Западные королевства (fb2)


Настройки текста:



Даррелл. Западные королевства

Глава 1

1 Глава

Ласковое весеннее солнце проливалось лучами на усыпанное зеленью поле, где друг напротив друга выстроились две группы вооруженных людей. Около пятидесяти человек с обеих сторон конфликта ждали, пока лидеры двух враждующих кланов перестанут обмениваться бессмысленными фразами и дадут уже сигнал к атаке.

Род Бренниганов и род Хоганов, если верить летописцам, ненавидели друг друга еще с тех времен, когда небольшое государство Ганема только-только откололось от медленно разваливающейся империи франков, растянувшейся от Северного до Средиземного моря.

Произошло это почти пятьсот лет назад, и дворянские семьи в жестоких сражениях отстаивали свое право на владение землей. Тогда-то предок нашего нанимателя и не поделил с соседями одну плодородную долину, из-за которой началась кровавая вражда, длящаяся уже не одну сотню лет. Сегодня в летописи этого противостояния добавится еще одна глава.

- Эван Бренниган! - крикнул пожилой мужчина, плотно запакованный в кожаную броню. - Я смотрю, ты пришел не один. Давно ли в твой род вошли воины с гербом Фарреллов на груди?

- Киран Хоган, - ответил темноволосый дворянин с явной примесью восточной крови. - Твоя излишняя болтливость выдает страх. Сегодня ты и твои люди наконец-то сразитесь с достойными противниками.

- Сегодня ты умрешь, сын свиньи и собаки!

Слушая, как перебираются два почтенных аристократа, мне невольно вспоминался двор, где я вырос. Там пацаны перед дракой тоже долго упражнялись в остроумии и умении оскорбить оппонента. Понятно, что эти двое давно враждуют и уже не раз скрещивали клинки, но такой дешевый пафос меня раздражал. Однако, платил Хоган золотом, и задаток Ульрик уже взял. Приходилось терпеть.

Почти полгода назад, после памятной битвы за Миргород, я догнал северян в городе Житный и присоединился к отряду наемников. Мне требовалось как можно скорее покинуть княжество, желательно не попадаясь властям на глаза. Участь повстанцев прекрасно демонстрировало отношение Александра Орлова к тем, кто выступал против него. Пусть даже и происходило это под его контролем. Спокойные времена закончились, и оставлять в живых людей, вкусивших полную свободу, князю было не с руки. К тому же, они получили формальное дворянство, а это могло ударить по репутации правителя.

Единственный вопрос, который меня не оставлял - какова роль Ершова во всем этом? Кто он? Посланник князя, тайный аристократ с незаурядным актерским талантом, или все же обманутый человек, которого соблазнили властью и положением в обществе? Ответа я не знал, как не знал и того, жив ли Савелий.

Оставалась также неясна судьба Мирона, Пахома и других людей, связанных с повстанцами. Мне очень хотелось верить, что все они тем или иным способом избежали печальной участи, не потеряв жизнь и свободу.

Сразу после уничтожения армии Каспия Орлов обратил свой взор на Трехречинск, захваченный бойцами Галицкого княжества. Однако не успели остатки войск собраться в единый наступательный кулак, пришло известие, что враги покинули город, предварительно очистив его от золота и других ценностей.

Казалось бы, на этом все должно закончится, но, как оказалось, Александр мириться с нападением на свои земли не собирался. Не прошло и месяца, как Орлов начал готовиться к полноценной военной кампании по завоеванию Каспийского княжества.

Война грянула зимой. Я вместе с людьми Ульрика в этот момент находился в западных королевствах и о происходящем на родине Даррелла узнавал только из рассказов путешественников.

Орлов, собрал под свои знамена почти шесть тысяч магов. Дворяне, после демонстрации силы князя, с радостью вступали в армию, надеясь, что Александр сделает за них всю работу. Их ждал сюрприз. Не захотел Орлов больше рисковать, опасаясь навлечь на себя гнев богов, и я его в этом прекрасно понимал. Мало ли почему Четверо оставили безнаказанным действия князя, может у них на это были какие-то веские причины. А раз так, то зачем подвергать свою жизнь опасности, и еще раз испытывать судьбу? Пусть дворяне воюют, их предкам земли выдавались за службу государству. Пора отдавать долг.

Зимой, когда дороги в тех теплых краях хоть немного подмерзли, армия Орлова пересекла границу Каспийского княжества.

Их ждал горячий прием. Многие дворяне никогда не участвовали в настоящих сражениях, и столкнувшись с бойцами, закаленными в горниле постоянных войн, спасовали. В итоге, когда оборону каспийцев пробить не удалось, а потери среди аристократов начали сильно сказываться на боевом духе, Орлов все же не выдержал и ударил родовой магией. Однако теперь противник оказался готовым к такому развитию событий. Нашла коса на камень. Разрушительная магия столкнулась с такой же по мощи защитой. Каспийский князь показал, что его не стоит сбрасывать со счетов.

И опять же боги не наказали правителей. Заклинания, способные уничтожить или спасти целые города, были произнесены, но Четверо не спустились с небес, не покарали нарушителей незыблемых правил.

Данную новость я услышал, сидя за обеденным столом постоялого двора. Там мы провели почти неделю, ожидая пока Ульрик договориться о новом контракте.

Старый, хромой мужчина пил пиво за барной стойкой в нескольких метрах от нас. Он громко, не стесняясь в выражениях, рассказывал своему собеседнику, будто бы сам видел, как два князя схлестнулись в магическом противостоянии. Понятно, что врал, но врал мужик самозабвенно.

- Маркус, - спросил я тогда молодого наемника, сидящего рядом, - как думаешь, правду тот пьяница говорит?

- Ты всерьез веришь, что этот оборванец мог участвовать в той битве? - уставился на меня мужчина.

- Я имею в виду применение княжеской магии.

- А, ты об этом. Кто ж его знает, - пожал плечами наемник. - Если бы я сам не видел, как Александр Орлов уничтожил целое войско возле Миргорода, то не поверил бы. А так, вполне допускаю что-то подобное.

- Слушай, а может все эти россказни про наказание Четверых - выдумки жрецов?

- Э нет. Каждый год кто-нибудь из князей или королей нарушает запрет богов. И всегда за этим следовала кара. Иногда правда Четверо щадили людей, но только если они использовали защиту против княжеской магии. Не знаю, почему Орлову так везет, может умаслил он богов как-то, но раньше все было однозначно: использовал свою силу - умер.

Позже мы с Маркусом еще не раз поднимали эту тему, но больше ради развлечения и разминки ума. Истины все равно никто знать не мог.

Маркус Лоренсон по праву носил прозвище красавчик. К слову сказать, он действительно пользовался большим успехом у женщин разных возрастов. Наверное, этому способствовало врожденное обаяние, хорошее образование, полученное на родине, мускулистое тело и аккуратная эспаньолка, за которой он ухаживал ежедневно. Маркус любил хорошую выпивку, умные беседы и, конечно же, прекрасных дам. На них он тратил большую часть заработанных денег, покупая им дорогие подарки и украшения. Возможно, поэтому, второй главной страстью наемника являлось золото. Его ему вечно не хватало.

С Маркусом мы как-то сразу поладили. В первый день подрались правда, но это к делу не относится. Новичков всегда проверяют, а Лоренсон для роли провокатора годился отлично, так как владел диалектом Орловского княжества в совершенстве. Слово за слово, и в итоге наемник получает по морде. Ну а дальше, пока отряд отдыхал в Житном, мы выпили с ним не одну кружку пива и вполне наладили нормальное общение.

В общем, люди Ульрика приняли меня достаточно благосклонно, однако нарисовалась одна проблема - язык. Общее звучание речи северян было очень близко к тому, как говорили на родине Даррелла, но очень много слов я просто не понимал. Из двадцати человек отряда нормально общаться мне удавалось только с тремя: Ульриком, Маркусом, и угрюмым наемником по имени Ярослав.

Пришлось в срочном порядке учить наиболее распространенные среди бойцов диалекты северных и западных королевств, и в этом мне сильно помогал Лоренсон. Возможно еще и по этой причине мы сдружились с Маркусом. Ярослав же - уроженец Галицкого княжества, был человеком немногословным и на контакт шел неохотно.

Тряхнув головой, я отвлекся от воспоминаний и полностью сосредоточился на происходящем вокруг.

Наш наниматель - Киран Хоган, собрал на поле боя почти сорок человек. Тридцать бойцов Ульрика, сам Хоган и четверо членов его семьи. Противостоять нам должны были пять десятков бойцов, призванных под знамена Бренниганов. Однако они на наемников тратиться не захотели и заключили союзы с соседними дворянскими родами. Всего я насчитал четыре разных герба на доспехах воинов.

Что интересно, формально все эти аристократы являлись жителями одного государства. Королевство Ганема расположилась примерно там, где на Земле находился юг Германии, и имело достаточно своеобразную форму власти. Каждый из местных баронов намертво держался за свои земли, не желая отдавать формальному королю даже крупицу власти из своих рук. Вероятно, это было связано с тем, что ни одного по-настоящему сильного мага, типа того же Орлова, здесь не нашлось, и усмирить свободолюбивых аристократов номинальный правитель государства не мог.

Естественно все эти дворянские семьи мирно существовать не желали и постоянно конфликтовали друг с другом. Правда, и войны тут имели самобытный колорит. До убийств доходило редко. Большая часть стычек заканчивалась либо ничьей, либо пленением части аристократов. За этих бедолаг выплачивали выкуп, и они возвращались домой, чтобы через год снова встретиться со своими врагами на поле боя.

К сожалению, такой образ жизни власть имущих не слишком хорошо сказывался на благополучии королевства Ганема. Заводы почти не строились, торговля едва теплилась, да и в целом, местные жители застряли где-то в средневековье.

Уверен, если бы на Земле в свое время появилось нечто похожее, ушлые соседи быстро бы подмяли под себя подобное государство, но здесь такой фокус не проходил. Едва только на горизонте начинала маячить внешняя угроза, как все эти свободолюбивые дворяне тут же объединялись и давали захватчикам по сусалам. Постоянные схватки позволяли накопить богатый боевой опыт.

В отличии от традиционных стычек между дворянами королевства Ганема сегодняшний бой должен был закончиться серьезным кровопролитием. Судя по всему, Киран Хоган сидел в печенках у очень многих людей, и против него собрали весьма серьезные силы. Причем заранее предупредили об этом, что позволило взбалмошному дворянину выскрести казну и нанять отряд Ульрика для своей защиты.

Наш командир, выслушав предложение, тщательно взвесил все за и против, выяснил кто будет нам противостоять, прикинул их силы, возможности, примерное количество и в итоге согласился. Ульрик был очень осторожным наемником и в сомнительные авантюры лезть не любил, разве что за очень большие деньги. Как это, например, произошло во время войны в Орловском княжестве.

Командиру мы доверяли, и если он согласился участвовать в этом междоусобном конфликте, то наши шансы на победу были весьма высоки. Не такая уж и громадная награда нам сулила, и рисковать ради нее шкурой Ульрик точно не собирался.

Бренниганы и Хоганы обменивались оскорблениями достаточно долго, чтобы это надоело слушать. Иногда, правда, проскакивали весьма познавательные перлы, но за полгода жизни рядом с северянами, я наслушался и не такого. Наконец, поток бранных слов иссяк и две группы магов приготовились к драке.

Мы с Маркусом находились на левом фланге. Я уже минут десять как закончил каст щита и слушал речь нанимателя, подбрасывая в воздух металлический кругляш. Ульрик по достоинству оценил мое оружие и озаботился подбором куда более смертоносных снарядов чем камни. Шарик диаметром один сантиметр разгонялся магией до скорости пули и наносил серьезный урон любому человеку, не имеющему защиты. Впрочем, магам тоже могло прилететь неплохо. Остальные бойцы отряда хоть и соглашались с тем, что метательные снаряды - вещь весьма полезная, брать их на вооружение не спешили. Да и не могли, если говорить честно. Не знаю почему, но не получалось у них повторить мои успехи на этом поприще.

Наемники откровенно скучали. Предстоящая битва совершенно их не страшила, и сигнал к началу сражения бойцов только обрадовал - быстрее начнем, быстрее получим остаток гонорара.

Первый же магический удар, обрушившийся на наших противников моментально вывел из строя нескольких магов. Наемники знали свое дело и работали по давно отработанной тактике, выкашивая за один заход сразу нескольких врагов. Принцип атаки был предельно прост, но весьма эффективен: пока часть бойцов находилась позади и вливала энергию в щиты, остальные концентрировали атаку на заранее выбранные цели.

Я, как повелось еще со времен Орловской войны, в первой фазе сражения работал бойцом поддержки, издали расстреливая врагов. Металлические шарики, вылетающие со скоростью пули, иногда пробивали людей насквозь, если те не успевали восстановить погасшие щиты. Небольшое магическое усилие, движение кистью, и вот нерасторопный боец Бранниганов пытается вдохнуть воздух разорванными легкими. С этим покончено, и я выискиваю глазами новую цель.

Захват пленных в наши задачи не входил, мы работали на уничтожение. Не приходилось сдерживать силы, атаковать оглушающими ударами или бить по площадям. Наемники косой смерти врезались во врагов, один за другим отправляя их на встречу с Милосердной матерью. Как ни сильны были Бранниганы и их союзники, но Ульрик брал к себе только лучших, а постоянные тренировки делали из бойцов настоящие машины смерти. Им не требовались лишние команды, не нужен был постоянный контроль. Каждый знал свое место и роль на поле боя.

Воздух кипел от зашкаливающей концентрации магии. Гремели взрывы, горела трава, кровь пропитывала землю. Передо мной то и дело расцветали причудливыми узорами вражеские заклинания. Уткнувшись в щиты, они какое-то время пытались прогрызть барьер, но затем бессильно опадали, будто цветы, облитые кислотой.

Прошло всего несколько минут, а сомнений в нашей победе у меня уже не осталось. Этим моментом я решил воспользоваться, чтобы испытать на врагах недавно изученное заклинание. Вакуумный взрыв. Про него я когда-то вычитал на базе повстанцев в записной книжке неизвестного мага. Увы, но разобраться со сложной магической формой удалось лишь недавно.

Пока наемники удар за ударом давили ушедших в оборону противников. Я начал формировать каркас будущего заклинания. Мутный шар повис в воздухе. Его стенки постепенно становились все более темными, пока окончательно не потеряли прозрачность. Затем в оболочке сферы начали проступать красные прожилки, излучающие какой-то потусторонний свет. Через минуту вся конструкция внезапно схлопнулась, оставив после себя лишь небольшой грязный комочек, от которого ощутимо веяло опасностью.

Отправив полученный концентрат во врагов, я замер, ожидая результата. Маленький шарик незамеченным упал под ноги противников, и тут же на его месте будто образовалась карманная черная дыра. Бордовая сфера выросла из земли как пузырь болотного газа в стоялой воде. Увеличившись в диаметре до двух метров, шар начал быстро сжиматься, забирая с собой всех, кому не повезло оказаться рядом. Словно гигантским пылесосом в центр сферы затягивались люди, земля, оружие. Вскоре, в глубокой воронке, оставшейся после заклинания, лежал только комок спрессованной материи, сочащийся кровью.

Возможно, именно “вакуумный взрыв” оказался той соломинкой, что переломила хребет верблюду. Наши противники начали бросать оружие, надеясь на милость победителей. Зря. Киран Хоган решил раз и навсегда избавиться от своих давних врагов и их союзников.

Участвовать в добивании поверженных людей, у меня не было ни малейшего желания. Вместо меня это могли сделать куда более беспринципные бойцы. Среди наемников таких хватало. У многих за спиной, уверен, имелись целые кладбища убитых ими врагов.

Мое брезгливое отношение к некоторым аспектам жизни наемника северяне хоть и не сразу, но приняли. Добивать безоружных мне не позволяла совесть. Сперва это списывали на возраст, затем на происхождение, и в конце концов перестали на это обращать внимание. В работе я зарекомендовал себя хорошо, а с остальным Ульрик без проблем мирился, не заставляя выполнять то, что мне было не по душе.

Вот и сейчас, пока затухали последние очаги сопротивления, я спокойно отошел в сторону, дожидаясь окончания этой скоротечной бойни, и уселся на траву. Часы, вытащенные из кармана, показали, что времени с начала боя прошло от силы минут двадцать, что, в принципе, и не удивительно. Схватки магов редко длятся долго, особенно если силы не равны.

- Та светящаяся дрянь - твоих рук дело? - подсел ко мне Маркус.

- Да. Вакуумный взрыв. Я ведь уже говорил про него.

- Думаешь я запомнил? Тем более слово ты выдумал больно мудреное: “вакуумный”. Мне с моим куцым мозгом такое не выучить.

- Не прибедняйся, мозги у тебя не хуже моих, да и с памятью проблем я не замечал. Кто недавно цитировал наизусть стихи Ладзаро Каталано?

- То для дела нужно было, - загадочно улыбнулся Маркус.

- И как зовут это “дело”, Марта, Эльза?

- Мария, - улыбка на лице мужчины стала еще шире.

- Я так понимаю, ближайшую неделю ты проведешь у нее?

- Возможно. У нее кстати подружка есть симпатичная, составишь мне компанию?

- Разве что на день.

- Скучный ты. Ну хоть на день. А я, наверное, задержусь подольше, все равно Ульрик даст дней десять на отдых.

Мысленно согласившись с доводами Маркуса, я все же планы менять не захотел. Наш командир действительно после каждого завершенного контракта давал нам около недели на личные дела. Кто-то в это время пьянствовал, кто-то, как мой друг, шлялся по бабам, ну а я предпочитал проводить время в библиотеке или номере гостиницы, погруженным в транс. Наемники мои развлечения не понимали, но и не осуждали. По их представлениям, каждый боец имеет право отдыхать так, как он этого хочет.

Причина, по которой я в свободное время сидел за книгами, а не за бутылкой хорошего вина, была проста и банальна - магия. Я никак не мог насытиться знаниями, поглощая информацию с жадностью лесного пожара. Увиденное возле Миргорода не давало покоя. Мощь, показанная Орловым, впечатлила, и мне очень хотелось понять, как можно защититься от подобного.

К сожалению, полезных книг по магии, написанных на знакомом языке восточных княжеств, почти не водилось. Редкие найденные экземпляры приходилось либо выкупать, что влетало в копеечку, либо напрашиваться в учебные заведения для одаренных. Такие не часто, но все же встречались в западных королевствах. Чего-то по-настоящему ценного мне за полгода скитаний отыскать не удалось, но я не отчаивался, надеясь, что в скором времени Ульрик поведет нас в центральные, зажиточные государства Европы. Именно там я рассчитывал откопать хоть какую-нибудь информацию об интересующем меня разделе магии.

В наш разговор с Маркусом вмешался третий. Чей-то мокрый нос ткнулся мне в плечо, намекая, что неплохо было бы уделить внимание скучающему коту. Естественно это был Шрам. Призрачник, поняв, что я освободился телепортировался за спиной, от чего Лоренсон традиционно выругался:

- Нож тебе в печень, волосатая скотина! Даррелл, приучи уже свое животное не появляться вот так.

- Он не послушается, - усмехнулся я, взъерошив шерсть на спине хищника.

Уже месяц как Шрам перестал таиться от людей Ульрика. Произошло это по той причине, что мои частые отлучки в лес начали напрягать лидера и он спросил, что я скрываю. Про кота пришлось рассказать и, развеяв мои опасения, лидер наемников отнесся к этой новости совершенно спокойно. С тех пор призрачник постоянно ошивался где-то поблизости, пугая своими внезапными появлениями Маркуса.

В целом народ оказался не против, чтобы к ним присоединился еще один член отряда, пусть и четвероногий. К тому же, Шрам периодически притаскивал то кролика, то тетерева, зарабатывая таким образом очки популярности. Единственные, кто от присутствия призрачника был не в восторге - лошади. Наемники хоть и предпочитали передвигаться своим ходом, но таскать на себе мешки с поклажей не любили. Поэтому в трех сотнях метров от поля боя щипали травку стреноженные кобылки. Даже когда мы передвигались на поездах, их брали с собой, перевозя в специальных вагонах.

Пока мы с Маркусом прохлаждались, остальные бойцы отряда добили выживших и приступили к сбору трофеев. В отличии от дворян Орловского княжества северяне считали военную добычу обязательной частью своего ремесла. Опять же, если в контракте был прописан запрет на грабеж, то наемники даже медной монетки не брали с трупов. Ульрик в этом плане был очень щепетилен, и нарушители моментально изгонялись из отряда.

Бой завершился полной и безоговорочной победой Хогана. Наш наниматель вместе со своими сыновьями гордо ходил среди убитых врагов, периодически останавливаясь то у одного тела, то у другого. Среди павших почти не было людей Ульрика. Наемники потеряли всего двух человек, причем далеко не самых опытных.

Всего в отряде имелось три категории бойцов. Десять ветеранов, во главе с нашим лидером. Все они пришли с севера и находились с Ульриком чуть ли не с самого начала. Еще одна десятка, в которую входили и мы с Маркусом, состояла из самых разных людей, доказавших, что они могут считаться опытными и сильными воинами. Ну и последняя группа - молодняк. Хотя, называть их так, было довольно странно, некоторые бойцы уже прожили более сорока лет.

Разница между тремя группами в первую очередь заключалась в режимах тренировок и распределении добычи. Ветераны брали двойную долю, мы одинарную, ну и молодняк половину. Достаточно честно, если задуматься.

Ульрик за свои услуги требовал очень солидное вознаграждение. И сумма, которая перепадала новичкам, их вполне устраивала. Большая часть людей, попавших в отряд, являлись мелкопоместными дворянами или детьми разорившихся аристократов, а денег у таких персонажей отродясь не водилось.

Прежде чем войти в основной состав, мне тоже пришлось несколько месяцев походить в рядах молодняка. Пусть в бою под Миргородом я показал себя неплохо, но правила есть правила. Ульрик следовал им неукоснительно. Почти четыре месяца длился мой испытательный срок, но после нескольких удачных контрактов и смерти одного бойца основного состава, я наконец поднялся на одну ступень этой пирамиды.

Платил Ульрик отлично. Даже с учетом моих постоянных трат, денег оставалось достаточно. В одном столичном городе у меня появился счет в банке, где к текущему моменту скопилась сумма эквивалентная двумстам золотых орлов. На эти деньги уже можно было купить небольшой домик в каком-нибудь провинциальном городке, однако, для моих целей таких запасов явно не хватало. Я планировал накопить несколько тысяч золотых монет и вложить их в прибыльное дело. Конкретных планов на этот счет пока не родилось, но некоторые мысли уже крутились в голове.

Наниматель не обманул, выплатив Ульрику всю оговоренную сумму. Командир отряда поблагодарил старшего из Хоганов, которые, судя по всему, становились единоличными владетелями злополучной долины, стоившей жизни не одному десятку человек. Дальнейшая судьба этого дворянского рода нас не интересовала. Получив плату, мы забрали павших в бою товарищей и двинулись в сторону ближайшего города.

В тот же вечер, Ульрик, не откладывая дела в долгий ящик, распределил между членами отряда их доли. Двадцать Ганемских флоринов легли в потайной карман куртки. Не так уж и мало. Обычному горожанину, если экономить, такой суммы хватило бы на год беззаботной жизни. Однако, уверен, наемники свои доли спустят гораздо быстрее. Уже через неделю большая часть монет окажется в распоряжении трактирщиков или осядет в прикроватных ящиках жриц любви.

Ну а я же планировал потратить золото иначе. Очень мне хотелось заглянуть в одну старую книжную лавку, с целью выкупить достаточно интересную книгу, посвященную истории становления княжеских родов.

Глава 2

2 Глава

Проснуться в чистой постели, которая еще сохраняет легкий аромат женских духов - дорогого стоит. Марта ушла под утро. Воспоминания о жаркой ночи заставляли меня непроизвольно улыбаться. Вчера девушка, разгоряченная вином, чуть ли не признавалась в любви, однако мешочек с серебром, приготовленный мной заранее, захватить не забыла.

Как и обещал Маркусу, веселиться с ним я был готов только сутки. Уверен, любвеобильный наемник за неделю, отведенную нам, перепробует всех доступных и не очень женщин в округе, потратив на это все, что заработал. Я же на такие подвиги способен не был и вполне удовлетворился одной чудесной ночью в компании Марты. Впрочем, ничего не мешало мне повторить наше близкое знакомство, ближе к концу отдыха.

Приведя себя в порядок в ванной комнате, (гостиница была из не дешевых), я вышел из номера и заглянул в соседний. Несмотря на позднее утро, Маркус еще спал, разметавшись на большой кровати. Компанию ему составляла обнаженная девица, обхватившая его руками и ногами. Подавив желание как-нибудь подшутить над дрыхнущим другом, я закрыл дверь и спустился в общий зал, откуда доносились восхитительные запахи готовящейся еды.

Городок, в котором отдыхал наш отряд, назывался Блертон. Здесь мы уже останавливались месяц назад, и в целом местные гостиницы и цены нас вполне устроили, чтобы вернуться сюда еще раз. Наемники на неделю разбрелись кто куда. Кто-то засел в игорном доме, кто-то не вылезал из борделей, ну а меня после сытного завтрака ждали пыльные полки книжной лавки.

Дверь, ведущая на второй этаж небольшого каменного здания ожидаемо оказалась открыта. Открыв ее, я тут же погрузился в полумрак заставленного стеллажами помещения. Пахло пылью, бумагой и, если можно так назвать, древностью.

- Добрый день, молодой человек, - поприветствовал меня владелец магазина. Сухонький старичок носил аккуратные очки с толстыми линзами и одевался в строгий деловой костюм, такой же старый, как и сам человек. - Я вас где-то видел. Не вы ли приходили месяц назад в поисках книг по магии?

- Совершенно верно, - кивнул я. - Мне приглянулся один экземпляр, но тогда на него не хватало монет. “Войны зарождающихся империй”, надеюсь, вы не продали ее?

- Нет. Такие вещи не пользуются спросом. Тем более, книга написана на языке восточных княжеств.

- Не боитесь, что после этих слов я начну сбивать цену?

- Что вы, - всплеснул руками владелец магазина. - Книги не терпят спешки, и любая из них когда-нибудь найдет своего покупателя.

- Ну что же, конкретно эта уже нашла. Цена не изменилась? Двенадцать золотых флоринов?

- Совершенно верно. Позвольте поинтересоваться. Зачем вам эта книга? Помню в вашем возрасте я зачитывался мемуарами великих полководцев и произведениями современных писателей. А в данном тексте лишь исторические факты и описания деяний первых князей.

- Этим она мне и понравилась. Хочется знать, что нас ждет.

- О чем вы? - насторожился старик.

- Витает что-то в воздухе. Как бы не повторилось все.

- Напрасные переживания, поверьте старому человеку. Четверо этого не позволят. Боги ревностно следят за порядком в мире. Если хотите, могу посоветовать размышления одного философа, посвященные данной тематике.

- Спасибо. Боюсь, у меня на них не хватит денег.

- Да. Тридцать монет - недешево, но поверьте, это лучшая книга о мистических сущностях. “Боги пяти миров” стоит своих денег.

- Может в другой раз, - все же отказался я и, заплатив нужную сумму, вышел из книжного магазина. Судя по всему, дед не отказался бы поболтать еще - вряд ли к нему заходит много посетителей, но я на длинные беседы не был настроен.

“Войны зарождающихся империй” помимо того, что была написана на понятном мне языке, понравилась еще тем, что поступки первых князей и королей в ней почти не приукрашивались. Убийства, предательства, кровавые казни противников зарождающейся власти. Все, как и всегда в подобных условиях, с учетом местного колорита, естественно. Магия позволяла уничтожать людей и царить беспредел в куда большем масштабе, чем это происходило в нашей истории.

Однако, меня в первую очередь интересовали не столько исторические события, сколько описания заклинаний, применяемых в те времена. Уверен, за давностью лет, о какой-либо точности данных не стоило и мечтать, но и поверхностной информации мне хватало.

Вернувшись в гостиницу, я с удовольствием отметил, что во время моего отсутствия обслуживающий персонал поменял постельное белье и привели комнату в порядок. Пропали пустые бутылки и остатки вчерашней еды, в вазе на столе появился новый букет цветов, сорванные вчера занавески вернулись на свое место. В общем, данное заведение, вполне оправдывало свою цену.

По пути в свой номер заглянул к Маркусу, но не застал друга на месте. Наверняка он уже рыщет по округе в поисках новой любви. Проводить ночь с одной и той же женщиной, наемник не привык. Уверен, как и все предыдущие разы Лоренсон заявится в гостиницу ближе к вечеру с очередной пассией и бутылкой дорогого вина. А пока моего шумного соседа не было рядом, я мог полностью погрузиться в изучение купленной книги.

Ровные строчки рукописного текста сразу же давали понять, что данный фолиант являлся не просто рядовой типографской поделкой, а результатом долгого кропотливого труда. Каждая буква, каждое слово было любовно выписано каллиграфическим почерком. Именно этим обуславливалась высокая цена книги. Наверное, если бы не ее солидный возраст, то стоила она бы в разы больше.

Первые главы к сожалению, ничего интересного для меня не содержали. Имена, события, какие-то даты. Все это было хоть и познавательно, но искал я другое. Примерно с середины книги пошла информация, ради которой, собственно, и были потрачены двенадцать золотых монет.

Намеками, недомолвками, длинными словесными кружевами автор данного произведения задевал тему возникновения такого явления как “княжеская магия”. Изначально, ничего подобного в мире не существовало. Предки нынешних правителей являлись самыми обычными магами, не сильнее остальных. Они воевали, захватывали и теряли земли, иногда торговали. В общем, вели вполне обычную жизнь рядового мага тех времен.

В какой именно момент среди людей начали появляться сверхсильные одаренные, автор сказать не мог, однако предполагал, что связано это было с появлением Пятерых. Да, на заре становления главной религии этого мира, богов было пять, и почитали их всех одинаково. К сожалению, какой-то конкретики о мистическом происхождении княжеской магии, книга не содержала. Жаль, тема показалась мне весьма интересной.

С момента появления магов, имеющих в своем арсенале оружие массового поражения, рисунок перманентной войны между одаренными кардинально поменялся. По сравнению с тем, что начало твориться в мире, предыдущие конфликты больше походили на мышиную возню. Поднимались цунами, падали метеориты, на ровном месте вдруг поднимались вулканы. Начался полнейший хаос, прозванный позже “Год страха”.

Дочитать книгу за день мне не дал вернувшийся с прогулки Маркус. Он, как я и предполагал, явился не один, а в сопровождении двух девушек явно не самых строгих моральных качеств.

- Даррелл! Ты неисправим, - заглянул ко мне в комнату Лоренсон. - Вокруг столько возможностей, а ты тратишь свою жизнь на высохшие книги! У меня с собой превосходное вино и такие же вкусные девушки.

Позади наемника захихикали его спутницы.

- Ты же меня знаешь, - оторвался я от чтения. - День на развлечения, не больше.

- Знаю, - поморщился Маркус. - Ну если надумаешь, приходи.

Дверь в комнату захлопнулась, а смех и повизгивания переместились за стену. Читать в таких условиях было совершенно невозможно. Отложив в сторону фолиант, я лег на кровать и погрузился в транс.

Однажды попробовав работу с заклинаниями в мире подсознания, я по достоинству оценил новые возможности и теперь любые эксперименты с магией начинал только здесь. Именно таким способом я разобрался, как создать “вакуумный взрыв” и модифицировал несколько заклинаний попроще.

Цель сегодняшнего погружения, как и вчерашнего, как кучи других была одна - я пытался понять то, что сотворил Александр Орлов возле Миргорода. Видения волны смерти, уничтожающей любые преграды на своем пути, не давали мне успокоиться. Как он создал такое? Откуда взял силы? Дать ответ мог, наверное, только сам князь, но я не отчаивался и, как только у меня появлялась свободная минута, пытался повторить увиденное. Естественно, только в трансе.

К сожалению, особыми успехами на данном поприще похвастаться не получалось. Все же княжеская магия - не мой уровень. По крайней мере пока. Пусть Даррелл и являлся потомком правящего рода, но, вероятно, для получения настоящей силы, этого было недостаточно.

Прерывая транс периодическими походами в обеденный зал, я провел остаток дня в номере. Никто меня не беспокоил. Маркус развлекался в соседней комнате, а обслуживающий персонал был тактичен и обходителен, не раздражая своим присутствием.

За окном уже стемнело, когда я вышел из транса. На улице зажглись фонари, люди разошлись по домам. Почти все жители города крепко спали. Гостиница погрузилась в тишину, прерываемую лишь приглушенными возгласами завсегдатаев бара - он работал до самого утра.

В этом безмолвии весенней ночи до моего уха донесся какой-то неприятный звук. Будто кто-то пытался забраться по стене. Почуяв неладное, я тут же активировал дар, создавая вокруг себя модифицированную защитную сферу. Полгода, проведенные вместе с наемниками позволили мне значительно улучшить базовое заклинание.

Кресло, за которым я укрылся, едва услышав шум, находилось в углу комнаты, и свет луны до него не доставал, скрывая меня в густой тени. Лучшего места для встречи незваных гостей трудно было и придумать.

Не знаю, почему я так напрягся. Скребущие звуки могли означать все, что угодно. Да и про мою персону последнее время никто не вспоминал. Орловское княжество находилось в сотнях километрах восточнее, а новых врагов у меня пока еще не появилось. Тем не менее, рисковать я не хотел и даже активировал Эйхор. Береженого, как говорится…

Треск разбитого стекла и яркая вспышка, озарившая комнату, доказали, что опасения мои были не напрасны. Кто-то проник в мою комнату и тут же ударил по площади непонятной магической дрянью. Вся мебель в номере взорвалась тысячами щепок. Кресло, служившее мне укрытием, рассыпалось, будто пропущенное через мясорубку. Если бы я сейчас спал, как все нормальные люди, то боюсь, мое тело постигла бы та же самая участь.

Кто на меня напал, и где находился неизвестный враг, я не видел, поэтому просто ударил воздушным прессом. Это простое заклинание расходящимся конусом собрало с пола остатки разбитой мебели и впечатало их в стену, захватив заодно какую-то неясную человеческую фигуру. Следующим действием я прилепил к потолку сияющую кляксу.

Яркий свет позволил разглядеть неприятеля. Незнакомый мужчина был одет в темную одежду, полностью закрывающую лицо и тело. В одной руке он держал длинный кинжал, а в другой непонятное приспособление, похожее на подзорную трубу. Увидев меня, убийца направил ее перед собой и энергия, спрятанная в артефакте, синим лучом ударила в защитную сферу. Сломав стену между комнатами, я влетел в соседний номер, в котором отдыхал до недавнего времени Маркус.

- Что за…? - сонно пробормотал мужчина, пытаясь понять, происходящее вокруг.

Объяснять что-то не было времени. Тем более девушки, спавшие рядом с наемником, начали истошно голосить.

Стараясь прервать следующую атаку, я просто запустил в дыру на стене, рассекающий удар. На что-то другое просто не было времени. После этого начал заново активировать Эйхор - жесткое падение сбило концентрацию и туманные ленты исчезли из этой реальности.

- Ставь защиту! - Крикнул я и ринулся в пролом.

Иллюзорная надежда, что рассекающий удар поразил противника, рассыпалась едва я оказался в своей комнате. Человек в черном остался невредим. Он отбросил дымящуюся трубку и спешно каставал какую-то дрянь - руки его источали фиолетовое сияние.

Испытывать на себе действие неизвестного заклинания, я не собирался. Короткое движение ладонью, и лента Эйхора выстреливает вперед, как озлобленная змея, но наткнувшись на защиту, бессильно соскальзывает в сторону, не причинив убийце вреда. Следующий удар туманной полосы также оказался безрезультатным. У меня сложилось ощущение, что нападавший человек, знал о моих способностях и был к ним готов. Пришлось действовать иначе.

Два коротких шага, и я оказываюсь от врага на расстоянии вытянутой руки. Энергия окутывает кулак. Удар, в который я вложил все доступные силы, преодолевает защиту противника и врезается в челюсть, разворачивая человека вокруг своей оси. Одновременно с этим, фиолетовый шар выстреливает мне в грудь.

В глазах потемнело. Пол ушел из-под ног, и я понял, что опять куда-то падаю, но в этот раз менее удачно - пролетев два этажа, впечатываюсь в брусчатку перед гостиницей. Ослабленная защита на последних крохах силы гасит удар и исчезает.

Рот наполнен кровью. По шее течет что-то липкое, одежда порвана в нескольких местах, а на груди - там, куда попал фиолетовый шар, куртка просто исчезла, оголив покрасневшую кожу.

Преодолевая звон в голове, я попытался восстановить лопнувшую защитную сферу. В любой момент противник мог оказаться рядом и прикончить меня. Сомневаюсь, что удар кулаком нанес ему серьезный урон.

Предчувствие не обмануло. Едва только над моей головой восстановился прозрачный купол, как на мостовую спрыгнул несостоявшийся убийца. Трехметровая высота для него не оказалась какой-либо проблемой, впрочем, как и для любого мага.

Не знаю, с кем свела меня судьба, но он был силен. Энергетический удар, последовавший вслед за приземлением противника, едва не выбил из меня дух. Однако я выдержал, и приготовился ответить человеку в черном тем же.

Модифицированная “воронка” тугой спиралью силы начала закручиваться в конусообразную фигуру. Надо было сразу ее готовить. Понадеявшись на Эйхор, я пренебрег одним из самых эффективных своих заклинаний, за что и поплатился.

Противник, увидев мои приготовления, решил не тратить время на магию и воспользовался холодным оружием. Лезвие кинжала отразило лунный свет и будто бы втянуло его в себя. Такие метаморфозы мне не слишком понравились. Клинок вряд ли был обычным, слишком уж странно он выглядел.

Проверять на собственной шкуре эффективность данного оружия мне не слишком хотелось. Пришлось прервать каст воронки и спешно уносить ноги. Противник оказался не слабее меня, да еще и оснащен был по самое не балуй. Сперва эта трубка непонятная, а теперь еще и кинжал, поглощающий свет.

Помощь пришла сверху. Только я собрался перепрыгнуть забор, огораживающий гостиницу, и попытаться скрыться от убийцы, как сверху по нему ударила струя огня. Будто гигантское светящееся яйцо вспыхнула защита вокруг человека в черном. Атака Маркуса оказалась очень зрелищной, жаль только не слишком эффективной. Но она хотя бы позволила мне выгадать время. Вновь магия закружилась передо мной, стягиваясь в тугой конус, и когда огонь вокруг противника потух, заклинание успело сформироваться. Луч скрученной энергии ударил во врага, и его силовой щит разлетелся на множество мелких кусков, исчезая в воздухе словно горящая бумага.

Окончательно добить противника не получилось. Поняв, что против двоих магов у него не так много шансов, человек в одно движение перелетел через ограду и скрылся в ночи. Сражаться до последней капли крови он точно не собирался.

Прошедшая схватка не могла не всполошить жителей ближайших домов. Загорались огни в окнах, испуганные лица глядели на меня сквозь приоткрытые занавески. Никто ничего не понимал, но треск ломающихся стен наверняка слышал каждый.

Драка закончилась, и все ранения, на которые я раньше не обращал внимания, разом заявили о себе. Судя по всему, у меня были сломаны несколько ребер, разбит затылок и прокушена губа, но больше всего ныла грудь, обожженная неизвестным оружием. Каждый вздох отдавался по всему телу волной боли, а кожа бугрилась пузырями.

- Даррелл, какого хрена тут происходит? - на усыпанную кусками дерева площадку спрыгнул Маркус.

- Хотел бы я знать. Спасибо, выручил, этот гад едва меня не прикончил.

- Да уж. Силен оказался. Плохо, что дали ему уйти, задницей чую, он еще вернется. Кому ты мог так насолить? Это ведь неслабый маг был. Признавайся, обрюхатил дочку какого-нибудь графа, вот он и нанял этого человека?

- Очень смешно, - поморщился я, сплевывая кровь из разбитого рта. - Надо сообщить Ульрику.

- Я отправлю кого-нибудь, займись пока собой что ли, а то выглядишь как жених на второй день гулянок.

- Угу. Жаль только негде это сделать - от номера одни ошметки остались. Даже кровать не уцелела.

- Чем он, интересно, так приложил? Я о подобной магии не слышал.

- Понятия не имею, но если бы он застал меня спящим, то, боюсь, мы бы с тобой сейчас не разговаривали.

- Кто-то не пожалел денег, чтобы разобраться с тобой. Сдается мне, охотник за головами сюда приходил. Больше некому.

- Даджохи?

- Да нет. Воин ордена тут камня на камне бы не оставил. Обычный наемник здесь был, вроде нас, только работает в одиночку. В восточных княжествах такие не водятся, а вот здесь - обычное дело.

- У нас тоже есть. Слезами себя зовут. Только они на магов не охотятся.

- Этот, как видишь, может и одаренного прикончить без труда. Хотя, тебя он явно недооценил. Это ж надо, проломить стену в комнате. Этот гад явно чем-то серьезным приложил. Как ты вообще выдержал такой удар?

- Хреново выдержал. На груди теперь ожог останется как от клейма.

- Залечишь, не впервой, - отмахнулся Маркус, - и все-таки больно ты силен для мелкопоместного дворянина. Ничего не хочешь рассказать?

- Да ты и так вроде все знаешь, - ответил я.

- Ну-ну, - хмыкнул наемник, - Ладно, пошли уже ко мне в номер, а то ты на ногах еле держишься.

Вернувшись в комнату Маркуса, откуда уже сбежали девушки, я приступил к лечению, предоставив другу разбираться с владельцем гостиницы. Пузатый дядька с глубокими залысинами явно находился в шоке, разглядывая разрушения, причиненные его заведению во время боя. Охая и ахая, он осторожно осматривал проломленную стену между номерами, выбитое напрочь окно и остатки мебели. Мужичок явно побаивался нас, но о возмещении ущерба начал говорить едва ли не с порога. Пусть наемников в этом королевстве уважали, но мы все же были здесь всего лишь гостями.

Пока я приводил себя в относительный порядок, Маркус выпроводил беспокойного владельца гостиницы из номера и задумчиво ковырял ногой щепки на полу.

- Ну что, много он попросил? - спросил я, когда немного привел себя в порядок.

- Тридцать монет загнул изверг! - всплеснул руками наемник. - Нет ты представляешь! Пришлось ему объяснить, что за такую цену можно этот гадюшник снести и заново построить. Сошлись на десяти. У тебя остались деньги или все на свои книги потратил?

- Книги! - воскликнул я, дополнив фразу сочными ругательствами.

Взрывная атака убийцы не пощадила вместе с мебелью и мое имущество. Мешок с вещами обзавелся множеством прорех, а купленная утром книга совершенно потеряла товарный вид, грозя развалиться от любого прикосновения.

Деньги за ремонт номера пришлось одалживать у Маркуса. Таскать с собой кучу золота я как-то не привык, а ближайший банк, где можно было снять нужную сумму, находился слишком далеко. Однако, самое неприятное только предстояло - меня ждал разговор с Ульрихом. Лидер наемников очень не любил какие-либо мутные истории. Он часто повторял, что только благодаря осторожности уже двадцать лет занимается своим ремеслом и все еще не отправился на встречу с Милосердной матерью.

- Маркус! - Два топора с порога начал наезжать на моего друга. - Я же предупреждал тебя, чтобы ты держал свой член на привязи! Кого ты опять обесчестил?!

- Причем тут я? - изобразил обиду Лоренсон.

- А есть другая причина, почему на вас напал какой-то маг?

- Он меня хотел убить, - я перевел гнев Ульрика на себя.

- Уверен? - командир подозрительно посмотрел на меня.

- Да. Загляни в мой номер, вон он в дыре проглядывает.

Осмотр не занял много времени. Ульрик повесил в центре комнаты светящийся шарик, внимательно изучил остатки мебели, после чего вернулся ко мне:

- Что ты скрываешь, Даррелл? Кто желает тебя убить?

- Есть подозрения, что князь Орлов, - выдал я первое, что пришло на ум.

- С какой стати ему тратить силы на тебя? Ты не родственник ему, часом?

- Даже не дальний. Я не утверждаю, что это был именно он, но прежде чем оказаться в твоем отряде, я наткнулся на убитых повстанцев. Ты должен помнить этих людей, ими еще руководил Савелий Ершов. И убили их скорее всего люди князя. Он обещал им дворянство, но когда я обыскал несколько тел, то дворянских грамот не обнаружил.

- Все равно это не объясняет, зачем ему спустя столько времени нанимать убийцу. Что-то тут не сходится. - Ульрик еще раз обвел глазами комнату. - Собирайтесь, мы уходим из города.

- Думаешь, нападение на Даррелла несет угрозу отряду? - спросил Маркус.

- Не хочу проверять, так это или нет. Как у нас говорят, мутная вода скрывает рифы. Рисковать я не собираюсь.

Еще раз осмотрев последствия драки с охотником за головами, Ульрик вышел из номера.

- Летят к Пятому все мои планы на эту неделю, - тяжело вздохнул Маркус. - Даррелл, вот почему этому уроду не напасть на тебя дней через пять?

- Обязательно спрошу его, когда в следующий раз увижу. Пошли, что ли вещи собирать, Ульрик ждать не будет.

Глава 3

Глава 3

Собрать к утру всех бойцов отряда оказалось задачей трудновыполнимой. Многие находились в состоянии, мягко говоря, нерабочем. От половины несло так, что находиться рядом было физически невозможно. Тем не менее, непререкаемый авторитет Ульрика заставил людей без вопросов оторваться от столь приятного времяпрепровождения и собраться возле гостиницы “пьяный кот”, где в данный момент находился лидер северян.

Скрывать причину, по которой нас всех собрали, не имело смысла. Бойцы все равно бы об этом узнали, поэтому я честно сознался, что дело заключалось в ночном нападении.

Ожидаемых упреков не последовало. Единственное, меня попросили во всех подробностях рассказать о происшествии, а так как возле “пьяного кота” бойцы появлялись не одномоментно, пришлось повторять все несколько раз. Через час постоянной болтовни горло мое уже заметно пересохло, и появление Ульрика я воспринял с нескрываемой радостью.

- Два топора, - обратился к лидеру отряда один из бойцов. - Нам обязательно уходить? Мы даже отдохнуть толком не успели. Поселим Даррелла рядом с остальными и ни одна тварь к нему не сунется. Чего мы бежим из города?

- Уходим, я сказал. Здесь оставаться опасно, нутром чую. Скребет на душе что-то, а я себе привык доверять, может поэтому и жив еще. Все собрались?

- Йонаса сейчас притащат, - ответил кто-то, - он как обычно так надрался, что ходить не может. Вон, волокут его уже.

Ворота во двор гостиницы отворились и в них действительно ввалился Йонас Пивной бочонок. От падения его удерживали два бойца, стоявшие на ногах чуть лучше своего товарища. Наемники вообще любили выпить, и себя в этом деле особо не сдерживали. В отличии от дворян восточных княжеств, северяне куда проще относились и к этикету, и своему внешнему виду. Себя они в первую очередь считали воинами, и лишь затем аристократами. Так повелось издревле, и менять свой образ жизни эти суровые мужчины не собирались. К тому же, от любого, даже самого сильного похмелья, в два счета избавлял лекарь. Он, кстати, получал четверную долю добычи.

- Ульрик, куда мы сейчас? - спросил один из бойцов.

- Брондем, - громко ответил мужчина.

- Ну Брондем, так Брондем, - пожал плечами народ и начал собираться в поход.

Закрепив на лошадях мешки с провизией, палатки, котелки и кучу другой мелочевки, без которой о нормальной жизни в походе нельзя было и мечтать, мы двинулись в путь. Аскель - лекарь отряда уже привел в чувство самых пострадавших от ночных возлияний, и наша скорость с каждым пройденным метром все ускорялась, пока не доросла до стандартной походной. Я бы даже сказал, крейсерской.

По прошествии пары часов, Ульрик внезапно приказал отряду сменить направление и на очередном перекрестке свернул в противоположном от Брондема направлении.

- Идем в Вельбург, - пришел нам новый приказ.

Причиной столь резкого изменения планов, как мне показалось, стала крайняя осторожность Ульрика. Скорее всего, наш командир решил перестраховаться, и возле гостиницы специально назвал неверный маршрут движения, чтобы сбить с толку возможных преследователей, если такие появятся.

Бежали быстро - километров двадцать в час, может чуть больше. Магия позволяла без труда поддерживать такой темп, и бедные лошадки, нагруженные тяжелыми тюками, едва поспевали за бойцами, а когда из ближайшего леса выскочил Шрам, то вообще попытались тактично слинять в неизвестном направлении. Безуспешно. Человек, приставленный следить за животными, быстро остудил их пыл.

До Вельбурга нам предстояло добираться три дня. Ульрик, как мне стало известно после разговора с одним из помощников командира, планировал получить в городе очередной контракт. Подробностей рядовым бойцам он до заключения сделки не разглашал, но скорее всего работа окажется стандартной. Обычно мы участвовали в очередном военном конфликте между аристократами или сопровождали какую-нибудь важную персону при проезде через опасные земли королевства. Оплатить наши услуги мог далеко не каждый человек, так что выбор работы чаще всего ограничивался этими двумя пунктами.

Бывали конечно и исключения. Маркус, проведший в отряде Ульрика уже два года, рассказывал, как они отбивали украденную невесту одного из баронов. Отец девушки раз за разом отказывал настойчивому ухажеру из не самого знатного рода. В итоге, жених решил пойти по другому пути и ночью выкрал зазнобу из отеческого дома. Своими силами отбить единственное дитя у барона не получилось, и он распечатал кубышку, чтобы нанять людей Ульрика. Естественно, Два топора, сделал все в лучшем виде, вот только оказалось, что идейным вдохновителем и организатором похищения была именно дочка барона. Ее правда, все равно вернули отцу, но верещала девица при этом знатно.

Города западных королевств походили друг на друга как близнецы прожившие долгую жизнь - вроде и есть различия, но близкое родство видно сразу. Вельбург мало чем отличался от Блертона - те же узкие, мощеные булыжником улицы, та же хаотичная застройка преимущественно каменными домами. За несколько месяцев путешествия по всем этим городкам, они у меня постепенно слились в какой-то единый обобщенный образ.

В Вельбург мы заходили под подозрительные взгляды местных жителей. Горожане к наемникам относились с явной опаской, все же дурная слава северян шла далеко впереди них, а опознать в лысых, татуированных людях наемников, труда не составляло. Конечно, к людям Ульрика у властей и простых граждан претензии возникали крайне редко, все же Два топора держал своих бойцов в ежовых рукавицах, но вот другие отряды наемников иногда устраивали масштабный дебош с разрушениями и мордобитием.

Чтобы воины не разбрелись по всему городу во время короткого отдыха, Ульрих приказал нам разместиться в двух гостиницах, расположенных в центре города, и никуда из них не выходить. Сам же командир отправился вместе с двумя помощниками договариваться на счет контракта.

Комната, в которую меня и еще троих человек поселили, сильно проигрывала той, где я отдыхал несколько дней назад. Четыре кровати, стол, маленькое окно с мутным стеклом, всего один осветительный шар на потолке. Не люкс, прямо скажем, однако меня и такое убранство вполне устроило. Главное, есть куда прилечь, чтобы отдохнуть после долгого пути.

Пока мы добирались до Вельбурга, я постоянно размышлял о ночном нападении, и сейчас эти мысли стоило как-то обобщить. Главный вопрос, мучивший меня последние дни - кому я опять перешел дорогу? Вариантов было несколько: князь, решивший таки довершить начатое и вырезать всех, кто хоть как-то причастен к повстанцам; дядя, каким-то образом нашедший меня с целью отомстить; жрецы, непонятно зачем; некто неизвестный мне. Любой из этих вариантов был равновероятен, хотя я все же склонялся к мысли о том, что меня заказал Орлов.

Следующее, о чем стоило подумать: как поступить дальше? Сомневаюсь, что ночной гость откажется от своей миссии и наверняка попытается напасть снова. Пока рядом со мной бойцы отряда и Шрам, можно считать себя в относительной безопасности, но опять же, ночью любой маг беззащитен. К тому же, от арбалетного болта в затылок никто не застрахован - держать защиту постоянно активированной я еще не привык и, видимо, зря. Придется переучиваться. Хоть это и тратит достаточно много энергии, но уж лучше так, чем получить в теле еще одно не предусмотренное природой отверстие

В любом случае, мне не хватало информации. В идеале неплохо было бы отловить ночного гостя и устроить ему допрос с пристрастием. Свою нелюбовь к пыткам я как-нибудь переборю - жизнь дороже.

Своими мыслями я поделился с Маркусом, естественно, не упоминая лишние подробности собственной биографии. Наемник мои доводы выслушал, но предположил, что с охотником за головами мы увидимся не скоро, найти нас быстро он вряд ли сможет.

Ульрик вернулся к вечеру. Как мы и предполагали, он взял контракт на участие в военном конфликте между дворянскими родами. Ничего необычного, самая стандартная работа. Уже через пару дней нам предстояло покинуть этот городок и двинуться на юг, где два противоборствующих клана собирали силы для решения территориального спора. Все-таки Ганема для наемников являлась настоящей золотой жилой. В других королевствах аристократы такой вольности не имели.

Два дня прошли в постоянном напряжении. Умом я понимал, что вряд ли меня отыщут так быстро, но мерзкое чувство тревоги не отпускало. По ночам я спал урывками, просыпаясь от каждого шороха, а учитывая то, что в одной комнате со мной находилось еще три человека, шорохов этих было в избытке. По итогу, утро в день отправления для меня оказалось не самым добрым, а мелкий моросящий дождик, лишь усугублял отвратительное настроение.

Опять дорога. Сапоги, менять которые приходилось каждый месяц, стучат по мостовой, за спиной рюкзак со снаряжением, на поясе привычная шпага. Менять ее на топоры, как это делали некоторые бойцы, подражая северянам, я не захотел.

Постепенно ушла сонливость, прекратился дождь и настроение поднялось до сносного, а когда на дорогу выскочил довольный, как слон, призрачник, вообще начало казаться, что жизнь налаживается, а ночное нападение мне только привиделось.

Рано радовался.

Густые лиственные леса начинались в часе пути от Вельбурга. Дорога ныряла под кроны деревьев и исчезала там, будто проглоченная великаном. Заметно потемнело. Свет солнца, и так скрытого за тучами, окончательно терялся в листве, от чего создавалось ощущение, будто начинаются сумерки.

Первым неладное заметил Шрам. Кот, спокойно бежавший рядом, вдруг начал нервно дергать ушами. Из груди его раздался тихий рык.

- Что-то не так, - сказал я Маркусу. Наемник находился по правую руку от меня.

- Ты, о чем? - не понял Лоренсон.

- Шрам нервничает, - ответил я и тут же ускорился, чтобы догнать Ульрика. Он как всегда бежал в первых рядах.

- Что случилось? - увидев меня, командир тут же напрягся.

- Впереди кто-то есть.

- Отряд, стой! - тут же прозвучала команда и тридцать человек почти мгновенно замерли, настороженно осматривая округу. - Откуда информация?

- Шрам нервничает.

- Он не может так реагировать на медведя или другого хищника?

- Призрачник слишком умен, просто так он бы не стал выказывать беспокойство.

- Понял, - кивнул Ульрик. - Займи своё место. Отряд! Щиты. Боевые заклинания держать наготове.

Чем мне всегда импонировал наш командир, так это его отношением к людям и своей работе. Ни разу не было такого, чтобы он прятался за наши спины. Нет, Ульрик всегда находился в первых рядах, как, впрочем, и остальные ветераны. Новички расположились позади основной массы бойцов, ну а я, Маркус и остальные восемь воинов среднего звена заняли места в середине отряда.

Каставались щиты, воздух начал озонировать от высокой концентрации магии. Люди готовились к битве. Мы не знали, кто нам будет противостоять и будет ли вообще, но это ничего не меняло. Пускай Ульрик и был очень осторожным человеком, от драки он никогда не бегал.

Скорость движения отряда снизилась многократно. Мы не спеша продвигались по дороге в глубь леса. Шрам с каждым шагом нервничал все сильнее. В конце концов он громко зашипел, бросил на меня предупреждающий взгляд и в два прыжка скрылся среди деревьев.

Исчезновение призрачника не осталось незамеченным. Бойцы заметно напряглись, еще сильнее сбавив шаг. Люди молчали. Каждый пытался услышать возможную опасность, но пока все было спокойно.

Засаду мы все-таки обнаружили заранее. Спрятать четыре десятка человек в лесу конечно реально, если уметь это делать, но поджидающие нас люди особыми навыками маскировки не обладали. Блеснул в кустах металл, пошевелился и стал заметен на фоне листьев человеческий силуэт, примятая трава выдала скрывающихся в ней бойцов. Наверное, если бы мы поддерживали привычный темп, то с разгона влетели бы в расставленную ловушку, но сейчас, когда каждый из бойцов был предельно внимателен, застать нас врасплох не получилось.

Разбираться, что за грибники вдруг завелись в этом весеннем лесу, Ульрих не собирался. Едва мы заметили засаду, как командир произнес одну короткую команду, и тут же в сторону затаившихся людей ударил залп боевой магии. Три десятка заклинаний прошлись по лесу, будто стадо кабанов, вспахивая землю и разбивая в труху мелкие деревья. Я пока в этой вакханалии не участвовал, так как готовил вакуумный взрыв, а он требовал прицельного наведения.

Ответный удар оказался страшен. На нас обрушилось какое-то неимоверное количество структурированной энергии. Неподалеку от меня щит молодого бойца не выдержал попадания десятков тонких, но прочных как сталь игл. Магия прошла сквозь защиту, и пробила тело мужчины в нескольких местах. Из пробитого горла брызнула кровь.

Моя сфера выдержала. По ней будто взбешенный боксер колотил. Звон стоял такой, что на какое-то время у меня пропал слух, но на этом все и ограничилось. Выждав, пока натиск немного утихнет, я отследил откуда шла основная масса заклинаний и направил туда сформированный сгусток энергии. Комочек смерти беспрепятственно миновал три десятка метров и почти мгновенно вывел из строя двоих человек, превратив их в плотный шар из мяса и крови.

Минус пара атакующих нас людей. Не плохой, казалось бы, результат, но я рассчитывал на большее. Мое заклинание не смогло причинить вред еще одному магу, наткнувшись на, так называемую, гибкую защиту. Один из противников находился в непосредственной близости от взрыва и должен был неминуемо погибнуть, но вместо этого я увидел, как нечто невидимое блокирует эффект моего заклинания. Вакуумная сфера огибала человека, будто не замечая его.

Рассмотреть в подробностях, с кем нас свела судьба, я не успел. Единственное, что запомнил, прежде чем круговерть боя затянула меня в свой водоворот - длинный зеленый плащ на человеке. Затем стало не до того.

Отбиваю чей-то удар, тут же бью сам. Жгу огненной плетью врага, и пока тот не успел поменять тип щита, выстреливаю туманной лентой эйхора ему в грудь. Получаю ранение в ногу - моя модифицированная защита все же пропустила часть заряда. Времени остановить кровь нет, нужно двигаться, а иначе ты становишься слишком легкой мишенью.

Малая дистанция до противника не позволяла мне использовать метательные снаряды. Вокруг постоянно находились враги и союзники. В конце концов я окончательно перестал использовать обычные заклинания, сосредоточившись на работе с эйхором. Туманные полосы зачастую оказывались эффективнее любой магии. Удар и человек хватается за пробитую грудь, еще удар и противник окончательно успокаивается. Иногда мое оружие давало сбой, натыкаясь на мощные щиты, и здесь уже приходилось рассчитывать на других наемников. Не раз и не два я оказывался на земле, поймав защитой кинетические или другие заряды. В голове появился звон, под ребрами что-то предательски кололо, но я продолжал битву, стараясь не обращать внимания на боль.

Врагов было больше чем нас. Некоторые из них на голову превосходили большую часть наших бойцов. После нашей первой атаки, ответный удар умертвил нескольких наемников, однако это ровным счетом ничего не значило. Отряд Ульрика не зря считался одним из лучших. Постоянные тренировки сделали из северян настоящие машины для убийства, и их слаженная работа позволила оказать врагам достойное сопротивление.

Число противников с каждой минутой уменьшалось. Ориентироваться в происходящей вакханалии стало куда проще, и я вновь заприметил человека, пережившего вакуумный удар. Высокий мужчина в темно-зеленой одежде только что добил одного из молодых бойцов. Неверно оценив ситуацию, наемник выскочил из-под защиты бойцов отряда и поплатился за это, упав на землю бездыханной куклой, а его убийца уже выискивал следующую жертву.

Намерения воина легко читались, но воплотить их в жизнь ему не дали. Сразу несколько ветеранов насели на мага, проверяя его щиты на прочность.

Засада на наш отряд окончательно провалилась после того, как сразу несколько человек, пали под слаженными ударами северян. Остальные участники битвы, поняв, что скоро их постигнет та же участь, решили не играть в героев, и задать стрекача. Все чаще я видел, как выжившие бойцы вливали остатки энергии в щиты и бросались, что есть силы, в чащобу. В конце концов, в строю остались лишь самые нерасторопные, но их судьба была предрешена.

Дорога и лес рядом с ней были усеяны трупами. Вокруг, куда ни глянь, виднелись поваленные деревья, воронки от взрывов, кровь и оторванные части тела. Засада стоила нашему отряду десяти человек. Большей частью, погибли молодые бойцы, однако и среди остальных групп имелись потери. Про ранения и говорить было нечего. Каждый второй получил то или иное повреждение, а за жизнь пары человек, я бы не дал и ломаного гроша.

Догонять убегающих в лес людей, Ульрик не посчитал необходимым. Едва за деревьями скрылся последний из наших противников, он приказал уцелевшим наемникам заняться ранеными. Лекарь, который наравне со всеми участвовал в битве, мог не успеть помочь нескольким бойцам, лежащим при смерти.

Как только адреналиновая волна, будоражащая кровь, схлынула, я разом почувствовал на своей шкуре все последствия прошедшей схватки. Синяки, ссадины, порезы. На берде обнаружилась глубокая рваная рана, в которую уже попала грязь, и лечить ее в таком состоянии не имело смысла.

Фляжка с водой как всегда лежала в рюкзаке. Его я сбросил перед самым началом драки и сейчас не без труда нашел в придорожной траве. Морщась от боли, я промыл рану и закрыл глаза, сосредоточившись на внутренних ощущениях. Через минуту кровь остановилась. На то, чтобы полностью затянуть глубокий порез требовалось как минимум полчаса, но тратить это время на себя, мне показалось слишком эгоистичным. От потери крови не сдохну и ладно. Остальным тоже нужна помощь.

Кое-как поднявшись с земли, я двинулся к Аскелю. К тому же, не мешало найти Маркуса. Хоть его ухоженная физиономия и мелькала поблизости до самого окончания драки, поинтересоваться судьбой друга однозначно стоило.

Обойтись совсем без повреждений Лоренсону не удалось, но и серьезных травм он не получил. Несколько порезов, вывих руки, ушибы, в общем, ничего страшного. Наемник уже привел себя в относительный порядок и вместе остальными уцелевшими перевязывал раненых.

Благодаря действиям лекаря, новых смертей удалось избежать. Бойцов, потерявших сознание, перевязали и оставили в покое. Тех, кто мог перемещаться самостоятельно, мы сопроводили к оставленным вещам.

Несколько ветеранов, во главе с Ульриком, ходили между мертвых тел, выискивая уцелевших противников. Судя по всему, недобитков ждал очень серьезный разговор. Человек в темно-зеленой одежде, потерявший в пылу сражения свой плащ, уже лежал на земле связанный по рукам и ногам. Для верности, рядом оставили одного бойца с обнаженным оружием.

- Цел? - спросил меня Маркус, после того как мы помогли раненым.

- Относительно. Сам как?

- На удивление неплохо. Знаешь, я начинаю думать, что твой призрачник - не такая уж и бесполезная животина. Если бы не он, мы бы в этих молодцев влетели на полном ходу. Я еле выдержал их первый удар, такое ощущение, что по нам человек пятьдесят долбили.

- Шрам молодец, - согласился я. - Ты заметил, что некоторые из нападавших до боли смахивают на северян?

- Да, есть такое. И оружие, и стиль боя. Наемники, это, такие же как мы.

- Как думаешь, связан недавний ночной гость и эта засада?

- А кто ж его знает, - пожал плечами Маркус, - но раньше на наш отряд охоту не устраивали.

- Вот и мне кажется, что не простое это совпадение. Мужиков жаль, из-за меня погибли.

- Из-за дурости своей они погибли, - резко ответил Лоренсон, - глупо винить себя за хреновую подготовку других. Не в этой драке, так в следующей они бы сложили головы.

- Может и так... - я хотел развить свою мысль, но громкий крик боли прервал меня - Ульрик начал допрос пленников. - В любом случае скоро узнаем, чего тут забыли эти молодцы.

Изощряться в методах пыток, нашему командиру не пришлось. Стоило только немного прижать связанных людей, как они тут же начинали выдавать всю необходимую информацию. Расстояние не позволяло разобрать, что именно услышал Ульрик, но несколько красноречивых взглядов, брошенных в мою сторону, явно намекали - ничего хорошего ждать не приходится.

Нервничать раньше времени не имело смысла. Даже если моя скромная персона явилась причиной нападения на отряд, Ульрик не станет принимать поспешных, необратимых решений, не в его это характере. Скорее всего, со мной сперва поговорят.

Так все и вышло. После допроса очередного пленника, командир присел возле связанного человека, запомнившемуся по длинному плащу. Почему-то мне казалось, что именно он являлся лидером напавших на нас людей.

Завязался разговор. Мужчина не строил из себя героя и охотно отвечал на все вопросы. При этом испуганным он не выглядел совершенно.

Через несколько минут Ульрик подозвал меня к себе.

- Повтори все, что ты мне сейчас сказал, - северянин обратился к связанному человеку, - только коротко.

Мужчина поерзал на земле, пытаясь устроиться поудобнее, насколько это позволяли веревки, и уставился на меня:

- Если коротко, то неизвестный человек дал нам кучу денег за то, чтобы мы уничтожили человека по имени Даррелл Фишер. Описали его как юношу со светлыми волосами и сдается мне, речь шла про тебя, так парень?

- Заказ дали только вам? - не стал я отвечать на вопрос.

- Понятия не имею. Заказчик оплатил всю сумму, сказал, что ты ходишь вместе с отрядом Ульрика Два топора. Мы бы, наверное, отказались, узнав это, но заплатили нам заранее и очень много. Эх, зря согласился, жадность до добра не доводит.

- Как вы узнали, что мы поедем по этой дороге? - включился в разговор Ульрик.

- А мы вместе с вами были в Вельбурге, и когда выяснилось, что ты к Резенбергам на помощь едешь, тут же и выдвинулись на перехват. Туда всего одна дорога ведет, не разминулись бы. Времени, жаль, мало было, не подготовились нормально. Скажи по секрету, как ты про нас узнал? Ты ведь заранее засаду почуял, да?

Ульрик естественно не ответил. Приказав бойцам следить за пленником, он отвел меня в сторону:

- Два нападения за неделю, Даррелл, и нет никаких гарантий, что на этом все закончится. Извини, но рисковать отрядом ради одного бойца, я не собираюсь. Тебе придется уйти.

Глава 4

4 Глава

Спорить с Ульриком, или возмущаться принятому им решению, не имело смысла. Командир все делал правильно. Другие на его месте могли вообще избавиться от источника своих проблем более радикальным способом, а Два топора, меня, можно сказать, просто уволил.

- Мне прямо сейчас уходить? - спросил я.

- Да, деньги за прошлый контракт ты получил полностью, я тебе ничего не должен.

- Хорошо. Ульрик, спасибо за все, не думал, что так получится.

- Пусть ветер всегда дует тебе в спину, - ответил командир наемников, - если разберешься со своими проблемами, не ищи нас. Назад дороги все равно не будет. Я не держу на тебя зла, Даррелл, но рисковать не хочу.

- Понимаю. Удачи вам.

Когда я вернулся к рюкзаку с вещами, там меня уже ждал Маркус, при этом выглядел наемник крайне настороженным:

- Что тебе сказал наш доблестный командир?

- Из отряда выгнал, - ответил я, проверяя, все ли вещи лежат на своих местах.

- Пятый ему в бороду, - выругался наемник. - И что ты теперь планируешь делать?

- Сперва надо добраться до какого-нибудь крупного города, причем желательно в другом королевстве, здесь стало слишком опасно. Сменю имя, поменяю внешность.

- Да уж, - согласился Маркус, - твоя бледная физиономия запоминается надолго. Ну а дальше что?

- Видно будет. Может попробую свой отряд собрать. Может еще какая работенка подвернется. Слишком быстро все меняется, не могу пока дать ответ. Хорошие это были полгода. Если судьба будет благосклонна, еще увидимся.

- Ты прямо сейчас уходишь?

- Да, Ульрик прямо сказал, что с этой минуты он не хочет видеть меня в своем отряде.

- Да что ж такое-то. Единственный нормальный человек был среди этих северян, теперь даже развлечься культурно не с кем.

- Ну, с кем выпить, ты всегда найдешь, - усмехнулся я.

- Да разве в этом дело? С ними же не поговоришь нормально. Напьются и давай рассказывать, как очередной их славный предок победил какого-то там по счету врага. Причем еще и спорить умудряются, чей это предок был.

- Привыкай, - хлопнул я по плечу друга. - Береги себя Маркус, может свидимся еще.

- Бывай, Даррелл, - невесело улыбнулся наемник.

Прощание с остальными членами отряда не заняло много времени. Друзей среди них у меня не нашлось, разве что несколько хороших знакомых. Не объясняя причин (их и так все понимали) я сказал, что ухожу, пожелал всем удачи и, прихрамывая, двинулся в сторону ближайшего перекрестка. С маршрута, по которому пойдет отряд Ульрика, стоило сойти, не хватало мне напороться еще на одну засаду.

Не успел я отойти от места битвы на сотню метров, как на дорогу выскочил Шрам. Во время драки он разумно прятался в лесу, а теперь пристроился рядом, делая вид, что всегда тут находился. Призрачнику было абсолютно до фонаря, куда мы идем и зачем, он невозмутимо шагал по дороге, периодически бросая настороженные взгляды по сторонам.

Через полчаса, когда боль в раненой ноге, уже не позволяла себя игнорировать, я углубился в лесную чащу, чтобы заняться лечением. Шрам как обычно уселся неподалеку, контролируя приближение любой опасности. Если ко мне кто-нибудь сунется, он обязательно предупредит. Можно было в этом не сомневаться.

Прикрыв глаза, я отключился от реального мира, и сосредоточился на лечении раны. Подспудно убирая синяки, ссадины и прочие мелкие повреждения. Как и предполагал, заняло это около получаса, кропотливой работы, полностью поглотившей мое внимание.

Первое, что донеслось до моих ушей после окончания процедуры, было шипение Шрама и хорошо знакомый голос, выражающий крайнюю степень негодования:

- Чтоб у тебя хвост отпал, сволочь лохматая! Даррелл, да просыпайся ты уже! Сколько можно?

Уже понимая, что увижу, я не спеша открыл глаза и невольно улыбнулся, оценив открывшуюся мне картину. Маркус, а именно ему принадлежал голос, замер неподалеку под пристальным взглядом призрачника и старался не шевелиться. Едва только наемник делал попытки сменить положение тела или приблизиться ко мне, как Шрам тут же прижимал уши и начинал утробно рычать.

- Ну наконец-то, - Маркус заметил, что я очнулся. - Даррелл, вот как это называется? Эта сволочь призрачная меня сам на дороге встретил, привел сюда, а теперь стоит и рычит. Вот клянусь, я едва удержался, чтобы не огреть его каким-нибудь заклинанием.

- Он меня охраняет, - ответил я. - Ты какими судьбами в наших краях? В гости или так, мимо проходил?

- Очень смешно. Понимаешь. Думал я, думал и, в общем, решил с тобой пойти. Дурак, наверное, но мне почему-то кажется, что с тобой я заработаю больше чем с Ульриком.

- Смелое заявление.

- Даррелл, за простым смертным охотников за головами и целый отряд наемников посылать не будут. К тому же, я видел, на что ты способен в бою. За тобой явно какая-то тайна кроется.

- Ты, надеюсь, понимаешь, что охота на меня только начинается?

- Сам же сказал, уйдем в другое королевство, поменяем имена. Хочу рискнуть. Что меня ждет в отряде Ульрика? Разве что смерть в очередной междоусобной сваре. Я ведь уже два года в наемниках хожу, а денег как не было, так и нет. Надоело так жить, надо брать будущее в свои руки.

- Отговаривать не буду. Вот только золото лопатой мы вряд ли начнем загребать.

- А это только от нас зависит. Слушай, отзови ты уже свое животное, все еще ведь подойти не дает.

- Шрам, свои, - сказал я, и призрачник моментально потерял интерес к Маркусу.

Чем мне всегда нравились западные королевства, так это их размерами. Очень редко какое-либо из них превышало в поперечнике четырех - пяти сотен километров. Границы соседних государств всегда были где-то поблизости, а охранялись они, прямо скажем, не слишком усердно. Платишь энную сумму денег и спокойно проходишь сквозь кордон.

К сожалению, покинуть королевство Ганема сразу я не мог по той банальной причине, что наличности на руках у меня не осталось. Сперва я потратил кругленькую сумму на книгу, а остатки отдал как компенсацию за разрушенный номер гостиницы. Пришлось нам с Маркусом направится для начала в столицу, где находился банк, в котором лежали мои деньги.

Заведением этим владел очень знатный род, проживающий где-то возле Атлантического океана. Не знаю уж, как он договорился с правителями государств, но филиалы банка Раньери можно было встретить в любой столице западных королевств.

Главный город Ганемы носил звучное название Адельгард и располагался в сотне километров южнее от той точки, где мы с Маркусом находились. Не так уж и далеко, если задуматься. Два-три дня хорошего бега, и мы будем на месте, но опять же, это только в теории. На практике, быстро добраться до столицы нам мешала особенность политического устройства данного королевства.

Местные дворяне за проход через свои земли любили брать, так называемый, дорожный налог. Ульрику в этом плане было просто - он возил с собой подписанную королем грамоту, позволяющую беспрепятственно двигаться в любом направлении, а вот мы такой бумаги не имели, как, впрочем, и денег. Понятно, что точки сбора дани можно было обойти, все же мы двигались без повозок, но в нескольких местах требовалось пересечь реку, и сделать это без мостов, представлялось крайне трудоемким мероприятием. К тому же, Маркус не умел плавать, что еще сильнее усугубляло ситуацию.

Примерно на половине пути до конечной точки маршрута, дорога, ведущая к Адальгарду уперлась в мост. Подход к нему оказался перекрыт, а возле небольшого деревянного дома, стоящего неподалеку, о чем-то болтали люди в одеждах местного дворянского рода.

- Ну, и что делать будем? - спросил меня Маркус, когда река отказалась в пределах видимости. - Просто так нас не пропустят, удавятся гады, но стоять будут до последнего.

- А что тут думать, придется либо договариваться как-то с охранниками, либо искать брод.

- Найдешь тут брод, конечно, дожди недавно шли. А может разнесем тут все? Два боевых мага пройдут сквозь этих вояк, как игла сквозь ткань.

- Надеюсь, ты сейчас шутишь? - удивленно посмотрел я на Маркуса. - Хочешь, чтобы на меня еще и местные дворяне охоту открыли?

- Да я так, со злости, - пошел на попятную Лоренсон, - понимаешь, в моей стране такого бы никогда не допустили. Чтобы какой-то барончик дорогу перекрыл - да такого дворянина король в два счеты бы на место поставил.

- Это Ганема, тут свои законы, - вздохнул я. - Ладно, пошли, попробуем договориться.

Трое мужчин, что вели неспешную беседу возле дома, увидев нас быстро подобрались, похватали свои алебарды и преградили нам путь. Дворян среди них не было, тех я уже отличал с первого взгляда, так что шанс договориться действительно имелся.

- День добрый, - поприветствовал я вояк, - мы с другом наемники, идем на встречу со своим отрядом, но к сожалению, в пути несколько поиздержались, однако нам очень нужно перейти на ту сторону реки. Деньги мы обязательно привезем, когда поедем по этой дороге обратно.

- Простите, но нельзя, - ответил старший из мужчин, - для вооруженного отряда пройти на ту сторону стоит половина золотого.

- Сколько? - вспылил Маркус. - Ты чего, ишак облезлый, не видишь, что ли - дворяне идут. Сказано тебе, вернем деньги на обратном пути, значит вернем! Слово свое я никогда не нарушал!

- Не положено, - вояка начал нервно переминаться с ноги на ногу. - Простите, но барон с нас шкуру сдерет, если узнает, что мы вас просто так пропустили. Сын его скоро прибыть сюда должен, поговорите с ним. Вы уж не серчайте на нас, но не можем мы по-другому.

- Не стоит злиться Маркус, - остудил я пыл оскорбленного дворянина. - Мы подождем.

- Нет, ну ты видел?! - никак не мог успокоиться Лоренсон. Мы немного отошли от моста и расположились возле дороги, ожидая сына местного землевладельца. - Эта чернь пытается мне приказывать! Мне - потомственному дворянину.

- Видимо нас они боятся меньше, чем барона.

- Ну, может быть. Надеюсь, с его сыном мы сможет нормально поговорить. Нет, ну что за народ здесь живет?

Трех человек, прибывших верхом на лошадях, нам пришлось ждать больше часа. Первым ехал молодой мужчина, являющийся судя по всему, тем самым сыном барона. Его сопровождающие были обычными воинами и интереса не представляли.

- Приветствую вас господа, - после короткого разговора со стражами моста, дворянин подъехал к нам. - Меня зовут Карл Персон, и вы находитесь на землях моего рода. Я узнал, что у вас возникли определенные трудности.

- Да, - ответил я, - мы к сожалению, находимся далеко от своего отряда и нужными средствами, чтобы заплатить за проезд, не располагаем. Мне бы хотелось попросить у вас отсрочку. Через несколько дней мы с другом будем возвращаться через эти земли, и заплатим всю сумму. Слово дворянина.

- Я вам верю, - важно кивнул Карл, - но поймите и меня. Правила едины для всех, если кто-то не может заплатить за проезд через мост, то в дне пути ниже по реке есть еще один переход. Если мы кого-нибудь пропустим бесплатно, то об этом скоро узнают все в королевстве и тоже потребуют себе привилегий.

- Мне кажется, два дворянина всегда смогут найти компромисс.

- Возможно, - Карл сделал вид, что задумался. - Я слышал, что наемники очень ценят свое оружие…

- Моя шпага стоит куда больше чем половина золотого.

- Понимаю, но я и не требую ее в уплату. Всегда хотел проверить, правду ли говорят про воинское искусство северян? Как вы смотрите на то, чтобы провести небольшую дуэль. Без применения магии, естественно. Если вы победите, то мои люди пропустят вас на мост, ну а если нет, то я заберу шпагу проигравшего.

- Дайте нам минуту подумать, - ответил я.

- Конечно. Минута ничего не решает.

Карл отошел к своим людям, а мы с Маркусом начали небольшое совещание на тему, кто будет участвовать в дуэли. Отказываться никто из нас не собирался. Хочет молодой дворянин попробовать свои силы - пускай. Победа над наемником из другой страны - вполне себе повод, чтобы хвастаться этим перед друзьями.

- Ну что, - размял шею Маркус, - сейчас я этому молокососу покажу, как должны драться настоящие мужчины.

- Не боишься проиграть?

- Даррелл, мой папаша хоть и не был эталоном щедрости, но на учителях никогда не экономил. Я с детства учился владеть оружием, и поставить на место этого выскочку уж точно сумею.

- Хозяин-барин.

- Чего? - не понял моих слов Маркус.

- Разминайся, говорю, не хотелось бы потом тебе шпагу новую покупать.

Лоренсон действительно являлся неплохим фехтовальщиком. По крайней мере, меня он уделывал в девяти случаев из десяти. Интернат, армия, полгода среди наемников все это конечно же значительно подняли мой уровень работы с клинком, но до большинства аристократов, мне было еще очень далеко. Единственное, что я мог противопоставить во время чистых спаррингов без применения магии - скорость и силу ударов, но против умелого фехтовальщика этого, чаще всего, оказывалось недостаточно.

Местом для проведения дуэли, Маркус и Карл выбрали плоскую, как стол, поляну, неподалеку от дороги. Бой предполагалось вести до первой крови, полностью исключая применение магии даже в качестве защиты. Так как случайных путешественников поблизости не наблюдалось, то на схватку пришли посмотреть даже охранники моста. Сын барона милостиво разрешил им присутствовать.

Чтобы не запачкать одежду, Маркус оголился по пояс, оставшись только в потертых кожаных штанах и таких же изношенных сапогах. Карл за целостность вещей не особо переживал и на фоне наемника выглядел, как столичный франт возле деревенского кузнеца. Чистая белая рубашка, клетчатые штаны из мягкой ткани, кожаные ботинки на толстой подошве. Взмахнув зачем-то шпагой, сын барона остановился на краю поляны и принял одну из фехтовальных стоек.

Дуэль началась внезапно. Глядя на позерство Карла, я грешным делом подумал, что оружие он носит для красоты, но нет, первые же секунды боя показали, насколько сильно мое мнение отличалось от действительности. Моментальный переход от неподвижного состояния к бешеной атаке многого стоил.

Для Маркуса скорость его противника сюрпризом не оказалась. Два клинка столкнулись в воздухе, не причинив бойцам вреда. Дуэлянты тут же разорвали дистанцию и начали кружить по поляне, обдумывая свой следующий ход.

Первым не выдержал Лоренсон. Наемник ускорился и попытался пробить защиту Карла множеством быстрых, но коротких ударов. Без размаха, без длинных красивых пируэтов он просто и функционально, как привык, давил на молодого дворянина. Сотни реальных схваток научили его экономить энергию и действовать максимально эффективно.

Мастерство и сила молодого барона не вызывало сомнений, он виртуозно отражал все атаки, но чувствовалось, что опыта ему не хватает. То он сделает слишком длинный шаг в сторону, пытаясь уйти от выпада Маркуса, то не очень вовремя повернет шпагу, от чего в воздухе иногда появлялись искры. Во что превратится после боя лезвие его шпаги, даже думать не хотелось.

Постепенно Лоренсон вошел во вкус. Он кружил вокруг своего противника, как сытый кот вокруг зажатой в угол мыши. Натиск, отпор, назад. Несколько ударов, парирование контратаки, назад. Наемник четко осознавал, что делает. Понимал куда и как бить, и все пытался нащупать брешь в обороне соперника или сделать ее самому. Вскоре эта возможность ему представилась.

Молодой дворянин начал злиться. Движения его приобрели нервозность и потеряли четкость, выработанную долгими тренировками. Бойцу банально не хватало выдержки. Маркус только этого и ждал. Совершив очередной обманный маневр, он подловил оружие противника, отбил его далеко в сторону, а следующим движением чиркнул острием шпаги по груди молодого дворянина. Кровь пролилась. Победитель был найден.

Осознав, что проиграл, Карл тут же опустил клинок. Чувствовалось, что результат поединка ему категорически не нравится, но он, сохраняя достоинство, признал победу Маркуса и, выдавливая из себя каждое слово, произнес:

- Благодарю. Эта дуэль показала, что мое обучение еще не закончено. Вы можете спокойно пройти через наши земли.

- Это была славная драка, - Маркус решил подсластить барону пилюлю поражения, - я давно не встречал настолько умелого бойца. Вы едва меня не одолели.

- Я так и не узнал ваше имя.

- Маркус Лоренсон, - ответил наемник.

Взаимные расшаркивания продолжались еще какое-то время, после чего Карл вроде как оттаял и, пожелав нам хорошего пути, закончил разговор.

- Щенок он, я же говорил, - едва мы пересекли мост, Маркус начал комментировать прошедшую дуэль. - Пыжился чего-то, пару раз вообще едва удержался, чтобы магию не использовать. Я такие вещи сразу замечаю.

- А как же твое: “Вы едва меня не одолели”?

- Положено так. Или надо было ему сказать, что он рохля неумелая?

- Ну, признаться, мне он показался хорошим бойцом.

- Ну это тебе. Я вообще не понимаю, как такой сильный маг, может быть настолько плохим мечником?

- Каждому свое, - пожал я плечами. - Пошли уже, пока этот барончик не передумал.

- А твой кошак нас отыщет?

- Неужели ты о Шраме переживать начал? - удивился я. - Отыщет, ему мосты не нужны, в крайнем случае переплывет реку. Мы бы, наверное, тоже смогли.

- Нет уж. Спасибо. Лучше подохнуть от куска железа в брюхе, чем захлебнутся в этой грязной жиже. Кстати, забыл спросить, мы действительно поедем обратно через этот мост?

- Теперь уже вряд ли. Зря имя свое назвал.

- Думаешь, это поможет твоим врагам найти нас?

- Кто его знает. В жизни всякое случается. Иногда даже самая незначительная мелочь может привести к серьезным проблемам.

- Говоришь так, будто целую жизнь прожил, - хохотнул наемник. - Расслабься, каждый из нас все равно когда-нибудь встанет на дорогу Милосердной матери.

- И ты согласишься просто так свалить из этой жизни, не переспав с каждой симпатичной женщиной на этом континенте?

- Аргумент, - хмыкнул Маркус.

Дальнейшее путешествие до столицы обошлось без приключений. Силы мы не экономили, бежали быстро. Разбойники, если такие вообще были, на двух магов не зарились. Так что уже через сутки показались стены Адельгарда. Старые, местами обвалившиеся, они уже сотни лет не выполняли своего прямого назначения и являлись скорее памятником старины.

Останавливаться надолго в городе, я не хотел и после посещения банка планировал заскочить в пару мест, а утром уже покинуть столицу Ганемы. Чем быстрее мы окажемся за пределами этого королевства - тем лучше. Давать моим преследователям лишнее время для поисков, я не собирался.

Банк Раньери как и почти все подобные ему заведения располагался в центре города. Массивное, можно сказать, монументальное здание всем видом говорило, что здесь водятся крупные деньги.

Войдя внутрь, я сразу отметил для себя несколько хмурых людей в неприметной одежде - охрана. Очень сильные маги за хорошие деньги постоянно дежурили в банке, являясь страховкой на случай любых неожиданностей. Не то, чтобы ограбления случались часто, просто статус обязывал.

Обычных людей в помещении почти не было, лишь несколько респектабельных мужчин сидели в мягких креслах и о чем-то тихо переговаривались.

- Добрый день, - учтиво поздоровался со мной пожилой клерк в белоснежной рубашке и идеально подстриженными усами. Он находился за массивной стойкой, отгороженной от зала толстым стеклом. - Чем я могу вам помочь?

- У меня открыт счет в одном из ваших филиалов. Я хотел бы снять все деньги.

- Позвольте вашу руку?

Служащий банка положил на стойку металлическую пластину на толстой деревянной подложке. Такие повсеместно использовались для определения причастности человека к магическому сословию. Данное заведение пошло еще дальше. Здесь подобные артефакты служили для определения личности человека. Как именно это все работало, я не имел ни малейшего понятия, но сбоев система не давала.

- Да, все верно, господин Даррелл, - сказал клерк, после того, как я положил руку на пластину. - Подождите немного, мы сейчас подготовим наличность и выдадим вам деньги. Напоминаю, банк берет один процент от любой суммы выдачи.

- Я помню.

Ждать пришлось недолго. Все же сто тридцать флоринов являлись не той суммой, которую требовалось собирать по всему банку. Увесистый кошель мне выдали через десять минут. Для подтверждения денежной операции я опять приложил руку к холодной металлической пластине, после чего покинул помещение.

Маркус ждал меня в небольшом, но достаточно дорогом ресторане, неподалеку от банка. Заказ он конечно же сделать не мог, по причине отсутствия денег, поэтому грустно сидел за пустым столом, тоскливо поглядывая на улицу, через большое окно.

- Возвращаю долг, - я отсчитал несколько золотых монет и положил их перед наемником.

- Предлагаю это дело отметить, - настроение Маркуса тут же пошло вверх. - Вон те две дамы, очень заинтересованно на меня смотрели.

Симпатичные молодые особы, застенчиво улыбнулись, когда наемник посмотрел в их сторону.

- Развлекайся один. У меня еще остались дела в городе, и напомню, утром я в любом случае ухожу от сюда.

- Да слышал уже, - вздохнул Маркус. - Предлагаю, как часы на ратуше покажут девять, встретиться возле банка.

- Идет, - кивнул я и вышел из ресторана.

Первым заведением, которое мне требовалось посетить, был магазин одежды. К сожалению, последняя неделя плохо сказалась на состоянии моих вещей и запасного комплекта уже не осталось. Требовалось обновить гардероб.

Местные дворяне чаще всего шили одежду на заказ, однако у любого портного всегда имелись уже готовые наборы одежды на любой вкус. Их я и планировал купить.

Потратив час времени и один золотой флорин, я наконец перестал выглядеть как бродяга, отбившийся от отряда наемников, и вполне уже мог сойти за благонадежного гражданина. Однако, на этом запланированные на день дела не заканчивались.

Хмурый цирюльник очень удивился моей просьбе покрасить волосы в темный цвет, а уж когда я попросил продать мне краску, глаза его расширились еще больше. Тем не менее, спорить с дворянами он не имел привычки и беспрекословно выполнил все мои требования, сделав из Даррелла Фишера брюнета.

Сидя в удобном кресле, я с интересом разглядывал незнакомого юношу, смотрящего на меня из зеркала. Лишь бледное лицо и голубые глаза выдавали в нем того самого паренька, которого я впервые увидел два года назад. Тело окрепло и вытянулось, мягкие черты лица с каждым днем грубели, уступая место резким и несколько угловатым линиям.

Ну что же, с этого момента можно считать, что Даррелл Фишер, ушел на время в тень, а на его место заступил Сергей Трофимов. Как же давно я не слышал этого имени. Моего реального имени.

Глава 5

5 Глава

- Ну что, как успехи... Сергей? - последнее слово Маркус произнес после небольшой паузы. - Никак не привыкну к этому имени. Ты не мог придумать какое-нибудь другое?

- Нормально. Мой акцент все равно не спрячешь.

Прошла уже неделя с тех пор, как мы с Маркусом покинули Ганему, пересекли границу королевства Хартман и обосновались в Регоне - одном из пяти крупных городов этого государства. Как и многие западные страны своим названием оно было обязано фамилии правящего рода. Хартманы давно и прочно занимали трон королевства и исчезать пока не собирались. Сильная власть не позволяла дворянам особо своевольничать, поэтому места тут были достаточно спокойными, но не слишком хлебными для больших наемных отрядов. Зато два свободных мага, по моему разумению, вполне могли найти здесь денежную работенку.

Увы, все мои планы разбились об отсутствие у нас хоть какой-нибудь репутации. Если имя Ульрика Два топора было хорошо известно далеко за пределами его родной страны, то про Сергея Трофимова не знал никто. Поэтому все мои попытки найти работу пока что оканчивались неудачей. Люди отказывались иметь дело с непонятным дворянином из восточных княжеств.

В попытках выцепить хоть что-нибудь интересное я даже начал покупать газеты, где печатались разного рода объявления. Понятно, что состоятельные аристократы вряд ли станут связываться с таблоидами. Таки люди если и ищут наемников, то только по рекомендациям знакомых, но в нашей ситуации приходилось хвататься за любые возможности.

Вот и сейчас, сидя в уютном обеденном зале маленькой семейной гостиницы, я пил кофе из фарфоровой кружки и внимательно просматривал газетные полосы. Ничего интересного пока не попалось, но отчаиваться было рано.

Массивные механические часы, висевшие рядом с комнатой администратора, показали десять утра, когда открылась входная дверь и в зал вошел Маркус.

- Все сидишь и сидишь, - Лоренсон приземлился рядом на стул, - у владельца гостиницы, наверное, скоро кофе закончится. Нашел что-нибудь интересное? Есть для нас работенка?

- У меня пусто, а ты, судя по твоей радостной физиономии, все развлекаешься? Ночевал у новой подруги?

- Нет. Точнее да, но это для дела. Пока ты тут прохлаждаешься, я работаю в поте лица.

- Вот уж точно не лица, - хохотнул я.

- Шутки у тебя - ниже пояса, - поморщился Маркус, - В общем, сегодня я провел ночь с пользой для дела. У нас есть заказ.

- Так, - отставил я чашку кофе, - с этого момента по подробнее.

- Сегодня я ночевал у одной богатой виконтессы. Эльза скучала на набережной, я завязал с ней знакомство…

- Маркус, пожалуйста, избавь меня от подробностей твоих любовных похождений.

- Ну хорошо. Во время беседы после… в общем, за завтраком я поведал ей о наших затруднениях, и она сказала, что у ее пожилого родственника может быть для нас работа. Он владеет землей где-то на севере королевства, и на его деревни повадилась нападать какая-то шайка. Денег, чтобы нанять большой отряд наемников у дедули нет, а вот заплатить нам он вполне в состоянии. Два боевых мага, любых бандитов на кусочки разорвут!

- Почему он сам не разберется с проблемой? Маг ведь.

- Старый он, как трухлявый пень. Еле ходит, куда ему по лесам скакать, а сыновей или других близких родственников у него нет. Дед даже королю писал, только без толку. Ты же знаешь, как это все работает, пока прошение дойдет, пока его рассмотрят. Эльза говорит, что старик согласится заплатить за нашу помощь. Ну так, что думаешь?

- Думаю, надо хотя бы съездить, узнать, что там и как. В нашей ситуации надо хвататься за любую работу.

- Вот и отлично, а твой кошак поможет эту шайку отыскать. Он где, кстати?

- В лесу, где ему еще быть? Не знаю, как, но Шрам чувствует, когда я выбираюсь за границы города, и сразу же приходит.

- Призрачник. Этим все сказано. Как ты его приручил, ума не приложу.

- Мы с ним познакомились примерно также, как и с тобой, - усмехнулся я. - Он попытался меня прикончить.

- Это многое объясняет, - серьезно кивнул Маркус, - Хорошая драка дружбе не помеха.

- Говоришь прямо как настоящий северянин. Я, по-моему, похожую фразу от Ульрика слышал. Ты мне лучше скажи, пока вы с виконтессой кувыркались, надеюсь, ничего про меня не рассказывал?

- Дарр…, тфу ты, Сергей, хватит параноить, ушли мы от твоих недругов. Неделю тут сидим, и ни одна сволочь на нас не напала. И да, Эльзе я ничего лишнего не говорил.

Скорее всего Маркус был прав, и нам действительно удалось замести хвосты, однако в безопасности себя я не чувствовал. Весь мой жизненный опыт твердил: если какая-то дрянь может случиться, она случится. Поэтому помимо поисков работы, я пытался придумать способ обезопасить себя от внезапного нападения, и единственный вариант, который приходил на ум - защитный амулет.

Работу магической побрякушки мне однажды удалось ощутить на собственной шкуре. В интернате, во время испытания гвардеец отдал свой амулет моему противнику, что едва не стоило мне жизни. Орлов-младший конечно говорил, что амулеты умеют готовить только их мастера, но, как мне кажется, он несколько преувеличивал. Хотя, стоит признать, пока я шлялся вместе с Ульриком по Европе, ничего подобного в свободной продаже нам не встречалось. Вывод напрашивался только один - нужно искать артефакторов. Жаль только их услуги стоят баснословных денег, а с ними у меня пока не очень. Поэтому предложенная Маркусом работа была очень кстати.

- Вот и отлично, - выслушав друга, я поднялся со стула, - как, говоришь, зовут этого несчастного родственника?

- Кристоф Зальцман. - ответил Маркус, - Я знал, что ты согласишься, поэтому взял для него письмо от Эльзы. Мы там расписаны, как очень опытные и умелые маги.

- Сам диктовал?

- Скажем так, чуть-чуть подсказывал, - широко улыбнулся наемник.

Из-за слишком скудного описания предстоящего дела, мы не знали к чему стоит готовиться. Было абсолютно непонятно, что нас ждет в землях Кристофа Зальцмана. Сколько человек в банде, чем они вооружены, как часто нападают? Все эти вопросы предстояло выяснить на месте, а значит и полноценно подготовиться к работе мы не могли. Приходилось надеяться, что какого-нибудь особенного снаряжения не потребуется. Ну не будут же бандиты где-нибудь в горах прятаться?

Уже через час, побросав в рюкзаки вещи первой необходимости, мы переоделись в практичные, походные костюмы и выбрались из города.

Несмотря на то, что железнодорожная сеть в западных королевствах была неплохо развита, добираться до поместья Зальцмана нам пришлось на своих двоих. Причин тому было две: во-первых, прямого маршрута в те места попросту не имелось, поезда чаще всего ходили между крупными городами, а во-вторых, куда девать на это время Шрама? С собой на вокзал его не потащишь.

Конечно, призрачник, путешествующий вместе с человеком, являлся просто колоссальным демаскирующим фактором, но избавиться от друга, не один раз спасавшего мне жизнь, я не мог.

Так мы и шагали втроем: я, Маркус и Шрам. Призрачник после моего устного внушения, старался на людях не показываться и шарился где-то по лесам, изредка выходя на дорогу, когда там никого не было.

Вся дорожная инфраструктура королевства Хартман была большей частью рассчитана на передвижение конных повозок, перевозящих товары между маленькими поселками и городами. Поэтому постоялые дворы, шли через каждые тридцать - сорок километров, что как раз являлось расстоянием дневного перехода. Однако мы с Маркусом двигались куда быстрее, и в эти интервалы не попадали. Поэтому зачастую нам приходилось ночевать в открытом поле, что, впрочем, особых неудобств не доставляло - привыкли уже.

- А вот говорят, - на одном из ночных привалов сказал Маркус, - в древние времена, когда только зарождались государства, маги могли преодолевать огромные расстояния, сделав всего один шаг. Вот как твой призрачник прыгает, только далеко.

- Телепорт, - на автомате ответил я.

- Чего?

- Это называется телепорт.

- Первый раз слышу, - Маркус подбросил в костер пару веток. - Эх, вот бы и нам так - раз и уже на месте. Надоело уже сапоги каждый месяц менять.

- Мечтать не вредно, - ответил я. - А что еще говорят про те времена?

- В моей стране много легенд ходит.

- Ну, например.

- Например, есть рассказы, что Четверо, когда начали властвовать над нашим миром, разделили все земли на равные части, и с тех пор каждый смотрит за своей территорией. Или вот: когда-то давно бродили везде великаны, огромные и сильные. Их кости иногда находят - у одного нашего родственника лежала такая. Подделка, наверное. Еще говорят, будто раньше князей и королей вообще не было, и все маги были равны.

- А откуда тогда взялись правящие роды?

- Кто ж его знает. Говорю же, байки это все. Мне нянька, когда я совсем маленький был, рассказывала всякие истории перед сном. Про битвы богов, про великанов, про подземных копателей, что трясут иногда горы. Старая она была, но сказок знала на две жизни вперед.

- Не скучаешь по дому?

- Нет конечно. Если бы я не сбежал, то сидел бы сейчас на привязи как цепной пес - охранял владения тестя.

- В смысле? Ты, кстати, ни разу не говорил, почему из родного королевства ушел.

- Да нечего там рассказывать, - задумчиво произнес Маркус. Видно было, что тема ему не особо нравится, но он все же продолжил. - В соседнем имении жила очень влиятельная и богатая семья. Они когда-то даже возле короля нашего ошивались, ну да не суть. На одном из приемов я увидел дочку графа, мы и раньше виделись, но она тогда совсем маленькая была. Смешная такая, с кудряшками. А тут глядь - расцвела девица. Ну, мы один раз станцевали, два. Через неделю меня с ней в спальне застукал ее папаша.

Маркус надолго замолчал, вспоминая прошедшие события, после чего вновь заговорил:

- Скандал был - выше гор. Девица оказалась помолвлена уже, а тут я всю малину им испортил. Ну вот, чтобы замять это неприятное дело, отец мой договорился с графом о свадьбе.

- То есть ты мог породниться с графом?

- Мог. Вот только не по мне такая жизнь. В семнадцать лет жену на шею посадить - нет, я на такое не согласен. А самое обидное знаешь, что? У дочки графа я был не первый! Кто-то с ней уже порезвился, а мне лишь не повезло попасться. Знаешь, я все чаще думаю, что она сама все подстроила, уж больно вовремя ее папаша заявился. Ну да плевать. В ту же ночь я сбежал из дома и вот уже пять лет шатаюсь по миру.

Больше о своем прошлом Маркус не рассказывал. Несмотря на бодрый тон, чувствовалось, что вспоминать о доме наемнику тяжело.

Разговор плавно перетек на наши реалии. Мы обсуждали предстоящую работу, моих непонятных врагов и даже призрачника, который притащил откуда-то тушку тетерева и радостно хрустел костями неподалеку.

На следующий день мы прибыли на место.

Поместье Кристофа Зальцмана было, наверное, таким же старым, как и его владелец. Двухэтажный особняк, когда-то красовался богатой отделкой, однако сейчас больше походил на выцветшую фотографию.

К дому вела заросшая травой дорожка. Справа и слева от нее росли такие же неухоженные кусты. Их когда-то давно высадили в строгом порядке, но из-за плохого ухода они пустили ростки во все стороны, отчего аккуратная аллея превратилась в узкий проход.

После громкого стука в дверь (Маркус так старался, что с косяков начала осыпаться краска) на пороге дома показалась суровая женщина необъятных размеров.

- Добрый день, мы бы хотели видеть господина Кристофа. У нас для него письмо от его внучатой племянницы Эльзы.

Служанка попросила нас немного подождать, и удалилась в глубь дома. Прошло, наверное, минут десять, прежде чем дверь вновь открылась и нас провели в гостевую комнату.

Потрепанная мебель, линялые ковры, скрипучий паркет, потускневшие картины на стенах. Все здесь говорило о прошлом благополучии и сегодняшнем увядании поместья. Дом выглядел как пожилая дама, которая еще пытается молодиться, но с каждым годом это получается все хуже.

Долго рассматривать убранство помещения не пришлось, вскоре к нам вышел хозяин усадьбы.

Кристоф Зальцман действительно был очень стар. Абсолютно лысая голова, дряблая кожа в пигментных пятнах, шаркающая походка. Будь он обычным человеком, я бы счел, что ему лет девяносто, однако в мире магов все могло быть совсем иначе.

Старик несмотря на возраст не был неряшлив, как это часто можно встретить среди людей его возраста. Костюм, который он носил, выглядел опрятно, хоть и несколько старомодно, жиденькая бороденка оказалась аккуратно подстрижена, а от самого дворянина пахло хорошим одеколоном.

Прежде чем начать разговор, Кристоф подошел к нам почти вплотную и целую минуту рассматривал нас с Маркусом. Наконец, пожилой дворянин удовлетворился увиденным и устало присел в мягкое кресло. Видимо путешествие из одной комнаты в другую далось ему нелегко.

- Чем могу быть полезен? - послышался скрипучий голос.

- Добрый день, - начал я, - мой друг пару дней назад имел разговор с вашей внучатой племянницей Эльзой...

- Опять эта девица спит с кем попало, - хрипло рассмеялся старик, - имел он... разговор. Ну, продолжай.

- Виконтесса поделилась с нами вашей проблемой. Мы готовы помочь. Здесь, - я положил на стол конверт, - письмо от Эльзы.

- Вы наемники, так? - хозяин дома даже не взглянул на письмо. - Нет у меня денег, чтобы заплатить.

- Мы работаем вдвоем.

- Вот как, - оживился Кристоф, - это уже интересно. То есть вы беретесь избавить меня от нападения шайки бандитов и просите за это…

- Шестьдесят монет, - обозначил я оговоренную с Маркусом сумму. - Аванс не нужен, оплата только после выполнения работы.

- Шестьдесят монет, - задумчиво проскрипел старик. - Эх, где ж моя молодость? Еще лет пятьдесят назад я бы этих грязных выродков разорвал голыми руками. А сейчас хожу еле-еле. Все деньги приходится на лекаря тратить. Шестьдесят золотых флоринов - серьезная для меня сумма. Как я пойму, что вы действительно выполнили работу?

- А разве нашего слова будет недостаточно? - встрял в разговор Маркус.

- Слово. Поживи с мое юноша, поймешь, что слово ничего не стоит. Обмануть можно и не нарушая его. Сколько тебе?

- Двадцать три.

- Молод, горяч. Это хорошо, в вашем возрасте я тоже верил людям. Пожалуй, я найму вас. Только избавьте меня от расспросов, отвык я от гостей, да и тяжело уже вести долгие беседы. Все, что нужно вам расскажет Юрген. Это помощник мой.

Сухо попрощавшись, старик с трудом поднялся с кресла и вышел из комнаты, шаркая ногами по высохшему паркету. На его место спустя минуту приземлился дюжий мужчина средних лет. Коротко стриженый, светловолосый, с серьгой в ухе. Чувствовалось, что магом он не являлся, однако вел себя достаточно уверенно, чтобы не кланяться перед приезжими дворянами. Я даже начал ожидать от него какой-нибудь наглости в разговоре или даже заносчивости, но нет, Юрген оказался вполне вежливым человеком.

- Добрый день. Господин Кристоф попросил меня рассказать во всех подробностях о шайке бандитов, уже который месяц терзающих деревни.

- Сколько всего деревень находится во владениях Зальцмана? - спросил Маркус.

- Семь, - ответил Юрген, - в каждой от десяти до пятидесяти дворов.

- Давай по порядку. Когда начались нападения? - я взял нить разговора в свои руки.

Рассказ мужчины длился чуть ли не час. Он излишне подробно говорил обо всех мелочах, стараясь не упустить ни одной детали. Мы не перебивали.

Примерно четыре месяца назад на деревеньку Ахен, что располагалась на самом краю владений Зальцмана, группа людей совершила налет. Было их, по словам очевидцев, пара десятков. Каких-то серьезных разрушений шайка не нанесла, но порезвилась хорошо. Забрали еду, деньги, какие нашли. Одного особо шустрого мужика убили.

Не прошло и двух недель, как нападение повторилось, правда уже на другое поселение. Сценарий тот же. Приходят поздним вечером, когда все крестьяне уже вернулись с полей, окружают дома и начинают планомерный грабеж. Так за четыре месяца эта шайка побывала во всех деревнях и уже пошли по второму кругу.

Естественно жители жаловались Кристофу, но что дряхлый дворянин мог противопоставить шайке бандитов, которые исчезали сразу после налета? Дальние родственники Зальцмана не особо привечали, а сам он на боевые подвиги способен не был.

Спустя какое-то время старик начал писать письма с просьбой о помощи, и ему даже ответили. Власти обещали помочь, но чуть позже. Когда именно это произойдет они не уточнили. Вот и получилось так, что остался Кристоф со своей бедой один. Родственники посочувствовали и на этом отстранились от проблем, власть кормила обещаниями и тоже ничего не делала.

- Ну хорошо, - сказал я, выслушав Юргена. - Давай теперь конкретнее, как давно эта шайка нападала в последний раз?

- Неделю назад.

- Проводишь туда?

- Я не могу оставить господина Кристофа, но могу дать карту или отправить с вами еще кого-нибудь.

- Карты будет достаточно.

- Когда вы хотите пойти туда?

Мы переглянулись с Маркусом, после чего выдали почти одновременно:

- Прямо сейчас.

Тянуть действительно не имело смысла, чем быстрее приступить к делу, тем выше вероятность закончить его успешно. Мы, конечно не рассчитывали обнаружить налетчиков сразу же, прошедшие недавно дожди наверняка уже смыли все следы, но и тянуть кота за разное, точно не стоило.

Юрген со всей серьезностью подошел к делу, и на карте, которую мы получили, он не только отметил нужную нам деревню, но и сделал пометки, где и когда видели банду налетчиков.

- Как тебе старикан? - спросил меня Маркус, когда мы покинули дом Зальцмана.

- Честно говоря, я не удивлен, что от него отвернулись все родственники, пусть и дальние.

- Да, неприятный тип. Неужели мы такими же будем в старости?

- Вряд ли. Возраст не меняет человека, а лишь усиливает изначальные черты характера. Мрачный тип вряд ли к восьмидесяти годам превратиться в балагура.

- Согласен. Вот отец мой, как был в молодости скрягой, так им и остался. Хотя иногда люди все же меняются. Например, дядя мой после смерти жены заперся у себя в доме и носа оттуда не показывал несколько лет. А ведь раньше слыл изрядным весельчаком и гостеприимным хозяином. Может отошел сейчас, столько времени уже прошло.

- Некоторые и за всю жизнь не могут смириться с потерей близкого человека. Иногда мне даже кажется, что такие люди получают какое-то извращенное удовольствие, перебирая в памяти воспоминания об умершем. Живут прошлом, не человек - пустая оболочка.

- Даррелл, тебе точно семнадцать? - поднял бровь Маркус.

- Я теперь Сергей.

- Да помню, вокруг не души, никто нас не услышит.

- И все же.

- Хорошо. Сергей.

Деревни западных королевств хоть и отличались от таких же поселений в Орловском княжестве, но не слишком сильно. Разве что дома тут предпочитали строить из камня, да возделываемые культуры несколько отличались, а так обычные люди, с обычными проблемами.

Как и большинство деревень, нужная нам расположилась на берегу реки, или правильнее будет назвать, широкого ручья. Приземистые домики жались к нему, как цыплята к курице, создавая одну единственную улицу.

Когда мы приблизились к поселению вплотную, то меня в первую очередь поразило отсутствие на улице жителей. Оконные створки и двери везде были наглухо закрыты, гусей, собак и другой живности тоже видно не было. Единственное, что выдавало обитаемость деревни - редкие дымки, выходящие из печных труб.

- Попрятались, - констатировал очевидное Маркус. - На что они надеются? Если сюда придут бандиты, они все равно найдут всех.

- Страх гонит людей в дома, - ответил я.

- Выходите! - во всю глотку крикнул Лоренсон. - Мы наемники, пришли от Кристофа Зальцмана! Помогать вам будем!

Не скажу, что результат последовал незамедлительно, но спустя какое-то время, дверь одного из домов открылась, и нам навстречу вышел низкорослый, но крепкий мужчина в очень бедной одежде.

- Нас прислал Зальцман, - еще раз сказал Маркус, когда мужик подошел. Наемник куда лучше владел местным наречием и взял на себя обязанности переговорщика. Я хоть и понимал все сказанное местными жителями, но некоторые слова автоматически переводил на понятный мне язык, что могло запутать деревенских.

- Здравствуйте господа, - поклонился мужик. - Меня зовут Рольф. Я староста этой деревни. Мы так рады, что господин Кристоф прислал нам помощь.

- Не то, чтобы именно вам, но в том числе. Юрген сказал нам, что на деревню неделю назад напали?

- Да, уже второй раз за эти месяцы. Они забрали зерно, несколько свиней, обыскали все дома и убили Хеллу, - с каждым произнесенным словом Рольф говорил все тише и тише.

- Сколько их было?

- Не могу сказать точно. Больше десяти, я не видел всех, меня сильно ударили по голове, и я потерял сознание, но люди говорят, что их было столько.

- Понятно, куда они ушли потом?

- Туда, - Рольф махнул в сторону леса.

- Они случайно не оставили здесь какую-нибудь вещь? - спросил я. - Кусок ткани, бутылка, хоть что.

- Да, сейчас принесу, - староста быстро скрылся в доме, а через минуту вернулся с продолговатым предметом в руке, в котором я чуть позже опознал метательный нож.

- Они клинок забыли?

- Да, - тихо ответил Рольф, - один из них заставил Анну - дочку мою стоять возле стены, а сам начал бросать в нее нож.

- Жива она?

- Да. - тяжело ответил мужчина. - Когда бандиту наскучило развлекаться, он ее в кусты уволок.

- Понятно, - скривился Маркус, - Давай сюда нож и не уходи далеко, мы сейчас осмотримся в лесу и вернемся.

Первые деревья начинались в сотне метров от крайних домов. Оказавшись в тени крон, мы попытались обнаружить хоть какие-нибудь следы банды, но, ожидаемо, это оказалось бесполезно. Я видел тропинки, вытоптанные жителями деревни, видел обломанные ветки, но чего-либо необычного найти не удалось. Впрочем, пришли мы сюда не за этим.

- Шрам! - крикнул я, и через минуту возле меня материализовался призрачник, - понюхай эту вещь.

Протянутый нож шрам нюхал с явной опаской. Понятно, что кот - это не собака-ищейка, но я надеялся на сообразительность хищника.

- Где человек?

Шрам поднял на меня глаза, чего-то там подумал и уверенно шагнул в сторону деревни.

- Другой, - остановил я кота.

Призрачник меня понял, но увы, след взять не смог, что, впрочем, неудивительно, все же времени с нападения прошло слишком много. Пришлось нам возвращаться из леса ни с чем.

Староста, как ему и было сказано, стоял там, где мы его последний раз видели. Он, кажется, вообще не сделал и шага.

- Значит так, Рольф, - сказал Маркус. - Нож забирай, нам он не пригодился, а тебе может сгодиться в хозяйстве. Как думаешь, бандиты к вам еще вернутся?

- Упаси Милосердная мать, - мужчина приложил ладонь к груди. - Сколько можно уже? У нас почти не осталось еды, скоро люди начнут умирать с голода.

- Успокойся, - остановил я начавшиеся причитания, - последний вопрос, может ты заметил какие-нибудь интересные детали или что-нибудь странное?

- Да, - тут же ответил Рольф, - главарь бандитов - маг.

Глава 6

6 Глава

- С чего ты взял? - тут же напрягся Маркус.

- Сам я не видел, меня по голове стукнули…

- Слышали уже, к делу.

- Хеллу убили магией. Пастух наш рассказал. Они с Хелой недалеко тут были, на пруду, когда бандиты появились. Она у нас чудная была, но мирная, а тут, говорит, будто нечистый дух в нее вселился - схватил палку и бросилась на бандитов, так самый главный махнул рукой, и бедная Хелла замертво упала. Потом ее еще мечом проткнули. Пастуха они не видели, он в траве затаился, наверное, потому и жив остался.

- Вы говорили об этом кому-нибудь? - спросил я.

- Да, Юргену. Мы сразу после нападения отослали гонца господину Кристофу, но поговорить получилось только с его помощником. Не поверил он нам, говорит мы все выдумали, чтобы страху нагнать.

- Что-то мне это дело начинает нравиться все меньше и меньше, - задумчиво произнес Маркус.

- Согласен. Рольф, есть еще что-нибудь, о чем ты не упомянул?

- Нет, господа, все рассказал, что знал. Вы поможете нам? Сил уже нет терпеть. Если бандиты еще раз придут, нам придется уходить отсюда. Уже сейчас есть нечего, до нового урожая можем и не дожить.

Отвечать старосте, ни я ни Маркус не сочли нужным. Мне не хотелось обнадеживать человека, а мой друг относился к простым людям с легким пренебрежением. Его так воспитали, поэтому что-то отвечать старосте он не собирался.

- Дрянь дело, - сказал Лоренсон, когда мы отошли от деревни. - Где один маг, там могут быть и другие. Ума не приложу, зачем одаренному собирать шайку и уже четыре месяца третировать какие-то зачуханные деревни?

- Есть такое, - согласился я. - Как думаешь, может это быть какой-нибудь маг первого поколения?

- Возможно, - после некоторых раздумий ответил Маркус, - но тогда тем более не понимаю, почему Зальцман об этом королю не доложит? Насколько я слышал, здесь с подобным дела обстоят очень строго. Тут ведь маги первого поколения идут служить королю - в стражу, сыск или армию, а если кто-то спрятался или упаси Четверо решил встать на кривую дорожку, на такого открывается настоящая охота. Убивают их безжалостно.

- Может Юрген действительно не поверил крестьянам?

- Наверное. Ну да пес с ними, нам-то, что сейчас делать?

- Отказываться от работы я не хочу - другой может и не подвернуться, да и репутация пострадает в этом случае. Предлагаю дождаться, пока шайка нападет на какую-нибудь деревню, и по горячим следам отыскать их. Один там маг или больше, выясним на месте. Устраивает тебя такой план?

- План, как план, - пожал плечами Маркус. - Сейчас обратно к Зальцману?

- Не успеем, темнеет уже.

С Кристофом мы встретились на следующий день. Старик ожидаемо оказался дома и сперва не хотел выходить из своей комнаты, пытаясь спихнуть все дела на Юргена, но мы настояли. В итоге недовольный хозяин дома все же спустился к нам.

- Мы, кажется, вчера с вами все обговорили, - Зальцман сидел в кресле и подслеповато щурился.

- Выяснились новые подробности, - сказал я. - Мы побывали в деревне, на которую недавно напали, и староста поведал нам одну интересную деталь. По его словам, главарь шайки обладает магическими способностями, и вашему помощнику, кстати, об этом известно.

- Юрген, - прокаркал старик, и его помощник тут же появился в комнате, - ты слышал, что говорят господа наемники, это правда?

- Да, - не стал отпираться он, - но я счел эти слова выдумкой. Какой-то пастух, чего-то там видел. Я даже ездил смотреть на тело убитой женщины и не нашел там ничего особенного - ее просто закололи мечом.

- Можешь идти, - Кристоф перевел взгляд на нас, - если вы хотите больше денег, то проваливайте.

- Оплата нас устраивает, - ответил я. - Мы уничтожим шайку, но для этого придется дождаться следующего нападения.

- У меня в доме свободных комнат нет.

- Понимаю. Мы остановимся в трактире “Перекресток” на тракте неподалеку. Как только банда вновь объявится, пришлите к нам гонца, и мы постараемся выследить их.

- Хорошо, Юрген займется этим. Это все?

- Да.

- Тогда до свидания, - Зальцман с трудом поднялся с кресла и не оборачиваясь побрел к себе.

Трактир, в котором мы остановились, находился в четырех часах быстрого хода от поместья Кристофа. Технически он стоял на землях этого сварливого старика, но по факту владелец заведения никому не подчинялся, так как все подобные заведения, построенные на торговых трактах, принадлежали королю.

Отведенная нам комната особым комфортом не отличалась, хорошо хоть туалет был не на улице. Стандартное помещение: две односпальные кровати, рассохшийся шкаф, стол, пара стульев. Ничего необычного, но мне удобств хватало, да и стоил номер не дорого.

Заплатив за несколько дней вперед, мы разместились в гостинице, и приготовились к долгому ожиданию. Когда шайка, терзающая деревни Зальцмана, вновь объявится, можно было только гадать. Оставалось лишь надеяться, что торчать в трактире нам придется не больше пары недель.

Необходимость безвылазно сидеть в трактире угнетала. Мне было проще, так как свободное время я предпочитал тратить с пользой и не оставлял попытки улучшить свои магические способности. А вот Маркус едва ли на стены не лез от скуки. Вскоре он все-таки нашел себе занятие и большую часть дня проводил на заднем дворе трактира, оттачивая навыки владения мечом. Периодически он и меня вытаскивал для спаррингов, но получалось это не часто. С самого утра и до глубокой ночи, я проводил в трансе.

Водный мир, как и сотни раз до этого, принял меня в свои ласковые объятия. Сюда я не возвращался уже несколько недель, и сейчас разноцветное мельтешение течений поражало словно в первый раз. Наверное, такие же чувства испытывают люди, многие годы назад покинувшие родной дом. После долгой разлуки ты будто заново знакомишься с подзабытыми уже вещами.

Около года назад я получил уровень слияния, позволяющий менять свое мнимое тело и отрабатывать магические умения, не выходя из транса. Именно благодаря новым возможностям мне удалось освоить “сеть Хендрика”, “вакуумный взрыв” и разобраться, как пользоваться эйхором, однако сейчас мои возможности опять уперлись в потолок. Я очень хотел подняться еще на одну ступень, но не мог - мне что-то мешало. Вполне вероятно, что для этого просто не пришло время.

Зависнув в толще воды, я преобразовал свое тело в стремительное акулообразное существо и что есть силы рванул вперед. Чувство восторга заполнило меня, когда гибкое тело, создавая миллионы пузырьков, проламывало бурлящие потоки жидкости. Сопротивления не было, будто птица в небе я летел в этом безбрежном океане, со скоростью, недоступной в реальном мире. Наверное, лучшего способа, чтобы снять накопившееся напряжение или стресс, просто не существовало.

Пока мое реальное тело замерло на кровати, я, погруженный в транс, преодолевал километр за километром. Зачем? Просто потому что мог.

В конце концов, бездумный заплыв сквозь разноцветные воды прекратился. Даже в этом иллюзорном мире, тело начало уставать. Я замер на глубине нескольких метров и начал возвращать себе человеческий облик. Пришло время заняться тем, что не давало мне покоя уже многие месяцы.

Не знаю в какой по счету раз я попытался вспомнить во всех деталях увиденное возле Миргорода. Княжеская магия. Страшная и всесокрушающая, она манила и пугала одновременно. Мне безумно хотелось обладать этой силой, и в то же время я желал понять способ защититься от нее.

Как и что делать, не было ни малейшего понятия. За месяцы попыток мне удалось воспроизвести разве что жалкую копию того заклинания, не несущего никакой угрозы окружающему миру. Клубы тумана поднимались из земли и медленно начинали растекаться по округе. Я мог бы работать неплохой дым-машиной на рок-концертах. На большее мое творение не претендовало.

Повторить туман в реальности оказалось несложно, но от него даже трава не вяла, чего уж говорить об уроне возможным противникам.

Надежда, что сегодня все получится, разбилась после первых же минут. Заклинание исправно работало, создавая плотную дымовую завесу, но любые попытки модифицировать его, приводили лишь к потере контроля над магической структурой. Как всегда, мне не хватало знаний. “Войны зарождающихся империй” были безвозвратно испорчены, а найти еще один экземпляр этой или похожей книги, пока не представлялось возможным.

Плюнув на безуспешные потуги повторить увиденное возле Миргорода, я вернулся к одному из пяти прочитанных в лагере повстанцев заклинанию.

Столп света. В записной книжке неизвестного мага говорилось, что это заклинание позволяет создать в нужном месте область чрезвычайно яркого свечения. Человек, попавший под воздействие этой магии, мог навсегда лишиться зрения, а также получал сильнейшие ожоги на открытых участках тела. Казалось бы, не самое убойное и эффективное заклинание, однако был у него один полезный эффект, который меня очень заинтересовал - игнорирование практически любой энергетической защиты. Свет беспрепятственно проникал сквозь щиты и поражал человека.

К сожалению ультимативным средством поражения противников сложный магический конструкт не являлся. При желании, от него можно было закрыться даже плащом. Однако далеко не все маги владели подобным заклинанием и сходу распознать готовящуюся атаку не могли (по крайней мере, так писалось в книге), а значит внезапная слепота и боль от ожогов вполне могли стать причиной поражения в поединке.

Перебрав в голове все, что удалось запомнить из путанных описаний неизвестного мага, я приступил к касту.

Для начала следовало собрать каркас будущего заклинания. Как и любой сложный конструкт он нуждался в предварительной подготовке. Простого желания и четкой-сформированных мыслей было уже недостаточно.

В отличии от “сети Хендрика” здесь не требовалось слепить множество нитей в единую структуру. Заклинание кастовалось совершенно иначе. Мне предстояло каким-то образом создать два непонятных диска, один из которых должен лечь на землю, а второй повиснуть в воздухе. Полученный таким образом цилиндр и активирует, скрытую в нем световую энергию. В общем, ничего непонятно, но достаточно интересно.

Первый же вопрос, который встал передо мной: как создать эти самые диски? С нитями все получилось, можно сказать, само собой. Сила легко принимала нужные формы, соединяясь в кольца или причудливые пружины, однако преобразовываться во что-то другое, энергия категорически не желала.

Первый день работы с новым заклинанием закончился ничем, как и второй, и третий. Маркус за это время уже завел себе несколько знакомых, провел показательную дуэль с заезжим дворянином и затащил в постель какую-то смазливую девицу, а я все это время провел в трансе, выходя из него только ради еды или коротких тренировок с оружием - тело от долгой неподвижности затекало и требовало физической активности.

На четвертый день сидения в трактире у меня, кажется, начало что-то наклевываться. Я плюнул на попытки преобразовать силовые нити и приступил к экспериментам над другими энергетическими формами. После долгих и безуспешных попыток, мне удалось сформировать нечто вроде тугого шара чистой энергии. Он появлялся в виде маленькой точки и начинал постепенно увеличиваться в объеме, пока не достигал размеров футбольного мяча. Растягивать его еще сильнее, у меня не получалось - сопротивление резко увеличивалось и работать становилось крайне тяжело.

Что делать дальше, оставалось совершенно непонятным, однако никто не мешал мне продолжить эксперименты. Несколько идей у меня уже появились, и теперь осталось их реализовать, но сделать это мне не дали. Работа с шаром находилась в полном разгаре, когда сквозь пелену транса я почувствовал чьи-то прикосновения. Как оказалось, Марк усиленно тряс меня за плечо, пытаясь вернуть в реальный мир:

- Гонец от Зальцмана прибежал. На деревню сегодня напали.

- Когда и на какую именно? - я полез за картой, которую дал нам Юрген.

- Элрау. Сегодня утром. За три часа доберемся, если постараемся.

- Понял, через минуту буду на улице.

Маркус, кивнув, вышел из номера, а я начал быстро собирать необходимый минимум для короткого похода. Оружие, рюкзак, запас консервов и сухарей. Вполне возможно нам предстоит шляться по лесам какое-то время, а питаться дичью, которую таскает Шрам, не слишком хотелось.

Сборы не заняли много времени, и через минуту, как и обещал, я уже спускался по лестнице. Внизу меня поджидал Маркус и молодой парнишка, красный будто только что вышел из бани. Гонец жадно пил воду из деревянного ковша и никак не мог остановиться.

- Сколько человек напали на деревню? - спросил я у парня, решив, что пара минут, потраченные на разговор, ничего не решат.

- Много, я не знаю точно. - гонец отложил кувшин и пытался отдышаться.

- Это были те же, что и раньше?

- Да, я их главного узнал. У него шрам на щеке, большой такой от самого глаза. Я его хорошо запомнил.

- Главный этот использовал магию?

- Нет, только меч и хлыст. Он брата моего по спине так огрел им, что кожу порвало до самой кости.

- Ушли в лес?

- Да.

- Ну что, Маркус, чувствую, придется нам сегодня хорошенько побегать.

- Да наконец-то! Я в этой дыре скоро со скуки рехнусь.

Оставив раскрасневшегося гонца в трактире, мы сверились с картой и помчались в деревню Элрау. Очень хотелось верить, что сегодня нам все-таки удастся встать на след шайки бандитов. Сидеть на одном месте действительно начало надоедать.

В нужную деревню мы добрались за три часа. Бежали что есть дури, пугая встречных прохожих. Рядом несся веселый и жизнерадостный Шрам, ему наша скорость особых проблем не доставляла, он при желании мог и быстрее перемещаться.

Элрау мало чем отличалась от поселения, в котором мы побывали четыре дня назад. Каменные дома, речка, испуганные жители. Разве что размером она была чуть больше, да в центре деревни стояла часовня Милосердной матери.

Не тратя время на любование пейзажами, мы с Маркусом быстро отыскали главу этого поселения, парой затрещин вправили ему мозги (мужик почему-то начал причитать и постоянно просить прощения) и рванули в лес.

Следы налетчиков в отличии от прошлого раза нашлись почти сразу. Помятая трава, отпечатки ног на влажной земле - все это однозначно указывало направление движения банды. За прошедшее время они наверняка уже успели преодолеть десятки километров, но мы все же надеялись отыскать их. Пусть следопыты из нас с Маркусом были никакие, зато у нас имелось секретное оружие в виде крайне сообразительного призрачника, что позволяло надеяться на удачный исход поисковых мероприятий.

Объяснить Шраму, что от него требуется, оказалось не так-то просто. Кот долго отказывался меня понимать, но в конце концов все же соизволил понюхать следы, прошедших по лесу людей, и уверенно направился прочь от деревни.

- Резво бежит, - сказал Маркус, когда мы последовали за призрачником, - не попасться бы раньше времени на глаза этим уродам.

- Ты так уверен в способностях Шрама отыскать банду?

- Ну тебя-то он всегда находит, значит и тут справится.

- Надеюсь, - кивнул я. - Спешить слишком не будем. Скоро ночь, а там глядишь наткнемся на их лагерь. Им ведь нужно где-то отдыхать.

- С этим не поспоришь, - согласился Маркус и дальше бежал молча.

Чем сильнее наша троица отдалялась от деревни, тем меньше я понимал, где мы находимся. Пусть западные королевства были заселены куда плотнее, чем то же Орловское княжество, но глухих уголков и здесь хватало. Шрам уверенно шел вперед, периодически останавливаясь, чтобы дождаться нас, после чего вновь срывался с места, все дальше уходя от обжитых мест.

Начало темнеть. На небе появились первые звезды, и видимость упала практически до нуля. Я уже пару раз терял призрачника из виду, и лишь его тихий “мяв” показывал направление движения.

Тусклый огонек костра мы заметили, когда уже начали подумывать о ночлеге. Идти по лесу становилось все сложнее, а шанс налететь на какую-нибудь ветку только увеличивался. Теперь же, увиденное резко меняло наши планы. Вряд ли здесь, в достаточно уединенном уголке королевства, нам повстречаются грибники или безобидные отшельники. Все-таки Шрам вывел нас к банде, однако нападать на них сейчас без разведки и хотя-бы примитивного плана, я не рискнул.

- Предлагаю затаиться где-нибудь неподалеку, а как только рассветет, сползать посмотреть, что там и как. В пять утра, надеюсь, эти деятели будут спать как убитые.

- А может сейчас нападем? - спросил Маркус. - Чего они нам сделают?

- Может и ничего, но упустить кого-нибудь впотьмах, я не хочу. К тому же, меня напрягает этот непонятный маг. Банду надо уничтожить, а лидера желательно взять в плен. Думаю, он может многое рассказать.

- Убедил. Пошли тогда что ли. Эх, ночи еще холодные, а костер разводить нельзя. Изверг ты, Даррелл.

- Сергей.

- Ну да, изверг ты, Сергей.

Ночевать в лесу без костра и теплого спальника - действительно сомнительное удовольствие. На природе хорошо, когда ты, выпив теплого вина, сидишь на толстой подстилке и расслабленно наблюдаешь за пляской огня на пылающих бревнах. Время тогда начинает казаться тягучей патокой, что медленно проходит сквозь тебя, унося с собой секунды, минуты, часы. В таком состоянии можно медитировать хоть до самого утра. Увы, нам подобное удовольствие было недоступно.

Укрывшись в каком-то логу, мы с Маркусом до самого рассвета не сомкнули глаз. Можно было конечно спать по очереди, но в подобных условиях в сон не тянуло. Вяло тек разговор. Лоренсон принялся вспоминать свои детские годы, я ему периодически поддакивал, прикладываясь к фляжке с водой. Магия позволяла держать ее постоянно теплой, что несколько скрашивало ночное бдение.

Восхода солнца мы ждали, как природа весну. К рассвету уже начало ощутимо клонить ко сну и приходилось прикладывать определенные усилия, чтобы не закрывать веки.

Едва светлеющее небо позволило глазам различать предметы на расстоянии нескольких метров, мы с Маркусом снялись с места и медленно двинулись к лагерю бандитов. Шрам остался на стоянке, я несколько раз сказал ему сидеть на месте и практически не сомневался в его благоразумии. Подставлять шкуру под мечи и магию призрачник не любил.

Поляна, на которой мы заметили вчера костер, была огорожена хилым забором, собранным из подручного материала - ветки, веревки, подгнившие доски. За ограждением виднелась крыша землянки, а сквозь крупные щели мы заметили три большие палатки, человек на десять каждая. Там же я увидел нечто вроде склада. Под широким навесом лежала какая-то бытовая утварь, мешки и прочий деревенский скарб. Последние сомнения, что Шрам ошибся и привел нас к каким-то левым людям, полностью исчезли.

Забор препятствием для нас не являлся, он, вероятно, служил больше защитой от проникновения животных, чем хоть какой-нибудь оборонительной конструкцией. Я без проблем мог перепрыгнуть полутораметровое ограждение, если бы не боялся быть услышанным. Правда, вероятность этого стремилась к нулю - даже минимальной охраны налетчики не оставили. Люди безмятежно спали после удачного налета и ночного веселья - из лагеря ощутимо несло прокисшей брагой.

Еще ночью мы обсудили с Маркусом примерный план действий, а теперь лишь уточнили его, отойдя от лагеря на пару десятков метров. Жалости к бандитам никто из нас не испытывал, поэтому решено было перебить всех, кроме их лидера. С ним я планировал провести познавательную беседу. Пусть это немного усложняло нашу задачу - все же человек со шрамом действительно мог оказаться магом, но я рассчитывал получить от живого бандита больше, чем от мертвого.

Активировав защиту, я кивнул Маркусу и после короткого разбега перепрыгнул забор, через мгновенье Лоренсон приземлился рядом. Теперь нам предстояла грязная, но необходимая работа.

Одним из немногих массовых боевых заклинаний, которыми я владел, были “ледяные стрелы”. После того, как один офицер однажды едва не угробил меня подобной штукой, я впечатлился и таки нашел среди наемников человека, способного обучить меня данному заклинанию. Сейчас ледяным снарядам предстояло доказать свою эффективность.

Водяная взвесь собралась из воздуха во множество мелких капель. Не прошло и пары секунд, как они вытянулись, превратившись в тонкие, буквально с иглу, стержни. Волевое усилие и сотня этих полупрозрачных снарядов устремились к ближайшей палатке, расширяясь конусом в полете. Ткань обзавелась множеством отверстий, и в то же мгновение крик смертельно раненных людей оповестил округу о нашем присутствии.

Правее меня Маркус каставал свой вариант дистанционной смерти. Невидимая воздушная плита опустилась на вторую палатку и впечатала ее в землю. Послышался мерзкий хруст, воздух прорезали новые крики.

В лагере налетчиков началась паника. Недобитые бандиты выскакивали наружу и тут же погибали, получив рассекающий удар поперек тела или стальной шарик в грудь. Обычные люди ничего не могли противопоставить двум магам. Слишком неравны были силы, а внезапность нападения не оставила им ни единого шанса на выживание.

Чисто трупов быстро росло, вскоре все три палатки оказались зачищены, однако из землянки пока никто не выходил. Окон и черных ходов она не имела, так что мы не опасались, что ее обитатели смогут избежать наказания.

- Руки за голову и выходите по одному! - крикнул я. - Иначе хибару вашу по бревнышку разнесем!

Ответом мне служила тишина, а спустя секунду дверь землянки сорвало с петель. Толстые доски пролетели рядом, и, если бы не защита, сработавшая на отлично, они вполне могли покалечить меня.

Сразу после кинетического удара неизвестный маг атаковал нас россыпью какой-то бледно-розовой дряни. Мерзко-выглядящие комки вылетели из проема и начали быстро увеличиваться в размерах. Невольно у меня возникли ассоциации с сахарной ватой, только очень большой.

Примененное против нас заклинание я знал. При контакте с человеком, эта розовая субстанция обволакивала его, намертво залепляя рот и нос. Не самая энергозатратная штука, однако простому человеку выжить после контакта с этой магической мерзостью становилось очень затруднительно.

Не желая проверять, справится ли моя защита с напастью, я длинным прыжком ушел в сторону, и вражеское заклинание пролетело мимо. Маркус пошел иным путем и встретил розовые комки огнем. Вязкая слизь упала на землю, не причинив мужчине вреда.

Своей атакой главарь налетчиков выиграл себе немного времени и, выбежав из землянки, попытался пуститься в бега. Зря. Ни я ни Маркус не пострадали от заклинания и моментально отреагировали на побег. Лоренсон воспользовался традиционной магией и угостил беглеца рассекающим ударом. Мой же выбор пал на обстрел стальными шариками. За месяцы тренировок я уже наловчился попадать ими в маленькое блюдце на расстоянии тридцати метров.

Два кусочка стали, выпущенные с бешеной скоростью, пробили слабенький щит и вырвали куски мяса из голени бандита. Громко вскрикнув, он покатился по земле, так и не добравшись до забора. С бандой, державшей всю округу в страхе, было покончено.

Глава 7

7 Глава

- Ну что, пошли знакомиться, - Маркус обнажил шпагу и начал неспешно приближаться к стонущему человеку. Остальные налетчики признаков жизни не подавали.

Когда мы подошли к главарю бандитов, он перестал делать попытки отползти к забору и обреченно уставился на нас. Грязный, неопрятный, с бородой, растущей клочками, одетый в штаны и рубаху, явно снятые с какого-то крестьянина. На лице сильно выделялся длинный шрам, шедший по щеке вниз. Мужчина совсем не походил на могучего мага и тем более дворянина. Скорее всего перед нами действительно оказался одаренный первого поколения.

- Кровь умеешь останавливать? - спросил я у человека, глядя, как земля под его ногами начинает быстро краснеть.

- Вы ведь все равно меня убьете, - ответил мужчина, - лучше уж я кровью истеку.

- Мы тебя сейчас вырубим, перевяжем раны, а потом начнем пытать, и поверь, спорить с нами - себе дороже. Повторяю вопрос, кровь умеешь останавливать?

Ответом мне послужил судорожный кивок, после чего мужчина закрыл глаза. Струйки крови начали тут же уменьшаться, пока окончательно не исчезли. Через несколько минут бандит вновь посмотрел на нас.

- Вот теперь можно и поговорить, - Маркус кровожадно ухмыльнулся. - Ну, рассказывай.

- Что рассказывать?

- Все. Как давно шайку сколотил? На какие деревни еще нападал? Ты болтай, а мы если что тебя поправим.

- Что со мной будет?

- Отвечай на вопросы, - Маркус придавил сапогом рану на ноге бандита. Крик боли разнесся по округе.

- Я понял! Понял! Убери ногу! - подвывая, произнес мужчина. - Нас наняли, чтобы мы эти деревни грабили.

- Кто нанял? Когда?

- Примерно полгода назад нас повязали, когда мы пытались ограбить придорожный трактир. Нашелся ведь стукач какой-то. Я думал все, повесят на ближайшем дереве, ан нет, мне предложили работу. Кто это был, не знаю. Дворянин какой-то точно, а имени он не сказал.

- Зачем кому-то нужно, чтобы вы грабили эти деревни?

- А мне почем знать? Дворянин разве будет что-то объяснять простолюдину? Нам поручили работу, отпустили без побоев и даже денег дали, а большее мне неизвестно.

- Чего не сбежал? - спросил я. - Собрал бы людей, и ищи ветра в поле.

- Сын мой у него в заложниках, - мрачно ответил мужчина.

- Он тоже в банде был?

- Да, - после некоторой паузы произнес человек.

- Остальные почему с тобой остались?

- Так куда им идти еще? К тому же, работенка нам не сложная попалась: раз или два в месяц наведаться в какую-нибудь деревню, народ попугать, ну и добром разжиться немного.

- Вы не боялись, что против вас наймут кого-нибудь?

- А чего бояться? О засаде меня бы предупредили, а по-другому, как нас в лесу найдешь? Следы мы заметать умеем, места тут дикие. Я вообще не понимаю, как вы лагерь отыскали.

- С этого места давай подробнее. Кто бы вас предупредил?

- Мужик, здоровый такой, у него еще серьга в ухе.

- Юрген, - почти одновременно произнесли мы с Маркусом.

- Может и Юрген, но он себя Стефаном называл. Я еще тогда подумал, что врет.

- Сдается мне, - задумчиво произнес Лоренсон, - влезаем мы в какое-то змеиное гнездо. Я-то думал тут просто банда идиотов завелась, а все куда сложнее оказалось.

- В любом случае раз уж взялись за работу, надо ее доделать. - ответил я. - Тем более мы подвизались только избавить деревни от налетов. Защищать Зальцмана от других дворян я не собираюсь. Разве что за хорошие деньги.

- Вот и правильно, может и заработаем еще, - повеселел Маркус. - Так, морда, где тут у вас золотишко зарыто?

Надежда Лоренсона разжиться монетами себя не слишком оправдала. Свен (так звали бандита) с сожалением в голосе пожаловался на то, что у крестьян даже серебра не водилось, не говоря уже про золото. А те деньги, что дал им наниматель, они давно уже прогуляли. Естественно, Маркус не поверил на слово и начал усердно шариться по лагерю, обыскивая тела убитых и заглядывая в каждый уголок, огороженный забором. Я же в это время продолжил допрос пленника.

- Как долго вы должны были нападать на деревни?

- Пока приказ не придет, что хватит.

- Есть у тебя какие-нибудь документы или бумаги от нанимателя?

- Нет, откуда?

- Ну хотя бы опиши его.

- Лет пятьдесят ему. Это если с обычным человеком сравнивать. Морщин много. А, вот еще, волосы у него длинные, до плеч почти. В остальном, ничего необычного. Дворянин как дворянин.

- Ну хоть что-то. Скажи, тебе не жаль было крестьян, которых вы грабили?

- Каждый выживает как может, - скривился бандит. - На кой тебе это спрашивать? В душу лезешь?

- Чисто академический интерес. Ты ведь маг, зачем занялся разбоем, почему к королю на службу не пошел?

- Потому что ненавижу я всю вашу аристократическую братию! - в глазах мужчины появилась плохо скрываемая злость. - Думаешь, я мечтал до старости на подачки королевские жить? Жалование получать и как собачка на задних лапках прыгать? Почему кому-то все, а кому-то ничего? Чем вы лучше меня? Тем, что родились удачно? Я тоже маг и тоже хочу иметь все, что положено!

- Другой мир, а мрази везде одинаковые, - тихо произнес я. - Зачем работать, если можно отобрать деньги у другого? Маркус, ты закончил?

- Да, - ответил мужчина, - ничего тут нет ценного. Барахло одно.

- Сворачиваемся тогда, нечего здесь больше делать, - сказал я и коротким ударом шпаги проткнул сердце бандиту.

- Зачем? - ошарашено уставился на меня Маркус. - Это же свидетель!

- К Зальцману его бы по очереди тащили? Он сам идти не мог.

- Так старик потребует доказательства.

- Приведем кого-нибудь сюда, пусть своими глазами увидят банду. Мы с этим уродом, - я кивнул на мертвого главаря банды, - до поместья добирались бы дня три. А его еще и охранять надо. Причем заметь, он не простой человек - маг, хоть и слабый.

- Ну так, то да. Просто удивился я, ты никогда раньше безоружных людей не убивал.

- Это не человек - бандит.

Наверное, из моих уст подобные слова выглядели лицемерием. Кто не далее, как полгода назад вместе с повстанцами нападал на дворянские поместья? Те люди мне ничего плохого не сделали, а я помогал лишать их жизней. Понятно, что у меня выбора особого не было, но тем не менее.

Однако сейчас, я не чувствовал за собой вины из-за убийства бандита. У этой сволочи была возможность жить по-другому, никто не заставлял его вставать на кривую дорожку. Таких кадров я вдоволь навидался еще на Земле. Из девиз прост: “хочу все и сразу”, и если нельзя получить что-то законным путем, то они просто отбирают это у более слабых. Из-за подобных мразей мне в свое время пришлось убираться с родины и прятаться в Мексике.

Убедившись, что все члены банды отправились в мир иной, мы покинули лагерь разбойников. Благодаря компасу быстро сориентировались на местности и отправились к поместью Зальцмана, стараясь как можно лучше запомнить маршрут. Не исключено, что сюда нам еще предстояло вернуться, чтобы доказать выполнение своей работы.

Пока бежали к имению Кристофа, обсудили с Маркусом как будем себя вести, чтобы исключить любые неожиданности. То, что Юрген причастен к нападениям на деревни, практически не подлежало сомнению, поэтому мне очень не хотелось спугнуть его раньше времени.

До конечной точки маршрута удалось добраться засветло. Старое поместье угрюмо смотрело на нас помутневшими от времени окнами, напоминая своего владельца.

После продолжительного ожидания дверь отворила знакомая по прошлым посещениям служанка, но не успела она и рта открыть, как ее место занял Юрген:

- Добрый день. Господин Кристоф сейчас отдыхает, но он полностью доверил мне вести любые разговоры от его имени. Вас можно поздравить с успехом?

- Не нашли мы банду, - ответил я, - как сквозь землю провалились.

- Прискорбно, - сказал мужчина таким тоном, что ему трудно было не поверить.

- Нам надо поговорить с Зальцманом, - Маркус бесцеремонно отодвинул в сторону Юргена и вошел в дом.

- Но зачем?

- Затем. Позови его и не задавай лишних вопросов.

Подавив закипающую злобу, Юрген молча кивнул и удалился из прихожей, а мы уже привычно прошли в гостевую комнату.

Владелец дома явился далеко не сразу. Старик явно был недоволен нашим появлением и едва зайдя в помещение, выдал целую гору претензий, суть которых, впрочем, сводилась к одному: зачем вы приперлись и отвлекаете почтенного дворянина, если ничего не добились?

Дождавшись, пока старик выговорится, я перевел взгляд на Юргена, стоявшего в дверях комнаты:

- Присядь пожалуйста на кресло.

- Вы решили, что можете приказывать в моем собственном доме? - хриплый голос Зальцмана выражал крайнюю степень недовольства.

- Кристоф, это очень важно. То, о чем мы хотим поговорить, касается и Юргена в том числе.

- Будь проклят тот день, когда я согласился на ваши услуги, - начал ворчать старик, но все же махнул рукой своему помощнику, отчего тот заметно напрягся. - Ну, долго я буду ждать?

- Господин Кристоф, мы немного слукавили, когда сказали, что не нашли банду. Они мертвы. Все.

- Что за комедию вы тогда тут устроили?

- Дело в том, что главарь бандитов сообщил, будто ваш помощник снабжал их информацией.

- Какой вздор! - воскликнул Юрген.

Мужчина попытался подняться с кресла, но Маркус одним движением выхватил шпагу и приставил острие оружия к его шее:

- Дернешься, я тебе глотку вскрою. Сиди тихо и говори, только если тебя спросят.

К моему удивлению, Зальцман на разыгравшуюся сцену отреагировал крайне спокойно, он внимательно посмотрел мне в глаза и медленно произнес:

- Что еще вам рассказал бандит?

- По его словам, некий пожилой человек с длинными светлыми волосами нанял их, чтобы они нападали на ваши деревни. К сожалению, цель этих действий осталась не ясна. Банде заплатили деньги за работу, а Юрген являлся кем-то вроде связного или координатора.

- Ну что, так я и думал, - скривился старик.

- Господин, они лгут, - вновь произнес Юрген, однако под пристальным взглядом Маркуса подавился словами.

- Замолкни! Я давно подозревал, что кто-то из моих слуг работает на Гюнтера. Господа, если вас не затруднит, проводите моего помощника. Кора! Покажи где у нас находится подвал.

На крик к нам выбежала давешняя служанка. Она непонимающе уставилась на происходящее, однако не задавая вопросов, выполнила приказание старика.

Юргена пришлось буквально вытаскивать из кресла. Ноги совсем не держали мужчину, и он с трудом мог передвигаться сам. Как оказалось, это было лишь инсценировкой. Едва мы вышли из комнаты, как к помощнику Зальцмана вернулась былая прыть. С резвостью заядлого атлета Юрген рванул к выходу из дома, но кинетический удар быстро положил конец попытке побега. Чего-то подобного я ожидал и подготовился заранее.

Потерявшего сознание мужчину оттащили в подвал. Выход оттуда был только один, а дверь закрывалась массивным замком. Так что сбежать Юрген вряд ли мог. С чувством выполненного долга мы вернулись к Зальцману.

- Вы уверены в своем решении? - сев в кресло, спросил я владельца дома. - Что если ваш помощник невиновен?

- Лучше перестраховаться.

- Вам требуются доказательства уничтожения банды?

- Нет. Я знаю, кто стоит за всем этим, и что за человек с длинными волосами нанял негодяев, тоже догадываюсь. Не врете вы.

- Позвольте вопрос, а почему мы об этом слышим только сейчас? - спросил Маркус.

- А с чего я должен каким-то двум проходимцам рассказывать все? - нахмурил брови Кристоф. - Вдруг вы люди Гюнтера?

- Может объясните, что вообще тут происходит?

- Нечего тут особо рассказывать. История стара как мир. Есть один человек, которому я сижу как кость в горле. Полгода назад ко мне пришел Гюнтер Келлер и предложил выгодную, якобы, сделку. Он хотел выкупить у меня часть земель. Я естественно не согласился. Это мои земли и земли моих предков! За них кровь проливалась!

Зальцман закашлялся, а когда отдышался, продолжил более спокойным тоном:

- Гюнтер тогда мне сказал, что земли все равно будут его. Через месяц произошло первое нападение на деревню. Затем еще одно и еще. Конечно я догадывался, чьих это рук дело, но, доказательств у меня не было, а когда сюда пришел посланник Гюнтера, все окончательно встало на свои места. Посланник этот, кстати, носит длинные волосы и лет ему за пятьдесят. Эта сволочь еще раз повторил слова о продаже земли, но я его послал к Пятому.

- Не боялись, что после этого, вас могут убить?

- Нет конечно. Убийство дворянина будет расследоваться очень тщательно. К тому же, Гюнтеру я нужен живым. После моей смерти начнется долгая возня между родственничками за право наследства.

- А почему власти ничего не делали?

- Потому. Банда грабителей - дело полиции. А она сплошь состоит из простолюдинов. Они дворянскими делами не занимаются. Я конечно писал в особый отдел, но против Гюнтера у меня ничего не было.

- А теперь?

- Теперь есть. Вы сможете отметить на карте где находится лагерь бандитов?

- Уже, - я достал из внутреннего кармана карту деревень, выданную нам Юргеном. - Как знал, что пригодится.

- Вот и славно. Сейчас я схожу за деньгами. Эх, придется нового помощника искать, - вздохнул Зальцман.

- Наши услуги вам больше не понадобятся?

- Нет. Дальше пусть особый отдел работает.

Деньги мы получили в старом потертом кошельке. Ровно шестьдесят монет, Маркус пересчитал их, едва мы вышли из дома. Дальнейшая судьба Кристофа нас не слишком интересовала. Помочь ему в борьбе с этим непонятным Гюнтером, мы все равно не могли - два наемника против дворянского рода не выстоят. Да и не приветствуются в этом государстве свары между аристократами.

- Все верно, не обманул старикан, - Маркус закончил считать деньги и радостно улыбнулся.

Мы шагали по дороге в сторону трактира, где остались некоторые вещи, и вяло переговаривались, обсуждая события последних дней.

- Тебя не удивило, что Зальцман поверил нам на слово? - спросил я.

- Нет. Мы же наемники. Сам говорил, в нашем ремесле репутация - это все. Обмани заказчика, и никто с тобой дел иметь не будет. Среди дворян новости быстро расходятся. Старый хрыч, конечно, мало с кем общается, но все же.

- Так оно, а все равно, не сходиться, что-то.

- Слушай, тебе не все ли равно, что за скелеты зарыты в саду у этого дедули? Судя по его роже, он в жизни многое повидал. Есть у него тайны, или нет, какая разница? Получили деньги и забыли про него.

- Наверное ты прав. Надо иногда проще относиться к людям и их проблемам, - кивнул я и постарался выкинуть из головы все лишнее. Заказ мы выполнили, остальное не мое дело.

Как оказалось, наши с Маркусом размышления оказались верны лишь отчасти. Проблемы пожилого дворянина не обошли нас стороной.

После завершения контракта минула неделя. Неделя, потраченная на безуспешные поиски новых заказов. К сожалению, ничего стоящего мне не попадалось. Были, конечно, какие-то дешевые предложения, но на них мы бы только время потеряли. Маркус также ничем порадовать не смог. Эльза - родственница Зальцмана, пусть и обещала порекомендовать нас всем своим подругам, но пока это не приносило результата.

Все чаще у меня возникали мысли покинуть Регон и двинуться дальше на поиск более лояльных клиентов, вот только сделать этого мне не дали.

Примерно через неделю после завершения контракта с Зальцманом, в номер, который я снимал, постучались люди в форме. Три человека, вышедшие будто с одного конвейера, замерли возле входной двери. Безукоризненные темно-синие кители, фуражки, сидевшие идеально ровно, начищенные до блеска сапоги. Главным среди этой троицы был моложавый мужчина лет тридцати. Ухоженное лицо, очки в круглой оправе, наверное, если бы не армейская выправка и шевроны, я бы принял его за сельского учителя.

- Сергей Трофимов? - спросил меня мужчина.

- Да, чем могу быть полезен?

- Меня зовут Кристиан Аккер, особый отдел полиции. Можем мы с вами поговорить?

- Да, проходите, - я сделал шаг в сторону, освобождая проход, - только здесь довольно мало места, да и стул всего один.

- Мы постоим, - сказал офицер и уверенно шагнул в номер.

В маленькой комнате, которую я снимал, сразу стало тесно, когда в ней оказалось сразу четыре человека. Зачем Кристиан потащил с собой помощников, было откровенно непонятно, разве что меня планировали взять под стражу. На душе начали скрести кошки.

- Позвольте узнать, - офицер внимательно осмотрел небогатое убранство номера, - где ваш друг? Маркус Лоренсон, кажется. Его нет в гостинице.

- Понятия не имею, - честно ответил я. - Наверное, шляется где-то по городу.

- Жаль. Ну ничего, надеюсь, вы удовлетворите наше любопытство. Меня интересуют подробности вашего контракта с Кристофом Зальцманом.

- С ним все в порядке?

- Да, в полном. Присядьте пожалуйста за стол, мне необходимо воспользоваться артефактом, который подтвердит ваши слова.

- Это обязательно?

- Да. Таковы правила нашего королевства. Не переживайте, нюансы вашей биографии или прошлые дела меня не интересуют. Расскажите только о том, что случилось неделю назад.

Сказав это, офицер достал из сумки, висевшей на боку, две пластины, скрепленные между собой. Одним движением мужчина разделил их и положил на стол, после чего вновь взглянул на меня:

- Прошу. Положите руку на правую с вашей стороны пластину.

Судя по всему, меня собрались проверить на магическом подобии детектора лжи. Кончено, ничего предосудительного мы с Маркусом не сделали, однако к подобным вещам я относился с большим недоверием. С другой стороны, выбора мне, видимо, не оставили, теперь стало понятно зачем с Кристианом пришли еще два человека. Не удивлюсь, если у них за пазухой найдутся артефакты, способные утихомирить меня в два счета.

Мысленно обругав весь особый отдел и их командира в том числе, я присел на стул и осторожно положил руку на пластину. Ладонь ощутимо защипало, однако других неприятных свойств магическая приспособа не проявляла. Кристиан тем временем уселся напротив и так же положил руку на вторую часть артефакта.

Допрос начался. Не спеша, стараясь не упустить чего-либо важного, я начал вспоминать подробности случившегося неделю назад. Рассказал все - от первого дня до последнего, когда мы получили награду. Офицер внимательно слушал, практически не нагружая меня уточняющими вопросами. Единственный момент, на котором он попросил остановиться подробнее - драка в лагере налетчиков. Кристиана в первую очередь интересовал главарь бандитов и его магические способности.

Пересказ прошедших событий занял у меня от силы полчаса и по мере того, как он близился к финалу, стало понятно, что офицеры все-таки пришли не за мной. Выход не перекрыли, оружие не обнажали, да и в целом вели себя очень спокойно. Кристиан правда, выглядел несколько озадаченным, но по какой причине я так и не понял.

- Хорошо, спасибо за разговор, можете убрать руку, - после окончания моего рассказа офицер поднял ладонь с пластины, - вы говорили правду. Как только ваш друг вернется в гостиницу, скажите ему, чтобы он навестил меня по этому адресу.

Мужчина черкнул на листке несколько слов и положил его на стол.

- Можно вопрос. Вы ведете расследование нападений на деревни Зальцмана?

- Вопрос с нападениями закрыт. Банда уничтожена, мы были в том лагере. Претензий к вам нет, вы действовали в рамках законов королевства. Очень жаль, что на наших землях все еще можно встретить людей, которые пренебрегли своим долгом, и силу, дарованную богами, направили в разрушительное русло.

- Вы про главаря бандитов?

- Да, он вполне мог служить королевству, так же как я. Мистер Сергей, - офицер надел фуражку, показывая, что разговор подошел к концу, - наш отдел настоятельно рекомендует вам не покидать город в течение ближайших двух недель. У нас могут возникнуть вопросы.

- Мне больше нечего вам рассказать, - удивился я словам Кристофа.

- Правила есть правила. Не мы их придумали, не нам их нарушать. Особый отдел ведет расследование, а вы с господином Маркусом - важные свидетели. На этом все, до свидания.

Офицеры вышли из номера, оставив меня в легком недоумении. Почему они пришли сюда, а не вызвали меня в отдел? Зачем был нужен это детектор-лжи? Надо бы про него узнать, кстати. В общем, куча вопросов, как, впрочем, и всегда.

Когда ближе к вечеру вернулся Маркус, я в общих чертах рассказал ему о неожиданных посетителях и передал просьбу-приказ офицера особого отдела наведаться к нему для разговора. Новость друга не слишком вдохновила, но и отказывать представителям власти в беседе, не стоило, так что утром следующего дня наемник посетил казенный дом.

Вернулся Лоренсон далеко не в лучшем расположении духа. Бесцеремонно усевшись на кровать, Маркус задумчиво уставился на меня:

- Как думаешь, Зальцман про нас ничего не напридумывал? Уж больно подозрительно на меня этот офицер поглядывал.

- В очках который?

- Угу, морда как кирпич. Выпытывал у меня любые мелочи. Кто, куда, почему. Въедливый, как хлорка. Амулет этот еще. Про тебя, кстати, спрашивал, откуда ты, что за человек, но я отказался отвечать на эти вопросы - к делу же не относится.

- Спасибо, - искренне сказал я. - Тебя тоже попросили две недели никуда не уезжать?

- Да, - скривился Маркус, - ну надо же было вляпаться в дворянскую разборку. Жди теперь пока особый отдел этого Гюнтера прижмет.

- Думаешь, прижмет?

- Скоро узнаем, - пожал плечами наемник.

Маркус оказался прав на все сто - узнали мы скоро. На допросы нас, к счастью, больше не вызывали, зато по городу начали ходить слухи, что Гюнтера Келлера - одного из самых богатых землевладельцев королевства особый отдел вот-вот возьмет за жабры.

С каждым днем информации становилось все больше. Маркус, который большую часть свободного времени проводил в компании скучающих аристократок, улавливал как локатор любые упоминания о Зальцмане и Келлере. Выяснилось, что Гюнтер долгое время занимался настоящими рейдерскими захватами, отбирая любыми возможными способами земли у слабых и обедневших родов.

Через две недели Келлера повязали. Не уверен, что именно дело Зальцмана тому было причиной, скорее всего Гюнтер кому-то здорово перешел дорогу, а последняя махинация с землей лишь послужила спусковым крючком, однако факт остается фактом - на одного из самых влиятельных людей королевства завели дело.

Разразился крупный скандал и, что интересно, наши с Маркусом имена в сводках новостей тоже звучали.

Внезапная известность обрушилась на нас как снег на голову, но при этом оказала неплохую услугу. Если раньше с двумя наемниками, пришедшими из другой страны, никто не желал иметь дел, то теперь ситуация несколько изменилась - нами начали интересоваться. К тому же, масло в огонь подлила Эльза. Родственница Зальцмана активно пользовалась причастностью к скандалу, и спешно набирала себе очки популярности, рассказывая всем, кому не лень, подробности произошедшего. Естественно, девушка приукрашивала события, как только могла. Она даже пыталась притащить Маркуса на какой-то званый ужин, но наемник тактично отклонил предложение.

Неожиданная известность привела к тому, что мы начали получать неплохие предложения о работе. По большей части люди обращались к Маркусу, так как именно его имя чаще всего звучало в сплетнях. Наемник никому не отказывал, но и положительных ответов не давал. Вариантов оказалось достаточно много, чтобы мы могли позволить себе выбирать. Однако вскоре нам поступило предложение, пропустить которое было очень трудно.

Глава 8

8 Глава

Две недели вынужденного безделья позволили мне уделить больше времени на работу с заклинаниями. Я практически одолел “столп света” научившись создавать тонкие диски из энергетических шаров, начал подумывать над другими проектами и каждый день пытался хоть на йоту приблизиться к пониманию сути княжеской магии.

Из-за постоянной занятости все общение с потенциальными нанимателями я спихнул на Маркуса. Он все же и выглядел представительней, и лет ему было больше, и общаться с дворянами наемник умел куда лучше. Однако окончательное решение какой именно заказ брать, так или иначе оставалось за мной.

Некоторые из предложений наподобие: наведаться в одно поместье и выкрасть оттуда очень ценную статуэтку, отбрасывались сразу. Стоит только начать выполнять подобную работу, и за тобой намертво закрепится имидж полукриминального дельца. В следующий раз могут и на убийство подрядить. Остальные варианты, предложенные Маркусу, мы пока обсуждали. Не то, чтобы их набралось очень много, но три человека готовы были заключить с нами контракт. Суммы там варьировались от тридцати до ста золотых флоринов в зависимости от длительности и сложности работы. В принципе, мы уже готовы были взяться за работу, если бы не один разговор, полностью поменявший наши планы.

Через несколько дней после окончания неофициального запрета на выезд из города, когда слухи о задержании Гюнтера Келлера немного поутихли, мы начали всерьез обсуждать, какому нанимателю отдать предпочтение. Именно в этот момент к Маркусу обратилась молодая женщина.

В тот день я как обычно находился у себя в номере, погруженный в транс. Появление в комнате постороннего человека определилось мной как легкое похолодание окружающей среды. С недавних пор мне удалось достаточно четко синхронизировать ощущения в подсознательном и реальном мире, так что застать меня врасплох теперь стало гораздо сложнее. Открыв глаза, я замер, ожидая пока глаза привыкнут к изменившейся картинке.

- Друг мой! - преувеличенно бодро начал Маркус. Именно его появление я и почувствовал. - Кажется нам улыбнулась удача!

- Что случилось?

- Долго объяснять, пойдем со мной, все поймешь на месте. В моем номере сейчас находится прелестная особа, которая предлагает нам совершить увлекательное путешествие, и за это она готова заплатить нам тысячу золотых монет! Такое предложение упускать нельзя. Категорически нельзя. В общем, ты сам должен с ней поговорить. Пошли.

Игнорировать такой посыл я не имел права, поэтому быстро привел себя в порядок и спустя пару минут оказался в соседнем номере.

Молодая женщина с очень строгим лицом и холодными, недоверчивыми глазами неподвижно сидела за столом в комнате Маркуса. Светлые волосы, уложенные в идеальную прическу, тонкая талия, худые, длинные пальцы. Наверное, ее можно было перепутать с античной статуей, если бы не частое дыхание, выдающее волнение нашей гостьи. Строгое платье и минимум украшений лишь подчеркивали ее аристократичную отстраненность.

- Добрый день, - я присел напротив женщины, - меня зовут Сергей Трофимов, мой друг сообщил, что вы хотите предложить нам работу?

- Оливия Бартон, - представилась гостья, - я уже рассказала все вашему товарищу.

- Мне бы хотелось услышать информацию из первых уст.

- Хорошо, - поджала губы женщина, - мне нужны два человека, для сопровождения в королевство Андаро.

- Там, насколько я слышал, недавно произошел мятеж…

- Именно по этой причине мне и нужно сопровождение. В королевстве стало слишком опасно для одинокой женщины.

- Почему ваш выбор пал на нас?

- Большой отряд наемников будет слишком сильно привлекать внимание. Двоих магов вполне достаточно, чтобы обеспечить мою безопасность в случае возможных проблем.

- Не боитесь путешествовать в компании двух незнакомых мужчин? - влез в разговор Маркус.

- Нет, - твердо ответила женщина. - У меня имеются способы защитить себя от домогательств.

- Я не это имел в виду, - смутился наемник.

- А я - именно это. За работу вы получите тысячу золотых флоринов. Это серьезная сумма, однако и риск большой. Если меня схватят люди короля, то казнят всех, кто будет рядом. Часть денег вы получите авансом, остальную - после того, как доставите меня в нужную точку. Куда именно, я пока не могу сказать. У меня мало времени, поэтому я хотела бы услышать ваше решение в кратчайшие сроки.

- Мы можем подумать до вечера? - спросил я и по удивленным глазам Маркуса понял, что он уже на все согласен и не понимает моих сомнений.

- Да. В девять к вам придет человек, передайте ему свое решение.

- К тому же, если мы согласимся, нам потребуется хотя бы день на подготовку, поверьте, это в ваших же интересах.

- Хорошо, - после некоторых раздумий ответила Оливия. - Жду вашего решения, надеюсь оно будет положительным.

Женщина поднялась со стула и, не оборачиваясь, вышла из комнаты.

- Чего тут думать? - возмущенно произнес Маркус, едва закрылась дверь номера. - По пятьсот монет каждому! Мы за полгода столько не зарабатывали, а тут работа максимум на месяц!

- А тебе ничего подозрительным не кажется? - остудил я пыл молодого дворянина.

- Само собой. Я все понимаю. Много странностей во всем этом деле, но тысяча монет стоят того, чтобы рискнуть.

- Трупам деньги не нужны. Почему Оливия обратилась именно к нам? Она, судя по всему очень богата. В ее распоряжении все отряды наемников в округе.

- А где ты тут отряды эти видел? Одноухий Сигурд, с его десятком бойцов? Или Келем-борода? Нам же сказали, нужны двое. У остальных отрядов людей куда больше и разделяться они не будут.

- Может и так, давай поступим следующим образом. Ты до вечера поспрашиваешь у своих знакомых, кто такая эта Оливия Бартон, а в шесть часов мы встретимся и еще раз все обсудим.

- Идет, - кивнул Маркус и тут же собрался на выход.

Предложение, поступившее нам, хоть и выглядело очень выгодно, но несло от него каким-то душком. Двух наемников, у которых за спиной нет сильного отряда или влиятельных покровителей легко слить после окончания работы. Может я конечно наговариваю на Оливию, и все мои подозрения ничего не стоят, но подстраховаться не мешает.

Пока Маркус расспрашивал многочисленных знакомых, появившихся у него за последнее время, я решил наведаться к человеку, о существовании которого узнал благодаря своей любви к книгам по магии.

За время вынужденного простоя я, отыскал в городе парочку книжных магазинов. К сожалению, ничем интересным они похвастаться не могли, однако разговорившись со здешним букинистом, мне удалось узнать, что где-то в центральных районах Регона живет знаменитый в узких кругах артефактор, у которого можно приобрести разнообразные магические артефакты.

Нужный мне адрес располагался в получасе быстрой ходьбы от нашей гостиницы. Город в принципе не славился большими размерами, и любая его точка находилась в шаговой доступности.

Никакой вывески или другого обозначения, что в неприметном каменном доме живет очень уважаемый и достаточно богатый мастер магических дел, не имелось. Видимо, кому надо, отлично знали куда идти и без красочных надписей.

Поднявшись по массивному крыльцу, я несколько раз ударил в дверь - звонка здесь тоже не предусмотрели. Ждать пришлось не слишком долго. Спустя пару минут створка приоткрылась, и на пороге показался лохматый паренек тринадцати или около того лет.

- Стефан Лунд здесь живет? - спросил я.

- Да, но мистер Лунд сейчас занят.

- Я хотел бы посмотреть на его товар.

- Хорошо, сейчас ему передам, подождите пожалуйста, - ответил парень и скрылся в доме, закрыв передо мной дверь.

Не было юнца минут десять. Я уже скучать начал, разглядывая ради интереса проходящих мимо людей. Пусть этот район города и считался достаточно богатым, но дворяне тут не селились. По узким улочкам ходили самые обычные жители: купцы, прачки, рабочие мануфактур. Ездили телеги, запряженные лошадьми или мулами, два человека тащили куда-то листы железа, ругались на углу соседнего дома дородные барышни. Тихая мирная жизнь.

Наконец ожидание мое подошло к концу. Дверь вновь открылась, но вместо лопоухого паренька меня встретил сам хозяин дома. Стефан Лунд был слегка полноват, улыбчив, и такое ощущение, он только что проснулся. По крайней мере на розовой щеке я отчетливо видел отпечаток подушки.

- Чем могу быть полезен? Здравствуйте, - чуть заикаясь произнес мужчина.

- Здравствуйте. Мне посоветовали вас, как лучшего артефактора этого города. Я хотел бы взглянуть на ваши работы и может быть купить какие-нибудь из них.

- А кто вам про меня рассказал, простите?

- Продавец книг. У него лавка на юге города.

- Ну что же, проходите, - отошел в сторону мужчина, видимо ответ его удовлетворил. - Боюсь, только, вас несколько огорчит мой ассортимент. Все же со столичными мастерами мне не сравниться.

- Мне кажется, вы слишком скромны, - ответил я. Почему бы не потешить самолюбие артефактора. Любой ремесленник любит, когда хвалят его работу.

Комната, в которую привел меня Стефан, была просто залита светом. Причем шел он не из окон - плотно закрытые шторы не пропускали ни единого луча солнца, а лился из десятка шаров, размещенных во всех углах помещения.

Заметив, что я прикрыл глаза ладонью, артефактор пояснил:

- Это мой рабочий кабинет, и хорошее освещение - необходимость, к тому же, я предпочитаю работать по ночам. Так что бы вы хотели увидеть? Вы весьма юны, и у меня нет ни единой идеи, что именно вам может понадобиться.

- Я - наемник. Поэтому меня интересуют защитные и атакующие амулеты. Хотя, я не отказался бы взглянуть на весь ассортимент.

- Ассортимент - не про мое ремесло, - усмехнулся Стефан, - каждый товар - штучная работа, на которую уходят недели, а иногда и месяцы работы. Вот эти светящиеся шары я могу делать хоть по пять штук в день, был бы материал, но и стоят они недорого. А, например, амулет изгоняющий насекомых из дома - вещь куда более сложная и делается только на заказ.

- То есть на продажу у вас ничего нет?

- Я этого не говорил, - загадочно улыбнулся мужчина. - Иногда я работаю впрок, для души или, когда заказов не очень много. Далеко не каждый житель города может оплатить мою работу.

- А не встречался ли вам артефакт в виде трубки, испускающей фиолетовое пламя? - мне вспомнилось ночное нападение, произошедшее месяц назад.

- Нет. Точно нет, я бы такое запомнил. - Стефан полез в карман длинного сюртука и вытащил оттуда связку из трех ключей странной формы. - Забыл спросить, как к вам обращаться?

- Сергей.

- Вы из восточных княжеств? А я все думаю, откуда мне знаком ваш акцент. Сергей, подождите пожалуйста здесь, сейчас я принесу несколько изделий, которые должны вас заинтересовать. Убедительная просьба, не подходите к двери, она хорошо защищена и может навредить случайному человеку.

Сказав это Стефан просунул длинный ключ в замочную скважину и приложил ладонь к пластине на стене. В глубине дома что-то щелкнуло, и створка медленно поползла в сторону.

Следуя совету артефактора, я остался в комнате и с нескрываемым любопытством рассматривал рабочий инструмент Стефана. На стене висели молотки, пилы для камня, увеличительные стекла. Не знай я, к кому пришел, решил бы, что здесь обосновался слесарь-любитель. Тем не менее встречались в кабинете и приспособления непонятного назначения. На столе, к примеру, находился цилиндр из толстого стекла, меняющего цвет от темно-зеленого к коричневому и обратно, рядом с ним расположилось что-то вроде керамического тигля. Емкость была заполнена кипящей жидкостью, издающей глухие булькающие звуки, однако поднесенная к нему рука не почувствовала жара.

Увлеченный рассматриванием занятной приспособы, я совершенно не заметил появление Стефана.

- Эта кипящая жидкость нужна для придания стали магнитных свойств, - сказал Артефактор за моей спиной, - Кладешь туда металлический стержень на два часа и получаешь практически новый материал.

- Для чего это может понадобиться?

- Профессиональный секрет, - улыбнулся Стефан. - Я принес вам для осмотра несколько моих поделок. Уверен, для наемника они могут представлять определенный интерес.

На стол передо мной легли: стеклянный шарик, деревянная коробка, свирель и кожаная перчатка.

- Начнем с вот этого экземпляра, - мужчина взял в руки прозрачную сферу. - Артефакт одноразового применения, бросаете его на пол, он тут же разбивается и ранит осколками всех в радиусе трех метров. Стоит такая штука недорого, всего десять золотых, но против щитов она не эффективна.

- Вряд ли мне пригодиться подобная вещь, - оценил я полезность сферы.

- Не особо в этом сомневался, но все же. Тогда перейдем к следующей. Эта шкатулка - моя гордость. Открываете ее и пространство вокруг вас мгновенно заполняется туманом. Пых, и вас уже никто не видит.

- И все? - невольно вырвалось у меня.

- Нет, тут мы подходим к самому главному. Шкатулка создает на время ваши копии. Нематериальные конечно, но в образовавшемся дыму ваши враги будут видеть именно их, а вы вместе со своими людьми окажетесь полностью невидимыми, если конечно не станете стоять на месте. Действует заложенное в артефакт заклинание около десяти минут.

- Действительно хорошая вещь.

- Конечно, - приосанился Стефан, - а самое важное - она многоразовая. Спустя сутки после использования ее можно вновь открывать.

- Сколько стоит такое удовольствие?

- Сто двадцать монет.

- Недешево, - покачал я головой.

- Оно того стоит, - еще шире улыбнулся мужчина. - Давайте посмотрим на следующий артефакт. Свирель. В ней скрыт очень большой потенциал. Подуйте в нее и там, куда она смотрит, появится мощный смерч. Недолгий, минут на пять-семь, но разрушений он может принести порядочно. Жаль конечно, что им нельзя управлять, и после применения свирель разрушается, но иногда и такая вещь может оказаться очень кстати. К тому же, цена не очень кусается - всего девяносто флоринов.

- Ну а перчатка?

- Смотрите, - Стефан надел артефакт на правую руку, вытащил из настенного шкафа небольшое полено и начал медленно сжимать его. Из-под пальцев мужчины посыпалась труха. Дерево будто попало под пресс и сминалось как бумага.

- Впечатляет, - сказал я, глядя на результат.

- Конечно. Представляете, каким сюрпризом окажется для вашего врага такая перчатка. Одним движением кисти вы ломаете кости противнику. С ней конечно нужно быть осторожным - можно случайно кого-нибудь покалечить, но все решается с практикой.

- Стоимость?

- Сто.

- Хорошо. Стефан, я сегодня обдумаю, понадобиться ли мне что-нибудь из того, что вы показали, и завтра вернусь с деньгами. Еще меня интересует вопрос, сможете ли вы создать защитный амулет? Имитация универсального магического щита, только чтобы работало на постоянной основе.

- Я слышал о таких вещах, - задумчиво ответил мужчина, - однако в мои руки ничего похожего пока не попадало. Вряд ли я могу вам помочь. При наличии образца, возможно, у меня получится создать аналог, а иначе никак. Сконструировать амулет, использующий неизвестные принципы работы - крайне трудоемкое занятие.

- Жаль. Если вдруг в моих руках окажется такой предмет, я могу к вам обратиться?

- Конечно! Буду очень признателен.

- Тогда последний вопрос. Недавно я имел разговор с офицерами особого отдела. При этом они использовали какой-то артефакт, собранный из двух пластин.

- Правдолюб, - тут же произнес мужчина. - Не самая точная штука, хотя определенное представление об искренности говорящего он может дать. К тому же, с помощью него определяется магическая сила проверяемого, тоже очень неточно.

Последняя фраза мне категорически не понравилась. Учитывая тот факт, что на меня открыта охота, делиться лишней информацией о себе я не хотел. Кажется, вовремя нам подвернулось дельце с этой Оливией - из города надо уходить.

На этой оптимистичной ноте мы со Стефаном попрощались. Представленные им магические изделия мне в целом понравились. Стоило конечно, все очень дорого, да и особой убойностью артефакты не обладали, но мало ли как повернется судьба? Тем более, если мы собираемся втянуться в очень рискованное мероприятие, не мешало бы положить парочку козырей в рукав.

По возвращению в гостиницу меня уже встречал Маркус. Выглядел мужчина несколько взволнованно, так что хороших новостей я не ждал.

- Никто из моих знакомых не знает женщину по имени Оливия Бартон, - с порога заявил Лоренсон. - А под ее описание подходит слишком многие.

- И почему я не удивлен?

- Ну может она откроет настоящее имя, когда мы выедем из города, - предположил Маркус.

- Странно, что она в таком случае лично пришла к нам. Ее мог кто-нибудь увидеть.

- Наверное. Что делать все-таки будем? Тысяча монет. Столько обычно брал Ульрик за работу. Но ведь это раскидывалось на всех. А тут такая сумма на двоих!

- Мутно все. Не нравится мне это.

- Надо рискнуть. Скоро шумиха вокруг Зальцмана и Гюнтера утихнет и у нас опять не будет работы.

Маркус в чем-то был прав. Тысяча монет - действительно серьезная сумма, ради которой можно рискнуть. Вопрос в другом: а получим ли мы эти деньги? С одной стороны, если хорошо подготовиться, можно выйти из любой щекотливой ситуации, а с другой - сколько безвременно погибших людей думали так же? Наверное, очень много.

- Давай так, - пришел к определенному решению я. - Просим половину суммы заранее. Если Оливия соглашается, то мы беремся за дело, а если нет - то пусть ищет других исполнителей.

- Отлично, тогда…

- Я не договорил. Полученный аванс я хочу потратить на покупку нескольких артефактов.

- Всю что ли? - удивился Маркус.

- Большую часть. Даже если они не пригодятся, их можно будет либо продать, либо использовать где-то еще.

- Ладно, - в голосе наемника послышались нотки грусти. С деньгами он расставаться не любил. - Слушай, я тут чего подумал. Вечером к нам придет человек от заказчицы, так может мне проследить за ним? Посмотрю куда он пойдет и справки наведу.

- Попробуй, может и выяснишь чего. Главное, чтобы тебя не заметили.

- Тут уж как повезет, - беззаботно ответил мужчина, но глядя на мое лицо уточнил. - Не переживай, буду очень осторожен.

Через несколько часов - ровно в девять вечера в гостиницу за ответом пришел человек Оливии. Выслушав наши требования, он пообещал дать ответ следующим утром.

Едва за мужчиной захлопнулась дверь моего номера, как Маркус прошмыгнул следом. В успех друга я не очень верил. Вряд ли Оливия настолько глупа, чтобы не подстраховаться от подобных неожиданностей. Тем не менее, попытаться прояснить ситуацию все же стоило, а шустрый наемник с подобной задачей должен был справиться лучше меня - Маркус за последнее время неплохо узнал город и прекрасно ориентировался в переплетении узких улочек Регона.

Через час Лоренсон вернулся и по его лицу сразу стало понятно - отследить гостя не удалось.

- Скрылся гад, - Маркус досадливо махнул рукой. - Я за ним почти четыре квартала шел. Думал сперва, что он экипаж наймет, а тот решил пешком идти. Специально видимо так сделал - в одном из переулков я его и потерял.

- Неприятная ситуация, - скривился я.

- Ну да, хотя, за такие деньги они имеют право на тайны.

- Может быть. Ну хорошо, будем ждать утра.

Не скажу, что всю ночь я не сомкнул глаз, размышляя над предстоящей работой, но определенное волнение все-таки испытывал. Уверенности, что принятое мной решение - верное, так и не появилось. Зачем молодая женщина собралась в королевство, где уже месяц полыхает мятеж? Что ее туда влечет? Жених или какая-нибудь политическая интрига? Конечно же ответов у меня не было. Сомневаюсь, что Оливия, или как там ее зовут, хоть немного приоткроет тайну своей миссии. Тем не менее тысяча монет это действительно очень большая сумма. Глупо, наверное, рисковать ради денег, но будем считать, что я сделал инвестицию в ненадежные активы. Если взлетит - сорву куш, ну а если нет - придется уносить ноги. К тому же из Регона нужно уходить. Особый отдел со своим амулетом нарисовался совсем не кстати.

Пока я ворочался в постели, обуреваемый целой тучей мыслей, Маркус проводил время с куда большим удовольствием - из-за стены то и дело раздавались приглушенные женские стоны.

Утро встретило нас ярким солнцем. Сидя в мягком кресле, я уже привычно читал свежую газету, периодически прикладываясь к чашке с кофе. К хорошему быстро привыкаешь, а варить ароматный напиток здесь умели. Стрелки на часах показывали десять, а ответа от Оливии мы так и не получили. Начали закрадываться мысли, что девушка не захотела расставаться с достаточно крупной суммой денег и решила отказаться от наших услуг, но нет, спустя еще какое-то время в дверь номера вежливо постучали, и я услышал хрипловатый голос вчерашнего посыльного:

- Господин Сергей, я принес послание от госпожи Оливии.

- Входи, - я поднялся с кресла.

Грузный мужчина в богатой одежде шагнул в комнату. На его плече висела кожаная сумка для документов, а сквозь дорогой парфюм явственно пробивался запах пота.

- Госпожа Оливия согласилась передать вам аванс в размере пятисот золотых монет. Здесь чек, - посыльный достал из кармана лист бумаги и протянул его мне, - его вы можете обналичить в банке.

Внимательно осмотрев бумагу, на которой была выведена сумма с двумя нулями, я так и не нашел на ней имя владельца счета. Все-таки наш наниматель не захотела раскрывать инкогнито.

- Отлично, - я положил листок на стол. - В таком случае, мы можем перейти к заключению контракта?

- Госпожа Оливия хотела бы обойтись без формальностей. По окончанию дела вы получите остаток суммы золотом. Если вас это не устраивает, пожалуйста, верните чек.

В этот момент в комнату ввалился помятый и сонный Маркус. Услышав последнюю фразу, он округлил глаза и не мигая уставился на меня.

- Мы согласны, - скрепя сердце, ответил я.

- Благодарю, - кивнул мужчина. - Я передам госпоже Оливии ваше решение.

- Теперь мне хотелось бы услышать подробности предстоящей операции. Необходимо проработать маршрут, по которому мы пойдем и узнать конечный пункт назначения.

- Боюсь ничего этого я сказать не могу. Все необходимое вам сообщит лично госпожа Оливия. Завтра в шесть часов утра она прибудет к этой гостинице. До границы королевства вы поедите на дилижансе, затем вам предстоит двигаться тайно, поэтому в выборе снаряжения исходите из этого.

Попрощавшись, гость вышел из номера.

- Ну что Маркус, - обратился я к другу. - Назад дороги нет. Пошли к артефактору, будем тратить аванс.

Глава 9

9 Глава

Оливия оказалась крайне пунктуальной женщиной. Минута в минуту она подъехала к воротам гостиницы на дилижансе, запряженном двумя лошадьми. Мы с Маркусом в это время стояли на брусчатке возле входа, экипированные по-походному. Немаркая и крепкая одежда, удобная обувь, рюкзаки за спиной. Как и было сказано, чемоданов с собой мы не брали.

Вчера, я еще раз наведался к Стефану. Артефактор визиту потенциального покупателя очень обрадовался, а когда узнал, что я собираюсь потратить в его мастерской круглую сумму денег, то вообще расцвел. Мой выбор пал на несколько взрывающихся шариков, дымную шкатулку и свирель. Покупать за сотню монет перчатку-пресс, меня отговорил Маркус. Наемник едва ли не матом ругался, когда узнал, сколько она стоит. В итоге, я согласился с другом и не стал тратить сотню золотых за сомнительное приобретение. Слишком уж специфическое функции оно выполняло.

Таким образом мы потратили больше половины аванса. Еще немного денег ушло на обновление снаряжения и одежды. Остатки - около двух сотен монет разменяли на деньги королевства Андаро. Не удивлюсь, если нам придется подкупать каких-нибудь стражников или прочих нечистых на руку людей, а делать это в валюте иностранного государства - не самая умная затея.

Помимо прочего я попытался узнать, что же на самом деле творится в стране, объятой мятежом. Общая информация у меня уже имелась, однако хотелось выяснить детали происходящего.

Пройдясь по торговым рядам, я нашел людей, недавно вернувшихся из Андаро, и за небольшую плату вытянул из них всю доступную информацию. Впрочем, ничего необычного они не поведали. Мятеж начался с того, что королевской семье произошел раскол. Чего уж там не поделили царственные особы, никому доподлинно не известно. Просто в один прекрасный, или не очень, день из столицы выехали несколько всадников, в одном из которых люди опознали старшего сына короля. Произошло это событие еще несколько месяцев назад - зимой, а едва только весна вступила в свои права, как юг страны поднялся против законного правителя.

Военные действия велись с переменным успехом. Силы были примерно равны, однако у короля имелось одно большое преимущество - профессиональная армия, собранная из магов, посвятивших жизнь изучению военного дела, и это быстро дало результаты. Постепенно бунтовщиков начали теснить, и теперь они держались за небольшой участок земли, занимающий лишь десятую часть королевства. Именно туда нам и предстояло отправиться. Оливия об этом не упоминала, но догадаться было нетрудно.

Как оказалось, наш наниматель прибыла не одна. Вместе с ней в дилижансе находилась служанка - неприметная девица лет двадцати. Она постоянно прятала глаза и практически не улыбалась, разговаривая едва слышным голосом.

- Вы не говорили, что вас будет двое, - сказал я, открыв дверцу повозки.

- Николь поедет со мной, - холодно процедила Оливия.

- Это очень усложняет нашу задачу.

- Я добавлю еще сотню монет, за беспокойство. Надеюсь, это уменьшит ваше недовольство?

- Хорошо, - ответил я за себя и за Маркуса. Зная друга, он наверняка бы согласился работать и без доплаты.

- Рада, что вы пришли к разумному решению. Пока мы движемся по территории этого королевства опасность мне не угрожает, поэтому до границы поедем на дилижансе. Вы разумеется умеете управлять им?

- Конечно, - ответил Маркус из-за моей спины.

- Отлично. Возница, ты можешь быть свободен, - громко сказала Оливия, и пожилой мужчина, сидевший на облучке, тяжело вздохнул и слез на землю, освободив нам место.

Побросав в багажный отсек мешки, мы уселись на деревянную скамейку, Маркус взял поводья и легким движением рук заставил лошадей стронуться с места.

- Чувствую, веселая нас ожидает поездочка, - весело усмехнулся Лоренсон.

- По крайней мере, запомним мы ее точно.

В отличии от меня, Маркус действительно умел управлять лошадьми. Ехать верхом или работать кучером для него не составляло никаких проблем. Он уверенно держал поводья, направляя дилижанс прочь из города по пустой в столь ранний час дороге.

Скорость движения оставляла желать лучшего. Пусть корпус нашего транспортного средства и был подрессорен, до амортизаторов в этом мире еще не додумались, да и деревянные колеса особого комфорта не добавляли, приходилось придерживать лошадей. Укатанная грунтовка, на которой мы оказались, выехав из Регона, лишь немного увеличила темп передвижения.

- Сколько нам до границы тащиться? - спросил Маркус.

- Неделю. С нашими пассажирами не разгонишься. К тому же придется останавливаться на ночлег в трактирах.

- Можно и в лесу. Костер, две дамы…

- Лошадей ты будешь обслуживать? Я вот понятия не имею как с ними обращаться. Их же чистить надо, вычесывать ну или чего там с ними делают?

- Много чего, - усмехнулся наемник, - странный ты все-таки дворянин. Фехтуешь слабо, с лошадьми не ладишь.

- Это ты в поместье вырос, а я - в городе.

- Ладно, ладно. Я ж, так, в шутку.

- Ну сейчас у нас времени - вагон. Заодно объяснишь, как с этой животиной обходиться.

- Ты про ту, что сзади сидит? - шепотом спросил Маркус и громко засмеялся своей шутке.

- Как бы тебе за такие слова по шее не прилетело, - также тихо ответил я. - Оливия, судя по всему, дама скорая на руку.

- Да, и красивая к тому же, - Лоренсон тяжело вздохнул.

Первый день пути запомнился мне жарким солнцем, нагревающим кожаный навес над головой, и отбитой пятой точкой - иногда дорога превращалась в сущий кошмар. Дамы с нами в диалог не вступали и молча сидели внутри дилижанса, изнывая от жары. Лишь пару раз мы останавливались по понятным причинам, и единожды заезжали в придорожную таверну. Дорога в этих местах была оживленной и найти, где перекусить, не составляло особых проблем.

Пока все шло без каких-либо неожиданностей, и единственным интересным моментом за весь день стало появление Шрама.

Едва мы выбрались из города, как к нам, радостно подпрыгивая, примчался призрачник. Лошади, естественно, такому гостю не слишком обрадовались, как, впрочем, и дамы. Пришлось мне какое-то время потратить на объяснения ситуации, а Маркус тем временем успокаивал скакунов. В итоге, Шрам, получив порцию внимания, благополучно умчался куда-то в сторону, а наш дилижанс снова тронулся в путь.

Ближе к вечеру мы с Маркусом поменялись местами, и пришла моя очередь управлять непривычным для меня транспортным средством. Впрочем, ничего особо сложного в этом деле не было. Лошади, можно сказать, сами выбирали дорогу и удобный для них темп бега, и лишь изредка их приходилось подгонять. Такой своеобразный автопилот девятнадцатого века.

За час до темноты мы, сверившись с подробной картой королевства, остановились на ночлег в гостинице небольшого городка или, скорее, поселка. Жило в нем, судя по количеству домов, от тысячи до двух человек.

Комнаты нашлись без проблем, дамы все так же, сохраняя режим молчания, сняли для себя номер на втором этаже, а мы с Маркусом разместились в соседнем. Каких-то неожиданностей я не ждал, но на всякий случай организовал ночное дежурство. Первую половину ночи определил другу, а вторую, как наиболее трудную - себе. Пусть Оливия и говорила, что до границы ей ничего не угрожает, нам все же заплатили за ее охрану, а пренебрегать своими обязанностями я не привык.

Ночь ожидаемо прошла без каких-либо эксцессов. Плохая шумоизоляция номеров позволяла слышать все, что происходит в гостинице, однако кроме ругани хозяина этого заведения, раздавшейся в пять утра, ничего не потревожило покой постояльцев.

Завтракали мы с дамами по отдельности. Оливия максимально дистанцировалась от нас, общаясь лишь в случае крайней необходимости. Маркус не раз и не два пытался растопить этот арктический лед, но пока безуспешно. На все его шутки и комплименты аристократка не реагировала. Николь, в отличии от своей хозяйки, была чуть более приветлива и, если ей разрешали, могла перебросится с нами парой слов.

Второй день стал копией предыдущего: мы ехали, периодически делали короткие остановки и большей частью молчали. К тому же, я до обеда бессовестно дрых, привалившись на стенку дилижанса. Пусть было не слишком удобно, но ночное бдение сделало свое дело - не просыпался я даже от сильных кочек.

Королевство Хартман благодаря сильной власти практически не страдало от бандитов. Конечно случалось и такое, что оголодавшие крестьяне выходили на большую дорогу, но как правило подобное происходило в годы сильного неурожая, а последние несколько лет природа баловала жителей Европы. Ни тебе сильного града, бьющего посевы, ни холодных проливных дождей на все лето, ни засухи на пару месяцев. Благодать.

Помимо всего прочего отсутствие бандитов было обеспечено тем же фактом, что и в Орловском княжестве - легко нарваться на отряд аристократов. Маги, не особо раздумывая, размолотят в пыль неудачливых налетчиков и не вспомнят об этом инциденте на следующий день. Поэтому наше путешествие до границы не отличалось хоть какими-либо событиями, что не могло не радовать.

Закончилось это благополучие в маленьком городке с непроизносимым названием, расположенным в тридцати километрах от реки, разделяющей два государства. Королевство Андаро вот-вот должно было распахнуть перед нами свои не слишком гостеприимные объятия.

Лошадей вместе с дилижансом оставили на попечение владельца гостиницы, где нам предстояло провести ночь. С полным, лысоватым мужчиной общалась Оливия, и, насколько я расслышал, все имущество отдавалось на ответственное хранение, а если владелец дилижанса не появится через месяц, то с лошадьми и повозкой могут делать, что захотят - хоть продать, хоть самим пользоваться.

- Не пора ли обсудить наши дальнейшие действия? - спросил я аристократку, когда она завершила разговор.

- Ждите меня через час в вашем номере, - ответила женщина.

Наконец-то. За время пути я не раз пытался поднять этот вопрос, но Оливия хранила молчание. Подобная таинственность сильно напрягала, понятно, что женщина нам особо не доверяет, но зачем тогда наняла?

О том, что делать в королевстве Андаро, мы с Маркусом конечно же рассуждали. С учетом имевшихся у нас данных, нетрудно было догадаться, что Оливия собирается отправиться к мятежникам. От этого и играли. Пробраться на территорию королевства можно было несколькими путями: в составе торгового каравана, по железной дороге, или тайно, перебравшись через реку. Каждый из вариантов имел свои недостатки: железная дорога не устраивала Оливию, торговые караваны жестко досматривали на таможне, а перебраться через границу без лишних глаз мешала река, Маркус плавать так и не научился.

Помимо этого, в самом королевстве, где совсем недавно бушевал мятеж, было очень неспокойно. Часть дворян, примкнувшая к восстанию, после разгрома от королевских войск укрылась в лесах, и теперь их усиленно пытались выследить и уничтожить поисковые отряды. Да и в целом, путешествовать по стране было крайне небезопасно. В связи с этим мы и строили примерные планы передвижения.

Ровно в назначенное время дверь нашего номера отворилась и внутрь вошли обе женщины. Оливия без своей служанки не делала и шага. Усевшись на одной из кроватей, аристократка произнесла:

- Идельбург - конечная точка нашего маршрута.

- Последний крупный город, который удерживают мятежники, - произнес Маркус, - что вас туда тянет?

- Это не ваше дело, господин Лоренсон. Вы получили задаток, смею заметить, очень крупный.

- Никто не отказывается от дела, - сказал я, - но нам надо понимать, к чему быть готовыми. Мы конечно отыскали карту королевства Андаро, но маршрут движения нужно обговорить прямо сейчас.

- Маршрут выбирайте на ваше усмотрение. Главное - мы не должны попасться в руки властям, поэтому заезжать в города крайне нежелательно, как и двигаться по крупным дорогам - нас могут задержать патрули.

- Хорошо, но в таком случае я хочу, чтобы вы приняли некоторые моменты. Будем считать, что мы - военный отряд в тылу врага. Я - командир, Маркус - мой зам, вы - подчиненные. Все наши приказы выполняются четко и без возражений.

- Вообще все? - внезапно спросила Николь, озорно улыбнувшись.

Я с недоумением уставился на нее. Обычно служанкам не позволялось вот так просто встревать в разговор, однако у Оливии с ее напарницей, видимо были особые отношения, так как аристократка не стала одергивать девушку.

- Все наши приказы будут касаться вашей безопасности, так что да. Все. Если надо будет лечь в грязь - ложитесь, если придется бежать - вы знаете, что делать. Оливия, как у вас с боевой магией?

- Никак. В моей семье не принято учить женщин этому разделу искусства.

- Понятно, но хотя бы щиты вы умеете ставить?

- Да, - после некоторой заминки произнесла Оливия.

- Отлично. Дальше, имеются ли у вас практичные наряды? В платьях по лесам особо не походишь.

- Найдутся.

- Тогда выдвигаемся завтра. Сегодня мы попытаемся выяснить, смогут ли нас переправить через реку, если никого не найдем, придется искать брод. На карте, к сожалению, этого не отмечено.

- Не сомневаюсь, что у вас все получится, - Оливия поднялась с кровати и вышла из номера. Служанка двинулась следом.

- Не сомневается она, - грустно сказал Маркус, едва за дамами захлопнулась дверь. - а я вот не особо. Ох, надеюсь мне не придется учиться плавать,

- Давно пора. Ума не приложу, как ты до сих пор без этого обходился?

- Как-то обходился. Ну не было у нас в имении нормальных рек, что теперь? Тем более я в детстве едва не утонул. До сих пор вспоминаю, как пытался втянуть в грудь воздух, а вместо него шла вода. С тех пор я ко всяким озерам и рекам отношусь с большим подозрением.

- Ах эти детские страхи, - усмехнулся я.

- Шел бы ты… лодочника искать, - огрызнулся Маркус, и больше к этой теме не возвращался.

Контрабандисты есть везде и всегда. Если существует граница и таможня, всегда найдутся те, кто не любит платить государству лишние деньги - самим пригодятся. Вот и налаживаются обходные маршруты, по которым курсируют нелегальные товары, а вместе с ними и люди, не желающие афишировать свое присутствие.

Разумеется, вывесок: “здесь живет контрабандист” в городе не имелось, однако золото отлично развязывает языки. Наша компания мало походила на представителей власти, поэтому разговор с владельцем гостиницы быстро направил нас по нужному адресу.

Указанный дом находился на окраине города в достаточно бедном районе. Жилища здесь выглядели неухоженными и обветшалыми. Пока мы шли, нам несколько раз попадались заброшенные, полуразвалившиеся строения, смотрящие на мир пустыми провалами окон. Встречались и пустыри - видимо селиться здесь добропорядочные люди не спешили

На стук в дверь (неожиданно крепкую и добротную) долгое время никто не отвечал, однако в доме явно кто-то был - я видел, как дернулась занавеска на зарешеченном окне.

На связь с нами все-таки вышли, пусть и далеко не сразу. Маркус уже начал ощутимо нервничать, но после очередной серии ударов по дереву, грубый мужской голос наконец спросил:

- Чего приперлись?

По сузившимся глазам моего друга, я понял, что он сейчас ляпнет что-нибудь матерное. Такого отношения к себе молодой дворянин не терпел. Пришлось срочно одергивать Маркуса и отвечать самому:

- Трактирщик Густав сказал, что здесь нам могут помочь. Нужна лодка, чтобы переправиться через реку.

- В городе рек нет, - ответили мне.

- В городе нет, а вот в тридцати километрах отсюда есть.

- Густав, говоришь, сказал, - в голосе послышались нотки сомнений. - Сколько вас?

- Четверо.

- Сорок золотых.

- Это слишком дорого, - ответил я. Сумма действительно была запредельной. Нас то ли проверяли, то ли разводили. - За такие деньги мы можем мост построить и пешком через реку перейти, до свидания.

- Погоди, - быстро сказал мужчина и наконец приоткрыл дверь. - Двадцать. Меньше не проси.

Я изобразил некоторые раздумья и произнес:

- Идет. Нам нужно переправиться завтра, желательно по темноте, это возможно?

- Разберемся. Жди меня утром у Густава, там все и обсудим, - сказав это, мужчина захлопнул дверь.

Стоило нам отойти от дома, как Маркус взорвался бурей негодования:

- Нет, ты слышал: “Чего приперлись”. Вот ведь ублюдок безродный!

- Успокойся. На нас не написано, что мы маги. Одежда простая, знаков отличия на груди не имеем.

- У нас шпаги на поясе!

- Оружие носят не только дворяне. К тому же райончик тут не самый спокойный, скорее всего сюда даже полиция старается не соваться без надобности. Наплюй, нам нужен этот человек, или предлагаешь через реку вплавь перебираться?

Последний довод все-таки убедил Маркуса, и про хамоватого контрабандиста он больше не вспоминал, хотя нет-нет, да и бросал злобные взгляды назад.

В гостиницу мы вернулись затемно. Ночевали уже в привычном формате: половину времени бодрствовал Маркус, половину я. Как и ожидалось, никаких приключений или незваных гостей не было. Тихая летняя ночь, разбавлялась лишь редкими криками птиц, да какофонией звуков, издаваемых разнообразными насекомыми. Скоро нас ждут километры полей и лесов, где о теплой постели и горячем кофе можно будет только мечтать. Поэтому я наслаждался каждой минутой, проведенной в относительном покое и безопасности.

По утру, растолкав Маркуса, я наведался к двери соседнего номера. Обе женщины, судя по всему, еще спали, однако после моего стука по деревянной обшивке почти сразу же послышались голоса. Оливия попросила дать им десять минут на то, чтобы привести себя в порядок, и они будут готовы к выходу.

Десять минут немного затянулись, однако через полчаса женщины вышли из номера, и в первые мгновения я их едва узнал. Исчезла холодная аристократка со своей служанкой, и на их месте оказались две селянки или небогатые горожанки. Оливия сменила дорогое платье на простую юбку, из-под которой проглядывали плотные штаны, и не маркий пиджачок поверх серой блузки.

Николь была одета примерно так же - неброско, но достаточно практично. Конечно, я бы предпочел, чтобы они выбрали себе одежду, более приспособленную для перемещения по пересеченной местности, но где такую возьмешь? Женских спортивных костюмов тут еще не придумали. Хорошо хоть чемоданы с вещами Оливия не стала с собой брать. Все, что нужно, уместилось в двух небольших саквояжах.

В районе десяти часов утра в гостиницу заглянул вчерашний контрабандист. Я в это время находился в общем зале и вошедшего мужчину срисовал сразу. Меня он тоже узнал, однако подходить не стал и какое-то время переговаривался с хозяином заведения. Лишь после этого он подсел ко мне за столик:

- Готовы?

- Да.

- Тогда жду вас всех на улице. Деньги не забудь.

Мужчина вышел из помещения, не сказав больше ни слова. Как мы будем перебираться через реку, опасно ли, что нас ждет на другой стороне? Ничего из этого я не знал. Будь на моем месте обычный человек, то, наверное, вести дела с подобными личностями не стоило - велик риск, что нас попытаются ограбить, а затем прикопать где-нибудь, но мы с Маркусом - маги. Вскоре контрабандист поймет это, Лоренсон скрывать свое происхождение точно не будет, а значит обманывать или нападать эти люди не рискнут - не стоит оно того.

Во дворе гостиницы нас ждала крытая повозка, не слишком предназначенная для перевозки людей. Выглядела она так, будто совсем недавно вылезла из болота - позеленевшая, с комьями грязи, налипшей на днище. На месте возницы сидел тот самый мужик, что разговаривал со мной, а рядом с ним разместился еще один кадр - толстый и суровый, как северные горы молодец. Был он вдвое толще и на голову выше меня, а еще очень сильно походил на своего товарища. Либо сын, либо младший брат.

- Деньги вперед, - сказал старший из мужчин.

Мешочек с двадцатью монетами поменял своего владельца, после чего нам жестом указали в глубь повозки. Дождавшись пока мы кое как разместившимся на узких деревянных лавках, контрабандист дернул поводья, и телега медленно тронулась с места.

- Как мы переберемся через реку? - спросил я, когда мы выехали из города.

- Не важно, - буркнул мужчина.

- Нет важно, - над моей ладонью повис металлический шарик. Младший из контрабандистов нервно сглотнул.

После демонстрации магических способностей разговор моментально перешел в конструктивное русло.

- Мы сейчас доедем до схрона, там телегу оставим и пойдем до реки пешком. У нас в одном месте лодка укрыта, без проблем переберемся на ту сторону.

- На пограничные отряды не напоремся?

- Не должны. Реку патрулируют, но не так, чтобы сильно. В Андаро сейчас своих проблем хватает, граница почти не охраняется.

- Я бы на месте вашего короля воспользовался ситуацией, - заметил Маркус. - Граница почти открыта, собирай войска, да оттяпывай кусок послаще.

- Упаси Милосердная мать. Войны нам только не хватало, - мужчина приложил ладонь к груди.

Путь до реки у нас занял практически целый день. Сперва мы колесили по каким-то проселочным дорогам, местами, полностью заросшими травой, затем оказались в лесу, где оставили телегу и наконец топали несколько часов по достаточно глухим местам. По крайней мере людских следов я не увидел, зато пару раз краем глаза замечал кошачью фигуру - Шрам, умница, не показывался людям на глаза, однако постоянно маячил где-то поблизости.

К реке мы вышли в глубоких сумерках. Как тут ориентировались контрабандисты, я не понимал совершенно, однако замаскированную в лесу лодку они нашли с первой попытки. Широкая посудина явно использовалась для перевозки грузов. Предприимчивые мужики оснастили ее массой креплений. Две пары весел находились тут же.

Спустя еще пару часов, когда ночь окончательно погрузила мир во тьму, контрабандисты поволокли лодку к берегу.

Смазанные уключины не издавали ни звука, когда весла мерно опускались в воду. Ширина реки в этом месте составляла не меньше сотни метров. Тишина стояла мертвая, лишь иногда слышались громкие всплески, из-за этого мне постоянно казалось, что с противоположного берега за нами кто-то наблюдает.

Когда лодка ткнулась носом в землю, все мы облегченно выдохнули. Находиться на открытом пространстве, пусть и в ночи, было неуютно.

Стоило только нам сойти на берег, как контрабандисты тут же налегли на весла, отправившись обратно.

- Даже удачи не пожелали, - сказал Маркус, глядя на удаляющуюся лодку.

- Да уж, - ответил я. - Она нам точно не помешает.

Глава 10

10 Глава

- Куда мы сейчас? - тихо спросила Оливия.

- Пока прямо. Если верить карте, поблизости расположена пограничная застава, ее придется обходить по широкой дуге, не хватало только нарваться на армейские соединения.

- А почему вы с теми двумя не договорились, может они могли провести нас вглубь страны? У них же наверняка есть проверенные маршруты.

- Вы так любите доверять свою жизнь незнакомым людям? - я посмотрел на женщину. - К тому же, контрабандисты вряд ли бы согласились. Светить свои дороги такие люди не любят. Прекращаем разговоры, двигаемся медленно. Я впереди, вы с Николь по середине, Маркус замыкающий.

Споров и возражений не последовало, наша небольшая компания выстроилась в нужном порядке и медленно пошла сквозь лес, удаляясь от реки по диагонали. За ночь мне хотелось оказаться как можно дальше от границы. Пусть контрабандисты и заверили, что патрули здесь стараются не ходить, но проверять, так ли это на самом деле, как-то не хотелось. Видимость, конечно, оставляла желать лучшего - луна давала слишком мало света, но лес вскоре слегка поредел и идти стало гораздо легче.

Примерно через полчаса, минувших после высадки на берег, из-за ближайших деревьев появился Шрам. Призрачник сунулся мне под руку и протестующе мяукнул, жалуясь на тяжелую жизнь - плавать кот не любил. С каждым днем я все четче понимал, что именно хочет донести до меня мой четвероногий друг. Наша связь с ним крепла, и иногда создавалось ощущение, что мы практически можем общаться мысленно. Где-то на периферии сознания я всегда понимал, как он себя чувствует и насколько далеко находится. Странные это были ощущения, но в мире, где существует магия, происходило слишком много необычных вещей, чтобы удивляться еще одной.

Шагали до самого утра и по моим прикидкам прошли не больше десяти километров. Наши спутницы к перемещению по пересеченной местности были явно не приспособлены и сильно замедляли движение, хорошо хоть на жизнь не жаловались, молча преодолевая трудности.

Ближе к рассвету я все же решил дать женщинам небольшой отдых. Они начали часто спотыкаться, Николь вообще один раз с размаху растянулась на земле, благо подушка из прошлогодних листьев и травы смягчила падение.

Неглубокая низина послужила неплохим укрытием. Увидеть нас издали становилось крайне сложно, а с учетом того, что костер мы не разжигали, то и подавно. Из рюкзаков на свет появились консервы, нож и фляжки с водой. Дамы, к счастью, не потребовали себе особых угощений и вполне удовлетворились тушенкой с сухарями.

- Оливия, - орудуя ложкой произнес Маркус, - вы очень стойкая женщина. Мои сестры, знаете, никогда бы не отважились отправиться в соседнее королевство, охваченное мятежом.

- Благодарю, - ответила аристократка.

- Что вас тянет туда, наверняка это какой-то мужчина?

- Господин Маркус, давайте придерживаться линии поведения заказчик - наниматель. Я не собираюсь обсуждать с вами свои дела.

- Я вас понял, - произнес наемник. Чувствовалось, что слова женщины его задели.

К сожалению, мой друг просто не мог сидеть молча, когда рядом находятся две молодые особы, и вскоре переключил свое внимание на вторую даму:

- Николь, вы когда-нибудь слышали стихи Валантена Лефевра?

- Нет, но с удовольствием послушаю, - кокетливо улыбнулась девушка.

- Тогда, предлагаю зачитать вам балладу о двух потерянных душах. Это история о мужчине и женщине, влюбленных друг в друга. Судьба разлучила их, но после смерти они вновь встретились.

Маркус начал наизусть читать стихи на местном эквиваленте французского языка, который я практически не понимал, как, уверен, и сидящая неподалеку девушка. Вообще, было очень странно слышать подобный ответ от Николь. Все-таки Оливия слишком многое ей позволяет по меркам современного дворянского общества. Пусть служанка и не являлась ее собственностью, однако обычно такие люди даже слова не могли вымолвить без разрешения, а тут девушка практически флиртует с Маркусом.

Минутка поэзии затянулась чуть ли не на полчаса. Маркус обладал отличной памятью и мог сколь угодно долго заваливать предметы обожания стихами. В принципе, я не возражал против такого времяпрепровождения, дамам явно нравилось слушать рифмованные строчки, а я просто отдыхал. Следующий привал ожидался нескоро.

По нашим с Маркусом прикидкам путь до Идельбурга должен был занять от двух до трех недель, и это в лучшем случае. Нам при любом раскладе придется иногда выходить на дороги королевства, а без документов, разрешающих находиться в стране, это чревато. Даже незначительная проверка может привести к проблемам или даже схватке, что при наличии на руках двух беззащитных женщин - очень плохая перспектива. Мы-то с Маркусом сможем в случае необходимости уйти с боем, а вот наши спутницы - вряд ли. Есть вариант, конечно, попытаться прикинуться крестьянами или торговцами, а в идеале примкнуть к какому-нибудь каравану, но опять же - документы. Слишком мало времени имелось у меня на подготовку.

Маршрут, который мы продумывали еще в Регоне, подразумевал минимум контактов с местными жителями, однако нам в любом случае придется иногда пополнять запасы еды, а значит и заходить в деревни или поселки. Не исключено, правда, что мы сможем обойтись добычей, которую таскает иногда Шрам, но надеяться на это все же не стоило.

Помимо продуктового вопроса, поднимался еще один - пересечение нескольких рек королевства. Пусть дороги в тех местах не считались слишком оживленными, но на мостах вполне могла находиться стража или военные отряды. Вероятно, придется искать брод. В общем, проблем хватало, и решать их придется уже по ходу.

После небольшого перекуса наша четверка в прежнем порядке двинулась вглубь страны. Первый день прошел без приключений, если не считать порванное платье Николь. Девушка зацепилась за ветку и оторвала солидный кусок ткани, оголив стройные и белые, как молоко, ноги. У Маркуса случившееся вызвало широкую, я бы даже сказал, очень широкую улыбку. Меня же напрягла потеря времени, необходимого для починки одежды. От границы мы ушли не слишком далеко, и каждая лишняя минута, проведенная тут, увеличивала шансы на обнаружение.

Тем не менее, боги нас миловали - до самого вечера мы так ни на кого не нарвались, что косвенно было заслугой Шрама, призрачник безбоязненно шнырял по округе, периодически выскакивая нам наперерез. Резвился котяра, что явно указывало - опасности рядом нет.

Идти ночью я посчитал излишним. Девушки за последние сутки очень вымотались. Я вообще был удивлен, что они преодолели такой путь без стенаний и претензий. К тому путешествие по темноте потеряло свою необходимость - от границы мы немного отдалились, так что незачем без надобности мучать себя и других.

Поднялся вопрос с ночевкой, нам с Маркусом вполне было достаточно подстилок и костра, а для дам пришлось разбивать отдельную палатку. Одна такая в обязательном порядке крепилась к рюкзаку, которые мы таскали за спиной. Частые путешествия с Ульриком приучили держать при себе минимальный набор всего необходимого - от соли до мотка веревки.

Костер разводить не стали. Еду можно было согреть магией, а ночи радовали теплым воздухом и отсутствием дождей. До самой темноты Маркус развлекал девушек стихами, историями из своей жизни и даже пытался очень тихо петь. Оливия на все это практически не реагировала, зато Николь вполне себе смеялась над шутками и вела себя достаточно раскованно, однако грани не переходила и любые попытки любвеобильного наемника приблизиться пресекала на корню.

- Сергей, у вас есть братья или сестры? - ни с того ни с сего спросила Оливия.

- Нет, - я отвлекся от своих мыслей. - Зачем вам это?

- Я никогда не была в восточных княжествах, расскажите о своей семье, вы, наверное, из очень знатного рода?

- С чего вы взяли? Дети из богатого рода редко идут в наемники.

- Вы молоды, но состояли в отряде Ульрика - одного из лучших командиров северян. Я наводила справки, перед тем как связаться с вами.

- И все же нет. Моя семья далеко не самая знатная, к тому же отец впал в немилость князю и лишился всего состояния, поэтому я здесь.

- Почему не армия?

- Люблю свободу. Оливия, откровенность за откровенность - зачем вам в Идельбург?

- Простите, - посмурнела женщина, - но этого я сказать не могу.

Вот и поговорили. Странная все-таки эта Оливия. Зачем ей информация о моей семье? Просто так, из женского любопытства? Почему-то в это не слишком верилось, не походила она легкомысленную особу, обожающую сплетни, а значит какую-то цель все же преследовала. Нужно быть с ней очень аккуратным.

На следующий день наше путешествие продолжилось. Напряженность первых суток несколько спала. Ближайший крупный город, возле которого нам предстояло пройти, находился в сотне километрах южнее, так что вероятность напороться на ненужных свидетелей была не слишком высока. Периодически сверяясь с картой, мы не очень быстро, но уверенно пересекали королевство.

Первые сложности начались на третий день пути. Постоянно двигаться по лесам уже не получалось. Все чаще нам приходилось пересекать дороги, а то и идти по ним, если буреломы вокруг становились непроходимыми. Несколько раз встречались группы крестьян, работающие на полях. К счастью, их мы замечали раньше и обходили стороной, так что люди, занятые работой, нас не видели.

И опять леса, опять ночевки под открытым небом. От нас с Маркусом начало ощутимо пованивать. Раньше я на такие мелочи практически не обращал внимания, но теперь, когда рядом находились две дамы, ситуация немного изменилась. Впрочем, от наших спутниц розами тоже не пахло. Поэтому, найденное на пятый день путешествия озеро, обрадовало одинаково и мужчин, и женщин.

Как Маркус не стремился присоединиться к купающимся спутницам, ему этого, естественно не разрешили. Почти час Оливия и Николь плескались воде и стирали вещи. Опять же, меня дико удивил тот факт, что обе дамы не боялись грязной работы. Вполне можно было ожидать, что аристократка заставит служанку взять на себя все хлопоты, но нет, работали они наравне.

Конец первой недели путешествия ознаменовался тем, что у нас все-таки начала заканчиваться провизия. Четыре человека едят не мало, а взять с собой большие запасы, было невозможно - основной тягловой силой являлись мы с Маркусом, а помимо продуктов приходилось нести кучу других вещей. Шрам действительно несколько облегчил нам жизнь, но притащенная им однажды утка ситуацию не спасла. Передо мной встал выбор: перейти на подножный корм или все-таки сходить в какое-нибудь поселение с целью пополнить запасы. Выбор пал на второе. Немалую роль в этом деле сыграл тот факт, что у Николь развалилась обувь. Девушке вообще не очень везло - то юбку порвет, то подошва отвалится.

На имевшейся в нашем распоряжении карте были отмечены далеко не все поселения королевства, однако она являлась лучшей из тех, что можно достать в продаже, так что подходящее для наших целей место мы отыскали без особых проблем.

Идти всем скопом в большое село, расположенное на стыке двух пологих холмов, я посчитал излишне рискованным мероприятием. Одного человека было вполне достаточно, чтобы закупиться всем необходимым на неделю вперед. Естественно роль разведчика досталась Маркусу. Спутницам, по понятным причинам, в поселении делать было нечего, а я выглядел достаточно молодо для исполнения роли заядлого путешественника. Да и чего таить, моя бледная физиономия могла вызвать ненужные подозрения у местных жителей.

Пообещав вернуться как можно скорее, Маркус прихватил с собой немного серебра и быстрым шагом отправился в сторону села. Нам же оставалось только ждать и надеяться, что все пройдет гладко.

Место для наблюдения я выбрал возле длинной лесной прогалины. Здесь явно когда-то давно бушевал сильный пожар и теперь, деревья робко пытались занять территорию, но пока без особых успехов. Такая позиция позволяла мне увидеть Лоренсона заранее, и, если он будет не один, предпринять какие-либо меры.

Маркус отсутствовал больше двух часов. От той точки, где укрылись мы с женщинами до ближайших домов было километра три, может чуть больше, что, в принципе, не расстояние для опытного воина.

Первым приближение Лоренсона заметил Шрам. Призрачник, спокойно лежавший в траве, внезапно вскочил и начал нервно дергать ушами. Такое поведение мне было хорошо знакомо - что-то пошло не по плану.

- Прячьтесь, - стараясь не показывать беспокойство произнес я.

- Что-то случилось? - тут же отреагировала Оливия.

- Это был приказ. Затаитесь в кустах и будьте готовы уносить отсюда ноги. Все обсуждения потом.

Больше вопросов не последовало. Быстро похватав вещи, женщины скрылись в лесу. Найти их позже не составит проблемы, а если начнется драка, я бы не хотел, чтобы они оказались поблизости.

Через пару минут ожидания, бегущего во всю дурь наемника заметил и я. Шрам, почуяв неладное, уже давно куда-то смысля, однако о грядущих неприятностях меня предупредил, за что ему большая благодарность.

Что именно заставило Маркуса бежать сломя голову, оставалось неизвестным, однако вряд ли он просто решил размяться по дороге. Поэтому я готовился к худшему, начиная каст самых смертоносных заклинаний из своего арсенала.

Перепрыгивая через кочки и преодолевая за раз сразу по нескольку метров, наемник несся к лесу. Ни один атлет моего мира не смог бы развить такую скорость - магия позволяла двигаться чрезвычайно быстро. Поле Маркус пересек за считанные секунды и, уже подбегая к лесу, заметил меня.

Попытка резко остановиться едва не привела к падению. Кое-как удержавшись на ногах, Лоренсон выпалил:

- Сзади отряд. Четыре мага, десять обычных, скачут сюда!

- … - выругался я. Не то, чтобы для меня стали сюрпризом слова друга, но все же ситуация складывалась крайне паршиво. - Далеко они?

- Пять минут и будут здесь. Может раньше.

- Понятно. С женщинами не уйдем, придется дать бой. Займи позицию, будем надеяться, что они не станут устраивать полноценную облаву и звать подкрепление. Если запахнет жареным, пытаемся увести этих людей подальше отсюда. В этом случае бежим вместе и работаем как обычно.

Кивнув, наемник тут же укрылся за ближайшим деревом. По движению его рук я понял, что он, как и я, начал подготовку заклинаний.

Погоня показалась куда раньше, чем я рассчитывал. Не успели мы с Маркусом договорить, как на противоположном конце поля появились люди. Они сидели верхом на лошадях и, выйдя на ровную местность, тут же пришпорили коней. Следы бежавшего человека отчетливо виднелись на примятой траве, так что ошибиться с направлением им не грозило.

Среди группы бойцов сильно выделялись четверо магов. Видно их было сразу. Во-первых, они находились впереди, а во-вторых, позолоченные цепочки, висящие на мундирах, явно указывали на статус их владельцев. Благодаря этому я сразу понял, на кого потрачу уже готовый “вакуумный взрыв”.

Чтобы не быть замеченным раньше времени, я лег в траву. Для применения заклинания не требовало вставать в полный рост, так что шарик сжатой смерти оказался для преследующих Маркуса людей крайне неприятным сюрпризом. Едва они приблизились на нужное расстояние, я завершил каст. Бурлящая сфера вздулась между солдатами, и начала свою разрушительную работу. Сминались тела и оружие, ржали умирающие лошади. Животных было очень жаль, но ненужные сантименты пришлось заглушить.

Минус один. Заклинание сработало, как и должно было. Жаль, уничтожить получилось только одного офицера, его защита ничего не смогла противопоставить магическому прессу, остальные маги оказались невредимы. Всего из строя вышло четыре человека, но простые бойцы не представляли нам угрозы, если конечно не были вооружены артефактами.

Одновременно с моей атакой начал работать Маркус. Несколько сверкающих лучей устремились к врагам, но результатом удара стал лишь выпавший из седла офицер. Дальнейшая его судьба осталась неизвестна, так как мне срочно потребовалось сменить место дислокации. Лидер военного отряда каким-то образом заметил, откуда прилетело первое заклинание, и тут же направил в мою сторону ответный подарок. Земля под ногами взорвалась. Трава, камни, корни деревьев - все это шрапнелью разлетелось на несколько метров. Ударная волна отбросила меня в сторону, и инерцию пришлось гасить перекатом.

Не слишком надеясь на собственную защиту, я рванул в глубь леса, куда уже ломанулся Маркус. Противники нам достались достойные, а затягивать бой явно не стоило. Их численное преимущество однозначно даст о себе знать, а значит не мешало бы растянуть противников, тем более на лошадях по лесу особо не поскачешь.

План сработал, нам удалось оторваться от преследователей, а те, решив, что мы больше ни на что не способны, дурняком ломанулись следом, правда лошадей они оставили на опушке.

Отрываться от преследователей на значительное расстояние было опасно. Противники могли плюнуть на бесполезную погоню и начать обследовать местность, а у нас где-то там прятались девушки. По этой причине двигались мы не слишком быстро, за что едва не поплатились. Маг, бегущий первым, кастанул какое-то заклинание, задевшее защиту лишь краем. Сперва я подумал, что враг промазал, но нет, цель его заключалась в другом - вокруг меня начали ломаться деревья, и уйти от падающих стволов удалось с огромным трудом.

Ситуация мне крайне не понравилась - в следующий раз могло и не повести, а значит пришло время действовать. Не сбавляя скорости, я крикнул Маркусу:

- На счет три. Фокус на ближайшем. Раз, два, три.

Едва было произнесено последнее слово, как Маркус моментально развернулся и, еще не остановившись до конца, влепил в ближайшего офицера, пронзающий удар, следом последовало мое заклинание, которое я готовил последнюю минуту.

Все сработало как на тренировках. Полгода, проведенные в отряде Ульрика многому меня научили. Минус два.

Получив сквозную дыру в груди, маг рухнул на землю. Тут же, пока враги не успели опомниться, снова разрываем дистанцию, подготавливая на ходу следующее заклинание. Однако противники не спешили продолжать погоню. Потеря двух офицеров серьезно сказалась на их уверенности в победе. Не имея численного превосходства, напавшие на нас люди предпочли отступить. Вот только в мои планы такой поворот событий не входил.

- Маркус, назад, они уходят! Я впереди, принимаю удар на себя, затем фокус на ближайшем.

Дополнительных инструкций наемнику не требовалось. И опять гонка по лесу, только теперь в обратном направлении. Я впереди, Маркус в нескольких метрах сзади.

На то, что нас не заметят, никто и не надеялся. Оставшиеся в живых маги наверняка были готовы к нападению, поэтому сил на защите я не экономил, вливая в нее максимально возможное количество энергии. Параллельно с этим шел каст воронки. Удерживать контроль сразу над двумя или даже тремя заклинаниями с каждым разом получалось все лучше.

Противники, на наше счастье, убегать не собирались. Да, они немного отступили к опушке, но остались на месте, решая, как поступить дальше, и два несущихся на них человека все-таки оказались для них сюрпризом. Не ожидал.

В любом случае, сориентировались они быстро, и в мою сторону полетели сразу две молнии, бесследно растворившиеся в защите. Теперь пришла наша очередь атаковать. Скрученный жгут энергии почти мгновенно преодолел расстояние до врага и пробил защиту. Тут же в образовавшуюся прореху ударило заклинание Маркуса. Минус три.

Добить оставшихся противников уже не составляло труда. Простые бойцы в принципе ничего не могли нам сделать, а последний офицер, погиб после очередной совместной магической атаки.

- Уф, справились. - вытирая пот со лба, произнес Маркус. - Справились!

- Сколько точно людей за тобой гнались? - спросил я. Расслабляться пока не следовало.

- Говорю же, четырнадцать.

- Плохо. Все очень плохо.

- Ты, о чем?

- Пересчитай убитых.

Через несколько секунд среди деревьев раздался сочный мат - двоих противников мы упустили, а значит скоро на нас может открыться настоящая охота.

- Давай их догоним?

- Плохая затея. Убийство отряда военных все равно не останется незамеченным, к тому же в поселке могут быть еще маги. Что вообще там произошло, как на тебя вышли?

- Сперва все было отлично. Я спокойно зашел в село, нашел рынок, начал выбирать еду. Ботинки для Николь, кстати, почти сразу купил, крупы взял, сухарей мешок. Удачно, думал все прошло, угу, разбежался. На выходе из поселка меня уже ждали. То ли кто-то накапал про меня, то ли просто решили проверить нового человека, не знаю. Я когда отряд этот увидел, решил на всякий случай через задворки уйти, но только с дороги свернул, вся эта кодла следом рванула. Ну а дальше ты знаешь.

- Понятно все. Нужно отсюда уходить и как можно скорее. Шрам! - крикнул я и призрачник практически мгновенно материализовался неподалеку, - Оливия. Веди к ней.

Сообразительный хищник сразу понял, что от него хотят, и бодро потрусил вглубь леса. Как оказалось, дамы отлично спрятались, укрывшись среди деревьев так, чтобы видеть происходящее, но оставаться при этом незамеченными. Без Шрама я бы вряд ли отыскал их так быстро.

- Опасности больше нет? - спросила Оливия, стряхивая листья и прочий мусор с одежды.

- Нужно уходить. Николь, переоденься, Маркус купил тебе обувь. Ваши вещи отдайте нам, придется двигаться очень быстро. Чем дальше уйдем отсюда, тем меньше шансов, что на наш след выйдет поисковый отряд.

К моей огромной радости споров и лишних вопросов не возникло. Женщины вполне адекватно восприняли мои слова и вскоре мы уже шагали прочь от злополучного села.

Спустя несколько часов путь нам преградила река. Если бы не драка с военным отрядом мы бы спокойно пересекли ее по мосту, что находился неподалеку, теперь же пришлось искать брод. Времени на сооружение плавсредств не было, к тому же, выяснилось, что помимо Маркуса еще и Николь не умеет держаться на воде. На вопрос, почему я об этом узнал только сейчас, дамы промолчали

Участок, где можно было перебраться на противоположный берег, вскоре все же нашелся. В прозрачной воде хорошо просматривалось каменистое дно и по предварительным прикидкам глубина в этом месте не превышала метра. Неприятно, но некритично. Единственное, что меня настораживало - течение. Река в этом месте не на шутку ускорялась, а чуть дальше дно резко терялось, видимо вода намыла глубокую яму сразу за бродом. Тем не менее, выбора у нас не было, идти все равно пришлось.

И опять, я впереди, нащупываю дорогу, затем девушки и Маркус. Наемник долго не решался войти в воду, но потом все же пересилил страхи.

Когда я преодолел уже две трети пути, громкий возглас, сопровождаемый плеском воды, заставил меня обернуться назад. Маркуса нигде не было видно, и лишь муть, поднятая со дна, давала понять - друг поскользнулся, ушел под воду, и течение затянуло его в промоину.

Глава 11

11 Глава

Не теряя ни секунды, я нырнул в бурлящий поток. Маркус не умел плавать, времени на раздумья просто не было. Единственное, что я успел сделать, прежде чем погрузиться в воду - выкинуть рюкзак на берег и крикнуть женщинам, чтобы они оставались на месте.

Кто хоть раз видел, как тонет человек, знает - это не имеет ничего общего с тем, что мы привыкли представлять. Никто не барахтается на воде, не зовет на помощь. Человек просто уходит на дно, беспорядочно двигая конечностями, что только усугубляет ситуацию. К тому же, у многих людей начинается паника. По этим причинам, понять, куда именно течение утащило Маркуса, было практически невозможно. Я знал лишь примерное местоположение друга и вслепую шарил руками, пытаясь нащупать его в мутной воде.

Не знаю, сколько времени прошло с моего прыжка в промоину, может несколько секунд, а может и минуты. Время смешалось, искривилось, не позволяя понять, есть ли хоть какие-то шансы найти Маркуса. О печальном исходе я старался не думать и раз за разом погружался на дно, пытаясь бороться с течением. Ничего. В голову начали закрадываться очень неприятные мысли. Год назад я уже потерял одного друга и второй раз сделаю все, чтобы это не повторилось.

После очередного всплытия, я сориентировался, где примерно нахожусь, и вновь нырнул в воду. Именно в тот момент что-то ухватило меня за ногу и что есть силы потянуло ко дну. Вряд ли в реке внезапно завелся водяной или русалка. Я все-таки отыскал Маркуса! Теперь оставалось лишь вытянуть его на берег, и, боюсь, задачей это окажется нетривиальной.

Сопротивлялся Маркус яростно. Он, скорее всего, не понимал, что происходит, поэтому просто пытался вскарабкаться как можно выше, чтобы глотнуть воздуха, и вроде как у него это даже получилось. Правда, при этом он чуть меня не утопил, но подобного поведения следовало ожидать.

Не знаю каким чудом, но мне удалось вытянуть друга на мелководье. Течение здесь было уже не столь яростным, и с каждым шагом идти становилось все проще. Тем более, спасаемый перестал изображать из себя, рыбу, которую внезапно собрались вытащить на сушу, и начал даже помогать мне.

Едва только под ногами показалась твердая поверхность, Маркус упал на землю. Его начало нещадно полоскать - воды он наглотался с избытком, и теперь она едва ли не литрами выходила из организма. Удивлен, что он вообще остался в сознании.

Пока друг приходил в себя, я пытался отдышаться и понять, где мы оказались. Пока мы боролись за выживание, течение достаточно далеко отнесло нас от брода. Не уверен, что женщины последовали моему совету и остались на середине реки, а значит не стоило терять время.

- Оклемался? - спросил я Маркуса, когда он немного очухался после неудачного купания.

- Рюкзак утопил. Ненавижу реки! - прорычал наемник и его снова начало рвать.

- Не уходи никуда, я скоро вернусь - надо помочь Оливии.

С Маркусом, судя по всему, все было более или менее нормально. Ему требовалось только время, чтобы прийти в себя, а вот женщин, оставшихся без присмотра, стоило проведать.

Вернувшись к броду, я обнаружил Оливию и ее служанку, спокойно стоящими на берегу. С одной стороны, это меня обрадовало, но с другой - женщины не выполнили мое распоряжение.

- Вы нарушили приказ, - сказал я. - Николь не умеет плавать, что если бы она поскользнулась на камнях и повторила судьбу Маркуса?

- Вода холодная, - спокойно ответила Оливия, - Вас слишком долго не было, а у нас уже начали замерзать ноги. Мы вполне могли получить судорогу, так что я приняла решение выходить на берег.

- Я вас понял, - мне пришлось признать, что логика в словах дворянки присутствовала, - разумное решение. Пойдемте к Маркусу, нам все равно нужно просушить одежду.

- Мы справимся. Идите к своему другу, я займусь сушкой. Поверьте, женщины нашего рода превосходно владеют бытовой магией. Если мы заметим кого-нибудь, обязательно дадим знать.

- Хорошо. Не уходите слишком далеко, вряд ли погоня, если она есть, находится слишком близко, но все же.

Оставив женщин приводить себя в порядок, я вернулся к Маркусу. Наемник уже оклемался и сидел на земле, привалившись к дереву. Выглядел он не важно. Мокрый, грязный, с застрявшей в волосах тине. Издали его вполне можно было принять за утопленника.

- Ненавижу воду, - Лоренсон заметил мое приближение.

- Маркус, найдется у нас свободная минутка, будем учить тебя плавать. На ровном месте ведь чуть не погиб.

- Да уж, поганая была бы смерть. Чуть легкие не выплюнул тут на берегу. Как там дамы?

- Нормально с ними все. Вещи сушат. Тебе, кстати, тоже не помешало бы. Справишься сам?

- Должен.

Маркус с трудом поднялся с земли, и спустя пару минут от него повалил пар. Снимать одежду наемник не захотел и сушил вещи прямо на теле. Впрочем, не такая уж и плохая идея - я воспользовался примером друга и так же направил магию на разогрев ткани.

В результате неудачной переправы через реку мы потеряли один рюкзак с провизией и вещами. Хорошо хоть все артефакты и деньги я носил с собой, так что можно было считать - обошлись малой кровью, поэтому потеря части снаряжения меня не слишком расстроила, главное - все живы, а с остальным разберемся.

Через пол часа наш небольшой отряд окончательно отошел от случившегося на переправе и собирался двигаться дальше. Шрама, правда, нигде не было видно, но кот не слишком любил воду, и какое-то время он обязательно потратит на то, чтобы собраться с духом и переплыть реку. За долгие месяцы совместных путешествий эту черту призрачника я уже выучил.

Фортуна, видимо, сегодня была в очень дурном расположении духа. Сперва случилась ненужная стычка с военным отрядом, потом едва не утонул Маркус, а чуть позже оказалось, что брод пользуется спросом. В окрестностях мы были не одни.

Неладное я заметил лишь в самый последний момент. Отсутствие поблизости Шрама сыграло со мной злую шутку, и затаившиеся в лесу люди оказались для нас полнейшим сюрпризом.

- Щиты! - едва успел крикнуть я, как в формирующуюся защиту ударила магия. Что именно применили нападавшие, разобрать было невозможно, лишь алые искры разлетелись по округе.

От удара меня отбросило далеко в сторону. Кубарем покатившись по земле, я со всего размаха приложился головой об дерево. Сознание в любую секунду грозило уйти за горизонт, но каким-то чудом мне удалось удержаться на этом слое реальности. Не желая проверять, насколько удобной мишенью являюсь, я что есть силы рванул в сторону возможного противника. Не будь у меня обязанностей по защите женщин, скрылся бы в лесу, чтобы полноценно подготовиться к схватке, но сейчас ситуация требовала иного поведения.

Краем глаза замечаю, что чуть в стороне от меня Маркус, петляя как заяц, пытается уклониться от летящих в него снарядов. Оливия и Николь соляными столбами замерли на едва заметной тропке, по которой мы шли. На них неизвестные враги пока не обращали внимания, что в принципе разумно - сперва надо было разобраться с нами.

Пока я бежал к кустам, из которых летели заклинания, щит еще пару раз содрогнулся от попаданий и был уже на грани, еще одной плюхи он мог и не выдержать. Прорвавшись сквозь плотные ветки, я наконец увидел, напавших на нас людей. Несколько человек растерянно замерли, не понимая, что делать, и лишь двое из них продолжали каст, но закончить его им было не суждено.

Мощный кинетический удар отбросил мужчин далеко в сторону. Кажется, я даже слышал хруст треснувших костей. Затем в ход пошла сталь. Удар шпагой и струя крови вырывается из разорванного горла, еще удар и острие протыкает сердце следующего противника. Тут же меню позицию, не позволяя оглушенным магам нацелить на меня заклинания. Снова кинетический удар, затем рассекающий, и уход в сторону. Повторить.

На сложные магические конструкции в скоротечном бою просто не было времени, но и базовых приемов, которыми владели даже первокурсники интернатов, хватало, чтобы создать противникам серьезные проблемы. Жаль эйхор нельзя было использовать - велика вероятность, что мою способность могли заметить женщины, а после завершения контракта мне хотелось сохранить инкогнито.

Последнего своего оппонента я прикончил броском стального шарика. Испуганный мужчина пытался убежать, но шансов против летящей смерти у него не было. Пара снарядов истощила скудный щит, а еще один раздробил беглецу череп. Казалось бы, все, победа, но неподалеку еще слышались звуки боя, Маркус продолжал с кем-то сражаться. Не тратя время на осмотр убитых, я ринулся обратно на тропу.

Картина, открывшаяся мне, удручала. Нет, все были живы, но возле женщин замерли четыре человека, двое из которых приставили ножи к шеям наших подопечных. Маркуса поблизости не оказалось - он, судя по всему, продолжал бой в лесу.

- Если с женщинами что-то случится, вы сдохните медленно и мучительно, - произнес я, стараясь чтобы каждое мое слово было услышано.

- Шпагу на землю, руки за голову, пойму, что ты применяешь магию, вскрою горло одной из твоих подруг, - спокойно ответил мне седой мужчина с длинными усами, стоявший в стороне.

Плохо дело. Быстро обезвредить сразу четверых я не смогу, возможно не все из них маги, но даже простой человек успеет чиркнуть ножом по шее. Что делать, было совершенно непонятно. Если подчинюсь требованиям усача, то умру с вероятностью сто процентов, а если нет, то пострадают женщины, которых я обязался защищать.

- Вы ведь мятежники, так? - совершенно неожиданно спросила Оливия.

- Закрой рот, - процедил человек, державший кинжал.

- Мы идем в Идельбург, чтобы помочь истинному королю.

- Закрой рот, сучка! - злобно прорычал мужчина и сильнее прижал лезвие к шее женщины. Потекла кровь.

- Пусть говорит, - усач осадил своего подчиненного.

- Цель моей миссии я могу поведать только вам, - Оливия ни на секунду не изменилась в лице, даже когда кинжал едва не вскрыл ее сонную артерию. - Это очень важно для нашей общей победы.

- Янош, - мужчина обратился к человеку, удерживающему женщину, - отпусти её. Как ваз зовут, милейшая?

- Оливия.

- Подойдите. А вы, - говорящий кивнул на остальных участников действа, - если начнутся проблемы, убейте вторую.

Посыл был предельно понятен. Я старался не шевелиться, чтобы оставшиеся люди не наделали глупостей, и не зря. Когда на поляну ворвался взбешенный, как бык, Маркус, мне на секунду почудилось, что кинжал, прижатый к шее Николь, дернулся, но нет, девушка осталась цела.

- Маркус спокойно, - крикнул я. - Не шевелись.

- Что происходит? - наемник непонимающе крутил головой.

- Понятия не имею, но Оливия сейчас ведет переговоры.

- Стойте там, - нервно произнес один из бандитов. Чувствовалось, что он находится на грани нервного срыва и может совершить любую глупость.

Не знаю, чего Оливия рассказала седому мужчине, однако вскоре они вернулись на поляну, и дворянка уже не выглядела как заложница.

- Произошла ошибка, - громко сказал усач, - отпустите даму. Господа, просим прощение за нападение. Мы не подозревали, кто вы, и с какой целью путешествуете.

- Эрвин, ты уверен? - спросит человек, удерживающий Николь.

- Ты плохо слышишь?

- Нет, нет, - пробормотал Янош, отпуская девушку.

- Очень жаль, что все так вышло, - сказал Эрвин. - Мы потеряли много людей, Оливия, вы выбрали себе в охрану сильных бойцов.

- Зачем напали и кто вы вообще такие? - спросил я.

- Мы - люди, вставшие на сторону Роберта Андаринского. Наше объединенное войско было разбито, мои земли король забрал себе, теперь я и еще несколько почтенных дворян вынуждены скрываться.

- И все же, зачем вы напали?

- Человек, приставленный наблюдать за бродом, заметил вас и подал сигнал. Нам некогда было разбираться, кто именно пришел в эти леса: беженцы или люди короля. Мы не хотели рисковать, поэтому приняли решение уничтожить вас. Видимо я переоценил свои силы. Вы ведь наемники?

- Да, - ответил Маркус.

- Так я и думал.

- Что теперь? Мы можем идти дальше?

- Конечно, однако моя святая обязанность помочь госпоже Оливии в ее миссии. Вы можете переночевать в нашем лагере, после чего мы снабдим вас всем необходимым для дальнейшего путешествия.

- За нами может быть погоня.

- Я выделю людей. Они постараются увести ее по ложному следу. Прошу за мной. Миклош, ты остаешься здесь, людей нужно похоронить и отправь кого-нибудь в лагерь, пусть соберут отряд, нужно запутать королевских псов, если такие появятся.

- Сделаем, - мрачно ответил мужчина. Теплых чувств он к нам явно не испытывал, что, впрочем, неудивительно. Мы только что положили едва ли не десяток человек, которые вполне возможно были его друзьями.

- Нам точно надо идти с этими людьми? - Едва слышно произнес Маркус, подойдя ко мне вплотную.

- Думаю, да, - так же тихо ответил я. - Помощь не помешает. Не знаю, чего там наплела Оливия, но Эрвин ей верит. Ты кстати, не ранен?

- Нормально. Против меня всего трое были и лишь один из них - маг. Основная масса видимо впереди была. Если бы я на твоем месте шел, точно бы не выжил.

- Не прибедняйся. Хотя да, щит они почти пробили, повезло, что действительно сильных магов у них не нашлось.

Пока мы тихо переговаривались с другом, Эрвин закончил раздавать указания и приглашающе махнул рукой. Женщины, взглянув на нас, тут же последовали за седовласым мужчиной. Пришлось и мне ненадолго приглушить паранойю и последовать их примеру.

Лагерь мятежников располагался в часе ходьбы от места, где случилась стычка. Всю дорогу Эрвин не отходил от Оливии, развлекая ее рассказами о своей семье и том, как прошло восстание Роберта. В принципе, я тоже был не против послушать историю конфликта между венценосными особами.

Как мне уже было известно, горячая фаза восстания началась больше месяца назад. Очень многие дворянские роды присоединились к нему. Королевство вспыхнуло, как сухая трава. Многих не устраивала политика короля, направленная на ущемление прав аристократов. Правитель пытался устранить пережитки древности и перевести страну на новые рельсы рыночных отношений. Убирались закладные на крестьян, делавшие их по сути рабами землевладельцев, людям, не имеющим дворянского происхождения, продавались земельные наделы для строительства и ведения бизнеса, менялась структура власти.

Роберт Андарнинский негативные настроения в обществе прекрасно осознавал и решил поставить их себе на службу. Он засиделся в наследниках престола и желал править сам, а политика, проводимая его отцом, позволила реализовать свои планы.

Несколько месяцев подряд Роберт рассылал письма наиболее недовольным дворянским семьям, подбивая их присоединиться к восстанию, и у него даже получилось найти немало сторонников, но кто-то сдал непокорного сына отцу, и Роберту пришлось бежать. Его не смогли поймать, что позволило мятежному принцу собрать под свои знамена множество молодых и не очень аристократов.

Произошло сражение. Армия короля, состоявшая большей частью из профессиональных военных, посвятивших службе всю свою жизнь, с треском разбила, наспех собранное войско Роберта. Многие бежали в том числе и Эрвин. Люди укрылись в лесах, и теперь седовласый дворянин мечтал, чтобы нынешний король почил, а на трон взошел Роберт. Только так родовое поместье Эрвина, что сейчас принадлежит короне, вернется своему истинному владельцу.

Слушая рассказ дворянина, мне все больше нравился король, затеявший реформы в своей стране. Традиционализм изжил себя. Далеко на сельском хозяйстве не уйти, уж в этом я был уверен, зная историю своего мира. Конечно, дела этого королевства меня совершенно не касались, но в данный момент мы, судя по всему, играли на стороне Роберта. Понять бы только каким образом. Не подходит Оливия на секретное оружие, способное перевернуть ход войны. Может быть она несет с собой какой-нибудь могущественный артефакт, но зачем тогда рисковать, нанимая всего двух бойцов? Темная все-таки тут история.

Пока Эрвин вел свой рассказ, мы практически незаметно для себя добрались нужного места. Не скажу, что лагерь мятежников отличался какой-то основательностью и монументальностью, но чувствовалось, что люди живут здесь достаточно давно. Казалось бы, навесы, палатки, временные постройки, но сразу создавалось ощущение - быт здесь вполне налажен.

Наше появление не стало неожиданностью. Людей уже предупредил прибежавший ранее гонец, однако посмотреть на гостей вышли почти все. Были тут и женщины, и дети, и совсем юные девицы. Мужчин я почти не видел.

- Вы с семьей сюда перебрались? - я подошел ближе к Эрвину.

- Нет конечно, - ответил он. - Еще до начала восстания я отослал жену и дочь в другое королевство. Уверенности в победе Роберта у меня не было, поэтому со мной пошел только сын и верные люди.

- А женщины, которые здесь живут?

- Крестьяне и прислуга.

- Все ваши?

- Ну что вы. Моих тут от силы двое или трое, остальные - люди других господ. Многие пришли с верными слугами.

- И долго вы тут планируете сидеть? - подключился к разговору Маркус.

- Думаю, нет. В ближайший месяц все окончательно решится. Либо войска короля возьмут Идельбург, либо Роберт наденет корону. В первом случае нам придется уходить из страны, а во-втором, мы присягнем на верность новому правителю и вернемся в свои владения.

- Идельбург в осаде?

- По тем данным, что у нас имеются - да. Мы конечно стараемся не вылезать из этой глуши, но иногда людям приходится выбираться в города. Оттуда и стало известно, что король одержал очередную победу и загнал Роберта в Идельбург, но пока взять его не получается.

- И что мешает?

- Увы, - развел руками Эрвин, - этого мне неизвестно. Возможно дело в том, что принц привлек в город множество наемных отрядов, может в чем-то другом, однако не думаю, что это поможет Идельбургу продержаться долго.

- Именно по этой причине нам нужно спешить, - сказала Оливия. - Сергей, мы уходим сегодня же.

- Как скажете, - кивнул я. - Вопрос только: как мы проберемся в осажденный город? Прорываться с боем сквозь армию короля я не буду.

- Нам и не придется, - ответила женщина, - Ваша задача - проводить меня в окрестности Идельбурга, не больше.

- Отлично, тогда предлагаю не тратить время.

- Подождите хотя бы, пока наши люди соберут вам провизию, - возмутился Эрвин, - к тому же, здешние леса очень коварны. Рядом располагаются болота, которые могут сильно замедлить вас. Я выделю проводника, это меньшее, что я могу сделать для нашей общей победы.

- Спасибо, господин Эрвин, - сказала Оливия, - буду вам очень благодарна.

- Надеюсь, король Роберт услышит про нас?

- Непременно.

Ну вот и стало понятно, чего же этот седовласый мужчина так рьяно бросился помогать Оливии. Ничего предосудительного в подобном поведении не было, но мне хотя бы стала понятна мотивация Эрвина. От идеалиста можно ждать чего угодно, а если человек печется о своем благосостоянии, то и поступки его вполне можно просчитать.

Проводник для нас нашелся достаточно быстро. Пока две пожилые женщины собирали в дорогу нехитрые припасы, Эрвин привел молодого паренька простоватой наружности. Курносый, конопатый с растрепанными рыжими волосами.

- Такого молодца можно вместо факела в лесу использовать, - беззлобно пошутил Маркус, увидев проводника, на что получил испуганный взгляд, затравленного зверька.

- Михей, - обратился к пареньку Эрвин, - слушайся этих людей как меня. Проведешь их через наши леса, потом жду тебя здесь.

- Сделаю, господин, - неожиданным басом ответил Михей.

- Ну и славно, - будто добрый дядюшка улыбнулся дворянин, - Госпожа Оливия, я счастлив был познакомиться, очень жаль, что наша встреча произошла в подобных обстоятельствах, но видно так распорядилась судьба, надеюсь, мы еще увидимся при дворе.

Еще раз попрощавшись со всеми, Эрвин оставил нас с Михеем, а спустя несколько наш, увеличившийся на одного человека, отряд покинули лагерь мятежных дворян, чему я был только рад. Пусть седовласый усач и распылялся в любезностях перед Оливией, очень сомневаюсь, что остальные обитатели этого места испытывали к нам теплые чувства.

Михей как проводник по этим лесам оказался вполне неплох, но была у него одна особенность - он нас явно побаивался. По большей части парень молча топал вперед, вздрагивая от каждого окрика, а уж когда нас догнал Шрам, вообще чуть на дерево не залез от страха, благо я оказался рядом и удержал трусливого проводника от поспешных действий.

- Ты в кого такой пугливый? - спросил Маркус, после этого инцидента. - Вроде не хиляк, да и голосище такой, что любой жрец позавидует.

- Не знаю, - опустив глаза произнес Михей, - не ругайтесь господин.

- Да не собираюсь я тебя ругать, просто интересно.

Больше к рыжему пареньку мы не лезли. Создавалось ощущение, что от дворян он ждет только плохого и старается лишний раз не привлекать к себе внимания. Нелегкая видимо судьба выпала Михею.

Как ни пуглив был проводник, но места здешние он действительно знал неплохо. Болота или буреломы так ни разу и не встали у нас на пути, и за несколько дней мы достаточно далеко удалились от лагеря мятежников и поселка, где случилась драка с военным отрядом. Подаренный Эрвином провиант позволял не переживать о еде, а одежда пока не требовала починки. Пять человек не слишком быстро, но уверенно продвигались на юг страны.

Глава 12

12 Глава

- Все господа, - обратился к нам Михей, - дальше я мест не знаю. Отпустите меня пожалуйста, а то господин Эрвин ругаться будет.

- Иди, - ответил я, и парнишка тут же рванул обратно в лес. Дальше нам предстояло идти одним.

Пять дней минуло после нашего знакомства с седовласым дворянином. Конопатый проводник добросовестно провел отряд сквозь леса королевства. Благодаря ему, нам удалось безболезненно преодолеть сложные участки пути. Там, где я бы пошел по дороге или мосту, Михей находил какие-то нехоженые тропки, ведущие мимо поселений и патрулей. На вопрос, откуда парню известны все эти дорожки, проводник ответил, что он много раз ходил здесь с отцом, пока его не убили в недавней битве.

Единственным существенным недостатком Михея оказался тот факт, что в картах он разбирался так же, как гусь в чтении, так что показать текущую точку маршрута не мог. По словам Михея, до Идельбурга оставалась меньше недели быстрого хода. Не так уж и много, поэтому я очень надеялся, что за это время войска короля не возьмут город.

Долгое путешествие уже порядком утомило и меня, и особенно наших спутниц. Даже веселые истории Маркуса уже не могли поднять им настроение, но, что удивительно, никто не роптал. Женщины стойко переносили все лишения, не жалуясь на тяготы, как этого можно было ожидать. Оливия безропотно ела подсушенное мясо и сухари, запивая все это водой, тратила минимум времени по утрам, чтобы привести себя в порядок, и в целом вела себя достаточно самостоятельно. Николь от своей хозяйки не отставала, хотя, глядя на них, я в который раз уже начал подозревать - отношения между женщинами очень непростые. Не вписывались они в шаблон: госпожа - служанка. Впрочем, меня это не касалось.

Последний участок пути представлялся мне самым сложным. Возле Идельбурга находились войска короля, а значит туда непрерывным потоком должны были идти обозы с провизией, гонцы и прочий контингент, без которого войн, пусть и междоусобных, не бывает.

По информации, полученной от Оливии, нам предстояло добраться до заброшенного замка, находящегося в нескольких километрах от города. Причина столь странного выбора осталась без комментариев, но я решил для себя, что там женщину встретят люди, способные провести ее в Идельбург. Там же нас ждала вторая часть награды за выполненную работу.

Остался только вопрос: как без приключений попасть в конечную точку маршрута? Обсуждая этот момент мы с Маркусом пришли к выводу, что финальный участок пути - около пятидесяти километров, лучше преодолевать по ночам. Пусть скорость движения заметно упадет, но это минимизирует шанс встречи с военными патрулями.

Дамы наше решение приняли без возражений. Нужно идти ночью, значит пойдем ночью. Невольно мне вспомнились избалованные девушки, с которыми я был знаком на Земле. Те даже в случае смертельной опасности могли бы начать полоскать мозги окружающим. Наши спутницы в этом плане выгодно отличались. В Оливии чувствовался внутренний стержень, позволяющей ей без споров принимать мои решения, ущемляющие ее комфорт. Видимо, сказывалось дворянское воспитание. Кто знает, насколько строгими и требовательными были ее родители.

Следующие два дня прошли без приключений только благодаря Шраму. Призрачник заранее предупреждал нас, если где-то вдалеке появлялись люди. Услышав глухое рычание, мы тут же пытались найти укрытие или ускоряли движение, стараясь уйти от вероятной встречи с незнакомцами. Вполне возможно, что опасность нам не грозила, и кот рычал на всех подряд - крестьян, торговцев, да кого угодно, но проверять, кто там на самом деле, не было никакого желания.

Перед финальным рывком к заброшенному замку, когда в глухой роще мы ожидали прихода темноты, у нас с Оливией состоялся весьма интересный разговор. Ужин уже был умят, и проводить время в безмолвии оказалось слишком тоскливо.

- Что вы будете делать, если город уже взят королем? - спросил я, сидя на стволе поваленного дерева.

- Он еще долго будет в осаде, - уверенно заявила женщина.

- С чего вы взяли?

- Роберт не слабее своего отца и в случае необходимости будет защищаться всеми возможными способами.

- Речь про родовую магию?

- Да.

- А как же кара богов? Принц не боится ее?

- Ходят слухи, что Четверо перестали приглядывать за властителями земель. Если король применит магию, принц ответит тем же.

- И на что тогда Роберт надеется? Идельбург рано или поздно возьмут. Если на поле боя встречаются два мага равной силы, побеждает тот, в чьей армии больше одаренных.

- Не всегда, иногда...

Оливия хотела еще что-то сказать, но ее внезапно перебила Николь:

- Госпожа, может вам еще положить еды или уже хватит?

- Думаю хватит, - после небольшой паузы кивнула аристократка и до самой темноты больше не произнесла ни слова.

Весь вечер я ломал голову над вопросом, что скрывает Оливия и ее служанка, но на ум ничего не приходило. О каком способе противостоять королю едва не проболталась дворянка? И как она связана со всем этим? Тайны. Куда же без них. Плевать, я просто выполняю работу. Если все пройдет гладко, то через пару дней мы с Маркусом двинемся дальше на юг, чтобы покинуть эту страну. Граница королевства находилась достаточно близко - буквально в семидесяти километрах от Идельбурга. Два мага, не обремененные спутницами, преодолеют это расстояние за день.

Густые леса кончились. Вокруг расстилались поля, разбавляемые лишь редкими рощицами. Этот факт еще раз убедил меня, что решение идти по ночам - правильное.

Света луны и звезд хватало, чтобы не терять друг друга из вида, но не более. Если бы не компас, который приходилось периодически подсвечивать магией, мы бы, наверное, уже давно сбились с пути, а так, пусть и медленно, но наш отряд двигался к конечной цели путешествия.

Шли молча, постоянно прислушиваясь к царившей в ночи тишине. Где-то неподалеку скрывался в траве Шрам. Пепельная шкура призрачника делала его практически невидимым в темноте, но я чувствовал своего питомца - он постоянно находился рядом, не отходя дальше чем на десять метров.

Несколько раз за ночь мы замечали какие-то огни на горизонте. Что именно там происходило, не удавалось понять из-за дальнего расстояния, но главное - непонятное свечение не приближалось к нам, что меня полностью устраивало.

Светает летом быстро. Казалось бы, совсем недавно мир погрузился во тьму, мы даже устать не успели, а с востока уже наползает новый день. Сперва робко, будто осторожный щенок, он касается горизонта, затем уже смелее занимает половину неба, и вот, не проходит и часа, как появившееся солнце заявляет права на властвование над этим миром.

Нам не удалось быстро найти хоть какое-либо убежище, позволяющее переждать день не в чистом поле. Оставаться на открытом пространстве очень не хотелось. Слишком подозрительно это будет смотреться для случайного зрителя. Заметит нас какой-нибудь крестьянин, доложит людям короля и начнется у нас веселье. А то, что доложит - я почти не сомневался.

Из разговоров с Михеем, Эрвином и Оливией становилось кристально ясно - простой народ поддерживает короля-реформатора. Не все - многие жители страны держались за старый уклад и не желали что-либо менять, но большая часть простых людей приветствовала грядущие перемены. Они давали надежду на лучшее. А раз так, то сторонников принца, да и просто подозрительных личностей люди будут сдавать без раздумий.

Нормального укрытия мы так и не нашли. Пришлось остановиться в чахлой роще, хорошо просматриваемой со всех сторон, но это было лучше, чем ничего. Разбивать палатки я посчитал излишним, поэтому женщинам пришлось отдыхать, положив на траву плотную ткань, специально предназначенную для этих целей.

Усталость оказалась сильнее нервного напряжения и вскоре дамы уснули, а вместе с ними и Маркус. Лоренсон, конечно, был бы не против прижаться к теплому боку нашей нанимательницы или хотя бы ее служанки, но мужчине одним взглядом дали понять - ему стоит поискать себе другое место для отдыха. Пришлось Маркусу укрывшись плащом, спать в одиночестве.

Шрам, видимо из чувства солидарности, бодрствовал неподалеку от меня. Кот недавно вернулся с охоты и теперь лениво поглядывал на мир сквозь прикрытые веки, однако он явно не спал - уши призрачника то и дело шевелились, улавливая любые подозрительные звуки.

Шум ветра, шелестевшего травой, убаюкивал. Сутки без сна давали о себе знать. Приходилось прилагать ощутимые усилия, чтобы не заснуть и сохранять бдительность. Не хватало еще из-за глупой оплошности влететь в неприятности под конец пути. К сожалению, судьба не разделяла моих желаний. Неприятности сами нашли нас.

Прошло всего два часа отдыха, когда Шрам услышал что-то подозрительное. Дернув ушами, призрачник моментально вынырнул из дремы и глухо зарычал, уставившись в одну точку. К нам кто-то приближался.

