Песни и думы (fb2)


Настройки текста:



Павел Михайлович Кокорин Песни и думы

Песни и думы

Песни мои – песни печали…

Вас горе родило

И горе вспоило,

А думы лишь только вскачали…



Посвящаю поэту

Игорю-Северянину.

Автор-поклонник.
Книга Игоря предо мною
На столе лежит.
И, как сад цветной весною,
Душу мне свежит.
В край далекий, край волшебный
Унесла меня.
Как в купель с водой целебной,
Погрузился я.
Зачарован дивной чудью,
Что разлита в ней,
Я дышу скорбящей грудью
Легче и вольней.

«Тебе я, дева вдохновенья…»

Тебе я, дева вдохновенья,
Тебе я, дева красоты,
Свои слагаю песнопенья
И отдаю свои мечты!
И ты прими их, как молитвы
Души страдающей моей,
И дай мне сил для новой битвы
Улыбкой ласковой своей.
И я, смелей моей дорогой,
Храним тобой, пойду вперед
Туда, где страждет брат убогий,
И где во тьме живет народ.
Тобою, дева вдохновенья,
Тобою, дева красоты,
Из тьмы исторгну я селенья
И возведу на высоты!
Туда, где правда вечно светит,
Туда, где дышится легко,
Туда, где Царь царей нас встретит,
Туда, за дымку, далеко…
Где Бог и люди равных мнений
В делах, поступках и мыслях.
Где жизнь течет без треволнений,
Как песня Богу на гуслях.

«О чем страдаю…»

О чем страдаю,
Знать хочешь ты…
Почем я знаю?
Спроси мечты.
Они расскажут
Болезнь мою,
Страдать прикажут
За цель свою.
Чего им надо?
Какой венец?
Где им преграда?
Где им конец?
Им нет преграды,
Им нет конца.
Найти им надо
Начало Творца.

«Ночь из мертвых Воскресенья…»

Ночь из мертвых Воскресенья
И природы, и Христа.
Торжествуют все селенья,
Славословят все уста.
Звон Пасхальный колокольный
Льется в воздухе волнам;
Люд довольный, недовольный
В эту ночь спешит во храм.
Торжествующий звон красный
Радость на сердце родит,
И сомненья дух ужасный
На мгновенье отлетит.
Вдруг Божественность почуешь
И в природе, и в себе,
Веселишься и ликуешь…
И в довольстве, и в борьбе –
  Слава, Господи, Тебе.

«Ах, подружки, подружки мои…»

Ах, подружки, подружки мои,
Побежимте в лесочек скорей!
В лесе сладко поет соловей
Сладострастные песни свои.
Там кукушечка нам покукует,
Сколько жить нам на свете годов;
Там под сенью зеленых шатров
Так сердечушко сладко тоскует.
Там в тиши, удаленной от мира,
Разгорается юная кровь,
Просыпается в сердце любовь,
Как земля для весеннего пира.
Мы не будем бояться, подружки,
Сказок старых и страшных про лес
И под пологом синих небес
Хоровод заведем у опушки.
Распотешим мы птиц и зверей, –
Пусть весельем весь лес задрожит,
И от страха вся нечисть сбежит…
Ну идемте ж, идемте скорей!

«Болит моя головушка…»

Болит моя головушка,
Да есть ей и о чем:
Ой, бьет меня свекровушка
Словами, как бичом!
  Хожу то, вишь, не ладно я,
  Все делаю не так…
  Пуста, глупа, нескладная –
  Назвать не знает как.
И мать то твоя вялая,
Отец большой дурак,
Порода ваша шалая,
На голяке голяк…
  И хлеба то, вишь, много я
  Ем будто бы у них;
  Брюзжит свекровка строгая,
  Найдет такой, знать, стих.
И тысячи обидушек
Мне за день нанесет,
Чего, чего не выскажет,
Чем, чем не попрекнет!..
  Терпи, терпи, головушка,
  Покудова есть мочь, –
  Утихнет ведь свекровушка,
  Как придет темна ночь.
Тогда то ты уж в волюшку
Наплачешься в ночи,
Посетуешь на долюшку…
Сейчас – молчи, молчи!

«Вольной пташкой я летала…»

Вольной пташкой я летала
В пору девичью свою
И печалей не знавала:
Все-то песеньки пою!
Счастье, радость да веселье
Окружали все меня.
Но не вечно новоселье, –
Ночь пришла на смену дня.
Да, счастливое то время,
Что ушло так далеко!..
Мне в ту пору жизни бремя
Было так легко, легко.
Но теперь все изменилось,
С каждым часом гаснет жизнь,
Горе горькое привилось,
Неизжить его, кажись.
Муж мой старый, муж ревнивый
Каждый шаг мой стережет,
Сделал терем прихотливый, –
Уж сказать, что бережет!
В этом тереме высоком
Спрятал он меня от всех:
Как бы кто орлиным оком
Не лишил его утех.
Только что душа захочет,
В миг исполнит чародей;
Но кровь бурная клокочет:
Любви равной нужно ей.
Он души во мне не чает,
Я ее не вижу в нем…
Он ночь с радостью встречает,
Я в слезах прощаюсь с днем.

«Ой, вы ветры, ветры буйные…»

Ой, вы ветры, ветры буйные,
Беспечальные, разгульные;
  Как случится к морю путь,
С плеч моих возьмите горюшко
И забросьте в сине морюшко,
  Дайте сердцу отдохнуть!..
Улетают годы младости,
Я не вижу от них радости,
  А так радости хочу…
Дайте крылья мне могучие!
За леса, моря кипучие
  Видеть радость полечу.
Отыщу ее, желанную,
Свою радость ненаглядную
  И к груди крепко прижму;
Я скажу ей, как я мучилась,
Как по ней без ней соскучилась
  Я в богатом терему.
Ночи, дни одна-однешенька,
Грудь младая холоднешенька
  Без тебя то, милый друг;
Только знает ночка темная,
Да и та не скажет скромная,
  Сколько видела я мук.

«Дружка жду недождусь…»

Дружка жду недождусь
В поздний вечера час…
Залила сердце грусть,
Льются слезы из глаз.
  На душе холодно
  Как-то сделалось вдруг,
  А в уме все одно:
  Где-то милый мой друг?
Что попритчилось с ним?
Отчего не идет?
Мной ли он не любим?
Где он лучше найдет!
  Тебе молодость, жизнь,
  Даже душу свою
  Беззаветно, кажись,
  Навсегда отдаю.
Друг, за что и зачем
Ты так мучишь меня?
Провинилась ли чем?
Мало ль в сердце огня?
  В моей юной груди
  Любви море живет!
  Друг, скорей приходи:
  Оно песню поет.
Тебя жду-недождусь,
Страшно, жутко одной;
Разлилась в сердце грусть,
Словно реки весной.

«Ночная тень прогнала день…»

Ночная тень прогнала день,
  И месяц всплыл на облака;
В порфире звезд властитель грез
  Земле привет шлет с высока.
Ему внемля, в ответ земля
  Курит вечерний фимиам.
Страдаю я… я вся твоя…
  И все, я все тебе отдам.
Тоскливо мне; горю в огне…
  Приди, приди, желанный друг!
Мне дай покой, своей рукой
  Сними с души моей недуг.
Ах, страждет грудь и отдохнуть
  Она хотела б у твоей;
Не жди же слез; в долину роз
  Приди, мой милый, поскорей.
Счастливы мы под платом тьмы
  С тобою были б, друг, вдвоем.
Под лепет струй, под поцелуй,
  Любви мы гимны пропоем.

«Ой, мать Волга-река…»

Ой, мать Волга-река,
Не бунтуй, усмирись,
Пожалей бурлака
И бурлацкую жизнь…
С малолетства тобой
Хожу взад и вперед
Я в руках с бичевой,
Что мне спинушку трет.
С малолетства тебя
Я родимой считал
И, раздолье любя,
Век с тобой коротал.
Много видел я здесь
И тоски, и забот;
Износился я весь
От бурлацких невзгод.
Неужели я в чем
Виноват пред тобой,
Что рокочешь, как гром
И зовешь меня в бой?
Мать, утихни скорей,
Убаюкай свой гнев.
Мы пойдем веселей,
Звонко песни запев.
Про раздолье твое
И красоты твои,
Про привольно житье
Да про старые дни;
Аль про славу твою,
Иль о горе своем…
Жизнь и душу свою
Все тебе отдаем.
Ой, мать Волга – река,
Не бунтуй, усмирись,
Пожалей бурлака
И бурлацкую жизнь!..

«Опять зима; опять метели…»

Опять зима; опять метели
Шумят уныло под окном;
Поля и рощи опустели,
Заснули мертвым, зимним сном.
  В душе моей опять, как прежде
  Царит унынье и печаль;
  Конец пришел моей надежде,
  Моя туманна снова даль.
И этот вой, рёв непогоды
Тяжелым камнем давит грудь;
Мне жалко прожитые годы,
И страшен будущий мой путь.

«Как по улице широкой…»

Как по улице широкой
Непогодушка гудит,
Мил поехал в путь далекий;
Сердце ноет и болит.
Спаси Бог, как приключится
С ним в дороге грех какой!
Право, долго ль заблудиться
Ночью бурною такой?
Чу, ревет за окном вьюга,
Как в лесу голодный зверь…
Страшно, страшно мне за друга!
Где-то, где-то он теперь?
Может, спит уж под сугробом
Непробудным вечным сном…
Санки стали ему гробом,
Превратилось поле в дом,
Может быть, ему в дороге
Повстречался лиходей
И теперь в своей берлоге
Счет ведет грошам злодей…
Может, борется он смело
С непогодушкой такой…
Все-то сердце изболело,
Мне противен мой покой.
Как бы деток не имела,
Не смотрела бы на тьму,
Вольной пташкой полетела,
Помогла б в борьбе ему.

«Мерцает в сумраке лампада…»

Мерцает в сумраке лампада,
Стоит старушка перед ней.
В молитве вся ее отрада,
Покой и мир грядущих дней.
Она одна на белом свете,
Нет близких ей и нет родных;
И для нее иконы эти
Превыше всех даров земных.
Молитва душу ей согреет
И даст для жизни новых сил.
Пусть с каждым днем она стареет,
Не страшен холод ей могил:
Пылает вера в старом сердце
В Миросоздателя-Творца.
Пускай ей смерть откроет дверцы, –
Она с любовью ждет конца,
Чтоб перейти туда, откуда
Явилась в мир земной она
К источнику земного чуда,
Туда, где вечная весна!

«Ночь. Разлита тишина…»

Ночь. Разлита тишина.
В мир спустился ангел сна.
Небо, землю, воды, лес
Погрузил в купель чудес.
Небо блещет в высоте
В своей дивной красоте.
Сотни там горят свечей,
Брызжа тысячи лучей.
И величия полна
Небом шествует луна.
Звезды ей дают проход,
Как государыне народ.
Словно девушка, земля,
Ласке милого внемля,
В пору чудную весны
Золотые видит сны.
Дремлет там волшебник- сад.
Разливая аромат:
Осторожный ветерок
Пьет его медовый сок.
А здесь пышные поля,
Труды пахаря хваля,
Преклоняются к земле
И купаются в тепле.
Там у речки лежит луг,
Песней струй лаская слух;
Разноцветные цветы
Видят дивные мечты.

«Схоронивши чудеса…»

Схоронивши чудеса,
Здесь горой стоят леса.
Бесы, ведьмы, колдуны
Правят шабаш у сосны.
Там, как зеркало река
Отразила облака,
И царица их, луна,
Уж с речного светит дна.
Звезд небесный хоровод
Засветился в глади вод
И мерцает кротко там,
Призывая мир к мечтам..
А прибрежный лес грядой
Опрокинут под водой.
И, казалось, что вот-вот
Он упрется в небосвод.
Над рекою берега
Встали, словно два врага
На кровавый смертный бой,
И любуются собой.
Там деревня на горе
Потонула в серебре
Вековечных тополей,
И ей дышется вольней.
Краски, тайны – без конца
Силой мощною Творца
Разбросались на весь мир,
И воспеть их нету лир.

Песня разбитого сердца

Мне не забыть того мгновенья,
Когда рассеялись сомненья,
  Я ей любим, я дорог ей!..
Я лишь мечтал об этом счастьи,
Бедняк, не знал я, что несчастье
  Стоит на страже у дверей.
Мы поклялись в любви с ней вечной
И принялись за пир беспечный –
  На век любить, на век страдать;
Горели мы любовью страстной,
Но кто-то сильный, кто-то властный
  Не захотел нам счастья дать.
Нас разлучили злые люди,
Пронзив насильем наши груди;
  Она засохла, умерла…
Я, как орел в своем полете,
Подстрелен был и пал в болоте,
  Увяли крылья у орла.
Я с той поры страдалец бедный…
Своей головушке победной
  Нигде-то места не найду;
Без ней мне стала жизнь постылой,
Мне все заткал туман унылый, –
  Куда я только не пойду.
Иду ли я в леса, долины –
Со мною всюду образ Нины
  Глядит печально мне в глаза…
А ночь придет – я, одинокий,
Мечусь, не сплю в ночи глубокой,
  И за слезой бежит слеза.

Крестьянин д. Родичево

П. Кокорин.

Посвящение Игоря-Северянина

Осенняя элегия

Посв. П. М. Кокорину.

Сердцу больно-больно,
Сердце недовольно,
Жалобно так плачет,
Стонет и болит.
Осень грустно-грустно,
Нагибаясь грузно,
В сад вошла, и значит –
Будет сон разлит.
Где вы, краски лета?
Скоро вид скелета
Примет сад певучий
Теплый и цветной.
Выйду я, горюя,
В сад и посмотрю я
Листьев дождь летучий,
Скорбному родной.

Оглавление

  • Песни и думы
  •   Посвящаю поэту
  •   «Тебе я, дева вдохновенья…»
  •   «О чем страдаю…»
  •   «Ночь из мертвых Воскресенья…»
  •   «Ах, подружки, подружки мои…»
  •   «Болит моя головушка…»
  •   «Вольной пташкой я летала…»
  •   «Ой, вы ветры, ветры буйные…»
  •   «Дружка жду недождусь…»
  •   «Ночная тень прогнала день…»
  •   «Ой, мать Волга-река…»
  •   «Опять зима; опять метели…»
  •   «Как по улице широкой…»
  •   «Мерцает в сумраке лампада…»
  •   «Ночь. Разлита тишина…»
  •   «Схоронивши чудеса…»
  •   Песня разбитого сердца
  • Посвящение Игоря-Северянина
  •   Осенняя элегия