение лица противника, девушка словно озверела - глазки сверкнули зелёными огоньками, брови изменили свой угол с “я невинное дитя” на “умри, пожалуйста”!

Её движения кардинально переменились – в ударах совершенно исчез компонент защиты, словно единственной её целью стало побольнее вмазать парню по физиономии, нанести травму посерьёзнее, и плевать, что она открыта для контратаки, всё равно - пусть только посмеет её тронуть этот раб.

Уже через пару секунд шквала атак, Кёну в грудь впечатался, казалось бы, маленький безобидный кулачок.

*пум*

{Что за?!}

Глава 39

Из-за воздействия стихии чистой силы, парень отлетел чуть ли не на полметра. Ощущение, словно по нему прошелся не маленький белоснежный кулачок, а ручище боксёра! Он знал, что стихия чистой силы увеличивает мощь удара, но чтобы настолько?!

{Нихрена себе…}

Юнона от его вида замешательства хищно улыбнулась, незамедлительно продолжила атаку.

*пум*

Её нога попала в бедро, заставив парня опасно накрениться, теряя баланс. Синяк гарантирован. А улыбка переросла в оскал: {Ну как тебе? Это только начало, жалкое ты ничтожество!}

Кён с предельной концентрацией старался избежать ударов, но обязательно что-нибудь, да ловил. Впервые он так чётко познал выражение: “внешность обманчива”. В его разум закрадывалось всё более и более дурное предчувствие. Всё идёт совершенно не так, как он себе представлял.

*пум*

Кулачок попал в пресс, вышибая из легких весь воздух. Парень закашлялся.

Юнона удивленно вскинула бровь – по ощущениям, она не человека ударила, а твердый манекен. Поставить себе в заметки галочку: у парня прочный пресс, который было бы неплохо размягчить… Массаж в её исполнении дорого стоит. Валютой, правда, обычно служит здоровье.

Флиц как завороженный наблюдал за тренировкой любимой внучки патриарха. Её движения невероятно эффектны и плавны, стройное тело иногда совершает умопомрачительные выгибы, демонстрируя всю свою гибкость и изящность. {Красотка растёт… Возможно даже превзойдёт Эльзу.}

Вдруг в кармане забренчал звукопередатчик. Он сердито выпустил дым и поднял прибор:

«Черт подери, кто там?»

«Господин Гуляныч, долго нам Вас ждать? Пятнадцать минут прошли пять раз… Нас тридцать человек. Некоторые уже палатку поставили и шашлыки готовят! Может старейшин угостить!? А?…» - собеседник на том «проводе» наверняка бы от раздражения заплевал Флица слюной, если бы звукопередатчик позволял такое физическое воспроизведение.

Старик нахмурился. Он так дивно здесь сидел, а какие-то вельможи беспардонно требуют его возвращения в тленный мир.

«Твою матрёшку! Да иду я!»

Юнона тут же застыла, не донеся очередной тычок Кёну под ребра, и совершенно не опасаясь контратаки повернулась к старику:

«Ты уже уходишь?»

Флиц приложил раскрытую ладонь к груди, склонился в легком полупоклоне:

«О мисс, мне пора работать… Вельможи угрожают старейшиной, а мне проблемы не нужны.»

«Очень жаль.»

Флиц кивнул на уже едва не задыхающегося от этой дикой скачки парня:

«Ну как он тебе?»

Юнона, даже не оборачиваясь, пожала плечами:

«Я рада, что он хотя бы чрезмерное слюноотделение держит при себе.»

«Хорошо… Ладно, пойду я. И прошу, постарайся быть с ним… как-то полегче, что ли. Не заканчивай с ним так же быстро, как с остальными.»

«Он моя собственность, что хочу, то и делаю.» - возразила Юнона. Игриво помахала ладошкой: - «Пока, Флиц.»

Старик многозначительно посмотрел на плачевно выглядящего парня, улыбнулся девушке и быстрым шагом покинул тренировочную арену.

Как только за ним захлопнулись ворота, Юнона с кровожадной улыбкой медленно повернулась к парню, аки демон из ужасов, планируя продолжить своё любимое дело.

Сердце юноши пропустило удар. Ему ну совсем не нравилось то, что сейчас происходит. Где-то там сверху над ним кто-то серьёзно прикольнулся, не иначе. Он не может оставить всё так, пора выходить из ситуации, делать хоть какие-нибудь попытки, иначе она его в натуральную отбивную превратит!

Вариантов он видел не так много: сыграть на эмоциях; предложить что-то ценное, от чего его она непременно подобреет; просто извиниться за что-то.

Первый вариант отпадает. Попытка выбесить её может закончиться для него очень неприятной и быстрой смертью, потому что благородные господа не будут терпеть что-либо от рабов.

Второй вариант подразумевает, что он предложит ей что-то ценное. Всё, что он может ей предложить, помимо божественной способности по очистке ключей, это научить новым невероятным техникам движений. Однако тут есть одна загвоздка… Напрямую сказать об этом не выйдет, потому что не поверит. Да и не будет благородный человек учиться чему-то у раба, а если и будет, то надо для начала проявить себя десять раз. Пока что, судя по её личику, она не видит в его движении чего-то невероятного.

Наилучшим решением в сложившейся ситуации будет банальное извинение. Пусть почувствует, как он склоняется перед её волей. Дальше будет виднее.

Кён почтительно поклонился:

«Госпожа, Ваш слуга извиняется за своё глупое поведение.»

От его слов девушка замерла, остановив разгон, приподняла изящные бровки и ледяным, хоть и по-прежнему приятным мелодичным голосом произнесла:

«Мне нет дела до твоих извинений. Приказываю: отныне и навсегда ты никогда не скажешь ни единого слова. Твой грязный рот портит мои уши, жалкий раб.» - перерыв окончен, и она снова бежит на него с кулаками наизготовку. На лице сияла злобная ухмылка. При Флице она несколько сдерживала свою натуру, но теперь ничего ей не помешает заняться любимым делом.

Кён оторопел. Он всего лишь сказал одно предложение, тем более безобидное извинение, и ему сразу же отсекли возможность разговаривать! Он уже распланировал дальнейшие ответы на ближайшие десятки слов девушки, но всё просто было перечёркнуто.

Когда этот злобный зверек, лишь с виду милый, с не сходящей ухмылкой на лице перешёл в безостановочную атаку, Кён хмурился, размышляя над перспективами. Сейчас он имел только длинный язык и хорошие движения. Первое отрезали, а второе в глазу не видят.

Трижды промах, два удара в выставленный блок и…

*пум*

От удара ногой в живот Кён отлетел на метр.

Каждый раз, когда парню было больно и плохо, на душе Юноны пели соловьи. Этот наглый раб почти такой же, как и остальные. Да нет… Он бесит даже больше остальных. Другие хотя бы опускают глаза, кланяются, умоляют о пощаде, зная своё место, но этот другой… Он хорошо двигается, тело твёрдое, словно вырубленный из дерева манекен, не орёт от боли, но своим приходом в особняк он подписал себе кровавый приговор.

Девушка с демонической ухмылкой продолжила нападение, невзирая на побледневший и изнурённый вид раба.

Кён, судя по её всё возрастающей злобной улыбке при нанесении ударов, сделал неутешительный вывод, что Юнона – садистка!

Видимо, Флиц всё знал… Вот почему он отворачивал взгляд, вот почему так реагировал на его вопросы о ней… Всё ясно. Старый ублюдок продал его маленькой демонессе на убой. И, должно быть, совершенно не важно какое первое впечатление он на неё оказал… И не важно, что был зазнавшимся. Он сейчас всего лишь груша для безжалостной сучки-садистки.

*пум* *пэн* *пум*

Очередная серия стремительных и изящных попаданий заставила парня стонать от боли.

Кён банально не поспевал телом за её движениями, хотя в голове прокручивал всё многократно. По подбородку стекала тонкой струйкой кровь – край кулака здорово разбил губу.

Если бы не бонус к скорости передачи сигнала в мышцы, который он получил за счёт развития Синергией нервной системы, он был бы уже полумертвый.

Девушка приостановилась, как всегда неожиданно, будто отложила игрушку в сторону, вынула белый платочек и вытерла им остатки крови на кулачке, поморщив носик в отвращении. {Не хватало мне ещё запачкаться выделениями этого отребья… Надо будет тщательно помыться после.} На её лице не было ни следа жалости или сочувствия… Абсолютное спокойствие. Пугающее спокойствие и равнодушие к избиваемому.

У Кёна от её вида мороз пробежался по коже, всё её природное очарование в его глазах ушло на задний план заднего плана. {Она меня за человека не считает… Маньячка. Она убьёт меня и не моргнёт! Срочно нужно что-то придумать!}

Голова непривычно звенела пустотой – ни одной стоящей идеи. Сбежать? Закричать? Привести какие-то доводы в пользу его ценности? Совершенно ничего не сработает. Его будто заточили в клетку со зверем! Умение сопротивляться метке скорее всего погубит его. Он видел эту садистку практически насквозь – ей только дай повод. Чтобы выбраться из этой катастрофичной ситуации, нужно что-то куда более весомое. Он был бы рад изменить своё положение на любое другое, где у него будет хоть чуточку побольше шансов.

Всё, что пришло на ум – воспользоваться козырным козырем – очисткой ключей. Однако быть пожизненной дойной коровой не лучшая идея. Да и потом, стоит ему против приказа сказать о своей уникальности – ничего не сработает. Вы бы поверили вонючему пьяному бомжу, пробормотавшему спросонья, что он бог? В данном случае реакция будет схожей. К тому же никогда высшая леди не позволит какому-то рабу коснуться себя, Синергия без контакта не сможет войти в её тело.

Когда он посмотрел на злобную ухмылку дрянной девчушки, желание использовать козырной козырь исчезло бесследно.

Брезгливо отбросив испачканный платочек, Юнона вновь бросилась в атаку. На ровном белом лбу появилась испарина, тогда как парень обливался собственным потом вперемешку с кровью. Омерзительный мужлан. Да еще и крепкий какой попался - до сих пор держится, с ног не валится, даже находит силы блокировать почти все удары.

Кён же крайне боялся потерять равновесие. С каждой секундой становилось всё сложнее сопротивляться. Тело уже всё болело, некоторые части онемели, стали трудноуправляемыми. Он понимал, что, стоит ему упасть, и эта тварь бездушная запинает его до смерти. Обещание неизбежной гибели сквозило в каждом её ударе, в улыбке, во взгляде.

{Сука, откуда ты такая взялась на мою голову? Почему мне подсунули именно эту госпожу?! А у меня вообще был выбор?! Вашу ж мать!}

*пум*

Юнона, попав в бедро рабу, кивнула собственным мыслям: {Да, избивать эти отребья гораздо приятнее, чем манекены. Они не только умеют уворачиваться и мягче на ощупь, но ещё и как приятно видеть это выражение на грязной мордашке! От этого хочется бить и бить, не останавливаясь. Хочется, чтобы они рыдали о пощаде… Умоляли! Но… Хоть его глаза не поднимаются от пола, почему я не вижу в них этих сладостных ноток отчаяния? Где слёзы, где мольбы смилостивиться? Почему он не вопит от боли, а только изредка стонет? Этот раб раздражает всё сильнее.}

Во время очередной серии изящных атак, в корпусе раба внезапно появилась брешь. Девушка с радостным «ага» тут же направила туда удар.

Ребра болезненно затрещали, зато Кён получил возможность ухватить белую ладошку девушки обеими руками, и… Ничего не вышло. На поверхности её руки словно растекся невидимый барьер, скользкий и гладкий, как корка льда – в следующую секунду кисть попросту выскользнула из его хватки.

{Блядь! Барьер эфира!} - Кён не отчаивался. Его первостепенная задача - проявить свои навыки на полную, а без нападения это невозможно.

Почему-то опыт прошлой жизни не мог подкинуть ему более стоящей идеи, он никогда не попадал в подобные передряги. Никакие навыки манипуляции и прочего попросту не прокатят. Остаётся только стараться на полную и показывать невероятные движения.

Юнона слегка нахмурилась, придирчиво осмотрела свою руку на предмет грязи, вроде не коснулся, кинула недовольный взгляд на отребье. Ни один раб не смел и пытаться дать ей отпор, а этот оказался упрямым, дерзким, наглым… Разумеется, она и слова на этот счет не сказала – вот еще, много чести с живым манекеном беседы беседовать. Но десятикратно вспыхнувшая ярость внутри ощущалась почти физически. Она с ним так просто не закончит.

Бой продолжился. Кён не раз пытался контратаковать Юнону, попутно нащупывая слабые стороны и пытаясь таким образом убедить её, что он способен сражаться лучше любого мастера. Увы, она будто ничего не замечала, но, по крайней мере, он вынудил девчонку выйти из режима тотального нападения и сосредоточиться на защите – что, судя по вмиг скуксившейся мордашке, ей совершенно не понравилось.

Её грудь часто вздымалась от тяжелого дыхания, на лбу блестели капельки пота. Парень и вовсе, казалось, вот-вот умрёт от истощения, уже едва стоит – не понятно, в чем душа держится.

У Кёна кончались силы, хотелось просто прилечь и отдохнуть.

Вдруг Юнона выставила вперед раскрытую ладонь:

«Приказываю не двигаться.»

Кён пропустил удар сердца, решив, что она будет бить его так, пока не сломает нос, не превратит его лицо в кровавую кашу… Но она просто развернулась и ушла.

Даже у чудовищ есть физиологические потребности – ей просто захотелось в уборную.

Кён облегчённо выдохнул, рухнул на пол – если что, скажет, что не устоял от её величия и мастерства. А, нет, не скажет, ему же запрещено раскрывать умение сопротивляться приказам. Сердце готово было выскочить из груди, пот стекал ручьями. Просканировав Синергией организм, он сделал неутешительный вердикт: ещё пару минут боя и он рухнет без сил и даст девчонке карт-бланш на избиение его бессознательной тушки.

И тут пришла хорошая мысль - лечебная мазь!

Глава 40

Пока госпожа отсутствовала, Кён припрятал в карман выброшенный ею платочек с парой капель крови. Вернувшись на прежнее место, решил воспользоваться лечебной мазью Флица. Вот оно - его спасение от травм, интересно, как оно работает? И, самое главное, насколько эффективно?

Выдавил тонкую полоску золотистой мази на палец и смазал наиболее болючий ушиб на бедре – ногу тут же окутал приятный холодок.

{Ух… Как приятно…}

Проанализировав Синергией изменения под кожей, он пришёл к неимоверному выводу.

{Как я и думал, этот мир работает не так, как мой. Если у нас вся энергия по природе своей одинакова, имеет фиксированные константы, прописывающие её поведение целиком и полностью, то здесь энергия в придачу имеет внутреннюю память, которая может изменить её поведение до неузнаваемости!}

Кён обнаружил, как энергия мази трансформировалась в необходимую для заживления органику под кожей и повысила скорость процессов внутри. Словно она была запрограммирована и действовала строго по определённой логике. Так разве что нанороботы могут, но какие, к чёрту, нанороботы в этом мире? Очень любопытно как можно задать материи какую-либо поведенческую реакцию, как изменить её внутреннюю информацию и сделать определённые триггерные реакции. Насколько он помнил, атрибут тьмы и света ещё более уникален и необычен в своём поведении. Хотелось бы узнать подробнее обо всём.

Царапины зарастали буквально на глазах, исчезали синяки, кровоподтеки – все четко и слажено, будто мазь оперирует информацией, где и что именно нужно делать. Подобных свойств в его мире можно добиться лишь куда более сложными технологиями, от нанороботов до биопечати, но никак не запрограммированной энергией.

Юнона вернулась всего через пять минут, с удивлением обнаружила валяющегося на полу раба, сообразила, что тот просто не устоял на ногах - всё же, приказ есть приказ.

«Приказываю подняться и защищаться, я с тобой ещё не закончила.» - по-барски бросила девица, взмахнув рукой вверх.

Кён с мрачным выражением, подчинившись метке, поднялся на ноги.

Девушка повертела плечиками, разминаясь, сжала кулачки (только что не плюнула на оные) и устремилась в бой. Она еще уложит этого раба на лопатки, чтобы он хорошенько прочувствовал всю глубину ошибки, совершенной им в первые же секунды их знакомства. А выживет он после этого или нет… Да какая разница.

Опасный танец продолжался не более двух минут, когда капелька пота с волос предательски закатилась в глаз Кёна – парень был вынужден моргнуть и пропустить фатальный удар в ногу, из-за которого на мгновение потерял равновесие. Этой доли секунды вполне хватило Юноне, которая, с радостью воспользовавшись моментом, сбила его с ног на землю окончательно.

{Я сделала это! Давай, умоляй о пощаде!} – как раз вовремя, она уже почти израсходовала всю энергию. Остатки девушка не жалея влила в свои ноги, дабы хорошенько отпинать по бокам раба.

Он сжался в комок и зажимал руками голову, невольно постанывая от боли. Ах, прекрасная музыка для ушек госпожи! Однако, почему-то до сих пор не слышны мольбы о пощаде, да и вопли какие-то тихие… Всего лишь стоны, странно. Нет, точно какой-то бракованный раб. Она не удовлетворена подарком Флица.

Еще полминуты спустя девушка, отерев пот со лба, удовлетворенно потянулась, с довольной ухмылкой взирая на дело рук и ног своих. Оставив полумёртвое отребье на площадке, она летящей походкой поскакала в особняк, принять душ и переодеться. На избитого парня ей было настолько же плевать, как и на умирающую муху. Её вещь, так в чём проблема?

Парень кинул демонический взгляд ей в спину, затем распластался на земле, постанывая от боли. Все тело ныло от ушибов, а кровоподтеков было так много, что они, казалось, вызвали анемию. Лицо юноши было мертвецки бледным, нога онемела и почти отказывалась слушаться. Синергия ураганом мечется по всему организму, пытаясь охватить сразу все травмы. В голове звенящая пустота – быть тем, кто способен почти на всё, но не быть способным выбраться из заварушки с 13-тилетней девочкой. Вот же-ж паршивая судьба, будто недовольна гостем в этом мире и решила показать ему его место.

Впрочем, единственным лучиком света в этой кромешной тьме оставалось осознание, что он все еще жив. Надо же, раньше ему не приходилось выискивать положительные моменты в отвратительной ситуации – и вот, сподобился же.

Судя по всему, этой мелкой садистке доставляло особое удовольствие бить лежачего, слушать его стоны боли. Он бы завопил, как полагается, но строго запретил себе давать суке то, чего она так хочет. Ясно же, что ей нужны были его унижение и боль, боль, боль… Действительно не имело значения, как он начал с ней знакомство… Ей нужны только его страдания. Какая ирония: бывший император иллюзорной планеты должен кричать и умолять о пощаде маленькую девочку, а вот хрен ей.

Хотя может показаться, что парень унижен и раздавлен, но всё это абсолютная ложь. Его дух закалён достаточно сильно, чтобы никогда не опускать руки, тем более, когда речь идёт о его жизни. Ладно гордость – она, как и ЭГО, может принести вред, иногда их нужно подавлять, но вот дух его – несломим.

{Эта живодёрка в личине ангела, она точно убьёт меня, если я ничего не сделаю…} - он горько рассмеялся своему жалкому положению, за что тело ему тут же отомстило приступом острой боли.

Слегка придя в себя, Кён, держась за бок, медленно поднялся и присел на единственную лавку. Земля всё же была холодной, не дело валяться весь день. Не хватало еще загнуться от воспаления легких, на радость мелкой занозе.

Повреждений было настолько много, что на излечение потребуется драклова уйма Синергии, энергии и ресурсов организма. В этот момент парень натурально проклял своё тщеславие – зря старался, «прокачивая» свое тело до состояния «жилистый атлет». Сейчас бы ему ой как пригодился хотя бы минимальный слой жира – и амортизация лучше, и энергетический запас выше. А то и вовсе Флиц постеснялся бы дарить его этой дряни.

Прошло ровно два часа, когда калитка в тренировочную зону раскрылась, и в неё впорхнул демоненок в ангельском обличии. Юнона в припрыжку подбежала к лавке.

Кёна передёрнуло от одного её вида – зеленые глазки, милое личико, золотистые кудряшки, - так бы и свернул её хорошенькую шейку! Тогда посмотрел бы, как она и дальше будет ехидненько улыбаться!

{Дайте мне дубинку, пожалуйста…} – мысленно взмолил он небеса, подняв к ним слегка влажные глаза. Кажется, пора всё же задействовать свой язык вопреки приказу, иначе у него ни шанса.

Его вид несказанно порадовал мисс – её «метода» по перевоспитанию имеет большой успех, может, в надзиратели податься?..

Несмотря на весьма неплохое расположение духа, для жалкого живого (пока что) манекена у неё было лишь выражение злобного раздражения:

«Жалкий раб, я не разрешала тебе лежать на моей лавочке! Приказываю тебе ударить себя по лицу три раза и спрятаться где-нибудь. Я с тобой разберусь в другой раз.»

Кён изумился, уже было раскрыв рот. Кажется, зря он поспешил с выводами – шансы есть. Он со стиснутыми зубами поднялся, изобразил требуемые три удара (разумеется, понарошку – хватит на сегодня с него побоев) и, понурив голову, побрел к горке манекенов. Достоинство требовало кровавой мести. Если не свернуть шею, то хотя бы избить до полусмерти, но как?! Хотелось поставить всё на свои законные места как можно скорее.

Юнона, довольная самоизбиением парня, нажала на запястье и через секунд пять внутрь вошли двое слуг, которые по её указке тщательно вымыли лавку от любых загрязнений, которые мог оставить раб.

Пока слуги работали, девушка приступила к разогреву для будущей тренировки с мастером: потянулась кончиками пальцев до ступней, выгнула спину, изящно уселась на шпагат…

Все эти действия выглядели весьма аппетитно и привлекательно – вот только Кёну было не до любования госпожой-поганкой. Единственное, он по достоинству оценил гибкость девушки: как наяву уже представлял себя, как завяжет её в тугой узел и отпинает по всей площадке, аки футбольный мячик. Внезапно, он одернул себя и дал мысленную оплеуху – дожили, он злится и планирует жестокое отмщение 13-ти летней девочкой. Позор. Казалось бы, вот оно – дно, но тут вдруг снизу постучали.

Вскоре после того, как слуги ушли, в ворота вошёл зрелый, лет пятидесяти мужчина с длинными темными волосами, собранными в небрежный хвост на затылке. Судя по форме одежды, напоминающей дзюдоистскую, пришел учитель мелкой поганки.

Мужчина еще на входе мельком заметил прячущегося юношу – судя по метке на лбу, обычный раб, а значит, вряд ли стоит особого внимания. Уже не в первый раз он видит подобное. Странно, конечно, но лучше не лезть в чужие дела.

Приблизившись к девушке, он низко поклонился. «Госпожа Юнона, здравствуйте.»

Малышка ловким кувырком встала со шпагата, почтительно произнесла:

«Мастер Жан, здравствуйте.»

Кён удивленно вскинул брови: какая учтивость! Причем, к тому, кто назвал её госпожой, а значит, у этого мастера ранг ниже, но общается она с ним куда почтительнее, чем с тем же Флицем. Лицемерная змея.

Жан улыбнулся:

«Как Ваши успехи в изучении эфира?»

Юнона сияюще улыбнулась в ответ, вынудив мужчину отвести взгляд, чтобы не ослепнуть.

«Мастер Жан, у меня есть прогресс. Я теперь повысила понимание эфира до продвинутого разряда! Проверьте меня!»

Её приятный голос определённо заставлял мужчину нервничать.

Жан удивленно пролепетал:

«С-серьёзно?! Мисс… Я, должно быть, ужасный мастер, раз не могу так просто поверить Вашим словам… Пожалуйста, продемонстрируйте! Мои глаза нуждаются в этом!»

Юнона надменно вскинула маленький подбородок и театрально подняла руку – раздался громкий треск, и палец засиял серебристыми искорками тока.

Глаза мужчины расширились в неверии:

«Какой контроль! Какое качество! Юнона, Вы… Вы действительно развили эфир до продвинутого разряда?! В-вы даже талантливее сестры!» - от переполнявшего его восторга он не смог сдержаться и тихо добавил: - «Жаль только, что чистота ключей низка…»

Его слова необычайно ранимы, потому что чистота ключей – это самое больное место у любого практика. Нужно обладать невероятной удачей, чтобы при установке связи с душой твоя чистота была высокой. Например, повелители хотя бы одной стихии бывают только в легендах. У лучших гениев показатель чистоты недалёк от максимума, особенно у самой простой стихии, но идеально чистых, как и полностью грязных – нигде не встретить. Кён может гордится собой.

Но девушка все же услышала шепот мастера и буквально вспыхнула от ярости. Уверенно расправив плечи, она твердо рыкнула:

«Я ещё талантливее. Я превзойду её, и даже богиня меня не остановит!» - взмах руки…

*бум*

Молниеносный блик ударил в центр лба манекена. Деревяшка задымилась и едва не загорелась.

Жан шокировано уставился в место удара:

«Н-невероятно! Быть не может! В-вы совершенно точно повысили понимание эфира до продвинутого! Всего за три месяца! Невозможно! Н-невероятно!»

У мужчины было немало учеников, и он как никто знал, насколько долго изучается понимание стихий, особенно такой сложной, как эфир. И это с учётом, что новое поколение у Стоунов все как один бездарности!

На освоение основного разряда эфира уходит до полугода, продвинутого – от пяти лет и до бесконечности. Но эта девочка изучила эфир всего за пару месяцев! При этом в то же время она тренировала ещё другие стихии и техники, и весьма удачно! Малышка на все сто процентов непревзойдённый гений своей семьи, быть может, действительно лучше своей сестры. Жаль только, что чистота ключей низкая… Но, с этим ничего не поделать – то же самое, что родиться с одной рукой. Природа обделила её чистотой, и это всегда было больным местом госпожи, что и не удивительно. Ты путём лёгкого теста узнаёшь своё будущее – будешь посредственностью до конца жизни, или станешь уважаемым гением, за которым будет большое будущее, у которого будут сотни фанатов, поклонников и почитателей. Вот такой вот жестокий мир. Чистота не только усиливает атаку/защиту, но и крайне значительно влияет на темпы развития. И всё же девушка подняла 5-ю ступень крайне быстро, что тоже говорит о её небывалом таланте.

Бытует достоверное мнение, что талант развития во многом зависит от жизненной цели, устремления, воли и силы духа. И эта благородная мисс явный пример, подтверждающий эту теорию. Её цель опередить сестру – положить её на лопатки и заявить о себе всем, и именно она помогает ей с ослиным упрямством двигаться вперед.

Юнона была довольна реакцией мастера – все же, легкое позерство было в её характере.

Кён был потрясён. Он видел, как девчонка молниеносно запустила монетку, и лишь когда та ударилась о лоб, от её пальца к монетке со скоростью света прочертилась искра.

{Мать моя женщина! Если такая хрень ударит в меня, электрический шок и парализация мне обеспечены! Это что же получается, девочка на мне еще сдерживалась?} – парень скептически хмыкнул: надеяться на доброту душевную юной госпожи не приходилось, скорее уж, она решила не заканчивать с ним слишком быстро. Да и судя по вечно улыбающейся моське во время нанесения ударов, ей доставляет садистское удовольствие именно физический контакт с мягкой плотью, а не магическое воздействие.

Вскоре Жан все же унял свои восторги – хотя сердце до сих пор трепетало – и, прижав руку к груди, поклонился:

«Мисс Юнона, Ваш небесный талант куда выше моего… Вы всего за три месяца развили понимание эфира до продвинутого, а это мой потолок, на большее мне не хватит способностей. Но Вы, пожалуйста, не отказывайтесь от меня, я всё ещё могу обучать Вас пониманию выбранной Вами стихии ветра.»

Юнона слегка склонила голову, став еще более очаровательной, задумчиво прижала пальчик к ямочке на щеке. Нервный вид трясущегося за свою должность Жана пришелся ей по душе.

Прошло несколько томительных секунд, показавшиеся взопревшему от волнения мужчине вечностью, прежде чем девушка весело улыбнулась:

«Ну что Вы, мастер, как я могу?»

Жан от облегчения едва не свалился с ног.

Кён, впечатленный на редкость паршивым характером поганки, мысленно застонал.{Она та ещё сучка… С кем я связался?! Флиц, твою мать!}

«Тогда… Приступим к тренировке понимания ветра до продвинутого разряда…» - утерев пот со лба, пролепетал ослабевшим голосом мужчина.

Юнона встала в боевую позицию и ринулась в атаку на мастера. Её атаки содержали в себе стихию ветра, это заметно по дуновениям воздуха, по тому, как треплются рукава и волосы мужчины при уворотах.

Именно во время тренировки ты поднимаешься на новые ступени развития гораздо быстрее, чем просто сидя, делая циклы. Именно из-за чувства колебаний энергии стихии ветра, которые исходят от Жана, девушке проще повысить разряд.

Человек может считаться настоящим «мастером» лишь до тех пор, пока хотя бы одна из его стихий на разряд выше, чем у «ученика». В более редких случаях, если он знает больше техник, которыми надо обучить ученика. При этом он обязательно должен обладать формациями этих техник или разрядов.

Пока эта парочка танцевала в бою, Кён внимательно наблюдал, стараясь не упускать ни единой детали: {Юнона, к сожалению, очень талантлива… Непревзойдённо талантлива в своей семье, если верить его словам. А мастер явно нечист в помыслах. Не удивлюсь, если за время обучения этой демонессы в личине ангелочка он привязался к ней излишне сильно. Да, определённо… Вон как засматривается на её формы, когда девчонка того не видит. И взгляд отводит, стоит ей только задержать контакт глаза в глаза дольше трех секунд. Фу, да он точно запал на неё! Знавал я одного извращенца-мастера с таким же масляным взглядом… Да упокоится он с миром.}

Судя по всему, этот Жан скрытый извращенец. А может и явный. Впрочем, ничего удивительного – когда у тебя перед глазами постоянно мелькает такое прекрасное с виду существо, трудно сдерживать себя в рамках адекватности.

В голове зарождался план.

Глава 41

Мужчина с длинными тёмными волосами во время тренировки стихии ветра с наимилейшим созданием проявил себя настоящим профессионалом своего дела, если бы не одно «но»… Он постоянно норовил прикоснуться, прижать, понюхать девочку. За такое в их мире и яйца отрезать не грех, но его навыки оставаться незамеченным искренне восхищали Кёна.

Жан, в силу должности, давно отметил, что все благородные леди пахнут приятно, но аромат этой госпожи выше всяких похвал. Бокал спиртного за час до начала тренировки стал уже обычаем – это хоть как-то помогает держать самообладание, но с каждым днем, казалось, ему становилось все труднее сдерживать себя в руках. Да, у Юрича выросла прекрасная дочь, спору нет. Не зря она стала символом семьи после побега Эльзы, хотя все и раньше были наслышаны о её очаровании.

«Правильно. … Вы такая умница! … Очень хорошо, а вот так сможете?» - раз за разом слышались его хвалебные речи. В голосе то и дело проскакивали мурлыкающие нотки – мужчина был безмерно доволен, и далеко не всегда успехами девушки.

Хотя Жан понимал, что Юнона совершенно недосягаема для него, ему было достаточно и косвенного контакта. Запах… Грация… Милое личико… Созерцание стройного тела, гибкости… Он получал безумное удовольствие от своей работы, выплескивая всё накопившееся за день тёмными ночами. К счастью, Луны – единственные свидетельницы в тот час его слабости, не склонны раскрывать секреты доверившихся покрову ночи.

Не прошло и пяти минут, как девушка остановила бой, утерев испарину на лбу.

«Мастер Жан, моя энергия на исходе…»

Но мастер был «неумолим»:

«Давайте ещё немного и всё!»

Ещё через минуту боя девушка потеряла всю свою скорость, а её атаки стали равноценны хрупкости её девичьего тельца. В один миг она, потеряв равновесие, едва не уткнулась носом в грудь мастера – тот, воспользовавшись усталостью девушки, безнаказанно прижал её к себе теснее - этого заряда ему хватит на пару дней.

Кён презрительно фыркнул. {Больной ублюдок… Но ты, мелкая сучка, заслужила такого мастера.} Юнона наверняка и не подозревает о мотивах мужчины. То ли по детской наивности, то ли по банальной глупости - тут ещё надо разбираться. В 13 лет ум, обычно, пребывает в стадии зачатия – хотя девчонка из высших кровей, ей положено быть умной.

Жан льстиво воскликнул:

«Вы были великолепны! Госпожа, я восхищаюсь Вами. А теперь можете отдохнуть, через два часа повторим тренировку.»

Юнона кивнула.

«Так точно, мастер!»

Кён подметил, что девушку воспитали лучшим образом, раз она так почтительна с мастером - хотя он и ниже по статусу. Всё в духе уважения к учителям. Тут ценят традиции и каноны, свойственные патриархальным семьям. {Вот только какого лешего ты разговаривала с Флицем как натуральная матерщинница?!}

Юнона, покинув тренировочную площадку, ушла в особняк, а мужчина, поправив форму и весело насвистывая что-то себе под нос, решил прогуляться по парку.

Кён, выскользнув из своего укрытия, тенью проследовал за мастером – пора было претворять план в жизнь. Поравнявшись с мужчиной, почтительно произнес:

«Великий господин Жан, скажите, а насколько Вы высокого ранга в семье?»

Мастер пренебрежительно окинул взглядом раба, особенно задержавшись на изуродованном синяками и кровоподтеками лице, и, словно отгоняя назойливую муху, невежливо отмахнулся:

«Не приближайся ко мне, отребье.»

Кён на секунду опешил, поотстав от мужчины. Да, простых смертных здесь не жалуют. Всё в духе средневековья, где дворяне считали холопов за низших существ.

Стиснув зубы, Кён вновь нагнал мастера.

Мужчина резко обернулся, уже хотел нанести удар по лицу наглеца и как минимум расквасить тому нос, но осёкся, замер как вкопанный.

Юноша, склонив голову, смиренно протягивал кусок белоснежной ткани, местами обагренный пятнами крови.

«Господин, этот платочек принадлежал госпоже, но я готов передать его Вам, дабы Вы могли вручить его госпоже, проявив себя истинным джентльменом.»

Жан резко выхватил платок, отвернувшись, прижал его к лицу – шумно втянул носом запах. Все тело пошло мелкой дрожью: возбуждение, восторг, счастье… Коктейль из бурных эмоций, казалось, вот-вот вознесет его к самим небесам!

Когда-то Кён задался вопросом – в чём интерес нюхать грязное бельё девушек или мужчин? Наука дала ему простой и доходчивый ответ. В паху и подмышками любой девушки или мужчины выделяются феромоны для привлечения противоположного пола.

Зачем же они нужны с эволюционной точки зрения?

- Больше взглядов и улыбок знакомых и незнакомых окружающих.

- Вас все вокруг будут считать самой или самым сексуальным.

- Любовные переживания станут куда более страстными.

- Противоположный пол будет постоянно тянуться к вам.

Он выяснил, что желательно помыться не раньше, чем за 3 часа до выхода на свидание, чтобы сохранить концентрацию феромонов. Запах вонючего пота за такой короткий промежуток времени не успеет образоваться.

Феромоны не имеют запаха. Если они попадут в вомероназальный орган в носу и закрепятся там, то возникают разные чувства… От привязанности и страсти, до любви и слепого поклонения.

Эти феромоны хорошо впитываются в одежду, от чего, нюхая их, мужчины могут получить удовольствие, так что в каком-то смысле Кён понимал маниакальное желание понюхать вещи Юноны у Жана.

Мужчина, словно вор, торопливо запрятал свою добычу в карман. После ненавязчивого «кхм» от Кёна обернулся и уже почти без пренебрежения в голосе произнес:

«Мальчик, такие как ты мне нравятся… Тебя Кён зовут, верно?»

Кён чуть не рухнул от его слов - понравился он ему, как же. Но, натянув на лицо милую улыбку, почтительно склонил голову:

«Да, господин. У меня есть к Вам просьба… Скажите, могу ли я оказать Вам какую-нибудь услугу, в замен которой Вы бы дали мне основы чистой силы?» - тут же взял «быка за рога» Кён, нельзя упускать момент добродушия этого мастера лицемерия. Насколько он понимал, чистая сила - это самая простая, она же самая важная стихия.

Слова раба на мгновение озадачили Жана, потом возмутили: кто таков, это отребье, чтобы просить основы чистой силы?! Давать что-то связанное с развитием не своему ученику большой грех и унижение для любого мастера!

Он хотел было послать куда подальше этого «услужливого зайца», но было в его словах что-то такое…

«Что ты имеешь в виду под услугой?»

Кён ответил незамедлительно:

«Я могу сделать для вас всё, что угодно… Я часто контактирую с госпожой, о чем не сложно догадаться по моему лицу…» - тихий смешок. - «Иногда она даёт мне свободу воли, пусть и короткую… Я могу достать Вам что-нибудь, принадлежащее госпоже, взамен на основы чистой силы.»

Жан с выпученными глазами схватил раба за грудки, грубо встряхнул и прошипел на ухо:

«Отребье, умереть захотел?! Что ты задумал!?»

Кён мысленно выдохнул и, изобразив на лице испуг, жалобно пролепетал:

«Мастер Жан, госпожа сильно бьёт меня, а я практически не могу сопротивляться… Однажды я попросил её дать мне основы стихий, но она категорически отказала! Умоляю Вас, дайте мне основы, я сделаю всё на свете ради них! Без них я тут умру…» - актёрская игра уровня богов: подрагивающий подбородок, бровки домиком, в глазах натурально заблестели слезы…

Мужчина чуть не охнул, парень то не шутит! Он настроен серьёзно! Жан опасливо оглянулся, опустил парня на землю, даже ворот рубашки заботливо пригладил, шепотом спросил:

«Ты действительно можешь достать мне вещь госпожи Юноны?»

Мужика как подменили: из раздраженного презрительно-уничижительного ненавистника рабов он преобразился в заинтересованного дельца.

Мальчик слабо кивнул, по щеке скользнула одинокая слезинка.

Жан задумчиво почесал подбородок, запусти в волосы пятерню, покачался с пятки на носок – в общем, бурно изображал мыслительный процесс. Отдать основы чистой силы абы кому… Его гордость мастера будет раздавлена. С другой стороны, гордость его и так уже давно загнулась в адских муках – он мечтает о собственной ученице! Её почетное место давно уж заняла банальная похоть.

Она-то и подтолкнула его к этому решению. Жан совершенно не боялся, что парень проговорится о его задании кому-либо еще. Всё равно рабу никто не поверит.

Склонившись к парню, тихо проговорил:

«Так как основы стихий стоят дорого, то я готов поменять их на какой-нибудь элемент одежды госпожи Юноны.» - и, чтобы не показаться озабоченным в край, он, поразмыслив, добавил: - «Суть этого задания не в том, что мне нужно одеяние госпожи, а в том, что я проверяю, достоин ли ты этих знаний! Я мастер благородный, и, если увижу твою мотивацию, то обязательно позволю стать сильнее! И не важно кто ты по положению, главное, что внутри тебя.» - ровный палец уткнулся юноше в область сердца.

Кёна чуть не стошнило – но это внутри, снаружи же он оставался само почтение:

«Хорошо, господин Жан. До завтра я постараюсь выполнить Ваше задание!»

Мужчина насмешливо фыркнул и похлопал парня по плечу:

«Я желаю удачи в твоём непростом деле. Ты, главное, не сдавайся… Сила стоит гор золота! Просто сделай это, не взирая на опасность, и я обязательно вознагражу тебя. Знаешь, а ведь раньше и я был таким же как ты… А теперь вот я какой, хе-хе!» - казалось, еще чуть-чуть, и он огладит несуществующую длинную бороду, полностью вжившись в роль умудренного опытом старца.

У Кёна чуть презиралка не лопнула. Поклонился, выдавив из себя улыбку, спросил:

«Я готов ради силы жизнь отдать! Да и выбора-то у меня не особо… А могли бы Вы рассказать мне про основы стихий подробнее?»

Жан слегка поморщился, но все же кивнул, желая сохранить свой образ мастера, берущего в ученики любого достойного.

Из его слов Кён многое почерпнул.

Что значит сила? Существует неизвестно сколько областей развития души, с каждой следующей у тебя ровно в десять раз больше стихийной энергии, а также гораздо развитее тело, то есть ты становишься гораздо сильнее, а сила и талант всегда в приоритете при оценке статуса человека в обществе. Конечно же, богатство, власть, красота, интеллект и положение тоже важны, порой весьма и весьма, но именно сила является самым твёрдым, самым очевидным показателем.

В каждой области 10 ступеней. Принято говорить не точную цифру, а, например – “Этот мужчина в начале области основ”, “Эта женщина в середине второй области”, “Этот юноша в конце высшей области”, “Эта госпожа пиковый дворянин(4)”.

Выходит, что каждые три ступени меняют название “в начале/в середине/в конце” и 10-ю ступень всегда называют “пиковой”.

Жан рассказал, что на каждую из 9-ти стихий есть свои основы. И у каждой основы три разряда: основной, продвинутый и высший. Например: основной(1) разряд понимания стихии ветра, продвинутый(2) разряд понимания стихии жара, высший(3) разряд понимания стихии эфира. Исключением является самая главная, самая лёгкая и самая важная стихия “энергии”, имеющая множество самых разнообразных названий, от душевной силы до чистой энергии. Её ключ находится в пупке.

Исключение заключается в том, что у этой стихии существует лишь основной(1) разряд понимания, то есть лишь один единственный разряд, выше которого, согласно здравому смыслу и логике, нет. Именно его хотел изучить Кён в первую очередь.

Юноша уже губу раскатал быть всеобъемлющим стихийным магом, но Жан добавил, что любой человек может изучить только несколько стихий, в зависимости от таланта.

Одна стихия – это посредственность. Жалкий практик, существующий, чтобы его побеждали, чтобы о него вытирали ноги, чтобы быть использованным более сильными. Таковые и потолок развития имеют низкий, на них никто не возлагает особых надежд. Причём почти в ста процентах случаев первой стихией выбирают именно чистую силу, ибо она самая простая, самая многофункциональная и является основополагающей для любой формации, атаки, защиты, техники передвижение, боевой техники и т.п.

Две стихии – уверенный практик, способный достичь некоторых высот. Такие ценятся в любой семье, они являются ценными тактическими воинами, которые могут за счёт дополнительной стихии специализировать свои атаки. Не то, чтобы их сильно уважают, но бывают среди таковых и талантливые, достигающие некоторых ограниченных высот.

Три стихии – случается редко. Таковому предначертано стать уважаемым человеком. Его потолок развития гораздо выше прочих, он обязательно займёт высокую должность, может стать уважаемым формацевтом или не менее уважаемым алхимиком (создателем медицины), возможно станет непревзойдённым воином, главнокомандующим или кем-то повыше. Трёхстихийные практики являются основным звеном любой семьи, их часто усыновляют, если они не имеют фамилии, берут в ученики хорошие мастера, за таких с удовольствием выдают дочерей, и тем более женят мужей. Юнона обладает 3-мя стихиями.

Четыре стихии – великий гений, которого будут холить и лелеять все, кому он только попадётся на глаза. Таковых с радостью усыновляют старейшины, берут в ученики великие мастера, девушки от таких без ума, а парни о таких девушек только и мечтают. Четырёхстихийные практики могут потрясти всю империю, стать ключевыми персонами.

Пять стихий – небесные гении. В подобных практиков мало кто верит, ведь небеса против их существования, они должны отнять у неба слишком много удачи, чтобы их не убила молния правосудия. Официально подтверждено, что только императрица обладает пятью стихиями, следовательно, это не миф, за что её уважают, почитают и даже поклоняются. Императрица действительно легендарная персона, заслуживающая свой титул кровавой властительницы.

Считается, что чем больше стихий практик может использовать, тем быстрее он развивается, тем выше чистота его ключей и тем грандиознее у него судьба.

На резонный вопрос Кёна - «А смысл вообще в разрядах выше основного?» - Жан, скривившись от выпирающего из него презрения ко всяким рабам-недотепам, всё же ответил, что основной разряд позволяет человеку хоть сколько-нибудь разумно применять стихию. Продвинутый разряд значительно усиливает стихию и навыки её использования, разрешает практиковать некоторые сложные техники. Высшим разрядом обладают только мастера, посвятившие этому всю жизнь: они могут себе позволить создать очень могущественную технику из этой стихии, от которой все враги будут падать замертво чуть ли не от одного названия. И не важно в какой ты области развития, хоть в первой, можно иметь все три разряда стихии. Тут всё упирается только в талант.

{То есть, чем выше разряд стихии, тем она мощнее и тем большими способами ты можешь её реализовать.} – задумчиво кивнул Кён собственным мыслям.

Жан добавил, что изучение основ некоторых стихий, скорость постижения и твой потолок понимания сильно зависит от врождённого таланта, расы, рода или умственных способностей. Всё, как обычно… Родись в хорошей семье - и будешь править людом.

Закончив рассказ, мужчина хотел было продолжить свою прогулку, но Кён всё же задал ещё один вопрос. Настырного раба уже хотелось придушить, но Жан, опять же вместо шеи мальца задавив собственную гордость, ответил.

Техника – это что-то гораздо более эффективное, нежели обычное использование стихий с применением основы. Ты можешь выпустить заурядную слабую струю пламени, или создать огненную стрелу высокой силы. Разница в мощи может быть колоссальная при тех же затратах энергии.

Кён подумал, что нарушается закон сохранения энергии, но в итоге решил, что нет. Скорее всего, любая техника или просто выпуск стихии так или иначе скованны ограничениями в плане мощи извне, и чем меньше оков (ограничений), тем ближе энергия к своей настоящей мощи. Оковы снимаются (частично опадаю) высокими разрядами стихий и искусными техниками. Впрочем, чем мощнее техника, тем выше разряд она требует, так что тут взаимозависимые понятия.

Жан добавил, что техника может совмещать в себе несколько стихий одновременно. Например, сильные техники льда содержат “воду + холод”. Даже если ты знаешь основы воды и холода, на освоение техники потребуется время.

Соответственно, чем выше твой разряд, тем проще и быстрее ты постигнешь технику, и тем мощнее она будет.

Судя по словам мужчины, при изучении техники тоже появляется характерный щелчок в душе, будто ты обрел просветление. После этого использовать технику тебе будет достаточно легко, практически на автомате.

{Будто в душе был выгравирован “программный код” этой техники.} - Кёну такая интерпретация понравилась.

Если всё упростить, высокий разряд стихии значительно упрощает тебе жизнь, делает сильнее, позволяет быстрее изучать техники, и делает сильнее эти же техники.

Кён, мысленно потирая ручки, уже вовсю облизывался на эти основы чистой силы. Одна беда: где ему достать вещь Юноны?

Глава 42

Жан без энтузиазма принял благодарности Кёна и, отвязавшись, наконец, от юноши, продолжил свой променад, надеясь, что это отребье хотя бы попытается исполнить обещанное. А там, кто знает… дуракам везет. Если же поговорка врет, и малец лишь потратил зазря его время, он обязательно вмажет пареньку так, что тот собственное имя забудет. Хотя один платочек госпожи чего только стоит.

У Кёна мелькнула мысль попытаться очистить ключи Жану, дабы кардинально изменить свою ценность в глазах семьи, но, вспомнив попытку проникновения Синергии в запястье Марты и понимая, что мастер развит гораздо больше, откинул глупую затею за нереальностью исполнения. Всё равно Синергия закончится ещё на подступе к внутренним тканям.

Итак, парень оказался предоставлен самому себе. Тело благодаря чудодейственной мазюльки практически перестало болеть, жаль только в тюбике больше ничего не осталось. А значит, следующий такой «бой» может стать фатальным…

Терять время в данный момент равносильно самоубийству, поэтому Кён приступил к изучению парка. Чёрным носком стер всю грязь с лица, взъерошил и без того лохматые волосы, максимально зачесал их на лоб, чтобы прикрыть метку раба, и отправился на разведку.

Хотя территория парка была не слишком огромна – примерно с два футбольных поля, но из-за густого лабиринта высоких густых кустов, слуг практически не было видно. Большинство из них работали полусидя – подрезали, ровняли, поливали, что-то подметали стихией ветра – так что были надежно скрыты от глаз зелеными зарослями.

Но при этом назвать парк безлюдным было нельзя, по округе все время сновали несколько десятков слуг.

Кён мысленно сокрушался: и почему у его злобной госпожи нет охраны? Он бы наверняка запросто смог бы притвориться кем-нибудь из приближенных и устранить её… Ответ на самом деле был, но ему об этом не узнать.

По пути на парня вовсю глазели слуги, невольно удивляясь – и чего этот господин такой поколоченный? Благодаря прическе, скрывающей метку, и чёрных одежд, не характерных для привычного гардероба раба, они принимали его вовсе не за того, кем он являлся в данный момент. А случайно встретившись с ним взглядом, и вовсе почтительно кланялись – так, на всякий случай.

Кён наслаждался: их почтительное отношение к нему словно были отголосками из его прошлой жизни. Однако, не время и не место предаваться сладостным воспоминаниям - необходимо как-то выполнить задание Жана, а значит, хватит отвлекаться, пора и продолжить разведку местности.

При этом Кён ни на секунду не забывал, что, стоит ему встретиться с Диной или Анной, те ему уж точно кланяться не станут – скорее уж ему самому придется гнуть спину, а в случае дурного настроения темненькой, зубами до твердой земельки. Повстречай же он Юнону… Будет худо. Так что приходилось перемещаться чуть ли не короткими перебежками с предшествующим внимательным осмотром территории.

Да, сад по-своему прекрасен… Стиль, композиция и архитектоника, лавочки и пруды… В каждом штрихе чувствуется кропотливая работа и хороший дизайнерский вкус. Впрочем, парню было не до любования – куда больше его интересовали другие аспекты: где и как можно срезать путь, где много/мало слуг, где можно спрятаться и т.п.

За первичной разведкой прошло полчаса. Он, наконец, приблизился к основному входу в особняк, большой и просторный, слуги через него ходят каждую секунду, никакой охраны и дверей.

Еще разок получше зачесав свой лоб, парень двинулся вперёд, стараясь смешаться со слугами. Узнать внутренне строение особняка куда важнее, чем бессмысленно плутать в лабиринте парка. Это, конечно, риск, но иного выбора у него нет. Если все же попадется… Что ж, будет импровизировать.

Сама территория включает в себя источники, тренировочную площадку, парк, и ограждена высокой стеной с непроницаемым барьером. Войти или выйти можно только через главный вход в особняк, а чтобы покинуть сам особняк, надо пройти ещё один единственный выход, который уже под строгой охраной. Если кто-то зашёл, но после окончания рабочего дня не вышел (судя по журналу), то зеваку обязательно найдут и вставят ему наказание по самое “не могу”. Таким образом, когда Кён пришёл вместе с Флицем и его занесли в журнал, он заключил себе “подписку о невыезде”, зато внутри гуляй не хочу, пока не поймают, конечно.

Кён изучил коридор особняка, заглянул в пару незапертых комнат, даже нашёл гостиную, как вдруг за очередным углом наткнулся на светленькую Анну. Едва сдержал себя, чтобы не выругаться вслух – она ходит слишком тихо!

«Ты что тут делаешь? Тебе нельзя здесь находиться.» - ледяным тоном произнесла девушка.

У парня промелькнул целый вагон мыслей. Анна, сестра Дины, тоже высшая служанка. Ранее он не проявлял к ней хоть один неподобающий жест, следовательно, их отношения ещё нейтральны. Сейчас ему категорически запрещено проявлять свой характер. Он должен вжиться в роль раба целиком и полностью - не смотреть ей в глаза дольше пары секунд, не иметь в голосе твёрдости, быть почтительным... Пора проявить свои чудо навыки актёрского мастерства. Благо она не в курсе о приазе Юноны не произносить ни слова, чем можно и нужно пользоваться.

«Простите…» - слегка поклонился парень, будто действительно почтительно. - «Я очень хочу в туалет, но не знаю куда… На тренировочной площадке уборной нет, а мне очень надо…» - и демонстративно сжал ноги в коленях.

Холодок во взгляде служанки исчез. Она по натуре своей была рассудительной и даже слегка мягкой.

«Вторая дверь по коридору. Не задерживайся… И лучше не попадайся на глаза сестре. В следующий раз приходи только с разрешения госпожи Юноны.» - наставительно велела девушка смягчившимся голосом.

Кён благодарно поклонился, прижав к сердцу руку, будто жизнью ей обязан:

«Госпожа Анна, спасибо вам… Вы так добры и милы…»

Девушка скептически закатила глаза и ушла по своим делам, не удосужившись что-либо ответить. Этот раб для неё никто и ничто, но мордашка, бесспорно, весьма смазливая. Флиц определенно знал, кого выбирал, да и приодел паренька неплохо, чёрное ему идёт.

Кён заперся в уборной и, усевшись на крышку унитаза, задумался. {А если бы я ей соврал, что получил приказ, она бы поверила?} - вспомнился момент, когда Юнона нажала на запястье и как по команде пришли двое слуг. Следовательно, она как-то отдала приказ на расстоянии, верно? Идти на риск проверкой теории не хотелось, врунишек нигде не любят.

Впрочем, сейчас этот вопрос не так актуален, следует поразмыслить о вещах более насущных. Чтобы заполучить основы стихий, ему необходимо достать какие-то вещи для Жана, желательно женские, желательно не размера XXL, желательно, чтобы пахли приятно, хотя бы приблизительно как Юнона, иначе озабоченный наверняка всё учует. В идеале, конечно, следует раздобыть вещи самой госпожи.

Впервые в жизни Кён ломал голову над тем, как украсть женское бельё. Обычно он решал вопросы куда вложить триллион кредитов, какое задать направление развитию человечества, как спасти планету Земля от астероида, а тут на тебе, картина Репина «приплыли»… Причём важность этого вопроса для него лично значительно выше всех прошлых!

{Как же низко я пал…} - с самоиронией заключил парень. Срочно нужен мозговой штурм… Вскоре на ум пришла идея. Идея хилая, слабая и почти безнадежная - он даже на миг задумался, ему отрежут яйца и голову или только голову, если застукают?… Но иной идеи не было.

Кён вышел из туалета и аккуратно, на цыпочках, продолжил обследовать дом, на сей раз куда менее праздно. Некоторые помещения были заперты на ключ, как, например, странный чулан, а другие, видимо, важные, имели замок, открывающийся формацией на запястье, как он сумел мельком заметить. Обычные служебные или гостевые помещения были не заперты вовсе.

На второй этаж он не рискнул подняться, боясь, что если его поймают, то поотрывают руки и другие не менее важные органы.

Прогулка по особняку затянулась, но ему все же удалось раздобыть кой-какую полезную информацию. И, самое главное, он нашёл то, что искал! Еще бы кухню найти... В любом доме важно знать, где находится кухня, да.

Однако, стоило ему выглянуть из-за угла (что-то совсем ему не везет с этим чертовым элементом архитектуры!), как он столкнулся с практически нос к носу с черненькой служанкой. Приятная встреча.

«Ты что тут шастаешь?» - грозно рыкнула девушка, пронзая раба ледяным взглядом.

У Кёна перед глазами пролетела вся жизнь: он спалился. Наверняка девушка опознала в нем осторожно крадущегося воришку, не иначе. По спине пробежался холодок. Он опустил глаза и, желая сыграть на её чувстве жалости, произнёс:

«Я кушать хочу…»

Дина стиснула кулаки до побелевших костяшек. Этот раб ещё утром смотрел на неё по-хозяйски, а теперь несчастную жертву обстоятельств из себя корчит. Эти невинные глазки долу, жалобный голос… Полное разочарование! Её обманули… Все ожидания к чёрту, так нельзя поступать с девушками! Мгновенно разум наполнился яростью, захотелось избить мальчонку до смерти, но так унижаться она, непревзойденный убийца, разумеется, не будет.

Девушка окинула Кёна неприязненным взглядом:

«Серьёзно?» - и сжала рукой его плечо.

Парень рухнул на колено, издав болезненный стон – девчонка своими тонкими пальцами зажала болевую точку в плече, как жестоко!

В глазах заблестели крокодильи слёзы, но на беспощадную Дину это не возымело никакого эффекта, скорее уж разозлило сильнее – совсем не тот, кого из себя строил.

Кён, помимо острой боли, ощутил разливающийся по всему телу холодок и странное давление, словно его приковали цепями ко дну глубокой речки. Разум наполнило гнетущее чувство опасности.

«А мне кажется, ты хочешь умереть, раз посмел выйти из тренировочной зоны, зайти в особняк и подобраться к кухне, где тебе совершенно запрещено находиться. Как думаешь, какое наказание ты заслуживаешь? М?» - Дину всё больше раздражало то, как парень старательно отводит глаза, поэтому она двумя пальцами грубо схватила его за подбородок и дернула: - «В глаза смотри, когда с тобой старшие разговаривают.»

Кён выдавил из себя максимум жалобности. Девушка чересчур холодная и опасная. Что он такого сделал, чтобы заслужить такую немилость?! Подумаешь, пробрался в особняк… Дело же не в этом.

Он промямлил:

«Простите меня, глупца. Моё чувство голода чуть не погубило меня. Мой желудок предатель, желающий моей смерти... Не наказывайте пожалуйста…»

Дина почувствовала наплыв гнева. Такой эмоциональный всплеск удивлял её саму – и почему это ничтожество её так задевает? Какое унижение для высшей служанки патриарха!

Девушка твердо решила, что такая сопля не заслуживает ни её внимания, ни эмоций, а потому мощно двинула его в живот, а когда парень обмяк, спокойно подняла его за шкирку и выкинула за порог особняка.

«Отнесите его в зону для тренировок и заприте там.» - скомандовала она слугам.

Кён с трудом смог продохнуть, она едва не сломала ему рёбра! Анна по сравнению с Диной просто Ангел. Да уж, а еще сестры называется. Как бы ему хотелось увидеться с… Мариной!

Двое слуг оттащили парня на тренировочную площадку, без особого пиетета за ноги волоча по земле, швырнули на пол и заперли ворота на замок.

Кён облегчённо вздохнул. Встреча с Диной оказалась не столь ужасной, какой могла бы быть. Лучше ему больше на неё не нарываться.

Глава 43

После второй тренировки Юноны и Жана, больше напоминающей прекрасный танец ангела и чудовища, девушка ускакала в особняк, начисто игнорируя существование раба.

Кён достал звукопередатчик и набрал частоту Марины. В ней он видел свою единственную надежду на спасение - его тощему, хотя и атлетически сложенному организму катастрофически недостаёт запаса энергии. Если так и дальше пойдет, ещё одна взбучка от госпожи, и он превратится в горку полудохлого мяса, которой до следующей «тренировки» Юноны не хватит ни энергии, ни времени восстановиться. Он труп.

В приборе послышался приятный голос:

«Слушаю.»

«Марина, привет. Как дела?» - как можно более беззаботно начал разговор парень.

«Кён, привет! Не узнала твою частоту…» - оживилась девушка на мгновение, но вновь поникла: - «Так себе… Флиц очень агрессивный в последнее время… А как у тебя дела?»

«У меня всё прекрасно.» - с едва прикрытым сарказмом ответил он. - «Только вот просьба к тебе одна есть, очень важная. Вопрос жизни и смерти, можно сказать. Пожалуйста, приходи как можно скорее к особняку Юноны с пятью палками жирной колбасы, а я как раз заодно расскажу тебе о слабости твоего господина.»

Девушка тут же радостно воскликнула:

«Правда?! Ой…» - замялась Марина. – «Кён, прости… Но Флиц строго-настрого запретил мне приближаться к особняку Юноны…»

У Кёна замерло сердце, чтобы в следующую секунду зайтись в бешеном ритме. Его надежда выскальзывает из рук, как скользкая рыбешка.

«Марина, слушай внимательно, без риска не бывает куша. Флиц всё равно ни о чём не узнает! Просто принеси колбасу и передай охраннику, а я с ним как-нибудь договорюсь… И затем расскажу тебе всё, о чём ты только попросишь.»

Кён и сам ругал себя, на чем свет стоит: внимать свою дальнейшую судьбу в чужие руки – поступок не самый благоразумный, и совершенно нехарактерный его натуре. Но, что уж поделать…

После паузы Марина со вздохом ответила:

«Хорошо, я приду, но, сегодня я весь вечер буду занята. Да и ночь тоже…» - из звукопередатчика раздался сдавленный всхлип. – «Давай завтра? Я постараюсь завтра.»

Кён, мысленно застонав, проговорил, стараясь сдерживать недовольство в голосе:

«Хорошо, но постарайся как можно раньше, пожалуйста…»

«Да, конечно…»

После короткого диалога, Кён оборвал связь и крепко задумался, как ему быть. Сможет ли он как-то принять из рук девушки колбасу? Позволит ли охрана?

За этими размышлениями он, привалившись к стене, заснул. Организм требовал отдыха для восстановления. Как оказалось, слуги редко посещают площадку. Должно быть Юнона попросила, не желает, чтобы появлялись свидетели её зверства.

Примерно в восемь вечера ворота отворила юная девушка, энергично разминающая плечи. Обвела лукавым взглядом площадку, тут же заприметив худосочную фигуру раба, оскалилась почти радостно. Маленькая демонесса пожаловала пожинать муки смертных.

Как бы хотелось Кёну с разбегу ударить её с ноги в живот, но при такой наглой попытке его размозжат по полу блинчиком.

Итак, что он имеет?

1) Ему запрещено с ней говорить, произносить хотя бы слово. Тот её приказ предельно ясен и понятен. Не сложно догадаться, что если бы она приказала ему не раскрывать свой рот, то он не смог бы вопить от боли, поэтому она приказала именно ничего не говорить. Хитрая сука, набралась опыта на прошлых рабах, специально оставляет им возможность вопить, чтобы насладиться. Но пусть ей будет пусто, он никогда не будет вопить от боли, и тем более молить о пощаде, а вот стоны, порой, сами вырываются. Тут ничего не поделать. Он всего лишь человек, пусть и с Синергией.

2) Он не может коснуться её тела из-за барьера эфира, то есть влить Синергию тупо невозможно. Тем более его тело уже слабо. А если ему каким-то чудом удастся её коснуться, его, скорее всего, сразу же убьют, ведь госпожа будет “запятнана”.

3) Ему для собственного блага запрещено смотреть ей в глаза.

Все три пункта возводили над Кёном толстую клетку, из которой он не мог никак выбраться. Фактически, все его возможности как-то повлиять на действительность, при этом, не сделав себе хуже – исчерпаны. Что же остаётся? Просто попытаться выжить, выкрасть бельё, дождаться Жана.

~Вздох~

Юнона молча и без промедлений кинулась в атаку. Избивать этого парня ей очень нравилось. Особенно возбуждала мысль заставить его вопить, а не просто стонать от боли. К тому же он крепкий, жилистый и симпатичный, от чего портить ему жизнь и внешность было вдвойне приятно. Быть может, она и могла бы испытать некие угрызения совести, если бы избиваемым был человек её ранга, но перед ней стоял раб, её собственность, её груша для битья – и цена ему грош.

И вновь двукратно увеличенная скорость девушки позволяла ей превосходить противника в силе. Кён с тоской мечтал об основах чистой силы, обещанных ему Жаном.

{Удивительно… Этот раб до сих пор держится!} – хмыкнула про себя Юнона, задумалась, в чём причина такой стойкости. По её мнению, и слон свалился бы, а этот хилый паренек так отчаянно цепляется за жизнь. Похвально, но ей раб, проявивший неуважение, не нужен. Она не намеревалась давать ему пропитание или ночлег, всё равно должен помереть не сегодня, так завтра. Её одноразовые вещи не нуждаются в уходе и заботе, да и не её уровня дело отдавать приказ позаботиться о рабе. От одной мысли, что она будет заботиться о рабе, пусть даже простым приказом, внутри становилось как-то не по себе.

С другой стороны, она чувствовала в его движениях какой-то потайной мир, и никак не могла осознать, в чём секрет. Вроде бы он получает удары, но всякий раз не туда, куда она метит. Он видит её обманки насквозь, свалить его с ног нереально, да и уворачиваться он горазд, вынуждая её двигаться и затрачивать энергии втрое больше.

Впрочем, так как она не понимала его движений, ей не казалось, что этот раб может её чему-то научить, ведь он все равно постоянно получал её удары. Поэтому его ценность вовсе не росла в её глазах. По её мнению, лучше тренироваться с Жаном, который запросто парирует любые её выпады, и движения мастера понятны и очевидны, с таким проще научиться.

Глупая девочка. И Кён осознал это ещё с прошлого боя, осознал, что ему незачем стараться проявить себя, она не видит в нём потенциала из-за своего “дурного” воспитания. Если ты собака, то ты не способен научить играть на скрипке.

Бой длился пять минут. Кён выбивался из сил, тело вновь онемело, всё действие мази перекрыли новые побои. Кажется, он вот-вот свалится, как вдруг…

У входа в зону послышалось весёлое:

«Привет, Юнона.»

С лица девушки вмиг сползла злобная победная ухмылка, на смену ей появилось растерянное выражение, а движения оборвались на половине, и она, не удержав равновесие, плюхнулась на раба, повалив его.

Кёна накрыло облако аромата дорогого шампуня, золотистые пряди щекотали лицо, а к груди припало что-то мягкое. Ах, как бы хотелось ему сжать это с виду хрупкое тело в объятиях! А потом еще разок, посильнее – чтобы услышать этот чудный звук ломающихся косточек. Но в следующую секунду дивное видение пропало – девушка, не заботясь об ощущениях самого раба, оттолкнулась от него, кулаком вдавив его живот в землю, отчего парень сдавленно охнул и закашлялся.

Юнона неловко отряхнулась от невидимой пыли, тут же перевоплощаясь в совершенно иного человека – в невинную милашку, ангела, спустившегося на грешную землю. Скрестила руки, демонстративно-обиженно отвернувшись от подошедшего юноши, буркнула:

«Привет.»

«Ну Юнона, пожалуйста, прости за тот раз… Не знаю, что на меня нашло. Хватит на меня дуться! У меня, между прочим, отец погиб.»- более тихо промямлил парень.

Юнона, вздрогнув, обернулась. С некоторой жалостью взглянула на Егорку:

«Соболезную…» - и милостиво произнесла: - «Ну ладно, так уж и быть, ты прощён, но больше так не поступай.»

«Хорошо!» - просиял парень. Выглядел он лет на 14, но даже в столь юном возрасте на его лице крепко пропечаталось выражение надменности, несколько портящее впечатление от красивых черт и светлых волос. Одет он был в явно недешевые одежды, выдающие в нем высокорангового члена семьи.

Егорка смерил пренебрежительным взглядом валяющегося на полу парня в чёрных одеждах.

«И что это за недоросль на второй ступени?» - намеренно сделал акцент на развитии Кёна, стараясь побольнее задеть.

Юнона заправила за маленькое ушко выбившуюся прядь волос, равнодушно бросила:

«Это мой раб. Не обращай на него внимания.»

Парень фыркнул:

«Очередная игрушка для битья? Что ж, такой уродец только на то и годится.»

Кён раздраженно поморщился. Кем-кем, а уродом его точно не назовёшь.

«Ты хочешь провести спарринг?» - слегка повысив голос, спросила мисс.

«Юнона, а этот рабеныш уже какой по счёту? Третий или четвёртый?» - не унимался Егорка.

«Всё, хватит об этом! Чего взъелся?» - твёрдо сказала девушка, недовольно скрестив на груди руки. Её троюродный брат вечно лез куда не следует.

Егорка от её тона потерял весь кураж, виновато улыбнулся:

«Ладно, забудем.»

Он лениво махнул Кёну, даже не удостоив того взглядом:

«Катись отсюда, отброс.» - у него самого кулаки чесались избить этого раба до полусмерти лишь за то, что он удостоился чести почувствовать на себе нежное тело упавшей на него госпожи, но, разумеется, в присутствии Юноны он не мог себе позволить подобной роскоши – не хотел показаться мелочным в глазах девушки.

Кён, едва не застонав от тупой боли во всем теле, поднялся и покинул площадку, впрочем, не торопясь отходить совсем уж далеко. Прислонился к воротам, так, чтобы изнутри его видно не было, но он мог бы слышать весь разговор этой парочки. Он совершенно не понимал, кто этот парень, но, судя по внешним признакам, он испытывает как минимум симпатию к девушке - что совершенно неудивительно.

«Юнона, мы с тобой давно дружим, но я заметил только недавно, что ты стала сама не своя. Меня беспокоит, не нарочно ли ты убивала рабов, оправдывая это идиотскими причинами?»

«Убивала? Такого ты обо мне мнения?» - Мисс упёрла в бока руки, сердито нахмурив изящные бровки.

Егорка отрицательно помотал головой:

«Нет-нет… Не подумай… Просто странно как-то.»

Юнона вздохнула, изобразила подавленность:

«Ну… Я всего-то пару раз их стукну, слегка, только чтобы держать себя в тонусе, а они потом почему-то сами умирают… Мрут, как мухи. Возможно, лекари плохие… Не знаю. Отстань!»

Кён, слыша этот невинный и полный недоумения лепет, едва не задохнулся от возмущения: {Плохие лекари? Пару раз ударит? Сука, да ты намеренно причиняешь адскую боль в ожидании воплей!}

Егорка понимающе закивал:

«Ясно-ясно. Извини, что подозревал. Просто, порой твои перепады настроения даже меня пугают.»

Юнона демонстративно закатила глазки:

«Я в полном порядке… Не стоит беспокоиться.»

Глава 44

Егорке ранее не посчастливилось попасть к ней в гости во время женских дней. Ладно бы только это, так он ещё и начал рассказывать ей всякие неинтересные истории о том, как он «с одного удара левой рукой» побеждал одного за другим молодых бойцов у Стоунов. А когда дело дошло до традиционного спарринга, он как бы случайно разок коснулся её мягкого места.

Яростные крики и оскорбления девушки быстро отрезвили юношу, он тут же пожалел о содеянном, но было поздно: служанки попросту вышвырнули его за шиворот из особняка, не желая слушать ни оправданий, ни извинений. А ведь он далеко не обычный шалопай! С ним подобным образом смеют поступать только высшие служанки по приказу Юноны, всё же он самый перспективный гений в семье Стоун. Годам к 18-ти он наверняка станет сильнейшим среди бездарного молодого поколения семьи, старшие возлагают на него большие надежды. Подобный проступок Юнона долго ему не прощала, отказываясь проводить спарринги, и вот сегодня она все же смилостивилась. С тех пор Егорка побаивался вести себя как-то неподобающе со своенравной девчонкой.

Однако, он всё чаще замечал, что с каждым днем Юнона все больше нагоняет его в развитии. Её темпы откровенно пугали юношу, он боялся в будущем стать недостойным её положения – она всего за три месяца поднялась на 5-ю ступень области основ! Ему в детстве на это понадобилось два года! Она определенно талантливее… Рано или поздно она уйдет вперед, не оглядываясь, а, значит, надо действовать, пока не поздно, действовать решительно и твердо! Но ведь она такая неприступная, к тому же воспринимает его только как друга, все его шаги на пути построения романтических отношений не имели никакого эффекта. Оставалось лишь с болью в сердце наблюдать, как твоё счастье неминуемо догоняет и перегоняет тебя, оставляя за свей спиной всего лишь воспоминанием, тенью из прошлого. Но он не терял надежды, продолжал “креативные” попытки достучаться до сердца девушки, единственной и неповторимой в целом мире – по крайней мере, для него.

Юнона сменила тему:

«Егорка, как ты себя чувствуешь… после утраты?»

Парень, не сумев сдержать эмоции, отвернулся, судорожно вздохнул:

«Я в порядке… Зато я уверен, что мой отец погиб, выполняя свой долг. Должно быть рабы нас