Перед закатом (fb2)


Настройки текста:





Мирра Лохвицкая Перед закатом

Перед закатом


Предисловие

На мою долю выпала лестная задача написать разбор представленного на соискание Пушкинской премии V тома стихотворений М. А. Лохвицкой. Но моему отзыву не было суждено быть прочтенным ею, хотя я написал его еще при ее жизни, и ей была присуждена Пушкинская премия. Эту премию заслужили ей, главным образом, стихотворения, посвященные ее детям: «Материнский завет» и «Плач Агари», на которые я указывал, как на плоды наиболее счастливых вдохновений. Г-жа Лохвицкая не дожила до увенчания своих произведений: премия досталась ее детям.

Да будет мне позволено теперь, когда родственники покойной выпускают в свет ее неизданные стихотворения, предпослать им несколько слов.

Во всяком предсмертном творении, будь то картина, изваяние или стихи, всегда кроется что-то трогательное, загадочно-пленительное; это лебединая песня, прощание с жизнью и приближение к роковому порогу, за которым начнется иное, новое, неведомое существование. То, что при жизни автора могло бы заслужить справедливый укор, обезоруживает критика, когда автор отошел в вечность. И невольно прощаешь ему недостатки его творчества. Не так ли с благодарностью вспоминаешь теплое дыхание быстро промелькнувшего лета с его цветами и пышными красками, и забываешь его дожди и бурные ветры?

Пусть в последних произведениях г-жи Лохвицкой встречаются недостатки, на которые я и ранее указывал, пусть находятся там неясность, недосказанность, неопределенный мистический туман, увлечение чарами чернокнижия. Но в этих стихах есть несомненная струя поэзии, искупающая столько же несомненные недочеты; есть виртуозность, радующая и пленяющая любителя «чистых вдохновений», есть умение пользоваться поэтическими образами, есть превосходная фактура стиха, мастерская его отделка.

Истинной поэзией проникнуты такие стихотворения, как «Каменная швея», «Что такое весна», «Белые розы», «Утренний гимн», «Восковая свеча», «У брачного чертога».

Не столько темным содержанием, сколько изумительным искусством владеть стихом пленяет пиеса «Я – жрица тайных откровений», где эта же строка повторяется еще два раза, только с иною перестановкой слов: «Я – жрица откровений тайных» и «Я – откровений тайных жрица».

Стихотворение «День Духа Святого» обращает на себя внимание не только своеобразием размера, но и красотою и таинственностью содержания.

Я и ранее отмечал пристрастие г-жи Лохвицкой к некоторым образам и словам; они есть и в новом сборнике: опять мы находим здесь лилии, розовые крылья, дыханье вишен и сирени, лунную грезу над тьмою земной, парус, плывущий в лазурный туман, дыханье жасминов и роз. К этим знакомым красочным и душистым особенностям творчества усопшей присоединяются звуки, раньше у нее не встречавшиеся; мне слышится в них предчувствие близкой смерти. Стихотворение «В скорби моей» кончается словами:

В смерти иное прозрев бытие,
Смерти скажу я: «Где жало твое?»

Хочется к самому безвременно покинувшему нас автору применить одно из его предсмертных стихотворений:

С ее опущенными веждами
И целомудренным лицом –
Она идет, блестя одеждами,
Сияя радужным венцом.
И мысли ей вослед уносятся,
С воскресшим трепетом в груди –
Мольбы, молитвы, гимны просятся:
«Взгляни, помедли, подожди!»

Несколько лет тому назад смерть сестры вызвала у М. А. Лохвицкой прекрасное стихотворение «Цветок на могилу», его строками я закончу свое предисловие.

Ты была безропотно-покорна,
Ты умела верить и любить,
Дни твои – жемчужин белых зерна,
Низанных на золотую нить.
Ты была нетронутой и ясной,
Как душа хрустальная твоя.
Вечный мир душе твоей прекрасной,
Отстрадавшей муки бытия.

К. Р.

Павловск, 1 апреля 1908.

Пилигримы

Знойным солнцем палимы,
  Вдаль идут пилигримы
Поклониться гробнице священной.
  От одежд запыленных,
  От очей просветленных
Веет радостью цели блаженной.
  Тяжела их дорога –
  И отставших так много,
Утомленных от зноя и пыли,
  Что легли на дороге,
  Что забыли о Боге,
О крылатых виденьях забыли.
  Им в сияющей дали
  Голоса отзвучали,
Отжурчали поющие реки.
  Им – без времени павшим,
  Им – до срока уставшим,
Не простится вовеки. Вовеки!

Уходящая

С ее опущенными веждами
И целомудренным лицом –
Она идет, блестя одеждами,
Сияя радужным венцом.
И мысли ей вослед уносятся,
С воскресшим