Энциклопедия Браун - мальчик-детектив (doc)

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:





Дональд Дж. Соболь

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН

Книга первая

МАЛЬЧИК-ДЕТЕКТИВ



Перевод с английского

Переводчики: Олег Георгиевич Битов,
Викентий Борисов

Художник Леонард Шортолл

© Copyright: Олег Георгиевич Битов, перевод, 1999
© Copyright: Викентий Борисов. Перевод, составление,
оформление, предисловие, примечания. 2020



ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 году в издательстве «Махаон» вышли три книги о приключениях мальчика-детектива Лероя Брауна по прозвищу «Энциклопедия» из маленького провинциального городка (перевод Олега Георгиевича Битова; книги имеются в интернете в свободном доступе). Автор этих книг – американский писатель Дональд Дж. Соболь. За свою жизнь, помимо множества других произведений, он написал около 30 книг о приключениях Энциклопедии Брауна. То, что выпустил «Махаон», является сборниками рассказов, взятых из разных книг.
А теперь вам предлагается первая книга из этой серии в том виде, как она впервые вышла из печати. Часть рассказов вошла в первый «махаоновский» сборник «Забывчивый шериф». Другие на русский язык переводятся впервые.

В. Борисов


Оглавление

ДЕЛО ЩЁГОЛЯ НЭТТИ (перевод О. Битова)
ПРОИСШЕСТВИЕ С КОЛОДОЙ КАРТ (перевод О. Битова)
САБЛЯ ВРЕМЁН ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (перевод О. Битова)
ДЕЛО О ВНУКЕ МЕРКО (перевод В. Борисова)
ОГРАБЛЕНИЕ БАНКА (перевод О. Битова)
РАДОСТНЫЙ МАЛЫШ (перевод О. Битова)
БРИЛЛИАНТОВОЕ ОЖЕРЕЛЬЕ (перевод О. Битова)
НОЖ В АРБУЗЕ (перевод В. Борисова)
КТО ПОЛЬСТИЛСЯ НА РОЛИКОВЫЕ КОНЬКИ? (перевод О. Битова)
ЧЕМПИОН ПО ВРАЩЕНИЮ ЯИЦ (перевод В. Борисова)

Бену и Джулии Соболь

Дональд Дж. Соболь



Дело Щёголя Нэтти

У мистера и миссис Браун был единственный сын. Родители называли его Лерой, как и учителя.
А все остальные в Айдавилле – «Энциклопедией».
Энциклопедия – это книга или набор книг, дающих информацию в алфавитном порядке по всем отраслям знаний.
Голова Лероя Брауна была ничуть не хуже энциклопедии. Её переполняли факты, которые он узнал из книг. В общем – ходячая полная библиотека в кроссовках.
Старушки, разгадывавшие кроссворды, вечно останавливали его на улице, чтобы засыпать вопросами.
Буквально в прошлое воскресенье, после церковной службы, миссис Конуэй, жена мясника, спросила его:
– Швейцарская река из четырёх букв, начинается с буквы А?
– Ааре, – ответил Энциклопедия после небольшой паузы.
Он всегда выдерживал паузу. Он очень хотел помочь людям. Но боялся, что может им не понравиться, если ответит на их вопросы слишком быстро и будет выглядеть слишком умным.
Его отец задавал ему больше вопросов, чем любой другой. Мистер Браун возглавлял полицию Айдавилла.
В городе было четыре банка, три кинотеатра и собственная бейсбольная команда Малой лиги. А ещё – много бензоколонок, школ, магазинов и уютных домиков на тенистых улицах. Два-три дома можно было даже назвать особняками – впрочем, были и кварталы с сомнительной репутацией. И здесь совершалось преступлений не меньше, чем в любом другом городе таких размеров.
Однако Айдавилл лишь казался обычным американским городком. На самом деле он был очень и очень необычным.
Вот уже почти год в Айдавилле не было случая, чтобы хоть один преступник избежал ареста или хотя бы один мальчишка совершил какой-либо хулиганский поступок, и это сошло ему с рук. Отчасти это происходило потому, что в городской полиции подобрались люди умные и смелые. Но главная причина была в том, что шеф полиции Браун являлся отцом Лероя по прозвищу Энциклопедия. Самые сложные дела шеф распутывал дома – вернее, их распутывал Энциклопедия во время ужина в красном кирпичном домике на Ровер-авеню.
Жители штата считали, что в Айдавилле собрались лучшие полицейские мира. Разумеется, никому и в голову не приходило, что за успехами городской полиции скрывается простой мальчуган.
Взглянув на Энциклопедию, вы нипочём об этом не догадались бы. Он выглядел как обыкновенный пятиклассник и вёл себя так же, как его сверстники, разве что не любил распространяться о себе. И мистер Браун тоже никому ни словом не обмолвился о том, что обращается за советом к сыну. Всё равно никто не поверил бы, что лучшему детективу города всего десять лет от роду.
Как это началось? Однажды вечером за ужином мистер Браун сказал:
– Щёголь Нэтти опять объявился. Ограбил ещё один магазин, и прямо здесь, в Айдавилле.
– Какой магазин, папа? – поинтересовался Энциклопедия.
– Магазин мужской одежды, принадлежащий Диллону и Джонсу, – отвечал мистер Браун. – Значит, всего за месяц он ограбил в нашем штате уже шесть магазинов.
– А ты уверен, что это был Щёголь Нэтти? – спросил Энциклопедия.
– Ну как же, мистер Диллон сам сказал, что это именно он. – Шеф Браун вынул из кармана записную книжку и положил её рядом с тарелкой. – Я точно записал рассказ мистера Диллона об ограблении. Если хочешь, я тебе прочитаю…
Энциклопедия прикрыл глаза. Он всегда прикрывал глаза, когда ему предстояло сосредоточенно думать. А его отец, шеф Браун, принялся зачитывать показания Диллона:
– «Я был в магазине один и не слышал, что кто-то вошёл. Вдруг мужской голос приказал мне поднять руки вверх. Я повернулся и оказался лицом к лицу с человеком, которого газеты называют Щёголем Нэтти. На нём было серое пальто с хлястиком на спине, в точности как пишут в газетах. Он приказал мне отвернуться к стене. Поскольку у него был пистолет, пришлось повиноваться. Когда я решился повернуться снова, он уже исчез. Вместе со всей выручкой».
Закончив читать, шеф Браун закрыл книжку. Энциклопедия задал лишь один вопрос:
– А портрет Щёголя Нэтти в газетах печатали?
– Нет, – ответил отец. – Он нигде не задерживался достаточно долго, чтобы его можно было сфотографировать. Не забывай, его ни разу не поймали. Но каждому полисмену штата известно, что он носит серое пальто с хлястиком.
– И никто даже не знает его настоящего имени, – произнёс Энциклопедия, обращаясь как бы к самому себе. – Щёголь Нэтти – это всего-навсего кличка, выдуманная газетчиками… – Затем он открыл глаза. – Слушай, единственная причина, по какой мистер Диллон решил, что это Щёголь Нэтти, – серое пальто, ведь так? Что ж, преступление раскрыто!
– Тут нечего раскрывать, – возразил отец. – Тайны нет и в помине. Мистера Диллона ограбили. Грабитель тот же самый, который грабил и другие магазины в нашем штате.
– Не совсем так, – отозвался Энциклопедия. – Магазин мужской одежды никто посторонний не грабил.
– Как тебя понимать? – удивился шеф Браун.
– А так, что никакого грабителя не было. Мистер Диллон от начала до конца врёт.
– Но зачем ему врать? – не понял отец.
– Наверное, он просто растратил деньги. И не хотел, чтобы его партнёр, мистер Джонс, узнал об этом. Вот он и выдумал, что его ограбили.
– Лерой, – вмешалась мать, – будь добр объяснить, что ты имеешь в виду?
– Всё проще простого, мама. Диллон прочёл о Щёголе Нэтти в газетах. Там писали, что Щёголь Нэтти ходит на грабежи непременно в сером пальто с хлястиком.
– Продолжай, Лерой, – произнёс шеф Браун, слегка подавшись вперёд.
– Диллон рассудил, что его рассказ прозвучит достовернее, если он возложит вину на того, о ком люди уже наслышаны. Вот он и заявил, что узнал Щёголя Нэтти по серому пальто…

– Может, так оно и было, – промолвил шеф Браун.
– Нет, не может, – отрезал Энциклопедия. – Диллон не видел грабителя со спины. Вспомни, он же прямо заявил об этом в своих показаниях!
Шеф Браун нахмурился, взял свою книжку, перечитал запись. И закричал чуть не во весь голос:
– Лерой, ты, кажется, прав!
– Диллон сам сказал, что видел грабителя только спереди. С чего же он взял, что на пальто сзади был хлястик?
– Он обокрал собственный магазин и своего партнёра! И эта афера у него чуть не выгорела! – воскликнул шеф Браун и кинулся прочь из комнаты.
– Лерой, – спросила миссис Браун, – ты что, почерпнул свои рассуждения из какой-нибудь телепередачи?
– Нет, – ответил Энциклопедия. – Из книги про одного великого сыщика. Его методы были основаны на наблюдательности.
– Ну что ж, – заявила мать не без гордости, – всё это лишний раз доказывает, как важно развивать свою память, внимательно слушая других и приглядываясь к происходящему. Не исключено, что ты, когда вырастешь, сам станешь детективом…
– Ма, – перебил Энциклопедия, – можно мне хапнуть ещё кусок пирога?
Миссис Браун вздохнула. До замужества она преподавала английский в старших классах. И, подчеркнув голосом правильное слово, она ответила:
– Хапнуть нельзя. Можно ВЗЯТЬ.



Происшествие с колодой карт

В девять вечера Энциклопедия, как обычно, забрался в кровать. Но долго не мог заснуть: всё вспоминал слова матери о том, что станет детективом, когда вырастет.
Наутро он пришёл к окончательному решению. Да, он займётся детективной практикой и будет помогать людям. Только зачем ждать, пока он станет взрослым? Всё равно лето, занятий в школе нет. Можно начать, не откладывая.
Энциклопедия выскочил из постели и принялся рыться в шкафу. Достал оттуда игрушечный печатный станочек – подарок дяди Бена на Рождество два года назад. Едва покончив с завтраком, он отпечатал пятьдесят одинаковых листовок и, как только краска просохла, опустил их во все почтовые ящики по соседству.
Вернувшись домой, он попросил у матери кусок картона. Она отдала сыну коробку из-под товаров, которую хранила на всякий случай. Лерой позаимствовал на кухне большие ножницы, выстриг из коробки квадрат, затем взял чёрный карандаш и написал как можно аккуратнее крупными буквами то же, что и на листовках:

Детективное агентство «Браун»
Ровер-авеню, дом 13
Президент – Лерой Браун
Для нас нет слишком мелких дел
25 центов в день плюс расходы

Вывеску Энциклопедия прибил на воротах гаража.
На следующее утро он уселся в гараже, поджидая клиентов – хоть кого-нибудь с самой завалящей проблемкой. Но никто его не побеспокоил, если не считать дождя: крыша гаража оказалась дырявой.
Дождь шёл все утро, и весь день, и весь следующий день до самого вечера. Энциклопедия в своём «офисе» чувствовал себя, как в подводной лодке, лёгшей на грунт. Настроение было хуже некуда, и он уже подумывал, не снять ли вывеску и не отправиться ли к Чарли Стюарту взглянуть на новые экспонаты его коллекции – Чарли собирал зубы разных зверей. Или, быть может, накопать червей и порыбачить с Билли и Джоди Тёрнерами на мосту через Мельничный ручей.
Неожиданно в воротах гаража появились резиновые сапожки и плащ-дождевик, а под плащом – форменный мальчик-с-пальчик.
– Меня зовут Кларенс Смит, – объявил мальчик-с-пальчик. – Мне нужна твоя помощь.
– Для нас нет слишком мелких дел, – повторил Энциклопедия фразу с вывески. – Что случилось? Убийство?
– Н-нет, – ответил Кларенс, чуть попятившись.
– Похищение с целью выкупа? Шантаж?
– Нет-нет, – пролепетал Кларенс. – Это палатка. – Тут он положил на бензиновую канистру рядом с Энциклопедией монетку в 25 центов. – Палатка моя. А «тигры» забрали её и утверждают, что это их палатка.
– Ты пробовал говорить с ними, а они рычат?
– Не просто рычат. «Тигры» – так прозвали себя старшие ребята, что собираются возле канала. Они все драчуны и хулиганы, а их вожак, Жучила Мини, хуже всех…
– Проводи меня к этому вожаку, – распорядился Энциклопедия. – А потом к своей палатке.
– Можно всё сразу, – заверил Кларенс. – В эту самую минуту Жучила Мини как раз сидит в моей палатке.
Прогулка оказалась недолгой – через пять минут мальчики вышли к палатке, разбитой в рощице между каналом и свалкой. Внутри стоял деревянный ящик, а вокруг сидели шестеро ребят и играли в карты.
– Кто из вас Жучила Мини? – спросил Энциклопедия.

– Ну, я, – ответил самый рослый и самый грязный из шестерых. – А тебе-то что?
– Ты сидишь в моей палатке, – пропищал Кларенс. – Я нашёл её на свалке и заделал в ней все прорехи.
– Вали отсюда! – прорычал Жучила.
– Ты прекрасно знаешь, что я нашёл её на свалке. Ты следил за мной, когда я ставил её здесь на прошлой неделе.
– Рассказывай! Я своими глазами видел, как ты спёр её из нашего клуба сегодня утром.
– Не возражаете, если я залезу в палатку? – обратился Энциклопедия к «тиграм». – Ведь дождь идёт…
Поднырнув под полог, он задел ногой запасную колоду карт, лежавшую возле ящика. Карты разлетелись по земле.
– Эй! – гаркнул Жучила. – Что ты затеял?
– Ничего особенного, – отвечал частный детектив. – Видишь эти карты? Они сухие, и ни одна даже не запачкалась. Кларенс не крал эту палатку из вашего клуба.
Жучила сжал кулаки и вскинулся, как норовистый жеребёнок.
– Уж не хочешь ли ты назвать меня лжецом?
– Ничуть не бывало, – заверил Энциклопедия. – Я просто скажу тебе сейчас то, что позже сообщу полиции.
И начал тихо шептать что-то Жучиле на ухо. Тот слушал, сперва краснея, потом багровея, и вдруг рявкнул:
– Эй, «тигры»! Пошли отсюда! Здесь стало неинтересно…
Когда все шестеро убрались восвояси, Кларенс не удержался от вопроса:
– Чёрт возьми, что такое ты сказал Жучиле?
Энциклопедия улыбнулся. 
– Я доказал ему, что ты никак не мог украсть палатку у «тигров»…

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЁЛ К ТАКОМУ ВЫВОДУ?


Сабля времён Гражданской войны

В дверях детективного агентства «Браун» показался мальчик с огненно-рыжей шевелюрой и осведомился с порога:
– Ты разбираешься в саблях?
Энциклопедия спросил, не поднимая глаз от книжки (а читал он увлекательное сочинение под названием «Как построить ядерный реактор»):
– Что, какую-то новую игру придумали?
– Это не игра, – ответил рыжий. – Меня зовут Питер Клинтон. Я хочу нанять тебя.
На бензиновую канистру рядом с Энциклопедией легли две монеты по десять центов и ещё одна – пятицентовик. Монеты звякнули, Энциклопедия прекратил читать и задал новый вопрос, уже деловым тоном:
– Чем я могу тебе помочь?
– Мне предлагают обменять мой велосипед на саблю. Я хотел бы убедиться, что она настоящая.
– Думаешь, эта сабля – вовсе не сабля? А что она тогда такое?
– Ты меня не понял, – ответил Питер. – Это сабля времён Гражданской войны.
– Ну и что? С тех времён остались тысячи сабель.
– Знаю. Но сколько из них принадлежали генералу Джексону?
– Томасу Джонатану Джексону, прозванному Несгибаемым? – не веря своим ушам, уточнил Энциклопедия. – Лучшему полководцу южан?
– Предположительно ему самому. Так, по крайней мере, утверждает Жучила Мини.
– Жучила? – Услышав кличку своего недруга, Энциклопедия выпрямился. – Ты хочешь, чтобы я проверил, действительно ли сабля принадлежала Несгибаемому Джексону?
– Да, – кивнул Питер. – Так ты берёшься за это или нет?
– Берусь, – решил Энциклопедия. – Если за сделкой стоит Жучила, помощь тебе наверняка не повредит.
Питер отвёл юного детектива в так называемый клуб «тигров», который располагался в заброшенном сарае для инструментов позади кузовной мастерской мистера Суини. В данную минуту «тигры» развлекались, наблюдая за гонкой ужей. Завидев Энциклопедию, Жучила скорчил кислую мину.
– Стало быть, мистер Всезнайка, теперь ты вообразил себя знатоком Гражданской войны? – заявил предводитель «тигров». – Ну-ну! Может, ты скажешь мне, что совершил Несгибаемый Джексон в сражении на Бычьей тропе?
– В котором сражении на Бычьей тропе? – осведомился Энциклопедия. – На Бычьей тропе было два сражения – первое в 1861-м, второе в 1862-м.
– Отлично! – усмехнулся Жучила. – Только посмей теперь утверждать, что эта сабля ненастоящая.
Энциклопедия приблизился к столу, на котором лежала старая сабля.
– Её преподнесли Несгибаемому через месяц после первой битвы на Бычьей тропе.
– Если это правда, – шепнул Энциклопедии Питер, – то сабля стоит десятка таких велосипедов, как мой.

– Двух десятков, – поправил Энциклопедия.
– Прочти, что написано на лезвии, – предложил Жучила.
Энциклопедия, конечно же, так и сделал. И вот что он прочёл:

«Несгибаемому Томасу Дж. Джексону,
устоявшему в первой битве
на Бычьей тропе 21 июля 1861 года.
На память от его подчинённых.
21 августа 1861 года».

– Судя по всему, сабля побывала во многих передрягах, – заметил Энциклопедия.
– А ты думал, она могла сохраниться новенькой и блестящей? – осклабился Жучила. – Ей же больше ста лет!
– Вид у неё такой, что вряд ли она стоила когда-либо дороже пяти долларов, – сказал Энциклопедия.
– Неважно, какой у неё вид, – вмешался Питер. – Согласен ли ты, что сабля принадлежала генералу Джексону?
Прежде чем Энциклопедия успел ответить, Жучила поспешил добавить:
– Я нипочём бы не расстался с ней. Но Питеру так хочется получить её, что просто пришлось согласиться обменять эту саблю на велосипед.
– Обменять? – переспросил Энциклопедия. – Обмена не будет. Эта сабля никогда не имела никакого отношения к генералу Джексону!

ЧТО ВНУШИЛО ЭНЦИКЛОПЕДИИ ТАКУЮ УВЕРЕННОСТЬ?


Дело о внуке Мерко

Жучила Мини и его «тигры» любили проводить дождливые дни в клубе. Обычно они бездельничали, размышляя о том, как бы справиться с Энциклопедией Брауном.
Но сегодня они присутствовали с другой целью – подбодрить мальчика-детектива.
Энциклопедия и Салли Кимболл собирались встретиться в битве умов.
«Тигры» ненавидели Салли даже больше, чем Энциклопедию – и не без причины.
Когда Салли два месяца назад переехала в дом неподалёку, «тигры» решили покрасоваться перед ней. Она была очень симпатичной девчонкой, а также незаурядной спортсменкой.
Она собрала команду девочек пятого класса и вызвала «тигров» сразиться с ними в софтбол

Софтбол – спортивная командная игра с мячом, разновидность бейсбола. Мяч для софтбола напоминает по размерам грейпфрут, он более мягкий, чем бейсбольный мяч, и имеет более низкую скорость в полёте. (Здесь и далее примечания В. Борисова).. Парни считали это остроумной шуткой – пока Салли не начала поочерёдно расправляться с ними. По сути, она одна стоила целой команды. И в последнем иннинге
Иннинг, хоумран – периоды игры в бейсболе, софтболе и в похожих играх. выиграла хоумран, что и принесло победу девочкам со счётом 1: 0.
Но настоящий удар «тигры» получили на следующий день.
Жучила издевался над маленьким мальчиком, когда Салли случайно проезжала мимо на велосипеде.
– Отпусти его! – приказала она, прыгая на землю.
Жучила зарычал. Рычание перешло в хрип, когда Салли оторвала его руку от мальчика.
Прежде чем другие «тигры» сообразили, что делать, Салли сбила их главаря с ног левым ударом в челюсть.
Жучила вскочил, удивлённый и злой. Он толкнул Салли. Она снова ударила его, на этот раз – правым в челюсть. Жучила простонал и снова свалился.
В течение следующих тридцати секунд Жучила прыгал вверх и вниз, как пляжный мяч. В четвёртый раз он вставал намного медленнее, чем падал.
– Я прощаю тебя, – сказал он. Но его голос был слабым, а по лицу блуждала страдальческая гримаса, как будто он слишком много катался на американских горках.
– Правда? – спросила Салли. Затем переступила с ноги на ногу и тщательно прицелилась.
– Это, – продолжила она, нанеся очередной удар, – отучит тебя хвастаться.
Жучила рухнул навзничь, плоский, как бутерброд за 15 центов. И пока Салли не уехала, он не осмелился встать.
Но Салли не хотела останавливаться на победах в софтболе и драках. Она нацелилась выше.
И вознамерилась доказать, что в Айдавилле она не только сильнее любого мальчика в возрасте до двенадцати лет, но и умнее!
Это означало – она собирается положить на обе лопатки мыслительную машину, Энциклопедию Брауна.
Великая битва умов состоялась в клубе «тигров». Оба чемпиона сидели лицом к лицу на ящиках из-под апельсинов. «Тигры» толпились за Энциклопедией. Женская команда по софтболу собралась позади Салли. Так что в сарае для инструментов – клубе «тигров» – едва-едва оставалось достаточно места для того, чтобы думать.

Все замолчали, когда Питер Клинтон, судья, начал объявлять правила:
– У Салли есть пять минут, чтобы рассказать загадочную историю. Она должна предоставить все ключи к разгадке. После этого у Энциклопедии останется пять минут, чтобы разгадать тайну. Вы оба готовы?
– Готова, – сказала чемпионка.
– Готов, – сказал Энциклопедия, закрывая глаза.
– Начали! – объявил Питер, глядя на часы.
Салли начала рассказывать:
– Имя Супер-Мерко гремело среди имён акробатов на трапеции во всём мире. В каждом городе люди замирали от восторга, наблюдая за полётом Мерко в пятидесяти футах от земли!
В 1922 году в самый разгар своей славы Мерко постигла кончина. В столе Мерко было найдено письмо – завещание, написанное цирковой звездой. В завещании указывалось, что деньги звезды нужно положить в банк на сорок лет.
Через сорок лет всю накопленную сумму следовало отдать старшему внуку Мерко. Если же внука не было в живых, все деньги переходили ближайшему родственнику Мерко, будь то мужчина или женщина.
Сорок лет прошло. Поиски начались. Наконец в Канзас-Сити нашли человека, сообщившего, что он – старший внук Мерко. Его звали Фред Гибсон. Он обратился в суд, чтобы заявить права на наследство.
Когда судья выслушивал его показания, со своего места внезапно вскочила высокая женщина, сидевшая в задней части зала суда. Она была очень взволнована.
Женщина объявила, что она – внучатая ​​племянница акробата. И продолжала, срываясь на крик, что Супер-Мерко не является дедом Фреда Гибсона. Поэтому деньги по праву принадлежат ей.
Судья допросил женщину. Ему пришлось согласиться с её словами: она приходится внучатой племянницей Мерко, а Супер-Мерко – не дед Фреда Гибсона.
– Так вот, – закончила Салли. – Кто получил деньги Мерко – высокая женщина или Фред Гибсон?
И с триумфальной улыбкой взглянула на Энциклопедию.
В сарае повисла тишина. «Тигры» уставились на свои башмаки. Салли снова их победила? Энциклопедия встретил своего хозяина?
У Энциклопедии имелось всего пять коротких минут, чтобы разгадать головоломку.
Минуты медленно текли. Одна… два… три… четыре...
Энциклопедия шевельнулся на своём ящике из-под апельсинов. Он открыл глаза. И улыбнулся Салли.
– Очень умное изложение, – сказал он. – Я чуть было не попал впросак. Но правильный ответ довольно прост.
Энциклопедия поднялся, собираясь уходить.
– Деньги Супер-Мерко достались Фреду Гибсону.

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ТАК РЕШИЛ?


Ограбление банка

– Три доллара пятьдесят центов! – воскликнул Энциклопедия, пересчитав деньги в кассе детективного агентства «Браун». – Бизнес стал прибыльным!
– Надо бы положить эти деньги в банк, – посоветовала Салли Кимболл, которую Энциклопедия сделал своим телохранителем и младшим партнёром. – Коробка из-под обуви – не самое надёжное место для накоплений.
– Может, ты и права, – согласился Энциклопедия. – За сохранность ботинок в коробке и то не поручишься. А если вдруг детективное агентство ограбят, это будет выглядеть хуже некуда.
Обсудив все, партнёры решили отвезти деньги в центр и открыть счёт в банке. Для велосипедной прогулки это было слишком далеко – они сели в автобус и вышли возле банка «Корнинг Нэшнл» на Бич-стрит. И тут, едва они очутились на тротуаре, послышались выстрелы.
Сперва Энциклопедия решил, что это громкий выхлоп мотора. Но спустя мгновение из дверей банка выскочил человек. Он был в шляпе, нижняя часть лица прикрыта платком. В одной руке он держал жёлтый бумажный пакет, в другой пистолет. Послышался чей-то вопль: «Налёт! Налёт!..» И все, кто был на улице, бросились кто куда, лишь бы не оказаться у грабителя на дороге.
Человек с пистолетом тоже кинулся наутёк. Он так торопился скрыться, что, казалось, совсем не смотрел, куда бежит. И налетел на нищего в тёмных очках, выбив у того белую трость слепца и жестянку для подаяний. Трость и жестянка полетели на мостовую, да и грабитель с нищим свалились и катались по земле секунд десять, прежде чем грабитель вырвался и, поднявшись на ноги, вновь пустился бегом. Но в этот самый миг у банка затормозила полицейская машина. Из неё выпрыгнули шеф Браун и ещё один полисмен и устремились за грабителем вдогонку.
– Мы всё-таки поймали его, – сообщил шеф Браун дома за ужином. – Хорошенькая вышла погоня, но мы его догнали. Беда лишь в том, что обвинить его в ограблении мы не можем.
– Почему же? – удивилась миссис Браун.
– Правда, папа, почему? – подхватил Энциклопедия. – А что было у него в жёлтом пакете? Разве не украденные деньги?
Шеф Браун положил вилку на стол.
– Знаешь, что было в пакете? Думаешь, деньги? Как бы не так! Батон белого хлеба, и ничего больше. Он оказал сопротивление при аресте, но только за это его долго не продержишь.
– А ты уверен, что вы задержали того, кого надо?
– Доказать это будет трудновато, – ответил шеф Браун. – Опознать грабителя никто не может. Никто не видел его лица – нос и рот были закрыты платком, а шляпа надвинута на самые глаза. Задержанный был в коричневом костюме, и кассир в банке подтвердил, что на грабителе был именно такой костюм. И жёлтый пакет оказался при нем. Но куда подевались деньги?
– У задержанного есть какие-то особые приметы? – не преминул уточнить Энциклопедия.
– Нос картошкой и шрам на щеке. Но не забывай, лица грабителя никто не видел. Теперь я могу держать его до утра за сопротивление полиции, а больше предъявить ничего не могу.
– Что-то я до нынешнего дня не встречал в Айдавилле нищих, – молвил Энциклопедия задумчиво.
– Ты про этого слепого? – переспросил шеф Браун. – Вроде бы милый старикан, называет себя Слепой Том. Как ни печально, пришлось сообщить ему, что нищенство здесь преследуется по закону.
– Бедняга, – посочувствовала миссис Браун. – Почему бы Армии спасения не помочь ему?
– Они не отказываются, – ответил шеф Браун. – Но он говорит, что привык жить сам по себе. Обещает завтра же уехать из города.
– Где он ночует? – поинтересовался Энциклопедия.
– В старом отеле «Мартин Инн». Это там, среди развалюх за железной дорогой. А почему ты спрашиваешь? У тебя что, есть какие-то идеи насчёт этого дела, Лерой?

– Нет у меня идей, – буркнул Энциклопедия.
Миссис Браун не могла скрыть разочарования. Она уже успела привыкнуть, что сын способен разрешить любую загадку до того, как она подаст десерт.
А Энциклопедия после ужина отправился к Салли.
– У меня появилась работа на вечер. Ты могла бы мне пригодиться. Хочешь составить компанию?
– Ещё бы! – пропела Салли.
Уже темнело, когда юные детективы добрались на велосипедах до района трущоб за железнодорожной станцией. Отель «Мартин Инн» выглядел запущенным и жалким.
– Кто же может тут жить? – пришла в недоумение Салли.
– Слепой Том, нищий. Завтра он уедет из города. Вот почему надо перехватить его сегодня.
– Ты думаешь, он нам поможет?
– Надеюсь, что да. Слепые видят руками. Помнишь, как он катался вместе с грабителем по земле? Если Слепой Том ощупал лицо этого человека, он сумеет узнать его снова.
– Поняла! Свести их опять вместе, и он скажет, кого задержала полиция – грабителя или нет…
– Точно, – отозвался Энциклопедия.
– Чёрт побери! – воскликнула Салли. – Только бы он не успел смотаться из города!..
Портье в отеле не отказался немного помочь детективам. Оказалось, Слепой Том живёт один в комнате 214. Энциклопедия и Салли поднялись по тёмной скрипучей лестнице на второй этаж и постучались в дверь с номером 214. Никто не ответил.
– Гляди-ка, а дверь-то не заперта, – прошептала Салли. – Что, если я?..
Энциклопедия кивнул. От лёгкого толчка дверь распахнулась, и они заглянули в комнату, маленькую и захламлённую. У дальней стены стояла железная кровать. На подушке лежала газета «Айдавилл дейли ньюс», освещённая настольной лампой.
Внезапно позади, в прихожей, послышался стук трости. Тук… тук… тук… За спиной Салли появился Слепой Том.
– Тут есть кто-нибудь? – позвал он. – Давненько у меня не было гостей! Правда, я и сегодня никого не ждал, но всё равно это очень мило с вашей стороны. – Он поднял трость. – Не угодно ли зайти?
– Спасибо, в другой раз! – отрезал Энциклопедия.
Схватив Салли, он чуть не силком подтолкнул её к лестнице и не дал перевести дух, пока они не очутились на улице.
– К чему такая спешка? – озадаченно спросила она. – Я думала, ты намерен выяснить, сможет ли Слепой Том узнать грабителя, если встретится с ним снова.
– А тут и спрашивать нечего, – ответил Энциклопедия. – Слепой Том прекрасно знает грабителя, больше того, он был его соучастником!

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЁЛ К ТАКОМУ ВЫВОДУ?



Радостный малыш

Однажды вечером отец, мать и сын Брауны заканчивали ужинать, когда зазвонил телефон.
– Должно быть, что-то важное, – сказала миссис Браун с ноткой тревоги в голосе. – Иначе кто бы стал звонить, когда мы ужинаем? – Она подбежала к телефону и через мгновение позвала мужа: – Это тебя, дорогой. Полисмен Карлсон.
Шеф Браун подошёл к телефону. Разговор с подчинённым занял несколько минут. Когда он вернулся в столовую, на лице его появилась хмурая гримаса, а под мышкой в кобуре – пистолет.
– Ограбили булочную «Принцесса» на Вайн-стрит, – сказал он. – Это случилось меньше часа назад. Придётся ехать…
– Остались улики, папа? – поинтересовался Энциклопедия.
– Есть свидетель. Человек, проходивший мимо булочной по своим делам, утверждает, что оттуда выбежал Джон Эббот.
– Эббот, кажется, сидел в тюрьме? – спросила миссис Браун.
– Пять лет назад. Но с тех пор как освободился, вёл себя примерно. Впрочем, свидетель видел грабителя только мельком – он мог и ошибиться. – Шеф Браун пожал плечами. – Тем не менее мой долг – отправиться к Джону и допросить его. Надеюсь, у него есть алиби.
– Возьми меня с собой! – воскликнул Энциклопедия.
– Разреши мне, пожалуйста, поехать с тобой, – поправила мать. – И сначала допей молоко.
– Па, разреши мне поехать с тобой, – повторил Энциклопедия и допил молоко одним глотком.
– Поехали, если хочешь, – согласился отец. – Но учти, придётся остаться в машине и вести себя тихо.
– Буду паинькой, как кот на собачьей выставке, – пообещал Энциклопедия.
И действительно, он сидел тихо всю дорогу. Наконец они добрались до дома на западной окраине, где Джон Эббот жил вместе со своей сестрой и её семьёй. Дом был небольшой, белый, но явно нуждался в свежей покраске. На тенистой подъездной дорожке стояла старенькая жёлтая машина.
– Вот этот дом, – сказал шеф Браун. – А вот и Джон собственной персоной.
Из дома вышел высокий молодой человек с босоногим малышом примерно полутора лет от роду на руках. Шеф Браун напомнил сыну, что тот должен оставаться в машине, а сам вылез и, сделав шагов пять навстречу подозреваемому, крикнул:
– Отпусти ребёнка, Джон. И держи руки так, чтобы я мог их видеть.
Джон Эббот хотел было опустить малыша на дорожку, посыпанную острым гравием, однако передумал и посадил его на переднее крыло машины, после чего поднял руки и осведомился:
– В чем дело, шеф?
– Ограбление. Час назад люди видели, как ты выбежал из булочной «Принцесса» на Вайн-стрит. Входная дверь была взломана, а деньги из кассы украдены.
Джон Эббот расхохотался.
– Не было меня ни на какой Вайн-стрит час назад. Понимаете, я весь день…
– Осторожно! – воскликнул вдруг шеф Браун и одним прыжком очутился у жёлтой машины.

Было отчего испугаться: малыш, радостно лепеча и смеясь, перебрался с крыла на капот, а потом поднялся на ножки и потопал к самому краю машины. Шеф Браун успел подхватить его в последний момент, иначе он наверняка свалился бы.
– Спасибо, шеф, – произнес Джон Эббот. – Это мой племянник. Давайте я его подержу.
– Нет уж, лучше я подержу. А ты рассказывай, где был сегодня и что делал.
– Всякий, кто утверждает, что видел меня у булочной, либо сумасшедший, либо трепач…
– Ты можешь доказать, что тебя там не было?
– Я был далеко отсюда. С восьми утра сидел за рулём вот этой самой машины. Возвращался из Сандейл-Шорс. Добрался домой буквально за пять минут до вашего появления.
Шеф Браун посмотрел на часы.
– Выходит, ты проехал шестьсот миль менее чем за двенадцать часов? А не довелось тебе случайно притормозить где-нибудь около шести вечера и с кем-нибудь поговорить? Кто-нибудь может подтвердить твои слова?
– Около шести – нет, – ответил Эббот. – Я останавливался примерно в половине пятого, заправил бак бензином, съел гамбургер. А потом ехал без остановки. Скорость не превышал. И к булочной никакого отношения не имею!
– Хотелось бы мне верить, что это правда, – заявил шеф Браун.
– Истинная правда, – заверил Эббот. – Я исправился, честное слово!
– Ладно. Придётся снова допросить свидетеля, который утверждает, что узнал тебя. Может, выяснится, что он обознался.
Передав малыша Джону Эбботу, шеф Браун вернулся к полицейскому автомобилю.
– Я все видел и все слышал, папа, – заявил Энциклопедия. – Почему ты не арестовал его?
– Потому что, по его словам, когда произошло ограбление, он возвращался из Сандейл-Шорс и прибыл лишь пять минут назад. Я не могу доказать, что он лжёт. По крайней мере, пока не могу. – Шеф Браун сел в автомобиль и завёл мотор. – Понимаешь, Лерой, свидетель мог ошибиться. Он мог видеть кого-то, кто был похож на Джона Эббота, и только. Добросовестный полисмен не станет сажать человека в тюрьму без дополнительных доказательств.
– А я верю свидетелю, – сказал Энциклопедия. – Джон Эббот не ездил сегодня в Сандейл-Шорс на этой жёлтой машине. И я берусь это доказать.

КАК?



Бриллиантовое ожерелье

– Ты почти не притронулся к супу, – заметила миссис Браун. – У тебя что-то не ладится?
– Я не голоден, – заявил шеф Браун, отодвигая стул от стола.
– Все переживаешь из-за этой истории с миссис Ван Твиддл? Прекрати наконец корить себя!
– Что стряслось, папа? – поинтересовался Энциклопедия.
– Сам бы хотел разобраться, – ответил шеф Браун. – Вчера вечером я был у миссис Ван Твиддл на ежегодном благотворительном вечере. Охранял её бриллиантовое ожерелье. – Он шумно перевёл дух. – И это ожерелье украли прямо у меня из-под носа!
– Должно быть, миссис Ван Твиддл предполагала, что ожерелье могут украсть, – заметил Энциклопедия. – Иначе зачем бы ей обращаться к тебе с просьбой об охране?
Шеф Браун утвердительно кивнул.
– На прошлой неделе она получила анонимное письмо, где ей предлагалось оставить десять тысяч долларов наличными позади статуи Джорджа Вашингтона в городском парке. В противном случае, говорилось в письме, ожерелье будет украдено.
– Вот это да! – воскликнул Энциклопедия. – И что, ожерелье действительно стоит десять тысяч?
– Гораздо больше. Хочешь узнать факты?
Энциклопедия по привычке закрыл глаза, чтобы сосредоточиться.
– Выкладывай.
– На этом вечере миссис Ван Твиддл планировала расстаться с опасным украшением, – начал шеф Браун. – Хотела провести аукцион и ровно в полночь передать ожерелье тому, кто предложит наивысшую цену. Вырученные деньги предназначались для благотворительного фонда. Чтобы показать ожерелье будущим покупателям, миссис Ван Твиддл в начале вечера дала поносить его до аукциона своей давней приятельнице мисс Старк. Я не спускал с него глаз. Но часов в одиннадцать мисс Старк пожаловалась, что ей нездоровится, и поднялась наверх, в комнату для гостей, намереваясь немного отдохнуть. Я осмотрел эту комнату, убедился, что там никого нет, и заставил мисс Старк запереться изнутри, а сам остался поблизости. Минут через десять я вдруг услышал, как она вскрикнула, затем прогремели два выстрела. Я позвал мисс Старк – она не ответила. Тогда я взломал дверь и нашёл мисс Старк на кровати в обмороке. Ожерелья на ней не было…
Придя в себя, – продолжил шеф Браун свой рассказ, – мисс Старк почти ничего не смогла сообщить мне. Все произошло так быстро и неожиданно! Она ничего не слышала, а потом потеряла сознание раньше, чем сумела разглядеть вора. По-видимому, он забрался в комнату через окно, а затем вылез тем же путём. Две пули застряли в стене над изголовьем кровати. Ей здорово повезло, что она осталась жива!..

Отец замолк, и в столовой Браунов повисло молчание. Тишину нарушил Энциклопедия, задавший единственный вопрос:
– После того как ты взломал дверь, оставалась ли мисс Старк хоть на минуту одна?
Шеф Браун откровенно удивился вопросу и подумал, прежде чем ответить:
– Сейчас соображу… Нет, я был рядом всё время. И миссис Ван Твиддл тоже поднялась наверх, услышав грохот. Потом прибыл врач, забрал мисс Старк в больницу и находился при ней неотлучно.
– В больницу? – переспросила миссис Браун. – Бедняжка! Она, должно быть, страшно перепугалась…
– У неё был тяжёлый шок. Врач предписал полный отдых и покой. Она пробудет в больнице до завтра.
– Это хорошо, – произнёс Энциклопедия, открывая глаза. – Но нельзя терять ни минуты. Комнату, где она была, надо обыскать до её возвращения.
– Обыскать? Зачем?
– Чтобы найти ожерелье. И оружие.
– Лерой! – вмешалась миссис Браун. – Неужели, по-твоему, вор был так глуп, что оставил ожерелье и пистолет на месте преступления?
– Не оставил, а оставила, – поправил Энциклопедия. – У неё просто не было другого выхода.
– Оставила? – Шеф Браун чуть не задохнулся от изумления. – Ты имеешь в виду мисс Старк? Но что заставляет тебя заподозрить именно её?
– Всё очень просто, – ответил Энциклопедия. – Сперва она попыталась вытрясти из своей давней приятельницы десять тысяч, написав анонимное письмо.
– А письмо не сработало, – подхватил шеф Браун. – Хозяйка наняла меня охранять ожерелье. Выходит, письмо лишь осложнило задачу мисс Старк.
– Она так не считала. Уверен, она и уговорила миссис Ван Твиддл дать ей надеть ожерелье на вечере.
– Как хочешь, но твоя версия кажется мне неубедительной, – заявил шеф Браун. – Подумай сам, с какой скоростью она должна была действовать, чтобы дважды выстрелить в стену, а потом успеть спрятать ожерелье и пистолет. Она ведь не могла не понимать, что я взломаю дверь сразу же после стрельбы.
– Она спрятала ожерелье до того, как нажать курок.
– Ну что ж, если ты прав, то пистолет и ожерелье до сих пор в комнате. Я позвоню кому-нибудь из своих людей, чтобы произвели немедленный обыск.
Через час полисмен Мёрфи сообщил шефу по телефону, что обыскал комнату для гостей в доме миссис Ван Твиддл и обнаружил ожерелье вместе с пистолетом в шляпной коробке, стоящей в стенном шкафу.
К тому времени Брауны уже закончили ужинать. Энциклопедия помогал матери вытирать посуду, когда, узнав о находке, высказался:
– Мисс Старк надеялась выйти из больницы богатой женщиной…
– Она думала, – подхватил шеф Браун, – что нет ничего проще, чем зайти в ту комнату ещё раз за шляпной коробкой.
– Затея могла бы сойти ей с рук, – добавил Энциклопедия. – Но каждый преступник делает хотя бы одну ошибку.

КАКУЮ ЖЕ ОШИБКУ ДОПУСТИЛА МИСС СТАРК?



Нож в арбузе

Мистер Патч был первым взрослым, появившимся в «Детективном агентстве Брауна». Он нёс арбуз.
Мистеру Патчу принадлежала бакалейная лавка. Он показал арбуз Энциклопедии. В арбуз по рукоятку был воткнут нож.
– Найди парня, которому принадлежит этот нож! – взревел мистер Патч. – Посмотри, что он натворил!
Энциклопедия посмотрел на арбуз.
– Колоть арбуз не противоречит закону, – отметил он. – Я имею в виду – это не то же самое, что нанести удар человеку.
– Нож закончил своё путешествие в арбузе! – крикнул мистер Патч. – А начал в окне моей кладовой.
– Кто-то использовал нож, чтобы проникнуть в вашу кладовую?
– И открыть мой ящик с деньгами! – воскликнул мистер Патч.
– Сколько украли? – спросил Энциклопедия.
– Вор не успел что-либо взять, – уже спокойнее сказал мистер Патч. – Он услышал мои шаги и испугался. Когда он побежал, то споткнулся и упал. И его нож воткнулся в арбуз. У него не оставалось времени вытащить нож.
– Вы видели его лицо?
Мистер Патч покачал головой.
– Нет, но я заметил букву «Л» на спине его куртки.
– Это означает, что он – «лев», член мальчишеского клуба на Вудберн-авеню, – объяснил Энциклопедия. – Реальная зацепка!
Частный детектив подошёл ближе к арбузу. Нож вонзился в него так глубоко, что над зелёной кожурой виднелась только резная деревянная рукоять.
Мистер Патч положил четвертак на канистру с бензином.
– Найди владельца этого ножа, быстро!
– Извините, – ответил Энциклопедия, думая, что ему придётся взять на себя расходы по этому делу. – Мне нужно немного времени. Я должен купить комплект для снятия отпечатков пальцев. Затем я посыплю порошком ручку ножа и…
– Отпечатков пальцев нет, – пробурчал мистер Патч. – Я стёр их.
– С-стёрли? – еле выговорил Энциклопедия.
– Мой кот сбил с полки мешок муки, – объяснил мистер Патч. – Он прорвался, мука просыпалась на арбуз и нож. Я вытер муку…
– Вместе с отпечатками пальцев!– Энциклопедия рухнул на стол и застонал. Затем поднял голову. – Однако вор не знает, что вы стёрли его отпечатки пальцев…
Энциклопедия достал носовой платок. Он осторожно обернул его вокруг рукояти ножа.

– Ну вот, – сказал он. – Это выглядит так, как будто у нас есть отпечатки пальцев, которые мы пытаемся сохранить. Вор может попытаться стереть их и выдать себя. Придётся повидаться со «львами». Идём.
Энциклопедия уселся в грузовик мистера Патча. Они поехали на Вудберн-авеню. Четыре «льва» – Джон, Фрэнк, Корки и Бастер – возились перед зданием клуба с двигателем старой чёрной машины.
Хотя «львов» было немного, все они оказались старше и выше самого Жучилы Мини. Но мистер Патч превосходил любого из них ростом. А также мускулатурой и размером рук. Поэтому «львам» пришлось выслушать Энциклопедию.
– Видите этот арбуз? – спросил он. – Теперь я снимаю платок. Итак, что вы видите?
– Ручку... – сказал Бастер.
– ... ножа, – сказал Корки.
– Очень интересно, – сказал Джон.
– Ну и что? – сказал Фрэнк.
– Нож, – продолжал Энциклопедия, – использовался при попытке ограбить магазин мистера Патча.
– Нож... – сказал Бастер.
– ... не принадлежит... – сказал Корки.
– ... никому... – сказал Джон.
– ... из нас, – сказал Фрэнк.
– Может быть, и нет. Но полиция, вероятно, возьмёт у вас отпечатки пальцев, – сказал Энциклопедия. – Если виновный сделает шаг вперёд, мистер Патч попросит полицию не быть к нему слишком суровым.
«Львы» выглядели серьёзными. Мистер Патч выглядел серьёзным. Единственный мальчик-детектив в целом штате выглядел серьёзным.
И больше ничего.
– Твой план не работает, – прошептал мистер Патч. – Никто из них не пытался вытереть рукоять ножа.
Энциклопедия кивнул.
– Оставьте нож в арбузе, как есть. Не трогайте его, – прошептал он в ответ. И продолжил, обращаясь ко «львам»: – Полиция разгонит ваш клуб, если один из вас окажется вором.
«Львы» перестали выглядеть серьёзными. Они явно испугались.
Внезапно Джон тихо сказал:
– У Фрэнка есть такой нож.
– У многих есть ножи с резной рукоятью, – ответил Фрэнк. – Кончай трепаться!
– Вчера ты показывал мне свой, – не унимался Джон. – И даже пытался заставить меня взять его в руки. Да, на этой ручке могут быть мои отпечатки пальцев!
– Это не тот нож, – сказал Фрэнк. – Можешь не дёргаться.
– Я потерял свой нож в прошлом месяце, – сказал Бастер. – Все знают об этом. Где твой нож, Корки?
– Я тоже потерял свой, – сказал Корки. – В любом случае, этот – не мой. У меня лезвие на полдюйма длиннее.
Никто из «львов» не помнил, как на самом деле выглядели ножи других. Они начали громко спорить. Каждый пытался обелить себя.
– Жаль, – пробормотал мистер Патч. – Они напуганы и грызутся между собой. Но никто из них не дотронулся до ножа, чтобы попытаться избавиться от отпечатков пальцев. Твой план не сработал.
– Ну почему же? – возразил Энциклопедия. – Я знаю, чей это нож.

КАК ОН ЭТО УЗНАЛ?


Кто польстился на роликовые коньки?

Между девятью и половиной десятого утра из приёмной доктора Вивиана Уилсона исчезли роликовые коньки Салли Кимболл.
А где же был Энциклопедия Браун, десятилетний детектив? В том-то и дело, что всего в нескольких футах от места преступления. Он сидел в зубоврачебном кресле, зажмурившись и широко раскрыв рот. У него была уважительная причина, чтобы ничего не видеть: доктор Уилсон удалял ему зуб.
– Ну вот и всё! – весело провозгласил доктор, вручая Энциклопедии зуб с таким видом, словно это порция мороженого.
– Уф! – только и выдохнул Энциклопедия.
– Ладно, можешь слезть с кресла.
Энциклопедия так и сделал, а зуб сунул в карман. Он хотел подарить этот зуб Чарли Стюарту, который собирал коллекцию разных зубов, звериных и человеческих, и хранил их в коробке из-под печенья.
Затем Энциклопедия вышел в приёмную. И не поверил своим глазам: стул, куда он положил коньки Салли, был пуст! Он заглянул за спинку. Опустился на колени, обследовал пол под стулом и наконец негодующе воскликнул:
– Коньки! Куда подевались коньки?
– А ты точно помнишь, что приносил их? – осведомился доктор Уилсон.
– Ещё бы не помнить! Они сломались, но вчера вечером я починил их и собирался отдать владелице, моей напарнице Салли Кимболл, по дороге отсюда домой.
Доктор Уилсон печально покачал головой:
– Боюсь, теперь тебе не видать их, как своих ушей…
Но дантист ничего не смыслил в методах дедукции. Энциклопедия, пожалуй, относился к нему с симпатией, хоть и считал, что Вивиан – скорее женское, чем мужское имя.
– Я найду их, – заявил юный детектив.
В голосе его звучала уверенность, какой он, по правде говоря, вовсе не испытывал. Зато понимал, что кража коньков – удар по его самолюбию, куда более болезненный, чем расставание с зубом: ограбили не кого-нибудь, а самого детектива! Выйдя в коридор, Энциклопедия прислонился к стене и вновь закрыл глаза – на сей раз, чтобы хорошенько подумать.
Кабинет доктора Уилсона был расположен на первом этаже нового медицинского центра. Всего на трёх этажах здания размещалось пятнадцать кабинетов, где принимали не только дантисты, но и врачи других специальностей.
Если вор приметил Энциклопедию ещё на улице и зашёл в здание следом за ним, специально чтобы украсть ролики, тогда дело гиблое. В таком случае можно потратить всю жизнь, обыскивая подряд чуланы, школьные раздевалки и гаражи Айдавилла, и все равно ничего не найти. Но что, если вор приходил сюда на приём к врачу и уже здесь случайно обратил внимание на мальчика с роликовыми коньками? Что ж, вполне вероятно, и это решительно меняет дело.

Кто же, продолжал размышлять Энциклопедия, позарился на ролики – взрослый, девочка, мальчик? Взрослого вора Энциклопедия отринул сразу же. Во-первых, маловероятно, что взрослый польстится на неновую пару коньков, к тому же маленького размера. Во-вторых, взрослого было бы слишком трудно поймать: медицинский центр посещают десятки взрослых.
«Придётся действовать исходя из догадки, что кражу совершили мальчишка либо девчонка, – решил Энциклопедия. – Тоже докопаешься не сразу, но другого пути у меня нет…»
Он открыл глаза. Дело требовало старомодного полицейского дознания и изрядного терпения. Он начал с первого этажа, и в каждом кабинете задавал один и тот же вопрос: «Были ли сегодня на приёме мальчик или девочка?» Ответом было неизменное «нет».
Поиски выглядели все более безнадёжными. Однако на верхнем этаже он наконец напал на след. Сестра в кабинете 301 сказала, что утром у врача был мальчик с растяжением связок. Как его звали? Билли Хэггерти.
На всякий случай Энциклопедия справился и в двух оставшихся кабинетах. Нет, больше никто из врачей сегодня детей не принимал. Итак, Билли Хэггерти стал подозреваемым номер один.
Сестра в кабинете 301 дала адрес Билли. Энциклопедия поспешил обратно к доктору Уилсону и попросил разрешения позвонить. Набрав номер Салли, он назначил ей встречу через полчаса перед домом Хэггерти. И даже предупредил:
– Нам с тобой может прийтись несладко…
Но, к счастью, Билли Хэггерти оказался лишь чуть-чуть выше ростом, чем Энциклопедия, и заметно ниже Салли. После первого же вопроса, который задал ему юный Браун, у Билли вытянулось лицо. А вопрос был простой:
– Ты заходил сегодня в приёмную доктора по имени Вивиан Уилсон?
– Не-а, – мгновенно отозвался Билли. – Знать не знаю никакого доктора Уилсона.
– И ты никого не расспрашивал про доктора с таким именем? – подхватила Салли.
– Никогда и не слыхивал про него, пока вы не произнесли это имя.
– Значит, ты сразу пошёл к своему врачу на третий этаж? – продолжил Энциклопедия.
– Ну да. К доктору Стентону, кабинет 301. А тебе-то что?
– Кабинет доктора Уилсона находится рядом с лестницей и лифтом. Ты не мог не пройти мимо – ни когда поднимался наверх, ни когда спускался вниз.
– Не знаю, где его кабинет, и знать не хочу, – взвился Билли. – И какое вам дело до того, где я был, а где не был?
– Нам хотелось выяснить наверняка, – опять вмешалась Салли, – заходил ли ты сегодня в приёмную, о которой мы спрашивали? Только и всего.
– Вот и выяснили. Не заходил. У меня растяжение связок, а не зубная боль. Чего ради мне заходить туда, в самом деле? И вот что: не люблю тех, кто лезет в чужие дела. Что вам, собственно, от меня надо?
– Пару роликовых коньков, – спокойно ответил Энциклопедия. – Ну-ка, будь добр вернуть их. Ты себя все равно уже выдал.
  
 
КАКИМ ОБРАЗОМ?


Чемпион по вращению яиц

Мистер О'Хара готовил самую большую и вкусную содовую с шоколадным мороженым в Айдавилле. В каждом стакане оказывалась двойная порция мороженого.
Энциклопедия посещал аптеку
В американских аптеках продаются не только лекарства, но и масса других товаров. И, более того, там можно напиться и перекусить – во всяком случае, так было в шестидесятые годы прошлого века. Содовая – тоже не обычная газировка, а так называемая «шипучка»: вода с содой и лимонным соком, иногда с чуточкой сахара. Готовили её вручную (с помощью специальных устройств), а размеры порции зависели от щедрости хозяина. мистера О'Хары в жаркие дни. Когда занятия расследованиями принесли прибыль, он стал посещать её и в прохладные дни. Но даже и не думал, что однажды решит дело, сидя возле автомата для приготовления содовой.
Люди, которые сидели за стойкой мистера О'Хары, заказывали безалкогольный напиток. Или мороженое. Иногда – и то и другое.
Никто никогда не приходил сюда со своей собственной едой.
Но как-то раз в воскресенье в аптеку вошёл мальчик лет двенадцати с яйцом. Он положил его на стойку мистера О'Хары.
Энциклопедия удивился. Он уже закончил с содовой, но продолжал сидеть и смотреть на мальчика с яйцом.
И ещё более удивился, когда мальчик крутанул яйцо на стойке.
– По-прежнему тренируешься? – спросил мальчика мистер О'Хара.
Мальчик улыбнулся, как будто владел всем миром.
– Просто отрабатываю технику. У меня завтра большой матч.
И снова закрутил яйцо.
«А он хорош, – подумал Энциклопедия. – Он действительно знает, как запустить яйцо, чтобы оно подольше крутилось».
Мальчик заказал шоколадную соду с тройной порцией мороженого. Это стоило десять центов дополнительно.
Мистер О'Хара приготовил содовую. И поставил её перед мальчиком. Он не видел, как яйцо, вращаясь, двигалось к стакану, пока не стало слишком поздно.
Яйцо ударилось о стакан, развернулось и исчезло из поля зрения, упав за стойкой со стороны мистера О'Хары.
Мистер О'Хара посмотрел вниз.
– Твоему яйцу пришёл конец. Сочувствую.
– Ерунда, – ответил мальчик, махнув рукой. – В завтрашнем матче всё равно придётся использовать другое яйцо.
– Мне нужно подмести мусор, – сказал мистер О'Хара. И направился в заднюю комнату аптеки.
Энциклопедия оставил двадцать пять центов на прилавке, чтобы заплатить за содовую. Выходя на улицу, он заметил, как мистер О'Хара возвращается с метлой и совком для мусора.
Энциклопедия медленно ехал домой на своём велосипеде. Он остановился, чтобы посмотреть на чучело горного льва, которое мистер Экстрём, таксидермист, только что выставил в витрине своего магазина. Мальчик-детектив не спешил. Было воскресенье, и «Детективное агентство Брауна» не работало.
Свернув за угол на Ровер-авеню, он понял: что-то случилось. На лужайке перед его домом припарковались несколько велосипедов. А хозяева ждали в гараже.
Там сидели Джоди и Билли Тёрнеры, Чарли Стюарт, Херб Стейн, Пинки Пламмер и Салли. Они выглядели такими же счастливыми, как шесть спущенных шин.
Салли поздоровалась.
– Мальчикам нужна твоя помощь, – сказала она.
– В чём дело?
– В Эдди Фелане, – ответил Чарли Стюарт. – Его яйцо бьёт все прочие.
– Кто этот Эдди Фелан?– спросил Энциклопедия. – Человек, разбивающий яйца?
– Хватит молоть чушь, – огрызнулась Салли.
– Эдди – чемпион по вращению яиц, – объяснил Пинки. – Ему удаётся заставить своё яйцо крутиться дольше, чем любое другое.
– Ребята думают, что он тайком применяет нечестные трюки, чтобы выиграть, –продолжила Салли.
– Ах, вы боитесь грязной игры? – спросил Энциклопедия.
– Ты можешь быть серьёзным? – воскликнула Салли. – В последнем матче Эдди выиграл всё: перчатки Пинки, летучую мышь Джоди, хоккейную клюшку Чарли, набор для фокусов Билли и складной нож Херба.
– Завтра будет ещё один матч, – сказала Джоди. – Эдди хочет выиграть коллекцию зубов Чарли.
– И я только что получил два зуба зебры, – простонал Чарли. – Мистер Экстрём подарил их мне за то, что в пятницу я принёс ему фаршированную рыбу-парус.
– Хммм, – задумался Энциклопедия. – Я никогда не слышал о конкурсе яиц. Кто его придумал?
– Эдди, – хором ответили все пятеро.
– Мне следовало догадаться, – заметил Энциклопедия.
– Ребята тренировались много дней, – вздохнула Салли. – Но Эдди уйдёт, забрав с собой коллекцию зубов Чарли!
– Как и всё остальное, – добавил Билли.
– Этот случай пахнет гнильцой, – подытожил Энциклопедия. – Где вы берёте яйца?
– В супермаркете, – ответил Пинки. – Мы идём туда вместе.
– Откуда ты знаешь, что яйцо, которое Эдди возьмёт в супермаркете, будет тем же самым, что он использует завтра?
– Каждый игрок берёт яйцо, – объяснил Пинки, – помечает его карандашом и передаёт другому игроку. Поэтому мы уверены, что никто не может подменить яйцо перед матчем.
– Кто пометил яйцо Эдди? – спросил Энциклопедия.
– Я, – сказал Чарли. – Двойным крестом.
– Завтра просигналишь мне, – распорядился Энциклопедия, – до того, как яйца запустят. Если у Эдди то же самое яйцо, поднимешь один палец. Если нет – два. Понял?
– Понял, – кивнул Чарли.
– Где и когда состоится матч?
– За школой в девять утра, – сказала Джоди.
– Я буду там, – бросил Энциклопедия и отправился домой.
Мальчики с Салли испытывали разочарование. Они ожидали, что Энциклопедия разберётся с этим делом прямо у них на глазах.
– О, не стоит тревожиться, – успокоил их Энциклопедия. – У меня появилась довольно интересная мысль, почему Эдди всегда побеждает.
На следующее утро, когда Энциклопедия появился на школьном дворе, Салли, задыхаясь, бросилась ему навстречу. Она затаила дыхание.
– Я думала, ты не успеешь вовремя! – выпалила она.
– Я куда-то задевал кроссовку, – объяснил Энциклопедия, оглядываясь вокруг.
Ну конечно же! Эдди, чемпион, оказался тем самым мальчиком, которого он видел в аптеке.
– Дело о чемпионе по вращению яиц начинается, – загадочно произнёс Энциклопедия.
Эдди улыбался, щёлкая пальцем по банке из-под печенья, где хранилась коллекция зубов Чарли.
Со своей стороны Эдди поставил футбольную форму. Это был лучший приз, чем пятьдесят три зуба, использованный научный комплект Пинки, резиновые сапоги Джоди, удочка Билли или даже старый телескоп Херба.
– Матч начинается, – сказала Салли Энциклопедии.

Чарли и Эдди опустились на колени. Полем для вращения служила гладкая мраморная плита под статуей Томаса Эдисона.
Каждый вручил другому своё яйцо. Эдди едва взглянул на то, что передал ему Чарли. Но Чарли долго смотрел на яйцо чемпиона. Он медленно перевернул его. Затем поднял один палец.
Эдди не подменил яйцо. У него было то, которое пометил Чарли.
– Готов? – спросил Эдди, улыбаясь.
– Сделай что-нибудь – и быстро! – прошептала Салли Энциклопедии.
– Приготовились… – объявил Эдди.
– Извините, – вмешался Энциклопедия. – Каждый должен показать свою ловкость?
– А? – переспросил Эдди. – Ну да… конечно…
– Тогда вы не будете против того, чтобы поменяться яйцами, – предложил Энциклопедия. – Пусть Чарли возьмёт твоё яйцо, а ты – его. Тот, кто сможет крутить яйцо дольше другого, выигрывает матч.
Улыбка Эдди исчезла так же быстро, как блинчики за воскресным завтраком. Его рука быстро закрыла яйцо.
– Ты говоришь, что здесь какой-то обман? – с напором спросил он. – Не то, чтобы это совсем тебя не касалось, но Чарли знает, что это моё яйцо. То самое, которое он пометил.
– Конечно, это одно и то же яйцо, – согласился Энциклопедия. – Но с одной большой разницей, которую никто не может увидеть!
   
 
В ЧЁМ ЭТА РАЗНИЦА?


ОТВЕТЫ.

Происшествие с колодой карт

Жучила Мини заявил, что Кларенс украл палатку из клуба «тигров» «сегодня утром». Это значит – на второй день беспрерывного дождя. Если бы это было так, земля под палаткой успела бы промокнуть.
Но когда Энциклопедия разбросал игральные карты, он понял, что земля под палаткой была сухая. А это вне всякого сомнения доказывало: палатку поставили до начала дождя, как и утверждал Кларенс, а не «сегодня утром», как выдумал Жучила.



Сабля времён Гражданской войны

Едва Энциклопедия увидел надпись на лезвии, он убедился, что это подделка. Ключевыми словами для него явились: «в первой битве на Бычьей тропе».
Подчинённые Джексона были южанами, и они назвали бы битву так, как было принято на Юге, – «битвой при Манассосе». «Сражением на Бычьей тропе» эту битву окрестили северяне, и только северяне.
Кроме того, сабля была якобы преподнесена генералу в августе 1861 года. Никто не мог тогда догадаться, что на том же самом месте состоится ещё одна битва в 1862 году. Понятно, что первой битвой на Бычьей тропе она стала только после того, как через год произошла и вторая.


Дело о внуке Мерко

Как ни удивительно, но правду говорили и высокая женщина, и Фред Гибсон.
Фред Гибсон действительно был внуком Супер-Мерко, хотя Супер-Мерко не являлся его дедом.
Энциклопедия понял: Супер-Мерко – это женщина. Она была бабушкой Фреда Гибсона!

От переводчика.
В английском языке подавляющее большинство слов не имеет рода, так что при отсутствии местоимений «он» или «она» не всегда можно понять, идёт ли речь о мужчине или о женщине. В оригинале имя акробатки – Great Merco, что можно перевести и как «Великий Мерко», и как «Великая Мерко».
Для того, чтобы загадка не потеряла смысл и не уводила на ложный путь из-за употребления слов, относящихся к мужскому роду, при переводе пришлось немного отойти от оригинального текста.



Ограбление банка

Слепой Том сам сказал, что никого не ждал. Более того, он заявил, что у него давно «не было гостей». Тем не менее в комнате горел свет, а на подушке лежала газета.
Слепцу свет не нужен, и он не способен читать газету. Выходит, Слепой Том вовсе не был слепым!
Энциклопедия сразу понял, отчего нищий не отступил с дороги грабителя, когда тот налетел на него. Они упали вместе намеренно, с единственной целью – обменяться жёлтыми бумажными пакетами. Нищий передал грабителю пакет с хлебом, чтобы одурачить полицию, если того задержат. А грабитель нищему – пакет с деньгами.
Из магазина на углу Энциклопедия позвонил отцу. Шеф Браун поспешил в отель и нашёл деньги, по-прежнему в жёлтом пакете, под матрасом на кровати Слепого Тома. Задержанному полицией грабителю, так же как и мнимому слепому, осталось лишь признаться в преступлении.



Радостный малыш

Джон Эббот утверждал, что добрался домой «буквально за пять минут» до появления шефа Брауна. Если бы Джон только что приехал из Сандейл-Шорс, мотор был бы раскалён, а капот обжигающе горяч. Припомните, он ведь сам сказал, что за двенадцать часов езды останавливался только раз – заправить машину и перекусить. Будь это так, босоногий малыш, забравшись на капот, взвизгнул бы от боли. Вместо этого он радостно лепетал и смеялся. Следовательно, капот не был горячим.
А холодный капот означает только одно: вопреки уверениям Джона Эббота, машина не совершала недавнего двенадцатичасового пробега.



Бриллиантовое ожерелье

Мисс Старк заявила полиции, что не слышала и не видела вора. Тем не менее, по свидетельству самого шефа Брауна, сначала она вскрикнула, затем прогремели два выстрела. Ошибка мисс Старк заключалась в том, что она закричала до стрельбы. Что же могло испугать её, если она ничего не видела и не слышала? Ей надо бы закричать не до того, как спустить курок, а после!


Нож в арбузе

Как сказал мистер Патч, никто из «львов» не прикасался к ножу. Таким образом, лезвие оставалось в арбузе всё время, пока «львы» смотрели на улику.
Другими словами – ни один из «львов» не видел, какой длины лезвие ножа.
Но Корки сказал, что лезвие его ножа «на полдюйма длиннее», чем у того, что торчит из арбуза. В этом и состояла его ошибка.
Он не мог знать, какой длины скрытое лезвие, если не видел его раньше.
Нож принадлежал Корки!


Кто польстился на роликовые коньки?

Билли Хэггерти заявил, что не слыхивал про доктора Уилсона и не знает, где его кабинет. И тем не менее разговор доказал, что он знает про Уилсона больше, чем уверяет. Ему было известно, что Вивиан Уилсон — не женщина, а мужчина, и притом зубной врач, а не терапевт и не хирург.
Припёртый к стенке и уличённый во лжи, Билли Хэггерти вернул Салли украденные коньки.


Чемпион по вращению яиц

Ключ к разгадке тайны дал Энциклопедии мистер О'Хара.
Помните, как яйцо Эдди упало со стола на пол? Что сказал мистер О'Хара? Не: «Мне надо вытереть пол», а: «Мне надо подмести мусор».
Он принёс не тряпку со шваброй, а метлу и совок.
Это подсказало Энциклопедии, что яйцо разбилось на куски. Он понял, что яйцо было сварено вкрутую.
А яйцо, сваренное вкрутую, естественно, будет вращаться дольше и быстрее, чем любое сырое яйцо! (Кстати, именно так проверяют яйца, если забыл: сварил их или нет).
Пришлось Эдди воспользоваться в соревновании с Чарли другим яйцом – на этот раз сырым – и матч он проиграл. Но Чарли согласился вернуть Эдди футбольную форму, если он вернёт призы, которые выиграл ранее.
Экс-чемпион вернул все призы.






«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики