Безнадежный (fb2)


Настройки текста:



Дмитрий Серебряков Безнадежный

Глава 1


На окраине города Туран, почти у леса, находился самый обычный интернат для неполноценных детей. В мире, где медицина достигла таких высот, что даже в самых безнадежных ситуациях человек, скорее всего, выживет, а все врожденные проблемы моментально исправлялись, неполноценными детьми, или по-простому «убогими», называли тех, у кого были совсем другие проблемы. Жили в этом мире полностью здоровые в физическом плане дети, но были те, у кого проблему вылечить не получится, так как корень проблемы находился в их разуме.

На планете Альтар с давних времен рождались не только обычные люди, но и те, кто сохранил свою память из прошлой жизни. Именно они несли с собой технологический прогресс в этот мир. Правда нужно отметить, что уже как больше трехсот лет ничего нового такие гости привнести не смогли. Да и постепенно их поток снизился до буквально пары человек в год по всей планете. Это притом, что история помнила времена, когда таких «попаданцев» за год прибывало больше тысячи. Теперь же дети, в основном, рождались нормальными, без всяких отклонений. Вот только оставалась еще одна группа детей, которых и обозвали «убогими».

Те, кто не помнил свою прошлую жизнь, но при этом сохранил знания языка, каких-то понятий и умений из прошлой жизни. Это, по идее, должно было наоборот помочь таким детям развиваться, если бы не одно но. Именно у них отсутствовали многие возможности, доступные всем остальным. В то время как обычный ребенок осваивал виды магии, силу ауры, физические усиления и другие способности, неполноценные могли обладать всего одним видом способности и то не всегда. В мире, где твой уровень значит больше, чем что-либо, жить таким уникальным детям было не просто сложно, а практически невозможно. Потому для них и создали специальные закрытые интернаты.

Именно интернат имени Святого Кетцалькоатля ничем особым, от других подобных ему, не отличался. В этот солнечный день младшие дети, весело смеясь, гоняли мяч на одной из многочисленных площадок. Уроки уже закончились, и сейчас воспитанники или носились во дворе интерната или просто сидели у себя, и это относилось ко всем детям, кроме пятерых шестнадцатилетних подростков. В глубине парка, в одной из беседок, закрытой от посторонних взглядов листвой фруктовых деревьев, ребята, расположившись кто где, пристально смотрели на молодого парня, что сейчас медленно прохаживался вперед и назад. Это был лучший ученик интерната, один из полноценных «попаданцев» Айзек Ростам. Обладающий хорошо развитым телом, черными волосами и пронзительным взглядом голубых глаз, он являлся предметом мечтаний многих девчонок и серьезно отличался характером от почти всех остальных парней в лучшую сторону.

— Как вы понимаете, я вас собрал не просто так. — Рассудительно произнес он, внимательно осматривая всех присутствующих. — У меня есть план, с помощью которого мы все сможем пройти испытание в восемнадцать лет, а после получить доступ на боевую реальность для нашей команды. Правда, для этого…

— А зачем оно нам надо? — С презрением фыркнув, произнес один из присутствующих парней.

— Хм. Кажется, нужно сначала все-таки подробнее пояснить все обстоятельства, особенно для таких идиотов как ты, Артур. — Пристально глядя в глаза невысокому и щуплому пареньку с короткой стрижкой рыжих волос и серыми глазами. Остальные на это только улыбнулись. — Я не просто так выбрал именно вас в свою компанию. — Между тем продолжил Айзек. — Начнем с тебя, Артур Каразин. Родители от тебя отказались еще в младенчестве, впрочем, как и от всех нас. Сейчас у тебя общий пятый уровень, кроме того, владеешь только одной специальностью, и эта специальность — кулинария. Еще есть владение стихией огня третьего уровня, и на этом все. Остальные параметры отсутствуют. Ты рассчитываешь, что после интерната сможешь стать поваром. Вот только уровень твоей кулинарии всего четвертый, и тебя не возьмут даже помощником на кухню. Ты бесполезный элемент общества. Все, на что ты можешь рассчитывать, так это на пособие по безработице и бокс в одном из подземных жилищ.

Артур хотел было возразить, но сердитый взгляд Айзека и жест руки заставили его закрыть рот.

— Я не собираюсь с вами спорить или убеждать. — Продолжил Айзек. — Кто не хочет следовать моему плану, может проваливать прямо сейчас. Поверьте, я без труда найду замену каждому из вас. — Оглядев всех пристальным взором и убедившись, что никто не спешит уходить, он продолжил. — И все же, я думаю, стоит всех вас макнуть в дерьмо, из которого вы состоите. А то, похоже, у кое-кого еще остались иллюзорные мечтания о хорошей жизни после интерната.

От этой фразы большинство ребят поморщились, но возражать опять никто не стал.

— Мелинда Норвам. Общий уровень пятый, специализация целитель третьего уровня. Владеет вторым уровнем стихии исцеления. — Глядя на смутившуюся от общего внимания девушку в простеньком платье березового цвета с шикарными русыми волосами чуть длиннее плеч, карими глазами и пока еще не очень развитой фигурой, больше похожей на подростка чем на девушку, произнес Айзек.

После чего перевел взгляд на вторую и последнюю девушку в их компании. В отличие от Мелинды, эта девчонка уже обладала неплохой фигурой с третьим размером груди и привлекательными изгибами тела. Все это очень хорошо дополняли черные волосы каре и яркие зеленые глаза.

— Саманта Аскольд. Пятый уровень. Специализация четвертого уровня мага. Стихия — гравитация третьего уровня. Все остальное, как и Малинды, по нулям. Разве что ловкость меньше. — Продолжил Айзек, спокойно игнорируя игривый взгляд Саманты в свою сторону. Было прекрасно видно, что парень девушке нравится, вот только самому парню на это было наплевать. — Рустам Шармат. Уровень, как и у всех. Специализация — рыцарь пятого уровня. Сила ауры второго уровня. Сила есть, а вот с остальным проблемы.

Самый здоровый из всех присутствующих Рустам обладал даже на вид мощной мускулатурой, вот только его постоянно хмурое лицо с черными небольшими глазами на огромной голове смотрелись не очень гармонично. Отчего весь его вид вызывал отталкивающее отношения у женского пола. Из-за этой проблемы сам парень сильно страдал, но успешно скрывал свои эмоции за стеной показного «качка». Он даже специально брил голову налысо, чтобы еще больше усилить эффект грозного здоровяка. На слова Айзека он только пожал плечами и не более того.

— Артем Возницов. — Между тем продолжил Айзек, переведя свой взор вместе с остальными на последнего представителя их компании, невысокого, но плотно сбитого парня. Парень сам по себе выглядел вроде гармонично, но его постоянный задумчивый вид и рассеянный взор карих глаз портили все впечатление. — Общий уровень восьмой. Специализация — мечник десятого уровня. Отлично развитые статы. — В этом месте у Айзека проскочили нотки уважения, которое обычно ему было несвойственно. — Лучший из всех нас. Сила такая же, как у Рустама — десятка. Ловкость почти двадцать, выносливость как у меня — пятнадцать, дух как у Саманты — десятка, еще и магический интеллект как у Мелинды — тоже десятка. Мог бы достигнуть очень многого, но увы. Во всем остальном оказался полностью обделен. По сути, это все, что у него есть. И хотя он занимается больше, чем мы все вместе взятые, но после интерната у него судьба еще хуже, чем у нас. Мы хоть помечтать можем, а он и этого лишен. Мечник в небоевой реальности бесполезен и даже опасен. Но тем не менее, он, в отличие от вас, не сложил руки, и тем самым заслужил место в моем плане, хотя и не знал об этом.

Айзек опять осмотрел всех пристально, но как он и подозревал, ничего своими словами он пока не добился. Все и так знали свои силы, и ничего нового он не озвучил.

— Как вы знаете, у меня есть брат, и он обычный парень. Более того, в отличие от моих родителей, он не отказался от меня, и мы до сих пор общаемся. — В этом месте он улыбнулся, но тут же стал снова серьезным. — А теперь пора смешать вас с дерьмом. И сделать это просто. Мой брат Эдгард на год младше меня. Вроде бы, что такого? Да то, что он имеет статы, как у Артема. Но это еще не все. Он уже получил специализации техника десятого уровня, конструктора шестого, атлета пятого, гимнаста седьмого, мечника пятого, мага десятого и архитектора третьего. Уже впечатляет? Но это еще не все. Стихия огня пятого, стихия гравитации шестого и стихия жизни третьего. Итак, чтобы окончательно вас добить — уровень его ауры двенадцатый, а сила души третья.

Насмешливым голосом закончил Айзек свою речь. В этот раз равнодушным никто не остался. Девушки как-то сразу помрачнели, а парни насупились. Один только Артем не сильно удивился. Его семья официально так же отказалась от него, но старшая сестра по-прежнему общалась с братом. Впрочем, если бы не официальная позиция государства по этому поводу, то и его родители не стали бы отказываться от ребенка. Мать так вообще через сестру постоянно подкидывала что-то вкусненькое сыну, и будь ее воля, уже давно бы забрала его из интерната. Но увы. Слишком велики в этом случае налоги для таких семей. Более того, если Артём не получит работу после восемнадцати лет, налоги будут еще больше в случае возращения его в семью. Между тем, Айзек продолжил.

— Вы сейчас думаете, что мой брат просто какой-то уникум и отличник? — С тяжелым вздохом печально спросил Айзек. — Но это не так. Из двадцати учеников своего класса самой обычной школы он занимает лишь пятое место. А в общем рейтинге школы среди своего возраста лишь сорок пятое. А чтобы вы до конца осознали глубину пропасти, то добавлю. В рейтинге города среди школьников-подростков мой брат сейчас на триста седьмой позиции. Насчет общего рейтинга я даже говорить не буду.

— Если все так, как ты говоришь, то разве у нас есть хоть какие-то шансы? — Невесело хмыкнул Рустам.

— Есть. — Твердо произнес Айзек. — Если следующие два года вы будете заниматься по разработанной мною программе, то сможете в своей специализации достигнуть нужных результатов. А дальше уже все будет зависеть от меня.

— И разве это что-то сможет изменить? — Безразлично заметил Артур.

— Сможет. — Твердо ответил фактически уже предводитель. — Как вы знаете, я полноценный «попаданец», в отличие от вас. Конечно, у меня тоже много заблокированных возможностей, но это все ерунда. Главное — это то, что здесь. — При этом он коснулся рукой своей головы. — В прошлой жизни я был одним из лучших бойцов. Под конец своей жизни я свергал империи и захватывал целые страны. И в этой жизни я не собираюсь прозябать в какой-то коробке. — Его глаза при этом горели таким пламенем энтузиазма и уверенности, что пробрало всех. — Если есть хоть малейшая возможность разорвать оковы, я это сделаю. Чего бы мне это ни стоило. Наш единственный шанс — это пройти экзамен командой и получить доступ в боевую реальность. А дальше все зависит от нас. Научимся убивать монстров, и у нас сразу появятся деньги, но не это самое важное. Главное — это дроп. С многих элитных монстров можно выбить специализацию или стихию. Да и много еще всяких возможностей можно получить. Главное, что уровень будет расти, а значит и наш вес в обществе увеличится.

— Боевая реальность — очень опасное место. — Не очень уверенно произнесла Саманта. — А у нас будет всего одна запасная жизнь.

— Верно. — Согласно кивнул Айзек. — Права на ошибку у нас нет. Пройдя экзамен, каждый из нас получит одну жизнь и полное восстановление в центре воскрешения. Но как вы знаете, жизнь можно купить за деньги или за дроп с монстров. Так что нам просто нужно не умирать и действовать осторожно.

— Я согласен. — Неожиданно вмешался Артем, молчавший до этого.

Остальные посмотрели недоуменно на парня, и лишь Айзек довольно улыбнулся. Единственный, кто в его будущей группе был незаменим — это Артем. Уникальный мечник являлся ключевой фигурой в плане Айзека. Остальных можно было заменить, а вот этого парня нет. А значит, план сработал, и все встало на свои места. Ребята еще час сомневались и расспрашивали Айзека, но в итоге все согласились. После этого, переслав всем на личные планшеты полную программу для каждого на развитие в следующие два года, Айзек с лицом, полным удовлетворения, ушел к себе в комнату. Где, подключив системы личного компа, связался по выделенному каналу с братом.

— Привет. Как все прошло? — С легким беспокойством спросил тот.

— Привет. Все отлично. — Развалившись на диване, довольно улыбнулся Айзек. — Правда, пришлось пару часов отвечать на идиотские вопросы, но я справился.

— Это радостная новость, брат. — Облегченно вздохнул Эдгард. — Но ты уверен, что это нормально, вот так поступать? Все-таки мы собираемся использовать их…

— Брось. — Отмахнулся лениво Айзек. — Они, что так что эдак, все равно максимум, что получат, это пособие и конуру для жизни, а тут хоть какой-то шанс. Так что не вижу тут ничего аморального. Я дарю им шанс, а то, что при этом получу больше, чем они, ну так такова жизнь.

— Надеюсь, что ты прав. — Неуверенно покачав головой, произнес Эдгард.

— Вот только не начинай опять свои речи о морали, и все такое. — Раздраженно произнес Айзек. — У нас есть шанс вырваться на первый круг бойцов боевой реальности, и не воспользоваться им мы не имеем права. Нам и так предстоит долгий путь на вершину этой пирамиды уровней и возможностей.

— Ты слишком легкомысленно относишься к боевой реальности. — Возразил Эдгард. — Там можно и реальную жизнь потерять.

— Если ты про встречу с альвами, то шансы на это минимальны. — Отмахнулся Айзек. — К тому же, попасть именно в их мир — это надо еще умудриться. Остальные миры стандартны, хотя и опасны. Но думаю, с божьей помощью, прорвемся. Ты, главное, собери команду. Кстати, как там у тебя продвигается дело?

— Всех, кого ты назвал, я уже нашел. — Рассудительно ответил Эдгард. — Трое уже согласились. Так что остался всего один, и команда собрана.

— Отличные новости, братишка! — Довольно улыбаясь и потирая ладони, азартно воскликнул Айзек. — А кто остался?

— Гайзир Оман. — Вздохнув тяжело, произнес Эдгард.

— М-да. — Задумчиво промычал Айзек. — Я предполагал проблемы с этим кадром. Думаю, тут нужно поступить таким образом…

Братья обсуждали до вечера свои планы и просто делились новостями. Несмотря на то, что между реальным возрастом разумом Айзека и Эдгарда была огромная разница, они, на удивление, были дружны. А сам Айзек воспринимал младшего брата как самого близкого человека. Лишенный в прошлой жизни друзей и близких людей, он очень сильно ценил то, что делал Эдгард. Но больше всего он дорожил именно их отношениями. И именно поэтому в свое время отказался от более грубого плана, в котором жертвами становились почти все его ровесники из интерната. Самому Айзеку было абсолютно плевать на жизнь любого из живущих, но хорошим отношением брата он дорожил сильнее, чем поставленной целью.


Глава 2


Вокруг меня простирался неестественно плотный туман. Складывалось ощущение, что еще чуть-чуть, и его можно будет потрогать руками. Я хотел было сдвинуться с места, но в тот же миг в тумане появился четкий просвет, в конце которого, сквозь то ли пещеру, то ли пустоту громадного дупла, возникло огромное мертвое дерево. Присмотревшись, я вздрогнул. На его ветвях, словно плоды, размеренно покачиваясь, висели трупы людей. Сами по себе в голове возникли слова молитвы, которые я на автомате начал шептать вслух.

— Боже, ты…

Стоило мне только начать, как все резко изменилось. А передо мной возник чей-то глаз, как будто в воде, а в голове прозвучал хриплый голос с шипящими нотками.

«Я».

— … дай мне победы… — Я вздрогнул, но молитву не остановил.

После моих слов все вокруг исчезло. Неведомым способом меня переместило на край озера, в котором плавали тела людей. Вдалеке пылал какой-то город. А голос, между тем, с теми же вкрадчиво-зловещими нотками, произнес.

«Возьми сам».

Перед этим ответом меня опять перенесло в другое место. Теперь передо мной во всей зловещей красе возвышалось дерево с повешенными, но при этом оно за какое-то неуловимое мгновение вспыхнуло ярким пламенем. На автомате я закончил первую фразу молитвы.

— … и силы к рассвету.

Тем неожиданнее для меня прозвучал ответ неизвестного голоса.

«Вот их дам».

— Веди меня к свету.

Растерянно произнес я, и тут же проснулся в холодном поту.

(прим. автора. https://coub.com/view/29q8xm Слова молитвы и ответа, Павел Пламенев из песни «Ночь перед боем»)

Это был всего лишь сон — с каким-то облегчением выдохнул я напряжение и страх, что успели сковать мои мысли во время чересчур реального сна. Зябко передернув плечами от неприятного ощущения мокрого тела, я быстро поднялся с постели. Оставаться на месте было выше моих сил. Хотелось побыстрее в душ, смыть тот липкий страх, что еще жил в глубине меня. Умом понимаю, что это лишь простой сон, но эмоции до сих пор штормят.

Душ помог. Стало намного легче, и все события сна исчезли. А вот последствия нет. Осмотрев свое скромное жилище, я обреченно вздохнул. Комната в десять квадратных метров, в которой стоял один шкаф, письменный стол с компьютером и кровать — вот и вся обстановка. Единственное, что радовало меня последние восемь лет, так это вид из единственного окна на лес, который простирался дальше от нашего интерната, словно морская гладь, исчезая за горизонтом. Как бы мне ни хотелось, но придется опять медитировать. Слишком много нового и важного давал каждый подобный сон, похожий на реальность как две капли воды.

Сменив постельное белье и застелив постель покрывалом, уселся прямо на нее в позе медитации. Нужно было разобраться в том, что в этот раз произошло со мной. Пока я приводил дыхание в норму, а сознание очищал от лишних эмоций, сами по себе, почему-то, вспомнились все прожитые годы. Такое бывало и раньше, но редко. А главное, каждый раз, когда я пытался избежать болезненных воспоминаний, мое собственное сознание не давало мне это сделать. Казалось, что не я управляю своими мыслями, а кто-то другой и посторонний. Помню, первый раз даже испугался, но после привык к вывертам собственного разума.

Первые мои воспоминания помню до сих пор отчетливо и ярко. Мне было четыре года, когда мои родители впервые привели меня в медицинский центр магических исследований. Стандартная процедура для всех детей. Именно на ней определялось первое будущее ребенка. В зависимости от способностей и предрасположенности к тому или иному умению, а также профессии, определялось, в какой из детских садов будет ходить ребенок. Вот только для меня эта процедура вылилась в совсем неприятные воспоминания. Ибо во мне обнаружили полное отсутствие способностей.

Я наверно никогда не забуду, как рыдала моя мама, а рядом стоял хмурый отец и пытался ее успокоить. Все же, в нашем обществе не иметь никаких способностей — это худшее, что может случиться в судьбе любого. Потом были попытки пробудить у меня силу, ведь до десяти лет такая возможность все же оставалась, но все было тщетно. Все врачи вынесли в итоге один и тот же вердикт. Артем Возницов, то есть я — полностью бесполезный член общества. Более того, я был признан одним из «убогих». Причем не просто убогим, но еще и пассивным. Мало мне было проблем, так судьба решила на день десятого моего рождения окончательно меня добить.

Суть в том, что в отличие от активных убогих, которые хотя бы помнили свою прошлую жизнь и могли с мизерным шансом пригодиться в обществе, я таких шансов не имел. Так как не помнил своей прошлой жизни, но зато в моей голове откуда-то появлялись вроде как знакомые мне слова и понятия, а кроме того, возникали способности, которым я просто не обучался. Например, владение любым холодным оружием на уровне мастера. В тот момент, когда я брал в руки меч, тело начинало жить своей жизнью. Все получалось настолько легко и естественно, будто я занимался этим долгие годы.

А дальше вступили в дело законы нашего общества, по которым таким, как я, нельзя учиться с остальными обычными детьми, и более того, жить в своей семье. Так что в десять лет меня забрали в интернат под слезы матери и растерянный взгляд отца. Мои родители не хотели отдавать свое чадо в неизвестный интернат, но увы, законы были выше их желаний. Вот так я и очутился в месте, где таких, как я, было много, а весь персонал состоял из одних только роботов без единого живого взрослого человека. Общество не хотело травмировать психику нормальных людей общением с уродами. Хотя официально все звучало наоборот. Вроде как отсутствие обычных людей со способностями будет легче переноситься нами. Как будто роботы в состоянии заменить нормальных родителей.

Именно тогда у меня возник первый реальный сон. В нем я сражался с каким-то непонятным и очень сильным монстром. Самое обидное, что монстр победил, но главное было не в этом. После этого сна я стал намного лучше двигаться и рос в физическом плане намного лучше, чем мои сверстники. Как пояснили врачи, мой организм стремится восстановить утраченные возможности тела. Правда, было и другое мнение. Все же интернет — штука свободная, и там было море разных предположений. Собственно, именно там у всех убогих был свой собственный раздел, в котором была версия более правдоподобная, по мнению таких как я.

Заключалась она в том, что наше прошлое сознание не смогло полностью восстановиться в цикле перерождений, но часть связей осталась, и именно они влияют на наши эмоции, память, стремление овладеть тем, с чем мы знакомы из прошлой жизни, и другие моменты. Кто-то даже утверждал, что у нас есть шанс полностью восстановить эту связь. Правда, толку от такого восстановления все равно немного. Какой смысл становиться активным убогим из пассивного? Все равно участь у нас одинаковая. Без способностей, присущих обычным людям, нас ждет самая обычная виртуальная реальность и жизнь в боксе под землей. Впрочем, такая участь ждет и многих нормальных людей, кто не смог обеспечить свою жизнь в реальности. Слишком дорогое это удовольствие — жить на поверхности, а не в вирте.

Плохо ли жить в вирт мирах? Да собственно, не очень. Если только ты не хочешь иметь нормальной семьи и возможности ощутить настоящую реальность. Кроме того, обратного пути нет. Попав в бокс вирт капсулы, назад вернуться невозможно. Даже если ты достигнешь уникальных высот в любом из виртуальных миров, в реальность вернуться не сможешь. В мире, где девяносто восемь процентов специальностей лучше и качественнее, а главное — дешевле, реализуют роботы, места для людей без способностей нет. Не поможет и уровень божественной молитвы. Просто потому, что без выдающихся магических способностей выше двадцатого уровня молитву не прокачаешь. А значит, жить тебе в конуре, пока не погаснет сознание.

Впрочем, и в вирт мирах нужен уровень молитвы. Не будет его, и твоя жизнь очень быстро угаснет. В нашем мире бог — это не сказка или легенда, а вполне себе реальная личность, которую хотя никто и не видел никогда, но его влияние ощущают все. Не помолился искренне утром? Получай понижение остальных способностей. В обед не смог исправить? Тогда тебя ждут неприятные последствия в виде различных несчастий. Все будет валиться из рук, а мысли путаться. Но еще хуже, если в течение пары дней у тебя так и не выйдет исправить ситуацию. В этом случае тебя ждет вполне реальная возможность заболеть чем-то опасным, но не заразным. Таким, что не смогут вылечить даже наши продвинутые маги-врачи. Да и не возьмутся они за лечение того, кто отказался от покровительства божьего. Потому жизнь таких идиотов обычно недолгая и болезненная.

Внутренне я был уверен в том, что это неправильно, и так быть не должно, но кто я такой, чтобы пытаться изменить всех вокруг? Все прекрасно жили с этим и были довольны. К тому же я и сам не понимал, что именно неправильно во всем этом отношении к богу. Да и грех жаловаться. В нашем мире нет голода, эпидемий, войн и всего, чем богата наша древняя история до того, как на всех живущих опустилась благодать божья. Остались только временные последствия от действий наших предков. Эти умники умудрились больше тысячи лет назад пробить дыру в другой мир, где жили самые настоящие монстры. Именно после войны с ними остатки человечества спас бог, выкинув монстров в их мир.

Так что теперь у нас под боком неприятный сосед в другом мире, который знает, как попасть к нам. Правда, и мы сами теперь в курсе пути к ним. Собственно, стать одним из бойцов, что постоянно отправляются в рейды во вражеский мир, стало одной из профессий, которую роботы занять не могут. Твари с той стороны оказались умными и сильными в магическом плане. Любые попытки наших отрядов достигнуть там значительных результатов до сих пор не увенчались успехом. Зато за убийство тварей, наших воинов щедро награждает бог. Деньгами, сферами способностей, редкими ресурсами, а главное — большим ростом в умениях.

Жаль только, что использовать технические возможности нашей цивилизации не выйдет. С той стороны тоже была цивилизация, но полностью магическая. Которая легко и просто уничтожает любые, даже самые ультрасовременные достижения прогресса. Хорошо, что в наш мир эта цивилизация не лезет. Боятся гнева бога. Но это не означает, что они не пытаются. Каждые сто или двести лет у нас происходит прорыв, и к нам прибывает огромная орда монстров. Они каждый раз успевают уничтожить приличное количество людей, пока наконец бог не обращает внимание на эту наглость и в очередной раз не уничтожает всех незваных гостей.

Впрочем, наша армия тоже не стоит на месте. С каждым столетием врагу все сложнее и сложнее достигать хоть каких-то успехов. Последний раз, сто тридцать лет назад, все, чего смогли достичь монстры, так это захватить один город и все. Дальше продвинуться им не дала наша доблестная армия и гильдии авантюристов. Последние постоянно отправляются в гости к врагу, дабы там поохотиться на монстров и их хозяев альвов. Попасть в ряды гильдий — мечта любого подростка. И я не исключение. Вот только шансов у таких, как я, почти нет. И если бы не идея нашего командира Айзека, которую он озвучил два года назад, то я бы даже не думал об экзамене в авантюристы.

Дело в том, что подать заявку может кто угодно. Как лично, так и отрядом. И если твой отряд сможет пройти экзамен, то появится шанс стать авантюристом. Очень призрачный шанс, но это лучше, чем его отсутствие. После прохождения экзамена каждому даруется одна жизнь. Уникальный шанс возродиться после смерти в центре воскрешения магов. У тебя сохранятся все твои способности и умения. Ибо именно там будет выращен твой клон, а после в него вольется твое сознание и душа. Правда, времени это занимает немало, почти полный год, а если точно, то десять месяцев. Но это лучше, чем полная смерть. Впрочем, если у тебя есть деньги, то можно купить сколько угодно жизней. Правда, накопить нужную сумму нелегко. Профессиональные авантюристы целый год уничтожают тварей, пока наконец не наберется необходимая сумма.

Конечно, для тех, у кого общий уровень достиг невиданных высот и больше хотя бы пятидесятого, такой сложности нет. Вот только достичь такого уровня очень непросто. Обычные люди на это тратят от ста лет и больше. Это до десятого уровня расти элементарно, а до двадцатого достаточно легко. Но чем выше уровень после двадцатого, тем тяжелее он растет. После тридцатого совсем труба. Один уровень за десять лет сражений с монстрами считается очень хорошим результатом, достичь которого без способностей практически невозможно. Так что, как ни смотри, но у нас вроде как шансов нет. Кроме одного: держаться друг за друга и надеяться на чудо. Если нам повезет, и мы сможем получить в награду от бога способности и магические умения, то наша жизнь кардинально изменится. Причем такие прецеденты в истории уже были. Мало, но были.

Впрочем, хватит отвлекаться. Нужно уловить момент полного осознания, а главное — спокойствия. Без этого не получится понять, что именно нового у меня появилось. Последний раз после такого сна я стал обладателем великолепной памяти. Если захочу, то смогу вспомнить каждый прожитый миг своей жизни. Очень полезное умение, вот только в систему уровней оно, как и все мои приобретения, не вписывалось. Исключением являлся только мечник. Его почему-то система восприняла нормально.

Мотнув головой, откинул очередные мысли не по теме. И только через минут пять, наконец, в моем сознании воцарили тишина и спокойствие. Только в этот раз они было не обычными, а какими-то объемнымы, что ли. Попытался понять, что именно это значит, и в тот же миг в голове как будто вспыхнуло солнце. От неожиданности я заморгал, но никаких последствий не обнаружил. Зато кое-что новое заставило меня застыть на месте. Я с изумлением смотрел на свою комнату и как будто видел ее впервые. Все линии стали четче и ярче, а главное — у меня получалось замечать абсолютно все мелочи. Это было… Удивительно? Потрясающе? Не знаю. Но ошеломило меня сильно.

Когда же я встал и словно во сне подошел к окну, то так и застыл на месте, глядя на лес. Казалось бы, что такого, если ты замечаешь, как на дереве колышется отдельный листок от ветра? Стоит только обратить свое пристальное внимание на любой объект, и он станет центром твоего внимания. Любой так может. Вот только в отличие от остальных, я видел абсолютно все листья! Одновременно отмечая все малейшие изменения в картинке перед собой. Мне даже не приходилось напрягаться. Я спокойно смотрел, как от южного ветра покачивается каждый листок. Как между стволов деревьев проскочила молнией белка. Как три птицы сидели на разных ветках, а четвертая как раз в этот миг перелетела на соседнее дерево.

Не знаю, как сравнить то, что я вижу сейчас, с тем, что было. Казалось, раньше я просто видел черно-белую картинку, а сейчас — цветную. И то, даже это сравнение будет неверным. Увиденное потрясало и ошеломляло. Так я и простоял минут тридцать, пока не смог взять себя в руки и наконец отойти от впечатлений. Каждый раз меня удивляют новое возможности, и каждый раз не знаю, откуда они, и кто их мне дает. Неужели те парни на форуме правы, и все это подарок от моей прошлой жизни? Или точнее души? Подумать над этим стоило, но не сегодня. Сейчас есть дела поважнее. Нужно собираться и выдвигаться на встречу с командой. Нас ждет экзамен, к которому мы готовились два года.

Айзек Ростам оказался опытным командиром, который четко понимал, чего хочет от каждого из нас. Все эти годы он день за днем создавал из нас сплоченную команду. Не знаю, откуда у него данные о том, что именно нас ждет на экзамене, но эти данные позволили нам натренировать каждое движение и каждое действие. Если вначале я не особо верил в то, что у нас выйдет что-то путное, то сейчас даже не знаю. Очень похоже на то, что у нас все получится. Одно нужно помнить и понимать хорошо: второго шанса у нас не будет.


Глава 3


Покинув свою комнату, я неспешно прошелся по коридору нашего общежития и, спустившись по лестнице на первый этаж, вышел из обители для парней. Как обычно, у входа в здание меня уже ждала Мелинда. С тех пор, как по поручению Айзека я стал ее личным тренером в освоении холодного оружия, девушка решила взять надо мной шефство. С виду хрупкая и неуверенная в себе, эта девчонка в личном общении становилась тираном с большой буквы. Все дело в том, что у меня плачевно обстояли дела с некоторыми предметами, в которых великолепная память не помощник. Один из них назывался «Божественная молитва». Если у меня параметр «Молитвы» имел всего двенадцатый уровень, то у Мелинды он был самым большим в команде и равнялся девятнадцатому.

В принципе, можно и с таким моим уровнем развиваться дальше, если бы не одно но. От этого умения зависел уровень роста духа. А это очень важный стат для получения дополнительных наград от бога за убийство монстров. У тех, кто не смог достигнуть хотя бы пятнадцати духа, шансы получить в награду умение и специальности равны нулю. А уж о магии тут лучше не вспоминать. Там вообще нужен дух выше двадцатки. Кстати говоря, у Мелинды дух уже был равен двадцати одному. Опять-таки больше всех в команде. Остальные выше восемнадцати еще не подняли. У меня, так вообще, он равен всего четырнадцати. Самый слабый показатель. Зато в других статах я на голову опережал всех. Разве что магический интеллект у всех был одинаковым. Тут за все два года никто так и не смог продвинуться даже не единичку вверх. Как был у всех равен десятке, так и остался на том же месте.

— Привет, ты опоздал. — С упреком глядя на меня, заявила с ходу Мелинда.

— Привет, да прос… — Виновато улыбнулся я в ответ.

— Ты что, не знаешь о том, что заставлять девушку ждать — как минимум, неприлично? — Тут же гневно оборвала меня явно рассерженная дама.

— Да как бы я …

— Твои оправдания, как всегда, не помогут. — Опять мне не дали сказать и слова.

— Но…

— Даже слушать не хочу. — С глазами, пылающими праведным гневом, заявила она. — Ну ничего, после экзамена мы еще с тобой побеседуем на эту тему.

— Хорошо. — Тяжело вздохнув, согласился.

И мысленно добавил: «Если будет это — после экзаменов». Вслух говорить такое девушке я не стал, зная ее фанатичную веру в успех. За последние два года она очень сильно изменилась в плане веры во что-либо. Убежденность в том, что на все воля бога, и мы лишь его послушные слуги, что должны своим трудом доказывать свою полезность господу, слишком серьезно повлияло на ее характер. Хорошо, хоть во всем остальном она оставалась все такой же, как и раньше — в общем-то, милой и симпатичной девушкой.

— Еще бы ты не согласился. — Фыркнула Мелинда, гордо вздернув подбородок. — Пошли уже, наши наверно ждут.

— А вот это вряд ли. — Хмыкнул я в ответ. — Скорее бог спустится на землю, чем Саманта и Артур придут вовремя.

— Но ведь сегодня экзамен. — Не очень уверенно произнесла девушка, неспешно идя рядом со мной.

— Экзамен только через пять часов. — Пожал я плечами. — Просто Айзек, как всегда, решил перед экзаменом перестраховаться.

— Думаешь, зря? — Иронично спросила она.

— Не знаю. — Повторил я свой жест плечами. — Лично я прекрасно все помню. Да и остальные наизусть знают каждое наше движение.

— Даже Саманта? — Ехидно произнесла она, бросив на меня какой-то странный взгляд.

Ох уж эти непонятные намеки девушек. Вечно они что-то говорят с тройным, если не больше, смыслом. Вот и сейчас. Вроде простой вопрос, имеющий намек на то, что Саманта — самый слабый член отряда, но с другой стороны — все не так просто. Начать с того, что по неведомой мне причине девушки друг дружку, мягко говоря, не очень-то жаловали. Мелинда была уверена в том, что все парни влюблены в Саманту, и очень злилась из-за этого. А Саманта решительно обвиняла Мелинду в соблазнении Айзека. Это притом, что нашему командиру было плевать на обеих девиц. Насколько мне известно, у него уже давно есть девушка из нормальных. Какая-то знакомая его брата. Правда, в последнее не верила Саманта, все так же пытаясь влюбить в себя парня. Целый мыльный сериал, а не команда.

Лезть в эти хитросплетения мне решительно не хотелось. Но кто меня будет спрашивать? Эти дамочки каждый раз старались привлечь на свою сторону остальных членов отряда лишь для того, чтобы чужими руками в очередной раз уколоть морально соперницу. И ведь самое смешное в том, что все всё понимают, но никто ничего не делает. Айзек изображает, что его это не касается. Артур откровенно прикалывается над обеими, а Рустам включает недалекого амбала и тем самым снимает все вопросы. Вот и получилось в итоге, что обе решили давить на бедного меня и мою психику. Так что, учитывая выше перечисленное, отвечать нужно таким образом, чтобы Мелинда не смогла опять втянуть меня в свои разборки.

— Этот вопрос лучше задать Айзеку. Ему виднее, кто готов, а кто не совсем. — Попытался я перевести стрелки на командира.

— У тебя что, своего мнения нет? — Прищурившись, спросила эта приставучая язва.

— Мое мнение касается только лично меня и больше никого. — Уверенно заявил я.

— То есть ты считаешь, что Саманта готова, и из-за нее проблем не будет? — Вроде как отстраненно спросила Мелинда.

— С чего такие выводы? — Вырвалось у меня удивленно.

— Так значит, все-таки она не готова? — Тут же азартно подхватила мои слова девушка.

— О, смотри, наши уже собрались. — Быстро перевел я тему разговора, увидев Айзека с Рустамом у входа в центральное здание интерната.

— Вот только не все. — Буркнула девушка и, с подозрением посмотрев в мою сторону, все же решила не возвращаться к прежней теме. Ну и слава богу.

— Вы опоздали. — Спокойно констатировал факт Айзек сразу после того, как мы поприветствовали друг друга кивками.

— Это все Артем виноват. — Моментально выдала меня девушка.

— Артем? — Удивился Айзек. — Что-то случилось?

О моих особенностях не знал никто, но каждый раз мне кажется, что наш командир о чем-то догадывается. Вот и сейчас вопрос как будто с намеком. Ну, или мне просто кажется.

— Да нет. — Изобразив безразличие на своем лице, произнес я. — Просто слегка увлекся медитацией.

— Ясно. — Кивнул ободрительно Айзек. — Медитация перед боем — это хорошо и правильно.

— Всем привет. — Раздался веселый голос Артура.

— Привет. И ты опоздал. — Все так же спокойно констатировал Айзек.

— А что, разве Саманта уже здесь? — Удивленно осматриваясь вокруг и театрально размахивая руками, произнес Артур.

— Разве это повод опаздывать? — Иронично произнес Айзек.

— Ой, да ладно тебе. — Артур махнул беззаботно рукой. — Всего-то на десять минут опоздал. Все равно еще полчаса твою фанатку ждать.

— Это кого ты фанаткой обозвал, ушастый?

Саманта словно все это время сидела в кустах и ждала фразы Артура. По крайней мере, выскочила она оттуда с гневным выражением лица очень неожиданно для всех. Впрочем, по ней было видно, что девушка явно проспала, и бегом мчалась на место встречи прямо через сквер.

— А я что, неправ? — Изобразив изумление, спросил Артур.

— Хватит. — Оборвал обоих Айзек. — У нас сегодня слишком важное мероприятие, и на ваши глупые шуточки времени нет.

— Так точно, босс! — С абсолютно серьезным видом Артур козырнул командиру, отчего у всех сама по себе выскочила улыбка. В серьезность этого парня поверить невозможно в принципе.

— Хватить паясничать. — Ворчливо произнес Айзек, с осуждением посмотрев на Артура.

— Хватит, так хватит. — Равнодушно пожал плечами Артур. — Может тогда расскажешь, зачем мы тут собрались за пять часов до экзамена?

— А вот это уже правильный вопрос. — Прищурившись, загадочно сказал Айзек. — Дело в том, что даже всех наших тренировок не хватит, чтобы пройти экзамен, но…

Сделав многозначительную паузу, он с превосходством посмотрел на нас, ожидая реакции, которой, в итоге, не было. Уж не знаю, почему другие не удивились, но лично я давно уже подозревал, что у нашего командира есть кое-что покруче обычных тренировок. Возможно, все, как и я, осознавали тщетность наших усиленных тренировок. Таких как мы, желающих стать авантюристами — множество. Многие чуть ли не с детства готовятся пройти экзамен. Вот только проходят его единицы.

— Может хватит уже тянуть театральную паузу? — Насмешливо произнес Артур. — И так всем понятно, что у тебя припрятан туз в рукаве.

— Меня радует тот факт, что вы умеете думать головой. — Задумчиво произнес Айзек. — Может кто-то уже догадался о том, что именно может нам серьезно помочь?

— Артефактное оружие? — Не очень уверенно и совсем тихо спросила Мелинда.

Удивительная вещь. Один на один она та еще болтушка и энергичная особа. Но стоит собраться компании больше двух человек и все. Девушку как будто подменяют на скромную и тихую школьницу. До сих пор удивляюсь таким переменам.

— И это тоже. — Довольно кивнул головой Айзек. — Мы с братом уже давно готовили полное снаряжение для всех нас. Так что сейчас мы поедем за этим самым бонусом.

— Но ведь оно стоит кучу денег. — Растерянно произнесла Саманта.

— Верно. — Согласно кивнул головой Айзек. — Вот и помните об этом. Я слишком многое в вас вкладываю, так что не подведите меня.

— Я думаю, тут все понимают последствия проигрыша. — Решил наконец вмешаться в разговор Рустам своим могучим басом.

— Вот и отлично. — Хмыкнул Айзек. — И раз все собрались, то нечего болтать. Нам еще потребуется время, дабы проверить снаряжение.

— У меня тут есть один маленький вопросик. — Продемонстрировав мизерный зазор между пальцами правой руки, произнес Артур. — Каким образом мы за несколько часов сможем привыкнуть к новому снаряжению?

— А ты думаешь, вы просто так таскали на себе полные доспехи каждую тренировку? — Улыбнувшись, сказал Айзек. — Даже ваше тренировочное оружие весило столько же, сколько артефактное. Так что привыкать особо не придётся. В плане веса и ваших атакующих возможностей ничего не изменится.

— Тогда в чем мы получаем бонус? — Недоуменно спросил Артур.

— Все дело в том, что это снаряжение имеет очень мощные защитные свойства. — Спокойно произнес Айзек. — Или мне нужно тебе напомнить наш план?

Артур отрицательно покачал головой и, пожалуй впервые на моей памяти, стал выглядеть действительно задумчивым, а не как обычно, театрально изображать нужную эмоцию. И я его понимаю. Только сейчас осознал весь план командира. Тут дело в том, что экзамен имел три варианта прохождения. Первый — это просто выжить в течение двух часов. Конечно, никого там всерьез не убивали, в последний момент роботы, изображающие монстров, просто останавливали свой удар. Это конечно не спасало от многочисленных травм и ранений, но медики всегда были наготове, и летальных исходов на экзамене не было уже более сотни лет. Обычно большинство предпочитали именно этот вариант прохождения экзамена.

Второй вариант никто не мог реализовать больше двадцати лет. Точнее, двадцать три года назад одна из команд смогла полностью уничтожить всех роботов на полигоне, тем самым успешно сдав экзамен за один час и сорок минут. Но был еще и третий вариант. На полигоне, который представлял собой лесополосу, находилась каменная пирамида по центру. Именно в ней, в глубине коридоров, стоял уникальный боевой робот, изображавший из себя альва. В реальности ему до настоящего альва как до неба, но это и неважно. Главное заключалось в том, что тот, кто уничтожит этого робота, проходит экзамен. Даже если при этом весь отряд погибнет. Бытовало мнение, что пока не уничтожишь всех роботов полигона, к боссу не подобраться, но Айзек считал по-другому.

Пока мы ехали в подземке к брату командира, я размышлял над тем, что мы так усиленно тренировали. Если раньше я считал третий вариант невозможным, то сейчас это уже не казалось таким уж нереальным. Все два года мы тренировались двигаться по лесу с определенной скоростью, и по четкому известному только Айзеку маршруту. Кроме того, он с нашей помощью соорудил, судя по всему, точную копию коридора той самой пирамиды. И вот там мы уже отрабатывали применения своих скудных возможностей по секундам. Казалось, нас тренируют прорываться с боем к боссу, но кажется, это не совсем так. Я не знаю, откуда у Айзека график патрулей роботов на полигоне, и где он достал точный план прохода через лабиринт к боссу, но это все выглядело весьма подозрительно. С другой стороны, то, что он или его брат смогли украсть планы полигона, а главное, узнать, какой именно полигон будет использоваться — не наша забота. Смогли? Вот и отлично. Честно или нечестно, мне лично все равно. Ведь это наш единственный шанс вырваться в люди.

Если внимательно подумать, то получалось следующее. Мы достигаем, минуя патрули, пирамиды. Там быстро продвигаемся по коридору, принимая на свою защиту все удары роботов. А вот дальше Айзек, судя по всему, собирался применить нечто из опасных артефактных игрушек. По-другому пояснить, почему мы не тренировали и не разрабатывали бой против босса, я не могу. А вот то, что всю дорогу мы должны прикрывать со всех сторон самого Айзека — это факт. Кажется, у нас будет снаряжение на оборону, а вот у него самого все на атаку. Собственно, я и раньше нечто подобное допускал, но поверить в то, что кто-то выдаст нам дорогущее снаряжение, не мог при всем желании. Да и не совсем понятно, зачем было скрывать от нас эту информацию?

Но когда мы через полчаса прибыли на место, а именно на какой-то пустой склад, принадлежащий, судя по всему, семье Айзека, все вопросы сами собой отпали. Перед нами лежали четыре комплекта брони армейской группы быстрого реагирования. Их еще в народе прозвали смертниками, и не просто так. Конечно, мы все увлекались изучением различного снаряжения, как авантюристов, так и армии. Так что знали почти все технические детали. Айзек достал шикарное снаряжение. Вот только у него были серьезные минусы, а именно — время. Заряда магических источников, которые обеспечивали питанием многочисленные артефакты брони, хватит максимум на сорок минут, а потом все. Ты или труп или уже победил. Великолепная броня превращалась в тюрьму, из которой не так-то просто выбраться без посторонней помощи.

У самого Айзека комплект был тоже армейский, но не группы сдерживания прорыва, а ликвидаторов. Эти парни являлись одноразовым оружием огромной мощности. Их задача во время прорыва — добраться до важного объекта или цели и уничтожить одним ударом. Обычно после этого носитель такого доспеха погибал. Потому как вся энергия уходила на тот самый единственный удар. Шансы выжить у носителей этого снаряжения были минимальны. Собственно, после каждого прорыва отряды быстрого реагирования собирали и тренировали с нуля. Так как в живых оставалось максимум пять процентов из их составов. Впрочем, все они имели одну запасную жизнь, так что ничем не рисковали. Вот только брали туда тех, кто находился на грани между отправкой в вирт капсулу и жизнью в реале. Да и конкурс в эти отряды был просто бешеный, несмотря на то, что жить в реале ты сможешь только до первого прорыва.

Когда там будет прорыв — неизвестно, и вполне можно успеть спокойно прожить больше сотни лет в реальном мире с неплохой зарплатой. Это не означало, что те, кто служил в этих частях, отдыхали все это время. Каждый день они готовились к прорыву или сидели на боевом дежурстве. Распределение там простое: треть состава отдыхала, вторая треть тренировалась, а остальные сидели в полном снаряжении в ожидании прорыва, готовые в любой момент прибыть в нужную точку на планете. Официально в этих отрядах быстрого реагирования служили три миллиона бойцов, расположенных на базах в ключевых точках планеты. Более того, на каждой из таких баз находился штатный маг высшего ранга, который мог открыть транспортный портал в любую точку мира.

Конечно, те отряды, что окажутся возле прорыва, погибнут сразу, но на их место прибудет целая армия таких же бойцов. И пока эти солдаты будут сдерживать монстров, основные вооруженные силы окружат зону прорыва и, окопавшись, встретят массовым огнем монстров при поддержке авантюристов и высших магов. По сути, все эти три миллиона нужны были только ради того, чтобы не дать монстрам выйти на оперативный простор. И вот сейчас их снаряжение у нас в руках. Не то, что бы оно было запрещено, но купить такое оборудование было непросто. Да и нормальным авантюристам такие вещи неинтересны. Слишком целенаправленное применение. К тому же, зарядить все кристаллы брони — недешёвое удовольствие даже для них.

— И каким образом мы сможет проверить это все добро? — С сарказмом в голосе спросил Артур. — Тут же заряда только на сорок минут.

— Это первый комплект. — Спокойно произнес Айзек. — Он предназначен для нашей последней тренировки. Второй комплект мы наденем перед тем, как начнется экзамен. К тому же, если запустить функциональность только движения, без активации защитных контуров, то можно спокойно двигаться в них три часа.

— Боюсь спросить, откуда столько денег? — Задумчиво произнес Артур.

— А тебе не все равно? — Не выдержав, ответил вместо Айзека я. — Скажи спасибо и радуйся подаренной возможности.

— Как всегда, наш Артемка немногословен, но точен. — Хмыкнул Артур. — Да я как бы не спорю. Просто отметил сей факт.

— Я уже говорил, и повторять больше не буду. — Спокойно произнес Айзек. — Вы не задаете лишних вопросов, а я дарю вам возможность на будущее.

— Просто без нас ты не сможешь пройти экзамен. — Нахально усмехнулся Артур.

— Пройти экзамен можно даже втроем. — Спокойно заявил Айзек, пристально глядя в глаза Артура.

— Эй, эй… полегче… — Рассмеялся парень. — Я ничего такого не сказал. Просто шутка, не более.

На это Айзек лишь продолжил пристально смотреть на парня.

— Да все, все. Понял я, понял. Рот на замке. — Жестом закрыв себе рот, заявил Артур.

— Вот и отлично. — Равнодушно произнес Айзек, опять став абсолютно спокойным. — Тогда разбираем снаряжение и приступаем к тренировке. Времени у нас впритык.


Глава 4


Прибыли мы на полигон для прохождения экзамена за полчаса до начала. И хотя наш вид вызвал удивленные взгляды со стороны судейского состава, но никаких замечаний не последовало. Все было в рамках правил. Естественно, в этот день сдавали экзамен не только мы. Собственно, полигон работал каждый день, а команды заходили на него по расписанию. Так что нас даже запустили на десять минут раньше, чем положено. Команда перед нами не смогла пройти и первый сектор полигона, а потому особых восстановительных работ не потребовалось.

Перед тем как войти в зону полигона, который был огорожен высоченным бетонным забором в метров двадцать, мы прошли через сканы системы. Эти устройства определяли наш текущий уровень, а также все умения и специализации. Каждый живущий в реале был обязан посещать такие сканы, стоявшие чуть ли не на каждом углу в городе, не реже чем раз в месяц. И только потом обновленные данные записывались в базу данных и на наши браслеты. Конечно, можно было купить более продвинутые браслеты, которые постоянно контролировали изменения в параметрах, но стоили они недешево. Да и если попадем в одну из гильдий авантюристов, то нам их выдадут бесплатно.

Общий уровень — 18

Сила — 28

Ловкость — 41

Выносливость — 28

Магический интеллект — 10

Дух — 14

Божественная молитва — 12

Мастер меча — 41

Владение огнестрельным оружием — 21

Владение кинжалами — 31

Владение копьем — 22

Мастер скрытности 42 уровень.

Тихий шаг — 27

Мастер маскировки — 40

Вот собственно и все, что выдал мне аппарат сканирования. Очень серьезный уровень владения оружием и скрытностью, даже для авантюристов. Вот только остальные пункты были девственно пусты. Никаких стихий, ауры, духовной силы, магии и других специализаций, а также умений. Если я не пройду экзамен, то меня даже спрашивать не будут, а сразу отправят в капсулу вирта пожизненно. Слишком безнадежный я член общества, даже для армии не подхожу. Впрочем, у остальных тоже было не особо густо.

Судьи, глядя на наши показатели, только недоуменно пожимали плечами. У них в глазах так и читалось сожаление о потраченном времени. И если бы не дикая уверенность в голосе, движениях и взгляде Айзека, то мы, скорее всего, сдулись бы сразу же. Артур и тот с опущенной головой ходит. И причина была более чем явная. Рядом на табло висели показатели команды, что продержалась на полигоне всего двадцать минут. Там минимальное количество специализаций были у лекаря. Всего-то двенадцать штук. А уж умений у него было больше тридцати. Правда, уровень владения был намного ниже нашего. Все-таки мы оттачивали свои скудные силы до изнеможения по двенадцать часов каждый день.

— Собрались! — Зычно прикрикнул на нас Айзек, выглядевший уверенно и, я бы даже сказал, довольно. — Только представьте, какие у них будут лица, когда мы пройдём экзамен.

Эта мысль заставила меня невольно улыбнуться. Зрелище будет то еще.

— Выкидываем лишние мысли из головы и четко выполняем все, что готовили. — Между тем продолжил командир, пока на табло шел отсчет перед стартом. Оставалось тридцать секунд. — Видим только цель и помним — все зависит только от нас!

Не знаю почему, но его пылкая речь сама по себе выбила лишнее из головы, особенно сомнения. Внутренне подобравшись и положив руку на запуск систем брони, я глубоко вдохнул и с ясными мыслями приготовился к старту. Остальные видимо тоже приободрились и теперь не выглядели заранее проигравшими. Все-таки, как ни крути, но моральная составляющая очень важна.

— Построились! — Скомандовал Айзек, когда до старта оставалось десять секунд.

Вперед вышла мощная фигура Рустама. В руках этого здоровяка находился огромный щит с возможностью энергетической защиты по площади. Даже если нас будут атаковать все роботы полигона, как минимум двадцать секунд защиту он удержит. За ним стояли Артур и Саманта. У обоих в руках были огневое оружие. Саманта с тяжёлой снайперской винтовкой, а Артур держал в руках ручной пулемет. Они оба владели боевой магией, но перезарядка там была долгая после каждого из умений. Так что дополнительная огневая мощь — это то, что нужно. За их спинами расположились Айзек и Мелинда. Руки девушки были свободны, а глаза уже окутала дымка транса. Ей придется все время контролировать состояние каждого из нас. Лечить она не сможет, но вот усилить в нужный момент или снять усталость — это легко, а главное — очень важно.

Айзек запустил четырех дронов, которые зависли прямо над нашими головами. Его задачи — контролировать окружающее пространство и командовать. Хотя мы помним наизусть весь маршрут, но мало что может пойти не так. Замыкающим был я с двумя мечами в руках. Это были не простые железяки, а артефакты, способные разрезать все что угодно. А уж с моей скоростью владения я и пули на лету могу рубить. На складе мы даже проверили мою скорость. Артур пустил в меня очередь из пулемета с двадцати метров, и я смог отразить все пули. Сам тогда офигел от собственных возможностей. Раньше я бы так не смог. Но вот после последнего сна я как будто знал, где и когда пролетят пули. К тому же, руки и тело сами по себе двигались идеально. Говорить о шоке остальных даже не буду. Один только Айзек довольно хмыкнул.

Моя задачи — это прикрытие тыла и быстрое устранение единичных целей. Еще, в принципе, разведка, но это, если только что-то пойдет не так, как планировали. В стандартном плане мои умения пригодятся только внутри пирамиды. Именно мне предстояло прорубать путь по коридору. А вот наша основная огневая мощь наоборот, будет прикрывать сзади. Ведь после того, как мы войдем в пирамиду, все роботы сразу же устремятся со всего полигона за нами.

Как только отсчет закончился, энергетический барьер перед нами исчез, открыв вид на густой летний лес, посреди которого возвышалась каменная пирамида. Команд не было. Все и так знали, что делать. Быстро устремившись всем отрядом в лес, мы через минуту оказались окружены деревьями. Это не скроет нас от сенсоров роботов, но не позволит им вести огонь на большой дистанции. Впрочем, сражаться с ними сейчас не входило в наши планы. Быстро перемещаясь среди деревьев, мы на максимально возможной скорости устремились к пирамиде, но не прямо, а по запутанной траектории.

Откуда у Айзека маршрут патрулей роботов, было непонятно, но складывалось ощущение, что все приказы ИИ, который и командовал местными роботами, он знал заранее. По-другому объяснить такой запутанный маршрут и очень редкие встречи с противником не получится. Разве что кто-то из нас обладал бы специализацией «интуит» с умением предсказывать будущее или же ощущать все, что вокруг. Вот только у нас таких не было. Даже среди авантюристов обладающих такой полезной специализацией было очень мало.

Единичные роботы на пути либо очень быстро уничтожались Артуром с Самантой, либо просто оглушались умением Саманты. Последние конечно придут в себя через пару минут, но это уже было не столь важно, мы со своей скоростью движения уже успеем от них убежать. Главной во всем плане была скорость. И пока что все шло точно, как рассчитал Айзек. Вот так, избегая практически любых столкновений, мы уже через двадцать минут достигли входа в пирамиду. Перед входом находился отряд из пяти роботов, которых мы просто протаранили своей защитой, даже не пытаясь с ними воевать. Убить быстро их не выйдет, а щиты Рустама и наши личные выдержат их массированный огонь оружия и магии из артефактов.

Оказавшись внутри, отряд тут же перестроился, и мне уже было не до наблюдения за обстановкой вокруг. Все внимание сосредоточил на том, что происходило передо мной. Отдавшись полностью ощущениям собственного тела, я устремился вперед. Единственное, что постоянно держал в голове, так это план коридора. Первый противник не заставил себя долго ждать. Робот, выглядевший как монстр тридцатого уровня, хотел применить артефакт атаки, но не успел. Я оказался быстрее. Проскользнув по полу до противника и оказавшись под ним, я всего тремя точными ударами уничтожил врага. Но не успел даже порадоваться победе, как из-за поворота появились сразу два робота.

В это раз мне сначала пришлось отразить на бешеной скорости все их атаки с помощью мечей, и только потом удалось сблизиться с ними. Быстро отметив, что один из них активировал щиты, я тут же атаковал второго. Одним мечом отрубив ему правый манипулятор, выглядевший как щупальце, а вторым пронзил центральный вычислительный блок в груди. В этот миг второй хотел было атаковать меня в ближнем бою, но я, извернувшись все телом, проскочил между его щупалец и, оказавшись в мертвой зоне, поразил его в уязвимую точку. Все-таки артефактные мечи — это нечто. Без них я бы даже поцарапать врага не смог. Корпус-то у них явно не из простого сплава. Сзади что-то серьезно бабахнуло. Быстро бросив взгляд назад, увидел, как из тучи пыли выскочили мои соратники. Кажется, Артур с Самантой обрушили проход. Впрочем, надолго это роботов не задержит. С помощью артефактов они расчистят путь минут за пять, но это тоже время. Смотреть долго назад мне не дали. Впереди показался очередной робот. Все тот же тридцатый уровень. Так что пришлось мне устремиться к нему навстречу.

Таким образом мы продвигались минут десять. И если сначала враги выходили по одному, максимум по двое, то под конец их стало уже минимум трое, а иногда и четверо. Я держался только благодаря постоянной подпитке от Мелинды. Своих сил не осталось совсем, а защита брони находились в критической зоне. Несмотря на всю мою феноменальную скорость и ловкость, роботы все равно попадали по мне. И с каждым таким попаданием энергии становилось все меньше и меньше.

Казалось, что коридор не имеет конца. Умом я понимал, что у нас просто очень низкая скорость движения, и каждый метр приходится отвоевывать с боем, но эмоционально жутко устал. Все чаще себя ловил на опасной апатии. Все становилось безразлично. Похоже, я на пределе. И это видимо заметил Айзек, так как в какой-то момент возле меня появился Артур, который принялся магией и огнем своего пулемета помогать мне. Это тоже было в плане. А значит, оставался последний рывок. Еще пару поворотов и мы на месте.

В огромный зал я выскочил настолько неожиданно, что даже замер на мгновение на месте. Именно этого мига хватило пяти роботом тридцатого уровня и боссу пятидесятого нанести удар, а я парализованным упал на каменный пол. Все. Отвоевался. Теперь я считался мертвым, как и Артур, который буквально успел только сделать одну очередь, как лег рядом со мной. Саманта успела применить свое главное умение. Гравитационную ловушку, а потом присоединилась к нам. Дольше всех держался Рустам. Включив на полную катушку все щиты, он при подпитке Мелинды продержался нужные нам десять секунд.

В тот момент, когда упали под атакой босса Рустам и Мелинда, Айзек исчез, чтобы появиться возле босса, а после тут же опять испарился. Босс, выглядевший как альвар, то есть внешне очень похожий на человека, просто с черной кожей и вертикальными зрачками, упал на пол. А сверху раздался гонг. И только после этого появился Айзек, который дышал словно загнанная лошадь. Еще бы. Под ускорением и абсолютной скрытностью сблизиться с боссом, присоединить к нему муляж бомбы, и потом на таком же ускорении отскочить в сторону. Перегрузки, которые пережил командир, заставили меня внутренне содрогнуться. Не удивительно, что Айзека скрутили приступы рвоты. У него сейчас наверно ни одной целой мышцы не осталось. Боль должна быть адская. Возле нас открылся портал, через который прошли медики-маги и один из судейского состава.

— Поздравляю! — Торжественно произнес он, как только с нас сняли паралич, а Айзеку оказали первую помощь. Судя по тому, что командира укладывали на носилки, с его здоровьем совсем труба. — Вы сдали экзамен!

Очень бы хотелось радоваться и прыгать от счастья, вот только сил ни у кого не было даже на довольную улыбку. Я просто лежал и молча смотрел перед собой. Сил двигаться не было. Саманта, Артур, Рустам и Мелинда страдали от магического истощения. Они выложились по полной, особенно под конец. К тому же, не знаю, как у других, но у меня были нерадостные мысли. Если мы так легко легли от имитации альва, то что будет, если встретим его в реале? Да и остальные тоже оказались непростыми противниками. А ведь это только имитация. Настоящие монстры хоть и похожи, но тем не менее, намного опаснее. Сможем ли мы прожить до того момента, как купим еще одну жизнь? Очень хочется верить, что у нашего командира и тут есть идеальный план. Ибо без него долго нам авантюристами не пробыть.

* * *

В комнате, больше напоминающей библиотеку, чем рабочий кабинет, коим он и являлся, возле огромного письменного стола из дорогущего дерева стоял представительный мужчина лет сорока на вид. Сегодня у командующего одиннадцатого военного округа Маерса Ростама был выходной, который он собирался провести в кругу семьи. Вот только он не ожидал, что в этот раз его семья соберется в полном составе. Его задумчивый пристальный взгляд серых глаз переходил с одного молодого человека на другого. И если при взгляде на своего сына Айзека у него проскакивали еще оценивающие нотки, то во время такого же внимания на Эдгарда в его глазах лучились теплота и гордость. К тому же, официально Айзек уже давно не числился в составе семьи, до сегодняшнего дня.

Именно сегодня днем его вроде бы потерянный сын смог продемонстрировать серьезные успехи. Став в, казалось бы, безнадежной ситуации авантюристом. Конечно, Маерс оказал ему помощь в виде предоставления экипировки отряду, но это никоей мерой не принижало достижение сына. Маерс уже имел по этому поводу разговор с одним из судейского состава и понимал, что там не совсем чистый проход, но это уже проблема не ребят, а службы безопасности полигонов. То, что кто-то смог вычислить слабые места ИИ контролера экзамена, а также разработать на основе этих слабостей идеальную комплектацию состава, можно смело ставить в заслугу, а не в упрек.

— Я конечно не скрою, что мне радостно узнать о твоих успехах. — Наконец произнес Маерс, доставая из коробки на столе сигару и прикуривая ее. — Но я не совсем понимаю, зачем рисковать в мире с тварями? Уже сейчас очень многие оценили твой ум и смекалку. Есть очень хорошие предложения от различных военных академий…

— И стать штабной крысой без капли возможностей вырваться выше? — С сарказмом едко произнес Айзек, не дав договорить отцу.

— Лучше быть живой штабной крысой, чем мертвым героем. — Пожав плечами, равнодушно ответил отец. — Мы ведь оба понимаем, что в хороший отряд тебя не возьмут, а то, что у тебя есть сейчас, не сможет выжить и одной недели в мире альвов.

— Я прекрасно это понимаю, потому и хочу попросить об очередной помощи. — Слегка поморщившись, произнес Айзек.

— Помощи? — Удивился Маерс.

— Да. — Уверенно кивнул головой парень. — Мне нужно специфическое оборудование и снаряжение из элитных армейских подразделений.

— Ого, у тебя запросы. — Хмыкнув, сказал Маерс, вдыхая дым от сигары. — Вот только я не совсем понимаю, зачем мне такие затраты?

— Это позволит не только мне получить билет в жизнь авантюристов, но и серьезно поднять ранг Эдгарда. — Уверенно произнес Айзек, а его брат согласно и с серьезным лицом кивнул головой.

— Я так понимаю, что вы задумали очередную аферу? — Задумчиво произнес Маерс, пристально глядя на сыновей.

— Можно и так сказать. — Уклончиво согласился Айзек. — Хотя это, все же, четкий план.

— Хотелось бы побольше подробностей. — Неспешно растягивая слова, произнес отец.

— Я хочу захватить в плен одного из альвов. — Твердо произнес Айзек, глядя прямо в глаза отца.

— Кхм-кхм… — Закашлял от неожиданности Маерс, с изумлением глядя на сына. — Чего ты хочешь?!

— Ты все правильно услышал. — Спокойно усмехнулся Айзек.

Маерс перевел взгляд на Эдгарда, но тот лишь молча опять кивнул головой.

— М-да. — Протянул отец, покачав осуждающе головой. — Сумасшедший сын с безумными идеями.

— На первый взгляд, все так и есть. — Улыбнулся довольно Айзек. — Но у нас все рассчитано и продумано. — После этих слов парень сделал паузу и уже не столь уверенно продолжил. — Конечно, шанс того, что у нас получится захватить альва в плен, весьма мал, но то, что отряду Эдгарда в любом варианте удастся уничтожить одного из них, весьма существенно скажется на престиже отряда и его потенциале.

— Давай-ка ты не будешь ходить кругами и расскажешь, что вы такого задумали. — Став резко серьезным, произнес отец.

— Хорошо. — Кивнул согласно Айзек. — В одном из секторов, а именно в дельта четырнадцать дробь тридцать пять, живет у альвов один интересный персонаж. Именно он и будет нашей целью. Так как из-за его болезненных пристрастий мы сможем выманить его в нужное нам место.

— Хм. Дельта четырнадцать, говоришь… — Явно что-то вспоминая, произнес Маерс. — Это не там, где на миссии не берут никого из баб в отряд?

— Именно там. — Кивнул согласно Айзек. — Это и есть его главная слабость.

— Ты что, собрался выманить его на двух девок из своего отряда? — Нахмурившись, спросил Маерс.

— Именно так. — Улыбнулся Айзек. — Более того, обе они девственницы, а как явно видно из докладов нашей разведки, этот альв испытывает болезненное стремление к захвату именно таких девушек из нашего мира.

— А не слишком это… — Маерс пытался подобрать подходящее слово, но так и не нашел.

— Мерзко, противно и постыдно? — Спокойно произнес за отца Айзек. — Именно так и есть. Вот только никто не собирается отдавать их в плен. Они просто приманка, и не более того. Я все-таки не полный подонок, чтобы отдавать в руки извращенцу кого-либо. Но согласись, как приманка — они серьезный аргумент.

— Ты не первый, кто так думал. — Рассудительно произнес Маерс. — До тебя уже были те, кто пытался заманить альва в ловушку. Рассказать результаты?

— Я в курсе. — Спокойно отреагировал Айзек. — Но есть одно серьезное отличие. Там были использованы достаточно сильные авантюристки, и потому альв не клюнул. Он ведь не дурак, и понимает, что таких он не сможет пленить. Его стиль — это нападение исподтишка и желательно в спину. На этом и строится мой план. Там не будет наших высокоуровневых авантюристов, а только группа Эдгарда, которая специально подобрана для того, чтобы захватить альва живым. Более того, брат выступит со своими уже завтра в нужный нам сектор, где будет стандартно охотиться на тварей. Мы же прибудем через неделю, предварительно слив информацию о месте нашего прибытия.

— Не буду спорить с тем, что альвы откуда-то всегда знают о наших планах в их мире, но я сомневаюсь все равно в успехе операции. — Задумчиво покачал головой Маерс. — Отряд твоего брата может не справиться, и тогда вы все рискуете оказаться в плену у откровенного маньяка и психа даже среди альвов.

— Риска там нет. И помнится, то же самое ты говорил насчет экзамена. — Иронично возразил Айзек. — Тут у нас тоже все подготовлено и запланировано.

— С одной стороны, ты прав, но вот с другой — не понимаешь, с чем столкнешься. — Хмыкнул Маерс. — Альвы — те еще умные гады.

— Понимаю. — Серьезно кивнул Айзек. — Потому и прошу помощи. Думаю, после того, как ты ознакомишься с деталями плана, то изменишь свое отношение. К тому же, мы оба понимаем, что если у нас получится реализовать мой план, то я окажусь на совсем другой ступеньке отношений среди авантюристов, а уж брат так и подавно взлетит по рейтингу выше всех.

— Все это верно. — Протянул отец, затягиваясь сигарой. — Но ведь ты понимаешь, что шансов выжить у твоего отряда нет? Не жалко терять два года их обучения?

— Они уже отбили все вложенное в них время. — Пожал плечами равнодушно Айзек. — Если каким-то чудом выживут во время операции, то и без меня их примут в любую из гильдий авантюристов. Ну а если нет… — Айзек сделал многозначительную паузу, и только после этого закончил. — Они и так со стопроцентным шансом могли рассчитывать только на бокс для вирта, а так у них есть хоть какая-то надежда.

— Есть кое-что и пострашнее вирта. — С намеком в голосе возразил Маерс. — Если ты ошибся, то как минимум, твоих девочек ждет жуткая судьба.

— Я уже сказал. Это невозможно в принципе. — Твердо произнес Айзек. — Если у нас не получится, и они попадут в плен, то это слишком сильно ударит по репутации нас с братом. Этого я допустить не могу.

Подумав пару минут, Маерс наконец решительно произнес:

— Хорошо. Убедил. Давай свой подробный план, и если он меня устроит, я помогу вам.


Глава 5


Расположившись в сквере интерната, я расслабленно развалился на скамейке в ожидании остальных членов команды. Сегодня наш последний день в интернате. После того, как вчера мы прошли экзамен, и нас поставили на ноги медики, каждый отправился к себе отсыпаться. Хотя Артур вяло предложил отпраздновать событие, но желания ни у кого не возникло. Мне кажется, мы так и не осознали до конца факт того, что смогли избежать капсулы вирта. Может это и временно, но все равно приятно. Все, на что меня хватило вчера вечером, так это позвонить сестре и сообщить радостную новость. Пусть мои порадуются. Хотелось бы конечно отправиться сразу к ним, но не выйдет.

До тех пор, пока я официально не стану авантюристом, путь домой для меня закрыт. Все же экзамен давал лишь право называться кандидатом и получить одну бесплатную жизнь от государства, не более того. Только после завершения первой миссии в мире демонов я смогу официально стать частью авантюристов. Это при условии, что вернусь назад живым или смогу заработать на новую жизнь. До тех пор частичные ограничения продолжали для меня действовать. В том числе и повышенный налог на проживание в семье, если я решу вернуться домой. Так что пока придется пожить в выделенном государством общежитии для кандидатов в авантюристы.

— О чем размышляем? — Раздался рядом бодрый голосок Мелинды.

Лениво открыв один глаз, я взглянул на девушку, которая присела рядом со мной. В отличие от меня, с ней рядом стоял не один чемодан, а два. Да и размеры у ее багажа были побольше моего.

— Да так, ни о чем особенном. — Равнодушно ответил я, закрывая глаз.

Что, впрочем, не помешало отметить тот факт, что Мелинда надела свое новое и любимое летнее платье. Мне, кстати, тоже нравилась эта ее одежда. Уж очень плотно она прилегала к телу девушки, открывая простор для моей фантазии. Эх. Если бы не мое косноязычие, то можно было бы попробовать пригласить ее на свидание, а там… М-да. Мечты, мечты. Не то, что бы я не пробовал, но как только пытался заговорить на эту тему, так сразу становился заикающимся идиотом. А вот почему так происходило, я понять не могу. Ведь на любые другие темы я без проблем общался с ней. Даже жаль, что мои с ней тренировки ближнего боя теперь, скорее всего, прекратятся.

От воспоминаний ощущения близости ее тела во время обучения я, кажется, опять слегка покраснел. Быстро через приоткрытые глаза посмотрел на Мелинду, но слава богу, девушка явно думала о своем и сейчас просто сидела рядом молча и смотрела на сквер. Тихонько вздохнув с облегчением, мысленно заметил, что эта новая прическа каре очень ей идет. Правда то, что она решила в очередной раз сменить цвет волос, мне не очень нравилось. Все-таки этот ее новый светло-зеленый цвет слишком для меня непривычен. Попытался в очередной раз собрать силу воли, и все же обратиться к Мелинде, но так и не смог. Максимум, на что меня хватило, так это открыть и закрыть рот.

— Что-то хотел спросить? — Быстрым движением правой руки Мелинда поправила локон своих волос и, улыбнувшись, посмотрела на меня.

— Да нет, просто… вот… — Растерялся я, и заметив, что если так и продолжу, она рассмеется надо мной и начнет снова прикалываться, тут же произнес первое, что пришло в голову. — Размышляю, есть ли какой-то план у Айзека насчет истребления монстров.

— А, ты об этом. — Отчего-то разочарованно произнесла Мелинда, перестав улыбаться и прикусив нижнюю губу. Она так делала всегда, когда была недовольна чем-то. — Думаю, у нашего всезнайки всегда найдется какой-нибудь план.

— Скорее всего, так и есть. — Расслабленно произнес я, сумев увести в сторону разговор. — Только вопрос денег становится актуальным. Сможем ли мы заработать на новые жизни до того, как погибнем сами?

— Я и сама с трудом понимаю, каким образом мы сможем уничтожить семь с половиной тысяч монстров и не погибнуть в процессе. — Тяжело вздохнув, Мелинда облокотилась на спинку скамейки и посмотрела на свои руки, нахмурившись.

— Почему так много? — Удивился искренне я.

— Ты что, не считал? — Укоризненно посмотрела она в мою сторону и, увидев мое смущение, недовольно фыркнув, продолжила. — Пф. И чего я удивляюсь? Разве мог бесчувственный чурбан с мозгами, повернутыми на тренировках, соизволить подумать чуть больше, чем нужно?

— Ты опять? — Нахмурившись, буркнул я.

— Ладно уж, бестолочь, просвещу тебя насчет элементарной арифметики. — Иронично произнесла она. — Мы без особых проблем сможем уничтожать монстров только тридцатого уровня. Расчет, как ты должен помнить, очень простой. Один уровень монстра равен тысяче кредитов. Значит, за каждого монстра тридцатого уровня мы будем получить тридцать тысяч. Одна жизнь стоит сорок пять миллионов. Нам нужно накопить на пять таких жизней, а значит, получается тех самых семь с половиной тысяч монстров. Но это все при условии того что семья Айзека купит ему дополнительную жизнь самостоятельно. А если нет, то придется копить на шесть. То есть плюс еще полторы тысячи монстров.

— Цифра конечно солидная, но думаю, потихоньку сможем одолеть…

— Ты совсем с математикой поссорился? — Гневно оборвала меня Мелинда. — Ты вообще понимаешь, сколько нужно времени, чтобы уничтожить столько монстров?

— А чего тут понимать? — Удивился я. — Вчера вон на экзамене вынесли четыре десятка, и если бы не босс, то даже не пострадали бы.

— И почему у нашего лучшего бойца в обычное время мозги вообще не работают? — Сокрушенно покачала головой Мелинда.

— Чего сразу, не работают? — Обиженно буркнул я. — Все у меня работает как надо.

— Оно и видно. — С сарказмом прокомментировала девушка. — Ты видимо забыл показания разведки? Или напомнить? Хотя, чего я спрашиваю? И так понятно, что даже не пытался запомнить.

— Да все я помню! — Возмутился я.

— Да? Уверен? Может, тогда расскажешь, сколько в среднем монстров на квадратный километр проживает в их мире? — Иронично усмехнулась Мелинда.

— Эммм… Ну… Как бы… — Судорожно пытался вспомнить я, используя по максимуму свою идеальную память. И как только вспомнил, торжественно заявил. — Десять тварей на один километр.

— Молодец. — Ехидно произнесла Мелинда. — Пирожок дать в награду?

— Обойдусь. — Буркнул я, осознав, что попался в примитивную ловушку. Она ведь прекрасно знает о том, что у меня идеальная память.

— И почему, с такими данными, бог ограничил тебя в разуме? — Печально покачала она головой.

— Ты опять? — Проворчал я.

— Ладно уж, поясню. А то так и будешь пребывать в своих фантазиях. — Фыркнула Мелинда. — В среднем — это значение для всей известной нам территории. Но в реальности основное скопление монстров располагается возле замков их повелителей альвов. А значит, нам туда путь закрыт. Все, что нам остается — это искать единичных монстров или устраивать засады на их патрули. Вот только искать единичных монстров можно хоть целый день, и то не всегда удачно. А если устраивать засаду на патруль из монстров, то нужно будет потом убегать от погони. Вот и получается, что мы вряд ли сможем убивать в среднем больше трех-пяти монстров в день. И это я еще очень оптимистичные прогнозы озвучила.

— Это что же получается, нам пять лет нужно будет копить на новую жизнь? — Ошарашено произнес я. До этого я как-то не задумывался над этим вопросом.

— Скорее уж шесть-семь, если не все восемь. — Поморщилась Мелинда. — Ты ведь забыл учесть расходы на оборудование, боезапас, еду, проживание и тому подобное. Если честно, то я вообще думаю, что нам потребуется лет десять, не меньше.

— И все это ни разу не умерев. — Задумчиво произнес я. — М-да. Однако, печальная перспектива.

— В любом случае, это лучше, чем вирт капсула. — Пожав плечиками, спокойно произнесла Мелинда.

— О чем воркуют наши голубки? — Неожиданно раздался насмешливый голос Артура из-за спины.

От этого Мелинда почему-то вздрогнула и покраснела, отведя взгляд в сторону, а я лишь недоуменно уставился на парня и спросил.

— Голубки? Это кто?

— Эм… Ты что, не в курсе? — Удивился Артур.

— Не-а. И что значит воркуют? Что за новые слова у тебя? Опять что-то вспомнил?

У нас частенько так бывало. Кто-то произносил новые слова или выражения, которые некоторые вспоминали, а другие нет. Вот и я сейчас не понимал, что имеет в виду Артур, а Мелинда, похоже, поняла.

— Однако, это будет совсем тяжёлый случай. — Вздохнул парень, но заметив смущение девушки, радостно добавил. — Оооо, так ты, Мелиндочка, поняла, что я имел в виду?

На это девушка лишь еще больше смутилась и кротко кивнула головой. Как и всегда. Стоило появиться кому-то еще и все, Мелинда уходила в себя и становилась жутко молчаливой. Из нее теперь только короткие фразы вытащишь, и то не факт.

— Чего ты к девушке пристал. — Недовольно прервал я его. — Мне лучше поясни, что ты имел в виду.

— Да так, ерунда. — Как-то странно посмотрев в мою сторону, отмахнулся парень. — Не забивай себе голову всякой ерундой.

— А в глаз? — Прищурившись, спросил я, мысленно примеряя удар. Вот не люблю, когда что-то скажут неизвестное, а потом не пояснят. Меня это просто бесит.

— Вот же пристал. — Тут же сделав шаг назад, и с опаской глядя в мою сторону, ответил Артур. Уж он-то прекрасно знал, что у меня слова с делом не расходятся. — Голуби — это такие птицы, а ворковать, значит — мило беседовать.

— И все, что ли? — Удивился я и расслабился, и чего только Мелинда смутилась? Ох уж эти женские заморочки. Мне, видимо, не дано их понять.

— А ты что, хотел чего-то большего? — Усмехнулся Артур.

— Да просто не понимаю, к чему ты это сказал. — Пожал я плечами недоуменно. — Мы просто рассуждали на тему того, сколько нам придется горбатиться в мире монстров.

— Мэээ? — Удивленно промычал Артур.

Пришлось уже мне озвучивать ранее сказанное Мелиндой. Сама девушка, естественно, молчала и только изредка кивала согласно головой. Не успел я закончить пересказ нашего разговора, как подошли Саманта и Рустам. Естественно, пришлось начинать сначала. Так много я уже давно не болтал. А уж сколько споров и мнений моментально родилось от подошедших, что просто за голову хватайся. Правда, все они были бесполезными. Как бы ни спорили, но факт есть факт. Мелинда в расчетах вряд ли ошиблась. Окончательную точку в этом споре, который уже давно перешел в стадию громкой ругани, поставил Айзек. Просто пришел. Послушал и всех разогнал. Точнее, заткнул, а после сказал, что подробнее все наши ошибки он пояснит, когда мы прибудем на новое место проживания.

Народ хоть и ворчал, но спорить в этот раз уже никто не стал. Все понимали, что наше будущее напрямую зависит от Айзека и его планов. Сами по себе мы пока что, как и были, так и остались бесполезными для любой из гильдий авантюристов. Перед тем, как спуститься в подземку и отправиться на новое место, я с каким-то странным чувством осмотрел интернат. Из окон зданий за нами наблюдали все, кто тут жил. От самых маленьких, до тех, кого завтра отправят в капсулы вирта. На лица последних смотреть было больно. У них, в отличие от нас, шансов больше нет. Если бы не воспитатели-роботы, то вся эта толпа сейчас была бы здесь, возле нас. Но отчего-то наш ИИ решил, что такие проводы и прощания — это лишнее. Да и вообще запретил приближаться к нам, хотя, казалось бы, все должно было быть наоборот. Ведь мы, по сути, то, к чему можно стремиться.

Тяжело вздохнув, пошел догонять наших. Хотя, что тут догонять? Спустился в вестибюль транспортного узла, а там уже ребята садились в капсулы подземки. Так как у нас удаленный сектор города, то в наличии были только две местные капсулы. С одной стороны, это даже хорошо, а вот с другой, мне предстояло ехать вдвоем с Артуром. А значит, придется всю дорогу слушать его тупые шуточки и подколы. Но тут я сам виноват — нечего было ностальгировать перед спуском. Придется потерпеть полчаса. Еще раз обреченно вздохнув, уселся в капсулу, после чего активировал готовность и привязал ее следовать за капсулой Айзека. Отчего капсулы состыковались в своеобразный поезд и вышли на ветку рельс к главной магистрали, постепенно ускоряясь. Как и всегда, включилась автоматика, а заодно и болтливость Артура. Кто бы сомневался, что он начнет осуждать выводы Мелинды. И за что мне такое наказание?

К моему удивлению, мы добрались минут за двадцать, и совсем не туда, куда я думал. Вместо общежития авантюристов мы прибыли в поместье родителей Айзека. Кстати говоря, его отец — вроде как важная шишка в армейских кругах, если я ничего не путаю. Возможно, именно он выделил нам то снаряжение. Может Айзек решил, что нам нужно заглянуть к его отцу и сказать спасибо? Да не. Вряд ли. Судя по лицам ребят, после того, как мы выбрались из капсул, они, как и я, размышляли над причинами нашего пребывания в этом месте. Один Айзек довольно улыбался, но пояснять не спешил.

Я конечно видел изображения поместий аристократов, правителей и других начальников, но то, что предстало перед нашими глазами с высоты холма, на котором находилась станция подземки, слегка выбивалось из общего дизайна. Хотя до ближайшего соседнего дома было не менее двухсот метров, но это были не стандартные зеленые насаждения и ухоженные лужайки, наоборот, складывалось впечатление, что мы попали на какой-то полигон военных. Полосы препятствий, какие-то постройки, похожие на склады, и скромный, по местным меркам, хозяйский дом. Всего лишь двухэтажное строение. С учетом того, что все ближайшие дома были минимум в три или четыре этажа, это отчетливо бросалось в глаза. Кажется, отец Айзека действительно какой-то военный до мозга костей.

Конечно, в детстве мы завидовали тем, кто родился в подобных семьях, но когда стали взрослее и узнали правду, все оказалось не так радужно и беззаботно. Начать с того, что если в семье, подобной семье Айзека, родился «урод», то он, как и все, будет вынужден отправиться в интернат. А такой перепад — то еще удовольствие для ребенка. Тут даже можно немного посочувствовать командиру. С другой стороны, в отличие от обычных семей, у правителей были свои существенные преимущества. Например, их нормальные дети никогда не попадут в капсулы вирта просто потому, что им и так купят нужную жизнь. По сути, все деньги мира так или иначе распределялись между семьями аристократов и правителями, а также частично отходили армейским начальникам и главам гильдий авантюристов. Вот только чаще всего главами таких гильдий, как и начальниками в армии, становились члены семей аристократов. Семья Айзека являлась, по сути, исключением из правила. Ведь они не были потомственными аристократами. Исключений было очень мало в нашем мире. Например, в нашем городе, насколько я знал, таких семей было всего не больше десятка. В то время, как аристократов больше нескольких сотен.

Особо долго любоваться видами Айзек нам не дал. Он сразу повел нас к стоявшему отдельно от всех зданию, похожему на склад, там почти не было окон, максимум десяток форточек. Да и огромные ворота с одной стороны более чем явственно говорили о таком назначении здания. Вот только, когда мы попали внутрь помещения, впечатление изменилось кардинально. Вместо огромного пустого пространства нас встретил обычный коридор жилого здания и лифт. Впрочем, это удивило не только меня, но и остальных.

— Обалдеть. — Выразил наши мысли вслух Артур.

— Пошли. Потом все расскажу. — Усмехнулся Айзек, подходя к лифту и нажимая кнопку вызова.

Поднялись мы на третий этаж. Собственно, их тут всего было три. А когда двери открылись, то перед нами появился коридор с многочисленными дверьми. Их было не меньше двух десятков.

— Вот здесь мы и будем жить. — Улыбнувшись, заявил Айзек. — Это жилой блок. В каждой комнате есть все необходимое для жизни. Даже лучше, чем у нас в интернате. Можете выбирать любую комнату.

Мы недоуменно переглянулись. Как-то все это произошло слишком неожиданно.

— Ну, и чего ждем? — Усмехнулся он. — Давайте быстрее заселяйтесь, а после соберемся и обсудим наше будущее.

Пожав плечами, я просто пошел вперед, но не успел коснуться ближайшей двери, как мимо меня проскочила Саманта.

— Это моя! — Тут же заявила эта наглая особа, с вызовом глядя на меня.

Я на это только улыбнулся. Тоже мне проблема. Остальные уже прошли мимо нас и сейчас просто заглядывали в комнаты. Все помещения были абсолютно одинаковые. Так что, какая разница? Увидев, какой выбор сделали остальные, просто прошел дальше и занял первую свободную. Внутри почти все напоминало интернат. Вот только в этот раз в моем распоряжении были целых две комнаты — спальня и гостиная, а также намного более просторная ванная комната. Но самое главное — в ней была ванна! Как же я соскучился по простой и удобной ванне. Мммммм… Полежать в водичке и расслабиться, что может быть лучше? В интернате был только душ, а тут такой сюрприз. С десяти лет не принимал ванну. Было огромное желание плюнуть на все и приступить к водным процедурам, но собрание тоже важно. Так что, тяжело вздохнув и разобрав свой чемодан со скудными вещами, отправился на выход.


Глава 6


Как оказалось, из своей новой комнаты я вышел раньше остальных, не считая Айзека. Тот, как стоял в коридоре, ожидая всех, так, по-моему, не поменял даже положения своего тела, прислоненного к одной из стен.

— Молодец, быстро. — Одобрительно улыбнулся он мне.

— Так, а чего тянуть-то. — Пожал я недоуменно плечами.

— Как видишь, — покосился он на остальные закрытые двери, — другие с тобой явно не согласятся.

В этот момент почти одновременно из своих комнат вышли Рустам и Мелинда. И если наш здоровяк выглядел собранным и серьезным, то девушка явно пребывала в растерянности и задумчивости.

— Как всегда, самые медлительные у нас Артур и Саманта. — Хмыкнул Айзек, рассматривая нас, после чего резко прикрикнул. — У вас две минуты!

От его голоса Мелинда поморщилась, я вздрогнул, а Рустам с упреком взглянул на командира. Учитывая звук падения чего-то в одной из комнат, там его тоже услышали. Вот только поможет ли?

— Не думаю, что это ускорит процесс. — Озвучил мои сомнения Рустам.

— Через полторы минуты мы уйдем, а кто отстал, будет искать место сбора самостоятельно! — Громко произнес Айзек, почти крикнул, после чего тише добавил, улыбнувшись. — Думаю, теперь они ускорятся.

Не успел Рустам ответить, как обе двери распахнулись и в коридор стремительно выскочили Артур и Саманта.

— Пошли за мной. — Спокойно произнес Айзек и, развернувшись, направился к лифту, явно своим тоном давая понять, что для вопросов не время и не место. Хотя по лицу Артура было видно, что ему было невтерпеж.

Спустились мы на второй этаж, а после, пройдя по длинному коридору, оказались в просторном помещении, похожем на конференц-зал. В зале вдоль стен находились шесть столов, на каждом из них лежали экипировка и оружие. Если я правильно понимаю увиденное, то нас опять решили побаловать хорошим снаряжением. Вот только вопрос, что за это с нас потребуют?

— Как вы видите и, думаю, уже догадываетесь, это все, — Айзек жестом руки указал на столы, — наши новое вооружение и броня. А зачем, почему и сколько стоит это все добро нам, я сейчас расскажу.

После этих слов он прошел через всю комнату и остановился возле первого стола.

— Но сначала небольшое вступление. — При этих словах командир кивнул в сторону пустой стены, на которой появилось изображение карты неизвестной мне местности. — Это зона в мире монстров, куда мы отправимся. Кто-то знает о территории дельта четырнадцать дробь тридцать пять?

Обведя нас всех внимательным взглядом и убедившись в том, что никто из нас не слышал об этой области, он, улыбнувшись, кивнул головой, после чего продолжил.

— Почему именно она? Да потому, что мы будем охотиться не на низкоуровневых монстров, а на пятидесятого и шестидесятого уровня. — Эти его слова вызвали нешуточное удивление среди нашего отряда. Но все наши возражения он остановил жестом ладонью вперед. — Для вопросов еще рано. Пока просто послушайте, а потом уже отвечу, если все еще будет непонятно.

Собственно, спорить с ним никто не стал. Он ведь прав. Сначала нужно выслушать, а уж потом делать выводы. Остальные, судя по молчанию, придерживались похожего мнения.

— Как вам правильно озвучила Мелинда, если уничтожать монстров тридцатого уровня, то нам потребуется десять лет, чтобы купить каждому новую жизнь. Но это лишь в идеальном случае. В реальности нам придется постоянно покупать жизнь тому, кто ее потеряет. А значит, все наши деньги будут уходить на этот бесконечный цикл до тех пор, пока мы не допустим серьезной ошибки. — Спокойно продолжал пояснять Айзек. — Меня это не устраивает. Именно поэтому я придумал совсем другой план, который позволит нам реализовать свои возможности с максимальным эффектом за минимальное время. Причем, монстры пятидесятого уровня — это лишь начало. Главная наша цель — сначала достичь этапа уничтожения боссов локации, а после, возможно, и самого альва.

— А мы не сдохнем в процессе? — Все же не выдержал Артур.

— Нет. — Уверенно ответил Айзек. — И поможет нам в этом вот это экспериментальное вооружение и броня. — Кивнул командир на столы. — Но все по порядку. Я думаю, каждый из вас знаком с некоторыми трудностями использования высокотехнологичных систем вооружения против монстров. Но официальная позиция правительства, как и её объяснение, не совсем совпадают с реальностью.

После этой фразы я удивленно посмотрел на командира. У нас было развернутое пояснение на этот вопрос в процессе обучения в интернате, да и самому было интересно узнать ответ. Так что с этой темой я был знаком очень хорошо. Помню, меня лет так пять назад заинтересовали некоторые странные моменты в этом вопросе. Например, почему нельзя отправить армию боевых роботов в мир альвов, или почему наша армия не применяет тяжелое вооружение в их мире. Да в конце концов, есть же авиация, бронетанковые войска, ядерные бомбы и другие смертоносные методы уничтожения монстров и альвов. Ответ оказался намного проще, чем я думал. Магия. К нашему сожалению, все альвы являлись сильными магами. Причем разница в силе между нами и ими была колоссальной.

Обычный самый рядовой альв мог творить с помощью магии и стихий почти все, что вздумается. У нас же на таком уровне находились только высшие маги или очень высокоуровневые авантюристы. А ведь у самих альвов была своя градация силы. И те, кто стоял во главе их родов, могли в одно лицо уничтожать целые армии, превращая местность в руины. В истории было немало случаев попыток наших предков атаковать их мир с помощью армии. Но всякий раз мы терпели разгромное поражение еще на стадии прибытия в мир альвов. Собственно, все группы авантюристов альвы могли уничтожить еще во время прибытия туда, но по какой-то причине им малые группы были неинтересны.

Ответ на этот вопрос я обнаружил не сразу, но и там все оказалось банально и просто. Наши враги не считали нужным отвлекаться от своих дел ради каких-то мелких гостей. Судя по всему, они считали, что их монстры и сами справятся с гостями в виде авантюристов. И самое интересное заключалось в том, что так и было. Что же касаемо оружия массового поражения, то вот тут все было непонятно. Я смог найти только намек на то, что это просто невозможно и все. Почему и из-за чего — не пояснялось.

— Я имею в виду причины, по которым наши отряды авантюристов не уничтожают сразу, а также почему наша армия не может ударить по их миру химическим, биологическим или ядерным оружием. — Между тем продолжил Айзек. — Все дело в том, что есть некие негласные правила, что установили наши предки еще сотни лет назад. Тут надо пояснить, что эти правила появились не сразу, и в истории было множество попыток уничтожить альвов. Но ни одна из них не увенчалась успехом. Наши враги по неизвестной нам причине всегда знают о наших замыслах. Например, последний раз, когда наша армия решила взорвать ядерные бомбы в мире альвов почти восемьсот лет назад, — Айзек обвел нас всех пристальным взглядом и после паузы продолжил, — была уничтожена сразу же, как только открылся портал в мир альвов. Их там уже ждали. Но так было не всегда. До этого случая одному из отрядов удалось взорвать ядерный заряд в одном из секторов альвов. При этом был уничтожен один из их городов полностью. В ответ мы получили два взрыва ядерных бомб уже в нашем мире. Погибли миллионы людей и два наших города перестали существовать.

— Другими словами, они в любой момент могут уничтожить нас всех? — Задумчиво произнес Рустам.

— Именно так. — Насмешливо ответил Айзек. — Остается вопрос, а почему они не уничтожат нашу цивилизацию? Но ответ проще, чем вы думаете. Они боятся нашего бога. Как выяснила наша разведка, только бог стоит между нами и альвами.

— Но зачем это скрывать от населения? — Удивился я.

— Да этого никто особо и не скрывает. — Пожал плечами Айзек. — Просто стараются не упоминать, и не более того. Все правители, аристократы и военные в курсе ситуации. Обычным же людям знать об этом необязательно.

— Но почему? — Спросила Саманта с любопытством в голосе.

— Обычная политика. — Хмыкнул в ответ Айзек. — Меньше знают, лучше спят. Зачем будоражить умы обычных граждан тем, что они исправить не могут? К тому же, никто из правителей не хочет еще большего усиления самоназванных слуг бога. И так в последнее время священнослужители забрали под себя слишком много полномочий.

— Разве это плохо? — Негромко произнесла Мелинда, сверкая глазами, и убежденно добавив. — Чем сильнее вера в бога, тем лучше нам самим.

— Девочка ты наша наивная. — Снисходительно посмотрел на нее Айзек. — Ты путаешь бога и священнослужителей. С верой в бога никто не спорит и не будет. Проблема в тех, кто решил использовать веру в него в своих мирских целях. Или ты забыла, что для молитвы богу не нужны посредники и он в величии своем и так обо всем ведает?

Последние предложение Айзек говорил с интонацией и напором фанатика веры, вот только он им не являлся. Правда, на Мелинду это подействовало моментально, и девушка замолчала, смутившись. Умеет все-таки Айзек подобрать нужную интонацию тогда, когда надо.

— Так вот, продолжим. — Произнес он после того, как убедился в том, что больше вопросов на эту тему не будет. — Нашим правителям стало ясно, особенно после того, как бог никак не отреагировал на ядерный удар альвов, что применять оружие массового поражения нельзя. Но вот отправлять отряды авантюристов можно и даже нужно. Ибо именно оттуда мы черпаем знания обо всем новом в магии, стихиях и так далее. Да и награда от высших сил поступает только тем, кто состоит в авантюристах и уничтожает монстров. Могут ли альвы уничтожить наши отряды? Могут. Но судя по всему, до тех пор, пока мы сами не придем в гости к альвам, они ничего делать не будут. Только монстров отправляют регулярно на зачистку территорий и все. Впрочем, атаковать любой из их городов будет только самоубийца. Почему все именно так? Не знаю. Никто не знает. Возможно, знают альвы, но пока что никому так и не удалось захватить ни одного альва в плен живым. Попытки были и не единожды, но каждый раз конец был одним и тем же. Альв сам себя уничтожал. Более того, у них такая же система воскрешения после смерти, как у нас.

— Все это конечно интересно и любопытно, но каким боком касается нас? — Лениво произнес Артур, показательно зевнув.

— Прямым. — Хмыкнул Айзек. — Теперь мы можем перейти к вещам попроще, например, к огнестрельному оружию. Уже не одну сотню лет наши военные разрабатывают пули и артиллерийские снаряды, которые позволяют пробивать магические и стихийные щиты монстров и альвов. Многого смогли достичь, но пока что результат экономически слишком невыгоден. Вот например, вы думали над тем, кто вообще платит за убийство монстров, и почему?

Недоуменное молчание было ответом на его вопрос. Я и сам как-то не задумывался над этим вопросом. А ведь действительно, кто?

— Деньги выплачивает правительство. Первая причина — это данные, которые получают наши ученые в процессе этих сражений. Вторая причина — это божественное благословение на регион и город, авантюристы которого уничтожили больше всего монстров. — Видя наше недоумение, Айзек хмыкнул. — Вы об этом не знаете только потому, что наш город еще не разу даже в десятку лучших не входил.

— Но если дело обстоит именно так, то что мешает содержать авантюристов только в сильнейших десяти городах? Зачем платить в других? — Заинтересовавшись, спросил Артур.

— Потому, что если не будут платить, то получат лишение божественной защиты от очень многих проблем и напастей. — Иронично улыбнулся Айзек. — И поверь, там такой перечень проблем, что только идиот захочет их на себе испытать. Особенно сильно пострадают аристократы и священнослужители. Так что глупцов нет.

— А зачем богу нужно, чтобы мы уничтожали монстров? — Неожиданно спросил Рустам.

— Хороший вопрос. Но ответа нет. — Хмыкнул Айзек. — Никто не ведает желания бога нашего, и его цели. На то он и божество. Ибо пути его неисповедимы. Но все это лирика. Вернемся к нашим земным целям. Так вот, пули и оружие.

После этих слов он подошел к ближайшему столу и взял в руки тяжелую снайперскую винтовку с какой-то серьезной оптикой.

— Последняя разработка наших ученых. — С любовью смотря на винтовку в своих руках, произнес Айзек. — Гурзон четыре тысячи двадцать три альфа. Прицельная дальность стрельбы до двух тысяч метров, но реальная эффективная дальность, с учетом возможностей наших стрелков, метров шестьсот не больше. Магазин на восемь патронов калибра семь, шестьдесят два. Вес с полной оснасткой — восемь килограмм. Включает в себя многофункциональный прицел со встроенным управляющим ИИ малой мощности. Кроме ночного режима и теплового, имеет определитель магических и стихийных колебаний. Последние, правда, пока что в тестовом режиме. — С сожалением вздохнув, произнес командир, но уже бодрее продолжил. — Но главное — это начинка сердечника пули. В каждой такой малышке расположен магический кристалл-накопитель, а сама пуля оснащена рунами запуска пробивающих заклинаний. В теории, при полной зарядке пуля способна пробить щиты монстров вплоть до семидесятого уровня. Более того, после пробития щитов она взорвется в теле цели.

Все, что говорил Айзек, было здорово, но складывалось ощущение, что в этом супер-пупер оружии есть некий недосказанный отрицательный момент. Впрочем, именно о нем после небольшой паузы командир и рассказал.

— Естественно, все не так просто. — С неохотой положив винтовку, произнес он. — Проблема в том, что накопитель не может держать магию больше двух часов. К сожалению, каждую минуту после зарядки мощность падает. Но и тут наши ученые нашли выход. Вот этот вот преобразователь. — Айзек протянул руку и вытащил из-под прицела винтовки тонкий шнур. — Если его подключить к магу-стрелку, то он сможет зарядить всю обойму буквально за десять минут.

— Почему мне кажется, что не все так просто? — Хмыкнул вопросительно Артур.

— Да, ты прав. — В очередной раз тяжело вздохнул Айзек. — После зарядки обоймы маг не сможет минимум полчаса применять свои способности. Но… То, что плохо для военных магов, идеально для нас. У нас есть Саманта и Мелинда, у которых хороший резерв стихии, но слабый контроль и возможности применения. Тут же, влив свою энергию в обойму, они смогут стать очень эффективными ликвидаторами монстров. Тем самым оказав серьезную поддержку боевой группе ближнего боя.

— То есть у нас будет двое или трое добровольцев в качестве приманки? — Хмыкнул Артур.

— Верно. — Кивнул головой Айзек.

— И кто же будут эти счастливчики? — Все так же ухмыляясь, спросил неугомонный парень.

— Я и Рустам. — Коротко ответил командир, своими словами погрузив всю комнату в полную и звенящую тишину недоумения.

Если честно, думал, что приманкой буду я, Рустам и Артур.

— Только двое? — Изумленно произнес Рустам.

— Именно. — Улыбнулся Айзек. — У нас двоих хватит брони и силы, чтобы сдержать первый удар монстра, а дальше дело за нашими девочками.

— А как же я и Артур? — Удивленно произнес я.

— Ты будешь прикрывать Мелинду, а Артур соответственно Саманту. — Пожав плечами, пояснил Айзек. — Дело в том, что во время режима снайпера они обе не смогут контролировать окружение вокруг себя. Кроме того, вы будете тем самым резервом на случай непредвиденных ситуаций.

— Другими словами, вы вдвоем — приманка, а девчонки — главная ударная сила. — Пробормотал задумчиво Артур. — Пожалуй, в таком ракурсе мы действительно сможем поразить высокоуровневых тварей. Остался только вопрос стоимости таких вот пуль. Мы в минус с ними не улетим?

— Нет. — Усмехнулся Айзек.

— Я не поняла. — Гневно вмешалась Саманта. — Только мне одной кажется глупостью рисковать нашим командиром?

— Во-первых, он сам так решил. — Иронично ответил Артур. — Или ты сомневаешься в его гениальных расчетах? А во-вторых, да. Только тебе и кажется.

— Я конечно ценю твое беспокойство. — С осуждением посмотрев на Артура, мягко произнес Айзек переведя взор на возмущенную девушку. — Но я не собираюсь рисковать своей и вашими жизнями. Все рассчитано. Достаточно двух попаданий в монстра, чтобы его убить. С ИИ вычислителем это будет сделать не очень сложно. К тому же, у вас обеих есть богатый опыт работы со снайперским оружием. Думаю, за неделю тренировок вы успеете подготовиться к боевой миссии. К тому же, восемь патронов хватит, чтобы завалить даже монстра семидесятого уровня.

— Ты так и не сказал насчет стоимости всего этого добра. — Хмуро произнес Рустам, кивая в сторону снаряжения. — Как мы будем за все это рассчитываться?

— Я же сказал. Это не ваша проблема. — Натянуто улыбался Айзек. — Считайте, что мы с вами добровольцы по испытанию нового вооружения в боевых условиях.

— Ты сказал — неделя. — Прищурившись, произнес Артур. — Это значит, первый наш выход через неделю?

— Да.

— И на какой промежуток времени? — Продолжил Артур.

— В первый раз на неделю. — Спокойно ответил командир. — Меньше, к сожалению, никак. Но можете не переживать. В том же секторе будет действовать отряд моего брата, который уже сегодня отправился туда. Так что нас, если что, подстрахуют. Как я и говорил, рисковать своей и вашими жизнями я не собираюсь.

— Ну так это совсем другой расклад. — Довольно улыбнулся Артур. — Так-то оно звучит намного реальнее.

— Вот и отлично. — Произнес Айзек, поворачиваясь к другим столам. — А теперь об остальном нашем вооружении.

Застряли мы в этой комнате до вечера. У каждого была индивидуальная броня и оружие. Я обзавелся артефактным мечом со стихийной составляющей. Правда, после активации он светился как фонарик, но зато мог разрубить почти все. Да и весил всего пару килограммов. Что для меня самое важное. Жаль, что один, но второй Айзек обещал достать на следующий поход. Броня же была артефактной, но не на защиту, хотя там и защита тоже была, но главное — это усилители и встроенные медицинские заклинания снятия усталости на десять зарядок. Причем броню мог зарядить любой обладающий энергией стихии или магией.

У девчонок, кроме винтовок, были легкие броники на незаметность и маскировку. Артуру досталась штурмовая винтовка с высокой скоростью стрельбы и бронебойностью. Вряд ли она сможет уничтожить монстра высокого уровня, но добить — легко. У него таких супер пуль не было, естественно. Броня так же на маскировку и скорость. А вот Рустам получил тяжелую броню с силовыми усилителями и просто запредельным количеством защитных заклинаний. Из оружия ему вручили его любимое — здоровенный одноручный молот. Убить не убьет, а вот оглушить монстра сможет легко. Последней была экипировка Айзека. По броне то же самое, что и у Рустама, но оружием у него был тяжелый станковый пулемет и двуручный меч. Как он сам пояснил, для привлечения внимания монстров.


Глава 7


Для того, чтобы выйти на связь с братом, Айзеку пришлось ехать на территорию военной базы. Только там находилось нужной мощности оборудование. По-другому связаться с отрядами авантюристов не выйдет. Правда, не будь его отец командующим округом, то и связи бы не было. Ибо использовать спецоборудование для обычного частного разговора могли себе позволить или очень богатые люди или, как у него, высокого уровня начальники. Прибыв в центр связи и дождавшись соединения, Айзек надел гарнитуру.

— Привет, братишка. — Тут же раздался радостный голос Эдгарда.

— И тебе привет, малой. — Сама по себе на лицо Айзека выползла улыбка.

— Ну что там, готов твой отряд? — Торопливо спросил Эдгард.

— Готов. — Хоть брат его и не видел, но Айзек на автомате кивнул головой. — Завтра утром отправляемся к вам. Там недалеко забирают отряд авантюристов из разведки, заодно и нас забросят.

— Хорошая новость. — Довольно раздалось в ответ. — Я так понимаю, что ты нам именно эти координаты и скинул?

— Да. — Опять кивнул при этом Айзек и уже озабоченно добавил. — Ты там ничего странного не замечал?

— Ты о чем? — Удивился Эдгард.

— Да как-то неожиданно решил этот отряд разведки запросить возврат. — Задумчиво произнес Айзек. — Как будто что-то случилось. Вы же там рядом, может что заметили?

— Да нет. Все как обычно. Монстры, лес, грязь и комары. Все, как обещано. — Иронично ответил брат. — Лучший отдых для души и тела.

— Много монстров уничтожили? — С любопытством спросил Айзек.

— Да не особо. Всего десяток удалось обнаружить. Как-то маловато их тут. — Тяжело вздохнул с сожалением Эдгард.

— Странно. — Отстраненно произнес Айзек. — Как-то необычно для этого сектора.

— Почему? — Хмыкнул в ответ Эдгард. — Вполне нормально. Тут до ближайшего замка и логова монстров почти сотня километров. Так что не удивительно, что их малое количество.

— Я думал, что монстров в лесах обычно побольше бродит. — Пробормотал растерянно Айзек. Он очень не любил, когда что-то шло не по плану. Его плану, естественно.

— Ты ведь не ради этого мне звонишь? — С намеком спросил Эдгард.

— Верно. — Улыбнувшись, произнес Айзек. — Что по поводу нашего широко известного альва? Есть какие-то движения?

— Ты оказался прав. — Хмыкнул Эдгард. — Из замка вчера вылетело больше сотни дронов наблюдения. Более того, мы засекли нешуточное шевеление внутри самого замка. Если данные с дронов верны, то на вашу поимку готовят отправить минимум три группы монстров. Уверен, что потянем?

— Уверен. — Довольно улыбнулся Айзек. — К тому же, мы-то теперь тоже не с закрытыми глазами.

Мысленно парень довольно потирал руки. Все же новые экспериментальные армейские дроны наблюдения с новейшей системой маскировки полностью себя оправдали. Стационарное наблюдение на пределе дистанции от замка в течение недели принесло свои плоды. Альв так и не смог обнаружить их, а значит, шансы на успех операции увеличились многократно. Собственно, это была одна из ключевых задач отряда Эдгара. Запуск этих дронов и наблюдение.

— Одного не могу понять. Откуда они знают о вашей отправке? Неужели среди наших есть предатели? — Задумчиво произнес Эдгард.

— Все может быть. — Пожал плечами Айзек. — Вот только, если учесть полное отсутствие результатов у контрразведки, то все не так однозначно. Есть вариант более простой. Их технические средства более совершенны, чем наши.

— Но тогда и наш с тобой разговор могут засечь? — Логично предположил Эдгард.

— В теории могут, но это абсолютно новая система связи и кодировки. — Не очень уверенно произнес Айзек. — Вряд ли у них уже получилось взломать и это оборудование.

При этом мысленно Айзек был уверен в своих расчетах полностью, так как даже этот пункт возможного перехвата он учел в своем плане.

— План остается тот же? — Спросил брат.

— Да. Заманиваем их группы в ловушку, уничтожаем и сразу после этого сваливаем. — Улыбнувшись, ответил Айзек по заранее обговоренному сценарию разговора. — Встречаться с альвом нам пока рано. Мои ребята еще не готовы.

— Другими словами, у нас тут будет разведка боем. — Хмыкнул Эдгард.

— Верно. Но расслабляться не стоит. — При этих словах плеча Айзека коснулся один из связистов и указал на часы жестом руки. — Время закончилось. До завтра, брат, и удачи тебе.

— До завтра, и удачи нам всем. — Весело раздалось в наушниках и связь отключилась.

Поблагодарив связистов и попрощавшись с руководством, Айзек вышел на улицу. Взглянул на часы и, подумав, решил не звонить Артему и Мелинде. Он тут как раз рядом, так что можно прогуляться, подумать и заодно забрать ребят с полигона. Приманка альву заброшена. Осталось ждать и перепроверять, все ли учтено в будущей засаде.

* * *

По какой такой причине Айзек решил поставить меня в помощники к Мелинде — непонятно, но идея мне не понравилась сразу. Мало того, что в ее тренировках я слабо разбирался, так еще был вынужден слушать ворчание девушки по поводу решения командира сделать ее стрелком. Так-то у нашего лекаря изначально предполагалась дополнительная роль в отряде в качестве стрелка, вот только самой Мелинде это не очень нравилось. Естественно, высказать напрямую свое недовольство решением командира ему в лицо она не пожелала, а вот выливать на меня в течении недели ушат бурчания — это нормально. Причем обсуждала она все таким образом, что я оказывался главным виновником ее назначения. Понимание такой извращенной логики было выше моих умственных возможностей. Если тут вообще применимо слово «логика».

В последний день тренировок Мелинда окончательно решила вывести меня из себя. Если до этого она делала паузы в своем бурчании, то сегодня поток слов не прекращался с самого начала тренировки. А учитывая тот факт, что на полигоне для стрельбы, кроме нас, в радиусе ближайших двух километрах никого и ничего не было, то терпение у меня быстро подходило к концу. Только осознание того факта, что она именно такой моей реакции и дожидается, заставляло меня, сжав зубы, терпеть из последних сил.

— … медик отряда будет бегать с этой дубинкой, по ошибке названной оружием, и никому нет до этого дела. — Сделав очередной выстрел на дистанции в пятьсот метров, и слегка промахнувшись, прикусив нижнюю губу от досады, продолжала ворчать Мелинда. В сотый раз повторяя одно и то же. — У нас же нет мужчин в отряде. Одни бабы собрались. Никто слова возразить не может. Всех все устраивает. Еще бы. Это же не им придется таскать на себе весь этот хлам.

Усевшись возле меня и открыв очередную бутылку воды, Мелинда наконец сделала паузу. Хоть пара минут тишины, и то хорошо. На самом деле, стреляла она отлично, что со встроенным расчетным модулем ИИ не очень-то и сложно. Тут надо понимать, что ИИ сам рассчитывал траекторию движения пули и показывал точку попадания. Учитывая при этом параметры баллистики, скорости ветра и все остальное. Проблема заключалась в другом. Из-за малейшего движения все могло сбиться, да даже скорость ветра могла измениться в любой момент. Что для стрельбы на дистанции в пятьсот метро очень существенно. ИИ конечно успевал все обрабатывать, но вот выбрать четкий момент совпадения точки попадания с целью было непросто. Как говорится, нужно почувствовать. Вот и получалось у Мелинды попадать в мишень диаметром двадцать сантиметров, но в основном в восьмерку и девятку. Очень редко в десятку.

Конечно, в боевых условиях никто не будет ставить ее для стрельбы с такой дистанции. В засаде больше двухсот, максимум трехсот, метров вряд ли потребуется. В большинстве случаев дистанция будет метров сто. Но судя по всему, тут дело принципа. Если у Саманты получается выдавать из двадцати выстрелов пятнадцать в десятку, то у Мелинды должно быть лучше. Пока получалось не очень. Самый лучший показатель девушки — это двенадцать попаданий в десятку. Кстати, это тоже, скорее всего, влияло на ее характер не в лучшую сторону.

— Ты так и будешь молчать, как бревно? — Возмущенно раздалось возле меня.

От ее звонкого голоса, прозвучавшего сверху, я непроизвольно поморщился. Что, естественно, не осталось незамеченным.

— Я смотрю, ты чем-то недоволен?

Почти вплотную ко мне стояла агрессивно настроенная девушка, больше похожая в этот момент на важного и самого главного начальника, отчитывающего нерадивого подчиненного. Хотелось сделать что-то такое-этакое, или сказать. Да так, чтобы она наконец отстала от меня со своим нытьем навсегда. Но я человек умный. Ну я так думаю. Так что вестись на провокацию не собираюсь.

— Нет. Все нормально. — Безэмоционально произнес я и натянуто улыбнулся.

Как же мне было в этот момент жаль, что Мелинда не парень. Хотя с другой стороны, парень, которой ведет себя так, вряд ли бы оказался рядом со мной. Иногда жалею о том, что с детства приучен не распускать руки в отношении дам. С другой стороны, отшлепать по заднице — это вроде как не распускание рук, а воспитание. Вот только от одной такой мысли и картинки в голове я моментально покраснел. В моем воображении это отчего-то на наказание похоже не было. Кажется, я слишком пересмотрел взрослых фильмов.

— Ты когда врешь, то краснеешь. — Обвинительно произнесла она, уперев руки в бока.

Учитывая тот факт, что солнце было за ее спиной, и она стояла слегка боком ко мне, а блузка была хотя и зеленого цвета, но тонкая, то вид перед моими глазами заставил меня инстинктивно проглотить ком в горле. Мелинда не надела лифчик, и это факт.

— Чего это с тобой? — Растерялась она, явно не понимая моей реакции.

Мне же пришлось срочно перевести взор в сторону, а то еще, не дай бог, заметит.

— Пить захотелось. — Ляпнул я первое, что пришло в голову, хватая из рюкзака бутылку воды.

Только жадно вылив в себя почти все, что там было, заметил странную реакцию девушки. Она отчего-то покраснела и смутилась.

— Что? — Удивился я вслух.

— Это как бы моя вода… — Еще больше смутилась она, еле слышно добавив. — Была.

— Эээммммм, — недоуменно промычал я. — Ну возьми новую бутылку, или она у тебя тут какая-то особенная?

— Да, нет. Самая обычная. — Как-то странно взглянув в мою сторону, произнесла Мелинда, при этом прикоснувшись пальцами к своим губам, и что-то тихонько растерянно прошептав. Я только и смог, что расслышать. — Не прямой …

«О чем это она?» — Удивленно подумал я, почесав затылок. Опять эти девичьи заморочки, что ли?

— Ты это о чем? — Все же решился я спросить.

— Да так, ни о чем. — Нервно хихикнув, ответила Мелинда, но тут же, опять став возмущенной мегерой, гораздо громче добавила. — Ты мне лучше скажи, как долго ты собираешься молчать?

— Не понял. — Недоуменно уставился я на нее от неожиданного перехода.

— Ты что, меня не слушал?! — Еще сильнее возмутилась она.

— Да слушал я, слушал. — Поморщился я от ее крика. — И нечего так орать.

— И? — Требовательно взглянула на меня.

— Могу предложить лично высказать все виновнику, вручившему тебе оружие. — С усмешкой произнес я, кивая в сторону входа на стрельбище.

Полигон, на котором мы занимались, был не просто каким-то заброшенным участком земли, а самым настоящим военным объектом. Видимо, отец Айзека и тут подсуетился для сыночка и нас, за компанию. Так вот, от входа справа от нас сейчас неспешной походкой приближался тот, на кого так сильно жаловалась Мелинда, Айзек собственной персоной.

— Ты ведь в курсе моей проблемы. — Хмуро буркнула Мелинда, увидев гостя.

— В курсе. — Кивнул головой я. — Вот только не понимаю, почему именно я должен решать твои проблемы.

— То есть тебе все равно? — С упреком и осуждением заявила она.

— Мне не все равно, но Айзек прав. — Пожав плечами, спокойно ответил я. — Без вашего усиления мы не справимся.

— Я так и думала, что ты — бесчувственный чурбан и… — Возмущенно заявила девушка. Она даже зажмурилась, силясь придумать подходящее мне название с ее точки зрения. В итоге, она, так и не придумав ничего нового, обвинительно ткнула в мою сторону пальцем и добавила импульсивно. — Бревно ты бесчувственное! Вот.

— Ты повторяешься. — Равнодушно ответил я.

Мелинда на это только презрительно фыркнула и, отвернувшись, демонстративно отошла от меня на метров пять. Таким образом она обычно выражала свою обиду. Впрочем, к таким жестам я уже давно привык. Так что просто хмыкнул и спокойно принялся ждать, пока Айзек наконец до нас дойдет. Не просто так же он сюда приперся?

— Как тренировка? — Весело подмигнув мне, спросил командир, предварительно приветственно кивнув головой.

— Нормально. — Буркнула недовольно Мелинда, бросив на меня взгляд, полный обиды и презрения. И как она сочетает такие эмоции в обычном жесте и взоре? Одним словом — натуральная женщина.

— Вот и отлично. — Потирая руки, довольно улыбнулся Айзек. — Собирайтесь, и возвращаемся на базу.

— Что-то случилось? — Удивился я.

Обычно мы тренировались после трех часов дня и до девяти вечера. Утром на этом же месте упражнялась в стрельбе Саманта под присмотром Артура.

— Завтра утром мы отправляемся на первую миссию. — Радостно заявил Айзек. — Удалось договориться на сутки раньше.

— А мы куда-то спешим? — Растерянно произнес я.

— Нет. — Усмехнулся он. — Просто завтра утром откроют портал почти точно в нужный нам сектор. Просто как раз примерно оттуда будут забирать отряд авантюристов. Так что нам повезло. Не придется до нужного места топать почти сотню километров.

А вот это была уже радостная новость. Ибо по предварительному плану пришлось бы потратить почти трое суток, чтобы добраться в нужный нам сектор. К сожалению, порталы открывали только в определенные точки с максимальным эффектом для логистики групп. То есть, как сейчас, когда нужно кого-то срочно забрать. Обычно тех, кто уже долго в мире монстров, или же отряд обнаружил что-то важное. Но обычно выбирали среднюю точку сразу для заброски нескольких команд, а дальше добирайся как хочешь. Город у нас не настолько богат, чтобы порталы открывать куда угодно и в любое удобное время.

Так что быстро собравшись, мы отправились на базу. Единственное, что меня смущало, так это то, что Айзек почему-то лично явился за нами. Мог просто позвонить мне, или Рустама отправить. Хотя, он возможно был в гостях у кого-то на военной базе, ну и заодно нас забрал. Вот только, что он там делал? Впрочем, это его личное дело. Все время, пока мы собирались и потом ехали домой, Мелинда показательно на меня дулась. И если я вдруг забывал о том, что на меня обижены, она умело об этом напоминала. Ну там, случайно заденет меня рукой или своей винтовкой. Уж что-что, а в таких вещах она еще та мастерица. Я же делал вид, что ничего не замечаю. К тому же, говорить с Айзеком сейчас уже откровенно поздно. Не понимаю, чего она так взъелась на свою новую роль снайпера?

Сборы в первый поход затянулись до поздней ночи. Нервничали все. Айзек раз пять повторял нам весь план первых дней. Девчонки по три раза проверили свои рюкзаки и снаряжение. Рустам напирал на еду. Он, когда переживает, вечно жрет как не в себя. Артур болтал и неудачно шутил, еще больше накаляя обстановку. Ну а я просто свалил в свою комнату и оттуда связался с сестрой, сообщив, что завтра отправлюсь на свой первый выход. Послушал переживание родни, и если честно, стало отчего-то грустно и тоскливо. Вот почему у других все нормально и обычно, а мне приходится из кожи лезть, чтобы хоть как-то прорваться наверх? Почему те, у кого все есть, этого не ценят, а мне и ценить-то нечего. За что вот такая несправедливость?

Спасла меня от уныния моя любимая ванна. Наполнил горячей водой, добавил шампуня, и стало хорошо и просто замечательно. Так бы и лежал расслабленно всю свою жизнь в воде и горя не знал. Когда понял, что еще немного и просто усну прямо тут, то с огромным трудом выбрался из центра расслабленности и эйфории. Просыпаться потом в холодной воде категорически не хотелось. Так что, собрав в кулак всю силу воли, добрался до постели и отрубился здоровым и приятным сном.


Глава 8


Проснулся я бодрым и выспавшимся за десять минут до того, как прозвучал будильник. После утреннего ритуала: туалет, умыться, молитва, кофе и бутерброд, с удивлением обнаружил, что до сбора еще два часа, а заняться решительно нечем. Раз такое дело, то спустился на улицу слегка размяться. Каково же было мое удивление, когда у входа в наш временный дом обнаружил Мелинду и Рустама. Парень как раз бодро заканчивал комплекс разминки на небольшой площадке, а девушка, расположившись на лавочке, не спеша пила кофе, сонно глядя перед собой в одну точку.

— Привет, а ты чего тут забыла в такую рань? — Подойдя к девушке, с интересом спросил я. Рустаму просто кивнул еще по дороге.

— А тебе не все равно? — Буркнула девушка, все так же глядя перед собой.

— Не хочешь говорить, не говори. — Безразлично пожал я плечами.

— В отличие от тебя, у меня есть нервы и мозги. — Презрительно фыркнули в мою сторону.

— Мозги мешали спать, а портить нервы — твое призвание? — Иронично спросил я.

— Ой, какие мы шуточки знаем. Может еще подскажешь, в каком месте смеяться? — Ехидно произнесла Мелинда.

— А ты умеешь? — С сомнением посмотрел я на нее.

— Пф… Тоже мне, Корнел нашелся. — Тем же тоном продолжила она, упомянув самого популярного комика интернета, вот только основная аудитория у него была пожилого возраста.

— Я так понимаю, это твой любимый комик? — Не удержался я от поддёвки.

— Не заставляй думать о тебе еще хуже, чем есть. — Ворчливо произнесла Мелинда, сжимая свою чашку с уже явно остывшим кофе. — Хотя, куда уж хуже.

— Ладно. Пошел я, разомнусь, а то слушать твое ворчание с утра уже надоело. — Потянувшись и сделав пару пробных движений корпусом, я успел сделать всего один шаг.

— Тебя что, ни капли не волнует то, что произойдет? — Угрюмо спросила она, заставляя меня остановиться на месте.

— А должно?

— Если мы погибнем, то все. Больше шанса не будет. — С горечью в голосе произнесла Мелинда.

— И поэтому, чтобы увеличить шансы на провал, ты не спала всю ночь? — Уже серьезно произнес я, с осуждением глядя на девушку.

— В отличие от тебя, я прекрасно осознаю наши шансы. Так что мой сон никак не скажется на результате. — Она отрешенно рассматривала чашку в своих руках.

— Другими словами, ты всю ночь думала над нашим первым походом и не могла уснуть из-за того, что перенервничала? Я прав? — Тяжело вздохнув, произнес я.

— А тебе какая разница? — Огрызнулась она, но в этих словах слышались виноватые нотки. Все же она понимала, что сделала глупость, и это немного радовало.

— Я тебе уже говорил раньше. Твоя привычка накручивать себя к добру не приведет. — Покачал я головой с осуждением. — Не нужно искать виноватых и кучу причин для провала. Нужно думать об успехе и искать методы выжить.

— Легко сказать, да сделать сложно. — Буркнула Мелинда. — Вон, Саманта тоже уснуть не могла. И что?

— Конечно, легче найти оправдания для провала и собственной слабости, чем стать сильнее и преодолеть сложности.

Философски повторил я фразу, когда-то прочитанную в инете. Мне она до сих пор кажется одной из главных в жизни. Мелинда в ответ лишь промолчала, резко встав и обиженно фыркнув, ушла обратно в дом. Ну это нормально. Возразить нечего, но и принять не так уж легко. Помнится, я и сам долго осознавал смысл фразы, но это мелочи по сравнению с тем, чтобы применить это на практике. Легко вечером представить, как с утра встаешь и делаешь зарядку, вот только утром все меняется. Хочется отложить на завтра. Вот тут и проявляется первая, пока еще слабая, сила воли. Дальше только хуже. Сделать не только зарядку, но и найти время для тренировки тела в течение дня. Сначала на час, потом на два, и наконец дойти за три месяца до идеально составленного графика развития. Ведь если не развивать свое тело каждый день по восемь или больше часов, то и результата не будет.

Тогда, в свои одиннадцать лет, я это понял и смог применить. Было сложно. Очень. Ведь никакой помощи не было. Нужно было самому искать информацию о тренировках, разрабатывать свои методы с кучей ошибок вначале. Но зато уже в четырнадцать я был лучшим среди всех в выбранных умениях. И только благодаря моей силе воли и желанию достигнуть невозможного, меня заметил Айзек и позвал в отряд. По сути, у нас тут лучшие из лучших. Не знаю, хватит ли наших сил, чтобы победить, но я приложу максимум усилий для успеха. Это то, что я могу сделать и сделаю. Стряхнув с себя лишние мысли, прямо с места рванул вперед. Начав свой комплекс с ускорения. Так сказать, разогнать кровь и остатки сна.

Проведя час за тренировкой, отправился к себе, принял душ и в этот раз, уже плотно позавтракав, спустился в конференц-зал, где и должны были собраться все. Собственно, весь отряд тут и был. Разве что, не все при этом находились в оптимальной форме. Айзек выглядел уставшим и, по-моему, тоже не спал ночь. Артур клевал носом, но тут все и так понятно. Парень физически не переваривал ранние подъемы. Все, что раньше десяти утра, для него — ужас и кошмар. Мы с Рустамом были в отличной форме и при настроении. Мелинда откровенно спала, сидя на одном диванчике с Самантой, которая так же размеренно сопела, прислонившись к «подруге». Вражда враждой, но судя по всему, сон их временно помирил. Странно, что Айзек даже не думает будить девушек.

— Всем привет, и все свободны. К счастью, это я предусмотрел. — Устало произнес парень, бросив взгляд на девушек. — План я доработал. Файл с данными тут. — При этом он жестом указал на флешку, лежащую на столе. — Артем и Рустам, ознакомьтесь. Потом можете заниматься чем хотите. Выход у нас в три часа дня. Я спать.

Махнув рукой, командир свалил из комнаты. Артур пару секунд пытался осмыслить услышанное, но осознав наконец радостную весть, тут же поднялся и ушел к себе.

— Будем будить? — Кивнув в сторону спящих девчонок, спросил Рустам.

— А стоит? — Засомневался я.

— Надо хотя бы их в комнаты отнести. — Не очень уверенно прозвучало в ответ.

— А если проснутся? — С явным опасением посмотрел я на Мелинду.

— И что? — Искренне удивился Рустам.

— Может, просто разбудим, и пускай сами идут? — Не очень уверенно выдвинул я встречное предложение. С одной стороны, не хотелось рисковать, а вот с другой, хотелось иметь вескую причину прижать к себе девушку.

— Если разбудить, заново могут не уснуть, и тогда получим двух не выспавшихся бойцов на миссии. — Рассудительно произнес Рустам.

— Хорошо, но если что, то идея была твоя, а я лишь согласился. — Все еще с опаской глядя на Мелинду, произнес я.

— Без проблем. — Спокойно согласился парень, подходя к девушкам. — Кого понесешь?

— А?

Не сразу я понял его вопрос, собираясь уже взять на руки Мелинду. Честно говоря, до этого момента о Саманте даже не думал. Хм. А почему? С чего это я сразу решил, что понесу Мелинду? Почему бы не Саманту? Она и ворчать меньше будет. Вот только мое желание явно имело в виду именно Мелинду. Даже как-то самому странно.

— Нести кого будешь? — Терпеливо повторил вопрос Рустам.

— Мелинду. — Решительно произнес я и наклонился к девушке.

Вот только взять ее на руки сразу не получилось. И дело даже не в том, что она неудобно сидела на диване, а просто отчего-то у меня дрожали руки, а спина начала потеть. Должен сам себе признаться: так сильно я еще никогда не нервничал. И только вид спокойного Рустама, который без особых сомнений поднял Саманту и бережно понес из зала, заставил меня прийти в себя. Молясь мысленно богу, я аккуратно взял на руки девушку и осторожно пошел за Рустамом. Она не проснулась, но то, что при этом смешно почмокав губами, сильнее прижалась ко мне, чуть не выбило меня из колеи. Кажется, я ощутил, как моё лицо превратилось в один сплошной красный фонарь.

В каком-то ненормальном и одурманенном состоянии я донес Мелинду в ее комнату, положил на кровать, и только после того, как вышел, тяжело и одновременно облегченно выдохнул. Руки вспотели, а тело била мелкая дрожь. Очень хотелось остаться там и подольше прижимать к себе такое приятное и теплое тело девушки. Вот только, кроме желания прижать, были и другие очень сильные желания. Вот их я уже опасался. Тут и моя железная сила воли может сплоховать. Одно меня удивляло, почему меня так сильно тянет к этой вредной и стервозной девушке? Тряхнув головой и отбросив в сторону навязчивые мысли, я решительно направился на улицу. Нужно срочно сбросить напряжение в теле. И лучше всего для этого подходят физические упражнения.

Но перед этим вместе с Рустамом ознакомились с расширенной версией плана Айзека. Впрочем, тут все было предельно ясно. Прибываем в сектор, потом марш-бросок на двадцать километров. Дальше устанавливаем первый пункт ловушек. Как только закончим, опять поход на пять километров и снова установка ловушек, а также подготовка точек для снайперов. И так еще пять раз. И только после всех приготовлений Айзек засветит нашу позицию. Вот только каким образом он собирается это сделать, в данных командира указано не было. Он просто написал, что монстры сразу среагируют, и на этом все. Закончив изучение информации, я отправился на площадку. Несмотря на изучение материалов, напряжение в теле так и осталось.

Сбросив напряжение, осознал, что заняться снова нечем. Сейчас одиннадцать часов утра. До выхода четыре часа, и что делать? Можно было конечно последовать примеру Рустама, и в очередной раз перебрать вещи, собранные в поход, но смысл? Я и так наизусть помнил, что где лежит. Желания тренироваться не было. И причин сразу две. Первая — это то, что перед походом не стоит чересчур нагружать себя физически, а вторая — банальное волнение. Как бы мне ни хотелось, но и меня предстоящий поход заставлял нервничать. Подумав пару минут, решил, что можно просто и банально подремать пару часиков. Так и поступил.

Проснулся через три часа, когда уже все с бодрыми лицами бегали по дому и оживленно собирались. Я же просто наблюдал вместе с Айзеком и Рустамом за этим движением, и ждал намеченного часа, не забыв при этом сходить и плотно покушать. Кто знает, когда еще получится нормально поесть. К моему счастью, девчонки решили, что сами добрались в свои комнаты и уснули. Ну и слава богу. Убеждать их в обратном не стали ни я, ни Рустам. У него тоже хватило ума не поднимать эту щекотливую тему.

Как только на часах показало три часа дня, отряд, будучи собранным и готовым, выдвинулся к транспортному узлу. Там быстро погрузились и отправились в центр авантюристов. Это было высотное здание в сорок этажей в центре города. На каждом этаже располагались комнаты телепортации в различные секторы мира монстров. Только на первых трех этажах находились административные помещения гильдий, в том числе, на первом — место сбора и несколько ресторанов. Мы, не теряя времени, сразу поднялись на нужный нам двадцать четвертый этаж и там, войдя в обычную просторную комнату метров двадцати в длину и ширину, подождали минут пять, пока магами гильдии готовился к открытию телепорт.

Несмотря на нервы и напряжение, когда телепорт открылся, и оттуда вышли семь авантюристов, мы тут же вошли в него без задержек и сомнений. На ходу я успел заметить многочисленные ранения у прибывших, и явное переутомление в глазах. Кажется, они не так давно побывали в серьезной стычке с монстрами. Очень хотелось верить в то, что за ними не было преследования, и мы сейчас не появимся в окружении очень злых тварей. А то это будет самая короткая попытка за всю историю авантюристов.

Мои опасения не оправдались. После выхода из телепорта нас встретил обычный шум леса. Монстров рядом с нами не было. Айзек быстро махнул рукой, и мы отправились за ним на юго-восток. Хоть у нас и была гарнитура для общения, но командир заранее предупредил, чтобы мы даже дышали через раз и делали все молча. Никаких переговоров и разговоров до тех пор, пока не установим все ловушки. Почему так, я не знаю. Никто не знал, но спорить не стал. Если Айзек что-то делает, то явно не просто так.

Только когда уже стало смеркаться, мы достигли первой запланированной точки. Жестом показав нам «отбой», Айзек умостился возле одного из деревьев и молча достал из рюкзака паек. Мы последовали его примеру. Было видно, что Артуру и девчонкам хочется у командира что-то спросить, но они пока держались. Все же в полной тишине, не считая звуков леса, продвигаться и ужинать было непривычно. На ночь каждый устроился как мог. Первым на дозоре остался Рустам, потом я, после Артур, и последним будет Айзек. Все, естественно, без слов. Объяснялись только с помощью жестов.

Через два часа меня разбудил Рустам, прикоснувшись к плечу и слегка потрепав. Проснулся я моментально. Кивнул головой, но осознав, что в полной темноте он меня не видит, дотронулся до его руки. Как оказалось, я не до конца проснулся. Рустам меня прекрасно видел с помощью тактического шлема, в него были встроены системы инфракрасного виденья и усиления звуков. Правда, понял я это, только когда сам надел такой же и активировал его системы.

Выбрал место для наблюдения, которое присмотрел, еще когда мы только прибыли. Устроился поудобнее и приступил к дозору. Не люблю я вот так дежурить. Скучно, но при этом нельзя расслабиться, да еще и двигаться нежелательно. Кажется, Айзек в своей паранойе смог достичь предела. Вот что мешало использовать для этого дронов? Или мы их для красоты с собой тащим? Да и эта непонятная скрытность. Говорить-то почему нельзя? Если бы тут хоть где-то поблизости были бы твари или альвы, то они бы еще во время нашего прибытия через телепорт смогли бы засечь наше местоположение. Хотя, если учесть тот факт, что, допустим, Айзек рассчитывает на то, что местные твари, которые проводили отряд авантюристов, просто не обратят внимания на прибывший отряд, то тогда все выглядит логично. Кроме запрета говорить. Сомневаюсь, что он рассчитывал на наше бесшумное передвижение. Я-то могу, конечно, двигаться почти без звука, но это без груза за спиной. А так-то от нас шума в лесу, как от стада слонов. Странное решение.

Отсидев и помедитировав свои два часа, я разбудил Артура. Сам тут же улегся на свое выбранное место и заснул. Через четыре часа подъем, и опять в путь. Нам по плану за один день нужно установить ловушки во всех точках. Так что силы мне потребуются немалые. Хорошо нашим девкам. Спят себе и горя не знают. Мне бы так.

Разбудил меня в этот раз Айзек. А дальше уже я помогал ему будить остальных. Принцип простой. Подходишь к спящему, зажимаешь рот и только после этого будишь. Главное, чтобы не было издано ни единого звука. Это только я, Рустам и, возможно, Айзек просыпались без лишних звуков. А вот того же самого Артура ночью я будил именно так. Быстро позавтракав, мы приступили к первой установке артефактных мин и ловушек, потом марш-бросок, и опять установка. И так еще пять раз. Трудились почти до позднего вечера и, в итоге, успели установить все, что планировали. Естественно, соблюдая полную тишину.

Только когда я заступил на свое дежурство, в этот раз первым, задумался над количеством этих самых ловушек. План я знал, но пока мы не стали все устанавливать, в голову не приходила простая мысль. А не многовато ли этих ловушек для обычных монстров? По сути, мы освободились от большей части своего груза, и это хорошо. Вот только меня эти артефакты смущают. Цену и силу таких устройств я примерно понимал, а потому становилось не понятно, к чему мы готовимся. Такое ощущение, что нам предстоит сражаться против больших групп противника, а не против одиночных целей. Кажется, Айзек опять не все нам рассказал. К тому же, даже если на каждую ловушку вывести монстра пятидесятого уровня, это все равно не отобьет ее стоимости. Странно все это.

Утром я проснулся от неожиданного звука, а точнее, от агрессивного разговора между девчонками и Айзеком. Как оказалось, с утра командир прекратил нашу молчанку, что естественно привело к тому, что его тут же забросали вопросами. Вот только отвечать на вопросы он не спешил.

— Еще раз и последний, повторю. — Спокойно заявил Айзек, обращаясь к стоявшим перед ним девушкам, сидя на поваленном бревне и неспешно попивая кофе. — Ответы на все ваши вопросы будут только после того, как мы вернемся на базу. До этого момента вам придется полностью довериться мне.

— Я что-то пропустил? — Спросил я негромко у Рустама, который сидел возле меня и завтракал, изредка бросая осуждающие взгляды в сторону спорящих.

— Айзек вышел на связь со своим братом. — Просветил меня здоровяк. — Эдгард сообщил, что в нашу сторону выдвинулись три крупных отряда монстров, каждый по десять тварей. Все они выше шестидесятого уровня. Главные там — так вообще восьмидесятые.

— Пссс. — Присвистнул я от удивления. — Ничего себе новости. Я так понимаю, отступать мы не будем?

— Именно. — Кивнул озабоченно Рустам. — Командир уверяет девчонок, что ловушки справятся с угрозой.

— А ты как думаешь?

— Надеюсь, что он прав. — Лаконично заявил Рустам.

— Я так понимаю, убежать мы уже в любом случае не успеем? — Задумчиво произнес я, поднимаясь с места и доставая из рюкзака собственный завтрак.

— Скорее всего, нет. — После паузы медленно произнес он. — Вот только в сообщении брата был еще один странный момент. По его данным, они выдвинулись за час до того, как с ним связался Айзек.

— И что? — Удивился я.

— Ровно за час до связи Айзек запустил развед-дронов и разрешил общаться лично и по гарнитуре. — Неспешно произнес Рустам, с подозрением глядя на командира, который все еще отбивался от настойчивых девушек. Точнее, Саманты, а Мелинда просто молчаливо поддерживала подругу, стоя рядом.

— Другими словами, монстры каким-то образом могут отслеживать нашу связь или наших дронов. — Удивленно произнес я. В таком ракурсе предосторожность командира уже не казалась излишней.

— А еще это доказывает тот факт, что он заранее знал об этом. — Облизав ложку и отложив с огорченным вздохом пустую посуду в сторону, произнес Рустам.

— Значит, он знает, что делает, и нам не стоит переживать. — Пожав плечами, сделал я вывод.

— Ты конечно прав. — Не очень уверенно произнес Рустам, доставая термос с кофе. — Вот только сколько еще информации утаил от нас Айзек?

— А есть разница? — Хмыкнул я в ответ. — Главное — результат, а остальное — мелочи. Если мы уничтожим эти группы тварей, то заработаем прилично денег. Разве это плохо?

— Это хорошо. — Вздохнул тяжело Рустам, мрачно добавив. — Слишком хорошо. Не нравится мне все это.

— А где Артур, кстати? — Осмотревшись и не обнаружив парня, спросил я.

— Айзек отправил его вон на тот холм. — Кивнув вправо, на возвышенность метрах в ста от нас, ответил он. — Там решили сделать наблюдательный пункт и подготовить точку для снайпера. А вон там. — Рустам кивнул в этот раз уже влево, на похожий холм и тоже метрах в ста от нас. — Тебе предстоит оборудовать точку для Мелинды.

Я внимательно осмотрелся вокруг. Позицию для встречи монстров Айзек выбрал идеальную. Мы как раз расположились в ложбинке между двух холмов. Оба они были максимум метров тридцать в высоту, но оттуда явно вся местность как на ладони. Очень хорошие позиции для снайперов. Вот только не заподозрят ли монстры ловушку? Как по мне, тут и дурак бы понял, что все не так просто, как кажется. Даже интересно, что еще придумал командир? А пока стоит плотно покушать, и отправляться выполнять задачу. Девушки все так же стояли возле Айзека и пытались хоть что-то узнать, но командир был непреклонен.


Глава 9


Несложно ждать противника в засаде, если только время ожидания не начинает превышать четырех часов, особенно, когда не можешь нормально двигаться и говорить. Айзек с Рустамом постоянно болтали по гарнитуре, но они приманка, им можно. А вот остальным нельзя. Иначе, как я понимаю, мы выдадим противнику нашу позицию. Вот и приходилось лежать возле застывшей на месте Мелинды, лишь изредка разминая мышцы методом их сокращения и расслабления. Если мне тяжело, то как приходится нашим девчонкам? Глядя на лежащую напарницу, которая, пристроившись с винтовкой на земле, смотрела через прицел то на Айзека то на Рустама, казалось, что ей-то как раз таки все равно. В чем лично я сомневаюсь.

Одно радовало. Командир захватил с собой средство против насекомых. Боюсь, без него мы бы не смогли и часа пролежать. Я как-то на тренировке пробовал, так больше получаса вытерпеть всяких жуков и других обитателей растительности не смог. Тут и так, как назло, постоянно хотелось почесать то ногу, то руку, а то вообще спину. Хорошо, хоть в туалет пока что не хотелось. Вот только если мы пролежим еще хотя бы час, то может такое желание образоваться. И что тогда делать? Все-таки зря я отказался надевать подгузник. Тогда это звучало как-то странно и стыдно, но сейчас таких глупых мыслей уже не было. Кстати говоря, от этого неприятного дополнения к одежде отказались все, и скорее всего, жалеют, так же как и я.

Мои размышления на очередную идиотскую тему прервал резкий звук в лесу. Судя по всему, где-то метрах в трехстах от нас. Быстро перевел взгляд и максимально приблизил изображение с помощью визора шлема. Долго вглядываться в лесной массив не пришлось. Монстры обнаружились почти сразу. Собственно, они не особо скрывались. Да и с их габаритами осуществить скрытное передвижение — та еще проблема. Ящерообразные твари высотой под два метра с массивными хвостами медленно шли на задних конечностях между деревьев точно в сторону Айзека и Рустама. Похожие на пасти крокодилов рты пестрели огромным количеством явно острых зубов.

Неожиданный раскатистый звук пулемета заставил меня слегка вздрогнуть и перевести взор на Айзека. Командир, заметив тварей, решил не ждать, а сразу залить свинцом приближающихся монстров, впрочем, тех это не особо напугало. Все десять тварей сорвались тут же с места, устремившись к ребятам. Я же отчетливо видел, как от шкур, защищенных магией, без какого-то вреда отлетают пули. Только искры вокруг фигур монстров визуально подтверждали попадания командира. Рустам, взяв наизготовку молот, выставил вперед щит, основательно уперевшись ногами в землю. Мы же терпеливо ждали, когда монстры достигнут наших ловушек. Без них стрелять смысла нет. Даже наши бронебойные пули снайперов не смогут сразу пробить магические щиты тварей. А вот после воздействия ловушек щиты не выдержат такого давления, и тогда снайперы, в теории, смогут убить тварей. Осталось проверить это все на практике.

Когда все десять монстров приблизились к двум фигурам наших ребят, я непроизвольно задержал дыхание. Уж очень боязно было наблюдать за тем, как к Рустаму и Айзеку мчались монстры. Если командир ошибся, то нам конец. Впрочем, ловушки сработали четко. Почти одновременно все монстры замерли на месте, это сработали гравитационные колодцы, а после столб огня, что своей температурой расплавил землю под ногами тварей, окутав монстров сверхвысокой температурой.

— Огонь! — Раздался в гарнитуре приказ Айзек с нотками паники.

Как бы ни храбрился командир, но когда рядом с тобой десять тварей грозного вида, хочешь не хочешь, но испугаешься. Рядом со мной гулко бухнула винтовка в руках Мелинды. В этот раз я лишь поморщился от звука. Уже привык за время тренировок. Зато сразу две головы тварей разлетелись ошметками по округе. Четкое и практически одновременное попадание наших снайперов. За первым залпом последовал сразу же второй, такое же результативный. Минус четыре твари. А вот третий выстрел уже не был столь успешным. Оставшиеся монстры смогли вырваться из ловушек, так что кто-то из девчонок попал в плечо одной твари, а вторая попала в поднятую лапу. Девушки успели произвести еще по одному точному выстрелу, пока монстры еще были замедлены. Это позволило добить двух раненых тварей.

Четыре оставшихся в живых разделились. Две бросились на парней, а третья помчалась в нашу сторону, четвертая же направилась, судя по всему, к позиции Саманты. Вот и пришло мое время. Скорость, с которой передвигалась эта тварь, совсем не вязалась с ее массивным телосложением. Сто пятьдесят метров, что нас разделяли, эта туша преодолела за считанные секунды. Учитывая, что Мелинда сейчас стреляла по тем монстрам, что насели в ближнем бою на Айзека и Рустама, остановить несущуюся тварь мог только я. Никто не ожидал, что монстры смогут так быстро передвигаться. Мелинда, похоже, даже не поняла, что происходит, потому и продолжила помогать командиру, как и было запланировано. Вот только как бы нам это решение не стоило жизни.

Несмотря на мою запредельную скорость и подготовку, лежание в неподвижной позе дало о себе знать. Вместо того, чтобы легко и просто подскочить для встречи монстра, я поднимался слишком медленно, в то время как у твари таких проблем не было. Мои мышцы отказывались работать так, как нужно, и я, понимая, что счет идет на мгновения, активировал первый артефакт. Тело моментально очистилось от всех негативных эффектов. Скорость возросла многократно. Я рванул навстречу монстру. Понимая, что прямой удар этого чудовища я просто не выдержу, проскочил под его загребущими лапами, и проскользнув по траве между его ног, одним движением подрезал ему правую ногу. Тут же вскочил, одновременно с этим стараясь повредить вторую его ногу.

Вот только меня ждал неприятный сюрприз. Рана, оставленная моим мечом, оказалась не только некритичной, но и очень быстро регенерировала. А сам монстр уклонился от моей атаки и прыгнул на меня. Уход прыжком вправо, кувырок, быстро отскакиваем еще дальше, а на том месте, где я только что был, приземляется ящер, создав своим ударом яму с метр глубиной. Только благодаря своей мгновенной реакции удалось уйти от молнии, сорвавшейся с правой лапы твари. Что, впрочем, не спасло меня от удара его левой лапы в корпус. Эта тварь смогла двигаться еще быстрее, чем раньше. Внутри я ощутил, как сломалось пару моих ребер.

Все это я отметил, отлетая в сторону метров на десять. Обезболивающее мой костюм вколол сразу. Так что я лишь на мгновение ощутил всю гамму непередаваемых болезненных последствий удара. Сработал артефакт лечения. Чувствовать, как мои кости двигаются в попытке соединиться под воздействием магических нитей лечения, и при этом не стоять на месте, так как тварь и не думала останавливаться — то еще удовольствие. Если честно, то я думал, что мне уже конец. Только чудом удавалось избегать всех атак монстра. Это был по-настоящему высокоуровневый враг. Мыслей об атаке не было. Тут просто выжить — и то проблема.

Второй его удар я пропустил буквально секунд через пять нашего боя. Хотя правильнее назвать это избиением моей несчастной тушки. Успел только поставить подобие блока мечом, в результате чего при полете от монстра осознал, что теперь у меня нет рук. Точнее, они-то были на месте, но переломов было столько, что двигать ими я уже не мог. Меч выпал еще в полете. Я же, извернувшись всем телом, умудрился приземлиться на ноги, после чего, не раздумывая, рванул подальше от монстра на максимальной скорости. Какой тут бой? Только тянуть время остается и молиться, что наши поскорее обратят свое внимание на меня и тварь. Думать о том, что в живых я остался один, не хотелось. Гарнитура и шлем у меня сломались еще после первого удара твари. Они конечно восстановятся, но на это нужно время.

Нырнув за дерево, и еще больше ускорившись, краем взгляда и с похолодевшей спиной заметил, как то самое дерево взрывается кучей щепок от молотобойного удара монстра. Который, кажется, даже не заметил преграды. А вот мне реально стало страшно. Один такой удар, и мне крышка. Наверно именно эти мысли заставили меня ускориться еще. С такой сумасшедшей скоростью я еще не бегал никогда. Деревья мелькали вокруг, а я с трудом пытался сориентироваться и не убежать чересчур далеко от наших. Звук ломающихся деревьев только придавал сил и страха. И только секунд через десять я заметил, что звука преследования не слышу.

Быстро оглянулся и от увиденного попытался затормозить. Вышло не очень хорошо. Сложно назвать нормальным торможением мои кувырки и попытку посчитать все стволы и ветки своей несчастной головой. Впрочем, в итоге я все же остановился, заодно приложившись своим многострадальным телом о дерево. Монстра за мной не было. Я даже его не видел. Зря резко тормозил. Надо было все-таки постепенно замедлиться, с досадой пришла мне умная мысль, но слишком поздно. Вставать решительно не хотелось. Броня сейчас запускала заклинания за заклинанием, пытаясь вылечить мое тело и заодно починить повреждения самого костюма. Так я лежал минут десять, пока сбоку не раздался обеспокоенный голос Айзека.

— Живой?

— Вроде того. — Не очень уверенно ответил я, поворачивая голову в его сторону. Выглядел командир, мягко говоря, помятым.

— Это хорошо. — Устало присаживаясь возле меня, произнес он, добавив в гарнитуру. — Я его нашел. Живой и более-менее целый. Но лечить придется.

— У меня руки сломаны. — Вздохнув, добавил я.

— Вылечим. — Уверенно сказал Айзек, бросив мимолетный взгляд на мои повисшие плетями конечности. — Остальное как?

— Пять ребер сломал, но вроде как костюм с этим уже справился. — Ознакомившись с данными, которые вывел мне на визор шлем, произнес я. — Как там остальные?

— Все живы. — Довольно произнес Айзек. — Разве что Артур и Рустам серьезно пострадали. Нашему здоровяку сломали позвоночник и ноги. Сейчас лежит, ждет, когда у Мелинды стихия придет в норму. Ну а шутник отделался относительно легко. Ему только ожоги по всему телу залечить и будет полностью здоровым.

— Ожоги? — Удивился я.

— Тварь, которую он попытался остановить, поймала его в огненный шар. И как только наш Артур в шашлык не превратился, загадка. — Хмыкнул он, глядя куда-то в сторону. — А ты молодец. Хорошо отвлек тварь. И где только так бегать научился?

— Жить захочешь, и не так побежишь. — Устало повторил я где-то услышанную фразу.

— Ты уж извини, но сначала пришлось Мелинде спасать Саманту от монстра, а уж потом стрелять по твоей твари. — Слегка виновато произнес Айзек.

— Да ладно, чего уж там. — Прикрыв глаза, равнодушно произнес я. — Главное, что у нас все получилось. Вот только таких отрядов за нами отправили три. Так ведь?

— Так. — Мрачно произнес Айзек.

— И как мы в таком состоянии будем воевать? — С каким-то безразличием спросил я. После пережитого эмоций не было.

— Насчет этого не переживай. — Хмыкнул командир. — Сегодня твари уже не нападут, а до завтра мы вас поставим на ноги.

— И что им помешает нас добить? — В этот раз удивление все же прорезалось в сознании.

— Ответа на это у меня нет. — Пожал плечами Айзек. — Просто есть некий кодекс или правила, никто не знает, откуда оно и почему, но группы монстров нападают на отряд только один раз в сутки. Правда, все это при условии, что авантюристы после боя не будут покидать место боя. Может это у них такое правило охоты или еще что-то подобное. Но то, что сегодня мы в безопасности — это факт.

— Странное какое-то правило. — Озадаченно произнес я.

— Какое есть. — Лаконично добавил Айзек.

— Все равно со вторым отрядом будет справиться сложнее. — Заметил я, подумав. — Насколько я помню, твари два раза на один и тот же прием не ведутся.

— Более того, второй отряд будет посильнее этого. — Медленно произнес он. — Но и ловушек у нас будет больше.

— Откуда? — Удивился я.

— Есть у меня еще один запас на всякий случай. — Загадочно улыбнувшись, ответил он.

— Думаешь, поможет?

— Уверен. — Твердо посмотрев мне в глаза, произнес Айзек.

Я лишь молча расслабился. Говорить дальше желания не было. На меня навалилось тяжелое ощущение усталости и переутомления. Кажется, артефакты перенаправили все ресурсы на лечение, решив, что снимать усталость сейчас уже смысла нет. Сам того не заметив, я отключился. Но перед тем, как полностью погрузиться в свой сон, я отметил, что в этот раз мое сознание окружило что-то очень приятное и теплое. Словно объятья матери. От этого по телу разошлось приятное тепло, а душу наполнило спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.

В этот раз в моем сне я сражался с мечом в руке против неизвестного огромного монстра. Это опять был сон, очень сильно похожий на реальность. Здоровый демон с серой кожей и косой в руке в качестве оружия пытался меня убить, а я каким-то невероятным образом отражал его атаки, и более того, успешно атаковал сам. Почему я уверен в том, что это именно демон, не знаю. Это знание было просто со мной и все. Тело противника покрывали вспышки огня, а его коса резала каменный настил словно масло, без видимых усилий. Вот только мой меч спокойно выдерживал прямое столкновение с этим опасным оружием.

Мы сражались почти на равных между каменных столбов, напитанных заклинаниями магии и стихии. А я управлял при этом какой-то неведомой силой. Она словно делала меня сильнее и быстрее. При этом мой меч тоже был окружен этой неведомой силой. Но главное было в другом. Кто-то на заднем фоне вел со мной беседу. Этот кто-то обладал женским голосом и почему-то был очень близок мне. Но не как любимый человек, а как очень близкий родственник. Словно сестра или даже ближе. Что именно говорил голос, я разобрать так и не смог, но почему-то это было очень важно для меня. Пока длился этот сон, я все пытался разобрать слова голоса, но так и не смог. Проснулся я в тот момент, когда меня ослепила какая-то вспышка.

(Бой во сне Артема. — https://coub.com/view/24u1yw)

После того, как этот сон ушел, я не спешил открывать глаза. К тому же, судя по голосам вокруг, я сейчас нахожусь в лагере, и спешить некуда. Хотелось просто полежать и осмыслить увиденное, а также понять, что в этот раз подарит мне такой сон. Может это воспоминания из прошлой жизни? Кто знает. Уж слишком яркие и реальные они были, эти сны. Погрузившись в медитацию, я попытался уловить суть. Как ни странно, но в этот раз я уловил ее моментально. Сила. Я получил новую силу. Причем, как и всегда, это было не что-то, завязанное на магии или стихии. Источником являлось мое собственное тело и жизненная энергия. Мне как будто кто-то открыл глаза. Теперь я ощущал свое тело не как что-то обыденное, а как огромный и очень мощный организм, в котором, как оказывается, целое море энергии, и главное — теперь я понимаю, как и что могу сделать.

Удивительное и непередаваемое чувство. Все мои раны я залечил единым желанием воли и разума. Все, что для этого понадобилось, это просто направить нужные ресурсы организма туда, где они больше всего нужны. Конечно, процесс не моментальный, но это дело практики. Чем быстрее я научусь управлять своим телом, тем быстрее станет моя регенерация. Вот только от такой вроде бы простой операции я устал. Сильно устал. Настолько, что опять погрузился в сон. Как я понял, дело в том, что мой мозг не привык осознанно управлять телом на таком уровне. До этого все происходило словно по заранее написанному сценарию. А сейчас все пошло не так, как обычно. И это было здорово.


Глава 10


Планета Альтар. Место не известно.

— Как вы можете видеть на презентации, которую подготовил мой отдел, время и место для старта операции «Чистка» полностью соответствует нашим целям. — Важно докладывал с виду представительный молодой человек, стоя у галопроектора, который демонстрировал графики и изображения различных разумных. Все это происходило в просторном конференц-зале. Вот только зрителей у этого лектора было всего трое, и почти все они с огромным интересом слушали доклад коллеги.

— А нельзя было подобрать отряд авантюристов посолиднее? — Спросил один из слушателей, выглядевший двадцатилетним парень с модельной внешностью.

— К сожалению, кроме этого сомнительного отряда, других слабых претендентов нет. — Равнодушно ответил докладчик и уже с уважением добавил, обращаясь к одному из сидевших молодых мужчин. — Но если уважаемый Оман’Эльхам’Гурман против данных кандидатов, то мы готовы в течение года подготовить другой отряд.

— Почему сразу не подготовили? И почему нужны именно слабые? — Нахмурившись, произнес все тот же молодой парень.

— Потому что я так захотел. — Улыбнувшись, произнес веско Оман.

— Позвольте узнать, почему? — Удивленно, но с почтением обратился к нему все тот же молодой парень.

— Дело в том, достопочтенный Элигор’Фашид’Гурман, что нас и так серьезно поджимают сроки. Но главная причина все же заключается в том, что я хотел нанести более серьезный удар по самолюбию наших, обнаглевших в последнюю сотню лет, подопечных альвов. Потому и просил уважаемого Шахара‘Рульдар’Гурмана подыскать для операции наиболее слабых авантюристов. — Неспешно рассуждал Оман с неизменной добродушной улыбкой на лице. — Ничто так сильно не бьет по самолюбию, как победа слабого над сильным.

— Думаете, этого будет достаточно? — С сомнением спросил Элигор.

— С учетом того, что альвов будет ждать в мире людей, более чем достаточно. — Расслабленно ответил Оман и, уже обращаясь к докладчику, добавил. — Продолжайте, уважаемый.

— Благодарю. — Кивнул Шахар и, мельком взглянув на изображение за своей спиной, продолжил. — Выбранный отряд на данный момент уже находится в нужном нам секторе. А избранная ими для захвата цель ведет себя так, как и было предсказано. Конечно, в обычных условиях у авантюристов ничего бы не вышло, но благодаря подчиненным уважаемого Зула‘Ацтекова’Гурмана… — В этот момент докладчик с благодарностью кивнул в сторону третьего сидевшего в зале разумного, похожего внешне на альва. Это был единственный из гостей, кто слушал доклад вполуха, так как и сам принимал активное участие в его реализации. — … мы смогли передать нужной мощности артефакт, который позволит пленить альва.

— А что там по составу будущей армии вторжения альвов? — Задумчиво спросил Элигор.

— Никакого предупреждения в этот раз заранее мы не передавали, а потому готовность у них почти нулевая. — Довольно усмехнулся Шахар. — Но именно сейчас у них проходит военный парад в одном из соседних крупных городов. Учитывая импульсивность альвов, а так же их торопливость и презрение к людям, то думаю, именно военные силы с этого парада прямиком отправятся в мир людей.

— Другими словами, в этот раз люди смогут отбиться без нашего вмешательства. — Все так же задумчиво произнес Элигор.

— Это не совсем так. — Возразил Шахар. — В параде участвуют элитные части альвов, в подготовке которых сомнений нет. Так что, как только они примут участие в будущей войне, чаша весов покачнется в нужную нам сторону. После чего вмешаемся мы и в очередной раз демонстративно «прогоним» альвов обратно на родину.

— А понесенные в процессе войны потери серьезно ударят по самолюбию альвов. — Добавил от себя Оман.

— Я так и понял. — Серьезно кивнул головой Элигор. — То есть я могу отправляться к повелителю и доложить, что у нас все под контролем и все идет по плану?

— Именно так. — Важно покивал головой Оман. — Более того, у нас есть и другие замечательные новости. Думаю, вам стоит их послушать.

— Даже так? — Удивился Элигор. — Что же, время у меня еще есть, так что слушаю вас внимательно.

— Уважаемый Оман’Эльхам’Гурман имел в виду, что в ближайшие сто двадцать лет мы сможем увеличить прирост энергии веры примерно на полпроцента. — Кивнув в сторону появившегося графика, произнес Шахар. — Дело в том, что нам удалось собрать в месте будущего прорыва альвов практически всех людей с малым коэффициентом полезности. Тем самым мы сможем сразу же уменьшить нагрузку на обслуживание данных малополезных людей. Это конечно все равно приведет к потере примерно двух сотых поступающей энергии, но зато в будущем мы сможем заселить данный регион более полезными для нас членами общества людей. Что по оценкам аналитиков и приведет, в конечном счете, к увеличению поступления энергии.

— Хм. Падение конечно серьезное. — Хмыкнув, поморщился Элигор. — Но учитывая будущий прирост, вполне приемлемая цена за чистку. Это каким-то образом скажется на работе главного проекта повелителя?

— Нет. — Уверенно произнес Оман. — Можете заверить повелителя, что планета Хариан, как и ее жители, находится в полной безопасности.

— Кстати. — Прищурившись, внезапно произнес Элигор. — А что там у Чантико’Рамзан’Макатуни и ее отряда? Они по-прежнему мешают вам работать?

— К сожалению, да. — Печально вздохнул Оман. — Они что-то нашли на Хариане, но после проверки оказалось, что этот след — лишь обманка, а их цель смогла переродиться или на планете людей или на планете альвов. — При этом он кивнул в сторону изображения на галопроекторе. — Теперь они ищут здесь. Даже требовали остановить плановую чистку. Мол, им нужен этот хранитель живым.

— Ясно. — Мрачно произнес Элигор. — Но вам не стоит беспокоиться, уважаемый. Как только я вернусь к повелителю, то тут же доложу ему об этих горе-сыщиках. — Уверенно произнес он, после чего, сокрушённо покачав головой, добавил. — Это надо же — искать восемнадцать лет с нулевым результатом, только время и ресурсы наши тратят.

— Она сейчас находится на этой базе. — С легкой ухмылкой на лице произнес Оман. — Может желаете переговорить с ней напрямую?

— Вы же знаете, что я не могу напрямую ей ничего приказать. — С осуждением посмотрел на него собеседник, после чего тяжело вздохнул. — У нее личный приказ повелителя. Хорошо хоть, что с ограничениями.

— Ограничения только для основной планеты? Или на остальные тоже распространяются? — С интересом посмотрел на него Оман.

— На весь ваш мир Фарад-1. — Уверенно произнес Элигор.

— Хорошо. — Кивнул Оман. — Я учту это при разговоре с ней.

— Держитесь, мой друг. — С сочувствием произнес Элигор. — Боевые демоны повелителя сильны, но вот с адекватным мышлением у них совсем беда.

— Вы знаете, за восемнадцать лет я успел не раз в этом убедиться. — Хмыкнул Оман. — Уверен, она уже ждет меня в моем кабинете. В очередной раз будет пытаться остановить нашу операцию. Но после ваших слов у нее мало шансов на успех.

— Что, уже угрожала? — Мрачно спросил Элигор.

— Да. — Кивнул Оман. — Более того, я двенадцать раз делал ремонт в своем кабинете. Уж очень импульсивная особа.

— Думаю, скоро все закончится. — Твердо произнес собеседник. — Я приложу максимум усилий для этого. Как-никак, под вашим присмотром один из важнейших проектов повелителя. А пока продолжим. Хотелось бы ознакомиться с итоговыми цифрами.

Через час, после того как Оман’Эльхам’Гурман завершил разговор с представителем их домена Элигором’Фашид’Гурманом из личной свиты повелителя Кетцалькоатля, этот пунктуальный и педантичный высший демон отправился к себе в кабинет для продолжения работы. Он очень не любил, когда в его планы и отлаженный за многие века процесс кто-то вмешивается. Потому с трудом подавил внутреннее раздражение, когда увидел ожидающую его Чантико’Рамзан’Макатуни. Естественно, ожидала высшая демонесса в его собственном кабинете, расположившись, словно хозяйка, что еще больше разозлило Омана, ведь он не кто-нибудь из низших, а руководитель всего департамента контроля за миром Фарад-1. Его на эту должность назначил лично повелитель, а это о многом говорит. Впрочем, на лице Омана оставалась маска абсолютного спокойствия, в то время, как в душе метались молнии и сжигали всех, кто ему мешает выполнять свою работу.

— Я надеюсь, в этот раз у вас очень веская причина для визита. — Сухо произнес Оман, не здороваясь.

— Ооо, можете не переживать. Она более чем веская. — Зловеще усмехнулась Чантико.

— Я слушаю. — Проходя через свой собственный кабинет и присаживаясь в кресло для гостей, так как его место было занято этой наглой демонессой, холодно произнес Оман.

— Мне стало известно, что вы собираетесь провести военную операцию чистки на планете людей. Это так? — Прищурившись, с угрозой в голосе спросила демонесса.

— Это действительно так и есть.

Ни капли не испугавшись угрозы, ответил спокойно Оман. Он прекрасно понимал, что если эта особа захочет, то уже через час от всего их департамента ничего не останется. Чантико’Рамзан’Макатуни являлась командиром самого успешного и сильного отряда боевых демонов в подчинении повелителя. Личный цепной и кровожадный пес господина. Ее отряд может уничтожать миры и даже противостоять в открытом бою архангелам, но все это мало волновало Омана. Ибо он прекрасно знал, что при всей своей мощи эта дама боится гнева их повелителя больше, чем кто-либо. Потому с его головы, как и с голов всего его отдела, не упадет даже волосок. А слова? Это всего лишь слова и не более того. Пока он честно и полностью выполняет распоряжения повелителя, эта демонесса для него не опаснее низших.

— Я требую, чтобы вы немедленно заморозили операцию. — Жестко произнесла Чантико, сверкая глазами, а вокруг нее пошли завихрения личной силы.

С грустью осмотрев свой кабинет, Оман тяжело вздохнул, мысленно подумав о том, что только недавно уже делал ремонт, и вот опять. Эта злобная особа не тронет хозяина кабинета, но вот обстановка явно опять пострадает.

— Для этого вам потребуется предоставить мне прямое разрешение от повелителя. — Равнодушно заявил Оман. — Или вы считаете, что ваше личное желание выше планов нашего господина?

— Оман. — Устало произнесла Чантико, резко убрав силу и агрессию из голоса. Такая неожиданная перемена удивила Омана настолько сильно, что на мгновение на его лице мелькнула эмоция. Между тем, гостья продолжила. — Пойми. Это очень важное задание повелителя. А вы собрались атаковать сектор, который мы еще не успели полностью проверить. Если там находится тот, кого мы ищем, то он, скорее всего, погибнет. А значит, все поиски придется начинать с нуля. — Многозначительно посмотрела она на собеседника, после чего вкрадчивым голосом добавила. — Ты ведь не хочешь, чтобы мы тут еще пару десятков лет мешали тебе работать?

— Боюсь, это перспектива мне не страшна. — С усмешкой посмотрел на нее Оман. — Ведь через два года ваш хранитель вернет себе силу, а значит, свалит из этого мира в тот же миг.

— Ты хочешь позволить сбежать личному врагу повелителя? — Мрачно произнесла Чантико.

— Разве? — Удивился театрально Оман. — А по-моему, это будет ваш личный провал. Или вы хотите сказать, что я не предоставил вам все условия для поиска? Я даже задержал процедуру чистки мира на целых восемь лет от запланированного.

— Перестань. — Махнула рукой демонесса, расслабленно откинувшись в кресле. — Ничего ты не задерживал. Просто переводил мясо из одного региона в другой.

— Я попрошу, верующих в нашего повелителя «мясом» не называть! — Возмутился Оман.

— Ой, да ладно тебе. — Хмыкнула она. — Тоже мне, защитник низших нашелся.

— Вы просто не понимаете всей важности нашей работы. — Горячо возразил Оман. — Вы видите только одну сторону вопроса и пользуетесь энергией веры, которую добывают такие как я. Для вас все кажется простым и легким, а верующие лишь расходным материалом. Но это не так!

— Что-то я не заметила твоего бережного отношения к низшим. — Усмехнулась Чантико. — Или уничтожая целый сектор, ты таким образом «заботишься» о них?

— Чистка — это необходимая мера для поддержания порядка и образа общего врага для всех верующих. Как людей, так и альвов. — Менторским тоном заявил Оман. Демонесса, сама того не осознавая, задела в нем скрытые струны любви к собственному делу. — Или будет твориться бардак, как в мирах того же Люцифера. Вы видели его планеты? Это же абсолютный ужас. Люди творят что хотят. Количество различных религий зашкаливает. Как и количество государств на его планетах. Войны, болезни, эпидемии и другие «прелести» свободной жизни разумных. Я уже не напоминаю о его любви к различным мировым войнам. Вот где отношение к людям, как к «мясу». А у меня полный порядок и контроль.

Оман, перейдя на рельсы своей любимой темы, импульсивно встал с кресла и принялся ходить по кабинету, энергично помогая своему рассказу жестами рук.

— Тут нет болезней и мировых войн. Да у нас в мире вообще практически нет проблем. Почти идеальный мир. Конечно, не как на Хариане, но учитывая специфику, сделать еще лучше практически невозможно. Естественно, поддерживать нужный уровень веры среди местного населения непросто, потому и был разработан внешний враг. Зато посмотрите на результат. Разве он не прекрасен?

— Я и так отлично знаю все, о чем ты так вдохновенно рассказываешь. — Иронично улыбнулась Чантико. — Но сейчас не тот случай, чтобы продолжать действовать как прежде. Этот хранитель, который переродился на одной из твоих планет, может стать очень серьезной проблемой в будущем. Что, если он захочет использовать свою силу, чтобы уничтожить одну из планет?

— А вы тут тогда для чего? — Взяв себя в руки, спокойно спросил Оман. — Или ваша хваленая мощь преувеличена?

— Хочешь проверить? — Зло сверкнула взором демонесса.

— Вот проявится ваш хранитель, там и увидим. — Лаконично произнес Оман, пожав плечами.

— Этот хранитель — очень непростой и опытный противник. — Задумчиво произнесла Чантико. — Учитывая ограничения повелителя, будет сложно ликвидировать такого врага без значительных жертв. Потому и важно обнаружить его до того, как он вернет себе силу.

— Я это прекрасно понимаю. — Вздохнул Оман. — Но что я могу сделать? Вам и так были предоставлены доступы ко всему, что только можно. Весь отдел мониторинга разведки работал все восемнадцать лет на вас, но что толку? Вам так и не удалось обнаружить цель. Чего еще вы хотите?

— Я уже говорила. — Сухо произнесла Чантико. — Отмените операцию «Чистка».

— Это невозможно. — Твердо ответил Оман. — Поймите и вы меня. Если мы сейчас все отменим, то поступления энергии веры начнут падать с каждым годом. Особенно от альвов. А как вы понимаете, это поставит под угрозу бесперебойное снабжение энергией главный проект повелителя. Или вы хотите лично сообщить господину об этом?

— Я не это имела в виду. — Поморщилась Чантико. — Неужели два года настолько критичны?

— Два года нет. — Усмехнулся Оман. — А вот сто лет последствий очень даже критичны. Сейчас у нас оптимальные поставки и хороший запас в накопителях, потому мы можем себе позволить провести операцию. Но стоит нам задержать сейчас запуск, как мы окажемся в непростой ситуации. Не так-то просто подготовить нужные условия на двух планетах. Для этого требуются десятилетия. А это, как вы понимаете, совсем другой разговор.

— Хорошо. — Резко оборвала его Чантико. — Я тебя поняла. Сколько у нас осталось времени?

— Учитывая текущее состояние дел, то буквально пять суток. — Рассудительно произнес Оман.

— Тогда мне нужна легенда. — Чантико выглядела серьезной и собранной. Складывалось ощущение, что у нее появилась какая-то идея. — Я лично отправлюсь с альвами на планету людей.

— Это сделать не сложно, но зачем? — Подумав, спокойно произнес Оман, с любопытством глядя на собеседницу.

— Я думаю, что в момент серьезной опасности наша цель, как минимум, использует все свои возможности для того, чтобы выжить. — Задумчиво произнесла она. — Вот тут-то я его и поймаю.

— Хорошо. Нужная вам легенда будет готова сегодня в течение пары часов. — Кивнув головой, сказал Оман, что-то при этом рассматривая на своем личном пульте управления. — Я уже передал ваш запрос в свой отдел. Легенда нужна только вам или всему отряду?

— Делай на весь отряд.

Тут же ответила Чантико. После чего, резко встав с кресла, стремительно вышла из кабинета. Оман, проводив ее взглядом, пожал плечами и довольно улыбнулся. Сегодня его кабинет наконец остался цел и невредим, что не могло не радовать. Ему было любопытно, что именно задумала демонесса, но расспрашивать он не стал. Лишнее знание порождает лишние проблемы. А у него и так дел выше крыши. Нужно успеть проверить весь проект «Чистка» еще раз, на всякий случай. Заодно предусмотреть подстраховку и легенду на случай, если вмешается отряд этой демонессы.

В то же время Чантико промчалась по коридорам базы для того, чтобы попасть в выделенный для нужд ее отряда блок. Там ее ждали трое подчиненных, вскочивших с места, как только в комнату влетела демонесса.

— У нас пять суток. — Выпалила она, внимательно глядя на всех троих. — Есть идеи, как быстро проверить сектор и армию вторжения? Легенда для нашего появления в рядах альвов уже создается.

— Какие могут быть идеи? — Падая обратно на диван, расслабленно произнес один из демонов. — Все, что могли, мы уже использовали.

— Турван. — Зло стрельнула в него взглядом Чантико. — Мне нужны идеи, а не твое нытье.

— Мы проверили абсолютно всех разумных, что родились в те дни восемнадцать лет назад на всех трех планетах. — Пожав плечами, равнодушно произнес Турван. — Даже этот сектор был частично проверен. Сомневаюсь, что наш скан что-то покажет.

— А что, если он использовал тот же метод, что и я? — Неожиданно спросил другой подчиненный Чантико, сверля внимательным взглядом своих серых глаз начальницу.

— Ты о чём? — Удивилась она. — Хорнан, выражайся конкретнее.

— Помните то задание повелителя, когда мне нужно было проникнуть на планету Гавриила? — Продолжил Хорнан. — Там, где мне пришлось спрятаться в душе новорожденного и ждать пятнадцать лет, пока все проверки будут закончены?

— Хорнан. Ты опять? — Поморщился третий демон, носивший имя Зулу’Нузан’Макатуни. — Мы же уже обсуждали эту идею пятнадцать лет назад.

— Да, но тогда мы так и не смогли придумать, каким образом обнаружить его в капсулах, но что, если командир права, и он не в капсуле? — Энергично спросил Хорнан.

— И что? — Иронично спросил Зулу. — Как это нам поможет? Или ты научился сканировать души разумных?

— Ясно. — Прервала их разговор Чантико. — Как всегда, от вас толку ноль. Тогда действуем по моему плану.

— Плану? — Удивился Турван. — Опять все уничтожить? А повелитель дал добро?

— Нет. — Поморщилась Чантико. — Этот план не одобрили. Придется действовать аккуратнее.

— Будем ловить на живца? — Вмешался Зулу.

— Какого, ангел тебя побери, живца?! — Разозлилась Чантико. — Нет. Мы будем ждать, когда он сам себя проявит.

— Но у него же еще два года не будет доступа к своим силам. — Логично возразил Зулу. — К тому же, он может находиться в одной из капсул вирта или вообще в другом секторе.

— Это так. Но проверить этот сектор мы обязаны. Может я не права, и тут его нет, но рисковать я не хочу. Это ясно?

После этих слов Чантико пристально посмотрела на подчиненных. Возражений не последовало.


Глава 11


Утром следующего дня я проснулся с очень приятными ощущениями полностью здорового тела. Осмотревшись, обнаружил, что пока все еще спят, кроме Артура, который, судя по всему, мониторил обстановку вокруг с помощью дронов. Сидел он при этом у портативной электрической плиты в ожидании, когда закипит вода, уткнувшись в экран монитора планшета Айзека. Встав и потянувшись, я слегка размял мышцы и этим своим движением привлек внимание Артура, который тут же жестом показал на плиту с кофейником. Я согласно кивнул. Уж не знаю почему, но Артур варил кофе лучше всех. Никакого сравнения с тем, что выдавал школьный аппарат или тем, что я готовил сам. В чем секрет, до сих пор понять не могу.

— Ты, как всегда, будешь портить кофе сахаром? — Негромко спросил ворчливо Артур, когда я подошел к нему и присел рядом на поваленное бревно.

— Сахар кофе не портит, а дополняет. — Улыбнувшись, возразил я. — И да, тебе тоже доброго утра.

— Ага. Утречка. — Хмыкнул Артур. — Вот только доброе оно или нет, покажет время.

— Что тут у нас случилось, пока я спал?

Расположение спящих ребят было нестандартным и говорило о каком-то конфликте, который произошел, пока я спал. Обычно, или скорее стандартно, Мелинда ночевала в палатке с Самантой. Рустам предпочитал лежать отдельно от всех в своем спальнике, не утруждая себя установкой навеса. Айзек всегда обустраивал свой мини-шатер и спал там. Но сейчас все было не так. Из палатки девчонок торчали ноги Рустама, Саманта спала в спальнике у шатра Айзека, хоть тут без изменений, а Мелинда в этот раз забралась подальше от всех и устроилась у дальнего дерева в спальнике. Такое поведение девушки говорило о показной обиде на всех и вся.

— Да ничего особенного. — Пожал плечами Артур, при этом помешивая кофе в турке. Он всегда варил кофе только в этом старинном медном горшочке. — Просто после того, как Мелинда не смогла поднять на ноги Рустама, а ты вдруг резко сам по себе пошел на поправку, она устроила истерику. Айзек тут же поставил ее на место, а она обиделась. Итог ты видишь сам.

— Все ясно, кроме одного. С чего вдруг она истерила?

Удивленно произнес я, глядя в сторону спящей девушки. Закатить скандал, да еще и при всех, то есть когда больше одного собеседника — это уже крайняя степень злости или паники у Мелинды. Такое на моей памяти было всего пару раз за последние лет пять, если не больше.

— А кто ее знает. — Хмыкнул Артур, странно посмотрев на меня. — Ты что, реально не понимаешь?

— А должен? — Нахмурился я.

— Ну как бы она за тебя переживала, почти весь резерв в тебя вбухала, а ты тут бац. И сам выздоровел. — Улыбаясь, произнес Артур, снимая турку с плиты и разливая ароматно пахнущий напиток по чашкам. — Думаешь, этой причины мало? Да и походу, ты ей явно нравишься.

— Сомневаюсь. — Недоверчиво покачал я головой. — Судя по ее вечному ворчанию в мою сторону, она скорее меня не переваривает.

— Может быть и такое. — Не стал спорить он. — Кстати, я давно хотел спросить, а как ты вообще терпишь ее стервозный характер? Я бы уже давно ее послал куда подальше.

— Послать несложно. — Тяжело вздохнул я. — Вот только что дальше? Вот допустим, возьму я и разругаюсь с ней, и что?

— Какое-то странное оправдание. — Хмыкнул Артур. — Поставь ее на место, и она успокоится, а то так и будет тебе на мозги давить.

— Уверен, что ее вообще можно поставить на место? — С сомнением произнес я.

— Ой, да брось ты. — Махнул он рукой. — Все девки одинаковые. Дашь им залезть себе на шею, и все. Кранты. Уже никуда не денутся. Так и будут болтать ножками на твоих плечах, да еще и командовать, сделай то, да сделай се.

— Я смотрю, ты у нас стал великим специалистом по женскому полу. — Иронично произнес я. — Откуда только опыт взялся, непонятно. Или ты думаешь, что книги из инета полезному научат?

— Какой-никакой, а опыт есть. — Солидно произнес Артур, смакуя при этом кофе. — Или ты забыл, что я почти год с Валькой встречался?

— Ага. Как же. Встречался. — Насмешливо произнес я. — То-то она от тебя сбежала как от огня.

— Это не она от меня сбежала, а я от нее ушел. — Буркнул Артур, глядя в сторону.

— Угу. Так мы все и поверили.

— По крайней мере, у меня хоть какой-то опыт, в отличие от тебя. — Горячо возразил Артур.

— Спасибо, но такой опыт мне и задаром не нужен. — Хмыкнул я в ответ. — Ты ведь сначала делаешь, а потом думаешь. Потому и Валька от тебя сбежала.

— А это тут причем? — Удивился Артур. — Или я должен был, как ты, изображать из себя подкаблучника?

— Вот в этой фразе все твои ошибки. — Улыбнувшись, ответил я, делая очередной глоток прекрасного напитка. Кофе, как и всегда, получился у Артура отменно. — Ты путаешь понятия. Такие как: «подкаблучник», нормальное отношение к девушке, и баланс между терпением и реальной оценкой последствий.

— Че-то ты, по-моему, перемудрил. — С сарказмом произнес он.

— А вот и нет. — Горячо возразил я. — Подкаблучник — этот тот, кто бегает за девушкой, выполняя все ее распоряжения, при этом сам ничего без ее спроса не решающий. То есть тот, кто согласен с тем, что главная всегда и во всем девушка. Я же не выполнял решения и приказы Мелинды, да и она не является моей девушкой, а значит и подкаблучником я быть не могу.

— Это ты конечно лихо завернул, но по факту, ты все-равно терпишь ее закидоны, а значит, ты — частично подкаблучник. — Уверенно произнес Артур.

— С чего это вдруг? — Возмутился я. — Я просто понимаю последствия своих действий и решений и поэтому пока что молчу.

— Эээээ… не понял. — Недоуменно посмотрел на меня он.

— А что тут непонятного? — Уверенно сказал я. — Сама по себе ссора с медиком отряда — плохая идея. Но есть последствия и кроме этого. Вот представь, что у меня с Мелиндой конфликт. И дальше что? Напарник ей все равно нужен. Так что, или меня из команды выгонять, или ее? И кого ты предпочтешь выгнать?

— Да ну. Это ты явно преувеличиваешь. — Не очень уверенно протянул Артур.

— Уверен? Зная характер Мелинды, ты думаешь, что она не пойдет на принцип?

— Ну, так это ее проблемы. — Пожал плечами Артур. — Нашли бы другого медика, делов-то.

— Ага. Другого. Как же. — Насмешливо произнес я. — Она лучшая в интернате, и другой с такими же данными нет даже близко. И как теперь быть? Исключать из отряда меня и искать того, кто сможет терпеть ее характер? Или сможет заменить тебя? Я буду с Самантой, а Мелинде нашли бы того, кто смог бы терпеть ее стервозность. Еще, как вариант, тебя заставить терпеть ее характер. Так пойдет?

— Неее… Ну это ты совсем уже разогнался. — Протянул с легким испугом Артур, при этом быстро осмотревшись. Видать, перспектива быть в напарниках у Мелинды его еще как пугала.

— Вот и я говорю, что в такой ситуации лучше просто перетерпеть и все. — Пожав плечами, лаконично закончил я. — К тому же, к ее ворчанию привыкнуть можно. А вот найти такого же отличного медика и стрелка не выйдет, при всем желании Айзека или нас.

— И долго ты собираешься терпеть? — С любопытством спросил Артур.

— Сколько надо, столько и буду. — Уверенно произнес я. — Дело важнее всего. Если мы провалимся из-за такой мелочи, то сам себе не прощу. Или ты уже забыл, что второго шанса у нас нет?

— Эх, мне бы твою уверенность. — Печально вздохнул он.

— Пока что все, что задумал наш ком, все сбывается. — Лаконично пожал я плечами. — Ты лучше расскажи, что там с Рустамом?

— Да вроде все нормально. — Задумчиво ответил Артур. — По словам Мелинды, как проснется, будет цел и здоров.

— Хорошая новость. — Кивнул я головой. — А что насчет Айзека? Какие-то изменения в планах есть?

— Вроде пока нет. — Подумав, ответил он.

На этих его словах из своего импровизированного шатра высунулся Айзек, с неудовольствием посмотрев на нас. Заметив турку с кофе, его взгляд сменился на задумчивый. Выбравшись полностью из своего жилища, он подошел к нам.

— И чего вам только не спится. — Устало произнес он, присаживаясь напротив нас. — Кофе еще есть?

— На чашку хватит. — Хмыкнул Артур. — Утречка.

— И вам доброго. — Тут же потянувшись к турке, и наливая себе кофе в чашку, уже более довольным голосом произнес он. Я на его слова лишь приветственно кивнул.

— Мы что, так громко беседовали? — Удивился Артур, при этом с опаской посмотрев в сторону Мелинды. Его опасения я понимаю. Самому бы не хотелось узнать, что она все услышала.

— В смысле? — Удивился Айзек.

— Ну, мы вроде как тебя разбудили. — Пояснил Артур.

— А, это что ли. — Равнодушно произнес Айзек. — Да нет. Это не вы меня разбудили, а брат. Новые данные прислал насчет отрядов монстров.

— И что там? — Не удержался я от вопроса.

— Со второй волной все без изменений. — Делая глоток кофе и поморщившись, произнес он. После чего поставил чашку на плиту и включил ее. Все же кофе успел остыть. — Обычные монстры, как и до этого. Может только слегка посильнее. А вот в третьей волне уже совсем необычные будут.

— В третьей? — Удивился Артур. — Что там не так?

— К нам выдвинулся отряд гуманоидных монстров, вооруженных автоматами, пулеметом и артефактами магической атаки. — Серьезно произнес он, глядя на нас. — Мне пояснить, что это значит?

— Нас хотят взять живьем. — Растерянно произнес я.

Об отряде захвата у монстров я уже слышал и читал раньше. Специальное подразделение альвов, созданное только для одной цели — взять в плен авантюристов. Имеющие вид людей, эти твари использовали и наше оружие. Единственный минус у отряда захвата заключался в том, что почему-то именно у них не было своих магических сил. Вся их боевая мощь базировалась на огнестрельном оружии, а также артефактах. Впрочем, их тела сами по себе артефакт — быстрые, умные, сильные и опытные монстры, похожие на людей. Уничтожить таких мог не каждый отряд авантюристов. А на тех, кто без проблем их ликвидирует, они в атаку не лезли, предпочитая действовать из засады. Уж очень хороший уровень маскировки у этих бойцов.

— Верно. — Согласно кивнул Айзек. — Сомневаюсь, что всех, но кто-то из нас местного альва точно заинтересовал.

— Будем пытаться сбежать? — Спросил с опаской Артур.

— Во-первых, не сможем. — Улыбнулся Айзек. — А во-вторых, я это предвидел. Так что третий уровень ловушек именно против такого отряда. К тому же, если у нас получится уничтожить эту пятерку тварей, мы поднимем столько денег на их снаряжении, что можно будет сразу валить домой. Денег с лихвой хватит на покупку жизней для каждого из нас.

— Угу. Вот только статистика в их пользу. — Мрачно произнес Артур. — Да и дополнительные ловушки мы как раз таки против второго отряда поставили.

— Еще раз повторюсь. — Прищурившись, произнес Айзек. — У меня все рассчитано. Если все сделаете как надо, то вернемся домой живыми и с большой прибылью.

— Раз нужно, то сделаем. — Уверенно произнес я.

— Вот, учись у Артема. — Кивнув в мою сторону, серьезно произнес Айзек. — Всегда уверен и готов к бою. Не то что некоторые.

— А что сразу я? — Изобразил обиду на лице Артур. — Я тоже верю. Просто не так сильно.

— Оно и видно. — Хмыкнул Айзек.

— А твой брат не поможет? — С надеждой в голосе спросил Артур.

— Нет. Пока рано. — Спокойно произнес Айзек, снимая с плиты свой уже горячий кофе и делая глоток с довольным видом. — Я все же надеюсь, что мы сможем продержаться всю неделю, а не половину.

— Ты же сам сказал, что если победим отряд захвата, то озолотимся. — Недоуменно произнес Артур.

— Между сможем и озолотимся большая разница. — Хмыкнул Айзек. — Не так-то просто захватить их снаряжение. Шансов, что у нас выйдет изъять его без повреждений, очень мало. Это все-таки не обычные монстры, а разумные и, главное, заминированные. Но если у нас выйдет захватить снаряжение хотя бы двух бойцов, то да, можем улетать домой.

— Ну, так не проще ли позвать твоего брата? — Продолжил Артур. — С его помощью мы точно разберемся с монстрами без проблем.

— Верно. — Согласно кивнул Айзек. — Вот только ты забыл о двух важных моментах. Во-первых, нам нужно будет отдать половину добычи им. Во-вторых, эти твари разумны, а потому заподозрят засаду и тут же, в лучшем случае, исчезнут. Или сами устроят нам засаду.

— Вот это мне кажется странным. — Задумчиво произнес я. — Каждый раз, когда я читал о таких отрядах, то задавался вопросом. Если они так классно могут устраивать засады и ловушки, то почему сначала всегда прут в лоб? Что мешает сразу начать с ловушек?

— Если сможешь поймать кого-то из них и спросить, то узнаешь ответ. — Иронично произнес Айзек. — У альвов и без них хватает странных решений. Ты ведь не спрашиваешь, почему, зная наши координаты, они просто на ударят по этому квадрату из чего-нибудь мощного. Заклинаний или тех же ракет дальнего действия с масштабными разрушениями у альвов хватает. Более того, они могут выследить источники наших коммуникаторов, а потом навести ракету точно на цель. Почему тогда они так не делают?

— Хотят захватить нас живьём? — Не очень уверенно произнес Артур.

— За последние сто лет из всех авантюристов в плен попало около двух десятков. — Нравоучительно произнес Айзек. — И только судьба двух из них неизвестна до сих пор. Остальные успешно самостоятельно ликвидировались. Ты веришь в то, что альвы настолько тупы? Столько раз пробовали и все неудачно, но все равно продолжают. Сомнительно это. Думаю, все же причина в другом.

Самоуничтожение. Отдельная тема в нашей жизни. Если не хочешь остаток жизни прожить в тюрьме или где-то еще у альвов, то учись умирать. Еще два года назад я и понятия не имел о том огромном количестве способов убить самого себя. Даже если вывести за скобки способы с применением магии, стихии и других причуд, доступных нормальным авантюристам, как оказалось, у нас тоже есть немало действенных методов ликвидации самого себя. Начиная со встроенных в мозг чипов с взрывчаткой, и заканчивая остановкой собственного сердца по своему желанию. Конечно, чип более чем надежный метод. Правда, имеет свои недостатки. Все-таки и его можно обмануть. В принципе, все можно обойти, если знать, что именно и где нужно искать. В нашем случае каждый самостоятельно выбирал свой метод ухода из жизни.

Я не знаю, на каком варианте остановились ребята, так как это считалось очень личной информацией, но для себя выбрал стандартные чипы возле сердца и мозга, а также методику остановки сердца. Кроме того, у меня еще и яд спрятан в теле. Действенный способ. Если я определенным образом сожму и разожму зубы, то в месте, где сходятся лицевые мышцы, сработает капсула с ядом, и последует мгновенная смерть. Впрочем, сейчас я могу убить себя одной лишь силой мысли. Последний сон подарил мне просто читерскую способность. Одно пугало во всей этой истории, а именно — озвученные Айзеком события. Ведь каким-то образом те самые двадцать авантюристов все же попали в плен, и более того, двое до сих пор так и не вернулись. Точнее, не умерли. Ведь если бы они погибли, то сразу же сработал бы маяк в центре возрождения.

— Значит, сегодня опять повторим вчерашний метод? — Спросил Артур.

— Нет. — Задумчиво протянул Айзек. — В этот раз вы вдвоем будете со мной и Рустамом, а девушек разместим в одной точке, причем за нашими спинами. Это позволит избежать вчерашних ошибок, да и ловушек в этот раз будет побольше. По сути, девчонкам нужно будет только отстреливать тех, кто из этих ловушек вырвется. Впрочем, сейчас все проснутся, я подробнее расскажу план, и будем выдвигаться на позицию. Ориентировочно, монстры нападут в середине дня.

Мы еще поболтали обо всем подряд, а через час разбудили остальных. Как и сказал Артур, наш здоровяк Рустам полностью выздоровел, а значит, защита будет в норме, вон как уминает уже второй паек. Мелинда молча и насупленно сидела слегка отдельно от всех, всем своим видом демонстрируя свою обиду. Саманта сначала была мрачной и выглядела не выспавшейся, но как только возле нее сел Айзек, она тут же расцвела и чуть ли не запрыгала от счастья. Возможно мне кажется, но по-моему, он прекрасно все видел и специально пользовался ее отношением к себе. Как по мне, это не очень красиво, но с другой стороны, бодрая Саманта во время боя лучше, чем угрюмая и злая.

После завтрака Айзек подробно расписал план, а после мы собрались и выдвинулись на новую позицию. Нам предстояло уничтожить очередных десять опасных тварей. Пока мы шли, я все думал над тем, а что мы будем делать, когда ловушки закончатся? Нет, понятно, что их можно купить еще, но что, если Айзек перестанет получать их в таком количестве от своего отца? Да и вообще непонятен интерес его семьи к этому нашему походу. Объяснения командира выглядели натянуто и размыто. Есть куча других более профессиональных авантюристов для проверки вооружения, но почему-то выбрали именно нас. Может Артур прав, и что-то нечисто с нашим командиром? Да ну, бред. Айзек столько сделал для нас, что подозревать его — это, как минимум, свинство, и пахнет лютой неблагодарностью.

Когда мы пришли на место, то согласно плану расположились в нужных точках. Мелинда с Самантой устроились на позиции за нашей спиной метрах в двухстах. Там как раз находился небольшой холм, с которого наше поле боя было как на ладони. В этот раз нам предстояло принять бой на открытой местности посреди поля цветов, кажется, лютиков. До деревьев почти километр, так что монстры не смогут подобраться незаметно. Но это также позволит им применить свои заклинания издалека. Но на этот случай у нас есть я и Рустам. Моя задача заключалась в том, что используя свою скорость и артефактный меч, отразить максимум посланных в нас заклинаний. А те, которые смогут обойти меня, должен принять на щит и свою защиту Рустам. Айзек и Артур у нас были дальнобойной огневой мощью.

Командир сейчас как раз устанавливал на импровизированном земляном вале свой станковый крупнокалиберный пулемет, а рядом устраивался Артур с ручным пулеметом. Все это выглядело мощно, но бесполезно. Их пули не смогут даже ранить тварей. Зато смогут ослабить их щиты хоть немного и, главное, разозлить. Тогда монстры помчатся на нас в атаку, что позволит максимально эффективно использовать ловушки. А дальше уже наши девчонки вступят в бой. Уж их-то мощи хватит убить монстров. Если же враги опять вырвутся из ловушек, то в бой вступим мы с Рустамом. Только в этот раз я смогу уходить из-под атак врага за щиты здоровяка, а после опять нападать. Очень хочется верить, что моей нынешней скорости хватит для ближнего боя против монстров.


Глава 12


Гордариэль ант Франсуа, несмотря на свой значительный пост в иерархии альвов, откровенно скучал. Когда-то давно ему нравилось руководить целым сектором на материке Аэгард, но уже более ста лет это занятие его раздражало. Нет, он не собирался отказываться от своей должности, но все чаще и чаще ему приходилось искать что-то такое, что будоражило бы кровь и позволяло испытывать яркие ощущения жизни. Вот и сейчас, вместо того, чтобы ожидать в своей цитадели исполнения своего приказа по захвату двух симпатичных представительниц людского племени, Гордариэль отправился лично проследить за ходом операции.

Ему нравилось ломать волю, принципы и сопротивление молоденьких девочек из низших. Особенно волнительно для него было работать с представительницами так называемых авантюристов. Обойти все их страховки для самоубийства, а после смотреть, как они раз за разом пытаются сопротивляться его приказам и воле. Вот только, к сожалению, защита этих примитивных существ становилась все сильнее и сильнее год от года. Он уже и не помнил, когда в последний раз ему удалась успешная операция. Слишком редко в его сектор попадали авантюристки, что не удивительно, так как его территория считалась низшими опасной для женского пола. Все это альв знал, потому и удивился появлению отряда с двумя молодыми девчонками.

Гордариэль нашел авантюристов сразу после того, как они отразили атаку его первого отряда. Низшие были откровенно слабы в магии и стихии, но зато обладали огромным количеством ловушек, опасных для его миньонов. Все это навело старого альва на простую мысль — это западня. Очередная попытка захватить его с помощью симпатичной приманки. Эта мысль настолько будоражила сознание альва, что он чуть не подпрыгнул от восторга. Щекотливое чувство опасности придавало охоте непередаваемый аромат восхитительных эмоций.

Потратив оставшийся день на тщательное изучение местности, альв обнаружил остальные подготовленные места с ловушками этого хитрого отряда, но все еще не понимал, каким образом они собираются его пленить, пока на утро следующего дня не перехватил разговор между братьями, которые, кроме того, являлись командирами отрядов. Второй отряд находился в десяти километрах от первого, но уже на чужой для Гордариэля территории. Быстро связавшись со своей крепостью и запросив всю информацию по этим отрядам гостей, он потратил всего час, чтобы разгадать весь замысел авантюристов.

Судя по всему, отряд этого низшего под именем Айзек собирался после того, как уничтожит третий взвод его миньонов, устроить засаду уже на него самого. Примитивно, но как ни странно, могло сработать. Гордариэль изначально собирался прибыть на место только после того, как его подчиненные выполнят задачу, но передумал в последний момент. Могли бы эти два отряда авантюристов захватить его в плен? Вряд ли. Альв изучил абсолютно все снаряжение обоих отрядов гостей, но ничего опасного для себя не обнаружил. Убить они в итоге его могли, но захватить в плен? Нет. Подготовились они конечно неплохо, но этого мало против такого как он. К тому же, он не собирается отпускать свою добычу в виде двух представительниц женского пола.

С самого утра, кроме того, что Гордариэль изучал информацию, поступающую с базы, он также контролировал все, что происходит в отряде Айзека. Особенно сильно его рассмешили рассуждения авантюристов по поводу целей и странных методах альвов. Зачем ему какие-то ракеты или подчиненные? Если он сам может в любой момент уничтожить оба отряда, потратив на все не более часа, и то больше времени уйдет на дорогу. Все, что для этого нужно, так это вернуться в цитадель и активировать личные артефактные броню и оружие. Но увы. Верховный Бог Кетцаль категорически против нарушения кодекса охотника, со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде различных наказаний. И если очень давно, будучи молодым и неопытным, Гордариэль не понимал замысла бога, то теперь, прожив больше трехста лет, он осознал, насколько важен кодекс охотника. Ведь без него невозможно испытать азарт и опасность — самых важных и ценных ощущений в долгой жизни.

Что может быть вкуснее, чем поймать охотника, будучи его целью? Обнаружить заранее все спрятанные секреты, а после захватить в плен и медленно ломать волю. Разве это не достойная цель? Очень даже. К тому же, тут как на заказ все уже практически готово для самой интересной части данного процесса. Гордариэль очень тщательно изучил тела своих будущих жертв. И не только их, но и отношения внутри отряда. Эти две девственные молодые девочки влюблены в двух парней этого же отряда. Просто изумительно! Можно будет на их глазах пытать их возлюбленных, наблюдая, как гаснет их воля. Эти мысли еще больше разожгли аппетит альва. Он хотел было плюнуть на все и броситься прямо сейчас, но нельзя. Рано.

Нужно тщательно все проверить и только потом, все подготовив, молниеносно нанести удар. И помогут ему в этом его доблестные гуманоидные изделия третьего отряда. Наивные авантюристы рассчитывают заманить их в ловушку. Вот только секреты авантюристов уже раскрыты. Да и сам Гордариэль не станет сидеть в стороне. После того, как миньоны из второго отряда еще сильнее ослабят авантюристов и заодно убедят их в собственной силе, в дело вмешается Гордариэль. Будет сложно держать себя в руках целые сутки, но закон охоты нерушим. После атаки второй волны у цели есть незыблемое право на сутки отдыха. Сам бог даровал им такую привилегию. К тому же, ловить уставшую цель не так весело, как отдохнувшую и полную сил.

Конечно, можно было остановить второй отряд и сразу отправить третий, но Гордариэль не любил рисковать. Лучше лишний раз все перепроверить. Только после того, как он убедится в том, что все сюрпризы найдены, можно приступать к действию. Эту фразу ему пришлось мысленно повторить раз сто, чтобы наконец унять собственное нетерпение. Как же все-таки давно он не выходил на охоту лично. И только после того, как Гордариэль убедился в том, что все эмоции под контролем, он с азартом ринулся в подготовку плана захвата добычи.

Параллельно альв наблюдал за тем, как происходит бой между добычей и его миньонами. Ему очень не хотелось бы потерять кого-то из нужным ему низших людишек до пленения. Это было бы обидно и досадно. На удивление, авантюристы справлялись неплохо. Более того, Гордариэль даже отвлекся от своих дел, чтобы получше рассмотреть одного из низших. Давненько он не видел такого виртуозного владения мечом и телом. И это всего лишь молодая особь? Удивительно. Отражать заклинания мечом? Этот паренек может стать проблемой. Нужно взять его на заметку. Очень жаль, что его нужно захватить живым. Такого будет сложно поймать. Слишком сложно. И как только он в своем возрасте смог овладеть таким мастерством? Хм. Странно. Нужно запросить побольше информации по этому низшему.

Наконец бой закончился, и авантюристы принялись за лечение своих. Хотя у них все было подготовлено, но миньоны тоже неплохо порезвились. Ничего критичного, даже вмешиваться не пришлось. Гордариэль отметил, что второй отряд авантюристов удалился от них на пять километров в южном направлении. Очень подозрительное решение. Альв тщательно проверил новое положение второго отряда гостей, но ничего необычного не заметил. Но для чего они сместились? Только когда авантюристы напали на отряд патрульных миньонов, Гордариэль с досадой поморщился. Как он мог забыть о жажде наживы низших? Они даже перед самым важным событием в своей жизни или перед смертью все равно пытаются схватить побольше фантиков, называемых у них деньгами. Удивительная жадность, беспечность и глупость. Хотя чего он хочет от примитивных созданий? Люди не зря считаются тупиковой ветвью развития.

Все оставшиеся день и ночь Гордариэль тщательно готовил операцию. Распределял роли, менял ловушки людей на свои, готовил нужные заклинания, и вызвал бригаду своих миньонов-врачей с мобильным комплексом оборудования. Не забыл он также выследить дронов, с помощью которых авантюристы наблюдали за его цитаделью. Уничтожать их он не стал, а просто взломал операционную систему дронов, после чего заменил незаметно на свою. Тем самым скрыв перемещение дополнительных сил своих подчиненных. Уже утром альв еще раз все тщательно перепроверил и только после этого отдал приказ о начале операции.

Пять его лучших ловцов гуманоидной расы тут же выдвинулись вперед, но атаковать сразу не стали. Сутки отдыха цели пока не закончились. Пришлось ждать середины дня, и только после полудня миньоны приступили к выполнению задачи. Отряд авантюристов окопался возле каких-то разрушенных много веков назад строений. Выбор позиции понятен — вокруг этих развалин почти на двести метров простилалась открытая местность, где негде будет укрыться его подчиненным. Но кто сказал, что это станет помехой для солдат альва? С их силой, ловкостью и маскировкой даже на такой открытой территории можно приблизиться к цели незаметно.

Тем удивительнее стало изменение ситуации. Командир отряда авантюристов вместе с одной из девушек покинули позиции буквально за полчаса до атаки. Эти двое бегом устремились к лесу, а после остановились у одного из самых массивных деревьев. Гордариэль с усмешкой наблюдал за этой попыткой организовать отдельную огневую точку для снайпера. Мысль в данной ситуации глупая. Ведь его ловцы — не тупые миньоны, и очень быстро вычислят эту засаду. Вот только то, что произошло дальше, удивило альва. Этот Айзек применил что-то непонятное, после чего девушка, стоявшая рядом, упала без чувств.

Гордариэль смотрел на то, как человек удаляется еще глубже в лес, таща на своем плече девушку, и размышлял. Ему было непонятно, зачем это было сделано, но кое-какие мысли у него были. Или этот Айзек оказался, как и все люди, трусом и предателем, или это попытка выманить его в ловушку. Вот только никаких ловушек рядом с бегущим человеком не было. Значит струсил? Хм. Но почему тогда сейчас, а не ночью? И зачем ему этот лишний груз в виде девушки? Тогда ловушка? Гордариэль, просканировав всю местность, так и не смог обнаружить хоть что-то необычное. Впрочем, нужно действовать. Вот только, как лучше? Самому или направить за этим беглецом своих солдат? Но тогда могут сбежать остальные.

Еще раз все перепроверив, а заодно убедившись в том, что второй отряд авантюристов стоит на месте, альв решил все же выждать время, но тут же передумал. План этого Айзека стал понятным. Человек решил сбежать к своему родственнику во втором отряде. Двигался он точно в нужном направлении. А значит, или ловушку подготовили уже там, или просто этот низший решил бросить своих на смерть, но спасти ту, к которой неравнодушен. Судя по тому, что альву удалось узнать, то тут скорее первый вариант. А значит, можно просто перехватить этих двух по дороге. Как только решение было принято, Гордариэль устремился за целью.

Догнать беглеца было несложно, как и незаметно приблизиться, а после вырубить цель. Как только альв проверил округу и убедился в том, что кроме него и двух бессознательных тел рядом никого нет, то вызвал бригаду медиков. Нужно было срочно уничтожить все лишние и смертоносные предметы из тел обоих, а заодно вколоть нужную сыворотку усмирения воли. И только после этого можно будет перемещать добычу в цитадель. Гордариэль с сомнением еще раз посмотрел на лежащего парня. Как-то слишком легко все вышло. Что-то тут не так. Низший не учел его слишком раннего вмешательства? Он рассчитывал, что до завершения битвы отряда захвата с авантюристами альв не будет атаковать? Хм. Возможно, но маловероятно. Тогда чего он не учел или не заметил?

На всякий случай альв удалился от места пленения людей в сторону на двести метров. Мало ли что. И только после того, как прибыли его миньоны, которые тут же принялись оперировать добычу, Гордариэль, успокоившись, вернулся обратно. Опасности точно не было. Первым, естественно, был обработан парень. Мало ли что он еще прячет в своем теле. Но там оказался стандартный набор для самоликвидации. Операцией по извлечению лишнего из тела девушки он руководил лично. Слишком ценная добыча. Да и сюрпризов в ее теле оказалось намного больше, чем он думал. Под чипом уничтожения сердца находился еще один вживленный артефакт. Низшая явно серьезно отнеслась к собственной безопасности. Гордариэль достал артефакт и замер на месте.

«Это не ликвидатор»

Успел пораженно подумать альв, как в тот же момент мир вокруг вспыхнул огнем. Это не стало смертельным для опытного Гордариэля. Миньоны погибли, как и обе цели, но сам он успел в последний момент отрубить собственную руку абсолютным щитом. Так значит, его не хотели взять в плен, а просто желали убить — успел подумать альв, пока вокруг него бушевало пламя. Плюс три тысячи градусов — это не шутки. Вот только заряда артефакта хватило на десять секунд, после чего пламя спало, открыв взору изумленного Гордариэля шестерых авантюристов, что окружили его. Более того, в руках у них находились высокоуровневые артефакты пленения. Это был тот самый второй отряд. «Но как?!» — теряя сознание, удивленно подумал альв. В этот раз он уже не успел защитить свое сознание. Если бы не этот взрыв, то можно было успеть ликвидировать свое тело, но увы. Не в этот раз.

— Работаем! — Приказал Эдгард, при этом не переставая направлять артефакт на уже бессознательное тело альва.

Трое из его отряда устремились к телу, на ходу доставая необходимые устройства. Это были специально разработанные сканеры и блокираторы. Надолго их не хватит, но десять минут продержатся. А больше и не надо. Рядом уже открывался портал домой. Как только портал открылся, тело альва уже было запечатано полностью. Подхватив его на руки, четверо авантюристов устремились в портал. Эдгард бросив озабоченный взгляд в сторону, откуда раздавалась стрельба и взрывы, поморщился, а после, вздохнув, последним вошел в портал. План брата в этом месте ему не нравился, но он понимал, что время в данном случае важнее собственных чувств и совести.

Эдгард не удивился тому, что в родном мире у портала его ждал отец. Хотя тот и не особо верил в успех плана, но все, что было нужно для проведения операции, выделил. Молча пожав руку сыну, Маерс Ростам жестом показал следовать за ним. Эдгард, хотя и устал после серьезного марш-броска по лесу, спорить с отцом не стал. В конце концов, задание они выполнили на отлично и точно как планировали. Можно и переговорить. Они вышли из комнаты, после чего вошли в лифт и спустились на третий административный этаж. Именно тут располагался кабинет отца, который в большинстве случаев пустовал. Собственно, зачем тут отцу кабинет, Эдгард и сам не особо понимал. Все же большую часть времени отец проводил в расположении своей военной части.

— Присаживайся. — Произнес отец, пройдя через весь кабинет и остановившись у окна. Достал пачку сигарет, приоткрыл окно и закурил.

— Могли бы и дома все обсудить. — Устало падая в кресло у стола, произнес Эдгард.

— Могли. — Не стал спорить отец, с иронией добавив. — Вот только после вашего успешного захвата альва я теперь домой не скоро попаду.

— А разве пленным ты будешь заниматься? — Удивился Эдгард.

— Нет. Но охранять альва, пока его не заберут в столицу, будут мои люди. — Серьезно произнес он. — А еще мне отчет составлять и начальству докладывать. Все-таки не каждый день такое событие происходит.

— Ладно. — Поморщился Эдгард. — С этим все ясно. Ты чего от меня-то хотел?

— Во-первых, успокоить твою совесть. — Пристально посмотрел на сына Маерс. — Ты ведь думаешь, что твой брат бросил свой отряд. Так ведь?

— А разве не так? — Хмыкнул парень. — Я ведь мог остаться и попробовать вытащить ребят оттуда.

— Зачем тратить деньги на еще одну покупку жизни? — Лаконично спросил Маерс, и сам же ответил. — Даже если бы ты оставил там весь свой отряд. Против пятерки монстров захвата альвов у вас нет ни единого шанса. А так погибнет только отряд Айзека и все.

— Вы так просто с братом об этом рассуждаете. — Осуждающе покачал головой Эдгард. — Это ведь не игрушки, а живые люди. Причем брошенные на произвол собственным командиром.

— А вот тут ты ошибаешься. — Улыбнувшись, произнес Маерс. — Ты хоть представляешь сумму, которую вам заплатят за захват альва? Уже сегодня будут выделены финансы, которые упадут на ваши счета, в том числе и ребятам, что остались там.

— Деньги решают все? — Грустно улыбнулся Эдгард. — Хоть ты и не любишь наше родство с Айзеком, но рассуждаешь так же, как он. В этом вы полностью похожи.

— За эти деньги каждый из его отряда сможет купить себе две полные жизни, еще и останется на десять лет безбедной жизни. — Недовольно произнес Маерс, не любивший напоминания о родстве с Айзеком. — Не вижу каких-либо проблем.

— Я не собираюсь с тобой на эту тему спорить. — Поморщился Эдгард. — Это ваше виденье вопроса, а не мое.

— Мне бы хотелось, чтобы ты наконец осознал… — Начал было Маерс, но увидев кислую мину сына, остановился, махнув разочарованно рукой. — Ладно. Бог с тобой. Живи как знаешь. Как ты будешь воевать авантюристом с таким подходом, мне лично не понятно.

— Ты озвучил первое. И я так понимаю, что есть второе? — Равнодушно произнес Эдгард, рассматривая свои руки.

— Да. Есть. — Кивнул Маерс, не став продолжать разговор на неприятную им обоим тему. — Что по оборудованию?

— Мы истратили один комплект стационарного телепорта, и три артефакта блокировки сил альва полностью разряжены. — Вздохнув, ответил Эдгард.

— Я так понимаю, что телепорт вы использовали для перемещения от своей точки к месту расположения альва. — Задумчиво произнес Маерс. — А вот с блокираторами непонятно. Могут возникнуть вопросы. Почему такой бешеный перерасход энергии?

— Ну, извини. — Развел руками Эдгард. — Мои ребята первый раз блокируют альва. Немного не рассчитали силы.

— Ладно, этот вопрос я решу. — Подумав и затянувшись, произнес Маес. — Еще расходы критичные есть?

— Потеря маяка для открытия телепорта входит в этот список? — Задумчиво спросил Эдгард.

— А его вы как потеряли? — Удивился Маерс.

— Да никак. Просто забыли забрать. Торопились. — Поморщился Эдгард, осознавая свою ошибку.

— М-да. — Протянул ошарашено Маерс. — От тебя я такой безалаберности не ожидал.

— Это настолько дорогое оборудование? — Угрюмо спросил парень.

— Запишем в уничтоженные. — Вздохнув, ответил отец, потушив окурок в пепельнице. — И чтобы вы делали без меня, ума не приложу. Такие растраты на ровном месте.

— Без тебя мы бы не стали пытаться захватить альва. — Насмешливо произнес Эдгард.

— Логично. — Улыбнувшись, согласился Маерс. — Ладно, иди отдыхать. Дальше уже я как-нибудь сам разберусь.

Эдгард, встав с места и уже выходя из кабинета, остановился и спросил.

— Скажи, а могут альвы отправить кого-то за своим к нам?

— Намекаешь на вторжение? — Мрачно произнес Маерс, и тут же сам ответил. — Мы не исключаем эту возможность. Потому и подняли в ружье все армейские подразделения.

— А как же мирные жители? — Удивился Эдгард.

— Ты опять? — Разозлился Маерс. — Иди уже, защитник всех и вся. Без тебя как-нибудь разберемся.

— Ясно. — С осуждением посмотрел на отца Эдгард и уже тише про себя добавил, выходя из кабинете. — То есть опять крайними будут обычные жители.

— Я все слышу! — Прикрикнул раздраженно Маерс.

— Брат в нашем центре возрождения? — Обернувшись, резко спросил Эдгард.

— Успокойся уже. — Хмыкнул Маерс. — Твоего брата перенаправили в столицу, как и девчонку, что с ним погибла. Его отряд тоже будет возрожден в столице. Доволен?

— Ну хоть что-то. — Пожал плечами Эдгард и, закрыв дверь, ушёл.


Глава 13


Особых проблем во время боя с монстрами второй волны не было. Айзек в этот раз все правильно рассчитал. Взбесившись из-за огня двух наших пулеметчиков, твари сразу рванули к нам напрямую, кастуя на ходу заклинания. Правда, все они были направленными, а не по площади. Что позволило мне полностью раскрыть свой новый потенциал. Артефактный меч прекрасно справлялся с этими сгустками энергии. Конечно, пришлось попрыгать и поизворачиваться, но в итоге отразил все посланные в нашу сторону гостинцы. Двигаться было удивительно легко и просто. Словно у меня тело легче пуха, а не все восемьдесят килограммов. Немалую роль в этом сыграло последнее усиление.

Но самое поразительное произошло в тот момент, когда твари приблизились к нам вплотную. Конечно, ловушки и наши девушки сделали свое дело. Из десяти монстров нас смогли достичь только четверо, причем уже раненых. Впрочем, это не помешало им, словно пушинку, откинуть метров на десять Рустама. После этого, буквально за мгновение, отлетели также Айзек и Артур. Но я каким-то чудом все еще уворачивался от всех атак быстрых тварей. Это было потрясающее ощущение. В голове спокойствие и уверенность. В теле полная легкость без грамма усталости. Фактически я парил над землей, успевая не только уходить из-под атак монстров, но и атаковать их.

На какое-то мгновение мне почудилось присутствие кого-то внутри меня. Кого-то сильного и опытного. Казалось, что меня кто-то ведет и направляет. Причем настолько быстро, что заметить влияние удалось только краем сознания. Но все это меркло перед ощущением собственных возможностей. Казалось, еще немного, и я смогу сам уничтожить всех оставшихся монстров. Вот только это оказалось самонадеянно. Одно неверное движение, и вот уже я с переломанными костями отлетаю от мощного удара одной из тварей. Слишком сильно поверил в себя и свои силы. Расслабился. За что законно поплатился.

Хорошо, что пока я вертелся ужом среди врагов, девочки успели снять еще двух монстров, а после и добить оставшихся. Так что пытаться встать и продолжить бой не пришлось. Да я бы и не смог. Кажется, в этот раз у меня половина костей переломана. Только через пару секунд, обозвав себя дубиной и идиотом, я вспомнил о своей новой возможности оперирования телом. В этот раз потребовалась вся моя концентрация и сосредоточенность, чтобы залечить все переломы и травмы. Сразу после этого сознание просто отключилось. Все, что я успел заметить, так это бежавших к нам девчонок и две шатающиеся фигуры. Рустам и Айзек таки смогли подняться после ударов монстров.

Проснулся я утром следующего дня в превосходном состоянии, как моральном, так и физическом. Разве что жрать хотелось просто безумно. Я бы наверно сейчас съел все что угодно. Не знаю, как понял, что это именно следующий день, но твердо был в этом убежден. Да и если бы прошло больше времени, то на нас бы напал третий отряд монстров. А раз вокруг тишина и спокойствие, то мое внутренние «я» полностью право. Осмотревшись, заметил сидевшего на земле единственного бодрствующего члена нашего отряда — Айзека. Он уткнулся в свой планшет взглядом, не обращая внимания на происходящее вокруг. Видимо, наблюдает за местностью с помощью дронов.

Остальные спали, кто где. Рустам без брони валялся в своем спальнике и громко храпел. Чуть дальше, метрах в двух от него, укрывшись почти с головой в спальник, лежал Артур. С другой стороны стояла палатка девчонок, и судя по тому, что я их нигде больше не вижу, они находились внутри. Только после этого осмотрел себя. Броню кто-то снял, и она сейчас лежала рядом, справа от меня. Хотел было ее надеть, но осмотрев, понял, что все, приплыли. Броню теперь только выбросить, как и шлем, восстановлению не подлежит. Пришлось тянуться к своему рюкзаку, который лежал чуть дальше, чтобы достать уже свою личную экипировку. Это конечно не броня армейцев, но хоть какая-то защита. Естественно, мои телодвижения заметил Айзек. Кивнул мне приветственно и с улыбкой понаблюдал за тем, как я натягиваю свою экипировку. Его улыбка понятна. Ребята давно смеются над выбором цвета моей одежды. Если у них она была зеленого или темно-зеленого цвета, то у меня черная. Исключением были только девчонки. У Мелинды цвет был зеленый с бежевым, а у Саманты зеленый со светло-коричневыми вставками.

— Опять решил проснуться раньше всех.

Скорее утверждая, чем спрашивая, произнес Айзек, когда я, одевшись, подсел к нему и включил плиту. Так хорошо варить кофе, как Артур, я конечно не умею, но хоть что-то.

— Сколько времени? — Доставая из рюкзака сразу три пайка, спросил я. Казалось, что еще чуть-чуть, и мой желудок начнет переваривать меня изнутри, так сильно хотелось чего-нибудь срочно сожрать.

— Почти половина седьмого. — С любопытством наблюдая за мной, ответил Айзек.

— Яфно. — Жуя паек, буркнул я невнятно.

— Новая способность требует калорий? — Насмешливо посмотрел на меня он.

Остановившись на секунду, я попытался придумать какое-нибудь адекватное пояснение, но в голову ничего умного, как назло, не приходило. Так что просто кивнул согласно головой, продолжив интенсивно жевать.

— Повезло вам. — Хмыкнув, прокомментировал Айзек. Увидев мой удивленный взгляд, он дополнил. — Ааа, ты же не в курсе. Саманте и Рустаму тоже достались новые способности после боя. Так что теперь Саманта хвастается своим новым умением магии воздуха сразу третьего уровня, а Рустам ходит довольным павлином со своей стихией песка. Правда, там пока только первый уровень способности, но все равно круто.

— Вау. — Только и смог я произнести, проглотив очередную порцию пайка. — А вам что, совсем ничего?

— Кроме повышения уровня, как и после первой волны, ничего нового. — Пожал плечами он, при этом не выглядев расстроенным. Кажется, это его совсем не беспокоило. — Да это и неважно. Главное, что умения можно получить таким образом, а остальное — дело времени.

Я же думал о своей способности. Это награда от бога, или все же мое личное приобретение? Никаких сообщений в наручном браслете по этому поводу не было. Там все параметры, кроме уровня, не изменились. Но ведь это может быть что-то такое, о чем браслет просто не в курсе? Такие случаи уже бывали. Вот и у меня, возможно, появилось нестандартное умение, потому и молчит браслет. Хотя в глубине души я считаю, что это все же не награда за убийство мобов от бога или его сил. Вслух же я решил обсудить совсем другую тему.

— Ну ты как бы не совсем такой, как мы.

Осторожно произнес я, глядя на командира. В отличие от нас, Айзек очень не любил вспоминать свою прошлую жизнь. Да и вообще очень мало о себе рассказывал, предпочитая обходиться только общими фразами и размытыми формулировками.

— Думаешь, у полноценных «попаданцев» совсем другой шанс на выпадение умений? — Хмыкнул расслабленно Айзек. — Это конечно возможно, но вряд ли. До меня уже были те, кто становились авантюристами и успешно развивались. Так что тут ты ошибаешься.

— Может и так. — Не стал я спорить, наливая себе кофе и беря в руки второй паек. — В любом случае, вам хоть повезло сохранить память.

— Повезло, говоришь. — Задумчиво протянул Айзек. — То есть ты считаешь, что осознать себя в теле младенца очень приятно? Наверно, по твоему мнению, ходить под себя без малейшей возможности что-либо изменить является верхом счастья, так что ли?

— Но ведь ты как-то это пережил. Разве нет? — Слегка растерявшись, произнес я.

— Пережил. — Согласно кивнул он. — Цена, правда, оказалась немаленькой.

— Цена?

— Именно. — Усмехнулся Айзек. — Ты смотрел общую статистику таких как я? — Увидев мое отрицательное покачивание головой, продолжил. — А зря. Стоит посмотреть. Например, ты в курсе, что примерно сорок процентов таких, как я, сходят с ума в первые месяцы новой жизни? Еще столько же удается спасти нашим медикам. И только потому, что научились быстро определять «попаданцев» почти сразу после рождения. Вот только у всех «спасенных» остаются психологические травмы различной степени на всю оставшуюся жизнь. В итоге, только у двадцати процентов все складывается более-менее хорошо. Они, как и я, сумели приспособиться к новым условиям и смогли пережить первые, самые тяжелые годы новой жизни, заплатив за это частью своей памяти.

— Это как? — Удивился я.

— Я не помню свою прошлую жизнь всю, только фрагменты. Различные короткие события из прошлого. Причем все они восприниматься, как какой-то сон.

Задумчиво и не спеша отвечал Айзек, глядя при этом мимо меня, явно пребывая в своих мыслях и воспоминаниях. Впервые наш командир был настолько откровенен в своем рассказе. К тому же, многое из того, что он рассказал, лично я не знал. Особенно сильно шокировала статистика, озвученная только что. Честно говоря, с такой стороны феномен сохранение памяти прошлой жизни я не рассматривал.

— Реальный, правдивый, но все же сон. Какие-то смутные образы перемешиваются с ясными и четкими. Но все это фрагменты. Нет полной картины и понимания. — Размеренно говорил Айзек, все так же глядя поверх моей головы. — Вот вы сейчас живете в этом мире, и все, что вас окружает, воспринимаете как норму. А я — нет. Все происходящее вокруг мне кажется каким-то неправильным и нелогичным. Такое ощущение, что там, где я жил раньше, все было по-другому. Вот только, что именно, я понять и вспомнить не могу, как ни пытался. И знаешь, что самое смешное?

Я отрицательно мотнул головой, не забывая при этом усиленно поглощать очередной запас еды. Первый голод я утолил, и теперь просто наслаждался, ощущая, как постепенно тело наливается предвкушением сытости.

— То, что никто, из таких как я, не помнит всей своей прошлой жизни. — Хмыкнул невесело Айзек. — Я даже связывался с такими как я, но результат везде один. Кто-то ничего не ощущает, а кто-то, как и я, чувствует неправильность, но понять, в чем дело, не может.

— А что именно тебя смущает? — Осмотревшись, спросил я с любопытством.

— Так сразу и не скажешь. — Задумчиво протянул он. — Тут многое кажется странным. Уровни, бог, монстры, альвы, наука и многое другое. Хотя точнее нужно сказать, что необычным является не сам бог и его наличие во плоти, а вера. Кажется, что там, где я жил раньше, были другие верующие.

— Может просто бог в каждом мире свой? — Пожав плечами, предположил я. — Потому и отношение разное.

— Возможно.

Как-то странно посмотрев на меня, кратко ответил он и замолчал. Кажется, я своим последним вопросом выбил его из воспоминаний, и Айзек опять стал прежним. Возможно, он сейчас жалеет о том, что рассказал. А вот я нет. Его слова натолкнули меня на одну интересную мысль. Я ведь не помню ничего о своих первых годах жизни. Впрочем, как и любой другой ребенок. Первые воспоминания, которые всплывают в памяти, это когда мне было четыре года, и мне купили какое-то очень вкусное мороженое. Собственно, на этом все. Так вот. А что, если я тоже все помнил в начале жизни, но потом, из-за описанных Айзеком проблем, просто забыл? И сейчас постепенно вспоминаю с помощью снов? Хм. Такой вариант отбрасывать нельзя, как минимум.

— Артем. — Неожиданно позвал меня Айзек, глядя при этом в свой планшет. — Ты неплохой парень с хорошим потенциалом, а главное, умеешь думать головой.

На этом месте он замолчал. Я же недоуменно уставился на командира. К чему это он? И только через полминуты тишины он наконец продолжил. Причем казалось, что он тщательно подбирает каждое слово, оттого говорит очень медленно.

— Совсем скоро может случиться много странных и непонятных событий. И мне бы очень хотелось верить, что ты сможешь, в итоге, разглядеть истину.

— Ты о чем? — Удивился я.

— Придет время, поймешь.

Хмуро ответил он. После чего встал и пошел будить ребят, оставив меня сидеть и хлопать глазами от недоумения. Все-таки иногда я не понимаю, что Айзек имеет в виду. Вот к чему он это сейчас сказал? Или же опять что-то скрывает? У меня начинает складывать ощущение, что у альвов есть возможность не только подслушивать наши переговоры, но и слышать наши голоса везде, где захотят. В это конечно слабо верилось, но по-другому пояснить скрытность в поведении и словах Айзека я не могу.

На новую точку встречи следующей волны гостей мы смогли отравиться только ближе к часу дня. Как оказалось, не у одного меня проблема с броней. И не только потому, что у Рустама, Артура и Айзека она не подлежала восстановлению. У Мелинды и Саманты просто кончился заряд артефактов, без которых защита армейцев становилась не только бесполезной, но еще и мешала своим непомерным весом. Теоретически можно было зарядить кристаллы, но тогда ребята останутся без магических и стихийных сил. Что в нашем положении недопустимо. Так что пришлось всем облачаться в запасной комплект, который защищал посредственно.

По сути, это была обычная одежда, просто усиленная магией и рунами. Пули и слабые заклинания ее не пробьют, и на этом все. В отличие от армейских комбезов, тут не было дополнительных контуров гашения силы удара той же самой пули или удара. Хорошо, хоть контуры обезболивания были. А то ощущать весь коктейль боли от любой травмы не хотелось. К тому же, как показывает практика, силы монстрам не занимать. Один удар, и минимум переломы, если не хуже. Да и следующие наши противники умело пользуются огнестрельным оружием. Одно отчасти радовало. Эти твари будут пытаться захватить нас живьём, а значит, особенно сильных и смертоносных игрушек опасаться не стоит.

Место для засады, выбранное Айзеком, представляло собой какие-то развалины трёх домов и открытое пространство вокруг. И это, кстати, любопытный факт. Кто построил эти дома? Зачем они монстрам или альвам? Да и если я правильно понимаю, что вижу, вокруг нас когда-то были обработанные поля. Альвы выращивали какие-то злаки? Как-то не верится. Да и зачем посреди бескрайнего леса на многие километры строить небольшой поселок? Да еще и без каких-либо следов дороги. Ничего не понимаю. Впрочем, для наших целей позиция более чем подходящая.

Изначально по плану предполагалось, что в этот раз мы встретим врага всем отрядом в одном месте. Но за полчаса до конца оставшегося спокойного времени Айзек изменил свое же решение. Взяв с собой Саманту, он решил организовать огневую точку для снайпера за нашими спинами на одном из деревьев. Все бы ничего, да вот только до леса в той стороне было почти четыреста метров. А если добавить тот факт, что стрелять девушке придется с неудобной позиции на дереве, то точность ее стрельбы стремительно близилась к нулю. Что и было озвучено нами. В ответ мы получили пояснение, что таков план, и спорить бесполезно. Артур попытался что-то доказать, но безуспешно.

Вот теперь мы сидим в развалинах и ждем. По замыслу Айзека, враг засечет нашу позицию и попытается, используя свое маскировочное оборудование высокого класса, подобраться к нам вплотную. Вот только тут врага ожидает сюрприз. Вокруг развалин мы разместили фактически все оставшиеся ловушки. Даже сняли с запасных позиций. Как сказал Айзек, там они уже нам не потребуются. Все конечно снять не успели, но и того, что смогли переустановить, более чем достаточно.

— Как-то слишком спокойно.

Нервно произнес Артур, сидевший в двух метрах от меня, за остатками стены. И его можно было понять. По времени враг уже должен был показаться, но вокруг тишина и спокойствие.

— Они могут быть где угодно. — Между тем продолжил он, всматриваясь в экран планшета. Артур надеялся обнаружить этих вооруженных до зубов коммандос с помощью дронов.

— Сомневаюсь, что наши дроны смогут засечь их передвижения. — Покачав головой, заметил я вслух.

— Предлагаешь высунуться и посмотреть? — Нервно хихикнул Артур.

— Успокойся. — Раздался за стеной голос Рустама. — И так ясно, что они где-то рядом.

— Если они рядом, то просто забросают нас гранатами и все. Нам крышка. — Уверенно произнес Артур.

— Мы им нужны живые, так что гранаты вряд ли применят. Разве что газовые, но нам они не опасны. — С сомнением произнес я.

— Если они снаряжены так, как пишут в инструкциях, то нас забросают артефактами с блокировкой и свето-шумовыми. — Поежившись, возразил Артур.

— Мимо ловушек они не пройдут. — Раздался спокойный голос Рустама.

С этими словами спорить никто не стал. Просто хотелось верить, что они с Айзеком правы.

— Связь с Айзеком пропала. — С нотками истерики почти вскрикнула Мелинда.

— Что значит «пропала»? — Удивился Артур.

— Они не отвечают. — Судя по голосу, девушка была на грани паники. — Оба.

— Значит, их все-таки засекли. — Спокойно произнес Рустам. — Что же, это было ожидаемо.

— Но почему тогда так тихо? — Возразил Артур. — Они что, обоих бесшумно упаковали?

— Мелинда, а что там по датчикам? — Между тем спросил Рустам.

— Оба живы. — Уже спокойнее произнесла девушка. Видимо, сама она данные жизнедеятельности наших ребят проверить не догадалась.

Вспышка где-то в лесу, а после столб огня, что вылетел вверх над деревьями, удивил абсолютно всех. Во-первых, потому что он был совсем не близко, а во-вторых, у нас таких мощных артефактов вроде как не было.

— Они тут!!! — Заорал неожиданно Артур, тут же всаживая очередь куда-то за стену.

Одновременно с его словами на поле, метрах в двадцати от нас, сработали сразу с десяток наших ловушек. Звук взрыва был таким мощным, что я на мгновение оглох, пока амулеты не сделали свое дело, вернув мне слух. На автомате, один за другим выкинул два артефакта за стену. Теперь рвануло уже в метрах десяти. Быстро выглянул наружу, и тут же спрятался. То, что я увидел, мне категорически не понравилось. А когда в то место, где мгновение назад была моя голова, прилетела пуля снайпера, мне стало и вовсе не до веселья. Одно ясно. Меня в плен брать не собирались. По стенам, за которыми мы укрылись, посыпались пули из пулемета и, похоже, трех автоматов.

— Один на три часа, еще один на час, и где-то рядом третий, но где, засечь не успел. — Быстро проговорил я в гарнитуру. — Пулеметчик на севере и далеко.

— Понял. — Лаконично ответил Рустам.

Через секунду, уже из его укрытия в сторону озвученного направления вылетели смертоносные подарочки артефактных гранат. Рвануло мощно. Я опять быстро выглянул и спрятался, уже с другого места. Уж не знаю, что у противника за броня и снаряжение, но все наши ловушки и гранаты оказались бесполезны. Враг не понес ни единой потери. Мелинда пыталась высунуться и сделать выстрел, но только и успела спрятаться обратно. Обстреливали нас жестко и без передыха. У них там что, бесконечные магазины?

— Все мимо. — Быстро произнес я.

— Уходим. — Последовал ответ Рустама, и я был полностью с ним согласен. Ловить нам тут нечего.

Дело в том, что под этими развалинами находился подземный проход, который резко уходил вниз. Отправленный туда дрон так до сих пор и не нашел конца этого туннеля. Собственно, ходов там было множество. И кое-кого дрон обнаружил. Диких монстров. Опасные твари, но как по мне, лучше они, чем эта непробиваемая пятерка, что сейчас окружала нас со всех сторон. Одна только мысль не давала мне покоя. Если я правильно понял, то получалось, все гуманоидные коммандос сейчас были возле нас. Но тогда кто пленил Айзека и Саманту? Вот только думать времени не было.

Под землю в туннель первым залетел я. Этот запасной план нами рассматривался в самую последнюю очередь, так как никто даже предположить не мог, что наши ловушки окажутся настолько бесполезными. Кажется, у противника было некое устройство, которое заставило их все сработать вхолостую. Я о таком читал как-то — система разминирования артефактных мин. Вот только увидеть ее тут в действии было неожиданно. За мной сразу бежала Мелинда, потом Артур, и замыкающим шел Рустам. Задачи были простыми.

Я чищу все, что впереди, Мелинда активирует ловушки, а Рустам прикрывает отход вместе с Артуром. Как только мы отбежим подальше, то сможем просто взорвать проход за нами. Надолго это монстров не задержит, но нам сейчас каждая минута важна. Мы ведь так и не знаем, где тут еще один выход из катакомб. Хорошо, хоть дикие монстры были обнаружены аж через два километра. Дикими они назывались потому, что не подчинялись другим монстрам и альвам. Обычно обитали в подобных этим катакомбах, да и вообще любили жить под землей. Они же их и постоянно расширяли. Если тут уже давно живёт стая диких, то пещеры могут быть десятки километров длиной и с кучей разветвлений. Жаль, дронов больше нет. Как только мы отбежали от входа метров на пятьдесят, сзади раздался взрыв. Вот и все. Больше назад ходу нет.

Выскочили мы в просторный и высокий проход как-то неожиданно. Бежали, бежали, а потом поворот, и вот тебе сюрприз. Причем как для нас, так и для диких, которые обнаружились метрах в тридцати от нас, дальше по проходу. Освещение в таких проходах давали то ли грибы, то ли плесень. Видно не супер, но различить все, что вокруг, можно легко. Для меня все словно замедлилось. Дикие оказались тоже не промах, среагировали сразу. Все девять тварей, как оказалось, владели магией. Так что в нас полетели заклинания сплошным потоком. Тут тебе и стрела молнии, и гравитационный шар, да и простые лезвия воздуха и песка.

Как именно я среагировал, не понял никто. В том числе и я сам. Просто артефактный меч ожил в моих руках, словно сам по себе. Сходу ударил с размаху по стреле молнии, после отразил парочку энергетических стрел, а дальше парировал шар гравитации. Все это происходило на запредельной даже для меня скорости. Сознание почти сразу ушло в медитацию, чтобы не мешать действовать телу. Все, что я отмечал, так это все новые и новые залпы диких. Вот только в одной из атак оказалась скрытая часть, которая взорвалась красным дымом. А вот это уже нехорошо. Фильтры может и справятся, но я-то теперь ничего не вижу.


Глава 14


Фарамир ант Нансулис, будучи дальним родственником Гордариэля ант Франсуа, получил свою нынешнюю должность помощника руководителя сектора вышеназванного альва благодаря связям родителей. И если сначала к нему относились с легким пренебрежением, но впоследствии из-за грамотных действий и предложений Фарамир стал правой рукой Гордариэля. Что привело в итоге к тому, что все текущие дела региона легли на плечи относительно юного альва. Ему не так давно исполнилось сто десять лет, но для альвов этот возраст являлся пиком молодости и развития, так что выше нынешней должности Фарамиру расти просто было некуда в ближайшую сотню лет.

Вот и сейчас, сидя в своем кабинете на третьем этаже цитадели Гордариэля, Фарамир разгребал очередную кучу документов, которые по идее должен был просматривать глава сектора, а не его помощник. Кроме него в комнате находился молчаливый личный миньон для поручений. Это был не совсем обычный, похожий внешне на человека, помощник. В отличие от большинства подобных, у него была небольшая свобода мысли и суждений. Более того, его называли не как всех, объектом номер такой-то. У него было личное имя, данное хозяином — Арес. Так как очень часто Фарамир делился с ним вслух своими мыслями и негодованием по поводу того или иного события.

— Ты только посмотри на этот документ. — Кидая на стол планшет, на котором был открыт вызвавший негодование Фарамира текст, произнес альв. — Они совсем уже перестали думать головой. И это, с позволения сказать, не кто-нибудь, а целый научный отдел.

Арес молча подскочил к столу, и взяв в руки планшет, быстро пролистал информацию на нем.

— Ну как, оценил их идею? — Насмешливо спросил Фарамир. В ответ Арес аккуратно положил планшет возле хозяина и кивнул головой. — И что думаешь?

— Создание боевых единиц на основе искусственного интеллекта из сверхтвердых сплавов. Это предложение уже не раз поднималось ранее, мой господин. — Спокойно произнес Арес, поклонившись альву и сделав шаг назад на ранее занимаемое им место у стены.

— Вот именно! — Торжественно подняв палец вверх, произнес победно Фарамир, вкрадчиво добавив. — И ты ведь помнишь, почему раньше эти идеи получали отказ?

— Затраты на создание брони для биологических объектов развитой формы меньше, чем полная стоимость структуры робота. Также выращивание и обучение биообъектов дешевле, чем создание ИИ с последующим его программированием. К тому же, роботы не в состоянии использовать и применять магию, стихию и другие умения, доступные биологическим видам. — Четко отчитался Арес.

— Верно! — Довольно изрек Фарамир, иронично продолжив. — Но знаешь, какой аргумент эти «ученые» используют опять?

— Осмелюсь предположить, что они снова указывают на специальные войска гуманоидной формы, которые не имеют возможности применять стихию и магию. — С почтением произнес Арес то, что хотел услышать господин.

— Молодец. — Улыбнувшись, похвалил своего помощника Фарамир. — При этом они, как всегда, забывают о специфических умениях этих самых войск. Предлагают обменять идеальный нюх, животные инстинкты, чутье и усиленное тело наших объектов на бездушную железяку с посредственными возможностями. Удивительный идиотизм. Как будто мало им практики столкновений с низшими. Которые, если бы не их божественная защита…

Договорить ему не дал сигнал тревоги, замигавший на одном из многочисленных мониторов, висящих на стенах. Удивленно взглянув на один из них, Фарамир нахмурился, а после схватил планшет и стал что-то быстро нажимать. При этом на мониторах стали стремительно меняться картинки. Сначала на одном из них в ускоренном режиме возникло изображение с высоты птичьего полета того, как Гордариэля ант Франсуа охватывает столб пламени, а после группа авантюристов пленит альва. Момент того, как эти авантюристы уносят пленного в портал, Фарамир приблизил и рассмотрел очень пристально. Словно пытался увидеть там что-то недоступное никому.

— Хм… — Откинувшись на спинку кресла, задумчиво протянул альв. После почти минутной паузы произнес. — И зачем Гордариэль дал себя пленить?

— Рядом с данным местом сейчас находится отряд специального назначения под номером сто семнадцать. — Произнес Арес, так же внимательно изучая информацию уже на своем личном планшете. — Прикажете перенаправить их на место столкновения?

— Отряд сто семнадцать…

Неспешно произнес Фарамир, еще раз перемотав запись и вглядываясь в происходящее на мониторе. Особенно пристально он наблюдал за последним авантюристом, который перед тем, как покинуть их мир, куда-то с явным сожалением посмотрел. Альву почти сразу стало ясно, что его начальник опять чересчур увлекся своей охотой и явно хотел пленить двух людей, но в итоге сам попал в ловушку. Как обычно, о своих планах он сообщить либо забыл, либо, что более вероятно, не захотел. Но зачем там отряд айзаров? Этот вид гуманоидных объектов использовался только для специфических заданий для захвата живьём кого-то из низших, что называли себя авантюристами. Но как видел Фарамир, его начальник не использовал их для захвата своей цели.

— А что айзары там вообще делают? — Задумчиво произнес альв.

— У айзаров на данный момент приказ: взять в плен особь женского пола из низших, а также одного из ее сопровождающих. — Тут же доложил Арес. — Сейчас их цель скрылась в подземном лабиринте одной из диких стай бракованных объектов, примерно в двух километрах от места пленения господина Франсуа.

— Так-ссс. — Протянул Фарамир, ворчливо добавив. — Кажется, мне срочно нужна вся информация по этому делу.

На эти слова хозяина Арес только кивнул головой и тут же вывел на мониторы все данные о группе авантюристов, а также о планах и приказах Гордариэля ант Франсуа насчет них. Фарамиру потребовалось пять минут, чтобы разобраться со всем ворохом предоставленных данных. При этом он еще и у себя на планшете что-то постоянно просматривал. Наконец закончив, альв уперся локтями о стол, охватив голову ладонями. Его лицо выражало смесь трагизма и осуждения.

— Опять этот старый пень принялся за старое. — После небольшой паузы произнес Фарамир, покачав головой. — Надеюсь, что после этих событий у него хоть капля разума появится. — И уже обращаясь к помощнику, добавил. — Прикажи подготовить первый зал воскрешения для приема нашего «уважаемого» начальника. Не думаю, что он надолго задержится в мире низших.

— Будет сделано. — Четко произнес Арес, что-то при этом нажимая на планшете. — А что делать отряду айзаров?

— Ммммм. — Рассеянно глядя на помощника, протянул альв. — Пускай продолжат преследование, но измени приказ. Взять живыми всех авантюристов.

— Судя по докладу командира айзаров, они не смогут взять живьём весь отряд. Численности их группы для этого недостаточно. — Спокойно произнес Арес. — Прикажете послать на помощь еще одну группу?

— Они что, умудрились кого-то потерять? — Удивился Фарамир.

— Нет, господин. Все наши объекты целы.

— Тогда в чем дело? — Нахмурился альв.

— В составе авантюристов находится один необычный экземпляр с продвинутыми возможностями ближнего боя. Уничтожить можно, но взять в плен текущим составом не выйдет. — Глядя на экран, ответил Арес.

— Хмм… Ну пусть тогда этого уничтожат, а остальных в плен. — Принял решение Фарамир. — Отправлять еще одну группу — это слишком расточительно.

— Будет сделано. — Кивнул тут же Арес. — Разрешите выполнять?

— Да. Иди уже. — Махнул рукой Фарамир, задумчиво глядя на мониторы.

Как только помощник вышел, еще один монитор замигал срочным вызовом. В этот раз Фарамир по-настоящему удивился. Не каждый день на связь выходит первый помощник старейшины жрецов бога. Вот только отвечать на вызов альву совсем не хотелось. Что-то ему подсказывало, что разговор будет явно из разряда не очень приятных. И откуда они только так быстро узнали о пленении Гордариэля ант Франсуа?

* * *

Я ожидал, что во время дымовой завесы нас атакуют дикие. Но как только Артур развеял дым своей способностью, мы никого не увидели. Получается, дикие просто-напросто сбежали от нас. Монстры, которые убегают от сражения? Что-то новое. По крайней мере, о таком варианте развития событий я ещё не слышал. Обернувшись, увидел такие же, как у меня, удивленные лица своих товарищей.

— М-да. Однако, странные дела творятся. — Высказал вслух всеобщее мнение Артур.

— Они что, просто взяли и убежали? — Неуверенно произнес Рустам.

— Нет. Что ты. — С иронией ответил Артур. — Они просто спрятались и ждут в засаде.

— Тут можно спрятаться? — Непонимающе посмотрел на него Рустам.

— Ооо боже. — Хлопнув себя по лицу ладонью, изрек Артур. — Ты что, серьезно это спрашиваешь?

— Ты о чем? — Искренне удивился здоровяк.

Такая реакция, естественно, вызвала улыбку на моем лице, а Мелинда даже нервно хихикнула. Увидев нашу реакцию, Рустам нахмурился и ворчливо добавил.

— У нас критическая ситуация, а они все шуточки шутят.

— Ситуация у нас, как ни удивительно, куда лучше, чем могла бы быть. — Насмешливо произнес Артур. — От этих бешеных ловцов мы ушли, а дикие сами от нас бегут.

— Не хотелось бы тебя расстраивать, но вряд ли завал надолго задержит этих кадров. — При этих своих словах я посмотрел туда, откуда мы пришли.

— Один — да. — Пожав плечами, равнодушно заметил Артур. — Но мы ведь не собираемся останавливать на одном завале?

— Я слышал, что этот спецназ альвов может преследовать свою цель в любых условиях. — Задумчиво посмотрев вверх, произнес Рустам. — К тому же, возможно у них уже давно есть план этих катакомб.

— Я тоже читал о чем-то подобном. — Согласно кивнул я головой. — Думаю, стоит приберечь наши артефакты для более подходящего случая.

— Предлагаешь больше не создавать завалов? — Удивился Артур.

— А ты разве слышишь, чтобы они его разбирали или пробивали? — Прислушиваясь, произнес я.

— Да, пожалуй как-то чересчур тихо. — Согласился неуверенно Артур. — Правда, до завала как бы и расстояние немаленькое.

При этом все, как и я, прислушались к происходящему вокруг. Это странно, но у меня действительно слух работал как-то необычно. Стоило мне захотеть, и я слышал, как стучит сердце у любого из ребят. Слышал полную тишину со стороны завала и множество убегающих ног в той стороне, где были монстры. Последний факт меня вообще выбивал из колеи. Монстры, и убегают. И если я правильно понимаю свои ощущения, то они не собираются останавливаться. Слышал я не все абсолютно вокруг, хотя и так тоже мог. Просто у меня как будто включился звук, а силой мысли я мог концентрировать его только с одного направления, отрезая остальные звуки либо полностью, либо частично. Не знаю, как это работает и откуда она взялась, но новая способность мне нравится.

— Артем. — Ожидающе посмотрел на меня Артур.

— А? — Очнулся я от своих размышлений.

— Мы так и будем стоять на одном месте? — Усмехнулся он. — Или может уже будем двигаться дальше?

— Ааа… ну да… Конечно. — Смутившись, я отвел взор и заспешил вперед. Как-то слишком сильно я задумался и совсем не вовремя.

Следующие четыре часа мы блуждали по подземным переходам в поисках выхода на поверхность. И если сначала наше путешествие происходило в тишине, то под конец Артур болтал без передыху с редкими вставками Рустама. Мелинда как всегда молчала, а мне было не до разговоров. Судя по звукам, что до меня доносились из дальних коридоров, монстры скапливались в одних проходах, но при этом оставляли свободными другие. Складывалось ощущение, что они нас куда-то усиленно провожают. Можно было конечно пойти против их желания, но я сомневался в том, что мы справимся с таким количеством тварей. Так что я молча вел отряд по фактически свободному проходу, в надежде, что мои предположения верны и нас просто хотят вывести отсюда без боя.

Как ни странно, но я оказался прав. На пятый час нашего путешествия мы достигли выхода из этих катакомб. Оказавшись на поверхности, мы первым делом осмотрелись. Очутился наш отряд посреди леса, но в каких-то очередных древних развалинах. Правда, в этот раз о том, что тут когда-то были постройки, говорили лишь обросшие травой и кустарником каменные блоки. Для того, чтобы максимально быстро исследовать местность, мы разделились. Артур пошел с Рустамом, а я с Мелиндой. Приближалась ночь, так что нам нужно было найти место для ночевки и установить ловушки на всякий случай. Вряд ли преследователи смогут так быстро нас найти, но подстраховаться не помешает.

— Может, мы зря разделились? — Неуверенно и держась поближе ко мне, с опаской посматривая по сторонам, произнесла нервно Мелинда, прижимая к своей груди винтовку.

— По-другому мы тут и за два часа не сможем ничего исследовать. — Спокойно возразил я, пристально разглядывая округу. — Ты лучше скажи, что там с сигналами Айзека и Саманты.

— Мы или слишком далеко от них, или прибор вышел из строя. — С сомнением в голосе ответила девушка. — Если верить данным, то их датчики отсутствуют в этом мире.

— Это как? — Удивился я, обернувшись к ней.

— Сигнала нет. — Пояснила она, но увидев мое недоумение, вздохнув, добавила. — Даже если бы они погибли, то все равно сигнал должен был быть. Но его нет. Причем полностью.

— А сами датчики могли выйти из строя или быть уничтожены? — Уточнил я для себя.

— Это конечно возможно, но для этого потребуется применить очень мощное заклинание. — Хмыкнула в ответ Мелинда.

— А разве тот столб огня, что мы видели перед тем, как началась атака тварей, на такое не похож? — Задумчиво произнес я, прислушиваясь к окружению. Что-то было не так. Слишком тихо стало.

— Не думаю. — Неуверенно произнесла Мелинда, пристально глядя на меня. Видимо что-то заметив на моем лице, с беспокойством спросила. — Что-то не так?

— Ты слышишь звуки леса? — Настороженно произнес я.

— Эмммм… Вроде да. — Растерялась она.

Мгновение. Много это или мало? С точки зрения обычного человека, это лишь миг. А вот для меня этот миг превратился в какой-то растянутый кусок времени. Последнее слово Мелинды стало растягиваться и чуть ли не полностью остановилось. Но главное — это то, что я услышал щелчок. Очень характерный звук, знакомый мне уже давно. Именно его издает оружие перед стрельбой. Меч каким-то чудом оказался у меня в руке и при этом уже был активирован. Время вернулось в норму, а мое тело уже летело назад, при этом разворачиваясь в замахе. Действуя на одних только инстинктах, я на сумасшедшей скорости совершал нереальные кульбиты. И все это ради того, чтобы отразить автоматную очередь. Град пуль обрушился на нас. Стреляли двое.

Целились в основном в меня, но даже пребывая в состоянии полной концентрации, я успел заметить, что пули, адресованные Мелинде, летели точно в ее конечности. Другими словами, ее старались только ранить. Допустить такой вариант я не мог, потому еще больше ускорился. Хотя раньше казалось, что быстрее невозможно. В самый последний миг я успел отразить пулю вплотную к застывшей на месте девушке. На ее лице тут же возникло изумление наполовину с испугом. Но она все равно осталась на месте, даже не пытаясь поднять свое оружие. Просто завороженно смотрела на то, как я мечусь перед ней, отражая все пули.

(прим. автора. гг отражает обстрел https://coub.com/view/2autbb)

Вот только меня такой поворот событий не устраивал. Кто стреляет, я догадался сразу. Была только одна проблема. Их было двое. Вряд ли остальные погибли, а значит, сейчас и на Артура с Рустамом совершается нападение. Но почему я тогда не слышу никакого шума с их направления?

— Мелинда, очнись! — Выкрикнул я, толкая ее на землю и сам при этом падая рядом. Слава богу, у этих стрелков закончились патроны в магазинах.

— Ой! — Только и смогла вскрикнуть девушка.

— Артур, Рустам! Вы где? — Быстро проговорил я в гарнитуру.

— Мы… под… зем… что у ва… там… происхо…т? — Связь отчего-то прерывалась и это странно. Может наши враги включили глушилку?

— Где именно? — Быстро спросил я, с трудом догадавшись, о чем говорил, судя по всему, Артур.

— Там отку… вышли…окопались… поставили ловуш… — Опять с перебоями раздалось в ответ.

— Мелинда! — Прикрикнул я, пытаясь привести в чувство явно пребывающую в шоке девушку. Слишком неожиданно все произошло для нее. — Приди в себя!

— Ааа? — Удивленно посмотрела она в мою сторону, но тут же встряхнула головой и уже нормальным голосом добавила. — Я в порядке.

— Уверена?

— Да. — Зло огрызнулась она.

— Отлично. — Быстро кивнул я. — Сейчас ты бежишь в сторону наших, а я прикрываю. Ясно?

— Да. — Сосредоточенно кивнула при этом Мелинда.

— На счет три. — Глядя в ее глаза, произнес я. — Готова?

В ответ опять кивок.

— Один… Два… Три!

Отсчитал я и тут же вскочил на ноги в готовности опять отражать пули врага. Мелинда рванула на всей скорости в сторону входа в подземелье. Мне же стало не до наблюдений. Враг открыл огонь. Так что пришлось опять изворачиваться немыслимым образом, при этом еще и прикрывая собой бегущую девушку.

— Артем!

Судорожный крик Мелинды я услышал сразу. Быстро уйдя с линии огня, я бросил взгляд назад и на мгновение замер на месте. Их было двое. И они держали в своих руках девушку, которая уже оседала безвольной куклой. Миг опять растянулся во времени. Вот только в этот раз я уже не успевал что-либо сделать. Пуля снайпера оказалась слишком близко от моей головы. Мгновения моей растерянности ему хватило с лихвой. За тот краткий миг перед смертью я все увидел и осознал. Заметил связанные тела Рустама и Артура чуть вдалеке за камнями, а главное, микрофон гарнитуры Артура возле рта одного из захватчиков Мелинды. Хотелось закричать, но не успел. Пуля вонзилась в голову и моё сознание потухло.


Глава 15


Как выглядит изнутри центр воскрешения, я представлял себе смутно. В основном, мои знания базировались на фильмах и информации из инета. Впрочем, особо сильно они друг от друга не отличались. Белоснежные стены, красивые медсестры в белых халатах, теплая и удобная ультрасовременная палата, а также полный уход и доброжелательность врачей. Можно было конечно заподозрить, что это всего лишь красивая обложка, а в жизни все прозаичнее и не так красиво. Правда, с другой стороны, все отзывы самих авантюристов, которые проходили через центр, всегда были положительными. Так что я был примерно готов к тому, что увижу. Вот только реальность внесла такие серьезные коррективы, что в первую минуту я раз десять закрывал и открывал глаза. Ибо поверить в то, что увидел, желания не было.

Мало того, что я лежал на чем-то твердом и жестком, так еще и не мог пошевелиться. Все, что мне было доступно, так это короткие движения головой. Остальное тело было словно парализовано. Вместо белоснежных потолков надо мной находился самый обычный серый, да еще и грязный, похоже. Ну или просто очень старый. Краем взгляда смог рассмотреть что-то непонятное на стене справа от меня. Это была то ли картина, то ли непонятное пятно. А еще слева обнаружил какой-то медицинский аппарат с проводами, которые тянулись явно к моему телу и особенно много к голове.

— Оооо, наш пациент проснулся.

Раздался бодрый и веселый мужской голос откуда-то слева. Я хотел было ответить, но кроме хрипа ничего не смог воспроизвести.

— Не стоит пока пытаться говорить. — Насмешливо продолжил голос, приближаясь. — Ты еще не до конца восстановился.

Над моей головой возникло лицо среднего возраста парня с лысой головой и довольной улыбкой. Его серые глаза источали веселье и добродушие. Это слегка успокаивало, вот только что-то я сомневаюсь в том, что сейчас нахожусь в центре воскрешения.

— Ох, и пришлось же с тобой повозиться. — Покачал головой он. — Чего только не было в твоем теле. Ужас просто.

От его слов у меня похолодела спина. Это что же получается? Он что, все мои средства самоуничтожения достал? Я быстро сконцентрировался и попробовал активировать хоть что-нибудь, но в итоге ничего не произошло. Совсем ничего. Ноль эффекта. Но как?

— Советую тебе не спешить с попытками ухода из этого мира. — Хмыкнул собеседник. — Пожалуй, стоит тебя устроить слегка поудобнее.

При этом он что-то сделал под кроватью, и она стала двигаться. Причем таким образом, что в итоге я уже сидел, а не лежал. Кровать превратилась в кресло, и я наконец увидел, что, к тому же, ещё и пристегнут к этому креслу. Я что, попал в плен? Но почему? Как я смог выжить? Что-то я не помню таких возможностей медицины, что позволяют спасти человека после попадания пули в голову. У альвов она более продвинутая?

— Вот так намного лучше.

Довольно хмыкнув, парень отошел на пару шагов и удовлетворенно осмотрел меня оценивающим взглядом. Заметив мой возмущенный взор на прикованные какими-то металлическими фиксаторами руки и ноги и хмыкнув, произнес.

— Если не будешь делать глупостей и сначала послушаешь, то уже через пару минут будешь свободен.

Я хотел было возразить и высказать все, что думаю по этому поводу, но в моем состоянии сделать это было затруднительно. Зато включились мозги. Опять я забыл о своих способностях. Все никак не могу привыкнуть к этой новой регенерации. Так что согласно кивнув, я запустил свой организм на исцеление, с трудом улавливая смысл слов лысого.

— Что же, тогда сразу хочу заметить, что я не альв и не служу им. Более того, ты не пленный, и если захочешь, то после полного выздоровления сможешь покинуть это место.

При этом он взглядом окинул помещение. Затем внимательно на меня посмотрел, прищурившись, и весело хмыкнув, продолжил.

— Для начала позволь представиться и рассказать, что здесь происходит. Как говорил мой наставник и учитель Саньфэн: «Незнание порождает агрессию». — Изобразив старческий хриплый голос, произнес он, явно пародируя своего учителя, при этом с важным видом подняв указательный палец вверх. После этого жеста лысый, приложив ладонь правой руки к своей груди, продолжил. — Меня зовут Элим. И да, ты почти погиб, но не совсем. Как раз рядом проходил я и сумел спасти тебе жизнь. Что, поверь, было непросто. Хорошо, что охотники за вами довольно быстро свалили оттуда.

В этом месте он остановился, изучающим взглядом рассматривая меня. Я же уже почти отключился. Мысли путались и разбегались. Новая регенерация требовала очень много внимания, отчего я, видимо, и терял сознание.

— Кажется, ты умеешь самовосстанавливаться. — Задумчиво произнес он, подперев ладонью свой подбородок. — Возможно, не все еще потеряно…

На этом месте я отключился окончательно. Зато все процессы восстановления тела были запущены. Как ни странно, но к моему телу был подключен, судя по всему, питательный раствор, причем прямо к венам. Может он действительно говорит правду, и я не в плену? Как-то и сам с трудом в это верю. И да. Есть еще один вопрос. Каким образом у меня целы мозги? Все эти мысли промелькнули в затухающем сознании за одно мгновение, и так же быстро исчезли.

Очнулся я на том же самом месте. Тот же потолок и та же жесткость под спиной. Вот только в этот раз тело слушалось отлично. Осторожно осмотрелся, и не увидев никого в комнате, сел на кровати, если эту непонятную конструкцию можно назвать кроватью. Как и обещал лысый, которого, если я правильно запомнил, зовут Элим, зажимы, державшее ранее мои конечности, исчезли, словно их и не было. Не спеша встал на ноги, но никаких изменений или слабости не заметил. Да. Кстати. А ведь когда я очнулся, никаких проводов уже не было. Осмотрелся. Да и того, подключенного ко мне аппарата, тоже не видно.

Я, если честно, ожидал, что ко мне сейчас зайдет тот самый лысый, но нет. Никто не явился. Кроме этого стола-кровати в комнате ничего не было. Еще пол слишком холодный, с раздражением заметил я, посмотрев вниз. Именно в этот момент я замер. Ибо стоял я на полу босиком. Как-то долго ко мне приходило осознание того, что я и сам гол. Если не считать чего-то похожего на серый халат, накинутый на мое тело. Крепилась эта тряпка с помощью каких-то тоненьких веревочек по бокам. М-да. И что делать дальше?

Из комнаты вела всего одна дверь. Так что, как минимум, первое направление выбрать несложно. Осторожно ступая по холодному бетонному полу, я приблизился к двери и, медленно открыв ее, выглянул наружу. Дверь оказалась неожиданно тяжелой и толстой, а главное, полностью из металла. А вот за нею находилась еще одна комната. В этот раз более ухоженная и имеющая вид более-менее обжитой. Но главное, что тут находился стол с едой и стул с моей чистой, аккуратно сложенной одеждой. Причем еда была не обычный сухпаек, а нормальная: глубокая тарелка супа, судя по всему, из птицы, салат из зелени, вареная картошка и три котлеты. Еще и какой-то напиток, похожий на сок. Все это я рассмотрел, пока судорожно одевался со скоростью молнии. Есть захотелось до коликов в животе. Еда еще и пахла так вкусно, что рот сам по себе заполнился слюной.

Только когда я съел все, что находилось на столе, и довольно откинулся на спинку стула, смог наконец-то мыслить адекватно. Не знаю. То ли я был слишком голоден, то ли все действительно было изумительно вкусным, но оторваться от еды я не мог. Конечно, будь на моем месте Артур, то не преминул бы заметить, что еда, возможно, отравлена, или в нее что-то подсыпали. Вот только я — не он. Если бы лысый, отчего-то называть его по имени мне не хотелось, замыслил что-то нехорошее, то уже давно бы сделал это. Добавить в капельницу что-то из препаратов несложно. Ну а насчет отравления, так это совсем смешно. Удалить все средства моей ликвидации и после отравить? Глупость какая-то. Эх, Артур. Где вы сейчас, ребята? Внутри было грустно и пусто. Надеюсь, они все же сумеют избежать плена.

Закончив с едой и слегка отдохнув, решил все же найти этого странного обитателя не менее странного жилища. Такого дома я еще не видел. Стены, сделанные словно из бумаги, а может это она и была, и такая же картонная дверь в раме из деревянных реек. Последняя была похожа на автоматическую, но без автоматики. Так что пришлось самому отодвигать номинальную дверь вбок. В отличие от первой, металлической и тяжелой, эта была хрупкая. Казалось, чуть сильнее нажми, и она сломается. Откуда-то снаружи раздавались непонятные звуки, похожие на удары. Собственно, на этот шум я и выдвинулся. Пришлось пройти через весь дом с несколькими дверями из картона, и только потом я вышел на двор.

Место, открывшееся моим глазам, было необычным и непривычным. Внутренне я ощущал, что где-то подобное уже видел, но явно не в этой жизни. Слева и справа располагались одноэтажные домики с крышами из небольших кусков покрытия выгнутой формы. Всего их было четыре. Два слева и два справа. Между ними большая площадка, похожая на площадь, примерно пятидесяти метров длиной и столько же шириной. Может даже чуть больше. На глаз так сразу сложно сказать. И вот на этой площадке знакомый мне лысый гонял невысокого паренька с зелеными волосами. Другими словами, они дрались кулаками и ногами. Собственно, судя по тому, что я вижу, использовали они все части тела. Зеленоволосый стремился хотя бы раз попасть по лысому, а тот, в свою очередь, просто и легко, с улыбкой на лице, уходил от всех атак, лишь изредка ставя блок или небрежно отвешивая оплеуху зеленому.

Спустившись по ступенькам, я присел на них же и принялся смотреть этот, судя по всему, спарринг. Стиль обоих мне был смутно знаком. Но у нас так точно не дрались. Слишком много широких замахов и красивых с виду движений, но при этом малоэффективных. Ну, я так считал до тех пор, пока оба на площадке не ускорились так, что мне с трудом удавалось следить за их ударами и атаками. Руки и ноги мелькали с невероятной скоростью. Более того, один из ударов зеленого ногой, после промаха, создал небольшую ямку на площадке. И это все босой ногой! Жесть. Вот это сила удара. Но как оказалось, это была лишь разминка. Ибо они ускорились еще сильнее. Теперь от каждого удара поднималась воздушная волна. Я в шоке уставился на невиданное доселе зрелище. Это кто вообще такие? Да любой из них раскидает самый сильный отряд авантюристов или монстров без всякой магии или стихии.

Через пару минут они закончили свой бой. Зеленый при этом упал на землю и дышал как загнанная лошадь, а лысый, улыбаясь, спокойно пошел в мою сторону. Вот смотрю я на него и понимаю, что он даже не вспотел. Идет так, словно это не он только что сражался в спарринге. М-да. Такой, если захочет, убьет меня за секунду без всяких ядов или магии, я даже среагировать не успею. Хм. Если он такой крутой и сильный, то почему тогда не помог нам против монстров? Или те твари даже для него опасны? Даже и не знаю, что думать. Впрочем, есть и другие немаловажные вопросы. Например, а где мы находимся, собственно?

— Добрый день. — Произнес он, подходя ко мне. — Смотрю, ты уже в полном порядке.

— Привет. — Осторожно сказал я, с опаской глядя на парня. — Вроде как да. В порядке.

— Вот и отлично. — Довольно хмыкнул он, присаживаясь рядом со мной. — Как тебе наша тренировка?

— Ээээмммм… — Растерялся я. — Впечатляет.

— Хочешь научиться так же? — Подмигнув мне, спросил он.

От такого поворота я замер на месте. Как-то это было неожиданно.

— А смогу? — С непонятной дрожью в голосе спросил я.

— Отчего бы и нет? — Пожал плечами он. — Как говорил мой учитель, великий Чжан Саньфэн. — Дальше он, видимо, опять процитировал своего учителя. — «Даже обезьяна способна научиться драться. Дело-то нехитрое. Намного сложнее научиться думать головой.»

— Умный, наверно, у вас был учитель. — Осторожно произнес я.

— Почему был? — Удивился лысый, с ухмылкой добавив. — Он и сейчас есть. Где-то ходит-бродит, что-то опять мутит вечное и незабываемое. Пока я здесь прозябаю в этом скучном мире.

— Что делаешь? — Перепросил я, не поняв последнее выражение.

— Трачу свое время в скуке и медитации. — Рассмеявшись заразительным смехом, ответил он.

— Ну если вам так не нравится тут жить, то зачем оставаться? — Удивился я.

— Да как бы ждал одного важного товарища своего учителя. — Хмыкнул он, с каким-то непонятным лукавством глядя на меня. — И ждать пришлось пятнадцать лет.

— И как, дождались? — С легким любопытством спросил я.

— Отчасти да. — Хмыкнул он, посмотрев на все еще лежащего на площадке зеленоволосого.

— То есть, вы отсюда скоро уйдете?

— Не то, что бы скоро, но через пару месяцев покину этот мир точно. — Уклончиво произнес он, глядя все так же перед собой.

— То есть ваше предложение — это лишь шутка? — С сожалением спросил я.

— Такими вещами не шутят. — Неожиданно серьезно и внушительно произнес он.

— Но тогда как? — В недоумении уставился я на него.

— Как за два месяца сделать из тебя бойца? — Насмешливо спросил он.

— Ну да. Или я чего-то не так понял?

— Да, нет. Все ты правильно понял.

— То есть вы можете за два месяца научить меня драться так же? — При этом я многозначительно показал глазами в сторону площадки, где они тренировались.

— Научить не могу. — Улыбнувшись, произнес он.

Он что, издевается? Непонимающе я смотрел на лысого и никак не мог сообразить, в чем дело. Вроде он говорит серьезно и с таким видом, что я даже поверил ему, но тут же сам себе противоречит.

— Можешь не мучить свой мозг. — Рассмеялся он, но буквально за миг стал очень серьезным с колючим взглядом, который, казалось, просвечивает меня насквозь. — Все намного проще. Ты ведь используешь умения, о которых ранее не догадывался?

Говорить ему о своих способностях я не стал, но и выдержать взгляд тоже не смог. Так что пришлось отвернуться в сторону и промолчать.

— Можешь не переживать. Я и так все понял, когда увидел твой танец против пуль. — Насмешливо произнес лысый и уже мрачно добавил. — А раз понял я, то поймут и другие.

— Другие? — Удивился я. — Альвы, что ли?

— Можно сказать и так. — Уклончиво произнес он. — Главное, что тебе лучше избегать встречи с ними еще пару лет.

— Пару лет?

— Да. — Кратко ответил он, как будто это что-то объясняло. — Потом, когда ты полностью освоишь свои возможности, даже неизвестные враги и альвы станут не столь опасны.

— Я стану настолько сильнее? — В шоке уставился я на него.

— Такая возможность существует. — Опять уклонился он от четкого ответа. — Все зависит от тебя и… — Здесь он сделал паузу и как будто что-то собрался сказать, но видимо передумав, многозначительно добавил, указав на мою грудь пальцем, — … и тебя же.

— А более четкого ответа нет? — Поморщился я от такого пояснения.

— Это был самый четкий и правдивый ответ в моей жизни. — Довольно улыбался лысый.

— Угу. Я так и понял. — Буркнул я.

— Но довольно об этом. — Хлопнув ладонями по коленям, произнес резко он. — Или у тебя нет других вопросов? Например, о том, где мы? Или, что случилось с твоими друзьями? Или, кто я такой и как так получилось, что мы случайно встретились?

Я с каждым сказанным им словом только открывал и закрывал рот. Лысый умудрился перечислить все мучившие меня вопросы. В этот момент на площади зашевелился зеленоволосый. Тяжело сев на землю, он сплюнул кровавый сгусток и уставился с упреком на лысого. Только тому, похоже, было фиолетово на этот взгляд. Зеленый, осознав это, тяжело вздохнул и, медленно поднявшись, поплелся, еле переставляя ноги, в сторону домика справа от нас.

— Я вас потом познакомлю. — Ухмыляясь, произнес лысый беспечный тип.

— Эээммм? — Только и смог я произнести.

— Так что насчет ответов? Говорить?

— Конечно. — Возмутился я.

— Что же. Давай начнем с самого главного. — Улыбаясь, произнес он. — Твои друзья в плену и пока что им ничего не угрожает. — Я с облегчением выдохнул, а он ехидно продолжил. — Но… Это временно. Как только альв, что является главным на данной территории, вернется обратно, они окажутся в большой беде.

— Почему? — Удивился я. — Разве они не смогут активировать самоликвидацию?

— А ты смог? — Улыбнулся он в ответ.

— Нет, но…. — Я хотел было возразить, но сдержался. Если там тоже смогут убрать все устройства ликвидации, то ребята серьезно влипли в неприятности. Но тут вспомнил об еще одной возможности и успокоился. — Я просто не захотел идти до конца. А они смогут.

— Рад, что ты так сильно веришь в своих, но боюсь тебя расстроить. Все не так радужно, как ты предполагаешь. — Спокойно произнес он. — Кроме того, что у них извлекут все ваши чипы ликвидации, их еще и обколют всем, чем можно и нельзя. Так что будут они в плену и никуда не денутся.

— Если все так просто у альвов, то каким образом другие авантюристы не попадают в плен постоянно? — Возразил неуверенно я.

— Во-первых, попадают. — Равнодушно заметил лысый. — Но во-вторых, в одном ты прав. В последнее время авантюристы поумнели и теперь при первой же опасности активируют ликвидацию. У вас тоже была такая возможность, но вы решили зачем-то продолжить движение. Вот скажи мне, вы что, не понимали, что вас этот отряд специального назначения выследит? Столько всего изучили перед отправкой, а простейшую инструкцию не выполнили. Как там у вас написано? Спецотряд альвов всегда настигает свою жертву. Или решили, что вы особенные?

— Нет, но просто. — Невнятно попытался я оправдаться, понимая при этом, что он прав. — Ну просто мы тогда не подумали об этом.

— Не подумали. — Хмыкнул он. — В результате, твои друзья в плену. И что дальше?

— А вы не можете их спасти? — С робкой надеждой спросил я.

— То есть вы вляпались по глупости, а спасать должен кто-то? — Иронично спросил он. — С чего вдруг мне браться за исправление вашей глупости?

— Тогда я сам отправлюсь за ними. — Уверенно и твердо произнес я, сжав кулаки. Бросать своих я не собираюсь.

— Ну и куда ты пойдешь? Как спасать будешь? А, горе-герой? — Явно насмехался он надо мной.

— Если их пленил отряд местного альва, то они, скорее всего, в крепости рядом с тем местом, где мы были. — Подумав, ответил я. — Проберусь туда и попробую взорвать тюрьму.

— И чем ты ее взрывать будешь? — Ехидно поинтересовался он. — К тому же, как ты собираешься пройти через их патрули и весь город?

— Город? — Удивился я.

— А где, как ты думаешь, расположена крепость? — С сарказмом произнес он. — В центре города, в котором проживают более двух миллионов монстров, альвов и их подручных, находится крепость. Вот я и спрашиваю, как ты, не обладающий магией и стихией, собираешься туда проникнуть?

— Как-нибудь проникну. — Угрюмо произнес я. — На месте что-то придумаю.

— Ясно. — Хмыкнул он.

— А что, есть другой вариант? — Хмуро спросил я. — Своих я бросать не собираюсь.

— В ближайшие два месяца им ничего не грозит. — Спокойно произнес он. — Так что, если ты сможешь овладеть всем, что недавно видел, то шансы у тебя появятся. Небольшие, но все же они будут.

— Вы так и не сказали, каким образом можно за два месяца обучиться так сражаться. — Расстроенно произнес я. С одной стороны, я прекрасно понимал, что он прав. Мне ни за что не пробраться к ребятам, но с другой стороны, бросить их я не могу. Лучше умереть вместе с ними, чем жить с грузом вины за спиной.

— Обучиться такому за две месяца невозможно. — Спокойно произнес он, и увидев на моем лице всю гамму эмоций по этому поводу, добавил. — Ты будешь не учиться, а вспоминать.

— Вспоминать? — Замер я с открытым ртом.

— Так же, как вспомнил о владении мечом, регенерации и других мелких или крупных умениях. — Пожав плечами, равнодушно заявил он. — Конечно, просто не будет, но с другой стороны, ты получишь шанс стать сильнее.

— И что для этого нужно делать? — Все для себя решив, уверенно и твердо произнес я.

— Пытаться не умереть. — Серьезно произнес он, глядя мне прямо в глаза. И вот тут мне стало страшно. Напугали меня не столько слова, сколько его взгляд, в котором так и читалась смертельная опасность. — Вижу, ты осознал, через что тебе предстоит пройти. И как? Теперь тоже согласен?

— Да.

Твердо произнес я, уверенно глядя ему в глаза и до крови сжимая кулаки. Кроме меня, у ребят никого нет. Никто не знает об их судьбе, а даже если узнают, то всем на таких как мы наплевать. Никто не будет спасать интернатских.

— Хорошо. — Спокойно кивнул он. — Тогда продолжим. Теперь по поводу того, где мы сейчас находимся. Тебе ведь интересен ответ?

— Да. — Растерянно ответил я. После такого серьезного разговора переход меня сбил с настроя. Нет, я не передумал, но как-то все стало другим и неправильным. Хотелось сразу ринуться в обучение и побыстрее «вспомнить», а не просто терять время на болтовню.

— Вижу, ты торопишься. — Словно прочитал мои мысли лысый. — Не переживай, еще успеешь пару десятков раз умереть. Ну или почти умереть. Все же лучше всего я умею спасать разумных с того света. Так что, в итоге выживешь, но ощущения будут очень неприятными.

— Какими?

— Что «какими»?

— Ощущения, какими? — Мрачно спросил я.

— Умирать вообще неприятно, а болезненно умирать — втройне. — Знающим и опытным голосом произнес он. Сложилось впечатление, что он и сам прошел когда-то через нечто подобное. — Ладно, все это еще узнаешь и поймешь. А пока расскажу тебе одну историю.

— Причем тут история? — Удивился я.

— А притом, что без нее нельзя. — Хмыкнул он. — Так вот. Когда-то давно на этой планете, что вы называете Назариль или миром альвов, не было никаких альвов. Жили тут обычные люди, и вот это — их наследие.

При этих словах он обвел рукой окружающие нас строения.

— У них была развитая технология магии, но к ним в мир пришли гости. Те самые альвы и их любимые хозяева — демоны. Впрочем, о последних ты еще не слышал, но думаю, еще услышишь и увидишь. — Улыбнувшись, сказал он. — В итоге те, кто жил на этой планете, теперь живут у вас дома на планете Альтар и еще на одной, но нам она сейчас неважна. Главное, этот мир захватили, оставив некоторые постройки в целости и сохранности. Конкретно это место находится в горах, рядом с тем самым нужным тебе городом. До него тут всего сотня километров. А никто нас тут не видит, потому что место это прикрыто древним артефактом. Конечно, если бы они захотели, то легко бы нашли нас тут, но они и подумать не могут, что кто-то будет настолько наглым.

Лысый нахально ухмылялся при этих словах, явно будучи довольным собой.

— То есть альвы жили тут не всегда? — Растерянно пробормотал я.

— Именно. Но об этом мы еще потом, возможно, поговорим. А пока тебе стоит отправиться к себе в в-о-о-о-н тот домик. — Указав при этом на дом, соседний с тем, куда ушел зеленоволосый. — Там-то ты и будешь жить ближайшие два месяца.

— Вы еще не рассказали о том, как меня смогли спасти и зачем? — Прищурившись, произнес я.

— Верно. — Согласно кивнул он. — Я просто искал одного очень важного человека, но к сожалению нашел тебя.

— К сожалению? — Непонимающе спросил я. — А что мешает дальше искать того, кто вам нужен?

— Да, именно к сожалению. — Вздохнул печально он. — Хотя, если вспомнить слова учителя, то возможно и к счастью. В общем, время покажет. А искать его дальше я не могу.

— Почему?

— Потому, что нашел тебя. — Улыбнулся он в ответ.

— Ничего не понимаю. — Растерянно тряхнул я головой. — А можно как-то понятнее ответить?

— Учиться нужно не только драться, но и думать. — Нравоучительно поднял он палец вверх. — Так что иди и думай. Завтра у тебя будет очень тяжелый день.

— Да, но…

Начал было я, но натолкнулся на такой красноречивый взгляд, что резко передумал. Что-то мне расхотелось о чем-то его спрашивать, и я, сам того не понимая, развернулся и пошел в сторону указанного дома. Только когда вошел в дом, изумленно замер. Что это только что было? Почему я так безропотно выполнил его указание? Это что было, внушение? Я ведь точно не собирался вот так просто развернуться и уйти. Поежившись от ощущения опасности и странности этого лысого парня, я все же решил не возвращаться. Если он один раз смог так просто меня развернуть, то что помешает ему сделать это еще раз? Пока есть время, нужно обдумать все, о чём он сказал и намекнул.


Глава 16


Проснувшись утром от неприятного звука будильника и скривившись от этого кошмара, нашел ненавистный предмет и с огромным наслаждением вырубил его. Половина седьмого утра. Через полчаса моя первая тренировка с лысым. Время начала моей новой жизни в этом месте мне озвучил тот самый зеленоволосый, так и не представившись, еще вчера вечером. Как раз, когда я размышлял над словами лысого. Впрочем, сколько бы я не думал, но так и не смог ничего толкового предположить. Слишком сильно выбивалась эта парочка из привычной мне реальности. Да и вообще, эта встреча оказалась самым невероятным событием в моей жизни. Да еще и лицо парня с зелеными волосами было мне смутно знакомо. Вот только как я ни старался, но так и не смог вспомнить, кто это такой, несмотря на мою идеальную память.

Впрочем, подготовить с десяток вопросов к новым своим знакомым я успел. Вот только захотят ли мне на них отвечать? А если захотят, то кто даст гарантию, что ответы будут правдивыми? Если доверять своим ощущениям, то лысый явно говорил правду, но если отодвинуть в сторону свое внутреннее «я», то по факту никаких доказательств его слов я не видел. Да. Меня каким-то немыслимым способом спасли от смерти. Да. У меня изъяли все защитные чипы. Ну, еще предоставили интересную информацию из неизвестного источника. Но на этом из фактов все. Разве что уровень силы у обоих находился на недосягаемой для меня высоте. А дальше что?

А дальше мы имеем только голословные утверждения. Такие как: плен ребят и невозможность их побега; предположение о том, что они находятся в крепости местного альва; предположение, что у них так же, как у меня, изъяли всю страховку. И таких предположений еще вагон и маленькая тележка. Верить ли мне лысому? Вопрос хороший, но неправильный. В моем положении я вынужден ему верить. Других вариантов я не вижу. Допустим, я сейчас развернусь и уйду, а что дальше? Что, если он прав? Вот я, такой весь из себя принципиальный, умру и возрожусь в центре воскрешения, а там узнаю, что ребята так и не вернулись. Что тогда делать?

Обратно к альвам меня просто никто не пустит. Теоретически, может помочь Айзек, но захочет ли? По «доброте» душевной или специально, но лысый через зеленого передал мне планшет с данными о местном альве, и там же нашлась интересная видеозапись. Именно эти данные заставили меня пересмотреть отношение к бывшему командиру. Звали альва — Гордариэль ант Франсуа. И имел он ярко выраженную особенность среди остальных. Этот извращенец обожал брать в плен девушек-авантюристок, а после ломать их личность. И не только личность. Этот больной ублюдок еще и на их тела облизывался. Потому в этот сектор отряды авантюристов, имеющие в своем составе женскую часть, не заходили.

Запись же, видимо с дрона, показывала момент, когда этот самый альв вместе со своими помощниками поймал Айзека и Саманту, а после вспыхнул огненный столб, который мы видели издалека. На этом запись не заканчивалась. Так что я прекрасно рассмотрел в деталях, как именно этого альва пленил и утащил в портал отряд авантюристов под командованием брата нашего командира. Познавательное видео. Которое сразу расставило все на свои места. И ту самую загадочную фразу Айзека, и почему нас так хорошо вооружили, а также на что именно выделил финансы его отец. Взять в плен альва — это уже само по себе огромное достижение. А тут еще и с минимальными вложениями.

Возможно, я не прав, и Айзек вовсе не желал нам ничего плохого, и дома нас ждет нормальный прием и радостный командир. Вот только отчего-то мне больше верилось в подозрения Артура, чем в честность командира. Благо, теперь и причина более чем видна. Использовал нас командир, и не более того. Кто мы для него? Простой инструмент, с помощью которого он фактически вырвался из простых смертных в элиту авантюристов. Даже если он окажется честным и часть полученных денег переведет и нам, то все эти деньги не вернут обратно Рустама, Артура и Мелинду. А ведь одного его слова хватило бы, чтобы мы сразу после того огненного столба не пытались играть в прятки против спецназа альвов, а самоликвидировались, и на этом все. Но нет. Наш командир до конца играл в интригу против альва. Как он когда-то говорил? «У каждого достижения и возвышения есть своя цена». Похоже, это тот самый случай.

Конечно, можно предположить, что запись — фальшивка, как и данные об этом альве. Но зачем такие сложности? Тут и других вопросов хватает. Например, зачем лысый за нами следил? Как-то он ведь сделал эту запись. Более того, если он прекрасно все знал, то почему не помешал нашему пленению? Я видел только одну причину, по которой все завершилось именно так, а не иначе. Лысому нужен зачем-то именно я, и на текущих условиях. Собственно, этого он и не скрывал в разговоре. Он же сам и говорил, что искал кого-то важного, но в итоге нашел меня. Возможно, я просто занял чье-то место, и теперь он хочет использовать меня в своих целях как замену, раз уж так получилось. Звучит натянуто, но другого объяснения у меня нет. Разве что лысый ответит на мои вопросы. В чем лично я сомневаюсь.

Подведя итог под своими размышлениями, и одновременно уничтожив завтрак, я решительно поднялся и отправился на свою первую тренировку. То есть вышел из дома и, увидев возле центрального строения лысого, направился к нему. Перед ним на площадке как раз делал разминку тот самый зеленоволосый паренек. Хм. И где я его уже видел? Вот точно говорю, знакомое лицо. Уже подходя к ним, я неожиданно для самого себя вспомнил. Рэм Альварос! Вот кто это был. Один из без вести пропавших в мире альвов авантюристов. Если я правильно помню, то пропал он почти тридцать лет назад. Более того, из его отряда пропали двое. Он и еще одна девушка-авантюристка. Хм. Звали ее Тея Альварос. Насколько я помню, она сестра этого Рэма. Те самые два авантюриста, о судьбе которых до сих пор нет никаких известий. Точнее, не было. Вот так сюрприз.

— Доброе утро. — Улыбнувшись, произнес лысый, глядя на меня. На что я только осторожно кивнул головой. Заметив выражение моего ошеломленного лица, он добавил, обращаясь к зеленому. — Рэм, кажется, тебя узнали наконец-то.

— Я должен обрадоваться этому? — Скривившись, буркнул зеленый, на секунду остановив разминку.

— Ну, как минимум, сменить свою кислую физиономию мстюна на что-то приемлемое. — Иронично хмыкнул лысый.

— Мстюна? — Невольно вырвалось у меня.

— Ага. — Довольно произнес лысый. — Рэм у нас — профессиональный мстюн.

— Это как? — Растерялся я, переводя взгляд с лысого на угрюмого Рэма, который пытался не сбиться с ритма упражнения, что удавалось ему не очень хорошо.

— Мой первый ученик в этом мире решил посвятить свою жизнь бредовой цели мести тому, кто превратил его сестру в безвольную куклу. — Насмешливо произнес лысый.

Вот только я его веселья не разделял. Над такими серьезными вещами смеяться грех.

— Разве это повод для насмешек? — С упреком посмотрел я на него.

— А почему бы и нет? — Пожал плечами лысый. — Вот давай проведем первую тренировку ума. Итак. Тридцать лет назад один отряд решил, что сможет убить альва. Того самого Франсуа. Закупили супер-пупер снаряжение. Взяли с собой двух авантюристок-добровольцев для приманки и отправились в путь. В итоге альв разгромил отряд, а обе авантюристки попали к нему в плен. Одна смогла убить сама себя, а вот вторая, сестра нашего мстюна, нет. Так кто в этой ситуация виноват? Альв, который извращенец, или дебилы, решившие, что круче гор?

— Вы упускаете множество подробностей, учитель. — Мрачно вмешался Рэм, остановившись.

— Кто-то разрешил тебе делать паузу? — Приподняв правую бровь, спросил лысый, бросив красноречивый взгляд в сторону парня.

Я думал, тот сейчас гневно ответит, но нет. Рэм даже отвечать не стал, сразу же продолжив упражнение с особым рвением. Эммм… Что-то я не совсем понимаю, что происходит.

— Продолжаем разговор. — Вернул свой взор на меня лысый. — Вопрос повторить? Или и так все понятно?

— В общем, понятно, но что насчет деталей, о которых хотел сказать Рэм? — Осторожно произнес я, пытаясь разобраться.

— Да там мелочи. — Махнул рукой лысый. — Просто три артефакта из самых нужных не сработали, так как надо и когда надо, вот и все нюансы.

— Им продали некачественный товар? — Ошеломленно произнес я.

— А разве такое бывает? — Насмешливо спросил в ответ лысый. — Или может наш мстюн не увидел очевидного?

Я задумчиво смотрел на Рэма и на то, как он старательно делает вид, что не слушает нашу беседу. Вот только легкие заминки в движениях и явные неточности говорили об обратном. Кстати говоря, делал он вполне себе стандартный комплекс разминки. Вот только примерно в пять раз быстрее, чем мог бы сделать я. Что, учитывая сложность некоторых движений, выглядело потрясающе. Да, кстати, совершал он все движения без капли усталости или одышки. Я на такой скорости и минуты не выдержал бы, если бы вообще смог повторить.

Ладно, это все не столь важно. Важно ответить на вопрос лысого, и так, чтобы ответ был верным. Учитывая его интонацию, решение лежит на самом видном месте. Стоп. Если учесть скрытность Айзека и то, с какой легкостью альв пленил их с Самантой, а также его намеки на то, что обо всем, что происходит, противник был в курсе, то я, кажется, знаю ответ. И да, он действительно очевиден.

— Альв испортил артефакты.

Произнес я вслух свою версию. Все просто. Я бы и сам, обладая всей информацией и возможностями скрытного перемещения, как у альва, первым делом вывел бы из строя опасные для себя устройства авантюристов. Думаю, именно из-за наших ловушек альв не стал лично на нас нападать. Или же Айзек учитывал этот нюанс сразу и потому специально увел Саманту с собой перед боем, тем самым переключая внимание альва на себя. А учитывая тот факт, что все наши ловушки альв мог изучить, то он без всякого опасения напал на ребят. Вот только даже он не смог предусмотреть, что ловушка будет внутри девушки. Ну или именно этот артефакт был спрятан наиболее тщательно.

— Вот видишь. — Насмешливо произнес лысый, обращаясь к Рэму. — Ты тридцать лет ломал себе голову, а пришел молодой паренек и сразу правильно ответил на вопрос.

От этих слов Рэм резко остановился на месте и уставился на меня, а после перевел удивленный взгляд на лысого.

— Но это просто невозможно. — Растерянно сказал парень.

— Позволь узнать, почему это? — С нотками сарказма и превосходства спросил лысый.

— Но ведь… — Начал было Рэм, но тут же задумчиво замолчал. И только через пару секунд растерянно произнес, глядя на лысого — Он с самого начала все о нас знал.

— Не прошло и полувека, как мозги нашего мстюна наконец заработали. — Ехидно заметил лысый.

— Я понял свою ошибку, учитель. — Поклонившись, произнес вежливо и с почтением парень, после чего продолжил упражнения.

— Так, ну с этим мы разобрались. — Опять улыбнувшись, произнес лысый. — Теперь по поводу первого вопроса. Так кто виноват? Альв или они сами?

— Виноваты в случившемся обе стороны. — Уверенно произнес я.

— Поясни. — Спокойно произнес Элим.

Не знаю почему, но от его голоса и интонации я как-то резко перехотел даже мысленно обзывать его лысым. Сейчас передо мной находился не весельчак и добродушный парень, а битый жизнью очень старый разумный. Его глаза источали мудрость веков, если не тысячелетий. Его взгляд давил тяжестью прожитых лет, а я только сейчас осознал, насколько велика разница между нами. Мне пришлось отвести взор в сторону, чтобы оправиться от столь резкого изменения и ответить на поставленный вопрос.

— Отряд переоценил свои силы и, более того, использовал своих товарищей как приманку, но все это не снимает вины с альва. Такие уроды, как он, не должны существовать. — Уверенно произнес я.

— Ответ принят. — Равнодушно произнес Элим, опять становясь таким же, как и раньше. — И что же делать дальше? Думаешь, выбор пути мести альву — достойная цель для жизни?

— Если бы такое случилось с кем-то из моих близких или друзей, я бы тоже желал отомстить и убить урода. — Серьезно произнес я.

— Отомстить и убить. — Задумчиво произнес он. — Ну что же, давай тогда вместе подумаем. Как говорится, продолжим урок развития мысленного процесса. Ты собрался убить того, кто в любом случае сможет через два месяца воскреснуть у себя в цитадели, или через полгода в столице, если цитадель уничтожат. Вариант два: поймать его и посадить в такие же условия, как и его пленники. Вот только, в отличие от вас, это опытный и битый жизнью разумный, а значит, так просто содержать его в плену не получится. Я даже больше скажу. Кроме меня, никто на этой планете не сможет удержать его в плену дольше, чем на месяц. Вариант три. Упросить меня заняться данным альвом. Вот только сделать это невозможно. Мне просто не интересны цели бесполезной мести.

— Почему бесполезной? — Не смог я не перебить.

— Да потому что месть не вернёт разум его сестре. — Кивнув в сторону Рэма, ответил он. — Более того, когда она погибнет, то если правильно все сделать, воскреснет в вашем медицинском центре без капли воспоминаний о прожитых годах плена. Так что лучше? Мстить опасному врагу, или спасти разум своей сестре?

— Спасти разум. — Не очень уверенно произнес я.

— То есть простить этого урода? — Мрачно вмешался Рэм, видимо закончив упражнение.

— Тут надо пояснить. — Усмехнулся Элим. — Наш мстюн собрался убить двух зайцев. И сестру спасти и альва наказать. Вот только как именно наказать, он пока и сам не знает. Вот уже десять лет думает, а все не придумает. — С сарказмом добавив. — Может ты поможешь этому бедному мстюну?

— А разве нет способа уничтожить его полностью? — Спросил я.

— Есть. — Спокойно ответил Элим.

Мы с Рэмом молча стояли пару минут на месте, глядя на беспечно развалившегося на ступеньках лысого, но продолжения так и не дождались.

— И как это сделать? — Наконец не выдержал я и спросил.

— Вот он. — Ткнул лысый пальцем в Рэма. — Уже давно пытается узнать этот способ, но пока безуспешно. Если хочешь, можешь и ты присоединиться к этим попыткам.

— Это как это? — Изумленно уставился я на него, краем взгляда заметив, как поморщился Рэм.

— Все очень просто. — Хмыкнул в ответ Элим. — Условия простые до банальности. Каждый день, ровно в восемь часов вечера, ты можешь задать один любой вопрос мне. Я же честно и подробно на него отвечу. У тебя же еще и другие вопросы есть, не так ли?

— Да, есть. — Растерянно ответил я, пытаясь понять, в чем подвох.

— Ну вот и все условия. — Улыбнувшись, довольно произнес он.

— Учитель забыл добавить одно маленькое дополнение. — Мрачно произнес Рэм. — Тебе придется дожить до этого времени, что с его заданиями сделать будет непросто.

— Ну вот, вечно ты все портишь. — Театрально расстроился лысый, с упреком глядя на парня. — Но в одном Рэм прав. Тебе нужно не только дожить до этого времени, но и быть в состоянии задать вопрос. Впрочем, все зависит только от тебя и больше никого.

— Не совсем понимаю, в чем проблема? — Недоуменно уставился я на них.

— Проблем нет. — Радостно лыбился мне в ответ Элим. — Есть задание, которое ты должен выполнить. И это задание будет разным каждый день. Если сможешь пережить тренировку, то сможешь спросить.

— Я так понимаю, сейчас последует задание? — С опаской спросил я.

Причин для осторожности более чем достаточно. Если за все годы тренировок Рэм так и не смог получить самую главную для себя информацию, то тут и тупому станет ясно, что задания, мягко говоря, очень сложные. Что-то мне становится не по себе от вида этого нагло ухмыляющегося типа.

— Сегодня оно будет самым простым. — Спокойно произнес учитель, вставая со ступенек. — Ты должен выжить после спарринга со мной.

После этих слов он сделал приглашающий жест в сторону центра площадки. Я еще неосознанно передернул плечами, драться против этого «монстра» желания у меня не было. Но другого варианта я тоже не видел. Так что, тяжело вздохнув и приготовившись получать по лицу, я медленно направился вслед за веселым лысым учителем. И только когда мы встали друг напротив друга, я смог взять себя в руки. Хотел стать сильнее? Так вот, есть такой шанс. Да и кто сказал, что я слабак? Зря что ли столько лет тренировался? Нужно просто собраться и показать все, на что способен, а лучше превзойти себя. Здесь и сейчас.


Глава 17


Боль и зуд были настолько сильны, что хотелось взвыть и судорожно чесать все тело, покрытое язвами и коростой. Но нельзя. Если буду чесаться, станет еще хуже. Все это я понимал, мутным взглядом озираясь вокруг, и с трудом различая таких же бедолаг, прижавшихся друг к дружке в попытке согреться и почесаться. В голове было одно лишь желание: побыстрее бы отмучиться. И только где-то далеко на задворках сознания бродила ленивая мысль о том, что это все сон, это невозможно в реальности. Просто я опять сплю, и нужно просто захотеть проснуться, но эта мысль была где-то там далеко и для меня привычна. Каждый из местных хотел уснуть и не проснуться, ибо будить себя нельзя — грех, как и соседа — ибо еще более страшный грех. Вот и оставалось только сидеть на месте, прижавшись спиной к холодной бетонной стене, слегка покачиваясь вперед и назад. Так терпеть боль было проще, как и не думать о постоянном желании расчесать собственную кожу до крови.

В какой-то момент где-то вдалеке, среди полумрака огромного туннеля, возник шум, что с каждой секундой приближался ко мне все ближе и ближе. Впрочем, когда я смог рассмотреть причину этого шума, то и сам упал на колени, неистово молясь, с надеждой и верой глядя на приближение фигуры молодого парнишки с идеальными чертами лица и серыми глазами с вертикальным зрачком. Одет он был в объемную мантию, расшитую золотом и камнями. На его голове возвышался убор цилиндрической формы с яркой звездой, испускающей лучи теплого фиолетового света. Откуда-то в голове вспыхнуло знание, что это альв-ребенок, но тут же его затопило неистовое желание быть избранным посланником богов в нашем мире. Это было единственным доступным нам спасением.

Меж тем ребенок неспешно шел по центру туннеля, имевшего в ширину более десяти метров, с прижавшимися к стенам и упавшими на колени оборванцами, с мольбой смотревшими на посланника чистого и светлого. Иногда дитё останавливалось и обращало внимание на кого-то из бедолаг. Приближалось к нему, притрагивалось двумя пальцами правой руки к грязному лбу, а после продолжало движение. Наконец светлоликий оказался напротив меня. Повернулся. И о счастье! Он обратил внимание. Идет ко мне. Сердце стучит так, что еще немного и выскочит из груди. Ладони вспотели, а в голове одна сплошная молитва и надежда. Когда же его пальцы коснулись моего лба, я застыл на месте, не в силах поверить в то, что стал избранным.

— Встань. — Раздался рядом негромкий приказ одного из слуг светлоликого, как только сам посланник богов уже удалился метров на десять дальше.

Приказ я выполнил не задумываясь. Да и как тут не выполнить? Боль, зуд и все, что до этого мучило меня, исчезло как дым. Это было настолько нереально, что я пребывал в какой-то эйфории.

— Готов ли ты сражаться за нашу веру и свободу против еретиков? — Пристально глядя на меня своими черными как смоль глазами, произнес суровый мужик в форме армии слуг бога.

— Да!

Яростно воскликнул я. Да и какие могут быть сомнения? Эти твари лишили нас всего что было. Посмели усомниться в вере и боге. Нет прощения таким созданиям, ибо только из благодати божьей я смог выжить в этом безумном мире.

— Не ори. — Спокойно произнес он, поморщившись. — Вставай в строй и следуй за нами.

Я тут же согласно кивнул и быстро примкнул к таким же как я, что шли за светлоликим и его слугой. Мы шли еще полчаса по, казалось бы, бесконечному туннелю. Месту, где еще удавалось выжить людям, ибо там, наверху, жить было уже давно нельзя. Отравленный воздух и земля — и все это из-за богопротивных еретиков, посмевших восстать против воли Его. Избранных светлоликим становилось все больше и больше, а после мы достигли конца туннеля. Прошли мимо поста армейцев, что защищали нас от возможных диверсий еретиков, и стали подниматься наверх. Мимо нас из бокового ответвления выехала здоровая телега с цистерной, а за ней еще одна, а потом еще и еще. Бедолагам в туннеле повезли еду. На удивление, мне самому есть не хотелось. Так что я проводил желанные, до этого, повозки равнодушным взором. Мы поднялись еще выше и попали в огромное помещение со многими дверями.

— Все! Стоп! — Бодро выкрикнул тот самый армеец, глядя на нас. — Сейчас, все вы! Быстро скидываете все свои шмотки вот сюда!

При этом он указал на открывшуюся дыру у правой стены. Сам же посланник бога, не обращая внимания на нас, шел дальше, но тут вдруг резко остановился и обернулся. А армеец все продолжал зычно сыпать командами.

— Бегом в то помещение, мыться!

Указал он на открывшиеся створки дверей, за которым можно было легко разглядеть ряды душевых кабин. От увиденного мы все буквально замерли на месте. Вода — это одно из самого ценного, что осталось в нашем мире. Умыться, и то считалось счастьем, а уж как тут, помыть все свое тело, не мог никто и мечтать.

— Сержант. — Негромко окликнул армейца светлоликий. Отчего сержант реально подпрыгнул на месте, развернувшись в воздухе лицом к посланнику бога.

— Готов исполнить вашу волю, о великий. — Упав на колено и опустив голову в поклоне, произнес с почтением сержант.

— Вот этот и вот этот отправятся со мной. — Указав перстом на меня и на кого-то чуть левее, произнес плавно посланник.

— Будет исполнено. — Бодро вскочил сержант, с подобострастием добавив. — Отправить их в душевые?

— Нет. — Безразлично произнес он. — Просто выдай им чистую форму.

Вот тут и случилось чудо. То, что заставило меня замереть на месте, а остальных молиться и смотреть с огнем веры на нас и богообразного. И я их понимаю, как никто другой. Всего одного движения бровей светлоликого хватило для того, чтобы у меня исчезла вся одежда, если эти лохмотья можно было так назвать. Но не это поразило больше всего. Мое тело прямо на глазах стало идеально чистым, а главное, без единых следом язв и коросты. С дрожью в руках я дотронулся до своей кожи, ощущая ее, словно только что заново рождённый. Это было просто потрясающее ощущение. Внутри разгорался огонь веры и неистового поклонения великому, что соизволил обратить свое внимание на меня. Хотелось броситься на колени и молиться, но одного только взгляда великого хватило, дабы остановить мой порыв. Одно осталось со мной навсегда: безумная благодарность и вера в посланника бога.

— Быстро оделись.

Четко приказал сержант, протягивая мне в руки чистую военную одежду, сложенную аккуратной стопкой. Я даже и не заметил того момента, когда она появилась в его руках. Еще один военный, возникший словно из воздуха, вручал такой же комплект второму счастливчику. Понимая, что каждое мгновение задержки для светлоликого стоит больше, чем моя жизнь, я еще никогда в жизни так быстро не одевался. Мы оба буквально за тридцать секунд умудрились облачиться во все новое и приятно пахнущее чистотой.

— Следуйте за мной. — Певучим голосом произнес посланник и, развернувшись плавным движением, последовал дальше.

Мы же молча бегом бросились его догонять, смиренно следуя за великим на почтительном расстоянии. Я слабо различал и понимал, куда именно мы идем. Все плыло перед глазами от счастья. Мне выпал великий шанс стать полезным для великого! А остальное меня мало волновало. Сейчас я был готов исполнить любой приказ светлоликого. Только когда мы вышли на поверхность, я слегка замешкался. Для нас всегда существовала правда, что наверху жить нельзя. Там только невидимая смерть, что разлагает тело неведомым излучением, и безжизненная пустыня. Но вокруг нас были деревья, кусты и трава. Зеленая трава! Такое я видел только на картинках книг, что изредка попадали к нам и бережно передавались от одного к другому.

Видя, что великий все так же спокойно идет дальше в направлении огромного дворца, утопающего в зелени, я опомнился. Чему я удивляюсь? Сила великих огромна, и они смогли очистить небольшой участок земли для жизни, став на страже жизней оставшихся верующих. Именно они были главной нашей защитой от врагов в лице еретиков с их мерзким оружием. Бросив быстрый взгляд назад, я различил в глазах второго избранного свет веры. Видимо, он тоже осознал всю правду о жертве великих ради общего блага. За нашими спинами остался мощный бункер с воротами, что вели к нашему убежищу.

Догнав спокойно идущего светлоликого, мы смиренно пошли следом. Пройдя через весь огромный сад, мы оказались у входа во дворец. Везде ходили вооруженные огнестрельным оружием армейцы, а рядом с ними бегали, принюхиваясь к округе, волкодавы. Эти боевые животные верой и правдой служили верующим многие века. Вот и сейчас именно они находились на острие защиты человечества. Мы же последовали дальше. Внутри дворец был еще роскошнее, чем снаружи. Огромные залы, украшенные картинами неизвестных мне художников; сверху свисали немыслимой красоты люстры, а пол блестел лакированным деревом. Роскошь этого места бледнела перед последним залом, в который мы вошли. Там за огромным столом неспешно поглощал еду сам его святейшество. Великий патриарх верующих и наместник повелителя, того, что напрямую общался с нашим богом.

От вида святого у меня задрожали ноги, сами собой сгибаясь до пола. Но быстрый взгляд светлоликого не позволил мне упасть ниц перед великой фигурой. На краю сознания возникла пугающая своей ересью мысль. Почему мы там прозябаем под землей, питаясь крохами и не имея возможности на нормальную жизнь, а они тут живут в роскоши и довольстве? Но я тут же придавил эту гадину на корню. Явно еретики попытались внушить мне богохульные мысли. Конечно, великие должны жить именно так. Ведь они есть защита наша и опора. Как иначе? Мы живем лишь из-за милости их, да еще и по сути объедаем тех, кто и без нас может спокойно прожить. Но они слишком благочестивы, и не могут бросить на произвол судьбы народ. Потому и пекутся о нашем существовании, не щадя себя в трудах ежедневных.

— Это те, кого ты выбрал? — Равнодушно спросил патриарх, кинув на нас свой взор серых глаз с красным зрачком.

Откуда-то опять появились странные мысли, мол, это какой-то демон. А кто такой демон? Демон — это посланник бога? Наверно, так и есть. Но откуда у меня возникло это слово? Может опять внушение еретиков? Все не успокоятся, уроды. Все пытаются влиять на наши мысли исподтишка.

— В них больше всего силы. — Пожав плечами, произнес светлоликий.

— Действительно. — Хмыкнул патриарх, откидываясь на спинку стула. — Хороший потенциал. Ладно. Выбрал, так выбрал. Только учти, если и в этот раз проиграешь сражение домену Версала, я тебя лично скормлю собакам.

От этой фразы светлоликий вздрогнул, а я осознал, что понимаю речь великих. Но как? Откуда? Конечно, многие слова я осознавал с трудом. Какие-то дома, собаки. О чем он? Но то, что они говорят на высоком языке, доступном только высшим существам, я понял только сейчас. Почему-то решил сделать вид, что не понимаю, о чем они говорят. Испугался? Но чего? Великие всегда поймут и оценят по заслугам. Так чего тогда я страшусь? Или же это просто… Додумать я не успел. Ибо в это мгновение от патриарха пошла какая-то незримая волна, что коснулась нас обоих, а после произошло то, о чем я даже мечтать и не думал. Во мне вспыхнуло что-то особенное и знакомое. Родное и близкое. Впрочем, на этом изменения не закончились. Я неизвестно откуда знал, что это во мне проснулось, и как это все применить. Но откуда?

— Я разблокировал им магию и духовную силу. — Безразлично произнес патриарх. — Заодно частично восстановил им память. Знания у них на примитивном уровне, но голой силы должно хватить с лихвой. Если ты только правильно их направишь.

— Признателен вам, господин. — Поклонившись, с почтением произнес светлоликий.

— На этом все. Иди. Не проиграй. — С угрозой посмотрел на него патриарх. — Ставки высоки. Это тебя ясно?

— Да, господин. Я выиграю этот бой. — Уверенно произнес светлоликий и, обернувшись, произнес на родном нашем языке. — Великий патриарх решил даровать вам великие силы, и вам двоим предстоит нанести удар по самому сердцу еретиков. Вы готовы?

— Да!!! — Хором вскрикнули мы.

Все прежние мысли и сомнения исчезли без следа. Вот она, главная честь. Уничтожить ненавистных еретиков. Что может быть лучше? Даже дарованная сила, что казалась родной и близкой, меркла перед возможностью совершить подвиг во имя веры, народа и великих. Великая честь дарована нам, и я уверен в том, что мы оправдаем возложенное на нас доверие великих.

— Следуйте за мной. — Коротко бросил светлоликий и вышел из зала.

Находясь в каком-то приподнятом состоянии, я шел за великим с одной лишь мыслью: как же мне сегодня повезло. Видимо мои молитвы наконец услышал бог и, уделив частичку своего внимания, изменил мою жизнь, вернув в нее цель и, главное, смысл. Через час ходьбы мы вышли на какое-то большое поле, вот только под ногами была не земля, а странное серое покрытие. Кажется, оно называется асфальт, вроде бы. А вокруг стояли железные боевые машины. Тут же в памяти всплыли названия этих аппаратов: вертолеты и самолеты. Они несли в себе смерть на головы еретиков.

Задачу нам поставили простую и понятную. Сесть в боевую машину, достичь назначенного места, а там нанести удар по одному из поселений еретиков и полностью его уничтожить. На этом задача не заканчивалась. После уничтожения поселения мы должны были сразиться с теми, кто сумеет выжить после магического удара, нанесенного лично светлоликим, который отправлялся вместе с нами. Там же мы узрели еще одно чудо. Одежда светлоликого изменилась за одно мгновение, превратившись в закрытый армейский комбинезон. А за спиной светлоликого появились рукояти мечей.

Меня же переполняла гордость. Я буду сражаться плечом к плечу с великим. Кажется, сегодняшний день становится все лучше и лучше. Чуть вдалеке в огромные чрева транспортных самолетов грузились те самые избранные, которых еще недавно выбрал светлоликий. Все мужчины и женщины были одеты в армейскую форму с огнестрельным оружием в руках. Судя по тому, что я теперь ощущал каждого разумного в округе с помощью своей духовной силы, то отчетливо осознал: в этих бойцах не было скверны и былой болезни. Они были полностью здоровы. Кажется, божья благодать коснулась и их тел тоже. И это радовало безмерно мое внутреннее «я».

Буквально за час все было готово к отправке. Четыре транспортных самолета выруливали на взлет, а мы, сев вместе с великим в вертолет, пристегнулись ремнями. Взревев форсажем, машина стремительно ввинтилась в небо. Пока мы следовали к цели, я судорожно перебирал все свои способности и умения. И хотя мне было неведомо, каким образом за одно мгновение я теперь знаю столь многое, но это не мешало мне тщательно изучить все, что теперь доступно. Конечно, полностью со своими возможностями разобраться я не успел, но и то, что было, казалось очень серьезным оружием против еретиков. Магия огня могла сжечь все на огромной площади, а холодом я мог заморозить целое поле. С духовной силой мое тело стало крепче стали, а удары теперь способны разрушить любую преграду. Да о чем говорить, если я теперь бетонные стены могу крошить голыми руками.

— Мы на месте. — Раздался голос пилота, усиленный магией, так как даже несмотря на шум, мы прекрасно его услышали.

— Отлично. — Кивнул головой светлоликий и, открыв боковую дверь, добавил. — Узрите, на что способна сила, дарованная богом.

Я с огромным интересом уставился на то, как он готовит заклинание, а после одним движением отправляет его вниз, на головы еретиков. С нашей высоты было прекрасно видно утопающие в зелени дома этих уродов. Мы там под землей ютимся, а эти гады шикуют наверху. Отравили нам землю, а сами живут припеваючи. Ну ничего. Сейчас вы прочувствуете силу веры. С каким-то божественным трепетом я смотрел на то, как голубой росчерк магического удара устремился к земле, а после столкнулся с ней, породив на месте столкновения огромный кратер. На этом воздействие не закончилось. Волна земли устремилась в стороны от удара, а ветер сносил все вокруг. Дома и постройки корежило и плющило в лепешку. Камни, взлетевшие в воздух от магического удара, начали падать на землю, отлетая при этом на приличное расстояние. Приятное зрелище. Так и надо этим уродам.

(Прим. автора. удар магией по поселку https://coub.com/view/2bjgei)

— Высаживаемся и добиваем. — Довольно усмехнувшись, произнес великий и просто спрыгнул вниз.

Я и второй избранный последовали за ним без тени страха. Наши силы позволят нам приземлиться без всяких проблем. Возле нас расцветали куполами парашютов бойцы, спрыгнувшие с транспортных самолетов. Вот и прибыла на место армия уничтожения ненавистных еретиков. Все выглядело красиво и величественно. То, что самолеты и вертолет, развернувшись, улетели, меня не смутило, как и не было даже единой мысли о том, а как мы, собственно, вернемся обратно после того, как уничтожим еретиков? Да и какие могли быть мысли, если именно в этот момент от земли в нашу сторону устремились трассеры крупнокалиберных пуль, а среди десанта промелькнула яркая и безумно смертоносная молния. Кажется, не все еретики погибли от удара великого. Ну да ничего. Сейчас мы спустимся и добьем этих уродов.

Приземлился я легко, тут же приняв на воздушный щит гроздь пуль, а после ответил волной огня, сжигая еретиков, посмевших поднять оружие. Внутри меня пылал огнь веры, в венах текла сила магии, а тело переполняла духовная энергия. Я был словно молния. Перемещался от одной группы врага к другой, оставляя за спиной смерть и хаос. Чуть вдалеке слышались взрывы, и вверх взлетали огромные камни — это вечный косил врагов, а справа от меня развлекался мой напарник. Сзади слышалась стрельба и крики. Это наши соратники добивали еретиков. Я же искал того, кто посмел запустить молнию в небо, тем самым убив многих из верующих. Во мне горела ярость и жажда мести.

Вылетев на окраину города, я увидел спокойно стоявшего на крыше одного из домов еретика с мечом в руках. Вокруг него сверкала молния. А вот и он — мысленно возрадовался я, устремившись к нему. Заморозив воздух вокруг его фигуры, дабы он не смог убежать, я со всей силы ударил огнем, а после стремительно сблизился с ним, чтобы добить. В голове резко потемнело, а я осознал себя летящим вниз. Упав на землю и при этом образовав своим телом глубокую яму, я болезненно вскрикнул. Было не просто больно, а безумно больно. Даже когда мое тело покрывали язвы, боль не была такой сильной. И только после того, как тело перестала бить дрожь, и я скатился на дно ямы, осознал, что все это время меня било электричество. Силы иссякли. Я просто лежал на спине и смотрел в небо, серое вечернее небо.

Свои болезненные ощущения я отключил как-то легко и просто. Перестав чувствовать не только боль, но и позор, что сейчас растекался лужей подо мной. Все же от ударов током были неприятные и позорные последствия. Да еще и в моем теле торчал меч этого еретика. Жизнь медленно покидала меня. Жаль, отсюда не видно, как протекает бой. Я все слышал, но не видел. Взрывы, вопли, треск и много еще чего из звукового сопровождения боя, что до сих пор длился вокруг меня. Жалел ли я, что умираю? Нет. Я был счастлив, что смог послужить вере и народу. Надеюсь, я оправдал надежды великих и бога. Через часа два по внутреннему счетчику бой закончился, и вокруг стало неестественно тихо. Только изредка где-то раздавался вскрик или единичный звук выстрела.

— Господин, тут один из их магов до сих пор жив. — Раздался незнакомый голос над моей головой.

Слегка сместив взор, я увидел, как над ямой стоит тот самый ненавистный мне еретик. Я хотел хоть что-то сделать, но сил не было совсем. Даже звук издать не получилось, только тихий стон. Осознать, что мы проиграли, было немыслимо больно. Мы подвели великих.

— Какой интересный экземпляр. — Задумчиво произнес подошедший к первому еретику, встав рядом с ним, похожий на обычного человека второй, вот только зрачок у него был полностью красного цвета. — Сотри ему память, вылечи и брось к остальному «мясу» в подземелье. Потом, как нужно будет, активируем.

— Будет сделано, господин. — Поклонившись, произнес первый, спрыгивая ко мне в яму.

— Эх, не ценит Бархам расходный материал. — С осуждением покачал головой второй. — Такого потенциального бойца выкинул из-за обычного спора.

В этот момент первый поднес какую-то коробку к моей голове, и в тот же миг сознание померкло.

* * *

Я резко вскочил на ноги, судорожно обернувшись. И только после того, как убедился, что я все там же в своем доме, выделенном учителем Элимом, с облегчением выдохнул. Очередной странный сон. Я даже уже устал эти сны считать за прошедший месяц тренировок. Хотя их лучше назвать избиением и издевательством над моим бренным организмом. Месяц меня гоняет учитель по площадке, но не тренирует, а как и сам говорит — заставляет вспоминать.

Вытерев пот, выступивший на лице, я устало опустился на свой лежак. Правильнее назвать это «татами», со слов учителя это означает жесткий складывающийся мат. Уж не знаю, откуда он это слово взял, но то, что это явно жесткий мат, как в прямом, так и переносном смысле — абсолютно верно. Что же касаемо снов, то тут все пошло как-то уж слишком быстро. Если после первого нашего спарринга, или точнее ломания моих костей и позвоночника путем одного единственного удара, который я даже не смог различить, ничего не произошло. То после третьего подобного случая мне приснился первый сон, в котором я с кем-то дрался, используя только свое тело. С тех пор все изменилось.

Я каждый день становился сильнее, но и учитель тоже не стоял на месте. Казалось, у него нет предела скорости. Каждый раз, когда я думал, что вот оно, я смогу, но нет. Элим ускорялся, и я опять отключался из-за болезненных травм. Он не врал, когда заявил о том, что каждый раз я буду на волосок от смерти и фактически буду умирать. Все так и было. Собственно, если бы не сны, я бы давно уже потерял счет времени. Но в последние дни сны стали другими. Сначала лишь мельком показывая что-то новое и неизвестное, а вот сегодня полноценное «кино» посмотрел. Настолько реальное, что аж вспотел.

Поднявшись с места, я вздрогнул. Просто, как и во сне, я на автомате потянулся к духовной силе и магии, а в ответ глухая тишина. Это было больно. Не физически, а душевно. После испытанного ощущения стать опять обычным и без возможностей страшно неприятно. А еще одолевали мысли о смысле сна. К чему он был? Я уже давно понял, что эти сны несут в себе всегда что-то важное. Вот только понять, что именно, безумно сложно иногда. Как сейчас. Какие-то фанатики, и я среди них, такой же безумец, не видящий дальше своего носа. Это же надо настолько слепо верить в кого-то? Да так, что готов за ложные идеалы умирать. Или мне таким образом намекнули, что я по сути такой же, как тот, во сне? Так же слепо верю в бога, который ничего хорошего не сделал. Только наказывать умеет тех, кто плохо произносит молитвы.

Пока размышлял, на автомате готовил себе завтрак и варил кофе. Слишком рано я проснулся. Всего полшестого утра. В такое время Рэм еще спит, а жаль. Кофе он варит так же классно, как и Артур. Интересно, как там ребята? Все ли с ними в порядке? Учитель говорит, что до тех пор, пока извращенец-альв не воскреснет, им ничего не угрожает. Очень хочется верить в то, что все так и есть. Все равно я пока еще не готов для того, чтобы отправиться в путь. Одно хорошо. Спасать ребят я буду не один. Мне поможет Рэм, ну или я ему. Тут как посмотреть. В любом случае, мы сначала спасем ребят и его сестру, а уж потом будет что-то делать с этим извращенцем. Осталось только дожить до вечера, мне или Рэму, чтобы узнать наконец способ очистить мир от извращенца-альва. Правда, пока что у нас не особо получается. А если быть точным, совсем не получается.


Глава 18


Неожиданно я получил освобождение до обеда от тренировки. А все потому, что учитель Элим, выслушав пересказ моего сна, подумал и решил дать мне паузу. Так что теперь я лежу на своем татами, и размышляю. О чем, правда, не ведаю. То, что увидел во сне, я уже раз десять перебрал, вплоть до самых мелких деталей, но так и не понял, к чему это воспоминание или видение. Каких-то новых ощущений и умений не заметил. Все осталось, как и было раньше. С другой стороны, просто так освобождать меня от утренней тренировки наставник не будет. Хм. А ведь раньше я называл учителя лысым даже в мыслях, и не иначе. Как же все быстро меняется.

— Что делаешь? — Раздался голос Рэма из открытого нараспашку окна.

— Лежу и не знаю, что думать. — Честно признался я.

Несмотря на разницу в возрасте между нами, за последний месяц мы как-то смогли найти общий язык. Наверно совместные оплеухи от учителя, которые мы теперь получаем вдвоем каждый день, разрушили барьер, что был в начале знакомства. Если раньше Рэм самостоятельно страдал от специфического метода обучения Элима, то теперь у него появился товарищ по несчастью.

— А ты чего не на тренировке? — Удивился я. Вроде как Рэма никто от тренировок не освобождал.

— Учитель решил, что сегодня я должен обязательно посмотреть на вашу тренировку. — Пожав плечами, произнес Рэм, входя ко мне в дом. — Ты не в курсе, с чего вдруг такие изменения?

Тяжело вздохнув, я пересказал ему свой сон и реакцию учителя, а также свои размышления по этому поводу. Может, хоть он сможет помочь разобраться в увиденном. На удивление, мой рассказ не занял много времени, уложился в полчаса.

— Вот оно как. — Задумчиво протянул Рэм, доставая принадлежности для приготовления кофе. За этими действиями я следил с предвкушением. Люблю выпить нормально сваренный кофе, а не ту бурду, что у меня вечно получалась.

— И что ты думаешь по этому поводу? — С любопытством уставился я на него.

— Меня смущает сразу несколько пунктов, о которых ты не упомянул в своих размышлениях. — Так же задумчиво протянул он. — Во-первых, язык. Почему он в твоем сне был разный у тебя и «великих», но при этом такой же, как у врагов. Ведь ты прекрасно понял, о чем они говорили. Кстати, на каком языке?

— Хм. Кажется, это был язык «великих». — С трудом вспомнил я свои ощущения из сна.

— Вот в этом-то и странность. — Спокойно произнес он и тут же добавил. — Но больше всего меня удивляет другой факт. Почему у нас на всей планете, и тут, на планете альвов, один и тот же язык? Раньше я как-то не задумывался над этим, но теперь, после твоего рассказа, все, что происходит у нас тут… — он обвел взглядом комнату, подразумевая весь мир, — кажется очень необычным. И еще больше меня удивляет тот факт, что я, хоть убей, не помню упоминаний в учебниках истории того, что тут когда-то был какой-то другой язык, кроме того, на котором мы говорим. А ведь так, если логически подумать, быть не может.

— Почему не может? — Возразил я. — Если тут изначально был один народ, и допустим, он жил на двух планетах, то чего странного? Один народ — один язык. Может и альвы когда-то были с нами вместе, а не раздельно, как сейчас.

— Может и так. — Не стал спорить Рэм. — А может нашу историю написали таким образом, чтобы мы не узнали правду. Как говорит учитель: «Историю пишут победители». Так что вполне вероятно, что в наших учебниках о прошлом правды меньше, чем нам хотелось бы.

— Намекаешь на то, что последователи бога переписали историю? — Нахмурившись, спросил я угрюмо.

— Все может быть. — Лаконично ответил он, ставя медную турку на плиту.

— Допустим, ты прав. Но что нам это дает?

— Да по сути, ничего. — Хмыкнул он. — Но ведь это только начало. Отдельно от остального этот факт маловажен, но в комплексе уже выглядит все по-другому.

— Да? Ну давай, жги дальше. — Усмехнувшись, произнес я.

— Во-вторых, магия. Она такая же, как у нас, но при этом ты явно был не в нашем мире. — Продолжил рассуждения Рэм.

— С чего такой вывод? — Удивился я. — Вдруг в прошлой жизни я жил тут, но просто, допустим, много тысяч лет назад. Звезд я не помню, а солнце вроде бы было таким же, как и тут.

— Такой вариант возможен. — Не стал спорить со мной Рэм. — Но кто тогда изменил систему? Кто сделал так, что люди перестали служить альвам, а вместо верующих рабов воевать стали монстры? Кто вывез наших предков на отдельную планету? Да и эти твои демоны. Кто они? Куда исчезли? Разве кому-то под силу такие изменения?

— Богу? — Вслух предположил я.

— Если он настолько могуч, что смог осуществить такое, то зачем оставил конфликт между альвами и людьми? Разве не лучше, чтобы оба народа жили в мире? — Возразил Рэм.

— Где мы, а где бог. — Спокойно возразил я. — То, что он есть, мы знаем точно. А вот зачем он поступает так или иначе, мы вряд ли поймем. Все же, он уже живет многие века. Кто знает, чего именно он хочет достичь.

— Ты же помнишь слова учителя? — Осуждающе посмотрел на меня Рэм. — Богам нужна энергия веры и чем больше, тем лучше.

— Ну, это я помню, но причем тут оно?

Иногда перед началом тренировок Элим проводил с нами пояснительные беседы в формате «я расскажу, что хочу, а вы не сможете ничего спросить». Так что понимайте как хотите. Так и с богом. Учитель просто рассказал о том, зачем богу нужны верующие, и почему так важно для всех усердно молиться. В мощь эфемерной энергии веры верилось с трудом, но учитель явно говорил правду. Ну или верил в то, что говорит правду. Кроме его слов все равно ничего больше не было.

— А притом. — Уверенно произнес Рэм. — Тут же простая математика. Чем больше народу верит в бога, тем больше энергии тот получает.

— И что?

— Не тормози. — Поморщился Рэм. — Это означает, чем меньше войн и конфликтов, тем больше верующих.

— Хм. Звучит логично. — С сомнением произнес я.

— Это не только звучит логично, но так и есть. — Раздраженно произнес он. — Так что твои сомнения неуместны. Да и вообще, разве это не очевидный факт?

— Ты вроде все верно говоришь. — Протянул я. — Но один момент ставит твои выводы под серьезное сомнение. Живущий так долго бог не учел эту простую формулу? Не верю. Скорее всего, разумные выполняют свои роли по его сценарию и так, как наиболее выгодно ему. Вряд ли кто-то из нас сможет тягаться с ним в опыте и разуме.

— Сомнительное утверждение. — Хмыкнул в ответ Рэм. — Я вот старше тебя на почти сорок лет, но разве это сделало меня умнее?

— А разве нет? — Удивился я.

— Опытнее, да. Но не умнее. — Покачал головой он. — Ум — это то, что дается нам от рождения. Если человек родился гением, он им и будет всю жизнь. А если родился обычным человеком, то проживи он хоть тысячи лет, но останется таким же. Да, простой человек со временем получит огромный опыт и знания, но вот способность мыслить останется той же.

— Звучит не очень убедительно. — Насмешливо возразил я. — Тот, у кого знания и опыт, всегда умнее того, у кого их нет. Гений без знаний — никто рядом с тем, кто прожил тысячи лет.

— Ты опять перепутал ум и жизненный опыт. — Тяжело вздохнул в ответ Рэм. — Давай я попробую пояснить по-другому. Есть разные люди. Кто-то живет всю свою жизнь, плывя по течению, и таких, кстати, большинство. Они ходят в школу, потому что так положено и так надо. Потом так же изучают предметы в академии или еще где, а после работают тем, кем повезет. Все их стремления сужаются к одному — как получить должность, на которой хорошо платят. Их рост зависит только от стремления получать все больше и больше, а также желания занимать более высокий пост. Такие, даже если проживут десятки тысяч лет, будут стремиться все к тому же самому. Они просто не увидят другой возможности для реализации себя. Да им это и не нужно. Ты в курсе, что всего пять процентов населения нашей планеты стремятся не попасть в капсулу вирта навечно?

— Да не. Таких гораздо больше. — Не согласился я с ним. — Причем намного.

— И опять ты путаешь понятия. Желать не попасть в вечный вирт — не то же самое, что стремиться туда не угодить. Большинство только на словах мечтают жить в реале, но при этом ничего не желают менять в своей жизни. — Печально покачал головой Рэм, не отрывая взгляда от плиты с кофе. — А теперь возьмем гения, или просто целеустремленного человека. У них нет препятствий на пути. Они хотят учиться не потому, что так надо, а потому, что им интересно и важно. Им не нужны звания и должности. Им больше жизни нужны новые знания и открытия. Гении видят почти с рождения больше вариантов развития, чем самый старый человек. Для них это абсолютно естественно и нормально. А целеустремленные идут к цели, несмотря ни на что. Кто-то, шагая через трупы своих друзей и товарищей, как твой командир Айзек, а кто-то, как ты, стараясь познать новое и стать сильнее. Методы разные, но вас объединяет одно. Вы будете идти к цели, наплевав на трудности и жалость к себе. Для таких как вы заниматься чем-то по двадцать часов в сутки, дабы достигнуть результата — это не подвиг, а обыденность.

— По-моему, ты слишком утрируешь. — Не очень уверенно произнес я. — Все не так однозначно, как ты говоришь. Просто у кого-то есть возможность, а у кого-то нет.

— Как сказал мне когда-то учитель. — После этих слов Рэм снял кофе с плиты и, изобразив мимику Элима, произнес. — Кто хочет — ищет возможности, а кто не хочет — ищет причины.

— Допустим, так и есть, но ты упустил важный момент. — Задумчиво с наслаждением делая глоток замечательного кофе, неспешно произнес я. — Для начала, кто сказал, что бог — это не тот же самый гений от рождения? А может это не только гениальное, но и целеустремленное существо или разумный. И более того, с чего ты решил, что у нас и альвов один и тот же бог? Может у нас он один, а у них совсем другой? Может именно из-за этого все эти войны между нами — лишь отражение их договоренностей? Да и вообще, может быть все что угодно. Это же боги, в конце концов.

Рэм как-то странно посмотрел на меня и, делая неспешные глотки кофе, уставился куда-то поверх моей головы.

— Аргумент. — Наконец произнес он. — Причем серьезный. Как-то с этой точки зрения я не подумал. Обидно даже как-то. — С досадой поморщился он и продолжил. — В любом случае, это не все. Теперь мы плавно подошли к третьему пункту. Суть его в уже моем собственном наблюдении. Вот смотри. — При этих словах Рэм стал каким-то возбужденным и, я бы даже сказал, азартным. — Если альвы так просто не умирают, и более того, у них огромное количество ресурсов, то почему нам не известны альвы старше трехсот лет? Или еще обрати внимание на нашу планету. Ведь и у нас есть те, у кого денег немеряно, как среди аристократов, так и среди уникальных авантюристов. Так почему нет людей старше тех же трехсот лет? Самый «старый» на данный момент — это глава гильдии авантюристов «Феникса», ему не так давно исполнилось двести восемьдесят лет. Что мешает им жить вечно? Ведь система возрождения создает каждый раз молодое и абсолютно здоровое тело.

От его слов я слегка растерялся. А ведь действительно. Почему нет тех, кто прожил тысячи лет? Куда они все делись? Да и, кстати, данных по этой теме что-то я не припомню.

— Честно говоря, никогда не задавался таким вопросом. — Растерянно произнес я.

— Ответ намного проще, чем вы думаете.

Насмешливый голос учителя из окна заставил вздрогнуть не только меня, но и Рэма. Мы оба не переваривали эту жуткую привычку учителя подкрадываться незаметно. Причем он любил это делать постоянно, как будто специально издеваясь над нами.

— И вам доброго утра. — Буркнул, с осуждением глядя на учителя, Рэм.

— Да как бы уже здоровались. — Улыбнувшись и почесав рукой затылок, произнес Элим.

— И нам опять самим гадать над разгадкой этой тайны? — Тяжело вздохнув, спросил я.

— В этот раз я отвечу. — Насмешливо произнес учитель. — Если Рэм соизволит сварить и для меня кофе, то так и быть, просвещу вас по этому вопросу.

— Эээмммм? — В шоке промычал Рэм, но тут же, очнувшись, бросился готовить кофе. Слишком редко учитель баловал нас нормальными ответами.

— Более того, на примере этого вопроса я продемонстрирую, каким образом отвечу на ваши, если вы когда-нибудь доживете до ответов. — Весело хмыкнул при этом учитель. — Теперь, что касаемо срока жизни альвов или людей. Во-первых, вы не правы. Среди людей, как и среди альвов, есть те, кто живет больше пяти сотен лет. Их немного, и все они верные жрецы бога, но тем не менее. А во-вторых, начать нужно немного с другого. А именно с пояснения, что есть такое душа, и как работает центр воскрешения. Без этого вы не поймете ответа на ваш вопрос.

Учитель одним легким толчком прямо через окно перекинул свое тело ко мне в комнату и, продолжая двигаться, опустился на пол в позе лотоса, прямо напротив нас. Все это было сделано в одно движение и настолько гармонично и естественно, что казалось со стороны, что повторить такое легче простого. Вот только вряд ли Рэм или я смогли бы вот так четко все сделать.

— Итак, приступим. — Зачем-то взяв в руки чистый лист бумаги и карандаш, он продолжил. Я вот правда не совсем понял, откуда вообще взялись эти предметы в моей комнате. — Как уверяет нас ваша наука, вот этот лист бумаги — это наша реальность. А вот эти две точки: это допустим ты, Рэм, — при этом он поставил почти у края листа одну точку, а вторую на противоположной стороне, так же почти на краю. Именно на последнюю он и указал, а после вернул карандаш на первую. — А вот эта точка — твоя привязка в центре воскрешения. Или, другими словами, «якорь». Обе точки можно перемещать как угодно, это на процесс никак не повлияет. Более того, «якорей» может быть сколько угодно. Хоть сотня или тысяча. Главное, чтобы они были настроены на одного человека и несли частичку его души. Но как мы видим, расстояние между точками может быть огромным. Так как тогда душа после смерти человека оказывается в другом месте?

Тут учитель с иронией посмотрел на нас. Мы же на эту, уже привычную, эмоцию Эмиля не обратили внимания, полностью превратившись в слух. Хотя мы и так знали то, о чем он говорил, но ведь явно же сейчас последует самое интересное. Что-что, а рассказывать учитель умел.

— Суть в том, что душа находится не в реальности, вот тут. — При этом он указал пальцем над листом бумаги, после чего смял лист до состояния шарика. — И более того, для души наша реальность — не ровный лист бумаги, а всего лишь точка, имеющая размер такой же, как и сама душа. В итоге для нее не существует понятия расстояния. Любая точка реальности всегда рядом. Впрочем, есть другие реальности, но там ситуация совсем другая, и сейчас информация о них лишняя для нас. Так вот. Это я озвучил мнение ваших ученых и альвов. Но как вы понимаете, это не совсем соответствует истине.

Хитро прищурившись, учитель смотрел на нас с довольной улыбкой, как бы смакуя каждый миг нашего ожидания.

— Основная ошибка ваших ученых в том, что они принимают оболочку души за саму душу. — Торжественно объявил он, но увидев на наших лицах недоумение, вздохнул с сожалением и продолжил. — Душа разумного находится всегда в другом пространстве-времени. Мы не знаем, какие там законы физики, и есть ли они вообще, но знаем точно, что там нет понятия расстояния в привычном нам смысле. В любом случае, попасть туда нашей физической форме невозможно. Так что пока что данную тему отложим. Возможно, когда-нибудь в будущем у вас накопится достаточно знаний, чтобы побеседовать на эту тему. Сейчас слишком многое придется пояснять, чтобы вы хоть как-то смогли понять то, о чем идет речь. Потому вернемся к местным богам и обычным людям, а также альвам.

Тон учителя изменился, став, словно у преподавателя, менторским.

— Так вот. Оболочка души — это не то же самое, что и сама душа. С ней можно взаимодействовать и, более того, влиять на нее. Кроме того, именно она служит единственным связующим звеном между сознанием и душой. Вы спросите, а причем тут весь этот рассказ? А он при том, что энергия веры идет не от души по сути, а от ее оболочки, и чем сильнее разумный в магии или личном развитии, тем больше частичек собственной оболочки он в виде энергии веры отправляет тому, в кого верует. Эти частички, следуя за вектором веры бога, поступают к тому, кто разместил этот вектор, делая его сильнее во много раз. Конечно, один разумный дает крохи энергии, но миллионы или миллиарды — уже совсем другое дело.

Если честно, в этот момент я уже стал терять нить повествования. Как-то все было запутано и сложно. Тут даже уточняющие вопросы придумать трудно, так как тема разговора стала слишком заумной. Видимо учитель это заметил по нашим глазам, так как резко сменил направление рассказа.

— Возвращаясь к людям и альвам. Они конечно верят в бога и молятся, тем самым отправляя энергию тому, в кого веруют. Вот только чем дольше живет разумный, тем чаще его посещает вопрос: а собственно, кто такой бог, и почему нужно ему молиться?

Бросив ехидный взгляд на наши оживившиеся лица, учитель хмыкнул и продолжил.

— И как мы понимаем, такой расклад богу не нравится. Ему нужна молитва, а не вопросы, которые потом могут привести к действиям против веры или богов. Вот потому в мирах, подобных этому, стоит фильтр. Очень серьезный и мощный следящий артефакт, причем не один. Все они очень пристально следят за изменениями в сознании у всех живущих, и особенно у тех, кто живет дольше нескольких сотен лет. Как только в мыслях разумного возникают вопросы насчет сущего и бога, то при перерождении происходит простой сбой. Связь между якорем и оболочкой души исчезает. Просто бац! И нет ее.

Щелкнув пальцами, резко произнес он. Азартно продолжив.

— Но не полностью. Частично связь остается, но только для души, а не оболочки. Тут-то и всплывает та самая ошибка ваших ученых. Ибо оболочка — это и есть наша личность, что живет и мыслит сейчас. Когда же человек умирает, оболочка поглощается душой, становясь ее частью вместе с опытом. Затем душа рождает новую чистую оболочку уже новой личности, у которой, естественно, уже нет никаких связей с прошлым. И особенно с воспоминаниями. Конечно, этот процесс можно регулировать.

Дальше учитель продолжил уже спокойно и даже как-то равнодушно.

— Например, сделать так, чтобы часть старой оболочки сохранила связь с новой. Например, как у Артема. — При этом он кивнул в мою сторону. — Ну или у его бывшего командира Айзека. Разница между ними только в ширине этой самой связи. Чем шире связь оставили, тем больше новая личность помнит о прошлом. Естественно, можно это развивать, как это сейчас я делаю в отношении Артема. Но все равно, полного восстановления уже не выйдет.

В этом месте учитель замолчал и задумчиво уставился куда-то в окно. После чего не очень громко произнес.

— Разве что сама прошлая личность, будучи очень сильной, сможет прорваться из души обратно в реальность. Правда, это доступно только тем, кто имел силу, как у богов. — Резко встряхнув головой, Элим опять улыбнулся и бодро продолжил. — В итоге, местный бог и его помощники просто контролируют этот вопрос очень тщательно. Именно из-за их вмешательства и возник тот самый парадокс, который местные ученые так и не смогли разгадать. До сих пор мучают головы, почему после пятого или еще какого возрождения вместо привычного им разумного воскрешается совершенно новый человек, по сути, рождается ребенок со всеми сопутствующими моментами. Разница только в том, что происходит это в уже взрослом теле. Естественно, все эти случаи изучаются, а возрожденных с таким дефектом прячут. Вот такая вот история. Все ясно?

— Нууу, если только поверхностно… — Протянул неуверенно Рэм. — Большую часть я понял, но осталось очень много вопросов.

— У меня то же самое. — Отвечая на немой вопрос учителя, быстро произнес я.

— Давайте по два вопроса от каждого и закроем тему. А то и так уже засиделись мы. — Печально вздохнув, с сожалением сказал учитель.

— Если мы верим в бога и тем самым отправляем от себя частичку оболочки души, то мы, что получается, с каждой молитвой теряем часть себя? — Спросил Рэм, и тут же добавил второй вопрос под ожидающим взглядом Элима. — И второй вопрос. Душа хранит все наши прошлые жизни у себя? Но какой же там объем?

— Это три вопроса. — Хмуро бросил учитель.

— Пускай третий зачтется, как от меня. — Тут же встрял я.

— Хорошо. Но какой тогда второй твой вопрос? — Тут же весело спросил учитель, обращаясь уже ко мне.

— Магия, стихии и другие умения — это зависит от души или оболочки? — Подумав, спросил я не совсем по теме, но все же.

— Хм. Ладно. Зачтем и это тоже. Хотя это не совсем в тему. — Хмыкнул Элим на мой вопрос. — Итак, по порядку. Да, с каждой молитвой разумный теряет часть своей личности. По сути, он жертвует этой частью ради обращения к богу. Но тут пугаться нечего. Частичка настолько мизерная, что буквально за пару часов реального времени она будет восстановлена оболочкой. Вот если молиться сутки напролет, то да, есть риск потерять себя и превратиться в подобие человека. Ну или фанатика. Идем дальше. Да, в душе сосуществуют все перерождения разумного за все времена, и может их быть как всего несколько штук, так и несколько тысяч. Почему именно так, я не знаю. Увы. Ответ на это и сам бы хотел узнать.

Заметив очередное недоумение на наших лицах, он все же, подумав и помолчав, решил добавить.

— Это просто относиться к загадке появления души как таковой. Откуда берутся новые души? А также, откуда произошла самая первая душа? Но как я и говорил, ответа на это у меня нет. Так же, как и насчет объема души и ее вместительности. Насколько я знаю, даже мой учитель не смог ответить на этот вопрос. Как он ни старался, но так и не достиг пределов. Хотя, тут я и сам не очень понимаю сути вещей.

Задумчиво закончил он, глядя куда-то мимо нас. Видимо, мы смогли задеть темы, которые ему и самому интересны.

— Что же касается последнего вопроса, то и да, и нет. — Хмыкнул весело он. — Тут зависимость от всего и сразу. Частично от души, но очень мало, частично от родителей, так как часть их возможностей в магии передается от их оболочек к оболочке ребенка. Особенно от матери к чаду. Еще могут влиять прошлые перерождения, но опять-таки все зависит от того, насколько сильными они были при жизни. Кроме того, и сам разумный может достичь всего и сам, даже если у него изначально ничего не было.

— Разве это возможно? — С расширенными глазами, полными шока и надежды, воскликнул я.

— В мироздании нет ничего невозможного. — Пожав плечами, заявил учитель, вставая. — Но хватит болтать, пора бы и продолжить ваше обучение. Ну что, Артем, готов?

— Такое ощущение, что к этому можно быть готовым. — Буркнул я, вставая вместе с учителем.

— Хватит ныть, соберись, тряпка! — Шутливо воскликнул учитель, устремившись из дома. Уже будучи за дверью, он добавил. — Я жду на площадке!

— Да иду я уже, иду. — Вздохнув и с сожалением бросив взгляд на чашку с выпитым кофе, я вышел из дома.

Рэм же молча следовал за мной, пребывая в задумчивости. Уж очень много нового нам сообщил учитель. Тут у любого мозги в трубочку свернутся.


Глава 19


Спарринг с учителем в это раз начался не как обычно, со стремительной атаки Элима, а с предложения атаковать мне самому. Это было что-то новенькое. Раньше весь наш бой длился максимум пару минут, в течение которых меня фактически вбивали в землю. Мои жалкие попытки хоть как-то блокировать или уклониться от ударов наставника ни к чему не приводили. Потом наступала боль и потеря сознания, а дальше восстановление до утра. По сути, из прошедшего месяца я физически прожил полноценно часов сто и то с натяжкой. Разница была лишь в очередности между мной или Рэмом. Кстати, он против учителя тоже выживал только минуты две или три. Ну и еще был час времени утром каждого дня, когда я мог спокойно поболтать с Рэмом и попить кофе. Вот и все мое расписание. Проснулся, позавтракал, поболтал с соседом, получил по голове или телу, провалялся без сознания до ночи, а после просто спал, восстанавливаясь. И так каждый день.

Успехи до этого дня были, но как по мне, незначительные. Да. Я теперь «умирал» не после первого же удара учителя и даже не после второго, но по сути, ничего не менялось. Так что идею учителя атаковать самому я воспринял с энтузиазмом, начав серию ударов с помощью ног и рук, при этом стараясь хотя бы попасть по юркому наставнику. Выходило откровенно плохо, хотя и Элим явно двигался в разы медленнее, чем обычно. Постепенно темп битвы ускорялся, и вскоре я с изумлением обнаружил, что успеваю за движениями учителя. Более того, пару раз Элиму пришлось блокировать мои удары. Но после очередной моей серии он резко пошел в атаку. Обычно на этом бой заканчивался, однако не в этот раз. На пределе своих возможностей или даже за пределами таковых я сумел не только уклониться от его первой серии ударов, но и попытался взять его на захват, от которого учитель ушел перелетом через мою голову, тут же разродившись серией ударов в ответ.

(прим. автора. бой гг против Элима https://coub.com/view/2br46v)

Не знаю почему, но с каждым ускорением учителя я тоже ускорялся. Если бы кто-то спросил меня, как такое возможно, то я вряд ли бы смог внятно объяснить. Просто получалось и все. Скорость достигла такого уровня, что местность вокруг превратилась в мелькающую и размытую картинку. Я уже не пытался хоть как-то контролировать свое тело, полностью отдавшись инстинктам и тому внутреннему поводку, который фактически управлял моим телом. Мое сознание провалилось в некий транс, и только так я смог различать все, что происходит, с изумлением заметив, что после очередного моего удара в земле осталась яма, и это при том, что само тело сделалось, словно из стали. Умение, что раньше регенерировало мои повреждения, теперь укрепляло тело. Это получилось как-то само собой и словно во сне.

Учитель еще ускорился. Вот только и в этот раз я сумел отразить его атаку. Более того, увидел, что и сам могу атаковать, что и сделал. Казалось, еще чуть-чуть, и смогу его достать. Нужно лишь еще немного увеличить скорость еще чуть-чуть, буквально на капельку. И я ускорялся все больше и больше. Но учитель каким-то невообразимым образом умудрялся все равно быть быстрее. Мы уже как минуты две не могли попасть друг по другу, пока в один момент очень резкий удар учителя столкнулся с моим блоком. Я даже не успел вскрикнуть. От силы удара меня фактически вогнало в землю по колени, а сама земля пошла трещинами и словно раскололась. Но все это меркло перед тем, как моя рука была физически перерублена, а затем и моя грудная клетка оказалась проткнута рукой учителя. Опять проиграл, успел я подумать с досадой, теряя сознание.

* * *

Элим, довольно улыбаясь, смотрел, как его магия жизни зеленым свечением окружает тело смертельно раненого ученика. Чуть в стороне в шоке стоял Рэм, открывая и закрывая рот, но так и не сумев ничего произнести. Шокировало его не очередное кровавое поражение Артема, а то, что бой продлился почти десять минут. Немыслимое случилось прямо на его глазах.

— Наконец-то у нашего малыша стало получаться. — Усмехнувшись и подмигнув Рэму, произнес Элим.

— Эээээммм? — Вопросительно промычал тот в ответ, требовательно глядя на учителя. На большее он еще не был способен.

— Видимо, его прошлому «я» наконец надоело наблюдать за избиением свой новой личности, и он таки решил слегка помочь. — Весело пояснил Элим. Вот только от этого пояснения яснее не стало.

— Прошлому «я»? — Наконец справившись со своими эмоциями, смог произнести Рэм.

— Ага. — Весело рассмеялся Элим. — Это было даже немного интересно. Вот только без духовной силы или магии со стихией ставить блок против моего удара было ошибкой. — После этого он повернулся к лежащему на земле Артему и, присев рядом, произнес, обращаясь к бесчувственному телу. — Мог бы пареньку и духовной силы подбросить, жадина. Совсем не бережешь его.

— А кем был Артем в прошлой жизни? — Не утерпев, спросил Рэм.

— Очень сильным бойцом и хранителем миров. — Неожиданно серьезно произнес Элим. — Тем, кто был сильнее многих богов.

— Он что, сильнее вас, учитель? — Удивленно произнес Рэм.

— Если бы вдруг он решил сейчас вернуть себе тело, то боюсь, что это я бы сейчас лежал мордой в землю вместо Артема. — Хмыкнул добродушно Элим. — И это даже не восстановившись толком. И да. Вся моя магия и духовная сила не помогла бы в этом сражении.

— Если он настолько силен, то почему тогда вместо него живет Артем, а не он сам? — Задумчиво произнес Рэм.

— Я бы и сам хотел знать, почему он до сих пор не вернул свое сознание в реальность. — Тяжело вздохнув и почесав затылок, произнес Элим. — Это его легендарное упрямство и скрытность серьезно осложняет мне задачу. Еще и сам Артем, похоже, перенял эту черту характера от своей прошлой личности. Такого упрямства я уже давно не видал.

— Вы о чем?

— А ты много знаешь людей, что смогли бы месяц продержаться, умирая каждый день, но все равно упорно выходя каждое утро на бой?

— А как же я? — Слегка обиженно произнес Рэм.

— Тебя я все-таки учу, а Артема, если ты не заметил, я просто убиваю каждый день. — Пожав плечами, равнодушно произнес Элим.

— И вы только сейчас мне об этом говорите? — Возмутился Рэм.

— Более того, ты ни слова не скажешь Артему. — Насмешливо посмотрев на парня, произнес Элим. — Если конечно хочешь получить от меня артефакт, что позволит излечить твою сестру.

— Учитель, вы опять за свое? — С упреком посмотрел на него Рэм. — Если захочу, все расскажу, а вы и так мне дадите этот артефакт.

— Уверен? — С угрозой произнес Элим.

— Пф… — Фыркнул Рэм. — Это вы Артему можете мозги пудрить, я-то прекрасно знаю ваш характер. Не надо пытаться казаться плохим, вам не идет.

— И почему мне вечно попадаются самые сложные и излишне догадливые ученики? — Философски изрек Элим, вставая на ноги. — Ладно, умник. Готовься. Сейчас отнесу парня в дом, и будет тебе тренировка.

— Мстить собственному ученику глупо. — Осуждающе посмотрел на учителя Рэм.

— Это не месть, а профилактика. — Рассмеявшись, ответил тот, поднимая тело Артема магией, и уходя вместе с ним в сторону домов.

— Суть-то от замены слова не поменялась. — Буркнул Рэм, после чего, тяжело вздохнув, принялся делать разминочный комплекс.

* * *

Впервые за мою жизнь я проснулся резко и без переходов. Более того, никаких воспоминаний о сне не было. Сложилось ощущение, что самого сна тоже не было. Просто мгновение назад я потерял сознание, падая от удара учителя, а уже через миг лежу у себя в комнате и смотрю на потолок без капли сонливости в голове. Это было необычно и странно. Даже когда меня не беспокоили похожие на реальность сны, были другие, обычные. В этот раз не было ничего. Пустота. Это настолько сильно выбило меня из колеи, что я не сразу осознал любопытный факт — снаружи не утро, а вечер.

Честно говоря, даже не смог сразу в это поверить. Настолько все выбивалось из обычной колеи моей жизни в последний месяц. Встав и медленно осмотревшись, я ещё больше удивился. Мало того, что к моему телу было подключена капельница с питательным раствором, так еще и часы показывали семь часов вечера. Я около пяти минут тупо смотрел на часы, пока не осознал один очень важный факт. Ровно через час я смогу задать вопрос учителю! Любой вопрос, на который он обещал дать полный и развернутый ответ. Впрочем, самого Элима видно нигде не было. Как-то до этого момента я не задумывался о том, где живет учитель и что вообще делает, пока мы с Рэмом валяемся на своих лежаках в отключке.

Первым позывом стало стремление немедленно вскочить и бежать искать наставника, но трезво рассудив, понял, пока рано. Сложно предсказать его реакцию, но то, что она будет не совсем положительной, это точно. По сути, я и мой организм смогли обмануть ловушку учителя. Задание не выполнил, но при этом в состоянии задать вопрос. Сомневаюсь, что он обрадуется этому факту, или точнее, невольному обману. Или вольному? Можно ли с уверенностью утверждать, что наставник просчитался со временем моего восстановления? Думаю, что вряд ли. А значит, это или мои новые возможности, которых не было до сего дня, или чье-то вмешательство. Может это Рэм что-то придумал?

С этой мыслью я осторожно высунулся из дома и убедившись в том, что вокруг никого нет, словно вор проскользнул в соседний дом, где жил Рэм. Не знаю, почему я так решил сделать, а не просто в открытую спокойно зайти к нему в гости. Но интуиция так и вопила о максимальной осторожности. Сам Рэм обнаружился дома. Подключенный к таким же, как у меня, капельницам, он лежал на своем лежаке. Судя по тихому и спокойному дыханию, парень спал. Значит, вариант с планом Рэма отпадает, ну или он касался только меня одного. Хотя сомневаюсь в том, что у него было время для хоть какого-то влияния на мое тело. Значит, это все-таки новые мои возможности? Регенерация вышла на новый уровень? Может быть и так. Вот только как это проверить? Я ведь не ощущаю ничего особенного и нового в своем теле.

Просидев минут десять в комнате Рэма, я так и не смог понять, что именно произошло. Даже мелькнула глупая мысль, что учитель специально все подстроил. Но зачем? Какой в этом смысл? Тяжело вздохнув и осознав, что так и не смогу сам разобраться в этой загадке, я уже собирался выходить, когда заметил краем взгляда какую-то странность. Быстро обернулся назад к лежащему парню, но странность исчезла. Хотя буквально мгновение назад я как будто видел свечение вокруг его тела. Попробовал повторить свои движения. Вдруг опять увижу? Но нет. Повторно этого феномена я не заметил.

В очередной раз с сожалением вздохнул, уж очень сильно мне хотелось самому разгадать свою головоломку. Но я опять направился к выходу, и уже когда вышел из дома Рэма, остановился на месте. А куда я, собственно, направляюсь? До восьми часов еще более получаса. Куда мне спешить? Кто помешает учителю в этом случае организовать еще один спарринг? Нет. Нужно начинать его искать только когда останется пять минут до восьми. Пока он будет удивляться, пока будет думать, что делать, глядишь, и восемь. Как по мне, идеальный план. Почему я после этого решил вернуться в дом к Рэму, а не к себе, не знаю. Меня словно что-то манило обратно. То мимолетное свечение никак не желало уходить из моей головы. Может мне это привиделось? Но почему тогда интуиция кричит об обратном?

Усевшись у окна в доме Рэма и глядя на лучи заходящего солнца, я думал и анализировал каждый свой шаг, каждый вздох и мысль. Все ради того, чтобы уловить, что именно позволило мне увидеть ту самую светящуюся дымку. Сравнивал с тем, что я делал потом, и только после детального разбора всех действий смог найти одно несоответствие. В момент, когда повторял свои движения, я не воспроизвел свои эмоции, а точнее, полное их отсутствие. Более того, в тот момент у меня и мыслей никаких в голове не было. В мыслях была пустота и расслабленность. Может в этом все дело? Нужно не стремиться увидеть что-то новое, а наоборот, полностью расслабиться? Очистить разум. Хм. Нужно пробовать.

Звучит легко и просто, а вот реализовать такой штиль в голове оказалось очень сложно. Постоянно в голову лезли разные мысли и тревоги. И чем больше я старался о них не думать, тем сильнее они становились. Это как с детской шуткой насчет конфеты. Когда тебе дают задание думать о чем угодно, но не о конфете. Причем когда это повторят несколько раз, ты только о сладости и можешь думать. Так и тут. Пришлось пробовать концентрацию, но и она не помогла. Все равно лезли разные мысли без моего на то желания. Как же иногда сложно обрести спокойствие.

Глубоко вдохнув и выдохнув, я перешел к старому доброму методу — дыханию с контролем процесса. Старая и маленькая хитрость от инструкторов по медитации. Чтобы обмануть свое сознание, нужно не перестать думать, а наоборот, сконцентрироваться на каком-то процессе. Как в моем случае — контроле дыхания. Попытаться не только правильно дышать, но четко придерживаться времени вдоха и выдоха, а после ощутить каждый свой орган. Достигнуть невозможного. Представить себя мысленно в голове со стороны не только простую картинку, а полностью всё. То есть увидеть, как я сижу на полу и дышу. Как поднимается и опускается моя грудь, как руки касаются ног. Увидеть каждую пылинку возле себя, ощутить каждое дуновение воздуха всеми частями тела. Почувствовать шероховатую поверхность пола. Ощутить температуру тела, воздуха, пола и её изменения.

Обычно достигнуть такого состояния невозможно. В теории реально, а на практике о таком уровне концентрации и осознания себя с внешним миром я даже и не слышал. Но у этого упражнения есть одна очень важная деталь. В определенный момент, когда достигаешь максимальной концентрации, все лишнее отпадает. Сознание становится чистым и легким. Главное, не упустить этот момент и, оставаясь в концентрации, открыть глаза. Тогда можно увидеть то, чего раньше не замечал. Хотя правильнее тут будет фраза: «он увидел все». Каждую деталь, каждую мелочь. Даже если это обычная пылинка на полу. Вот только в этот раз все пошло не по плану. Вместо того, чтобы просто очистить разум, я как будто «очнулся» или «проснулся». Я не знаю, как можно словами передать то, что произошло.

Это — как будто я ходил с затычками в ушах десять лет, а потом вдруг решил вытащить их. От этого движения в первые мгновения можно оглохнуть от звуков, но потом мир преобразится. Как будто ослепший человек вдруг начал снова видеть. Но у меня все было еще хуже. Или лучше. Тут уж, смотря с какого ракурса рассуждать. В любом случае, вместо того, чтобы обрести спокойствие, я ошеломленно замер на месте, боясь даже вздохнуть. Мир стал другим. Ярче, лучше, четче, контрастнее и как будто все вокруг дышало. Каждая клетка моего тела ощущалась мной, как, допустим, рука или даже, скорее, как пальцы. А уж что я увидел вокруг себя, так тут никакие слова не помогут.

Причем видел я все сразу: и как бы со стороны, и от себя одновременно. Причем в разуме было такое абсолютное спокойствие и уверенность, что измененная картинка не вызывала никаких эмоций удивления или изумления. Да. Часть меня пребывала в шоке, но большая часть при этом спокойно рассматривала новый для меня мир. Я видел учителя Элима, что, оказывается, все это время спокойно сидел в уголке комнаты Рэма с планшетом в руках, с любопытством рассматривая меня. Видел, как его фигуру окружает мощная и сильная аура. Она струилась вокруг него и как будто дышала с ним в унисон. Видел, как эта самая аура до этого момента преломляла свет таким образом, что казалось, что учителя нет в комнате.

Увидел очень слабую, еле различимую ауру Рэма. Маленькие ростки магии в центре его тела, на уровне между животом и грудью. Его маленький шарик стихии. На фоне учителя все это смотрелось, как маленький росток травинки, который только что проклюнулся из-под земли рядом с растущим огромным тысячелетним ветвистым дубом учителя. Я же на этом фоне и вовсе выглядел, как закрытое в коконе зернышко. Ауры нет совсем, росток магии еще даже не проклюнулся, а стихия отсутствовала полностью, но при этом я ощущал, что она есть, просто пока что еще не родилась или не проснулась. Тут сложно понять, что именно вернее.

Но кое-что не давало мне покоя. Что-то на краю понимания и осознания. Какая-то преграда. Невидимая стена. Что-то происходило еще, но я почему-то этого не видел. Словно откликнувшись на мое желание, мир застыл на месте. Буквально на мгновение картинка мигнула, а после исчезла. Вместо привычной комнаты я оказался на каком-то острове посреди белёсого тумана. Этот островок был небольшим. Буквально десяток метров радиусом. Но только тут все было четко видно. Земля, трава, несколько необычных растений, и разумные. Учитель Элим, а рядом с ним молодая девушка, что сейчас раздраженно вышагивала вперед и назад, при этом что-то выговаривая учителю.

— … он не мог сам достигнуть такого уровня боевой концентрации, да еще и высшего ранга. — Раздраженно произнесла она, после чего резко остановилась и уставившись в мою сторону, сердито добавила, указав рукой. — Он еще и сюда умудрился проникнуть.

— Вижу. — Рассеянно улыбаясь, произнес учитель, с любопытством рассматривая меня. — Но это по-прежнему Артем, а не Ланц.

— Именно! — Воскликнула энергично девушка.

Я же смотрел на нее и мысленно поражался увиденному. Это был не человек и не какой-либо другой разумный. Я даже не знаю, кто она. Ее тело было словно создано из магии и стихии, но при этом физически она выглядела как самая обычная молодая девчонка человеческой расы. Еще более поразительным стало открытие того, что ее что-то связывало с учителем. Какая-то очень прочная связь. Казалось, что они — одно целое, но при этом разные. Присмотревшись, я увидел в центре тела девушки сферу. Яркую и мощную. Она переливалась сразу четырьмя цветами: фиолетовым, зеленым, черным и голубым. Все они были раздельны и едины одновременно, сливаясь в одно целое, но при этом четко разделяясь. Именно эта пульсация поражала своим видом.

— И более того, этот подарочек явно не от него. — Между тем продолжила девушка, пристально рассматривая меня. — Этот помешанный на чести и долге хранитель никогда бы не стал вытворять такого. Да и не смог бы пока что.

— Думаешь, это одна из его фей устроила? — Задумчиво произнес Элим, оценивающе рассматривая меня, словно собираясь разрезать на части и изучить.

— Уверена. — Тут же заявила девушка. — Скорее всего, это Нульами. Только эта старая кошелка с завышенным самомнением и стервозным характером могла пойти на такое.

От этих быстро сказанных слов Элим побледнел, с испугом глядя на меня, а сама девушка резко вжала голову в плечи и зажмурилась. Зависла немая пауза, все словно застыло на месте.

— Уф… — Облегченно выдохнул Элим, смахнув невидимый пот со лба. — Больше так не делай.

— Зато мы проверили еще одну теорию. — Неуверенно, и со страхом бросая в мою сторону взгляды, произнесла дрожащим голосом девушка.

— Эта твоя проверка могла стоить мне жизни. — Укоризненно и осуждающе посмотрел на нее Элим. — Или ты забыла ее силу?

— Ну, без риска нет ответов. — Резко повеселев, произнесла она. — Правда, оставшийся вариант мне не нравится еще больше.

— Надеюсь, ты не собираешься его проверять? — С угрозой произнес Элим.

— Нееее… Против Асаучи я ничего не имею. — Тут же быстро замотала головой девушка. — Она добрая и хорошая. И вообще, самая красивая.

— Думаешь, она защитит тебя потом от мести Нульами? — Скептически взглянул на нее Элим.

Я же внутри себя ощутил какое-то странное чувство. Как будто кто-то тихонько рассмеялся, а после шутливо хмыкнул. В тот же миг картинка пошла рябью, а после и вовсе исчезла. Я вновь сидел на полу возле Рэма, в углу его комнаты уже никого не было. Это что, все привиделось мне? Недоуменно подумал я и уснул прямо там, где и сидел. Усталость была настолько огромной, что даже мыслей о том, чтобы сопротивляться, не было.


Глава 20


— И чем это ты тут занимаешься?

Голос Рэма, наполненный любопытством, окончательно оборвал мои попытки повторить вчерашний успех. Вот уже час после того, как проснулся и перекусил, я пытался понять тот самый эпизод, который пережил вчера вечером. Проще всего было бы получить пояснения от Элима, но увы. На мои вопросы он, как и всегда, отказался отвечать. Хочешь ответа? Выполни условия. Он даже не стал подтверждать или опровергать случившееся вчера. Просто сказал, что все может быть, и на этом все. Так что пришлось мне самому попробовать разобраться с тем, что случилось. Вот только ничего не выходило. Совершенно.

— Пытаюсь сконцентрироваться. — Тяжело вздохнув, ответил я.

— Зачем? — Входя ко мне в комнату, спросил Рэм.

Пришлось рассказать ему о происшедшем вечером. Может хоть он сможет помочь мне разобраться во всем. А то уже идей не осталось.

— А ты уверен в том, что это было в реальности? А не опять тебе приснилось? — Выслушав меня, спросил Рэм.

— Раньше мне не снились реальные сны с теми, кого я знаю. — Не очень уверенно возразил я.

— Все в жизни когда-нибудь бывает в первый раз. — Пожав плечами, произнес он.

— То есть ты считаешь, что мне это все приснилось? — С сомнением в голосе спросил я.

— Нууууу, давай подумаем вместе. — Задумчиво протянул Рэм. — Начнем с абсолютных фактов. И первый из них — это невозможность сейчас повторить свое состояние. Так ведь?

— Так. — Со вздохом согласился я.

— Теперь дальше. Никаких изменений в своем организме ты опять-таки не заметил. Правильно?

— Да.

— Отлично. — Хмыкнул он, но увидев мою кислую рожу, тут же быстро добавил. — То есть это конечно плохо, но что поделать? Главное, что с этим разобрались. Теперь идем дальше, к фактам, которые считаются невозможными, но в теории они возможны, а некоторые невозможны в принципе.

— Это ты сейчас о чем? — Удивился я.

— Ну вот, смотри. — Азартно произнес он. — Во-первых, уровень концентрации, которого ты достиг, в принципе невозможен без многолетней практики и владения магией или стихией. В теории, можно добиться такого состояния, используя ауру, но пока что это никому так и не удалось.

— То, что кто-то не смог, не означает, что я не смогу. — Обиженно возразил я.

— Не буду спорить. — Шутливо подняв руки, произнес он. — Может ты и смог совершить гениальный скачок, но с помощью чего? Каких сил? Магии у тебя нет, как и не было. Стихии или ауры тоже. Так каким тогда образом?

— Не знаю. — Буркнул я.

— Вот и я не знаю. — Хмыкнул Рэм. — И будь это единственным противоречием, я бы, скрепя сердцем, мог бы теоретически предположить, что у тебя получилось совершить невозможное, но ведь это не единственный проблемный момент.

— Судя по началу твоей фразы, я и так это уже понял.

— Хорошо, что понял, но если ты не против, я озвучу. — Вопросительно взглянул он на меня.

— Не против. — Пожал я плечами.

— Отлично. Пункт второй. Физика. — Торжественно заявил Рэм и продолжил, отвечая на мой немой вопрос. — Дело в том, что даже если предположить возможность остановки времени, то есть одна большая проблема. Фотоны-то тоже остановятся. Так? Так. А что тогда произойдет? А ничего. Ты не сможешь ничего увидеть.

— Или же я буду видеть последний кадр, который воспроизвел мой мозг. — Не согласился я с ним.

— Теоретически такое возможно. — Согласно кивнул Рэм. — Но ведь ты не просто застыл, но еще и очутился в неизвестном месте. Но это еще полбеды. Главная проблема, с точки зрения физики, это твое возращение. — Уверенно рассуждал Рэм. — Ты утверждаешь, что за время, проведенное тобой в неизвестном пространстве, в реальности ничего не сдвинулось с места даже на миллиметр. Так?

— Да. — Кивнул я недоуменно головой, не понимая, к чему ведет собеседник.

— Вот это и есть главная проблема, с точки зрения элементарной физики. — Торжественно заявил он, но увидев полное непонимание, вздохнул и пояснил. — В нашей вселенной все всегда движется. Как и сама вселенная, так и наша галактика, солнце, а так же планета находятся в движении. И что это означает? Ты ведь не будешь спорить с тем, что затормозить время во всей вселенной невозможно?

— Это я прекрасно и без тебя понимаю, но причем тут это? — Нахмурился я.

— А то, что если бы ты затормозил время в каком-либо объеме пространства, то остальной мир улетел бы от тебя за это время на многие сотни метров. Но что-то я не вижу значительных разрушений. — Оглядевшись, с иронией произнес Рэм. — Да и ты о таковых не упоминал. Разве этот факт не говорит о том, что все это был лишь сном или видением?

— Да, но… — Попытался возразить я, но не смог. Логика в словах Рэма была действительно железная. Мне очень не хотелось верить в то, что это был сон, но как тогда пояснить проблему с физикой?

— Я смотрю, до тебя наконец дошло. — Хмыкнул Рэм. — Тут даже теоретически невозможно оправдать такой феномен. На такое не способна никакая магия или стихия.

— Я бы на твоем месте не был бы столь уверен в своих словах.

Насмешливый голос учителя заставил нас в очередной раз вздрогнуть от неожиданности.

— То есть вы хотите сказать, что остановить время возможно? — Изумленно произнес Рэм, ошарашено глядя на учителя.

— Так это все-таки не сон! — Одновременно с ним воскликнул я.

— Во-первых, я не говорил, что это был не сон. — Легкомысленно произнес учитель, бросив на меня насмешливый взгляд. — А во-вторых, я говорил не об остановке времени, а о вашем подходе к рассмотрению этого вопроса.

— А как по-другому? — Растерялся Рэм.

— Давай рассмотрим этот вопрос с другого ракурса. — Менторским тоном ответил учитель. — Что произойдет, если ты сможешь увидеть, различить и воспроизвести не сто пятьдесят кадров в секунду, а миллион?

— Ничего. — Пожав плечами, ответил Рэм. — Мой мозг все равно больше ста кадров в секунду не сможет обработать.

— Верно. А что, если твой мозг начнет работать на максимальной мощности? Допустим, у тебя появилась возможность думать в миллион раз быстрее.

— Это невозможно. — Презрительно фыркнул Рэм. — Быстрее скорости света думать нельзя.

— Вообще-то скорость света — около трёхсот миллионов метров в секунду. Так что увеличить скорость мышления можно. С миллионом кадров в секунду я конечно загнул, но давай предположим увеличение скорости мышления в десять тысяч раз. Такое теоретически возможно? — Улыбнувшись и почесав затылок, произнес Элим.

— Предположим. — Согласно кивнул головой Рэм.

— Так что тогда произойдет? Ты мыслишь в десять тысяч раз быстрее и воспринимаешь больше миллиона кадров в секунду. Как это отразиться на тебе? — Продолжая улыбаться, спросил учитель.

— Хм… — Задумчиво протянул Рэм, а после неуверенно произнес. — Время замедлит свой бег…

— Нет. — Сокрушенно покачал головой учитель. — Время будет тем же, что и раньше, просто для тебя лично оно станет другим. Все в мире относительно. И вот если у тебя будут такие возможности, то все вокруг для тебя словно застынет на месте. Будет казаться, что время остановилось, но это не так. Просто ты сташешь мыслить быстрее, отчего и произойдет такой визуальный эффект и выверт разума. Одна секунда реальности для тебя станет тысячей секунд, но реальность при этом не изменится. Это будут твои личные ощущения и не более того.

— То есть, другими словами, то, что произошло с Артемом, возможно? — Задумчиво посмотрел при этих словах на учителя Рэм.

— Все возможно. — Улыбнулся в ответ он. — Или невозможно.

— Почему бы просто не ответить на вопрос? — Неожиданно резко и со злостью спросил Рэм.

Кажется, его окончательно достала манера общения учителя. Меня она тоже раздражала, но я понимал, что по какой-то причине Элим не станет отвечать на наши вопросы просто так.

— Потому что вы слабы и беспомощны. — Иронично ответил он. — Вы собственной цели не сможете достичь, если я вам не помогу.

— Даже после стольких лет тренировок? — Хмуро произнес Рэм.

— Именно. — Согласно кивнул он. — Собственно, об этом я и хотел с вами сегодня поговорить. Думаю, нашим тренировкам пришел конец. Смысла их продолжать я не вижу. За оставшийся до возрождения Гордариэля ант Франсуа месяц вы не достигнете нужного уровня. Впрочем, и за десять лет тренировок ничего не изменится. Но есть и другой путь.

Мне бы хотелось возразить на эти слова, но нечем. К сожалению, я прекрасно понимал правоту слов учителя. И судя по насупленному молчанию Рэма, он тоже.

— Я могу вам установить очень опасные био-устройства, которые позволят вам спасти своих друзей и родственников. — Серьезно произнес Элим, внимательно глядя на нас. — Их не смогут обнаружить альвы, а значит, если вы попадете к ним в плен, то сможете взорвать себя и всех, кто рядом. Вот только процедура установки займет все оставшееся время. Вас нужно будет погрузить в сон и закачать в ваше тело нужные элементы, а после адаптировать их к вашей иммунной системе. При этом мне еще придется внедрить в ваши мозги дополнительный блок теневого оперирования новыми микроорганизмами. Вот такой вот план.

— Теневое оперирование? — Растерянно произнес я. — Это что?

— Пожалуй, тут я смогу ответить на твой вопрос. — После небольшой паузы произнес задумчиво Элим. — Тут подойдет простой пример. Ты сможешь мне ответить на вопрос, каким образом ты двигаешь рукой? Вот тебе захотелось почесать нос, что ты для этого сделаешь?

— Протяну руку и почешу. — Недоуменно ответил я.

— Верно. Ты просто захочешь почесать нос, а дальше твоя рука все сделает сама. Куча твоих мышц сократятся, а другие расслабятся. И все это после команды мозга в твои нервные окончания. Вот только твое сознание при этом ничего делать не будет. То есть ты не будешь отдавать осознанно приказ для каждого своего нерва и так далее. Именно теневое оперирование твоими движениями и не только ими, а всем твоим организмом, умело руководит телом всю твою жизнь. И самое смешное, что ты, даже если захочешь, не сможешь ощутить этот участок мозга, который руководит, по сути, твоим телом. — Менторским тоном произнес Элим. — Но это лишь вершина айсберга. Если углубиться дальше, то все становится еще сложнее. Вот вы сможете пояснить, каким образом ваши клетки знают, где именно бороться с болезнью, а где не надо? Где нужно заменить умершие ткани кожи, а где кожа еще цела, и там ничего делать не надо? Или кто руководит вашими микроорганизмами, когда нужно восстановить повреждения? И таких вопросов очень много. Да. После определенного уровня контроля можно научиться, как Артем, ощущать каждую свою клетку, и тем самым вносить свои изменения в ход процесса восстановления или еще чего-нибудь.

При этом не только учитель посмотрел на меня, но и Рэм. Последний с немым упреком. Я так и не рассказал ему об этой своей способности. Собственно, я и учителю не рассказал, но он откуда-то узнал.

— Впрочем, это управление лишь носит точечное указание и не более того. То есть разум Артема не руководит самим процессом, а просто дает общее указание, которое выполняет его теневая часть мозга, отвечающая за этот кусок работы организма. — Продолжал неспешно говорить Элим, тщательно подбирая слова. — Так же будет и здесь. Мало добавить био-нанитов в ваше тело, нужен еще кто-то, кто будет ими руководить и оперировать.

— Нанитов? — Удивился Рэм. — А разве это не микромашины? Они же вроде не могут долго работать.

— Во-первых, могут. — Усмехнулся учитель. — А во-вторых, это лишь название, очень далекое от вашего понимания. Просто эти клетки могут выполнять задачи, словно наниты, но при этом имея размер лейкоцитов, а некоторые из этих клеток еще меньше. Их так называют просто потому, что удобно и все.

— То есть у вас есть клетки с запрограммированным нужным образом ДНК? — Изумленно произнес Рэм. — Но как это возможно? Откуда?

— Много вопросов и мало ответов. — Хмыкнул Элим, на что Рэм поморщился. — Но в данном случае я могу немного вас просветить. Эта технология на самом деле широко используется альвами. Но так как она весьма дорогая и, по сути, одноразовая, то устанавливают ее себе единицы.

— Одноразовая, потому что после смерти нужно ставить заново? — Высказал я свою догадку вслух.

— Именно. — Спокойно произнес Элим.

— Подождите, учитель. — Вмешался Рэм. — Допустим, мы согласимся, но эти ваши био-наниты, каким образом они взорвутся? В то, что с ними можно легко себя убить, я верю, но взрыв без взрывчатки? Это как?

— Что такое взрыв? — Философски заявил Элим, и тут же сам ответил менторским тоном. — Взрыв — это процесс освобождения большого количества энергии в ограниченном объёме за короткий промежуток времени. В результате, взрывчатое вещество, заполняющее объём, в котором происходит освобождение энергии, превращается в сильно нагретый газ с очень высоким давлением. Этот газ с большой силой воздействует на окружающую среду, вызывая её движение. Такая реакция в твёрдой среде сопровождается её разрушением и дроблением.

— Это я и так знаю. — Буркнул Рэм. — Но причем тут наниты?

— Организм человека многогранен. В нем достаточно легко можно воспроизвести нужный газ или жидкость, например в желудке один вид, а в кишечнике другой, при этом временно перекрыв соединение между ними. После чего открываем доступ двум видам газа или жидкости, тем самым вызвав бурную реакцию и взрыв. — Безразлично произнес учитель, глядя куда-то в сторону задумчивым взором. — Естественно, перед этим стенки органов будут серьезно укреплены теми самыми нанитами. По прочности они не будут уступать железу.

— Звучит не очень комфортно. — Передернув плечами от представленной картины, высказался я.

— Зато эффективно. — Пожал плечами учитель.

— Хорошо. Это я понял. — Между тем, не обращая внимания на мою реакцию, произнес Рэм. — Но что мешает нам доставить взрывчатку к тюрьме альвов? Зачем жертвовать собой? К тому же, даже если мы сдадимся в плен, то не факт, что сможем, кроме себя, убить еще и тех, кого собрались спасти.

— Вот учу тебя уже кучу лет, а толку все равно с мизинец. — Тяжело вздохнул Элим. — Ты с трудом можешь ликвидировать пятерку высших тварей, а уже замахнулся на альвов, которые, между прочим, в десятки раз сильнее и умнее.

— Я не собираюсь с ними драться. — Ворчливо произнес Рэм. — Скрытно пробраться и взорвать. Желательно вместе с этим извращенцем.

— Вот об этом я и говорю. — Покачал осуждающе головой учитель. — Давай-ка я тебя просвещу на тему охраны города альвов.

После этих слов Элим встал и, словно фокусник, вытащил откуда-то карту, которую тут же прикрепил к свободной стене. Судя по изображению, это была карта города, крепости и прилегающих районов.

— Итак. Смотрим сюда и мотаем на ус. — С усмешкой произнес учитель. — На расстоянии в пятьдесят километров от города находятся дозорные точки. Там постоянно дежурят десять подчиненных альвам людей из спецподразделения.

— Вы о похожих на людей монстрах-гуманоидах? — Уточнил для себя Рэм.

— Эх… Как же с тобой иногда тяжело. — Вздохнул Элим. — Нет никаких «монстров-гуманоидов». Это люди. Самые настоящие люди. Просто выращенные в пробирке, с промытыми мозгами и абсолютной верой в альвов, а кроме того, еще и усиленные по многим параметрам. Как физически, так и магически. Тебе же Артем рассказывал свой сон, где он воевал за подобных людей?

— Разве это одно и то же? — Изумленно вмешался я.

— Именно так. — Хмыкнул Элим. — Альвы, как и вы, не считают их за полноценных людей, и, в общем-то, правильно. Мозги им промывают весьма основательно. Да и куча ментальных закладок стоит, но это все равно люди. Измененные, переделанные, но люди. И если бы вдруг альвы исчезли, то уже через пять или шесть поколений у людей рождались бы самые обычные и нормальные дети.

— Я так понимаю, что генетический материал они берут у пленных? — Мрачно спросил Рэм.

— Молодец. Все верно. — Улыбнулся в ответ Элим. — Да, именно у них и берут. Собственно, альвы для этого и стремятся захватить в плен авантюристов. Материал генетический обновляют. Хотя у них и так запас после каждого набега на вашу планету серьезно пополняется.

— Уроды. — Мрачно заявил Рэм, сжав кулаки. И в этом вопросе я с ним полностью солидарен. На фоне альвов даже твари кажутся верхом добродетели.

— Моральные принципы у каждой стороны свои. — Пожал плечами Элим. — То, что для нас — мерзость и аморально, для них норма и естественный процесс. Но мы отвлеклись. Вернемся к городу. Так вот. Вот эти синие точки — их дозорные пункты.

При этом учитель указал на небольшую точку у городских окраин. И было этих точек на карте прилично. Если я правильно понимаю масштаб, то вокруг города в каждом километре находился этот самый дозор.

— А зачем так много? — Удивился Рэм чуть раньше, чем успел спросить я.

— У этих отрядов есть две цели. — Серьезно произнес Элим, глядя на нас. — Первая — это обнаружение возможного открытия порталов в зоне их ответственности. Причем боятся они порталов не со стороны планеты людей, где у них все под контролем, а из других мест. Тут надо понимать, что альвы конфликтуют не только с людьми, но и еще с несколькими планетами и их населением. С кем именно, пояснять не буду, так как вам это не нужно. Главное, чтобы вы осознали простой факт. Люди для альвов — наименьшая из опасностей. Ведь они успели много где еще наделать пакостей. Шанс того, что к ним заявится армия вторжения, весьма мал, но он существует. Вот для этого и стоят эти дозоры.

— То есть существуют и другие расы в нашей галактике? — Удивленно пробормотал Рэм. Я же в шоке просто слушал. Такой информации я точно не ожидал от учителя.

— А ты что думал, что вы с альвами уникальны? — Хмыкнул Элим. — Конечно, есть много заселенных планет, в том числе те, что раньше находились под контролем альвов. Правда, сейчас их изгнали почти отовсюду. Но и тут есть свой нюанс. По сути, альвы сами покинули свои бывшие колонии. Слишком невыгодно стало контролировать захваченные земли. Они конечно ушли, но «любовь» к ним у оставшихся там народов весьма сильна, чуть ли не откровенная ненависть. Собственно, что я вам объясняю. Пример отношений альвов и людей у вас перед глазами. Там все — то же самое.

— Но если там так ненавидят альвов, то почему не нападают? — Удивился я.

— Во-первых, это не так просто, как кажется. И дело тут не в дозорных и огромной орде монстров в хранилищах альвов. Отправить большую армию на другую планету — действие само по себе дорогостоящее. Нужна просто прорва энергии. Так еще и уверенности в победе ни у кого нет. Как бы ни казалось со стороны, но военная мощь альвов огромна, а за их спиной еще и бог со своими слугами стоит. — Ухмыляясь, пояснял учитель. — Шансов у кого бы то ни было нанести серьезный удар по альвам на самом деле нет. Одного посланника бога хватит, чтобы уничтожить всю армию вторжения.

— Но тогда зачем эти дозоры? — В недоумении спросил я. — Если они настолько сильны, то к чему эта охрана?

— Как бы ты не был силен, но нужно время, чтобы среагировать на угрозу. — Пожал плечами Элим. — Я же уже говорил, что шанс того, что сюда отправят армию, очень мал. Просто, если вдруг кто-то сможет переиграть разведку альвов, а после скрытно отправить сюда армию, то кто ее тогда обнаружит? В теории — дроны, но на практике первым делом перед приходом армии явится ударный отряд, причем не в одном месте, а в нескольких. Ликвидирует всех дронов наблюдения и только после этого будет нанесен основной удар в неизвестном месте. Вот на этот случай и стоят дозоры.

— Но между ними такая дистанция, что любой сможет проскочить. — Возразил Рэм.

— Армия не пройдет. А то, что проскочат несколько отрядов, ну так на этом оборона не заканчивается. — Улыбнулся добродушно Элим. — Потому вернемся уже к вам. Допустим, каким-то чудом вы смогли пройти этот кордон незамеченными. И что дальше? А дальше на всей территории вокруг города абсолютно все животные являются также и глазами альвов. Вы же не забыли, что эта раса обожает всякие биологические штучки?

После этого вопроса учитель посмотрел на нас и, сделав паузу, продолжил. Я только и мог, что пытаться не потерять нить рассказа. Уж слишком все нереально звучало. Поверить в то, о чём рассказывает учитель, становилось все сложнее и сложнее.

— Очень многие так и не поняли главной опасности альвов. И дело тут не в монстрах и военной силе, а в информации. Кто владеет данными, том в любом случае победит. — Нравоучительно произнес учитель. — Так как же вы собираетесь пройти незамеченными мимо обычных жителей леса? Птиц, белок, лисиц, волков и других. Доспехов системы «хамелеон» и подготовки, как у хранителей, я у вас что-то не наблюдаю. А потому позвольте узнать, что вы собираетесь делать?

— А кто такое хранители, и что за костюм «хамелеон»? — В этот раз я успел спросить раньше Рэма.

— Это воины уровня слуг бога, а иногда и сами боги. — Спокойно произнес учитель. — Впрочем, вы вряд ли когда-нибудь увидите и услышите о них. Хотя подобные возможности есть и у тех, кто стоит над альвами. Вот они могут проникнуть куда угодно незамеченными, но вы-то каким образом пройдете?

— С помощью магии под землей или по воздуху. — Не очень уверенно произнес Рэм.

— А дронов ты куда дел? Или забыл уже? — Рассмеявшись, спросил Элим. — Да и кто тебе сказал, что под землей нет датчиков альвов? Э — нет, ребятки. Так вы тоже не пройдете. Вас вычислят, а после загонят и поймают. Хотя по моему плану все так и должно быть.

— Если заметят, то мы легко уйдем от погони. — Уверенно возразил Рэм.

— Ты ведь не забыл, что у дозорных две функции? — Насмешливо произнес Элим, словно издеваясь. — Как только вас засекут, то от ближайших дозорных пунктов в вашу сторону устремятся отряды по пять подготовленных бойцов. А учитывая то, что у них модифицированные тела, догонят они вас и найдут где угодно.

— А вы можете проникнуть туда незаметно? — Спросил я, сам того не ожидая. Просто не смог сдержать собственных мыслей.

— Могу, но не буду. — С сожалением вздохнул Элим. — И тут даже вопрос не в моем желании, а в балансе и последствиях. Стоит мне засветиться, как тут же сюда явятся слуги бога, да и он сам ради такого вопиющего случая может заявиться.

— Но откуда они узнают, что это вы? — С интересом спросил Рэм.

— Обойти систему безопасности вокруг города может и новичок-посланник, и даже вы с правильным снаряжением. Сам город пройдет только очень опытный боец. Потому как избежать столкновения с альвами и их системами наблюдения непросто, но можно. Но дальше — крепость альвов и их бункер. Там каждая часть пропитана аурой дежурного мага. Каждый миллиметр под контролем. Даже объем воздуха, изменения температуры в пустых помещениях и еще много чего другого постоянно проверяется. Пройти эту систему безопасности сможет только такой как я, или более сильный. — Спокойно произнес Элим, а после, хмыкнув, насмешливо добавил. — Хотя, более сильный просто уничтожит весь материк и не будет страдать ерундой. Потому понять, кто именно проник и уничтожил их бункер с пленными, будет несложно. Уже через пару минут тут будет столько сильных личностей, что даже мне придется несладко. Если вообще смогу сбежать, что, если честно, вряд ли.

— А если нанести удар снаружи? — Задумчиво спросил Рэм.

— Защита бункера настолько сильна, что лично я не смогу ее пробить даже за сутки. — Равнодушно произнес Элим.

— Может тогда наконец ответите на мой вопрос. — Хмуро произнес Рэм. — Зачем вам все это? Зачем был нужен вам я? Почему вы решили меня тренировать, если сразу знали, что я не смогу достичь цели? Почему еще тогда не предложили мне того же, что и сейчас?

— Чтобы полностью уничтожить бункер, а также очень важный объект в нем, нужны двое. — Спокойно глядя прямо в глаза Рэму, ответил учитель. Парень, не выдержав, отвел взгляд в сторону. — Да. У вас будет не простая начинка, а особо ядреная. Бабахнет так знатно, что мало не покажется.

— Но почему мы? Разве нельзя было поймать любых двоих и, запудрив им мозги, отправить к альвам? — Ворчливо произнес Рэм с обидой в голосе.

— Если я отвечу на твой вопрос, ты даешь свое полное согласие на операцию и последующее выполнение задания? — Подумав, спокойно и серьезно произнес учитель.

— Да. Но только если вы еще и расскажете, зачем вам нужно уничтожить бункер альвов. — Уверенно и твердо произнес Рэм.

— Хорошо. — Кивнул головой Элим, после чего повернулся в мою сторону. — А ты, Артем, готов будешь дать свое согласие?

— Да, если вы пообещаете, что мои друзья точно станут свободны после этого. — После небольшой паузы ответил я, взвесив все за и против. — Даже если они не погибнут, вы сами их освободите.

— Хорошо. Я обещаю. — Уверенно ответил он.

— Тогда я согласен. — Пожав плечами, произнес я. Собственно, выбора у меня особого не было.

— Теперь насчет твоего вопроса. — Хмыкнул Элим, посмотрев на Рэма. — Ответ тебе конечно очень не понравится. Но вы и есть те самые первые попавшиеся на моем пути, что имеют возможность и желание отправиться и пожертвовать своей жизнью ради спасения своих близких людей. Или ты знаешь еще хоть кого-нибудь из авантюристов, кто хотел бы повторить ваш подвиг?

— Не знаю. — Хмуро произнес Рэм. — Но как же тогда Артем? Ведь вы, я точно знаю, рассчитывали пробудить в нем прошлую личность.

От этих слов я удивленно уставился на них обоих. Так вот почему учитель следил за мной и так сильно желал развития моих способностей. И если учесть то, что я видел вчера вечером, то все становится на свои места. Вот только разве возможно восстановить личность из моей прошлой жизни? К тому же, если бы у учителя получилось, то что бы стало со мной? Даже не знаю, что теперь и думать. Как-то это все звучит очень странно.

— Не спорю. — Печально вздохнул Элим. — Я действительно хотел бы вместо Артема увидеть совсем другого человека, и даже пытался как-то достучаться до него через разум парня, но все мои попытки оказались тщетны. А значит, об этом варианте можно забыть. Так что придется действовать другим способом.

— Так значит, вчера был не сон. — Растерянно произнес я.

— Это вопрос или утверждение? — Улыбнувшись, произнес учитель, если теперь его можно еще так называть.

— А есть разница? — Хмуро посмотрел я на него. — Вы ведь просто используете нас в своих целях.

— И что? — Иронично произнес Элим. — Чем это плохо? Давайте-ка, я кое-что проясню. Ваши близкие попали в неприятности не по моей вине, а по вашей и их глупости. Без меня вы их спасти не сможете. Разве я когда-нибудь насильно вас держал рядом? Более того, если хотите, то можете даже сейчас отказаться от всего и отправиться в самостоятельное плаванье. Вот только вы не откажетесь, так как оба понимаете, что без моей помощи вы ничего не добьетесь. Так кто кого тут использует? — Осуждающе посмотрел на нас Элим. — Как по мне, у нас тут взаимовыгодное сотрудничество. Я нужен вам, а вы нужны мне. Все просто. Что же касаемо Артема и его прошлой личности, то это была скорее проверка, чем реальная попытка. Увы, но более развернуто я рассказать не могу и не буду. Придется вам поверить мне на слово.

— Что такого важного в том бункере? — Спросил смущенно Рэм.

Как бы мы тут не выступали и не возмущались, но в реальности оба мы понимали: спасти своих близких без учителя шансов у нас нет. Тут он был полностью прав. Если уж говорить честно, то даже если бы он не стал отвечать на наши вопросы, а просто пообещал, что мои друзья станут свободными, мне бы и этого хватило. Верить в то, что учитель может обмануть — не хотелось. И так было невыносимо осознавать тот факт, что ребята там уже больше месяца. Мало ли что альвы там с ними сделают за это время?

— А вот этого вам знать не обязательно. — Улыбнувшись, произнес Элим. — Более того, даже вредно. Могу лишь намекнуть, что там находится некое устройство, что может серьезно усложнить жизнь таким как я.

— Хорошо. — Вздохнул Рэм, видимо смирившись с таким неполным ответом. Даже не стал напоминать об обещании учителя. — Я готов выполнить все ваши приказы, но есть одно «но». Как быть с психикой моей сестры? Ведь этот урод-альв над ней издевался много лет.

— Насчет этого не переживай. — Спокойно произнес Элим. — Как только она очнется в вашем центре воскрешения, то не будет помнить ни единого дня своего плена.

— А что насчет моих друзей? Они тоже всю забудут? — Не выдержав, выплеснул я свои переживания по этому поводу. — Мало ли что они делали с ними все эти дни.

— Эээммм… — Растерянно протянул Элим, с изумлением глядя на меня. — Ты что, действительно думаешь, что все альвы — такие больные извращенцы, как Гордариэль ант Франсуа?

— А разве нет? — Растерялся я от такой неожиданной реакции учителя.

— М-да. Как же все запущено. — Печально покачал головой Элим. — Они конечно с вашей точки зрения те еще мерзавцы, но давайте не перегибать палку. Это все равно, что обвинить всех людей в стремлении интимной близости с обезьянами. — Видимо увидев недоумение на моем лице, он вздохнул и пояснил. — Пойми. Люди для альвов — это как для вас гориллы. Много ты знаешь среди людей желающих изнасиловать гориллу или положить её к себе в постель?

— Да нет таких у нас. — Передернув плечами от липкого ощущения отвращения, резко ответил я. — Это же бред какой-то. Как вообще о таком можно говорить?

— Ну ты же рассуждаешь так об альвах? — Резонно возразил он. — Хотя в одном ты не прав. Среди людей тоже есть те еще уникальные извращенцы. Но девяносто девять и девять десятых процента людей даже не подумают об этом. Так и у альвов. Вы для них — любопытные зверюшки, которых можно использовать в своих целях и все. Этот Франсуа среди них является чем-то вроде дикого исключения. Презирать его за это не будут, но и повторять его «подвиги» тоже не захотят. Потому для твоих друзей пока что никакой опасности нет.

— Я так понимаю, что спрашивать о способе стирания памяти бесполезно? — Вмешался в наш разговор Рэм.

— Абсолютно правильно понимаешь. — Согласно кивнул головой Элим.

— И что дальше? — Спросил он слегка неуверенно и даже растерянно.

— А дальше я вас усыплю, после чего введу в летаргический сон, а после приступлю к операции. Вот и все. Когда все будет готово, вы просто проснетесь. — Спокойно произнес учитель.

— Задачу вы поставите после того, как мы проснемся? — Вздохнув, спросил Рэм.

— Можно и так сказать. — Уклончиво произнес учитель.

Если бы я тогда знал, что именно он имеет в виду, то возможно попытался бы изменить его решение. Но увы. В тот момент я не обратил внимания на расплывчатый и странный ответ учителя. А зря.


Глава 21


Что такое страх? Откуда он берется, и почему от этого чувства становится плохо? Очень странные вопросы, на которые раньше я бы не стал искать ответа. Более того, в момент своего сражения против монстров мне казалось, что я уже испытал страх, но это было не так. Сейчас отчетливо понимаю, то ощущение — лишь блеклая тень настоящего объемного страха. Только сейчас, когда в мыслях паника, а все мое существо трясется от страха, начинал понимать разницу между прошлым собой и нынешним. Раньше казалось: самое страшное, что может со мной случиться — это отправка в вирт. Потом осознал, что плен у альвов намного опаснее вирта. Но я никогда не боялся смерти. Да и с чего бы мне ее бояться, если все равно возрожусь в медицинском центре. Вот только я не понимал главного. Самое страшное — не то, что известно, а то, что неизвестно.

Когда не знаешь и не понимаешь, что именно с тобой происходит, вот тогда и рождается самый настоящий липкий и противный страх. Он медленно заползает в разум, и ты уже не можешь мыслить адекватно. Все путается. Невозможно сосредоточиться и кажется, что вот и все. Настал твой окончательный и безповоротный конец. Вот только проходит время, а страх лишь растет, становится все сильнее и сильнее. Хочется кричать, плакать, биться в истерике, но увы. Все перечисленное мне недоступно, и от этого становится еще хуже. Когда же вопль сознания достигает пика, приходит миг просветления. Он очень короткий, всего мгновение. Но именно от него зависит, кем ты будешь дальше. Сломленным и подавленным, или переродишься в нового человека. Того, кто смог преодолеть свой страх и стать на голову выше чем раньше.

Я смог в последний миг обуздать свой разум. Это было невероятно тяжело. Как по мне, легче голым драться против монстров и альвов всего мира, чем перебороть самого себя. Наверно больше всего мне помогла мысль о друзьях, ставших, по сути, мне семьей. Рустам, Артур, Мелинда, Саманта и Айзек. Да, Айзек воспользовался нами, но он и дал нам многое. Без него у нас не было бы и шанса жить в реальном мире. Так отчего он должен перестать быть братом для меня? Разве все братья хорошие и добрые? Он такой, какой есть. Но ближе, чем все эти ребята, у меня никого нет. Сейчас я осознал это более чем ясно. Перерождение словно открыло мне глаза на самые простые и элементарные вещи. То, к чему я раньше стремился неосознанно и из-за упорства, сейчас вышло на новый уровень. Я обязан спасти ребят! Любой ценой.

Наверно именно это осознание где-то в отдаленном уголке разума помогло мне преодолеть самого себя. Конечно, сейчас, когда я могу мыслить разумно и адекватно, существовать становится легче. Вот только все это не отвечает на вопрос, а что делать дальше? Причина моих паники и страха никуда не исчезла. Она по-прежнему рядом и вокруг. По-прежнему давит своей неизвестностью и безысходностью. По-прежнему шепчет мне прямо в разум: «Сдайся. Брось все. Стань свободен. Отпусти на волю собственное я». И я понимаю, что так будет проще. Но так же понимаю, что если сдамся, то просто сойду с ума. Погружусь в собственные фантазии и больше никогда не стану прежним. Этого я позволить себе не могу.

Тьма и отсутствия тела. Вот причина моего страха и паники. Когда я, неизвестно когда, очнулся, то ничего не увидел. Абсолютно. Попробовал пошевелиться, но ничего не ощутил. Как будто у меня больше нет тела. Хотел что-то сказать, но говорить было нечем. Да я даже не дышал. Сначала воспринял это как некий побочный эффект от операции учителя, но время шло, а ничего не менялось. Чтобы хоть чем-то себя занять, я начал считать. Когда дошел до пяти тысяч, мне начало надоедать. Но я упорно продолжил. Ближе к десяти тысячам начал путаться. Вот тогда это и произошло. Появилась неуверенная, но пугающая мысль. А что, если та самая прошлая моя личность взяла и проснулась? Захватила мое тело и сейчас он там, а я здесь навсегда?

Сначала мне удавалось это отбрасывать, но с каждой секундой становилось все сложнее и сложнее отмахиваться от этих мыслей. Вот тогда все и началось. Родился страх. Сейчас, после того, как пережил все это, я понимаю, что мои опасения были напрасны. Будь все именно так, то я бы вряд ли смог мыслить. Просто нечем было бы. Что бы кто ни рассказывал, но знания по физике и биологии остались со мной. Наш мыслительный процесс — это наш мозг, и без него мы просто не сможем думать. Конечно, возможно, где-то там, где существует душа, можно мыслить, но тогда почему я один? Где все мои перерождения? Даже если все они существуют так же, как я сейчас, то это как-то странно. Оставаться нормальным после годов пребывания в темноте невозможно. Даже я сейчас держусь только благодаря силе воли и вере в то, что все это временно. Вот только надолго ли хватит моих сил? Сомнительно, что у меня получится существовать тут больше не то что года, а несколько месяцев.

К сожалению, я не знаю, по какому принципу существует душа, и что это вообще такое. То, что она есть, это понятно, но вот что это? Неясно. Собственно, времени у меня сейчас на размышления много. Правда, очень раздражает тот факт, что я не знаю, как мое нынешнее время соотносится с реальным. Допустим, когда я считал, то в среднем одно число — это две секунды. Тогда получается, что прошли, с учетом моих страданий, максимум сутки или двое. Ну может трое. Вот только что, если я сейчас думаю быстрее, чем обычно? Тот самый эффект, о котором говорил учитель. Что же получается тогда? М-да. Об этом лучше даже не думать. Ведь тогда, возможно, я нахожусь в этом темном нечто всего пару минут, если не секунд. Пугающая перспектива.

Не знаю, сколько прошло времени, но в один момент я после размышлении обо всех случаях, происшедших со мной, пришел к двум важным для себя решениям. Первое касалось моей личной жизни. Хватит ходить вокруг да около. Пора признаться, что мне нравится Мелинда. И мне действительно хочется, чтобы она стала моей девушкой. Несмотря на ее склочный и вредный характер, в глубине души она очень добрая и нежная. А значит, нечего тянуть. Как только будет возможность, спрошу ее прямо: как она относится ко мне? А то все вокруг убеждены в том, что я ей нравлюсь, и только я один в этом не был уверен. Но кто мешал мне просто спросить? Так что хватит ждать у моря погоды. Пора брать свою личную жизнь в свои руки.

Второе решение пришло намного позже. Я несколько раз обдумывал тот самый случай с переходом в «замедление» времени или ускорение самого себя. Назовем это временно ускорением сознания, или еще проще, ускорением. Так вот. Что мешает мне сейчас заняться экспериментом с целью повторить тот самый эффект? Да ничего. Так чего я тогда жду? Как иногда говорил Айзек: «Вперед и с песней». Подумано, сделано. Отбросить все лишние мысли оказалось намного сложнее, чем раньше. Сосредоточиться же не на чем, тела-то нет. Ну или я его просто не ощущаю. Тут мне помог опять счет. Нужно было сначала сосредоточиться на нем, а уже потом перейти в более глубокое состояние концентрации.

Досчитав почти до двадцати тысяч, я наконец ощутил небольшие изменения. Когда ты находишься неизвестное время в одном и том же состоянии, то даже мельчайшее изменение обстановки сразу становится заметным. Потому, когда я увидел подобие света на неизвестно далеком расстоянии, то от радости тут же сбил всю концентрацию. Увы. Свет пропал, и пришлось начинать все заново. С другой стороны, меня можно понять. Осознать, что я могу хоть что-то увидеть — то еще событие. Еще бы понять, а чем, собственно, я вижу? Тела-то нет. Откуда зрение? В любом случае, это изменение в окружающей меня обстановке заставило встрепенуться, вот только эта эмоция общей радости в данном случае вредна. Значит, придется контролировать себя еще жестче.

Только с пятого захода мне удалось не поддаться радости и, наконец, преодолеть барьер в появлении света. Даже не знаю, что сложнее: бороться со страхом, или же с бурей эмоций радости. Ведь чем ближе был свет, тем сильнее радость и эйфория пытались пробиться наружу. Каким образом я перемещался в этом неведомом пространстве, неясно. И перемещался ли я вообще? Каким образом свет приближался, непонятно. Да и неважно это. Главное, что в этом безжизненном нечто было хоть что-то еще. Чем ближе становился свет, тем больше я мог рассмотреть. Передо мной проявилась огромная сфера, состоящая из бесчисленного множества более мелких сфер. Сначала я не понимал размеры того что вижу, пока не приблизился. На фоне этой сферы я был словно муравей возле небоскреба. Вот только сама сфера по-прежнему находилась на неизвестно каком расстоянии. Я не мог подлететь ближе, но и удалиться тоже не мог. Просто завис на месте и все. Несмотря на шок от происходящего, смог различить некий посыл. Он был нежным и приятным, как будто родным и близким. Словно мать посмотрела на меня своим наполненным любовью взглядом.

Это было настолько неожиданно, что я стал терять концентрацию. Сфера резко удалилась от меня, что вызвало испуг внутри моего сознания. Я понимал, что если сейчас потеряю контроль, то опять окажусь в темном нечто. Но поделать с собой ничего не мог, слишком сильны оказались эмоции. Понимая, что у меня не выйдет удерживать контроль, я уже почти сдался, но тут опять ощутил то самое чувство-послание. В этот раз оно было успокаивающим и как будто куда-то звало. Но этого было мало для того, чтобы я остался на месте. Как бы мне ни хотелось, но я стал быстро удаляться от сферы. И когда уже почти перестал различать изображение, ко мне словно что-то прикрепилось. Какая-то то ли нить, то ли еще что-то неизвестное. Это была уже грубая и безэмоциональная связь огромной силы.

Я, словно ракета или что-то еще более быстрое, стал стремительно возвращаться. Причем скорость все росла и росла. Сфера снова стала небоскребом, потом словно луной, а после я уже не видел краев этой сферы, а только громадное пространство, покрытое мелкими сферами различного цвета. Казалось, я сейчас разобьюсь об эти сферы, настолько огромной была скорость. Но в последний момент все исчезло. Совсем. Я застыл на месте, а передо мной возникла нереальная картина. Она настолько выбивалась из привычного понимания мироздания, что я далеко не сразу осознал, что именно вижу.

Четыре куска пространства в абсолютной темноте и я, висящий где-то между ними. Именно, что куска, они словно были вырваны из реальности и помещены сюда. Все они были разными. Но самое главное заключалось в том, что в них находились люди. Ну или что-то, похожее на людей. Первым в глаза бросился кусок, вырванный будто из леса. Полянка диаметром метров десять с купкой небольших деревьев, и стоявшая там безумно красивая девушка в легком зеленом платье. Я узнал ее сразу. Это именно ее мысленный посыл я ощущал. В ее бирюзовых ярких глазах светилась нежность и материнская любовь. Хотелось утонуть в них раз и навсегда. Откуда-то всплыло ее имя. Асаучи — идеал красоты и грации. В ней все было совершенно.

Возможно, я бы так и любовался этой неземной красотой, но рядом что-то раздраженно фыркнуло. Злости в этом раздражении не было. Только грусть, печаль и непонимание нашей радости. Я перевел взор и увидел второй кусок пространства, окруженный тьмой, но при этом он словно сам светился огненным переливом света. На куске самого настоящего солнца спокойно сидела еще одна красавица. Ее огненного цвета длинные волосы словно источали энергию плазмы, а красные глаза на утонченном лице смотрелись на удивление нежно. Одетая в какое-то подобие платья, переливающегося радугой, она смотрела печально в сторону третьего куска пространства. Ее имя тоже всплыло само по себе, Нульами. Откуда-то я знал, что эта красавица чуть ли не плачет. Ей было больно, но отчего, я не понимал.

Сам собой мой взор перевелся на третий и самый необычный кусок пространства. Среди каких-то руин здания и обломков кирпичей сидел спиной ко мне могучий воин. Рядом с ним лежал обнажений меч, а с другого боку ножны от него. Перед ним горел очень странный костер. Он являлся словно источником силы, а может и самим его воплощением. От фигуры воина исходило абсолютное спокойствие и могущество. Казалось, само пространство подвластно его силе и желанию. Он единственный остался безучастным к моему появлению и его имени я так и не узнал. Если Асаучи хотела со мной пообщаться и обнять, словно была моей матерью, а от Нульами шло ощущение безразличия с легким интересом в мою сторону, то от фигуры воина не было ничего.

(прим. автора. Кусок пространства война. https://coub.com/view/27e52f)

Наверно именно это заставило меня обратить внимание на четвертый кусок пространства. Это был большой прозрачный куб, и в нем ощущалось нетерпение и желание. Желание быть со мной и играть со мной, быть рядом и везде. Там все было таким родным и близким, что я чуть не расплакался от умиления. Этот комок искреннего счастья и радости от того, что видит меня, был словно бальзам на душу. Хотя внутри куба разглядеть что-то было сложно. Слишком сильно внутри него бушевала вода, окруженная черным покровом, среди которого стремительно металось что-то похожее на песок, но почему-то покрытый кристаллами льда. Очень хотелось приблизиться к кубу и, разбив его, наконец увидеть тот самый комок счастья, который стремился ко мне. Но увы. Сдвинуться с места я так и не смог.

Посыл со стороны Асаучи я ощутил и разобрал не сразу. Она словно успокаивала меня и при этом внушала, что пока рано разбивать куб, и он, наоборот, спасает от проблем. Не знаю, почему, но я поверил в это. Да и как можно усомниться в той, кто на тебя так смотрит? Так смотрела на меня мать, когда я лет в пять залезал к ней на руки и прижимался всем телом к ней. Правда, если тогда я радовался таким взглядам, то сейчас они меня смущали. Все-таки я уже взрослый парень и эти нежности, как по мне, излишни. Хотя в глубине души мне было приятно от этого ощущения нужности кому-то. Хотелось бы нормально поговорить, но как?

Только сейчас я обратил внимание на три нити, похожие на струны. Все они были разного цвета. Зеленая шла от Асаучи, огненная от Нульами и красная от воина. Вот тут-то я и понял, что именно вижу. Воин был именно той самой личностью из моего прошлого перерождения. Именно его хотел увидеть Элим, и именно от него я получал знания и умения. Или не от него? Усомниться меня заставили насмешливая эмоция Нульами и добродушная Асаучи. В моем сознании вспыхнуло понимание, что все мои боевые умения дала мне именно Нульами, а все познания мироздания Асаучи. А еще я понял, что помогала мне Нульами только по просьбе второй красавицы.

Как только я осознал этот факт, от воина пришло легкое одобрение и мимолетная похвала. Но даже этой мимолетной эмоции хватило, чтобы Нульами расцвела в обворожительной улыбке и уже благодушнее посмотрела в мою сторону. Кажется, больше всего в жизни эта огненная девушка ценила внимание воина. Сам же мужчина протянул левую руку к костру и спокойно взял в ладонь часть огня. Это было настолько нереально, что выбивалось из общей картины, которая и сама по себе была ошеломляющей.

Воин легко и просто кинул этот небольшой кусок огня в мою сторону, и тот, словно живой, устремился по красной нити ко мне. Еще мгновение назад я ничего не ощущал, но как только огонек достиг моего сознания, я из непонятного нечто превратился в человека с руками, ногами и самым обыкновенным телом. Не успел я обрадоваться такому изменению, как все три нити оборвались, а я на огромной скорости устремился куда-то спиной назад. За один миг я очутился перед огромной сферой, что видел ранее, а еще через миг вокруг меня опять была темнота, но уже не полная. Теперь я сам по себе светился огнем, разрезая окружающий мрак своим свечением.

Было и еще одно изменение. Как только я осознал, где нахожусь, рядом появился тот самый закрытый прозрачный куб. Эмоции ликования и радости от него зашкаливали. Сама по себе на моем лице возникла улыбка умиления. Хотелось подойти, но как? Стоило мне только подумать об этом, как тут же между мной и кубом возникла полоса огня, по которой я смог двигаться. Сделав первый шаг, я удивленно замер на месте. Но преодолев удивление, пошел дальше.

Достигнув куба, притронулся ладонью к нему, ощутив безмерную благодарность с той стороны. Жаль, что я не могу освободить того, кто так мне рад. А еще печальнее стало из-за того, что вокруг темнота. Откуда-то издалека пришел посыл от Асаучи. Это было легкое недоумение моей недогадливости. Но в этом посыле было и еще кое-что. Очень объемный и полезный образ знания и понимания. Как оказалось, мне лишь нужно четко представить что-либо и это воплотится в жизнь. От ощущения столь огромной силы я слегка подзавис. Как-то это оказалось неожиданно для моего разума.

Только с пятой попытки мне удалось четко представить место, в котором я бы хотел очутиться. Почему-то это был тот самый странный храм, в котором тренировался с учителем. Пришлось, правда, закрыть глаза для четкого восприятия, но я справился. Теперь вокруг меня не было темноты. Куб стоял на площадке, где еще недавно я сражался с Элимом, а вокруг был лес и знакомые мне домики. Все настолько было похоже на настоящее, что я даже подумал, что опять нахожусь в реальности. Но это заблуждение тут же развеялось, стояло мне взглянуть на небо. Вместо солнца или звезд там была тьма, неприглядная, но знакомая. Это немного расстроило, но радость из куба рядом со мной затмила печаль. Впрочем, кроме радости там было и любопытство. Желание все посмотреть поближе и пощупать самостоятельно. Это настолько походило на эмоции щенка или котенка, что я застыл на месте, купаясь в этих чистых и светлых чувствах любви и верности, обращенных ко мне.

Мне и самому хотелось поскорее разрушить куб. Знать бы еще, как это сделать. К сожалению, тут мои желания были бессильны. Видимо, тот огонек, наполненный силой, выполняющей мои желания, имел свои ограничения. Хм. А что, если пожелать вернуться в реальность? Подумал, сделал. Более того, сила откликнулась сразу. Вот только увиденное и осознанное меня серьезно удивило. И это еще мягко сказано. Ведь я не стал самим собой полноценно. Вместо обычных ощущений, я оказался сторонним наблюдателем за собственным телом. Да еще и с дергающейся картинкой, в которой ни о какой плавности и речи не шло. Я видел все глазами своего тела, но учитывая, что судя по всему, мое тело сейчас куда-то бежало, картинка была, мягко говоря, прыгающая.

Словно отвечая на мой немой запрос, сила опять откликнулась, и изображение стало нормальным. Теперь я видел так же, как если бы сам управлял своим телом. Звук удалось тоже откорректировать, а то слышать хриплое собственное дыхание было не очень приятно. Мое желание стать главным в собственном теле было проигнорировано, а вот на запрос, почему так происходит, ответ я получил. Все дело было в тех самых био-нанитах и теневом оперировании, которое на самом деле стало главным. Даже если я сейчас стану управлять своим телом и отключу установленный Элимом блок управления, то умру в течение минуты. Управлять-то нанитами я не могу, а значит, они превратятся не в помощников, а во врагов.

Если бы я оказался в нынешнем состоянии до того, как побывал в темноте и переосмыслил жизнь, то плюнул бы на все и захватил свое тело. Вот только сейчас я уже не тот, что был раньше. Прежде чем что-то делать, нужно понять, с чем имеем дело. И для начала нужно понять, что сейчас хранится в моем физическом мозге. Помог мне с этим опять огонек силы. Первым делом я заинтересовался воспоминаниями. Память о прошлом, как ни странно, хранилась в целости и сохранности, но была серьезно изменена. Вместо Элима, меня и Рэма по этим воспоминаниям тренировал какой-то бородатый мужик. Да и место, где он это делал, было мне незнакомо. Цель тоже легко обнаружилась. Она была все той же — спасти друзей. Остается вопрос, зачем учитель выкинул нас из тела, и более того, передал управление, по сути, искусственному разуму?

На ответ много времени не ушло. Все что было нужно, так это сопоставить факты и получить готовый вывод. Скорее всего, Элим опасался, что как только мы попадем в плен, любой маг разума сможет проникнуть в наше сознание и прочитать всю нужную ему информацию. Именно поэтому он заменил наши воспоминания. Точнее даже, не заменил, а просто усыпил реальное наше сознание, заменив его искусственным. Почему я думаю, что прав? Так это легко пояснить. В этом новом разуме была память о моей жизни в интернате и дружбе с ребятами. Причем почти полностью. О чем это говорит? О том, что учитель спокойно ковырялся в моей памяти. А раз он смог это сделать, то что мешает повторить такую же операцию альвам? Непонятно, почему учитель не стал предупреждать о том, в каком виде мы будем выполнять его задание, но по большому счету, это и не особо важно. Главное, что он все же собирался выполнить свое обещание. А как именно он этого достигнет, меня волновало в меньшей степени.

Конечно, мне было неприятно и обидно из-за такого отношения учителя. Да и мое текущее состояние совсем не радовало. Но цель, в данном случае, важнее моих переживаний. К тому же, благодаря этим действиям учителя, я смог увидеть нечто потрясающее. Сомневаюсь, что в любом другом случае я смог бы пережить подобный бесценный опыт. Еще у меня теперь есть куб с очень интересным существом внутри него. Правда, нужно признать и другой момент. Только чудом я не сошел с ума в темноте. И вот этот факт я прощать учителю не собираюсь. Меня до сих пор типает от этих неприятных воспоминаний. Теперь-то я понимаю тот самый уклончивый ответ Элима на вопрос Рэма. Хотя возможно, учитель не рассчитывал на то, что я приду в сознание. То есть я должен был, скорее всего, проспать в коме до завершения операции и очнуться уже в центре воскрешения.

От размышлений меня отвлекла резкая смена обстановки. Мое тело, управляемое ИИ или чем-то подобным, падало с обрыва. От такого перехода я мысленно поморщился. Ведь я могу видеть точно так же, как и ИИ, или нет? Опять мысленный запрос в сторону силы, и снова она выполнила мою просьбу без вопросов и моментально. Так что теперь я, развалившись на удобном диване прямо посреди каменной площадки храма, смотрел на экран огромного телевизора с пятиметровой диагональю и звуком из колонок по бокам. Вот так намного удобнее. О комфорте я вообще молчу. Теперь смотреть, как мое тело ловко зацепилось за свисающий трос и уже спускалось в какой-то каньон на нормальной скорости, было даже интересно. Словно смотришь кино от первого лица. Не очень удобно, но интересно.

Но кое-что меня заставило резко вскочить с места. Куб! Я по-прежнему ощущал чувства существа оттуда, но вот его самого не видел. Точнее, куб вообще был абсолютно пуст, а после стал размытым и полностью исчез. Я попробовал воздействовать силой, но ничего не произошло. В мысли стала опять лезть паника. Терять это существо я не хотел категорически. Тех мгновений вместе хватило, чтобы привязаться к этому теплому комку эмоций. Да и сам мой любимец испытывал дискомфорт от того, что я не могу его видеть. Нарастающую истерику оборвал мысленный посыл от Асаучи. Мол, все в порядке, и пока что я слишком слаб, чтобы постоянно находиться рядом с кубом. И этот посыл был настолько мощным, что я моментально пришел в себя.

Что именно произошло, я понял не сразу. Долго думал и сравнивал. Меня очень беспокоил тот факт, что я почему-то: во-первых — очень сильно привязался к тому, кто был в кубе, а во-вторых — с чего вдруг такая паника? Ведь, по сути, никаких особых причин для этого не было. Только после подробного разбора своей реакции по секундам я понял очень интересный факт. Паника была не моя. Это была эмоция существа из куба. Именно оно панически испугалось моей пропажи. Слишком дорог я почему-то для него. Теперь бы еще понять, почему, и кто это вообще такой? Но к сожалению, ответа на это не последовало. Что сила, что Асаучи молчали. А жаль. Могли бы и ответить. Ладно. Раз так, будем дальше смотреть на приключения собственного тела. А заодно попробую изучить тех самых био-нанитов.


Глава 22


Фарамир ант Нансулис в своей жизни не любил делать две вещи: лично принимать участие в сражениях и приезжать в гости к своим родителям. И если насчет первого он с трудом, но мог бы себя преодолеть, то вот второе было намного серьезнее. Не то чтобы его родители были какими-то монстрами, но это их постоянное желание вмешиваться в его личную жизнь раздражало, а иногда и бесило. Со временем у него получилось удалиться как можно дальше от своей родни, чему он был несказанно рад, но иногда все же приходилось гостить в особняке отца. Обычно это происходило два раза в году. На семейном празднике в честь дня рождения матери, и естественно на таком же праздновании, посвященном уже отцу.

В эти дни в особняк отца съезжалось все их многочисленное семейство. А точнее, пять его братьев и две сестры. Все со своими семьями. Исключение было одно — он сам. Только у Фарамира до сих пор не было жены. И именно этот факт являлся одной из главных причин нежелания гостить в родном доме. Так или иначе, все разговоры в доме заканчивались одинаково. Фарамир не умеет одеваться, правильно питаться и, естественно, пора бы уже найти себе жену. Причем в этом убеждении матери ее охотно поддерживал не только отец, но и остальные родственники. Если бы эти разговоры происходили хотя бы раз в десять лет, а не каждый раз при любой встрече, то возможно Фарамир не стал бы обращать на это внимания. Но проблема как раз в том, что он выслушивает это уже более семидесяти лет! Это же просто кошмар какой-то.

Так что, когда отец вышел на связь и попросил его приехать в гости, настроение Фарамира опустилось ниже плинтуса. Мало того, что у него на объекте случилось ЧП колоссального масштаба, так еще и родственники решили на мозги покапать. Причина вызова домой, а это был именно вызов, завернутый в фальшивую обертку просьбы, Фарамиру была предельно ясна. Из-за происшествия в бункере, у врагов отца нашлись аргументы для ослабления его влияния при дворе верховного жреца. Все-таки его отец — Ургаз ант Нансулис, являлся не кем-нибудь, а вторым помощником третьего советника верховного жреца бога Кетцалькоатля. По сути, это практически высший эшелон власти на их планете.

Все это означало только одно — ему опять будут пилить мозг своими нотациями и указаниями, как нужно жить и вести дела. Хотя, по сути, в случившемся его вины не было. И это было хорошо известно абсолютно всем. Фарамир действовал строго согласно приказам и инструкциям, оставленным на такие случаи его начальником Гордариэлем ант Франсуа. Более того, проверку двух авантюристов, что попали в плен, а после стали причиной взрыва, который разрушил бункер, проводили не его подчиненные, а личный отряд Франсуа, который Фарамиру не подчинялся. Но когда это останавливало старых интриганов, сидевших уже сотни лет на своих постах в столице?

Морально подготовиться к такому разговору с отцом полностью невозможно, но все, что можно было сделать, дабы облегчить свою участь, Фарамир сделал. Отправил копию своего доклада отцу, а также копию отчета комиссии по расследованию данного дела. Сам же только на следующие сутки после вызова, оставив все дела по восстановлению бункера на помощника, через комнату телепортации отправился в особняк родни. И каково же было его удивление, когда встретил его там слуга отца, а не мать или лично родитель. Более того, его вывели из дома во фруктовый сад главы семейства. Этот факт являлся чем-то из ряда вон выходящим. Складывалось ощущение, что отец решил встретиться с ним тайно от матери, что само по себе уже было невероятным событием.

Идя за слугой между деревьев из различных регионов планеты по ухоженной тропинке, Фарамир удивлялся все больше и больше. И причина была не только в месте встречи, но и в количестве защитных и маскирующих заклинаний, которые активно в несколько десятков слоев закрывали какую-либо возможность узнать, что именно происходит в саду. О системе охраны особняка, которая, судя по всему, находилась в боевом режиме, и говорить нечего. Все это явно указывало на то, что разговор будет идти о настолько важных и секретных делах, что его начальные предположения не стоили и шкурки фрукта альмара.

— Присаживайся. — Приветственно кивнув головой сыну, произнес глава семейства, небрежным жестом руки прогоняя слугу. Сам он при этих словах присел за небольшой столик, расположенный под крышей беседки и куполом защитных заклинаний. Казалось, еще чуть-чуть, и воздух начнет дрожать от задействованной мощи магии и стихии.

— Добрый день, отец. — С невозмутимым лицом произнес Фарамир, присаживаясь на указанное место напротив отца.

— Как ты уже догадался, наша встреча должна остаться в полной тайне. — Не обращая внимания на слова сына, сходу заявил Ургаз. На что Фарамир лишь осторожно кивнул головой. Между тем отец продолжил с серьезным видом. — А раз ты все понял, то сразу перейдем к делу. Меня интересует твое мнение о том, что произошло в бункере.

— Да. Но, отец, я же уже прислал все отчеты по этому поводу. — Растерялся на мгновение Фарамир, не ожидавший такого вопроса. Точнее, он его ожидал изначально, но не после увиденного же?

— Я их уже читал. — Хмуро произнес тот. — Но мне нужны не отчеты, а твое личное мнение. Без этих витиеватых фраз и обходных слов.

— Не совсем понимаю, что именно ты хочешь услышать? — Осторожно спросил Фарамир, неспешно протягивая руку к стоявшему на столике чайнику и так же неторопливо наливая себе ароматный напиток в чашку.

— Правду. — Не меняя выражения лица, кратко бросил в ответ отец.

— Хм. Я так понимаю, то что-то не вошло в отчет? — Словно рассеянно спросил Фарамир.

— Ты все правильно понял. — Кивнул головой сосредоточенно Ургаз.

— Франсуа в очередной раз заигрался со своей охотой и личным пристрастием, поставив его выше должностных обязанностей, что в итоге и привело к столь печальным событиям. — Спокойно произнес Фарамир, делая глоток из чашки.

— Это я и без тебя прекрасно понимаю. — Поморщился отец. — Мне нужно другое, а именно: данные об этих двух авантюристах.

— Авантюристах? — Удивился Фарамир. — Обычные низшие, которые переборщили со средствами самоуничтожения. Ну или помощники Франсуа что-то там сделали не так.

— В это может поверить кто-то другой, но не я. — Мрачно произнес Ургаз. — Я слишком хорошо тебя знаю. Может ты еще и не повзрослел, но зачатки ума и знаний я вложил в тебя слишком хорошо. Так что перестань ломать комедию и расскажи все как есть.

— Абсолютно не понимаю, о чем идет речь. — Честными как слеза глазами Фарамир уставился в удивлении на отца.

— Хорошо. — Тяжело выдохнул Ургаз и, откинувшись на спинку стула, расслабленно произнес. — Ты один из самых осторожных и предусмотрительных альвов на планете. О твоей болезненной подозрительности знает вся наша семья. И вот с такими данными ты вдруг «случайно» пропускаешь без какой-либо личной проверки двух авантюристов в бункер начальника, а потом тоже совершенно «случайно» отправляешься проверять город с инспекцией.

— Конечно, не очень лестно слышать о себе такое предвзятое мнение. Особенно от того, кто меня уже как лет пятьдесят толком не знает, но … — С легкой ухмылкой произнес Фарамир, сделав многозначительную паузу, и официальным тоном закончил. — Ты ошибаешься. Проверка была проведена строго по протоколу и согласно инструкции о военном положении. Более того, она была запланирована за неделю до происшествия. Что же касаемо низших, то я действовал строго по инструкции.

— Один из посланников бога лично запросил документы и записи с камер наблюдения напрямую у верховного жреца. — Как-то буднично и спокойно озвучил Ургаз шокирующую для Фарамира информацию. — Как ты думаешь, через какое время к тебе постучат гости?

— С чего бы им ко мне стучать. — Не очень уверенно произнес Фарамир, с опасением глядя на отца.

— Больше всего их интересовал не сам взрыв, а личности авантюристов. — Не обращая внимания на фразу сына, продолжил Ургаз. — И вот тут начинается самое интересное. Данные отчего-то неполные. Более того, авантюристы оказались необычными, даже если ориентироваться на ту информацию, что имеется по ним. Один пропал тридцать лет назад, причем у нас на планете, и с тех пор о нем не было никаких данных. Второй, судя по данным отряда захвата, был ими убит выстрелом в голову. А потом оба одновременно появляются у тебя под боком. Обоих захватывают в плен, а после взрыв. Ничего не кажется странным?

— Мммм… Даже не знаю. — Театрально задумавшись, произнес Фарамир. — Кроме их исчезновения, ничего удивительного я не вижу.

— Все еще продолжаешь упорствовать? — Устало потер переносицу Ургаз. — Мы ведь оба понимаем, что это явно не твоя инициатива, а кого-то сверху. Кто-то выдал тебе распоряжения, а после того, как они были выполнены, сделал вид, что ничего тебе не поручал, и вообще первый раз тебя видит. Так ведь?

— Нет. — Спокойно произнес Фарамир. — Это всего лишь непонятные мне домыслы. Если кто и вел какую-то игру, то не используя меня явно.

— Неужели лично один из советников? — Удивился Ургаз.

— Не понимаю, о чем ты. — Натянуто улыбнулся Фарамир.

— Ты по-прежнему мой сын. — Спокойно произнес Ургаз. — Даже несмотря на этот факт родства, я тебя прикрою не только из-за него, но и из-за банального рикошета в мою сторону. Если подставили тебя, то это рикошетом ударит и по мне. Так что, будь добр, перестань играть в опытного интригана, и наконец расскажи, что случилось.

— Еще раз. Я не понимаю, о чем ты говоришь. — Упрямо произнес Фарамир, пристально глядя на отца.

— Что же, я поясню. — Хмуро сказал Ургаз, глядя на чашку в руках сына. — Первый факт, который вызывает подозрение — это действия отряда захвата. Почему они, убив авантюриста, не стали забирать его труп? Ты сейчас скажешь, что спросить нужно у них, но мы оба прекрасно понимаем, что эти пятеро, которые каким-то странным образом оказались в том самом отряде, что ты сформировал для отправки к основным силам вторжения, скорее всего, уже мертвы. Учитывая почти сорок процентов потерь среди наших бойцов, что отправились к низшим в мир, это скорее факт, чем предположение. Ведь они были в первой волне. Так что спросить не получится. По той же причине все, кто управлял дронами, которые наблюдали за той местностью и почему-то увели их в сторону, тоже не могут быть допрошены.

Ургаз перевел свой хмурый взгляд на сына, отчего Фарамир, не выдержав, стал рассматривать окружающие их деревья.

— Но на этом странные детали этого дела не заканчиваются. — Продолжил холодно отец. — Я уверен, что ты следил за своим начальником. Эта твоя страсть к информации мне хорошо известна. А значит, у тебя были неучтенные камеры внутри бункера. Но по какой-то причине ты не стал приобщать их записи к делу. Записи стационарных камер, что были установлены Франсуа, отчего-то не покрывали именно те два помещения, в которых и находились пленные авантюристы. Тут ты тоже не в курсе ситуации?

Но и на эти слова Фарамир предпочел промолчать, упрямо поджав губы.

— Значит, все-таки кто-то из советников напрямую. — Кивнув, утвердительно произнес Ургаз. — Разве ты не понимаешь, что тут совсем другой уровень? Обмануть можно меня, советников и возможно даже жреца, но посланника бога? Ты уверен, что хочешь связываться с ними?

— От посланника никто не защитит и не прикроет. — Хмыкнул в ответ Фарамир.

— Никто. — Спокойно согласился отец. — Кроме такого же посланника.

— Что ты имеешь в виду? — Бросил пронзительный взгляд в сторону отца Фарамир.

— То, что сказал. — Безразлично пожал плечами Ургаз. — Есть тот, кто сможет прикрыть, но для этого нужны очень веские основания.

Фарамир перевел взор на деревья, задумчиво глядя на них и явно пребывая в противоречивых чувствах. Он явно колебался, и Ургаз это ощущал, потому не торопил сына. И лишь когда прошло минут пять в полной тишине, глава семейства негромко произнес.

— Так у тебя хотя бы появится шанс и …

— Первый помощник старейшины жрецов бога. — Оборвав отца, резко произнес Фарамир. — Обратился сразу после того, как Франсуа взяли в плен. Передал мне приказ на словах через своего помощника, да еще и под запретом какой-либо записи.

— Первый помощник? — Изумленно уставился на сына Ургаз. — Тот, что погиб при высадке у низших?

— Да. — Хмуро произнес Фарамир, печально добавив. — А потом возродился без тени разума и памяти.

— М-да. — Растерянно произнес Ургаз. — Ну и дела.

— И не говори. — Мрачно добавил Фарамир. — Все, кто имел отношение к делу, уже погибли. Остался только я один.

— Но почему? — Пробормотал растерянно Ургаз. — Тебя же в первую очередь должны были устранить. — Но тут же вскинулся и азартно произнес. — Что именно он приказал?

— Чтобы отряд ловчих убил конкретного авантюриста, и именно выстрелом в голову, после чего бросил тело, а всех дронов убрали. — Убитым голосом ответил Фарамир. — Второй приказ гласил о том, что нужно убрать все камеры наблюдения из двух помещений. Мол, скоро ко мне явятся авантюристы, и именно их я должен буду поместить туда. На этом все.

— Ничего не понимаю. — Озадаченно произнес Ургаз. — Зачем это все первому помощнику?

— А если все исходит от старейшины? — С намеком посмотрел на него сын.

— Маловероятно. — Отмахнулся от этого предположения Ургаз. — Ему политика не интересна абсолютно. Занимается только своими жрецами и все.

— Но ведь других кандидатов нет. — Возразил Фарамир. — Да и это задание как-то не похоже на политическое.

— Оно, если честно, ни на что не похоже. — Задумчиво произнес Ургаз. — Ума не приложу, зачем таким фанатикам, как жрецы, устранять Франсуа, да еще и при этом разрушать его лабораторию. Он же всегда был на их стороне. Одного приказа старейшины хватило бы, чтобы он сделал все, что можно и нельзя. Да и это непонятное совпадение со смертью помощника старейшины. Или не совпадение. Но тогда почему ты жив? Слишком много загадок. Может у тебя какие мысли есть?

— Если бы были, то я бы уже их проверил. — Тяжело вздохнул Фарамир.

— Я же правильно понимаю, что никаких доказательств, кроме твоих слов, нет? — Ургаз сурово посмотрел на сына.

— Правильно. — Поморщился Фарамир. — Собственно, я и так осознаю, что ты мне не поверишь.

— Если бы в этом не было интереса посланников, то скорее всего. Но просто так такие личности обращаться не будут. Так что до того момента, как они сами придут к тебе, нужны более серьезные аргументы в защиту. — Сосредоточенно произнес Ургаз, что-то усиленно обдумывая при этом. — Думаю, нужно еще раз допросить тех двух авантюристов. Возможно, у них были какие-то закладки в памяти, с которыми не справились штатные менталисты. Где-то же жил этот низший Рэм тридцать лет. Да и каким образом второй выжил после пули в голову, тоже непонятно. Или у тебя есть ответы на эти вопросы?

— Нет. — В очередной раз вздохнул Фарамир. — Я же тогда не знал, кто это такие. Да и не интересовался особо. Не думал, что так все обернется.

— Не думал он. — Недовольно проворчал отец. — Нет, чтобы сразу связаться со мной. Ну да ладно, того, что случилось, уже не изменить. В общем, делаем следующее. — Остановившись на минуту и задумчиво постучав пальцами по столешнице, Ургаз продолжил. — Сейчас у нас в мире низших война, так что со следующей партией снабжения отправишь пятерку ловчих, тех, что поумнее. Пускай прикинутся местными и захватят хоть одного из этих авантюристов.

— Не выйдет. — Усмехнувшись, возразил Фарамир. — Болванки низших с ними не справятся. Очень сильные бойцы ближнего боя. Таких живыми захватить очень сложно.

— Хмммм… — Протянул задумчиво Ургаз. — А какие еще есть варианты? Магов или кого посильнее мы послать не сможем. Так что думай. Что еще можно сделать?

— Есть одна мысль. — Отрешенно ответил Фарамир. — Оба стремились спасти своих друзей. Тот, что Рэм, рвался забрать свою сестру, а второй, под именем Артем, хотел спасти соратников из отряда, двух парней и девушку. Вроде как он к девушке неравнодушен.

— Ооо! Вот это уже что-то. — Бодро произнес Ургаз. — Те тоже сильные бойцы?

— Да не особо. — Не очень уверенно произнес Фарамир. — С последней точно мои болванки справятся. Но как передать послание цели? Он же может и не понять, кто это сделал и зачем. Да и к тому же, в отличие от нас, у низших процесс воскрешения занимает не два месяца, а полгода.

— Согласен, но не совсем. — Солидно покивал головой отец. — Низшие — те еще тугодумы. Но тут не переживай. Есть у меня возможность оставить послание нашей цели. А что до времени, так твоим бойцам еще потребуется время, чтобы найти цель. Так что тут как раз все отлично совпадает по времени.

— Хорошо. — Легко согласился Фарамир. — Куда приманку разместить? У меня опасно, да и Франсуа через два месяца восстановится.

— Разместим в одной из моих крепостей. — Усмехнувшись, ответил Ургаз. — Думаю, крепость Алькард прекрасно для этого подойдет.

— Это та, что на юге? — Наморщив лоб, неуверенно спросил Фарамир.

— Именно она. — Улыбнувшись, согласился отец. — В общем, все решили, а теперь пошли в дом. Навестишь мать, а то совсем о ней забыл.

— Аэээммм… — Растерянно промычал Фарамир, но осознав, что от этой участи он все равно не отвертится, покорно вздохнул. — Хорошо. Пошли.


Глава 23


Несмотря на пояснения и помощь со стороны непонятной мне силы, я так и не смог разобраться в принципе работы бионанитов и искусственного разума. На любой мой запрос я получал целую кучу мыслеобразов с пояснениями. Не очень понятно, откуда они приходили, я бы даже сказал — совсем не понятно, и скорее всего, для кого-то из ученых данная информация была бы полезна, но не для меня. Слишком мало у меня знаний в этой сфере. Да и времени на изучение было мало. По сути, всего сутки. Потом мое тело захватили в плен твари альвов, доставили в тюрьму, маги прочитали мой разум, и убедившись в том, что ничего опасного и особо интересного в нем нет, разместили в обычной камере. И уже ночью сработала заложенная программа создания взрывчатки из моего организма. После — взрыв и конец истории.

Очнулся я в белоснежной палате на самой обычной кровати. Как ни удивительно, но все, что я до этого видел в фильмах и блогах авантюристов по поводу центра воскрешения, оказалось правдой. Кроме меня, в комнате находились еще три койки. Две из которых были заняты Рустамом и Артуром. Третья пустовала. Все это я изучал с отстраненным видом. Судя по всему, разбудили меня именно голоса ребят, которые оживленно обсуждали какие-то новые умения и доспехи. Все еще не до конца проснувшись, я прислушался к тому, о чём они говорят. Да и в своих ощущениях нужно было разобраться.

— …а я тебе говорю, что этот артефактный щит хуже чем тот, что мы смотрели первым. — Оживленно и агрессивно что-то доказывал Артур, сидя напротив Рустама. Оба парня уставились на голографический экран, развернутый между ними, абсолютно не обращая внимания на меня и окружение.

— Ну, не знаю. — С сомнением протянул Рустам. — Защиты тут побольше будет. Да и зачем мне ментальное заклинание провокации? А тут вон, есть укрепление щита и игнорирование урона на почти пять секунд.

— От же, тупая твоя башка. — Возмутился Артур. — Смысл от твоего игнорирования, если все монстры на нас будут нападать, а не на тебя. Да и вообще…

Пока один убеждал другого насчет какого-то там снаряжения, я с удивлением заметил, что слушаю их разговор с каким-то странным ощущением нелогичности и неправильности. Вся эта ситуация выглядела как-то нереально. Особенно параметры обсуждаемых вещей. Откуда у них такая куча денег на их покупку? Я уже хотел вмешаться, но тут заметил браслет на своей руке. Очень дорогой браслет. А это еще что такое? Откуда? Растерянно осмотрел обновку и активировал. Перед моим взором тут же расцвела всеми цветами радуги информационная панель седьмого ранга.

— Ничего себе сюрпризы. — Пробормотал я еле слышно.

Быстро промотал панель и первым делом активировал статус. После чего только и мог, что в шоке открывать и закрывать рот, не в силах что-либо произнести. И я даже не знаю, что меня больше всего шокировало: сумма денег на счету, или же мои новые параметры и уровень. И то и другое настолько сильно выбивалось из привычных рамок, что я не сразу смог осознать цифры перед глазами. Что, впрочем, не помешало мне на автомате сразу же купить себе еще одну жизнь. Уж очень не хотелось и дальше наблюдать в графе «Количество воскрешений» — ноль. Только после этого я принялся подробнее рассматривать новые данные. Сумма денег после вычета сорока пяти миллионов кредитов выглядела уже не столь огромной, но все равно впечатляла. У меня еще осталось чуть больше двадцати миллионов. Огромные деньги. На них можно жить лет пять, ни в чем себе не отказывая. Может я зря потратился на новую жизнь? Не. Это в любом случае важная трата. Итак, что у меня теперь по статам?

Общий уровень — 42.

Первая шокирующая цифра. Обычно до такого уровня нужно развиваться лет десять, не меньше. А тут за одну операцию столько прилетело. Хотя, если учитывать тот факт, что я месяц тренировался с Элимом, а потом еще и базу альвов взорвал, то все выглядит логично. Кроме одного факта: откуда система в курсе того, что я сделал? Или же это все за то, что Айзек с братом и нашей помощью пленил альва? Да не. Слишком много. Еще деньги можно так пояснить, то вот уровень — нет. Значит, откуда-то система в курсе моих успехов. Хм. Кстати, а где Рэм? Впрочем, возможно он просто в другой палате. Нужно бы узнать ответ, но пока что рано. Сначала до конца изучим остальные изменения.

Сила 38 Ловкость 62 Выносливость 34 Дух 21

Маг. Интеллект 35

Молитва 18

С основными параметрами почти все ясно. Кроме ловкости и магического интеллекта, ничего удивления не вызывает. Впрочем, и ловкость легко пояснить моими тренировками с Элимом, правда, опять возникает вопрос. Откуда все эти данные у системы? Но больше всего удивляет так сильно подросший интеллект. С чего вдруг? Я ведь никакими магическими способностями не владел. Странно. Следующий раздел тоже не особо удивил. Хотя «мастер скрытности» как-то уж слишком сильно подрос. Кроме того, маскировка вышла на уровень мастера, достигнув заветных пятидесяти единиц.

Владение огнестрельным оружием 21

Владение кинжалами 31

Владение копьем 22

Мастер скрытности 52

Тихий шаг 47

Мастер маскировки 50


Что-то слишком много плюсов за одну только миссию. Ладно. Смотрим дальше.

Мастер меча — 51.

Ничего удивительного. Опять-таки тренировки с учителем явно повлияли и на этот параметр. Хотя, может я неправ? Если так посмотреть и подумать, то возможно, система наконец отметила мои скрытые до этого возможности? Учитывая, что при воскрешении данные о моих умениях и всем остальном собираются максимально точно, то возможно, системе ничего и не надо было узнавать. Она просто зафиксировала текущее положение вещей и все. И это, кстати говоря, сразу объясняет всю новую информацию обо мне. Да и идущий следом абсолютно новый список возможностей в этом случае легко поясняется.

Уровень магического потенциала — 1

Магия стихии холода — 2

Магия стихии земли — 2

Магия стихии тьмы — 2

Магия стихии воды — 2

Пояснить, откуда информация у системы, конечно можно, но вот ответить на вопрос, откуда у меня магия, намного сложнее. Пока я восстанавливался, бог решил наградить меня за старания? Но тогда почему параметр молитвы вырос не очень-то заметно? К тому же, очень странное совпадение списка с тем, что я видел в таинственном кубе. Там тоже была тьма, вода, лед и песок. Интересно, песок — это проявление земли? Может ли быть так, что в кубе находятся мои стихии? Но ведь оттуда я явственно ощущал эмоции и разум. Стихии разумны? Да ну, неее… Бред. Что-то меня занесло явно не туда. Совсем уже с ума сошел. Разумные стихии… Ха. Вот это я конечно выдал. Впрочем, кто мне мешает обратиться к тому самому помощнику? Может и тут сможет пояснить, что и как?

Вот тут-то меня и ждал вселенских масштабов облом. Как я ни старался, но никакого отзыва не было. Только на самом краю сознания, где-то очень далеко, мелькали знакомые эмоции существа из куба, но только в этот раз в них преобладали тревожные нотки. И еще вроде как ощущалась обида. Быстро бросив взгляд в сторону ребят, я убедился в том, что они по-прежнему о чем-то горячо спорят. Конечно, мне очень хотелось с ними переговорить, или хотя бы поздороваться, но нестерпимый зуд любопытства не давал покоя. Мне срочно хотелось бросить все и ринуться в ту самую медитацию, которая позволила мне в прошлый раз увидеть нечто невероятное. Может и в этот раз получится?

Понимая, что бороться с собственным любопытством я долго не смогу, решил все же попробовать. К тому же, ребята никуда и так не денутся. А вот зуд только усиливался. Решительно отодвинув все сомнения и посторонние мысли, я сосредоточился на своем дыхании. Приготовился к долгим попыткам пробиться туда, где был, но в этот раз все произошло как-то легко и просто. Звук в комнате замер, как и все, что находилось внутри, а затем изображение расплылось, и меня словно куда-то перенесло. Вокруг оказалась абсолютная тьма, но уже через мгновение я очутился прямо посреди площади храма. Того самого, что создал в свое время с помощью неведомой силы. Тут все было, как и раньше. Даже куб стоял там, где и находился в первое моё посещение.

С любопытством осмотревшись, я чуть не подскочил на месте от того сгустка эмоций, что ринулись в мою сторону из куба. Чего там только не было. Обожание, любовь, преданность, обида, грусть и огромное желание свободы. С трудом справившись с этим наплывом чужих мыслей и желаний, я подошел к кубу. Вот только в этот раз он был не таким, каким я его запомнил. Во-первых, он стал непрозрачным. Какая-то пленка словно очень плотного тумана закрывала внутренности куба. Во-вторых, с четырех сторон к кубу были прикреплены какие-то непонятные конструкции. Причем ощущались они так же, как заклинания молитвы богу в храмах. Там стояли артефакты, и веяло от них такими же ощущениями, как и от этих непонятных устройств.

Прикоснувшись к кубу, я ожидал ощутить того, кто был внутри, но в этот раз ничего не произошло. Такое ощущение, что куб сейчас окружен каким-то барьером. Что все это значит? Озадаченно размышлял я, глядя на куб и устройства. Ничего не понимаю. Очень бы хотелось опять иметь помощника, что сможет ответить на вопросы, но чего нет — того нет. Попробовал выйти на связь с теми, кого видел прошлый раз, но ничего не вышло. Такое ощущение, что связи с теми девушками и мрачной личностью из моего прошлого больше нет. Ну или же я просто что-то делаю не так. Хотел было попробовать еще раз, но вместо этого меня выкинуло отсюда, и я опять оказался в реале, где все в тот же миг стало двигаться, а в мой мозг проник радостный и громкий звук восклицания. От такой перемены я конкретно завис. Так что осознать, что это меня так приветствует Артур, я сразу не смог. Слишком резкий переход из одного состояния в другое.

— Ау! Артем! Очнись! — Обеспокоенно орал друг, при этом нещадно тряся меня за плечи.

— Тссссс. — Прошипел я недовольно, с трудом вырвавшись из объятий. — В порядке я.

— Уфффф… Наконец-то очнулся. — Расслабленно выдохнул Артур.

— И тебе доброе утро. — Поморщился я от чересчур громкого голоса парня. — И чего так орать-то?

— Да мы с тобой поздоровались, а ты молчишь и смотришь в одну точку стеклянным взглядом. Вот мы и испугались. — Довольно оскалившись, пояснил Артур.

— Не мы, а он. — Солидно возразил Рустам своим басом, вмешавшись в пояснения товарища. — Как ты? В порядке?

— Да вроде все нормально. — Осмотревшись, произнес я. — А вы как? Давно очнулись?

— Еще вчера. — Подмигнув мне, произнес Артем. — Ты прикинь, мы тут, оказывается, все вместе оказались. Ты, я, Рустам и Мелинда. Это же надо как совпало.

— Почему совпало? — Удивился я, и тут же понял один простой факт. Они-то явно не знают о том, что я отправился их спасать и взорвал тюрьму.

— Как это почему? — Уставился на меня Артур. — Ты что, не понял? Мы, получается, умерли в один день в мире альвов. — И тут же смутившись, растерянно посмотрел на меня и добавил. — А как так получилось? Ты что, второй раз умереть успел? Да нет. По времени не выходит. Ничего не понимаю. У них тут что, сбой какой-то был? Ты же вроде умер намного раньше нас.

Вот тут-то уже я сам подзавис. А что мне говорить-то? Ведь Артур прав. Я на их глазах умер от пули в голову, а теперь вот появился вместе с ними. Вот так мы и сидели, уставившись друг на друга. Я не знал, что сказать, а ребята сами пребывали в шоке от своих же выводов. С одной стороны, почему бы и не рассказать правду? А с другой, что-то меня останавливало от такого поступка. И не только потому, что в мой рассказ очень сложно поверить, но еще и потому, что я своим рассказом мог подвести учителя. Правда, я что-то не помню о том, чтобы он запрещал мне говорить, но вдруг?

— Ага! — Ворвался в тишину резкий окрик от дверей в нашу палату. — Вот ты где!

Под сопровождением наших изумленных взоров в палату вошел парень лет шестнадцати с очень знакомой мне зеленой шевелюрой.

— Рэм?! — Невольно вырвалось у меня с очень большим сомнением.

— Надо же. Узнал. — Оживленно произнес он, делая еще один шаг вперед и останавливаясь возле нас. — А это, я так понимаю, те самые твои друзья, ради которых ты решил взорвать бункер альвов вместе с ними?

— Взорвать бункер? — Удивленно повторил Артур, переводя взгляд с Рэма на меня и обратно.

— Ради нас? — Пытаясь изобразить безэмоциональный вид, вторил Рустам. Вот только его изумление на лице было очевидным.

— Ну да. — Улыбнувшись, ответил Рэм. — А он что, еще не успел вам рассказать?

— Рассказать что? — Все еще пребывая в растерянности, произнес Артур.

— Нет. Еще не успел. — Справившись со своим лицом, вроде как спокойно произнес Рустам.

— Ага. Вот и хорошо. — Довольно потирая руки, произнес Рэм. — Значит я буду первым.

— А как твоя сестра? — Встрял я со своим вопросом.

— Все отлично. — Подмигнув многозначительно мне, довольно улыбался парень. — Я бы сказал, даже превосходно. Она, правда, ничего не помнит о том, что была в плену, но в остальном чувствует себя хорошо.

Я лишь облегченно вздохнул. Парни удивились такой моей реакции, но Рэм прекрасно меня понял, одобрительно хмыкнув. Все-таки я рад за него и за его сестру. Уж очень сильно переживал по этому поводу Рэм. Мне, если честно, даже страшно представить, что бы я сам чувствовал на его месте.

— Так вот. Вы ведь помните, отчего умерли? — Переключился резко Рэм, обращаясь к ребятам и, получив согласный кивок, продолжил. — Вот и отлично. Ибо тот самый взрыв произошел из-за меня и вашего упорного друга Артема. Если бы не он, то вряд ли у нас получилось бы все провернуть. Особенно после того, как я с огромным трудом вытащил его с того света. Вы ведь думали, что он погиб тогда от подручных альвов?

Рассказывал Рэм с чувством и расстановкой. Вот только правды в его рассказе было очень мало. Хотя он так красочно и правдоподобно все расписывал в подробностях, что я чуть было не засомневался в собственной памяти. Да и в его рассказ было поверить намного проще, чем в правду. Из его слов выходило, что в тот день, когда мне попали в голову, я не умер, а спас меня Рэм. Кстати говоря, он обозначил тот факт, что пуля не прошила мою голову насквозь, а лишь прошла рикошетом от моего черепа, который мне, видимо, удалось укрепить собственной силой. Правда, не ясно, почему монстры не проверили мое тело, но этот факт Рэм так хитро обошел, что даже я ничего не заподозрил. Вроде как их кто-то срочно вызвал из центра, и потому они сразу ринулись в крепость альвов.

Потом шел рассказ о том, как он меня вылечил, а я убедил его в том, что мы вдвоем сможем провернуть сумасшедший план по спасению его сестры и моих друзей. По словам Рэма выходило, что главным вдохновителем плана являлся я, а он сам лишь воплотил мою идею в жизнь. То есть внедрил в наши тела специальный состав, который не смогут обнаружить ищейки альвов, а после мы изобразили ложный поход к их крепости, при этом не особо сопротивляясь собственному пленению. Естественно, существовала возможность того, что нас разместят в другом месте, но тут уже Рэм придумал хитроумный план. Мы с ним изобразили отчаянное стремление увидеть своих друзей и родню, рассчитывая на болезненную страсть альвов пытать жертв с помощью их самых близких людей. Как мы и предполагали, нас разместили почти в соседних с ребятами камерах. А дабы мы ощутили неизбежность судьбы, Рэму показали через окно сестру, а мне Мелинду.

Закончился его рассказ тем, что мы ночью активировали придуманную им смесь, после чего весь бункер с монстрами взорвался. Звучало из его уст все очень солидно и безумно. Просто какие-то супер герои выходили. Интересно, а как он пояснит тот факт, что мы шли без разведки? Или откуда мы знали о том, где именно содержали ребят? Не то, чтобы я хотел завалить рассказ Рэма, но уж очень хлипким он мне виделся. Впрочем, парням он таким не казался. Они теперь смотрели на меня совсем другими взглядами. И честно говоря, мне было не очень уютно. В основном из-за того, что мы присваивали себе славу учителя. Да и по сути, никакой супер храбрости с моей стороны не было. Я ведь даже не взрывал себя и не пытался прорваться к ним. Все это сделал внедренный в мой мозг искусственный разум. Я лишь наблюдал как бы со стороны за всем процессом.

— Братан, ну ты конечно тот еще кадр. — Восхищенно произнес Артур после завершения рассказа Рэма. При этом он подскочил с места и, схватив мою руку, начал трясти. — Но молодец!

— Да ладно тебе уже. — Смутился я от такой реакции. Еще и Рустам смотрит на меня как на героя.

— Не, ну ты посмотри, какой скромник. — Толкнув Рустама в плечо и наконец перестав меня трясти, заявил Артур. — Вытащил нас из полной задницы и скромничает. Реально герой, не то что мы с тобой.

На эти слова Рустам согласно и солидно покивал головой, с уважением глядя в мою сторону. От чего я еще больше смутился и кажется покраснел. Было жутко неудобно и неловко.

— Кстати, раз уж вы все здесь, то что собрались делать дальше? — Усмехнувшись и подмигнув мне, спросил Рэм. — Может хотите присоединиться к моей команде?

— К твоей? — Изумленно посмотрел я на него. — А как же Айзек и другие? Или ты обо всех?

— Нет больше с нами Айзека. — Хмуро произнес Артур, отвернувшись. — Бросил он нас. Денег кинул и все.

— Он сделал то, что обещал. — Пожав плечами, спокойно возразил Рустам. — Без него мы бы не смогли добиться и этого.

— А чего мы добились? — Возмутился агрессивно Артур. — Вместо своей жизни купили другую? Или может сказать ему спасибо за наш плен у альвов? Ты разве не понимаешь, что если бы не Артем и Рэм… — при этих словах Артур резко кивнул в нашу сторону, — мы так бы и гнили в этом плену до скончания века?

— Артур, ты не прав. — Спокойно ответил я вместо Рустама. — Айзек дал дам возможность реализовать себя. Получить новые возможности и окупить поход. А то, что мы попали в неприятность, так в этом виноваты только мы сами. Если бы не стали надеяться на чудо, а сразу же активировали самоликвидацию, то уже давно бы оказались здесь.

— Да ну? — Криво усмехнулся Артур. — И что бы ты тогда делал? Купил бы себе еще одну жизнь, а дальше что? Или ты думаешь, что за пять миллионов кредитов можно жить вечно? А может у нас были какие-то супер-пупер способности? Так я тебе скажу — нет. Нет никаких супер способностей у нас. Только ты взлетел по уровню, и то лишь потому, что взорвал бункер с тварями. А без взрыва что бы ты делал?

— Значит, за пленение альва нам всем заплатили по пятьдесят лямов. — Задумчиво пробормотал я.

— Именно. — Кивнул уверенно Артур. — Более того, мы тут никому не нужны. Вон, Саманта живет в убогой однушке, и просто ждала нас. Уж не знаю, на что она надеялась, но решила сначала дождаться нас, а уж потом, если мы разойдемся как в море корабли, уехать в другой город, пожить пару лет в реале, а после отправиться в вирт. Ни одна гильдия авантюристов не предложила нам места в своих рядах. Все, что мы можем — это отправиться самостоятельно к монстрам, доблестно сдохнуть без спецвооружения Айзека и его отца, а после уйти в вирт.

— Что-то у вас слишком пессимистический взгляд на вещи. — Вмешался Рэм в наш разговор. — Я же уже предложил вам вступить ко мне в команду. Или вы против?

— Да нет. — Смутился Артур, избегая смотреть на Рэма. — Просто, зачем мы вам? Вы ведь только из-за Артема это предложение сделали. Разве нет?

— Не буду спорить с тобой. — Спокойно согласился Рэм. — Так и есть. Просто ваш упрямый товарищ, — он кивнул в мою сторону, — без вас не захочет вступать в мою команду. Но… — Улыбнувшись, произнес Рэм, глядя на Артура, весь вид которого выражал фразу «Ну, а что я говорил?», — он в вас верит, так что мешает поверить и мне? Деньги на снаряжение у вас есть. Монстров я уничтожать умею. Так что пару лет поохотимся на мелочевку, подтянем ваши знания, а там, глядишь, вы и станете нормальными бойцами. Хотя, если вы против, то…

Рэм замолчал, многозначительно глядя на ребят, и украдкой опять лукаво подмигнул мне. Я же все еще думал над словами Артура. Как ни смотри, он прав. Хотя, как по мне, слегка передергивает факты. Если не покупать еще одну жизнь, то за пятьдесят миллионов можно спокойно и тридцать лет прожить неплохо. Вот только это будет скучная и постная жизнь с тупиком за горизонтом.

— Мы согласны. — Пробасил Рустам, жестом руки оборвав очередной спич Артура. — И будем очень рады, если у вас получится превратить нас в хороших авантюристов.

— А как же девчонки? — Вмешался я. — Они-то не знают еще ничего.

— Знают. — Довольно улыбнулся Рэм. — И уже дали свое согласие.

— Как это? — Выразил общее удивление Артур.

— Тея поговорила с ними, и они, кстати, оказались намного разумнее вас. — Насмешливо произнес Рэм с нотками ехидства. Впрочем, увидев удивленные лица ребят, вздохнул и добавил. — Мою сестру зовут Тея, и она тоже в отряде.

— Итого, у нас один очень высокого уровня авантюрист, которого мечтают увидеть в своих рядах все поголовно гильдии. — Задумчиво произнес Артур. — Один уникум, что смог получить сразу четыре начальные стихии, да еще и с солидным уровнем, и которого тоже возьмет любая гильдия. Одна бывшая авантюристка с пробелом памяти и четыре балласта в виде нас. Так?

При этом Артур посмотрел вопросительно на Рэма.

— Абсолютно верно. — Кивнул спокойно тот. — Она действительно не очень сильно отличается по силе от вас и, более того, сейчас уверена в том, что ей всего восемнадцать лет. Но к чему ты клонишь? Меня и одного хватит, чтобы уничтожить любого монстра среднего уровня, а на более сильных мы в ближайшие пару лет не полезем.

— Да это понятно, что ты и сам можешь справиться. — Хмыкнул Артур. — Просто не могу понять, зачем тебе это? Смысл в чем? Тебя ведь даже с таким данными сестры заберут куда угодно.

— Что же, могу и ответить, о наш подозрительный друг. — Насмешливо сказал Рэм, явно не обидевшись на эти вопросы. — Все дело в том, что если я вступлю в гильдию, то буду обязан делать то, что они прикажут. А если я смогу создать из вас хороший отряд, то через два года мы сможем вступить в гильдию уже на своих условиях. Более того, я рассчитываю выбить для нас солидные бонусы и привилегии.

— Ясно. — Явно успокоившись, произнес Артур.

— А зачем вообще вступать отрядом в гильдию? — Решил вмешаться и я в разговор. — Если у нас все получится, то мы и сами сможем охотиться на монстров.

— Сможем. — Согласился слишком легко Рэм. — Вот только ты забыл о трех очень важных моментах. Первый — это возможность получить страховку на случай ошибки. То есть, если у нас вдруг не окажется денег на покупку воскрешения для кого-то из отряда, это возьмет на себя гильдия. Второй — снаряжение. Покупать на свободном рынке гораздо дороже, чем заказать такой же артефакт у клановых умельцев. Причем примерно раза в два, а иногда и в три. И это касается также всех стандартных расходников в походе. И наконец, самый важный третий пункт — военное обязательство. Сейчас, например, идут активные боевые действия против монстров в вашем родном городе. Или точнее на месте того, что от него осталось.

— Боевые действия? — Удивился я.

— Ах да, ты же не в курсе. — Хлопнув себя по лбу ладонью, воскликнул Рэм. — Из-за вашего захваченного альва, или просто потому, что им так захотелось, но в итоге появился прорыв возле вашего города. Там уже полгода как война идет. И как подсказывает история, в ближайшие несколько лет она не закончится.

— А как же бог? — Растерянно спросил Рустам.

— Если вы вспомните историю… — Укоризненно посмотрел на нас Рэм, — … то вспомните, что бог изгонял из нашего мира вторженцев только через лет десять после начала войны.

— Но насколько я помню, там вроде как больше года войны не было. — Не очень уверенно возразил Артур.

— Неправильно помнишь. — Усмехнулся Рэм. — Обычно прорыв альвов и их тварей длится от пяти лет и до десяти. Так что мы еще вполне можем на эту самую войнушку попасть.

— И причем тут гильдия? — Спросил Рустам.

— Вот мы и подошли к сути вопроса. — Спокойно начал отвечать Рэм. — Если ты не в гильдии, то когда именно тебе отдавать долг родине, решает армейское начальство. Нас два года трогать не будут, так как мы считаемся пострадавшими, а вот потом спокойно могут отправить всем составом на линию фронта. Если же мы будем в гильдии, то там есть своя очередь, и в результате гильдия сама принимает решение, когда и какой именно отряд из своего состава отправлять на фронт.

Еще часа два обсуждали различные гильдии и наше будущее, пока к нам не заглянула медсестра и не разогнала всех по койкам. Пока мы еще не совсем пришли в норму, и потому у нас еще были обязательные процедуры восстановления. Все-таки это были новые тела, и пока в некоторых ситуациях могла сбоить моторика или еще чего. В любом случае, главное для себя узнал, и уже с спокойнее смотрел в будущее. Как говорится, все что ни делается — все к лучшему. Не встреть я учителя и Рэма, то кто его знает, чего бы сейчас делал.


Глава 24


— Проходи. Присаживайся. — Вежливо произнес Оман’Эльхам’Гурман, расположившись в своем любимом кресле во главе огромного деревянного стола. При этом он кивком головы поприветствовал вошедшего к нему в кабинет главу контрразведки, а также и всей разведки Зула‘Ацтекова’Гурмана. Дождавшись, когда гость усядется в одно из трех кресел, стоящих у стола, хозяин просторного кабинета продолжил. — И какое же важное дело заставило тебя лично заглянуть ко мне в гости?

— Да есть тут два необычных события. — Задумчиво протянул гость, рассматривая картины, развешанные на стенах кабинета. — Причем одно из них радостное, а второе непонятное.

— Что же, я очень внимательно слушаю. — С легким любопытством произнес Оман.

— Сначала я бы хотел обсудить общие вопросы, если не возражаешь. — Переключил свое внимание с картин на Омана гость.

— Общие вопросы? Разве там появились новые обстоятельства? — Нахмурившись, спросил Оман.

— Да. — Спокойно ответил гость. — Альвы уже четыре раза получили серьезный отпор от людей и теперь собирают слишком большую армию для вторжения. Причем делают это скрытно.

— Хм. Даже так. — Задумчиво постучав по столу, протянул Оман. — Я правильно понимаю, что они стараются скрыть эту армию от нас?

— Абсолютно верно. — Спокойно кивнул головой Зул. — Если быть совсем точным, то скрывают они сбор почти двухсот магов высшей категории. Официально это сбор на конклав магов, но реально они собираются отправиться на войну.

— Это очень неприятные новости. — Раздраженно произнес Оман. — Кажется, наши подопечные совсем забыли, кому обязаны силой. Так дело не пойдет. Но я так понимаю, что у тебя есть предложение о нейтрализации данных сил?

— Конклав собирается через пять месяцев. — Улыбнувшись, произнес Зул. — Можно немного помочь людям и закрыть плацдарм вторжения до этого собрания.

— Каким образом? — Удивился Оман. — Да и не рановато ли?

— По всем данным, насколько мне известно, основные задачи уже выполнены. Восемьдесят процентов отобранного населения людей с малой эффективностью молитвы уже уничтожены. — Спокойно произнес Зул. — Дальнейшее пребывание альвов на планете людей нерентабельно. Что же касаемо способа, то можно отправить твоего ученика Хорнела. Полагаю, он сам прекрасно справится сразу с двумя задачами.

— Почему именно Хорнела? — С интересом посмотрел Оман на собеседника.

— У него идеальная легенда для выполнения сразу двух, а возможно, и трех задач. — Довольно улыбнулся Зул. — Являясь главой гильдии авантюристов людей, он соберет свою гильдию в полном составе и нанесет удар по руководству альвов, тем самым обезглавив всю армию вторжения. Победа людей в дальнейшем — дело техники.

— То есть Хорнел будет использовать твои данные разведки. — Добавил от себя Оман. — И остальные две задачи, я так понимаю, касаются твоего основного вопроса.

— Нашего вопроса. — Хмыкнув, поправил его Зул и, прищурившись, довольно добавил. — У людей был обнаружен разумный с четырьмя источниками стихии.

— Да ты что? — Удивился Оман. — Насколько точные данные? Какие именно стихии, известно?

Его удивление было объяснимо. Разумных, владеющих четырьмя стихиями, в любом из миров очень мало, и все они являлись очень ценным приобретением. Настолько ценным, что иногда за них устраивали целые войны. Особенно, если набор стихий был подходящим.

— Давай-ка я все расскажу по порядку. — Добродушно хмыкнул Зул. — Все началось примерно полгода назад, когда, как ты помнишь, произошел тот самый инцидент со взрывом на одной из баз альвов.

— Взрыв? — Удивленно посмотрел на него Оман. — С каких пор ты стал уделять внимание таким мелочам?

— Значит, все-таки забыл. — Тяжело вздохнул Зул. — А зря. Что же, я напомню. В том деле было сразу три значительных момента. Во-первых, взрыв был осуществлен двумя людьми с помощью метода, очень сильно напоминающего наши собственные разработки, особенно мощностью заряда и способом активации.

— И что? — Непонимающе взглянул на него Оман.

— У людей нет таких технологий. — Уточнил Зул. — Но на этом сюрпризы не закончились. Один из тех, кто произвел взрыв, каким-то образом смог выжить тридцать лет на планете альвов, при этом оставаясь на свободе.

— Хм… Кто-то решил вмешаться в наши дела со стороны? — Нахмурился Оман.

— В прошлый раз ты сказал точно такие же слова. — Улыбнувшись, ответил Зул, а Оман на это замечание раздраженно скривился. Он очень не любил, когда забывал что-то важное, и об этом Зул был прекрасно осведомлен. — Но нет. Мы тогда оба ошиблись. Это была обычная внутренняя борьба на верхушке альвов. Старейшина жрецов решил вернуться в большую политику. Впрочем, в том деле все еще нет полной ясности. — В этом месте Зул нахмурился и помрачнел. — Слишком много расхождений и еще больше трупов, скрывающих правду. Собственно, твой ученик сможет лично проверить до конца обоих безумцев, что взорвали бункер альвов. Это и есть его дополнительная задача.

— То есть ты до сих пор не исключаешь возможность вмешательства в наши дела со стороны? — С легким беспокойством в голосе спросил Оман.

— Судя из информации, этот вариант маловероятен. — Уклончиво и неуверенно произнес Зул. — В основном из-за того, что я до сих пор не вижу мотивации данного поступка для любой из возможных внешних сил. А вот мотивации у старейшины более чем достаточно. Я просто хочу окончательно убедиться в своих выводах, и не более того.

— Опять перестраховываешься? — Понятливо хмыкнул Оман.

— Скорее, не хочу совершить непоправимой ошибки. — Со вздохом ответил Зул. — Если я не вижу возможных мотивов, то это не значит, что их нет. Шансы малы, но они существуют до тех пор, пока мы полностью не убедились в обратном.

— С этим понятно. Но как это все относится к человеку с четырьмя стихиями? Уж не хочешь ли ты сказать, что один из этих людей и есть тот самый уникальный разумный?

— Именно так и есть. — Улыбнулся в ответ Зул. — Молодой авантюрист Артем Возницов. Воспитанник интерната. Частичный переселенец души. И обладатель четырех стихий. Тьма, Вода, Холод и Песок. Как ты понимаешь, я лично проследил за воскрешением обоих авантюристов, погибших в том бункере. Так что информация более чем достоверная.

— Хм… — Задумчиво протянул Оман, вставая из-за стола и подходя к огромному окну кабинета. — Все это со стороны выглядит очень подозрительно. Такое ощущение, что кто-то специально подставил этого парня под наше внимание с помощью взрыва. Ты ведь проверил их память? Так зачем тогда нужен мой ученик?

— Память-то я проверил, и там все чисто. — Рассудительно ответил Зул. — Но меня, так же как и тебя, смущает это странное совпадение. К тому же, если это кто-то из разведки других повелителей, или кто-то из хранителей, то память ребятишкам он мог просто заменить на нужную. Потому я и хочу, чтобы за ними присмотрел твой ученик.

— Может кого посерьезнее привлечь? — С сомнением в голосе спросил Оман.

— У кого посерьезнее нет такой идеальной легенды. — Печально вздохнул Зул. — А как ты сам понимаешь, на коленке хорошую легенду за пару месяцев не создашь.

— Хорошо. Но под твоим личным и постоянным присмотром. А то мне эта ситуация очень не нравится. — Серьезно произнес Оман, что-то высматривая в окно. — Как бы кто-то не начал свою игру у нас под носом.

— В случае проблем у нас тут такая серьезная артиллерия, в лице Чантико и ее отряда, находится, что я даже не знаю, на что рассчитывают эти умники, если они вообще есть. — Хмыкнул Зул. — Все может оказаться плодом моей бурной паранойи.

— А может быть так, что эти возможные тайные игроки, так же как и она, охотятся за одной и той же целью? — Задумчиво и неспешно произнес Оман.

— Набор стихий обоих сумасшедших авантюристов не совпадает с заявленными параметрами. — Уверенно произнес Зул. — Кроме того, если это друзья цели, то почему просто не забрали его отсюда?

— А если это кто-то из посланников повелителей? — Возразил Оман. — Готовит нам пакость, а мы даже не знаем, в чем она заключается. И кстати, чего это ты о магах судьбы не говоришь? Они что, совсем ничего не видят?

— В том-то и дело. — Растерянно ответил Зул. — Нет ни единого варианта судьбы, в котором в ближайшие три-четыре года у нас возникнут проблемы. А те, что есть, маловероятны и практически звучат глупо. Разве что кто-то очень тщательно пытается запутать нас и там, но я не понимаю, зачем? Нет смысла привлекать такие огромные ресурсы ради нас.

— А если цель не мы, а отряд Чантико? — Возразил Оман. — Вдруг ловушка готовится на них?

— А не проще тогда было бы уничтожить обе планеты? — Иронично произнес Зул. — Мы же понимаем, чем закончится дело, если кто-то захочет устроить сражение с её отрядом. Да и какой смысл? Даже если получится уничтожить ее и её отряд, то дальше что? Сомнительно это. Очень сомнительно. Есть куча более простых способов затащить в засаду ее отряд. Если кому-то известна цель, то с помощью нее можно легко заманить Чантико куда угодно.

— Не стоит недооценивать эту дамочку. — Поморщился от этих слов Оман. — Ее звериная интуиция и огромный опыт — это тебе не мелочи. Может в чем-то она тормозит, но в ловушку затащить ее нереально. Или ты забыл, кто она такая, и сколько лет уже на своем посту?

— Да нет, не забыл. — Хмыкнул Зул. — Но согласись, она во многих моментах принимает ну уж очень, мягко говоря, спорные решения.

— Ладно. Приступай к операции. Но если что, сразу информируй Чантико и ее отряд. — Сделав вид, что не услышал последней фразы Зула, приказал Оман твердым и уверенным голосом. — Подозрения подозрениями, но лишаться возможности привлечь на свою сторону разумного с четырьмя стихиями — это, как минимум, глупо.

* * *

Зул‘Ацтеков’Гурман сразу после того, как получил разрешение от своего руководства, не став откладывать в долгий ящик проблему, и сходу взялся за дело. Изучил все материалы, относящиеся к личности Артема и его друзей, знакомых, родственников, а также любых связей парня. Именно на основании общей информации составил план, и только после этого, уже ближе к вечеру того же дня, вызвал к себе ученика Омана. Хорнел явился практически сразу после его вызова. Конечно, перед этим Зул, дабы не терять времени, сбросил ученику все данные на личный коммуникатор. Потому, как только к нему в кабинет явился Хорнел, Зул сразу после приветствия перешел к делу.

— Твоя задача — максимально сблизиться с Артемом и желательно на основе дружеских отношений. Для первого этапа этого хватит, а потом уже будем постепенно влиять на разум парня в нужную сторону. — Уверенно произнес Зул, глядя пристально на Хорнела, который сейчас выглядел как обычный человек в возрасте сорока лет. В меру мускулистый и спортивного вида с карими глазами на казалось бы вечно угрюмом лице. — Как думаешь начать действовать?

— Можно сразу предложить его отряду хорошие условия в гильдии. — Спокойно ответил Хорнел, стоя перед столом высокого начальства и глядя перед собой. — Думаю, от таких условий они вряд ли откажутся.

— И зачем я только тебе все данные сбрасывал? — Разочарованно спросил Зул. — Ты точно внимательно ознакомился с информацией по цели?

— Все изучил наизусть. — Четко доложил Хорнел. — Думаете, что воздействовать через его друзей будет правильнее?

— Я думаю, что тебе вредно думать. — Раздраженно произнес Зул. — Что за бредовый план, один хуже другого? Нам нужен друг, союзник, а потом и верный подчиненный. А ты что предлагаешь? Где хоть один нормальный вариант? Ладно. Слушай меня внимательно. Действовать будешь следующим образом.

После этих слов Зул активировал голопроектор на стене за своей спиной. Он любил, когда его слова сопровождались нужными кадрами для усиления эффекта и большего понимания у собеседника.

— У бывшего командира их отряда, Айзека, есть брат. Зовут Эдгард. — При каждом слове Зула проектор показывал именно того, о ком он говорил, а рядом сразу же появлялись краткие данные названной личности. — Этот разумный является одним из тех, кто очень сильно печется о моральных качествах. Что в нашем случае подходит лучше всего. Вот именно его отряд и заманишь к себе в гильдию. С учетом того, что Эдгард отказался состоять в гильдии с братом, который слишком амбициозен и готов идти по трупам к цели, думаю, это будет несложно. Особенно упирай на взаимовыручку и другие подобные глупости. Полный список аргументов для тебя подготовят с учетом характера собеседника. Как только примешь его в свои ряды, будешь ждать, когда он к тебе обратится за помощью.

— За помощью? — Не смог сдержать удивления Хорнел.

— Иногда я думаю, что когда вы читаете информацию, то видите просто буквы, а не возможности. — Сокрушенно покачал головой Зул. — Тебе же уже больше трех сотен лет, а мозги как были на уровне подростка, так и остались. Что, совсем никаких идей нет?

— Альвы собрались захватить в плен Мелинду Норвам, подругу Артема. — Судорожно вспоминая нужную информацию, на ходу придумывал Хорнел свой новый план. Конечно, он мог бы пояснить отсутствие идей тем, что данные ему сбросили всего два часа назад, и он физически не успел ничего придумать. Но учитывая обстоятельства, такие вещи лучше хозяину кабинета не говорить. Или твое будущее станет совсем нерадостным. — Парень, скорее всего, бросится ее спасать. Его друзья отправятся вместе с ним. А если подтолкнуть Эдгарда на разговор с ними, то возможно, к моменту принятия решения они обратятся к нему за помощью, а тот, в свою очередь, обратится ко мне. Я соглашусь, и тем самым смогу привязать к себе Артема.

— Звучит, конечно, убого, но хоть в нужном направлении. — Криво улыбнувшись, произнес Зул, будучи уже более довольным.

Он как раз таки прекрасно понимал, что у Хорнела просто не было времени подготовиться, и потому его идеи звучат коряво. Но в этом и был смысл такой проверки. Во время выполнения задания могут возникнуть непредвиденные ситуации в любой момент, и тот, кто сможет быстро оценить ситуацию, сможет принять правильное решение и не допустить критической ошибки.

— Я даже больше скажу. В общих чертах мыслишь ты верно. — Продолжил между тем Зул. — Но ошибки в мелочах ведут к поражению. Например, твоя первая ошибка — это Эдгард. С чего вдруг они захотят подружиться? Да и к чему эта дружба, если главный в их новом отряде Рэм Альварос? Тут нужно аккуратно сблизить Рэма и Эдгарда, причем лучше всего через его сестру Тею. Создаешь очень легкое и поверхностное влечение этих двух друг к другу, а дальше они уже и сами станут ближе некуда. Понимаешь тонкость маневра?

— Да. — С восхищением кивнул Хорнел, слушая очень внимательно Зула.

— Очень хорошо. Теперь дальше. Как только захватят Мелинду, то отряд бросится ее спасать, тут и думать нечего. Вот тут-то и всплывет Эдгард, для которого Тея к тому моменту уже будет любимой самкой. Параметры обоих идеально подходят, так что там и особо стараться не придется. Но обязательно проконтролируй этот процесс, но аккуратно и тайно. — Менторским тоном продолжил пояснять Зул. — Естественно, парень обратится к тебе за помощью, и тут уже ты должен сделать так, чтобы он считал тебя очень высокоморальным и так далее по списку. Справишься?

— Мой изначальный образ главы гильдии именно такой, как вы озвучили. — Тут же доложил Хорнел.

— Вот и хорошо. Как раз укрепишь этот образ, а то в последнее время он как-то подрастерял блеск и шик. Думаю, героическая атака на штаб альвов тебе в этом серьезно поможет. — Спокойно произнес Зул с легкой иронией. — Согласишься ты помочь только на условии вступления отряда Артема в гильдию. Высокопарную речь-обоснование сможешь придумать, или пусть мои люди подготовят? — Увидев легкую неуверенность на лице Хорнела, тут же добавил. — Все понял, мои ребята подготовят. Потом летишь с Артемом и отрядом к альвам. Доблестно спасаешь девушку, но обязательно с потерями. Думаю, процентов тридцать вполне хватит. Можешь и больше. Главное, не перестарайся. А то Рэм Альварос очень опытный авантюрист, может что-то и заподозрить. Так что все должно выглядеть натурально. Со стороны альвов я тоже все подготовлю к вашему прибытию. Так что бой будет красивым, эпичным и с большими затратами. Как раз то, что нужно. Вот этот последний факт уже заставит отряд Артема стать обязанным тебе не только морально, но и финансово. Но главное в другом. Во время боя лично прикрывай Артема с явно выраженной негативной эмоцией о его возможностях и едкими комментариями о его личных силах. Этот момент я лично для тебя подготовлю. Сыграть все нужно на отлично. Именно от твоей игры будет зависеть, захочет ли стать твоим учеником Артем или не захочет.

— Нет более близкой связи между разумными, чем ученик и учитель. — Восхищенно произнес Хорнел. — Гениальный план, уважаемый мастер.

— Не то что бы гениальный, но на скорую руку и такой сгодится. По ходу дела будем еще править и улучшать. — Вроде как равнодушно произнес Зул, но в душе ему было приятно слушать искреннее восхищение Хорнела.

— У меня только один вопрос. Можно? — Неуверенно произнес Хорнел.

— Спрашивай. — Благосклонно махнул рукой Зул.

— А почему не повлиять на его разум напрямую? — Озадаченно спросил Хорнел.

— Скажи мне, пожалуйста, ты много знаешь разумных с четырьмя стихиями? — С ехидной улыбкой на лице спросил Зул.

— Учитель, и… Ах да, весь прибывший отряд уважаемой Чантико’Рамзан’Макатуни. — Тут же ответил гордо Хорнел.

— Верно. — Согласно кивнул головой Зул, иронично продолжив. — Даже у меня и у тебя всего по три стихии. А теперь задай себе вопрос, что будет, когда через кучу лет, может десятки, а может сотни, ты осознаешь, что встал на нашу сторону не потому, что сам так захотел, а из-за банального внушения? А ведь даже нам, трехстихийным, на поиск такого влияния много времени не потребуется. А тут четыре. Что ты потом через двадцать лет ему скажешь? Прости, мы не хотели?

— Да, но и интригу, которую мы затеваем, он же тоже потом раскусит. — Возразил Хорнел.

— Раскусит. — Хмыкнул Зул. — И что? Разве мы собираемся убеждать его с помощью интриги или его друзей? Нет. Мы, наоборот, просто сблизимся и все. А дальше обучение и вот там он уже сам увидит всю правду жизни с нашей помощью.

— А если он после этого решит перейти на другую сторону? — Задумчиво спросил Хорнел. — Ведь он изначально не демон.

— И что? Ты много слышал о тех, кто решил сменить сторону? — Равнодушно произнес Зул. — Можешь не беспокоиться. Такие случаи слишком редки и незначительны.

— Тогда я все понял. — Уверенно произнес Хорнел. — Когда приступать?

— Вот и хорошо. А задание твое начнется уже завтра с утра. Время не ждет. — Серьезно глядя на Хорнела, внушительно произнес Зул.


Глава 25


В центре воскрешения нам пришлось пробыть пять суток. Именно столько потребовалось времени, чтобы полностью адаптироваться к новому телу. Честно говоря, я с самого первого дня ощущал себя отлично, но с врачами спорить бесполезно. Зато за эти дни мы смогли решить кучу организационных вопросов. Нашли и купили трехэтажный дом в пригороде столицы для проживания всего нашего нового отряда. Обустройством дома занялась Саманта, так как она — единственная из нас всех, кто уже как два месяца назад покинула медицинский центр. Первый этаж нашего жилища должен стать общей территорией команды, второй полностью отдан женской части нашего отряда, а на третьем находились комнаты для мужской части. Задача сама по себе объемная, но Саманте понравилось заниматься этим поручением, несмотря на объем и многочисленные личные предпочтения каждого из нас.

Рэм, после того как оформил все документы по регистрации отряда, занялся вместе с нами подбором снаряжения для каждого. Вот тут-то и началось самое интересное. Никогда бы не подумал, что выбор снаряжения может занимать так много времени. И уж тем более не подозревал, что этот процесс может так затянуть и увлечь. Выбор в различных онлайн-магазинах был не просто огромен, он казался бесконечным. Чего тут только не было. От армейских предложений в основном огнестрельного оружия и даже танков, до гильдейских супер-пупер артефактных смертоносных игрушек, а еще тут же находились прямые предложения от того или иного мастера артефактов. Каждая вещь была со своей особенностью, кроме серийных армейских, там все было стандартно. А вот именно в особенностях изделий мастеров заключалась самая главная заминка.

Например, мне нужно было приобрести два меча, так как в отряде за мной закрепилась роль бойца ближнего боя и прикрытия медиков. И без помощи Рэма я так бы и не смог определиться, ибо слишком большой выбор различных усилений, добавлений и тому подобного. Кстати говоря, медиков у нас теперь двое — Мелинда и Тея. Мы с ребятами думали, что девчонки опять вооружатся винтовками, но Рэм моментально забраковал этот выбор. Во-первых, любой огнестрел малоэффективен против монстров, если только пули не магические. Вот только стоят такие пули больше, чем труп монстра, а значит каждый даже удачный выстрел идет в минус отряду. Во-вторых, любой огнестрел — это привязка к боезапасу, который пополнить в мире альвов проблематично, да еще и тащить его на себе абсолютно невыгодно и тяжело. В-третьих, нам нужно развивать свои способности в магии и умениях, а не постоянно надеяться на пушки в руках.

Да и вообще подход Рэма разительно отличался от планирования Айзека. Если у нашего бывшего командира ставка делалась на отдельных членов отряда и продуманность плана миссии, то у Рэма во главе стояла командная работа и выполнение его приказов. Более того, никаких разделений отряда. Мы конечно ознакомились с планами Рэма пока что только в теории, но судя по всему, нам предстояло действовать плотной и сработанной группой. Собственно, на низкоуровневых монстрах он и хотел отработать нашу слаженность. Сам же Рэм сначала будет разведкой и, если что, подкреплением.

Принцип боя нашей группы в теории был ясен и вроде как выглядел просто, но боюсь, на практике так легко явно не будет. Главной боевой и самой дорогой единицей отряда стал Рустам, превратившись в артефактного танка, а не человека. Чего там только у него в доспехах и щите не было. Начать с того, что у него единственного стояли сервоприводы механических мышц и усилителей в доспехе. Куча артефактов защиты и поглощения магического урона, двадцать накопителей энергии, артефакты ментальной атаки, рассеиватели чужих заклинаний и две электромагнитные пушки с магическими дополнительными ускорителями на плечах. Последние, правда, жрали столько энергии, что применять их можно только в самом крайнем случае.

Так вот, этот передвижной танк на фактически металлических ногах должен был с помощью ментальных атак сконцентрировать на себя все внимание монстров, и пока они будут его пытаться атаковать, в дело вступали две наши главные ударные силы — Артур и Саманта. Вооруженные артефактами усиления магии, а также концентрации силы стихии, они с помощью своих магических умений должны были фокусированным огнем уничтожать тварей. В идеальном варианте наши медики должны были только восстанавливать отряду силы и снимать усталость, но если вдруг монстры смогут преодолеть ментальное воздействие Рустама, то в этом случае они должны будут лечить нас прямо в бою, что само по себе совсем непросто.

Для меня была определена отдельная роль в отряде. Я являлся прикрытием везде и для всех, да еще и резервом. То есть во время боя моя задача — прикрывать наш тыл, а в случае прорыва монстров — прикрывать медиков, заодно уничтожая всех врагов, кто будет рядом. Звучит круто, но по факту, если такое произойдет, то половина отряда сдохнет. И это еще оптимистичный вариант. И хотя Рэм успокаивал нас тем, что низкоуровневые монстры вряд ли на такое способны, у меня такой уверенности не было.

Но все это было днем, а вот вечером, когда я оставался один на один со своими мыслями, всплывали совершенно другого уровня проблемы. Причем больше всего меня волновало отсутствие хоть кого-нибудь, с кем я мог бы обсудить свои мысли. Начиная с того факта, что как оказалось, Рэм рассказывал ребятам не выдуманную версию их спасения, а реальную. Точнее, он был в этом абсолютно уверен. Хорошо хоть у меня идеальная память, и я прекрасно помнил ту самую версию, что в свое время вложил нам в головы Элим во время выполнения здания. А так бы попал в неприятную ситуацию. Ведь, по сути, кроме меня и Рэма, никто не мог узнать об учителе и разговорах с ним. Вот только сейчас Рэм не помнил никакого Элима. И заканчивая собственными размышлениями на тему, а где собственно правда, а где ложь?

Если честно, то я сам уже давно запутался в собственных размышлениях. Если Элим так просто смог изменить воспоминания Рэма, то что мешало ему изменить так же и мои? Конечно, существует вариант того, что из-за вмешательства той самой загадочной личности моего прошлого «я» моя память сохранилась. Но также можно предположить, что никакой «прошлой» личности нет, а все это ложные воспоминания, внушенные Элимом или неизвестно кем. Вот только зачем? Да и кто это сделал, если не учитель? На первый взгляд все просто. Элим изменил память мне и Рэму, но из-за чужого вмешательства я теперь единственный знаю правду. Вот только в этой версии есть очень много проблемных мест.

Если учитель так легко оперирует с воспоминаниями любого разумного, то почему он сразу этого не сделал? К чему были эти тренировки, знакомство с Рэмом, подготовка, да и вообще, зачем он спрашивал нашего согласия? И существовал ли вообще Элим? Может это просто ложная память? Но опять же, зачем такие сложности? Да и как-то не верилось, что кто-то потратил столько времени на создание таких ярких и насыщенных воспоминаний ради обычного парня в виде меня. И что из этого получается? Я помню правду, а все остальные о ней не знают? А что, если все как раз таки знают истину, а у меня единственного ложные воспоминания? Очень сложно верить своей памяти, когда все вокруг утверждают совершенно другое.

Собственно, именно из-за этого я и не стал никому ничего доказывать или рассказывать. Хватило пробного разговора с Рэмом. Я думал вначале, что он шутит так неудачно, но нет. Он действительно был уверен в правдивости своих слов. Можно конечно предположить, что Рэм искусно скрывает правду, вот только зачем ему это? Я даже не уверен, что Рэм — это тот же самый парень, которого я знаю по совместным тренировкам с учителем. Вот теперь лежу по вечерам на своей кровати и мучаюсь вопросами. Кто врет, а кто говорит правду? Как доказать хотя бы самому себе, что помнишь истину?

Только в последний вечер пребывания в центре воскрешения я, наконец, принял окончательное решение. Собственно, вытекало оно из единственной логически обоснованной версии. Нужно просто перестать мучить свой разум, и воспринимать собственную память как правдивую. Возможно, я и не прав, но, по-моему, та прошлая личность и две девушки, что были рядом с ним, не станут меня обманывать. В этом просто нет смысла. Если они действительно настолько сильны, как рассказывал Элим, то им все эти игры с моим разумом не нужны. Они и так могут его изменить как угодно и в любой момент. Конечно, это не очень приятный, и я бы даже сказал, пугающий вывод, но как по мне, очень логичный. Вот только в этом случае всплывают другие вопросы и проблемы.

Элим. Учитель. Кто он? Говорил ли он нам правду, или просто играл с нами? Зачем ему все это было нужно? Только для того, чтобы мы взорвали какой-то там бункер альвов? Не слишком ли мелкая цель для такой личности? Допустим, что он знал о том, что мою память изменить не выйдет и потому возился со мной столько времени. Но что тогда с Рэмом? Тридцать лет учить кого-то ради того, чтобы потом из-за одного задания стереть все знания о себе? Рэм вон уверен, что сам смог скрываться все это время от альвов, лишь изредка советуясь с каким-то бородатым мужиком Фрейдом. И его абсолютно не волновал тот факт, что в базе данных авантюристов никого похожего на этого мужика никогда не существовало. Рэм был уверен, что это один из тех, кто когда-то давно пропал без вести, так же как и он сам. Изменил внешность и решил устроить партизанскую войну альвам. Мои попытки осторожно открыть ему глаза на нереальность такого варианта оказались провальными. Рэм даже слушать не хотел мои аргументы, с легкостью отмахиваясь от них.

На этом вопросы не заканчивались, а скорее только начинались. Если допустить, что Элим не врал, когда нам что-либо объяснял или рассказывал, а мои реальные сны — не вымысел, а фрагменты памяти прошлого меня, то становится совсем не смешно. Боги, альвы, посланники, какие-то хранители, демоны и еще куча всего неясного и странного. Как теперь относиться ко всему этому, ума не приложу. Разве что после анализа всего, что я узнал, заметил полезную информацию. Вроде как мою прошлую личность зовут Ланс. По крайней мере, так выходило из мимолетной фразы Элима. Насчет всего остального я пока старался не думать. Во-первых, потому что толку от моих мучений нет. Ведь я все равно ничего изменить не смогу. А во-вторых, сомневаюсь в том, что мне когда-нибудь и кто-нибудь объяснит, что происходит в нашем мире.

Тут бы разобраться в текущих проблемах, а не замахиваться на глобальные. Например, наконец-то понять, что за куб такой у меня в иллюзорном мире посреди темноты? И где вообще этот мир находится? То ли это сознание, то ли внутренний мир, а может и вовсе — душа или ее оболочка. А еще: почему у того кто в кубе в отношении меня такой странный набор эмоций? Кроме того, почему перечень моих новоявленных стихий так сильно похож на то, что я видел в кубе? И это еще я не затрагивал те самые странные четыре устройства, приделанные к кубу. Не то что бы у меня совсем не было версий, но если честно, все они звучали как-то неуверенно, а иногда бредово.

* * *

Бросив задумчивый взгляд на идущих чуть впереди ребят, что-то оживленно обсуждающих, я попытался отбросить груз собственных рассуждений в сторону. Сейчас это скорее мешало, чем помогало. К тому же, я так и не придумал, как подступиться к любой из своих проблем. О чем говорить, если к самой простой из своих задач я так и не приступил. Еще не так давно для себя решил, что как только будет возможность, сразу же переговорю с Мелиндой. И вот она сейчас идет рядом со мной и молчит, так же как и я. Идеальная возможность для начала разговора, но… Только подумаю, с чего начать разговор, так сразу мысли путаются. А ведь идти до нашего дома еще минут десять. К сожалению, ближе к транспортному узлу ничего подходящего не нашлось.

— И когда им уже надоест обсуждать свои железки. — Ворчливо произнесла Мелинда еле слышно, с неодобрением глядя в спины идущих впереди ребят.

— Это не железки, а наше снаряжение. — На автомате возразил я.

— Со снаряжением мы еще вчера окончательно определились, а сейчас они обсуждают именно что бесполезный хлам. — Раздраженно фыркнула девушка.

Мы шли метрах в пяти позади остальных, и потому они нас вряд ли слышали. Такие вот моменты меня всегда удивляли в Мелинде. Откуда она всегда понимала, что ее слышит только один человек, а не все? Если бы рядом шел еще кто-нибудь, то из нее и слова не вытащишь. Не то что бы она всегда молчала, на прямой вопрос в кампании могла и ответить, но всегда максимально коротко, сжато и очень неохотно. В большинстве случаев стараясь ограничиться лишь кивками головы и жестами. Никто не знал, откуда у Мелинды такие проблемы в общении. По крайней мере, я точно не слышал даже слухов по этому поводу. Айзек предположил в свое время, что у нее психологическая травма, но откуда и почему, никто не знал. Сама же девушка никогда на эту тему не говорила даже один на один.

— Тебя послушать, так нужно всегда говорить только по делу и только на важные темы. — Улыбнувшись, добродушно поддел я ее.

— А ты что, против? — Сердито бросила она в ответ.

— Против чего? — Удивился я.

— Ты против того, чтобы говорить только тогда, когда это действительно нужно? А не просто так трепать языком. — Агрессивно ответила Мелинда.

— Ты уж прости меня, но кто бы говорил. — Многозначительно посмотрел я на нее. — Или тебе напомнить твои рассуждения после тренировок, или до того, как мы отправились на миссию? Или хочешь сказать, что там был «великий» смысл?

— Это были важные темы для разговора. — Возмутилась она, сердито посмотрев в мою сторону.

— Такие же, как сейчас? — Иронично возразил я.

— Ах так! — Покраснев от возмущения, Мелинда надулась и, фыркнув напоследок, отвернулась. — Значит будем молчать.

М-да. Поговорил, называется. Раздраженно подумал я, глядя на выражающую всем своим видом обиду и гнев девушку. И почему у нас никогда не получается пообщаться нормально? А ребята еще говорили о том, что мол я ей нравлюсь. Ага. Как же. Мы минут пять шли молча, прислушиваясь к тому, что весело обсуждали ребята. Пока наконец Мелинда не решила все-таки нарушить тишину своим очередным наездом на меня.

— Значит ты думаешь, что я тоже болтаю что попало, как они? — Она кивнула раздраженно в сторону ребят.

— Скажи, Мел, что с тобой или со мной не так? — Неожиданно даже для самого себя спросил я. А потом меня походу уже совсем понесло. — Почему мы всегда либо ссоримся, либо я терпеливо выслушиваю твои очередные наезды на других или меня. Что не так? Я и ребята что, настолько тебе противны?

— Эээээммммм…

Растерялась Мелинда от такого агрессивного наезда с моей стороны. Мы даже остановились на месте. Я смотрел на нее, а внутри отчего-то бушевал праведный гнев. Вот реально надоело терпеть ее ворчание. Мелинда же, опустив взгляд, видимо не знала, что сказать, ну или подбирала очередные едкие замечания.

— Ты что хочешь сказать, что я веду себя как эгоистичная стерва? — Тихо, не поднимая головы, произнесла она.

От этих слов я растерялся. Вот как она сделала такие выводы?

— Я не это имел в виду. — Пробормотал я, растерявшись.

— Но именно это ты озвучил. — Все так же тихо возразила она. — То есть я для всех вас стерва? Вредная и бесчувственная.

— О боже. Откуда такие выводы? — Обреченно вздохнув, спросил я. Кажется, кто-то не так понял мои слова. Совсем не так.

— Ты сам сказал, что я только и делаю, что ворчу, да еще и всех подряд обсуждаю бесцельно. — Подняв на меня свой обиженный взгляд, произнесла Мелинда. И все бы ничего, вот только в уголках ее глаз блестели слезы. М-да. Вот и что теперь делать? Я растерялся окончательно. — Я настолько плохая?

— Да нет же. Я не это имел в виду. — Горячо возразил я. — Просто ты иногда не знаешь границ в своих претензиях.

— Это не претензии. — Тихо произнесла она. — Я просто делилась с тобой своим мнением, но как оказалось, зря.

— Ну вот, опять. — Тяжело вздохнул я. — Вот почему ты вечно искажаешь мои слова? Я ведь ничего такого не имел в виду.

— А что тогда? — Пристально глядя на меня, спросила Мелинда.

— Просто ты иногда перегибаешь палку, вот и все. — Попытался я как-то смягчить собственные слова. — Можно же не только видеть во всех только отрицательные стороны, но и замечать положительные.

— Значит, я все-таки для тебя плохая. — Отвернувшись, обиженно произнесла она.

— Ты — не плохая. — Тяжело вздохнул я в ответ. Честно говоря, меня этот разговор уже окончательно завел в тупик. Предугадать ее очередной вывод, кажется, бесполезно.

— Угу. Еще скажи, что я тебе нравлюсь. — Угрюмо буркнула она.

— Нравишься. — Брякнул я, не подумав, и сам же от своих слов замер на месте.

— Чего?! — Уставились на меня полные изумления карие глаза. — Повтори, что ты сейчас сказал.

— Да так, ничего особенного. — Смутился я, отвернувшись.

— Артем! — Требовательно заявила она, сделав шаг ко мне. Теперь между нами была слишком маленькая дистанция, что смущало еще больше.

— О, смотри, наши уже совсем далеко ушли. — Попытался я соскочить с темы разговора.

— Наши? — Удивилась Мелинда, и посмотрев в ту же сторону, что и я, добавила слегка расстроенно. — А, ну да, надо бы догнать.

Я же первый радостно сделал шаг вперед, уходя подальше от это смущающей меня темы разговора. Сам же мысленно ругал сам себя. Вот чего я боюсь? Нужно просто признаться и все. Ага. Как же. Это сложнее, чем кучу монстров перебить. Вот вроде и знаешь, что сказать, а как только пробуешь, так сразу язык парализует, и все тут. Так мы и шли молча, пока я, не собрав всю свою волю в кулак, не произнес.

— Не хочешь завтра прогуляться по городу? — Слегка охрипшим голосом спросил я. — Мы тут впервые. Все-таки столица. Посмотрим, что и как.

— Хм… — Задумчиво протянула Мелинда. — Можно и прогуляться. Саманта тоже хотела мне город показать.

— Я как бы имел в виду, чтобы мы вдвоем… ну как бы ты и я… вот. — Растерянно произнес я, глядя в сторону.

— Вдвоем? — Ехидно спросила она, лукаво улыбнувшись. — Ты меня что, на свидание приглашаешь?

Я молча посмотрел на нее, а после, плюнув на все, решительно заявил.

— Да. Ты против?

— Эээээ… упс. — Только и смогла произнести Мелидна, уставившись на меня. — Я думала, что ты шутишь.

— Не шучу. — Серьезно произнес я, остановившись и твердо глядя прямо на нее.

— Эммм… Как-то это неожиданно. — Растерянно произнесла она, глядя куда угодно, но только не на меня. После чего неуверенно добавила. — Надо бы наших догнать.

— Надо. — Согласно кивнул я, но так и остался стоять на месте. — Как ответишь, так и догоним.

— Нуууу, я не знаю. — Протянула она, стрельнув взглядом в мою сторону и тут же отвернувшись. — Мне надо подумать.

— Хорошо. — Вздохнув с облегчением, произнес я. Ну хоть не отказ и то хорошо. — Идем?

Мелинда кивнула и сама сделала первый шаг, украдкой бросив в мою сторону заинтересованный взгляд. Так мы и шли почти до самого дома молча. Я мучился раздумьями, а Мелинда лишь странно поглядывала в мою сторону, но ничего не говорила. И только когда мы уже почти догнали ребят, что остановились на месте, рассматривая вживую наше новое жилище, произнесла.

— Завтра в десять.

После чего тут же умчалась вперед, присоединившись к стоявшим чуть в сторону Тее и Саманте. Я же еще минуту стоял на месте, с трудом осознавая услышанное. Это «да»? Наверно, так и есть. Посмотрел в сторону девчонок, но тем явно было не до меня. Лишь Мелинда бросила взгляд в мою сторону и, лукаво улыбнувшись, тут же отвернулась. Кажется, точно «да»! Окончательно уверился я, и отчего-то довольно заулыбался как дурак. Но мне было все равно. Я смог преодолеть свою робость и наконец сделать первый шаг. И это офигительно!


Глава 26


После того, как общая шумиха в связи с заселением в дом утихла, я, разложив свои немногочисленные вещи, уселся за стол у окна своей комнаты. Задумчиво посмотрев на улицу, отметил про себя, что пейзаж почти такой же, как и в интернате. Разве что там сразу был вид на лес, а тут сначала шли несколько десятков частных домов, и лишь потом виднелось зеленое море из крон деревьев. Учитывая, что сейчас только начиналась весна, то запах от цветущих садов пробивался даже сквозь почти полностью закрытое окно. Раньше бы я просто наслаждался видом, но сейчас мне было не до того. Все мысли занимал беспокоящий меня факт. Я-то на свидание договорился, но вот что на нем делать, понятия не имею. Срочно нужен был совет.

Включив встроенный в стол компьютер, я сделал несколько запросов в инете. Никогда не думал, что буду искать ответы на простейшие вопросы типа: как провести первое свидание? Куда сводить девушку погулять в столице? Какие есть красивые пейзажи? Ну и тому подобные. Причем, чем больше я читал, тем больше понимал, что судя по всему, данные разделы посещали в основном либо такие как я, либо любители подшутить. В общем, дельных советов не было. Одна сплошная ерунда. И что делать? Нужен срочно совет. Вот только у кого его спросить?

Ребята отпадали сразу. Там такие же «опытные» в данном вопросе, как и я сам. Разве что Рэм, но спрашивать совета у того, кто тридцать лет провел в лесах альвов, как по мне, не очень хорошая идея. Идеально подошел бы Айзек, уж он-то точно знает, куда лучше всего сводить девушку, да произвести впечатление. Но увы. С нами теперь его нет, да и если честно, желания говорить с ним у меня не было. Его мотивы я понимаю, но не одобряю методы. И что теперь делать? Кто сможет мне помочь? Именно в этот момент взгляд остановился на иконке связи с сестрой. Хм. А ведь это идея. Кто сможет лучше всего понять женщин? Только одна из них же. Решено.

Соединения пришлось ждать минут пять. Да и потом Анька активировала связь лишь на пару минут, быстро поздоровавшись и пообещав, что через несколько минут перезвонит, отключилась. Судя по всему, моя семейка в очередной раз переехала в другое место. С тех пор, как их, слава богу, эвакуировали из нашего родного города в соседний, они все пытались подобрать приемлемое для себя жилище. Кажется, за те полгода, в течение которых я возрождался в медицинском центре, они уже успели раза три сменить место жительства, со слов Ани. С ними я уже связывался, но если с родителями по-прежнему были натянутые отношения, и мне не очень хотелось с ними общаться, то вот с сестрой все было отлично. Возможно, я все еще никак не мог простить родителям того факта, что они меня отдали в интернат. Да, я понимаю, что у них не было выбора. Но одно дело понимать разумом, а другое принимать сердцем. И вот с последним были большие проблемы. Как я ни старался, но перебороть себя так и не смог.

— Приветик. — Сходу бросила Анька, как только я активировал связь.

— Привет. — Еще раз за сегодня поздоровался я, невольно улыбнувшись от взъерошенного вида сестры.

Судя по торчащим во все стороны кучерявым волосам золотистого цвета, небрежно наброшенном халате и полному отсутствию косметики, сестра либо только что проснулась, что странно для вечернего времени суток, либо только недавно из душа. Ее зеленые глаза сверкали чересчур ярко, и я бы сказал азартно для того, кто только что проснулся. А значит, она куда-то собирается.

— Что-то случилось? — Быстро спросила она, при этом бросив взгляд в сторону часов. Кажется, кто-то куда-то еще и спешит.

— Да не то, чтобы случилось… — Не очень уверенно произнес я. — Просто подумал, что ты сможешь помочь мне советом, вот и позвонил. А ты что, куда-то спешишь?

— Ага. — Тут же заявила она. — Я тут недавно с таким классным парнем познакомилась. Ммммм… — Промычала она, закатив мечтательно глаза, — красивый, обходительный. У нас сегодня уже четвертое свидание. Так что, как ты понимаешь, времени у меня в обрез. До свидания всего три часа осталось, я еще и близко не готова.

— Три часа? — Изумленно уставился я на нее. — Вы что, собрались ночью встречаться? Да и что можно надевать три часа? Ты там что, на другой континент собралась?

— Ох уж эти мужики. — Покачала она головой, с упреком глядя на меня. — Никакого понимания вопроса.

— В смысле? — Удивился я. — Вроде как раньше ты так долго на свидания не собиралась.

— Во-первых, сегодня не обычное свидание, а с возможным приятным продолжением у него дома. — С намеком многозначительно посмотрела на меня Аня. Я сначала не понял, что она имеет в виду, а когда дошло, то сам того не желая, покраснел. Между тем сестра продолжила. — Во-вторых, возможно он познакомит меня со своими родителями, значит, я должна выглядеть идеально! Теперь понятно?

— И что, для этого нужно три часа? — Удивился я. — Да и разве первое сочетается со вторым?

— Нет. — Тяжело вздохнула она. — Но ведь вы, мужики, совсем деревянные. А эти ваши попытки сделать «приятный» сюрприз только добавляют головной боли. Нет, чтобы сразу сказать, куда пойдем, вы начинаете играть в таинственных и загадочных. — Презрительно фыркнула она при этом. — Ты запоминай, вдруг пригодится. А то познакомишься когда-нибудь с девушкой и тоже будешь ее мучить. Как меня мой парень.

— Мучить? Просто он хочет, возможно, сделать тебе приятный подарок. — Не очень уверенно возразил я.

— В гробу я видела такие подарки. — Весело произнесла она. — Запомни, мой глупый братишка. Для каждого случая нужна соответствующая одежда. — Сестра на секунду замолчала, а после мечтательно добавила. — А иногда и не только одежда.

— Как-то у вас слишком все сложно. — Покачал я осуждающе головой. — Не проще надеть джинсы и футболку? Чего мучиться?

— Ох и глупенький же ты. — Снисходительно улыбнулась она. — Запоминай, а лучше записывай. Для похода на природу как раз таки и подойдет названное тобой, но уже в город нужно надевать легкое платье, судя по погоде. — Рассудительно продолжила она, приложив задумчиво указательный пальчик к губам. — Для того, чтобы познакомиться с родителями, нужно строгое и почти официальное платье. А вот для того, чтобы продолжить вечер уже наедине, нужно открытое и соблазнительное платье или блузка…

— Стоп! — Резко выкрикнул я, будучи уже конкретно красным. Иногда эта ее привычка считать меня чуть ли не подругой приводила к смущающим разговорам или упоминаниям. — Достаточно. Я все понял. Давай без подробностей.

— Ой, какие мы скромные. — Лукаво улыбнулась она и, нахмурившись, добавила. — Вот только таких вот скромных девочки не любят. Стань ты уже мужиком. А то так и останешься девственником.

— Аня! — Гневно выкрикнул я, а то ее уже конкретно так начало заносить.

— Ой, да ладно тебе. — Беспечно махнула она рукой, но тут ее взгляд упал на часы, и она испуганно вскрикнув, быстро выпалила. — Все, целую, люблю, я побежала. Поки.

— Пока. — Тяжело вздохнул я. Вот так всегда с ней. Вроде звоню поговорить о своих проблемах, а в итоге говорим о ее.

— Ах, да. Совсем забыла. — Остановившись на секунду, произнесла сестра. — Ты чего звонил-то?

— Да ничего особенного. — Обреченно произнес я. — Просто хотел твоего совета по поводу свидания. Беги уже, а то опоздаешь.

— Ааа… Ну ладно. До связи. — Явно даже не услышав меня, будучи полностью в своих мыслях, кивнула она головой и отключилась.

М-да. Вот и спросил совета, называется. Хотя кое-что полезное в ее словах тоже есть. Вот только как сообщить о том, куда мы отправимся, если я пока и сам этого не знаю? Впрочем, мои раздумья оборвал вызов от сестры. Хм. Она чего-то забыла сообщить? Подумал я, активируя связь.

— Еще раз повтори, что ты только что сказал? — Сосредоточенно спросила с ходу Аня, пристально глядя на меня.

— Ээээммм… — Растерялся я от такого напора. — Ну, сказал — беги, а то опоздаешь.

— Нееее… До этого. — Требовательно заявила она.

— Ты о чем? — Удивился я.

— Мне послышалось, или ты сказал, что идешь на свидание? — Грозно произнесла она.

— Аааа, ты об этом. — Отчего-то смутился я и сумбурно добавил. — Ну, как бы да. Есть такое дело.

— Чего???!!! — Резко заорала она так, что я судорожно бросился сразу делать звук потише, а то так и оглохнуть можно.

— Да не ори ты так. — Возмутился я, глядя на ошеломленное лицо сестры.

— Не орать? Ты что, с ума сошел? — Возбужденно и громко возразила она. — У моего братца наконец-то появилась девушка! Это же просто мировое событие года или даже столетия!

— Ой, да ладно тебе уже издеваться. — Хмуро буркнул я в ответ. — И пока еще у меня девушки нет. У нас только первое свидание будет завтра.

— Обалдеть! — Радостно захлопав в ладоши, заявила она, после чего тут же умостилась поудобнее в своем кресле, залезая на него с ногами, и требовательно посмотрев на меня, заявила. — Ну, давай рассказывай.

— Что? — Удивился я.

— Все! — Категорически рубанула она рукой. — Я хочу знать все. Кто она? Где познакомились? Как она выглядит, а лучше даже сразу скинь видосик. Кто ее родители? Где училась? Где родилась? Какой…

— Стоп! — Резко остановил я этот словесный водопад, который с каждой секундой становился все быстрее и быстрее. — Ты ее знаешь и так. Это Мелинда.

— Оооооо. — Многозначительно протянула она. — Так ты наконец решился признаться своей тайной любви.

— С чего это она — моя тайная любовь? — Опешил я от такого поворота.

— Ох, и видел бы ты себя со стороны, когда о ней рассказывал. — Лукаво улыбнулась она в ответ. — Такая вся, разэтакая. Ну просто идеал любого, как ни посмотри.

— Да не было ничего такого. — Возмущенно возразил я. — Чего ты придумываешь? И вообще, ты там на свидание не опоздаешь?

— Ай, ну его. — Легкомысленно махнула она рукой. — Ничего страшного, подождет меня. Чай не сахарный, не растает. Ты лучше расскажи, как это произошло?

— Что это? — Изумленно посмотрел я на нее.

— Ну как это? — Возмутилась она. — Как ты ее на свидание пригласил?

— Да нечего там рассказывать. — Смутился я. — Просто шли в новый дом, который купили недавно для команды, ну и по дороге я ее и пригласил завтра прогуляться, посмотреть столицу.

— Прости, посмотреть что? — Насмешливо спросила она. — Столицу? Вы что, здания никогда не видели? Или роботов? Че там смотреть? И это ты романтическим свиданием называешь?

— Да, блин, не знаю я, куда пойти! — Рассерженно бросил я в ответ.

— Ой, какие мы злые сразу стали. — Ехидно произнесла Аня. — Смотри, не лопни от злости.

— Опять ты начинаешь? — С упреком посмотрел я на нее.

— Ладно-ладно, успокойся уже. — Хмыкнула она. — Так что там насчет романтического свидания? Будете ходить и рассматривать здания?

— Я тебе, собственно, из-за этого и звонил. — Обиженно заявил я. — Мне нужен совет, куда пойти.

— Это да. Это ты правильно сделал. — Деловито покивала она головой с довольным и гордым видом. — Только сестра может спасти такого глупенького братца, как ты.

— Опять? — Вздохнув, устало посмотрел я на нее.

— Все-все… Молчу-молчу. — Улыбнувшись, помахала она руками. — Вот только тебе не только нужен совет, куда идти, но и что делать, о чем говорить, как себя вести, да и потом, самое главное — конец свидания. — Торжественно завила она, приподнявшись в кресле и подняв вверх указательный палец. — Иииииии… Поцелуй!

— Чего?! — В шоке уставился я на нее, заикаясь и смущаясь, добавил. — Какой еще поце… поцел… луй.

— Обычный. — Категорически заявила она. — Пока, конечно, самый обычный и скромный, но мало ли? Может и страстный.

— Аня! — Покраснев так, что чуть не закипел, прикрикнул я. — У нас первое свидание!

— И что? — Состроив невинные глазки, посмотрела она на меня и театрально заморгала. — Все зависит только от тебя и больше никого. Если свидание будет… вау!!! Для нее, естественно, то отчего бы и не поцеловаться?

— Ты опять? — С упреком посмотрел я на нее.

— А чего ты стесняешься? — Спокойно возразила она. — Вроде как уже взрослый парень. Прошел через монстров и мир альвов, а смущается, словно малолетний подросток. Взрослее надо становиться, братик. Взрослее.

— И ничего я не смущаюсь. — Огрызнулся я, хотя и понимал, что она абсолютно права.

— Рада это слышать. — Сказала сестра, иронично глядя на меня. — Так что, готов слушать мудрую и опытную сестру?

— Готов. — Обреченно произнес я, готовясь к очередной лекции в исполнении Ани. В любом случае, хоть какой-то совет — и то хлеб.

— Значится, так-с-с-с. — Сосредоточенно произнесла она, при этом что-то активно печатая в своем компе. — Оооо! Нашла. Отличный вариант. Вот смотри, скинула тебе.

Я открыл ссылку, которую она мне прислала, и на мгновение замер на месте. Вид, видимо снятый с дрона, открывался просто потрясающий. Весь город на ладони и не только он. Лес, холмы и небольшие горы. Очень красиво. Вот что-что, а вкус у сестренки явно имеется.

— Это как раз недалеко от вас. Гора Асур называется. — Довольно произнесла она. — Двадцать минут на подземке, и еще полчаса на капсуле вверх и вуаля! Вы на месте. Идеальное место для того, чтобы побеседовать, посмотреть на природу и заодно вкусно пообедать.

— Мне туда что, еще и еду тащить? — Удивленно уставился я на нее.

— Было бы нужно, потащил бы. — Уверенно, словно приговор, сказала Аня. — Но тебе повезло. На этой горе есть шикарный ресторан. Один из лучших в столице. Вот только столик забронируй уже сейчас.

— Почему?

— А ты как думаешь? — Насмешливо спросила она. — Не вы одни такие умные. Хотя, нет. Лучше я сама забронирую, а то ты еще выберешь что попало. Вы на сколько договорились?

— На десять утра.

— Так рано? — Изумленно произнесла она. — Обалдеть. Ладно. Тогда закажу столик на два часа дня. Как раз вы к этому времени уже находитесь и насмотритесь. Да, кстати. Не забудь предупредить Мелинду о месте, куда вы направитесь.

— Зачем? — Удивился я. — Да и как я это сделаю?

— От же глупенький. — Улыбнулась Аня, и уже поучительно продолжила. — Напиши ей сообщение. Что-то наподобие такого — «Ты не против посетить прекрасное место на горе Асур? Великолепные виды на весь город и природу вокруг.» Понял?

— Угу. — Сосредоточенно кивнул я, быстро набирая предложений текст и отправляя его на номер Мелинды.

— Что, уже отправил? — Иронично спросила она. На что я только согласно кивнул. — Вот и отлично.

— А обязательно было предупреждать? — Осторожно спросил я. Мне действительно казалось, что устроить сюрприз намного лучше.

— Нуууу, давай подумаем. — Ехидно протянула она. — Вот допустим завтра утром ты такой выходишь из дома и видишь свою прекрасную избранницу в легком платье на шикарных туфлях-шпильках. Красиво? — Впрочем, ответа от меня она не ждала, продолжив. — А теперь представим, как этой бедной девочке придется весь день провести на этих шпильках. Представил? Так вот, я тебе по секрету скажу. К вечеру у нас после такого хождения остается только одно желание. И это не поцелуй или еще что-то. Есть только одно истинное желание. Зайти побыстрее домой и скинуть проклятые туфли куда подальше.

— Если они настолько неудобные, то зачем вы их носите? — Недоуменно уставился я на нее.

— Эх… что только не сделаешь ради красоты. — Тяжело вздохнула Аня. — Приходится чем-то жертвовать.

— Да, но Мел у нас медик. Ей достаточно применить заклинание, и вся усталость пропадет. — Возразил я.

— Ага. Вот так она при тебе и покажет, как устала и как ей тяжело. — Хмыкнула ехидно Аня. — Будет терпеть до победного, это я тебе гарантирую.

— Странные вы. — Пожал я плечами. — Зачем мучить себя, не понимаю.

— Ну так, еще бы. — Презрительно фыркнула она. — Куда вам, мужикам, нас понять. У вас только одно на уме.

— Это ты о чем? — Удивился я.

— Да так… Мелочи жизни. — Отмахнулась она. — Ладно. Давай продолжим. А скажи-ка мне, братец, о чем ты с ней будешь говорить?

— Не знаю. — Подумав, печально признался я. — Мы и так друг о друге почти все знаем.

— А твой поход у альвов? Она его весь знает? — Наморщив лобик, спросила Аня.

— В общих чертах, да. — Не очень уверенно произнес я.

— Вот и вспомни там смешные или нелепые ситуации. — Твердо произнесла она. — Не надо только описывать сражения и твои бои. Можешь рассказать о природе, если ничего смешного не было. Ты понял?

— Наверно, да. — С сомнением произнес я.

И тут пришло сообщение от Мелинды. «Хорошо. Я согласна.»

— Она согласна. — Растерянно произнес я. — То есть, она…

— Да поняла я уже. — Отмахнулась сестра. — И так было понятно, что согласится. Тоже мне новость. Так, на чем мы остановились? Ах, да. Точно. Разговор. Значит, о чем говорить, ты уже знаешь. Теперь еще запомни три главных правила. Первое. Любой девушке приятны комплименты, но в меру. Раз в час обязательно похвали ее внешний вид, как именно, сам подумай. Например: «Ты сегодня выглядишь потрясающе.» Если она сменит прическу, то обязательно добавь: «И тебе очень идет эта новая прическа.» — Вдохновенно поясняла сестра, а после серьезно спросила — Понял?

— Понял, понял. — Вздохнув, ответил я. — Как же с вами иногда сложно. А что, нельзя просто быть самим собой?

— Это как это? — Изобразив удивление, театрально взмахнула руками Аня. — Молчание и мычание на протяжении всего свидания? А еще глупые фразочки типа, — дальше сестра попыталась изобразить грубый мужской голос. Получилось не очень, но зато показательно, «Ээээ, ну ты это… как его, классно выглядишь, вот.» — После чего уже нормальным голосом продолжила. — Так, что ли? Можешь не отвечать, и так все понятно. Лучше слушай и запоминай, а то времени у нас мало, а информации для тебя много. Итак. Правило номер два. Если девушка что-то рассказывает, то ни в коем случае ее не прерывай. Это жутко бесит и раздражает.

— То есть вам можно, а нам нельзя? — Иронично спросил я.

— Ну, если ты хочешь обидеть девушку, то вперед, мой герой. Испортишь свидание и второго шанса может не быть. — Серьезно произнесла сестра. Видимо для нее это была больная тема. Даже слегка обиделась, по-моему.

— Хорошо-хорошо, я понял свою ошибку. — Попробовал я отшутиться.

— Вот и молодец. — Довольно кивнула в ответ Аня. — Теперь последнее, третье. Намеки. — Вот тут сестра поморщилась и с явной неохотой продолжила. — Вообще-то о таком не принято говорить. Да и если честно, сама понимаю, что это не очень красиво. Но увы. Ничего поделать не могу. Вот хоть убейте меня, но прямо что-то попросить или намекнуть не смогу.

— Ты сейчас о чем? — С непониманием смотрел я на нее.

— Как бы тебе пояснить. — Задумчиво приложив указательный палец к губам, задумалась сестра. — Честно говоря, даже не знаю. Тут уж тебе придется положиться на интуицию. Увы, но помочь тебе здесь я не смогу. Сама иногда путаюсь в собственных желаниях. Вот иногда скажу вслух, что как-то прохладно, а в реальности мне просто захотелось, чтобы меня обнял мой парень и прижал. — В этом месте она мечтательно улыбнулась, но тут же серьезно добавила. — А иногда это просто констатация факта. И так во многих вещах.

— Ты уж извини, но что-то я запутался. — Растерянно произнес я. — Как эти ваши намеки определить?

— Да никак. — Просто пожала она плечами. — Я же говорю. Доверься интуиции. Да и хватит об этом. Давай к самому важному перейдем.

— К чему это? — С подозрением посмотрел я на ее чересчур довольное лицо.

— Конечно же, поцелую. — Торжественно объявила она.

— Вот этому меня учить не надо. Как-то сам разберусь. — Тут же категорически возразил я.

— Да ты что? Честно, что ли? Думаешь, прочитал или посмотрел, как это другие делают, и сразу все понял? — Явно ерничая, спросила Аня. — Эээээ нет, братец. Так ты точно все испортишь. А ведь первый поцелуй — это самое важное и незабываемое. — Мечтательно закончила она, витая в облаках, но уже через мгновение резко стала серьезной. — Естественно, только для нас. Вам, мужикам, всегда на первый поцелуй все равно. Чурбаны — они и в пустыне чурбаны бесчувственные.

— Угу. Кто бы говорил. С таким-то набором условностей и правил для первого свидания. — Ворчливо возразил я.

— А что ты думал? Все просто будет? Э, нет. Хочешь сердце завоевать, будь добр, приложи усилия. — Насмешливо произнесла она. — Ладно. Вернемся к важному.

— Я же сказал, что сам разберусь. — Тут же возразил я.

— Ага. Например, укусишь девушку, или стукнитесь зубами. — С сарказмом произнесла она. — А это я тебе скажу, то еще «удовольствие». Врагу не пожелаешь. Или начинаете лезть своими руками куда не нужно. Не то, чтобы это было всегда неприятно, но на первом свидании точно лишнее. Я уже молчу о попытках задушить поцелуем. Мол, чем дольше, тем лучше. Пффф… Ужас, да и только.

— Ты так говоришь, будто все мужики не умеют целоваться, а вы все такие умные и умелые, что сразу с пеленок умеете все делать правильно. — Ворчливо возразил я.

— Вот тут ты абсолютно прав. — Задумчиво произнесла она. — Твоя Мелинда такая же, как ты, неумеха. И если честно, то это проблема.

— Да нет никакой проблемы. — Возразил я, слегка повысив голос. Мне эта тема разговора не нравилась все больше и больше. — Спасибо за советы. Но с поцелуем, если он будет, мы как-то сами разберемся, без советчиков.

— Ух-ты, какой агрессивный. — С иронией произнесла Аня. — Ладно-ладно. Разберетесь сами. — И уже серьезно добавила. — Вот только запомни одно. Торопиться не надо. И это действительно очень важный момент. Действуй нежно и не спеша…

— Ты опять? Тебе не пора на свидание? — Прервал я ее.

— Эх. Вечно ты торопишься и не хочешь слушать старших. Впрочем, ты прав. Мне действительно уже пора. — Покачала головой сестра, и уже бодрее добавила. — Но я все равно рада за тебя, братишка. Удачи тебе! И не подведи!

— Спасибо. И тебе тоже. — Улыбнулся я в ответ и отключился.

Может иногда Аня и перегибала палку, но она все равно оставалась моим самым близким человеком из родных. К тому же, надо признать, ее советы мне явно пригодятся. Наверно. Мелинда — непредсказуемая дама. Ох, чувствую, завтра будет тот еще день.


Глава 27


Судя по тому, как оделась Мелинда, сестра оказалась права. Спортивная обувь, джинсы, которые, как по мне, слишком сильно облегали бедра девушки, но выглядело потрясающе, особенно с этой ее легкой блузкой. Обычно я на одежду мало обращаю внимание, но после разговора с Аней мой взгляд поневоле цеплялся за части одежды. В общем, выглядела Мелинда шикарно. Да и запах от нее был очень приятный, как от цветущих персиков.

— Ну что, так и будем стоять? — Насмешливо спросила Мелинда, прерывая мое любование ее фигурой.

— Ааа нет. Прости. — Растерялся я. — Просто ты сегодня выглядишь изумительно.

— Да? Ты так думаешь? — Лукаво улыбнулась она и как будто случайно приняла такую позу, что у меня аж во рту пересохло, слишком уж соблазнительно выглядела. Между тем Мелинда беспечно добавила. — Честно говоря, надела, что первое под руку попалось.

И я бы может ей поверил, если бы не два «но». Я успел заметить в тот момент, когда она выходила из своей комнаты, целую кучу одежды, разбросанной по ее комнате. Хотя изображение мелькнуло лишь на секунду, но с моими нынешними способностями мне и этого более чем достаточно. Второе «но» заключалось в словах сестры. Если уж она так основательно подходила к вопросу одежды, то уж Мелинда и подавно.

— У тебя прекрасный вкус. — Улыбнувшись, сделал я очередной комплимент.

— Ой, да ладно тебе. Еще засмущаешь меня. — Лукаво улыбнувшись, довольно произнесла девушка. Кажется, советы сестры я слушал не зря, Мелинде явно понравились комплименты.

— Пойдем? — Вопросительно произнес я.

— Ага. — Кивнула она, и мы направились к выходу из дома.

Первые минут десять я не знал, как начать разговор, пока мы шли к транспортному узлу. Не то, что бы мы вообще молчали, но короткие и сумбурные фразы полноценной беседой назвать нельзя. Вот вроде бы вчера полночи думал и размышлял над темами разговора, а как дошло до дела, все из головы словно вылетело. И только когда мы спустились под землю и сели в двухместную транспортную капсулу, наконец-то преодолел робость и завязал разговор. Как и советовала сестра, начал я с рассказа о своих приключениях у альвов. Пришлось правда потрудиться, чтобы совместить правду и то, что всем рассказал Рэм, но результат стоил того. Уж не знаю, какой из меня рассказчик, но пару раз Мелинда улыбнулась, а когда я перешел к теме обучения у учителя, так и рассмеялась.

Я решил еще вчера, что не буду придумывать робота, а просто возьму и скопирую что-то у знаменитых комиков инета. Конечно с учетом моей истории, я просто взял стиль рассказа и переделал свой под юмористический формат. Мне казалось, что получилось смешно, да и Мел стала почаще улыбаться. Главное тут — не переборщить. Хорошо, что благодаря Рэму и его реакции на учителя таких забавных случаев у нас было немало. Да и сам учитель иногда бросал смешные фразы и замечания. Так под сопровождение моих рассказов мы и добрались наконец до горы, а после и на нее взобрались.

Вид действительно был потрясающим, а воздух хрустально чистым. Судя по восхищенному взгляду Мелинды, ей, так же как и мне, понравился вид на город и зеленый ковер леса. Была только одна проблема. Я как-то не ожидал, что всех моих рассказов хватит только на час. Мы конечно еще пообсуждали вид и сам город, но очень быстро темы закончились. И вот что дальше делать, я понятия не имел. О чем говорить? Может подтолкнуть ее что-то рассказать? А как? Ооо, точно, вспомнил. Шаблон и картон еще тот, но ничего более умного на ум не приходило.

— А чего это я все о себе и о себе. Может и ты что-то расскажешь? — Добродушно улыбнувшись, спросил я.

— Да мне как бы и нечего рассказывать. — Пожав плечиками, сказала она. — Ты и так все обо мне знаешь. — После чего иронично добавила — Я-то, в отличие от тебя, по просторам мира альвов не путешествовала.

— Ну не знаю. — Задумчиво произнес я. — Вроде, когда я прибыл в интернат, ты уже там училась. Так ведь?

— Ага. — Улыбнулась она в ответ. — Тебя где-то через год после меня перевели.

— Ты так сильно не любишь вспоминать о том, что было до интерната? — Очень осторожно спросил я.

— «Не любишь» слишком мягко сказано. — Печально вздохнула она. — Если бы я могла навсегда забыть то, что было до интерната, а лучше стереть память о том времени раз и навсегда. К сожалению, мне не повезло так с родными, как тебе. Ты ведь до сих пор общаешься со своими?

— Да не особо. — Не стал я настаивать на более полном ответе, понимая, что разговор стал ей неприятен, и она специально хочет сменить тему. — С сестрой общаюсь, а вот с родными не тянет. Я конечно понимаю, что не совсем прав. Все-таки у них не было другого выбора. Но все равно простить не могу до сих пор.

— А зря. — Грустно усмехнулась она. — Поверь, у тебя просто золотые предки. На таких молиться надо. Я вот тебе завидую доброй завистью. Мне бы таких.

— По-моему, ты преувеличиваешь. — Не очень уверенно возразил я.

Мелинда молча сделала еще пару шагов и присела на один из валунов в паре метров от обрыва, после чего задумчиво уставилась вдаль. Я остановился рядом, колеблясь между желанием присесть рядом с ней и собственной робостью. А еще пытался придумать, чем бы отвлечь от грустных мыслей девушку.

— Мой отец был авантюристом. — Неожиданно произнесла отстраненно Мелинда, при этом поджав ноги к себе и обняв их, опустила подбородок на колени. — Может быть хорошим, а может плохим, я уже никогда не узнаю. Когда мне было всего пару лет, он ради того, чтобы обеспечить семью, пошел на отчаянный шаг. Не имея ни единой жизни в запасе, ринулся с командой к альвам.

Я присел от растерянности рядом с девушкой и молча слушал ее рассказ. Может стоило ее прервать, но мне казалось, что правильнее будет ее выслушать и не перебивать.

— Там и погиб. — Невесело хмыкнула Мелинда. — Ну, а моя мать, недолго думая, нашла другого мужа. Уж очень сильно ей не хотелось лишаться реала. Вот только выбрала она тоже авантюриста. Родила от него сына, а после я стала чем-то ненужным и неудобным. Мой отчим оказался не очень удачливым авантюристом, да еще и любил погулять с друзьями, иногда до утра. Ну а мать всю свою злость сбрасывала на мне. Вот так мы и жили, пока мне не исполнилось восемь лет. Со стороны у нас идеальная семья, а внутри ругань, склоки и тяжелая рука матери. Вот только в один момент я не выдержала и по глупости решила искать защиты у отчима. Дурой была. — Угрюмо произнесла она, тяжело вздохнув. — Думала, что он меня защитит, если я расскажу правду. Моя мать изменяла отчиму с кем попало ради денег. Совсем с ума сошла с этим своим стремлением жить в реале. Вот я и решила рассказать все отчиму.

В этом месте она замолчала, стеклянным взором уставившись перед собой. Сам от себя не ожидая, я приобнял девушку и негромко произнес.

— Если не хочешь, не рассказывай.

— А больше рассказывать и нечего. — Усмехнулась криво она. — Меня в тот день избили так сильно, что я попала в больницу, а дальше интернат, и на этом все. Причем била меня не только мать, но и отчим. Вот такая у меня была «семейка».

— Была? — невольно спросил я.

— Странный ты. — Тихонько произнесла она, при этом облокотившись на меня и положив голову мне на плечо. Я же замер на месте, только чуть сильнее прижав ее к себе. — У нас, если ты не знал, насилие над ребенком — самое страшное, что только может быть. Им обоим стерли память. Оставив только воспоминания до шестнадцати лет, а после отправили в вирт. Меня и брата отправили в интернат.

— А ты как? — осторожно спросил я.

— Ты знаешь, когда узнала, что их больше нет, то стало намного легче. — Хмыкнула грустно она, прижимаясь ко мне еще сильнее, словно пытаясь спрятаться. — Именно тогда я впервые поверила истинно в бога. Я так сильно молилась о том, чтобы он наказал их, что когда это случилось, осознала, что он действительно существует. Вот только, как оказалось, и это мое решение — очередная глупость.

— Почему? — удивился я. Такие слова из уст Мелинды было странно слышать. Как-никак она была самой верующей среди нас.

— Я целый месяц неистово молилась в тюрьме альвов, но нас никто не спас. — Печально произнесла она, тяжело вздохнув. — И вот когда уже надежда совсем угасла, явились вы с Рэмом. Не бог спас нас, а вы. Я ведь потом прочитала истории об этом альве-уроде, которого пленил Айзек. Если бы не ты, то меня ждала бы…

В этом месте она замолчала и неожиданно поцеловала меня в щеку.

— Спасибо тебе.

Я же в шоке смотрел перед собой, не зная, что делать, а Мелинда прижалась ко мне снова и замолчала. Так мы и сидели неизвестно сколько времени, пока у меня не сработал сигнал на браслете. Как оказалось, уже половина второго. Через полчаса у нас заказан столик в ресторане, отстраненно подумал я. Вот только желания прерывать наши объятия не было. Хотелось так сидеть вечно. И только осознавая, что потом мне сестра вынесет мозг, если мы не придем в ресторан, с трудом заставил себя все же спросить.

— У нас тут столик заказан в ресторане. Может ты проголодалась?

— Ты заказал столик в Глендале? — Изумленно уставилась на меня Мелинда, вскинув голову и слегка отстранившись от меня, но не до конца. От этого движения, у меня чуть не вырвался огорченный вздох.

— Ну да. А что? — Я не совсем понял ее удивления.

— На сколько? — Требовательно спросила она.

— На два часа.

— Так чего мы тогда сидим? — Вскочила с места девушка, требовательно глядя на меня. — Пошли быстро, а то еще опоздаем.

— Эммм… Ну хорошо. — Растерялся я от такого напора.

Далеко идти нам не пришлось. Ресторан «Глендаль» располагался буквально в пятистах метрах от нас. Фактически встроенный в гору, и более того, сливаясь с местностью своими конструкциями, ресторан производил ощущение, что он тут возник вместе с самой горой. Дизайнеры явно хорошо постарались, когда оформляли внешний вид. Выглядело со стороны потрясающе. Впрочем, внутри ресторана было не хуже. Может меня так сильно впечатлил вид из-за того, что я впервые в таком месте, но все равно смотрелось очень круто.

На входе нас встретил официант-человек, вместо стандартных для таких заведений роботов, что уже само по себе являлось чем-то мега крутым. Боюсь предположить, какие тут цены с живым обслуживанием. Приложив браслет к индикатору официанта, я подтвердил заказ. Несмотря на раннее время для таких заведений, народу в ресторане было много. По крайней мере, свободных столиков я не видел, пока мы шли за официантом к своему. Более того, в банкетном зале кто-то бурно отдыхал, судя по веселым выкрикам оттуда.

— Прошу прощения за наших гостей. — Тут же извинился официант, заметив наши взгляды в сторону гуляющих. — Если вам такие соседи мешают, то вы можете перенести свой заказ…

— Нет, что вы. — Улыбнулся я в ответ. — Нам они абсолютно не мешают.

— А кто это? — Вмешалась с явным любопытством в голосе Мелинда.

— А вы не знаете? — Удивленно вскинув брови, произнес он, но тут стал опять спокойным и вежливым. — Извините меня за несдержанность. Это гильдия авантюристов «Доблесть и сила».

— Ух ты! — Восхищенно выдохнула Мелинда, и я был полностью согласен с ее эмоциями.

Находиться в одном ресторане с одной из синейших и крупнейших гильдий всего человечества, как минимум, впечатляло. Более того, они еще и недавно смогли круто выделиться среди всех. Три дня назад эта гильдия всем составом отправилась на фронт, где неожиданным ударом смогла уничтожить все командование армии вторжения. Чем вызвала просто бурю эмоций у населення. Так что восхищенные взгляды посетителей, направленные в ту сторону, были вполне понятны. Я и сам уставился в надежде увидеть легендарных личностей гильдии. Говорят, их лидер может в одиночку справиться с любым из альвов.

— Они решили отпраздновать свою победу у нас в ресторане. — Счел нужным гордо пояснить официант. Чем заслужил от нас уважительные взгляды. — Прошу, вот ваш столик.

Все это время мы неспешно приближались к дальней части ресторана. Я думал, что сестра специально выбрала какой-то укромный уголок, чтобы нам не мешали, но я ошибался. Сильно ошибался. Анька в этот раз превзошла сама себя. Но одно можно сказать точно. Наш столик впечатлил Мелинду, как и окружающих посетителей. Ибо после слов официанта часть пола вместе со столом и куском здания пришла в движение, после чего выдвинулась вперед над обрывом скалы. То есть теперь наш стол висел на километровой высоте, и со стороны казалось, что он парил в воздухе. Настолько чистым было стекло пола и бортиков. М-да. Сестра у меня явно с очень больной фантазией, но это было реально впечатляюще. Особенно, когда мы с Мелиндой присели за столик.

Обычно все парочки, кто находился в ресторане, сидели напротив друг друга, но у нас все сразу пошло не так. Мелинда сама и сходу уселась рядом со мной и даже придвинулась поближе. Вот тут-то я и оценил весь коварный замысел своей сестрицы. Это конечно было очень приятно, но обрыв под ногами у меня самого вызывал оторопь и нервозность. Так что, стараясь сохранить независимый и гордый вид, а главное — не смотреть под ноги, я активировал меню на столике, при этом попытался произнести уверенно свой вопрос, но голос в одном месте все равно предательски дрогнул.

— Как тебе это место? Нравится?

— Если ты хотел меня впечатлить, то… — Мелинда пристально посмотрела на меня, улыбнулась и после небольшой паузы добавила, — у тебя получилось. Это самое крутое место, которое я только видела в жизни. Мне нравится, хоть и слегка страшновато.

— Что будешь кушать? — смутившись, я быстро перевел тему разговора.

После того, как мы минут двадцать выбирали, что именно заказать, страх перед бездной под ногами пропал окончательно. Более того, мы даже, смеясь, пару раз друг над другом подшучивали. И наконец отправив заказ, решили сходить в местный санузел. Все же руки надо помыть, да и не только. А вот то, что в мужском отсеке я встречу Айзека, стало просто огромным сюрпризом. Правда, судя по выражению лица нашего командира, для него это сюрпризом не стало.

— Привет. — Спокойно поздоровался он, моя руки.

— Привет. — Растерянно произнес я. Сложить два плюс два было несложно, но я на всякий случай уточнил. — Тебя позвали в гильдию «Доблесть и честь»?

— Нет. — Усмехнувшись, ответил он. — Позвали моего брата, а он уже взял меня сюда с собой, рассчитывая уговорить лидера принять и меня.

— Не получилось? — Скорее утвердительно, чем вопросительно произнес я, догадавшись.

— «Тактики, которые ставят выполнение задания выше потерь отряда, мне не нужны.» — Задумчиво процитировал он. — Так что, да. Ты прав. Меня не взяли.

— Сразу видно хорошего лидера. — Иронично произнес я.

— Скорее, слишком сильного и самоуверенного. — Поморщился на мои слова Айзек. — На войне потерь не избежать. Я вообще удивляюсь, как с таким подходом он удерживает свою гильдию на первых местах в рейтинге.

— Просто не все такие же циничные, как ты. — Пожав плечами, равнодушно произнес я.

— Я смотрю, в отличие от других, ты меня не сильно осуждаешь? — Перевел тему разговора Айзек. Видимо отказ Хорнела, лидера «Доблести и силы», сильно ударил по самолюбию парня.

— Все закончилось хорошо и мы многое приобрели. Даже отряд свой организовали. — Спокойно высказал я свое мнение.

— Что же, рад за вас. — Улыбнувшись, произнес Айзек, но после уже серьезнее добавил. — Скорее всего, ты мне не поверишь, но я все же тебя предупрежу. Осторожнее с Мелиндой. У нее слишком много странных тайн в прошлом.

— Ты о чем? — Удивился я.

— Слишком непонятно ее появление в интернате. Она рассказала тебе о том, почему попала к нам? — Задумчиво произнес Айзек, вытирая руки.

— У нее было очень непростое детство и никого это не касается. — Резко ответил я.

— Значит, она уже рассказала тебе свою версию преступления родителей. — Спокойно произнес он. — Что же, этого следовало ожидать. Вот только это не значит, что она говорит правду.

— Айзек, может хватит ходить вокруг до около. — Хмуро произнес я. — У тебя есть причина не доверять ее рассказу? И откуда ты вообще о ее прошлом знаешь?

— Я знаю все о прошлом своего отряда. — Грустно хмыкнул он. — И больше всего загадок у двух наших девушек. Что Саманта, что Мелинда имеют слишком много тайного в своем прошлом.

— По-моему, ты слишком сильно не доверяешь людям. — Успокоившись и неодобрительно покачав головой, произнес я.

— Возможно. — Не стал спорить он. — Тогда ответь сам себе на два вопроса. Если она попала в интернат из-за насилия родителей, то где ее силы обычного человека? Почему она такая же, как я или ты? Ведь других в интернате не держат. А второй вопрос. Неужели ты веришь в то, что в мире, где на каждый квадратный метр куча роботов и дронов, кто-то сможет долгое время бить ребенка? Более того, несмотря на все влияние моего отца, я так и не смог узнать правду о прошлом обеих девушек. Собственно, именно из-за этого я выбрал их для своей миссии. Подумай над этим. — Внимательно посмотрел он на меня, а после решительно направился на выход, бросив напоследок. — Артем, ты слишком доверчив, но при этом умён. Не соверши ошибки, о которой потом будешь сожалеть.

Он ушел, а я все стоял на одном месте и смотрел на свое отражение в зеркале. Как бы мне ни хотелось, но его слова проникли в мой разум и пустили корни. Мое отношение к Мел не изменилось, она по-прежнему нравится мне, но вопросы… Вопросы остались и повисли в воздухе. Я могу думать об Айзеке все что угодно, но в данном случае он прав. Я ведь не обратил внимания на тот простой факт, что в интернате не держат других детей. Только тех, кто является неполноценным переселенцем из прошлой жизни, со всеми вытекающими. А это никак не сочетается с рассказом Мел. И что теперь мне делать?


Глава 28


После того, как я вернулся за наш столик, все мои мысли смыло в сторону. Довольная улыбка на лице Мелинды и ее прекрасный вид унесли куда-то далеко все подозрения и вопросы. Какая разница, какое у нее прошлое? Главное, что происходит здесь и сейчас. К тому же, ну что такого супер секретного может быть у ребенка в восемь лет? По-моему, Айзек придумывает проблему на ровном месте. Может ее родители просто скрывали правду о своем ребенке, или вообще не посетили медицинский центр. В это верилось с трудом, но мало ли в каком городе они жили? К тому же, не факт, что воспоминания Мелинды сохранились в полном объеме. Может что-то она просто забыла, вот потому и не рассказала. Меня больше смущал тот факт, что Айзек знает о прошлом девушки. Узнал через отца? Или же Мелинда, желая остаться в команде, рассказала?

Все эти мысли проскочили за одно мгновение и ушли. Жаль конечно, что теперь девушка села напротив меня, а не рядом, но и так хорошо. Зато теперь я мог любоваться ее довольным лицом на протяжении всего нашего обеда. Говорили мы в основном о гильдиях, и особенно о последнем героическом сражении «Доблести и силы» или, как их сокращенно все называли, ДиСах. Все-таки не каждый день одна гильдия уничтожает за одну атаку столько альвов сразу. Достижение достойное уважения, как минимум. И вот так мы мило беседовали, и при этом вкусно обедали, пока под конец наших посиделок не произошла еще одна неожиданная встреча. В ресторан вошли не кто-нибудь, а Тея с Самантой. Которые, увидев нас, удивились и, естественно, устремились к нам.

— Вот же проклятье. Только их нам и не хватало. — Ворчливо сквозь зубы прокомментировала появление подруг Мелинда, при этом мило и открыто улыбаясь. Если бы не мой идеальный слух, то я бы этой фразы не услышал.

— Приветик, а вы тут какими судьбами? — Весело и без комплексов спросила Тея. Саманта лишь кивнула головой, при этом делая какие-то знаки Мелинде глазами. Мол, я тут ни при чем, это все она.

— Да так, решили зайти покушать. — Растерянно произнес я, не совсем понимая, как себя вести дальше.

— Ух ты, какой у вас тут вид! — Восхищенно добавила Тея, уставившись нам под ноги, кажется, абсолютно не обратив на мои слова внимания. — Вот это я понимаю, эксклюзив — так эксклюзив.

— Уважаемые желают присоединиться к компании, или же мне вас подождать? — Вмешался официант во время кратковременной паузы.

— Ой. Да, мы наверно останемся с ребятами. — Легкомысленно бросила Тея, и уже после этого обратилась к нам. — Вы ведь не против?

— Да как бы… — Растерялся я и посмотрел на Мелинду, но девушка, похоже, и сама была растеряна.

— Вот и отлично. — Тут же заявила Тея, и нагло уселась за наш столик возле Мелинды, под сопровождением хмурого взгляда моей девушки. Быстро активировала меню и уставилась в него. — Так-с-с, чего бы такого заказать.

— Мел, может…. — Растерянно произнесла Саманта, переводя взгляд с места возле меня на девушку и обратно.

На что Мелинда быстро кивнула головой и пересела ко мне, а после еще и придвинулась поближе. Причем сделала она это так шумно и демонстративно, что Тея отвлеклась от меню и удивленно посмотрела на нас.

— Ой, только не говорите, что у вас тут свидание. — Рассмеявшись, произнесла она, но заметив, что никто больше не смеется, натянуто улыбнулась и виноватым голосом добавила. — Мы вам помешали. Да?

Мелинда что-то невнятное прошипела и с недовольным видом кивнула головой.

— Солнце, прости, я же не знала. — Втянув голову в плечи, виновато произнесла Тея. — Нам уйти?

На это Мелинда презрительно фыркнула и отвернулась. А вот я решительно не понимал, что делать. Вся эта ситуация меня ввела в ступор. Вроде как и прогнать неудобно, но и продолжать свидание с такими гостями — тоже не очень хорошая идея.

— Мел, если ты против, то мы уйдём. — Серьезно предложила Саманта, на что Мелинда лишь тяжело вздохнула и обреченно мотнула головой. Мол, оставайтесь, что уж теперь. Саманта так же легко распознала эмоции подруги, потому радостно произнесла. — Ну и отлично. А то это подарочное приглашение в ресторан меня слегка нервировало.

— Приглашение? — Удивился я. — Так вы сюда не случайно зашли?

— С чего вдруг нам переться в такую даль просто так. — Фыркнула в ответ Саманта. — Просто гуляли с Теей по городу, а там какая-то лотерея была. Один из призов — обед на две персоны в этом ресторане. Вот мы и выиграли.

— Лотерея? Выиграли? — Еще больше удивился я. — Ничего не понимаю. Что за лотерея?

— Да мы в центральное здание авантюристов решили зайти, а там лотерея от гильдии «Доблесть и сила» с кучей разных призов. — Беспечно махнула рукой Саманта. — Она бесплатная, вот и решили поучаствовать. Думали артефакт какой редкий выиграть, а получили два пригласительных. Ну хоть какой-то приз выиграли, и то хорошо.

— Это, кстати, мне повезло. — Довольно вмешалась Тея. — Саманта вообще ничего не выиграла.

— Это да. — Печально вздохнула девушка. — Что-то не везет мне в последнее время.

— Ой, да ладно тебе. Еще … — Начала Тея, но замолчала на половине предложения, глядя куда-то в сторону. Обернувшись туда же, я заметил еще одного гостя, который шел уверенно явно к нам. Между тем Тея как-то растерянно пробормотала. — А этот симпатичный паренек, что направляется к нам, вам знаком?

— Это Эдгард. — Задумчиво произнесла Саманта. — Брат нашего бывшего командира отряда Айзека. Помнишь, я тебе о нем рассказывала?

— Ооо, так это он? — Как-то странно среагировала Тея, каким-то нечитаемым взором глядя за приближением парня. — Симпатичный.

— Чего? — Удивилась Саманта, с изумлением уставившись на подругу, и с неодобрением добавила, покачав головой. — Ну у тебя и вкусы.

А вот мне было интересно совсем другое. Почему Саманта так легко вспоминает Айзека, хотя еще не так давно терпеть не могла произносить его имя, а еще, с чего это вдруг Эдгард решил к нам подойти? Впрочем, ответ на второй вопрос, судя по всему, мы скоро узнаем.

— Добрый день. — Вежливо произнес Эдгард, слегка кивнув. — Вы не против, если я украду немного вашего времени?

Говорил он вроде как всем, вот только создавалось впечатление, что его интересовала только одна особа за нашим столом, и звали ее Тея.

— Привет. — Поздоровался я за всех, похоже, кроме меня, никто отвечать гостю не собирался. — Мы слушаем.

Краем взгляда я заметил странное поведение Теи. Если обычно она вела себя спокойно и, как бы это сказать, уравновешенно, что ли, но точно не так, как сейчас. Эти ее чересчур плавные движения и многозначительные взгляды с какой-то лукавой улыбкой создавали впечатление легкомысленной особы, а не умной девушки, которой она являлась. Впрочем, не только я заметил странное поведение Теи. Саманта скривилась как от кислятины, а Мелинда тихонько рассмеялась в ладошку, спрятавшись за мной.

— Мне бы хотелось извиниться за действия брата. — Неожиданно серьезно произнес Эдгард. — Его план я никогда не одобрял, и его отношение к своей команде считаю неприемлемым.

— Но тем не менее, ты не стал нас предупреждать и, уж тем более, помогать. — С сарказмом произнесла Саманта.

— К сожалению, я был связан обещанием и договоренностью. — Расстроено произнес Эдгард, на что Саманта иронично смерила взглядом парня. — Я прекрасно понимаю, что это слабое оправдание, но тем не менее, прошу прощение за наши действия.

— Да ладно, ничего страшного. — Легкомысленно махнула рукой Тея, тут же быстро добавив. — Если бы не ваш план, то я бы так до сих пор сидела в плену у альвов. И да, может нас наконец представят друг другу?

— Эдгард, это Тея. Тея, это Эдгард. — Кратко и ехидно произнесла Саманта.

— Очень приятно. — Лишь слегка дернув глазом, спокойно произнес Эдгард.

А вот Тея бросила злой взгляд в сторону подруги, на что та даже бровью не повела, продолжая с насмешкой наблюдать за ними.

— Хоть меня и весьма кратко… — Многозначительный и сердитый взгляд в сторону Саманты. — представили, но мне тоже приятно познакомиться с вами. — Улыбка доброжелательности от Теи. — И вам не стоит корить себя за план брата. Все-таки он оказался результативным и не только в пленении альва, но и помог спасти меня.

— Я слышал, вы очень долгое время были в застенках бункера альвов? — Осторожно спросил Эдгард.

— Если честно, то я не знаю. — Пожав плечами, беспечно ответила она. — Возможно, меня держали постоянно в состоянии анабиоза, а может просто в какой-то капсуле, но я абсолютно ничего не помню после момента пленения. Для меня все это время пролетело за буквально пару мгновений.

— Наверно было очень сложно адаптироваться в новом для вас мире после возращения? — С искренним беспокойством в голосе спросил Эдгард.

Мне почему-то в этот момент показалось, что мы тут лишние.

— Конечно, много новых лиц в гильдиях, но в основном особых изменений я не заметила. — Улыбнувшись, произнесла Тея. — К тому же, мой брат и девчонки очень помогли мне освоиться в новых условиях. Мы же теперь новая команда.

— Очень рад за вас. — Улыбнулся в ответ Эдгард. — А кто у вас главный в команде теперь?

— Мой брат, конечно. — Гордо ответила она. — Он всегда был неплохим командиром, а сейчас и подавно один из лучших.

— Не сомневаюсь. В отряд все ребята команды брата вошли? — Эдгард, по сути, смотрел уже только на Тею.

— Конечно. — Уверенно произнесла Тея.

— Мы вам не мешаем? — Ехидно встряла в разговор Саманта.

Эдгард недоуменно переглянулся с растерявшейся и смутившейся Теей.

— Простите. Что-то я увлекся. — Виновато улыбнулся он.

— Ничего страшного. — Легкомысленно возразила Тея, бросив осуждающий взгляд на Саманту.

— Что же, не буду вам мешать отдыхать. — Вежливо поклонившись, произнес Эдгард. — Но знайте, вы всегда можете рассчитывать на мою помощь.

— Да неужели? — Иронично спросила Саманта. — И в чем же?

— Я же правильно понимаю, что у вас только недавно произошло образование команды? — Спокойно произнес парень, не смутившись тона девушки.

— Вы правы. Мы только недавно зарегистрировались. — Встряла Тея, опередив очередное едкое замечание Саманты.

— Полагаю, у вас возможно возникли проблемы с полигоном для тренировок. — О чем-то интенсивно задумавшись и при этом поглядывая на Тею, произнес он. — Думаю, я могу помочь вам в этом вопросе. Моему отряду выделен полигон недалеко от города. Так что, если у вас возникнет желание, мы могли бы друг другу помочь.

— Предлагаешь тренироваться на одном полигоне? — С сарказмом спросила Саманта.

— Саманта, подожди. — Вмешался я. Вопрос с полигоном для нас действительно был важен. И уже обращаясь к Эдгарду, спросил. — Мы сами не вправе решать такие вопросы, но я думаю, что Рэм будет не против совместных тренировок. Вот только сколько это будет стоить?

— Для вашей команды бесплатно. — Довольно произнес парень.

— Очень благородно с вашей стороны.

Когда Тея произнесла эту фразу, мне показалось, что она больше радуется не нашим тренировкам, а будущей встрече с Эдгардом.

— Ну что вы. — Смутился парень. — Это минимум, что я могу сделать в качестве извинений.

— Хорошо, мы сегодня обсудим этот вопрос. — Серьезно произнес я. — Думаю, вечером мы свяжемся с тобой, если ты не против.

— Буду ждать вашего звонка. — Улыбнулся Эдгард. — Рад был вас всех увидеть и особенно рад нашему знакомству. — Вежливый поклон в сторону девушки. — Приятного вам отдыха.

Последнюю фразу он произносил, глядя только на Тею.

— И тебе всего хорошего. — Все-таки успела съехидничать напоследок Саманта.

— Я тоже рада нашему знакомству. — Между тем, довольно улыбнувшись, произнесла Тея, благосклонно кивнув в ответ.

Эдгард, еще раз поклонившись, удалился. Я же задумчиво смотрел ему вслед. Очень неожиданное от него предложение, а главное, очень вовремя. Мы еще в больнице обсуждали вопрос тренировок. Так вот — снять полигон возле столицы было не просто дорого, а очень дорого. Один момент меня только беспокоил. Он это предложение сделал из-за Теи, или потому, что действительно хотел извиниться? Впрочем, возможно и то и другое.

— Тея, ну и что это только что было? — Возмущенно произнесла Саманта, прищурившись и глядя на соседку. Мелинда в поддержку угукнула что-то неразборчивое и требовательно взглянула на девушку.

— А что такого? — Удивилась Тея. — Всего-то побеседовала с приятным парнем. И если бы кто-то тут под руку не иронизировал, то …

— Ой, давай только без твоих этих рассуждений. — Отмахнулась от ее слов Саманта, и фыркнув, добавила. — И так было видно, что еще чуть-чуть, и ты из платья выпрыгнешь.

— А тебе что, завидно? — Хитро прищурившись, спросила Тея. — Сама-то без парня и даже намека на него. Даже вон Мел, и та с парнем.

— Девчонки, может вы…

Попытался встрять я, но бесполезно. Их уже понесло. Так что минут десять мы с Мелиндой слушали едкие замечания обеих, которые возможно могли перейти в ссору, но тут очень вовремя подошел официант, и своим появлением разрядил обстановку. В дальнейшем все наладилось, и мы наконец смогли сменить тему на обсуждение проблем отряда и возможностей предложения Эдгарда. Тея даже успела в процессе позвонить брату и все рассказать о, фактически, подарке. Рэм, естественно, сразу дал добро, хотя и удивился такому сюрпризу. А вот у меня свидание окончательно завершилось. А жаль.

После ресторана мы еще немного прогулялись уже все вместе, а потом также вместе вернулись домой. Увы, но нам с Мелиндой так и не дали уединиться. И только когда весь наш отряд обсудил новые возможности со всех сторон, а Рэм с нашей помощью связался с Эдгардом и договорился уже с завтрашнего дня приступить к тренировкам, только тогда у нас с Мелиндой появилась возможность пару минут побыть наедине. Конечно, говорить на крыльце возле дома не очень уютно, но другого места мы так и не нашли.

— Извини, что так вышло. — Виновато вздохнул я. — Жаль, что не получилось провести все время вдвоем.

— Не переживай. — Улыбнувшись, произнесла Мелинда. — Все было просто великолепно.

— Тебе понравилось? — Радостно спросил я.

— Это было лучшее мое свидание. — Лукаво улыбнулась она.

— Так значит, ты будешь не против еще раз прогуляться? — С надеждой спросил я.

— Все может быть.

Уклончиво произнесла она, после чего быстро подошла ко мне и, поцеловав в щеку, хотела убежать, но не получилось. Я на чистых инстинктах подхватил ее и, прижав к себе, неожиданно для самого себя взял и поцеловал Мел в губы. И даже в этот момент вспомнил, что нужно быть нежным и не спешить. Я думал, что она сейчас оттолкнет меня, но вместо этого она сама ответила на поцелуй, а после, легко выскочив из моих рук, рассмеялась и убежала в дом. Я же остался стоять на месте. Все было словно в тумане. Я впервые в жизни поцеловал девушку, да еще и сам! Вау! И откуда только уверенность взялась? И да. Кажется, ей понравилось так же, как и мне. Это лучший день в моей жизни! Однозначно.


Глава 29


Двенадцать монстров приближались сразу с трех сторон. Шестеро, мелькая между деревьев, уверенно мчались на нас спереди, прямо на приготовившегося к встрече Рустама, еще по трое заходили справа и слева. Твари умело прикрывались деревьями и старались обойти массивную фигуру Рустама, дабы добраться до менее бронированных и защищенных целей в лице остальной нашей команды. Мы, расположившись на небольшой поляне, более-менее свободной от деревьев, готовились к «горячему» приему. В ожидании боя меня слегка потряхивало, да и остальные заметно нервничали. Тея и Мелинда покрепче сжимали свои небольшие жезлы, нервно глядя на приближение противника. Саманта с застывшей кривой улыбкой вливала свою силу в артефакт атаки. Артур демонстрировал уверенный и слегка расслабленный вид, вот только нервно дергающийся глаз выдавал его с головой. Один только Рустам возвышался незыблемой глыбой впереди всех. Для меня время будто замедлило свой ход, давая в подробностях рассмотреть каждую деталь как в своей команде, так и в движениях монстров.

Как только монстры оказались в пределах радиуса действия заклинаний Рустам