Едва Шрам обозначил свое беспокойство, я тут же бросился будить Маркуса. Сонный наемник пару секунд пытался осознать полученную информацию, но, когда до него дошло сказанное мной, моментально проснулся, будто и не лежал без движения пару часов.

Чуть позже мы разбудили женщин. Шрам никак не успокаивался и велика была вероятность, что кто-то целенаправленно приближался к роще. Спустя еще несколько минут стало понятно - мое беспокойство не было напрасным. В отдалении показался конный патруль численностью около пятнадцати человек.

- Ты не знаешь, есть ли способы обнаружить спрятавшихся людей с помощью магии? - спросил я Маркуса, глядя на далекий пока еще отряд. Женщин мы к обсуждению грядущих проблем не привлекали.

- Не слышал о таком, но сейчас мне, знаешь, без разницы, по какой причине эти люди едут сюда. Надо думать, что делать.

- Бежать бесполезно - догонят, прятаться в роще - тоже, сожгут ее к Пятому и все.

- А может это вообще не по нашу душу, вдруг мимо проедут? - с надеждой в голосе спросил Маркус. - Ну или среди всадников нет магов.

- Очень в этом сомневаюсь, слишком уж целенаправленно они двигаются. Придется бить на упреждение, даже если это случайные люди, рисковать я не хочу.

- Наверняка это Михей нас сдал. Выследили его и вытрясли всю информацию, а потом отряды поисковые отправили во все стороны, или может Эрвина поймали.

- Не исключено, но роли это не играет, правду мы вряд ли узнаем. Скажи женщинам, чтобы укрылись где-нибудь и пусть готовятся бежать в любой момент. Шрам, ты тоже спрячься, здесь скоро будет жарко.

Долго упрашивать призрачника не пришлось. Не успел Маркус отойти от наблюдательной точки, как кот исчез из поля видимости, а я начал вытаскивать из мешка купленные в Регоне артефакты. Шкатулка в нашей ситуации вряд ли поможет, взрывающиеся шары - уже лучше, ну а главным своим оружием я планировал сделать свирель. К сожалению, не представлялось возможным узнать заранее, каков будет эффект от применения артефакта, но мне хотелось надеяться, что Стефан не обманул, и мы получим действительно мощную стихию, а не вялый ветерок.

Естественно, помимо артефактов шла подготовка обычных заклинаний. Вакуумный взрыв прекрасно зарекомендовал себя, как средство уничтожения живой силы противника, “Воронка”, куда же без нее, и щит. На большее моих способностей пока не хватало - три заклинания за раз являлись пределом.

Чуть позже ко мне присоединился Маркус. Наемник краем глаза поглядывал за приближающимися людьми, подготавливая гостям свой набор горячих подарков. Женщины укрылись где-то на противоположном краю рощи, что позволяло надеяться на их относительную безопасность. Не хотелось бы, чтобы к ним прилетело шальное заклинание.

Всякие сомнения в причастности всадников к войскам короля исчезли, едва удалось разглядеть форму их одежды. Темные мундиры, сверкающие на солнце цепи и медальоны. Пока оставалось непонятно, сколько магов присутствовали в отряде, но по ощущениям было их не меньше семи, может больше.

- Если они пришли по наши души и не совсем идиоты, то наверняка уже поставили щиты, - Задумчиво произнес Марус. Мы укрылись в густых кустах и пока не боялись быть обнаруженными.

- Вот и проверим сейчас, по моей команде выпускаем заклинания, ты берешь правых, мои - те, что окажутся слева, и да поможет нам Милосердная мать.

Я приложил к губам свирель и, дождавшись, пока люди окажутся на расстоянии пятидесяти метров от рощи, воспользовался артефактом. Раздался мерзкий свист, резанувший по ушам. Деревянная трубка начала разваливаться прямо в руках, будто столбик сигаретного пепла, а в том месте, куда был направлен мой взгляд, быстро увеличивался в размерах столб пыли.

Смерч, появившийся будто из ниоткуда, почти мгновенно разросся до гигантских размеров и как детей разметал в стороны, находящихся поблизости людей.

- Пора, - крикнул я и выбежал из-под защиты деревьев. Позади меня стартовал Маркус.

Как и обещал артефактор, управлять стихией было невозможно. Лишь пару секунд, вращающийся столб воздуха, в котором перемешалась трава, земля и особо невезучие люди, стоял на одном месте, а затем начал стремительно удаляться от точки своего появления. Но это уже было не так важно - дело свое он сделал.

Лошади, не попавшие под воздействие стихии, все равно испугались и попытались сбросить всадников, взвившись на дыбы. Люди, не понимая, что происходит, пытались убежать от смертельной стихии как можно дальше, а спустя пару минут в этом оркестре хаоса заиграли новые скрипки - мы с Маркусом вступили в бой.

Вакуумный взрыв одномоментно уничтожил троих человек, заклинание Лоренсона тоже сработало на ура, унеся жизни двух воинов. Затем последовала новая порция магии, стоившая нашим противникам еще нескольких бойцов. Я до сих пор не знал точного числа магов, пришедших к роще, но как минимум пятеро из них уже были мертвы.

Внезапная атака и применение артефакта позволили нам немного уравнять шансы. Смерч сделал свое дело и ушел куда-то в сторону, оставив за собой полосу взрыхленной земли. Теперь рассчитывать приходилось только на себя.

Чтобы не дать противникам организоваться, я запустил в поднимающихся людей несколько стеклянных шариков. Брызнувшие во все стороны осколки не нанесли особого вреда магам, но обычным людям досталось сполна. Сразу несколько человек завопили от боли, пытаясь вытащить из тела прозрачные куски стекла.

Едва отгремели взрывы, как в мою защиту ударило сразу несколько магических зарядов. Противники пришли в себя. Три мага оказались совершенно невредимы и сейчас они приняли меня за приоритетную цель, четвертый, отброшенный смерчем далеко в сторону, прихрамывая, приближался к месту драки.

Не позволяя врагам прицелится, я как бешеный заяц рванул в прочь, и там, где только что находилась моя тушка, земля одновременно загорелась, почернела и начала бурлить. Плевать. Меня в том месте уже не было. Сила бурлила в мышцах, энергия, несмотря на недавний расход была близка к максимуму и я, не жалея себя, ускорялся все сильнее.

Прыжок в сторону, несколько рассекающих ударов. Бегу к Маркусу, ловлю щитом разряд молнии и отвечаю воздушным прессом. Результата нет. Ухожу от очередной атаки и снова структурированная магия устремляется к противнику.

Адреналиновая бомба, взорвавшаяся в крови, позволяет ускорить восприятие до невиданных высот. Одновременно с акробатическими трюками, призванными уберечь меня от прицельных заклинаний, шло создание “воронки”. Сознание будто раздвоилось. Часть меня контролировала обстановку на поле боя, а вторая - холодная и расчетливая, собирала боевой магический конструкт. Помимо всего прочего, я как-то умудрялся следить за Маркусом, но пока ему не требовалась помощь - он бился всего с одним магом. Еще мне показалось, что на краю рощи из-за деревьев выглядывает Николь, но, наверное, у меня просто разыгралось воображение.

И снова бег. Мне не удается уйти от всех заклинаний. Щит трещит и готов в любой момент лопнуть, но наконец “воронка”, напитанная магией под завязку, готова. Скрученная энергия вонзается в защиту ближайшего противника, протыкает его как шило гнилой мешок и моментально убивает человека. Грудь мужчины лопается, будто перезрелый арбуз, орошая окружающее пространство красным.

Мощное заклинание моментально ополовинило мой магический запас, но на оставшихся противников сил хватало с избытком. Кровожадно ухмыльнувшись, я начал новый каст. Эйхором почему-то не пользовался, полностью сосредоточившись на заклинаниях.

Позже, я не раз со стыдом вспоминал то чувство превосходства над пришедшими по наши души магами. Не знаю, откуда это все взялось, но в тот момент мне хотелось уничтожить врагов, как тараканов. Раздавить их - слабых и ничтожных существ.

Бушующая сила, как цунами хлынула в мозг, туманя его и пытаясь подчинить собственной, неведомой воле, и я поддался этому чувству вседозволенности. Вновь полетели заклинания, вновь воздух начал кипеть от применяемой магии и вскоре последний из вражеских магов, прекратил дышать.

Еще несколько минут я не мог прийти в себя. Глаза лихорадочно искала новых противников, но не находили их, каставались и тут же рассыпались обратно заклинания - я искал и не находил новые цели для их применения.

- С тобой все в порядке? - голос Маркуса донесся как сквозь вату. - У тебя кровь из ушей идет и глаза красные.

- Да, - я коснулся щеки - на пальце осталась кровь. - Сам-то цел?

- Не совсем, - ответил наемник и показал на руку. Рукав куртки был оторван, а кожа от запястья до локтя обуглена.

- Выглядит скверно.

- Заживет, - отмахнулся Маркус. - Уходить надо, с рукой потом разберемся.

- Хорошо, - я кажется окончательно пришел в себя. Наваждение боя схлынуло, позволив снова мыслить обычными мирными категориями.

Оливия и ее служанка появились на месте боя удивительно быстро, они будто только того и ждали.

- Николь, - обратился я к девушке, - мне показалось, или я видел тебя, когда шла драка?

- Вам показалось, - опустив глаза, ответила Николь, но в ее голосе звучали нотки лжи.

- Пусть так. Оливия, вы умеете ездить верхом?

- Мы обе умеем, - сказала дворянка, - вы считаете, нам понадобятся лошади?

- До вашего замка, судя по карте, осталось не так уж и далеко, я рассчитывал этой ночью оказаться на месте, но коль уж на нас вышли, нужно срочно убираться отсюда. Еще одного урагана за пазухой у меня нет. Ждите здесь, я попытаюсь поймать лошадей.

Смерч, а затем и магический бой, напугал животных, и они умчались прочь от места схватки, однако это все же были боевые лошади, приученные к подобным вещам. Так что через несколько сотен метров они остановились, ожидая, что же произойдет дальше. Меня умные животные сперва не хотели подпускать, но, прихваченные с собой сухари, сделали свое дело. Думаю, лошади не были закреплены за конкретными людьми и поэтому легко шли на контакт с любым человеком.

Пока я занимался поиском транспортных средств, женщины собрали наши вещи, а Маркус осмотрел убитых на предмет ценных вещей. Не знаю, много ли денег он собрал, но выглядел наемник довольным, несмотря на раненую руку.

- Что будем делать, если нас заметят? - спросил меня Лоренсон, когда вещи были погружены на лошадей.

- Зависит от того, что скажет наша очаровательная нанимательница. Оливия, пора поведать, что все-таки нас ждет возле того замка? Мне необходимо это знать.

Женщина переглянулась со своей служанкой, какое-то время молчала, а затем все же ответила:

- Подземный ход, ведущий в город.

- Нас будут там ждать?

- Да, я передала сообщение, но сами понимаете, невозможно было предугадать точную дату и время прибытия. Поэтому, не думаю, что там будет много людей.

- Ваше сообщение не могли перехватить? Что если там сейчас затаилась дюжина боевых магов, жаждущих побеседовать с вами?

- Это исключено. Даже если кто-то прочтет письмо, он ничего не поймет.

- Будем надеяться, что так оно и есть. Спасибо за откровенность. Поступим мы следующим образом, дамы садятся на лошадей, Маркус, ты тоже, не спорь. Я бегу рядом, если нас вдруг заметят, пытаемся прорваться к замку, в крайнем случае, я задержу погоню, если такая будет.

- Это исключено, - тут же сказала Оливия.

- Вы, о чем?

- Я не хочу, чтобы вы жертвовали собой. Мы все вместе спустимся в подземный ход, а затем вас выведут из города.

- Спасибо за заботу, но ничего не обещаю, решения придется принимать на ходу. Все, хватит болтать, вперед.

Глава 13

13 Глава

Стараясь не загнать лошадей раньше времени, мы приближались к заброшенному замку. В какой-то момент Оливия начала узнавать места и пару раз корректировала направление движения. Мчались без остановок, мне уже было плевать на деревни, мимо которых мы проезжали, или крестьян, удивленно смотрящих на трех всадников и одного бегущего рядом с ними человека, все это не имело значения. До конечной точки маршрута оставалось совсем немного.

Завершить путешествие без приключений, увы, не получилось. Нас все-таки заметили. Поисковых отрядов, рыщущих по округе, действительно оказалось несколько и с одним таким нам не повезло пересечься. Дюжина всадников, заметив добычу, моментально изменила маршрут движения, начав стремительно приближаться.

Не тратя время на разговоры, я приказал пришпорить лошадей. Если среди преследователей найдется хотя бы несколько магов, бой мы не выиграем. Даже тот факт, что я, возможно, получил новый уровень слияния ничего не решит. Маркус ранен, девушки совсем не бойцы, а один я со всеми врагами не справлюсь. По крайней мере не в текущих реалиях. Нужно попытаться избежать схватки, если есть такая возможность. Не исключено, конечно, что подземный ход завален или враги уже ждут нас возле входа, но пока есть шанс уйти, я должен им воспользоваться.

Старые, источенные дождями и ветром развалины появились перед нашим взором спустя долгие минуты погони. До разрушенного замка оставалось лишь несколько километров, и я очень надеялся, что это расстояние мы сможем преодолеть прежде, чем наши преследователи смогут применять магической атаки.

Лошади уже с большим трудом несли на себе людей. Тяжело вздымались бока, пот покрывал шкуру, а изо рта капала пена. Скорость движения сильно упала, и военный отряд, скачущий позади, с каждой минутой нагонял нас, а хуже всего было то, что к погоне присоединился еще один. Шансы на успешный исход дела таяли с каждой секундой.

От величественного когда-то замка осталась лишь часть крепостной стены, полуразрушенная башня и несколько засыпанных каменными блоками фундаментов. Где в этом памятнике древности могла спрятаться дверь в подземный ход, я совершенно не представлял. Не останавливаясь ни на секунду, мы промчались под каменной аркой и оказались во внутреннем дворе, или точнее в том, что от него осталось.

- Оливия, где вход?! - выкрикнул я, выискивая глазами хоть что-нибудь, напоминающее лаз. - Где ваши люди?!

- Я здесь! - ответил мне чей-то голос.

Из дверного проема башни на свет вышел невысокий мужчина в темной, потрепанной одежде. Направив на человека, приготовленное заранее заклинание, я спросил:

- Оливия, вы его знаете?

- Да, это Людвиг, - коротко ответила женщина.

- Отлично. Людвиг, сюда сейчас ворвутся люди короля! Нужно уходить, живо!

- За мной, - кивнул мужчина, и вновь нырнул в тень дверного проема.

Неприметную щель в полу, являющуюся, как оказалось, входом в подземелье, заметить было очень трудно. К тому же, узкий проход был закидан досками, ветками и прочим мусором, в изобилии рассыпанному по замку.

- Спускайтесь, там лестница, - Людвиг отбросил в сторону лишние предметы.

- Оливия, Николь, вы первые, - скомандовал я, - затем Людвиг и Маркус, я прикрываю.

- Но… - попытался что-то возразить мужчина.

- Бегом!

Окрик помог. Не теряя больше времени, женщины начали спускаться в провал, а следом направились и остальные. Когда пришла моя очередь лезть в проем, я уже слышал стук множества копыт по камню и очень надеялся, что преследователям понадобиться хоть немного времени, чтобы понять, куда делись беглецы.

Старая деревянная лестница жалобно скрипнула, под моим не самым богатырским весом, но все-таки выдержала. Внизу оказалось светло - Маркус уже повесил над головой осветительный шар, так что взволнованные лица своих спутников можно было разглядеть без проблем.

- Что дальше? - спросил я Людвига. - Проход скоро найдут.

- Мы завалим его. Здесь в ящике взрывчатка, - мужчина указал на пол, где действительно находился деревянный ящик, - ее в шахтах используют. Такого количества должно хватить.

- А нас самих тут не завалит к Пятому?

- Надеюсь нет, если успеем уйти подальше.

- Понятно. Ладно, других вариантов все равно нет. Маркус, ставь щит, прикрывай Николь, я отвечаю за Оливию. Людвиг, вы маг?

- Да.

- Отлично. Поджигайте фитиль и ходу отсюда.

Разбираться с субординацией мне было некогда. Вполне возможно, что Людвиг происходил из куда более знатного рода, чем мой, но в сложившейся ситуации это не имело значения - не так много времени у нас осталось, чтобы вспоминать этикет.

Шипящий огонек обозначил тот факт, что до взрыва остались считанные минуты. Не тратя больше время на разговоры, мы побежали по темному коридору. Судя по количеству паутины и отсутствию большого количества следов на полу, ходили тут нечасто.

Громкий взрыв, раздавшийся за спиной, сильно ударил по барабанным перепонкам. Застоявшийся воздух туннеля пришел в движение, потянув за собой пыль, мелкий мусор и камешки, благо, поставленные заранее щиты не позволили этому добру даже приблизиться к нам.

- Вот видите, - произнес Людвиг, - все сработало, как и должно. Теперь нам ничего не угрожает. Даже если люди короля захотят, быстро разобрать завал не получится.

- Очень рад, - искренне ответил я. - Этот туннель ведет прямиком в Идельбург?

- Да, но он имеет несколько тупиковых ответвлений, так что запутаться здесь очень легко.

- Ну, надеюсь, вы проводите нас до выхода на поверхность. Госпожа Оливия, мне также хотелось бы получить остаток суммы за ваше сопровождение.

- Конечно, - холодно произнесла женщина, - но для этого нам придется попасть в Идельбург, не думаю, что Людвиг каждый день приносил сюда мешочек с золотом, ведь так?

- Совершенно верно, - кивнул мужчина.

Ответ Оливии мне не очень понравился. Договаривались мы немного о другом, но опять же, в ее словах был смысл, да и завал за спиной явно намекал, что назад дороги нет - придется идти в Идельбург.

- Хотелось бы верить, что город не начнут штурмовать, пока мы будем там находиться, - сказал я, после чего повернулся к другу. - Маркус, ты как?

- Жить буду, - скривился наемник, - хотя к лекарю не мешало бы сходить, рука почти не поднимается.

Когда пыль, поднятая взрывом и потоками воздуха, немного улеглась, наш увеличившийся на одного человека отряд направился в Идельбург. Тоннель, несмотря на явно почтенный возраст, оказался относительно сухим и достаточно широким. Очень редко я замечал начавшиеся процессы разрушения. Ветвились иногда трещины на стенах, в нескольких местах начал обваливаться низкий потолок. Пару раз, слышалось журчание воды, но разобрать, река ли это или просто сточные воды в соседнем тоннеле, было невозможно.

Висящий в воздухе шарик не давал хорошего освещения, однако пару раз я обращал внимание на какие-то надписи, выцарапанные на стенах. Язык был совершенно не знаком, но сам шрифт мне понравился, чувствовалась в нем какая-то гармоничность, роднящая его одновременно с арабской вязью и азиатскими иероглифами.

- Этот туннель был построен вместе с замком? - спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.

- Позже, - ответил Людвиг, шедший впереди. - Замок возвели пятьсот лет назад, а туннелю около двухсот. Его постоянно обновляли, так что выглядит он не таким старым.

- Не жалеете, что засветили его? Войска короля рано или поздно откопают вход.

- Туннель придется частично завалить, уже сегодня вечером по нему никто не сможет пройти, но не переживайте, Идельбург - древний город, тайных ходов, известных нам, еще достаточно.

- Из города мы выйдем именно таким путем?

- Думаю, да, - после небольшой заминки ответил Людвиг.

Идти по туннелю пришлось около часа. Как и обещалось, по пути нам встретилось достаточно много ответвлений из которых, кстати, ощутимо веяло сквозняком, так что тупиковыми они вряд ли были. Людвиг уверенно выбирал нужные повороты и постепенно подземная кишка, ведущая в город, начала казаться более обжитой. Сюда явно наведывались люди и происходило это совсем недавно - на полу виднелись следы, а в воздухе пахло горелым маслом.

Один из выходов на поверхность спрятался в незаметном закутке. Если бы не наш проводник, я бы на него и внимания не обратил, но Людвиг без сомнений шагнул в сторону узкого прохода, отмеченного каким-то хитрым знаком. Еще через несколько минут, после очередного поворота, мы уткнулись в крепкую деревянную лестницу, спускающуюся из вертикального тоннеля.

Массивный металлический люк запечатывал выход. Своей круглой формой он невольно навевал ассоциации с канализацией. Почувствуй себя черепашкой-ниндзя, как говорится. А что, подходит. Четыре рептилии и одна крыса, знать бы только, кто из нас, кто.

Наверное, на меня начало давить нервное напряжение. Другой причины, по которой в голову лез всякий бред, я не видел. Невольно начали вспоминаться все странности, виденные мной за время пути в Идельбург: наем Оливией двух малоизвестных магов; необычное общение между служанкой и госпожой; нож, чиркнувший по горлу Николь; присутствие девушки во время последнего боя.

Каждое из этих событий по отдельности можно было легко объяснить. Возможно, кроме нас с Маркусом и правда не нашлось никого более подходящего, возможно, Оливия и Николь - любовницы, возможно, все остальные странности мне просто показались. Возможно. Однако этого “возможно” набиралось слишком много.

Пока Людвиг поднимался по лестнице, я приблизился к Маркусу и тихо шепнул:

- Ставь щиты.

Удивленно посмотрев на меня, Лоренсон все же не стал уточнять, с какой стати я так нервничаю, и просто кивнул. Что мне всегда нравилось в Маркусе, так это умение адекватно реагировать на любые ситуации. Сейчас он сделает все как надо, а расспросы оставит на потом.

Люк в потолке ожидаемо оказался заперт. Людвиг несколько раз ударил по нему рукояткой ножа, выбив таким образом определенный ритм, и спустя пару томительных минут послышался звук отодвигаемого засова. Сквозь открывшийся проем на нас взглянули очень заинтересованные лица, разглядеть которые мешал льющийся сверху свет.

Первым по лестнице, естественно, поднялся Людвиг, затем дамы и Маркус. Мне пришлось помогать наемнику - он почти не мог двигать левой рукой. В итоге, мы с другом почти одновременно оказались наверху, осознав, что находимся в подвале жилого дома. Это стало понятно по бочкам, расставленным вдоль стен, копченому мясу, висящему на крюках, и прочим припасам, в изобилии заполняющих полки подвала.

Щиты не пригодились. Никто не спешил применять магию или тыкать в меня шпагами. Оказавшись на твердой поверхности, я с интересом рассматривал трех мужчин, беседующих сейчас с Оливией и Людвигом. Судя по тону разговора, собеседники были хорошо знакомы друг с другом. Они мирно переговаривались, обсуждая события прошедших дней.

Едва за моей спиной захлопнулся люк, на нас с Маркусом практически перестали обращать внимание, чему я был только рад. Мне хотелось побыстрее получить обещанные деньги и исчезнуть из этого города. Не хватало еще оказаться здесь во время штурма.

Разговор между дамами и встретившими нас людьми не затянулся надолго, и спустя несколько минут мы уже расслабленно сидели в мягких креслах на втором этаже богатого дома, где и располагался подвал.

Комната выглядела едва ли не помпезно. Мягкие ковры с густым и высоким ворсом, картины на стенах, позолоченная мебель. Честно говоря, мне было даже неловко садиться на бархатное сиденье в своей запыленной и пропахшей потом одежде, но хозяев дома, кем бы они ни были, это, видимо не смущало.

Оливия, пообещав вскоре вернуться с деньгами, покинула нас. Николь ушла вместе с ней. Уверен, дамы сейчас с огромным удовольствием сменят свои неказистые наряды на чистые и более привычные.

Несмотря на благодушие, царившее в доме, щиты я держал наготове. В любой момент энергия могла наполнить невидимые сферы, чтобы отразить внезапную атаку. К сожалению, Маркус, сидящий рядом, на такое в данный момент не был способен. Лицо его покрылось испариной, а губы то и дело болезненно кривились. Сильный ожог сказался и на настроении наемника, обычно разговорчивый и остроумный, сейчас мужчина угрюмо молчал.

Пока мы ожидали Оливию, на столе перед нами появилась бутылка вина и четыре бокала. Служанка, принесшая напиток, сноровисто наполнила их и незаметно удалилась. Запотевшая бутылка так и манила. В комнате было очень жарко, а долгий путь лишь усилил жажду. Маркус, тут же потянулся к бокалу, но под моим пристальным взглядом убрал руку.

- Ты, по-моему, слишком напряжен, - поморщился Лоренсон.

- Давай получим деньги, найдем лекаря и свалим из города. Вот тогда и можно будет расслабиться.

- Да понимаю, просто пить очень хочется.

- Терпи, - ответил я, сжимая в руках шкатулку-артефакт. - Воспользуйся флягой, в крайнем случае.

Оливия, благоухающая духами и одетая в яркое, дорогое платье, появилась спустя десяток минут, а вместе с ней в комнату вошла Николь, и всякие сомнения, что она - простая служанка, отпали сами собой. Девушка без всяких условностей происходила из дворянского рода. И дело тут было вовсе не в дорогом наряде - изменилась манера поведения, и даже взгляд стал другим.

- Я так понимаю, Николь - это не ваше настоящее имя?

- Вполне возможно, - ответила девушка, - но это ровным счетом ничего не меняет. Я благодарна вам, что мы оказались в Идельбурге.

Николь подошла к столу, подняла бокал, и продолжила:

- Попробуйте вино, господа. Род Гроссо хвалится своими виноградниками, и не напрасно. Вам все равно придется немного подождать, пока мои люди подготавливают деньги.

- Благодарю, - ответил я, - но мы не употребляем алкоголь во время работы. Этому нас научил еще Ульрик. Пока не получена награда, вино и другие подобные напитки под запретом.

- Ваше право, - пожала плечами девушка и поставила бокал обратно.

- Николь, позвольте полюбопытствовать. Зачем нужен был весь этот маскарад?

- Очевидно, чтобы не привлекать к себе внимание. Оливия, пожалуйста, поторопи людей.

Было непонятно, приказывает Николь своей спутнице или действительно просит. Почему-то мне казалось, что Оливия все-таки дворянского происхождения, на простолюдинку, отыгрывающую роль благородной дамы, она не походила.

Оставшись в одиночестве, Николь принялась непринужденно болтать ни о чем. О погоде, вине, картинах, висящих на стенах. Складывалось ощущение, будто она заговаривала нам зубы, пытаясь сконцентрировать внимание на себе. Я крепче сжал шкатулку и начал каст боевого заклинания.

Оливия так и не вернулась. Прошло минут десять, когда в комнату неспешно и очень уверенно шагнули пять человек, и мешочка с деньгами при них я не заметил. Дальше события развивались стремительно. Почувствовав неладное, я максимально расширил защитную сферу, чтобы она захватывала Маркуса. Наемник развалился на кресле и не слишком хорошо соображал. Тут же в нас полетели заклинания, причем в мою сторону оглушающие, опыт позволил понять это сразу. А вот с Маркусом церемониться не стали и попытались убить его.

Совместный залп нескольких магов моя защита хоть и смогла отразить, но сделала это с огромным трудом, однако в следующую секунду в дело вступила Николь. Ее заклинание буквально выдернуло меня из кресла. В попытке удержаться на месте я ухватился за Маркуса. Неведомая сила впечатала меня и друга в стену. Девушка была очень сильна. Очень. Такого я никак не ожидал.

Тихий щелчок открывающейся крышки никто не услышал в грохоте ломающейся мебели и шуме заклинаний. Вспышка света едва не ослепила меня, чего уж говорить про остальных, а в следующий момент комнату заполнил плотный туман. Все еще удерживая Маркуса, я заметил в этом воздушном киселе наши с другом смутные копии. Они будто отделились от тел и побежали в разные стороны. Воздействие заклинания, прижимающего меня к стене, сразу же прекратилось. У нас появился шанс на выживание.

Вариантов виделось два: первый - бежать, второй - атаковать в ответ. Побег был плох тем, что выбраться из дома незамеченным с раненым другом на плечах, представлялось очень сложной задачей. Можно конечно бросить Маркуса. Тогда, с большой вероятностью, мне удастся уйти от преследователей, но кем я буду после этого? Атаковать - тоже та еще авантюра, всех я не уничтожу. Придется, видимо выбирать промежуточный вариант или импровизировать.

Вакуумный взрыв, подготовленный мной заранее, требовалось только активировать. К сожалению, в густом тумане было очень сложно понять, куда направить заклинание, поэтому я просто запустил шарик в центр комнаты. Крики умирающих людей дали понять, что все получилось, как надо. А дальше началась какая-то игра в теневого убийцу. Маркус, потерявший от удара сознание, все еще лежал возле стены, а я принялся кружить по комнате, выискивая жертву.

Вакуумный взрыв проделал в полу дыру диаметром два метра, так что двигаться приходилось очень аккуратно. Непонятно, как перекрытия еще держались, но сейчас меня это мало волновало, я постоянно перемещался по комнате, стараясь нанести максимум урона, находящимся поблизости людям. Друзей у меня тут не было.

Таиться как раньше и сдерживать себя в применении эйхора, не имело смысла, так что две ленты, совершенно неразличимые в окружающем тумане, начали собирать кровавую дань. Вижу расплывчатый силуэт, сближаюсь и множеством ударов ослабляю, а затем и пробиваю защиту. Мужчина успевает крикнуть: “он здесь” после чего обезглавленный труп падает на пол. Длинным прыжком ухожу в сторону и натыкаюсь на следующего противника. Расстояние между нами меньше метра, так что боец понимает, кто перед ним, и тут же атакует, параллельно выкрикивая призыв о помощи.

Щит выдержал. Непонятно, что именно применил мой противник, но сфера поглотила урон, потеряв при этом солидную часть энергии. На этом успехи атакующего закончились. Туманная лента эйхора пронзила его грудь, а следующий взмах руки закончил дело, умертвив человека.

К сожалению крик мужчины был услышан. Кто-то оперативно направил в мою сторону заклинание, от которого не удалось уйти. Ослабленный щит лопнул, и какая-то липкая, сковывающее движение масса вдруг сжала меня со всех сторон, не позволяя шевелиться. Руки и ноги застыли. Невозможно было даже голову повернуть, и что самое поганое, я не имел понятия, чем именно меня приложили, а значит и противопоставить ничего не мог.

Будто скрюченный манекен я начал заваливаться на пол, не в силах пошевелиться. Туман вокруг постепенно терял свою плотность, и сквозь него я увидел приближающуюся женскую фигуру. Николь двигалась очень медленно, вероятно опасаясь, что ее заклинание не подействовало, но убедившись, что моя застывшая тушка больше не представляет угрозы, расслабленно выдохнула.

Стараясь не поддаваться панике, я усиленно искал выход из сложившейся ситуации. Как оказалось, применять магию, когда твое тело полностью обездвижено - крайне тяжело, но все-таки возможно. Создать что-то сложное мне было не под силу, так что я сделал ставку на банальном пронзающем ударе. Уверенности в пользе сего мероприятия не имелось абсолютно, но не сдаваться же в самом деле? Не в моем это характере.

Увы, но Николь не захотела давать мне и шанса на атаку. Не тратя время на ненужные разговоры, она приступила к созданию следующего заклинания. Плавные движения рук завораживали и пугали одновременно. Ничего хорошего меня однозначно не ждало, а я не успевал завершить свой каст.

Яркая вспышка за спиной женщины едва не сбила мою концентрацию. Николь отшатнулась в сторону, позволив увидеть Маркуса. Именно он стал причиной светопреставления, выиграв мне своей атакой несколько лишних секунд.

Николь отмахнулась от наемника, как от назойливой мухи. Она даже мудрить не стала, ударив в него простейшей, почти сырой магией. Маркус вновь отлетел к стене, на его груди появилась кровоточащая рана. В следующую секунду мое заклинание было готово.

Выжимая из себя все возможное, я напитал базовое заклинание чудовищной энергией. Красный луч ударил в защиту Николь и остановился, пытаясь проникнуть сквозь барьер. Началось противостояние. Щит и меч. Все, как всегда. Я вливал и вливал энергию в луч, понимая, что от этой атаки зависит моя судьба и судьба Маркуса.

Защита Николь не выдержала, заклинание все-таки добралось до тела, пробив дыру в районе живота. Крик боли резанул по ушам, а затем женщина повалилась навзничь, и, провалившись в дыру на полу, упала на первый этаж.

К финалу схватки туман окончательно истончился, позволив рассмотреть во всех подробностях разрушенную комнату. Мебель была перевернута и местами залита кровью, мертвые тела лежали на полу, а в центре помещения зияла большая дыра. Не получилось у меня слинять отсюда без лишнего шума, однако оставаться в этом доме явно не следовало. Оливия, ушедшая прямо перед началом боя, вполне могла позвать подкрепление, а у меня на руках остался тяжело раненный друг.

Рана на груди Маруса выглядела прескверно. Наемник лежал без сознания у стены, но еще дышал. Нашатыря или другой химии, способной привести его в чувство, у меня, конечно же, не было, пришлось взвалить бесчувственное тело на плечо и тащить его так. Магия позволяла поднимать и не такие грузы, но опять же, одно дело переносить мешок и совсем другое - человека. Неудобная это ноша.

Мне срочно требовался лекарь, но где его найти в незнакомом, осажденном войсками короля городе? Ответ как-то сам собой пришел на ум - наемники. Эрвин говорил, что принц нанял множество отрядов, а среди них обязательно найдется человек, способный лечить раны, и что самое важное - мне они не откажут. Наемники хоть и конкурировали между собой, но в сложных ситуациях помогали друг другу. Мало ли как повернется судьба, сегодня ты выручишь собрата по ремеслу, а завтра он подаст тебе руку.

Подобное поведение, впрочем, не мешало наемникам периодически сражаться друг с другом, но тут, как говорится, ничего личного - просто бизнес. Мой пример тому отличное доказательство: пришел заказ на некого Даррелла Фишера и отряд наемников без особых угрызений совести поставил засаду.

Вполне возможно, что в Ганеме меня до сих пор ищут, однако, других вариантов, как помочь другу, я не видел, и приходилось надеяться, что до этого королевства заказ на мою голову не дошел.

Из дома удалось выбраться без драки - новых противников не встретилось. Удерживая бесчувственное тело Маркуса, я спустился на первый этаж, а затем спокойно вышел на улицу. Люди вокруг, увидев взъерошенного юношу, с окровавленным телом на плече шарахнулись в стороны.

- В какой стороне живут наемники? - я в два прыжка догнал какого-то щуплого паренька и схватил его за рубаху.

- Т.. там, - запинаясь от страха ответил он, ткнув пальцем вдоль дороги.

- Уверен? Если наврал, я тебя найду!

- Да, господин, - парень кажется был на грани обморока.

Не говоря больше ни слова, я рванул в указанном направлении, молясь всем богам, чтобы меня по дороге не перехватила стража или люди Николь. Не знаю, что ей было нужно от меня, но вряд ли дело тут заключалось в обычной жадности. Убить наемников, сэкономив при этом шестьсот монет - затея не самая умная. К тому же, меня они пытались взять живым.

Чем сильнее я приближался к окраинам Идельбурга, тем сильнее понимал - город действительно находится на осадном положении. Людей на улицах было мало, а в воздухе витало ощущение опасности. В какой-то момент начали часто попадаться вооруженные люди характерной наружности. Наемники.

- Братья! - обратился я к первому же северянину. - Друг ранен, нужен лекарь.

- С кем ходил? - крупный мужчина с длинной седой бородой, заплетенной в косу, подозрительно уставился на меня.

- С Ульриком Два топора. Сейчас мы с другом сами по себе.

- За мной, - махнул рукой наемник.

То, что мои слова проверят - не подлежало сомнению. Врать в таких случаях не принято, и если меня поймают на лжи, то могут и убить без лишних разговоров, но сейчас требовалось помочь Маркусу. Дыхание его с каждой минутой становилось все тише, и без помощи лекаря долго он не протянет.

Северянин привел меня в длинный дом на окраине города, больше напоминавший барак. Два ряда коек с лежащими на них вещами явно указывали на то, что здесь квартируется достаточно большой наемный отряд.

- Мортен! - крикнул мужчина, приведший меня сюда. - Брату наемнику нужна помощь!

- Тащи его на стол! - тут же ответил нам худой, изможденный человек не слишком боевой наружности. - Если он еще жив, то на дорогу Милосердной матери уже не уйдет.

Глава 14

14 Глава

Лекарь принялся за работу, и коль уж Маркус действительно дожил до этого момента, волноваться за него уже не следовало. Положив друга на стол в углу комнаты, я устало присел на ближайшую кровать.

- Что с ним произошло? - спросил северянин, приведший меня сюда.

- Выполняли заказ по сопровождению, наниматель не захотел оплатить остаток суммы, началась драка. Мне, как видишь, удалось уйти без ранений, а вот Маркусу не повезло.

- Маркус - это его настоящее имя?

- Да, Маркус Лоренсон. У него еще прозвище есть - Красавчик, но он его не очень любит.

- А твое имя?

Отвечать правду мне категорически не хотелось, но, уверен на все сто - северянин начнет собирать информацию про нас, и если окажется, что никакого Сергея Трофимова в отряде Ульрика никогда не было, то, боюсь, наемникам это очень не понравится.

- Меня зовут Даррелл Фишер, но сейчас я сменил имя на другое - Сергей Трофимов.

- Я тебя услышал, меня зовут Айвин, командир моего отряда - Ларс Одноухий.

Последнее имя что-то царапнуло в памяти. Истории о своих победах и приключениях северяне любили пересказывать друг другу. Так что о похождениях того или иного отряда часто можно было услышать на веселых пирушках, и чем удачливее слыл командир, тем чаще звучало его имя. Ларс Одноухий, можно сказать, входил в элиту наемнической братии, поэтому и историй про него хватало.

- Спасибо за помощь Айвин, я, кажется, слышал про то, как вы участвовали в штурме замка Дальгор, говорят, именно ваш отряд первым прорвался сквозь ворота.

- Да, - широко улыбнулся северянин, - славная была драка.

Из глаз наемника немного ушла подозрительность, поэтому я решил развить свой успех и выяснить, что же на самом деле происходит в городе. Лекарь плотно занялся Маркусом, так что времени на расспросы у меня хватало.

- Айвин, я слышал, что город штурм города начнется в ближайшее время. Сколько вы уже здесь?

- Мы тут уже две недели торчим, но пока тихо - войска короля безвылазно сидят в десяти километрах отсюда. Не знаю, чего Сигурд ждет. Хочет, наверное, с сыном миром договориться, и знаешь, я короля понимаю. Идельбург - богатый город, а штурм без разрушений не пройдет. Вот и ездят к Роберту переговорщики чуть не каждый день. Сегодня, кстати один был.

- Думаешь, дело может разрешиться миром?

- Нет, - уверенно сказал Айвин. - Не такой Роберт человек. Будет драка. Не сегодня, так завтра или через неделю.

- Шансы на победу есть?

- Принц нанял много людей. У Сигурда, конечно, хорошая армия, но и нас здесь собралось немало. В бутылку никто не полезет, если поймем, что проигрываем - отступим.

- Не боитесь, что король психанет и ударит родовой магией?

- Ну он же не самоубийца? Да и Роберт прикроет если что, принц он или где?

Разговор с северянином немного затянулся, но серьезные темы больше не затрагивались. Чуть позже к нам присоединились другие члены отряда, и Айвин куда-то ушел, оставив меня дожидаться, пока лекарь закончит работу. Это время я потратил на то, чтобы привести себя в порядок - кровь Маркуса залила одежду и выглядела очень паршиво, хорошо хоть запасной комплект лежал в рюкзаке.

О своей безопасности я не особо переживал. Даже если сейчас Оливия или кто там за ней стоит, объявит награду за мою голову, вряд ли кто-то откликнется на ее призыв. Заказчики не заплатили за работу, и об этом, в случае чего, быстро станет известно. Наемники меня не выдадут, по крайней мере сейчас. Пусть к северным королевствам я не имел никакого отношения, полгода, проведенные в отряде Ульрика, позволяли рассчитывать на помощь.

Моего бывшего командира, кстати, в городе не было, а учитывая тот факт, что принц платил весьма неплохо, значило это только одно - осторожный наемник посчитал дело слишком рискованным. Не исключено, конечно, что Ульрик просто находился очень далеко от королевства Андаро, но опять же, Роберт кличь о помощи послал достаточно давно. Отсюда наклевывались не самые утешительные выводы - валить надо отсюда.

Ждать результатов лечения пришлось почти час. Рана на груди Маркуса оказалась не единственной. Множественные порезы покрывали тело, и чудо, что наемник вообще выжил. Обо всем этом мне поведал лекарь после того, как устало присел рядом.

- Сильно его потрепало, - утерев пот со лба, произнес Мортен.

- Он долго еще будет без сознания? - спросил я.

- Как минимум до утра. Уходить собираешься? Не советую, пусть хотя бы пару дней отлежится.

- Спасибо, Мортен. Сколько я должен за твои услуги?

- У Ларса спросишь, он командует отрядом, вот пусть цену и устанавливает, а пока давай твоего друга со стола перетащим.

Совместными усилиями мы положили Маркуса на одну из свободных кроватей. Выглядел наемник не лучшим образом, но на тот свет больше не спешил. С лица пропала мертвенная бледность, а дыхание перестало вырываться из груди с хрипом и бульканьем. За жизнь друга я больше не переживал и спокойно остался в бараке, дожидаться прихода командира отряда.

Причина, по которой Ларс обзавелся своим прозвищем, стала понятна едва он зашел в барак. Уха у него действительно не было, и он, кажется, этим даже гордился, иначе зачем делать вокруг обрубка витиеватую татуировку. Вообще, северянин выглядел очень приметно - кожаная броня на мускулистом торсе, борода лопатой и множество татуировок, покрывающих как тело, так и лысую голову.

- Приветствую тебя, - Ларс протянул мне ладонь. - Я спросил людей, и они подтвердили, что с Ульриком ходили двое - Маркус и Даррелл, правда говорят, Даррелл был светловолосым.

- На меня кто-то открыл охоту, пришлось перекрасить волосы, - я провел руками по голове, показывая светлые корни.

- Гляжу, приключения сами тебя находят, - усмехнулся Ларс.

- Видимо так боги распорядились, - пожал я плечами.

- Люди богам не интересны, если ты, конечно, не король или принц, - хохотнул северянин. - С твоим другом сейчас все в порядке?

- Да, благодаря Мортену. Я хотел бы отблагодарить его и всех вас за помощь. У меня не так много денег...

- Не надо. Мы должны помогать друг другу. Кто знает, как сложится судьба, может быть ты когда-нибудь спасешь мою жизнь. Просто, если тебя спросят про лучший отряд наемников - вспоминай Ларса Одноухого, добрая слава никогда не помешает.

- Обязательно.

- Вот и договорились. Люди, с которыми вы бились, будут тебя искать?

- Думаю, да.

- За безопасность не переживай. Никто вас не видел и не слышал, а сюда могут заходить только мои люди. Оставайся здесь сколько угодно, пока твой друг не поправится.

Слова Ларса меня несколько обнадежили, потому что других вариантов, где укрыться в городе, я не видел. Вряд ли сейчас работали гостиницы, а шляться по Идельбургу в поисках заброшенных зданий - затея не самая удачная. Понятно, что среди наемников встречаются всякие люди, но северяне свое слово ценили очень высоко и просто так им не разбрасывались. Если Ларс сказал, что меня не сдадут, так и будет, иначе может пострадать его репутация.

Сразу после разговора с Одноухим, напряжение, копившееся последние сутки, навалилась на меня как стотонный пресс. Я не спал почти двое суток, потратил кучу физических и моральных сил, а теперь просто хотел немного отдохнуть.

Свободная кровать нашлась без проблем. Лекарь ткнул пальцем в одну из коек, не имеющих даже постельного, туда я и лег, подложив под голову рюкзак, но прежде чем погрузиться в дрему, решил все же проверить кое-что.

Мир подсознания практически не изменился с моего предыдущего посещения. Странно, мне почему-то казалось, что во время схватки с отрядом преследователей, я достиг следующего уровня слияния, но нет. Видимо действительно показалось. Тем не менее, кое какие изменения произошли. Водные потоки приобрели небывалую четкость, и казалось, что они реагируют на мое внимание. Стоило присмотреться к любому из них, как течение тут же искривлялось, пытаясь прижаться к моему телу. Забавный эффект, но не более. Складывалось ощущение, что я нахожусь на грани, что еще немного, и новый уровень покориться мне, вновь преобразив этот мир. Знать бы, сколько времени на это понадобится. Выяснив все что хотел, я вынырнул из транса и почти мгновенно уснул.

Разбудил меня шум множества голосов - в барак возвращались наемники. Судя по часам, переживших все перипетии дороги, близилась ночь. Марус, лежавший на соседней кровати, так и не пришел в себя, но повода волноваться за него не было, вымотался он не меньше меня, а ранение лишь увеличило потребность в здоровом сне.

Мое пробуждение не осталось незамеченным. Большая часть бойцов проигнорировали появление в бараке новых людей, однако некоторые наемники подходили, чтобы переброситься парой фраз. Мне даже нехитрый ужин предложили. Отказываться я и не подумал. Есть хотелось жутко.

Пока шло поглощение пищи, попытался выяснить, не произошло ли за последние часы каких-нибудь измерений в городе, но как оказалось, все было тихо. Как и раньше где-то в стороне войска короля ждали приказа к атаке, на окраине Идельбурга наемники и сторонники принца ожидали того же, а местные жители прятались в домах, надеясь, что Роберт таки договориться со своим отцом, и дело закончится без кровопролития.

В перемирие наемники не верили. Сегодня очередной переговорщик короля ушел ни с чем. Точнее даже не ушел, а умчался, подгоняя лошадь, как сумасшедший, так что ситуация накалялась.

Поблагодарив за ужин, я собрался на выход из барака. Были у меня необоснованные опасения, что Ларс или кто-нибудь из бойцов попытается этому помешать, но нет, меня только проводили заинтересованными взглядами, да лидер наемников спросил, вернусь ли я, и, получив ответ, что до утра меня можно не ждать, понятливо кивнул.

Ночной город казался мертвым, особенно после того, как я выбрался из квартала, облюбованного наемниками. Почти не горели огни в домах, не бродили по улицам прохожие. Лишь редкие патрули, громко топая сапогами, шествовали по дорогам. Слышно их было достаточно далеко, чтобы успеть спрятаться в подворотне или густой тени.

Причина, вынудившая меня покинуть барак и прогуляться по Идельбургу, была проста - я собирался проникнуть в дом, откуда днем едва ушел. Казалось бы - глупая затея. Зачем рисковать лишний раз? Нужно уходить из города как можно скорее, но мне очень хотелось выяснить, кому я опять перешел дорогу. К тому же Маркус до утра точно не оклемается, а значит в городе все равно придется задержаться.

Найти нужное место получилось далеко не сразу. Пусть я и запомнил о общих чертах путь, по которому бежал днем, но ночной город сильно отличался от того, что запомнился мне. Улицы приобрели новые очертания, исказились знакомые ориентиры, да и спросить дорогу у случайного путника не представлялось возможным. Поэтому на поиски пришлось потратить пару часов, что в принципе, не являлось критичным. Даже наоборот - не пришлось ждать пока окончательно стемнеет.

Опознать дом Николь удалось по выбитым окнам на втором этаже. Все-таки бой был очень жарким, и комната, где велась “беседа”, сильно пострадала. Свет в помещениях не горел. Возможно, люди просто спали, но не исключено, что пострадавшее здание пустовало. Тем не менее, от своей идеи проникнуть внутрь я не отказался.

Почти два года мне не приходилось использовать эйхор, позволяющий проникать сквозь стены. Для этого ни повода не было, ни желания. Перспектива стать великим вором меня не прельщала, а во всех остальных случаях, я как-то обходился обычной магией. Теперь придется вспоминать подзабытые навыки.

Пройти сквозь дверь удалось без особых проблем. Да, как обычно это вытянуло целую прорву энергии, но за последние два года мой запас магических сил существенно вырос, так что беззащитным я не остался.

К сожалению, Оливии или других аристократов в доме не оказалось, что, впрочем, неудивительно, учитывая, произошедшее сегодня. Я бы, наверное, тоже не хотел ночевать там, где недавно убили нескольких человек, да еще и пол в любой момент может обвалиться.

Казалось бы, затея моя пошла прахом, но в одной из дальних комнат я наткнулся на слугу, оставленного присматривать за особняком.

Худой пугливый юноша трясущимися губами поведал мне, что после нашего побега госпожа Оливия вместе с несколькими людьми уехала, забрав с собой Николь. Да, женщина выжила. Мое заклинание и падение на первый этаж, не доконали ее. Жаль, эту особу я хотел бы видеть мертвой.

К счастью, слуга знал, куда уехала Оливия. Этот дом, кстати, принадлежал именно ей, но у богатой аристократки был еще один. Слуга долго и излишне подробно начал объяснять, как туда добраться. Он называл какие-то улицы, приметные здания и много чего еще. В итоге, я устал слушать его болтовню и одним ударом вырубил юношу, после чего связал нашедшимися в комнате тряпками. Убивать парня не хотелось, но обездвижить стоило. Мало ли он сейчас броситься докладывать своей госпоже о ночном госте.

Оставив бесчувственного слугу на полу, я спокойно вышел из дома и отправился по новому адресу. Из сбивчивого рассказа удалось понять общее направление движения, а спустя какое-то время я даже начал угадывать описанные здания.

Архитектурные изыски особняка, где по словам слуги жила Оливия, полностью терялись в темноте. Ночь уже перевалила за середину, но рассветом даже и не пахло.

Осторожно разведав местность вокруг, и убедившись, что меня никто не видит, я выбрал место проникновения и с замиранием сердца прошел сквозь дверь. Очень хотелось верить, что в доме нет собак или сигнализации, иначе придется уносить отсюда ноги, так ничего и не выяснив, но шли минуты, а мое появление, видимо, осталось незамеченным.

Бродить по темным и пустым коридорам достаточно большого особняка было, мягко говоря, некомфортно. Невольно мне вспоминался эпизод с Дементьевым, когда я точно так же крался по дому промышленника, пытаясь отыскать его комнату. Даже цели, что тогда, что сейчас совпадали - мне нужны ответы.

Темнота очень мешала. Чтобы понять куда идти, мне все же пришлось воспользоваться магией. Микроскопический шарик света повис над ладонью. Риск? Конечно, но это все же лучше, чем напороться в ночи на какую-нибудь вазу и перебудить грохотом всех обитателей особняка.

Комната Оливии, как и предполагалось, находилась на втором этаже. Что интересно, дверь оказалась не заперта, что сильно облегчило мне задачу, а вот чего я не ожидал - увидеть мужчину, спящего на диване, перед спальней аристократки. Умер он быстро и, надеюсь, безболезненно. Некогда мне было играть в милосердие. Эти люди пытались убить Маркуса и взять меня в плен, так что церемониться с ними я не собирался. Удар кинжала заставил охранника замолчать навсегда. Теперь пришла пора поговорить с Оливией.

Чтобы женщина не закричала, увидев меня, пришлось заткнуть ей рот ладонью. Глаза дворянки расширились от ужаса, она попыталась вырваться из захвата, но сил ей явно не хватало.

- Не будете кричать, останетесь живы, - тихо произнес я. - Вы меня поняли?

Через несколько секунд Оливия перестала брыкаться и чуть более осознанно взглянула на меня, а спустя минуту она уже была готова к диалогу.

- Итак, - я осторожно убрал ладонь, - вопрос первый: в доме есть охрана?

- Да, - ответила женщина, прижав одеяло к подбородку, однако страх в ее голосе не чувствовался, - Себастьян находится в соседней комнате, но он, я так понимаю, уже мертв.

- Так себе из него охранник. Второй вопрос, что вообще происходит? Мне хотелось бы услышать полную версию. Надеюсь, вы не будете лгать, это в ваших же интересах.

- Мне нечего вам рассказать, - голос женщины слегка задрожал, казалось, что она готова была расплакаться.

Зря. На меня такие приемы не действовали. Пришлось опять зажать Оливии рот и прижать кинжал к ее щеке:

- Врете. А знаете, мне не слишком нравится разговаривать в таких условиях. Сейчас я вырублю вас, унесу куда-нибудь в подворотню, и там мы продолжим наш безусловно познавательный разговор.

Наметившиеся слезы моментально высохли. Оливия не потеряла самообладание, однако после того, как я убрал руку, начала говорить очень интересные вещи:

- Боюсь, после моего рассказа, вы меня убьете.

- Начинайте, а там видно будет.

- Хорошо. Принц не выстоит против своего отца. Это понимают все и король, и Роберт. Однако есть способ переломить ситуацию. Для этого вы, Сергей, и понадобились. Признайтесь, вы - незаконнорожденный сын какого-нибудь князя?

- Откуда такая уверенность?

- Правдолюб. Особый отдел, когда вел допрос, проверял вас с помощью этого артефакта, он и показал ваш магический потенциал.

- Понятно. Вы поэтому спрашивали про мою семью?

- Да. Вы и правда сирота?

- Правда. Рассказывайте дальше.

- Особый отдел подчиняется напрямую графу Хафнеру, который очень дружен с Робертом. Принц не терял надежду найти человека, имеющего хотя бы небольшую примесь королевской крови. Дворян проверяли по любому поводу, и тут такая удача.

- Зачем?

- Для ритуала. Вас должны были принести в жертву.

- Замечательно..., - вырвалось у меня ругательство, - неудобненько вышло, расстроил такого важного человека. Странно, что после сегодняшнего боя на мои поиски не бросили всех доступных у принца людей.

- Вам нашли замену, не самую качественную, но все же. Николь далеко не единственный человек, которая искала подобных вам.

- Какова цель ритуала, что произойдет после жертвоприношения и когда оно начнется?

- Клянусь, этого я не знаю. Николь никогда мне не рассказывала. Она сейчас у принца, помогает подготовить все необходимое.

- Живучая дамочка.

- С ней работали лучшие лекари Роберта.

- Не удивлен. Николь и Оливия, - я медленно произнес эти слова, будто пробуя их на вкус, - каковы ваши настоящие имена?

- Вы удивитесь, но именно так нас и зовут.

- Интересно вы все придумали. Жертва сама идет в лапы палача, при этом находясь в полной уверенности, что делает это по собственной воле, да еще и защищает при этом своих конвоиров.

- Нам надо было действовать быстро. Пришлось импровизировать, но вы хорошо справились.

- Зачем Николь представлялась вашей служанкой?

- Для того, чтобы в случае чего ее магические способности оказались для вас сюрпризом. Николь - очень сильный маг.

- Зря тогда она переоделась, после подземного хода.

- Мы рассчитывали на вино, но вы почему-то отказались его пить.

- Ну что же, спасибо за познавательную беседу. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся.

- Вы не убьете меня? - наиграно удивилась Оливия.

- Ну если вы настаиваете…

- Ни в коем случае.

- Вот и отлично, - улыбнулся я и сильным ударом отправил даму в глубокий нокаут. Убить женщину мне не позволяли моральные принципы, но и оставлять ее в сознании я не собирался.

Еще неплохо было бы прихватить из дома шестьсот монет. Все же работу мы выполнили в полном объеме, но вряд ли столь крупная сумма лежала в прикроватной тумбочке, а тратить время на поиски - затея достаточно глупая. Конечно, ничего не мешало мне выяснить у Оливии, где она хранит деньги, но бездумная жадность слишком часто приводит к беде. В гипотетическом сейфе вполне могут быть ловушки или сигнализация. Риск не оправдывает себя. Незачем бездумно гнаться за золотом, и так уже совершил ошибку, подписавшись на сомнительный контракт.

Из дома решил выбираться через окно в спальне, смысла идти к входной двери или использовать эйхор я не видел, поэтому просто дернул на себя застекленную створку. В тот же момент где-то на первом этаже раздался пронзительный звон, все-таки хозяйка дома озаботилась системой оповещения, а значит скоро здесь появятся очень злые и готовые убивать люди.

Прыжок с высоты трех метров - не проблема для мага, а когда за твоей спиной верещит сигнализация, то и подавно. Приземлившись на землю, я перепрыгнул забор и рванул подальше от дома.

Все что хотел, я выяснил. Мстить принцу или той же Николь не было никакого смысла. Да, это потешит мое самолюбие, но шанс сдохнуть в таком случае очень велик. К тому же, не факт, что у меня хоть что-то получится сделать в одиночку. Не стоит овчинка выделки. Нужно как можно быстрее уходить из города. Возможно, чуть позже мне снова придется поменять имя, и больше никогда не контактировать с незнакомыми артефактами. Мало ли кому-нибудь понадобится провести очередной ритуал.

Ночной город хорошо умеет обманывать восприятие. Найти барак, в котором отдыхал Ларс со своими людьми, оказалось непросто, но ближе к утру я все же сориентировался и оказался перед нужным зданием.

Караульный, замерший перед дверью, не сразу меня узнал, но, уточнив пару моментов, приоткрыл створку, посоветовав не шуметь. Такое доверие немного удивляло, но опять же, северяне - особый народ, со своими принципами и традициями.

Койку, выделенную мне, никто не занял. Скинув обувь, я вытащил из-под кровати рюкзак, положил его вместо подушки и осторожно, стараясь никого не потревожить, лег на твердую деревянную поверхность. Завтра надо будет думать, как незаметно выбраться из города и куда двигаться дальше, а сейчас можно хоть немного расслабиться и спокойно уснуть.

Увы, полноценно отдохнуть мне не дали. Кто-то настойчиво тряс меня за руку, пытаясь разбудить. Открыв глаза, я устало взглянул на обеспокоенное лицо Маркуса. Тусклые окна барака пропускали достаточно утреннего света, чтобы разглядеть друга.

- Мы где? - шепотом спросил Лоренсон.

- Это отряд Ларса Одноухого, - я окинул взглядом спящих наемников. - Их лекарь тебя с дороги Милосердной матери вытянул. Маркус, дай поспать еще хотя бы час, нам пока ничего не угрожает.

- Ты уверен?

- Нет конечно, но для нас это самое безопасное место в городе.

- Ну смотри, - сомнение в голосе мужчины никуда не делось, но он все же лег обратно на кровать.

Следующее пробуждение произошло уже по другому сценарию. Громкий, противный звук пробрался в мой сон и моментально его прогнал, как дворник приблудного пса. Не понимая, что происходит, я соскочил с кровати и заметил, как наемники Ларса спешно покидают спальные места.

- Что происходит? - увидев, пробегающего мимо лекаря, спросил я.

- Штурм начался! - крикнул мужчина, добавив к этой фразе несколько крепких слов.

Глава 15

15 Глава

Участвовать в обороне Идельбуга я совершенно не планировал. Мне за это не заплатили, для начала, да и в целом, не наша это война.

Отряд Ларса спешно готовился выступить навстречу войскам короля, приближающимся к городу. Слышалась ругань. Никто не ожидал, что штурм начнется так рано. Видимо разведка принца работала не самым лучшим образом.

Наемники на нас с Маркусом не обращали внимания. Одевшись и вооружившись, они выскакивали из барака, и к тому времени, как мы с другом тоже оказались вне здания, бойцы уже построились в походный порядок. Ларс находился впереди отряда, его лысая татуированная голова была хорошо видна даже издали. Наемник, заметил нас, махнул рукой на прощанье и отдал своим людям команду выдвигаться. Спустя минуту на площадке перед бараком остались только мы с Маркусом.

- А я надеялся сегодня заскочить в бордель, - грустно произнес Лоренсон. - Уходить надо.

- Согласен. Бежать можешь?

- Да. Лекарь свою работу знает. Жрать правда хочется, так, что готов мясо сырое жевать.

- По дороге перекусишь, - ответил я, высматривая в какой стороне поднималось солнце. - Так, если войска пришли с севера, значит нам на юг.

- Город в осаде, - напомнил Маркус.

- Думаю, король собрал большую часть войск на одном направлении. Зачем распылять силы?

- Ну да. Что-то голова плохо соображает после ранения, - улыбнулся наемник. - Знаешь, а мне ведь до вчерашнего дня не приходилось драться с женщинами. Ты добил эту суку?

- Нет. Жива она. Давай потом обсудим, чувствую, скоро здесь будет жарко.

Маркус с таким доводом не стал спорить и, потирая перевязанную бинтами грудь, шагнул вслед за мной. Однако, не успели мы пройти и пары кварталов, как наше внимание привлекла непонятная вспышка.

- Это еще что? - друг ткнул пальцем куда-то в сторону.

Взглянув в указанном направлении, я увидел, как откуда-то из центральной части города в небо выстрелил ярко-алый луч. Поднявшись на высоту нескольких сотен метров, он быстро отклонялся в сторону - туда, где сейчас собирались войска короля. Своеобразная радуга, состоящая из одного цвета, повисла в небе. Будто причудливый мост, она замерла в воздухе, после чего исчезла, озарив город красным светом.

- Не знаю, что это, - ответил я, - но ничего хорошего ждать точно не стоит. Валим отсюда!!!

Далеко убежать мы не успели. После вспышки прошло лишь несколько секунд, как до нас донесся звук сильнейшего взрыва. Будто вулкан, спящий много лет, внезапно проснулся и решил показать, кто в доме хозяин. Что удивительно, ударной волны я не почувствовал: не дрожала земля, не лопались стекла в домах. Будто и не было ничего.

В том, что алый луч и последовавший за ним взрыв - дело рук принца, я не сомневался. Неясна оставалась только природа этого явления. Что это было: родовая магия или тот самый ритуал, участие в котором мне удалось избежать? Почему-то я склонялся к последнему варианту. Хотя, погоды это не делало. Единственное, хотелось бы знать - пережил ли король атаку, и если да, то как он отреагирует на подобное?

Ответ мы узнали очень быстро. Звон в ушах еще не до конца стих, когда король сделал свой ход. Город содрогнулся. Если Идельбург и имел стационарные защитные артефакты, то со своей задачей они не справились. Грохот разрушающихся зданий трудно было с чем-то спутать, а затем, магический удар прошелся сквозь город.

К сожалению, мы так и не успели далеко уйти от окраины, поэтому волна разрушений нагнала нас, как цунами. Сзади, сбоку, спереди - везде здания внезапно покрывались трещинами, после чего взрывались тучей каменный осколков.

Пережить первые секунды после удара помогла лишь защита, которую мы автоматически поставили, едва увидели алый луч. Правда, полностью без травм не обошлось - здоровенный булыжник придавил мне ногу, едва не сломав ее. Высвободиться из каменного захвата удалось, но вот о прежней скорости передвижения, можно было только мечтать, а на лечение банально не хватало времени.

Принц проиграл. Едва нам удалось выбраться из-под завалов, как это стало очевидно. Вокруг лежали руины, а с той стороны, где должны были стоять войска Роберта, в панике бежали люди.

- Король сошел с ума, - выплюнув изо рта каменную пыль, произнес Маркус. - Это ж надо, разнести собственный город!

- Мне кажется, основные разрушения пришлись на бедные кварталы. Центр не задет, смотри, вон церковь Четырех все еще стоит.

- Надеюсь, король и ее разрушит, боги такого точно не простят. Что принц, что его отец стоят друг друга!

- Нас это не касается. Помоги лучше ногу вправить, - я уселся на камни, показав на лодыжку, - вывихнул кажется.

Любой наемник знает, как обрабатывать простые раны, вправлять кости и останавливать кровь. Без этого просто не выжить в такой профессии. Так что мою просьбу Маркус выполнил без особых сложностей. Резкое движение, хруст, и сустав встает на место, возвращая мне возможность передвигаться самостоятельно, чем я тут же воспользовался.

Двигаться по развалинам оказалось крайне сложным занятием, особенно учитывая состояние ноги, но хуже всего было осознавать, что во многих домах все еще прятались люди. Не раз я видел лужи крови, вытекающие из-под камней, и чем дальше, тем картина разрушений выглядела все страшнее: оторванные конечности, лежащие на земле, раздавленные головы, мертвые дети, присыпанные пылью. Король действительно сошел с ума. Так нельзя.

Я не мог помочь жителям этого города, и от осознания своего бессилия становилось только хуже. Стараясь не смотреть на последствия этого рукотворного землетрясения, мы постепенно удалялись от разрушенных районов. По пути начали попадаться уцелевшие дома, покрытые трещинами, но все еще стоящие на фундаменте. Иногда нас обгоняли люди. Горожане пытались убежать из этого ада, а вместе с ними отступала разбитая армия принца. Битва оказалась проиграна, даже не начавшись. Были тут и дворяне, и простые люди. Страшась нового удара королевской магии, люди стремились уйти как можно дальше от всего этого.

Знакомые фигуры наемников первым увидел Маркус. Впрочем, Ларса Одноухого трудно было не узнать. Бойцы, сильно поредевшим составом, пробирались сквозь останки зданий. Командир отряда выглядел крайне печально. Он лишился руки по локоть, татуировки было почти не видны за слоем крови и грязи. Тем не менее, на ногах мужчина держался достаточно твердо.

- Думаю, надо объединиться с отрядом Ларса, - крикнул я другу. - Так шансов выжить будет больше.

- Пойдет, - ответил Маркус, останавливаясь.

Татуированный наемник сразу меня узнал. Несмотря на ранение он достаточно четко осознавал окружающую действительность, и на мое предложение временно присоединиться к его отряду, отреагировал вполне благосклонно. Наемники планировали уйти из города, так что наши намерения полностью совпадали.

Двигались они с максимально возможной скорость. По кратким репликам бойцов стало понятно, что войска короля вот-вот должны войти в город, и тогда не поздоровится никому. К сожалению, узнать большего не представлялось возможным - люди спешили убраться из Идельбурга как можно быстрее, и на разговоры просто не оставалось времени.

Чем дальше мы продвигались на юг, тем меньше встречалось разрушенных зданий. Идти по дороге стало гораздо проще из-за чего, остатки армии принца сильно растянулись - люди, не получившие увечий, убежали далеко вперед, а тяжелораненые, но способные передвигаться самостоятельно бойцы, сильно отстали. Мы же оказались где-то по середине.

Королевских войск все еще не было видно. Прямая как стрела центральная улица позволяла неплохо рассмотреть все происходящее за спиной, и погони я что-то не наблюдал. Вскоре, стало понятно по какой причине - король нанес очередной удар.

Ничего подобного я раньше не видел. Огромное облако явно магического происхождения повисло над северной частью города. Белое, как первый снег, оно появилось буквально из ниоткуда за считанные минуты. Люди, бежавшие рядом со мной, сперва его даже не заметили, но затем то один, то другой человек оборачивался назад и либо испуганно вскрикивал, либо заковыристо матерился.

Было совершенно непонятно, чего ждать от новой напасти, но через минуту королевская магия показала свою грозную мощь.

Яркая вспышка озарила город. Из недр облака в землю ударила молния, но вместо того, чтобы бесследно раствориться среди каменных домов, она поразила бегущего человека и тут же перескочила к следующему, а затем еще и еще. Эта смертельная чехарда остановилась только спустя несколько секунд, оставив после себя пару десятков обугленных тел. Люди не успевали ничего сделать, а с неба уже сыпалась новая порция мгновенной и очень страшной смерти. Щиты, которые ставили наемники, лишь на несколько секунд задерживали порождения королевской магии, после чего бессильно исчезали. Кто-то держался дольше, кто-то меньше, но результат всегда был один.

Молнии не делали различий между магами и неодаренными людьми, между простыми жителями и бойцами армии принца - они убивали всех. Зачем король сделал это? Он уже победил. Сопротивление было сломлено еще первым ударом, и теперь он уничтожает собственный народ. Зачем? Ответов я не знал.

Магия короля работала неравномерно. Только что возле меня погибло три человека, а следующий удар пришелся совсем по другой группе людей. Как противостоять этой стихии, я не имел понятия и действовал самым простым способом - вливая всю имеющуюся у меня энергию в щиты. Все что есть. До последней капли. Конечно, это бессмысленно, но что мне оставалось еще?

Молния ударила неподалеку. Человек, стоящий в десяти метров левее, не успел даже вскрикнуть, как его обугленное тело начало падать на землю, а затем разряд выбрал следующую жертву, и ей оказался я.

Удар едва не ослепил меня. Защитная сфера превратилась в сверкающий шар, сквозь который пыталась пробиться извивающаяся, как змея молния. Обычное электричество не могло себя так вести, магия в очередной раз приняла странную, не поддающуюся объяснению форму. Будто хищник, почуявший добычу, заклинание металось по щиту, выискивая в нем слабую зону.

Энергия стремительно таяла. Прошла секунда, еще одна и еще. Молния все так же извивалась раненой змеей, но не могла ничего сделать, а я все вливал и вливал магическую силу, понимая, что единственный шанс выжить - опустошить резервы до нуля. Отдать все, что есть и даже больше.

У меня получилось. Заклинание, а точнее мизерная его часть, выпущенная из облака, выдохлось, так и не добравшись до желанной цели, и в этот момент, я почувствовал, как мой магический резерв скачком увеличивается в размере. Тот импульс, что требовался мне для перехода на новый уровень слияния с магическим полем, был получен. Сила хлынула в тело, наполняя его до предела.

Занятый новыми ощущениями, я не сразу заметил людей, ошеломленно замерших рядом. Все видели, как молния ударила в меня, и все видели, что я пережил воздействие королевской магии. Удивленные лица, открытые рты… Яркая вспышка и крик боли разрушили это оцепенение - бойня продолжалась.

- Сюда! - крикнул я, обращаясь прежде всего к Маркусу, но меня услышали и другие.

Сразу несколько человек рванули к дому, возле которого я стоял. Люди готовы были цепляться за любую возможность выжить. Не прошло и минуты, как вокруг меня собрались почти все наемники из отряда Ларса и не только, вместе с ними даже затесался какой-то аристократ из местных. Он даже попытался вытолкнуть Маркуса из образовавшегося круга, но получил кулаком в ухо и успокоился.

У меня не было ни грамма уверенности, что моих новых возможностей хватит для спасения всех этих людей, но я должен был проверить. Защитная сфера раздулась, увеличившись в диаметре до пяти метров, а спустя минуту в нее ударила очередная молния.

Щит выдержал попадание, а затем еще одно, и еще, и еще. Магия, будто взбесившаяся кошка раз за разом пробовала на прочность полупрозрачный пузырь, ограждавший полтора десятка человек от брызжущий искрами смерти.

Кончилось все внезапно. Вот только что я пытаюсь выдержать очередное попадание молнии, а в следующее мгновение город накрывает тишина.

В то, что мы выжили, и буйство магии вокруг стихло, казалось, не верил никто. Люди молча стояли, прижавшись к стене дома, ожидая, когда в нас прилетит очередная молния, но шли минуты, а ничего не происходило. Облегченно выдохнув, я деактивировал защитную сферу. Оглушенные случившемся люди, осторожно начали отходить в сторону, бросая в мою сторону опасливые взгляды. Я же в это время смотрел на последствия прошедшего магического шторма.

Картина, представшая перед глазами, ужасала. Вокруг, куда ни глянь, лежали мертвые, обугленные тела. Тошнотворный запах жареного мяса повис в воздухе. Страшная и практически неминуемая смерть. Выжили лишь редкие счастливчики, коих молнии почему-то обходили стороной, но таких было очень мало. Король точно сошел с ума. Нельзя так. Нельзя!

- Как ты это сделал? - слова Маркуса вырвали меня из состояния шока, после увиденного.

- Не знаю, - ответил я, немного придя в чувство, - потом разберусь, не до того - надо убираться отсюда.

- Даже спорить не буду.

- Мы уходим, - крикнул я людям и, стараясь не обращать внимание на боль в ноге, двинулся дальше на север.

Наемники оставаться одни не захотели и отправились следом. Не раз и не два я ловил на себе удивленные, опасливые, а иногда и восторженные взгляды. Впрочем, удивляться тут было нечему, я и сам оставался немного в шоке от произошедшего. Видимо сказалось-таки происхождение Даррелла.

Центр города удалось пересечь без приключений. Везде, куда падал взгляд, я видел мертвые тела. Магия била без разбора. Жуткий запах горелого мяса, казалось, въелся в кожу и никогда уже не уйдет из нее.

Были и выжившие. К нашему отряду спустя пару кварталов присоединилось пятеро человек, а чуть позже еще трое. Наемники, простые горожане, все стремились убраться подальше из города. Король (уверен, после сегодняшнего дня его будут звать палачом или безумцем) в любой момент мог ударить еще раз.

Когда наш увеличившийся в размерах отряд приблизился к бедным, окраинным кварталам, оказалось, что в Идельбург вошли войска, причем сделали они это грамотно, перекрыв все основные пути отступления. Началась зачистка. Видимо король хотел полностью уничтожить тех, кто встал на сторону принца.

Взвод солдат совсем не ожидал увидеть в городе, подвергшемуся тотальному уничтожению, три десятка озлобленных и готовых к драке людей, большая часть которых являлась наемниками.

Надо отдать военным должное - сориентировались они быстро. Вот два отряда натыкаются друг на друга в тесной улочке, зажатой между домами, а буквально через пару секунд высокий офицер в темно-синем мундире дает сигнал к атаке. Впрочем, наемники сориентировались еще быстрее. Ларс, хоть и получил сильное ранение, хватку не растерял, и едва на нашем пути встали солдаты, отдал команду своим бойцам.

Взрывы, крики, вспышки заклинаний, разбивающихся о щиты - все это моментально заполнило пространство улицы. Мы с Маркусом оказались в самом центре бушующего хаоса. Вокруг меня постоянно что-то сверкало, горело и гремело, но защитный барьер, поставленный секундой назад, надежно защищал от вражеской магии. Пришло время атаковать.

Структура вакуумного взрыва собралась как-то походя - сама собой. Подчиняясь выработанному алгоритму, линии заклинания практически без внешнего контроля выстраивались в нужную схему, и мне оставалось лишь наполнить их силой. Параллельно шла работа над другими - более простыми конструктами, и когда вся эта мощь окончательно сформировалась, сразу несколько заклинаний ударили в солдат короля.

В точке, где находилось наибольшее количество бойцов, будто открылся портал в ад. Люди умирали, так ничего и не поняв. Сминались, как пластилин, кости, лопались головы, отрывались конечности. Кровь залила камни мостовой. Одномоментно погибло не менее семи человек, что кардинально изменило соотношение сил между наемниками и солдатами. Началось избиение, и спустя несколько минут все было кончено.

К сожалению, без потерь с нашей стороны не обошлось. Они не были катастрофическими, но среди убитых оказался Ларс Одноухий. Он, как и подобает лидеру, находился во главе своего отряда и первый удар пришелся в том числе на него. Защита раненого мага не выдержала, и даже лекарь не смог вернуть жизнь в растерзанное тело командира.

Отряд наемников, можно сказать, обезглавили. Люди, привыкшие получать четкие инструкции, на какое-то время замерли, пытаясь понять, что делать дальше. Уверен, пройдет несколько минут, и северяне, прошедшие через огонь и воду, организуются, но у нас просто не было лишнего времени. Пришлось мне напомнить бойцам, что из города мы еще не вышли, и участь Ларса может повторить любой из них.

Павших бойцов оставили там, где они нашли свою смерть. Разве что оружие наемники забрали - его потом с почестями похоронят, если конечно будет кому это делать. По верованиям северян, такое погребение было ничуть не хуже стандартного. Меч, топор, шпага - настоящий воин делился со своим оружием частью души, так что нет ничего зазорного в том, чтобы положить клинок в землю вместо его владельца.

Отряд Ларса двинулся дальше. Хотя, если присмотреться, от изначального состава осталось человек пять - семь, остальные люди насобирались, пока мы шли по городу.

Как-то само собой командование этими людьми перешло ко мне. Если я приказывал им остановиться, или наоборот ускорить наше движение, люди беспрекословно это выполняли. Некоторые новички, прибившиеся к отряду уже после всех перипетий, произошедших с нами, наверное, недоумевали, почему матерые наемники слушают какого-то юнца, которому явно не исполнилось и двадцати. Плевать. В тот момент меня абсолютно не волновало мнение окружающих, я просто хотел выбраться из Идельбурга.

Двигались мы очень неравномерно - то ускорялись до максимума, то замирали, слушая, не появился ли где-то поблизости военный отряд. Понятно, что незаметности это не слишком добавляло. Тридцать с лишним человек спрятать очень сложно, но хоть какие-то шансы не столкнуться с очередным взводом солдат, у нас появились.

Из города я все-таки вывел людей. Судьбе, видимо, надоело строить нам козни, и она сжалилась над выжившими. Мы не встретились с войсками, не ввязались в ненужную драку и в итоге незамеченными оказались вне городской черты. Дома остались за спиной, и ничего уже не мешало нам рвануть прочь от столь негостеприимного места.

Вполне возможно, такая удача была обусловлена тем фактом, что король не ожидал большого количества выживших после его атаки и не счел нужным организовывать тотальную зачистку города. Поэтому отряд, встреченный нами, оказался единственный. Мы прорвали кольцо и сбежали.

Как оказалось, вместе с наемниками в наш отряд затесалось несколько простых граждан. Люди, не обладающие магическими способностями, быстро отстали от несущихся во всю прыть бойцов. Естественно, замедлять свое движение ради них мы не стали. Я, игнорируя боль в ноге, заставлял себя бежать с максимально возможной скоростью. В итоге, после получаса безумной гонки рядом со мной остались лишь те, кто смог выдержать подобный темп, однако люди явно устали, да и сам я уже не мог нормально наступать на ногу. Стопа сильно опухла и с каждой минутой болела все сильнее. Нужно было останавливаться.

Не заметив поблизости явной опасности, я сперва перешел на шаг, а затем и вовсе остановился. Люди вокруг, заметив это, также замерли на месте, вопросительно уставившись на меня, мол: “что дальше?”. Бойцы видимо ждали указаний, пришлось дать им то, что они хотели:

- Десять минут отдых. Ты, - я указал пальцем на самого высокого из наемников, - побудешь пока наблюдателем. Если заметишь что-нибудь опасное или хотя бы необычное, сразу сигнализируй.

Боец, к которому я обратился, стукнул кулаком в грудь, обозначив, что принял приказ, и немного отдалился от отряда. Мне же требовалось лечение. Мортен, переживший все невзгоды, не дожидаясь указаний, уже осматривал немногочисленных раненых, так что к нему я не стал обращаться - сам разберусь. Отмахнувшись от Маркуса, который порывался обсудить все произошедшее, я уселся на траву и погрузился в полумедитативное состояние, позволяющее видеть повреждения собственного тела.

На то, чтобы разобраться с распухшей лодыжкой, ушло не так много времени. Через пять или десять минут о боли в ноге уже ничего не напоминало. Поднявшись с земли, я для начала узнал у назначенного наблюдателя, как там идут дела, но пока все было спокойно. Очень хотелось верить, что войска короля сейчас заняты более важными делами, чем погоня за сбежавшими наемниками. Наконец можно было узнать, что же все-таки произошло на окраине Идельбурга.

Из всех людей Ларса, переживших сегодняшний день, я хоть как-то знал двоих - Мортена и Айвина, но первый пока был занят, осматривая раненых.

Угрюмый наемник сидел на траве, задумчиво рассматривая лезвие топора. Что именно творилось в голове у Айвина, нетрудно было догадаться - мужчина то и дело сжимал кулаки в бессильной злобе, бросая взгляды в сторону Идельбурга, туда, где остались лежать почти все его друзья.

- Что произошло во время штурма? - я присел рядом с наемником. Маркус плюхнулся неподалеку.

Айвин угрюмо взглянул в мою сторону, немного помолчал, а затем начал рассказывать:

- Не было штурма. После сигнала Ларс привел нас к остальным. Возле города собрались почти все отряды и часть дворян, что пришли с принцем. В нескольких километрах стояли войска короля. Их было почему-то не так много, как мы рассчитывали. Я помню, еще подумал, что мы вполне можем удержать город. А потом в небе появился красный луч. Как будто дракон дыхнул. Не знаю, что это за магия была, но она ударила туда, где стояло войско. Я чуть не оглох от грохота.

- Это принесло какую-то пользу?

- Сложно сказать. Мы не заметили разрушений. Зато ответный удар почувствовали все. Земля встала дыбом. Я такого никогда не видел. Знаешь, как кошка топорщит шерсть? Вот и здесь было то же самое, только вместо волос поднимались куски камней. Мы стояли в задних рядах, так что я видел, как некоторые люди проваливались в трещины, а других заваливало огромными глыбами. Потом начали взрываться дома.

- Зачем королю уничтожать собственный город? Это бессмысленно.

- Не знаю, - пожал плечами Айвин. - В ваши королевские дела я не лезу.

Сделав вид, что не заметил последнюю фразу я продолжил расспросы:

- Что было дальше?

- А что дальше? Побежали мы. Мы привыкли биться с равными, а против королевской магии ничего не сделаешь. Урона чести тут нет. Одно дело сойтись в битве с сильным магом и совсем другое - попасть под удар короля. Тут как вошь под ногтем себя чувствуешь. Вот так. Дальше ты и сам все знаешь.

- Спасибо за рассказ.

Сказав это, я поднялся на ноги и уже хотел уходить, но был остановлен окриком Айвина:

- Подожди. Ларс погиб. Отряд потерял командира, я хочу присоединиться к тебе.

- Зачем? - удивился я.

- Работа наемника стала слишком опасной. Ходили слухи, что правители перестали сдерживать себя, применяя родовую магию, теперь я в этом убедился. Ты показал, что можешь защитить и себя, и своих людей.

Слова наемника застали меня врасплох. Я замер, обдумывая, как ему ответить, но в это время к нам начали подходить остальные выжившие бойцы. Они слышали наш с Айвином разговор и теперь рассчитывали услышать ответ. Многие из них потеряли свои отряды и теперь думали, к кому присоединиться. Нужна ли мне такая ноша? Видимо, да.

- Хорошо, - громко, чтобы услышали все находящиеся рядом, сказал я, - но у меня есть ряд правил.

Глава 16

16 Глава

- Сергей. Сергей! Да Пятый тебе в печень, Сергей! - сквозь водную пелену до меня донесся хорошо знакомый голос.

Маркус не отстанет, в этом я был уверен на все сто, если уж он решил выдернуть мое сознание в реальный мир, значит для этого был веский повод. Пришлось прерывать свои опыты и выныривать из транса.

Больше месяца прошло с того дня, когда под мое начало поступило почти два десятка опытных бойцов. Нежданно-негаданно я оказался командиром отряда наемников. Честно говоря, подобное развитие ситуации стало для меня полной неожиданностью, однако упускать подвернувшуюся возможность я не захотел. Другой разговор, что управление таким специфическим контингентом требовало особых навыков. Одно дело руководить компанией на Земле и совсем другое - отрядом боевых магов. Разница есть и существенная.

К счастью, в делах отряда мне очень сильно помогли два человека: Маркус, что естественно, и Айвин. После случившегося в Идельбурге, бородатый наемник относился ко мне с определенным пиететом, и любые поручения выполнял если не с радостью, то с максимально отдачей. Именно на его плечи легла основная работа по налаживанию быта и выстраиванию иерархии среди наемников.

Помимо всего прочего Айвин входил ранее в состав ветеранов отряда Ларса Одноухого, и потому имел достаточно много полезных знакомств по всей Европе, позволивших нам очень быстро найти первые заказы.

Забавно было наблюдать, как Маркус относился к моему новому заму. Первое время он выказывал Айвину явное неодобрение, выражающееся в придирках и банальной грубости. Чтобы погасить зарождающийся конфликт, мне пришлось заставить этих двоих работать вместе, что вскоре дало результат. По крайней мере, Лоренсон перестал то и дело огрызаться на слова Айвина.

В итоге, я спихнул на двух замов текучку по управлению отрядом, а сам занялся куда более интересными вещами. Дело в том, что новый уровень слияния принес очень много изменений, разобраться с которыми мне было крайне необходимо.

Первый же выход в транс, случившийся после пережитого в Идельбурге, поразил меня до глубины души. Нет, если не приглядываться, то казалось, будто все осталось по-прежнему, но после нескольких минут исследования выяснилось, что я могу менять этот мир. Если раньше мне удавалось воздействовать только на свое тело и немного на ближайшие течения, то теперь все вокруг подчинялось моей воле. Я мог останавливать водные потоки, менять их цвет, а самое главное - создавать в этом пространстве предметы из реального мира.

Полностью разобраться с новыми возможностями за один заход не получилось. Впрочем, не получилось это и спустя несколько недель. Слишком сильны были изменения. Я даже с Маркусом поговорил на тему того, знает ли он о чем-то подобном, но наёмник сообщил, что давно дошел до своего предела, и его внутренний мир постоянен, как грудь молодой девушки. Сравнение было конечно так себе, но суть я уловил. Жаль, помощь опытного в таких делах человека мне бы не помешала.

Постоянные опыты с магией привели к тому, что делами отряда я занимался постольку поскольку, проводя большую часть свободного времени в трансе. Тем не менее, самые важные решения, всегда принимались мной лично. Вот и сейчас, Маркус явно хотел услышать мое мнение относительно какого-то вопроса.

Пару дней назад мы завершили небольшой заказ, выступив на стороне одного богатого дворянина. Он, как это часто бывает, имел определенные претензии к своему соседу и хотел доказать ему, что тот неправ. По жизни неправ. В суть конфликта я не особо вникал, какая разница, кто кого оскорбил первым? Наниматель платил золотом, так что мы с радостью приняли его предложение набить морду его оппоненту.

В итоге, все свелось к крупной стычке, в которой участвовало человек сорок с каждой стороны. Задачи убить всех у нас не стояло, побежденных дворян мы обездвиживали и сдавали нанимателю. Мне даже особо напрягаться не пришлось, так что весь бой занял от силы минут двадцать. Хотя, стоит признать, нескольких человек я все же убил. Не знаю, что со мной присходило последнее время, но свою ярость я иногда сдерживал с трудом.

Получив награду мы по традиции, введенной еще Ульриком, остановились на несколько дней для отдыха в маленьком городке на западе Ганемы. Да, я вернулся в это неспокойное государство, но именно здесь можно было быстро найти работу для отряда наемников. Айвин предложил наведаться сюда к одному из своих знакомых, и после некоторых раздумий я все же согласился.

Решение, конечно, спорное. Идти в страну, где тебя едва не убили - сомнительная авантюра, но, во-первых, о том, кем раньше был Сергей Трофимов знали единицы, которым я доверял, а во-вторых, королевство Ганема, по моему мнению, являлось одним из самых тихих уголков Европы. Дело в том, что правители стран кажется окончательно убедились, что Четверо перестали приглядывать за ними, и начали осторожно пробовать свои силы на соседях.

Ситуация, произошедшая в королевстве Андаро показала, что можно безнаказанно применять родовую магию. Король разделался с мятежным сыном. Восстание было подавлено и подавленно очень кроваво, чему я был свидетелем, однако на этом правитель не остановился и уже готовился к новой драке, правда теперь за пределами страны. Складывалось такое впечатление, что после резни в Идельбурге у него полностью сорвало гайки.

В восточных странах тоже начались крупные волнения. Князь Орлов, таки дожал каспийцев. Его войска вошли в столицу и по слухам камня на камне там не оставили. На этом, казалось бы, все должно остановиться, но нет, Александру оказалось мало одной победы, и теперь его войска направлялись к Галицкому княжеству. Из-за постоянных боевых действий, армия Орлова изрядно истрепалась, так что он прибегнул к самому простому способу пополнить ее - найм бойцов со стороны. Маркус даже предлагал воспользоваться этим предложением и хорошенько заработать, но я, естественно, отказался.

В мире творилось что-то неладное, так что Ганема, где королей и князей отродясь не бывало, пока чувствовала себя относительно свободно, но это пока. Уверен, вскоре соседи обратят внимание на достаточно лакомый кусок, и тогда родовая магия пройдется по этим землям, уничтожая все на своем пути, однако пока венценосные соседи предпочитали разбираться друг с другом. Шестеренки глобальной войны только начинали раскручиваться.

Переключение с восприятия внутреннего мира на реальный всегда сопровождалось легкой дезориентацией. Только что ты ощущал себя творцом, парящим в безбрежном океане, а спустя секунду понимаешь, что на самом деле сидишь в кресле, пустив слюну на подбородок.

- Что случилось? - спросил я, потратив пару секунд для того, чтобы прийти в себя.

- Ну наконец-то, - всплеснул руками Маркус. - Заказ у нас новый случился.

- И? Вы с Айвином не могли подождать полчаса, пока я закончу? Поговорили бы с нанимателем, а потом передали мне всю важную информацию.

- Думаю, ты удивишься, когда услышишь, что именно нам предложили.

- Ну, - поднялся я с кресла, - вещай.

- Час назад к Айвину обратился мужчина с весьма необычной просьбой. Кстати, тебя не раздражает, что некоторые люди считают именно Айвина командиром отряда?

- Вообще нет. Дальше что было?

- А дальше самое интересное. Мужчина этот попросил помочь ему отыскать человека, которого зовут… - Маркус замолчал, выдерживая театральную паузу, - Даррелл Фишер.

- Да что б его, - череда ругательств пронеслась по комнате, - странное совпадение, ты не находишь? Почему мужчина обратился именно к нам?

- Ничего странного. Этот заказ вообще всем наемникам в Ганеме пришел. Клаус - так заказчик представился, дал твое описание - светловолосый, молодой, состоял в отряде Ульрика.

- Наши бойцы ваш разговор слышали?

- Нет. Да не переживай ты так, о твоем прошлом знаю я, Айвин и Мортен. Мы болтать не станем.

- Маркус, за тебя я уверен, а вот за остальных - не особо. Мы с ними меньше двух месяцев знакомы. Так, ладно, награда какая?

- Три тысячи золотых. Клаус сказал, что мы можем получить часть денег даже за информацию о твоем нахождении.

- Вот оно как. Пятый ему в бороду. Ведь с первого нападения прошло уже несколько месяцев. Видимо кому-то я очень сильно мешаю.

- Смотри на это позитивнее - у нас появилась возможность выяснить, кому ты понадобился.

- Возможно. Какой ответ вы дали Клаусу?

- Да никакой. Сказали, что обязательно с ним свяжемся, если поймаем этого Даррелла. Деньги предлагают хорошие - отказываться не резон. Еще обещали, поспрашивать бойцов - мы мол недавно отряд собрали, может кто чего и видел.

- Клаус ничего не заподозрил?

- Не должен, - несколько неуверенно ответил Маркус.

- Хорошо, где его можно найти?

- Он дал нам свой адрес и попросил отправить к нему посыльного, если мы захотим о чем-нибудь ему сообщить.

- Адрес - это замечательно, - сказал я, обдумывая, что делать дальше.

Клауса хорошо бы допросить, информация лишней не бывает, вопрос только: а не ловушка ли это? Мог меня кто-нибудь узнать и попытаться, так сказать, поймать на живца? Допустим, я в порыве праведного гнева подорвусь по указанному адресу, а там меня ждет группа захвата, обвешанная артефактами, как новогодняя елка.

Опять же, если мы назначим Клаусу встречу, после которой он скоропостижно скончается, то это будет слишком подозрительно, и те люди, что стоят за сегодняшним гостем, обязательно заинтересуются: с кем именно общался Клаус перед своим исчезновением. В общем, сложно все.

- Так, - наконец я принял решение, - сделаем следующим образом: направь одного бойца, желательно самого незаметного, к дому этого Клауса. Пусть осторожно, повторюсь, не привлекая к себе внимания, проверит, что там и как. Нужно выяснить есть ли поблизости вооруженные люди, ну и вообще о любой странной или любопытной мелочи пусть обязательно докладывает. Еще, будет неплохо, если вы узнаете, с кем живет этот человек.

- Зачем так сложно? Может просто ночью наведаемся к нему и ноги сломаем?

- Боюсь, это может быть ловушкой.

- Ты так осторожничаешь из-за произошедшего в Идельбурге? Не можешь забыть Оливию и Николь? Мы ведь так и не выяснили, какого Пятого им нужно было. Я думаю, нам просто попались две меркантильные суки. Красивые, но все равно суки. Зачем всегда подозревать худшее?

Истинную причину, по которой два месяца назад мы оказались в очень щекотливой ситуации, я решил не раскрывать Маркусу - незачем ему знать о моем прошлом. Так что о ночном разговоре с Оливией он не знал. Впрочем, это уже не так важно, вряд ли женщина выжила. Принц ошибся. Что-то в его ритуале пошло не так, и за это он поплатился жизнью и очень сомнительно, что приближенные к нему люди избежали подобной участи.

- Маркус, мы сделаем так, как я сказал, хорошо?

- Сделаю командир. Знаешь, последнее время ты мне начал Ульрика напоминать, он тоже споров не любил. Ты, кстати, знаешь, какие про тебя слухи среди бойцов ходят?

- Догадываюсь, - скривился я.

- Говорят, ты - внебрачный сын одного из князей восточных княжеств, который сбежал от гнева отца и теперь копит силы, чтобы однажды забрать трон.

- Это они на принца Роберта насмотрелись? Не нужен мне трон, даже даром. Плевать. Людей все равно не переубедишь, главное, чтобы приказы не оспаривали.

- За это можешь не переживать, они тебя слегка побаиваются. Особенно после последнего боя. Что на тебя тогда нашло? Бедного дворянчика чуть голыми руками не разорвал.

- Не знаю, это началось еще возле Идельбурга - там, где я свирель применил. Находит на меня что-то, сложно ярость сдержать.

- Разберешься, - беззаботно отмахнулся Маркус. - Ладно, как выясню чего, сообщу. Хотя, я считаю, что ты перестраховываешься.

В гостинице, которую мы выбрали для постоя, вместе со мной находилось еще семь бойцов отряда. Маркус и Айвин, само собой, старались держаться рядом, а остальные наемники большей частью разбрелись по городу, чтобы потратить честно заработанные деньги. Мой любвеобильный друг, получив новую должность, слегка умерил свой пыл и больше не пропадал целыми днями в объятиях страстных красоток. Хотя полностью от прежних привычек не избавился и хотя бы через день, но приводил в свой номер представительниц прекрасного пола.

Маркус действительно стал более ответственным и к новым обязанностям относился очень серьезно. В том, что он выполнит мое поручение, не было никаких сомнений. Вопрос правда, где он найдет трезвого бойца для слежки за Клаусом? Но, думаю, в этом ему поможет Мортен. Лекарь уже не раз доказывал, что может легко избавить человека как от опьянения, так и от похмелья.

Я же из своего номера решил пока не выходить. Впрочем, этого и не требовалось. Мое присутствие рядом с наемниками только помешает им нормально отдохнуть. Многие из них действительно относились ко мне с некой опаской. Поэтому, едва только Маркус вышел из номера, я вернулся к прерванному занятию - погрузился в транс.

Новый уровень слияния уже традиционно расширил мои магические способности. Заклинания каставались легче, энергетический резерв позволял без труда создавать хоть три “воронки” подряд, да и новые конструкты теперь без особого труда поддавались изучению - столп света удалось освоить за неделю, правда возможности применить его, пока не представилось.

В целом, все шло прекрасно, однако к решению вопроса, как освоить родовую магию, не удалось приблизился даже на шаг.

После пережитого в Идельбурге, я наивно полагал, что теперь-то точно смогу хоть чего-нибудь понять из этой области искусства, но нет. Возможно, мне все еще не хватало сил, или, что более вероятно, понимания происходящих процессов. Тем не менее, от своей идеи я не отказался и день за днем погружался в транс, чтобы провести несколько часов в попытках разобраться в магических хитросплетениях.

На самом деле, назвать то, во что превратилось окружающее пространство, водным миром, уже язык не поворачивался. Вместо разноцветных течений, вокруг появилась странная прозрачная субстанция, активно реагирующая на любое мое действие. Вокруг постоянно появлялись и исчезали какие-то образы, пришедшие из воспоминаний. Менялись цвета, очертания. Все вокруг больше походило на какой-то похмельный сон, когда ты не можешь удержать внимание на чем-то одном.

За месяц изучения этого пространства я немного освоился здесь и начал постепенно подчинять его собственной воле. Допустим сейчас я, ради разнообразия создавал кровать своего гостиничного номера. Деревянная конструкция проявлялась будто фотография на бумаге, медленно наливаясь цветами и объемом.

Интересный эффект, хотя и бесполезный на первый взгляд. К тому же любые предметы, созданные здесь, все еще не дотягивали до реализма, да и потрогать их было нельзя - стоило коснуться морока, как он тут же рассыпался.

Конструирование иллюзий не занимало много ресурсов. Я делал это практически на автомате, параллельно обдумывая новости, которые принес Маркус. Мне никак не удавалось выбросить из головы визит Клауса. Мысли все время крутились вокруг событий, начавшихся несколько месяцев назад. Кто меня тогда заказал и почему эти люди все еще не успокоились? Хотелось бы верить, что в ближайшие дни это станет известно.

Погруженный в воспоминания, я через некоторое время с удивлением обнаружил, что вокруг меня появилась практически полная копия гостиничного номера. Стены, пол, кровать, массивный шкаф. Над головой даже навис потолок с люстрой на три свечи. Комната приобретала реальные очертания.

Выглядело все очень натурально, но все же фальшь угадывалась. Тут у стола слегка поплыли очертания ножек, здесь спинка кресла слегка просвечивала.

Неточности хотелось исправить. Меня буквально коробило от несовершенства окружающего пространства. Так что я принялся за работу. Подправить немного тут, добавить здесь. Пластилиновая комната постепенно приобретала целостность, а раздражающих мелочей становилось все меньше.

Зачем я потратил столько времени на ненужную, казалось бы, процедуру? Не знаю. Мне просто хотелось, чтобы все выглядело правильно, и в какой-то момент комната максимально возможно приблизилась к идеалу. По крайней мере, глаз больше ни за что не цеплялся, каждая вещь находилась на своем месте и в таком виде, каком и должна существовать. Единственное, что выбивалось из общей композиции - стол, сделанный очень кустарно, но это уже была вина столяра. Плохо обработанная древесина и в реальности меня раздражала, а сейчас и подавно.

Недолго думая, я направил на убогое изделие поток силы, мгновенно превратив его в кучку мелко нарубленных щепок.

Громкий шум, пришедший из реального мира, заставил меня буквально вывалиться из транса. Еще не до конца понимая, что происходит, я на одних инстинктах выпрыгнул из кресла, готовясь отражать неизвестную угрозу.

Понять причину переполоха удалось не сразу. Я искал врагов, а смотреть надо было совсем в другую сторону - стол, занимавший изрядный кусок комнаты, исчез, а вместо него на полу лежала куча щепок.

Когда в номер ворвался Айвин в сопровождении еще двух человек, я уже успокоился. Сердце не грозило выпрыгнуть из груди, а ленты эйхора постепенно исчезали, не найдя себе целей для применения.

- Мы слышали шум, - Айвин, как всегда сразу перешел к делу.

- Все в порядке. Можешь не беспокоиться.

- Уверен? - мужчина очень внимательно посмотрел на кучку опилок, лежащую в центре комнаты.

- Да, вполне.

Наемник еще пару секунд стоял в дверном проеме, но так и не дождавшись от меня других слов, вышел из номера.

Честно говоря, я не смог бы объяснить Айвину произошедшее, даже если бы захотел. На первый взгляд выходило, что мои действия в мире подсознания каким-то образом спроецировались на реальность, а иначе с какой стати стол в комнате превратился в труху?

Ситуация была крайне неординарной, однако любые дополнительные способности - это всегда хорошо. Другой разговор, что для начала не мешало бы понять, а не является ли произошедшее случайностью? Не исключено, что повторить нечто похожее у меня больше не получится.

Прежде чем вновь погрузиться в транс, я обеспечил себе несколько часов спокойствия: предупредил владельца гостиницы о возможном ущербе и пообещал компенсировать любые разрушения, а также поговорил с Айвином, объяснив ему, что непонятные звуки из моей комнаты вполне могут повториться, и каждый раз наведываться туда с проверкой не стоит.

Ближе к ночи, служанка принесшая кувшин с водой, с удивлением обнаружила, что гостиничный номер, в котором я жил, претерпел некоторые изменения. Помимо стола, уничтоженного днем, та же участь постигла деревянную лавку и большой железный тазик, служивший для умывания.

Ну что же, несколько часов, проведенные в трансе позволили убедиться в том, что мир визуализированного магического поля можно вполне связать с реальностью. Конечно, оставалось еще куча вопросов, но сделанное открытие мне очень понравилось. Чем больше я узнавал о магии, тем сильнее хотелось ее изучать. Новые возможности, новые проблемы, все это манило, и приходилось буквально заставлять себя возвращаться в собственное тело.

Так как стол в номере приказал долго жить, пришлось спускаться в общий зал. К счастью, никого из отряда там не оказалось. Даже Маркус куда-то подевался, чему я был только рад - объяснять кому-либо, что происходило сегодня в номере, мне совсем не хотелось. Так что быстро перекусив подогретым мясом, обжаренным с овощами, и запив все это дело холодным пивом, я вернулся к себе, после чего почти моментально отрубился.

Утро началось достаточно рано, и не сказать, что очень приятно. На часах было около шести утра, когда ко мне в номер начал колотиться Маркус. Крепкая дверь хорошенько так резонировала, отдаваясь глухим звоном в голове.

Стоило отодвинуть тяжелый металлический засов, как наемник буквально влетел в номер, чтобы вывалить на меня не самые приятные новости:

- Церковник это.

- Очень интересно, - я выглянул в коридор, убедился, что никого нет поблизости, после чего плотно закрыл дверь. - Давай подробности.

- Вчера я отправил Стефана следить за этим Клаусом. Бедный Стефан, - хохотнул Маркус, - я его буквально со шлюхи сдернул, ну ничего, он как услышал, что поручение лично от тебя идет, из борделя выбежал, как ошпаренный. Даже к лекарю идти не пришлось - он и не пил почти.

- Ты ему, надеюсь, ничего лишнего не рассказал?

- Нет конечно, сказал, что нужно проследить за одним мутным типом, который может доставить нам неприятности. В общем, Стефан весь вечер возле того дома провел, и вот, что выяснил. Клаус имеет какие-то дела с жрецами Четырех. К нему они два раза приходили. Живет он, кстати, один.

- Жрецы не заметили Стефана?

- Да даже если заметили, то не обратили внимания. Он морду грязью измазал, бороду тоже, одежду какую-то рваную нашел - обычный бродяга, а перегаром от него и так несло. Никому такие отбросы общества не интересны. Сидит себе в теньке, пьет свое пойло.

- Кроме церковников кто-то еще приходил к Клаусу?

- Нет. Только они. Стефан говорит, что ничего подозрительного больше не заметил. Не думаю, что в том доме нас ждет засада. Надо прижать гада.

- Надо. Только сделаю это я один. Ваша с Айвином задача - собрать народ, завтра утром уходим из города. Ждать никого не буду.

- Ты серьезно?

- Абсолютно.

- Понял, - кивнул наемник и, не задавая лишних вопросов, вышел из комнаты.

В Маркусе я не сомневался. Приказ он выполнит до буквы. Уже к вечеру бойцы отряда прекратят пить и развлекаться, а утром в полном составе будут ждать возле гостиницы. Ну а мне предстояло решить, как поступить дальше.

Из Ганемы надо уходить, тут не обсуждается, все-таки зря я сюда сунулся. Вопрос только: нужно ли мне допросить Клауса перед этим? С одной стороны, данный разговор не помешает. Вполне возможно, он позволит пролить свет на причину моего преследования, но с другой - смерть этого человека навести жрецов на мой след. Пару дней назад Клаус общался с наемниками, а теперь его находят мертвым. Подозрительно? Безусловно. К тому же, у меня почти пропали сомнения, что за покушением, произошедшим весной, стояли именно церковники. Только у них найдутся ресурсы, чтобы подрядить на охоту за одним человеком всех наемников государства.

Вот и получалось, что допрос ничего кардинально нового не даст. Ну подтвердит Клаус свою связь со жрецами, и что дальше? Нет уж, пусть живет. После недавних событий мне как-то расхотелось совершать необдуманные и излишне рискованные поступки.

До самого вечера я практически безвылазно провел в гостинице, и единственное место куда все-таки наведался была книжная лавка. Помнится, один старичок посоветовал мне купить книгу, посвященную Четверым. “Боги пяти миров”, кажется. В тот раз я пожалел денег на ее покупку, но теперь смысла экономить не видел, коль уж на меня открыли охоту служители данного культа, не мешало бы узнать врага чуть лучше.

Книга нашлась. Стоила она конечно немало, но менять золото на знания я уже привык.

На следующий день, рано поутру возле гостиницы собрались все члены нашего отряда. Опоздавших или отсутствующих не было, Маркус и Айвин сделали все необходимое.

- Куда мы? - спросил меня Лоренсон.

- Пока на запад, а там разберемся.

Глава 17

17 Глава

“Боги пяти миров” оказалась действительно занятной книгой. В ней содержались как факты, взятые из исторических источников, так и размышления автора. Некий Гвенброн Тимира достаточно жестко проходился по всем членам местного пантеона, не проявляя к ним хоть какого-то пиетета. Исключением являлась разве что Милосердная мать. Про нее автор старался вообще ничего не писать, и лишь пару раз упомянул древние мифы, на основе которых и возник этот культ.

Гвенброн утверждал, что на заре становления человеческого общества ни о каких Пяти богах не было и речи. Люди поклонялись кому угодно: духам, предкам, солнцу… перечислять можно бесконечно, однако в какой-то момент настоящие боги заявили о себе. Откуда они пришли, доподлинно не знал никто, однако сохранились письменные доказательство, когда именно это произошло. Год страха. Именно тогда люди услышали про новых властителей мира.

Пять человек или существ, принявших людское обличье. Изображения Четырех я уже видел раньше: чернокожий гигант, азиат с очень хитрой улыбкой, женщина похожая на индианку, смуглый мужчина невысокого роста. Именно так принято было рисовать богов, лишь изображение Пятого постарались вычеркнуть из всех книг, однако Гвенброн где-то нашел его описание: молодой, безусый юноша, с голубыми глазами.

На то, чтобы изучить процентов десять книги, у меня ушла неделя. К сожалению, я не мог позволить себе тратить на чтение много времени, так как большую часть дня двигался вместе с отрядом на запад. Как это было принято, вся наша поклажа лежала на спинах лошадей, а сами мы бежали рядом. Такой способ передвижения сильно увеличивал скорость, жаль только читать на бегу я не умел. Поэтому книга открывалась лишь по вечерам, а помимо нее внимания требовали дела отряда и работа с магией. В общем, спал я очень мало.

Наверное, такой режим сильно сказался на моем внешнем виде. Маркус уже несколько раз советовал мне хотя бы отказаться от работы в мире подсознания, но я лишь отмахивался от друга и, как оказалось, зря.

Очередной вечер, очередной привал. Пока бойцы укладывались спать после плотного ужина, я по привычке собрался погрузиться в транс. Менять окружающее пространство уже получалось без каких-либо проблем, практически на автомате. Пару дней назад я ради интереса попытался воссоздать лесную опушку, находящуюся в трехстах метрах в стороне, но то ли память подвела, то ли еще что-то. Не получилось у меня повторить все в точности, а следовательно и перенести воздействие из транса на реальный мир.

Сейчас же, я решил не мудрить и, отойдя от лагеря на достаточное расстояние, внимательно осмотрел место, в котором оказался, после чего закрыл глаза. Шрам, пристроившийся было неподалеку, получил мысленный приказ уйти куда-нибудь подальше. Призрачник выразил свое недовольство громким фырканьем, однако приказа не ослушался и отправился к бойцам.

Шрам за пару месяцев стал любимчиком отряда. Дикий когда-то зверь совсем социализировался и даже охотиться перестал, предпочитая выманивать у наемников лакомые кусочки. Отказать коту не мог практически никто. Вот и сейчас, я услышал радостные возгласы наемников, рядом с которыми лег кот.

Кстати, оказалось, что приручение такого специфического животного - совсем не уникальная ситуация. Один из северян поведал историю про своего земляка, на которого однажды напал молодой призрачник. Воин победил существо очень похожее на волка, однако не стал убивать. Причина такого милосердия осталась тайной, но, по слухам, северянин просто не смог это сделать из-за потери крови и слабости. В итоге, волк ушел, а спустя неделю нашел воина, страдающего от горячки - раны воспалились. К удивлению мужчины, призрачник не перегрыз горло беспомощному человеку и спокойно дожидался его выздоровления, став впоследствии верным другом.

После этой истории я окончательно убедился, что призрачников создавали специально для службы людям, но, видимо, что-то пошло не так и сейчас эти звери либо исчезли, либо считаются враждебными и крайне опасными существами.

Когда все отвлекающие факторы исчезли из поля моего внимания, я наконец погрузился в транс и принялся преобразовывать пространство вокруг. Здесь сформировать дерево, чуть левее поднять муравейник, засыпать все это зарослями травы.

Занимаясь подобным, чувствуешь себя творцом или архитектором, совершенно забывая про время. Постепенно созданная иллюзия начала казаться настолько естественной, что я перестал отличать реальность от вымысла. Ощущения полностью совпали, и в этот момент мой мирок разлетелся как мираж. Все исчезло, и я внезапно оказался в каком-то странном, лишенном жизни пространстве, заполненном серой хмарью.

Первым моим желанием было прервать транс, вырваться в реальный мир, но что-то не пускало, а затем я услышал знакомый голос:

- Здравствуй Сергей.

Из серого, непроглядного тумана ко мне вышел молодой голубоглазый парень, очень похожий на Даррелла. Разве что волосы гостя вились непослушными золотистыми кудрями. Из одежды на юноше была какая-то помесь платья с хитоном, выполненным из белоснежной ткани. Обувь гость не признавал, ступая босиком по серой, похожей на вату поверхности.

- Здравствуй Пятый.

- Дурацкое прозвище, зови меня Руола.

- В прошлый раз ты был менее эмоционален.

- В прошлый раз с тобой общался не совсем я.

- Не объяснишь?

- Нет.

- Чем обязан нашей встрече? Прошел не один год после моего появления в этом мире.

- Ты вышел в астрал, теперь я могу вновь общаться с тобой. Поздравляю, далеко не каждый человек может похвастаться тем же.

- То есть вот это неприятное место - астрал?

- Если не нравится, то поменяй его. Ты уже умеешь это делать, иначе бы не попал сюда.

- Понятно, - кивнул я и ради интереса представил самый обычный стул, который тут же и появился рядом.

Да, прав был Маркус, стоило притормозить эксперименты с магией, глядишь, с мятежным богом мы бы и не увиделись Хотя, зачем себя обманывать? Если уж я загорелся какой-то идеей, остановиться уже не смогу. Рано или поздно, но встреча с Пятым все равно бы произошла.

- Сергей, скажи, ты хотел бы подняться выше, чем может представить себе любой маг этого мира?

- Что ты имеешь в виду?

- Изначальная магия. Вы ее еще называете королевская, княжеская, родовая. Имен много - суть одна. Истинная сила. Мощь, недоступная остальным. Ты хочешь овладеть ей? Ты можешь завоевать свое королевство, стать единовластным правителем целой страны.

- Слишком хорошо звучит, чтобы быть правдой. Что вообще из себя представляет эта изначальная магия?

- Это непростой вопрос. Скажи, как ты думаешь, откуда взялись боги?

- Понятия не имею. Где-то читал, что вы пришли из других миров.

- Чушь. Все мы - дети этой планеты. Нас было пятеро - пятеро сильнейших магов своего континента. С каждой схваткой, с каждым убитым соперником наше мастерство и сила росли, мы достигли невиданных высот в магии, и считали себя непобедимыми, но затем судьба свела нас вместе. Как ты понимаешь, битва была неизбежна, но оказалось, что мы не в состоянии уничтожить друг друга. Каждый из пяти достиг такого уровня силы, что стал практически бессмертен. Противостояние длилось десятки лет, однако никто так и не смог взять верх над остальными. Пришлось договариваться. А пока мы выясняли, кто из нас достоин править этим миром, на планете народилось новое поколение магов, которые даже не помнили о существовании пяти Великих. Некоторые из них уже были близки к тому, чтобы подняться на новую ступень существования - на нашу ступень. Изначальная магия - предтеча божественности.

- Боги поэтому убивали королей за ее применение?

- Да, но есть и другая причина. Применение изначальной магии может свести с ума. Представь себе человека, способного уничтожать города, но не способного справиться со своей яростью. Когда мы обратили внимание на творящееся в мире, то поняли - скоро там может не остаться людей. Год страха - именно так люди прозвали те времена. Нам пришлось вмешаться.

Слова Пятого тут же пробудили воспоминания о том, что произошло в Идельбурге. Похоже, здесь Руола не лгал, к тому же изменения, связанные с контролем гнева, я ощущал и в себе.

- Чтобы мир не пал в бездну, - продолжил Пятый, - мы прекратили распри и заключили перемирие. Тех людей, что уже приблизились по силе к нам, решили оставить в живых, однако запретили использовать изначальную магию в разрушительных целях. Новые правители земель передавали свои способности из поколения в поколение и оставались подконтрольны богам. Чтобы обрести силу, наследник должен получить благословение в храме Четырех. В твоих жилах течет кровь древнего рода, однако без специального ритуала изначальная магия тебе не покорится. Я предлагаю свою помощь.

- Почему ты ушел из этого мира?

Мой вопрос Пятому явно не понравился. Ни единой эмоции не отразилось на молодом лице, однако в голосе послышался металл:

- Мы не сошлись во взглядах, и Четверо объединились, чтобы уничтожить меня, но как видишь, им не хватило сил. Теперь я вернулся, но, увы, мой помощник погиб, и теперь мне приходится скрываться от своих врагов на нематериальном плане бытия. Ты поможешь мне воплотиться полностью, а за это я открою тебе доступ к изначальной магии.

- Почему нельзя сделать это прямо сейчас?

- Я должен сперва вернуться в мир. Иначе никак.

- Что произойдет, когда ты воплотишься? Мир ждет очередной Год страха?

- Он уже начался, разве ты не видишь? Четверо, опасаясь за свою власть, бросили этот мир на произвол судьбы. Князья и короли уже рвут друг другу глотки. Астрал сотрясается из-за применения изначальной магии.

- Хочешь сказать, что твое появление закончит этот бардак?

- Я хочу сказать, что тебе дается шанс подняться выше всех людей, называющих себя королями или князьями. Ритуал, что они проходят, снимает лишь часть ограничений, я же дам тебе полную свободу. К тому же, я все равно добьюсь своего, пусть и немногим позже.

- А если я откажусь?

- Если ты откажешься, или обманешь меня, то следующее посещение астрала станет для тебя последним. Ты не умеешь скрывать мысли. Даже сейчас я вижу все твои сомнения и метания.

Как же мне хотелось в тот момент знать: блефует ли Пятый или действительно может читать мысли. Про бардак, творящийся в моей голове, мог бы догадаться даже ребенок - слишком неожиданная информация обрушилась на меня, чтобы остаться равнодушным и спокойным.

- Что нужно сделать? - в итоге спросил я.

- Не так уж и много. Жрецы Четырех поймали моего человека. Он готовил завершающий ритуал, но где-то прокололся. Его убили. Я хочу, чтобы ты выкрал тело и поместил его в огонь места силы.

- Где отыскать этого человека и кем он был?

- Правителем Галицкого княжества, - огорошил меня Руола.

- Очень интересно. То есть мне предстоит выкрасть мертвого князя, а затем сжечь его в месте силы? Сомневаюсь, что я в состоянии осилить подобный подвиг. К тому же, активизировались жрецы Четырех, они ищут меня и явно не для того, чтобы предложить сотрудничество.

- Я понимаю всю сложность твоей миссии, но и награда очень высока. Ты станешь практически равен богам. Воспользуйся хаосом, творящимся в мире.

- Мне бы не помешала помощь. Открой доступ к силам сейчас, это существенно повысит шансы на выживание.

- Не могу. Я отрезан от реального мира, и влиять на него не в состоянии.

- Ясно. У меня есть время подумать?

- Нет, - ответ прозвучал как приговор. - Ни времени, ни выбора я тебе не даю. Ты либо соглашаешься, либо умираешь. Не забывай, я подарил тебе несколько лет жизни, это ли не повод ответить благодарностью?

- Сомневаюсь, что ты это сделал из альтруистических побуждений. Хорошо, я постараюсь сделать все, что в моих силах.

Сразу после этих слов с шеи будто сняли удавку. Я почувствовал, что снова могу выйти из транса.

- Надеюсь, на твое благоразумие, и да, совсем забыл, проверь свои способности в реальном мире. Астрал позволяет творить удивительные вещи. Теперь ты можешь использовать магическое поле, не прибегая к костылям в виде заклинаний.

Сказав это, Руола исчез словно морок. Тело его быстро теряло материальность, становясь прозрачным, и спустя пару секунд опальный бог полностью пропал.

Реальность встретила меня относительной тишиной ночного леса и встревоженной мордой Шрама. Призрачник, практически неразличимый в темноте, тыкался носом мне в грудь, видимо пытаясь разбудить. Наверное, почувствовал - что-то с его двуногим хозяином происходит неладное.

- Все в порядке, друг, - я погладил жесткую шерсть. Шрам тут же успокоился и улегся рядом.

Конечно, ничего хорошего в сложившейся ситуации не было. Судя по всему, мои прежние планы - сколотить небольшое состояние и жить спокойно, летели в тартарары. Проигнорировать предложение Пятого у меня вряд ли получится.

Кнут и пряник. С одной стороны изгнанный бог поманил просто немыслимой наградой, а с другой - дал понять, что в случае отказа жизнь моя не будет стоить и медной монеты. Возможно, Руола действительно ничего не сможет сделать мне, пока я не выйду в транс, но что произойдет, если я буду сознательно затягивать выполнение его поручения? Понятно, что Пятый заинтересован в успехе предстоящей работы и просто так убивать меня не станет, но можно ли верить всем его словам?

От произошедшего голова шла кругом. Что делать дальше, я совершенно не представлял. Создавалось ощущение, будто меня кто-то бросил в болото, и любое движение только утягивает на дно.

Чтобы получить хоть какие-нибудь ответы я, подвесив над головой светящийся шарик, вытащил из рюкзака книгу Гвенброна и углубился в чтение, выискивая глазами любую информацию, касающуюся Пятого.

Утром просыпающиеся бойцы отряда с удивлением обнаружили, что их командир все так же сидит в стороне и, не отрываясь, читает книгу. Ночью я так и не сомкнул глаз.

Пятый оказался тем еще кадром. В религиозных книгах, которые мне удалось прочесть еще в интернате, о нем говорилось как об истинном зле, воплощении злобы и коварства, однако Гвенброн рисовал несколько иную картину. Да Руола не был святым, однако от остальной божественной братии отличался не слишком сильно. Единственная черта, которая заставила богов объединиться против него - страсть к изучению магии и всему, что с ней было связано. Остальное Пятого не интересовало. Он совершенно не обращал внимания на подконтрольную ему территорию, от чего материк, имеющий в моем мире название Южная Америка, постоянно сотрясали войны.

Помимо этого, изыскания Руолы иногда приводили к очень неприятным последствиям для самих богов. К сожалению, Гвенброн не мог уточнить, что же именно творил Пятый, однако, как пример приводился тот факт, что в один из дней небо по всему миру полностью поменяло цвет, став ярко-оранжевым. Упоминания об этом нашлись во многих источниках.

В конце концов, Руола надоел остальным богам настолько, что они забыли про прежние распри и объединились, чтобы убить беспокойного бога и, как я недавно убедился, ничего у них не вышло. Пятый, по словам автора, как-то догадался про готовящееся на него нападение и успел подготовиться к нему, благодаря чему смог сбежать.

Из прочитанного выходило, что Руола не демон и тем более не антихрист. Просто бог, который не хотел играть по принятым правилам и пытался навязать свои. Плохо это? В принципе нет, но тот факт, что Пятый плевать хотел на Землю и обитающих там людей - меня немного напрягал. Четверо, какими бы они ни были, но сдерживали королей и князей от разрушительных действий, а Руола о таких мелочах и не думал. Нравится людишкам убивать друг друга - их дело.

Конечно, я не исключал, что Гвенброн в своей книге выдумал все от первого до последнего слова, но в целом его рассуждения выглядели вполне здраво. А после разговора с Пятым, где он подтвердил народные байки о происхождении богов, многие непонятные моменты окончательно встали на свои места. Теперь осталось только решить - как поступить дальше?

Что можно сделать в моей ситуации? Можно расформировать отряд, спрятаться где-нибудь и ждать, пока князья и короли перебьют друг друга, но, что-то мне подсказывает, что сперва они уничтожат полконтинента, и переждать армагеддон не получится. Все равно беда настигнет тебя, где бы ты ни укрылся. Итак, этот вариант отпадает. Второй путь - принять предложение Руолы и в перспективе обрести невероятное могущество. Возможно ли это? Гвенброн писал, что со своими последователями Пятый был всегда честен и в благах не отказывал. Получается, если мятежный бог придет в мир, от этого я только выиграю. О чем тогда думать? Вероятно о том, как выкрасть тело мертвого князя.

Для начала мне нужно как-то оказаться в Галицком княжестве, что несколько осложнялось творящимся в мире беспределом. Чтобы добраться до нужной точки, требовалось пересечь пять или шесть небольших стран. В зависимости от выбранного маршрута их число могло сильно меняться. Еще несколько месяцев назад такой путь не вызвал бы никаких проблем, однако сейчас, когда Европа похожа на бурлящий котел без предохранительного клапана и готова в любой момент взорваться, дорога к Галицкому княжеству обещает быть веселой.

Дальше. Допустим, я успешно пересек эти сотни километров и оказался в Галицком княжестве. Как попасть в столицу, а тем паче во дворец? Не думаю, что тела князей хоронят где-то на городском кладбище, наверняка есть какой-то склеп или усыпальница. И тут на ум приходила только одна идея - Александр Орлов, затаивший обиду на своих соседей, как раз движется со своей армией в нужном мне направлении. При этом, князю постоянно требуются люди, так что еще от одного отряда наемников он вряд ли откажется.

Маркус уже предлагал мне вернуться в родное государство и пойти на службу к князю. Платил он очень неплохо, но я, конечно же, отказался. Однако теперь можно все переиграть. Другой разговор, что бойцы моего отряда могут и не понять такой резкой смены курса, но тут уж ничего не поделаешь.

- Ты чего, всю ночь тут провел? - сонно зевая, ко мне подошел Маркус.

- Да, - ответил я, - нужно было кое-что обдумать.

- И как, успешно?

- Успешно. Мне нужно попасть в Орловское княжество.

- Вот как, - Маркус непонимающе уставился на меня, - мы неделю шли в противоположном от него направлении, а сейчас ты собираешься развернуться?

- Именно так.

- Знаешь, я тебя последнее время не узнаю.

- Маркус. У меня есть веские причины поступать так, как поступаю, однако рассказать все я не могу. Извини.

- Ты точно не внебрачный сын Александра Орлова? Как-то все одно к одному сходится.

- Точно, - я невольно усмехнулся, - Маркус, я пойму, если ты откажешься и останешься в западных королевствах.

- Ну, уж нет, от меня ты не отделаешься.

- Спасибо. Тогда скажи бойцам, чтобы собрались возле костра, мне нужно с ними поговорить.

- Сделаю, - кивнул Маркус.

Примерно через десять минут все члены отряда стояли в центре поляны, ожидая моего слова. Я внимательно вглядывался в лица людей, многих из которых так и не умудрился узнать в достаточной мере. Вряд ли за два месяца, проведенных с ними, я заработал какой-то непререкаемый авторитет. За мной пошли, потому что увидели возможную защиту от безумной силы княжеской магии, потому что их командиры погибли, а другой судьбы, кроме жизни наемника эти люди не представляли.

- Сегодня ночью я много думал, - мой голос прервал затянувшуюся паузу. - Мир катится в бездну, вы все это понимаете. Короли и князья поднимают армии и безбоязненно применяют родовую магию. Боги забыли про нас, а значит близиться Год страха. Переживут его очень немногие. Вы все - сильные и бесстрашные воины, но даже вам придется нелегко. Я принял решение. Я иду в Орловское княжество. Александр платит золотом и он - очень силен как маг, в этом мы с Маркусом убедились лично в битве за Миргород. Я решил присоединиться к его армии. Вы можете быть со мной не согласны, но свое решение я не изменю. Те, кто не желает идти на восток, могут остаться здесь, остальные пусть готовятся к долгому походу. Выступаем через час.

Чтобы не мешать воинам обсуждать свалившуюся на их голову новость, я отдалился от лагеря, и, усевшись возле полюбившегося дерева, решил понять, что же имел ввиду Пятый, говоря, о возможности использовать магическое поле без обращения к заклинаниям.

Для начала я опробовал свой стандартный набор: вакуумный взрыв, воронка, щит. Структура конструктов выстраивалась легко, но не быстрее чем неделю или две назад. Выход в астрал не дал мне увеличенного магического резерва или большей скорости каста. Что же тогда изменилось?

На верный путь меня натолкнули размышления о телекинезе. Этот простой вид работы с магическим полем не требовал ничего кроме волевого усилия. Сосредотачиваешься на предмете, и он, если сил хватает, поднимается в воздух. Телекинезом маги пользовались не слишком часто и в основном для того, чтобы облегчить себе бытовые мелочи жизни - пододвинуть солонку с противоположного края стола, или стянуть шляпу с верхней полки шкафа, но чаще всего такие манипуляции проделывались без применения магии. Это и сил тратило меньше и по времени, зачастую выходило быстрее. По этим причинам телекинез так и остался игрушкой для молодых дворян. Однако сейчас я выяснил, что у такого несложного действа имеется и иной способ применения.

Сконцентрировав внимание на лежащей неподалеку ветви, я поднял ее волевым усилием, а затем почувствовал, что могу, слегка изменив воздействие, поджечь ее. Мне почему-то показалось, что я вижу, как сквозь ветку проходят линии магического поля, которыми можно управлять.

Возможно, невыспавшийся мозг выдавал желаемое за действительное, но разве это так важно? Если у меня получится поджечь эту несчастную ветку, то пускай мерещится что угодно. Через несколько секунд, висящий в воздухе обломок дерева, вспыхнул, будто облитый бензином.

Окрыленный успехом, я хотел продолжить эксперименты, но оказалось, что уже минул час - время пролетело совершенно незаметно. О том, что пора выдвигаться мне напомнил подошедший Маркус. Кстати, сквозь него магическое поле не проходило, это я почувствовал сразу.

- Люди ждут, - сказал Лоренсон.

- Сколько бойцов решили пойти со мной?

- Все.

Глава 18

18 Глава

В Европу пришла осень. Хмурые дождливые дни перемежались с практически летней погодой. Тем не менее, тепло постепенно уступало место промозглой сырости, а вместе с ней в мир пришла война. Война всех против всех.

Мой отряд уже две недели двигался на восток. За спиной осталась Ганема, а впереди маячила перспектива пересечь пять стран, объятых безумием. Складывалось ощущение, что князья и короли только и ждали возможности вцепиться друг другу в глотки. Хотя, я склонялся к мысли, что в мире просто началась цепная реакция. Один правитель решил атаковать соседей, используя родовую магию. Естественно, венценосный собрат ответил тем же. При этом, если верить словам Пятого, касающихся влиянию изначальной магии на мозг, становилось понятно - даже если победитель в этом противостоянии будет найден, останавливаться на достигнутом он не захочет или даже не сможет. Колесо насилия делает новый оборот.

В некоторых странах еще сохранялась видимость спокойствия, однако таких становилось все меньше. К тому же активизировались обычные дворяне, решившие под шумок свести счеты с недругами. В общем, безопасных мест в Европе не осталось. По крайней мере для простых людей. Началась массовая миграция. Толпы людей снимались с места, чтобы уйти из-под пресса вражеских армий, вот только найти себе место в этом мире становилось крайне сложной задачей.

Маршрут, который мы с Маркусом построили, предполагал пересечение пяти больших и совсем крошечных государств. В трех из них кипела война, так что дорога обещала быть очень неспокойной, однако другие варианты предполагали еще больший риск.

Сложности, связанные с длительным переходом, понимали все бойцы отряда и у некоторых из них возник вполне резонный вопрос: зачем искать удачи в восточных княжествах, когда в Европе вполне реально найти сильного и удачливого нанимателя? Простого ответа у меня не нашлось. Я конечно пытался обосновать свое решение тем, что Орлов - сильный и опытный маг, имеющий все возможности завоевать множество земель, но чувствовалось, что эти выводы притянуты за уши. Поэтому, небольшая часть людей из отряда все-таки вышла. В основном среди них оказались те, кто пережил бойню в Идельбурге без моей помощи. Они не стояли, окруженные защитной сферой, пока в нее били молнии обезумевшего короля, и о произошедшем знали лишь из рассказов. В итоге, в отряде осталось человек двадцать. Двадцать сильных и умелых бойцов, решивших, что со мной их шансы на выживание будут выше.

Ожидаемые проблемы начались достаточно быстро. За три недели пути мы дважды сталкивались с враждебными группами людей, состоящими из молодых дворян, решивших попытать счастье на военной стезе.

Первая стычка произошла буквально через пару дней, после того, как отряд покинул Ганему. Около трех десятков молодых мужчин верхом на лошадях показались на горизонте и начали быстро приближаться. В их мирных намерениях я, конечно, очень сомневался, однако атаковать первым не счел нужным, и для начала дал команду поставить щиты.

Не знаю, на что рассчитывали юнцы, вставшие у нас на пути. Возможно, они думали, что численное превосходство дает им какое-то преимущество перед обычными наемниками, или их опьянила легкость предыдущих побед. Сложно сказать, однако нас они попытались атаковать сходу - без разговоров и предупреждений.

Впрочем, во враждебных намерениях приближающихся людей, я перестал сомневаться, когда некоторые из них зачем-то обнажили оружие. Ну что же, сами виноваты. Не дожидаясь, пока гости предпримут что-либо опасное, я отдал команду на уничтожение.

Потоки заклинаний устремились в обе стороны, однако атакующий нас отряд не успел сделать многого - под ногами их лошадей вспыхнула земля. За пару недель я немного освоился с тем, как воздействовать на реальность, и теперь решил воспользоваться новыми умениями. Магическое поле легко преобразовалось в высокотемпературную плазму, от которой с трудом спасали даже щиты. Чего уж говорить про бедных животных.

Никогда не понимал, зачем использовать лошадей во время магической атаки. Попав в огненную ловушку, кони, естественно, попытались вырваться из нее, брыкаясь, и сбивая концентрацию своих седоков. Заклинания, которые должны были снести наемников, либо прошли мимо, либо бессильно растворились в защите. Зато наша атака собрала обильный урожай. Пять или семь человек погибли сразу, двоих придавили мертвые лошади, остальные дворяне, поняв, что попытались проглотить кусок не по размеру, рванули прочь.

Догонять убегающих я не рискнул. Мало ли где-то там за горизонтом скрывается отряд побольше. Ну а если по наши души явятся новые охотники, мы всегда можем убежать. Подготовленный маг бегает быстрее лошади.

Оплавленное золото и почерневшее оружие стали законной добычей наемников. Ничего сверхординарного, но все равно приятно. Бойцы без зазрения совести обшарили обугленные тела, после чего спокойно двинулись дальше. Никто нас, не преследовал.

Вторая стычка произошла еще через несколько дней и развивалась по схожему сценарию, только теперь я атаковал первым, не дожидаясь пока ситуация осложнится. Огонь, взрывы, испуганные лошади. Не любили дворяне этого королевства перемещаться пешком, за что и поплатились.

Следующая неделя прошла без особых приключений. Места проведения боевых действий до поры удавалось обойти стороной, провизию пополняли в деревнях, откуда еще не убежали жители. Делились с нами не слишком охотно, однако золото быстро отворяло амбары и погреба. Урожай в этих краях собрали совсем недавно, так что люди пока еще могли себе позволить менять еду на деньги.

Из-за очень извилистого маршрута, призванного обеспечить максимальную безопасность, за три недели мы преодолели чуть больше половины пути, оставив позади не одну сотню верст. Впереди ждал самый трудный участок. Война набирала обороты и с каждым днем нам все чаще попадались ее плоды: сожженные деревни, покинутый армейский лагерь, выдававший себя множеством костровищ и запахом выгребных ям, следы стычек, а еще через некоторое время мы наткнулись на первое поле боя.

Каждый из бойцов отряда уже видел и даже испытал на себе действие родовой магии, однако здесь перед нами предстал еще один вариант применения этой силы. Ровное прямоугольное поле, на котором месяц назад колосилась пшеница, превратилась в братскую могилу. Земля на обширном участке исчезла - вместо нее теперь поблескивала гладкая обсидиановая корка с торчащими наружу частями человеческих тел. Руки, ноги, туловища - плоть с них уже объели птицы и дикие звери, однако запах гнилого мяса все еще заставлял задерживать дыхание.

Просто так пройти мимо такого зрелища оказалось очень сложно. Я невольно замедлился, чтобы осмотреть внимательнее это ужасное место.

- Поганая смерть. Как комары в смоле застряли, - по правую руку от меня встал Маркус.

- Не хотел бы я оказаться здесь во время битвы, - послышался голос Айвина слева. - Тут не меньше трех сотен полегло. Мне кажется, земля стала жидкой, люди начали в ней тонуть, а затем король заморозил поверхность.

- Возможно, - ответил я, - но, боюсь, это только начало. Знать бы, кто здесь погиб - защитники или нападавшие.

- Сейчас выясним, - Айвин, недолго думая, отправился к блестящему, как вода в ночном колодце, полю.

Северянин, зажимая нос тряпкой, осторожно ступил на черную поверхность, несколько раз ударил по ней ногой, после чего уверенно приблизился к первому бедолаге, торчащему из оплавленной земли. Человек умер, замурованный по пояс. От лица его уже ничего не осталось, однако одежда была относительно цела, ее-то и осмотрел Айвин.

- Местные это, - вернувшись обратно, выдал вердикт, мужчина.

- Уверен?

- Да, мы здесь как-то заказ выполняли, я форму вояк запомнил. Тут, кстати, не так уж и много магов погибло. В основном простые солдаты. Зачем на них было силы тратить?

- Есть мнение, - ответил я. - Что король или князь, воспользовавшись родовой магией, с трудом может отказаться от ее применения. Это же беспредельная сила. Мощь. Она туманит мозг.

- А ты? Ты можешь отказаться? - очень серьезно спросил Айвин.

- Я не обладаю такими способностями.

- Но тогда - в Идельбурге ты же защитил нас…

- Это разные вещи. Поставить барьер и уничтожить за раз тысячу человек - совсем не одно и тоже.

- Давно эти люди умерли? - Маркус решил сменить тему, кивнув в сторону поля.

- Две, может три недели назад, - ответил Айвин. - Такое ощущение, что здесь стоял заградительный отряд. Попытка задержать наступающую армию.

- Не слишком хорошо у них это получилось.

- Да, тут убитые солдаты только одной стороны. Атаковавшие их люди, видимо ушли без потерь.

- Понятно, - подытожил я. - Будем надеяться, что армия, кто бы тут не хозяйничал, ушла далеко вперед.

- Наши планы остаются в силе? Идем через Линрог?

- Пока да. Если вражеские войска обошли этот город стороной, есть вероятность воспользоваться мостом. Иначе придется плыть.

- Да, идем в Линрог! - немного поспешно высказался Маркус, вызвав невольную улыбку на моем лице.

Так вышло, что маршрут наш вольно или невольно совпадал с теми местами, где прошла неизвестная армия. Выяснить, кто именно напал на небольшое королевство Бранборт не представлялось возможным - редкие жители разбегались, едва заметив отряд наемников, и на контакт не шли совершенно. Впрочем, не трудно было догадаться, что сюда наведался кто-то из многочисленных соседей.

Еще через два дня пути мы наткнулись на еще одно побоище. Битва прошла не так уж и давно, и по полю, постоянно оглядываясь по сторонам, шарились мародеры. Грязные, истощенные люди выискивали в трупах ценные и не очень вещи, складывая все в заплечные мешки. Сомневаюсь, что это была организованная акция, скорее всего народ просто пытался найти способ выжить, надеясь продать или обменять найденные ценности.

С целью выяснить подробности произошедшего на поле боя, я определил парочку бойцов на поимку “языка”. Наемники для мародеров стали очень неприятным сюрпризом. Увидев вооруженных людей, направляющихся к ним, оборванцы бросились врассыпную, но куда им было убежать от двух боевых магов.

Через несколько минут бойцы притащили испуганного юношу лет двадцати. Из-за грязи, налипшей на лицо, и сожженных волос выглядел он гораздо старше своих лет, но молодой голос выдавали истинный возраст парня. Одет он был в потрепанную военную форму, хотя это ни о чем не говорило.

- Успокойся, - я постарался, чтобы мои слова звучали как можно более дружелюбно, - убивать мы тебя не будем, может даже еды дадим. Как зовут?

- Дьюла, - испуганно переводя взгляд с меня на Айвина, ответил юноша.

- Дьюла, ты видел, что тут произошло? Только отвечай честно.

- Да… Да, видел, господин.

- Ты участвовал в битве?

- Да, - из глаз парня едва не потекли слезы.

- Как выжил?

- Я… сбежал. Сбежал, когда король Анталь погиб.

- Так. Давай с самого начала. Расскажи, как все было.

Запинаясь и перескакивая с одного на другое, парень начал вспоминать произошедшие события.

Два войска схлестнулись почти неделю назад. Король Анталь привел сюда солидную армию. Пять сотен боевых магов, две тысячи простых солдат, конница, лекари. Для маленького королевства такая подготовка выглядела весьма солидно.

Войско нападавших было чуть меньше, что, впрочем, не играло особой роли, так как со своими солдатами в бой вступили правители обоих государств.

Дьюла раньше не участвовал в крупных битвах, поэтому его вместе с остальными новичками поставили в резерв, что позволило парню достаточно подробно рассмотреть рисунок предстоящей бойни.

Все началось с того, что некий человек, одетый в блестящие доспехи, вышел из вражеских рядов. Дьюла не мог рассмотреть происходящее в деталях, но предположил, что это был король Тамаш - правитель соседнего государства, напавшего на их страну. Причин так думать было предостаточно. Тут и одежда сильно выделялась, и народ перед человеком почтительно расступался, но главное - мужчина начал творить какое-то чрезвычайно сильное заклинание. Свет, исходящий из его рук, ослеплял даже на расстоянии.

Казалось бы, удар родовой магии должен уничтожить все на своем пути, но тут в дело вступил король Анталь. Он поставил некий барьер, который сдержал разрушительную волну. Началось противостояние двух правителей. Сила против силы. Магия против магии.

Эта борьба длилась несколько минут, но победа не досталась ни одной из сторон. Теперь исход битвы предстояло решить армии. Едва правители королевств закончили поединок, с обеих сторон полетели первые заклинания. Войска пришли в движение.

- Понятно теперь, почему здесь нет той блестящей корки, которую мы видели два дня назад, - вставил свои пять копеек Маркус. - Значит короли больше не использовали магию?

- Ту, что в самом начале была - нет, - ответил Дьюла. - А так они дрались вместе со всеми.

- Как погиб Анталь? - спросил я.

- Точно не знаю - не видел я это, но говорят, что они с королем Тамошем дрались. К ним никто подойти не мог близко, там, говорят, земля и воздух горели. А потом кто-то увидел, что король наш на земле лежит и весь в крови.

- Тут все и посыпалось, - понимающе кивнул я.

- Чего? - не понял парень.

- Тут, наверное, и побежали все, да? - пришлось переформулировать фразу.

- Да. Нас немного уцелело. Я вместе с остальными несколько дней в лесах прятался, а там еды нормальной нет, вот мы и решили вернуться сюда, надеялись найти что-нибудь полезное.

- Не осуждаю. У короля вашего наследники есть?

- Да, принц, сейчас в столице, говорят, готовит оборону.

- Странно, что его тут не было. Ну что же, все ясно. Айвин, дай парню еды немного и пускай идет.

- Хорошо, - кивнул северянин, после чего позвал Дьюлу с собой.

- Ну что, - сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь, - теперь хотя бы стало понятно, как ведутся битвы, когда оба короля находятся вместе со своей армией.

- Что делать сейчас будем?

- Пока планы те же - идем в Линрог.

Двигаться по следам прошедшей недавно армии было достаточно неприятно. Король Тамош, победив своего главного соперника, видимо решил использовать родовую магию по любому поводу. За пару дней пути мы несколько раз видели последствия ее применения. Антрацитово-черную поверхность, в которую превратилась земля, трудно не заметить, особенно в том случае, когда таким жутким способом уничтожаются целые деревни. Да, не все поселения подвергались тотальному геноциду, некоторые из них были просто разграблены, но даже тех трех случаев мне хватило, чтобы понять - князья и короли, лишенные контроля богов, превратят эти земли в руины.

Почти год я колесил по западным королевствам. Сперва с Ульриком, потом в сопровождении Маркуса, а последние месяцы во главе собственного отряда, и за это время мне начало нравиться то, что вижу. Естественно, не обходилось и без перегибов. Несправедливость, локальные войны, угнетение аристократией простого люда - все это встречалось пусть не повсеместно, но часто. Однако происходящее сейчас уже за гранью добра и зла, и что самое поганое - дальше будет только хуже.

“Дальше будет хуже” - именно эта мысль не выходила у меня из головы, пока мы приближались к Линрогу, и когда город, а точнее то, что от него осталось, наконец показалось из-за холмов, я окончательно убедился - мир катится в бездну.

Мне никогда не приходилось бывать в этих краях, но вряд ли огромный разлом, поглотивший половину города появился тут давно. Складывалось ощущение, что какая-то неведомая сила разорвала землю и туда хлынула вода из реки, забрав с собой дома, людей, животных - все, до чего могла дотянуться. Гигантское озеро, наполненное мусором и вздувшимися трупами, появилось там, где еще недавно жили люди. Никакой ураган или землетрясение не могло работать настолько выборочно. Здесь явно поработала магия. Родовая магия.

- Я этого Тамоша не знаю, а уже ненавижу всей душой, - Маркус стоял рядом и мрачно осматривал Линрог. - Никого ведь не пожалел, сколько же тут людей погибло!?

- Да уж, а еще к мосту теперь просто так не подойдешь, - согласился Айвин.

Северянин был прав. Огромная трещина в земле, заполненная водой, отсекала нам прямой путь к переправе. Вокруг города раньше шла объездная дорога, упирающаяся прямо в реку, но сейчас от нее ничего не осталось. Чтобы перебраться на другую сторону, придется обогнуть разлом и пройти сквозь районы, не подвергшиеся разрушению.

- Может другой путь поищем? - продолжил Айвин. - Найдем брод, или плоты срубим. Не так уж это и сложно.

- Зачем? - тут же напрягся Маркус. - Мост целый, вон видно его. Войско Тамоша наверняка ушло к столице. Пройдем через город и ходу из этого королевства. Командир, что скажешь?

Обдумав предложения обоих, я ответил:

- Не хочу терять время, скажите бойцам, что через полчаса выдвигаемся. Пусть отдохнут. Следующий привал может случиться очень нескоро.

Уцелевшие окраины города встретили нас запустением и следами прошедших драк. Сгоревшие дома, трупы, лежащие в канавах, выбитые окна и двери. Судя по всему, после удара короля, в Линрог вошли войска, и с местными жителями они не церемонились, уничтожая всех, кто попадался им на пути.

Армия, не останавливаясь, прошла сквозь город, принеся разрушения и смерть, но задерживаться не стала. В уцелевшие жилища уже начали возвращаться люди. Бродили по пепелищам понурые и заплаканные женщины, из-за заборов испуганно выглядывали осиротевшие дети, озлобленные мужчины исподлобья провожали взглядом отряд.

Война ворвалась в жизни этих несчастных, забрав у них если не все, то очень многое, и я очень сомневаюсь, что на этом все закончилось. Война вернется. Пусть не в ближайшие дни, но вернется. Даже если Тамаш проиграет, даже если его убьют, сюда придет другой король, чтобы подмять эти земли под себя.

Пока мы шли через город, я постоянно ловил себя на мысли, что не могу абстрагироваться от происходящего. В душе кипела злоба на армию, прошедшую здесь, и короля, уничтожившего тысячи людей. Можно было, конечно, оправдать солдат, ведь они просто выполняли приказы, но зачем убивать мирных жителей? Сомневаюсь, что мертвая женщина, лежащая возле дороги, встречала победителей с оружием в руках. Вряд ли в разрушенных домах прятались солдаты. В городе не было баррикад или других признаков сопротивления, сюда вошли маги и без затей начали вырезать всех подряд.

К мосту, перекинутому через реку, я подошел в самом черном расположении духа. Наверное поэтому слова Маркуса о предстоящей драке меня только порадовали. Выяснилось, что проход к реке перекрыл военный кордон.

Новость принес молодой боец, отправленных вперед в качестве разведчика. По его словам, возле реки дежурили десять - двенадцать человек. Еще какая-то часть отдыхала в деревянных строениях неподалеку. Король Тамош, видимо, решил взять единственный в округе переезд под постоянный контроль.

- Нужно искать брод, - сказал Айвин, услышав слова разведчика. - Не исключено, что там много магов, мы конечно прорвем заслон, но могут быть потери.

- Я иду первый, - сквозь гул крови в ушах мне с трудом удалось узнать свой голос, - вы сзади, шагов на тридцать. Как только эти мрази разрядят в меня заклинания, атакуете.

- Ты уверен? - недоверчиво спросил Маркус.

- Уверен. Выполняйте приказ.

С недавних пор необходимость в применении заклинаний у меня практически исчезла. Магическое поле легко откликалось на потребность в том или ином действии. Взорвать что-то, поджечь, оттолкнуть - только пожелай. Хотя, стоит признать, эффективность той же “воронки” против энергетической защиты была все же выше, так что полностью обойтись без использования структурированной энергии пока не получалось.

Между мостом и ближайшими жилыми домами находилась широкая полоса, свободная от застройки. Когда-то сюда причаливали речные суда, разгружался товар, шныряли пацаны, в поисках поживы - жизнь кипела, но сейчас берег пустовал, и лишь кучка солдат расположилась в округе. Так что не заметить двадцать наемников, вышедших из города, было очень сложно - к мосту начали подтягиваться остальные военные.

Как и было приказано, бойцы отряда находились сильно позади меня. Я сознательно не хотел подвергать их ненужному риску. Моя защита выдержит совместную атаку даже нескольких магов, а вот бойцов отряда могут и покалечить.

Конечно же солдаты не стали разбираться, что это за полоумный наемник вдруг решил напасть на них, и встретили меня магией. Молния, огненная спираль, еще ряд заклинаний, все это устремилось вперед, стремясь уничтожить самонадеянного человека. Казалось, что жить мне оставалось недолго, но магия оказалась бессильна, разбившись о защиту, как волны о скалы. Теперь пришла моя очередь атаковать.

Выдумывать что-то хитрое не было ни времени, ни желания. Едва только светопреставление, вызванное вражескими заклинаниями, стихло, я замер, вытянул вперед руки, и там, где собралось около тридцати человек, земля встала на дыбы, подмяв под себя почти всех врагов. Походило это на взрыв сразу нескольких тротиловых шашек, погруженных в землю на пару метров. Удар - и вместо утоптанной площадки теперь красовалось месиво из земли, камней и погребенных заживо людей.

Уверен, маги, стоявшие возле моста, выжили, но следом на них обрушились заклинания подоспевших наемников. Грохот, взрывы, крики раненых и умирающих людей. Мне не было их жаль. После того, что я увидел в городе, хотелось уничтожить всех, причастных к этому побоищу.

Сразу после первого взрыва из домов, бывших по всей видимости когда-то складами, начали выскакивать отдыхавшие там солдаты. Недооценили опасность военные, не позвали сразу всех, за что сейчас и расплачивались, хотя, не думаю, что им бы помог общий сбор.

Не желая давать солдатам время для координации своих действий, я отправился навстречу бойцам армии Тамоша. Мне хотелось крови, мне хотелось уничтожить этих жалких существ… Стоп!

Наваждение, едва не поглотившее разум, пришлось прогонять неимоверным волевым усилием. Прав был Пятый. Сила слишком быстро развращает тебя. Начинаешь смотреть на простых людей свысока, начинаешь считать себя вершителем судеб, а это совсем не так.

Пока я боролся с самим собой, солдаты, успели сгруппироваться - моя защита опять испытала на себе удар сразу нескольких заклинаний. Дальше все шло по отработанной уже схеме, но теперь ярость перестала главенствовать над сознанием. Желание раздавить этих жалких существ практически пропало.

Вижу двоих магов, готовящих атаку - тут же вокруг них воспламеняется воздух. Чуть левее еще несколько офицеров пытаются пробить мою защиту, но ледяной дождь, обрушивается им на голову и моментально убивает одного из них. В меня летит какая-то фиолетовая дрянь, а спустя секунду маг, отправивший ее, хватается за пробитое горло - сжатая струя воздуха преодолевает слабое сопротивление щита и убивает человека.

Солдаты побежали. Они ничего не могли противопоставить мне. По крайней мере магов, способных представлять хоть какую-либо угрозу, среди них не нашлось.

Какая-то часть меня желала догнать этих трусов, растерзать, уничтожить, но этот порыв гнева я уже легко погасил и отправился к своим.

Спустя час мы уже двигались прочь от Линрога, оставив мост позади. Атака прошла успешно, отряд не потерял ни одного бойца, а еще через день о битве возле реки почти никто не вспоминал.

Чем ближе становилось Орловское княжество, тем сильнее мою голову одолевали не самые радужные мысли.

Все время с той памятной ночи, когда мне открылся астрал, я обдумывал причины, творящегося в мире безумия и все сильнее склонялся к одной простой мысли - Пятый пришел в этот мир и принес сюда хаос.

Да, лично он не сделал пока ничего плохого. Да, люди сами превращают планету в ад, но именно появление Руолы стало тем камушком, с которого началась лавина. А дальше? Сомневаюсь, что после успеха моей миссии Пятый прекратит борьбу с остальными богами. Значит, Земля продолжит катиться в бездну. Нужна ли мне обещанная награда, такой ценой? Зачем мне сила и власть в мертвом мире?

С каждым днем, с каждой смертью, которую я видел на пути, мне все меньше хотелось помогать Пятому. Смерть расправила крылья над этой планетой. Еще год - два и то общество, что строилось столетиями, канет в лету. Вновь начнут извергаться вулканы, разбуженные родовой магией, опять поднимутся гигантские волны, чтобы смыть прибрежные города. Цивилизация откатится на сотни, а то и тысячи лет назад, и я не хочу стать одним из звеньев цепи, на которой повесят этот мир. Нужно это остановить. Понятия не имею, как, но я должен это сделать.

Мысли, крутившиеся в голове еще с Идельбурга, где под ударами молний погибли тысячи человек, окончательно оформились в небольшом городе Линрог, который также пострадал от родовой магии. Я четко понял, что хочу остановить это безумие.

Наверное, мое сознание - сознание человека из другого мира просто не могло смириться с тем, что происходило вокруг, может я просто оказался слишком мягкотелым. Мне предлагают могущество, предлагают приблизиться по силам к богу, а я собираюсь отказаться от этого. Не важно. Если есть возможность спасти миллионы жизней, думать о собственной выгоде может только конченная личность. Другой вопрос, а есть ли у меня такая возможность? Думаю, да.

Глава 19

19 глава

Кто может остановить бога, рвущегося в этот мир? Я? Даже не смешно. Ответ тут один - Четверо. Квартет мистических личностей уже который месяц пытается поймать Пятого, но, видимо, не слишком успешно. Вполне возможно, данные, имеющиеся в моем распоряжении, помогут им добиться желаемого.

Нужно идти к жрецам. Идти к тем, кто не один раз пытался меня убить. Все мое существо противилось этому решению. Как же так? Впереди маячит могущество, сила, власть, а я хочу променять это на призрачную возможность спасти совершенно посторонних для меня людей. Наверное, если бы не Идельбург, Лирнрог, другие поселки и города, попавшие под действие родовой магии, я бы без раздумий бросился выполнять поручение Руолы, но перед глазами невольно всплывали мрачные воспоминания: растерзанные тела, искалеченные судьбы. Нельзя, чтобы это продолжилось. Нельзя.

Параллельно с пониманием, что делать дальше, пришла еще одна мысль - в астрал путь мне заказан. После встречи с Пятым я как-то туда и не рвался, однако теперь любой выход в транс сопряжен с огромным риском. Если Руола действительно может читать мысли, то из астрала он меня не выпустит, либо придумает, как заставить выполнить свою волю. Ну что же, не такая уж это и большая жертва. Опыты с магией вполне можно отложить до лучших времен, если такие, конечно, настанут.

Итак, я иду к жрецам. Именно эта фраза была озвучена Маркусу на одном из вечерних привалов. С драки за мост подле Ленрога прошло уже несколько дней и, судя по всему, та авантюра окончилась вполне успешно. Люди Тамоша за нами не погнались, а потери отряда равнялись нулю. Лишь пара человек получили незначительные травмы, которые наш лекарь вылечил, можно сказать, на ходу.

До Орловского княжества оставалось около полутора недель хода, но беспокойный командир отряда в моем лице вновь решил немного изменить маршрут.

- Ты сума сошел? - в шепоте Маркуса смешалось удивление и злость. - Они же на тебя явно зуб точат! Мы значит из Ганемы свалили, чтобы внимание к себе не привлекать, а сейчас ты сам идешь к ним в руки?

- Так надо.

- Это какой-то бред. Я тебя не узнаю.

- Маркус. Ты же понимаешь, что мир начинает разваливаться на куски? Если ничего не предпринять, то уже через год все, что ты помнишь и любишь, превратится в смердящие трупами руины. Ни любимых тебе борделей, ни маленьких, уютных городков с приветливыми жителями и ласковыми женщинами. Ничего.

- По-моему, ты преувеличиваешь.

- Маркус, я не все тебе рассказываю, но поверь, сказанное мной - это скорее преуменьшение.

- Ну допустим, а жрецы-то тут причем?

- Боги ушли, а я, кажется, знаю, как их вернуть, и помогут мне в этом именно жрецы.

- Знаешь, мы с тобой знакомы почти год, и за это время ты не перестаешь меня удивлять. С такими людьми приходят либо к величию, либо в могилу. Пятый с тобой, идем к жрецам.

- Как ты близок к истине, - едва слышно сказал я. - Пятый действительно со мной.

Ближайший крупных храм Четырех находился в трех днях пути на северо-восток. В принципе, особой разницы куда идти я не видел. Уверен, жрецы имеют средства коммуникации между собой, и при желании смогут передать нужную информацию из любой точки Европы. Другой разговор, что амулеты связи дороги, и в какой-нибудь мелкой часовенке про меня могут и не знать совсем.

Чтобы добраться до храма мы немного отклонились от изначального маршрута, но кроме Айвина никто такому решению не противился.

Северянин все чаще с подозрением смотрел на меня. Сперва спешный уход из Ганемы, затем решение идти в Орловское княжество, и вот опять смена курса. Самое печальное, что объяснить Айвину причины своего поведения, я не имел возможности. О чем ему рассказать? О путешествии между мирами? О княжеской крови, текущей в жилах? О Пятом, в конце концов? Наемник с каждым днем все сильнее подозревал, что в моих шкафах спрятаны целые горы скелетов, но в отличии от более легкомысленного Маркуса относился к этому гораздо серьезнее.

В суровом и немногословном северянине я нуждался - на нем лежала львиная доля работы с отрядом. Поэтому, прежде чем идти к жрецам, у нас состоялся достаточно долгий разговор, в котором я попытался развеять сомнения наемника. Пришлось даже приплести сюда мои недавние успехи с магией. Мол, впереди сложные времена и не мешало бы посоветоваться со жрецами - вдруг они помогут разобраться с новыми способностями. Не скажу, что мои доводы полностью успокоили Айвина, но выглядеть он стал менее скованным и напряженным.

Интересующий меня храм Четырех располагался на границе двух государств, одно из которых считалось западным королевством, а другое уже восточным княжеством. Исторически так сложилось, что между этими странами веками тлела вражда, то разгораясь в пожар войны, то вновь покрываясь пеплом временного перемирия. Возможно, храм и выстроили здесь, чтобы не допустить взаимное уничтожение старых недругов, однако сейчас это было не актуально. Два давних противника уже схлестнулись друг с другом, но по какой-то причине военные действия велись гораздо севернее, обходя стороной данное место. Не исключено, что тут сыграли старые привычки - уничтожать храмы считалось очень дурной затеей.

Монументальное здание, состоящее из четырех башен, соединенных друг с другом множеством переходов, одиноко возвышалось на речном острове. Почему древние зодчие выбрали для строительства именно это место, мне было непонятно. Даже не представляю, сколько труда потребовалось, чтобы привезти сюда немыслимое количество камня, необходимое для постройки храма. Уверен, без магии тут не обошлось.

К вытянутому, поросшему деревьями острову вел узкий, деревянный мост, по которому с трудом могла проехать лишь одна телега. Охраны или просто служителей, карауливших подходы к храму я не заметил, однако жизнь там явно теплилась - возле здания несколько человек занимались уборочными работами, выкапывая из земли осенний урожай.

Чтобы не подвергать отряд ненужной опасности, я отдал команду разбить лагерь на берегу. В храм мне придется идти в одиночестве - коль уж погибать, то одному. Незачем гробить бойцов. Если начнется драка, то против жрецов мы не выстоим. Все знали, что служители Четырех - очень сильные маги, и даже с моей помощью уничтожить всех у нас вряд ли получится.

Мое решение удивило наемников, но не сказать, чтобы очень сильно. Идти в храм они особым желанием не горели, поэтому без лишних вопросов отправились к лошадям за припасами. Лишь Маркус выказал желание составить мне компанию, но, получил твердый отказ.

- Ждите меня не больше суток, - глядя в глаза друга, я медленно проговорил каждое слово, - и не вздумайте потом штурмовать храм. Ты меня услышал? Это очень важно.

- Да, - не без труда, но Маркус все же согласился, после чего, не оборачиваясь, отправился к остальным бойцам.

На влажные доски моста я ступил с четким пониманием, что сегодняшний день может стать для меня последним, однако, подавив малодушные мысли, сделал следующий шаг. Дерево под моими ногами жалобно скрипнуло, будто предупреждая о возможной ошибке.

До сегодняшнего дня мне как-то не приходилось бывать в храме Четырех, и на это существовали весьма серьезные причины, так что приближающееся строение я рассматривал с большим интересом.

Каждая из четырех башен отличалась от других цветом, размером и общей стилистикой исполнения. Самая высокая из них была выполнена из темного, можно даже сказать, черного камня и не имела практически никаких украшений. Вторую выстроили в светлых тонах. Архитектор постарался передать легкость и изящество конструкции, но ветра и дожди уже начали оставлять на ней неизбежные следы старения.

Пока я разглядывал храм, мост неожиданно кончился, а дорожка, идущая дальше, уперлась в массивные ворота, закрывающие проход в каменной стене.

Вопрос, как связаться со жрецами решился сам собой. С поля, расположенного неподалеку от храма, ко мне вышли два человека в алой и фиолетовой одежде.

- Здравствуй путник. К сожалению, храм закрыт для посещения, - обратился ко мне один из церковников.

- День добрый. Я пришел не за молитвами, мне нужно поговорить с вашим настоятелем. У меня есть информация, которая его заинтересует.

- Скажи ее нам, и брат Рейно обязательно услышит твои слова.

- Мне нужно поговорить о Даррелле Фишере. В Ганеме нам обещали награду за информацию о его местонахождении, и рассказать ее я могу только главному жрецу этого храма.

- Не понимаю, о чем идет речь, - пожал плечами мужчина в фиолетовом одеянии.

- Свяжитесь с настоятелем. Поверьте, он не откажет мне в беседе.

- Хорошо, - после нескольких секунд молчания ответил алый, - я передам ему твои слова. Оставайся здесь.

Сказав это, мужчина подошел к воротам. Массивная створка медленно и практически бесшумно приоткрылась, пропустив его за стену. Оставшийся рядом жрец после этого сразу потерял ко мне всякий интерес и вернулся на поле.

Ждать пришлось достаточно долго. Все-таки бюрократия - неизбежное зло, если дело касается любой более-менее крупной организации. Наверняка простой служитель низшего звена не может просто так прийти к настоятелю, чтобы поделиться с ним своими мыслями или решить какой-нибудь вопрос. Пока это все согласуется, пока информация пройдет по инстанциям, глядишь и час пройдет.

Собственно, примерно столько времени я и проторчал перед воротами, но в конце концов мое ожидание закончилось. Все тот же жрец вышел из ворот и пригласил меня внутрь:

- Брат Рейно готов вас выслушать.

Оставив деревянные створки за спиной, я оказался во внутреннем дворе храма. Практически квадратная площадка, выложенная камнем, находилась будто в колодце, стенки которого образовывали четыре башни. Размеры, на удивление, не слишком впечатляли - всего около сорока метров в поперечнике. По периметру двора стояли какие-то хозяйственные постройки, в углу угадывалась кузня. Людей, слоняющихся без дела я не увидел. Каждый человек был чем-то занят - подметал пол, перетаскивал бочки, замазывал раствором трещины на стенах.

Жрец в алом, чье имя я так и не удосужился спросить, повел меня в ближайшую башню. Несколько каменных лестниц, два горизонтальных перехода, снова лестница и мы наконец оказались возле кельи настоятеля.

Апартаменты, предназначенные для ожиданий, выгодно отличалась от тех помещений храма, где мне уже удалось побывать. Большая часть комнат и коридоров не могла похвастаться богатой отделкой. Часто стены щеголяли голым камнем, а про украшения интерьера и речи не шло. Аскетизм и скромность, вот как можно было охарактеризовать увиденное. Однако здесь все выглядело гораздо уютнее - ковры на стенах, мягкие кресла, портьеры с вышивкой. На высоком столе нашелся кувшин с водой, а окно хвастало замысловатым витражом.

- Проходите, - появившийся жрец в алом, отвлек меня от созерцания, открыв дверь в следующее помещение.

Войдя в комнату настоятеля, я с трудом удержался, чтобы не зажмурить глаза. Белая мебель, белые стены, сверкающий пол, а посередине всего этого безобразия стоял седобородый старец, одетый в светлую мантию, не позволяющую понять какому именно богу служит этот человек.

- Приветствую тебя, наемник, - настоятель встретил меня широкой улыбкой на морщинистом лице.

“Сколько же ему лет?” - невольно возникла мысль. Вряд ли Рейно был слабым магом, а значит вполне мог родиться два, а то и три века назад. Опасный тип. Если он сам добился столь высокой должности, то наверняка поднаторел и в интригах, и в искусстве манипуляции людьми.

- Мне бы хотелось поговорить с вами наедине, - ответил я.

- Конечно. Брат Карстен, спасибо за сопровождение нашего гостя, можешь идти.

Жрец в алом молча кивнул и вышел из комнаты, плотно затворив за собой двери.

- Я так понимаю, у вас есть информация про человека, называющего себя Даррелл Фишер? - спросил настоятель.

- Все верно, - сказал я и, буквально заставляя себя говорить, продолжил, - Даррелл Фишер - это мое имя. Надеюсь, после таких слов меня не убьют сразу. Мне нужно рассказать вашему ордену чрезвычайно важную информацию, касающуюся Пятого.

- Очень интересно, - голос Рейно совершенно не изменился. Старик все так же лучился добродушием. - Можно услышать вашу историю полностью?

- Подробно или кратко?

- Для начала краткую, если не затруднит, - настоятель уселся в кресло, обшитое белоснежной тканью, и пригласил меня сделать то же самое.

Напряжение, сковывающее внутренности, немного отступило, а ленты эйхора, уже обвившие ладони, втянулись обратно.

Воспользовавшись предложением настоятеля, я расположился в кресле и продолжил:

- Если вкратце, то мне посчастливилось оказаться в вашем мире около трех лет назад. Неизвестная сущность перенесла меня в тело юноши, которого вы сейчас видите перед собой.

- Вы последователь Пятого? Вы поклонялись ему в своем мире?

- Три года назад я понятия не имел о существовании богов в целом, и Пятого в частности. Так что нет.

- Хорошо, продолжайте.

- Какое-то время я пытался освоиться в этом мире и о Пятом даже не вспоминал, но несколько недель назад мне удалось выйти в астрал. Вы знаете, что это?

- Да, - после небольшой заминки ответил жрец.

- В том странном месте у меня состоялся разговор с сущностью, назвавшей себя Руолой.

- Одно из имен изгнанного.

- Пятый объяснил мне по какой причине боги перестали следить за миром. Затем он сделал предложение, от которого я отказаться не мог при всем желании.

- Так-так, - нахмурил брови настоятель.

- Руола поставил меня перед выбором: либо я помогаю ему проникнуть в этот мир, либо умираю там же в астрале.

- Что именно вы должны сделать?

- Выкрасть тело Елагина - бывшего правителя Галицкого княжества и поместить его в пламя Места силы.

В комнате воцарилась тишина. Рейно молча смотрел мне в глаза, обдумывая следующую фразу, после чего произнес:

- Вы понимаете, что в наших интересах прямо сейчас уничтожить вас, и таким образом полностью исключить вероятность возвращения Пятого?

- Понимаю, но, во-первых, Руола сказал, что со мной или без меня он в любом случае достигнет своей цели, а во-вторых, моя смерть не поможет этому миру. Пятый еще долго будет скрываться от ваших богов. Они его, видимо, очень сильно опасаются, а значит тот ужас, что творят сейчас князья и короли, не закончится. Год страха уже начался и, боюсь, он может очень сильно затянуться.

- Допустим. Что вы хотите от нас?

- Я хочу остановить Пятого. Я хочу, чтобы боги вернулись и остановили безумие, творящееся на Земле. И уж если вы не сможете мне помочь в этом, то, боюсь, миру скоро придет конец.

- Не часто встретишь человека, который думает не только о себе. Что ж, вы ставите меня в крайне сложное положение. Один я не могу решать такие важные вопросы. Вам придется некоторое время провести в храме.

- Понимаю, однако здесь неподалеку находится мой отряд. Они будут ждать меня всего сутки.

- Ничего не могу обещать, - настоятель поднялся с кресла, - но я очень постараюсь, чтобы все решилось как можно скорее. Сейчас мои братья проведут вас в келью, а вечером, мы продолжим наш разговор, надеюсь вы не против?

- Ни в коем случае.

Помещение, в которое меня отвели два неразговорчивых жреца в зеленых одеждах, располагалась в подвале одной из башен и больше походило на темницу - малые размеры, отсутствие окон, крепкая дверь и охрана в коридоре. Тем не менее, внутри оказалось не так печально, как могло бы - вполне себе мягкая кровать, кувшин с водой, светящийся шар на потолке. Единственное, что меня несколько напрягло - дырка в полу, предназначенная для справления естественных нужд. Хорошо хоть неприятного запаха оттуда не доносилось. К тому же, такой элемент интерьера все-таки был лучше, чем, например, ведро в углу.

Оружие, как и прочее снаряжение жрецы забирать не стали. Фляжка, мешочек с металлическими шариками, нож - все это осталось на месте. В общем, пока со мной общались почти как с гостем, что не могло не радовать.

О побеге старался не думать - не за тем я сюда пришел. Мне очень хотелось верить, что жрецы смогут прийти к консенсусу и найдут способ помешать Пятому. Ну а если ситуация пойдет по негативному сценарию, что ж, значит буду бороться за выживание. Не думаю, правда, что настоятель захочет действовать грубо, скорее всего он постарается убить меня каким-нибудь ядом или внезапной стрелой, пущенной в сердце. Собственно, по этой причине я постоянно держал щиты наготове. Увеличенный резерв позволял подпитывать их без перерывов.

До самого вечера меня никто не беспокоил, разве что молодой послушник принес простой, но достаточно сытный обед, состоящий из вареных овощей и небольшого кусочка мяса. Совсем юный, обритый налысо паренек, на мои вопросы не отвечал и вел себя крайне скованно, что, впрочем, не удивительно. Вряд ли ему рассказали, кто именно находится в келье, однако простого наемника не будут держать под охраной сразу четырех жрецов.

Брат Рейно, как и обещал пришел под вечер. Часы, лежащие во внутреннем кармане куртки, показывали восемь, когда дверь в келью отворилась, впустив внутрь настоятеля.

Пришел жрец не с пустыми руками. На столе появилась непрозрачная бутылка, два стакана и нарезанные кусочки вяленого мяса. Наполнив оба стакана, Рейно пригубил вино, после чего предложил мне сделать то же самое.

- В этой суматохе, - сказал жрец, - я как-то забыл уточнить имя, которое вы себе взяли.

- Сергей Трофимов.

- Спасибо за откровенность. Сергей, я передал ваши слова Совету. Ох, чувствую, бессонная ночь им гарантирована. Надеюсь, хоть к утру они придут к какому-либо решению, но мне кажется, что все пройдет удачно. Вы - слишком ценный союзник в борьбе с Пятым. Если не затруднит, расскажите подробно вашу историю. Начните с самого начала, я бы с удовольствием послушал о вашем мире.

- Хорошо, - я взял в руки стакан, - началось все с того, что много лет назад я спас одного человека…

Рассказ длился до глубокой ночи. Рейно слушал очень внимательно и практически не перебивал. Как оказалось, концепция существования других миров жрецам была хорошо известна, но только узкому кругу посвященных. Очень сильно настоятеля удивила информация об отсутствии на моей Земле магии и, соответственно, людей, владеющей ей.

В своем повествовании я старался не скрывать какие-либо подробности. Снявши голову, по волосам не плачут. Сюда я пришел осознанно, понимая, что выйду из храма либо заключив союз со жрецами, либо ногами вперед. По этой же причине я не стал отказываться от вина, которое принес Рейно.

Настоятель ушел далеко за полночь. За разговором и хорошим алкоголем время текло быстро. Рейно умел располагать к себе. При этом я четко осознавал - если от высшего духовенства придет приказ на уничтожение, жрец с той же понимающей улыбкой придушит меня.

После ухода настоятеля я так и не смог уснуть. Вино, судя по всему, оказалось не отравлено, так как через несколько часов хмель полностью выветрился из головы, а других последствий распития я не ощущал. С каждой проведенной в кельи минуте, комната казалась все меньше. Стены будто сдвигались, грозя раздавить меня. Нервы. Никуда это этого не деться. Признаюсь, было страшно.

Звук шагов в коридоре, раздавшийся около девяти утра, прозвучал как молот судьи, перед оглашением приговора. Почти на автомате я начал вливать энергию в щиты, готовясь отразить магический удар. Через секунду дверь открылась, и на пороге показалась фигура настоятеля. Рейно был один, что не могло не радовать.

- Совет принял решение, - услышал я голос жреца. - Пойдем, нам нужно обсудить дальнейшие действия.

Выходя из своей темницы, я отметил про себя, что охрана, стоявшая возле дверей, исчезла. Видимо, убивать меня в ближайшее время все-таки не будут. Если Рейно говорит правду, то за свою жизнь пока можно не опасаться. Понятно, что после завершения совместных дел (о неудаче я старался не думать) жрецы попытаются меня либо захватить, либо слить, но это уже дело будущего. Если удастся изгнать или даже уничтожить Пятого, значит я все сделал правильно.

Пока мы шли в келью настоятеля, Рейно воздерживался от любых разговоров, но едва я оказался за столом, сервированным для завтрака, жрец начал говорить:

- Час назад Совет передал мне послание, в котором имеется ряд указаний, как мы должны действовать дальше.

- Внимательно слушаю.

- Итак, ты выполнишь поручение Пятого, - огорошил меня жрец.

- Не вижу логики.

- Давай я немного объясню ситуацию. Илья Егорович Елагин - прежний правитель Галицкого княжества был посланником изгнанного бога, в этом мы перестали сомневаться, после того, как он провел ритуал призыва. Увы, но отследить его и остановить церковь не смогла, однако Советом было принято решение уничтожить Елагина и всех, на кого пали подозрения о связи с Пятым.

- Поэтому на меня было совершено покушение?

- Да. Твой уход в западные княжества сбил нас со следа на какое-то время. Да и приоритетной целью ты не являлся. Вернемся к Елагину. Судя по всему, он не успел закончить вторую часть ритуала, благодаря чему Пятый так и не смог полностью пробить барьер между мирами, однако Четверо бросили все силы, чтобы найти его.

- У вас есть связь с богами? Это они вам рассказали?

- Да. Четыре верховных жреца могут с ними общаться.

- Чего ж они тогда не скажут богам, что пока они гоняются за Руолой, мир катится в бездну?

- Сергей. Давай мы не будем обсуждать темы, в которых ничего не понимаем.

- Хорошо, - немного успокоился я.

- Итак. Ты выполнишь поручение Пятого, но с некоторыми оговорками. Тебе придется заполучить тело Елагина и поместить его в пламя, однако прежде два жреца проведут над ним небольшой ритуал.

- Что это даст?

- Понятия не имею. Так велел Совет.

- Ясно. Что на счет помощи? В Галицкое княжество мы, допустим, придем вместе с войсками Орлова, но нужно еще в дворец попасть. Мне нужны люди. Я не хочу подвергать бойцов отряда ненужному риску - это не их война.

- К сожалению, после ухода богов, жрецы перестали быть в чести у правителей, тем более в Галицком княжестве. Убийство Елагина не прошло бесследно, поэтому у нас не так много братьев там. Так что отряд боевых жрецов отправить с тобой не получится, да и не нужно это, зачем привлекать лишнее внимание - достаточно будет нескольких человек. Вы же не собираетесь брать дворец штурмом? Так что твои люди ничем не рискуют, если конечно не учитывать войну, но такова судьба наемника. К тому же, Орлов наверняка неплохо заплатит вам за работу. Итак, с тобой пойдут трое - два брата в алом и один человек, с которым ты уже виделся.

- Когда?

- Весной. Он пытался тебя убить.

Глава 20

20 Глава

Ворота храма захлопнулись за спиной со звуком сработавшего капкана. Что ж, я все еще жив и вроде как получил пусть временных, но союзников. Два жреца и тот самый охотник за головами, едва не угробивший меня весной, должны будут присоединиться ко мне в одном из городов на границе Орловского княжества. По словам Рейно, этих троих снабдят обширным арсеналом амулетов и артефактов на все случаи жизни, что серьезно повысит наши шансы на успех. А пока, моему отряду предстояло пересечь два небольших государства и влиться в армию Орлова.

Стоило мне ступить на мост, как на противоположном его конце показалась фигура призрачника. Шрам не слишком любил воду, так что на мокрое дерево ступать не решался, однако всем своим видом показывал нетерпение, беспокойно дергая хвостом. Следом за котом к берегу подошел Маркус.

- Мы с этим блохастым уже беспокоиться начали, - произнес Лоренсон, едва я оказался на твердой поверхности. - Шрам всю ночь тут просидел. Даже от еды оказывался.

- Чуял, наверное, что-то, - мои пальцы утонули в жесткой шерсти призрачника, от чего кот изобразил какой-то свой эквивалент мурчания, больше похожий на рык. - Все обошлось, мне удалось договориться со жрецами о помощи.

- О помощи в чем? - недоуменно взглянул Маркус.

- Есть у меня дело в Галицком княжестве…

- Что-то мне все это очень не нравиться. Жрецы, тайные дела…

- Маркус, я очень постараюсь, чтобы мои проблемы не коснулись тебя и остальных бойцов отряда.

- Верю, - кивнул наемник, - но все равное, как-то не по себе. Ладно, пошли что ли к костру, мужики косулю в лесу поймали, мы тебе мяса немного оставили. Заодно Шрама покормишь.

На этом обсуждение прошедших суток завершились. Бойцы о моих делах в храме особо не спрашивали, а Айвин получил объяснение несколькими днями раньше. Наемник разве что поинтересовался, как прошло мое обучение. Столп огня, поднявшийся возле реки, послужил ему ответом.

Следующая неделя пролетела под знаменем быстрого бега и уклонения от ненужных стычек. Незачем лишний раз испытывать судьбу на прочность. За себя я не особо переживал, а вот потерь среди бойцов отряда хотелось избежать. Тем не менее, полностью обойтись без неприятностей не получилось. На границе одного из княжеств мы едва не столкнулись с довольно крупным войском, и только благодаря бегущим впереди разведчикам, нам удалось бешеным марш-броском обогнуть опасный участок. Вполне возможно, что мы бы смогли договориться с солдатами, или на нас вообще не обратили бы внимания, но мало ли как оно все могло повернуться.

Спустя еще неделю и две небольшие стычки мы наконец пересекли границу Орловского княжества, после чего остановились на короткий отдых в одном из городов, расположенных на границе. Война еще не дошла до этих мест, так что несколько дней отдыха мы могли себе позволить. К тому же, именно сюда должны были прийти три человека, о которых говорил Рейно.

Уютная гостиница, хорошая еда, теплая и чистая постель - целый день я наслаждался простыми радостями жизни. Больше месяца мы без остановки шагали по Европе. Позади остались разрушенные города, сожженные деревни, стычки с дворянами и драка с солдатами, а впереди? Впереди ждет то же самое, но пока об этом можно не думать, вдыхая аромат свежего кофе, который, в связи с последними событиями, неимоверно взлетел в цене.

Утром второго дня в гостиницу вошли трое. Обычные путешественники или наемники. Ничего в этих людях не говорило, что двое из них - жрецы. Простая и практичная одежда, оружие на поясе, загорелые и хмурые лица. Даже бород, традиционных для служителей Четырех, мужчины не носили.

О возможных гостях я заранее предупредил Маркуса и Айвина, так что троицу без лишних вопросов проводили ко мне в номер, где и состоялся наш первый разговор.

- Итак, - я уселся на стул, жестом предложив мужчинам сделать то же самое, - с кем имею честь познакомиться?

- Зовите меня Альфред, - худой и очень подвижный мужчина с несколькими шрамами на лице взял слово, - а это мои спутники - Чаба и Нандор. Они - жрецы в алом, но об этом лучше не распространяться.

- Я так понимаю, именно вы пытались убить меня этой весной?

- Да, все так. Жаль я недооценил вас как противника, - Альфред улыбнулся, обнажив кривые зубы. - Хотя, признайте, у меня почти получилось.

- Не льстите себе, - ответил я. Охотник за головами вызывал у меня стойкое неприятие. - Какие у нас планы?

- Планы не изменились, мы вступаем в ваш отряд и присоединяемся к Орлову, а когда тот возьмет столицу Галицкого княжества, проникаем внутрь дворца.

- Галицин - довольно крупный город. Нам понадобиться карта, чтобы понять куда идти. Не думаю, что времени у нас будет слишком много.

- Не понадобится, - сказал Альфред, - я превосходно знаю столицу княжества. Да и во дворце бывал.

- Хорошо, что дальше?

- Дальше все просто. Наша с вами задача - забрать тело Елагина, а Чаба и Нандор проведут над ним необходимый ритуал.

- Где мы найдем Место силы?

- Там же во дворце. Не знаю почему, но почти все правители предпочитают строить свои резиденции рядом с Местом силы. Иногда даже вокруг него.

- Откуда такая информация?

- О, - самодовольно улыбнулся Альфред, - у меня очень разнообразные интересы, и история становления государств входит в их число.

- Ну допустим, тогда у меня вопрос к жрецам: почему вы сами не сможете выполнить это поручение? Церковь Четырех обладает огромными ресурсами: наняли бы человек сто, взяли штурмом дворец и провели нужные ритуалы.

- Мы не обсуждаем решение Совета, - раздался хриплый голос Нандора, - если они сказали, чтобы ты присутствовал при ритуале, значит так и должно быть.

- Исчерпывающий ответ, - скривился я.

Разбор предстоящей операции не занял слишком много времени. Масса факторов совершенно не зависела от наших действий. Как поведет себя князь Орлов, насколько долго затянется наступление на Галицын, и еще с десяток нюансов, предусмотреть которые было просто невозможно. Пока более-менее ясен оставался один факт: нужно идти на север - туда, где медленно, но неудержимо шествовала армия Орловского княжества.

Новых членов отряда бойцы встретили довольно холодно. Особенно явно свою неприязнь выражал Айвин. Северянин не понимал, зачем нам эти трое, и что от них можно ждать. Пришлось немного надавить на заместителя, напомнив, что только я решаю, кого оставлять в отряде, а кого нет. Такие слова мужчине сильно не понравились, но свои возражения он оставил при себе. К тому же, я пообещал, что новые люди - очень серьезные бойцы, и на время, пока они идут с нами, будут без раздумий выполнять все приказы.

На следующий день, после прихода жрецов и Альфреда, увеличившийся на три человека отряд отправился на север вдоль границы Орловского княжества. Затем нам предстояло повернуть на запад и в скором темпе постараться догнать наступающие войска Орлова. Можно было, конечно, сократить путь, но такой маршрут подразумевал движение по территории Галицкого княжества, что могло вызвать как ненужные вопросы, так и проблемы. В общем, несколько дней ничего не решали, а нарваться на шальной военный отряд мне категорически не хотелось.

Отдохнувшие и повеселевшие бойцы легко преодолевали километр за километром, заставляя лошадей, везущих поклажу, выжимать из себя все силы, чтобы не отстать. Места, не задетые войной, радовали глаз, а ночи все еще баловали теплом, однако стоило нам встать на след армии Орлова, как ситуация кардинально поменялась.

Думать, что Александр окажется лучше, чем прочие правители, было слишком наивно, однако следы битв и разграбленные поселения плачевно сказывались на моем настроении. Не привык я к таким видам, и, наверное, никогда не привыкну. Больно видеть, как разрушается то, что создавалось людьми годами. Вытоптанные поля, сожженные деревни. Неприятное зрелище. Остальные наемники моих взглядов не разделяли и на все происходящее смотрели куда проще - война всегда такая.

Один раз мы натолкнулись на следы прошедшей битвы. Судя по всему, случилась она не так давно и главное - следов применения княжеской магии я не заметил, что не могло не радовать. Воспоминания о тумане, съедающем человеческую плоть, трудно было выкинуть из головы.

Спустя несколько дней на горизонте наконец показалось большое скопление людей, движущихся вытянутыми колоннами дальше на запад. Спутать армию на марше с чем-либо еще, было очень сложно. Мы все-таки добрались, теперь осталось не облажаться и добиться того, чтобы Орлов нанял мой отряд.

Как оказалось, переживал я зря. Стоило нам приблизиться к войску, как двое дворян верхом на гнедых лошадях выехали навстречу. Короткий обмен приветствиями, и вот мы уже договариваемся о размере оплаты и условиях найма. Видимо, Орлов, действительно нуждался в людях, иначе откуда такая оперативность?

Обсудив основные моменты, касающиеся оплаты и координации между отрядами, офицеры проводили нас к большой группе наемников, двигающихся параллельно войску. Как и раньше, Орлов предпочитал не смешивать своих солдат и людей, пришедших из других стран.

Ближе к вечеру, когда растянувшаяся армия начала замедляться, а лейтенанты принялись раздавать указания на счет организации будущего лагеря, меня наконец познакомили с временным командиром. Дальше последовала долгая процедура по постановке отряда на довольствие, определение места в колонне и прочие нудные, но необходимые действия. Впрочем, надолго они не затянулись, и уже через час мы получили вечерний паек, после чего оказались предоставлены сами себе.

Наемников в войске Орлова оказалось действительно очень много. Сразу после ужина бойцы отряда с моего согласия отправились прогуляться по лагерю, надеясь узнать что-нибудь интересное и встретить знакомых. Маркус также не захотел оставаться возле костра и решил прошвырнуться по округе, правда, как мне показалось, немного с другой целью - позади армии всегда тянулся длинный хвост из маркитантов и передвижных борделей.

Не знаю, нашел ли друг то, что искал, но спустя какое-то время он вернулся весьма взбудораженный. Усевшись возле костра, он приблизился и шепотом произнес:

- Ульрик здесь.

- Серьезно? - удивился я. - А чего шепотом?

- Чтобы никто не услышал. Что делать будем, вдруг он или его бойцы тебя узнают?

- Маркус, тут такое дело… Помнишь почему Ульрик меня из отряда выгнал?

- Потому что осторожный чересчур. Испугался за отряд, когда на тебя напали, - ответил наемник.

- Понимаешь, тогда в гостинице меня пытался убить Альфред.

- Ты шутишь сейчас? - Маркус покосился в сторону троих, сидящих обособленно, бойцов.

- Нет. Ты же знаешь, заказ на мое убийство оплатили жрецы, но на какое-то время я решил с ними вопрос, так что пока могу особо не таиться, однако имя оставлю прежним - Сергей Трофимов.

- Ну вот, а я как увидел знакомую рожу Ульрика, тут же к тебе рванул, - вздохнул Маркус.

- Да не переживай, - я хлопнул приунывшего наемника по плечу, - бардели работают до утра. Только плати, и тебя хоть утром примут.

- Кстати о деньгах, ты уверен, что нам заплатят часть суммы через несколько дней?

- А смысл офицерам врать? Чего ты такой нервный? Получим мы свою долю.

- Золото - вещь очень важная и легкомысленности не терпит, - назидательно поднял палец вверх Маркус, отчего я едва не засмеялся в голос.

- Не буду спорить. Знаешь, это даже хорошо, что Ульрик идет вместе с войском. Он - умный человек и зря рисковать не станет, значит здесь действительно можно заработать, не потеряв при этом жизнь и здоровье.

- Наверное, - пожал плечами Лоренсон, - сходишь к нему?

- Зачем?

- Ну как, он тебя выгнал, а ты теперь - командир собственного отряда.

- Маркус, такое поведение - ребячество. Мне нечего доказывать Ульрику.

- А я, пожалуй, схожу, - поднялся с земли наемник.

- Да без проблем. Заодно поспрашивай, как тут и что. Особенно меня интересует поведение князя и прошедшая битва. Мы на ее следы наткнулись несколько дней назад.

- Мог бы не уточнять, - кивнул Лоренсон, - все выясню, не переживай.

Маркус сдержал слово. На следующий день он выдал мне весь расклад по обстановке и числу людей в войске, рассказал, как прошла недавняя битва, и дал немного информации о поведении князя.

Для Орлова дела пока что складывались весьма неплохо. Галицкая армия уже потерпела серьезное поражение и отступила вглубь страны. По сведениям разведки, возле одного из крупных городов сейчас аккумулируются оставшиеся силы противника. Судя по всему, через несколько дней нас ждет крупная драка.

Князь, по слухам, хоть изменился со времен битвы у Миргорода, но пока вел себя вполне адекватно, однако приступы ярости у него все-таки случались, тайной это не являлось. Причем, после прошедшей битвы приступы участились. Причин такого поведения никто особо не понимал и просто принимали как данность.

Касаемо самого сражения, то выяснилось, что велось оно по большей части силами наемников и дворян королевства. Сам Орлов в это время сдерживал атаку нового правителя Галицкого княжества некого Максима Елагина - брата Ильи Елагина.

Услышав это имя, у меня невольно возник вопрос - откуда новый князь получил возможность пользоваться родовой магией? Ведь Четверо ушли, а жрецов из страны выгнали, кто тогда проводил ритуал? Вариантов два: либо Пятый соврал мне, и никакого ритуала вообще не существует, либо он опять же соврал и для доступа к родовой магии не требуется благословение богов. Ну что же, вот еще один повод не доверять Руоле.

Максим Елагин выжил и отступил, уводя армию дальше на запад. Пусть войско и потерпело поражение, однако тотального разгрома удалось избежать, так что в теории Галицкий князь мог представлять угрозу для Орлова. Хотя в этом я, честно говоря, сильно сомневался. Три тысячи магов, собранные Александром - очень серьезная сила, а учитывая тот факт, что золота князь не жалел и наши ряды постоянно пополнялись новыми отрядами наемников, шансов на победу у Елагина было немного.

Армия Орлова неспешно продвигалась вглубь страны. Быстрые конные отряды дворян шарились по округе, выгребая из деревень и поместий местных аристократов все более-менее ценное. Грабеж шел полным ходом. Уверен, северяне тоже не отказались бы поучаствовать в столь полезном мероприятии, но наемникам не разрешалось покидать расположение войска. Хорошо хоть всем нам выдали часть оговоренной платы (вполне возможно из награбленного), которую я тут же разделил между бойцами, что несколько развеяло их печаль.

По вечерам Айвин и Маркус заставляли бойцов тренироваться, отрабатывая взаимодействие. Совместные атаки, отступления, перекрытие щитов, фокус на одной цели. Чтобы не вносить в отряд разобщенность, я настоял на том, чтобы Альфред и жрецы тоже участвовали во всем этом. Даже несколько коллективных тренировок позволят добиться некого понимания на поле боя.

Тем не менее, большую часть времени мы медленно шагали по пыльным дорогам, подстраиваясь под темп армии.

Непривычно неторопливое движение утомляло. Из-за ситуации с Пятым я не мог выйти в транс, опасаясь, что из него могу уже не выйти. Конструировать новые заклинания также не получалось - неудачный опыт легко способен выйти из-под контроля и прикончить людей, находящихся поблизости. Поэтому большую часть пути я думал, вспоминал, анализировал. Меня не покидало ощущение, что подаренная мне жизнь подходит к концу. Даже если ритуал пройдет успешно, то меня постараются прикончить. Сомневаюсь, что Альберт участвует в этой авантюре по другой причине. Охотник за головами почти не общался со мной, но порой я ловил его взгляд, и ничего хорошего он не сулил.

Конечно же я сделаю все возможное, чтобы избежать печальной участи, ну а дальше? Вероятно, опять придется уходить, и желательно куда-нибудь за море. Америка? Почему бы и нет. У Даррелла там дед, который ищет его смерти, почему бы не навестить родственников? В любом случае, сперва нужно разобраться с Пятым. Пока боги не возьмут под контроль этот мир, любые прогнозы будут не точнее гадания на кофейной гуще.

На пятый день пути, если верить карте, мы практически вплотную приблизились к тому самому городу, возле которого Елагин собирал людей. Километров двадцать отделяло нас от цели, а значит еще день - два и произойдет сражение.

Масла в огонь подбросили разведчики, сообщив, что возле Стоунберга дислоцируется весьма внушительное войско, готовое поспорить по размерам с нашей армией. Елагин все-таки нашел где-то новых воинов. Информация, конечно не предназначалась для простых солдат и наемников, но утаить шило в мешке не получилось. Впрочем, численное превосходство в текущих реалиях не играло совершенно никакой роли. Неизвестно, сколько магов будет среди обороняющихся, а простые солдаты для нас не представляли угрозы.

В том, что сражение произойдет, я не сомневался ни на секунду. Здесь нельзя просто обойти стороной окопавшееся войско и двинуться прямиком на столицу. Не даст это ничего. Главной задачей, стоящей перед Орловым, было уничтожение Елагина. Если человек, владеющий родовой магией погибнет, то можно будет уверенно сказать - Александр победил. Так что ждать осталось недолго.

Через несколько часов мои размышления подтвердились. Еще вечер не наступил, когда мы получили команду на отдых. Завтра начнется наступление.

В ночь перед битвой командиры наемников строго запретили употребление любых горячительных напитков и нахождение вне лагеря. Чтобы исключить внезапное нападение, в несколько раз были усилены патрули, которые, к счастью, нас не касались. Любые перемещения за пределы обозначенного периметра карались едва ли не смертной казнью, так что бойцы угрюмо собрались возле костра, приводя в порядок снаряжение и обмениваясь реальными и выдуманными историями из своей жизни.

Тихие разговоры, громкий смех от соседних костров - люди старались не думать о будущем, понимая, что для кого-то завтрашний день может стать последним. Наемники привыкли так жить. Жить, не загадывая на многие годы вперед. Зачем, если через месяц шальное заклинание может снести тебе голову? Однако сейчас нервозности в поведении бойцов чувствовалось гораздо больше чем обычно. Многим из них еще не приходилось участвовать в бою, где сойдутся два князя. Сможет ли Орлов выдержать атаку Елагина? Если судить по прошедшей недавно битве, то вполне, однако полной уверенности ни у кого не было. Вот и скрывали наемники свой страх за веселыми рассказами и пошлыми песнями.

Я в общем обсуждении не участвовал, задумчиво ковыряя палкой огонь. Мысли то и дело возвращались к разговору с Пятым.

- Я завтра, во время драки, буду рядом, - ко мне подсел Альфред.

- Зачем?

- Прикрывать тебя в случае чего. У меня есть защитные артефакты, которые помогут в крайнем случае.

- Не поделишься?

- Держи, - Альфред вытащил из кармана блестящий медальон на цепочке, - верни только потом. Штука очень дорогая, с меня за все артефакты обязательно спросят.

- Как работает? - я взвесил на ладони холодную железку, но ничего необычного в ней не заметил.

- Как-то работает, - пожал плечами мужчина. - На шею повесь. От меча и слабых заклинаний защитит. Если дерево на голову рухнет - тоже будет время выбраться. Но сильно на него не рассчитывай.

- Раньше почему не дал?

- А зачем? Говорю же, дорогая вещь, вдруг потеряешь.

- Понятно. Чем еще тебя снабдили церковники?

- Все тебе расскажи, - криво ухмыльнулся Альфред, после чего вернулся к жрецам, сидящим отдельно от наемников.

- С паршивой овцы… - тихо произнес я, осматривая амулет.

Выглядел он весьма непритязательно. Достаточно толстая металлическая пластина, имеющая структуру дамасской стали. На поверхности я заметил какие-то выгравированные узоры, соединяющиеся в хитрый лабиринт. Ничего необычного, однако, повесив на шею амулет, я сразу почувствовал изменения в магическом поле. Вокруг меня появился странный, невидимый обычному человеку пузырь, который постоянно пульсировал, меняя размер и форму. Сразу же возникла аналогия с воздушным шаром, который наполнили водой, ударили по нему битой и засняли все это в замедленной съемке.

Утром следующего дня сигнальный рог поднял армию на построение. Огромная масса людей пришла в движение. Тушились костры, сворачивались палатки, проверялось снаряжение. Приставленные к наемникам командиры начали давать распоряжения кто куда идет и где его место. Лекари уходили назад - их время еще не наступило.

Спустя час Армия Александра Орлова готова была выдвигаться, а еще через какое-то время мы остановились на заранее выбранной позиции. Впереди раскинулся Стоунберг, где под защитой стационарных артефактов замерло войско Галицкого княжества.

Глава 21

21 Глава

Расстояние до города не превышало километра, когда мы услышали команду остановиться. Сотни людей, замерли, ожидая дальнейших распоряжений.

Армия Орлова была разделена на три части. Правый фланг полностью состоял из магов, центральный - имел смешанный состав, ну а наемники, не самой организованной толпой, заняли левый фланг. Отряды бойцов количеством от двадцати до пятидесяти человек равномерно растянулись в линию, ожидая, когда высшее дворянство Орловского княжества сделает свой ход. Только их сил было достаточно, чтобы атаковать Стоунберг на такой большой дистанции.

Как всегда, прежде чем начинать наступление на город, требовалось уничтожить или хотя бы временно вывести из строя стационарные щиты. Прошло буквально несколько минут, как в сторону противника полетели первые заклинания. Яркие вспышки осветили дома.

Естественно наш противник не желал сидеть сложа руки и ответил тем же - начался обмен магическими подарками, хотя, стоит признать, пользы от этого было немного - объединенные щиты офицеров пока выдерживали любые попадания.

Обстрел города продолжался почти час. За это время вражеские заклинания все-таки умудрились нанести пусть небольшой, но урон. Я собственными глазами видел, как целый взвод моментально погиб, когда щиты офицеров не удержали огромный огненный шар, упавший на них. Мгновение, и больше тридцати человек сгорают в магическом пламени.

Наемники также испытали на себе мощь заклинаний Галицких дворян, но так как каждый боец являлся магом, то обошлось без потерь и ранений.

Наконец купол, висевший над Стоунбергом, вспыхнул и растворился в воздухе. Город остался без стационарной защиты. Тем не менее, команду для атаки мы не услышали, и вскоре стало понятно почему - на сцене появился Александр Орлов.

Находясь в передних рядах, я отлично видел, как князь вместе со своей свитой вышел далеко вперед и воздел к небу руки. Под его ногами начал клубиться знакомый мне туман. Родовая магия готовилась собрать обильный урожай человеческих жизней. Медленно, никуда не торопясь, Орлов кастовал заклинание. Как и в тот раз у Миргорода на завершение всего действа ему понадобилось не менее получаса, после чего волна клубящейся смерти начала свое неспешное, но неотвратимое движение.

Теперь пришла очередь Елагина. Если он ничего не сделает, от его армии не останется ни одного солдата. Галицкий князь, вероятно, прекрасно осознавал это. Не знаю, что именно он сделал, но волна тумана, уничтожающая все на своем пути, вдруг натолкнулась на непреодолимую преграду. Перед ней будто выросла невидимая стена, не позволяющая идти дальше.

Противостояние двух правителей протекало практически по тому же сценарию, что уже разыгрывался парой неделей раньше. В прошлый раз, по словам очевидцев, атаковал Елагин, сейчас - Орлов, но особой разницы в этом не было. Вскоре оба князя выдохнутся, исчерпав силы, и в ближайшие несколько часов уже не смогут использовать родовую магию. Именно по этой причине Александр собирал большую армию и тратил кучу золота, нанимая воинов со стороны. Два великих мага полностью блокируют возможности друг друга, заставляя остальных участников битвы решать ее исход.

Сигнал к атаке раздался сразу после того, как Орлов завершил каст. Обессиленно опустив руки, он уселся на коня, которого ему подвели, и остался наблюдать за тем, как армия, будто гигантский зверь, медленно стряхивает оцепенение и, ускоряясь с каждой минутой, начинает приближаться к Стоунбергу.

Темп движения задавали командиры, приставленные войсковым начальством. Они шагали немного впереди, ориентируясь на соседние фланги. Никакой конницы, только люди. Угрюмые, озлобленные, сосредоточенные люди.

Как и принято лидеру, я шел первым. Чуть позади расположились Маркус, Айвин и остальные бойцы отряда. Готовились заклинания, напитывались энергией щиты. В воздухе появился запах озона. Слишком много магов собралось в одном месте, что затрудняло работу с магией.

Армия Галицкого княжества закрепилась в пригороде. Естественно никаких окопов или блиндажей я не увидел - зачем они тут. Однако дорогу нам преграждал высокий вал земли, утыканный длинными, заостренными кольями. Подготовили его сильно заранее, и он почти полностью закрывал подходы к городу. Так себе защита, если честно, но нашу атаку эта конструкция все-таки замедлила.

Не снижая скорости, отряды солдат и наемников попытались сходу преодолеть барьер, но залп вражеских магов едва не столкнул нас обратно. Мир взорвался сотней огней. Сверкали щиты, пытаясь поглотить заклинания, гремели взрывы огненных шаров, попавших на землю. Постоянно кто-то кричал и матерился. Казалось бы, вокруг твориться полная вакханалия, но мы все равно двигались вперед.

Моя защита, укрывшая заодно нескольких бойцов, легко отражала все атаки, так что я безбоязненно взбирался по земляному валу. Оружие не доставал - ленты эйхора уже были готовы кромсать врагов, а под ладонью сформировался шарик вакуумного взрыва. В этой битве мне не хотелось демонстрировать все свои возможности, так что я решил обойтись стандартными заклинаниями. Амулет, выданный Альфредом, так же не решился надевать - ну его к Пятому.

Придерживая отряд от излишней поспешности, я дождался, пока основная часть других отрядов окажется на гребне вала, и уже после этого резко ускорился - не хотелось бы раньше времени преодолеть препятствие, оказавшись единственной мишенью для вражеских магов.

Наконец рыхлая земля, оставленная после земляных работ, оказалась позади. Я вместе со своим отрядом и еще десятком других вырвался на оперативный простор. Тут же, не давая противнику прицелиться, отдал команду атаковать, хотя мог бы и не делать этого - бойцы уже принялись за работу.

Находиться в первых рядах наступающего войска - всегда огромный риск. Пусть через земляной гребень перевалило достаточно много воинов, все равно даже моя защита ощутимо напряглась, пытаясь поглотить или отразить вражеские заклинания, чего уж говорить про остальных. Краем зрения я замечал, как-то один, то другой наемник пропускал удары и практически мгновенно умирал. Щадить врагов и играть в благородство никто не собирался. Речь шла про выживание.

К счастью, наш отряд пока не потерял ни одного бойца, по крайней мере я такого не заметил. Возможно, причиной этому был мой щит, раскинувшийся сразу на несколько метров, однако долго в таком темпе я не выдержу. Через пару минут наемникам придется рассчитывать только на себя - прикрыть всех уже не получится.

Работали по привычному сценарию - пока половина отряда держит щиты, другая по команде атакует одну цель, выбранную Айвином. Именно на его плечи легла обязанность координировать действия бойцов. Я же работал индивидуально. Необходимость в метательных снарядах, хорошо зарекомендовавших себя раньше, давно отпала. Полученные уровни слияния позволяли мне кастовать “воронку” с интервалом в пару минут: выдерживаю вражеский залп, выбираю цель, и человек падает на землю с дырой в груди, ищу новую жертву. Повторить.

В первые минуты сражения на поле боя сохранялась хоть какая-то видимость порядка. Здесь мы, здесь враги, но прошло еще немного времени, и, ожидаемо, все начало перемешиваться. Кто-то выбрался далеко вперед и внезапно оказался в окружении, кто-то объединился со случайными соседями, в итоге увеличив численность отряда вдвое. Помимо всего прочего дым, поднявшийся от сотен магических взрывов, сильно ухудшил видимость, и ориентироваться становилось с каждой минутой все тяжелее. По этой причине, я не понимал, что происходит на других флангах. Однако, сигналов к отступлению пока не звучало, так что можно было надеяться - все идет, как и должно.

Айвин прекрасно справлялся со своими обязанностями. Мой отряд планомерно выкашивал врагов, умудряясь при этом обходиться без потерь.

Как только маги Галицкого княжества ослабляли напор, северянин выпускал в выбранного офицера яркий красный луч, служивший целеуказателем, после чего на обреченного человека обрушивались десятки заклинаний, большая часть которых предназначалась для пробития щита. Жертва погибала, а бойцы тут же укрепляли ослабленные щиты.

Увы, но использовать подобную тактику слишком долго наемники не могли - энергозапас не позволял. С каждым залпом число атакующих заклинаний становилось все меньше, и в какой-то момент сил у бойцов осталось только на поддержание защиты. Пришлось немного отходить назад, благо, наше место занял другой, более свежий отряд.

Естественно, противники страдали теми же проблемами. Ни один маг, кроме, наверное, князей не может кастовать магические удары раз за разом в течение нескольких часов, а значит вскоре придет время для стали.

Увы, но передохнуть нам не дали. Не знаю, откуда Елагин выудил резерв, но из города пришло подкрепление. Несколько сотен свежих, не истративших энергию магов, пришла на помощь уставшим войскам. Наемников начали теснить. Сил огрызаться не осталось почти ни у кого, и нам пришлось отступать под напором заклинаний и горящей под ногами земли, вливая остатки энергии в щиты.

В какой-то момент я осознал, что мы оказались практически прижаты к земляному валу, а вскарабкиваться на него, сдерживая напирающих врагов - мало того, что было опасно, так еще и бесполезно. Наемникам ничего не оставалось, кроме как уйти в глухую оборону, надеясь, что с других флангов придет подкрепление. Мой отряд оказался единственным, который мог хоть как-то огрызаться.

Пространство вокруг нас, затянутое дымом и пылью, сжалось до размеров нескольких метров. Маги Галицкого княжества не спешили сближаться на дистанцию рукопашного боя и атаковали издали. Противников почти не было видно и бойцы, спрятавшись за моим щитом, били, можно сказать, вслепую. Невидимая сфера практически непрерывно сотрясалась от попаданий вражеской магии, но в мгновения затишья, я выкрикивал команду, и наемники тут же реагировали на нее залпом подготовленных заклинаний. В ответ меня вновь начинали атаковать, чем только можно, и даже увеличенного резерва вскоре могло не хватить. Силы таяли с каждой секундой.

Позиционная борьба продолжалось довольно долго, и закончилась она только благодаря сильному магическому воздействию, пришедшему со стороны штаба Орлова.

Жуткий грохот, раздавшийся спереди, едва не оглушил нас, а взрывная волна, ударившая следом, буквально впечатала людей в земляной вал за спиной. Как кегли, сбитые удачным броском палки, бойцы отряда кубарем покатились по земле. Даже мне не удалось избежать той же участи. Не представляю, что в таком случае творилось там, куда пришелся основной удар, но, судя по отсутствию атакующих заклинаний со стороны Галицких военных, пришлось им куда хуже.

Когда пыль, поднятая взрывом, слегка осела, а наемники вновь собрались в подобие организованной боевой единицы, я разглядел крупную воронку, появившуюся в ста метрах от нас по направлению к городу. Вокруг нее лежали десятки мертвых и искалеченных людей. Не знаю, кто именно произвел каст настолько мощного заклинания, но нам он выиграл лишние минуты, необходимые для передышки и перехода от обороны к нападению.

По всему флангу наемники приходили в себя, стряхивая с одежды землю и куски дерна. Потрепало отряды изрядно, однако боевой потенциал они сохранили.

Ждать, пока галицкие солдаты очухаются, не имело никакого смысла. Едва только последний боец отряда пришел в чувство, как Айвин, с моего согласия, отдал команду на сближение и, судя по крику множества глоток, пронесшемуся над полем, к такому же выводу пришли и остальные. Битва перешла в новую фазу.

Несколько сотен грязных и обозленных людей, обнажив оружие, бежали на врагов. Бежали, чтобы убивать.

Ленты эйхора туманными полосами струились из рук, готовясь вонзиться в любого, кто встанет на моем пути. Посторонние мысли вымыло из головы адреналиновой волной, оставив разум чистым для решения одной единственной задачи - выживание. Нужно уничтожить как можно больше противников, оставшись при этом невредимым.

Началась мясорубка. Мой отряд выстроился неровным клином, на острие которого находился я. Не делая различий между молодым и старым, между офицером и простым солдатом, мы шагали вперед, уничтожая любого, кому не повезло оказаться рядом. Удар эйхора пробивает жидкий щит мага, и лента перерезает ему горло, рядом сразу несколько шпаг вонзается в пожилого офицера. Чуть дальше наемники схлестнулись в рукопашной с несколькими Галицкими солдатами, пытаясь определить, кому сегодня предстоит умереть.

Постепенно наш клинообразный строй начал разваливаться. Кто-то из врагов еще сохранил энергию для одного-двух заклинаний, и бойцам приходилось останавливаться, чтобы укрепить щиты. Где-то противники умудрялись переиграть наемников и вырвать у них преимущество в бою вместе с жизнью. Айвин, конечно старался перекрикивать шум битвы, но получалось это не всегда. Слишком мало времени мы имели на совместные тренировки. Отряд начал нести потери.

Пусть армия Орлова, насколько я мог судить, пока побеждала, но за своих людей я был в ответе. Чтобы хоть как-то облегчить ситуацию, я плюнул на конспирацию и начал воздействовать на реальность посредством магического поля - без заклинаний. Это требовало гораздо меньше сил, которых и так почти не осталось.

Самое простое, что мне было доступно - огонь и кинетические атаки. Не особо заморачиваясь, я просто начал создавать там, где скапливалось наибольшее число врагов локальные пожары, что сильно осложняло им жизнь.

А тем временем бой и не думал заканчиваться. Потери с обеих сторон уже достигали сотен людей. В каких-то местах верх одерживали Галицкие, но по большей части воины армии Орлова теснили противников. Мы медленно выдавливали их к городу, оставляя за спиной трупы врагов и союзников. В конце концов резерв исчерпался и у меня, позволяя поддерживать лишь небольшую защитную сферу вокруг. Даже ленты эйхора уже не могли функционировать в достаточной мере. Пришлось браться за оружие.

Про мои успехи в работе со шпагой знали все, так что теперь роль лидера на себя взял Айвин. Седобородый наемник виртуозно владел топором, кромсая любого, кто приблизился к нему на расстояние удара. Рядом находился Маркус. В тренировочных поединках он не раз доказывал, что не хуже северянина владеет клинком. Эта пара быстро сработалась, нарезая врагов на лоскуты.

Оказавшись в относительном спокойствии - в середине движущегося отряда, я заметил, как бьются жрецы и Альфред, и смог по достоинству оценить мастерство этих людей. Чаба и Нандор, оказалось, сохранили резерв, то и дело применяя заклинания. Экономно и расчетливо они уничтожили лишь самых опасных противников, работая большей частью длинными мечами. Альфред же, показывая чудеса владения клинком, к магии вообще не обращался. Тем не менее эффективность его не вызывала сомнений - убивал он весьма профессионально. Обманное движение, еще один финт, и его шпага протыкает сердце врага, а мужчина уже выискивает глазами следующего, при этом я заметил, что Альфред помимо прочего успевает отслеживать мое местоположение, периодически бросая взгляды по сторонам.

Несмотря на все усилия Галицких воинов Орлов все-таки побеждал. Вспышки заклинаний все реже озаряли поле боя, перестали греметь взрывы. Ветер унес в сторону дым, что позволило рассмотреть результаты сражения. Противники, вяло огрызаясь, отступали по всем флангам. Яростное сопротивление сохранялось лишь в центре, там, судя по всему, собрались самые сильные маги королевства, однако и их резервы были не бесконечны.

Громкий, режущий уши звук, пронесся над полем, и воины, что еще пытались сдержать наш натиск, начали спешно отступать. Несколько взводов остались, чтобы задержать войско Орлова, но большая часть уцелевших солдат Галицкого княжества уходили, стараясь вытащить с поля боя раненых.

Казалось бы - все. Люди выдохлись, нужно заканчивать. Армия Орлова за несколько минут разделалась с заградительным отрядом, и теперь нам требовалась передышка, чтобы хоть немного восстановить силы, но со стороны княжеского штаба непрерывно звучал сигнал к атаке.

- Орлов с ума сошел...? - устало опустив топор, выругался Айвин. - Нас что, в город гонят? В таком состоянии? Бойцов в этих закоулках теперь любой мальчишка камнями закидает! А раненые? Их куда?!

Северянин конечно преувеличивал, но слова его звучали разумно. Сейчас разница между магом и обычным человеком практически стерлась, а значит шальная стрела, пущенная с крыши, легко ранит, а то и убьет ослабленного длительным сражением воина. Тем не менее, сигнал не прекращался, и выжившие командиры, приставленные к отрядам наемников, срывая горло приказывали двигаться дальше.

- Вы нас угробить в городе решили?! - спросил я, надрывающегося в крике офицера.

- Князь приказывает идти в атаку! - почти умоляюще произнес молодой лейтенант.

По окровавленной одежде и грязи на лице видно было, что он полноценно участвовал в сражении и сам не горит желанием продолжать бездумную драку, но приказ есть приказ.

- Мы нанимались сражаться с Галицкими, и честно выполняем контракт, а для того, чтобы сдохнуть по дурости в городе - ищите других людей!

В своих суждениях я был не одинок. Остальные отряды наемников, выжившие в сражении, тоже не рвались в бой. Все понимали, нельзя сейчас соваться в Стоунберг. К счастью, в штабе князя это тоже осознали. Сигнал к атаке затих. Молодой лейтенант, не понимающий, что делать, облегченно выдохнул.

Бой завершился полной победой Орлова. Потрепанная и уменьшившаяся на половину армия Галицкого княжества отступила и, оставив город на растерзание, двинулась дальше к столице. К сожалению, Максим Елагин выжил, а значит, как минимум еще одна битва произойдет неминуемо.

Наши потери были куда скромнее. Мой отряд не досчитался четверых. Не так много, если подумать. К тому же, бойцы к смерти своей и товарищей по ремеслу относились куда проще чем я. Каждый точно знал, что после гибели он уйдет к Милосердной матери, чтобы спустя какое-то время вернуться обратно.

Если бы Орлов не отменил самоубийственный приказ, то потери грозили превысить любые разумные пределы. По слухам, князь и правда слегка помутился рассудком во время сражения, и лишь совместными усилиями соратников его удалось успокоить. Такая тенденция мне очень не нравилась. Если у Александра окончательно сорвет гайки, то последствия могут быть очень печальными.

Армия вошла в город спустя несколько часов. К этому времени лекари спасли всех, кого могли, а бойцы хоть немного восстановили силы. Орлов не собирался разрушать Стоунберг, поэтому отдал его на разграбление, однако сперва стоило зачистить улицы от возможных сюрпризов. Пусть Галицкое войско и бежало, однако очаги сопротивления вполне могли встретиться.

Наемники такое решение приняли с нескрываемым энтузиазмом. Это у местных дворян был пунктик относительно чужого добра, а северяне и прочие искатели приключений относились к грабежу с пониманием. Конечно же мне такое положение дел не нравилось, но и отнять у бойцов законный заработок я не мог, и единственное, что запретил под страхом смерти - убивать мирных жителей, если они не представляют угрозу.

Город грабили до самого утра. Армия действовала целенаправленно и организованно, вывозя на телегах золото, украшения и прочие ценные вещи, а наемники просто шарились по округе, выискивая припрятанное жителями барахло. Я в этом буйстве беззакония и насилия участия не принимал и, выбрав для постоя какой-то покинутый дом, разместился там, ожидая, пока все закончится. Вместе со мной остались Альфред, жрецы и Маркус. Наемнику также, как и мне не очень нравилось творящееся сейчас в городе. Впрочем, от своей доли он отказываться не собирался. Все, что принесут бойцы, пойдет в общак и будет разделено в соответствии с положением человека в отряде. Так уж тут заведено.

- Скоро столица, - ковыряя вилкой консерву, произнес Маркус, - отдохнуть хочу, надоела эта беготня.

- Думаешь, Орлов остановится на достигнутом, даже если возьмет Галицын? - спросил я.

- А где он новую армию найдет? Сегодня едва ли не треть полегла, а наемники на верную смерть не пойдут, и так они в двух городах добра наберут столько, что на полжизни хватит.

- Может быть. Очень надеюсь, что скоро все это закончится.

- Наверняка. До Галицына неделя быстрого хода. Ну полторы, если не сильно торопиться. Жаль конечно, что Елагин выжил, так глядишь и без драки бы обошлось. Хотя, это уже не так важно. Людей у него почти не осталось. Ему бы по-хорошему, сбежать из страны, собрать новую армию и с новыми силами отвоевать столицу обратно.

- Сомневаюсь, что он на такое пойдет. Да и бежать ему, по сути, некуда. Везде одно и то же.

- Возможно, но когда-нибудь это все должно закончится. Знаешь, если бросить в бочку несколько крыс и запереть их на несколько дней, то в конце концов выживет только одна.

- Слышал бы тебя сейчас Орлов, - усмехнулся я.

- Так не только я думаю. Говорят, князь начал сходить с ума. Уходить надо. Денег мы конечно с этой войны унесем полные карманы, но после Галицына надо куда-нибудь на юг податься. Как думаешь?

- Хорошая идея, - сказал я, понизив голос, - Ты только раньше времени об этом не говори, и желательно, чтобы Альфред со своими друзьями твои слова не слышал.

- Понял, - кивнул Маркус, бросив взгляд на дверь - туда, где в соседней комнате находились жрецы и охотник за головами.

До самого утра с улицы то и дело доносились звуки грабежа. Кричали женщины, плакали дети. Не важно на чьей ты стороне - война всегда одинаково ужасна.

Наемники вернулись в занятый мною дом, когда уже рассвело. В заплечных мешках они тащили наиболее ценные вещи, найденные в Стоунберге. Золотые подсвечники, украшения, столовые приборы и конечно же золотые и серебряные монеты. Многие жаловались на то, что времени на детальный осмотр домов им не дали, а Айвин жестко пресекал любые конфликты с другими отрядами из-за добычи. Однако в целом, бойцы были довольны.

Затем началась не самая приятная процедура дележа, принимать участие в которой мне совершенно не хотелось. Поэтому я делегировал Маркусу руководство этим важным мероприятием и ушел к себе.

Армия Александра в это время также работала с трофеями. Вскоре, в сторону Орловского княжества под усиленной охраной целого взвода магов отправился караван, доверху нагруженный добром. Небольшая часть солдат, во главе с каким-то графом, осталась в Стоунберге для более детального грабежа. Слишком лакомый кусок оказался во власти князя, чтобы отказаться от него. А следующим утром отдохнувшее войско продолжило поход к столице. Орлов не собирался давать своему венценосному собрату время на сбор новой армии. Князь хотел, как можно быстрее закончить эту войну, чтобы, вероятно, начать следующую.

Глава 22

22 Глава

Прогнозы Маркуса относительно времени передвижения армии оправдались с точность до пары дней. Минуло чуть больше недели, когда мы оказались в одном переходе от столицы. Весь путь до конечной точки маршрута на нас никто не нападал. Поредевшее на треть войско беспрепятственно шагало по практически завоеванному княжеству, не встречая даже малейшего сопротивления, благодаря чему скорость была близка к максимально возможной. Орлов даже на грабежи поселков и городков не разменивался, сосредоточившись на одной единственной цели - Галицын.

Приближающийся штурм столицы наемников волновал не слишком сильно. Настроение в отряде было весьма приподнятым, что неудивительно - князь не поскупился на оплату нашей работы, а награбленное добро еще сильнее подогрело энтузиазм бойцов. Бедные лошадки, число которых пришлось немного увеличить, тащили на себе мешки, доверху набитые ценными вещами. Я же на это богатство смотрел очень отстраненно - все мои мысли занимала предстоящая операция по проникновению в княжеский дворец.

В том, что Орлов возьмет Галицын, не оставалось никаких сомнений. Вопрос в другом: как действовать дальше? Пару дней назад мы с Альфредом и жрецами обсудили примерный план операции, и в итоге пришли к выводу, что очень многое будет зависеть от того, как поведет себя князь. Если Орлов решил сходу войти в столицу, то нам придется оставить отряд на зачистке, а самим двинуться во дворец. В том случае, если Александр все же даст бойцам время на отдых, то можно, пока идет передышка, воспользоваться суматохой в городе, а дальше по той же схеме - дворец, усыпальница, Место силы. При этом, независимо от того какой вариант нам выпадет, на дело мы идем вчетвером. Подвергать своих людей ненужному риску я не собирался.

Возле Галицына нас ждали. Максим Елагин все-таки не решился оставить столицу своего княжества на растерзание войскам Орлова. Непонятно, на что рассчитывали наши противники. Их войско, потерпевшее уже два серьезных поражения, сильно поистрепалось, да и боевой дух, я уверен, был не сильно выше травы под ногами.

Елагина зажали в угол, а у меня еще оставались свежи воспоминания о том, на что способны царственные особы в критических ситуациях. Как бы у Галицкого князя не нашелся внезапно чрезвычайно мощный артефакт или, допустим, магический ритуал, на крови сотни магов.

Как оказалось, Елагин пошел по другому пути. Практически сразу после того, как наша армия остановилась для ночевки, в штаб Орлова прибыли дипломаты. Пять человек, верхом на лошадях попросили аудиенции Александра. Через некоторое время делегацию, под усиленной охраной десятка сильнейших дворян княжества, проводили в шатер Орлова.

Переговоры шли до самой ночи. О чем уж там высокие гости говорили с князем нам, естественно, не доложили, но судя по тому, что на следующий день армия готовилась к штурму, к консенсусу обе стороны так и не пришли.

Сражение началось несколько иначе, чем битва за Стоунберг. По какой-то причине первым свое веское слово сказал князь Орлов. Волна тумана попыталась поглотить замершие под защитой стационарных артефактов Галицкие войска, но натолкнулась на не менее мощную магию.

Одновременно с Александром элита Орловского войска принялась за обстрел города дальнобойными заклинаниями. Яркие вспышки расцвели в воздухе, высасывая энергозапас купола. Все шло, как и должно. Никто не нервничал. Наше преимущество осознавал каждый солдат и наемник, поэтому мы спокойно стояли, ожидая, когда поступит команда к началу штурма. Что интересно, нас не обстреливали в ответ, видимо враги экономили силы для предстоящей драки.

Городские щиты продержались достаточно долго. Волна тумана, поднятая Орловым, окончательно сгинула, растворившись без следа в чистом осеннем воздухе, а над Галициным все еще вспыхивали магические снаряды, разбивающиеся о невидимую защиту.

В какой-то момент мне начало казаться, что маги, атакующие город, исчерпают свои силы, так ничего и не добившись, но нет, спустя час защита города исчезла. Пронзительный звук пронесся над рядами, замершего войска. Начался штурм.

В отличии от прошлого раза наши противники не стали возводить вокруг города земляной вал. Может не успели, а может посчитали, что эффективность такой оборонительной конструкции не слишком высока. В любом случае, мы от этого только выиграли - бежать было куда проще. Что примечательно, атаку возглавлял лично Орлов. С какой стати Александр решил оказаться на передовой, я не понимал, зато смог воочию увидеть, на что способен представитель княжеского рода, которого с детства обучали магии. Машина для убийства. Другого эпитета у меня не нашлось.

Орлов вместе с десятком лучших магов войска ворвались во вражеские ряды и буквально вырвали одним ударом солидный кусок пространства перед собой. Будто товарный поезд они прорвались в глубь строя противников, сея смерть и разрушения.

Рассмотреть, что происходило дальше, уже не получилось - пришла наша очередь вступить в бой.

Сперва все развивалось, по стандартному сценарию. Щиты, совместные атаки, снова щиты. Мы никуда не торопились, понимая на чьей стороне преимущество, однако потом ситуация резко поменялась - в бой вступил лично Елагин.

Судя по всему, правитель Галицкого княжества решил поставить на кон все. Непонятный сигнал пришел со стороны города, и в тот же момент я увидел, как большой отряд дворян во главе с вражеским князем целенаправленно движется к тому месту, где сражается Александр Орлов. Казалось бы, ничего страшного, но, во-первых, вся вражеская армия, не взирая на потери, попыталась поддержать этот прорыв, а во-вторых, атакующий отряд был по уши увешан артефактами. Если напор Орлова я сравнивал с товарным поездом, то Елагин шел вперед как лавина.

Понимая, что ситуация близка к критической, мы попытались увеличить нажим на врагов, чтобы хоть как-то помочь князю, но наши противники ушли в глухую оборону, как можно сильнее затягивая бой. Они умирали, практически не оказывая сопротивления, и лишь усиливали щиты, не давая нам пробраться сквозь этот живой заслон. И такая картина происходила по всему полю боя. Люди гибли десятками, но не отступали, выигрывая своему правителю лишние секунды. Вокруг гремели взрывы, кричали раненые и умирающие солдаты, матерились командиры, пытаясь добиться хоть чего-нибудь, но быстро переломить ситуацию мы были просто не в состоянии, и оставалось лишь надеяться, что Орлов справиться.

То, что два князя сошлись в магической битве, понял каждый человек в округе. Череда мощных взрывов сотрясла землю. Воздух наполнился криками боли - кому-то не повезло оказаться поблизости от места сражения могущественных магов. Яркие вспышки, грохот, вереница каких-то локальных катаклизмов - Елагин и Орлов не жалели сил, пытаясь уничтожить друг друга. Пространство вокруг них кипело от избытка выбрасываемой энергии, а магическое поле искривлялось, подчиняясь железной воле двух человек.

А тем временем бой продолжался. Я почти оглох от постоянного грохота, однако продолжал прессовать заклинаниями противников. Помочь Орлову мы скорее всего не успевали. Даже самые мощные удары наемников выбивали от силы нескольких вражеских солдат, а перед нами находились еще десятки.

Исход моей миссии висел на волоске. Если князь проиграет, то в Галицын нам уже не попасть, а значит не время экономить - пришло время опустошить магический резерв. Ситуация осложнялась тем, что Александр во время первой фазы боя глубоко прорвал фланг противника, и вместе со своими людьми оказался сильно впереди остального войска, а значит приблизиться к нему я мог только сквозь вражеские порядки.

Прием, опробованный возле Линрога, сработал безотказно - передо мной появилась полоса перевернутой земли шириной несколько метров, в которой копошились погребенные заживо люди. Не раздумывая ни секунды, я бросился в этот разрыв в обороне, а за моей спиной то же самое делали остальные наемники - каждый понимал, что смерть Орлова автоматически будет означать наше поражение.

Солдаты Галицкой армии пытались выбраться из земли, одновременно атакуя бегущих врагов, но мы практически не обращали на них внимания. Я шагал вперед, выжигая свой магический резерв, чтобы расчистить дорогу себе и другим. Меня пытались остановить, но тщетно. Справа и слева находились наемники, прикрывая щитами, и когда кто-то из них выдыхался, его место тут же занимал новый. Параллельно с этим бойцы добивали бедолаг, которым не повезло оказаться в земле на расстоянии удара шпаги.

И все-таки меня достали. Неудачное стечение обстоятельств привело к тому, что сразу несколько заклинаний сошлись в одной точке и пробили щиты. В одно мгновение магический огонь обхватил тело, и пусть он продержался не дольше секунды этого хватило, чтобы полностью лишить меня волос, обуглить одежду и наградить множеством ожогов.

Было очень больно. Хотелось выть, кричать и кататься по земле в тщетной надежде сбить воображаемое пламя. Пусть огонь потух, но сознание все еще ощущало на теле языки пламени. Пришлось очень постараться, чтобы взять себя в руки и продолжить то, что начал. Ожоги и боль никуда не делись, но и цель, ради которой я начал свой путь, оставалась далеко. Наше продвижение сквозь вражеские ряды продолжилось.

Сложно сказать, сколько времени потребовалось, чтобы подойти к месту сражения двух князей, однако мы сделали это. На последних крохах силы я расчистил путь и увидел, что там происходит. Орлов и еще несколько магов дрались в окружении, сдерживая напор как Елагина, так и массы обычных дворян. Дела у Александра складывались не очень. Вся левая часть тела была залита кровью, а вместо руки болтались какие-то ошметки. Тем не менее, князь не собирался сдаваться, но по большей части защищался, отражая постоянные атаки Галицких воинов, так что отряды наемников, пришедшие на помощь князю, оказались весьма кстати.

Слаженный удар идущих впереди бойцов отвлек врага на себя, а позади уже шагали все новые и новые люди. Наш прорыв удался. Совместными усилиями мы начали теснить противника, а затем я собственными глазами увидел на что способен наследный князь, пусть даже раненый и без возможности использовать родовую магию.

Заметив, что Елагин отвлекся, Орлов собрался с силами и произвел каст неизвестного мне заклинания. Поток света толщиной в кулак выстрелил из ладони Александра и устремился к Галицкому правителю. Яркая вспышка озарила окрестности. Защита противника не выдержала прямого попадания. Луч проник сквозь все преграды и выжег внутренности мага, убив попутно еще с десяток человек, которым не повезло оказаться на линии огня.

Смерть Елагина означала только одно - Орлов выиграл войну. Солдаты противника, увидевшие финал схватки, тут же разделились на две категории: кто-то продолжил сражаться, но многие, поняв, что их лидер и князь погиб, бросали оружие, показывая, что сдаются. Жаль им это не помогло.

Александр не обращая внимание на раны, вновь ринулся в бой, и остановить его было уже некому. На поле продолжал греметь сигнал к атаке. Солдаты Орлова ринулись в бой вслед за своим лидером. В рядах противника началась паника. Люди рванули к столице, надеясь найти там убежище, но успевали немногие - в спину им летели десятки и сотни заклинаний.

Не желая избивать сдающихся людей, я притормозил бойцов отряда. Находясь рядом с князем мы все видели, что он совершенно обезумел. Ярость. Нескрываемая и неконтролируемая ярость овладела Орловым. Он убивал просто, чтобы убивать, и даже соратники боялись подойти к нему. Отсутствие руки и множество ран на теле казалось, совершенно его не смущали, но в какой-то момент Александр вдруг остановился. Холодно посмотрел на творящееся вокруг и медленно, выдавливая каждое слово прорычал:

- Отзовите солдат! Я сотру этот город в пыль!

Дворяне, оказавшиеся рядом, пораженно замерли. Кто-то даже попытался тихо возразить, но, глядя на лицо князя, подавился словами.

- Кажется, у нас проблемы, - услышал я слова Альфреда.

- Два часа. Раньше у Орлова силы не восстановятся. К тому же он ранен, ему потребуется время на лечение, а там он, может, вообще успокоится.

- Вряд ли. Князь сказал свое слово. Князь его сдержит.

- Ритуал должен произойти, - вклинился в разговор Нандор.

- Мне нужно немного времени, чтобы прийти в себя, - сказал я. - Затем идем в столицу.

- Ты сдурел? - Маркус, стоявший неподалеку, попытался схватить меня за плечо. - Забыл, что произошло с Идельбургом? Орлов разнесет этот город к Пятому.

- Выбора нет. К тому же, не забывай, мы пережили тот день. Я стал сильнее.

- Ты не передумаешь?

- Нет. Уводи отряд подальше от города. Если я не успею выбраться из Галицына, бери командование на себя.

- Хрена лысого я тебя отпущу одного!

- Маркус. Вы остаетесь здесь. Это приказ! Если попробуешь пойти за мной, я тебя просто вырублю. Позаботься о людях. Все. Дайте мне пару минут на лечение и одолжи куртку - моя скоро по швам разойдется.

Не слушая больше возражений, я закрыл глаза. Трансом состояние внутреннего зрения назвать было нельзя, так что я не особо переживал за возможную встречу с Пятым.

Золотистое свечение здорового тела уступило место бордовому. Пришлось немного повозиться, чтобы привести все в порядок, но ничего критичного в этом не было. Уходили ожоги, исчезала краснота, лопались пузыри, и на их месте появлялась новая кожа. Жаль, волосы подобны образом отрастить невозможно, но ходить с лысой головой, мне не привыкать.

Когда я открыл глаза, то Маркус уже успокоился. Еще раз повторив приказ, я попрощался с другом. Айвин в это время находился где-то в стороне, так что наш разговор не слышал. Ну и хорошо, не пришлось второй раз объяснять свое решение.

- Веди, - сказал я Альфреду, после чего мы вчетвером, под удивленные взгляды бойцов отряда, направились к столице Галицкого княжества.

Чувствую, Маркусу предстоит многое объяснить людям. Остальным наемникам и солдатам до нас не было дела - Орлов победил, а значит можно немного расслабиться.

Чтобы не столкнуться с остатками войск Елагина, Альфред для проникновения в Галицын выбрал обходной маршрут. Скорость мы развили немалую и уже спустя десять минут оказались в пригороде, после чего, не задерживаясь ни на секунду, бросились дальше к дворцу.

Периодически нам попадались солдаты, бегущие куда-то, испуганные местные жители и даже мародеры, но никому до нас не было дела - каждый думал только о себе. Люди не знали, что Орлов собирается уничтожить столицу, и готовились к тому, что войска войдут в столицу. Горожане прятали наиболее ценные вещи, запирались в подвалах или просто пытались сбежать из города, прихватив с собой близких. Почему они раньше не сделали этого, для меня оставалось загадкой. Человек до последнего будет цепляться за нажитое добро, надеясь на чудо. Жаль только, что чуда не произойдет.

Дворец правящей семьи по традиции располагался в центре столицы. Высокое, украшенное колоннами и лепниной здание, окружала массивная кирпичная стена. Не уверен, что сейчас там находилась охрана, но смотровые окна я видел даже издали.

Подойти незамеченным к дворцу мешала широкая, метров пятьдесят, площадь вокруг дворца, на которой сейчас находились солдаты и офицеры. Складывалось ощущение, что остатки войск стекались сюда, чтобы до последнего защищать резиденцию князя. Смелости этих людей можно было только позавидовать, однако сейчас они сильно усложняли нашу задачу.

- Есть во дворец другой путь? - спросил я.

Мы с Альфредом и жрецами укрылись неподалеку от площади, обдумывая как пробраться за стену. Усыпальница находилась немного в стороне от основного здания дворца, но при любом раскладе, нам требовалось проникнуть за пределы охраняемого периметра.

- Путь-то есть, а вот со временем у нас не особо. Уже полчаса прошло, Орлов скоро оклемается.

- Хреново. Тогда расчехляйте свои амулеты, будем прорываться. Резерв у меня немного восстановился.

- Защитный амулет надень, - посоветовал Альфред.

- Обязательно, - кивнул я, незаметно убирая железную пластину в карман. - Думаю, попробуем перебраться через стену там, где солдат меньше всего. Не буду же они бросать все силы на четырех идиотов, решивших залезть во дворец, когда скоро сюда придет армия Орлова?

- Ты недооцениваешь человеческую глупость, - усмехнулся охотник за головами, - но, да, предложение звучит разумно.

- Через стену как перелезем? Там метров пять, если не больше.

- Перепрыгнем, держи - Альфред протянул мне маленькую железную пластину, - как к стене подбежишь, бросай амулет на землю и прыгай, что есть мочи. Подлетишь метров на десять, главное потом ноги не переломай.

- Не переживай, - пластина заняла свое место в кармане куртки.

Никогда бы не подумал, что мне когда-нибудь придется участвовать в штурме княжеского дворца при поддержке всего троих человека, с целью выкрасть из усыпальницы труп предыдущего правителя страны. Звучит как бред, однако судьба может выдавать и не такие сюрпризы. Обойдя основные силы противника, собравшиеся перед воротами, мы выбрали место прорыва, активировали щиты и, что есть духу, рванули к стене.

Надо отдать должное Галицким магам - заметили нас быстро. Не успели мы преодолеть и половины расстояния, как в меня полетело первое заклинание. Затем вспышки и взрывы участились.

Большая часть магических снарядов ушла в молоко - все-таки бежали мы очень быстро, ну а самые метки заклинания бессильно растворялись в защите. Пять секунд, и стена загораживает обзор. На землю летит амулет, выданный Альфредом, я что есть силы отталкиваюсь от земли и, можно сказать, взлетаю в воздух, перепрыгивая через ограждение. Разочарованные солдаты остаются за спиной.

Мы с Альфредом приземлились почти одновременно, а мгновением позже к нам присоединились жрецы. Пока все шло достаточно неплохо - никто не получил даже царапины, однако звук тревоги, раздавшийся со стороны дворца, явно намекал - нужно торопиться.

По территории княжеской резиденции помимо основного здания были разбросаны множество различных построек: небольшая церковь Милосердной матери, разнообразные беседки и летние домики, склады, замаскированный так, что понять их предназначение было практически невозможно. Где среди всего этого разнообразия скрывался склеп, я совершенно не представлял, однако Альфред безошибочно выбрал направление, рванув куда-то в сторону парковой зоны.

Какое-то время мы успешно уклонялись от внимания дворцовой стражи, но долго это продолжаться не могло. Где-то на половине пути, нас заметили гвардейцы. Крики, ругань, приказы остановиться, посыпались со всех сторон. Атакующие заклинания тоже не заставили себя долго ждать. Тем не менее, нам все же удавалось продвигаться к цели, не увязая в бессмысленной драке. Лишь пару раз я и Альфред отталкивали прочь преграждающих путь магов, но те даже костей не сломали, отделавшись ушибами, после чего бросились в погоню.

Фамильный склеп правящего рода укрылся в тени столетних дубов. Крупное здание, облицованное белоснежным мрамором, всем своим видом показывало, что здесь покоятся далеко не последние люди этого княжества. Рядом расположилась маленькая часовня Милосердной матери, а вокруг находились беседки. Я прямо увидел картину, как какая-нибудь особо сентиментальная барышня приходила сюда, молилась в часовне, после чего присаживалась на деревянные лавочки, вспоминая ушедших родственников под шум листвы. Идиллия.

Дверь в склеп мы выбили, к Пятому, одним мощным ударом. Пыль, треск и разлетевшиеся во все стороны осколки разрушили умиротворенность этого места. Не теряя времени, Чабба и Нандор помчались вглубь здания на поиски могилы Елагина. Нам же с Альфредом досталась роль обороняющихся - к усыпальнице начали стягиваться гвардейцы.

- Ну что, выгребай все свои амулеты, - немного отдышавшись произнес я. - Сейчас нас выкуривать будут. Сколько там жрецам на ритуал надо: пять, десять минут?

- Около того.

Примерный план действий мы, конечно же, обговорили заранее, и внезапное желание Орлова уничтожить столицу повлияло на него не сильно. Изменилась разве что скорость, с которой требовалось выполнить задуманное. Выкрав тело Елагина, жрецы тут же в склепе должны провести над ним ритуал. Затем, нам предстояло проникнуть во дворец, где в одном из помещений первого этажа находилось место силы. Радовало, что не придется тащиться куда-нибудь в подвал или наоборот - пробиваться к верхним этажам. Магическое пламя всегда появлялось где-то на уровне земли, и повлиять на его расположение не мог ни князь, ни король - никто.

Немного непонятен оставался вопрос, как после всего этого выбраться из каменной западни - вход туда вел только один, но Альфред пообещал разобраться с этим вопросом, сославшись на очередной артефакт.

На наше счастье во дворце находилось не так уж и много людей. Елагин, вероятно, забрал для того финального прорыва всех, кто хоть что-то из себя представлял. Защищать резиденцию осталось не более взвода гвардейцев - человек двадцать, может чуть больше, и сейчас все они стягивались к склепу, а в скором времени к ним присоединятся солдаты с площади. Неприятная ситуация, однако все могло сложиться гораздо хуже. Будь дворец укомплектован охраной как положено, нас бы приняли еще возле стены, а так шансы на успех сохранялись.

Пока мы с Альфредом, укрывшись за обломками дверей, наблюдали за прибывающими к склепу людьми, жрецы наконец отыскали нужную могилу и приступили к эксгумации тела Ильи Елагина. Зал был хорошо освещен и, обернувшись назад, я заметил два ряда статуй, уходящих в глубину помещения. В основном скульптуры изображали вооруженных мужчин, но встречались среди них и дамы. Под каждой из каменных фигур находилась утопленная в землю мраморная плита, на которой были высечены какие-то надписи. Разглядеть подробно, что именно решили увековечить скульпторы, я не мог, но, думаю, имя покойного там должно присутствовать.

Чаба и Нандор остановились возле одной из статуй, перебросились парой фраз и с помощью магии вскрыли могилу. Грохот ломающегося камня привлек внимание и, присмотревшись к происходящему, я увидел, как из земли вытаскивают тело человека, одетого в богатый камзол. Что меня поразило - Илья Елагин выглядел как живой. По крайней-мере насколько я мог судить со своего места.

Жрецы такой метаморфозе особо не удивились и, положив труп на пол, принялись вытаскивать из рюкзаков какие-то ножи, кисточки и прочие предметы непонятного назначения. Ритуал начался.

Глава 23

23 Глава

- Надо атаковать, пока их еще мало, - сказал я, глядя на приближающихся гвардейцев и солдат.

- Все равно всех не убьем, - не поднимая голову, ответил Альфред. Он копался в рюкзаке, вытаскивая оттуда амулеты разных форм и видов.

- Всех и не надо. Нас потом просто задавят массой.

- Хорошо. Мне надо еще минуту на подготовку.

Минута немного затянулась. Жрецы проводили над телом Елагина какие-то манипуляции, а Альфред скрупулезно перебирал амулеты и артефакты. В это время со стороны окруживших склеп солдат послышались выкрики, направленные на то, чтобы мы сдавались. Не хотели люди князя разрушать памятник архитектуры, особенно учитывая, кто похоронен здесь.

- Я готов, - Альфред наконец отложил в сторону рюкзак и выпрямился в полный рост. - Постарайся не умереть раньше времени.

- Обязательно, - криво улыбнулся я, показав, что заметил оговорку. - Раньше времени еще никто никогда не погибал. Выходим на счет три.

Вакуумный взрыв, воронка, щиты. Заклинания уже были готовы и ждали лишь мгновения, чтобы получить необходимую энергию и начать сеять смерть или отражать вражеские атаки. По моей команде мы с Альфредом одним прыжком выскочили из склепа.

Мой временный союзник, не тратя время на магию, тут же бросил в сторону гвардейцев несколько шариков, наполненных черной жидкостью. Разбившись, они выпустили наружу какую-то непонятную субстанцию, облепившую оказавшихся поблизости людей. Раздались крики, прерываемые надрывным кашлем. Пять человек оказались на время нейтрализованы.

Следующих ход был за мной. Два проверенных заклинания друг за другом нашли своих жертв, уничтожив троих, однако затем мне и Альфреду пришлось защищаться. Гвардейцы показали, что они не зря считаются элитой княжеский войск. Совместный удар сразу двоих магов едва не пробил щит, откинув меня на несколько метров в сторону. То же самое испытал на себе Альфред, но, к моему изумлению, он с легкостью выдержал атаку. Лишь яркая вспышка сделала видимым его защитную сферу, и что-то мне подсказывало, охотнику за головами было не под силу самому сотворить столь мощное заклинание. Может зря я не надел подаренный амулет?

Обдумать мелькнувшую мысль не позволили гвардейцы, готовившие новый удар. Пришлось в скором темпе менять позицию. В ход пошла работа с магическим полем. Полоса огня взмыла вверх, отрезая меня от врагов, и за то время, пока они пытались пробиться сквозь пламя, я зашел с фланга. Очередная “воронка” пробила грудь ближайшего воина.

- К склепу! - послышался крик Альфреда.

Обернувшись, я увидел, как мужчина пятится назад, отбиваясь сразу от трех противников. По какой-то причине бой шел на мечах, и пока уверенно можно было сказать - Альфред проигрывает. Пришлось прийти ему на помощь, перенаправив готовое заклинание в сторону гвардейцев.

За этот маневр я поплатился новым магическим ударом, едва не отправившим меня в нокаут. В голове появился пронзительный звон, а перед глазами начали плавать темные пятна. Пришлось действительно отступать.

Склеп встретил нас громким бубнежом жрецов, проводящих ритуал и запахом пыли. Гвардейцы, потеряв за несколько минут почти десять человек, как-то не рвались в узкое пространство и остались снаружи, поджидая подкрепление.

- Надо силы сохранить для прорыва, - объяснил свое поведение Альфред. - Половину мы перебили.

- Скоро новые подойдут. Долго еще эти? - кивнул я в сторону жрецов.

- Заканчивают уже, видишь, нож ритуальный достали.

Ждать действительно пришлось не долго. Сделав на теле Елагина несколько надрезов, Чабба посыпал их каким-то порошком, после чего с размаха вонзил кинжал себе в грудь.

- Твою мать! - невольно вырвалось у меня.

- Нандор! - крикнул Альфред, - хватай тело, времени мало!

Оставшийся в живых жрец, даже не взглянув на умирающего брата по вере, рывком поднял мертвого князя и быстрым шагом направился к выходу. Стук обитых железом сапог разлетелся по склепу, а хрипы захлебывающегося собственной кровью человека, служили им жутковатым аккомпанементом.

- Я впереди, - дождавшись пока подойдет жрец, сказал Альфред, - буду показывать дорогу, вы с Нандором сзади. Главное бегите, не останавливаясь, я отвлеку гвардейцев.

Объяснив примерный маршрут движения, Альфред, выглянул в проем, откуда все еще слышались крики раненых, бросил туда очередной артефакт, и, махнув нам рукой, выскочил наружу. Я, а затем и жрец, рванули следом.

Все-таки не зря мы сделали предварительную вылазку, сильно проредив число гвардейцев. Несмотря на работу артефакта, который задымил почти все пространство вокруг, по нам ударил залп из десятка боевых заклинаний. Огонь, вода, чистая энергия, все это хоть и не прицельно, но задело меня, благо щиты справились со своей задачей. Судя по всему, часть магов, находящихся на площади, все же пришла на помощь охранникам дворца, иначе откуда взялась такая плотность огня?

Тем не менее из склепа мы выбрались. Жрец, несший тело Елагина тоже не пострадал - защитный амулет сработал как надо, а дальше началась какая-то безумная гонка. Интересно, что подумали люди, когда поняли, что злоумышленники проникли во дворец, с целью выкрасть давно почившего князя? Хотя, какая сейчас разница, не думаю, что прежде чем прикончить нас, гвардейцы захотят выяснить причину столь странного поступка.

Из парка мы буквально вылетели, оставив за спиной мертвых солдат и обширную задымленную область. До дворца оставалось метров сто по прямой, но Альфред почему-то пошел в обход. Оставалось, лишь надеяться, что он действительно знает куда идти. И вновь бег на грани возможностей организма, а позади из дыма выскакивали недобитые гвардейцы и солдаты.

Входов во дворец обнаружилось несколько. Пока мы бежали, я насчитал как минимум штук пять, но наш проводник целенаправленно двигался мимо них, пока наконец не замедлился возле высоких ворот, украшенных резьбой по дереву и художественной ковкой. Беглый осмотр позволил понять, что на створках в том или ином виде был изображен огонь. Металлические прутки многократно переплетались в виде языков пламени, намекая на предназначение этого места.

Долго любоваться изделиями неизвестных мастеров не было времени - Альфред, на ходу вытащив из-за пазухи какую-то трубку, направил ее на дверь, и массивные створки вырвало из петель, забросив далеко внутрь здания. Не задерживаясь больше, мы ворвались в проход и помчались дальше. Следом встретилось еще несколько дверей, но уже менее крепких - простые кинетические удары ломали их на раз два. Охраны, к счастью, внутри не обнаружилось, может они пытались сейчас догнать нас вместе с гвардейцами, а может и отсутствовали в принципе.

- Все, - Альфред внезапно замедлился и обернулся ко мне, - если верить плану, следующая комната последняя. Мы с Чаббой тут останемся. Проходы здесь узкие, если что долго продержимся. Дальше сам.

Жрец без возражений тут же снял свою ношу с плеча и передал тело мне. Приняв столь неприятный груз, я к удивлению, понял, что совершенно не чувствую трупного запаха. Да что там говорить, тело Елагина даже не окоченело. Складывалось ощущение, что я несу живого человека, потерявшего сознание. Правда, холодного человека.

Мимолетное удивление появилось и тут же исчезло - какая собственно разница, по какой причине так вышло, в этом мире может произойти все что угодно.

Тем не менее, прижимать к себе труп было не слишком приятно, поэтому в следующее помещение я вошел, неся груз на вытянутых руках. Миновав длинный коридор, украшенный барельефами, изображающими все то же пламя, я толкнул ногой дверь и оказался в Месте силы.

Строители, что возводили дворец, неплохо облагородили это место. Над головой раскинулся стеклянный купол. Пола как такового не было, вместо него ноги ступили на мягкий, идеально подстриженный газон. Хотелось снять обувь и пройтись по нему босиком. В центре этой импровизированной поляной пульсировал, висящий в воздухе огонь. Как давно я не видел ничего подобного, и уже забыл, насколько красиво магическое пламя.

Вот он момент истины. Сердце бешено колотилось, будто стремясь вырваться из груди, но я, преодолевая сопротивление собственного страха, приближался к огню. Пламя не обжигало и не грело, оно как голограмма, лишь давало свет, играя сотнями языков.

Что произойдет дальше? Вряд ли меня ждет спокойная и долгая жизнь. Очень сомневаюсь, что Четверо оценят мои действия, но разве ради них я делаю это? Нет. Мне вспомнились люди, с которыми посчастливилось пройти сквозь эти четыре года: Витек, Маркус, Берт, Мирон, Алена… Список можно продолжать очень долго. Некоторые из них уже закончили свой путь, но судьба остальных еще не определена. Смогут ли они пережить Год страха? Ответ очевиден, а значит я все делаю правильно.

Последний шаг дался мне с большим трудом, но я все-таки сделал его и поместил тело мертвого князя в огонь. Тут же пламя из нейтрально-желтого приобрело сперва белый, а затем и алый цвет. В него будто бензина плеснули - слепяще-яркий свет заполнил пространство комнаты, заставив меня закрыть глаза. В голове начали вспыхивать какие-то смутно-знакомые образы: вот чернокожий мужчина с мечом в руке задумчиво смотрит на закат. Рядом с ним стоит хрупкая женщина и еще два человека. Разглядеть кто именно, не получилось - вид загораживали деревья, но, вероятно, здесь собрались Четверо. Затем я увидел Пятого. Молодой, белокурый паренек беззаботно сидел на берегу реки, бросая в воду камни. Внезапно он оглянулся, посмотрел мне в глаза и радостно улыбнулся, словно увидев давнего друга. Еще одна вспышка и все образы гаснут, уступив место реальности.

Тело Елагина исчезло. Магическое пламя медленно уменьшалось в размерах, возвращая себе прежний цвет и форму. Еще не веря, что все получилось, я осторожно осмотрел себя, но не заметил каких-либо видимых изменений - руки, ноги на месте, голова тоже. Никто не собирался меня убивать, по крайней мере пока. Мало того, я почувствовал, что мой магический резерв полностью восстановился.

Уже на автомате поставив щиты, я осторожно отошел от центра поляны, медленно подошел к двери наружу и толкнул створку.

Яркая вспышка и последовавший за ней хлопок едва не оглушили меня. От полученного удара я пушечным ядром влетел обратно в комнату, а затем услышал недовольный голос Альфреда:

- Не надел все-таки.

Чем меня приголубил охотник за головами стало понятно, когда пятна, плавающие перед глазами, немного уменьшились. Артефакт. Кто бы сомневался. Та самая труба, что весной едва не прожгла мне грудь. Зря Альфред понадеялся на нее - с тех пор я стал немного сильнее.

Мужчина, поняв, что его удар не достиг цели, отбросил в сторону разряженное оружие и начал целиться в меня какой-то дрянью, похожей на вытянутую ракушку. Проверять на собственной шкуре, что это такое, я как-то не горел желанием, поэтому, преодолевая боль в отбитой спине, подорвался с земли, стараясь сделать так, чтобы между мной и противником оказалось магическое пламя Места силы. Параллельно с этим шел каст воронки. Я помнил, как защитный амулет Альфреда отразил сильнейшие атаки гвардейцев, а значит мне потребуется что-то серьезное. Не позволяя гаду прицелиться, я метался по комнате, собирая конструктор заклинания.

Каст “воронки” завершился в рекордные сроки, наверное, желание жить серьезно подстегнуло мое восприятие, потому что не прошло и минуты, как скрученный жгут энергии, выстрелил в сторону Альфреда. Выстрелил... и бесследно растворился в защите охотника. На лице мужчины появилась кривая усмешка, а в следующий момент он сумел прицелиться.

В прошлый раз меня били фиолетовым лучом, сейчас был зеленый. Цвет приятнее, а вот последствия мне совсем не понравились. Удар хоть и не пробил щиты, но вновь отбросил меня к стене, а хуже всего то, что он сжег, к Пятому, почти весь мой энергозапас, и судя по тому, что Альфред не выбросил артефакт, скоро последует новый выстрел. Наверное, стоило плюнуть на драку и попытаться сбежать, но охотник за головами не отходил далеко от выхода. Нужно было срочно что-то придумать.

Церковники действительно не поскупились на амулеты и прочую магическую бижутерию для Альфреда. Мужчина был упакован по полной, и пробить его защиту не смогло даже профильное заклинание, предназначенное специально для этих целей. Огонь, сжегший почти всю траву на поляне, ему тоже оказался нипочем. Кинетические удары противник вообще игнорировал. Прям не человек - терминатор, чтоб его Пятый полюбил!

Есть ли в моем арсенале что-то, что пробьет столь мощную защиту? Вероятно, нет, однако на ум приходило одно заклинание, которое эту самую защиту может обойти - столп света. Посмотрим, не зря ли я тратил время на его изучение.

- Хватит бегать! - послышался голос Альфреда. Обдумывая план действий, я не прекращал уклоняться от возможного удара.

- Зачем жрецам меня убивать? - я попытался выиграть немного времени.

- Остановись, и сразу все узнаешь, - осклабился охотник.

- Хорошо, - ответил я, завершая каст заклинания.

Ослепляющий поток света ударил в потолок. Громкий крик раненого человека пронесся по помещению, а затем из светящейся колонны, в которую превратился Альфред, выстрелил зеленый луч. Охотник разрядил артефакт и упал на землю, оказавшись вне зоны действия моего заклинания.

Не теряя ни секунды, я рванул к противнику, в надежде, что его амулет не оттолкнет меня. Руки свободно прошли сквозь невидимый барьер, ладони сомкнулись на шее врага и одним движением переломили ему шею. Ослепшие глаза Альфреда застыли.

Хотелось отдышаться. Хотелось лечь на землю и хоть немного прийти в себя, но город в любое мгновение мог быть уничтожен магией Орлова. Пришлось подниматься и идти вперед - туда, где ждет Чабба, гвардейцы и новый бой.

Громогласный удар и последовавший за ним толчок заставил меня упасть на выжженную траву. Земля ушла из-под ног, а затем я услышал, как рушится дворец. Не успел. Орлов все-таки сдержал слово. Пытаясь подняться, я взглянул наверх и увидел, как на стеклянный купол падает одна из башен дворца.

Маркус

Уход командира вместе с теми странными людьми, что присоединились к отряду недавно, сильно озадачил бойцов. На Маркуса с расспросами сперва набросился Айвин, а затем и остальные, но чего-то внятного наемник рассказать не мог. Даррелл так и не объяснил причин своего поведения. Что он забыл в Галицыне, да еще и в столь странной компании? О каком ритуале говорил Нандор?

Князь Орлов собирается уничтожить город, об этом уже знал каждый боец, хотя поверить в такую глупость никто пока не мог. Зачем? В столице можно набрать столько добра, что кони будут спотыкаться от мешков золота. Однако, князь не желал слушать разумных доводов. По рядам войска пролетела команда отойти от города на безопасное расстояние.

Через час отряд Даррелла замер на небольшой возвышенности, с которой можно было хорошо рассмотреть, как Галицын, так и его окрестности. Наемники почти не понесли потерь - всего два бойца не пережили тот сумасшедший прорыв к месту, где схлестнулись в Орлов и Елагин. За такой подвиг один из приближенных к князю дворян даже пообещал выдать каждому наемнику отдельную награду. Оценили все-таки.

Маркус и Айвин замерли на холме, оглядывая окрестности. Рядом с ними пристроился Шрам. Призрачник во время битвы традиционно прятался где-то в окрестных лесах, а когда все стихло, объявился, как ни в в чем не бывало. Сейчас кот вместе с людьми ожидал дальнейшего развития ситуации. Выглядел он при этом достаточно спокойно, что несколько обнадеживало Маркуса. Наемник уже заметил, что между командиром и его блохастым другом, есть какая-то связь, позволяющая ощущать состояние друг друга на расстоянии.

- Не понимаю я этих князей! - произнес Айвин, мрачно оглядывая окрестности. - Один город собрался разнести, другой в этот же самый город убежал.

- А Сергей тут причем? - спросил Маркус.

- Ну чего ты прикидываешься? Наш командир - явно не простой дворянин. Ни ты, ни я, ни кто-либо из отряда не обладает такой силой как он.

- Может быть, - пожал плечами Лоренсон. - Как думаешь, Орлов действительно разрушит город?

- Если сказал, то сделает.

- Смотри! - Маркус ткнул пальцем куда-то вперед, - Началось! Да поможет Дарреллу Милосердная мать.

Орлов сдержал слово. С того места, где он находился, к городу понеслась волна разрушений. Что-то похожее умел делать Даррелл, но сейчас все происходило в куда больших масштабах. Тряслась земля, здания, попав под магическое воздействие, заваливались друг на друга. Некоторые хлипкие домишки почти сразу превращались в груду пыли и обломков, другие держались лишь немногим дольше.

На то, чтобы превратить красивый некогда город в месиво из камней, дерева и мертвых людей, князю потребовалось не больше пяти минут. Люди вокруг пораженно замерли, воочию увидев мощь родовой магии. И в этой тишине внезапно послышался громкий хлопок, затем еще и еще один.

Пытаясь понять, что происходит, Маркус обратил внимание на то место, где должен был стоять князь Орлов, и с удивлением понял, что туда с абсолютно чистого неба раз за разом бьет молния.

- Пятый мне в бороду, - пораженно произнес Айвин, - кажется, Четверо вернулись.

- А почему тогда их церковь сейчас разваливается? - послышался чей-то голос.

Немного в стороне от Галицина действительно находился опустевший с недавних пор храм Четырех, и сейчас он, как карточный домик, складывался внутрь. Под удар Орлова здание не могло попасть. Что вообще происходит?

Тишина взорвалась бурей обсуждений. Кто только чего не предполагал: один кричал, что Четверо специально все подстроили, другой доказывал, что на храм просто подействовало землетрясение, а некоторые вовсе утверждали, будто это вернулся Пятый, и теперь он будет править над миром.

Слушая этот гомон, Маркус не сразу почувствовал, как кто-то толкает его в ногу. Опустив глаза, наемник увидел Шрама. Призрачник настойчиво привлекал к себе внимание и, убедившись, что его заметили, тут же бросился в сторону разрушенного города, затем остановился и обернулся, мол: “чего ждешь?”

- Командиру нужна помощь! - крикнул Маркус, и не дожидаясь, пока бойцы сообразят, о чем речь, побежал вслед за Шрамом. Спустя минуту, топот десятков сапог показал, что его слова оказались услышаны.

Перемещаться по разрушенному городу было очень сложно. Призрачник, не стесняясь, использовал свои возможности, постоянно перемещаясь между завалами, а вот людям движение давалось сложнее, но они не жаловались, стараясь бежать как можно быстрее.

Огромная куча камней, бывшая когда-то княжеским дворцом, стала конечной целью путешествия. Шрам забрался на камни и начал царапать гранит, жалобно поскуливая. Маркус впервые видел, чтобы кот так себя вел.

- Командир там - внизу! Надо раскидать камень! - крикнул наемник, а затем уже тише добавил. - И будем молиться Милосердной матери, чтобы он оказался жив.

Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики