Герой чужого рода III (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Я сидел на лавке, откинувшись спиной на холодный камень своей темницы. Признаться, она была чище и приятнее таковой у короля Вадиса, но это не внушало оптимизма. Я в очередной раз схвачен и не знал причин, что привели к этому. Неужели за самовольную резню? Так Союз и так хотел уничтожить Культ, я им только помог. Оставалось ждать только, что кто-то и в этот раз таки придёт и объяснит что случилось.

С меня сняли всё обмундирование, забрали вещи. Моё драгоценное оружие! Лук и, безусловно, кристалл. Опытный маг обязательно поймет, что это душа элементаля. Если бы я только знал заранее, то прикопал бы его в надёжном месте. Но что теперь рассуждать? Ему цена десять тысяч золотых, а может и больше. Вряд ли я увижу его вновь, и это печалило меня больше всего.

Я усмехнулся сам себе — камешек дороже собственной жизни. Ведь я ничего не знал конкретного о том, что мне уготовано.

Через несколько часов в камеру зашли два демона.

— Что со мной будет? – спросил я. – За что я здесь?

Один из них ухмыльнулся, второй же сохранил невозмутимый вид.

– Скоро узнаешь, полудемон Димир, — словоохотливый выделил «полудемон» странной интонацией, что мне не понравилась.

И тут я почувствовал, как кровь отлила от лица. Какой же я идиот! Я плохо знал работу браслетов, но основной принцип был в наложении штрафов и урезании того же статуса. Когда на меня одели браслеты, то остались лишь имя и характеристики, такие как Сила и Выносливость. Редактирование было вшито в мои способности, так что остался подготовленный текст. Но когда сняли кольцо — последнее, что могло скрыть мою истинную личность – то имея навык [Анализа] от второй эволюци можно было разглядеть истинный статус. И Кассия должна была это увидеть, я точно знал о наличии у неё [Усиленного Анализа], но не заметил удивления на её лице. Она знала, кто я! Но как? Неужели тот раб, Василь? Неужели он знал всё? И поведал при пытках.

Сам себя же загнал в угол. Ведь это я нашёл и привёл Василя сюда. Слуги могут знать о хозяине то, что он сам может не знать о себе. А это личный раб, так почему я не мог предвидеть такого расклада?

Тем временем демоны подхватили меня под руки и поволокли по коридору. Мы не поднялись по лестницам, что вели ввех, а прошли мимо. Далее за дверью находился спуск вниз.

Я всё понял, когда увидел перед собой большую пещеру, наполненную тихим гомоном демонов. Одни из них взволнованно переговаривались, другие молчали. Пока меня тащили к противоположной от выхода стене, все с интересом рассматривали меня.

Безусловно, пещера не была природного происхождения, лишь имитационная постройка. Но противоположной от входа части находилось нечто вроде сцены с каменной плитой посередине. Рядом одиноко стояла Кассия.

Меня затащили на сцену, потому что сам идти я уже не мог, так как предвидел дальнейшие события. Ведь когда-то именно в такой обстановке меня призвали в этот мир впервые.

Твою ж мать! Продержаться целый год, чтобы так глупо попасться. Конечно, сложно было предвидеть подобное, но я должен был. И на что я только надеялся? Зачем полез к демонам, зачем связался с ними? Если бы не недальновидная просьба познакомить с Кассией, я мог бы спокойно общаться только с Фавонием и Криной.

Хоть какая-то надежда должна быть!

Рубаху на мне порвали и уложили на камень, чему я вяло сопротивлялся. Спасибо, что хоть штаны оставили, в прошлый раз никого не волновала моя нагота.

Пока меня привязывали к камню, я повернул голову, пытаясь увидеть в толпе Фавония, Адских Псов, ну или хотя бы Крину, мою рабыню.

Всё тщетно, одни незнакомые лица.

Охрана покинула сцену, оставив меня с Кассией почти наедине. Я прямо чувствовал, как меня прожигают взгляды сотен демонов, собравшихся тут. Это стало последней каплей и я впал в отчаянье.

– Я не хочу умирать, – с мольбой в голосе сказал я. — Клянусь, я могу быть полезным.

Кассия закончила поток несвязной мольбы, положив палец мне на губы, которые тут же обожгло морозом — теперь я мог только мычать, язык онемел.

Затем она отстранилась и повернулась к толпе демонов.

— Сегодня мы собрались здесь дабы совершить то, что не удавалось никому с начала времён, – начала она свою речь, отчеканивая каждое слово, что эхом разносилось над сводами пещеры. – Все вы знаете, что невозможно обмануть смерть — правую руку Тьмы. Что невозможно вернуть того, кто ушёл в чертоги Тьмы.

– Но сегодня всё изменится!

-- Сегодня мы обманем саму смерть и вернём в этот мир величайшего из нас. Того, кто объединил демонов ради высшей цели, ради чего мы были созданы Тьмой на заре времён.

– Он создал величайшую из империй, что только существовала на этом континенте. Некоторые из вас даже знали его лично, а потому видели воочию то, на что был способен он, величайший из королей демонов…

– Аветус Кровавый!..

Кассия ещё что-то говорила, но я больше ничего не слышал. Ее последние слова – Аветус Кровавый – врезались мне в сознание.

Что? Как такое возможно? Они будут призывать не Люция – первого короля? Не иную сущность из Свиты Тьмы, ни саму Тьму? Из десятков вариантов могущественных созданий Кассия собралась воскресить своего мужа?

Но, черт побери, я и есть Аветус! И черта с два у нее получится кого-то призвать! Она убьёт меня, если проткнёт ритуальным кинжалом! И если бы только не было браслетов! Хотя, моя [Регенерация] лишь первого уровня, вряд ли справится с таким ранением.

Между тем, пока я тщетно пытался вырваться из оков или хотя бы уклониться от удара, Кассия подняла кинжал, бормоча заклинание. Зал гудел и, кажется, повторял её слова призыва.

Какая ирония, меня убьют в попытке призвать меня же.

Внезапно Кассия закончила бормотания и кинжал вонзился мне в живот. Зал смолк. Я поперхнулся от неожиданности и захрипел в воцарившейся тишине в попытке крикнуть «нет». Но ничего не последовало, никакой боли. Если судить по ощущениям, то непонятно, вошел нож в меня, или же нет. Я опустил взгляд вниз, на живот… и увидел, что кинжал по самую рукоять находился в моем животе. Вот только крови, как и боли, тоже не было.

Я покосился на Кассию. А та, видимо, находилась в таком же замешательстве и не понимала, получилось у неё провести ритуал успешно или нет. Она стояла и смотрела на мой живот.

Минута молчания… Гробовой тишины во всем зале. Я даже мог услышать нервное сопение демонов, стоящих в самом дальнем от меня углу.

И тут я истошно заорал, пытаясь изобразить муки боли. Это было первым, что пришло в голову в этот неловкий момент – закричать и сделать вид, что ритуал завершился – раз уж совсем ничего не происходило. Времени на раздумья не было и я не смог придумать ничего лучше.

Кассия замерла в изумлении и крепко сжала рукоять кинжала, что всё ещё был в моём животе, и провернула его. От такого хода пришлось кричать еще громче. Но затем сообразил, что боли я все таки не испытываю, а ещё слишком долго ору.

Я затих и уставился пустым взглядом в потолок. В таком виде можно поваляться с пару секунд и придумать, как действовать дальше. Наверное, будет правильно изобразить, во первых, удивление и непонимание.

Смотрю на Кассию, а она на меня. На её лице появляется тень сомнения – ведь если не считать моей вымученной актерской игры, ничего вообще не произошло, никаких видимых глазу эффектов. Естественно, что она может посчитать ритуал проваленным и пырнуть меня ножом еще раз.

Я в панике пытаюсь придумать, что же сказать, что сделать? Как изобразить себя же на своем месте? Чтобы я сказал, будь я так призван?

Пока я туго соображал, по залу прошел гул. Даже отсюда я слышал, насколько сами демоны озадачены произошедшим.

– Получилось? Или нет?

– Это… Аветус?

– Но ведь ничего же не произошло…

Все ждали явно не этого. Кхм. Что ж, мой выход – нужно срочно. Я поднял голову и оглядел зал. Затем перевел недоуменный взгляд на Кассию. И… Черт, что ей сказать? Как бы повел себя я–прошлый в такой момент?

А, ладно, буду обращаться к ней в таком же тоне, что и в моем недавнем сне.

Вдохнув полную грудь воздуха, произнес:

– Если ты сейчас же не развяжешь меня, то я это сделаю сам, а затем выпорю как самую последнюю... – я осекся. Кажется, все таки не с того начал.

Глава 2

Кассия с сомнением покосилась в сторону. Я приподнял голову, чтобы увидеть находящихся в смятении охранников.

— А вы какого там стоите? — в голос я попытался вложить как можно больше угрозы и властных ноток. – Развяжите меня!

Демоны тут же кинулись ко мне, несмотря на жест Кассии, которым она попыталась их остановить. Вскоре я уже сидел на плите, потирая запястья и пытаясь сорвать браслеты.

– Это ещё что такое? – я был якобы раздражен тем, что не могу снять довольно простые на вид браслеты. — Что здесь происходит?

Пока что мне удавалось отыгрывать растерянность, помогало то, что в глубине души я сам был искренне удивлен происходящему. Зал мне верил, я видел эти испуганные и растерянные лица. Наверное, многие из них сомневались в том, что я действительно Аветус, но молчали. Ведь… если они скажут что-то поперек, а я внезапно окажусь действительно Аветусом — головы им не сносить.

Они уже начали перешептываться,«это, наверно, он». Вот только никто не мог ничего окончательно утверждать из-за молчания и сомнений Кассии. Все ждали ее окончательного вердикта. Но что-то мне подсказывает, что он может мне не понравится. Потому нужно действовать на опережение.

– Я спрашиваю: что здесь происходит?

Я гневно посмотрел на Кассию, потом перевёл взгляд на охранников, что, казалось, были куда более покорны. Ну, у них нет выбора. Опять же, если в теории, они не послушались меня, а я бы оказался Аветусом, то вскоре они как минимум попрощались бы со своими должностями.

Если же я – не Аветус, но они мне подчинились, то… ничего бы им ни было.

– Господин Аветус, — заикаясь от волнения, начал один из них. — Вы были убиты. Почти пятьсот лет назад. Мы смогли призвать вас снова. Это ритуал, все эти демоны ждали вас.

Он поспешно махнул в сторону зала и преклонил колено, а следом за ним и второй.

— Был убит, – я сказал это тихо и задумчиво. Окинул взглядом зал и скривился в очередной вспышке гнева (ох, ну я и талант), ударил кулаком по ладони. – Амадей, сукин сын! Я подумал, что это было лишь сном! Где это недоразумение, которому повезло родиться моим сыном?

— Он мёртв, господин, – нервно ответил охранник не поднимая на меня глаз. -- Умер очень давно, ещё в год вашей смерти.

– Что ж, и поделом ему, – усмехнулся я и оглядел толпу демонов.

Наверное, сейчас стоит что-то произнести, да? Играем на публику.

– Мои верные подданные! – начал я свою речь властно и уверенно. – Вы не напрасно ждали меня столько столетий. Каждому сохранившему верность воздасться сторицей! Мне ещё предстоит узнать, как изменился мир за время моего отсутствия, но будьте уверены, что я продолжу путь к великой цели – благоденствию всех демонов!

Зал взорвался овациями и я, довольный эффектом, смотрел и наслаждался моментом. В мозгу всплыли воспоминания подобных сцен в прошлом, когда я ещё был королем демонов. Всё это лишь прибавляло мне уверенности в выбранной модели поведения и актерской игре.

Краем глаза я заметил движение сбоку на краю сцены. Повернувшись туда удивился, увидев знакомую до боли алебарду, мою алебарду!

– Нет, не стоит! – поспешно выкрикнула Кассия. – Аветус пока ещё слишком слаб.

– Помолчи, – осадил я ее, мне никак нельзя было давать ей возможности проявить себя. – С тобой я разберусь позже.

По взгляду Касси я понял, что она не в восторге от сказанного мной, но охранники уже спешили передать оружие. Боялась ли она разоблачения того, что я не Аветус, либо что я начну кромсать тут всех? Но алебарда оказалось в моих руках, причём неожиданно лёгкая, я даже качнулся.

– Стойте, это не Аветус! – в отчаянии воскликнула она и поперхнулась словами, сама понимая, что ляпнула.

Зал смолк, а я уставился на неё очень тяжелым взглядом.

– Этим оружием я срубил очень много дерзких голов. Не заставляй добавлять к их числу ещё одну.

Я приложил усилие и срезал один браслет, потом второй и улыбнулся, чувствуя прилив сил. Я залюбовался алебардой. Зачарованное рунами сверхострое лезвие двух противопоставленных топоров – одно большее, другое меньшее. Полотно каждого покрыто несколькими заклинаниями, сплетенными в приятный глазу узор – серый металлический по затемненной закаленной поверхности. Лишь копейное острие гладкое с еле заметной надписью по тонкому долу. Будь оба топора крупнее, и это была бы полноценная секира.

Слова сами пришли в голову и я еле слышно шепотом произнёс заклинание, в надежде на то, что оно сработает. Разумеется, не забыл и ману влить в оружие. И да, оно сработало – рабочая часть оружия покрылась холодным синим сиянием, при ударе об пол полетели искры и небольшие молнии, похожие на паутинки.

Алебарда Фульгар (легендарный, именной)

Усиление во время боя:

сила: +200

ловкость: +150

Прочность оружия: 1000

Зачарование оружия: острота лезвия, штраф на регенерацию раненому, усиление болезненности, легкий вес.

Ограничения: для постороннего – ур 50 и штраф 90% на усиление и зачарования.

Особые свойства: при активации может бить молниями по желанию бойца.

...

Скандирование моего имени слилось с обычными восторженными воплями радости последних сомневающихся.

Я покосился на Кассию – она явно была озадачена случившимся, но кивнула охране и те встали с колен.

– Позвольте нам сопроводить вас в ваши покои для отдыха, – сказал один из них.

Я лишь улыбнулся и кивнул им.

В апартаментах меня встретили три взволнованные краснокожие девушки – низшие демоны – в простых одеждах. Что за? Я растерялся и не знал что делать, но старался держаться уверенно. Когда охрана вышла, то одна их них разогнулась из поклона и сообщила, что они мои личные служанки и я могу использовать их по собственному усмотрению. Двусмысленность фразы напрягла, но виду я не подал. Они отвели меня из комнаты-приёмной в спальню и оттуда в огромную ванную, где начали помогать раздеваться.

Вот черт, отвык я от этих аристократических штучек наподобие орды слуг, что бегает за тобой и чуть ли не зад подтирает. Но всё ещё был возбуждён и страх не ушёл от произошедшего. Меня чуть не убили и не подселили иную сущность. Поскорее бы эти девки убрались отсюда, может, прогнать их?

Одна служанка начала массировать мне плечи, когда я уже сидел в ванне вдвое больше меня самого. Что ж, пусть пока останутся. Предстоит многое обдумать в новых обстоятельствах. Радовало то, что Кассия загнала сама себя в угол. Теперь откреститься от меня будет сложнее. Но что сказать ей? Честно, что-то я не горел желанием встретиться с ней, но этого не избежать. Как объяснить то, почему я обманывал всех столько времени?

Через какое-то время я расслабленный горячей водой и массажем вылез из ванны, служанки обмотали полотенцем и быстренько убежали. Чему после двусмысленного представления я слегка удивился и, пожав плечами, направился в спальню. Тут и ждал не совсем приятный сюрприз – стоявшая у окна Кассия. То же платье, что и на церемонии, а так же грозный взгляд. Что ж, Владимир, вряд ли у тебя выйдет так просто уснуть сегодня.

Мы стояли и смотрели друг на друга какое-то время, никто не решался начать разговор.

– Так кто же ты такой? – наконец спросила девушка.

Кассия смотрела на меня пронизывающим взглядом и я чувствовал угрозу – привет [Предчувствие]. Разумеется, она хотела ответов на свои вопросы, я же не горел желанием отвечать. Разговор вряд ли будет простым, а я и так устал.

– Убирайся, я устал и не настроен терпеть тебя. Уж поверь, будь у меня хоть половина прежних сил – ты бы поплатилась за свою дерзость.

– Кто ты такой, чтобы указывать мне в моём же доме?

– Твоём доме? – усмехнулся я. – А кто подарил тебе этот дом?

– А зачем Аветус подарил мне этот дом? – она выжидающе смотрела на меня.

Я так и знал, не доверяет мне и пытается подловить на мелочах.

– Полтысячи лет забвения не могли пройти бесследно, Кассия. У меня сильные провалы в памяти, к тому же еще остались воспоминания этого сосуда, и тебе многое придется мне рассказать и объяснить, но не сейчас. Сейчас я хочу отдохнуть, так как это не мое тело, усталость давит на меня невыносимой ношей.

– То есть ты ничего не помнишь? – усмехнулась она, довольная ожидаемым ответом.

– У меня обрывочные воспоминания, нужно время, чтобы восстановиться.

– Дай мне руку и поклянись именем самой Тьмы, что ты Аветус!

Я взял её за руку – стандартный жест при совершении клятв и печатей разного рода. Такой же я совершал с Сорином и Фаворнием.

– Взываю к Праматери Тьме, будь свидетелем моих слов – мое имя Ельвар Морохил Друлавар Аветус именуемый Аветус Кровавый. Ты довольна?

Она колебалась, так как ничего не происходило, несмотря на зеленую вспышку, что ознаменовала истинность моих слов. Но сама клятва не была принесена, никто из нас не почувствовал присутствие Тьмы. Я же надеялся, что она всё же перестанет донимать меня и наконец уйдёт.

– Хорошо. Я приду завтра, – сказала она наконец. – Нам предстоит многое обсудить.

– Не сомневаюсь, – усмехнулся я. – Только я хотел бы видеть своих Адских Псов. Ты можешь привести их сюда?

– Каких псов? – спросила она с притворным непониманием. Опять проверка? Она собирается успокоиться или нет?

– Хугин и Мунин, естественно. Снова проверяешь меня? – спросил я с усмешкой.

– Прости, они привязались к сосуду. Я боялась, что они могут сорвать ритуал, а потому отправила их на задание. Они прибудут к утру.

– Хорошо.

Она вежливо поклонилась и вышла из комнаты.

Ну что ж, всё обернулось весьма неплохо для меня. Кассия продолжает не доверять мне, но со временем она поверит. Ведь я действительно Аветус, её муж, которого она призвала в тело, предназначенное для Люция, духа-демона из Свиты Тьмы. Что-то мне подсказывало, что так просто эта история не закончится. Даже если всем станет известно о призыве в это тело сущности, могут остаться те, кто попытается использовать Сосуд повторно для своих целей.

***

Я вновь видел сны прошлого. Я в окружении девушек, в собственных покоях. В руке у меня кубок свежей наивкуснейшей крови, который наполняют рабыни по первому требованию. Трое из них – эльфийки – танцует для меня, ещё две лежат рядом с бледными от анемии лицами – они люди. Я ощущаю себя довольным жизнью и размышляю о том, что от одной следовало бы избавиться из-за возраста.

Но тут в комнату врывается Кассия и служанки убегают, оставляя нас наедине. Я чувствую разочарование.

– Зачем ты пришла? – спросил я допив кровь из кубка залпом и бросив его в угол.

– Сколько это ещё будет продолжаться, муж мой?

– А что ты хочешь от меня? – меня переполняет раздражение от её слов. – Я что, должен запереться один в покоях и чахнуть от тоски? Что скажут мои генералы на такое поведение? Ты и так слишком дерзко ведёшь себя в публичных местах, демоны начинают шептаться. Мне не нужны восстания недотёп, поддавшимся слухам и рискнувшими занять трон.

– Я дерзко себя веду? – воскликнула Кассия. – Я королева, в конце концов! И я требую уважения к себе!

– Прошло менее полугода, какого уважения ты хочешь? Ты даже не родила мне хоть одного ребенка!

– Амадей каждый раз норовит оскорбить меня, принизить в присутствии других демонов, – она бродила по комнате, чтобы унять своё волнение.

– Ты из-за этого мальчишки вновь накрутила себя? – устало вздохнул я. Амадей, мой первенец, мой старший сын, разумеется он был недоволен тем, что я женился на высокородной демонице, а не на его матери, моей случайной любовнице.

– Ты не понимаешь, он ненавидит меня!

– И имеет на это полное моральное право! Ты угроза для него.

– Я не могу больше находиться здесь, среди этих змей. Мне нужно более спокойное место.

– И что ты предлагаешь? Сослать тебя?

– Да, – она остановилась и пристально посмотрела на меня. – Это могло бы стать решением.

– И ты бы просидела там оставшиеся месяцы? – спросил я усмехнувшись. – Выдержала бы?

– Всё лучше, чем здесь, рядом с тобой без возможности быть полноценными супругами, – она села рядом со мной и прижалась к груди. – Осталось семь месяцев и приготовления будут завершены. Я смогу зачать в первую же ночь сына, что будет благословлен самой Тьмой.

– Ты так уверена в этом? Ещё семь месяцев. Ты права, мне тяжело, когда ты здесь, это лишний соблазн. Но как мы объясним твой отъезд?

– Не нужно ничего объяснять. Можно сослаться на ссору, поверь, многие демоницы воспримут эту новость с радостью.

– И не только демоницы, но и многие демоны тоже.

– Особенно Амадей.

– Да забудь ты об этом мальчишке, – шепнул я ей и обнял.

Глава 3

Я проснулся из-за того, что две собаки заскочили мне на кровать. Хугин и Мунин принялись облизывать меня своими шершавыми языками, а я же был счастлив видеть их после столь долгой разлуки. Я похлопывал руками по их бокам с короткой черной шерстью, по которым строилась дымка, такая же теплая, как и они сами. Если бы не жуткий вид с магнитирующими красными глазами, то они были вполне обычными собаками в поведении и выражении своих чувств. Только очень и очень умными собаками.

Услышав, как кто-то тактично прокашлялся, я с удивлением посмотрел на краснокожего слугу-мужчину.

— Господин, я ваш личный слуга. Если вам что-то потребуется, то просто позовите, — сказал он с поклоном.

– И как тебя звать?

– Слуга, – снова поклонился он.

Я кисло улыбнулся, пока он не видел. Просто Слуга, без имени, это было довольно грубо, тем более для низшего демона. Изначально мы были одной расой, но за десятки тысяч лет существования разделились. Низшие имеют цвет кожи как и высшие во время превращения, да и обращаться они могут лишь частично, фактически не имея второй формы. Не смотря ни на что, они такие же демоны, как и остальные, с такой же продолжительностью жизни, но более плодовые. Их в разы больше, чем высших, но и умирают они чаще. В отличии от людей, все низшие склонны к магии минимум третьего ранга, некоторые из них могут создавать монстров.

Но я помнил, что прежде демонов-слуг называли по имени, так что же могло измениться?

— Назови мне своё имя, — попросил я.

– Никто из слуг аристократии не достоин обращения по имени. Эта честь предоставляется лишь единицам. Отныне я Слуга Аветуса, или просто Слуга.

Всё понятно, непробиваемое раболепие. Да и кто я такой, чтобы менять подобный уклад вещей?

– Хорошо, я всё понял. Можешь уходить.

– Господин, вашей аудиенции пришёл просить полудемон Фавоний. Что мне ему передать?

— Передай, что я его жду.

— Хорошо, господин. Я позову служанок.

И мужчина быстро так свинтил, оставив меня в недоумении. Ох эти аристократические штучки! Только через несколько секунд до меня дошло, что девушки должны были помочь мне умыться и одеться. Ох, Тьма Матушка, дай мне сил не сорваться! Как же всё это обращение дико для меня, привыкшего обслуживать это тело самостоятельно с измальства.

Наконец я был одет в какой-то местный презентабельный костюм, которые прежде видел на вечеринках Союза. Выйдя в приемную апартаментов сразу же заметил скучающего на диванчике полудемона в своей «праздничной» рясе.

— Господин Аветус, простите мне дерзость просить аудиенции в столь ранний час...

Он медленно поднялся с дивана и начал свою речь с нотками раздражения, что не могло не рассмешить меня. Даже в подобной ситуации он не мог сдержать свою свободолюбивую и пофигистическую натуру. Я усмехнулся и решил говорить с ним как можно более отстраненно, показывая разницу между нашими статусами.

– Ничего, я прощаю тебя, Фонсо, – при упоминании старого имени старик скривился.

— Господин, простите за наглость, но не могли бы…

– Да, Фавоний, -- перебил я исправлением самого себя и сразу же пояснил его немой вопрос. – У меня остался доступ к памяти сосуда, так что я помню многие события из его жизни.

Фавоний сразу же напрягся – у него было много своих тайн, которые он вряд ли хотел вверять кому бы то ни было. Конечно, я мог бы сказать ему, что являюсь тем самым Димиром-Аветусом, но имело ли это смысл? Он не особо-то горел любовью по отношению к человеку, так что правда могла бы в будущем стать поводом к предательству. Мог ли я доверять ему? Разумеется, хотелось бы иметь прикрытые тылы, чтобы было к кому обратиться в случае необходимости. К тому же, его ранг был явно пятым или больше, таких союзников ещё поискать надо. Так что мог ли я позволить ему стать обладателем столь опасной тайны? В будущем – возможно, но точно не сейчас.

Между тем, старик был всё ещё обеспокоен возможным раскрытием своих тайн.

– Могу ли я рассчитывать на снисхождение из-за то, что мог бы знать Димир? – начал он с выходом из-за куста.

– Не беспокойся, – снисходительно улыбнулся я. – Твои тайны в подвале будут крайне полезны для теперешнего меня.

– О нет! – взмолился старик. – Только не говорите, что вам тоже нужны монстры!

– Да, нужны. И раз ты уже имел опыт…

– Но, господин! Здесь, в Проклятых Землях, нельзя разводить монстров! Если кто-то узнает, то наказание не заставит себя долго ждать. Даже если вы будите приходить время от времени, то это может вызвать вопросы. Простите меня, господин, но полноправный хозяин этих территорий Теурий, даже ваш статус не позволит сделать исключение….

Я рассмеялся на его замечание.

– Я даже больше скажу, старик, – начал пояснять я ему причину своего веселья, – Теурий со стопроцентной вероятностью не будет доволен моим возрождением. Он или попытается убить меня, или выставить лжецом и махинатором, чтобы никто не смог встать под моё начало. От власти так просто не отказываются, а я стану его конкурентом номер один.

– Но это значит…

– Да, это значит, что я здесь ненадолго. Более чем уверен, что в той толпе находились информаторы Теурия.

– У вас уже есть какой-то план? Что и ожидалось от последнего истинного правителя демонов, – склонился он в почтении.

– Фавоний, ты великий маг, это вне всяких сомнений. Сильнее многих из Союза, если не всех. Потому я объясню визиты к тебе неким сложным ритуалом по возвращению сил, это не должно стать проблемой. Не беспокойся, тебе заплатят, – я не мог не заметить удовлетворения в глазах этого старого скряги и усмехнулся. – Тем более, вряд ли это продлится долго.

– Когда господин придет на совершение ритуала по восстановлению сил? – тактично спросил он.

– Этой же ночью, но после полуночи.

– Хорошо, тогда я буду ждать вас, – он встал с дивана и поклонился.

– Что-то ещё? – заметил я его нерешительность.

– Этот сосуд утверждал, что он есть вы…

– Верно, – кивнул я. – Прежде он встретился с одним эльфом-аристократом, чьи Герои пленяли и пытал многих демонов. От них длинноухие узнали немало подробностей о нашем обществе и истории. Димир лишь хотел паразитировать на пророчестве, что узнал из уст эльфа, втереться в доверие к демонам.

– Он работал на Культ Истины? – Фавоний озабоченно посмотрел на меня.

– Нет, он хотел добиться собственного величия. Ведь его особый навык ты и сам прекрасно знаешь. С такими возможностями он мог бы добиться действительно многого.

– Вы о способности использовать свет и тьму одновременно? – уточнил полудемон.

– Да, это. А ещё скверну. Воистину опаснее силы сложно найти. И теперь это всё моё. Чувствуешь иронию? – усмехнулся я.

Фавоний улыбнулся мне и кивнул.

– Иди и подготовь жертв для ритуалов.

– Хорошо, господин.

Старик снова поклонился и покинул помещение, я же громко позвал Слугу.

– Слушаю вас, господин, – раболепно склонился в поклоне краснокожий мужчина.

– Прикажи принести вещи сосуда, с которыми его привели. Я подавил личность сосуда и имею доступ к его памяти, так что не вздумай обмануть меня и что-то скрыть.

Мужчина лишь склонился в ещё более низком поклоне и поспешно вышел из комнаты. Сказанное мной было хорошей легендой, и ещё сослужит мне хорошую службу в будущем.

Не прошло и минуты, как тот же слуга вернулся и сообщил, что меня хочет видеть Кассия.

– Она что, хочет чтобы я явился к ней? – воскликнул я с возмущением, хоть и прекрасно видел [Аурой жизни] кого-то за дверью. Увы, этот навык не позволял мне идентифицировать Жизнь каждого существа.

– Госпожа Кассия ожидает за дверью, – склонился он вновь очень низко в страхе не попасть под горячую руку господина.

– Вели ей зайти.

Не разгибаясь, слуга вышел, выпрямившись и повернувшись ко мне спиной только за дверью. Следом появилась Кассия, уже в более открытом синем платье. Я уже не чувствовал от неё опасности – возможно, она многое обдумала за прошедший сон.

– Аветус, приветствую тебя, – склонилась она в легком поклоне.

– И я рад видеть тебя такой… покорной. Надеюсь, твоё вчерашнее неподобающее поведение было лишь недоразумением.

– Да, – согласилась она, грациозно сев на диванчик напротив. – Я долго ждала этого момента, но когда он случился, лишь боялась провала. Надеюсь, ты простишь меня?

– Ты права, последние события являлись экстраординарными, а потому было сложно соблюдать хладнокровие, – со снисхождением ответил я.

– Я слышала, что ты отправил слугу за вещами этого сосуда. Зачем тебе этот хлам?

Я внимательно посмотрел на неё – снова проверяет? Или действительно не понимает? Лицо девушки было непроницаемо и выражало лишь приветливость, ничего более.

– Как я и говорил уже тебе, я имею доступ к памяти сосуда. У него там было примечательное оружие.

– Что может сравниться с Фульгаром? – удивленно воскликнула она. Будто напротив меня сидит наивная школьница, а не умудренная опытом и силой женщина.

– Фульгар, разумеется, лучшей из возможных для меня вариантов на данный момент. Но ты не могла не заметить, что он не совсем удобен для этого тела. Да и в данный момент я не король со свитой охраны и оруженосцев, – усмехнулся я. – Но не только в оружии дело. У сосуда был камень Души Элементаля.

Кассия удивленно распахнула свои голубые глаза – камень определенно был великой ценностью.

– Но где он мог достать его?

– Украл. Сосуд был весьма проворным парнем и изворотливым. Многие его знания могут оказаться полезными нам.

– Как скажешь, тебе виднее.

Адские Псы сидели возле меня на диване, Хунгин зевнул и Кассия с некой ревностью посмотрела на него.

– Псы очень привязались к сосуду, – сказала она вроде как невзначай.

– Глупости, такого просто не может быть. Они ему немного симпатизировали, но не более того, я точно знаю.

– Ты прав, он просто не показывал страха перед ними, потому они и были снисходительны к нему.

– Ты права, Хугин и Мунин очень умные бесы. Они никогда бы не поставили какого-то человека выше своей хозяйки, которой ты являлась долгие столетия.

– Но всё же, тебе стоит сменить тряпки сосуда на что-то более достойное, – решила сменить девушка неприятную для себя тему разговора. Я видел, насколько сильно она привязалась к Псам, что теперь тяжело переносила то, что у них появился другой хозяин.

– Разумеется.

– Тогда предлагаю прямо сейчас заняться этим и пройти в оружейную.

– Хорошая идея.

Мы прошли по коридорам особняка и спустились на первый этаж. За одной из закрытых на ключ дверей оказалась очень даже приличная оружейная. Уж не знаю, сколько времени и сил потратила Кассия на подобную роскошь, но оно определенно того стоило. До чего бы я не прикоснулся, всё было не ниже эпического ранга. Это, кстати, особенность мировой системы навыков – по внешнему виду нельзя было определить оружие даже с [Усиленным Анализом], только через прикосновение. Именно потому я мог светить [Луком Тьмы] где угодно: цвет ни о чем не говорил. Лишь скверну невозможно было перепутать ни с чем.

В итоге я остановил свой выбор на броне, что давала +150 к силе, +50 к ловкости и +50 к очкам здоровья. К следующему дню оружейник должен будет подогнать её до моего размера.

– Отлично Кассия, я весьма доволен тем, что тебе удалось собрать за эти года, – похвалил я её. – Кстати, а где тот меч, которым меня убил мой непутевый сын?

– Он у Теурия, – виновато ответила она. – Он использует его как одно из основных личных оружий.

– Ты не виновата. Ты и так очень многое сделала для меня. Ты вернула меня в этом мир, в конце концов! – я подошёл к ней и нежно погладил по щеке. Она подняла на меня свой полный надежды взгляд. – Очень жаль, что нам так и не удалось зачать достойного преемника. Иначе мир мог бы быть совсем иным.

– Ты вспомнил? – изумилась она.

– Да. Именно из-за ритуала я подарил тебе это поместье. Чтобы ты могла спокойно жить это время подальше от полного змей королевского двора.

– Я так счастлива, – она закрыла лицо ладонями.

Я растерялся. Скорее ожидал объятий и поцелуя, а не попытки скрыть эмоции.

– Очень жаль, что теперь я застрял в человеческом теле, – расстроенно сказал я, на что Кассия посмотрела на меня полным уверенности взглядом.

– Мы найдём способ, – сказала она. – Главное то, что ты уже здесь.

Она с улыбкой смотрела на меня, но в душе всё равно росло сомнение по поводу того, поверила ли она мне кончательно.

Глава 4

Первым делом после разговора с Кассией и выбора нового снаряжения, я направился в тренировочный, дабы обзавестись новыми навыками перед поднятием уровня. Мне оставалось не так много маны, уже сегодня я рассчитывал достичь 22 уровня.

Вечером же я направился к Фавонию в сопровождении пяти охранников и Адских Псов — нужно было их потом оставить в башне. Кассия настояла, чтобы я впредь не передвигался в одиночку.

— Я не вынесу разлуки, если вновь потеряю тебя, – с мольбой в глазах сказала она и я не мог отказать.

Хоть я и понимал, что это скорее не охрана, а шпионы, какая-то часть меня всё ещё надеялась на то, что она поверила и продолжает любить Аветуса. То есть меня. Пусть даже за первые сутки между нами не было даже объятия.

Когда мы прибыли на место, Фавоний недовольно скривился при виде посторонних. Я незаметно усмехнулся, наблюдая как он спускается с винтовой лестницы в своём старом балахоне.

– Приветствую вас, господин Аветус, – наконец поклонился мне старик.

— Привет, старик. Всё ли готово?

— Разумеется, – кивнул он и жестом указал в сторону спуска в подвал, где находилась в том числе дверь в тренировочную.

Он пошёл первым, я за ним вместе с Псами, охрана следом. Когда полудемон открыл дверь ключом и прошмыгнул внутрь, я резко остановился и встал перед мужчинами, что пытались заглянуть внутрь.

– Ритуал крайне сложный, вам не стоит мешаться под ногами. Подождите здесь. Присмотрите за ними? – подмигнул я Псам и те радостно завиляли хвостами. Пользуясь замешательством мужчин я зашёл и захлопнул за собой дверь, протягивая руку за ключом к полудемону.

— Мне необходимо будет теперь находится рядом с вами? — с разочарованием в голосе спросил Фавоний.

— Прости за неудобства, сам не ожидал хвоста. Придется мириться с их присутствием, ничего не поделать, – нахмурился я, задумчиво потирая подбородок. – Кассия волнуется за мою жизнь, всё же человеческие тела такие хрупкие. Помню, сосуд тоже беспокоился по этому поводу. Как бы там ни было, нам как минимум нужно провести час взаперти, чтобы никто ничего не заподозрил.

— Как скажете, господин, – обреченно вздохнул Фавоний.

-- В любом случае, ты мне понадобишься. Я хочу поработать со скверной, – ответил я на немой вопрос старика. – Это довольно опасно, в случае необходимости излечишь меня.

– Но, господин, я не умею лечить скверну! – с осторожностью заметил полудемон.

– Я говорю о разрушения в тканях, что наносит скверна. Сосуд обзавёлся усиленной регенерацией специально, он хотел своеобразным способом использовать в будущем эту силу.

– Если так, господин, то я согласен.

Изменения в Фавонии были разительны, как и в целом в отношении между нами. Он был гораздо покорнее, чем когда считал меня обычным человеком. Мне оставалось лишь с горечью заметить, что друзей у меня нет и вряд ли будет. По крайней мере, вероятность обзавестись этим сокровищем не скоро появится.

С этими грустными мыслями я подошёл к клетям, резким движением скинул с ближайшей ко мне ткань, которой она была накрыта. Гоблин 35 уровня, не густо, или это я уже зажрался? Пространство помещения было занято лишь на треть, что не обещало слишком уж много маны. Но, чего я ожидал? Создание бесов дело не такое уж простое, плюс время на прокачку уровня. Разумеется, практически все монстры могли размножаться самостоятельно и отличались плодовитостью, что компенсировалось небольшой продолжительностью жизни.

Но хватит разглагольствований, пора приступать к делу. Максимальная [Тень Поглощения] уже давала мне 100% маны. Так что возиться с вырезанием кристаллов смысла не было. Я просто выпустил дымку, слушая болезненные вопли и удары по клетям. Гоблин скривился в агонии и погиб, не принёс мне особого морального удовлетворения. Наслаждаться муками плененного существа, что не понимает происходящего и никак не может повлиять на ситуацию скучно. К тому же, нет того драйва как в естественной среде, когда охотишься.

Я поглотил достаточно маны для поднятия на 22 уровень, но с переходом у меня осталось чуть более 300 единиц, что довольно маловато. С таким запасом чувствую себя как голый и незащищенный.

Я повернулся к Фавонию и замер в удивлении – в не меньшем, чем старик, только он ещё и явно был напуган, кажется, он сделал несколько шагов назад.

– Что-то случилось?

– Ничего, – быстро ответил он и тут до меня дошло. Я только что без малейших усилий за несколько секунд убил всех его монстров, тихо и быстро. Конечно, он мог опасаться, как бы я не провернул тот же фокус с ним.

– Будет лучше, если ты не станешь распространяться о том, что увидел, – серьёзным тоном заметил я.

– Как скажете, господин Аветус, – поклонился он.

– Отлично, тогда приступим, – сказал я и отошёл к центру тренировочной, чтобы занять удобную позицию напротив стены для ударов. Маг отошёл к стене и замер там. – Сначала я попробую сделать то же, что мог делать сосуд.

И я приступил, сначала активировав [Лук Тьмы] и призвав [Стрелу Тьмы], затем выстрелив в стену. Призвал новую стрелу и осквернил её, сопровождая всё это довольным бормотанием.

– Возьми, – протянул я [Стрелу Скверны] старику.

– Если позволите, то я воздержусь.

– Не позволю.

Несколько мгновений старик сомневался, но после всё же подошёл ко мне и с осторожностью и неохотой взял стрелу.

– Она безопасна? – с недоверием переспросил он. – Кажется, скверна не выходит за границы оболочки из тьмы.

– Потрясающая вещь, верно? – спросил я с усмешкой.

– И пугающая.

Я лишь шире улыбнулся. Конечно пугающая, как и всё, что связано со скверной. Она хуже чумы из прежнего мира, все бежали от того, что напоминало эту заразу, от которой не было спасения. Если от чумы хоть кто-то выживал, а потом была изобретена вакцина, то от скверны излечения не существовало. Хотелось верить, что только я мог совладать с ней, но я мог позволить себе быть настолько предусмотрительным. Возможно, у кого-то так же есть подобная сила, нужно всегда это иметь ввиду.

Следующий мой эксперимент был по соединению [Осквернения] и [Преобразованию оружия]. Результат вышел потрясающим – [Лук Скверны] переливался бензиновой радужкой, но прочность немного уступала разрушительному действию скверны. То есть придётся брать в расчет ограниченное время использования. Между тем, поражала мощь – все статы выросли в два раза! В то время как у [Лука Света] и [Лука Тьмы] они были одинаковыми.

Лук Скверны (легендарный, именной)

Усиление во время стрельбы:

сила: +200

ловкость: +300

Прочность оружия: 750

Ограничения: нет.

Особенности: любой прикоснувшийся будет заражён даже при неактивированном состоянии оружия.

Лук стал именным и слетели все ограничения, что не могло не радовать. Как и то, что любой взявший мог заразиться скверной – просто шикарно! Я забрал [Стрелу Скверны] у полудемона и выстрелил натягивая тетиву. Эффект был ошеломителен – взрыв был такой мощи, что плита треснула, а нас обдало взрывной волной.

– Воистину сила, которой нет равных, – воскликнул Фавоний голосом, в котором смешался страх и восхищение. И я его прекрасно понимал: сам был крайне удивлен. – Эта плита выдерживает удары магического осадного оружия. Так что один такой выстрел с легкостью пробьет городскую стену шириной три метра.

То есть мощь оружия равнялась осадному, я чуть было не присвистнул, но вовремя сдержал себя. Не совсем адекватное поведение для Аветуса было бы. Лук огонь, но пока не стоит им пользоваться и пугать окружающих, тем более моих союзников. Тот же Фавоний был явно обеспокоен моими умениями, так что я деактивировал оружие и убрал его в сумку.

– А теперь приступим к не менее интересному, – подмигнул я старику и тот сглотнул.

Я вытянул руку и осквернил сам себя, центр ладони. Вздрогнув от боли, я еле удержался от вскрика. Тупая ноющая боль, причем довольно сильная. Хотя, я не удивлён, ведь ткани разрываются в прямом смысле этого слова! Хоть [Режим марионетки] используй, сложно сдерживаться. [Нейтрализация скверны] сработала на ура и я начал внимательно осматривать ладонь – она всё ещё болела. Под кожей виднелся красный кровоподтек, что медленно зарастал – работала [Регенерация ур. 2]. Медленно, слишком медленно.

– Излечи, – попросил я и маг выполнил просьбу.

– Опасно использовать подобное, – заметил он.

– Ты прав, пока регенерация не достигнет хотя бы десятого уровня, мне лучше такого больше не делать.

А ещё у меня осталось почти сто единиц маны, так что я больше ничего не собирался использовать. Но времени прошло от силы полчаса, так что я достал из сумки книгу по печатям, что одолжил мне старик, и начал рисовать в воздухе знаки.

– У сосуда были интересные идеи по использованию печатей, так что я намерен их использовать.

В первой жизни я владел подобными техниками, но они в корне отличались от реалий мировой системы навыков, так что ничего подозрительного в таких действиях Аветуса маг не должен был увидеть.

– Разумеется, мудрый демон использует все возможности, – покорно заметил Фавоний. – Позвольте, я вам дам несколько советов.

– Буду только рад.

И действительно, несговорчивый прежде старик принялся мне объяснять мелочи по рисованию печатей, какие-то лайфхаки, чтобы облегчить работу. Вот ведь паскуда старая, а когда я был человеком, то корчил из себя неумеху! Ничего не мог мне нормально объяснить!

Я постарался подавить неудовлетворение и гнев и прислушиваться к советам полудемона. Ведь и его можно было понять – помогать человеку или же признанному Кассией Аветусу. Но всё равно неприятный осадок остался.

Из тренировочной мы вышли только через полтора часа – просидели даже больше, чем требовалось для конспирации. Я почерпнул много нового и горел желанием испробовать несколько идей… вот только маны как кот наплакал. Ждать как минимум сутки.

– Постарайся подготовить больше жертвенных животных, уровень не так важен на самом деле, лучше количество.

– Хорошо, – вздохнул старик с явным облегчением. Наверняка я умертвил лучший его материал.

Охрана заняла пару лавок, что притащили откуда-то на первый этаж башни, где и ждали меня. Только я зашёл, как они вскочили со своих мест с явным нетерпением свалить отсюда. Я лишь усмехнулся и отправил их седлать ездовых ящеров, чтобы потискать своих собак без их присмотра. Жаль, конечно, но Адские Псы охраняли вход в мир людей, довольно важное занятие.

Наконец, я покинул башню, наблюдая предрассветные сумерки. По дороге я обернулся и улыбнулся, предвкушая эксперименты, что хотел совершить уже завтра. А моей охране вряд ли было что передать Кассии кроме того, что мы со стариком полтора часа провели наедине.

Глава 5

Кассия с недовольством отпустила главу группы, что она накануне прикрепила к сосуду. Увы, им ничего не удалось узнать — объект укрылся с полудемоном за закрытыми дверями. Адские Псы не позволили им остаться рядом с дверью, да и само помещение наверняка было экранировано пологом тишины. Всё что они посчитали необычным — это лишь легкая короткая вибрация наподобие отдаленного взрыва.

Кассия тяжело вздохнула и понуро опустила плечи, облокотившись на стену рядом с окном. В очередной раз она вглядывалась в горизонт, пытаясь найти там успокоение. Пусть она и выглядела на двадцать лет, усталость от жизни соответствовала её реальному возрасту. Несколько столетий миновало с времён её юности, время проведённое на задворках общества. Разумеется, она была богата, даже сумела сохранить этот особняк не смотря ни на что. Она была главой тайной организации, к которой как бы не присматривались шпионы Теурия, не могли найти ничего противозаконного или опасного. Казалось бы, что грех жаловаться, но не для честолюбивого отпрыска именитой семьи.

Её родителей уже давно не было в живых, как и любого, кто мог бы посягнуть на её независимость, но ей этого было недостаточно. Её готовили к выгодному браку с детства, а в итоге она получила взаимную любовь от короля, которого считала поистине великим демоном. Но стоило ей обрести своё счастье, как тут же всё было потеряно.

Возможно, не пойди она на поводу гордыни и прежних чувств к покойному мужу, то была бы давно королевой рядом с Теурием. Но что жалеть о том, чего не изменить?

Спустя столько лет ей выпал шанс вернуть Аветуса к жизни, совершить невероятное чудо. Пусть внешне всё и выглядело так, будто ритуал удался, она чувствовала, что это не так. Сосуд остался той же личностью, пусть и изменил поведение. Скорее всего, во время ритуала он смог получить доступ к памяти Аветуса, а это значит, что однажды она сможет вытянуть всю сущность мужа и подавить сосуд. Вот только как это сделать?

Ничего, завтра она поговорит с Фавонием, распроссит, заметил ли он изменения в сосуде? А вернуть Аветуса она ещё успеет, главное действовать осторожно, иначе Димир – она скривилась в отвращении – может стать для неё реальной угрозой.

– Аветус, любовь моя, потерпи ещё немного, — прошептала она себе под нос.

***

Следующим вечером (по распорядку демонов утром) я проснулся полным сил и хотел было провести время с пользой в тренировочном зале, но Слуга сообщил мне о том, что моей аудиенции просит какой-то демон по имени Авдикий. Удивленный данным обстоятельством, я вышел в приемную с надеждой, что это не продлится долго.

— Приветствую вас, Аветус! – с легким вежливым поклоном обратился ко мне мужчина, в котором я узнал того самого члена Союза Памяти, что ненавидит полудемонов и вечно пытается задеть Фавония.

– И я приветствую вас, Авдикий.

Мужчина довольно улыбнулся, заняв кресло напротив меня.

– Кассия сообщила мне, что вы имеете доступ к памяти сосуда. Наверное, это не совсем приятно, иметь воспоминания человека.

— Главное понимать, что это не я и воспоминания не мои, — постарался я изобразить скепсис. — И всё же там есть весьма интересные моменты. Например, как вы пытаетесь задеть Фавония в попытках унизить.

– Он полукровка, – с отвращением заметил демон. — Понять не могу, как Кассия могла принять его в наши ряды.

– Прежде я много раз сотрудничал с этим полудемоном. Он был весьма полезным.

-- Увы, при вашей жизни вы пересекались со мной гораздо реже, чем с этим полукровкой, и то лишь на праздничных мероприятиях, – сконфуженно начал он.

– Так вы ещё застали моё правление? – удивился я. Совершенно его не помнил, как и сотни других аристократов, с кем не доводилось иметь важных дел. – И как вам? Разница между тем временем и сейчас.

– Разумеется, разница огромна! – воскликнул он. – Тогда мы были истинными хозяевами континента, а сейчас вынуждены прятаться на собственной земле. Терпеть присутствие вольных людей, этих урожденных нашими рабами. Возмутительно!

– Поэтому вы и не поддерживаете Теурия?

– Не поймите меня неправильно, Теурий многое сделал для нас, благодаря ему мы смогли выжить в той первой мировой войне и не только дожить до Нашествия, но и набраться сил. Но дальше этого, увы, он так и не продвинулся. Все мы застряли в этом пятидесятилетнем цикле войн. Как бы не были наши успехи, за всё это время мы смогли закрепиться лишь на три года максимум. Это не то, что ожидаешь от эффективного правителя. Вот вы в своё время смогли расширить наши территории в десятки раз!

– Но тогда у меня была армия из высших демонов, – заметил я. – А сейчас, насколько я знаю, подавляющая часть состоит из монстров и низших демонов, когда вы прячетесь в тылу.

– Мы не может так рисковать, как прежде! Мы слишком малочисленны и со времён первой мировой войны мало что изменилось. Если в ваше правление мой дом хоть и был из аристократии, но находился внизу иерархии родов. Сейчас же среди высших демонов даже не осталось простых жителей, все выжившие получили земли и титул. А эти краснокожие ещё долго будут смывать позор предательства своих предков.

– Предательства? Не могли бы вы рассказать мне подробности истории с момента моей смерти? С Кассией мы пока ещё не смогли обговорить это.

– Почту за честь, – улыбнулся он. – Когда изменник и убийца Амадей объявил о своих правах на трон, многие усомнились в истинных причинах вашей кончины. Вскоре мы все узнали правду и началась борьба за власть. Лидерами были ваш друг Аверий и Дементий, отец Кассии. Неизвестно, чем бы кончился их спор с Амадеем, но однажды утром мы все проснулись без сил. Началось массовое восстание рабов, к которым присоединились низшие демоны. Сотни тысяч из нас были убиты в тот день. Воистину грандиозная трагедия. Вся моя семья погибла, а так же брата вместе с ним самим.

Он замолчал, явно погруженный в грустные воспоминания о тех временах.

– Тот день навсегда останется в памяти каждого выжившего. Но в итоге мы смогли объединить силы. Через несколько дней появилась эта мировая система навыков, дав нам надежду вернуть былое могущество. Но, как оказалось, ей были наделены абсолютно все. И война продолжилась с теми же неудачами, пока через несколько месяцев к нам не примкнул Теурий, совсем юнец. Он сказал, что знает, что нам делать, как спасти положение. Ну и предложил всю эту историю с прятками и Подземельем. Как он сам объяснил, он много времени провел среди бывших рабов и может договориться о перемирии. И он действительно это сделал, что позволило нам перегруппироваться и спрятаться.

– Но как же он стал вашим правителем? Неужели не нашлось более подходящей кандидатуры? – удивился я. – Судя по тому, что вы рассказали, этот пост мог занять кто угодно, не обязательно Теурий.

– Понимаете, позже он собрал вокруг себя много приверженцев среди демонов и полудемонов. Слишком большой политический перевес был у него. К тому же, ему удалось выиграть все показательные схватки доказательства силы.

– А что с краснокожими? Вы сказали, что они были на стороне рабов, так почему они сейчас прислуживают высшим демонам?

– Когда мы спрятались, расы передрались друг с другом из-за территорий. Ну а вскоре светлые нашли крайних, тех самых низших демонов. Объявили их пособниками высших демонов, запретили поклоняться Тьме и вообще устроили им геноцид, заставляя трудиться в самых тяжелых условиях. Тогда-то часть из них вернулась к нам, моля прощения. Через тысячу лет только они смогут искупить свой грех по договору. А те, что остались среди светлых, уже давно истреблены.

– Занятная история, – ответил я и задумался. Многое из рассказанного я слышал впервые, но теперь мог гораздо лучше ориентироваться. – Так сколько сейчас насчитывается высших демонов?

– Чуть более пяти тысяч, это вместе с полудемонами. По закону мы теперь не делимся по правам, – с грустью усмехнулся Авдикий. – Тех же краснокожих по последней переписи десятилетней давности более ста тысяч. Почти все они задействованы в Подземельях, на низших уровнях. Размножаются как тараканы.

Последнее он произнёс с каким-то негодованием, конкретный расист, однако. Наверняка не только Союз Памяти недовольным подобным положением вещей. Мы помолчали ещё какое-то время, пока я не задал вопрос:

– И сколько осталось тех, кто пережил первую мировую войну. Тех, кто помнит меня на троне короля?

– Чуть менее ста, и все они в Союзе Памяти. Остальные молодняк, что родился гораздо позже. Разумеется, только Теурий и несколько его приближенных помнят вас из тех, кого нет в Союзе.

– Понятно, – задумчиво протянул я. И кому проявлять недовольство, когда никто не помнит прошлого величия?

– Но теперь вы с нами. Все мы надеемся на то, что вам удастся принять свою истинную форму и занять законное место на троне.

И тут я завис. Не помню, что бы когда-то говорил, что собираюсь занимать трон. А Авдикий сидит и смотрит на меня с такой уверенностью в собственной правоте. Вот черт, что делать-то?

– Не уверен, что это так просто выйдет, – заметил я. Фух, вроде не спалился в своём нежелании садиться на трон. Главное сейчас, это выглядеть уверенным в своих силах.

– Мы понимаем, что просто не будет. Столько времени прошло, столько всего изменилось. У нас нет достойной армии, а до ближайшего Нашествия осталось 39 лет. Но уж кто как не вы сможет помочь демонам встать с колен, на которых мы стоим уже почти пять веков?

– Вы правы, мне предстоит изучить всю имеющуюся информацию, чтобы выработать перспективную стратегию. Будь у меня десять тысяч воинов как в худшие времена моего правления, и мы смогли бы хоть сейчас начать завоевания. Но пять тысяч это ничто, учитывая, что это в том числе полудемоны, женщины и дети.

Авдикий с понимающим видом кивал, а я же продолжал думать, как бы мне поскорее закончить этот разговор и спровадить его.

– Но всё же, не все полудемоны слабы, вы не находите? – поинтересовался я. – Тот же Фавоний сильный маг и хороший союзник.

– Увы, подобных ему единицы, да и спорна его сила, – демон снова изобразил на лице и в голосе презрение по поводу способностей полукровок в принципе. – Он никогда не желал показывать свои умения на публику, никогда не участвовал в открытых сражениях. Вся его помощь сводится к делам личных обращений и с Подземельем. Ну ещё какие-то данные по наблюдениям за светлыми. Я не уверен, что он обладает хоть половиной того, что ему приписывают.

– И всё же, на вашем месте я бы был более осмотрителен. Нас и так мало, каждый на счету. Даже полудемон.

– Вы правы, Аветус. Но всё же нам нужны сильные союзники, а не кто попало. Кстати, следующее собрание вы будите проводить?

– Не совсем уверен, я пока ещё не обладаю достаточной информацией для принятия каких-то решений и уж тем более действий.

– Я на вашей стороне. Я сделаю всё от себя зависящее, чтобы вы могли как можно скорее во всём разобраться.

– Спасибо за помощь, я буду очень признателен. Мне нужно обдумать всё, что вы мне сегодня рассказали.

– Конечно, я уже ухожу. Был очень рад побеседовать с вами одним из первых. Это большая честь для меня, – он встал и поклонился. Наверное, он не знал, что первым был Фавоний, иначе бы знатно расстроился.

– Благодарю, – ответил я так же встав.

Наконец он вышел из комнаты и я вздохнул с облегчением. Вот черт, от меня ждут решительных действий уже в ближайшем будущем! И что мне делать?

– Господин Аветус, – услышал я голос незаметно подошедшего Слуги. – Аудиенции с вами запросили несколько демонов. Сообщите мне, когда определите время для них.

Он протянул мне листок бумаги и я еле сдержался, чтобы сохранить невозмутимое лицо. Двадцать с лишним пунктов! Твою мать…

Глава 6

Когда ранним вечером на пороге его башни появилась Кассия, Фавоний был сконфужен данным обстоятельством. Последний раз бывшая королева в его жилище появлялась лет сто назад, а то и больше.

Полудемон ещё не закончил свой завтрак, когда явился скелет-дворецкий и сообщил жестами, что к нему кто-то пришёл. Закончив есть, он подошёл к краю лестницы, чтобы увидеть внизу Кассию в сопровождении девяти солдат.

— Чем могу быть полезен? — спросил он после того, как она поднялась в лабораторию, не скрывая недовольства её ранним визитом. Кассия давно привыкла к его характеру, так что он не боялся вести себя естественно. Но всё равно подобное событие говорило о серьёзности намерений, с которыми она пришла.

– Как ваши дела? – спросила она и грациозно уселась в кресле у камина. Трое из охраны остались стоять возле дверного проёма, остальные внизу.

– Неплохо дела, живу помаленьку. Дел полно, как и всегда, — сказал он усевшись в кресло напротив неё.

— Оставьте нас, – обратилась она к охране и те, поклонившись, ушли. – Как прошёл Ритуал с Аветусом?

– Всё прошло хорошо, даже лучше, чем я рассчитывал. Он смог подняться на один уровень вчера.

— Как интересно. Может, вы заметили за моим мужем нечто странное?

Она внимательно посмотрела на старика, будто под кожу хотела залезть.

— Странное? Что конкретно вы имеете ввиду? — искренне удивился Фавоний. – Прежде не было случаев чего-то похожего на полное возвращение душ с того света. Откуда мне знать, что странно, а что нет?

– Вы прежде тесно общались с сосудом, верно? Заметны ли изменения?

И тут до полудемона дошло — она спрашивает, стал ли вести себя сосуд иначе, чем когда он был Димиром? Но к чему этот вопрос? Неужели она сомневается, что ритуал призыва души Аветуса прошёл успешно?

Фавоний задумался. Вчера он не обращал пристального внимания на поведение Аветуса, но у него не возникло никаких сомнений. Но что, если взять подозрения Кассии в расчёт?

– Знаете, прежде…

И тут Фавоний запнулся. Он не мог сказать о клятве, что заключил с сосудом! Но что бы это могло значить? Привязана ли клятва к телу или к душе?

-- Прежде сосуд вёл себя иначе. Его поведение в корне изменилось.

И это было правдой. От дружелюбности и некого панибратства Димира, которое так раздражало Фавония прежде, не осталось и следа. Вчера к нему будто пришёл совсем другой человек, изменилась осанка и манера речи, да и сам тон голоса стал более властным что ли. Но что делать с клятвой? Вчера он не мог заметить её действия, так как не пытался причинить вред Аветусу.

Между тем, Кассия обратила внимание на заминку старика и истолковала её по своему. Старик хотел что-то сказать, но передумал в последний момент, что бы это могло значить? Сговор? Но зачем это Фавонию?

– То есть вы считаете, что Аветус смог полностью завладеть сосудом, без остаточной мышечной памяти?

– Думаю, что да. Мы фактически ничего не знаем о подобном, это первый и единственный случай. Такого прежде в истории просто не было, – пожал он плечами.

– Фавоний, вы некромант со стажем. Неужели у вас нет мыслей по подобному случаю? – улыбнулась Кассия. – Не поверю, что такой маг как вы не имеет теорий.

– Теории то есть, – фыркнул Фавоний на попытку польстить ему, – но толку с них? Вы и без меня прекрасно знаете, что вернуть разумную сущность с того света не реально. Не более, чем на десяток минут, после чего приёмнику требуется серьёзная реабилитация. Аветус же чувствует себя прекрасно. Можно сомневаться в реальности происходящего сколько угодно, но это не отменяет того факта, что прежде мы не имели дела с телами призванных Героев. Тем более со специально призванными для переселения телами. Но я могу вам сказать с полной уверенностью, что поведение сосуда однозначно изменилось.

– Что ж, я вас услышала, – кивнула она без тени раздражения. – Но будьте более бдительным по отношению к этому случаю. Всё же он слишком уникален.

– Разумеется. Я это и так прекрасно понимаю.

– Что ж, тогда мне стоит вернуться в поместье, сказала она вставая. – Думаю, Аветусу не стоит знать о нашем разговоре.

– Как скажете, – Кивнул Фавоний вставая.

Когда Кассия покинула лабораторию, он снова сел и задумчивым взглядом уставился в вечный огонь своего камина.

***

Разбудили меня на этот раз не собаки, а Кассия. Она села на кровать и потрясла меня за плечо.

– Добрый вечер, соня, – сказала она с улыбкой. – У нас много дел на сегодня.

– Каких дел? – настороженно переспросил я сев на край кровати. Всё же её визит был для меня неожиданным, к тому же, её отношение ко мне было неоднозначным и заставляло вести себя сдержанно.

– Важных, – снова улыбнулась она. – Через час я вернусь, надеюсь ты будешь готов к тому времени.

Она дважды хлопнул в ладони и в спальню зашли знакомые мне три краснокожие служанки.

– Помогите господину Аветусу привести себя в порядок и накормите.

– Да, госпожа, – в унисон ответили они и Кассия вышла.

Мне же предстояли все эти нудные процедуры со слугами, плюс завтрак. Радовало лишь то, что сразу же принесли выбранную вчера броню, что села по размеру идеально.

– Так о чем ты хотела поговорить? – спросил я у Кассии через час, когда мы находились в моей приёмной.

– Я вчера увидела список, что ты составил для аудиенций. И знаешь, это большая ошибка.

– Что ты имеешь ввиду? – насторожился я.

– Разве можно ставить пятерых высокородных демонов на одно время? – снисходительно усмехнулась она. – Они бы передрались под твоей дверью. Разве ты не понимаешь, что для них это важно. Какая им будет оказана честь.

– Какая честь? В данный момент я никто, ещё и в теле человека, – вполне серьёзно сказал я. – К тому же, рано делать выводы о демонах, когда мы ещё даже бой не прошли, когда я не видел, на что они способны.

Кассия добродушно рассмеялась. Я вообще не видел от неё хоть какого-то намека на агрессию со дня ритуала.

– Ты всё такой же! Проверка только в бою. Но сейчас времена другие, мы больше не воюем лично.

– Да, я слышал от Авдикия, что нынче сражаются только монстры и низшие демоны, а высшие отсиживаются в тылу, – я брезгливо поморщился при этих словах. – А потом они ещё удивляются, почему не удается восстановить свою власть даже не на континенте, а на поверхности! Где это видано – посылать на передовую пушечное мясо, а самим даже в бой не вступать!

– Но нас же слишком мало! – резонно заметила она.

– Это всё отмазки! – я стукнул кулаком по подлокотнику кресла. – Настоящие демоны никогда так не сражались. Да о чем это я? Это игры, а не сражение!

Кажется, Кассия растерялась от такого эмоционального выражения мыслей. Но я помнил себя прошлого, именно так, жестко, я всегда отзывался о войне, что была для нашего народа основным источником доходов. Только боевая слава и трофеи ценились превыше всего, превыше числа рабов на плантациях и заработанных денег. Только прославившие своё имя в боях могли принимать участие в политической жизни страны.

– Сейчас времена другие, – с горечью заметила она. – Мы воевали в первой мировой войне, когда на нас ополчились все: враги, рабы и даже низшие. Мы теряли десятки тысяч в каждом сражении. Все взяли в руки оружие, даже женщины и дети. И к чему всё это привело? Ни к чему. Если бы не Теурий и то перемирие, мы были бы окончательно истреблены как раса.

Я прекрасно понимал её, но и смириться с подобным положением вещей не мог.

– Но каждый раз пускать монстров по мясорубку – не это ли безумие? Ведь ничего не меняется.

– Все это понимают, но мы не можем иначе. Раз в пятьдесят лет мы должны начинать войну, либо Герои во главе армий сами придут по нашу душу. И что нам тогда делать?

– Но неужели нельзя дождаться момента, когда Герои зачахнут?

– Что? – Кассия с недоумением смотрела на меня. – Зачахнут?

– Что происходит с Героями через пятьдесят лет после призыва?

– После войны они уходят на покой, живут обычной жизнью смертных, медленно старея и умирая.

– Ты не знаешь? – изумился я. Та же самая легенда, что твердят Героям и населению. Видимо, только крайне узкий круг лиц знает, что происходит на самом деле.

– Не знаю чего? Ты владеешь какой-то информацией?

Меня пробрал истерический смех. Ключ к победе лежит на поверхности! Потому демоны и воюют со светлыми в строго определенное время, пока не появились новые Герои. Потому что иначе вместо пяти сильных лидеров и армии будет десять героев, что смогут причинить катастрофический ущерб. Во время боевых действий новоприбывшие прокачаются в разы быстрее и тогда демонов точно задавят. Именно так все думают. Именно потому Теурий каждый раз пытается истощить светлых, чтобы они не могли вновь напасть сразу после очередного Призыва.

– Всё не так, – наконец сказал я отсмеявшись. – Герои стареют буквально за несколько дней, возвращаясь к биологическому возрасту.

Кассия рот раскрыла в изумлении.

– Этого не может быть! Наши шпионы видели старых героев уже после призыва. Они помогают обучаться новым Героям. Это подтвержденный факт.

– Это не факт, это фикция, – усмехнулся я. – Теперь понимаешь, почему сосуд так стремился к власти и могуществу? Он не хотел становиться дряхлым стариком перед Призывом. Он надеялся, что у демонов есть способ смены расы. Либо хотя бы поклонение Тьме позволит ему продержаться дольше. Среди светлых бытует миф, что поклоняющиеся Тьме дольше остаются молодыми.

– Нужны доказательства, – твердым голосом сказал Кассия.

– Какие доказательства? Сосуд будучи Героем старых Героев не видел. Пойманный на границе эльф сообщил, что все герои чахнут. Причем эльфийские именно умирают накануне Призыва. Ведь вы знаете, что у каждой расы свои Герои?

– Это мы знаем, всего двадцать Героев на континенте, но они разбросаны по странам. Также, чтобы делать подобные заявления, что старые герои выбывают из игры перед очередным призывом, нужны серьёзные доказательства, а не просто слова.

– У меня нет доказательств, – пожал я плечами. – Да и как их получить?

– Потребуется время для проверки.

– Проверяй. Я знаю то, что знаю. Что мне за оставшиеся 39 лет нужно что-то придумать, иначе меня ждёт быстрая старость.

– И всё же, – сказала она после нескольких секунд молчания, – нам стоит придерживаться прежних знаний, пока новые не будут подтверждены. И мы так и не обсудили график аудиенцией, сейчас это важнее. Я составила новый список, кого и в какой последовательности следует приглашать.

– Ты серьёзно? – я почувствовал, как брови от удивления поползли вверх. – Я слаб как никогда! Мне не до пустых разговоров с бездельниками, пусть и богатыми. Мне необходимо набираться сил и искать пути решения моей проблемы. Я человек и мне присущи все слабости этого вида.

– Но без союзников ты вряд ли сможешь собрать достойную армию. А ведь впереди ещё борьба за трон!

– Какой трон, Кассия? – усмехнулся я. – Посмотри на меня. Я слишком слаб сейчас. Мне потребуется немало времени для раскрытия потенциала этого тела, и то я не уверен, что смогу в итоге противостоять Теурию в честном поединке.

– То есть ты хочешь больше времени уделять ритуалам с Фавонием?

– Разумеется. Только вчера мы смогли достичь весьма неплохих результатов. Если продолжим в том же духе, то мне потребуется меньше времени для обретения силы.

– Но проводить все дни у Фавония ты не можешь! Ведь и у магов есть свои границы возможностей. Оставшееся время мы посвятим поиску союзников и укреплению связей. Пойми, многие из Союза Памяти молоды и инертны, им нужен толчок. Они знают о нашем великом прошлом только из книг или рассказов выживших. Но если им дать увидеть ожившую легенду, то тогда они смогут решиться на активные действия.

– Живую легенду в теле человека, – усмехнулся я.

– Ничего, мы с эти что-нибудь придумаем, – улыбнулась она. – Мог же сосуд выдавать себя за полудемона столько времени?

Мне ничего не оставалось кроме как согласиться с Кассией. Без её влияния я так и останусь никем в демоническом обществе.

Глава 7

Встречи с Фавонием я ждал с нетерпением. Всю первую половину вечера пришлось принимать на аудиенции демонов, пятерых по часу на каждого. Оказывается, ещё вчера Кассия всё распланировала и разослала приглашения!

Перед приходом очередного посетителя она кратко инструктировала меня, кто он такой, из какой семьи и какие имеет связи. Разговоры же сводились к банальщине, одной и той же у каждого. Все хотели скорейшего смещения Теурия и восстановления былого могущества демонов.

Но о каких связях можно было говорить? Всё, что эти союзники могли предложить, это деньги и помощь в создании армии монстров, также часть своих краснокожих слуг. Никто из них не собирался воевать лично, каждый цеплялся за жизнь и я не мог винить их в этом малодушии. У всех была своя личная трагедия во время первой мировой войны, а также после в первом Нашествии — тогда погибло несколько сотен демонов. Впредь никто из них не вступал в бой, если не был уверен в стопроцентной победе. Прежде демоны славились боевой доблестью, теперь же — трусостью.

По пути к башне полудемона я обдумывал всё, что узнал, пытаясь выжать из ситуации максимум. Но, увы, ничего не приходило на ум. В любом случае реальной помощи ждать неоткуда и пока есть время необходимо изучить сильные и слабые стороны мобов как командной боевой единицы. Необходимо выработать стратегию ведения боя своими силами, благо до следующего Нашествия времени предостаточно. Но ещё важнее – это набраться сил и повысить уровень. Увы, пока на стороне демонов я выгод для себя не наблюдаю. Да и вообще, есть ли смысл во всем этом?

Фавоний встретил меня вполне приветливо, так что снова пришлось отгонять нехорошие мысли о том, как он ко мне относился считая простым человеком. На это раз он подготовил в три раза больше клетей с мобами от второго до десятого уровня, что занимали более половины тренировочного зала. Все они были поглощены мной без малейших раздумий и снятия тряпок – зачем смотреть на их предсмертные муки?

Скачок маны был ошеломителен – более четырех тысяч! Я получил новый уровень и осталось ещё порядка шестисот единиц ОМ. Обдумывая прежний опыт с Сорином, я повернулся к полудемону и наверняка расплылся в предвкушении, так как эйфория давала о себе знать. Второй день подряд я поднимаю уровень — это вам не шутки. Но, по правде сказать, я сомневался, что старик сможет продолжительное время находить для меня подобные объемы жертв. Я умертвил более трехста особей за несколько секунд.

Фавоний, как мне показалось, побледнел сильнее обычного, хотя, казалось бы, этому альбиносу уже и некуда. Он и так был бледен как поганка, что даже вены проглядывались.

— Вы что-то хотите от меня? – осторожно спросил он, когда почувствовал, что я применил на нем [Анализ].

– У тебя действительно запас маны семь тысяч единиц?

– Д-да, — уже с явным подозрением ответил он и инстинктивно сделал шаг назад.

— Отдай мне пять.

— Зачем?! – воскликнул он в смятении, округлив свои красные глазищи.

– Ты ведь хочешь сэкономить на мобах? Сколько их у тебя осталось?

— Всего около пятиста.

– И они ведь тебе самому нужны?

-- Да, мне нужно сдавать норму, как и всем демонам. Плюс свои эксперименты.

– Тогда хватит тратить этот дорогостоящий ресурс. Какой обьём маны у тебя может восстановиться за сутки?

– Около трёх с половиной тысяч. Но, Аветус, ведь передача маны строго индивидуальна, может быть отторжение…

– Я уже делал подобное с людьми, – оборвал я его с раздражением. – Но там процент поглощения был слишком низок. Возьми меня за руки и просто направь ману, три тысячи.

– Я постараюсь, всё же это немаленький объём.

Голос Фавония звучал неуверенно, но руки он всё же протянул. Через несколько десятков секунд он кивнул и я активировал навык [Поглощения].

И в меня потекла энергия. Много энергии.

90%!

Я даже сам сразу не поверил.

– Сколько ты передал мне энергии?

– Как вы и просили, три тысячи, – устало ответил старик.

Я отпустил его руки и сделал шаг назад. Результат был более чем положительным, я был безумно рад. В какой-то момент я понял, что стою и смеюсь, причем как-то зловеще, что ли?

Я резко замолчал и посмотрел на Фавония, что прям сгорбился и с опаской смотрел на меня. Я мог выкачивать энергию в мгновение ока, мог забрать все его силы до смерти, а он же ничего не мог сделать в ответ – разумеется, клятва всё ещё действовала. И я просто упивался собственным превосходством.

– Не беспокойся, я тебя не убью, – сказал я вполне серьёзно. – Ты мне нужен.

– Как скажете, – с какой-то обреченностью ответил он.

Фавоний просто изменился на глазах: из сварливого самовольного мага он превратился в какого-то забитого старика.

– Будь верен мне, – сказал я глядя ему в глаза, – и поверь, вознаграждение не заставит себя ждать. Уверен, ты понимаешь все выгоды сотрудничества со мной.

Наверняка он уже тысячу раз проклял тот день, когда испугался за свою жизнь и принёс клятву. Знай он тогда, что у меня почти не осталось сил, или продержись ещё минут десять, всего бы этого не было. Как и меня самого, скорее всего. Иногда спонтанные решения и случайные события могут обернуться небывалой удачей, либо же наоборот – тяжелой ношей. Если Кассия узнает о сговоре, то вряд ли его оставят в живых.

Между тем старик отвел взгляд и, казалось, дрогнул. Его будто терзали какие-то сомнения.

– Что-то случилось, Фавоний?

– Сегодня приходила Кассия.

– И что она хотела? – нахмурился я. Наверняка не стоило ожидать хороших вестей.

– Она считает, что ритуал вашего призыва прошёл не совсем удачно. Она спрашивала, изменился ли характер сосуда.

Я замер, ожидая продолжения, но старик молчал.

– Это всё?

– Да.

– Я и так это знаю, Кассия переоценивает свои актерские способности, – усмехнулся я.

– И вы ничего ей не скажете?

– Главное, что бы ты молчал. Мне же ей говорить пока нечего. Не знаю точно, на моей ли она стороне. Теурию вряд ли сдаст, но и нож в спину стоит опасаться.

– Как скажете.

– Лучше давай продолжим, – перевел я тему. – Проследи за тем, как я создаю печати.

Он кивнул и мы начали тренировочное занятие. Собственно, в прошлый раз он смог мне всё рассказать вполне доходчиво, так что в этот раз проблем не возникло. Я спокойно создавал печати с запертыми стихиями, а потом и со скверной. Суть была таковой, что если кто-то коснется ловушки, то получит взрыв, что потом ещё и может заразить оказавшихся рядом заразой.

Следующим моим экспериментом было создание двухуровневой печати, где были заперты свет и тьма. При активации печати эти две энергии сдетонировали во взрыв как и у скверны, разве что заражения окружающих не происходило. И использовал я крайне малые объёмы энергий, так как экспериментировали мы в закрытом помещении.

...

[Поздравляем! Получен навык Печать Воды ур. 1!]

[Поздравляем! Получен навык Печать Огня ур. 1!]

[Поздравляем! Получен навык Печать Земли ур. 1!]

[Поздравляем! Получен навык Печать Скверны ур. 1!]

[Поздравляем! Получен навык Печать Света и Тьмы ур. 1!]

...

– На сегодня достаточно, – сказал я и услышал вздох облегчения. – Жертвенных монстров больше не надо. Подготовь материалы для упражнений с печатями.

В итоге я покинул старика в приподнятом настроении, которое резко контрастировало с тем подавленным состоянием, в котором я пришел к нему. Полудемон же выглядел каким-то уставшим и разбитым, на что я старался не обращать внимания.

***

Когда Аветус покинул башню, Фавоний поднялся в лабораторию и призвал скелетов, чтобы те подготовили ему ужин. Он чувствовал себя паршиво, но на этот раз был на 100% уверен, что в теле человека находится именно последний истинный король. Сомнений быть не может. Такой же уверенный в себе и беспощадный к окружающим.

Фавоний вспоминал дни молодости, когда четырехсотлетний король приходил к нему, внушая ужас только одним своим присутствием. Его взгляд, манера поведения и ведения диалога – всё было таким же. Разве что не было той давящей ауры, но это дело времени. Так что ответ для Кассии у него был готов.

***

По возвращению в особняк я приказал явиться всем моим слугам. Это были Слуга и те три девушки, у каждого из них было по 800-1200 маны. Их я опустошил наполовину и отпустил набираться сил до следующего вечера сразу после ужина. Кстати, у них мне удалось забрать все 100% – видимо для демонов была эта цифра, а для полукровки Фавония 90%. В любом случае, я ещё раз поднял уровень до 24-го, оставшись при более чем тысячи единиц.

После ужина я направился к Кассии, она, как обычно, находилась в своём кабинете. Понятия не имею, чем она там могла заниматься столько времени каждый день, но мне это и не важно.

Она сидела за своим столом в окружении бумаг и приветливо улыбалась мне.

– Как прошёл ритуал?

– Просто замечательно, – ответил я с улыбкой и сел в кресло напротив неё. – А сколько у тебя слуг из низших демонов?

Разумеется, я не мог тянуть ману из высших демонов – это было бы оскорбительно и могло вызвать лишние вопросы. Но не воспользоваться слугами, что в таких количествах слоняются по дому – просто расточительство.

Кассия не выказывала ни капли удивления. Она с усмешкой смотрела на меня и я понял, что до неё уже всё донесли. Собственно, это не удивительно.

– Ты собрался уподобиться вампирам, что сосут кровь литрами?

– К чему такие сравнения? – скривился я в отвращении.

Вампиры – это обычные демоны, что получили генетический дефект в наказание от Тьмы за проступки родителей. Они были изгоями, никто не хотел иметь с ними дел. Хоть и права чистокровных за ними сохранялись, они находились на задворках общественной жизни.

– А как это ещё можно назвать? – пожала она плечами.

– Называй это как хочешь. Но мана нужна мне для развития, – с неким раздражением ответил я.

– Прежде ты чурался грязных методов, – заметила она.

– Прежде я был демоном и мне не приходилось выживать в теле человека. Поверь, чувствовать себя хрупким мне не доставляет никакого удовольствия. Или тебе льстит, что я слаб? – усмехнулся я.

Кассия задумалась.

– У меня в услужении тридцать слуг, – со вздохом сказала она наконец. – Но предоставить тебе я смогу лишь ещё десятерых кроме тех, что уже дала. Если кто-то узнает, то мы можем лишиться поддержки. Будь осторожен.

Вот она, намекает, что идёт на жертвы ради меня. Вот ведь хитрая лиса, но не на того напала.

– Конечно, я буду осторожен, – улыбнулся я. – Всё ради высшей цели.

– Мне нужно ещё придумать предлог, ведь это слуги, а не рабы, – покачала она головой.

– Я очень благодарен тебе, спасибо, Кассия.

Я наклонился вперёд и протянул руку через стол, положив свою ладонь поверх её. На миг тень легла на её лицо, но она тут же улыбнулась.

– Главное, чтобы ты стал сильнее, – сказала она.

– Однажды я верну свои силы полностью и найду способ стать собой прежним. Нужно лишь потерпеть.

Я убрал руку и встал.

– Спокойного дня, – сказал я ей и ушёл.

Уже давно начали петь птицы и было достаточно светло для раннего утра – самое время уважающему себя демону ложиться спать, что я и собирался сделать. И да, теперь у меня была веская причина оставаться среди демонов.

Глава 8

Глава 8

Я протянул руки к Фавонию, но тот сделал шаг назад.

— Что-то случилось? — поинтересовался я.

– Я потерял уровень.

Слова демона озадачили меня. Неделя прошла, как я «доил» низших демонов и полудемона. За это время я скакнул с 21 до 29 уровня, так как получал колоссальные объемы маны подобным способом. Только сейчас я подумал, что излишняя бледность старика какая-то необычная. Действительно, он немного изменился за неделю, выглядел постаревшим и уставшим. Но потерять уровень? Разве такое возможно?

Я применил свой [Усиленный Анализ] и обратил внимание, что мана его действительно уменьшилась, а следовательно, уровень тоже.

– Это странно, – задумчиво сказал я.

— Это не просто странно, это нонсенс, — старик покачал головой. – Я прежде не слышал о подобном. Среди людей были случаи, когда оставшийся при смерти был спасен и терял уровень. Но это крайне редкий случай, и то связан он с вампирами.

– Я не вампир, я не пью кровь, – возразил я.

— Значит, дело не в самой крови. Что вы знаете о том навыке, которым поглощаете ману?

Я задумался. В действительности, я не знал ничего. Если прежде, в первой жизни, я мог доверять чувствам и на их основании понимал, что происходит, то мировая система навыков просто ставила меня в тупик. Как она работала — я не понимал. Казалось, что это надстройка поверх обычной магии, нечто вроде сети закладок, которые можно было просмотреть другим. Но что представляло из себя [Поглощение] на самом деле? Я знал только, что это как-то связано с Искажением, именно благодаря ему я и мог качаться только подобным образом, а не как другие через действие.

— Понятно, вы ничего не знаете, – не дождавшись моего ответа сделал вывод полудемон. – Предлагаю подробнее изучить этот процесс на монстрах. Но примите мой совет: прекратите забирать ману у слуг. Если их уровни упадут, то это сложно будет оставить незамеченным.

Черт, только я нашел легкий способ качаться, как появились проблемы.

***

— Вам не кажется, что Аветус изменился за прошедшую неделю?

Этот вопрос задал Кассии Авдикий. Он пил чай в её кабинете и внимательно смотрел на девушку с легкой полуулыбкой. Когда он попросил о встрече, она не видела причин для отказа. Но сейчас он затронул тему, о которой она не хотела говорить.

– Изменился? -- она удивленно приподняла бровь. – Что вы имеете ввиду?

– Он стал каким-то опасным.

– Опасным?

– Только не говорите, что ничего не чувствуете, ведь у вас есть соответствующие навыки, – улыбнулся он и пригубил чай.

– Вы и сами прекрасно знаете, что он перерождён в слабом человеческом теле. Фавоний проводит с ним ритуалы по восстановлению сил.

– Помогает поднять уровень, вы это хотели сказать? Только интересно, каким образом?

– Этого я не знаю. Главное то, что есть результат.

– Я бы сам не отказался от такого ритуала, – усмехнулся он. – Вы ведь уверены, что это Аветус?

– Разумеется! – Кассия гневно посмотрела на демона. – Или вы считаете, что я сама не знаю, что сделала во время проведения ритуала призыва?

– Как знать. Но если бы вы не были уверены, то и не стали бы говорить всем, что ритуал удался, верно? Ведь вам нет смысла подставлять себя и всех нас?

– Конечно же, ведь я не настолько глупа! Я уверена, в теле этого человека сидит дух Аветуса. Но потребуется время, так как он не может в нынешнем состоянии предъявить права на престол.

– Предъявит ли? Что-то я не вижу от него особой политической активности. Он либо молчит, либо поддакивает. Даже в недавнем собрании он не принимал никакого участия.

– Его не устраивает нынешнее состояние в теле человека. Он хочет стать сильнее, это его главная цель сейчас.

– Это понятно, но вы можете повлиять на него, чтобы он стал активнее в политическом плане?

– Я постараюсь сделать всё от себя зависящее, не сомневайтесь.

Когда демон ушёл, Кассия ещё долго молча сидела за своим столом. Она прекрасно понимала, о какой опасности говорил Авдикий, сама чувствовала это в нём. С увеличением силы в нём родилась кровожадность, на каждого демона он смотрел так, словно сдерживал себя от убийства. Пусть внешне он оставался хладнокровен и даже приветлив, но кто имел необходимый навык, тот чувствовал угрозу своей жизни и мощь, что исходила от него. Ей казалось, что он скрывает свои истинные характеристики и уровень, потому что на 25 уровне он не мог представлять для неё угрозы, но опасность она всё же чувствовала. А так же понимала, что не может влиять на его решения и манипулировать им несмотря на все свои старания и актерскую игру.

***

Ещё шесть дней пришлось потратить на эксперимент с монстрами. Было пять групп по пять монстров. У первой я поглощал ману до критических значений, у второй на ¾, у третьей на ½, у четвертой лишь ¼, пятая контрольная. Слуг я отпустил и сказал, что больше не нуждаюсь в их помощи, хоть «доил» лишь на ¼, так как половина была для них непосильна, на следующий день они плохо себя чувствовали. Фавоний тоже чах на глазах, но я не придавал этому значения, слишком поглощенный собственным ростом.

Увы, такова обратная сторона повышения уровней – становишься заложником эйфории. Я волком смотрел на демонов, стараясь сдерживать себя и не проверять их уровень. На сколько бы я смог подняться, если бы убил всех на последнем собрании Союза Памяти? Дикие мысли лезли в голову, что пугали меня. Как, например, несколько демонов похитить и запереть в подвале, чтобы «доить» их ману, либо просто убивать каждого встречного. Высшие демоны, у каждого более трех тысяч единиц! От одной только этой мысли кулаки непроизвольно сжимались.

Кто я, черт возьми? Почему не могу брать 100% от людей? Потому что статус говорит мне, что я Герой? Но кто я на самом деле? Демон? Или всё же человек? Могу ли я убивать ради получения силы других демонов, или же делать их рабами? Кстати, не существовало печати, что могла сделать демонов рабами, а обычную они могли самостоятельно разрушить. Это зародило во мне сомнение, не мог ли полудемон уже избавиться от клятвы не причинения вреда, или сделать это в ближайшем будущем?

Между тем, были готовы результаты экспериментов. С каждым днём Фавоний мрачнел всё больше и больше, но отказывался говорить подозрения до завершения опытов, даже когда на третий день погибли трое из пяти монстров из первой группы. До конца четвёртого дня остальные не дожили и погиб один моб из второй группы.

– Что такое кристаллы у монстров? – спросил он сидя напротив своего камина. Моя охрана уже давно даже не пыталась следит за мной, сократив свои функции лишь до сопровождения к башне и обратно. Я же был только рад этому, работать в лаборатории было куда комфортнее.

– В них заключена мана мобов? – пожал я плечами.

– Можно и так сказать, только это грубый и неполный ответ. Магия тесно связана с духом или душой по другому.

– С каких пор у монстров есть душа? – усмехнулся я.

– У них есть полудух, слепок души, который ненамного превышает тот, что имеется в призванных скелетах. Но только у них это всё же ближе к полноценной душе, так как создание монстров не является некромантией, тело оживает после молитв Тьме, то есть она даёт в итоге жизнь этим существам.

– К чему ты клонишь, старик? – я уже начинал раздражаться. Я пришёл узнать результаты опытов, но он начал уж слишком издалека, я не мог понять связи.

– Послушайте меня, пожалуйста. Это важная информация, без неё мне сложно будет объяснить результаты.

– Хорошо, – кивнул я, надеясь что этот рассказ не растянется и не станет слишком уж мудреным.

– Как я и сказал, объём маны, да и она в принципе сама, зависит от души. Потому-то у мертвых нет магии. Концентрируется магия в районе пупка, оттуда и можно вырезать кристалл, моментально убив таким действием монстра. В процессе жизни и битв монстр тратит ману, но она сама восстанавливается. Но при откачке нереализованной маны происходят процессы, которые чужды организму и духу. Баланс нарушается. Смотрите, что я нашел внутри мертвых мобов.

Старик протянул мне битые шарики; такими же они становятся, если я поглощаю энергию из кристаллов.

– Так же я умертвил ещё живых монстров, – продолжил старик и, убрав осколки, уже в другой руке протянул кристалл. Не понимая, я взял его и внимательно осмотрел: внешне он был целым, но внутри пронизан трещинами.

– И что это значит? – насторожился я.

– Вы поглощаете не просто ману, а саму жизненную энергию. Можно сказать, что душу.

Я пару раз моргнул, а потом рассмеялся.

– Поглощаю душу? Вот это ты загнул, старик! – всё сказанное им казалось бредом.

– Как некромант, я смог пометить души монстров, чтобы потом призвать в скелетах. И знаете что? Из контрольной группы я смог призвать всех, из четвертой они были слабы, я бы сразу их отпустил как неэффективных. А вот из третьей, где брали половину маны, смог призвать выживших ненадолго, после чего они развеялись и ушли на другую сторону. А вот те, что погибли из-за [Поглощения]…

Он сделал много значительную паузу и я всё понял сам, так что уже было не до смеха.

– Их не удалось призвать? – озвучил я свои мысли.

– Более того, я не смог их даже найти по ту сторону.

– Но это всего лишь монстры. У демонов же нет кристаллов.

– А вы в этом так уверены?

– Но ты сам полудемон, ты ведь должен знать, так как застал появление этой проклятой мировой системы навыков.

– Как бы я это узнал? Демоны не убивают друг друга, а мертвым нельзя делать вскрытие. Считается, что так они не смогут попасть в Чертоги Тьмы.

– Глупые предрассудки.

Полудемон лишь пожал плечами, и он был прав – идти против религии живого бога никто не станет.

– И что же мне теперь делать?

– Не «доить» ману из демонов? – с некой надеждой в голосе сказал он.

– А где мне её ещё брать?

– Люди, эльфы, оборотни, – предложил Фавоний. – На крайний случай можно и монстров.

– Это всё слишком неэффективно! Да и где я их возьму?

Полудемон молча смотрел на меня и я видел страх в его глазах. Неужели печать клятвы ещё работает и он банально боится за свою жизнь? Ведь от принятого мной решения зависит многое.

– Я не буду тебя убивать, как и говорил уже. И демонов убивать тоже, разве что в крайнем случае. Если кто-то узнает, что я могу забирать души, – я запнулся, слишком уж сумбурно это всё звучало. Я что, бог какой-то, что бы мочь так делать? – Это может стать большой проблемой и ополчить против меня всех демонов, да и не только. Как ты думаешь, что происходит с душами людей?

– Я не могу говорить с полной уверенностью, но думаю, что с ними та же ситуация. Вне зависимости, есть ли у них кристаллы души. Мы может попробовать на животных, тогда станет яснее.

– Я согласен. Давай животных.

Глава 9

Кассия сидела за своим столом в кабинете и разбирала корреспонденцию. Ничего особенного, как правило, пустые донесения и какие-то мелкие просьбы от членов Союза Памяти. Шпионская сеть работала из рук вон плохо, особенно на территории людей, где демонам было сложнее всего скрываться. Да и Теурий был наверняка получше осведомлен о разных объединениях демонов, в том числе о Союзе Памяти, что по сути был чем-то вроде клуба по интересам.

В дверь постучались и вошёл слуга.

— Госпожа Кассия, к вам пришел Венедикт Гинуций, — сказал он склонившись в легком поклоне.

Девушка побледнела и почувствовала, что ладони вспотели. Венедикт был инквизариусом Теурия, демоном с исключительными полномочиями, в чьи обязанности входит охрана Лорда Демонов и разоблачение заговоров.

– Пригласи его войти и немедленно отправляйся в башню Фавония, чтобы сообщить о неожиданном госте, – велела она пряча все мало мальски важные документы в сейф под столом. Слуга вышел из комнаты, а она провела рукой по закрытой дверце ящика и проговорила заклинание, после чего тот исчез. Вряд ли поможет, но без официальных обвинений никто не сможет взломать его.

– Здравствуйте, дорогая моя Кассия! — Венедикт вошёл с улыбкой до ушей, светясь доброжелательностью. Огненно-красные коротко стриженные волосы с проседью в висках и темно-зеленые глаза, приятные черты лица и идеально сидящий костюм черного цвета — внешность выдавала в нём представителя одного из древнейших родов драконов, огненных демонов. – Как же давно я вас не видел!

– Венедикт, как я рада вас видеть! – с улыбкой ответила Кассия и направилась в распростертые объятия демона. Этот цирк следовало продолжать, ведь вступать в открытую конфронтацию с инквизариусом хозяйке поместья не хотелось.

Венедикт согнулся чуть ли не пополам, взяв девушку за руки чтобы поцеловать их.

— Вы всё так же прекрасны, — сказал он смотря ей в глаза. — Ваш истинный возраст узнать не так просто.

– Ничего особенного, – ответила она с улыбкой на колкость. — Нужно просто заботиться о внешности, могу и вам подсказать несколько интересных приёмов, а то вас то время не щадит.

– Спасибо, -- сказал он и хохотнул. – Но мужчине идут морщины и седина.

– Прошу вас, – Кассия указала на один из узких диванов, что стояли в кабинете друг напротив друга, а между ними столик. Именно здесь она общалась с Авдикием накануне, удобное место для неофициальных бесед. Ведь будь у Венедикта неопровержимые доказательства, он бы так не церемонился – ещё один признак того, что из ситуации можно выйти почти безболезненно.

– Я слышал, что у вас появился интересный гость, – сразу ошарашил он девушку.

– Интересный гость? Что вы, ко мне давно никто не заходил, – усмехнулась она.

– Разве? – удивленно воскликнул он, продолжая ломать комедию. – Так и знал, что нельзя доверять слухам.

– И каким таким слухам вы поверили? Мне самой стало интересно.

– Говорят, вы держите у себя некого демона, что выдаёт себя за Аветуса.

– Что-о? – Кассия показала ещё большее удивление. – Назовите мне этих лжецов, что осмелились бередить душевные раны безутешной вдовы. Я бы на порог не пустила того, кто назвался именем моего покойного мужа, – сказала она с грустью и смахнула несуществующую слезу. – Он бы точно поплатился за подобные слова.

– То есть вы никого с таким именем не встречали?

– Нет, конечно же.

– Вы правы, демоны порой бывают жестоки к чувствам других. Ведь все мы прекрасно знаем, что Ельвар Морохил Друлавар Аветус погиб около пятиста лет назад, а вернуться из Чертог Тьмы невозможно.

Он внимательно разглядывал реакцию Кассии, ища нотки фальши в её актерской игре.

– С ним не удалось даже связаться, – с горечью ответила она, изображая душевные муки.

Венедикт встал и обошёл столик, чтобы сесть рядом с девушкой и взять её за руки.

– Ну что вы, дорогая моя, не стоит так печалиться, – вкрадчиво произнёс он. – Вы ещё достаточно молоды для новых отношений, незачем убиваться столько столетий.

Он погладил её по щеке и приблизился слишком близко, чем вызвал у девушки шок. Как бы фривольно Венедикт не вел себя порой, он никогда не заходил с ней так далеко. Она отпрянула от него и вскочила на ноги.

– Да как вы смеете?!

Но Венедикт лишь с самодовольной усмешкой смотрел на неё снизу вверх и явно чувствовал себя хозяином ситуации.

– Я ничего не сделал, – сказал он после непродолжительного молчания. – Если каким-то образом обидел вас, то прошу прощения.

– Уходите, если вам больше нечего сказать.

Он снова молча смотрел на неё пронизывающим взглядом и не спешил с ответом.

– Мы закончили, – сказал один из демонов, что заглянул в дверь без стука и тут же скрылся. Кассия не знала его лично, только то, что это один из подчиненных инквизариуса.

– Что ж, – сказал наконец Венедикт и встал. – Вы правы, мне больше нечего сказать.

Он поклонился и попрощался, после чего покинул помещение. Кассия подождала какое-то время и уже было потянулась к колокольчику, как один из слуг постучал в дверь и вошёл.

– Нашли что-нибудь? – с нетерпением спросила она.

– Нет, мы успели скрыть все следы присутствия гостя. Они хотели забрать алебарду Фульгар, но охрана не дала.

– Какая наглость, – фыркнула Кассия. – Они направились к башне?

– Да, госпожа.

– Будем надеяться, что Фавоний сделает всё как надо.

***

– Глупая старуха, – сказал Венедикт одному из своих приближенных, идя по коридорам поместья. – Всё корчит из себя недотрогу. Что-нибудь нашли?

– Нет, им удалось всё скрыть. Наши демоны заметили лишь косвенные признаки пребывания в поместье одного гостя.

– Чего и следовало ожидать, – усмехнулся инквизариус. – Я сразу понял, что она что-то скрывает.

– И что теперь?

– К башне Фавония. Этот полукровка известен лояльностью к Кассии. Если мы что-то сможем узнать, то только там.

***

Коты. Ну почему коты?

Фавоний выбрал для эксперимента с животными кошек, также пять групп по пять особей.

– А других животных ты не мог выбрать? – с разочарование спросил я.

– А в чем проблема? – удивился полудемон. – Этих животных больше всего, их легче было найти.

– Они не слишком маленькие? – спросил я, так как не мог признаться, что не хочу мучать кошек.

– Размер не имеет большого значения, лишь быстрее покажет результат.

Что ж, пришлось мне брать в руки этих животных и скручивать так, чтобы не царапались и не кусались, когда я начну причинять им боль откачкой жизненной энергии. Статусы и уровни у них были, хоть и представляли из себя в основном бесполезную информацию, одинаковую у всех особей.

Когда всё было закончено, скелеты унесли клетки, а мы с Фавонием приступили к изучению пространственных переходов. Я уже знал основы и открыл навык [Пространственная магия], что позволял мне использовать простые заклинания. Я мог спрятать небольшие предметы на время, или же телепортировать их. Увы, маны такие вещи жрали нещадно, так что я сомневался, что буду использовать их в будущем. Главное, что меня интересовало, так это пространственный проход, что вел через тысячи километров от леса недалеко от Южной Столицы в башню полудемона в Проклятых Землях. Ведь это были практически разные части единого континента! Это как из Пекина в Париж, если по меркам той планеты, где я родился человеком.

Слова я выучил, вот только проход сделать не получилось, увы. Хотя, по словам Фавония, короткие коридоры я уже должен был создавать, до километра. Возможно, дело было в том, что я должен был четко представить место перехода и связать его с точкой на карте.

– Ни у кого не получается с первого раза, – пытался утешить меня полудемон. – Всё придёт со временем. Вы и так достигли огромных успехов, что и не снились ни одному магу даже в самых оптимистичных мечтах.

Я лишь вяло улыбнулся на это замечание.

– Но этого мало, слишком мало.

– И всё же, не стоит пытаться сделать невозможное с одного маха.

– Если бы я не ставил высокие цели, то и не достиг бы ничего.

И тут нас прервал ворвавшийся в лабораторию один из моих охранников. Когда он переступил границу [Тишины], мы услышали его взволнованный крик.

– Слуга от Кассии! Он сказал, что к госпоже пришёл Венедикт Гинуций! В особняке проходит обыск!

– Твою мать! – вырвалось у Фавония. – Убирайтесь из башни, я спрячу Аветуса.

Демон кивнул и скрылся в дверном проеме, что вел на лестницу, Фавоний же развеял полог [Тишины] и отправился вслед за ним.

– Скорее, вам нужно спрятаться в подвале.

– А кто такой этот Венедикт Гинуций? – спросил я, спеша вслед за стариком.

– Это инквизариус Теурия. Тот, кто защищает власть Лорда Демонов и расследует заговоры. У нас большие проблемы, если он явился собственной персоной. Быстрее, скоро он будет здесь, – подгонял меня Фавоний. – Только не трогайте мобов, пожалуйста.

Мы спустились в склеп, где я кивнул полудемону и скрылся в темном проходе. Плита за мной задвинулась, и мне ничего не оставалось, кроме как идти вниз.

Что ж, давно я не появлялся в этом помещении. Клетей визуально стало меньше, как и шума от монстров. Всё же, я не слабо так почистил запасы Фавония. Если бы не клятва и не приказ с оплатой от Кассии, то я бы мог испытывать к старику чувство благодарности. Увы, пока нет того, кто мог бы помогать мне исключительно по доброте душевной, да я и не стремился к поиску подобных личностей. Как говорится, мечтать не вредно, но друзьями обзавестись мне пока не позволяют обстоятельства.

Пока я бродил между клетями в одиночестве, то вспоминал свою первую жизнь и лучшего друга Аверия, отца Теурия. Кто бы мог подумать, что судьба сложится именно так? Пугливый мальчуган правитель демонов, а я в теле человека прячусь в подвале с мобами.

Кто бы сейчас смог стать мне другом, кто был добр ко мне в этом мире? На ум пришла служанка, кажется, Рута её звали. Глупости, она ждала от меня поддержки как от аристократа.

Розалия. Маленькая наивная девочка. Или взрослая женщина, что застряла в теле ребенка. Она спустилась ко мне в тюрьму, помогла сбежать, и всё это просто так. Возможно, она действительно была влюблена в меня. Надеюсь, это состояние у неё прошло, а то ведь уйти со мной хотела.

Я улыбнулся, вспоминая тот момент. Хоть кто-то ещё будет ко мне настолько добр? Та же Крина, которой я так и не снял печать из-за всей этой заварушки. Она пропала сразу же после Ритуала, я её не видел на последнем собрании Союза Памяти. Тоже ведь в любви признавалась. Бабы дуры, что тут скажешь? Может, когда встану на ноги гарем замутить?

Нет, смотреть на их разборки нет ни малейшего желания.

Я, наверное, битый час уже бродил по зверинцу, пытаясь сбить волнение. Вообще, мне всегда легче думалось именно на ногах, либо делая что-то руками.

Похоже, моё времяпрепровождение в Проклятых Землях подходило к концу. Если инквизариус знает обо мне, то придется убраться подальше. Вот только куда?

Мои размышления прервал звук шагов по лестнице. Я обернулся и направился к выходу.

– Подождите, – остановил меня Фавоний. – Вам придется побыть здесь ещё некоторое время.

– Они что, ещё не ушли?

– Ушли, но всё равно слишком опасно. Нужно подождать указаний от Кассии. У меня здесь есть одно подсобное помещение, я прикажу скелетам обустроить его.

– Мне что, теперь придется сидеть в подвале с мобами? – я не скрывал раздражения от подобных перспектив. Всё же, здесь воняло как в коровнике.

– Простите за неудобства, но всё это ради вашей безопасности.

Глава 10

Я прожил в этом хлеву три дня. В каморку поставили кровать, тумбу, шкаф и всё, место закончилось. Уже за дверью стоял стул, который мог занести полудемон, если хотел поговорить сидя. Также он принёс мне книги по магии, которые я просматривал от скуки. К собственному удивлению, я понимал основные принципы, что были там прописаны. Также подтвердилась гипотеза о том, что система лишь надстройка и представляет нечто вроде закладок для определенных навыков. Автор так же сетовал на то, что Мировая Система Навыков ведёт к деградации магов, так как они перестают вникать в суть магии и их изыскания крутятся лишь вокруг этих самых закладок. Ещё я взял на заметку несколько интересных идей, что позволяют эффективнее работать с системой.

Как позже сообщил Фавоний, утром второго дня снова приходили демоны того инквизариуса и обшарили все углы в башне. Кассия велела ждать, на что я скрипя зубами согласился. Экспериментальных животных перенесли в подвал, так что опыты продолжались. Результаты не воодушевляли, так как повторяли прошлые, основанные на монстрах.

Черт, я убиваю своим [Поглощением]! Я всё ещё не мог поверить в это, как и в бредовое поглощение душ. Душа бессмертна и подвластна только богам. Как простой смертный может уничтожить её или поглотить? Та же некромантия лишь пользование мертвыми душами с позволения Праматери Тьмы и не более того.

Наконец, на четвертый день Фавоний спустился ко мне и, взяв стул, сел на него с каким-то тяжелым вздохом. Я отложил книгу на тумбу и нахмурился.

— Что-то случилось? — спросил я.

– От Кассии пришло сообщение.

Он достал из кармана мантии конверт и протянул мне.

«Венедикт уверен в том, что я скрываю Аветуса, но не знает где. Он настроен крайне серьёзно, накануне забрал секиру Фулгар с официальной бумагой от Теурия. Необходимо увести Аветуса с Проклятых Земель, здесь становится слишком опасно, шпионы Венедикта повсюду. Завтра я пришлю несколько проверенных демонов для сопровождения и охраны в землях светлых. Там у нас есть одно доверенное лицо, что согласилось на время спрятать одного из нас. Он не знает, кто это, но обещал создать все условия для развития. Необходимо уйти через Пространственный проход, но и там быть аккуратными, следует опасаться засады на выходе. Удачи вам и Аветусу, Тьма на нашей стороне».

– Я предвидел подобное, – сказал я протянув бумагу обратно Фавонию и тот её сжёг.

— Мне кажется, я знаю того, к кому она хочет вас отправить. И не считаю это хорошей идеей.

— И кто же это?

– Один из вампиров. Часть их живёт в Проклятых землях, часть в Подземелье, но несколько уже давно и успешно интегрировали в человеческое общество, так как довольно слабы и их сложнее уличить в демонической природе. Это может быть слишком опасно, никто не может знать истинных целей того, кто десятилетиями или же всю жизнь находится вне демонического общества, ещё и среди светлых. Он может быть двойным агентом как светлых, так и Теурия, или же себе на уме.

Я задумался.

– Занимательная информация.

– Ситуация довольно сложная, — покачал он головой. — я не могу давать вам советов, лишь поделился мыслями. Решать только вам.

Он встал со стула и вышел, я же сидел на кровати в позе лотоса, и смотря в его спину задумался, стоит ли ему доверять. Разумеется, он многое сделал для меня, но в искренности сложно было быть уверенным. Между тем, я не чувствовал в нём той фальши, что сквозила в словах Кассии.

Итак, что же мне делать? Добровольно пойти к этому «доверенному лицу», или же сделать то, о чем давно задумывался?

***

Ранним утром пришло четыре демона, троих из них я знал, а вот четвертого видел впервые. Кстати, одна из них оказалась Криной! Вот так поворот, я был крайне удивлён.

— А ты что здесь забыла, девочка? – спросил я её.

– Вообще-то, я сама вызвалась сопроводить тебя, — с улыбкой до ушей заявила она и получила локтем в бок от рядом стоящего парня.

– Ты ведь понимаешь, что я не Димир?

-- Да, – ответила она как-то неуверенно и отвернулась.

Я решил сделать вид, что ничего не понял. Она всё ещё надеялась, что где-то внутри я всё тот же Димир, в которого, как она считала, влюблена.

– Ладно, у сосуда неплохие воспоминания о тебе, я не против.

Ох, двусмысленно прозвучало, но, на самом ведь деле, я был рад видеть её. Всё же, не смотря на все её причуды, мы вполне неплохо сработались. А девчонка лишь улыбнулась, прикрывшись ладонью.

Адские Псы завиляли хвостами, они не видели меня все те дни, что я скрывался в подвале. Я же присел на корточки и погладил их по головам, посылая немой вопрос, готовы ли они бросить всё и уйти со мной. В ответ я получил незамедлительное и уверенное согласие. Я усмехнулся про себя – Кассия определенно неприятно удивится.

– Псы выйдут первыми, – сообщил Фавоний. – Они проверят территорию и только после этого отправится основная группа.

Псы без приказа юркнули в зиящий темнотой проход в стене, а мы остались ждать. Фавоний взял меня за запястье и сунул в ладонь нечто похожее на спичечный коробок.

– Это для связи, – тихо пояснил он. – У меня такой же, связанный пространственной магией. Только сегодня утром закончил. Положенная записка сразу же переместится к вам, заглядывайте хоть раз в день.

Я кивнул и сунул коробок в карман. Также накануне Фавоний дал мне некоторые походные туториалы по магии, что могли уменьшаться в размерах и свободно помещаться в сумке. Не знал, стоило ли как-то ему показать как-то свою благодарность, не будет ли это проявлением слабости или неосмотрительности? Всё же я не уверен в искренности его мотивов на все сто процентов.

Когда Хугин вернулся виляя хвостом и демоны шагнули в сторону прохода, я резко повернулся к Фавонию и сжал ладонью его плечо.

– Спасибо за всё, – сказал я смотря ему в глаза, после чего развернулся и вышел вслед за группой. Как-то не по себе стало от непонимания на его уродливом лице.

Между тем, всех нас ослепили утренние лучи летнего солнца после полумрака башни. Активировав необходимые навыки, мы двинулись на север. Но стоило пройти лишь метров двести, как все остановились и начали испуганно оглядываться.

– Что-то случилось? – спросил я так же сняв [Скрытность].

– Ничего, – вздрогнув ответил тот, рядом с которым я остановился. – Отправляемся дальше.

И тут до меня дошло, что они просто не видят меня, даже Крина недоуменно посмотрела на меня, когда я появился из ниоткуда. Хотя, оно и не удивительно, мой навык скрытности был 29-го, предпоследнего возможного уровня. Это высшее мастерство, мало кто владеет таким. Уже невидимый я усмехнулся – сбежать будет легче, чем я думал. Нужно только решить когда, всё же путь неблизкий, а в группе проще всего путешествовать.

Когда мы остановились на ночевку, сопровождающие дали ясно понять, что всё сделают сами. Они развели костёр и начали готовить ужин, когда я создал маленький [Фонарь] и начал читать книгу по некромантии. Всё же скоро мне понадобится помощь скелетов, так как долгое время предстоит жить одному. Или нет? Может, стоит взять с собой не только Псов, но и Крину? Кстати, Хугин и Мунин весьма неплохо владели скрывающими техниками, так что никто и не заметил их присутствия, так как я приказал им держаться от группы подальше.

На следующее утро я заглянул в коробок и заметил записку.

«Это ведь вы забрали Адских Псов? Они с вами?»

Я усмехнулся и накарябал на краю бумаги «да» небольшим стержнем, что лежал тут же, после чего вернул её в коробок.

Моя группа была в пути уже более пяти дней, когда я понял, что пора отделяться. Я мог бы сделать это тихо, но не давали покоя три ходячих машка с костями и маной.

Много маны. Около пяти тысяч на троих, не считая Крины.

Черт, почему мне так трудно сделать выбор?

Нет, всё же нельзя, слишком рискованно, проблем потом не оберешься. Да и я же человек в конце концов, не могу ведь просто так убить других личностей, просто потому, что мне нужна сила.

А вот Крину забрать будет довольно проблематично, ведь её навыки довольно слабы.

На очередном привале я не стесняясь сел рядом с Кариной и создал полог [Тишины], чем сильно удивил девушку. Ведь все эти дни я старательно игнорировал членов группы в одинаковой степени. От пытавшейся заговорить со мной девушки я или отворачивался, или делал вид, что увлечён чтением. Один раз даже послал в грубой форме, чтобы она не приставала ко мне со своими глупостями.

– Этой ночью я уйду из группы. Ты со мной? – спросил я прикрывая рот ладонью, чтобы никто не мог прочесть по губам. Подобная практика не была чем-то особенным не только у людей, но и у демонов.

– Да, – закивала она головой, радостно смотря на меня.

– Не обольщайся, девочка. Мне просто нужен слуга, а по воспоминаниям сосуда ты довольно исполнительная.

Крина съежилась от подобного замечания, так что я переспросил ещё раз:

– Ну так что, ты согласна добровольно служить мне, Аветусу Кровавому?

– Да, – ответила она довольно уверенно.

– Тогда после полуночи отойди в лес якобы по нужде. Часть вещей оставь у костра, самое нужное можешь хоть прямо сейчас незаметно подбросить к моим сумками. Я подберу тебя чуть позже. Не беспокойся, ты знаешь навыки сосуда, я найду тебя. Главное, уйди подальше от лагеря. Всё понятно?

– Да.

Я развеял навык и отошёл от неё, вновь уткнувшись в свои книги. Краем глаза заметил как демоны покосились на девушку, но не стали приставать к ней с расспросами.

В остальном вечер прошёл как обычно, практически в полной тишине. Мне вообще попались неразговорчивые личности, кроме обсуждения насущных проблем я ничего от них не слышал. Либо они банально побаиваются меня и сдерживаются, пытаясь вести себя как можно более официально.

Наконец я дождался полуночи и того, как Крина налегке покинула лагерь. Я не ощутил никаких перемен в спящих спутниках, так что подождал немного и уже собрался отправиться за быстро удаляющейся от лагеря [Аурой Жизни], как насторожился от шороха среди парней. Один из них встал и осторожно последовал за Криной, кстати, тот самый незнакомый мне до момента похода. Причём он применял навык скрытия, что настораживало.

Так, а вот это уже становится интересным. Я применил [Скрытность] и тихо покинул лагерь вместе с сумками, направившись вслед за двумя точками на своём внутреннем радаре. Двое оставшихся преспокойно спали, судя по всему полностью доверившись защитным камням вокруг лагеря.

Странным было то, что незнакомец шёл чётко за девушкой, будто видел её не хуже меня. Не хватало только, чтобы он и меня чувствовал, но судя по его равномерному сближению с Криной, он был полностью поглощен только слежкой за ней.

Адские Псы приблизились ко мне с двух сторон и я отдал им мысленный приказ задержать демона и оберегать девушку. Скоро мы узнаем, что к чему.

Глава 11

Крина почти бесшумно бежала по лесу, ловко огибая стволы и ветки благодаря своему прекрасному ночному зрению. Она услышала треск раздавленной ветки сбоку от себя и испуганно отпрыгнула, заняв стойку и готовая к возможному бою. С удивлением она обнаружила смотрящие на неё угольки глаз огромной черной собаки.

— Адский Пёс? Но что ты здесь делаешь? — озадаченно спросила она, хоть и понимала, что животное не ответит. – Мне вернуться?

Она сделала шаг назад и Пёс зарычал.

– Вперёд?

На этот раз он просто молча смотрел на неё, тогда девушка бросилась бежать в прежнем направлении. Вскоре Адский Пёс догнал её и занял место рядом, придав ей уверенности в собственных действиях.

***

Когда я настиг демона, он лежал на земле с ужасом смотря в красные глаза Адского Пса, придавленный его лапой. Я подошёл достаточно близко, чтобы обнаружить лежащий рядом гладиус – намерения по отношению к девушке у него были явно недружелюбные.

— Кто ты? — спросил я вынырнув из невидимого состояния и активировав [Тишину].

Он и не собирался отвечать, на что я лишь улыбнулся, отдавая указание Хугину отпустить его. Пёс отошёл от демона и тот было потянулся к гладиусу, но я тут же опередил парня, проткнув его ладонь своим мечом.

– Что ж, давно я не практиковался на разумных, ты как раз вовремя, – с улыбкой сказал я.

Демон сначала вскрикнул от боли, но потом затих, смотря на меня стеклянными глазами. Я сел рядом и опустошил его до критических значений, чтобы он не мог использовать магию и поднялся на один уровень.

...

[Поздравляем! Повышение уровня до 30!]

[Поздравляем! Вы получили новый рандомный навык!... Ошибка, навык не получен.]

[Поздравляем! Вы достигли максимальных лимитов навыков для класса мечник! Вам присвоен новый класс Мечник!]

[Поздравляем! Вы достигли максимальных лимитов навыков для класса шпион! Вам присвоен новый класс Шпион!]

...

Я немного подвис от удивления. Толку мне с присвоения новых классов?

– Ты ничего от меня не узнаешь, ничтожество, — ответил ледяным тоном демон и сел на землю. — Можешь просто убить меня.

— Да мне и не нужна информация от тебя, – рассмеялся я. – Я и так прекрасно понимаю, кто послал тебя и зачем. Понимаешь, раз уж твоя жизнь не имеет для меня ценности, то я хотел бы кое что проверить. Ты ведь не против?

Не дождавшись ответа, я создал шарик скверны между своих ладоней и посмотрел на парня. Он определенно был под каким-то навыком, что успел активировать до того, как я выпил его ману. Но всё же он не удержался и исказил лицо в гримасе страха и непонимания.

— Скверна? Это невозможно, – только и сказал он.

Я подошёл ближе и схватил его за одну руку, которую он тут же безуспешно попытался вырвать, но разница силы в сорок единиц давала о себе знать. Я начал медленно приближать шар скверны к его предплечью, а когда оставалось не более десятка сантиметров -- развеял шар и засмеялся недоумению на его лице.

[Осквернение]

Похоже, навык обезболивал, так как парень никак не отреагировал на заражение, продолжая сидеть и недоуменно хлопать глазами.

– Ничего не чувствуешь? – переспросил я его. – Тогда смотри внимательнее.

Я указал пальцем на сгибе локтя и начал увеличивать зону заражения, пока она не вырвалась на поверхность тела как раз там, где я ему показывал.

– Это невозможно! Это иллюзия! – вскрикнул он и попытался смахнуть радужное пятнышко. Естественно, у него ничего не вышло.

Я же продолжал увеличивать зону поражения, удивляясь силе его навыка. Вскоре он весь был покрыт радужным сиянием, напоминающим грязные бензиновые разводы. Кажется, он сам не верил в происходящее, так как сидел, ошарашенно осматривая себя со всех сторон. Я же дико ему завидовал – не чувствовать боли, именно это мне недоставало для полноценного использования скверны.

Между тем, я проводил эксперимент с вполне конкретной целью получения нового навыка. Полностью заразив всё тело демона, я выделил в нём небольшую незараженную область и использовал [Силу Тьмы]. Я подчинил демона своей воли, а потом позволил темному пятну в нём медленно смешаться со скверной. По идее, это должно было мне помочь начать контролировать зараженных скверной. Я использовал все те наработки, что были изложены в магических книгах Фавония, в том числе воздушные печати для усиления эффекта. У меня должно получиться.

[Поздравляем! Получен навык Контроль оскверненного ур. 1!]

Ура!

Я тут же применил [Нейтрализацию скверны] и парень начал кашлять кровью. Ткани его организма были разрушены и поддерживались только скверной. Пока он не умер, я успел поглотить остатки его энергии, молясь Тьме, что сработает [Поглощение навыка] и я раздобуду его обезболивание.

[Поздравляем! Получен навык Обезболивание ур. 1!]

Ох, Тьма Матушка, ты всё же на моей стороне!

Я воздал благодарности божеству и сжёг труп до пепла, после чего углубил останки магией земли. Посмотрел на Хугина, что всё это время преспокойно сидел на краю полога тишины и методично вилял хвостом из стороны в сторону.

– Что ж, пора и выдвигаться, – улыбнулся я ему и развеял [Тишину].

Крину я вскоре нагнал и передал ей ее сумку.

– Никто не проснулся? – спросила она меня.

– Никто, – усмехнулся я. – Вперед, будем двигаться до утра.

Мы успели преодолеть ещё несколько километров прежде, чем начало светать, но я не останавливался. Только когда солнце поднялось, я решил, что наконец достаточно, ведь мы оба устали от такого марш-броска. Выбрав место неподалеку от небольшого ручья, я остановился и бросил сумку на землю.

– Привал! – сообщил я и Крина просто упала на лесную подстилку и закрыла глаза.

– А как же завтрак? – спросил я и, не получив ответа, слегка дотронулся до её бока носком сапога. – Эй!

– Ты изверг! – простонала она. – Давай потом?

Я был недоволен её «тыканьем» – она продолжает считать меня Димиром? Или полагает, если Аветус выбрал её для своего сопровождения, то мы уже лучшие друзья?

Я сел на корточки и схватил её за высокий хвост, в который были собраны её волосы, после чего приподнял голову.

– Ай! – вскрикнула она.

– Готовь завтрак, Крина. Я уже сказал, что не Димир, а потому не жди, что буду церемониться с тобой. Ты поняла?

– Да.

– Вот и отлично, – я отпустил её, после чего она села, схватившись за затылок и боясь посмотреть на меня. – Подготовь всё необходимое, я же пока поохочусь, а Псы проверят местность на наличие поселений.

Я тут же ушёл, оставив девушку одну с сумками. Я не хотел, чтобы она считала меня Димиром. Раз я выбрал эту роль самого себя прошлого, то должен соответствовать. А ещё я помнил её признание – не хотелось, чтобы эти чувства продолжали в ней жить, питая глупые иллюзии и мечты. Так называемая любовь может толкать на иррациональные поступки, я же не хотел, чтобы эта девчонка подвела меня в самый неподходящий момент из-за своих бабских глупостей.

Тогда зачем я её взял с собой? Одному быть долгое время не хотелось, а так же она была неплохой любовницей. И да, я её знал несколько месяцев, в отличии от остальных демонов в охране.

Когда я вернулся с двумя зайцами, поймать которых были проще простого с моими навыками, Адские Псы уже успели вернуться. Они сообщили мне о двух поселениях, но те находились достаточно далеко. К тому же, магический камень очага не производил дыма. Так что я посчитал, что место вполне безопасно для дневного привала.

Эх, следует завести ручного слайма, а то лень разделывать живность – думал я сдирая с зайца шкуру и потроша его. Крина делала то же самое с другим зайцем, пока закипала вода. Выглядела она очень уставшей и обиженной, на что мне было плевать. Собаки успели подкрепиться, когда проверяли территорию, так что за них я был спокоен.

После завтрака я потянулся и завалился отдыхать, Крина же убрала посуду и прочие принадлежности, после чего тоже легла спать, положив под голову сумку. Камни Защиты я не раскладывал, так как Адские Псы были самой лучшей охраной и спали они чутко.

Проснулся я когда солнце уже давно прошло зенит. Крина всё ещё спала, а вот Псы подняли головы и завиляли хвостами. Сделав свои дела недалеко от лагеря, я разбудил девушку, сев рядом с ней на корточки чтобы потрясти за плечо.

– Ди… Аветус? – сонно протянула она и тут же испуганно поправилась.

Девушка зевнула и потянулась, я же продолжил внимательно смотреть на нее с легкой ухмылкой. Она удивленно моргнула и встала, уйдя в сторону ручья. Когда вернулась, то начала доставать вещи для разогрева остатков нашего завтрака.

Я забрал у неё из рук сковородку с высокими краями и поставил на землю рядом.

– Вы что-то хотите?

– Хочу, и думаю ты понимаешь, что именно. Снимай штаны, – похлопал я её по попе.

– Но…

– Что «но»? Судя по памяти этого сосуда тебе нравилось с ним трахаться.

– Но это был он, а не вы.

– И что? Это имеет какое-то значение? Зачем ты тогда пошла со мной?

Крина ничего не ответила, просто отвернулась и начала раздеваться.

***

После завтрака мы отправились в путь. Ещё через три дня мы достигли границ земель Больдо. Я остановился на вершине холма и осмотрел долину. Вдалеке виднелись стены замка лорда земель.

– Ты знаешь, что это за место? – спросил я Крину, обернувшись к ней.

Она отрицательно покачала головой, пряча от меня глаза. Она вообще вела себя тихо с того дня, как мы первый раз переспали. Старательно отводила глаза, хотя я прекрасно знал, что она часто пялится на меня, когда думает, что я этого не вижу, так же как и сейчас.

– Прекрати вести себя так, – нахмурился я. – Мы будем жить несколько лет.

– А что это за место? – спросила она с удивлением посмотрев на меня. – Почему мы здесь?

– Ты слышала о Больдо?

– Нет.

