Жена проклятого некроманта (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Жена проклятого некроманта Рыжая Ехидна

Глава 1. В любви третий всегда лишний


— Интересненько, — задумчиво произнесла незнакомка, с удивлением разглядывая место побоища. — Такое учинить после смерти не каждый может.

Я лишь обреченно вздохнула на это заявление.

Значит, все-таки умерла. Нет, я и так это понимала: сложно отрицать очевидное, когда ты стоишь над собственным телом, распластанным на полу. Да только понять и принять — совершенно разные вещи. Не зря же люди говорят, что надежда умирает последней, вот и я надеялась, что это всего лишь летаргический сон и я обязательно проснусь. Лучшая подруга Светка, напоившая меня какой-то дрянью вместо тибетского чая, по крайней мере, была в этом уверена!

Может, действительно, ещё проснусь?

— Твоих рук дело? — интересуется женщина, застыв над раскачивающейся из стороны в сторону Светкой. И уже через секунду теряет интерес к живой, но, кажется, окончательно свихнувшейся девушке, переключив все своё внимание на меня. Окидывает взглядом с ног до головы, словно видит насквозь, удовлетворенно хмыкает и заявляет: — Сильна!

На языке крутятся сотни вопросов, но задаю самый главный:

— А вы, собственно, кто? Смерть?

На костлявую старуху гостья не похожа. Никакого черного балахона, ужасающего скелета, да и косы, опять же, нет. Вместо этого незнакомка, возраст которой было не определить, облачена в темно-фиолетовое платье с длинными рукавами. Идеально прямые волосы чернее вороньего крыла спускаются до самого пояса. Где на серебряных звеньях висит серп, чье лезвие опасно бликует при каждом движении хозяйки.

В общем, не похожа на Госпожу Смерть. Но учитывая, что дамочка появилась прямо из воздуха, других предположений у меня не было.

— У меня сотни имен, но я предпочитаю, чтобы меня звали Либитиной, — женщина с удобством устроилась на подоконнике, в то время как моя надежда скончалась в страшных муках. — Ну и что мне с тобой делать? — минутное молчание, словно незнакомка обдумывала возможные варианты. — Уйти на перерождение ты не сможешь, а вот превратиться в озлобленного призрака имеешь все шансы.

— Почему?

— Потому что рвешься обратно, туда, где остались незавершенные дела, — вздохнула она. — Да и смерть была насильственной, — богиня кивнула на подвывающую Светку, — но хоть убийцу наказала, уже проще. А вот то, что ты выпила из неё всю силу — плохо.

— Силу? — переспросила. — То есть она и впрямь ведьма?

— Не ведьма, — опровергла смерть, — но дар сильный. Только вот пользоваться им не умела.

Эта новость стала для меня настоящим откровением. С первого дня нашего знакомства подруга твердила, что у неё есть сверхъестественные силы. И была конкретно повернута на магии, эзотерике и мистике. Ну, мало ли у людей какие причуды. И уж если начистоту, то после гибели родных в глупой аварии, я и сама нуждалась в волшебстве. Только вот если подруга читала различные гримуары и учебники по черной магии, не пойми где купленные, то я погрузилась в сказки. Сотни, а то и тысячи книг про чудеса помогли пережить трагедию и не свихнуться от горя. В общем, я никогда не осуждала подругу, а принимала такой, какой она была. Со всеми чудачествами.

И вот чем она мне отплатила.

Я вновь глянула на собственное бездыханное тело. Если б не неестественная бледность, то так сразу и не догадаешься, что девушка, то есть я, отошла в мир иной.

— В общем, застряла ты тут, Настасья, — богиня вздохнула так, словно я букашка, которая очень сильно усложнила ей существование. — И мало того что это не по правилам, так как мертвым нет места среди живых, так ты ещё и с силой теперь. Посмотри, что ты натворила за несколько минут, — женщина обвела рукой разгромленную кухню, а после пальцем указала на раскачивающуюся девушку.

Если она хотела достучаться до моей совести, то попытка провалилась с треском. Жалости к свихнувшейся Светке не было. Вот ни капельки. Ну не получалось у меня сочувствовать той, что сперва пыталась приворожить моего жениха, потом плела интриги за спиной, чтобы нас рассорить, а когда и это не удалось — вместо чая подсунула мне какое-то зелье отворота, чтобы я сама бросила Лешку. Видимо, совсем отчаялась — свадьба-то через две недели! — и на этот раз решила действовать наверняка. Так старалась, что переусердствовала и мой сон стал вечным.

Тоже мне, лучшая подруга! Может, если бы она поинтересовалась, как у меня дела, то узнала, что свадьба не состоится. А так даже померла зазря! Где справедливость?

— Говорю ж, даром пользоваться не умела, — хмыкнула богиня, словно отвечая на мой мысленный вопрос. — А вот ты пользовалась силой играючи. Как только смогла отобрать? — видя мое непонимание, богиня внесла уточнение: — Обычные души не могут манипулировать тем, что происходит вокруг. Передвигать физические предметы — это прерогатива призраков, принимать форму клубящегося тумана — удел духов, а вот вредить людям могут уже одержимые. Если б не сила, ушла б на перерождение, а так...

Оглянувшись вокруг, я наконец, поняла, о чем говорит богиня. Моя небольшая, но со вкусом обставленная кухонька, сейчас напоминала место бомбежки.

В голове била набатом мысль: это сделала я. Играючи швыряла предметы, чтобы Светка обратила на меня внимание, когда я летала вокруг неё бестелесным духом. А как только она поняла и испугалась… я почувствовала удовлетворение. Смеялась ей в лицо, когда она просила прощения, наслаждаясь её страхом. Хлопала дверьми, не позволяя покинуть кухню. Визжала, как баньши, ярясь, что она меня не слышит. Мигающий свет, двигающиеся стулья, летающие ножи… в какой-то момент мне даже показалось, что она видит меня. Может и впрямь увидела, потому что в это же мгновение девушка закричала, а после осела на пол, схватилась за голову и стала раскачиваться из стороны в сторону, бормоча себе под нос одну-единственную фразу, словно заевший проигрыватель: «Ты сейчас проснешься и разлюбишь его!».

— Я не… хотела, — произношу, с трудом осознавая, что натворила.

— Знаю, — твердо произносит смерть, словно и впрямь верила мне. — Но в силу обстоятельств переродиться ты уже не можешь, а я не могу все оставить так, как есть сейчас. Ведь дальше будет только хуже.

— Хуже?

— Через какое-то время ты лишишься разума и потеряешь контроль, останется только оболочка, ярость и разрушительная сила. Особенно сильно страдать от твоих деяний будут самые близкие люди.

— Я не хочу тут оставаться — стараюсь не поддаваться накатывающей панике, но голос предательски дрожит. — Не хочу причинять боль кому-либо!

— А я и не позволю остаться, — припечатывает богиня, и я вновь чувствую себя каким-то неучтенным фактором, который испортил игру. Пешкой. — Эта сила принадлежит другому миру и в этом ей не место.

Интуиция не подводит.

— Так заберите её! Она мне не нужна!

— Отобрать силу, значит, окончательно развоплотить душу, — в голосе богини слышится усталость, словно она уже в десятый раз объясняет прописные истины нерадивому ученику. — Эта девушка, часом позднее, не выдержав груза содеянного, отправилась бы за тобой следом. Сама. И вот в её случае я бы церемониться не стала. А вот что делать с тобой — загадка. Хотя-я-я…, — в глазах Либитины мелькнуло что-то странное, но именно в этот момент послышался звук открываемого замка со стороны коридора и я отвлеклась. — Есть у меня одна мысль. Скажи, ты жить хочешь?

— Да! Очень!

Ну что за вопрос? Конечно, хочу! Может, она меня прямо сейчас обратно вернет и Лешка никогда не узнает, какого это — найти бездыханное тело своей невесты? Бывшей невесты, но тем не менее. Я не могу уйти вот так, не объяснив свой поступок! Не извинившись!

— Настя? — словно в насмешку дверь на кухню распахивается настежь, на пороге появляется мой жених. Один взгляд на творящийся бедлам, и с лица Лешки сходят все краски, уступая место неподдельному ужасу. — Настя!

— Ты сейчас проснешься и разлюбишь его! — испугавшись мужского крика притихшая Светка вновь начинает подвывать, увеличив амплитуду раскачиваний.

— Почему ты медлишь? — поторапливаю богиню, отбросив всякие реверансы, напряженно следя за действиями перепуганного Алексея.

Мужчина пытается прощупать пульс, которого уже нет, а после хватается трясущимися руками за телефон, чтобы вызвать скорую.

— Сейчас самое время! — чуть ли не плачу, видя, какую душевную боль испытывает Алексей. — Ну же, Либитина! Пожалуйста! Чего ты ждешь? Я хочу жить!

— И будешь, но сперва ты должна была увидеть это.

И тут в кухню влетает Максим.

Самый непостоянный, непредсказуемый, неуступчивый представитель мужского рода. Мне казалось, что сильнее ненависти к нему я никогда ничего не испытаю, но я заблуждалась и поняла это слишком поздно. Всепоглощающая любовь к врагу, а по совместительству лучшему другу своего жениха — вот что оказалась поистине разрушающим чувством.

И я уже ничего не могу исправить!

— Не-е-ет! — из его горла Максима вырывается пронзительный вопль отчаяния, точно крик смертельно раненного зверя.

— Теперь у тебя нет незавершенных дел. А боль… боль утихнет. Пора.

Глава 2. Что нас не убивает — делает сильнее


Но боль не утихла. Она отзывалась в каждой клеточке тела. С каждым вдохом пронизывала легкие. И только через секунду я осознала, что боль эта не душевная, а физическая. Все чувства, все эмоции как отрезало. Будто бы их и не было никогда. Будто я не злилась на Светку, не любила Макса и не хотела извиниться перед Лешей.

Значит… Либитина не солгала? Она сдержала слово, вернула меня к жизни. Так?

Я пошевелилась и едва сдержала вопль радости. Я чувствую руки! Ноги! Я живая! Передо мной все плыло как в тумане, но я все же поднесла руку к глазам, чтобы убедиться в собственных выводах. Какая-то она… бледная? Отекшая? Пошевелила, сжала кулак, растопырила пальцы...

И ощущается как-то иначе. Но наверное это нормально, когда ты в прямом смысле покинула собственное тело?

Хорошенько проморгавшись, вдруг поняла, что бледность и легкая синева — это всего лишь обман зрения из-за падающего откуда-то сбоку голубоватого света.

С трудом сев, я окинула окружающий мир взглядом и…

Ни тебе разгромленной кухни, ни ошарашенных лиц свидетелей чудесного воскрешения. Женщина в длинном фиолетовом платье, которая хоть что-то могла бы объяснить, тоже отсутствовала. Только высокие каменные стены, неумелой рукой перекрашенные из черного в противный желтый цвет. Большие деревянные кадки с комнатными растениями и какие-то странные цветастые коврики на каменном полу.

Настолько безвкусно, что просто кошмар!

— Что за чертовщина? — выдохнула я, не понимая, как за время моего кратковременного сна моя прекрасная светлая кухня превратилась в настолько ужасно обставленный зал.

Да еще и увеличилась в размерах.

Так, Настюха, соберись. Либитина должно быть что-то просто напутала. Она ведь собиралась вернуть меня к жизни… если только эта самая богиня смерти мне не привиделась. Мало ли что там бывает в моменты отравления неправильно заваренным чаем. Правда же?

Но отвечать на этот мысленный вопрос кроме меня было некому. А странный зал в готическом стиле, который кто-то пытался всеми правдами и неправдами переделать в оранжерею, никуда исчезать не собирался.

— Так, это не сон, — проговорила я сама себе. Не знаю зачем, просто так как-то спокойнее было, что ли.

С мыслью, что раз я жива, то со всем остальным разберусь, встала с пола… К слову, а почему я на полу в оранжерее валяюсь?

Уф, слишком много вопросов, слишком мало ответов.

— Либитина? — на всякий случай позвала я.

Но богиня даже не подумала отозваться. То ли не слышала, то ли не хотела слышать.

Хорошо, вернемся к тому, что я жива, здорова и нахожусь непонятно где…

Именно в этот момент я резко остановилась, заметив какое-то шевеление по левую сторону. Обернулась и от ужаса даже шаг назад сделала. Отражение в большом ростовом зеркале повторило это движение, вгоняя меня в ужас.

Да нет! Так не бывает! Вот люди умирают. Да, так бывает. К людям приходят боги. Ну почему, как говорится, и нет. Но вот чтобы в зеркале менялось отражение на незнакомое… Это уже за гранью нормального!

Я сделала шаг вперед и прикусила язык, чтобы еще раз не выругаться. Потому что отражение было моим. Стопроцентно моим. Вот только… это ведь не я.

На меня смотрела высокая гибкая девушка с длинными темными волосами в каком-то несуразном платье, противно-салатового цвета. Глаза большие, раскосые и такие… желто-карие. Не знаю, меня это почему-то зацепило больше всего. Своим темно-синим цветом глаз я гордилась. Мне кто-то даже говорил, что взрослых людей с таким глубоким оттенком практически не встретить. Да и думала, что они поменяют цвет на голубой с возрастом. А теперь с возрастом… они стали совершенно чужими, хуже того — желтыми.

Прекрасно!

Может мне это снится? Я ущипнула себя у локтя и зашипела от боли. Незнакомка в точности повторила все движения и опять замерла.

Хотя должна признать, девушка в отражении была симпатичной. Тонкие черты лица, чуть полноватые губы, ровный нос и небольшая родинка над правой бровью....

Так, соберись, Настя. Нужно разобраться во всем, что тут происходит. А то вот так пожелаешь жить дальше, а эта жизнь закидывает тебя в чужое тело. Это ведь даже не перерождение, о котором говорила Либитина.

— Нет, ну до чего же неубиваемая девка. Даром что слабосилок! — раздался стариковский голос над правым плечом, пропитанный не то недовольством, не то восхищением. — Жаль, что дура!

Я резко обернулась, ожидая увидеть кого-то за спиной. Но там никого не оказалось.

— Кто это сказал? — выдохнула я, стараясь унять дрожь в руках. — Кто здесь?

— Хлоя? — Удивление. — Ты наконец меня услышала? — хмыкнули так близко, что я отпрянула. И тут же запутавшись в пышном подоле, вновь оказалась на полу, больно поцарапав ладони.

Из-под задравшейся ткани выглянули не только нижние юбки розового цвета, но и носки туфель. Да! Тут были ещё и кошмарные туфли, которые не пожелаешь и покойнику.

— И как же ты выжила после такого? — вновь прозвучало над головой. — Хотя чего удивляться, если тебя даже родовое проклятие не прикончило… У тебя случайно фениксов в роду не было?

Вот и сдвиг по фазе. Приплыли, Настя.

— Покажись, — потребовала я, надеясь на то, что кто-то прячется за ближайшим вазоном и пытается довести меня до нервного срыва.

А до него, надо сказать, не так уж много-то и оставалось.

— Я дух-хранитель твоего рода, — как какой-то дурочке объяснили мне. — И у меня нет формы, я невидим. А вот тебе не помешало бы спрятаться. Давай в так нелюбимый тобой тайный ход. Понаблюдаешь за своим возлюбленным, он как раз главу рода сюда привел.

— Что?

Нет. Я не понимаю. Ничегошеньки не понимаю. И кажется начинаю сходить с ума.

— Либитина, верни меня, — взмолилась я. — Не такой жизни я просила! Что ты там о перерождении твердила? Перерождай меня!

— Либитина? — переспросил тот самый голос. — Так ты не Хлоя?

— Если ты о хозяйке этого тела, то я не она. — И тут же в очередной раз взмолилась: — Либитина!

Главное, не паниковать. Просто не паниковать. Сейчас все должно встать на свои места. Надо только разобраться в деталях и выяснить, как вернуться в своё тело. Как-то же это возможно, правда?

— Теперь ты Хлоя, — припечатал дух-хранитель такой интонацией, что я вновь почувствовала себя обузой. — Может, и к лучшему. Есть шанс, что ты поумнее будешь. А теперь иди за ту серую кадку, найди выступающий камень в стене на уровне груди. Он плохо окрасился в этот противный желтый цвет. Нажми. Объясню все по пути.

Мозг сломался на первой фразе. Видимо поэтому вместо пререканий, я все же решила выполнить указания. Если не злить призраков, духов и иже с ними, все может вполне хорошо закончиться.

Окажись на моем месте кто другой, наверняка бы уже забился в дальний угол и раскачивался из стороны в сторону, как Светка. Моя же психика оказалась куда как крепче. То ли дело в книгах о волшебниках и приключениях, которых я перечитала столько, что вспоминать страшно. То ли из-за того, что с Либитиной виделась и говорила. Ну вроде как подтверждение того, что все это не сумасшествие.

В общем, я нашла тот камень, о котором мне сообщил дух рода. Нажала его и юркнула в открывшийся темный переход.

— Прямо, направо и по ступеням наверх. Шевелись! — Не особо-то и учтиво приказал дух. — Теперь ты Хлоя де Варгас последняя выжившая из своего рода. Возможно дело в том, что твоя кровь разбавлена иными силами, но об этом позже. Ты глава одного из пяти некроманстких родов, Хлоя.

— Я Настя…

— Забудь, — грубо обрубил мою попытку заговорить дух. В ответ я промолчала, понимая, что спорить не место и не время. Но для себя сделала вывод: если это его стандартная манера общения, то мы не подружимся. — Значит, слушай и запоминай. Сейчас в этом доме муж Хлои, который несколькими часами ранее приложил руку к её смерти. Он вступил в наш род, а значит имеет доступ к артефакту. Да только пока не нашел его.

— Я запуталась, — заметила сухо.

Голова от обилия информации шла кругом.

— Позже все разжую, сейчас ты должна понять одно: В доме враги. От них надо избавиться. А теперь налево.

Я послушно повернула в нужную сторону и наткнулась на тупик. Нащупала еще один выступающий камень, но нажать его не успела. Слишком близко раздались голоса.

— Как ты мог подумать, что это решит все наши проблемы? — громыхнул раскатистый мужской голос. — Как ты мог убить ее, Тиам?! Чем ты думал, глупый мальчишка?

— Но отец, так мы быстрее завладеем артефактом рода и…

— И накликаем на себя беду, — оборвал оправдания грубый голос. — Дознаватели уже на пороге. По-твоему, они не отличат мирно почившую девушку от умерщвлённой? Сразу дух её призовут! Это ведь не какая-то девка с улицы!

— Ты сам говорил, у нас везде есть свои люди, — прозвучало слишком беспечно, я бы даже сказала, с превосходством.

И это лишь разозлило «отца».

— А о Блэкдене ты забыл? — от проникновенного голоса по коже поползли холодные мурашки. — Да за какие грехи боги одарили меня таким бестолковым сыном?

— Я сделал все так, как ты учил, — голос «муженька» на этот раз прозвучал тихо, уже без прежней бравады — Я рассеял ее душу. Хлоя не сможет ничего сказать. А на теле нет никаких меток магии или иных причин смерти.

— Ты мог подставить под удар весь наш род, — пророкотало так грозно, что мне даже на секунду жаль стало этого смельчака. Секунду закончилась, когда я в полной мере осознала, что это именно он виноват, пусть и косвенно, в моем подселение в тело Хлои.

Рассеял душу? Вот ведь гаденыш!

— Надо торопиться, пока тут не появился Алистер. Где же эти проклятые дознаватели?

От прозвучавшего имени у меня внутри все сжалось. Будто бы я знала, о ком идет речь. И боялась его не меньше тех, кто приложил руку к смерти Хлои.

— Что еще за Алистер? — шепотом поинтересовалась я у хранителя, надеясь, что он все еще тут.

— Один из пяти глав, — спокойно отозвался дух. — Его род мертв, как и твой. А еще на Алистере лежит проклятие. Жизнь он поддерживает тем, что впитывает выброс энергии после смерти некромантов.

— Чего делает? — ошарашенно выдохнула я.

Фантазия тут же нарисовала некое подобие Кощея Бессмертного, который упивается смертью и радуется тому, что сам жив из-за этого.

Некроманты! Вот почему меня не закинуло в тело какой-нибудь феи или эльфийки? Интересно, в этом мире вообще существуют такие создания? Или мир населен только магами смерти?

Эти и многие другие вопросы я задать попросту не успела, с той стороны послышались шаги и неразборчивые голоса.

— А подсмотреть можно?

Учитывая, что я слышала разговор сквозь каменную стену, такой вариант был возможен. И моя догадка оказалась верной.

— Это ведь твой дом, тут можно все, — я прямо-таки уловила усмешку в голосе духа-хранителя.

В то же мгновение стена стала абсолютно прозрачной, едва ли не доведя меня до инфаркта. Обхохочешься, если я умру в… какой? В третий раз? На расстоянии метра от моего укрытия стояли мужчины. К большому облегчению, они меня не видели. Зато я с каким-то странным предвкушением смогла рассмотреть тех, кто с такой легкостью обсуждал убийство Хлои.

Высокий седовласый мужчина в черных одеждах явно был главной второго рода. Глубокие морщины избороздили лицо, темные глаза светятся недовольством. И все эти эмоции направлены на стоящего рядом молодого человека. Если бы не разница в возрасте, я бы назвала их близнецами. Уж очень схожие черты лица, что-то неуловимое в мимике.

Взлохматив пятерней светлые волосы, молодой повернулся лицом к стене. А у меня сердечко екнуло. Как от сильной икоты.

Это еще что за фокусы? С отвращением поняла, что это не что иное, как отголоски чувств Хлои. Да он же убил тебя, милая! Как твое сердце может еще что-то чувствовать?

Боже, какая же глупая девочка мне досталась. Сама убийцу в дом привела, замуж за него выскочила. Хотя… у меня похожее с подругой было.

Да уж, юмор у Либитины просто чудесный.

А потом я увидела еще двух мужчин, направляющихся в нашу сторону по длинному коридору.

Один из них оказался в синем мундире, какой-то нелепой шляпе и с моноклем в глазу. Вот он точно дознаватель. Или как там его правильно?

Не знаю, почему так решила. Может опять память Хлои подсовывает ответы? Было бы, конечно, неплохо. Но второй… стоило только бросить на него взгляд, как у меня внутри все похолодело от иррационального страха.

Высокий мужчина с темными, затянутыми в хвост волосами. Неспешная походка с грацией большого хищника. А взгляд… вот честно, я не обратила внимание на цвет глаз, нет. Я почувствовала его взгляд. Будто бы он единственный кто видел сквозь стены. Да что там! Он будто мне прямо сейчас в душу смотрел!

— Алистер, — брезгливо бросил глава того самого рода, что был повинен в смерти Хлои. — А вы тут как тут. Только запахло смертью.

— Ну пока еще не запахло, — криво усмехнулся мужчина, окидывая всех собравшихся цепким взглядом. — Вижу, что все уже в сборе. Странно, что тут королевский дознаватель. Неужели ваша невеста почила не своей смертью, Тиам?

— Жена, — поправил его тот блондинчик, к которому моя предшественница питала теплейшие чувства.

— Даже так, — протянул Алистер. — Что-то не вижу скорби на вашем лице.

— Мы все смирились с тем, чем вы занимаетесь, — грубо оборвал старик. — Но ваш нос в делах чужих семей я не потерплю. Так и знайте.

Я даже дыхание затаила, наблюдая за этой холодной войной в слова. Чтобы так бить фразами наотмашь — это же надо годами практиковаться!

— Хлоя, а проверь-ка правое запястье, — шепнул на ухо дух.

Я дернулась и чуть не нажала на камень, открывающий проход. Интересно, к невидимому собеседнику вообще можно привыкнуть?

Пока мужчины мерились… длиной слов в предложениях, я подняла руку и задрала узкий рукав салатового платья. Надеюсь, я найду в гардеробе Хлои во что переодеться! Что за безвкусица?

Но все мысли выветрились в то самое мгновение, когда я увидела широкий черный узор из вензелей и линий, обхватывающий запястье браслетом.

— Что это?

— Брачная татуировка, — с каким-то кровожадным предвкушением произнёс дух. — А значит, что все данные клятвы еще в действии. Вот и прекрасно, воздадим всем по заслугам! Никто не смеет покушаться на членов рода де Варгас!

— Разговоры разговорами, — Алистер перебил дознавателя, который о чем-то спрашивал убийцу. — Но где тело?

Глава 3. Вы не рады меня видеть?


Обсуждаемое тело в эту самую секунду рассматривало свое запястье и вспоминало, что о татуировках мечтало только в юности. Потом желание тратить деньги на то, что в тебя тыкают иголкой, пропало как-то само собой.

— Здесь, в соседнем зале, — Тиам заговорил тише под взглядом Алистера.

— Мне необходимо провести осмотр по протоколу, — а это уже дознаватель взял слово.

А я только улыбнулась и дыхание затаила, ожидая, что произойдет дальше.

Дальше, конечно же, эти четверо магов смерти собрались и пошли за Тиамом в ту самую оранжерею.

Дух-хранитель молчал, но был рядом. Я это чувствовала. И должна признать, чувство странное. Будто кто-то за тобой наблюдает. Таким тяжелым взглядом.

— Ну и? — приглушенный голос раздался неподалеку. — Где тело?

— Было тут…

— Пора, — шепнул мне дух. — Я подскажу, что делать.

А я тихонечко нажала на камень и выскользнула в коридор, радуясь, что проходы открываются совершенно бесшумно.

Удивительно, но страха не было. Я твердым медленным шагом пересекла зал и замерла у небольшой лестницы, которая как раз должна была вывести в «оранжерею», прислушиваясь к происходящему.

— Раз вы все здесь, значит, защита земель пала, а следовательно — последняя из рода мертва, — пробубнил дознаватель, которого, кажется, ничуть не смущало, что труп наследницы исчез. Неужели это тот самый «свой человек», о котором так залихватски говорил муженек? — Ваши показания я возьму позже, лорд Тиам. Нужно понять, при каких обстоятельствах умерла ваша супруга.

Я видела только часть его спины. Он склонился над записями и, кажется, документировал все.

— И все же, где тело Хлои де Варгас? — с насмешкой в голосе поинтересовался Алистер.

— Вам оно даже не нужно. Походите по коридорам, напитайтесь энергией. Не мешайте, лорд Блэкден!

А я, подгадав момент, наконец, шагнула вперед:

— Могу я поинтересоваться, что все вы делаете в моем доме?

Атмосфера моментально сгустилась, стала плотной, если не сказать гнетущей. А выражения лиц незваных гостей… бесценны! Как будто некроманты не подозревают, что кто-то может восстать из мертвых. У всех такой шок и непонимание.

У всех, кроме Алистера.

Мужчина застыл статуей у несуразного розового деревца, достающего ему кроной до груди. И сверлил меня таким взглядом, будто душу вынуть из тела пытался. Нет, оно-то и понятно, он сюда прибыл не для глубокой скорби, а чтобы себе жизнь спасти от какого-то там сурового проклятия.

Ничего, перетопчется. Полагаю, не для того я сюда попала, чтобы стать чьим-то обедом.

— Мне повторить вопрос? — с непривычным высокомерием в голосе, поинтересовалась у собравшихся.

Это-то и послужило точкой невозврата.

— Это невозможно, — прошептал Тиам, делая шаг назад. — Как же ты тут… если ты там… Или тут побывали Каруары?

Взгляд у него был такой перепуганный, будто мертвеца увидел… А. Ну да.

— Защита пала, — зачем-то повторил дознаватель, окидывая меня странным взглядом. — Леди де Варгас, вы можете объяснить, что здесь произошло?

— О, я могу, — уверила я его, радуясь тем наставлениям, которые сейчас звучали в моей голове от хранителя. — Видите ли, я стала женой лорда Тиама де Тиора, не подозревая, что он собирается меня убить заклинанием «Сайн Вестигум», а как все мы знаем, эти чары под строжайшим запретом для всех некромантов. Даже для наследников самых сильных родов нашего королевства.

Ого, как уверенно прозвучало! А я ведь ни о какой реальной магии несколько минут назад даже не подозревала. И при всем этом сейчас оперирую такими доводами, что у мужчин в этой комнате челюсти отвисли.

Один-ноль! Ведет Анастасия.

— Дай руку, — злобным шепотом потребовал глава рода Тиора.

И обращался он отнюдь не ко мне, а к своему сыну, который сейчас оказался в капкане.

— Мне необходимо проверить магический фон на наличие чар, о которых вы сообщили, леди де Варгас, — таким же скучным тоном проговорил дознаватель, что-то быстро записывая в своих бумагах аккуратным черным пером с позолотой.

— Эта магия не оставляет никаких следов, — заметил Алистер, глядя только на меня. — Даже королевский дознаватель, пусть и в области некромантии не сможет отследить.

— И как же мы тогда удостоверимся в словах леди?

Я вмиг напряглась, распознав в вопросе дознавателя тонкую издевку. В споре между мной и Тиамом, за спиной которого сила всего рода и продажный дознаватель, мне не выиграть.

Накрутить себя не успела, внимание привлекла семейка Тиоров. А именно изящный, но, полагаю, весьма ощутимый подзатыльник от старшего младшему.

Вот вроде бы высокородные, аристократы, некроманты. А замашки, как у простых людей.

Даже объяснения хранителя не потребовались, я и сама сообразила, что произошло. Рукав темной рубашки Тиама был расстегнут и задран до локтя. А на запястье мужчины красовалась татуировка — точная копия моей. И если брачная татуировка не исчезла, значит, его вторая половинка вполне жива и здорова.

Да об этом каждый любитель фэнтези знает!

Кто бы мог подумать, что прочитанные книги помогут мне разобраться в том, с чем пришлось столкнуться. И… это даже в какой-то степени весело, если абстрагироваться от мысли, что то тело, в котором я нахожусь — не мое и было убито на какое-то время.

Интересно, а душа Хлои и правда развеяна? Я бы с радостью вернула хозяйке ее тело. Пусть бы сама разбиралась с этими страстями. А меня ждет встреча с Либитиной, которая задолжала объяснения.

— Но ведь защита пала…

Тиам был настолько сбит с толку. И кажется до этого момента даже не проверил наличие татуировки на своей руке. Кажется, кто-то слишком самонадеян.

—Приготовься повторять за мной, — потребовал голос духа-хранителя. — Слово в слово.

Ну вот, теперь еще и работку медиума подкинули.

— А вы знаете, я вам помогу, — произнесла я, стараясь отделить свои мысли от бубнежа хранителя. — Лорд Блэкден прав, отследить чары невозможно. Но раз татуировки на месте, мы можем провести несложный ритуал.

Мне это точно не снится? Насколько же все это дико, если вдуматься. Так, ладно, это все потом. Сейчас надо действовать, или этот призрак от меня не отстанет.

Стребую с него услугу. Будет должен.

— И какой же ритуал вы собрались провести? — меня прожег взглядом глава рода Тиор.

— Видите ли, наш брак заключен не только законами королевства, что наградили нас этими татуировками, — слово в слово повторила я то, что продиктовал мне дух-хранитель. — Но и по законам семей. Я принесла клятву роду Тиор, а Тиам клятву рода Варгас. И вашу не мешало бы улучшить.

Вот последнее вряд ли стоило говорить, но дух только похихикал мне на ухо, когда лицо главы рода неестественно вытянулось от удивления.

А я тем временем поспешила продолжить передавать всем собравшимся слова духа:

— Различие небольшое, но весьма существенное, — произнесла я загадочно. — Всего лишь клятва о непричинении вреда. Ни словом, ни делом. Мы можем проверить ,нарушил ли он ее. И если да, то вашего сына, лорд Тиор ждет кара.

— Кара, которая зависит от ваших сил, леди Хлоя? — с каким-то странным смешком уточнил мужчина.

— Не отвечай!, — рявкнул дух, отчего я едва заметно, но вздрогнула. — Он за кого нас считает, за идиотов? — продолжал гневаться невидимый хранитель.

Видимо, я выпала из разговора на несколько секунд. По мере моего молчания на лице главы рода Тиор расползлась широкая улыбка. Неужели сделал выводы?

Паузу прервал королевский дознаватель.

— Вы живы, а значит все это не имеет значения, — мужчина поджал губы, жестом отправляя свои записи и перо куда подальше. Куда именно, известно мне не было, но они исчезли прямо в воздухе.

— Уважаемый, — несмотря на слова всем было понятно, что уважением тут и не пахнет, — вам не кажется, что обвинение слишком серьезное, чтобы так от него отмахнуться? — вступился за меня Алистер. — В конце-то концов, мы же не хотим, чтобы пострадала репутация рода Тиор? Брак был заключен вчера? Или сегодня?

— Сегодня, — оповестил всех воспрявший духом Тиам, не распознавший тонкую издевку в словах Алистера.

А, так это свадебное платье? Салатовое? Серьезно?

Да уж, счастье Хлои было коротким. В чем вышла замуж, в том и померла. Куда этот идиот так спешил, спрашивается? Совсем не боялся, что его заподозрят? В конце-то концов, не могли же они подкупить всех дознавателей! А Хлоя не какая-то девка, как сказал отец Тиама.

— Я требую право отката, как пострадавшая сторона, — растянула губы в слабой, словно извиняющейся за подобную наглость, улыбке. — Если Тиам невиновен ему ничего не будет.

— Молодец, — похвалил меня дух, я даже нотки гордости в его голосе уловила.

— А если он вас обозвал, леди де Варгас? — Вскинул брови Алистер.

— Кровь из носа пойдет, — произнес на грани слышимости Тиам, закатывая глаза. А когда понял, что его услышали, приосанился и пояснил: — Силы моей жены на большее не хватит.

Ах вот в чем дело, оказывается! Как там охарактеризовал дух Хлою? Слабосилок?

— Мы не можем отказать праву отката. — с неудовольствием вынес вердикт дознаватель, поправляя монокль и, то и дело, с опаской поглядывая в сторону Алистера. — Только давайте быстрее, у меня еще масса дел.

— Повторяй, — прошелестел дух-хранитель.

Не знаю почему, но мне не понравился его тон. Насмешливый, предвкушающий, торжествующий… Да только времени разбираться не было.

Я коснулась пальцами татуировки и произнесла несколько зубодробительных слов. То ли немецкий, то ли древнее проклятие.

А в следующую секунду со стен потекла краска. Так мне показалось, но приглядевшись, я поняла, что это ручейки тьмы. Они тянутся со всех сторон, со всех уголков подобно черным змеям, собираясь в клубящийся туман на полу. В темных волнах реяли алые всполохи, а до слуха доносится яростный шепот тысячи голосов, с каждым ударом сердца звучавший все громче и громче.

В последний момент я успеваю посмотреть на Тиама. С его лица исчезает самодовольство и необоснованная вера в собственную неприкосновенность, уступая место неподдельному ужасу. Он пятится назад, пытаясь увернуться от тянущейся к нему тьмы, но в какой-то момент она просто накрывает его с головой, словно цунами, поглощая вместе с тем и душераздирающий вопль.

Секунда, и все прекращается.

Голоса стихают, а тьма растворяется, оставляя после себя лишь серые хлопья пепла.

О господи! Я что… только что убила человека?!

К горлу подступила тошнота.

В гробовой тишине с восхищением присвистнул Алистер. А дух за моей спиной расхохотался этаким злодейским хохотом.

— Так ему! Будет знать, как насылать запрещенные заклинания! Нападать на род Варгас!

Мать моя женщина… То есть этот поганец знал, чем все закончится? Знал и не сказал мне?!

— Запротоколируйте смерть моего сына, — приказал лорд Тиор. Его голос был холоднее арктического льда. — И мои обвинения Хлое де Варгас в убийстве.

— Конечно.

Дознаватель тут же вернул себе документы и перо, начала что-то быстро строчить.

— Пес продажный, — прорычал мне на ухо хранитель.

Злость главы Тиор ощущалась кожей. Я бы может и в его взгляде это прочитала, но сама не могла оторвать глаз от того, во что превратился Тиам. Опомнилась только когда правое запястье кольнуло болью.

Это татуировка медленно стекала с моей кожи. Очищая ее. И тем самым делая Хлою вдовой.

Клас!

— Она не могла призвать такую силу, — прорычал глава рода Тиор. — Кто тебе помог?

— Не смейте в таком тоне разговаривать с главой другого рода, — вновь вступился Алистер.

— Она? Глава рода? Женщина? Слабосилок?!

Вся неприязнь старика так и выплескивалась в слова. Хранитель молчал. Я же чувствовала себя просто отвратительно, чтобы вступать в словесную перепалку — мне с трудом хватало сил удерживать ускользающее сознание.

— Хлоя де Варгас единственная выжившая из своей семьи. И да, она теперь глава рода, — с хитрым прищуром проговорил Алистер, по-прежнему глядя только на меня.

— Это мы еще посмотрим, — припечатал старик. — Совет решит. А он скоро, девочка, очень скоро. И как только ты лишишься места в нем, жди расплаты.

— Вы угрожаете ей в присутствии королевского дознавателя, — с кривой усмешкой напомнил Алистер. — И члена совета.

— Твое присутствие, Блэкден, меня мало интересует. Ты больше не входишь в состав Совета. Или уже забыл?

— Это вы, кажется, не читали устав, лорд Тиор, — усмехнулся мужчина. — Меня нельзя исключить из совета, — перешел на проникновенный тон, — потому что мой род его основал.

О чем они вообще говорят? Боже, я действительно убила человека!

— Не ты, а откат, — поправил меня дух, явно прочитавший мысли. — А Совет некромантов представляет из себя, как ты могла уже догадаться, совет из глав некромантских родов. Управленческий орден. Союз власти некромантов. Ну как тебе еще объяснить?

Да вроде поняла. А чем грозит это все мне?

— Начнем с того, что ты вообще-то не Хлоя, — поддел меня дух. — Но им об этом знать не обязательно. Для всех остальных достаточно того, что ты женщина. А женщины главой быть не могут. Вот будь у тебя жених или муж — дело другое. На Совете тебя будет ждать проверка силы. Она есть, но это тебя вряд ли спасет — некромантский дар у Хлои был до смешного слабым. И к угрозам этого человека лучше отнестись серьезно.

Я на это лишь сжала кулаки. Конечно, что ему переживать, он уже дух! А вот меня, по его милости, теперь хотят убить. В очередной раз. Да сколько можно?!

— Я все сказал, — процедил сквозь зубы глава рода Тиор, возвращая меня в реальность.

Он резко развернулся на пятках, взмахом руки собрал то, что осталось от сына и просто растворился в воздухе. В воздухе, мать его!

Вслед за ним исчез и дознаватель.

— А вы умеете находить проблемы, леди Хлоя, — заметил Алистер, который, к моему неудовольствию, не особо торопился покидать этот дом и дать мне возможность прийти в себя от потрясений. — И, судя по всему, помощь вам не помешает.

— С какой стати вам помогать мне? — удивленно уточнила я до того момента, как на меня шикнул дух-хранитель.

Не шикай мне тут! Насоветовал уже, советчик!

— О, мои интересы пусть останутся при мне, — легкая улыбка тронула губы некроманта. — Но сейчас я могу предложить вам выход из всех проблем.

Ну, прямо-таки спаситель бедных дев, угодивших в беду!

Тем не менее вскинула брови, намекая на то, что слушаю его. Но только слушаю, разбираться со всем этим бардаком буду сама. И трясти хранителя до тех пор, пока не вытрясу из него душу, ну или хотя бы всю необходимую информацию!

Но вот то, что он сказал следом, я никак не ожидала услышать.

Алистер Блэкден отступил наконец в сторону от розового дерева и, глядя мне в глаза, проникновенно предложил:

Выходите за меня замуж , леди де Варгас.

Глава 4. Плотоядный цветочек


«Выходите за меня замуж, леди де Варгас» — мысленно перекривляла я Алистера, когда в доме никого не осталось. Нет уж, спасибо, я пожить еще хочу!

Что-что, а статистика в свете последних событий не сулит ничего хорошего. И очередное предложение руки и сердца — последнее, что бы я хотела услышать от мужчины. Вот если бы он предложил валерьянки и массаж ног — бьюсь об заклад, я была бы в разы сговорчивее. А если б еще и накормил...

Подозреваю, Хлоя активно худела перед свадьбой, по-другому я не могу объяснить завывания желудка. Или это нервное?

— Лорд Тиор тебя в пыль сотрет при первой возможности, — подвел итог хранитель. — Алистер единственный, кто может тебе помочь. Нельзя было отказываться!

— Если бы не твои игры, мне вообще эта помощь не потребовалась бы, — с прохладцей в голосе ответила, в очередной раз подмечая грубый тон невидимого собеседника. — И я не отказала, а обещала подумать.

— Чего тут думать? — взбеленился дух. — Такие мужчины не делают предложение дважды!

Действительно. Зачем напрягать извилины, если за тебя уже все решили? Может, с Хлоей это бы и прокатило, но у меня свои мозги есть и я планирую воспользоваться ими по назначению.

— Ну, конечно, — не скрываю иронии, отчетливо понимая, что столь явная спешка Алистера неспроста. — Кто в здравом уме предлагает замужество при первой встрече? Зачем ему это?

— Уж точно не из-за твоих красивых глаз.

Вот ведь зараза, специально подковырнул!

Наплевав на то, что пол, скорее всего, холодный, сбросила с ног ужасные туфли и тут же тихо застонала от удовольствия. Господи, где Хлоя их взяла? В пыточной? В них же невозможно ходить, все пальцы передавило!

— Ты говорил, что Тиаму нужен был какой-то артефакт. Полагаю, лорд Алистер руководствуется теми же мотивами.

— Только он знает, что такое честь, — буркнул хранитель, словно защищая мужчину от моих нападок. — И он сможет позаботиться о наследии рода.

— А я нет?

Собеседник издевательски расхохотался.

— Ты? — голос пропитан пренебрежением. — Да тебя убьют не сегодня, так завтра, пока ты, наплевав на мои советы, будешь «думать». — Знаешь, — он вдруг вздохнул, словно на его плечи переложили ответственность за весь мир, и перешел на нормальный тон, — дело ведь не столько в артефакте, сколько в защите. Род де Варгас — это не просто красивая фамилия, власть и привилегии. У нас есть обязанности. Мы клялись защищать вверенные нашему роду земли, оберегать жителей. А что сейчас? Ну, протянешь ты до Совета и что дальше? Тебя не примут в качестве Главы рода, наши земли поделят между другими семьями.

— Потому что я женщина?

— Этот пункт не оговаривается уставом, хотя и предпочитают чародейкам магов, — хмыкнул дух, пустившись в объяснения, — а вот сильный дар — обязательное условие. Хлоя же, напротив, была сильной стихийницей с крупицами некромантского дара, который она не то что боялась, скорее стыдилась и всячески скрывала. Да, передать род под управление Алистера не лучший выход, но…

— … меньшее из зол, — закончила мысль.

Помнится, Либитина что-то говорила про дар, принадлежащий другому миру… Есть у меня смутные подозрения, что дар этот некромантский.

Иначе к чему это все?

— У меня вопрос: как проверить уровень силы?

Как оказалось, легче легкого — всего-навсего произнести заковыристое заклинание. И справилась я с этим на отлично. А вот вновь проявившаяся тьма заставила напрячься. В этот раз она выглядела иначе. Черный туман словно подсвечивался зелеными прожекторами.

— Да чтоб меня развеяли! — вдруг где-то под потолком громыхнул хранитель, впечатлившись происходящим. — Это невозможно!

— Что не так? — оторвав взгляд от собственных ног, что по колено скрыты в тумане, я вдруг поняла, что тьма заполнила весь зал, не оставив ни одного свободного сантиметра. — Её очень много. Это хорошо или плохо?

— Хорошо, — скованно отозвался дух. — Э-э-э Хлоя… а ты себя как чувствуешь?

Так, словно к ногам ластится очень пушистая кошка.

— Чувствую я себя прекрасно, — ответила, прислушавшись к собственным ощущениям. Даже пальчиками на ногах пошевелила, чтобы убедиться. — К чему вопрос?

— Видишь ли, некромантия любит… одиночество. Это единственный дар, который не взаимодействует больше ни с одной из сил. Не сочетается. Хлоя была уникальным магом, дочь дриады и некроманта. Но любая попытка смешать чары, совместить их… и она испытывала сильнейшую боль. Но ты…

Наконец, я поняла, о чем говорит хранитель.

— Если Тьма — это некромантия, то зеленые нити…

— Стихия земли, — закончил за меня дух. — И потоки переплетены, что считалось невозможным.

До этого момента, ведь для богов не существует слова «невозможно».

— Ты все ещё думаешь, что я не справлюсь без Алистера в роли мужа? — я вернулась к нашим баранам, осознав, что у меня есть преимущество. И только сейчас задумалась, насколько же хреново, что этот дух невидимый. Все же непривычно общаться с пустотой, которая тебя отвечает. Радует только, что в этом мире такое норма. А то загремела бы в психушку...

— Сильный дар — это замечательно, но ты ведь не умеешь им пользоваться! — продолжил сопротивляться хранитель, но я расслышала в его голосе нотки сомнений и возликовала. — Хлоя хотя бы понимала основные принципы, а ты?

— А я очень хороша в роли ученицы.

Это доказывают золотая медаль и два красных диплома.

— Предлагаешь мне учить тебя?

— А что? Ты слишком занят?

— Девочка, — проникновенно, так, словно пытается запугать, обращается хранитель, — ты хоть осознаешь, что такое некромантия? — Смутно, но полагаю, сейчас меня посвятят. — А хотя… чего я тут распинаюсь. Как насчет сделки? — Мне отчего-то показалось, что невидимый собеседник потер ладони от предвкушения. — У тебя будет неделя, чтобы переубедить меня. Слушаешься беспрекословно, выполняешь все задания — обещаю, все будет в рамках обязанностей Главы рода. Если справишься, обучу тебя всему, что знаю сам, если нет — ты идешь к Алистеру и соглашаешься на брак. Что скажешь?

Что соглашусь сейчас на что угодно, лишь бы не идти под венец за незнакомца.

— Договорились, — отвечаю быстро, не давая ему возможности передумать. — Но прежде чем мы начнём, я бы хотела переодеться.

Придя к соглашению, мы разделились. Казалось, даже дышать стало легче, когда на тебя не давит своим присутствием незримый собеседник. Хранителю нужно было придумать для меня первое задание, а мне осмотреться и привести себя в порядок.

Подхватив средство телесного наказания, именуемое туфлями, я ступила на ковровую дорожку и следуя подсказкам в виде горшков с растениями уже совсем скоро нашла комнату Хлои.

Первая мысль, стоило переступить порог, я попала в номер для новобрачных. Темно-синие стены, высокий потолок, на каменном полу пушистый ковер. При виде большой кровати в центре комнаты я испытала что-то вроде досады. Сбитые простыни, скомканное бархатное покрывало, свисающее за край, и подушки на полу говорили о том, что брачная ночь таки состоялась.

За Хлою, чисто по-женски, было обидно. Видно, что она старалась сделать этот день незабываемым, особенным. Шелковый балдахин украшен гирляндами из сотен цветов, в камине, судя по пеплу, горел огонь, на прикроватном столике лёгкий ужин. А этот…

При виде алых пятен на простынях в первый миг в душе полоснула ярость, а потом… отпустило. Груз вины растворился, словно его никогда и не было. Прав был хранитель, Тиам получил ровно то, что заслужил. И нечего больше об этом думать.

Несмотря на то что желудок пел серенады, я прошла мимо столика с легкими закусками и распахнула настежь окно, впуская в комнату свежий вечерний воздух. Вместе с ним в моей голове сформировался вопрос. Если брачная ночь уже состоялась, значит, Хлоя не могла вновь облачиться в свадебное платье. Тогда что на мне надето?

Неужели… Распахнув дверцы шкафа, я застонала в голос, испытав смесь из разочарования и ужаса. Рюшечки, воланчики, кружева, жабо… и все это зеленого цвета! И цветочки, цветочки…. господи, почему их так много?

У девушки совершенно не было вкуса, ну да и черт с ним, у каждого свои недостатки. Но самое кошмарное заключалось в том, что носить все это убожество придется мне! Уф, при первой же возможности избавлюсь от этого барахла и заполню шкаф платьями в стиле Мортиши Аддамс. Некромантка я или цветочная фея, в конце-то концов?

А пока… Надеюсь, никто меня не увидит.

— Ну что, готова? — спросил дух через секунду после того, как я почувствовала его присутствие. К этому моменту я переоделась и, не удержавшись, съела пару сочных ягод.

— С чего начнём?

— Нужно восстановить защиту земель. Хотя бы самую простую, чтобы по нашей территории не шастали все кому вздумается. — Я мысленно согласилась. Дом должен быть крепостью, особенно, когда над головой висит обещание возмездия. — Задание элементарное. Раздобыть ингредиенты, влить в них силу, разложить в специально отведенных местах и прочесть заклинание. Пожалуй, последнее из перечисленного — самое сложное, но с этим, уж так и быть, я помогу. Так, тебе понадобится инструмент, — заявил «учитель», после чего провел меня в главный холл. — Видишь рисунок на стене? — Я кивнула, действительно разглядев какую-то закорючку, отдаленно напоминающую китайский иероглиф. — Положи на него ладонь и призови силу. Как тебе объяснить… представь, что у тебя в груди…

Мне даже представлять не пришлось. Закрыв глаза, я прислушалась к собственным ощущениям и почти сразу же почувствовала это...

Теплое ощущение в груди, будто прижимаешь к себе большого котенка, а он урчит и ластится. Подставляет мордочку под руки и растягивается во весь рост, только бы его гладили.

Стена передо мной отъехала в сторону, открывая вид на небольшую тайную кладовую.

Не знаю, что я ожидала в ней увидеть, но точно не…садовый инвентарь

Без всяких шуток!

Пара лопат, инструмент похожий на топор, несколько ножей разного размера и формы. Три котла, самый маленький из которых был доверху наполнен какими-то стеклянными шариками. Тут даже коса была!

Окинув все это добро взглядом, пришла к выводу, что не хватает только грабель. И если лопату, ножи и котел в арсенале некроманта я ещё могла объяснить, то перед вопросом на кой черт ему сдалась коса, да ещё и такая ржавая, моя фантазия спасовала. Ну не газон же Хлоя для успокоения души выравнивала в свободное время?

— Так где ты говоришь я должна достать эти самые ингредиенты? — мрачно интересуюсь, осознав, что дух чего-то недоговаривает.

Что-что, а сопоставить факты я могла. Благо, соображалка работала превосходно. Итак, я некромантка, которой нужно раздобыть ингредиенты для возведения защиты родового гнезда и для этого мне вручают лопату. Что из этого следует?

— На кладбище, конечно! — как само собой разумеющееся сообщил дух, явно наслаждаясь моей догадкой.

Ну правильно, где ещё некроманты могут раздобыть ингредиенты?

— Нам нужны корешки кладбищенских цветов, которые распускаются только ночью? — несмотря на то, что голос прозвучал жалко, ибо я осознавала всю глубину подставы, надежда ещё оставалась. Слабо, но продолжала трепыхаться.

Дух хмыкнул так… многозначительно. И, кажется, хотел что-то сказать, но я его опередила. Не дам повода стебаться над тонкой душевной организацией новоявленной попаданки!

Схватив лопату и закинув её на плечо, что в совокупности с пышным платьем выглядело комично, уверенно заявила:

— Я готова. Что мне нужно сделать?

Хранитель явно забавлялся ситуацией. Но если он рассчитывал, что я откажусь от предоставленной возможности отстоять свою самостоятельность и тут же побегу к Алистеру, теряя юбки, то я его разочарую.

Не на ту напал!

— Так, дальше ты сама по себе, я не могу покинуть пределы дома. Слушай внимательно и запоминай, второй раз повторять не стану.

Я вся обратилась в слух, боясь упустить важные детали.

К огромной-огромной удаче мне не грозило пересекать пешком весь город, чтобы добраться до кладбища. Как только хранитель сказал «Иди», я бросила под ноги один из тех самых стеклянных шариков, что лежали в котелке.

— Главное кладбище Бэстона, — произношу максимально четко, задавая точку выхода.

Миг и меня по самую макушку заволокло темным туманом. Но прежде чем я успела начать паниковать, все закончилось. Тьма выпустила меня из своих объятий через десять секунд совершенно в другом месте.

Вот это я понимаю доставка первым классом!

Комната, в которой я оказалась, была похожа на склеп. Окон нет, стены черные, пол каменный, свет приглушённый. А ещё письменный стол, из-за которого на меня взирает с раздражением парень лет двадцати. Волосы белые, кудрявые и очень тоненькие, словно ниточки, торчали во все стороны, делая незнакомца похожим на одуванчик, а вот взгляд его метал молнии не хуже Зевса.

Почему я подумала именно о боге? Видимо, после встречи с Либитиной что-то поменялось в восприятии.

— Ты ещё кто такая? — рявкнуло это белобрысое чудо на удивление басовитым голосом для столь субтильного телосложения.

Забавно, что за время тридцати минутного инструктажа я узнала о местных кладбищах куда больше, чем о самом мире, в котором оказалась. Но хранитель и словом не обмолвился, что меня будут встречать столь недружелюбно.

— Своеобразное приветствие, ничего не скажешь, — фыркнула, сходя с портальной площадки. Грубить в ответ пока не спешила. Может, у человека просто ночь не задалась? А тут я… вся такая красивая! Подошла к столу, и коль присесть мне не предложили, демонстративно поставила лопату перед собой, оперлась о черенок обеими ладонями и сообщила: — Мне нужны двенадцать самых старых захоронений. В какую сторону… копать?

Парень окатил меня презрительным взглядом и с недоумением уставился на лопату. Хотел сказать что-то резкое, даже рот приоткрыл, но взял себя в руки, махнул рукой и выдавил:

— Приходи через неделю.

Через неделю я буду уже замужем. Или в гробу. К слову, первый вариант развития событий вовсе не исключает второй. Хранитель явно дал понять, что если не смогу переубедить его за оговоренный срок, по истечении которого будет Совет, отдаю бразды правления Алистеру.

— Мне нужно сейчас, — попыталась настоять на своём.

— А мне нужно, чтобы глава рода де Варгас не забывал подпитывать артефакты своей силой! Но разве ты его здесь видишь? — язвительно спросил смотритель. Ну, скорее всего, смотритель. Непросто же так он тут сидит. На кладбище, в портальной комнате. — Во, слышишь?

За дверьми сперва завыли, потом зарычали, следом раздался сочный «БАМ», как если бы кого-то огрели чугунной сковородой и все стихло.

— Фар, твоя очередь, — в комнату ввалился ещё один парень в потрепанной мантии, местами даже с прорехами в ткани. Закрыв за собой дверь, он прислонился к ней спиной и сполз на пол. — Я все, резерв на нуле. Что-то сегодня они больно шустрые, еле отбился. О, а это что за цветочек? — при виде меня у незнакомца, судя по всему, проснулось второе дыхание.

Цветочек?

Я мрачно глянула на собственное платье, юбка которого была усыпала бутончиками нераспустившихся цветов. Единственное, что меня утешало — цвет ткани. Насыщенный темно-зеленый.

— Цветочек затребовала ни много ни мало, а двенадцать старых захоронений, — заявил одуванчик таким тоном, словно я попросила луну с неба достать. — Вот прям щас!

Развели оранжерею!

Руки зачесались воспользоваться лопатой в воспитательных целях. Да, не по назначению, но зато с удовольствием! Мне всего-то нужно двенадцать скелетов! В чем его проблема?!

— У цветочка есть имя, — от моего голоса веет могильной стужей. — Меня зовут Хлоя и никак иначе.

— Ого, цветочек с зубами? — продолжал веселиться Фар, не оценив предупреждение.

— Только не говори, — не то в шутку, не то с опаской интересуется незнакомец, так и не поднявшись с пола, — что фамилия твоя — Варгас.

Я улыбнулась, и улыбка моя не предвещала ничего хорошего.

— Именно, — оправдала его худшие догадки. И специально для блондинчика добавила: — В моём роду цветочки только плотоядные. Мы поняли друг друга, Фар?

Словно подгадав момент, за дверью кто-то завыл, да так громко, что парни синхронно вздрогнули.

Отлично. Вот и познакомились!

Глава 5. Хлоя Крофт – расхитительница гробниц


Алистер Блэкден

Еще никто и никогда не позволял себе в таком тоне разговаривать с прямым наследником рода Блэкден! Да, его боялись, его уважали, его избегали. Даже до того дня, когда проклятие, брошенное не род, перешло к Алистеру. И всему была своя причина. Но когда эта наглая девчонка закатила глаза и, цокнув языком, сказал, что подумает… Лорд Блэкден готов был придушить ее на месте. И сделать так, чтобы она никогда больше не восстала.

Подумает, надо же! Будто кто-то дал ей выбор!

Алистер в здравом уме ни за что бы не пошел на этот шаг. Но слишком уж много загадок и тайн возникло вокруг Хлои де Варгас за считаные часы. И разгадать все разом можно было только после клятвы верности.

Это был самый простой и легкий способ понять, является ли она той, когда так долго ищет некромант.

Единственная выжившая после загадочного проклятия, которое уничтожает некромантов. Возможно причина скрывалась в ее крови — дитя смерти и жизни. Но Алистер в это верил с трудом.

Слишком сильной оказалась девчонка, особенно, после слухов о том, что признанный бастард рода де Варгас — слабосилок.

Так уделать того, кто покушался на ее жизнь!

Алистер мог сделать так же. Многие могли. Но не она.

— Здесь что-то нечисто, — решил мужчина, начиная подозревать, что стоит на пороге разгадки.

Захлопнув папку с документами, он откинулся на высокую спинку кресла и устало прикрыл глаза.

Сколько он уже пытается выйти на мага, который убивает некромантов? Из зацепок только то, что они явно охотятся за артефактами пяти высших семей.

Другой причины попросту не существует. Кто-то решил устранить одну семью за другой, наплевав на то, что все они в неком роде родственники. Ведь все вышли из семьи Блэкден, разделились, основали свои кланы. Получили свои артефакты.

И предатель решил устранить проблему. Наслал какое-то проклятие, которое медленно ослабевало магов смерти. Одного за другим, пока те не отходили в иной мир.

При этом начал с рода Алистера. Вот только на мужчине это проклятие мутировало. Или же он просто нашел способ с ним жить?

Лорд Блэкден не мог дать ответа на этот вопрос вот так, с наскока. Но сейчас его интересовал колдун, который мог стоять за всем этим. Точнее, колдунья.

У нее были мотивы, причины. Банальное желание стать сильнее и утереть нос обидчикам. А то, что обидчики у Хлои де Варгас были, Алистер даже не сомневался.

Рожденная дриадой, она все детство провела среди лесного народа. Пока в какой-то момент не проснулась сила некроманта. Тогда ее и вернули отцу, отказавшись от такого подарка судьбы.

Главаде Варгас принял дочь. Он, но не его род.

Чтобы уберечь единственное дитя ему пришлось отправить Хлою в закрытую академию, где она оказалась между двух огней. Маги жизни и маги смерти, мягко говоря, не ладили между собой. Не найдя друзей, девочка погрузилась в учебу с головой, но вместо некромантии в совершенстве овладела силой земли. И наотрез отказывалась принять наследие, когда узнала, что она единственная выжившая из рода Варгас. Но тут подсуетился мальчишка Тиам, умело запудрив девушке мозг. А когда пришлось вернуться…

— Что же ты скрываешь, девочка? — прошипел мужчина, вновь возвращаясь к документам, которые удалось собрать.

Все, что удалось найти на Хлою де Варгас.

Может ли эта девушка быть причиной смерти всех некромантов? Вполне.

— Подумает она, — выдохнул некромант. — Ты так просто от меня не отделаешься. И если за всеми смертями стоишь ты, я опережу Тиора. Так и знай.

— Лорд Блэкден! — в дверь его кабинета постучали.

— Что там, Рудольф?

Алистер не был уверен, что сейчас самое время для возрождения семьи. Он не стал принимать новых членов в род, не хотел никого подвергать опасности. Но Рудольф оказался тем мальчишкой-слабосилком, который погиб бы без помощи сильного колдуна. Он не стал одним из клана Блэкден, но Алистер знал, что это мечта его помощника.

Сейчас же глава мог только дать тому работу. И надо сказать, Рудольф справлялся с ней отлично.

— Я кое-что узнал!

В кабинет Алистера аккуратно вошел невысокий юноша с горящими от предвкушающей похвалы глазами. Нервно взлохматив темные короткие волосы пятерней, он сбивчиво заговорил.

— Хлою де Варгас видели на главном кладбище. А она ведь…

— Всегда избегала этого места, — закончил за помощника Алистер. — Верно. И что же ей там было нужно?

— Этого я не знаю, — опустил взгляд Рудольф. — Знаю только, что на кладбище она заявилась с лопатой. Из-за этого и пошел слух.

— Что?! — Алистер даже не смог удержать маску спокойствия на лице. — Лопатой?

Нет, с этой девчонкой явно что-то не так. Что-то изменилось. И Алистер пообещал сам себе, что разберется в этом.

Хлоя де Варгас

— Так что? — я покосилась на дверь. — Мой запрос будет рассмотрен?

С той стороны больше никто не ломился. Будто потерял интерес к двери. И к тем, кто находился за ней.

— А что там с артефактами? — вцепился в меня взглядом Фар, все же поднимаясь со своего места.

Стоило ему отступить, как второй сторож этого кладбища воспользовался моментом и беззастенчиво рухнул на стул, закинув ноги на столешницу. Вытянулся и блаженно застонал.

— Будут вам артефакты, — решила отделаться я. Этот вопрос буду решать с Хранителем.

— Ну хорошо, — с легким прищуром отозвался Фар, судя по всему, не особо поверив моим словам. — Иди...те за мной.

Ого, даже учтивость в голосе прорезалась. А то “цветочек-цветочек”. Максимум мутировавшая мухоловка!

Но вся спесь слетела в ту секунду, когда я вышла следом за Фаром из защищенного помещения. И оказалась на одной из множества тропинок.

Сразу стало как-то неуютно. Фантазия так и рисовала монстра, который гнался за живым человеком, а потом барабанил в дверь. Но ничего такого на улице не оказалось.

Полная серебристая луна в небе, почти такая же, как на Земле. Разве что свет слишком уж холодный от нее. И в этом самом свете каменные надгробия вдоль тропинок почему-то вызывают иррациональный страх.

— Нам в ту сторону, — Фар оглянулся и бесстрашно зашагал вперед. Будто уверенный, что в случае чего — меня сожрут первой. — А по поводу артефактов, нам бы их побыстрее получить, леди де Варгас. Видите ли, сюда одних слабосилков направляют на практику. А какая может быть практика, если даже усмирить восставшее умертвие мы не можем, как нас учили — тут это запрещено. Да и восставших в последние годы прямо слишком много, как будто что-то меняется в магии.

— Почему запрещено? — решила поддержать я разговор, внимательно поглядывая по сторонам.

Никаких зомби и мертвецов вокруг замечено пока не было. Но что-то подсказывало, что один меткий удар лопатой снесет голову любому, кто протянет ко мне ручки и завопит “мозги-и-и!”.

— Так их не поднять потом повторно, — как на дуру покосился Фар. — А учитывая, что все, кто тут похоронен, еще при жизни документ о поднятии, подписал, деньги за это получил… Стрясут с нас столько золота, что до конца трех своих жизней отрабатывать будем.

Прозвучало на самом деле жутковато. Мало тебе одну жизнь впахивать, так тебя и после смерти могут пристроить работать. Вот это действительно страшно. А с другой стороны, может и правильно. Лучше так, чем долг перейдет на детей. А ты уже мертв… так какая разница?

— Вам в ту сторону,...

Он хотел еще что-то сказать, но именно в эту секунду на дорогу из-за ближайшего надгробия вылетел человек.

— Да-а-ай! — захрипел он, протягивая руку к Фару. — Дай мне того, что я хочу-у-у!

И тут я поняла, что никакой он не человек. Точнее, человек, но не очень-то и свежий. Испугаться не успела, почти сразу оценив реакцию своего провожатого. Лицо нахмуренное, но страха там не было.

Рано ещё замахиваться лопатой?

— Лихро, сколько можно так делать! — прикрикнул на неизвестного сторож, недовольно уперев руки в бока. — Ну даже уже не смешно!

Зомби вздохнул, выпрямился и улыбнулся так по-дружески, будто сейчас не требовать мозг собирался, а выпрашивать.

— Ну, Фар, дружище! — подрагивающим голосом протянуло зомби. — В догонялки играть ты не хочешь! А теперь еще и опаздываешь! Где вино?! Где девочки?! Мы же договаривались!

Я даже дар речи потеряла. И только в лопату посильнее вцепилась.

Они тут что, бордель организовали?

— Мы договаривались без девочек, — укорил его Фар, покосившись в мою сторону. — А вино вам уже в склеп принес мой друг. Уже все всосали?

— Ну что ты ругаешься! — похлопал Фара по плечу зомби. — После вина так хорошо в догонялки играть. Миледи, — он повернулся ко мне, — не желаете ли составить мне компанию? Вино, карты, романтика под луной?

Вытаращив глаза, я даже икнуть не успела, как его опять прервал Фар.

— Вернись в склеп. Или останешься в следующий раз без вина.

— Мы на тебя карты раскинули.

Даже думать не хочу, на что они играют!

— Скоро приду, — со вздохом пообещал Фар.

— Мы ждем.

Прозвучало довольно угрожающе, после чего зомби в разорванной грязной рубашке поплелся обратно, еле переставляя ноги. То ли из-за недавней кончины, то ли из-за выпитого вина.

Зомби-алкаш. Кажется, я все в жизни видела!

— Это вы так их успокаиваете? — ошарашенно выдохнула я.

— Кого-то так, кого-то приходится связывать, — пожал плечами сторож. — Видишь, до чего доходит, когда артефактов нет.

— Ага, до попойки с зомби, — нервно хохотнула в ответ и постаралась взять себя в руки.

— Не, мы сами не пьем, — для убедительности парень даже головой замотал. — Там вино специальное, с травками, которые усмиряют их. На время. И уж лучше так, чем улепетывать от озлобленных умертвий. Это мы их упокоить не можем, а вот у них никаких ограничений в отношении живых нет. Характеры у всех разные, так что… всякое бывает.

Нет, я точно найду способ призвать Либитину и вытрясти из нее условия возвращения домой. Пусть исправляет свою ошибку, не на такую жизнь я подписывалась.

Хотя, если глава рода Тиор воплотит свои угрозы в жизнь, эта встреча сама собой нарисуется.

— А на всех кладбищах так весело? — на всякий случай уточнила я, мысленно прикидывая, сколько может быть кладбищ в месте скопления некромантов. Было бы здорово, если бы Варгас отвечали только за одно. Да только чуйка подсказывала, что все будет не так просто.

— Нет, это же одно из платных, — Фар точно сейчас убедился в том, что все слухи о Хлое де Варгас были правдивы, уж слишком тон у него был поучительным. — А вот на обычных кладбищах, если кто и восстает… там слабосилкам не справиться. И вином не отделаться. К слову, поговаривают, что и на те кладбища ваш род уже давненько артефакты не засылал. Люди гибнут… И это я уже не говорю о диких, незарегистрированных захоронениях, где вообще ни пойми кто может восстать.

Под конец речи Фар уже совсем осмелел и говорит не то, что поучительно, а обвиняюще.

И вот тут я разозлилась.

Дура Светка, упокоившая меня не хуже всяких некромантов! Либитина со своими играми! Золотой мальчик Тиам, его папаша-козел, не постеснявшийся сообщить, что тюкнет меня при первой возможности, и вредный дух, отправивший меня за черепами! А тут ещё какой-то зануда, решивший, что раз перед ним девчонка, то можно наплевать на её статус! А Хлоя, фактически, глава древнего рода! Пугает меня зомби-алкашами, какими-то восстающими тварями, поучает, словно ему это позволено, обвиняет, что вообще ни в какие ворота, да и атмосферка такая… пугающая. Что у меня просто сдали нервы.

Я резко остановилась, вогнала лопату по самый черенок в рыхлую землю и холодно отчеканила:

— Если ты не в курсе, то моя семья не так давно вся погибла! Банально некому было артефакты вам заряжать. Но, как видишь, я тут. Интересуюсь делами. Наверное, не просто так, да? Так что прекрати ныть, растрачивая время, которого у меня и так нет, и помоги! А лучше позови своего друга, который в состоянии оценить, кто перед ним, и проваливай играть в карты. Тебя, кажется, заждались.

Фар на меня посмотрел как-то иначе, а потом и вовсе стыдливо опустил глаза.

— Все? Тема закрыта? — выдохнула я, выхватывая лопату и обгоняя паренька. — Мы можем продолжить путь? Я тороплюсь.

— Да… конечно. И я сам вас провожу, — заявил уверенно, словно ему претила мысль, что его кто-то заменит.

Больше он ни слова не сказал. И до десятка больших склепов из темного камня мы добрались в абсолютном молчании. В лунном свете сооружения казались древними гробницами, которые мне придется расхитить… Хлоя Крофт — расхитительница гробниц, не меньше!

— Вам сюда, — указал Фар, остановившись у входа. — Древние захоронения на нижних уровнях. Но в саркофагах наверху осталось не так много. Большинство внизу.

— Ты идешь со мной, — пресекла я попытку побега. — Первым.

Судя по лицу, это не входило в планы некроманта. Но пререкаться с последней из рода Варгас на этот раз он не решился.

А уже через несколько минут мы вошли внутрь, прошли мимо кучи саркофагов, стоящих плотненько друг к другу, и спустились по каменной лестнице буквально под кладбище.

Тут все было куда проще. Невысокий каменный потолок, сырость и затхлость. Свет исходил от самих стен. Какой-то зеленый и тусклый. А по обе стороны от дорожки, на которую вывела нас лестница, находились земляные холмики с каменными табличками.

— Так, мне отсюда можно брать любые? — на всякий случай уточнила я, поудобней перехватывая лопату.

Да, пожалуй, не так я себе ближайший отпуск представляла.

— Да, все верно…

— Отлично!

Вооружившись инструментом, я шагнула к ближайшему захоронению и начала снимать один земной пласт за другим. Благо, земля была рыхлая. Вскоре, извозюкавшаяся в грязи, оказалась вознаграждена тряпичным свертком, который вытащила и положила на дорожку. Внутри груда гостей, к счастью — чистых, а главное, небольшая желтая черепушка. Ты-то мне и нужна!

Одна есть, осталось еще одиннадцать.

Следующие пять дались с такой же легкостью. А потом заболела спина, ладони начали зудеть от трения о черенок.

Фар же не удосужился мне даже помощь предложить. Зато его округлившиеся глаза говорили о многом, но к сожалению, ни о чем хорошем. Мысленно представила, как я выгляжу со стороны. В туфлях, извазюканом платье, вспотевшая наследница рода с растрепанными волосами машет лопатой... Услада для глаз!

Ну да ладно, главное не комментирует, а в остальном сама справлюсь. Просить о помощи я точно не стану! Вот ещё! Мужчина это предлагает сам или… это не мужчина.

Так, не отвлекаемся, осталось ещё шесть!

Чуть позже, отдыхая сидя прямо на земле, я вчиталась в табличку следующего захоронения, которое собиралась себе присвоить.

— Рюрик Ва… — потерла надгробие ладошкой, опершись другой рукой на холмик земли. — Во, блин, тут фамилия стерлась, — посетовала я.

— Так очень давно тут, — спокойно отозвался Фар.

— Портной, — продолжила читать я то, что еще сохранилось на табличке. — Творческая личность и непризнанный гений современности… Ого, как громко!

— Видимо, потому и продал свое тело некромантам после смерти, — безразлично отозвался Фар. — Портной, который зарабатывал бы достаточно при жизни, на такую сделку бы не пошел.

Не, ну звучит, вполне логично. Хотя портной мне бы не помешал, но живой. А то все наряды Хлои это какой-то тихий… нет! Не тихий! А громкий ужас! Такое чувство, что девочка по всем модным показам мира летала и спускала деньги на самые экстравагантные наряды. Почему-то казалось, что с этим непризнанным гением мы найдём общий язык.

Так, надо продолжать копать.

— А я что-то должна за них? — решила уточнить у Фара, снимая землю и отбрасывая в сторону.

— Нет, ваш род не платит за пользование кладбищем, которое охраняет, — и опять не то осуждение, не то недовольство в голосе, которое я предпочла пропустить мимо ушей.

Кажется, этот парнишка уже сделал все выводы обо мне и перестал удивляться вопросам. Но хоть отвечает на них, и на том спасибо.

Очередной раз поддев землю, я выпрямилась и убрала упавшие на лицо волосы. Выдох, поддеть и откинуть… И…

— Фар, а это нормально? — на всякий случай уточнила я, указывая пальцем на шевелящуюся землю.

— Что именно? То что вы вместо артефакта сюда лопату притащили? Или… Мать моя некромантка-а-а! — заголосил парнишка, отпрыгивая в сторону. — У нас древние еще не восставали! Я не смогу его упокоить! А если он буйный? Вы зачем его оживили?

— Кого? Его?... Я?

Вопрос так и застыл на губах, потому что прямо у нас на глазах из земли начали появляться пожелтевшие кости. Пока я примерялась, как ухватиться за лопату так, чтобы при случае нанести максимальный урон, скелет выполз с каким-то кряхтением на поверхность, выпрямился и начал методично стряхивать с себя землю.

Фар что-то тихо бормотал себе под нос. То ли молитву, то ли заклинание. Но если он ничего древнему сделать не сможет, то, скорее всего, первое.

— Ну не я же! — упавшим голосом сообщил юноша.

Выставлять себя дурой и опровергать предположение Фара не стала, ему виднее кто кого поднял. Пусть парень и слабосилок, но в некромантии понимает поболее моего. И вообще, сейчас не время для препирательств! С опаской наблюдая за скелетом, я громко сглотнула ком, предательски вставший в горле, когда он пару раз подпрыгнул, стряхивая остатки земли и обвел взглядом пустых глазниц округу.

Остановился на мне, щелкнул челюстью и шагнул, сокращая между нами расстояние.

Мамочки! Что сейчас будет?! Я даже пошевелиться не смогла. Такой ступор взял, что страшно стало.

Но скелет вместо всех тех ужасов, что уже нарисовала бурная фантазия, просто поклонился. Мне. А потом потянулся ручками к платью. Погладил костяшками ткань, что-то недовольно проскрежетал челюстью и жестом попросил покрутиться на месте.

А я… ну что, многих вот так ожившие скелеты просили покрутиться вокруг оси? Вряд ли.

Ну, была ни была. Я медленно совершила полный оборот, не выпуская из рук лопату, и вновь увидела скелета, который теперь с задумчивым видом крутил в руках нижнюю челюсть. Со щелчком он вернул ее себе на место, и недовольно покачал головой.

— Да я тоже не в восторге от этих нарядов, — ляпнула я.

И тут-то все сложилось в одну общую картинку.

Это все же я его подняла! Пусть и не специально. Хотела портного — получила портного.

— Так, ты идешь со мной, Рюрик, — решила я, поддавшись импульсу.

Верилось в происходящее с трудом.

— И забери выкопанное, — отдала я приказ для проверки. — Поможешь донести.

Если я думала, что скелет сейчас заупрямится, то ошиблась. Он медленно проковылял мимо Фара к тряпичным сверткам, скрутил их на манер мешка с узелком, гремя чужими костями — никакого почтения к мертвым!, после чего подхватил с земли и замер, ожидая следующего приказа.

Ладно, разберусь с ним позже. Если портной из него аховый, всегда можно упокоить. По крайней мере, как грузчик сойдет.

— Так что ты там по поводу лопаты говорил? — вспомнила я, как ни в чем не бывало, возвращаясь к выкапыванию так необходимых духу и дому древних черепков.

— Ну так вы же из высшего рода, — подметил Фар, расслабившись. — И ваш артефакт вполне мог справиться с поднятием и нежити, и добыванию необходимых ингредиентов для ритуалов…

Я так и замерла с лопатой в руках. Тихо выругалась под нос. Чтобы взять себя в руки потребовалось время.

Так, спокойствие. Надо сохранить эту злость. Сохранить на потом.

Развею к чертовой матери!

Я как механический робот закончила с выкапыванием. Отдала новые свертки с костями Рюрику и потянула его к портальной комнате. Фир буквально бежал следом и кричал что-то о том, что я забыла свою лопату.

Пусть оставят себе! В пасочки играют вместо догонялок!

Рюрик ушел вместе со мной. Он же и помогал мне раскладывать черепушки в определенных зонах вокруг дома. Где-то под камнем находилась выемка со специальной отметкой, где-то прямо в стене дома. И стоило там оказаться черепу, как кладка затягивалась, будто живая.

ы закончили ближе к рассвету. Не знаю, устают ли скелеты, но я устала настолько, что ноги с трудом переставляла. Зато злость внутри крепла, как на дрожжах.

Не знаю, что подумал хранитель, когда я вся в грязи, со всклоченными волосами, с мешком костей в руке и ожившим скелетом ворвалась в дом. Но точно знаю, что он услышал то, как я прорычала:

— Так что там за артефакт, мать твою призрачную?!

Глава 6. Законодатель моды. Непризнанный


И этот… ух, злость бурлит так, что даже слов приличных подобрать не получалось — хотелось посвятить хранителя во все тонкости русского матерного. Но ответа от него не последовало! Хотя я кожей чувствовала — дух тут, рядом, наблюдает. Но молчит, зараза!

— Язык проглотил? — попыталась ещё раз, чувствуя, как злость утихает.

В конце-концов, сама дура! Столько фэнтези книжек перечитала, а на кладбище поперлась с лопатой. И черт бы с ней, с лопатой! Мало того, что ни один уважающий себя некромант не станет работать руками, как ковшом экскаватора, так у меня ещё и дар земли имеется, о котором я благополучно забыла. Что, конечно, неудивительно — столько событий ещё переварить нужно. Но сам факт бесил невероятно!

А каков хранитель, а? Мог ведь подсказать!

— Ты специально, да? — выдохнула, полностью взяв эмоции под контроль. — Усложняешь мне задачу, чтоб я сделала так, как ты хочешь?

— Нет, — наконец, снизошел до ответа дух. — Я планировал сказать про артефакт, но ты с таким энтузиазмом вместо него схватила лопату, готовая вскопать все кладбище, что я просто решил…

— Ну-ну, договаривай, — с напускным равнодушием подтолкнула хихикающего хранителя, надеясь достучаться до его совести.

Но какой там!

Хранитель не выдержал и дал волю обуревающим чувствам — громко и раскатисто рассмеялся. Но так, по-доброму, без насмешки. Я из вредности держала лицо кирпичом, деланно обижаясь на подставу, но вскоре сама присоединилась к веселью, чувствуя, как напряжение покидает тело.

Да уж, теперь я хотя бы в полной мере осознала, в каком виде предстала перед студентами-практикантами. Не удивлюсь, если они вовсю сейчас перемывают мне косточки, а весть о моем конфузе наверняка уже разлетелась.

— Пусть, — сказал дух, все ещё посмеиваясь. — Пусть считают тебя глупой и слабой — это поможет нам выиграть время. До тех пор, пока тебя не воспринимают всерьез, у нас развязаны руки. — Ого! Это звучит так, словно хранитель, наконец-то, болеет за меня, а не за какого-то там лорда Блэкдена! — А сейчас иди-ка ты спать, — смилостивился он, хмыкнув, наверняка вновь прочитав мои мысли, — а то выглядишь хуже своего друга.

Я бросила взгляд на Рюрика. Неужели, все так плохо?

— А как же заклинание защиты? Нет уж, давай закончим, — заупрямилась. — Не для того я всю ночь по кладбищу скакала, да вокруг дома бегала, раскладывая черепа по твоим схронам, чтобы меня в первую же ночь укокошили. И прекрати закатывать глаза! Я не вижу, но чувствую тебя!

— А ты прекрати спорить со мной, — раздраженно выдохнул невидимый собеседник. — Мало того что вручную выкопала могилы, так ты ещё и древнего оживила. Сама-то не чувствуешь, что силы на исходе?

Чувствовала, но списывала на банальную усталость и фактор стресса. А оно вон как… могла бы и догадаться, Настя!

— Иди уже, пока не свалилась прямо тут. Если кто в доме появится, я разбужу.

Не то, чтобы я не доверяла хранителю — была какая-то уверенность, что реальной опасности не подвергнет — но решила перестраховаться.

— Рюрик, в комнату никого не пускать, — указала на дверь своей спальни, отгоняя мысль, что обращаюсь к умертвию как к собаке. Все же человеком был. Но он уже мертв, а я ещё пожить хочу. — Завтра решу, что с тобой делать.

Убедившись, что скелет понял задачу, скрылась в спальне. И подперла дверь стулом. Уже от самого Рюрика. Так, на всякий случай.

Адреналин сходил на нет, а вот усталость с каждой минутой брала своё.

Спать хотелось неимоверно.

Перерыла весь шкаф, чтобы среди десятка платьев найти ночную сорочку — к огромному удивлению, черного цвета, пусть и с изумрудной вышивкой, после чего прошлепала в сторону неприметной двери, за которой несколькими часами ранее обнаружила ванную комнату. Горячей воде обрадовалась как никогда в жизни — мысль, что мне придется кипятить воду и мыться в тазике, как это бывало в родном мире, пугала похлеще, чем лорд Тиор-старший. Под шум падающих в каменную купальню струй перебрала не меньше десятка бутыльков, пытаясь разобраться, где шампунь, а где пена для ванны, после чего быстро сбросила с себя ненавистную одежду и, наконец, погрузилась в душистую воду.

Боже, вот это блаженство! Натянутые нервы так расслабились, что я едва не уснула прямо там.

Из последних сил добралась до кровати, сдернула простынь, хранившую память о вероломном предательстве бедняжки Хлои, завернулась в одеяло и уснула раньше, чем коснулась головой подушки.

Проснулась резко. С колотящимся сердцем, испариной и неприятным осадком на душе, но каким именно — не понять. Сон выветрился из памяти в ту же секунду. Да и долго об этом размышлять не получилось — по ту сторону двери что-то громыхнуло.

— Хранитель? — позвала духа.

— О, проснулась? — удивился он, словно при таком шуме вообще кто-то может спать. — Да все нормально, там твой подопечный решил расставить горшки с цветами на свой вкус, да наткнулся на питомца Хлои. Вот, отбивается. — В этот момент раздался очередной грохот. Я собралась уже рвануть на выручку, как была остановлена насмешливым: — Ой, да ничего ему не будет. Самое страшное уже произошло — его подняли. А ты, раз уж проснулась, приводи себя в порядок, завтракай и принимайся за работу.

Сама проснулась, как же! Но спорить не стала. Я так вымоталась прошлой ночью, что и думать забыла про еду, но при одном лишь упоминании о завтраке мой желудок взбунтовался.

Приведя себя в порядок, вышла из комнаты и глазам своим не поверила — Рюрик сражался с растением, отбиваясь от него с помощью какой-то палки. На полу лежал разбитый горшок. И судя по тому, что скелет уже был почти полностью спеленован корневищем, а огромный бутон то и дело норовил заглотить черепушку — этот бой Рюрик проиграл. И стоило об этом подумать, как скелет перехватил главный стебель цветка и впился в него зубами, после чего, ослабившее хватку, растение тут же было отброшено в сторону.

Мой новый друг с видом победителя погрозил кулаком поверженному врагу и повернулся ко мне, чтобы в ту же секунду упасть на колени, схватившись за сердце с видом умирающего.

Хранитель заржал.

— Так чем он при жизни занимался, говоришь?

— Законодатель моды. Непризнанный. — Рюрик встал с пола, приосанился и кивнул, словно представившись. — Что с ним делать — ума не приложу.

Его бы в жюри на показ мод.

— Вот ведь, учить тебя и учить! — вздохнул дух, кажется, окончательно смирившись со своей участью. — Давай думай. Зачем некромантам знать, кем был при жизни покойный? На кладбищах добровольцев ведь не только таблички подписывают, но и ведут специальный реестр, с помощью которого можно найти именного того, кто тебе нужен. Добровольцев практически не используют для ритуалов — так денег не напасешься, слишком уж затратно. Разве что тех, кто при жизни был одаренным. Тогда да, их кости напитаны остаточной магией. Но чаще всего добровольцы — это обычные люди, которых используют после смерти как помощников в самых разных сферах.

— То есть, Рюрика можно использовать по назначению?

— Именно.

Так, так, так! Какая удача, однако!

Наверное, в моём взгляде промелькнуло что-то хищное — Рюрик буквально отшатнулся, пока я мысленно составляла список вещей, из которых будет состоять базовый гардероб.

— Я тебе больше скажу, — продолжил хранитель, — в замке есть уже оборудованная мастерская.

Эта прекрасная новость взбодрила лучше всякого кофе!

Нет, ну надо же, как подфартило! Правильно говорят, нет худа без добра — вчерашнее фиаско обернулось таким приобретением!

— Веди! — тут же приказала, позабыв о еде. Ничего, от голода не умру, разве что похудею. А вот если мне ещё хоть один день придется носить это зеленое убожество — моя психика может не выдержать!

И схватив опешившего Рюрика за плечевую кость, рванула вперед, следуя указаниям веселящегося духа.

Мастерская была расположена черт-те где. Чем дольше мы шли, тем отчетливее я осознавала, что замок рода Варгас представляет собой целый комплекс зданий со множеством коридоров, поворотов и переходов, на исследование которых может уйти не один день. Ночью мне не удалось рассмотреть место, владелицей которого я стала — слишком была утомлена. Разве что подивилась тому, насколько огромные расстояния между схронами. А вот сейчас уже можно смело заявить: даже будь у меня подробный план, без помощи хранителя я, без сомнений, заблужусь при первом же повороте.

Интересно, сколько людей здесь проживало в лучшие времена?

— Пара сотен, — тут же ответил хранитель. Я чуть воздухом не поперхнулась. Сколько-сколько? — Наш род был вторым по силе и численности после Блэкденов. А сейчас… от наших родов не осталось ничего. Лишь громкие фамилии. — На языке крутились десятки вопросов, но пришлось их отложить на потом, едва дух сообщил: — Пришли.

Мастерская была просторной, светлой и… пыльной. Рюрик даже чуть толкнул меня, замершую в проходе, чтобы протиснуться внутрь. И буквально закружился по комнате, не зная, за что схватиться в первую очередь — за один из десятка манекенов, непонятного назначения станок или рулон ткани. Впрочем, это не мешало ему от переизбытка эмоций театрально хвататься то за «сердце», то за «голову», показывая всем своим видом, что он попал в рай.

— Видимо, душа этого человека оставила после себя мощный энергетический отпечаток, — слегка ошарашенно проинформировал хранитель, как и я впечатлившись реакцией скелета. — Вот она, творческая личность.

Как одно связано с другим разобраться не успела — Рюрик почти сразу взял меня в оборот. По фасону вопрос решился быстро, а вот со снятием мерок вышел очередной конфуз. Несмотря на то, что мой портной уж слишком живой для скелета, проблем с обнажением у меня не возникло, а вот у самого Рюрика смущение цвело махровым цветом! Был бы человеком — залился краской, а так лишь отворачивается и прикрывает пустые глазницы руками.

— Ты хоть представляешь, из какой он эпохи? — хохотал Хранитель последние десять минут, наблюдая за нашими плясками. — Да тогда прикоснуться к женщине нельзя было без разрешения старшего мужчины, не то что видеть её обнаженной! За такое можно было и глаз лишиться.

— Сейчас-то он чего боится? Что я ему глазницы выколю?

Тем не менее, найдя что-то похожее на обычную бечевку, сама себя обмерила, с помощью манекена объяснила, какая ниточка за что отвечает и, оставив счастливого Рюрика творить, отправилась заедать стресс.

Кошмар! Куда я попала?

Обратно возвращалась другим путем. Убедившись, что я готова внимать, Хранитель рассказывал о замке.

— В замке есть все необходимое для комфортной жизни: помимо обычных спасен есть больничное крыло, защищенные лаборатории, огромная библиотека, швейная мастерская…

По мере перечисления, меня охватывала внутренняя дрожь. Как вспышка пришло осознание — уничтожен целый род. Мужчины, женщины, дети… Сотни людей, которые когда-то здесь жили, смеялись, любили. И вдруг все прекратилось.

Несмотря на то, что несколько лет назад я сама лишилась всей семьи, мне никогда не понять, каково было Хлое — единственной выжившей. Два слова, а сколько же они несут в себе смысла! Даже мне, фактически чужачке, от навалившегося груза ответственности стало трудно дышать.

Я понимала, что не обязана. И что проблемы рода де Варгас меня вообще не касаются. Но когда хранитель привел меня на импровизированную кухню, я уже точно знала — расшибусь в лепешку, но уничтожить род де Варгас окончательно не позволю.

Ни лорду Тиор, ни кому бы то ни было ещё!

Поздний завтрак прошел на скорую руку — Хранитель буквально подгонял. Я лишь вскользь пробежалась взглядом по кухне, отметила, что трапезничала девушка прямо тут, а не в красиво обставленной столовой, вместо холодильника использовала стазисный ларь, а из посуды достала лишь необходимый минимум на одного человека.

Все говорило о том, что Хлоя не считала это место домом в полном смысле этого слова. Она не обживалась на новом месте, скорее терпела временные неудобства.

— Все верно, — подтвердил мои догадки хранитель. — Будь на то её воля — она бы сюда и носа не казала, но желание связать свою судьбу с наследником рода Тиор перекрыло все недостатки и заглушило страх. Мальчишка убедил её, что отец подыскал уже ему невесту и изменит своё решение лишь в пользу более подходящей кандидатуры. А кто может быть лучше, нежели наследница сильного рода в качестве его главы? Вот она, глупая, и согласилась. Жаль, но меня не слышала — слабосилок, что с неё взять...

А мне вдруг подумалось, что не такой уж хранитель и скряга. Он, конечно, этого не признает, но кому оно нужно это признание, когда его голос пропитан горечью? Я все Хлою жалела, даже не подумав о самом хранителе. А ведь именно он был тут все это время, наблюдал и ничего не мог поделать.

Ужас какой.

— Толку мне от твоей жалости, — тут же грубо одернул Хранитель, копающийся в моих мозгах так, что всякий зомби позавидует. Нет, ну сколько можно меня читать, я ж не книга в общественной библиотеке, в конце-то концов! — Чего расселась? Защиту я за тебя буду ставить? Бери родовой артефакт и марш за работу!

Артефактом оказалась, кто бы мог подумать, та самая ржавая коса! Я сперва даже не поверила, решила, что это очередная подстава. Или проверка. Но стоило взять инструмент в руки и направить в черенок поток силы, как коса преобразилась: исчезла ржавчина, уступая место сияющему металлу, косовище стало ровным и гладким, словно его только что отполировали, но ровно до тех пор, пока по дереву не поползли тонкие трещинки, сияющие зеленым светом.

— Вау, — прошептала я, оторопело уставившись на родовой артефакт. — Какая красота.

— Да-а-а, — согласился дух. — Хотя зеленые прожилки — это что-то новое.

Но и на этом сюрпризы не закончились. Следующий сюрприз был специально для меня.

Выскочив на улицу и мимоходом отметив, что солнце уже практически скрылось за горизонтом, я нашла место главного схрона, которое пряталось в центре мощеной камнем дорожки. Уперла кончик лезвия косы в тонкую щелку между камнями, закрыла глаза и принялась повторять вслух то, что мне тихо, но четко надиктовывал хранитель.

Я говорила, говорила, говорила. Раз за разом повторяла одно и то же заклинание до тех пор, пока не погрузилась в транс. Время потеряло значение, звуки исчезли, даже свой собственный голос звучал на грани шепота. Зато внутренним взором я видела, как сила, проходящая сквозь артефакт, разбегалась сотнями черно-зеленых ручейков по земле, чтобы в конце концов образовать толстый контур, опоясывающий территорию рода де Варгас.

— Ритуал завершен, — тихо прошелестел дух, возвращая меня в реальность. — Ты справилась.

Стоило открыть глаза, как мир передо мной покачнулся — я бы упала, не успей опереться на косу, используя её как опору. Но самое паршивое состояло в том, что там, в паре десятков метров от меня, на краю невидимой защитной границы стоял лорд Алистер Блэкден.

Интересно, как много он видел?

Глава 7. Обязанности главы рода


— Добрый вечер, леди де Варгас, — с издевкой протянул мужчина.

Вот то, что вечер, это точно. А вот то, что добрый… ну даже не знаю. Потому что в добрые вечера вряд ли какой некромант появится у только что возведенной защиты. А потом ее пересечет.

Да, именно это и сделал Алистер. Просто перешагнул через видимую только мне границу. И даже не поморщился.

— И вам не хворать, — пробормотала я, мысленно выстраивая линию своего поведения. — Какими судьбами?

Нет, ну а чего он ждал? Что я брошусь к нему в объятия и попрошу взять в жены?! Шишушки!

Я тут только во вкус вошла, силу почувствовала, в ученицы к невидимому духу пристроилась.

— Дошли слухи о вашем визите на кладбище, — оскалился некромант.

И от этой “улыбки” стало как-то даже не по себе. Еще и косые лучи солнца так падали ему на лицо, что я бы лучше с каким хищником пожелала наедине оказаться. Или еще раз с лопатой на кладбище сгонять.

— Какие быстрые эти слухи, — протянула я, оглядывая мужчину с ног до головы. — Или вы медленный.

— Даже не пригласите?

— А зачем? Вы и так уже через защиту прошли. Видимо, я что-то напутала в ритуале.

Судя по его выражению лица, напутала я что-то в жизни. А может и в смерти. Но никак не с ритуалом.

Взгляд Алистера стал более острым, цепким. Меня будто сканировали и пытались выявить хоть какой-то дефект.

— Защиту вы наложили хорошую, леди де Варгас, — наконец проговорил некромант.

— Но что-то против вас она не помогла.

— А вы так этого хотели? — незваный гость наклонил голову, и на губах его заиграла саркастическая усмешка. И при всем этом звучание голоса мужчины напомнило мне предупредительный рык дикой кошки. Даже мурашки по спине поползли — так и хотелось передернуть плечами. — Стоит ли считать, что это ваш отказ на мое предложение?

Я смогла сдержать удивление.

Неужели, он явился сюда только для того, чтобы узнать стану я его женой или нет? Зачем ему в жены Хлоя? Та, которая зарекомендовала себя слабосилком и немного ненормальной девушкой?

— Я еще не подумала, — как можно размытей отозвалась в ответ.

Почему-то не хотелось дергать сейчас за усы хищника. Впервые за время, проведенной тут, я почувствовала себя в реальной опасности. При всем этом Алистер Блэкден не угрожал мне в открытую, не пытался убить и даже не щелкал нижней челюстью, как некоторые скелеты.

Он просто стоял на месте и смотрел на меня так, что все внутренности сжимались. Кажется, я начинала понимать, почему его не очень-то и любят все остальные. Почему побаиваются и сторонятся.

Дело не только в проклятии. Дело в самом Блэкдене и его давящей ауре. В первую нашу встречу я этого не заметила, а вот сейчас ощутила в полной мере.

— Ну конечно, — выдохнул мужчина. — Вы ведь были так заняты, леди Хлоя. Вначале отправились на кладбище, чтобы добыть кости древних. К слову, вашу лопату хотят передать в музей, думают, что это какой-то артефакт. Стоит ли мне их предупредить, что на самом деле наследница рода де Варгас пользовалась самым обычным инструментом?

— Глава, — поправила я его, выдержав взгляд и вскинув подбородок.

— Что?

— Глава рода де Варгас. А не наследница, — я позволила себе легкую улыбку, отмечая недовольство, проступающее на мужском лице.

— Главой вас должен признать Совет.

— Признание Совета весьма нестабильная вещь, лорд Блэкден, — бросив на мужчину лукавый взгляд, перехожу на дружеский тон. Терять его лояльность мне не с руки, особенно до того момента, как меня признают Главой рода официально. — Вас оно не сильно заботит. Так может и мне не стоит особо переживать?

Алистер еще секунду сверлил меня взглядом, а потом довольно хмыкнул.

— Может и так, — неожиданно согласился некромант. — Но что-то не вяжется ваше появление на кладбище с обычной лопатой и то, какой силы защиту вы возвели вокруг своего дома, используя артефакт.

Я хмыкнула. Если бы вы только знали, лорд Блэкден…

— Это вы меня так похвалили? — едва заметно улыбаюсь, намекая, что комплименты он говорить не умеет.

— Всего лишь сказал правду, — последовал спокойный ответ, а следом очередной жирный намек: — Надеюсь, что в ответ вы тоже будете честны со мной.

— Надежда умирает последней, — бросила я.

И только потом поняла, что эта пословица вряд ли приживется у некромантов. Скорее, ей придумают продолжение. Что-то типа: «Не проблема — воскресим». Или еще что похуже. Чуйка шептала, что юмор у некромантов, точно так же как и у патологоанатомов, черный.

— Ну, раз уж вы за честность, — тут же перевожу стрелки, решив, что лучшая защита — это нападение, — то объяснитесь, лорд Блэкден. Что такого неординарного произошло, что вы вдруг заинтересовались во мне, как в своей супруге? Раньше я как-то не замечала за вами такого пристального внимания к моей персоне.

Шах и мат! А теперь попробуй выкрутиться.

Но он не стал юлить, как я ожидала, даже бровью не повел. Вместо этого он просто отступил.

— Леди де Варгас, — мужчина усмехнулся, — вижу, вы еще не осознаете, насколько сильно привлекли внимание Совета. Думаете, что справитесь сами? Что ж, отлично. Я с интересом понаблюдаю.

Произнеся это, он развернулся, перешагнул границу защиты и растворился в воздухе не прощаясь.

А я рвано выдохнула, чувствуя, как от непонятного страха дрожат колени.

— Хорошо держалась, — пробормотал Хранитель на ухо.

— А вот защита фиговая, — я провела вспотевшей ладонью по лицу. — Если ее всякие наглые некроманты могут с такой легкостью пересекать.

— Защита хорошая. Против него ты не сможешь ничего поставить. По крайней мере пока что.

В этом “пока что” прозвучала даже какая-то гордость. Хранителю явно нравились мои успехи. И это не могло не радовать. Я даже сама собой гордиться начинала. Вот только это появление Алистера выбивало из колеи.

— Так, до Совета осталось не так много времени, — я поспешила внутрь дома, который про себя называла замком. Его величественность меня до сих пор поражала. — Что нам нужно сделать? Я готова к учебе.

— Рада это слышать…

Я резко остановилась и обернулась. Потому что ответил мне отнюдь не дух. И даже не внезапно вернувшийся Алистер.

— Либитина, — я буквально прошипела это имя, увидев богиню в десятке шагов от себя.

Она выглядела точно так же, как и в первую нашу встречу. Длинные волосы, фиолетовое платье с расклешенными рукавами. Последние теплые лучи заходящего солнца выгодно подчеркивали фигуру.

— Вижу, что ты хорошо тут устроилась, Настасья, — Либитина окинула взглядом округу. — Силу вернула. И даже смогла с ней ужиться. Это прекрасная новость.

— Очень. И раз ты наконец тут, объясни, что я должна сделать, чтобы вернуться домой.

В глазах богини промелькнуло удивление, она нахмурилась. А через секунду тихо и мелодично рассмеялась.

— Вернуться? Куда?

— Домой, — проговорила я, не понимая, что именно ее так развеселило.

— Ты уже дома. Теперь это твой дом.

— Но…

— Ты просила у меня жизнь, Настасья, — обрубила Либитина. — Я подарила тебе жизнь. И силу. И возможности что-то изменить. Хочешь сказать, что не рада моему дару?

— Я хочу вернуться домой, — повторила я, надеясь, что богиня просто не расслышала меня.

— Ничем помочь не могу. И даже не думай еще раз умирать. Это не изменит моего решения. И перерождение тебе тогда точно не получить.

Умирать? В смысле… Она сейчас про суицид, что ли? Я совсем на неадекватную похожа? Нет, ситуация, в которой я оказалась, не самая приятная. Но чтобы вызвать богиню, наложив на себя руки… Нет уж, увольте!

— Вот и хорошо, что мы друг друга поняли, — смягчилась Либитина, даже улыбнулась. — Будь благодарна мне за тот дар, что я тебе преподнесла, Настасья. Это твоя новая жизнь. Твой второй шанс. Не упусти его.

Она щелкнула пальцами и попросту исчезла.

Одна хорошая новость за другой!

— Хлоя! — рявкнул на ухо Хранитель. Да так громко, что я аж подпрыгнула. — Ты вообще меня слушаешь?

— Ты ее видел? — на всякий случай решила уточнить я.

— Ее? Ты про Блэкдена, что ли? — хохотнул дух.

— Про Либитину…

Ну конечно! Зачем являться во плоти в мир, если можно стать галлюцинацией для одного человека?

— Либитину? Ты хорошо себя чувствуешь?

Меня даже на секунду тронула забота в его голосе. Переживает, родненький. Наверное, думает, раз я Либитину увидела, то скоро ласты склею.

— Все нормально, — выдохнула я, собираясь с силами. — Так о чем ты там говорил?

К черту эту богиню! Мне явно дали понять, что обратного билета домой мне не видать, как собственных ушей. Так что пора подбирать нюни и вливаться в новую жизнь. Пусть и в роли Хлои де Варгас. Вот только это будет совершенно не та Хлоя, которую тут все знают.

— До Совета не так много времени, — начал бубнить дух. — Наш козырь в том, что они не знают теперь ничего о твоем уровне силы.

— А как же Блэкден?

— Он не станет их предупреждать, — с какой-то непонятной мне уверенностью, известил Хранитель. — Скорее, останется в стороне наблюдать.

— Угу. И ставки делать, — фыркнула я.

— Так, не перебивай, — шикнул невидимый собеседник. — У нас есть время для того, чтобы показать твою силу. Начнем с того, что ты зарядишь все артефакты для кладбищ. Этим занимался род де Варгас. Теперь займешься ты. И это надо сделать в самые короткие сроки. У тебя всего неделя.

Задача поставлена, пора приступать к ее выполнению.

Сказано — сделано.

Дни полетели друг за дружкой.

Мое утро начиналось ближе к обеду — пожалуй, это самый главный плюс моего перемещения. По своей природе я сова. И больше всего на свете ненавидела просыпаться в несусветную рань, чтобы по темноте топать на работу. А тут… благодать. После пробуждения у меня было несколько свободных часов, чтобы позавтракать, обследовать новый закоулок дома, навестить Рюрика и настроиться на рабочий лад.

Так я нашла огромную кладовую с продуктовыми запасами, рассчитанными, чтобы неделю-другую кормить огромный род — мне одной, казалось, хватит до конца жизни. Побывала в огромной библиотеке, нашла картинную галерею, выбрала для себя рабочий кабинет.

И приступала к тому, что вливала свои силы в большие белоснежные кристаллы — когда они становились полностью черными, значило, что те готовы к использованию. Отправляла их на кладбища с помощью огромной карты города и телепортационных камешков. Все это под чутким руководством Хранителя.

В прошлом, каждый член рода заливал несколько кристаллов в месяц — что-то вроде обязательной нормы. Мне же приходилось набирать необходимый объём в одиночку. Работа не сложная, но монотонная и неинтересная. Так что когда процесс заливки был доведен до автоматизма, Хранитель приступил к обучению.

Краткий курс в историю рода де Варгас, теория магии смерти, основные принципы. Затем практические занятия. К огромному счастью, от Хлои мне остался не только жуткий гардероб, но и что-то вроде мышечной памяти. А ещё знание языка и письменности — это значительно упростило и ускорило обучение.

Хранитель нарадоваться не мог скорости, с которой я впитывала новую информацию и умению вычленять главное. Я же, несмотря на то, что за день выматывалась так, что еле-еле доползала до комнаты, с упертостью барана отгоняла мысли о прошлой жизни и заставляла себя концентрироваться на главной задаче. Вот совет пройдет — возьму неделю отдыха, чтобы банально осознать случившееся.

С азами разобралась быстро. Когда перешли к базовым боевым чарам — день так на четвертый — мне потребовалась цель. И именно в тот момент в зал ввалился Рюрик, толкая перед собой небольшую тележку с кучей темных тканей.

— О, вот на нем и потренируйся, — кровожадно предложил Хранитель.

— Гхр-р-р! — довольно отозвался Рюрик, который не слышал этого предложения от защитника рода. Во мне было загорелся исследовательский интерес — чем скелет звуки издаёт? — но тут мой взгляд вновь наткнулся на тележку.

— Что это? — я выпустила из рук книгу с заклинаниями, которую нашла в библиотеке по приказу учителя и подошла к тележке. — Это же… Рюрик, ты чудо! Я хочу примерить!

Он привез мне целый ворох одежды. Платья, юбки, брюки, блузки, жакеты. Какие-то выглядели вполне нормальными — Рюрик придерживался моих пожеланий, другие вызывали вопросы. К примеру, вот это платье со стоячим воротником и такими длинными рукавами, что на них можно спокойно наступить, смотрелось странно. Особенно, если учесть пышнейшую юбку. Таких даже у Хлои не водилось. Она понимала, что хоть намек на практичность в одежде все же должен присутствовать.

— Потом тряпки будешь примерять, — прогундел сварливый Хранитель. — Сейчас сосредоточься на обучении, мы ещё не закончили!

— У-у-у, — взвыла я, ведь ручки уже чесались все рассмотреть и примерить. Часть, скорее всего, придется отправить обратно Рюрику на переработку. Но тут явно были и хорошие вещи. По крайней мере, не зеленые — этот цвет мне уже надоел до чертиков — и без цветочков. — Ладно, злыдень. Я запомню это. Рюрик, отнеси все к моей комнате. Оставь у двери.

Рюрик заартачился. Сложил руки на груди, одну ногу чуть выставил вперед… вся его поза говорила, мол, какого черта? Я тут старался, а ты не ценишь!

— Я обязательно посмотрю и примерю, — пообещала я портному с тонкой душевной организацией. — Не обижайся. Но сейчас мне надо закончить свои дела. Я потом к тебе зайду. Спасибо за такое количество чудесных вещей.

Рюрик если и успел на меня обидеться, тут же довольно заурчал и потащил тележку обратно. А я проводила его взглядом и вернулась к учебнику.

— Слушай, Хранитель, я вот тут уже почти неделю живу. Ты мне скажи, когда весь род был в сборе, они сами все убирали, стирали, мыли? Или слуги все же присутствовали?

Дух недовольно зафыркал, будто я предложила ему лекарской магией заняться. Я его почему-то в этот момент в виде большого черного ворона представила, который перья от грязи очищает, вздрагивает и пыжится.

— Были, конечно, слуги, — наконец отозвался он. — Кто-то из слабосилков, но в основном нежить.

— Так, если со слабосилками все понятно, то куда пропала нежить? — вопросила я.

Меня этот вопрос интересовал не просто из любопытства. Слой пыли, который покрыл все поверхности, меня до ужаса раздражали. О паутинах и пятнах грязи вообще молчу. Своими силами я бы точно не смогла поддерживать такой домище в чистоте. А хотелось.

— Хлоя, ты давно по сторонам смотрела? — скептически поинтересовался дух.

Я ради приличия осмотрела помещение, в котором находилась.

Большой зал с высокими потолками, витражные окна, канделябры с магическими свечами, несколько столов. И куча свободного пространства. Именно из-за него я и выбрала это помещение для тренировок.

А потом я заметила то, к чему уже успела привыкнуть за это время.

Если точнее, то две каменные статуи у входа. Скелеты на постаментах. Таких в замке было много. Они находились в коридорах, на кухне, даже парочка главном холле была.

— Не хочешь ли ты сказать? — начала было я и тут же осеклась.

— Да, Хлоя, это и есть та нежить. Нужна — снимаешь чары. Не нужна — возвращаешь их на постаменты.

— Так, а почему я об этом узнаю только сейчас?

— Они тебе вряд ли помогут с Советом.

— Да плевала я на Совет! — возмутилась я, вспоминая, как психанула и ручками выгребла всю грязь и пыль из кабинета, который находился рядом с покоями Хлои… То есть, моими покоями. — Учи, как их будить!

— Слушаю и повинуюсь, — с присущим ему сарказмом отозвался дух.

Следующие два часа я вникала в чары, разработанные семьей де Варгас. А потом…

— Ничего себе, — прошептала я, наблюдая за тем, как с ближайших двух скелетов медленно осыпается каменная крошка. Как они спускаются со своих постаментов и степенно мне кланяются. А после замирают, ожидая приказов. — Обалдеть.

— Пользуйся, — довольно урчит Хранитель.

А я не гордая. Воспользуюсь. Всем воспользуюсь. Жаль только что эта встреча с Советом так близко. Но мы еще посмотрим, кто кому нос утрет.

Глава 8. Умеешь ли ты пользоваться своей силой?


День «икс» наступил слишком быстро.

Я проснулась ближе к обеду, чувствуя себя усташей после вчерашней тренировки. Хранитель гонял меня по материалу так, будто мне сегодня придется сдавать самый сложный экзамен за всю свою жизнь.

Возможно, так оно и будет, но я впервые не чувствовала страха и паники перед грядущим. А значит, пора начинать собираться.

Уже на закате начнется встреча снобов, которые явно не желают видеть Хлою де Варгас на посту главы рода.

— Ты все помнишь? — Хранитель появился с этим вопросом, когда я выходила из ванной.

— Боги, у тебя хоть какие-то границы существуют?! — выдохнула я, подхватывая сползающее с груди полотенце. — А если я тут голая расхаживаю?

— Что я там не видел, — отмахнулся дух. — Я же не Рюрик, в обморок не упаду. Пусть и старше его в несколько раз.

— Расскажешь свою историю как-нибудь потом. А теперь дай одеться! — разозлилась я.

Фыркнув, он исчез. Вместе с тем чувство, что за мной подглядывают, пропало.

Восстановив резко сбившееся дыхание, я распахнула платяной шкаф, который теперь благодаря стараниям одного скелета, перестал быть похож на цветник.

Черный, коричневый и темно-синий преобладали в гардеробе. Пусть у Рюрика и случался брак — ну а как иначе назвать белые расклешенные штаны с оранжевыми лампасами? — в остальном я была очень довольна его работой.

Для встречи с Советом некромантов я выбрала длинное черное платье из тянущейся мягкой ткани. Я такой на Земле даже не видела. Что-то среднее между мягкой шерстью и шелком. Платье облегало фигуру как перчатка, начиная от длинных узких рукавов и заканчивая подолом. С моей подачи в нем появился разрез до середины бедра, который был виден только при широком шаге.

Втиснувшись в этот наряд, я подошла к зеркалу и не смогла сдержать улыбки. Ну вот! Настоящая некромантка!

Глазища горят кошачьим блеском, волосы рассыпались по плечам, наряд одновременно соблазнительный и намекающий на мою суть… Вот только чего-то не хватает.

Точно!

Я вернулась к столику Хлои, в ящики которого распихала все те предметы, которые мне вряд ли бы могли пригодиться. Но кто же знал!

Нужный стеклянный контейнер нашла почти сразу, сняла крышечку и провела по мягкой алой поверхности пальцем. Плотная паста легла на губы просто идеально. Финальный штрих дополнил образ и результат меня более чем порадовал.

— Хранитель!

Он появился через секунду, но еще несколько долгих мгновений хранил молчание.

— Ну, мне нужно мнение, — поторопила я его, возвращаясь к зеркалу. — Мне удастся поразить Совет?

— Такой Хлою еще никто не видел, — с удивлением в голосе признался дух. — Ты взорвешь Совет. Или он тебя, если не поторопишься.

Последнее он сказал уже привычным голосом, видимо, отошел от шока.

— Жаль, что ты со мной пойти не можешь, — пробормотала я, поправляя волосы и делая первый шаг в сторону выхода.

Пользоваться портальными чарами я еще не научилась. Так что придется по старинке, камешек под ноги да в портальную комнату здания Совета.

Хранитель бубнил последние наставления, пока я медленно шла по коридору. Рассказывал все, что знал о главах других семей. Из-за того, что дух был привязан к замку, эти новости были пересказом слов предыдущего главы. А значит, информация уже вполне могла устареть и не соответствовать действительности.

Но это лучше, чем ничего.

— Пожелай мне удачи, — прошу напоследок.

А потом вспышка брошенного под ноги камешка, и окружение меняется.

Я оказываюсь на невысокой платформе в большом зале из темного камня. Через панорамные окна внутрь проникают косые солнечные лучи, но артефакты в форме черепов на стенах уже начинают работать. В глазницах загорается свет, который с наступлением темноты станет ярким, как свет электрических ламп.

Напротив окон расположено несколько деревянных стоек — зона обслуживания. Люди, работающие здесь, получают заказы на услуги некромантов, заявки на вступлении в семьи, рассматривают жалобы и просьбы.

Один из сотрудников поворачивается в мою сторону. Высокий темноволосый парень в черном жакете и синей рубашке. Хмурится, выходит из-за стойки, жестом заставляя замолчать посетителя, который до этого ему о чем-то говорил. И подходит к портальной платформе.

— Я могу вам чем-то помочь?

В его голосе звучит учтивость. Видимо, простые обыватели приходят сюда исключительно пешком.

— Да, можете. Мое имя Хлоя де Варгас. Я прибыла на Совет.

Учтивость меняется на неприкрытое удивление. Ступор незнакомца длится несколько секунд, прежде чем он предлагает последовать за ним. Но перед этим я ловлю еще один ошарашенный взгляд, которым меня окидывают от макушки до пяток.

Мы минуем скопление людей, проходим в какую-то дверь, на которой разве что не хватает надписи «только для персонала», и поднимаемся по широкой темной лестнице на второй этаж.

Несколько коридоров, и вот я оказываюсь в просторной гостиной. На окнах тяжелые темные шторы, у окон чайные столики и глубокие удобные кресла. На стенах все те же черепа-светильника с горящими глазницами.

— Вы можете подождать здесь, леди де Варгас, — чуть ли не с поклоном в ноги проговаривает сопровождающий. — Совет скоро начнется.

— Благодарю.

И я остаюсь одна. Прохожу к креслам, опускаюсь в одно из них и выдыхаю через плотно сомкнутые зубы. Появляется мандраж. Чувство такое, будто я сейчас сплю и все это мне снится.

Хранитель говорил что-то о том, что в помещение, где проходит встреча Совета, нельзя попасть без приглашения. Главы семей придут порталами сразу в нужный зал. Который, скорее всего, находится за вот той большой двустворчатой дверью.

Меня же пригласят позже. Не как члена Совета, а как… Даже не знаю… Экзаменуемую?

Если пройду их проверку, то до следующего собрания получу какой-то особый артефакт, который сообщит, где все будет происходить. А если завалю…

А вот шиш! Не завалю!

Хранитель в меня верит, значит, должна со всем справиться. Скинув оцепенение, проморгалась и взглянула на помещение, в котором оказалась, по-новому. Простой зал ожидания, ничего необычного. Жаль только, что нежить не разносит холодные напитки. Я бы не отказалась даже от простой водички.

Когда солнце наконец село, на той самой двери загорелся красный символ. Может руна, может что-то из того, что я не знала. Но это точно был знак.

Поднявшись с места, я поправила платье на бедрах, выпрямила спину и, нацепив самую легкую из всех возможных улыбок, отправилась в бой.

Дверь никто мне, конечно же, не открыл. Надеяться на что-то другое было просто глупо. Ну я не из гордых…

Толкнув дверь без стука, я шагнула вперед. Передо мной предстал большой кабинет. Стены, на которых висят картины в тяжелых позолоченных рамах, обшиты деревом. С полотна взирают такие же хмурые и недовольные дядьки, что и те, которые сидят сейчас за круглым столом из красного дерева прямо в центре помещения.

Пятое кресло пустовало. Ждет меня, родненькое.

Плечи назад, подбородок повыше. Прорвёмся, Наська!

— Добрый вечер, лорды, — четко и медленно произнесла я, под звук захлопнувшихся за моей спиной дверей.

Лорды застыли на своих местах, чуть ли не разинув рты.

Главасемьи Тиор побледнел, а потом так же быстро покраснел. Я мысленно цокнула — ужасно, что он не умеет контролировать свои эмоции. Просто ужасно. Двое других, неизвестных мне некромантов смотрели с интересом. И только Алистер Блэкден даже бровью не повел при моем появлении. Будто и не заметил вовсе.

— Я могу присесть? — уточнила ровно в тот момент, когда медленно опустилась в пустующее кресло.

Хранитель советовал вести себя как можно наглее. Напористей. Надеюсь, я справляюсь с этой задачей на пять с плюсом.

— Вы?.. — ко мне обратился один из незнакомых некромантов.

Светлые волнистые волосы, пышные усы, раскосые темные глаза.

Должно быть, это глава рода Каруар.

— Хлоя де Варгас, лорд Пин, — с мягкой улыбкой произнесла я. — Итак, предлагаю сразу перейти к делу. Я здесь для того, чтобы подтвердить статус главы рода де Варгас.

— Мы все здесь для этого собрались, — подал голос второй последний незнакомец. Методом исключения выходит, что это глава рода Лануа.

Угу, рассказывайте. А то я не знаю истинных причин, а именно, дележка шкуры неубитого медведя.

— Мне сообщили, что Совет против этого назначения. — Теперь голос звучал холодно и строго, с намеком на раздражение. — Хотелось бы знать, на каком основании?

— Мы не утверждали…

Заговорившего лорда де Круар взмахом руки перебил лорд Тиор.

— Это так! Вы слишком слабы для того, чтобы стоять во главе своей семьи!

Я прикусила язык, чтобы не напомнить ему о том, что вообще-то вся моя семья мертва. Точнее, семья Хлои. Но вместо того, чтобы вступать в словесную перепалку с тем, кто чуть не стал мне тестем, равнодушно произнесла:

— Ваши утверждения ничем не подтверждены, лорд Виен.

Если бы не Хранитель, я бы так и не знала, как зовут моего главного врага. Спасибо ему за это. Если в этом мире есть какие призрачные конфетки, обязательно ему подарю в благодарность!

— Верно, не стоит верить слухам, — соизволил заговорить Алистер.

В следующее мгновение на круглом столе возле каждого из сидящих возникли одинаковые белоснежные кристаллы. Все мужчины будто по команде прикоснулись к ним и…

Я даже описать это не могу!

Внутри каждого из минералов будто чернильная волна поднялась, ударилась с той стороны о стенки и начала медленно подниматься. Кристалл Алистера заполнился полностью, окрасив артефакт в матовый черный цвет.

Виен де Тиор с самодовольным видом убрал руку от кристалла, почерневшего чуть меньше, чем на две трети. У других лордов минералы были окрашены едва-едва на половину.

Так вот как они силу проверяют?

— Чего вы ждете, леди де Варгас?

Действительно!

Я посмотрела на довольного собой лорда Тиор. Он явно был горд тому, что его сила выше половины. И именно сейчас я понимала, почему, несмотря на все разногласия с Советом, Алистер все еще оставался в нем.

И дело даже не в основании. Даже основателей можно сместить. Если ты сильнее.

Вот только я не сомневалась, что у Блэкдена ещё пара козырей в рукаве имеется.

Прикасаясь пальцем к гладкой поверхности кристалла, я слегка нервничала. Но взяв чувства под контроль, выпустила силу и стала наблюдать. Чернильная волна взметнулась вверх точно так же, как и у остальных. Коснулась краем вершины. А потом начала медленно заполнять содержимое.

Четверть. Треть. Половина. Выше половины.

Чернила застыли почти у самой вершины. Кончик кристалла остался белоснежным. Но все остальное… матовая тьма.

— Не может быть!

Не знаю, кто это прошептал, нарушая вязкую тишину. Но я только тогда смогла оторвать завороженный взгляд от артефакта.

Я сильнее лорда Тиор, что несомненно радует. Но все же слабее Алистера.

Это кольнуло завистью. Все же моя сила мне досталась от богини. Неужели она не могла дать чу-у-уть больше? Хотя… я зажралась, пожалуй. Не стоит забывать, что у меня два дара и, более того, противоположные по своей природе. Кто ещё может таким похвастаться?

— Вы все еще собираетесь оспаривать мое право на главенство рода Варгас? — уточнила я, поднимая глаза на лорда Тиор.

— Должно быть, артефакт сломан, — скривился мужчина.

— Исправен, — вновь открыл рот Алистер. — И вы это знаете.

Виен бросил в сторону лорда Блэкдена уничтожающий взгляд. После чего вытащил следующий козырь.

— Леди Хлоя женщина! — открыл он местную Америку. — Женщина не имеет права стоять во главе рода!

— Это ваши убеждения, — усмехнулась я, наслаждаясь его злостью.

Вот ведь пробрало мужика!

— Это правила, — с видом победителя мужчина откинулся на спинку кресла. — И вам стоит с ними считаться!

— Нет такого правила, — я провела ногтем по кристаллу. — Да, еще ни одна женщина до этого не возглавляла семью. Но в уставе это не прописано. Если не верите мне, можете спросить у того, кто этот Совет основал. Ну или перечитать устав. Снова. — Алистер хмыкнул, уловив намек. — Обратите внимание не третий раздел, пятая страница, восемнадцатая строка.

О, да. Этот устав я вызубрила так, что от зубов отскакивал. Хранитель мне даже экзамен провел.

— Вы…

Лорд Тиор даже воздухом подавился.

— Лорд Блэкден? — я вскинула брови, ожидая его реакции.

— Да, такого правила нет.

Мне показалось, что лорда Тиор сейчас сердечный приступ хватит. Вряд ли бы ему так просто позволили отойти в мир иной, но лицо у него скривилось так, что я побоялась — на всю жизнь таким останется.

— Допустим, — вступил в разговор лорд Лануа, бросив короткий взгляд на соседа, который пытался справиться с эмоциями. — Но вы ведь должны понимать, что молодой девушке не справиться с этой задачей. Насколько мне известно, леди Хлоя, вы никогда не жаловали нашу силу. — Это он меня так попытался укорить? Типа, выращивала цветочки, вот и занимайся ими дальше, куда лезешь? — А глава рода обязан поддерживать порядок на своих землях. Уже сейчас мы получаем жалобы, что…

— Информация устарела, — перебиваю говорившего. — На каждом кладбище, которым заведует мой род, артефакты вновь работают в полную силу.

Ну, допустим, не на каждом, но им знать это вовсе не обязательно. Я, конечно, всю прошлую неделю пахала как не в себя, но выше головы не прыгнешь, даже если очень захотеть. Хранитель знал, что меня непременно ткнут носом в пункт о невыполнении своих обязанностей, если пройду основную проверку, так что в первую очередь выбор пал на самые крупные места захоронений и те, что имели особую степень риска. Остальным смотрителям отписала, что вопрос будет решен в самое ближайшее время.

Осталось проверить, сработает ли это так, как мы рассчитывали.

— Проведем голосование? — миролюбиво предложил глава рода Каруар, когда у коллеги закончились аргументы. — Кто против того, чтобы леди Хлоя…

— Я! — лорд Тиор буквально вскочил с места и ударил ладонью по столу. — Объявляю перерыв.

Не давая больше никаких объяснений, он шагнул к двери, взмахом руки распахнул ее и вышел в зал ожиданий.

— Похоже, с голосованием придется повременить, — вздохнул Алистер, вторым поднимаюсь со своего места. — Вот поэтому я не особо жалую эти собрания.

Если ему кто что и хотел сказать в ответ, попросту не стал.

— А я, с вашего позволения, проверю поступившую информацию, — уведомил глава рода Каруар.

Когда дверь открылась, я наконец почувствовала то, насколько в кабинете было душно. Глоток свежего воздуха приободрил. И я, встав с места, тоже покинула помещение.

— Леди, желаете чаю? — рядом появился тот самый молодой мужчина, который встретил меня у платформы.

— Не откажусь, — улыбнулась я. — Две ложки сахара.

Если он и удивился тому, что леди пьет чай с сахаром, то виду не подал.

Вскоре в зале ожидания стало уж как-то многолюдно.

Алистер занял столик напротив меня, но так взгляда и не оторвал от каких-то бумаг. Словно специально, демонстративно меня игнорировал. Новые знакомые в лицах глав семей Каруар и Лануа сидели через один стол и о чем-то горячо спорили. Между столами, как в ресторане, лавировали… слуги? Не знаю даже как правильно назвать.

Вместе с чаем в черной чашечке мне принесли пиалу со сладостями. Но к сожалению, попробовать ни одно из странных угощений было не суждено.

Только я отставила чай в сторону, успев сделать лишь глоток, как рядом возник лорд Тиор и с хлопком опустил на столешницу устав Совета.

— Я не позволю вам стать главой рода, леди Хлоя, — наклонившись еще ниже, прошипел он. — Уж поверьте, я вас уничтожу. И если у меня это не получится сейчас, я доберусь до вас ночью и убью собственными руками.

Я даже опешила на секунду от такой наглости.

Угрожать мне вот так, при свидетелях? Даже если никто и не прислушивается к этому разговору — слишком… просто слишком. Допустим, ни Алистер, ни другие главы семей не уловили его слов, потому что находились далеко. Но вот же! Девушка в черном платье. Она явно слышала все, ведь стояла рядом.

— Отрекитесь сами! — надавил лорд Тиор, вернув мое внимание к себе.

— Еще чего, — выдохнула я. — Вернемся к голосованию?

— Вернемся, — он рывком отступил назад.

А я даже не пошевелилась, наблюдая за тем, как он первым заходит в кабинет. Проводила взглядом оставшиеся главы семей, вздохнула, пододвинул к себе чашку на блюдечке и залпом допила чай.

Промочить горло перед следующим актом точно не помешает.

Стоило мне вернуться к круглому столу, как лорд Каруар сообщил:

— Голоса разделились поровну.

Фактически это означало, что решение остается за Алистером. Интересно, он голосовал за или против?

Узнать мне это было не суждено, внимание привлек Тиор, взявший слово с какой-то уж очень довольной улыбкой.

— Сила леди Хлои, конечно, впечатляет. И да, в уставе ничего не сказано о женщине во главе. Но сила это только малость. Леди де Варгас должна уметь ею пользоваться.

Проходит секунда между тем, как он произносит это и тем, как выбрасывает руку вперед. На мужских пальцах вспыхивают черные точки, превращаются в языки темного пламени. А когда собираются в небольшую сферу и та начинает лететь прямо в меня, приходит осознание, что свою угрозу он решил воплотить в жизнь прямо сейчас.

Действую рефлекторно, даже не испугавшись. Чары ничего опасного собой не представляли, так… разве что волосы подпалят. Как щелчок по носу зарвавшемуся ученику. Выстраиваю перед собой единственный щит, который успела освоить. Он, можно сказать, универсальный, должен отбить чары. Поглотить их.

Но вместо того, чтобы тонкий ручеек тьмы образовал щит, моя магия ведет себя странно. Вырывается из-под контроля, словно исчезли сдерживающие границы, выплескивается чернильной тьмой с зелеными всполохами наружу и… нападает.

Я будто в замедленной съемке вижу, как по столу пробегает трещина, он разлетается на куски, расталкивая некромантов, а после проникает под их щиты, причиняя боль. Маги, поняв, что не в силах справиться с угрозой, друг за другом исчезают во вспыхнувших порталах, оставляя меня наедине с этим ожившим кошмаром.

Первой падает на пол картина с каким-то седым стариком. Его портрет вспыхивает. Черное пламя распространяется по комнате с такой скоростью, что я ничего не успеваю сделать.

Ну и главной изюминкой всего этого становятся разлетевшиеся вдребезги кристаллы. Что там Хранитель говорил про взрывы? Накаркал!

Из-за «ударной волны» меня отбрасывает назад, но вместо того, чтобы впечататься в стену, я оказываюсь в крепких объятиях.

Глава 9. Вы обвиняетесь в покушении на членов Совета


— Я, конечно, предполагал, что вы преподнесете сюрприз, — через некоторое время над ухом раздался насмехающийся голос Алистера, — но не думал, что сможете обратить в бегство сильнейших некромантов королевства.

Сильнейших. Но не самого сильного.

— Даже в мыслях не было!

— Вот именно, — не пойми чему развеселился мужчина. — Страшно представить, что будет, когда вы зададитесь такой целью.

Мне смешно не было. Сердце ещё бешено колотилось, от страха сосало под ложечкой.

Алистер быстро взял ситуацию под контроль и взмахом руки остановил буйство самой опасной стихии.

Хотела осмотреться и оценить нанесенный ущерб. Но для этого нужно было как минимум выбраться из крепких объятий. Бугорки пуговиц давили мне на щеку, в то время как нос улавливал легкий аромат хвои. В отличие от моего, сердцебиение некроманта было ровным, что вселяло какую-то странную уверенность, что все не так уж и плохо. Но оборачиваться по-прежнему не спешила.

— Как себя чувствуете?

Я, наконец, нашла в себе силы отстраниться. В родном мире этот жест был чем-то обыденным, а вот тут тот же Алистер мог понять меня двояко. Уперлась руками в мужскую грудь и сделала шаг назад, увеличивая дистанцию.

Некромант отпустил меня сразу же, можно подумать, только этого и ждал.

Обернулась и обомлела.

Вокруг был… кошмар. Всё разрушено какой-то неистовой силой.

— Так, словно разгромила помещение и едва не убила несколько человек. — Голос прозвучал хрипло. Я смотрела куда угодно, но только не на Алистера. Почему-то было стыдно. Не за объятия, а за произошедшее. — А в остальном нормально, разве что слабость во всем теле. Вы понимаете, что произошло?

— Конечно. — Вот даже не сомневалась! — Вы потеряли контроль, что означает лишь одно — ваш дар нестабилен и опасен для окружающих, — я не смогла сдержать прерывистого вдоха. Твою ж дивизию! Только этого для полного счастья не хватало! — Лорд Тиор прав — одной силы мало. Ею нужно уметь пользоваться. Я не могу позволить нестабильному магу смерти стать во главе рода.

Нет, нет, нет!

— Должен быть способ все исправить! — произнесла твердо, сжав кулаки. — Я не могу допустить, чтобы род исчез! Скажите, что нужно сделать.

— Леди Хлоя, — обратился ко мне некромант. Дождавшись, когда я наконец посмотрю ему в глаза, продолжил: — боюсь, вам сейчас нужно думать совсем о другом. Вы хоть понимаете, что вам грозит в свете покушения на членов Совета?

— Что? — в первое мгновение растерялась, не понимая, о чем он толкует. — Какое ещё покушение? Это случайность!

— Конфискация всего имущества в пользу пострадавших, — начал перечислять Алистер холодным голосом, словно и не слышал меня. — Принудительное запечатывание дара, что при вашем уровне силы фактически означает мучительную смерть. Если все же вы каким-то чудом выживете, остаток жизни проведете в тюрьме.

Я смотрела на него и не верила, что говорит сейчас всерьез. Словно ожил самый жуткий кошмар. И все это из-за того, что я не смогла удержать силу?

— Или…, — обронил Алистер загадочно и тут же умолк, будто пожалел, что вообще заговорил об этом.

— Ну? — поторапливаю его, боясь упустить что-то важное.

Лишиться призрачного шанса на исправление ситуации.

— У вас есть последняя возможность согласиться на моё предложение.

Стоило ему это произнести, как в двери распахнулись, впуская членов Совета в окружении стражи.

Возглавлял процессию, конечно же, лорд Тиор.

— Леди Хлоя де Варгас, вы обвиняетесь в покушении…

Дальше не слушала. Моим внимание полностью завладел Алистер. Он смотрел так, словно видел насквозь. Читал мои мысли. Чувствовал мои страхи.

— Я согласна.

Произнесла тихо, на грани шепота, но мужчине этого хватает.

Секунда, и меня утянули в портал.

Я обязательно что-нибудь придумаю. Потом. Но прямо сейчас мне нужно просто выжить и сохранить дар.

Я рассчитывала, что у меня будет хоть одна свободная минутка, дабы собрать мысли в кучку и найти выход из ситуации, избежав при этом статуса жены проклятого некроманта.

Но не тут-то было! Алистер не дал мне и шанса ускользнуть.

Это я поняла сразу, едва мы оказались на портальной площадке у подножья собора в готическом стиле с двумя богато украшенными остроконечными башнями, витражными окнами и изящными фризами со скульптурами святых.

Удивительно, но в одной из статуй я узнала… Либитину! Это знак? или случайность?

Далёкий раскат грома вывел меня из задумчивости. Я с удивлением взглянула на небо.

— Готовы принести брачную клятву, леди Хлоя?

Мужчина протянул мне руку открытой ладонью вверх, а я вдруг с ужасом осознала, что в попытке избежать участи стать придатком к какому-нибудь мужику, ничего не узнала о местном институте брака. Даже не выяснила, существует ли в этом мире такое понятие, как развод?! Успокаивало лишь одно — Хранитель точно не будет против такого исхода. Он с первых дней моего появления в этом мире ратовал за брак с Алистером.

— Как мне это поможет в нынешней ситуации?

Алистер нахмурился, углядев, как я спрятала руки за спиной. И тем не менее ответил. Просто и без реверансов.

— Пока вы моя супруга — вас никто не тронет.

Я хмыкнула, уловив недосказанность. Не тронут, пока Алистер сам этого не позволит.

— Что будет с родом де Варгас?

— Я не претендую на ваши земли, леди Хлоя, — вздохнул мужчина. Я уж было решила, что он вновь увильнёт от прямого ответа, но Алистер, словно прочитав мои мысли, ответил: — После того, как я сниму с вас все обвинения, станете главой рода. Даю слово.

— И вы позволите?

Честно говоря, я на секунду растерялась. Если не это, то почему он с упорством барана стремиться туда, куда большинство мужчин и калачом не заманишь — в ловушку под названием «брак»?

— Почему я должен быть против? — вопросом на вопрос отвечает… жених.

— Зачем вам это? — интересуюсь мрачно, подозревая самое худшее. Я ведь не идиотка, чтобы верить, что ему нужна сама Хлоя. На земли не претендует, не собирается лишать меня власти… Или дело и впрямь в артефакте? — Со мной все ясно. Но мне хотелось бы понимать, какая роль мне отведена в вашем плане?

— Леди Хлоя, мы теряем ценное время, — поторопил Алистер, проигнорировав вопрос. Но я лишь вздернула бровь, давая понять, что и с места не сдвинусь, не услышав хоть сколько-нибудь внятное объяснение происходящего. Не верю я в альтруизм, и все тут! — Одна из причин — моя неприязнь к лорду Тиор. Довольны?

И так взглянул, что сразу стало понятно — больше мне из него ничего не вытянуть.

— Я тоже от него не в восторге, но не понимаю, при чем тут наша свадьба?

— Он вас подставил, — бросил бесстрастно, словно речь шла о погоде. — И мне известно, как именно.

— Что? — выдохнула сквозь сжатые зубы, уставившись на Алистера во все глаза. — То есть вы поняли, что я не виновата в случившемся, но позволили членам Совета считать иначе?

— Вы уже дважды мне отказали, — пожал он плечами. — Я просто воспользовался подвернувшимся шансом.

И это его-то мой хранитель считает порядочным? Боюсь, его ждет огромное разочарование!

Я даже шаг назад сделала — так стало гадко. От негодования и клокочущей внутри злости хотелось со всей силы влепить этому вершителю судеб пощечину. Такую, чтобы звон стоял на всю округу!

— Я знаю, как снять с вас обвинения, — вновь заговорил мужчина, пока я изо всех сил сдерживала себя от необдуманных слов и поступков. — Обещаю сделать это сразу после церемонии. А чтобы вам было спокойнее — можем обменяться родовыми клятвами. Это вас устроит?

Раздраженно повела плечом и отвела взгляд.

А какие, собственно, у меня есть варианты? Алистер знает, как меня оправдать, но сделает это только при условии, что я стану его женой. А так… вертись Наська, как хочешь. И я бы с удовольствием сейчас послала его к лешему, задрала нос и ушла с гордым видом. Да только меня никто и слушать не станет, учитывая, что я фактически скрылась с места преступления!

И чьими, спрашивается, стараниями? Тиор костьми ляжет, но не отступит.

Замкнутый круг! Такое чувство, что я оказалась между молотом и наковальней. Но, признаться, согласие Алистера на родовую клятву, которая ещё не так давно прикокнула Тиама, все же вселяет хоть какую-то уверенность в собственной безопасности.

— И как долго продлится этот фарс?

— Меньше, чем вы можете себе представить.

— Отлично, — прошипела не хуже гадюки. — Тогда давайте покончим с этим.

И не оборачиваясь двинулась к храму, дав себе обещание, что рано или поздно отольются кошке мышкины слёзки!

Я почти достигла ступеней, ведущих в Храм, когда Алистер поравнялся со мной, чтобы галантно открыть тяжелую дверь. Не к месту вспомнился Фар. Почему-то подумалось, что Алистер ни за что не стал бы стоять в стороне, пока молодая девушка орудует лопатой.

От потока свежего воздуха, огни в светильниках, размещенных на всевозможных поверхностях Храма, затрепетали, отбрасывая блики на стены.

— Хорошего вечера. — Из-за колонны, коих внутри было не меньше десятка, вышла босая девушка. При одном взгляде на неё, я, в своём потрясающем платье от Рюрика, почувствовала себя замухрышкой на фоне богини. Её невероятной красоты одеяние больше всего походило на шелковое сари с очень тяжелой ручной вышивкой и золотым орнаментом. — Чем я могу вам помочь?

— Мы желаем заключить брак, — скупо сообщил Алистер.

Жрица коротко кивнула, после чего взмахом руки попросила следовать за ней.

Минуя колонны, мимо которых то и дело сновали другие служители храма, мы оказались в небольшом круглом зале. Тут царил полумрак. Стены испещрены сотнями узоров: большие и совсем крошечные, строгие линии, треугольники вперемежку с вензелями и причудливыми орнаментами. И от всех них исходило едва заметное глазу свечение.

— Встаньте, пожалуйста, в центр, друг напротив друга. Возьмитесь за руки, — строго проговорила женщина.

Алистер взглянул на меня насмешливым, чуть снисходительным взглядом, словно спрашивая, мол, а сейчас что будешь делать? Но я лишь задрала подбородок, стараясь не показывать, что прикосновение его теплой руки заставило сердце забиться в новом ритме.

Вмиг стало не по себе.

Первая часть церемонии прошла быстро. Глядя друг другу в глаза, в которых не было и отблеска любви, мы повторяли вслед за жрицей стандартные обещания быть «в горе и радости», «любить и оберегать».

— Желаете принести родовые клятвы? — уточняет служительница храма сразу после того, как на наших с Алистером запястьях расцветает вязь брачных татуировок.

— Желаем, — произношу твердо.

Это единственный гарант моей безопасности.

Жрица шепчет какое-то заклинание и в этот же момент узоры на стенах вспыхивают ослепительным светом. Под ногами проступает линия, заключившая нас в круг, за пределами которого разливается тьма.

За спиной Алистера появляются человеческие фигуры, при виде которых у меня перехватывает дыхание. Они безлики, практически прозрачны, но их так много… что становится по-настоящему жутко.

— Клянешься ли ты, Алистер Блэкден, перед духами рода Варгас, — звучит где-то позади меня, отчего я вздрагиваю, — оберегать нашу дочь, не вредить ей и не причинять зла ее роду. Даровать защиту и уважение. Доверять и верить, как себе.

Алистер лишь крепче сжимает мои ладони. И торжественно произносит:

— Клянусь.

— Клянешься ли ты, Хлоя де Варгас, перед духами рода Блэкден, — прошелестел предок Алистера, маячивший за его спиной, — чтить традиции нашего рода? Беречь и защищать семью, дочерью которой станешь. Быть честной перед своим супругом, не утаивать знания, способные навредить…

С каждой секундой моё недоумение росло.

Они там случаем клятвы не перепутали? А то прямо не брачный ритуал, а военная присяга.

— Клянусь, — выдохнула с облегчением, когда поняла, что никто с меня не требует исполнять супружеский долг каждый вторник, или более того, в обязательном порядке родить парочку наследников.

Прямо камень с души упал!

— Магическая клятва была принята и наполнена силой, — произнесли духи хором, растворяясь в тумане.

Символы на стенах вспыхнули еще ярче, словно подтверждая клятву, после чего комната погрузилась в привычный полумрак.

Храм мы покинули в абсолютном молчании.

— Ну что ж, леди Хлоя Блэкден де Варгас, — словно смакуя моё новое имя, предвкушающе произнес Алистер, — пора решить ваши проблемы, но перед этим…

Мне настолько не понравилась эта пауза, что стало несколько не по себе.

— Вы ответите мне на один вопрос, — словно не замечая моего напряжения, продолжил Алистер. — И помните о клятве быть честной перед своим супругом.

Я приготовилась к худшему.

Смотрела, как он прикасается пальцами к брачной татуировке, активируя её. Рисунок на моём запястье медленно начал теплеть. Не нужно быть провидцем, чтобы догадаться, что если солгу — татуировка нагреется еще сильнее и причинит мне боль.

Я сверлила Алистера напряженным взглядом, с внутренней дрожью ожидая того момента, когда он откроет и рот и спросит, как так вышло, что я осталась жива после смертельного заклинания. Откуда у меня такая сила? Или, не приведи Либитина, догадается, что я вовсе не Хлоя.

В конце концов, он наверняка что-нибудь о ней знает. Не мог не знать о последней выжившей из всего рода! Такой же, как он. Я бы точно заинтересовалась!

Но вот его губы дрогнули и...

— Причастна ли ты к уничтожению моего рода? — спросил Алистер совсем другое.

Это было неожиданно. Словно прыгнула в холодную прорубь, а вода оказалась теплой. На мгновение я растерялась. Нахмурилась, пытаясь сложить в голове пазл и когда, наконец, разгадала замысел этого… коварнейшего мужчины, покраснела. Но на этот раз не от смущения, а от охватившего меня гнева!

Так все это было подстроено ради… вот этого?!

— Нет, — от голоса веет могильной стужей. — Я не имею никакого отношения к произошедшему с членами рода Блэкден. Ни мыслями, ни поступками.

Алистер не верит. Смотрит прищуренным взглядом-рентгеном из-под нахмуренных бровей так пристально, словно подбирает код к сейфу. Считывает эмоции, которые я даже и не думала скрывать. Напротив, всем своим видом показываю, что считаю его дураком, каких этот мир ещё не видывал! Будь я виновна — исход этого разговора оказался бы ясен. А так… Мне вот просто интересно, что он собирается делать сейчас, когда выяснилось, что его подозрения не имеют под собой никакой основы? И почему, черт подери, он молчит? Чего ждёт? Знака, что я солгала? Так я сказала чистую правду — я, Наська, не то что отношения не имею, даже не знаю, что с родом Блэкден произошло. И брачная татуировка, не уличившая меня во лжи, это подтвердила.

Алистер помолчал ещё некоторое время, а потом спросил напряженно:

— Что вам известно о проклятии, уничтожающим некромантов?

— То, что оно существует, — окончательно расслабляюсь и даже с каким-то интересом наблюдаю за реакцией Алистера. — Что-то ещё?

— Я вам нравлюсь?

Этот мужчина знает толк, как ставить людей в тупик!

— Влюблена по уши, — произношу с иронией и в этот же миг чувствую обжигающую боль. — Ай! Я же пошутила!

Муж лишь довольно фыркает на моё возмущение.

— Зато теперь мы точно знаем, что в остальном вы сказали правду.

— Раз вы узнали что хотели, может по-быстрому разведемся? — закидываю удочку. — Мы ещё недалеко ушли от храма.

Всего лишь отошли на несколько метров, чтобы не топтаться у входа, подогревая чужой интерес.

Поразительно, но Алистер сбился с шага. Взгляд его забегал, губы дрогнули в намеке на смущенную улыбку. Ну что ещё?

— Боюсь... — Пресловутая женская интуиция подсказала, что ответ мне не понравится. Так, собственно, и случилось. — С этим придется повременить.

— Почему?

— Традиции рода.

И вот тут я осознала всю… хитропопость рода Блэкден!

Мне показалось, что Алистер и сам хотел выругаться, но вовремя прикусил язык, коротко взглянув на меня. Какую традицию он вспомнил, раз его так проняло?

— То есть мы не можем развестись раньше определенного срока?

— Можно и так сказать.

— Видит Либитина…, — перешла на злой шепот, — продолжите увиливать от прямых ответов и развод мне не понадобится! С гордостью буду носить по вам траур!

— Хорошо-хорошо, — ничуть не испугавшись, а скорее даже позабавившись, Алистер примирительно поднимает перед собой руки. Рукава чуть задрались, оголяя брачную татуировку. — Но давайте обсудим это позже. Если вы помните, сейчас у вас есть нерешенная проблема.

Говорит так, словно он рыцарь на белом коне, прискакавший на выручку девушке, попавшей в беду. Какая, однако, выборочная память!

— Какой план?

Устраивать сцену прямо у Храма действительно не самая здравая мысль. В первую очередь нужно переговорить с Хранителем, может дельный совет даст. В конце концов, Алистер в роли мужа может быть полезным… А клятва хоть во многом меня и ограничивает, даёт свои преимущества, если подойти к этому вопросу творчески.

— Обелить вас, разумеется.

И не вдаваясь в детали, он схватил меня за руку и потянул на себя. Я позорно ойкнула, когда впечаталась в твердую мужскую грудь, но уже в следующий момент было не до этого — мы провалились в очередной портал, чтобы сразу появиться перед кучей народу.

Быстро осмотревшись, поняла, что мы вернулись на место преступления. Мало того, что тут по-прежнему царил полнейший разгром, так ещё и людей, снующих туда-сюда прибавилось.

— Алистер, что происходит, — тихо и достаточно миролюбиво интересуется подоспевший лорд де Круар. Бросил короткий взгляд на наши сцепленные руки, но никак не прокомментировал увиденное.

Я же размышляла о том, что исходя из того, что Алистер вцепился в меня мертвой хваткой, мне и шага без него не сделать. Хотя, может оно и к лучшему. Заварил кашу, вот пусть и расхлебывает.

— Ларгуса вызови, — только и успел произнести защитник, прежде чем равномерный гул чужих голосов разорвал громкий, крикливый приказ лорда Тиор с другого конца помещения:

— Вот она! Арестовать леди Хлою де Варгас!

К нам со зверскими рожами рванули сразу три стражника. Признаться, на долю секунды меня затопил страх. Такой сильный, что меня парализовало. Словно почувствовав это, Алистер крепко сжал мою ладонь.

— Не раньше, чем леди Хлое Блэкден де Варгас будет предъявлено обвинение.

Если бы Алистер был природным стихийником, то комната от звука его голоса непременно покрылась корочкой льда, а стражники, тянущие ко мне свои загребущие ручки уже представляли из себя ледяные статуи.

Вместо этого в зале стало тихо-тихо. Глядя на вытянувшиеся лица присутствующих, я выдохнула, наконец поверив, что Алистер в обиду меня не даст.

— То, что она нас всех едва не убила, тебе мало? — прошипел лорд Тиор, обходя стражников. — Так от её дара пострадали ещё тринадцать человек!

Сколько?!

Я в полнейшем изумлении вытаращилась на несостоявшегося свекра. Да в совет всего входят пятеро! А если убрать из списка пострадавших нас с Алистером, то вообще остается трое!

— И где же пострадавшие?

— Отправлены в лазарет, — со стороны дверей раздался новый голос. Широким шагом к нам направлялся средних лет мужчина в бежевой мантии — стандартной форме целителей. — Ну, и где тот уникальный маг, что станет темой моей научной работы?

При ближайшем рассмотрении оказалось, что целительская форма была слегка потрепана, местами даже порвана, а сам мужчина то и дело вытаскивал из ткани толстые колючки. Но даже несмотря на это, неизвестный всем своим видом демонстрировал образец пышущего здоровьем и жизнелюбием мага. Справившись с последним шипом, он наконец полностью переключил своё внимание на окружающих.

— Приветствую, лорд Блэкден, — мужчины обменялись рукопожатием.

— Хлоя, это Ларгус Депп — глава целительского рода, — представил гостя Алистер. — Ларгус, это моя супруга — леди Хлоя Блэкден де Варгас.

Целитель молчал, то и дело переводя изумленный взгляд с меня на колючку, зажатую между пальцев, и обратно.

— Признаться, леди, вы сейчас поразили меня в самое сердце, — невпопад заявил целитель, словно я воткнула ему эту пресловутую колючку в упомянутый орган.

Да когда бы я успела? Я вообще молчала!

— Извините, — качнула головой, — но я вас не понимаю.

— Вот и я не понимаю, — отзеркалил мой жест мужчина. — Как так вышло, что растения напитаны вашей силой? Нет-нет, я сейчас говорю не про дар земли, а про магию смерти. Там, — он махнул рукой в сторону выхода, — пять магов безуспешно пытаются справиться с ожившими розами, которые увеличились в размерах и обзавелись ядовитыми шипами. А все из-за того, что от растений веет тьмой. Она словно окутывает стебли, защищая. Я просто не понимаю, как вам удалось объединить враждующие силы?

На мне скрестились заинтересованные взгляды.

— Я не объединяла их, — произношу ровно. — Более того, до недавнего времени не пользовалась силой, доставшейся мне от отца, как раз по причине её несовместимости с магией земли. — И вспомнив лекцию Хранителя, тихо добавила: — Было… больно.

— Что изменилось?

— Не знаю, — повела плечом, отводя взгляд. — Но сила смерти проснулась после того, как меня едва не убили. — По помещению проносится волна шепота. Смотрю на членов совета и понимаю, что они не в курсе произошедшего с Хлоей. — Не знаю, известно ли вам, но мой почивший супруг, лорд Тиор-младший, атаковал меня запретным заклинаем «Сайн Вестигум».

После этого в комнате наступила абсолютная тишина. Пока все с вытянувшимися лицами смотрели на моего противника, сам лорд Тиор прожигал меня ненавидящим взглядом, обещая обрушить на мою голову кару небесную.

— Почивший? — подал голос лорд Лануа.

— Его наказала клятва рода, — произнесла твердо, одарив каждого присутствующего холодным взглядом. — Лорд Тиор, лорд Алистер и королевский дознаватель тому свидетели.

Я ожидала услышать какой-нибудь протест, возмущение, но вместо этого поняла, что произошедшее с Тиамом присутствующих нисколько не удивило. Кто-то даже понятливо покивал, словно подтверждая, что все правильно. Так и должно быть.

В груди разливалось чувство пусть и маленькой, но победы. Я лишила лорда Тиора возможности преподнести эту историю в своей интерпретации. Отныне, если со мной что-то случится, члены Совета будут знать правду.

— Есть поверье, что иногда смерть отступает по воле богов, — прервал затянувшуюся тишину Ларгус Депп. — Я вам как целитель говорю, бывали случаи, когда люди выживали вопреки всем обстоятельствам. Вы, леди Хлоя, не должны были выжить — ещё никому не удавалось уйти с пути «Сайн Вестигум».

— Так может и не было никакого запретного заклинания? — прошипел лорд Тиор. — А мой сын умер ни за что!

— Духи не наказывают просто так, — нравоучительно произносит целитель, одной интонацией выражая общую мысль: «Вы, батенька, дурак!»

— Хотите сказать, что мой второй дар проснулся из-за нападения?

— Это самый очевидный вариант, — кивнул мужчина, в очередной раз уставившись на колючку. — Более того, живые розы, атакующие из-за завесы тьмы, говорят о том, что две силы весьма успешно взаимодействуют между собой. Вы позволите?

Целитель протянул открытую ладонь в которую, после недолгих сомнений я вложила свою руку.

Долгие три минуты я с напряжением ждала вердикта, понимая, что теплые волны, исходящие от целителя и разбегающиеся по разным частям моего тела, не могут быть ничем иным, как сканированием всего организма.

Наконец, все прекратилось. Целитель распахнул глаза, отпустил мою руку и восхищенно улыбнулся.

— Советую подумать о том, чтобы вернуться в Академию и продолжить обучение.

Алистер после его слов взглянул на меня со смесью неверия и... Уважения?

— Какая ещё Академия?! — взорвался лорд Тиор. — Что вы несете! После того как она едва не убила четы…, — он запнулся, увидев улыбку Алистера, — трех членов Совета и тринадцать служащих ей светит запечатывание дара!

— Не светит, — отмахнулся лорд Депп, ничуть не переживая, что лорда хватит удар от возмущения. — В организме леди Хлои присутствуют следы алмазной пыли, следовательно, все обвинения будут сняты. Слепок я зафиксировал, отчет вам предоставлю через пару часов, — это уже стражникам.

Мужчины в форме понятливо кивнули. Я же недоумевала. Вот так просто? Слова Ларгуса Деппа достаточно, чтобы закрыть дело?

Оказалось, рано радовалась. Окончательно от меня отстали только после того, как вытрясли всю информацию. Где могла принять порошок? Каким способом? Кого подозреваю?

Ни я, ни Алистер не стали напрямую обвинять лорда Тиора. Но информации, что он подходил ко мне во время чаепития хватило, чтобы каждый сделал выводы.

Сразу после этого стражники покинули помещение. Полагаю, искать свидетелей. Надеюсь, та девушка что-нибудь да видела, все же стояла очень близко.

— Предлагаю завтра, в это же время, провести повторное голосование, — обратился Алистер к членам совета.

— Вот ещё, — воспротивился глава рода Каруар. — Лорд Лануа, что скажете? Вы остаетесь при своем решении?

— Нет, — бросив короткий взгляд на злющего Виена, мужчина сообщает. — Голосую за леди Хлою во главе рода Варгас.

Лорд Тиор, психанув, исчез в портале.

— Что ж, — прокомментировал это финт Алистер. — Большинством голосов леди Хлоя с этого момента является главой рода де Варгас. Мои поздравления, дорогая супруга.

А я, наконец, смогла отпустить напряжение и довольно улыбнуться.

Правда, стоило выйти из зала, как улыбка моя пропала без следа. Нас поджидала та самая женщина, на которую я возлагала надежды по разоблачению лорда Тиора.

— Алистер, мы можем поговорить? — проворковала красотка, не удостоив меня и взглядом.

Стало неуютно. Возникшее между этими двумя напряжение можно было резать ножом. Но не успела я и шага в сторону сделать, чувствуя себя третьей лишней, как Алистер со спокойствием удава произнес:

— Кэтрин, у меня нет секретов от жены. Что ты хотела?

Глава 10. Ужастики в наследство


Сейчас у меня было время хорошенько ее рассмотреть. Стройная, высокая, с длинными густыми волосами, достающими до поясницы. На фоне темных одежд, они казались еще огненнее, чем были на самом деле.

Лицо чистое настолько, что закрадывались сомнения. Я такую идеальную кожу видела только у сокурсницы, которая избавилась от веснушек, а потом еще и выровняла себе тон лица какой-то адски болезненной процедурой. Курносый нос, слегка раскосые глаза черного цвета. Но вот взгляд… какой-то хитрый, неприятный.

— Жены? — она сморщила нос, бросив на меня такой взгляд, будто увидела в первый раз. — Когда это ты успел обзавестись женой, Алистер?

— А я обязан тебе докладывать о своей личной жизни? — холодно поинтересовался мужчина и как бы невзначай приобнял меня за талию.

Вот стоило бы скинуть его руку, указать, что о телесных контактах ни в какой форме мы не договаривались. Но чисто из любопытства я не стала этого делать. Да и что мне, сложно человеку помочь? Видно же, что ему не особо нравится вся эта ситуация.

Разубедила меня практически сразу следующая фраза, которую кинула эта Кэтрин.

— Еще месяц назад ты мне в любви клялся, — девушка покосилась в мою сторону, будто собиралась уколоть этим. — А сейчас оказываешься женат. Вот мне и стало интересно. Или думаешь, что у меня нет на это права?

— Я думаю, что ты о чем-то хотела со мной поговорить, — напомнил некромант. — И раз ты не знала, что я женат… Милая, позволь представить тебе дочь лорда Виена, леди Кэтрин де Тиор.

Вот тут-то все и встало на свои места! С таким громким, даже оглушающим щелчком. Вот кто подсыпал мне ту отраву в чай, пока дорогой папенька отвлекал угрозами! Хитро. Очень даже. Ничего не скажешь.

И тут же становится ясно, чем там насолил глава Тиор Алистеру. Ну по крайней мере моя фантазия уже нарисовала историю, похожую на Ромео и Джульетту. Правда, эти двое на безумно влюбленных не особо походили. Но что-то мне подсказывало, что Тиору-старшему проклятый некромант в зятьях точно нужен не был.

— Обсудим мои вопросы позже, — дернула уголком напомаженного рта Кэтрин. — Была безмерно рада познакомиться с твоей женой.

Последнее она буквально процедила сквозь зубы. У меня даже холодок по коже пробежал от неожиданности.

А Кэтрин что-то к Алистеру до сих пор чувствует. Вот только любовь это или ненависть… или же чувство собственника? Мне пока не понятно.

Девушка развернулась на каблуках, показательно щелкнула пальцами и ушла порталом. А Алистер еще секунду помолчал, после чего выдохнул и повернулся ко мне.

— Моя благодарность, леди Хлоя. Вы отлично сыграли свою роль.

— Не за так, — коварно улыбнулась я, тут уже учуяв выгоду. — За эту маленькую сцену я что-нибудь с вас еще спрошу, лорд Алистер.

Мужчина криво усмехнулся, но спорить не стал. Только галантно предложил мне локоть и произнес:

— Я бы не советовал спускаться по лестнице. Если верить слухам, там сейчас все еще буйствуют ваши милые растения. Куда мне открыть портал?

Не знаю, какие на меня были планы у Алистера, но он в мои точно не вписывался. Нужно срочно пообщаться с хранителем рода, а то я как слепой котенок, ей-богу!

Один раз меня обвели вокруг пальца — больше подобного не повторится.

Следовало сразу домой уходить порталом — защиту лорд Тиор с наскока бы не взломал. Такое только одному некроманту под силу! Вместо этого я растерялась, чем и воспользовался Алистер в своих интересах.

Ну-ну. Я ему это ещё припомню и месть моя будет страшна!

Наверное, у меня во взгляде промелькнуло мрачное предвкушение, иначе я не могу объяснить, почему Алистер поспешил ретироваться.

Я только в уме составляла прощальную речь, а он уже заявил:

— Вы устали, — мужчина наградил меня понимающей улыбкой. — Предлагаю встретиться завтра и все обсудить.

В следующий миг мы уже ступили на мягкую траву. Ровнехонько напротив защитной границы у моих владений.

— Я бы хотела ознакомиться с традициями рода Блэкден, — повернула голову, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. Чем раньше я выясню, в каком положении оказалась, тем проще будет найти пути отхода. Элементарно нужно понять, что там с разводом. — Полагаю, они где-то прописаны?

— Все завтра, леди Хлоя. Доброй ночи.

И не дожидаясь, пока я выскажу все, что думаю на тему его увиливаний от прямых ответов, исчез в облаке тьмы.

— Хранитель! — позвала духа, как только переступила порог дома.

— Явилась! — недовольно прогундел он старческим голосом. И столько в нём было пренебрежения, возмущения и злости, что я сбилась с шага. Что за время моего отсутствия могло произойти? Откуда такие перемены? — Где тебя носило? Совет уже давным-давно должен был закончиться!

— О, — я тихонько захихикала, чувствуя, как внутри разливается тепло. — Так ты волновался за меня?

— Ещё чего! — Угу, продолжай убеждать себя в этом! — Рассказывай, как так вышло, что я получил клятву Блэкдена!

— Случайно, — и не дожидаясь, пока хранитель подберет слова для колкого ответа, продолжаю: — Все шло хорошо. Но потом я потеряла контроль над силой, разбила несколько ваз, покалечила тринадцать служащих и едва не убила трех членов Совета.

Он впечатлился настолько, что потерял дар речи.

По мере рассказа о своих приключениях во всех подробностях, дошла до комнаты, кое-как стянула с себя платье и рухнула спиной на кровать, чтобы перевести дух.

У меня была ещё масса планов.

И Рюрика навести — поблагодарить за чудесное платье, которое никого не оставило равнодушным, разграбить кухню — с самого утра во рту не было ни крошки, и вытрясти из хранителя всю необходимую информацию, чтобы завтра встретить Алистера во всеоружии. А ещё…

Я отключилась раньше, чем успела додумать свою мысль.

Впервые с момента моего попаданства я проснулась абсолютно выспавшейся, отдохнувшей и в прекрасном расположении духа. Самая большая и самая главная цель в обозримом будущем достигнута. Я стала главой рода. Мне не требовалось вот прямо сейчас никуда бежать, не нужно было что-то срочно заучивать, зарядка кристаллов могла подождать. За окном во всю светило полуденное солнце, птички пели. Дух, опять же, над ухом не бубнил.

И это подозрительно.

— Мы заняты. — Я даже голову приподняла над подушкой от удивления. Мы? В смысле с Рюриком? — Приходи в мастерскую как будешь готова.

Любопытство взыграло с такой силой, что я чуть было не бросилась к ним прямо так — в ночной сорочке и теряя на ходу тапки, но организм напомнил о делах насущных. Приведя себя в порядок и позавтракав в рекордно короткие сроки, поспешила выяснить, чем так увлечены Рюрик с хранителем.

Оказалось… созданием гардероба.

— Я тебе ещё раз говорю, только бордовый, золотой и черный цвет! — ярился невидимый хранитель на Рюрика, который тряс в воздухе синей тканью. Увидев меня, он рванул навстречу, чтобы приложить кусок материи мне к… бедрам. И куда только стеснение подевалось? — Даже панталончики леди должны соответствовать родовым цветам! Глупая ты костяшка, она теперь глава рода, как ты не понимаешь?!

— Да кто под платьем увидит, какого цвета на мне бельё? — занимаю сторону Рюрика.

Всю оставшуюся жизнь носить одежду только трех цветов? Кошмар!

— Муж увидит! — рявкнул хранитель, обидевшись.

От такого заявления я поперхнулась воздухом. Ага, щаз!

— Если вдруг, — заявляю насмешливо, — каким-то чудесным образом звезды сойдутся так, что Алистеру будет дозволено увидеть меня в белье, то поверь, — и самым соблазнительным тоном, имеющемся в моем арсенале, заканчиваю: — ему будет не до цвета моих панталончиков!

Рюрик захохотал, гремя костями, Хранитель, если верить ощущениям, опешил.

Бедненький, не нашёл что возразить.

То-то же!

— Ну и уж раз речь зашла о муже, то какие родовые цвета у рода Блэкден?

— Зеленый, черный и серебряный, — ответил дух, и тут до него дошло: — Хм, а ведь действительно. У вас настолько нестандартная ситуация, что я не сообразил. Так, Рюрик, слушай сюда, — в голосе прорезался энтузиазм, — в первую очередь нужно подготовить хозяйскую спальню…

Я поспешила ретироваться. Чем бы дитя ни тешилось, как говорится… лишь бы меня не трогало. А чем меньше я знаю, тем лучше.

Погрузившись в свои мысли, не заметила, как свернула не в тот коридор. И оказалась во внутреннем дворе. Заозиралась, пытаясь понять, как отсюда выбираться и обнаружила ни много ни мало, а оранжерею. На этот раз настоящую.

Интуиция меня не подвела. Внутри, за стеклянными дверьми, было буйство ароматов и благоуханий, создаваемое сотней самых разнообразных растений.

— Хлоя здесь проводила большую часть времени, — с неудовольствием прокомментировал присоединившийся ко мне хранитель. — Ты только посмотри, что она тут натворила!

Хм, кажется, я чего-то не понимаю. Чем он так недоволен?

Вокруг красота: разнообразие цветов поражает воображение. Такое ощущение, что я попала в сказочный тропический лес. Разве что волшебных бабочек не хватает. Зато если начну продавать букеты из экзотических цветов, которые Хлоя тут вырастила — озолочусь! Может, именно этим она и зарабатывала? Судя по гардеробу и личным вещам не сказать, что девушка бедствовала. Может она вела личный дневник? На инструкцию для чайников от Либитины рассчитывать не приходится, но сейчас мне не помешают любые подсказки.

— А по-моему, тут красиво, — замечаю, проводя пальцем по лепестку нежной розы.

— Много ты понимаешь! — фыркнул дух и тут же рявкнул: — Осторожно!

Милый цветочек неожиданно выпустил не менее милые зубки и едва не оттяпал мне конечность. Я громким визгом отпрыгнула, прижав руку к груди.

— Твою ж матушку! — выругалась сквозь зубы, с ужасом наблюдая, как сад оживает.

Идеалистическая картина прямо на моих глазах превратилась в декорации для ужастика, по сценарию которого меня должны сожрать. Ровно в тот момент, когда на меня нацелился огромный бутон неизвестного цветка с яркими красными лепестками и черным стеблем, наконец, сообразила выстроить мощный щит.

Цветок, который мог заглотить меня по пояс, с громким «БАМ» врезался в преграду, закачался из стороны в сторону и медленно упал к моим ногам. Его собратья тут же отпрянули, шелестя листочками, а я, наконец, смогла перевести дыхание.

— Надо признать, наблюдать за бегством Хлои было интереснее, — прокомментировал хранитель, а после мечтательно протянул: — А уж как она визжала…

— Зачем она вырастила этих ужастиков?

Передернув плечами, вновь посмотрела себе под ноги, где осиротело лежал павший боец. И так жалко его стало… Красивый, зараза, особенно когда хищную челюсть спрятал.

— Дурой была, — я лишь головой покачала, но промолчала. — Это ведь не просто заброшенный сад. Да тут некромантского праха больше, чем земли! Наш род был единственным поставщиком редких трав для магов смерти, которые в обычных условиях вырастают крайне редко и ценятся на вес золота. Жена моего правнука была из магов земли, вот они вместе и нашли решение, разглашение которого жестоко каралось. На протяжении десятилетий наш род подпитывал это место своей силой, выращивал редчайшие, уникальные растения, а… эта! Цветочки! В некромантском саду! На прахе моих детей!

— То есть, она посадила обычные цветы, а выросло вот это? — убедившись, что на меня больше никто не нападает, подняла с земли цветок с поникшим стеблем.

Ох ты ж мать, какой тяжелый!

— А что тут по-твоему должно было вырасти? Ромашки полевые? — язвительно вопрошает дух, а после, уже спокойно, словно сжалившись над несчастным растением, добавил: — Накорми его уже, что ли. Хлоя как поняла, что случилось, в эту часть сада больше носа не казала. А кристаллы окончательно разрядились.

Держа ужастика в руках, выпустила силу через ладони и тут же ощутила, как она буквально впитывается растением. Через пару мгновений ужастик ожил, воспрянул телом и духом и уполз вглубь сада, не решаясь напасть вновь, точно зная, что второго шанса я не дам.

Ещё несколько часов я ползала по грядкам, выкапывая, заряжая и обратно закапывая кристаллы, которые подпитывали «урожай», размышляя о том, что если пересадить часть чудесных цветочков в горшки, то они живенько так разнообразят интерьер замка. Гости точно не останутся равнодушными!

— Так, — я похлопала ладонями, стряхивая с них налипшую землю, — ты сказал, что Хлоя частенько пропадала в оранжерее. Чем она занималась, если не этими милыми созданиями?

Сытые ужастики ластились ко мне, как котята. Интересно, они дрессировке поддаются? Это ж какой простор для фантазии! Высажу вдоль внутреннего контура защитного купола, будет вторым уровнем защиты. Представив, как хищная розочка впивается в филейную часть Алистера, фыркнула. Будет ещё лучше, если они сожрут лорда Тиор. Нет тела — нет дела!

— Она сидела в подвальном помещении. Видишь вон ту дверь?

Следуя указаниям хранителя, я спустилась на нижний уровень оранжереи и оказалась… в хранилище. Иначе это место и не назовешь.

— Это мастерская. Тут перебирали, сушили и хранили травы. Варили зелья, делали вытяжки, настои и мази.

В комнате было темно, но когда глаза привыкли, в свете слабо мерцающих кристаллов смогла разглядеть детали скудной обстановки. Вдоль стен находились стеллажи, упирающиеся в потолок, заставленные кучей банок, склянок и ящиков. Под потолком висели пучки трав. Ещё тут было несколько рабочих столов, но взгляд притягивал лишь один из них.

— Что это?

Рабочую поверхность заставляли ящики с рассадой, несколько маленьких горшков уже с полностью сформировавшимися цветками и куча бумаг с какими-то схемами и формулами.

— Понятия не имею. — Хранитель задумчив. — Она проводила какие-то свои эксперименты, я не особо интересовался, если честно. Скучно. Но вот этот цветок кажется знакомым, хм…

Устроившись на стуле, я открыла толстый блокнот с записями. Возможно это её дневник? Увы, но записи повествовали не о жизни моей предшественницы, а были чем-то вроде справочника по травам. Дриада! Что с неё взять?

— Ого! — пораженно выдохнула, наткнувшись на страницу с прайсом, где перечислялись не только названия растений, но и их рыночная стоимость. — Да тут некоторые экземпляры стоят больше, чем весь её гардероб!

Я прямо почувствовала, как хранитель выглянул из-за моего плеча и уткнулся взглядом в тетрадь.

— О! — хмыкнул он. — Так это список редчайших растений, часть которых мы поставляли. Только дополненный. — Замолчал на мгновение, а потом закричал так, что у меня в ушах зазвенело: — Да чтоб меня развеяли! Кажется, она пыталась искусственно вырастить некоторые из них!

А дальше мы с интересом сверяли названия, которыми были помечены ящики с рассадой с прайсом. И по мере того как находили совпадения со списком, дух все сильнее проникался к Хлое симпатией.

— Все же кровь отца взыграла! — с гордостью хвалится предок, совсем позабыв, что ещё несколько часов назад высказывал сомнения на счет умственных способностей девушки. — Нет, ну какая она умничка! Ты только глянь! Это же ростки Ламена Ректионем — цветка воскрешения! Да целители передерутся за возможность купить его!

— Угу, — поддакиваю хранителю, пытаясь определить название цветов, что были пересажены в отдельные горшки. К сожалению, Хлоя их не подписала, а я, увы, далека от ботаники так же, как балерина от космонавтов. Перелистнув последнюю страницу справочника, разочарованно вздыхаю. — Не нашла.

— Возьми один горшок с собой, посмотрим в наших записях. Я тебя проведу в кабинет Фионы, у неё такое собрание справочников, что многие позавидуют.

Подхватив горшок, поднялась в оранжерею и застыла от удивления. На улице уже стемнело. Ничего себе я засиделась!

— Поторопись, у тебя гости, — сообщил дух. — У защитной границы стоит Алистер.

Подумав, что муж состарится и умрет естественной смертью, прежде чем я доберусь к нему, преодолев хитросплетения коридоров родового замка, поспешила встретить гостя. Не переодеваясь. Вот ещё, время тратить! Алистеру, как мужу, стоит уяснить, что его фиктивная жена не собирается ему угождать и радовать взор каждую секунду.

Прижимая к груди горшок с цветком, я все же нашла выход на улицу, толкнула дверь и оказалась на крыльце.

Мужчина и в самом деле был тут. Правда, границу уже пересек, особо не ощущая при этом должного дискомфорта. Хотя, ему и в прошлый раз она не помешала, так что ничего удивительного.

— Лорд Блэкден, ну что же вы сами? — уточнила я у него, спускаясь по широким ступенькам на дорожку. — Могли просто посыльного с перечнем традиций вашей семьи прислать. Поверьте, я бы не обиделась.

— Традиций? — нахмурился мужчина, совершенно по-джентльменски перехватывая мою руку и касаясь губами пальцев.

Вот это мужик! Его даже не смутил мой внешний вид. А надо сказать, что в оранжерее я копалась этими ручками не меньше, чем тогда на кладбище.

— То есть вы не принесли перечень «что должна делать хорошая жена»?

А что ему тогда тут надо?

Алистер так на меня посмотрел, что я почувствовала себя глупо. От охватившего смущения отвела глаза… и не поверила тому, что вижу.

От темнеющей границы леса медленно двигалось нечто. Толпа каких-то странных созданий из костей и черепов. Будто содержимое одного кладбища сгрузили в кучу, тщательно перемешали, а потом воскресили абы как.

В голове возникло только одно название — големы.

Одни большие и передвигающиеся на огромных ногах, другие мелкие и буквально ползущее по земле. И все они с невероятной скоростью приближались к поместью. Глаза во множестве черепушек вспыхивали алым пламенем. Я кажется даже слышала то, как щелкают челюсти.

— Хлоя?

— А это тоже с вами? — нервно уточнила я, тыкая пальцем за спину некроманту.

Кто его знает эти традиции, которые он так и не удосужился принести. Может там в первую брачную ночь ложе должны нести на своих плечах вот такие твари. Но это я точно не подписывалась!

Да только если судить по лицу Алистера, который обернулся и проследил за тем, куда я указывала пальцем, эти жутики не с ним. Совершенно точно не с ним.

А когда некромант еще и выразился так, как при дамах не выражаются, у меня кончики пальцев похолодели.

Глава 11. Армия диких умертвий


— А теперь можно более цензурную версию происходящего? — пискнула я, чувствуя, как от накатившего страха начинают еще и коленки дрожать.

Я впервые так за все время своего пребывания в теле Хлои испугалась. Меня не трясло от мысли, что я умерла и почти переродилась. Спокойно пошла на кладбище, выкапывать чьи-то кости. Без дрожи в ногах отправилась на Совет. Но сейчас… Нет, это уже перебор. Самый настоящий перебор из переборов.

Еще немного и впаду в истерику, чего не случалось уже очень давно. Я бы даже сказала, что у меня и истерик-то особо в жизни не было.

— Тебе короткую или длинную версию? — поинтересовался мужчина, разминая пальцы.

Я оценила расстояние големов до защитной границы и сочла, что сейчас не время для долгих бесед.

— Короткую.

— Ну если короткую, то к тебе пожаловали гости с диких кладбищ. Тут как раз не очень далеко есть одно. Видимо, трудящиеся на нем некроманты или не справились, или перемудрили.

На последних словах его голос как-то странно дрогнул, будто колдун изначально хотел сказать что-то другое.

— И что делать? Их же граница удержит?

Я сама уловила нотки паники в своем голосе, а вот Алистер не спешил меня успокаивать.

Да должна удержать! Иначе зачем я ее возводила?! Всякие некроманты ее пересекают на раз-два. Если уж и дикая нежить сможет, то я только зря силы тратила!

— Хочешь это проверить?

— Нет!

Я ответила до того, как успела подумать. Рисковать не хотелось от слова совсем. Я ведь даже цветочки плотоядные не успела высадить. Они бы растащили этих големов на отдельные косточки. А так надежда только на… на что?

Некромант в эту же секунду шагнул вперед и вскоре пересек границу. А я… не знаю, на что я рассчитывала. Но точно не собиралась прятаться за спиной Алистера. Нагнала его бегом, перескочила через черту и стала плечом к плечу.

Благодаря Хранителю я могла за себя постоять. И чары, которые могут нежить в землю вернуть, тоже знала. Не хотелось бы конечно у себя под окнами организовывать незарегистрированное кладбище, но если выхода нет, то придется смириться.

— Как это вообще могло прийти с простого кладбища? — уточнила я у Алистера, поднимая руки и соединяя пальцы в замок.

— Поверь, там и не такое можно встретить, — хмыкнул мужчина. — Правда, вырываются оттуда они довольно редко. Я бы даже сказал, что это чуть ли не первый раз. В таком количестве.

Так, Настя, глубокий вдох. Медленный выдох. Собралась с мыслями. Не время разводить панику. Я же теперь некромант. Мне положено иметь дело вот с такими созданиями.

Алистер первым выкинул руку вперед, с его пальцев сорвался зеленый луч. Он в буквальном смысле этого слова скосил первый ряд стремительно надвигающейся нежити. Но на его место тут же встала новая.

Сколько их тут было — сказать сложно. Новые монстры все выходили из-за ближайших деревьев, появлялись костяными големами на опушке. И двигались именно в нашу сторону.

Еще раз резко выдохнув, я мысленно взяла себя в руки и начала создавать чары, способные рассеять магию, которая наделяла кости второй жизнью. При всем этом стало жутко обидно, что под рукой не оказалось родового артефакта. Бежать за ним в дом, а потом возвращаться… я только время потеряю. Хотя коса могла спокойно справиться с большей частью работы.

Но раз Алистер просто вышел к ним навстречу и решил принять бой. А все равно!

Я вскидываю перед собой руки, сплетенные в замок. Подушечки пальцев нещадно чешутся, видимо, тело Хлои на каком-то уровне еще отрицает некромантию. Дискомфорт исчезает так же быстро, как и появляется. А в толпу костяных големов летит сгусток тьмы.

Он бьет в самого большого противника в поле зрения, разрывает его на составляющие. Соседних стирает в пыль, которую тут же уносит ветром обратно в сторону леса.

Я поворачиваюсь и вижу, что некроманта от меня буквально оттеснили. Он оказывается в десяти шагах от меня. Вокруг него вьются мелкие големы, которые рассыпаются один за другим, не успевают дотянуться до мужчины. Но поражает не это, а то, что монстры попросту игнорируют мое присутствие.

Моя магия уничтожает их ничуть не меньше, чем заклинания Алистера. Но они даже не смотрят на меня. Прут прямиком на колдуна.

Решение приходит спонтанно. Настолько быстро и ярко, что я даже не успеваю взвесить все “за” и “против”, просто сплетаю свою магию в некое подобие кокона.

Он невидимой сетью обвивает Алистера. А в следующую секунду взрывается волной тьмы. Она поглощает ближайших големов, цепной реакцией перебрасывается на соседей, уничтожает большую часть тех монстров, что находятся рядом с моим мужем.

Некромант подхватывает эти чары, вливает в них свою силу. И вот уже совместное заклинание накрывает всех незваных гостей. Проходит всего секунду, после чего черный туман рассеивается, а землю устилает ковер из костного праха.

Мы молчим несколько мгновений, будто ждем продолжения сражения. В моей голове тут же возникают мысли, что все это может быть не просто совпадением. Что этих тварей сюда могли прислать. Сделать так, чтобы они прорвались через защиты некромантов. Да и такое количество нежити наталкивает на мысль, что не все так просто, как описал до этого Алистер.

— Отличная работа, леди Блэкден де Варгас, — слишком спокойно произносит некромант, а у меня опять начинается мандраж.

Сложно поверить в то, что возле моего дома только что появилась армия нежити. И так же быстро развалилась на куски.

— Вы тоже были на высоте, — даже голос дрожит, что вообще говорит о чем-то другом?! — Благодарю за помощь.

Я подхватываю с земли горшок с цветком, о котором чуть ли было не забыла, и делаю шаг обратно к дому.

Алистер нагоняет меня в два счета, даже обгоняет. Поворачивается. Я ловлю его взгляд. И буквально по глазам читаю, что он поражен тем, как я поступила в этой битве.

Неужели он думал, что я сбегу?

А потом уже взгляд опускается ниже и останавливается на моих дрожащих от пережитого руках.

— Не может быть, — выдыхает некромант, сбившись с шагу.

Еще как может, дорогой муж! Особенно после первой драки с нежитью!

— Откуда у вас это растение, леди Хлоя?

А… так его не мой страх заинтересовал? Вот это уже интереснее.

— Что случится, если я скажу, что это секрет семьи? — поинтересовалась я, прижимая горшок с цветком к себе. Главное, чтобы и у него сейчас не проклюнулись зубки. А то как вцепится, я же визжать буду так, что даже мертвые восстанут. Опять.

— Тогда я напомню вам, что мы сейчас одна семья, — хмыкнул колдун. — Может вернемся в дом? Как-то продолжать разговоры там, где чуть не стал ужином для дикой нежити… некомфортно.

Я согласилась. Как раз успею все обдумать и решить, сообщать ли Алистеру правду про это растение. Точнее, то, что я понятия не имею, какими свойствами оно обладает.

Зато он точно знает, что это за цветок. Раз так им заинтересовался.

Алистер тем временем галантно открыл передо мной дверь в мой же дом, а потом по-хозяйски прошел внутрь и свернул в ближайшую гостиную.

Щелчком пальцев зажег пламя в большом камине из черного камня, опустился в глубокое темное кресло и поднял на меня взгляд. Всем своим видом давая понять, что прекрасно чувствует себя тут не только в качества гостя, но и в роли хозяина.

И это почему-то так зацепило.

Это мой дом! Мой. И всяким некромантам, пусть и женившимся на мне, тут совершенно не рады!

— Так о чем мы говорили? — я обошла вокруг невысокий столик со стеклянной столешницей, медленно поставила цветок в центре и так же неспешно вернулась к дивану.

— Вы как раз собирались сообщить мне, леди Хлоя, где раздобыли экземпляр редчайшего растения — “Копмортем”.

— Копмортем! — буквально завизжал мне на ухо Хранитель, который до этого момента притворялся отсутствующим. — Да быть не может, что Хлое удалось его вырастить! Ты хоть знаешь, чем сейчас заинтересовала Блэкдена?!

Я понятия не имела. Зато точно знала, что если он так продолжит кричать мне прямо в ухо, я скоро обзаведусь головной болью. Что уж точно никак не способствует хорошему настроению.

Совсем все плохо станет только в том случае, если его вопли еще и Алистер услышит. Ну мало ли, он же теперь тоже частичка рода Варгас.

— Он меня не услышит, пока я этого не захочу, — отмахнулся Хранитель. — А у тебя сейчас растение, которое может чуть ли не спасти твоего мужа от смерти.

Опа! А с этого места, пожалуйста, поподробнее.

Вот ведь зараза этот дух, умеет заинтриговать. А потом как затянет паузу, что я готова его придушить. Или развеять.

Пожалуй, в его случае второе более выполнимо.

— Это растение, которое при правильной обработке превращается в зелье, способное подделать… дыхание смерти, Хлоя. Если разлить такое зелье, никто не скажет тебе точно, убили тут кого, или же разлили отвар из копмортема!

Запутанно. Слишком. Можно разжевать информацию для человека, у которого уже начинает боль пульсировать в висках?

— Он от проклятия спасается чем? Поглощением энергии смерти! Как думаешь, сколько Блэкден отдаст за то, чтобы не бегать в поисках свежих трупов? Ему нужно будет только выпить отвар. И его жизни больше ничего не угрожает. На время, понятное дело. Это только временное спасение.

Шестеренки в голове тут же закрутились с ужасающей скоростью. Я пыталась просчитать выгоду. И возможность выторговать себе как можно больше у Алистера.

Мужчина же все это время сидел молча и гипнотизировал. Стоило нам столкнуться взглядами, как он криво усмехнулся и произнес:

— Ну что, уже обсудили с духом рода, что попросите за этот чахлый цветочек?

— Прямо за этот? — протянула я, прекрасно понимая, что спалилась своим длительный молчанием и, возможно, отсутствующим взглядом. — Нет, не обсудили. Мы пока на том этапе, когда обговариваем возможность поставки партии этих растений вашему роду.

Вскинув подбородок, я с затаенным наслаждением наблюдала за тем, как от удивления вытягивается лицо супруга. Так-то!

— Партии? — переспросил Алистер, уже не скрывая своей заинтересованности. — Не хотите ли вы сказать, дорогая жена, что сами выращиваете копмортем?

— Думаю, для вас не секрет, что я дочь дриад. Так что магия земли мне не чужда, — ушла я от прямого ответа.

— Этот разговор набирает все более интересный оборот, — хитро усмехнулся мужчина.

— В таком случае…

Я не договорила, мысленно позвала ближайшего скелета-слугу. Он тихо сошел с платформы, подошел ко мне и низко поклонился.

Отдав приказания касательно чая, я мило улыбнулась и повернулась к мужу. Гостеприимству меня учили, так что все дела можно будет за чашечкой ароматного напитка. К тому же я опять забыла и про обед, и про ужин.

— И какие условия вы планируете выдвинуть, если я соглашусь закупить партию растений? — Алистер перешел на деловой тон.

— Давайте не будем забегать так вперед, — предложила я, покачав головой. А потом коварно усмехнулась. — Или вы уже готовы сделать предоплату?

Если Алистер и пытался показать, что не особо-то заинтересован в подобном сотрудничестве, у него это совершенно точно не получалось. А я же старалась потянуть время и сменить тему.

Обсуждать торги о том, о чем я не имела ни малейшего представления, не хотелось. Так очень просто ошибиться в цене. Да и к тому же я понятия не имею, получится ли повторить опыт Хлои. А если получится, то как быстро. Может она этот копмортем несколько лет выращивала?

— Вижу, что вы пока не особо заинтересованы в продаже, — раскусил меня этот… некромант. — Ну что же, тогда можем сменить тему. К примеру, расскажите мне, дорогая жена, что же за магию вы применили на досуге, что смогли оживить целое дикое кладбище?

Чего?! Я?!

Я непонимающе посмотрела на Алистера, надеясь уловить в его глазах хотя бы намек на издевку. Но он говорил абсолютно серьезно. Да еще и смотрел так, будто игры закончились, и теперь самое время обсудить взрослые проблемы.

У меня от возмущения даже воздух комом в горле встал. Да как он смеет обвинять меня в таком в моем же доме?!

От кровавой расправы жены над мужем Алистера спас слуга, исполнивший мой приказ. Правда, сейчас я понимаю, что надо было его не за чаем отправлять, а за отравой. Или мне вскоре придется марать руки об одного колдуна.

Каков наглец! Если у меня и был выброс магии на совете, это не значит, что я только и делаю, что неосознанно колдую в таких масштабах!

— Может вы объяснитесь? — потребовала я, стараясь скрыть злость за глотком чая.

Горячий напиток обжег нёбо, но я даже не поморщилась. Эмоции били через край. Уж от кого, но от него я не ожидала подобных беспочвенных обвинений!

— То есть вы даже не поняли? — еще больше удивился некромант, делая вид, будто не собирался меня оскорблять. — Вам стоит объяснить, что произошло?

Нет, он точно издевается! Все мы видели, что произошло. К моему дому стремительно приближались дикие умертвия. И это никак не вписывается в пунктик “все в порядке вещей”.

— Ну хорошо, — Алистер продолжил говорить так же тихо и спокойно, чем еще сильнее раздражал меня. — Видите ли, дорогая жена, такой вывод я сделал из того, что умертвия выбрали своей целью меня. Они не предпринимали попытки навредить вам, но при всем этом направлялись именно к вашему дому. Если бы это были происки врагов, думаю, что единственной целью у них была бы леди Блэкден де Варгас. Но поведение умертвий было таковым, что вас признали не целью, а хозяином. Как следствие, всплывает вопрос — как вам удалось поднять и подчинить целую армию мертвецов?

Поднять?! Подчинить?!

Никак. Хотя, что уж там, от целой армии костяных големов я бы точно не отказалась. Выстроила бы их по периметру своих земель, и пусть бы несли службу.

Та-а-ак стоп! Это что же выходит? Если все так, как рассказывает Алистер, то мы разнесли в пух… точнее, в прах мою армию?! Мою?!

— Я понятия не имею, как это могло произойти, — сухо произнесла я, стараясь совладать с эмоциями. — Никаких диких умертвий я не поднимала и не подчиняла. Вы ошиблись.

— Да пока все звучит очень даже логично, — хмыкнул на ухо Хранитель. — Кроме того, что никакой сильной магии ты в последнее время не творила. По крайней мере, на территории дома.

Я только глаза закатила. Разве стоило ожидать, что дух поддержит меня, а не Алистера?

— Дело может быть в другом, — осадил меня Хранитель. — В том, что ты, девочка, не Хлоя. А с тем, что эти твари уже давненько восстают, они могли почувствовать рядом очень сильного некроманта, которого раньше не наблюдалось. Вот и подчинились. Законы природы. Простые законы природы.

Я закусила губу.

Если все так, как говорит Хранитель, то для Алистера все должно выглядеть жуть как странно. И вот только подозрений с его стороны мне не хватало!

Будто подтверждая мои мысли, супруг отставил чашечку с чаем и вновь вперился в меня цепким выворачивающим наизнанку взглядом.

— Что-то еще? — я вскинула бровь, готовая отбиваться от новых нападок.

Но при всем этом из головы не шла мысль об армии диких умертвий. Это же какая мощь! Почему я не поняла, что они признали меня хозяйкой? Тогда не пришлось бы удобрять землю их прахом. Пусть это и тоже неплохая задумка, особенно с учетом моих грандиозных планов на украшение земельного участка диковинными растениями… Но, черт побери, своя армия была бы куда лучше!

— Думаю, для вас не секрет, что я дочь дриад. Так что магия земли мне не чужда, — ушла я от прямого ответа.

— Этот разговор набирает все более интересный оборот, — хитро усмехнулся мужчина.

— В таком случае…

Я не договорила, мысленно позвала ближайшего скелета-слугу. Он тихо сошел с платформы, подошел ко мне и низко поклонился.

Отдав приказания касательно чая, я мило улыбнулась и повернулась к мужу. Гостеприимству меня учили, так что все дела можно будет за чашечкой ароматного напитка. К тому же я опять забыла и про обед, и про ужин.

— И какие условия вы планируете выдвинуть, если я соглашусь закупить партию растений? — Алистер перешел на деловой тон.

— Давайте не будем забегать так вперед, — предложила я, покачав головой. А потом коварно усмехнулась. — Или вы уже готовы сделать предоплату?

Если Алистер и пытался показать, что не особо-то заинтересован в подобном сотрудничестве, у него это совершенно точно не получалось. А я же старалась потянуть время и сменить тему.

Обсуждать торги о том, о чем я не имела ни малейшего представления, не хотелось. Так очень просто ошибиться в цене. Да и к тому же я понятия не имею, получится ли повторить опыт Хлои. А если получится, то как быстро. Может она этот копмортем несколько лет выращивала?

— Вижу, что вы пока не особо заинтересованы в продаже, — раскусил меня этот… некромант. — Ну что же, тогда можем сменить тему. К примеру, расскажите мне, дорогая жена, что же за магию вы применили на досуге, что смогли оживить целое дикое кладбище?

Чего?! Я?!

Я непонимающе посмотрела на Алистера, надеясь уловить в его глазах хотя бы намек на издевку. Но он говорил абсолютно серьезно. Да еще и смотрел так, будто игры закончились, и теперь самое время обсудить взрослые проблемы.

У меня от возмущения даже воздух комом в горле встал. Да как он смеет обвинять меня в таком в моем же доме?!

От кровавой расправы жены над мужем Алистера спас слуга, исполнивший мой приказ. Правда, сейчас я понимаю, что надо было его не за чаем отправлять, а за отравой. Или мне вскоре придется марать руки об одного колдуна.

Каков наглец! Если у меня и был выброс магии на совете, это не значит, что я только и делаю, что неосознанно колдую в таких масштабах!

— Может вы объяснитесь? — потребовала я, стараясь скрыть злость за глотком чая.

Горячий напиток обжег нёбо, но я даже не поморщилась. Эмоции били через край. Уж от кого, но от него я не ожидала подобных беспочвенных обвинений!

— То есть вы даже не поняли? — еще больше удивился некромант, делая вид, будто не собирался меня оскорблять. — Вам стоит объяснить, что произошло?

Нет, он точно издевается! Все мы видели, что произошло. К моему дому стремительно приближались дикие умертвия. И это никак не вписывается в пунктик “все в порядке вещей”.

— Ну хорошо, — Алистер продолжил говорить так же тихо и спокойно, чем еще сильнее раздражал меня. — Видите ли, дорогая жена, такой вывод я сделал из того, что умертвия выбрали своей целью меня. Они не предпринимали попытки навредить вам, но при всем этом направлялись именно к вашему дому. Если бы это были происки врагов, думаю, что единственной целью у них была бы леди Блэкден де Варгас. Но поведение умертвий было таковым, что вас признали не целью, а хозяином. Как следствие, всплывает вопрос — как вам удалось поднять и подчинить целую армию мертвецов?

Поднять?! Подчинить?!

Никак. Хотя, что уж там, от целой армии костяных големов я бы точно не отказалась. Выстроила бы их по периметру своих земель, и пусть бы несли службу.

Та-а-ак стоп! Это что же выходит? Если все так, как рассказывает Алистер, то мы разнесли в пух… точнее, в прах мою армию?! Мою?!

— Я понятия не имею, как это могло произойти, — сухо произнесла я, стараясь совладать с эмоциями. — Никаких диких умертвий я не поднимала и не подчиняла. Вы ошиблись.

— Да пока все звучит очень даже логично, — хмыкнул на ухо Хранитель. — Кроме того, что никакой сильной магии ты в последнее время не творила. По крайней мере, на территории дома.

Я только глаза закатила. Разве стоило ожидать, что дух поддержит меня, а не Алистера?

— Дело может быть в другом, — осадил меня Хранитель. — В том, что ты, девочка, не Хлоя. А с тем, что эти твари уже давненько восстают, они могли почувствовать рядом очень сильного некроманта, которого раньше не наблюдалось. Вот и подчинились. Законы природы. Простые законы природы.

Я закусила губу.

Если все так, как говорит Хранитель, то для Алистера все должно выглядеть жуть как странно. И вот только подозрений с его стороны мне не хватало!

Будто подтверждая мои мысли, супруг отставил чашечку с чаем и вновь вперился в меня цепким выворачивающим наизнанку взглядом.

— Что-то еще? — я вскинула бровь, готовая отбиваться от новых нападок.

Но при всем этом из головы не шла мысль об армии диких умертвий. Это же какая мощь! Почему я не поняла, что они признали меня хозяйкой? Тогда не пришлось бы удобрять землю их прахом. Пусть это и тоже неплохая задумка, особенно с учетом моих грандиозных планов на украшение земельного участка диковинными растениями… Но, черт побери, своя армия была бы куда лучше!

— Да, нам есть еще что обсудить, — Алистер кивнул, явно не собираясь покидать этот дом в ближайшие часы.

— Надеюсь, это касается традиций вашего рода, — пошла я в наступление, стараясь поймать на его лице хоть какую-то эмоцию. Но некромант держался настолько небрежно, что мне хотелось стукнуть его этим серебряным подносом, на котором нам принесли чай.

— Традиции моего рода могут и подождать, — слишком самоуверенно заявил мужчина. Хотя я бы с этим заявлением была не согласна. Играть по правилам, которых не знаешь, гораздо сложнее. Особенно, если не знаешь, когда можно выйти из игры под названием “брак”. — А вот то, что мы с вами нарушаем общепринятое правило — факт.

— Можно поподробнее? — меня уже начинало раздражать это его умение говорить загадками, а потом резко бить в лоб каким-то фактом. Еще раз так сделает, и я точно отвечу ему подносом по темечку. И даже не поморщусь — семейные разборки они такие.

Но ответить некромант не успел. Именно в эту секунду распахнулась дверь в гостиную, я услышала тихий смешок от Хранителя и увидела, как расширяются глаза Алистера.

Та-а-ак.

Оборачиваюсь и сама начинаю улыбаться. Потому что в гостиную врывается смущающийся Рюрик. На костяных плечах и сгибах рук висят какие-то обрывки ткани. Умертвие что-то тихо бурчит себе под… нос? Точнее, ту ямочку, которая раньше им была.

И спешно направляется в мою сторону. Движением фокусника вытаскивает несколько зелено-черных лоскутков, в которых я в ту же секунду признаю нижнее белье. И уже с трудом сдерживаю смех.

Мне демонстрируют наряд, слегка потряхивая им в воздухе и отводя взгляд. Бикини у Рюрика вышли настолько идеальными, что сложно не согласиться. Но вот Алистер, который тоже становится свидетелем этой сцены, насмешливо хмыкает и небрежно бросает:

— Вижу, вы уже внесли цвета моего рода в свой гардероб, леди Хлоя. Разве не вы говорили о разводе?

Не знаю, хотел он, чтобы это так прозвучало или я надумала лишнего, но я слышу подоплеку: «А ломалась словно...!».

Вот тут уже начинает смущаться не только Рюрик. Но я себя одергиваю. С чего бы мне стеснятся нижнего белья. Оно ведь даже не на мне сейчас надето. А всего лишь в руках личного модельера.

О, Рюрику бы точно такое название профессии понравилось. Непризнанный наш при жизни.

— Отлично, мне нравится, — это я произношу с улыбкой, обращаясь к своему портному.

Ну а что, нижнее белье на самом деле выглядит просто шикарно. Цвета прекрасно сочетаются, ткань из приятных коже. Что еще нужно девушке? Разве что бюстгальтер в тон. Но это мы с Рюриком обсудим позже и без свидетелей.

Скелет продолжает отводить взгляд и указывает на другую ткань, будто спрашивая, повторять ли этот шедевр.

— Конечно, — уверяю я его. — Фасон отличный. Продолжай. Я зайду на примерку позже. Обсудим еще один вариант.

Надеюсь, он поймет меня правильно и все же сможет остановиться вовремя. Либо же мне придется выделять отдельный шкаф под нижнее белье. Что не так уж и плохо, если подумать.

Когда Рюрик наконец упархивает на крыльях вдохновения, творить дальше, я надеваю на лицо маску холодного безразличия и поворачиваюсь к мужу.

— Прошу прощения, лорд Алистер. На чем мы остановились?

Мужчина все еще улыбается. Да так коварно, что у меня на какую-то секунду даже сердце екает. Красивый ведь, зараза! Но какой вредный и подозрительный!

— Ну раз мне уже показали, в чем моя жена будет встречать меня в нашу первую брачную ночь, то вопрос только один, — некромант медленно тянет звуки, перекатывает их на языке. Отчего меня бросает в жар смущения. При всем этом, я даже мысли не допускала о брачной ночи. Обойдется! — Где именно с этого дня мы будем жить? Главы разных семей. Но жить на два дома мне кажется неверным.

Главное, чтобы не на две семьи.

Эта мысль превращается в слова до того, как я успеваю сообразить, что вообще несу.

— В семье не должно быть секретов, так может расскажете о той леди Тиор? Было бы очень интересно послушать.

Черты лица некроманта резко заостряются, будто он опять встретился в чистом поле с армией дикой нежити. Но я делаю вид, что не замечаю этого. Пусть ответит на мой вопрос до того, как я приму решение. Все же это мне пришлось играть перед ней послушную и влюбленную в Алистера жену. Пора платить за это, лорд Блэкден. Платить правдой.

— Рассказывать особо нечего, — холодно произносит некромант, всем своим видом давая понять, что рассказывать там как раз можно много и долго. — До того как на наши с вами семьи пало проклятие, леди Хлоя, я был обручен с леди Кэтрин.

— Угу, — хмыкнул мне на ухо Хранитель. — При всем этом, слухи ходили, что он добивался ее руки несколько лет. Старший Тиор почему-то не особо жаловал Блэкденов. Разрешение на брак дал только после того, как Алистер доказал свою силу и стал претендентом на следующего главу рода.

Оп-па!

А вот это уже интересно. Попахивает большой и страстной любовью. Интересно, что же могло измениться.

Боги, как же хорошо, что у меня есть такой осведомленный Хранитель.

— О да, благодари меня, — с издевкой отозвался дух, беззастенчиво подслушивая мои мысли.

— И что же изменилось? — как можно небрежней поинтересовалась у мужчины. — Вас не устроил размер приданого?

— Помолвка была разорвана, — так же холодно и безэмоционально оповестил меня Алистер. А я себя почувствовала так, будто на урок истории попала. Где одни факты и никаких тебе объяснений и эмоций.

— Как бы ни так, — опять же отозвался Хранитель. — Тиора не порадовало проклятие Блэкденов. Когда рода не стало, ему и смысла не было дочь выдавать замуж.

Пока мне никто и слова не сказал о том, как ко всему этому относилась сама Кэтрин. Но по тому, что я видела, можно было со спокойной душой резюмировать, что Алистер ей не безразличен.

— Она помолвлена, — гештальтом рухнули слова Хранителя. — Так что не соперница она тебе, девочка.

Я возмущенно дернулась. Кэтрин как соперницу я не воспринимала. Как вообще можно о ком-то так думать, если не собираешься с ним ни за что соревноваться?!

— Так уж и ни за что? — поддел меня Хранитель.

А мне так противно стало. Один пытается в который раз ткнуть меня носом в то, насколько крутого мужика я себе в мужья отхватила. А второй не собирается быть откровенным. Свод традиций не принес, о бывшей отозвался так, будто там вообще ничего не было.

Фу!

— Возвращаясь к вашему вопросу о совместном проживании, — я встала с дивана, возвращая на поднос опустевшую чашечку. — Я прикажу подготовить для вас отдельную спальню. Жить здесь или в вашем доме решать вам.

Сама же мысленно поставила себе отметку, что надо как-то оградить ту территорию, на которую Алистеру будет запрещено заходить. Если барьеры его на берут, я придумаю что-нибудь другое.

— Другую спальню? — переспросил мужчина, подавшись вперед. — Я правильно понимаю, что вы только что отказались от брачной ночи, леди Хлоя?

— А зачем она вам? — вскинула я бровь. — Белье вы уже видели. Этого будет вполне достаточно.

— Вы правда так думаете? — хитрая усмешка расчертила его лицо. — Забываете, что я ваш муж.

— А я ваша жена, — ткнула я его носом, как нерадивого щенка в лужу. — И у нас равные права в этом браке.

Если Алистер и был со мной не согласен, сейчас спорить не стал. Только добавил.

— Ну если от брачной ночи вы отделаться еще в силах, то от приема в честь нашей свадьбы не сможете.

Что? Прием? Какой еще прием?

Глава 12. Начало семейной жизни


— Наш союз фиктивный, — указываю на очевидное. — К чему этот спектакль?

— Другим об этом знать вовсе не обязательно. К тому же вам не помешает моя поддержка, леди Хлоя, если собираетесь возродить род.

Это он так сообщает, что в случае развода этой самой поддержки мне не видать?

— Вы ведь поэтому так стремились стать главой? — продолжает мужчина. — А ваши конкуренты времени зря не теряли, уж поверьте. Сфера влияния рода Варгас тает с каждым днём вашего бездействия. На приёме у вас будет шанс показать, что вас рано списывать со счетов.

— Кто придёт?

В голове уже закрутились шестеренки. Хранитель сказал, то род Варгас был крупным игроком на рынке редких трав. Полагаю, сейчас это место занял кто-то другой. Нужно прощупать почву. И познакомиться с конкурентами поближе. Себя показать, на других посмотреть. Оценить аквариум, в котором мне предстоит плавать всю оставшуюся жизнь, и его обитателей.

— В основном главы влиятельных родов — не только магических — и их приближенные, — подтвердил мои догадки Алистер. — Главы гильдий. Также советую пригласить партнеров, с которыми ранее сотрудничал ваш род. Если вы не против, возьму на себя смелость разбавить общество снобов парочкой известных музыкантов. Ну и, конечно, вы можете пригласить своих друзей, — закончил муж, глядя на меня с интересом, которого я не понимала.

— Они не впишутся, — отмахиваюсь от предложения. — Как скоро мы должны организовать приём?

— Ещё вчера, — уголки губ мужчины дрогнули в улыбке. — Обычно это делается сразу после свадьбы, но в силу обстоятельств нам простят некоторую задержку. И раз уж я переезжаю к вам, то и приём предлагаю проводить тут же.

Я лишь брови вскинула от удивления. Быстро он, однако, принимает решения.

— Не переживай, — прошелестел Хранитель. — Лишнего он не увидит. Я не позволю.

Признаться, я вздохнула с облегчением. Одной проблемой меньше.

Предложение Алистера было мне на руку. В своём доме, как говорится, и стены защищают. А ещё Хранитель, который даст дельные советы и не позволит ударить в грязь лицом.

— Хорошо, — соглашаюсь я. — И раз уж у нас очень мало времени, предлагаю разделить обязанности. С вас все, что касается еды и напитков, с меня — оформление замка.

Не сказать, что Алистер обрадовался предложению.

— Пожалуйста, не забывайте, что вы глава некромантского рода, — с нажимом произнес он.

Не сразу, но я все же сообразила, к чему он клонит. Колдун ведь видел результат того, как Хлоя пыталась оживить интерьерчик. Боится, что я его опозорю?

О нет, дорогой супруг. Вы будете мной гордиться!

— Не переживайте, — кровожадно улыбаюсь, представив, как расставляю по всему дому горшки с ужастиками из оранжереи. — Все будет по высшему разряду.

Спустя совсем немного времени Алистер покинул владения Варгас, предварительно сообщив, что ему нужна спальня с купальней, рабочий кабинет, лаборатория, комната для помощника... если бы я его не остановила, полагаю, он бы мог перечислять до бесконечности. Судя по всему, дорогой супруг собрался перебраться ко мне на пмж. И меня это в корне не устраивало.

Это ж никаких секретов!

И ладно, Алистер, так он ещё с собой посторонних людей в мой дом тащит!

Ничего! Тут когда-то с комфортом проживали двести человек, значит, и мы уживемся. Можно вообще поселить его в другом крыле — даже видеться не будем. А приличия соблюдены!

— Не пойдёт! Мне так не уследить за всеми, — обломал весь замысел Хранитель, не успела я порадоваться собственной гениальности. И почему мне кажется, что дело вовсе не в этом? — Перенеси свои вещи в хозяйскую спальню на втором этаже, она уже готова. Алистера можно поселить в комнате напротив, а в этой — его помощника.

Пробурчав себе под нос что-то вроде «старый сводник», принялась за дело. Освободила комнату от своих скромных пожиток, пустила туда скелетов-слуг, чтобы навели порядок перед заселением гостя, а сама отправилась на поиски новой спальни.

И обомлела, едва переступила порог.

— Царские хоромы! — выдохнула ошеломленно.

— Комната предназначена для двоих, — не преминул вставить пять копеек дух, но я предпочла пропустить мимо ушей.

Вместо бессмысленной словесной перепалки принялась изучать новое жилище. Мой осмотр закончился ровно в тот момент, когда я попала в купальню. Воздух в ней был горячим, пол выложен мрамором, а бассейн полон кристально чистой горячей воды.

А главное… ароматы! Прямо ароматерапия, как в лучших СПА!

Я с таким воодушевлением избавилась от одежды и нырнула в воду, что позабыла обо всем. Тишина, горячая вода, приятные запахи и полный сумасшедших событий день сделали своё дело — я так расслабилась, что почти задремала, лежа на специальном выступе, не позволяющим уйти под воду с головой.

И эту прекрасную дрему испортил Хранитель.

— Алистер вернулся с вещами.

Сон слетел моментально.

Что? Как? Так быстро? Я думала, он придет только завтра!

Вылетела из воды, как ошпаренная, и, конечно же, не нашла во что завернуться. Выскочила в комнату и нос к носу столкнулась с… Рюриком, заполняющим шкаф новой одеждой.

Челюсть его натурально отвалилась. Скелет был в таком шоке, что моментально бросил все тряпки на пол и закрыл глазницы руками, после чего маленькими шажками, пятясь задом, выскочил из комнаты и скрылся в неизвестном направлении. При этом забыв об отпавшей нижней челюсти.

Я же, найдя нижнее белье из «последней коллекции» мигом прикрыла стратегически важные места, попыталась найти домашнее платье, но, именно в этот момент, за спиной раздался чуть хрипловатый голос Алистера.

— Признаться, вам очень идет зеленый цвет.

Медленно выпрямилась, но не обернулась.

То ли пыталась справиться с шоком от подобной наглости, то ли с гневом на Хранителя, который не соизволил предупредить, что Алистер направляется в мою комнату. Уж не он ли ему подсказал, в каком направлении двигаться? Не мог же мужчина так сходу определить, где хозяйская спальня! Тем более знать, где я нахожусь в данный момент!

— Все рассмотрели? — деланно равнодушно интересуюсь, неспешно надевая платье.

— К сожалению, нет. — Ну каков наглец! Мне ему тут может ещё дефиле устроить? — Но теперь понимаю, куда так спешил ваш помощник.

Я едва заметно поморщилась. Рюрик сбежал на удивление не вовремя! И ладно сбежал, так ещё и дверь за собой не закрыл!

— В отличие от вас, ему привили хорошие манеры.

Обернувшись и поймав взгляд нахала, направляюсь прямо к нему, с удовольствием отмечая, что с каждым моим шагом брови Алистера приподнимаются в изумлении.

Что? Думал, буду визжать и суматошно заворачиваться в простыню? Мне, к счастью, стыдиться нечего. В конце концов, это не я подглядываю. И фигура у Хлои была чудо какая хорошенькая!

— Раз уж вы тут, — произношу самым холодным голосом, не желая показывать, бушующих внутри эмоций, — будьте добры… мне помочь.

И поворачиваюсь к нему спиной, одновременно с этим перекидывая волосы на грудь, тем самым открывая доступ к паре десятков мелких пуговок. Обычно это делал Рюрик, но где его сейчас искать? Не удивлюсь, если мой помощник уже мечтает о том, чтобы я его вернула туда, где взяла. Подальше от таких потрясений.

Может, натравить скелета на Алистера? Чтобы лекцию по манерам провел… и ему отдушина и мне польза. Авось, у некроманта совесть проснётся.

Прикосновение сильных мужских пальцев к нежной коже заставляет пожалеть о собственной импульсивности.

Да, в эту игру можно играть вдвоём!

Хотела смутить его? Угу, дождёшься! Я стойко сдерживала табун мурашек, готовый выдать меня со всеми потрохами, пока муж, словно играя, медленно водил пальцем вдоль позвоночника, по мере застегивания пуговиц. На мою удачу, в какой-то момент Алистер одернул себя и быстро покончил с ними.

Обернувшись, замечаю, как мужчина отступил на пару шагов.

Но прежде, чем я успела брякнуть что-нибудь лишнее, снизу слышится грохот. Уже догадываясь, что дело не обошлось без Рюрика, хватаю многострадальную забытую им челюсть и иду вниз. Алистер не отстает.

А уже через минуту все становится на свои места.

— Знакомьтесь, — произносит муж безэмоциональным голосом, — Рудольф. Мой помощник.

Одна я слышу в его словах намек, что юноша скоро может попрощаться со своей должностью, если продолжит в том же духе?

Видимо, нет. Бедный паренек, который все это время наворачивает круги по залу, пытаясь скрыться от загребущих костяшек Рюрика, замирает как соляной столб.

— Не лучшее место он выбрал…, — делаю замечание, наблюдая, как за спиной ничего не подозревающего гостя начинают оживать растения.

На Рюрика они больше свою варежку не разевали, признав в нем сильнейшего, а тут… новая жертва. Покусать не покусают… в отличие от ужастиков в оранжереи — эти безобидные котята. Но напугать могут.

И тут, словно рыцарь в сияющих латах, Рюрик, со всем своим энтузиазмом, бросился на помощь Рудольфу. Учитывая излишнюю живость моего подопечного, он и без того выглядел слегка пугающим, а с учетом отсутствующей челюсти и воинственно выставленными руками… у Рудольфа задергался глаз. А когда, Рюрик, изобразив воинственный клич, который по моим ощущениям больше был похож на «Мозги! Свежие мозги!», почти потерял сознание. Во всяком случае, кровь от его лица отхлынула и он сам стал напоминать умертвие.

Помощник некроманта! И где Алистер такого слабонервного откопал?

Но вот, Рюрик отпихивает Рудольфа в сторону, подальше от растений, и сам вступает в бой.

Пока высокий парнишка ошеломленно хлопал глазами, я взглянула на Алистера. Если бы на моего помощника бежал с жутко голодным видом какой-то скелет… я бы развеяла. Правда. А этот… ледышка!

— Прошу извинить Рудольфа за неподобающее поведение, — сверля помощника холодным взглядом, выдавил из себя Алистер. — В моём доме вся нежить высшего уровня, он не привык к… столь примитивным образцам.

Образцам?

— Ему придётся привыкнуть, — произношу так, словно меня задели в лучших чувствах. Зазнайка! — Или же он может вернуться в ваш дом.

— Я привыкну, — встрял в разговор Рудольф. — Я просто не ожидал нападения. Видимо, он вам не полностью подчиняется…

Все моё расположение как ветром сдуло. Кажется, мы не уживемся!

На что он тут намекает?

— Осторожно, лорд Алистер, — предупреждающе громыхнул Хранитель. — Подобное оскорбление главы рода де Варгас карается смертью.

Я чуть было не присвистнула, а Алистер окончательно посмурнел, понимая, как его подставил помощничек. Кажется, кому-то слишком многое спускалось с рук, вот и аукается.

— Советую заняться воспитанием своего помощника, пока это не сделала я, — одним взглядом даю понять мальчишке, что ещё хоть один подобный намек, и в этом доме останется только два представителя мира живых. И Хранитель мне не понадобится! — Обещаю, вам мои методы не понравятся. Как бы ваша коллекция ни пополнилась примитивным образцом.

— Но ведь он и в самом деле напал, — пробухтел Рудольф упрямо. — Как меня увидел, так сразу же и набросился!

— Ваш помощник не в силах распознать намерения умертвия? — пренебрежительно поинтересовалась у Алистера, вскинув в изумлении брови. — То же мне, некромант!

Мальчишка нахохлился и взглянул на Алистера, который и не думал помогать своему помощнику. Выдержав небольшую паузу, во время которой Рудольф успел осознать свой проступок, а я — получить короткую сводку от Хранителя, приступила к изложению фактов.

— Да Рюрика чуть приступ не хватил, когда он увидел твою одежду! Вот и попытался если не увести тебя в мастерскую, чтобы приодеть перед тем, как ты предстанешь перед главой рода, так хотя бы снять это непотребство.

Одежда Рудольфа и впрямь была слегка потрепана. Под «слегка» я подразумевала, что она состоит из лохмотьев. Господа так спешили, что не успели переодеться? Хотя, отдать должное, Алистер, как и всегда, выглядел превосходно.

Я перевела взгляд на Рюрика. Вся его поза выражала безмерное отчаяние… У-у-у, ироды, обидели гения! Да он же с лучшими намерениями… А эти!.. Неотесанные мужланы!

Бросив на мальчишку уничижительный взгляд, поманила пальчиком своего помощника и вручила ему челюсть. Погладила его по лопатке в попытке утешить, а после подтолкнула в сторону прохода, ведущего в мастерскую.

— Пойдем, мой хороший. Нам нужно обсудить платье для приёма. Ты же понимаешь, я должна затмить всех!

Но прежде, чем мы скрылись из виду наших гостей, я призвала черных скелетов, два из которых стояли на постаментах прямо за спиной Рудольфа.

— Высшая нежить моего рода покажет ваши комнаты, — произнесла мстительно, наблюдая, как на плечи мальчишки опускаются руки скелетов. И мысленно добавила Хранителю: — Проследи за нашими гостями.

Сидя в мастерской я совершенно позабыла о времени. И если бы не Хранитель, который без устали бубнил, что мне пора спать, то наверняка просидела бы там до самого утра.

— Вы совсем себя не бережете, — раздался за спиной голос Алистера, почти точь-в-точь повторяя слова Хранителя, когда я уже была готова скрыться в спальне.

Обернувшись, обнаружила, что дверь в комнату напротив распахнута настежь, а сам мужчина сидит за рабочим столом у противоположной стены, закопавшись в бумаги. Закончив что-то писать, он, наконец, переключил своё внимание на меня.

— Вы тоже, — отвечаю, прижавшись спиной к двери. — Не спится на новом месте?

— Всего лишь ждал вас.

Я хмыкнула. Небось думает, что все это время я не могла определиться с фасоном платья! Если бы только знал, Алистер, чем мы с Рюриком занимались большую часть времени.

Но черта с два я признаюсь!

— И зачем я вам понадобилась в столь поздний час? — спрашиваю, напустив в голос подозрительных ноток.

— О, — Алистер усмехнулся так, словно я надумала себе лишнего. — Мне нужен был ваш помощник, но я не желал вам мешать. Вот, решил дождаться, когда он освободится.

Даже так?

И зачем ему Рюрик? Ну не для создания гардероба, в самом же деле.

Окинула мужчину пристальным взглядом, но не нашла к чему придраться. Даже в четыре утра он выглядит так, словно где-то за стенкой прячется команда стилистов.

— Я не обижу его, — неверно истолковал моё молчание мужчина. — Напротив, хочу извиниться за поведение Рудольфа.

Я лишь вскинула брови. Сильнейший некромант собирается извиняться перед нежитью? Хм… интересно. Ну, допустим. А Рудольф что — от страха язык проглотил?

Ох и темнит, зараза!

Но разбираться, что задумал муженек не было никакого желания. Ещё немного и я усну прямо так, привалившись к двери.

— Я поинтересуюсь у Рюрика завтра, как вы извинялись, — намекнув, что при случае Алистеру несдобровать, открываю дверь. — Доброй ночи.

Жаль, что на сон осталось всего ничего.

А едва убедившись, что мужчина не услышит, срывающимся шепотом информирую Хранителя:

— Шухер! Алистер идёт к Рюрику, пусть срочно все прячет!

И убедившись, что все в порядке, наконец, ныряю в постель.

Но не успела я заснуть… В общем, утро встретило меня своеобразно.

— Это невозможно! — бурчу, пряча голову под подушкой, в надежде, что мне дадут ещё хотя бы пять минуточек, чтобы досмотреть прекрасный сон. Угу! Дождёшься! — Ну и чего ты ржешь? — мрачно интересуюсь, отбрасывая подушку в сторону.

Гогот, производимый Хранителем, иначе назвать невозможно.

Из окна льется солнечный свет, а ощущения такие, что я пять минут назад глаза сомкнула.

— Ой, я тебя разбудил? — прикидывается дурачком, словно это все было подстроено не специально. Но я-то знаю, что он умеет «хранить молчание». — Тут просто такое… Ой, — наигранно устыдился дух. — Ты спи, спи. Я больше не потревожу.

Нет, ну какой хитрец! Взыгравшее любопытство перебило весь сон напрочь.

— Рассказывай давай…

И приготовившись слушать, отправилась умываться.

— Да что рассказывать, это видеть нужно! Алистер вчера заглянул к Рюрику, чтобы тот сшил ему костюм. Ну знаешь, чтобы вы выглядели парой. А во время снятия мерок увидел твоё старое платье.

То, которое мы немного распороли, чтобы отрезать кусок сочной зеленой ткани?

— И? — поторапливаю хрюкающего от смеха хранителя.

— Ну и принял его за будущий наряд для банкета… ой, не могу! Видела бы ты лицо своего супруга! Зеленый — его родовой цвет, вот он и решил, что ты нашла лазейку, чтобы вернуться к старому стилю.

— Надеюсь, он умер от шока, — проснулся во мне черный юмор.

— Хуже, — отфутболил мои надежды дух. — Пригласил известного модиста с помощницами.

В красках представив реакцию Рюрика, ощутила мощь надвигающейся катастрофы.

— И где они сейчас?

— Не поверишь, сбежали!

— Да ладно?

— Как увидели черных скелетов, так всем резко подурнело. Не любят люди некромантов и все, что с этим связано. А уж когда взбешенный Рюрик, на новость, что конкурент уже придумал для тебя шикарное платье, схватил его за грудки и чуть не откусил кончик носа, в попытке объяснить, что место модиста леди Варгас уже занято, нервы гостей не выдержали.

— Что-то мне подсказывает, что на глаза Алистеру пока лучше не попадаться.

А Рюрика следует наградить, обязательно! Ещё несколько подобных выходок и мне даже не придется упрашивать мужа о раздельном проживании — сам предложит!

— Не получится. Уже сидит в засаде, ждёт.

Я лишь фыркнула. И решила не торопиться. Пусть немного понервничает.

Когда я через час покинула своё убежище, Алистер был на том же месте, что и вчера. Словно даже не вставал. Он настолько сильно погрузился в мысли, что пропустил моё появление и вздрогнул, когда я заговорила.

— Доброе утро! — буквально пропела, будучи в прекрасном расположении духа. — Вы следите за мной?

Несмотря на широкую улыбку, вопрос серьёзный. И Алистер это понимает.

Он вообще весьма проницательный, как я посмотрю.

— Всего лишь хотел решить с вами один деликатный вопрос, прежде чем уйду по делам.

— И что же это за вопрос?

Трудно не съехидничать, но я делаю вид, что ещё не в курсе его выходки.

— Я случайно увидел заготовку для вашего платья… — начинает мужчина издалека. — Оно прекрасно, вы не подумайте, но, к сожалению, никак не подходит для завтрашнего банкета. Я взял на себя смелость заказать для вас...

— А по-моему, отлично подходит, — отмахиваюсь от мужчины. — Благодаря вам я теперь могу ходить в зеленом — грех не воспользоваться случаем и не подчеркнуть уникальность моего дара. Дриада-некромант! Я олицетворяю уникальное явление — единственный маг, который объединил силу некромантии со стихией земли!

Следовательно, в теории я весьма опасный противник. И я всеми доступными способами собираюсь донести это до приглашенный гостей.

В целях профилактики.

Особенно для лорда Тиора, который наверняка не оставит попыток напакостничать, и для его дочери. Если эта семейка думает, что может сюда явиться и уйти без последствий, то их ждёт о-о-очень неприятный сюрприз.

Уловив пристальный взгляд мужа, понимаю, что упустила контроль и на губах расползлась предвкушающая улыбка.

— Хорошо, будь по-вашему, — пошел на попятную некромант, тем самым сбивая меня с толку, и чуть наклонив голову вбок, сделал контрольный выстрел: — Пусть Рюрик пошьет и для меня костюм. В конце концов, мы должны выглядеть единым целым.

То есть, показать нашу объединенность важнее всего остального? Он точно видел то самое платье?

Я так ошеломлена, что не сразу нахожусь с ответной репликой. Зато Алистер за это время пересек комнату и приблизился ко мне практически вплотную.

— А как же мерки?

В глазах мужчины прыгают смешинки, словно он знает, что мне все известно. И веселится за мой счет.

— Думаю, вы что-нибудь придумаете, — с этими словами мужчина поцеловал мою ладонь, отчего по коже пробежала легкая дрожь, и скрылся в портале.

Я же мрачно размышляла, что делать с внеплановой заявкой на мужской костюм.

Конечно я что-нибудь придумаю! Вернее, мы с Рюриком уже разработали шикарный черный смокинг с зелеными лацканами. Но не для Алистера! Для скелетов, которые будут обслуживать гостей! Вкупе со светящимися могильно-зеленым светом глазницами смотреться будет просто шикарно!

— Думаю, красные глазницы тоже оценят по достоинству, — внес предложение Хранитель. И тут я представила… Красные глазницы, красные лацканы… красный зубастик в нагрудном кармашке и черные скелеты. Черт подери, весьма устрашающе!

Но это ж все переделывать!

— Кажется, мы слегка переборщили, — пришла к выводу спустя немного времени, глядя на скелета в «красном». — Я так всех гостей распугаю и заработаю репутацию окончательно свихнувшейся некромантки.

— Да не то слово, — растерянно пробормотал Хранитель, впечатлившись получившимся результатом.

Будущий официант в новом образе выглядел не просто устрашающе, а скорее уж по-настоящему жутко. Даже мне, казалось бы, привыкшей к образу помощников дома Варгас, стало не по себе.

— Ладно, Рюрик, оставляем как было, — разочарованно вздыхаю. — Проще уж моё платье переделать.

Сливаться со скелетами-официантами вовсе не хочется. Что ж, значит, буду леди Вамп.

Придя к окончательному решению, покидаю мастерскую.

Вот с чего я решила, что быстро управлюсь с оформлением нескольких помещений, отведенных под банкет? В теории все было легко. Чего там делать-то? Раздать указания скелетам: тут отмыть, сюда расставить столы, сменить старые шторы на новые, подготовить нишу для музыкантов и, наконец, самой расставить цветочки.

И если со скелетами проблем не возникло — те понимали меня с полуслова, то цветочки идти на контакт отказывались. Я самым натуральным образом уплюхалась и извазюкалась, пока воевала с розочками, пытаясь «перепрограммировать» их желание кого-нибудь сожрать всего лишь на зубастенькую улыбку. Так, чтобы гости впечатлились, но не наложили в штаны от страха. Проблема была в том, что с некромантской стороной вопроса все было тип-топ, а вот с той, что касается силы дриады… все пошло набекрень. Я понятия не имела, как управлять этой силой. Тем более, как управлять одновременно двумя силами.

И Хранитель, увы, помочь не мог.

Когда провалилась очередная попытка, я выругалась под нос, распекая себя за глупую идею продемонстрировать уникальных питомцев, отправилась штурмовать кабинет покойной родственницы Фионы.

Обстановка небольшой комнаты была, на удивление, скудна в плане декора. И совсем не напоминала чей-то кабинет. Скорее уж мини-библиотеку. Книг было… читать не перечитать.

И тут, слава Либитине, удача улыбнулась мне.

У Фионы все было по полочкам, где каждая секция подписана, а книги стоят в алфавитном порядке. Просидев несколько часов, я, наконец, нашла то, что искала.

— Сейчас вы у меня кусаться будете только по команде «фас», — радостно воскликнула, прихватив увесистый томик.

И с энтузиазмом поскакала строить свою «армию».

Я так спешила, что едва не пришибла дверью Алистера.

— Осторожнее! — раздается предупреждение на два голоса: мужа и Хранителя.

Не ожидав такой подставы, я подпрыгиваю от испуга и, конечно же, выпускаю из рук книгу. А та, словно я специально целилась, приземлилась не на одну из сотен каменных плит, а ровнехонько на ногу Алистера.

Секунда, и по коридору разносится полный боли стон — если бы сама не видела источник, решила бы, что под окнами воют умертвия.

Я уже открыла рот, чтобы принести извинения и посыпать голову пеплом за свою неуклюжесть, но тут Алистер исключительно недружелюбным тоном прошипел:

— Если бы ранее не проверил вас на причастность к гибели моего рода, то сейчас точно решил бы, что это вы.

Стало обидно. Можно подумать, я нарочно.

— Извините, — все же произношу тихо, не совладав с собственной совестью. — Я не специально.

Черты Алистера смягчились, словно он и сам пожалел, что нагрубил.

В неловкой тишине склоняюсь, чтобы поднять книгу… и сталкиваюсь лбом с мужем, который решил проявить галантность.

— Да что б вас! — выругалась в сердцах, неудачно приземлившись на бедро.

Перед глазами мельтешили звездочки.

— Я не специально, — произносит Алистер, точь-в-точь как я пару мгновений назад, потирая ушибленный лоб.

Придя в себя, я вдруг понимаю, что как-то мы слишком близко друг к другу сидим… Настолько, что я с легкостью могу рассмотреть каждую черточку его лица. Густые темные брови, зеленые глаза, полные озорного лукавства, и губы, готовые вот-вот расплыться в улыбке.

Ещё секунда «глаза в глаза» и мы заливаемся смехом.

— Можно узнать, куда вы так спешили?

— В оранжерею, — произношу, отсмеявшись. — Осталось пересадить цветы в отдельные вазы и можно считать, что к приему гостей все готово.

— Вам помочь?

— Я уже почти закончила, — стараюсь говорить спокойно, даже немного легкомысленно, чтобы не приведи Либитина, не пробудить в мужчине исследовательский интерес. Там же лаборатория с искусственно выведенными редкостями! — Думаю, вам лучше заглянуть к Рюрику. На примерку.

— Смотрю, вы времени зря не теряли, — хмыкнул муж, помогая мне подняться с пола. — Впрочем, я тоже. Рудольф доставил наш семейный сервиз — гости оценят. Я договорился о музыке и еде. Завтра сюда прибудут повара и подавальщики из одного известного ресторана.

— Хм, о подавальщиках-то я и не подумала вас предупредить…, — произношу покаянно. Поймав заинтересованный взгляд мужчины, раскрываю карты: — Вообще-то, я думала, что обслуживать гостей будет нежить. Мы даже костюмы им сшили. Хранитель намекнул, что гости могут не оценить, но…

— А мне нравится, — не дослушав заявил некромант.

— Да-а?

— Да, — твердо заявил Алистер. — Правила есть. Вот только знаете, леди Хлоя, они почему-то распространяются исключительно на некромантов. Нам многое запрещается, в том числе демонстрирование силы, чтобы не пугать окружающих. Но это наш дом и тут мы устанавливаем порядки.

Я даже пропустила «наш» мимо ушей, отдавшись ликованию.

Блин! Может, ну его, этот развод? С таким мужчиной можно пойти против целого мира!

— А я тебе о чем толкую? — ворчит хранитель, но на этот раз с облегчением в голосе.

Мол, наконец-то, до тебя, дуры, дошло!

Глава 13. Уверены, что это просто игра?


Суета, паника и страх ударить в грязь лицом. Пожалуй, это именно то, что преследовало меня все оставшееся до банкета время. Мне даже начало казаться, что у скелетов скоро головы открутятся из-за того, как они следят за своей хозяйкой, нарезающей круги по дому.

Но все было готово. Еще к ночи. Поэтому я даже смогла поспать. Правда, о том, сколько я спала, цензурно не выражаются. Но адреналин прибавлял бодрости. Особенно, когда вместо Рюрика ко мне в комнаты без стука вошел Алистер.

— Доброе утро, — слишком спокойно произнес некромант.

Будто бы его совершенно не смущал заспанный вид жены с вороньим гнездом на голове и одеялом, вместо платья.

— Вас учили стучать? — поинтересовалась я, потягиваясь и глядя колдуну в глаза.

Когда одеяло соскользнуло с груди, он резко отвел взгляд, заставляя меня улыбнуться.

— Хотел узнать, готов ли мой костюм, — уже не таким спокойным, как поначалу, голосом поинтересовался Алистер.

— А я стала похожа на Рюрика? — хмыкнула я, отбрасывая одеяло и поднимаясь с кровати. Взяла темно-зеленый шелковый халат с прикроватной тумбы и накинула на плечи.

Выпрямилась и поймала насмешливый взгляд супруга.

— Пока нет. Но если продолжите спать по три часа в сутки, вполне возможно, что скоро вас начнут принимать за близнецов.

Я прожгла некроманта злым взглядом и жестом указала в сторону двери:

— Тогда поговорим через несколько часов. Так нагло вламываться в мои комнаты!... Мы ведь даже не живем вместе!

— А вот это уже ваша ошибка, Хлоя, — Алистер будто бы решил вывести меня из себя в первые минуты этого дня. — Как бы гости чего не заподозрили.

— Вы собрались устроить им экскурсию в хозяйские спальни? — удивилась я. — Увы, тогда придется отменить прием. Либо же изменить вам развлекательную программу.

— Раз вы уже проснулись и можете так отвечать, самое время обсудить один вопрос, — на лице некроманта появилась кривая усмешка.

— Если речь о все том же наряде, то это к Рюрику, — я повторно указала в сторону выхода. Скоро все моим намеки закончатся и я прямым текстом попрошу его убраться из моей спальни.

И вообще! Пора поставить себе парочку стражников у двери в покои, а то эти визиты ни в какие ворота!

— Да нет, речь пойдет о том, что гости хотят видеть счастливую семью. И вам, леди Хлоя Блэкден де Варгас придется подыграть мне.

— Как тогда в здании Совета? Хорошо.

Я пожала плечами и поймала удивление во взгляде колдуна.

Он ожидал, что я откажусь? Устрою сцену? Или скажу, что не собираюсь играть перед публикой то, чего между нами нет? Тогда он еще очень плохо меня знает.

— В таком случае не смею вас больше отвлекать.

— Двери за собой закройте, — кивнула я, поправляя пояс на халате.

Да уж, утро началось несколько не так, как я планировала. Но что уж тут таить, оно оказалось самым спокойным из того, что должно было сегодня произойти.

Приведя себя в порядок, я поспешила в мастерскую Рюрика. Первым делом проверила готовность костюма для супруга и похвалила своего модиста. Вот что значит — умертвие! Он сшил все настолько быстро и хорошо, что даже прикопаться было не к чему.

Узкие черные брюки, темно-алая рубашка, черный жакет с серебряными запонками и такой же оторочкой на лацканах. Не знаю, насколько хорошо одежда сядет по фигуре, но в паре с моим платьем смотреться будет просто отлично.

— Доставь наряд Алистеру, — попросила я Рюрика. И в ту же секунду вспомнила о его помощнике.

Мальчишка же в рванье явился в первый день. Может у него, конечно, и есть нормальная одежда, но проверять это прямо на приеме не хотелось бы.

— И найти Рудольфа, — добавила я, когда Рюрик уже подхватил вещи и собирался нести их моему мужу. — Хотя, подожди.

Я мысленно приказала ближайшему скелету-слуге бросить все дела и прийти сюда. Через минуту вся одежда была передана ему, вместе с приказом привести сюда Рудольфа.

Пусть хоть на плечах его сюда тащит, если мальчишка так же глуп, как в первую нашу встречу. Я не позволю помощнику Алистера испортить все своим отвратным видом.

— Подберешь ему что-то, — а вот это уже сказала Рюрику. — В тех же цветах, что и мы с Алистером.

Рюрик приставил ногу к ноге со стуком и поклонился, выражая то ли покорность, то ли понимание задачи.

— И помоги мне, пожалуйста, одеться, — улыбнувшись, попросила я.

Если Рюрик и смущался, то старался этого не показывать. Видимо, вдохновился всем происходящим. Но что точно я могу сказать, так это то, что справлялся с пуговичками на спине помощник куда как быстрее и ловчее, чем Алистер. Никаких тебе заминок и пошлых касаний.

Да что там! Он помог с макияжем и даже с прической. Мы в четыре руки уложили длинные волосы легкими волнами на плечах. Пусть это и не шикарные трехъярусные прически, принятые тут, я была довольна. Лучше так, чем с башней на голове.

— Платье чудесно, — выдохнула я, останавливаясь у ростового зеркала.

Рюрик притаился за спиной, ожидая вердикта.

— Мне очень нравится, — улыбка сама появилась на губах, когда я покрутилась вокруг своей оси, рассматривая наряд.

Черный бархат мягко обнимал и подчеркивал фигуру. На свету он переливался алым. Будто тлеющие в костре угли. Узкую юбку Рюрик расширил за счет бокового разреза до середины бедра. От рукавов и глубокого декольте отказались. Наряд заканчивался изящным стоячим воротником из темно-алой ткани.

Рюрик вопросительно рыкнул, поправляя юбку за спиной. А потом охнул и куда-то кинулся. Спустя секунду вернулся со шкатулкой, в которой лежали тяжелые серебряные серьги в форме черепов на цепочках и таким же кулоном. В глазницах украшения блестели красные рубины.

— Отличный выбор, — улыбнулась я, забирая украшения. — Ну что, пора начинать.

Сказать это одно, а на самом деле начать — другое.

До прибытия гостей оставалось еще около получаса. Из этого времени я потратила половину, чтобы на каблуках добраться до банкетного зала. Если что и можно было сейчас исправить, то надо делать это быстро.

Да только…

— Отлично, — прошептала я, свежим взглядом окидывая то, что получилось.

Мы выбрали один из самых больших залов в доме. Сейчас в центре стоял длинный стол, сервированный на пятьдесят восемь человек. По бокам у окон находилось еще несколько столов с закусками и напитками. По залу уже передвигались скелеты в симпатичных и совершенно не пугающих зеленых фраках.

А вот сервиз…

Я даже подошла поближе, чтобы лучше рассмотреть набор, который прислал Алистер.

Черные матовые тарелки с зеленым слегка мерцающим узором, бокалы на черных ножках, имитирующие руку скелета, которая обхватывает стекло тонким узловатыми пальцами. Черепа на ручках вилок и ножей.

Очень искусная работа. Я бы точно себе такую на кухню поставила. Пусть не на каждый день и не для всех гостей, но выглядело все просто обалдеть как круто для приема в доме некромантов.

Поправив белоснежную салфетку на кроваво-алой скатерти, я отошла к нише для музыкантов и чуть было не запнулась о горшок с хищным цветком.

Тот вскинул синюю голову, предупредительно зашипел и тут же одарил клыкастой улыбочкой.

— Молодец, — похвалила я растение, не решившись погладить то по лепесткам. — Так, а где твой нужный мне собрат?

— Вижу, вы уже готовы.

Голос раздался за спиной в тот самый момент, как я обнаружила горшок, в который помимо его жителя была воткнута еще и небольшая алая розочка.

Выпрямилась, забрав цветок, обернулась и встретилась с пронзительным взглядом зеленых глаз.

Алистер переоделся в подготовленный ему Рюриком наряд. И выглядел сейчас, я не слукавлю, лучше, чем когда-либо.

— Вам идем работа моего модиста, — непонятно кого похвалила я, — только не хватает одной маленькой детали.

— Да, ваш модист постарался для всех нас очень хорошо, — некромант не подал виду, что я чем-то его задела, прошелся взглядом по моей фигуре и довольно улыбнулся.

А я воспользовалась заминкой, сократила в два шага между нами расстояние и воткнула розочку на короткой ножке ему в нагрудный карман жакета. Цветок расправил зеленые лепестки, наклонил голову и продемонстрировал клыки в улыбке.

— Это обязательный атрибут? — Алистер опасливо оттянул от груди полу жакета и покосился на ожившее растение.

— Конечно, — я прищурилась, наблюдая за его реакцией. — Или вы забыли, на ком женились, лорд Алистер?

— О, это я прекрасно помню. Вот только даст ли мне моя жена гарантии, что растение не вцепится мне в руку, если я решу ее поднять?

— Смотря на кого вы собрались ее поднимать, дорогой супруг, — кивнула я. — Но нет, роза усмирена. Она на вас первой не нападет.

— Ну тогда ладно, — слишком уж легко согласился некромант, а потом протянул палец и почесал розу под пастью, как котенка.

Я даже скривилась, ожидая, как цветок вцепится мужчина в палец. Но растение, к моему огромному удивлению, замерло, а потом тихонечко зарычало. Не угрожающе, а как-то умиротворяюще.

Похоже, я только что слышала, как мурчат розы.

— Гости уже начинают прибывать, — Алистер резко оглянулся. — Их же встретят?

— Да, я сняла защиту по периметру на этот вечер. Слуги проведут их сюда.

Мужчина усмехнулся предвкушающе, а потом повернулся ко мне и галантно предложил локоть:

— Ну что же, моя дорогая, пора.

Да, Алистер, игра началась. Пришло время изображать счастливых влюбленных.

Подхватив мужа под руку, я медленным шагом направилась следом за ним в сторону двери. Вскоре на пороге, следуя за «дворецким», появилась группа перепуганных гостей. Они с опаской взирали на умертвый во фраках и отчаянно бледнели.

Первые слова приветствий, первые поздравления. Кто-то из прибывших не только поздравляли нас, но и дарили подарки. Их любезно забирали слуги и относили в угол зала.

Вскоре свое место заняли музыканты. Атмосфера сразу же перестала быть такой напряженной и нагнетающей. А когда гости выпили по бокалу вина, так и вовсе расслабились и перестали с опаской поглядывать на слуг. Мы даже получили парочку комплиментов за оформление с фантазией.

Все, казалось бы шло хорошо, до того момента, пока порог зала не пересек лорд Тиор вместе с Кэтрин и еще одним некромантом. Неизвестного мне представил Алистер.

— Лорд Оливер де Тиор. Жених Кэтрин.

Темноволосый и темноглазый мужчина кивнул мне, но так и шагу не сделал от Кэтрин. И если девушка прожигала взглядом меня, в котором с легкостью можно было распознать желание убивать, то её сопровождающий недобро косился в сторону Алистера. Вот ведь семейка!

— Благодарим за приглашение на торжество, — сухо и без какой-либо благодарности в голосе проговорил лорд Тиор-старший, одарив меня колючим взглядом.

Я ответила ему не менее ядовитой улыбкой:

— Прошу, проходите, — мужчина скривился в ответ на мою любезность. — Хотелось бы, чтобы вам сегодня все понравилось.

В последнее, судя по всему, нам всем было сложно поверить, но этикет обязывал говорить такие слова.

— Лорд Алистер, если вы не против, я бы хотел позже кое-что с вами обсудить, — добавил Оливер напоследок, прежде чем мягко подтолкнул девушку в сторону гостей.

— Мне стоит переживать? — тихо уточнила, с фальшивой улыбкой наблюдая за тем, как семья Тиор вливается в толпу приглашенных.

— У Оливера на меня зуб, — не стал скрывать супруг. — Но думаю, что до дуэли в этот раз не дойдет. Как и во все другие до этого.

— Дуэли? — удивилась я. — Боюсь вас огорчить, Алистер, но это уже не зуб, а самый настоящий клык.

— Ну знаете, когда ваша невеста заглядывается на другого мужчину, у вас не только клык вырасти может, — слишком уж спокойно для поднятой темы пояснил Алистер.

— А Кэтрин на вас заглядывается? — ловлю на слове, кивком головы отвечая на поздравления от проходящей мимо пары.

— Только не говорите, что сами этого не заметили. Или ревнуете?

Изволите шутить, дорогой супруг? Я тихо фыркнула, тем самым выражая все, что думаю о глупом предположении. И все же интересуюсь:

— А как же ваши чувства, Алистер? Вы ведь были обручены.

— Мои чувства угасли, — обезоруживающе улыбнулся мужчина. — Как они могут быть в силе, когда я женат на столь прекрасной женщине?

— Еще раз меня так назовете, и роза в вашем кармане перестанет быть усмиренной.

Улыбаться перехотелось.

— Вам не нравится, когда вас называют прекрасной женщиной? — невинно уточнил Алистер.

— Мне не нравится, когда это звучит в контексте ваших чувств, которые вы так искусно изображаете, — парировала я, встречаясь взглядом с новыми прибывающими гостями.

— А с чего вы взяли, что все это просто игра? — вскинул бровь мужчина.

А я поймала его взгляд и тут же отвернулась. Потому что играть в эти игры друг с другом сейчас было совершенно не с руки.

Обсудим его теории позже.

— Ох, леди де Варгас! — воскликнул подошедший к нам мужчина в темно-зеленом, почти черном фраке. — Как вы изменились.

И почему у меня чувство, что я повстречала доброго дядюшку?

— Здравствуй, Хлоя, — рядом с ним остановилась девушка моего возраста в платье с пышным подолом. — Прими мои поздравления! Ты так далеко шагнула с нашей последней встречи!

Да неужели? Привет из прошлого мой предшественницы?

Это не сулит ничего хорошего.

— Рада вас тут видеть, — напряженно улыбнулась я.

А Алистер, будто бы почувствовав это, бросил в мою сторону вопросительный взгляд.

— О, лорд Алистер, приятно с вами познакомиться, — мужчина будто опомнился, протягивая моему супругу руку для пожатия. — Лорд Мэйн.

Храните-е-ель! Спасай!

— Ох, отвлекся называется, — пробурчал в голове недовольный голос. — Ого! Глава рода Мэйн! Постарел, однако.

Рада, что все свиделись. Может теперь объяснишь вообще, что происходит?

— Это лорд Мэйн, — как дуре пояснил дух, на что я едва не закатила глаза, вовремя опомнившись. — Глава одного и родов стихийников, — продолжил по существу дух. — Земли, если уж быть точнее. Его дочурка — Арта. Хлоя с ней в одной академии обучалась. Лучшие ученицы и все такое. Арта постоянно пыталась превзойти в мастерстве Хлою, но дар земли у девочки был сильнее, несмотря на корни некромантии.

Ага, просто отлично! Значит, эта барышня с легкостью сможет признать во мне не ту, кем я сейчас являюсь. Просто отлично!

— Очень лестно, что вы нас пригласили, — это уже лорд Мэйн сказал мне. — И рад познакомиться с вами лично, Хлоя. Арта столько рассказывала о ваших противостояниях в академии, — бросив на дочь хитрый взгляд, мужчина явно чуть приукрасил информацию. — Ваш супруг слышал?

— Как-то не было случая рассказать, — выдавила я улыбку.

Арта, судя по всему, тоже была не в восторге.

— О, лорд Алистер, поверьте, там есть что рассказать, — слишком уж добродушно отозвался лорд Мэйн. — Верите или нет, но Арта с Хлоей на протяжении всех лет обучения принимали участие в ежегодном академическом турнире. Ох, вы столько пропустили!

— Дело доходило даже до ставок! — с наигранным весельем делилась воспоминаниями сокурсница.

Её отец так заливисто рассмеялся, что я с трудом смогла сохранить маску безразличия. Кажется, все больше срастаюсь со своей некромантской половиной, если хочется от чужой радости скривиться.

— К слову, в прошлом году вы, Хлоя, не участвовали в городском турнире, — словно уколол меня в этом лорд Мэйн. — Арта заняла первое место. Хотя…, — мужчина покосился в сторону горшков с зубастыми цветочками, — с такими работами это место опять бы досталось леди Блэкден де Варгас. Мне ведь не показалось, и от цветочков веет некромантией? Удивительно!

Если Арта и хотела скривиться от этих слов, виду не подала. Девушки дружили или она просто хорошо притворяется? Я так и не разобралась.

— В прошлом году у моей супруги не было времени на турнир, — пришел на помощь Алистер. — А в этом… Хлоя, что скажешь?

Турнир? Серьезно?

Нет, ну с одной стороны это хорошая идея. Смогу заявить о себе, как о стихийнике-некроманте. Вместе с тем, покажу, что род не загнулся, а очень даже процветает. Продемонстрирую товар, опять ж, возможно, найду клиентов.

А с другой — только этого мне сейчас для полного счастья не хватало! Я ведь ещё не разобралась с даром земли! И товара нет!

— Вполне возможно, — мягко отозвалась я. — Может мы вновь встретимся на соревнованиях, Арта.

Девушка если и хотела улыбнуться мило, в этот раз смогла выдавить из себя только оскал, выдавая истинные эмоции. Ну, зато сразу стало понятно то, насколько сильно противостояние между ней и Хлоей.

— Это хорошая идея, — подтолкнул меня к решению Хранитель.

Не хочу об этом думать прямо сейчас. Все мои мысли были зациклены на том, что меня вот-вот раскроют!

К моему огромному счастью, лорд Мэйн со своей дочерью поздравили нас с Алистером и направились к остальным аристократам, заприметив кого-то из знакомых. А я даже как-то свободно выдохнуть смогла.

— Что-то не так? — От глаз Алистера ничего не укрылось. Вот ведь внимательный!

— Приветствовать гостей оказалось в разы тяжелее, чем я могла предположить, — скрыла я все за усталой улыбкой.

Ох уж эти игры на два фронта!

Если бы я хотя бы догадывалась, что Мэйн так хорошо знали Хлою, я бы просто не стала их приглашать. И не имеет значения, что этой частью торжества занимался Алистер. Придумала бы что-нибудь!

Но нет, меня никто не предупредил.

Мысленная шпилька была адресована Хранителю. Но дух даже не рассмеялся мне в ответ. Просто проигнорировал это замечание.

Но зуб на него держать было просто некогда. Банкет перешел к той части, которую я спокойно могла назвать пиром. На столе появились блюда, гости заняли свои места. Нас с Алистером поздравляли со всех сторон. А нам только и оставалось, что принимать эти поздравления и изображать безумно влюбленную пару.

В очередной такой раз я попросту напоролась на уничтожающий взгляд Кэтрин, которая в ту же секунду отвернулась.

Мда-а-а-а… вот чую, что мадам не успокоится. И одними взглядами дело не ограничится.

— Самое время для первого танца, — отвлек меня Алистер, протягивая руку.

Что?! Танец? Да вершина моей грациозности — вальс на выпускном!

Вот ведь подстава!

И почему я совершенно об этом не подумала? Хоть бы на том же самом Рюрике потренировалась! У-у-у!

Но сейчас отступать было некуда. Передо мной стоял мой муж, а взгляды всех гостей жгли спину.

— Конечно, — я через силу улыбнулась и вложила руку в ладонь некроманта.

Секунда, и музыка меняется на более быструю и страстную. Гости расступаются, моментально освобождая место для того, что я бы назвала смертельно опасными маневрами.

— Хлоя, вы слишком скованы, — отмечает колдун, привлекая меня к себе ещё ближе. Его рука оказывается чуть ниже талии, прожигая прикосновением тонкую ткань. — Прием проходит просто отлично. В чем проблема?

— Как минимум в том, что вам грозит возможная дуэль, а мне — выцарапанные глаза, — стараюсь свести все в шутку, но на лице мужа проскакивает что-то похожее на заботу.

— Дуэли не будет, Хлоя, это я вам обещаю. По крайней мере не здесь и не сейчас. Лорд Оливер просто слишком верит в то, что я задеваю его честь своим существованием.

— Ну раз вас даже проклятие не взяло…, — задумчиво протягиваю я, усмехаясь.

— То же самое можно сказать и про вас, — некромант ведет в танце настолько умело, что я даже не замечаю, как и куда ступаю. Будто бы никакого пола под ногами нет, а мы парим в воздухе.

Скованность и напряженность медленно исчезают, я перестаю обращать внимание на зрителей. Алистер мягко улыбается, ловит мои взгляды. И в какой-то момент я сама начинаю верить в нашу игру.

у самую, которую мы ставим для зрителей.

Будь я не тут, не на этом месте. В жизни бы не допустила мысли, что эти танцующие всего лишь хорошие актеры. Что все эти прикосновения, улыбки и взгляды — часть спектакля, а не настоящие чувства.

Души будто бы обнажились друг перед другом.

Все это рассыпается на части, когда заканчивается танец. Но напоминает не осколки разбитого стекла, а касание нежных лепестков. Мы вновь становимся теми, кому придется отыгрывать каждый жест перед гостями.

— За Хлою и Алистера Блэкден де Варгас!

Гости вскинули бокалы с вином, салютуя нам. Я обернулась и вновь поймала пронзительный взгляд некроманта. Всего секунду, но Алистер смотрел на меня так, будто видел впервые.

— Хлоя, лорд Тиор покинул зал и направляется в сторону личных покоев! — сообщил Хранитель, заставляя встрепенуться.

— Все в порядке? — некромант, который стоял так близко, чтобы почувствовать мое движение, повернулся.

— Да, — я кивнула. — Останься с гостями.

Я резко развернулась, отдала мысленный приказ слугам и поспешила в ту сторону, в которую указал дух.

В глаза бросился кусок ткани, который жевал один из цветков у выхода, а я улыбнулась и ускорилась. И что же вы пытаетесь найти, лорд Тиор?

Уж не родовой ли артефакт?

Застала я его неподалеку от хранилища. Какая проницательность, однако.

Мужчина в это самую секунду пытался поговорить с двумя черными скелетами, которые преградили дорогу старому некроманту. И не просто поговорить, а воздействовал силой!

Внутри поднялась волна гнева. Да как он смеет?

— Я могу вам чем-то помочь? — голос буквально звенит от ярости.

Лорд Тиор вздрогнул и обернулся, чтобы натолкнуться на мою холодную усмешку. Спокойно отошел пару шагов в сторону, и принял вид, словно он тут мимо проходил.

— К сожалению, в вашем поместье не нашлось указателей, где бы можно было справить вполне ясную нужду живого человека, — высокопарно отозвался он, рывком одергивая вздыбившийся от движения темный пиджак.

— Вам явно стоит обратиться за помощью к лекарям, лорд Тиор, — в тон ответила я ему. — Цветы ядовитые. Видите ли, проходы, куда гостям нужно и можно ходить, не огорожены моим питомцами. Из зала таких два. Один в сторону выхода из поместья, а другой, как раз, в необходимую вам комнату. Не было никакой необходимости жертвовать своим костюмом и здоровьем.

Мужчина прожег меня злым взглядом, обернулся на скелетов, стоящих за его спиной немыми статуями, и громко фыркнул.

— Ваш прием оставляет желать лучшего, дорогуша!

— Остальные гости с вами не согласятся, — голос Алистера раздался из-за спины. А через секунду мужские руки в оберегающем жесте опустились мне на плечи. — Боюсь, ваши вкусы и предпочтения несколько устарели, лорд Тиор. — Я бы сказала, что в словах мужа можно распознать почтение к пожилому человеку, но в случае с лордом Тиор это было не более, чем тонкая издевка. — И раз уж наш праздник вам в тягость, не смеем просить вас и представителей вашего рода задерживаться. Мы все понимаем и не будем держать обиды.

Ого! Это как же красиво он его сейчас за порог выставил!

Да, мне явно есть чему поучиться у Алистера.

Лорд Тиор тем временем окинул нас с мужем презрительным взглядом, толкнул плечом одного из слуг и как можно скорее поспешил в сторону банкетного зала. Угу, воспользоваться-то порталом после восстановления защиты не может!

Это только Алистеру под силу.

— Спасибо, — прошептала я на выдохе, буквально ощущая невидимую поддержку от подоспешего вовремя Алистера.

Лорд Тиор скрылся за поворотом, ведущим в сторону банкетного зала.

— Проследить, — отдал приказ слугам некромант. — И проводить всех представителей рода Тиор за границы дома. В случае непредвиденных обстоятельств, связаться со мной.

Странижники на мгновение замешкались, не привыкшие получать приказы от кого-то кроме меня и Хранителя, но после того, как я подкрепила приказ силой, кивнули и поспешили за мужчиной, с которым я бы больше никогда в жизни встречаться не захотела.

— Что он тут искал? — этот вопрос уже был адресован мне.

— Не успела уточнить, — пробормотала в ответ, мазнув взглядом по двери хранилища. — Вполне возможно, что это было покушение на родовой артефакт. Сильно сомневаюсь, что ему настолько приспичило в туалет, что он мои растения на пути не заметил.

— Самое время, — Алистер подтолкнул меня в сторону хранилища. — Продемонстрируй его гостям.

— Что продемонстрировать? — я оглянулась, пытаясь по лицу мужа прочитать, о чем он сейчас думает.

— Артефакт. Покажи, что ты на самом деле глава рода Варгас. Покажи, что он подчиняется тебе. Это будет хорошим ходом.

— Уверен?

Я сильно сомневалась, что это прямо хороший ход. Ну выйду я с косой к гостям. А дальше только сценарии фильмов ужасов приходят в голову. Хотя… Тиоры уже покинули дом. Возможно, все обойдется без кровавой резни.

— Он прав, — вмешался Хранитель. — Следует закрепить результат, продемонстрировав силу Главы рода.

Вздохнув, я выпрямила спину и прошла к двери в хранилище. Открыла ее. А уже через несколько минут под руку с Алистером возвращалась в банкетный зал. Косу несла в левой руке, на манер трости. Разве что только не опиралась на нее.

— Леди Хлоя Блэкден де Варгас! — в который раз представил меня собравшимся Алистер.

Но в этом не было необходимости. Все и так обратили свои взоры на нас, стоило вернуться в зал. Даже музыка затихла в ту секунду, как муж сделал от меня шаг в сторону, а я как заправский Дед Мороз стукнула косой об пол.

Лезвие засветилось, по полу застелился черный с зелеными прожилками туман. Артефакт признавал меня на глазах у всех.

И если для меня не произошло ничего нового, то у собравшихся в доме рода Варгас явно случился шок. Не из разряда «обалдеть, он ее признал!», а от эффектов, которыми радостно делилась коса. А тут ещё и растения, почувствовавшие силу, встрепенулись, звонко клацнув челюстями.

А вот Рудольф, которого Рюрик нарядил в лучшее, что можно было сотворить за столько короткий срок, подбирал челюсть с пола и со страхом озирался, пытаясь разглядеть зеленые всполохи в черном тумане.

Пожалуй, эта демонстрация оказалась самым красочным представлением за этот вечер. И произвела больше всего впечатления на гостей. Хотя будь моя воля, я бы первое место отдала хищно улыбающимся цветочкам.

Потом, когда уже все основные действия были совершены, а почти все разговоры закончены, я стояла в стороне и потягивала вино из бокала. Через минуту рядом остановился Алистер, прислонился плечом к стене, очень близко ко мне.

— Все прошло хорошо, — он буквально озвучил мои мысли.

— Если не учитывать то, что устроил тут глава рода Тиор, — отметила я.

Хотя в душе радовалась. Не только тому, что он так подставился. А еще и тому, что вместе с ним выпроводили Кэтрин и Оливера. Первая все то время, что была тут, буквально пожирала бедного Алистера взглядом. Хотя что уж там, второй тоже не отставал. А я чувствовала себя хозяйкой, которая у котов сметану отобрала.

— Это меньшее, что он мог сделать, — пожал плечами муж, салютуя мне бокалом вина. — За вас, Хлоя. Этот прием еще год будут обсуждать.

— Всего-то? — наигранно возмутилась. — А я надеялась на куда больший срок, — вздохнула я. — Но год тоже неплохо.

Некромант усмехнулся. Наши бокалы практически коснулись друг друга, когда Алистер хитро усмехнулся и произнес.

— На брудершафт.

— Оу, — я даже запнулась, не зная, что сказать на это.

Поймала пляшущих бесенят в глазах супруга, вспомнила, что рядом слишком много ушей, которые могут уловить не то, что стоило бы. И пропустила свою руку через руку колдуна.

— Как пожелает мой дорогой муж, — с прищуром протянула я и первая сделала глоток.

Он смотрел мне в глаза, повторяя движение. А потом убрал от лица опустевший бокал, сделал шаг ко мне, обдавая запахом муската. Сердце пропустило удар, Алистер наклонился и коснулся моих губ своими.

Мягко прошелся языком по нижней губе, заставляя открыть рот, углубил поцелуй. Притянув меня за талию ближе, криво усмехнулся и не дал отстраниться.

А я… да что уж тут лгать. Разве можно отталкивать такого мужчину, когда он сам тебя целует?

Глава 14. Как обойти проклятие


Алистер Блэкден

Некромант то и дело ловил себя на мысли, что не может выкинуть из головы девушку, которая теперь была ему женой. Злило ли колдуна то, что их брак держался только на словах? Да, очень злило. Но Алистер старался держать себя в руках.

Холодная и осмотрительная, она не походила на себя до того покушения. Пусть Алистер и не был знаком лично с Хлоей, слухов было достаточно.

Но сегодня лед тронулся.

Сегодня она впервые перестала выставлять колючки, позволила себя поцеловать. Пусть говорит, что это была игра на публику. Да только некромант почувствовал в этот раз не только холод, но и эмоции. Простые, понятные и такие… которые пробуждали интерес. Требовали зайти дальше. Требовали большего.

В памяти всплыл случай в спальне его жены. Когда Хлоя холодно потребовала помочь застегнуть ей платье. Алистер согласился из чистого любопытства — было интересно наблюдать за её реакцией. До того дня он придерживался простого правила — одевать девушку только в том случае, если сам ее и раздел.

И сам же отступился от правила.

Такая хрупкая на вид, беззащитная, безумно красивая. Но вместе с тем слишком собранная и умная для своего возраста. Это манило и заставляло задуматься.

Алистер предполагал, что найдет в этом доме ответы на свои вопросы. Пусть не сама леди де Варгас была причастна к такому количеству смертей. Но было в ней что-то, что заставляло некроманта быть настороже.

Он по-прежнему не верил в то, что, пережив смертельное заклинание, можно так сильно поднять уровень силы некроманта. После слов целителя мужчина долгое время исследовал этот вопрос.

Может лекарь не лгал. Но его слова точно нельзя было применить к феномену леди де Варгас. Алистер просто чувствовал, что тут что-то другое. Что-то, что может помочь решить проблемы. Все проблемы. И до этого он собирается докопаться.

Для этого придется отбросить все чувства, которые зарождаются наподобие снежного кома. Будто вот — упала одна снежинка, а уже в следующую секунду тебя накрывает лавина.

С этим нужно совладать. Справиться. Он не может позволить чувствам разрушить все.

И это значит, что орешек, который носит имя Хлои Блэкден де Варгас, нужно раскусить как можно скорее. Иначе вполне может оказаться, что этот решек с такими же зубами, как и ее питомцы.

Алистер откинулся на высокую спинку кресла, взлохматил волосы пятерней, стараясь собраться с мыслями. Но стоило ему только закрыть глаза, как перед внутренним взором появилось лицо Хлои.

Слегка приоткрытые пухлые губы в алой помаде, истома в глазах, призывно поднимающаяся в дыхании грудь. Не было ничего пошлого в ее внешности, но Алистер никак не мог перестать думать о том, что могло бы быть, закончись их поцелуй не тем, что жена вывернется из объятий и вернется к гостям. Что могло бы быть, оставь они всех в зале…

Что могло бы быть, но чего не случилось.

Хлоя Варгас

Проснувшись ни свет ни заря, я до позднего утра валялась в кровати, прокручивая в голове минувший вечер и выстраивая дальнейшую линию своего поведения с собственным мужем.

Проще говоря — боялась высунуть нос из спальни. А все этот дурацкий поцелуй, чтоб его!

От Алистера я сбежала, воспользовавшись предлогом, едва осознала, что произошло нечто большее, чем супружеский поцелуй на публику. И избегала весь оставшийся вечер. Но от себя-то не убежишь! И мне совершенно не нравятся собственное смятение и душевные переживания. Такое чувство, что мне снова пятнадцать лет и все о чем я могу думать — понравился ли ему поцелуй? Думает ли он обо мне? Что сказать ему при встрече?

Тьфу, глупости какие!

Возможно, это остаточные эмоции от Хлои? Как тогда, с её муженьком. Точно! Не могла я увлечься Алистером! Вся эта дурь от Хлои. И никак иначе. А я буду себя вести так, словно ничего особенного не произошло.

Алистер, в отличие от меня, не заморачивался по поводу вчерашнего. И чувствовал себя прекрасно. Я бы даже сказала, как у себя дома. Когда я спустилась, он сидел во главе стола, читал газету и наслаждался душистым чаем, чей аромат уже начал вырываться в коридор через распахнутые двери столовой.

— Доброе утро, Хлоя, — приветствует Алистер, отбросив реверансы и откладывая газету в сторону. — Как спалось?

— Чудесно, — усаживаясь напротив, невольно отмечая, что в этот раз мужчина отошел от строгого делового стиля и одет попроще: черные брюки и мягкий зеленый пуловер. — Вам очень идет.

— Не так, как мой вчерашний костюм, — отвечает супруг любезностью на любезность. И словно бы невзначай, добавляет: — К слову, наше с тобой колдо-изображение появилось в колонке моды.

Да ладно? Рюрик развалится на косточки от счастья, когда узнает! Вот правильно говорят: гениев признают после смерти!

— В связи с этим я хотел бы и впредь одеваться у Рюрика. Что ты на это скажешь? — Во взгляде Алистера плясали чертенята. — Не бесплатно, разумеется.

— Деньги меня не интересуют, а вот информация…

— Все что угодно.

— Ловлю на слове. — Мы обменялись понимающими улыбками, оба прекрасно понимая, что под «все что угодно» подразумевается лишь «все, что я сочту нужным». — Как вы могли понять, я никогда не интересовалась наследием отца, — начинаю издалека, отмечая, что Алистер внимательно меня слушает. — Более того, не желала иметь с некромантией ничего общего, полностью отдавшись дару земли. И как итог, оказалась совершенно не готова к сложившейся ситуации.

— Что ты хочешь знать?

— Все, — мужчина приподнял бровь, и я решила уточнить: — К примеру, как так вышло, что наши с вами рода уничтожены, а Тиор живет припеваючи?

Алистер постучал пальцами по столешнице, а после откинулся на спинку стула.

— Хлоя, что тебе известно о родовых артефактах некромантов? — я едва заметно отрицательно покачала головой, подтверждая его наихудшие подозрения. Подняв глаза к потолку, Алистер начал лекцию: — Их всего пять и когда-то они принадлежали сильнейшему некроманту всех времен. После его смерти, более трех тысяч лет назад, во избежание кровавой междоусобицы, было решено разделить артефакты между наследниками. Так появилось пять отдельных родов, где каждый обладает уникальной особенностью. Как ты уже успела понять, коса отвечает за поднятие и усмирение нежити. Маска, принадлежащая роду Де Лануа, позволяет общаться с духами, перчатки рода Де Каруар даруют силу воскрешения, ну а с помощью сапог лорд Тиор ходит на изнанку мира как к себе домой.

— Так почему проклятие их не коснулось? Их артефакты сильнее?

— Напротив, — в разговор вмешался Хранитель, и его голос не предполагал ничего хорошего. — Алистер хочет сказать, что нас вывели из игры, потому что мы представляли наибольшую угрозу.

— Именно, — согласился муж. — И я искренне верил, что за этим стояла ты, Хлоя. Согласись, отвергнутый всеми бастард с уникальным двойным даром — хороший мотив для того, чтобы собрать все артефакты и отомстить. Но я ошибся.

Если учитывать все то, что я знаю о предшественнице, то вывод весьма логичный.

— Что насчет семейки Тиор? — закидываю удочку. — Вы их проверяли?

— Уверен, что они непричастны, — Алистер отвечает так, словно на этом даже зацикливаться не стоит.

Серьезно?

— Ну, конечно, вы же так хорошо их знаете, — язвительно фыркаю, едва ли не прямым текстом намекая на его многолетнюю связь с Кэтрин. — Если вам, лорд Алистер, изменяет память, спешу напомнить: лорд Виен со своим сыночком едва меня не убили, чтобы завладеть артефактом, а благодаря стараниям Кэтрин меня почти запечатали.

Алистер… даже ухом не повел! и соизволил ответить только тогда, когда доел тост и запил его чаем. Ледышка! Непробиваемый кусок айсберга!

— Я действительно хорошо знаком с их семьей, — наконец, мужчина взял слово, пропустив мою тираду мимо ушей, — и поэтому мне достоверно известно, что их благополучие — это лишь видимость. Знаете почему я никого не беру в свой род? — и не дав мне даже шанса на ответ, продолжил: — Потому что проклятие в первую очередь уничтожает новых членов рода. Лорд Тиор, в отличие от меня, жалостью не обременен.

Мне потребовалось немного времени, чтобы осмыслить, при чем тут вообще это. А когда осознала — ужаснулась. Более того, стало стыдно за свои выводы.

— Он что, устроил текучку? — интересуюсь, все ещё не веря.

— Проклятие направлено на то, чтобы род постепенно угасал. Сокращается срок жизни некромантов, падает рождаемость, затем начинают умирать те, у кого связь с родом самая слабая. Попытки Виена завладеть твоим артефактом не более, чем попытка спасти свой род.

— Поэтому вы конфликтуете?

— Я не могу его остановить — он все делает так, что не подкопаешься. Но и участвовать в этом я не намерен.

Я не нашла что ответить. Да и что тут скажешь? Поэтому остаток завтрака мы провели в вязкой, неприятной тишине.

— Значит, наш враг кто-то из двух оставшихся родов? — интересуюсь, когда с едой было покончено.

— Я надеюсь на это, — Алистер встаёт из-за стола. — Потому что если это не так, то найти проклявшего будет в разы труднее. А если он завладеет пятым артефактом после моей смерти — практически невозможно.

Я хочу узнать, какую силу даёт последний артефакт, но вместо этого спрашиваю:

— И что мы будем делать?

— Не знаю, какие планы у тебя, — мужчина усмехнулся, — а я намерен умереть.

Это заявление меня настолько повергло в шок, что я ещё минуту сидела в прострации. А потом бросилась вслед за Алистром.

— Постойте! — догнав мужа, я запинаюсь и почти падаю к его ногам, но меня мягко, будто я ничего не вешу, ловят и ставят на ноги. — Что ты такое говоришь? — от волнения перехожу на «ты». — Умереть? С ума сошел?!

— Ты слишком сильно волнуешься за того, с кем мечтаешь развестись, — веселится этот нахал. — Но не переживай, Хлоя, так легко от меня не отделаешься.

Пренебрежительно фыркнув мол, было бы о ком волноваться, я хлопаю Алистера ладонью по груди и делаю шаг назад. А то ещё немного и мужчина надумает лишнего.

— Объясни нормально, что ты задумал, — скрещиваю руки на груди и впиваюсь в него взглядом.

— Есть шанс поймать врага на наживку. У тебя иммунитет к проклятию, а я все это время спасался, поддерживая силы с помощью дыхания смерти. Если я перестану делать это, больше нечему будет сдерживать проклятие. Но прежде, чем я умру, я смогу вычислить предателя с помощью древнего заклинания.

— Почему нельзя это сделать сейчас?

— Когда проклятие войдет в полную силу — между мной и тем, кто проклял меня, образуется связь.

— Но ты к тому времени будешь как никогда слаб! — продолжаю упираться, искренне считая план глупым. — Как ты собираешься победить врага, когда найдешь его?

— А жена мне для чего? — Алистер смотрит на меня открыто, без утайки. Так, словно несмотря на своё заявление, ждет моего решения. Готовый принять любой ответ. — Хлоя, — Алистер ловко перехватывает мои ладони и сжимает их, — ты поможешь мне? Поверь, мне больше не к кому обратиться.

— Конечно, не к кому. — Я единственная в этом мире, кто дал клятву не вредить ему. И тут меня осеняет. — Так ты поэтому тянешь с разводом?

— Обещаю, — мужчина поднимает ладони перед собой, как бы оправдываясь, — что освобожу тебя от брачной клятвы, как только со всем этим будет покончено.

По телу пробегает неприятная холодная дрожь.

Алистер не сказал это прямо, но я уловила двойной смысл его обещания. Либо он мне даст развод, в случае, если мы сможем победить врага, либо я стану вдовой.

Внутри образовывается какая-то иррациональная вера в то, что если не Алистер, то больше с этой задачей не справится никто. Только сильнейший некромант королевства, который вопреки всему до сих пор жив.

И решение, судя по всему, я уже приняла.

— Хорошо, я помогу тебе. И попробуй только умереть! — нарочито ворчу, чтобы скрыть истинные эмоции, а именно то, что я волнуюсь за жизнь нежеланного супруга. — Не желаю, чтобы меня прозвали черной вдовой! Как я себе потом нового мужа найду?

Алистер на мою тираду лишь тихо рассмеялся.

— О, кстати, — заприметив в конце коридора Рюрика и Рудольфа, заявила: — кажется, я придумала, чем вы можете отплатить мне за услуги портного.

Брови мужчины взлетели в вопросительном жесте, а в глазах загорелся интерес.

Присмотревшись к спешащей к нам парочке, я вдруг поняла, что ошиблась. И они идут не вместе, а порознь. Даже, я бы сказала, Рудольф пытался отвязаться от портного, который бурным рукоплесканием что-то пытался ему объяснить. Парень хоть и старался выглядеть непринужденно, но некоторая нервозность выдавала его дискомфорт.

— Лорд Алистер, эти документы требуют вашего внимания, — под моим хищным взором помощник Алистера передал ему стопку бумаг и хотел уже ретироваться, но притормозил: — Леди Хлоя, — произнес робко, если не стыдливо, но, тем не менее, смотря мне в глаза, — не могли бы вы попросить вашего помощника прекратить преследование?

— Преследование?

— Он ходит за мной и ходит. Куда я, туда и он. Хватает за руки и куда-то тянет. Вот, я только вернулся из города, а ваш помощник уж встречает меня. Я не понимаю, что ему нужно!

На последних словах голос парня от волнения дал петуха.

Мы с Алистером переглянулись и, кажется, впервые подумали об одном и том же: парень вот-вот сорвется и схлопочет нервный срыв.

— Хранитель, я чего-то не знаю? — обратилась к духу, раз тот не спешил прокомментировать ситуацию. Уж он-то явно в курсе!

— Кхм… как бы это сказать, — замялся Хранитель, лишь раззадорив моё любопытство. — Понимаешь, творческие личности со своими странностями.

— И? — поторапливаю интригана. — Говори уже.

Хранитель выдержал паузу и...

— Понравился ему Рудольф, — ...сдал с потрохами скелета.

— В смысле понравился? — не сразу поняла, но после того как Алистер постарался кашлем замаскировать смех, ошарашенно протянула: — О-о-о… в том самом смысле?

Рудольф, который слышал лишь мою часть реплик, но не слышал ответы Хранителя, взирал на меня круглыми глазами, ждал вердикта и, кажется, начинал догадываться. А тут ещё Алистер похлопал его по плечу, с загадочным видом.

— Я сам пока не знаю, как на это реагировать. Вроде и слышал о таком, но чтобы вот так… — и не совладав с эмоциями, дух рявкнул: — эти творцы все ненормальные! Может, обратно его закопаешь, а?

Не выдержав, я рассмеялась.

— Рудольф, я попрошу своего помощника, чтобы он вам не докучал, — успокаиваю юношу, отсмеявшись. — Вы, главное, не бойтесь его, хорошо? Он вам не причинит вреда, я гарантирую. Скорее, будет защищать.

Рудольф кивнул как китайский болванчик и поспешил прочь, опасливо озираясь.

— Нас прервали на самом интересном месте, — Алистер возвращает меня к прошлой теме разговора.

— Да, верно. Не расскажете мне о Рудольфе? А если быть точнее, то меня интересует ваше сотрудничество. Он ведь не входит в род Блэкден, не так ли? Но при этом вы ему доверяете.

Иначе Рудольфа в этом доме не было бы.

— Контракт на крови.

Самое обидное, что мне это ни о чем не говорит. И ведь не признаешься в подобном!

— Эта клятва подразумевает, что Рудольф будет служить Алистеру до конца дней своих, — подсказал дух. — Абсолютная верность и подчинение взамен на что-то очень ценное. Даже при моей жизни к этой клятве прибегали очень редко, что уж говорить о нынешнем времени, когда каждый трясется за свою свободу и независимость.

— Расскажете, что вы ему предложили?

— Жизнь его младшей сестры, — без удовольствия ответил муж.

Стало понятно, что на этом поток откровений иссяк. Да я и не собиралась развивать тему, понимая, что затронула что-то слишком личное. Лучше уж напрямую пообщаться с Рудольфом, чем вот так — за его спиной.

— Алистер, я хочу, чтобы вы помогли мне усовершенствовать контракт на крови. Это возможно?

— Зачем это вам? — Зелёные глаза смотрели на меня внимательно и крайне заинтересованно. — Хотите таким образом восстановить численность рода?

— Вы правы. Но как и у вас — у меня есть рамки дозволенного, за которые я никогда не выйду.

И никогда не подвергну людей участи умереть из-за проклятия, как лорд Тиор.

— Увы, но вы не первая, кто до этого додумался. Да только что вы можете предложить для такой жертвы?

— О, нам есть что предложить, — перебил меня Хранитель, боясь, что разболтаю лишнее.

Об искуственно выращенном Копмортеме Алистеру известно. Но о чем он не в курсе, так это о цветке воскрешения, от которого дух пришел в неописуемый восторг. Интересно, как много ещё у Хлои было секретных разработок? И смогу ли я их повторить?

— Лорд Алистер, — дух стал максимально серьёзным, — вы должны понимать, что если ваш план провалится, Хлоя следующая на очереди. И ваша обязанность как супруга — обеспечить ей максимальную безопасность на случай вашей безвременной кончины. Она единственная кто сможет закончить ваше дело и найти врага. Если он не прикончит её раньше.

Не сказать, что я была в восторге от того, в какую сторону свернул разговор. Но Хранитель прав. И сейчас я была как никогда ему благодарна за проявленную заботу.

Когда муж, пристально глядя мне в глаза, произнёс лаконичное «согласен», я почувствовала, как в груди разлилось тепло.

Глава 15. Нетрадиционный способ восполнения резерва


Утром следующего дня, как раз в тот момент, когда я покинула купальню, на ходу заворачиваясь в халат, в мою опочивальню без стука зашел Алистер. Увидев меня — босую, с мокрыми волосами и спешно завязывающую поясок — он застыл на месте.

— Тебя стучаться не учили? — спросила я с неподдельным интересом.

— Нет, конечно, — отмахнулся мужчина. — Обычно стучатся другие.

Я лишь глаза закатила. Однако, какой скромный мне достался муж!

— А если бы я была не одета?

На это Алистер лишь усмехнулся.

— А чего я там не видел?

И демонстративно пробежался взглядом по моей фигуре.

Действительно. Все что можно было — он уже рассмотрел. На его удачу моё новое белье не отличалось скромностью. Придя к мысли, что спорить с этим наглым типом бесполезно, перевожу разговор:

— Так что тебе понадобилось в такую рань?

Но Алистер меня словно не слышит. Обращаю внимание на то, куда он смотрит, я спешно закрываю полы халата, которые открыли чуть больше обнаженной кожи на уровне декольте, чем мне хотелось бы. Мир другой, а мужики все те же: увидел грудь — прощай реальность!

Сфокусировав на мне взгляд, Алистер ответил:

— Принес твою корреспонденцию.

— Мою?

— Да, — муж подошел так близко, что я уловила аромат его парфюма, и протянул стопку конвертов. — На приёме ты произвела неизгладимое впечатление, многие желают с тобой познакомиться поближе.

Перебрав конверты один за другим, подметила имена отправителей и суть посланий, я небрежно бросила всю стопку на трюмо, оставив в руке лишь одно письмо.

— Удивительно, — заявила небрежно, открывая последний конверт. — На приеме эти дамы не преминули вылить на меня своё высокомерие и пренебрежение, а сейчас приглашают на обед?

— Это было до того, как ты продемонстрировала родовой артефакт.

Я лишь хмыкнула. Ну да, пока не продемонстрируешь силу, с тобой не будут считаться.

— Не важно, — отмахнулась я. — Мне сейчас не до пустых бесед. К тому же, похоже, я участвую в городском турнире. Лорд Мэйн прислал официальное приглашение.

Как вовремя! Отличный повод, чтобы отделаться от этих кумушек.

— Отлично, — Алистер усмехнулся, а я в очередной раз отметила, что мы с ним на одной волне. Во всяком случае мужчина понимает меня с полуслова. — Подскажу Рудольфу, как отвечать на приглашения: ты слишком занята, но будешь рада видеть всех желающих на трибунах во время турнира. — Выдержав паузу, Алистер добавил: — Надеюсь, ты обойдешь Арту и победишь. В вашем противостоянии я ставлю на тебя. Было бы жаль потерять кучу денег.

И, оставив меня отходить от такого сообщения, он удалился.

— Просто прекрасно! — ехидно проворчала, глядя на закрытую дверь, за которой скрылся муж. — Дело остаётся за малым: разобраться в магии дриад, повторить эксперименты Хлои, а теперь ещё и выиграть конкурс. Подумаешь, делов-то!

— Забудь о конкурсе, — не преминул вставить пять копеек Хранитель, — не факт, что Алистер до него доживет.

На этой оптимистичной ноте начался мой день.

Несмотря на то, что мы с Алистером жили под одной крышей, пресекались мы исключительно в столовой, библиотеке и моей спальне, куда муж периодически вламывался без всякого приглашения, и зачастую по надуманному поводу. Я большую часть времени проводила в оранжерее — изучала справочники Хлои и отрабатывая её эксперименты, а Алистер с Хранителем составляли контракт на крови, который мог бы стать аналогом клятвы при вступлении в род.

В один из дней, в дневнике почившей Фионы я нашла упоминание о зелье, которое использовали для раскачки резерва у слабых магов. В зависимости от направления магии требовались разные ингредиенты. Но лишь одно название упоминалось в каждом рецепте.

— Если я не ошибаюсь, — отодвинув справочник в сторону, я начала рыться в бумажках, которыми был завален стол, — оно было в списке редких растений Хлои. Ага, нашла!

Пробежавшись по списку, я едва не потеряла челюсть. Прямо как Рюрик. А все потому, что редкая травка оказалась в самом конце списка, среди самых редчайших трав. И что удивительно, её ценник был немалым, но не поражающим воображение.

— Сын Фионы родился пустышкой, — прошелестел голос Хранителя, что незримо подглядывал за мной. — Абсолютным. Дар некромантии и дар земли выжгли друг друга, оставив мальчика без крупицы магических сил. Фиона отдала всю себя, чтобы пробудить в мальчике дар. Поэтому она создала ту оранжерею. Отцу мальчика удалось найти несколько цветков «Аморфофаллуса» — в народе его называют ещё «Дьявольский язык», и вроде даже в мальчике просыпалась искра, но этого было мало. Он стал первым, кто умер от проклятия.

— Это ужасно, — прошептала я. — Дети не должны умирать раньше родителей.

— Лучше бы он не рождался вовсе, — безжалостно отрезал Хранитель. — Не стоит, — предостерег меня дух, когда я собиралась высказать все то, что думаю по поводу его грубости и черствости. — Ты не представляешь, каково это — быть пустышкой. Особенно, если ты носишь фамилию одного из сильнейших некромантских родов. Если бы не заслуги его родителей — мальчика бы изгнали. Уж лучше бы оно так и было. По крайней мере, он бы сейчас был жив.

— Жестоко тут у вас было, — покачала головой, не согласная с политикой рода.

Но и впрямь: кто я такая, чтобы осуждать?

— В твоих силах это изменить.

— Что бы что-то в роду изменить, нужно чтобы этот самый род существовал, — пробурчала точно как кот Матроскин из известного произведения. — А у меня пока с этим проблемка. Но есть идея, как эту проблему исправить. Как происходит раскачка?

— Ежедневно, на протяжении месяца нужно пить зелье, затем полгода магичить на пределе возможностей. Когда достигнутый результат закрепился — повторить. И так до тех пор, пока есть все необходимые ингредиенты.

— Как думаешь, слабосилки захотят подписать контракт на крови, если пообещать им курс по раскачке резерва?

— Ты и сама знаешь что да, — хмыкнул Хранитель. — Но сможешь ли ты вырастить «Дьявольский язык»?

— Вопрос поставлен неправильно. Вопрос в том, сколько мне на это потребуется времени.

Прежде, чем я захлопнула толстый справочник, на глаза попалось знакомое наименование — цветок воскрешения. А именно рецепты с его использованием.

Так, так, так. И что же у нас тут?

Поручив Хранителю проконтролировать, чтобы Алистер не застал меня врасплох, я с головой ушла в работу. День перебирала семена в хранилище Фионы, пытаясь отыскать луковицы Дьявольского языка. Хорошая новость в том, что я их нашла, плохая — их было всего две. Поняв, что шанса на ошибку нет, я, отложив луковицы в сторону, проштудировала все записи о дриадах и магии земли, которые были мне доступны и приступила к практике.

Радуясь, что не нужно произносить никаких заклинаний, я раз за разом призывала свои силы, пытаясь научиться соединять потоки. Добилась того, что перебила половину своего зверинца. Но, некромант я или кто? Как перебила, так и воскресила. Не знаю, существовало ли ранее в этом мире такое понятие, как «растительная нежить», но теперь оно есть. Черные розы отличались повышенной агрессивностью и колкостью.

— Однако, — произнес Алистер, переступив порог оранжереи. Я самым натуральным образом сидела на земле, после того как реанимировала последнего ужастика. — При необходимости даже армию поднимать не придется, — сделал вывод, оценив плачевный результат моей трехдневной работы.

— А какие успехи у вас? — поинтересовалась чуть язвительно, мечтая, как бы побыстрее оказаться в собственной комнате.

Устала так, что сил нет.

А самое печальное, успехов в достижении поставленной цели ноль! Прорастить любое семечко для меня не было проблемой — они чутко реагировали на силу дриады. Проблема в том, что я перебарщивала с потоками некромантской силы и вместо редчайшего растения проклевывался очередной ужастик. Чувствую, ни на какой турнир я не поеду. Турнир приедет ко мне в оранжерею! И я точно его выиграю. А всех несогласных с этим сожрут мои питомцы.

— Мы с хранителем закончили, — обрадовал меня мужчина, ну хоть у кого-то все по плану! — Завтра сюда прибудет законовед, который поможет выявить все лазейки в контракте. И защитник магического права, который обязан проследить за тем, чтобы права подписавших контракт не были ущемлены. Окончательно контракт будет составлен тогда, когда вы сообщите то, что будет наградой. Я собственно за этим сюда и явился. У вас все готово?

— Нет, — раздосадовано вздохнула. — К сожалению, столкнулась с некоторыми сложностями. Может, к утру справлюсь.

Что весьма маловероятно.

— Может, лучше пойдете отдыхать? Я могу перенести встречу, дав вам больше времени, некуда так спешить.

— В следующей жизни отдохну.

Алистер, кажется, одобрительно хмыкнул. Если верить Хранителю, то Алистер тот ещё трудоголик. И не удивительно: при наличии проклятия он один тянет род столько лет и не думает сдавать позиции.

— Помощь нужна?

Я улыбнулась.

— У вас проснулся второй дар? — риторический вопрос. — Если нет, то боюсь вы мне ничем не поможете.

— Вообще-то, — загадочно улыбнувшись, Алистер двинулся в мою сторону, не боясь был покусанным. Ужастики предупреждающе шелестят листочками, но, повинуясь мне, не набрасываются. — Мне есть что вам предложить.

— Да неужели?

Одним легким движением муж ставит меня на ноги, прижимает к себе, крепко обхватив за талию и, заглянув в глаза, тянется для поцелуя…

Или нет?

Поняв, что поцелуя не предвидится, я распахнула глаза. И тут же наткнулась на смеющийся взгляд мужа. Вмиг покраснела от стыда: то и дело говорю о разводе, а при первом же случае чуть ли не повисла на мужчине, в ожидании поцелуя. Кошмар!

Сгорая от стыда, я попыталась вырваться из крепких объятий, но прежде, чем у меня получилось, Алистер-таки осуществил задуманное. И поцеловал так, что у меня перехватило дыхание. Вот только не от накрывшей страсти, а от хлынувшей в меня силы. Поток был таким мощным, что у меня вмиг закружилась голова, теряя связь с реальностью.

И, кажется, я реально на мгновение отключилась.

— Извини, — произносит Алистер первым делом, когда я прихожу в себя. Вот это я понимаю: поцелуй, от которого сносит крышу! Муж все так же крепко прижимает меня к себе, не позволяя упасть. — Я переборщил, практики мало. Как ты себя чувствуешь?

— Так, словно вот-вот лопну от переедания, — жалуюсь, с усилием отстраняясь от Алистер. — Что это вообще было?

— Немного пополнил твой резерв.

— А иначе это было сделать нельзя? — деланно возмущаюсь, не зная, как реагировать.

— Ну, вообще-то, можно, — усмехается этот жук. И не дав мне опомнится, закончил: — Пожалуйста.

Я пристыженно молчу.

— Ну что, пришла в себя? — участливо интересуется мужчина, проверяя, не качаюсь ли я.

— Все хорошо, спасибо.

Я и впрямь чувствовала себя замечательно. Сила внутри бурлила сотней пузырьков, словно моё тело — это бутылка шампанского, которую встряхнули.

— Отлично, — невесть чему радуется Алистер и вновь хватает меня за руки, чтобы притянуть к себе. — В таком случае, продолжим.

И не давая мне шанса на отступление, накрывает мои губы в нежном поцелуе.

Всю ночь я работала как заведенная. То ли такой эффект оттого, что мой резерв трещал по швам от избытка силы, то ли оттого, что я приноровилась и дело пошло быстрее. Думать о том, что меня посетило вдохновение, и у меня открылось второе дыхание после визита Алистера не хотелось. Вот только от мысли, что я рву жилы ради того, чтобы поразить мужчину, никак не получалось избавиться.

Почему-то мне было важным, чтобы он оценил.

Ну и ладно! Главное, что необходимый результат был достигнут.

Под самое утро, когда на улице едва-едва начало светать, проклюнулись ростки цветка, семян которого было в избытке. Глядя на то, как под воздействием моей силы растение тянется вверх и набирает силу, я с замиранием сердца ждала первые признаки того, что вырастила очередной ужастик. Но минуты бежали, а ничего не происходило. Растение на вид было самым обычным, если бы не одно но: от него веяло силой.

— Хранитель? — взволнованно позвала своего наставника. — Мне ведь не кажется?

— Не кажется, — так же тихо, словно боясь спугнуть удачу, отозвался дух. — Поздравляю, девочка, у тебя получилось.

И тут я взвизгнула от радости и подскочив, закружилась. Спящие ужастики испуганно шарахнулись в стороны, теряя на ходу лепестки. Те цветы, что я превратила в подобие нежити, предупреждающе клацали зубами, от испуга выпустив ядовитые шипы.

Но мне было все равно. Я была по-настоящему счастлива. И горда собой, как никогда прежде.

— Ну все-все, успокойся, — Хранитель постарался вернуть меня с небес на землю. — Самое сложное ещё впереди.

Да. Он прав. До появления законоведа и защитника осталось не так уж много времени, а мне нужно не только взрастить одно из самых редчайших растений и довести его до цветения, но и увеличить количество луковиц.

Взяв себя в руки, я приступила к работе. Кажется, я даже дышала через раз, когда, смешав потоки магии, воздействовала ими на небольшую луковицу, воткнутую в землю. Но невзирая на страх облажаться, все шло так, как и должно. Вот только я никак не ожидала, что цветок вымахает мне до самой груди и выкачает из меня половину резерва.

Бутон был огромный. Я с трепетом и волнением ожидала, когда он распустится, а когда это, наконец, произошло, отшатнулась назад.

— О боже, — в нос ударило амбре тухлых яиц, к которому примешивалась вонь от протухшей рыбы. Даже темно-красный окрас соцветия напоминал о разлагающемся куске мяса. — Какая вонь! Это невыносимо!

Выскочив из оранжереи, я жадно хватала ртом свежий воздух, пока Хранитель издевательски хихикал.

— Извини, забыл сказать: ещё его называют «Трупный цветок».

— Старость не радость, — заявила мстительно, ни на секунду не поверив в искренность его извинений.

Но дух пропустил шпильку про склероз мимо ушей, и перешел в режим наставника:

— Самый зловонный цветок в мире практически полностью был уничтожен людьми, прежде чем одаренные выяснили, какими невероятными свойствами он обладает. Но, думаю, одна деталь тебя порадует: чем ядренее запах, тем больше в нём силы.

— Следовательно, зелья будут просто убойными.

На этой позитивной ноте мои шатания на улице закончились. С помощью Хранителя и специального некромантского заклинания я поставила на себя специальные магические фильтры, которые уберегли меня от невообразимой вони. По возвращении в оранжерею я не испытала никакого дискомфорта.

И если я не чувствовала зловония, то вся моя одежда за время работы им буквально пропиталась. Так что я не сразу сообразила, что происходит, когда на радостях ворвалась в кабинет мужа.

— Алистер, у меня прекрасная новость!

Мужчина был не один, а в компании двух лордов, о появлении которых я, естественно, забыла: так была поглощена открывающимися перспективами. Мужчина в годах при моём появлении просто чуть сморщил нос, тогда как второй, тот, что моложе, скривился так, словно на своей тарелке обнаружил кучу компоста. А что происходит?

Хранитель заржал.

И тут я поняла. И сразу же развеяла фильтры. Запах, конечно присутствовал, но не такой убойный, как в оранжерее. И нечего так открыто воротить носами!

К слову, Алистер ни жестом, ни взглядом не показал, что его что-то смущает.

— Пропиши в контракте зелье для раскачки резерва, — сообщила мужу, и удовлетворившись вытянутыми лицами всех троих, сообщила: — присоединюсь к вам через полчаса.

Если успею смыть с себя этот ужасный запах!

Глава 16. Деловой подход


Когда я выбралась из купальни, в дверь раздался деликатный стук. Я было подумала, что Алистер, наконец, научился стучаться, но, как оказалось, рано радовалась.

За дверью стоял Рюрик, держа в руках очередное произведение искусства.

Черное платье с глубоким декольте, открывающим большую часть груди. Длинные рукава расходились кружевами, как и подол. На шею повесила бархотку с небольшим камешком на цепочке. При движении он немного щекотал кожу над ключицей. Влажные вьющиеся волосы подцепила заколками на висках, оставив распущенными. И в завершение к образу были подобраны туфли на высоком каблуке, которые когда-то были зелеными, но благодаря стараниям моего портного изменили цвет на угольно-черный.

Идеально!

На этот раз в кабинет не вламывалась, а зашла через секунду после того, как слегка постучалась. И с удивлением отметила, что вместо молодого юриста в комнате присутствовал лорд Стронг с супругой, с которыми я познакомилась ещё на приёме. Как я поняла, они тесно дружили с Алистером.

— Добрый день, леди Юнина, лорд Лоран, — приветствую гостей, закрывая за собой дверь.

Увидев меня, Лоран де Стронг поднялся из кресла и, взяв мою руку, слегка коснулся её губами.

— Леди Хлоя, вы выглядите ещё прекраснее, чем в прошлую нашу встречу, — проговорил он негромко.

— Заканчивай слюнявить руку моей жены и иди работать, — пробурчал Алистер, отрываясь от бумаг.

Наконец, обратив на меня внимание, муж пробежался по мне заинтересованным взглядом. Конечно, ему бы не помешало восхититься увиденным, но мне хватило и того, что он на короткое мгновение завис. Супруги, обратившие на это внимание, заговорчески переглянулись и тихо рассмеялись.

— Дорогая, позволь тебе представить: защитник магического права лорд Крофорд Луа. Лор Крофорд, это моя супруга — леди Хлоя Блэкден де Варгас.

Ко мне подошел полноватый мужчина лет пятидесяти с тёмными волосами, собранными в малюсенький хвостик, в дорогом элегантном темно-синем костюме, круглых очках и с тростью. Повторив маневр с лобзанием моей конечности, мужчина по-доброму произнес:

— Признаться, это самое яркое знакомство, которое у меня было!

Я развеселилась. Ну ещё бы! Полагаю, аромат трупного цветка он ещё долго будет помнить.

— Раз все в сборе, пора начинать, — Алистер.

— А где молодой человек, что был здесь ранее?

— Меня не устроила его квалификация, — безэмоционально отозвался муж, отодвигая для меня стул по правую руку от своего собственного. И поспешил сменить тему: — Так что вы там говорили о зелье для раскачки резерва?

И пошло-поехало.

Как выяснилось, в роли законника выступала леди Стронг, а не её супруг, как я подумала изначально. Он тут скорее за компанию.

Я с восхищением наблюдала, как миниатюрная леди с кукольным личиком спокойно, не повышая голоса, лихо отбивала все претензии лорда Крофорда, тем самым доводя его до белого каления.

— Дать магу зелья для месячного курса — неправильно, — не соглашается защитник магического права. — Одному этого может хватить, чтобы удвоить уже имеющийся резерв, а на другого может не подействовать вовсе!

Это первый случай, когда леди Стронг было нечего возразить. Мужчина был прав.

Встретив её растерянный взгляд, я перехватила нить спора:

— Хорошо. Я буду снабжать магов зельем до тех пор, пока не подниму их силу на пятый уровень, — озвучиваю своё решение. — Учитывая, что официально слабосилками считаются те, чья сила не превышает трех пунктов, согласитесь, предлагаю я немало.

— Но и просите вы много, — делает замечание пожилой лорд.

— Этот контракт гораздо мягче, чем оригинал. Я много требую, но ещё больше даю. Силу, имя своего рода, защиту, кров, работу. И главное, возможность разорвать контракт по истечении оговоренного срока, тогда как контракт на крови подразумевает службу до последнего вздоха.

— Это хорошие условия, — взвесив все минусы и плюсы, соглашается защитник.

— Именно, — встревает леди Стронг. — Но леди Варгас не несет ответственности, если раскачанный резерв схлопнется.

— Но…

— Вы считаете, что леди должна лично следить, чтобы маги тренировались? — заломила она бровь.

— Не должна, — ответил за защитника Алистер. — Поэтому, леди Стронг, пропишите условие, что в случае, если раскачанный резерв схлопнется — срок службы увеличивается вдвое, а неустойка будет в пять раз превышать расходы на ингредиенты для зелья.

Леди мимолетно усмехнулась, лорд приготовился оспаривать это решение.

И так пункт за пунктом до тех пор, пока контракт не был составлен полностью.

Когда все было готово Алистер с помощью заклинания размножил контракт до ста копий, а господа юристы заверили каждую из них магической печатью.

Лорд Луа покинул нас, прихватив оригинал, чтобы сдать его в архив.

— Ну что ж, одно дело сделано, — подводит итог муж, подойдя к шкафу, в котором прятался мини-бар.

Я лишь в удивлении приподняла бровь. Мм? Одно?

— А у нас ещё что-то запланировано?

Супруги Стронг в этот момент поменялись ролями: леди, приняв бокал с вином, устроилась на мягком диванчике, а вот её муж разложил на столе стопку документов.

— Да, — отозвался Алистер, устраиваясь рядом. — Это не займет много времени. Я должен составить завещание.

— Думаю, с этим вы справитесь и без меня, — произнесла самым безмятежным голосом, словно речь шла не о потенциальной кончине мужа и завещании, а о приятном вечере с бокалом вина в честь успешно завершенного дела.

И, распрощавшись с гостями, покинула кабинет.

Ну его!

Пусть, что Алистер пока для меня представлял темную лошадку, но я ни на миг не сомневалась, что у мужчины есть план. Не из тех он людей, которые добровольно кладут голову на плаху, не продумав пути отступления. А значит, весь этот фарс с завещанием не более, чем очередная проверка меня родимой. Мне это не нравилось, но в оправдание мужчины могла сказать, что и я сама ему полностью пока не доверяла. Ну, а если я ошиблась в том, что некромант просчитывает свои действия на несколько шагов вперед, то и он меня недооценивает. Мало мне забот о своём роде, не хватало ещё, чтобы на мои хрупкие плечи свалилась ответственность за род Блэкден. Зря я, что ли, ночь изучала рецепты зелий на основе цветка воскрешения? Так что как помрет, так и будет воскрешен. Некромант я или где?

К тому же в подопытные кролики не нанималась. И вообще, от усталости с ног валюсь! В общем, пусть дорогой муженек со своими играми идет к тролевой бабушке, а я спать.

По утру Хранитель подтвердил мои подозрения: гости покинули дом почти сразу после моего ухода. Что и требовалось доказать.

Несмотря на то, что Алистер вел какую-то свою игру, настроение было приподнятым. Дело сдвинулось с мертвой точки! Контракты были составлены, осталось лишь найти желающих их подписать. Легче сказать, чем сделать. Не выходить же на площадь с плакатами!

Впрочем, на примете уже имелись две кандидатуры.

Организм взял своё и проснулась я несколько позднее, чем рассчитывала. И Алистера застала постольку-поскольку. Столкнулись с ним нос к носу в коридоре, услышала, что меня ждет завтрак — заботливый какой! — а он убегает по делам и вернется к вечеру. Ну что ж, я и не рассчитывала, что мужчина будет помогать больше обещанного, но все равно испытала легкое чувство разочарования. Вроде бы муж и жена, живем под одной крышей, даже несколько раз целовались, а иногда такое чувство, что мы совершенно, абсолютно посторонние, незнакомые люди.

— Ну, ты ведь не торопишься раскрывать ему свои секреты, так почему ждёшь этого от него? — задал риторический вопрос дух.

Так-то оно так, но… а и черт с ним. Когда взаимоотношения начинаются с принуждения к браку, глупо ожидать, что все остальное будет развиваться так, как у нормальных людей. Так или иначе, но время расставит все по своим местам.

Запланировав на день две большие задачи, принялась за работу. Первым делом, прихватив парочку контрактов, рванула на кладбище — искать себе помощников. Живых!

К счастью, мои знакомые были на своих местах. Два студента-некроманта склонились над столом: один уткнувшись глазами в учебник, что-то бубнил себе под нос, явно заучивая, второй старательно, высунув кончик языка, выводил буквы пером — рядом лежали три исписанных бисерным почерком листа. Так увлеклись, что даже моего появления не заметили. Порталы-то бесшумные!

— Что делаем? — спросила тихо, склонившись над столом.

Парни подпрыгнули на своих местах, ударившись коленями о столешницу. Баночка с чернилами дрогнула и опрокинулась: чернила растеклись по пергаменту большой кляксой. Упс! Фар на секунду застыл, потом отчаянно застонал, запустив пальцы в волосы — это ж теперь переписывать! — и, набрав в грудь побольше воздуха, обернулся, чтобы высказать все, что думает о наглом визитере. В глазах, в которых ещё секунду назад читалось желание упокоить и воскресить, промелькнуло узнавание. Парень поперхнулся заготовленной фразой.

— Простите, — произнесла покаянно. — Не стоило подкрадываться.

Парень расслабился, его друг, имя которого я так и не знала, улыбнулся.

— А, неважно! — Фар махнул рукой, скомкал лист и запустил шарик в мусорное ведро. — Все равно какая-то сказка-сказочная получается, а не отчет о практике.

— А ты его что, сочиняешь? — подивилась я.

— Так рассказать не о чем, — парень пожал плечами, — вот и выкручиваемся как можем. На большинство практических заданий от академии сил не хватает. Жаль, конечно, что на следующий курс мне не пройти, но я итак три года отучился — хоть диплом получу и ограниченную лицензию.

Мысленно потерла ручки. Ага! На ловца и зверь бежит!

— Могу с этим помочь, — заявила заговорчески, наклонив голову вбок.

— Как это? — оживился второй парень.

— А вы ко мне в род присоединяйтесь, а я вам резерв раскачаю до пятого уровня. Что скажете?

Интерес парней как корова языком слизнула.

— Мы хоть и слабосилки, но не дураки, — хмуро но твердо заявил Фар, смотря на меня колючим взглядом. — К нам уже приходили с заманчивыми предложениями от рода Тиор, мы отказались. И ваши предложения нас тоже не интересуют.

— Почему?

— Потому что жить хотим.

Ага, значит, молва о проклятии в народе ходит. Как бы семейка Тиор не шифровалась, а кота в мешке не утаишь.

— А что вам предлагали? — проявила любопытство. Надо ж знать, чем враг к себе новеньких заманивает.

— А…, — не успев начать говорить, парень захлопнул рот. — Мы дали клятву о неразглашении.

И наверняка не за просто так.

— А давайте вы меня послушаете, а потом я уйду, — предложила миролюбиво. — Сразу оговорюсь, что на вашу жизнь покушаться не собираюсь.

Парни смерили меня недоверчивым взглядом, после чего второй студент, тот, что темненький, уступил мне место. Видимо, одуванчик из них двоих тут за главного.

— Это контракт на крови, — положила на стол документ и подтолкнула его к Фару. — Измененный. Вот тут, — ткнула пальцем в перечень пунктов, — указано то, что требуется от вас. Дождавшись, пока парень внимательно прочитает условия и, не найдя ничего криминального, кивнет, переместила палец ниже: — А здесь то, что я предлагаю взамен.

— Его можно расторгнуть? — брови парня взметнулись вверх.

— После оговоренного срока. Или продлить.

Следующие двадцать минут прошли в тишине. Парни досконально изучали каждый пункт, а я наблюдала за эмоциями, которые вспыхивали на их лицах. Правда, когда друг Фара принялся скоблить ногтем магическую печать, проверяя не подделка ли это, я едва не захихикала.

— А учебу продолжить позволите? — взгляд из-под бровей.

— А на кой черт мне необученные маги? — отвечаю вопросом на вопрос. — Но платить за своё обучение будете из жалования, — припечатала я, чтоб не думали, что в сказку попали.

По личному опыту могу сказать, что платники учатся лучше. Ибо жаба душит.

— А какая работа у нас будет?

— Есть пожелания?

— Нам практику нужно закрыть, если хотим и дальше учиться, — пояснил Фар.

И вытащил список из пятидесяти практических заданий от Академии.

Пробежавшись по нему взглядом, я хмыкнула. Либо в местной академии такие высокие требования к студентам, либо слабосилков специально косят, чтобы не тратить на них драгоценное время.

Кивнула, давая понять, что проблем с практикой не будет.

— А скажите-ка мне, много вас таких, на грани отчисления? — закинула удочку.

Парни понятливо переглянулись. Потом Фар ещё раз изучил контракт. Наконец, он сообщил:

— А давайте так. Мы во время обеда посетим архив, проконсультируемся у защитника магического права, и если контракт подлинный — придём к вам с однокурсниками.

— Вот и славно.

Довольные друг другом мы распрощались.

Если все сложится так как я рассчитываю, то уже к вечеру у меня на руках будут первые подписанные контракты. Надо бы определиться, в какой части замка я поселю новеньких.

А сейчас есть еще важные дела, которые надо закончить до вечера. Например, найти источник дохода, благодаря которому я смогу платить обещанное жалование. Так что после кладбища я отправилась в гильдейский квартал. Выйдя на ближайшей портальной площадке, найти нужное здание не составило огромного труда, особенно если поспрашивать о нем у не особо спешащих по делам людей.

И вот я уже стою на пороге большого белого трехэтажного строения с панорамными окнами и куполообразной крышей из красной черепицы.

Так, вдох-выдох, это ненамного страшнее приема в собственном доме.

Касаюсь латунного молоточка, ударяю несколько раз и жду, когда появится... дворецкий? Наверное, все же дворецкий. Потому что через несколько мгновений двери передо мной распахивает мужчина в черном ливрее, кивает и жестом приглашает войти.

Холл гильдии небольшой, но очень светлый. Под потолком висит несколько распылителей. Они время от времени издают тихие мурчащие звуки и воздух насыщается приятным ароматом полевых трав и цветов.

— Могу я вам чем-то помочь? — уточняет дворецкий, закрывая за мной двери.

— Да, — я киваю. — Мое имя Хлоя Блэкден де Варгас. Я хотела бы встретиться с главой гильдии. У меня есть деловое предложение.

На лице дворецкого сменяется одна за другой эмоции. И я его даже понимаю. Ведь совсем недавно Хлоя была этаким посмешищем для всего города. Пусть зельевары и не так хорошо были посвящена в дела некромантов, слухи и до них должны были дойти.

А тут все резко меняется, Хлоя становится сильной чародейкой и теперь уже сама расхаживает по гильдиям с деловыми предложениями.

— Да, конечно, прошу вас немного подождать.

— Конечно, — я натягиваю на лицо любезнейшую улыбку и прохожу к белоснежному диванчику у окна.

Ждать приходится недолго. Я только успеваю сесть и немного осмотреться. В глазах рябит от белого, коричневого и зеленого. В гильдии зельеваров должно быть немало магов земли. Так что все вполне оправдано.

— Леди Блэкден де Варгас, — дворецкий появляется из-за поворота спустя несколько минут. — Прошу, следуйте за мной.

Мы проходим по нескольким коридорам, поднимаемся по лестнице на второй этаж. Иногда на пути попадаются маги в зелено-желтых одеяниях. Вырвиглазный такой цвет, от которого я вздрагиваю. А потом мужчина останавливается у белоснежной двери с черным орнаментом и открывает ее передо мной.

Ожидаемо оказываюсь в просторном светлом кабинете. Мебель из белого дерева, много растений в горшках, еще больше колб и пробирок с разными зельями на полках шкафов вместо книг.

А за столом сидит мужчина в таких летах, что и чисел подобных уже не существует. Седая борода коротко подстрижена, кустистые брови зачесаны назад. Волос на голове нет. А вот взгляд ясный и чистый, будто передо мной не дряхлый старик, а молодой юнец.

— Добрый день, — произнесла я, проходя к столу и цепляясь взглядом за медную табличку, где написано имя главы гильдии и все его заслуги.

Читать можно долго, но меня интересовало только имя.

— Лорд Импер, меня зовут Хлоя…

— Я знаю кто вы, — бесцеремонно перебил мужчина. — Что вы хотели?

Ну раз не церемонимся, хорошо… Я достала договор и передала мужчине.

Пусть почитает, какие травы я готова предоставить в обмен на партию эликсиров. Много партий. Не самой же мне их варить? А какие травы я готова продать. И за какие суммы готова брать заказы на редкие растения.

Внутри меня мурчал и потирал лапки маленький котенок, готовый к выгодной сделке. Открыть бизнес на таком производстве было самой настоящей золотой жилой. Не знаю, почему сама Хлоя до этого не дошла. Она ведь в этом всем дольше меня пробыла. Могла бы и учуять выгоду. Или просто не успела?

— Это все? — безжизненным голосом уточнил глава гильдии.

А я непонимающе нахмурилась.

— В каком смысле?

— Это все, ради чего вы пришли?

Нет блин, я пришла на переговоры. А вы мне ни то что чаю, даже присесть не предложили! И кто так дела ведет?

— Я так понимаю, это копия договора, — продолжил рассуждать вслух мужчина. — Я внесу свою коррективы прямо сюда. А вы их посмотрите и подумайте.

Я даже рта не успела открыть, а лорд Импер взял в руки перо и начал что-то дописывать.

Злость начинала выдавливать мурчание, затапливать огнем грудь.

Это. Не. Была. Копия.

Это был, мать его, договор на ознакомление! Все правки можно было внести, пригласив законника!

— Вот возьмите. И впредь лучше письмами.

Дверь за моей спиной открылась с таким щелчком, что подозрения не возникало — меня выставляют вон.

Охренеть!

Пребывая в шоке, я вышла за дверь, прошла за дворецким на выход. И уже там, на улице, открыла договор.

Чего?!

Я пробежалась взглядом по строчкам, прекрасно понимая, почему меня поспешили выставить за двери.

За сколько они хотят это растение?! Меня совсем за дуру, что ли, держат?!

Раздраконенная я вернулась домой, построила всех слуг и приказала отдраить все комнаты. Отдала приказ подготовить комнаты для новеньких, а сама залегла в горячую пенную ванну. Она должна была снять и злость, и напряжение, и головную боль.

Меня разочаровало посещение гильдии зельеваров. Я собиралась наладить поставки редких зелий всем желающим. Да, за плату, но вполне соизмеримую тем усилия, что будет заложено в их создание.

А меня решили обвести вокруг пальца, как какую-то девочку!

Не послали открытым текстом, но явно ткнули носом, что сотрудничать будут только на своих условиях!

Хм, а были ли представители их гильдии на приёме? Что-то я не припомню. Этого старика точно не было. Вот и думай, то ли Хлоя успела до меня испортить отношения с гильдией, то ли до них новости не дошли. Ну ничего. Не хотят взаимовыгодное сотрудничество — обойдусь без них, если потребуется, сама буду варить эти чертовы зелья! Химию учила, магия есть, дух подскажет! А можно просто нанять своего личного зельевара! И пошли они все… !

— Хранитель мне все рассказал, — послышался сбоку голос, хлопнула дверь, прохладный воздух мурашками скользнул по коже.

— Опять без стука? — вздохнула я, ныряя поглубже и радуясь густой пене, которая скрывала от взгляда мужа все, что видеть ему… рано? Смешно даже! Речь же идет о законном супруге.

— Ты и сама сможешь наладить поставку зелий, Хлоя, — хмыкнул Алистер, присаживаясь на бортик ванной и глядя на меня сверху вниз. — Это не так и сложно. Основная загвоздка в ингредиентах, а приготовить их правильно… труда не составит.

Он просто пришел меня поддержать? Как мило.

— Спасибо, — выдохнула я, не зная, чего еще ожидать от мужа.

Алистер хитро на меня покосился, скользнул взгляд по пене и вернулся к моим глазам:

— Интересно, считается ли соблазнением со стороны жены подобные разговоры?

— Вы сами сюда вломились, — парировала я. — И если не хотите наглотаться ароматной клубничной пены, лучше не провоцируйте.

— М-м-м, клубника, — рассмеялся муж, а глаза потемнели.

У меня даже дар речи пропал от этого взгляда, а дыхание перехватило. Как у девочки!

— Ну что же, тогда я пойду, — хрипло произнес он, медленно поднимаясь с бортика. А потом резко повернулся и склонился надо мной. — Если только ты не хочешь чтобы я остался.

Его внезапная близость смутила. Меня бросила в жар, а сердце забилось так быстро и неистово, что еще немного и проломило бы грудную клетку.

Так и хотелось потянуть его за руку, дернуть прямо в одежде в пенную ванну. Она большая, места хватит на двоих.

— Уходите, мой дорогой муж, — через силу прошипела я, чувствуя как желания и здравый рассудок разрывают меня на части.

И это было до ужаса невыносимо.

Глава 17. Новые члены рода


Алистер Варгас де Блэкден

Сказать, что его раздражала холодность жены, это ничего не сказать. Мужчина чувствовал себя полным дураком из-за тех чувств, что бушевали внутри и разрывали его на части. С одной стороны, он по-прежнему улавливал в Хлое какую-то загадку, ответ на которую хотелось получить как можно скорее. А с другой… с другой его жена была прекрасной женщиной, с легкостью сумевшей завладеть всеми мыслями некроманта.

То, как грациозно она справлялась с проблемами, решала задачи и шла вперед, вызывало только восхищение. Алистер то и дело ловил себя на мысли, что не был бы против, если бы этот брак оказался самым настоящим. Без двойного дна. Без поисков врагов. Без условностей…

Его радовало и угнетало то, что все его чувства смогли прочитать по взгляду законник. А когда некромант озвучил свои пожелания, касательно завещания, так друг и вовсе переглянулся с супругой и сообщил, что Блэкдену, похоже, очень повезло с женой.

Он чуть не выпроводил его вслед за предыдущим законником. И если предшественник позволил себе нелестно выразиться о его супруге после того неожиданного появления с ароматами, недостойными леди, то этот будто назло Алистеру повел себя совершенно иначе. Будто и не было в кабинете его собственной жены.

Тряхнув головой, мужчина отогнал стоящую перед глазами картину, где его обнаженная супруга нежится в горячей ванне с ароматной пеной. И бросился с головой в дела. А их было много, учитывая, какое завещание он составил. Прошли сутки, за ними еще одни. Некромант практически не покидал свои комнаты, чувствуя себя выжатым фруктом.

Подписана была целая масса бумаг, написано более трех десятков писем. На некоторые даже ответ уже пришел. Но у мужчины не было сил открывать их. Пока что.

Он буквально ощущал нужду прямо сейчас вновь увидеться с Хлоей.

Когда это желание окончательно сформировалось, с тихим хлопком на стол приземлился еще один конверт. Из светло-фиолетовой бумаги, с белой сургучной печатью и черной лентой.

Он на мгновение замер, не веря собственным глазам. Но зрение некроманта не подвело. На письме и впрямь стояла печать рода Тиор. Семьи, которой он точно не писал. И от которой никакого ответа не ждал.

Недовольно хмыкнув, он разорвал конверт и вытащил лист, на котором изящным женским почерком значилось желание встретиться. Срочное желание.

Решив, что времени у него сейчас не то что много, быстро написал ответ.

А уже через час Алистер сидел за круглым столиком в одном из самых престижных ресторанов и попивал вино из прозрачного бокала. Кэтрин опаздывала. Не катастрофично, но все же опаздывала.

Женщина появилась только через двадцать минут, шла спешно, то и дело нервно поправляя подол темно-синего платья. Опустилась на стул напротив и легко улыбнулась.

— Благодарю, что согласился на встречу.

— Только по старой памяти, Кэтрин, — угрюмо отозвался Алистер.

Ноги бы его тут не было, если бы он не решил, что со всеми делами нужно разобраться до внедрения плана в жизнь. Глупо будет отдать богам душу, а потом узнать, что остались незавершенные миссии.

— Я понимаю, — кивнула она. — Хотя я была бы не против вернуться к тем денькам, когда мы с тобой могли спокойно смотреть друг другу в глаза.

Девушка обворожительно улыбнулась. Некромант и бровью не повел.

— Говори прямо, что ты хотела, — поторопил ее мужчина.

И он, и она прекрасно знали, что ничего между ними не вернуть. Чувства, вспыхнувшие пламенем, сгорели очень быстро. Этому способствовали и дополнительные факторы. Алистер не собирался отказываться ни от своего рода, ни от принципов. Может быть, сложись его жизнь иначе, он бы и согласился перейти в род Тиор. Закрыл бы глаза на то, как именно они набирают себе новичков и что с теми происходит.

Но тогда это был бы не он.

— Хорошо, — Кэтрин посерьезнела. — У меня возникла проблема, и я хочу попросить тебя о помощи, Алистер.

— Меня? — удивленно вскинул брови некромант.

— Выслушай для начала, — попросила девушка. — Отец скоро пригласит законника, чтобы оформить преемника и будущего главу рода. Как понимаешь, им станет мой супруг.

— Вполне логично, — кивнул Алистер, делая еще глоток вина. — И?

— А то, что вы с твоей супругой глаза мне открыли, — прошипела Кэтрин, сжимая руки в кулаки. — Всю свою жизнь я слушалась отца, подчинялась и делала все, как он того просил. Сам же знаешь, если бы не он, я бы спокойно стала твоей супругой и была Блэкден.

— Ты отходишь от темы, — напомнил Алистер.

Этот разговор его заинтересовал, но некромант не спешил этого показывать. Все же Кэтрин он на самом деле знал очень давно. И то, в каком состоянии она сейчас пришла… Что-то должно было сильно выбить ее из равновесия.

— Леди Хлоя де Варгас, — буквально ответила она на его мысленный вопрос. Но дальнейше удивило Алистера. — Она оказалась главой рода. Женщина! Да, сильная, насколько я знаю. Но и я не слабосилок, Алистер. Ты это прекрасно знаешь. Выходит, женщина может стать главой рода!

— Так вот что тебя сюда привело, — хмыкнул некромант. — Ты не хочешь отдавать теплое местечко своему супругу.

Кэтрин скривилась, словно лимон съела, а после кивнула:

— Помоги мне.

— Я? — искренне удивился Алистер. — Зачем мне это?

— Но ведь Хлоя…

— Моя супруга стала главой рода сама. Без чьей-либо помощи, — почти с гордостью в голосе произнес колдун. — Я к этому и пальца не приложил.

— Но…, — Кэтрин осеклась. — Она же сейчас набирает людей в свой род! И они идут! У шпионов моего отца уже троих слабосилков увели! А те почти подписали договоры! Хочешь сказать, она сама это провернула, без твоего участия? Как ей это удалось?

— Если тебе так интересен способ, поговори с моей женой, — насмешливо предложил Алистер. — А если ты ждешь, что я дам тебе какую-то информацию, то сильно ошибаешься.

Кэтрин опустила взгляд, поджала губы и резко встала:

— Когда она сможет меня принять?

Алистер готов был присвистнуть от удивления. Он прекрасно знал, как тяжело Кэтрин переступает через себя. Ей проще отказать себе в чем-то, чем идти на подобные уступки.

— Я даю слово, что если смогу стать главой рода Тиор, то не стану использовать методы своего отца по привлечению свежей крови.

Даже так!

— Что же изменилось? — Алистер не смог скрыть удивления, подался вперед и вперился в бывшую невесту взглядом.

— Ведь леди Хлоя нашла другой способ, — усмехнулась она. — А значит незачем сразу губить тех, кто захочет вступить в род Тиор. Раз ты не хочешь мне помогать, я сама напишу твоей супруге.

Резко развернувшись, Кэтрин направилась на выход из ресторана.

А Алистер только усмехнулся и тихо произнес:

— Как же ты, Хлоя, умудрилась перевернуть весь мир с ног на голову?

Хлоя Блэкден де Варгас

Слабосилки с кладбища пришли не одни. Я присвистнула, наблюдая из окна дома за тем, как у границы поместья столпилось больше пятидесяти ребят.

— Обалдеть, — прошептала я, отступая на шаг и собираясь с силами. — Они всего за два дня столько народу привели!

— Ты же им золотые горы пообещала, — послышался голос Хранителя. — Меньше обещать надо было.

— Люди это не проблема, — наконец взяла я себя в руки. — Собери слуг пока. Надо будет их всех распределить.

И начался длинный день. Я подписывала документы с новыми некромантами, желающими вступить в род де Варгас и раскачать свой резерв. Объясняла, если что-то непонятно. Распределяла их по комнатам. А когда прозвучали вопросы о тренировках и заданиях, отозвала в сторону Фара и Бена — так звали второго паренька с кладбища.

— Хотела бы для начала вас поблагодарить и похвалить, — взяла я была за рога, когда мы отошли от основной массы молодых некромантов, шумно обсуждающих грядущие изменения в своих жизнях. — Столько желающих…

— Это была не проблема, — довольно улыбнулся Фар, выпятив грудь. — С теми условиями, что вы предложили-то, леди де Варгас.

— Отлично, — в голове мелькнула одна шальная, но безумно важная идея, — тогда у меня для вас есть ещё одна задача. Но перед этим… как смотрите на то, чтобы возглавить всех новеньких?

— Мы? — ахнул Фар. — Главные?

— Это очень почетно, — кивнул Бен и даже слегка поклонился. — Какие у нас обязанности?

— До тех пор, пока мы не распределим всех по их местам, задача простая — выполнять мои поручения. Выясните потихоньку, кто чем хочет заниматься. У кого к чему предрасположенность — потом будет легче. Позже, когда все новенькие окажутся на своих местах, будете присматривать.

— Мы поняли, — Фар довольно улыбнулся, еще бы, его главным над друзьями и знакомыми назначили! — И какое наше первое задание?

— Разбейте их на группы, — кивнула я. — От самых сильных к самым слабым. Нужно понять, какие группы будут занимать артефактами, насыщать их силой, кто помогать мне в лаборатории… к слову, мне нужны зельевары. Срочно. Если кто из новых имеют какие-то знания в этой области, ко мне. Обучу и пристрою. Так, что еще…

Я постаралась собраться с мыслями.

— Патрули на кладбища еще нужны, на это выбирать лучше тех, кто сильнее…

— Мы поняли, — кивнул Фар. — Разобьем на группы, а там будет понятно кого и куда пристроить.

Я благодарно кивнула. Потому что в моих записях уже значилось порядка десяти заданий для разных групп. Но сейчас я смогла вспомнить только несколько самых основных. Как-то растерялась перед таким количеством желающих.

— Ваши комнаты уже почти готовы, — выдохнула я. — Остальное обсудим за ужином. Пока можете обустраиваться, скелет покажет дорогу, — кивнула на подошедшего слугу.

И столько благодарности поймала в глазах новых помощников, что у самой в груди потеплело. Вот что значит быть главой рода. Пусть пока и маленького, но еще не вечер.

Да вот только наступление вечера, как оказалось, несло для меня не только хорошие вести.

Ужин прошел весьма спокойно. Новые члены рода обживались, осматривались, Фар предоставил мне список новых членов рода с краткой характеристикой на каждого. Они уже разбили их всех на группы! Опять же очень оперативно.

Нет, эти двое точно заслуживают какое-то поощрение. Такое рвение и такие усилия. Решено, назначу их не просто главными над новенькими, но и станут они моим отделом кадров.

Свежая кровь еще будет нужна. Завтра же загоню группу некромантов-зельеваров в лабораторию, начнем изготавливать необходимые зелья для резервов.

Но вот когда ужин подошел к концу, а некроманты рассредоточились по дому, исследуя новое место жизни, ко мне подошли Фар с Беном.

— Леди Хлоя, мы бы хотели с вами поговорить, — как-то не очень уверенно произнес “одуван” и опасливо заозирался.

— Конечно, — согласилась я, хотя сама уже начинала валиться с ног.

— Это ведь правда, что в вашем доме живет ваш супруг? — зашел издалека Бен.

— Да, — я непонимающе покачала головой.

К чему они вообще ведут?

— Многие опасаются лорда Блэкдена, — почти шепотом произнес Фар.

А Хранитель, который подслушивал этот разговор, заразительно заржал.

Та-а-ак. Это уже интересно.

— А почему? — уточнила я, стараясь сдержать улыбку.

— Ну так он же слабосилков жрет, — уверенно заявил Бен и опять проверил, не стоит ли Алистер у него за спиной. Проверил и добавил. — Чтобы не умереть самому.

— Да, мы изучили ваш договор, и вы обещали, что позаботитесь о наших жизнях. Всем было бы в разы спокойней, если бы дополнительным соглашением вошел пункт о том, что лорд Блэкден не посмеет нанести вред вашим новым членам рода, в угоду себе.

Вот тут я не выдержала и расхохоталась.

Судя по взглядам отшатнувшихся от меня парней, те решили, что раскусили мой коварный план, и уже завтра утром всех их отправят на завтрак к Алистеру.

— Какие глупости, — отсмеявшись, произнесла я. — Лорд Блэкден не жрет слабосилков.

— Вам откуда знать? — недовольно буркнул Фар. — Вы же не слабосилок, леди Хлоя.

— Ладно? — усмехнулась я. — На ближайшем собрании поднимем этот вопрос.

Фар с Беном расслабленно выдохнули, а потом переглянулись. Будто решая, стоит ли меня еще о чем-то спрашивать.

— Леди Хлоя, есть еще кое-что, — аккуратно заговорил Бен.

— Да? — я ожидала услышать еще одну байку о своем супруге. Но услышала нечто иное.

— Сегодня в обед, когда мы ждали некоторых знакомых с академии, мы видели как лорд Блэкден зашел в ресторан “Бархат”. И… он был не один. — Парни переглянулись, а у меня сердце сжалось от нехорошего предчувствия. — К нему вскоре присоединились леди Кэтрин де Тиор. Мы не знаем, о чем они говорили, . но так получилось мы из-под носа ловцов рода Тиор увели несколько ребят. Как бы вам за это ни досталось.

Парни явно чего-то недоговаривали. И я знала о чем они умолчали: о собственных домыслах. Я думала о том же: сомнительно, что Кэтрин с Алистером обсуждали слабосилков.

Но парни постеснялись сказать мне это напрямую.

Вот так из простых членов рода эти двое стали для меня гонцами. Гонцами с довольно дурными вестями.

Сказав, что знаю об этой встрече, я пресекла распространение сплетен. Но стоило остаться наедине с собой…

— Вот гаденыш, — выдохнула я, размашистым шагом меряя собственные покои.

Знала ведь, что все не так просто в их разладе!

— Почему сразу гаденыш? — вмешался Хранитель.

А я подпрыгнула на месте от неожиданности. Можно было уже привыкнуть, что любые разговоры в этих стенах не остаются без свидетелей. Но сейчас я никого не хотела видеть. Никого слышать. И ни с кем делиться своими эмоциями. Просто хотелось побыть наедине с собой, чтобы разобраться в обуревавших меня чувствах.

— Уйди по-хорошему, — попросила я, словно от меня хоть что-то зависело. — Дай побыть одной.

— Одна ты делов наворотишь, — фыркнул Хранитель, ничуть не проникнувшись. — Это хорошо еще, что при детях виду не подала. Твое проявление ревности сейчас совершенно не к месту.

— Ревности?! — получилось слишком громко. — Не смеши! — перевела в шутку.

Открыла окно — было слишком душно. Свежий воздух ворвался в комнату, взъерошил волосы и на секунду дал чувство спокойствия. Но всего на секунду, потому что Хранитель продолжил:

— Хочешь сказать, что это не ревность? И что же тогда?

Проигнорировав вопрос Хранителя точно так же, как он проигнорировал просьбу оставить меня одну, я забралась с ногами на подоконник, оперлась спиной о стену и прикрыла глаза. К счастью, дух замолчал и провокационные вопросы не задавал. Так что можно было просто побыть в тишине и подумать.

На улице стоял теплый вечер, солнце медленно скатывалось за горизонт, раскидывая теплые оранжевые пятна света по миру. В такие моменты надо быть спокойной и уметь наслаждаться природой.

Но мне хотелось только рвать и метать.

Ревность?! Да с какого черта лысого мне вообще ревновать этого некроманта к его бывшей невесте?! Наш брак и тот фальшивка. Он может делать что угодно! Правда ведь?

Обдумать это я не успела, двери в комнату открылись без стука. И я прекрасно знала, у кого в доме чувство такта отсутствует в принципе.

— Вот ты где, — довольным голосом произнес Алистер. — Тут теперь так шумно, прямо даже непривычно.

Я скосила глаза на супруга и поджала губы.

— Судя по тому, как шумно несколько ребят обсуждали свои умения в зельеварении, ты все же нашла способ обойти сотрудничество с гильдией. И хорошо, — он хмыкнул. — Перечитал я те правки еще раз, и могу сказать, что тебя попросту собирались использовать.

Похоже, не только они. Собственно, а чему я удивляюсь? Он с самого начала меня использовал. Вынудил выскочить за него замуж, чтобы он мог проверить свои подозрения. Потом выставил напоказ как куклу, не иначе, чтоб Кэт взревновала и поняла, мужчину упустила. Теперь не даёт развода, пока не решит свои проблемы.

Злость огненной волной вспыхнула в груди и разлилась по рукам. Кончики пальцев защипало от магии, которая полностью разделяла мое желание умертвить на месте одного представителя живых. И пусть у меня нет никаких особых причин. Мало ли с кем мог встречаться Алистер. Он ведь не обязан мне отчитываться!

Так почему меня задела новость, принесенная Фаром и Беном? Ответ нашелся быстро: потому что он унижает меня подобными выходками! Женат на мне, а шашни крутит с бывшей. Да надо мной весь свет смеяться будет!

Неужели это кара за мою прошлую жизнь? За то, что замуж собиралась за одного, тогда как любила другого?

Призвав всю свою выдержку плавно слезла с подоконника и, сложив руки на груди, в упор уставилась на Алистера.

— Да, это отличный выход из сложившегося ситуации. Я знаю. В связи с тем, как теперь развиваются события, я готова сама со всем разбираться. Я хочу, чтобы вы съехали.

С холодным интересом наблюдала за тем, как медленно вытягивается от удивления его лицо.

— Что? — выдохнул он.

— Вы прекрасно услышали меня.

— О, ну раз речь пошла так, — помрачнел колдун. — То все очень просто. Как ты могла забыть, Хлоя, у нас есть незавершенное дело.

— Да, и оно не требует совместного проживания. Мне не нужны рога, дорогой мой супруг. Какими бы они ни были, настоящими или порождением сплетен. Увы, я не грозный, всесильный некромант — мне дорога моя репутация. Так что лучше, чтобы общественность видела, что мы живем порознь.

— Увы, традиции рода запрещают жить супругам отдельно. Если, конечно, вы не хотите ночью перенестись в мою кровать.

Я от досады скрипнула зубами — опять эти традиции! — и жестом указала мужу на дверь. А Алистер почему-то улыбнулся. Да так довольно, будто я ему самолюбие почесала. Хотя думала только о своей репутации и репутации своего рода.

— Ты так соблазнительна, когда ревнуешь, — поддел напоследок мужчина и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь, оставляя меня с чувством, что я выставила себя глупой, очень глупой девицей.

Глава 18. Супружеская спальня


Ночью грохотала гроза, заставляя ворочаться без сна на пышной перине. А ещё эти пугающие мысли! Страшно было признаться даже самой себе, что в словах Хранителя есть зерно правды. Неужели я и впрямь приревновала Алистера? Ужасно! Мне только разбитого сердца для полного счастья не хватало!

Устав придумывать оправдания своему поведению, я, под шум дождя, наконец уснула. А проснувшись сделала себе установку: больше никакого самокопания и самоедства! В конце концов хорошо, что все сложилось так, как сложилось. Было бы гораздо хуже, если бы я позволила себе влюбиться. Сейчас ещё можно сделать вид, что ничего и не было. Ни притяжения, ни заигрываний, ни поцелуев.

Спускаясь к завтраку, я решила, что отныне не будет ни жеста, ни взгляда, ни единой мелочи, выдающей мою заинтересованность собственным мужем.

— Доброе утро, — приветствует меня Алистер, откладывая газету в сторону. — Ты как раз вовремя.

Действительно. Скелеты, словно только моего появления и ждали, принесли завтрак, накрывая стол на двоих.

— А где все остальные?

Прежде чем Алистер успел хоть слово сказать, словно по заказу откуда-то со стороны донеслись взрывы смеха.

Я нахмурилась, не совсем понимая, что происходит.

— Не смотри на меня так, — мужчина даже бровью не повел. — Фар сообщил, что не дело это слабосилкам сидеть за одним столом с главами рода, и отныне трапезничать они будут в общей столовой.

Я на это лишь глаза закатила к потолку. Детский сад! Вроде бы не дети, а в сказки про страшного-ужасного Алистера верят.

— Я позавтракаю с ребятами.

— Избегаешь меня? — в глазах мужчины заплясали смешинки.

— С чего бы мне это делать? — ответила вопросом на вопрос, не собираясь показывать, что он прав — я действительно не хотела оставаться с ним наедине. — Нужно обсудить дела, пока новенькие не убежали на учебу.

Мужчина не поверил. В воздухе буквально витало насмешливое «Ну-ну, конечно».

— Ну раз так, — Алистер встал из-за стола и подошел ко мне, — думаю, мне не стоит отрываться от коллектива. Идём?

Проигнорировав локоть мужа, я двинулась в ту сторону, откуда доносились голоса. Правда, едва мы показались — как все стихло.

Я, не обращая внимание на витающее в воздухе напряжение, завела разговор. Фар и Бен подхватили — представили мне ребят, которым интересно зельеварение. Слово за слово и вскоре все расслабились, а я забыла про Алистера и по-настоящему погрузилась в работу.

Дни пролетали, как заколдованные. Дел было столько, что я крутилась как белка в колесе.

Общим советом решили, что курс по раскачке резерва отложим на период каникул, сосредоточившись на более важной задаче: закрытии практики. Тут к этому относились более, чем серьёзно и в случае невыполнения заданий ребята и впрямь могли вылететь из Академии. Благо, работы на кладбищах рода Варгас было по-за глаза. Загвоздка в том, что помимо стандартных, рутинных заданий были и заковыристые. Отработать защитные пентаграммы, разные ритуалы подъёма и упокоения нежити, или более того — провести опросы этой самой нежити можно было только в присутствии дипломированного некроманта. А Хлоя училась на другом факультете! Так что как бы я ни хотела держаться от Алистера на расстоянии, пришлось переступить через себя и идти на поклон, потому что знала наверняка: в Академии ребят завалят.

Мужа я нашла в его собственном кабинете — он что-то обсуждал с Рудольфом. Отдав распоряжение принести чаю, Алистер выпроводил помощника за дверь.

А выслушав мою просьбу, откинулся на спинку стула и съехидничал:

— Что, так и будешь с ними нянчится?

— Я не нянчусь с ними.

— Тогда где твои студенты? — он изогнул бровь и демонстративно наклонил голову, словно заглядывая мне за спину.

— Я пришла уточнить возможность, а не просить за них.

Алистер задумался на минуту, не отводя взгляда.

— Что ж, такая возможность будет стоить тебе желание.

— Какое? — я и не думала спорить.

— Ещё не придумал. Но…, — он специально сделал паузу, подогревая моё любопытство, — все в рамках супружества.

Это прозвучало так интимно, что я моментально вспыхнула, распознав подоплеку поступившего предложения. А Алистер наслаждался моей реакцией, отслеживая каждую эмоцию.

— Я не буду с тобой спать.

Почти сразу мужчина расплылся в непозволительно широкой улыбке, а после, не изменяя себе, задал очередной провокационный вопрос:

— А я разве предлагал?

Понимая, что я сама себя загнала в ловушку, скрипнула зубами.

— Отлично, — произношу с самым невозмутимым видом. — Хорошо, что наши желания в этом совпадают. А с остальным я справлюсь. — С удовольствием отмечая, что улыбка супруга несколько померкла, подвела итоги: — Считаю, что мы договорились.

И развернувшись, сделала шаг к двери.

— Учти, — донеслось в спину, — с каждым из твоих подопечных буду разговаривать отдельно. Я не собираюсь тратить время на уговоры и заверения, что я не кусаюсь.

Сказать, что ребята обрадовались перспективе собеседования, значит, соврать. Но Алистер прав: я с ними как курица-наседка. Достаточно и того, что предоставила возможность, а остальное уже зависит от них самих. Хотят получить диплом, значит пересилят свой страх перед некромантом. В конце концов, с таким-то отчетом их не посмеют отчислить.

Я же с чистой совестью переключилась на другие задачи — дел было невпроворот. Зато всех пристроила к делу. Одни заряжали кристаллы для артефактов, другие инспектировали кладбища рода Варгас, чтобы узнать текущее положение дел — по их отчетам старшекурсники под руководством Алистера наводили там порядок в рамках практики. Оставшиеся без дела, оказалось, засунули свой нос во все места, куда им позволил Хранитель. Так что мы быстро определили, где будет лаборатория для зельеваров, после чего я потратила кучу сил, чтобы поставить защиту на помещение, опасаясь, что в ходе экспериментов студиозы мне полдома разнесут. Познакомила всех с Рюриком, задачей которого было создать единую форму для членов рода Варгас. Эмоциональный портной, конечно, произвел неизгладимое впечатление на студентов, но не такое, как знакомство с ужастиками из оранжереи. Хотя, есть у меня подозрения, что ребята бросились врассыпную вовсе не от вида зубастых роз, а от убойного аромата трупного цветка, что в прямом смысле сбивал с ног. Я-то, наученная горьким опытом, сразу, ещё на подходе к оранжерее, поставила себе фильтры. Увы, не все быстро сориентировались и последовали моему примеру. А уж новость, что вот он — главный ингредиент зелья для раскачки резерва — так поразила ребят, что, некоторые, кажется, передумали этот самый резерв себе раскачивать. Глупенькие. Можно подумать, у них выбор есть.

Нерешенными остались лишь два вопроса — желание Алистера и финансы, поющие романсы.

Удивительно, но придумать, где взять деньги, оказалось гораздо проще, нежели разобраться в собственных чувствах. Первое время, каждый раз видя Алистера, я думала… ну вот, сейчас он скажет, чего желает! Но он молчал, лишь смотрел на меня так… предвкушающе! Как кот при виде миски сметаны! Коварно улыбался, подмигивал, пару раз даже вроде как собирался что-то сказать, но в последний момент с загадочным видом отступал. И это так бесило! Хотелось кричать — да скажи ты уже, чего хочешь! Но я держала себя в руках.

Интуиция шептала — дорогой муженек уже придумал желание, но специально разводит интригу. И как бы мне ни было любопытно, что он там такого придумал в рамках супружества, я ни за что ему в этом не признаюсь!

И не покажу, что жду этого!

Чтобы не свихнуться от догадок, переключилась на финансы.

Счета были пусты — отец Хлои потратил все состояние на лучших лекарей и магов, в попытке спасти свой род. Даже заначек никаких не осталось! Продовольственные запасы не резиновые — голодных ртов-то ого-го! И жалования, опять же. Ещё немного и мы по миру пойдем. Производство зелий нужно на поток поставить, продажи наладить, а это все время, которого у меня нет.

Так бы я и ломала голову, где по-быстрому разжиться деньгами, если бы не Хранитель.

— Знаешь, сколько некроманты платят за тела магов?

— Сколько?

— Много, — хмыкнул дух. Подумав, добавил: — Очень много. А сколько одаренных умирает каждый день? — вопрос явно риторический, так что я промолчала. — Придумаешь, как уговорить магов отдать свои тела после смерти нашему роду — решишь проблему финансов.

Угу. Интересно, как это сделать? Насколько мне известно, маги в этом вопросе очень щепетильны — соглашаются лишь в редких, исключительных случаях. Не все хотят, чтобы их потом поднял какой-нибудь некромант и заставил себе прислуживать. Или более того — пустил на ингредиенты.

Что бы такого им предложить?

Решив не мудрствовать — денег у меня нет, а значит, предложить могу пока лишь редкие травы — я решила попытать счастья в очередной гильдии. Затаив обиду на зельеваров — после попытки обдурить наивную девочку ни шиша они от меня не получат — оправилась к лекарям. Только не к обычным — у таких маги не лечатся, а к целителям. С их главой я встречалась на приёме, вроде бы дядька толковый.

Белоснежное здание высотой в три этажа было словно соткано из кружев. Ажурное, воздушное и невероятно изящное. По обе стороны от главного входа стояли статуи в целительских мантиях.

Надо отдать должное, даже несмотря на противоположные силы, тут некромантку встретили куда радушнее, чем у зельеваров. Мне даже представляться не пришлось. Как оказалось, в этом ведомстве я персона довольно известная.

— Леди Блэкден де Варгас, лорд Алие вас ждет.

Вот это я понимаю — обслуживание.

У целителей я пробыла до позднего вечера — очень уж разговор получился продуктивным. Стоило мне перечислить ингредиенты, которые я готова поставлять, как поняла, что никто меня без подписанного договора из гильдии уже не выпустит. Разве что только вперед ногами.

Наша беседа меньше всего напоминала переговоры: мы с уважаемыми старцами, которые были живее любого зомби — словно зайчики-энерджайзеры, торговались до хрипоты, спорили до криков и от переполнявших эмоций носились по кабинету, накручивая круги вокруг стола. Леди Юнина Стронг, без присутствия которой я отказалась подписывать хоть какие-то бумаги, не смогла скрыть удивления от открывшейся ей картины. Благо комментировать не стала. А через каких-то полчаса спор пошел на второй круг, теперь уже с её участием, пока я в сторонке наслаждалась чаем.

Домой я вернулась вымотанная, уставшая, но безумно довольная. С договором, в котором сказано, что отныне всех целителей, числящихся в гильдии, хоронят исключительно на кладбищах рода Варгас. Как оказалось — жизни пациентов для целителей куда важнее того, что будет с их собственным телом после смерти.

А ещё… я таки отомстила зельеварам. То-то они будут рады!

Мелочь, а приятно.

Сейчас же хотелось лишь одного — скинуть с себя одежду и упасть в кровать. Что я и вознамерилась сделать. Взлетела по лестнице, пронеслась по коридору, распахнула дверь в собственную спальню… и застыла на пороге как вкопанная.

— Ой! — в шоке уставилась на Алистера, лежавшего на кровати. Мужчина, вытянувшись во весь свой немалый рост, читал книгу. И он был почти голым! Я отвернулась, как только взгляд упал на полотенце, обмотанное вокруг его бедер. — Извини, дверью ошиблась.

Как неловко получилось!

Послышался сдавленный хмык, но я решительно не обратила на него внимания.

И я уже почти захлопнула дверь, как взгляд зацепился за манекен с моим платьем, сшитом специально для приёма — оно было так красиво, что я просто не захотела его прятать в шкаф. И трюмо, где стояли знакомые баночки с кремами. Да чего уж, даже покрывало, на котором развалился этот Аполлон, было моим!

О, да ладно! Меня решили соблазнить? Как банально!

Но не сказать, что неэффективно.

Я хотела быть холодной, железной леди, которая не знает, что такое смущение и вообще равнодушна к собственному супругу. Но увы, эмоции скрыть не получилось.

— Что ты делаешь в моей комнате? — спрашиваю чуть охрипшим голосом, не позволяя себе опускать взгляд ниже наглых, светящихся озорством глаз.

И вообще, какого черта, страшный и ужасный Алистер, некромант, якобы умирающий от проклятия, выглядит настолько хорошо?!

Алистер выдержал небольшую паузу, прежде чем ответить.

— Готовлюсь ко сну.

— В моей комнате?

— В нашей супружеской спальне, — переиначил он.

Моя челюсть буквально отвисла. Чего-чего? Супружеской спальне?!

— Я уже говорила, что спать с тобой не собираюсь! — сложила руки на груди, с трудом удержавшись от того, чтобы не притопнуть ногой от возмущения. — Даже просто делить кровать, — поясняю для особо-одаренных, подчеркивая интонацией смысл.

— Можешь спать на диванчике, я ничего не имею против, — заявил этот...этот…!

Издевается?! Да он же крошечный!

— Алистер! — уже почти рычу. — Я так вымоталась, что с ног валюсь, а ты тут дурачишься. Будь добр, вернись в свою комнату!

— С сегодняшнего дня это наша общая спальня, — и прежде чем я испепелила его разъяренным взглядом, добавил: — это моё желание.

Р-р-р! Да чтоб тебе провалиться!

В эту самую секунду я мечтала стукнуть его чем-нибудь тяжелым, но увы, мне оставалось разве что голову посыпать пеплом. Потому что я сама не установила никаких рамок, а у Алистера, как выяснилось, совесть сдохла давно и без шанса на воскрешение.

Дальше злиться не получилось: Алистер встал. Ну как… перетек в вертикальное положение с грациозностью пантеры, выслеживающей жертву, ловко придерживая полотенце, размер которого грозился показать все то, что скрыто. Чувствуя, как щеки заливает румянец, поспешно отвернулась. Скромный сексуальный опыт не давал мне ни единого шанса выдержать это испытание с достоинством снежной королевы.

— Кстати, — я навострила ушки, по звукам определяя движение мужа, и все равно вздрогнула, когда его ладони легли мне на плечи. — Тебя ждет теплая ванна. Помочь снять платье? — горячее дыхание опалило ухо.

Какое счастье, что я стою к нему спиной и Алистер не видит моей растерянности и смущения. Какого лешего он творит?

— Сама справлюсь, — зашипела рассерженной кошкой, выворачиваясь из объятий. — Будь добр, надень штаны, пока я моюсь!

Мужчина тихо засмеялся, а я, не сказав больше ни слова, скрылась в купальне.

Бассейн и впрямь был полон кристально чистой горячей воды, от которой шел легкий пар, а воздух наполнен ароматами трав. Я мылась так долго, что в какой-то момент подумала, что ещё чуть-чуть и есть все шансы на превращение в русалку. Зато голова заработала.

Завернувшись в халат, скрывающий тело от шеи и по самые пятки, вернулась в спальню.

— Ты ещё не заработал своё желание, — заявила с порога, надеясь, что Алистер устыдится и скроется.

Ага, куда там! Ну хоть полотенце сменил на пижамные штаны. Жаль, не сообразила уточнить про рубашку, потому что сам он не догадался!

— А чем я все это время, по-твоему, занимался? — Алистер выгнул бровь, его губы растянулись в улыбке. — Можешь утром поздравить своих гавриков — если, конечно, они найдут в себе силы спуститься к завтраку — все зачислены на следующий год.

— Ух ты! Я думала вы ещё неделю минимум будете по кладбищам прыгать!

— Я тоже так думал, — тут мужчина чуть нахмурился. — Но даже с учетом того безобразия что там сейчас творится, мы справились очень быстро.

— О чем ты? — перешла на серьезный тон, понимая, что время шалостей закончилось.

— Те големы, которые тогда заявились к твоему дому — не единственные. На кладбищах куча незапланированных оживлений в различных точках. Я не сразу понял что к чему — решил, что все из-за того, что у вас какое-то время не работала защита. Но я поспрашивал и, как выяснилось, подобные аномалии происходят абсолютно на всех кладбищах.

— Но это ведь ненормально…

— И я тебе о том же. Найти бы причину. Или способ, как это контролировать, потому что артефакты не справляются.

Я закусила губу. Проклятие на некромантах, проблемы с трупами… Может ли это все быть звеньями одной цепи?

— Ну да опустим эту не самую приятную тему…, — Алистер откинул край одеяла, приглашая меня в кровать. — Лучше расскажи, как прошла встреча с целителями.

— Лучше, чем я ожидала…

Погрузившись в рассказ не сразу поняла, что мне просто заговаривают зубы. Замолчала на полуслове и в полушаге от кровати. Алистер улыбался, откинувшись на подушки и закинув руки за голову.

И вот что с ним делать?

— Не дури, — безапелляционно заявил Хранитель, нагло подслушав мысли. — Диван слишком маленький, а из комнаты я тебя не выпущу, так и знай. Роду нужны наследники! Пользуйся, пока этот несчастный ещё не помер!

Ах ты ж! Духу повезло, что он уже дух. Иначе бы поймала, убила, воскресила и так несколько раз! Манипулятор! Интриган!

— Руки не распускать, — сделала предупреждение супругу, смотря на него максимально строгим взглядом. Судя по ухмылке — с запугиванием у меня плохо. Не растерявшись, схватила подушку, переложила её на другую сторону и ответила Алистеру взглядом победительницы.

Так-то! Спать будем вальтом!

— Так, почему ты не станешь подписывать договор с зельеварами? — продолжил разговор супруг, глядя на то, как я заворачиваюсь в одеяло. — Ещё чуть-чуть и они согласятся на любые твои условия.

— Поздно, — я зевнула, устраивая голову на подушке. — Как оказалось, целители и зельевары между собой не ладят. Мягко говоря. Для одних нет ничего важнее жизни, другие на спасении жизней стремятся заработать состояние — цены ломят на зелья такие, что просто умереть не встать. Вот передо мной и поставили выбор — целители или зельевары. Так что отныне мне запрещено поставлять товарищам зельеварам ингредиенты, исключение — готовые зелья. И то, строго по двойному тарифу от прайса, который они выставили целителям.

— Вы ж у них так всех клиентов уведете! — сообразил мужчина. — Святая Либитина, — Алистер схватился за сердце, а мой взгляд вновь задержался на его шикарном теле. — Моя жена — коварнейшая женщина!

— Хорошо, что ты это понял, — подтвердила, прикрыв глаза. — Впредь будешь опасаться.

И не дождавшись ответа, уснула. Да так крепко, что не почувствовала, как Алистер вытащил меня из одеяльного кокона и притянул к себе. Не сама же я на него переползла?!

Боже, надеюсь это не так!

Проснувшись, я замерла, не зная, как реагировать… потому что выбираться из мужских объятий совсем не хотелось. Напротив, был соблазн понежиться, насладиться. Но при всем этом где-то на периферии сознание царапала мысль — это неправильно. Опасаясь, что Алистер сейчас проснется и поймет, что ночью мы переплелись всеми конечностями как сиамские близнецы, медленно начала отодвигаться, стараясь выскользнуть из-под его руки. Но не тут-то было! Мужчина перечеркнул все мои усилия, притянув меня обратно, крепко прижав к себе.

Вот ведь!

Вздохнув, я решила не сдаваться раньше времени, но тут на одеяло прямо из ниоткуда приземлился конверт, и я испуганно взвизгнула.

— Что случилось? — Алистер подорвался с места так, словно на нас напали зомби, а меня уже начали жрать. — Почему ты кричишь?

— Письмо пришло, — нахмурилась, заметив, что Алистер окончательно проснулся и осмотревшись, сделал выводы. А когда посмотрела на письмо, настроение моё окончательно испортилось. Чуйка у неё, что ли? — От Кэтрин.

Глава 19. Крик о помощи


— Еще и мимо почты, — продолжила я мысль, спустя несколько секунд тишины. А потом, воспользовавшись замешательством мужа, все же выскользнула из кольца его рук, схватила халат и письмо.

Первый нужно было накинуть, а второе… выкинуть?

Почему-то именно таким было первое желание. Особенно после тех сплетен, что принесли мне Фар с Беном. Это же получается, что я только что балдела в объятиях человека, который полностью плевал на мою репутацию.

Сжав конверт в руке с такой силой, что бумага помялась, рвано выдохнула.

Так, Настя, соберись. Нужно думать головой, а не каким-либо другим местом. Даже если этих самых мест столько, что сама со счета сбилась.

— Всего-то? — Потянулся мой супруг, переворачиваясь на другой бок. — Я думал, на нас нападают.

Я недоверчиво покосилась в его сторону. Так и есть! Опять спать пытается! То есть письма его жене от бывшей невесты совершенно не повод, чтобы взбодриться?

Злость обожгла легкие рваным дыханием, но я быстро справилась с ней и все же открыла письмо. Прошла к дивану, но сесть не успела.

“Уважаемая леди Хлоя!

Пишу я вам с надеждой получить ответ. Знаю, что ранее мы с вами не находили общий язык и не могли зваться подругами. Но ныне изменилось слишком многое.

Я пишу вам, как женщина женщине. Как сильная чародейка сильной чародейке. В этом мире, созданном для мужчин, таким как мы, нужно держаться вместе. И я прошу у вас помощи, надеясь на вашу доброту.

События в моей жизни сложились так, что я могу погибнуть, если вы не протянете мне руку. И я прошу вас услышать мой крик. Надеюсь на личную встречу, ведь все доверить бумаге я не могу.

С уважением,

леди Кэтрин де Тиор.”

— Ни хрена ж себе, — шепотом выдохнула я, второй раз перечитывая это высокопарное и слишком уж завуалированное письмо.

Вот так я точно никогда не научусь делать. Слишком много воды и мало смысла. Что она вообще хотела этим сказать? Назначить встречу? Зачем?

— Все нормально? — Алистер привлек мое внимание вопросом.

Я повернулась к мужчине, который полулежал на кровати. Одеяло сползло ниже пояса, опять мешая думать нормально.

Боже, Настя, ты что мужчин в своей жизни не видела? Ну что за каша в голове?!

Тряхнув этой самой головой, я быстрым шагом подошла к мужу и протянула ему письмо. Некромант несколько долгих секунд смотрел только на меня, потом опустил глаза к листу и протянул руку. Мазнул меня по чувствительной коже запястья пальцами, пробуждая табун мурашек, и взял письмо.

Алистеру потребовалось меньше минуты на то, чтобы ознакомиться с написанным. А потом он поднял на меня взгляд, в котором читался вопрос. Только это был не “И что это все значит?”, а скорее “И зачем ты мне дала это прочитать?”

— Что это значит? — выпалила я.

— Тут же все написано, — потянулся колдун, откинул одеяло и встал. — Кэтрин хочет с тобой встретиться.

— Вначале с тобой, теперь со мной. Не многовато ли встреч у нее с нашей семьей? — фыркнула я, не понимая, что меня так разозлило.

А когда поймала хитрую усмешку, и вовсе прикусила язык. Потому что муж сейчас довольно так улыбался.

— Ну, начнем с того, что обе эти встречи у нее будут с одной и той же темой, — проникновенно проговорил Алистер. — Она вначале ко мне за просьбой обратилась. Но я посоветовал ей написать тебе. Потому что помочь ей можешь только ты.

— Помочь? Я?! — Тряхнув головой, постаралась собраться с мыслями.

Но то ли утро так плохо влияло на мозги. То ли близость одного полуголого некроманта.

— Можешь отказать ей. — Спокойно пожал плечами мужчина. — Можешь пригласить на чаепитие и выслушать. Решать тебе.

Он так спокойно обо всем рассуждал, что я даже злиться прекратила. Ну как можно злиться на удава?

— Но если хочешь, чтобы я присутствовал при этом разговоре, лучше назначь его до ритуала, — кивнул колдун и потянулся за рубашкой.

А я так и осталась стоять с возвращенным мне письмом в руке.

— Как она его мимо почты отправить смогла? — только и задала вопрос.

— Привязала именно на тебя, защиту же ты не ставила, — методично застегивая пуговицы, проговорил колдун. — Видимо, хотела, чтобы ты прочитала его как можно быстрее. Или вовсе боялась, что до тебя письмо может не дойти.

Да, пожалуй, такое утро назвать добрым никак язык не повернется.

— Ну что, ты больше не ревнуешь? — раздалось за спиной в ту самую секунду, когда я отбросила все мысли и даже расслабилась.

Руки некроманта скользнули по талии, обнимая. А я замерла, не зная, как реагировать. Воспользовавшись моим промедлением, Алистер притянул меня к себе и прижал спиной к груди.

— Нет, конечно, — отмерла я, пока не стараясь вырваться. Только развернулась в его объятиях так, чтобы смотреть в глаза. Вскинула бровь и протянула. — Тебе ведь это нравилось. А зачем радовать некроманта лишний раз?

Не знаю, какой реакции я ожидала, но колдун тихо рассмеялся и сам выпустил меня из объятий. А я, к собственному удивлению, почувствовала ужасное разочарование.

И еще долго не могла отделаться от этого чувства. Отпустило меня только после завтрака с новыми членами рода. Они все так радовались сданной практике, что я и сама уже начала улыбаться.

А вот после завтрака решила ответить Кэтрин. Не знаю, что она от меня хочет, но похоже все же нужно назначить встречу. Нет, можно, конечно, расспросить Алистера, чтобы быть подготовленной. Но… но я не хочу тешить его самолюбие еще больше.

Зазнавшийся некромант хуже просто некроманта. Это я уже успела понять. Так что со всем будем разбираться постепенно. Что, я разве зря занимала руководящую должность несколько лет в одной фирме? Деловую встречу с Кэтрин провести не смогу, что ли?

Так я думала до того момента, как отправила приглашение на чаепитие. Но стоило назначенному часу наступить, а мне войти в небольшую гостиную с массивными темными креслами, как я опять почувствовала себя не на своем месте.

Алистер уже занял одно из мест и лениво наблюдал за тем, как слуги сервируют небольшой круглый столик. Портал открылся в назначенное время, Кэтрин оказалась до ужаса пунктуальной. А вот мой супруг почему-то насмешливо хмыкнул, глядя на часы.

Девушка вышла из портала, поправила нервным движением подол синего платья и попыталась улыбнуться.

— Добрый день, леди Хлоя, — учтиво произнесла дочь лорда Тиор. — Лорд Алистер.

Мой муж поднялся на ноги и кивнул.

— Добрый день, леди Кэтрин, — отозвалась я в таком же тоне. — Проходите, присаживайтесь. Ваше письмо стало для меня большим удивлением.

Она сейчас на саму себя не походила. До этого резкая в движениях и взглядах чародейка, сейчас, кажется, смущалась и чувствовала себя не на месте. Я даже какое-то удовлетворение испытала.

Мы все заняли места у столика, скелеты наполнили чашки ароматным чаем и отступили к стенам. Повисла долгая пауза. Кэтрин тихо выдохнула, подняла на меня глаза и заговорила.

— Леди Хлоя, я пришла к вам с просьбой.

Я кивнула, давая понять, что готова выслушать, хотя вначале собиралась отказаться от этой встречи, что уж тут утаивать. Но интерес пересилил. Все же одно чаепитие с дочерью врага ничем не помешает. Если только в этот раз она мне опять отравы в напиток не плеснет. Надо как-то повнимательнее за своей чашкой следить.

— Сперва я обратилась за помощью к Алистеру, — пустилась в подробности, чародейка. — Сделала поспешные выводы, думала, что процветание вашего рода — его заслуга. Но лорд Блэкден открыл мне глаза на правду, и потому я сейчас здесь.

Я лишь слегка приподняла бровь, никак не комментируя признание. Что ж, не она первая, не ей быть последней. Пройдет ещё немало времени — тут я иллюзий не питала, прежде чем со мной начнут считаться в этом мире и осознают, что я не слабая женщина, прячущаяся за спиной супруга.

Но… я оценила, что Алистер не стал за моей спиной помогать Кэтрин, не стал просить за неё, а сразу расставил точки над «и». Одно это уже говорит о многом.

— Давайте ближе к делу, — поторопила собеседницу.

В умении вести светские беседы она явно меня за пояс заткнет, если не подтолкнуть — это хождение «вокруг да около» растянется на пару часов.

— Конечно, — Кэтрин отставила чашку на черное матовое блюдце и кивнула. — Дело в том, что мой отец собирается сделать главой рода моего будущего супруга и меня это не устраивает, — женщина перешла на деловой тон, отбросив реверансы.

— Чем же? — уточнил Алистер. — Раньше тебя устраивала второстепенная роль.

— Не сравнивай себя с Оливером, — жестко и несколько иронично ответила Кэтрин, мазнув по Алистеру взглядом. — Тебе я хоть сейчас готова доверить управление родом Тиор, он же эгоист, который думает только о себе, прикрываясь благими целями. А я ему интересна исключительно как средство достижения цели. Понятия не имею, что он наплел моему отцу, перевернув ситуацию себе на пользу, но я это так не оставлю.

— А я его, оказывается, недооценил, — Алистер впечатлился.

— Не расстраивайся, ты не один такой… — окончание фразы Кэтрин опустила, но догадаться было несложно.

Алистер, ничуть не задетый резким ответом, усмехнулся. Кэтрин же перевела взгляд на меня, теряя интерес к бывшему жениху, словно его тут и не было.

— Главой рода Оливер станет только через мой труп, — в свете некромантского дара обещание прозвучало несколько злободневно. — Тем более сейчас, когда женщина, — она едва-едва склонила голову, выказывая уважение, — возглавила род. Признаться, леди Хлоя, меня взбудоражило то, с какой легкостью вы это проделали. И то, как умело набираете людей, невзирая на сложности.

— Вы хотите повторить мой опыт, — подвела итог. — При чем тут я?

— Я могу занять место отца по праву рождения, но для этого мне нужна поддержка рода. Просто так, сами понимаете, мне — женщине — эту поддержку не получить. Насколько вам известно, леди Хлоя, мой отец занимается не самыми приятными вещами для привлечения свежей крови. Я не одобряю, однако, понимаю, почему он делает это.

— Ещё бы, жить-то хочется, не так ли? — съехидничал Хранитель, чье незримое присутствие я ощущала с момента появления Кэтрин в доме.

— Но если есть другие способы, то я не желаю больше терпеть смерти под сводами своего дома, — высокопарно заявила Кэтрин. — Вы нашли иные пути решения проблемы, поэтому я тут. Могу ли я просить вас помочь мне с этим? А я отблагодарю вас так, как будет в моих силах.

О, как!

От таких откровений я слегка растерялась. Она сейчас просит выложить ей все козыри?

— Способ есть, — задумчиво протянул Алистер, заполняя образовавшуюся тишину. — Я уже давно борюсь с проклятием всеми известным методом, — от этого упоминания Кэтрин едва-заметно поморщилась. — Но леди Хлоя придумала кое-что другое.

Я чуть было не подпрыгнула на месте. Ну конечно!

Копмортем!

И судя по действиям и намекам Алистера он только за все происходящее.

Так, Настя, надо отбросить лишние мысли и соизмерить потери с выгодой. Если я начну поставлять роду Тиор вытяжку из копмортема, которая будет продлять жизни роду врага… что я смогу с этого поиметь? Одной пословицы «держи друга близко, а врага еще ближе» тут явно недостаточно.

— Это так, — спокойно проговорила я, отвечая на вопрошающий взгляд гостьи. — У меня на самом деле есть то, что может вам помочь, леди Кэтрин. Но сразу скажу, что в дела вашей семьи я лезть не собираюсь. И с остальным вам придется разбираться самостоятельно.

— Я и не прошу об этом, — Кивнула чародейка. — Мне хватит сил и умений на создание переворота. Но поддержку от своих людей я смогу получить только с вашей помощью.

— Допустим. — Я откинулась на спинку стула. — Что вы предлагаете взамен?

— За то, что прошу я, вы можете предложить любую цену, — легко отозвалась она.

Цену… да, деньги не помешают, но так просто она не получит вытяжку из компортема.

Я повернулась к мужу и мило улыбнулась:

— Дорогой, могу я попросить тебя пригласить законника? Нам нужно составить договор.

— Конечно. — Алистер хитро улыбнулся. — Я взял на себя смелость и уже пригласил. Законник дожидается вас внизу.

Ого! Какой предусмотрительный! Полагаю, если бы законник мне не потребовался, то о его присутствии я бы даже не узнала.

— Отлично. — Я повернулась к Кэтрин. — В таком случае я могу предложить вам поставку партий с зельями, которые будут аннигилировать влияние проклятия. Объем и цену обговорим уже при законнике. Помимо этого, за мою помощь я прошу… м-м-м… скажем, услугу.

Я наклонила голову и едва заметно улыбнулась, прекрасно понимая, что Кэтрин не откажет. А я получу и доход за поддержку рода Тиор, и услугу от его будущего главы, если у неё, конечно, все получится. А это уже немало. Ой как немало. Оставалось надеяться только, что сейчас я не помогаю шилу смениться на мыло. Кто знает, насколько сильно дочь похожа на отца.

Кэтрин думала несколько мгновений, а потом кивнула:

— Хорошо, леди Хлоя. Меня устраивать такой вариант.

Последующие несколько часов мы общались с законником, составляли договор и подписывали его. Алистер контролировал все с такой чуткостью, что мне даже приятно стало.

Но когда день со сложными решениями подошел к концу, нам обоим пришлось возвращаться в спальню. В общую спальню. Нет, я не то чтобы была простив спать в крепких мужских объятиях, но… было какое-то но, которое останавливало.

Я чуть было не поступила совершенно по-детски. Так и хотелось проскочить мимо мужа и захлопнуть дверь у него перед носом.

— Хороший договор, — произнес Алистер, проходя мимо меня в комнаты.

— Спасибо, — быстро поблагодарила я его. — Ты очень помог.

— Все для моей ревнивой жены, — не удержался мужчина и усмехнулся.

А я громко фыркнула, взяла вещи и поспешила в ванную. Ну его! Пусть остается со своими тараканами наедине, мне бы со своими разобраться!

Отмокала я в горячей воде долго — решила сегодня побыть эгоисткой. Выбиралась уже из остывшей воды, куталась в халат, выжимала волосы и наконец чувствовала себя человеком.

А когда вышла из купален… так и замерла на пороге.

В спальне непонятно откуда появился небольшой круглый столик и два стула с высокими спинками. Свет исходит только от канделябра со свечами, стоящего в центре того самого стола. Рядом с ним закупоренная бутыль вина, два пустых бокала из столового набора, корзина с фруктами и блюдо с сырной нарезкой.

— Не очень-то тянет на ужин, который мы пропустили, — вырвалось у меня при виде на все это дело.

— Возможно. — Алистер шагнул от окна, ступил в круг теплого света. — Но я бы хотел провести этот вечер с тобой в расслабляющей обстановке, Хлоя. Если ты, конечно, не против.

— А есть какой-то повод? — нахмурилась я.

— Повод можно найти всегда, — легко отозвался некромант. — Но сейчас в голову приходит не самый приятный из всех возможных вариантов.

— Это какой же?

— Скоро уже можно проводить ритуал, — проговорил Алистер, срывая сургучную печать с бутыли и вытаскивая чарами пробку. — Все готово.

— А? Так это преждевременные поминки, — хмыкнула я, хотя от одной только мысли стало неприятно.

— Ну если тебе хочется это отпраздновать, то конечно, — улыбнулся маг смерти. — А я хочу отметить годовщину нашей свадьбы. Пусть и небольшую — месяц. Но мне кажется, что наш брак весьма неплох, несмотря на все обстоятельства.

И вот тут я просто не могла с ним не согласиться. Нет, конечно, на Земле я себе совершенно не так представляла семейную жизнь, быт и счастье. Не здесь… да, здесь все было так как, могло бы быть. Мы главы двух сильнейших родов. Проклятых родов. Нас связывают обязательства и нужды. А еще мне иногда кажется, что и чувства. Но пока за всем происходящим их так мало. Мне по-женски мало тех эмоций, которые могут вскружить голову. Да и не позволяла я себе такой роскоши.

И вот казалось бы опять, когда можно расслабиться, наконец жить, врывается информация о том, что мой супруг готов к смерти.

— Мое завещание у законника. — Алистер как будто решил меня добить. — Просто знай. А сейчас давай отдохнем и поговорим.

Я молча кивнула, заняла один из стульев и пригубила налитое вино. Вкуснейшее вино из тех, что я пробовала за свою жизнь!

— Расскажи что-нибудь, — вырвалось у меня непроизвольно.

— Рассказать? — Алистер улыбнулся. — А о чем бы ты хотела послушать, Хлоя? Может быть о крае мира, где мне удалось побывать? Или о легендарных существах, что обитают там, где нет доступа людям? Или о…

— О чем-нибудь.

Я просто хотела насладиться звучанием его голоса под вкус вина. Разве это странно?

Алистер начал рассказ о крае мира, где он повидал горы, растущие вниз, реки, текущие в небо, и звезды, танцующие по облакам.

— Какой же ты фантазер, — рассмеялась я, когда этот сюрреалистический рассказ закончился.

— Почему же сразу фантазер? — Подмигнул некромант. — Пока сама там не побываешь, не узнаешь, лгу ли я.

— Конечно это неправда! Такого просто не бывает!

— Значит, я видел небыль, — завершил полушутя.

А мне внезапно так легко стало. Будто именно такого вечера не хватало все это время. Просто поговорить о всякой ерунде, посмеяться, выпить бокал вина. Не думать о проблемах, делах и заботах. Смотреть на другого человека.

Алистер подлил мне напитка и продолжил рассказывать о каких-то невиданных вещах. Я прикрывала глаза, слушала его и почему-то улыбалась.

Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Как и этот вечер подошел к концу. Вино было допито, но свечи еще горели.

— Пора ложишься спать, Хлоя. Нужно набраться сил. Думаю, что ритуал мы проведем завтра ночью.

— Завтра? — Вопрос оцарапал горло. — Так быстро?

— Нельзя больше тянуть.

И все. Легкости и счастья как ни бывало. Меня рывком вернуло в реальность, где я замужем за человеком, который завтра планирует умирать. Прекрасно!

— Да, ты прав, — сухо произнесла в ответ, вставая из-за стола. Но вместо того, чтобы шагнуть к кровати, сделала шаг к Алистеру.

— Хлоя? — Он легко перехватил меня за плечи, будто боясь, что я упаду.

Но вместо объяснения, я обвила его шею руками и просто поцеловала. Потому, что хотела. Мне это сейчас было нужно. И это было правильно.

Как ему был нужен этот вечер.

Отстранилась я так же быстро, чтобы не перешагнуть черту. Пусть мне и хочется сделать этот шаг, я не могу доверять человеку свое тело, но не доверять мысли. А тайн у меня ого-го сколько!

Алистер меня отпустил. Пусть не так легко, как того следовало бы. Спать мы легли, как обычные муж и жена. Не ногами к голове, а спиной к спине. К утру опять из нас кто-то обнимет другого во сне, но у меня были другие планы.

Я считала до сотни, потом до тысячи, потом сбилась и начала заново. Силой воли удерживала себя от того, чтобы не уснуть. А когда дыхание Алистера наконец выровнялось, я тихо встала и на цыпочках выбралась из комнаты.

Не знаю, на что рассчитывает мой муж. Но так просто помереть я ему не дам. Не зря же у меня уже расцвел цветок воскрешения. Осталось только превратить его в нужное зелье.

А там уже пусть сам разбирается со своими завещаниями. Мне они нафиг не нужны!

Глава 20. Ритуал


Ночь выдалась тяжелой. Как физически — спать хотелось неимоверно, так и морально — напряжение не отпускало. Слишком сложное зелье — рецепт аж на две страницы, слишком мало времени на подготовку, слишком мало знаний. Всего слишком… Да, был Хранитель, который подсказывал и направлял, но я отчетливо понимала — даже при всем желании и усердии не успею.

Так что недолго думая отправилась в жилое крыло — искать помощников. И — о счастье! — в доме были полуночники, которым не спалось, так же как и мне. В библиотеке, из-под двери которой пробивалась полоска света, склонившись над ворохом бумаг, сидели Фар и Бен.

— Кхм, — привлекла внимание, не желая пугать — так и до заикания довести можно. А заикающийся некромант… страшнее стихийного бедствия.

— Леди Хлоя? — мой поздний визит их порядком удивил. — Что-то случилось?

— Мне нужна помощь. — Парни вмиг подобрались как охотничьи псы, взявшие след. — Пригласите трех смышленых ребят из команды зельеваров. Тихо и без лишних вопросов. Жду вас в лаборатории.

— Нам тоже быть или только зельеварам? — уточнил Бен, ловко собирая тетради и книги, разложенные на столе.

— Жду всех.

Через двадцать минут, когда я зашла в лабораторию, ребята были уже в сборе. Мои помощники и три зельевара — две девушки лет семнадцати и мальчишка лет пятнадцати.

Гм, а не слишком ли юн? Что, никого другого не нашлось?

— Вы просили самых смышленых, — оправдывается Фар, оценив мою приподнятую в удивлении бровь. — Марик соображает получше остальных. Зелья варить умеет, больше сотни рецептов знает — бабка у него была зельеваром.

О, как. Ну что ж, посмотрим.

— Хорошо, — услышав вздох облегчения, слегка улыбнулась. — Приступим. Кто-нибудь знает, что это за цветок?

Водрузив на стол горшок с главным ингредиентом будущего зелья, стала ждать реакции.

— Цветок воскрешения, — твердо заявил Марик. — Откуда он у вас?

Во взгляде Фара так и читалось: ну я же говорил!

— Важнее то, что мы будем из него делать, — перевела тему, не желая вдаваться в подробности больше необходимого.

Парень хмыкнул, словно… ну не знаю, я глупость сморозила. И как самый настоящий ботаник зачитал нам короткую, но довольно информативную лекцию на тему, где и для чего применяется редкий цветок, не забыв упомянуть его примерную стоимость, отчего студенты ахнули — таких денег они в глаза не видели и в руках не держали. А как поняли, для чего я их собрала — окончательно растерялись. Этот рецепт зелья в обычном учебнике не найдёшь, он из области закрытых знаний. Библиотека рода Варгас могла похвастаться уникальными книгами, а вот, откуда эта информация известна Марику — непонятно. Что ж там за бабушка такая? И жива ли она ещё? Если нет… то ради такого дела можно и поднять.

Но как бы там ни было, а знания свои она внуку передала. Не став корчить из себя профессионала, я уступила место у котла тому, кто разбирается поболее моего.

И понеслось…

Мы провозились до самого утра, разойдясь лишь тогда, когда на улице начало светать. Вся основная работа была проделана, оставалось лишь ждать — зелью необходимо было настояться несколько часов.

Завершив эксперимент, я вернулась в свою собственную комнату. И тихонечко, стараясь не разбудить Алистера, нырнула под одеяло. То ли я переоценила свои старания, то ли мужчина спит очень чутко, но он проснулся.

— Где была? — сонно, не открывая глаз, спрашивает супруг, ловко подгребая меня к себе под теплый бок.

— У любовника, — ёрничаю, устраивая голову на его груди и обнимая рукой за пояс.

— При живом-то муже… — хмыкает Алистер.

Я в ответ угукаю, после чего мы вновь засыпаем.

Пробуждение было… приятным, несмотря на то, что я совершенно не выспалась.

Алистер, который и не думал вставать, откинувшись на подушки, одной рукой обнимал меня, прижимая к своему боку, другой выводил какие-то узоры на моём плече. И думал о своём.

— Почему не встаешь? — потягиваюсь как кошка, а после задираю голову, чтобы взглянуть ему в глаза. — Уже, наверняка, завтрак пропустил.

— Не хочу, — произносит он загадочно, а после быстро целует меня в нос. — Хочу валяться с тобой в кровати.

Это было так прямо, что у меня перехватило дыхание, а щеки начал заливать румянец.

— Исполнишь моё желание?

Стоило понять двойной смысл фразы, как радужное настроение исчезло.

— Алистер, пожалуйста, — я приподнимаюсь на локте, чтобы наши лица были на одном уровне, — скажи, что у тебя есть план. Ты ведь не взаправду собрался умирать?

Он смотрит на меня несколько секунд, словно не ожидая, что я действительно могу волноваться за него. Удивлен? Похоже, да. Но я и впрямь напугана, хоть и стараюсь держать эмоции под контролем.

— План есть, — сдаётся он. — Но я неуверен, что он сработает.

— Так зачем ты так торопишься? Жить надоело? — внутри растет злость.

Я была железобетонно уверена, что у него все под контролем. А он даже неуверен в успехе! Память услужливо подкидывает мысли о завещании, которое он написал, готовясь к худшему сценарию.

Откинув одеяло, я пытаюсь отстраниться, но куда там. Меня схватили, спеленали и обездвижили.

— Я слишком долго тянул, Хлоя, — твердо, но без злости, объясняет Алистер, глядя мне в глаза. — Но если медлить дальше, то на тебя начнется охота. Ты стала реальной проблемой для негодяя — ставишь палки в колеса своими зельями. Как только станет ясно, что проклятие не действует из-за твоих проделок, а ты с каждым днём укрепляешь свои позиции — тебя попытаются устранить любым доступным способом. Я должен его опередить. Это ты понимаешь?

Понимала. И оттого злилась. На ситуацию в целом — что за кретин устроил все это безобразие?! На Алистера, который готов отдать жизнь не пойми ради чего. А ещё на себя! Сильнее всего я злилась на себя. Потому что смотрела на мужчину и понимала, что все зря. Попытки уберечь своё сердце от боли, убедить себя, что брак фальшивка от и до, даже злость, которую я намеренно взращивала по отношению к Алистеру — все впустую.

Как у него это получилось?!

— И что теперь? — пыхчу обиженно, ибо возразить Алистеру нечего.

— Ну… я не планирую выпускать тебя из постели до самого вечера, — мужчина заигрывающе пошевелил бровями, намекая на то самое. У меня глаза округлились — так была ошарашена. И пока я лихорадочно обдумывала, что же делать и как себя вести, Алистер пояснил: — спим дальше.

Он зевнул, лег удобнее и вправду прикрыл глаза.

Что? А как же... ну я не знаю, поцеловать меня?

Где-то на периферии смеётся Хранитель, словно у нас тут самое настоящее ток-шоу, а не форменное издевательство над бедной попаданкой. Бедной, несчастной, влюбленной попаданкой, муж которой собрался на тот свет. Просто убийственное веселье!

Таким образом мы и впрямь валялись в кровати до самого вечера. Спали, ели — скелеты дважды приносили подносы с едой, снова спали, разговаривали ни о чем, хохотали и наслаждались обществом друг друга.

А потом наступил тот самый час.

Пока Алистер делал последние приготовления, я побежала в лабораторию, где уже находился Марик, помешивая остывшую жижу в котле.

Заглянув в посудину, я чуть дар речи не потеряла.

— А где… зелье?

Котел, в котором ещё утром было литров десять зеленоватой жидкости, сейчас был практически пуст.

— Уварилось, — коротко пояснил Марик, взяв со стола нож. — Вы готовы?

Не отойдя от шока, что от ценнейшей жидкости осталось буквально несколько миллилитров, протянула ему руку. И ойкнула, когда острое лезвие вспороло мягкую кожу.

Я стойко терпела, пока парень крепко держал мою конечность над котлом, наблюдая за стекающей кровью. После протянул мне ткань, чтобы закрыть рану, ещё раз перемешал жидкость и перелил её в небольшой бутылек.

— Проверить действие зелья возможности не было, но если верить описанию в книге, то у нас все получилось так, как нужно и оно должно сработать.

Должно, но никто из нас не мог этого гарантировать.

Интересно, а как у некромантов с религией? Перед такой рискованной авантюрой не мешало бы помолиться.

Спрятав зелье в одном из потайных кармашков в юбке, я вернулась к Алистеру.

Мужчина был напряжен — все напускное спокойствие слетело, как шелуха, но отступать он не собирался. Напротив, завершал последние штрихи, а именно раскладывал кристаллы на полу, образуя круг.

— Как все будет происходить? — поинтересовалась у него, переступая порог небольшой залы.

— Все случится очень быстро. — Алистер обвел взглядом результат своих трудов, взмахнул рукой, завершая подготовку. А точнее, заключая круг из кристаллов в треугольник из свечей. — Я сниму последние щиты и проклятие больше ничего не будет сдерживать. Как только почувствую его мощь — произнесу заклинание, чтобы установить связь с проклявшим. А дальше все просто — я перемещусь к нему и покончу с этим. Как только он будет мертв — проклятие падет.

— Ты что-то не договариваешь, — нахмурилась, явно ощущая, что в воздухе витает пресловутое «но».

— Тут главное успеть, ведь я буду соревноваться с самим временем, — Алистер приблизился ко мне вплотную и сжал мои ладошки. — Либо проклятие прикончит меня, либо я доберусь до негодяя. Он не будет ждать нападения, плюс ночное время — скорее всего я застану его спящим. В крайнем случае я сообщу тебе его имя, если сам не справлюсь. Ты будешь знать, кто противостоит некромантам.

— Я пойду с тобой!

— В логово врага? — губы Алистера сжались в тонкую ниточку. — Только через мой…

В ответ зыркнула так яростно, что последние слова Алистер проглотил.

— Я не спрашивала разрешения, дорогой супруг, я поставила тебя перед фактом. Со мной у тебя шансов на успех больше, даже не спорь! Вновь действующее проклятие тебя ослабит, и у тебя может банально не хватить сил, чтобы прибить негодяя. А если у него там охрана?

— Тем более тебе там делать нечего, — сказал как отрезал.

— Не все жены прячутся за спинами супругов,. — Покачала головой, не теряя надежды достучаться до этого барана. — Некоторые там для того, чтобы в нужный момент поддержать своего супруга и подставить своё плечо.

Больше он не спорил.

Просверлил меня злым взглядом, будто сканируя на наличие чувства самосохранения, а после чего сделал шаг вперед, сгреб меня в охапку и прильнул к губам. Поцелуй был глубокий и властный, словно наша битва перешла на другой уровень, и я ответила с не меньшей страстью и яростью, давай волю своим чувствам. Прошло несколько сумасшедших секунд, прежде чем поцелуй стал не таким напористым. Нежным.

Алистер сдался.

А после, не говоря больше ни слова, ступил в центр пентаграммы и тихим размеренным голосом зачитал заклинание и полоснул по ладони не пойми откуда взявшимся лезвием.

Свечи вспыхнули. По мере стекания крови на рисунок пентаграммы, кристаллы начали светиться, заиграли всеми оттенками красного — от бледно–розового до багряного. А вокруг них заклубилась тьма.

— Началось, — предупредил мужчина, готовый в любой момент прыгнуть в неизвестность, чтобы расправиться с обидчиком.

Секунда. Другая. Я уже готова отправиться в неизвестность вместе с мужем. Но вместо открытия портал… Алистер просто падает на колени как подкошенный.

Пронзительный крик боли разрушает моё оцепенение.

— Алистер! — срываюсь с места, но вспыхнувшая защита вокруг пентаграммы меня не пропускает. Он поставил защиту? От меня? Решил сделать все по-своему? — Что происходит?

Я кричу, но замолкаю, когда вижу, как вздуваются вены на шее Алистера. И они черны, словно вместо крови у него чернила. Эта чернота разрастается, ползет вверх, разбегаясь в стороны, как паутина.

— Открывай портал! — рявкаю, не позволяя себе впасть в истерику.

Несмотря на то, что сердце бьется где-то в горле, я намерена прыгнуть в портал и придушить гада собственными руками. Только бы успеть, пока проклятие не вошло в полную силу и не убило этого самонадеянного глупца!

— Что-то не так, — он говорит тихо, прерывисто, но я слышу.

— Пожалуйста, открой портал, Алистер!

Мужчина поднимает взгляд — растерянный, испуганный — и у меня сжимается сердце от нехорошего предчувствия.

— Я не чувствую его, ритуал не сработал.

Он не успевает больше произнести ни слова, как его тело охватывает судорога, а из горла вырывается очередной стон. И очередная конвульсия, из-за которой Алистер окончательно распластывается на полу, заваливаясь набок.

Мне нужно к нему, чтобы дать ему зелье, но эта чертова защита не пропускает!

— Алистер, сними барьер! — бью ладонью по невидимой преграде, но все без толку.

Он меня уже не слышит.

Отступив на два шага, я вспоминаю все, чему меня учил Хранитель. И начинаю атаку, желая только одного — устранить преграду. Мне нужно к Алистеру! Бью изо всех сил, выкладываясь по полной, так что сбивается дыхание, а перед глазами начинают мельтешить мошки. Комната наполняется тьмой, что как волны о скалы бьется о защитный барьер. Я стараюсь не смотреть на Алистера, дергающегося в конвульсиях, потому что знаю — стоит дать слабину, поддаться чувствам, и меня накроет паника, а вслед за ней и истерика.

Удар! Ещё один! И еще! Я сминаю преграду, как бумагу. А опустив взгляд, понимаю, что это вовсе не моя заслуга. Сила практически покинула Алистера, защита ослабла. Он ещё дышит. Прерывисто, но дышит. И смотрит расфокусированным взглядом куда-то вверх, словно он уже не тут.

Пока я лихорадочно вынимаю флакончик и, откупорив его, выливаю зелье в приоткрытый рот, могу думать только о том, чтобы оно сработало. Молиться всем известным богам и просить чуда. Устраиваю его голову у себя на коленях. И жду.

Текут секунды, минуты. Но ничего… абсолютно ничего не происходит. Сжимаю опустевший флакон в руках до боли. Стекло трещит. Еще немного и оно разлетится на осколки. Точно так же, как и мои надежды на хороший исход.

— Живи, — шепчу я, чувствуя, как по щекам бегут слезы. — Что же ты, проклятый некромант!

Стекло все же разлетается на осколки, впивается в ладонь. Но я будто бы этого не замечаю. С моих губ слетает какой-то бред, но я его не слышу. Перед глазами только бледнеющее с каждой секундой все больше лицо Алистера. И моя утекающая сквозь пальцы надежда.

— Живи, — прошу я, прикрывая глаза и обращаясь к Либитине. Знаю, что она может вернуть его к жизни. Лучше, чем какое-то зелье. Лучше, чем любые артефакты и чары.

Но не успеваю закончить свою мысленную молитву, как рядом раздается вздох. Я распахиваю глаза, в надежде на его выздоровление. Но… но это был лишь последний вздох. После которого остановилось сердце некроманта.

Я недоверчиво опускаю глаза вниз. Вижу перед собой мирно спящего мужчину, а в груди растекается льдом чудовищное непонимание.

Нет! Так не может быть! Почему он не просыпается?

— Хлоя, мне жаль, — доносится шелест Хранителя, но я отмахиваюсь от него, как от назойливой мухи.

Да что он понимает? Просто у зелья замедленное действие! Сейчас, надо ещё подождать и он обязательно…

— Ну же, просыпайся, — тормошу мужчину одеревенелыми руками. Меня охватывает какая-то веселость, из горла вылетает истеричный смешок. — Глупенький, на полу холодно. Алистер, вставай!

— Что случилось? Мы почувствовали смерть…

В зале оказалось слишком много народа. Шум быстро стих. Почему они все смотрят на меня с жалостью, сквозь слёзы?

— Хлоя, призови свою силу, — слышатся наставления Хранителя. — Ребята помогут тебе.

— Все хорошо, слышите? — голос надламывается, срываясь на шепот.

В ту же секунду запястье обжигает болью. Я опускаю глаза и вижу… вижу, как тает брачная татуировка, оставляя нежную кожу девственно-чистой.

Тогда и приходит осознание. Реальность, которую я гнала от себя, рушится на голову подобно камнепаду, грозя похоронить заживо.

Алистер умер.

Меня все же накрывает истерика. Вцепившись в мужчину руками, я трясу его, пребывая на грани сознания, и зову Либитину, прося все исправить. Вернуть мне Алистера.

— Либитина! — кричу, захлебываясь слезами. — Верни мне его! Слышишь?! Верни! Ты не можешь так со мной поступить! Верни мне моего мужа!

Не знаю, что происходит вокруг. И не хочу знать. Для меня больше ничего не имеет значения, кроме человека рядом. Я схожу с ума… Да! Я просто схожу с ума. Именно поэтому в ушах звучит чужой мелодичный смех.

А в следующий миг… Алистер вздрагивает и делает судорожный вдох. За ним еще один. И еще.

Я застываю каменным изваянием, не до конца веря тому, что вижу. Это реальность? Это на самом деле?

С каждым его вздохом я чувствую, как сила утекает из меня, и прикрываю глаза. Да это оно — зелье сработало! С трудом дожидаюсь, когда мужчина откроет глаза и посмотрит на меня, я все же уплываю во тьму. Последним, что слышу:

— Я видел Либитину. Она мне все рассказала.

Глава 21. Наказание за жадность


Сейчас, как и вчера, Алистер лежал в кровати под двумя тяжелыми теплыми одеялами и прерывисто дышал. Но был жив — и это главное.

Я аккуратно опустилась на край постели, вытащила из большого пузырька пробку, капнула в приоткрывшийся рот некроманта три капли. И убрала лекарство. Зелье, помогающее восстановлению сил, нужно было давать понемногу. Чтобы тело смогло принимать магию и направлять ее в нужное русло. А не расходовать на простой вдох и выдох.

Посидев еще немного рядом с муж… мужчиной, я попыталась встать. Но Алистер открыл глаза, криво улыбнулся и дернул меня за руку назад. Не устояв, я буквально рухнула на некроманта. И тут же была уложена на кровать рядом. Разве что в одеяло не укутана!

— Тебе тоже нужно отдохнуть, — слишком уж оживленно, как для недавнего трупа, проговорил Алистер, прижав меня к постели рукой. — Ты так носишься по дому последние дни, что стены дрожат. Рассказывай, чем на этот раз заняла своих желторотиков.

А вот сейчас было обидно!

— Вообще-то именно эти желторотики и сварили зелье, которое вернуло тебя к жизни, — буркнула я, складывая руки на груди и улавливая легкую улыбку на губах Алистера.

— Так чем заняла-то?

— Зелья для Кэтрин варят, — со вздохом ответила я. — Вчера уже первая доставка была. Новые цветы созревают в оранжерее.

— Вот и отлично! — На меня сверху упало одеяло. — Значит всю неделю постельного режима, который ты мне выделила, проведешь рядом!

— Это еще с какого перепуга? — выдохнула я и попыталась встать. Но меня не отпустили. Более того — подмяли под бок и сжали в крепких объятиях. Я было трепыхнулась несколько раз для приличия и сдалась, прекрасно понимая, что без магии не выберусь из этих стальных тисков.

А мы ведь даже больше не женаты!

Вслух я это пока говорить не стала. Затихла. Все же нельзя было отрицать то, что лежать вот так в объятиях обаятельного мужчины мне нравилось. Но в голову так и лезли разные мысли. Начиная от: «что там ему такого сказала Либитина?», и заканчивая — «что теперь будет?»

— Спасибо, — шепотом проговорил Алистер и прижался лбом к моему затылку.

Я не стала ни о чем спрашивать. Прикрыла глаза и, кажется, задремала. То ли усталость взяла свое — шутка ли, двое суток на ногах! — то ли на самом деле все закончилось и теперь можно было расслабиться.

Опомнилась я, когда за окнами уже потемнело, а в доме стало тихо. Приподнялась на локте и… не нашла рядом некроманта.

— Алистер!

Ему же нельзя вставать с постели! Зелье воскрешения сработало, но не сразу. Может быть из-за вмешательства Либитины, а может из-за чего-то другого. Для проклятия после произошедшего мужчина стал словно бы «невидим» и сейчас ему нужно отдыхать и набираться сил, пока тело не придет в норму. Чего делать, судя по всему, он не собирался!

Откинув одеяло в сторону, я соскользнула с постели и уже готова была броситься к двери в коридор, когда из купальни послышался плеск воды.

— Это слишком мило, — рассмеялся Хранитель, доводя меня своим наблюдением до бешенства.

— Мог и сказать, что все нормально, — выдохнула я, обращаясь к духу.

А тот опять захихикал.

На языке так и крутилось несколько колких фраз в ответ, но пока я пыталась выбрать из них самую обидную, двери в купальню открылись и на пороге появился Алистер в одних штанах. На груди еще поблескивало несколько капелек воды, влажные волосы были зачесаны назад. А когда я встретилась с ним взглядом, то неожиданно для себя покраснела.

— Ты чего встала? — будто бы не заметив моей реакции, поинтересовался колдун.

— У меня к тебе тот же вопрос.

— Уже возвращаюсь.

И действительно направился к кровати. Забрался под одеяло и выжидательно посмотрел на меня. А я… я, не видя ничего плохого в происходящем, легла рядом и устроила голову на плече мужчины, с удовлетворением отметив его довольный вздох.

Последующие три дня мы честно провели в кровати. Без каких-либо пошлостей, если таковыми не считать поцелуи. Щекотливой темы не касались. Алистер или спал, или рассказывал истории из жизни. Я слушала и много смеялась. Иногда ловила странные взгляды некроманта, но не акцентировала на них внимания.

Только несколько раз за все это время всплывала мысль о том, что Либитина могла рассказать ему всю правду обо мне. И от этого становилось как-то не по себе. Почему-то казалось, что если кто и имеет право обо всем рассказать, так это я сама. Когда буду готова. Когда сама того захочу.

А не вот так.

Но Алистер и виду не подавал, что узнал по ту сторону жизни что-то такое, что могло меня дискредитировать.

Где-то к концу недели, когда он уже набрался сил, а я устала проводить время в горизонтальном положении, разговор зашел о ритуале.

— Так о чем тебе тогда сказала Либитина? — как бы невзначай уточнила я у некроманта, сидя перед зеркалом и расчесывая волосы, которые после дня, проведенного в постели, превратились в некое подобие вороньего гнезда.

— То есть тебя даже не удивляет, что я ее видел? — переспросил Алистер, устроившись в кресле напротив и потягивая из чашки горячий чай.

— Разве есть в мире, где горы растут не в ту сторону и звезды, танцующие по облакам, что-то невозможное? — подколола я его и улыбнулась.

— Верно, — задумчиво протянул он. — Она объяснила мне природу проклятия, Хлоя.

А у меня от сердца аж отлегло после этих слов. Значит, своенравная богиня не стала раскрывать чужие секреты. Ну что же, спасибо ей за это.

— Та-а-ак. — Я отложила гребень в сторону и повернулась к Алистеру. — И что она сказала? Указала на того, кто наложил его?

— Все оказалось намного проще, чем мы могли и подумать, — коварно протянул мужчина, разводя интригу. — И я попрошу тебя созвать совет глав всех родов. Это обсудить придется со всеми.

— То есть ты мне даже не расскажешь? — возмутилась я.

Вот так вот да? Помогаешь ему, спасаешь, а этот гад даже не собирается раскрывать все карты!

Вредная некромантская натура!

— Расскажу. — Тут же пошел на попятную мужчина, будто почувствовав мое настроение. — А ты пока напиши письма.

Ну что же, справедливо.

Алистер начал рассказ с того, что не почувствовал никакой связи во время ритуала и это было неправильно. Ведь она в любом случае должна была появиться и вести к живому человеку или его захоронению. Но ритуал не показал абсолютно ничего.

— Тогда я понял, что мы ошиблись, — произнес мужчина, пока я раскладывала перед собой чистые листы бумаги. — Но не догадывался насколько сильно.

Он заговорил дальше, передавая слова богини. Я слушала очень внимательно, даже замерла, не веря своим ушам. С поднятого над чистым листом пера сорвалась большая капля чернил и превратилась в некрасивую кляксу так, где я собиралась обратиться к главе рода Тиор.

Удивленно подняла глаза на некроманта и с трудом смогла удержать челюсть на месте. Что он только что сказал? Как это возможно?!

— Быть такого не может, — выдохнула, когда Алистер закончил рассказывать о том, что поведала ему Либитина.

Его слова до сих пор стояли у меня в ушах, а в голове не укладывалось услышанное.

— Оказалось, что может, — добавил некромант. — Ты же теперь понимаешь, что нужно дописать в письмах?

И я понимала. Но понятия не имела, как проводить подобный Совет. Как доносить всем некромантам правду о проклятии. Потому решила ограничиться только сухими посланиями главам родов с некоторыми уточнениями. Все остальное будем решать на месте. И лучше если на себя это возьмет Алистер. Потому что я до сих пор пребывала в огромном шоке от услышанного.

Так я думала до наступления того самого дня, на который был назначен Совет. Мы с Алистером получили ответы на все письма. Главы семей пока не понимали, что происходит, но согласились на условия, выдвинутые в сообщениях.

— Я сам обо всем им сообщу, — успокоил меня за день до собрания некромант. — На тебе лица нет с того самого дня, Хлоя.

— Да как-то в голове не укладывается, — поделилась я и тут же оказалась в объятиях.

Меня бережно прижали к широкой груди и прижались подбородком к макушке. А я не стала отстраняться, прикрыла глаза и втянула ноздрями приятный аромат парфюма.

— Завтра уже все это закончится, — пообещал Алистер.

И был прав.

Я собиралась на Совет с помощью Рюрика. Мы подбирали один наряд за другим, Хранитель вставлял свои язвительные комментарии, а мне, честно говоря, было абсолютно все равно какое платье надевать.

В какой-то момент я поймала себя на том, что тру запястье, на котором еще не так давно была брачная татуировка. А сейчас же… это пустое место на чистой коже нервировало. Будто бы чего-то не хватало. Будто бы я о чем-то забыла.

— Жале-е-ешь, — отметил Хранитель, когда я коснулась руки в который раз за последние несколько минут.

— Цыц! — шикнула я на него, не признавая вслух то, что уже и так поняла. Разве что рукав одернула, закрывая запястье – факт расторжения брака хотелось скрыть до того момента, как мы во всем разберемся. Особенно от Кэтрин, которая могла заявиться на Совет вслед за папочкой.

Алистер мне не безразличен. Настолько не безразличен, что я бы с огромной радостью вернула на руку узор брачной татуировки. Надо же… и когда я успела влюбиться в этого мужчину?

Отмахнувшись от несвоевременных мыслей, в последний раз бросила взгляд в зеркало, удовлетворилась внешним видом и вышла из комнаты. Некромант ждал меня в коридоре. Молча протянул руку, но я покачала головой и, подхватив широкую юбку темно-зеленого платья, направилась в хранилище. Нужно было захватить артефакт рода.

Только когда коса оказалась у меня в руках, я вернулась к Алистеру и вместе с ним перенеслась порталом в здание Совета.

Тут было шумно. Слишком много людей, работники Совета не успевали всех обслужить, да и сами работники, надо отметить, были какие-то дерганные, злые.

— Что происходит? — шепотом спросила у Алистера, ловя взгляды отчаяния.

— Проклятие крепнет с каждым днем, — так же тихо ответил мне мужчина. — Та сила, что была направлена на меня, сейчас перекинулась на членов других родов. Пострадавших все больше. Информация распространилась, не клановые некроманты злятся, что мы молчали о проклятии, и сейчас желают знать правду.

Я иначе взглянула на толпу. После ритуала Алистер стал словно бы невидим для проклятия – то ли божественное вмешательство повлияло, то ли кровь дриады, на основе которой было изготовлено зелье. И если мы с ним оказались вне зоны риска, то остальные, напротив, оказались в ещё большей опасности.

И, ясное дело, они напуганы.

— Сегодня все закончится?

— Если остальные главы родов согласятся с этим, – мрачно подтвердил некромант. – Кажется, грядет очередная битва интересов.

Я поджала губы и только сильнее вцепилась в косу, хотя отбросить ее хотелось сейчас куда как больше.

В помещение для совещаний лорд Лануа и лорд Каруар уже заняли свои места за столом. Перед мужчинами лежали артефакты их родов — вычурная карнавальная маска с позолотой и двумя черными перьями; и изящные длинные перчатки из светящейся белой ткани. При нашем появлении оба некроманта встали и кивнули. Я же непонимающе нахмурилась, не найдя в помещении лорда Тиор.

И только я об этом подумала, как за спиной раздался мелодичный женский голос:

— Прошу прощения за опоздание.

Я удивленно повернулась, не веря своим ушам.

Через невысокий порог шагнула Кэтрин с легкой улыбкой на губах. Она медленно прошла к креслу, которое в прошлый раз занимал ее отец, и поставила на стол невысокие сапоги на плоской подошве. Абсолютно обычные, если не считать странного прозрачного камешка на носке, внутри которого клубилась тьма.

— Леди Кэтрин, что вы тут делаете? — удивился лорд Каруар.

— С этого дня я возглавляю род Тиор, — с победной улыбкой произнесла она. — Или у кого-то есть какие-то возражения на этот счет?

Между ее бровей залегла глубокая морщина, будто чародейка была готова сражаться еще и с советом за место у этого стола.

Лорд Лануа бросил непонимающий взгляд вначале не девушку, потом на Алистера.

— Раз так решил ваш род, то мы спорить не будем, — отозвался мой муж… бывший, черт его подери!

Почему-то во время моего появления тут так никто не сказал. И это было даже обидно. Учитывая, что мне устраивали проверки, доказывали, что женщина не может стоять во главе рода.

Кэтрин бросила в его сторону благодарный взгляд, а потом кивнула мне.

А я только удивиться смогла тому, как быстро она перевернула порядки в семье Тиор. Всего неделя, и вот теперь она занимает место главы. Нет, я определенно хочу знать подробности. Да что там! Я готова заплатить за то, чтобы видеть лицо лорда Тиор, когда ему сообщили, что он больше не является авторитетным среди своей семьи.

— В таком случае можем начинать, — выдернул меня из фантазий голос Алистера. — Сегодня я хочу затронуть очень важную тему, потому и попросил всех собраться.

Если лорды были до сих пор шокированы еще одной женщиной в Совете, то уже через минуту удивлялись другой теме.

— Дело касается проклятия, которое затронуло всех нас, — проговорил глава Совета, когда все заняли свои места. Мужчина остался стоять, возвышаясь над столом.

Я поставила косу так, что она упиралась черенком в столешницу, и подняла глаза на колдуна, уже зная, что услышу.

— Как вы знаете, мой род и род де Варгас был полностью уничтожен этим проклятием. Мы думали друг на друга, на соседние гильдии, на других магов. Но все оказалось куда проще и тем страшнее, — подготавливая почву, проговаривал Алистер. — Неделю назад я провел ритуал, который закончился моей смертью. Он должен был выявить того, кто наложил проклятие на некромантов. И насколько сильным же было мое удивление, когда ритуал не сработал.

— Подождите, вы… умерли? — непонимающе покачал головой лорд Каруар.

— Именно так, — подтвердил он. — К жизни меня вернула моя… леди Хлоя. И ее зелье воскрешения.

Я поймала взгляд лорда Каруар, брошенный на перчатки — артефакт воскрешения. Но насколько мне было известно, срабатывал он отнюдь не всегда, требовал каких-то безумных затрат сил. Да и редко когда возвращал к жизни окончательно.

— Все, что я скажу дальше, вам придется взять на веру. Если мы хотим избавиться от проклятия, то действовать нужно сообща. Если хотя бы один из нас откажется принимать участие в том, о чем я сейчас поведаю, проклятие продолжит уничтожать некромантов.

Нагнетал атмосферу он мастерски – некроманты, судя по лицам, готовились к худшему.

— Проклятие не наложенное на нас. Не насланное. Оно лишь отклик того, что произошло много лет назад, — проговорил Алистер, переводя взгляд с одного главы роды на другого. — Это не просто чары. И виновник не человек. Проклятие пало на нас уже давно, но действие его было медленным. Год за годом оно набирало силу.

— Лорд Блэкден, вы можете говорить точнее? — попросил лорд Каруар.

— Конечно. — Кивнул Алистер. — Виной тому, что умирают некроманты, стала гордыня и желание независимости. Оно пало на нас в тот самый час, когда наследники большого рода, не желая подчиниться сильнейшему некроманту, предпочти разделиться на пять отдельных семей. И разделили один большой артефакт на части, которые не только дарили уникальные возможности, но и выкачивали из нас силу. Именно так наши предметы силы стали тем, что убивало нас.

Он замолчал, снял с шеи кулон с большим черным камнем и положил на стол перед собой. Артефакт, накапливающий ауру смерти.

В помещении повисла звенящая тишина. Лорд де Лануа с опаской покосился на перчатки, что лежали перед ним на столе.

— Это сейчас такая шутка? — выдохнула Кэтрин.

— Отнюдь, леди Тиор. — Покачал головой Алистер.

— Тогда могу я узнать, откуда у вас эта информация? И что вы предлагаете делать?

— Конечно. Эта информация у меня от Либитины.

Если до этого в зале было тихо, то теперь еще и могильным холодом повеяло.

— Но это ведь бред! — Вскочил на ноги лорд Каруар. — Богов никто не видел вот уже тысячи лет. Они покинули наш мир!

— В таком случае мне больше тысячи. — Я тоже поднялась на ноги. — В тот день, когда на меня наложили запрещенное заклинание, я тоже видела Либитину.

Алистер покосился на меня и еле заметно вскинул брови. Об этом он слышал в первый раз. Ну да ничего, когда-то же надо было раскрыть и эти карты.

— Либитина, — хмыкнула Кэтрин. — И что все это значит, лорд Блэкден? Что же еще вам сообщила богиня?

— Она рассказала, как избавиться от проклятия. Я думаю, что уже все вы поняли, как это сделать.

— Вы предлагаете объединить артефакты?! — Злобно прошипел лорд Каруар. — Это что, месть нам? Попытка лишить семьи своих сил?! Возвыситься над нами?

— Это попытка спасти некромантов от проклятия, — спокойно, не в пример злющему обладателю воскрешающих перчаток, ответил Алистер.

— Если мы откажемся? — поинтересовалась Кэтрин.

— Ваши рода будут уничтожены, — буднично отозвался мужчина. — На мою жену, — тут моё сердечко, признаться, екнуло, — проклятие не действует, на меня — после явления Либитины — тоже. Потом оно перекинется на прочих некромантов и так до тех пор, пока будет неоткуда выкачивать силу.

Когда Алистер мне рассказал об этом впервые — я была в шоке. Сейчас же я наблюдала за тем, как переваривают информацию остальные. Осознают, что артефакты не просто сосредоточение сил, не просто вещи, закованные в магические путы. Они живые. И этого никто не ожидал.

— Давайте их уничтожим, — предложил лорд Каруар, видимо решив, что лучше все останутся без артефактов, чем вся сила перейдет к кому-то одному. И, вероятнее всего, это будет Алистер.

— Отлично, — холодно усмехнулся Алистер, обведя всех взглядом и поняв, что лорд озвучил то, о чем думают все остальные. — Как только вы найдёте некроманта, который будет сильнее создателя артефакта. А мы пока с леди Хлоей понаблюдаем со стороны. И кстати, будьте готовы к сильнейшей отдаче — артефакты за все годы накопил в себе столько сил, что вам и не снилось. Один раз нам удалось разбить артефакт на части — больше он подобного не допустит.

На помещение опустилась вязкая тишина.

Во-первых, все прекрасно понимали, что столь сильного мага просто не существует. Некроманты обмельчали. Все больше рождалось слабосилков и все меньше действительно одаренных. Даже у Алистера, казалось бы, сильнейшего некроманта сил не хватит. Во-вторых, маги пытались примириться с мыслью, что артефакт не просто разумен, но ещё и коварен.

— Мы лишимся своих сил, если пойдем на это, — упрямо повторил лорд де Каруар.

— А если не пойдем, то лишимся жизней. — Голос Алистера стал твердым и злым. — Вы видели тех людей, что сейчас находятся на первых этажах здания Совета? Они все умрут. Погибнут их дети и близкие. От того проклятия, что породили наши жадные до власти предки. Если мы сейчас это не остановим, то чем мы лучше их? Мы можем переломить исход, ведь не факт, что через сто лет останутся вообще маги смерти. У меня все.

Алистер кивнул и спокойно опустился в свое кресло.

Доклад лорда Блэкдена породил настоящую бурю. Лорд де Лануа и лорд де Каруар громко спорили, Кэтрин непонимающе смотрела стоящие перед ней сапоги, с помощью которых глава рода Тиор мог ходить за грань. А я молчала, гипнотизируя взглядом косу, от которой оказалось столько проблем.

Пожалуй, мне будет проще всех отказаться от артефакта. К тому же, за время, проведенное бок о бок с Алистером, я могла с уверенностью сказать, что обретенной властью он злоупотреблять не станет. Но остальные не были в этом уверены. Кэтрин, которая к власти пришла всего несколько дней назад, явно не горела желанием вписываться во все происходящее. Не так она себе представляла ведение дел семьи. Ох, не так!

— Но если артефакты объединятся, то вся власть сосредоточится в руках одного! — пробился голос лорде Каруар.

— Если вы ничего не стоите без своего артефакта, — насмешливо протянул Алистер, явно желая уколоть пожилого мужчину, — то возможно, вам уже пора уступить своё место кому-то другому?

Тот едва ли воздухом не поперхнулся от такого заявления, прожигая злым взглядом лорда Блэкдена.

— Господа и дамы, — примирительно начал лорд Лануа, — давайте вспомним, сколько раз за последние годы мы прибегали к силе артефактов? Один раз? Пять? Может быть, десять? К тому же, не знаю, как обстоят дела у вас, а я отметил, что с каждым разом артефакт все неохотнее подчиняется моей воле. Какой толк от артефактов, которые не только убивают нас, но ещё и не работают в полную силу? Поэтому я согласен на условия лорда Блэкдена, — закончил свою мысль мужчина и вернулся на место.

— Леди Тиор? — Алистер посмотрел на Кэтрин, ожидая ее решения.

А я буквально по глазам чародейки видела, что она не готова его принимать.

— Вы мне должны услугу, — напомнила я, понимая, что лучшего времени для ее исполнения попросту придумать невозможно.

Кэтрин вздрогнула, как от удара, прожгла меня недовольным взглядом и рвано выдохнула.

— Леди Хлоя, вы уверены, что хотите использовать свою возможность именно сейчас?

— Да.

Кэтрин поджала губы и, шумно выдохнув, откинулась на спинку кресла:

— Хорошо. Я проголосую за проведение этого ритуала.

Лорд Каруар остался один. И сейчас непонимающе переводил взгляд с одного члена Совета на другого. Судя по его лицу, в голове колдуна попросту не укладывалось, как все могут отказаться от силы и объединить артефакты в один. Так, как это было раньше.

— Вы в меньшинстве, — заметил Алистер. — Ваше слово, лорд Каруар?

— Ладно, — буквально сквозь зубы процедил мужчина. — Делайте что хотите. Если это на самом деле сможет уничтожить проклятие, пусть так и будет!

— Отлично, — мой бывший муж вновь поднялся на ноги. — Тогда не будем тянуть время. Проведем ритуал слияния прямо сейчас.

— Сейчас? — опешила Кэтрин.

— Да. Или есть какие-то возражения?

Если возражения и были, то все оставили их при себе. Алистер приказал передать ему артефакты, разложил их перед собой кругом. Перчатки, маска, сапоги, коса, пристроенная сбоку. А в центр положил свой кулон.

— Теперь мне нужна капля крови каждого, — тяжело вздохнул некромант, кажется, сам начиная сомневаться в том, что собирается делать. — Леди Варгас?

Я на несколько секунд застыла, не понимая, что обращаются ко мне. Кивнула и протянула Алистеру ладонь. Некромант проколол палец кинжалом и задержал мою руку над косой. Три капли упало на лезвие и застыли там рубиновыми бусинками.

Следующей была Кэтрин. За ней лорд Каруар. И лорд Лануа.

Последним он распорол ладонь себе. Кровь некроманта брызнула на все артефакты. А я уловила недоверие в глазах собравшихся некромантов.

Лишь когда Алистер начал произносить слова заклинания, которое никто из нас раньше не слышал, напряжение сменилось на удивление. Казалось, никто до этого не верил до конца, что глаза на правду помогла раскрыть Либитина. Никто, кроме меня.

Первым вверх влетел кулон, засветился. За ним вспорхнула маска и перчатки. Потом взлетела коса. А за ней сапоги. Четыре артефакта закружили вокруг кулона. Один круг, второй, третий… Они увеличивали скорость, смешивались в одно большое яркое пятно, над головами пяти шокированных некромантов.

Алистер уже давно замолчал, даже руки опустил. Риутал продолжался без его вмешательств. Будто бы кто-то невидимый заканчивал за людей слияние артефактов. Хотя… почему кто-то. Ясно же, что это была Либитина. Вот только в этот раз богиня решила никому не показываться на глаза.

В какой-то момент свечение стало настолько ярким, что я зажмурилась. А когда открыла глаза, ахнула в один голос с Кэтрин.

В воздухе над нами ничего не осталось. Абсолютно все артефакты попросту растворились в небытие.

— Что это значит? — выдохнул лорд Каруар, протирая глаза. — Это ведь не слияние! Артефактов больше не существует!

Алистер тоже выглядел удивленным. Кажется, богиня рассказала ему не всю правду. И вот только сейчас это стало понятно.

— Подождите, — в полной тишине ошарашенный голос лорда Лануа не показался кому-то странным. Да только смотрел мужчина совершенно не туда, где еще несколько секунд назад находились все артефакты. Смотрел он куда-то в сторону. И хмурился. — Если артефактов и их сил больше нет, тогда почему я вижу создателя нашего рода некромантов?

— Кого вы видите? — переспросила Кэтрин, поддавшись вперед.

— Сейчас, — лорд де Лануа крутанул кистью и…

И прямо перед нами появился призрак высокого мужчины в сапогах, которые сегодня принесла Кэтрин. На его груди болтался кулон Алистера. Из нагрудного кармана торчала маска рода Лануа, а на руках красовались перчатки воскрешения. Одной рукой он держал косу, а другой, заученным жестом стряхнул несуществующую пыль с вышитого каменьями камзола, снял шляпу и окинул всех собравшихся взглядом.

— Вижу, что мои последователи нашли ту тайну, что я заключил в разделенные артефакты, — замогильным жутковатым голосом произнес призрак. — Много же лет вам на это потребовалось. И жизней. Много-о-о.

Я отпрянула и вжалась в спинку кресла. Если скелеты и умертвия уже стали для меня чем-то вроде нормы, то призраки пока в эту картину как-то не сильно спешили вписываться. Особенно такие призраки. С довольно живым взглядом и сарказмом в голосе.

— Ну что же, могу вас обрадовать, — протянул полупризрачный человек. — С этого дня каждый из вас лишился артефакта, но получил его силу. Отныне эта сила будет сама выбирать главу рода, переходя к самому сильному и самому мудрому. Вы не утратили свои способности, но избавились от проклятия, что я наложил на ваши артефакты. Я же теперь могу покинуть этот мир с полной уверенностью в том, что мои потомки знают, что делают. И помните, ваша сила в единстве.

Он поклонился и попросту растворился в воздухе. Бросив напоследок:

— Благодарю за вашу помощь, лорд Лануа, – тем самым подтверждая, что сила признала его главой.

Остальным лишь предстояло выяснить свой статус.

Глава 22. Что будет дальше?


Спустя несколько часов, когда за окнами начинала сгущаться тьма, а по коридорам дома то и дело пробегал кто-то из новых членов рода, мы с Алистером, расположившись в мягких креслах, сидели друг напротив друга в малой гостиной. Пока некромант просто наслаждался тишиной и умиротворением, я потягивала вино из высокого бокала, жмурилась от удовольствия.

Все закончилось. Все наконец-то закончилось. И, пожалуй, это было самое простое снятие проклятия за многие сотни лет, ведь фактически мы ничего за это не заплатили. Отныне некромантам больше ничего не угрожает.

А значит, пришло время подумать о своём. О девичьем.

Об Алистере.

Сейчас на него не давит грядущая смерть, ему больше нет необходимости принимать мои зелья или впитывать остатки энергий после гибели некромантов. Он свободен он той магии, что уничтожала весь его род. И волен делать что хочет. Жить на всю катушку. Любить всем сердцем.

Вопрос в том, что найдётся ли в этой новой жизни место для меня?

— Ну что, это надо отпраздновать, — протянул мужчина, нарушив тишину и отсалютовал мне бокалом.

Рукав камзола задрался и мой взгляд тут же скользнул к его запястью, где раньше была татуировка. Резко отвела глаза, натянуто улыбнулась и повторила его жест.

— Это точно! Мы победили!

— Да, без тебя у меня ничего бы не получилось. Спасибо, Хлоя.

— Это было нужно всем, — пожала я плечами, хотя и стало приятно от этой благодарности.

— Признаться, меня удивило то, что ты сказала про Либитину, — поделился мыслями некромант. — Неужели ты тоже ее видела?

— Видела, — не стала я скрывать. — Очень общительная богиня, надо сказать.

Алистер хитро усмехнулся и отпил из бокала. Вздохнул и откинулся на спинку кресла:

— Боги, я бы всю жизнь хотел вот так проводить вечера. Жаль, что мы больше не женаты.

Меня от этих слов чуть было не подбросило как на электрическом стуле. А в следующий миг на душе стало как-то по особому тепло. Даже улыбка на губах появилась, искренняя.

А Алистер тем временем продолжил:

— Надеюсь, ты не будешь против, если я начну за тобой ухаживать?

Кашлянув, я подавилась вином. И отставила бокал в сторону, пока восстанавливала дыхание.

— Ох, а ты все вопросы будешь вот так в лоб задавать? — удивилась я.

— В лоб было бы, если бы я сейчас предложил тебе выйти замуж, — коварно протянул мужчина. — Но сейчас нет никакой угрозы, а значит и необходимости идти старым путем. Потому этот вопрос я отложу на то время, пока ты не влюбишься в мою харизматичность и галантность.

Я рассмеялась первой, Алистер поддержал этот смех и подмигнул мне.

— Так что скажешь, Хлоя?

Закусив губу, я посмотрела на некроманта, пытаясь принять самое сложное решение в своей жизни. Нет, не придумать ответ на его вопрос. Ответ на него был очевиден.

Я была согласна продолжить… или даже начать эти отношения заново. Правильно. С букетно-конфетным периодом, женским кокетством и флиртом. Без угроз для жизни. Но вместе с тем я прекрасно понимала, что здоровые отношения нужно строить на правде и доверии. Я не готова всю жизнь лгать человеку, которому решу подарить свое сердце.

— Перед тем, как я дам ответ на этот вопрос, — осторожно начала я, тщательно подбирая слова, — я бы хотела кое-что тебе рассказать. Потому что, услышав мою правду, ты можешь и передумать.

— Передумать? — Нахмурился Алистер. — Тебе придется меня сильно удивить.

— Ну что же, – хмыкнула я, подтягивая колени к груди и обхватывая их руками, – это я могу гарантировать.

Для того чтобы начать говорить, потребовалось собраться с мыслями. Я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Алистер терпеливо ждал, словно понимал, что новость не из разряда шуток.

— Видишь ли, я действительно видела Либитину, когда умерла. В тот день, когда ты появился в доме рода де Варгас, Хлоя умерла по-настоящему. Тиам де Тиор развеял ее душу после смертельного заклинания. А я… меня на самом деле зовут Анастасия. Настя. Я… — Набрав воздуха в легкие, я зажмурилась и продолжила. — Я из другого мира. Не загробного, не призрачного, просто другого. Где тоже живут люди, правда, без магии. Меня убила моя же подруга. Тогда я и встретилась с Либитиной. Она рассказывала что-то о магии, которая попала не в тот мир. О даре, который был у моей подруги, а я его забрала. И что моя душа слишком сильная. Она предложила меня воскресить. Но я не подозревала, что вернусь к жизни в другом мире и в другом теле. Когда это случилось, я думала, что схожу с ума. Особенно, когда со мной заговорил Хранитель в первый раз.

От внезапно нахлынувшего волнения даже ладошки вспотели, но я продолжила.

— Мне пришлось стать Хлоей. Отзываться на ее имя, решать ее проблемы. Вот только в какой-то момент я на самом деле стала леди де Варгас. Но… думаю, ты должен знать всю правду, после того, что произошло.

Я стрельнула глазами в сторону некроманта, страшась того, что могу увидеть. Алистер в этот момент слишком уж задумчиво жевал кусочек сыра и гипнотизировал горшок с цветком. Затем медленно перевел взгляд на меня и... просто пожал плечами.

Словно говоря, мол, ну и что тут такого?!

— Теперь хотя бы понятно, почему с Хлоей де Варгас случились такие кардинальные перемены. Если она не была некроманткой по духу, то ты уже точно родилась именно для такой жизни, Анастасия.

У меня даже дух перехватило от звучания этого имени. Такого далекого. Потускневшего и, кажется, забытого.

— И я могу сказать, если бы ты тут не оказалась, всем бы нам пришел конец. Перегрызлись бы и все. Привет Либитине.

Я неловко улыбнулась, но не спешила открывать рот. Мужчина, судя по всему, был в огромном шоке, потому что продолжал говорить до ужаса спокойно и буднично.

— Ну и к тому же у всех есть недостатки. — Подмигнул колдун. — Только в твоем случае это, пожалуй, огромное достоинство.

Закончив речь, мужчина отпил из бокала и посмотрел на меня. А я только непонимающе покачала головой:

— Ты так спокойно это воспринял?

— Ну я сразу почувствовал, что с тобой что-то не так, — поделился Алистер. — Но переселение душ даже не рассматривал. Вначале думал, что это ты наложила проклятие. Потом… потом тоже много чего думал. Искал признаки, что ты водишь меня за нос. И знаешь, я рад, что ошибался.

– А уж я-то как рада.

– Так, с этим разобрались, – в глазах мужчины плясали бесенята. – Но на мой вопрос ты так и не ответила.

— Какой?

— Ты примешь мои ухаживания?

Я секунду смотрела на некроманта, не веря собственным ушам. А потом рассмеялась. На душе стало так легко и спокойно.

— Приму, — отсмеявшись, ответила я.

— Отлично, тогда начнем с завтра, — с коварной улыбкой проговорил мужчина. — И да. Как теперь? Хлоя или Настя?

Я задумалась всего на секунду и пожала плечами:

— Настя умерла. А Хлоя… ей больше идет этот мир. Так что теперь у меня новое имя и новая жизнь.

После этого разговора все стало еще проще. Мы допили вино, Алистер, как настоящий мужчина, пожелал мне хороших снов, проводил до комнаты и... не стал покушаться на мою кровать. А уже утром меня ждал огромный букет черных роз и приглашение в лучший ресторан.

Алистер сдержал свое слово.

Ухаживал очень красиво и с размахом. То мы посещали заброшенный парк с диковинными яркими птицами, то наведывались на самое древнее кладбище и успокаивали големов, то ужинали в самых красивых местах. Встречали рассветы, наслаждались лунным светом и, конечно же, много целовались.

Я даже подумать не могла, что мужчина, за которым закрепилась репутация пугающего некроманта, может быть столь романтичным в душе.

В один из вечеров мы сидели на краю широкой реки, воды которой блестели в серебристом лунном свете. Рядом с нами в воздухе парили небольшие зажженные свечи, на пледе лежала закрытая бутылка вина и стояла корзина с фруктами. Над головой сверкал метеоритный дождь. Звезды падали одна за другой, гасли и вспыхивали заново. Я заворожено наблюдала за происходящим и не сразу заметила шевеление рядом.

А когда подняла глаза…

Алистер стоял передо мной на одном колене и держал в руках открытую коробочку с изящным золотым кольцом. Матовый черный алмаз ловит блики звезд и будто бы поглощал их.

— Леди Варгас, — его голос прозвучал тихо с легкими рычащими нотками, — вы согласитесь стать моей женой? На веки веков и даже после смерти.

— Даже в других жизнях, — не осталась я в долгу и счастливо улыбнулась. — Да, лорд Блэкден, я согласна.

Эпилог. Дриадское наследие и личная армия.


Спустя 6 месяцев

– Это провал, – горестно простонала, не в силах справиться с мыслями о грядущем позоре. – Напомни, на кой черт я вообще во все это вписалась?

Хранитель хмыкнул и поинтересовался:

– Мне процитировать Арту слово в слово?

– Вот давай без этого, ладно?! Только тонкой издевки мне не хватало от собственного Хранителя!

На носу городской турнир и «дуэль» с Артой, а у меня сила вздумала шалить! Бывшая сокурсница Хлои не теряла надежды взять реванш и доказать всем в округе, что она – лучший маг земли. Ещё вчера на этот счет у меня были большие сомнения: если уж она не могла справиться с Хлоей, то магу с такой уникальной силой, как у меня, она не соперник.

Но то было вчера. Сегодня же моё настроение истинно некромантское – ни проблеска надежды на чудо. А все потому, что дар не отзывался! Как же это не вовремя! Желание кого-нибудь упокоить и развеять на веки вечные крепло во мне с каждой минутой.

Я, вся такая великодушная, решила пожалеть дуреху и отказалась от участия в турнире. Но вместо того, чтобы оценить мой жест, эта нахалка решила втоптать меня в грязь! Я буквально дар речи потеряла, когда одним прекрасным утром, за неделю до турнира наткнулась в газете на интервью наследницы рода Мэйн. Девушка, явно красуясь, на всю округу заявила, что леди Варгас – трусиха! Не прямыми словами, конечно, нет. Боже упаси. Видимо понимала, что после такого ей не жить – некроманты всегда найдут способ ,как отомстить за оскорбление. Но меня подбросило даже от завуалированных формулировок! Поддавшись сиюминутному порыву, я накидала пару строк и отправила письмо организаторам, сообщив, что передумала. Правда, через пару дней я уже пожалела о своей импульсивности – леди, а уж тем более глава рода не должна реагировать на каждую тявкающую… девицу. Но тут случилось непоправимое: вернулся Алистер с блаженным видом и сообщил, что он таки поставил на меня баснословную сумму. Громкое заявление Арты сделало своё дело: наши имена мусолили все кому не лень, билеты на турнир молниеносно раскупили, а на исход делали ставки!

Теперь нужно было спасать не только собственную репутацию, но и деньги из семейного, между прочим, бюджета!

Вот убила бы! Обоих! Нахалку за провокацию, собственного мужа за транжирство! Но месть – блюдо, которое подают холодным. Участь Арты предрешена, а вот Алистер… лишился права, что называется, на супружеский долг. Я была неумолима! Так что пока дорогой муженек в одиночестве страдал на холодных простынях, я, засучив рукава, творила в оранжерее. На что походили получившиеся тварюшки, лучше не упоминать.

И вот, утро того самого дня. Все продумано, программа отработана…а дар не подчиняется! То с дриадскими потоками переборщу и вырастает не то, что нужно, то некромантией припечатаю так, что бедное растение моментально дохнет.

Ещё раз с раздражением осмотревшись, я закончила с экспериментами. Ну их, будь что будет.

Заглянув в мастерскую Рюрика, я нос к носу столкнулась с Рудольфом, одетым по последней моде, и задумалась о том, как все-таки жизнь непредсказуема.

Полгода назад он в буквальном смысле искал пятый угол в доме, чтобы скрыться от загребущих косточек моего портного, боясь его странного интереса к своей персоне. А сейчас эта парочка составляет идеальный тандем! Рюрик – потрясающий портной, Рудольф – идейный вдохновитель и лицо ателье «Мода с того света». Пару месяцев назад они явились к нам с Алистером за разрешением шить одежду для других некромантов – ведь только представители нашей магии могут позволить себе шокировать народ экстравагантными нарядами. Идея была недурна, так что мы не только дали согласие, но и помогали по мере сил. Алистер занимался деловой стороной вопроса, а я… подготавливала почву. Проще говоря, таскала мужа по всем приёмам и балам, чтобы себя показать и на других посмотреть.

– А я как раз к вам шел, – чуть отступив сообщил юноша. – У нас все готово.

Он вытянул руки, чтобы показать мне наряд для турнира.

– Потрясающе, – при виде очередного шедевра Рюрика плохое настроение как ветром сдуло. – Спасибо!

Темный брючный костюм, явно сшитый по прототипам нарядов для верховой езды. Узкие капри с широким поясом, удобная рубашка изумрудно-зеленого цвета со стоячим воротником, и такой же темный жакет с блестящими пуговицами. Под это дело не хватало только высоких элегантных сапог, которые, конечно же, нашлись в моем гардеробе позже.

– Ты всех сразишь наповал, – со спины подкрался Алистер, обнимая за талию и поймав мой взгляд в зеркальном отражении. – Готова?

Нет, но кого это волнует?

Да уж, точно не Арту, которая явно собиралась утереть мне сегодня нос. Да вот только так дело не пойдет, милая, не-а.

Портал вывел меня на площадку перед высокими трибунами. Шум зрителей оглушал уже здесь, что же будет на арене?!

– Пойдем. – Алистер предложил мне локоть и ободряюще улыбнулся.

Но стоило нам сделать шаг в сторону, как площадка вновь вспыхнула и рядом оказалась Кэтрин под руку со светловолосым голубоглазым мужчиной. Пентин Тварф – целитель и очень влиятельный человек. Вот только характер у него далеко не сахар: вредный, несговорчивый и даже чуточку деспотичный, если верить слухам. В общем, мужчина по натуре хуже всякого некроманта. Но чего у него не отнять, так это смелости, раз уж вразрез всем приличиям и традициям решил приударить за главой рода Тиор.

И преуспел несмотря на холодность и высокомерие Кэтрин. Что называется, нашла коса на камень.

– Приве-е-ет! – Улыбнулась некромантка, отпуская локоть своего жениха и делая мне шаг навстречу. – Давно не виделись!

– Это вы давно к нам в гости не заходили, – отметила я, обнимая девушку, с которой мы все же нашли общий язык.

Я бы даже не покривила душой, если бы сказала, что мы с Кэтрин Тиор стали… пусть не подругами, но хорошими приятельницами.

Сперва девушка изволила на меня гневаться, ведь именно я, пусть и случайно, познакомила её с пронырливым и упрямым как баран целителем. Потом меня благодарили – мужчина не только растопил сердце ледяной красавицы, но и помог Кэтрин навести в клане порядок. Невзирая на то, что сила в качестве главы рода выбрала её, далеко не все были согласны со столь резкими перестановками. А уж то, что кланом верховодит женщина и вовсе вызывал шквал недовольства. Пентин Тварф быстро выяснил, кто наводит смуту и решил вопрос… по-целительски, но с поистине некромантским размахом. Ведь наши силы продолжение одной и той же ветви умений… ну, почти.

Не так давно Кэтрин призналась мне, что именно Пентин долго и упорно капал ей на мозг, пытаясь донести одну простую мысль: с Хлоей де Варгас нужно дружить. Это выгодно не только в плане бизнеса, но и полезно, потому что мы в одной лодке – единственные женщины, ставшие во главе рода. А значит, должны держаться вместе.

Все изменил случай. А если точнее, то наша с Алистером свадьба, которая гремела на весь город несколько дней. Мне кажется, вспоминать её будут еще долго. Как оказалось, народ был совершенно не готов к празднеству по традициям Земли. Банкет был такой, что многих выносили из зала на руках, чтобы те прекратили пить и плясать.

Выносила, понятное дело, нежить. Другие бы попросту не справились. А утром злющая Кэтрин решила высказать мне все, что думает о толпе стонущих от головной боли некромантов, ищущих спасение у её жениха. Слово за слово… и в общем, мы подружились.

– Удачи тебе сегодня! – молодая женщина выпустила меня из объятий, а потом со стервозными нотками в голосе добавила: – Порви ее на мелкие кусочки, Хлоя. Мы на тебя поставили.

О, не-е-ет! Только не они. Там же, наверное, все состояние рода Тиор!

Мне конец. Мне просто конец.

Пентин Тварф, кажется, уловил моё упадническое настроение. Иначе чего он меня просверлил таким хмурым взглядом? Мы с ним хорошо ладим несмотря на его характер, но прямо сейчас я даже как-то занервничала. И уже было хотела поинтересоваться причинами столь пристального интереса, но тут на трибунах проревел рог, а голос, разлетевшийся на всю округу, сообщил:

– Прошу всех занять свои места, мы скоро начинаем!

– Пора, – шепнул Алистер, после чего рывком развернул меня и прижался ободряющим поцелуем к губам. Будто благословляя на победу. А потом так же быстро отпустил и поспешил на трибуны.

Ну, была не была!

Площадка для турнира представляла из себя огромную поляну, огороженную трибунами, с небольшим пятачком, где толпились организаторы и участники. Стоило мне к ним присоединиться, как публика закричала, заулюлюкала, загудела. Арта полоснула меня неприязненным взглядом, а в следующую секунду расплылась в милейшей улыбке. Я не сразу поняла перемену в настроении, и только потом, увидев прямо над полем голограмму, транслирующую наши изображения, сообразила что к чему. Что ж… взгляды к делу не пришьешь, а вот улыбочку девочки-одуванчика видели все.

По мере того как организаторы приветствовали участников и зрителей, рассказывали о правилах состязания, я все сильнее нервничала. Сейчас как облажаюсь и меня порвут на много маленьких Хлой.

– Итак, первый тур! – объявил ведущий. – Все вы знаете, что каждый год мы меняем задания, но в этот раз нас ждёт что-то поистине уникальное! Мы не просто так переместили арену за пределы города. Мало кто знает, но на этом месте когда-то начинался волшебный дриадский лес. К сожалению, его уничтожили в последней магической битве, а дриады покинули наши земли. И кто, если не маги земли, смогут его возродить? – толпа возликовала, а ведущий замахал руками, чтобы ещё сильнее подбодрить зрителей. – Внимание, участники! – голос стал строгим. – У вас есть тридцать минут, чтобы найти на этой поляне спящие семена и пробудить их. Помните, на баллы влияет не только уникальность растения, но и степень созревания. Десять лучших участников перейдут во второй тур! И-и-и… время пошло!

Участники ломанулись на поляну с такой скоростью, что я растерялась. Но быстро взяла себя в руки и поспешила следом.

Первым делом нужно найти семечку. Выпустив дриадскую силу и прикрыв глаза, я попыталась настроиться и просканировать почву под ногами. Получалось с переменным успехом. Найти семена не составило труда, вот только все они были слабые… сомневаюсь, что войду в десятку лучших, если взращу какой-нибудь чахлый кустик. Вокруг уже раздавались радостные возгласы участников, со трибун доносились какие-то лозунги, выкрикивали имена тех, за кого болели… а я тем временем все продолжала бродить. И вот, спустя пятнадцать минут я, кажется, что-то обнаружила. Вроде как семечка...но какая-то странная, если верить интуиции дриады. Но потенциал вроде как хороший.

Решив больше не терять времени, я постаралась отрешиться от внешних звуков и потянулась силой к заинтересовавшей меня семечке. И тут… конечно же, удача отвернулась, а сила вновь стала барахлить.

– Осталось десять минут! – раздалось на периферии и я раздраженно запыхтела.

Ну же милая, ну давай! Не подведи!

Но все зря. Раз за разом я пыталась вытянуть росток, но тщетно. То ли силы не хватало, то ли умений, то ли всего сразу. Ещё и сила работала через раз, что не добавляло мне хорошего настроения.

Я окончательно разозлилась, когда со стороны трибун послышался разочарованный стон, а откуда-то сбоку довольный смех Арты. А тут ещё ведущий добавил:

– Последние пять минут!

Выдохнула, сжалась как пружина, концентрируя поток силы, чтобы направить его в семечко, а дальше… Что произошло дальше, я не поняла.

Внутри меня все вспыхнуло огнем. Но не обжигающим, нет, скорее теплым и согревающим. Дающим силы и надежду.

Магия хлынула по рукам, сорвалась с кожи и выплеснулась наружу. Да так резко, так хлестко… В первую секунду я решила, что сейчас сомну к чертовой бабушке землю. А потом… эта самая земля дрогнула. А я с удивлением поняла, что чувствую не только свой росток, но сотни других. И все они вытягивали из меня силы.

Земля дрожала, не переставая, со стороны трибун слышался ропот перепуганных и не понимающих происходящего зрителей, а сила продолжала утекать из меня непрерывным потоком. Почувствовав, что у меня кружится голова, я села на колени и зарыла пальцы в землю. Интуиция шептала, что прерывать процесс нельзя ни в коем случае, вот только мой резерв рано или поздно опустеет.

И тут...прямо на моих глазах, из земли по всей поляне стали пробиваться десятки, а то и сотни разных росточков. С каждой секундой они росли вверх, увеличивались в размерах и…

– Ей не хватает силы!

Чужой девичий голос доносится до меня с запозданием. К головокружению прибавились мушки, пляшущие перед глазами и чувство, что я вот-вот отключусь. Вместо этого мне на плечи опустились чьи-то руки, а в меня хлынула новая сила. Вдохнув полной грудью и открыв глаза я увидела то, чего никак не ожидала. По обе стороны от меня образовались настоящие цепочки из участников турнира. Все они держались за руки, по крупицам передавая мне силу.

– Сейчас ещё погодники тучи пригонят, чтобы напитать землю, – серьёзно произнесла девушка, а после светло улыбнулась. – Вот уж не думала, что кто-то способен возродить дриадский лес.

Я с удивлением уставилась на неё, только сейчас сообразив, что на самом деле происходит. Я возродила весь лес? Дриадский лес? Охренеть. Называется, пробудила странное семя. Оно, к слову, уже вымахало в приличных размеров… ствол. Ни веток, ни зелени. И оно продолжало расти ещё минут пять, после чего я почувствовала, что меня «отпустили», прекратив выкачивание силы. А ствол вдруг распустился… только вместо лепестков выпустил ветки, которые начали зеленеть и покрываться сотней маленьких цветов.

– Ты молодец! – похвалила меня девушка, помогая подняться с земли. – Я, кстати, Лекса.

– Хлоя.

– Я знаю, – она улыбнулась и тут же мне подмигнула. Ну ещё бы, моё имя полоскали все газеты неделю. – И я советую тебе убраться отсюда прямо сейчас, если не хочешь, чтобы из тебя вытрясли всю душу. Вон, видишь спешащего к нам мужчину? – повернувшись, я увидела пробирающегося сквозь сотни небольших деревьев отца Арты. – Это мой отец. Поверь, он фанат своего дела, а то, что ты сотворила – настоящее чудо. И лучше бы тебе уйти в подполье, пока все не утихнет.

Не успела я переварить тот факт, что у Арты есть сестра и, судя по всему, более адекватная, как рядом появился Алистер. И он был полностью на стороне Лексы.

– Нам пора убираться отсюда, – пробубнил он напряженно, а после обнял меня за талию и утащил в портал.

– Я даже не попрощалась! – возмутилась, когда почувствовала под ногами твердую почву. – И почему мы… на кладбище?

Но Алистер лишь улыбался, как полоумный.

– Ты чего? – насторожилась.

– Ты ж моя хорошая. – Легкий, невесомый поцелуй. – Ты ж моя любимая. – Опять поцелуй. – Повелительница моего сердца!

– Алистер, если ты так радуешься выигранным деньгам…, – начала было я, но в следующую секунду меня заткнули глубоким поцелуем.

– Я так радуюсь нашей будущей малышке! – гордо произнёс муж, и не получив от меня ожидаемого отклика, припечатал: – Хлоя, ты носишь под сердцем моего ребенка!

– Что? Откуда…

– Пентин Тварф поздравил, когда ты ушла. – Так вот почему он так на меня смотрел! – Правда, сперва я его чуть не прибил, за то, что допустил твоё участие в турнире, но Кэтрин не позволила. – Ну ещё бы! Она только нашла свою любовь, но не прошло и года, а мужика уже пытаются прихлопнуть. – Как оказалось, – муж выглядел растерянным, словно для него это стало настоящим открытием, – будущая мать должна как можно больше магичить, от этого зависит сила дара у ребенка. Если честно, я думал поседею, наблюдая за тобой. Учти, она будет наследницей моего рода. Не отдам первенца в семью Варгас.

Будущий отец, наконец, замолчал, давая мне шанс переварить поступившую информацию.

Я беременна. Как?! Не в смысле как… а когда? Боже, какая ерунда лезет в голову! Мозги, соберитесь обратно в кучку!

– Девочка? – выцепила из обрушившегося на меня потока важную информацию.

– Девочка, – абсолютно счастливо выдохнул мне в ухо будущий папаша. – И судя по тому, сколько ты сегодня через себя прогнала силы, у неё будет сильное дриадское наследие.

– А как же некромантия?

На самом деле, не так уж и важно, какой у неё будет дар. Любить мы её от этого меньше не станем, но все же было интересно.

– И некромантия. – Алистер отстранился. – Думаешь, зачем я тебя на кладбище привел?

В свете последних событий догадаться было несложно, но я состроила невинные глазки, делая вид, что не догадываюсь. Теперь уже муж включил непреклонность, не иначе как мстя мне за холодные одинокие ночи.

– Работать, да? – сдалась без боя.

– Работать, – меня вновь крепко обняли и погладили по голове.

– Деспот, – пробубнила я в мужскую рубашку.

– Моя хорошая, – счастливо выдыхает супруг.

– Тиран, – гну свою линию.

– Самая нежная.

– Люблю тебя, – сменила гнев на милость и сама поцеловала мужа.

Ну ладно. Работать так работать. Засучив рукава и заручившись поддержкой мужа, который беззастенчиво целуя, наполнил мой резерв силой, вскинула взгляд и хитро улыбнулась.

Ну что же, доченька, покажем им, какая некромантка из тебя выйдет. Помнится, я когда-то хотела свою личную армию!

Конец


Оглавление

  • Глава 1. В любви третий всегда лишний
  • Глава 2. Что нас не убивает — делает сильнее
  • Глава 3. Вы не рады меня видеть?
  • Глава 4. Плотоядный цветочек
  • Глава 5. Хлоя Крофт – расхитительница гробниц
  • Глава 6. Законодатель моды. Непризнанный
  • Глава 7. Обязанности главы рода
  • Глава 8. Умеешь ли ты пользоваться своей силой?
  • Глава 9. Вы обвиняетесь в покушении на членов Совета
  • Глава 10. Ужастики в наследство
  • Глава 11. Армия диких умертвий
  • Глава 12. Начало семейной жизни
  • Глава 13. Уверены, что это просто игра?
  • Глава 14. Как обойти проклятие
  • Глава 15. Нетрадиционный способ восполнения резерва
  • Глава 16. Деловой подход
  • Глава 17. Новые члены рода
  • Глава 18. Супружеская спальня
  • Глава 19. Крик о помощи
  • Глава 20. Ритуал
  • Глава 21. Наказание за жадность
  • Глава 22. Что будет дальше?
  • Эпилог. Дриадское наследие и личная армия.