Тайный паладин 2: Подмастерье ордена (fb2)


Настройки текста:



Тайный паладин 2: Подмастерье ордена

Пролог

В усадьбе Мастерсов дядя и племянница сидели за чашкой чая и следили за плывущей в мареве облаков луной.

— Так странно, — неожиданно заговорил Климб. — Столько веков прошло, а мы так и не поняли, почему луна добавляет нашим камням силу, а солнце, наоборот, отнимает.

— Лучший вопрос на ночь, — Ария хмыкнула.

— Просто ты так и не позволила себе расслабиться. Разреши себе, отпусти немного контроль! Почувствуй, как чай скользит внутрь тебя, как разливается по телу, как вся твоя энергия ощущает каждую его каплю…

— Дядя! Да как можно думать о таких мелочах после того, что ты мне рассказал? Думаешь, это правда?

— Мы никогда раньше не общались с Дареном Маком, с его «Яйцом дракона» нас связывает разве что твой слуга… Но я не думаю, что ему есть смысл врать. Предлагаю пока просто порадоваться тому, что у нас впервые за долгое время появился выход на совет города…

Дварф тяжело вздохнул, вспоминая встречу с недавно заглянувшим к нему ресторатором. Дарен Мак — богач, плейбой… Никто не знал, как он достиг своего положения, откуда у него столько зеленолицых в подчинении, но одно точно: недооценивать его никак нельзя. Как и Арию, которая как-то слишком близко восприняла последние новости.

— Да, в тот момент, когда они явно планируют совершить какую-то глупость, — девушка начала заводиться. — Нет, я понимаю, что мертвая дюжина зеленолицых даст Северной империи повод вмешаться в наши дела…

— Опять же не факт. Это не эльфы — тех до достижения высшего уровня вряд ли отпустят в путешествия по миру — обычные полукровки. Это все понимают… Так что если у Великого древа не было изначально цели навести порядок на своих границах, то они не будут высказывать Никсу претензии.

— А если будут?

— Тогда, как и сказал наш новый друг, у города останется не так много вариантов. Готовиться к защите — не выход. Если северяне нападут, то, несмотря на потери, честь не позволит им отступить.

— Значит, все-таки атаковать самим? — могло показаться, что дварфка рассуждает об авантюрной атаке на могучего северного соседа, но нет, она имела в виду кое-что другое. И ее дядя прекрасно понимал что.

— Да, если Никс возложит на кого-то вину, а потом его уничтожит — это одновременно станет и знаком нашей силы, и возможностью для эльфов сохранить лицо и жизни.

— А еще они нашими руками смогут втоптать в камни одного из непокорных соседей на южных границах.

— Все так, — Климб тяжело вздохнул. — Но пока в Никсе нет своих сект высшего уровня, нам всегда придется помнить о том, что мы зависим от Севера. И… ждать часа, когда кто-то это изменит. Может быть, даже кто-то из моего рода.

Взрослый дварф ловко потрепал свою собеседницу по волосам.

— Да прекрати, дядя! Одно дело говорить о том, что я смогу открыть свое духовное ядро миру, и совсем другое — шутить о прохождении испытания на мастера десяти и сотни! Лучше расскажи, на кого, как ты думаешь, городской совет может нацелиться?

— Для начала Габр…

— Морской форпост орков?

— Да. У нас достаточно сил, чтобы его захватить и удержать. Но тут нужно понимать, что если эльфы нас не поддержат, то все это кончится очень плохо, когда те пришлют флот возмездия. Однако если у совета найдутся связи с империей, и будет заключен договор, это может быть выгодно всем. У орков всегда есть чем поживиться.

— Ага, а еще это прекрасный способ отомстить им за падение Неверкейва!

— Ну, не так уж они и виноваты, — Климб глотнул еще чая и закинул голову, продолжая следить за луной.

Какое-то время они с Арией просидели в тишине, а потом дварфка снова не выдержала.

— А еще? Какие еще варианты?

— Город Шосс. Они практически во всем нам равны, будет тяжело… Но если получится, Никс сможет расшириться в два раза и взять в свои руки всю южную торговлю с империей.

— И северян это устроит? Они же вроде не любят ничьего усиления.

— Не любят. Но мы лучше, чем орки, — Климб хмыкнул.

— Хорошо… А на кого еще мы можем напасть?

— Да на кого угодно. Княжества Шумис и Годар, подгорье гномов, этих я, кстати, тоже не отказался бы предать огню. Кто еще? Тот же лес древних. Если мы пробьемся к мятежной королеве и посвятим ее рощу Великому древу, эльфы простят нам что угодно… В общем, вариантов полно, но одно очевидно. Будет война, и нам надо готовиться.

— Это так, — Ария за один глоток осушила свою чашку чая. — Надо готовится, чтобы выжить и чтобы заработать!

* * *

— И что дальше? — Серега еще раз посмотрел на провал, образовавшийся на месте провалившегося трупа паука.

— Идем дальше, — на правах спасителя Никита махнул рукой, приглашая всех следовать за ним.

Парню, конечно, очень хотелось посмотреть, что находится там, за границей Неверкейва, но сейчас задача номер один — это спасти своих товарищей. Без него Серега, Данила и Алиса точно не справятся. Да и Айла Блэк уже наверняка скоро покончит с гоблинами и продолжит погоню. Или нет… Парню показалось, что он услышал из соседней пещеры чей-то сдавленный стон. Учитывая, что гоблины, на которых нарвалась их преследовательница, тоже находятся на среднем уровня развития, они ведь вполне могли ее и подловить на какой-то подлый прием. И сейчас Айле не до своих жертв…

Впрочем, рассчитывать на это не стоило.

— За мной! — Никита повторил приказ и двинулся дальше.

За время похода по паучьей пещере ее обитатели нападали еще трижды. И каждый раз наша четверка действовала по одной и той же схеме. Никита выходил вперед и ловил за жвала прыгающую на них паучиху — чем дальше, тем это становилось все проще, словно бы он учился чувствовать своего противника, понимал его повадки — а потом драку завершал Данила. Парень тоже наловчился обращаться с мечом и теперь уверенно протыкал многоглазые морды, что вставали у них на пути.

Было совсем не сложно… И тем обиднее для Никиты становилась ситуация, когда часы пробили десять вечера, а он на глазах у всех никак не мог достать дневник и прочитать, что же тот еще решит для него открыть. Парень прекрасно помнил слова о возможности стать подмастерьем ордена, ему очень хотелось узнать детали, а тут еще книга нагрелась, привлекая его внимание… Но, тем не менее, он так и не рискнул вытащить ее из-за пояса. У Никиты мелькнула было мысль просто немного отбежать от своих, чтобы прочитать сообщение там, где никто бы не смог разобрать, что именно он делает. Вот только не было никаких гарантий, что на ту же Алису в этот самый момент не нападут монстры, а без парня, чьего опыта хватало на прохождение аж второго уровня костяного столба, в первых рядах, совсем не факт, что девушка смогла бы выстоять против жвал местных пауков. Нет, Никита определенно не был готов рисковать жизнями своих друзей.

В итоге время чтения книги прошло, а они все продолжали идти вперед: даже проскочили уже пару развилок, сделав там на всякий случай пометки, чтобы найти дорогу обратно.

— Какая простая руна и какая действенная, — глядя на труп очередного паука, Алиса прокомментировала эффект от запрета на лечение, благодаря которому им пока так легко удавалось побеждать. — Серега, а ты где ее достал?

— Один магазинчик на Ночной улице, если слышали про такую, распродает барахло еще со времен войны со светлыми орденами. Все полезное там давно уже разобрали, остались только вот такие мелочи. Местные решили, что оно им не нужно, а я взял и не прогадал!

Парень тряхнул вихрами, радуясь очередной возможности упомянуть о своем вкладе. Но тут впереди словно забрезжил свет — по крайней мере, силуэт идущей чуть в стороне от Никиты Алисы стало видно чуть лучше.

— Кажется, это выход… — девушка ускорилась, первой выбравшись на открытое пространство.

— А заодно еще и вход, — Данила решил пошутить.

Выбравшись из лабиринта пауков, четверка оказалась в небольшой пещере, из которой шли дальше уже сразу около десятка новых ходов. Потолок этого подземного зала был покрыт странным светящимся мхом, чье тусклое сияние их и привлекло, и все это отражалась в сотнях свисающих рядом с ним сталактитов.

— Красиво… — Алиса, наверно, впервые за долгое время позволила себе проявить эмоции.

— Куда дальше? — а вот Серега сохранил серьезный настрой и внимательно посмотрел на Никиту, заставив того задуматься.

По идее, им бы уйти еще дальше из этой части пещер, где помощница Марики по-прежнему может их достать — вот только если по первым туннелям у Никиты были догадки, кто их может там ждать, то теперь он смотрел на обычные голые стены и не мог решиться.

— Сюда, — наконец, он указал на вторую по счету пещеру.

Парень решил, что если Айла сюда и дойдет, то времени проверить все ходы у нее уже точно не будет. И так, не попавшись ей на глаза сразу, они смогут пересидеть тут до утра и вернуться обратно в город.

— Мне кажется, я что-то слышу, — Алиса шла сразу за Никитой и вдруг остановилась. — Как будто какое-то мелкое животное.

Парень тут же прикинул, что время уже должно было приблизиться к полуночи, а значит, это вполне могут быть принявшие форму крыс призраки, отправившиеся на охоту.

— Все сюда, — Никите попался перегороженный завалом поворот, куда он завел своих товарищей, радуясь, что им удалось обнаружить место, где хотя бы о спинах можно будет не беспокоиться. — Отдыхайте и… Если у нас будут гости, не мешайте мне, все равно вы с ними ничего сделать не сможете.

Никита опасался возражений, но все благоразумно промолчали. Ну да, вспомнил парень, секта Теней же проповедует принципы рациональности. Неудивительно, что троица его товарищей даже и не подумала спорить из-за какого-нибудь глупого благородства… Закончить эту мысль он не успел, потому что топот маленьких лапок послышался уже совсем близко, а потом неожиданно прекратился.

Удар духов

Никита активировал свою способность для борьбы с призраками, догадавшись, что отсутствие звуков может быть связано только с одним — его враг уже в прыжке. И действительно, идущего от рук еле заметного сияния оказалось достаточно, чтобы осветить распахнутые челюсти, огромные черные зубы, маленькие красные глаза и… Фигуру Алисы, которая в нарушение приказа и здравого смысла подобралась поближе.

Чмафк! Кулак Никиты врезался в крысу, отбросив ту в сторону, и тут же ее попытался достать своим мечом Данила. Вот только сталь словно бы просто прошла сквозь тело монстра, не причинив вреда — хорошо, что после первой оплеухи тот уже не был настроен атаковать и с обиженным шипением сбежал обратно в темноту пещеры.

— И куда вы полезли? — Никита яростно повернулся к своим друзьям. Вот вроде бы только что он думал, что рациональность должна заставить их держаться в стороне, но нет. Похоже, он совершил ошибку, смешав в одну кучу логику и осторожность.

— Нам было интересно, что тут за звери, — Данила с сомнением посмотрел на лезвие меча, что так неожиданно его подвел. — Ну вот, думал, что это древняя полезная железка, но не тут-то было.

Ким тяжело вздохнул.

— А еще нам хотелось посмотреть на тебя в деле, — Алиса подошла поближе к Никите, совершенно не стесняясь света от Удара духов.

В итоге парню не оставалось ничего другого, кроме как тяжело вздохнуть — похоже, ночь будет долгой. И, увы, пока призраки еще могут добраться до его друзей, Никите никак их не оставить — а так хотелось. Правда, вовсе не из-за их надоедливости. Просто в последние минуты парень все чаще и чаще вспоминал тот проход на нижние уровни… Таинственный и заброшенный Неверкейв, что он ему принесет?

А ведь он еще обязательно попробует туда пробраться. И никакие устрашающие надписи его не остановят!

Главы 1-3

Глава 1. Бег

— Так расскажешь нам, кто ты и почему помогаешь? — Серега повторил уже однажды заданный вопрос, и на этот раз Алиса не стала его останавливать.

— Вас что-то не устраивает? Тогда я могу уйти, — Никита угрожающе сделал шаг в сторону, и тут же, будто подыгрывая ему, вдалеке раздался топот маленьких лапок.

Конечно, парень бы никогда не оставил своих товарищей в смертельной опасности, но те ведь об этом не знали. А с их колокольни подобная реакция выглядела бы вполне разумной и понятной — в общем, слова Никиты были приняты за чистую монету, и больше никто не решился приставать к нему с расспросами.

За следующие два часа на их стоянку забрели еще три призрака. Двух Никита прогнал, а еще одного умудрился загнать в угол. Секунд десять боксирования с усиленными Ударом духов руками, и мятежная душа просто-напросто развеялась, оставив парню свое сердце.

— Это хорошо, надо пополнить запасы, — Никита поднял похожий на камень трофей, с удовольствием отметив, что там есть красные точки, так хорошо показавшие себя в качестве замены пороха.

Не успев додумать эту мысль, Никита вспомнил, откуда эти крапинки берутся — получается, он сейчас радовался тому, что призрак до этого кого-то убил. Некрасиво получилось… Стараясь избавиться от стыда и заодно отгородиться от снова пытающихся подобраться к нему с вопросами друзей, Никита присел в позу для медитации и принялся восстанавливать частично потраченную энергию своего духовного ядра. Ну и, конечно же, очищать слот Удара духов от снова начавшей накапливаться там черной паутины. Все-таки охота на призраков — это очень и очень непростое дело.

За следующие полчаса Никита довел все задуманное до конца — похоже, во время миссии спасения его духовное ядро работало чуть быстрее, чем обычно — и даже успел немного заскучать, когда до него дошло, что за все это время к ним больше никто так и не заглянул. И вчера ведь было так же. Пару часов они с Евой Локкой охотились, а потом та ушла… Тогда Никита подумал, что девушке-призраку просто все надоело. Но, может быть, просто время духов ограничено этими двумя полночными часами?

На всякий случай парень выждал еще полчаса, которые опять же прошли в тишине и спокойствии, а потом решил, что пора заканчивать с игрой в прятки. Серега говорил, что они смогут вернуться в секту — что ж, наверно, пора этим и заняться.

— Запомнили дорогу? — Никита поднялся на ноги и оглядел троицу, молча сидевшую у него за спиной.

— Да, — Алиса тоже встала и потянулась.

— Тогда дойдете сами? — Никита прикинул, что полночи уже прошло, а ему так хочется поскорее проверить, что же там, в провале, ведущем на нижние уровни…

Конечно, он проводит друзей до выхода из паучьих пещер, но дальше они уже и сами смогут справиться.

— Дойти-то дойдем, — Серега тоже поднялся, и его вихры отчаянно закачались, будто живя своей жизнью. — Вот только как нам вылезти на поверхность?

По голосу чувствовалось, что парню не очень хочется говорить о своих слабостях, но промолчать он никак не мог. А Никита, как оказалось, просто забыл об отсутствии нормального выхода из Неверкейва. В итоге парень невольно покраснел, порадовавшись тому, что его измазанного сажей лица никто не видит. Особенно здесь, в темноте подземелий.

— Я вас провожу… — Никита начал говорить и неожиданно понял, что если провалиться вниз сразу с тремя людьми было не так и сложно, то вот закинуть их наверх за раз он точно не сможет. А на две попытки подряд у него просто не хватит энергии. — Пойдем по одному.

Да! Парень прикинул, что таким образом за то время, пока он возвращается и ведет следующего человека, энергия в его духовном ядре как раз успеет восстановиться. И тогда никто не заподозрит его слабость, а значит, никаких параллелей между ним в образе таинственного спасителя и им же в шкуре слуги-вонючки точно проводиться не будет.

— Почему по одному? — удивился Ким.

— Так безопаснее, — Никита не знал, что сказать, и чувствовал, как его ложь под опытными взглядами тех, кто привык врать каждый день, трещит и расходится по швам.

— Но сюда-то мы как-то шли все вместе?

— Тогда у нас не было выбора! Сейчас он есть, так что ради вашей же безопасности идем по одному. Кто первый? — Никита обвел своих друзей внимательным взором. Не факт, что ему поверили, но и спорить, учитывая, кто их спас, никто не спешил.

— Я пойду, — вперед вышла Алиса и уверенно двинулась к выходу из их отнорка. — С собой возьму нож для Марики. Если нас снова встретят, попробую договориться.

Девушка показала всем хранящийся у нее артефакт Евы Локки, который по мысли Никиты мог бы заинтересовать их похитительницу. Парень на мгновение задумался о том, как именно его товарищи будут договариваться с Марикой, но потом выкинул эти мысли из головы. Сейчас не время.

— Вы тогда ждите меня тут, — Никита посмотрел на Серегу с Данилой. — Никуда не ходите, мало ли кто в округе бродит. А эта пещера, судя по всему, безопасна.

— Будем ждать, — парни сосредоточенно кивнули, и на этом прощание подошло к концу. Данила потянулся было к своему мечу, собираясь опять одолжить его своему спасителю, но в последний момент передумал.

Никита заметил этот жест, про себя отметив, что если на их дорогу выползут новые пауки, то ему придется возвращаться. Самому парню без мешающего лечению клинка с этими монстрами не справиться. Да и если выяснится, что местные твари столь активно передвигаются по этим пещерам, то оставлять тут кого бы то ни было совсем не безопасно. Такого риска, решил Никита, сохранение образа сильного спасителя уже не будет стоить, и назад они пойдут уже все вместе.

Впрочем, опасения парня оказались совершенно напрасными. Они с Алисой прошли паучьи пещеры, пересекли тропу глаурунга и добрались до расщелины совершенно без каких-либо приключений. Вот только у входа, ведущего в норы гоблинов, Никита задержался, чтобы проверить, нет ли там каких-либо следов Айлы. Но из прохода не доносилось никаких звуков, на камне не сохранялись следы — так что, если помощница Марики все еще была где-то здесь, узнать это было невозможно.

В общем, надо было продолжать двигаться дальше.

— Значит, все? — Алиса посмотрела на своего спасителя, стоящего рядом с ней на небольшом уступе прямо под потолком этой странной пещеры.

— Все, — Никита чувствовал, что из-за ограниченного пространства девушка практически прижимается к нему, и изо всех старался не думать о том, что та сейчас совсем без одежды.

— Мы еще увидимся?

— Хочется верить, что вы больше не будете попадать в неприятности… И тогда нет.

— Может быть, скажешь только мне? Почему ты нам помогаешь? — Алиса прижалась еще сильнее к своему спасителю, выдохнув этот вопрос ему прямо в ухо.

Глава 2. Глау

Алиса была так близко к нему, и Никита не выдержал. Понимая, что может сделать какую-нибудь глупость, он ухватил девушку покрепче, на мгновение еще сильнее прижал ее к себе, чтобы захват точно не сорвался, а потом, активировав Шаг теней, резко бросил ее вверх. Вот и все: минус двадцать пять энергии, но зато Алиса уже наверху. Никита на мгновение задумался, как там девушка будет без одежды, но тут же успокоился. Такая как Алиса определенно справится с подобной мелочью.

Никита спрыгнул с уступа и кинул последний взгляд наверх. Раньше он выбирался на поверхность немного в другом месте. Но сейчас, решив, что не стоит закидывать Алису в свой новый дом, привлекая к нему еще большее внимание, парень выбрал место чуть в стороне. Так, чтобы точка выхода оказалась прямо на площади. По крайней мере, если он все правильно рассчитал.

Никита постарался прогнать из головы дурные мысли. В спокойном состоянии энергия в его духовном ядре восстанавливается быстрее, а ему понадобится большая ее часть, когда придет время выкидывать на поверхность Серегу и Данилу. Кстати, если прикинуть, то дорога у них с Алисой заняла около пятнадцати минут. Соответственно, пока он сходит за следующей своей жертвой и вернется обратно, пройдет около получаса — по идее, этого должно хватить, чтобы набрать минимальные двадцать единиц энергии для активации Шага теней и еще пять на одну секунду использования… Но будет надежнее, если он еще немного задержится, буквально на пару минут, например, заглянув в туннель, прокопанный умертвием, и проверив, нет ли там чего интересного.

Во время драки с Айлой Никите было совсем не до этого, но сейчас-то он может исследовать проход, который его прислужник копал целых два дня. Не теряя времени, парень свернул туда и медленно двинулся вдоль стены, чтобы не пропустить деревянную балку, возле которой мертвый мастер Нилл должен был сделать поворот, начиная второй туннель.

Руки парня шлепали по камню, а потом резко провалились в пустоту, обнаружив то, что он искал. Новый проход, начатый у заброшенной черной балки, был несколько ниже старого, и чтобы двигаться по нему, парню пришлось опуститься на четвереньки. Пять коротеньких шагов — Никита считал, насколько глубоко он забрался — это один метр. Один метр, два метра, три, четыре… десять. Счет дошел до двадцати — похоже, уменьшив размер туннеля, умертвие стало копать быстрее — когда все закончилось, Никита просто наткнулся на очередную стену-тупик.

Парень разочарованно выдохнул. В глубине души он до последнего верил, что все эти раскопки не просто так и в итоге откроют ему путь к какой-нибудь тайне. Но нет — мастера Нилла он лишился, а его ход оказался самой обычной дырой в земле. Длинной, грязной и совершенно бесполезной! Нет, может быть, со светом он и сможет здесь что-то найти, но точно не в этот раз. Надо будет завтра, если будет время, захватить с собой факел или фонарик, если что-то подобное есть в Никсе.

— Какой же я идиот! — неожиданно Никита выругался и стукнул себя ладонью по лбу.

Парень слишком сосредоточился на необходимости именно факела или фонаря и даже не сразу сообразил: он ведь может тут все осмотреть и с тем, что у него есть прямо сейчас!

Удар духов

Белое пламя, созданное, чтобы сражаться с призраками, окутало руки парня. И да, сейчас рядом не было никого, против кого он могло бы помочь, но зато создаваемого им света более чем хватало, чтобы осмотреть окрестности.

Никита поводил руками, осветив каждый уголок в конце туннеля — пусто. Потом он медленно двинулся назад. Какое-то время вокруг были только камни и утрамбованный песок, затем Никите попалась верхушка очередной закопанной балки, а следом еще одной. И на этот раз перед ним была не просто деревяшка. Когда парень полз внутрь, он просто не заметил, как из стены торчит что-то стальное. Сейчас же в тусклом свете Удара духов он прекрасно видел эту неизвестную железяку и принялся окапывать землю рядом с ней.

Сначала почва поддавалась не очень охотно, но Никита справился. Прошло не больше пары минут, и кусок металла сдвинулся с места, вывалившись вместе с застрявшим в нем куском черепа. Никита поднес поближе руку со светом. Ага, судя по всему, эта голова тут была абсолютно одна, без тела, которое осталось в другом месте, ну или погребено под завалами где-то в отдалении, и до него сейчас просто не добраться. Железка же, которая изначально привлекла внимание парня, оказалось куском рассеченного надвое шлема. Второй половины не было, эта тоже выглядела не идеально и вроде бы даже была немного сплющена. Но Никита не удержался и, стянув ее с кости, отправил к себе в рюкзак. Пригодится…

Парень уже хотел было отложить череп в сторону, как неожиданно внутри что-то блеснуло. Никита тут же сменил хват, чтобы через провалы глазниц направить внутрь побольше света, и смог разглядеть смятый золотой прямоугольник. Похоже, бывший обладатель этой головы перед смертью засунул себе в рот коллекционную карту с описанием монстров и так вместе с ней и лишился жизни.

Не сумев разжать мертвые челюсти, Никита в итоге просто разбил найденный череп об один из торчащих в стене камней и достал то самое сокровище, о котором недавно мечтал. Вообще, парень думал о чем-то полезном, но и подобная карта, наверно, лучше, чем ничего.

Глаурунг

Уровень силы 2–3

Монстр героев

При смерти врагов рядом с собой усиливается, поэтому исторически сложилось, что против глаурунгов выходили биться именно герои-одиночки

Особенность: может использовать особую форму

Никита пару раз перечитал доставшееся ему описание, задумавшись, насколько редкая вещь ему досталась. В коллекции того же Климба самым сильным был дварф-стражник, находящийся на этапе подмастерья среднего уровня. Глаурунг же был на одну ступень сильнее… В среднем… А возможно, где-то тут бродили твари, выбивающиеся за границу средних цифр и уже достигшие высшего этапа развития…

Никита прогнал эти мысли и уже собрался было спрятать находку к остальным своим вещам в рюкзак, когда заметил кое-что еще. В имении Климба все карты висели картинками вперед — здесь же парень увидел обратную сторону, и на ней была нарисована руна. Неизвестная руна… Никита на мгновение подумал, что это могло бы быть истинное имя одного из глаурунгов, но потом решил, что это было бы очень странным решением. Логичнее, если бы существовало истинное имя всего вида.

— Или это руна с секретной способностью глаурунгов… — последнюю мысль, поразившись ее красоте, парень даже произнёс вслух.

И ведь это может быть правдой. Обычные люди, ну или дварфы, не видят уже нарисованные чужие руны — значит, эта могла быть чьей-то тайной. И именно поэтому хозяин найденной парнем головы так хотел сохранить эту карту.

Глава 3. Вниз

Закончив рассматривать свою добычу и так и не придумав, что именно с ней делать дальше, Никита решил отложить все это на потом и побыстрее, пока не наступило утро, закончить эвакуацию своих друзей. А то ведь он еще хотел спуститься на нижние уровни, и будет лучше, если он это сделает не за счет утренней тренировки с Арией. А то ведь дварфка непременно обидится на опоздание и уж тем более пропуск, а Никите очень бы этого не хотелось.

Тем не менее, он довел осмотр туннеля умертвия до конца и, так больше ничего там не обнаружив, побежал к Даниле с Серегой. По идее, в уже осмотренных ими туннелях опасностей не было, но Никита все равно немного волновался и выдохнул с облегчением только когда увидел обоих парней в целости и невредимости.

— Следующий Данила, — увидев своего спасителя, Серега индифферентно отвернулся в сторону.

То ли он решил сыграть в настоящего лидера, этакого капитана, который покидает тонущий корабль исключительно последним, то ли, пока Никиты не было, парни успели бросить жребий и Сереге просто не повезло… Это так и осталось тайной.

Никита проверил скорость восстановления энергии в своем духовном ядре, убедился, что за время обратной дороги ее точно хватит на новый Шаг теней, и спокойно повел Данилу к выходу. На этот раз все так же обошлось без происшествий — разве что выкидывать парня на поверхность оказалось совсем не так приятно, как это было с Алисой.

Никита не стал задерживаться на обследование туннелей и сразу поспешил назад. Когда он выведет Серегу, будет около четырех часов утра, а значит, на исследование нового хода у него останется совсем не так много времени, как хотелось бы. Особенно учитывая, сколько интересного может быть найдено по пути к заброшенному городу. А еще… Никита вспомнил свои догадки о том, что именно в Неверкейве — месте, заброшенном, возможно, еще до падения светлых орденов — можно будет найти карту развития, которая поможет ему перейти на этап укрепления ядра.

— Определенно мне стоит поторопиться… — Никита на пару секунд остановился, прислушиваясь к звукам подземелья. Вроде бы все тихо.

Быстрым шагом парень вернулся за Серегой, найдя того в довольно интересной позе. Тот стоял на четвереньках и словно бы к чему-то прислушивался.

— И что там? — Никита с интересом посмотрел на своего товарища.

— Какой-то странный звук… — Серега будто бы ни капли не удивился. — Тут есть щель, и, мне кажется, я слышу голоса. Может быть, ты тоже проверишь?

Все это выглядело довольно странно, но Никита не удержался и тоже склонился над указанной его вихрастым товарищем дыркой. На всякий случай парень, конечно, продолжал контролировать пространство вокруг себя с помощью внутреннего мира — и, как оказалось, это было довольно мудрым решением.

Во-первых, Никита так и не заметил никакой дырки, во-вторых, он не услышал никаких голосов, а в-третьих, как только он склонился, сзади раздался еле слышный шорох… А потом Никита почувствовал приближение нацеленного на него удара. Парень тут же вспомнил, что Данила, когда он вел его к выходу, не захватил свой меч, и теперь стало понятно почему. Он оставил его Сереге, чтобы тот попробовал убить Никиту.

— И зачем? — Никита ушел в сторону от первого и единственного удара.

Серега, увидев, что его ловушка не сработала, больше не пытался атаковать.

— Я подумал, что с ножом для Марики нет никаких гарантий… А вот если ей сдать такого как ты, она наверняка нам все простит. И ведь у меня точно был шанс… Ты не так силен, как хочешь казаться. От Айлы ты бегал вместе с нами, она тебя пинала, удар пауков ты сдерживал буквально пару секунд…

— А не боялся, что я решу отомстить? — Никита не знал, как реагировать на такую откровенность.

С одной стороны, ему хотелось на все плюнуть и уйти, но, с другой, он понимал, что просто не сможет бросить в подземелье своего вихрастого товарища. Даже после того, как тот пытался его убить.

— Ты нас спас. Значит, мы тебе зачем-то нужны. На мой взгляд, риск был минимален, я ведь прав? — Серега гордо вскинул голову.

И ведь если посмотреть на происходящее с его стороны — это был не подлый удар в спину, а небольшой подвиг. Отправил вперед друзей, усыпил бдительность опасного незнакомца и, наконец, поставил свою жизнь на кон.

— Прав…

Никита тяжело вздохнул, а потом оглушил Серегу ударом по голове. Затем тут же проверил, не переборщил ли он, готовясь в случае чего применить дикое лечение — но оно не потребовалось. После этого Никита взвалил своего не самого верного друга на спину и потащил в сторону выхода. Спасибо возросшей силе, он почти не замечал его тяжести, а чувство удовлетворения от нанесенного удара грело душу.

Ничего, настраивал сам себя на позитивный лад парень, древние светлые ордена не гнушались расправляться с врагами любыми способами, вот и я не буду забывать про кулаки в случае необходимости.

Серега начал приходить в себя уже перед самой поверхностью, что было даже на руку Никите.

— Держи, — забравшись на уступ на вершине расщелины, он сунул украденный у мастера Доу меч в руку Сереги.

— Возвращаешь? — тот явно удивился такому повороту.

— Ты был прав. Я решил вас спасти, так что было бы глупо не довести дело до конца из-за банальной жадности. Верните его мастеру, чтобы хотя бы в секте у вас не было проблем, а я себе на новый и так заработаю.

Говоря все это, Никита немного лукавил. На самом деле ему очень хотелось оставить этот явно непростой меч себе, но каждый раз, когда он его касался, внутри словно просыпалось что-то темное. Парень не понимал, что это такое, но неприятное ощущение не проходило и только усиливалось — в общем, лично ему этот меч явно не подходил. А раз так, то действительно разумнее всего было довести дело с возвращением друзей в секту до конца. И еще Никита решил: пусть они считают его немного наивнее, чем он есть. Возможно, в будущем это убережет его от еще какой-нибудь новой ловушки. Ну, или поможет ее пережить.

Закинув Серегу на поверхность, Никита задержался на пару секунд, прислушиваясь, не доносится ли сверху ничего подозрительного. Но там, как и здесь, в подземельях, царила полная тишина. Это немного успокоило парня, и, решив, что его друзья теперь точно в относительной безопасности, Никита уверенно направился обратно к пролому.

Пять минут, и он уже снова смотрел на ведущий вниз ход и перечитывал так поразившую его в прошлый раз надпись.

Ты дошел до границы Неверкейва, путник. Будь осторожен, живым нет места за этой чертой!

Главы 4-6

Глава 4. Get over here

Никиту передернуло. То ли налетевший неизвестно откуда поток холодного воздуха заставил его зябко поежиться, то ли проснулось чувство страха, в котором парень не хотел признаваться даже самому себе.

Возможно, благоразумный человек на его месте не стал бы спешить со спуском, но, как выяснилось недавно, даже рациональные члены секты Теней в случае чего готовы рисковать. И Никита был тоже готов — но не потому что «надо» или потому что это «стоит риска», а просто потому, что он поддался зову приключений. Порой ведь так хочется совершить какую-нибудь глупость… И, может быть, именно готовность поддаваться таким порывам и делает людей теми, кто они есть? Романтиками, искателями приключений, мертвецами…

Никиту немного передернуло от последней мысли, но он взял себя в руки и спрыгнул в запретный ход. На этот раз парень не стал тратить время на поиски в потемках и сразу использовал Удар духов, чтобы осветить все вокруг.

На первый взгляд, он оказался ровно в таком же туннеле, что и наверху, если не считать…

— Да что это такое? — Никита увидел, как предупреждающая надпись пропадает, словно ее и не было.

Судя по всему, она не была выбита на камне, а появилась там, где открылся проход к подземному городу. То есть если бы Никита дошел до спуска в каком-то другом месте, то и там бы тоже ее увидел. В принципе, это было логично — в отличие от надписи, зачем-то сделанной в заброшенном туннеле под еще недавно целым потолком.

Предупреждение полностью пропало, и Никита вернулся к обследованию туннеля, благо первая проверка оказалась довольно быстрой. Даже не сходя с места, парень видел, что слева от него ход оказался завален камнями… А учитывая, насколько длинным оказался тот же завал из расщелины, парень был не уверен, что получится тут хоть что-нибудь раскопать. По крайней мере, если у него не появится нового трудолюбивого мертвеца…

Никита улыбнулся этой мысли и неспешно двинулся по проходу в другую сторону. Парень внимательно осматривал все стены в поисках возможных забытых вещей или следов обитающих тут монстров. Но пока ему не удавалось обнаружить ни того, ни другого. А потом туннель кончился, и Никита оказался на своеобразном балкончике.

Скорее всего, в прошлом тут был мост, ведущий через двадцатиметровый провал, уходящий в неизвестность. Потом его то ли кто-то разрушил, то ли он сам рухнул от времени, оставив после себя лишь пару выступающих блоков по краям. Как бы там ни было, пути через пропасть больше не было, и у Никиты не оставалось ни единой возможности перебраться на ту сторону. Разве что он бы научился летать… Кстати, тут парень задумался: а умеют ли так местные мастера боевых искусств? Если да, это бы решило многие проблемы…

Увы, помечтать парень так особо и не смог — снизу раздалось ритмичное постукивание, и Никита перегнулся через край своего балкончика, чтобы посмотреть, что же под ним творится. И, как оказалось, сделал он это совсем не зря. Примерно в десяти метрах под выступом, на котором стоял парень, оказалась идущая по краю обрыва тропа. Во мраке подземелий Никита не мог увидеть, где она начиналась и куда уходила, но кое-что он сумел рассмотреть на все сто процентов.

Он узнал, кто именно издавал те звуки, которые до этого привлекли его внимание.

— Дварф-страж… — Никита тихо произнес название, запомненное по картинкам Климба.

И ведь если смотреть по комплекции, это определенно был представитель именно расы дварфов. Тяжелая броня, в которую он был закован с ног до головы, и огромное копье, что он почему-то не нес, а волочил по земле…

— Эй! — Никита попробовал окликнуть столь неожиданно встреченного живого обитателя Неверкейва.

Парень даже успел подумать, что все слишком рано записали бывшее царство дварфов в покинутые, когда страж поднял голову и посмотрел на парня своим ничего не выражающим костяным лицом с немигающими красными искорками глаз.

— Мертвец! — Никита тихо выдохнул, но не сдвинулся с места.

Труп дварфа-стражника тоже стоял и рассматривал своего не менее неожиданного гостя, и от его взгляда по телу парня невольно бежали мурашки. А еще легкий леденящий озноб — словно бы он встретил того, кто гонял его предков еще миллионы лет назад и успел запомниться как враг прямо на генетическом уровне. Вот только разве такое возможно?

Впрочем, сейчас Никита больше старался думать не о своем страхе, а о том, что делать дальше. Парень помнил силу живых дварфов-стражей с карт Климба — подмастерье среднего уровня — и прекрасно понимал, что ему просто нечего будет противопоставить подобному противнику. Тем более что неизвестно, какие силы ему могло подкинуть превращение в нежить… Да, это еще не глаурунг, но для парня на стадии формирования ядра за глаза хватило бы и кого попроще.

— Смерть… — неожиданно мертвый дварф заговорил.

Из его рта вырвалось ледяное облако, а потом он запрыгнул на стену и, как паук, с огромной скоростью начал карабкаться вверх в сторону выступа, на котором сидел Никита.

— Твою ж мышь! — парень моментально пришел в себя и, не дожидаясь, пока до него доберутся, со всех ног бросился к выходу.

Он понимал, что мертвец двигается гораздо быстрее, чем он сам, но при этом продолжал надеяться на то, что полученной форы окажется достаточно, чтобы успеть убраться отсюда. Пробежав тайный коридор за считанные секунды, парень выскочил в паучью пещеру и со всех ног рванул дальше, стремясь добежать до ближайшего поворота раньше, чем мертвый дварф успеет заметить направление.

И, кажется, ему это удалось! Никита продолжал бежать, но шаги позади стали как будто тише…

— Смерть! — из темноты вырвался огромный крюк, привязанный к костяной цепи, и пролетел в считанных сантиметрах от Никиты.

Спасибо Арии и ее тренировкам! Парень, несмотря ни на что, продолжал контролировать пространство вокруг себя и смог увернуться, не дав зацепить себя. Вот только надолго ли этого хватит? Мертвый дварф-страж задержался буквально на пару секунд, чтобы убедиться, что его атака прошла мимо, а потом, развеяв свое страшное метательное оружие, словно оно было сделано из тумана, продолжил погоню.

Глава 5. Активы

Никита мчался со всех ног, но чувствовал, как преследователь метр за метром сокращает расстояние между ними. Впереди уже показался выход из паучьих пещер, но парень понял, что просто не успеет до него добежать. И если он хочет выжить, то у него теперь не такой уж и большой выбор: или положиться на удачу, используя раз за разом дикое лечение и надеясь, что один из случайных эффектов поможет ему спасти свою жизнь, или…

Шаг Теней

Никита помнил, что в начале галереи паучьей и гоблинской пещер шли практически параллельно друг другу, и решил этим воспользоваться. С помощью украденной в свое время у убийц способности он перенесся сквозь стену и временно оказался вне зоны досягаемости мертвого дварфа.

Баммм! Стена за спиной парня заходила ходуном. Словно началось землетрясение или кто-то невероятно сильный ударился в нее, стараясь пробить насквозь.

— Неужели сможет? — Никита в ужасе смотрел, как по метровой толщины камню начали идти трещины. Стало очевидно, что еще пара ударов — и его преследователь точно сможет прорваться.

— Вторжение! Вторжение! — тут в общую какофонию звуков добавился чей-то тонкий писк.

Никита на ходу обернулся и увидел патруль из трех гоблинов, яростно размахивающих копьями и пращами. Пращами? Парень тут же усилил свою чувствительность и смог увернуться от пары камней и одного боло, которым старший из гоблинов собрался спеленать его ноги. К счастью, Никита уже успел убежать довольно далеко, и новых атак можно было не опасаться. По крайней мере, пока его не догонят или гоблины, или мертвяк.

Парень бежал изо всех сил, больше уже не оборачиваясь. Мертвый дварф, зеленые карлики с треугольными острыми зубами — неважно, кто из них победит и будут ли они вообще отвлекаться друг на друга — Никита точно знал, что сейчас его спасение только в скорости. Поэтому он выкладывался на все сто процентов, выжимая из своего усиленного тела все доступные соки.

Открыта новая способность Ускорение

Нет доступных слотов для изучения, отмена

Открыта новая способность Ощущение зла

Нет доступных слотов для изучения, отмена

Работая на износ, Никита, похоже, был близок к получению новых сил — благодаря тому, что он сейчас находился наполовину в обычному мире, наполовину в медитации, он даже мог видеть все эти проплывающие мимо него способности. От первой из них он бы точно не отказался… Увы, чтобы освоить новые навыки, ему нужно было подрасти!

— Еще немного! — парень постарался подбодрить сам себя, ухватившись за камень при повороте в ведущую к поверхности расщелину и сдирая себе при этом руку в кровь.

Было больно, но Никита даже не стал задерживаться для лечения. Оставляя всюду кровавые следы, он добежал до своего уступа, а потом одним прыжком забросил себя в построенный дварфами дом.

— Как же больно! — парень буквально выплюнул эту фразу, опустошая рот от наполнившей его крови.

Второе использование Шага теней практически без паузы, когда энергии на него явно не хватало, как это бывало раньше, прошло за счет резервов организма, и сейчас все внутренние органы парня обильно истекали кровью.

Дикое лечение

Дикое лечение

Никита использовал способность исцеления дважды, чтобы наверняка все исправить, и только потом сообразил, что сил для этого вроде как тоже недостаточно. К счастью, при активации исцеления на себя самого проблем не возникло: да, организм получил новые повреждения, но они были исправлены вместе со старыми. А вот то, что вместе с лечением во все стороны рвануло кольцо огня, было уже не так хорошо.

— С другой стороны, — Никита понял, что боль ушла, и поднялся на ноги, — гореть тут было пока особо нечему. А подпалины на стенах придадут дереву благородный состаренный вид.

Конечно, шутки шутками, но парень понимал, что ему срочно нужно искать руну запрета призывов, чтобы он мог использовать лечение без последствий. Но это все завтра… А пока — Никита выглянул в окно и убедился, что рядом с домом никого нет — парень решил подготовить все к тому, чтобы уже завтра тут могла начаться торговля. А то он столько мечтал о разных покупках — пора сделать так, чтобы на это, наконец, появились деньги.

Никита подошел к шкафу, выгрузил туда две трети своих духовных пилюль, умылся, возвращаясь к образу приличного слуги, а потом перешел улицу и постучался в таверну к толстушке Мерри. Та должна была передать гиганту Нульфу предложение парня на него поработать, но из-за вчерашней беготни они так и не смогли встретиться.

— Я все ему сказала — деньги не верну, — толстушка Мерри встретила Никиту не очень дружелюбно.

— И где он? — Никита опасался, что гигант, не дождавшись его, мог уйти из города, но, к счастью, ему повезло.

— Парень! — как оказалось, Нульф заснул прямо тут, в зале, а теперь, услышав знакомый голос, проснулся и радостно сгреб Никиту в свои медвежьи объятия. — Ты бы знал, как я рад тебя видеть!

— А поработать на меня? — Никита тоже был рад, но сейчас ему хотелось побыстрее покончить с формальностями и пойти поспать.

— Тоже рад, — Нульф расплылся в довольной улыбке.

Никита, не удержавшись, последовал его примеру: все же в образе этого добродушного великана было что-то располагающее. Потом они распрощались с успокоившейся толстушкой Мерри, наконец-то поверившей, что выбивать из нее обратно деньги никто не будет, и Никита пошел показывать Нульфу его новые владения. На то, чтобы настроить на великана допуск, показать ему пилюли, торговую зону и будущую спальню, ушло минут десять.

— Не боись, завтра начну торговать с самого утра. Я тебя не подведу, — великан на прощание показал Никите кулак.

Парень только кивнул в ответ — вообще, было бы неплохо как-то подстраховаться, доверяя Нульфу столь ценные пилюли, но Никита почему-то был уверен, что его действительно не подведут. Может быть, это было и немного наивное чувство в темном мире… Но порой так бывает: ты чувствуешь, что прав несмотря ни на что, и делаешь такое, что со стороны может показаться самой настоящей глупостью.

— Я тебе доверяю! — Никита тоже показал великану кулак, и наконец-то смог направиться обратно в секту.

Парню хотелось верить, что его друзья уже успели разобраться со всеми формальностями, и оставшиеся пару часов до рассвета он сможет поспать.

Глава 6. Костюм

На проходной Никиту пропустили внутрь, не задав ни единого вопроса — это придало парню сил, и он с еще большей скоростью поспешил к своей комнате, где его ждала такая теплая и мягкая кровать… Увы, на пути к ней его ждало еще одно серьезное испытание.

— Вернулся, — несмотря на бессонную ночь, Алиса решила не ложиться и проследить за возвращением их слуги.

Никита, впрочем, даже немного обрадовался, увидев девушку. Раз она тут, одетая и живая, значит, и с остальными все в порядке. Значит, вчера он не зря бегал с ними от убийцы по всему городу и подземельям!

— Да, помогал с открытием магазина знакомому, — Никита решил заранее отработать легенду о своей связи с таинственным хозяином лавки пилюль духов. Все равно рано или поздно его товарищи сопоставят это место, маршрут своего спасения и визиты парня туда же и начнут задавать неудобные вопросы.

— Ничего странного сегодня не замечал? — Алиса непринужденно сменила тему разговора.

— Нет.

— Ну да, самый внимательный человек на свете, — девушка даже не стала скрывать ехидство в голосе, и парень понимал почему. За вчерашний день столько всего успело произойти, а он якобы ничего не заметил. Он бы тоже на ее месте расстроился.

— Зато я достал это, — Никита решил не обижаться на Алису, а вместо этого вытащил из рюкзака найденный еще вчера манускрипт со схемами каналов. — Все как ты просила.

— Достал? — девушка взяла протянутый ей лист пергамента, развернула, и ее руки еле заметно дрогнули. Похоже, парню все же удалось ее удивить.

— Ну как, я выполнил свою часть сделки? — Никита с интересом следил за поведением Алисы. После смертельной ловушки, что ему устроил Серега после того раза, когда вся троица открыто обсуждала его убийство, он бы ничему не удивился.

— А я выполню свою часть сделки, — Алиса просто кивнула в ответ, развернулась и уже на лестнице бросила парню: — Жди. И еще… Если тебя о чем-то попросят, не спеши с выполнением…

Никита хотел спросить, что же она имеет в виду, но девушка уже скрылась, а гоняться за ней в ночи парень точно не собирался. Сейчас больше всего на свете ему хотелось упасть на свою кровать и закопаться в одеяло. Что он, собственно, и сделал, как только зашел к себе в комнату. Ну, конечно, после того как скинул одежду и забросил рюкзак со своими сокровищами за дальний край кровати. А то было бы обидно во сне лишиться всего, вздумай сюда кто-нибудь забраться…

С этими мыслями Никита уснул и, как ему показалось, уже через секунду проснулся от того, что над ним кто-то стоял и покашливал.

— Говард? — парень посмотрел на дворецкого. — Я тебе, конечно, почти всегда рад. Но не в шесть же часов утра!

Парень скосил глаза на огромные механические часы в углу и тяжело вздохнул.

— К тебе все равно скоро заглянут, так что если я и украл немного времени от твоего отдыха, то не больше пяти минут… — Говард ни капли не смутился.

— Кто? — Никита сразу подобрался, но этот его вопрос был полностью проигнорирован.

— Так вот, я узнал о том, что тебе вчера удалось произвести впечатление на Селину, и, как мне кажется, такое усердие должно быть вознаграждено.

Никита вздохнул, догадавшись, что речь, судя по всему, идет о вчерашнем испытании.

— Не побояться рассказать об охоте на себя, доказать свою ценность для секты и послать чужаков к мертвым богам! Я искренне тобой горжусь, — Говард позволил себе на секунду улыбнуться, а Никита понял, что, как оказалось, его наставника по служебной стезе заинтересовали вовсе не его боевые успехи.

— А про какое вознаграждение ты говорил? — парень тоже улыбнулся.

— Держи! — Говард протянул Никите сложенный комплект одежды, что все это время держал на руках.

И вот как он это сделал? Так приковал к себе внимание парня, что тот даже не подумал посмотреть на руки дворецкого…

— Что это? — Никита внимательно осмотрел новый комплект формы.

Белый цвет, серые облачка — все было почти как раньше, если не считать того, что теперь у них добавилась красная окантовка. Ну, и материал на ощупь и на взгляд начал выглядеть гораздо лучше.

— Ты боевой слуга, — Говард говорил медленно и степенно. — Значит, ты уже можешь носить подобные комплекты. Именно этот сделан из эльфийской ткани.

— Она защищает от оружия? — Никита сразу загорелся новыми возможностями.

— Нет, конечно, — было видно, что Говард недоволен поспешностью парня, но сдерживается. — Это же ткань. Как она может защитить от стали или дерева? Настолько изменить свойства вещей смогли бы разве что небеса, а эта броня создана смертными.

— Тогда что она делает?

— Сама по себе ничего, — Говард все-таки вздохнул. — Но каждый предмет из этого комплекта можно связать с одним другим предметом. Ты понимаешь?

— Ну, я смогу быстро переодеваться?

— Именно. И когда тебя будет ждать грязная работа, ты сменишь одежду. Когда пойдешь на прием, сопровождая своего господина, останешься чист и свеж. Именно таков путь настоящего слуги.

— Эээ, спасибо, — Никиту не очень вдохновила речь про путь слуги.

Но он не мог не отметить, что полученная им одежда идеально подходит для тайных делишек. Нужно переодеться — призвал запасной комплект с капюшоном и повязкой на лицо, и можно спешить кому-нибудь на помощь, не боясь, что его узнают. И не надо будет бегать за сажей или полагаться на случайности… Парень во все зубы улыбнулся, представив себе, как он использует доставшиеся ему супергеройские переодевания.

Говард же принял эту улыбку на свой счет и, довольный тем, что смог помочь перспективному молодому слуге, оставил его одного. Правда, ненадолго. Как дворецкий и предсказывал, не прошло и пары минут, как в комнату снова ворвались, и на этот раз Серега.

— Не спишь? — на кудрявых волосах парня блестели капельки воды. Было видно, что он только что умылся и сразу же отправился к Никите. Вернее, к Киту, человеку, которого он считал своим слугой.

— Нет.

— Тогда у меня для тебя будет задание, — Серега сразу перешел к делу. — Мы сегодня будем до полуночи на тренировке. Кто-то украл меч мастера Доу, и нам надо будет помочь в его поисках.

Серега ненадолго замолчал, а Никита отметил про себя, что его товарищи, несмотря на его совет, все же решили не возвращать древний клинок. Интересно, где они его спрятали, раз не боятся, что целый мастер, пусть и секты низшего уровня, не сможет его найти?

— Так что мне надо делать? — Никита напомнил Сереге, что тот пришел не просто так.

— Эти три послания, — бывший одноклассник протянул Никите упитанные свертки, — нужно доставить по указанным адресам. Ты мне уже помогал один раз, так что рассчитываю, что и сейчас не станешь делать глупостей. Ведь так?

Главы 7-9

Глава 7. Кинжал

Серега внимательно смерил Никиту взглядом, и тот понял еще кое-что. Его товарищ, несмотря на все вчерашние неприятности, вовсе и не подумал бросать свои темные делишки. С другой стороны, а сам Никита разве отказался бы помогать другим, если бы его прижали? Нет! Вот и Серега такой же — просто цели у них немного разные.

— Все так. Я их отнесу, — Никита кивнул, дожидаясь, когда же его, наконец, оставят одного, но Серега не спешил уходить.

— И еще одно, — похоже, он специально ждал реакции слуги на свои первые послания, прежде чем решился доверить ему новый сверток. — Его тоже нужно доставить по адресу, и чем раньше, тем лучше. Главное, ничего не вскрывай сам. На месте тоже ничего говорить не надо, просто передашь записку, она приложена к кинжалу…

Серега недовольно замолчал, поняв, что проговорился. Но Никита и без него уже смог нащупать, что же лежит в тряпичном свертке, скрепленном серой печатью с облаком. А ведь парень еще ночью думал, как его друзья будут доставлять переданный им зеленый кинжал Марике… Это ведь, с одной стороны, шанс на прощение, но с другой — риск попасть под горячую руку. И вот они нашли выход — его же самого и отправили.

Правда… Тут Никита вспомнил ночное предупреждение от Алисы не спешить с выполнением приказов — а ведь девушка-то явно не хотела отправлять его на убой. Может быть, конечно, это просто нежелание расставаться со слугой, оказавшимся на удивление полезным в ее тайных делах, но все равно приятно…

— Будет сделано, — Никита отложил кинжал к остальным посылкам.

Конечно, не очень хорошо, что тот же Серега с легкостью готов рисковать его жизнью, даже ничего не объяснив, подставляя уже второй раз за сегодня. Но в то же время у кого, как не у Никиты, есть шанс все правильно объяснить Марике и выжить, если что-то пойдет не так. Так что, решил парень, принимая это задание, он просто доводит до конца то, что начал ночью.

Серега отправился прочь, Никита же пошел умываться, прикидывая, не зайдет ли к нему кто-нибудь еще. Но нет, похоже, утренних гостей больше не намечалось, так что парень переоделся в свою новую форму и неспешно двинулся в сторону усадьбы Мастерсов. Сегодня он вышел пораньше, и можно было не спешить, как это бывало обычно.

Проходя мимо рабочего окна Виктории, Никита на мгновение задержался: ему очень хотелось увидеть девушку. Но, похоже, та еще не пришла на работу, а задерживаться парень уже не мог. Ничего, днем еще обязательно увидимся — Никита успокоил сам себя и, выйдя за территорию секты, поспешил дальше.

Все шло, как обычно: редкие утренние прохожие, повозки, запряженные странными пустыми внутри лошадьми, от которых приходилось отпрыгивать в сторону, пироги с рыбой. Никита впервые начал есть свое традиционное утреннее лакомство не на бегу, когда он просто заглатывал его кусками, практически не жуя. И, как оказалось, оно было даже еще хуже, чем он думал.

— Заходите к нам еще, — продавец помахал Никите рукой, и парень, кажется, начал понимать, с чего вдруг тот так удивляется, когда он раз за разом приходит к нему за новой порцией.

Впрочем, порой вкус не так уж и важен! Никита решил пойти по проверенной схеме и перешел на бег. На ходу пироги начали жеваться уже побыстрее, и буквально за пару кварталов Никита покончил со всем своим завтраком.

Конечно, в итоге он прибыл на место немного раньше, чем нужно, но, как оказалось, Ария уже ждала его.

— Ты вчера вечером не пришел на передачу дома, — девушка недовольно смерила парня взглядом.

— Были дела, — Никита благоразумно не стал напоминать ей, что ни о чем конкретном они так и не договаривались. — Но я заходил ночью. Твоя дощечка призыва сработала как пропуск, и сегодня с утра в лавке уже началась торговля.

— Хорошо, — Ария как будто успокоилась, а Никите, наоборот, стало немного обидно.

Он-то сначала возомнил, что дварфка расстроилась из-за того, что они не встретились, а оказывается, это просто бизнес.

— Доброе утро, — в воздухе повисла пауза, и Никита не придумал ничего лучше, кроме как поздороваться.

— Доброе утро? — Ария с удивлением посмотрела на парня, а потом не выдержала и хмыкнула. — Ладно, пусть будет доброе. Тем более что я закончила со своим обещанием даже раньше времени. Смотри!

Никита только сейчас заметил, что рядом с девушкой на столе лежало что-то, прикрытое куском чистой белой ткани. Девушка сдернула ее в сторону, и парень увидел свой молот… На первый взгляд ничего особенного, самая обычная рукоятка, даже без украшений, просто обтянутая кожей, да массивная макушка, похожая на увесистый стальной брусок. В длину оружие было всего сантиметров тридцать — немного, Никите со стороны молот даже показался немного игрушечным.

Но это было только первое впечатление. Стоило парню только протянуть к оружию руку, как он тут же почувствовал движение силы. Примерно как от костяного столба или от глаурунга — только на этот раз не чужой, пышущей желанием убивать, а, наоборот, дружелюбной. Словно бы присматривающейся к своему новому хозяину.

— Ну как? — Ария гордо посмотрела на слугу, пытаясь понять его реакцию на подарок.

— Мне кажется, я ему нравлюсь, — Никита широко улыбнулся и, протянув руку, крепко сжал пальцы на рукоятке своего нового оружия.

— Он помнит, что ты помогал его создавать, — Ария тоже не удержалась от улыбки и положила свою ладонь поверх руки парня, будто бы тоже прислушиваясь к голосу своего творения. — Оружие всегда помнит своих создателей и первого хозяина. А для него и тем, и тем теперь всегда будешь ты. Так что можешь не бояться, этот молот никогда тебя не подведет.

Тут Ария заметила, что поглаживает не столько молот, сколько руку Никиты, и тут же отдернула свою ладонь.

— Спасибо, — Никита, продолжая любоваться своим подарком, ничего этого не заметил. Вместо этого он попробовал немного неуклюже пошутить. — И что, теперь даже руны, чтобы его не украли, будут не нужны?

— Нет, руны тебе все же лучше поставить, — Ария немного грустно улыбнулась. — Но я подумала, что это твой первый молот и будет обидно, если ты его испортишь неумелыми попытками их нарисовать… В общем, с рунами сначала лучше поэкспериментировать на этой заготовке.

С этими словами дварфка достала из-под скамейки еще один молот. Этот выглядел уже просто как два будто бы сваренных куска металла с четырьмя зачищенными точками под будущие руны.

— Это заготовка? — Никита взял в руки протянутое ему подобие молота и на этот раз не уловил никакого отклика.

— Да, рисуешь на нем руны, пробуешь комбинации. Если что-то не подойдет, стираешь, пробуешь еще. Все понятно?

— Все! — Никита улыбнулся во все зубы, а потом, не удержавшись, сгреб Арию в охапку и изо всех сил прижал к себе. — Огромное тебе спасибо!

Глава 8. Парирование

— Ну, хватит! — Ария выбралась из объятий Никиты.

Правда, любой знающий дварфку человек сразу бы сказал, что делала она это очень и очень неторопливо. То ли задумалась о чем-то, то ли просто не очень спешила.

— Прости, — парень постарался сгладить свой порыв, но его уже никто не слушал.

— Давай лучше к делу, — Ария тряхнула тяжелой копной своих светлых волос. — Теперь у тебя появился молот, и, думаю, будет правильно показать тебе пару основных приемов, которые ты можешь освоить.

— Я согласен!

— Подожди, — дварфка картинно подняла руку. — Если ты не хочешь спешить и скажешь, что сначала должен пройти тренировочный столб, я пойму…

— Я хочу спешить! — Никита браво вытянул руки по швам, заставив дварффку недоуменно наморщить лоб. Похоже, она никогда не видела подобной позы, но вместе с тем чувствовалось в ней что-то военное…

— Ладно, — Ария стала серьезной. — Тогда перейдем к делу. Я считаю, что, как и в обычном бою, начинать нужно исключительно с защиты, для которой молот, благодаря короткой ручке и массивной макушке, очень подходит. Понимаешь, о чем я?

— Короче ручка — удары будут быстрее? Тяжелее верхняя часть — сильнее.

— Да, все верно, — Ария кивнула. — Рада, что ты это понимаешь. Теперь предлагаю подумать, как ты можешь это использовать с учетом уже пройденного тобой пути боевого слуги.

— В смысле, с учетом предвидения атак? — Никита прикинул, что в принципе ничего больше и не изучал.

— Да.

— Ну, наверно, надо как-то сбивать их? — парень с сомнением посмотрел на дварфку, а та тяжело вздохнула. Если в общем понимании физики предметов этот человек еще был ничего, то в практике применения ему явно не доставало опыта и смекалки.

— Почти. Есть два основных способа парирования, и для молота доступны оба. Первый — это боковой удар. Ты замечаешь атаку, а потом в последний момент бьешь по оружию противника сбоку, стараясь выбить то у него из рук. Для усиления подобных атак отлично подходят руны вибрации, разрушения стали и плавности.

— Плавности? А она тут при чем? — удивился Никита.

— Неважно, мы сейчас не о рунах, — к несчастью для парня, Ария не была настроена просвещать его по этому вопросу. — Второй способ парирования — это встречный удар. Для него ты должен прочувствовать атаку врага и ударить точно по ее центру. Если в первом случае для успеха нужны руны, то здесь обычно хватает и голого мастерства. Конечно, если ты все сделал достаточно точно. Нет — и уже тебя самого могут взять в оборот.

— Но если враг не колет меня, а рубит, как мне его достать встречным ударом? — Никита попытался представить, как сможет использовать новые приемы в бою.

— Никак, — Ария кивнула, довольная, что ее ученик пытается думать сам. — Для режущих атак только чистый блок или боковое парирование. Для колющих, когда враг ставит на скорость, чтобы достать тебя — вот тогда мы пускаем в ход встречное. Именно в эти моменты сила такой атаки может застать врасплох любого противника. А теперь… Иди тренируйся.

— К моему столбу? — Никита огляделся, прикидывая, как его тренажер будет имитировать удары оружием.

— Нет, для атак оружием тебе будет нужно кое-что другое…

Ария достала из кармана самую обычную на вид палку и несколько раз провела по ней пальцем. Не успела она довести свои манипуляции до конца, как на месте привычного тренировочного столба выскочило что-то новое. Внешне эта штука походила на половинку всадника с копьем в руках. С очень быстрым копьем, которое по команде Арии тут же пару раз вспороло воздух.

— Что это? — Никита невольно сглотнул, представив, как его могут насадить на эту железку.

Вот странное дело — костяной столб ведь был гораздо опаснее и мог травмировать парня в разы сильнее, но там страха не было. А тут стоило увидеть отблески солнца на острой стали, и все, поджилки начинают трястись. Да что же это такое! Никита попробовал выругаться сам на себя, и вроде это даже немного ему помогло.

— Итак, позволь представить тебе полу-рыцаря, — Ария гордо обвела рукой новый тренажер, а Никита отметил, что даже немного угадал с названием. — Между прочим, моя личная разработка, восстановила по древним чертежам Неверкейва. Сорок четыре плоскости атаки, двадцать две вертикали и моя личная доработка — семнадцать подлых ударов, не предусмотренных проектом. Кстати, можешь начинать гордиться, раньше никому чужому не удавалось поработать с этой машинкой.

— Спасибо, — Никита на автомате поблагодарил девушку за оказанную ему честь. — Действительно, выглядит очень внушительно.

— Еще бы, — Ария гордо вскинула голову. — Иначе как бы я на ее создании взяла ранг подмастерья… — девушка резко замерла, будто сказала что-то лишнее, и быстро переключилась на другую тему. — Ну да хватит болтать! Сегодня поработаешь на третьей скорости. Потом посмотрим, чего ты сможешь добиться.

Никита уже хотел задать пару уточняющих вопросов, когда в воротах показался Ульф.

* * *

Молодой Кайзенс тоже пришел чуть раньше назначенного времени и с неудовольствием отметил, что даже так он оказался последним. Если сначала Ульф хотел провести обычную тренировку, то сейчас, чувствуя, как какой-то безродный слуга оттирает его в сторону, он не выдержал.

— Кит? Помнишь, ты должен был мне вечер служения?

— Да, — человек никак не показал, что недоволен тем своим проигрышем. Ульфу даже стало немного стыдно за свое поведение, но тут он увидел в руках у своего соперника молот, сделанный лично Арией, и все же решился.

— Тогда сегодня в двадцать три часа буду ждать тебя у дома номер двенадцать по Ночной улице. Будешь прислуживать мне этим вечером на приеме у Ридумов.

— Хорошо, — слуга опять не выказал никакого волнения от того, что ему придется работать на вечеринке у самой известной семьи полуэльфов Никса.

А вот Ульфу пришлось невольно поморщиться от яростного взгляда Арии: ну да, та явно недовольна тем, что Кайзенсы самостоятельно отправились на такое мероприятие. Ничего, потерпит! А для слуги у него был заготовлен еще один сюрприз.

— Раз так, то слушай мое первое задание. Как слуга ты должен заботиться о чести своего господина, так вот обеспечь мне достойную пару на этот вечер, чтобы не уронить ни ее, ни мое достоинство.

Ульф замолчал, довольный своим ходом. Теперь либо Кит приведет какую-нибудь свою недостойную подругу, которую завернут стражи Ридумов, покрыв позором и даму, и того, кто ее так подставил. Ну, или второй вариант — этот необычный слуга как-то выкрутится. И это тоже будет победой: тогда молодой Кайзенс узнает для отца, какие связи есть у этого нового протеже Мастерсов.

Глава 9. Легенда

Никита закончил выслушивать все эти, надо сказать, довольно странные пожелания Ульфа, отметив про себя, что после такого, похоже, придется вычеркнуть из планов сегодняшнюю ночь. А потом повернулся обратно к Арии, продолжая расспросы о новом тренажере. Конечно, парню хотелось узнать и об упомянутом девушкой способе становления подмастерьем, но, судя по виду дварфки, та вряд ли горела желанием это обсуждать. Особенно при посторонних.

— Так почему мне нужно будет сразу начинать именно с третьей скорости? — Никита с опаской посмотрел на блестящую сталь полу-рыцаря.

Ария вздрогнула, словно в последние секунды была глубоко погружена в какие-то свои мысли, ожила, а потом все-таки ответила на вопрос парня.

— Потому что я знаю, на что ты способен. Первые два этапа будут слишком простыми. А знания лучше усваиваются не бездумным повторением, а когда ты работаешь на грани возможного, преодолевая себя и беря новую высоту.

— Хорошо! Я справлюсь! — Никита понял, что пыталась донести до него Ария.

Действительно, повторять то, что ты и так умеешь — это прекрасный вариант для утренней зарядки. Но если хочешь развиваться, а он хотел именно этого, то нужны вызовы. Никита подошел поближе к тренажеру и приготовился принять на себя первый удар. Огромный меч, сжатый в металлической руке, сначала отодвинулся назад, а потом неспешно, словно бы подстраиваясь под скорость Никиты, пошел вперед.

— Почувствовать, выбрать тип блока и действовать! — парень попытался настроить себя на правильный лад, но вид несущейся к нему голодной стали в итоге чуть его не парализовал.

— Да что ты тут прыгаешь! — Ария недовольно посмотрела на человека, который вместо того, чтобы принять тестовую атаку на молот, взял и трусливо отскочил в сторону.

Ну, хотя бы с уворотами у него все нормально, попыталась сама себя успокоить дварфка, а потом подбадривающе помахала рукой.

— Запомни! Тебе нужно учиться работать не только телом, но и оружием! Вперед!

Никита покорно сосредоточился и медленно, будто на эшафот, снова двинулся поближе к полу-рыцарю. Надо собраться: он ведь уже уклонялся от атак гоблинов в пещере, так разве сейчас ситуация так уж сильно отличается? Нет! Парень сделал еще один шаг, входя в зону поражения и тут же чувствуя летящий в него клинок.

— Боковое парирование! — Никита попал по мечу полу-рыцаря и отвел его в сторону.

Попал, конечно, в последний момент. Рука от отдачи словно отсохла, но, главное, у парня получилось.

— Боковое парирование! — Никита отбил следующую атаку уже увереннее.

— Как только сможешь выбить меч из рук тренажера три раза подряд, сложность автоматом повысится, — Ария рассказала об условиях победы и с довольной улыбкой принялась усаживаться в позу для медитации.

— Боковое парирование! — Никита все никак не мог решиться опробовать второй из показанных ему приемов.

— Может, хватит так орать? — молодой Кайзенс тоже собрался медитировать, и крики человека совсем не добавляли ему спокойствия. — Это же совсем не обязательно! Или ты и в бою будешь так надрывать связки?

— Буду! — Никита вошел во вкус и, как ни странно, каждый издаваемый им возглас словно бы на самом деле придавал ему сил. А может быть, парню просто была нужна разрядка, и эта громкая тренировка как раз и позволяла его организму сбросить напряжение. — Встречное парирование!

Никита почувствовал, что стал двигаться легче, чем раньше, и рискнул встретить выпад полу-рыцаря ударом лоб в лоб. Он уже примерно представлял траектории каждой из возможных атак, прочувствовал силу, с которой его бьют, и в итоге был почти уверен, что справится.

Увы, то ли он недостаточно точно по центру нанес удар, то ли замешкался и в принципе вложил слишком мало силы — как бы там ни было, парирование не прошло. Молот повело в сторону, рука Никиты изогнулась, пытаясь его удержать, но не смогла… Пальцы разжались, и оружие почти упало — но здесь Никита преодолел сам себя. Приказав себе забыть про боль, он изо всех сил прыгнул вперед и подхватил выбитый из рук молот, так и не дав ему коснуться земли.

— Зачем ты это сделал?! — Ария широко раскрыла глаза и требовательно уставилась на своего ученика.

— Не знаю, — Никита на самом деле растерялся, не понимая, что толкнуло его на этот сумасбродный прыжок. Ну, упал бы молот и упал. Это же тренировка, ничего страшного… Но нет, внутри словно бы что-то противилось такому исходу.

— Знаешь легенду? — тут заговорил Ульф, и на этот раз его голос звучал совсем не так, как раньше. Словно бы даже доброжелательно…

— Какую легенду?

— Нашу легенду. Как народ дварфов под предводительством самого первого Безымянного короля спустился так глубоко, куда мы до этого еще никогда не забирались, — Никита невольно затаил дыхание, слушая размеренный, немного торжественный голос Ульфа. — Избранные герои прогнали глаурунгов, легионы ветеранов уничтожили всех каменных червей, которым не хватило мозгов, чтобы уйти с нашего пути, но потом… Оказалось, что, спустившись так глубоко, дварфы пересекли границу царства демонов. Безымянный король сразился с их лордом! Пещеры ходили ходуном, армии ждали, чем все закончится, чтобы потом обрушиться друг на друга…

Ульф сделал небольшую паузу, переводя дыхание. А Никита почему-то как вживую представил эту картину: невысокий, закованный в полные латы дварф и огромный демон, который, тем не менее, никак не может победить.

— Их дуэль длилась и длилась, а потом адский лорд пошел на хитрость. Он проклял землю под ногами Безымянного короля, чтобы та уничтожила любое оружие, которое ее коснется, а потом повелитель демонов вложил все силы в одну-единственную атаку, выбивая молот из рук своего противника. Если бы его план удался, король лишился бы оружия, и демон, даже без сил, легко бы довершил начатое. Но король разгадал его план и почти как ты, только гораздо более мужественно и грациозно, поймал вылетевший из его рук молот, а потом раздробил череп нашего врага.

— И что потом? — Никита чувствовал, что история как будто еще не закончилась.

— А потом демоны первые добежали до центра поля и погребли под собой первого Безымянного короля нашего народа…

Никите еще очень много хотелось спросить. О том, что было дальше, почему короля называют Безымянным. Вот только после такой концовки вопросы просто застревали в горле. Впрочем, на один парень все же решился.

— Тогда вы потеряли Неверкейв? — Никита начал прикидывать, что будет делать, если встретит подобных врагов в своих подземных путешествиях.

— Нет, тогда народ дварфов захватил Неверкейв, — Ульф широко улыбнулся. — Король ведь победил! Да, потом он погиб, но дух наших предков после такого было просто не сломить!

Главы 10-12

Глава 10. Подлость

После таких неожиданных итогов рассказанной ему легенды Никита немного по-другому начал воспринимать дварфов. Причем не как-то в общем, а конкретно этих двоих, Арию и Ульфа. Ведь судя по тому, как один все рассказывал и как другая слушала, для них это не просто слова.

— Я постараюсь никогда не ронять свой молот, — Никита не знал, что стоит сказать в такой ситуации, вот и выдал то, что чувствовал на самом деле. Ему показалась, что эта фраза точно не должна ничего испортить, и вроде бы так и получилось.

— Ты прям как настоящий дварф, — Ульф подошел и хлопнул парня по плечу. — Но наш договор это не отменяет.

— Не отменяет, — Никита улыбнулся в ответ и неожиданно понял, что если еще недавно намечающаяся вечеринка должна была стать для него каким-то испытанием, то теперь все пройдет гораздо проще.

— Поговорили и хватит! Продолжаем тренировки, — Ария громко хлопнула в ладоши, и Никита поспешил вернуться к полу-рыцарю.

Внутри парня еще жило то ощущение, которое проснулось при рассказе о давнем сражении с демонами, и ему очень не хотелось его потерять.

— Боковое парирование! — закричал Никита под тяжелый вздох Ульфа. Дварф явно надеялся, что дальше человек будет тренироваться тихо, но не тут-то было.

— Боковое парирование! — вторая попытка особенно удалась Никите, ему даже показалось, что клинок в руке полу-рыцаря немного дрогнул.

— Встречное парирование! — новая атака оказалась нацелена прямо в лицо парню, и тот решил воспользоваться моментом и попробовать обезоружить своего оппонента.

Как сказала Ария, для идеального проведения бокового удара требуются дополнительные руны, а вот в случае атаки лоб в лоб может хватить и просто точности. Никита был уверен, что у него получится: он прямо-таки чувствовал удар полу-рыцаря, чувствовал свой, чувствовал, как они идут навстречу друг другу…

А потом что-то проткнуло его плечо и отбросило назад.

— Что это было? — Никита потрогал рану, оказавшуюся на удивление неглубокой.

— Подлый удар, — Ария открыла глаза. — Я же говорила, у моего тренажера их целых семнадцать в арсенале. Так что не стоит думать, что ты сможешь предвидеть все, что он сделает. Это очень опасное чувство. И здесь, на тренировке, и особенно в жизни.

— А моя рана? — Никита опять потрогал плечо и немного поморщился. — Он ведь мог меня убить? Немного левее, немного сильнее, и все. Может быть, стоит продолжить уже в доспехах? Думаю, если надо, я смогу их купить.

Парень очень надеялся, что его идея с пилюлями выстрелит, и средства на образование — безопасное образование — у него будут.

— Доспех не нужен, — Ария покачала головой. — Как с мечом или твоим телом, с ним тоже нужно уметь обращаться. Иначе сколь бы крутую скорлупу из стали ты бы на себя ни нацепил, она будет только мешать. Сначала ты доведешь до нужного уровня то, что уже начали, и только потом будем двигаться дальше.

— Но что, если бы он меня проткнул? — Никита все никак не мог забыть про свое плечо. Да, у него есть лечение, но ведь дварфы-то этого не знают, и сейчас ему нужно исходить именно из этого. — Еще пара сантиметров, и он бы раздробил мне кость. Еще десять — и я бы лишился руки…

— Об этом можешь не волноваться, — Ария поморщилась. — Полу-рыцарь же тренировочный аппарат. Он так настроен, что в принципе не может нанести раны глубже, чем те, что достались тебе — удар автоматически остановится. Так же он не бьет по смертельно опасным точкам… Но я не хотела тебе этого говорить, чтобы ты не пользовался эти знанием, дабы упростить себе жизнь!

— Я не буду этим пользоваться, увидишь!

Никита неожиданно осознал, как глупо выглядели его недавние претензии. Словно бы он струсил и искал повод сбежать… У парня резко пропало желание продолжать этот разговор. Он понял: словами то, что было, уже не исправишь. И теперь ему только и остается — на деле доказывать, что он способен на то, что только что пообещал.

Следующие полтора часа парень раз за разом заходил под удары полу-рыцаря. Обычные ему уже почти всегда удавалось отразить, подлые — он даже не замечал, как — отправляли его в полет с новой дыркой на теле. Неглубокой, но очень обидной. Но, несмотря на боль и желание разобраться с противником любой ценой, Никита сдерживал себя и продолжал воспринимать это именно как тренировку. Игнорируя слабости противника и условности происходящего, чтобы по максимуму развить свои собственные умения. Так, как он пообещал Арии.

— Минута — и заканчиваем, — дварфка начала подниматься на ноги.

— Встречный удар! — за прошедшее время тренировки голос Никиты уже начал срываться, но он раз за разом продолжал выкрикивать названия своих атак.

Его молот рванул навстречу к клинку полу-рыцаря, но не просто так. Понимая, что время выходит, а он так ничего особенного и не добился, Никита вложился в эту атаку всем, чем мог. И на последнем отрезке дистанции его оружие немного ускорилось. Совсем чуть-чуть, но, как оказалось, этого было достаточно, чтобы не дать полу-рыцарю сместить свою атаку, сглаживая эффект от парирования…

— Я смог! — Никита стоял с опущенными руками, глядя на выбитый меч своего стального врага. — Я смог!!! Й-е-е-е-ху!

Парень вскинул свой молот с победным криком, а Ария не выдержала и расхохоталась.

— Поздравляю, ученик, ты на самом деле смог, — успокоившись, дварфка заговорила. — Сохранил контроль над своим телом и разумом, освоил новый прием и, главное, догадался, как по-настоящему нужно его использовать.

— Не просто бить, а с ускорением в конце, чтобы враг не успел среагировать? — уточнил Никита.

— Именно!

— И не рассказала ты мне это сразу, чтобы, как и в прошлые разы, я сам учился думать и находить ответы прямо в бою?

— Ну вот, ты все правильно запомнил, — Ария продолжала улыбаться. — Никогда не забывай это! Мы не можем натренировать себе для абсолютно любой ситуации, но зато мы можем натренировать умение думать, чтобы находить выход прямо в процессе. И я рада, что у тебя пока получается осваивать новые уроки.

— Спасибо, — тепло сказал Никита своей учительнице. Не сказать, чтобы он был на сто процентов согласен с ее методами, но результат они точно давали.

— Кит, не забудь: вечером в одиннадцать, на Ночной, без опозданий! И помни про даму для меня! — Ульф тоже начал собираться и решил напомнить слуге о данном обещании. У молодого Кайзенса уже не было особой неприязни к этому человеку, и он даже решил не подставлять его прилюдно. Но, как казалось дварфу, немного позора для человека никогда не будет лишним.

Никита проводил его взглядом и тяжело вздохнул. Сегодня еще столько нужно успеть — и если сопровождение Ульфа это еще не так страшно, там, по крайней мере, от него не будет требоваться ничего особенного, то где взять ему достойную спутницу? И почему он раньше не считал это проблемой?

Глава 11. Вариант

Никита шел по улице и размышлял, кого он может позвать с собой на вечер в пару к Ульфу. Самым очевидным вариантом казалась Виктория. Она из благородной семьи и явно знает толк в подобных мероприятиях… Вот только парень не имел ни малейшего представления, как можно будет ее убедить стать девушкой дварфа, пусть только и на вечер. И, главное, Никита вспомнил, где уже слышал фамилию Ридумов, на вечеринку к которым он оказался так внезапно приглашен. Норк Ридум — так звали помощника Маули, который вчера приходил в секту по душу парня. Впрочем, Никиту не особо волновала эта проблема — с ней он уже разобрался, но вот то, что сам детектив тоже может оказаться на этом вечере, а он в итоге своими руками приведет к нему Викторию — нет, этого парень допускать не собирался.

Тогда кого еще он знает? Алиса? Вряд ли… Никита вспомнил, что Ульф делал особый акцент на положении в обществе, и вряд ли обычная ученица секты окажется достойной. Парень представил, что его подруга с ним сделает, если ее внезапно развернут на входе, и по спине у него пробежали мурашки. Нет, тут лучше думать дальше. Кто еще? Ария? Но она как-то недобро отреагировала на известия об этом вечере, да и кто Никита такой, чтобы делать дварфке такие предложения. Парень почему-то был уверен, что если племянница Мастерсов захочет, то и сама попадет куда угодно.

— И что мне делать? — Никита немного растерянно поднял голову и неожиданно заметил, что успел уже дойти до самого «Яйца дракона». — А может быть, спросить совета у того, кто гораздо лучше меня разбирается во всех этих делах?

И Никита, недолго думая, поспешил к стоящему у входа зеленолицему охраннику — кажется, парень даже узнал его с прошлого раза — и попросил позвать Дарена Мака.

— Здорово, — хозяин заведения со своими приметными синими полосками на черепе не замедлил появиться.

— Уф, добрый день, хорошо, что вы здесь, — Никита на самом деле опасался, что хозяин «Яйца дракона» может отсутствовать по сотне самых разных дел. — У меня не так много друзей в городе, и я решил зайти, чтобы попросить совета в одной сложной ситуации.

* * *

Дарен Мак сначала нахмурился, увидев того странного слугу. В прошлый раз он оставил ему в качестве подарка настоящий эльфийский салат, но этот человек мало того, что никак на это не отреагировал, но и вообще даже еще не расплатился за него. Словно бы показывая, что блюдо было того не достойно… Дарен, выходя на улицу, собирался лишь напомнить о долге и попрощаться с наглым чужаком, но тот первой же фразой умудрился его удивить.

— Ты считаешь меня другом? — хозяин синих полосок на черепе не выдержал и расхохотался во весь голос. — Другом? К которому ты пришел за советом?

— Ну, еще хотел сказать спасибо за салат, деньги постараюсь занести уже сегодня вечером, — человек явно растерялся, но Дарен был доволен всем, что тот сказал. — Кстати, лично от меня…

Слуга покопался в карманах и протянул одному из лидеров города духовную пилюлю. С одной стороны, это могло быть очень неуместной попыткой доказать свою платежеспособность. С другой, Дарен был профессионалом и знал всех алхимиков города, способных создать что-то подобное. И то, что пытался всучить ему парень, было явно изготовлено кем-то новым.

— Интересно, насколько чистая пилюля у него получилась, — подумал Дарен и принял протянутый ему дар. Что ж, его любопытство пробудилось ото сна, а это дорогого стоит.

— Можешь заглядывать, как будет время, угощу тебя еще раз салатом, — Дарен прикинул, что еще на пару порций его запасов хватит, а значит, нечего жадничать. Любопытство — эльфы пишут это слово в виде иероглифа «хаш», что также означает еще и «жажда жизни» — после тех сотен лет, что он уже прожил, последний из Маков привык платить за это чувство всегда по полной и без обмана.

— Спасибо, — слуга еще раз поклонился. — А можно теперь насчет той ситуации?..

— Точно, ты хотел попросить совета.

— Мне сегодня вечером нужно будет сопровождать одного дварфа из семьи Кайзенсов на прием к Ридумам. И он попросил найти ему достойную спутницу. Может быть, вы подскажете, кто бы подошел на эту роль?

— Дворянка Никса, империи, ну или любого союзного нам города или государства. Если же ты найдешь чужачку, то ее приглашение обязательно должны будут подтвердить хозяева приема. Ну и, конечно… Можно привести любого адепта секты среднего уровня или выше. Имперским указом, к которому Никс присоединился больше сотни лет назад, их титул был приравнен в дворянскому, — Дарен просвещал своего знакомого о правилах приемов и одновременно думал, как же тот умудрился туда пролезть.

Ридумы, как и он сам, в свое время перебрались в Никс из Северной империи. Вот только если Маки отказались от своих корней, принеся клятву верности своей новой родине, то их соперники не спешили этого делать. Грай Ридум до сих пор ведет большую часть своей торговли именно с северным соседом, а законы, которые он порой старается протолкнуть через совет, играют не на пользу Никса, а скорее наоборот. И вот этот старый шмыль устраивает прием и приглашает туда дварфов из партии Мастерса.

Дарену Маку очень хотелось верить, что он ошибается, и все это лишь подготовка к грядущему походу. Но ведь возможен еще и другой вариант. Грай мог бы воспользоваться ситуацией, чтобы прибрать к своим рукам еще больше власти — и тогда усиление Воллоса и устранение оппозиции среди дварфов было бы ему очень и очень на руку…

Что ж, решил Дарен, он определенно не зря заглянул вчера к Мастерсам и поделился с ними своими мыслями. Что же касается сегодняшнего приема — теперь он точно ни за что его не пропустит!

* * *

Никита обдумывал данный ему Дареном Маком совет — дворянка или боец не ниже среднего уровня. И где он таких найдет? Парню очень хотелось задать хозяину «Яйца дракона» еще пару уточняющих вопросов, но тот настолько глубоко погрузился в свои мысли, что Никита решил ему не мешать. Тем более что парень и сам, кажется, нащупал интересную мысль.

Ведь какие у него самые главные проблемы на текущий момент? Правильно, Марика, объявившая на него охоту, ну и эта чертова вечеринка, для которой не смогли найти время получше… Так почему бы, парень ехидно улыбнулся от этой мысли, не попробовать разобраться с этими неприятностями одним махом?

Глава 12. Рука

Распрощавшись с Дареном Маком, у которого все равно уже не было времени на общение со слугой, Никита достал сверток, оставленный ему Серегой для Марики, и посмотрел на адрес. Нижний квартал, седьмая линия, дом три. Нижний квартал — это самый дальний конец города, где-то возле городских стен, где живут самые бедные обитатели Никса, которым даже не хватило названий для улиц и остались только цифры.

Никита прикинул дорогу по туристической карте, которая осталась у него еще с первого дня в этом мире, и уверенно двинулся вниз вдоль набережной. Так он сможет дойти практически до нужного места, и поплутать придется совсем немного. Парень перешел на бег и параллельно задумался над тем, не совершает ли он ошибку. Во-первых, ему было непонятно, откуда Серега в принципе взял этот адрес. Во-вторых, Никита не мог отделаться от мысли, не стоит ли пустить по нему полицию, секту Теней или тех же эльфов. У них у всех же, по идее, должен быть зуб на Марику после того, что она и ее люди натворили в Никсе.

Все это казалось очень разумным и правильным, и та же Алиса на месте парня, наверно, именно так бы и поступила. Но сам Никита еще не лишился надежды на то, что ситуацию получится разрешить без лишней крови. Да и в глубине души парень был слишком сильно впечатлен способностями Марики и не верил до конца, что с ней удастся так просто расправиться. А подставив ее, он и для себя, и для своих товарищей навсегда закроет путь примирения, и тогда им придется жить, зная, что каждый день и каждый час за ними может прийти могущественная, не ведающая жалости убийца.

В это время гранитная набережная с красивыми скамейками, клумбами и фонарями, по которой парень бежал, куда-то пропала. Нет, речка осталась, но теперь ее обрамляли грязные заросшие берега. А дома, до этого благородно отступавшие в стороны, начали жаться к ней чуть ли не вплотную.

— Еще и воняет, — Никита оценил потоки, стекающие сюда с перпендикулярных улиц, и, постаравшись задержать дыхание, продолжил свой бег.

Что ж, ему нужно было на окраину Никса — он сюда и добрался. Вот что было удобно в номерных улицах: ориентироваться по ним можно было, даже не зная города. В итоге Никита, так ни разу и не обратившись за помощью к прохожим, нашел нужный дом и замер перед массивной медной дверью. Наверно, когда-то она красовалась на фоне обычных деревянных товарок своей роскошью — сейчас же тяжелый, позеленевший от времени металл придавал ей только мрачности и торжественности.

— Есть кто дома? — Никита попробовал постучать в дверь, но от первого же удара та немного приоткрылась.

— Заходи, — изнутри послышался голос Айлы, и парень поспешил последовать этому совету. Главное, попробовал сам себя успокоить Никита, с ним говорят, а не убивают сразу. Это хороший знак.

Парень приоткрыл дверь еще больше и зашел в огромную и абсолютно пустую комнату, где не было вообще ничего.

— Дальше, — Айла отдала новый приказ, и Никита понял, что ее голос доносится из второй комнаты, которую из-за прикрывающей ее занавески в цвет стен он и не сразу заметил.

— Я тут, — Никита прошел, куда было сказано, и замер от удивления.

Такого он точно не ожидал: Айла сидела за заставленным свечами столиком, а рядом в эмалированном тазике лежала ее собственная рука.

— А? Это один гоблин-камикадзе успел отгрызть перед смертью, — девушка проследила за взглядом своего гостя. — Значит, они решили тебя отправить… Трусливо. Но хотя бы вам хватило ума не привлекать никого лишнего в наши разборки.

Никита все это время ждал появления Марики, но именно в этот момент понял, что ее не будет. Операция по их наказанию и теперь прощение — все это было инициативой самой Айлы. И сейчас ему нужно будет договариваться именно с ней. Впрочем, парень улыбнулся про себя, с первым шагом он уже угадал. Айла была готова к любым гостям, и он смог ее приятно удивить, явившись сюда один.

— Да и то, что вы смогли заметить мое послание и в принципе не испугались ответить — тоже говорит в вашу пользу, — Айла снова заговорила, благосклонно кивнув.

Никита же, наконец, смог оторвать взгляд от ее отдельно лежавшей руки и посмотрел на саму помощницу Марики. О каком послании она говорит? Парень точно ни о чем подобном не знал. Да и когда она могла его оставить? Разве что только тогда, когда поняла, что погоня зашла в тупик? Выходит, кто-то из спасенной им троицы успел заметить это самое послание раньше него и все утаил…

— Ну, хватит уже молчать! — Айла повысила голос. — Раз пришел просить пощады, то пора уже приступать.

Девушка хищно оскалилась, и, возможно, именно это помогло Никите взять себя в руки.

— Да, я пришел от лица нас всех четверых. Только не просить пощады, а, скорее, откупиться.

— Интересно… — Айла сверкнула глазами, требуя продолжения.

— Мы все это время искали необычное внутри секты Теней…

— Все время, кроме того, когда планировали побег.

— Справедливо, но сути это не меняет. В Никсе творится много странного, именно в Никсе, не только у Теней. Многие ниточки к тому, что мы видели внутри секты, ведут за ее пределы, — Никита пытался говорить уверенно. Ему ведь нужно было и заманить Айлу на вечеринку Ридумов, и сделать так, чтобы та сама этого захотела.

— К чему ты ведешь? — Айла продолжала хмуриться, а Никита в который раз проклял свое неумение врать. Здесь, в Никсе, как оказалось, оно крайне необходимо, причем не для каких-то темных делишек, а просто для того, чтобы спасать жизни.

— Я хочу сказать, что сегодня вечером эльфы из семьи Ридумов устраивают званый вечер, где соберется много интересных людей других рас. Мы подумали, что такая как ты, если бы могла официально туда попасть, разузнала бы много интересного.

— Продолжай.

— Я могу провести тебя туда как девушку одного молодого дварфа. Тот ничего не знает, думает, что выполняет условия одного спора и не более того, — Никита невольно выстроил фразу так, что в ней не было ни слова прямой лжи. Даже тот факт, что не дварф, а он сам проиграл пари, ему удалось обойти.

Может быть, он и не так бездарен, как думал еще недавно?

Главы 13-15

Глава 13

Парень внимательно следил за реакцией Айлы: да, ему хотелось притащить ее в качестве девушки для Ульфа, но гораздо важнее было решить проблему с желанием помощницы Марики убить его самого и его друзей. Так что, если бы та оказалась недовольна, парень был готов переходить к плану «Б». К счастью, он был… Но пока вроде бы и без него все шло хорошо.

— Убедил, — Айла кивнула, и Никита, наконец, позволил себе выдохнуть. Правда, похоже, с празднованием победы он все-таки поспешил. — Да, я согласна, что такую зацепку стоит проверить. Вот только у меня сейчас, как ты видишь, проблема с рукой.

Айла бросила взгляд на свою конечность в тазике.

— И что теперь? — Никита был на самом деле растерян. Такого-то он точно не ожидал.

— Теперь ты сходишь к своему новому хозяину, — на этих словах парень вздрогнул, — и принесешь мне частицы красного пламени. Он же у тебя алхимик?

— Да, он алхимик, — Никита выдохнул, обрадовавшись, что Айла связала его всего лишь с таинственным хозяином новой алхимической лавки. — А что такое красное пламя?

Никита вспомнил, что во время их ночной встречи его собеседница называла красным огнем используемый парнем порох из сердец призраков, но решил удостовериться.

— Редкий ингредиент. Но у тех, кто делает пилюли духов, он всегда найдется… Украдешь мне такой до вечера, и тогда…

— Я уже украл, — Никита высыпал немного красного порошка из своего кармана. — Хотел продать. В этом городе все так дорого, но…

— Считай, ты и продал, — Айла с улыбкой махнула своей здоровой рукой, и порошок из ладони парня перелетел к ней. — Продал и купил себе жизнь, разве не здорово?

Девушка хотела было еще что-то сказать, но оборвала себя на полуслове и, видимо, решила сначала перейти к действиям. Подкинув порошок в воздух, она неожиданно дыхнула сквозь него пламенем, и то, увеличившись в пару раз, опалило сначала поврежденную часть руки, а потом и замотанное бинтами плечо девушки, сжигая все лишнее и обнажая рану.

— Что ты делаешь? — невольно вырвалось у Никиты.

Но, к его удивлению, Айла, хоть и криво усмехнулась, все же решила ответить на этот вопрос.

— Красное пламя сжигает следы любой чужеродной духовной энергии, — в этот момент поток пламени погас, и девушка тут же приставила поврежденную руку на место. — А именно эта энергия и является главной проблемой, когда нужно приделать обратно что-то живое. Как же хорошо работать с мертвыми, с ними никогда нет таких проблем!

Айла отпустила поврежденную конечность, и та каким-то образом удержалась на месте. А девушка принялась с огромной скоростью шевелить пальцами здоровой руки, словно бы играя на пианино. Или — тут Никите показалось, что он видит еле заметные зеленые нити, идущие от ее пальцев к ране — управляя марионеткой.

— Ты сможешь приживить ее обратно? — парень чувствовал, что между ним и Айлой появилась какая-то связь… Доверие? Непонятно, но ему казалось, что сейчас он снова может рассчитывать на ответ.

— Конечно, — девушка опять криво усмехнулась. — Я же некромант, вернее стану некромантом, когда поднимусь до уровня подмастерья и вступлю в соответствующий капитул. А кто как не некроманты лучше всего управляются с телами?

В представлении Никиты лечить должны были врачи, но, видимо, здесь, в Эдеме, все работает немного не так. Да и, если подумать, некроманты же оживляют трупы, восстанавливают или перекраивают мертвые тела — может быть, этого достаточно, чтобы пришить ту же руку. Парень смотрел, как плоть на месте раны ходила волнами, следуя невидимым приказам Айлы… А потом все успокоилось, и девушка неожиданно сжала в кулак свою еще недавно мертвую руку.

— Ну вот и готово, — девушка стукнула этим же кулаком по столу. — А теперь вернемся к нашему уговору. За приглашение на вечер я была готова вас простить, но ты задал два вопроса… Значит, два человека из вашей компании выпадают из сделки. Думаю, себя ты захочешь оставить в живых, а кто будет следующим? Кого из своих хозяев ты защитишь? Может быть, ту рыжую девчонку? Уверена, она умеет быть благодарной…

Айла хохотнула, наслаждаясь реакцией парня. И Никита действительно был в шоке. Он-то думал, что все решено, а тут его собеседница так лихо повернула ситуацию с вопросами. То-то она так ухмылялась, отвечая на них. К счастью, у парня был еще один туз в рукаве.

— Ты оставишь в живых нас всех! — Никита уверенно посмотрел на Айлу.

— Интересно почему? — еще недавно мертвая рука девушки впилась парню в подбородок, поднимая его голову еще выше и заставляя вздрогнуть от холода еще не потеплевших пальцев.

— Вот поэтому! — Никита вырвал из свертка зеленый кинжал. Причем постарался сделать это так, чтобы Айла не обратила внимания на обертку и приложенную к ней записку. Что бы ни написал для нее передавший посылку Серега, сейчас нужно было сказать все немного по-другому.

— И что это? — Айла приняла протянутое ей оружие.

— Кинжал. Если пообещаешь не трогать нас всех четверых, то я расскажу, в чем его ценность… Для Марики, — последнее уточнение Никита добавил после небольшой паузы, специально, чтобы его собеседница не смогла его проигнорировать.

— Я слушаю. Но если твоя история меня не заинтересует… — Айла воткнула кинжал рядом с ладонью Никиты.

— Хорошо, — парень кивнул, понимая, что большего ему уже не добиться. Он бы, конечно, предпочел обязательство понадежнее, чем просто слово, но увы, с его уровнем силы это все, на что пока можно рассчитывать. — Мои хозяева достали его в пещере. У того типа, что спас их вчера от тебя. А ему этот кинжал передал призрак с просьбой убить твою учительницу… Ну как, достаточно интересно?

Никита на всякий случай оставил про запас имя призрака, но, похоже, это было уже не нужно. Айла взглянула на переданный ей кинжал уже с гораздо большим интересом.

— Что ж, ты был прав. Действительно любопытная история, и да, она стоит жизни двух никчемных учеников. Поздравляю, ты смог выторговать их для вас всех, и это при том, что я планировала в любом случае для назидания прибить одного из вас. Можешь гордиться.

— Буду, — Никита на самом деле преисполнился удовлетворения от того, что у него получилось. И это учитывая планы Айлы, которыми она только что поделилась.

Вот только девушку серьезный тон и слова парня лишь рассмешили.

Глава 14. Серые

— Ладно, иди. Но передай своим: еще одна глупость, и больше я ничего уже слушать не буду, — Айла махнула рукой в сторону выхода, предлагая Никите оставить ее одну. — И да, без пяти одиннадцать на Ночной двенадцать я буду. Так что подготовь моего спутника, чтобы тот меня не опозорил.

Это было последним, что услышал Никита, прежде чем выйти на улицу. Хотелось выдохнуть и присесть хоть даже в уличную пыль, но парень не позволил себе так сильно расслабляться. На мгновение его кольнула мысль, откуда Айла может знать место и время вечеринки, но потом он успокоился, подумав, что это не такой уж большой секрет. А вот с чем точно нужно разбираться, так это с тем, что делать дальше! У Никиты было еще так много заданий на сегодня и так мало времени!

Лично он сам предпочел бы вернуться в секту Теней и, выполняя свои обязательства боевого слуги секты, провести хоть немного времени вместе с Викторией. Увы, из всех дел именно это было проще всего отложить. Вряд ли за первый прогул парня сильно накажут… А вот недоставленные записки того же Сереги вполне могут привести к тому, что за ними начнут охотиться уже не Айла, а бывшие деловые партнеры вихрастого одноклассника.

Решено, Никита тряхнул головой — сейчас он быстро отнесет оставшиеся три письма, после заглянет к Нульфу, оценить, как идет торговля. Там же можно будет проверить на заготовке Арии часть известных парню рун. Ну, а потом… Никита прикинул, сколько останется времени до вечерней беседы с дневником, которую сегодня он ни в коем случае не собирался пропускать. По идее, он успевает. Может быть, даже и душ получится принять. Ну и, наконец, как вишенка на торте сегодняшнего дня — вечеринка Ридумов, чем бы она ни была. Парень только сейчас сообразил, что даже не представляет, как она будет проводиться и что именно ему надо будет делать.

Он скрестил пальцы, понадеявшись, что это окажется обычный фуршет со скучными разговорами, а потом двинулся обратно в сторону набережной. Если верить адресу, указанному на одном из конвертов, его адресат должен был проживать где-то поблизости. С каждым пройденным переулком, дома вокруг парня словно становились темнее, рядом периодически пробегали какие-то подозрительные личности. Мужик, весь заросший черной бородой, из которой торчали только маленькие белесые глаза и огромные губы. Длинный, похожий на богомола старик: на вид безобидный, в очках, но Никита уже научился ощущать опасность потенциальных противников и на всякий случай перешел на другую сторону улицы.

К счастью, скоро впереди показался нужный дом, и парень, не теряя времени, позвонил в маленький красный колокольчик, висящий справа от двери. Никита еще успел подумать, как красиво и элегантно тот выглядит, словно был создан для дворцов, а не грязных улиц — и тут с огромной скоростью, так, что он даже среагировать не успел, чьи-то руки ухватили его за грудь и втянули внутрь.

— А я гляжу, чего это чужак из сект бродит по нашему району. А он, оказывается, за мной следил, — Никита не видел, кто это говорит, но по голосу почему-то сразу представил старика-богомола. Но разве он шел не в другую сторону?

— Не только за тобой, — кто-то зажег свет, и Никита увидел прямо перед собой заросшего черной бородой великана. И этот здесь! — Неужели наша полиция решила проявить себя и послала на встречу гильдии одного из своих информаторов?

— Для информатора он не очень-то и таился, — обладателя третьего голоса Никита так и не увидел, но к нему наконец-то вернулся голос.

— У меня просто посылка. От… — тут он растерялся, потому что забыл местное имя Сереги, — от моего хозяина!

С каждым словом к Никите возвращалась уверенность, и под конец он резким движением вырвался из рук удерживающего его черноборода.

Следующие события слились для парня в один миг. Только он почувствовал под ногами пол, как внутренний мир взорвался от ощущения опасности. К горлу Никиты устремился кинжал богомолоподобного старика, но парень в последний момент успел выхватить молот и встретить эту атаку. Причем сработали все наработанные с утра рефлексы: удар Никиты под конец ускорился и пришелся точно по центру летящего в него кинжала, выбив тот из пальцев убийцы и со свистом откинув в сторону.

Получилось! Никита, кажется, удивился успеху своего приема больше всех.

— Да как ты смеешь! — старик отпрыгнул в сторону, неожиданно присев прямо на стену и ощетинившись сразу десятью новыми кинжалами.

Но пустить их в ход от так и не успел.

— Хватит, — снова заговорил третий неизвестный. И одного его голоса хватило, чтобы богомолоподобный убийца покорно замер. — Я еще не отдавал приказа никого убивать. Посылку…

Никита догадался, чего от него ждут, и передал сверток Сереги — бородачу, так как он стоял ближе всех, а тот уже сунул его в темноту.

— Что ж, — неизвестный снова заговорил. — Это действительно товар одного из наших новых людей. Но это не дает права чужаку заявляться на совет гильдии…

— Но я не знал и никого не видел… Ну, кроме этих двоих, — Никита попробовал оправдаться, но быстро понял, что драки, похоже, не избежать. К счастью, в отличие от столкновения с той же Айлой или не дай бог Марикой, здесь он верил, что ему удастся сбежать.

— Кстати, а как тебя зовут? — неизвестный снова заговорил, и Никита придержал уже готовый сорваться Шаг теней, с помощью которого он планировал выскочить прямо сквозь закрытую дверь.

— Кит.

— Кит… — неизвестный словно задумался. — А я тебя знаю, Кит. Это ведь твой сертификат на сто монет нам передавал братишка Пиклс?

— Да, — Никита сразу же вспомнил маленького полицейского, кому одолжил свои деньги на неделю. И вот, значит, куда они ушли.

— Урсус, Мантос, отойдите, дайте нашему гостю выйти, — обратился к старику и чернобороду неизвестный. И, к удивлению Никиты, тот, похоже, действительно собирался его отпустить. — Пожалуй, я поверю, что братишка Кит никому ничего не станет о нас рассказывать. Я ведь прав?

— Абсолютно, — Никита не знал, почему неизвестный бандит решил его отпустить и как на это повлиял когда-то одолженный полицейский сертификат, но было бы глупо не воспользоваться ситуацией. — Тогда всего доброго, не буду вам мешать.

Никита выскочил на улицу и со всех ног побежал в сторону центра города. Здесь, на темных улочках окраины, он чувствовал себя уж слишком неуютно. Да и второй адресат жил недалеко от поместья Мастерсов… Парень бежал и думал, насколько близко от смерти он был всего несколько минут назад. А еще, говорят, у почтальонов профессия простая — врут!

Выбегая из-за угла, Никита не рассчитал скорость и не смог увернуться от летящего ему навстречу коня-нежити. В итоге парня откинуло в сторону, его обидчик же остался на месте, но и он был не очень доволен.

— Эй, ты! Ты мне коня погнул! — Никита невольно вздрогнул, услышав такое крайне неожиданное обвинение.

Глава 15. Враги

На тощей немертвой кляче весьма потрепанного вида сидел ее не менее потрепанный хозяин. Нет, его одежда и оружие выглядели дорого, но при этом чувствовалось, что они не новые, и в свое время ими успел попользоваться отец этого охотника за приключениями, а возможно, еще и дед.

— А, глау с тобой! — необычный всадник выругался знакомым Никите словом, и парень тут же решил присмотреться к нему повнимательнее. Чего это тот решил упомянуть монстра из подземелий дварфов?

— Меня зовут Кит, слуга Кит. Прошу прощения, что не уследил…

— Не обращай внимания. Я Зирис из Крюгге, — молодой парень, оказавшийся по совместительству дворянином, спрыгнул с коня и повернул его боком.

Никита сначала не поверил своим глазам, но потом протер их и убедился, что все так и есть. Ему действительно не послышалось, когда Зирис сказал, что он погнул его коня. На боку старой клячи, служившей молодому дворянину средством передвижения, красовалась огромная вмятина. Словно кто-то врезал по боку старых «Жигулей»…

И Зирис поступил со своей лошадкой так же, как и большинство владельцев старого автопрома. Ну почти… Он, совершенно не боясь красного взгляда и острых зубов, засунул руку вглубь лошадиной пасти, несколько раз ударил по вмятине изнутри, и та с резким щелчком распрямилась.

— Как я и говорил, ничего страшного, не впервой уже, — Зирис лихо вскочил на коня и поскакал дальше по своим делам, оставив Никиту в ступоре стоять на месте.

Ну вот, подумал парень, и даже не спросил, чего это его новый знакомый глаурунгов употребляет в качестве ругательств. Ну да, может быть, они еще встретятся. Никита потряс головой, стараясь выкинуть из нее встречу с таким вот неожиданным финалом, и продолжил свой бег. В итоге через полчаса он добрался до места уже без новых приключений. Впрочем, после столкновения с лошадью Зириса Никита стал повнимательнее прислушиваться к звукам из-за углов, а потом для экономии времени перешел на боевое предчувствие, выбирая в качестве основной сигнальной системы свои уши. Получалось довольно удобно: парень и бежал без необходимости замедляться, и заодно тренировался.

— И кто это к нам заявился? — не успел Никита постучать в кованые ворота нужного дома, как те распахнулись, и перед парнем неожиданно оказался его старый знакомый Ильяс Насери.

Никита судорожно проверил адрес в надежде, что допустил ошибку, но это действительно была та улица и номер дома, что Серега указал в сопроводительной записке. Похоже, парню сегодня просто катастрофически не везло. И вот сейчас это проявилось во встрече с одним очень наглым и, увы, довольно опасным стариком.

— Добрый день, у меня для вас послание, — Никита вежливо склонил голову и протянул Ильясу подготовленный для него сверток.

Парень мысленно скрестил пальцы, чтобы старый алхимик из главной секты Никса не оказался мстительным засранцем.

Ну, что ему стоит простить мою выходку с выкидыванием его из ресторана… Никита шептал это про себя, но, похоже, сегодня его мнение никого не интересовало.

— Как забавно, — Ильяс продолжал наслаждаться ситуацией. — С одним твоим хозяином мы соперничаем, с другим, как оказалось, сотрудничаем. Как думаешь, может быть, мне рассказать им о твоем двуличии?

Никита задумался, что бы он мог сказать такого, чтобы наладить отношения с этим человеком, а потом понял, что это бесполезно. Ильяс не из тех, кто забудет унижение, он все равно попробует отомстить. Насколько это возможно и, как надеялся парень, хотя бы в рамках закона. А значит, нечего терять время — и Никита сделал то же самое, что и вчера в ресторане. Просто развернулся и ушел. Посылку он передал, а дальше Серега, если ему так хочется, пусть сам общается с этим типом.

— А ну, вернись! — Ильяс попробовал заставить Никиту остановиться, но парень лишь прибавил шагу.

Он опасался, что подмастерье секты Падшей ночи решит перейти от слов к делу, но Ильяс, к счастью, посчитал это ниже своего достоинства.

— Ну, иди! Только подумай, долго ли ты протянешь в секте, если я сегодня вечером расскажу вашим мастерам о твоем поведении!

Последнюю фразу Ильяс чуть ли не прошипел, но Никита ее все равно услышал. А потом до него дошло, что за ней стоит. Сегодня вечером его конкурент и так уж теперь вышло, что и враг, где-то встречается с мастерами секты Теней. Еще сегодня же будет вечеринка семьи Ридум, где соберется весь высший свет — так какова вероятность, что это будут два разных мероприятия?

— Вот же засада! — Никита тихо выругался про себя. Похоже, им со стариком Ильясом вечером еще предстоит встретится, и парню очень хотелось верить, что тот не сможет его каким-либо образом подставить.

Тут мысли Никиты скакнули к тому, кто будет составлять ему компанию, и он немного успокоился. Если рядом будет Айла, она точно проследит, чтобы ее провожатого не тронул никто кроме нее самой. Да и с Ульфом у парня вроде бы наладились отношения… Немного повеселев, Никита уже с улыбкой на лице двинулся дальше. Ему оставалось заглянуть еще по одному адресу, и он очень надеялся, что хотя бы там все пройдет без проблем.

Построив маршрут так, чтобы пройти мимо своей традиционной рыбной лавки, Никита уже второй раз за сегодня закупился там пирожками и с жирными от масла руками двинулся дальше.

— Внутрь нельзя! — когда парень добрался до места, его встретили почти так же недружелюбно, как и везде до этого.

Вот только, к счастью, на сей раз это было довольно просто исправить.

— Я сейчас, — Никита облизал пальцы и после этого зашел в магазин, уже не представляя никакой опасности для развешенной там одежды.

— По делу или как? — маленький крючконосый хозяин совсем не доброжелательно поприветствовал своего потенциального покупателя.

Впрочем… Никита посмотрел на цены и понял, что вряд ли сможет закупаться тут в ближайшее время.

Костюм убийцы, цвет черный

Материал — троллий лен

Цена — 10 000

С одной стороны, если сравнивать с салатом, что он недавно съел, то это не так уж и много, но вот если провести параллель с тратами обычных людей, то цена начинала казаться просто космической. И ведь на взгляд парня это был самый обычный спортивный костюм… Тут Никита задумался, сколько мог бы стоить его собственный наряд. Учитывая, что это не просто форма секты, но форма со свойством замены, то цена может оказаться тоже не самой гуманной. Увы, именно в этом магазине ничего подобного не было, чтобы прицениться. Но в любом случае парень решил обязательно найти Говарда и еще раз сказать спасибо за такой подарок.

Главы 16-18

Глава 16. Четыре

— У меня для вас посылка, — решив не терять время, Никиты быстро передал послание от Сереги хозяину магазина одежды и уже хотел уходить, когда его взгляд зацепился за еще один интересный наряд.

Костюм восьминогого убийцы, цвет универсальный

Материал — паучий шелк

Качество — высшее, подстраивается под цвет окружения за 0,5 секунды

Капюшон с завесой из шелка королевы пауков — односторонняя прозрачность, защита от воздушных и ментальных атак

Цена — 199 000

Никита выдохнул, увидев стоимость этого наряда. Вот что ему действительно не по карману, хотя свойства, конечно, интересные. Хамелеонная раскраска — ерунда. А вот возможность прикрыть лицо так, чтобы тебя гарантированно не узнали — это вещь. Никита представил себя в новом обмундировании, как он бежит сквозь облако ядовитого газа, не обращая на него никакого внимания — это ведь как раз воздушная атака — прямо к врагам и раскидывает их в стороны. Красота!

Никита вышел из магазина и еще раз вздохнул — жаль, что пока он себе такое позволить не может. Или нет? Никита вспомнил про паучью пещеру над проходом в Неверкейв и задумался — а как, вообще, добывают этот самый паучий шелк? Вдруг и он сможет? Получается, вот еще одно дело, которое нужно будет проверить, когда он доберется до своего нового дома. Благо еще не вечер, а он уже может туда отправляться.

Никита шел и гадал, сколько за сегодня смог заработать для него Нульф. С одной стороны, парень был бы рад и одной-единственной продаже. С другой, с его тратами и расценками Никса на всякие полезные штуки денег ему нужно гораздо больше, чем можно было бы выручить за одну пилюлю духа.

Приблизившись к своему дому-магазину, Никита тут же печально вздохнул. Ему бросилось в глаза отсутствие вывески и толп народу. А именно с этим в сознании парня ассоциировалось успешное место… Никита уже начал задумываться о провале и потенциальных рекламных стратегиях — может быть, штендер поставить или листовки по окрестным барам раскидать? — как его мысли прервал довольный рев Нульфа.

Великан увидел своего работодателя через окно и весь расплывшийся в одной огромной улыбке вывалился наружу, раздвинув в сторону повешенные над входом ленты от мух.

— Что? Все хорошо? — вид великана явно говорил о том, что дела идут нормально, но Никита все никак не мог понять почему.

— Вообще отлично! — Нульф расширил свою улыбку еще больше, хотя, казалось бы, куда уже.

— И сколько купили? — Никита сжал кулаки, надеясь услышать цифру поприличнее.

— Семь штук по пятьсот золотых — первая тестовая пилюля, — великан явно ждал ответных восторгов, но Никита после столь улыбчивой встречи рассчитывал на большее.

— Всего три с половиной тысячи, значит? — парень быстро прикинул, что еще надо будет отдать Арии ее часть… В принципе, полученных денег хватит, чтобы расплатиться с тем же Дареном Маком, но Никита в глубине души уже мечтал о чем-то большем.

— Ты не понимаешь? — голос Нульфа выбил парня из прострации. — Семь пилюль — это семь потенциальных клиентов. Если товар нормальный, а он, как я понимаю, высшего сорта, это заказы на сотни пилюль в год от каждого из них. И это все в первый день! Не знаю, кому ты или твой хозяин успели шепнуть об этом месте, но половина крупнейших закупщиков города сегодня была здесь.

Никита неожиданно осознал, что неправильно смотрел на их первый день. И ведь если Нульф прав, то вопрос с деньгами он, похоже, все-таки решит.

— А кто эти крупнейшие закупщики? — спросил Никита.

— Ну, первой пришла Сипуха от серой гильдии, потом капитан Гирам от порта — эти двое раньше закупались у Ильяса Насери, но кто-то пустил слух, что тот испугался нового конкурента, и вот они решили вживую проверить, правда это или нет.

Нульф еще не договорил эту фразу, а Никита невольно сглотнул. Если он уведет у Ильяса этих клиентов, то старик определенно невзлюбит его еще больше.

— Кто еще?

— Еще была пара аристократов из высокого города. Не личные приказчики членов совета, но у и у этих много кто по мелочи закупается. Еще был один зеленолицый, ну и все…

— Зеленолицый? Эльф? — почему-то такого поворота Никита совсем не ожидал. Причем парень сам бы не смог сказать, что именно его смутило, и он даже попробовал проговорить это вслух. — Я просто почему-то думал, что они имеют дела только со своими. Да и после недавней резни, когда дюжину из них убили…

— Ну, почему этот пришел я не знаю, — Нульф растерянно почесал затылок. — Я вообще именно этого ни разу не видел. По говору чистый северянин, наверно, к кому-то из наших на прием приехал, что-то услышал и вот решил проверить.

При слове «прием» в душе Никиты что-то екнуло. Не к добру это: еще сегодня утром он ничего не знал о вечеринке у Ридумов, а теперь выясняется, что там будет столько знакомых и относительно знакомых лиц.

— А как он выглядел, этот эльф? — Никита спросил, чтобы в случае чего узнать на приеме своего клиента.

— Ну, высокий, зеленолицый, как все эльфы. А, еще шрам был под левым глазом.

После этого Нульф передал Никите все заработанные деньги, и парень поспешил пройти в одну из комнат, которые выбрал лично для себя. После ночных приключений она привлекала полным отсутствием окон, а значит, и возможностями через них напасть. Ну, а еще она находилась на нулевом этаже, и, соответственно, через пол Никита всегда мог прогуляться в бывший город дварфов.

Впрочем, парень пока и не думал об этом. Он сюда пришел вовсе не для того, чтобы грезить о Неверкейве, а чтобы заняться своим молотом. Все же не зря Ария дала ему тренировочную заготовку, а пара рун, чтобы проверить их на практике, у Никиты в голове уже есть. Вот только с чего бы начать? Парень задумчиво осмотрел сжатую в руке железяку, а потом медленно и аккуратно выцарапал на ручке первые знаки.

— Ну, теперь посмотрим, что мне это даст, — Никита попробовал схватить свой молот, и тот тут же выскочил из его ладоней.

— Черт! — Никита почесал голову. — Наверно, не стоило начинать с руны чужого имени.

Парень еще раз десять пытался ухватить свой молот, все время так и норовивший выскользнуть из рук — в итоге ему это все-таки удалось, и он тут же соскоблил руну с именем Арии с рукоятки. Впрочем, несмотря на определенный конфуз, Никита был доволен. Он узнал, как будет вести себя его оружие в чужих руках, если он позаботится о безопасности. Нет, украсть его, конечно, смогут, но вот выхватить в бою и обернуть против хозяина — это уже вряд ли.

Никита проверил, чтобы от первого знака на рукоятке не осталось и следа, на всякий случай прошелся по ней еще раз и задумался сразу о двух вещах: какую руну пробовать дальше и, главное, как бы ему узнать свое собственное истинное имя.

Глава 17. Купания

— Эй, Нульф! — Никита позвал великана, прямо не выходя из своей комнаты.

— Что? — судя по голосу, тот был совсем не против поболтать.

— А ты знаешь свое истинное имя? — спросил Никита.

— Конечно, — парень потер руки в предвкушении тайны, что сейчас ему откроется.

— А где ты его узнал? — Никита с нетерпением ждал, что же ответит его огромный друг.

— Как и все, с обратной стороны правой ладони. Кит, ты чего? — кажется, Нульф начал удивляться немного странным на его взгляд вопросам.

Никита тут же поднял свою руку, покрутил перед глазами и внимательно осмотрел со всех сторон. Учитывая, что парень видел даже чужие руны, свою, как ему казалось, он просто обязан был заметить. Но ее не было! Похоже, в отличие от местных жителей, у пришельцев из других миров с личными именами все обстоит немного по-другому. А еще — не очень приятная новость — если руны на дощечках или оружии парень мог без проблем рассмотреть, то вот на теле с этим явно были проблемы. За последние дни он видел немало людей, и если бы у них всех на обратной стороне ладони что-то было, он бы определённо обратил на это внимание.

— Да я так, прости, что отвлек, — Никита постарался свернуть беседу с Нульфом и снова сосредоточился на своем тестовом молоте.

Раз сделать привязку к себе не получается — что ж, ничего страшного. Вместо того, чтобы терять время на сожаления, парень решил сосредоточиться на том, что ему доступно — на боевых рунах. Из них ему известна как минимум та, которую он подсмотрел в пещерах у своих друзей, запрещающая лечение. Еще он помнил руны с табличек вызова — там ведь были не только имена, с той, что когда-то помогала ему телепортировать к себе мертвого мастера Нилла. Ну, и та таинственная руна на карте глаурунга. В общем, более чем достаточно для пары скромных тестов.

— Итак, начнем, — Никита нацарапал на тестовом молоте руну антилечения и огляделся по сторонам, ища, на чем бы ее проверить.

Естественно, рядом других желающих не нашлось, и парень, тяжело вздохнув, принялся примериваться к собственному пальцу. А что, решил он, вдарить разок, потом попробовать поправить результат лечением, и все дела… Никита уже был готов приступить к делу, как цепочка события у него в голове выстроилась на пару шагов дальше. Вот использует он лечение, а потом какой-нибудь непредсказуемый эффект лишит его дома? Нет уж! Нельзя так рисковать, тем более что вот оно безопасное место, где возможные разрушения никому не помешают — всего в паре шагов от него.

— Не думал, что вернусь сюда так скоро, — используя Шаг теней, Никита спрыгнул в подземный проход и огляделся по сторонам.

Еще вчера ночью они с друзьями тут сражались за свои жизни, а сегодня он пришел сюда просто на прогулку. Вернее, не просто… Тут взгляд Никиты зацепился за лежащее на камнях мертвое тело мастера Нилла. Вчера парню было не до осмотра мертвеца, которого он сам же окончательно и упокоил. Сейчас же… Впрочем, а на что тут глядеть? Никита склонился над трупом, тяжело вздохнул, а потом вернулся к своему молоту.

Итак, пора пробовать, как работает запрет на лечение. Парень размахнулся над своей ладонью, а потом остановился — если рядом есть мертвец, которого он раньше вполне мог лечить, то, может быть, и сейчас все сработает? Никита снова вернулся к мастеру Ниллу, положил руку ему прямо на пробитую насквозь голову и активировал дикое исцеление. Мгновение ничего не происходило, а потом дырка начала зарастать.

— Ха, забавно! — Никита довел процесс до конца, втайне надеясь, что мастер Нилл оживет и парень снова сможет пользоваться его копательными услугами.

Увы, этого не произошло — да, плоть восстановилась, но вот даже подобие жизни в ней и не подумало зарождаться. Зато сработал случайный эффект от способности. Рядом с Никитой неожиданно открылся золотистого цвета портал, а потом оттуда выскочил маленький зеленый человечек с горшком золота.

— Ми-хи-хи-хи! — радостно засмеялся он и, высоко подбрасывая коленки, бросился убегать от парня.

Никита на пару мгновений впал в ступор, а потом подумал, что дополнительные деньги, а то и еще что, лишними не будут, и бросился следом за этим маленьким лепреконом. Парень выскочил из расщелины ровно в тот момент, чтобы увидеть, как обладатель золотого горшочка спрыгивает с тропинки вниз, туда, где как-то ночью парень видел глаурунга. Желание преследовать лепрекона у Никиты тут же пропало — тем не менее, он подошел к обрыву и медленно заглянул вниз.

Как раз чтобы увидеть, как беглец достиг самого дна и начал зазывающе танцевать.

— Словно дразнит и подманивает меня, — Никита, наконец, обратил внимание на некоторые странности в поведении призванного существа.

И тут из озера лавы, словно это была самая обычная вода, выскочил глаурунг и попробовал схватить маленького наглеца. Но не тут-то было — тот сразу же раздался в размерах, вымахав, наверно, метров до десяти в высоту, покраснел, а потом огромными зубищами впился в шею подземного монстра. Глаурунг ответил, парой ударов оборвав одну из рук своего противника, но нельзя было сказать, что на его стороне есть какое-то явное преимущество.

— Вот тебе и потренировался с рунами, — Никита продолжал следить за битвой гигантов, радуясь, что он все-таки не успел догнать этого разносчика сокровищ.

Превратившийся в демона лепрекон тем временем и не думал сдаваться: его тело вытянулось, как у змеи, обвилось вокруг глаурунга и принялось сдавливать его изо всех сил. Причем даже на таком расстоянии Никита видел, как подземный монстр потихоньку сдает позиции, его броня трескается, тело изгибается под неестественным углом… Казалось, еще немного, и все будет кончено, но тут глаурунг сделал последний рывок и использовал особую форму. Да, не зря карта с его именем об этом предупреждала. Глаурунг на пару секунд превратился в черный туман, принявшийся разъедать змеиное тело демона-лепрекона, а потом, воспользовавшись тем, что его кольца обмякли, он ухватил своего противника за глотку и вместе с ним спрыгнул обратно в магму.

Никита выждал еще минут пять, прикидывая, не вылезет ли победитель обратно на берег, но все оставалось тихо. Камни, спокойное зеркало лавы — словно тут никогда никого и не было — и забытый на берегу горшочек с золотом. Он прямо-таки притягивал взгляд парня, но тот смог побороть себя. Сколько бы монет там ни лежало, они не стоят возможного риска столкновения с хозяином этого богатства. Может быть, через пару недель… Если ничего не случится…

Никита прогнал от себя эти мысли и вернулся обратно в расщелину продолжать свои эксперименты.

Глава 18. Руны

Итак, настало время запрещающей лечение руны. Парень потянулся, чтобы избавиться от сковывающего тела напряжения, а потом вдарил краем тренировочной киянки по одному из пальцев трупа мастера Нилла.

Дикое исцеление

Никита быстро огляделся по сторонам, проверяя, не случилось ли чего — но вроде бы на этот раз ему повезло. Расщелина осталась неизменной, а вот тело бывшего умертвия взяло и затянуло рану как ни в чем не бывало.

— Что ж, так и запишем, — Никита почесал затылок. — Мое исцеление оказалось круче запрещающего эффекта этой руны. Впрочем, не зря же в его описании говорилось, что оно может исправлять даже малые духовные повреждения.

Парень вздохнул. Выходит, подсмотренная им руна не так крута, как ему казалось, и ее можно будет использовать разве что против монстров попроще — вроде пауков. Более сильные противники ее, скорее всего, даже и не заметят.

— И что дальше? — Никита набросал в пыли остальные запомненные им обычные руны.

Две с дощечек вызова и три с дощечки призыва. Впрочем, одна из этой троицы была с именем мастера Нилла, так что Никита стер последний знак и уставился на остальные четыре. Впрочем, чего тянуть? Парень ухватил тренировочный молот и, быстро стерев руну запрета исцеления, набросал на нем другие четыре. Поднял получившееся оружие — на первый взгляд никаких изменений.

— Прощу прощения, — Никита, немного смущаясь того, что ему придется делать, извинился перед трупом мастера Нилла, а потом заехал по нему каждой и сторон своего молота.

Потом второй, третьей, четвертой — никакого результата. Что бы ни делали эти руны, для боя они явно не годились.

— И чем это ты тут занимаешься? — Никита резко обернулся на голос и с удивлением обнаружил Еву Локку.

— День же, тебе не рано еще появляться? — парень с сомнением посмотрел на призрак, тут же задумавшись, а стоило ли доверять другим ее словам.

— А ты что, не рад мне? — Ева Локка игриво потянулась и продолжила. — На самом деле да, днем мне обычно приходится отдыхать. Уж слишком много сил вытягивает солнце, даже когда ты скрыта от него толщей земли. Но тут моим ножиком кого-то явно прирезали, вот и пользуюсь дармовой энергией. Все, что можно, я освоила, а остальному — не пропадать же. Кстати, не скажешь, кому ты его отдал? Или сам кого-то прирезал? Скажу, что не ожидала от тебя подобного…

Девушка-призрак была на удивление разговорчива. Впрочем, Никита почти не обратил на это внимание, задумавшись больше о том, что Айла, оказывается, уже кого-то зарезала переданным ей кинжалом. И зачем ей это, спрашивается?

— Пусть это останется моим секретом… — Никита пока решил не рассказывать девушке о том, как поступил с ее ножом, и та, как ни странно, не стала на этом настаивать.

— Так вот в чем дело, — Ева Локка обогнула Никиту и заметила нарисованные им в пыли руны. — Украл их и теперь думаешь, как пристроить к себе в молот. Вот только зря ты это.

— Почему? — Никита тут же встрепенулся.

— Ну, смотри, — и опять призрак не стала делать тайну из своих знаний. Определенно впитанная ею энергия пошла на пользу характеру девушки. — Первая руна — это Из, ее используют для связи, но работает она только в паре с истинным именем. Вторая — это Ак, руна маяка, опять же полезна лишь в связке с руной пеленга. Третья — Ист, руна цельности, обычно ее используют некроманты, чтобы неживая плоть созданных ими мертвецов не разваливалась. Когда они собирают боевых кадавров из десятков покойников, по-другому никак. Впрочем, у тебя тут простейшая руна, этой разве что одного человека можно удержать, чтобы не растекся, не больше.

Ева Локка рассуждала о мертвецах легко и беззаботно, а вот Никита еле сдержал рвотные порывы, представив, как какой-то труп без подобной поддержки берет и со временем начинает растекаться. Мерзость!

— Ну, и вариация Яол — руны контроля, — Ева Локка ехидно хмыкнула. — А ты знаешь, что если рядом найдется кто-то с руной хозяина из той же пары, то он подчинит тебя, а ты даже пикнуть не успеешь?

— Спасибо! — Никита мгновенно осознал, что, начав разбираться в местных силах без подстраховки, он чуть сам себя не подставил.

Парень тут же принялся стирать опасную руну с тренировочного молота и успокоился только когда от нее не осталось и следа. Хорош бы он был, попадись с ней на глаза Айле — та же ведь моментально без зазрений совести сделала бы парня своим рабом. Определенно, решил Никита, с изучением подобных опасных сил вслепую пора завязывать. Только с учителем!

— Ева Локка, — задумавшись о наставнике, парень тут же вспомнил о хорошем настроении призрака. — А может быть, эти руны все же получится как-то использовать, если правильно скомпоновать?

Парень с надеждой посмотрел на девушку.

— А еще есть что-нибудь? — Ева Локка тут же скользнула вплотную к Никите и выжидающе ткнула рукой в его рюкзак. Словно бы вся ее откровенность до этого была лишь поводом заставить человека показать, что у него там лежит.

— Руны? Нет, — Никита помотал головой, не зная, можно ли доверять девушке-призраку.

— Есть, я чувствую, — Ева Локка широко улыбнулась, при этом она как будто была совсем ни капли не удивлена, что ее попытались обмануть.

— Точно, — парень понял, что призрак от него так просто не отстанет. Да и разве он не искал возможности побольше узнать о своей находке? — Есть вот карта Глаурунга, на ее обратной стороне…

— Да, там руна вида, — девушка-призрак совершенно не заинтересовалась этой находкой. — Рисуешь на своем молоте и бьешь в два раза сильнее по таким монстрам. Вот только тебе еще рановато этим пользоваться, даже с усилением такие как ты глаурунгам на один зуб.

— Это да, — Никита не стал спорить.

По правде говоря, он был чертовски расстроен. Все это время ему казалось, что за руной на карте стоит нечто большее, а ответ оказался самым банальным из возможных. Или… Тут Никита немного взбодрился — его руна явно была добавлена вручную, может быть, она не так проста, как это обычно бывает? Впрочем, обсуждать это с девушкой-призраком у него не было никакого желания.

В отличие от нее!

— Показывай следующую руну, — парень думал, что все закончилось, но Ева Локка явно была настроена на продолжение.

— Да нет у меня больше ничего, — Никита решил, что вряд ли призрак заинтересуется духовными пилюлями, а больше ничего ценного у него и нет, и открыл для Евы Локки свой рюкзак.

— Ошибаешься, — девушка тут же сунула туда руку и уверенно вытащила погнутый кусок железа.

Никита даже сначала не понял, что это, но потом вспомнил о найденном им осколке древнего шлема дварфов, о котором он уже успел забыть. Но ведь на нем определенно не было никаких знаков. Или это еще один секрет?

Глава 19-21

Глава 19. Руны 2

— Смотри, — Ева Локка схватила осколок шлема за края, потом резко согнула свои призрачные руки, пожертвовав ради такого даже активацию собственной особой формы.

И осколок шлема треснул пополам. Никита тут же увидел, что внутри стали, из которой он был сделан, словно соты расположились полости, в каждой из которых чьим-то аккуратным почерком была вписана какая-то неизвестная руна.

— Что это? — парень с удивлением смотрел на испещренный знаками металл.

— Ты не знаешь? Это же тяжелая броня дварфов. Когда они идут против обычных противников, то облачаются в простой металл, когда же их враг слишком силен, то помогают такие вот секреты. Представь подземного тролля высотой под пять метров. Что будет, если во время сражения в хирд дварфов врежется несколько сотен таких махин? Как их остановить?

— И как? — заинтересовался Никита.

— Вот такими взрывными рунами, — Ева Локка ласково провела рукой по нарисованным древними мастерами значкам. — При сильном ударе они срабатывают и направленной ответной волной просто отражают его обратно. Ты бы видел зарисовки о том, как дварфы приодели в такую броню один из своих хирдов и впервые в истории без потерь остановили великанские полки орков. Броня после такого, конечно, приходит в негодность, больше одного удара на одно место не принять, но, поверь, результат того стоит.

— А зачем так много рун? — Никита тоже погладил открывшиеся на куске металла соты, но ничего особенного не почувствовал.

— А это уже более поздняя наработка, — Ева Локка продолжала любоваться своей добычей. — Изначально было по одной-две руны на деталь брони, но потом дварфы доработали систему. Более мелкие руны гарантированно не могли лишить хозяина какой-нибудь жизненно важной части тела отдачей, да и от мелких атак могли защитить. Тут уже взвыли лучники эльфов! А подобная тяжелая броня стала уже не редчайшим эксклюзивом, а чем-то более повседневным.

— Стоп! — неожиданно Никита осознал одну странность. — А как это ты видишь руну? Ты же говорила, что нарисованные открываются только демонам!

Парень специально не стал вспоминать версию с последователями света… Но даже без этого уточнения ситуация выглядела не очень приятно.

— А ты как видишь? — Ева Локка совершенно не смутилась этого вопроса и даже позволила улыбке скользнуть по своему лицу. — Тысяча лет! Если что-то лежит столько, и ни один носитель духовного ядра за это время его не коснулся, то такой предмет открывается миру.

Никита замолчал, осознавая услышанное. Тысяча лет — оказывается, падение Неверкейва было так давно! Или, может быть, этот копатель боковых туннелей, кусок шлема которого он нашел, просто потерялся немного раньше. Впрочем, это не так уж и важно! Парень осознал, что только что стал обладателем боевой руны. Настоящей боевой руны, которая умеет взрывать!

— Подожди, — он взволнованно попытался дернуть Еву Локку за рукав, но его ладонь лишь прошла сквозь призрака.

— Да как ты смеешь! — девушка тут же увеличилась в размерах и нависла над Никитой, пугая того пробегающими по почерневшему телу молниями.

— Прости, — Никита с одной стороны чувствовал за собой вину, а с другой, готовился драться.

Это обычная девушка может в запале страсти стукнуть тебя кулачком — и ничего страшного. Ева Локка, если бы пошла вразнос, могла бы убить любого случайного или неслучайного человека, оказавшегося у нее на пути.

— Запомни, — к счастью для парня, настроение у призрака, похоже, на самом деле было очень хорошим, — никогда не смей засовывать конечности внутрь других! Это, в конце концов, просто неприлично!

— Запомнил, больше не буду, — Никита еще раз склонил голову, а потом, решив, что вопрос закрыт, снова вернулся к делу. — Так что насчет этой руны? Если я поставлю ее на молот, он будет взрывать врагов при касании?

Никита даже представил, насколько это будет круто, и разулыбался в предвкушении, но Ева Локка растоптала его надежды.

— Взрывать? Маловероятно! Как я и говорила, тебе еще рано заниматься рунами, для этого нужно нормальное фундаментальное образование, а не энтузиазм самоучки, — девушка-призрак гордо вскинула голову. — Смотри, здесь основная функция руны не взрыв, а скорее толчок, причем его вектор задается расположением на металле и предварительной обработкой. Дварфы — гении! На моем уровне понимания рун для подобного результата потребовалась бы целая серия: направление, удержание, снижение отдачи и только потом, собственно, сам толчок… А они смогли все эти проблемы обойти. Но ты-то не дварф!

— То есть при ударе будет не взрыв, а толчок, причем в любую сторону, даже мою? — уточнил Никита.

— Именно, — подтвердила Ева Локка. — С такой руной у тебя скорее молот будет выпрыгивать из рук, чем отражать вражеские атаки. Впрочем, можешь попробовать. Вот сломает он тебе пальцы или даже руку, будешь знать, кого надо слушать! Из твоего набора я бы тебе посоветовала создать классическую комбинацию. Руна с именем глаурунга плюс руна связи — в итоге сможешь когда-нибудь не просто сильнее бить этих ребят, но даже будешь видеть их слабые места.

— Мне бы лучше все-таки что-то, что я смог бы использовать прямо сейчас. — Никита покачал головой, задумавшись о том, что сказала Ева Локка. Значит, руны можно собирать в цепочки? Интересно. — Слушай, а той же связью можно будет направить молот в цель? Если мы вместо истинного имени монстра поставим взрыв? Ну чтобы толчок работал именно в нужном направлении?

Никита испытывающе посмотрел на Еву Локку, и та, что удивительно, не стала отвергать его идею.

— Без стабилизации толчок все равно может вывернуть тебе руку! — она задумалась, прикидывая минусы предложенной схемы. — Он ведь двигает все оружие целиком, и предсказать, как именно он повернет молот, не получится.

Никита хотел было попросить у Евы Локки показать соответствующую руну, но потом вспомнил, что та не очень любит делиться чем-то своим, и решил подумать в другом направлении.

— А если не держать молот в руке, а бросать? Там пусть как угодно поворачивается? — глаза у парня сверкнули.

Глава 20. Руны 3

— То есть сделаем пару связь-толчок, — Еву Локку, казалось, тоже захватил процесс. — Тогда в ближнем бою у тебя будет обычный молот, но если нарисуешь на ком-то руну связи и бросишь его, то он попадет точно в цель. Причем тут получится двойной импульс из твоей силы и энергии руны. Надо будет только добавить руну цельности тебе на руку и на молот, чтобы тот не срывался раньше времени — будет вместо стопора. И в итоге получается вполне рабочий вариант. Молодец, а ты не так глуп, как порой кажешься!

Никита чувствовал себя не так весело. Он-то представлял что-то вроде молота Тора, который можно бросить в цель, и он бы вернулся тебе в руку. А тут нужно будет что-то рисовать на врагах, еще и на руке потребуется руна. Это что же, татуировку придется ставить?

— Ева Локка, а насчет руны Ист у меня на руке… Как такие штуки делают? — спросил Никита.

— Как и все руны на теле, одним-единственным способом. Выжигают духовной энергией. Представь нужный рисунок, наполни его силой своего ядра, а потом приложи, подержи пару секунд и постарайся орать не очень громко, — Ева Локка, довольная своим ответом, весело рассмеялась. — Впрочем, хватит мне тут с тобой прохлаждаться. Спасибо за новую руну, что я тут изучила, но теперь мне пора. Может быть, еще увидимся.

Девушка-призрак как пришла сюда сквозь стену, так же сквозь нее и удалилась, оставив Никиту снова одного.

— Значит, представить нужный рисунок, — Никита, впрочем, не обратил на это никакого внимания, сосредоточившись на новой проблеме.

Парень попробовал мысленно вообразить, как энергия из его духовного ядра перетекает на руку, и у него получилось. Вот только так же мысленно удержать ее в виде нужного узора у него никак не выходило — ни с первой попытки, ни со второй. А между прочим, на каждую тратилось примерно по пять единиц духовной энергии. Никита прикинул, что еще разок, и ему потом около часа придется просто сидеть тут и ждать, пока запасы восстановятся.

— А если попробовать упростить задачу? — парню в голову пришла новая идея.

Он собрал немного песка и пыли, в которых до этого рисовал свои руны, и насыпал все это себе на ладонь. Нарисовал пальцем руну и тут же попробовал снова направить туда духовную энергию, но на этот раз не просто так, а сразу в получившийся рисунок. И у него вышло! Опираясь на конкретные физические границы, собственную силу было удерживать совсем не сложно. Никита даже решился стряхнуть песок, и ничего не случилось — организм уже запомнил, что надо делать.

— А теперь финальный штрих, — парень прижал левую руку с собранной на ней энергией к правой.

На мгновение ему показалось, что ничего не произошло, а потом тело пронзило болью. Если бы не предупреждение Евы Локки, Никита бы, наверно, не выдержал, но так он знал, что будет не просто, и до последнего стоял, стиснув зубы и не издавая ни звука. К счастью, вся эта пытка продолжалась меньше минуты, а потом боль начала уходить. Никита на всякий случай выждал еще какое-то время, потом поднял левую ладонь и посмотрел, что же у него получилось.

На внутренней стороне правой ладони тусклым, еле заметным желтым цветом теперь светилась руна Ист.

— А ведь красиво, — Никита даже немного залюбовался своим творением.

Но недолго. Потом он нацарапал еще одну такую же руну на молоте-заготовке, добавил на другую сторону бойка руну связи и еще одну оставил прямо на стене.

— Ну, будем пробовать, — Никите не терпелось провести новый эксперимент.

Парня особенно грела мысль, что это не чья-нибудь чужая идея, а его собственная. Да, без Евы Локки он бы не справился. Но если бы Никита слушал только призрака, то сейчас довольствовался бы лишь возможностью видеть уязвимые точки глаурунгов. Однако же он не сдался! Продолжал думать, и вот результат.

Размахнувшись изо всех сил, Никита швырнул молот вперед. Он отошел от цели шагов на тридцать и специально выбрал направление своего броска так, чтобы его оружие как будто бы летело мимо.

С одной стороны, Никита очень хотел увидеть, как его молот сможет обойти все законы физики, с другой, очень боялся, что у него ничего не получится… Оружие вырвалось из его рук и, закрутившись, превратилось в стальное колесо, после чего с диким завыванием рвануло вперед.

— Обалдеть! — Никита не выдержал и закричал, победно вскинув руки вверх, когда его молот с диким грохотом врезался в стену, подняв облако пыли и оставив после себя внушительный след от удара.

Парень тут же подбежал и осмотрел молот для тренировки рун со всех сторон — он никак не пострадал. Что ж, новый прием определенно можно было брать на вооружение. Никита соскоблил руны с тренировочного молота и уже собрался перенести их на основной, когда ему в голову пришла еще одна идея.

Потратив около двадцати минут на медитацию, он накопил достаточно энергии, чтобы снова создать руну у себя на руке. Но на этот раз он не стал прикладывать ее к себе, а прижал к одной из ударных плоскостей молота. Никакой боли и никакой необходимости что-то там выскребать на крепкой поверхности настоящего боевого оружия. Сначала первая руна, а потом и вторая появились на нужных местах такими же полупрозрачными золотистыми контурами.

— Так намного быстрее и красивее, — Никита довольно оценил, что у него получилось, а потом, прикинув, сколько времени он уже провел в подземелье, засобирался на поверхность.

А это ведь тоже процесс не быстрый. Торопиться и лезть наверх за счет повреждения своего тела парень был не готов, так что пришлось ему садиться и медитировать для восстановления энергии. Пользуясь ситуацией, Никита не только восполнил все запасы своего духовного ядра, но и поработал над сотами со способностями. В основном, конечно, над Шагом теней, который очень хорошо себя зарекомендовал во всех обстоятельствах, но траты энергии на него до сих пор были просто непомерными.

Однако Никита уже явно был близок к новому прорыву. В итоге он просидел почти целый час, но добился своего.

Вы улучшили слот начального уровня, качество 30 %

Затраты энергии на «Шаг тени» уменьшены, активация — 20, поддержание — 1 единица в секунду

Никита улыбнулся. Да, способность все еще забирала много сил, но теперь он мог находиться в теневом состоянии не всего две секунды, как раньше, а целых десять — и это определенно было очень и очень круто. Продолжая демонстрировать темноте подземелья свои зубы, парень сначала вскочил на выступ, а потом перебрался и обратно в дом. Все, с тренировками на сегодня он закончил — теперь остались только дела.

Или можно сделать еще кое-что?

Глава 21. Мухи

— Нульф, — выглянув из своего кабинета, Никита позвал великана, который, как оказалось, успел мирно прикорнуть у себя за стойкой. Вот же прирожденный продавец!

— Да? — Нульф широко распахнул глаза. — Я не спал, но это не страшно, покупателей все равно не было.

Не спал… Но ведь никто не приходил… Никита обратил внимание на эти фразы и в очередной раз убедился, что Нульф немного простоватый тип, но хотя бы ему можно доверять, а это дорогого стоит.

— Слушай, а у тебя еще есть эти ленты против мух? — парень указал на висящие у двери липкие полоски, на которые он до этого обращал внимание.

— Да, конечно, — великан протянул парню сразу два толстеньких рулона клейкой ленты. — Размотал, повесил, и можно о жужжащих паразитах не беспокоиться. Их запах этой штуки притягивает, так что мимо не пролетят, а потом налипнут на нее, и все. А то, когда кто-то дребезжит своими крылышками, я никак заснуть не могу.

Тут великан сообразил, что рассказал о своих дальнейших планах спать на работе. Но Никита уже осознал специфику бизнеса, в который ввязался, и понял, что личные качества его продавца тут будут мало кого волновать. Главное, чтобы вел себя в целом прилично, но с этим у Нульфа проблем точно не было.

— Только не при клиентах. Чтобы не пропустить, можешь колокольчик на дверь повесить, — Никита поделился советом, как сделать так, чтобы бизнес не пострадал, и, покинув свой новый дом, отправился в секту.

По дороге парень раздумывал над тем, где ему лучше будет ночевать. С одной стороны, у него есть вполне приличные бывшие покои Селины Кирк, где, к сожалению, его могут найти те, кого он бы не очень хотел видеть. С другой, у него есть личный дом, но тут пока есть определенные напряги с удобствами вроде постельных принадлежностей или душа. Впрочем, решил Никита, над этим он еще успеет подумать.

По пути парень вытащил подаренную Нульфом липкую ленту, приклеил к ней кусочки бумаги и нарисовал на каждой по руне связи Из. Теперь в случае драки ему не придется что-то придумывать, чтобы оставить знак на противнике — достаточно просто приклеить на него одну из заготовок, и можно метать молот. Никита даже задумался о том, что завтра с утра на тренировке попробует устроить для Арии сюрприз. Парень был уверен, что дварфка оценит, как именно он смог улучшить ее подарок.

Кстати, насчет него — перед сектой Теней молот лучше спрятать в рюкзак, подальше от лишних глаз. Никита провел все необходимые манипуляции, убедился, что оба его оружия, боевое и тренировочное, лежат крепко и в случае чего не будут трястись, грозя ударить его по затылку, и только после этого пошел к воротам. На проходной было так же тихо и спокойно, как обычно. Никита без вопросов прошел во внутренний двор и первым делом решил заглянуть к Виктории.

Парню очень хотелось поговорить с девушкой хоть о чем-нибудь, узнать, не проявлял ли себя снова Квинлан Зорк — увы, свет в ее офисе уже не горел, а дверь была закрыта на замок. Видимо, на сегодня ее рабочий день закончился… Никита вздохнул. Впрочем, это был его собственный выбор: он сам решил, что сегодня прежде всего дела, а все остальное он обязательно наверстает завтра.

Пробравшись на территорию дома Доу, Никита услышал, как из окна второго этажа, где располагалась комната его друзей, раздаются шумные голоса. Что ж, значит, чем бы ни закончились поиски меча мастера, на которые их с утра отправляли, сейчас с этой троицей все нормально.

— Вот и хорошо, — Никита невольно улыбнулся, подумав о том, что было бы совсем некстати, если у них начались еще и в секте проблемы.

— Кит? — тут из окна высунулась Алиса. И как она все время словно чувствует приближение Никиты?

— Да? — парень тяжело вздохнул и понял, что без разговора не обойтись, тем более что в окне мелькнула и фигура Сереги. А этот-то точно пожелает узнать, как прошла доставка его посылок.

— Не хочешь прогуляться в свете вечерних фонарей? — девушка благоразумно решила провести все опасные разговоры подальше от места, где за ними после недавних событий вполне могли присматривать.

— Конечно… Я за… — Никита даже не пытался добавить энтузиазм в голос.

— Тогда мы сейчас спустимся. Все втроем, — Алиса тут же исчезла из проема, а Никита отметил, что если бы после милого тона девушки он подумал, что их ждет романтическая прогулка, то в итоге все закончилось бы лишь разочарованием.

— Итак, продолжим наш разговор, — Алиса подхватила Никиту под руку, а Серега с Данилой пристроились по бокам, то ли формируя образ дружной компании, то ли подстраховываясь, чтобы слуга не сбежал.

— Ну, хватит, — как только они вышли за территорию секты и свернули на ближайшую улицу, Никита тут же растолкал окруживших его товарищей. — Ну что вы ко мне жметесь! Будь у меня желание убраться от вас подальше, уже давно бы сделал ноги! А так… В общем, у Марики пока к нам претензий нет, но мне сегодня нужно будет провести Айлу в одно место, чтобы наша сделка была официально закрыта.

— И куда это ты можешь провести ученика секты среднего уровня, куда он сам попасть не способен? — Алиса тут же пристально посмотрела на Никиту, уперев руки в бока.

Парень тут же отметил, что благодарности за проведенные переговоры ему явно ждать не стоит.

— Ну, вообще-то, — Никита сам в атаку, — я целыми днями бегаю по городу с поручениями, вашими и других членов секты. Вы вот записали меня в боевые слуги, и теперь мне от них совсем не отвертеться…

— Так на пользу дела же, — кажется, Данилу парень сумел смутить.

— Что же касается вечеринки Ридумов, один из дварфов, тех самых, что предупредили нас о последней ночи, искал пару на вечер, вот я и воспользовался случаем, ничего особенного, — Никита внимательно посмотрел на идущую рядом с ним троицу.

Теперь они выдерживали более уважительную дистанцию, и это можно было в какой-то мере считать победой.

— Значит, считаешь, нам с тобой повезло? — голос Алисы прозвучал насмешливо, но при этом довольно дружелюбно.

— Именно, — Никита широко улыбнулся. Кажется, с опасными вопросами покончено. — Кстати, а как ваши дела? Вы вроде бы с утра отправлялись на поиски меча мастера. Успешно?

— Ага, успешно. В смысле, нет, ничего найти так и не удалось, — Данила аж засветился от удовольствия, а Никита про себя отметил, что кое-кто украденный меч все-таки умудрился оставить у себя.

— И что дальше? — Никита осмотрел своих товарищей и остановился взглядом на Сереге. — Я имею в виду, что вы планируете? А то в прошлый раз, как рассказала Айла, вы хотели сбежать и бросить меня тут.

Никита на мгновение перевел взгляд на Алису, как бы напоминая о ее обещании защитить слугу, но та деланно смотрела в сторону. Впрочем, их отношения будет лучше потом обсудить отдельно.

Главы 22-24

Глава 22. Двадцать два

— Не хотели тебя втягивать. Пойми, мы тебя не знаем, зачем тебе рисковать всем и сбегать с нами? — Серега неожиданно подвел вполне логичные аргументы под то, что Никиту планировали оставить на растерзание Марике. Впрочем, тот всегда был хорош в умении играть словами. — Но теперь мы поняли, что ты на самом деле один из нас. И… больше никаких тайн!

Заявление вихрастого парня звучало довольно сомнительно, но Никита все равно кивнул в ответ. Помогать и верить другим — он был таким всегда. Впрочем, посматривать и следить, чтобы ему не прилетело от новых выкрутасов его товарищей, он тоже будет!

— Так, а теперь подробнее расскажи, как прошла встреча с Айлой. Там была Марика? Что именно они сказали? Тебе как-то угрожали в процессе? Не пытались тебя запутать? И точно ли они пообещали нас не трогать? — увидев, что все прошлые разговоры закончены, Алиса решила завалить Никиту вопросами, и парень неожиданно осознал, что рассказывать все эти детали он может еще очень долго.

А время-то уже приближается к десяти вечера. И сегодня, второй раз подряд, пропускать общение с дневником он точно не собирается! Никита беспомощно огляделся по сторонам, ища возможность по-тихому сбежать подальше от всех этих расспросов, и тут заметил, что они как подошли к «Яйцу дракона».

Рядом с рестораном уже начала собираться очередь, но, несмотря на нее, зеленолицый страж на входе все равно узнал Никиту и помахал ему рукой.

— Эй, Кит, сегодня к нам? — он прокричал это во весь голос, совершенно не думая о дородном толстяке в первых рядах, который чуть не подавился напитком из фляги, который именно в этот момент прихлебывал.

— Тебя и тут знают? Это же «Яйцо дракона», самое крутое место в городе, — Алиса тут же добавила еще один вопрос в свой список, а Никита неожиданно осознал, что вот же он способ остаться одному.

— Да, я тут с друзьями! — Никита помахал в ответ стражу и быстро потянул девушку и остальных за собой.

— Вы хотели узнать, как я завожу связи? Вот он способ. Можете посидеть, посмотреть, может быть, пообщаться с кем-нибудь. А мне надо бежать готовиться выполнять условия сделки с Айлой, — Никита намекнул, что его новое дело важно для всех, а потом повернулся к подошедшему официанту. — Этих троих в ту комнату, что и в прошлый раз, ну или куда еще можно. И запишите все на мой счет.

Последнюю фразу Никита добавил, подумав, что будет, когда его друзьям принесут счет. Нет, с одной стороны, он бы не отказался посмотреть на их лица. Но, с другой, когда они не смогут расплатиться (а они не смогут), это испортит его собственные отношения с Дареном Маком, да и та же Алиса наверняка попробует на нем отыграться. Нет, тут проще все предусмотреть заранее.

— За прошлый раз, — пользуясь случаем, Никита незаметно передал официанту мешочек денег, забранных в лавке. Он как раз отложил ровно три тысячи монет и теперь решил, что перед тем, как снова залезать в долги, надо расплатиться за старые.

— Все будет, — официант склонил голову и быстро увел за собой Серегу, Данилу и Алису, так, что те даже возразить ничего не успели. Вот что значит профессионализм.

Никита же оглядел еще раз очередь, убедился, что там нет никого знакомого, и, спасаясь от того, что все еще находится в центре внимания такой толпы, поспешил обратно в секту. Парень даже перешел на бег, чтобы точно не опоздать. К счастью, на этот раз ему уже никто по дороге не попадался: он спокойно добежал до своей комнаты и, посмотрев на часы, понял, что у него еще даже осталось время на душ.

В итоге, когда через пятнадцать минут Никита открыл первую страницу дневника и принялся ждать очередного сообщения, он был уже чист, свеж и полон светлых ожиданий от своего бумажного наставника. Все же, как думал парень, он вчера совершил небольшой подвиг — спас друзей от неминуемой смерти.

Призраки — зло, женщины — зло, мой ученик — идиот! — начало сообщения было несколько не таким, как ожидал Никита. Впрочем, это же дневник, он всегда такой.

Тем не менее, в тебе есть стержень следования пути ордена. Словно бы ты был рожден для… Не важно! Сохрани молот, он тебе понадобится. Продолжай изучать руны, особенно те, про которые тебе врут. Беги из секты, тут пробуждается древнее зло. И держи мой подарок, он поможет повысить тебе тайное знание и открыть способность, без которой в этом месте тебе не стать подмастерьем света. Чертов Карту…

Опять четыреста сорок четыре знака — дневник верен своим традициям. Хотя, если забыть о привычных оскорблениях в начале, на этот раз он явно дал немало советов и даже пообещал подарок. Никита принялся оглядываться по сторонам, пытаясь понять, что же книга имела в виду. А в этот момент из ее обложки, как в момент пробуждения, выдвинулась игла и вонзилась в палец парня. Только на этот раз она не набрала кровь, а, наоборот, сама что-то впрыснула внутрь.

— Надеюсь, это был не яд, — Никита сжал губы, чтобы не зашипеть от боли.

А потом он резко грохнулся на пол — при этом сознание парня, словно воспользовавшись тем, что тело его не удерживает, скользнуло вперед. А потом его затянул появившийся перед книгой полупрозрачный портал.

— Почти как во время путешествия на Землю, — Никита улыбнулся, а потом тут же зажмурился, потому что прямо в лоб ему устремилось чье-то стальное копье.

Парень попытался увернуться, но его призрачное тело оказалось совсем не таким ловким, как живое, но, к счастью, удар огромного копья прошел сквозь парня без какого-либо вреда. Как и конь, на котором сидел закованный в стальные латы всадник. И остальные его товарищи, что промчались мимо.

— Что это? — Никита огляделся по сторонам и понял, что эта сияющая атака кавалерии почему-то происходит в каком-то подземелье.

— Просто смотри, — рядом с парнем появился такой же призрачный силуэт книги. — Это последние дни Капитула серого шипа, последнего из наших орденов, что пытался скрыться от врагов под землей. Сириус Сольвейн смог договориться с Безымянным королем дварфов, он дал коротышкам знания для сражения с демонами, те выделили людям земли. Но убийцы с поверхности не остановились…

Никита с гораздо большим интересом принялся смотреть на разворачивающуюся перед ним битву. Отряд рыцарей с разгона врезался в ряды противников — люди, орки, зеленолицые эльфы, там были все. Перед рыцарями выросла стена из камня, но сорвавшиеся с пары копий лучи света разнесли ее на кусочки. Казалось, еще немного и они врежутся в ряды своих врагов и начнут крушить их направо и налево…

— Смерть последователям мертвой силы! За орден! — громовой клич прокатился по подземелью…

Глава 23. За орден

Никита следил, как события из прошлого разворачиваются у него перед глазами. Впрочем, разве нельзя смотреть и говорить?

— Слушай… — парень попробовал позвать дневник, чтобы наконец-то задать ему пару вопросов, но тот лишь шикнул в ответ.

— Смотри!

И смотреть было на что. Стоящие в задних рядах зеленолицые эльфы хлопнули в ладоши, и из-под земли полезли костяные лианы — они сплетались друг с другом, превращаясь в огромных монстров. Клыкастые бегемоты, гремящие своими скелетами драконы… Казалось, что подобным гигантам не хватит места в подземелье и победить их просто невозможно, но рыцари ордена даже не замедлились. Вместо этого они метнули свои копья, и те, превратившись в самые настоящие метеоры, устремились вперед, моментально разрушая немертвых гигантов, так и не дав им вступить в бой.

— За орден!

Избавившись от копий, рыцари сменили оружие, и Никита увидел, что каждый из них сжимает в руках молот. Вроде бы такой короткий и неуклюжий — совсем не для боя верхом. Но вот воины Сириуса Сольвейна так не считали! Молоты в их в руках раскрутились словно вентиляторы, а потом задние ряды бросили свои вверх, превратив их в миниатюрные солнца, а передние ряды швырнули свои вперед. И те, отражая падающий на них сверху свет, понеслись к дрогнувшим противникам.

Наступающие на светлых союзные силы, видимо, зная эту атаку, резко отшатнулись назад, но все равно их ряды просто начало выкашивать. И чем? Срывающимися с молотов солнечными зайчиками, расшвыривающими врагов не хуже взрывов гранат.

— Они бросили молот совсем как я, — Никита не мог не отметить некоторое сходство в увиденном приеме с тем, что сам тренировал.

Нет, конечно, его атака может поразить разве что кого-то одного. Да и на этого одного сначала надо будет приклеить бумажку с руной — но тут важен сам принцип броска. Дневник, впрочем, не спешил соглашаться с парнем.

— Смотри…

Он опять повторил то же самое слово, и тут Никита увидел, что брошенные молоты не просто пускали взрывающиеся зайчики, не просто врезались в первые ряды противников, превращая их в кровавую кашу — помимо всего прочего, они потом еще и улетали назад, возвращаясь в руки рыцарей ордена.

— Обалдеть! Тоже так хочу! — Никита восторженно посмотрел на дневник.

Возможно, парню стоило бы вести себя потише, тем более если вспомнить, чем закончилось его прошлое путешествие с книгой. Но он просто не мог сдержаться.

— И почему мне так не повезло с учеником? — дневник в итоге все же не выдержал и выдал больше, чем традиционное шипение. — Он видел поющие копья, солнечные дыры, отражение тысячелетней боли, но при всем многообразии выбора его заинтересовало лишь нестандартное применение руны Ист.

Руна Ист? Никита тут же отметил, что дневник упомянул уже знакомую руну цельности — получается, если он поймет как, то потом тоже сможет вот так же возвращать свой молот. Кстати… Тут парень задумался, не сможет ли он подсмотреть какие-то новые крутые рисунки для своего оружия и брони. Наверняка же то, что используют и атакующие, и защищающиеся воины, ему бы очень пригодилось.

Увы, сколько бы парень ни вглядывался, вместо рун он видел лишь светящиеся пятна и ничего больше.

— Почему так? — Никита заметил, что книга с удовлетворением наблюдает за его попытками, и решил попробовать выяснить, в чем проблема.

— Все просто. Воспоминания несут нам память лишь о событиях, а не о предметах. Обрати внимание: если ты попробуешь присмотреться к лицам, то не увидишь ни одного. И тем не менее, несмотря на все эти ограничения, воспоминания о великих битвах прошлого очень важны. Если правильно обдумаешь и осознаешь все, что здесь сегодня увидел, то этого тебе определенно хватит для того, чтобы поднять тайное знание до нового предела.

Никита очень хотел спросить, что же там его будет ждать, но тут плавный ход битвы нарушился. Навстречу воинам ордена, что продолжали издалека крушить вражеское воинство, вышел один-единственный эльф. Его лица, как и лиц остальных, парень не видел, но этот генерал тьмы выделялся и так. Его волосы под стать коже были тоже зеленого цвета, а еще они не были связаны, как у его сородичей, в одну тугую нить, и сейчас развевались во все стороны. Словно танец листвы на ветру…

Зеленолицый вскинул руку вверх, и все крутящиеся как маленькие солнца молоты опали без движения. Они даже не могли вернуться к своим хозяевам, а они бы им явно пригодились. Потому что с потолка пещеры по всей ее поверхности начала течь слизь, словно бы чернильные потеки, поглощающие этот мир и погружающие его во тьму. И тогда навстречу зеленолицему, так же один, без помощников, выехал человек…

— Последняя битва великого магистра Сириуса Сольвейла… Пожалуй, тебе пока еще рано ее видеть, — дневник тяжело вздохнул, потом резко прошелестел страницами, и Никита очнулся уже у себя в комнате.

Какое-то время парень пролежал без движения, а потом резко ударил кулаком по полу. Сначала он несерьезно отнесся к тому, что показал ему дневник — ну да, просто прошлое, которое уже не изменить — но когда он увидел, с каким лицом вперед выехал этот самый Сириус Сольвейл, когда он почувствовал всю ответственность, что лежала в тот момент на этом оказавшемся таким молодым парне… Стоп! Неожиданно Никита резко сел! Его же предупреждали, что он не сможет видеть лиц, и он действительно не мог никого рассмотреть.

Никого, кроме Сириуса Сольвейла! И что бы это могло значить?

Никита почесал голову, понимая, что сам он не сможет найти ответ на этот вопрос, дневник теперь точно до завтрашнего вечера будет молчать, а ему… Ему надо собираться на вечеринку Ридумов — показанное воспоминание заняло почти десять минут, и если парень не хочет опоздать, то ему стоит поторопиться. Или… Тут Никита задумался: лично ему этот вечер не так уж и важен, так что нет смысла приходить сильно заранее. И тогда у него есть еще полчаса, которые можно будет потратить на попытки понять, что же ему такое показали.

Не успею, решил парень, ничего страшного, успею — вообще, хорошо. Никита правильно рассудил, что чем больше тайного знания у него будет, тем лучше.

Глава 24. Загадки света

Никита скользнул в состояние медитации — не то чтобы это было обязательно, просто это чувство помогало ему отключиться от внешнего мира. А так сосредотачиваться гораздо проще!

— Итак, что я видел, — Никита принялся разговаривать сам с собой. — Светлые, загнанные в угол, сражение с темными… Главой темных оказался эльф. Я видел лицо самого великого магистра Сольвейла, видел способности его паладинов… Или как правильно называть воинов ордена? Впрочем, неважно. Вся суть в том, чтобы я через то сражение понял какие-то особенности уклада ордена… Черт! Последняя битва — это, конечно, красиво, но было бы проще, если бы мне показали воспоминание об уроке, где их просто перечисляют.

Никита тяжело вздохнул и, открыв глаза, посмотрел на первую страницу дневника. Увы, пока его показатели остались без изменений. Все те же десять процентов тайного знания — как и в прошлый раз, ему надо не просто что-то увидеть, от него требуется самому это осознать и принять. Тут мысли парня с самого сражения скользнули на то, о чем ему рассказал дневник — на дварфов. А ведь они оказались единственными, кто не стал охотиться на последний светлый орден, наоборот, сохранили нейтралитет и предоставили ему своеобразное убежище.

Почему-то осознание того, что дварфы не враги, было для парня очень важно. И это уважение к подземному народу совмещалось в нем с образом одной конкретной его представительницы. Ария перед глазами встала как живая — она стала учить его, сделала молот… Да, все это было не просто так, не за красивые глаза. Но разве многие другие на ее месте не нашли бы способ отказаться от своего слова?

На губах Никиты расплылась улыбка, а в дневнике, наконец, появились новые строчки.

Вы подтвердили долг крови — обещание, данное однажды Сириусом Сольвейлом Безымянному королю Неверкейва

Тайное знание повышено на 10 %, итого 20 %

Увеличение скорости набора энергии — 30 %

Открыта способность ордена (не связана с духовным ядром) — Видеть добро

Вы можете чувствовать присутствие артефактов и существ одной с вами морали: до 10 километров — ощущение, до 100 метров — визуализация

Никита выдохнул. Да уж, не такого он ожидал, но результат явно того стоил. И теперь становится понятно, о каком подарке говорил дневник. Видеть добро — странное название, но именно эта способность поможет Никите найти в Неверкейве следы светлых орденов, а значит, и манускрипты, что помогут ему перейти на уровень подмастерья.

— Ну, разве я не крут? — Никита гордо посмотрел на лежащую у него на коленях книгу.

— Ну, разве ты не идиот? — отозвался дневник, нарушив обещанное молчание. — Как можно было из всех очевидных вариантов усмотреть в увиденном именно долг крови?

Никита тут же немного смутился, а древняя книга тем временем продолжала выводить новые строки.

Долг крови: невзирая на опасность, необходимо спасти жизни не менее чем десяти дварфов

Никита был вынужден в чем-то согласиться со своей книгой. Раньше он повышал тайное знание без принятия на себя дополнительных обязательств. Но, с другой стороны, разве и без этого «долга крови» он бы бросил в беде ту же Арию или Ульфа? Нет, конечно! Так что ничего страшного. Тут парень обратил внимание, что раз он смог повысить тайное знание за счет того, чего дневник от него не ожидал, то, получается, потом он сможет выжать из этого воспоминания и еще что-нибудь.

Никита снова расплылся в улыбке. Пусть дневник дуется сколько хочет, лично он ни о чем не жалеет. Теперь надо просто пережить вечеринку у Ридумов и можно снова отправляться в подземелья! На этот раз он уже не будет бродить там, как слепой котенок — он будет знать, где его могут ждать светлые артефакты. Ну, а если на пути попадутся мертвые дварфы-стражи, глаурунги или кто там еще живет — что ж, он обязательно найдет способ, как с ними справиться.

Парень погладил лежащий в рюкзаке молот и принялся натягивать на себя свою парадную форму. Пока он принимал душ и занимался самопознанием, она успела отвисеться на стуле и выглядела почти как новая. Конечно, может быть, какой-нибудь внимательный человек обратил бы внимание на легкий запах и складки, но Никита был не из таких. Он просто накинул на себя серый плащ и штаны с рисунками в виде красных облаков, стряхнул пыль в паре мест и задумался о том, что на будущее надо будет обязательно позаботиться о привязке запасного костюма для грязных работ. В прямом смысле этого слова…

— Или почему бы не сделать это прямо сейчас? — взгляд парня скользнул на комплект черной классической пижамы с таким же мрачным колпаком.

Никита прикинул, что если головной убор натянуть посильнее, отрезать верх да проделать в нем дырки под глаза и нос, то он вполне заменит маску. Что парень тут же и сделал, потом примерил обновленный головной убор от своего нового наряда и остался доволен. Да, смотрится довольно авангардно, но дышать и смотреть не мешает, лицо остается прикрыто, так что еще нужно?

— Осталось понять, как активировать привязку этих двух комплектов, — Никита уже подумал было, что придется отложить этот вопрос на следующий раз, но, похоже, это было простое бытовое заклинание и оно не требовало ничего особенного для использования.

Парень просто поднес каждую вещь из спального набора к тому, что уже было на нем надето, они засветились… И Никита решил, что этого достаточно — он и так застрял в секте дольше, чем планировал. А опаздывать на вечеринку, на которую он дал слово явиться, он не собирался. Да, одно дело не приходить заранее, и совсем другое — заставлять себя ждать.

Спрятав комплект чёрной пижамы в рюкзак, Никита со всех ног помчался к выходу из секты. Если верить часам, то у него оставалось еще около пятнадцати минут. Ночная улица находится совсем недалеко, но все равно лучше не задерживаться. И это было абсолютно правильным решением. Если в переулках вокруг секты Теней было пустынно, то стоило парню приблизиться к месту назначения, как ему пришлось серьезно снизить скорость.

Повсюду были люди, дварфы, эльфы, какие-то неизвестные Никите зверолюды, и все они куда-то уверенно спешили по своим делам, совершенно не желая уступать дорогу бегущему куда-то слуге. Более того, половина из них была вполне не против как-нибудь толкнуть Никиту или поставить подножку. К счастью, парню хватило выдержки и координации, чтобы не обращать на это внимание. В итоге он домчался до входа в усадьбу Ридумов почти вовремя.

Главы 25-27

Глава 25. Гости

В отличие от других домов, что стояли вплотную к Ночной улице, поместье семьи Ридум расположилось за отдельным забором и отгородилось от случайных прохожих большим зеленым парком. Перед воротами, через которые степенно проезжали экипажи с гостями, нервно стоял одинокий Ульф, уже не раз проклявший себя за идею положиться на нерасторопного слугу. А с противоположной стороны быстрым шагом приближалась Айла.

Сначала Никита не узнал помощницу Марики, которую обычно видел только в капюшоне, в ее новом образе. Легкие туфли, длинные открытые ноги, короткое белое платье и стелющиеся по нему черные волосы. Все это подчеркивалось изумрудными браслетами и ожерельем и смотрелось просто сногсшибательно. Ну, по крайней мере, на взгляд парня.

— Одну минуту, — Никита со всех ног промчался мимо Ульфа, только и успевшего махнуть ему рукой, и подбежал к Айле.

— А вот и ты, — девушка поприветствовала слугу холодным тоном. — Тебе повезло, что ты успел меня встретить. Если бы мне пришлось стоять под воротами как какой-то голодранке, боюсь, нашей сделке тут же пришел бы конец!

Никита после такой яростной отповеди нервно сглотнул и укорил себя, что все-таки не стал приходить заранее. Впрочем, парень быстро успокоился — он же в итоге успел, так что ничего страшного.

— Вы отлично выглядите, — Никита попробовал отвести бурю комплиментом, и у него это получилось. Айла даже сбилась немного с темпа, и парень тут же воспользовался паузой. — Вон впереди стоит ваш кавалер, такой молодой и нервный, с потным лбом… Кстати, а как мне вас ему представить?

От описания своего спутника девушка снова начала закипать, но последний вопрос Никиты вернул ей хорошее настроение.

— Меня зовут Айла Блэк, и тут нечего скрывать. Пусть потом, когда я добьюсь величия, эти люди вспоминают и гордятся тем, что видели мои первые шаги, — в глазах девушки вспыхнули красные искорки и тут же пропали.

Никита на мгновение опешил от такой исповеди, но быстро собрался и повел девушку навстречу Ульфу.

— Господин Кайзенс, госпожа Блэк, — парень представил своих протеже и задумался, что же делать дальше.

К счастью, тут уже Ульф решил взять дело в свои руки.

— Добрый вечер, — он вежливо поклонился и хотел было взять Айлу под руку, чтобы провести ее через ворота, но девушка резко сделала шаг в сторону.

— Я сама, — Айла бросила холодный взгляд на дварфа, а потом шагнула к проходу в усадьбу.

Никита сначала оторопел, решив, что девушка его подставила, но потом взглянул на совершенно спокойного Ульфа и понял, что все в порядке. Айла тем временем подошла к воротам в поместье Ридумов — только немного не там, где проезжали экипажи или проходили пешком гости попроще. Нет, она выбрала золотую дверь, преграждающую путь чуть в стороне.

— Подчинись! — девушка вскинула руку вверх, и с нее потек черный туман, покрывая собой вспыхнувшую пламенем дверь.

Несколько прохожих, увидевших это, удивленно открыли рот, а вот Никита после похожей, только гораздо более массовой и жуткой способности в исполнении эльфа из видения смотрел на происходящее с легким скепсисом. Впрочем, что бы Айла ни задумала, у нее явно и так все получилось — дверь перестала сопротивляться и распахнулась, пропуская девушку и ее спутников внутрь.

— Ну ты даешь! — неожиданно Ульф с восторгом хлопнул Никиту по плечу. — Вот это дама! Как она себя держит в руках, а сколько силы внутри при этом! Совсем как А… А впрочем, неважно!

Ульф поспешил за Айлой, протянув ей локоть и предлагая взять себя под руку. К облегчению Никиты, на этот раз девушка согласилась и, не став устраивать больше никаких представлений, спокойно двинулись дальше. Если гости, проходящие внутрь благодаря своему положению, шли по обычной каменной дорожке, то для тех, кто открыл дверь силы, как наша троица, была проложена потрясающая своим видом лесная тропа.

Мягкая трава под ногами, тенистые деревья — из-за ворот не было видно ничего подобного, и тем не менее вся эта красота была здесь. Никита, несмотря на свою некую предубежденность по отношению к Ридумам (из-за их связей с Маули), после такого великолепия даже начал лучше к ним относиться. Но тут среди всей этой зелени он заметил кое-что чужеродное.

Черная тень пронеслась по деревьям, а потом запрыгнула на балкон виднеющегося вдалеке особняка, где до последнего ничего не подозревал смотревший совершенно в другую сторону стражник. Мгновение, и тень оторвала зеленолицую голову от не сумевшего защитить себя тела. И тут Никита узнал чужака — это был чертов Квинлан Зорк. Парень не знал, чем он занимался в последние дни, но вот, похоже, воин из секты со знаком в виде серебряного волка решил снова проявить себя.

«Наверно, надо будет рассказать Ридумам об этом», — Никита задумался о последствиях появления на вечеринке опасного убийцы. А заодно порадовался, что не поддался первому порыву и не взял с собой Викторию.

— Не надо никому ничего говорить, — Айла проследила за взглядом слуги и замедлилась, чтобы выдать ему новое указание. — Не бойся, тебя Зорк не тронет. Ему тоже нужна информация, и за небольшое одолжение я подсказала, где ее можно найти.

— То есть это ты его сюда пригласила? — Никита опешил.

— Не пригласила, а сказала, куда пойду.

— Но… — парень не знал, что еще сказать. — Он ведь кого-нибудь может убить еще, надо всех предупредить.

— И опять же не надо. Квинлан просто убрал стража, чтобы никто гарантированно не обнаружил его раньше времени. Кстати, советую обратить внимание на то, как он мастерски потушил эманации смерти, не дав никому и шанса их заметить. Я вот таким образом могу скрыть разве что обычную речь…

Айла махнула рукой, задевая Ульфа, и тот только теперь повернулся к ним.

— Что такое? — молодой дварф, похоже, не слышал ни единого слова из последней беседы Айлы и Никиты. — Давайте поторопимся. Если я опоздаю и опозорю род, боюсь, дядя будет не очень доволен.

Дварф в итоге немного ускорился, Айла как будто бы шла точно так же, как и раньше, но не отставала ни на шаг. А Никита… Никита просто тащился последним. Парень понимал, что мертвого стража уже не спасти, а ученица Марики обещала, что новых жертв не будет. Но все равно на душе Никиты было как-то тоскливо. Что еще его ждет на этой вечеринке?

Глава 26. Гости 2

В таком вот подавленном состоянии Никита и пришел на вечеринку семейства Ридумов.

— Элита Никса, — Ульф обвел рукой открывшуюся перед их глазами картину так, словно бы все это принадлежало лишь ему.

Выглядело это немного странно. Но тут Никита вспомнил реакцию дварфа на Айлу, и все встало на свои места. Да Ульф же просто красовался перед своей партнершей, пытаясь впечатлить ее — увы для него, сам дварф совсем не заинтересовал помощницу Марики, и та больше оглядывала зал в поисках чего-то, известного только ей.

Никита тоже решил последовать ее примеру и тут же обратил внимание на некоторые странности.

— А чего это некоторые жмутся к стенам? — парень заметил, что часть гостей не проходит поближе к центру зала, как это только что сделали они. С одной стороны, могло показаться, что те просто стесняются, но с другой, никакое стеснение не могло стоить той толкучки, в которой они стояли.

— Не жмутся к стенам, а располагаются в зоне тени кроны, — поучительно вытянул палец вверх Ульф. — Весь зал, если ты не заметил, разделен на три секции. Тень кроны — для тех, кого просто пригласили из вежливости, чтобы показать поддержку рода. Зона листвы — это для таких как мы, чье положение позволяет выделить их из толпы. Посмотри, тут много основателей родов попроще, военных и крупных городских чиновников.

— Понятно, — Никита действительно увидел вокруг много мундиров и важных зверолюдей. — А представители сект тут есть?

— Обычно нет, — Ульф был явно доволен, что может кого-то поучать, показывая свою осведомленность. — У них свои дела… Но если кто-то из них соберется прийти на этот или любой другой вечер, для них всегда есть золотые ворота. Демонстрируешь силу, и никаких проблем. А то раньше, бывало, некоторые снобы пытались закрыться от сект, и все знают, чем это кончилось!

Никита не знал, но догадывался, поэтому спрашивать об этой истории не стал. Тем более что он не мог не признать некоторую элегантность принятого в Никсе решения. Этакий социальный лифт в действии — стал достаточно силен, и можешь ходить, куда тебе хочется. И не надо бояться, что кто-то решит бороться за свои права — по крайней мере, среди тех, кто на самом деле мог бы это сделать.

Стоп! Никита чуть не сбился с шага — получается, Айла легко могла пройти сюда и без него. Не зря же она пошла через золотые ворота, а не вместе с обычными гостями… Показывала свои возможности! Тут парень заметил улыбку девушки, которая явно следила за сменой эмоций на его лице. Похоже, она довольна: да, помощница Марики показала, что его услуга не так уж и ценна, но, с другой стороны, сделку нарушать она вроде бы не собирается.

Успокоившись, Никита решил вернуться к разговору:

— Подожди, ты говорил о трех зонах, а назвал только две.

— А потому что нечего меня прерывать, — Ульф тоже, как и парень недавно, скосил взгляд на Айлу, пытаясь понять, как она на все это реагирует. — Третья зона — это корни. Место, где сидят только члены рода, самые приближенные к ним разумные, ну и совсем уж важные шишки, если они решат сюда прийти.

Никита проследил за взглядом дварфа и сразу заметил, что в центре зала действительно выделяется еще один угол. Там помимо обычных фуршетных столиков, вокруг которых ходили все остальные, расположились полноценные дубовые столы, за которыми сидели только представители зеленолицего народа. Хотя нет, на краю стола рядом с Норком Ридумом Никита увидел еще и Маули. Детектив тоже заметил слугу, и на лице его появилась кривая усмешка.

Никита быстро отвернулся, чтобы не провоцировать конфликт, и на другом конце стола увидел еще одного знакомого человека, Дарена Мака. Впрочем, учитывая, сколько в ресторане обладателя синих полос на черепе работает эльфов, парень ни капли этому не удивился. А вот то, что хозяин «Яйца дракона» нашел время кивнуть ему в ответ и даже поднять бокал с знак приветствия, показалось Никите хорошим знаком. Ровно до того момента, когда он увидел еще одно знакомое лицо.

Нет, этого эльфа он не знал лично, просто запомнил рассказ Нульфа о зеленолицем покупателе со шрамом. И вот он сидел тут, причем не один — рядом с ним расположился еще один, совсем молодой, эльф с зелеными волосами. У Никиты мурашки побежали по спине. Единственный в зале эльф с прической такого цвета… После недавнего воспоминания о сражении в подземелье, на взгляд парня, это не сулило ничего хорошего.

— Принеси нам с Айлой вина, — Ульф успел познакомиться со своей спутницей получше и, сам отправившись танцевать, послал слугу за напитками.

Значит, вина. Никита огляделся по сторонам, нашел столик с алкоголем и уже хотел отправляться к нему, когда его перехватили.

— Выходит, ты на самом деле умудрился сюда пробраться, причем сразу в зону ветвей, — на плечо парня опустилась тяжелая рука Дарена Мака. И когда тот только успел к нему подойти?

— Да я же просто сопровождаю своего друга, — Никита указал на Ульфа, к которому в этот момент подошел степенный гном, и тому пришлось оставить свою спутницу одну. Кстати, Айла, судя по ее лицу, была этому только рада.

— Молодого Кайзенса, — Дарен посмотрел на временного хозяина Никиты и недовольно поморщился. — Надеюсь, их роду хватит ума сохранить верность союзу с Мастерсами, иначе, боюсь, все это может закончится резней.

Активирован долг крови: вы должны спасти жизни 10 дварфов

Дарен Мак еще не договорил, как внутренний мир Никиты полыхнул, и парень, на мгновение скользнув туда, увидел эту надпись. Только теперь он осознал, как подставил сам себя, приняв этот долг. Вот вроде бы какая-то неявная опасность, а что-то внутри горит и прямо-таки требует с ней разобраться. Впрочем, попробовал успокоить себя парень, надо всего лишь спасти десять дварфов, и проблема будет решена. Не так уж и сложно.

— Зайди ко мне завтра, и мы это обсудим, — Дарен улыбнулся, довольный реакцией Никиты. Он не ожидал, что верности того своей учительнице окажется достаточно, чтобы переманить слугу на свою сторону, но, похоже, недооценил влияние молодой Арии.

— А может быть, сегодня? — Никита прислушался к жжению в груди и понял, что его организм не согласен откладывать выполнение долга без веских причин.

— Какой ты торопыга, — Дарен усмехнулся. — В полночь открывается аукцион, и тогда я и остальные гости из зоны корней перейдем в следующий зал. Тебе туда, увы, нельзя. Если, конечно, у тебя не найдется пары миллионов золотых наличкой или какого-нибудь редкого артефакта на продажу.

Артефакт на продажу? Никита задумался… И тут, обрывая течение мыслей, его взгляд зацепился за Айлу: она скользила по залу, следуя за высоким статным военным. Потом резкое движение, и пальцы девушки коснулись его шеи, оставив после себя красную точку.

— Она что, кровь собирает? — Никита не выдержал и огляделся по сторонам, но остальные словно не заметили того, что только что сотворила приведенная им девушка. Впрочем, учитывая, кого он позвал, парень мог бы и догадаться, что такая как Айла никогда не будет вести себя тихо.

— Что ты сказал? — Дарен Мак напрягся, услышав, как слуга что-то пробормотал про себя. Фразу, где отчетливо прозвучало слово «кровь»!

Глава 27. Шанс

Никита вздрогнул, представив, что будет, если Айлу заметят и схватят. Потом достанется Ульфу, ему самому, потом всем, кто с ними связан — парень чуть за голову не схватился, осознав последствия. И как он мог принять подобную глупость за элегантное решение? Нет, определенно больше он никаких дел вести с Марикой и ее подручными не будет.

— Да вот думаю, есть ли у меня что-то подходящее для аукциона. Туда именно артефакты нужны? — Никита постарался выкинуть из головы то, на что он все равно не может повлиять, хоть это было очень и очень непросто.

Тем более что ему тут рассказали об аукционе, где соберутся богатейшие люди города. Если удастся туда попасть да заявить лот на духовные пилюли, можно же будет сразу продать любое их количество. И тогда лавка парня окажется не более чем удачным прикрытием для спуска под землю без какой-либо экономической ценности…

— Именно артефакты, — ответ Дарена Мака заставил Никиту расстроенно выдохнуть. Такие планы, и втоптаны в грязь. — Если ты думал об алхимических товарах твоего нового хозяина, то вряд ли они кого-то смогут удивить. А значит, поверенный Ридумов на аукцион их никогда не допустит. Уж поверь, многие торговцы в свое время пытались что-нибудь протолкнуть на такие встречи, но банальные товары — это ущерб для репутации организатора. И чем она выше, эта репутация, как у Ридумов, тем выше требования к товару.

Хозяин «Яйца дракона» делился информацией легко и непринужденно, словно для него было абсолютно нормально пообщаться со слугой на такие темы. В то же время он пытался проследить, на кого из гостей обращено внимание парня и кто мог послужить причиной той его странной фразы, которой, как он теперь делает вид, и вовсе не было.

— Дарен, а ты что-то будешь выставлять? — Никита ничего не знал о тайных мыслях своего собеседника и просто старался поддержать разговор.

— Ну, я бы предпочел только покупать, — Мак усмехнулся, что вкупе с его лысым черепом и синими полосами на нем придало ему довольно зловещий вид. — Но да, положение особого гостя заставляет меня что-нибудь выставить. Чтобы придать дополнительный интерес этому мероприятию… Вообще, это сюрприз, но тебе могу показать.

С этими словами Дарен Мак вытащил из кармана штанов шкатулку (и как она там только помещалась, наверно, опять игры с пространством), приоткрыл крышку и показал Никите то, что там лежит.

— Коллекционная карта! — парень мгновенно узнал скрытое под плотным стеклом сокровище. — А кто это на ней? И они вправду такие дорогие?

Да, Никита уже видел коллекцию подобных рисунков у Мастерсов, но не придал этому особого значения. Потом Ева Локка весьма холодно отнеслась к его собственной карте с глаурунгом, и парень фактически перестал считать эту находку чем-то ценным. А тут такой поворот.

— Сами карты нет, — Дарен Мак улыбнулся, походя в эту секунду на головореза, что дружелюбно подошел к тебе в переулке и предложил сделку: кошелек или жизнь. — Максимум тысяча золотых в зависимости от редкости. Но… Это старая карта, которую ни один носитель темного духовного ядра не трогал уже восемьсот лет. Еще двести, и ее хозяин, вернее, его род, сможет узнать, что же за руна на ней скрыта. Ну, или как минимум продать дороже. Такие вещи чем ближе к концу запрета, тем дороже.

Дарен рассказывал о своей карте и скрытой на ней руне так спокойно, словно это вполне обычная часть современной жизни. Не всем доступная, но точно реальная — как торги на бирже. Но это было не единственное, на что обратил внимание Никита. Во время изучения руны взрыва Ева Локка сказала, что для падения запрета важно, чтобы ее не касались любые носители духовного ядра. Дарен Мак же упомянул именно темных…

Никита сам себя одернул, чтобы не спешить с выводами, а сначала получше разобраться в вопросе.

— И много таких карт вообще? С ценными рунами? Я думал, на них просто знаки вида рисуют и все, — парень постарался выглядеть не особо заинтересованным.

— Руны вида? — Дарен Мак замешкался, а потом понял, о чем его спрашивают. — Да, такая традиция пошла последние пару сотен лет. Скопировали былое увлечение аристократии, растиражировали и распространили среди тех, кто победнее, чтобы они немного почувствовали себя ровней тем, кто на самом деле несоизмеримо выше их.

В голосе ресторатора на мгновение прорезалось столько презрения к обычным людям, что Никита даже усомнился, тот ли это человек, что так легко с ним общается. С ним, с обычным слугой, как он считает…

— А что за карты были раньше? Ну, те, которые скопировали? И как понять, какая именно карта тебе досталась?

— Тоже есть карта и начинаешь надеяться, а не тайное ли это сокровище? — Дарен усмехнулся. — Многие бедняки порой скупают эти современные бумажки с картинками в надежде уцепить свой шанс, но увы, даже в государственную лотерею Северной империи выиграть проще. Что же касается настоящих карт, просто представь… Аристократ, у которого много тайных знаний, но мало денег, нуждается в золоте — что ему делать? Взять долг у банкиров — не позволяет честь. Идти служить кому-то? Стать наемником? Да, это возможно, и, учитывая его силу и знания, он, скорее всего, даже выживет — но это долго. Гораздо проще и быстрее взять одну из коллекционных карт, нарисовать сзади какую-нибудь руну, своим словом закрепив ее ценность в глазах потенциальных покупателей… И вот у тебя на руках потенциальное сокровище. Покупатель получает возможность когда-нибудь стать сильнее. Продавец не раздает накопленные предками знания здесь и сейчас. Понимаешь?

Дарен Мак с сомнением посмотрел на слугу, прикидывая, точно ли тот успевает за его мыслью.

— Да, древние аристократы продавали свои знания, надеясь, наверно, потом их в случае чего выкупить. А хитрые торгаши использовали их как постоянно растущие в цене активы, наживаясь на перепродаже? — Никита заслужил довольный кивок в ответ на свое предположение.

— Примерно так все и было, — Дарен Мак все-таки не удержался и хмыкнул на то, как дерзко слуга оценил героев прошлого. — В итоге такие карты дорожали в десятки и сотни раз, были отдельные архивы, где хранилась информация о том, кто какую карту когда-то запустил в оборот и какие потенциальные тайны она могла бы открыть. Тогда же сложилась традиция: простые способности писали на обычных картах, те же, что посильнее, на медных, редкие — на серебряных. Ну, и если выпускали золотую, то это если разве что глава рода решил выложить настоящее семейное сокровище. Ради таких карт потом и войну начать было совсем не грех.

Никита слушал и старательно делал вид, что не услышал ничего удивительного. Ведь его карта глаурунга как раз и была золотой. Конечно, она могла оказаться обычным современным ширпотребом, но не зря же тот мертвец, у которого парень ее нашел, прятал ее во рту. А значит, шансы есть.

Главы 28-30

Глава 28. Коготь

— А не крали такие карты? Это же проще, чем сразу войной идти? — Никите очень хотелось достать свое сокровище и попросить Дарена Мака его оценить, но пока он все никак не мог решиться.

— Не крали, — грозный обладатель синих полосок ничего не подозревал о буре, бушующей внутри его собеседника. — Тут ведь как, коснется карты обладатель духовного ядра, и отсчет времени пойдет с нуля. То есть вор не должен был владеть боевыми искусствами, ну или, как ты, быть максимум боевым слугой. А такому совершить кражу у тех, кто может себе позволить подобные карты, просто не под силу. И это еще больше увеличивало ценность такого актива по сравнению с банальным золотом…

Дарен Мак так и не договорил, потому что сзади неожиданно что-то громыхнуло. Никита резко обернулся на звук, как и большинство присутствующих в зале, но не увидел ничего странного. Как минимум все были живы, а на полу валялись осколки огромной разбитой вазы — ерунда, дело житейское… Разве что — тут парень тревожно выдохнул — из того места, где громыхнуло, с огромной скоростью удалялся Квинлан Зорк. Мысли Никиты закрутились с огромной скоростью. Какова вероятность, что этот странный тип случайно там оказался?.. А если нет, то зачем ему было шуметь?

Внезапно Никиту настигло новое озарение — он резко обернулся, чтобы снова найти взглядом Айлу. И вовремя, та как раз пыталась достать своим пальцем до шеи — и не кого-нибудь, а зеленоволосого эльфа. Вот только помощница Марики явно не рассчитала свои силы! Да, на звуки разбивающейся вазы многие отвлеклись, но эльф со шрамом, стоящий рядом со своим подопечным, легко перехватил руку девушки. Да и сам зеленоволосый эльф, казалось, успел все заметить… и просто оставить проблему на своего телохранителя.

— Не повезло твоей спутнице, вернее, спутнице твоего сегодняшнего хозяина, — от голоса Дарена Мака Никита вздрогнул. Кажется, все его худшие опасения подтвердились: Айла вляпалась в неприятности, а ему и его друзьям придется за это отвечать.

— А что именно она пыталась сделать? — Никита старался держаться спокойно, но внутри его начало потряхивать.

— У нее на руке коготь ведьмы, артефакт для сбора крови. Использует некромантские наработки, чтобы сначала обезболить рану, а потом залечить ее следы. Порой, конечно, это срабатывает не очень удачно, начинается некроз тканей… Впрочем, о чем это я? Так вот, считается, что подобные когти, если их делал мастер высокого уровня — а у твоей подруги явно такой — невозможно обнаружить. Но это вовсе не значит, что невозможно не заметить то, как ими орудуют… Да и молодой Саймус Квилл явно не из тех, кого можно так провести.

Ну, вот Никита и узнал, как зовут зеленоволосого эльфа, только ему было совсем не до этого. Парень даже не думал о том, зачем Айла собирала кровь всех присутствующих… Если для проверки на то, что они с Марикой ищут, то неужели не было способа попроще?

— Что будет теперь? — Никита внимательно посмотрел на Дарена Мака, который почему-то выглядел очень довольным.

— Ну, тебе точно волноваться нечего, ты же просто слуга, — ресторатор пожал плечами, заставив Никиту в очередной раз поразиться пользе своего социального статуса.

Парень даже начал задумываться, какие же у положения слуги могут быть жесткие минусы, если в стольких ситуациях этот статус может так выручить. Неужели дело всего лишь в гордости и в желании называться свободным человеком?

— И все же? Что будет с девушкой и с ее спутником? — Никита продолжал следить за развитием ситуации.

А в это время эльф со шрамом сорвал коготь с пальца Айлы — и тут его вроде бы спокойная жертва вырвалась из стального захвата и отпрыгнула назад, как разъяренная кошка.

— Девушку будут судить, и уровень духовного развития ни ее самой, ни ее учителя, по крайней мере, если этот артефакт создан на максимуме его силы, не будет достаточным, чтобы заставить город передумать. Но главное для нас другое: молодой Кайзенс достаточно горяч, чтобы попробовать за нее заступиться, подставить свой род и не дать своему дяде раскачать лодку в общине дварфов.

Никита сразу понял, почему Дарен Мак так доволен — он же как раз думал, как бы помешать родичам Ульфа сговориться с противниками Мастерсов, и вот теперь, можно считать, проблема решилась сама собой. Даже долг крови замолчал, больше не требуя остановить грядущее кровопролитье… Вот только Никита никак не мог убедить себя, что стоять в стороне и смотреть — это нормально.

— А ну убери руки! — как и предсказывал Дарен, Ульф бросился к своей спутнице, и та с покорной улыбкой тут же спряталась за его спину. Ну да, Айла в отличие от Никиты сразу понимала, во что для нее может вылиться эта ситуация.

— Она использовала коготь ведьмы на моем господине, она умрет, — эльф со шрамом говорил спокойно и монотонно.

— Сколько пафоса, — рядом тут же отреагировал Дарен Мак. — Только-только вступил в секту среднего уровня, а уже столько возомнил о себе. Впрочем, рядом с Квиллом, неважно сколько ему лет, я бы тоже не сдерживался.

— На вашем господине нет ран, ношение когтя — не преступление, — Никита с удивлением смотрел, как Ульф яростно отрицает даже возможность преступления Айлы.

Неужели девушка так запала в сердце дварфа? Но, что самое главное, кажется, тому удалось перевести ситуацию из явного преступления, которое требует участия города, в личную разборку.

— Тогда дуэль, — эльф со шрамом отбросил в сторону свой плащ и остался в легких штанах и кофте, а в руках словно из воздуха появилась шпага.

Никита с интересом следил за развитием ситуации — что Ульф будет делать сейчас? Да, он явно слабее этого эльфа, но молодой дварф уже доказал, что не обделен мозгами, может быть, и сейчас что-то придумает. По крайней мере, парню очень хотелось в это верить, иначе… Тут он увидел, как Айла склонилась к уху Ульфа, на лице у того появилось сначала недоумение, а потом облегчение.

— Что ж, тогда дуэль, — молодой дварф заговорил, а Никита тут же услышал проклятья со стороны главы семьи Кайзенса, которого двое его помощников удерживали за руки, не давая рвануться вперед. Да, похоже, у них в роду общие интересы важнее жизни отдельных глупых родственников.

— Тогда начнем, меня зовут Кириус Шин, — эльф со шрамом представился.

— Меня зовут Ульф Кайзенс, — дварф тоже назвал свое имя, а потом сумел удивить, кажется, всех присутствующих в зале, что подошли поближе, чтобы посмотреть на грядущую дуэль. — Но мне неуместно с тобой сражаться, я член своей семьи, ты — всего лишь слуга. Поэтому против тебя тоже будет сражаться мой слуга.

Глава 29. Дуэль

Никита сначала не понял, о ком это Ульф сейчас говорит, но потом осознал, что его только что втянули в дуэль с шрамированным эльфом — и на душе у парня стало легче. Может показаться, что это немного странно, но нет. Ему просто было очень тяжело наблюдать за тем, как его знакомые попали в неприятности и не имели возможности ничего сделать — а теперь все снова зависело только от него.

— Я так и знала, что тебя нельзя было отпускать одного, — сквозь расступившуюся толпу к Никите неожиданно протолкнулась Ария. Оказывается, дварфка тоже была здесь, но предпочла держаться в тени. — Этот доспех, надень его, он защитит тебя от пары ударов… Если будешь чувствовать, что можешь ударить сквозь атаку противника, не бойся. Эта броня тебя прикроет, и ты даже с места не сдвинешься. Но под новые удары старайся подставлять новые места… Все! Иди!

Ария под картинную усмешку Дарена Мака треснула Никиту по спине и подтолкнула вперед. Парень же был под впечатлением от того, как девушка решила ему помочь. Ульф заступился за Айлу, Ария — за него. Дварфы определенно приличная раса, ну, по крайней мере, если ориентироваться по этим двум ее представителям. Никиту даже не смущало то, что никто не рассматривал вариант, что он откажется. Похоже, невозможность пойти на попятную — это как раз один из тех минусов бытия слуги, о которых он недавно думал.

Но парень был настроен оптимистично. Осознав, какую именно броню ему дала Ария — если верить инструкциям, описание определенно подходило под доспех с взрывными рунами — он понял, что шансы у него точно есть. Никита смерил Кириуса Шина взглядом, прикидывая, понимает ли тот, что за панцирь он только что на себе застегнул. Но по безмятежному лицу эльфа со шрамом было совершенно непонятно, о чем тот думает.

— Твое право, — безмятежным тоном эльф оценил появление Никиты, продолжая при этом смотреть на дварфа. — Но учти, сначала он, потом ты!

А вот такого завершения речи Ульф от Кириуса явно не ожидал и растерянно обернулся на Айлу. Та, впрочем, этого даже не заметила — помощница Марики, словно бы и не думая о той опасности, что ей может грозить, смотрела на человеческого слугу и размышляла о том, какие тайны тот может скрывать. Никита даже почувствовал этот взгляд и вздрогнул — только сейчас он осознал, какая сложная перед ним стоит задача. Во-первых, победить в дуэли бойца, который стоит на гораздо более высокой ступени развития духовного ядра. А во-вторых, ему нужно было не выдать свои способности перед Айлой. Ведь если та поймет, что Никита и ее ночной враг — это один и тот же человек, не сложно представить ее реакцию.

— Начали, — Никита вытащил из рюкзака сделанный Арией молот и попробовал поймать взгляд своего противника.

И это было ошибкой — эльф словно бы воспользовался ситуацией, чтобы заставить парня посмотреть в сторону, а потом раздвоившаяся в момент удара шпага врезалась ему в грудь. Если бы не подарок Арии, то Никиту бы наверняка пронзило насквозь, а так — сработали две взрывные руны, отразив удар обратно и заставив самого эльфа отступить на пару шагов.

— Дварфская железка, значит. Не ожидал тут такое встретить, — Кириус оценил броню Никиты. — Без нее ты бы разлетелся на две половинки, а с ней… Тоже разлетишься, просто чуть позже!

* * *

Ария следила за дракой с неожиданным для нее самой напряжением. Вообще, она бы предпочла провести этот вечер дома, но отцу была нужна информация о планах Кайзенсов, и вот девушке пришлось нарядиться в плащ отвлечения внимания и отправиться в гости. Кто бы знал, что тут сегодня будет так шумно.

Дварфка заметила, как девица с сильным духовным ядром на стадии открытия миру и с ведьминым когтем на пальце прошлась по половине чиновников города. Но это было не страшно: на взгляд Арии, на то люди в мундирах и слуги города, чтобы отвечать за него своей жизнью… Но потом незнакомка попыталась напасть на молодого Квилла — как будто подобная мелочь может достать двадцать второго наследника столь известной семьи. Ошибка, обвинения, наконец, вызов на дуэль.

То, что в неприятности влез Ульф, с его-то несдержанным характером, Арию ни капли не удивило и не испугало. На взгляд девушки, вряд ли эльф стал бы так уж сильно злоупотреблять гостеприимством города, где подданных Северной империи не очень-то и любят — скорее всего, намечающаяся драка закончилась бы позорным оглушением молодого дварфа и изъятием оружия.

Но Ульф пошел дальше, он отправил вместо себя Кита, хотя прекрасно знал, что слугу уже никто щадить не будет. Тем более Кириус Шин, также известный как «две половинки», ведь именно так он обычно побеждает своих врагов. Ария поморщилась, а потом поняла, что не собирается так просто лишаться своего ученика. Что ж, раз для его противника стало делом принципа разорвать свою жертву на две части, именно на этом можно и сыграть. Новая броня дварфки, с помощью которой она хотела пробиться на ранг мастера, еще не была готова до конца, но, созданная по канонам мастеров Неверкейва, на какое-то время она Кита защитит. А дальше все будет зависеть уже от самого ее ученика.

И тот не подвел свою учительницу. Да, он пропустил первый удар, но потом собрался. Увернулся от пары новых атак, а потом, дождавшись, пока Кириус попробует продавить его духом — совсем как костяной тренировочный столб — использовал этот момент для контратаки. Эльф считал, что у его противника нет шанса, тот заставил его поверить в это еще больше, а потом, снова подставив под удар броню, контратаковал.

— А этот слуга, смотрю, вам доверяет, — стоящий рядом Дарен неожиданно заговорил.

Дварфка напряглась, потому что помнила, как и дядя, и сам Мак обсуждали, как сохранить их вчерашнюю встречу в тайне. Впрочем, светская беседа, тем более на «вы», никому ничего не скажет… Тут до Арии дошло, что именно ей сказали, и дварфка на мгновение растерялась.

— Он просто глуп…

— Глупые люди бегут от опасности, Кит же принимает ее на грудь, словно понимая, как ваш доспех работает. Тут или вера в создательницу, или полное понимание техники активного бронирования, что, при всех его талантах, все же маловероятно.

— Возможно, — Ария была вынуждена согласиться. — Да что он творит? Получил шанс для контратаки и вместо того, чтобы тюкнуть этого ушастого задаваку молотом, просто ткнул его кулаком! Надо было больше с ним заниматься!

— Вообще-то, — Дарен оказался внимательнее, чем слишком уж поддавшаяся эмоциям Ария, — он не просто ткнул его кулаком, он на него что наклеил. Вы его никаким рунам не обучали? Если да, то это может быть интересно.

Глава 30. Дуэль 2

Никита уже тяжело дышал. Парню было бы гораздо проще, будь у него возможность использовать его способности, но увы. Лечение своей светлой природой сразу сделает его врагом вообще всех в этом зале. Ну, а Шаг теней гарантирует ему неприятности только со стороны Айлы. Впрочем, учитывая, что и этого хватит с лихвой для преждевременной кончины, какая разница! В общем, вместо того, чтобы использовать свое преимущество в навыках, которых от него никто не ожидает, Никита пока только бегал, уворачивался и блокировал часть атак, пользуясь подарком Арии и тем, что его противник упорно старался бить именно в грудь. Ну, а еще он ждал своего шанса.

Парень понимал, что, учитывая разницу в силе, у него будет не больше одной попытки переломить ход боя. И делать это нужно было наверняка! В итоге он так и поступил: пропустил пару лишних ударов, но дождался подходящего на все сто процентов момента. Кириус стоял чуть сбоку, Никита подставился, а потом, маскируя свое движение под удар кулаком, повесил на кружева на груди эльфа липкую полоску с руной Из. Вышло идеально — без касания духовное ядро противника не показало опасность, и атака осталась вне поля зрения эльфа, больше думающего о том, что ему дали сдачу на глазах молодого господина.

— Пора с этим кончать, — Кириус бросил взгляд на Квилла, пытаясь понять, что тот думает о его неспособности уже целую минуту убить наглого выскочку.

Эльф отступил на шаг, готовясь к новой смертоносной атаке — на этот раз он решил наплевать на свои принципы и просто снести этому наглому слуге голову. Никита тоже готовился к завершению этой битвы. Воспользовавшись тем, что его противник замер, парень развернулся и бросился бежать со всех ног, стараясь по максимуму увеличить расстояние между ним и зеленолицым. Никите очень хотелось остановиться и поскорее швырнуть свой молот, но было рано. Сила — это произведение массы на ускорение. Чем больше будет расстояние, тем сильнее сможет разогнаться его молот и тем мощнее будет удар.

— Слабак, — парень прочитал укоризну и разочарование во взгляде зеленоволосого эльфа, мимо которого как раз пробегал. В его же глазах парень увидел отражение поднимающего свою рапиру вверх Кириуса.

Пора! Никита, не замедляясь ни на мгновение, прямо на скорости развернулся на месте и швырнул свой молот в противника. Парня от силы инерции отшвырнуло в сторону, и он покатился по полу… Впрочем, это не остановило Никиту: продолжая катиться, он извернулся, чтобы увидеть, как его атака достигнет цели. Молот разогнался, молот свистел — причем из-за кривого угла атаки Кириус сначала решил, что тот летит мимо, а когда подарок Арии начал закручиваться, чтобы впечататься эльфу точно в грудь, было уже поздно.

Мгновение до удара…

— Мой слуга признает свое поражение! — Никита даже заметить не успел, как зеленоволосый Квилл вскочил со своего места и перенесся к своему телохранителю, чтобы остановить молот прямо перед ним. Хотя, учитывая силу молодого эльфа, еще непонятно, кто кого чаще защищает. — Какая дерзкая штука.

Молот, который эльф ухватил прямо за рукоятку, продолжал свои попытки вырваться из рук зеленоволосого (правда, без малейшего шанса на успех). Но тот, быстро поняв, в чем тут дело, подцепил с груди Кириуса липкую ленту, которую из-за своих пышных одежд тот так и не заметил, и сжег ее во вспыхнувшем между пальцев черном пламени.

— Эмм, — в затылок растерявшегося Ульфа прилетел удар от его дяди, и молодой дварф тут же поспешил заговорить. — Да, мы принимаем это поражение… — еще один подзатыльник. — И не имеем никаких претензий в вашу сторону.

— У меня их тоже нет, — молодой эльф улыбнулся и, жестом приказав Кириусу молча следовать за собой, отправился обратно за свой стол, по дороге кинув Никите его молот. — Интересную штуку ты сделал. Прославишься, и я, может быть, когда-нибудь тебе расскажу, кто еще такими пользовался.

Никита чуть не сказал в ответ, что и так уже знает о светлых орденах и о его предках, но сдержался. А тут к нему еще и Ария с Дареном подошли — остальные зрители тем временем, увидев, что все закончилось, начали снова расходиться по своим делам. Что характерно, Ульф и Айла тоже были вынуждены удалиться. К ним подошли стражи семьи Ридум и вежливо сообщили, что, хотя претензий к ним и нет, но им тут все равно не рады.

— Ну что, думаешь, не выгонят ли еще и тебя? — Дарен Мак заговорил первым. — Не боись. Во-первых, героев не выгоняют, а ты после победы над самим Кириусом-две-половинки теперь точно герой, который показал, что в Никсе даже слуги круче, чем телохранители в империи. Ну и, во-вторых, не забывай о своем статусе. Что бы ни сделал слуга, это не может никого обидеть, пока свободный человек сам не решит, как к этому относиться. Так вот Ридумы достаточно мудры, чтобы не обращать на тебя внимания.

— А вот я достаточно зла, чтобы обратить, — теперь пришла очередь Арии высказываться, и дварфка картинно сорвала с Никиты побитый доспех. — Это надо же, доверила ему свою лучшую работу, и он умудрился до такого ее довести! Я же тебе говорила про один-два удара, а ты сколько раз подставился этому слабаку? Не меньше десятка? Ох, тебе придется раскошелиться, чтобы окупить все мои затраты на ремонт!

— О! — Дарен наслаждался ситуацией и заговорщицки подмигнул дварфке. — Он еще мне знаешь сколько должен? За свои-то долги он сегодня, правда, расплатился, но вот отправлять своих хозяев-нахлебников с открытым счетом точно было ошибкой.

— Сколько они потратили? — Никиту тут же пробил холодный пот.

— Не отвлекайся! — Ария была недовольна, что ее яростную речь проигнорировали. — Сначала разберемся с тем, сколько ты мне должен за броню. Уникальная работа столь же уникального мастера… Думаю, он возьмет за ремонт не меньше тридцати тысяч.

Дварфка испытывающе смотрела на парня, Дарен молчал, не подсказывая, как реагировать на эту ситуацию. А Никите точно бы не помешал совет. С одной стороны, ему явно назвали очень и очень немаленькую сумму, с другой, броню-то он уже взял и уже испортил — поздно отказываться. Да и, если быть честным, без нее парень бы не смог победить. Так что тридцать тысяч за жизнь — это уже и не так страшно выглядит. Тем более что, прежде чем началась вся эта заварушка, Никита как раз нашел новый потенциальный способ заработка.

— Дарен, — Ария снова начала закипать, когда слуга, ее слуга (ну, почти), опять обратился не к ней, а к чертову Маку. — А что насчет этой карты — она достаточно старая, чтобы на ней могла быть интересная руна? Если да, то я хотел бы поставить ее на аукцион и потратить часть прибыли на то, чтобы расплатиться с долгами.

Никита вытащил из кармана золотую карту глаурунга, и Ария, уже почти начавшая новую гневную речь, тут же замолчала.

Главы 31-33

Глава 31. Ставки

— Кельский вензель, кристаллическая сера вместо золота… Очень похоже на второе поколение, максимум третье, — Дарен вытянул руку и остановил ее буквально в десяти сантиметрах от карты. Было видно, что он находится под впечатлением от увиденного, но потом его поразила какая-то крайне неприятная мысль. — Кит! Какого гидса-ндалла! Ты что, такое сокровище голыми руками трогаешь и в кармане таскаешь?

— Так я же просто боевой слуга без активного духовного ядра, — Никита попытался оправдаться.

— И что? — Дарена было не остановить. — Это разве означает, что нужно без уважения относиться к столь ценной вещи? Кстати, расскажешь, где достал?

— Не скажу, — Никита отрицательно покачал головой.

— Ну, и не надо, — Дарен Мак и не ожидал другого ответа, вместо этого он повернулся к Арии и вежливо склонил голову. — Уважаемая, сейчас мы вас покинем, но потом ваш друг, обещаю, обязательно к вам заглянет. Будет расплачиваться за долги и ошибки, ну и заодно расскажет, как все прошло.

Никита тяжело вздохнул, слушая, как Дарен над ним издевается, но Ария, увы, восприняла эти слова абсолютно серьезно.

— Буду ждать, — она пристально посмотрела на парня, а потом развернулась на месте, взмахнула плащом и будто растворилась в толпе.

— Ох уж эти артефакты отвлечения внимания, — вздохнул Дарен, выдав эту непонятную для парня фразу, а потом протянул ему такой же пенал, как тот, в котором лежала его собственная карта. — Держи, будем считать это моим подарком за то, как ты отмутузил гостя Ридумов. Ну, и дорогая вещь должна лежать в соответствующей упаковке. Как говорится, единство формы и содержания.

— Спасибо, — Никита принял пенал и спрятал под толстое стекло карту глаурунга. И действительно, она сразу же стала смотреться гораздо солиднее. — А вы с Ридумами не очень друг друга любите?

Последний вопрос родился у парня после того, как Дарен Мак уж со слишком большим удовольствием отозвался о проблемах хозяев.

— А то, мы с ними давние соперники. Скажем так, по идеологическим причинам, — обладатель синих полос на черепе ухмыльнулся, а потом резко посмотрел парню глаза в глаза. — Может быть, к черту аукцион? Продашь карту мне, и все? Поверь, я дам справедливую цену.

Никита от такого напора даже немного растерялся.

— Но мы же хотели обсудить, что делать с Кайзенсами…

— Ты спас их малыша от позора, но даже того, что было, уже достаточно, чтобы их временно вычеркнули из всех раскладов. Так что не беспокойся, своим вмешательством ты ничего не испортил, бойня среди дварфов откладывается на неопределенное время. Лучше ответь на мой вопрос. Продашь карту?

Никите очень хотелось хотя бы услышать порядок цен, о которых они говорят, но тут парень неожиданно вспомнил, что сами деньги-то его не особо интересуют. Совсем как…

— Вы недавно говорили, — Никита постарался, чтобы его голос звучал максимально вежливо, — что предпочли бы ничего здесь не продавать, а только покупать. Так вот я тоже хотел бы попасть на аукцион не только чтобы осчастливить кого-то своей находкой — уверен, я бы смог это сделать и без этой вечеринки — но, прежде всего, чтобы найти для себя что-то новое и интересное.

— Маленький ндалл! — Дарен неожиданно хохотнул, а потом потрепал Никиту по голове. — Вот умеешь ты сказать человеку «нет» так, чтобы он на тебя не обиделся. Ладно, давай свою карту, я передам ее организаторам, чтобы те провели все необходимые проверки. И готовься, минут через пятнадцать за тобой придут.

Какое-то мерзкое чувство внутри Никиты тут же попробовало поднять голову, заявив, что нельзя отдавать такую ценность человеку, который еще минуту назад хотел ее у тебя выкупить. Но парень привычно заглушил этот голос и протянул Дарену Маку пенал с картой. Все-таки если и были в городе люди, на которых он мог бы положиться, то этот странный ресторатор точно был одним из них.

— Не теряйся, — Дарен бережно подхватил сокровище парня и двинулся с ним прямо к сидящему во главе зоны корней пожилому эльфу.

Никита же растерянно осмотрелся по сторонам: вот он пришел сюда, выполняя условия спора, чтобы прислуживать Ульфу и его спутнице, но тех уже выгнали, а он остался. И что делать? Единственное, что радовало парня в происходящем помимо грядущего аукциона, так это то, что он совершенно не хотел спать. После драки в крови кипело столько адреналина, что даже несмотря на практически бессонные прошлые ночи Никита чувствовал себя как после чашки… да что там чашки, ведерка крепкого кофе!

— Молодой человек, — неожиданно к Никите подошла парочка незнакомцев в мундирах. Парень тут же попробовал найти взглядом Маули, заподозрив, что это детектив решил сделать свой ход, но, кажется, обошлось. — Хотели выразить вам благодарность за то, как вы поставили на место этого наглого выскочку. И можно посмотреть ваш молот? Не расскажете, что на нем за набор рун?

Так и не представившийся «мундир» протянул руку, словно не сомневаясь, что слуга не раздумывая даст ему пощупать свое оружие. Впрочем, Никита не видел в этом ничего плохого — только проверил, чтобы ни одна из печатей в кармане случайно не развернулась, активируя режим полета, а потом протянул свой молот этому странному типу.

— Насчет комбинации рун — не уверен, что имею право ее выдавать…

— Ну, что скажешь, Парсонс? — словно не обратив внимание на отказ Никиты, первый «мундир» покрутил молот в руках, а потом сунул его своему спутнику.

— Хороший металл, ручная работа, но ничего особенного. При желании мы сможем заказать тысячи таких молотов… Но думаю, что это совсем не обязательно, — тут он повернулся к Никите. — Я правильно услышал ваше имя, Кит? Так вот, Кит, без раскрытия тайны руну ведь можно будет поставить и на любое другое оружие?

— Ну да, — Никита еще больше растерялся, не зная, чего от него хотят эти двое.

— Что ж, тогда позвольте представиться, капитан Джел-лу и замкапитана Парсонс. В свете предстоящей военной операции мы бы хотели сделать вам или вашему хозяину, тут уж решайте сами, официальное предложение от лица города на покупку десяти тысяч комплектов подобного оружия. Если ваше решение будет положительным, заходите к нам в расположение завтра до полуночи, обсудим спецификации…

Глава 32. Ставки 2

На этом, словно больше обсуждать уже было нечего, замкапитана Парсонс сунул молот обратно Никите в руки, и парочка спокойно ушла, будто ничего и не было. А сам парень стоял и пытался осознать произошедшее — сначала дуэль, потом аукцион, а вот теперь ко всему этому добавилась информация о какой-то военной операции и заказ на десять тысяч комплектов оружия. И что ему теперь со всем этим делать?

Никита в итоге так ни к какому конкретному решению и не пришел. В ожидании Дарена он прошелся по столикам с напитками, попробовал какие-то сладкие закуски и чай.

— Слишком приторные, — парень оценил закрученные в бантик сладости.

— Ха, на вид явно дешевле, чем тот, что я дарил Мастерсам, — вот от него досталось и чаю.

Никита огляделся по сторонам, прикидывая, что бы еще тут можно было посмотреть, как вдруг сзади к нему кто-то подошел. Парень уже было обрадовался, что это вернулся Дарен Мак, но услышал кое-чей другой голос.

— Слушай меня внимательно, — Никите не так часто доводилось общаться с Квинланом Зорком, но сейчас он узнал его в мгновение ока. — И не оборачивайся! Делай вид, что ты любуешься вон той фигуристой красоткой в красном платье.

Убийца привлек внимание парня к какой-то неизвестной дварфке и, убедившись, что тот со стороны выглядит совершенно не подозрительно, продолжил.

— Твоя хозяйка была должна мне тут кое-что устроить…

— Вы про Айлу? Она мне не хозяйка, — Никита догадался, что его собираются о чем-то попросить, и всеми силами попробовал уйти в отказ.

Если бы Квинлан собирался ему что-то подобное позволить…

— Мне плевать на ваши отношения, но теперь ты должен будешь сделать то, что не смогла она.

— Собирать кровь? Я не буду это делать! Да и как вы себе это представляете, когда эльфы уже настороже?

— Да зачем мне эта кровь, глупости все это некромантские, не более того! — Никита не видел Квинлана, но прямо-таки почувствовал, как тот в прямом смысле слова отмахнулся от его предположения. — Я узнал, что тебя допускают на аукцион, так что мое задание будет тебе по плечу. Я дам тебе денег, миллион полноценных имперских золотых, и ты купишь звание военачальника на предстоящий поход.

— Звание военачальника? Как его вообще могут продавать? Да и я же слуга, мне такое точно не отдадут, а если и отдадут, то как я передам его вам? — Никита был немного растерян.

— Успокойся, — сказал Квинлан ледяным тоном и сунул парню в карман увесистый мешочек, похоже, тот самый обещанный миллион в сжатом виде. — Звание продает город: решили устроить сюрприз, так что не стоит упускать такую возможность. Должность эта — по факту фикция, никаких обязанностей, только возможность выпячивать грудь. Но это не значит, что, когда ты передашь мне на нее сертификат, я не найду ему применения. А о том, что ты слуга, даже не думай. Да, это создает определенные сложности, что тобой помимо города на войне сможет командовать кто-то еще, но это не твои трудности. Они сами себе их создали, когда решились на подобный лот.

— А с кем война-то хоть будет? — Никита понял, что, похоже, ему не отвязаться от этого задания. Впрочем, и особого негатива оно не вызывало: ему не надо никого подставлять, просто купить должность, причем по-честному, за деньги. Наверно, это не так уж и плохо.

— Вот и я бы хотел это знать. К счастью, с купленным тобой званием я получу доступ и к этой информации тоже, — Квинлан хлопнул Никиту по спине на удачу, а потом почти так же, как и Ария недавно, просто взял и растворился в толпе.

Что характерно, убийца даже не стал угрожать тем, что будет, если Никита ослушается его указаний и попробует не передать купленный сертификат. Он был уверен, что слуге просто не хватит на это смелости… Что, впрочем, было неправдой — уж смелости-то, чтобы пойти против Зорка, Никите бы хватило. Но он на самом деле не видел причин пытаться уклониться от этого задания. Парень еще раз взвесил все плюсы и минусы и утвердительно кивнул головой — уже сам себе.

— Наблюдаешь за дочкой Воллоса? Ох, Ария, если заметит, такого тебе не простит, — к Никите подошел вернувшийся Дарен и увидел, как парень, словно замерев, следит за еще одной перспективной дварфкой. — Представляешь, что она почувствует? Ее слуга и засматривается на дочь главного соперника их семьи!

— Ну хватит! — Никиту невольно передернуло. — Ни на кого я не засматриваюсь, просто так совпало…

— Ага, совпало, — Дарен хохотнул. — Для Арии придумай версию получше, а пока пойдем… Твою карту проверили, и тебе повезло — она на самом деле оказалась из второго поколения. Возможно, Мортисы, но тут уже только догадки. Не скажешь, где ты ее все-таки нашел? Это поможет ее точнее опознать, и цена точно будет выше.

— Это не моя тайна, — Никита перевёл стрелки и покачал головой. — А что насчет времени? Скоро тайна карты раскроется?

— А это самое интересное, — Дарен усмехнулся. — Расчеты неточные, но по ним руна откроется в период от года до десяти лет. Такие карты называются «бутонами лилии», и давненько ничего подобного не было не только у нас, но даже в империи.

Никита тяжело вздохнул, подумав, что его карта вызвала несколько больший ажиотаж, чем он ожидал. Впрочем, назад уже не отыграть…

— Не жалеешь, что отдаешь такую ценность? — Дарен Мак тем временем внимательно посмотрел на Никиту. — Еще немного, и она могла бы стать твоей. А руны — это не способности, ими даже такие как ты могут пользоваться.

— Не жалею, — парень ответил абсолютно искренне.

Он уже думал об этом — не стоило ли сохранить карту в тайне. Но пришел к выводу, что все-таки нет. Секретную руну он уже и так знает, а что и другим рано или поздно это знание откроется — ничего страшного. Было обидно, конечно, что так быстро, но Никита себя утешил тем, что это принесет ему больше денег.

— Вот и молодец, — Дарен Мак хлопнул слугу по плечу и затем потрепал его за волосы. Упертость этого парня и готовность рисковать всем ради большего напоминала ему самого себя в молодости. — Пойдем тогда в бирюзовый зал, через пару минут все начнется.

Про себя же Дарен Мак подумал о том, что для него подобная стратегия закончилась в свое время не очень удачно. Впрочем, еще все можно будет исправить!

Глава 33. Ставки 3

Никита шел вслед за Дареном Маком и сначала не понимал, где именно будет проходить аукцион и где дверь в этот самый бирюзовый зал. Но стоило парню переступить границу вокруг зоны корней, как мир вокруг изменился. Та часть зала с суетливыми гостями, что находилась за столом Ридумов, пропала, а на этом месте неожиданно оказалась стена и арка, ведущая в соседние помещения.

— Но ведь там же были люди? Это не иллюзия, — Никита растерянно оглянулся по сторонам.

— Обычное двойное пространство — одно для гостей, другое для хозяев. Очень помогает в случае нежданных гостей. И не отставай! — Дарен поторопил Никиту.

— Твой новый протеже? Ничему молодежь жизнь не учит, — мимо парня с ресторатором прошел какой-то сморщенный старик и сурово покачал головой.

— О чем это он? — парень повернулся к Дарену, но тот только нахмурился и впервые с начала их встречи проигнорировал вопрос. Кажется, свои секреты есть и у этого человека.

— Хозяин летающего молота… Очень впечатляюще, молодой человек, — мимо прошел еще один человек в гражданском, походя отвесив Никите комплимент.

— Дарен, — у парня тут же возник еще один вопрос. — А откуда все эти люди берутся? Я ведь видел за столом только эльфов. Ну еще тебя и детектива Маули, а тут целая толпа посторонних.

— Не посторонних, а уважаемых людей города, большая часть которых является членами его совета и предпочитает лишний раз не показываться на глаза. Так безопаснее. А принимать гостей — это обязанность исключительно хозяина. Так что Грай Ридум и вывел в общее пространство только свой стол.

Перед Никитой открылась еще одна сторона сегодняшнего вечера, а потом все начали рассаживаться по своим местам. А на сцену, стоящую на легком возвышении, вышел степенный дворецкий, чем-то напомнивший Никите Говарда. У них даже в чертах лица было что-то общее.

— Начинаем первый летний аукцион под патронажем семьи Ридум, любезно доверившей мне, старшему слуге рода, его проведение, — голос дворецкого разлетался по всему залу. — Сегодня нас будут ждать четыре основных лота и один дополнительный, добавившийся в последний момент. Впрочем, хуже от этого он точно не будет. Итак, начнем — лот номер один.

Дворецкий взмахнул рукой, и за его спиной появилась проекция парящего в воздухе меча. Черный, словно созданный из костей, он притягивал взгляд.

— Вы сами все видите, — дворецкий принялся описывать лот. — Артефакт эпохи первого падения, по преданию, созданный одним из учеников темных богов. Свидетельств этому, конечно, нет, но способность этого меча перерубать нити жизни у мертвых существ позволяет некоторым исследователям отстаивать именно эту точку зрения. Можете поприветствовать хозяина меча, молодого сеньора Зириса, который на вырученные деньги планирует нанять армию и отбить свой родовой замок.

Никита вздрогнул, услышав знакомое имя. Точно — поднявшийся молодой человек в потертом костюме оказался тем самым аристократом, который недавно приехал в город и которому Никита успел погнуть лошадь. А вот и сам Зирис из Крюгге заметил Никиту и отдельным кивком поприветствовал старого знакомого.

— Начальная цена — десять миллионов, — дворецкий объявил стоимость лота и замер в ожидании предложений.

Ну, а Никита неожиданно осознал, что переданный ему миллион совсем не так велик, как ему могло бы показаться раньше. Что уж говорить о тех же доходах от духовных пилюль.

— Ну да, — задумался парень. — Они же помогают только начинающим. Вот если бы я смог улучшить свои навыки и освоить пилюли покруче, вроде тех, что были нарисованы на шкатулке с алхимическими инструментами, тогда мне было бы что предложить и людям покруче, и уж они, уверен, за ценой бы не постояли.

— Одиннадцать миллионов, — из дальнего левого угла прозвучала первая ставка, а Никита опять замер от удивления. Потому что и этот голос ему был тоже знаком.

Именно голос. Он никогда не видел этого румянощекого огромного толстяка лет под сорок, но голос, голос его он слышал. В нижнем городе, когда отдавал первую посылку Сереги и случайно попал на встречу местной преступной гильдии. И вот, оказывается, ее босс входит в высший свет Никса. Интересно, а остальные знают, с кем имеют дело?

— Дарен… — Никита не выдержал и потянул своего спутника за рукав.

— Да? — ресторатор следил за торгами, где цена подросла уже до двадцати миллионов, но одного взгляда на парня, а потом на того, кто его заинтересовал, хватило, чтобы Мак понял, что случилось. — Удивляешься, что среди нас делает такой бандит как Рохля Минус?

— Рохля? Минус? — недолгое знакомство Никиты с этим человеком говорило, что вряд ли он достоин подобных не самых уважительных прозвищ.

— О, это его личная задумка, чтобы враги всерьез не воспринимали, — Дарен опять догадался, о чем думает парень. — Ну, пока у него были живые враги.

— И что, бандит и убийца может собираться вместе с советом города? — Никита до сих пор не мог принять этот момент. — Мне казалось, что честь рода не пустой звук для многих. И вот они делят одно помещение с преступником?

— Честь рода — не пустой звук для всех! — голос Дарена стал гораздо строже. — А вот что насчет всего остального… Разве ты сам, например, ни разу не убивал? Только сегодня, если бы Квилл не перехватил твой молот, у тебя на счету был бы труп. И я что-то не заметил в тебе волнений по этому поводу. Выходит, он не первый? Так чем ты лучше Минуса?

— Я… — Никита растерялся.

— Не обращай внимания, — Дарен быстро успокоился. — На самом деле членов Серой гильдии, не важно какое положение они там у себя занимают, никто не любит. Но Рохля Минус через одного бывшего члена совета как-то прикупил себе титул. Небольшой, но достаточный, чтобы открыть для себя некоторые двери. Ведет он себя прилично, границы не нарушает — вот совет пока и решил его не трогать.

— Все равно это ничего не изменит? — Никита попробовал догадаться о причинах такого отношения к преступнику. — Уйдет он, придет другой, а этого вы хотя бы знаете?

— Нет! — Дарен удивился речи Никиты. — С чего такие глупые выводы? Если городу будет надо, секты пройдутся по окраинам и вырежут всех серых за пару часов. Просто это усилит уже их позиции… А кому это нужно? Пока преступные гильдии знают свое место — совет готов давать им шанс. А тот же Минус, как я говорил, ни разу не нарушал ограничений своего титула. Так что и нам приходится в отношении него вести себя соответствующе.

Никита не мог не отметить, что на обычных людей всем тут, похоже, плевать. Впрочем, это-то было совсем не удивительно. Как-никак Эдем — это темный мир и порой не стесняется об этом напоминать. Так что вместо бессмысленных вопросов парень решил разобраться кое в чем действительно полезном.

— То есть если у меня тоже будет титул или, например, воинское звание, — начал вкрадчиво Никита, — меня тоже никто не тронет?

Главы 34-36

Глава 34. Ставки 4

— А? Уже узнал об одном из лотов? — Дарен усмехнулся. — Гарантий это тебе, конечно, не даст, но в твоем случае действительно можно было бы потратить часть денег на подобную должность. Кстати, и Минус здесь, наверно, ради нее. Его титул плюс воинское звание — а ведь он так и в самом деле сможет вскарабкаться на пару ступенек повыше…

— Но если он здесь ради титула, — Никита насупился, прикидывая свои шансы выполнить задание Квинлана и возможные последствия неудачи, — то зачем только что поставил на этот меч уже тридцать миллионов?

— Ха! — Дарен довольно громко хмыкнул, привлекая внимание их соседа, степенного усатого военного с женой. — Да потому что этот меч уйдет минимум за пятьдесят. Все-таки боевой артефакт, такое все ценят. Так что наш Рохля просто пытается напомнить о себе, и все. А с тем же титулом постарается уложиться в миллион-два, вряд ли у него есть больше.

— И что, никто не против, что он набивает цену? — Никита все никак не мог успокоиться.

— Как я и говорил, он знает меру. Играет только на уровне ниже среднего, а сейчас, когда начнутся реальные торги, он выключится и будет сидеть тише воды, ниже травы.

Дарен оказался абсолютно прав — больше глава Серой гильдии никак себя не проявлял, и через пару минут меч довольного Зириса из Крюгге ушел какому-то незнакомому военному за пятьдесят пять миллионов. Никита тяжело вздохнул — пока ему подобные вещи не по карману. А как было бы просто с такой штукой в руке разобраться с мертвецом из Неверкейва! Дворецкий тем временем объявил новый лот — какой-то магический щит из личных запасников главы рода Ридум.

— А ты почему не делаешь ставки? — Никита обратил внимание на молчание Дарена.

— Не мое оружие, — тот просто пожал плечами. — А все на свете не скупить, так что я предпочитаю ждать только те вещи, что пригодятся именно мне.

— Понятно.

Никита задумался над словами своего товарища, а дворецкий тем временем объявил еще один лот.

— Артефакт эпохи Темных богов… — тут аукционист выдержал паузу, давая всем осознать, что именно он сказал. — Да, вы не ослышались. Древность этого артефакта проверена и подтверждена нашими специалистами и не вызывает никакого сомнения. Итак, кожаная петля, пропитанная духовной силой неизвестной природы. Можете поприветствовать ее хозяина, что так любезно предоставил нам такую ценность.

Дарен Мак степенно поднялся на ноги и так же степенно склонил свою украшенную синими полосками голову. Никита же смотрел на висящее в воздухе изображение самой обычной полоски кожи сантиметров двадцать в длину и пытался понять, не издевается ли хитрый ресторатор над всеми остальными. Учитывая, что парень узнал о его отношении к Ридумам, он бы подобному ни капли не удивился. Нет, ну надо же выставить кусок старой кожи, как бы ненароком упомянуть, что особые свойства его неизвестны — или их вообще нет — и надеяться, что кто-то поведется на сказки о великой тайне прошлого. Впрочем, Никита не мог не отметить, как мастерски дворецкий скрыл недостатки этого лота и выделил его сильные стороны.

Стоп! Тут парень задумался, вспомнив, что еще недавно Дарен хотел выставлять на аукцион совсем другую вещь.

— А как же твоя карта? — Никита как можно тише постарался задать вопрос своему уже опустившемуся обратно соседу.

— Я подумал, что две карты на один аукцион — это уже лишнее. И решил немного изменить ставку, — ресторатор улыбался.

А торги тем временем продолжались.

— Итак, господин Дарен Мак, понимая возможные сомнения, попросил меня объявить не очень высокую стартовую цену, — дворецкий уловил недовольный взгляд своего хозяина и тут же подал взгляд на лот его конкурента с другой стороны. — Сто тысяч!

Вроде бы в описании лота ничего особо не изменилось, но пара человек, уже собравшихся было сделать ставки, тут же опустили руки. А вот Никита неожиданно напрягся. В памяти всплыла картинка — он в воспоминании о битве прошлого, прямо сквозь него проносится всадник с копьем, а на поясе у него… Боевой молот висел примерно на такой вот петле!

— Дарен, — Никита опять дернул своего соседа за рукав. — А моей выручки с карты хватит на пару ставок?

— Заинтересовало? Хммм, — Дарен Мак задумался. — Не ожидал, но да… Твоих будущих денег точно хватит, так что можешь не сдерживаться.

— Ставка сто тысяч, — Никита тут же вскинул руку и поставил на этот странный лот минимальную сумму.

Он не был уверен, что эта кожаная петля действительно подойдет для его молота, но с учетом того, что все остальные пока не спешили поднимать цену, решил попробовать все-таки заполучить ее себе.

— Двести тысяч, — неожиданно Рохля Минус решил вступить в игру.

— Триста, — Никита не собирался сдаваться.

— Миллион, — глава Серой гильдии существенно поднял ставки.

А Никита в растерянности замер, не зная, почему тот неожиданно решил вмешаться, и, главное, стоит ли ему самому продолжать. Стоит ли игра свеч? Или деньги будут просто выкинуты на ветер, а ремешок окажется самым обычным аксессуаром?

— Два миллиона, — неожиданно в торги вмешался еще один человек, Зирис из Крюгге.

После продажи меча у него было более чем достаточно средств для небольшой покупки, и он явно решил заполучить себе эту бессмысленную кожаную петлю.

— Два миллиона — раз, два миллиона — два, два миллиона — три. Продано! — дворецкий подвел итоги. — Поздравляю нашего победителя с покупкой.

Как и в прошлые два раза, было устроено небольшое шоу с подписанием бумаг и передачей выкупленного лота. Если бы это был большой аукцион, то все мероприятия перенесли бы на время после его завершения. Но здесь, учитывая, что лотов всего пять, а круг гостей собрался почти семейный, было решено превратить это не столько в торговое мероприятие, сколько еще и в развлечение.

— Следующий лот, — дворецкий тем временем снова вернулся к делу, — был любезно предоставлен нам самим мэром города Никс, звание покровителя седьмого Ночного полка и прилагающийся к нему офицерский патент.

Никита тут же напрягся — этот-то лот он точно не намерен упускать. Парень приготовился бороться за столь неожиданное для слуги офицерское звание, когда проходящий мимо официант с бокалами неожиданно не передал парню записку.

Кожаная петля времен Темных богов, я готов уступить ее тебе за дружеское одолжение. Встретимся после аукциона. ЗиК.

Зирис из Крюгге? Никита поднял голову и тут же поймал взгляд бывшего хозяина некромантского меча. А ведь он явно что-то задумал…

Глава 35. Ставки 5

С трудом заставив себя не думать о том, что задумал этот потрепанный дворянин, Никита вернулся к аукциону.

— Стартовая цена двести тысяч монет, ставка уважаемого Ноти Ерифа, — ведущий аукцион дворецкий кивнул главарю серой гильдии Минусу, и Никита осознал, что у него появился конкурент.

И в отличие от бывших соперников Ноти Ерифа, парень его недооценивать не собирался, решив даже про себя называть его теперь только настоящим именем. Ну, а если уже его соперник будет заниматься чем-то подобным в отношении Никиты, что ж, это будут уже только его проблемы.

— Триста тысяч, — парень подал голос.

У него есть миллион от Зорка, у него есть будущая плата за карту глаурунга. Он определенно должен выиграть.

— Четыреста, — на лбу у Ноти Ерифа от ярости заиграла жилка.

— Пятьсот, — Никита держался уверенно, утешая себя тем, что пока торги идут в рамках переданной ему суммы.

— Пятьсот и еще сто полновесных имперских монет сверху, — делая новую ставку, бандитский главарь даже поднялся на ноги.

Словно не обычную сотню, как раньше, докинул, а сделал что-то из ряда вон выходящее.

— А имперские монеты круче обычных? — Никита тихо обратился к улыбающемуся Дарену.

— Официально нет, но живой курс один к десяти, и на аукционе это учитывают, — тот просветил парня, и Никита неожиданно осознал, что Зорк дал ему больше денег, чем он думал изначально.

— Моя ставка — те же пятьсот монет, что и раньше, но все они будут полновесные имперские, — Никита постарался улыбнуться.

Если Ериф до этого повысил ставку с полумиллиона до полутора, то парень только что поднял ее до пяти. По идее, этого должно точно хватить, если, конечно, никто не вмешает. Тут Никита неожиданно поймал на себе взгляд зеленоволосого эльфа. Квилл смотрел на него с легким презрением и как будто о чем-то размышлял.

— Кажется, у меня намечаются неприятности, — Никита пробормотал это про себя, но, к счастью, эльф решил не спешить со своей местью.

Пока Никита подписывал документы и получал свернутый в трубочку свиток, с которым после активации нужно было подъехать в городской магистрат для внесения в особый реестр, Квилл продолжал за ним молча наблюдать. И ведь вроде бы до этого зеленоволосый вполне нейтрально отнесся к поражению своего телохранителя. А тут такой поворот… Никита все никак не мог найти ответа на эту загадку, пока не заметил, как стоящий рядом с Квиллом официант не принял от него какую-то записку и не подошел с ней… к Маули! Чертов детектив явно оказался замешан в смене отношения Квилла к Никите, и парень тяжело вздохнул, раздумывая, чем ему это может грозить.

Ничего, сейчас быстро продадут его карту, он получит свои деньги, и можно будет поскорее убираться отсюда.

— Следующий лот, — над залом снова разнесся голос дворецкого, и Никита обратился в слух. — Золотая карта с неизвестной руной. Неизвестной — но мы-то с вами все знаем, что может скрываться в подобном сокровище. Отдельно хочу обратить внимание, что срок открытия карты составляет не больше десяти лет. По предложению уважаемого Дарена Мака, вызвавшегося стать доверителем нашего гостя, стартовая цена назначается в размере десяти миллионов золотых монет. Конечно же, наших золотых монет. Но не удивлюсь, если в погоне за столь ценным лотом уважаемые гости дойдут до такой же суммы и в имперских монетах.

Дворецкий даже решил пошутить… Никита же ждал первой ставки и размышлял над услышанным. Дарен Мак стал его доверителем — получается, он не просто отнес карту парня устроителям аукциона, но и поручился за него.

— Прошу прощения, — в зале успело подняться несколько рук, но их всех опередил немного ленивый голос зеленоволосого эльфа. — Уважаемый мастер Мак — кстати, ваши знакомые из империи передают вам привет, ваш род еще помнят и не собираются забывать — на свой собственный лот вы поставили минимальную стартовую цену. На мой взгляд, тут тоже будет справедливо поступить подобным образом. Начнем, скажем, с одного золотого.

— Дарен, — Никита тут же принялся шептать своему спутнику. — А почему все напряглись? И разве это плохо? Какая разница со скольки начинать, если только что было около пяти человек, готовых заплатить десять миллионов?

Никита действительно не понимал, что именно плохо в предложении Квилла, если дальше аукцион будет идти по тому же шаблону, что и раньше. Вот только, похоже, зеленоволосый эльф своим вмешательством полностью изменил правила игры. Рядом с Никитой сидел молчаливый Дарен Мак, и на этот раз обычно уверенный в себе и готовый поделиться информацией ресторатор не спешил открывать рот.

— Да что такое происходит? — Никите хотелось спросить это не про себя, а закричать во весь голос.

— Хмм, — дворецкий, уловив кивок своего непосредственного хозяина, Грая Ридума, продолжил. — Если возражений нет, то предложение уважаемого Саймуса Квилла принимается. Итак, кто готов дать за лот один золотой?

— А я и готов, — Квилл жизнерадостно тряхнул своей шевелюрой и обвел взглядом зал.

Никита ждал следующего предложения, но его не было. И только сейчас парень осознал, что же произошло. Эльф не сказал это прямо, но, пользуясь силой и влиянием своего рода, он запугал всех остальных участников аукциона и сейчас собирался забрать сокровище Никиты всего за один-единственный золотой. А все еще недавно гордые властители Никса сейчас сидели, пряча взгляды друг от друга… Разве что Ноти Ериф позволил себе еле заметную усмешку, да детектив Маули сиял словно начищенная монета. Как та, которой, судя по всему, скоро расплатятся с Никитой.

— Да это же самое настоящее воровство! — парень яростно зашептал Дарену, но тот продолжал молчать.

Было видно, что сам ресторатор тоже очень недоволен происходящим, но сделать ничего не может. Кем бы ни был этот Квилл, он оказался птицей очень и очень высокого полета.

— Два… — Никита собрался сам повысить ставку, но тут уже хозяин «Яйца дракона» не стал медлить.

Быстрое движение рукой, касание горла, и Никита осознал, что только что лишился голоса.

— Мне показалось или этот человек в нарушение правил и неуважение ко всем собравшимся гостям собирался сам сделать ставку? — на лице Квилла появилась хищная усмешка.

— Нет, он всего лишь собирался рассказать мне анекдот, но я его остановил. Все же не место и не время, — Дарен Мак тяжело поднялся на ноги.

Никита быстро переводил взгляд с Квилла на Дарена, который все-таки прикрыл его. Не до конца, в мелочи, но прикрыл.

* * *

— Что ж, не думаю, что анекдот можно считать поводом для обвинения. По крайней мере, меня он этим не оскорбил, — тут поднялся и Зирис из Крюгге. — Предлагаю продолжить то, ради чего мы собрались.

И тут же напряжение, повисшее в зале, пошло на спад. Зирис хоть и носил потертый костюм и сам выпрямлял вмятины у своего коня, но в делах чести разбирался. И, отметив, что его ситуация не оскорбила, он поставил Квилла в жесткие рамки. Либо тот отступит, либо признает, что какой-то захудалый барончик в чем-то лучше него.

Если Дарен Мак ничем особо не рисковал, то Зирис явно поставил на кон свою безопасность. Какие бы планы у него ни были на Никиту, парень определенно был ему нужен.

Глава 36. Квилл

— Пусть будет так, — Квилл отвернулся от стоящих Зириса и Дарена. — Так что там с моей ставкой?

Никита понимал, по какой тонкой грани только что прошел, но все равно несправедливость происходящего словно грызла его изнутри. А тут еще и голос снова вернулся.

— Почему он себя так ведет? — парень решил больше не спешить с опрометчивыми решениями, а все-таки сначала добиться ответа от Дарена. — Я понял твои слова про преступника, которого никто не трогает, пока он придерживается правил поведения, положенных его титулу… Но Квилл?! Он же считает себя выше всех и вертит правилами, как хочет. Неужели тому же Ридуму не обидно, что его личный аукцион превратили в такое? Разве после подобного случая кто-то решится отдать ему свои вещи?

— Ты слуга, — ответ Дарена был как пощечина. — То, что происходит с тобой, не может быть оскорблением, пока сам хозяин не захочет это чем-то таким считать. А он не захочет. Слишком сильна семья Квилла, чтобы вставать и требовать с Саймуса ответа.

Никита не знал, что сказать на это. Да и кто он такой, чтобы чего-то требовать от Дарена — тот и так помог парню гораздо больше, чем большинство людей в его ситуации. Если что и делать, то только самому! Никита почувствовал, как по его жилам струится «сила»: словно созданный внутри него духовный кристалл и озеро вошли в резонанс с его телом, словно сама его природа требовала того, чтобы он боролся.

— Один золотой — два, один золотой — три… — дворецкий тем временем уже почти был готов объявить покупателя лота.

— Стоп! — Никита поднялся на ноги, и, как ни странно, ведущий аукциона его действительно послушал. — Я — слуга, и поэтому меня можно убить. Я — слуга, и поэтому мое оскорбление ни для кого ничего не значит. Но, знаете, я ведь недавно стал кое-кем еще.

Никита распахнул свиток, купленный для Квинлана Зорка, и прижал к нему правую ладонь — все, как ему объяснили при передаче офицерского патента. Тут же с листка вспорхнула черная бабочка, а потом прижалась к шее парня, оставив после себя татуировку в виде длинной полукруглой линии. Знак принадлежности к армии Никса.

— Теперь как офицер и покровитель седьмого Ночного полка я бы хотел спросить у вас, уважаемый Саймус Квилл: а вы не оборзели?

Понимая, что только что фактически бросил вызов зеленоволосому эльфу, Никита обратился к своему внутреннему миру и принялся сканировать окружающее пространство, чтобы не пропустить его атаку.

— Оборзел? Что значит это слово? — Квилл явно не ожидал ничего подобного.

— Ну, это наглость в особо выразительной форме. Скажем так, в профессиональном исполнении, — Никита чувствовал, как кристалл внутри него словно начал биться в такт его сердца. Еще никогда парень не ощущал свою силу на подобном уровне.

— А ты забавный, — Квилл даже не улыбнулся. — Ты слаб, ты не воин. Но твоя сила поддерживает тебя и словно бы даже пытается эволюционировать. Забавно, будь ты учеником секты, я бы решил, что ты собрался перейти на новый этап прямо в бою. Читал однажды про такой орден: они заранее прокладывали каналы от своего ядра, повышали тайное знание, но рывок делали не в медитации, а именно что во время боя с гораздо более сильным противником. И, проходя по грани между жизнью и смертью, открывали в себе новые грани своего таланта.

— Босс, — телохранитель, все время после поражения не подавший ни слова, заговорил и напомнил Квиллу о Никите.

— Точно, — тот словно на самом деле забыл о парне. — Да, ты прав, ты теперь не слуга. И чтобы не оскорблять моего хорошего друга Грая, — зеленоволосый эльф кивнул на главу семейства Ридумов, — я не буду нарушать правила аукциона.

Никита чуть-чуть расслабился, самую малость — и это точно было зря.

— К счастью, пока твоя карта еще не продана, я могу взять свое другим способом, — Квилл усмехнулся, а потом сорвавшиеся с его руки черные капли врезались в грудь Никиты и швырнули его на стену. — По праву силы.

Он подошел к аукционному столу и взял с него футляр с картой.

— А это тебе — в знак благодарности за интересный вечер, — усмехнувшись, он вытащил из-за пояса золотую монету и швырнул ее на грудь Никите, временно потерявшему контроль над своим телом и продолжавшему лежать без движения у дальней стены.

Квилл же, будто потеряв ко всему интерес, не стал садиться обратно, а двинулся к выходу.

— Грай, — он помахал рукой Ридуму, — спасибо за вечер. Было гораздо интереснее, чем я мог рассчитывать.

* * *

С этими словами молодой эльф оставил замолкший аукционный зал, и тот моментально пришел в движение. Грай Ридум тут же повернулся к Дарену и Никите, собираясь сначала высказать им все, что о них думает, и выставить вон, но потом передумал и просто махнул рукой…

Маули недовольно поморщился, он явно ждал для своего противника более печальной участи — впрочем, детектив был доволен и тем, что помешавший ему однажды слуга лишился своего сокровища и остался без денег. А значит, он еще с ним обязательно поквитается…

Дарен Мак хотел было подойти к своему протеже, но потом остановился и решил немного отложить этот разговор. Хозяин «Яйца дракона» привык, что может сам управлять своей судьбой. Но вот явился щенок из семьи Квиллов и напомнил ему, почему он в свое время фактически сбежал из империи…

Единственным, кого, казалось, совершенно не смутило произошедшее, был гость города, Зирис из Крюгге. Убедившись, что ни к нему самому, ни к продолжавшему сидеть слуге никто не подходит, он неспешно подошел к Никите и протянул ему руку.

— Ну, у вас тут и порядки. Всегда так? — слуга крепко сжал его руку и медленно поднялся, пока никак не реагируя на эту реплику.

И Зирис прекрасно понимал, что сейчас у того творится в душе. Он сам прошел через это — понимание того, что рядом есть те, кто на порядок сильнее тебя, что они могут в мгновение ока сломать твою жизнь и даже не заметить. Это угнетает! Но это же является и главной проверкой личности. Слабые сдаются, они опускают руки и живут дальше, готовые в любой момент по первому требованию склонить голову. Сильные же, наоборот, в этот самый миг дают себе слово, что не остановятся и станут еще могущественнее, чем их обидчик. Зирис в свое время дал такое слово, и вот он здесь.

А теперь вспыхнувшая решимость в глазах слуги подтвердила, что и он только что принял такое же решение.

Главы 37-39

Глава 37. Зирис

Саймус Квилл на секунду задержался в дверях, чтобы посмотреть на все еще лежащего у стены слугу с офицерским патентом и именем Кит. А ведь он хотел убить его… Местный детектив рассказал, как тот увел у него женщину, и даже поделился воспоминаниями, передав с официантом фиал с несколькими минутами своей жизни… Маленький волчонок, у которого прорезались зубы и который был готов кусать всех, не думая о рангах. Вот только о Квиллов можно свои клыки и обломать.

На лице эльфа чуть не появилась улыбка. Он вспомнил, как этот человек вскочил и активировал патент офицера, бросая ему вызов. Не испугался. А ведь сколько благородных мужей в свое время сдавались, стоило только на них надавить. Сколько молодых волчат убегали с визгом, поджав свой куцый хвост. И именно тогда он проверил слугу по-настоящему, духовным взглядом, даже использовал Капли тьмы, чтобы не просто оглушить, но и усилить контакт. И этого того стоило.

Да, у этого человека не было духовного ядра, но при этом его сила явно собиралась перейти на следующую ступень развития — очень редкий случай. За всю великую эпоху Экспансии было встречено всего несколько племен, которые были способны на подобное. И вот такого в рамках естественной эволюции достиг практически житель империи.

— Слышал про ульфхеднеров и оборотней? — Квилл повернулся к идущему рядом Кириусу Шину, изображающему его телохранителя.

— Конечно. Боевые слуги без духовного ядра, но сумевшие за счет тренировок поднять плотность и насыщенность своей энергии до уровня низшего мастера и открывшие превращение в волков и медведей как ограниченную версию своей особой формы.

— Именно. Ты правильно сказал, их форма ограничена по силе. Но зато практически не имеет лимитов по времени, — Квилл поднял вверх палец. — Давно хотел заняться изучением этого вопроса. Так что, наверно, мы задержимся в этом городе на месяц-другой.

— Но задание вашего отца…

— Подождет. Тем более что совет Никса явно настроен на то, чтобы не дать нам повода на них напасть.

* * *

Никита ничего не знал о планах зеленоволосого эльфа, но и без этого чувствовал, что им еще явно придется столкнуться. Если, конечно, парень не найдет способ убраться из этого мира и увести отсюда своих друзей.

— Я тоже ненавижу эльфов, — помогший Никите встать Зирис выдал совершенно неожиданную для парня фразу.

— Но ведь ты же у них в гостях? Они вроде бы даже относятся к тебе с уважением, — Никите хотелось задать вопрос «почему». Но в свете событий последних минут ему очень не понравилась двуличность Зириса. Ненавидишь — так дерись, если ходишь в гости — тогда не надо громких слов.

— Ты не знаешь, — помятый дворянин как будто прочитал эмоции на лице своего собеседника. — Поверь, они ко мне так же относятся. И будь это возможно, Ридум никогда не пустил бы меня к себе на вечер, но я пока еще официально барон Крюгге, и это открытое мероприятие совета города, так что этому типу пришлось сдержать свои имперские замашки.

— Расскажешь, что у вас случилось? — Никита понял, что все явно не так просто, как он подумал изначально.

— Для этого я и подошел. У меня к тебе есть дело, и, что-то мне подсказывает, втемную помогать мне ни ты, ни твой хозяин не будете.

Никита тут же отметил, что Зирис упомянул только одного хозяина. Так обычно говорили те, кто имел в виду неизвестного владельца его алхимической лавки. Если бы дело было в его товарищах с Земли, то Зирис бы определенно использовал множественное число.

— Да, хозяин всегда хочет все знать, — кивнул парень.

— Разумное желание, — Зирис продолжил свой рассказ. — Так вот, все началось семь лет назад. В моем замке для отражения возможного нападения орков расположился взвод личной гвардии Грая Ридума, таким образом любезно за свой счет решившего помочь городу. Он действительно взял на себя содержание этого отряда, вот только орки никогда не нападали с нашей стороны… Я долго не мог понять, в чем дело, но потом все-таки сумел выяснить, что в соседнем лесу зеленолицые нашли волшебную рощу. Скрытое измерение с ценнейшей пропитанной чистой духовной силой древесиной. Да, добывать ее небезопасно, но кого это волновало, учитывая сколько на этом можно было заработать….

— И что дальше? — Никита задал вопрос замолчавшему Зирису. Впрочем, кажется, он и так уже все понял.

— Я попробовал выгнать их с моей земли, но люди Ридума фактически захватили замок и земли моих предков. Меня посадили в клетку, а все жалобы в совет Никса, отправленные верными людьми, приводили лишь к тому, что тех находили, а в мою темницу потом подбрасывали их головы.

— И как ты выбрался? — Никита посмотрел на своего собеседника совсем другими глазами.

— Я медитировал, — тот нахмурился. — Семь лет прошло, но я смог добраться до ступени мастера своего рода и открыть особую форму. С ее помощью я сломал свою клетку, забрал меч предков и отправился к Никс, чтобы добиться своего.

— И ты не боишься, что тебя снова схватят?

— У меня в замке Ридуму некого бояться, здесь же он один из многих, и ему приходится придерживаться правил. Так что нет, я не боюсь, впрочем, и подставлять спину тоже не буду.

— И чего ты хочешь от меня? — Никита решил перейти к самому главному. — От меня и моего хозяина?

— Духовные пилюли, — выпалил Зирис. — На полученные деньги я соберу армию. Но обычное золото — это обычные наемники, которым не победить эльфов Ридума. А на твои пилюли я смогу нанять уже учеников сект. Стоит бросить клич и объявить цену, и они как стервятники слетятся под мои знамена. Еще бы, духовная пилюля, что поможет им быстрее прорваться на следующий этап всего за пару недель похода…

— Хм, — немного растерялся Никита. — Но зачем тебе в этой схеме я? Ты платишь им деньги, они сами себе потом и купят духовные пилюли. Зачем усложнять?

— Ты — слуга и, видимо, поэтому не знаешь, — Зирис даже немного растерялся от предположения Никиты. — У нас же не Северная империя, где за деньги можно купить все. В Никсе совет уже несколько веков как принял пару подзаконных актов, разрешающих продажу сильных духовных ингредиентов лишь определенным слоям граждан. Именно тогда появились закупщики как каста, распространяющие товар ограниченного числа лавок. И именно тогда неугодных городу торговцев извели, просто перестав покупать у них хоть что-то. И цена, и качество уже не имели никакого значения.

Зирис рассказывал, а Никита с каждой секундой все больше и больше понимал, как же ему повезло, что пока его новым бизнесом никто не заинтересовался. Ну, и что он или Нульф не совершили ошибку, продав пилюли кому-нибудь не тому. Похоже, все считали, что они в курсе, и эта уверенность оберегала его маленькое начинание.

Глава 38. Сделка

— Мне же, — продолжал тем временем Зирис, — как и всем этим ученикам, что жаждут силы, тоже никто не продаст нужное количество пилюль. По крайней мере, среди старых лавок, что полностью подконтрольны Ридуму. И тут я узнаю о твоем хозяине, а потому просто не мог не попытаться… Эта петля — знак моей дружбы, и я готов заплатить по две тысячи золотых за десять тысяч духовных пилюль.

Зирис передал Никите купленный недавно кусочек древней кожи и пристально уставился глаза в глаза.

— Твой хозяин же не испугается? — попробовал немного надавить дворянин, но это было уже лишнее.

— Не надо брать меня на слабо, — Никита отрицательно покачал головой.

— На что? — Зирис удивился незнакомому слову.

— В смысле я и так согласен. Хозяин, думаю, тоже будет не против, — Никита говорил и одновременно проводил в голове первые подсчеты.

С одной мятежной души он получал двенадцать духовных пилюль, итого на этот заказ ему потребуется убить чуть больше восьми сотен призраков. Будет непросто, но, в принципе, ничего невыполнимого.

— Только это займет около месяца, нормально? — Никита пристально посмотрел в глаза Зириса.

— Всего месяц? Думал, не меньше года, — на лице барона Крюгге расплылась улыбка. — Столько я точно протяну. Тогда вот аванс, миллион золотых на первое время. Через неделю я загляну, проверим, как у нас дела.

— На аванс нужно пять миллионов, — Никита неожиданно сообразил, что вот он способ быстро вернуть деньги Квинлана Зорка, на которые он купил патент офицера и так неосторожно потратил.

Пятьсот тысяч имперских монет — это как раз пять миллионов местной валюты.

— Пусть будет так, но не советую пытаться меня обмануть, — Зирис забрал у Никиты первый мешочек и, чуть помедлив, протянул новый побольше. Видимо, рассказанная им история падения рода Крюгге была действительно правдива, и у него просто не оставалось другого выхода, кроме как идти ва-банк. — Не подведи меня, Кит! Если ты поможешь мне выбить Ридума и сжечь эту чертову рощу, я в долгу не останусь.

— Сжечь? — Никита совсем не ожидал, что целью его собеседника будет именно уничтожение. — Но почему не отбить? Не вернуть себе?

— Ну, я же не наивный дурачок, чтобы надеяться, что мне хватит сил противостоять Ридумам вдолгую. Рано или поздно меня или убийца достанет какой, или они отряд побольше пришлют. А так — сожгу рощу, и моя земля им станет просто не нужна. И можно будет жить по-старому.

— А твои люди? — Никита неожиданно сообразил, что за всей этой историей стоят не просто честь и родовое имение, но жизни тех, кто сейчас работает на Ридумов. Не сделает ли он хуже для них, позволив начаться войне за возвращение имущества?

— А что люди? — небрежный тон Зириса подтвердил опасения парня. Дворянин даже не думал о тех, кто числился его поданными. Или нет? — Им больше не придется работать с волшебными деревьями. Никаких проклятий, ядовитый испарений… Хотя бы перестанут умирать как мухи.

Никита тяжело вздохнул. Да, он оказался прав — Зирису плевать на его людей. Но и эльфам тоже. А у барона Крюгге им хотя бы не придется работать на вредном производстве. В общем, парень решил сыграть роль местного «Гринписа», как бы иронично это не выглядело в контексте задуманной операции по сожжению волшебных и наверняка очень редких лесов.

Закрепив свою сделку рукопожатием, Никита расстался с Зирисом, решившим покинуть вечеринку через окно, и вышел в общий зал. Где-то здесь его должен был поджидать Квинлан Зорк, задание которого он провалил и с которым нужно будет постараться объясниться. Парня немного успокаивало то, что хотя бы деньги он сможет вернуть…

— Кровь вытри. А то с этими ручейками под носом ты выглядишь как девчонка, — к Никите со спины подошла Ария и протянула смоченный в вине платок.

Вытирать им подсохшую кровь было не очень удобно, но парень в итоге все-таки справился и уже гораздо увереннее посмотрел на дварфку. Если сразу после поражения от Квилла он чувствовал себя совсем потерянным, то разговор с Зирисом и новые планы придали ему уверенности.

— Ну, рассказывай, как твои новые друзья, — дварфка продолжала пристально смотреть на Никиту.

— У меня нет друзей… — парень только начал говорить, как его оборвали.

— И правильно! Хорошо, что ты умнеешь! А теперь рассказывай, что там случилось, — Ария продолжала пристально смотреть на слугу, раздумывая, в какие неприятности тот опять мог вляпаться.

— Ну, меня побили, забрали силой мой лот, и судя по лицам всех присутствующих мне бы стоило радоваться, что меня в принципе оставили в живых… — парень попробовал в двух словах описать все, что произошло.

— Кто-то опустился настолько, что был готов убить слугу? — Ария недоверчиво прищурилась.

— Ну, я, вообще-то, активировал офицерский патент… И это был Квилл, — Никита так же пристально уставился на свою знакомую. Неожиданно он задумался, а что могло произойти, если бы дварфка тоже была на аукционе? Она бы, как и все, просто смотрела или попробовала ему помочь?

— Что ж, тогда ты идиот, и да, тебе повезло, что тебя не убили, — Ария вынесла свой вердикт.

— А ты бы меня прикрыла?! — Никита не выдержал и все-таки выпалил этот вопрос. Почему-то ему очень хотелось услышать «да»…

— Нет, конечно, — Ария очень обидно усмехнулась. — Я знаю свои силы, я знаю, на что способны представители семьи Квиллов. Нет смысла ввязываться в драку, в которой у тебя нет даже шансов на победу. Вернее, это у меня нет… А вот у тебя, учитывая, что несмотря на патенты ты все равно, прежде всего, слуга, которого никто не будет рассматривать всерьез и у которого нет чести, возможно, и получится что-то придумать. Завтра на тренировке обсудим…

И Никита улыбнулся. Вроде бы дварфка только что ему отказала, посмеялась над его незнанием традиций, но при этом она все равно задумалась о том, как ему помочь. И даже готова в этом поучаствовать.

— Если получится придумать, то с меня заказ для Мастерсов на десять тысяч мечей, — Никита вспомнил, с чем к нему подходили капитан Джел-лу и замкапитана Парсонс. Да, после этого много всего успело произойти, но вряд ли интерес этой парочки к зачарованному оружию стал меньше. А учитывая, что все только и говорят, что о каком-то грядущем походе, то эта сделка становится еще интереснее.

— Что за заказ? Кому? — Ария сразу встрепенулась.

— Я же сказал, придумаешь для меня способ сражения с теми, кто сильнее меня… И я все расскажу, — Никита помахал рукой.

И, как это недавно делала сама Ария, а потом Зирис, смешался с толпой. Конечно, решил парень, он этот заказ отдаст Климбу и Арии и просто так. Все равно ему самому с ним не справиться, а так поможет хорошим знакомым. Но пусть пока дварфка немного понервничает…

Глава 39. Адреналин

Никита пробирался к выходу из поместья Ридумов и размышлял о том, сколько всего на этой вечеринке произошло — сколько встреч, событий, лиц — и ведь ничего еще не закончилось.

— Я тебя ждал, — стоило Никите выйти на улицу, как крепкая рука Зорка ухватила парня за шиворот и втянула на ветку раскидистого дуба, где убийца его поджидал. — Ну что, расскажешь, как потратил мои деньги и не выполнил задание? Или мне сразу тебя убить?

— Я… — Никита не успел ничего сказать.

— Можешь не продолжать, я все видел и сам бы не спустил подобную наглость. А ты неплох для слуги. Будь у тебя духовное ядро, взял бы к нам в секту личным учеником, — слова Квинлана Зорка прямо-таки ошарашили парня.

— Я могу вернуть деньги, что вы мне дали… — и опять Никита не договорил.

— Я уже их забрал, — в руках Квинлана как будто сами собой оказались два мешочка с деньгами, в одном лежали остатки того, что он сам дал парню, в другом аванс от Зириса. — Молодец, что позаботился об этом и не заставил меня тебя наказывать. Лишнее все это…

— Тогда я могу идти? — Никите было немного жалко лишиться всех недавно приобретенных денег, но он понимал, что на самом деле просто возвращает чужое. А так, пусть и без налички, но он все равно в плюсе: получил два заказа, древнюю петлю для молота и не очень понятную по правам и обязанностям военную должность.

— Да, конечно, — Квинлан перестал удерживать парня. — Но ты мне все равно должен за проваленное задание. Ты не достал мне титул, так что сам завтра прогуляешься сначала в магистрат для его подтверждения, а потом в воинскую часть, к которой ты приписан. Узнаешь все о планах на поход и в полночь мне доложишь. И да… Можешь не искать меня, я сам тебя найду.

Словно издеваясь, Квинлан подтолкнул Никиту, заставив того спрыгнуть с дерева — благо с новыми возможностями его организма для парня это прошло без каких-либо последствий. Прыжок, группировка, касание поверхности — все мышцы, кости и сухожилия отработали идеально. Никита тут же поднял взгляд наверх, чтобы увидеть, куда уйдет Квинлан, но того уже не было на месте.

Вот и поговорили. Никита тяжело вздохнул, а потом постарался успокоить сам себя. Ничего страшного, задание у него простое — вот выполнит он его завтра, и можно будет сосредоточиться на по-настоящему важных вещах. А теперь неплохо бы дойти до дома и поспать… Стоило парню об этом подумать, как он неожиданно осознал, что совершенно не хочет этого. В крови скопилось столько адреналина, что ему было не до сна.

— А раз так, то стоит сделать хоть что-то полезное лично для себя, — Никита выдохнул, а потом, перейдя на бег, устремился к своему дому на Козьей.

Действительно, он сегодня только и делал, что выполнял чьи-то пожелания. Сначала Ульфа, потом Айлы… Теперь вот Квинлан Зорк считает его своим помощником. Но ведь сегодня было не только это — парень улыбнулся, вспомнив о новом, недавно открытом навыке и от этой мысли начал бежать еще немного быстрее. За спиной остались поместье Ридумов, Ночная улица, множество других мелких переулков и проспектов.

Но в итоге всего через пятнадцать минут Никита был на месте, у своего торгового дома. Нульф куда-то ушел — впрочем, ночь на дворе, так что это его личное дело — внутри было пусто. Так что парень, не теряя времени, добрался до своей комнаты и, использовав Шаг теней, провалился в подземелье под ней.

Внизу все было, как всегда: тишина, легкая прохлада и труп мастера Нилла, лежащий у стены — в прошлый раз Никита восстановил его тело, но как заново поднять умертвие так и не придумал. Впрочем, сегодня парень пришел сюда вовсе не за этим.

— Видеть Добро, — предвкушая, какие возможности откроются перед ним, Никита произнес название способности вслух и принялся ждать результата.

Сначала ничего не произошло. Потом тоже… Никита уже начал было готовиться высказать все, что думает о древних дневниках и бракованных навыках, стараясь не останавливаться на самом очевидном — что никаких артефактов света в зоне обнаружения просто нет… Но вдруг словно бы поверх обычного зрения вспыхнули два тусклых огонька. Один прогорел и исчез за пару секунд, как бы показывая, что до него еще очень и очень неблизко. А вот второй продолжал светиться еще целых полминуты. Притом это был не просто свет — Никита видел еще и форму этого предмета. Что-то круглое, приплюснутое и лежащее совсем рядом: ведь если верить описанию способности, то силуэты появляются только у вещей, что находятся в радиусе ста метров.

Парень быстро двинулся вперед — еще не научившись ориентироваться в ощущениях от нового умения, он хотел увидеть это чудо своими глазами. И вот, стоило ему только выбраться из расщелины, как он моментально осознал, где это светлое сокровище лежит. Он даже видел его, причем уже не особым зрением, а самым обычным — золотая монетка, как будто бы случайно оставленная в том месте, где в прошлый раз Никита видел драку демона-лепрекона и глаурунга.

— И я должен поверить, что это случайность? — парень задал этот вопрос сам себе, а потом попытался прикинуть, сможет ли он по-быстрому спуститься вниз, а потом так же быстро забраться. В случае чего…

Нет! Никита решил оставить даже мысли об этой монете — в прошлый раз его ведь тот лепрекон именно на золото и пытался приманить. А сейчас как будто бы случайно забытое сокровище предстало в виде светлого артефакта… Случайность или ловушка? Сегодня он это проверять точно не будет. Вот получится обзавестись новым умертвием, решил парень, тогда и попробую достать. А пока пусть лежит. Тем более что монета — это же точно не схема развития для перехода на новую ступень. Вот ради нее можно было бы и рискнуть, а так еще успеется.

Довольный своей осмотрительностью, Никита снова активировал способность Видеть добро и постарался сконцентрироваться на второй точке. И точно можно было сказать только одно — это место определенно находится где-то внизу. Где-то, куда парень мог спуститься, только преодолев тот карниз с мертвым дварфом-стражником. Нет, конечно, можно было попробовать поискать и другие тропинки. С учетом Шага теней и возможности ходить через стену Никита вполне мог бы попробовать пробиться и там, где это никто и не предусматривал.

Вот только не было никаких гарантий, что такой подход не заведет парня в ловушку. Или что ему не попадутся монстры, во много раз сильнее него самого… А еще у Никиты неожиданно родилась идея, как он сможет расправиться с чуть не убившим его в прошлый раз мертвецом.

— И никакого риска! — Никита улыбнулся сам себе и уверенным шагом двинулся по уже известному ему маршруту к провалу в Неверкейв.

Главы 40-42

Глава 40. Разогнавшись

Дорога до паучьих пещер прошла без приключений: на тропе как и раньше никого не было, так и сейчас было тихо и пустынно. И только снизу доносился легкий треск уплывающей в неизвестном направлении лавы. А вот дальше — парень сделал буквально пару шагов вперед и наткнулся на следы новой паутины. Он остановил руку буквально в считанных миллиметрах от нее и задумался.

— Если коснусь, то придет хозяин и надо будет с ним сражаться. Если нет, то, возможно, удастся пробраться тихо. Но что будет, если мне опять придется убегать, а на пути встанет еще и восьминогий противник? — Никита поговорил сам с собой и пришел к единственно верному в такой ситуации решению. — Тук-тук.

Парень сделал вид, что стучит по паутине, и еле заметно ее коснулся. Обычному человеку могло показаться, что после этого ничего не случилось, но Никита, отслеживая все вокруг в режиме медитации, почувствовал, как по паутине вдаль убежал сигнал. А потом вернулся вместе с топотом чьих-то быстрых и при этом очень сильных ножек.

А теперь — бежать! Никита развернулся на месте и со всех ног бросился к выходу, следом летела выскочившая из темноты паучиха. Казалось, она даже не касалась пола, а словно акробат скользила по протянутой вдоль стен паутине. Из жвал монстра вылетел хищный клекот — паучиха чувствовала, что с каждым шагом ее жертва все ближе. Но тут Никита остановился.

— Hasta la vista, baby! — парень взмахнул молотом и со всех сил запустил его в свою восьминогую противницу.

Он все четко продумал. Не рассчитывая, что получится без проблем справиться в ближнем бою, Никита заранее повесил одну из своих печатей с руной маяка на паутину. Дальше же все было просто делом времени — отбежать подальше, прикинуть, чтобы голова паучихи оказалась точно на линии полета к точке назначения, а потом что было силы метнуть молот вперед. И никакая регенерация не смогла помочь паучихе пережить снесенный напрочь череп.

Никита подобрал свой молот, потом вернулся к безжизненному телу, так и не успевшему даже позвать на подмогу маленьких паучков — неожиданно парень осознал, что стал гораздо сильнее, чем раньше. Вернее, не так. Сила у него была абсолютно та же, что и вчера, но сегодня к ней добавились знания, опыт, ну и одна оказавшаяся крайне полезной комбинация из рун. Никита закончил осмотр паучихи и, так и не обнаружив ничего интересного, двинулся дальше.

Больше до самого спуска и предупреждающей надписи о входе в Неверкейв парню никто не попадался. Впрочем, он был готов в любой момент нацепить на стену бумажку-якорь и броситься бежать, выжидая удачный момент для нового убийственного броска. И когда в итоге Никита без приключений добрался до обрушенного моста и карниза с мертвым дварфом, он был даже немного разочарован.

Но только совсем чуть-чуть — парень понимал, что впереди его ждет новое испытание, и справиться с мертвым дварфом будет гораздо сложнее, чем с паучихой. Во-первых, мертвец был облачен в доспехи подземного народа, которые, как показала практика, очень даже неплохо помогают от любых физических атак. Во-вторых, уровень развития духовного ядра — опять же у мертвого дварфа он был на две ступени выше, чем у прошлого противника Никиты. И эту разницу нельзя было сбрасывать со счетов.

Впрочем, парень и не собирался это делать. Несколько раз выдохнув, Никита приступил к подготовке к грядущей битве. Первым делом он вытащил тестовый молот и проверил, что начерченный на нем комплект рун для будущих бросков никуда не делся. Потом парень вытащил из своих запасов, набранных еще в тот раз, когда они обчищали вырезанную Марикой гостиницу, сразу после появления в этом мире — обычное гусиное перо со встроенной чернильницей. Вдохнув поглубже, он нарисовал у себя на ладони и пальцах несколько линий, несколько раз выдохнул, успокаивая дыхание, а потом поднялся на ноги.

— Эй, мертвая стальная задница! — Никита позвал дварфа-стража.

Впрочем, в этом уже не было никакой необходимости. Стоило парню издать несколько громких звуков, как страж Неверкейва тут же рванул в его сторону. Все, как в прошлый раз — сначала на своих двоих, потом по стене, как чертов паук, а потом, оттолкнувшись, он постарался обрушиться на свою жертву сверху. И именно этого момента Никита и ждал!

На этот раз он не ставил никаких бумажек-маячков, а просто изо всех сил размахнулся и швырнул молот в летящее в него умертвие. Парень никогда не работал над меткостью своих бросков, но промахнуться по такой крупной цели, когда она оказывается в считанных метрах от тебя, довольно сложно. Так что тренировочный молот, выбранный Никитой в качестве снаряда, с глухим звоном врезался прямо в мощную грудь мертвого дварфа, и того словно бы даже немного откинуло вспять.

Несильно — на земле, чтобы пережить отдачу от такого удара, хватило бы полушага назад. Но вот только дварф был не на земле! В прыжке его просто остановило — прямо над пропастью! Куда он через мгновение и рухнул, так и не издав ни звука и продолжая яростно вращать своими красными глазами.

А Никита тем временем, словно опомнившись, поднял левую руку и сжал все пять пальцев вместе так, чтобы нарисованные заранее линии сложились в руну Ак, знак маяка, и тут же молот, до этого спокойно падавший вниз вместе со своей жертвой, развернулся и рванул вверх. Когда он был уже вплотную и готовился раздробить парню руку, Никита разжал пальцы, скорость оружия замедлилась, и парню ничего не стоило перехватить его правой рукой.

— Вот и весь сказ! — Никита вскинул молот вверх и с трудом сдержал рвущийся наружу победный вопль.

Конечно, для возвращения молота можно было попробовать использовать не руку, а одну из бумажек с готовыми надписями. Но Никита не был уверен, что успеет ее вовремя вытащить и развернуть — заранее-то это было не сделать, чтобы не сбить первый удар, что должен был отправить дварфа вниз. Но и так получилось хорошо! Да что там хорошо! Идеально! Да, парню придется потренироваться, чтобы освоить этот прием, но главное-то он уже сделал — научился отправлять молот в цель и возвращать обратно. А со всем остальным ему уже помогут тренировки.

Впрочем, Никита не собирался долго праздновать свою победу. Да, он покончил с дварфом-стражем, но тут наверняка полно и всякой другой нелюбящей чужаков живности. Ну и не очень живности… Лучше не терять время и двигаться дальше — пусть сегодня он, может быть, и не доберется до цели, но точно разведает очередной кусочек пути, что в итоге к ней обязательно приведет.

Глава 41. Спуск

Никита медленно подошел к краю и посмотрел на тропу, по которой раньше ходил мертвый страж. До нее было целых десять метров: не так много для прыжка, особенно после того, как парень без каких-либо проблем соскочил с дерева после разговора с Зорком. Но вот как забираться обратно? Никита все-таки не планировал дорогу в один конец и старался сразу думать еще и о возвращении.

— А если так? — тут парень вспомнил, как дварф-страж карабкался по стене, оценил разбросанные по ней трещины и выступы и решил попробовать.

Уцепиться одной рукой, другой, добавить ногу — парень повис в воздухе и неожиданно понял, что с его нынешней силой тела в целом и пальцев в частности это совсем не сложно. Да, двигаться получалось не очень быстро, но при этом он мог перемещаться как вниз, так и вверх без каких-либо проблем.

Недолго думая, Никита прополз полпути до платформы дварфа-стража и потом спрыгнул на нее. Гулкий звук отразился от стен, и парень тут же замер, ругая себя, что мог так глупо выдать свое присутствие. К счастью, пока вроде бы никто не спешил разбираться с нарушителем, и Никита выдохнул, а потом огляделся по сторонам. Тропинка, на которой он стоял, оказалась таким же карнизом, как и тот, с которого он только что спустился. Только без выхода в пещеры, просто выступ над пропастью, где зачем-то стоял боевой мертвец. Впрочем, смысл дварфа-стража был вполне очевиден: он прикрывал вход в Неверкейв от чужаков, и, очистив эту ступень, Никита стал на шаг ближе к своей цели.

Парень перегнулся через край, оценивая новые горизонты: под его нынешним карнизом снизу виднелись теперь уже сразу два таких же. И на них опять были мертвецы, причем на этот раз, так уж сложилось, они тоже посмотрели вверх. Один на платформе повыше и целых три мертвых дварфа чуть пониже.

— Твою ж мышь! — выругался Никита, прикидывая, успеет ли он вскарабкаться обратно.

— Смерть! — дружно клацнули четыре мертвые глотки, и дварфы-стражи с огромной скоростью поползли по стене вверх.

Многие люди в стрессовых ситуациях могут потеряться, но у Никиты уже столько было в жизни таких моментов, что в итоге именно ощущение страшной опасности и помогло взять себя в руки. Эмоции ушли, остался только разум и холодный расчет. Первый мертвец уже почти добрался до парня, но тот стоял и ждал, пока страж повторит маневр своего предшественника этажом выше — прыжок. И это действительно произошло!

Мертвец оттолкнулся от скалы, и Никита тут же запустил в него молотом, сбивая монстра прямо в полете и обрушивая того в пропасть. В парня уже летел следующий мертвец, но тоже безрезультатно! Этому досталось вторым молотом, и еще один враг отправился вниз, а Никита выставил вперед руку со сжатыми пальцами, призывая вернуться обратно оба своих оружия. Самым сложным в этой ситуации было то, что ему приходилось следить за двумя последними мертвецами, тоже уже выскочившими на дистанцию финального рывка, и искать взглядом возвращающееся оружие парень никак не мог.

Но это было и не нужно — используя наработанные во время тренировок Арии рефлексы, Никита просто почувствовал траекторию, по которой к нему стремились оба его молота. А дальше было совсем не сложно отменить в последний момент руну и попробовать их подхватить! Один левой рукой, другой — правой. Несложно на словах… Без опыта Никита все-таки немного не рассчитал свои маневры, и в итоге боевой молот, оказавшийся чуть быстрее тренировочного, раздробил его пальцы. Тут же захотелось все бросить и завыть от боли, но было нельзя.

— Получите! — стараясь не обращать внимание на отказывающуюся повиноваться, как положено, окровавленную руку, Никита запустил сразу два молота в как раз прыгнувших на него мертвецов.

Левый молот в итоге уже привычно сбил дварфа-стража в пропасть, а вот правый, брошенный раненой рукой, лишь замедлил полет второго противника. В итоге тот не свалился в пропасть, а сумел зацепиться за край площадки и уже готовился подтянуться и приняться за этого шустрого живчика, когда Никита нанес свой новый удар. Понимая, что силой с подобным врагом ему не справиться, он принялся действовать молниеносно.

Подбежав, он сорвал с яростно клацнувшего челюстью мертвеца шлем, а потом налепил липкую полоску с руной тому прямо на лоб. Дварф-страж не обратил внимание на эту жалкую попытку ему помешать и попытался сграбастать Никиту, и это стало его ошибкой. Молот, который до того стремился вернуться во временно разжатую руку парня, увидел новую цель — и со всего размаха врезался прямо в не прикрытый ничем череп. Если паучихе подобный удар разнес голову, то дварф выстоял. У него только погас левый глаз, а челюсть пересекла крупная трещина — вот только даже мертвец не смог победить силу инерции. После удара он сделал ровно один шаг назад, но, учитывая, что он только-только поднялся над краем пропасти, и этого оказалось достаточно.

— Пять-ноль, — Никита оценил свою победу и дождался возращения молота, благо тот разорвал на части бумажку с руной на лбу мертвеца и больше не был к ней привязан.

А потом парень без сил рухнул на каменный пол. Вот это ночка у него сегодня выдалась! Нет, определенно не стоило сегодня лезть в пещеры, решил Никита — надо было выспаться и отложить все важные дела на свежую голову… Подобный унылый настрой владел парнем еще секунд десять, а потом до него дошло, кого он только что победил. Четырех врагов на уровне ученика секты среднего уровня — за один раз! Четверо против него одного, а он справился. Да еще и шлем добыл!

Никита посмотрел на лежащую рядом с ним часть брони дварфов, и на лице у него появилась улыбка. Да, может быть, это было и не самым умным решением — лезть сюда сегодня, но после всего, чего он уже добился, возвращаться назад было бы глупо. Никита решил спуститься на уже зачищенные им ступени и проверить, не откроется ли ему с них вид на что-нибудь интересное.

Тут парень пошевелил правой рукой и понял, что сначала нужно будет решить проблему с ней. Поднявшись на ноги, Никита достал оба молота, липкие ленты с рунами, в общем, приготовился к возможным последствиям в виде драки и только потом активировал свой исцеляющий навык.

Дикое лечение

Парень быстро заозирался по сторонам, пытаясь понять, какой случайный эффект ему достался на этот раз. Но вроде бы все было тихо! Повезло! Рука зажила, ничего страшного не случилось — определенно, теперь никаких поводов для того, чтобы повернуть назад, не осталось. Нужно было продолжать спуск.

Глава 42. Спуск 2

Никита попробовал уцепиться за стену — все было хорошо. Недавно раздробленные пальцы зажили и сейчас работали, как надо. Все-таки удивительная штука это лечение! А еще удивительно, как быстро у Никиты получилось освоить прием с возвращением молота. Все-таки рассчитать момент, когда нужно отменять руну на руке и когда хватать свое пусть замедлившееся, но продолжающееся крутиться оружие — это очень непросто. Но парень оказался в ситуации, когда он либо сможет, либо умрет. И он сделал правильный выбор. Теперь тренировки, которые раньше могли занять целые месяцы, точно пойдут быстрее.

Никита тем временем добрался до следующей платформы. На этот раз он не совершал никаких прыжков и полз до последнего, чтобы, если рядом окажутся новые мертвецы, он точно заметил их первым. На этот раз, правда, эти предосторожности не понадобились: ни на первой тропинке, ни на второй никого больше не было. Также на них не было выходов в пещеры, но зато открывался вид на новые ступени, ведущие вниз, на которых можно было снова разглядеть бродящих дварфов-стражей.

— Что же это за колодец такой? — Никита по-новому взглянул на огромный вертикальный туннель, по которому сейчас спускался. — Чем он был раньше? И кто расставил тут этих мертвецов?

Естественно, парню никто не ответил, и ему не осталось ничего другого кроме как продолжить свой спуск. Нет, конечно, можно было вернуться, как он недавно малодушно мечтал — но после всего, что он уже преодолел, Никите не терпелось узнать, что же будет там, внизу… Тем более что с бросками молота он уже освоился. А благодаря тишине и правильной тактике можно будет рассчитывать, что мертвецы станут бросаться на него исключительно по одному.

— Тогда продолжаем! — Никита решительно кивнул сам себе и, дождавшись, пока ближайший мертвец окажется поближе, на мгновение выглянул из-за края своей платформы.

И дальше все пошло как по накатанной. Парень выманивал своих врагов, сбивал их в полете, а потом ловил свой молот, с каждым разом делая это все увереннее и увереннее. Через десяток платформ он даже почувствовал в себе силы, чтобы работать одновременно с двумя противниками.

Никита опробовал на них две стратегии. Пара быстрых бросков одного и того же молота или двойной бросок сразу обоими. В первом случае нужно было действовать на очень большой скорости — все же сбить первый прыжок, потом призвать молот и снова его бросить было совсем не просто. Во втором же парень в основном работал над своей координацией: попасть в две цели одновременно — это еще цветочки. А вот словить два одновременно возвращающихся молота и не сломать себе при этом ничего — это уже было испытанием посложнее.

Но Никита справлялся. Еще через двадцать платформ он даже попробовал повторить тот маневр, с которого начал. Раздразнил сразу четверых противников, а потом снял первую пару быстрыми ударами, а вторую — двойным броском.

— Да, я крут! — Никита исполнил победный танец, глядя вниз, туда, куда упали мертвецы и откуда, как ему показалось, доносились какие-то новые звуки.

Пару мгновений парень не мог понять, что это такое, но потом его озарило. Раньше он сражался и скидывал врагов с большей высоты, в результате чего они разбивались, разлетались на части… Или еще что — но, главное, они больше не могли вернуться. А теперь все изменилось! Похоже, высота после очередного спуска оказалось недостаточно большой, чтобы мертвые дварфы окончательно убились, и вот они снова лезли вверх, чтобы расправиться со своим обидчиком.

Цокот — от цепляющихся за стену закованных в латы рук и ног. Красные огоньки — от пылающих ненавистью глаз. А еще Никита неожиданно понял, что повторять свои ошибки и прыгать на него никто больше не будет: мертвые дварфы так и доползут до него, не слезая со стены, а потом на своих двоих окружат и разорвут на части. И единственное, что ему остается — это бежать! Надеясь, что он успеет оторваться и спасти свою жалкую жизнь…

— Не дождетесь! — внутри Никиты проснулся дух охоты. Тот самый, что помогал ему, когда он бросался защищать слабых, что придал ему сил, когда он активировал офицерский патент и поднялся против Саймуса Квилла.

Парень осознал, что пусть враги и не будут прыгать, но на стенах они все равно уязвимы, и он замахнулся молотом в первый раз. Три броска, и три мертвеца отправились вниз — увы, они тут же вскочили и снова принялись карабкаться к своей цели, но парень был к этому готов. Он специально не трогал четвертого дварфа-стража и, дав ему добраться до своей платформы, повторил прием, что однажды принес ему победу.

Сорвал со своей жертвы шлем, наклеил липкую ленту, а потом со всего размаху зарядил в него молотом аж два раза. Первый, чтобы сбросить с платформы, второй, чтобы достать в полете и окончательно разнести своему противнику голову. Увы, даже два удара не смогли того прикончить — снизу все так же раздавался шорох от пытающегося поймать равновесие тела, но был и плюс. Как минимум дварф больше не пытался карабкаться наверх и убить Никиту.

В общем, парень был очень доволен достигнутым результатом и повторил эту комбинацию еще трижды. В итоге он стал обладателем теперь уже пяти шлемов мертвых дварфов, а внизу теперь шуршали и бились о стены уже четыре тела. Никита взял паузу на пару секунд, чтобы перевести дыхание, а потом принялся спускаться дальше. После такой победы, он был уверен в этом, нужно развивать успех. Тем более что дно этой вертикальной шахты было уже совсем близко, и парню не терпелось узнать, что же его будет там ждать.

Никита спрыгнул сначала на один очищенный от мертвецов карниз, потом на другой, а затем его уже привыкшие к сумраку подземелья глаза смогли, наконец, разглядеть дно туннеля. И парня от увиденного пробила дрожь. Он был уверен, что готов ко всему, но, как оказалось, реальность сумела преподнести ему сюрприз. Даже после всего, что он уже успел пережить.

На дне туннеля копошилось около сотни мертвецов самых разных форм и оттенков — неизвестно, что они делали здесь до появления парня, но теперь упавшие сверху дварфы-стражи явно навели среди них что-то вроде паники. Или их хозяин просто отдал соответствующий приказ… В любом случае, сейчас вся эта толпа в едином порыве медленно и неумолимо двигалась (кто-то шел, кто-то полз) в сторону огромной арки, через которую открывался вид на огромных размеров пещеру.

Никита пытался рассмотреть детали того, что творилось за аркой, но все что он видел — это была только армия мертвецов, отступающая к высоченной каменной стене и горе из трупов, возвышающейся рядом с ней.

Главы 43-45

Глава 43. Дно

Зирис Крюгге ругался на себя и свою судьбу. Да, ему удалось выбраться из заточения, добраться до Никса и даже договориться о поставках для будущей армии, но за все надо было платить. Жирные рожи из совета разрешили ему прийти на аукцион и пообещали безопасность только при условии, что он сделает то, на чем издавна специализируется его род. Использует способность Поиска зла и, обойдя все ловушки бывшего подземного города дварфов — Зирису очень хотелось верить, что именно так все и будет — проверит, что захватившие окраины Неверкейва мертвецы никуда не собираются.

— Обычно они платили мастерам из империи, а тут такой способ сэкономить, кто же откажется, — Зирис бормотал себе это под нос и медленно полз под потолком очередного туннеля, прикрываясь вуалью мертвых, еще одним семейным артефактом, что он прихватил из дома вместе с проданным мечом. Пауки, гоблины, краулеры — этих ребят можно было легко обойти, главное, обращать внимание на знаки территории, что они оставляют. А вот мертвецов можно отпугнуть лишь такими вот специализированными вещами.

— А если я сдохну, то еще и Граю Ридуму намекнут, что за ним должок. Сплошные выгоды, — Зирис продолжал ползти все дальше и дальше, размышляя о том, как одни после вечеринки уходят с дамами, а он вынужден развлекаться с гораздо более приземленными существами.

В этот момент по коридору, над которым он полз, прочертила пол огненная линия — словно огромная ленивая змея, оползающая свои угодья. Зирис тут же замер. Все-таки он готовился к встрече с нежитью, а огненные техники — это дело демонов. На такое он не подписывался!

— Вот только разве меня хоть кто-то будет слушать! — рука барона Крюгге сжала выданный ему амулет.

Если он доберется до границы Неверкейва и активирует его, то эта штука просканирует подземный город и отправит сигнал на поверхность. Это должно будет стать гарантом сделки о его безопасности на ближайшие месяцы… Зирис несколько раз вздохнул, а потом продолжил ползти дальше. Все-таки одинокий демон вполне мог оказаться случайностью, да и судя по тому, что он не обнаружил Зириса — это просто случайная проверка. Выйди даже слабый обитатель Бездны на охоту, и никакая маскировка барону Крюгге уже бы не помогла.

Как ничто не поможет ему, если он вернется на поверхность, не выполнив задание. С какой радостью Грай Ридум загонит его и засунет обратно в клетку… В этот момент Зирис дополз до главного ствола шахты: раньше тут был огромный лифт, с помощью которого дварфы поднимали на поверхность свои товары и спускали вниз закупленную у людей и эльфов еду. Вот только сейчас вся эта конструкция давно заброшена, остались только технические пандусы да немертвые стражи, поставленные новым правителем Неверкейва для охраны границы своих владений.

Зирис развернул плащ-крыло и перелетел на другую сторону шахты. Тут, если верить полученной им информации, должен быть проход в основную пещеру. Недостаточно большой, чтобы провести армию, и, соответственно, недостаточно важный, чтобы мертвецы его охраняли. В общем, идеальное место для установки и активации артефакта-наблюдателя. Зирис бы, кстати, не удивился, если бы узнал, что нежить специально оставило это место, чтобы люди могли проверять их границы и не доставать их набегами, опасаясь за собственную безопасность.

А так — всем все ясно и все могут жить в мире.

Убеждая себя таким образом, что никакая опасность ему не грозит, Зирис пролез через дыру и зацепился за потолок пещеры специальным крюком.

— Да-форт! Иннес! — слова активации артефакта прозвучали, и тот сразу же раскрылся в маленький цветок, принявшись впитывать информацию.

Зирис же старался не шевелить артефакт и заодно сам просматривал все собираемые им образы. Внутри города, по крайней мере там, докуда хватает силы цветка, чисто. Численность разумной нежити на стенах — в пределах нормы. Горы трупов, поставленные по периметру внешнего города на случай неожиданного вторжения — не изменились в размерах.

Зирис отключил артефакт и уже собрался было возвращаться, когда внизу началось какое-то непонятное движение. Сначала из шахты старого лифта компактной группой вырвалась волна дварфов-стражей — словно отрываясь от неведомого преследователя, они добрались до горы трупов и влились в нее, восстанавливая кем-то нанесенные им повреждения. Зирис насчитал не меньше десяти мертвецов-инвалидов, по которым словно бы прошелся дубинками отряд огров. И еще раза в два больше полностью неподвижных тел, которых волокли за ноги их же собратья. Неужели кто-то умудрился затушить в них искру жизни?

Зирис напрягся и снова активировал артефакт, исследуя окрестности и пытаясь понять, кто же это мог такое устроить. И тут цветок подсветил одинокую фигуру в черном костюме, крадущуюся в камнях чуть в стороне от отступающих мертвецов.

— Одиночка? — Зирис цокнул языком, прикидывая силу воина, что смог устроить подобное.

Мысли барона Крюгге плавно перешли от неизвестного воина к тому, чем все это может грозить. Мертвецы ведь вполне себе разумны, и, столкнувшись с опасностью, они не будут молча умирать, а вызовут подкрепление. И тут в воздухе над городом раздались чьи-то тяжелые, неуклюжие хлопки.

* * *

Никита долго смотрел на отступающих мертвых дварфов и не мог решить, что же делать дальше. Но это все было ровно до того момента, пока он не активировал умение Видеть добро. Если раньше вторая точка светлого артефакта была далеко, то теперь она определенно стала гораздо ближе. Если прикинуть — теперь Никита уже научился соотносить увиденные виртуальные объекты с реальностью — то его цель будет в доме практически сразу за стеной. Ну, и еще за горой из мёртвых тел.

По спине парня пробежала волна дрожи, но он постарался мыслить логически. Да, мертвецы выглядят страшно, да, эта гора трупов навевает жуть… Но если отойти от эмоций и рассмотреть только факты? Во-первых, дварфы-стражи никогда не замечали парня первыми — значит, их органы чувств не так совершенны. Во-вторых, гора трупов тут совсем одна, и что мешает попробовать обойти ее чуть в стороне? В итоге Никита все-таки решился.

— Замена одежды, — он активировал функцию подаренного ему комплекта формы, сменив свой официальный плащ-халат со знаками секты на абсолютно черную пижаму. Парень рассудил, что так его будет сложнее заметить. А учитывая, что именно он задумал, даже такая мелочь может определить успех дела. Ну, и еще одна мелочь на случай срочного отступления — Никита, недолго думая, приклеил бумажку с руной Ак к последней платформе перед землей и спрыгнул вниз.

Глава 44. Холод

Никита крался вслед за отступающими мертвыми дварфами, и те совершенно не обращали внимания на его скрытую во тьме фигуру. Похоже, именно эти представители нежити оказались прежде всего воинами, а не наблюдателями. Впрочем, можно было понять того, кто их сюда поставил: по древней шахте, где единственный способ спуска — это редкие ступеньки по бокам, по-тихому не пройти. А значит, чтобы не пустить на свои земли незваных гостей сильный страж мог показаться идеальным выбором. Мог… До появления Никиты.

Парень уже обогнал отступающую нежить, нацелившуюся на гору трупов у стены города, и вдоль скалы начал смещаться немного вправо.

Видеть добро

Никита снова активировал эту способность, благо она почти не потребляла его духовную энергию. И сейчас он, когда оказался на расстоянии меньше ста метров до своей цели, смог увидеть не просто светящуюся точку, а конкретный образ. Свернутый в трубочку пергамент, лежащий чуть ниже уровня земли — по мнению парня это было хорошим знаком. Ему был нужен манускрипт, и вот уже вторая находка явно на него похожа. Ну, а если не повезет, теперь Никита видел на горизонте еще несколько десятков светлых точек и был готов в случае чего отправиться еще и за ними.

— Но, будем надеяться, не придется, — Никита бросил опасливый взгляд в сторону горы трупов, и тут до его слуха долетели странные хлопки с перестукиваниями.

Сначала парень не мог понять, что это такое, но потом догадался посмотреть вверх, и вот тут его впервые по-настоящему сковал самый обычный страх. По воздуху, тяжело взмахивая своими подделками под крылья, в его направлении летел самый настоящий костяной дракон. Костяной! Дракон! Никита даже не удержался и ущипнул себя, но эта страшная махина смерти никуда не исчезла. Более того, по мере приближения чудовища парень смог оценить его настоящие размеры.

До этого ему казалось, что большие здесь — это стены или гора трупов. Но нет — приземлившийся рядом с ними дракон оказался в десятки раз выше. А уж если еще учесть его теряющееся в глубине города тело, разрушившее не меньше сотни домов, становилось понятно, кто тут настоящий король подземелий.

Дракон тем временем лениво сложил крылья, а потом просунул голову в арку шахты, из которой Никита убрался буквально несколько минут назад. Парню сначала показалось, что огромная тварь пытается его унюхать, чтобы взять след, а потом найти и растерзать. Но планы костяного монстра оказались банальнее. Он откинулся назад, словно набирая воздуха в свои несуществующие легкие, а потом резко выдохнул, заполняя весь объем шахты тяжелым зеленым газом. И что-то подсказывало Никите, что эта штука вряд ли полезна для здоровья.

Парня снова бросило в дрожь, когда он осознал, что бы с ним было, испугайся он и попробуй не отправиться вперед, а начать карабкаться назад. Он бы точно не успел добраться до выхода, атака дракона настигла бы его на полпути, и… Парень задумался, а смогло бы его дикое лечение помочь против ядовитого газа — впрочем, проверять это на практике у него не было никакого желания.

К счастью, дракон, похоже, был полностью доволен своей единственной атакой и уже разворачивался, собираясь улетать туда, откуда он явился, когда сверху, из-под самого теряющегося вдали потолка пещеры донесся какой-то звук. Костяной монстр среагировал в мгновение ока: вот он лениво лежал на земле, а вот уже его хвост устремился вверх, разнося по пути тысячи сталактитов и устраивая из них самый настоящий смертельный дождь.

Никите повезло, что он стоял немного в стороне от всего этого буйства. А вот кое-кому, наоборот, досталось. Парень не видел, кто это был, но неожиданно после удара дракона от скалы отделилось чье-то тело и полетело к земле, кувыркаясь, словно этот незнакомец уже умер или потерял сознание. И Никита неожиданно оказался перед выбором. Он мог воспользоваться ситуацией, тем, что дракон его не заметил, перелезть через стену и достать тот светлый фолиант, что до сих пор стоял у него перед глазами.

Или же он мог раскрыть себя и попробовать спасти этого падающего незнакомца. Впрочем, учитывая геном и привычки парня, разве у него был особый выбор?.. Проклиная все на свете и себя в том числе, Никита со всех ног бросился к месту падения таинственного незнакомца. Дварфы-стражи, ворочающий главой костяной дракон… Они словно не верили, что какой-то чужак прямо рядом с ними может решиться на столь самоубийственный маневр. А Никита продолжал бежать вперед и про себя радоваться тому, что ядовитый газ в шахте лифта рассеивается довольно быстро. Значит, возможно, ему будет куда отступать.

Дикое лечение

Подбежав к упавшему с высоты человеку, Никита с удивлением узнал в нем Зириса из Крюгге — неужели тот следил за ним? Впрочем, не бросать же его из-за этого… Парень убедился, что после его исцеляющей способности барон снова задышал — повезло, значит, не зря бежал. Никита догадывался, что в этом мире люди довольно крепкие, особенно если как Зирис достигли уровня мастера, пусть и низшего ранга, но падение с большой высоты, к тому же без сознания, ни для кого не может пройти бесследно.

— Кто ты? — Зирис на мгновение открыл глаза, попробовал подняться и ударился головой о висящие на боку у Никиты шлемы мертвых дварфов. Парень таскал их с собой как добычу, и вот теперь они пригодились, чтобы оглушить жертву спасения… Очень вовремя — а то, несмотря на черную пижаму и темноту пещеры, Никита очень боялся, что его узнают.

Впрочем, это было не единственным, чего сейчас стоило бояться.

Дракон и дварфы-стражи, на которых начала распадаться гора трупов, с гастрономическим интересом наблюдали за Никитой, и парню надо было очень постараться, чтобы от них сбежать. А это, учитывая тот факт, что мертвецы передвигались быстрее человека, было очень и очень непростой задачей.

— Только бы у меня получилось! — Никита переложил свой молот из правой руки, где его функции блокировались руной Ист, в левую.

И тут же оставленная на платформе в шахте бумажка с руной маяка начала притягивать молот, а вместе с ним и вцепившегося за оружие парня прямо к себе.

Глава 45. Скольжение

Под ногами Никиты неожиданно забил гейзер чистой, серебристой даже на вид воды — обдав парня с ног до головы.

— Чертовы случайные эффекты! — Никита чуть не выпустил молот, когда струя ударила ему прямо в лицо. К счастью, парень сумел удержать свое оружие, а оно с каждым мгновением все сильнее рвалось вперед.

Никита рассчитывал, что эффект притяжения молота к руне окажется достаточно сильным, чтобы подхватить его самого вместе с оружием и дотянуть в полете прямо до нужного места. Но немного просчитался. Да, руна тянула молот, однако этого точно было мало, чтобы поднять в воздух сразу два тела, и в итоге Никиту с Зирисом просто потащило по земле вперед. Впрочем, может быть, так было даже и лучше. Да, больнее, но при этом попасть по столь низко несущейся цели, постоянно пропадающей в трещинах между камнями или подпрыгивающей на ухабах, было непросто даже дракону.

Никита мужественно терпел все новые и новые ушибы, готовясь, сразу как они с его ношей окажутся внутри пещеры, отпустить молот. Парень решил, что раз однажды ему уже удалось обмануть местную нежить, незаметно выбравшись из шахты, то почему бы не повторить этот прием. Если действовать быстро, то они с Зирисом вполне могли бы успеть незаметно выскочить наружу. А костяной дракон пусть потом сколько угодно дышит своим зеленым дымом — дураков лезть в него нет. Конечно, было бы спокойнее добраться до выхода в верхние пещеры, но Никита не питал иллюзий, что успеет так высоко забраться за те секунды, что потребуются костяному гиганту для новой атаки.

— Хм-хм, — Зирис снова пришел в себя и посмотрел на своего спасителя, который сидел на нем и удерживал тянущий их вперед молот. — Вы испачкались, сэр.

Никита среагировал на реплику барона тяжелым вздохом. Вот опять — он вышел на новый подвиг и в очередной раз предстает перед всеми с чумазым лицом. Может быть, это карма?

— Готовимся, — парень решил ввести Зириса в курс спасательной операции. — Сейчас я отпущу молот — и выбегаем из пещеры. Попробуем спрятаться снаружи.

— Может быть, лучше воспользуемся моим плащом мертвых? — Зирис предложил немного модернизировать план. — Он защитит нас от взгляда любой нежити, ну и от ядовитого тумана прикроет.

Никита порадовался, что его успели предупредить о подобных возможностях заранее и что он не стал выпускать молот из рук раньше времени. В итоге их дотащило прямо до дальней стены, а потом, выпустив свое тут же рванувшее вверх оружие, чтобы не мешалось, Никита быстро полез за ним. Да, под плащом можно было бы спрятаться и прямо на полу нижнего яруса, но парень, помня о том, сколько еще недавно тут было дварфов-стражей, решил подстраховаться. Тем более что один пролет — это не вся дорога наверх, столько-то он преодолеть точно успеет.

Зирис тоже все понял и последовал за своим спасителем. Десять секунд, и они оба достигли первого карниза и сжались в углу, прикрывшись словно бы немного даже разросшимся плащом барона. И вовремя — края ткани еще продолжали шевелиться, когда проход в шахту снова перекрыла голова костяного дракона, а потом из нее хлынул зеленый туман.

— А под плащ он не просочится? — Никита с сомнением скосил взгляд сквозь раздвинувшиеся складки на окружающую их изумрудную хмарь, которая, впрочем, пока словно бы и не стремилась к ним подобраться. Даже несмотря на продолжающие периодически появляться щели — все же плащ оказался не столь обширен, как парню показалось вначале.

— Это же плащ мертвых, а не аптечная маска вроде тех, что орки используют, — Зирис еще не до конца пришел в себя, но говорил уверенно. — Любой некроэнергии достаточно того, что он есть, и она будет держаться на расстоянии.

В этот момент морда дракона исчезла из прохода, и Никита немного успокоился. Несмотря на то, что они с бароном вроде бы как были защищены, да и их в принципе не видели, но все равно, когда рядом находился этот гигант, парень просто не мог не нервничать. Увы, не прошло и пары секунд, как дракон снова вернулся.

— Странно, — Зирис тоже напрягся. — Ядовитое дыхание не могло восстановиться так быстро…

Барон не успел договорить свою мысль… Дракон снова начал надуваться, как для атаки зеленым туманом, но в итоге просто взял и плюнул. Как оказалось, он засунул себе в пасть всю гору трупов, что до этого была навалена у стены города, и сейчас таким вот незамысловатым образом перенес все тела сюда.

— Хорошо, что мы наверху, — барон чуть-чуть подвинулся, чтобы получше рассмотреть дварфов-стражей, что покрыли, казалось, каждый сантиметр нижнего яруса шахты.

И стало очевидно, что если бы не настойчивость Никиты, решившего забраться повыше, их бы уже просто-напросто нащупали вслепую, и никакой бы плащ не помог.

— Надо лезть выше, — Никита неожиданно осознал, что будет дальше. Мертвецы никого не обнаружат, дракон решит проверить, не залезли ли они на какой-то из первых карнизов, и все…

— Но плащ… — Зирис явно предпочел бы сидеть на одном месте, но авторитет таинственного незнакомца, уже спасшего ему жизнь и явно разбирающегося в повадках нежити, заставили его подняться на ноги.

— Лезьте мне на спину и прикрывайте нас плащом получше, — Никита нашел выход из ситуации. — А я полезу выше.

И действительно, если на Земле парень никогда бы не смог залезть по отвесной стене со взрослым мужиком за плечами, то здесь, с учетом усиления от его духовного ядра и титула ученика ордена, это оказалось совсем не сложно. Главное было не спешить, чтобы плащ не сбивался и прикрывал их от возможных взглядов. Ну, и не нервничать, когда дракон снова переходил на ядовитое дыхание.

Как бы там ни было, медленно, но верно Никита с Зирисом двигались вверх. Если на спуск с драками у парня ушло около часа, то в обратном направлении без драк он добирался примерно столько же. На середине пути, когда выход в большую пещеру почти скрылся из виду, Никита бросил туда последний взгляд и успел заметить, как там мелькнула какая-то тень. Похоже, он тут разворошил настоящий осиный улей, и в следующий раз подобраться к городу будет гораздо сложнее. Впрочем, парень все равно был уверен, что у него получится. Главное, не сдаваться! Тренировки помогут ему стать сильнее, мозги у него уже есть — впрочем, заниматься их развитием никогда не будет лишним — так что светлый манускрипт еще обязательно станет его добычей.

— Фух, ну вроде выбрались, — как только они добрались до края, барон с облегчением спрыгнул со спины Никиты. Похоже, находиться в такой позе для аристократа было не очень комфортно, но возражать в процессе подъема он все равно не посмел. — Меня зовут Зирис из Крюгге, благодарю за спасение.

— Принимается, — Никита постарался обойти вопрос с собственным представлением. Благо черная пижама и грязь, в которой он опять успел изваляться, неплохо скрывали его лицо в сумраке пещер.

— И что бы вы хотели получить в уплату моего долга крови? — Зирис понял слова парня по-своему. — Кстати, мне надо будет доложить о произошедшем в магистрат города. Если вы хотите, я могу скрыть любые упоминания о вас или вашем появлении.

Главы 46-48

Глава 46. Долги

— Да, мне не хотелось бы, чтобы информация о моем появлении начала распространяться, — Никита представил, что новые слухи о таинственном незнакомце могут спровоцировать тех же Зорка или Айлу, чьи планы уже пострадали от столкновения с парнем, на какие-нибудь резкие движения.

Да и того же детектива Маули не стоило сбрасывать со счетов: с его подозрительностью и желанием разобраться с Никитой он вполне мог бы накопать что-то на парня, зайдя и с другой стороны. Как оказалось, тот же Зирис пришел сюда по своим делам, но это вовсе не значит, что за Никитой не может следить кто-то другой…

— Тогда так и сделаем, — к облегчению для парня, барон словно бы даже обрадовался этому предложению. Впрочем, тут Никита вспомнил, какие у того отношения с магистратом — ничего удивительного, что Зирис доволен возможностью немного им приврать.

— А у вас неприятностей из-за этого не будет? — Никите не очень хотелось поднимать этот вопрос, но решать свои проблемы за счет других он не хотел еще больше.

— Амулет считал все показатели до того, как все началось, так что даже если бы я и хотел, никто не стал бы меня слушать, — Зирис широко улыбнулся. Он определённо наслаждался мыслями о том, как его наниматели пропустят мимо ушей все его предупреждения. — Я тогда в сторону новой шахты. Буду сдавать отчет и выходить в город. Вы же, как я понимаю, пойдете своим путем?

— Все верно, — Никита кивнул, отметив, что, оказывается, в пещеры есть и официальный вход. По пропускам, конечно, но есть. Впрочем, разве стоило ожидать, что местные оставят без присмотра столь интересное место.

Никита уже хотел уходить, когда Зирис поднял новую тему.

— А вы планируете принимать участие в грядущем походе? Я понимаю, что на город вы не работаете, но все же. Это первая война за долгие годы, и многие просто так стремятся в ряды армии, чтобы показать себя, ну или воспользоваться правами захватчика и победителя, — барон говорил вежливо и спокойно, но в его глазах словно бы мелькнул огонек азарта. Было видно, что Зирис и сам подумывает о чем-то подобном. — Я сегодня записался в седьмой Ночной полк, так что, может быть, еще увидимся.

Никита отрицательно помотал головой, показывая, что лично он не видит ничего интересного в убийстве других разумных. И тут его сознание зацепилось за интересное совпадение. Он сам сегодня стал покровителем седьмого Ночного полка, и вот барон Крюгге тоже туда записывается.

— Почему вы выбрали именно этот отряд? — Никита внимательно посмотрел на Зириса, пытаясь понять, о чем тот думает.

— Из-за одного моего знакомого слуги, очень интересный парень. Вот решил за ним присмотреть, — Никите потребовалось все его самообладание, чтобы после подобного ничем себя не выдать.

— Понятно, — парень пожал плечами, стараясь показать свое безразличие. — Кстати, а против кого будет поход?

Никите неожиданно пришло в голову, что он сможет выполнить задание Зорка прямо здесь и сейчас. Если барон в курсе, то он все ему и расскажет. И завтра не придется тратить время на хождение по всяким магистратам и армиям. Вообще, парень ничего против них не имел, но у него и так столько всяких дел, что хотелось бы сосредоточиться на своих проблемах, а не на чужих.

— Ну, тут вариантов много, но мне кажется, что Никс не пойдет против других людей и дварфов, уж слишком много их представителей тут проживает. А вот орки в Габре или мятежная королева Древнего леса — любая из этих целей смогла бы сплотить всех, а заодно и выставить Никс в хорошем свете перед северным соседом.

— А расскажите мне про орков и эту королеву, — Никита сам не заметил, как развернулся и подошел поближе к Зирису.

— И кто же это в нашем мире не знает, кто такие орки и главная предательница зеленолицего народа? — барон Крюгге усмехнулся, а Никита вздрогнул, осознав, что поддался моменту и выдал себя. Теперь парню только и оставалось, что ждать, о чем еще скажет Зирис и какие выводы сделает из своего открытия. К счастью, тот не стал слишком уж сильно затягивать с паузой. — У меня есть только одно предположение — выходец из другого мира! Эти ребята у нас обычно достаточно могущественны, чтобы спокойно гулять по мертвым подземельям, и недостаточно осведомлены, чтобы путаться в самых простых вещах. Кстати, они же часто неплохо проявляют себя в алхимии. Вам же еще не передавали мою просьбу о двадцати тысячах духовных пилюль?

Барон еще говорил, а мысли Никиты уже неслись вперед. Зирис соотнес таинственного незнакомца в городе, как парень всем представлял хозяина своего магазина, с таинственным незнакомцем в подземелье — не бог весть какое сложное умозаключение, но все равно становилось немного неуютно. Впрочем, сейчас главное, решил Никита, чтобы он не добавил в этот ряд странностей еще и слугу — вот это было бы совсем неприятно.

— Нет, Кит мне уже все доложил… — парень выдержал паузу, давая Зирису время поторжествовать, получив подтверждение своим догадкам. Никита решил: пусть барон считает, что поймал его в ловушку.

— Это прекрасно, — Зирис тут же расплылся в улыбке.

— Но предлагаю вернуться к моему вопросу. Расскажите мне об орках и королеве, — Никита внимательно посмотрел на своего собеседника.

— Конечно, — тот сразу же склонил голову. — Я могу сейчас рассказать вам краткие факты, а завтра прислать к вашему магазину пару книг по истории, традициям и этикету нашего мира. Из своей личной коллекции… Сам я ни разу не общался с чужаками, но, судя по рассказам деда, это основные вещи, которые могут вам пригодиться.

— Буду благодарен, — Никита вежливо склонил голову, подумав, что в принципе разговор складывается очень даже удачно. Да, о нем узнали кое-что лишнее, но учитывая положение Зириса в обществе, тот вряд ли станет об этом распространяться. А вот польза от него уже есть.

— Тогда про орков, — барон Крюгге почесал затылок. — У них на нашем побережье есть только один город, форпост, который они называют Габр. Главные их территории находятся за морем, на острове, а к континенту они обычно приплывают пограбить. Чаще Южную империю… У нас же предпочитают торговать: некоторые вещи не стоят того, чтобы везти их через море, а торговцы свободных городов или эльфов делают состояния, скупаю по дешевке оружие и артефакты, собранные в набегах.

Столько новой информации и столько новых вопросов…

Глава 47. Не ночной разговор

— И зачем тогда идти на них в поход? Еще обидятся! Да и бизнес будет нарушен! — Никита немного растерялся.

— Бизнес вернется. Орки обязательно отобьют Габр, так было всегда. А напоминание о нашей силе заставит их вспомнить о скидках, а то, говорят, они в последнее время совсем уж начали загибать цены.

Никита с удивлением слушал такие знакомые еще по Земле речи — война как способ решения проблем. Интересно, есть ли где-то хоть один мир, где это будет не так?

— А что за Южная империя? Кто там живет? — вслух же парень решил поинтересоваться еще одной новой страной. А то он все свободное время проводит по факту в одних и тех же местах и даже не догадывается, что творится за пределами Никса. Пора это исправлять.

— В Южной? Да все подряд, — Зирис как будто даже удивился вопросу.

— Ну, просто Северная — это эльфы, — Никита попробовал пояснить свой интерес. — Я вот и подумал, что и на юге найдется какая-то своя стержневая нация.

— «Стержневая нация» — как забавно звучит. Как будто что-то взяли и вставили всем остальным… — барон заинтересовался новым образом. — Нет, на юге ничего подобного нет. Но если тебе интересно, чем они отличаются от остальных — так это тем, что продолжают служить темным богам. Те давно ушли из нашего мира, но южане продолжают строить им храмы и собирать мертвую силу, что еще осталась после них…

— И у них получается?

— Ну, как видишь, свою империю они создали. И даже мастера высших сект не горят желанием встречаться с их жнецами в бою. После первой большой волны у нас тоже появилась парочка сект, что пыталась собирать мертвую силу, но увы, дальше стадии открытия миру они так и не продвинулись. Говорят, это из-за того, что в Южной империи нашли один из божественных артефактов и черпают из него мертвую силу… Но кто знает, правда это или очередные слухи.

— Понятно, — Никита постарался запомнить все услышанное. — А что там было насчет Королевы?

— Может быть, завтра? — Зирис неожиданно замялся. — Ты прости, но это не та история, которую стоит рассказывать на ночь. А книги я, как и обещал, обязательно пришлю, так что ты и сам сможешь все прочитать.

— Ну, давай завтра, — Никита на самом деле так и не понял, что страшного может быть в обычной истории, но в голосе Зириса мелькнули нотки самой настоящей паники, и парень решил не давить.

— Тогда завтра мой человек передаст книги, и еще увидимся, — Зирис сразу повеселел.

— До встречи, — Никита попрощался с бароном и дождался пока он скроется в темноте туннеля.

Парень на всякий случай запомнил направление, в котором тот двигался. Теперь, если будет нужно, он тоже сможет найти официальный выход из подземелий. Правда, пока непонятно, зачем ему это может понадобиться, но, как говорится, всегда лучше иметь, чем не иметь.

Никита еще пару минут постоял на месте, контролируя пространство вокруг себя и проверяя, не следит ли кто за ним. Да, определенно рядом никого и можно спокойно возвращаться домой. На мгновение внутри парня снова всколыхнулись сожаления о том, что он так и не добрался до своей цели, но он быстро успокоил себя. Еще все будет! А пока надо поспешить к дому и хоть немного отдохнуть.

Путь до поверхности по уже привычной для Никиты дороге занял не больше получаса. Использовав Шаг теней и перебравшись в магазин, парень снова оказался перед выбором — заночевать в своем доме или вернуться в секту. Усталость уже подступала, да и не хотелось спать на чужой территории… Вот только у Никиты, похоже, не было выбора. Парень взглянул на себя в зеркало, увидел перепачканную грязью физиономию, такую же грязную пижаму, что послужила ему формой во время бега от нежити, и стало очевидно, что без ванны и стирки тут не обойтись.

В общем, вместо немедленного сна Никите пришлось еще немного пробежаться. К счастью, на этот раз его появление никто не заметил, даже обычно не пропускающая его Алиса, и парень тихо проскользнул в свою комнату. Теплые струи воды смыли все сожаления о потраченном времени, комплект пижамы отправился в угол, а теплое и мягкое постельное белье с радостью приняло в себя уставшее тело.

— Спа-аа-ать… — Никита громко зевнул и моментально вырубился, позволяя своему организму наконец-то расслабиться и отойти от всех сегодняшних приключений.

Увы, на это все у него было не так и много времени. Вечеринка, подземные приключения — на них ушла добрая половина ночи. В итоге всего через четыре часа сработал внутренний будильник, и Никита, еще не до конца понимая, что он делает и зачем, перешел из лежачего положения в сидячее.

— Точно, — парень протер свои еще не до конца открывшиеся глаза. — Мне же надо на тренировку к Арии…

— А днем тебе надо будет на тренировку боевых слуг секты. Пропустишь еще раз, и это может сказаться на нашей репутации, — Никита неожиданно обнаружил, что он не один. В комнате рядом с его кроватью стояла вся троица его земных товарищей.

Парень невольно поежился от их взглядов, а потом, недолго думая, лег обратно и накрылся одеялом.

— Меня нет, — на всякий случай, если кто-то не понял намеков, Никита решил высказать свое отношение к подобным утренним визитам.

— Ну хватит, — Алиса скинула с парня одеяло, оценила, что тот не стал одеваться после вчерашнего душа, но внешне никак этого не показала. — Кто недавно ныл, что мы не посвящаем его в свои планы? Так вот посвящаем!

— Да? — Никита снова принял сидячую позу и воспользовался случаем, чтобы прикрыться.

— Мы позавчера были в подземельях и успели там заметить кое-что интересное, — кивнула девушка. — И вот решили снова туда наведаться.

— Я выбил нам туда проходку на четверых, — Серега говорил медленно и степенно, словно снизойдя до объяснений. — Сегодня утром как раз подтвердили, что внизу более-менее безопасно, и подмастерье Доу дал нам добро на практику. Так что собирайся, ты пойдешь с нами. Нам пригодится носильщик, ну и твои навыки боевого слуги могут оказаться кстати.

Никита же думал о том, что информация о безопасном подземелье — это, скорее всего, результат отчета Зириса Крюгге. Весьма отличающегося от реальности отчета…

— И не подведи нас с тренировками, — а вот и Данила вступил в разговор. — Нам понадобится вся твоя сила. А еще, если будешь пропускать, нас могут наказать и отменить допуск. В общем, давай, и хватит по ночам по девкам бегать. А то я завидую уже. Один денек потерпи, и за это я тебе покажу один клевый прием с оружием. Кстати, а ты знал, что у некоторых боевых железок есть память их прошлых хозяев?

Глава 48. Мечты

— Да, — Никита быстро кивнул в ответ на последний вопрос разговорившегося Данилы.

С подземельем, решил парень, он еще разберется. А пока стоит подумать обо всем интересном, о чем только что упомянул Ким. И о завтрашнем походе, и о своем мече. Ведь, похоже, именно его Данила имел в виду, когда упомянул говорящее оружие. Никита задумался, насколько тот мог быть древним, раз его хранил сам мастер Доу, и какие тайны он мог открыть его товарищу.

Серега еще раз от лица всех уточнил у Никиты, точно ли он понимает всю серьезность ситуации, и довольная его ответом троица удалилась на свою тренировку. Парень же только после этого сообразил, что не спросил их, как прошел вчерашний ужин. Впрочем, может быть, это и к лучшему. Денег, чтобы рассчитаться с Дареном, у него все равно пока нет, да и Арии он должен тридцать тысяч за попорченную броню. Он ведь рассчитывал, что расплатится со всеми за счет выручки с аукциона, а в итоге у него из прибытка только кожаная петля и золотая монета, брошенная ему Квиллом.

Никита достал свои нехитрые сокровища, положил на кровать и еще раз внимательно рассмотрел теперь уже при дневном свете. Увы, как и вчера, на петле не оказалось ничего интересного: никаких знаков, никаких эффектов… Парень подумал, что они, возможно, проявятся, если привязать ее к молоту, но опять же — на том пока даже не было подходящего крепления. К счастью, уж это точно решаемая проблема. Никита представил, что ему придется просить Арию об очередном одолжении, тяжело вздохнул и перешел к осмотру монеты.

Символ его вчерашнего поражения немного отличался от того, что парень видел до этого. По материалу обычное золото, но помимо стандартных знаков и цифр тут еще был изображен и какой-то новый герб. На вид самая обычная клякса, но если вспомнить, как выглядела способность, примененная представителями семейства Квиллов в видении и в реальности, то становится очевидно, что это их семейный герб.

— Так что, может быть, эта штука еще и пригодится, — Никита положил монету зеленоволосого отдельно, чтобы случайно не потратить. А в голове у него невольно всплыла фраза из одной старой французской книги: «все, что сделал податель сего, сделано по моему приказу и для блага государства»…

Тут Никита понял, что прерываться на мечты ему уже некогда, и принялся быстро одеваться. Все же он планировал по дороге к Арии заглянуть еще и в уже знакомое полицейское управление — там ему покажут, как попасть в магистрат, или даже сами помогут с активацией офицерского патента.

Закончив с одеванием, Никита привязал к своей форме новую черную пижаму и выскочил на улицу. Виктории опять не было на месте — впрочем, на этот раз парень был даже рад. Если бы они встретились, то ему не захотелось бы убегать, обменявшись лишь обычным «привет», а ни на что большее времени уже не хватало. Впрочем, не хватало на разговоры, а вот с едой уже имелись варианты. Благо схема с завтраком на бегу была уже отработана.

— Доброго дня, — продавец рыбных пирогов с радостью поприветствовал своего постоянного клиента и даже протянул заранее подготовленный пакет. Вот что значит сервис.

— Спасибо, — Никита, не останавливаясь, подхватил свою покупку, кинул торговцу серебряную монету и продолжил свой бег.

Будь у него позже свидание, парню стоило бы побеспокоиться о запахе изо рта. Но впереди была только встреча с городскими чиновниками, а до тренировки — Никита был уверен — все уже успеет выветриться… Мысли о том, почему это вдруг стало важно, парень старательно постарался прогнать подальше.

— Мне бы узнать про активацию офицерского патента, — Никита забежал в полицейское управления и с ходу отправился сразу к своему старому знакомому Криви Пиклсу.

— Заполните форму 17-Б, и я передам ее дальше, — маленький полицейский как будто даже старался не смотреть на Никиту.

— Что-то случилось? — парень удивленно глядел на Пиклса. Когда он выручил его сертификатом и купил набор для алхимии, разговор шел в совсем другом тоне.

— А как мне еще разговаривать со слугой, который выказывает неуважение самому Минусу? — полицейский чуть не сорвался, и до Никиты моментально дошло, в чем тут дело.

Главарь Серой гильдии ведь говорил, что уже знает парня по переданному сертификату. Выходит, Пиклс взял его у Никиты в тот раз как раз ради Ноти Ерифа. Ну, а новости о том, как слуга из секты Теней перекупил лот у бандитского босса, уже распространились. Вот и получается, что маленький полицейский сейчас думает о парне не как о полезном знакомом, а как о том, кто может доставить ему кучу неприятностей.

Тут мысли Никиты перепрыгнули на Серегу. Тот ведь тоже ведет дела с Ноти Ерифом, а что, если тот попробует как-то отомстить парню через его вроде бы как местного хозяина? Чем не вариант? Никита на секунду задумался, что сделает в подобной ситуации его школьный товарищ, а потом был вынужден признать: теперь надо держать ухо востро. Парню еще повезло, что утром Серега был не в курсе о новом враге Ноти Ерифа, а то его столь беспечный сон мог бы закончиться совсем не так мирно.

— Прошу зарегистрировать мой патент, — Никита решил не продолжать разговор, быстро заполнил все бумаги и протянул их Пиклсу.

Маленький полицейский пробежался по ним глазами, а потом бахнул печать города на протянутый парнем патент. С первым делом на сегодня было покончено. Да, в процессе всплыли некоторые неприятные последствия вчерашней вечеринки, но Никите хотелось верить, что дальше все будет хоть немного лучше. Вот только эти надежды довольно быстро померкли — потому что, стоило парню добежать до поместья Мастерсов, как оказалось, что прямо возле входа его поджидает Ульф.

— Кит! — лишь увидев парня, дварф сразу же заорал. — Это было… Это было… Великолепно!

— Что? — Никита ожидал совсем другой реакции. Особенно после выволочки главы Кайзенсов и того, что молодого гнома как нашкодившего щенка вытолкали с вечеринки на глазах у половины города.

— Великолепно! Эта девушка — просто лучшая! Ты видел? Весь город против нее, а она даже не дрогнула. А как она на меня смотрела, когда я ее прикрыл?

Никита слушал Ульфа и с трудом сдерживал скептические замечания. Лично он ничего особенного не заметил во взгляде Айлы, да и сам дварф не то чтобы и прикрыл ее. Впрочем, парню хватила ума не лезть в чужие чувства, и он благоразумно промолчал.

— Ты должен снова устроить нам встречу! — дварф ткнул пальцем в Никиту.

Главы 49-51

Глава 49. Кровь

— Хм, — парень даже растерялся от строгости во взгляде своего товарища по тренировкам. — Ты же понимаешь, что я не могу решать за такую как она?

Никита с опаской ждал реакции Ульфа, но, к счастью, идея перевести внимание на его избранницу оказалась верной.

— Да, за такую ничего нельзя решать! Просто огонь, а не женщина!

— Тогда я передам ей твое предложение о встрече? — Никита осторожно посмотрел на дварфа, и, кажется, против этой идеи он не возражал.

Разговор как-то сам собой подошел к концу, и тут же из-за ворот донесся недовольный крик Арии.

— Ну, хватит там за воротами торчать! Долго я вас ждать буду?

— Уже идем! — Никита догадался, что Ария позвала их так вовремя вовсе не просто так. Скорее всего, дварфка их подслушивала. Ну да ничего опасного они с Ульфом не обсуждали.

По крайней мере по сравнению с тем, что парня будет ждать дальше. Ария ведь обещала прикинуть, как Никита смог бы справляться с врагами, находящимися на более высоких ступенях развития. И, судя по горящим огонькам в ее глазах, что-то она точно придумала.

— Мой долг… — начал Никита, стоило ему зайти на подворье Мастерсов, но его моментально перебили.

— Ты — потом, сначала разберусь с Кайзенсом, — от тона Арии Ульф тут же вздрогнул. — Раз уж у тебя так сильно разыгрались гормоны, то первым делом надо с ними разобраться. Поработай пока в полный контакт.

По движению руки Арии из-под земли выскочил столб из черного дерева, и Ульф, тяжело вздохнув, двинулся к нему.

— Всю броню снять, даже тканевую. И никакого оружия, — под суровым взглядом хозяйки молодой Кайзенс вздохнул еще раз и скинул всю свою одежду выше пояса.

Никита же внимательно проводил ее взглядом, задумавшись о тканевой броне — именно так же сказала дварфка. Выходит, даже обычная ткань может использоваться в бою и как-то защищать от неслабых ударов деревянной махины? Интересное открытие.

— Теперь к тебе, — Ария резко повернулась к Никите. — Будешь снова меня шантажировать, и считай, что твое обучение закончено!

Девушка явно хотела обсудить вчерашнее заявление парня, что тот расскажет о заказе, только если его научат лучше сражаться. Было видно, что Ария просто хочет показать свою власть и какие-то идеи у нее уже есть, а потому будет разумнее просто согласиться и промолчать. Вот только Никита с разумностью очень часто бывал не в ладах.

— А то, что ты сейчас сама делаешь, не похоже на шантаж? Или ты меня слушаешь, или вали отсюда… По-моему, очень похоже, — парень поймал взгляд дварфки, и около минуты они, не мигая, смотрели друг на друга.

— Значит, такие нынче слуги? — Ария заговорила первой.

— Такие, — Никита уже чувствовал себя неловко, но сдаваться не собирался.

— А и ладно, — неожиданно дварфка махнула рукой. — Может быть, это и хорошо, что ты такой упертый. Своих ты вроде слушаешь, а чужим с тобой будет ой как сложно.

— Именно, — Никита назидательно поднял вверх палец, и Ария не удержалась и рассмеялась.

— Тогда к делу. Это не шантаж, это сделка. Ты передаешь мне информацию о заказе. Если он окажется интересным, то я прощу тебе долг за броню. Ну, и о сражениях с сильными врагами тебе тоже расскажу. Идет? — дварфка протянула вперед руку.

— Если Мастерсы примут мой заказ, то мы считаем его интересным? — Никита немного задержался, уточняя формулировку их сделки. А то возьмет Ария заказ, но скажет при этом, что это сущий ужас, и долг в итоге так и останется висеть на Никите. Сумма-то по сравнению с упущенным вчера кушем небольшая, но раз есть шанс ее списать, то не стоит его упускать.

— Пусть так, — теперь уже Ария ненадолго задумалась. — Итак, что ты там от меня скрывал?

— Вчера ко мне подошли капитан Джел-лу и замкапитана Парсонс и предложили заказ на десять тысяч молотов как у меня. Сказали, что будут ждать вечером для обсуждения деталей. Если что, руны я им всем поставлю, но надо будет и сами заготовки сделать…

— Во-первых, не смей называть боевое оружие заготовками, — Ария оборвала парня, а потом грозно сверкнула глазами на Ульфа. Тот как раз на мгновение отошел от столба, но, уловив волну ярости от дварфки, тут же поспешил вернуться к тренировке. — А во-вторых, ты знаешь, в каком отряде служит эта парочка?

— Нет. А это важно? — удивился Никита.

— Ну, если для тебя фраза «седьмой Ночной полк» ничего не говорит, то…

— Подожди, — Никита чуть не подскочил на месте. — Но ведь это мой полк! Я же именно в нем стал офицером-покровителем. То есть вся это сделка — фикция?

— Нет, не фикция, — Ария покачала головой. — Их на самом деле заинтересовал твой молот, и они почти наверняка подтвердят заказ, особенно сейчас, когда титул купил именно ты. Но изначально эти двое просто общались со всеми будущими посетителями аукциона… Хитрый лис Джел-лу узнал, что Дарен решил тебя туда провести, и решил заранее навести контакт с потенциальной головной болью. Не факт, что именно ты купил бы патент, но пара минут здесь, пара минут там, а в итоге, кто бы ни выиграл лот, эти двое бы оказались с ним на короткой ноге.

Неожиданно вчерашняя сделка предстала перед Никитой совсем в другом свете. Он-то считал, что все это просто везение и удача, но, как оказалось, здесь за ними, как это часто и бывает, стоял чей-то план.

— Но заказ они все равно возьмут? — Никита решил уточнить самое главное.

— Да, сейчас, перед походом, город на каждый отряд выделил круглую сумму. И в отличие от многих других командиров Джел-лу предпочитает тратить ее не на себя, а на своих ребят. Что ж, думаю, мне будет интересно поработать над этим заказом, так что после тренировки никуда не убегай. Пойдем в твой подшефный полк, ты будешь с ним знакомиться, я же договорюсь о справедливой цене. Или и здесь скажешь, что я тебя шантажирую и задвигаю в сторону?

— Здесь нет, — Никита не повелся на подначку дварфки. — В цене и торговле ты точно лучше меня разбираешься. И ведь ты же мне потом обязательно расскажешь, на каких вы сойдетесь условиях и почему… Так что все нормально. Может быть, хватит о торговле и перейдем к дракам?

Никита выхватил молот и картинно помахал им из стороны в сторону, показывая, что готов к обещанной ему тренировке.

— Хорошо, — Ария хищно улыбнулась. — Тренировка так тренировка. И начнем тогда с самого главного. Что ты знаешь об орках?

Глава 50. Кровь 2

— Что я знаю об орках? — Никита невольно вспомнил рассуждения Зириса о том, что именно против представителей этой расы может быть направлен намечающийся поход. — Ничего.

— Что, даже книги не читал? Краснолицые орды? Гиганты, заливающие поля своей кровью?

— Не-а, — снова помотал головой Никита, про себя отметив, что если ему попадется кто-то с кожей красного цвета, то он обязательно обратит на него внимание.

— И вот почему именно у людей вроде тебя, совсем без понимания мира и того, что творится вокруг, всегда в наличии такая наглость? — Ария картинно всплеснула руками, припомнив Никите их недавний спор, но потом почти мгновенно перешла к делу. — Итак, орки — это народ морских разбойников. Приплывают, грабят, уплывают. Иногда приплывают большой ордой, и тогда свободным городам, а то и империям приходится отправлять сражаться с ними целые армии. Что интересно, у краснокожих никогда не было особо сильных воинов в духовном плане, но при этом они порой умудрялись справляться даже с бойцами из сект среднего уровня. Уже интересно?

— Ага! — яростно кивнул Никита. — Как они побеждают? За счет чего?

— Именно, вот он, главный вопрос, — Ария назидательно подняла вверх указательный палец. — К счастью, секреты красного народа уже давно ни для кого не являются тайной. Все дело в силе крови: орки специально получают раны, чтобы использовать эти повреждения для ответных атак. В итоге основной стратегией против орков стало использование принципа «один удар — один труп». Нанеся обычную рану, ты лишь делаешь врага сильнее. Дед рассказывал, что видел атаку легкой эльфийской конницы по небольшому хирду орков. Будь это дварфы, зеленокожие бы расстреляли нас издалека, заставив истечь кровью. Но в тот раз им не повезло: дед видел, как ухмылялись краснолицые, походя на истыканных иголками стрел ежей. А потом их шаман принял на себя всю боль воинов отряда, а сами орки, окруженные красным пламенем, в мгновение ока преодолели расстояние, отделяющее их от противника, и перерезали тех как курей.

Никита внимательно слушал рассказ Арии, и по нему было очевидно, что дварфка, как и ее родичи, не очень-то любит сородичей Квилла. Приятно, когда у вас есть что-то общее — улыбнулся про себя парень. Еще он обратил внимание на сходство в использовании силы орков и того, что делал он сам, когда ему не хватало энергии на тот же Шаг теней. Да, лично у него никакого усиления не было, но в итоге он мог использовать прием, который в тот момент был для него недоступен.

— То есть орки получают раны, становятся сильнее… Но почему они не умирают? — Никита не разобрался еще в одном моменте и решил уточнить.

— Я же сказала, — тяжело вздохнула Ария. — Шаман берет на себя всю их боль. Если это молодой повелитель духов, то от подобного потрясения он умрет. Впрочем, хорошая цена — одна смерть за жизнь сотни твоих собратьев и их силу. Если же шаман будет опытным, то все будет еще проще. Он может скинуть полученную боль на тотем или разделить ее с духами. В общем, такой сможет помогать своим, пока его не прирежут, ну или, как я уже говорила… Какой еще есть вариант?

Ария внимательно посмотрела на Никиту, проверяя, насколько внимательно парень ее слушал.

— Второй вариант — это один удар. Если бойцов-орков вырезать так одного за другим, то шаман им уже не поможет. Правильно? — парень дождался, пока удовлетворенная ответом Ария кивнет, и тут же перешел к практическим вопросам. — А как я смогу применять эту технику? Ты научишь меня шаманским приемам?

— Ха! — предположение Никиты почему-то ужасно развеселило дварфку. — Научить приемам шаманов… Да если бы я их знала, то в любой из империй меня бы уже осыпали золотом. Нет, мой план гораздо проще и реалистичнее.

Никиту тут же начали мучить нехорошие подозрения, а дварфка тем временем продолжала.

— Смотри, самое сложное в приеме орков — это исцеление. Без него использовать свои внутренние ресурсы, рискуя получить несовместимые с жизнью, а то и с духовным ядром повреждения, никто в здравом уме не будет. Это и для будущих потомков рода риск… Но! — Ария прервала свои не туда свернувшие размышления. — Но ты у нас не из рода, тебе плевать на наследников, никто не ждет от тебя силу предков… Понимаешь, к чему я клоню?

— Я могу получить раны, а потом, наплевав на последствия, использовать силу крови против своего врага? — тяжело вздохнув, уточнил Никита.

На самом деле ему много чего хотелось сказать. И о том, что и у обычных людей бывают наследники, и о том, что лично он специально в свое время составил свое семейное древо и теперь знает почти всех своих предков на два века назад. Не много, но все же… Но потом парень понял, что все его слова для Арии, которая привыкла смотреть на мир совсем по-другому, не будут значить ровным счетом ничего. А раз так, то зачем тратить время.

— Все верно, — Ария оценила правильный ответ. — Но и тут есть нюанс. Любой боец, который находится хотя бы на ступени подмастерья, легко заблокирует удар твоего молота, даже если ты усилишь его кровью.

— Но как же моя вчерашняя дуэль? — уточнил Никита.

— А ты не понял? Тебе просто повезло обмануть своего врага. Во-первых, он не ждал от тебя подобной атаки. Во-вторых, твой молот ускорялся в полете — это затрудняло оценку ситуации. И, в-третьих, он изменил траекторию, полетев не по прямой, а по дуге. То есть твой противник увидел через медитацию точку поражения, прикрыл ее, но в последний момент все изменилось.

Никита внимательно слушал дварфку. Да, еще вчера он понимал, что его сила именно во внезапности, но когда ему буквально на пальцах все разложили, в деталях, что и почему — это было очень полезно.

— Спасибо, — Никита с благодарностью склонил голову. — Тогда, получается, мне нужно не просто усилить свою атаку силой крови, но и сделать так, чтобы враг ее не ожидал?

Парень посмотрел на довольно кивнувшую Арию.

— И у тебя есть идеи, как это можно сделать? — дварфка кинула на Никиту оценивающий взгляд.

Пока новый урок шел хорошо: да, человек не знал многих вещей, но при этом он в очередной раз доказал, что умен. И Арии было очень интересно, сумеет ли тот собрать в единую картину все те части мозаики, что она перед ним разложила.

Глава 51. Кровь 3

Солнце поднялось над забором поместья Мастерсов и осветило три собравшиеся во дворе фигуры. Одна из них, и это был молодой дварф, работала в полный контакт с гибким черным столбом, а вот другие две замерли друг напротив друга, словно столкнувшись в невидимом обычному глазу поединке.

— Представим, что я орк, — Никита мысленно заговорил сам с собой, чтобы было проще найти решение поставленной ему задачи. — Я слабее врага… Но у меня есть моя кровь… Как я буду побеждать?

Парень невольно представил крупного краснокожего гиганта, на две головы выше, чем он сам. Орк, весь покрытый шрамами, стоял на холме и смотрел куда-то вдаль… Рядом плескалось море и билось о вытащенный на берег драккар, вдали стремительно вырастали в размерах сидящие на степных конях фигурки эльфов…

Бррр… Никита покрутил головой, прогоняя оказавшееся неожиданно реалистичным видение. Парень не понимал, что с ним только что было, но он и не особо об этом задумывался. Сейчас все его мысли занимало неожиданно сделанное открытие. Тот орк, которого он увидел будто во сне — он ничего не боялся. И именно это и подсказало Никите единственно верный ответ на заданный ему вопрос.

— Я подставляюсь и принимаю удар на себя. Делаю вид, что смертельно ранен, и…

— Нет! — оборвала парня Ария. — Не так!

Но Никита уже и сам понимал, что свернул куда-то не туда. Не стал бы привидевшийся ему орк притворяться.

— Я сражаюсь до конца, изо всех сил… — парень скосил взгляд на дварфку, но на этот раз та не возражала. Что ж, значит, решил он, можно продолжать. — А когда, рано или поздно, меня ранят, то я не обращаю внимание на боль, а вместо этого… Стараюсь зафиксировать врага, загоняя его оружие еще глубже в свою рану, а сам бью в ответ.

— Именно! — Ария довольно улыбнулась. — Осталась сущая малость — научить тебя игнорировать боль, а это, поверь, совсем не просто. Ну, и правильно использовать силу крови. И после этого ты уже сможешь в случае чего захватить с собой на тот свет одного своего врага.

Последнюю фразу Ария произнесла немного грустно, а вот Никита, наоборот, был полон энтузиазма. Да, он не шаман, чтобы уметь отводить боль. Но зато у него есть дикое лечение, и если подставиться не очень сильно, то потом вполне можно будет вытащить себя с того света.

— Тогда тренируемся? — бодрый тон парня удивил Арию, но в итоге дварфка даже улыбнулась, удивленно признавая, что у этого слуги есть такая редкая для подобной породы людей черта, как мужество.

— Тренируемся, — дварфка кивнула. — Начнем для начала с выработки умения терпеть боль, а завтра покажу тебе основы работы с кровью.

Никита предпочел бы, чтобы они работали в другом порядке, но Ария явно не собиралась слушать его мнение. Вместо этого дварфка хлопнула в ладоши, и на расстоянии десяти метров от черного тренировочного столба выскочила из-под земли новая площадка. Сначала Никите показалось, что на ней совсем ничего нет, но потом, приглядевшись, он разглядел маленький белый цветок.

— Что это? — парень точно не ожидал, что следующим его испытанием окажется такой вот подарок для флориста.

— Цветок из древнего леса… — Ульф, до этого не принимавший участия в разговоре, прекратил тренировку и, зябко поежившись, отошел от своего тренировочного столба на пару шагов. — Никогда не забуду, как с помощью этой штуки брал подмастерье…

— Без комментариев, — Ария оборвала молодого Кайзенса. — Кит, просто подойти к цветку и коснись его. Ничего больше.

— А в чем опасность? И как это поможет терпеть боль? — Никита не спешил идти вперед. Когда не надо было никого спасать, он предпочитал следовать принципу разумной осторожности. А тут еще какое-то неизвестное растение, упоминание древнего леса… Уж не того ли, в котором обитает некая мятежная королева, о которой не стоит говорить по ночам?

— Цветок бьет всех, кто к нему подходит, ментальной атакой, — Ария начала отвечать на вопрос парня. — По факту это ничем не отличается от боли, что ты можешь почувствовать при ранении. Вот и будем терпеть! И, что самое главное, без разрушительных последствий для твоего организма. Так что будь благодарен!

— Эмм, спасибо, — немного растерянно ответил Никита, вызвав тем самым улыбку дварфки.

А потом парень попробовал добраться до цветка. Ария сказала, что надо будет просто терпеть, и он был готов. Ровно до того момента, когда в голову словно бы впились тугие щупальца боли. И это чувство не подступало постепенно, давая время привыкнуть и подготовиться — нет, оно било сразу, парализуя тело и лишая мышцы сил.

— Ну вот, вроде задание мы для тебя и нашли, — Никита пришел в себя от того, что над ним, заслонив солнце, склонилась Ария.

Склонилась? До парня только сейчас дошло, что он не просто не справился, а по-глупому грохнулся в обморок. И почему этот цветок оказал на него такое сильное влияние? Никита ведь помнил, с какими повреждениями ему приходилось сталкиваться, когда он использовал Шаг теней больше, чем нужно. И тогда ведь все было нормально.

— Почему? — губы пересохли, и парень говорил не очень разборчиво. Впрочем, неправильно понять его вопрос было бы очень сложно.

— Что, раньше уже получал по голове, и теперь все в разы сильнее? — Ульф, ехидно улыбнувшись, пристроился рядом с Арией. — Все просто. До этого тебя били обычными руками и ногами. Сейчас же ты ощутил на себе последствия духовной атаки. Ведь те, с кем тебе предстоит сражаться дальше, обязательно будут пользоваться чем-то подобным.

Атака духовного уровня — теперь парень понял, в чем тут дело. Вот только легче от этого не становилось. Ему, как и раньше, надо было придумать способ, как противостоять подобным приемам… И хорошо еще, что он столкнулся с этими ощущениями заранее, а не во время реальной драки, когда на кону стояла бы не просто гордость, а что-нибудь гораздо дороже. Внутри Никиты начало еще больше разрастаться чувство благодарности к Арии, которая на самом деле им занимается. Не просто дает упражнения и уходит в сторону, а ищет то, что может сделать его сильнее.

— Ладно, хватит болтать, — дварфка и не подозревала, что творится в мыслях у парня. — Ульф, тебя никто не освобождал от спарринга со столбом. Кит, давай, покажи, на что ты способен. Ну, а я медитировать…

Главы 52-54

Глава 52. Кровь 4

На этом Ария развернулась, отправляясь на свое привычное место, а Никита силой заставил себя подняться и с едва сдерживаемой ненавистью посмотрел на белый цветок… Хотя нет, парень сам себя одернул, подобными эмоциями он ничего не добьется. Лучше успокоиться, собрать все свои силы в кулак и попробовать еще раз. Это же всего лишь атака, да, сильная, да необычная, но это не значит, что от нее нельзя защититься.

Никита снова двинулся в сторону цветка. Сейчас, зная, чего ждать, он был уверен, что справится. И даже сделал не один шаг вперед, а целых два — после чего снова обнаружил себя лежащим на земле.

— Уже полчаса прошло, — раздался голос Арии. — Рекомендую эффективнее использовать время тренировки.

Никита понимал, что его провоцируют стараться еще сильнее, но он пока просто не мог понять, как это делать. Да, парень мог бы просто опять броситься вперед, но разве не глупо раз за разом повторять одни и те же действия и рассчитывать на разный результат? Нет, в стратегии надо было срочно что-то менять. И где-то на грани сознания парня скользила мысль, что именно. Он ведь слышал что-то важное, что-то, способное подсказать ему, как справиться с этой белой заразой…

Никита постарался успокоиться и еще раз прокрутить все в голове все, что недавно происходило рядом с ним… Точно, Ульф же сказал, что с помощью подобного цветка его делали подмастерьем. Интересный момент? Очень! Никита сразу же вспомнил особые формы, что до этого видел в исполнении Марики и Зорка, ну и свой дневник, торопящий его как можно скорее открыть эту силу… Так, может быть, в этом и заключается ответ? Люди превращаются в ходячий ужас, и цветок помогает открыть эту форму…

Никита еще раз прокрутил эту мысль в голове, а потом снова поднялся и сделал шаг к цветку. Тот сразу же тряхнул своими лепестками, в голову ударила тупая боль, но парень и не думал защищаться — он бил в ответ, как и положено всем, кто хоть немного продвинулся по пути силы. Нападение — не просто лучшая защита, порой это единственное, что может тебя прикрыть… Бросив себя в состояние медитации, Никита зачерпнул всю духовную энергию, что скопилась у него в ядре, и швырнул ее во все стороны. Словно пар из закипевшего чайника…

Правда, в чайнике Никиты воды, в смысле энергии, было не так и много. Поток, излучаемый им наружу, закончился буквально за пару секунд. Но Никита успел: он добежал до цветка, коснулся его пальцем и, словив что-то вроде удара током, быстро откатился обратно.

— Прям вылитый орк, — Ульф снова воспользовался поводом прервать свою тренировку и повернулся к Никите.

— Что? — не понял парень, присев прямо там, где застала его реплика дварфа.

— Посмотри на себя, — улыбнулся Ульф. — Красная аура… У тебя она уже развеялась, но я определенно ее видел. А ты думал, от чего орки красные? Именно от постоянного использования своей духовной энергии для усиления тела.

— Усиление тела? — Никита окончательно растерялся. — Но я думал, что мы тренируем умение терпеть боль. Разве нет?

— Мне нужно было, чтобы ты так думал, — Ария подошла к парню и протянула руку, помогая подняться. — Не спрашивай, почему так. Есть определенные состояния нашего сознания, которые лучше всего позволяют штурмовать границы и открывать новые пределы.

— И чему я научился? — Никита еще не понимал, что именно произошло. Догадывался — да, но не понимал.

— Попробуй повторить то, что ты делал, — Ария вытащила нож и полоснула им по руке парня.

— Эй, я же только что все свои силы спустил на цветок! — возмутился Никита, глядя на рану.

— Так даже лучше будет, — дварфка ни капли не смутилась. — Пробуй!

Никита попробовал. Представил, что собирает энергию, только не из пустого духовного ядра, а из капающей с ладони крови, и так же заставил ее испаряться во все стороны.

— Ну точно, красная аура, — Ульф с интересом следил за обучением слуги. — Теперь-то даже ты ее увидишь. Очень хороший уровень контроля своего духа для того, у кого нет духовного ядра.

Никите стоило бы напрячься после подобных слов, но он сейчас был занят, наблюдая, как воздух вокруг него еле заметно покраснел и словно бы начал светиться.

— Теперь запоминай теорию, — Ария тем временем продолжала урок. — Красная аура, сила крови, помощь предков, как все это называют орки… Слова не важны, важна суть. Сколько крови от общего количества в твоем организме ты потратил, на столько ты и усилишь свою атаку.

— Подожди, — Никита тут же встрепенулся. — Получается, мне даже прироста в два раза не добиться. Ну, вряд ли же я даже против самого страшного врага спущу всю свою кровь.

— Именно поэтому кроме орков никто эту силу особо и не применяет. Стандартное и безопасное использование дает очень мало, — Ария продолжала как ни в чем не бывало. — Но есть и второй путь. Если полученная тобой рана смертельна, если задета нить жизни или духовное ядро, то эффект может усилиться в десятки раз. Здесь я уже точно ничего не скажу, орки не делятся своими выкладками, как ты понимаешь…

— Но, главное, теперь в случае чего я смогу ответить тому, кто сильнее меня, — глаза Никиты яростно сверкнули.

Он понимал, что доставшееся ему знание очень опасно, что даже с диким лечением не факт, что он сможет избежать неприятных последствий… Но просто знание о том, что он способен немного больше, чем все от него ждут, способен противостоять всем — Никите очень хотелось в это верить… Это очень согревает!

— А теперь, раз мы все разобрали, — Ария картинно потянулась, — заканчиваем тренировку. Ульф, тебя хотел видеть дядя. Кит, а мы с тобой, как и собирались, отправляемся в седьмой Ночной полк.

Молодой Кайзенс после слов дварфки немного поежился, Никита же, наоборот, расплылся в довольной улыбке. Почему-то от предстоящей прогулки с Арией у него были только самые приятные ожидания.

— Я готов, — Никита оттопырил локоть, чтобы они с дварфкой могли дальше идти под ручку. Он такое уже видел на вечеринке Ридумов, да и сам с Айлой ходил похожим образом. Ну почти… Так что парень был практически уверен, что Ария сделает шаг ему навстречу.

Но та просто взяла и расхохоталась.

— Спокойно, Ромеро. У нас исключительно деловой подход, — Ария уверенно двинулась вперед, и Никите не оставалось ничего другого, кроме как поспешить за ней.

— А кто такой Ромеро? — парень поравнялся со своей спутницей. Уж больно похоже это прозвучало на шекспировского Ромео, но разве могут его знать здесь, в Эдеме?

— Ромеро? — улыбка Арии стала еще больше. — Был такой известный дамский угодник среди людей. Но однажды он решил, что сможет справиться с дварфкой, и даже убедил одну на ночь любви.

— И?

— И, как и следовало ожидать, человек оказался слишком слаб для нашей расы. Пара переломов и полная дискредитация его как профессионала, — Ария с трудом сдерживала смех, глядя на своего спутника.

Вот только это было все внешнее, наносное. Внутри у дварфки были совсем другие мысли, гораздо серьезнее и определенно не такие приятные.

Глава 53. Бумага

Никита ничего не знал о мыслях своей спутницы, но зато оценил интимную шутку с ее стороны и расплылся в широкой улыбке. Если девушка позволяет себе вольности на подобные темы в твоем присутствии — это точно хороший знак.

— А где располагаются войска? — какое-то время они шли молча, и Никита начал вертеть головой, пытаясь понять, в какой район они забрели.

Все же Никс был довольно крупным городом, и парень, несмотря на все его похождения, смог исследовать лишь очень малую его часть.

— В военном квартале, — тяжело вздохнула Ария, отвлекаясь от своих мыслей. Слуга только что продемонстрировал очередное незнание очевиднейших вещей, и, похоже, ей опять придется заниматься его образованием. — Смотри, в городе сила есть у крупных родов, сект и чиновников. Последним и подчиняется армия, которую набирают и обучают на собираемые налоги. А теперь подумай: где будет находиться военный квартал в таком случае?

— У ворот? — попробовал догадаться Никита. — Чтобы отразить нападение вероятного врага.

— Да нет же! — мотнула головой Ария. — На стенах противника будут встречать разве что в случае большой войны. Если, например, нежить восстанет из болот Гилдена, если демоны поднимутся из Бездны, ну или если южане решат пустить нас всех на жертвоприношения своим мертвым богам. Во всех остальных случаях на окраины всем плевать — и нападающим, и городу. Любые чужаки пройдут там за считанные секунды, чтобы побыстрее добраться до кварталов торговцев или аристократов.

— Значит, военный квартал находится рядом с замком совета? — Никита вспомнил о горе над городом и прикинул, что они действительно подошли к ней ближе.

— Да, там резиденции всех городских отрядов, военные магазины, таверны, ну и многое другое, — тут Ария взмахнула рукой, как бы указывая на дома вокруг них. — Кстати, ничего не замечаешь?

— Ну, улица как улица, — Никита покрутил головой, а потом неожиданно заметил, что вокруг больше нет обычных прохожих.

Все, кто двигался вместе с ними в одном потоке или навстречу, были в форме. Рядом с магазинами и тавернами по краям дороги красовались скрещенные мечи. А откуда-то издали доносились громыхания чего-то явно похожего на пушку.

— Вижу, дошло, — довольно улыбнулась Ария. — Обычно сюда никого постороннего не пускают. И у армии даже такого заштатного городка, как наш, есть специалисты, которые вполне способны заметить и поймать даже адептов сект среднего ранга… Так что можешь гордиться, что смог сюда попасть.

Никита тут же понял, что пусть его никто и не проверял, но все дело в его патенте офицера-покровителя. Потом парень задумался о том, смогла бы дварфка заглянуть сюда на прогулку без него. И, наконец, его мысли остановились на магазине с рисунком брони, мимо которого они как раз проходили.

— Может быть, зайдем? Посоветуешь мне что-нибудь, — Никита просительно посмотрел на свою спутницу.

Та сначала хотела резко отказать, но потом улыбнулась каким-то своим мыслям и махнула рукой. Никита тут же расцвел ответной улыбкой и, не дожидаясь Арии, рванул внутрь. Парень давно мечтал найти какие-нибудь специализирующиеся на боевых искусствах магазины, и вот наконец-то ему подвернулось что-то подходящее. Причем не где-нибудь в городе, для всех, а в уникальном военном квартале.

Здесь-то точно бесполезные глупости продавать не будут — мелькнула мысль в голове Никиты, а потом все внимание парня сосредоточилось на десятках видов брони, расставленных вдоль стен. Толстые латы для передних рядов, тонкие парадные, украшенные драгоценностями, различные виды вязки кольчуг, сотни видов шлемов… Глаза Никиты заблестели, вышедший из-за прилавка продавец это сразу заметил и уже потер было руки в предвкушении сделки, когда вслед за человеком в магазин зашла дварфка. И вся радостная атмосфера тут же сошла на нет.

— Есть броня с духовным усилением? — Ария задала один-единственный вопрос, но, похоже, в нем-то и была вся суть.

— Нет, — продавец еще больше сник и покачал головой.

— Тогда расскажите моему спутнику, в чем разница между тем, о чем я вас спросила, и тем, что вы тут все продаете.

Тут не нужно было быть гением, чтобы понять, о чем говорят эти двое. Впрочем, Никита не торопился делать выводы, а решил сначала дождаться рассказа продавца. Тот, правда, предпочел бы промолчать, но под суровым взглядом Арии поперхнулся, а потом поспешил выполнить ее просьбу.

— Духовная броня ценится за то, что может выдерживать атаки с добавлением духовной энергии. У меня такой нет, за этим стоит обращаться, например, к уважаемым дварфам. Но зато здесь вы можете приобрести хороший металл для будущего зачарования…

— Клиссам рассказывай, какой у тебя металл хороший, — Ария стукнула ногтем по первой попавшейся броне, прислушалась к звуку и недовольно поморщилась.

— Ну, может быть, металл и не так хорош, как хотелось бы. Сейчас все задирают на него цену, — продавец опять сбился, — но зато в моем магазине всегда есть все модели украшений брони из самых последних коллекций. На любом приеме вы будете блистать, а сражаются пусть те, кому вы платите за это деньги.

Под конец своей речи продавец решил перейти в атаку, но все равно смотрелось это довольно жалко. Впрочем, Никита и так понял главное: все, что выставлено в этом и подобных магазинах — не более чем игрушки. Они помогут разве что против обычных людей или монстров. А вот любая духовная атака… Тут парень задумался.

— И что будет, если ты, — он посмотрел на Арию, — ударишь по такой броне с использованием духовного ядра?

— Я покажу? — дварфка тут же коварно посмотрела на продавца, но тот отчаянно затряс головой, умоляя не портить его имущество. — Ну, раз наш хозяин против, обойдемся без демонстраций. Просто поверь мне на слово, такие железки против реальных врагов — что самая обычная бумага. Никакой пользы, только движения сковывают да создают глупую иллюзию безопасности.

— Понятно, — Никита тяжело вздохнул и уже совсем по-другому посмотрел на здешние богатства. — Тогда пойдем, не будем терять время.

— Не будем, — согласилась Ария.

И под облегченный вздох продавца они вышли из магазина и двинулись дальше.

Глава 54. Рыцарь

Дварфка уверенно ориентировалась в военном квартале, так что долго плутать им не пришлось. За полчаса Никита с Арией прошли торговую улицу, потом минули район с тренировочными полями, где сотни и тысячи людей под крики своих командиров махали мечами и стреляли из луков, и, наконец, вышли к подножию скалы, под которой расположилось несколько десятков огромных квадратных домов.

— Что это? — Никита понял, что они дошли до места назначения.

— Корпуса отрядов, — ответила Ария. — Построены в форме равносторонних прямоугольников. Внутри каждого пустое место для личных полигонов, передняя часть — это учебные корпуса и жилища офицеров, остальные три стены — общежития воинов. Шесть этажей, на каждом из которых живет по шесть сотен рядовых бойцов.

— Тогда тут больше десяти сотен получается, — Никита быстро подсчитал общее количество людей на каждый из отрядов.

— Ну так они же воюют постоянно, полного списочного состава никогда и не бывает, — пожала плечами Ария.

— Воюют? — удивился Никита. — А я думал, что новый поход только планируется!

— Это большой поход, — девушка улыбнулась наивности своего спутника. — Но вот те же пограничные конфликты никуда не деваются. Пройдется такой корпус по границе вечного леса, а потом пара десятков умников-новичков, которые, несмотря на все предупреждения, решили погулять по ночам, и пропали. Или попадется разбойничья партия орков, решившая пощипать купцов, а потом еще раз продать новым счастливчикам краденый товар. Эти без боя не сдадутся — еще потери. Но это все настоящие мелочи по сравнению с тем, сколько бойцов поляжет, если случится столкновение с южанами. Эти никогда не признавали наших настоящих границ и всегда готовы пустить в ход силу мертвых богов…

— Уважаемый Кит… — Никита так увлекся рассказом дварфки, что не заметил, как к ним успел подойти какой-то неизвестный ему солдат. — Капитан Джел-лу и замкапитана Парсонс ожидают вас в главном зале. Позвольте проводить?

— Да, давай, — парень на всякий случай оглянулся на Арию, но та совершенно не возражала.

Их сопровождающий тут же быстрым шагом двинулся вперед. Что характерно, они прошли не через большие главные ворота корпуса, а через небольшую дверь справа от них. Потом быстрый подъем по винтовой лестнице, и вот уже наша парочка оказалась в небольшом кабинете, заставленном разной утварью.

— Доброго дня, — капитан Джел-лу поднялся с кресла и встряхнул своей шевелюрой. — Прошу прощения, что не встречаю официально, но я подумал, что не стоит людям видеть своего офицера-покровителя в компании какой-то дварфки.

Никита ожидал чего угодно — что их развернут, что ему нахамят, попрекая статусом слуги. Но вот что целью вроде бы вежливого капитана окажется Ария — это оказалось для него сюрпризом.

— Попрошу не оскорблять мою спутницу, — Никита поймал взгляд Джел-лу. — Мне казалось, вы настроены на сотрудничество, а не на конфронтацию.

В голове у парня судорожно крутились мысли: и что теперь делать? Спустить оскорбление, благо сама Ария на него не реагирует, или же вызвать этого франта на дуэль? А если вызывать, то как это сделать правильно? Тот же Квилл так просто атаковал Никиту и добавил в конце, что все по праву силы. Так, может быть, и тут нужно так поступить?

— В том, чтобы назвать дварфа дварфом, нет оскорбления, — ответ Джел-лу еще больше запутал парня. Может быть, он и в самом деле зря придирается? Это на Земле, где Никита знает, что скрывается за словами, он бы действовал сразу, а здесь, в Никсе, все может быть совсем по-другому…

— Кит, — неожиданно уха парня достиг шепот Арии. — Вызови его, отомсти за его слова. И тут не только во мне дело, он же проверяет тебя после поражения от Квилла. Некоторых ломают проигрыши, они теряют дух победы, и если ты хочешь, чтобы тебя тут уважали, докажи, что ты не такой.

Никита не знал, рассчитывала ли Ария убедить его своей речью или это была какая-то сложная манипуляция. Но по факту она добилась прямо противоположного эффекта. Если изначально парень думал, драться или нет, то, когда узнал, что все его к этому подталкивают, решил сначала попробовать зайти по-другому.

— Может быть, другие дварфы и есть только дварфы, но со мной сейчас моя спутница, Ария Мастерс. Прошу обращаться к ней соответствующе, — парень ждал реакции Джел-лу.

Если тот продолжит оскорбления, тогда да, выбора не останется. Но если же примет новые правила игры, то кровожадным порывам Арии придется подождать.

— Пусть так… — Джел-лу кивнул каким-то своим мыслям. — Приветствую уважаемую Арию Мастерс.

Никита улыбнулся, довольный своей победой. Все-таки выбить кому-то зубы — дело нехитрое. А вот заставить изменить свои взгляды — это уже гораздо сложнее. Увы, Ария явно не была с ним согласна.

* * *

Дварфка с неудовольствием смотрела на своего спутника.

Дядя всегда говорил, что город совершает ошибку, набирая армию только из людей. Да, в таком случае воякам проще ужиться, корпуса можно делать стандартные и экономить на строительстве… Но взамен получаются вот такие ситуации. Всю дорогу она ловила на себе то один, то другой презрительный взгляд. Потом был продавец в магазине, который чуть не нагрубил ей, дварфке, той, что родилась с пониманием металла. И вот теперь капитан Джел-лу… Да, как командир он был хорош, по крайней мере, так говорили слухи. Но вот его отношение к другим расам было таким же, как и у всех. Боготворить эльфов и с презрением смотреть на остальных — как это банально.

И вот теперь Кит, на которого у нее были такие планы, не хочет за нее сражаться. Капитан сам, ясное дело, драться не будет. Значит, выйдет Парсонс, а против него у боевого слуги, особенно с учетом последнего урока, прекрасные шансы… Все можно было решить в их пользу: заставить ответить за слова, заслужить уважение, выбить скидку, и все это человек взял и променял на пару слов сомнительных извинений. Самое обидное для Арии заключалось в том, что она знала — Кит не боялся драться, ни капли. В нем не было страха. Он просто не хотел это делать и, услышав последние слова капитана, тут же собрался отступить. Ну уж нет!

— Я сделаю тебе полный доспех из нашей стали! Не ширпотреб из магазина, а броня дварфов. Брось ему вызов!

Главы 55-57

Глава 55. Рыцарь 2

Никита уже планировал перейти к обсуждению сделки, когда услышал предложение Арии. И ведь он как раз недавно был у бронника и видел, что обычная защита, которую он мог бы купить за деньги, абсолютно бесполезна. А тут такой подарок! Ну почти… Парню очень хотелось сказать «да», но вместе с тем внутри него жила твердая уверенность, что драться за взятку — это неправильно.

— Ну, я же говорил. Дварфы — это всегда дварфы! — на помощь Никите пришел капитан Джел-лу. — Им лишь бы пустить кровь честным людям.

Никита тяжело вздохнул. Ну вот, хоть он и не собирался соглашаться на предложении Арии, оно все-таки сделало свое дело. Похоже, теперь драки не избежать.

— Капитан, я ведь вам уже говорил, как зовут мою спутницу… — начал парень.

— Может быть, лучше опустим все эти формальности и сразу перейдем к делу? — Джел-лу подошел к окну и повернулся к гостям спиной. — Замкапитана Парсонс, вы примете вызов нашего офицера-покровителя?

— С радостью, капитан! — длинный и тощий, похожий на жердь, Парсонс сделал два шага вперед и поднял свою трость, тут же превратившуюся в длинное хищное лезвие.

— Можешь использовать свой новый прием, — Ария поднялась на цыпочки и прижалась к уху Никиты так, чтобы на этот раз ее точно не услышал никто кроме него. — Замкапитана на этапе открытия миру, так что опасайся его особой формы. Впрочем, вряд ли он станет ее использовать сразу, если ты не спровоцируешь. Ну, а дальше можешь действовать как мы обсуждали… Не бойся, он еще слишком слаб, чтобы нанесенная им рана тебя убила. А у меня есть бальзамический настой некромантов. Зальем в тебя, походишь неделю как будто с оглоблей в глотке, а потом все и заживет.

Никита тяжело вздохнул от такого напутствия. Мало того, что он ввязался в драку, которая ему совершенно не нужна, так еще и в лучшем случае после нее он потеряет неделю времени.

— Начинаем! — Джел-лу хлопнул в ладоши, и Парсонс тут же поднял свою шпагу на уровень глаз парня.

Кто-то другой мог бы удивиться готовности сойтись в поединке прямо в рабочем кабинете, но лично Никита после драки на вечеринке и в аукционном зале уже понял, что тут к этому относятся довольно просто.

— Начнем, — парень вытащил из рюкзака два молота.

Тренировочный он отбросил в сторону, боевой взял в правую руку. Никита решил, что небольшой сюрприз с прилетевшим со спины оружием может ему пригодиться. Теперь бы ему только прилепить к своему противнику одну из клейких лент с руной, и все будет идеально. Жаль только, что тот уже видел этот прием и знает, чего ждать.

— Не беспокойся, я за ним присмотрю, чтобы не потерялся, — капитан обратил внимание на отброшенный тренировочный молот и, подойдя к нему, поставил сверху ногу.

Никита не мог не оценить этого поступка. Как ловко этот вояка понял, что он задумал, и, не выдавая этого, подстраховал своего помощника. Парню же оставалось только продолжать думать, ища новые способы выбраться из этой ямы, когда Парсонс атаковал. Его рапира удлинилась и рванула вперед, целясь в самое сердце Никиты. К счастью, парень был наготове. Несмотря на попытки замкапитана скрыть атаку, он все равно смог почувствовать ее отражение в своем духовном озере и заблокировать.

Увы, из-за расстояния каким-то образом использовать это для контратаки он не мог. Да и орочий прием теперь оказался под вопросом — как его применять, если враг не подходит ближе? Никита понял, что все плохо, и решил сменить тактику: расправив одну из рун в левой руке, он вытянул ее вперед, чтобы вернуть себе отложенный перед битвой молот. Впрочем, как парень и подозревал, поставленная сверху нога Джел-лу не дала его оружию и пошевелиться…

— Вы не подвинетесь? — Никита ехидно скосил взгляд на капитана, и тот, убедившись, что происходящее не станет сюрпризом для Парсонса, приподнял ногу.

Никита не мог не отметить, что несмотря на всю их грубость, оба его новых знакомых вели себя довольно прилично. По крайней мере, они в отличие от Квилла не были готовы втаптывать правила в грязь, и это выгодно их отличало.

— Продолжим, — теперь Никита полностью контролировал сразу два молота и был готов сражаться с привыкшим работать на расстоянии противником.

Раз — первый молот отправился в полет; без всяких рун, просто обычный бросок, не самый точный, но довольно сильный. Два — Никита увидел, что замкапитана отходит в сторону, и активировал руну, чтобы вернуть себе оружие. Благо во время путешествия по пещерам он уже успел наловчиться это делать. Три — снова молот отправился в полет. Четыре — опять мимо и опять он вернулся в руку парня. Никита понимал, что это немного, но не сдаваться же. А в ограниченном пространстве кабинета у него даже были шансы.

— Неплохая тактика, — впервые с начала боя Парсонс заговорил. — Вот только против меня это не поможет.

Тело замкапитана на пару мгновений превратилось в зеленый огонь, а потом часть этого пламени словно перепрыгнула на Никиту: стекла по нему с головы до ног, а потом застыла, не давая пошевелиться.

— Это моя особая форма, — замкапитана снова вернулся в человеческий облик и заговорил, подходя все ближе и ближе к Никите. — Она не боевая в отличие от тех, что предпочитают бойцы сект. Но лично я считаю, что форма контроля даже лучше. А проткнуть сердце своим врагам я смогу и сам.

— Кит! Вспомни, что мы сегодня тренировали! Красное пламя! — казалось, весь мир вокруг Никиты замер, но сквозь эту тишину и ритмичные шаги приближающегося Парсонса до парня донесся голос Арии.

Дварфка напоминала ему про орочий прием, только не тот самоубийственный, а первый, с которым он только тренировался. Неужели он сможет помочь? Парень полностью отключился от реальности, несмотря на вроде бы как попытавшееся остановить его зеленое пламя, нырнул в медитацию, а потом, зачерпнув большую часть силы из своего духовного ядра, плеснул ее во все стороны. По его коже тут же побежали красные огоньки, затем накинутая на Никиту сеть просто взяла и сгорела. Немного странно для атаки особой формы, что получилось так легко ее сбросить, но парень решил разобраться с этим позже.

— Не думай, что победа достанется тебе так просто, — Никита поймал взгляд удивленно замершего Парсонса, а потом все как-то неожиданно закончилось.

— Я хочу принести свои извинения. Не знал, что эта дварфка твоя учительница. Думал, обычная торгашка, каких полно в среднем городе. А учителей, кем бы они ни были, в моем отряде всегда уважали и будут уважать, — зазвучавший тихий голос капитана Джел-лу, казалось, успокаивал сразу всех.

И Арию, удовлетворенную тем, как их род выделили среди подлиз старейшины Воллоса. И Никиту, которому оказалось достаточно, что капитан признал свою ошибку. И Парсонса, увидевшего в происходящем прежде всего новый урок от своего наставника.

— Ну, раз с этим мы разобрались, — Ария отодвинула замкапитана в сторону и уселась в гостевое кресло рядом с огромным столом, — тогда предлагаю перейти к делу и обсудить наш будущий заказ.

Глава 56. Манеры

Следующие десять минут Никита делал то, о чем они с Арией изначально договорились. Стоял с умным видом и не вмешивался, слушая, как капитан хвалит его наработки и соглашается с предложением дварфки использовать не мечи, а тоже молоты.

— Итого тысяча золотых за штуку, тысяча за зачарование с учетом передачи секрета руны возврата, и заказ будет готов до конца недели? — Джел-лу уточнил результаты сделки.

— И твои люди закупят для меня сталь в имперских мастерских по вашей цене, — напомнила Ария.

— Да, — капитан вздохнул. — Пусть будет так. Поддержку хоть одного приличного дварфа, раз такой мне наконец-то встретился. А вот за зачарование, может, все же скинем немного? Мои специалисты говорят, что смогут подобрать похожую комбинацию, нужно только время…

Тут он скосил взгляд на Никиту, и тот не выдержал и решил сам ответить на эту провокацию.

— Из тысячи золотых, что вы платите за зачарование, за сам процесс я беру только один золотой. Все остальное — это плата за знания, как это делать быстро, здесь и сейчас. Так что смотрите сами.

Старый земной анекдот в немного поправленной интерпретации парня неожиданно пришелся ко двору, и капитан с Арией дружно хмыкнули. Никита тут же решил воспользоваться ситуацией и прояснить, что его новым знакомым известно о грядущем походе.

— Так с кем будем воевать? Орки? Древний лес? — парень старался ни на кого не смотреть, чтобы не выдать свое волнение. Не лучший прием в диалоге, но увы, не всех с детства обучают правильно общаться.

— Пока нам ничего не сообщили, — Джел-лу пожал плечами, словно бы и не заметил ничего странного. — Кстати, как офицер-покровитель не хотите сделать взнос в пользу отряда? Город вот недавно прислал нам противомалярийные настойки. Может быть, и вы сможете поддержать наших вояк?

Никита растерялся, не зная, что сказать, но тут ему на выручку пришла Ария.

— Настойки от малярийных комаров? — дварфка нахмурилась. — Учитывая, что эти твари обитают только на побережье, похоже, с целью похода все очевидно.

— Именно, — Джел-лу хитро сощурил глаза, намекая, что только что таким вот образом ответил на заданный ему вопрос. И ведь действительно хитрый лис, Никита вспомнил прозвище капитана, прямо ничего не сказал, но все равно помог во всем разобраться.

— Можно мне будет получить набор обмундирования рядового бойца вашего отряда? — неожиданно Никите в голову пришла гениальная, как ему показалось, мысль. — Я посмотрю, что у вас уже есть, и подумаю, что можно было бы добавить. За мой счет…

Парень выдержал паузу, капитан тоже, словно обдумывая это предложение. Наконец, Джел-лу, не найдя в словах нового офицера ничего предосудительного, кивнул Парсонсу, и тот в ту же секунду протянул Никите холщовый мешок. И где только прятал его?

— Тут все, что вы просили, — начал объяснять замкапитана. — Можете проверить сами, можете еще пообщаться с солдатами. Во внутреннем дворе сейчас как раз тренируется вторая рота.

Никите очень хотелось спросить у него о своем красном пламени, что смогло сбить наложенное особой формой оцепенение, но в итоге решил не позориться своим незнанием. Один день ничего не решит, а завтра парень сможет уточнить все детали у Арии.

— Тогда так я и поступлю… — кивнул Никита.

Затем он со всеми попрощался, выслушал от дварфки, что та будет его завтра ждать и на тренировку, и на зачарование первой партии, а потом по указанному Парсонсом маршруту прошел во внутренний двор.

— Ого! — парень огляделся по сторонам.

Здание казарм оказалось даже больше, чем это виделось снаружи. На внутреннем плацу легко бы разместилось не меньше четырех олимпийских стадионов, и сейчас по этому простору носилось около сотни солдат. Бег, прыжки на десятки метров, слаженные маневры — Никита даже засмотрелся.

— Разрешите представиться: капрал Лисс! — перед парнем будто из воздуха появился невысокого роста крепыш с рыжими волосами, словно бы в пару к его имени. — Замкапитана Парсонс предупредил о вашем появлении и попросил ответить на ваши вопросы.

Лисс словно бы из пулемета выстреливал предложениями, и понять его было довольно проблематично. Впрочем, Никита быстро уловил главное: ему рады, ему помогут, и еще у военных есть связь друг с другом. Впрочем, учитывая те же зачарованные дощечки, что парень уже видел до этого, в армии тоже было бы разумно чем-то подобным поддерживать контакт со своими подчиненными.

— Расскажите тогда про ту экипировку, что у вас есть сейчас, — парень протянул Лиссу переданный ему мешок.

Тот не стал терять время, быстро высыпал из него все и принялся объяснять.

— Стандартный набор. Кожаная броня с пропиткой для заживления обычных ран. Легче, чем сталь, и помогает не только от обычных крестьян, но и против живности. Те же натертости лечит, легкие отравления — в общем, очень полезная штука. Дальше меч, закаленный на источнике города, наносит простейшие духовные раны. Множеством таких ударов вполне возможно осушить духовное ядро даже адепта секты среднего уровня, так что с нами всем приходится считаться. Теперь бальзам некромантов — для приживления отрубленных конечностей. Зелье духов — для того, чтобы видеть возможные ловушки. Дощечки связи, дощечки запрета призывов — тут все понятно. Ну, и полевой рацион на семь дней. Ах да, чуть не забыл, противомалярийное зелье, только недавно поступило…

Лисс замер, ожидая реакции Никиты. А парень во все глаза смотрел на одну из дощечек, лежащих перед ним. Запрет призывов, штука, о которой он так давно мечтал.

— Расскажешь о ней подробнее? — парень указал на заинтересовавший его артефакт.

— Стандартная дощечка запрета, — начал тараторить капрал. — Отменяет простейшие призывы, на средних сгорает и останавливает, на высших сгорает и не останавливает. Тут опять же важно, чтобы ты был не один. Вот в нашей роте сотня таких дощечек: выйди мы даже против демонолога, штук тридцать он нам сожжет на первый призыв, остальные на второй усиленный пойдут, а потом уже мы до него доберемся и пошинкуем.

Лисс гордо сверкнул глазами, довольный тем, как ловко показал перед новым офицером свою лихость и храбрость. Никита же больше думал не о своем новом рыжем знакомом, а о том, что эти дощечки оказались совсем не такими универсальными, как он думал. Впрочем, парню в голову тут же пришло решение.

— Сколько такая дощечка стоит?

— Пятьдесят серебра, — Лисс явно не ждал такого вопроса, но ответил бодро. — Ну, это для наших. За сколько в городе продают, я не знаю…

— Тогда сможешь достать мне сто таких сегодня к вечеру? С меня пятьдесят золотых за покупки и пятьдесят сверху лично тебе, пойдет? — Никита внимательно посмотрел на капрала и даже без ответа, просто по блеску в его глазах понял, что тот согласен.

Глава 57. Зелья

— Прекрасно, — Никита оценил серию быстрых кивков. — Тогда до полуночи в моем магазине на Козьей улице. Если меня не будет, просто оставь у двери. И… — тут парень задумался, — если будет еще что интересное, то приноси и рассказывай. Я за ценой не постою.

Он уже собрался подхватить тестовый мешок с обмундированием солдата Никса, когда Лисс неожиданно быстро огляделся по сторонам и несколько раз кашлянул, прочищая горло.

— А вот вы про секреты сказали, — он снова покрутил головой, словно высматривая кого-то. — А если мне уже сейчас есть что рассказать, можно?

— Можно, — Никита повернулся к Лиссу и прикинул свои финансы.

Если с закупкой дощечек запрета призыва хватило обещаний расплатиться — все же офицер пообещал, а не абы кто — то теперь без налички определенно будет не обойтись. К счастью, у Никиты еще лежал так и не потраченный остаток денег с выигрыша за последнюю ночь, и парень очень надеялся, что этого будет достаточно. По крайней мере, если обещанные за доставку пятьдесят золотых Лисса вдохновили, то и сейчас, по идее, такая же сумма его устроит.

— Надеюсь, твоя история меня заинтересует, — парень передал капралу стопку монет и принялся ждать рассказа.

— Точно заинтересует, — Лисс моментально расплылся в улыбке, благодаря судьбу, что сегодня на плацу оказался именно его отряд. — Вы же слышали про малярийное зелье, что нам выдали? Так вот оно не работает.

— И как ты узнал? Тут же комаров нет, — возразил Никита, думая в основном о том, зачем ему вообще может понадобиться эта информация.

— Один из моих бойцов раньше работал помощником алхимика, так он по запаху понял. Обычный спирт с красителем. Мы вчера его пили, так что тут без сомнений.

— Допустим, — тяжело вздохнул Никита, — кто-то из города заработал на некачественной поставке зелья, мне-то это зачем? Я с советом воевать не собираюсь.

— Так не стал бы никто поставлять некачественную партию зелья, если бы мы на самом деле шли к побережью, — Лисс понизил голос. — Нас бы тогда просто вырезали всех, а пускать под нож свою армию просто так город не позволит. Да и дознаватели армейские подобное бы не пропустили. Нет, такая поставка возможна только в одном случае…

— Если она не пригодится, — догадался Никита.

Ну, конечно — картинка в голове у парня окончательно сложилась. Вся эта история с зельем, о котором всем известно — это просто отвод глаз, ради чего закупать реальную вакцину посчитали не нужным. Да и кто бы без комаров, которые здесь не водятся, смог бы проверить, настоящая она или нет, если бы не недоучка алхимик и не желание выпить? А так правда всплыла, и, возможно, помимо членов совета и отряда Лисса, Никита единственный, кто ее знает.

Парень прикинул, что за такую информацию он точно сможет окончательно распрощаться с Зорком, и расплылся в улыбке.

— Что ж, такой секрет меня устраивает, держи еще пятьдесят золотых. Но я бы хотел попросить, чтобы в ближайшую неделю эта информация больше ни к кому не попала. Я могу на тебя рассчитывать?

— Буду нем, как пленник орков, — капрал Лисс провел ногтем по языку, и немного успокоившийся Никита двинулся к выходу.

На часах время уже уверенно двигалось к обеду, а значит, парню надо поспешить, если он не хочет пропустить сегодняшнюю тренировку боевых слуг и встречу с Викторией. Заодно в памяти всплыли обещания Сереги и остальных отправиться завтра в подземелье. Утром все это казалось таким далеким, но вот уже прошло полдня, и завтрашняя проблема становится все ближе и ближе. Никита попытался представить, чем сможет закончиться их завтрашний поход, и в итоге только тяжело вздохнул.

— А вот и ты! — в этот момент главные двери корпуса распахнулись, и оттуда вышла довольная Ария. Похоже, теперь ее уже никто не собирался прятать.

— Подписали договор? — Никита прикинул, что если задержится с дварфкой на пару минут, то ничего не случится. — И, кстати, как там насчет моего комплекта брони?

Парень не собирался ради него драться, но раз уж в итоге все так сложилось, не отказываться же от такой возможности.

— Ха! — Ария рассмеялась во весь голос. — Ладно, будет тебе броня. Нагрудник держи сразу, остальное нужно будет подогнать по твоему росту, так что уже завтра передам.

Дварфка засунула руку в висящую у нее на поясе сумку и вытащила оттуда — спасибо сжатому пространству — обещанный подарок. Латы были совсем как те, что защищали парня во время дуэли на вчерашней вечеринке. И Никита тут же, под заинтересованными взглядами дварфки и случайных прохожих, скинул с себя верхнюю часть формы и надел доспех прямо под нее. Вышло немного громоздко, но это только если присматриваться. Под плащом все терялось, и на первый взгляд казалось, что парень ничем не защищен.

— Красавчик, — Ария отвесила Никите комплимент. — Ладно, я ушла. Помни, завтра у нас и тренировка, и работа.

— Не забуду! — Никита сосредоточенно кивнул.

На этом они с дварфкой и расстались. Та отправилась к себе домой, а Никита по прямой побежал в сторону секты Теней. К счастью, со скоростью у него проблем не было, немного времени он сэкономил на пропущенном обеде, так что в итоге парень даже не опоздал на занятия боевых слуг.

В небольшом зале с деревянными стенами и стеклянной крышей помимо Никиты собралось еще десять слуг, допущенных до получения статуса боевых. И если сам парень смотрел на предстоящую тренировку как на потерю времени, то все остальные явно ждали ее с самым настоящим нетерпением. Впрочем, у них же в отличие от Никиты не было никаких тайных сил, а возможность стать боевым слугой — это неплохой шанс продвинуться в этой жизни.

— Сегодня мы с вами будем разбирать такую важную тему как права и обязанности боевого слуги, — это занятие вел не кто иной как Ким Сатим, личный помощник Селины Кирк. И в отличие от других преподавателей он предпочитал сосредотачиваться не на практике, а на теории.

Впрочем, Никита подобному повороту был только рад. Учитывая, что остальные кандидаты работали лишь с простейшими тренажерами, для него это было бы лишь потерей времени. А вот такая интересная тема была весьма кстати.

Главы 58-60

Глава 58. Вся суть

— Начнем с главного, — Сатим заложил руки за спину, выгнул грудь колесом и в таком виде ходил перед аудиторией. — Слуга, не важно, боевой он или обычный, не имеет никаких прав. Он может то, что позволяют ему свободные люди, не больше и не меньше. Это основа нашего пути в обычной жизни и это же позволяет нам понять, как вести себя в бою.

Никита тяжело вздохнул. Ну вот, только он понадеялся на практические советы, как урок, несмотря на свою тему, оказался обычной теоретической накачкой. Впрочем, за последующий час пару полезных моментов для себя парень все-таки отметил. Во-первых, если кто-то оскорбил секту или хозяина, то бить ему морду самому никак нельзя. Потому что слуга не имеет права решать, что такое оскорбление, а что нет. Во-вторых, если оскорбили самого слугу, то и тут надо терпеть — по той же самой причине…

Ким приводил множество примеров правильного и неправильного поведения слуг секты, сопровождая их нравоучительными комментариями, и в итоге Никита не выдержал. Тем более что ему показалось, будто его вопрос очень даже подходит под тему урока.

— А что, если слуга получил, ну, допустим, офицерский патент? Я слышал, что город их порой продает на аукционах, так что все возможно.

— Хм, — Сатим на мгновение задумался, было видно, что вопрос его действительно заинтересовал. — Полагаю, тут все просто. В любом разговоре кто-то — или слуга, или его собеседник — обозначает, кого они видят друг в друге. И из этого уже выстраивают свои отношения.

— То есть сегодня со мной… в смысле с таким человеком могут разговаривать как с офицером, а завтра высечь розгами как слугу? — уточнил Никита.

— Ну, высечь розгами без разрешения хозяина будет нарушением закона. Проще убить. В таком случае заплатил конкретную виру и все. А с розгами еще оскорбление свободного жителя города припишут… Ну, а в остальном ты прав, — Сатим улыбнулся, постучал себя по уху, напоминая Никите, что давал ему свою табличку на случай появления вопросов, и продолжил лекцию.

Правда, парень его уже почти не слушал. Одну вещь о Никсе и вообще этом мире он уже окончательно осознал. Да, тут есть куча законов и традиций, которые в идеале хорошо бы соблюдать… Вот только если у тебя есть сила — как у того же Квилла — ты можешь плевать на все эти правила с высокой колокольни. Вот и весь сказ!

Занятие тем временем подошло к концу. Будущие боевые слуги принялись подниматься и, собираясь в кучки, обсуждать услышанное. Никите, с одной стороны, хотелось бы познакомиться со всеми ними поближе, но, с другой, его ждала встреча с Викторией. И с ней пообщаться ему хотелось немного больше.

— Спасибо за урок, — парень на прощание поклонился Сатиму, просиявшему от признания своего мастерства учителя.

— Слышал, вы завтра с твоими хозяевами хотите отправиться под землю, — Никита уже почти ушел, когда помощник Селины его окликнул, а потом, воровато оглянувшись по сторонам, добавил: — Если что, моя госпожа очень любит заниматься рукоделием из паучьего шелка. Так что попробуй достать его, тогда она тебя точно отметит. Ну, а ты и за меня замолвишь словечко.

— Обязательно. Спасибо за совет, — Никита еще раз вежливо кивнул, отметив про себя, что добрые отношения с Сатимом неожиданно себя оправдали. Если бы парень молча ушел, то ему бы ничего не сказали. А так намекнул, что считаешь человека хорошим учителем — а в этом мире это, похоже, очень и очень важно, и в итоге узнал, как улучшить отношения с главой слуг секты Теней.

Впрочем — тут мысли парня продолжили свой полет — учитывая сколько стоили элементы костюмов для адептов сект с подобными паучьими элементами, он бы и сам не отказался от этого материала. Ну да пока его нет, чего жалеть… Никита быстрым шагом дошел до рабочего кабинета Виктории и резко три раза постучал в дверь. Они уже давно не виделись с девушкой, и он опасался, что и сегодня она куда-нибудь уйдет по своим делам…

— Привет, — дверь распахнулась, и Никита, еще даже ничего не услышав, сразу узнал такой знакомый и приятный аромат духов.

— Привет, — парень смотрел на Викторию и не знал, что еще ей можно сказать.

— Я скучала, — девушка произнесла всего два слова, но для Никиты этого оказалось более чем достаточно.

— Я тоже, — они стояли и просто смотрели друг на друга.

— Где вчера пропадал? — Виктория первой взяла себя в руки.

— Был на вечеринке Ридумов, надо было сопроводить знакомого дварфа, найти ему парочку… Но там было не особо весело, если честно. Сначала меня заставили драться с телохранителем Саймуса Квилла, а потом и он сам размазал меня по стенке и забрал мой лот с аукциона, — Никита попробовал превратить свои вчерашние приключения в шутку, но получилось не очень.

— Я понимаю — телохранитель, но почему на тебя напал сам Квилл? Есть раны? — спросила девушка.

— Вроде нет, — Никита на самом деле только сейчас задумался о возможных последствиях атаки зеленоволосого эльфа и прощупал свою грудь. На первый взгляд, все было как обычно.

— Эх, надо тебе было меня с собой позвать… — Виктория начала говорить, а потом как будто сбилась в процессе. — Впрочем, наверно, ты все же правильно поступил. Учитывая, что ты не смог постоять за самого себя, приглашать с собой еще и девушку — да, это был бы опрометчивый поступок.

Виктория замолчала и окинула Никиту ехидным взглядом, от которого кулаки парня яростно сжались. Не смог бы постоять… Да, в чем-то Виктория права, но то, как она все это сформулировала, как сказала… Хотелось закричать, доказать, что это не так.

— Ладно, мне пора работать, — девушка словно потеряла к Никите интерес. — Можешь идти, сегодня твоя помощь не понадобится.

* * *

Виктория захлопнула дверь перед носом слуги и замерла, прокручивая в памяти все, что только что сказала. Вроде бы все было правильно… Девушка ведь прекрасно поняла, кто именно подставил слугу перед имперцем, поняла, что это помощь ей втравила Кита в неприятности, и как достойная представительница рода Гейбс решила исправить ситуацию. Мысли девушки неслись одна за другой… Это еще повезло, что Маули натравил на Кита именно Квилла, этому хоть хватило гордости остановиться… А что будет, когда этот чертов детектив настроит против парня кого-то из местных? У кого есть время, сила и отсутствует чувство чести… Нет, надо было срочно это исправлять.

И Виктория оттолкнула Кита так, что он уже точно не вернется. Теперь Маули узнает, что слуга больше не будет для него препятствием, и сможет оставить того в покое. Надо только правильно донести до него эту мысль, и он не сможет сказать «нет». По губам Виктории пробежала кривая ухмылка. Хватит ей уже сидеть тут, на территории секты, и прятаться! Учитывая, что она узнала ночью об экспериментах мастеров секты, возможно, предстоящая сделка будет не такой уж и односторонней.

Глава 59. Книги

Никита стоял за дверью Виктории и не знал, как ему дальше себя с ней вести. Он совершенно не понимал, что случилось с девушкой, почему она так с ним обошлась и что теперь делать дальше. Может быть, он бы тут проторчал еще долго, если бы со стороны лестницы не донесся цокот чьих-то когтистых лап, а потом не показалась морда крысолюда-библиотекаря.

— Как удачно я тебя встретил, — разумный монстр, казалось, совершенно не обращал внимание на состояние Никиты. — Меня как раз просили передать тебе эти две книги. Ты же работаешь на нового алхимика?

Никита растерянно подхватил два брошенных ему фолианта. «Исход орды. Новая история Габра» — верхний из них определенно был об орках. Никита подвинул книгу и прочитал второе название: «Мятежная королева. Предательство тьмы».

— Это Зирис попросил? — парень успел задать вопрос, когда крысолюд уже почти скрылся на лестнице.

— Ну, а кто же еще, — недовольно буркнул библиотекарь. — Должен я ему был, вот и пришлось пообещать. К счастью, судьба благоволит честным крысолюдам, и мне не пришлось тащиться на Козью улицу…

Все это время библиотекарь одновременно и говорил, и спускался, в итоге просто пропав из поля зрения Никиты и тут же замолчав. Впрочем, с ним и так все было понятно. Барон Крюгге воспользовался связями, чтобы сдержать данное ночью слово. Что ж, Никита не мог не отметить, что с Зирисом приятно иметь дело. Он и с деньгами ему помог, и вот теперь со знаниями. Парень даже на какое-то время забыл о Виктории… Потом снова вспомнил, но чувства были уже совсем не такими яркими. В итоге парень решил еще раз попробовать пообщаться с девушкой, когда та успокоится. А пока он отправится домой и займется изучением двух таких явно многообещающих трудов.

— Это вам не лекция Сатима, — Никита довольно усмехнулся, прикидывая, что уж в книгах-то столько воды, сколько на обучении боевых слуг, точно не будет.

Не теряя времени, парень быстро добежал до своего дома, узнал у Нульфа, что новых клиентов опять не было, и засел за книги. Написаны они были вручную и довольно крупным почерком, так что читались довольно быстро. В итоге с историей орков, состоящей в основном из описаний сражений, Никита управился буквально за час. Теперь он узнал, что с этой расой люди столкнулись уже после смерти темных богов. Экспедиция Южной империи пересекла великое море и достигла другого континента. Дальше была колонизация, вывоз ресурсов и эксплуатация странных местных жителей, оказавшихся на удивление слабых в духовном плане. Вот только прошло десять лет, и очередной корабль метрополии, отправившись за новым грузом, вместо всех прибрежных городов увидел только пепелища. Именно в тот год орки открыли свою родовую силу, и первые шаманы повели в бой первые орды, вырезавшие всех захватчиков подчистую. И, похоже, именно то время определило нелюбовь орков к Южной империи и нейтральные отношения со всеми остальными.

— Нульф, — Никита позвал сидящего рядом великана, решив обсудить прочитанное. — А вот ты как думаешь? После всего, что с ними было, имеют орки право грабить всех остальных или нет?

— Если они сильны, значит имеют право, — Нульф ответил совсем не так, как ожидал парень. Но зато вполне в духе этого мира. Действительно, кто сильнее, тот и прав. — А история, разве она важна? Тех, кто их захватывал, давно нет в живых. Если следовать такому правилу, то каждой расе нужно вырезать под корень всех остальных, потому что в глубине веков между всеми найдутся обиды и недопонимания.

Продолжение мысли великана застало Никиту врасплох. Такого философского взгляда он от него точно не ожидал. И ведь что-то в этом действительно есть… Парень вернулся к книге и принялся на этот раз перечитывать эпизоды с применением силы предков. Он же думал недавно, почему его красное пламя сбило оцепенение, наложенное замкапитана Парсонсом, и вот, похоже, теперь Никита добрался до ответа. И даже тренировки с Арией ждать не пришлось.

Духовная энергия народа орков отличается от того, что мы видели у других рас. Да, она слабее, ее меньше, но при этом она поражает особой чистотой. Именно чистота духовной силы орков при активации красного пламени позволяет им сжигать любые наложенные на них проклятья. Некоторые секты пытались использовать кровь краснокожих для усиления своих духовных ядер, но полукровки выигрывали лишь на начальной дистанции. Потом, как и у орков, их скорость развития замедлялась, и обычные дети легко их обходили.

Никита смущенно почесал затылок. Странное дело, его умение видеть руны роднит его с демонами, чистое красное пламя — с орками. Интересно, со сколькими расами у светлых орденов еще было пересечение?

Отложив в сторону первую книгу, Никита решил взяться за вторую. Увы, здесь процесс пошел раза в два медленнее: а все из-за того, что вместо интересных описаний битв парню приходилось продираться сквозь скучные и бессмысленные на его взгляд интриги пятивековой давности. Вообще, первая половина истории больше напоминала любовный роман о некой Хлое Гишон, старшей дочери императора Северной империи. Она росла, меняла фаворитов, боролась за власть, но в итоге поняла, что, несмотря на всю ее силу и умения, трон все равно достанется брату. И тогда Хлоя отреклась от родовой силы эльфов, тьмы.

По Никите, когда он дочитал до этого момента, невольно побежали мурашки.

— Нульф, — он снова позвал великана, причем даже не столько, чтобы задать вопрос, а чтобы услышать чей-то голос и прогнать поселившийся внутри холод. — А что, сила эльфов — это тьма?

— Конечно, — Нульф, все это время старательно пытавшийся побороть сон, тут же показательно взбодрился. — Честная тьма… У нее много проявлений, у каждого их рода своё… Кстати, сейчас же в город вроде один из Квиллов приехал. Так они капли тьмы используют. Но это они только так называются: если в них много духовной силы вложить, то можно затопить во тьме целый город.

Никита тут же вспомнил снаряды, ударившиеся ему в грудь. Получается, Квилл атаковал его не чем-нибудь, а родовой способностью. Интересно, стоит ли этим гордиться?

— А что насчет Хлои Гишон, мятежной королевы? — Никита спросил и снова скользнул взглядом обратно в книгу. — Зачем ей было отказываться от тьмы и обращаться… к силе природы?

Никита прочитал последнюю строчку с некоторым удивлением. Неужели силы природы так испугался тот же Зирис? Впрочем, в мире, где адептов света считают самым страшным злом, почему бы и нет. Тут парень поднял взгляд и увидел, как обычно непоколебимый великан дрожит от страха.

Глава 60. Работать

— Кит, давай не будем упоминать эту ведьму. Ну её! — голос Нульфа прозвучал настолько жалобно, что Никита поспешил согласиться со своим помощником. Парень решил, что не стоит давить на людей. Тем более когда у него есть книга, в которой он и так сможет все прочитать.

Стараясь не обращать внимание на продолжающего вздрагивать Нульфа, Никита погрузился в чтение.

И тогда Хлоя Гишон отреклась от честной тьмы и приняла проклятую силу природы…

Парень нашел момент, на котором остановился, перевернул страницу и неожиданно увидел два портрета эльфийской девушки. Первая, с родственниками, до и вторая, уже в одиночестве, после. Впрочем, Никиту заинтересовало не миловидное личико, а волосы девушки. До отказа от тьмы они были зелеными — единственные такие на семейном снимке — а потом стали белыми. Интересно, тут же задумался парень. Случайность ли это или он только что наткнулся на постыдную тайну прошлого императорской семьи?

Впрочем, Никита решил не спешить с выводами и, как оказалось, не зря. Когда он принялся читать дальше, то не нашел описания силы Мятежной королевы, или почему ее все так боятся, но зато наткнулся на одну интересную легенду.

Приняв силу природу, Хлоя смогла пройти в место силы Древнего леса и подчинить его себе. С тех пор ни один из посланных туда переговорщиков не вернулся. Лес поглощал каждого, кто ступал под его своды, будь то одинокий эльф или целая армия. Но Хлоя на этом и не думала останавливаться. Она помнила о роде Квиллов, тех, кто настроил брата против нее, и задумала месть. Молодая госпожа понимала, что за пределами Древнего леса даже с новой силой не сможет совладать с таким сильным родом, и применила хитрость.

Сначала она переоделась нищенкой и выпросила один золотой у наследника Нирка. Тот не смог отказать гадалке, что так легко угадывала все его тайные желания, и подарил той необходимый для ритуала металл с отпечатком силы своей семьи. И тогда, подготовив все необходимое, Хлоя явилась прямо в родовое гнездо Квиллов. Великий магистр Арктурус вышел ей навстречу и атаковал Мятежную королеву водоворотом тьмы, не зная, что той только того и надо. Специально пропустив атаку, Хлоя поймала часть терзающей ее силы в золотую ловушку, созданную из полученной ранее монеты.

Таким образом Хлоя Гишон скопировала силу рода Квиллов, но не стала изучать ее сама — нет, как дочь императора она придумала гораздо более страшную месть. Создав из золотой ловушки карту, она выпустила ее в мир, и с тех пор ни один из Квиллов не может спать спокойно, зная, что в любой момент их знания и мощь могут достаться хоть самому глупому крестьянину южного предела. Квиллы пробовали вернуть свою силу, они собрали всю мощь и ударили по остаточному следу Хлои, но та смогла предсказать и это. Ее бывшие враги пытались вернуть свою силу, но вместо этого Мятежная королева подсунула им цвет своих волос. Чтобы все и всегда помнили, кто победил Квиллов и поставил их на место.

Интересная получилась история, подумал Никита. Жаль, правда, что назидательного эффекта зеленых волос никто не помнит… А потом он осознал, что, оказывается, все это время болел за Хлою в ее борьбе со старыми врагами. И не только потому, что и сам пострадал от Квиллов, но еще и из-за того, что прекрасно понимал желание девушки чего-то добиться, а не вечно жить в тени других.

— И чего ее все боятся? — последний вопрос Никита задал вслух, и Нульф тут же удивленно посмотрел на него. В итоге парню пришлось выкручиваться, чтобы не напоминать великану о столь неприятной для него теме. — Я говорю, что мне сейчас надо будет отойти, может быть, закажешь нам на двоих еды?

Никита решил, что теории на сегодня достаточно, пора заняться и практикой. Тем более что у него столько дел. Для начала надо посмотреть, что творится у входа в Неверкейв. Потом прикинуть завтрашний маршрут, по которому пойдут его друзья, и заранее проверить, чтобы там не было никого опасного. Ну и, наконец, с него никто не снимал обещания изготовить духовные пилюли для Зириса, а для этого нужно было уже начинать охотиться на духов.

— Конечно, закажу, — прерывая мысли парня, Нульф ответил на его вопрос. — А что ты будешь?

— Может быть, рыбные пироги? — Никите почему-то в голову пришел только его традиционный завтрак.

— Фу! — тут же среагировал великан. — Это же такая гадость, ими только свиней кормить… А меня и так их запах словно преследует. Вот, честное слово, как будто постоянно рядом витает. И с чего бы это? Может быть, провериться, не наслал ли на меня кто порчу?

Никита тут же быстро прикрыл свой рот, осознав, из-за кого великан думает, что страдает обонятельными галлюцинациями.

— Ну, тогда на твое усмотрение… — Никита уже поднялся и хотел идти в свою комнату, когда рядом с дверью раздались чьи-то шаги.

Парень быстро выглянул в окно, дабы выяснить, кто же это к ним пришел, но при этом не решается зайти, и к своему удивлению обнаружил капрала Лисса с большим мешком дощечек. Похоже, он справился с заказом даже раньше, чем договаривались, и парень тут же отметил это как добрый знак.

— Заходи, — Никита подбежал к двери и распахнул ее перед удивленно открывшим глаза Лиссом. Похоже, тот так переволновался, что не заметил, как его приход обнаружили.

— Ваш заказ, господин офицер, — капрал не стал тянуть время и тут же протянул парню пакет с дощечками запрета призыва. — Ровно сто штук, все как вы и просили.

— Прекрасно, — Никита перехватил пакет и протянул Лиссу деньги. — Тут сто двадцать золотых. Сто, как и договаривались, и еще двадцать за оперативность.

Капрал просиял, похоже, он примерно на такой исход и рассчитывал. К нему моментально стала возвращаться уверенность, и он принялся оглядываться по сторонам, при этом с легким удивлением шевеля носом.

— Тоже рыбные пироги мерещатся? — заметил его маневры Нульф. — Я думаю, что нас прокляли. Но ты не обращай внимания, хочешь, я тебе сейчас пи… в смысле чая налью, посидим поболтаем?

Великан скосил взгляд в сторону Никиты, но тот совсем не обратил внимания на его оговорку. Парень опять почувствовал неловкость из-за рыбного запаха, потом вспомнил, что сегодня с таким ароматом успел пообщаться и с Арией, и с Викторией, и его лицо тут же сменило свой оттенок на ярко-пунцовый.

— Ну вы тут сами, а я по делам, — Никита быстро развернулся и теперь уже точно собрался отправиться в подземелья. Уж там-то он хотя бы ни перед кем позориться не будет.

Главы 61-63

Глава 61. В погоне за светом

Использовав Шаг тени, Никита переместился вниз и на пару секунд замер, давая глазам привыкнуть к темноте.

— Всем привет, — парень помахал рукой невидимым обитателям подземелья.

Он уже провел в этом месте столько времени, что уже легко мог позволить себе подобные шутки. Никита на мгновение задержался у трупа мастера Нилла, а потом уверенно двинулся по дороге к шахте с мертвыми дварфами. Для призраков пока еще слишком рано, завтрашний маршрут он проверить еще успеет, а вот откладывать визит к стенам Неверкейва сил уже больше не было. Парню не терпелось выяснить, насколько серьезно местная нежить отнеслась к его прошлому появлению, перекрыла ли проход так, что ему придется искать другой путь, или же еще остается шанс пробраться и здесь.

Пауки еще не успели вернуться в пещеру, так что до шахты Никита добрался без приключений, а вот тут уже начинались сложности. Быстро перегнувшись через край, парень убедился, что мертвые дварфы-стражи снова заняли свои места на балконах. Впрочем, это-то точно не было проблемой. Сейчас, когда парень уже спускался и помнил расположение всех платформ-ступеней, он мог доползти до низа просто по стенам, даже не попадаясь никому в поле зрения.

— Но ведь нормальные герои всегда идут в обход, — Никита пропел строчку из детской песни, вспоминая, откуда именно вчера падал Зирис.

Ведь все же очень просто. Барон Крюгге пришел сюда почти по тем же туннелям, что и сам парень, но при этом по древней шахте явно не спускался. И какой отсюда вывод? Очевидно же, что какой-то проход есть не только внизу, где парня уже наверняка дожидаются, но и наверху. Никита потер ладони друг о друга, разгоняя кровь, а потом, дождавшись, пока ближайший мертвец отойдет подальше, чтобы точно не попасть тому в поле зрения, запрыгнул на стену и полез вверх.

Это оказалось совсем не сложно, по крайней мере сейчас, когда парень точно знал, что удержаться на вертикальной поверхности с его нынешней силой и выносливостью довольно просто. А вот без этого знания даже одного-единственного взгляда вниз хватило бы, чтобы голова начала кружиться.

— Я сильный — я доползу куда угодно, — Никита карабкался по скале и настраивал сам себя на позитивный лад. — Я умный — я нашел место, где меня никто не ждет.

Парень повторял эту простенькую мантру раз за разом, пока не смог разглядеть над собой очертания потолка. А почти прямо под ним, друг напротив друга — сразу две пробоины в кладке шахты. Одна с той стороны, откуда он сам пришел, другая же была расположена в стене, перебравшись через которую парень бы оказался прямо над Неверкейвом. Никите захотелось ускориться, чтобы побыстрее добраться до прохода, но внутри, словно останавливая его, проснулся страх и принялся сковывать мышцу за мышцей…

— Идиот! — неожиданно в голове парня раздался голос дневника. — Это не страх, это трупный холод, исходящий от сильной нежити. Так что вали-ка ты отсюда. Потому что ни рыцарь смерти, ни особенно лич, а по силе тут точно кто-то их уровня, тебе не по зубам.

Это предупреждение оказалось таким неожиданным, что у Никиты чуть не разжались пальцы. Все-таки древняя книга не так часто шла на то, чтобы порадовать парня внеочередной фразой, даже ради спасения его жизни. Но тут она была явно встревожена, и парень понимал почему. В проходе, в который он еще недавно собирался залезть, неожиданно словно бы что-то пошевелилось. Секунду назад там была только тьма, и вот эта тьма будто бы решила сменить позу… Чтобы получше вглядеться в то, что творится на стенах шахты.

Никита осознал, что смотреть могут на него, и в тот же миг разжал пальцы. Но это был не страх неведомой опасности… Просто парень решил убраться подальше от столь опасного врага, а ускорение свободного падения было для этого идеальным способом. За считанные мгновения Никита пролетел две трети расстояния от вершины до своего входа в шахту, а потом, обдирая пальцы, принялся хвататься за скалу в попытках себя затормозить. В итоге ценой потери пары граммов плоти и крови ему это удалось, а дальше добраться до выхода было уже совсем не сложно.

Парень очень долго вглядывался в темноту в вершине туннеля, чтобы понять, идет ли кто-то за ним по пятам или же нет. Но вроде бы там все было чисто. Никита с облегчением выдохнул и немного расслабился.

— Ну вот, теперь будет повод проверить мои дощечки, — парень посмотрел на стекающую с рук кровь и, постаравшись ничего не испачкать, достал из рюкзака артефакты запрета призыва и высыпал их перед собой.

Дикое исцеление

Никита привел себя в порядок, а с дощечками как будто ничего и не случилось.

Дикое исцеление

Парень врезал кулаком по стене и повторил процесс. В прошлый раз, судя по всему, случайный эффект вообще не сработал. После второй попытки одна дощечка нагрелась… Все, как и говорил капрал Лисс. Если будут слабые призывы, то эти армейские артефакты должны справляться с блокировкой… Вот только Никита помнил и другую часть описания: о том, что если призыв будет сильный, то дощечки начнут сгорать, и ему хотелось понять, насколько критично это может оказаться.

Дикое исцеление

Парень повторил свой лечебный прием и был вынужден тут же поднять руку, прикрывая лицо. Дело в том, что почти половина из всего запаса полученных им дощечек вспыхнула и осыпалась пеплом.

— Сорок четыре за раз, — Никита пересчитал оставшиеся артефакты и немного растерянно прикинул, скольких он только что лишился. — Даже интересно, что это только что пыталось сюда прорваться.

По спине парня пробежали мурашки, и он решил, что нужно будет заказать еще одну партию дощечек. Несмотря на немалый расход, они неплохо себя зарекомендовали, а в будущем это и вовсе может спасти Никите жизнь. Задумавшись о возможных рисках, парень невольно вспомнил всматривающееся в него нечто на вершине шахты и поежился. Похоже, проходы в Неверкейв с этой стороны хотя бы на время точно перекрыты. Логично же, что, поставив такого стража наверху, нежить и снизу тоже наверняка подстраховалась. Похоже, у Никиты не оставалось иного выбора, кроме как начинать искать новый спуск…

— И почему бы не начать этот поиск там, где мы все равно завтра будем гулять, — Никита улыбнулся сам себе.

Глава 62. В погоне за светом 2

Да, Никита прекрасно понимал, что в подземельях еще полно опасностей, с которыми он вполне может и не справиться. Но парень был полон сил, раны пропали, и он верил, что обязательно или сможет найти выход, или убежать. Так что нестерпимое и как будто бы немного чужое чувство необходимости прикрыть своих товарищей в завтрашней авантюре легло на его же собственные мысли и желания.

Никита собрал с пола рассыпанные им дощечки запрета призыва, засунул их обратно в рюкзак, а потом уверенно двинулся в том направлении, в котором вчера ушел Зирис. Да, он не знал, где именно будет выход, но информация о том, что этой тропой регулярно пользовались, наводила на мысль о том, что серьезных опасностей тут быть не должно. Впрочем, Никита не собирался расслабляться.

Он медленно двигался вперед, внимательно осматривая все стены, пол и потолок, особенно в новых коридорах. В прошлый раз он смог таким образом вычислить пещеры пауков и гоблинов. И сейчас бы хотел заранее знать, с кем он может столкнуться. К счастью для парня, это действительно были довольно исхоженные пещеры, и вся живность отсюда, похоже, уже давно ушла. Более того, привычные узкие коридоры неожиданно закончились, и перед парнем оказался целый подземный проспект.

Сначала Никита подумал, что это просто открытое пространство, оставленное древними строителями из-за очередного склона и моря лавы, как это было рядом с его собственной расщелиной. Но нет, тут просто был проделан огромный широкий проход. Левая его часть заканчивалась огромной стальной решеткой и лестницей, уходящей вверх — видимо, тот самый официальный выход в город. А вот другая часть скрывалась где-то в глубине пещер.

— Ну, раз это, судя по эффектности постройки, главный вход в подземелье, все логично, — Никита пожал плечами, представляя себе, как это место могло выглядеть раньше.

Сотни людей и дварфов ходили друг к друг в гости, торговали, общались, и эта дорога была настоящей артерией, связывающей верхний и нижний миры. От основного проспекта отходило не меньше десятка небольших туннелей, вроде того, из которого сейчас выглядывал Никита, но его самого больше заинтересовали не они, а то, куда могла бы вести такая автострада.

Парень вышел на главную дорогу, прислушался к тишине подземелья, убеждаясь, что рядом никого нет, а потом медленно вдоль стены двинулся вперед. Банальная логика подсказывала, что такая дорога должна начинаться и заканчиваться у чего-то значимого, и пусть пока то же умение Видеть добро молчало, разрушая иллюзии о том, что случайность поможет решить сразу все проблемы парня, все равно он страстно верил, будто идет вперед совсем не зря.

Увы, реальность не собиралась играть с Никитой в поддавки. Парень прошел по широкой дороге несколько сотен метров, когда та неожиданно закончилась сплошной стеной. Просто тупик, как будто строители дороги сдались и однажды решили не доводить дело до конца. Ну, или не сдались, а просто использовали какую-то магию дварфов и перекрыли проход в свое царство…

— Похоже, я не первый, кто не верит, что через эту стену не пройти, — несмотря на все его силы, Никите было самую малость неуютно в подземелье и, разговаривая сам с собой, он словно бы заставлял тьму вокруг себя немного отступить.

Вот и сейчас парень чувствовал, как от стены перед ним словно бы несло опасностью. Впрочем, жителей Никса, которые явно тоже тут бывали, это чувство не остановило. Когда Никита подошел поближе, он увидел, что вся стена пробита сквозными туннелями, уходящими вглубь на десятки, а то и больше метров. Заглянув в один из таких ходов, пробитом не просто в земле, а в огромном камне, преграждающем большую часть прохода, парень попал в самую настоящую искусственную каверну, созданную, судя по всему, для того, чтобы добраться до этой глыбы с обратной стороны. Увы, даже этот титанический труд ни к чему не привел, и дорога в Неверкейв, которую тут пытались восстановить, так и осталась закрыта. Неведомые представители города, или кто сюда еще заглядывал, просто-напросто отступили, осознав тщетность своих попыток, а древняя преграда осталась тут пылиться, уже давно не вызывая такого пристального интереса, как раньше.

Никита облазил все остальные ходы, но в итоге был вынужден отступить. Парень понимал, что если те, кто так обстоятельно подошел к поиску тайны этого прохода, ничего не нашли, то и у него нет шансов на успех.

— Раз уж ты принял на себя долг крови, то стоило бы подумать не только об обязательствах, но и о правах, — дневник неожиданно второй раз за день подал голос.

— Подожди! У меня столько вопросов! — Никита на мгновение поверил, что ему удастся поговорить со своим обычно столь немногословным наставником.

Увы, дневник, видимо, решил, что и так сказал более чем достаточно, и больше отвечать не собирался. А чего еще стоило ждать от вздорной книжки? Впрочем, ее слова и так уже очень много дали. Во-первых, они доказали, что здесь действительно что-то скрыто. А во-вторых, натолкнули Никиту на одну интересную мысль. Парень вспомнил о долге крови светлых перед дварфами… Совет древней книги явно намекал на то, что договор двусторонний, и если, например, сам Никита должен помогать подземному народу, то и часть их возможностей будет перед ним открыта.

Но как этого добиться? Парень начал прокручивать в голове самые разные варианты.

— Мы с тобой одной крови… — первая мысль была довольно банальна.

Он сделал небольшой порез на ладони и прислонил ее к стене — никакого эффекта.

— Я принял на себя долг крови Сириуса Сольвейна, прошу открыть мне проход, — Никита попробовал просто договориться, но камни были все так же безмолвны.

Парень попробовал постучать в разных местах, покричать… Ничего не помогало, и тогда он наконец-то перешел к тому, с чего следовало бы начать: подумал о том, что может связать его, Никиту, парня с Земли, с Сириусом Сольвейном, главой капитула Серого шипа, последнего из светлых орденов. И тут парню в голову пришел только его молот, к счастью, не в буквальном смысле этого слова.

Никита вспомнил, как отряд светлых использовал такое же оружие, а до этого дневник фактически потребовал, чтобы он заказал у Арии именно молот светлых орденов. Даже заговорил тогда ради этого… И вот сейчас снова заговорил… Это же не совпадение!

— А ведь ты хотел, чтобы я сюда пришел? — парень задал этот вопрос в пустоту.

Дневник не ответил.

Никита тяжело вздохнул и принялся думать, каким образом он мог бы использовать молот, чтобы доказать свое право добраться до здешней тайны. Разве что… Парень постарался успокоиться, потянулся к своему духовному ядру, а потом плеснул наружу скрытой в нем силой. Только не через себя, как делал во время активации красной ауры, а через молот…

Секунду ничего не происходило, а потом в голове прозвучал чей-то глухой голос. И это точно был не дневник.

Глава 63. В погоне за светом 3

— Хурм, хурм, хурм, — казалось, какой-то гигант пробудился ото сна и сейчас пытался вспомнить, как управлять своим языком. — Значит, наследник союза дварфов, людей и орков явился напомнить о своих правах. Не думал, что когда-нибудь увижу кого-то из вас. Хурм, хурм, хурм…

Голос ненадолго замолчал, отдыхая от первых за долгие века слов, а Никита тем временем пытался судорожно сообразить, что же происходит. Дневник, когда показывал ему последнюю битву магистра Сольвейна, упомянул соглашение людей и дварфов. Но тогда это звучало как что-то вроде договора аренды. А тут прям настоящий союз, да еще и не только между людьми и дварфами, но еще и орками. Парень почувствовал, что прикоснулся к какой-то очень большой и очень опасной тайне. И вот теперь пытался сообразить, удача лито, что он использовал орочью технику при пробуждении молота, введя тем самым хранителя в заблуждение, или же, наоборот, самая большая ошибка в его жизни.

— Я вижу, что ты принял на себя часть долга крови, — голос снова заговорил, и на этот раз он звучал уже гораздо чище, словно бы его носитель помолодел лет на сто. — Желаешь ли ты принять долг крови орков и пройти дальше?

— Хм, — теперь уже Никита прочистил горло. — А обязательно принимать долг крови?.. Чтобы пройти?

Парень помнил, в какие неприятности втравило его первое бездумно данное обещание, и повторять эту ошибку он не собирался. По крайней мере, не выяснив, какие еще есть варианты.

— Нет, конечно, — голос продолжал звучать абсолютно спокойно. — Долг — это личное решение каждого. Один, два, сотня — каждый решает сам, насколько он силен, чтобы взвалить на себя. Что же касается прохода, мне не нужно твое обещание помогать другим членам союза, но нужен знак.

Как и следовало ожидать, просто так неведомый хранитель помогать никому не собирался.

— Что может быть знаком? — осторожно уточнил Никита, прикидывая свои возможности.

— Документ, подписанный… — начал голос.

— Дальше, — оборвал его Никита.

— Собственно, любой уже известный член союза, что согласится замолвить…

— Дальше.

— Тайный символ, исполненный в воздухе твоей силой…

— Дальше.

— Хурм, хурм, хурм, — голос опять задумался, а Никита скрестил пальцы в надежде, что его сейчас не пошлют куда-нибудь в дальние дали. Лично он сам бы уже точно перестал доверять такому посетителю, но, к счастью, тот, кто с ним говорил, уж слишком долго сидел один. И теперь он, казалось, даже больше, чем сам парень, хотел, чтобы у того получилось. — Я готов рассмотреть в качестве доказательства любой предмет, принадлежавший одному из членов союза.

Никита уже было собрался сказать, что вряд ли подобная снисходительность ему поможет, когда его осенило.

— Петля от молота одного из воинов ордена Серого шипа, — парень засунул руку в рюкзак и вытащил оттуда тот самый кусок кожи, что Зирис из Крюгге перекупил у него на аукционе, а потом бесплатно отдал в качестве знака доброй воли.

На аукционе, правда, говорили, что эта штука была создана еще до падения Темных богов, но Никита решил рискнуть. Если не сработает, то ему откажут… Но ведь и если бы он промолчал, то все было бы точно так же, а потому — чего теряться? Обычно парень старался не врать, но сейчас в глубине души он был на самом деле уверен, что петля связана со светлыми орденами… А вот окажется ли хоть один из тех, что ее носил, частью союза — это уже как повезет.

— Дожили, — немного ехидно хмыкнул голос, а Никита неожиданно задумался о том, что сварливость является какой-то общей чертой для магических артефактов. Ну, лично он уже знает двух с крайне непростым характером…

— Что-то не так? — осторожно поинтересовался парень.

— Не так? О да, не так, — начал голос, а Никита понял, что проиграл. Или нет? — Раньше в качестве подтверждения использовали великие артефакты, а тут… Кожаная петля, зачарованная на стабилизацию полета… Ты бы еще мне туалетной бумаги без запаха принес.

— Но она же зачтется? — голос Никиты немного дрогнул.

Все-таки он только что, похоже, открыл дорогу к тайне, до которой уже столько веков никто не мог добраться. Мастера и магистры приходили сюда, но всех их ждал провал. А Никите хватило лишь его светлого духовного ядра, умений орков и древнего артефакта… Тут парень понял, что если бы сидел на попе ровно, то тоже бы ничего не добился. Так что в какой-то мере произошедшее на самом деле является его заслугой.

— Зачтется, хурм, хурм, хурм, — голос тем временем официально подтвердил свое решение. — Я снимаю печать с прохода, дальше просто передвинь камни, как надо, и иди дальше.

Праздничное настроение моментально слетело с Никиты. Он-то думал, что все уже кончилось, а оказалось, что ему еще одну загадку придется решать. На каменной стене проступили три огромных квадрата: белый, коричневый и красный.

— Значит, мне их надо передвинуть? — Никита пошевелил рукой, и один из квадратов чуть не перепрыгнул на место другого, просто следуя его желаниям.

— Да, — голос показал, что он все еще рядом и наблюдает.

Никита же задумался о том, что делать дальше. С одной стороны, три камня, три позиции — это всего девять комбинаций, которые можно перебрать меньше чем за минуту. Или… Тут Никита прокрутил в памяти слова невидимого хранителя. Как тот сказал: союз дварфов, людей и орков — может быть, это и есть подсказка?

— Тогда первым будет коричневый, знак дварфов, — Никита подвинул практически незаметный на фоне скал камень. — Второй — белый, знак орденов света, третий — красный, знак духовной силы орков.

Никита замер, ожидая реакции на свое решение, и тут стена словно ожила. Передвинутые им камни закружились, формируя в щербатой от пробитых в ней дыр стене магический круговорот.

— Хурм, — неожиданно голос снова напомнил о себе. — Я охранял это место сотни лет, но вот пришел тот, кто доказал, что имеет право пройти дальше. Моя служба окончена, проход теперь защищает код из камней цветов союза. Если же захочешь поставить нового стража, ищи нового демона… Хурм-мха-мха…

С каждым словом голос хранителя становился все тише, а потом стало очевидно, что он ушел.

— Значит, я только что общался с демоном, — по спине Никиты побежали мурашки, но практически сразу пропали.

Парень неожиданно осознал, что после исчезновения стража, кем бы он ни был, теперь в этот проход, подобрав не самый сложный код, сможет пройти чуть ли не кто угодно.

— Только бы я ничего не натворил, — Никита раз за разом повторял эту фразу как своеобразную молитву и медленно приближался к продолжающим крутиться камням.

Главы 64-66

Глава 64. В погоне за светом 4

Теперь Никите точно нужно было лезть внутрь — посмотреть, что же скрывается за открывшимся ему проходом, и решать, что делать дальше. Лучший для парня вариант — там будет артефакт, который он просто заберет себе. Средний вариант — это будет просто безопасный проход на нижние уровни. Парню не хотелось бы и его отдавать чиновникам Никса, но даже если это и случится, то никаких критичных последствий от подобного не будет.

— И худший вариант, — Никита продолжал говорить с собой вслух, — если тут будет что-то ценное, что нельзя забрать. И нельзя отдавать темным… Проклятье, мне что, в таком случае на самом деле придется искать нового демона-стража для этой двери?

Парень прошел через открывшийся перед ним портал и оказался на вершине ведущей вниз лестницы. Она сбегала с горы, проходила по покрытому белым снегом лугу, а потом останавливалась у огромной ледяной стелы. И тут до парня дошло, что все увиденное им — это не снег и лед. Это мятежные души, которые словно бы прилетели сюда на лежку и облепили все вокруг. Никита представил, что было бы, если бы он попытался пройти дальше и посмотреть, что же это за место…

— Да они бы окружили меня со всех сторон, и даже сбежать бы не получилось… — парень сказал это и задумался о неожиданной пользе ситуации.

Да, до той же стелы, чем бы она ни была, ему не добраться, призраки не дадут. А вот выманить их отсюда побольше — так он точно сможет и заказ Зириса выполнить, и в алхимии продвинуться. На лице Никиты появилась коварная улыбка — он постарался прогнать подальше мысли о том, что это место найдет кто-то посторонний, все же сколько лет уже считается, что тут ничего нет, а значит, и проверять никто не будет. А там, если план с выманиваем душ сработает, рано или поздно, может быть, получится и путь до самой стелы открыть.

— Теперь, главное, чтобы на меня обратило внимание не больше двух… — Никита медленно сделал шаг вперед, а потом неожиданно сообразил, что еще не проверял это место своим умением Видеть добро.

Да, за стеной он использовал этот навык, но сейчас-то он явно куда-то перенёсся, так что мало ли что… Парень сосредоточился, применил способность и разочарованно покачал головой. Увы, в этой пещере светлых артефактов или предметов точно не было.

— Шшшаааать… Кууууушшшшааать… — Никита так сосредоточился на исследовании, что не сразу обратил внимание на приближающиеся к нему мятежные души.

Парень не понимал как, но его способность определенно привлекла их внимание. По крайней мере тех, что отдыхали неподалеку от него и до этого не считали нужным даже смотреть на чужака. А вот теперь не меньше двух десятков призраков с яростным шипением неслись к парню. Ближайший уже протянул вперед свою руку и попытался дотянуться ею до сердца Никиты…

— Удар духов! — парень тут же активировал режим борьбы с мятежными душами и отбил атаку. Вот только, увы, белое пламя покрывало руки лишь по локоть, а призраки намеревались нападать со всех сторон. Этого точно будет мало.

— Красное пламя! — Никита тут же сменил тактику.

Он не был уверен, что способность орков сможет ему помочь, но решил попробовать. Все же эту силу еще называли силой предков… Так, может быть, решил парень, и против духов она поможет. Красная аура вспыхнула по всей поверхности его тела, и руки призраков, попытавшихся достать Никиту сзади и из-под земли, наткнулись на неодолимую преграду. Более того, они не просто не смогли достать парня, а словно бы запутались в окружающем его красном пламени.

— А теперь бежать! — Никита, убедившись, что может повернуться к врагам спиной, крутанулся на месте и дал деру.

И тут же все призраки, что пытались его достать и в итоге запутались в его орочьей ауре, понеслись вместе с ним.

— Ааааа! — Никита не мог сдержать рвущийся из него крик.

Да, призраки не могли пробить его ауру, но они били по ней своими полными духовной силы кулаками и оставляли на теле парня крайне чувствительные синяки. А еще Никите было очень и очень неуютно от их постоянного воя, что еще больше усилился, когда мятежные души осознали, что попали в ловушку.

— Только бы успеть! — Никита проскочил сквозь портал и огромными шагами понесся к противоположному концу коридора, туда, где был выход в город.

Парень очень боялся, что его красное пламя погаснет раньше, чем он доберется до цели, и призраки снова смогут наброситься на него. Они не только выли, не только били его, но еще от их тел, казалось, исходили волны холода. Совсем как от той темной фигуры в проходе над Неверкейвом, только гораздо слабее. Но даже этот холод замедлял парня, а пламя вокруг него словно бы стало уже почти прозрачным.

Дикое лечение

Никита прямо на ходу исправил ситуацию. Обледенение отступило, но при этом из рюкзака ощутимо запахло паленым минимум от парочки сгоревших запрещающих призыв табличек. Никита невольно поёжился, представив, что было бы, полыхни сразу все его запасы. А тут еще холод снова начал наступать… Но решетка, а вместе с ней и защитное заклинание города, которым он так хорошо в прошлый раз убивал духов, было уже близко. Никита поверил, что успеет, и даже попробовал пару раз на ходу взмахнуть молотом, проверяя, получится ли с его помощью сбивать облепивших его призраков.

Не сработало, но это было уже и не важно… Никита с разгона врезался в защитное поле, а потом словно от удара электричеством отлетел обратно. Было больно, но не смертельно, а вот все призраки, до этого висевшие будто приклеенные в красной ауре, попадали на землю.

— А ведь неплохо, — парень осмотрел лежащие рядом с ним пятнадцать сердец духов. — Этакая ловля на живца…

Минута страха, минута бега, и вот он получил то, на что в прошлый раз потратил несколько часов. И то только благодаря помощи Евы Локки. А тут все сам… В этот момент радостные мысли парня сменила тревога: если он провел столько времени в контакте с призраками, то насколько же его могло поразить то самое омертвение, появляющееся словно плесень на его духовном ядре?

Парень скользнул в медитацию и с удивлением обнаружил, что практически чист. Похоже, в зачет поражения пошло только то самое первое касание, когда он принял удар на блок, а все остальное время, когда роль его защиты играло уже красное пламя, призраки вообще никак не могли повредить его духовному ядру. Никита быстро исправил полученные повреждения, а потом широко улыбнулся. Кажется, перед ним на самом деле открываются шикарные возможности.

Глава 65. В погоне за светом 5

Никита принялся считать: пятнадцать духов за раз — соответственно, для заказа Зириса ему потребуется пятьдесят ходок. Если бы он мог бегать без остановки, то уложился бы за час. Но, увы, для полноценного использования красного пламени ему в идеале нужно иметь полный запас энергии. Значит, потребуются перерывы. Никита прикинул, что, по идее, ему при правильном настрое будет хватать на восстановление двадцати минут, и тогда вся операция по сбору нужного количества сердец духов займет всего семнадцать часов.

Часть которых можно было бы отработать уже сейчас. Не так уж и много…

Никита погрузился в медитацию — теперь уже не для очистки слота удара духа от омертвения, а для восстановления своих сил. От этого была двойная польза: во-первых, накопление энергии, а во-вторых, парень смог успокоиться. Несмотря на то, что его недавний забег закончился успешно, сердце его все еще колотилось как бешеное, а мысли продолжали крутиться словно какой-то калейдоскоп.

— Ладно, забег второй, контрольный, — парень поднялся на ноги и пошел обратно к стене с пространственным туннелем.

Никита опасался, что тот теперь все время будет открыт, но вскоре удовлетворенно убедился, что за время его отсутствия комбинация сбросилась и камни остановились. Парень тут же отметил, что нужно будет засечь время, через которое это происходит, а то было бы совсем некстати потом оказаться запертым в мире духов и сидеть там, теперь уже не боясь, а мечтая о том, чтобы кто-нибудь снова открыл этот проход.

— Коричневый, белый, красный, — парень выставил комбинацию, и портал снова открылся.

На этот раз Никита уже знал, что его будет ждать, и не терял времени зря. Шаг первый: немного отойти от входа, буквально на пару шагов подальше, чем в прошлый раз. Шаг второй: активировать умение Видеть добро, чтобы спровоцировать ближайшие мятежные души. Шаг третий: дать им почувствовать добычу, а потом в последний момент включить красную ауру. Ну, и шаг четвертый, он же последний: дать деру.

На этот раз парень знал, что успеет, поэтому не только бежал изо всех сил, но еще и старался оценивать ситуацию со стороны. Важно было понять, может ли что-то пойти не так, чтобы в следующий раз операция из рутинной случайно не превратилась в смертельно опасную. К счастью, никаких подводных камней не было: один раз использовав исцеление для снятия обморожения на полпути, Никита добежал до цели и снова врезался в защитный экран Никса.

— Надо будет что-то еще и насчет этого подумать, — парня опять откинуло в сторону, и он немного растеряно почесал лоб.

Впрочем, долго грустить он не собирался. На этот раз Никите досталось целых двенадцать сердец, и он уже хотел скинуть с себя вновь накопившуюся ледяную ауру и начать готовиться к следующей попытке, когда его заметили.

— Мертвяк! — с той стороны ворот показался патрулирующий территорию солдат.

Ну, а дальше он просто не стал особо задумываться. Ему хватило дуновения холода от накопившейся на Никите ледяной ауры, чтобы опознать в парне живой труп, и опытный вояка тут же развернулся и помчался наверх докладывать начальству о гостях с той стороны. Никита же стоял, не двигаясь, думая о том, что только что услышал.

Его назвали мертвяком, причем не спутав внешне из-за перепачканной в золе рожи, как было во время испытания в Последнюю ночь, а из-за холода. Духи частично заморозили парня, и эту ауру приняли за след потустороннего мира.

— И теперь вопрос, — Никита в задумчивости закрыл глаза. — Дело в том, что именно этот парень оказался таким впечатлительным, или подобная аура на самом деле маскирует меня под нежить? Если да, то теперь я просто обязан проверить, примут ли меня за своего обитатели Неверкейва.

Никита понимал, что теперь, после того как его заметили, задерживаться у ворот точно не стоит, и решил, воспользовавшись случаем, проверить свою теорию. В качестве меры предосторожности парень потратил около минуты, чтобы самым внимательным образом проверить свое духовное ядро. Но все было чисто. Основа его силы никак не пострадала от ледяной ауры, если, конечно, не считать ослабевшие мышцы и общую ломоту в теле. В любом случае по сравнению с открывающимися перспективами это была такая мелочь…

Решившись, Никита не стал использовать исцеление, а вместо этого развернулся и поспешил в туннель, ведущий к провалу. Он немного продрог, холод, казалось, забирался все глубже и глубже, зубы стучали друг о друга, и безумно хотелось использовать исцеление, чтобы наконец-то все это прекратить. Но парень держался. На аукционе Квилл ему очень наглядно показал, что нужно становиться сильнее. И он станет! Чего бы ему это ни стоило! Чтобы защитить своих, чтобы вернуться домой, чтобы…

Никита замер над провалом шахты и перевел дыхание. Вроде бы все это время он шел по коридорам вниз, а все равно дыхание сбилось, будто бы силы внезапно его оставили, а неизвестный садист заставил пробежать кросс на десяток километров. Сил на то, чтобы ползти по стенам, у Никиты уже не было, и он просто подошел к краю своей платформы и громко позвал стоящего внизу мертвеца.

— Эй, проклятый дварф? Не хочешь мне что-нибудь сказать?

— Гамэрф, — страж не проявил к человеку никакого интереса и побрел дальше по своему маршруту, а у Никиты как будто открылось второе дыхание.

Понимая, что в случае чего с одним противником в столь подходящем окружении он точно расправится, парень собрался с духом и спрыгнул вниз. Все-таки одно дело, когда они с мертвецом были на расстоянии, и совсем другое, когда между ними останутся считанные сантиметры.

— Ну, что скажешь теперь? — Никита снова попытался добиться от мертвого дварфа хоть какой-то реакции.

— Гамэрф, — тот лишь повторил свое рычание, а потом, словно приветствуя своего собрата, вспыхнул ледяной аурой, от которой Никита чуть не промерз насквозь.

— Вот же гамэрф, — парень использовал странное мычание дварфа в качестве ругательства и поспешил отойти чуть подальше, чтобы тот снова не решил его поприветствовать.

Губы парня посинели от холода, и ему очень хотелось повернуть назад, объявив все это тренировкой перед настоящим походом. Но Никита был не из тех, кто сдается. Боль, страх, неизвестность — да, все это на него давило. И в то же время он видел цель, а значит, шел к ней.

Глава 66. В погоне за светом 6

Никита спрыгнул на следующую платформу. Прыжок резкой зубной болью отдался во всем теле, но парень сжал челюсти и не издал ни звука. Вместо этого он пробежал мимо парочки проигнорировавших его стражей и продолжил спуск. Нежить решила, что перекрыла ему дорогу в Неверкейв, так вот он им всем докажет, что так просто его не остановить.

Каждый новый прыжок все сильнее отдавался по всему телу. Казалось, еще немного и замороженные мышцы с костями просто лопнут, не выдержав напряжения, но Никита продолжал движение вперед. Вернее, вниз. К главному выходу из шахты. Парню очень хотелось понять, что же будет ждать его там, и, если повезет, заодно рассмотреть новых стражей Неверкейва. Как там дневник сказал, рыцарь смерти или лич…

— К этим-то я точно приближаться не буду, — Никита шепотом успокоил сам себя.

Да, его пораженное холодом призраков тело не вызвало никакого интереса у дварфов-стражей, более того, те даже приняли его за своего. Но вот поручиться, что с более сильной нежитью все будет точно так же, парень не мог… Тут Никита подошел к краю очередной платформы и неожиданно осознал, что наконец-то добрался до самого низа. На пол он, правда, не стал спешить спрыгивать и сначала огляделся.

Весь проход, как и раньше, был забит мертвыми дварфами, а дальше… Перед входом от одного его края к другому курсировала покрытая мраком фигура. Словно плащ из самой настоящей тьмы, под которым ничего не видно и откуда раздается лишь еще слышное звяканье костей. Два или даже три метра ходячего ужаса. Никиту передернуло от проснувшегося внутри страха, но вместе с тем он не мог отделаться и еще от одной мысли.

Фигура в плаще ходит от одного края входа до другого — это значит, что около двадцати секунд она не контролирует ту половину дороги, что будет у нее за спиной. По плану нежити эту проблему должны были бы решить толпы мертвых дварфов-стражей, вот только для Никиты они как раз и не являются проблемой.

— А ведь я смогу! — парень осознал, что сидеть тут и ждать нет никакого смысла.

Каждая секунда, с которой он еще больше замерзает, делает его лишь медленнее, а в том, что он хочет попробовать воспользоваться шансом и пробраться через ловушку нежити, парень не сомневался. Дождавшись, пока лич или рыцарь смерти — пока он так и не понял, кто это — пойдет на новый круг, Никита спрыгнул со своей платформы и со всех ног побежал к выходу из шахты.

Мертвецы безучастно провожали его взглядами, те, что стояли поближе, приветствовали облаками ледяного дыхания, казалось бы, промораживающего насквозь, но парень не останавливался. Двадцать секунд — это не так и много, а проверять, как к нему отнесется новый мертвяк, он не собирался. К счастью, даже с ослаблением от заморозки бегал он все равно еще довольно быстро, так что с запасом времени успел выскочить из прохода и укрыться за ближайшими камнями.

— Чтоб я еще хоть раз сел за баранку… в смысле начал притворяться мертвым! — Никита неожиданно обнаружил, что у него не получается отдышаться.

Ему очень хотелось использовать лечение, но перед самой городской стеной было еще полно нежити, и парню только и оставалось, что терпеть. Долгие, казалось бы, даже бесконечные двадцать секунд он ждал, пока лич-рыцарь возвратится, а потом снова повернется к нему спиной. В ту же секунду Никита снова вскочил на ноги и рванул вперед. К счастью, костяной дракон уже отсюда улетел, обычные мертвецы его опять проигнорировали, так что единственной проблемой теперь было перебраться через стену.

Но и тут удача была на стороне Никиты. Множество выбоин на древнем камне, которым уже давно никто не занимался, помогли ему вскарабкаться наверх, перевалиться на ту сторону и шмякнуться на землю, на мгновение потеряв контроль над телом от пронзившей его боли. Понимая, что он уже на грани, Никита из последних сил втянул свое тело в разбитое окно ближайшего дома, того самого, в котором в прошлый раз он видел артефакт света, а потом наконец-то сделал то, чего ему так давно хотелось.

Дикое лечение

Боль тут же стала отступать, но явно не до конца. Похоже, поражение тела зашло довольно далеко, но, к счастью, Никита вполне мог и повторить свою способность.

Дикое лечение

Вот теперь мороз окончательно отступил, и на парня опустилось самое настоящее блаженство. И даже вспыхнувшие в рюкзаке таблички запрета призыва не могли его испортить. Никита лишь немного лениво покатался на спине, чтобы не дать пламени разгореться и перекинуться на что-нибудь другое, а потом продолжил все так же расслабленно лежать.

Все же он заслужил отдых. Обманул столько нежити, добрался до тайного места и теперь сможет узнать, как стать сильнее. Только еще пару секунд полежит, приходя в себя, и обязательно узнает… Никита позволил себе отдыхать целую минуту, прежде чем подняться на ноги и оглядеть место, где он оказался. На вид это был самый обычный дом, разве что разрушившийся от времени. Окна зияли провалами, дальняя стена и вовсе обвалилась под весом соседнего, более крупного, собрата, завалившего всю ту часть дома своими обломками. Мебель частично осыпалась, и теперь все то, что не успело превратиться в прах, пыльными кучами валялось по углам.

— Да уж, не самое уютное место, — Никита продолжал оглядываться, пытаясь вспомнить точное место, где он видел свиток света.

Конечно, парень мог бы снова применить свое умение Видеть добро, вот только после того, как оно стало катализатором агрессии для духов, он начал опасаться использовать эту способность. Да, раньше дварфы-стражи не обращали на нее внимания, но ведь сейчас тут не только они. В общем, Никита решил положиться на свою память и просто обыскать весь дом, благо сейчас это вряд ли бы заняло много времени.

Первым делом Никита прошелся по углам и простучал пол. Он не помнил всех деталей, но ему казалось, что увиденный им образ был немного ниже уровня земли… И эта тактика почти сразу привела его к успеху. В первом же углу, до которого парень добрался, звук его ударов изменился, и он, отодрав от пола пару досок, открыл спрятанное под ним хранилище. Обычная яма, метр на метр, выложенная белым кирпичом, на котором в углу лежало несколько золотых монет и тот самый лист пергамента из видения.

Главы 67-69

Глава 67. Ожидание

— Я смог! — Никита с трудом сдержал рвущийся из груди победный вопль, а потом быстро вытащил свою добычу.

Золото отправилось в карманы, а вот лист, наполненный силой света, он придержал и принялся изучать. Вернее, попытался это сделать, но, как выяснилось, на пергаменте не было ни единой буквы или знака. Просто девственно чистый лист бумаги.

— Либо ты откроешь мне свои тайны, либо мне придется тебя уничтожить, — Никита предположил, что эта штука, как и его дневник, сама решает, как и когда делиться секретами, и попробовал зайти с угроз. С его нынешним наставником этот метод в какой-то мере сработал. Да, дневник тогда сказал, что не поддается на шантаж, но все же именно после этого он пообещал делиться информацией хотя бы раз в день.

Увы, этот лист света на слова Никиты никак не отреагировал.

— И что мне остается делать? — парень в растерянности огляделся по сторонам, а потом резко кивнул сам себе.

Что ж, раз он сам не знает, как быть — ничего страшного. Надо просто подождать вечера и указаний от древнего дневника. Да, тот любит поругаться и похамить, но и советы он тоже дает. А тут любая подсказка может помочь сдвинуться с мертвой точки. Понимая, что он мог что-то упустить, Никита решил дождаться вечера здесь и потом в случае чего сразу же последовать полученному совету. Парень, правда, немного нервничал из-за того, что к нему хотел заглянуть Квинлан Зорк, а этот тип вполне мог бы и обидеться, если не найдет его на месте. Но все же способ стать подмастерьем ордена света на взгляд Никиты был важнее возможных неприятностей.

— А пока можно будет заняться медитацией и развитием моих способностей. Как раз давно стоило довести чистоту всех сот до ста процентов, — Никита попробовал настроить себя на рабочий лад, а потом, устроившись у стенки, чтобы его случайно никто не заметил, погрузился в свой внутренний мир.

Каким же все там внутри уже стало родным! Озеро силы, кристалл духовного ядра, слоты со способностями… После успеха с красным пламенем Никита немного разочаровался в Ударе духов и поэтому опять решил сосредоточиться на развитии Шага теней. Эта техника его пока ни разу не подводила, а учитывая, что пока ему приходится чаще бегать, чем сражаться, она точно еще неоднократно его спасет.

Никита принялся углублять слот под Шаг теней, и, к его удивлению, процесс пошел гораздо быстрее, чем раньше. Неизвестно, что сказалось: то ли парень где-то продвинулся в понимании тайного знания ордена Дикой розы, то ли дело было в гуляющей вокруг нежити… Бытует же такое мнение, что опасность будоражит кровь и помогает быстрее соображать.

— Пятьдесят! — Никита шагнул с тридцати процентов до новой планки меньше чем за час и не собрался останавливаться.

Затраты энергии на «Шаг тени» уменьшены, активация — 10, поддержание — 1 единица в секунду

Мысленно оценив достигнутый результат, Никита снова сосредоточился на процессе и за следующие два часа довел результат до максимума. Живот парня уже начал выводить голодные серенады, но он все равно был страшно горд своими успехами.

Вы улучшили слот начального уровня, качество 100 %

Затраты энергии на «Шаг тени» уменьшены, активация — 2, поддержание — 1 единица в секунду

Теперь с его запасами духовной энергии Никита мог использовать Шаг тени почти полминуты, ну или десять раз по одной секунде — в общем, очень серьезный прорыв по сравнению с тем, что было. Парень довольно потянулся и уже собрался было снова скользнуть в состояние медитации и на этот раз поработать над Ударом духов — да, он не очень удачно себя проявил, но не отказываться же от развития способности, тем более что она все равно никуда не денется… Но тут взгляд Никиты, бездумно скользящий по грудам мусора, неожиданно задержался, наткнувшись на обрывок корешка давно истлевшей книги с такими знакомыми символами. Вихри, каменные плиты — все, как на его алхимическом наборе… Выходит, догадался парень, в этом доме когда-то хранились книги по духовным пилюлям.

— Вот только вряд ли они дожили до сегодняшнего дня, — Никита подошел и поднял остаток корешка древнего фолианта, а потом неожиданно задумался.

Здесь, на первом этаже, ничего не уцелело, это факт. Но вот этот обрывок книги мог прилететь и вместе с остатками соседнего дома — и кто знает, в каком там все будет состоянии. Внутри парня проснулся азарт. Это ведь совсем не сложно — незаметно перебраться из одного дома в другой, заодно, если повезет, можно будет оценить обстановку на улицах и проверить, не осталось ли там целых книг. Пусть не в идеальном состоянии, но для парня и пара листов с практическими советами или рецептами могла бы очень пригодиться.

Никита потянулся, проверяя, насколько хорошо руки и ноги его слушаются, а потом очень медленно и очень тихо подошел к окну и проверил, нет ли кого из мертвецов поблизости. Приближающихся шагов не было слышно… Ближайшие дварфы-стражи бродили по стене и на соседней улице — увы, после отмены заморозки они снова станут обращать на парня внимание. Но не в этот раз — пока все они слишком далеко от него… Никита уже почти собрался выбраться на улицу, когда его внимание привлекло странное гудение. Словно трансформаторная будка или линия электропередач, или огромный улей мертвых пчел, висящий на соседнем столбе.

Парень тут же поспешил отползти обратно. Похоже, выход на улицу со стороны города только что накрылся. Впрочем, это был только один из путей. Никита пожал плечами и решил, что раз ход наружу ему пока закрыт, он вполне сможет пробраться в соседний дом и прямо тут, по разлому, оставшемуся после того, как он обвалился. Да, в этом случае придется постараться, чтобы ни один камень не сорвался, привлекая нежелательное внимание, но парень был уверен, что справится. После того как заморозка отступила и он снова начал чувствовать свое тело, сомнения в своих новых возможностях им как будто бы были окончательно забыты.

— Главное, не спешить, — Никита ухватился за висящую над проломом в потолке балку и медленно подтянулся.

Дальше без подобной опоры будет сложнее, надо будет проверять каждый камень, за который он ухватится или на который наступит, но, сканируя окружение медитацией, Никита заранее узнавал опасные маршруты и выбирал другие, на которые его внутреннее озеро энергии никак не реагировало. В итоге путь наверх оказался даже короче и безопаснее, чем он думал, и буквально через пять минут Никита протиснулся сквозь дыру в стене соседнего дома и огляделся в поисках книги, обрывок которой нашел внизу.

Глава 68. Древние будни

На первый взгляд в этом доме царила такая же разруха, как и в первом. Разрушенная мебель, обрывки старой одежды, куча мусора, которую было видно сквозь дырку в полу, ведущую на первый этаж. Тут Никита вздрогнул от неожиданности, потому что его взор зацепился за что-то знакомое. Плащ! Среди мусора и грязи, словно бы специально собранной кем-то в один большой комок, определенно виднелся яркий кусочек плаща, очень напоминающего тот, которым пользовался Зирис. По коже парня побежали мурашки, ведь если это так и у него окажется артефакт, скрывающий его от нежити без близкого общения с призраками — насколько же проще станет его жизнь.

— Вжизь-вжизь, — не успел Никита домечтать, как рядом с плащом неожиданно началось какое-то шевеление.

Валяющаяся в углу доска отъехала в сторону, и, пока вжавшийся в стену парень смотрел, что же будет дальше, из дыры высунулся крупный, похожий на двухметрового муравья монстр, ухватил клубок мусора с плащом и, быстро закрыв за собой проход, исчез в подземном туннеле.

— Вот же черт! — Никита не удержался и выругался вслух.

Как теперь стало очевидно, краулеры — одни из монстров Неверкейва, что он видел еще на картах Климба Мастерса — прокопали туннель в нижний город и теперь тайно ползали здесь, собирая всякие ценности. Ну, на их взгляд ценности. Хотя тот же плащ, в отличие от остального мусора, пригодился бы и Никите. Вот только не факт, что он теперь сможет найти этого муравья, а если и найдет, то вряд ли тот будет один… А у целой толпы, даже если парень откроет ранг подмастерья, он артефакт не отберет.

— С другой стороны, — на лице у парня все-таки появилась улыбка, — я нашел другой проход сюда.

Парень прикинул, что если туннель краулеров будет вести наверх, в пещеры за шахтой, то, выходит, он только что открыл еще один тайный путь прямо за стены Неверкейва. И никаких неприятностей по дороге. Не считая муравьишек… Но с одиночными представителями этого народа, Никита был уверен, ему удастся справиться. Парень попытался вспомнить их особенность: физический щит, игнорирующий пять любых атак. Вот если не знать об этом секрете, можно попасть впросак. А зная — надо будет просто быстро работать молотом, и никаких гвоздей!

Никита спустился на первый этаж, проверил лаз — да он сможет не просто пролезть в него, а даже идти, пусть и немного пригнувшись — а потом огляделся вокруг, проверяя, не оставил ли краулер чего-то из своих сокровищ. Увы, подземный муравей уже успел все утащить, но зато Никита смог заметить кое-что другое. Сверху этого не было видно, но отсюда, с первого этажа, через дырки в перекрытиях он увидел еще один тайник. Парень снова забрался наверх, отодрал доски пола в нужном месте и действительно нашел еще одну выложенную белым кирпичом секретную нишу.

Тут, конечно, никаких свитков света уже не было, но зато нашлось кое-что гораздо лучше. Похоже, бывший хозяин этого дома был алхимиком — недаром же Никита до этого нашел обрывок его коллекции — и вот сейчас парень бережно достал из тайника еще один набор для создания духовных пилюль и пару листов с заметками.

— Ого! — Никита с трудом удержал задрожавшие от волнения руки.

Если прошлый его набор алхимика, купленный у Криви Пиклса, смотрелся обычной кустарной поделкой, красивой, но не более того, то этот можно было назвать настоящим произведением искусства. Стакан был выполнен из камня и украшен витиеватой резьбой, мерных ложечек прилагалось сразу две, и сделаны они были точно не из обычной стали… Не удержавшись, Никита вытащил одно из добытых им недавно сердец мятежных душ и пустил его на переработку.

— Тридцать, — через пару минут парень обессиленно плюхнулся прямо на грязный пол.

Раньше, со старым набором, из одного сердца у него получалось сделать всего двенадцать пилюль, с новым же набором их вышло почти в три раза больше. Красных осколков, правда, получилось столько же, сколько и раньше — тут без прироста, но зато помимо них новая алхимическая центрифуга смогла выделить еще два вида кристаллов, черные и белые.

Никита бережно ссыпал всю свою добычу в разные карманы, чтобы она случайно не перемешалась, и, отложив все возможные эксперименты на будущее, решил для начала рассмотреть доставшиеся ему листы с заметками местного алхимика.

51 % сердец собаковидных монстров, не ниже третьего вихря

49 % сердец монстров первого вихря

При такой концентрации скорость набора мышечной массы будет увеличена в три раза

Весь первый лист был исписан подобными записями. Это было похоже на разработки по звериным сердцам — интересно, но с точки зрения Никиты не особо. Те же духовные пилюли по сравнению с ними были уже следующим шагом, и парень предпочел бы двигаться дальше, а не тратить время на освоение бесполезных для него простейших таблеток.

Никита отложил в сторону первый лист и сосредоточился на втором. Здесь, увы, тоже не было рецептов интересующих парня пилюль — похоже, древний алхимик не был в них силен и предпочитал тут просто записывать случайные заинтересовавшие его мысли.

Фарон Шильц построил подземный ход под своим новым домом. И откуда у него деньги не только на него, но и на переезд во внутренний город? Он же целыми днями только и сидит у Толстого Гадди…

Новые рецепты сжирают все деньги — вот бы у нас, алхимиков, как у рунологов была стабилизация. А то эти подлецы быстро прикрыли ей дыры, доработали свои цепочки и гребут деньги. А у нас любая ошибка — это смерть или разрушенное духовное ядро…

Если научусь делать духовные… нет, лучше сразу пилюли смерти, то обязательно пристрою к своему дому башню. И больше никаких случайных рабочих из нижних кварталов, а то после последнего ремонта верхняя пристройка как будто шатается…

Никита прочитал еще несколько записей, словно погружаясь в жизнь этого простого алхимика с окраин Неверкейва. И вроде бы ничего особого там и не было, но сколько всего сразу стало понятно. Когда-то тот сделал дешевый ремонт, вот часть дома, по которой Никита сюда влез, и обвалилась. Соперник бывшего хозяина дома переехал во внутренний город, и теперь можно уверенно говорить о социальном расслоении у древних дварфов. В записках было сказано о последствиях от неправильно созданных пилюль, и теперь Никита уже точно не станет заниматься подбором рецептов, рискуя своей силой. Парень задумался, что еще он узнал, и тут же замер от озарения. Стабилизация — этот дварф писал, что она позволяет нивелировать возможные ошибки при создании рун…

А тот хранитель портала дварфов сказал, что его кожаная петля как раз зачарована на эту самую стабилизацию. Тогда парень соотнес это только с полетом — тем более что сам демон постарался сделать на этом акцент. Но теперь-то, как оказалось, стабилизация — это гораздо больше… Выходит, большая часть его успехов с рунами была связана именно с ней? Так бы они не сработали, но петля помогла сгладить углы…

Парень тут же принялся вспоминать, что именно он успел придумать и испытать до ее появления, а что после. Или, может быть, он просто слишком много внимания придал случайной строчке из древних записок?

Глава 69. Дебаты

Никита вспомнил свои первые сражения с молотом — броски он точно отрабатывал еще до аукциона. А вот возвраты и полеты — это уже было после. Не удержавшись, парень вынул из рюкзака древнюю петлю, положил ее в угол, там же оставил молот, отошел на пару метров и приготовился притянуть его к себе в руку.

— Только бы все сработало, — быстро пробормотал Никита. — Я же эту штуку даже не привязывал, пусть все дело будет не в ней…

После этого парень поднял руку и сжал пальцы, заставляя нарисованную на ладони руну сложиться в знак призыва. И в тот же миг вместо полета в руку по привычной траектории молот подбросило вверх серией взрывов. Никите оставалось только порадоваться, что они произошли именно на железке, а не на его ладони, и поспешить разжать пальцы, отменяя руну.

— Видимо, придется моему подшефному полку сделать скидку. Потому что возвращаться, как во время демонстрации, их молоты точно не будут, — парень подобрал свое подкопченное оружие и оказавшийся таким неожиданно полезным артефакт и задумался о последствиях, к которым привело это открытие.

Что ж, как минимум Никите надо будет в разы внимательнее относиться к рунам и еще в идеале найти учителя, который соблагоизволил бы объяснить, как правильно с ними работать. Еще парень вспомнил, как в только что прочитанной им записке упоминалось о доработке комбинаций рун под стабилизацией. То есть и его разработки можно сделать не взрывающимися, а стабильными — нужно просто понять как именно. Сущая же мелочь…

Додумать эту мысль Никита не успел, потому что неожиданно услышал чьи-то тяжелые шаги, приближающиеся к дому. Похоже, его взрыв не прошел незамеченным, и теперь нужно было срочно решать, где он сможет спрятаться от пришедшей на проверку нежити. К счастью, рядом было убежище, куда в случае опасности можно было бы даже отступить. И Никита, не теряя времени, подбежал к норе краулера и спрыгнул туда, прикрыв за собой вход и замерев без движения. Теперь парню оставалось только ждать, пока проверяющие, кем бы они ни были, не завершат свое дело и не уберутся из дома.

В этот момент в двери показалась парочка дварфов-стражей, и Никита постарался еще и не дышать. Мертвецы безучастно зашли в дом, потом, как пауки, взбежали по стенам на второй этаж, выглянули на крышу и вернулись обратно, замерев в тени у стен.

— Похоже, это надолго, — задумался Никита, а потом решил, что ничего страшного не произошло.

Он ведь хотел сидеть тихо и ждать вечернего разговора с дневником, вот и будет это делать. А пока самое время довести до конца улучшение Удара духов, а то на текущий момент это была единственная способность, слот которой парень еще не модифицировал до ста процентов. Никита погрузился в медитацию, отслеживая возможные опасности через их отражение в своем духовном озере, и принялся за работу. В итоге удалось успеть почти ровно к десяти часам вечера: словно бы его духовное ядро сжалилось над парнем и решило немного сыграть в поддавки, помогая добиться нужного результата.

Вы улучшили слот начального уровня, качество 100 %

Пассивная способность, зона охвата — половина тела, позволяет воздействовать на призрачных существ низшего и среднего уровня, возможно повышение эффективности при росте уровня духовного ядра

Способность «Удар духов» очищена от призрачной энергии, вероятность омертвения при использовании — 0 %, защита от омертвения — 10 минут при активации

Вышло неплохо. Никите очень понравилось, что способность теперь целых десять минут будет оберегать его от опасностей контакта с мятежными душами. А учитывая, что затраты на активацию были совсем небольшими, об этой опасности можно было вообще забыть, если бы не одно «но»… Парень рассчитывал, что при максимальном развитии способность покроет все его тело, но увы, в итоге ему досталась только половина. Так что в будущих драках нужно снова внимательно следить за тем, чтобы ему не ударили в спину. Ну, или пользоваться красным пламенем — хотя и там, учитывая, что Никита тратил на активацию все свои запасы, были свои проблемы…

В этот момент дневник нагрелся, предупреждая о том, что готов к общению, и парень поспешил его открыть.

— Время делиться мудростью… — Никита попробовал пошутить. В ожидании будущего прорыва у него, несмотря на несколько стесненные внешние обстоятельства, было прекрасное настроение.

Положи найденный лист на мою первую страницу…

На этот раз дневник явно не собирался сразу тратить отведенные на вечер четыреста сорок четыре символа и решил дождаться, пока Никита не выполнит его просьбу.

— Ну, если ты сегодня даже не обзываешься… — парень не удержался от подколки, а потом сделал то, что от него ждали.

Вынутый из рюкзака лист отправился на поверхность древнего дневника, и, казалось, был не особо этому рад. Словно бы трепыхался на ветру и пытался вырваться из рук парня… Тот сначала не обратил на это особого внимания, а потом было уже поздно. Неожиданно вся поверхность фолианта ордена Западной розы превратилась в огромную зубастую пасть и, ловко подхватив добычу длинным красным языком, засунула ее прямо к себе в глотку.

— Да что это такое?! — Никита чуть не выругался вслух.

Книга тем временем еще раз облизнулась, а потом пасть и язык снова пропали, будто их и не было.

— Знаешь, — парень тем временем успокоился, — я тут недавно общался с еще одним разумным артефактом. И тот, представляешь, оказался демоном. А ты, — тут Никита немного замялся, — случайно тоже не демон?

А какая тебе разница, просто я разумный артефакт светлого ордена или плененный магистром Картусом ради развлечения демон, вынужденный выполнять заложенное в артефакт предназначение?

Неожиданно дневник ответил, и это были совсем не те слова, которых ожидал парень. Чёткое да или нет, возмущение от обвинения, очередные обзывательства — ко всему этому он был готов, но ничего подобного не произошло. И теперь Никита не знал, как реагировать на эту немного грустную отповедь. Ведь что он, на самом деле, имеет против демонов? Местные, например, ненавидят светлых, но при этом он же сам, вступив на путь света, не стал хуже. Так, может быть, и с этими существами не стоит спешить с выводами?

Никита так и не успел ничего сказать, когда дневник продолжил, выводя новые строчки.

Главы 70-72

Глава 70. Дебаты 2

Ты добыл светлый артефакт, я его поглотил, но, попрошу заметить, не чтобы насытиться или потому что я демон, а чтобы восстановить в памяти необходимые структуры для перехода ядра в стадию укрепления. Вскрытие показало…

На этой фразе новые слова перестали появляться, и Никита понял, что они дошли до сегодняшнего лимита. Единственное, что осталось непонятным, это как дневник поступит с обещанным знанием — передаст его так или же парню придется ждать еще один день.

— Нет, серьезно, — не успел Никита отчаяться, как голос дневника опять зазвучал у него в голове. — Ты, правда, решил, что вот так вот сразу наткнешься именно на артефакт развития? Это было бы наивно даже для тебя…

— Это намек на то, что не стоило называть тебя демоном? — парень постарался говорить строго, но при этом чувствовал, что покраснел аж до кончиков ушей.

Он ведь действительно верил, что найдет именно нужную вещь. Конечно, не сразу, но в успехе парень не сомневался. И вот теперь дневник наглядно показал ему, насколько глупо было упираться в одно-единственное решение и не видеть других вариантов. Впрочем, решил Никита, глупо было бы проигнорировать этот урок. А сейчас, когда он постарался запомнить его на всю жизнь, это точно было не зря. Да и, раз дневник заговорил, парню, похоже, не придется ждать новой порции знаний, и все случится уже сегодня.

Лови, недотепа!

Дневник сегодня как-то уж совсем ласково обозвал Никиту, а потом к тому в голову хлынули новые образы.

Как прокладывать каналы от своего духовного ядра ко всем частям тела, где это делать, как добавить мелкие капилляры, отходящие от основных потоков и перекрывающие все остальное… Никита невольно сравнил увиденное с тем, что было на свитке секты Теней, который он принес Алисе для перехода на уровень подмастерья, и был вынужден признать, что либо светлые подходят к делу гораздо серьезнее своих темных собратьев, либо новым адептам секты Теней выдают не всю информацию. И лично парень поставил бы на второе.

— Будут какие-то советы? Или мне просто начинать строить эти каналы? — Никита попробовал дозваться своего дневника, но тот, видимо, на сегодня уже окончательно наговорился и предпочел сытый сон лишним на его взгляд беседам.

Не дождавшись ответа, Никита задумался, что делать дальше. С одной стороны, хотелось прямо сейчас прыгнуть в состояние медитации и заняться подготовкой к переходу на следующий этап, с другой…

— Да кого я обманываю! — Никита махнул рукой, случайно задев стенку тайного хода, где он прятался. И тут же выглянул через щель в комнату, проверяя, не среагировал ли кто-нибудь из мертвецов на изданные им звуки.

Вроде бы все было тихо. Парень даже успел расслабиться, когда из глубины туннеля до него донеслось еле заметное шуршание. Похоже, опасность пришла, откуда не ждали: он-то больше опасался мертвецов на поверхности, а теперь придется разбираться с ползущим за новой добычей краулером. Причем делать это очень быстро! Парень понимал, что если позволит монстру подползти слишком близко к выходу из туннеля, то их разборку обязательно услышат, и тогда в лучшем случае секретный ход перестанет быть тайной, в худшем — их обоих загонят в угол и поставят точку в приключениях гостя с Земли.

— Гамэрф! — Никита снова припомнил услышанное от мертвецов ругательство и, быстро шевеля ногами, поспешил вглубь туннеля навстречу своему противнику.

Добраться до краулера, не дать ему выдать их тайный путь — Никита несся на всех парах, прямо на ходу запустив обе руки в рюкзак за спиной и доставая сразу два своих молота. Темная тень только показалась впереди, как парень тут же запустил оба своих оружия прямо в нее. Помня о том, что краулер сможет отразить первые пять атак, Никита не особо старался. Он просто ждал удара (любого) и готовился притянуть молоты обратно, когда неожиданно все пошло совсем не так, как он рассчитывал.

Молоты врезались в краулера и, несмотря на то что были запущены без какого-либо рвения, пробили его насквозь, открыв совершенно пустое внутри тело.

— Как мертвые лошади в городе, — настигло Никиту понимание, и именно в этот момент зомби-краулер посмотрел на парня своим красными глазами, а потом развернулся и, с огромной скоростью перебирая лапами, помчался по туннелю назад.

— И что это было? — парень продолжил размышлять вслух, обращаясь к самому себе, но на этот раз ему неожиданно ответили.

— Обычный мертвый носильщик, — из стены рядом с Никитой выпорхнула Ева Локка. — Как же он меня раздражает. Уже несколько месяцев тут шастает, таскает всякие сокровища — то книгу, то меч, то вот плащ ему достался… И, самое главное, никак до него не добраться. Хозяин этого носильщика хорошо постарался, чтобы духи не могли ему навредить. И твоя грубая сила тут пришлась очень кстати.

— Если он так силен… — Никита решил, что раз девушка-призрак с ним не здоровалась, то и ему, наверно, не стоит, и сразу перешел к делу. — Если его хозяин так силен, то почему этот краулер сбежал?

— Не краулер, а мертвый носильщик, — поправила парня Ева-Локка. — Форма живого тела не важна при возрождении, все зависит исключительно от вложенных мастером-некромантом функций. А какие функции он вложил? Правильно! Избегать нежити, защищаться от духов… Арсенала для сражения с заблудшими мальчишками там не было, вот носильщик и действовал так, будто встретил одного из дварфов: развернулся и убежал. Теперь пару часов побегает кругами, запутывая следы, а потом вернется к своему хозяину.

— А кто его хозяин? — осторожно поинтересовался Никита.

— Без понятия, хотя ход, по которому он обычно ползает, ведет на территорию твоей секты. Секты Теней. Могу проследить за ним и все узнать. Если ты, конечно, выполнишь свое первое обещание. Я все так же не отказалась бы от жизни Марики, но меня устроит и пара капель ее крови, — говоря все это, Ева Локка подлетела практически вплотную к Никите.

И сразу стало очевидно, что ее встреча с парнем вовсе не была случайностью. Девушка-призрак увидела, как сможет того заинтересовать, и решила использовать этот козырь.

— Я подумаю, — Никита сглотнул от волнения, не зная, что еще сказать.

С одной стороны, он бы не отказался узнать тайну хозяина краулера. С другой, как достать кровь Марики для Евы Локки он просто не представлял. Да и хочет ли он платить такую цену даже за столь важную информацию?..

Глава 71. Параллели

— Тогда мне пора, — Ева Локка моментально потеряла интерес к разговору и так же, как и появилась, ушла сквозь стену.

Никита, понимая, что ему нет никакого смысла тут больше задерживаться, уже хотел двигаться дальше, когда ему в голову неожиданно пришла идея. Парень задумался о том, что Ева Локка ведет себя слишком разумно и человечно, чтобы при этом летать в своем призрачном теле через толщу камня.

— Нет, может быть, конечно, она просто сумасшедшая извращенка, — тихо пробормотал парень, а потом решился.

Шаг тени

Сейчас, когда Никита довел улучшение способности до ста процентов и мог находиться под ее действием почти полминуты, он почти не боялся, сделав несколько шагов сквозь стену вслед за девушкой-призраком. Было не очень приятно понимать, что ты находишься в толще земли и камней и, если способность прекратит действовать раньше времени, застрянешь тут навсегда… Никита уже было решил сдаться и повернуть назад, но очередной шаг в невольно подсказанном призраком направлении вывел его в новый туннель.

Пыль, затхлый воздух и никаких следов… Парень огляделся по сторонам и пришел к выводу, что кроме него и Евы Локки тут явно давно никто не бывал. Возможно, со времен падения Неверкейва… По крайней мере, Никите очень хотелось так думать. Еще минуту назад он просто собирался вернуться домой, а тут у него открылось второе дыхание.

Первым делом Никита отметил на стене стрелкой место перехода в свой старый туннель, чтобы потом не заплутать. А то, мало ли, окажется этот ход тупиковым, придется возвращаться, а куда?.. И что потом, сидеть тут неделями, пытаясь вспомнить, где же выход? Нет, парень остановился на варианте «не рисковать», тем более что основной и запасной знаки на камнях было не так уж и сложно нацарапать. А потом надо было решать, куда идти дальше. Сейчас перед Никитой по факту было две дороги: первая в сторону верхних пещер, а вторая — вниз, в сторону города. И парень не стал долго думать.

— Просто дойду, посмотрю, куда этот ход ведет, и можно будет возвращаться, — Никита заверил сам себя, что не будет рисковать, а потом быстрым шагом двинулся вперед.

Он ведь не так и далеко ушел от дома, в который краулер прокопал соседний ход, так что парень был уверен, что выход из этого туннеля тоже окажется довольно близко. Вот только ход все длился и длился: Никиты был готов поспорить, что прошло не меньше получаса, когда спереди дохнуло свежим воздухом, а потом он разглядел перекрывающую проход решетку. Парень, перейдя на бег, добрался до нее и огляделся по сторонам, пытаясь понять, куда же он попал.

Как оказалось, найденный им ход привел Никиту в какую-то башню, расположенную уже далеко от стен города. Присмотревшись, парень смог разглядеть провал выхода из шахты и горы трупов, лежащие у внешних стен, но отсюда они казались такими крошечными и безобидными… С другой же стороны открывался вид на еще одну стену, за которой расположились дома побогаче и даже парочка дворцов.

Никита подумал было снова использовать Шаг тени, чтобы высунуться подальше да побольше рассмотреть, как внизу раздались тяжелые глухие шаги, и по улице под парнем прошел закованный в черные латы гигант. В высоту он был метра четыре, не меньше, и такой же длины был огромный меч, что великан держал на плече. Никита моментально представил, как на него замахиваются такой громадой, и ему резко стало неуютно. Парень даже отступил на пару шагов назад, чтобы его точно не заметили. Что ж, сейчас он определенно встретил рыцаря смерти, и тогда получается, что существа, стоящие на страже шахты перед воротами, были личи…

Никита в очередной раз задумался об опасностях подземного города и решил отступить, хотя бы на сегодня. Он уже начал разворачиваться, чтобы двинуться назад, когда ему пришла в голову мысль: он ведь еще ни разу не забирался так далеко в город, и было неплохо проверить, нет ли рядом чего ценного.

Видеть добро

Парень только активировал способность, как у него перед глазами словно вспыхнуло маленькое солнце. Никита сначала даже подумал, что нашел сокровище светлого ордена прямо здесь, в заброшенном туннеле, но потом до него дошло, что это не совсем так. Увиденная им точка была просто очень яркой, но при этом сама она находилась довольно далеко, где-то за стеной, отделяющей внешний город от внутреннего.

Баммм! От резкого удара чего-то тяжелого башня, в которую привел парня заброшенный туннель, пошатнулась. А потом Никита увидел, как сквозь прутья решетки на него смотрят безжизненные красные глаза. Рыцарь смерти, словно он не благородный воитель в тяжеленых доспехах, а обычная дикая обезьяна, запрыгнул прямо на решетку, ухватился за нее левой рукой, а потом рванул на себя. К счастью для Никиты, древний металл устоял.

Вот только рыцарь смерти не собирался останавливаться: сила бурлила в нем и жаждала крови живых. Резкое движение рукой, и его меч попробовал дотянуться до парня прямо сквозь прутья. Никита дернулся в сторону в последний момент — спасибо тренировкам Арии — но этого оказалось недостаточно. В итоге огромное острое лезвие не нанизало его на себя словно бабочку, а просто порезало бок. Но и этого могло оказаться достаточно: Никита увидел, как по ране расползается ледяная корка, покрывая сначала сам порез, а потом и тело вокруг него, лишая чувствительности и обездвиживая мышцы. Чем-то это было похоже на воздействие призраков, только сильнее… Гораздо сильнее!

Дикое лечение

Парень тут же попробовал это исправить, но лишь немного растопил лед.

Дикое лечение

Дикое лечение

Дикое лечение

Дрожа от накатившего ужаса, он повторил лечебную способность раз десять, полностью обнулив запас сил в своем духовном ядре. От такого частого обращения к дикой силе все таблички запрета в рюкзаке парня просто-напросто сгорели, устроив у того за спиной небольшой пожар, но в итоге легкая рана, оставленная чудовищным клинком, закрылась. Пусть и не без следа, но Никита на этот раз был не против даже уродливого шрама, просто радуясь тому, что у него получилось.

— Свет… Я был там… Три тысячи лет назад… — было страшно слышать голос, раздающийся откуда-то из-под черного шлема.

Глава 72. Схватка

А когда рыцарь смерти вытащил назад свой клинок и обрушил на древнюю решетку целую бурю ударов, Никита понял, что долго та не выдержит. Парень уже хотел развернуться и бежать, когда его неожиданно ухватила за плечо чья-то крепкая рука.

— Я, исполнитель желаний, приветствую тебя, смертный…

Парень ожидал чего угодно, но не того, что после исчезновения всех запрещающих табличек к нему из-за одного из последних лечений пробьется этот демон в образе джинна. Никита прекрасно помнил, чем закончилась их встреча во время Последней ночи.

— Просто исчезни! — парень хотел бы прямо попросить это создание задержать рыцаря смерти, но был уверен, что тот найдет способ вывернуть этот приказ ему во вред.

А вот что делает этот демон, когда его просят уйти, Никита прекрасно помнил. Он с волнением замер, ожидая ответа — почему-то парень неожиданно подумал, что это мог оказаться настоящий джинн, от чьей помощи он только что отказался. Но нет, добрая улыбка сменилась зубастым оскалом.

— Исполняю!

Цвет псевдо-джинна сменился сначала на красный, потом на золотистый — все как в тот раз — но Никита уже не стал этого ждать. Он со всех ног несся по коридору подальше от этой парочки столь опасных существ. Парень услышал, как за его спиной раздался хруст не выдержавшей напора решетки, потом был скрежет доспеха о камни, а потом все звуки потонули в грохоте взрыва, и по пятам за Никитой понеслась огненная волна.

Парню очень хотелось бы использовать Шаг тени и забежать в скалу, чтобы спрятаться от догоняющего его пламени, вот только энергия в духовном ядре еще не восстановилась, и ему только и оставалось, что полагаться на скорость своих ног.

— Я быстрый… — Никита чувствовал, как огонь ревет все ближе.

— Я очень быстрый… — парень на ходу скользнул в режим медитации и проверил, сколько у него уже накопилось энергии. Вдруг он ошибался… Но нет, мало…

— Я идиот! — неожиданно Никиту осенило, и, когда огонь уже почти до него добрался, он изо всех сил прыгнул влево.

Шаг тени

Да, у парня было очень мало энергии, но и у способности требования теперь не такие жесткие, как раньше — а значит, и повреждения тела окажутся не такими критичными. Так решил Никита и угадал. В итоге парню пришлось расплачиваться за прятки в камнях текущей из ноздрей кровью, но это было ничто по сравнению с тем, что было бы, используй он этот навык до улучшения.

— Фух! — прошло секунд десять, когда Никита, наконец, не выдержал и выбрался обратно из стены.

Взрывная волна к тому моменту уже прошла это место, и теперь о былой опасности напоминали лишь подкопченные стены и стойкий запах серы в воздухе. Парень вытер под носом и не думающую останавливаться кровь и попытался оценить свое состояние. Да, голова раскалывалась от боли, но в целом он чувствовал себя более-менее удовлетворительно. По крайней мере, рисковать и использовать дикое лечение без подстраховки табличками запрета сейчас было не обязательно.

Разобравшись с собой, Никита перешел к следующей проблеме. Он постарался прислушаться, не раздаются ли со стороны прохода в Неверкейв чьи-то тяжелые шаги… Пока все было тихо, и парень даже задумался о том, не стоит ли ему вернутся. Не то чтобы ему так хотелось рисковать… Но Никита никак не мог избавиться от мысли, что если взрыв демона смог убить рыцаря смерти, то не могло ли после него остаться чего-нибудь ценного.

— Или не рисковать? — парень все никак не мог определиться, когда с той стороны донесся странный скрежет, и решение было моментально принято. — Ну его, этого рыцаря, пусть живет!

Никита тут же постарался забыть о возможных упущенных богатствах и побыстрее, периодически переходя на бег, поспешил к месту перехода в свой старый туннель. За время этого спринта духовная энергия успела как раз немного восстановиться, и он теперь уже без расплаты здоровьем смог перебраться в нору краулера и продолжить бег уже здесь.

Всего дорога до поверхности заняла около получаса. В итоге Никита перебрался в свою комнату и уже решил было, что прямо здесь и ляжет спать, когда услышал чье-то заинтересованное покашливание.

— Кто здесь? — парень резко обернулся и только сейчас заметил сидящего в кресле и ожидающего его появления Квинлана Зорка.

— Шаг тени, значит, умеешь использовать, — тот внимательно оглядел Никиту так, что того пробила дрожь. — Выходит, кто-то все же смог открыть духовный кристалл и просто дурит всех остальных… Даже интересно, как ты скрываешь свои способности… Впрочем, мне плевать. Рассказывай, что узнал насчет будущего похода.

Никита осознал, что его тайну только что раскрыли, но к счастью для него просчитали несущественной мелочью… Повезло! Если бы Квинлан копнул поглубже и узнал, что это именно Никита уже несколько раз вставал у него на пути, вряд ли он был бы столь спокоен.

— Сейчас все расскажу, — Никита поспешил закрыть тему со своими способностями. — Официальной информации в войсках нет, но при этом обсуждаются два ключевых направления — орки или мятежная королева. В пользу орков говорит недавний заказ на противомалярийный препарат…

— Но, — Квинлан не дал Никите насладиться паузой, — я же вижу, это не все, что ты узнал.

— Именно. Я решил проверить все слухи среди рядовых бойцов, — парень решил не уточнять, что узнал эту информацию совершенно случайно, — и, как оказалось, поставленное зелье не настоящее.

— То есть вариант с побережьем и краснокожими — обманка, — Квинлан закончил за парня и на мгновение задумался. — Ты хорошо поработал, я тобой доволен. Пока можешь быть свободен, если еще понадобишься, я загляну.

Никита с грустью осознал, что оставлять его в покое никто не планирует. И вряд ли он в ближайшее время сможет что-то с этим сделать. Нет, он возьмет следующий ранг, станет сильнее, но будет ли этого достаточно против такого как Зорк? А раз так, то не поступить ли тогда так, как обычно поступал тот же Серега — попробовать извлечь из ситуации хоть какую-то пользу?

— А не одолжишь мне немного табличек запрета призыва, а то у меня кончились? — Никита осторожно посмотрел на Квинлана, отслеживая его реакцию на свои слова.

— Плату хочешь? — Зорк хмыкнул, но как-то по-доброму. Похоже, он на самом деле был доволен результатами проведенного парнем расследования. — Пусть будет так. Только я такими дешевыми расходниками не пользуюсь. Держи сразу амулет, только его сначала надо будет подзарядить…

Главы 73-75

Глава 73. Кристаллы

С этими словами убийца кинул Никите нашейный амулет на серебряной цепочке, выполненный в форме волчьей головы — как оригинально, учитывая, что Зорк принадлежал к секте Серебряного волка. Парень поймал подарок и с волнением оглядел мастерски исполненную голову зверя.

— Красиво, — Никита не смог сдержать восхищение. — А как он работает и где его зарядить?

Как только парень задал вопрос, он задумался о том, что вряд ли Квинлан будет здесь с ним болтать всю ночь. Но, к удивлению Никиты, кредит доверия к его персоне еще не был исчерпан, и убийца решил просветить парня.

— Сверху крышка, внутрь засыпается эссенция тьмы, амулет концентрирует ее излучение и прерывает призывы в радиусе десяти метров. Как и дощечки запрета, эссенция тоже со временем тратится, хоть и не так быстро, особенно если не лезть в зоны высших призывов. Что еще… — Зорк задумался. — Ах да, саму эссенцию тьмы ты найдешь у любого алхимика эльфов, они, когда перерабатывают сердца духов, вместе с эссенцией жизни, красной такой, заодно и ее выделяют. Этакая расовая особенность.

На этом Квинлан посчитал, что сказал все, что хотел, встал с кресла и спокойно ушел прямо сквозь стену, словно так и положено. Никита же продолжал стоять, словно громом пораженный. Зорк только что рассказал ему об эссенции тьмы, о том, что ее могут выделять только эльфы, но при этом сам парень недавно, во время работы с новым алхимическим набором, тоже смог получить черные кристаллы.

— Выходит, красные, что я получал до этого — это эссенция жизни, — Никита медленно шевелил губами. — Черные — это эссенция тьмы, а белые — это тогда, получается, эссенция света?

Парень так и не смог найти ответ, каким образом ему под силу добывать все то, что, по идее, является особенностью других рас. Но, похоже, теперь он может добавить в список схожих с ним народов еще и эльфов.

— Очень удобно и совершенно непонятно… — Никита тяжело вздохнул, а потом решил не тратить время на то, с чем пока не может ничего поделать.

Вместо этого он перешел к гораздо более полезным делам. Засыпал в волчий амулет черные кристаллы, а потом, наконец, активировал лечение, избавляя себя от ран, полученных во время бегания сквозь стены без энергии. Сразу стало легче дышать, и еще легкая пелена перед глазами, которую Никита до этого не замечал, спала, возвращая миру яркость и цвет. Единственное, что осталось неизменным — это шрам на боку от меча рыцаря смерти. Да, его ледяная аура пропала и не думала возвращаться, но вот со всем остальным, похоже, пока ничего нельзя было поделать.

— Не страшно, — успокоил себя Никита, — стану сильнее, лечение начнет справляться и с такими духовными атаками…

Подбодренный этой мыслью, парень даже потратил несколько минут на начало прокладки каналов от духовного ядра к своим конечностям, но потом усталость взяла свое. И Никита даже не заметил, как добрался до стоящей в углу грубой деревянной кровати, сунул под голову свой же рюкзак, свернулся калачиком и моментально уснул…

Утро для Никиты началось с грохота входной двери и громкого сопения пришедшего на работу Нульфа. Парень принюхался и учуял запах еще чего-то алкогольного. Похоже, вчера великан с капралом Лиссом не только поболтали, но потом еще и отметили удачную сделку пронырливого вояки. Может быть, в ход пошла даже неправильная противомалярийная настойка…

— И вот так ты будешь дышать на моих клиентов? — с утра парню совершенно не хотелось устраивать разборки, но подобного прощать он уже точно не собирался.

Да, ему было приятно, что великан ему верен, но дышащий перегаром продавец — это совсем не то лицо фирмы, которое он бы хотел показывать городу. Да и, если подумать, подобное пренебрежительное отношение к его успехам в мелочах потом вполне может привести и к чему похуже в более важных вопросах.

— Прошу прощения, — Нульф попытался оправдаться, но Никита тут же прервал его.

— Еще раз увижу выпившим на работе, и мы попрощаемся навсегда. Точка, — великан ничего не ответил на это заявление, только отвел глаза, и тогда Никита просто прошагал мимо него и вышел на улицу.

Ярость прошла, и осталось только сожаление о том, что, возможно, не стоило говорить с великаном так резко. Возможно, у того были причины… Возможно, он не виноват… Нет! Парень резко оборвал сам себя. Нульф сам принимал решение пить или не пить — он сделал свой выбор, он подставил его, так теперь пусть несет ответственность за свой поступок.

И снова волна жалости к великану накатила на парня, на этот раз уже без шансов погребая ярость под собой. Как это уже раньше с ним бывало, желание помогать другим, тем, кого он считает своими — а Нульф уже успел попасть в этот внутренний круг — победило все доводы разума. Словно бы какой-то внутренний предохранитель сработал и отключил критическое мышление, оставляя только прописанные проведенным в детстве ритуалом приоритеты. Быть добрым, верить в людей, помогать им…

Если бы Никита мог увидеть это со стороны, он бы определенно задумался, но такой возможности у него не было. Так что он отложил в сторону все мысли о Нульфе и просто со всех ног побежал в сторону поместья Мастерсов. Сегодня на утро у него было много планов: надо закончить с тренировкой, нарисовать руны на уже созданных молотах и объяснить Арии, что те возвращаться не будут… И все это максимум за пару часов. Потому что потом Никите надо будет срочно возвращаться в секту и уже вместе с Серегой, Данилой и Алисой отправляться в подземелье.

— Черт! Только изучил способ развития своего духовного ядра, и даже времени нет этим заняться!

Парень тяжело вздохнул, представляя, какой непростой день его ждет, и немного ускорился. Впереди показалась уже привычная тележка с рыбными пирогами, но Никита вспомнил про запах и решил сегодня воздержаться от столь пахучего угощения. Вместо этого парень прикупил пару плодов, внешне похожих на бананы, быстро их проглотил, запив стаканом молока, и побежал дальше.

— У меня плохие новости, — парень увидел Арию, встречающую его прямо у ворот, и решил сразу же сообщить ей о главном.

— Сегодня тренировки не будет, — дварфка словно не обратила внимания на слова парня. — И молоты тоже отложим на завтра.

— Что случилось? — Никита замер, предчувствуя что-то нехорошее.

— Отца вызвали в полицию, — Ария продолжала хмуриться. — Кто-то начал копать под вашу секту. И теперь то, что Квинлан Зорк перед нападением на секретаря мастера Доу заходил к нам, из случайности превратилось в повод для серьезных разборок. Формально им нечего предъявить, но учитывая, какие силы тут замешаны, я даже немного опасаюсь того, что будет на суде.

Глава 74. Обещание

— Суде? — Никита опешил от скорости, с которой развиваются события.

— Ну да, а чего тянуть? Когда суд начинается, даже самым сильным воинам сложно обмануть камни правды, так что вместо того, чтобы тратить время на ненужную подготовку, в Никсе предпочитают сразу переходить к делу.

— Но тогда… Климб ведь ни в чем не виноват, значит, его оправдают… — Никита никак не мог понять, как похоронное настроение Арии соотносится с тем, что она описала. На вид ведь все должно быть довольно прилично.

— У нас, нашей семьи, нет официального статуса в городе, — закусила губу Ария, — так что нам могут просто не дать слово. Если тот, кто все это начал, хочет не правды, а найти крайнего, то ему будет достаточно просто вызвать правильных свидетелей, и все услышат только то, что он хочет.

— А я… — Никита воспрял.

— Да, именно об этом я и хотела тебя попросить, — Ария оборвала парня. — Прости, но это моя просьба, и именно я должна это произнести… Сейчас, когда у тебя есть офицерский патент, ты мог бы использовать полагающиеся тебе привилегии и вызвать в качестве свидетеля по делу одного разумного. То есть дать слово мне или отцу, и этого будет достаточно. Вот только, учти, тот, кому мы спутаем планы, может захотеть на тебе отыграться. Поэтому ты должен понимать: это не игрушки, это очень опасно… Но тем не менее я прошу тебя об этом одолжении.

— Когда и где? — Никита не стал тянуть с ответом.

— Ночная улица, второй дом, ты его не пропустишь… Буду ждать тебя у входа, и спасибо, — больше Ария ничего не сказала, просто развернулась и скользнула за ворота, оставив парня одного.

Вышло не очень-то вежливо, но девушку можно было понять. Их род уже долгие годы боролся в Никсе за права дварфов, и вот это самое отсутствие прав ударило по ним, причем самым подлым образом. Конечно, у Арии были и другие варианты, помимо этого необычного слуги, но она была рада, что тот согласился, не заставляя влезать в долги и даже не потребовав ничего взамен. Дварфка прислонилась к воротам с внутренней стороны и изо всех сил сжала руки в кулаки. О, она найдет способ отблагодарить этого человека, а те, кто вздумал играть судьбой ее семьи, обязательно за это заплатят.

Никита же стоял с другой стороны от ворот и улыбался. Он был уверен, что они обязательно вытащат Климба, а значит, нечего грустить. А еще ему было приятно, что Ария обратилась за помощью именно к нему. Значит, все-таки, несмотря на ее порой немного высокомерное отношение, она считает его другом… И тем приятнее будет ей помочь. Тут парень неожиданно почувствовал теплоту в груди и поспешил скользнуть в свой внутренний мир.

Активирован долг крови: вы должны спасти жизни 10 дварфов

Надпись издевательски светилась у Никиты прямо перед глазами, словно бы напоминая, что он сейчас не сделал доброе дело, а просто выполнил однажды взятое на себя обязательство. Немного обидное открытие, словно бы принижающее решимость парня помочь своей учительнице. Впрочем, тут же решил Никита, какая разница, что тут пишется. Главное — это то, что он сам принял это решение, а все остальное — технические формальности, на которые можно и не обращать внимание.

— Мы справимся, — Никита произнес эту фразу шепотом, но почему-то был уверен, что Ария ее обязательно услышит.

А потом он повернулся и пошел в сторону секты Теней. Было немного странно начинать день без уже ставших привычными нагрузок. С другой стороны, решил парень, некоторые вещи можно будет потренировать и прямо в дороге. Никита перешел с шага на бег, а потом на ходу скользнул еще и в режим медитации. Вовремя! Утром на улицах были прямо-таки толпы народу, и без помощи своего внутреннего зрения Никита бы точно уже в кого-то врезался. А так он успевал реагировать на всплески своего духовного озера и уходить в стороны, уворачиваясь то от разносчика газет, то от очередного немертвого коня.

В итоге, когда парень добрался до входа в секту Теней, он был уже мокрым от пота. Да, опасности по пути были незначительными, но зато их было много. В общем, пришлось постараться, чтобы ни разу не подставиться, и сейчас Никита ощущал приятную усталость и удовлетворение от хорошо проделанной работы. Пользуясь тем, что время до запланированного похода еще оставалось, парень забежал к себе в комнату, принял душ, погладил свою форму и в итоге в назначенный час вышел к проходной секты при полном параде.

Остальные к тому моменту уже были там.

— А ты сегодня как будто изменился, — Алиса, как обычно, первой заметила Никиту. — И почему мы были вынуждены тебя ждать?

— Еще же десять минут до двенадцати, — парень попробовал оправдаться, но его уже никто не слушал, потому что к троице учеников в этот момент неожиданно подошел сам мастер Доу.

Не Гаррис Доу, который подмастерье и их учитель, а сам Заг Доу, один из лидеров секты. Тот самый беловолосый старик, что в первый день врезал Никите за непочтительный тон. И сегодня на его плечах лежал такой знакомый плащ… Парень был уверен, что именно его уголок он видел сегодня ночью в лапах зомби-краулера, когда тот утаскивал свою добычу из Неверкейва.

— Поздравляю вас с первой официальной миссией, что вы выполните от имени секты, — Заг Доу заговорил, и Никита постарался прогнать все лишние мысли, вслушиваясь в его слова.

После открытия, что именно мастер секты Теней устроил охоту на сокровища подземного города дварфов, причем успешную, парень задумался — а не тот ли это человек, за которым их отправляла Марика? Древний город, артефакты ушедших эпох — разве не могло все это стать той самой точкой отсчета, с которой все началось?

— Спасибо, мастер, — Сергей тем временем поблагодарил лидера секты, что лично почтил их своим присутствием, как бы подчеркивая их достижения.

— Вы заслужили, — продолжал свою речь Заг. — Подмастерье Доу докладывал о ваших успехах, и я с нетерпением жду того времени, когда ваши подвиги принесут славу «Теням». Впрочем, сам факт, что ученики первого года не боятся взять на себя ответственность и выполнить обязательства секты перед городом по патрулированию подземелий, уже сейчас позволяет вам выделиться среди всех остальных.

— Спасибо, мастер, — Сергей еще раз склонил голову. Было видно, что он не ожидал такого количества лестных эпитетов, но, тем не менее, голову они ему не вскружили, и парень, как и Никита, ожидал какого-нибудь подвоха.

И тот не замедлил последовать.

Глава 75. Спутник

— Да, — Заг Доу словно бы вспомнил какую-то мелочь. — У меня к вам будет личная просьба. Когда будете патрулировать пещеры, расставьте мои маячки. Важно, чтобы они находились не ближе ста метров друг от друга, ну и чтобы случайные прохожие их не нашли… А все остальное на ваше усмотрение.

— А что это за маячки? — Алиса не удержалась от вопроса, и это явно было ошибкой.

— А вот это уже совершенно не ваше дело! — рявкнул Доу, наслаждаясь четырьмя замершими от страха и выпущенной им силы фигурами. — Выполняйте приказ. Как вернетесь, доложите.

Больше не играя доброго наставника, мастер развернулся и, растворившись в воздухе, перенесся куда-то по своим делам. Стоило Доу исчезнуть, как троица поспешила выдвинуться с территории секты к переходу в подземный город, а по дороге начала обсуждать, что же могло стоять за этим напутствием и заданием. И только Никита все продолжал думать о плаще мастера. Тут ведь важнее был не сам кусок ткани, а то, что за ним стояло, то, что навело парня на мысли о связи Доу с заданием Марики.

Когда Ева Локка рассказывала о зомби-краулере, она упомянула, что тот до плаща достал еще две ценные вещи. Первая — меч. Тут Никита скосил глаза на Данилу, ведь именно он умудрился утащить этот древний артефакт из запасников Доу. А второе сокровище — это книга. И после того, что ему самому открыл древний дневник, Никита никак не мог легкомысленно относиться к подобной информации.

Парень тут же задумался, а не стоит ли поделиться своими догадками с Марикой, может быть, их окажется достаточно для того, чтобы та вернула его и друзей домой… Вот только сами его товарищи — Никита скосил на них взгляд — вроде бы и не особо торопятся назад. Да и можно ли доверять той, кто похитил их из родного мира? Нет, еще вчера парень бы попробовал, но сегодня у него перед глазами стоял пример Квинлана Зорка. Никита выполнил его задание, убийца из секты Серебряного волка был крайне доволен результатом, но предложил ли он что-то за это парню? Только использованный артефакт, который удалось пустить в дело только благодаря случайности… И это еще меньшее из зол. Марика ведь наверняка не захочет полагаться исключительно на слова и потребует доказательств…

Никита так и не успел прийти ни к какому выводу, когда громкие споры его друзей привлекли внимание парня к их разговору.

— Говорю вам, — яростно шептал Данила, — он точно знает про меч, что он у нас, вот и захотел посмотреть поближе.

— Во-первых, не у нас, а у тебя, — так же яростно продолжала шептать Алиса. — А во-вторых, если бы он хотя бы догадывался, нас бы никто не отпустил в подземелье, а вместо этого уже бы пытали, заставляя сознаться во всех смертных грехах. Кстати, знаешь, почему во всех?

— Почему? — Данила сглупил и повелся на подначку девушки.

— Потому что тебя бы я сдала в первую же минуту, ну а потом… не просто же так нас пытать.

Спор перешел на новый уровень, а Никита неожиданно обнаружил, что Серега отстал от своих товарищей и пристроился рядом с ним.

— Говорят, ты как-то успел перейти дорогу самому Рохле Минусу, — Никита не сразу среагировал на этот полувопрос-полутуверждение, настолько далекими ему уже начали казаться его проблемы с местным главарем Серой гильдии.

— Было дело, — парень внимательно посмотрел на своего товарища. А ведь до всех этих приключений он уже думал о том, что подобный разговор может его ждать. Тогда он так и не смог определиться, как отреагирует Серега, и вот теперь можно все узнать на практике.

— В следующий раз предупреждай меня! — вихрастый одноклассник грозно выпучил глаза. — Мне предложили тебя захватить, но я их всех послал. Так что запомни: теперь ты мне должен!

Никита смотрел на Серегу и не знал, что и думать. С одной стороны, захватить его не так-то и просто, да и не факт, что его друг принял это решение из добрых побуждений, а не просто потому, к примеру, что побоялся злить Марику, помогая устранить одного из ее агентов… С другой стороны, а так ли важна разница, если решение пойти против бандитского босса было принято? И ведь Серега тоже рисковал, делая этот выбор.

— Спасибо, — Никита кивнул, искренне благодаря своего товарища.

В этот момент они как раз добрались до закрытого двора, где и располагался спуск в подземелье. Когда-то это было величественное здание, высокое, украшенное статуями и барельефами. Сейчас же чувствовалось, что за ним никто особо не ухаживает. Огромные ворота были заложены камнями и бревнами, и ими явно никто не пользовался. А маленькая дверь справа от них была выполнена в виде множества наваренных друг на друга стальных листов. В общем, никакого изящества, но при этом о том, чтобы никто не мог пробраться вниз или наверх без разрешения властей, тут все еще заботились.

— Приветствуем офицера-покровителя седьмого Ночного полка! — Никита так засмотрелся на местную архитектуру, что не сразу обратил внимание на знакомые ему лица. Вернее, форму.

Самих солдат, что только что отдали ему честь, он лично не знал, но вот обмундирование своего подшефного отряда он бы уже ни с чем не перепутал.

— Спасибо, — парень вежливо поклонился солдатам и только потом заметил, что его спутники как-то неожиданно замолчали.

Никита поспешил проверить, что с ними ничего не случилось, и перед ним предстали три застывшие от удивления фигуры. Данила растерянно чесал затылок, Серега бормотал «вот, в чем дело» — похоже, до этого он так и не узнал, из-за чего бандитский главарь взъелся на его слугу — а Алиса… Она тоже молчала, но глаза ее при этом с каждой секундой все больше и больше наливались кровью. Было видно, что ей хочется очень многое высказать этому странному слуге, который сумел добиться такого положения и при этом ничего никому не рассказал. Даже ей, хотя именно она, а не кто-то другой, обещала ему защиту.

Алиса даже начала прикидывать, а не начать ли выяснение отношений с проклятья. Пусть этот грязнуля ответит за свое неуважение, а уж с последствиями она разберется… Но тут в намечающиеся разборки вмешался еще один человек. Вернее, эльф. И это точно был тот, кого тот же Никита меньше всего ожидал здесь встретить.

Главы 76-78

Глава 76. Квилл 2

Зеленоволосый наследник семьи Квиллов стоял и смотрел на свою недавнюю жертву и на троицу начинающих учеников, что считали этого слугу своей собственностью. Как наивно… Вчера Квиллу весь день пришлось заниматься поручениями отца, но сегодня он наконец-то освободился и теперь сможет посвятить несколько часов предмету своего интереса.

Выяснить, что его так называемые хозяева собираются в подземелья под городом, было совсем не сложно. Вчера Квилл даже нажал на пару рычагов, чтобы им никто не стал чинить препятствий, а то, как оказалось, секта Теней была не на самом хорошем счету в городе. Впрочем, ограничения в основном касались мастеров, а на ничего не способных учеников никто и не думал обращать внимание. Чем Квилл воспользовался и теперь очень гордился своей изобретательностью.

Сегодня он заманит этого странного слугу в подземелье, устроит для него ловушку, а потом посмотрит, как его сила себя проявит. Будет интересно.

* * *

— Приветствую вас, ученики Теней, — Никита вздрогнул, когда услышал, как Саймус Квилл поприветствовал его друзей. — Сегодня в вашем походе я буду с вами в качестве сопровождающего от города. И можете не благодарить.

Последнее пожелание эльфа точно было лишним, потому что благодарить его и так никто не собирался. Впрочем, как и спорить. В отличие от Никиты, остальные были в курсе, насколько тяжело им достался пропуск в подземелья, и возражать представителю города, который мог бы вообще все отменить, никто и не думал.

— Черт, меч не получится опробовать, — тихо посетовал Данила.

— Мы еще не закончили! Потом ты еще ответишь на все мои вопросы, — Алиса тихо прошипела это Никите в ухо, выплескивая таким образом накопившуюся ярость, а потом грациозно скользнула вперед.

— Для нас будет честью составить компанию представителю великого народа эльфов, — Серега единственный ответил вслух и попробовал задобрить их нового спутника, но тому было плевать на его слова.

— Ну и как ты себя чувствуешь после нашей последней встречи? — игнорируя всех остальных, зеленоволосый ехидно посмотрел на Никиту, и тут же ушедшая вперед Алиса снова сорвалась на шипение.

Как бы голос себе не сорвала, побеспокоился немного о ней Никита, но потом все его мысли занял Квилл. Что он тут делает? Чего хочет? Не опасно ли будет идти с ним в подземелье? Может быть, плюнуть на все и отказаться? Да, потом будут проблемы. Но что, если внизу с Квиллом проблем будет гораздо больше?

— Да не тушуйся, на этот раз я просто понаблюдаю, — эльф понял сомнения парня и решил того немного успокоить. Тем более что он и правда почти ничего не собирался делать сам.

— Хорошо, но ты дал слово, — Никита все же решил рискнуть.

Да, он понимал, что зеленолицый мог соврать, мог просто наплевать на все и снова положиться на свое право силы… Но при этом он помнил, что тот все же является наследником древнего рода и вряд ли будет срываться на них просто так. А сейчас причин для каких-то злобных замыслов вроде бы и не было. Парень еще раз посмотрел на Квилла, представил, что это просто очередной мажор, ищущий себе на пятую точку развлечений, и тяжело вздохнул.

Впрочем, в этот момент Никита был не до конца честен с собой. Помимо всех этих мыслей, которыми он постарался себя успокоить, внутри него еще появилась весьма амбициозная надежда подружиться с этим эльфом. Ведь если получится, то насколько проще с возможностями и знаниями этого типа будет решить ту же проблему с Марикой или возвращением домой.

— Тогда не будем терять время, — увидев, что больше спрашивать его о чем-либо никто не рискует, Квилл махнул стражникам и первый прошел в открывшийся перед ним проход.

До этого Никита видел вход в подземелья Неверкейва только снизу, сейчас же ему представилась возможность увидеть их и сверху. Тут уже не было никаких решеток, но парень заметил, как сразу пятеро солдат подбежали к специальным постаментам и воткнули в них висящие у них на поясах жезлы — похоже, это было чем-то вроде местной системы безопасности. Сейчас она отключилась, и защитное поле в конце длинной лестницы, о которое Никита вчера убивал духов, пропало, открывая им проход.

Никита, Квилл и неразлучная троица спустились по лестнице, прошли через ворота и вышли на ту самую поразившую парня широкую дорогу.

— Слушай, — Алиса, словно бы забыв обо всех своих претензиях, мирно подошла к Никите и аккуратно указала на Квилла, — а кто этот эльф? Вы же друг друга уже знаете, правильно?

— Один очень богатый и сильный зеленолицый из древнего рода, однажды ставшего посмешищем из-за Мятежной королевы Древнего леса, — Никита обратил внимание, что Квилл их подслушивает, и не удержался от подколки.

И, судя по тому, как сразу же напряглось лицо эльфа, выпад парня попал точно в цель. Никите тут же пришлось приложить все силы, чтобы скрыть попытавшуюся вылезти на лицо улыбку, и он поспешил задать вопрос Сереге, в сомнении замершему посреди коридора.

— Куда теперь?

— Наверно, надо поставить маячки мастера, — было видно, что вихрастый парень до сих пор не решил, что делать дальше. Похоже, у него имелись планы на этот поход, но появление эльфа в них точно не вписывалось.

— Маркеры контрольной сети для учеников-некромантов, что еще сами не умеют управлять своими питомцами на серьезных дистанциях, — Квилл тут же выхватил один из переданных Доу артефактов и внимательно осмотрел его. — Кажется, секта Теней планирует запустить сюда парочку простейших зомби. Глупый план, местная нежить сожрет чужаков и даже не поморщится.

Квилл вернул маячок обратно Сереге с пренебрежительным смешком, и Никите пришлось постараться, чтобы не выдать наглому эльфу, что нежить секты Теней тут уже бегает. И ее создателю хватило мозгов придумать, как обойти дварфов-стражей и других немертвых, что могли бы встать у нее на пути. Вот только парень понимал, что столь ценную информацию не стоит разменивать на колкости, и поэтому продолжал просто стоять.

— Но нам все равно придется выполнить приказ мастера, — в итоге отвечать на замечание Квилла пришлось Сереге, но его оборвали на полуслове.

— Ваше дело. Только сначала я вам покажу одно место, это недалеко… Так, третий проход слева от входа. Да, вот он, — Квилл указал на один из боковых туннелей и спокойно двинулся туда, уверенный, что и все остальные за ним последуют.

Впрочем, у Никиты и неразлучной троицы не было особого выбора. Начнешь спорить с этим эльфом, и кто знает, чем все это может кончиться. В итоге парни уныло потянулись следом, а вот Алиса, наоборот, словно бы начала лучиться энтузиазмом и, ускорив шаг, постаралась догнать Квилла и завязать непринужденную беседу о скрытых вокруг них тайнах. Кажется, девушка решила воспользоваться шансом и во что бы то ни стало урвать себе нового покровителя покруче.

Глава 77. Квилл 3

Коридор, который выбрал Квилл, буквально через сотню метров закончился небольшой круглой пещерой с множеством ходов, ведущих от нее в самые разные стороны.

— И что это? — Никита с остальными вышел в центр этого зала и огляделся по сторонам.

— Дуэльный круг, — Квилл проигнорировал нотки сарказма в голосе парня и ответил абсолютно спокойно. — В былые времена порой между самыми разными путниками могли вспыхнуть несовместимые с жизнью разногласия, и дварфы как мудрый народ предусмотрели подобные места, чтобы споры можно было решить без вреда для окружающих. Причем не просто без вреда, а даже с пользой. Все же любят развлечения. Видите вон ту линию, идущую по кругу зала? Это основа защитного поля, которое раньше оберегало зрителей, решивших отдохнуть, глядя на чужие смерти. Благодаря ему смертельные способности и даже предметы не могли вылететь наружу и кого-то поранить.

Тут же, будто желая подтвердить свои слова, Квилл совершил круговое движение руки, и по периметру зала вспыхнул защитный купол. Полупрозрачная синеватая пленка.

— Обратите внимание на этот невыносимый небесный окрас, — Квилл продолжил свою лекцию. — Он означает, что вы или ваши техники не можете выбраться наружу, а вот оттуда к вам может прилететь, например, яблоко от недовольного зрителя или тухлое яйцо. Если же вы сами создадите такой щит, то изнутри он будет благородного красного цвета. И, возможно, когда-нибудь вы сможете увидеть подобное на практике.

Квилл описал рукой еще один круг, и новый защитный экран вспыхнул уже только вокруг него.

— Что ты задумал? — Серега первый осознал, что происходящее точно выходит за рамки обычного экскурса в историю, и, забыв о своем страхе перед эльфом, обвиняюще ткнул в него пальцем.

— О, я всего лишь хочу подтолкнуть одно событие, — Квилл опять проигнорировал неуважительный тон. Впрочем, в этом не было ничего странного. Как тот же Никита уже не раз слышал, свободные люди, ну или эльфы, всегда сами решают, когда их оскорбили, а когда нет.

— Какое? — тихо спросила Алиса, а Данила бросил камень во внешний защитный купол, проверяя, что тот на самом деле ничего не выпустит наружу.

— Меня очень заинтересовал ваш слуга, — от голоса Квилла Никита вздрогнул, а потом и яростные взгляды его друзей добавили неприятных эмоций. — В нем есть сила, но она пока не пробудилась. И я решил, что это просто идеальные условия, чтобы проверить одну старую теорию. Вы когда-нибудь слышали про древние светлые ордены?

Квилл замолчал, глядя на заведенных им в ловушку подростков.

— Они были не нужны, и их уничтожили. Магистра последнего ордена, кстати, убил ваш предок, — учитывая, что все молчали, Никита не выдержал и заговорил сам. Очень уж ему хотелось поскорее закрыть столь опасную тему. Хотя, с другой стороны, парень понимал, что, возможно, судьба сейчас не только устроила ему неприятности, но сделала еще и подарок, что позволит узнать немного больше о выбранном им пути.

— Рад, что знаешь историю тех, кто этого достоин, — на лице Квилла впервые появилась улыбка. — Но не думай, что из-за подобной лести я изменю свое мнение. Тем более что это всего лишь правда: да, именно наш род был теми, кто поверг последних светлых рыцарей и заполучил все их богатства, что они смогли вынести после того, как бежали из последнего замка ордена Западной розы.

Для Квилла это были лишь пара мгновений ностальгии, а вот для Никиты это была очень ценная информация. Парень, конечно, очень сильно сомневался, что в ближайшее время сможет поставить себе цель забраться в сокровищницу семьи Квиллов и попробовать найти там наследство своего ордена. Но все же…

— Так вот, — зеленолицый тем временем продолжал. — Светлые были не нужны этому миру, а потому были уничтожены. Но при этом у них было одно интересное знание. Они открывали свою особую форму в бою… Лучшие из них… И я подумал: а что если попробовать повторить этот эксперимент? Посмотреть, как будет развиваться талант, открытый по канонам наших врагов. Разве это не любопытно? И тут мне еще попался слуга с сильным духовным началом, но без готового ядра. Чем не способ сделать эксперимент еще интереснее?

— То есть вы хотите, чтобы мы сражались друг с другом? И параллельно пробовали перейти на следующий этап развития? — и опять Серега среагировал первым, правда, на этот раз он не угадал.

— Сражаться друг с другом? Разве это опасность? — Квилл хмыкнул. — У меня гораздо более грандиозные планы.

С этими словами он вытащил из кармана колбочку с чем-то красным, а потом бросил на землю так, что та разлетелась на куски, заливая камни круга своим содержимым и наполняя воздух неприятным кисло-сладким запахом.

— Это ихор какого-то зверя! — неожиданно Алиса соотнесла увиденное с одним из уроков в секте Теней. — Вы разбили его, чтобы приманить местных монстров!

— Все верно, умная человеческая девочка, — Квилл кивнул. — Это ихор глаурунга, и все местные обитатели, учуяв запах его мнимой смерти, придут сюда, чтобы попробовать вкусить его звериное сердце и стать сильнее. Те, кто сильнее глаурунгов, проигнорируют этот зов, он им будет не интересен, так что не говорите потом, что я не позаботился о том, чтобы у вас был шанс.

— И сколько их придет? — теперь уже Никита задал вопрос.

— Все, кто гуляет сейчас в радиусе километра от этого метра. И не бойтесь, тут довольно оживленно, так что скучать вам не придется. Я бы рекомендовал вам не тратить время и начинать готовиться к бою.

Квилл сделал еле заметный шаг назад, как бы показывая, что разговор окончен, и Никита понял, что эльф на самом деле прав. Им некогда болтать. Ситуацию уже не исправить, и теперь, если они хотят выжить, им надо будет постараться пройти через это идиотское испытание. Парень скинул с себя плащ секты, освобождая тело от лишней сковывающей одежды и оставаясь только в подаренном Арией панцире. Железка, пусть и слегка, конечно же, тоже давила на плечи, но вот от нее отказываться Никита точно не собирался.

Квилл сопроводил взглядом все манипуляции парня, а потом неожиданно снова заговорил.

— Не стоит полагаться только на оружие. Подумай, твой единственный шанс выжить — это сделать то, что нужно мне. Перейди в бою на следующий этап, и все будет кончено. Я вас всех отпущу.

Глава 78. Путь

— А я точно смогу? — Никита на самом деле задумался о том, что таким образом сумел бы помочь своим товарищам и вытащить их из ловушки.

— Поверь, сумеешь, я знаю. Моя сила еще внутри твоего тела, я чувствую его, и оно готово… Еще вчера ночью оно попыталось двинуться дальше, но остановилось. Так что остается только немного подтолкнуть его и не мешать, — Квилл согнул пальцы, как будто собрался показать звериную лапу, а потом сделал ими хватающее движение.

Никита тут же почувствовал сдавливающую боль в груди. Сначала он пытался ее терпеть, больше раздумывая над тем, каким образом Квилл мог узнать о попытке прорыва. Он ведь сейчас явно говорил о тех пяти минутах, когда парень вчера перед сном пытался выстроить каналы по подсказанной дневником схеме…

— Ааааа! — тут Никита не выдержал боли и, используя смену одежды, быстро скинул с себя панцирь.

— Твою мать! — выругалась стоящая рядом Алиса, и было от чего.

На груди парня под кожей ползали три крупных червяка, извивающихся и словно бы понемногу растущих в размерах.

— Моя сила тьмы, — Квилл насладился видом ошарашенного слуги и снова заговорил. — Сила тьмы семьи Квилл — это не просто ударная атака. Нет, это еще и способность чувствовать наших врагов, контролировать их…

Пальцы эльфа снова согнулись, и Никита тут же почувствовал, как черви снова сдавливают его грудную клетку. Видимо, Квилл хотел таким образом показать свою власть над парнем, но в итоге добился только прямо противоположного эффекта.

— Дай мне нож, — Никита, терпя боль, подошел к Алисе, выхватил кинжал из ее рук, а потом тремя быстрыми движениями нанес сам себе три пореза.

Парень не надеялся таким образом убить сидящих в нем тварей. Он не был столь наивен, чтобы предполагать, будто обычное оружие поможет против духовной техники подобного уровня. Он поступил гораздо проще: шипя от боли, просто засунул руку в каждую из ран, а потом вытащил оттуда за шкирку порождения чужой магии. Было больно! Было чертовски больно, но Никита справился.

— Ты молодец, — неожиданно сидящий в голове голос дневника решил его подбодрить. — Прости, что не почувствовал их раньше, но эта способность оказалась сильнее меня. Сильнее меня на данном этапе… Но главное, что ты от них избавился. Все правильно!

— А что мне делать сейчас? — Никита словно забыл о боли и тут же попытался добиться от неожиданно заговорившего (и извинившегося!) дневника ответа на главный вопрос.

— Этот эльф прав. Переход на этап укрепления ядра в бою может повысить твои шансы. Это рискованно, но это действительно путь светлых орденов…

Парень попробовал выяснить, шансы на что он таким образом будет повышать, но дневник уже замолчал. Судя по всему, заглаживая вину за пропущенное проклятье, он решил ответить только на один дополнительный вопрос. Но уже и это было неплохо. Теперь Никита знал, что он не просто жертва этого проклятого эльфа, что он не просто так попал в эту ловушку и завел сюда же своих друзей — да, все это тоже было правдой, но еще происходящее на самом деле было его шансом стать сильнее. Стать сильнее и всех спасти — а что еще нужно ему самому и скрытой в нем силе света?..

Смена одежды

Благодаря особенностям подаренной ему формы слуги Никита без проблем, одним лишь усилием воли, вернул свой панцирь на место, скрывая кровоточащие раны на груди.

— Знаешь, теперь я, пожалуй, не буду завидовать твоим связям с такими важными ребятами как этот эльф, — к парню неожиданно подошел Данила, встал рядом и вытащил свой меч.

Похоже, Ким тоже понял, что без драки не обойтись, оценил потенциал своего оказавшегося таким необычным слуги и решил наладить с ним отношения.

— Я могу проклясть твою кровь, — предложила Алиса, тоже подошедшая и вставшая рядом с Никитой. — Ощущения не очень, но она станет медленнее течь, и ты не упадешь в обморок от ее потери в самый ненужный момент.

Никита растерянно оглянулся по сторонам. Как бы ему хотелось сказать, что благодаря лечению он и сам прекрасно может справиться с такой мелочью как ножевые раны. Но, увы, при эльфе, особенно учитывая его интерес к павшим светлым орденам, подобного говорить точно не стоит.

— Да не нужны тебе эти проклятья, — неожиданно к Никите подошел еще и Серега, прямо с ходу зажигая на руке пламя и засовывая его парню под доспех.

Дружеское похлопывание по ранам с холодным ничего не выражающим взглядом, и порезы на груди Никиты оказались просто-напросто прижжены. Парень с трудом сдержал крик от боли… Вот же чертов садист — мысль мелькнула в голове у Никиты и тут же пропала. Все же его сейчас на самом деле спасли от потери крови или от вероятного лечебного проклятья. А то, что от только что проведенной операции останутся шрамы — что ж, после столкновения с рыцарем смерти Никита уже был готов к чему-то подобному.

— Спасибо, — парень вежливо кивнул своему земному товарищу под ехидный смешок Квилла.

Похоже, тот, несмотря на свою вырезанную технику, все равно продолжал пребывать в хорошем настроении. Но Никите и его друзьям уже было не до эльфа, приготовившегося наблюдать за представлением из-за своей личной защиты, потому что из ближайших коридоров начали доноситься шорохи, а значит, первые обитатели подземелья, соблазнившиеся запахом ихора, уже были рядом.

— Я могу кидать молот… Сильно! — Никита решил предупредить остальных о своих способностях, чтобы те знали, чего от него ожидать.

А заодно парень добежал до края защитного круга и наклеил липкую ленту с руной с той стороны, откуда к ним приближалась основная часть монстров. Теперь он сможет кидать свои молоты вперед не только за счет силы мышц — главное, надо выждать, чтобы кто-то оказался на одной линии между ним и наклейкой.

— Моя сила — огонь. Я могу использовать его в ближнем бою. Он наносит слабый духовный урон, слабый, но постоянный, — Серега тоже решил поделиться описанием своей силы, понимая, что только так они смогут работать сообща, повышая свои шансы дожить до вечера.

— Если есть постоянный урон, — тут же среагировал Никита, — то ты сможешь им снимать щиты краулеров. Они блокируют первые пять ударов, а твое пламя их нанесет меньше чем за секунду.

— Хорошо, — кивнул Серега и перехватил нить разговора. — Я тогда буду стараться заниматься этими самыми краулерами, ты только покажи вживую, кто это такие. А теперь быстро думай, как нам еще могут помочь проклятья и ускорение?

Серега назвал способности Алисы и Данилы, рассчитывая, что слуга успеет рассказать, против кого они смогут пригодиться.

Главы 79-81

Глава 79. Путь 2

— Еще могут быть подземные пауки… — начал Никита, сделав паузу, чтобы его оборвали, вспомнив о ночном бегстве с таинственным спасителем, когда его друзья как раз столкнулись с такими…

— Про них знаем, я их возьму на себя, — тут же среагировал Данила.

— Ну, еще я слышал про каменных саламандр, — Никита продолжил вспоминать карточки монстров Неверкейва из поместья Мастерсов. — Они лечатся за счет духовной энергии, так что их, наверно, проще всего будет убивать мне моими молотками. Они просто летают и просто бьют.

— Еще есть гоблины, — Алиса тоже вспомнила о ночных приключениях и о том, чью еще пещеру они тогда видели. — Что про них слышал?

— Эти используют духовный щит, с его помощью защищают себя от повреждений, а сами атакуют обычным оружием. Причем как вблизи, так и дистанционно, — Никита забеспокоился, не расстреляют ли их издалека, но ту же Алису это словно не волновало.

Девушка лишь гордо вскинула голову:

— Если их щит защищает от ударов, то мои проклятья как раз пройдут. Буду их замедлять, так что про дистанционные атаки им придется забыть, ну а вблизи вы уже сами.

Никита сначала хотел спросить, каким образом замедление может помочь от бросков копий или камней из пращи, но потом до него дошло. Вокруг не игра, где замедление воздействует и на людей, и на то, что они бросают. Тут реальный мир — и если твоя рука двигается недостаточно быстро, то насколько далеко улетит твое копье? Правильно — пара метров, и никакой ударной силы. Гравитация бессердечная штука — вспомнил старую шутку Никита — а Алиса молодец, что вовремя сообразила, как использовать свой темный талант.

Парень скрестил пальцы, чтобы у них все получилось, а потом принялся ждать, пока из проходов не появятся их первые противники. И те не заставили себя долго ждать — около десятка сливающихся с пещерами каменных ящериц и в два раза больше гигантских муравьев показались из ближайших коридоров.

— Те, у кого шесть лап, это краулеры, — Никита предупредил друзей, а потом, дождавшись пока первые саламандры пересекут границу защитного поля, бросил сразу оба молота.

Парень выбрал в качестве цели одного-единственного врага, решив, что сейчас важнее не экономить усилия, а убить хоть кого-нибудь, чтобы все поняли, что победа возможна. Молоты вырвались из рук Никиты, отбежавшего на два шага вправо — специально, чтобы саламандра оказалась между ним и руной на клейкой ленте.

Крак! Краак! Тренировочный и боевой молоты врезались в тело каменной ящерицы и просто разнесли его на куски. Похоже, сосредоточившись на защите от духовных атак, этот зверь на самом деле не был надежно защищен от обычного урона…

— Первый! — Никита вскинул руку вверх, ожидая, что молоты скользнут обратно к нему, но те словно и не собирались этого делать, продолжая просто лежать на земле.

Гамэрф! Никита выругался про себя, осознав, какую глупую ошибку допустил. Чтобы усилить свои броски, парень приклеил ленту с руной прямо на землю, но не учел, что после победы над первым монстром этот знак никуда не денется и будет притягивать его оружие, не давая ему возможности вернуться. И что теперь — по коже Никиты побежали мурашки — ему надо будет лезть прямо в толпу монстров, чтобы вернуть свое оружие?

— Алиса! — неожиданно парень вспомнил, что он не один. — Можешь проклясть вон ту бумажку? Надо чтобы с нее исчез нарисованный знак…

— Заставить его исчезнуть не смогу, — по лбу стоящей рядом девушки текли капли пота. Все это время она тоже не прохлаждалась, а занималась краулерами, что уже почти до них добежали. Алиса замедляла их через одного, чтобы в итоге подземные муравьи достигали ожидающих их Серегу с Данилой не толпой, а поодиночке.

— Может быть, сможешь просто свернуть ее? — Никите пришла в голову мысль, что лишить руну силы можно и таким, более простым способом.

— Это легко, — Алиса быстро махнула рукой, клейкая лента немного почернела и скукожилась.

Самую малость, но и этого оказалось достаточно, чтобы изображенный на ней знак потерял форму, и молоты тут же скользнули обратно к Никите. Парень, не теряя времени, снова отправил их в полет, в новую саламандру, что была уже почти рядом. На этот раз он не использовал усиление рун, просто голую силу, и в итоге двойной удар уже не смог добить саламандру, а просто заставил ее замереть, запуская регенерацию и восстанавливая повреждения ее каменной шкуры.

Вот только зверь не учел, что на этот раз молоты почти сразу скользнули в руки парня, и тот повторил свой бросок, на этот раз уже окончательно добивая своего противника и тут же начиная выискивать взглядом следующего.

— Кулак огненного цветка, — рядом Серега сжег защиту сразу двух краулеров, вырвавшихся вперед.

— Ускорение камня, — а это Данила своим мечом двумя точными ударами заставил монстров рухнуть без движения.

Как и во время тренировки, что однажды видел Никита, ученики секты Теней помогали себе голосом, чтобы усилить действие своих техник. Сам же парень в очередной раз отметил, что украденный у мастера Доу меч показал себя как очень сильное оружие. Лично у Никиты после того раза, когда он успел подержать клинок в руках, с ним были связаны не самые приятные ощущения. Но то, как легко меч расправлялся с монстрами уровня мастера секты начального уровня, вызывало легкий трепет. Даже у Квилла на лице мелькнул легкий интерес, но тут же пропал, и он снова принялся сверлить взглядом Никиту.

— Не просто сражайся! — рявкнул он на парня. — Пытайся стать сильнее! Или вам кажется, что вы и так справитесь? Зря…

Эльф криво ухмыльнулся, а Никита неожиданно услышал, что к ним приближается уже вторая волна монстров, и там их точно будет побольше.

— Саламандра! — Алиса, не прекращая накладывать проклятья замедления, принялась бегать от прорвавшегося к ней монстра.

Никите пришлось собраться и парой двойных бросков спасти девушку, а потом вернуться к истреблению остальных ящериц, что уже начали подбираться теперь уже и к нему самому. Все же нашей четверке сильно повезло, что среди них оказался адепт проклятий, замедливший волну монстров, ну и то, что сами обитатели подземелий не сразу устремлялись в бой, а сначала подходили и подползали к месту, где Квилл разбил фиал с ихором.

Никита представил, что было бы, столкнись они с подобным количеством врагов не здесь, в непривычной для тех обстановке, а в их собственных пещерах, где уже они поджидали бы чужаков и готовились напасть на них исподтишка. Да, в таком случае все точно бы закончилось смертью начинающих адептов боевых искусств, светлых и темных…

Глава 80. Путь 3

Но и сейчас, несмотря на открытое пространство и то, что монстры вынуждены были открыто лезть в атаку, до победы было еще далеко. Новая толпа хлынула из коридоров, и Никита неожиданно осознал, что при текущей скорости появления противников он просто не справится. Квилл прав, надо становиться сильнее — как будто парень был против — да и дневник говорил о том же. Осталось только понять как… Не садиться же в медитацию посреди всей этой суматохи и не начинать прокладывать духовные каналы.

— Быстрее! — Серега попытался настроить всех остальных на бой.

— Тут еще призраки! — а это Алиса заметила, что к вечеринке решила присоединиться пара мятежных душ.

Никита тут же забыл обо всех своих попытках найти способ открыть ступень укрепления духовного ядра и уже собрался рвануть призракам навстречу, понимая, что остальным с ними просто не справиться. А если еще и омертвение пройдет — парень даже не хотел думать о последствиях…

— Я с ними разберусь! — неожиданно, опережая всех благодаря своему Ускорению камня, вперед прыгнул Данила.

Темный меч, вытащенный, как Никита догадался, откуда-то из глубин Неверкейва, два раза матово блеснул, поглощая свет, и грозные призраки, против которых не должны были действовать обычные духовные техники и оружие, просто взяли и втянулись в древний клинок. Словно в ловушку охотников за привидениями…

— Все нормально? — Никита на всякий случай поинтересовался у Кима, не пострадал ли тот, но новоявленный мечник лишь мотнул головой и снова рванул в гущу боя, убивая все новых лишенных защиты краулеров.

Никита неожиданно осознал, что, несмотря на всю его силу, несмотря на все знания и желание защитить своих спутников, от него в итоге чуть ли не меньше пользы, чем от всех остальных. А еще и новые толпы саламандр уже пересекли границу защитного поля и замерли, оглядываясь в поисках, на кого бы наброситься.

Красное пламя

Никита перебрал все доступные ему силы, откинул алхимию, которая могла связать его с образом ночного незнакомца, и в итоге остановился на способности орков. Она ведь усиливает его, пусть и не так сильно, как хотелось бы — а значит, пусть ненадолго, но его атаки станут мощнее.

— Может быть, все же получится справляться с саламандрами немного быстрее… — Никита никогда раньше не молился, но сейчас ему очень захотелось это сделать.

— Неплохо, ты стал сильнее, — решение парня с красным пламенем тем временем решил прокомментировать Квилл. — Неужели против меня готовил этот прием?

Никита недовольно поморщился. Во-первых, потому что сила ударов возросла совсем ненамного, а во-вторых, потому что чертов эльф был прав. Он действительно хотел бы использовать это усиление в случае следующего столкновения с зеленоволосым, но сейчас, когда на кону была жизнь его друзей, да и его самого, у Никиты не было возможности придерживать такие тайны.

— Пожалуй, тебе можно немного помочь, — а Квилл тем временем не замолкал.

Никита сначала не понял, что тот задумал, но тут по всему его телу, что было не прикрыто дварфским доспехом, словно провели наждачкой, стирая часть кожи и заставляя парня истекать кровью. Было чертовски больно, но зато красная аура орков сразу заработала на полную, и следующий удар Никиты сбил сразу двух каменных ящериц. И это был удар одним-единственным молотом!

Понимая, что у него нет времени на обиды и что красное пламя, как и его кровь, не вечно, Никита не стал терять ни секунды и рванул в самую гущу продолжающих наступать монстров.

— Не забудь про усиление! — в спину ему прилетел голос Квилла.

— Используй наше озеро духовной энергии, — дневник тоже решил напомнить о необходимости прорыва на новую ступень, но в отличие от эльфа он не просто хотел получить результат, он знал, как его добиться. — Зачерпываешь силу, пропускаешь через духовное ядро и направляешь в руки при каждом ударе. В ноги при каждом шаге! В голову при каждой мысли! Если получится, пытайся восстановить тот рисунок, что я показывал. Нет — ничего страшного, твое тело уже само хочет стать сильнее, оно все сделает, как надо.

Никита чуть не сбился с шага, потому что еще никогда дневник не давал ему таких ценных и подробных советов — видимо, сейчас парню на самом деле грозила огромная опасность. Но Никита справился с собой и продолжил крушить саламандр, беснующихся вокруг него. Каменные ящерицы выли что-то на своем языке, кусались, отлетая от взрывов, когда целились в прикрытую кирасой грудь, или оставляя новые рваные раны, если им удавалось добраться до конечностей.

— Зачерпнуть, направить, ударить, — Никита попробовал последовать совету дневника, и кровь, до это бессмысленно вытекающая из него, словно бы остановилась. Казалось, ей не нужны были никакие сосуды, чтобы течь по телу парня, достаточно было его воли и пропускаемой через ядро энергии.

Никита так удивился этому эффекту, что первая его новая атака прошла мимо намеченной цели, но зато вторая врезалась прямо в морду попытавшейся добраться до парня саламандры, и та просто разлетелась на куски, отбрасывая еще с десяток своих сородичей ударной волной. Еще один удар, и на этот раз досталось небольшому отряду гоблинов-копейщиков, что пытались окружить начавшую уставать и замедляться Алису.

Никита прямо-таки физически чувствовал, что его озеро духовной энергии мелеет. Сколько он потратил на каждую из этих атак?.. Да уж, чтобы восстановить эти потери ему потребуется несколько сотен духовных пилюль — к счастью, для Никиты это не было проблемой, и он не собирался останавливаться. Прыжок — парень зачерпнул накопленную внутри него энергию и пропустил ее сразу через обе ноги, а потом прыгнул вперед метров на двадцать, влетев прямо в толпу гоблинов-лучников, которые как раз отошли от замедления и собирались обрушить на четверку друзей целый ливень стрел.

Что там еще говорил дневник? Пятый поток нужно направить в голову?.. Никита не представлял, что это может ему дать, но сделал все, как и говорила древняя книга. После того, как он зачерпнул силу в очередной раз и пустил ее из сердца по шее вверх, его волосы тут же встали дыбом и на мгновение почернели. Глаза так же на пару секунд стали желтыми, а потом все кончилось, будто ничего и не было.

— Ты смог, — довольный голос дневник поздравил парня и затих.

Никите очень хотелось по-настоящему нырнуть в свой внутренний мир и посмотреть, что же там случилось, точно ли у него получилось и что именно, но сейчас было еще не время. Несмотря на то, что его последние атаки смогли выиграть их четверке немного времени, врагов оставалось еще достаточно… Достаточно, чтобы доставить неприятности, но недостаточно, чтобы победить.

Никита уже снова хотел рвануть в бой, как вдруг все вокруг замерли от неожиданного крика Алисы.

— Я смогла! Я пустила энергию своего духовного ядра по новым меридианам моего тела! Я перешла на стадию укрепления прямо в бою!

Девушка говорила все это, с вызовом глядя прямо в лицо замершему за своей защитой Квиллу, и тот не стал оставлять этот порыв без ответа.

Глава 81. Чужой путь

— Достаточно, — зеленоволосый сбросил с себя защиту, а потом сорвавшиеся с его пальцев капли тьмы в мгновение ока настигли и убили всех монстров, что еще недавно так яростно сражались с людьми.

После этого Квилл неожиданно пропал из своего тут же рассыпавшегося защитного поля и вырос заново из одной из лежащих рядом с Алисой черных капель. Никита отметил новый интересный способ использования родовой способности эльфа и сосредоточился на происходящем. Если зеленоволосый решит, что девушка нарушила его планы, и попробует ее убить, то парню придется…

— Молодец, — Квилл заговорил, и Никита немного расслабился. Кажется, эльф был даже доволен результатами своего эксперимента. — Значит, ты у нас из другого мира… Дочь смертного, прошедшая ритуал тьмы и подготовленная к вступлению в низшую секту… Да уж, какая растрата потенциала.

— Я тоже так считаю, — Алиса яростно кивнула. — Поэтому прошу вас взять меня в ученики! Вы сами хотели узнать, что может дать развитие ядра в бою. Теперь же вы сможете сделать меня сильнее и увидеть это.

Девушка замерла, ожидая ответа. Да и все остальные замерли… Серега восхитился про себя предприимчивостью той, кого всегда считал лишь номером два. Данила постарался утешить себя тем, что тайные знания его меча смогут дать ему не меньше, чем древний род эльфов. А Никита — Никита просто смотрел на свою подругу и думал о том, в какие же неприятности она себя втравила. Учитывая, что парень успел узнать о Саймусе Квилле, тот не привык отсиживаться в стороне, а значит, и девушке теперь придется постоянно рисковать своей жизнью. Ведь эльф же не раз захочет проверить на живучесть свое новое приобретение — или еще есть шанс, что он скажет «нет»?..

И тут Квилл расхохотался.

— Да будет так. Ты станешь моей личной ученицей, секта Теней откажется от всех прав на тебя, а я позабочусь, чтобы ты смогла продемонстрировать мне все грани своего таланта. И только посмей мне умереть раньше времени! — тут Квилл повернулся к Никите, смерил его взглядом и потом махнул рукой. — А то хватит мне разочарований. Думаешь, что нашел самородка, а это, оказывается, просто орочий бастард, который вместо того, чтобы пойти уникальным путем, всего лишь открыл свою родовую силу. Как банально…

Квилл замолчал. Серега с Данилой понимающе переглянулись, найдя для себя объяснение способностей своего слуги. Никита же с одной стороны испытал облегчение, что его так никто и не смог раскрыть, но с другой… Было еще и немного обидно, что он не может в открытую заявить о своей силе.

— Прошу прощения, — внимание Квилла снова привлекла Алиса. — Хочу еще заранее предупредить, что некая Марика Крал считает, что я должна на нее работать. Надеюсь, это не будет проблемой?

Девушка решила ничего не скрывать от своего нового учителя, и тот это оценил.

— Инквизитор-ассасин секты мертвого Полудня? Уверен, она мне не откажет, так что можешь не беспокоиться, — голос Квилла звучал все так же спокойно, но было видно, что он явно задумался о причинах, что заставило адепта такого уровня как Марика нагрянуть в Никс. — А теперь нам пора домой, расскажешь мне все подробности, что тут забыла эта дамочка.

Эльф сделал пару пассов руками, и еще одна черная капля, лежащая на трупе убитого ей краулера, неожиданно разрослась, открывая переход из подземелий куда-то наверх.

— Подождите, — Алиса поклонилась заинтересованно замолчавшему Квиллу, а потом резко повернулась к Никите. — Слушай, ты! Я стала учеником одного из величайших воинов этого времени, ты однажды помог мне, и я подобного, что бы кто ни говорил, не забываю. Так что предлагаю тебе тоже плюнуть на секту, присягнуть мне в личные слуги и пойти с нами!

Алиса не спрашивала разрешения у Квилла на этот экспромт, но тот, судя по его молчанию, ни капли не возражал. Вот только Никита, несмотря на некоторые перспективы — возможность присмотреть за девушкой или доступ к дому и сокровищнице Квиллов — не собирался соглашаться. И тут все было просто. Во-первых, за Алисой теперь есть кому присмотреть, а вот Серегу и Данилу, похоже, еще не раз придется вытаскивать из неприятностей, особенно учитывая, как они осмелели, заполучив меч мастера Доу. Во-вторых, надо было признать, что Квилл силен, и Никита не был уверен, что дневник сможет все время скрывать его суть. А уж что сделают с ним те, кто в свое время уничтожил последние светлые ордена, если узнают правду, даже и думать не хотелось. Тем более что было и в-третьих — сегодня вечером парень обещал помочь Арии в суде, а слово нужно держать.

— Прости… — он больше ничего не успел сказать.

Алиса громко хмыкнула, вскинула вверх подбородок, а потом Квилл подхватил ее за руку, и они в ту же секунду исчезли в растворившейся капле тьмы.

— Да уж, вот и сходили в подземелья, — Данила, до этого опиравшийся на свой меч и стоявший только благодаря ему, позволил себе расслабиться и плюхнулся на пол.

— Но как это девчонка нас обошла! — Серега последовал его примеру, а потом неожиданно позвал Никиту. — Садись с нами. Похоже, после того как ты отказал аж целому эльфу и Алисе, ты действительно один из нас. Ким, давай прям при нем… Надо заканчивать эксперимент и убираться отсюда, пока никто сюда еще не нагрянул.

Никита сначала был так погружен в свои мысли, что не сразу заметил, как отношение к нему изменилось не только на словах. Серега словно на самом деле перестал сторониться чужака, а тут еще и решил ему показать какой-то эксперимент, ради которого, как оказалось, троица — вернее теперь уже нет — сюда собиралась.

— Хорошо, — Данила вздохнул и поднялся на ноги. — Значит, первым этапом было поглощение призрака или жертвы — это есть…

Ким сделал небольшую паузу, а Никита неожиданно осознал, что он и сам мог оказаться частью эксперимента. Как было сказано, призрак или жертва… Насчет первого не было никаких гарантий, а вот насчет второго — слуга-то всегда был под рукой.

— Дальше идет привязка, — Ким тем временем продолжал пошаговое описание того, что они с Серегой задумали. — Меч поглотил сразу две мятежные души, но место при этом там было только для одной. Я специально следил, что будет дальше, и в итоге одна из душ просто развеялась… Думаю, клинок в итоге оставляет ту, что сильнее.

— Хорошо, — Серега тоже поднялся и серьезно кивнул. — Тогда переходим к самому главному…

Никита с сомнением смотрел на своих товарищей. Они только что лишились подруги, до этого, возможно — парень все никак не хотел этого признавать — хотели принести его в жертву, и вот, словно бы забыв обо всем, стоят и готовятся к какому-то эксперименту. Все ради силы! И остальное не имеет никакого значения…

Главы 82-84

Глава 82. Контроль

Никита как будто по-новому взглянул на своих товарищей, осознал, что для них является самым главным в жизни, а потом понял, что точно хочет быть другим. Не просто чтобы отличаться, а чтобы…

— Начинаем, — голос Данилы прервал мысли Никиты, и он сосредоточился на происходящем.

Его друг с мечом Неверкейва наперевес подошел к одной из мертвых паучих, чье появление во время боя Никита даже и не заметил, а потом резко опустил клинок, пронзая грудь еще недавно полного сил, но теперь уже безвредного монстра.

— Подчинение, — Данила, как и раньше, когда хотел усилить эффект используемых приемов, произнес название техники вслух.

А потом лежащая у его ног паучиха неожиданно пошевелила одной из своих лап. Затем еще секунда, и она бодро, не обращая внимание на сквозную дыру в груди от капли тьмы и порез от меча мастера Доу, вскочила на ноги. Никита сначала вздрогнул, а потом до него дошло, что его друзья только что смогли оживить мертвого монстра. И судя по тому, что тот не спешил на них нападать, еще и взять под контроль.

— Как?.. — парень настолько растерялся, что в итоге смог выдать только одно это слово.

— Я же говорил, — Данила ухмыльнулся, — этот меч открывает кое-какие древние знания. Он подсказывает, как кого убивать. А еще он научил меня создавать мертвецов… Где-то здесь внизу есть очень важное сокровище, и с их помощью мы сможем до него добраться.

Данила еще продолжал делиться восторгами от своих новых возможностей, а у Никиты тем временем в голове начал складываться паззл. До этого меч был у мастера Доу, и тот тоже создавал мертвецов, собирающих для него под землей артефакты. Теперь клинок достался Даниле с Серегой, и он направляет их по тому же самому пути. Выглядит немного пугающе.

— А этому клинку точно можно доверять? — осторожно спросил Никита. — Я слышал про древние артефакты, что захватывали контроль над своими носителями и превращали их в своих рабов.

— О, поверь, я не делаю ничего, что не могу контролировать, — Данила безуспешно попытался успокоить своего слугу. — Как того же мертвеца… Я могу направить его хоть на другой конец света, и он будет мне подчиняться.

Никита тут же поспешил восторженно кивнуть в ответ на хвастливое заявление своего товарища, заодно отмечая про себя, что тому же мастеру Доу теперь приходится отправлять учеников на установку артефактов-передатчиков, чтобы контролировать своих зомби-краулеров. Выходит, раньше он мог легко обходиться без подобных подручных средств, но теперь, после пропажи клинка, пришлось пойти на подобные уловки. Если до этого открытия у Никиты еще были иллюзии насчет того, чем может закончиться история, если вскроется, кто именно позаимствовал меч, то теперь они развеялись без следа. Выходит, не зря он остался, решив присмотреть за этой парочкой…

— Ладно, с пауком разобрались, — Серега осмотрел поднятого мечом зомби со всех сторон. — Думаю, теперь можно будет поискать книги в библиотеке и попробовать понять, что с ним еще можно делать. А пока пусть посидит где-нибудь и подождет нас, только там, где на него точно не наткнутся.

Тут Серега еще раз внимательно осмотрел крепкие, словно закованные в сталь, паучьи лапы и изменил свое решение.

— Или чего терять время. Пусть, пока нас нет, копает новый проход — вдруг наткнется на что-нибудь интересное.

Вихрастый парень махнул рукой, выбрав направление наугад, но Никита с тревогой прикинул, что туннель в эту сторону рано или поздно выведет на сам подземный город. С одной стороны, еще один проход, о котором никто не знает, ему бы и самому не помешал. А с другой, для его друзей это же точно закончится новыми неприятностями, возможно, смертельными. Нет, решил Никита, с этим надо что-то делать.

— Если он будет копать, то предлагаю дойти до конца широкого прохода. Там возле сломанного телепорта дварфов много заброшенных туннелей, по которым давно никто не ходит — если начнем копать там, то коридор никто и не обнаружит, — Никита попробовал заинтересовать своих друзей. — Кстати, может быть, копать лучше вниз? Как известно, чем глубже, тем ценнее сокровища…

Парень боялся, что Серега может назло ему настоять на своей идее, но тот никогда не ставил свое упрямство выше рациональности и выгоды.

— Что ж, наверно, ты прав. Не зря мы решили включить тебя в нашу банду, — вихрастый парень хлопнул Никиту по плечу. — Тогда так и сделаем, надеюсь, тут нет ада, до которого мы случайно можем докопаться.

Серега еще не договорил, когда Никита вспомнил рассказ Арии об основании Неверкейва, когда народ дварфов закопался так глубоко, что наткнулся аж на самих демонов. А что, если и паук тоже откроет ворота в бездну? Парня невольно передернуло, но потом он успокоил себя, что вряд ли это случится так уж быстро — всё же пауки и копание не особо-то созданы друг для друга — а за это время он еще успеет что-нибудь придумать. Как вариант, можно будет просто забраться сюда ночью и прибить слишком шустрого зомби… А пока надо разобраться еще с одной проблемой.

— И по дороге можно будет еще маячки мастера Доу поставить. А то как бы он не расстроился, если мы не выполним его задание, — Никита не стал прямо говорить, что после исчезновения Алисы неудобных вопросов и так будет немало, а так они хотя бы часть внимания от себя отвлекут.

— И опять ты молодец, — Серега снова потрепал Никиту по плечу, и парень невольно вспомнил, что когда-то они были чуть ли не друзьями. Ну, насколько это возможно с характером его вихрастого товарища.

* * *

Серега согласился с предложением слуги, и они повели паука на место будущей работы, по дороге забегая во все боковые туннели и оставляя чертовы маячки. Парень злился, что приходится тратить столько времени на всякие глупости. На задание низших мастеров, на этого слугу, которого после исчезновения Алисы точно придется привлекать к работе в секте, чтобы не остановить ни один из его проектов. Исследование древнего меча, изучение новых таинств силы, формирование отрядов шестерок из нищих учеников, что сами не могут заработать и серебряной монеты, но за своевременные подачки готовы выполнять задания хоть черта лысого. А еще эта девчонка! Хорошо, что они скрепили свои тайны клятвой, и, по крайней мере, сразу, как ту же самоуверенную Марику, Алиса их не сможет выдать.

— Копай вниз, — Данила отдал приказ пауку, и, оставив того рыться в окаменевшей породе, они, не теряя времени, двинулись к выходу.

Серега скосил взгляд на Кима — несмотря на то, что именно тот стал мастером меча, парень не покушался на место лидера и знал свое место. Впрочем, Данила всегда был умным. Он понимал, что без Сереги не смог бы придумать, как скрыть свою добычу, не смог бы найти свитки, что позволили ее разговорить… И это только начало! Серега немного пожалел, что ему приходится довольствовать только тем, чтобы управлять хозяином меча, а не самим клинком, но потом в