– Я и не удивлен, – усмехнулся я. – Это отличное место для старта, но почему-то демоны не придают ему значения. Через несколько лет я стану полноправным владельцем этих земель, а потом…

– Что потом?

– Потом будет Нашествие.

– Вы хотите находится здесь до самого Нашествия?! – девушка была ошарашена моими словами.

– Думаю, что да. Но время покажет. Сейчас же нам нужно найти тихое и уютное местечко.

Я мысленно отдал приказ Адским Псам найти ближайших высокоуровневых монстров, после чего они тут же исчезли.

– Куда вы их отправили? – настороженно спросила Крина.

– Скоро узнаешь. Кстати, неподалеку отсюда, помниться мне, есть весьма примечательная поляна.

Я спустился с холма и направился в место, которое когда-то запомнил. Эта поляна находилась на небольшой возвышенности, с северной стороны которой протекал ручей. Чуть дальше находилось болото, что как бы огораживало эту территорию. Так что подход к ней был только с двух сторон – востока и запада. Именно здесь я решил остановиться – подальше от замка и любых поселений. Оставив сумки на Крину, я сел примерно посередине поляны и закрыл глаза. Следовало сосредоточиться для столь сложного использования магии земли, что я планировал.

Глава 12

Возвышенность, на которой я разместился, имела порядка половины гектара в размере и возвышалась, как и полагается из названия, над долиной не более чем на пять метров. Таким образом, она была не видна из-за деревьев и в целом представля достаточно хорошее место. Рядом была вода, граница земель Больдо, к которым ни хозяин, ни соседи не имели особого желания приближаться. Если раньше я на лошади вместо с отрядом Героев мог дойти до замка почти за весь световой день, то сейчас мне было бы достаточно немногим более часа — хвала навыкам.

Я планировал сделать подземное убежище, состоящее из нескольких, порядка двадцати, помещений и большого числа запутанных коридоров на случай несанкционного проникновения. Но, всё же, хоть я и поднялся на уровень после поглощения маны того демона, так же это значило, что на данный момент этот самый запас у меня был низкий. Всё, что я смог, это создать две комнаты под собой, соединенных коротким прямым коридором. На первое время достаточно, ещё необходимо сделать вентиляцию и обжечь поверхность, чтобы придать ей вид более похожий на пещеру. Благо почвы здесь песчаные и с эти не должно быть проблем.

Впервые я создавал подобные вещи, так что открыл глаза довольно уставшим. Увы, нового навыка я не получил, значит что-то пошло не так, а ведь надеялся, что остальные помещения будет проще делать. С удивлением я обнаружил преспокойно лежащих рядом Адских Псов — видимо настолько был сосредоточен, что не заметил их возвращения. В нос ударил запах еды и я обернулся. В сгущающихся сумерках Крина сидела и смотрела на огонь очага, размышляя о чем-то своём.

– Сколько я просидел так? – спросил я у вздрогнувшей от моего голоса девушки.

– Около трёх часов.

Я недовольно цокнул, не хотелось столько времени тратить на две небольшие комнатушки.

— Возьми ужин, — Крина протянула мне тарелку, которую я принял. – Можно узнать, чем ты занимался?

– Позже покажу, когда закончу. Кстати, нам стоит изменить статусы на людей. Вдруг кто-то увидит. Да и в принципе глупо это, светить тем, что ты демон.

Девушка молча кивнула. Я же мысленно обратился к собакам, что образно сообщили мне о двух найденных группах гоблинах с высокоуровневыми хобгоблинами.

Гоблины относились к тем типам монстров, что могли эволюционировать по достижению определенного предела характеристик и наличию возможности к этой самой эволюции. Так что если я убью хобгоблинов, то вскоре появится новые, так как их эволюцию уже не будет сдерживать сильный лидер.

Что ж, я бы мог выдвинуться прямо сейчас, но был слишком уставшим, так что решил перенести все дела на утро.

***

Утром следующего дня я и Крина направились в сторону ближайшего лагеря мобов, что был где-то в двух километрах от нас, куда мы шли не скрываясь. Первых встреченных нами гоблинов я даже не приручил – у меня уже была демоническая аура благодаря перстню Фавония, у Крины же она тоже была, хоть и слабее из-за уровня.

В общем, в лагерь зашли мы без каких-либо проблем и сразу же направились к центральной хижине хобгоблина. Он вышел во всеоружии — в ржавых наплечниках, держа не презентабельного вида меч в руке.

— Господин, — преклонил он передо мной колено, а все остальные гоблины упали ниц. – Зачем ты здесь?

В наречии гоблинов, как и других мобов, кто вообще мог говорить, не было каких-то высокопарных слов, лексика проста, представляла из себя сильно искаженный язык демонов, которые последние даже не всегда могли понять. Потому это скорее был их собственный простоватый язык, чем язык демонов. Да и многие слова заменяли наречия и прочие выкрики.

Крина скривилась от картавости хобгоблина, я же благодаря [Интерпретации] прекрасно его понимал.

– Все монстры на этих землях переходят под мою юрисдикцию.

Хобгоблин непонимающе уставился на меня.

— Теперь вы все здесь принадлежите мне.

– Но, как это? Лу… Луке… Луки… Мы служим демону Лики…

Я чуть не рассмеялся, он не мог выговорить или вспомнить имя своего хозяина.

-- Это было прежде. Теперь вы все мои. Снимаете лагерь и эта девушка покажет вам, куда вам нужно переместиться. Но прежде…

Я выпустил из ладоней [Тень Поглощения], от которой моб испуганно отшатнулся.

– Сиди смирно, – угрожающе прошипел я. Хобгоблин застонал от боли, но длилось это недолго, я забрал у него лишь одну треть маны.

[Поглощено 23 единицы]

Черт, как же это мало. Я приказал всем гоблинам построится и забрал у каждого треть, но всё равно в итоге было потеряна куча времени, а прибавка составила немногим менее трехсот единиц. Катастрофически мало.

Недовольный, я оставил гоблинов на Крину, а сам направился ко второму лагерю. Ситуация там развилась немного иначе, хобгоблина отказался мне подчиняться.

– Пока прежний хозяин не скажет мне, я подчиняться не буду.

Я лишь пожал плечами и выпил его ману до дна. Гоблины с ужасом отшатнулись, кто-то даже рискнул броситься бежать. Благо реакция у меня хорошая и их я тут же убил, пройдясь тёмным туманом над головами лежащих на земле и решивших подчиниться мобов. Из-за частого применения навыка на меня слегка навалилась усталость.

– Кто из вас самый сильный? – спросил я и вышел дрожащий гоблин, что был несколько крупнее остальных.

– Теперь ты главный. Готов ли ты служить мне, как и всё твоё племя?

– Д-да!

– Вот и отлично.

– Как вас зовут, господин?

– Хозяин.

– Слушаюсь тебя, Хозяин!

Он преклонил передо мной колени, после чего упал ниц.

– Собирай лагерь, я отведу вас на новое место.

Гоблины тут же бросились собирать свои палатки, я же зашёл в хижину главаря. Я не удивился, увидев здесь четырёх женщин. Подошёл к каждой и заглянул в глаза, все они были мертвы духом.

– Тебе это снится, это лишь кошмар, – сказал я смотря в глаза ей и применяя [Убеждение]. Кажется, удалось привлечь её внимание, что уже являлось прогрессом. Сразу появилась идея, и я начал рисовать в воздухе усиливающие печати. – Тебе это снится. Ты дома, со своими родными. Они рядом, посмотри на них, вон они, всё хорошо.

Я повторял свои слова раз за разом, и постепенно взор женщины затуманивался, а на лице появилась блаженная улыбка.

[Поздравляем! Получен навык Морок ур. 1!]

Замечательно. Судя по описанию, я получил то, что хотел: женщина начала жить в плену своих счастливых воспоминаний. Через этот навык я мог сводить с ума всех ниже меня уровнем, но это временно, при повышении возможности расширялись. Всё же прогресс от занятий Фавония был очевиден.

Я проделал тот же трюк с остальными женщинами. Эффекта должно хватить на несколько дней, если учесть их уровень и сломленную волю.

Позже я подошёл к сундуку, что был здесь. Ничего кроме нескольких медных монет – грабили они только крестьян, судя по всему.

Мой план был весьма прост: разместить два лагеря гоблинов с восточной и западной стороны холма для защиты. С северной было болото, а вот с южной с холма можно было позже тоже кого-то разместить.

Когда всё приготовления были закончены, я вернулся на возвышенность и начал искать места под вентиляцию. Здесь было несколько старых деревьев, что отлично подходили для этой цели. Я магией почистил труху в их сердцевине, а затем провел соответствующие узкие ходы под землёй. Данных мероприятий должно было хватить.

Следующим шагом было найти подходящее укромное место, наподобие низких ветвей ели у входа в пространственный проход в башню. Я выбрал достаточно густые заросли какого-то кустарника. Стоило отодвинуть ветки в стороны и шагнуть вперёд, как можно было оказаться в достаточно укромном пространстве. Сюда же я перенёс большой камень, к которому впоследствии и прикрепил один из концов пространственного прохода. Всё же, его следовало размещать на какой-то отвесной поверхности, но не горизонтальной. Второй конец упирался в коридор, что соединял две комнаты.

Когда приготовления были закончены, я сел рядом с этими кустами и сосредоточился, чтобы магией огня обжечь камни. Пусть с монстров удалось собрать не так много маны, но мне её хватило для того, чтобы создать пусть пока и не полноценное, но убежище.

Наконец, я спустился вниз с целью посмотреть на результаты трудов собственными глазами. Пусть я и видел в темноте, но все равно было необходимо хоть какое-то минимальное освещение, так что я использовал [Фонарь]. Нужно в ближайшие дни найти проход в Подземелье и набрать там светящихся камней.

Когда я вернулся на поляну, Крина уже закончила готовить обед, или уже было время ужина? Не важно.

– Вас долго не было, – заметила девушка, протягивая мне миску с едой.

– Не беспокойся, скоро ты всё сама увидишь. Как там гоблины?

– Они сделали всё так, как вы и приказали. Лагерь один и второй разбит там, где вы и сказали.

– Отлично. В первой группе были люди?

– Вы имеете в виду женщин? – Крина внимательно посмотрела на меня. – Пятеро.

Я тяжело вздохнул. Следовало их так же обработать. А ещё привить гоблинами хоть какие-то манеры, чтобы они жили как можно дольше.

– Ты всё так же не умеешь исцелять?

Она отрицательно покачала головой.

– Одна из женщин в своём уме.

Я перестал жевать и посмотрел на Крину.

– Ты в этом уверена? – спросил я проглотив еду.

– Она пыталась заговорить со мной, приняв за человека.

– И что ты сделала?

– Ничего, – пожала она плечами. – Она довольно старая, вряд ли долго проживёт.

Закончив есть, я дождался, когда Крина всё уберёт, после чего отвел её в убежище. Она с удивлением осмотрел обе комнаты, после чего спросила:

– Как вам удалось это найти? Стены будто из опаленного грязного стекла.

– Найти? – усмехнулся я. – Это всё было сделано мной.

Она изумленно посмотрела на меня.

– Не более двух десятков магов владеют подобными навыками. Именно они и создают новые уровни Подземелий.

– Я полагал, что уровни находятся не в этом пространстве.

– В этом, но пещеры расширены магически и пространственно.

– Что ещё ты знаешь?

– Практически ничего. Сложная и энергоемкая магия, мало кто вообще хочет заниматься этим.

Слова Крины заставили меня задуматься. Жаль, что в оставленных книгах Фавония не было ничего о создании Подземелий. Хоть идея и была привлекательна, но вряд ли я мог создать что-то подобное.

– Располагайся, – сказал я девушке и собрался уже уходить, как она позвала меня.

– А мебель будет?

– Возможно.

Я поднялся на поверхность и посмотрел на начинающее темнеть небо. Следовало поспешить.

До лагеря гоблинов я добрался довольно быстро. Мобы раболепно кланялись мне, на что я не обращал никакого внимания.

Зайдя в главную хижину, я застал гоблина за проведением ритуала: на шкуре какого-то животного были разбросаны камни и деревянные фигурки, сам он что-то бубнел, яростно махая руками. Моб испуганно посмотрел на меня и замер.

– Можешь закончить это позже?

– Да, Хозяин, – сказал он сглотнув.

– Покажи мне женщин.

– Как прикажешь, Хозяин.

Женщины оказались в соседней палатке. Как обычно грязные и дрожащие. Я начал подходить к каждой из них и смотреть в глаза, чтобы использовать [Морок]. Краем глаза заметил, как одна осторожно отползла в конец очереди. Когда я подошёл к ней, она дрожала от страха, так как видела перемены в других женщинах. Я грубо взял её за подбородок и заглянул в глаза.

Она действительно была в своём уме, на вид под пятьдесят лет, тощая, волосы седые наполовину.

– Как тебя зовут? – спросил я её, но она молчала. – Я знаю, что ты не сломлена. Отвечай, когда я к тебе обращаюсь, иначе пожалеешь.

– Вадома, господин, – хриплым голосом ответила она.

– Называй меня Хозяин. Сколько ты здесь?

– Не знаю, но думаю, что не меньше месяца.

Я прищурился. Не похоже, чтобы она врала. Судя по статусу, она умела готовить, стирать и убирать – типичные навыки служанки. Но примечательным было то, что у неё был открыт класс мага.

– Почему ты маг, да ещё и рабыня?

– Когда-то давно я была дочерью богатого купца, он и отдал меня на обучение. Но даже закончить основы не смогла. Отец умер, за ним мать, а родня продала меня в рабство за долги отца.

– Ты ненавидишь людей?

Она кивнула, отводя взгляд.

– Вы демон, Хозяин, как и та девушка?

– Да.

– Прошу, убейте меня.

– У меня идея лучше. Я предлагаю тебе силу в обмен на служение. Не каждому выпадает такой шанс.

– Но моя рабская печать…

– Выбирай.

– Я буду служить вам, Хозяин.

– Отлично, иди за мной.

Стоящий рядом новый вожак гоблинов переминался с ноги на ногу в волнении. Я посмотрел на него и он замер.

– Эту женщину я забираю. Оставшихся отмыть и накормить, ещё я запрещаю их бить. Так они прослужат вам гораздо дольше.

– Хорошо, Хозяин, – склонился тот в поклоне.

Я с новой рабыней покинул лагерь уже в сумерках. Надеюсь позже я не пожалею об этом.

Глава 13

Крина была недовольна решением забрать женщину у гоблинов, но меня не волновало её мнение.

Новой служанке я показал камни очага и утварь, на что она отрицательно покачала головой.

— Владелец рабской печати запретил мне магичить. Уже много лет я не использую магию.

— Для камня очага достаточно слова для активации и немного маны. Попробуй.

Женщина пыталась, монотонно повторяя слова заклинания, но у неё ничего не получилось. Она сжалась в ожидании того, что я её ударю – видимо прежние хозяева не церемонились с рабами.

– Крина, – я обернулся к демонице, что стояла с недовольным видом в проходе коридора. — Будешь помогать нашей новой служанке, пока я не найду способ снять с неё рабскую печать.

— Как скажете, – кивнула она.

– Вот и отлично. Вадома, скоро вернутся собаки с добычей, из которой приготовишь завтрак. С Псами я тебя познакомлю, не стоит их бояться. Учитывая твою ментальную устойчивость, думаю, ты справишься. Если взять в расчет, что ты человек и не видишь в темноте, пусть пока камень очага горит постоянно. Сейчас же сходишь к ручью и отмоешься, жить пока будешь в этой комнате.

Я достал из сумки пару шкур, что взял у гоблинов и кинул на пол, после чего вышел. Крина последовала за мной; я прекрасно видел, что её переполняет желание задать вопросы, но она имела достаточно осторожности, чтобы не отвлекать меня от собственных мыслей. А думать было о чём – Вадома могла стать прекрасным приобретением, и в то же время я мог однажды сильно пожалеть о том, что спас её. Да и являлось ли это спасением?

Мне не нужен раб, мне нужен преданный сподвижник. А чтобы его получить, необходимо играть на самых низменных чувствах человека, его потаённых желаниях. Дать то, о чем он не смел и мечтать. Главное, с самого начала внушаемый должен понимать, что вырасти выше хозяина он не сможет никогда, как и получить желаемое вне зоны контроля покровителя. Вот теперь мне и предстояло придумать легенду для Вадомы.

Я достал ещё четыре шкуры — по две для себя и для Крины. Спать на холодном твердом полу то ещё удовольствие.

— Чем ты недовольна? — обратился я наконец к Крине, что всё это время смотрела на меня с немым вопросом. – Или ты хотела навечно стать прислугой и стирать вещи, готовить еду каждый день? Убираться?

Девушка удивленно захлопала глазами и отвернулась – наконец до неё дошло.

Через какое-то время я услышал вскрик в соседней комнате и направился туда. Вадома в ужасе прижалась к стене, смотря на Адского Пса, а тот молча наблюдал за ней с мертвым зайцем в зубах. Она была раздета, а лохмотья, некогда бывшие платьем, сушились над очагом. Я цокнул языком — надо раздобыть для неё сменной одежды. Она даже не прикрывалась, настолько её достоинство было втоптано в грязь.

– Не бойся, -- спокойным тоном хозяина обратился я к женщине. – Это моя собака, их всего две. Они очень умные и будут оберегать тебя при необходимости. Можешь даже сказать им что-то, они передадут информацию. И прикройся, не смей представать предо мной в подобном виде. На первый раз прощаю.

Я развернулся и вышел из комнаты, Адский Пёс оставил зайца на полу и, облизнув кровь с морды, догнал меня. Я погладил его между ушей и мысленно объяснил, что эта женщина теперь наша прислуга, на что он равнодушно зевнул. Дождавшись, когда я лягу, он разместился под моим боком.

Почему я не ударил Вадому? Она должна понимать, что за небольшие провинности, сделанные в первый раз, наказание не последует. Хотелось бы, чтобы она не трепетала от страха рядом со мной, а испытывала благоговение и покорность. Я должен стать богом в её жизни, высшим существом, чьи интересы она будет ставить превыше своих. Кстати про бога, а это мысль.

Утром я проснулся от невероятного аромата готовящейся еды. Поначалу даже не сразу понял, что это. Встав со шкур, я оставил лежащего Мунина и пошёл на запах. Вадома при виде меня поклонилась.

– Завтрак скоро будет готов, – тихо сказала она, боясь посмотреть мне в глаза.

– Замечательно.

Я разбудил Крину и пошёл вместе с ней к ручью чтобы умыться, после чего вернулся на завтрак. Ждать пришлось недолго и вскоре я держал в руках миску с разваренным мясом, что пахло просто великолепно. Женщина определенно добавила в еду какие-то травы. Крина тоже села рядом со мной, с интересом заглядывая в свою тарелку. Она произнесла заклинание на отравляющие вещества и от еды поднялся зеленоватый дымок – признак отсутствия ядов.

Мы с демоницей набросились на еду, которая оказалась безумно вкусной. Такой навык готовки просто на вес золота! Это в разы вкуснее того, что варганила Крина.

Неожиданно раздался громкий звук урчания и я с раздражением посмотрел на Вадому, что сжалась от страха под моим взглядом.

– Я надеюсь, что ты всё поняла? Впредь завтракай раньше нас, чтобы я больше такого не слышал.

– Спасибо, Хозяин, – она задрожала и хрюкнула от наплыва слёз.

– Не ной! – гаркнул я на неё. – Выйди и успокойся. В моем присутствии ты должна вести себя достойно.

Женщина тут же выбежала из комнаты.

– Чего вы с ней цацкаетесь? – буднично спросила Крина, не отвлекаясь от тарелки.

– Если держать раба в перманентном страхе, то толку с него будет немного. Раб должен любить хозяина и почитать его. Только тогда его ресурсы можно будет использовать на максимум.

Крина закашлялась, недоуменно смотря на меня.

– Как вы хотите заставить её любить и почитать себя?

– Я не собираюсь рассказывать тебе очевидные азы манипуляции. Мне сейчас не до этого. Гораздо интереснее узнать, скоро ли хватится пропажи тот демон, которому принадлежали гоблины?

– Вряд ли хватится вообще, – усмехнулась Крина. – Мобов отправляют на поверхность прокачаться и добыть ценности. Но ничего конкретного не ждут. Даже если всех их истребить, демон пошлёт лишь новых без особых разбирательств.

– Ты ведь чувствуешь, где находится проход в Подземелье?

– Да, но зачем вам?

– Нам стоит туда спуститься, мне нужна энергия. Монстров на поверхности я собираюсь убивать лишь по необходимости. Некоторые из них войдут в мою армию.

– Но до Нашествия слишком много времени! Монстры столько не живут! – посмотрела она на меня с удивлением.

– Наработаю навык, разработаю систему. К Нашествию моей армии можно будет позавидовать.

– Вы довольно самоуверенны, – с сарказмом заметила она.

– Поверь, у меня есть опыт в подобных вещах.

Тем временем вернулась Вадома и молча села на прежнее место.

– Мы вернёмся к вечеру, – сказал я ей. – Подготовишь нам ужин.

Она кивнула.

***

Мы с Криной обошли четверть земель Больдо за день, как раз тот сектор, где располагался проход в Подземелье. Я подчинил себе ещё несколько групп гоблинов, а так же троллей, орков, големов. Встретил здесь и Клыкастых Зверей с Пауками, слаймов и крыс. Все они были приручены, а некоторых из животных я отозвал на холм – теперь защита убежища была почти идеальной.

Половину встреченных слаймов я поглотил, а одного оставил своим домашним зверьком, как и задумывался ранее.

Не обошлось и без курьезов – Волк Скверны. Он выскочил на нас неожиданно, но это лишь для Крины, я же прекрасно видел [Ауру Жизни] быстро приближающегося существа. Я замер, обернувшись в нужном направлении, девушка же не заметила моих движений.

Лишь когда совсем рядом раздался хруст веток и порывистое дыхание, она с удивлением обернулась на звук. Вид Волка Скверны вызвал у неё испуганный вскрик, после чего она кинулась на зверя в попытке убить его и защитить меня. Я же схватил её за плечо и уклонился вместе с ней от летящего в прыжке Волка.

– Не вмешивайся, – сказал я ей и оттолкнул от себя.

Я инстинктивно выставил руку вперёд и использовал [Контроль оскверненного], приправленного [Силой Тьмы] для большего эффекта. Волк, уже поднявшийся с земли после неудачного приземления собирался прыгнуть на меня, но манёвр так и не совершил. Он замер, смотря на меня залиты и кровью глазами, полными гнева.

– Сядь, – приказал я ему и он сел, будто являлся самой обычной собакой.

– Что? – недоуменно воскликнула она. – Как вы это сделали?

Я не хотел отвечать, так как был озабочен контролем Волка. Его сознание было переполнено болью и гневом, увы, без обезболивающего эффекта использовать оскверненных животных было проблематично. Скрепя сердцем, я вылечил его от заразы, отчего он тут же закашлялся кровью и упал на землю. Смерть была ему предрешена, так что я просто перерезал ему глотку, чтобы долго не мучался.

– Зачем вы убили его? Иметь подобного зверя под боком было бы преимуществом.

– Знаю, но пока сложно контролировать. Или ты хотела иметь его под боком, готового сорваться и убить в любой момент?

Она отрицательно покачала головой.

– Мне потребуется время и кое-какие эксперименты, однажды я начну управлять оскверненными животными не хуже, чем монстрами.

Мы вернулись в убежище и поужинали. После я поднялся на холм, где сел, подставив лицо теплому летнему ветерку, и посмотрел на далёкий замок владельца земель. Сколько уже прошло времени? Год или больше? Ребёнку сейчас должно быть около трёх месяцев.

Я поднялся на ноги и использовал [Скрытность]. Уже через час я был под стенами города, что окружал замок. Потребовалось ещё около десятка минут, чтобы проникнуть в него. Я помнил, где располагались комнаты Даны, но искать долго не пришлось – плачь ребенка был слышен на большом расстоянии.

Запрыгнуть на открытое окно, откуда шел писк младенца, не составило труда. Я увидел служанку, что качала на руках ребенка. Она ходила по кругу, стараясь успокоить его, но всё было тщетно. В какой-то момент она положила ребенка в кроватку и вышла из комнаты. Я проник внутрь и подошел к колыбели.

Самый обычный ребенок, если не считать этого противного ора. Я применил [Силу Тьмы] и он успокоился, изумленно озираясь по сторонам. Я материализовался и помахал перед ним рукой. Он радостно взвизгнул и попытался поймать меня за ладонь.

– Спи, – шепотом сказал я ему.

Малыш зевнул и закрыл глаза. Чувствуя приближение возвращаются служанки, я опять исчез, но не покинул комнаты. Девушка удивленно уставилась на колыбель и приблизилась на носочках, держа в руках бутылочку.

– Слава Богине, он уснул, – с облегчением пробормотала она и так же тихо покинула комнату.

Я посмотрел на статус малыша – его звали Больдо – и чуть было не рассмеялся! В чем прикол давать ребенку фамильное имя? По сути, он был полной тезкой своего деда.

Я прошмыгнул в коридор и направился на первые этажи, где была кухня. Там прихватил три пакетика круп и какие-то тряпки, что сушились на улице. А что, моей служанке нужна одежда!

Уходя я знал, что ещё не раз вернусь к этому ребенку.

Глава 14

Я стоял перед широким старым дубом вытянув руку и закрыв глаза. Интересное решение, конечно, использовать поверхность растения как вход в Подземелье.

— Девятнадцатый уровень, — сказала Крина и я посмотрел на неё.

– Ты не слышала ни о чем необычном на пятнадцатом уровне? – спросил я её, имея ввиду то, как вынес весь замок с монстрами и демонами. Такое событие не должно было остаться незамеченным.

– Кажется, я что-то слышала, — задумчиво протянула она. — Там кого-то из демонов убили? Точно, вспомнила. Вроде как какой-то Герой смог найти замок владельца уровня и уничтожил там всех. Прискорбное событие, но граф был самым молодым на этой должности. Просто неопытен, оттого и прокололся. Там потом назначили нового демона, постарше. А что?

– Да так, ничего. Я думал, что демоны не попадаются в Подземелье.

– Но почему же? Иногда это случается, к сожалению. Кто-то хотел продвинуть своего отпрыска на почетную должность управленца целого уровня, а в итоге прогадал.

Я усмехнулся. Что стало с демонами? Они не могут нормально шпионить и расследовать серьёзные происшествия. Одну жалость только вызывает их положение. Настолько деградировать за пятьсот лет! Хотя, самые храбрые и головастые погибли в первые годы войны, судя по всему.

Шагнув в проход я оказался на уровне, довольно похожем на пятнадцатый. Такое же затянутое облаками небо и лес. [Аура жизни] сообщала о большом количестве находящихся вокруг нас существ. Странно, неужели засада? Решил тут же использовать [Скрытность] и демоница последовала моему примеру.

Существа на нас никак не отреагировали, лишь когда специально прошли рядом с одним из них, Крина попалась в лианы Ядовитого Плюща. Вздохнув с облегчением, я приручил растение и приказал отпустить девушку.

– Странно, что их десятки возле прохода, — сказал я.

— Гадские растения, — бубнила девушка, отряхивая с себя листья и ещё какую-то труху, что прилипла к ней с земли. – Глупые и бесполезные. И нет ничего удивительного, просто здесь ходит много добычи, вот они и размножились как на дрожжах.

Я удивился, но решил запомнить этот факт: если много растений-монстров скопилось на одном пространстве, то где-то рядом должен быть проход.

Чтобы не активировать каждый раз [Силу Тьмы], решил просто обходил растения. Так мы выбрались в относительно чистую область, где уже можно было немного «подкрепиться». На всякий случай уточнил у Крины, в каком направлении находится ближайший камень телепортации. Приятно удивился, что с получением пространственной магии мог гораздо лучше ощущать все эти проходы.

Что ж, заморачиваться смысла не было, так что просто убивал всех встающих на моём пути [Тенью Поглощения]. Смысла приучать их и доить впоследствии не было, так как был довольно высок риск того, что это заметит владелец уровня. А так – авантюристы убили очередную порцию мобов, ничего необычного. Так же мне требовалось много маны для того, чтобы продолжить строительство убежища.

Увы, пользоваться камнями телепортации я не мог, так как информация о прошедших сохранялась в них. Вряд ли кто-то специально просмотрит эти данные, но светиться не хотелось. Также пригодился мой карманный слизень, чтобы забрать с туш монстров необходимые для магических ритуалов части, а также неплохого качества шкуры. Хоть и было прихвачено с собой достаточно денег, но позже часть из этих вещей можно было продать и пополнить запасы.

Через какое-то время я ощутил находящийся поблизости проход. Подойдя ближе к отвесной стене пещеры, я попытался определить уровень. Увы, идей не было и я внимательно посмотрел на Крину.

— Двадцатый, – ответила она на мой немой вопрос.

Ясно, просто на нём не бывал, вот и не смог определить. На этом уровне было убито достаточно монстров, так что не помешало бы и переместиться.

Таким образом в тот день было пройдено три уровня, на которые можно было ещё вернуться впоследствии. Мне потребовалось две недели чтобы набрать достаточно маны для следующего скачка.

...

[Поздравляем! Получен уровень 31!]

[Поздравляем! Вам доступен новый рандомный навык!]

[Поздравляем! Получен навык Демоническая печать ур. 1!]

«Демоническая печать» ур. 1

[Детали: Вы можете накладывать на любых существ, включая демонов, эту печать и делать их своими рабами. Возможно снятие печати при желании. Является приоритетной для иных печатей порабощения]

Я просто поразился собственной удаче. Как такое возможно вообще? Для демонов прежде не существовало ничего подобного, я первый, кто сможет их порабощать.

-- Что-то случилось, господин? – Крина вопросительно смотрела на меня.

– Ничего, – только и смог я ответить. Что-то пополняется мой список навыков, опасных для всех разумных. Мало того, что могу вытягивать из них ману, так ещё и души поглощать. А теперь и порабощать.

Вечером того же дня это печать была применена на Вадоме, что позволило ей магичить. Примечательно, что прежняя её рабская метка пропала, а моя исчезла сразу после нанесения и была не видна. На следующий день я начал заниматься с ней магией.

Удивительно, насколько талантливых людей могут просто закапывать в землю. Вадома имела предрасположенность ко всем стихиям! Если бы не рабство, то к своему возрасту она могла бы быть известным магом пятого или шестого ранга. К сожалению, с годами всем людям становилось тяжелее справляться с магией, так что вряд ли она поднимется выше третьего ранга, но это уже было бы замечательно.

Через несколько недель удалось открыть в служанке [Скрытность] и [Ночное зрение], что было весьма кстати для того, кто служит демонам. Внешне она тоже сильно изменилась: седые волосы перекрасила в черный цвет, морщины разгладились, осанка выпрямилась. Она будто десять лет сбросила за полтора месяца и начала походить на гувернантку. Холодный взгляд голубых глаз и выражение лица строгой назидательности. Ещё она умела читать и начала осваивать язык демонов.

Осенью у нас состоялся примечательный разговор. Как обычно по вечерам, я сидел на вершине холма и смотрел вдаль на замок Больдо. Крина иногда составляла мне молчаливую компанию, как и в этот раз. Уже после вечерней уборки к нам поднялась Вадома.

– Хозяин, – осторожно позвала она, и лишь когда я повернулся, спросила: – Будут ли на сегодня ещё какие-то указания?

– Нет.

Я был не в духе в тот день. Наше убежище разрослось до двенадцати комнат, одна из которых служила колыбелью элементаля уже два месяца. На этот чертов камень уходило слишком много энергии, так что за всё лето я не поднялся даже на один уровень. Возможно, просто поспешил и рано начал выращивать дух из камня, но было вложено уже много сил, и не хотелось бросать на полпути начатое.

В то же время, уже давно начали умирать монстры, которых я «доил». Им на смену пришли новые низкоуровневые, что не имело для меня принципиального значения. Ведь так даже лучше – чем чище земли Больдо, тем меньше вероятности, что сюда наведаются Герои для зачистки. Но, в любом случае, мой ресурс иссякал и следовало искать новые источники маны. Пусть все монстры в долине и принадлежали мне, это мало спасало положение. Убивать же сверх лимита я не мог себе позволить, так как это могло привлечь излишнее внимание.

Вот с такими грустными мыслями я и сидел в тот вечер. Вадома также села чуть поодаль от меня и посмотрела на замок.

– Тебе интересно, чей это замок? – невзначай спросил я.

– Это замок Больдо, лорда этих земель.

– Однажды вся эта земля будет принадлежать мне.

– Она и так принадлежит вам, Хозяин.

– Не совсем. В мире людей Больдо всё ещё владелец этих территорий.

– Но разве вам есть дело до людей, Хозяин? – Вадома скривилась от отвращения.

Она ненавидела людей, что могли улыбаться в лицо, а через час продать тебя в рабство – именно так и произошло с ней. И пусть гоблины, к которым она попала, обращались с ней не менее жестоко, они хотя бы не говорили ей сладких речей и являлись на самом деле теми, кем и были – обычными монстрами. А вот оказавшись перед человеком ты не мог сказать с полной уверенностью, что внутри он не чудовище.

– Мне до всех есть дело. До всех живых существ на этом континенте.

Вадома удивленно смотрела на меня, я же продолжал свою мысль:

– Равновесие мира нарушено, грязные игры Светлой Богини и её подданных привели к дисбалансу. Сами не понимая этого, боги лишь приближают конец своего мирка. Но некоторым есть дело до этого. Например, другим богам, более могущественным и более древним, чем сама Тьма.

– Что вы имеете в виду, Хозяин? – смутилась служанка.

– Я хочу восстановить равновесие и продлить жизнь этого мира. Смотри.

Я повернулся к ней всем корпусом тела и создал в одной руке шар света, а в другой – тьмы.

– Свет и Тьма есть противоположности, которые не должны смешиваться, иначе появится то, что может уничтожить всё вокруг.

Я медленно свёл ладони вместе и появился шар скверны, отчего обе женщины отпрянули от меня.

– Я был послан высшими древними богами, чтобы спасти этот уголок Вселенной от преждевременного разрушения.

Я накрыл шар скверны ладонью и разделил свет и тьму, разведя руки с шариками энергий в разные стороны, после чего развеял.

– Согласна ли ты, Вадома, служить высшим богам и помочь мне спасти этот мир?

Женщина сидела с приоткрытым ртом и широко распахнутыми от изумления глазами. Хотя, Крина в этот момент представляла из себя зрелище не лучше – пялилась так, будто впервые в жизни привидение увидела.

– Да, Хозяин! Я согласна! – в глазах служанки появился блеск, она поклонилась мне сидя. – Служить высшим силам и высшей цели!

– Вот и прекрасно, Вадома, – ухмыльнулся я. – В замке Больдо растет ребенок, что унаследует все эти земли. Через несколько лет ты станешь его наставником и будешь обучать его грамоте и основам магии, а также позволять мне видеться с ним в тайне от его родителей. Впоследствии дитя внесёт существенный вклад в спасение этого мира.

– Да, Хозяин. Я сделаю все от меня зависящее. Я не подведу вас, клянусь!

– Смотри же, Вадома, ты поклялась служить мне и высшим богам по собственной воле. Если однажды ты посмеешь предать наши идеалы, то я поглощу твою душу, и никогда она больше не перейдёт на следующий круг возрождения. Встань.

С этими словами я подошёл к ней и положил свою ладонь чуть ниже шеи, чтобы снять рабскую печать.

– Я дарую тебе свободу, Вадома. Распорядись ей с умом.

Я видел изумление в глазах женщины, потом смятение. Ещё немного и она расплачется от переизбытка чувств.

– Иди, – приказал я ей, на что она кивнула и быстро покинула холм.

– Это что сейчас было? – воскликнула изумленная Крина. – Вы действительно посланник высших богов? Но как же Аветус? Неужели вам удалось обмануть Кассию?

Поток её вопросов был остановлен поднятием руку и расположением ладонь в знаке «стоп». Я уже не сдерживал улыбки.

– Крина, ты что, совсем шуток не понимаешь, что ли? Какие высшие боги? В этом мире есть только один истинный бог, и это Праматерь Тьма.

Она опять посмотрела на меня с удивлением; по глазам было видно, что она запуталась и уже ничего не понимает. Я разразился хохотом, ровно до того момента пока над моей головой не раздались раскаты грома.

Глава 15

Крина с испугом смотрела на небо над головой, я же начал спускаться с холма. Поняв, что она всё ещё стоит как истукан наверху, обернулся и крикнул ей:

— Это всего лишь гроза! Знаешь ли осень, время дождей, нечего удивляться так!

Не знаю, услышала ли она, но сам оставаться на поверхности и дожидаться дождя я не собирался. Подойдя к кустам, в которых скрывался проход в убежище, я с грустью посмотрел на четко проявляющуюся тропинку. Конечно, за прошедшие месяцы никто незванный не появлялся на возвышенности, но явный след активности мне не нравился. Зимой будет проще, так как снег растормошить магией ветра и присыпать следы не так проблематично, как вырастить свежую траву там, где ты постоянно ходишь.

Кстати о магии ветра, с ней у меня пока наибольшие проблемы. Если три другие стихии я добавил в закладки системы, то эта пока слабо поддавалась манипуляциям.

Я прошёл по темным коридорам убежища и остановился у двери в колыбель. Не чувствуя рядом [Ауры жизни], открыл магический замок и вошёл внутрь, тут же закрыв за собой. Здесь было жарко, так что я повесил плащ и куртку на вешалку и повернулся к красному огненному шару, что пульсировал в центре помещения. Внутри находился камень элементаля, в котором уже начал просыпаться дух. Это чувствовалось, хоть и очень слабо.

Неизвестно, могли ли элементали что-то слышать или воспринимать в таком состоянии, но хотелось бы приложить все возможные усилия для сближения с подобным созданием. Провал станет для меня весьма болезненным событием, и не только из-за зря потраченного года, и не из-за высокой стоимости подобного камня. Как я слышал, все имеющиеся камни кому-то принадлежали и были спрятаны, а новых не находили довольно давно. Если быть точным, то с времён моей смерти как Аветуса. В будущем попытка найти Душу Элементаля могла стать проблемой.

Вздохнув, начал в сотый раз по кругу рассказывать знакомые мне сказки, подпитывая при этом шар огня манной. Была надежда, что элементаль слышит мой голос так же, как и ребёнок в утробе матери.

***

В этот раз мы с Криной проникли на тридцатый уровень — ниже мне ещё не приходилось быть. Это была ночная пустыня с без звёздным небом, с душным густым воздухом. Лишь огромное подобие луны бледным сиянием освещало пространство. Ноги утопали в песке, что затрудняло движение. Кому только могло прийти в голову создать подобное место?

Я остановился рядом с одной и впадин, что были сотни среди барханов, и посмотрел вниз. Ничто не выдавало присутствие огромного монстра под слоем песка, что выжидал здесь случайную жертву.

– Что? – тихо спросила меня Крина, остановившись в нескольких шагах впереди.

Я ничего ей не ответил. Вытянул руку перед собой и направил [Тень Поглощения] к тому, кто всю жизнь был здесь хищником.

[Поглощено 120 единиц маны]

– Жуть какая, — передернула плечами девушками. — Мне не нравится это место.

– Ты раньше не бывала здесь? – с небольшим удивлением в голосе спросил я.

– Лишь несколько раз, и то по делу в замке хозяина уровня. Он находится в оазисе, огромная пирамида. На самом уровне я не бывала прежде.

— Всё в жизни бывает в первый раз, — улыбнулся я, после чего насторожился. — К нам кто-то приближается. Причём довольно быстро.

– Может поищем проход в другом месте? – с мольбой в голосе спросила Крина. — Мой уровень слишком низок для монстров этого уровня, они могут не признать во мне представителя демонической расы хозяев. И я не чувствую мобов как вы!

– Не бойся, со мной ты в безопасности.

[Укрощение монстров] сработало как надо и монстр остановился, а с ним и небольшая вибрация песка, к которой приводило его движение. Повинуясь приказу, он поднялся на поверхность, повергнув не только Крину, но и меня в шок.

Огромный червь с пятью рядами острых зубов, шириной около трех метров, а длину я не мог даже представить. Он возвышался над нами на пять метров в ожидании дальнейших указаний.

Нечто подобное я уже видел в каком-то фантастическом фильме, так что в голову пришла неплохая идея использовать монстра.

-- Прокатимся с ветерком? – задал я вопрос Крине не скрывая довольной улыбки.

Используя [Прыжок], мигом оказался на спине гиганта и посмотрел сверху вниз на ошарашенную моими действиями девушку.

– Спасибо, но я как-нибудь своим ходом, – наконец ответила она, недоверчиво поглядывая на чудовище.

– Ты уверена? Хочешь рискнуть остаться в этом месте одна? Ну как знаешь…

Песочный Червь, как говорилось в его статусе, послушно поскользил по песку со мной на спине. Его движение вызывало лишь лёгкий шелест песчинок оксида кремния, что не нарушал общую тишину пустыни.

– Стой! – раздался испуганный крик девушки, когда на Черве было преодолено около сотни метров. – Я передумала!

***

Через несколько часов езды на Черве я набрал довольно много маны. Мне начинало нравится это место. Большинство мобов банально сидели в ожидании того, как кто-то сам свалится им в рот. Другие в засаде, чтобы неожиданно выскочить и напасть. Третьи, как моё ездовое чудище, например, сами искали добычу по звукам. Но все маневры мобов для меня оставались раскрытой книгой, они будто ягоды на поляне – только и ждали, что я их сорву.

А ещё монстров было много. Те, что выжидали жертв, расходовали крайне мало энергии, а потому могли сидеть так довольно долго и не умирать от голода.

Через какое-то время Песчаный Червь упёрся во что-то и направился в обход. Остановив его я спрыгнул, Крина также последовала моему примеру.

Почва здесь была твёрдой, и разгребя носком обуви небольшой слой песка, можно было наткнуться на какую-то блестящую плиту. Присев, я потрогал её гладкую поверхность и понял, что это грязное стекло. Кто-то использовал много огня, чтобы создать это убежище, возможно даже группа магов. А судя по слою песка, если не брать бури в расчёт, так как вряд ли они могли случаться в таком месте, плита была создана довольно давно.

Прислушавшись к ощущениям не смог засечь [Ауру Жизни]. Оглянув ещё раз территорию перед собой в нерешительности, увидел еле заметное свечение вдалеке.

Что ж, всё же стоит немного пройтись своим ходом ради разнообразия.

Вскоре [Аура Жизни] показала впереди пять точек. Я остановился и повернулся к девушке.

– Держись подальше и не вмешивайся, – предупредил я её и исчез.

В углублении плиты, окруженные насыпью песка, возле костра сидели пять человек. Обычная связка три на два: три воина и двое налегке. Мечник, мечница, копьеносец, магичка и шпион. Настроение у них было приподнятое, ужин в самом разгаре. Я наблюдал за ними несколько минут, этого оказалось достаточно, чтобы понять кто лидер: высокая мускулистая женщина-мечница. Остальные члены группы на её фоне были достаточно худыми и низкорослыми, но и по общению стало понятно, что они ведомые.

Группа обсуждала, как потратит деньги с собранных ядер. Судя по разговору, они находятся на уровне уже несколько дней и успели собрать более трёхсот кристаллов.

– Теперь, – говорила с улыбкой магичка, – мы точно к концу зимы получим золотой ранг.

– Да уж, малышка, – прищурилась смотря на неё мечница, – не зря мы взяли тебя в группу. Довольно умный ход был с этой сетью. Теперь добывать ядра гораздо проще.

– Привет! – сказал я громко и с улыбкой, появившись прямо перед группой.

Парни испуганно вскрикнули и вскочили на ноги, хватаясь за своё оружие. Только мечница осталась сидеть как ни в чём ни бывало, пристально разглядывая меня, отчего мурашки пошли по коже.

– Димир? – удивленно произнесла она. – Впервые слышу это имя. Откуда ты?

Как интересно, эта женщина имеет [Анализ] как минимум второй эволюции. Интересно, а эта странная дрожь не признак ли того, что она просмотрела мой статус? Довольно интересное открытие.

– Из Южной Столицы.

– Далековата она отсюда, – мечница цокнула языком. Парни вопросительно посмотрели на неё в ожидании приказа, на что она махнула ладонью вниз. Видимо, это был сигнал отбоя, так как члены группы тут же опустили оружие и вернулись на свои места. – Какими судьбами?

– Да так, мимо проходил, – сказал я и сел на один из камней, что стояли здесь и на которых сидели остальные.

– А ты наглый.

– Наглость второе счастье.

– И как давно ты здесь, Димир из Южной Столицы?

– Да так, только первый день как.

Люди переглянулись и тихо засмеялись.

– До ближайшего камня телепортации три дня пути, – сказал наконец мечник, с усмешкой смотря на меня. – Я смотрю, что твоя сумка пуста. Не повезло?

– Она действительно пуста, но думаю, что мне наоборот, повезло.

– Это в чём же? – усмехнулась мечница. – Где твоя группа? Можешь позвать их, мы вас не тронем.

Я махнул в темноту и появилась Крина.

– Красивая девочка, – присвистнула мечница. – Хорошо, я не трону вас без вашего желания.

Она подмигнула Крине, отчего та передернула плечами.

– А про какие «сети» говорила твоя магичка? – решил я перевести разговор в нужное русло.

– Подслушивать чужие разговоры нехорошо, – нравоучительно сказала она.

– И всё же?

– Парнишка, не испытывай судьбу, а то ведь можешь пожалеть, – прищурившись, начала угрожать мне мечница.

Я рассмеялся. Ей на вид было лет тридцать пять максимум, причём остальным членам группы около двадцати. Но с чего она решила назвать меня парнишкой – непонятно.

– Девчушка, не стоит свято верить в то, что написано в статусе, – усмехнулся я и начал изменять имя.

Анубис (демон смерти) ур. 70

Мечница явно напряглась, у неё то был 37, а у остальных 25-27.

– Что тебе нужно? – напряженно спросила она, уже сжимая рукоять своего меча.

– Мне хочется, чтобы на этом уровне на некоторое время перестали появляться авантюристы.

– Это невозможно.

– Разве? – удивился я. – Мне казалось, что я знаю один действенный метод… убить вас, – я выдержал паузу, прежде чем сказать последние слова.

– А сил-то у тебя хватит, демон?

– Вот сейчас и посмотрим.

Резким движением руки я выхватил с пояса метательный нож и швырнул его в лицо наглой женщины. [Щит] появился слишком поздно, чтобы тут же исчезнуть. Мечница выронила из рук своё оружие, после чего упала на колени, изумленно смотря на меня одним глазом, так как во втором по рукоять торчал метательный нож.

Раздался пронзительный вопль, от которого уши заложило: это магичка закричала от ужаса.

Тем временем на меня бросился мечник, а копьеносец на Крину, которая тут же перехватила его удар своим гладиусом и следом ударила в живот ногой. Мой же противник натолкнулся на [Щит Тьмы], после чего отскочил назад и что-то пробормотал. Я с удивлением наблюдал молниеносную атаку что была поглощена защитой. Мечник снова отпрыгнул и повторил нападение.

Увы, ситуация начала надоедать, и я прикончил мечника [Тенью поглощения], заранее зажав его между двух [Щитов]. Крина также успела расправиться с копьеносцем и вытирала гладиус об его одежду.

– Где магичка и шпион? – задала вопрос демоница, оглядываясь по сторонам.

– Бегут в сторону камня телепортации.

Быстрыми шагами я достиг края плиты и почувствовал под ногами вибрацию, вызванную приближением моего Червя. Стоило ему появиться из песка, как я запрыгнул на него и отдал приказ к преследованию.

Вскоре беглецы были настигнуты: моб нырнул в песок, а я приземлился в одном шаге от жертв, ману которых тут же поглотил, они даже не успели ничего понять.

Приказав Червю подобрать, но не есть трупы, с песка была поднята увесистая сумка, внутри которой перестукивались кристаллы. Естественно, я тут же поглотил содержимое и разочарованно вздохнул – энергии не хватало для скачка на новый уровень, на что я уже успел понадеяться.

По возвращению к костру была обнаружена Крина, поглощающая остатки ужина авантюристов.

– Что? Не пропадать же добру? – сказала она на мой немой вопрос и я подошел ближе.

А что, запах действительно неплохой, так что я решил разделить трапезу с Криной, совершенно не смущаясь лежащих рядом трупов.

Глава 16

Магический огонь не издаёт звука и запаха. Я смотрел на камень очага убитых авантюристов и испытывал смешанное чувство тоски по треску веток в костре, этому запаху «дымка». Сколько ещё потребуется скрываться? Да, я довольно силён сейчас, но есть и сильнее. Нужно расти и развиваться, если удастся вырасти и, что самое главное, удержать элементаль рядом с собой, то это повысит боевую мощь в разы.

— Аветус!

Я настолько погрузился в свои мысли, что не сразу заметил, что Крина зовет меня.

— Что? – посмотрел я на неё с неким раздражением.

– Мы несколько месяцев упорно избегали авантюристов, почему сейчас вы решили их убить? Разве это не привлечет лишнее внимание? Не создаст проблем?

– Мы отнесём трупы к оазису с Камнем Телепортации. Начнется расследование инцидента и минимум неделю сюда никого не будут пускать. За это время я смогу неплохо подкрепиться.

— Кастулу вряд ли это понравится, — покачала она головой.

– Это владелец уровня? Ему разве есть дело до того, кто именно уничтожает его монстров?

Крина пожала плечами.

– Но вы запрещаете мобам нападать на деревни, только в лесу. Я думала, что вы не хотите убивать людей просто так.

– Авантюристы в курсе о рисках, это не крестьяне на поверхности, не мирные жители. Лучше расскажи, что ты знаешь о Кастуле?

— Он дракон, а ещё очень сильный маг. Родился уже после вашей смерти, но быстро поднялся по карьерной лестнице. Говорят даже, что сильней его нет никого.

— Насколько сильный? — усмехнулся я.

– Не знаю, – она пожала плечами. — Когда рядом с ним находишься, то становится не по себе. Говорят, что у него седьмой ранг.

– Глупости, это может быть эффект от чего угодно. Слабые стороны у него есть?

-- Кажется, он имеет слабый иммунитет к свету.

– Ну, хоть что-то. Вообще, мне не ясен такой момент. Если у демонов есть сильные маги седьмого уровня, то почему они всё ещё не победили?

– Может, потому что у светлых таким магов больше? И демоны просто боятся вступать в открытый бой?

– Демоны живут дольше людей, почему наши маги не превосходят их?

– Насколько я знаю, людские маги живут дольше остальных представителей расы. Но всё равно, как и любые мало живущие, они могут прибегать к крайне сомнительным, но эффективным методам получения силы. Многие умирают из-за этого. Но в общей массе это ничто, людей слишком много. А вот эльфы, как и мы, могут доживать до семисот лет, а то и больше. Их маги опаснее всего. Хотя, оборотни тоже не простые противники, среди них самые сильные некроманты, да и вообще их магия предков неприятная штука.

– Магия предков?

– Что-то вроде коллективного сознания, я не знаю точно. Они могут общаться с умершими и узнавать их тайны. И почти все оборотни имеют предрасположенность к магии, каждый их них маг.

– А что с последней расой?

– А? Вы про дриад? Не знаю, их давно никто не видел. Даже в Нашествии они не принимают участия. Возможно, вымерли. Ведь леса давно уже кишат монстрами. Им сложно было выживать всё это время. Если кто и знает про их судьбу, то только эльфы.

– Давай вернемся к Кастулу, что ты ещё о нём знаешь?

– Да почти ничего не знаю. Я только по мелким поручениям была у него. Он в хороших отношениях с Теурием. Во время боя я его никогда не видела. Я о нём практически ничего не знаю. Этот уровень он сам создал, почти без помощи других магов, и с тех пор владеет им.

– Ясно.

Я вздохнул и направился к сумкам. Нашёл несколько интересных магических предметов и переложил их к себе, так же немного припрятанных ядер, что тут же поглотил. Вообще, кристаллы мне потребуются, если начну заниматься некромантией, но пока что это дело нескорого будущего. Оружие их мне также не было нужно.

– Скажите, а почему вы тогда назвали себя посланником богов?

– Что? – я даже не сразу понял, о чём говорила Крина.

– Ну этой Вадоме. Что вы посланник древних богов.

– Видишь ли, быть преданным высшей цели куда проще, чем даже боясь за свою жизнь. Я хотел, чтобы она ощутила себя особенной, придать смысл её жизни. Детей нет, мужа нет, ради чего ей жить? Я дал ей цель и свободу.

– И всё же, зачем было снимать с неё печать? Вы точно уверены, что она не предаст?

– Уверен. Я был к ней так добр, как никто другой. Я дал ей то, о чём она не могла и мечтать. А вот что с твоей печатью? Сосуд наложил её на тебя, неужели до сих пор не избавилась?

Крина покраснела и отвернулась.

– Только не говори, что ты хотела быть рабыней этого человека, – усмехнулся я. – Что-то там про любовь наплела ему.

– Это не ваше дело! И вообще, я уже давно сняла печать!

– Почему тогда продолжила служить ему, если печати не было?

– Просто с ним было лучше, чем с другими. Тот же Фавоний козлина, не хочу иметь с ним больше никаких дел.

Я улыбнулся, но ничего не сказал. Она просто была влюблена, но, кажется, у неё это прошло. До сих пор моей игры не раскусила.

– Скажите, вы совсем ничего не боитесь?

– Все чего-то боятся. А что?

– Как вы можете говорить такие вещи о богах. Выдумывать всякое. Когда прогремел гром, я думала, что сама Тьма вас услышала и разозлилась.

– Если боги будут слышать каждое слово, что смертные говорят о них, то больше ничем заниматься не смогут. Да и вообще, ты думаешь, что им есть дело до нас?

– Но мы дети Тьмы, её творения.

– Как и весь этот мир её творение. Сама знаешь, в каком дерьме погрязли демоны, и что-то боги не особо чешутся по этому поводу.

– Но это из-за Светлой Богини!

– Да какая разница?

– Вы что, не верите в богов? – с недоумением воскликнула девушка.

– Я то как раз знаю, что они есть. Видел, разговаривал даже. Со Светлой Богиней ругался, да и сейчас Тьма благоволит мне, хоть в открытый диалог и не вступал, но время от времени я чувствую ее внимание.

Когда я это говорил Крита даже дышать перестала, сжавшись вся от напряжения, а затем с минуту о чем-то поразмышляла и решилась продолжить диалог:

– Тогда почему вы так неуважительно относитесь к богам?

– Девочка, пойми меня правильно. Богам нужно, чтобы ты их развлекала. Играла по их правилам в их войне. Можешь благоговеть перед ними хоть до потери пульса, но если сидишь дома и ничего не делаешь, то для них грош тебе цена.

– Но как же вы?!

– Мои цели совпадают с их интересами, так что нам по пути. Вот и всё.

– Святотатство!

– И что? Покараешь меня? Сдашь Теурию или жрецам? – засмеялся я. – Ты такая наивная и доверчивая. Научись уже думать своей головой.

Еще некоторое время просидев молча и размышляя над услышанным Крина так же молча поднялась и собрала лагерь, точнее взяла всё самое ценное, типа камня очага. Сумки с ненужными вещами бросили прямо здесь. Трупы поволокли к Червю, на которого и водрузили все пять, а потом и сами залезли.

До оазиса с Камнем Телепортации добрались за семь часов, я даже не отвлекался на монстров, чтобы сделать это скорее. На том участке собрались три группы авантюристов, и это только те, кого я засек, так что разгрузку пришлось делать крайне осторожно. Не особо хотелось вступать в дополнительный бой с теми, кто застукает меня с трупами.

– Ну что, – сказал я, когда дело было сделано и мы удалились на достаточное расстояние от оазиса. – А теперь поохотимся? А то у нас осталось чуть менее двух дней.

– Два дня? Но почему? – удивилась девушка.

– Тайный эксперимент, – громко прошептал я, обернувшись к ней.

– Тот самый, о котором вы не хотите ничего говорить? Что же там такого важного?

– Если всё получится, то сама узнаешь. А если нет, то незачем и говорить об этом.

***

Всё произошло так, как я и планировал. На следующий же день на уровне пропали практически все авантюристы, мы так никого и не встретили. Впервые за долгие месяцы мне удалось поднять один уровень, чему я был несказанно рад. В остаток второго дня набрал маны почти под завязку, так что уходил полным сил. Несколько часов пришлось потратить на возвращение по уровням и проходам.

По возвращению первым делом направился в колыбель. Увы, оценка времени была рассчитана мной не совсем удачно, в центре комнаты полыхал лишь маленький магический огонёк. Хорошо, что хоть не потух, конечно, но мало приятного. Задержись я ещё хоть ненамного и всё пропало.

Лишь опустошив на треть свой запас маны и спев дюжину песен, я наконец покинул комнату и, уставший, поужинал.

– Хозяин, может мне стоит приносить вам еду в лабораторию? – с тревогой в голосе спросила Вадома.

Я со злобой посмотрел на неё, сжимая ложку в руке, на что она лишь опустила взгляд и отошла к стене. Мы находились в столовой, где я сидел за огромным деревянным столом на стуле, которых здесь было девять. Убежище вообще было сложно узнать, насколько оно изменилось, не без хозяйской руки Вадомы, естественно. Она пыталась придать нашему жилищу более аристократический вид, даже стол этот был не первым, что здесь появился. Камин у стены создавал уют, как и два плетеных кресла, где я иногда мог посидеть, если выдавалась свободная минутка, либо уставал не настолько, чтобы вырубиться лишь присев.

– Спасибо за заботу, но никогда не смей приближаться к лабораториям, это опасно.

– Как скажете, Хозяин, – покорно ответила она.

Большую часть вещей Вадома находила у гоблинов. Удивительно, насколько спокойно она могла воспринимать их и вообще контактировать. Пользуясь своим положением, она следила за состоянием людей, что находились в плену у монстров, лечила их, но больше обычными настойками, чем теми азами, что ей удалось освоить. Магия вообще давалась ей довольно тяжело, но она упорно тренировалась и развивала навыки. Так же напоминала мне, когда стоило обновить [Морок] на рабах.

Дела вообще шли неплохо. Я больше не доил монстров, они сами приводили мне своих провинившихся, которых следовало лишить жизни. Для этого была создана специальна пещера, куда и носились подношения от мобов всей долины Больдо. Основной объем маны я получал из Подземелья.

Помимо колыбели были и другие лаборатории, где я практиковался со скверной. К сожалению, более или менее управлять удавалось животными, что были живы, но находились в бессознательном состоянии. Хотя, в таком состоянии они больше походили на марионеток.

Также был небольшой зверинец с мелкими животными, которых периодически отправлял с заданиями, что не мог поручить бесам. Например, следил за маленьким Больдо, что рос капризным и избалованным. Примерно один-два раза в месяц я наведывался к нему, так чтобы он меня забывать не успевал, а может просто чувствовал моё влияние.

Между тем, кроме меня, Крины и Вадомы, а так же не считая животных и монстров, над которыми проводились эксперименты, в убежище никто посторонний не заходил.

***

Статус:

Анубис (демон смерти) ур. 70

(Скрыто: Владимир (Герой) ур. 32)

ОЗ: 14 400 (Скрыто:1440)

ОМ: 12 700 (Скрыто: 2778)

Характеристики:

Сила: 250 (Скрыто: 142)

Ловкость: 150 (Скрыто: 142)

Выносливость: 142

Восприятие: 120 (Скрыто: 142)

Разум: 100 (Скрыто: 142)

Класс: Маг (Скрыто: Лучник, Мечник, Шпион)

Искажение (Росток) ур. 2

Все характеристики +132

Сопротивление Свету +50 (max)

Сопротивление Тьме +50 (max)

До следующей фазы маны 2774/ 6200

Пассивные навыки:

Усиленная воля (врождённое) ур. 30 (max)

Сопротивление контролирующим разум техникам +100

Ускорение прогресса (от статуса "герой")

Прогресс характеристик 250%

Интерпретация (от статуса "герой")

Понимание всех местных наречий, в том числе чтение

Присутствие тьмы

сниженное потребление маны при использовании техник тьмы 25%

Активные навыки:

Поглощение ур. 10 (max)

Тень поглощения ур. 10 (max)

Поглощение навыка ур. 10 (max)

Усиленный анализ ур. 12

+ Регенерация ур. 12

+ Демоническая печать ур. 2

Владение мечом ур. 30 (max)

Владение кинжалом ур. 30 (max)

Владение щитом ур. 30 (max)

Владение луком ур. 30 (max)

Тихий шаг ур. ур. 30 (max)

Скрытность ур. 30 (max)

Глаза страха ур. 30 (max)

Аура жизни ур. 28

Улучшенная стрельба ур. 28

Режим марионетки ур. 26

Тепловизор ур. 26

Ночное видение ур. 26

Рывок ур. 26

Верховая езда ур. 25

Следопыт ур. 25

Быстрый шаг ур. 25

Стрела Света ур. 24

Фонарь ур. 24

Сила Тьмы ур. 23

Молнии ур. 23

Щит Света ур. 21

Щит Тьмы ур. 20

Стрела Тьмы ур. 20

Молнии Тьмы ур. 20

Прыжок ур. 20

Укрощение монстров ур. 19

Тишина ур. 17

Огненный шар ур. 17

Струя огня ур. 17

Земля ур. 16

Вал земли ур. 16

Струя воды ур. 16

Ускорение ур. 16

Предчувствие ур. 16

Обнаружение ловушек ур. 16

Приручение животных ур. 14

Осквернение ур. 14

Нейтрализация скверны ур. 14

Преобразование оружия ур. 14

Стрела Скверны ур. 14

Убеждение ур. 12

+ Владение кнутом ур. 12

+ Метание ножами ур. 12

+ Владение алебардой ур. 12

+ Печать Воды ур. 10

+ Печать Огня ур. 10

+ Печать Земли ур. 10

+ Печать Скверны ур. 10

+ Печать Света и Тьмы ур. 10

+ Пространственная магия ур. 6

+ Контроль оскверненного ур. 3

+ Обезболивание ур. 3

+ Морок ур. 3

+ Печать энергии ур. 2

Глава 17

Я вернулся на пустынный уровень Подземелья уставшим. Не выспавшийся, почти всё время потратил на подпитку энергией колыбели, либо её запечатывание с постепенной отдачей. Горячий воздух ударил в лицо, вызвав лишь тяжёлый вздох. Вечная ночь что-то не спасала положение, страшно подумать, что было бы здесь, нацепи они на потолок пещеры нечто похожее на солнце.

Крина осталась отдыхать ещё на несколько часов, сказала, что найдёт меня позже, перед ужином в оазисе.

Средним темпом было пройдено пару сотен метров, вокруг тишина. Странно, что поблизости не ощущалось [Ауры Жизни], вообще никакой. В прошлый раз, как и обычно, я отошёл на расстояние, прежде чем начать убивать. В этот — направился в другую сторону. По идее, я приказал Песчаному Червю перекусить и потом ожидать у прохода. Куда он пропал? Что-то перспектива топать на своих двоих меня не прельщала, но делать было нечего.

Лишь через час пришло ощущение [Ауры Жизни] какого-то существа, что притаилось между барханами. Я вздохнул с неким облегчением и выпустил [Тень Поглощения]. Всё происходило как обычно, дымка по песку, утробный рев умирающего монстра, а потом по спине пробежали неприятные мурашки. Я замер, не понимая причины, как вдруг осенило воспоминание, когда мужеподобная мечница применила [Анализ].

Я огляделся, во всех спектрах зрения, что были у меня — и ничего, даже [Ауры Жизни], действие которой доходило на расстояние до полукилометра. Какого черта?

Мог ли это быть авантюрист, или всё же демон?

Я решил не рисковать и использовал [Скрытность], хоть и понимал несостоятельности метода. Действие этой техники не превышало километра, то есть издалека меня мог увидеть кто угодно.

Через несколько сотен метров появилась новая жертва, технику [Поглощения] использовал осторожно, присев и положив руку на песок. Никаких воздействий на себя я не ощутил. Помогла ли [Скрытность], или меня продолжают преследовать? Кто бы знал. Ясно лишь одно: он не горит ненавистью и желанием убивать, иначе сработало бы [Предчувствие]. Оставалось надеяться, что это не нежить, против которой ничего особенного у меня не было.

Медленно, но верно, я продвигался всё дальше и дальше. Чувство обеспокоенности уже покинуло меня, так что решил немного пошуметь, чтобы раздобыть другого Песчаного Червя.

Были развеяны все навыки, а потом специально шёл тяжело, разбрасывая вокруг песок ногами. Минут через двадцать почувствовал дрожь земли и обрадовался. Улыбнувшись, отправил навык [Укрощение монстров] в сторону приближающейся [Ауры Жизни]. Червь сразу же подчинился и был оседлан. Я скрылся и поехал на новоприрученном монстре по впадинам, чтобы издалека никто не смог заметить.

Через какое-то время забрался на бархан и огляделся: впереди прорисовывался оазис. Что ж, приближалось время ужина, скоро и Крина должна появиться.

Оазис был обойден полукругом, так как я намеревался ещё подкрепиться маной.

Сначала [Предчувствие] предупредило об опасности. Стало не по себе, я приказал Червю двигаться медленнее. Потом с разных сторон ко мне начали приближаться живые объекты в количестве шести штук. Естественно, я напрягся, слишком неестественно это было. Кроме тихого гула не слышал ничего – неужели Черви?

Не теряя времени, начал отправлять [Укрощение монстров] в точки жизни, стоило им приблизиться на достаточное расстояние. Но нет, слишком быстро!

Приказываю двум подчинённым атаковать других Червей, то же самое и своему ездовому. Резкий удар в правый борт и я чуть не слетаю с моба. [Тень Поглощения] убивает агрессора, но уже с другого бока нападает ещё один, потом ещё. Чувствую себя как на аттракционе со скачущим быком. Учитывая, что моб имеет лишь шероховатую поверхность без единого нароста, удержаться проблематично.

Секундное затишье, чем я воспользовался и убил ещё одного из нападавших, но снова толчок, я на песке, качусь вниз по бархану. Тут уже не до точных атак, так что окружаю себя [Тенью Поглощения] и по мере возможности стараюсь уйти от туш монстров, всё же они огромные и двигаясь по инерции могут и задавить.

Наконец, всё закончилось. Выбираю Червя с наименьшими травмами и запрыгиваю на него, остальных умерщвляю.

Ну и дела. Хоть и отделался лёгким испугом, всё равно всё это слишком подозрительно.

И тут чувствую очередную [Ауру Жизни] что быстро приближается ко мне. Вот только не по земле, а сверху!

Смотрю в сторону приближения опасности, но там ничего нет, хоть и знаю точное местоположение точки жизни. Достаю свой меч из ножен и спрыгиваю на песок, когда некто уже оказывается довольно близко.

Только сейчас он проявился, широкоплечий бугай с двумя саблями в руках. Широкие брюки, сапоги, безрукавка, а на голове нечто вроде тюрбана. Без растительности на лице, довольно молодой на вид, до тридцати человеческих лет. Он выпрямился в полный рост на Черве и усмехнулся. Мысленно приказываю мобу атаковать незнакомца, он слегка изгибается и останавливается. Снова приказ, но он не слышит будто.

– Пытаешься манипулировать моим же бесом? – усмехнулся незнакомец. — И не надейся, рассчитывай только на себя.

Он бросился на меня, широко расставил руки и пришлось принять удар сабель своим тщедушным мечом. Я отчётливо услышал какой-то хруст в лезвии и отскочил назад. Пользуясь заминкой, бегло осмотрел своё оружие: так и есть, трещина у основания гарды. Ну, я ни на что не рассчитывал, меч то самый обычный, не уникальный.

Противник рассмеялся, причём беззлобно как-то, будто уверен в собственном превосходстве.

— Неожиданно, да, Анабус. И что это за «демон смерти»? Впервые такое слышу.

– А ты Кастул? Я так полагаю.

Мужчина удивился, слегка наклонив голову на бок.

– Польщён. Но кто ты такой? Сомневаюсь, что демон. Слишком много на тебе артефактов навешано для придания образа. И оружие, мягко говоря, не очень.

Он резко подался вперёд и прыгнул на меня. Использовать испорченный меч было бы самоубийством, так что я отбросил его в сторону и принял удар [Щитом Тьмы].

– Странный цвет, — задумчиво протянул демон. — Только не говори, что в его основе тьма.

— Тьма благоволит мне, есть такое, – усмехнулся я.

– Не наглей, ты определённо мошенник, фокусник, но не более того.

Возможно, стоило бы применить против него [Лук Тьмы], самое удобное для меня оружие. Но он всё ещё был в режиме скверны, а этим светить не хотелось, да и не слишком удобный вариант в ближнем бою. Потому я остановил выбор на [Кнуте Тьмы], вызвав недоумение у противника. Всё же универсал в этом мире крайне мало, да и они довольно посредственны из-за ограничений мировой системы навыков.

Но это сначала недоумение, а потом смех.

— Странное оружие ты выбрал.

И он напал, снова встретив преграду в виде [Щита Тьмы], но на этот раз было приложено гораздо больше силы и щит треснул. Я успел отскочить и сделать замах, чтобы схватить демона за ногу и попытаться опрокинуть его. У меня всё получилось, только мужчина ловко отпружинил от песка руками и тут же оказался на ногах. Я сразу же ударил хлыстом по саблям, на что он удивленно уставился, когда потянул к себе.

– Не может быть! -- воскликнул он. – Легендарное оружие?

Я ничего не ответил, тогда демон провернул свои сабли и что-то произнёс, отчего на меня понесся столп огня. Растерявшись, ослабил хватку и противник выскочил из захвата. [Щит Тьмы] выдержал атаку, но после демон исчез из поля зрения.

Чёрт! Опять применил [Скрытность] или нечто подобное? Но он не учёл того, что чувствую саму жизнь, а потому с закрытыми глазами могу определить местоположение. И он оказался… под песком. Странный тип, чего он добивается?

И тут песок подо мной дрогнул и начал засасывать, я отскочил и запрыгнул благодаря навыку на Червя, что всё это время замерев стоял (лежал?). На мои приказы моб не реагировал, а потом его качнуло и он начал заваливаться на бок – песок под ним стал зыбучим. Это плохо, очень плохо, летать я не умею!

Раз уж монстру всё равно не жить, то я просто убил его и рванул в сторону оазиса, направление к которому заприметил заранее. Демон всё ещё был довольно глубоко, тратить время на попытки достать его [Тенью поглощения] не хотелось. Лучше уж в оазисе, что находится на плите. А что он будет продолжать преследование я был уверен.

Хоть и смог удалиться на некоторое расстояние от демона и его ловушки с зыбучим песком, он сам продолжал меня видеть. Чертыхнувшись, применил [Скрытность], но точка жизни продолжала следовать за мной. Увы, бегать по песку сложно, меня спасала только выносливость, но демон был явно в своей стихии, он приближался.

[Поздравляем! Получен новый навык Бег по песку ур. 1]

Вот спасибо, толку только от такого подарка. До оазиса ещё достаточно далеко, а демон уже достаточно близко.

Земля уходит из-под ног, теряю равновесие и падаю, песок снова засасывает. Пытаюсь ухватиться руками хоть за что-то, но бесполезно, песчинки проскальзывает сквозь пальцы. В последний момент вспоминаю про [Щит Тьмы] и создаю вокруг себя барьер. Несколько секунд передышки и тишины. И тут понимаю, что окружающее пространство начинает давить на щит, более того, становится жарко. Не веря ощущениям, применяю [Тепловизор] и понимаю, что песок действительно нагревается. Он что, решил меня зажарить и похоронить заживо?

Сам создаю заклинание огня и расплавляю песок, делая трубу вверх, уже магией земли подталкиваю плиту под собой наверх и вылетаю пробкой. Приземлился на песок не совсем удачно и закашлялся. Хорошо, что не в глаза, но горло дерут песчинки, как и кожу от легкого ожога. Хвала [Регенерации], всё быстро проходит.

Оглядываюсь по сторонам – до оазиса всё так же далеко. Недалеко от меня небольшая плита, на которой я и вылетел. Запрыгиваю на неё и как на скейте мчусь к спасительному куску зелени. Насколько я знаю, огненные демоны плохо ладят с водой, это может дать мне преимущество.

Чувствую опасность, потом приближение чего-то огромного. Обернулся и чуть челюсть не потерял – дракон! Вторая форма этого подвида демонов, огромный, от носа до хвоста метров двадцать наверное, чешуя красная. Расстояние между нами уменьшается и тут плевок в меня какой-то огненной субстанцией, еле уклонился, но следом летит второй, третий. Из-за постоянной смены движения теряю равновесие и падаю на песок, всё же сыпучая структура не позволяет использовать магию земли в полной мере. [Щит Тьмы], об который разбивается огненная субстанция и разлетается по сторонам, барьер разваливается. Я стою посреди огня и чувствую, как [Аура жизни] приближается ко мне, уже нормального размера.

Достаю родимый лук, обращаю его в темный, призываю [Стрелу Тьмы]. Огонь расступается и вижу Кастула, что приближается ко мне с оружием в руках и самодовольной улыбкой на лице.

– Сдавайся, тебе не убежать…

Договорить он не успевает, я стреляю. Он скрестил свои сабли и принял удар на них, тут же отлетев на несколько метров, но не потеряв равновесие.

– Перед смертью не надышишься? – говорит он. – Не волнуйся, не убью, ты интересный экземпляр.

Я снова стреляю, уже используя [Улучшенную стрельбу], сразу десятью стрелами. Этот гад уклоняется от некоторых, другие ловит своим [Щитом].

– Это всё, на что ты способен? – смеётся он.

Я на грани, не вижу смысла использовать огонь против дракона, как и землю, здесь всё против меня. Даже воду в пустыне, вне оазиса, глупо пытаться применять. Использую Метательные ножи, демон смеется, но ровно до тех пор, пока они не пробивают его защиту – барьер рушится, и он с недоумением пытается уклонится. Ему неведомо, что ножей всего лишь два, что каждый раз они возвращаются. Устав уклонятся, он пытается их поймать, видимо, почувствовав подвох, но ножи в руки не даются, раня его и тут же исчезая из рук.

Слышу его проклятия, что подбадривает меня, пытаюсь ускорится, на что демон снова использует [Щит], только на этот раз несколько один за другим. И тут понимаю, что снова начинаю проваливаться в песок. Нахожу взглядом плиту, на которой катился, и заползаю на неё. Таким образом, удается удержаться на поверхности, при использовании магии земли.

– Сдавайся, – снова говорит демон.

– Не дождёшься.

На этот раз в него летит [Стрела Скверны], что пробивает защиту и врезается в грудь, отбросив на несколько метров. Огонь вокруг тут же гаснет, как и песок подо мной останавливается. Но с плиты не схожу, приближаюсь к раненому, что плюется кровью. Скверна уже начала растекаться по нему.

– Какого черта, – спрашивает он сквозь кашель хриплым голосом. – Кто ты такой? Почему моя регенерация не работает?

– Я.. Демон..Смерти... – говорю я растягивай слова и делая драматичные паузы, после чего развожу руки в разные стороны и создаю в каждой по [Стреле Скверны] размером с небольшое копье. Воздух вокруг меня начинает искриться разноцветными вспышками, а из стрел на песок начинает капать концентрированная скверна.

Он приподнимает голову и глаза начинают с ужасом расширяться.

Глава 18

— Нет!

Я оборачиваюсь на крик и вижу Крину, что бежит ко мне. Вот этого мне и не хватало! Разве могу я теперь убить этого демона на глазах у другого? Есть вариант наложить на девчонку [Демоническую печать], тогда она никогда не сможет рассказать об увиденном, но стоит ли оно того?

Пока я терзался сомнениями, что же мне делать в сложившейся ситуации, девушка наконец добежала до нас.

— Господин, что вы делаете? – запыхавшись, спросила она. – Вы же не собираетесь убивать другого демона?

– Другого демона? А кто я по твоему? — её возглас почему-то разозлил меня. — Посмотри на меня, посмотри внимательно. Этот демон, – я ткнул [Стрелой Скверны], что всё ещё была в моей руке, в сторону раненого, – пытался убить меня и что-то сомнений не испытывал.

– Я не собирался никого убивать!

Я обернулся на дракона, что смотрел на Крину в поиске поддержки — по глазам понял, что он узнал девчонку.

— Крина, меня достал ваш пацифизм и сверхценность демонической жизни. Объясни мне, почему я должен пощадить того, кто сам пытался убить меня пять минут назад?

— Но это же демон, высший демон. Господин Аветус, пожалуйста! Нас и так осталось слишком мало! Кого вы поведете в бой во время Нашествия, если не останется нас как расы? – Девушка жалобно смотрела на меня. – Прошу вас, не совершайте этой ошибки, не убивайте вашего подданного!

— Какого подданного? Он мне никто. Ещё один трус в расе тех, кто уже давно не является тем великим народом, что когда-то правил миром.

– Аветус? -- нашу перебранку с девушкой прервал удивленный вскрик дракона. – Тот самый Аветус?

Он с удивлением переводил взгляд с Крины на меня и обратно.

– Да, господин Кастул, – уверенным тоном ответила Крина. – Это Ельвар Морохил Друлавар Аветус именуемый Аветус Кровавый.

– Я узнал тебя, ты одна из сирот, что приютила госпожа Кассия.

– Верно, – кивнула она.

– Поверить не могу, – он закашлялся и скривился от боли, – что у Кассии действительно получилось призвать последнего истинного короля в материальный мир.

– Получилось, – вставил я свои пять копеек. – Но что я увидел? Жалкие трусы, что прикрываются бесами, мобами, что прежде были лишь игрушкой, развлечением, а теперь используются как пушечное мясо. А что сами демоны? Когда они в последний раз воевали? Мне стыдно за вас, вы не достойны называться потомками великой империи, что правила большей частью континента. Как жалкие крысы вы прячетесь здесь, – я развёл руки в стороны, в которых всё ещё были стрелы. – Что это такое? Ответь, достойны ли такие трусы называться демонами? Лично я – сомневаюсь.

– Но Аветус… Господин Аветус, мы прошли сквозь мировую войну и травлю, нас слишком мало. Мы не можем геройствовать как раньше.

– Геройствовать? А что сделал ты? Напал на одинокого человека, уверенный в победе. Ведь вы теперь только так и делаете? Нападаете на слабых, а сильных избегаете? Что это за крысиная тактика? Мне было бы стыдно быть одной расы с тобой, но сейчас я в теле человека, так что вопрос, что хуже, – я снял перстни, чтобы дракон мог увидеть мой истинный статус. – Смотри же, смотри. Ты был прав, я обвешан артефактами, – по спине прошли холодные мурашки от [Анализа], что он использовал на мне и я усмехнулся.

– Вы в теле Героя? – в замешательстве спросил Кастул и отвел взгляд. – Это многое объясняет. Вы правы, мы трусы. Но что нам остаётся делать? – он снова посмотрел мне в глаза, уже с неким вызовом. – Кто нам покажет иной путь?

– Ты хочешь, чтобы я брал каждого за ручку и объяснял как быть? А своей головы на плечах у вас нет?

– Станьте для нас примером! Да, возможно, мы действительно потерянное поколение. Я родился уже после мировой войны, я с детства слышал истории о великом прошлом одновременно с напутствием быть осторожным и ценить свою жизнь, иначе мы исчезнем как вид. Я хочу, чтобы мой народ встал с колен, но как? Как это сделать тем, кто не знает иного пути, кроме как прятаться?

Это был крик помощи, я это прекрасно понимал. Кастул мучался от боли, в его грудной клетке зияла огромная рана, залитая скверной, сквозь которую торчало несколько обломков ребер. И в этом состоянии, задыхаясь, он просил о помощи того, кто его чуть было не убил и покалечил пусть и заслуженно. Разве мог я отказать тому, кто сам понимал свои недостатки и хотел с ними бороться?

Я развеял стрелы и преклонил колено перед лежащим раненым чтобы взять его за ладонь.

– Принеси клятву на то имя, что увидел в статусе. Теперь я привязан к нему, как и к этому телу.

– Я только рад! – светясь от счастья сказал он. – Клянусь никогда и никому не разглашать никакую информацию о Владимире без прямого на то согласия. Клянусь не совершать никаких умышленных и не умышленных действий, направленных на причинение вреда чести, здоровья или жизни Владимира. Клянусь собственной жизнью и скрепляю печать клятвы.

Свечение, системное уведомление о скреплении клятвы. Вздохнув с облегчением, я использовал [Нейтрализацию скверны], после чего у Кастула возобновилась регенерация. Он застонал от боли и выгнулся, когда ребра вставали на место, издавая неприятный для уха хруст.

Когда всё было закончено, Кастул встал и поклонился мне, что было странно, так как я был ниже его на полголовы, если не больше.

– Я счастлив служить вам, Аветус! Это честь для меня, встать под ваше начало. И то, что вы подчинили себе скверну, является очередным доказательством вашего величия. С вами раса демонов вновь станет доминантой на континенте.

Я вздохнул и покачал головой – наивный юнец, хоть и бугай, внушающий всем своим видом опасность.

– На данный момент я никто в теле человека. Рано говорить о возрождении империи демонов, нам предстоит ещё слишком многое совершить. До Нашествия времени остаётся всё меньше.

– Вы правы, я сделаю всё от себя зависящее, чтобы вернуть демонам былое величие. А сейчас, прошу вас ко мне на ужин.

– Это вовсе не обязательно, – сказал я выставив ладонь в знаке, «стоп». – Крина говорила, что ты в хороших отношениях с Теурием, наверняка в твоём доме достаточно информаторов.

– Но зачем скрываться от Теурия?

– Ты действительно не понимаешь? – усмехнулся я. – Ведь я прямая угроза для него.

– Какая угроза? Ведь вы тот, кого все мы ждали! Не только Касия пыталась вызвать ваш дух!

– Одно дело получить поддержку духа, а другое – когда появится физическая тушка, что может претендовать на трон.

Похоже, только сейчас до Кастула дошло.

– К тому же, я слаб.

– Но вы владеете скверной! – удивленно воскликнул дракон. – Кто ещё может похвастаться таким? Даже если мы объявим вас обычным демоном, один только этот навык будет достаточно ценен, чтобы занять высокий пост при Теурии.

– Ты прекрасно видел, что я обвешан артефактами, так как Теурий или его приближенные не заметят этого? Как они отреагируют на человека с такой силой, в статусе которого стоит «герой»?

– Вы правы, я слышал слухи, что Кассии удалось найти подходящее для ритуала тело и призвать вас. Но все ждут только официального подтверждения от Теурия, для этого к Кассии был послан Венедикт Гинуций, сам глава Инквизария.

– Да, я в курсе, – отмахнулся я. – Вот только он пришёл с требованием выдать самозванца, прихватив с собой приличного размера штат элитных бойцов. Что-то не похоже на попытку разобраться в ситуации. Это говорит лишний раз о том, что Теурий дорожит троном и отдавать его никому не намерен.

Повисла пауза.

– Может, поговорим в оазисе? Я устал и хочу есть.

На это предложение демоны кивнули.

– Так вот что вы делаете в подземелье, – сказал Кастул, когда Крина уже начала подогревать еду, что приготовила для нас Вадома. – Вы повышаете уровень!

– Верно, – ответил я и отвернулся. Всё это время я старался скрывать, насколько ограничен в использовании магии и навыков. Я как батарейка, которой постоянно нужна подзарядка, иначе превращусь в обычного человека.

– Тогда я с радостью помогу вам повысить навыки! Я хороший боец, со мной вы прокатитесь в разы быстрее, чем убивая бесов.

– Понимаешь ли, Кастул, – протянул я медленно, подбирая слова. – У сосуда есть ограничение, мне нужно именно убивать, иначе повышение не зачтется.

– Это плохо, – задумался Кастул.

– Вот и я о том же. Сложная ситуация, но я должен через всё пройти, иначе рано или поздно меня найдут и убьют. Причем не важно, люди или демоны. Понимаешь, сосуд призвали члены Культа Истины, потом его отбили герои, что привели к королю. И только после этого сосуд нашла Кассия и призвала меня. Я имею доступ к памяти тела и знаю, что ему опасно находиться в мире людей. В то же время и среди демонов мне нет места, по крайней мере до тех пор, пока не стану сильнее.

Я поблагодарил Крину, что протянула мне тарелку с ужином и приступил к еде.

– В таком случае, – снова заговорил Кастул, – я могу обеспечить вас бесами, и даже запросить помощь у других владельцев уровней.

Я перестал жевать и уставился на Кастула – а ведь это хорошая идея!

– Я был бы благодарен, – сказал я проглотив еду. – Главное, чтобы подобные кульбиты не вызвали подозрений.

– Я сообщу, что на уровень зачастили Герои. Иногда такое случается, так что вопросов не должно возникнуть. Тем более, не так давно Герои убили одного владельца уровня.

«Ну да, Герои», – мелькнуло у меня в голове.

– Тогда договорились, – кивнул я. – Я даже готов платить за твою помощь.

– Нет, что вы!

– Я не хочу быть нахлебником. Помощь это хорошо, но что ты сам получишь взамен?

– Я подумаю и обговорим после этот вопрос. Скажите, вы поселитесь здесь?

– Нет, на поверхности у меня есть дела.

– Вы живёте на поверхности? – удивился дракон.

– Да. Позже я сообщу о своих планах, пока рано говорить что-то конкретное. Ты не можешь дать мне план уровня?

– Могу, но зачем?

– Я хочу создать Пространственный Проход напрямую сюда.

У парня челюсть отвисла.

– Но это магия шестого ранга! – воскликнул он наконец. – Вам помогает кто-то столь могущественный?

– Я сам могу создавать Пространственные Проходы. Правда, пока слишком слаб, не уверен, что выйдет такой длинный туннель, но со временем всё возможно. Тем более, если ты действительно мне поможешь.

– Вы действительно величайший из демонов, – Кастул снова начал осыпать меня комплиментами. Закралось подозрение, что он фанат Аветуса, иначе отчего так быстро поверил? Не из-за одного же вида Крины и слухов об успехаха Кассии? Возможно, он сильно слишком желал возрождения империи, оттого с радостью принял на веру заявление о том, что я и есть тот самый последний король демонов. – Вы уже владеете высокоранговой магией, да ещё и управляете скверной. Никто другой не смог бы добиться подобного.

– Как знать, – решил я поубавить его пыл. – Возможно, кто-то ещё подчинил скверну, либо скоро это сделает. Глупо слепо верить в собственную уникальность и превосходство. Например, ты совершил именно эту ошибку, когда увидел меня. Посчитал, что сильнее и с легкостью справишься, а в итоге чуть было не погиб сам. Не делай так больше, будь впредь осторожнее.

Кастул вдруг перестал говорить и замер, уставившись в одну точку, а спустя мгновение вскочил на ноги:

– Я видел как вы использовали [Щит Тьмы], а потом скверну, то есть вы владеете двумя этими энергиями. Но многие маги сейчас придерживаются мнения, что скверна это соединение Света и Тьмы! Скажите, это действительно так?

Я кивнул, не понимая к чему он ведёт.

– Как вы можете использовать одновременно противоположные энергии? Почему до сих пор не погибли, не заразились скверной? Или вы постоянно подавляете заболевание? Скверна очень опасная вещь, никто не может с ней совладать, даже Герои.

– Дело в том, что сосуд принадлежит расе светлых, а мой дух к тёмным. В одном теле совместилось несовместимое, смотри...

Подняв руки я создал в одной сгусток Тьмы и во второй Света, увидев который Кастул инстинктивно отшатнулся. Затем я свел ладони вместе и в одной из них остался сгусток Скверны. Тихо гудящей, он стекал каплями по моей руке, не причиняя никакого вреда. Крина с улыбкой наблюдала как напрягся Кастул, ведь она это уже видела.

– Я понимаю, что есть Свет, а что Тьма, я чувствую каждую энергию, даже когда она является частью Скверны.

Я накрыл ладонью сгусток скверны и развёл руки с уже разъединёнными Светом и Тьмой, после чего развеял их.

– Вы действительно величайший из демонов, – Кастул снова повторил свои слова.

По итогу переговоров с драконом решено было оставить этот оазис опорной точкой, в район которой он будет направлять мобов. Также здесь будут проходить будущие встречи с ним.

Как бы там ни было, в тот день я нашёл перспективного союзника, что мог мне пригодится в будущем.

Глава 19

Весна пришла субъективно быстро. Просто в очередной раз выйдя на воздух я ощутил запах первых цветов. Это было как-то неожиданно, что ли. Выходило, что я почти два года как вернулся, до чего же быстро пролетело время!

Между тем, успехи мои были ощутимы — монстры были организованы и социализированы друг с другом. Все серьёзные конфликты решались с моим участием, либо Крины, но в большинстве случаев все проблемы решала Вадома. Лишь если кто-то был недоволен, то обращался к нам напрямую — некоторое подобие государства.

Слухи о том, что монстры в землях Больдо малоактивны привели к миграции, так что с отсутствием жертв проблем не было. Естественно, всё в рамках разумного, ведь чем больше поселений, тем лучше всем.

За общим порядком следили Адские Псы, эти умные животные прекрасно со всем справлялись. Некоторые жители даже стали приносить им подношения, подобную ситуацию я уже наблюдал в Проклятых Землях.

Всю зиму, да и прошлое лето, я держал связь с Фавонием через тот коробок, что он мне дал. По его сообщениям, инквизариус Венедикт ещё два месяца старательно всё вынюхивал в окрестностях поместья Кассии, но в итоге ушёл не солоно хлебавши. Между тем, донесение о призыве Аветуса не было объявлено ложным, а внесено в ряд спорных. По моей просьбе полудемон не сообщил Кассии, что держит со мной связь. Но я не был в этом уверен, так как демоница всё же была его покровительницей. В любом случае, мне он ничего особого по её поводу не передавал, лишь то, что она смирилась с моим решением уйти. Возможно, однажды я встречусь к ней и всё станет на круги своя, но определенно не скоро, так как терпеть её доминирующее положение не могу. Ведь она, в отличии от меня, имела вес в обществе демонов.

По поводу дракона – его помощь действительно была ценна для меня, за три месяца я поднялся на семь уровней, после рост прекратился. Причиной стало банальное сокращение численности монстров, так же долго тянуть поставки с других уровней было бы подозрительно. Кастулу самому требовалось привести экосистему своих владений в норму, так что я брал немного, лишь бы хватало на повседневные нужды и подпитку колыбели.

Чертово яйцо жрало всё больше и больше энергии, это значило то, что всё идёт как надо, ещё несколько месяцев и элементаль вылупится. Я называл себя в импровизированных беседах «отцом», именно так и должен был называть меня новорожденный дух. Они появлялись на свет с сознанием и умели разговаривать, а ещё через год начинали получать постепенный доступ к памяти предков. У них там было нечто вроде коллективного сознания всей расы.

Пространственный Проход с 30 уровнем Подземелья мне удалось установить через месяц, чему я был несказанно рад – больше никаких многочасовых походов по чужим коридорам.

Также мне удалось выделить время на некромантию и получить соответствующий навык. Пока что я мог призывать скелеты на три часа максимум, а также оживлять животных, с монстрами пока ничего подобного не выходило.

Мой сын рос садистом. Я наблюдал за ним всё это время и то, что видел не особо мне нравилось. Он эксплуатировал бедных нянек, как на Земле говорили – «воспитывал». А его мать считала это проявлением характера и всячески поощряла.

Маленький Больдо тянулся ко мне, когда няня уставала настолько, что засыпала в кресле, я выходил из скрытого состояния и возился с ним. Хотя, как можно общаться с ребёнком, которому чуть более года? Но он определённо понимал, что меня эксплуатировать не выйдет. Несколько раз я исчезал, когда он пытался повлиять на меня. С тех пор я просто бесился с ним: щекотал, подкидывал вверх, играл в догонялки. Всё это, разумеется, под бесшумным куполом. Как только ощущал приближение точки жизни проснувшейся няни, тут же прикладывал палец к губам и исчезал. Больдо начинал орать как резаный, так что постепенно няня смекнула, что лучше не прерывать одиночество ребёнка, так что подходила лишь когда мне нужно было уйти и я исчезал.

Скорее всего, через год он заговорит, тогда могут начаться проблемы. Потому я никогда и никак себя не называл, чтобы не давать повода для лишних подозрений. В будущем планировал использовать как имя название одной из его игрушек.

***

Фавоний не любил, когда Кассия приходила без предупреждения. Рядом с этой властной женщиной он чувствовал себя неуютно, она его раздражала. Вот и сейчас явилась, когда он был занят своими магическими изысканиями и не мог отвлекаться. Но всё равно пришлось сворачивать эксперимент, так как Кассия с явным недовольством поглядывала на старика и нетерпеливо постукивала ногтями по подлокотник кресла возле камина.

— Чем обязан, госпожа? — с не меньшим недовольством спросил полудемон, сажаясь в кресло напротив важной гостьи.

– Ты узнал, где сейчас Аветус?

При имени мужа её голос едва заметно дрогнул, и Фавоний знал причину. Она всё ещё не доверяла сосуду, внутри которого находился дух Аветуса. Столько времени ждать этого события, чтобы потом постоянно сомневаться в успехе. Возможно, она просто забыла, каково это, жить нормально, не изводя себя душевными терзаниями? Фавоний не мог сказать точно, что ей двигало, но она определённо стала более раздражительной, чем прежде.

– Я же говорил вам, он немногословен, – устало вздохнул полудемон. — Я знаю лишь, что он где-то на Поверхности. А ещё дела его идут неплохо, всё по плану.

— Но по какому плану? Хоть это ты узнал?

— Нет, ничего нового. Подготовка к Нашествию, вот и всё, что он мне сообщал.

– Ох, Тьма Матушка! – с раздражением выдохнула демоница. — Хоть на что-то ты способен?

– Знаете что, Кассия, -- еле сдерживаясь от гнева ответил старик, – я не нанимался решать ваши внутрисемейные конфликты! Аветус взрослый мужчина и сам может решить, что ему делать в сложившихся обстоятельствах!

– Фавоний! – она прищурилась, прожигая старика взглядом. – Тебе напомнить, кому ты всем обязан?

– Я помню. Каждый день.

Кассия встала с кресла.

– Даю тебе месяц. Узнай, где он.

Она направилась к выходу под молчаливым взглядом старика, что вздохнул с облегчением после её ухода. Фавоний щёлкнул пальцами и из тени комнаты вышел скелет.

– Вино! – приказал полудемон и скелет тут же убежал, гремя костями. Этот звук вовсе не раздражал хозяина башни, ведь так никто не подкрадется бесшумно, даже если он задумается.

Несколько столетий назад, когда прошёл первый слух об уравниловке полудемонов и демонов, тогда ещё Фонсо почувствовал, что земля уходит из-под ног. Если до этого он был одиночкой среди других подобных себе, то теперь мог оказаться и вовсе за бортом. Он не мог использовать Тьму, единственный среди всех демонов, даже краснокожие низшие могли это. Всё это грозило вечному старику остаться за бортом общества, быть наравне с вампирами, слабыми и больными. И тогда на него вышла Кассия, она предложила помощь в обмен на верность.

Полудемонам, как и низшим, не позволялось устраивать сложные ритуалы в храмах. Тогда Кассия заказала службу для себя, моля помощи у Тьмы и благословения для Фонсо. На том мероприятии ему было дано новое имя и благодать от Праматери, с того самого дня он мог использовать тьму, став полноценным членом общества.

Каждый день Фавоний помнил о том событии, потому что забыть ему не давали. Связанный Клятвой и обещанием, он был привязан к Кассии и к её поместью. Он был доверенным лицом в спорных и грязных делах, а также чем-то вроде личного колдуна. До сих пор это обязательство было ему в тягость, он так и не смог привыкнуть к своему новому положению. Одиночка по сути, он привык к свободе, никогда и ни от кого не зависеть, если что-то не устраивает, то уйти. Пусть он и был прежде никем, на последней ступени перед вампирами, но он был хозяином самому себе. Не то что сейчас.

Между тем, скелет принёс ему бутылку вина и наполнил бокал. Эти слуги были ещё одним ежедневным напоминаем, ведь некромантия невозможна без магии тьмы.

С экспериментом было на сегодня закончено, увы. Фавонию предстояло обдумать линию диалога с Аветусом, чтобы добиться нужной информации.

***

Оазис, недалеко от которого я прикрепил вход в Пространственный проход, имел не примечательную структуру. Небольшое озеро, больше похожее на лужу с чистой водой, а вокруг деревья, кустарники и травы, характерные для подобных жарких климатических зон. Здесь можно было найти в том числе и плодовые нетронутые деревья, так как Оазис располагался в редко посещаемой зоне уровня, а также сами авантюристы предпочитали не есть ничего из того, что рождалось в Подземелье. Считалось, что всё здесь наполнено магией тьмы, а оттого опасно.

Именно к этой плите Кастул ежедневно сгонял часть монстров – для меня. Сам он редко приходил, не чаще 1-2 раз в месяц, чтобы сообщить мне последние новости. В этот раз было так же. Я впервые привёл на уровень одного из Адских Псов по просьбе самого дракона.

– Величественное животное, – говорил он, гладя Пса по загривку. – Только вы смогли создать подобного беса, я не видел других таких разумных. Скажите, он действительно понимает речь, или действует на инстинктах?

– Адские Псы разумные как мы с тобой. Им не хватает разве что умения разговаривать. Но я прекрасно понимаю их мыслеобразы и могу общаться с ними.

– Скажите ему, – парень задумался, – сделать пару кругов вокруг озера.

Мунин медленно повернул морду к гладившему его демону, после чего встал и подошёл ко мне, чтобы улечься рядом. Он зевнул и прикрыл свои глаза-угольки. Я засмеялся.

– Чего это он? – удивился Кастул.

– Не считай Адских Псов за животных или бесов, – ответил я с улыбкой. – Они как демоны, всё понимают. Мунин сказал, что ты тупоголовый и мне стоит быть осторожнее с тобой и не доверять ничего важного.

Парень моргнул пару раз и хохотнул.

– Вы правы, если Мунин умеет шутить, то он точно не какой-то там тупой бес. И всё же, он прекрасен как настоящее произведение искусства.

– Это не только моя заслуга, но и благословение самой Праматери Тьмы. Её благодать может творить воистину непостижимые нам смертным вещи.

– Столько времени прошло, – дракон решил перевести тему. – Слухи о призыве вас Кассией практически сошли на нет. Многие склоняются к мысли, что это вымысел.

– Но ведь Венедикт не признал это ложным сообщением, – усмехнулся я.

– Вы правы, – кивнул Кастул. – Кажется, сам Теурий не верит в эту историю. Но Венедикт уверен, что Кассия действительно что-то скрывает. Может и не Псевдоаветуса даже, но все же.

– Ты разговаривал с ним? – удивленно спросил я.

– Да, он моя дальняя родня. Он вообще считает, что Теурий недооценивает Кассию. Что её давно уже нужно было взять под контроль и использовать в укреплении власти.

– В принципе, я согласен с Венедиктом. Теурий слишком мягок. Не понимаю, как он мог стать королем, да и ещё и продержаться столько времени. Неужели никто не видит, что его стратегия, мягко говоря, неудачная?

– Все трясутся за свои тёплые места, – пожал плечами парень. – Никто не хочет умирать, да и зачем рисковать, когда и так живётся неплохо.

Я сжал кулаки в краткосрочной вспышке гнева.

– Неплохо? Они это вот всё называют «неплохо»? Ладно, хватит мусолить эту тему, – я махнул рукой, пытаясь отогнать раздражение. – Есть ещё что-то для меня?

– Кассия ищет Крину. Вроде как поссорилась с девочкой и хочет помириться, чтобы она вернулась. А ещё, у меня есть знакомый, что хотел бы познакомиться с вами.

– Что?! – я вскочил на ноги, с негодованием смотря на Кастула. – Ты кому-то рассказал обо мне? Мунин был прав про твою глупость!

– Не переживайте так, господин Аветус! – он испуганно вскинул руки в примеряющем жесте. – Я никому и ничего не говорил! Просто один мой знакомый сказал, что хотел бы поговорить с Аветусом. Это было в контексте пересудов о том, действительно ли был призван последний король.

Я вздохнул с облегчением и сел на место.

– Рано. Пока можешь разузнать обо всех интересующихся, но только ненавязчиво, я тебя прошу! Очень скоро мой эксперимент подойдёт к концу. По результатам я стану достаточно могущественным, чтобы не бояться даже самого Теурия, – усмехнулся я.

– Я уже не первый месяц сгораю от любопытства. Вы хоть намекните.

– Потерпи, осталось немного. Это всё, что хотел мне сказать?

– Да, – разочарованно отвел взгляд Кастул.

– Отлично, тогда я пошёл.

С этими словами я встал с камня и направился к своему Пространственному проходу.

Глава 20

Около недели продолжалась переписка с Фавонием, в которой он упорно пытался выяснить мои планы, а также местонахождение. Нет, в упор он ничего не спрашивал, но все вопросы его подводились к тому, как продвигаются дела и не собираюсь ли я перекочевывать ещё куда-то. В итоге я задал вопрос в лоб: «что, Кассия уже извела расспросами?», на что получил короткое «да». Тогда я узнал, когда она должна прийти в следующий раз и пообещал, что она получит ответы на свои вопросы.

Да, увы, я откладывал эту встречу довольно долго, и хотел бы дотянуть хотя бы до лета, когда вылупится элементаль. Но, похоже, не всем желанием суждено сбыться, и так всё идёт довольно хорошо в последнее время. Хотелось бы верить, что это не простая удача, а результат моего стратегического планирования.

С другой стороны, в визите к полудемону была для меня и практическая польза: взять книги и разъяснить кое-какие вопросы по магии.

Через месяц, когда по моей просьбе Фавоний снял с башни антипространственную защиту, я сделал туда Проход, а точнее в свою комнату. Кстати, мне ещё предстояло соорудить такую же защиту вокруг своего жилища, благо на данный момент там не появлялся ни один достаточно сильный маг.

Я попытался открыть дверь и недовольно цокнул языком, так как она была заперта. Поднял ногу и вышиб её к чертям. На этот звук сбежались скелеты, но, увидев меня, побрели дальше по своим делам.

Я зашёл в лабораторию, где обнаружил ходившего из угла в угол явно нервничающего Фавония. Я не смог удержаться и, невидимый, подкрался к нему, чтобы резко положить руку на плечо с вскриком приветствия.

— Черт! Аветус! — старик отпрыгнул от меня, после чего демонстративно схватился за сердце. – А если бы я умер от испуга?

– Не принижай себя, ещё нас всех переживешь.

– И всё же, вы в хорошем расположении духа, раз настроены шутить в такие моменты.

— Да и ты вовремя спохватился, не теряешь сноровки. А это что?

Я взял в руки коробочку и повертел в руках — точная копия той, что он дал мне несколько месяцев назад.

– Простите, я не был уверен, что вы сможете создать такой длинный Пространственный проход.

– Недооцениваешь меня, старик? – усмехнулся я.

— Как бы там ни было, это человеческое тело недостойно вас, — склонился льстец в легком поклоне.

— Заканчивай свою игру, я пришёл ещё и по своим делам. Мне нужны книги по Некромантии, а заодно и по созданию бесов.

– Созданию бесов? – удивился мой собеседник. — Но ведь вы, ваше тело, вы не можете создавать бесов.

– Я и не говорил, что собираюсь их создавать. Мне важен сам этот процесс на стыке некромантии и жизни. Возможно, я смогу лучше разобраться в Поглощении, если буду знать, как именно появляются бесы. А ещё хотел уточнить несколько деталей по рунам, да и в целом по магии тьмы.

-- Как скажете, господин Аветус.

Где-то около двух часов мы обсуждали спорные моменты, которые тормозили мои исследования. Когда я уже был перегружен информацией, а моя сумка огромными не походными вариантами фолиантов, мы сели возле камина и Фавоний приказал своим мертвым слугам принести вина и фруктов для перекуса.

Поглощенный своими мыслями я почувствовал, как по спине пробежал холодок вслед за мурашками. Нахмурившись, посмотрел на полудемона.

– У вас 39 уровень, – удивился Фавоний. – А маны ненамного меньше, чем у меня, а ещё классы, целых три, но нет мага.

– Скоро будет, как я полагаю. Только смысла от этого особого не вижу.

– Обычно класс даёт прибавку к классовым навыкам, а не классовым, наоборот, штрафит. Но это не работает с эти телом, как я полагаю.

– Правильно полагаешь, сосуд довольно своеобразный, даже по меркам странной самой по себе мировой системе навыков. Без этого всего было как-то проще, жаль, что нельзя всё вернуть на круги своя.

– Мне самому старые порядки нравились больше, – вздохнул Фавоний. – В прежние времена действительно всё было проще.

– А как тебя занесло к Кассии? Ты ведь всегда был одиночкой, насколько я помню.

Полудемон передернул плечами и недовольно скривился. Налил себе ещё один бокал вина и пригубил его.

– Давняя история, от которой я не в восторге. Но теперь я обязан Кассии, у нас контракт, который мне не стоит нарушать.

– Она наняла тебя? – удивился я, так как знал, что вечной рабской печати у демонов нет.

– Можно и так сказать. Клятва и договор о служении. По нему я не могу самовольно покидать Проклятые Земли, а ещё обязан исполнять кое-какие просьбы Кассии. Чисто теоретически я мог бы сбежать, но нарушать закон демонов… В этом нет особого смысла, что мне делать в мире людей? Скатиться к вампирам? Ну уж нет, спасибо. Сейчас я пользуюсь всеми привилегиями демонов, имею равные права с высшими.

– Но цена не особо тебя устраивает, как я посмотрю. Разорви контракт тогда. Я бы позвал тебя к себе, но я и сам бесправный в мире демонов.

– Я не могу разорвать контракт.

– Не можешь? – удивился я.

– Тьма. Кассия помогла мне получить эту магию. И я поклялся. Что буду служить этой демонице, – слова давались ему с трудом, но выпитое вино давало о себе знать и он разговорился. – Я боюсь, что после ухода Праматерь отвернётся от меня и я лишусь магии тьмы.

Я ничего не ответил ему. Боги они такие, если он поклялся перед ликом Праматери Тьмы, то она могла и проклясть его за проступок. А Кассия вряд ли добровольно отпустит его.

– А если бы Кассия дала согласие, куда бы ты ушёл?

– Если помечтать, что это чудо случилось, – задумчиво протянул он, смотря на огонь в камине. – Даже не знаю. Столько веков прошло, столько лет. Я потерял надежду и не знаю, чем бы занялся, будь снова свободен.

Свобода. Все её хотят. А я хотел бы такого мага у себя на услужении, вот только что я мог бы ему предложить? Сейчас я никто, но в будущем вполне возможно он бы согласился. А с Кассией можно было бы договориться.

Помяни заразу – появится сразу. Кассия вошла в лабораторию и встала как вкопанная уставившись на меня.

– Ты?! – даже не знаю, что было в этом тоне, смесь удивления и раздражения?

– Оставлю вас наедине, – Фавоний вскочил с кресла, прихватив бутылку вина с собой и быстро покинул помещение.

– Я тоже рад тебя видеть, – усмехнулся я и, взяв с подноса фрукт, протянул ей. – Хочешь яблочко?

– Спасибо, нет, – резко ответила она и села в освободившееся кресло напротив. Я пожал плечами и откусил яблоко.

Я намеренно вел себя самоуверенно, так как хотел сразу показать, что управлять мной не выйдет. Тем временем, Кассия взяла себя в руки и мило улыбалась мне.

– Как у тебя дела, нужна ли помощь?

– У меня всё просто замечательно. И нет, твоя помощь мне не нужна, по крайней мере, на данном этапе.

– На каком этапе? Какие у тебя планы? Ты ведь поделишься со мной?

Я не мог не улыбаться, смотря на её лицо. Бедняжка, она не знала, как ей добыть нужную информацию. Чего хотела и добивалась она? До сих пор так ни разу не прикоснулась ко мне как к своему мужчине: ни поцелуя, ни искренних объятий. Конечно, ведь я жалкий человек сейчас, а она хочет прежнего демона и короля Аветуса. А ещё лучше взять контроль по моему продвижению в свои руки, вот только я не был уверен в её талантах стратега. Возможно, не будь у меня своих идей по землям Больдо, я бы согласился на её условия. Да и в целом быть зависимым от кого-то настолько сильно – сомнительное удовольствие, в этом плане я сочувствовал Фавонию.

– Боюсь, что ты их не одобришь.

Конечно не одобрит, я собирался жить в мире людей, получить там статус и власть, преференции от короля, да и вообще подготовить почву для будущего Нашествия. Ведь когда я приду к Теурию, то мне будет что показать, не то что сейчас.

– Почему ты так думаешь? – она удивленно вскинула бровь.

– Поверь, я это знаю. Ведь ты считаешь мир людей опасным и бесперспективным?

– Нам, демонам, там нечего делать, – ответила откинувшись в кресле.

– Вот именно, дорогая моя Кассия, – я широко улыбнулся и развёл руки в стороны. – Посмотри на меня, кто я по-твоему?

Кассия растерялась, она не знала, что ответить.

– Ты демон в теле человека, – сориентировалась она. – Я уже говорила, мы решим эту проблему.

– Как ты собираешься решать эту проблему? – усмехнулся я. – Возможно ли сменить расу в принципе?

– Возможно, – уверенно ответила она и уже я удивленно посмотрел на неё. – Я что, по-твоему, прохлаждаюсь и не ищу решения проблем? Я смогла призвать тебя в этот мир, дать тебе тело. И что, ты думал, что я не смогу найти способ сделать тебя вновь демоном?

– Я тебя внимательно слушаю, – вставил я, когда она сделала драматическую паузу для придания большего эффекта своим словам.

– Проблема призыва была в том, что твой дух должен был привязаться к мировой системе навыков. Но это лишь один момент из множества, как, например, прочность тела для постоянного пребывания. Сосуд был воссоздан божеством, он был живым, а потому ты смог в нем поселиться. Мы могли бы создать демоноподобного живого беса, но ты не смог бы вселиться в него по ряду причин: слабость тела, невозможность подключения духа к системе. Призыв Героя решает эти проблемы. Крепкое тело, воссозданное божеством, сразу же связывается с мировой системой навыков но в твоём случае есть два нюанса: дух демона не может находится в светлом герое и демоны в принципе не могут призвать героя. Культу Истины каким-то образом удалось получить нейтральное к магии света и тьмы тело героя.

– А если конкретнее, к чему ты ведёшь, Кассия?

– Сейчас твой дух уже привязан к мировой системе навыков, – она посмотрела на меня и сделала паузу. – Мы можем найти для тебя более подходящее тело, точнее – создать его не без помощи Праматери Тьмы.

– Но для этого меня ведь нужно убить, разве нет? – что-то вариант с подобными подводными камнями меня не воодушевлял.

– Есть и другой способ, изменить это тело. Это также опасно, но убивать тебя не придется. Сейчас я нашла тех, кто изучает данный вопрос. Точнее, они ведут изыскания в направлении временной смены расы для внедрения к врагам как шпионы. Но согласись, это уже хоть что-то.

– Ты права, это лучше, чем ничего. Надеюсь, до Нашествия данный вопрос решится.

– И всё же, где ты сейчас живёшь? У тебя хорошие условия?

Я засмеялся.

– Хорошая попытка, Кассия. Но я не могу сказать что-то новое. Я на Поверхности, это всё, что стоит тебе знать.

– Ты не доверяешь мне? – девушка укоризненно посмотрела на меня.

– Я не доверяю этим стенам, а у них, если ты не знала, есть уши. Не хочу, чтобы кто-то портил мои планы, так что я воздержусь от их озвучивания.

– Но я ведь должна что-то знать, не находишь?

– Летом у меня будет достаточно сил для того, чтобы начать делать первые шаги. Если тебя интересует, то могу начать выступления на собраниях Союза Памяти.

– Не знаю, – нахмурилась Кассия. – Я и так под колпаком Венедикта. Если ты объявишься в поместье, то, боюсь, нам это аукнется.

– Что ж, тогда подумай об этом, – я пожал плечами. – Я готов принимать твои предложения сотрудничества, но только не раньше середины лета.

– Предложения сотрудничества? – воскликнула она. – Ты это так представляешь себе?

– А как я должен представлять? Не считаешь, что мне лучше знать, что мне надо? Или ты думала, что я буду радостно держаться за твою юбку и идти куда укажешь? – я усмехнулся. – Похоже, ты совсем забыла своего мужа. Да и мужа ли?

Кажется, я задел её за живое, она отвела взгляд и растерялась.

– Не беспокойся, – попытался я успокоить её. – Если тебе так противно прикасаться к человеческому телу, то я не намерен тебя заставлять.

Я встал и шагнул к ней, чтобы провести тыльной стороной ладони по щеке. Кассия замерла и прекратила дышать, но стоило мне отойти за своё кресло и облокотиться руками на спинку, как она с облегчением вздохнула.

– Я не спешу, но однажды… Не думай, что так просто отделаешься от меня, дорогая. Полагаю, разговор окончен.

Она кивнула и я ушёл из лаборатории. Сразу же направился в свою комнату к Проходу, после чего переместился в убежище и развеял магию. Много же это отняло у меня сил, выгоднее было бы держать коридор открытым, но я ещё не умел делать его индивидуальным.

– Что ж, у меня ещё есть время, – тихо сказал я сам себе и похлопал по увесистой сумке с книгами.

Глава 21

В своей первой жизни я никогда не задумывался о том, что с детьми в утробе матери можно разговаривать. Что с определенного месяца они могут слышать всё, что происходит снаружи, в том числе привыкать к голосу своих родителей.

Прежде, выращивая Камни Души, я никогда с ними не разговаривал, такая мысль не могла мне даже в голову прийти. А, между тем, в отличии от тех же человеческих детей, или демонических, они появлялись на свет вполне взрослыми и самостоятельным. При рождении элементаля с ним следует заключать контракт в первые минуты, пока он растерян и наивен. Если оставить его на несколько дней, то уже через неделю он будет достаточно умен для понимания того, чем грозит ему создание контрактной связи.

Все свои прошлые провалы с духами природы я видел в нежелании признавать их живыми. Они были для меня вещью, которую можно нещадно эксплуатировать. Никогда я их не любил, постоянно обманывал и манипулировал. Думаю, они чувствовали фальшь в отношении к себе, потому каждый раз всё заканчивалось одним и тем же. Они хотели свободы, не желали служить мне и исполнять приказы, и в итоге погибали.

Сейчас я имел за плечами иной опыт. В том проклятое мире полной анархии я понял, что значит быть откровенным к себе и другим. Доброта это валюта, такая же как и золото. То, что нельзя купить за деньги, обычно легко покупается хорошим отношением. Я собирался стать этому элементалю родителем и другом, заботиться о нем и оберегать, чтобы потом получить солидарную помощь в ответ.

В первой жизни я уже знал, что светлые больше своей жизни ценят только чужую: ребёнка, друга, близкого. Но только сам став человеком понял, насколько глубоко сидит эта привязанность и самоотдача. Ни одна пытка не сравнится с душевной, когда ты видишь, как страдает твой ребёнок. И любой светлый, кроме отъявленных мерзавцев, пойдёт на всё, чтобы избавить чадо от мук. Я сам прошёл через это, я знаю, насколько глубокой может быть эта связь. И именно такую я намеревался создать с новорождённой элементалю. Сколько же сил я вложил в его появление на свет, уже сейчас он безмерно дорог мне.

До рождения оставались считанные часы. Я старался не выходить за пределы колыбели, только по крайней необходимости и ненадолго. Огонь пульсировал, так как камень начал поглощать энергию неравномерно — так элементаль проверял свои силы. Конечным итогом стало бы разрушение оболочки и само появление на свет.

Наконец, это произошло. Магический огонь вспыхнул и расселся по воле элементаля. Я прикрыл глаза от яркого света ладонью, а когда открыл через секунду, то увидел бледно красного духа, что парил в центре помещения. Она был маленькой, порядка двадцати сантиметров — их любимая форма. Андрогинная внешность, длинные волосы; одежда, что являлась их частью, свободные брюки и туника на тощем тельце, ножки в туфельках-лодочках. Она была похожа на куклу, облитую краской, но, между тем, очень красивая.

– Ты родилась, – тихо сказал я и протянул к ней руки, что слегка тряслись от волнения.

Она улыбнулась и бросилась ко мне, тут же увеличиваясь в размерах и превратилась в низкорослую девушку, что обняла меня за талию. Горячая, будто больная лихорадкой – но она элементаль огня, это естественное состояние для неё. Хоть я и говорю «она», но эти духи не имеют пол. У неё не было женской груди, как и других половых признаков под одеждой.

— Папа, — её голос красивый, мелодичный, ведь она само творение Тьмы, произведение божественного искусства. Она отстранилась, смотря мне в глаза. – Я так рада наконец увидеть тебя.

– Я тоже рад, Анна.

Я выбрал имя своей племянницы из прошлого мира, где родился человеком. Необычное имя для этого мира, да и ассоциации с кем-то знакомым не помешают.

– Анна? — она удивленно вскинула брови.

— Да, это твоё имя, что я даю тебе. Ведь ты согласна принять его?

— Да, мне очень нравится, – улыбнулась она.

– Скажи, пожалуйста, это полностью.

— Мне нравится имя Анна и я согласна принять его. Ой, что это? – она положила руку на грудь и удивленно посмотрела на меня. Я почувствовал такой же укол в области сердца.

Какой же сволочью я себя почувствовал в этот момент! Вот так просто заключался контракт с элементалем -- он должен был принять своё новое имя, добровольно согласиться на это. По моим воспоминаниям из первой жизни, они никогда так просто не соглашались, приходилось применять обманные уловки.

– Это значит, что мы заключили договор. Теперь ты мой ребенок, а я твой отец.

– Хорошо, я только рада!

Она снова обняла меня, а я же боялся дышать, настолько паршиво было на душе.

– Прости меня, Анна, но этот контракт значит, что ты не можешь причинить мне вред или уйти от меня.

– Но папа, я не хочу уходить от тебя! – рассмеялась она. В ответ я лишь крепче обнял её. Оставалось надеяться, что я всё сделаю правильно и она не изменит своего мнения. Я не хотел видеть ненависть в её глазах, какую наблюдал у других элементалей, которых погубил. – А где это мы?

– Мы дома, это мой дом, а теперь и твой, – я улыбнулся и погладил её по щеке. – Пойдём я тебя со всеми познакомлю.

– У меня есть сестры?

– Нет, дорогая, ты моя единственная дочь.

И ведь по сути не соврал, ведь у меня есть сын.

Мы вышли из колыбели, я даже дверь не стал закрывать, ведь в этом больше не было никакого смысла. Анна держала своей горячей ладонью мою и с интересом оглядывалась по сторонам.

– Здесь так темно, – протянула она.

– Я люблю темноту и хорошо в ней вижу. Но если ты хочешь, то развешу везде фонари.

Она улыбнулась, но ничего не ответила.

***

Крина зевнула сидя в кресле у камина в столовой. Четыре дня Аветус не отходил от своего таинственного эксперимента. Уже было время ужина и Вадома накрывала на стол.

– Крина, вы позовёте Господина к ужину?

Демоница вздохнула и нехотя встала.

– Я-то позову, но ты сама знаешь, он наверняка откажется.

Она направилась в сторону выхода, но тут же замерла, изумленно уставившись на девушку, что стояла рядом с Аветусом. Очень красивая, пусть и без груди, она улыбалась демонице. Но Крина видела её равномерное свечение бледно красным цветом.

– Это же, это! – она была настолько поражена, что не могла говорить, а просто стояла, хватая ртом воздух и тыча пальцем в Анну. Об элементалях она читала в старых книгах и слышала от наставниц. И вот одна их этих легендарных существ стояла перед ней.

– Познакомьтесь, – сказал Аветус с улыбкой полной самодовольства, – это Анна, моя названная дочь.

– Но это же элементаль! – воскликнула Крина, после чего все обернулись на звук падения.

– П-простите, – заикаясь извинилась Вадома и встала, придерживаясь за край стола. – У меня земля ушла из-под ног.

***

– Анна, эту девушку зовут Крина, она служит мне, как и эта женщина по имени Вадома.

– Здравствуйте, – Анна приветственно кивнула. – А я знаю, знаю! Эта девушка демон, а это – человек.

– А я кто?

Я был удивлён, она минут пять как родилась, а уже могла определить расу по одному только виду! Я сам сомневался по поводу собственной сути, а потому хотел узнать её мнение.

– А ты, – она задумчиво посмотрела на меня, – я не знаю.

– Не знаешь? – растерялся я.

– Тело похоже на человеческое, но твой дух, я не знаю, к какой расе он относится. Не демон, не человек, не оборотень, не русалка, не эльф и не дриада, это точно. И не элементаль, хотя твой энергетический фон довольно высокий.

– Простите, но господин посланник богов, – осторожно вставила Вадома, на что элементаль пожала плечами.

– Может и посланник, может и бог. Я не знаю, как они выглядят. Я знаю только Праматерь Тьму, но до её энергетики папа сильно не дотягивает.

Меня аж пот прошиб, что-то я не ожидал такого ответа. Анна уже умеет шутить, или она это действительно серьёзно?

– А кто ещё здесь живёт? – девушка вопросительно посмотрела на меня.

– Адские Псы, они скоро вернутся с патрулирования и вы познакомитесь. А ещё иногда я могу призвать скелетов или других простых духов.

– Папа владеет некромантией? – обрадованная Анна запрыгала хлопая в ладоши. – Я так рада, что ты благословлен самой Праматерью!

– А я рад, что у меня наконец-то появилась ты.

– Госпожа Анна будет ужинать с нами? – осмелилась спросить Вадома.

– Нет, я не нуждаюсь в пище как другие смертные, – улыбнулась девушка.

– А вот папа твой ой как нуждается, – улыбнулся я ей. – Я очень голоден.

После ужина Анна прошла в мою комнату. Помещение было простым: кровать, тумба, шкаф и камин. Так же здесь было ещё две двери: одна в санузел, а другая в оружейную. Я был избалован хорошими санитарными условиями чистилища, так что не поленился соорудить приличные места для личной гигиены не только себе, но и другим живущим со мной. А оружейная была полна самым приличным из того, что могли найти монстры, а также деньгами. Так что отчасти то помещение можно было назвать моей личной сокровищницей.

– Папа, мне кажется, что я вижу у тебя благословение Светлой Богини, – озабоченно сказала девушка.

– Не переживай, я не служу ей, – я повернулся к ней и улыбнулся. – Пару лет назад одна из её жриц благословила меня, так что я могу использовать магию света.

– Но как же, папа? Ты ведь не пользуешься ей? Это опасно!

Я подошёл к девушке и обнял её, погладив по голове.

– Не переживай, твой папа особенный.

– Особенный?

– Я могу использовать магию света и тьмы одновременно. Это не опасно для меня. Смотри.

Я отошёл в сторону и создал по шару разных энергий в каждой руке. Медленно я свёл их вместе и получил сгусток скверны. Глаза Анны увеличились, я подумал, что от удивления, но в следующий же мог она заорала так, что перепонки чуть не лопнули. Я упал на колени и зажал уши ладонями, сверна же шлепнулась на пол, где начала без поддерживающего контроля рассеиваться. Только когда она пропала, элементаль замолчала.

Я был в шоковом состоянии; посмотрев на ладони понял, что перепонки таки лопнули. Я встал с колен и потопал в ванну чтобы смыть с рук кровь и умыться. Через несколько минут регенерация справилась со своей задачей и я услышал, как в дверь кто-то ломится. Конечно, ведь там стояла защита, только сильной магией можно было её снять.

– Пошли вон, – гаркнул я стоящим за дверью Вадоме и Крине, после чего захлопнул её у них перед носом.

Анна смотрела на меня в какой-то прострации сидя в углу кровати, куда она прыгнула начав кричать. Я сел рядом с ней и задал закономерный вопрос:

– Почему ты кричала?

Она моргнула, будто возвращаясь к реальности и в глазах появилась осознанность.

– Папа, что это было?

– Это скверна.

– Скверна? Я так испугалась. Оно страшное. Оно может меня убить. Оно может уничтожить весь мир. Папочка, не надо этим пользоваться, не надо. Мне страшно.

Я забрался на кровать и прижал её к себе.

– Всё будет хорошо, не переживай.

Глава 22

Адские Псы появились на утро, они вошли в комнату и с подозрением зарычали на девушку, что лежала рядом со мной. Но я им тут же объяснил, что Анна моя названная дочь и они должны доверять ей. Они запрыгнули на кровать и начали обнюхивать её, попутно спихнув меня на край. Я встал на ноги и с улыбкой посмотрел на своих питомцем и дочь.

Псы очень понравились Анне, она их не испугалась, а сразу наладила контакт. Как оказалось, она могла мысленно общаться с ними, чем и воспользовалась. Хугин и Мунин сразу же приняли её как свою, я ясно ощутил эту симпатию в мыслеобразах. Они улеглись по разные стороны девочки и она принялась их гладить.

— Какие они хорошие, — улыбалась девушка. – И их благословение тьмой прекрасно. Вот только, – она посмотрела на меня, – твоё благословение не совсем такое. Оно похоже, но немного другое. Я не знаю, почему.

— Может, Праматерь благословляет всех по-разному?

— Я не знаю, может. Я ведь ещё маленькая.

– И потому не имеешь доступ к знаниям всех элементалей?

– Да, папочка. Если бы я уже при рождении имела эту связь, то сразу же взорвалась, не выдержав этого потока.

– Я сегодня сделаю тебе комнату.

— Зачем? — искренне удивилась она. — Я хочу жить с тобой!

– Но нам, биологическим существам, нужны определенные вещи. Как, например, уединение. А ещё некоторые потребности, о которых мне неудобно тебе говорить.

– Почему?

— Потому что ты маленькая, девушка и моя дочь.

– Тогда тем более не понимаю.

-- Ох, Анна, – вздохнул я. – Такова мораль.

– А, – понимающе протянула девушка. – Про мораль я знаю. У биологических видов она может быть очень и очень странной. Но с этим ничего не поделать, – уже грустным тоном произнесла она. – Хорошо, я буду жить в своей комнате.

Анна была такая чистая и открытая, но в то же время не глупая. Её базис знаний уже поражал своим разнообразием, не каждый взрослый знал то, что она она. Почему-то мне захотелось научить её скрывать свои эмоции и врать. С другой стороны – она же элементаль, ей не доступны минусы физического тела, она ведь чистая энергия. Через плотные вещества ей будет проблематично пройти, но если есть хоть трещинка, то это уже перестанет быть преградой для неё.

И её я буду использовать в своих целях. Хорош демон из меня, конечно, испытывает угрызения совести.

– Что-то случилось, папа? – Анна обеспокоенно посмотрела на меня. – Ты стал каким-то грустным.

– Нет, ничего, – улыбнулся я ей.

***

Элементали воистину универсальные инструменты. Анна могла скрыться буквально в воздухе, если его температура была выше пятнадцати градусов – всё это благодаря её огненной природе. Духи земли не могли подняться высоко в небо, а воздуха – неуютно чувствовали себя глубоко под поверхностью, воды – плохо переносили отсутствие влаги. Эти слабости были довольно условны, но они имелись.

Мы с Анной и Мунином спустились в оазис 30 уровня. Девушка приняла миниатюрную форму и сидела у меня на плече.

– Мне здесь нравится, – шепнула она. – Можно я полетаю?

– Только если рядом и невидимая.

– Хорошо, папа, – сказала она и тут же исчезла.

У меня же оставалось время до встречи с Кастулом, так что я решил поохотиться на мобов. К тому же, хотелось узнать реакцию элементаля на это.

Я создал небольшую плиту из песка магией земли и на ней отправился на поиски первой жертвы. Долго искать не пришлось, так как Кастул намеренно сгонял в этот район своих бесов – прям шведский стол для меня.

Я остановился и направил дымку в выемку между барханами.

[Поглощено 120 единиц маны]

– А что это, папа? – рядом со мной появилась Анна размером с воробья.

– Это один из моих навыков [Тень Поглощения].

– А можно посмотреть?

Я облегченно улыбнулся, так как она не высказала никаких возражений по поводу убийства моба.

– Можно, только не трогай, это опасно.

– Хорошо, папочка.

Я выпустил дымку и элементаль начала летать вокруг и разглядывать её.

– Странно, я ничего не вижу. Будто это провал, темное пятно без жизни и энергии. Можно, я всё же попробую?

– Только аккуратно, прошу тебя.

– Я буду очень аккуратной, папочка.

Она медленно потянула свою ладошку к дымке, но стоило ей соприкоснуться, как снова раздался невыносимый вопль. На этот раз звуковая волна будто коснулась моей кожи, сбив с ног. Я зажал уши и покатился по песку с бархана. Но крик и вибрация по коже не прекращалась. Точнее, я уже ничего не слышал, только чувствовал. Подняв голову вверх, увидел тянущуюся полоску дымки прямо к элементали. Чёрт! Почему навык не развеялся?!

Я усилием воли взял [Тень Поглощения] под контроль и развеял его. Анна упала, а система сообщила о поглощении огромного объема маны и скачке на уровень. Игнорируя всё, я начал подниматься наверх, к девушке. Случилось что-то явно нехорошее, и я был напуган.

Маленькое бледное тельце лежало на песке, рядом сидел Мунин и жалобно скулил, как я расслышал после того, как регенерация вернула слух.

– Анна! – позвал я девушку, взяв её в ладони.

– Папа, – жалобно пропищала она, приоткрыв свои глазки, – мне так больно.

И тут картинка поплыла. Я коснулся пальцами глаза и понял, что плачу. Прижав элементаля к груди и согнувшись пополам, просидел так какое-то время под завывания Мунина.

Черт, я чуть было не убил Анну через неделю после рождения! Как так могло случиться? Понятия не имел, что этот навык может выйти из-под контроля. Вот знал же, что это опасно, но всё равно дал ей дотронуться. Хотел узнать природу [Поглощения]? Получи и распишись, идиот. Чуть было не остался без элементаля, которого выращивал целый год.

«В ней столько энергии», – подумал я и испугался. Ну уж нет, ни за что не поглощу её, даже когда вырастет. Пусть это даст скачок на десять уровней, да хоть на сто! Я столько сил вложил в неё, убить её будет кощунством.

– Папа, – услышал я её зов и оторвал от груди, чтобы посмотреть на неё.

– Как ты себя чувствуешь? Тебе не больно? – обеспокоенно спросил её.

– Всё хорошо, папа. Мне уже не больно, только слабость чувствую.

– Сколько маны у тебя осталось?

– Не знаю.

– Ну так посмотри.

И тут я себя поймал на мысли, что сам ни разу не проверил её статус.

– Не буду я смотреть! – она села и скрестила на груди руки, попутно насупившись.

– Но почему? – я был сильно удивлен.

– Эта система глупая, её не должно быть. Я не желаю ей пользоваться. Этим костылем, которым мир обязан Светлой Богине. Пришла тут порядки свои наводить, хотя сама никто здесь, по сути.

– Но ведь ты тоже имеешь систему и статус, верно?

– Увы, эта зараза ко всему привязалась.

– Можно тогда я посмотрю?

– Посмотри, если хочешь.

Статус:

Анна (Элементаль) ур. 2

ОЗ: 2000

ОМ: 9000/20000

Характеристики:

Сила: 100

Ловкость: 250

Выносливость: 90

Разум: 500

Класс: элементаль огня

Активные навыки:

Огонь ур. 30

Ничего себе, вот это характеристики на старте! Странно только, что навык лишь один. Возможно, остальные её способности находятся в пассивных, которые не видны мне. Но разум указывает на то, что она может творить заклинания на уровне, наверное, мага девятого ранга или выше. Что относится к магии уже легендарной, которую сложно даже вообразить. Пусть очков жизни у некоторых монстров или демонов может быть выше, вряд ли удастся прорваться через защиту такого уровня.

Но количество маны, это ведь в два раза выше, чем мой предел. Я вообще не знаю, как буду набивать уровень до 41-го, когда надо собрать десять тысяч. И только у этой малышки за несколько секунд удалось забрать 11 тысяч. Голова кружится от таких цифр. Что-то я слишком имбовый какой-то, если не брать в расчёт, что без подзарядки мне нельзя. Если это знать, то достаточно не давать поглощать ману и всё, я побеждён.

– Ты очень сильная, – сказал я Анне.

– Но папа сильнее, судя по всему. Ты ведь не сделаешь мне больно?

– Прости, я не хотел. Не надо было тебе позволять трогать [Тень].

– Ничего, я сама хотела. Но ведь ты хороший, да? Ты ведь не будешь меня обижать специально?

И тут внутри что-то ёкнуло. Ведь я действительно был опасен для неё, как скверной, так и поглощением. Прежде, когда мной были приручены элементали, причинить им вред было крайне проблематично, скорее это они могли убить меня, чем я их. Но сейчас Анна поняла, в какой ловушке она оказалась. Я мог наказывать её, причинять боль, а она по условиям контракта ничего не могла мне сделать.

– Конечно не буду, ведь ты моя дочь.

– Обещаешь?

– Обещаю. Даже не так. Услышь меня, Праматерь Тьма, я, Владимир, клянусь твоим именем, что намерено никогда не причиню вреда Анне, своей названной дочери.

Вокруг нас будто перестало светить солнце, всё стало каким-то блеклым и я почувствовал присутствие Тьмы; это длилось около секунды и пропало. Если нарушить подобную клятву, то Праматерь может наказать: лишить удачи или своей благосклонности, наслать проклятие.

– Спасибо, папа, – девушка обняла меня за большой палец и потерлась щекой.

Всё равно принуждать насильно я её никогда не собирался, а эта клятва лишь закладывала ещё один кирпичик в фундамент её доверия и признательности ко мне. Ведь именно так изначально и намеревался действовать.

– Вот только, присутствие Тьмы было странным, – неуверенно продолжила Анна и отвела взгляд.

– Что ты имеешь ввиду?

– Ну, оно было как у тебя, а не как у Мунина.

– Хорошо. Пойдём тогда на встречу с Кастулом.

Я не совсем понимал, в чём разница, о чем толкует Анна. Возможно, она просто пока ещё что-то не знает? Придёт время, когда она получит доступ к коллективной памяти элементалей, тогда и можно будет что-то понять, но, скорее всего, это лишь недоразумение.

– Да, папа. Ведь мы за эти сюда и пришли, – улыбнулась она.

– Ты ведь помнишь?

– Да, появиться только когда ты позовёшь или будет угрожать опасность.

– Только береги себя и на рожон не лезь, ведь ты ещё слишком маленькая, да ещё и такого количества маны лишилась.

– Всё будет хорошо, папа, ведь ты у меня такой сильный! Ты со всеми справишься, – сказала она с улыбкой и исчезла.

Ага, хотелось бы мне в это верить, что я самый сильный и непобедимый. Но, с другой стороны, со мной был ещё и Мунин. Втроём уж мы точно грозная сила.

Я потрепал Адского Пса по голове и направился к оазису, что заняло пару десятков минут.

Сразу почувствовал, что с драконом два гостя, три точки жизни расположились рядом с озером. Я решил скрыться и подобраться поближе, Мунину же приказал не подходить близко, только когда рассею навык.

Двое демонов оказались обычными черноволосыми, не драконами. Одного я сразу узнал, это Юстин, дружок Авдикия. Того самого ратующего за чистую кровь и вечно пытающегося задеть Фавония. Да, он тоже был членом Союза Истины. А вот второго я видел впервые.

– Ты уверен, что он придёт? – обратился Юстин к дракону.

– Разумеется.

– Вместе с Адским Псом? – это уже незнакомец. – Ты хоть видел его прежде?

– Конечно видел, – Кастул был раздражен. – Я не понимаю, если ты сомневался, то мог бы и не приходить. Тем более, мы вышли из Пространственного прохода максимум минут десять назад, время ещё есть.

– Я видел как сосуд, так и Псов, неоднократно был в поместье Кассии, – вмешался уверенный в себе Юстин. – Если это самозванец, то я сразу пойму.

– Поверь, он не самозванец, – усмехнулся дракон.

Кажется, меня заждались и пора бы появиться.

– Интересно как же ты собираешься определить самозванец я или нет, – усмехнулся я, развеяв [Скрытность] всего в нескольких шагах от них. – Ну здравствуй, Кастул.

Глава 23

— Интересно как же ты собираешься определить самозванец я или нет, — усмехнулся я, развеяв [Скрытность] всего в нескольких шагах от них. – Ну здравствуй, Кастул.

Демоны отступили на несколько шагов назад, испуганно смотря на меня, дракон же самодовольно усмехнулся:

– Я же говорил, – посмотрел он на гостей, после чего обратился ко мне: — Здравствуйте, Аветус.

— Это он, – тихо ответил Юстин на немой взгляд незнакомого мне демона.

– И тебе привет, Юстин!

Он вздрогнул и натянуто улыбнулся.

– Рад вас снова видеть, — он слегка поклонился.

Я вопросительно посмотрел на незнакомца и тот поспешил представиться:

— Дементий, владелец 34 уровня.

— Отлично, вот теперь можно и поговорить.

Мы уселись на камни и я мысленно позвал Мунина. Пёс вышел из-за деревьев и подошёл, чтобы улечься у моих ног. Дементий и Юстин подозрительно посмотрели на приближающегося беса, было видно, что они хотели бы отойти на безопасное расстояние, но сдерживались. Я лишь улыбнулся и погладил Мунина между ушами.

– Можно задать вопрос? – начал Юстин и я кивнул. — Почему вы ушли из поместья Кассии?

– А разве это не очевидно? -- хохотнул я. – Венедикт Гинуций всем своим видом дал понять, что при встрече меня не ждёт ничего хорошего.

– Но ведь потом, когда он закончил своё расследование?

– Это не значит, что он не имеет шпионов в доме Кассии. Мне опасно там находиться в принципе. К тому же, у меня были свои планы.

– Да, – кивнул Дементий, – Кастул сообщил нам, что у вас какой-то важный эксперимент, из-за которого вы откладывали все остальные дела.

– Да, Аветус, вы обещали показать результаты сегодня, – возбужденно проговорил дракон.

– Анна! – позвал я, протягивая ладонь в сторону. Элементаль тут же появилась и села на неё.

– Да, папочка, я здесь!

Все три демона вытаращили глаза и потянулись вперёд, в изумлении открыв рты. Но сказать никто так ничего и не смог.

– Познакомьтесь, – сказал я в образовавшейся тишине, – Ельвар Морохил Друлавар Анна, моя названная дочь.

Похоже, я ввёл их в когнитивный диссонанс. Вообще, это стандартная практика, устанавливать фиктивную связь родитель-ребёнок с элементалем, но представлять полностью своим именем – нонсенс. Хотя, что может быть стандартного с духом природы? Я лишь третий в истории, кто смог приручить такого.

– Здравствуйте! Папа, а почему они молчат? – она вопросительно посмотрела на меня, но я лишь пожал плечами. Тогда Анна вспорхнула и приблизилась ко всем по очереди, внимательно заглядывая в лица. Потом остановилась рядом с Кастулом и спросила: – Ты ведь дракон? Вас очень мало осталось, это я знаю. А можно посмотреть на твою вторую форму?

Кастул закашлялся и перевёл взгляд с элементали на меня и назад. Драконов действительно было мало, меньше ста особей.

– Можешь показать, если тебя не затруднит, – сказал я.

– Хорошо, только не здесь, в пустыне.

– Ура! – воскликнула Анна и завертелась по спирали, возвращаясь ко мне. Сейчас она была похожа на маленькую фею, только без крыльев. Довольная, она уселась мне на плечо.

– Господа, у вас есть ещё вопросы? – обратился я к ним.

Демоны переглянулись.

– Я так и знал, что вы величайший из демонов, – Кастул начал выдавать очередную свою порцию лести. – Заключить контракт с элементалем, это величайшее достижение, которое вы смогли повторить.

– Это всё хорошо, – подал голос Дементий. – Но что мы будем делать дальше? Элементаль даст нам ощутимое преимущество в будущем Нашествии, но как склонить Теурия к тому, что вы и есть Аветус?

– А что тут думать? – возмутился Кастул. – Теперь Теурию будет банально нечего возразить! Нам просто необходим такой союзник.

– Ага, вот только нужно подстраховаться, ведь королевский престол ему слишком дорог, засиделся уже, почти пятьсот лет. Так просто он его не отдаст, стал настолько мнительным, что организовал Инквизарий. Целый государственный орган, что выискивает кругом заговоры. А Венедикт только и рад подпитывать его страхи и держаться у власти, столько полномочий мало кто имеет, разве что сам Теурий.

– Действительно, – согласился я. – Мне нужна поддержка среди демонов. Даже если я принесу ему клятву не претендовать на престол, вряд ли его это остановит.

– Вы не собираетесь занимать престол? Восстанавливать себя в правах? – удивился Юстиан.

– По крайней мере, не в ближайшем будущем. Вы ведь и сами прекрасно видите, как я полагаю, в какой, простите за прямоту, жопе находится наша раса? Сейчас гораздо важнее подготовиться к Нашествию и вернуть власть демонов на поверхность. Я был в глубоком недоумении, когда вернулся в этот мир и всё это увидел. Демоны скрываются в Проклятых Землях, живут бок о бок с людьми, прячутся в Подземелье. Так быть не должно.

– Но что нам делать с Героями? Они слишком серьёзная угроза. Кое как удаётся свести наши потери к минимуму, не без помощи Теурия, разумеется. Пусть его тактика и труслива, но она даёт свои результаты.

– Но сколько это ещё будет продолжаться? – дракон вскочил со своего камня. – Как долго мы будем прятаться, словно крысы?

– Сядь и успокойся, – недовольно посмотрел на него Дементий. – Мы здесь потому и собрались, что всех нас не устраивает подобное положение вещей.

Нехотя, но дракон сел.

– Так каковы будут наши действия? – поинтересовался Юстин.

– До Нашествия осталось 38 лет, – начал я. – Я хочу подготовить плацдарм для демонов на Поверхности. Мои планы не будут противоречить тому, что делает Теурий каждый цикл Призыва. Но, между тем, мне будет нужна ваша поддержка. На данном этапе я не собираюсь распространяться о подробностях, но прошу о помощи.

– Какая именно помощь вам нужна? – напрягся Дементий.

– Для начала, кто-то должен организовать оппозицию, что будет поддерживать меня. Через время, мы заявим Теурию о том, что я здесь и готов участвовать в Нашествии и предоставить идеальную стратегическую точку для старта на Поверхности. Он должен понять, что на моей стороне приличная часть демонов и что он ничего не может предпринять. Организовать покушение на меня, например, или попытаться оговорить.

Я обвёл взглядом присутствующих: судя по одобрительным кивкам, никто из них не собирался возражать.

– Я готов возглавить оппозицию, – встрепенулся Кастул.

Демоны подозрительно покосились на него.

– Да пожалуйста.

– И я тоже не против, – ответил другой.

Похоже никто из них не собирался брать такую ответственность. Я посмотрел на Юстина.

– А как же Авдикий?

– Авдикий? – тот удивленно посмотрел на меня.

– Он же, вроде как, самый богатый и влиятельный демон на Поверхности. Не захочет ли он оказать более явную поддержку?

– Но как же Кассия? Я думал, что она…

– Что ты думал? – усмехнулся Дементий. – Она опальная демоница, вдова последнего короля, что отказала Теурию в браке. Что она может возглавлять? Только, разве что, ваш кружок по интересам под названием «Союз Памяти».

– А может, ты просто затаил обиду, что тебя не пригласили? – съязвил Юстин.

Дементий на это лишь демонстративно закатил глаза и отвернулся. Я же покачал головой с мыслями о том, что всё это детский сад какой-то.

– Господа, но мне так же нужна ваша посильная помощь уже сегодня.

– Какая? – Дементий снова насторожился.

– Бесы. Разумеется, не бесплатно.

– Вы знаете, я всегда готов помочь вам с этим! – радостно заявил Кастул.

– Знаю, – улыбнулся я. – А вот как наши гости?

– Согласен, – как-то обреченно ответил Дементий.

– Но я не владею уровнем!

– Но ведь ты сдаёшь норму Теурию? – уточнил я.

– Да.

– Тогда Дементий либо Кастул организуют, чтобы твои бесы шли именно на их уровни. Ведь я прав, господа?

Демоны утвердительно кивнули.

– Хорошо, – сдался Юстин.

– Вот и замечательно. Думаю, что мы договорились. А пока прошу вас всех принять меры, чтобы шпионы Теурия ничего не пронюхали. Вопросы ещё есть?

– То есть, – начал Дементий, – пока что мы посильно помогаем вам поставками бесов, а вы тем временем будете вести свою подготовку к Нашествию?

– Всё верно. Через несколько лет, когда оппозиция наберёт силу, я заявлю о себе и сообщу о планах более детально.

На этом разговор был окончен и мы было уже собрались разойтись, как Анна напомнила о себе:

– Хочу посмотреть на настоящего дракона!

Я вопросительно посмотрел на Кастула и тот кивнул.

– Конечно я покажу тебе дракона, Анна, сказал он ей с улыбкой, после чего отправил двоих демонов к Проходу.

Мы сошли с плиты оазиса и Кастул тут же перевоплотился. Процесс быстрый, его обволок темный туман, что тут же рассеялся, показывая большого красного дракона. Анна тоже увеличилась до размера человеческой девушки и начала летать вокруг него, охая и ахая от восторга. Потом демон взмахнул крыльями и поднялся в воздух, Анна помчалась вслед за ним.

Через время дракон спустился и вернулся к образу человека, хотя, лучше никогда вслух не сравнивать эти расы.

– Папочка, смотри, смотри! – радостно крикнула Анна и её охватили языки пламени, что тут же рассеялись и перед нами стоял дракон, только по цвету ближе к оранжевому, чем красному. Такой же будто раскрашенный в один цвет, как и обычная элементаль, в то время как Кастул имел спину более темного насыщенного красного, а живот ближе к бледному красновато-розовому.

– Потрясающее существо, – восхищался демон. – Я читал об элементалях, но увидеть вживую это совсем другое.

– Она сформировавшаяся личность, лучше так к ней и обращаться. Она не вещь, – сказал я посмотрев на него.

– Да я ничего подобного и не думал, – растерянно ответил он.

– Просто здоровайся с ней при встрече и поддерживай диалог. Те двое вообще игнорировали, будто она не живая.

– Но ведь она иная раса, дух. Элементали никогда не вмешивались в дела темных или светлых. Их вообще уже сотни лет никто не видел.

– Как и дриад, верно?

Кастул кивнул.

Анна на лету выдыхала языки пламени. Некоторые из них шли по песку, превращая его в грязное стекло. «Столько энергии впустую, лишь ради забавы», – подумал я.

***

Кассии с трудом удавалось держать себя в руках. В её кабинете находился Юстин, что передал подробности недавной встречи.

– Это всё, что сказал Аветус? – спросила она, ставя дрожащей от переизбытка чувств рукой чашку чая на столик, что разделял её с собеседником.

– Да.

– Что ж, раз он пожелал рассказать вам лишь это, значит тому и быть. Мне нечего добавить.

– Вы ведь в курсе всех его планов? – прищурился Юстин, смотря на неё.

– Разумеется, – уверенно ответила она. – Я не могу распространяться о том, что Аветус пожелал скрыть.

– То есть вы не против, если Кастул возьмёт на себя всю ответственность?

– Разумеется, ведь так пожелал мой муж. Ему виднее.

– Что ж, я рад, что всё в порядке, – улыбнулся демон. – За сим прошу откланяться.

– Конечно, жду вас снова с визитом, – не менее приветливо улыбнулась ему Кассия.

Лишь когда гость покинул поместье, она позволила себе выпустить эмоции.

– Да что он себе позволяет! Выскочка! – воскликнула она ударив кулаками по крышке своего письменного стола.

После этого она сгорбилась и села в кресло. Она ничего не знала об элементали, крайне обидно было впервые услышать об этом от рядового члена её Союза. Разве мог сосуд заключить контракт с духом огня? Ведь для этого недостаточно доступа к памяти, нужна сила воли и души. Неужели она ошиблась, и в тот день действительно удалось призвать дух Аветуса впервые за столько столетий? И ведь он клялся самой Тьмой, а она не желала это слышать из-за собственной самоуверенности, нарушив таким образом условия. Ведь поклясться именем Праматери нельзя заочно, мёртвому, спящему и не желающему её принимать.

«И что же мне теперь делать?» – подумала она.

Юстин, между тем, через какое-то время достиг особняка Авдикия, своего лучшего друга и покровителя. Соскочив с ездового ящера, он тут же направился прямиком в кабинет хозяина.

– Ну что? – тут же спросил его Авдикий.

– Она сильно нервничала. Мне кажется, она ничего не знала, даже удивилась, когда я упомянул элементаль.

Юстин сел в кресло напротив стола хозяина дома.

– Значит, я был прав. Между ними произошел какой-то конфликт.

– Скажи, а почему ты не хочешь возглавить оппозицию? Почему так легко отдаёшь эту роль Кастулу?

– Я давно уже в натянутых отношениях с Теурием, мне не нужны лишние проблемы и сложности. А вот Кастул близок к нашему королю, тот точно даже не подумает о предательстве с его стороны. Вот так сюрприз выйдет, – усмехнулся Авдикий.

Юстину осталось лишь с понимающим видом кивать своему более прозорливому другу.

Глава 24

На пороге обычного деревенского трактира появилась красивая стройная девушка. Она была одета как авантюрист, в брюки и универсальный плащ. Сельчане насторожились, так как в их местах давно не видали монстров, не смотря на то, что жили они в Проклятых Землях. По всему континенту ходили страшилки об этих полупустых территориях, вот только местные знали, что главное проклятие это бандиты, которые внешне были похожи как раз на авантюристов. Оттого то и так напряглись мужчины, ощущая исходящую от незнакомки угрозу, а официантки попрятались от греха подальше.

Девушка заметила общее настроение и усмехнулась. Сделав глубокий вдох, она медленно и долго выдохнула то, что никто не видел — бесцветный газ, от которого людей начало клонить в сон.

— Юния, ты закончила? – спросил подошедший сзади мужчина с капюшоном на голове.

– Да, все спят.

– Пошли тогда второй этаж проверим.

В ответ она пожала плечами и начала подниматься по лестнице.

— Стой! Кухня!

Мужчина подошёл к приоткрытой двери, откуда доносился шум работающих поваров.

— Трое.

Девушка так же подошла к двери и выдохнула усыпляющий газ в щель. Послышалось три глухих удара – это люди упали на пол. Юния вошла, переступая спящих, и сняла с огня посуду, чтобы избежать пожара.

Затем они вдвоём поднялись на второй этаж с жилыми комнатами, где мужчина говорил девушке, в какой есть люди, и она выдыхала газ в щель двери.

***

Когда я с Фавонием вышел из Пространственного Прохода, то сильно удивился. Деревня! Самая обычная человеческая деревня, не заброшенная, что видно по общему состоянию зданий. Хоть уже и было девять вечера, но летом в это время довольно светло, и от безлюдности было как-то не по себе. Хугин выскочил за нами из прохода и начал с интересом оглядываться по сторонам.

«Люди, много людей», – почувствовал я его мысль.

– Сказали, что нужно идти в трактир, — как-то устало сказал полудемон.

— Мне интересно, куда всех людей дели?

— А кто их знает! Можете потом сами у Кассии спросить. Не думаю, что их убили, всё же есть закон.

Мы направились в сторону стоящего на пересечении трёх улиц большого двухэтажного дома. По дороге я почувствовал обездвиженные точки жизни и вздохнул с облегчением. Сразу же зайдя в помещение я ощутил большое количество живых людей на втором этаже. Подозреваю, что они усыплены, либо под действием какого-то навыка, а может и всё сразу.

Внутри таверны лавки и столы были расставлены по кругу, как я привык видеть на собраниях Союза. Все сразу суетливо повставали со своих мест приветствуя меня.

Ох, надо привыкать. Я горделиво выпрямился, приветственно кивая присутствующим. Был я в той амуниции, что мне дала Кассия, лучше было сложно что-то найти. Разве что решил не брать меч, так как ничего приличного не было, зато Лук Тьмы, Кнут Молния Тьмы и пара метательных ножей лежали в сумке, а большего мне было и не надо.

Войдя во внутрь сразу же направился к двум столам напротив входа, они стояли на импровизированном постаменте из ящиков, немного возвышаясь над остальными. Также там была пара простых стульев, в то время как остальные сидели на лавках. Собрались ещё не все, было много свободных мест. Я быстро пересчитал – шестьдесят, то есть обычный состав Союза Памяти, что принимал участие в собраниях.

Только собрался сесть, как увидел двух краснокожих, стоящих в сторонке и следящих за присутствующими. К ним я и направился, а Хугин лёг между стульями на постаменте и остался ждать там.

– Кассия уже здесь? — спросил я у низшего демона, что склонился довольно низко вместе со своим напарником при моём приближении.

– Да, я могу проводить вас.

-- Хорошо.

Идти долго не пришлось, помещение было здесь же, на первом этаже по коридору к черному ходу. Скорее всего, это было нечто вроде комнаты управляющего. Кассия сидела за столом и читала лист бумаги. Увидев меня, она отложила его в сторону и , мило улыбнувшись, поднялась со стула. Краснокожий слуга закрыл за собой дверь и мы остались наедине.

– Рада тебя видеть, – она подошла и обняла меня. Я даже удивился, с чего вдруг такая нежность, но обнял в ответ. И да, опять всё невинно.

– И я рад.

– Ты совсем забыл про меня, – с театральной грустинкой сказала она. – Мы почти не видимся, я ничего не знаю о тебе.

– Всю необходимую информацию я передаю через Фавония. Если тебе нужно знать что-то ещё, то могла бы и спросить.

Она выпустила меня из своих объятий и отошла, не снимая маску приветливости.

– Но разве нам не нужно обмениваться информацией только для нас двоих, не предназначенной для посторонних глаз? Знаешь, мы было обидно узнать об элементали не от тебя и даже не от Фавония.

– Ну прости, – улыбнулся я уголком рта. – Я бы и рад наведываться к тебе лично, но обстоятельства не позволяют. Ты вот сама вон какую схему замутила, чтобы устроить это собрание. Но всё же, использовать жилую деревню довольно рисковано.

– Вряд ли кто-то додумается искать нас здесь. А у местных выходной день, все несостыковки спишут на крепкий алкоголь. Сам знаешь, странностями в Проклятых Землях уже никого не удивить.

Что верно, то верно, подумал я. Но всё же усыпить большое количество людей и никого не пропустить – дело непростое. Я бы придумал варианты попроще, но ничего этого решил не говорить Кассии.

– Были веские причины собрать такое количество демонов? – спросил я.

– Разумеется. Ведь мы не собирались почти год, нужно же хоть сейчас показать всем, что мы не распались и наши планы в силе.

– Планы?

– Да, наша общая цель, ради которой и собралось столько демонов. Вернуть прежнее могущество. И теперь у нас есть ты, сильный и умный предводитель.

– Вряд ли я скажу им что-то новое, слишком велик риск утечки информации.

– Ну а мне? Неужели и меня не посвятишь в свои планы? Или мне ты тоже не доверяешь?

Вот ведь хитрая лиса, хочет надавить на совесть и разведать информацию.

– Дорогая моя Кассия, – устало улыбнулся я ей. – Тебе не надоело?

Она непонимающе приподняла одну бровь.

– Я сообщу только то, что считаю нужным. Как бы я не доверял тебе, не хочу, чтобы ты переживала из-за сложности реализуемого плана. Ведь даже я не уверен, что всё пойдёт как надо.

– Так ты совсем ничего мне не расскажешь? – обиженно спросила она.

– Почему же, кое что расскажу. Перед Нашествием мне нужно стать одним из генералов Теурия.

– Генералом? – она ошарашено смотрела на меня. – Но почему не занять его место? Я просто не понимаю. Или нет, ты, наверное, шутишь так, проверяешь меня, верно?

– Кассия, – вздохнул я и подошёл ближе, чтобы погладить её по щеке. Разочарованно заметил, что ей всё так же неприятны мои прикосновения. – Не всё же быстро и сразу. Я вот тоже терплю своё положение, так как знаю, что это временно.

Я отошёл от ней спиной назад, бегая глазами по её телу. И ведь нет воспоминаний о нас, когда о шлюхах сколько угодно. Похоже, она поняла настрой моих мыслей и поёжилась, инстинктивно прикрывая грудь рукой.

– Не бойся, – усмехнулся я. – Я не трону тебя раньше времени, да и смогу ли? Ты так просто не сдашься, а в роли некрофила я себя не вижу.

Кассия скривилась в отвращении и поспешно отвернулась.

– Наверное, гости уже собрались, – она направилась к двери, избегая смотреть на меня.

– Не спеши так, – я преградил ей путь и она испуганно посмотрела на меня. – Пойми меня правильно, сейчас в первую очередь нам нужно одержать сокрушительную победу над светлыми. Но для этого нужно хорошо подготовиться, я не хочу сейчас вступать в открытую конфронтацию с Теурием. Мне не нужны распри и гражданская война, так демоны только быстрее вгонят себя в могилу. Я докажу молодому поколению на личном примере, что можно жить иначе, завоюю их симпатию. И тогда Теурий ничего не сможет мне противопоставить. Смена власти произойдет почти бескровно, что для нас очень важно. Ты понимаешь? И только тогда я смогу занять трон.

– Прости, что я не верила тебе, – тихо сказала она с глазами на мокром месте. Играет или серьёзно? – Ведь в этом теле человека действительно ты, мой муж Аветус?

– Ну что же ты у меня такая неверующая? – с улыбкой вздохнул я. – Теперь ты готова услышать от меня клятву?

Она кивнула и слеза скатилось по щеке. Нет, настолько хорошо играть нельзя.

– Взываю к Праматери Тьме, я клянусь твоим именем, что не вру – в одной из прошлых жизней меня звали Ельвар Морохил Друлавар Аветус, также известный как Аветус Кровавый.

Я почувствовал присутствие Тьмы, может и вокруг бы всё побледнело, не будь мы в темной комнате. Но Кассия улыбнулась и уткнулась мне в грудь, так мы и простояли какое-то время, я даже услышал всхлип, за который она тут же извинилась.

– Тебе не за что просить прощение, – ответил я ей.

Ох и в какое же дерьмо я вляпался! Не хочу быть королём! Не хочу править! Не хочу всего этого гемора! Одно дело помочь расе демонов, а другое – снова влезть в эту кабалу. Надеюсь, до того времени я смогу найти способ, как улизнуть от всей этой ненужной ответственности. Но не мог же я ей сказать всю правду? Она пятьсот лет ждала, что снова станет королевой, и тут я такой – нет, не хочу. Я бы тогда получил, точно не поддержку, как от неё, так и от других демонов.

В дверь постучали и сообщили, что все гости собрались и ждут только нас.

– Ну что, пойдём? – спросил я у неё.

– Иди пока ты, я через минутку, – ответила она пряча лицо. Я лишь пожал плечами и вышел.

Гудящий зал тут же смолк и все встали, в очередной приветствуя меня. Я сел, и все последовали моему примеру. Вышла Кассия и заняла свое место слева от меня.

Начало было довольно банальным, в основном Кассия распиналась, пафосно рассказывая, зачем мы все здесь собрались. В принципе, она передала суть, что перемены будут происходить постепенно, что всё движется в нужном направление. Короче, куча слов, конкретики никакой. Разве что в конце просьба о помощи в виде бесов, как оказалось, среди Союза Памяти были владельцы уровней, так что вероятность привлечения лишнего внимания минимальна.

Естественно, когда пришло время обсуждений, все встрепенулся, что им нужны гарантии силы.

– Какие гарантии вам нужны? – обратилась Кассия к вопрошающему. – Аветус уже однажды доказал, что может завоевать полконтинента. Докажет и в этот, нужно лишь время.

– Но тогда была многотысячная армия, а что сейчас? Как мы будем побеждать светлых?

– У нас есть многомиллионная армия, – вмешался я и все уставились на меня.

– Разрешите поинтересоваться, а кто в неё входит? – саркастически отозвался один из демонов.

– Бесы.

Зал тут же взорвался хохотом. Разумеется, никто не воспринимал всерьёз эти создания. Лишь пушечное мясо для обороны.

– Тишина! – громко сказал я и стукнул кулаком по столу, после чего все затихли. – А теперь поясню. Я в былые времена неоднократно выигрывал битвы, где находится в меньшинстве. Мне ли не знать, как можно эффективно использовать даже самого слабого бойца? Вы недооцениваете бесов, многие их виды достаточно разумны, чтобы поддерживать строй и субординацию. Уже сейчас предоставленные мне в пользование бесы показывают хорошие результаты. Мне удалось примирить даже тех, кто враждует из-за классовых особенностей. Они живут бок о бок без конфликтов.

– Это маловероятно, но даже если и так, они ничто против Героев!

Я не смог сдержать хищнической ухмылки.

– У меня есть то, чего нет ни у кого. Я знаю каждого Героя и то, как их вывести из игры ещё до Нашествия.

– Сильное утверждение. Но подкреплено ли оно чем-то? – спросил кто-то в образовавшейся тишине.

– Вы знаете, что сосуд был героем, жил с ними бок о бок долгое время. Они открылись не мне, а ему. Мне ведомы их секреты и больные точки.

Разумеется, я умолчал о том, что не каждого знаю в равной степени. Но имеющейся у меня информации более чем достаточно для разработки перспективного плана действий.

– Кроме того, – продолжил я, – у меня есть то, что сравнимо со всей пятеркой героев по мощи… Элементаль.

Я дал демонам обсудить это заявление, наблюдая за недоверчивой реакцией большинства.

– Элементаля невозможно приручить.

– Их давно никто не видел.

– Даже Камень Души невозможно достать, а как вырастить и то знают единицы!

– Вы забыли, – привлекла внимание присутствующих Кассия, – что Аветус уже выращивал и заключал контракты с Элементалями.

– Но где мы возьмём Камни Души?

– Нам не нужно яйцо духа природы! – возразил я. – Анна!

Бескрылая фея тут же появилась из воздуха, вызвав всеобщий вздох удивления. Она встала на стол передо мной и окинула всех горделивым взглядом.

– Познакомьтесь! Ельвар Морохил Друлавар Анна! Моя названная дочь и наша союзница!

После этих слов элементаль вспорхнула и облетела весь зал, заглядывая демонам в глаза с серьёзным выражением лица. Мы обговорили этот момент с ней заранее и я еле сдерживался, чтобы не засмеяться от реакции демонов. Они её боялись, гораздо сильнее, чем Адских Псов. По местным меркам это ядерное оружие, что не может не вселять трепетный ужас. Похоже, заседание можно объявлять закрытым.

Глава 25

Чтобы не привлекать внимание и получать стабильный поток мобов, я поставил низкую планку в десять единиц для каждого. Увы, только сорок из шестидесяти дали добро, остальные сослались на то, что у них и так проблемы с нормой для Теурия, и если будет удаваться, то помогут. В целом же это значило лишь то, что они технично съехали с темы. Что ж, им зачтется, а сейчас нечего харчами перебирать. Общая сумма получаемой маны и так выходила весьма приличной и доходила до 12 тысяч, так как подавляющее большинство мобов было низкоуровневыми. Часть из них по необходимости я оставлял для своей армии.

Кастул, как самый преданный мне демон, сгонял «дань» со всех уровней к себе, что чуть было не обернулось крахом, так как мобы начали убивать друг друга. Пришлось разбить всё это мероприятие по дням и времени, чтобы избегать ненужных потерь. Как итог, к концу месяца мне удалось поднять уровень до 41-го и получить новый навык от Искажения.

Статус:

Владимир (Герой) ур. 41

ОЗ: 2180

ОМ: 6463/ 10500

Характеристики:

Сила: 197

Ловкость: 197

Выносливость: 197

Восприятие: 197

Разум: 197

Класс: Лучник, Мечник, Шпион, Маг Света, Маг Тьмы

Искажение (Росток=>Древо) ур. 1

...

Поглощение Пассивного навыка ур. 1

[Детали: Вы можете поглотить рандомно один из пассивных навыков противника. Вероятность положительного результата 10% на первом уровне, далее +10% для каждого уровня. Для активации нужно выпить кровь противника (100мл).]

Первой мыслью у меня было: стоило ли убивать противника для взятия крови? Как бы там ни было, нужно или иметь запас крови, или дождаться когда навык достигнет десятого уровня.

Со дня собрания Союза Памяти прошло несколько месяцев, миновала ещё одна зима. Разумеется, мне уже не требовалось ходить на новые уровни в поисках монстров и тратить своё время. Вместо этого я плотнее занялся муштрой бесов, ища наиболее эффективные методы в управлении такой массой разных подвидов. До этого они жили отдельно и не конфликтовали только из-за страха перед высшей властью, но в будущем они должны были биться бок о бок, а это совсем другой уровень.

Так же много времени я посвятил маленькому Больдо. Он начинал говорить отдельные слова, пусть и не совсем четко, но к весне должен был освоить речь. В это время следовало бы уже внедрить к нему Вадому, которая готовилась к этому моменту почти год. Для меня же было проблемой найти ей замену в убежище, так как за всё время не попалось ни одной человеческой девушки с достаточной моральной устойчивостью. Пришлось всю работу свалить на Крину, но это не было панацеей, так что в итоге я согласился на помощника от Кастула. Это был старый низший демон с очевидным именем Слуга, что не захотел называться более адекватно. Он готовил нам еду и убирался в убежище, что разрослось до размеров целого замка, представляй он из себя обычное сооружение из камня. Слуга справлялся со всем только благодаря прокаченному навыку, иначе одному ему вряд ли бы удалось справляться, да и пока жильцов было мало, что также имело значение.

Крина занималась исключительно бесами, прилежно исполняя все мои поручения. Пусть она и стала более ответственной с момента нашей первой встречи, но оставалась всё такой же слегка недальновидной и ни на что кроме исполнения прямого приказа не была способна. Но, как говорится, спасибо и на этом, хорошего управленца всегда сложно было найти, а к военному делу так вообще должен был бы быть талант.

Всё это время мне удавалось избегать главных членов семьи Больдо, особенно Дорина, от которого мурашки бегали табунами по спине. Чертов его пассивный навык. Был ли он действительно сильнее меня сегодняшнего? Проверять желанием я не горел.

Когда пришло лето, маленькому Больдо начали искать гувернантку. Разумеется, я заранее подготовился, купив в ближайшем крупном городе рекомендации и документы для Вадомы. Она прошла все испытания не без помощи магии, так как наличие соответствующего статуса весьма ценилось.

Всё шло довольно стабильно по моему плану, так что следовало бы начать готовиться к новому этапу, по результату которого маленький Больдо бы стал полноправным владельцем земель. Но между этими точками стояло целых три человека: Дорин, старший Больдо и Дана.

В середине лета в замок наведалась Эгле, одна из пятерки героев, это её появление спутало мне все планы. Когда прибыл гоблин-посланец с сообщением о том, что границу земель пересекла одинокая женщина в облачении жрицы, ещё и блондинка, я изрядно напрягся. Уже через несколько десятков минут был возле городка Больдо и наблюдал приближение Эгле — это действительно была она.

***

Гостью встретил Дорин. Девушка с хмурым видом отдала поводья лошади слуге, после чего поднялась по ступеням к бывшему мужу, что стоял возле парадной двери.

— Эгле, дорогая! – самодовольно воскликнул он. – Что тебя привело к нам?

– Не притворяйся, что не знаешь, — грубо ответила она. — Где моя дочь?

– Прости, я не ждал тебя, так что её нет дома, – соврал он.

Жрица фыркнула.

– И как у вас обстоят дела с монстрами?

— Всё отлично, — мужчина пожал плечами. — За последние три года у нас появилось больше десятка новых деревень и никто не жалуется, хотя в лесу и довольно опасно.

– Новые деревни? – удивилась девушка. — И нет никаких нападений?

– Дорогая, что мы всё о деле на пороге. Заходи в дом, я накормлю тебя обедом, тогда и поговорим.

Они зашли в открытую дверь, не заметив скрыто наблюдавшего за ними, что прошмыгнул внутрь здания.

Дорин и Эгле прошли в большую столовую, куда было приказано принести обед. Девушка явно не испытывала благодарности к мужчине за теплый приём, но его это не беспокоило.

-- Я не верю, что монстры просто так пропали с этих земель, – говорила жрица не прикоснувшись к еде. – Только не говори, что ты следишь за порядком.

– А почему бы и нет? Ты меня недооцениваешь.

– Ха! Я как раз знаю тебя лучше других.

– Может, я уже изменился за это время. Такое тебе в голову не приходило?

– Было бы чудом, изменись ты.

Они ещё какое-то время препирались, пока Дорин не спросил то, что интересовало тайного наблюдателя:

– Что ты намерена делать дальше?

– Раз Элизы здесь нет, то я пойду в лес разведать обстановку.

– Всё корчишь из себя недотрогу? – раздраженно ответил Дорин. – В таком случае, ты больше никогда не увидишь дочь.

– Ты не посмеешь, – уверенно ответила девушка смотря ему в глаза.

– Хочешь проверить?

После минутной паузы, в течении которой они разглядывали друг друга, Эгле настороженно спросила:

– Что ты хочешь?

– Наконец-то, – Дорин довольно улыбнулся и откинулся на стуле. – Я хочу, чтобы ты родила мне сына.

– Что? – девушка ошарашенно посмотрела на него. – Чтобы ты терроризировал меня двумя детьми?

– Не говори глупостей. Мне нужен наследник, который бы достиг совершеннолетия до моей смерти от старости.

– Но, почему я?

– И это ты прекрасно знаешь, – ухмыльнулся Дорин. – Ты породистая, мой сын получит от тебя повышенные навыки, может даже лучше, чем Элиза.

– Ты... чудовище.

– Дорогая моя, я уже давно не тот юнец, что влюбился в тебя. Время идёт, и я, в отличии от тебя, старею с годами. Так что подумай о моём предложении, я не намерен ждать ещё десять лет.

С этими словами он встал и покинул трапезную, оставив девушку наедине со своими грустными мыслями.

***

Занимательный разговор бывших супругов слышал не только я, но и служанка Даны. Кажется, я получил две проблемы вместо одной. Не мог же я наблюдать, как Эгле рубит моих бесов направо и налево, удивляясь их сплоченности? Не хватало, чтобы информация об этих странностях вышла за пределы Земель Больдо.

Кроме этого, появился гипотетический наследник, что мне совсем не надо было. То есть нужно проследить, чтобы Эгле не согласилась на условия бывшего мужа, а так же он сам не заделал ребёнка где-то на стороне. Разумеется, по закону необходимо, чтобы ребёнок родился в браке, но всё равно откладывать и дожидаться непоправимого не стоит, свадьба может быть и по залёту.

По прошлому опыту я знал, что вряд ли Жрица Света куда-то направится на ночь глядя, так что мне предстояло подготовиться в ближайшие часы к её приходу. Я мог бы запретить бесам приближаться к этой девушке, но следы она не может не заметить. Или если вдруг наткнется на логово монстров?

– Папочка, ты чего приуныл? – спросила материализовавшаяся Анна, что была рядом со мной всё это время.

– Нельзя позволить Эгле войти в лес.

– Так давай убьём эту Жрицу Света? – с невинными глазками предложила элементаль.

– Мы не можем, – вздохнул я. – Она герой, и если умрёт на этих землях, то мы привлечем слишком много внимания.

– Жаль, – протянула она.

– Не знал, что ты такая кровожадная, – усмехнулся я.

– Она жрица этой мерзкой богини! Я не хочу, что бы она мешала папочке.

– Это всё понятно, но не убивать же её просто так?

– Ты убиваешь постоянно кучу бесов чтобы стать сильнее. Почему бы тебе не убить и её, когда она выйдет за пределы наших территорий?

– От светлых я могу получать лишь 10% энергии, – покачал я головой. – И Эгле герой, её нельзя убивать сейчас.

Анна фыркнула и исчезла, оставив меня с моими проблемами наедине.

В итоге я отдал приказ временно сдвинуть позиции подальше от Замка Больдо и не нападать ни на кого из людей в ближайшие дни. Похоже, мне придётся встретиться с девушкой лично и поговорить. В конце концов, она знает меня как героя, да и выведать кое-какой информации не помешало бы.

В оставшуюся часть ночи я спал плохо, мне снились мои родители.

***

– Ты обещал мне! – закричал отец и закашлялся.

Всё верно, я обещал ему дать возможность умереть в бою. Вот только с того момента прошло несколько лет, и когда старость начала брать своё, я не захотел брать его в бой в таком состоянии.

– Отец, вылечись сначала, а потом поговорим.

– Хорошо, но в следующий раз ты обязан выполнить обещание.

Увы, следующий раз не наступил. Не смотря на все мои деньги и власть никто не мог вылечить отца. Шло время, и ему становилось всё хуже и хуже.

– Это ты виноват, – говорила мне мать, – что его последнее желание не сбудется. Он так хотел умереть в бою, что бы попасть в Чертоги Тьмы.

– Мам, он ещё встанет на ноги, – попытался я утешить самого себя, но она лишь укоризненно качала головой.

Когда пришло время отца, он уже мало что мог сказать, лишь хрипел.

– Не так хотел я умереть, – сокрушается отец.

– Тьма примет тебя с распростертыми объятиями, отец. Я уверен в этом.

Но Тьма не пришла; он так и умер в постели без её благословения, уйдя на круг перерождения.

– Он всю жизнь мечтал об этом, – зло сказала мне мать после похорон. – Всю жизнь! И ты мог бы ему помочь, но вместо этого… Твоего отца больше нет и всё из-за тебя. Будь ты проклят!

В тот же день она уехала в своё дальнее поместье и больше я её не видел. Возможно, она действительно любила мужа больше, чем собственного ребенка.

Глава 26

Рано утром Эгле покинула замок и вошла в лес в полном вооружении. Опираясь на прошлый опыт я угадал направление её движения, чему был рад, так как всё раннее утро работал магией земли в попытке уничтожить все возможные следы монстров. Я переоделся специально для неё — более простой доспех, лучший меч, что нашёлся в сокровищнице и Лук Света. Надеюсь, удастся усыпить бдительность нежданной гостьи и она поверит в мою легенду.

Эгле прошла около трёх километров, всё это время я наблюдал за ней. Лицо её выражало явное недоверие происходящим, а потом просто удивление. Через три километра я таки решил показаться ей: просто вышел из-за дерева подальше от неё с накинутым на лицо капюшоном универсального плаща.

— Кто ты? – спросила она сжимая свой посох и готовая к нападению.

Я откинул капюшон и выжидающе посмотрел на неё – какая же реакция у неё будет? Повисла тишина. Но на лице читалось удивление, не более того. Страха или гнева, чего я так боялся, не было.

– Владимир? Это ты? Ты жив? — удивленно воскликнула она без капли агрессии.

Я выдохнул с облегчением и улыбнулся ей.

— Да, как видишь, – ответил я ей. – Здравствуй, Эгле. Как это не странно, но я рад тебя видеть.

Она ещё какое-то время покалебалась и медленно подошла ко мне, я тоже приблизился к ней, держа руку на рукояти меча под плащом. Когда между нами оказалось лишь пару шагов, мы остановились, Эгле посмотрела мне в глаза, и тут я понял, что она готова расплакаться, её подбородок дрожал. Отпустив меч, я с улыбкой протянул к ней руки. И она бросилась в мои объятия, между тем не уронив посох.

– Я так рада, что ты жив! Прости меня.

— За что простить? — удивился я.

— Я… Я не встала на твою защиту. Ведь раз ты жив, то та тёмная штука не имела отношения к Тьме? – она отстранилась и посмотрела мне в лицо.

– Нет, конечно, — я с горечью улыбнулся уголком рта. – Дымка Илины ведь тоже не имеет никакого отношения к Тьме.

-- Я много об этом думала, – она отвела взгляд. – Мне удалось поговорить с тем эльфом, что был с невестой короля. Он сказал, что ты ему не нравишься, но он сомневался, что ты убил Нуриэль. «Я его предупреждал, что так случится, но он мне не верил» – так он сказал. И знаешь, ведь за всё время ты ни разу не сделал ничего плохого. Я… Прости, я нашла твою служанку. Я знаю, что ты дал ей денег на новую жизнь просто так, что ты защитил её. И тогда я окончательно убедилась, что всё это была ложь, что мне нужно было доверять своим чувствам.

– Что? Ты видела, – я запнулся, вспоминая имя, – Руту?

Её глаза расширились от удивления.

– Ты всё ещё помнишь её имя?

– Разумеется. Как она там? Надеюсь, жизнь её сложилась удачно, – продолжил я играть роль хорошего парня. За все эти годы я и не вспоминал ту девицу, разве что первое время.

– Да, она вышла замуж, у неё растёт прекрасный сын.

– Что ж, я рад, она хорошая девушка, – улыбнулся я.

– Прости меня, прости, – она сжала левую ладонь в своих руках и жалобно посмотрела на меня.

– Мне не за что прощать тебя, – я поправил прядь её волос, ведь тактильные прикосновения повышают уровень доверия; разумеется, если вам позволяют к себе прикасаться. – Ты была обманута как и все, но твоя ли это вина?

– У короля много врагов, – начала она оправдываться. – Они очень коварны. Никогда бы не подумала, что можно так легко оклеветать невиновного человека.

– Ничего страшного, всё позади.

Я не собирался пытаться доказывать то, что сам король хотел избавиться от меня как от балласта. Не хватало ещё, чтобы она что-то предприняла и наломала дров.

– Но как ты здесь оказался?

Я пожал плечами.

– А куда мне было идти в чужом мире? Здесь всегда нужна моя помощь и я могу выполнять свою миссию героя. Худо бедно, но живу и не жалуюсь. И знаешь, это даже лучше, ведь теперь я точно знаю, что помогаю простым людям.

– Так вот почему здесь мало монстров? – изумленно воскликнула она. – Пока я шла сюда, то не нашла ни одного монстра и даже их следов.

– Да, эти земли под моей защитой. Сама знаешь, работа тут всегда есть.

– Давай я помогу тебе пока здесь?

Вот блин, этого мне не хватало.

– Извини, но буквально на днях я закончил зачистку, – виновато улыбнулся я и потер затылок. – Вряд ли мы сможем найти монстров.

– Ты такой хороший! Это так замечательно, что ты продолжаешь заботиться о людях не смотря ни на что!

– Да ладно тебе, – замялся я, – всё же я Герой.

– Ты мечник?

По спине пробежали мурашки – Эгле применила [Анализ].

– Вау, как ты прокачался! Ты такой молодец! 36-ой уровень за три года.

– Просто работы всегда много, – виновато улыбнулся я корча из себя скромнягу.

– Ты так много работаешь, не то что мы, – грустно заметила она. – Служба у короля не такая, как мне хотелось бы. Жаль, что я не могу как ты открыто помогать людям.

– Не так уж и открыто. Я живу в лесу, а на найденные у мобов деньги покупаю еду и всё необходимое. Смотри на какое оружие я накопил за два года!

Я достал Лук Света и активировал его. Эгле восхищенно взяла оружие в руки.

– Благодаря тебе я могу использовать [Стрелы Света], а с эти Луком могу быть ещё более эффективным.

– Я так рада. Прости меня, – она закрыла глаза ладонью и протянула мне лук обратно.

– Я же говорил тебе, не за что просить прощения. Кстати, а зачем ты тут? Уж точно не из-за монстров.

Она вздохнула и ничего не ответила.

– Эгле, что-то случилось? – участливо спросил я.

– Дорин хочет запретить мне видеться с дочерью.

– Вот ведь сволочь, – осуждающе покачал я головой.

– Я не знаю, что мне делать теперь.

– Мне казалось, что он тебя любит.

– Вот именно, казалось. Я тоже так думала. Но он как все, даже хуже. Вот и его истинная натура начала проглядываться. Знаешь, что он мне предложил? Обменять дочь на нерожденного сына!

– Что? – удивленно воскликнул я.

– Он сказал, что я смогу забрать Элизу, если рожу ему сына.

– Ты что, не соглашайся! Он ведь тогда будет мучать тебя двумя детьми! – назидательно начал я возмущаться. – И что это за условие такое: обменять одного ребенка на другого? Они ведь оба будут твоими детьми, для обоих ты будешь мамой. Это совсем уже не по-людски.

– Ты прав, мне не стоит соглашаться, – как-то неуверенно ответила она смотря в сторону.

– Может тогда тебе проще вновь выйти замуж за него?

– Что? Ни за что!

– Прости, тогда я не знаю, чем тебе помочь.

– Ой, прости! – встрепенулась она. – Я совсем завалила тебя своими проблемами!

– Нет, что ты, – улыбнулся я. – Я так рад был поговорить с тобой. Как там наши ребята поживают? Я слышал, что Розалия пропала.

– Да, – грустно вздохнула Эгле. – Она единственная не верила в твою виновность и постоянно твердила, что мы все неправы. А потом сказала, что найдёт способ найти тебя. Скажи, ведь это она помогла тебе сбежать? Или ты сам?

Что ж, Розалии уже давно нет среди героев, да и вряд ли Эгле настучит, раз сама уверовала в мою невиновность, так что я кивнул.

– Я так и знала, ты был слаб и избит, ты бы не смог.

– Она вылечила меня и усыпила всех в комнате охраны. Дальше я сам. Слушай, но ведь у Розалии был идентификатор, по нему можно узнать уровень, на который она спустилась.

– В том и проблема, что мы знаем его и перерыли там всё. Среди авантюристов ходит легенда, что в Подземелье есть демон, что исполняет любое желание в обмен на самое ценное, что есть у человека. Но нужно время, чтобы найти его. Последний раз его якобы видели на 45 уровне, туда она и направилась.

– И она пошла искать этого демона? – ужаснулся я.

Эгле кивнула.

– Боюсь, её больше нет в живых. Два года в Подземелье, она не могла выжить. Да и высока вероятность, что тьма проникла в неё за это время, неся с собой скверну, – с грустью сказала она.

Мы замолчали, размышляя о судьбе самого юного героя из пятёрки. Она пошла на такие жертвы ради меня, глупый ребёнок! Нужно пробить её судьбу по моим каналам.

– А как остальные? – наконец нарушил я тишину.

– Альгирдас ненавидит тебя и рад, что ты погиб.

– Ты ведь не станешь разочаровывать его вестями о том, что я жив и здоров? – усмехнулся я.

– Конечно же нет! – воскликнула она. – Если кто-то узнает, то тебя вновь начнут преследовать. Я и так виновата перед тобой. Не прощу себя, если снова наврежу тебе.

– Спасибо, Эгле.

– Илина совсем не беспокоится о твоей гибели. Говорит, что мы сделали всё, что смогли. Йонас почти не знал тебя, но он переживает, что ты пропал, ведь шестой герой был бы не лишним во время очередного Пришествия Теурия.

– Я рад, что у вас всё хорошо. Жаль, конечно, Розалию. Ведь я просил её остаться с героями и служить народу.

– Илина всё ещё считает, что ты влюбил в себя девочку и совратил её. Но ведь это не так, верно?

– Разумеется, нет! – рассмеялся я и тут же затих, после чего грустно продолжил: – Она была мне как дочь. Жаль, что больше не увижу её.

– Я тоже очень скучаю по ней. Она была самой доброй из нас и такой наивной.

– Если хочешь, то можешь сходить в деревню, но только без меня.

– Но почему? – удивилась она.

– Моё лицо. Ведь многие ещё могут помнить меня как шестого героя.

– Ты прав, прости.

– Я провожу тебя.

Без задней мысли она направилась со мной по уже подготовленному пути. На опушке мы расстались, она сказала, что приехала лишь на пару дней из недельного отпуска. Большую часть времени у неё займёт дорога, но иного выбора не было. Я намекнул, что Элиза должна быть в замке, так как не помню, чтобы её гувернантка куда-то уезжала. Лишний повод для недоверия к бывшему ей не повредит.

– Папа, почему ты её отпустил? – спросила севшая мне на плечо Анна. – Неужели не боишься, что она расскажет о тебе?

– Нет, не боюсь. Я знаю Эгле, на самом деле она добрая девушка, пусть и немного наивная. Тем более, она осознала свою ошибку и извинилась.

– Ты действительно не убивал ту девушку, о которой она говорила?

– Нуриэль? Нет, конечно. Мне незачем было убивать её, она была очень доброй и умной девочкой. Увы, такая же жертва обстоятельств, как и я в то время.

– Папа, я не понимаю, та женщина, Кассия, действительно призвала тебя или нет?

– Нет, Анна. Меня призвал Культ Истины, это тело, в котором я был рождён в чистилище, что приготовила для меня Светлая Богиня. Ей удалось каким-то образом похитить мой дух.

– Но почему ты сразу не сказал это Кассии?

– Это слишком сложные вещи. У демонов не всё так просто как у элементалей. Мы умеем красиво лгать, а потому не доверяем друг другу. Как итог, иногда ложь выглядит убедительнее, чем чистая правда.

– Ты прав, папа, это сложно. Можно я полетаю?

– Конечно. Да и вообще нечего постоянно быть рядом со мной.

Ничего не ответив, Анна улетела. Я наблюдал за ней, пока она не скрылась за стволами деревьев, после чего перевёл взгляд на деревню. Похоже, Эгле там встретили хорошо, я увидел некое оживление. Скорее всего, она переговорит с местным старостой, что подтвердит мои слова: ведь монстры действительно теперь не нападают на деревни.

Глава 27

Я нахожусь на тридцатом уровне. Жара, несмотря на вечную ночь, и имитация луны на небе. Впереди меня двадцать бесов, боязливо оглядывающихся по сторонам: гоблины и орки впервые в пустыне.

— Закройте глаза, — приказываю я и они подчиняются. С легкой ухмылкой поднимаю правую руку и с ладони срывается черный густой туман, что медленно берёт в кольцо монстров, а потом быстро смыкается по центру. Крики боли, возня; дымка возвращается в ладонь и взору открывается вид двадцати застывших в предсмертной агонии тел.

– Каждый раз мурашки пробирают, – сказал стоящий рядом Кастул, на что я улыбнулся.

– Слушай, у меня к тебе дело, — я повернул голову и посмотрел на него.

— Какое же, господин Аветус? – с энтузиазмом поинтересовался он.

– Знаешь ли ты демона, что исполняет желания?

– Что? Не совсем понял, — нахмурился он в недоумении.

— Среди авантюристов людей ходит байка о демоне, что исполняет любое желание, но берёт за это самое ценное, что есть у просителя.

Кастул задумался.

— Кажется я знаю, о ком вы, – задумчиво произнёс он потирая подбородок. – Это Лукреция.

— Что ты знаешь о ней?

– Она не имеет уровня, не особо богата. Тьма одарила её довольно специфическим навыком, она действительно может исполнить желание, но с подвывертом.

-- В смысле?

– Она забирает действительно самое ценное, проситель даже сам может не считать плату серьёзной. Это могут быть как деньги, так и слуги или иной товар, а ещё навык. Вот только желание может оборачиваться катастрофой; но стоит отметить, что Лукреция всегда предупреждает о последствиях.

– И всё равно соглашаются?

– Когда исполнение мечты в шаге, то мало кто может думать логически. Но я не слышал, чтобы она работала со светлыми.

– Может, просто скрывает? – пожал я плечами. – Я хотел бы с ней встретиться.

– Не советую, – покачал он головой.

– Это ещё почему? – удивился я.

– Зачем вам сомнительное исполнение желаний? Вы и сами можете всего добиться без всяких условностей.

– Что? Да нет, ты не понял. Один человек пошёл к ней за исполнением желания и пропал. Мне нужен этот человек. Скажи, велика ли вероятность, что Лукреция его убила?

– Это вряд ли, ведь её навык тогда терял бы весь смысл. Как бы могли появиться о ней слухи, если она всех убивает? – хохотнул дракон.

– Тогда познакомь меня с ней, нам нужно поговорить.

– Думаю, на это потребуется время. Лукреция постоянно путешествует то по Подземелью, то в Проклятых Землях. У неё есть свой клочок земли, но там ничего нет: ни поместья, ни даже лачуги. А ещё она Жрица Тьмы, её скорее в храме найдёшь, но она вроде как любит скитаться по чужим домам, ведь Жрицы имеют право проживать один месяц в году в любом жилище и им нельзя отказать в этом.

– Жрица Тьмы, – задумчиво протянул я. – Как интересно. С нетерпением буду ждать встречи с ней.

***

Дана металась по комнате и заламывала руки.

– Да как он посмел, как он может мешать мне? – бубнила она себе под нос. – Брат ещё называется. Мог бы уйти и свой дом основать. Но нет! Он метит на моё наследство. Ничего, я ему не позволю. Правда на моей стороне.

Она остановилась у открытого окна и посмотрела на летний сад; её губы расплылись в улыбке. Там бегал её сын с новой гувернанткой, её надежда на будущее. Вот мальчик остановился возле куста и Вадома подошла ближе, чтобы что-то объяснить ему.

– Правда на моей стороне, – вновь повторила Дана успокаивая себя.

***

Не хотелось встречаться с Даной, по крайней мере не так скоро, но визит Эгле заставил меня зашевелиться. Придётся начать действовать раньше задуманного, но кардинально всё это не повлияет на мои планы.

Я невидимый стоял в саду и наблюдал за тем, как маленький Больдо бегает с палкой в руках и сбивает ей листву с кустов по дороге. Вадома шла вслед за ним и наблюдала, комментируя некоторые его действия. Я знал, что в это время Дана часто спускается в сад чтобы погулять с сыном наедине, пока гувернантка уходит ужинать. Так случилось и в этот раз; я вздохнул с облегчением, так как личной служанки с ней не было.

– Иди, – коротко кинула она Вадоме и та, поклонившись, ушла.

Дана проводила недовольным взглядом прислугу и повернулась к сыну. Её губы тут же расплылись в улыбке.

– Мама, смотри! – довольно чётко детским голоском крикнул мальчик и девушка подошла к нему. – Улитки!

Действительно, по ветке, словно шины, торчали раковины. Больдо ловко собрал их своими ручками и бросил на каменную дорожку, чтобы тут же раздавить.

– Хрустят! – радостно резюмировал он.

– Да, мой мальчик, хрустят, – всё так же с улыбкой ответила она.

Мальчик тут же побежал вперёд по тропинке и Дана последовала за ним. Впереди показалась беседка, внутрь которой зашла молодая мать и заметила игрушку, изображающую героя-мечника.

– Смотри, Больдо, я нашла твоего героя.

Она взяла вырезанную из дерева и раскрашенную в светлые оттенки игрушку и протянула сыну. По началу мальчик бежал с улыбкой, а потом резко остановился. Он насупился и подошёл ближе, ударил маму по руке и фигурка с характерным звуком упала на плитку.

– Это не тот герой! Он мне не нужен!

– Если хочешь, мы купим тебе другого.

– Мне нужен мой герой!

Мальчик топнул ножкой и недовольно посмотрел на мать. Я материализовался за её спиной и Больдо радостно побежал ко мне.

– Герой!

Я зашёл за живую изгородь раньше, чем Дана успела бы увидеть меня. Подхватив сына, я отошёл на несколько шагов, поставил одну ногу на лавку и посадил на неё мальчика.

Дана появилась из-за угла со спокойной расслабленной улыбкой на лице, но увидев меня тут же побледнела.

– Летать! Хочу летать! – Больдо задергал ножками и начал вертеться.

Я улыбнулся ему и потрепал по волосам.

– Значит, летать?

– Да! Да! Да! – затараторил он.

Я встал на обе ноги, слегка расставив их, и начал подкидывать мальчика, отчего тот, как обычно, начал задорно смеяться. Краем глаза я наблюдал за окаменевшей Даной. Она было бросилась ко мне, стоило первый раз подкинуть Больдо, но тут же замерла, так и выставив руки вперёд.

Прошло несколько минут, кажется, к Дане вернулись чувства и она натянула на себя обычную маску безразличия.

– Принеси мне мяч, – попросил я мальчика, опуская его на дорожку, и он с криком «ура» убежал.

– Зачем ты пришёл, Владимир? – высокомерно заявила Дана. – Одно моё слово и тебя казнят.

Я рассмеялся, сел на лавку и облокотился на спинку.

– А ты забавная, – усмехнулся я. – Думаешь, что я слабый изгнанник?

– Что тебе нужно? Говори быстрей, – с неким презрением заявила она.

– Мне нужно то же, что и тебе.

– Глупец, Больдо ты не получишь. Он мой, слышишь, мой! Таков был уговор.

– Я не собираюсь забирать его у тебя, успокойся, – ответил я с улыбкой.

– Тогда зачем ты пришёл?

– Просто хочу помочь своему сыну стать хозяином всего этого, – пожал я плечами и сделал круговое движение указательным пальцем правой руки.

– Он и так станет. Когда вырастет.

– Да? – я наигранно удивленно вскинула брови. – А вот у меня другая информация.

– Что ты знаешь? – с некой угрозой в голосе спросила она.

– Всё, так что можешь не юлить.

Она качнулась в нерешительности, а потом всё же подошла и села рядом.

– Если ты всё знаешь, то и что мне нужно тоже понимаешь.

– Озвучь, мне интересно, совпадают ли наши мысли.

– Что ты можешь? – она бросила на меня презрительный взгляд. – Ты слишком слаб для Дорина.

– Ты в этом так уверена? – я наклонил голову набок, с интересом разглядывая девушку.

– Если можешь помочь, то помоги.

– А что мне за это будет?

Она злобно окинула меня взглядом.

– Ты помогаешь собственному сыну, что ещё тебе надо?

– Ну, в первую очередь я помогаю тебе. Согласись, нашему сыну сейчас нет дела до того, владеет ли он этими землями или нет.

– Это мой сын, – с нажимом сказала она.

– Я не собираюсь отнимать его у тебя, – последовал мой снисходительный ответ.

– Тогда, что тебе нужно? Как в прошлый раз, денег?

– Не отказался бы. Триста золотых.

– Что?! – Дана вскочила с лавки и ошарашенно посмотрела на меня. – Ты с ума сошёл?

– Причём половину вперёд.

– Да иди ты к демонам, нахал!

Я саркастически ухмыльнулся: знала бы она, что я и так от них, по сути.

– Дана, не ломай комедию, сядь. За убийство твоего братца это гроши.

Девушка шикнула на меня и огляделась.

– С ума сошёл такие вещи вслух говорить? – полушепотом обратилась она ко мне.

– Не беспокойся, рядом никого нет, я это точно знаю.

– Навык? – с подозрением спросила она.

Я кивнул.

– Кстати, наш сын возвращается.

– Мой сын.

– Да как скажешь.

Я повернулся в том направлении, откуда должен был появиться Больдо и увидел его через пару секунд. Он шёл с расстроенным видом и без мяча.

– Нету мячика, – сказал он уткнувшись мне в ногу.

– Ничего страшного, – погладил я его по голове. – Мы поиграем во что-то другое, если мама твоя разрешит.

Я посмотрел на девушку и та уверенно ответила отказом.

– Мама! – воскликнул мальчик и уже готов был расплакаться, отчего она сдалась.

– Хорошо, играйте. Только недолго, – с недовольством пробубнила она.

– Догонялки! – сказал я хлопнув себя по коленям и Больдо с радостным криком убежал. Я же повернулся к его матери: – Я приду завтра, так что узнай, когда Дорин покидает замок. И да, подготовь необходимую сумму.

Я улыбнулся и пошёл вслед за мальчиком, а Дана осталась стоять и со злобой трепать свой платочек.

– Вот ведь сволочь! Триста монет! Совсем обнаглел, – пробубнила она.

– Я всё слышу! – помахал я ей рукой издалека.

Дана со злобой ударила каблуком по каменной плитке дорожки и резко развернулась, направившись к беседке.

***

С утра накрапывал дождик, от которого вполне спасал универсальный плащ. Я использовал [Прыжок] и запрыгнул в открытое окно на третьем этаже замка Больдо. В этом же крыле находились покои Даны и нашего сына. Посмотрев на грязные сапоги, я вздохнул и магией воды создал небольшой поток, что помыл обувь, после чего всё это вылетело в окно. Не оставлять следов, верно? Уверенной походкой и применив [Скрытность] и [Тихий шаг], я направился в комнату Даны.

Подойдя к двери, недовольно цокнул языком – в комнате никого не было. Зайдя внутрь, уселся в кресло и такой же невидимый принялся ждать хозяйку. В окно барабанил дождь, тишина, меня начало клонить в сон.

Вдруг две приближающиеся точки жизни вывели меня из дремоты. Это была Дана со служанкой, что зайдя в комнату забрала со шкафчика вещи и тут же ушла. Мать моего сыночка же что-то подвигала на своём дамском столике и подошла к креслу, чтобы плюхнуться в него.

Она могла бы закричать и привлечь внимание, так что я предусмотрительно закрыл ей рот ладонью, а второй рукой обхватил за талию и руки и прижал к себе.

– Не дёргайся, это я, – шепнул ей и она притихла.

– Ты что творишь? – возмутилась она, как рот оказался на свободе. – И вообще, отпусти меня!

Но я не торопился, положив ту ладонь, что только что прикрывала рот, ей на грудь и сжал. Похоже, она впала в ступор, так как замолчала.

– А может займемся чем поинтереснее?

– Да как ты смеешь?! – голос был полон ненависти, она заёрзала на мне в попытке вырваться, что меня только забавляло. Конечно, я не испытывал острой потребности в сексе и скорее издевался над ней.

Когда через некоторое время она стихла, поняв бессмысленность своих попыток, я отпустил её.

– Ты, ты, – она задыхалась от злобы и обиды, смотря на меня влажными глазами. – Ты сволочь, вот кто ты. Ты поплатишься за это.

– Да ладно тебе, я пошутил, – хохотнул я. – Да и как я поплачусь? Ты решила кому-то рассказать обо мне? Рискни, и вместо Дорина на тот свет отправишься ты.

– Ты не посмеешь.

– Хочешь проверить?

Она отвернулась и подошла к своему столику. Поколебавшись, она открыла ящик и достала оттуда мешочек.

– Я смогла найти только 115, – сказала она повернувшись ко мне.

– Тогда я зайду чуть позже, – пожал я плечами вставая с кресла и поправляя одежду.

– Стой! – она загородила мне путь к двери. – Дорин отправится на родники один, послезавтра. Чтобы потом сопроводить груз. Это идеальное время.

– Что ж, не поспоришь. Жаль, что денег у тебя не хватает, – разочарованно вздохнул я.

– Стой! – она уже прижалась к двери. – Хорошо, приходи послезавтра утром, я найду оставшиеся деньги. Дорин всё равно после обеда собирался уходить.

Я подошёл вплотную и ухмыльнулся, нависнув над ней.

– Ты действительно думаешь, что сможешь остановить меня так, прикрыв собой дверь?

– Но я…

Она запнулась, я же банально взяв её за подмышки переставил в сторону.

– Я найду деньги! – поспешно добавила она с надеждой смотря на меня.

– Смотри, чтобы послезавтра утром нужная сумма была у тебя.

Я открыл дверь и применил [Скрытие]. Уже идя по коридору обернулся и улыбнулся, как Дана недоуменно стоит возле двери и оглядывается по сторонам.

Ведя себя как наёмник, я хотел убедить её в том, что помогаю лишь ради денег. На самом деле эти триста монет лишь пшик для меня сейчас, когда в сокровищнице лежит более десяти тысяч. Так же я более чем был уверен, что она попытается сделать меня крайним, глупая наивная женщина. Всё обернется против неё из-за её же поспешности и самоуверенности.

Глава 28

Был прекрасный летний денёк, такой же хороший, как и моё настроение.

Окно в комнате Даны открыто, так что через него и решено было забраться. Девушка сидела на стуле возле зеркала, а служанка расчесывала её волосы. Я бесшумно слез с подоконника и прокрался к креслу, чтобы в таком же невидимом состоянии дождаться, пока барыня освободится. Ох уж эти аристократы! Я еле удержался от вздоха, который мог выдать мой присутствие.

Когда наконец сложная причёска была закончена, а служанка ушла, я подал голос:

— Наконец-то! Я уж думал, что это никогда не закончится.

Дана подпрыгнула от испуга и ухватилась одной рукой за свой туалетный столик, чтобы не упасть, а другой за сердце. Склянки звякнули и одна упала на пол, покатившись под кровать — её я проводил долгим взглядом.

– Ты зачем так пугаешь? – возмутилась девушка. – Как долго ты здесь сидишь?

— Я пришёл, когда тебе уже начали заплетать волосы, а что?

— Как ты сюда проник вообще?

– Фокусники не раскрывают своих секретов.

– Что, шарлатаны?

Я недовольно прищурился – похоже, это сложности перевода [Интерпретацией].

— Не важно.

— Я не ждала тебя так рано, специально встала сегодня ни свет ни заря, чтобы успеть.

— Дана, восемь утра. Не свет ни заря это четыре утра.

– Четыре часа это ночь!

Я вздохнул и устало закатил глаза.

– Ты деньги приготовила?

— Да, – она открыла ящик стола и достала вчерашний кошель, только немного поувесистее. -- Дорин выезжает сегодня в три дня.

– Отлично.

Встав с кресла и подойдя к девушке чтобы забрать вознаграждение, я на секунду замер почувствовав опасность. Перед глазами появилась картинка, как я уже в лесу вынимаю из кошелька медную монету и бросаю её в сторону.

– Что-то не так? – нейтральным голосом поинтересовалась девушка.

– Нет, всё отлично, – сказал я с улыбкой и забрал кошель. – Не ожидал, что ты и правда сможешь собрать необходимую сумму.

Похоже, впервые за долгое время сработал мой навык [Предвидение], интересно, что это за монета такая?

Я уже собрался уходить, но повернулся к девушке сказал:

– Если не хочешь проблем, то в течении ближайшей недели найдёшь оставшуюся половину.

– Не волнуйся, найду, – улыбнулась она.

Оказавшись в лесу я достал монету и применил свой [Усиленный Анализ]: оказалось, что это артефакт слежения, причём на расстоянии до десяти километров. Мощная вещь; её я выбросил так же, как и в видении.

Предвидение ур. 7

[Детали: Вы можете предвидеть приближение опасности. Основано на нейтрально-отрицательном отношении к вам нападающих. Пассивный навык. Эволюция после 30 уровня – Пророчество]

***

Было около трёх дня, я сидел на возвышенности недалеко от каменной дороги, что вела от Замка Больдо и его мини-городка до самых рудников – главного источника доходов номинального хозяина этих земель. Дорин должен был идти именно по этому пути; он, кстати, не относился к освящённым Богиней Света.

– Папа, а почему ты помогаешь этой противной женщине? – спросила меня сидящая на плече Анна.

– Ты про Дану?

– Да.

– Я не ей помогаю, а себе.

– Но разве ты не ради денег это делаешь? – с подозрением поинтересовалась девочка. – Кстати, мало взял, нужно было не менее пятисот золотых просить, а то и тысячу.

Тысяча золотых, она совсем не разбирается в ценообразовании, рассуждает на основании того, что лежит в моей сокровищнице. Я молча смотрел вдаль: должен ли я обсуждать свои планы с элементалем? Вряд ли, она всё равно не понимает устройства обществ биологических рас, основы знает, но…

– Анна, ты доверяешь мне?

– Конечно, папочка.

– Поверь, так надо. Это на благо мне.

– Я ещё хотела кое-что спросить.

– Спрашивай.

– Этот мальчик Больдо действительно твой сын?

– Разумеется, я же говорил об этом.

– Но почему он не демон?

– А я демон?

Анна недоуменно посмотрела на меня, после чего пожала плечами.

– Ты очень необычный, папочка.

– Да уж, у меня куча имен для личин: герой Владимир, последний король демонов Аветус Кровавый, а ещё железный авантюрист Димир.

– А кто ты на самом деле?

– Я есть я, – пожал плечами. – Да и так ли важно имя?

– Да, ты мой папочка, и это главное! – улыбнулась Анна. – Я узнаю твой дух из тысячи и без имени.

– Спасибо.

Оставшееся время до появления Дорина мы сидели молча. Его конь бежал рысью, так что медлить было нельзя.

Я скрылся, как и элементаль; мы находились на возвышенности метрах в трёхстах от дороги, так что всадник не заметив нас спокойно прошёл мимо. В момент, когда он уже располагался ко мне спиной, я развеял сокрытие. Как никак, нельзя использовать атакующие навыки в этом режиме.

Достал Лук Света и призвал совместимую с ним [Стрелу Скверны], натянул тетиву…

Конечно, мне бы не хотелось его убивать с одного удара, но Дорин был выше 90-го уровня, очень сильный противник. Возможно, я и сравнялся с ним по навыкам или даже превзошел, но рисковать не хотелось. Да и скверна сама по себе нарушала потоки энергии в организме, нарушая баланс. Раненный и заражённый, он вряд ли бы смог оказать какое-то стоящее сопротивление.

Стрела слетела с моих пальцев, несясь в сторону одинокого путника.

Дорин никак не реагировал до самого последнего момента. Я ясно увидел, как рассыпался ставший видимым защитный щит и всадник. Кувыркаясь в воздухе, он улетел в придорожные кусты по касательной. Лошади повезло меньше, на её месте остались лишь кровавые ошметки, что растянулись в сторону полёта её владельца.

Приняв нужную позу и применив [Рывок], рванул до дороги и заметил, что даже камень покрытия пострадал от взрыва [Стрелы Скверны]. Не важно, позже разберусь.

Ещё рывок в сторону кустов и тут же [Скрытность], замечаю корчащегося от боли и плюющегося красной слюной Дорина. Рядом валяется несколько его зубов. Его правая рука превратилась в ошметки, нанизанные на белую кость; как я мог видеть, она сломана в нескольких местах и держится исключительно на остатках плоти. Темная склизкая структура заклинания против потери крови работала плохо. Кровь хоть пока и не хлестала, но защита рывками сползала к плечу.

– Проклятье! – злобно процедил сквозь зубы Дорин. Похоже, что ему явно было не до меня, да и вряд ли мог разглядеть сквозь навык скрытия.

Сгусток скверны находился на предплечье, то есть Дорин мог бы просто оторвать остатки руки и освободиться от заразы! Меня это в корне не устраивало, так что ударом ладони в его грудь использовал [Осквернение], так как здоровье его просело лишь на треть.

– Что, кто здесь? – подал голос после удара Дорин. – Что тебе нужно? Я заплачу!

В ответ удар отправил его в полет до ближайшего дерева, в который он врезался плечом; его закрутило и он снова прокатился по земле.

[Рывок] и второй удар по ребрам отправляет его в очередной полет, на этот раз мимо деревьев, но прямиком в огромный камень, основная часть которого давно была под землей. Звонким хрустом брони и ребер его полет и остановился.

Снова [Рывок] и удар ногой в грудную клетку оставляет на камне за ним целую сеть трещин. Здоровья у него осталось менее трети.

Не отрывая ноги от места удара, я склонился над жертвой и снял [Скрытность].

– Бууу! Страшно?

Несколько секунд Дорин ошарашено смотрел на меня, но боль быстро вырвала его внимание.

– Владимир? Ты что ли? – сказал он и застонал, скривившись от боли в попытке сесть поудобнее, чему мешала проткнувшая его во время одного из полётов ветка. Кровь из раны потекла струйкой.

– Как видишь, это действительно я, – ответил преклонив рядом с ним колено. Взял левой рукой за плечо правой прошёлся огнём по ране на остатке руки чтобы прижечь, благо это единственный источник большого кровотечения. – Не дёргайся!

Дорин зарычал, а потом начал быстро и неглубоко дышать. Я же в это время достал из сумки маленькую железную кружку без ручки, чтобы потом прислонить её к ране для сбора крови. Мужчина чуть ли не квадратными глазами посмотрел на процесс.

– Ты что творишь?

– Кровь собираю, не заметно?

– Но зачем?

– Понимаешь, навыки порой такие странные. Чтобы использовать некоторые нужно выпить крови.

– Что? Но это только в запрещенных темных ритуалах! Не мог подобный навык появиться у тебя. Только у…

Он осекся.

– Ну же, продолжай.

– Не вижу, чтобы ты был демоном, да и служить Тьме нужно не менее десяти лет ради подобного, насколько я знаю.

– А может я и есть демон, только в теле человека.

– Не шути так. Почему ты напал на меня?

– Откуда ты знаешь, что я шучу?

– Потому что это невозможно. Если я чем-то обидел тебя, то прошу прощения. Я готов заплатить! Проси любую сумму.

Тем временем кружка наполнилась наполовину – объём 100 мл. Я прижал пальцем рану и остановил кровь, вызвав болезненный стон Дорина.

– Ну что, за твоё здоровье? – я замер, понимая абсурдность сказанного. – М-да. Короче, за меня.

Выдохнув в сторону как заправский алкоголик, я скривился и одним махом опустошил кружку, занюхивая рукавом. Честно, это было мерзко. Теплая, немного тягучая, да и привкус не сказать что приятный.

– Не в укор тебе будет сказано, но какая мерзость.

– Зачем ты это делаешь? Что тебе нужно.

– Черт, – недовольно ругнулся я, так как навык не сработал. – Чтоб эту вероятность процентную.

Я опять прислонил стаканчик и принялся набирать в него кровь Дорина.

– Мне? – признаться, его вопрос заставил меня призадуматься. – Я бы мог сказать, что ничего личного, но это не совсем так. Если кратко, то тебя заказала Дана.

Дорин было засмеялся, но это больше походило на предсмертный хрип.

– Не шути так, – сказал он отдышавшись.

Я делал вид, что не замечаю его движений левой рукой, как он пытается достать из-за пояса нож. Когда его конечность уже была заведена за спину, я рывком схватил его за запястье и оттянул.

– Что ж ты так, это ведь бесполезно, сам понимаешь, – сочувственно произнёс я забирая нож.

– Ну прости, перед смертью не надышишься, должен понимать.

– Почему думаешь, что я шучу? – решил продолжить разговор.

– Дана не могла так поступить, она же моя сестра.

– И что, что сестра? Думаешь, она испытывает к тебе огромную сестринскую любовь?

– Да знаю, что недолюбливает. Но мы же семья! Она, конечно, сумасбродная, но что б заказать меня? Слушай, – он внимательно посмотрел на меня. – Сколько она тебе заплатила? Я дам в два раза больше.

Я опять прижал ранку и после выдоха глотнул крови.

– Та ёмаё!

Реально, два раза уже выпил, а навык не сработал. Здоровье Дорина таяло на глазах, ещё немного и он подохнет. Ладно, последний раз и прикончу, в таком случае хоть бы один активный навык поглотить.

– Триста она дала.

Дорин опять хотел было посмеяться, но рана не дала.

– Тысячу, я дам тысячу золотых!

– За дурака меня держишь? Только вылечи тебя и нападёшь.

– Клятва, я готов дать клятву.

– Прости, но должен тебя убить.

– Почему? Что тебе нужно? Я дам всё что хочешь!

– Все Земли Больдо?

– Что? – удивился он, но тут же спохватился. – Да, всё что хочешь!

– Смотри какой шустрый, – усмехнулся я. – Эти земли не принадлежат тебе.

– Но я единственный наследник! Отец стар, скоро всё это станет моим.

– Единственный? – снова усмехнулся я и надавил на рану, чтобы кровь потекла быстрее.

– Что? Но кто ещё?

– Маленький Больдо, сын Даны.

– Но…

И тут, похоже, до него дошло, глаза так и забегали.

– Я не понимаю, почему? Это выгодно только Дане, ты ничего от неё не получишь, чтобы она не обещала.

– Знаешь что? Не всё так просто, как ты думаешь. И я не собираюсь перед тобой отчитываться. Фух!

Я опять выдохнул и опрокинул в рот кружку с противной жидкостью.

Навык Поглощение Пассивного навыка активирован. Поздравляем! Поглощён навык [Амбидекстр]

– Ну наконец-то! – довольно улыбнулся я. – Прости Дорин, и прощай!

– Стой, всё что хо…

Закончить фразу он не смог, так как [Тень Поглощения] убила его.

Поздравляем! Поглощён навык [Бой двумя мечами ур. 1]

Что ж, два неплохих приобретения за сегодня.

Выйдя на дорогу я задумался: стоило ли скрывать следы нападения? В принципе, если Дорин пропадёт, то это менее палевно, чем если оставить куски мяса как оно сейчас есть. Так что я сжёг и углубил в землю пепел от трупа, потом то же самое сделал с остатками лошади. Так же магией земли починил каменное покрытие дороги и снова всё внимательно осмотрел. Ещё несколько штрихов и даже я бы не заметил следов того, что здесь что-то произошло.

С улыбкой на губах я покинул пустынную дорогу.

Глава 29

Пугать Дану было забавно, так что и в этот раз я не мог отказать себе в удовольствии. Она спала в кровати, лицо расслабленное и не чувствуется той стервозности, что всегда при ней. Казалось бы, обычная симпатичная девушка, но именно она буквально вчера оплатила половину заказа за убийство собственного брата.

Дорина немного жаль, довольно сильный боец, мог бы пригодиться. Но я очень сомневаюсь, что боль от [Демонической печати] могла бы его остановить, он нашёл бы способ сообщить о себе. Такие вещи хорошо использовать официально, но не скрытно, иначе это лишь костыль. Заставь раба убить себя или кого-то другого, и он будет прилагать максимум усилий для неподчинения, что может сильно повлиять на исход миссии. Попроси кого-то с промытыми мозгами — он сам побежит и с радостью исполнит.

Но не время предаваться глупым мыслям. Встав у кровати, начал медленно стягивать одеяло, на что девушка что-то недовольно пробурчала и перевернулась на другой бок. Ох и соня! Сдаваться я, естественно, не собирался и начал щекотать её ступни. Она подёргала ногами, после чего наконец-то вскочила и села на кровати, испуганно озираясь по сторонам.

— Кто здесь?

Показаться сразу после этого вопроса было бы слишком скучно. Подойдя к столу, я подтолкнул склянку, что с характерным звуком упала на пол. Дана подпрыгнула на месте и посмотрела на столик.

– Владимир, это ты ведь? Хватит меня пугать!

В ответ я лишь зашёл к ней за спину и, взяв лежавшее на полу одеяло, накинул его на девушку и навалился, прижав к кровати. Естественно, Дана запищала и начала выкручиваться из моих рук. Не удержавшись, я засмеялся и таки отпустил её. Да, я глупо себя повёл, но, черт, могу же я хоть иногда быть несерьёзным?

– Идиот! Что ты себе позволяешь? – закипела праведным гневом Дана, прикрываясь одеялом.

— Да ладно тебе, весело же, — ответил я с невозмутимым видом садясь в кресло и вальяжно закидывая одну ногу на другую.

Смысла прикрываться я не видел – девушка была в приличном таком платье, что всё скрывало, пусть и в рюшах из полупрозрачной ткани.

– Как ты вошёл? Дверь закрыта на ключ!

– Я хожу сквозь стены, — ответил я невозмутимо. Зачем ей знать, что окно на третьем этаже для меня как дверь?

— Что тебе нужно? — раздраженно спросила она, пытаясь поправить растрепанные волосы.

– Да так, зашёл сообщит, что всё исполнено.

Дана замерла, с недоверием смотря на меня.

– О Дорине ещё ничего не известно. Может, он сегодня живой и здоровый вернётся с рудника, откуда мне знать?

— Моё дело предупредить: у тебя неделя, чтобы достать оставшуюся сумму.

– Я же сказала, что всё сделаю, -- снова раздражение сквозило в её тоне. Глупышка, неужели не знает ещё, что артефакт я выкинул? И тут меня посетила интересная мысль.

– Ладно, некогда мне тут с тобой рассиживаться, – сказал я вставая с кресла и замер, внимательно смотря на неё. – Если только ты не хочешь снять своё платье и заняться чем-то более интересным.

Дана дважды моргнула и тут её лицо перекосило от ярости.

– Да как ты смеешь?

Она кинула в меня подушкой, которую я с легкостью парировал.

– И чего ты такая вредная? – пожал я плечами. – У нас сын подрастает, чего я там у тебя не видел то?

– Убирайся!

Применив [Рывок], я тут же оказался нос к носу с девушкой, отчего та испуганно отпрянула.

– Приказы будешь раздавать своим слугам, – грозно пригрозил я, приправив эффект [Глазами страха]. – Пока я шучу можешь поддерживать игру, но если мне действительно приспичит, то советую не выпендриваться. А пока имей уважение к тому, от кого зависит твоя жизнь.

Дана сидела бледная как смерть, даже вены под кожей проявились. Уровень навыка имел максимальное значение, а девушка ведь не боец, да и маг из неё весьма посредственный. Не может быть…

Не отрывая взгляда от глаз девушки, я аккуратно просунул руку под одеяло – действительно мокро. Надо запомнить – никогда не применять [Глаза страха] к гражданским. Надеюсь, её сознание я эти поступком не повредил.

Медленно выпрямившись, я исчез, но ещё какое-то время продолжал оставаться в комнате. Дана всё так же безмолвно сидела, уставившись в одну точку, пока не зашла служанка и не вывела её из оцепенения.

– Доброе утро, госпожа Дана! Вы уже не спите?

И тут Дана расплакалась, введя в ступор служанку. Та медленно подошла и попыталась успокоить хозяйку.

– Вам приснился страшный сон? Ой, – она заметила мокрые простыни. – Не беспокойтесь, мы сейчас всё уберём.

Твою мать. Никогда, никогда больше не использовать [Глаза Страха] на гражданских!

Слегка пристыженный, но также не замеченный, я удалился через окно.

В лесу нашёл медную монету, что выкинул накануне. Чуть позже вернулся в пустую комнату Даны и положил артефакт в ящик её столика, откуда прежде она достала кошелек для меня.

***

Итак, основное и самое сложное задание я выполнил. Признаться не ожидал, что убийство Дорина пройдёт настолько гладко. Пока же мне предстояло решить пару проблем с монстрами, что так и норовили подраться между собой. А точнее тролли и орки, что просто ненавидели друг друга, и которых поселил в одном лагере на время учений. Чудом было то, что они сразу друг друга не поубивали – уже прогресс. Перспектива подготовить действительно боеспособную армию из бесов к моменту Нашествия всё более походила на выполняемую и реальную.

***

Я с Кастулом столкнулся сразу, как только вышел из Пространственного прохода. Он чем-то безумно доволен, улыбка расползлась чуть не до самых ушей.

– Добрый вечер, господин Аветус!

– И тебе здорово, чего такой счастливый?

– Я нашёл её!

– Кого? – насторожился я от непонятного энтузиазма дракона.

– Лукрецию, конечно! Она ждёт нас в оазисе.

Я вздохнул с неким облегчением, так как стрёмно находиться рядом с верзилой, что вас боготворит и вообще весь такой счастливый.

Лукреция представляла из себя, как это ни парадоксально (сарказм), красивую девушку на вид лет так двадцати пяти или чуть старше. На ней было довольно открытое платье с глубоким декольте, ромбовидный вырез на животе и бедрах, а так же, как позже я заметил, обнаженная спина до самой поясницы. Ткань имела этот магический оттенок, наподобие парадной мантии Фавония, что будто поглощала весь свет, что падал на неё.

Она встала с камня и обворожительно улыбнулась, стоило нам показаться из-за деревьев.

– Лукреция! Приятно с вами познакомится, – я взял её вытянутые руки и поклонился, коснувшись ими лба. Очень уважительный жест, на подобие поцелуя на Земле.

– Вы не представляете, насколько мне приятно, Аветус Кровавый.

– Что вы, – кисло скривился я, – просто Аветус без этих титулов.

На мне всё ещё были амулеты демонической ауры, но всё же Лукреция Жрица Тьмы, она должна замечать подобные вещи. Но вела она себя довольно уважительно, будто я демон, а не человек.

– Я слышала, что вы хотели у меня что-то узнать. Признаться, я заинтригована.

– Не стоит, сущие пустяки, – улыбнулся я. – Говорят, что вы можете исполнить любое желание.

– Действительно, абсолютно любое, хоть и с оговорками, – удивилась она.

– Вы работаете со светлыми расами?

– Светлыми? – она насторожилась под моим испытывающим взглядом.

– Людьми, например.

– Что вы, нет. Нам ведь запрещено контактировать с людьми.

– Лукреция, я не из Инквизариуса, мне абсолютно наплевать на те порядки, что установил Теурий. Пожалуйста, ответьте максимально честно.

Лукреция улыбнулась, пытаясь скрыть сомнение.

– Действительно, иногда ко мне приходят светлые за исполнением своих желаний.

– И вы ведь оправдываете их надежды?

– Сама Тьма наградила меня эти талантом, – снова улыбка.

– Спасибо, что вы честны со мной. Я ищу одного человека, а точнее девушку.

– А каково её имя?

– Розалия.

У Лукреции дернулся глаз.

– Розалия, одна из пятерки героев, ушла в Подземелье пару лет назад на поиск демона, что исполняет желания.

– Что? – Кастул ошарашено посмотрел на меня, а потом на девушку. – Один из героев пришёл к вам и вы это скрыли?

– Не беспокойтесь, Кастул на моей стороне. Ни одно слово из нашего разговора не достигнет ушей Теурия.

Я повернул голову и внимательно посмотрел на дракона. Тот взял себя в руки и кивнул:

– Клянусь, ни одно слово.

Лукреция молчала.

– Прошу вас, – настаивал я. – Это очень важно.

– Хорошо, – наконец начала она. – Мой дар обязывает меня. Я действительно исполнила желание пришедшей ко мне девочки по имени Розалия.

– И что с ней произошло после?

– Увы, это оказалось побочным эффектом.

– Что именно? – я уже начинал злиться.

– Скверна.

– Она жива?

– Последний раз когда я её видела – была жива.

– Как давно это было?

– Две недели назад.

– Мне нужно срочно видеть её.

– Простите, но это опасно. От скверны нет лекарства, всё это время я лишь поддерживала в девочке жизнь.

– Скверна не проблема, – я демонстративно призвал сгусток и тут же его развеял, вызвав шок у демоницы.

– В таком случае…

– Веди меня к ней, – я встал с камня.

– Путь займёт около пяти дней, – виновато сказала она.

– Просто скажи, где она? – рявкнул я.

– В моём доме, в Проклятых Землях.

– Мы сейчас же направляемся туда. Как далеко твои владения от Башни Больдо?

– Максимум сутки, но только если на ездовых ящерах.

– Будут тебе ящеры.

Я проговорил заклинание и чертыхнулся, встретив преграду – башня ведь имела защиту. Быстро сообразив, вспомнил местечко неподалёку, куда и создал Пространственный проход.

Чёрт! Маны маловато остаётся. Я отошёл в сторону и тихо прошептал:

– Анна?

– Я здесь, – тихо прозвучало над ухом.

– Будь начеку.

– Хорошо, папочка.

– Чего сидим, кого ждём? – уже громко обратился я к Лукреции. – Живо в Проход!

Девушку уговаривать не пришлось, как и Кастула, что чуть было не последовал за ней.

– А ты куда? – остановил я его за плечо.

– Я подумал…

– Я полагаю, у тебя и так много дел здесь. И прошу, – смягчился я, – это для меня личное дело.

Кастул кивнул с понимающим видом и отошёл в сторону.

– Удачи вам.

– Спасибо.

На поверхности было ещё светло, Лукреция стояла в моём ожидании.

– Куда дальше? – осторожно поинтересовалась она.

Я махнул в нужном направлении и мы направились туда.

– Простите за резкость, – решил я извиниться. – Это важное дело для меня. Сами понимаете, живой герой много стоит.

– Ничего, я всё понимаю. Не переживайте, она должна быть жива.

Мы перешагнули через пространственную ловушку и оказались буквально в ста метрах от башни. Я сразу же направился к хозяйственным постройкам, где меня тут же приметил краснокожий демон из прислуги.

– Чего изволите, господин? – услужливо поинтересовался он, стоило мне пройти через калитку.

– Оседлать двух ящеров.

– Сию минуту, – поклонился он и через десять минут уже верхом я и Лукреция отдалялись от башни.

Глава 30

Сорин вздохнул и создал стену огня, что сожгла всех несчастных.

Он находился в подземелье, вместе со своей группой авантюристов. Сжечь жертв гоблинов и больных скверной — его постоянная обязанность, что стала рутиной, так как никто не хочет этим заниматься. Очередная низкая пещера стала братской могилой с лёгкой руки Сорина.

Юноша снова вздохнул и развернулся, направляясь в сторону товарищей, что сидели невдалеке прямо на земле и ждали его.

— Всё? – удивленно озвучил немой вопрос всей группы лидер, на что Сорин утвердительно кивнул.

Остальные переглянулись и встали на ноги, чтобы продолжить путь.

– Ты слишком легко убиваешь. И быстро, – нахмурившись снова сказал лидер, когда группа отдалилась.

Сорин ничего не успел ответить, так как собеседник ускорил шаг и обогнал его. Да юноша и растерялся от подобного обвинения, но тут же злоба наполнила его.

— А ты хочешь чтобы я их убивал медленно? — крикнул он вдогонку и лидер остановился обернувшись. – По твоему они мало намучались и не заслуживают легкой и быстрой смерти? Хоть иногда думай что ты собираешься сказать прежде чем что-то такое озвучить... Или ты считаешь, что мне от этого легко? Хочешь сам этим заняться в следующей раз? Нет? Вот и не лезь больше с такими дебильными замечаниями…

Подобный агрессивный настрой от вечно спокойного и размеренного Сорина привел лидера группы просто в ступор и он не знал как на это реагировать. Сорин же сплюнул на землю и просто пошел дальше, тем самым дав понять, что лучше им не продолжать этот разговор.

– Ненавижу смерти, – расслышал полушепот лидер отряда от уходящего мага.

Это повторялось снова и снова. Каждый раз его обвиняли в том, что сами сваливают на него — убийстве обреченных. Сорин устал, он скучал по тем временам, когда работал вместе с Димиром и Кариной.

Когда Димир ушёл, Виолетта очень обрадовалась. Да и он сам был немного рад, что теперь может быть рядом с любимой и защищать её. Но в итоге всё обернулось не самым лучшим образом.

Как Димир и предсказывал, почти всю работу повесили на более опытного мага, что прикрывал тылы и спасал каждого члена группы, что лез на рожон. Конечно, Эмилиан делился добычей честно, как он считал, а именно поровну. Вот только сам Сорин понимал, что именно он делает большую часть работы.

Однажды Сорин не смог уследить и один из членов группы был ранен весьма серьёзно. Кроме того, маны у мага оставалось мало, он хотел поберечь её для внезапных нападений монстров, вот только группа считала иначе. Даже Виолетта встала на сторону брата, что больно кольнуло юношу. Он сделал так, как они хотели, а когда всё же напали монстры по дороге обратно, то их ждал тяжелый бой с ранениями. Естественно, в неудачах обвинили именно самого опытного мага. Более того, ему сократили долю от добычи, сославшись на моральный ущерб.

В ту же ночь Сорин усыпил всех, спокойно собрал вещи и ушёл. Утро он встретил в караване купцов, что шли в другой город.

Отчасти, было стыдно вот так молча бросать всех, особенно Виолетту, но иначе он уже не мог. Урезание доли в добыче стало последней каплей, больше терпеть не представлялось возможным. Жизнь превратилась в какой-то ад, даже хуже, чем с избивавшими его авантюристами, от которых спас Димир. Там хотя бы ответственность была минимальна, здесь же всё лежало на его плечах. Больше так жить он не мог.

Вот только как бы далеко он не уезжал, в любом городе не мог задержаться дольше, чем на несколько месяцев. И пусть сейчас он золотого ранга, это совсем не грело душу. Везде он был чужим, везде на него косились из-за отсутствия жалости и промедления в рискованных ситуациях. Сорин был глубоко убеждён, что делает всё правильно, вот только остальные хоть и не могли назвать причин, но частенько были недовольны. И снова юноше это надоедало и он уходил. Так же легко, как и после первого задания с мерзавцами — попадались и такие, с ними он тоже работать не мог.

Самое большое, о чём сожалел Сорин, это что не настоял на том, чтобы уйти вместе с Димиром. А ещё щемило в груди из-за смерти Драгоша, единственного человека, что ещё хоть как-то удерживал его в Южной Столице.

***

Путь был долгий, но я намеревался не останавливаться на перерыв. Что такое сутки, когда прошло уже более двух лет?

Животные определенно устали, они тяжело дышали и уже давно сбавили шаг. Я покосился на Лукрецию, похоже ей тоже было нелегко несколько часов находиться в седле. Скребя сердцем, я всё же решил сделать привал, благо уже был полдень, а мы двигались всю ночь.

Лукреция просто упала с седла, на котором сидела в пол оборота, так как её красивое платье не предполагало подобных извращений. Реально, она еле забралась на бревно, рядом с которым я остановился.

— Анна, проверь, насколько далеко мы от селений.

Лукреция удивленно уставилась на меня, но ещё больше её поразил последовавший изнеоткуда ответ:

– Хорошо, папочка.

– Это ваш элементаль? — осторожно поинтересовалась она.

– Да, только называйте её моей приёмной дочерью, пожалуйста.

-- Приёмной дочерью? – удивленно вскинула она бровь.

Я уже сам был на ногах и раскладывал походную утварь, намереваясь приготовить нам обед.

– Хорошее отношение такая же валюта, как и золото. Ей приятно быть дочерью, а меня это ни капли не затрудняет. Выгодный обмен.

Я внимательно посмотрел на Жрицу, но, похоже, ей требовалось время переварить услышанное, так что я продолжил приготовления. Наконец, вернулась Анна и села мне на плечо.

– Ближайшее поселение в трёх километрах.

– Вот и замечательно, – улыбнулся я фее. Ничего не мог с собой поделать, настолько она напоминала мне этих мифических созданий с Земли.

Чан был повешен над Камнем Очага, до приготовления обеда оставалось немного времени. Я же тем временем быстро разложил Камни Защиты вокруг нашего лагеря. Лукреция заметно клевала носом.

– Я наложу на нас пространственную иллюзию, – неожиданно встрепенулась она, отгоняя дремоту и исполнила сказанное, подойдя к периметру защиты.

– Еда скромная, вы уж простите, – протянул я ей миску по возвращению.

– Ничего, я не привередливая, – ответила она с улыбкой беря мою запасную миску. – К тому же, кто ещё может похвастаться тем, что смог отведать блюдо, приготовленное самим Аветусом Кровавым.

Её реплика меня рассмешила.

– Я могу сделать это блюдо еще более особенным, – с этими словами я забрал из ее рук миску и под удивленный взгляд передал ее элементалю. – Анна, охлади немного, пожалуйста.

Девушка увеличилась в размерах и приняла тарелку. По сути ничего не изменилось внешне, лишь секундное промедление и Анна с радостной детской улыбкой передала миску Лукреции.

– Спасибо, – так же искренне улыбалась демоница, забирая кашу из рук элементаля.

Когда с едой было покончено, мы легли подремать. Только наполнив желудок я почувствовал сонливость – всё же сам не спал более суток. Разумеется, я не особо устал от дороги, что не удивительно с моей-то выносливостью, а вот животные и Лукреция не могли подобным похвастаться. Стоит поберечь их и себя.

С этими мыслями я и уснул.

***

Дом Лукреции представлял из себя небольшое двухэтажное строение из серого камня. Там максимум было метров двести площади, наверное; хозяйственные постройки чуть в стороне.

Нам навстречу выбежал краснокожий демон, что даже от поспешности не закрыл за собой входную дверь.

– Госпожа Лукреция, мы так рады вам и гостям, – как-то обеспокоенно сказал он.

– Возьми ездовых ящеров и накорми их, – небрежно отдала приказание девушка, что слуга поспешил исполнить.

– Не обращайте внимания, – обратилась она ко мне, когда слуга уже ушёл. – Я редко бываю дома, да и гостей не часто привожу.

В довольно просторном холле нас встретила девушка-служанка низким поклоном.

– Здравствуйте, госпожа и гость, – вежливо сказала она. – Мы уже готовим для вас ванную и комнаты.

– Это всё замечательно, конечно, – нахмурился я смотря на Жрицу, – но я пришёл сюда ради одной конкретной цели.

– Конечно, прошу вас, идите за мной.

Девушка уверенно прошла по короткому коридору, что шёл мимо лестницы. Там остановилась возле двери и дернула за ручку, что ей не поддалась.

– Простите, – сконфуженно извинилась она и крикнула: – Старик!

Несколько секунд ничего не происходило, а потом послышались шаркающие шаги. Из-за угла показался краснокожий демон преклонного возраста.

– Иду, госпожа! – резюмировал он, направляясь прямо к двери.

Достав из кармана ключ, он принялся отпирать замок.

– Как она? – спросила Лукреция.

– Плохо, очень плохо, госпожа, – покачал он головой. – Я удивлен, что она всё ещё жива.

Наконец, дверь была открыта и девушка проскочила туда первой, следом за ней я, замыкал старик. Вниз вела обычная каменная лестница, по которой мы спустились максимум метров на пять; дальше по узкому коридору с несколькими дверьми по сторонам – всё это в кромешной тьме, лишь фосфоресцирующие вкрапления на потолке.

У меня на душе заскребли кошки – неужели Розалия находится здесь, в этом безмолвном царстве тьмы? Это не самое лучшее место для неё.

– Открывай, – скомандовала Лукреция.

– Но, госпожа… – начал было старик.

– Открывай, – девушка угрожающе сверкнула глазами.

И демон начал открывать, достав очередной ключ. Только сейчас я обратил внимание на закрытое смотровое окошко и нижнее для еды.

Совсем как тюрьма, злоба начала подниматься из глубины, но это позже.

Наконец дверь открыта и я призвал [Фонарь], что осветил довольно просторную комнату площадью метров двадцать. В дальнем углу стояла кровать, самая обычная, с постельным бельём. Я медленно подошёл, не замечая никого на ней.

Девушка, очень худая и бледная, черноволосая. Она спала, а по щеке струилась скверна. Она отдаленно напоминала Розалию, но не была похожа на неё.

Я удивленно уставился на вставшую рядом Жрицу, старик же остался в дверях.

– Это она, та самая девочка-герой, что пришла ко мне.

– Но…

– Да, я понимаю. Много времени прошло, она изменилась. Вы знаете, каким было её желание? – я отрицательно покачал головой. – Она хотела повзрослеть, иметь тело взрослой девушки, а не ребенка. Как результат, она лишилась своей вечной юности, это и было ценой. Она всё ещё герой, но растёт и стареет как обычный человек.

Я откинул одеяло: на девушке было простое платье, что пропиталось соком скверны и прилипло к телу, да и простыни не лучше. Хотя, скорее это кровь или какие-то ещё жидкости тела в скверне.

– Вы ведь умеете исцелять? – обратился я к Лукреции. Разумеется, она должна была это уметь как Жрица Тьмы.

– Это – нет, – отрицательно покачала она головой.

– Нет, просто исцелять. Когда исчезнет скверна, откроются все раны. Болезнь отчасти сохраняет ей жизнь, но как только она исчезнет, необходимо исцелить тело.

– Хорошо, это я могу.

– Будьте готовы.

– Да, но имейте в виду, сейчас она под сильными лекарствами, что позволяют ей спать и не чувствовать боли. Как только я начну лечить, лучше вам поддержать её, чтобы сама себя не покалечила.

Я кивнул. Дальше всё произошло очень быстро. Я наклонился над девушкой и взял её за руки, прижимая кисти к кровати, коленом оперся о кровать. [Нейтрализация скверны] и Розалия выгнулась всем телом, что уже засветилось от исцеляющего заклинания. Потом лёгкие набрали воздух и вопль боли чуть не оглушил меня, но после Анны мне это уже было не страшно.

Свечение прекратилось, девушка продолжала кричать, но я крепко держал её, смотря в полные ужаса и ничего не видящие глаза. Снова вспышка исцеляющего заклинания: похоже, силы первого не хватило.

Наконец всё закончилось и глаза девушки закрылись, но я продолжал держать её. Жидкость без скверны приобрела грязный непонятный цвет – желтый, красный, розовый разводами.

– Можете отпустить, – услышал я тихий голос Лукреции. – Всё закончено. Она просто устала и спит.

Я взял тельце Розалии на руки и повернулся к хозяйке дома.

– Ей больше нет необходимости находится здесь, – уверенным тоном сказал я.

– Да, конечно. Мы перенесём её наверх, где слуги помоют и переоденут. Но сначала, разрешите?

Она шагнула ко мне и провела рукой над девочкой.

– Это невероятно, – восхищенно воскликнула она. – Вы действительно исцелили от скверны это дитя.

– И очень надеюсь, что это останется только между нами.

– Разумеется, – улыбнулась Лукреция. – Как и то, что я помогаю светлым и, в частности, героям.

Глава 31

Через несколько часов, когда я сам отмылся от пота и дорожной пыли, Лукреция позвала меня через слуг.

Она ждала меня на открытой террасе, что примыкала к саду с противоположной стороны дома. Здесь находился небольшой чайный столик и плетеные кресла качалки — довольно уютно.

Жрица была в новом платье тёмно-синего цвета, на вид посвежевшая и ухоженная, да и я сам в чистой одежде с чужого плеча не по размеру. Опустим вопрос о том, откуда у одинокой женщины есть мужская одежда.

— Вы выглядите более спокойным, – заметила Лукреция.

– Человек, которого я искал, жив и уже здоров, – пожав плечами я сел в кресло; слуга, что привёл меня, налил чай в чашку.

Прекрасный летний вечер, солнце близится к закату, птички поют, лёгкий приятный ветерок. Я прям ощутил умиротворение каждой клеткой своего тела.

— У вас здесь красиво, так… по-домашнему.

Кажется, девушка удивилась, но я не придал этому особого внимания, погруженный в собственные мысли. Мне вспомнилась дача одного из моих друзей-людей там, на Земле. Такие же приятные вечера с шашлыками и чудным травяным чаем, что делала его мать.

— Аветус, у меня к вам есть одна маленькая просьба, – услышал я тихий голос, что вырвал из ностальгических воспоминаний.

– Я вас слушаю, – посмотрел я на неё.

— Не могли бы вы вылечить других?

— Других? У вас есть кто-то ещё? — удивился я.

– Не здесь, – мягко улыбнулась она. — При одном из Храмов Тьмы был организован сквернозорий.

– Я думал, что, обычно, все лечатся дома.

-- Действительно, чаще так и происходит. Но иногда демоны принимают решение уйти, чтобы не стеснять родственников и не подвергать их опасности. Также там много низших демонов, у которых более стесненное финансовое положение.

– Разумеется, я помогу вам, – сразу же согласился. Наладить связь с одной из Жриц Тьмы заманчиво, к тому же из числа вылеченных может оказаться несколько полезных в будущем личностей. – Кстати, почему вы помогали Розалии? Ведь она светлая, как никак.

Лукреция сжалась и поджала губы.

– Не всё так просто. Когда она пришла ко мне, я немного колебалась, но всё же исполнила желание. Остановить старение на пятьдесят лет заманчиво даже для демона, – она виновато посмотрела на меня.

– Но что произошло дальше? Как она оказалась здесь?

– После исполнения желания она скривилась от боли. Я не проверила её на скверну, как оказалось, она уже была заражена, но болезнь медленно развивалась как раз из-за эффекта от статуса героя, которого она лишилась. Она не понимала того, что происходит, чем ей это грозит, и сразу же ушла. Мои слуги следили за ней, а когда стало совсем плохо, я пришла к ней и сказала, что могу помочь, скрасить её последние дни.

– Но почему? Не по доброте душевной ведь? – воскликнул я.

– У неё были деньги, много денег. Она планировала расплатиться ими со мной за желание. Но я Жрица Тьмы и обязана соблюдать Кодекс, а именно пункт о воровстве; пусть она и светлая, но я не могла просто убить и забрать. Да и сложно было плохо отнестись к этой девочке. Вы ведь знали, какой она была? Сама невинность. Всё стремилась вернуться к любимому с новым телом. Знаете, она напомнила меня в юности, – вяло улыбнулась Жрица.

Повисла тишина, которую никто не спешил разрушать.

– Я брала ровно столько, сколько стоят услуги ухода и обезболивающие препараты, ни медяком больше. И домой забрала только потому, что больше некуда было. Не в сквернозорий же к демонам? – улыбнулась она.

Я сразу смекнул, что она кривит душой. Наверняка думала после смерти присвоить оставшиеся деньги и обмундирование. Но можно было ли обвинять её в чём-то? И так поступки её были довольно благородными.

– Всё равно спасибо вам. Как думаете, она скоро придёт в себя?

– Не знаю, но нужно время. Её организм истощён, да и магия не всесильна.

***

На следующий день я отправился с Розалией в обратный путь, сославшись Лукреции на неотложные дела, так как пришлось всё бросить и спешить. На самом деле, банально оставалось мало маны, а светить уязвимостью такое себе удовольствие. Как бы я объяснил, что мне нужно отойти и убить под сотню бесов?

Розалия спала у меня на руках. Я усадил её перед собой на ящера и обнимал, так мы и направились к Башне Фавония с одной остановкой на привал. Девочка была в полуобморочном состоянии; хоть и находилась в сознании, но вполне могла принимать происходящее за сон. Не раз звала меня по имени и улыбалась, для неё я поймал какую-то птицу и приготовил бульон.

Анна настороженно кружилась над спящей девочкой и разглядывала её.

– Зачем мы взяли её? – наконец решила высказать она недовольство. – Это же герой светлых!

– Она нам нужна.

– Зачем? Однажды она повернётся против нас. Эти светлые слишком двуличны.

– Просто ты не знаешь эту девочку, – улыбнулся я. – Она влюблена во Владимира и всё сделает ради него. Когда ещё будет шанс переменить героя на свою сторону?

– Ох, не знаю, – с сомнением изрекла она. – Но раз ты так считаешь, то я соглашусь.

– Поверь, Розалия тебе понравится.

– Посмотрим.

***

Портал с тридцатого уровня на Поверхность я сразу же развеял, так как имелся мой идентификационный прямо с башни в убежище. Вот только встречаться с Фавонием особо не хотелось, но это же его жилище! Старый хрыч выбежал мне навстречу до того, как я достиг нужной комнаты.

– Я так и знал, что это вы! – воскликнул он. – Кто ещё может так бесцеремонно заявляться?

– Кассия? – высказал я предположение уже размышляя как не показывать ему то, что свёрнуто в плаще.

– Она всегда является с толпой охраны, – махнул он рукой. – А что это у вас, разрешите поинтересоваться.

– Это очередное выгодное приобретение, – ответил отступая на шаг назад. – Потом всё узнаешь.

– Опять эти ваши эксперименты, – хихикнул полудемон, поглаживая свои руки.

– Для меня что-то есть? – я уже начинал раздражаться.

– Нет.

– Тогда уступи дорогу.

Я грубо отпихнул его плечом проходя мимо и направился в комнату.

***

Дана вошла в свою комнату и боязливо посмотрела на кресло. В нерешительности, она взяла со стола склянку и бросила в него.

– Нужно убрать его отсюда, – тихо прошептала она.

Вздохнув, девушка подошла к своему столику и, сев на стул, уронила голову на собственные предплечья. И где этот маг, что продал ей амулет поиска? Нужно срочно найти Владимира, он не должен жить!

Она подняла голову и отодвинула ящик стола, чтобы достать несколько лент. Пошарив рукой, она резко вскочила, опрокинув стул. Прямо перед её глазами лежала медная монета – тот самый амулет приска, которым она хотела прижать врага к стенке, найти его и убить.

Прошло пять дней как пропал Дорин, а у неё до сих пор не было нужной суммы.

***

– Отец! Мне нужны деньги! – чуть ли не в отчаянии кричала Дана.

Старый отец откинулся в кресле и потёр виски. Несколько минут назад к нему ворвалась проблемная дочь и начала требовать двести золотых монет.

– Я ещё раз повторяю: ничего не дам, пока не скажешь зачем. Опять ерунду какую-то приспичило купить?

Дана нервно покрутила кольцо на пальце и осмотрелась, потом прислушалась. Своим поведением она озадачила Больдо; он не спешил что-то говорить, ожидая дальнейших действий дочери.

Наконец, она обошла стол и, подойдя вплотную к отцу, нагнулась.

– Я знаю, кто убил Дорина, – прошептала она.

– Что за чушь! – негодуя вскрикнул отец и девушка отпрянула. – Его нет всего шестой день, а ты уже приписала его к покойникам! Возможно, у него случилось что-то срочное и не было возможности сообщить сразу. Вот увидишь, скоро Дорин вернётся живым и здоровым и мы всё узнаем.

– Нет, ты не понимаешь! – опять прошептала девушка. – Этот человек обещает убить меня, если я не откуплюсь.

– Что? Тебе кто-то угрожает? – нахмурился Больдо.

– Отец, прошу тебя, тише! – жалобно прошептала Дана и боязливо огляделась.

– Чего ты боишься? – участливо спросил он полушёпотом. – Можешь рассказать мне.

– Он страшный человек, он ходит сквозь стены и я даже не знаю, слушает ли он нас сейчас или нет. Думаю, что нет, иначе бы убил уже меня, чтобы я ничего не смогла рассказать.

– Что рассказать, доченька? Кто этот человек.

– Это, – она сглотнула и приблизилась ещё ближе, – Владимир.

Повисла немая пауза, старик дважды моргнул.

– Но, – он осекся, не зная как сказать мягче. – Он же мёртв.

– Нет, папа! – вскричала она, снова начав нервно крутить кольцо. – Он живее всех живых. И он силён, очень. Думаю, он поклоняется Тьме, иначе откуда бы столько силы в нём.

– Как давно ты его видела?

– Почти неделю назад. Завтра он должен прийти за деньгами.

Больдо задумался, скрестив перед носом пальцы.

– Где вы должны встретиться?

– Нигде, он сам придёт.

– Куда?

– Не знаю, я его видела в своей комнате, он туда приходил уже несколько раз.

– Это невозможно! Твоя комната на третьем этаже, а все входы охраняются. Он не мог даже проникнуть на территорию замка!

– Отец, он ходит сквозь стены и знает, если рядом кто-то оказывается. Он сказал, что убьёт меня, если завтра я не отдам ему деньги.

– Не беспокойся, я усилю охрану. Он не доберётся до тебя.

– Отец! Ты не понимаешь! Он страшный человек! Он играет с маленьким Больдо, я видела.

– Когда ты это видела? – опять нахмурился мужчина.

– Несколько дней назад. Гувернантка ушла на ужин и я гуляла с сыном. Владимир сказал, что у него есть навык, благодаря которому он знает, если кто-то приближается. Отец, мне страшно! Он сказал, что убил Дорина, и что я следующая!

– Не волнуйся дорогая, я тебя защищу, – он встал и обнял её. – Ты ведь мне веришь?

– Да, отец, – кивнула она.

– Тогда иди в свою комнату и не беспокойся.

– А можно, чтобы рядом со мной всегда кто-то был?

– Да, я распоряжусь, чтобы рядом с тобой всегда находилась ещё одна служанка.

– Спасибо, отец. И убери, пожалуйста, кресло из моей комнаты.

– Но почему? – удивился он.

– Он всегда туда садится и пугает меня.

– Хорошо, я распоряжусь.

– Спасибо, папа.

Она крепко обняла отца.

– Иди, я обо всём распоряжусь.

Дана кивнула и ушла, а старик сел в кресло и задумался над странным поведением дочери. Слишком уж это походило на психоз, а у них в роду подобного не встречалось. Возможно, кто-то действительно напугал её до такого состояния, или…

Об «или» думать не хотелось, Больдо не хотел находить в своём роду психические заболевания.

С другой стороны, всё это было слишком странным. Если незнакомцу нужны деньги, то уж у кого, а у Дорина их было в избытке, он бы с легкостью откупился, ещё с большей лёгкостью убил бы нахала. Ведь его сын был невероятно силён, таких единицы на тысячу!

И всё же, стоило перепроверить слова Даны.

Глава 32

Какой-то вооруженный мужчина в доспехах зашёл в помещение и быстро осмотрел его, после чего появилась Дана вместе со своей служанкой. В ней не чувствовалось никакого страха, что мог бы ожидать увидеть Владимир, если бы он тут был.

— Простите, госпожа, но обедать мы тоже будем вместе? — поинтересовалась служанка, когда мужчина вышел.

– Да, лорд Больдо ведь ясно тебе сказал, чтобы не отходила от меня не на шаг?

– Да, госпожа.

Дана отвернулась, садясь на стул перед зеркалом. Вдруг раздался глухой звук падения и она испуганно обернулась. Служанка лежала на полу, что повергло девушку в шок; она вскочила со стула и начала пятиться назад, пока не уткнулась во что-то.

– Ты зачем кресло убрала? — услышала она насмешливый голос над самым ухом и резко обернулась.

— Охрана! – истошно завопила она.

– Можешь и не стараться, я создал полог тишины.

Дана бросилась к двери, но Владимир был проворнее. Резко схватив её за руку, тут же развернул и прижал к себе.

– Куда же ты торопишься? — он хищнически ухмыльнулся, проведя пальцами по её щеке. — Деньги приготовила?

***

Дана обмякла в моих руках, чем изрядно удивила. Она реально грохнулась в обморок!

Вадома всё мне рассказала; более того, старик Больдо подозревает дочь в сумасшествии, что могло бы стать мне только на руку. Пусть говорит что угодно, никто ей не поверит.

Я разбудил усыпленную служанку и внушил ей [Убеждением], что она ничего не видела и Дана зайдя в комнату просто упала на пол.

Когда я применил [Скрытие], девушка ещё стояла смотря в пустоту перед собой. Через несколько секунд она вышла из транса и, всплеснув руками, подбежала к лежащей на полу хозяйке.

— Госпожа, госпожа! – попыталась она растормошить её.

Когда ничего не вышло, позвала стоящего за дверью стража. Мужчина удивленно заглянул в комнату и направился звать слуг и господина. Уже через пару десятков минут в комнате находилась толпа из двенадцати человек, а лежащую на постели Дану привели в чувства ваткой с нашатырным спиртом.

– Что случилось, дочка? — обеспокоенно спросил старик, присаживаясь на край кровати.

– Ох, папочка! -- Дана сжала его руку. – Он был здесь!

– Кто был?

– Владимир! Он требовал денег, убил Мифу!

– Что ты? Мифа здесь!

Служанка подошла ближе.

– Я здесь госпожа.

– Ты жива? Я подумала, что он убил тебя! Скажи, скажи моему отцу, ты ведь видела его?

Девушка сжалась и виновато посмотрела на господина.

– Говори всё как есть, – кивнул он ей.

– Я никого не видела. Мы вошли в комнату, я спросила вас об обеде, а потом вы закричали и упали в обморок.

Дана ошеломленно смотрела на служанку.

– Почему ты врёшь?! – вскричала она, как только дар речи вернулся.

– Простите, но я не вру.

– Дана, родная моя, – начал отец. – За дверью стоял охранник, что я приставил к тебе. Он ничего не слышал и не видел.

– Но это неправда! – Дана расплакалась. – Папа, он был здесь, он угрожал мне. Почему вы мне не верите? Мифа, прошу тебя, скажи правду! Пожалуйста!

– Но, госпожа, я и так сказала правду, – виновато ответила она.

Дана бросила руку отца и отвернулась.

– Уходите, – громко и уверенно сказала она.

– Дорогая, может тебе нужна помощь? – постарался войти к ней в доверие отец.

– Уходи, пожалуйста, – она повернулась, зло смотря на Больдо, а потом и на всех остальных присутствующих. – Уходите все!

Я материализовался за толпой людей и самодовольно улыбнулся ей. Девушка побледнела и тут же ткнула в меня пальцем:

– Вот же он, – завопила она.

Естественно, когда все обернулись, меня уже не было видно.

– Он правда был здесь! – с отчаянием в голосе говорила Дана, она прекрасно понимала, как это всё выглядит.

Люди сочувственно смотрели на неё и начали перешёптываться.

– Думаю, нам всё же стоит уйти, – мягко сказал Больдо и люди начали медленно уходить.

– А мне, госпожа? – сомневаясь поинтересовалась Мифа.

– Убирайся, толку от тебя никакого, предательница.

Девушка тут же выскочила в дверь и в комнате остался один Больдо.

– Доченька, если я чем-то смогу помочь, то ты только скажи.

Она села и с вызовом посмотрела на отца.

– Дай мне 150 золотых, как просил Владимир.

– Хорошо, как скажешь, – вздохнул он и вышел.

Дана ещё какое-то время лежала отвернувшись.

– Ну, что ты молчишь? Доволен?

Я ничего не ответил, так как знал, что тот охранник смотрит сейчас в щель двери и всё внимательно слушает. Девушка со злобой кинула в мою сторону одну из множества подушек на её постели, которая, естественно, пролетела мимо.

Решил, что на сегодня с неё хватит и ушёл. Лето это хорошо, но зимой окна закрыты и нужно будет как-то изощряться. А осень уже не за горами, ночи всё холоднее!

***

Крина встала с моей постели и начала одеваться. Я внимательно смотрел на неё.

– Когда Розалия придёт в себя не вздумай ей что-то ляпнуть.

– А какое ей дело с кем вы спите? – безэмоционально ответила она.

– Такое вот дело. Она влюблена в сосуд, чем я с удовольствием воспользуюсь.

Крина обернулась и внимательно посмотрела на меня.

– Вы собираетесь трахнуть её?

– Пока нет, но время покажет. В любом случае, на нашей стороне будет один из героев. И если ты из-за своей же тупости спутаешь мне карты, но сильно пожалеешь. Сама знаешь, есть вещи пострашнее смерти.

– Я не такая дура, – обиженно сказала она. – Розалия ничего не узнает, не беспокойтесь.

– Я очень на это надеюсь.

Когда Крина ушла, я решил позвать элементаль. Она не должна была заходить в мою комнату без спроса, но проследить за ней для меня не представлялось возможным. Всё же иногда появлялось странное чувство, будто она всё же следит за тем, как я занимаюсь сексом с демоницей.

Встав и одевшись, я проследовал в соседнюю комнату.

– Анна? – тихо позвал я приоткрыв дверь.

– Да, папа? – она села на кровати, на которой до этого лежала.

– Мне нужно немного с тобой поговорить.

– Я тебя слушаю, – улыбнулась она.

– Ты ведь ничего не расскажешь обо мне и Крине Розалии, – поинтересовался я садясь на кровать.

– А что я не должна рассказывать? – удивилась она.

– Что я сплю с ней, провожу время наедине ночью.

– Хорошо, не скажу. А что в этом такого?

– У многих бывает ревность, и я не хочу, чтобы это чувство появилось у Розалии. Ты ведь помнишь, что она мне нужна?

– Да, помню, папочка. Не волнуйся, всё будет хорошо.

– Спасибо тебе.

Я приобнял её и поцеловал в макушку, очередной раз поражаясь тому, какая она горячая. Почему прежде, в первой жизни демоном, я не обращал на подобное внимание? Как порой всё может изменить отношение к происходящему.

***

– Забирай.

Дана протянула мне кошель, который я тут же схватил и подкинул в руке с довольной улыбкой.

– Доволен? Выставил меня полной дурой перед отцом, – с обидой сказала она.

– Но ведь было весело, разве нет?

– Скажи, ты ведь теперь оставишь меня в покое?

Я посмотрел в правый верхний угол с задумчивым видом.

– Даже не знаю, с тобой так весело.

– Ты же обещал! – в отчаянии вскрикнула она.

– Ты не хочешь, чтобы я приходил в гости? – показушно расстроенно спросил я.

– Пожалуйста, оставь меня в покое, Владимир.

– Я бы может и рад, но у нас есть общий ребёнок, а это ответственность.

– Это мой…

Она осеклась, испуганно смотря на меня.

– Наш. Это наш сын.

Похоже, до неё начало доходить.

– Нет, ты не посмеешь…

– Не посмею что?

– Ты никогда не станешь хозяином этих земель! Слышишь? Это невозможно! Ты не имеешь никакого отношения к моей семье!

Из её уст это звучало скорее как оправдание, чем как тезис. Так что я лишь ухмыльнулся и исчез, попутно развеяв [Тишину].

Дана ещё какое-то время посидела на стуле, поперебирала свои склянки, а потом позвала стража, что стоял за дверью:

– Позови отца.

Глупышка. Я тем временем аккуратно подоткнул кошель под её матрас и уже занял удобную позицию за окном в ожидании представления.

Явился Больдо с ещё двумя своими стражами, что принялись обыскивать комнату. Дана всё это время стояла с гордо поднятой головой, уверенная в своей правоте. Но длилось это недолго, пока кошель не был найден.

– Клянусь, он был здесь! – в отчаянии вскричала она. – Пожалуйста, отец, поверь мне!

Старик лишь укоризненно покачал головой.

– Я хотел бы тебе верить, но факты говорят обратное. Прости.

Он развернулся и хотел было уйти, но Дана бросилась ему под ноги, встав на колени. Она взяла его за руку и со слезами на глазах начала умолять:

– Папа, папочка, прошу тебя, я не вру! Он был здесь! Он страшный человек! Пожалуйста, папа, не оставляй меня одну!

– Лекарь приедет через два дня. Он поможет тебе. Лучше тебе не покидать комнату в это время.

Больдо наклонился, чтобы поцеловать руку дочери и прижать к щеке.

– Я люблю тебя, дочка.

– Папа, нет! – только и крикнула она. – Владимир хочет стать хозяином этих земель! Он убьёт меня и тебя, всех, кто встанет на его пути! Пожалуйста, папа, верь мне.

Я видел выражение лица старика – ему было больно выслушивать этот бред. Поэтому он высвободил руку из хватки дочери и ушёл не проронив ни слова. Стража покинула комнату вслед за ним, прикрыв за собой дверь. Дана так и осталась сидеть на полу, поглощенная своим горем и закрыв лицо рками.

Её тихие рыдание не вызывали во мне никаких эмоций сочувствия или сожаления. Она считала себя самой умной, ставила выше других. Ни изгнанный шестой герой, ни даже родной брат не значили для неё ровным счётом ничего. А гордыня не зря считается грехом, за который расплата приходит отнюдь не в загробной жизни.

***

Я заранее озаботился о том, чтобы комната Розалии была достаточно освещена. За неделю состояние девушки заметно улучшилось: появился румянец на щеках, слегка поправилась. Так же было заметно, что она подросла, вот только насколько – пока было сложно судить, так как она практически всегда лежала. Она определенно повзрослела и уже была похожа на пятнадцатилетнего подростка.

– Не могу поверить, что это не сон, – улыбнулась она мне.

Я каждый день приходил к ней и разговаривал, но только спустя столько времени она наконец поняла, что всё это ей не привиделось.

– Обещай больше никогда не поступать так опрометчиво.

Я погладил её руку и она улыбнулась сидя в подушках.

– Обещаю.

– Я очень переживал, когда узнал, что с тобой случилось.

– Но, Владимир, как ты узнал где я?

Я вздохнул. Наконец она спросила это.

– Скажи, Лукреция была похожа на демона?

– Нет, она добрая, хоть и пытается казаться высокомерной.

Я улыбнулся – сама наивность! Если бы не Кодекс, о котором Розалия, разумеется, ничего не знает, то была бы она давно мертва. Да и не все Жрицы Тьмы соблюдают его, заранее готовя жертву для задабривания своей госпожи.

– А что, если я тебе скажу, что демоны не зло?

– Не зло? – удивилась она.

– Демоны обычная раса, как оборотни и эльфы.

– Но ведь легенды гласят…

– Легенды врут, – оборвал я её. – Демоны обычная раса, пусть и воинственная. Они когда-то правили континентом, это действительно правда. Но были ли настолько жестоки, как нам говорили?

– Я… Я не знаю.

– А я знаю. Посмотри на человеческое общество – там зла в разы больше. Нет идеальных людей или демонов. Но устраивать геноцид оправдываясь борьбой со злом – это слишком жестоко. Ты так не считаешь?

– Я… Я не знаю, – снова растерянно повторила она.

– Я нашёл приют у демонов, они помогли мне. И когда я узнал от Эгле, что ты ушла искать демона исполняющего желания, то сразу же взялся за поиски. И вот, ты здесь.

– Я… Здесь… – растеряно проговорила она, а потом улыбнулась: – Я здесь с тобой, и это главное. И если ты считаешь, что демоны не злые, то я поверю тебе.

– Вот увидишь, я познакомлю тебя со всеми. Они тебе понравятся.

Розалия лишь кивнула в ответ. Начало положено, она сомневается в истинности легенд и общих установок. Дело осталось за малым – придать ей уверенности в том, что бороться на стороне демонов правое дело. И у меня для этого есть козырь в рукаве.

Глава 33

Через несколько недель, когда уже наступила осень, Розалия смогла встать с постели. Она всё ещё была довольно слаба и ей требовалась поддержка, но уже пора было начинать разрабатывать мышцы. Всё это время за ней ухаживала Крина, так как я боялся показывать Слугу, который имел весьма специфическую внешность. Так же я сам часто заходил к ней и первое время даже кормил с ложечки, чем сильно смущал её.

Пришло время раскрыть, ну или почти раскрыть, все карты. Розалия уже могла самостоятельно передвигаться и это не вызывало у неё приступов дикой слабости.

— Розалия, я хочу тебя кое с кем познакомить.

Впервые за долгое время мы вошли в гостинную, где обычно происходил приём пищи и стоял огромный дубовый стол, который неведомым мне образом когда-то раздобыла Вадома. До этого я водил свою гостью только по жилым помещениям, где она не могла встретить Слугу.

Кстати, про его имя. Оказалось, что его зовут Вир, пришлось приложить некоторое усилие и малость напугать демона, чтобы он признался. Не мог же я представить его своей гостье как Слугу?!

Я подвёл Розалию к столу и усадил, сам встал рядом. Вскоре в помещение с подносами вошёл Вир, которые с невозмутимым видом поставил на столешницу и шагнул к нам. Розалия заметно напряглась при его виде, после чего он поклонился и представился:

— Здравствуйте, госпожа Розалия. Разрешите представится, Вир, слуга господина Аветуса, а теперь и ваш, – продолжил он выпрямившись.

– Аветус? – Розалия удивленно посмотрела на меня.

— Да, это моё имя, — улыбнулся я ей. – Чуть позже объясню.

Разумеется, для неё это имя ничего не значило, ведь оно давным давно вычеркнуто из истории светлыми.

В комнату зашла Крина и удивлённо посмотрела на Розалию.

– Ты сегодня обедаешь с нами?

Девушка лишь кивнула ей в ответ.

– Ну так пора бы уже, — пожал я плечами.

— Ну и как тебе наш Вир? — поинтересовалась демоница садясь за стол. – Красавчик, правда?

Она подмигнула Розалии и тихо засмеялась, на что гостья улыбнулась.

Расставив тарелки, слуга снова поклонился и ушёл, пожелав нам приятного аппетита.

– Как тебе Вир? — поинтересовался уже я.

– Он… выглядит необычно, -- растерянно ответила Розалия.

– Он низший демон, они все так выглядят. Не бойся его, он самый обычный. Когда-то он служил в семье одного демона почти с рождения, а потом его прежний хозяин передал мне.

– Прежний хозяин? – насторожилась девочка.

– Вир не раб, если ты об этом. Он служил у Кастула, моего друга, скоро я тебя и с ним познакомлю. Да и не только с ним, много с кем, – улыбнулся я. – Просто у меня не было помощника и Вир согласился, когда его попросили.

– Ты кушай! Вир отлично готовит, – добавила Крина заметив, что Розалия не спешит приступить к еде. – Тем более, он готовит всё, в том числе и то, что ты прежде ела.

Розалия слегка покраснела и приступила к еде.

После обеда я отвёл девушку в одну из своих лабораторий, где заранее подготовил зараженного скверной кролика. Закрыв дверь, я предложил Розалии присесть рядом со столом, на котором стояла клетка, прикрытая тканью.

– Я хочу рассказать тебе очень важные вещи. Возможно, ты мне не поверишь, но это правда. Всё, что говорили нам во дворце – сплошная ложь. На самом деле все беды от Светлой Богини, это она пришла в этот мир и сместила равновесие энергий, что привело к массовому распространению скверны.

Девушка ошарашенно смотрела на меня. Я же медленно подошёл к столу и скинул с клетки ткань. Розалия тут же вскочила со стула и с ужасом в глазах посмотрела на животное.

– Раньше темная энергия, – продолжил я, – заметь, темная, а не злая, была равномерно распределена между демонами. А теперь эта раса почти вымерла, но энергия-то осталась! Она заполняет всё вокруг, стремился к живому, тяготея к местам, где живут демоны, естественно. Соприкасаясь и конфликтуя со светлой энергией, она порождает скверну.

Я безбоязненно открыл клетку и взял кролика на руки.

– Потому опасно долго находиться в Подземелье, там высок шанс заразится этой заразой. Но и на поверхности нет спасения. Ты ведь умеешь лечить как маг, верно? – обратился я к испуганной девушке.

Она лишь кивнула, боязливо поглядывая на животное.

– У меня есть дар, я могу контролировать скверну, а также лечить её. Но сколько бы я не старался, не могу получить навык на обычное излечение, – я горько улыбнулся уголком рта. – Поэтому мне нужна твоя помощь. Ты ведь поможешь мне?

– Я? Я не понимаю.

– Скверна как нож в ране, она опасна, но если убрать, то можно убить. Я излечу скверну и тогда откроются все ранения, что она причинила и кролик умрёт. Мне нужна твоя помощь, чтобы вылечить его. Ты понимаешь?

– Да, – кивнула она внимательно смотря на меня.

– Тогда не медли.

Я применил [Нейтрализацию скверны] и тут же заметил характерное свечение от магии исцеления. Обмякший до этого кролик оживился и поднял ушки; я протянул его девушке и она с улыбкой взяла его на руки.

– Это невероятно, – сказала она. – Это истинное чудо.

– У демонов есть она легенда, – приступил я к главному. – Что однажды появится избранный, что сможет вернуть равновесие. В легенде его звали Аветус. Также был один из прежних правителей демонов с таким именем, Аветус Кровавый, они считают, что я его реинкарнация.

– Но почему Кровавый? Это звучит странно.

– Он был правителем, а все они воевали. Это лишь прозвище, для красного словца, – пожал я плечами. – Так что ты можешь много раз слышать ко мне подобное обращение: Ельвар Морохил Друлавар Аветус именуемый Аветус Кровавый.

– Поняла, – кивнула она.

– Розалия, я должен задать тебе один вопрос.

– Да, конечно, – она заинтересованно посмотрела на меня снизу вверх.

Розалия подросла, уже не в пупок мне дышала, но лишь на десяток сантиметров. Грудь также начала формироваться – её желание исполнено, она обычная девушка-подросток.

Я положил свои руки ей на плечи и немного сжал.

– Розалия, поможешь ли ты мне вернуть равновесие в это мир?

– Да! Конечно да! – она восторженно смотрела на меня.

– Но ты понимаешь, что придётся воевать на стороне демонов? Что многие этого не поймут и проклянут тебя, объявив предателем?

Розалия растерялась.

– Я пойму, если ты откажешься.

– Нет, я не откажусь! – тут же выпалила она. – Я помогу тебе. Ведь это на общее благо! Пусть люди не поймут, ведь главное то, что я спасу их.

– Это очень сложный путь. Нам не будут верить, придётся действовать скрытно, порой применяя грубую силу. Ты готова вместе со мной разделить все тяготы этого пути?

– Да, я готова! Я помогу тебе, Владимир!

Я крепко обнял её и прошептал:

– Спасибо.

Мы простояли так ещё какое-то время, после чего я решил довершить представление всех жильцов.

– Розалия, – я отстранился вновь смотря на неё.

– Да?

– Что ты знаешь об элементалях?

– Кажется, это такие мифические существа, которые прислуживали Тьме, – задумчиво протянула она. – Но это сказки, насколько я знаю.

– Это не сказки. Я хочу тебя познакомить кое с кем. Анна!

Моя феечка тут же материализовалась на плече, высокомерно поглядывая на Розалию.

– Розалия, познакомься, это моя приёмная дочь Ельвар Морохил Друлавар Анна, – с улыбкой представил я элементаля.

– Очень приятно, – девушка восторженно рассматривала Анну.

– А мне вот не особо! – фыркнула элементаль. – Я прислужница Тьмы? Да что ты вообще знаешь? Мы, элементали, были первыми, кого создала Праматерь Тьма после того, как появился весь этот мир! Мы удерживаем всю планету от распада! Без нас мир станет безжизненным, все умрут!

– Тихо, тихо! – поспешил я успокоить феечку. – Откуда Розалии знать всё это? Она мало того, что пришла из другого мира, так ещё её и обманывали всё это время!

– Ну ладно, – ответила Анна после непродолжительной паузы. – Прощу на первое время. Но только если ты обещаешь больше не говорить того, о чём ничего не знаешь!

Она выжидающе смотрела на Розалию, а та растерянно на меня.

– Анна, ну не злись! У тебя будет прекрасная возможность рассказать нашей гостье, а теперь и соратнице, всю правду.

– О! Это я с радостью!

Она вспорхнула с моего плеча и сделала несколько кругов вокруг Розалии.

– С чего бы мне начать просвещать эту дремучесть? – потирала она своими маленькими ладошками.

– Анна, не спеши, – засмеялся я. – Розалия и так слишком много узнала за сегодня. Ей нужно отдохнуть и переварить информацию. К тому же, не забывай, она ещё слаба после болезни.

– Ладно-ладно. Тогда завтра начнём!

– Вот и отлично, – улыбнулся я. – Ты ведь не против, Розалия?

– Нет, конечно! Мне очень интересно всё узнать! Я с нетерпением буду ждать завтрашнего дня.

На этом мы и закончили. Я отвёл гостью в её комнату, а сам занялся своими делами, которых было не мало.

В тот же вечер я отправил Фавонию послание для Кассии – требовалось подготовить общее собрание Союза Памяти.

***

Дана самостоятельно расчесывала свои волосы, задумчиво смотря в зеркало. Увидев меня в отражении, она вздрогнула и обернулась.

– Тебе что, доставляет удовольствие пугать меня?

– Возможно.

Я пожал плечами и сел в кресло.

– Спасибо, что вернула его.

– Всё ради вас, господин Владимир, – съязвила она.

– Премного благодарен.

– Зачем ты приходишь ко мне?

Она выжидающе посмотрела на меня.

– А что, нельзя? – удивился я.

Она ничего не ответила, лишь отвернулась. Мы посидели некоторое время, после чего я встал и поправил одежду.

– Ладненько, я пошёл.

Дана удивленно посмотрела на то, как я подошёл к двери и открыл её, после чего помахал ей ладонью на прощание и вышел в коридор, тут же закрыв за собой. Я знал, что стража нет в данный момент, а дверь хоть и была закрыта на ключ, но заблаговременно обзавёлся навыком [Отмычка]. Теперь мне было не страшно то, что окна и двери закрыты. Если замок не магический, то я с легкостью справлялся с ним.

Довольный собой, я спустился в сад в невидимом состоянии, так как там гуляла Вадома вместе с моим сыном.

– Как успехи? – поинтересовался я воплотясь рядом с гувернанткой.

– Мальчик имеет связь с тьмой, – тут же ответила мне она вежливо поклонившись. – При этом я не выявила в нём светлой энергии.

– Хм, как интересно, – задумался я. – Тогда его действительно не стоит учить светлым техникам. Когда повзрослеет мы проверим, унаследовал ли он неуязвимость к скверне, а пока рисковать не стоит. Он слишком мал, чтобы понимать, что нельзя использовать одновременно обе силы.

– Как скажете, господин.

– Герой, герой! – довольный мальчик подбежал ко мне. – Давай играть!

– Отлично! Тогда догонялки?

– Ура! – он бросился убегать.

– Догоню-догоню! – погрозил я с улыбкой и обернулся к Вадоме. – Для меня ещё есть что-то?

– Лекарь выявил у Даны психоз. Ей прописали какие-то препараты, а так же беседы с лекарем. Он говорил, что, якобы, это распространённое заболевание и оно лечится, хоть и с трудом.

– А ты что думаешь про этого лекаря?

– Мне кажется, он почувствовал золотую жилу и теперь надолго поселится здесь, – с улыбкой ответила она.

Я кивнул и направился вслед за мальчиком.

Глава 34

Зима пришла довольно быстро, просто в один хмурый день пошёл снег, что больше не спадал.

За прошедшее с лета время, благодаря поставкам от членов Союза Памяти, я поднялся до 45 уровня. Также с большими усилиями удалось получить навык [Форма слизня], который помогал протискиваться в любую щель, причём, что для меня очень важно, эта способность могла совмещаться со [Скрытностью]. Огромный минус в том, что тело превращалось в бесполезный кусок желе, который мог только ползать — блокировался доступ почти ко всем активным навыкам. Но какие же это открывало перспективы для тайного проникновения и прослушивания! Приходилось, правда, каждый раз бороться с клаустрофобией, но посмотрел бы я на других, кому не становилось бы не по себе пролезая слизнем в сантиметровую щель! Теряешь зрение, абсолютно дезориентирован, и только [Аура Жизни] позволяет хоть как-то двигаться в нужную сторону и банальная память направления.

Благодаря новому навыку проникать к Дане стало проще простого. Я частенько заходил к ней и дразнил, доводя до кондиции. Сама она довольно успешно ввела в заблуждение лекаря, что больше никакого Владимира не видит и ей было разрешено свободно перемещаться по замку. Разумеется, о полном излечении не могло быть и речи, так как лекарь не собирался слезать с золотой жилы.

— Мой отец довольно стар, – сказала однажды Дана Марко, своему лекарю, во время одной из ежедневных бесед.

– Что вы, он ещё полон сил, вам не о чем беспокоиться, улыбнулся тот в ответ.

Марко был упитанным сорокалетним мужчиной, что предпочитал хвататься за возможности, которые в его жизни случались не часто. Как целитель он был весьма посредственным, зато в лечении обычных не магических психических расстройств добился определенных успехов. Ему удавалось улавливать тонкие переходы в настроении и речи собеседника, что, безусловно, весьма помогало в его своеобразном деле. И в этот раз от его внимания не ушла двусмысленность сказанного молодой пациенткой.

– И всё же, мы живём в неспокойное время. Монстры ходят в лесах, страшные болезни, от которых не всегда есть лекарство, да и обычные недоброжелатели, которых много у моего отца. К тому же, я так беспокоюсь за него: из-за пропажи старшего сына и моего брата по совместительству папа потерял здоровье.

— Вы правы, он достаточно бледен в последнее время, но мы все молимся за его здоровье.

— Разумеется, – кивнула Дана. – А мой сын теперь прямой наследник, но он так мал ещё.

– Но, хвала Богине, у маленького Больдо есть вы.

— Вы правы, но с моими расшатанными нервами будет достаточно тяжело помогать сыну управлять таким имуществом.

— Возможно, я мог бы в случае необходимости сделать поблажку на чрезвычайную ситуацию и объявить о полном выздоровлении.

— Вы правы, ведь я практически здорова и уже пережила пропажу своего брата.

– Конечно, все мы надеемся, что он всё ещё найдется, – Марко забегал глазками, — но Жрицы Света дали ответ, что его нет среди живых. Хотелось бы, чтобы они ошиблись, хоть это и маловероятно.

– Да, -- вздохнула Дана. – Но увы, нельзя уповать на маловероятное. Я обязательно бы отблагодарила вас за помощь в излечении моего психоза, не сомневайтесь.

– Разумеется, я это знаю, – кивнул он.

– И за помощь в лечении отца, если такая потребуется.

– Премного благодарен, но целитель из меня не очень, простите.

– Но вы сделали бы всё возможное, не так ли?

– Да, хоть мои умения и довольно скудны.

– Наверное, вы себя принижаете, – Дана уже начинала нервничать, похоже что Марко не собирался принимать участие в гипотетическом покушении.

– Увы, я специалист лишь в иной области. Но в случае необходимости я подпишу все документы о вашем выздоровлении, не сомневайтесь.

– Спасибо.

Дана улыбнулась, хоть в данный момент её и переполняла злоба на трусливого лекаря. По закону, если наследник или его опекун был психически нездоров, то для управления имуществом назначался специальный человек по завещанию, но были лазейки, дающие возможность назначить своего ставленика отдельным указом короля. Уж что, а это Дане все эти сложности были совсем не нужны, так что придется раскошелится на подтверждающие документы от этого наглого жирного лекаря.

***

Я снова материализовался в кресле, на этот раз не напугав девушку – настолько она ко мне привыкла, что становилось скучно.

– Опять явился.

– Я соскучился.

На лице Даны на секунду отразился страх и я понял, что попал в точку. Встал с кресла и приблизился к замершей девушке, сидящей лицом к зеркалу. Провёл ладонями от шеи к плечам и склонился, смотря на неё в зеркало с наглой ухмылкой.

– Помоги мне убить отца, – выпалила она.

Я выпрямился и отошёл, вновь сев в кресло.

– И зачем мне это? Наш сын ещё слишком мал.

– Отец не даёт мне денег, урезал расходы.

– Не делай из меня дурака. Я не дам тебе разбазарить наследство, у меня на него свои планы.

– Но ты же помог мне с Дорином! – она обернулась и посмотрела на меня с непониманием в глазах.

– Дорин собирался обзавестись вторым ребенком, – спокойным темпом разжевывал я слова. – Сделал заманчивое предложение бывшей жене, обещая в случае необходимости найти другую женщину для сей важной миссии. Потому и нельзя было с ним больше медлить. А вот что со стариком не так?

– Пожалуйста, помоги мне! Я заплачу тебе, обещаю!

– Заплатишь мне деньгами, которые и так скоро станут моими же? – усмехнулся я.

– Но за Дорина ты же взял!

– Там была другая история.

– Владимир, я сделаю всё, что ты захочешь, – уже с отчаянием в голосе заявила она.

– Возьми меня в мужья.

– Что? – удивилась она.

– Что слышала.

– Но…

– Что но? Ты станешь опекуном, я же мужем опекуна. Всё честно.

– Но если ты появишься здесь, тебя же арестуют, – неуверенно сказала она.

– Кто? – я прям почувствовал, как после такого заявления моя бровь поползла вверх.

– Стража.

И тут я рассмеялся. Серьёзно, стража? Все местные бойцы подчиняются лорду по золотому правилу феодализма «вассал моего вассала не мой вассал»! Возможно, я с большим рвением изучал местное законодательство, чем другие герои, но Дана, похоже, знает его весьма поверхностно.

– Ну и насмешила, – сказал я отсмеявшись. – Ты серьёзно так считаешь? Зачем лорду Больдо сдавать меня королю, в чём смысл? Он сам почти король своих земель и даже не обязан выдавать преступника по первому требованию. Не буду вдаваться в подробности, но закон этой страны я знаю весьма неплохо. Я герой, как ни крути, а ещё и отец его внука. Есть ритуал на определение отцовства и он определенно будет на моей стороне. К тому же, женившись на гражданке королевства, герой входит в её семью, как это сделали десятки подобных мне в прошлом.

– Я не хочу, – наконец тихо выдала она.

– Знаешь, лучше бы тебе сейчас согласится.

Дана сразу же инстинктивно сжала голову в плечи, с опаской смотря на меня.

– Применять грубую силу не собираюсь, – усмехнулся я. – Я не буду тебя бить или пугать, принуждать к браку физически. Просто сейчас, пока я добрый, принять это предложение будет для тебя самым приемлемым. Ты останешься в тех условиях, к которым привыкла. Но когда я добьюсь брака с тобой иными методами, твоя жизнь станет похожа на тюрьму, хуже того, на что обрёк тебя отец.

– Лучше смерть, чем брак с тобой, – дрожащим голосом ответила она.

– Ну смотри, даю тебе три дня для принятия верного решения, – пожал я плечами. – Второй раз предлагать такое не буду.

– Если я откажу, то ты не будешь применять ко мне физическое насилие? – неуверенным тоном поинтересовалась она.

– Да, ты всё верно поняла. Но и если согласишься, то я никогда не ударю тебя, и даже больше, не отдам такого приказа кому-то другому. И это всё вне зависимости от твоего ответа.

Дана сверлила меня недоверчивым взглядом.

– Ладно, приятно оставаться, а я пошёл.

Улыбнувшись, хлопнул в ладони и исчез. Через несколько секунд девушка боязливо бросила в кресло склянку и вздохнула с облегчением. С не меньшим облегчением я бы мог вздохнуть, наблюдая за сантиметровой длинной щелью под дверью, но удержался, дабы не выдать своё присутствие.

От мыслей о том, что мне нужно сейчас проползать через щель, отвлекло злобное бормотание девушки:

– Будь ты проклят, Владимир! Никогда этому не быть, никогда ты не станешь мне мужем, никогда не войдёшь в мою семью. Лучше смерть.

Затем она закрыла лицо ладонями и я услышал её всхлипы. Что ж, это её выбор.

Естественно, через три дня она ответила отказом, который я принял спокойно и на время перестал к ней ходить и пугать, сосредоточившись на других своих проблемах.

***

На этот раз собрание Союза Памяти было менее пафосным – обычная пещера на одном из уровней Подземелья. Сюда притащили мебель, которую расставили согласно традиции по кругу, демонов также около шестидесяти. Под потолком висел [Фонарь] согласно моей просьбе.

Вместе со мной пришла обмотанная в черный плащ Розалия, обвешанная амулетами против [Анализа]. Также нас сопровождал Кастул, с чьего уровня мы и пришли на сбор. Стоит ли говорить о его диком восторге после объявления ситуации? Радовался как малое дитя и восхвалял меня до небес, чем изрядно смутил девушку.

Когда я появился, все уже были в сборе и сидели перешёптываясь о причинах сбора. Если в прошлый раз я показал элементаль, то в этот раз должен что-то не менее значимое предъявить, так что чувствовалась всеобщая заинтересованность.

Стоящие ближе ко мне демоны поклонились, но тут же я был пойман Кассией за руку и отведён в сторону.

– Не волнуйся, Кастул позаботится о тебе, – успел я сказать девушке.

Розалия кивнула и я вышел из пещеры со спокойной совестью.

– Рада тебя видеть, – улыбнулась мне Кассия.

– Я тоже, – улыбнулся я в ответ.

– Я смотрю, ты нашёл себе друзей.

– Есть такое, а что?

– Кастул не состоит в Союзе Памяти. Я понимаю, что ты ему доверяешь, но он приближенный Теурия, ты уверен в своих решениях?

– Более чем, – усмехнулся я. – Кастул мой преданный поклонник. Да и пора бы ему стать нашим полноценным членом. Хотя нет, лучше не светиться.

– Я просто очень переживаю, – вяло улыбнулась она.

– Я всё понимаю, – я взял её за руку, но, заметив тень брезгливости на лице, остановился только на этом. – Но и ты тоже должна доверять мне. Я знаю что делаю.

– Как скажешь. И всё же, мне очень жаль, что ты снова не посвящаешь меня в свои планы.

– Прости, – улыбнулся я. – Но хотелось сделать тебе сюрприз, как и всем остальным.

– И всё же, – она аккуратно забрала свою ладонь из моей, – мне бы хотелось узнавать о твоих планах раньше, чем все остальные. Всё же я более близкий тебе демон.

– Хорошо, я буду иметь это ввиду. Поверь, я не хочу тебя расстраивать.

– Очень надеюсь на это.

Она развернулась и вернулась в пещеру.

На самом деле я лишь в очередной раз показал ей, что независим и силён. А явившись не с Фавонием дал понять, что имею полную свободу передвижений и свой круг общения. С появлением элементаля мой авторитет возрос, Кастул взял на себя роль по приёму обращений, лишив этой возможности Кассию. Естественно, она бесилась от того, что теряет власть, но это вынужденная мера. Иначе, привыкшая всё держать в своих руках на протяжении почти пятисот лет, она сможет доставить мне в будущем много проблем. Будет только лучше, если она поскорее осознает своё место. Она жена Аветуса, а не лидер сопротивления; помощь не то же самое, что и полный контроль ситуации.

Но самое важное – она должна наконец перестать испытывать к моему телу отвращение. А лучший способ для этого – заставить влюбиться заново в свою силу и авторитет; те качества, что изначально привлекали ко мне множество женщин в те времена, когда я был королём демонов.

Глава 35

Когда я сел на импровизированный трон, а точнее на обычный стул на постаменте, демоны притихли, принявшись с интересом разглядывать меня. Когда Кассия объявляла о начале собрания все взгляды были прикованы вовсе не к ней, а к Анне, что материализовалась на моём плече. Я же улыбался Розалии, что стояла на другой стороне пещеры рядом с выходом. Над ней возвышалась громоздкая фигура рыжего мужчины, преисполненного довольством собой.

Наконец, Кассия села и я обратил внимание на ту нервозность, с которой она начала яростно отстукивать ритм ногтями по столешнице, но тут же одёрнула себя, спрятав конечности под столом. Я внутренне улыбнулся этому факту и поднялся, оглядывая присутствующих.

— Приветствую всех, кто собрался здесь сегодня. С вашего позволения, я начну издалека.

Сцепленные в районе груди пальцами ладони, я развёл в стороны и окинул взглядом демонов, что внимали каждому моему слову, заворожённо наблюдая за Анной.

— С времён внедрения Мировой Системы Навыков демоны боролись с Героями, что всегда воевали на стороне Светлой Богини. Той самой, что вторглась в наш мир, который был создан Праматерью Тьмой, и перевернула всё с ног на голову. Из-за Богини появилась скверна, что терзает обе стороны и с каждым годом собирает свою жатву всё в больших масштабах.

Медленно обойдя стол, я спустился на пол площадки, что окружали столы с сидевшими за ними слушателями.

– Но что, если я вам скажу, что Герои такие же заложники ситуации, как и обманутые Богиней светлые, что отреклись от собственной создательницы Тьмы? Более того, Герои так же не из этого мира и не имеют к нему никакого отношения, они наглым образом выхвачены из собственных домов, оторваны от семей. Придя сюда они получают в руки оружие и становятся на передовую в войне, к которой не имеют никакого отношения; в войне, что была начата в чужом для них мире задолго до их рождения. Не кажется ли вам, что по отношению к Героям светлые проявляют достаточно большую долю несправедливости? Героям ведь даже не даётся гражданство той страны, в которую они призываются! Герои, оторванные от родных и близким самым наглым образом, не имеют никаких прав, кроме, разве что, права быть на содержании короны и право на жизнь. Свободы и той у них нет.

Я замолчал, оглядывая с немым вопросом окружающих демонов. Наконец, Авдикий с поклоном стал и озвучил общий вопрос:

– Мы это всё понимаем, но что с этого? Герои ненавидят нас и истребляют просто из-за того, что мы демоны!

– Вот и я о том, уважаемый Авдикий! — улыбнулся я и кивнул ему, чтобы он сел. — Из-за пропаганды светлых в Героях взращено семя безосновательной ненависти по отношению к нам. Но что, если я вам предложу донести правду до этих жертв обстоятельств?

Я замолк буквально на миг, как вскочил на ноги один из старых демонов с проседью в висках.

– Это всё чушь! При всём моём уважении к вам, Аветус, это самоубийство, Герои даже не станут слушать нас!

Начались перешёплывания, которые я тут же присёк:

– А если я скажу вам, Севир, – выудил из памяти имя этого старикашки, — что я уже это сделал?

Все тут же затихли, с недоверием смотря на меня. Всё ещё стоящий Севир закашлялся и спросил:

— Простите, но мы вас не совсем поняли. Можете пояснить, что вы имели ввиду, когда заявили, что «сделали это»?

Он сел и все уставились на меня с неким недоумением на лицах. Я усмехнулся и протянул руку в направлении Розалии.

— Подойди, пожалуйста.

Кастул слегка подтолкнул её и она медленно подошла ко мне, всё так же пряча лицо в капюшоне, пока демоны настороженно сверлили её взглядами. Я развернул её перед собой и положил руки ей на плечи.

– Севир, а также все присутствующие, – продолжил я. — Объявляю вам, что в этот раз на нашей стороне будет один из Героев, и нет, я имею ввиду не себя.

Я усмехнулся.

– Возможно, вы и так знаете её, но всё же я представляю вам Героя Розалию, что в этой войне приняла нашу сторону.

Девушка дрожащими руками скинула капюшон и окинула взглядом присутствующих. Наверное, она сама была напугана, так как я чувствовал дрожь под своими руками.

Демоны испугались. Несколько вскочили со своих мест и бросились к выходу, но там их ждала грозная фигура Кастула, что преградил путь.

-- Сядьте! – громко сказал я. – Пожалуйста, вернитесь на свои места! Немедленно!

Последнее я уже произнёс с явной угрозой, но демоны всё ещё стояли с сомнением на лицах.

– Вы слышали, что сказал Аветус? – голос Анны прогремел словно гром. Она вспорхнула с моего плеча и повисла на безопасном расстоянии ото всех, чтобы загореться оранжевым пламенем. – Вернитесь на свои места!

Похоже, её фокус вернул демонам разум, ведь ни один Герой элементалю не ровня. Разве что впятером на максимальных уровнях прокачки силы они могут что-то противопоставить. Так что демоны начали возвращаться на места, пытаясь сохранить уверенный в себе вид, несмотря на всю трусливость поспытки сбежать.

– Благодарю вас, – громко сказал я с улыбкой и Анна тут же вернулась в прежнем состоянии мне на плечо. – А теперь слово Розалии.

– Прошу вас, не надо меня бояться, – девичий голосок разнёсся по пещере, в нём было недостаточно твёрдости и уверенности. Это немного успокоило демонов, ведь сложно бояться неуверенного в себе человека. – Я на вашей стороне. Меня очень печалит сложившееся положение вещей. После того, как… Аветус… мне всё объяснил, я не могла не согласиться принять его сторону. Я хочу, чтобы баланс светлой и тёмной энергии пришёл в норму.

– Простите, – подал голос Авдикий. – Но вы хоть понимаете, что значит ваше признание? Ведь вам придётся поднимать меч… магическую палочку против людей!

– Да, я всё понимаю. Будет тяжело, но именно таков путь истины. Я помогу вам. И даже готова принести клятву.

Она сглотнула и продолжила:

– Услышь меня, Праматерь Тьма, и будь свидетелем моих слов. Я, Розалия, клянусь принимать участие в противостоянии между светлыми и темными на стороне демонов.

– Чушь! – снова вскочил Севир. – Она светлая, она не может клясться…

И тут он осёкся, так как это почувствовали все – присутствие Тьмы. Оно было непродолжительным, но ощутимым.

– Действительно, я светлая, – без тени сомнения продолжила Розалия. – А потому… Взываю к Светлой Богине, матери всего сущего, будь свидетелем моих слов. Я, Розалия, клянусь принимать участие в противостоянии между светлыми и темными на стороне демонов.

Что произошло после удивило даже меня. Явное ощущение опасности на мгновение и грохот, посыпалась пыль с потолка и все подняли головы: свод пещеры треснул. Трещины расходились радиально от того места, где стояла Розалия к стенам.

Я первым пришёл в себя и применил магию земли, дабы укрепить свод, но трещины расходились гораздо дальше моей зоны видимости.

– Думаю, нам стоит завершать собрание, – озвучил я мысли. – Здесь становится опасно, трещины слишком глубокие и я не смогу закрыть их полностью. Похоже, богине не особо понравилось, что у неё отобрали раба, так что не стоит испытывать судьбу. У кого-то ещё есть вопросы?

Я окинул взглядом присутствующих, давая им время прийти в себя.

– Скажите, – подал голос один из молодых демонов, чьё имя я, к собственному стыду, сразу не вспомнил, – а вы будете контактировать с другими героями?

– Да. Я так же провёл предварительную беседу с Эгле: скорее всего, она вовсе не будет принимать участие в этой войне. Она обрела близкого человека в нашем мире, дороже дочери для неё никого нет.

– А что с остальными Героями? – поинтересовался Севир.

– К сожалению, с Альгирдасом договориться однозначно не получится. По словам Эгле, он питает лютую ненависть к Владимиру. С остальными двумя всё под вопросом.

– Больше вопросов нет? – наконец вставила Кассия, так как до этого она не могла что-либо сказать. Если бы она как-то вмешалась, то это выдало бы, что она не имеет ни малейшего представления о моих планах, что ещё больше пошатнуло бы её авторитет.

Последовало лишь молчание, некоторые демоны отрицательно покачали головой.

– На этом объявляю заседание Союза Памяти закрытым.

Демоны тут же начали покидать пещеру, а Кассия подошла ко мне.

– Мне нужно с тобой поговорить. Приходи после в Башню Фавония.

Она просто прошипела слова сквозь зубы, и хоть взгляд её был холоден, а лицо выражало лишь капельку недовольства, я прекрасно понимал, насколько её переполняет ярость.

– Прости, но я намеревался помочь Лукреции с больными демонами. И так это слишком давно откладывал. Как только освобожусь, сразу же сообщу.

Кассия ничего не ответила, просто развернулась и ушла из пещеры.

– Это та самая жена Аветуса, за которого тебя здесь все принимают? – поинтересовалась Розалия и я кивнул. – А она очень... красивая.

– Не переживай, – улыбнулся я ей. – Согласно брачной клятве демонов, после смерти союз расторгается.

– Но ведь ты сидел рядом с ней, как будто и есть тот самый Аветус, её муж, хоть и когда-то погибший.

– Я ведь уже говорил тебе, – сказал я тоном родителя по отношению к неразумному ребёнку. – Кассия одна из первых демонов, кого я встретил. Она очень помогла мне, но я не хочу вечно пользоваться её добротой.

– Поэтому ты отказал встретиться с ней как можно скорее?

– Отчасти да, а отчасти… мне стыдно. Я обещал помощь Лукреции, что излечу больных в сквернозории, а сам совсем замотался и забыл.

– Прости, – вспыхнула Розалия. – Это из-за того, что я долго восстанавливалась после болезни.

– Не вини себя. Просто так сложились обстоятельства. И это я виноват, что забыл про собственное обещание.

Похоже, этого объяснения было достаточно Розалии и она направилась в сторону выхода, а я поспешил за ней.

Когда мы уже были в убежище, я оставил девушку одну в комнате отдыхать, а сам вернулся к себе.

– Анна, – позвал я элементаля, который до этого использовал [Скрытие] сразу после того, как мы покинули пещеру.

– Да, папочка? – материализовалась она рядом со мной.

– Ты всегда находишься рядом, но я так редко разговариваю с тобой, прости.

– За что ты просишь прощения? – удивилась она.

– Наверное, ты ощущаешь себя обделенной.

– Что? Вовсе нет! – улыбнулась она. – Я провожу с тобой гораздо больше времени, чем кто-то ещё. Не надоедать же мне разговорами, ведь тебе приходится обдумывать очень много планов для реализации своих целей. Для меня большая радость помогать тебе в этом! К тому же, молча наблюдая за всем, я могу гораздо лучше понять существ с физическими телами. Я ведь энергетический вид жизни, и биологический для меня такой нелогичный!

Я был просто ошарашен её словами. Всё же, она не так давно вылупилась из яйца, а уже всё понимала. Мои ожидания определенной степени наивности в ней рассыпались в мелкие осколки от соприкосновения с реальностью.

Я пересадил феечку в ладонь и прижал к щеке:

– Спасибо, Анна, за такие слова. Мне очень важно твоё понимание и отношение ко мне.

– Ой, что ты, папочка!

Она выпорхнула из ладони и стала ростом с человека, чтобы тут же подбежать ко мне и обнять. Так мы и простояли некоторое время, пока Анна не отстранилась, озабоченно смотря на меня.

– Папа, я хотела тебе кое что сказать.

– Я внимательно тебя слушаю, – улыбнулся я ей.

– Когда Розалия принесла клятву именем Тьмы, понимаешь… Как тебе объяснить? Тот фон, что возник после, он был твой.

– Что? – я удивленно проморгался, ничего не понимая.

– Биологические расы не могут различать разницу, но я могу. Твоё благословение Тьмы отличается от всего, что я знаю и видела. И тогда, после принесения клятвы Розалией, именно ты был источником фона, что подтверждал вступление клятвы в законную силу. Вряд ли это кто-то понял кроме меня.

– Но, что это значит? Что это меняет?

– Я не знаю.

– Может, просто Тьма следит за мной более пристально? Потому она и приняла клятву от светлой, раз всё равно была рядом?

– Я не знаю, папа, – с ноткой отчаяния ответила она.

– Почему ты расстраиваешься? Разве случилось что-то плохое?

– Нет, папочка, всё хорошо. Но это слишком странно. И я не понимаю, почему всё происходит именно так. Вроде всё правильно и это энергия Тьмы, но в то же время она какая-то не такая.

– Но разве ты не можешь связаться с Тьмой и узнать? – удивился я. – Ведь ты элементаль, энергетическая форма жизни!

– Увы, ограничения, что установились после соглашения с этой мерзкой богиней коснулись и нас, – она расстроенно покачала головой. – К тому же, я слишком маленькая. Только по истечению года, связавшись с памятью предков, я смогу молиться Тьме и хоть как-то обратиться к ней.

– Не расстраивайся, солнышко, – я слегка коснулся пальцем её носа, чем вызвал её улыбку. – Осталось не так много времени и ты всё узнаешь.

В ответ Анна лишь вновь обняла меня.

Глава 36

Лукреция приветливо улыбалась мне при встрече на сороковом уровне подземелья, что представлял из себя летний лес умеренной природной полосы. Искусственное солнце светило здесь не особо ярко, оно не слепило, но и в то же время согревало. Да и вообще здесь было почти как в Проклятых Землях.

— Извиняюсь за задержку, — виновато улыбнулся я Жрице, что была одета в этот раз в более закрытое темное платье.

– Что вы, я всё прекрасно понимаю. У вас много дел и ответственности, Аветус.

– Вы правы, но не стоило насколько откладывать помощь нуждающимся.

– Тогда, не будем более стоять здесь и прохлаждаться.

С этими словами она махнула рукой в нужную сторону и направилась туда. Я на правах гостя шёл следом.

— Не волнуйтесь, — обернулась она ко мне на ходу. – Идти недалеко, мы не могли снять защиту для пространственного прохода, это довольно опасно.

– Не стоит, я всё прекрасно понимаю.

Оставшийся путь мы прошли молча, на что я ещё обратил внимание, так это то, что рядом не было ни одной живой души. Наконец, мы прошли пространственную ловушку и перед нами появился огромный особняк с решетками на некоторых окнах в правом крыле.

– Там находятся самые тяжелые случаи, — пояснила Лукреция заметив мой взгляд.

— Думаю, тогда стоит в первую очередь идти туда.

Девушка с недоумением на лице сбавила шаг.

— Как пожелаете.

Мы вошли в холл здания, где в горшках стояли карликовые берёзки, по одной в двух углах рядом с входом. Стены оштукатурены и выкрашены в приятный зеленый оттенок. В целом производило впечатление какого-то санатория, если бы не стоявшая за стойкой краснокожая демоница в закрытом черном платье. Как потом я убедился, это была форма персонала.

Медсестра, если можно её так назвать, поклонилась мне:

– Я проведу вас к больным.

– Сначала к тяжелым случаям, — поспешила вставить Лукреция.

– Как скажете, госпожа, -- ответила та спокойным тоном. Но всё же её выдал обеспокоенный взгляд на меня: у любой выдержки есть предел, особенно в таком месте.

Мы прошли по коридорам и лестницам втроём, пока не остановились у одной железной двери, которые, кстати, встречались и раньше, чередуясь с обычными деревянными.

– Здесь находится мужчина при смерти, – довольно тихо пояснила медсестра.

– Кто будет лечить обычные раны? – поинтересовался я.

– Я, – ответила Лукреция, – но эта девушка будет мне помогать.

Я кивнул и медсестра достала ключ, чтобы отпереть дверь.

– Железные двери и решётки, неужели это так необходимо? – удивился я.

– Демоны сильны сами по себе, – пояснила Жрица, – но некоторые обладают мощью гораздо большей. Сложно контролировать себя, когда тело от боли выворачивает наизнанку.

Дверь открылась и в нос ударила вонь немытого тела и гноя. Ком так и подступил к горлу, но я взял себя в руки и шагнул в темную комнату.

– Многие становятся светочувствительными, – это было чем-то вроде оправдания от медсестры на забитое досками окно.

Я медленно подошёл ближе, ясно чувствуя приближение по коридору трёх точек жизни.

– Это ещё что? – насторожился я обернувшись на дверь. – Кто идёт сюда?

Лукреция, кажется, удивилась моему вопросу, а вот медсестра слегка поклонилась и развеяла сомнения:

– Это персонал для того, чтобы приступить к санитарной обработке вылеченного пациента.

– Хорошо, это вы правильно.

В двери показались другие краснокожие медсестры, но заходить внутрь не стали, лишь весьма невежливо прикрыли носы. Я же склонился над подобием человека в постели. Хотя, это сложно было назвать даже нарами, нечто вроде тонкой сетки, застеленной тряпками, что уже были сбиты движениями больного. Под ним стояла бадья для соков, которая, скорее всего, и воняла.

Но то, что лежало на этом, лишь отдаленно походило на человека. Он был чёрен, радужное грязное сияние ходило волнами по тощему голому телу, или даже скелету. Как он вообще мог быть ещё жив?! Ещё и прикован кандалами по рукам и ногам к стене. Вместо лица месиво, даже глаз не видно. Дыхание еле слышно.

– Вы готовы? – я обернулся к девушкам.

Они кивнули и встали справа и слева от меня, расположив руки над страдальцем.

Он не кричал, он просто выгнулся в агонии, а потом начал яростно дергаться по кровати, и всё это даже без стонов, лишь хрипы и свисты. Я увидел его обнаженное бледное тело, точнее скелет, обтянутый кожей. Это был именно мужчина, причём дракон – отросшие и скомканные остатки не выпавших волос, а также огромные белки глаз с зеленой радужкой, которые он выпучил от пронзившей его боли с начала исцеления.

В какой-то момент мужчина слабой хваткой схватил меня за руку и эти полные ужаса глаза будто заглянули внутрь меня. По спине пробежали холодные мурашки… Что? [Анализ]?

Это длилось буквально секунду и он вырубился.

– Кто это? – спросил я.

– Девочки, помогите! – медсестра рядом со мной махнула рукой троице у двери. – Приведите его в порядок и откройте окно.

Когда мы вышли, медсестра повела нас далее по коридору к другой железной двери. Я предполагал, что работы будем много, так что заранее забился манной почти под завязку, этого должно было хватить.

– Кто это был? – вновь спросил я.

– Думаю, вам его имя мало что скажет, – тихо сказала Лукреция под моим вопрошающим взглядом. – Так что я назову его сына, уж его вы знаете наверняка. Венедикт Гинуций, инквизариус Теурия.

Я посмотрел на медсестру, что держала ключ для новой двери и выжидающе смотрела на меня.

– Открывайте, – сказал я ей.

Дверь с характерным скрипом открылась и в нос вновь ударила вонь.

***

Приходилось довольно долго прятать от Розалии Адских Псов, и всё из-за их внешности. Одно дело показать Вира, а другое огромных дымящихся чернотой собак с жуткими красными глазами.

Однажды я сидел на своём любимом месте на склоне холма, где открывался вид на замок Больдо. Я гладил лежащего слева от меня Хугина, Мунин же в это время делал обход территорий. [Аура Жизни] сообщила о приближении Розалии, хоть точно я и не мог знать, что это она. Но сам пригласил её немного посидеть на свежем воздухе с полчаса назад.

– Не бойся, – сказал я обернувшись к ней.

– Что это? – она с ужасом смотрела на Пса с безопасного, как ей казалось, расстояния.

– Это Хугин, один из бесов, что создал прежний Аветус. Знаешь, он тоже сразу признал меня за своего.

– Это тот первый встреченный тобой бес? – настороженно спросила она.

– Да, именно он.

– Я думала, что бесами называют краснокожих демонов.

– Садись рядом, я всё тебе объясню.

Да уж, объяснить следовало. Розалия до сих пор ничего не знала о составе моей армии, и эту информацию следовало преподнести дозированно и как можно более аккуратно.

Девушка очень медленно приблизилась, такая повзрослевшая, что я не мог это не отметить. Уже сложнее было воспринимать её как ребёнка, но что будет дальше, когда она превратится внешне во взрослую девушку? И пусть ей уже за двадцать, внешний облик сильно влияет на восприятие, а также её наивность.

– Демоны могут создавать бесов, – сказал я когда она уже села.

В этот момент Хугин не вовремя зевнул, обнажая свой частокол острых зубов. Я тут же виновато улыбнулся Розалии и потрепал Пса между ушей, после чего он положил свою голову мне на колени.

– Не бойся его, – снова повторил я. – Хугин тебя не тронет, он добрый.

Ага, добрый. Тут мне вспомнилось, как один из Псов оторвал Крине руку, когда та просила Фавония убить тыкая в меня пальцем. Но моей наивной подруге лучше таких подробностей не знать, по крайней мере, пока.

– Он… Страшный, – наконец сказала она.

– Это только внешне. Если хочешь, то можешь погладить его.

Тут мне прилетело послание от Хугина с обвинением в том, что я дурак. «Потерпи, так надо», – был мой ответ.

– Нет, я лучше как-нибудь потом.

– Ещё его называют Адским Псом.

– Звучит угрожающе.

– Демоны любят угрожающие прозвища.

– Да, ты говорил об этом.

– Прежний Аветус создал Адских Псов, а Тьма их благословила. Видишь этот дымок? Он означает, что бес особенный, и это действительно так.

– Адских Псов? Их несколько? – насторожилась Розалия.

– Их всего два, Хугин и Мунин. Но не только поэтому они уникальные, у них есть своя воля, они очень умные и я умею с ними общаться.

Девушка недоверчиво смотрела на меня, на что я улыбнулся.

– Это действительно так, Анна тоже умеет с ними разговаривать. Если тебе что-то понадобится, то попроси об этом одного из Адских Псов, они или исполнят просьбу, или отведут к тому, кто сможет.

Меня напрягла острая неприязнь Розалии к Хугину, похоже, придётся повременить с показом армии. Сложно будет объяснить ей, что гоблины, тролли и прочие твари теперь её союзники. На моей стороне то, что обратного пути для Розалии нет, она принесла клятву двум богам, но это не значит, что я могу себе позволить быть более прямолинейным.

Мы сидели молча, пока я размышлял над сложностями введения Розалии в курс дел.

– Скажи, а много ты вылечил демонов?

– Много. Я провёл там семь дней не просто так. С утра до вечера, пусть и с перерывами на отдых и еду, мне удалось вылечить всех.

– Я подумала, – она отвела взгляд, – может мне стоило тогда пойти туда с тобой?

– Нет! – я сказал это довольно громко и девушка испуганно посмотрела на меня. – Ты не должна такое видеть.

– Но я сама болела, – неуверенно сказала она.

– Твоя стадия болезни была начальной, если можно так выразиться. Демоны в сквернозории находились в гораздо более ужасном состоянии. Я даже не знаю, как некоторые из них могли быть живыми. Возможно, это просто сила воли, но всё равно в голове не укладывается.

Повисла пауза, а я же вспоминал первого демона.

– Первый, кого я лечил, был при смерти. Он был просто покрыт скверной как будто окунулся в неё, весь чёрный. И худой, полный скелет, обтянутый кожей, мышц там не было уже, наверное. Ужасное зрелище. Он даже не мог уже стонать или что-то говорить, только хрипы, когда Лукреция начала его лечить обычной магией. И запах, он просто гнил живьём. Никому такого не пожелаешь. Скверна это худшее, что есть в мире. В разы хуже тех ужасов, что светлые напридумывали про демонов.

***

Уже к концу весны у Даны и Вадомы состоялся примечательный разговор, что подтолкнул очередной виток событий.

– Вы довольно бледны в последнее время, – заметила гувернантка, когда госпожа спустилась в сад погулять с сыном.

– Да, переживаю за отца, ещё и бессонница, – немного рассеянно ответила она.

– А господин Марко не может вам дать снотворное? – удивилась Вадома.

– Он даёт, но какое-то слабое, оно мне не помогает.

– Если хотите, то я могу достать для вас одно проверенное средство.

Дана удивленно посмотрела на служанку. А ведь действительно, Вадома не относится к постоянному персоналу, что служит её отцу поколениями! Уж она-то вряд ли окажется такой, как предательница Мифа.

– Знаешь, я была бы благодарна тебе за помощь.

– Но только оно продаётся в городе, – замялась гувернантка.

– Ничего, я дам тебе денег и выходной.

– Спасибо, госпожа.

– Главное, принеси мне лекарство. И обещай никому не рассказывать об этом.

– Хорошо

Глава 37

Самым сложным было найти способ подсыпать препарат отцу. Хоть Дана и убедилась в его безвкусности, сам процесс следовало совершить незаметно. Девушка около двух недель вынашивала планы по ликвидации последнего члена семьи, что мешал ей жить спокойно, и наконец нашла выход.

Больдо Старший имел в своём кабинете тайное место с алкоголем. Точнее, это он считал, что дочь об этом не знает, так как там хранились коллекционные напитки, которые он любил иногда смаковать в одиночестве. Вот только она прекрасно об этом знала, как и о том, в каком ящике стола лежит ключ. Загвоздка заключалась в том, что мужчина всегда запирал кабинет, лишь иногда забывая это.

Оставалось только дождаться случая и залить препарат в початую бутылку, заранее слив оттуда такой же объём. С того момента дело оставалось за малым: однажды Больдо Старший запрется и выпьет алкоголь, когда же через несколько часов его хватятся, он уже будет мёртв.

Увы, даже залив убойную дозу, Дана не смогла предвидеть всего. Отца действительно обнаружили через несколько дней в его кабинете с бокалом в руке, вот только он не был мёртв! Марко и семейный маг-целитель ничего не могли сделать, но именно они объявили, что работодатель жив несмотря на бледность и отсутствие реакций. Вскоре было решено отправить за более искусным лекарем, что явился в тот же день вечером. Эта расторопность и помогла спасти жизнь отцу горе-убийцы.

Больдо пришёл в сознание по прошествию трёх дней. Он ощущал себя полностью разбитым, как после удачной пьянки и не сразу сообразил что к чему.

— Воды!

Приставленная к нему служанка испуганно вскочила со стула и дрожащими руками налила в стакан воды из графина, после чего помогла хозяину подняться на подушки повыше и поспешно ушла.

«Интересно, куда это она поспешила?» — подумал старик, отпивая благодатную жидкость из стакана. Но гадать ему долго не пришлось, так как в спальню забежали целитель, Марко и лекарь из соседнего города, услугами которого Больдо когда-то пользовался. Вся эта компания, а так же глава охраны замком Скендер с одним из офицеров, вызвали у пробужденного лишь недоумение.

– Как вы себя чувствуете? – поинтересовался лекарь. – Голова болит, кружится? Недомогания какие-то есть?

— Голова трещит, сушняк и подташнивает, как после нескольких литров дешевого пойла, — недовольно пробубнил старик.

Ему было не особо приятно находится в постели, когда в комнате толпа лиц, которых здесь быть не должно.

– И в честь чего собрание, разрешите поинтересоваться? – попытался съязвить он.

Лекарь вздохнул и переглянулся с двумя другими магами. Семейный целитель подошёл ближе и виноватым тоном ответил:

– Господин Гэнэд подозревает, что вас отравили.

— Не подозреваю, а уверен в этом! — вставил возмущенный лекарь. — Тесты дали реакцию на зелье сна, что производится из пыльцы Ядовитого Плюща при поддержке его же ядра. Такое можно с лёгкостью купить в городе. Вам повезло, что вас обнаружили сразу и я здесь появился достаточно быстро, иначе вы бы погибли от такой дозы! Даже после, в течении двух месяцев, у вас может наблюдаться повышенная сонливость и усталость.

– Что? – старик удивленно уставился на лекаря. — Отравление? Вы ничего не напутали?

– Нет, господин Больдо, я ничего не напутал. Это зелье сна из Ядовитого Плюща.

-- Но кто же мог, и как?! – недоумевал мужчина.

– Это я и выясню, не сомневайтесь! – отрапортовал начальник охраны.

– Возможно, это кто-то из слуг, – предположил офицер, он же сын Скендера.

– Скорее всего, яд был в вине, – задумался Больдо. – Я успел сделать лишь пару глотков, как меня потянуло в сон.

– Я уже проверил бутылку, что была на вашем столе, – вставил Гэнэд. – Яд действительно находился там.

– Я опросил почти всех слуг лично, – глаза Скендера забегали. – Остались только наёмные и статусные, их я не могу допрашивать без вашего указа против их воли.

Больдо понимал причины сомнений своего главы охраны. Он был обычным крестьянином когда-то и это накладывало ограничение на контакты с высшим сословием.

– Нашлись те, кто отказался отвечать на вопросы в такой ситуации? – удивился Марко.

– Даю добро, – кивнул старик.

Слова Гэнэда вскоре подтвердились – после непродолжительного разговора и подписания нескольких важных бумаг, что не терпели отлагательств, Больдо почувствовал себя довольно уставшим. Потому он отослал всех из комнаты и проспал до следующего утра.

***

Скендер устал, он потратил несколько часов на опросы слуг и наёмных работников, часть из которых была из обнищавшей аристократии. За всё время ни одной зацепки, либо все мастерски умеют скрывать ложь, либо действительно не имеют ни малейшего представления о ситуации. Увы, ни у него, ни у него подчиненных не было навыка, что мог бы помочь раскрывать ложь, но он добился своего поста другими уникальными умениями. Между тем, несколько человек признались, что употребляют сонное зелье для своих нужд, и никто из них пропажи не заметил.

Наконец, в комнату допроса зашла Вадома, гувернантка внука хозяина замка. Она никогда не приближалась к кабинету, вообще не покидала правого крыла, где проживал рядом с Даной и её сыном. Но он зарекся опросить всех, так как знал, что иногда подсказки приходят с самой неожиданной стороны.

– Скажите, вы или кто-то из ваших знакомых принимает сонное зелье на основе Ядовитого Плюща?

– Я принимала раньше, но сейчас – нет.

– А кто-то из ваших знакомых, кто проживает в замке?

Женщина замялась, что насторожило Скендера.

– Понимаете, я обещала никому не говорить…

– Вы понимаете, что я расследую покушение на господина Больдо Старшего?

– Да, я понимаю, но не думаю, что это имеет отношение к делу.

– Пожалуйста, Вадома, говорите всё как есть. А уже я решу, имеет ли это отношение к делу или нет.

– Думаю, что госпожа Дана также использует это зелье.

– Почему вы так считаете?

Скендер удивился, основной его теорией было покушение от недоброжелателей и поиск наёмных убийц; разве могла стервозная, но недалекая дочь господина иметь отношение к этому?

– Понимаете, около трёх недель назад Дана пожаловалась на бессонницу, и что лекарство Марко ей не помогает. И я ей посоветовала это зелье. Госпожа дала мне денег и выходной, чтобы я смогла съездить в город и приобрести нужное лекарство.

– Вы правы, вряд ли Дана может быть причастна к этому. Но всё равно спасибо за предоставленную информацию.

***

– Ты с ума сошёл, Скендер? – возмущался Больдо, сидя за своим столом в кабинете. – Обвинять мою дочь?!

– Она последняя подозреваемая, – устало ответил Скендер, стоящий напротив. – Я перепроверил всех по несколько раз. Посудите сами, она мать прямого наследника, а также её нежелание покидать отчий дом говорят сами о себе. Она чувствует себя здесь полной хозяйкой и очень злилась, когда вы заперли её в комнате.

– Чушь-то не городи! – оборвал его Больдо. – Да, она бы с радостью сама стала здесь хозяйкой, но это невозможно. Она недостаточно умна для управления родовым имуществом, но не до такой степени, чтобы не понимать этого! Да и зачем ей убивать собственного отца? Она не могла! И вообще не знала, где я храню алкоголь.

– Это я и предлагаю проверить. Мои люди нашли железную ёмкость в саду, в которой хранились зелье. Нужно устроить очную ставку.

– Поверить не могу, что я выслушиваю это. Нет, и ещё раз нет.

– Я повторюсь: я перепроверил всех, к некоторым применил не самые гуманные методы, и результата никакого. Дана последняя. Прошу вас, подумайте сами, у кого была лучшая возможность проникнуть в кабинет и кому это выгодно.

– Да все мои соседи не прочь разжиться, особенно когда пропал без вести мой сын. Они как стервятники облепят наследника в надежде отхватить кусок побольше. А этот Вадис только и рад будет оттяпать рудник и закроет глаза на что угодно. Ты понимаешь? Слишком многие желают мне смерти. Ты ту женщину проверил? Она пришла последней.

– Вы о Вадоме? Да, проверил, даже с её согласия применил довольно неприятную процедуру дознания, и ничего. Да и до этого я лично проверял её дело. Так же она никогда не покидала своего крыла.

– Значит, смогли подкупить кого-то из старых слуг! – Больдо стукнул по столу ладонью и вздохнул, силы всё ещё не вернулись к нему. – Ты всех проверил?

– Всех, и старых в том числе. С особым усердием тех, кто имеет хоть какие-то проблемы или близких родственников за пределами замка. Пусто.

Больдо задумался, он не хотел признаваться самому себе в том, что родная дочь могла желать его смерти.

– Я могу идти?

– Иди, – раздражённо велел старик.

***

Я проник в сад, чтобы понаблюдать за сыном и узнать последние новости. Вадома сидела на лавке с каким-то уставшим видом, а Больдо копошился в песочнице.

– Доброе утро, – сказал я материализовавшийся сидящим рядом с женщиной.

Она вздрогнула и безэмоционально посмотрела на меня.

– Доброе утро, господин.

– Ты неважно выглядишь. Что-то случилось?

– Вчера вечером меня допрашивали. Провели какой-то странный ритуал на крови, чтобы узнать, вру ли я.

– Судя по тому, что ты сейчас здесь, всё прошло хорошо?

– Да, я ведь действительно лишь отдала зелье Даны, а в самом кабинете была лишь один раз при приёме на работу.

– Как в целом идёт расследование? Ведь уже прошло больше недели, а Дана всё так же на свободе.

– Больдо Старший не хочет признавать возможность вины своей дочери. Её даже не допрашивали.

– Похоже, наша задача усложняется, – задумался я.

***

– Отец, ты звал меня? – спросила Дана войдя в кабинет.

Она недоуменно уставилась на Вадому, что стояла здесь, а вот присутствие Скендера её напрягло. Она не могла не знать о расследовании и радовалась, что её ни разу не допросили. Ведь это могло значить только то, что она вне подозрений.

– Да, заходи, дорогая, – улыбнулся ей Больдо.

– А что они здесь делают? – поинтересовалась девушка.

– Так нужно, не волнуйся. Как твои дела, доченька?

– Всё хорошо, отец, а что?

– Скажи мне, – он слегка нагнулся и отодвинул ящик стола, – знаком ли тебе этот предмет?

Он достал ту самую фляжку, что Дана выкинула в саду ещё пару недель назад. Она заметно округлила глаза и немного побледнела.

– Нет, впервые вижу, – ответила она с задержкой.

Больдо молча сверлил её взглядом, тогда слово решил взять Скендер:

– Странно, Вадома сообщила нам, что купила зелье в этой же фляжке по вашей просьбе около месяца назад.

– Что? Не правда. Я ничего не просила у этой женщины.

– Простите, но мы провели проверку и она показала, что Вадома не лжёт. Если вы позволите провести ритуал с вашей кровью, то только это сможет доказать, что врёт она, а не вы.

Дана испугалась, она знала эти проверки. У испытуемого берут около полулитра крови и добавляют специальный раствор. После этого наносят на грудь и живот человека, и задают вопросы, при лжи рисунок приносит боль и светится красным. Этот метод, как и все на крови, были запрещены Светлой Богиней и её Жрицами. И девушка прекрасно понимала, что она не сможет пройти это испытание.

– Почему это я должна проходить это унизительное испытание? – дрожащим голосом возмутилась она. – Отец, неужели ты позволишь этой деревенщине вымазать меня моей же кровью только для того, чтобы опровергнуть слова какой-то служанки?

– Доченька, я прошу тебя, сделай это для меня.

– Нет и точка.

– Тогда мы будем вынуждены поверить Вадоме, так как она этот ритуал прошла успешно и по доброй воле, – отметил Скендер.

– Значит, она имеет какую-то защиту. Потому что она врёт.

– То есть вы утверждаете, что эта женщина, – Скендер указал на гувернантку, – никогда не передавала вам сонное зелье?

– Никогда.

– Но госпожа….

– Не ври? Почему ты врёшь? – оборвала её Дана и женщина испуганно округлила глаза.

– Простите, но я не лгу, тем более как я могу в такой ситуации?

– Папа, она лгунья, ты ведь веришь мне?

Но Больдо уже всё понял, Дана вертелась как уж на сковороде.

– Я достаточно услышал. И как бы мне не было больно, я прощу тебя.

– Что? Ты поверишь ей, а не мне, своей дочери?

– Дана, пожалуйста, прекрати.

Девушка резко повернулась и с ненавистью посмотрела на Вадому.

– Это ты всё виновата! Ты ведь обещала никому не говорить…

Она бросилась на гувернантку и схватила ту за волосы, пытаясь повалить на пол. Скендер бросился оттаскивать дочь своего хозяина от служанки, после чего вывел из комнаты. Вадома осталась стоять, пытаясь дрожащими руками придать растрепавшейся прическе мало мальский порядок.

– Простите за неудобства, если после всего вы пожелаете уволиться, я не буду препятствовать этому.

– При всём моём уважении, ваш внук ни в чём не виноват, он хороший мальчик. И в целом, за исключением этого неприятного инцидента, меня всё устраивает. Так что я предпочту остаться.

– Спасибо за помощь, нам сейчас было бы проблематично снова искать гувернантку. За неудобства вы получите вознаграждение.

– Спасибо, господин Больдо.

Глава 38

Теурий представлял собой рослого мужчину крепкого телосложения и ничто в нём не выдавало того пугливого мальчика, что когда-то встретил последний король. Возможно, он всё ещё не был достаточно жесток и твёрд характером, чтобы подданные начали уважать его и превозносить как того же Аветуса Кровавого, что его временами раздражало, но всё же он был правителем всё это время после мировой войны. Некоторые демоны недоумевали, почему до сих пор не нашёлся более перспективный претендент на трон, но никто не мог назвать настоящую причину.

Венедикту часто приходилось бывать в замке Теурия и видеть всю эту показную роскошь. Но он не мог винить короля, ведь это статус требовал. К тому же, последние столетия, как это ни парадоксально, демоны жили в относительном спокойствии и отчисления в казну поступали стабильно.

Инквизариус зашёл в покои короля после представления слугой. Здесь всё так же было в резной мебели из редких пород деревьев, обивка кресел из красного бархата с золотыми вставками. Помещение отчасти напоминало колодец с магическим освещением под потолком в форме полной луны. Сам Теурий сидел на диване за бокалом вина; при виде своего служащего он указал на диван напротив.

— Какие новости? — сразу же спросил он.

Инквизариус сел со вздохом и откинулся на спинку.

– Он смог привлечь на свою сторону одного из героев, Розалию, – ответил Венедикт с заминкой.

Глаза Теурия сначала округлились в удивлении, а потом он засмеялся.

– Что за бред?

— Как знать. Мне донесли, что девушка действительно выглядела как Розалия.

— Это могла быть личина, – отмахнулся Теурий. – Ни один герой при своём уме не перейдёт на сторону демонов.

– Так же та девушка принесла клятву двум богам.

— Пустые слова.

— Между тем, были реакции на каждую.

— Подстроить можно при желании.

– Как знать, – пожал плечами Венедикт.

— Слушай, ты на чьей стороне? – раздражённо спросил Теурий. -- Сам то что думаешь?

– Я полагаю, что всё это слишком странно.

– А то я сам не понимаю этого! Сначала элементаль, теперь Герой. Почему он ничего не предпринимает? Больше двух лет прошло.

– Этого я тоже не знаю. Кроме того, никто не знает места его дислокации. И зачем ему бесы? Эта история с армией слишком уж сомнительна, эти создания могут использовать лишь простую тактику в рамках своих небольших групп, не более того. Сомневаюсь, что это тот самый Аветус Кровавый, слишком много вопросов против полного отсутствия внятных действий.

– Я тоже считаю, что если бы это был тот самый Аветус, я бы давно слетел с трона. Хотя, знаешь, в детстве я разговаривал с ним.

– Ребёнком? – Венедикт удивленно приподнял бровь.

– Я случайно с ним столкнулся на празднике в своём родовом замке. Помню, что сразу узнал его и растерялся, не знал как вести себя. Я был так юн и глуп тогда!

– Да, я наслышан, ваше величество, – ухмыльнулся дракон.

– Не ёрничай, а то я не знаю, что никто не считает меня королём. Лорд демонов, не более. Скажи, это всё?

– Стало известно, кто собирает и передаёт бесов этому Аветусу.

Венедикт выжидательно посмотрел на Теурия.

– Ну и? Что ты замолчал? Кто это?

– Кастул. Кастул Геганий.

– Что?! – Теурий был в шоке. – Этого не может быть!

– Как мне донесли, он присутствовал на последнем собрании. Более того, это он помог привести Розалию и защищал её от любопытных глаз до официального объявления.

– Ты уверен в своём информаторе? – вызывающе поинтересовался король.

– Абсолютно.

Бокал вина, что Теурий вертел в руках во время разговора, он поставил на стол, после чего встал и подошёл к окну, за которым начались предрассветные сумерки.

– Надеюсь, это последнее известие?

– Да.

– Хорошо, ты свободен.

Когда Венедикт ушёл, Теурий схватил ближайший к себе стул и бросил об стену.

– Не верю. Не верю! Только не Кастул, только не он, – размышлял он вслух. – Этого просто не может быть.

***

После стука в комнату Даны вошёл Марко.

– Доброе утро, госпожа. Как вы себя чувствуете сегодня?

Он улыбнулся девушке и сел в кресло, которое так полюбил Владимир. Дана задумчиво посмотрела куда-то сквозь него не спеша с ответом.

– Знаете, на удивление хорошо, учитывая последние беспочвенные обвинения.

– Беспочвенные? – удивился лекарь и тут же себя поправил: – Конечно, как скажете.

– Как долго вы будете продолжать со мной эти пустые беседы? – Дана с раздражением посмотрела на него.

– Скорее всего, это будет продолжаться не один год.

– Что вы имеете ввиду? – девушка в удивлении приподняла бровь.

– Только не волнуйтесь, это по настоянию вашего отца.

– Что он хочет? Что вам сказал?

– Он попросил… меня следить за вашим психическим состоянием.

– На каком основании? Вы же сами говорили, что я здорова, что психоз прошёл.

– Знаете, некоторые больные могут быть очень убедительны. Я всегда сомневался в степени вашего душевного здоровья, но теперь…

– А что теперь?

– После недавних событий мне стало ясно, насколько вы можете быть коварны под действием своих галлюцинаций. Признайтесь, вы ведь до сих пор видите Владимира?

– Ничего подобного, – усмехнулась Дана, и это было правдой, она уже почти два месяца не видела его.

– Хорошо, как скажете. Что вам снилось сегодня? Не хотите рассказать?

– Вы не верите мне? – она с прищуром посмотрела на Марко.

– Почему же, верю. Но галлюцинации могут вернутся в любой момент. А может, вы просто не хотите меня расстраивать, потому и не признаётесь?

Дана была возмущена словами мужчины до глубины души. Её дыхание участилось, она начинала злиться.

– Убирайтесь!

– Ну что же вы так, – Марко скривился как от лимона, – я ведь хочу вам помочь.

– Убирайтесь!

– Что ж, как скажете, – вздохнул он. – До завтра, госпожа Дана.

Он встал и направился к выходу.

– Можете не приходить, я не желаю вас больше видеть, – высокомерно заявила девушка.

– Простите, но это не вам решать. Всего хорошего!

Наконец, он вышел и Дана услышала приглушённые голоса, видимо её охранник о чём-то спросил лекаря. Она быстро подошла к двери и прислушалась.

– Увы, нет, очень болезненно восприняла.

– Но вы ведь не говорили ей, что подписали бумагу о невменяемости?

– Разумеется нет! И вы не смейте говорить, ни в коем случае! Боюсь, эта новость может вызвать у неё обострение.

– Хорошо, но стоит предупредить слуг.

– Вы правы, я зайду к управляющему.

– Всего доброго.

– И вам тоже.

Дана на ватных ногах подошла к кровати и упала на неё. Как Марко мог? Как он посмел подписать бумагу о невменяемости? Ведь теперь она никогда не сможет получить власть в свои руки, даже после смерти отца! Почему ей так не везёт? Почему весь мир ополчился против неё?

Слёзы обиды потекли из глаз, она не могла поверить, что теперь всё кончено. Все её мечты разбились о жестокую реальность, все предали её.

***

Больдо Старший сидел за своим столом и разбирал бумаги. Прошла неделя, как он попросил Марко подписать документ о недееспособности собственной дочери. Ему тяжело далось это решение, но это лучше, чем смертная казнь. Если она ещё сделает что-то необдуманное, то наказания не последует. Он сделал для своей дочери всё что мог.

Слабость всё ещё преследовала его, но дела не требовали отлагательств. Приближалась дата уплаты налога в королевскую казну, а для этого требовалось сверить документы бухгалтера и от управляющего рудником.

В дверь постучали и вошёл гвардеец из замковой охраны.

– Что-то случилось? – удивился Больдо.

– Несколько минут назад приехал какой-то мужчина. Он отказывается называть своё имя, но говорит, что у него для вас есть информация, которая может быть вам интересна.

Больдо откинулся на спинку кресла и ненадолго задумался.

– Хорошо, я спущусь к нему. Нечего водить чужаков по замку.

– Как скажете, господин.

Гвардеец поклонился и вышел. Больдо же вздохнул и поднялся, нащупывая рукой трость. Увы, он сильно постарел за последние годы, а после неудачного покушения здоровье совсем подкачало. Медленным шагом он покинул кабинет, не забыв запереть его, а потом направился к посту охраны.

В комнате допросов у стены стоял высокий мужчина, укутанный в универсальный плащ, капюшон которого скрывал его лицо. Больдо покосился на незнакомца и сел за стол, что находился в этой каморке без окон, а за его спиной встали два гвардейца.

– Кто вы? – поинтересовался старик. – И что вы хотели сообщить?

– Моё имя не имеет значения, как и лицо, – с легкой полуулыбкой ответил незнакомец и неспешно откинул капюшон. Он имел самый обычный вид, ничем не примечательный. – Они вам ничего не скажут. А вот информация, как мне кажется, будет вам интересна.

– Сначала скажите, что у вас? А я уж потом решу, стоит ли это денег, – без особого энтузиазма ответил хозяин замка.

Незнакомец усмехнулся и сел за стол напротив Больдо.

– Хоте ли бы вы узнать, кто является отцом вашего внука?

– Зачем мне эта информация? – усмехнулся старик. – Я своего внука никому отдавать не намерен.

– А если я вам скажу, что вам было бы выгодно принять такого мужчину в свою семью?

– Что-то я не вижу смысла в этом. Если этот мужчина захочет отречься от своего родового имени, то вряд ли он представляет для меня ценность.

– Допустим, у него нет родового имени.

– Что? Безродный простолюдин? Такой мне точно не нужен. Если у вас всё, то я пойду по своим делам, вы отняли время, которого у меня и так мало.

Больдо уже начал вставать со стула, как незнакомец громко сказал:

– Шестой герой Владимир.

Больдо замер и сел обратно.

– Это, конечно, замечательно, но вы не учли одного: шестой герой мёртв.

– Он жив.

Повисла пауза.

– И вы можете сообщить его местонахождение?

– Так что, такой отец маленького Больдо вам всё же нужен? – с сарказмом спросил незнакомец.

– Разумеется. Думаю, вы и сами прекрасно понимаете, какое это даёт усиление влиянию рода, оттого и пришли ко мне.

– После заключения брака с аристократом Герой становится частью его семьи и более корона не может иметь прав на него.

– Всё верно. Так сколько вы хотите за информацию о местонахождении героя Владимира?

– Нисколько, я поделюсь ею с вами бесплатно.

Незнакомец залез правой рукой себе за пазуху и резко дёрнул рукой, в которой остался амулет на красной нити. Его лицо тут же поплыло, гвардейцы обнажили мечи, готовые принять атаку на себя, но мужчина продолжал спокойно сидеть на стуле.

– Назад! – прикрикнул Больдо на своих людей. – Это и есть герой Владимир!

Гвардейцы переглянулись и убрали мечи в ножны.

– Разумеется, – начал Больдо, – я рад такому родству, но вы же понимаете, что нужна проверка на отцовство?

– Разумеется, я готов её пройти.

– Тогда что же мы сидим? – старик встал и улыбнулся. – Добро пожаловать! Пройдемте ко мне в кабинет, где сможем обговорить детали в более располагающей обстановке.

Глава 39

Скендер зашёл в кабинет и плотно закрыл за собой дверь. Сев в кресло напротив Больдо он создал полог тишины.

— Вы же понимаете, что мы не можем доверять ему в свете последних событий? — заявил он.

– Да, я знаю.

– И что вы собираетесь предпринять?

– Для начала, твои люди должны установить за ним слежку. Нельзя допустить его встречу с Даной. Это может вызвать у неё рецидив.

— Хорошо, я отдам соответствующее распоряжение.

— Скендер, скажи мне максимально честно, – Больдо наклонился вперёд и внимательно посмотрел на своего, – это очень важно. Мог ли Владимир тайно проникать в замок и видеться с моей дочерью?

– Это исключено. Я уверяю вас, он никак не мог это сделать. Если только у него не прокачанная на максимум скрытность и дикое везение на обход ловушек, а это маловероятно.

— Мы не знаем его способностей, — заметил старик.

— Верно, не знаем. Единственным выходом я считаю принесение официальной клятвы именем Светлой Богини.

– Вряд ли это сработает, он слишком мало времени служил ей и не прошёл посвящение как другие герои.

– Тогда только клятва о не причинении вреда? Что ещё мы можем сделать? — пожал Скендер плечами.

– Эта клятва слишком размыла, но лучше, чем ничего, -- вздохнул старик. – Ты и сам должен понимать, в каком положении я нахожусь лишившись единственного сына. Мой внук ещё младенец.

– Вы же не собираетесь оставить всё на этого Владимира? – удивился начальник охраны.

– Разумеется, однажды мне придётся это сделать. Но до того я ещё поживу, если что, мы всегда можем убить его или выдать королю. Вот Вадис-то удивится! – хохотнул Больдо.

– Вы не боитесь, что король захочет силой отнять Владимира?

– Он не посмеет, я имею сильную армию. Да и нарушение границ земель лорда само по себе преступление по закону. Он не настолько глуп, чтобы оставлять столицу без защиты, ведь кто-то может этим воспользоваться. Ему будет проще подослать наёмных убийц. Вся эта история с убийством той эльфийской принцессы мутная, все мы прекрасно понимаем, что он никогда бы не женился на ней. Ты ведь видел уровень этого героя?

– Да, двадцать седьмой. В принципе, выглядит реалистично, но всё же он может скрывать настоящий уровень, ведь у меня нет [Усиленного Анализа]. Да даже если бы и был, разве мы может быть полностью уверены в отсутствии артефактов?

– Мне кажется, ты переоцениваешь его возможности. Он герой в изгнании, даже работая не покладая рук всё это время авантюристом и не тратя денег на еду и кров, он бы еле смог наскрести на такой амулет. Да и как бы он мог работая сверх меры не привлечь к себе нежелательное внимание? Он чужак в этом мире, не знает местной жизни.

– Но как-то он смог выжить всё это время? – заметил Скендер. – Значит не так уж он и прост. Да и амулет личины смог купить всё же.

– Говорит, что потратил на это все свои деньги и я склонен этому верить. На большее у него не хватило бы средств. Потому я и говорю, чтобы ты следил за ним! Хоть что-то мы должны заметить, если оно есть.

– Слова Даны о том, что это он убил Дорина могли бы иметь основание.

– Я конечно всё понимаю, но мой сын был равен по силе каждому из пятёрки героев, его не мог убить низкоуровневый шестой.

– И всё же, мы ничего о нём не знаем.

– Так узнай! Это твоя работа! – Больдо уже начинал злиться, так как Скендер озвучивал его опасения. – Или ты считаешь, что он смог за четыре года по силе перепрыгнуть героев, которые почти на десять лет опередили его? Да ещё и всё время спонсировались короной, а не выживали в изгнании! Он жив, у него нет неизлечимой скверны, так что все слухи о его переходе на тёмную сторону ложь. На данный момент его легенда звучит убедительно.

– Как скажете, вы тут главный.

– Скендер, сам знаешь, я слишком стар. Мне немного осталось. Магия не всесильна. Я должен хоть как-то позаботиться об оставшихся членах семьи. И вступление героя в наш род было бы весьма кстати. Но если ты сможешь найти хоть что-то…

– Я всё понял, – кивнул мужчина.

***

По возвращению домой Венедикт заметил общую встревоженность слуг, но решил не застрять на этом внимания, пока один из краснокожих не прервал его размышления:

– Господин, вас ожидает ваш отец, – сказал он в почтительном поклоне.

Мужчина ненадолго растерялся, так как считал смерть отца делом времени, которое, к слову, затянулось.

– Привезли его труп? Не оповестив заранее? – удивился он.

– Нет, он жив и ожидает вас в своих покоях.

– Он здоров?

– Да.

«А вот это интересно», – подумал инквизариус. Не теряя времени, он направился в ту часть особняка, куда уже давно не заходил за ненадобностью.

Шторы были задёрнуты от предрассветных лучей солнца, в комнате царил полумрак. Но Венедикт, как и все демоны, прекрасно видел в темноте, пусть и в бледных оттенках, но чётко. Отец сидел в кресле и больше походил на труп. Если бы не открытые огромные глаза на худом лице с впалыми щеками, что смотрели прямо на него, он бы принял его за манекен. Причём одежда его была явна велика и смотрпелась чужеродно. Да и лысый череп придавал сходства больше с неживым, чем с живым.

– Отец! Я рад видеть тебя в добром здравии! – покорным тоном сказал Венедикт сделав низкий поклон.

– Я тоже рад видеть себя достаточно живым для того, чтобы ходить и разговаривать.

Он встал и стало видно, насколько его костюм велик, он телепался как балахон жреца, а брюки походили на длинную юбку.

– Я прикажу слугам ушить твою одежду.

– Не стоит.

Он подошёл к сыну, что был ненамного выше него, и пристально посмотрел в глаза. Потом всё же резко обнял за плечи. Длилось это недолго, после чего он отстранился и похлопал Венедикта по плечу.

– Ты возмужал.

– Спасибо, отец. Но теперь ты снова станешь главой дома, я верно понимаю?

– Верно. Никогда ещё я не чувствовал себя настолько живым, – усмехнулся он. – Надеюсь, тебе никогда не придётся испытать подобное.

– Надеюсь.

Флавий вернулся в кресло, выдав усталый вздох.

– Как твои успехи на посту инквизариуса? – полюбопытствовал он.

– Весьма неплохо.

Повисла пауза.

– Что ты думаешь о новоявленном Аветусе?

Вопрос отца застал Венедикта в расплох. Он не ожидал, что тот будет в курсе событий последних лет.

– Я думаю, что это самозванец.

– И для этого есть причины? – удивился отец.

– За три года он не предпринял ничего. Только странные заявления и прятки.

– Странные заявления?

– Он приручил элементаль, ведёт сбор бесов, которых непонятно куда девает, а недавно заявил, что переманил на сторону демонов одного из героев.

– И ты говоришь, между тем, что он ничего не предпринимает?

– Он не делает ничего, чтобы вернуть себе трон, – Венедикт пожал плечами.

– Молодёжь, – осуждающе вздохнул Флавий. – Горячая кровь и поспешные выводы. Какие количесво высокородных демонов на его стороне?

– У меня нет точных данных, но полагаю, что сорок процентов как минимум.

– А остальные шестьдесят?

– Что ты хочешь услышать, отец? Что Теурия поддерживают максимум десять процентов, а остальные пятьдесят сомневающиеся?

– Я лишь хотел, чтобы ты это озвучил и сам сделал выводы. Аветус не идёт на открытый конфликт во избежание кровопролития. Когда на его стороне будет достаточное количество приверженцев, Теурию ничего не останется, как добровольно уйти, или через равноценный поединок, если он будет достаточно смел для этого.

– То есть, ты полагаешь…

– Я фактически уверен в этом. Только вы, молодые, несётесь сломя голову вперёд. Такой подход уже сыграл с нашим народом плохую шутку. Но знаешь, что меня смущает больше всего, Венедикт?

– Что, отец?

– Почему никто не знает об одной его очень важной особенности? Ведь это могло бы повысить его очки на политическую победу.

– О чем ты?

– Аветус может лечить от скверны. Не удивлюсь, если он может давать этому обратный ход.

– Откуда у тебя такая информация?

– А как ты думаешь, почему я вовсе не труп, а нахожусь здесь перед тобой живой и почти здоровый?

– Ты встречался с ним? – инквизариус напрягся и выжидающе посмотрел на отца.

– Видимо, он не знал кто я, а в тот момент просто исцелял зараженных скверной демонов, просто так, понимаешь?

– Ты сам учил меня, что ничто не делается просто так,– усмехнулся Венедикт. – Я смотрю, ты довольно осведомлен о текущем положение дел.

– Я не вчера вылечится, так что у меня было время на то, чтобы собрать всевозможные слухи. Это правда, что ты забрал у Кассии Алебарду Фульгар?

– Верно, но это был указ Теурия, упреждающий ход.

Такой ответ рассмешил Флавия.

– Неужели вы считаете, что он не сможет найти себе оружие равное по мощности?

– Если у него будет достаточно ресурсов, то да. Но это маловероятно.

– Если недооценивать врага, то потом можно жестоко поплатиться.

– Тут ты перегибаешь, отец. Сила не берётся из воздуха, а система навыков накладывает определённые ограничения на рост.

– Кое в чём ты прав, но всегда бывают исключения, помни это.

– Отец, ты никогда не поддерживал Теурия на сто процентов. Если бы этот Аветус вдруг объявился, ты бы встал на его сторону?

В ответ на это Флавий засмеялся.

– Ты считаешь, что я настолько глуп, чтобы говорить о подобных вещах с инквизариусом? Хвала Теурию, – улыбнулся он.

***

Ко мне приставили охрану, но это я предвидел и всем своим видом показывал, что всё в порядке. Для них я был уставший от скитаний человек, которому нужен только безопасный приют. В первую же ночь, уже перед рассветом, я пробрался через охрану и наведался к Дане. Естественно она спала, ровно до тех пор, пока я не скинул одеяло и не начал щекотать её за ступни. Она села и испуганно огляделась.

– Владимир? – неуверенно спросила она в пустоту.

– А ты ждала кого-то ещё? – спросил я сидя в кресле.

– Почему ты снова вернулся? Я думала, что ты оставил меня в покое! Что тебе нужно от меня?

– Просто я соскучился. Знаешь, пытаться убить собственного отца глупо, особенно если ты девушка и полностью зависишь от него.

– А как мне защищаться от тебя? Ты и так постарался, что мне уже никто не верит.

– Странная логика. Ещё скажи, что это я виноват, что покушение сорвалось.

Дана внимательно посмотрела на меня.

– Как знать, – сказала она.

– Ты неисправима. А ведь я желаю тебе только добра.

– Если желаешь мне добра, то просто исчезни.

– Как хочешь, – пожал я плечами и действительно исчез, сразу же вставая с кресла, так как она всегда в конце разговора бросала что-то в то место, где я был.

Никем не замеченный я вернулся в свою постель. Стоит отдать должное гвардейцу около моей двери – он не спал.

Мой поход к Дане был лишь первой ступенью к тому, чтобы её слова казались бреднями. Разумеется, Больдо захочет перепроверить слова дочери, в этом я не сомневался. Также я прекрасно знал, что у него не было никого, кто бы мог противостоять моему [Убеждению] максимального уровня.

Я знал, что Скендер просматривал мой статус, но увидел он там 27 уровень, а не 50. Вряд ли кто-то может из них предположить, что я уже догнал по силе основную пятерку героев.

Глава 40

Я уже проснулся и просто лежал в кровати. За ту неделю, что я пробыл в замке, практически ничего не поменялось: выходить из комнаты разрешалось, но везде за мной следовала охрана. В крыло Даны меня не пускали, как и к сыну, приходилось наблюдать за ним из окна коридора. Разумеется, я не ожидал стопроцентного доверия со стороны Больдо Старшего, но что-то мне стало дико скучно за это время.

— Папочка, — голос Анны не удивил меня, буквально накануне вечером я отправил её за известиями в убежище.

– Да, Анна? Какие новости?

Она материализовалась рядом со мной на постели поверх одеяла в образе человеческой девушки. Положив голову мне на грудь она вздохнула и внимательно посмотрела в глаза, в ответ на что я ей улыбнулся и погладил по волосам.

– В целом всё нормально, учения идут по плану, бесы не знают, что тебя нет. Адские Псы приглядывают за ними. Вир так же ответил, что у него всё под контролем. Только вот пришло послание от Кассии с требованием встречи.

– Точно, я ведь так и не зашёл к ней после сквернозория, — вяло улыбнулся я. — Если так продолжится, то она взорвётся. Но, в то же время, покинуть замок будет проблематично, да и не время, я под пристальным надзором. Просто передай ей послание от меня, хорошо? Помнишь ведь Башню Фавония? Он покажет тебе, где находится дом Кассии.

– Хорошо.

– Только вечером, сейчас она, скорее всего, спит. Скоро тебе исполнится год, верно?

– Да, месяц остался, и я получу доступ к памяти предков.

— Тебя всё ещё беспокоит моя тьма?

— Да, я хочу понять, действительно ли это особое благословение Праматери.

— Скажи, ты пропадёшь на время?

– Да, но я могу повременить, если очень нужна тебе.

– Посмотрим, время покажет.

В дверь постучали и раздался голос моего охранника:

— Господин Владимир! Господин Больдо ожидает вас у себя через полчаса!

– Я услышал! -- последовал мой ответ, после чего Анна исчезла, а я начал одеваться.

Больдо был один в кабинете, моему охраннику он приказал остаться за дверью.

– Доброе утро, Владимир, – поприветствовал меня старик. – Я не разбудил вас?

– Нет, всё хорошо, я не спал.

– Надеюсь, охрана не причиняет вам неудобств?

– Нет всё в порядке.

– Я позвал вас вот по какому поводу: моя дочь больна, сын пропал, внуки ещё маленькие, а я уже стар. Мне нужен человек, который бы не был связан с врагами семьи и короной, кто мог бы заботиться о близких когда меня не станет, и вы идеальный кандидат для этого.

– Спасибо за доверие, конечно, – ошарашено ответил я, – но я изгнанный герой, и пусть большинство аристократов понимает, что обвинения по поводу убийства эльфийской принцессы сомнительны, у меня могут возникнуть проблемы.

На самом деле я действительно не ожидал, что Больдо предложит мне подобное настолько быстро. Я планировал в течении года втереться в доверие, а уж потом войти в его семью.

– С этим не будет особых проблем. Единственное, я надеюсь, что вас не смущает состояние моей дочери. Если вы женитесь на ней, то как герой войдёте в семью и станете гражданином, корона уже не будет иметь по отношению к вам никаких требований, таков закон. По поводу ложных обвинением мы откроем повторное слушание и вас оправдают. Думаю, Вадису это будет также полезно, сместит несколько засланцев своих недоброжелателей с высоких постов. Оставьте все эти политические игры на меня.

– Я правильно понял, вы мне предлагаете жениться на вашей дочери? – неуверенно переспросил я.

– Вы всё верно поняли. Можете подумать, конечно, вас никто не принуждает, но имейте ввиду, что моё предложение будет для вас крайне выгодно.

– Можно мне сначала увидеться с ней? И я хотел бы, чтобы мне разрешили общаться с сыном.

– Разумеется, всё это будет вам позволено. Но для начала, не сочтите за дерзость, не могли бы вы принести клятву непричинения вреда? Это избавит нас от всевозможных недоразумений.

– Я согласен.

Больдо протянул руку, я же активировал [Убеждение] и поймал его взгляд, после чего сжал его ладонь.

– Клянусь никогда и никому не разглашать никакую информацию о Больдо без прямого на то согласия. Клянусь не совершать никаких умышленных и не умышленных действий, направленных на причинение вреда чести, здоровья или жизни Больдо. Сейчас вы видите свечение и системное уведомление о скреплении клятвы.

– Вижу, – ответил загипнотизированный навыком старик, который даже не смотрел на руки.

Я разжал его ладонь и улыбнулся.

– Я выполнил все условия?

– Да, конечно, – ответил пришедший в себя мужчина. – Такое же сделаете и ради моей дочери?

– Да.

Я не закрепил клятву финальной фразой и она не сработала, но теперь Больдо уверен, что я всё выполнил, и это была победа.

– Теперь я могу увидеть Дану?

– Да, конечно.

***

Дана проводила в своей комнате один из очередных скучных дней. Она сидела на подоконнике и смотрела вдаль, пусть за пиками крепостной стены и не было ничего видно кроме неба.

В дверь постучали и она безэмоционально посмотрела на вход. В комнату вошёл её отец и, закрыв за собой, создал полог тишины. Она лишь ухмыльнулась этому мероприятию – есть ли вообще смысл что-то скрывать от охранника?

– Здравствуй доченька, – нежно сказал он. – Как ты себя чувствуешь?

– А как себя может чувствовать человек, которому не верит собственный отец? Как себя может чувствовать человек, которого ложно приписали к сумасшедшим и лишили будущего?

– Скажи, ты помнишь отца своего ребёнка?

Дана отвернулась и снова посмотрела на небо за окном.

– Я уже говорил тебе, что не отдам внука. И я знаю, кто его отец.

– Неужели он сам пришёл и сказал? – усмехнувшись, девушка посмотрела на него.

– Да, именно так.

Голос Больдо немного дрожал, всё же он любил свою дочь и понимал, что именно скоро начнётся. Тяжело было держать себя в руках в сложившихся обстоятельствах.

– В таком случае это человек либо лжец, либо ты пришёл просить прощение за неверие.

– То есть ты не будешь скрывать, что отец моего внука Владимир?

– А смысл уже? – пожала она плечами. – Он что, действительно пришёл к тебе?

– Да, – напряжённо выдохнул Больдо и лицо Даны засветилось от счастья.

– Значит, ты пришёл извиниться?

– Доченька, по всему выходит, что это лишь совпадение. Он не мог пробираться в твою комнату и пугать тебя.

– Отец! – Дана ошарашенно смотрела на него. – Только не говори, что ты оставишь его в живых после всего! Он убил Дорина, он специально выставил меня умалишённой, он сделает всё, чтобы завладеть нашими землями.

– Ему не нужно ничего делать. Это во благо тебя и твоего сына. Я завещаю всё своё имущество внуку, а когда я уйду из жизни, твой муж станет регентом, а также опекуном, твоим и своего сына.

Дана неверяще смотрела на отца.

– Мой муж? Какой муж? О чём ты говоришь?

– Ты выйдешь замуж за Владимира и он возьмёт нашу фамилию, став членом семьи.

– Нет, – она отрицательно покачала головой. – Ты не сделаешь этого. Ты что, не видишь? Он всё это делает специально. Он всё это подстроил! Он приходил ко мне месяц назад и говорил, что если я не стану его женой добровольно, то он найдёт иной способ сделать это. Скажи, он ведь не вчера пришёл верно? Ответь!

– Неделю назад.

– Вот! Он приходил ко мне в то утро!

– Этого не может быть, – отрицательно покачал головой Больдо. – К нему была приставлена охрана, он не мог прийти к тебе. И потом, не ты ли сама говорила Марко буквально вчера, что не видела его уже давно?

– Он всё это подстроил, папа. Ну почему ты мне не веришь? – она жалобно смотрела на отца, нервно сжимая верхнюю часть юбки своего платья.

– Как я могу верить тебе, если каждое твоё слово ложь? – в отчаянии ответил Больдо. – Ни одно твоё слово не подтвердилось. Ты даже усердно отрицаешь покушение на меня, хотя сама же подтвердила его словами при нападении на бедную гувернантку! Как я могу тебе доверять, дочка?

Он ещё некоторое время выжидающе смотрел на девушку, но та так и не нашлась что ответить.

– А теперь ты встретишься с отцом своего ребёнка и своим будущим мужем. Уже настоящим, а не фантазией воспаленного воображения.

Больдо развеял полог тишины и открыл дверь, приглашая кого-то войти. Лицо Даны тут же исказилось от гнева.

– Здравствуй, Дана, – сказал Владимир с доброжелательной улыбкой на лице.

В ответ девушка бросилась на него с кулаками, которые он ловко перехватил и скрутил её, прижав к себе спиной. Дана бы ни за что не решилась на такой шаг, не будь в комнате отца.

– Что с тобой, что я сделал?

Полный удивления голос Владимира взбесил девушку ещё сильнее и она начала вырываться. Больдо стоял рядом с болью в глазах смотрел на неё.

– И ты ещё спрашиваешь? – чуть ли не рычала она. – Ты всё это сделал, ты подставил меня. Зачем ты это делаешь? Зачем?

Она перестала вырываться и просто заплакала.

– Ненавижу тебя, ненавижу, – шептала она сквозь слёзы.

– Я ничего тебе не сделал, Дана, – говорил Владимир в ответ.

– Думаю, на сегодня достаточно, – хмуро закончил встречу Больдо.

Владимир выпустил девушку из рук и та, не оборачиваясь, отошла к окну, закрыв лицо руками.

– И давно она в таком состоянии? – поинтересовался Владимир.

***

Встреча с сыном была уже отрепетирована, и маленький Больно сыграл свою роль на пять с плюсом.

– Хочешь увидеть папу? – спросил дедушка присев на лавку и подозвав внука к себе. Когда тот утвердительно кивнул, показался я выйдя из-за куста. – Вот этот дядя твой отец.

Малыш с серьёзным видом посмотрел на меня, потом подбежал ближе и, насупившись, спросил:

– Ты правда мой папа?

– Да, – улыбнулся я.

– Тогда играем в догонялки! – радостно сообщил он. – Ты водишь!

С радостным смехом он убежал от меня, а я вопросительно посмотрел на старика. Когда тот кивнул я понял, что всё прошло гладко. Даже лучше, чем я рассчитывал.

– Здравствуйте, я Вадома. Гувернантка вашего сына, – сказала подошедшая женщина.

– Приятно познакомиться, меня зовут Владимир, – улыбнулся я ей.

***

Кассия разбирала бумаги, смотря на них и ничего не видя перед глазами. Её беспокоило, что Аветус так и не пришёл после собрания и того неотложного дела, о котором говорил.

«Он ведь обещал. А что если...»

Она мотнула головой, словно пытаясь отогнать нехорошие мысли. Она боялась, что Аветус бросит её, что она останется никому ненужной старой девой. Если бы она не давила на него, если бы не подозревала. Сейчас уже ясно, что даже с воспоминаниями Аветуса нельзя было добиться подобных результатов, но тогда она была уверена в своей правоте.

– Тук-тук, – раздался знакомый голос и Кассия испуганно откинулась в кресле и посмотрела в угол комнаты, откуда шёл звук. Каково же было её удивление, когда она увидела там элементаля – того самого, которого приручил Аветус.

Элементаль висел над потолком, но стоило демонице посмотреть на него, кака он тут же подлетел ближе и сел на спинку стула, что стоял перед столом.

– Кажется, ты Анна, – наконец нашлась что сказать она.

– Да, я Ельвар Морохил Друлавар Анна, принесла послание от Аветуса, так как сам он не может в данный момент прийти лично.

Кассия постаралась скрыть усмешку после такого представления элементаля родовым именем её мужа.

– Я тебя внимательно слушаю.

– Аветус просил передать, что ещё некоторое время не сможет увидеться с вами и очень сожалеет, что не сделал это ранее. Он просит извинить его и обещает встретиться как это будет возможным.

– Это всё? – удивилась Кассия после непродолжительного молчания элементаля.

– Нет. Сейчас Аветус в мире людей, он делает первые шаги по созданию плацдарма для будущего Нашествия. Конкретнее – пытается получить легитимное право на владение земель, которые потом будут использоваться во благо всех демонов.

– Легитимное право?

– Да.

– А подробнее можно?

– Аветус просил не говорить вам, так как боялся, что вы всё неправильно поймёте. Позже он сам вам всё расскажет. Право распоряжаться предоставленной информацией он оставляет за вами. У вас есть вопросы, на которые я могла бы ответить?

Кассия задумалась.

– Думаю, что нет. Я позже сама всё узнаю от него.

– Отлично. Прощайте.

Сказав это элементаль исчез, оставив настороженную Кассию, что не могла понять, действительно ли посланник ушёл.

«Как он проник сквозь защиту? Появлялся ли здесь ранее?»

Какими бы не были ответы на эти и другие вопросы, ей предстояло найти способ обезопасить себя от подобного в будущем.

Глава 41

— Ты уверен, что он не выходил? — обеспокоенно спросил Больдо

– Абсолютно, уже двое человек следили за ним, – ответил Скендер. – Оба имеют высокие уровни [Скрытности], 15 и 11. Они бы увидели, если бы он попытался пройти. Да и как бы он это сделал? Окно наглухо заколочено, а дверь не открывалась.

— Дана в очередной раз уверяла, что он приходил к ней под утро.

— Похоже, ваша дочь действительно лжёт, либо просто верит в свою правоту из-за болезни.

– И всё же, в эту ночь оставь людей в его комнате и пусть примут что-то для бодрости.

– Как скажете, но это уже слишком, не считаете? – заметил начальник охраны.

— Это последняя мера, к тому же Владимир ко всему относится с пониманием.

— Думаю, мне стоило бы присутствовать во время принесения клятвы, — покачал головой мужчина.

– Всё же это признак того, что я ему не доверяю, присутствуй ты, это могло бы сильно ударить по его гордости.

– Я мог бы спрятаться, — пожал он плечами. – Вы имеете лишь второй уровень навыка сопротивления внушающим техникам.

-- Его класс лучник, ну какие внушающие техники? – снисходительно улыбнулся старик.

– Наверное, вы правы, и я преувеличиваю степень риска, – согласился наконец Скендер. – Но что-то в нём настораживает меня, только сам не пойму что.

– Это профессиональная подозрительность, не более того.

***

– Это последняя моя просьба, уверяю вас, – заявил мне через пару дней Больдо. – В вашей комнате переночует двое человек.

– Но зачем? – удивился я.

– Это последний раз. Я хочу сделать вас частью своей семьи, потому и такие меры. Вы должны понимать.

– Я понимаю, но я лишь уставший от жизни под открытым небом человек. Я просил лишь кров и защиту в обмен на службу в надежде, что статус героя и то, что я отец вашего внука имеют для вас вес. Вы сами предложили мне этот брак, а теперь постоянно проверяете непонятно зачем.

– Это последний раз.

Я лишь вздохнул и согласился. Изображать обиженного бедолагу было не так уж сложно, так как меры Больдо действительно раздражали и вызывали недоумение. Действовать настолько грубо? Я терялся временами, не понимая как мне реагировать. На что он рассчитывал, куда спешил?

Как бы там ни было, двое мужчин остались в моей комнате при зажённой свечи. Повернувшись на бок, я спокойно уснул на несколько часов, а проснувшись заметил их всё такими же бодрыми – явно что-то приняли, так как это точно не из-за шашек, в которые они играли.

– Вы ещё играете? – привлёк я к себе их внимание и активировал [Морок]. Остекленевшие глаза выдали, что они попали под гипноз и я довольно улыбнулся. – Вы видите, что я повернулся на бок и уснул.

Они безэмоционально отвернулись и продолжили свою игру. Я же исчез и просочился под дверью. Я не особо удивился увидев в коридоре ещё двух охранников – [Аура жизни] работала прекрасно. Но, чёрт побери, что за предосторожности?

Дальше меня ждало ещё одно открытие – дверь Даны была под магической ловушкой! То есть если бы её попытались открыть, она бы сработала. И снова два охранника: чтоб один другого контролировал?

Благополучно подлез под дверь и разбудил Дану, не забыв перед этим активировать [Тишину].

– Доброе утро, дорогая, – улыбнулся я ей, но молчал обо всём, что увидел. Нельзя было давать информацию, которую она не могла знать.

– Зачем ты опять пришёл, – как-то устало ответила она. Кажется, я начинал ей приедаться.

– Соскучился.

– Оставь меня в покое. Как ты вообще проник сюда?

– Просто я хожу сквозь стены.

У меня не было цели вести какой-то конструктивный диалог, я прекрасно знал цели всех этих мероприятий Больдо, хоть и делал вид обратного. Поболтав с девушкой ещё какое-то время, я вернулся в свою комнату, после чего лёг в постель и снял [Морок] с мужчин. Этот навык был опасен тем, что менял восприятие мира, а это могли заметить окружающие. Но если двое не выходили из комнаты, то некому и обнаруживать изменения в них.

Как итог, Больдо сдержал обещание, за одним лишь исключением: везде со мной должна была следовать охрана до тех пор, пока не пройдёт суд и меня не признают невиновным. Я не особо был рад такому, так как если меня действительно захочет похитить кто-то серьёзный, то эта защита пустой звук, мне проще самому защищать себя.

Мне было разрешено видеться с Даной в присутствии лекаря, а потом уже и наедине, во время этих сеансов я спокойно разговаривал, а потом [Убеждал], что часть её воспоминаний ложно. Естественно, всё делалось постепенно и Марко не мог не заметить улучшений в состоянии моей будущей жены.

Через неделю Больдо собрал несколько человек в одном из помещений замка. Это были самые влиятельные люди его земель и ближайшие соседи. Они столпились и возбуждённо обсуждали причины, по которым их пригласили сюда. Я стоял за ширмой рядом с одним из входов.

– Скоро мы объявим о заключении брака, – сообщил мне Больдо. – Пока состояние Даны улучшилось, нам стоит провести церемонию, смысла медлить нет.

– Вам лучше знать, – мой ответ был нейтральным.

Старик же ободряюще похлопал меня по плечу и вышел к гостям.

– Приветствую всех, кто откликнулся на моё приглашение. Я собрал вас здесь, чтобы официально оповестить о заключении брака моей дочери с шестым героем Владимиром.

Раздались выкрики, что герой мёртв, что он преступник, что это всё розыгрыш.

– Шестой герой жив, – громко объявил Больдо. – И он не причастен к тому, в чём его обвиняют. Мы отправили королю официальное ходатайство о повторном рассмотрении дела.

– И вы настолько уверены в успешном результате, что готовы заключить брак уже сейчас? – выкрикнул кто-то.

– Да, абсолютно уверен. Более того, все вы заметили, что в последние годы улучшилась обстановка с монстрами, появилось много новых поселений. Всё это благодаря Владимиру, что тайно жил всё это время в лесах. Я считаю, что он и так доказал то, что готов работать на благо нашего общества вопреки всему.

Похоже, последнее заявление было для гостей не меньшей неожиданностью, чем предыдущее. Они загудели, но никто открыто не стал сомневаться в сказанном.

– Все вопросы вы можете задать позже, сейчас же прошу вас поприветствовать мою дочь и без пяти минут зятя.

Когда я вышел из-за ширмы, все замолкли. Они уставились на незнакомца, возможно, часть из них прежде уже видела меня, так как через несколько секунд я услышал шепот наподобие «это он, это действительно Владимир».

Следом появилась Дана в пышном платье нежного кремового цвета. На голове её была диадема со сверкающими камнями – наверняка бриллиантами, да и в целом она выглядела довольной. Я же пытался изобразить смущение и неуклюжесть, словно нахожусь не в своей тарелке.

Дана подошла к отцу, который взял её за руки и громко спросил:

– Дочь моя, согласна ли ты взять в мужья этого юношу?

– Да.

Признаться, я до последнего боялся, что в этот момент что-то пойдёт не так. Хоть я и внушил девушке, что через брак исполнится её мечта стать хозяйкой всего имущества её же рода, я не мог избавиться от стойкого ощущения, что всё развивается слишком быстро.

– Владимир, – тем временем обратился ко мне Больдо. – Согласны ли вы взять в жёны мою дочь Дану?

– Да.

– Тогда, согласно праву владельца этих земель, я объявляю вас мужем и женой. Документ я подготовил заранее.

Он протянул руку в сторону Скендера, что тут же подошёл и передал свиток своему господину. Старик кивнул ему и шагнул к столу, где развернул листок, в котором мы с Даной по очереди расписались. Естественно, я быстро пробежался глазами по документу, это действительно было свидетельство о заключении брака.

– Если кто-то желает разделить с моей семьёй торжество, то я буду только рад, – сказал Больдо. – Но и на ушедших в обиде не буду, так как всё произошло без предупреждения.

В итоге все остались и мы перешли в зал с подготовленными столами и музыкантами, что заиграли стоило только первым гостям войти.

Дана добровольно взяла меня за руку и мы прошли в зал последними, когда все уже расселись, чтобы занять почётные места. Хвала богам, здесь не было традиции русских свадеб с драками и криками «горько», по сути это был обычный пир. Буквально через полчаса ко мне начали подходить люди с расспросами о будущих планах. Выглядело всё это довольно дружелюбно, да и я мог понять людей, что стремились узнать меня из-за нового социального статуса. Мне также было не лишним познакомиться с наиболее значимыми людьми этих территорий, а также с соседями, с которыми предстояло конфликтовать.

***

Новость о браке шестого героя и Даны Больдстон мигом разлетелась по всему королевству. Большинство населения приняло это известие довольно спокойно, так как вера в героев была сильна среди простолюдин, которые мало что могли противоставить монстрам. Некоторые восприняли эту новость с неким облегчением, ведь лишних защитников не бывает. Крестьяне земель Больдо нашли себе нового кумира для благословения перед обедом. Конечно, были и те, кто возмущался появлением преступника в верхах, но им сложно было что-то противопоставить официальной пропаганде местного лорда.

Реакция Вадиса не заставила себя ждать, он отказал в возобновлении дела против Владимира, отправив отряд на его задержание во главе с Альгирдасом, который ненавидел шестого героя всеми фибрами души.

– Стой! Почему ты так ненавидишь Владимира!

Эгле догнала Альгирдаса когда тот шёл по коридору дворца.

– И ты ещё спрашиваешь? Он убил Нуриэль! Он предал всех нас, Розалия пропала именно из-за него.

– Но ты тогда ничего не видел так же, как и все остальные!

– Мне не нужно было это видеть своими глазами чтобы знать. И почему ты продолжаешь так упорно защищать его? Признайся, ты ведь видела его тогда, когда была в землях Больдо в последний раз? Что он тебе сказал?

– Я не встречала его, – тихо ответила Жрица и отвела взгляд.

– Ты никогда не умела врать. А ещё, ты слишком доверчива. Он обманул тебя, Розалию, но со мной ему не справиться.

– Но если Больдо устроил этот брак, он вряд ли просто так отдаст Владимира.

– Это мы ещё посмотрим.

– Ты же не будешь нападать на людей! – возмутилась девушка.

– Больдо встал на тонкую грань, он почти мятежный лорд! Если он не отдаст предателя, то сильно пожалеет об этом.

– Но Альгирдас! Нам было велено отправиться в Главный Храм Света при первой же возможности.

– Это обычная аттестация, – отмахнулся рыцарь. – Мы раз в год-полтора проходим эти богослужения. Ничего страшного не случится, если я раз пропущу, тем более по такой уважительной причине.

– Но Альгирдас! Прошу тебя, не спеши с выводами.

– Король отдал мне ясный указ: забрать предателя. И я выполню его, что бы мне это не стоило.

Он отвернулся от девушки и продолжить свой путь по коридору.

Четвёртая книга

https://author.today/work/69185

Вместо послесловия

https://author.today/work/69185

Канал с книгами для всех @books_fine

Здравствуйте, благодаря нам, вы можете читать эту книгу. На своем канале мы выкладываем книги в процессе их написания. Ждем вас!

https://t.me/books_fine или @books_fine

Спасибо, за поддержку!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Вместо послесловия
  • Канал с книгами для всех @books_fine



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики