КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Шутцхунд. Теория и методы дрессировки (fb2)


Настройки текста:



Сьюзен Барвиг, Стюарт Хиллиард Шутцхунд Теория и методы дрессировки

Предисловие

Когда усилиями Сьюзен Барвиг в 1978 г. вышло в свет первое издание этой книги[1], предполагалось, что она даст развернутый ответ на вопрос: «Что такое шутцхунд?», познакомит читателей с данным видом спорта.

Шутцхунд в 1978 г. был малоизвестной и загадочной дисциплиной. В США им занимались всего несколько сотен энтузиастов. Большинство американских собаководов относились к шутцхунду с подозрением или даже с ужасом. В отличие от Европы в Соединенных Штатах не существовало многолетней устоявшейся традиции работы со служебными собаками, и двенадцать лет назад у американцев любая защитная дрессировка ассоциировалась с подозрительными типами в засаленной спецодежде, растравливающими собак.

В 1978 г. в объявлениях о продаже немецких овчарок чаще упоминалось о том, как собака выглядит в выставочном ринге, чем о рабочих качествах, и при приобретении щенка мало кого интересовало наличие у него в родословной предков с шутцхундом III.

В 1978 животные с дипломами собак-компаньонов АКС (Американского клуба собаководов, American Kennel Club) считались «рабочими», однако за 12 лет многое изменилось.

В наше время газеты (такие как «Dog World») полны объявлений о немецких овчарках, ротвейлерах и доберманах вывезенных из Германии, и там везде с гордостью сообщается о рабочих титулах собаки и ее спортивных достижениях в шутцхунде. Американская ассоциация клубов шутцхунда (United Schutzhund Clubs of America) даже учредила программу контроля племенной работы (взяв за образец программу Клуба немецкой овчарки в Германии), которая предполагает отбор не только по экстерьеру, но и по темпераменту и рабочим качествам.

Мы учимся смотреть на собак по-новому, понимать, что восхищения достойны не только красивые уши, хороший шерстный покров, правильная линия верха и безупречный хвост.

Сейчас для многих в собаке важнее ее характер, а не экстерьер и красота. В прекрасной рабочей собаке — а мы действительно называем такое животное прекрасным — нас восхищают храбрость, ум и сила. Иными словами такое животное вызывает скорее уважение, чем умиление. Вместо того чтобы баловать собаку и души в ней не чаять — как это неизменно происходит в случае с экстерьерными животными, мы уважаем рабочую собаку за ее силу, любим за преданность, содержим и дрессируем со всей ответственностью, обусловленную нашим к ней уважением.

Сейчас — как никогда прежде — многие американцы задаются вопросом «Что такое шутцхунд?». Эта книга призвана рассказать читателю о технической стороне шутцхунда, правилах проведения испытаний и требованиях, о теории, лежащей в основе данного вида спорта и его атмосфере.

Однако, в отличие от других книг, в этом издании много внимания уделяется подробному анализу методики обучения системе шутцхунд, рассматривается множество технических приемов дрессировки. Мы надеемся, что книга «Шутцхунд: Теория и методы дрессировки» вызовет интерес не только у новичков, делающих свои первые шаги в спорте, но и у опытных дрессировщиков, ищущих новых подходов.

В главах, где описаны «нормативные требования», рассказывается о том, что должна делать собака во время испытаний, более простым и понятным языком, чем в официальных текстах.

Обзорные главы дают основную информацию и — как мы надеемся — позволяют вникнуть в самую суть каждого из трех разделов испытаний, узнать, что должна продемонстрировать собака в каждом из разделов испытаний.

В главах про дрессировку описывается, как лучше разбивать каждое из упражнений на простые элементы, которые легко усваиваются собакой, а затем объединять в тщательно продуманные последовательности (происходит аккуратное наслаивание навыков и понятий друг на друга, что в итоге приводит к безукоризненному выполнению упражнения).

Ограниченный объем книги не позволил нам рассказать об отработке всех без исключения упражнений в системе шутцхунда. Нам пришлось отбирать самое главное, особенно в том, что касается защиты — очень сложного раздела дрессировки.

Мы не случайно так подробно анализируем теорию и способы мотивации, ибо мотивация — это основа, на которой строится вся дрессировка. Поскольку удержание с облаиванием и отпуск — без сомнения два важнейших навыка послушания, мы рассмотрели их достаточно детально. И надеемся, что на примере этих двух навыков нам удалось объяснить читателю наши методы, передать ту информацию и идеи, которые можно успешно применять в процессе дрессировки.

С другой стороны, наша методика при обучении обыску укрытий и то, что мы называем послушанием для получения хватки, — вещи настолько тонкие и сложные, что для их описания понадобилась бы еще одна книга.

В этой книге, когда речь заходит о проводнике, фигуранте или помощнике, мы используем местоимение «он». Здесь нет никакой дискриминации по половому признаку. Мы полностью признаем, что среди женщин есть много весьма способных дрессировщиков. Мы используем местоимение мужского пола исключительно из стилистических соображений.

Приемы дрессировки, описанные в этой книге, не предназначены для работы с теми собаками или породами собак, которые в силу генетической предрасположенности или жизненного опыта склонны к необоснованной, непредсказуемой или неразборчивой агрессии. Все описанные методики разрабатывались на протяжении длительного времени признанными специалистами в области дрессировки. Тем не менее, ни авторы, ни издатель не несут ответственности перед проводниками или владельцами собак в случае ущерба или утраты имущества из-за применения какого бы то ни было из приемов дрессировки, описанных в данной книге. Защитная дрессировка может быть опасна и должна осуществляться только под руководством опытного инструктора, который осознает степень риска и несет за это ответственность.

Благодарности

Мы хотели бы выразить благодарность за помощь в подготовке этой книги следующим людям:

Дрессировщикам, чья успешная работа была для нас очень полезна:

Чарли Бартоломью

Джанет Брик

Бернарду Корнету

Джоанне Грью

Вальтеру Коху

Джеку Леннигу

Юргену Лорхеру

Руди Меллеру

Хельмуту Райзеру

Мы также благодарны нашей большой семье — членам Ассоциации рабочих собак Рэмпарт Рейндж, Денвер, штат Колорадо, многие из этих прекрасных собак появляются на фотографиях в этой книге.

Фотографам

Рику Вильямсу (запечатлевшему моменты работы)

Бэтси Даффнер

Художникам и иллюстраторам

Стюарту Хиллиарду Ричарду Холи

Помощникам-редакторам

Элизабет Хиллиард Джорджу Хиллиарду Терезе Брашиер

Рис. 1. «Радость от работы, преданность делу и хозяину…, подчинение и послушание, обучаемость и быстрота понимания» — Макс фон Штефаниц

1. Что такое шутцхунд?

Идеальной собаке присущи определенные врожденные черты поведения. Это дружелюбный, добродушный член семьи, бдительный сторож, отважный защитник, послушный, надежный компаньон. И наличие данных качеств зависит не только от воспитания и обучения определенным моделям поведения, но и от генетической основы — характера отца и матери собаки, их дедушек и бабушек, даже прабабушек и прадедушек.

Шутцхунд — это спорт; его цель — оценить характер собаки. Собаке предлагают выполнить некоторые задания, а затем сравнивают их выполнение с работой других собак. В переводе с немецкого шутцхунд (Shcuntzhund) означает защитная собака. Именно для защитных собак и предназначен этот вид дрессировки, формировавшийся в Германии на протяжении 20 века и использовавшийся для подготовки рабочих собак и оценки их достижений — что, несомненно, способствовало сохранению желаемых черт характера.

В конце 18 — начале 19 веков в Восточной Европе было множество различных деревенских пастушьих собак. Они помогали своим хозяевам пасти овец, коров и прочую скотину, а также охраняли стада и предупреждали о появлении посторонних в деревне или вблизи скота. Пастушьи собаки были неотъемлемой частью деревенского хозяйства.

Такие собаки не принадлежали к определенным породам в классическом смысле. По размерам, телосложению, структуре и окрасу шерсти их можно было объединить в различные региональные типы, с образованием помесей на границах. В те времена иметь по-настоящему породистую собаку с родословной, могли только знатные и богатые люди, а они предпочитали подружейных, гончих и прочих охотничьих собак. Деревенские пастушьи собаки содержались и разводились крестьянами и фермерами из поколения в поколение. Состоятельные люди обращали на крестьянских собак так же мало внимания, как и на самих крестьян, и по сравнению с благородным бладхаундом овчарка считалась практически дворнягой.

Так продолжалось до конца 19 века, в то время некоторые представители высшего класса, располагающие деньгами и достаточным количеством времени для того, чтобы содержать и разводить собак исключительно ради удовольствия, заинтересовались простыми деревенскими псами. Тогда, пожалуй, впервые овчарки стали в глазах людей чем-то более ценным, чем стада, которые они охраняли, и в разных частях Европы отдельные люди начали предпринимать шаги для развития и сохранения породы.

Одним из таких людей был молодой немецкий аристократ, офицер кавалерии Макс фон Штефаниц, основавший в 1899 г Клуб немецкой овчарки (SV). Роль фон Штефаница в становлении и развитии породы «немецкая овчарка» невозможно переоценить. Он практически в одиночку создал породу; возглавил клуб, начал племенную книгу, разработал стандарт породы и назначил судей, которые должны были отбирать наиболее ценных представителей породы. Он же организовал спортивные состязания овчарок. Конечно, и до этого в европейских деревнях проводились многочисленные местные соревнования, но именно фон Штефаниц придал этим соревнованиям официальный статус — под эгидой клуба SV, а также выделил разделы, включающие работу по следу, проверку послушания и защиту. Из этих соревнований и вырос вид спорта, известный ныне как шутцхунд.

Фон Штефаниц был абсолютно убежден, что немецкая овчарка — рабочая собака и должна такой и оставаться, а ее ценность зависит от рабочих качеств. Он всячески приветствовал использование овчарок в полиции и армии Германии, поскольку как раз в этих структурах имелась и имеется огромная потребность в собаках с «очень чутким нюхом, невероятной храбростью, бесстрашием, ловкостью и безоговорочным послушанием — несмотря на агрессивность». Фон Штефаниц был человеком прозорливым. С момента основания в 1899 году Клуб немецкой овчарки процветал под его руководством в течение 36 лет. Он не только создал успешно функционирующую организацию, но и ввел жесткую систему контроля над разведением немецкой овчарки в Германии первой половины 20 века.

На сегодняшний день SV — крупнейший и авторитетнейший в мире породный клуб — продолжает свою работу в русле традиций, заложенных фон Щтефаницем. Система, разработанная этим человеком много десятилетий назад, до сих пор используется в целях сохранения и улучшения физических характеристик и темперамента породы, а шутцхунд — это неотъемлемая часть данной системы. Согласно положению SV о племенном отборе для допуска в разведение требуется прежде всего успешное прохождение испытаний по шутцхунду.

В Германии немецкая овчарка может получить официальную родословную только в том случае, если оба родителя успешно прошли испытания по шутцхунду. Кроме того, пока собака сама не пройдет испытания, она не может выставляться, не может претендовать на «отлично» (Vorztiglich) при оценке экстерьера, соревноваться за титул Чемпиона Германии и не будет допущена в разведение кермастером (Kormeister).

Допуская в разведение только тех собак, которые обладают свойствами психики и рабочими качествами, необходимыми для успешной сдачи норматива, немцы на протяжении долгих лет стабильно сохраняют немецкую овчарку как рабочую породу.

Шутцхунд — испытания, позволяющие оценить характер и обучаемость собаки, ее уравновешенность, активность и интерес к работе. Животное должно быть всесторонне развитым, способным в течение одного дня успешно пройти три совершенно разных раздела испытаний: работу по следу, послушание и защиту. Испытания по шутцхунду I самые простые, а вот чтобы одолеть шутцхунд III нужен очень высокий уровень подготовки.

Рис. 2. Деревенские пастушьи собаки, Германия 19 век. Сверху две гладкошерстные овчарки, фотография приблизительно 1880 г. Справа, жесткошерстная овчарка из Вюртемберга. (Фотография из книги фон Штефаница «Немецкая овчарка», 1923 г.)
Рис. 3. Одна из первых немецких овчарок, зарегистрированных SV: Hussan V. Mecklenburg, сын чемпиона 1906–1907 г. г. — Roland v. Starkenburg. I. Фотография из книги фон Штефаница «Немецкая овчарка», 1923 г.)

В разделе «работа по следу» оценивают настойчивость и сконцентрированность собаки, ее чутье, желание работать и контакт с проводником. Собака должна проработать проложенный след, обнаружив и обозначив предметы, оставленные прокладчиком. Длина следа и время между прокладкой и началом работы увеличиваются с каждым уровнем испытаний (от SchH I к II и III).

В разделе «послушание» оценивают реакцию собаки на проводника. Проверка послушания предусматривает различные упражнения, во время которых животное должно четко и энергично выполнять команды. Собака демонстрирует навыки движения рядом, апортировки, преодоления барьеров и другие.

В разделе «защита» оценивают храбрость собаки, ее стремление к борьбе, уверенность в себе и выполнение команд проводника в очень сложной и напряженной ситуации. На этом этапе собака должна найти и обозначить лаем находящегося в укрытии «нарушителя», остановить нападение на проводника, предотвратить побег нарушителя и выполнить некоторые другие упражнения.

Работа собаки оценивается лицензированным судьей. Подразумевается, что судья и сам должен быть опытным дрессировщиком, много лет работающим с собаками. Ему необходимо «чувствовать» и понимать собаку. Наблюдая за работой собаки на протяжении небольшого периода времени, судья должен уметь разобраться, что она из себя представляет.

Считается, что работа судьи состоит в том, чтобы определить победителя. Пожалуй, самая главная его задача — выявить тех собак, которые обладают выдающимися свойствами характера и должны быть использованы в разведении (при условии, что они отвечают также и множеству других требований, в том числе к экстерьеру и физическому здоровью) и отсеять собак со слабым характером или неподходящим темпераментом. Соответственно, судья может — и должен — на любом этапе испытаний дисквалифицировать собаку при выявлении пороков поведения.

Соревнования по шутцхунду организуют и проводят местные шутцхунд-клубы, объединенные в более крупные организации. Хотя некоторые занимаются этим видом спорта профессионально, предполагается, что шутцхунд, как система разведения и дрессировки, ориентирован на любителей, и признанные клубы — исключительно некоммерческие организации.

В Германии две такие крупнейшие организации: SV (Клуб немецкой овчарки) и DVG (Немецкая федерация по спортивным состязаниям рабочих собак). Правила и нормативы испытаний обеих организаций в основном совпадают. Но есть некоторые различия. Если SV — это породный клуб, работающий исключительно с немецкими овчарками, то DVG — это клуб, занимающийся дрессировкой, и он допускает к соревнованиям не только немецких овчарок, но и собак других пород.

SV придает особое значение таким аспектам, как оценка свойств нервной системы и пригодности собаки для разведения, судьи SV обращают внимание не только на выдрессированность собаки, но и на ее характер, пытаясь прежде всего ответить на вопрос, можно ли использовать данное животное в качестве производителя. DVG акцентирует внимание на спортивных и соревновательных аспектах шутцхунда; первое, на что смотрит судья DVG, — на качество дрессировки и на то, насколько удачно проводник показывает собаку во время испытаний.

Каждый из местных клубов, обычно небольших и доброжелательных, это часть одного большого сообщества. Любитель шутцхунда может рассчитывать на теплый прием в клубе в любой провинции, а порой даже и в другой стране.

Кроме того, клубы способствуют общению людей между собой, особенно в Европе. Члены семьи и друзья в дни дрессировок собираются в клубе или на дрессировочной площадке, чтобы вместе пообедать, выпить, повеселиться, побеседовать, пока собаки тренируются. Сплоченность и командный дух хорошего клуба заметны с первого взгляда. Если участники во время соревнований волнуются, их поддерживают и ободряют не только члены клуба, но и соперники.

Рис. 4. Идеальная собака — дружелюбный, добродушный член семьи, бдительный отважный защитник, послушный, надежный компаньон. (Ури, собака Энди Барвиг и Сьюзен Барвиг, SchH III, UDT]
Рис. 5. Система контроля над племенной работой Клуба немецкой овчарки в Германии: для допуска в разведение помимо рентгена на дисплазию, сдачи испытаний по шутцхунду и племенного осмотра, требуется также прохождение теста на выносливость — собака должна с легкостью пробежать 12-мильный кросс (VJasmine v. Forellenbach, SchH II и доктор Нэнси Коул)
Рис. 6. Американцы на международных соревнованиях по шутцхунду — Лео Мюллер и Арго представляют Соединенные Штаты на чемпионате мира в Италии

Благодаря приверженности системе шутцхунд и строгому бескомпромиссному контролю над племенной работой, клуб SV вывел лучших в мире немецких овчарок. Поэтому немецкие овчарки германского разведения экспортируются во многие страны, в том числе в Японию и Гонконг. А вместе со своими собаками немцы экспортируют и свой спорт. Шутцхунд распространен в самых разных странах по всему миру, включая Африку, Австралию, Северную и Южную Америку, страны Восточной Европы и Россию. Во многих государствах любые соревнования по шутцхунду неизменно собирают полные стадионы зрителей и болельщиков. В Европе, например, каждый год около 40 тысяч немецких овчарок принимают участие 10 тысячах испытаний. В настоящее время в соревнованиях кроме немецких овчарок участвуют собаки других пород, таких, как боксеры, доберманы, ризеншнауцеры, фландрские бувье, ротвейлеры и бельгийские овчарки (грюнендали, малинуа и тюрверены).

Несмотря на многолетнюю популярность в Европе, в Америку шутцхунд пришел сравнительно недавно. Первые американские соревнования, подобные шутцхунду, провел клуб Peninsula Canine Corps в Санта-Кларе, штат Калифорния в июне 1963. Peninsula Canine Corps был создан в 1957 году немецким эмигрантом Джерно Риделем — одним из наиболее значимых деятелей в кинологическом спорте США. Испытания не имели официального статуса, на них не было проверки следовой работы, но, тем не менее, начало было положено.

Как это часто случается с недавно появившимися видами спорта, к великому изумлению скептиков, популярность шутцхунда среди американцев стала расти невероятными темпами. В 1969 году — через шесть лет после первых соревнований в Калифорнии — состоялись первые соревнования под эгидой SV в Лос-Анджелесе. Организатором был Генри Фрихс, еще один немецкий эмигрант. В том же году Альфонс Эрфельт (видный деятель American Temperament Test Society) и д-ра Прайзер и Линдсей создали Северо-Американскую ассоциацию шутцхунда (NASA).

В 1975 г. многочисленные «пионеры» шутцхунда в Америке, в числе которых были Фил Хельхер, Джерно Ридель, Бад Робинсон и Майк МакКаун собрались в Далласе, чтобы попытаться согласовать деятельность функционировавших в то время местных клубов по шутцхунду — таковых насчитывалось к тому времени около дюжины. В результате была организована Американская ассоциация клубов шутцхунда (USA — United Schutzhund Clubs of America). Председателем клуба избрали Люка МакФарланда. И уже через два года команда USA впервые выступила на проводимом Международной ассоциацией клубов немецкой овчарки чемпионате Европы по шутцхунду III (в состав команды вошли Фил Хельхер с Cliff vom Endbacher Forst, Уэйни Хаммер с Nikko von der Ruine Engelhaus и капитан команды — Джерно Ридель).

Году в 1978 члены Ассоциации рабочих собак США (WDA — Working Dogs of America) — американской ветви DVG — возобновили попытки договориться. Ситуация с DVG в американском варианте была отнюдь не прекрасна, но все изменилось, когда, год спустя, острые и жесткие противоречия между общеполитической линией Американской ассоциацией клубов по шутцхунду (USA) и взглядами отдельных его членов привели к исключению из USA таких влиятельных кинологов, как Фил Хельхер, Том Роуз, Лэдди Незеркатт, Пэт Паттерсон и Мэри Коппедж. Они немедленно вступили в WDA, и, с их помощью американская ветвь DVG вскоре расцвела, особенно во Флориде — одном из наиболее развитых центров кинологического спорта в США.

В 1983 г. под давлением некоторых своих членов Американский клуб породы немецкая овчарка (GSDCA — German Shepherd Dog Club Of America) создал подразделение — Клуб немецкой овчарки при Ассоциации рабочих собак США (GSDCA/WDA), связанное с головной организацией весьма условно. Причиной этого послужило нежелание GSDCA вступать в разногласие с АКС (American Kennel Club — Американский клуб собаководства), организацией, настороженно относившейся к шутцхунду с момента его появления. (Ранее GSDCA делал некоторые шаги в сторону шутцхунда: спонсировал соревнования и назначал судей, подготовленных SV, но в 1975 отказался от деятельности, связанной с этим видом спорта, главным образом из-за возражений со стороны АКС.)

В настоящее время шутцхунд прочно укоренился на американской почве. Развивается американская ветвь DVG, продолжает функционировать Клуб немецкой овчарки при Ассоциации рабочих собак (GSDCA/WDA), но наиболее крупной и влиятельной организацией в США является USA — Американская ассоциация клубов шутцхунда, объединяющая около двухсот местных клубов. Не так давно USA даже начала предпринимать меры для приближения своей системы контроля племенной работы к системе SV, в частности публикует родословные. Хотя основная деятельность USA ориентирована на развитие породы немецкая овчарка, ассоциация допускает к соревнованиям и собак других пород.

Путь сторонников шутцхунда в Америке был не прост. Организации и деятели сменяли друг друга, возникало множество противоречий, тем не менее к настоящему времени американские команды выросли в сильных игроков мирового уровня. В течение нескольких прошлых лет команды GDSCA/WDA стабильно занимали высокие места на чемпионатах мира по шутцхунду III, а в 1988 и 1989 гг. Джеки Рейнхарт, спортсменка из Флориды, с явным преимуществом побеждала на чемпионатах Германии по шутцхунду III, проводимых DVG.

Существует множество причин стремительного развития шутцхунда в Америке. Многие собаки, подготовленные по системе шутцхунд, в настоящее время работают в полиции и в вооруженных силах, применяются в поисково-спасательной службе, выполняют функции личных телохранителей и компаньонов в семьях. Усилились потребности в защите от нападений, охране собственности и в то же время желание, чтобы питомец был другом семьи, на которого можно положиться, — вместе с этим возросла и популярность идеи, лежащей в основе шутцхунда.

Рис. 7. Доберман пинчер («Кристофф» Линды Тобиаш, SchH I)
Рис. 8. Ризеншнауцер
Рис. 9. Немецкая овчарка. («Аякс» Сьюзен Барвиг, SchH III, FH)
Рис. 10. Малинуа. («Юта» Чарли Бартоломью)
Рис. 11. Боксер. (Ch. Happy Ours Fortune de Jacquet, владельцы Ричард Томата и Уильям Скольник)
Рис. 12. Бельгийский грюнендаль. (Gillian de Loup Noir, SchH III, Ринг I, владелец Чарли Бартоломью)
Рис. 13. Ротвейлер («Диего» Кэтти Джо Меган)
Рис. 14. Бельгийские тюрверены

2. Выбор собаки для шутцхунда

Хотя в шутцхунде могут работать собаки самых разных пород, наиболее подходящими считаются породы, которые мы перечислили ниже.

Эрдельтерьер

Эрдельтерьеры широко применялись в работе полиции в Англии и в Европе до начала второй мировой войны.

Бельгийские овчарки: грюнендаль, тюрверен и малинуа

В первую мировую войну бельгийских овчарок широко применяли в службе связи, а также для защиты и в качестве санитарных собак. На сегодняшний день многие дрессировщики рабочих собак во Франции, Бельгии и Нидерландах предпочитают именно малинуа. В последнее время собаки этих пород все чаще встречаются на соревнованиях по шутцхунду в Германии и в США.

Фландрский бувье

В Европе бувье часто используют для работы в полиции. В настоящее время рабочие бувье разводятся преимущественно в Нидерландах, и по крайней мере одно из полицейских отделений Восточного побережья США приобрело себе несколько таких собак.

Боксер

В свое время боксер был второй по популярности породой — сразу за немецкой овчаркой — в германских клубах шутцхунда. Боксеров используют как собак-поводырей, для работы в полиции и в армии в восточной Германии.

Доберман пинчер

Доберманы в течение долгого времени работали в полиции и в вооруженных силах по всему миру. В США это довольно популярная порода для шутцхунда. Американский клуб породы доберман одним из первых поддержал шутцхунд в Америке.

Немецкая овчарка

Немецкая овчарка широко применяется для работы в полиции и в вооруженных силах, а также в качестве поводыря слепых. Это самая популярная во всем мире порода для шутцхунда и для большинства других видов дрессировки.

Ризеншнауцер

Хотя и реже, чем овчарок, но, тем не менее, достаточно часто ризеншнауцеров используют и в европейской полиции, и для работы по нормативам шутцхунда.

Ротвейлер

Ротвейлер, вероятно, старейшая из служебных пород, сформировавшаяся еще в средние века. Эти собаки работали в армии и полиции. В последние годы порода стала очень популярной в Соединенных Штатах.

Кроме того, наравне с крупными породами, по шутцхунду могут работать некоторые австралийские овчарки, чесапик-бей ретриверы и лабрадоры-ретриверы, бультерьеры и стаффордширские терьеры.

Важна не порода собаки, а ее характер. Фон Штефаниц следующим образом определил качества, демонстрируемые идеальной рабочей собакой: «удовольствие от работы, преданность делу и хозяину, недоверчивость и жесткость по отношению к посторонним людям и непривычным вещам, восприимчивость и послушание, хорошая обучаемость и понятливость».

Кобель или сука — кого лучше выбрать?

Выбор пола собаки зависит от личных предпочтений. И у кобелей, и у сук есть свои преимущества. Фон Штефаниц предпочитал сук. По его мнению, у сук лучше контакт с проводником и выше способность к обучению.

Он считал, что сука «по своему складу — и в работе — более самостоятельна, надежна и внимательна». Кроме того, «ее легче дрессировать, сука быстрей улавливает, что от нее требуется, ее память крепче, и она будет — по крайней мере, со знающим дрессировщиком — работать заинтересованней и внимательней, чем кобель. Хорошая сука может быть столь же жесткой и целеустремленной, как и кобель». Фон Штефаниц отмечал, что кобели и суки одинаково хорошо выполняют пастушью работу, требующую от животного крепости и выносливости.

Существует точка зрения, что кобели более самостоятельны и уверены в себе. В кинологической службе ВВС США применяют только кобелей. Эту точку зрения разделяют не все; так Уильям Келер, известный специалист по подготовке собак для вооруженных сил и писатель, придает особенное значение отбору наиболее перспективных для защиты собак, независимо от их пола.

По нашим наблюдениям кобели с крепкой нервной системой, подходящей для шутцхунда, встречаются чаще, чем суки. Поскольку хороших сук меньше, чем кобелей, их купить сложнее. С другой стороны, жесткий кобель может быть источником трудностей в повседневной жизни и дрессировке, тогда как даже у самой жесткой суки контакт с дрессировщиком обычно чуть лучше, и ее, соответственно, легче контролировать.

В соответствии с требованиями SV в Германии любая немецкая овчарка, независимо от пола, для допуска в разведение должна выполнить нормативы по шутцхунду I или успешно пройти испытания пастушьих собак (herding test).

Выбор наиболее перспективного щенка

Выбирая щенка для занятий шутцхундом, мы должны оценивать как его индивидуальные особенности, так и родословную. Пожалуй, наилучший способ определить, что за собака вырастет из данного щенка, — посмотреть на его родителей и их родителей. В США нелегко получить подобную информацию, но предусмотрительным покупателям следует обратить внимание на такие качества родителей щенка как смелость, уравновешенность и контактность. В Германии проще добыть нужную информацию, поскольку каждое племенное животное в обязательном порядке проходит испытания для пастушьих собак (herding test) либо сдает нормативы по шутцхунду, — можно получить сведения о результатах испытаний и о потомстве данного производителя.

Помимо детального изучения рабочих качеств кровных линий, представленных в родословной щенка, перед покупкой необходимо хорошо присмотреться и к нему самому. Если щенок не пуглив, внимателен и энергичен, повзрослев, он будет смелым и активным псом.

Исследования, проведенные ветеринаром и специалистом в области поведения животных д-ром Майклом Фоксом, говорят о том, что основные свойства темперамента, которые проявляются у щенка в раннем возрасте, остаются неизменными в течение всей дальнейшей жизни. Хотя развитие собаки полностью завершается не ранее, чем к полутора годам, основные черты характера четко проявляются уже на шестой-восьмой неделе. Поэтому надежнее всего выбирать щенка наиболее перспективного для шутцхунда, основываясь на результатах некоторых простых поведенческих тестов.

В разработку таких тестов для щенков значительный вклад внес американец Кларенс Пфаффенберг. Многолетние занятия дрессировкой в сочетании с детальным анализом полученных результатов и их систематизацией позволили ему сделать выводы, имеющие практическое значение для служебного собаководства. Его работа «Собаки — поводыри слепых» совершила прорыв. Когда Пфаффенбергер занялся поиском идеальной собаки-поводыря, только 9 % всех животных, с которыми он начинал работать, смогли стать надежными поводырями. Программа Пфаффенбергера основывалась на двух ключевых моментах: использовании собак только рабочих кровей и ранней социализации всех щенков с задатками собаки-поводыря. В ходе своих исследований он пришел к выводу, что правильно выбрать будущих племенных сук и кобелей можно уже из щенков 12-недельного возраста. В результате 90 % собак, отобранных для обучения, были впоследствии аттестованы.

Рекомендации Пфаффенберга по выбору щенка для работы поводырем слепых, применимы к выбору и выращиванию щенков для шутцхунда. Особенно интересна отмеченная Пфаффенбергером связь между врожденной склонностью к апортировке и успешной работой в качестве поводыря. Наш опыт общения с рабочими собаками свидетельствует, что природная склонность к апортировке абсолютно необходима для шутцхунда по двум причинам: во-первых, это мощный источник мотивации и энергии, а во-вторых, заинтересованность в апортировке, как правило, сочетается с желанием работать и контактностью. Короче говоря, такие собаки чаще заинтересованы в получении поощрения.

Чтобы усовершенствовать свои программы разведения и дрессировки, Пфаффенбергер много лет сотрудничал с д-рами Джоном Скоттом и Джоном Фуллером, из Лаборатории Джексона, штат Мэн. Свои признанные выдающимися исследования по генетике поведения и формированию поведенческих моделей Скотт и Фуллер провели на пяти разных породах собак. И пришли к заключению, что в развитии собаки существуют критические периоды.

Из-за недостаточного развития органов чувств, вплоть до 21 дня жизни щенок мало обучается, хотя способность к этому у него без сомнения уже есть. Критическим является период с 21 по 28 день жизни. В это время «щенок подвержен эмоциональным расстройствам, которые впоследствии могут отразиться на его социальном поведении». Другие исследователи называют это периодом импринтинга страха. В период с четвертой по шестнадцатую неделю формируются социальные связи. Этот промежуток времени носит название периода социализации. Скотт и Фуллер полагали, что к концу шестнадцатой недели жизни характер собаки уже сформирован.

Следует отметить, что основная масса специалистов по шутцхунду не согласна с тем, что все предопределено уже к четырехмесячному возрасту. Теория шутцхунда как раз настаивает на важности всего жизненного опыта собаки, считается, что характер окончательно формируется после года. Более того, большинство дрессировщиков, готовящих рабочих собак, утверждают, что в общем стиле поведения собаки возможны радикальные изменения (как в лучшую, так и в худшую стороны), по крайней мере, в период первых 12 и даже 18 месяцев жизни.

В работах Пфаффенбергера, Скотта и Фуллера имеется множество сведений ценных при выращивании щенков для рабочих целей. Важно иметь в виду, что:

1. Черты характера наследуются, и их можно правильно оценить уже в раннем возрасте.

2. Вплоть до седьмой недели жизни щенок должен оставаться с матерью и однопометниками. Если забрать его слишком рано, он не сможет впоследствии нормально общаться с другими собаками. Если же оставить его слишком надолго, у него не сформируются адекватные социальные связи с людьми. Для того чтобы отношения между человеком и собакой сложились наилучшим образом, лучше всего отделить щенка от однопометников и забрать его в новый дом в период с седьмой по двенадцатую недели. Однако это можно сделать и позже, но только в том случае, если заводчик будет заниматься социализацией щенка.

3. Для формирования у щенка правильной самооценки, ему персонально нужно уделять много внимания.

Пфаффенбергер создал великолепную методику для оценки щенков. В начале он составил список качеств, нежелательных для будущей собаки-поводыря. В список вошли недостаточная сообразительность, излишняя чувствительность к шумам и коррекции, трусливость, упрямство, недостаточный интерес к окружающей среде и неуравновешенность. Он использовал множество тестов для оценки этих качеств у собак: подвергал щенков воздействию непривычных раздражителей, таких, как вспышки света, свистел в свисток, взмахивал каким-либо предметом перед мордой и наблюдал за реакцией щенков. Пфаффенбергер не рассматривал в качестве будущих поводырей щенков, которых пугало приближение двухколесной тележки или движущегося транспорта. Он полагал, что одна из наилучших проверок характера — это простое наблюдение за непосредственным отношением щенка к людям, что на приближение незнакомцев щенок должен реагировать внимательно и дружелюбно. Были тесты, предусматривающие обучение щенка идти рядом, садиться, подносить предметы, и в процессе обучения оценивали заинтересованность и степень обучаемости.

Рис. 15. Важна не порода собаки, а ее характер. Собаки многих пород, которые обычно не применяются для полицейской работы, тем не менее, успешно проходили испытания по шутцхунду. Сверху: начальный этап дрессировки по защите д-р Джерри Пайзек дрессирует «Тень». «Тень» стал одним из немногих лабрадор-ретриверов в мире, сдавших SchH III
Рис. 16. Хороший щенок с доверием относится к дружелюбному незнакомому человеку
Рис. 17. Тест на общительность. Щенка оставляют в одиночестве в вольере. Незнакомец входит туда и наклоняется к щенку. Щенок, пригодный для шутцхунда, дружелюбен и общителен
Рис. 18. Щенок проявляет интерес и стремится исследовать брошенную перед ним жестяную банку, наполненную камнями («Сет» полицейского Джека Леннига)

Пфаффенбергер тестировал каждого щенка в течение пяти недель, дабы получить исчерпывающие сведения о его поведении. Молодой щенок очень динамичен и крайне редко реагирует на тестовые задания в двух разных случаях одинаковым образом. Поэтому предусмотрительному покупателю щенка для шутцхунда стоит понаблюдать за пометом в разных обстоятельствах как можно дольше. Это поможет покупателю определить тенденции в развитии щенков.

Конечно, некоторые из качеств, которые Пфаффенбергер считал неприемлемыми для собак-поводырей, для защитных собак являются желательными. Например агрессивность. Тем не менее, для обеих служб нужно, чтобы собака обладала высокой контактностью и сообразительностью, так что и нам не помешало бы почитать его работы.

Запись наблюдений за щенками с самого раннего возраста позволяет заводчикам оценить потенциал каждого из них. Например, энергичная борьба с однопометниками в процессе кормления может свидетельствовать о доминантности и агрессивности.

Конрад Мост в своих работах подчеркивал, что при выборе щенка, наиболее подходящего для шутцхунда, необходимо оценивать его инстинкты и поведение с самого момента рождения. Он предпочитал тех щенков, которые активно искали мать и энергично сосали. Мост полагал, что эти щенки, когда вырастут, будут самыми энергичными и конкурентоспособными.

Для того чтобы оценить характер 6–8-недельного щенка, разработано множество тестов. Уверенность, настороженность, сообразительность, общительность, склонность к борьбе, агрессивность и уравновешенность — желательные качества для защитной собаки. Д-р Майкл Фокс предлагает оценивать некоторые из этих свойств следующим образом:

1. Реакция на отдельные раздражители. Щенка изолируют в вольере. Туда же помещают новую игрушку (визуальный раздражитель). Оценивают уверенность и заинтересованность щенка. Аналогичным образом может быть проверена реакция щенка на громкий звук (звуковой раздражитель). В идеале, щенок должен проявлять интерес к новым раздражителям и стремление исследовать их.

2. Реакция на изоляцию. Щенка оставляют в одиночестве в вольере и наблюдают за его действиями. Наилучший вариант — интенсивная исследовательская активность.

3. Взаимодействие с людьми. Щенка вновь оставляют одного в вольере. Туда заходит посторонний и, молча, присаживается на корточки рядом со щенком. Оценивается степень тревоги или настороженности, проявляемой щенком при приближении постороннего человека. Безразличен ли щенок по отношению к человеку или же пробует привлечь его внимание? Посидев некоторое время неподвижно, незнакомец встает и начинает прогуливаться по вольеру. Какова реакция щенка? Следует ли он за человеком или же, напротив, выказывает признаки робости и страха, отступает в сторону? Идеальный щенок дружелюбен и общителен.

4. Соревновательный дух. Смоделировать ситуацию с игровой агрессией несложно. Проверяющий помахивает тряпкой или лоскутом прочной материи перед мордой щенка, затевая игру в перетягивание. Если щенок в ответ крепко вцепляется и начинает тянуть тряпку на себя, это свидетельствует о чрезвычайно хорошей перспективе его работы по шутцхунду. Интересно понаблюдать, как будет реагировать щенок, если в процессе перетягивания тряпки проверяющий начнет вскрикивать или притопывать. Станет ли щенок сражаться за обладание тяпкой еще яростнее или начнет нервно ее перехватывать и жевать? Или же вовсе ее бросит и отбежит в сторону? Идеальный щенок — тот, что в пылу борьбы за тряпку, практически безразличен ко всем отвлекающим действиям человека. В конце игры важно позволить щенку отнять тряпку, дабы он почувствовал, что победил.

5. Сообразительность и поиск решения задач. Щенок помещается за проволочным заграждением, длиной 16 футов (5 метров) и высотой 4 фута (1, 2 метра). Проверяющий, находясь по другую сторону ограды, подзывает щенка. Оценивается степень желания подойти к человеку, а также настойчивость в поисках возможности преодолеть препятствие.

Если выбор щенка, на основе проверки поведения, проводимой в возрасте 6–8 недель, относительно надежен, то очень важно понимать, что выбор подрощенных собак, по мнению д-ра Фокса, может представлять определенные трудности. Для многих собак «переходный возраст» (примерно с четвертого по восьмой месяц) является периодом неуверенности и нестабильности.

По этой причине оценка темперамента будет точнее, если тест повторно проводится по окончании подросткового периода.

Еще одна значимая фигура в области оценки темперамента рабочих собак — доберманист из Вены (Австрия) и автор ряда работ о свойствах характера и темперамента рабочих собак — профессор ветеринарной медицины Бодингбауер. Он опирался на исследования многих известных ученых, таких как Скотт, и зоопсихологов Рудольфа и Рудольфины Менцель из университета Хайфы. Бодингбауер также проводил испытания для детального изучения темперамента будущих рабочих собак. Разработанные им тесты стали основой программы оценки темперамента доберман пинчеров, работы по которой осуществлялись под руководством Вика Монтелиона в рамках деятельности Американского общества проверки темперамента (American Temperament Testing Society). Некоторые тесты Бодингбауера используются и Клубом Немецкой Овчарки.

Смелость — качество крайне желательное для собаки, работающей по шутцхунду. Довольно солидный раздел своей книги Бодингбауер посвятил детальному обсуждению того, что же собственно считать смелостью, а что — нет, и как можно оценить смелость. Во-первых, он разделяет понятия смелости и непугливости. Он подчеркивает, что непугливая собака не боится, но ее реакцией на опасность будет безразличие или равнодушие, потому что такое животное не рассматривает опасность как опасность. Причиной этого может быть плохо развитый инстинкт самосохранения или же слабая реактивность (в шутцхунде это называется заторможенностью). По мнению Бодингбауера, смелая собака полностью осознает опасность, и основа ее смелости — желание противостоять тому, что угрожает проводнику, невзирая на угрозу собственной безопасности. Смелая собака вступает в борьбу, даже если ситуация допускает возможность отступления.

В противоположность этому несколько романтичному взгляду на собачью смелость, отметим, что другой известный теоретик и практик подготовки рабочих собак — Хельмут Райзер определяет смелость просто как «высокий порог поведения избегания».

Рис. 19. На сильные звуковые раздражители некоторые собаки реагируют равнодушно, без интереса (сверху), другие проявляют любопытство (средний рисунок), а третьи — чересчур чувствительны (внизу).
Идеальный щенок для шутцхунда при звуке выстрела насторожится и проявит любопытство, а не страх или агрессию.

Бодингбауер проиллюстрировал наиболее часто встречаемые типы поведения собак в условиях стресса на примере реакции трех разных собак на выстрел (см. рис. 19). У собаки, изображенной внизу, крайне высокий уровень тревожности и очень низкий порог чувствительности к звуковым раздражителям. В этом случае реакцией может быть как агрессия, так и бегство. Напротив, если некий раздражитель воздействует на собаку со слишком высоким порогом чувствительности, не наблюдается никакой реакции. Уровень тревожности очень низок и потенциальная опасность зачастую игнорируется.

Любая из этих крайностей — как слишком высокий, так и слишком низкий порог чувствительности — нежелательна для рабочей собаки практически в любой сфере деятельности, в том числе и для собаки-компаньона.

Собака, изображенная в середине рисунка насторожена и внимательна ко всему, что происходит вокруг. Она реагирует на выстрел, но эта реакция — не страх и не агрессия. Такой тип уравновешенности — очень важное качество собаки как для шутцхунда, так и для других защитных видов дрессировки, поэтому оценка порога чувствительности — весьма важный аспект при выборе собаки для работы.

Бодингбауер считал, что наследуемые врожденные свойства можно оценить при помощи ряда тестов, разработанных для молодых собак. Однако при проверке необходимо учитывать некоторые ключевые моменты. Во-первых, возраст собаки. Реакции, нормальные для одного возраста, могут быть как очень желательными, так и крайне нежелательными в другом возрасте (например, сильно выраженное защитное или агрессивное поведение может быть приемлемым и даже желательным, для полуторагодовалой собаки, но для четырехмесячного щенка — это очень плохой знак). Кроме того, тестирование собаки следует проводить на незнакомой ей территории. Некоторые собаки действуют уверенно и демонстрируют желаемые реакции только на своей территории, но в других местах их реакция будет неадекватной. По завершении тестирования дают оценку рабочего потенциала щенка: «очень перспективный», «перспективный», «относительно перспективный», «неперспективный». Ниже приводятся некоторые из тестовых заданий, применявшихся Бодингбауером.

Первый из этих тестов проводится со щенками в возрасте пяти недель. Перед ними запускают заводную игрушку. Самые смелые решительно направляются к игрушке, чтобы исследовать ее, в то время как менее храбрые выжидают. Можно также бросить в сторону щенков звенящую цепь и понаблюдать за их реакцией на этот раздражитель. Побуждая щенков того же возраста вцепиться в кусок кожи или ткани, можно оценить их стремление к борьбе. Бодингбауер отметил, что особо одаренные щенки настолько воодушевляются в пылу игры, что зачастую, поднимая тряпку, можно оторвать такого малыша от земли, но несмотря на это он не прекращает хватки.

Потенциал для следовой работы также можно оценить в раннем возрасте. Тест начинается с того, что хозяин затевает со щенком веселую игру, затем внезапно убегает в укрытие (например, за ограду или за большое дерево) и, оказавшись вне поля зрения животного, прокладывает след. Вначале хозяин (прокладчик) оставляет интенсивный запах — топчется на месте на участке площадью около одного квадратного метра. Спустя минуту-две он намечает второе укрытие и проходит туда по прямой. При этом ветер должен быть в спину. Затем прокладчик возвращается к началу следа строго по тому же пути, по которому прошел в укрытие в первый раз, а потом, снова по своим шагам, проходит во второе укрытие. Таким образом он проложил след три раза. Когда помощник подходит со щенком к первому укрытию, то подводит его к началу следа и подбадривает, побуждая искать хозяина. При оценке потенциала отмечают, ищет собака носом или глазами. Ловит ли она запах в начале следа и пытается ли идти по запаху? Прорабатывает ли она след быстро и сосредоточенно или медленно и без интереса? Когда собака находит хозяина, ее активно хвалят и дают лакомство.

Можно оценивать и другие характеристики темперамента собаки и ее способности к дрессировке. Наблюдая взаимодействие собаки и хозяина, оценивают ее заинтересованность в работе. Хотя всегда следует учитывать возможность несовместимости темпераментов собаки и проводника. Такое несоответствие часто мешает хорошему животному реализовать свой потенциал.

Уверенность и смелость собаки оценивают во многих ситуациях. Можно понаблюдать реакцию на звуковые раздражители — например, грохот, когда источник звука невидим для собаки. Возможны следующие варианты:

1. Собака проявляет интерес и движется в сторону источника звука

2. Не реагирует на шум

3. Настораживается, но не предпринимает никаких действий

4. Напугана.

Другой тест на звук выстрела из стартового пистолета, произведенный на расстоянии примерно 10 шагов. Возможны следующие реакции:

1 Собака не напугана

2. Слишком восприимчива и реагирует агрессивно

3. Напугана и пятится назад.

Также оценивается реакция собаки на зрительные раздражители. На расстоянии около полутора метров от собаки неожиданно раскрывают зонт. Возможные варианты реакций — такие же, как и на звуковой раздражитель, см. выше.

При проведении тестов со звуковыми и зрительными раздражителями очень важно понаблюдать за тем, как собака выходит из состояния стресса. Если на раздражители она реагирует активно и даже враждебно, но затем быстро приспосабливается к ситуации, это очень хороший знак. Безупречной храбрости требовать не стоит ни от щенка, ни от взрослой собаки. Любая собака чего-нибудь да испугается. Прежде всего нас интересует, как она будет действовать.

Последнее испытание на уверенность — приближение двух посторонних людей. Первый настроен дружелюбно по отношению к проводнику и к собаке. Наблюдая за поведением собаки при этой встрече, мы можем сделать определенные выводы. Если собака дружелюбна по отношению к постороннему, она уверена в себе. Если же она отступает от безобидного незнакомца, можно говорить об отсутствии смелости. Затем приближается второй незнакомый человек, угрожая, стараясь по возможности казаться подозрительным и опасным. Если собака в ответ насторожилась и угрожает незнакомцу, тот отступает. Этот тест проводится только с подрощенными собаками, не моложе 12 месяцев. Следует отметить, что истерически агрессивная реакция так же нежелательна, как равнодушие или выраженный страх. Для нас предпочтительна та собака, которая рвется с поводка, возможно, лает и проявляет явное желание вступить в борьбу с незнакомцем.

Тест Хенце на бесстрашие, доработанный Менцелями, чаще всего используют для проверки склонности собаки к борьбе. Вначале фигурант быстро убегает. Как только он отбегает на пятьдесят шагов, собаку отпускают и дают ей сигнал «взять» убегающего человека. За секунду до того, как собака его настигнет, фигурант оборачивается и начинает угрожать собаке стеком или кричать на нее. Склонной к борьбе считают ту собаку, которая бросается на фигуранта без промедления и вцепляется (в рукав фигуранта) крепкой полной хваткой.

Рис. 20. Тест с зонтиком. Помощник неожиданно раскрывает зонт перед приближающейся собакой. Этот щенок напуган и рвется назад
Рис. 21. Тест с зонтиком. Этот щенок реагирует на хлопок зонта несколько настороженно, но не отступает, а проявляет желание подойти
Рис. 22. При обучении защите не только хозяин дрессирует свою собаку — очень важную роль играет фигурант. При плохом проводнике и хорошем фигуранте обычно удается успешно отдрессировать животное, но этого практически невозможно сделать, если проводник хороший, а фигурант плохой.

Поэтому, помимо всех специальных умений и способностей, необходимых квалифицированному фигуранту, человек, обучающий защитную собаку, должен быть целостной личностью, умным и дисциплинированным. (Джанет Берк и чесапик-бей ретривер «Джейсон» SchH III, работают со Стрюартом Хиллиардом).

Рис. 23. «Мук» счастлив работать со своей хозяйкой Барбарой Валенте, потому что Барбара научила его понимать суть каждого упражнения и получать удовольствие от его выполнения

Этот тест является одним из элементов шутцхунда. Тест Хенце весьма показателен, однако его результаты следует интерпретировать в свете уже имеющегося у собаки опыта. Собаку, которая успешно проходит подобное испытание без какой бы то ни было предварительной подготовки по защите, следует охарактеризовать как необычайно сильную, с выдающимся генетическим потенциалом. Если этот тест проходит собака, имеющая степень SchH III, уже весьма преуспевшая в защитной дрессировке, ее успехи должны оцениваться несколько иначе.

Когда такая собака успешно проходит тест на бесстрашие, это свидетельствует не столько о ее замечательном характере, сколько о превосходной выдрессированности. Иными словами, характер скрыт дрессировкой и может проявиться лишь в нестандартной ситуации.

Последняя часть проверки на бесстрашие, называемая «переключение», позволяет выявить тех собак, которые кусаются скорее потому, что их научили вцепляться в рукав, чем потому, что хотят защитить хозяина. После того, как собака вступает в борьбу с фигурантом в рукаве, тот замирает неподвижно. Другой нарушитель, без защитной амуниции (ни рукава, ни защитного костюма, которые могли бы служить «подсказкой» собаке), нападает на проводника. Любопытно посмотреть, будет ли собака продолжать следить за фигурантом в рукаве или же станет защищать хозяина от нападения. (Во время этого теста собака на поводке и в кожаном наморднике.) Интересно, что чем более формальной была дрессировка собаки, тем сильнее она сосредоточена на рукаве и менее склонна защищать хозяина. С другой стороны, совсем необученным собакам — даже при надетом наморднике — может хватить мужества попытаться укусить.

Многие эти методы оценки используются сейчас в качестве тестов для полицейских собак в Германии и других странах.

Подводя итог, можно сказать что, щенок перспективный для шутцхунда будет:

1. С интересом искать своего хозяина и стараться сразу же использовать чутье

2. С большим энтузиазмом играть и приносить хозяину брошенные игрушки

3. Сохранять спокойствие при приближении дружелюбно настроенного незнакомого человека

4. Демонстрировать готовность следовать за хозяином и находиться рядом с ним, и в то же время склонность отходить в сторону для того, чтобы самостоятельно исследовать окружающий мир

5. Пугаться немногого, а, испугавшись чего-либо, вскоре побеждать страх и забывать об этом происшествии

6. Незамедлительно и крепко вцепляться любой предмет, например в джутовую ухватку, если она быстро движется перед мордой, и при этом игнорировать всякие попытки напугать его

7. Энергично устремляться в сторону угрожающих незнакомцев (по достижении как минимум 12-месячного возраста), стараясь вступить с ними в борьбу, но не проявлять признаков истеричной агрессии или агрессии, обусловленной страхом.

3. Дрессировка в шутцхунде: общие положения

Несмотря на то, что приемы дрессировки развивались стремительными темпами с момента возникновения системы шутцхунда, основы философии этого спорта в течение долгих лет не подвергались существенным изменениям. Основные идеи, которыми пронизаны работы фон Штефаница 1920 г., актуальны и по сей день. «Эта система дрессировки служит тому, чтобы пробудить врожденные способности, развивать их, убирать излишества, усиливать слабые стороны и устранять отклонения».

Смысл этих слов очевиден. Задача дрессировщика — развивать врожденные модели поведения и склонности рабочей собаки. При работе по следу используются две естественные потребности: пищевая и движение по запаху. Обучение по разделу «Послушание» основано на потребности к общению и принадлежности к социальной группе. При работе в защитном разделе используется одно из ярче всего выраженных свойств собачьей природы — агрессия хищника.

Рабочая собака должна обладать множеством определенных свойств характера. В предыдущей главе мы кратко обсудили, как выбрать собаку, подходящую для работы. Однако собака и проводник — это всегда одна команда, и хорошие результаты зависят от обоих. Как жаль, что прекрасные молодые рабочие собаки не могут сами выбирать, с кем же им работать, тестируя характер проводника!

Дрессировщик

Хороший дрессировщик терпелив. Он понимает, что дрессировка требует времени, и готов это время потратить. Он умен и четко осознает, каковы будут последствия его воздействий на собаку. Кроме того, дрессировщик «чувствует» собаку — обладает хорошей интуицией, которая позволяет ему установить, что же заставляет собаку действовать определенным образом. Он решителен — все, что делает, он делает быстро и эффективно. Не категоричен, а гибок — всегда готов пересмотреть свои взгляды и методы работы, адаптировать их с учетом индивидуальных особенностей и талантов воспитанника.

Хороший дрессировщик эмоционально дисциплинирован, его поведение уравновешенно. Он не позволяет себе раздражаться, правильно применяет как поощрение, так и наказание. Когда он применяет физическое наказание, то делает это бесстрастно: наказание в таком случае — результат обдуманного решения использовать принуждение с целью добиться определенного результата, а не способ отомстить собаке, выплеснув гнев или сорвав злобу из-за неудачи.

Дрессировщик должен быть цельной личностью и не стремиться придать себе важности, своеобразия или значимости за счет поведения или работы своей собаки.

И, наконец, хороший дрессировщик мудр и правильно понимает своего ученика, он знает, что собака — это только собака. Осознает, что у животного свои мотивы для совершения тех или иных поступков, причем угодить хозяину — не обязательно главная цель в жизни собаки. Он признает, что порой его собака не достаточно смела, что у животных нет понятия о честной игре и достоинстве, что они никогда не делают ничего назло, и что по своей природе собака — предприимчивый хищник.

Дрессировщик должен видеть в собаке не только предмет собственности или средство добиться признания путем получения призов, но живое, дышащее, совершенно уникальное существо. В конце концов, любая собака — абсолютно неповторимое создание природы.

Уважение дрессировщика к собаке влечет за собой развитие его способности к самоанализу. Если собака ошибается или не понимает сути упражнения, пусть дрессировщик задумается и спросит себя: «В чем же моя ошибка?»

Методика

Всякий, кто найдет ответ на вопрос «Как объяснить это моей собаке?» — победитель, он может сделать из своего питомца все, что ему угодно.

Макс фон Штефаниц

Основная задача дрессировки в шутцхунде, да и любой дрессировки в принципе, добиться, чтобы собака поняла, чего же мы от нее хотим. Успешные дрессировщики достигают результата, так как могут объяснить собаке, что от нее требуется. А неудачникам это не удается.

Объясняя собаке, чего мы от нее хотим, очень важно быть последовательными. Если мы устанавливаем правило или ограничение для поведения животного, из этого правила не должно быть исключений.

Например, если мы решили, что после команды «Дай!» у собаки есть пара секунд на то, чтобы отпустить рукав, прежде чем мы скорректируем ее действия, нам всегда следует давать ей ровно столько времени, ни больше и ни меньше. Собака должна иметь возможность предвидеть наши действия в той или иной стандартной ситуации, дабы принять осознанное решение, как же ей действовать. Если мы непоследовательны — значит, непредсказуемы. Непредсказуемость сбивает собаку с толку, путаница делает ее слабой.

Простое повторение — еще один из способов добиться от животного понимания того, что от него требуется. Собаку формируют ее привычки. Если нам удается побудить собаку несколько раз поступить правильно, мы тем самым начинаем вырабатывать у нее привычку поступать так всегда. Это даст нам возможность похвалить собаку, так чтобы она начала четко осознавать, какие из ее действий поощряются, а какие — нет.

Но если мы позволяем собаке выполнять упражнение неправильно, привычка будет работать против нас. Например, если собака начинает петлять на следу (ходить взад-вперед, вместо того чтобы четко прорабатывать след), надо немедленно найти способ исправить ситуацию, добиться, чтобы собака прекратила петлять и начала работать правильно. В противном случае петляние может стать для нее привычной стратегией проработки следа. Аналогичным образом, если собаке позволяют обходить барьер вместо того, чтобы перепрыгивать его, или же прихватывать фигуранта во время удержания и облаивания, то со временем такие ошибки могут войти в привычку, пусть даже сначала они достаточно редки.

Совершенство достигается не просто практикой и повторением упражнений, но безупречным повторением упражнений.

И, наконец, самое главное — мы должны добиваться от собаки понимания того, что от нее требуется, а для этого разбивать учебный материал на небольшие, легко усваиваемые блоки. В педагогике подобная практика носит название определение задач и подразумевает необходимость разделения каждого из предстоящих упражнений на составляющие, выделения «ключевых» идей или действий, и, далее, формирование навыков. В нашей книге подобный анализ проведен для каждого из упражнений, входящих в программу шутцхунда I, II и III, в описании упражнения приведены «Цели» и «Задачи, выполнение которых необходимо для успеха».

Подобный подход, предполагающий последовательное, постепенное — шаг за шагом — продвижение, работает по принципу построения пирамиды. Каждый блок обучения основан на том, что собака выучила на более ранних этапах, а переход на следующую ступень происходит только в том случае, если предыдущая освоена абсолютно безупречно. Кроме того, если собака проявляет неуверенность или совершает ошибки при выполнении какого либо упражнения, задача дрессировщика — вновь разбить его на элементарные составляющие и возобновить обучение с того элемента, где у собаки начались трудности. Прежде чем вернуться к отработке упражнения целиком, надо убедиться, что собака успешно и надежно освоила каждую из подготовительных ступеней.

Собака лучше понимает, чего от нее хотят, в том случае, если не используют принуждение. Мы стремимся не только к тому, чтобы она поняла, в чем суть работы, но и к тому, чтобы она получала от работы удовольствие. Поэтому на начальных этапах освоения навыка мы по возможности избегаем всяческих болевых воздействий, коррекции и запугивания. Мы называем этот этап дрессировкой без принуждения или стадией ознакомления. Если на этом этапе обучения все же приходится применять принуждение, чтобы сформировать представление о требуемых действиях (такое часто случается при работе в защитном разделе), мы используем сильный болевой стимул, это позволяет свести к минимуму число воздействий.

Только когда мы абсолютно уверены, что собака знает, чего мы от нее хотим, можно переходить к следующему этапу — к коррекции или отработке — на котором используются некоторые виды принуждения и применяется сила — для наказания или предотвращения ошибок.

В нашей книге мы называем такой вид принуждения коррекцией. Правильно применяемая коррекция служит для достижения сразу двух целей. Во-первых, это наказание за то, что собака уже совершила нежелательные действия, или способ предотвратить совершение подобных действий. А во-вторых, правильная коррекция побуждает или же принуждает собаку совершить желательные действия. Допустим, собака игнорирует команду «Сидеть», шлепок по крестцу служит и наказанием за отказ выполнять команду, и в то же время заставляет собаку быстро принять нужное положение.

Коррекцию можно осуществлять при помощи рук, ног, поводка и множеством других способов. Каким бы ни был способ коррекции, чтобы она подействовала, следует производить ее очень быстро — в непосредственной связи с нежелательным поведением — и достаточно резко. Если же вы будете изводить собаку множеством корректирующих воздействий недостаточной силы, вы лишь закрепите ее ошибки.

Мы не должны допускать жестокости в дрессировке как по этическим соображениям, так и потому, что подобная дрессировка не приводит к хорошим результатам. Не стоит корректировать собаку слишком жестко или в приступе гнева. Для каждого дрессировщика, каждой собаки и каждой ошибки есть свой уровень интенсивности воздействия, который не даст собаке повторять ошибку, но не навредит ее общему настрою и интересу к работе.

Жестокость определяется не только тем, насколько интенсивна коррекция, но и тем, понимает ли собака, какое из ее действий привело к коррекции и каким образом она сможет избежать коррекции в будущем.

Наша главная задача — эффективно использовать силу в случае необходимости, но так, чтобы это не отразилось на отношении собаки к работе. Мы хотим, чтобы дрессировка сделала из собаки активного и полезного напарника, а не покорного раба. Немецкий генерал Эрих Людендорф сказал как-то о солдатах: «Выучка должна не подавлять характер, а закалять его». Это применимо и к собакам.

Поэтому чем сильнее воздействие, применяемое для достижения желаемых результатов, тем больше должно быть поощрение, которое животное получает, когда, наконец, совершает правильное действие. Вот два главных секрета применения силы без подавления характера собаки:

— Собака должна понимать, что ей нужно сделать, дабы избежать коррекции в следующий раз

— Когда она охотно совершает то, что от нее требуется, избегая таким образом коррекции, мы воодушевленно ее подкрепляем, даем ей то, чего она очень хочет — похвалу, игру, возможность побегать за мячиком, укусить фигуранта и т. д.

Конрад Мост, дрессировщик служебных и военных собак, современник фон Штефаница писал:

«Используя сильное принуждение, мы в то же время должны обеспечить возможность замещения первоначальных неприятных ощущений удовольствием. В итоге мы хотим увидеть не забитого запуганного раба, дрожа от страха выполняющего то, что от него требуется, а собаку, наслаждающуюся жизнью, для которой работа — счастье, которая вкладывает в работу душу.

Как при обучении людей искусный обучающий превращает долг в желание, так и в дрессировке, необходимо превратить действия, выполнять которые собаке не хочется, в действия, выполнение которых приятно. И первое средство для достижения этой цели — ограничение используемого принуждения: оно должно прекращаться строго в тот момент, когда собака начинает выполнять требуемое действие. Во-вторых, очень важно, чтобы после прекращения неприятного воздействия, тут же начиналось приятное — и такая последовательность должна соблюдаться всегда. Результатом избавления от принуждения станет то, что собака быстро поймет, как избегать неприятного воздействия, и кроме того, обнаружит, что действие, само по себе неприятное, вскоре сменяется приятными ощущениями. Это способствует развитию изумительной заинтересованности в роботе».

Последний этап дрессировки — закрепление. На этой стадии мы проверяем, насколько хорошо собака понимает задачу, и закрепляем навык, заставляя ее выполнять упражнения в непривычных ситуациях, в действительности гораздо более сложных, чем те, с которыми ей придется столкнуться во время испытаний. Таким образом, мы учим собаку применять узнанное на дрессировочной площадке в других ситуациях.

Рис. 24. «У каждой собаки есть нос, то есть у каждой собаки есть нюх, и она не может жить без этого… Но когда собака умеет обратить свое чутье в нашу пользу — это нечто совсем иное» — Макс фон Штефаниц

Собаки обучаются чему-либо с привязкой к определенному контексту. Навыки и представления, которые мы у них формируем, могут проявляться только в определенных ситуациях. Например, если собаку научили работать по следу на лугу, покрытом травой, и обозначать кожаные предметы, есть вероятность, что она не сможет работать на поле, поросшем бурьяном, и обозначать тряпичные предметы. Аналогично, исходя только из того, что собака хорошо кусает фигуранта в рукаве и объемных защитных штанах, мы не можем с уверенностью утверждать, что она будет действовать так же в реальных обстоятельствах, на улице, когда на нападающем не будет ни рукава, ни защитного костюма.

После того, как мы объяснили собаке суть упражнения, а затем отработали его выполнение, нам предстоит приложить немало усилий для закрепления желаемого действия, чтобы оно выполнялось в любой, даже самой необычной ситуации. Мы шлифуем навыки послушания в многолюдных парках, работаем по следу в сопровождении шумной толпы и выполняем упражнение по удержанию и облаиванию в кузове грузовика, в закрытых помещениях или взобравшись на стог сена. Если мы испытаем собаку в подобных сложных ситуациях, все, с чем она столкнется в день сдачи нормативов, покажется ей очень простым.

Во всех сферах деятельности человек ищет наилучший, идеальный способ действия. К сожалению, идеального способа дрессировки по шутцхунду не существует. Сколько существует дрессировщиков и собак, столько же и способов позволяющих подготовить животное к соревнованиям. Все приемы и идеи, которые помогают достичь результата, заслуживают внимания и могут дополнять программу, выбранную для дрессировки каждой конкретной собаки.

Однако независимо от выбранного подхода, необходимо помнить следующее:

Во-первых, выбранная вами программа должна учитывать то, как животное усваивает знания — сначала при помощи приятных и неприятных воздействий, а затем за счет повторений.

Во-вторых, необходимо предусмотреть средства как для создания мотивации, так и для поощрения.

В-третьих, необходимо быть последовательным при построении навыка по принципу пирамиды — каждый следующий этап должен опираться на достижения предыдущего.

4. Работа по следу: нормативные требования

Проверка темперамента

При прохождении испытаний по шутцхунду I, II и III, перед началом следовой работы судья оценивает собак на непринужденность. Непринужденность это отсутствие враждебности или страха по отношению к незнакомым лицам. Способы оценки темперамента у разных судей могут быть различными. Большинство наблюдают за реакцией животного на прикосновения и за поведением при прохождении на свободно провисающем поводке через группу людей. Если судья отмечает признаки неуверенности, робости или необоснованной агрессии, то не допускает собаку к дальнейшему прохождению испытаний.

Следовая работа: шутцхунд I

Проводник подходит к судье для доклада с двумя предметами в руке. Предметы должны быть неброскими по цвету, размером примерно с ладонь. Действуя по указаниям судьи, он прокладывает след длиной от 300 до 400 шагов. Схема следа в шутцхунде I предполагает два прямых угла, см. рис. 26.

Проводник начинает прокладку следа, втыкая колышек слева и натаптывая место ухода следа — участок площадью около одного квадратного метра. Далее он идет по прямой в направлении, указанном судьей. По команде судьи (взмах руки или свисток) прокладчик поворачивает под прямым углом и продолжает движение в измененном направлении. Далее, опять же по сигналу судьи, он бросает первый предмет прямо на след, при этом не замедляет шага и не шаркает ногами. Прокладчик продолжает движение до следующего сигнала судьи, по которому вновь делает поворот под прямым углом и начинает движение в новом направлении на третьем отрезке. Заканчивая прокладку следа, проводник по сигналу судьи бросает на финише второй предмет.

Собака не должна видеть, как прокладывается след. Обычно на это время ее оставляют в машине.

Спустя 20 минут проводник с собакой подходит к судье для доклада, сообщает свое имя и кличку животного. Судья спрашивает, будет ли собака обозначать предметы или подносить их, и проводник отвечает. Достаточно сказать лишь: «Обозначает», не уточняя, каким из трех возможных способов — посадкой, укладкой или стойкой — собака будет обозначать обнаруженные предметы.

Далее проводник надевает на собаку следовую шлейку (если ее используют), подводит собаку к началу следа и дает команду к проработке следа. Если следовая шлейка не используется, проводник пристегивает длинный поводок к глухому кольцу рывковой цепочки. (Проработка следа без поводка в шутцхунде допустима, и некоторые собаки работают «свободно», хотя это не получило широкого распространения.)

Для того чтобы взять след, собаке предоставляется столько времени, сколько ей необходимо. Когда собака начинает движение вперед, проводник остается в точке старта, до тех пор, пока животное не отойдет на расстояние около десяти метров — по длине поводка, и не станет очевидно, что животное четко и самостоятельно движется по следу.

Когда собака обнаруживает предмет, она должна либо взять его и принести проводнику, либо обозначить. Собака, обозначающая предмет, может сесть, лечь или остановиться рядом с предметом. Единственное ограничение состоит в том, что собака должна одинаковым способом обозначить оба предмета. Наиболее корректным считается такое обозначение, когда предмет расположен между передними лапами собаки. Проводник бросает поводок, подходит к предмету и поднимает его вверх, показывая судье. Затем он кладет предмет в карман и командует собаке возобновить проработку следа.

Многие судьи требуют, чтобы прежде, чем возобновить проработку следа проводник вернулся назад, на расстояние, равное длине поводка. Но чаще проводник поднимает поводок, стоя позади собаки, и постепенно выпускает его по мере продвижения животного по следу.

Штрафные баллы начисляются в следующих случаях:

10 баллов — пропущенный предмет

от 1 до 4 баллов — ложный старт, кружение на поворотах, невнимательность или отсутствие сосредоточенности при проработке следа

от 1 до 8 баллов — неровная, порывистая проработка или мочеиспускание на следу

Рис. 25. Работа успешно выполнена. Радость при нахождении на следу последнего предмета и демонстрации его судье. (Сьюзен Барвиг и ее «Ури» SchH III, UDT)
Рис. 26. Схема прокладки следа для шутцхунда I и II

Следовая работа: шутцхунд II

В шутцхунде II требования несколько выше. Увеличиваются длина и давность следа. Длина составляет примерно 400–500 шагов, след прокладывается посторонним человеком, давность — не менее 30 минут. В остальном требования такие же, как и в шутцхунде I.

Следовая работа: шутцхунд III

Следовая работа в шутцхунде III еще сложнее. След также прокладывается посторонним человеком, длина следа от 800 до 1000 шагов, углов как минимум четыре, давность следа — минимум 50 минут. Прокладчик оставляет на следу 3 предмета. Схема может варьировать, но в целом она, как правило, соответствует одной из тех, что приведены на рис. 26. В остальном требования такие же, как в шутцхунде I и в шутцхунде II.

FH (испытания по следовой работе)

Минимальный возраст для допуска к испытаниям FH — 16 месяцев, кроме того, собака должна успешно пройти испытания по шутцхунду I или же по BH (собака-компаньон).

FH — наиболее сложные испытания по следовой работе в рамках системы шутцхунда, сопоставимые по сложности с американскими и канадскими нормативами TDX. След прокладывается посторонним, его длина не менее 1000 шагов, а давность — не менее трех часов. Предусмотрено как минимум 6 углов. Кроме того, в трех точках исходный след пересекается со следом другого постороннего человека. На протяжении следа меняется рельеф и растительный покров местности, на некоторых участках след может пересекать грунтовые дороги. Прокладчик оставляет на следу 4 предмета, которые собака должна принести или обозначить.

Как и в шутцхунде I, II и III, разрешается работа и на длинном поводке, и без него. Штрафные баллы начисляются в следующих случаях:

4 балла — ложный старт

7 баллов — пропущенный предмет

4 балла — ложное обозначение предмета

Оценка

Для того чтобы этап следовой работы считался пройденным успешно, проводник с собакой должны набрать минимум 70 баллов из 100. Общая оценка присуждается по набранным баллам:

96–100 баллов — отлично (Vorz glich)

90–95 баллов — очень хорошо (Sehr Gut)

80–89 баллов — хорошо (Gut)

70–79 баллов — удовлетворительно (Befriedigend)

36–69 баллов — недостаточно (Мongelhoft)

0–35 баллов — неудовлетворительно (Ungen gend)

Рис. 27. Собаки медицинской службы вооруженных сил Германии в работе, предположительно до или во время Первой мировой войны (фото из книги М. фон Штефаница «Немецкая овчарка», 1923.)
Рис. 28. Собака медицинской службы на занятии: обнаружив «раненого» берет в пасть брингзель, (фото из книги М. фон Штефаница «Немецкая овчарка», 1923.)

5. Работа по следу: общие положения

Использование собачьего чутья на пользу человеку имеет долгую историю. Известно, что древние греки применяли собак для выслеживания беглецов и преступников. Некоторые приключения таких собак описаны в сатирическом произведении «Ищейки» афинского драматурга Софокла.

Позже собак использовали для поиска раненых и потерянных на поле сражения солдат. В 1893 г. в императорской армии Германии был создан медицинский корпус, в котором работали собаки, обученные прочесывать поля сражений в поисках раненых солдат. Обнаружив пострадавшего, собака должна была отыскать и принести проводнику какую-нибудь деталь его одежды. Потом собака возвращалась к раненому в сопровождении проводника. Порой животным было довольно сложно найти подходящий предмет, чтобы принести его проводнику, и тогда стали использовать такое приспособление как брингзель. Перед тем, как собаку посылали на поиск раненных, к ее ошейнику на короткой веревке крепился брингзель. Когда собака находила раненого человека, она должна была взять брингзель в пасть и принести его проводнику, обозначив таким способом, что обнаружен пострадавший.

Во время Первой мировой войны посреди кровавой бойни, грязи и хаоса окопов, собаки медицинского корпуса сослужили великую службу солдатам германской армии и армий союзников. Известнейший Рин-Тин-Тин считается сыном одной из этих собак. Он был рожден в окопах Первой мировой (сукой, которая, как рассказывают, была захвачена у немцев), его забрал один американский солдат, возвращавшийся на родину, и пес прожил жизнь в Голливуде, став кинолегендой.

Позднее, во время Второй мировой войны, войн во Вьетнаме, на островах Тихого Океана и в Индокитае вооруженные силы США широко использовали чутье розыскных собак. Животные работали в ночных патрулях, помогая обнаруживать вражеские подразделения в непролазных джунглях и предупреждая о засадах.

В течение многих лет поисковые и спасательные собаки применялись и применяются для поиска заблудившихся людей. Позднее для поиска тел, погребенных под многометровым слоем снега или обломков, стали использовать специально обученных собак — среди них лавинные собаки и собаки, работающие в условиях техногенных завалов. Поисково-спасательная кинологическая служба в последние годы получила всемирную известность из-за трех грандиозных катастроф. Во время первой — при извержении вулкана Св. Елены в Нортвесте — собаки искали тела пострадавших в покрытой вулканическим пеплом зоне подземных толчков. После землетрясения в Мехико, в середине 1980-х гг., команда поисково-спасательных собак со всего мира, включая несколько собак из Германии, прошедших подготовку по шутцхунду, осуществляла поиск выживших людей и тел погибших под завалами, обломками офисов, больниц и жилых домов. Затем поисково-спасательные собаки вновь стали героями газетных заголовков — они искали пострадавших после землетрясения в Армении, унесшего жизни 20 тыс. человек.

В настоящее время в воинских и полицейских подразделениях по всему миру собаки обучаются поиску оружия, наркотических и взрывчатых веществ. В США в сотнях организаций, занимающихся охраной правопорядка, применяются служебные собаки. Каждую ночь в больших и малых городах Соединенных Штатов благодаря чутью собак службы К-9 выслеживают и задерживают преступников, стремящихся избежать поимки.

Джек Ленниг, офицер полицейского департамента города Лейквуда, штат Колорадо, поделился с нами парой самых интересных, по его мнению, случаев, связанных с розыскной работой. Первая история произошла однажды ночью, когда офицер Ленниг работал в патруле. На одной из аллей он заметил молодого человека, который, едва увидев полицейскую машину, бросился наутек. Рассудив, что так резво убегают не без причины, Ленниг пустил по его следу своего пса Бо. Собака преследовала беглеца почти четверть мили по задним дворам, среди мусорных баков и по четырехполосной автодороге. Наконец Бо вывернул на оживленную улицу и некоторое время бежал по тротуару — до дверей бара. Ленниг вошел в бар и описал владельцу внешность преследуемого человека. Тот ответил, что этот человек заходил, взял выпивку, но, недопив, вышел через заднюю дверь. Ленниг пустил собаку по следу от задней двери бара; пробежав еще четверть мили по аллеям и асфальтовым дорогам, собака остановилась у входа в дом. Офицер постучал в дверь, ему возмущено ответили, что давно уже спят, и что никто не выходил из дома этой ночью. Связавшись с участком по рации, Ленниг выяснил, что на арест этого человека уже было выдано несколько ордеров, и тут же задержал преступника.

Более драматичная история случилась с одной женщиной, возвращавшейся с работы. Выпрыгнувший из-за кустов мужчина затащил ее на соседний участок, изнасиловал и ограбил — отнял бриллиантовое кольцо. Женщина принялась кричать, грабитель запаниковал, уронил кольцо и сбежал. Женщина обратилась в полицию Лейквуда. Вместе с ней к месту ограбления направился кинологический расчет К-9. Преступника, спрятавшегося в одном из соседних домов, собака отыскала по следу. Затем расчет вернулся на место преступления для поиска дополнительных улик. Невероятно, но через несколько минут интенсивного поиска, собака вернулась к кинологу и выплюнула из пасти бриллиантовое кольцо, найденное в густой траве.

Подобных историй у офицера Леннига хватило бы на целую книгу. Как и любой опытный офицер службы К-9, он абсолютно убежден в том, что хорошая следовая собака незаменима в деле охраны правопорядка.

Кенни Матиас, офицер департамента полиции города Рэйлей, Северная Каролина, рассказал нам, как в Дании следовая полицейская собака помогла раскрыть дело о похищении одного из членов процветающей семьи пивоваров — Хайникен. Когда была найдена машина похитителей, у полиции все еще не было подозреваемых. Тогда они положили на водительское сиденье кусок марли, оставили его там на сутки, а затем поместили марлю в банку. Марля оставалась в банке в течение двух лет, пока полиция вычисляла преступника. Затем датской полицией была проведена процедура опознания по запаху, в ходе которой собака сравнивала запах марли с запахами подозреваемого и четырех посторонних людей. Собака обозначила идентичность запаха на марле с запахом подозреваемого, и тот, не в силах противостоять очевидности доказательств, признался в похищении.

Должно быть, эта история изумила читателей так же, как и авторов данной книги. Два следующих рассказа столь же замечательны.

Глен Джонсон, широко известный специалист по следовой работе, готовил собак к работе по обнаружению утечек газа на канадском газопроводе. Одна из его собак обнаружила деревянную бельевую прищепку с запахом газовой отдушки (применяемой в процессе подготовки собак), прищепка пролежала в земле в течение трех недель. В лаборатории химии Виндзорского Университета, где Джонсон преподавал, установили, что количество молекул отдушки, остававшихся на прищепке — исчислялось в отношении не более чем один к триллиону.

Иногда поисково-спасательных собак используют для поиска утонувших. Собаку сажают в лодку и плавают туда и обратно по поверхности водоема. Собаки могут учуять и обозначить утопленника, находящегося под водой на глубине нескольких десятков метров.

Естественно возникает вопрос: как собакам это удается? Авторам это не известно, и, как мы с изумлением выяснили, специалисты по одорологии этого тоже не знают. В действительности физиологическая основа обоняния полностью еще не изучена. Разносторонность и чувствительность обоняния, в том числе и человеческого, изумляет специалистов.

В отличие от вкуса, разделяющегося только на четыре основных составляющих (сладкий, кислый, соленый и горький), запахов, которые могут различать люди, специально развивавшие эти способности, — тысячи… Пожалуй, столь же поразительна острота обоняния, сколь и его разносторонность — при максимальной чувствительности для воздействия на рецепторы бывает достаточно одной молекулы. (Stuart Fox, Human Physiology 2nd edition. Dubuque, Iowa: William Brown Publications, 1987.)

Это рассуждения Фокса о человеческом обонянии. Мы можем только догадываться, насколько богатую информацию о мире получают посредством носа собаки, поскольку их обоняние сильно отличается от человеческого. У человека примерно пять миллионов обонятельных рецепторов, распложенных на участке площадью около одного квадратного дюйма. У средней же немецкой овчарки — около 150 миллионов обонятельных рецепторов, расположенных на участке назального эпителия площадью примерно 6 квадратных дюймов (Пирселл и Фербрюгген, 1982).

Собачье обоняние отличается от нашего не только по своей природе, но и по тому, до какой степени оно влияет на поведение. Предки человека обитали на деревьях, поэтому основной орган чувств у нас зрение. Приматы пользуются глазами для того, чтобы определить местонахождение пищи, избежать контакта с хищниками и начать половую активность. Тогда как собаки во всех этих вопросах полагаются в основном на свой нос. Человек может различать примерно 4000 запахов (Pirsell and Verbruggen, 1982). О невероятных возможностях собак в этом отношении мы можем судить лишь на основе наших наблюдений за их способностями к дифференцировке запахов.

Рис. 29. Запах следа
Запах тела
Запаховое облако

Поскольку физиологическая основа восприятия запахов детально не изучена, механизм следовой работы во многом остается для нас загадкой. Мы не знаем до конца, на что ориентируется собака, идущая по следу человека. По мнению Пирселла и Фербрюггена, высказанному в их книге «Обоняние», след это — отпечаток, который мы оставляем, проходя по комнате, по полю, по дороге. След подвержен влиянию таких изменчивых факторов, как ветер, температура, влажность, дождь, снег, характер поверхности, трава и деревья. Кроме того, на наш след накладывается информация о бесконечном множестве живых существ, населяющих этот мир вместе с нами.

Проработка следа возможна двумя способами: верхним чутьем, тогда собака ориентируется на запах тела, и нижним чутьем, тогда собака ориентируется на запах следа.

Во-первых, собака может ориентироваться на запах тела. Это неповторимый запах, издаваемый каждым из людей и животных. Компоненты, из которых формируется этот уникальный запах, — частицы кожи, пота, жиров, газообразных веществ и секрет пахучих желез. Свой запах сопровождает каждого и распространяется в воздухе повсюду, куда бы тот ни направлялся. Известный тренер по послушанию и следовой работе Мило Пирселл, определяет индивидуальный запах как «газ чуть тяжелее воздуха, легко распространяющийся по ветру, плотно закрепляющийся на любом предмете, с которым вступает в контакт». Некоторая часть этого газа оседает, образуя коридор вокруг отпечатков ног, в то время как другая распространяется по воздуху.

Поскольку частицы дыма по размерам близки к микрочастицам, отделяющимся от человеческой кожи, наблюдая за взрывами дымовых шашек, можно сделать интересные выводы о распространения запаха. Даже в безветренный день, когда движение воздуха минимально, видимый дым живет своей жизнью. Он цепляется за кусты и камни, поднимается вверх по склонам холмов и стенам зданий, скапливается в низинах и на участках покрытых высокой травой. Когда земля холодная, дым плотно стелется по земле. Когда почва прогревается прямыми солнечными лучами, дым расползается в стороны и поднимается вверх.

Кроме того, собака может ориентироваться на запах следа. Это тот запах, который человек, животное или предмет оставляет после себя, соприкоснувшись с поверхностью земли. По-видимому, такой контакт с поверхностью меняет запах поверхности в том месте, где он произошел. Запах следа в сравнении с запахом тела и запаховым облаком рассеивается гораздо медленнее.

На какой запах должна ориентироваться собака? Это зависит от того, какой вид следовой работы необходимо выполнить.

Основной критерий успеха полицейской и поисково-спасательной работы прост: находит ли собака того, кого ищет или нет? В реальной работе нас не волнует стиль или общее впечатление — важна только ее эффективность, результаты. Таким образом, в полиции и в поисково-спасательной службе собаку учат выслеживать — поощряют работу и верхним и нижним чутьем. Такие собаки прорабатывают след довольно небрежно и легко переключаются на работу верхним чутьем для того, чтобы быстрее достичь цели.

Шутцхунд — это спортивные состязания. За работу на этапе начисляются очки, и необходимо выявить победителя. Какая-то из собак может прорабатывать след лучше остальных. В шутцхунде предпочтение отдается более четкой проработке — практически след в след за прокладчиком. Поскольку запах тела легко разносится ветром и рассеивается, собака, работающая верхним чутьем, вскоре начнет петлять. Она будет двигаться зигзагом из стороны в сторону, прорабатывая края запахового коридора, подобно тому, как незрячие люди нащупывают себе дорогу в коридоре, касаясь сперва одной стены, а затем другой. Иначе говоря, использование верхнего чутья приводит к очень неточной проработке следа.

Кроме того, запаховое облако долго не держится. Распространение запаха тела зависит от множества условий, в том числе от рельефа местности. Минут через 15–45 после прокладки следа, запах тела прокладчика может рассеяться и стать столь слабо уловимым или прерывистым, что собаке будет сложно работать, ориентируясь только на него. Поскольку запах следа рассеивается значительно медленнее и меньше зависит от влияния такого фактора, как ветер, работа по нему надежней в плане результата и в большей степени соответствует тому, что, собственно говоря, подразумевается под понятием «поиск по следу». В шутцхунде мы должны приучить собаку ориентироваться именно на этот запах.

Безупречно подготовленная к соревнованиям собака при благоприятных условиях действительно идет след в след. Такая собака идет по следу как по рельсам, делая геометрически четкие повороты, двигая головой из стороны в сторону по синусоиде, с колебаниями примерно в 6 дюймов (15 см.), определяя и выверяя каждый отпечаток ноги прокладчика.

При работе нижним чутьем многое зависит от характера грунта и растительного покрова. Горячий песок, промерзшая почва, асфальт и камни затрудняют, а порой делают и вовсе невозможной проработку следа нижним чутьем. Тем не менее опытные следовые собаки должны уметь приспособиться к особенностям грунта и погодным условиям.

Обучение следовой работе в шутцхунде лучше начинать на участках с мягким грунтом или же покрытых невысокой — примерно по щиколотку — травой, при таких условиях запах сохраняется наилучшим образом. В высокой траве запах распространяется на всю ее высоту, и это провоцирует собаку на работу верхним чутьем. Кроме того, высокая трава препятствует рассеиванию запаха тела, защищая его от воздействия ветра и солнца. На участке с травой по колено запах тела прокладчика сохраняется на удивление долго, широко распространяясь в стороны. Это низкое облако запаха в стеблях травы сбивает с толку неопытную собаку. Так что правильней будет избегать высокой травы во время занятий.

Холмы и возвышенности тоже могут повлиять на качество работы, поскольку легкие восходящие и нисходящие воздушные потоки могут спровоцировать переход на работу верхним чутьем.

На жесткой гладкой грунтовой поверхности усложняющим фактором становится ветер. Например, если при движении собаки по следу с углами подует встречный ветер, собака может повернуть слишком рано. Если же ветер в спину, собака повернет чуть позже, чем надо. По этим и другим причинам мы стараемся научить животное ориентироваться прежде всего именно на запах следа.

Рис. 30. Фил Хельхер и его Kazan v. Anger (SchH III) во время испытаний
Рис. 31. Щенок Дика Гэзэвея — Zeus v. haus Barwig демонстрирует два важнейших качества, способствующих успеху на соревнованиях по шутцхунду — сосредоточенность и работу нижним чутьем

На проработку следа влияет также и его давность. Если след свежий, изрядная доля запаха тела еще не рассеялась, многие собаки проходят такой след просто замечательно. (Мы предполагаем, что часто успешность работы полицейских собак по свежему следу во многом определяется тем, что нервничающий преступник, спасающийся бегством, выделяет очень сильный запах.)

При нормальных погодных условиях интенсивность запаха следа и запаха тела примерно одинакова в течение 30 минут после прокладки. Затем запах следа начинает преобладать.

Время, в течение которого запах тела удерживается на следу, зависит от погоды и свойств грунта. Усложнения этих условий могут понизить эффективность работы собаки, но ни одно из них не может полностью свести на нет ее способность к выполнению задачи.

Вопреки широко распространенному убеждению, острота морды собаки мало влияет на способности к поиску по следу. Бладхаунды, например, преуспевают в следовой работе и поиске отнюдь не благодаря каким-либо анатомическим особенностям, и теоретически способность различать запахи у боксера ничем не отличается от этой способности у немецкой овчарки. Выдающаяся следовая собака отличается от посредственной не физическими характеристиками, а поведенческими — более сильной врожденной склонностью к выслеживанию и способностью концентрироваться на выполнении одной единственной задачи в течение длительного времени.

Таким образом, ключевой фактор успеха конкретной собаки при работе по следу это наличие мотивации к работе в тот момент, когда нужно проводнику. Апатия, недостаточная сконцентрированность, отказ от работы — обычно являются признаками проблем с мотивацией, а не отсутствия способностей к выполнению работы. Если мы не можем с легкостью изменить стиль работы собаки, следует повысить ее желание работать. Медлительный лентяй может стать неспешным, методичным тружеником. Чересчур порывистый пес может превратиться в управляемого и целеустремленного.

Есть три основных способа сформировать у собаки желание работать по следу. Самый традиционный предполагает использование того, что в прежние времена немецкие дрессировщики называли стайным инстинктом, — желания собаки быть рядом с хозяином. Из-за этого желания собака будет активно искать спрятавшегося проводника. Этот подход использовали Фон Штефаниц, позднее Дэвис и многие специалисты по подготовке полицейских собак. При дрессировке животных с высоким уровнем мотивации и врожденной склонностью к следовой работе такой способ может быть очень эффективным.

При подготовке собак менее одаренных от природы обычно применяют лакомство. Некоторые из немецких дрессировщиков используют кусок мяса, который прокладчик тащит за собой по земле, побуждая собаку опустить нос и идти по следу. Глен Джонсон, широко известный канадский специалист по подготовке следовых собак, использует лакомство на начальном этапе дрессировки. Он размещает кусочки лакомства на следу для того, чтобы повысить уровень мотивации и поощрить собаку за правильные действия — если она идет четко по следу. Это хороший способ научить собаку прорабатывать каждый отпечаток ноги. Тем не менее, не стоит раскладывать еду на следу постоянно. В конечном итоге собака должна работать без лакомства.

При работе с собаками, склонными к апортировке, мы используем третий тип мотивации. Поощрением у нас служит предмет или игрушка в конце следа.

Четвертый способ мотивации используется нечасто. Это возможность в конце следа найти и схватить фигуранта. Такая методика пригодна только для небольшого процента собак. Ее эффективность ограничена чрезмерностью мотивации.

Согласно закону Йеркса-Додсона эффективный уровень мотивации к выполнению задачи зависит от степени сложности задачи. Предполагается, что качество выполнения у людей и животных, поглощенных простой задачей, улучшается при наличии сильной мотивации. Однако сильная мотивация ухудшает выполнение сложной задачи.

Поскольку работа по следу — очень сложная задача, требующая концентрации, а мотивация при защитной работе слишком сильна, не стоит удивляться, что такая мотивация мешает следовой.

Это проясняет один важный момент. Лучшие следовые собаки работают спокойно и методично. Такой стиль не только обеспечивает самую надежную и точную проработку следа, но и производит наиболее благоприятное впечатление на судей. Поэтому при подготовке к следовой работе акцент зачастую делается на том, чтобы замедлить и сконцентрировать собаку; основная хитрость — создать у собаки мотивацию достаточно сильную, но не чрезмерную. Феномен Йеркса-Додсона объясняет, почему попытки обучить собаку следовой работе с помощью принуждения зачастую неэффективны — хотя страх считается сильнейшим фактором мотивации.

Все способы, перечисленные выше, работают. Главное — найти правильный стимул для каждой конкретной собаки.

В настоящее время классический подход к дрессировке спортивных следовых собак предполагает использование двух мотиваций — игровой и пищевой. Большинство дрессировщиков по шутцхунду используют видоизмененную в той или иной степени методику Глена Джонсона — помещают лакомство на след — для того, чтобы приучить собаку ориентироваться на запах следа. Кроме того, окончание следа непременно связывают с игрой — с мячиком или другой игрушкой, которую можно носить. Игрушку кладут в конце следа, так чтобы собака могла ее найти, или же просто достают из кармана по окончании работы.

Очевидно, что у собак есть небольшая врожденная склонность просто произвольно идти по любому следу, но врожденная потребность и в пище, и в игре гораздо сильнее. В процессе обучения собака должна усвоить основную идею: сам по себе не слишком-то привлекательный запах следа ведет от одного кусочка лакомства к другому, а в конце дадут игрушку и похвалят.

Фон Штефаниц еще в начале 1900-х понимал, что защиту и работу по следу надо разделять. Этот человек реально опережал свое время, его философия актуальна и сегодня. Он был твердым сторонником постановки на след молодой собаки, дабы «развить ее умственные способности с помощью работы с запахом». Фон Штефаниц настаивал на использовании поводка для коррекции ошибок и для правильного обучения. Считал, что начинать обучение надо с работы по следу проводника и только потом переходить к работе на запах постороннего человека. Он говорил:

«Помните, что, развивая привычку использовать обоняние, всегда надо заботиться о том, чтобы все делалось с добротой и любовью, без какого бы то ни было ощутимого принуждения. Однако следовую собаку необходимо дрессировать очень тщательно и работать с ней постоянно, поскольку следовая работа — это искусство, а высот в искусстве можно достичь, только практикуясь и не останавливаясь на достигнутом, постоянно стремясь к лучшему».

Многие из идей Штефаница легли в основу современных приемов дрессировки. Тем не менее, несмотря на большое количество работ общего плана, литературы непосредственно по искусству дрессировки следовой собаки сравнительно мало. Одна из полезных книг на эту тему — «Подготовка следовой собаки: Теория и методика» Глена Джонсона. Следует отметить, что описанные в этой книге методы предназначены скорей для подготовки к прохождению испытаний по следовой работе АКС и ККС[2], чем для обучения животного пользоваться чутьем в реальной поисковой работе в полиции или спасательной службе. Однако методика Джонсона систематична, продумана, проста в применении и может быть использована при подготовке к следовой работе в шутцхунде.

Этап следовой работы во многом влияет на успех или провал на испытаниях. Как и при испытаниях в других разделах — послушании и защите — на следовом этапе, собака не проходит испытаний, если не набран проходной балл (минимум 70 баллов). Чаще всего проводник с собакой выбывают именно на этом этапе.

При обучении следовой работе можно зайти в тупик. Дрессировщик должен не только выбрать правильную методику, но и «чувствовать» работу собаки. Кроме этого, нужно еще и немного везения. Иногда кажется, что у некоторых людей есть дар к следовой работе — подобно способностям к черной магии или к проведению тайных обрядов — а у некоторых нет.

Неуверенность проводника в собаке порождает суеверия, а порой и курьезное поведение. Проводники выходят на испытания в счастливых куртках, ботинках или перчатках, используют приносящие удачу поводки, без которых они не будут и пытаться вступать на соревнованиях. Они выдумывают ритуалы, следуя которым пристегивают поводки только так, а не иначе или готовят собак к старту строго определенным образом, будто пытаясь умиротворить некое воображаемое капризное божество, царящее на поле, где проходят испытания.

Сложность этапа в том, что от собаки требуется самостоятельная работа по следу. Помощь, которую ей может оказать проводник, минимальна — особенно в шутцхунде II и III — проводнику остается только надеяться на то, что собака захочет и сумеет отработать.

В следовой работе надо долго хорошо и последовательно тренироваться. Если вы хотите добиться результатов на соревнованиях, придется потратить очень много времени на начальном этапе обучения следовой работе. Мы знаем, что любая собака может работать по следу — даже при крайне неблагоприятных условиях. Будет ли она работать в действительности или нет, зависит от того, как ее дрессировали, и от ее желания работать. Задача проводника — дать собаке возможность многократно пройти по следу, на котором она сможет и захочет учиться.

Испытания по следовой работе по нормативам АКС и шутцхунда очень похожи. Если собака подготовлена для шутцхунда III, она готова также к сдаче нормативов TD[3]. И там, и там требуется, чтобы собака прошла по проложенному посторонним человеком следу длиной около 800 шагов с несколькими углами. Испытания шутцхунда по следовой работе продвинутого уровня — FH, по сложности сходны с испытаниями по нормативам TDX. В обоих случаях след очень длинный и давний, проложен на покрытии, работать на котором очень трудно, к тому же предусмотрены помехи.

При подготовке собаки к испытаниям и АКС, ККС и шутцхунду (а также при обучении следовой собаки для практической работы) применяются сходные приемы дрессировки. Всякое желательное поведение собаки вначале разбивают на элементы. Собаку надо обучать каждому элементу до тех пор, пока она не овладеет им в совершенстве. Мы же не ожидаем от маленького ребенка, что он сумеет прочесть книгу только потому, что ему эту книгу дали, точно так же не стоит ждать от собаки, что она сумеет пройти по следу только потому, что ее подвели к месту ухода следа и скомандовали ей: «След!». И дело не в том, что необученная собака не обладает способностями распознавать и различать запахи — напротив, ее возможности в этой сфере феноменальны. Просто животное пока не знает, как ему нужно реагировать на запах, чтобы заслужить одобрение проводника. В этот момент мы начинаем обучение.

В обучении людей и собак есть много общего. И тем, и другим требуется, чтобы усваиваемый материал был разбит на элементарные составляющие. Напоминаем, что в этой книге мы разбили упражнения шутцхунда на составляющие. В главах по послушанию и защите и в главах по следовой работе каждый навык, необходимый для прохождения испытаний по шутцхунду, разбит на серию задач. Для формирования каждого элемента упражнения требуется длительная работа. Прежде чем переходить к следующему этапу, необходимо в совершенстве овладеть предыдущими, в процессе обучения собака должна успешно усвоить каждый из элементов навыка.

Как и другие разделы испытаний по шутцхунду, следовая работа — это не только соревнования, но и способ оценки темперамента животного. В день испытаний, перед тем, как дать допуск к работе по следу, судья проводит проверку на «непринужденность». Животное должно вести себя уравновешенно, не проявлять страха и необоснованной агрессии. Собака может и не демонстрировать дружелюбия, но не должна производить впечатление непредсказуемой или опасной.

Обычно каждый судья по-своему оценивает собаку. Кто-то смотрит, как животное реагирует на прикосновение, некоторые просто наблюдают, как собака ведет себя среди группы людей. Если у животного обнаружат отклонения в поведении, то его не допустят к следовой работе и незамедлительно отстранят от прохождения испытаний.

Кроме проверки на «непринужденность», проницательный судья, наблюдая за работой собаки в поле, может оценить ее нервную систему, контакт с проводником и желание работать самостоятельно, насколько она уверена в себе и в своей работе, способность сконцентрироваться, и, что очень важно, мотивацию к работе. Именно во время прохождения следа судья составляет первоначальное мнение о характере собаки и качестве дрессировки.

Рекомендации по дрессировке следовой собаки:

1. Каждый из отдельных элементов навыка требует длительной отработки, каждый должен быть освоен в совершенстве, прежде чем вы приступите к изучению следующего.

2. На начальной стадии следовой дрессировки лучше работать по ветру, чтобы запах со следа не сносило в сторону. В начале обучения избегайте бокового ветра.

3. Первоначально след прокладывают на ровной поверхности в стороне от крупных объектов, дабы сохранить запах и заставить собаку прорабатывать каждый отпечаток.

4. Усложняющие факторы, например ветер, изменение свойств покрытия или других условий окружающей среды, вводят только после того, как собака уверено чувствует себя на следу и точно знает, что от нее требуется.

5. Работа по следу должна сопровождаться положительными эмоциями. Старайтесь не ругать собаку и не использовать жестких дисциплинарных команд до и во время прохождения следа. Это не значит, что животное вообще нельзя корректировать, но запрещающие команды должны произноситься так, чтобы собака поняла их, не испытывая при этом сильного напряжения.

6. В конце следа собака всегда должна находить предмет или поощрение. Даже если животное проскочило или не обнаружило то, что было оставлено при прокладке, проводнику следует достать из кармана другой предмет и бросить его на след. Собака всегда должна достигать успеха.

7. Как только собака сдала испытания по шутцхунду I, начинайте время от времени привлекать в качестве прокладчиков разных людей, как мужчин, так и женщин, с разным весом. Попросите их надевать различную обувь. Но даже на продвинутом уровне все еще можно и даже полезно оттачивать навык, прорабатывая след самого проводника.

8. Если вы используете шлейку, пользуйтесь ею только для следовой работы. Надевайте ее на собаку за несколько метров до начала следа и снимайте немедленно по завершении проработки, чтобы животное связывало шлейку с работой.

9. На стадии обучения — при необходимости — приходится помогать собаке находить след. Поэтому очень важно знать его точное местоположение. Для этого полезно обозначать след флажками, зарисовывать схему следа или намечать ориентиры — это позволит точно запомнить путь.

10. На одном занятии следует вводить не более одного усложнения. Например, если мы увеличиваем давность следа, мы должны сохранить неизменными его длину, свойства покрытия и направление ветра.

11. К занятиям можно приступать только в хорошем настроении. Не начинайте дрессировку, будучи раздраженными, возбужденными или опечаленными, а если что-то пошло не так уже в ходе занятия, сажайте собаку в машину и уезжайте домой, даже если след уже проложен.

12. Для того чтобы дать собаке дополнительный стимул к работе, после прохождения следа полезно немного поиграть с мячиком или побегать по полю.

Снаряжение, необходимое для следовой работы

Следовая шлейка (по желанию).

Шлейка должна быть мягкой и удобной, предпочтительно с пряжками для подгонки по грудной клетке. Обычно используют два типа шлеек. Шлейка, не ограничивающая свободу движений, пожалуй, наилучший вариант, она никак не препятствует движениям и не давит на плечи собаки. Другой тип шлейки — ограничивающая движения, корректирующая, часто используется в полиции и вооруженных силах. Щенячью шлейку дешевле сшить из хлопчатобумажной тесьмы при помощи обычной швейной машинки.

Использование шлейки при прохождении испытаний по шутцхунду не обязательно, многие собаки работают в ошейниках-цепочках.

Десятиметровый поводок для следовой работы.

Можно купить удобный для работы поводок из стропы 1,5 см шириной. Если желательно использовать более легкий поводок (для собак помельче или имеющих повышенную чувствительность к поводку), то его несложно сделать из легкой веревки. Иногда бывает удобно, если посередине веревки завязан узел.

Следовые вешки или маркеры местоположения.

Следовые вешки нужны не собаке, а проводнику. Они помогают ему запомнить точное расположение и направление следа, иначе он не сумеет помочь собаке найти след или вернуть ее на след — при отклонении.

Удобно использовать колышки диаметром 1 см и длиной примерно 90 см, которые продаются в строительных магазинах. Чтобы вешка была лучше заметна в траве, к ней привязывают кусок материи или ленты. Если поострее заточить колышек, его будет легче втыкать в землю. Еще для этих целей хорошо подойдут детские стрелы или топографические флажки.

Рис. 32. Фон Штефаниц ратовал за применение полицейских следовых собак в качестве «сыщиков», которые могут выследить злодея от места преступления и даже распознать его среди других людей (фото из книги фон Штефаница «Немецкая овчарка», 1923)

На длинном, сложном следу — чтобы обозначить углы и направление — можно прицепить к растительности старые бельевые прищепки ярких цветов.

Предметы

Предметы должны быть размером с ладонь или меньше из самых разных материалов, в том числе кожаные и тряпичные. Хорошо подходят завязанные узлом старые носки или перчатки. На многих соревнованиях предметы, выдаваемые прокладчику организаторами, — это просто небольшие прямоугольные кусочки кожи. Можно купить кожаные обрезки в мастерских по ремонту обуви или в магазинах для рукодельниц и использовать их при обучении.

Предметы, используемые при дрессировке не должны выделяться (быть ярче или темнее) на фоне травы, чтобы собака не научилась искать их глазами, а не носом.

Планшет, миллиметровка, карандаш

Когда вы перестанете использовать вешки, необходимо будет зарисовывать схему следа. На занятиях по следовой работе проводник учится вместе с собакой, иногда приходится вмешиваться — если собака случайно потеряет след. Поэтому очень важно точно знать расположение следа — лучше всего быстро и аккуратно зарисовать его сразу после прокладки.

Поощрение

После прохождения по следу собака должна получить одну из своих самых любимых игрушек, и хорошо бы проводнику несколько минут с ней поиграть. Если животное не хочет гоняться за мячиком или игрушкой, следует использовать другое поощрение, например пищу или веселую возню на поле. Если собака слишком возбуждается и стремится к концу следа за игрушкой, следует использовать менее значимое для нее поощрение.

6. Работа по следу: действия проводника и прокладчика

В сравнении с дрессировкой по послушанию и защите, следовая дрессировка относительно проста. При обучении следовой работе хороший дрессировщик добивается успеха не потому, что применяет какие-то сложные или загадочные приемы. Он получает хорошие результаты, поскольку не жалея времени формирует правильные отношения с собакой — методично занимаясь по четыре, пять и даже по шесть раз в неделю.

И главный секрет его успеха — это удовольствие от работы. Обучение следовой работе для него — возможность проводить время со своей собакой. Почти каждый день их можно встретить вдвоем на поле, радующихся началу дня и обществу друг друга.

1. Задачи проводника

Проводник должен быть способен поэтапно обучить свою собаку навыку следовой работы

Задачи, выполнение которых необходимо для достижения цели

1. Создание у собаки мотивации к работе по следу

2. Обучение собаки проработке следа нижним чутьем

3. Работа на длинном поводке

4. Умение распознавать, как собака обозначает потерю следа или смену направления

5. Разработка программы дрессировки


1. Создание у собаки мотивации к работе по следу

На начальном этапе обучения дрессировщик никогда не ругает и не корректирует собаку на поле. Работа по следу должна быть радостной и приятной для животного.

Проводник должен сформировать у собаки сильное желание идти по следу. Используемая система поощрений основана на самых мощных и важных потребностях животного и меняется в зависимости от особенностей каждой конкретной собаки. Обучение — независимо от того, какой тип мотивации используется, — производится в целом по одной и той же программе (а именно: вначале — прямой след, затем — углы и предметы, в последнюю очередь — закрепление и введение усложнений).

Если вы хотите начать обучение, используя естественное желание собаки найти хозяина, вам понадобится помощник.

Помощник придерживает собаку, в то время как хозяин уходит, и зовет собаку, подбадривая ее: «Идем! Скорее! Пошли!». Отойдя буквально на пару шагов, хозяин прячется от собаки за зданием, изгородью или забором. Там, вне поля зрения собаки, он начинает прокладывать след. Хозяин проходит примерно 45–70 метров, сильно шаркая ногами, оставляя вешки или флажки, так чтобы помощник знал, где проходит след, и затем прячется где-нибудь в кустах или ложится на землю в высокой траве.

Помощник заводит собаку за угол, к началу следа, ставит животное на след и подбадривает: «Ищи! Ищи!». Некоторые собаки тут же догадываются, что в данной ситуации надо пользоваться чутьем, и начинают тянуть помощника по следу к укрытию, где спрятался хозяин. Помощник идет за собакой, держа ее на коротком поводке, указывает на отпечатки ног хозяина рукой, не позволяет животному отклоняться от следа хозяина, кружить и слишком петлять. Когда собака находит хозяина, она вознаграждается радостью встречи и игрой.

Этот способ очень старый и в настоящее время используется редко. Поскольку след очень свежий (всего одна — две минуты), собака чаще ориентируется на запах тела прокладчика. В таком случае она учится работать верхним чутьем, вместо того, чтобы действительно прорабатывать след шаг за шагом. Это происходит еще и потому, что собака очень возбуждена, пытается отыскать глазами, куда же ушел хозяин, и следовательно, работаете поднятой головой. Эти обстоятельства препятствуют неспешной работе нижним чутьем, которой мы хотим добиться.

Поэтому мы обычно используем этот метод только на начальных стадиях обучения совсем молодых щенков. Цель в данном случае не столько обучить щенка работать по следу, сколько научить доверять своему обонянию, полагаться на сведения, полученные благодаря носу, и дать ему возможность убедиться, что поиск по запаху — это очень здорово. Поэтому, мы играем в такие прятки только со щенками в возрасте от 10–14 недель. Как только хозяин хорошо спрячется, помощник отпускает щенка. После чего тот может искать хозяина всеми возможными способами, а помощник идет рядом с ним, чтобы щенок не двинулся в противоположном направлении.

Как мы уже отмечали, в настоящее время для обучения спортивных собак большинство дрессировщиков используют лакомство. Некоторые считают, что в начале обучения прокладчик должен тащить за собой кусок сильно пахнущего мяса. Волокуши легко сделать из старых чулок. Пищу (в Германии для этого используют подпортившуюся селедку или рубец) кладут в чулок, который прокладчик тащит за собой по следу. Сперва чулок тянут по земле по всей длине следа, затем, постепенно сокращая протяженность контакта, — только по некоторым участкам, и, наконец — совсем прекращают использование чулка. В качестве поощрения в конце следа собака находит большое количество пищи (не ту, что была в чулке — она, как правило, слегка подгнившая, а свою обычную еду или любимое лакомство).

Глен Джонсон в своей книге описывает замечательную программу обучения с использованием в качестве поощрения кусочков пищи, бросаемых на след. Этот прием вполне можно использовать при обучении работе по следу в шутцхунде. Он особенно полезен для работы с собаками, не склонными к апортировке (с теми, кто не «сходят с ума по мячику»). Привычный дневной рацион собаки сокращается. Половина обычной порции скармливается не из миски, а делится на равные части и размещается на следу, на определенных его отрезках. Один день в неделю — выходной, собака получает полную порцию и не работает по следу. Важно, чтобы еда, которую собака получает на следу, была питательной и высококачественной.

Ставший в настоящее время классическим способ подготовки спортивных следовых собак для шутцхунда предполагает использование и пищи, и игрушек, например, мячика или конга. Способ похож на тот, что предлагал Джонсон, однако, кусочки пищи (мы называем их лакомством) меньше по размерам, их можно использовать в больших количествах и раскладывать на следу через разные промежутки.

Когда мы начинаем работать с молодой собакой или со щенком, то кладем лакомство практически на каждый отпечаток подошвы на очень коротком следу. В конце следа щенка ждет кусок еды побольше, а также мячик или другая игрушка, каждый раз после прохождения следа проводник некоторое время играет и возится с собакой.

В результате у щенка формируется сильное желание идти по следу. Он учится методично отыскивать каждый отпечаток ноги прокладчика.

При таком подходе вам не нужен ни помощник, ни прокладчик. Проводник все делает сам, оставив собаку на привязи или в клетке: прокладывает след, раскладывает лакомство, потом возвращается к собаке и проходит по следу вместе с ней.

Для того чтобы поддерживать у собаки энтузиазм и желание работать, на поле для следовой работы ее привозят всегда достаточно голодной. Выпускают из машины и привязывают или сажают в клетку так, чтобы она могла видеть, как прокладывается след. Прокладывая след, проводник окликает собаку и поддразнивает ее. Прежде чем начинать прокладку, проводник достает и выкладывает поводок и следовую шлейку, так чтобы сразу по возвращении быстро надеть их на собаку, поскольку любого рода задержка на старте может ослабить собачий энтузиазм.

2. Обучение собаки проработке следа нижним чутьем

Основную часть работы по обучению собаки прорабатывать след нижним чутьем мы уже выполнили, когда раскладывали лакомство на каждый отпечаток подошвы на коротком следу. Кроме того, проводник должен управлять собакой так, чтобы она шла от одного отпечатка подошвы к следующему на протяжении всей длины следа. Собака не включается в работу нижним чутьем автоматически. Поскольку собака возбуждена, она склонна проявлять излишнее упрямство, рваться вперед по следу, пропуская на ходу большую часть кусочков лакомства, вместо того, чтобы внимательно проверять каждый отпечаток подошвы. Проводник должен предотвратить такое поведение, для этого он идет совсем близко от собаки, осторожно придерживает ее и указывает рукой на каждый отпечаток подошвы и кусочек лакомства, так чтобы животное двигалось медленно и не пропустило ни одного кусочка.

Когда собака привыкает опускать нос при работе по следу, проводник перестает указывать на лакомство и отпечатки, позволяя собаке самостоятельно находить и то, и другое. Но он по-прежнему движется непосредственно за собакой, держа ее на коротком поводке (полметра — метр), направляет поводком прямо по следу, а также контролирует, чтобы она двигалась не быстро, равномерно и строго по отпечаткам подошв.

Количество кусочков пищи на следу сокращают постепенно, при этом проводник внимательно следит, чтобы собака продолжала пронюхивать каждый отпечаток подошвы.

3. Работа на длинном поводке

Очень важно, чтобы собака начала работать самостоятельно как можно скорее. Если она приучится идти по следу, реагируя на сигналы проводника, указывающего ей на каждый отпечаток ноги, то у нее никогда не разовьется способность самостоятельно прорабатывать след. Вместо этого, собака, как это случается со многими собаками, научится на удивление ловко работать по подсказкам проводника. Такие животные очень хорошо ходят по следу до тех пор, пока их проводники знают местоположение следа. Когда же проводникам это неизвестно, как в шутцхунде II и III, результаты оказываются весьма плачевными.

Как только собака понимает, в чем суть следовой работы, проводник начинает понемногу высвобождать поводок, давая животному возможность самостоятельно работать и отыскивать след. Тем не менее проводник продолжает аккуратно работать поводком для получения желаемого поведения и следить за тем, чтобы собака проходила след так, как требуется: прорабатывая один отпечаток подошвы за другим. Если животное начинает отклоняться от следа, проводник усиливает натяжение поводка и собаке становится сложнее двигаться вперед. Как только животное возвращается на след, проводник уменьшает натяжение, собака вскоре обнаруживает, что вперед двигаться легче, если идешь по следу правильно.

Не стоит слишком спешить с отходом от собаки на всю длину десятиметрового поводка. Многие дрессировщики доходят до такого уровня, когда собака правильно прорабатывает по всей длине след в шутцхунде III, и только потом переходят к работе с поводком длиннее 2 метров.

Если проводник считает, что пора увеличивать дистанцию и выпустить поводок на большую длину, он должен делать это постепенно и динамично. Например, он может позволить собаке отойти на 6 метров вперед на легком участке следа. Но затем, если известно, что на следующем участке покрытие сложней или же предстоят какие-либо иные трудности, проводник постепенно сокращает длину поводка, дабы в трудный момент оказаться рядом с собакой и помочь ей.

Чтобы было удобней отслеживать, на какую длину поводка вы отпустили собаку, можно завязать узел посередине — на длине 5 м. Когда собака работает впереди на расстоянии 3,5–4 метров, проводнику следует держать поводок натянутым, чтобы лучше чувствовать собаку и не дать ей запутаться в поводке.

4. Как собака обозначает потерю следа или смену направления

В шутцхунде II и III след прокладывается не проводником, а посторонним человеком, которого назначает клуб, организующий испытания. Иногда проводник приблизительно представляет, где проходит след, порой может даже разглядеть отпечатки ног. Но достаточно часто на соревнованиях он не имеет ни малейшего представления о том, как проложен след — будет ли первый поворот правым или левым, длина следующего за ним прямого участка 100 или 300 м и т. д.

Это отнюдь не значит, что проводник ничем не может помочь собаке. Напротив, от того, как он идет за собакой, будет зависеть поведение собаки на следу. Например, если собаке сложно сориентироваться на углу, первое, что она сделает — это обозначит потерю следа. Затем она начнет отыскивать новое направление следа. Если собака неуверенно движется в неправильном направлении, каждым своим движением показывая, что она идет наугад, а проводник беззаботно следует за ней, он вскоре обнаружит, что это уже не проработка следа, а просто прогулка.

Рис. 33. Мы начинаем обучение молодой собаки или щенка, размещая лакомство практически на каждом отпечатке подошвы на очень коротком следу. Такая непосредственная связь отпечатков ног прокладчика с пищей приведет в дальнейшем к проработке следа нижним чутьем)
Рис. 34. Проводнику не стоит очень спешить с увеличением дистанции между ним и собакой до всей длины 10-метрового поводка. Этот проводник работает с поводком длиной около 3,5 метров — достаточно длинным для того, чтобы позволить собаке работать самостоятельно, и достаточно коротким, чтобы иметь возможность помочь ей в любой момент (Фотография предоставлена Джеймсом Пирсоном)
Рис. 35a. Верхний запах сносится ветром, и собака, работающая при встречном ветре, склонна поворачивать раньше, «недолет»
Рис. 35b. Собака, работающая при попутном ветре, склонна поворачивать позже, «перелет». Поэтому так важно научить собаку работать не верхним, а нижним чутьем

С другой стороны, если собака уверенно и четко направилась в нужном направлении, а проводник отказывается двинуться с места — и удерживает собаку поводком, поскольку недостаточно доверяет ей или же не умеет читать сигналы, которыми она обозначает, что нашла след, — собака решит, что ошиблась: след идет в другом направлении. Это не только приведет к срыву следовой работы, но повредит собачьей уверенности в себе и своих способностях. Поэтому проводнику крайне важно уметь читать свою собаку, т. е. безошибочно определять, когда она на следу, а когда его потеряла.

Обучая собаку прохождению углов, проводник на каждом занятии должен подмечать, как его собака обозначает потерю следа. Наиболее распространенные сигналы это поднятый или виляющий хвост, внезапно поднятые нос и голова, очевидное смятение, кружение и т. д. Возвратившись к машине по окончании занятия, проводник должен отметить в дрессировочном дневнике, каким образом собака обозначает потерю следа и смену направления. Эти наблюдения сыграют решающую роль, когда начнется работа по следу вслепую, и чтобы пройти след до конца проводнику придется полностью положиться на способности своей собаки.

5. Разработка программы дрессировки

При обучении следовой работе очень важно, чтобы собака всегда добивалась успеха. Каждый раз она должна получать удовлетворение (от того, что прошла след правильно, а затем — от поощрения). Кроме того, при прохождении следа собака должна полностью полагаться на себя, а не ждать помощи от проводника — при возникновении трудностей.

Проводнику следует внимательно следить за прогрессом в обучении. Его задача определять, что именно собака способна сделать сегодня и предугадывать, что она сможет сделать завтра. Для каждого занятия по следовой работе должно быть четкое задание, направленное на совершенствование мастерства. Порой это достигается прокладкой простого следа, который собака легко может проработать, — она блестяще выполняет работу и это повышает ее уверенность в себе. Затем вводят усложнение: немного изменяют один из факторов, определяющих сложность следа — направление ветра, частоту раскладывания кусочков лакомства на следу, давность следа, выбирают место с другим грунтом и растительностью и т. д. Проводник всегда должен четко понимать, с чем в данный момент способна справиться его собака: какой след она сумеет пройти до конца, не теряя уверенности в себе и не обращаясь к проводнику за подсказкой. Трудно, но важно спланировать каждое занятие по следу таким образом, чтобы оно было достаточно сложным, — и собака научилась бы чему-нибудь новому, но не настолько сложным, чтобы животное не сумело самостоятельно справиться с проблемой — при минимальном вмешательстве проводника.

Поэтому полезно вести дрессировочный дневник. Проводник записывает, каковы были условия, длина, давность и общая сложность следа, как собака справлялась с работой. Просматривая записи, он сможет уловить тенденции и изменения в работе, обратить внимание на специфические проблемы, которые иначе мог бы и не заметить. Например, на то, что собаке сложно прорабатывать след тридцатиминутной давности при температуре выше 24 °C или что при приеме некоторых лекарств она работает заметно хуже.

2. Задачи прокладчика

Прокладчик должен уметь прокладывать качественный след и потом точно помнить его расположение

Во время обучения проводник чаще всего сам прокладывает след. Позже, на последующих этапах дрессировки к работе подключается еще один человек, прокладывающий неизвестный проводнику след, — так проводник учится полагаться на свою собаку и доверять ей.

От прокладчика во многом зависит успех работы и собаки, и проводнике как на тренировке, так и на соревнованиях. Он должен уметь прокладывать стандартный след, соответствующий нормативам испытаний шутцхунда, а также самые разнообразные и оригинальные варианты следа для занятий, пользоваться для обучения собаки особенностями рельефа и растительности.

Если не используются маркеры местоположения следа, прокладчик должен быть способен набросать карту и / или точно запомнить, где проходит след, чтобы на занятиях проводник знал, когда говорить собаке «Хорошо!», а когда «Фу!», а на соревнованиях судья мог быть уверен в правильном ответе прокладчика на вопрос: «Вы прошли именно там, где сейчас идет собака?»

В шутцхунде I, когда проводник прокладывает след сам, он может очень сильно помочь своей собаке, если позаботится о том, чтобы точно запомнить, где проходил.

Для этого необходимо:

1. Прокладывать след по прямой

2. Прокладывать след качественно

3. Запоминать и зарисовывать след

4. Прокладывать след, соответствующий нормативам


1. Прокладка следа по прямой

Только начав обучать собаку следовой работе, мы осознаем, насколько сложно идти четко по прямой без таких подсказок как тротуары, изгороди и дороги. Поэтому прокладчику целесообразно намечать не один ориентир, в сторону которого он будет двигаться, а два. Они должны быть заметными, запоминающимися и находится на максимальном расстоянии друг от друга — например, дерево в конце следа и сарай на некотором расстоянии от него. Прокладчик соединяет их друг с другом мысленной линией, подобно взгляду в прицел винтовки; и все время пока он движется, объекты должны оставаться в том же положении относительно друг друга. Если один из ориентиров начнет смещаться относительно другого, — это сигнал для прокладчика, что он отклонился в сторону.

Важно прокладывать след четко по прямой, так как в этом случае достаточно двух ориентиров на концах отрезка, чтобы точно определить, где проходит след. Если прокладчик шел не прямо, а отклонялся в сторону, то на длинных отрезках следа мы можем ошибиться на 5–6 метров.

2. Прокладка качественного следа

Прокладчик должен тщательно следить за тем, чтобы оставлять за собой четкую дорожку беспримесного следового запаха, по которой могла бы следовать собака. Для этого он совершает «стартовый прыжок» — прыгает на место начала следа.

По этой же причине, в конце следа он должен отпрыгнуть в сторону. Таким образом, у следа имеются четкое начало и обрубленный конец, от которого некуда больше идти, и собака, прорабатывающая след очень тщательно, не будет сбита с толку тем, что ее остановят в том месте, где след еще не закончился.

Когда прокладчик проходит мимо начала следа, возвращаясь после прокладки, он должен обойти свой след, по возможности двигаясь с подветренной стороны, дабы не смущать собаку запахом, который ветер доносит сбоку. Ему необходимо помнить, что при движении назад он прокладывает след так же, как при движении вперед, и позаботиться о том, чтобы не испортить тренировочный след, на прокладку которого он потратил столько усилий.

3. Запоминание и зарисовывание следа

Еще до начала прокладки следа прокладчик — имея в виду способности собаки и уровень ее обучения — оценивает особенности местности, намечает ориентиры и прикидывает в уме траекторию своего движения. Он не просто начинает прокладывать след в надежде встретить ориентиры в нужном месте и на нужной дистанции. Прокладчик заранее намечает прямые отрезки и повороты, так чтобы они легко запоминались, были четко различимы, соответствовали уровню подготовленности собаки.

Прокладывая след, он может использовать или не использовать вешки и флажки для маркировки — в зависимости от длины и сложности следа, а также наличия естественных ориентиров. Всегда лучше применять минимальное количество маркеров, поскольку собаки быстро понимают их значение и начинают пользоваться ими как ориентирами, вместо того чтобы целиком и полностью полагаться на свой нос. По этой же причине прокладчику следует проявлять хитрость, если флажки все же применяются. Например, не стоит отмечать все повороты флажком строго на углу, лучше использовать два флажка: один перед поворотом, другой после, а сам поворот делать у небольшой поросшей травой кочки или у муравейника. Иначе собака вскоре начнет менять направление всякий раз, увидев флажок.

В качестве маркеров иногда используют цветные бельевые прищепки или ленточки, которые развешивают на окружающей растительности, но только высоко над землей. Эти маркеры несут на себе запах прокладчика и — по сути дела — являются предметами: если их просто бросить на землю или в траву, хорошо обученная собака все их обозначит.

Прокладывая след необходимо делать мысленные отметки, вновь и вновь «прогонять» след в голове. Хороший прокладчик — прежде чем пустить собаку по следу — закрыв глаза, мысленно представляет каждый прямой отрезок, каждый угол, естественные ориентиры и флажки, которые использовались для маркировки. Полезно набросать схему следа сразу же после прокладки, особенно если время между прокладкой следа и началом его проработки составляет час и более.

Имеет смысл время от времени прокладывать след по слякоти, влажной почве или неглубокому снегу, чтобы каждый отпечаток ноги был виден проводнику, когда он пускает собаку на след. Такой след — лучший способ борьбы с проблемами, в том числе отклонением, петлянием и кружением.

При обучении собаки следовой работе прокладка следа — это уже половина дела.

Рис. 36. Д-р Эйдэл Зоди и «Дольф», SchH III, начинают день с занятий на следу рано утром

4. Прокладка следа, соответствующего нормативам

На испытаниях для обозначения начала следа используются вешки. Справа от вешки прокладчик натаптывает место ухода следа — запаховую площадку — участок площадью примерно 1 кв. м. Затем прокладывает первый отрезок по прямой. Когда он доходит до того места, где должен быть первый угол, то поворачивается на 90° направо или налево (согласно указаниям судьи) и незамедлительно продолжает движение в новом направлении. Прокладчик должен двигаться в обычном темпе, шагами обычной ширины. Особое внимание уделяется тому, чтобы предметы бросались строго на след. Как правило, на испытаниях судья указывает, где, по его мнению, должны быть оставлены предметы и где должны быть углы.

Рис. 37. Мы усложняем игру в поиск, выбираясь во двор и раскладывая лакомство на площадке с короткой, но густой травой. (Энди Барвиг и «Дюкс»)
Рис. 38. Сьюзен Барвиг аккуратно ведет по следу «Квеллу», выдерживая медленный темп и указывая рукой на каждый отпечаток ноги
Рис. 39. Не стоит недооценивать важность старта при работе по следу. На этой фотографии собаки Ширли Стэджюар начинает работу медленно и уверенно

7. Работа по следу: обучение собаки

Основная цель следовой дрессировки в шутцхунде — научить собаку прорабатывать след нижним чутьем. Только собака, вынюхивающая каждый отпечаток ноги, работающая внимательно и целеустремленно, может получить на соревнованиях максимальные 100 баллов. Следовательно, мы должны научить собаку ориентироваться на запах следов, а не на запах тела или запаховое облако. Для этого мы создаем связь между отпечатками ног прокладчика и маленькими кусочками лакомства.

1. Прямая

Тщательная проработка короткого прямого следа

Сначала надо научить собаку прорабатывать прямой след. Мы разбиваем этот навык на ряд простых элементов.

В шутцхунде большинство собак начинают свои занятия по следовой работе в очень юном возрасте, порой в 10–12 недель, поэтому большая часть приведенной далее информации подается как щенячья дрессировка. Практически те же приемы мы используем и при начальной дрессировке щенков постарше и взрослых собак.

Основные этапы обучения:

1. Поиск по команде

2. Правильное взятие запаха на старте

3. Вынюхивание каждого отпечатка подошвы на следу

4. Возращение собаки на след


1. Поиск по команде

Первое занятие по следовой работе можно провести и дома, поначалу в помещении, а затем во дворе. Проводнику понадобятся 5–6 кусочков лакомства, которое любит щенок (сыр и / или маленькие кусочки сосисок). На глазах у щенка (обычно его придерживает помощник) хозяин раскладывает кусочки в случайном порядке на площади примерно 50 на 50 см и дает сигнал помощнику, чтобы тот отпустил щенка и не резко, но с воодушевлением, подав команду «Ищи!», указывает щенку на лакомство, побуждая щенка найти и съесть лакомство. Такое упражнение обычно повторяют трижды в течение одного занятия.

Как только щенок свяжет команду «Ищи!» с лакомством, станет, услышав ее, опускать мордочку и жадно искать еду в том направлении, которое указывает хозяин, следует усложнить игру: переместиться во двор и выбрать участок с короткой густой травой, так чтобы щенок не мог увидеть кусочки лакомства. Ему придется искать их, вынюхивая среди стеблей травы.

Как только щенок будет уверено отыскивать все кусочки, нужно начинать увеличивать площадь участка, на котором спрятано лакомство, заставляя щенка обыскивать большую территорию и обучая его предельной настойчивости в поисках пищи. Хозяин должен удостовериться, что щенок нашел все лакомство, направляя его движения в зоне поиска жестами и командами «Ищи! Ищи!»

Всякий раз, когда щенок находит кусочек, хозяин подкрепляет его похвалой и поглаживанием.

2. Правильное взятие запаха на старте

Не стоит недооценивать роль правильного старта. Зачастую, по тому, как собака стартует, в шутцхунде удается определить, как она будет выполнять упражнение в целом. Если собака начинает работать медленно, уверенно и очень сосредоточенно, велика вероятность того, что будет показана прекрасная проработка следа. С другой стороны, если она или рвется вперед с места ухода следа, не взяв как следует запах, или не демонстрирует в достаточной мере мотивацию к энергичному поиску стартовой площадки, можно предположить, что собака сумеет проработать след до конца, только если ей очень повезет.

После недели-другой тщательной работы дома у щенка сформировалось четкое понимание, что по команде «Ищи!» надо опустить голову и обследовать место, на которое указывают, а за этим последует поощрение. Приступая к поиску следового пятна, мы лишь слегка расширяем ту задачу, которую щенок уже выполняет с энтузиазмом.

В поле зрения щенка, который сидит в клетке или на руках у помощника, придерживающего его, хозяин натаптывает пятно (примерно 1 м кв.) на поле для следовой работы. Он раскладывает 5–6 маленьких кусочков на следовом пятне и слева от него на расстоянии вытянутой руки втыкает в землю флажок или вешку. Натаптывая пятно, проводник разговаривает со щенком, подбадривая и поддразнивая, чтобы привести его в состояние возбуждения.

Затем, когда все готово, проводник возвращается к щенку, подводит его на поводке к следовому пятну, дает команду «Ищи!» и указывает рукой в сторону пятна. Пока щенок отыскивает и ест лакомство, проводник его сдержанно хвалит.

Эта процедура повторяется 3–4 раза на протяжении занятия, при этом количество лакомства на пятне от занятия к занятию уменьшается, пока не остается всего три кусочка по углам треугольной площадки. На данном этапе дрессировки у щенка формируется дополнительная, полезная связь между поиском справа от флажка и поощрением.

3. Вынюхивание каждого отпечатка подошвы на следу

Как только щенок обучается тщательно «подчищать» следовое пятно по команде, пора переходить собственно к следовой работе.

Вся начальная дрессировка, проводится в наиболее благоприятных условиях. След прокладывают на ровной поверхности, равномерно покрытой невысокой травой (максимум — до щиколотки). Давность следа не превышает времени, необходимого для его прокладки и подготовки собаки к старту. Проводник не заставляет неопытное животное работать в слишком ветреную или ненастную погоду.

После натаптывания треугольного следового пятна с лакомством в каждом углу, проводник начинает движение от угла — медленно, очень мелкими шагами — и проходит 3–4 м. По мере движения он оставляет маленькие кусочки на середине каждого отпечатка ноги, а в конце следа — целую пригоршню лакомства.

Затем он возвращается к щенку, подводит его к следовому пятну и дает команду «Ищи!», как делал это ранее. Проводник пальцем показывает щенку на все пятно, а затем, прежде чем тот успеет поднять голову, на первый отпечаток ноги на следу. Медленно и осторожно он проводит малыша по всей длине короткого следа. Он держит его на очень коротком поводке, чтобы щенок шел точно по следу и не рвался вперед. Мягко придерживая собаку, проводник замедляет ее движение. Он идет рядом со щенком, наклонившись, его палец движется в траве прямо перед щенячьим носом, так что малыш прорабатывает след от начала до конца, не поднимая головы. Когда животное находит пищу и начинает есть, проводник воодушевленно хвалит его.

Тем временем помощник подходит к щенку и забирает поводок, когда малыш поднимает глаза, съев последний кусочек лакомства, он обнаруживает, что хозяин уже прокладывает новый короткий след, в стороне, на расстоянии нескольких метров. Проводник последовательно проводит щенка по трем таким следам, а затем в конце занятия играет со щенком. Очень важно, чтобы животное понимало, что конец следа означает игру с хозяином и веселье.

При режиме занятий 4–5 раз в неделю, щенок продолжает работать на короткой дистанции в течение примерно двух недель. Конечно, у каждой собаки своя скорость обучения. Самое главное, чтобы до перехода к следующим упражнениям щенок полностью овладел навыками взятия следа и прохождения короткого отрезка.

Далее проводник начинает увеличивать длину следа и перестает сокращать длину шага, так что теперь отпечатки подошв находятся на обычном расстоянии друг от друга, а не ложатся цепочкой: пятка к носку. Длина следа увеличивается очень постепенно, а лакомство по-прежнему кладется на каждый отпечаток ноги. Только когда малыш облучается неотрывно и крайне сосредоточено прорабатывать 5-метровый след, проводник начинает уменьшать количество лакомства.

Возможно, до сих пор щенок почти не обращал внимания ни на нижний запах следа, ни на верхний запах, оставленные прокладчиком. Вместо этого все его устремления были сосредоточены на вынюхивании и поиске лакомства. Теперь задача объяснить ему, что еда больше не будет распределена по всей длине следа, но чтобы все-таки ее получить, придется двигаться по запаху следа.

На первых порах при прокладке просто кладут кусочек не на каждый отпечаток, и щенку попадаются отпечатки подошв без лакомства. Постепенно — все чаще и чаще — проводник оставляет отпечатки подошв пустыми, без лакомства, и щенок начинает использовать их как указатели, ведущие от одного кусочка лакомства к другому. Теперь щенок приступает к усвоению одного из важнейших уроков следовой работы: он должен отыскивать след и идти по нему.

Постепенно мы увеличиваем дистанцию между кусочками лакомства. Тем не менее — и это очень важно — распределение лакомства по следу должно быть случайным, чтобы щенок никогда не мог предугадать, как далеко ему надо идти, чтобы найти следующий кусок. Например, вначале пища расположена на первом, третьем, четвертом, девятом, одиннадцатом, двенадцатом, пятнадцатом отпечатке и т. д. А потом, на более продвинутом этапе — на первом, двенадцатом, двадцать первом, двадцать втором, тридцать пятом, тридцать девятом и т. д. Поскольку щенок не знает, будет ли лакомство через три шага или через шестнадцать, он держит нос внизу и внимательно ищет.

Через несколько недель длина следа и расстояние между кусочками увеличивают, пока щенок не начнет прорабатывать след длиной около 75 шагов, находя только два-три кусочка.

По-прежнему целесообразно прорабатывать по три следа за занятие, но только один из них должен быть длиной в 75 шагов. Два других — очень короткие, служат в основном для отработки правильного старта и очень интенсивной проработки дистанции в несколько метров. Длинный и короткий следы чередуются случайным образом, так что на старте щенок никогда не знает, какой длины след — 3-х или 50-метровый — его ждет.

Каждый след заканчивается солидной порцией лакомства и поощрением щенка. Поскольку при работе с малышом мы используем пищевую мотивацию, на поле для следовой работы его приводят в достаточной степени голодным. Если в какой-то из дней он не слишком заинтересован в следовой работе, занятие тут же прекращают. В этот день его уже не кормят (но у него обязательно должен быть доступ к воде) и повторяют занятие на следующее утро. В конце следа нужно оставить больше еды, чем обычно, и если щенок работает хорошо, его кормят как следует.

На этом этапе дрессировки не применяется никакой коррекции. Щенка не ругают, не наказывают физически и даже не говорят «Нет!». Напротив, проводник помогает щенку и подбадривает его любым возможным способом. В общем — на стадии обучения мы не предупреждаем ошибки, а корректируем их.

4. Возращение собаки на след

К тому времени, когда собака овладевает навыком прохождения прямого следа длиной около 75 шагов и обучается прорабатывать его сосредоточенно от отпечатка к отпечатку, она, как правило, становится достаточно взрослой (шесть-семь месяцев) и приобретает хорошую мотивацию, так что легкая коррекция не окажет вредного воздействия ни на ее темперамент, ни на удовольствие от следовой работы.

Теперь проводник начинает работать на более длинном поводке. Вместо того чтобы идти, согнувшись, рядом со щенком и методично направлять его по следу, с готовностью указывая на отпечаток ноги, как только тот чуть отклонится по ветру, проводник идет прямо позади щенка, держа его на коротком поводке.

Если собака отклонятся от следа, проводник говорит «Фу!» и слегка подергивает поводок. (Мы не используем слово «Нет!», поскольку это слишком сильная запрещающая команда для следовой работы.) В тот же момент проводник подходит к животному и указывает ему рукой на след. Когда собака возвращается на след и начинает двигаться вперед строго в правильно направлении, проводник тихонько хвалит ее и возвращается за собаку.

2. Углы

Собака должна четко проходить углы без отклонений или кружения

Теперь собаку надо научить тому, что след может менять направление, и ей придется повернуть и продолжить движение по следу в новом направлении. Этот момент сложен как для собаки (она уже вполне уверена в том, что след всегда походит четко по прямой), так и для проводника (который должен владеть некоторыми приемами, чтобы помочь собаке разобраться с проблемой самостоятельно, не позволяя ей при этом ошибаться). Собака должна сразу обнаружить отсутствие запаха — чтобы не проскочить поворот и не потерять след. А проводник, со своей стороны, должен научиться читать сигналы, подаваемые собакой в случае, если она встречает изменения на следу.

Многие дрессировщики обучают собаку прохождению углов постепенно, начиная со столь незначительно скривленной линии, что собака практически не замечает отклонения, и продолжая до тех пор, пока собака не будет делать четкие повороты более чем на 90°.

Однако прохождению углов можно научить и через «потерю следа» при проработке каждого отпечатка. В этом случае собаку учат делать повороты под прямым углом сразу же. Мы предпочитаем этот способ, поскольку для четкого выполнения поворотов собака должна научиться останавливаться, если она больше не может учуять отпечаток ноги прямо перед собой, и проверять носом пространство слева и справа от себя пока не разберется, закачивается след или только меняет направление. Очень важно, чтобы

— через один-два шага собака понимала, что потеряла след.

— она четко и однозначно обозначала потерю следа.

— проводник умел понимать по поведению животного, что оно потеряло след, и побуждать его к проверке окружающего пространства и поиску направления следа.

В противном случае собака зачастую будет проскакивать поворот, не останавливаясь в нужный момент. Она перестанет четко обозначать потерю следа и приобретет привычку проходить мимо поворота и кружить, возвращаясь назад, чтобы вновь отыскать след.

Конечно, если мы до сих пор не научили собаку медленно и методично прорабатывать след нижним чутьем, она проскочит свой первый поворот и лишь через несколько метров выкажет замешательство в результате потери следа. В этом случае проводник всегда может остановить собаку при помощи поводка, намереваясь предупредить проскакивание угла, но тогда это проводник укажет собаке, что след меняет направление, а не наоборот.

Следовательно, не стоит начинать работать над углами прежде, чем собака научится четко и уверенно ходить по прямому следу.

Основные этапы обучения:

1. Раскладывание лакомства по всему углу

2. Раскладывание лакомства после угла

3. Повторное прохождение угла


1. Раскладывание лакомства по всему углу

Наша первая задача — добиться того, чтобы собака поняла, что след часто меняет направление. Но при этом нельзя давать ей возможности кружить или двигаться в неверном направлении.

Проводник прокладывает три коротких следа по 50–75 шагов каждый. У всех трех следов стандартное, хорошо натоптанное начало следа, на котором разложено лакомство. Два следа имеют одинаковый угол — например, правый, а у третьего другой угол — левый. Проводник раскладывает лакомство на каждый отпечаток ноги, начиная с полуметра до и заканчивая через полметра после поворота. Каждый след завершается порцией еды, а после прохождения последнего следа проводник некоторое время возится с собакой и играет с ней в мячик.

Спустя несколько недель увеличивают как длину следа, так и расстояние между кусочками лакомства. Помощник удерживает собаку, пока хозяин прокладывает след.

Рис. 40. Обратите внимание, как проводник прокладывает след рядом с разделительной линией на футбольном поле, — местоположение следа можно определить безошибочно.
Рис. 41. (Анна Вейкерт и ее Blitz v. Haus Barwig.)

К тому моменту, как собака начинает безупречно проходить прямой след длиной примерно 75 шагов, она, как правило, уже достаточно взрослая, а ее мотивация достаточно сильна, так что легкая коррекция может вводиться без вреда для темперамента животного и желания работать по следу.

Рис. 42. При обучении прохождению углов на начальном этапе проводник помогает собаке, двигаясь сбоку от нее внутри угла и проводя по нему животное.(Барбара Валенте и «Мук», SchH I.)

Проводник пускает собаку по первому следу на очень коротком поводке, следя за тем, чтобы она, обнаружив кусочки пищи, лежащие перед поворотом, двигалась медленно и осторожно. По мере того, как собака проходит от одного отпечатка к другому, поедая лакомство, проводник следует вплотную за ней по внутренней стороне угла. Если собака была хорошо подготовлена и обучена проработке след в след, она легко пройдет угол. Но если она проскочит поворот или пойдет в неправильном направлении, проводник, находящийся тут же рядом, поможет ей — остановив поводком и указав рукой новое направление следа.

Проводник таким же способом проводит собаку по двум другим следам, затем играет с ней, и они отправляются домой.

На следующий день он меняет углы на следах, так что теперь два из них — левые, а один правый. И как всегда, проводник готов помочь собаке прежде, чем она столкнется с трудностями.

В дальнейшем на занятиях продолжают проработку серии коротких следов с лакомством, раскладываемым на каждый отпечаток на углах, пока собака не будет проходить их четко и стабильно. Но при этом постоянно меняют длину прямых отрезков и постепенно увеличивают длину следа в целом, в итоге животное не может предугадать, будет ли поворот в трех или тридцати метрах от начала следа. Иногда — чтобы увеличить длину прорабатываемого следа и внести разнообразие в дрессировку, — забывают о привычной серии из трех коротких следов с поворотами и один из дней посвящают работе по длинному прямому следу длиной в 150–200 шагов.

3. Повторное прохождение угла

Через несколько недель собака должна уже четко проходить левые и правые повороты. Но на самом деле она еще не овладела навыком прохождения углов, на то есть две причины.

Во-первых, проводник по-прежнему подсказывает и то, что будет поворот, и новое направление движения, следуя рядом вплотную по внутренней стороне угла.

Во-вторых, он вмешивается так быстро, что собака даже на мгновение не теряет след. В результате собака не обозначает потерю следа и не останавливается самостоятельно. Вместо этого она поворачивает по подсказке проводника.

У нас нет другого выхода, кроме как позволить собаке потерять след. Мы должны перестать предупреждать ее, что след меняет направление, а вместо этого позволить ей предупреждать об этом нас.

Проводник, как и прежде, прокладывает три коротких следа с углами и оставляет лакомство на шестом отпечатке после каждого из углов. На подходе к первому повороту проводник не подает собаке никаких сигналов. Возможен один из трех вариантов развития событий:

1. Собака пройдет угол чисто, как по рельсам

2. Собака остановится спустя шаг-другой после того, как проскочит поворот, обозначит потерю следа, затем внимательно обследует пространство вокруг, найдет следующий отрезок следа и пойдет по нему

3. Она проскочит поворот и отойдет на расстояние 1–1,5 метра, никоим образом не обозначая потерю следа. Затем она даже может сделать вид, что продолжает движение по следу вперед, или начнет метаться из стороны в сторону, пытаясь поймать запах.

В идеале, конечно, собака проходит угол чисто. Нам останется только пожелать ей всегда прорабатывать след таким же образом. Однако независимо от того, насколько хороша собака, рано или поздно она след потеряет. Зная, что это так, и признавая тот факт, что собака возможно на некоторые мгновения теряла отпечатки подошв на любом следе, который когда-либо прорабатывала, тем не менее, мы должны быть уверены в одном: собака никогда не «врет». Если она не может четко взять след, мы должны побудить ее:

1. Четко обозначить потерю следа

2. Остановиться, прежде чем она отойдет от следа далеко в сторону, и затем внимательно обследовать пространство вокруг, чтобы найти его.

Если собака проходит угол чисто — замечательно! Проводник поощряет ее, позволяет найти лакомство, кормит, играет с ней в конце следа и на этом заканчивает занятие. Это лучший вариант.

Если собака обозначит потерю следа сразу после того, как проскочит поворот, остановится и начнет внимательно выискивать новый отрезок следа — это тоже великолепно! Проводник мягко хвалит ее за обозначение потери следа и сдержанно побуждает ее к тому, чтобы отыскать след. На втором или третьем следу животное, возможно, пройдет угол чище.

Если же собака проскакивает поворот и продолжает движение — без четкого обозначения потери следа и без остановки — проводник резко произносит «Фу-у!», а затем зовет ее по кличке. Он отступает на несколько шагов назад по следу, подзывая животное к себе. Когда собака подходит, проводник тут же снова ставит ее на след — на расстоянии пары метров до угла. Если она вновь проскакивает поворот, проводник снова говорит «Фу-у!», подзывает собаку назад и вновь ставит ее на след.

Он не позволяет собаке двигаться дальше после поворота до тех пор, пока оно не начнет так или иначе справляться с проблемой смены направления — будь то чистое прохождение угла, как по рельсам, или же немедленная остановка после потери следа и затем тщательный поиск следующего отрезка.

Возможно, понадобится несколько попыток, но в итоге собака начнет прорабатывать углы правильно. Проводник должен сдержанно хвалить ее за обозначение потери следа и воодушевленно подкреплять оглаживанием, когда она находит лакомство после поворота.

Второй и третий углы в этот день собака пройдет лучше, а спустя несколько недель она, возможно, будет проходить чисто большинство углов. Теперь проводнику имеет смысл прокладывать вместо трех следов за день всего один, с двумя-тремя углами.

Проводник ни словом, ни жестом не должен выдать собаке, что предстоит поворот, и не следует использовать слишком заметные маркеры или вешки при прокладке следа. Кроме того, надо варьировать длину следа и расстояние между углами, дабы животное не могло предугадать, где будет следующий поворот. Это заставит собаку ориентироваться на чутье, а не поворачивать тогда, когда, по ее мнению, наступит подходящий момент.

3. Предметы

Собака должна обозначать укладкой найденные на следу предметы

В шутцхунде I и II прокладчик оставляет на следу два предмета. В шутцхунде III предметов три, за них может быть начислен 21 балл (максимальный общий балл на этапе следовой работы — 100). Необходимо, чтобы собака обнаружила все три предмета и обозначила их четко. Для тех животных, которые работают хорошо и четко, обозначение предмета, как правило, проблемы не составляет. Поскольку они прорабатывают след нижним чутьем, двигаясь от одного отпечатка к другому, они подойдут прямо к предметам.

Если собака прорабатывает след нечетко, очень важно создать у нее мотивацию к поиску предметов, чтобы она захотела их найти. Тогда, если собака отклонилась от отпечатков подошв, находясь недалеко от предмета, близость предмета и запах, который доносится от него, могут побудить животное вернуться на след. Таким образом, предметы в шутцхунде скорее своеобразная помощь, чем проблема. Они зачастую упрощают прохождение следа: если собака всегда находит предметы, то по крайней мере в трех местах на поле проводник будет точно знать, что здесь проходил прокладчик. В этом случае предметы становятся важными контрольными точками.

Собака может обозначать предмет любым из трех возможных способов: сесть, лечь, встать возле него, она может даже поднять предмет и поднести его проводнику. Единственное ограничение: она должна обозначать все предметы одним и тем же способом. Однако почти все считают, что лучше научить животное обозначать предметы укладкой, собаки, использующие иной способ обозначения, на соревнованиях встречаются редко.

Рис. 43. Плоды тщательной тренировки: Стив Томпсон с собакой Caiser v. Haus Barwig, SchH III, покидает поле для следовой работы, получив 99 баллов за проработку следа во время метели
Рис. 44. Предметы в шутцхунде скорее помощь, чем усложнение, поскольку они создают у собаки дополнительную мотивацию и служат важными контрольными точками для определения точного места прохождения следа

Навык обнаружения предметов несколько отличается от навыка следовой работы. Возможно, он больше напоминает упражнение по выборке, поскольку в процессе проработки следа собака часто проходит мимо вещей, которые могли бы быть предметами, и, соответственно, она должна определить, прикасался ли прокладчик к этой вещи или нет. В принципе можно обучать поиску предметов отдельно от собственно следовой работы. На самом деле даже желательно поступить именно так, поскольку ради надежной работы на предметах, нам придется использовать принуждение.

Основные этапы обучения:

1. Укладка перед предметом

2. Обозначение предмета на следу

3. Возобновление проработки следа после обозначения предмета


1. Укладка перед предметом

Поскольку при работе с предметами будет использоваться принуждение, мы не вводим навык на поле, где отрабатываем след. Мы начинаем обучение работе с предметами как упражнение по курсу послушания, и занимаемся этим чаще всего во дворе, в спокойной обстановке.

Проводник укладывает собаку, отходит от нее вперед и раскладывает на земле несколько кожаных предметов, пропитавшихся его запахом, поскольку они в течение пары минут находились у него за пазухой или подмышкой.

Проводник возвращается к собаке и подводит ее на поводке по очереди к каждому из предметов. Он указывает на предметы рукой, с тем, чтобы собака их обнюхала, а затем дает команду «Лежать!». Как только собака укладывается, проводник наклоняется к ней и, подняв предмет, устраивает целое представление: показывает предмет собаке и хвалит ее в связи с этим. В то же время он достает из кармана лакомство и скармливает собаке.

В течение нескольких недель проводник повторяет эту процедуру снова и снова, подводит собаку к предмету, пропитавшемуся его запахом, укладывает ее, а затем кормит и хвалит. Его цель — связать обнаружение предмета с пищей и лаской.

Может показаться, что намного проще использовать в качестве кожаного предмета перчатку с помещенным внутрь лакомством. Разумеется, так собака охотнее будет искать предметы и быстрее начнет ложиться рядом. Однако, действуя подобным образом, мы рискуем создать две проблемы.

Во-первых, собака не научится находить и обозначать предметы с запахом прокладчика. Она будет просто искать пищу, подобно тому, как делала это в течение множества предыдущих занятий. Это означает, что в последствии проводнику будет сложно заставить ее искать предметы, которые используются в шутцхунде III, — маленькие, плоские и совсем не пахнущие едой. В итоге собака может неожиданно в неподходящий момент проскочить предмет или два (например, прекрасно отработать очень сложный след, пропустив при этом предметы), и проводнику придется ее корректировать.

Во-вторых, если собаку учат обозначать предметы, используя перчатку с лакомством, животное всегда берет ее и жует. Часто это приводит к формированию привычки брать предметы в пасть. Даже если собака замечательно прорабатывает след, набирая больше 90 баллов, ее оценка будет значительно снижена из-за того, что она берет предметы в пасть, особенно на соревнованиях высокого уровня, где судейство очень строгое.

После нескольких занятий животное само будет с радостью ложиться, обнаружив предмет. Но на этом этапе дрессировки, необходимо, чтобы собака почувствовала, что обнаружение предмета к чему-то обязывает. Поэтому, если она ложится недостаточно быстро, проводник либо слегка давит ей на спину, либо ограничивается легким шлепком поводком (мы предполагаем, что речь идет о взрослом животном, уже обученном основам послушания). Намного лучше закрепить укладку на данном этапе, чем столкнуться с необходимостью корректировать собаку уже в процессе работы по следу, — если она будет неохотно укладываться рядом с предметом.

Когда собака ложится у предмета, проводник в течение минуты ласково хвалит и дает ей лакомство, в итоге место обнаружения предмета становится для нее местом, где можно отдохнуть от стресса, расслабиться. Кроме того, проводник берет предмет и поднимает его над головой, как будто бы показывая его судье, при этом ходит вокруг собаки, поправляет на ней ошейник и т. д., а она остается лежать.

2. Обозначение предметов на следу

Только тогда, когда укладка у предмета полностью освоена, проводник приступает к объединению этого навыка с собственно следовой работой. Он прокладывает длинный прямой след со, скажем, тремя предметами. В конце следа собаку ждет еда — на расстоянии примерно пятнадцати-двадцати шагов от последнего предмета. Прокладчику следует позаботиться о том, чтобы след был очень простым, а трава не скрывала предметы.

У каждого предмета собака должна лечь самостоятельно, затем проводник в течение минуты хвалит ее, гладит и время от времени дает лакомство.

Ранее собака работала по следу только для того, чтобы найти еду в конце и все кусочки по дороге. Теперь она будет работать также и для того, чтобы найти предметы, потому что обнаружение предметов связано с передышкой, удовольствием и подбадриванием.

3. Возобновление проработки следа после обозначения предмета

Очевидно, что всякий раз после того, как собака остановилась и обозначила предмет, она должна возобновить проработку следа. Мы считаем, что каждый такой момент не менее важен, чем первоначальный старт со следового пятна. Необходимо, чтобы собака опустила нос к земле и внимательно пошла по следу от одного отпечатка к другому.

На соревнованиях довольно часто приходится наблюдать, как собака, обнаружив предмет, настолько возбуждается, что буквально срывается вперед, и ей требуется пройти от одного до пяти метров, прежде чем она действительно вновь включится в работу. Если непосредственно после предмета встречаются какие-то сложности с покрытием, эта привычка может привести к провалу.

Следовательно, перед тем как дать команду к возобновлению проработки следа, проводник должен убедиться, что собака спокойна, а не возбуждена, и услышав команду, тут же опустит нос к земле. При прокладке следа имеет смысл положить один или два кусочка на первых двадцати-тридцати шагах после предмета. В результате у собаки сформируется привычка очень внимательно работать после предмета.

Когда животное уже научилось стабильно находить и обозначать предметы, а также правильно возобновлять проработку следа после их обнаружения, проводник начинает сочетать предметы и углы на одном и том же следу.

4. Давность и протяженность

Собака должна без проблем проходить след длиной около 900 метров и давностью не менее часа

До сих пор проводник планировал схему следа исключительно в соответствии с учебными нуждами. След, как правило, был довольно коротким и простым, а давность его редко превышала 10 минут. Но не стоит забывать о нормативах испытаний.

Задача в том, чтобы увеличить длину и давность следа в соответствии с нормативами шутцхунда III. (Честолюбивые дрессировщики не готовятся к шутцхунду I или II, они стремятся к шутцхунду III и «подбирают» шутцхунд I и II по дороге.) Но это надо сделать так, чтобы не потерять четкости выполнения.

Основные этапы обучения:

1. Увеличение длины следа

2. Увеличение давности следа


1. Увеличение длины следа

Мы увеличиваем длину следа постепенно. Кроме того — это очень важно — мы увеличиваем ее непредсказуемо. Например, в один из дней собака работает короткий след с одним углом, на следующий день — очень длинный след с тремя углами, а на третий — короткий сложный с четырьмя углами. Месяц за месяцем средняя дистанция, которую проходит собака, увеличивается, причем животное не имеет возможности предугадать, где в данный конкретный день ей встретится предмет или еда: на расстоянии ста или тысячи шагов от старта. В результате мы получим очень плотный, метр за метром, поиск на протяжении всей длины следа.

Принимая решение о том, какой будет длина следа, следует также учитывать особенности погоды и покрытия. Например, трехсотметровый след по легкому мелкому снегу это одно, а трехсотметровый след на пшеничном поле в жаркий июньский день — нечто совсем иное.

2. Увеличение давности следа

Когда мы в первый раз увеличиваем давность следа с десяти минут до пятнадцати, это должно быть единственным усложнением. Мы не экспериментируем с длиной, покрытием и погодными условиями, когда учим собаку работать по более старому запаху. Напротив, мы прокладываем вполне стандартный след длиной и сложностью соответствующий нормативам шутцхунда I.

Давность следа увеличивается постепенно, каждый раз на пять минут. После каждого увеличения давность (двадцать пять минут, тридцать, тридцать пять и т. д.) сохраняется неизменной по крайней мере несколько дней. В зависимости от погодных условий «перелом» — момент, когда нижний запах начинает преобладать над верхним, — происходит где-то через двадцать-сорок минут после прокладки, и проводник должен учитывать, что из-за этого его собака может столкнуться с определенными затруднениями. Находясь рядом, он управляет собакой и помогает ей решить возникшие проблемы.

5. Покрытие

Научить собаку уверенно работать несмотря на встречающиеся трудности

Поскольку участники испытаний, как правило, жаждут получить высокие оценки, организаторы прилагают все возможные усилия для того, чтобы обеспечить наилучшие условия в день соревнований. Наш клуб неизменно проводит испытания на коротко стриженом лугу. Но иногда не удается найти достаточно большой участок, покрытый подходящей травой. В засушливых регионах США дрессировщики зачастую работают на соревнованиях в таких условиях, которые ужасают приглашенных германских судей. Иногда клуб-организатор специально усложняет условия для того, чтобы определить, чья же собака «действительно работает по следу». Так было в Колорадо на отборочных испытаниях GSDCA\WDA на кубок Европы в 1984 г., когда организаторы хотели быть абсолютно уверены в том, что каждая собака, выступающая за WDA, хорошо покажет себя в следовом разделе на Чемпионате Европы.

Рис. 45. Во многих регионах США условия для следовой работы не идеальны. Тем не менее, опыт показывает, что хорошо обученная собака может пройти след даже по очень сухой и пустынной земле. Sartan v. Haus Barwig, собака Салинн МакКоллум, демонстрирует прекрасную работу нижним чутьем в пустыне неподалеку от Санта Фе, Нью-Мексико
Рис. 46. Занятие в благоприятных условиях, «Бэн» Эйприл Сандерс (SchH III) работает нижним чутьем на распаханном поле. На земле четко видны отпечатки ног

Случайно могут возникнуть и другие сложности, как это произошло однажды со спортсменом из Нью-Мексико на соревнованиях по шутцхунду III, когда — после того, как он отработал половину следа, — обнаружилось, что зрители в течение четверти часа стояли на последнем участке следа.

Происшествия такого рода напоминают о том, что в шутцхунде определенную роль играет и удача. Мы никоим образом не можем повлиять на удачу, но мы можем научить собаку справляться с неожиданностями.

До сих пор подавляющее большинство занятий проводились в благоприятных условиях. Наши собаки овладевали основными навыками на поле с невысокой, равномерно растущей зеленой травой при слабом ветре. Сейчас пришло время усложнить задания, приучая собаку преодолевать разнообразные трудности, такие, как резкое изменение грунта и растительности, дороги, канавы и посторонний след, пересекающие прорабатываемый, потерю следа. Но трудности должны дозироваться таким образом, чтобы повысить мастерство собаки и ее уверенность в своих способностях, а не наоборот.

Усложняя задачу, мы шлифуем навыки собаки, одновременно увеличивая интенсивность ее работы и сконцентрированность. Именно с помощью трудностей, мы систематически приучаем собаку решать проблемы спокойно.

Основные этапы обучения:

1. Работа со сменой покрытия

2. Преодоление препятствий с последующим повторным взятием следа

3. Повторное взятие следа после его потери

4. Уверенная работа при неблагоприятных погодных условиях и на сложном покрытии

5. Игнорирование пересекающего следа


1. Работа со сменой покрытия

Несколько лет назад одна из лучших и самых стабильных следовых собак США подвела американскую команду на чемпионате мира. При прохождении следового раздела проводник пришел в смятение из-за того, что его чудесная собака прекратила работу в том месте, где трава на поле сменилось стерней. Казалось, собака наткнулась на кирпичную стену. Она просто не перешла с одного участка на другой. Несмотря на выдающиеся результаты в двух других разделах соревнований, проводник вернулся домой глубоко разочарованным.

В процессе дрессировки собака четко усвоила, что не надо идти туда, где следа нет. Когда свойства покрытия резко изменились, то соответственно изменился и запах следа, собака этого не знала — из-за недостатка опыта — и сделала вывод, что след закончился на границе участка, покрытого травой.

Чтобы избежать подобных происшествий, проводник должен систематически приучать собаку уверенно работать при любой смене покрытия — от слякоти к короткой траве, с пшеничной стерни к полю люцерны и т. д.

Всякий раз, когда предоставляется возможность поработать на разных покрытиях, проводник прокладывает относительно простой след, всегда оставляя какое-либо поощрение (предмет или лакомство) на следу через десять-двадцать шагов после перехода на сложный участок. На первых порах он осторожно помогает собаке при переходе границы между двумя участками, двигаясь вплотную к ней и указывая на след, если собака проявит неуверенность. Затем проводник начинает слегка отставать и выпускать поводок на большую длину, давая собаке возможность справиться с изменением следа самостоятельно.

Несколько методичных занятий — и собака приобретет замечательный навык и уверенность при работе на сменяющих друг друга участках с весьма непохожими свойствами.

2. Преодоление преград с последующим повторным взятием следа

Авторам этой книги часто доводилось сталкиваться с необычными препятствиями во время следовой работы. Одному из нас пришлось как-то — работая по следу FH — перескакивать через огромное упавшее дерево. Собака перепрыгнула через ствол, тут же вновь отыскала след и пошла по нему. Именно в шутцхунде III собаке нередко приходится пересечь то дорогу, то канаву, то крутой склон. Лучше научить животное справляться с этими мелкими трудностями до того, как оно столкнется с ними на испытаниях.

Проводник тщательно прокладывает след через препятствие (например, грязную дорогу), оставляет четкие отпечатки по всей длине следа, интенсивный запах на самой дороге, может быть, даже лакомство посередине. По другую сторону дороги, неподалеку, кладется предмет.

В первые несколько раз проводник помогает собаке преодолеть препятствие и найти предмет. Как только становится ясно, что собака поняла свою задачу, проводник просто выпускает поводок подлиннее. Он позволяет собаке перейти дорогу — при необходимости — отыскать и взять след на другой стороне дороги, а затем идет за ней до предмета.

Вскоре собака вырабатывает полезную стратегию спокойно преодолевать препятствия, даже если запах в какой-то момент теряется.

3. Повторное взятие следа после его потери

Когда-нибудь неизбежно случится так, что собака полностью потеряет след. Если это случается на соревнованиях, проводник испытывает весьма неприятные ощущения, глядя, как его собака мечется в поисках следа, и ожидая свистка судьи, означающего, что на сегодня соревнования для него закончились. Волнений из-за того, что собака пошла мимо следа, будет меньшее, если она умеет его отыскивать.

Потеря следа влечет за собой большой штраф, особенно когда собака мечется по обширному участку, пытаясь вновь отыскать его. Но если она действительно сможет найти след и пройдет по нему до конца, судья отметит ее настойчивость и при обсуждении итогов положительно выскажется о способности собаки к самостоятельной работе.

Начинаем обучение с прямого следа с большим количеством лакомства. Где-то по ходу прокладчик просто делает широкий шаг вправо или влево и продолжает движение параллельно исходной прямой, вновь раскладывая лакомство на каждый отпечаток.

Когда собака подходит к глухому концу первого отрезка следа, она обозначает потерю следа, а затем начинает метаться вокруг. Лакомство на втором, параллельном отрезке поможет собаке быстро отыскать след. Кроме того, проводник находится рядом с животным, чтобы предотвратить кружение, забегание слишком далеко вперед и отходы далеко назад. В идеале собака будет искать след внимательно и неторопливо, тщательно обследует весь участок, не делая лишних движений, за которые могут снять больше баллов, чем за факт потери следа.

После того как собака научится рационально отыскивать след, проводник посте пенно уменьшает количество лакомства на обоих отрезках. Очень важно, чтобы проводник четко помнил, где начинаются и заканчиваются оба отрезка. Поэтому такой след всегда лучше прокладывать самому, не прибегая к помощи прокладчика.

Главная польза от этих упражнений состоит, пожалуй, в том, что собака не впадет в стресс или панику, если потеряет след на соревнованиях, не будет ожидать наказания за эту ошибку — она знает, как ее исправить.

4. Уверенная работа при неблагоприятных погодных условиях и на сложном покрытии

Работать при плохой погоде и на плохой местности — означает выходить на след при неблагоприятных погодных условиях, таких, как сильный ветер, дождь, очень высокие или очень низкие температуры, а также работу по следу, проложенному на песчаниках, жестком или утоптанном грунте, на сухой или свежескошенной траве.

На первых порах очень важно помогать собаке при работе в таких условиях, чтобы она научилась успешно справляться с проблемами, сохраняя спокойствие.

В Венгрии в 1985 году участникам соревнований пообещали, что они будут работать на поле, так что все беспокоились лишь по поводу послушания и защитного раздела. Никто не ожидал, что в Венгрии в конце сентября температура воздуха будет больше 30 °C. Никто не ожидал кукурузного поля, выжженного солнцем. В этот год собаки работали при невыносимой жаре, среди сухих кукурузных стеблей. Те участники соревнований, которым удалось набрать проходной балл, вздыхали с облегчением, несомненно, они прошли испытания потому, что хорошо подготовили собак к трудностям такого рода.

5. Игнорирование пересекающего следа

Немногие из нас имеют возможность поработать на поле, которое было бы абсолютно чистым. В подавляющем большинстве мест, доступных для следовой работы бегают мыши, другие собаки, кролики, спортсмены или школьники, срезающие дорогу. Поэтому важно приучить собаку к посторонним следам: она должна их игнорировать и продолжать идти по следу прокладчика.

И вновь проводник прокладывает для собаки прямой след, а затем делает так чтобы след был пересечен различными другими следами — велосипедными, человеческими, автомобильными и т. д. На первых порах будет лучше, если эти следы буду сильно отличаться по давности от следа прокладчика. Через несколько метров после каждой точки пересечения прокладчик оставляет поощрение для собаки: предмет или лакомство.

Всякий раз, когда собака проходит через точку пересечения следов, можно и даже нужно похвалить ее. Если она хоть как-то заинтересуется посторонним следом проводник аккуратно останавливает ее и возвращает на исходный след, не ругая и не наказывая. Когда собака возвращается на исходный след, он подбадривает ее и побуждает к дальнейшей работе.

Как только станет ясно, что собака поняла задачу, проводник может начать корректировать ее, если она заинтересуется посторонним следом. Для этого достаточно спокойного «Фу!» и легкого шлепка поводком по спине.

Рис. 47. «Удовольствие от работы, преданность службе и хозяину…» — Макс фон Штефаниц

Заключение

При обучении работе по следу наша философия, в общем, такова:

Сперва мы учим собаку, поддерживая и подбадривая ее в те моменты, когда она усваивает навыки. Затем мы отрабатываем их, вводя усложнения и корректируя собаку в случае ошибки; на этом этапе она должна понять, что от нее требуется. Затем мы совершенствуем навыки, создавая собаке значительно большие трудности, чем те, с которыми она встретится на испытаниях.

8. Послушание: нормативные требования[4]

Послушание: шутцхунд I

Движение рядом на поводке (15 баллов)

В начале упражнения собака сидит рядом с проводником в исходном положении. Подав команду «Рядом!», проводник с собакой начинает движение вперед. Пройдя примерно 40 шагов, он поворачивается кругом и возвращается. Собака двигается слева от проводника, ее плечо находится примерно на уровне его колена. Штрафные баллы начисляются собаке за опережение, теснение, отставание или отклонение в сторону. Движение может осуществляться по указаниям судьи, но чаще проводник работает самостоятельно, двигаясь по стандартному маршруту. Требуется продемонстрировать движение рядом в среднем темпе, медленным шагом и бегом (при смене темпа движение разрешается повторить команду «Рядом!»); повороты направо и налево, поворот кругом и остановку. Поворот кругом делается через левое плечо, «в собаку». При остановке собака должна самостоятельно сесть ровно, параллельно проводнику, плечо собаки на уровне колена проводника. Когда движение по установленному маршруту завершено, проводник с собакой проходят через группу движущихся людей (примерно из 4 человек). Движение осуществляется произвольным образом, но внутри группы должны быть выполнены один поворот направо, один поворот налево и одна остановка (собака садится самостоятельно). Она должна осознавать, что находится в окружении людей, но не проявлять беспокойства и оставаться сконцентрированной на проводнике.

Движение рядом без поводка (20 баллов)

По завершении движения через группу людей, проводник отстегивает поводок и кладет его в карман или вешает на плечо. Он повторяет выполнение упражнения «движение рядом» и вновь проходит через группу. По указанию судьи проводник с собакой выходят из группы. После того, как пройдено примерно 15 шагов, производится один выстрел, а несколько секунд спустя — следующий. Собака не должна явно реагировать на выстрелы. Если животное бросается в сторону от проводника, проявляя признаки страха или стресса, оно отстраняется от прохождения испытаний. В случае, если собака проявляет агрессию или беспокойство, начисляются штрафные баллы. Если судья сомневается в том, как следует оценить реакцию собаки, могут быть произведены дополнительные выстрелы. В остальном данное упражнение аналогично упражнению «движение рядом на поводке».

Усадка из движения (10 баллов)

Выполнение упражнения начинается из основной позиции. Собака энергично двигается рядом с проводником. Пройдя 10 шагов, он подает команду «Сидеть!». Собака должна незамедлительно сесть. Не оглядываясь и не замедляя шага, проводник продолжает движение вперед в среднем темпе. Пройдя 30 шагов, он останавливается и поворачивается лицом к собаке. Выждав несколько секунд, проводник возвращается к собаке, обходит ее и становится справа. Если по команде собака прекратила движение, но не села, а легла или осталась стоять, вычитается 5 штрафных баллов.

Укладка из движения с подзывом (10 баллов)

Из основной позиции проводник начинает движение вперед, собака находится в положении рядом, без поводка. Пройдя 10 шагов, проводник подает команду «Лежать». Собака должна незамедлительно прекратить движение и лечь по команде. Проводник проходит 30 шагов вперед, затем поворачивается к собаке, по указанию судьи он подзывает животное. Собака должна быстро подбежать, прямо и плотно сесть напротив проводника. Затем по соответствующей команде собака занимает основную позицию. Если по команде «Лежать!» собака прекращает движение, но не ложится, штраф составляет 5 баллов.

Апортировка на ровной поверхности (10 баллов)

Собака сидит в положении рядом, проводник бросает гантель или другой апортировочный предмет вперед на расстояние равное примерно 10 шагам. В отличие от нормативов АКС, здесь дополнительно фиксировать собаку перед выбросом не разрешается. После соответствующей команды собака бежит за гантелью, поднимает ее и возвращается с ней к проводнику. Когда собака с гантелью в пасти садится вплотную перед проводником, тот забирает апорт и подает команду на возвращение в положение рядом. Штрафные баллы начисляются, если собака роняет апорт или играет с ним, и если проводник перемещается из своего исходного положения во время выполнения упражнения. За дополнительные команды снимается 20 % от общей суммы баллов за упражнение.

Апортировка через метровый барьер (15 баллов)

Проводник останавливается на удобном расстоянии от барьера, собака садится в положение рядом. Проводник бросает гантель или другой апортировочный предмет за барьер. Затем он подает команду «Барьер!». После того, как собака выполнит безопорный прыжок, проводник может дать дополнительную команду на взятие апорта. Собака должна взять гантель в пасть, вернуться, перепрыгнув через барьер, сесть вплотную перед проводником с гантелью в пасти.

Рис. 48. При движении рядом через группу людей, собака должна осознавать их присутствие, но не проявлять беспокойства и оставаться сконцентрированной на проводнике. (Полицейский Кайл и Зорро)

После того, как проводник забирает апорт, он дает собаке команду «Рядом!», и она возвращается в основную позицию. Штрафные баллы начисляются в следующих случаях:

2 балла — легкое касание барьера

3 балла — отталкивание от барьера

4 балла — выплевывание, жевание апорта, игра с ним

10 баллов — возврат без прыжка через барьер, апорт принесен 10 баллов — правильные прыжки, апорт не принесен

Высыл вперед с укладкой (10 баллов)

Проводник с собакой энергично двигаются вперед. Через несколько шагов проводник правой рукой указывает четко вперед и командует «Вперед!». Собака должна быстро пробежать вперед на расстояние не менее двадцати пяти шагов. Затем по команде «Лежать!» ей следует повернуться к проводнику и незамедлительно лечь. Проводник выжидает несколько секунд, подходит к собаке, обходит ее и становится справа. Упражнение считается законченным после того, как собака садится по команде. Штраф может быть начислен в случае, если собака не отбегает вперед на требуемую дистанцию либо высылается не строго по прямой, а также за медленное движение или начало движения до команды.

Укладка с выдержкой при отвлечении (10 баллов)

Рис. 49. Апортировка через барьер. (П… Уолк и Дерри)

Здесь в качестве отвлекающего фактора выступает другой участник соревнований, выполняющий упражнения по послушанию. Перед началом выполнения упражнений следующим участником, предыдущий укладывает собаку на выдержку. Проводник с собакой, движущейся на команде «Рядом!», подходит к месту, указанному судьей, отстегивает поводок и укладывает собаку. Он отходит примерно на сорок шагов и останавливается, не поворачиваясь к животному. Собака должна оставаться на одном и том же месте все время, пока следующий участник выполняет первые шесть упражнений по послушанию. Определенное количество баллов начисляется, если собака остается в положении лежать во время первых трех упражнений. Если собака отходит далее трех метров от исходного места (независимо от того, в какой момент это происходит), упражнение не засчитывается.

Послушание: шутцхунд II

Движение рядом на поводке (10 баллов)

К выполнению упражнения приступают из основной позиции. Подав команду «Рядом!», проводник с собакой начинает движение вперед. Пройдя примерно 50 шагов, он поворачивается кругом и возвращается к точке старта. Собака двигается слева от него, плечо собаки находится примерно на уровне колена проводника. Штрафные очки начисляются в случае, если она забегает вперед, теснит проводника, отстает или отходит в сторону. Движение может осуществляться по указаниям судьи, но чаще проводник работает самостоятельно, двигаясь по стандартному маршруту. Требуется продемонстрировать движение рядом в среднем темпе, медленным шагом и бегом (при смене темпа движения разрешается повторить команду «Рядом!»); повороты направо и налево, поворот кругом и остановку. Поворот кругом делается через левое плечо, «в собаку». При остановке собака должна самостоятельно сесть прямо, параллельно проводнику. По завершении движения по установленному маршруту, проводник с собакой на свободно провисающем поводке проходит через группу прогуливающихся людей (примерно из 4 человек). При движении через группу выполняются один поворот направо, один поворот налево и одна остановка (собаке следует сесть самостоятельно). Она должна осознавать, что находится в окружении людей, но не проявлять беспокойства и оставаться сконцентрированной на проводнике.

Движение рядом без поводка (15 баллов)

По завершении движения через группу людей, проводник отстегивает поводок и кладет его в карман или вешает на плечо. Он повторяет выполнение упражнения «движение рядом» и вновь проходит через группу. По указанию судьи проводник с собакой выходят из группы. После того, как пройдено примерно 15 шагов, производится один выстрел, а несколько секунд спустя — следующий. Собака не должна слишком явно реагировать на выстрелы. Если животное бросается в сторону от проводника, проявляя признаки страха или стресса, оно отстраняется от прохождения испытаний. Если собака проявляет агрессию или беспокойство, начисляются штрафные баллы. Если судья сомневается в том, как следует оценить реакцию собаки, могут быть произведены дополнительные выстрелы. В остальном упражнение аналогично упражнению «движение рядом на поводке».

Усадка из движения (5 баллов)

К выполнению упражнения приступают из основной позиции. Собака начинает энергичное движение рядом с проводником. Пройдя 10 шагов, проводник подает команду «Сидеть!». Собака должна незамедлительно сесть. Не оглядываясь и не замедляя шага, проводник продолжает движение вперед в среднем темпе. Пройдя 30 шагов, он останавливается и поворачивается лицом к собаке. Выждав несколько секунд, возвращается к собаке, обходит ее и становится справа. Если по команде собака остановилась, но не села, а легла или осталась стоять, штраф составляет 3 балла.

Укладка из движения с подзывом (10 баллов)

Из основной позиции проводник начинает энергичное движение вперед, собака идет по команде «Рядом!», без поводка. Пройдя 10 шагов, проводник подает команду «Лежать!». Собака должна прекратить движение и незамедлительно лечь. Проводник проходит 30 шагов вперед, затем поворачивается к собаке и по указанию судьи подзывает ее. Собака должна быстро подбежать и сесть напротив проводника, прямо и плотно. Затем по соответствующей команде, собака занимает основную позицию. В случае если по команде «Лежать» собака прекращает движение, но не ложится, штраф составляет 5 баллов.

Апортировка на ровной поверхности: гантель весом 1 кг (10 баллов)

Рис. 50. Движение рядом без поводка. Собака идет слева от проводника, ее плечо — примерно на уровне колена проводника. Она должна работать радостно и заинтересованно (д-р Джерри Пэйзек и лабрадор-ретривер Тень, ShchH III)

Собака сидит в положении рядом, проводник бросает гантель вперед на расстояние равное примерно 10 шагам. В отличие от нормативов АКС, здесь дополнительно фиксировать собаку перед выбросом не разрешается. После соответствующей команды собака тут же поднимает гантель и возвращается с ней к проводнику. Когда собака с гантелью в пасти садится вплотную перед проводником, тот забирает апорт и дает животному команду вернуться в положение рядом. Штрафные баллы начисляются, если собака роняет апорт или играет с ним, и если проводник перемещается из своего исходного положения во время выполнения упражнения.

Апортировка через метровый барьер: облегченная гантель весом 650 г (15 баллов)

Проводник останавливается на подходящем расстоянии от барьера, собака садится в положении рядом. Проводник бросает гантель за барьер. Затем подает команду «Барьер!». После того, как собака выполнит безопорный прыжок, проводник может подать дополнительную команду на взятие апорта. Собака должна взять гантель в пасть, вернуться, перепрыгнув через барьер, и сесть вплотную перед проводником с гантелью в пасти. После того, как забирает апорт, проводник дает собаке команду «Рядом!», и она возвращается в основную позицию. Штрафные баллы начисляются в тех же случаях, что и в шутцхунде I. За дополнительные команды также снимается 20 % от общей суммы баллов за упражнение.

Апортировка через наклонную стенку (15 баллов)

Проводник останавливается на подходящем расстоянии от барьера, собака садится в положении рядом. Проводник бросает гантель или другой апортировочный предмет за барьер. Затем он дает команду «Барьер!». Проводник может дать дополнительную команду на апортировку, после того как собака перелезет через стенку. Она должна преодолеть барьер, взять гантель, вернуться через барьер и сесть вплотную перед проводником с гантелью в пасти. После того, как забирает апорт, проводник подает собаке команду «Рядом!», и она возвращается в основную позицию. Штрафные баллы начисляются по усмотрению судьи.

Высыл вперед с укладкой (10 баллов)

Проводник с собакой без поводка энергично двигаются вперед. Через несколько шагов проводник правой рукой указывает четко вперед и командует «Вперед!». Собака должна быстро отбежать вперед на расстояние не менее тридцати шагов. Затем по команде «Лежать!» ей следует повернуться к проводнику и незамедлительно лечь. Проводник выжидает несколько секунд, подходит к собаке, обходит ее и становится справа. Упражнение считается законченным после того, как собака садится по команде. Штраф может быть начислен в случае, если собака не отбегает вперед на требуемую дистанцию либо отбегает не строго по прямой, а также за медленное движение или начало движения до команды.

Укладка с выдержкой при отвлечении (10 баллов)

При выполнении этого упражнения в качестве отвлекающего фактора выступает другой участник соревнований, выполняющий упражнения по послушанию. Перед началом выполнения упражнений следующим спортсменом, предыдущий укладывает собаку на выдержку. Проводник с собакой на команде «Рядом!» подходит к месту, указанному судьей, отстегивает поводок и укладывает животное. Он отходит примерно на сорок шагов и останавливается, не поворачиваясь к собаке. Животное должно оставаться на одном и том же месте все время, пока следующая собака выполняет первые шесть упражнений по послушанию. Определенное количество баллов начисляется в случае, если животное остается в положении лежать во время первых трех упражнений. Если собака отходит далее трех метров от исходного места (независимо от того, когда это происходит), упражнение не засчитывают.

Послушание: шутцхунд III

Движение рядом без поводка (10 баллов)

К выполнению упражнения приступают из основной позиции. Подав команду «Рядом!», проводник с собакой начинает движение вперед. Пройдя примерно 50 шагов, он поворачивается кругом и возвращается к точке старта. Собака двигается слева от проводника, ее плечо находится примерно на уровне его колена. Штрафные баллы начисляются, если собака забегает вперед, теснит проводника, отстает или отходит в сторону. Требуется продемонстрировать движение рядом в среднем темпе, медленным шагом и бегом (при смене темпа движения разрешается повторить команду «Рядом!»); повороты направо и налево, поворот кругом и остановку. Поворот кругом выполняется через левое плечо, «в собаку». При остановке собака должна самостоятельно сесть прямо, параллельно проводнику. По завершении движения по установленному маршруту проводник с собакой проходит через группу прогуливающихся людей (примерно из 4 человек). При движении через группу выполняются один поворот направо, один налево и две остановки (собаке следует сесть самостоятельно). Собака должна осознавать, что находится в окружении людей, но не проявлять беспокойства и оставаться сконцентрированной на проводнике. По указанию судьи проводник с собакой выходит из группы. После того, как пройдено примерно 15 шагов, производится один выстрел, а несколько секунд спустя — следующий. Собака не должна слишком явно реагировать на выстрелы. Если животное бросается в сторону от проводника, проявляя признаки страха или стресса, оно отстраняется от прохождения испытаний. В случае если собака проявляет агрессию или беспокойство, начисляются штрафные баллы. При возникновении у судьи сомнений в том, как следует оценить реакцию собаки, могут быть произведены дополнительные выстрелы. Все упражнения на послушание в шутцхунде III выполняются без поводка.

Усадка из движения (5 баллов)

К выполнению упражнения приступают из основной позиции. Собака начинает энергичное движение рядом с проводником. Пройдя как минимум 10 шагов, проводник подает команду «Сидеть!». Собака должна незамедлительно сесть. Не оглядываясь и не замедляя шага, проводник продолжает движение вперед в среднем темпе. Пройдя 30 шагов, он останавливается и поворачивается лицом к собаке. Выждав несколько секунд, возвращается к ней, обходит ее и становится справа. Если по команде на усадку собака прекращает движение, но не садится, а ложится или останавливается, штраф составляет 3 балла.

Укладка из бега с подзывом (10 баллов)

Из основной позиции проводник начинает энергичное движение вперед, собака идет «Рядом!», без поводка. Пройдя 10 шагов, проводник переходит на бег и еще через десять шагов подает команду «Лежать!». Собака должна прекратить движение и лечь по команде незамедлительно. Проводник, не меняя темпа, продолжает движение вперед приблизительно на сорок шагов, останавливается и поворачивается к собаке. По указанию судьи проводник подзывает собаку и после фронтальной посадки подает команду занять положение «рядом».

Остановка из движения (5 баллов)

Из основной позиции собака начинает энергичное движение рядом с проводником. Пройдя минимум 10 шагов, проводник подает команду «Стоять!». Собака должна незамедлительно остановиться, встать и оставаться на том же месте во время отхода проводника. Не оглядываясь и не замедляя шага, проводник продолжает движение вперед в среднем темпе. Пройдя 30 шагов, он останавливается и поворачивается лицом к собаке. Выждав несколько секунд, возвращается к ней, обходит ее и становится справа.

Рис. 51. Стандартная схема маршрута «движение рядом». В шутцхунде I и II по маршруту проходят два раза (сперва на поводке, а потом без), а в шутцхунде III — всего один раз.

Остановка из бега (10 баллов)

Сразу по окончании предыдущего упражнения, проводник начинает движение бегом, собака движется рядом. Пробежав как минимум десять шагов, проводник дает команду «Стоять!» и продолжает бежать вперед на расстояние не менее тридцати шагов, затем останавливается и поворачивается к собаке. По указанию судьи проводник подзывает собаку. Собака должна быстро подбежать и сесть напротив проводника, прямо и плотно. Затем по команде «Рядом!» собака занимает основную позицию.

Апортировка на ровной поверхности: гантель весом 2 кг (10 баллов)

Собака сидит рядом, проводник бросает гантель или другой апортировочный предмет вперед на расстояние равное примерно 10 шагам. В отличие от нормативов АКС здесь дополнительно фиксировать собаку перед выбросом не разрешается. После соответствующей команды собака тут же поднимает гантель и возвращается с ней к проводнику. Когда собака с гантелью в пасти садится вплотную перед проводником, тот забирает апорт и командует вернуться в положение рядом. Штрафные баллы начисляются, если собака роняет апорт или играет с ним, и если проводник во время выполнения упражнения перемещается из исходного положения.

Апортировка через метровый барьер: облегченная гантель весом 650 г (15 баллов)

Проводник останавливается на подходящем расстоянии от барьера, собака садится в положении рядом. Проводник бросает гантель или другой апортировочный предмет за барьер. Затем он дает команду «Барьер!». После того, как собака выполнит безопорный прыжок, проводник может дать дополнительную команду на взятие апорта. Собака должна взять гантель, вернуться, перепрыгнув через барьер, и сесть вплотную перед проводником с гантелью в пасти. После того, как проводник забирает апорт, он дает собаке команду «Рядом!», и она возвращается в основную позицию.

Рис. 52. Остановка из движения. (Чарли Бартоломью и Джилли, ShcH III, Ринг I.)

Апортировка через наклонную стенку (15 баллов)

Проводник останавливается на подходящем расстоянии от барьера, собака садится в положении рядом. Проводник бросает гантель или другой апортировочный предмет за барьер. Затем он дает команду «Барьер!». После того, как собака перелезет через стенку, проводник может дать дополнительную команду на взятие апорта. Собака должна преодолеть барьер, взять гантель, вернуться через стенку и сесть вплотную перед проводником с гантелью в пасти. Далее проводник забирает апорт, подает собаке команду «Рядом!», и она возвращается в основную позицию.

Высыл вперед с укладкой (10 баллов)

Проводник с собакой энергично двигаются вперед. Через несколько шагов проводник правой рукой подает четкий жест и командует «Вперед!». Собака должна быстро бежать вперед на расстояние не менее сорока шагов. Затем по команде «Лежать!» повернуться к проводнику и незамедлительно лечь. Проводник выжидает несколько секунд, подходит к собаке, обходит ее и становится справа. Упражнение считается законченным после того, как собака садится по команде. Штраф может быть начислен в случае, если собака не отходит вперед на требуемую дистанцию либо отбегает не строго по прямой, а также за медленное движение или начало движения до команды.

Рис. 53. Апортировка через наклонную стенку. (Фото Джорджа Смита)

Укладка с выдержкой при отвлечении (10 баллов)

При выполнении этого упражнения, в качестве отвлекающего фактора выступает другой участник соревнований, выполняющий упражнения по послушанию. Перед началом выполнения упражнений следующим спортсменом, предыдущий укладывает собаку на выдержку. Проводник с собакой на команде «Рядом!», подходит к месту, указанному судьей, и укладывает животное. Он отходит примерно на сорок шагов и останавливается, не поворачиваясь к животному. Животное должно оставаться на одном и том же месте все время, пока следующая собака выполняет первые шесть упражнений по послушанию. Определенное количество баллов начисляется в случае, если собака остается в положении лежать во время первых трех упражнений. Если она отходит далее трех метров от исходного места (независимо от того, когда это происходит), баллы за упражнение не засчитывают.

Оценка

Для того чтобы этап проверки послушания считался пройденным, надо набрать минимум 70 баллов из 100 возможных. Общая оценка согласно набранным баллам присуждается следующим образом:

96–100 баллов — отлично (Vorzuglich)

90–95 баллов — очень хорошо (Sehr Gut)

80–89 баллов — хорошо (Gut)

70–79 баллов — удовлетворительно (Befriedigend)

36–69 баллов — недостаточно (Mangelhaft)

0–35 баллов — неудовлетворительно (Ungenugend)

Рис. 54. Собака в шутцхунде должна производить особенное впечатление своим послушанием. Нужно, чтобы всем своим видом она выражала радость от работы с хозяином. (Лу Вулридж проходит испытания с грюнендалем Брио, SchH II.)

9. Послушание: общие положения

Этот раздел шутцхунда постоянно сравнивают с соревнованиями по обидиенсу Американского Клуба Собаководства (АКС). Вероятно потому, что многие дрессировщики рассматривают шутцхунд с той точки зрения, которая сформировалась в течение многих лет существования соревнований по обидиенсу АКС. К сожалению, оценка с таких позиций иногда приводит к несколько поверхностному сравнению.

С точки зрения убежденного сторонника системы дрессировки АКС, в шутцхунде собакам часто не хватает четкости, а некоторые из них работают слишком легкомысленно и возбужденно. При поверхностном сравнении такого рода не принимаются во внимание фундаментальные различия между этими двумя видами спорта.

Наиболее очевидна разница в масштабах. В шутцхунде при поверке послушания собака работает не на площадке семь на двенадцать метров (20 на 40 футов), а на значительно большем пространстве, ей приходится преодолевать гораздо большие расстояния, двигаясь намного быстрее и энергичнее.

Еще важнее то, что собака в шутцхунде — это не просто послушная, это рабочая собака. Не узкий специалист, а универсал, который должен демонстрировать разносторонние таланты и способности. В тот же день, когда собаки соревнуются в послушании, они должны пройти и два других раздела испытаний, потребовавшие многих часов дрессировки для овладения огромным количеством навыков, для которых к тому же требуются некоторые особенные свойства темперамента.

Главное же различие между соревнованиями по обидиенсу АКС и по шутцхунду состоит в том, что шутцхунд — это не только соревнования по дрессировке, но и испытания для допуска в разведение. Проверка послушания проводится, чтобы оценить не только обученность собаки, но и ее характер. Поэтому в разделе послушание в шутцхунде имеются два теста для проверки устойчивости нервной системы, которых нет в программах соревнований АКС: реакция на выстрел и движение рядом через группу людей.

Поскольку соревнования являются еще и племенным тестом, судья в шутцхунде внимательно смотрит как на отношение собаки к работе, так и на четкость выполнения упражнений. При проверке послушания в шутцхунде собака должна производить нужное впечатление. Важно, чтобы всем своим видом она выражала радость от работы с хозяином.

Немцы когда-то говорили: «Быстрая собака теряет очки медленно, а медлительная — быстро». Мы абсолютно согласны с этим высказыванием. С нашей точки зрения (точки зрения заводчиков рабочих собак), проверка послушания — прежде всего тест на готовность к работе, контактность. Некоторые немецкие заводчики прежних времен определяли готовность к работе как стайный инстинкт. В заинтересованном выполнении упражнений по послушанию они видели результат сильной потребности собаки принадлежать к группе и взаимодействовать с другими ее членами. Мы полагаем, что вся полезная работа, выполняемая собаками, начиная от поисково-спасательной службы и обнаружения наркотических веществ, заканчивая пастьбой и работой поводырями, все это основано на взаимодействии собак с человеком, на их готовности подчинить ему собственные желания.

Хотя контактность — наследуемая черта, это не значит, что она автоматически даруется собаке от рождения. Контактность, как и прочие свойства темперамента, изменчива. Одни собаки наделены ею в большей степени, другие — в меньшей. К сожалению, неконтактная собака для нас бесполезна, какой бы смелой, красивой или умной она ни была. Она не представляет для нас ценности, поскольку мы не представляем ценности для нее.

При проверке послушания требуется еще и четкость выполнения упражнений, хотя и не в той же степени, как при соревнованиях АКС. На соревнованиях распределение призов зависит от мельчайших различий в точности выполнения упражнений — от дюймов и долей дюймов. Там предусмотрено множество нарушений, за которые тут же отстраняют от соревнований. Например, случается, что собака наталкивается на проводника или касается его во время движения рядом, на соревнованиях АКС это считают серьезной ошибкой. В шутцхунде теснение тоже рассматривают как ошибку, но гораздо менее серьезную. Кроме того, если собака теснит проводника от усердия, ее воодушевление очарует судью и сделает его более снисходительным.

Именно из-за требуемых воодушевления и энергичности послушание в шутцхунде, возможно, самый сложный из всех трех разделов. Кроме того, с каждым годом оценка послушания приобретает все большее значение при подведении итогов соревнований. В последнее время на крупных соревнованиях в США и Германии распределение призовых мест стало зависеть от результата в этом разделе. Поскольку многие собаки-лидеры соревнований показывают одинаково прекрасные результаты на следу и в защите — с итоговым баллом 98, 99 или 100, то все решают движение рядом, апортировка и прыжки.

Почему? В чем же различия?

Следовая работа и защита основаны на сильных инстинктивных потребностях собаки: есть, охотиться и бороться. Роль дрессировщика при этом заключается преимущественно в том, чтобы активировать потребности животного и направить в нужное русло врожденное поведение.

Послушание же в основном подавляет инстинкты. Работа по послушанию в значительной степени направлена на предотвращение истинно собачьих действий, т. е. на ее стремление к исследованию, охоте и выяснению отношений с другими собаками налагаются ограничения. Это намного более искусственно, чем следовая работа и защита, вот почему так сложно по-настоящему хорошо обучить собаку послушанию.

Хорошее послушание зависит от мотивации собаки. Следовательно, контактность собаки, ее желание угодить нам имеют решающее значение. Без него невозможно работать. Это основное требование к собаке. Кроме того, важно:

— энергично и искренне в нужные моменты хвалить собаку

— быть эмоционально сдержанным и контролировать себя

— действовать терпеливо и систематично

— иметь навыки и чутье, чтобы применять к животному наименьшее воздействие, достаточное для достижения поставленной цели.

Действуя продуманно с учетом всех этих ключевых моментов, вы сможете добиться того, что собака будет выполнять упражнения живо и непринужденно — такая собака радует глаз и работать с ней очень приятно.

Привнести в работу по послушанию нечто большее, то напряжение, с которым собака работает по защите, — весьма нелегкая задача. Мы делаем это, используя собачий добычный инстинкт[5]. В следующих главах мы покажем, что работа по защите во многом основана на добычном инстинкте — потребности преследовать, схватить и убить добычу. Апортировка мячика или игрушки основана на этом же инстинкте. Выраженный апортировщик приносит мяч не потому, что это нравится хозяину, и не из-за того, что его обучили апортировке. Собака делает это по той причине, что она охотник, и преследовать непредсказуемо движущийся предмет, а затем с силой вцепиться в него — означает удовлетворить глубоко заложенную в ней потребность.

На самом деле термин игра в апортировку не вполне корректен. Для многих собак, особенно рабочего разведения, апортировка — это серьезная задача, более близкая по своей природе к охоте или к агрессии, чем к игре. Именно такие собаки и нужны нам для работы по послушанию в шутцхунде, поскольку, охотясь за мячиком, собака испытывает очень сильные чувства. Она оживляется и воодушевляется.

Мы называем этот процесс возбуждением, и наш основной способ создания мотивации у собаки — формирование связи между возбуждением и упражнениями по послушанию, в итоге они выполняются очень энергично. Эту связь формируют путем интенсивного применения при дрессировке объектов добычи, таких, как мячик, — для поощрения за хорошо выполненные упражнения и для установления зрительного контакта между проводником и собакой.

Оперантная дрессировка как альтернатива принуждению

В прошлом (зачастую и сейчас) само собой подразумевалось, что для дрессировки собаки необходимо использовать некоторое физическое воздействие. В результате традиционная дрессировка собак в основном базируется на принуждении.

При принудительной (механической) дрессировке наказание и поощрение собаки осуществляется посредством неприятных воздействий. Проводник наказывает собаку чем-либо неприятным. Так, если собака встает при укладке на выдержке, ее корректируют ударом поводка по холке. Поощряют собаку прекращением какого-либо неприятного воздействия. Например, показывая собаке гантель, проводник прижимает ее за ухо и прекращает воздействие только когда животное берет гантель в пасть.

Рис. 55. Наклонная стенка (барьер-горка), используемая в настоящее время на соревнованиях по шутцхунду, — сравнительно недавнее изобретение.
Во времена фон Штефаница препятствия были вертикальными. Эта собака взбирается на стену высотой 2,3 метра
Рис. 56. На чемпионатах победа или поражение зачастую зависит именно от движения рядом или прыжков через барьеры
Рис. 57. Мы формируем у собаки мотивацию на основе добычного инстинкта, и тогда упражнения по послушанию выполняются энергично. (Барбара Валенте и «Мук», SchH I) (фотография из книги «Немецкая овчарка» ф. Штефаница, 1923)

Традиционная дрессировка строится на механических воздействиях на животное, и поэтому подобные методы невозможны без использования поводка. Лишь сравнительно недавно некоторые дрессировщики отбросили поводки в сторону и открыли новый способ дрессировки — индуктивный.

При оперантной (индуктивной) дрессировке наказание и поощрение собаки осуществляется посредством приятных воздействий. Проводник поощряет собаку чем-либо приятным. Например, он хвалит животное, дает лакомство или же бросает мячик, когда собака правильно и быстро выполняет упражнение. Наказывают собаку лишением чего-либо приятного. Например, за подход не по прямой собаку не хвалят, не дают лакомства и не бросают мячик.

Конечно же, на практике границы между принудительной и оперантной дрессировкой зачастую размыты. Так, нет четкого различия между методами в том случае, когда «сила», применяемая для принуждения собаки незначительна, к примеру, если проводник усаживает щенка руками и поводком. Подобное воздействие не может быть однозначно определено как неприятное. Граница так же размыта, если — как это случается довольно часто — проводник корректирует или наказывает собаку, и в следующий момент ее хвалит. В этом случае, по-видимому, используется сочетание обоих методов дрессировки.

Разницу между двумя методами определяют, основываясь на наличии или отсутствии возможности выбора и свободы воли. При оперантной дрессировке животное вольно выбирать, что ему делать. Когда собаке дают команду «Сидеть!», она может вместо этого лечь, встать или бегать кругами. Единственное ограничение в том, что поощряться будет только посадка, за все остальные действия последует наказание в виде лишения поощрения. При принудительной дрессировке у собаки нет выбора и свободы воли. Для нее возможна только одна реакция. Все другие действия будут скорректированы — прекращены силой еще до того, как осуществятся. Именно для этого нужен поводок, и именно поэтому в течение столь многих лет традиционная дрессировка так зависела от него или же от какого-либо другого средства ограничения собачьей свободы выбора.

В последние примерно десять лет в стране произошла революция методов, началось движение в сторону индуктивной дрессировки. Сложно сказать, почему это случилось так недавно, ведь оперантный метод обучения исследовался специалистами по поведению животных уже в 60-х годах и даже ранее.

Одной из причин «оперантной» революции в дрессировке, несомненно, стало появление инструкторов с академическим образованием, основным занятием которых стала помощь владельцам домашних животных в решении поведенческих проблем. Специалисты по поведенческой медицине используют преимущественно индуктивные методы и не одобряют принуждения.

События далекие от мира рабочих собак, возможно, так же сыграли свою роль в «оперантной» революции.

Последние десятилетия невероятно широкое распространение получили методы дрессировки морских млекопитающих. Дрессировщики, работающие по данным методикам, овладели искусством оперантного обучения на высочайшем уровне.

При дрессировке морских млекопитающих это необходимо, поскольку дельфины, находясь на глубине своего бассейна, обладают практически безграничной свободой выбора. Принуждать их к каким бы то ни было действиям неэффективно, кроме того, многие считают это неэтичным. Остается — лишь поощрять животное за желательное поведение и не поощрять, когда оно не делает того, что требуется. Некоторые из таких специалистов по оперантному обучению переориентировались и стали заниматься дрессировкой собак — наиболее известна среди них Карен Прайор.

Оперантная дрессировка появилась в конце 70-х — начале 80-х годов. Началось все с небольшой группы энтузиастов. Дрессировщики, работавшие в традиции «шлепка и рывка», посмеивались, верные убеждению, что надежная спортивная дрессировка может основываться только на принуждении.

Вскоре спор перешел в противостояние. Стороны ополчились друг на друга, и таким образом образовались две группы, громогласно провозглашающие принципы каждого из методов в «чистом виде». Так, сторонники оперантной дрессировки утверждали, что сила им не нужна, в то время как сторонники механики настаивали на том, что они не используют силу.

Затем, как это часто случается, стало очевидно, что конфликт теорий оказался не столь непреодолимым, как представлялось, и все это время дрессировщики, стабильно добивавшиеся успеха, использовали сочетание обоих методов.

Итак, стороны пришли к очевидному заключению. Теперь эти методы рассматриваются не как разные, отдельные друг от друга и несовместимые системы дрессировки, а как части одной общей системы. Индукция и принуждение служат для достижения разных целей. И то, и другое используется на различных этапах обучения собаки и на различных стадиях освоения каждого конкретного упражнения.

Оперантные методы применяются для ознакомления собаки с новыми навыками и понятиями (для объяснения). Их используют, когда нужно, чтобы собака поняла, что от нее требуется. Кроме того, стиль работы становится более привлекательным, и животное с возросшим желанием выполняет большинство заданий. Используя такие приемы прежде всего при дрессировке щенков, но они важны и при работе с чувствительными взрослыми собаками.

Принуждение и силу применяют, когда собака четко поняла, что от нее требуется (для закрепления), и только тогда, когда собака начнет получать удовольствие от выполнения упражнения. Механические методы используют, чтобы отшлифовать работу и сделать ее абсолютно надежной.

Нельзя утверждать, что переход от индуктивной дрессировки к принуждению неизбежен. Многое зависит от характера животного. Некоторые собаки слишком мягки и чувствительны для того, чтобы подвергаться значительному принуждению. Другие — столь талантливы и контактны, что, по сути, никакая сила для совершенствования большинства навыков и не требуется. Если собаке нравится работа, если она понимает, чего мы от нее хотим, то выполняет это с радостью и безотказно. Такую собаку можно и нужно дрессировать по оперантным методикам на протяжении всей жизни.

Преобладание принуждения или оперантных методов в программе дрессировки зависит не только от стадии обучения и характера собаки, но так же и от характера проводника. Некоторым просто не по душе использование силы, в то время как для других — это единственно возможный путь.

Рис. 58. Оперантное обучение применяется прежде всего при дрессировке щенков. (Сьюзен Барвиг и «Квела»)

Пожалуй, правильнее будет рассматривать дрессировку как некую линию, нас; ном конце которой находятся чисто оперантные, а на другом исключительно механические методы, при этом все дрессировщики находятся где-то в середине, тяготеют к одному из концов в зависимости от личных предпочтений. Проще говоря, выбор метода дрессировки зависит от характера. Например, один из авторов данной книги считает переход к принуждению необходимым и желательным способом развития событий, в то время как другой рассматривает это как последнее средство, которое следует использовать только тогда, когда ни один из оперантных приемов не срабатывает.

Снаряжение, необходимое для дрессировки по послушанию

Поводок

Чтобы было удобнее быстро и в нужный момент осуществить коррекцию, дрессировочный поводок должен быть намного короче (полметра-метр) и легче (ширина 1 см), чем стандартный двухметровый поводок.

Корректирующий ошейник

В дрессировке используют множество корректирующих ошейников, с разной степенью жесткости воздействия — от плоских кожаных или нейлоновых удавок до плотно подогнанных строгих ошейников с шипами. Выбор ошейника зависит от темперамента собаки, а также от характера и способностей дрессировщика. На наш взгляд удавка — несмотря на безобидный вид (всего лишь тонкая нейлоновая веревка, соединяющая два стальных кольца) — из всех ошейников наиболее жесткая по воздействию и должна использоваться с большой осторожностью.

Общее правило гласит: лучше иметь достаточно жестко воздействующий ошейник и четко его использовать, прикладывая минимум усилий, чем оказаться «безоружным» и затратить много сил на то, чтобы убедить собаку не проявлять нежелательного поведения.

Игрушка — добыча

Для того чтобы привести собаку в состояние возбуждения, необходим какой-либо предмет, играющий роль добычи — например, мячик или конг. Погоня за брошенной игрушкой и апортировка для собаки аналогичны погоне за убегающей добычей. Таким образом, апортировка возбуждает и воодушевляет животное, и это удобно использовать для получения энергичной работы.

Пистолет

В американских клубах шутцхунда чаще всего используется стартовый пистолет 22 калибра. Но на соревнованиях выстрелы могут производиться из самого разного оружия, вплоть до 38 калибра и 9 мм. Таким образом, во время занятий следует приучать собаку к максимально возможному разнообразию выстрелов. Стартовые пистолеты обычно покупают в магазинах, торгующих спортивным снаряжением.

Барьер высотой 1 метр и наращиваемый барьер

Барьеры обычно изготавливаются членами шутцхунд-клубов. См. рис. 59. На соревнованиях на верху барьера как правило закрепляют ветки. А барьер для занятий обычно делают из деревянных дощечек, которые можно добавлять и убирать — так регулируется высота. Наклонную стенку изготавливают из фанеры толщиной 16 мм (5/8 дюйма) или 19 мм (3/4 дюйма), ее высота регулируется.

Апортировочные предметы

Гантели, используемые в шутцхунде, изготавливают из дерева тяжелых пород, их вес регламентирован. Цельные гантели, изготовленные из одного куска древесины, лучше и служат дольше. В США их можно купить лишь в некоторых магазинах. Для разных упражнений используются следующие гантели:

400 г — апортировка на ровной поверхности и через барьер в шутцхунде I

650 г — апортировка через барьер в шутцхунде II и III

1 кг — апортировка в шутцхунде II

2 кг — апортировка в шутцхунде III.

Рис. 59. Варианты барьеров
Рис. 60. Мы начинаем обучение щенка в возрасте 8–9 недель, в одной руке лакомство, другая рука у него на пояснице — так мы сумеем быстро объяснить собаке суть команды «стоять». (Полицейский Джек Ленниг и «Сет»)
Рис. 61. На дрессировочной площадке с собакой усиленно играют в «добычу», чтобы научить ее реагировать с сильным возбуждением. (Стюарт Хиллиард с метисом лакенуа Уфо, SchH I)

10. Послушание: начальное обучение

По старой германской традиции подготовки собак для шутцхунда над послушанием не начинают работать раньше, чем собака достигнет как минимум годовалого возраста и ее хватка не станет крепкой, а проработка следа — уверенной.

В отличие от послушания, защита и следовая работа в некотором роде естественное поведение. Можно сказать, что собака идет по следу самостоятельно и кусается по собственной воле. В обоих случаях мы только готовим животное к определенной работе, но не можем помочь в ее осуществлении, поэтому вынуждены положиться на инициативу собаки.

Традиционно считают, что следует избегать раннего обучения послушанию, поскольку оно убивает в собаке самостоятельность. Некоторые дрессировщики — и в Германии, и в Соединенных Штатах Америки — доходят до крайности. Они не только не обучают молодых собак послушанию, но и не подают им ни одной команды, которая могла бы оказать подавляющее действие, даже команды «Нельзя». Они разрешают щенку все, и тот, как правило, растет без контроля, свободный от каких бы то ни было обязательств в течение первого года жизни. Такие дрессировщики считают, что собака должна созреть и окрепнуть прежде, чем будет подвергнута стрессу при дрессировке по курсу послушания.

В контексте традиционных немецких методов дрессировки их убежденность в том, что обучение послушанию оказывает деморализующее действие, зачастую верна. Если поразмыслить над этой проблемой, становится понятно, что подросшая собака, которой ничего в этой жизни не запрещали, не имеющая ни малейшего понятия о том, что кто-то может накладывать ограничения на ее поведение, едва ли будет получать удовольствие от работы по послушанию. Много сил потребуется на то, чтобы начать «сотрудничать»; и не только потому, что собаку никогда не учили получать удовольствие от выполнения команд хозяина, но и потому, что она выросла своевольной и упрямой. Традиционные немецкие методики дрессировки основаны преимущественно на силовых приемах, и только самые контактные собаки сохраняют заинтересованность и живость, несмотря на то, что внезапно — после того, как закончилось свободное детство, — были подвергнуты такому воздействию.

Не следует начинать дрессировку только после того, как собака выросла, плохо, если молодость животного — период наибольшей восприимчивости — проходит впустую. В том возрасте, когда собаку легко научить быть контактной и заинтересованной, ее вместо этого — учат быть независимой и своенравной. То время, когда собака способна быстро понимать объяснения и обучаться, оказывается безвозвратно утерянным.

Однако абсолютным безумием было бы дрессировать щенка, используя традиционные приемы принуждения. Только с появлением оперантной дрессировки у нас появились знания и приемы, применяя которые мы можем начать работать с совсем молодыми щенками, ничуть не беспокоясь о том, что впоследствии это может отрицательно сказаться на характере животного.

Итак, мы приступаем к обучению щенка послушанию в возрасте восьми-девяти недель. В это же время мы начинаем закладывать основы следовой работы и играть с тряпкой, что впоследствии приведет к формированию настоящей агрессии. Вся дрессировка по послушанию основана на оперантном методе. Щенка поощряют лаской, игрой, лакомством и наказывают отсутствием ласки, игры и лакомства.

Это не означает, что в повседневной жизни малышей отсутствует дисциплина. Для того чтобы щенок не противился порядку и дисциплине и не боялся их, они должны стать привычной, последовательной и предсказуемой частью его жизни с самого ее начала. Щенков приучают к опрятности, наказывают физически за покусывание, за то, что они грызут и жуют непредназначенные для этого предметы. Все наказания беспристрастны, иными словами это не месть и не всплеск раздражения. Кроме того, они систематичны и предсказуемы, так чтобы щенок всегда знал, о чем ему надо беспокоиться и почему, а интенсивность физического воздействия должна соответствовать юному возрасту собаки.

К сожалению, объем данной книги не позволяет рассмотреть особенности воспитания щенка. Но мы детально опишем, как мы начинаем дрессировать по курсу послушания собак постарше. Поскольку дрессировка любой собаки, независимо от возраста, начинается исключительно оперантными методами, читатель может составить представление том, каким образом мы проделываем такую же работу со щенками.

1. Обучение игре

Прежде чем учиться работать, собака должна научиться играть

Мы рассматриваем вопросы дрессировки по послушанию, основываясь на предположении, что нам придется работать с необученным взрослым животным, которое не имеет ни малейшего представления о послушании, но с ума сходит по своему хозяину и активно, с удовольствием играет. Работа с такой собакой — как и со щенком — на начальном этапе, пока собака учится понимать, какие действия от нее требуются и какими навыками ей придется овладевать в процессе дрессировки, построена на оперантном методе. А затем, при необходимости, все больше и больше подключается механика, для того, чтобы отшлифовать выполнение и добиться абсолютной надежности.

Обучение

Условно-рефлекторное возбуждение для работы по послушанию

Когда вы приобретаете взрослую собаку, или же ваш щенок достигает того возраста, когда с ним можно начинать стандартные занятия по послушанию на дрессировочной площадке, первая наша задача — научить собаку возбуждаться, попадая туда. Это довольно просто: прежде, чем учить собаку работать на площадке, мы научим ее играть.

Когда вы приезжаете на площадку, вы не выходите, взяв собаку на поводок, и не ждете в сторонке — это постепенно наскучит вам обоим. Вместо этого вы оставляете собаку в клетке или в машине до того момента, когда можно будет начать работу. Всегда помните о том, что собаку следует оставлять в тени, ей необходима вода для питья, а в машине должна быть хорошая вентиляция.

Подготовившись, проводник подходит к собаке, выпускает ее из машины, проявляя оживление, они бегом отправляются на площадку и там энергично играют три-четыре минуты. Можно бороться или бегать, играть в перетягивание ухватки, но основное внимание концентрируется на играх с апортировкой какого-нибудь предмета, который потом будет использоваться при дрессировке. Авторы этой книги предпочитают использовать большие резиновые мячики или конги.

Вся апортировка осуществляется исключительно в форме игры — т. е. животное не контролируется никакими командами. Собаку не берут на поводок ни на площадке, ни за ее пределами, не заставляют ее выжидать некоторое время после того, как мяч брошен, с тем, чтобы послать ее за ним позже, и никогда не говорят: «Нельзя». Если собаку надо в чем-то ограничить либо сдержать, ее просто берут за ошейник.

После нескольких минут энергичной игры проводник бегом отводит собаку обратно в машину или в клетку. Через некоторое время он возвращается — и все повторяется. Поездка в клуб станет для собаки периодом ожидания, прерываемого краткими, весьма воодушевляющими и доставляющими огромное удовольствие вылазками на дрессировочную площадку.

В итоге, спустя несколько дней или недель, мы научим собаку испытывать радостное возбуждение всякий раз, когда она попадает на дрессировочную площадку.

Выйдя из машины или из клетки на площадку, собака всегда будет сильно воодушевляться. Это воодушевление и станет главным источником энергии для работы.

2. Посадка

При дрессировке по курсу послушания для того, чтобы поощрить либо наказать собаку за то или иное поведение, мы используем стимулы четырех видов:

1. Похвала и ласка

2. Пища

3. Игрушка — добыча

4. Физическое наказание (коррекция)

Похвала и ласка всегда используются в сочетании с прочими видами подкрепления. Поэтому в освоении всех основных навыков послушания мы выделяем три этапа:

1. Работа за пищу

2. Работа за игру

3. Работа за игру в сочетании с механическим воздействием.

Работа на пищевой мотивации — часть оперантного этапа дрессировки — этапа объяснения, на котором животное начинает понимать, какие действия должны быть выполнены после команды. Эта часть работы обычно осуществляется дома, вдали от возбуждения и посторонних раздражителей дрессировочной площадки. Пища вызывает у животного умеренное возбуждение: хотя собака и воодушевлена, она легко управляема.

Работа с игровой мотивацией начинается после того, как мы научили собаку некоторым навыкам и сформировали связь возбужденного состояния с обстановкой дрессировочной площадки. Мы по-прежнему на стадии объяснения (работа все еще осуществляется только оперантными методами), но мы заменяем пищевую мотивацию игровой, связанной с апортировкой мячика. Уровень возбуждения собаки намного выше, что дает огромное количество энергии для работы, но в то же время усложняет управление животным.

На третьем этапе в дело вступает механика — это этап закрепления. Мы впервые начинаем использовать силу для того, чтобы исправить ошибки, увеличить скорость реакции на команды и четкость выполнения. Однако принуждение используется в сочетании с игрушкой. Например, если пришлось резко скорректировать собаку за медленную посадку три раза подряд, а на четвертый она села быстро, и в коррекции нет необходимости, мы бросаем ей мячик. Преимущество в том, то такое возбуждение, связанное с преследованием добычи, снижает чувствительность животного, делая его крепче и выносливей. И в итоге коррекция, сохраняя силу, необходимую для изменения поведения животного, не подавляет его.

Напомним: на всех трех этапах подкрепление пищей или игрой усиливается словесным поощрением, подбадриванием и лаской.

Упражнения по послушанию осваиваются независимо друг от друга, и мы обучаем каждому из них по отдельности. И это не значит, что прежде, чем начинать следующее, надо довести до совершенства предыдущее. Так, мы можем учить собаку движению рядом дома, на пищевой мотивации, отрабатывая с ней в то же время заключительный этап освоения посадки, укладки и стойки на дрессировочной площадке, используя сочетание коррекции поводком и поощрения игрой с мячиком.

Основные этапы обучения:

1. Посадка за лакомство

2. Посадка за мячик

3. Сочетание механического воздействия и поощрения мячиком


1. Посадка за лакомство

Достаточно просто научить собаку садиться, пользуясь тем, что она тянется за пищей. Дрессировщик дает собаке понюхать очень маленький кусочек лакомства, зажатый в руке, а затем поднимает руку над головой животного, отводя ее чуть назад, и в это же время дает команду «Сидеть!». Собака устремится за лакомством, начнет подпрыгивать, а возможно, тыкать лапами и лаять. Все виды нежелательного поведения дрессировщик игнорирует (помните, что на этапе обучения собака должна иметь полную свободу выбора!) и ждет, делая подсказки рукой, время от времени повторяя команду «Сидеть!». В конце концов, от замешательства или по какой либо другой причине — животное сядет, и дрессировщик тут же даст лакомство, похвалит и приласкает.

Относительно просто обучить собаку оставаться в положении сидя, подкармливая ее несколько раз подряд с интервалом в секунду-другую. Как только собака садится, дрессировщик повторяет команду. Он удерживает лакомство над головой у собаки так, чтобы та сконцентрировалась на пище и замерла. Затем, спустя секунды три-четыре, он наклоняется, дает кусочек собаке и снова повторяет команду. Подобным образом делают несколько кратких выдержек, а затем дрессировщик отпускает собаку: «Хорошо!» — и хвалит ее.

Рис. 62. Дрессировщик мотивирует собаку мячиком

Постепенно по ходу работы мы можем легко увеличить время выдержки до тридцати секунд или до минуты, выжидая каждый раз чуть дольше, прежде чем дать лакомство.

2. Посадка за мячик

Когда собака начнет незамедлительно садиться по команде и оставаться в таком положении, ожидая освобождающей команды, мы можем приступить к работе на игровой мотивации.

Как и раньше, когда мы связывали возбуждение от игры с местом занятий, мы вместе с собакой направляемся на дрессировочную площадку бегом и начинаем играть с мячиком. В момент наибольшего возбуждения дрессировщик поднимает мяч вверх, так, чтобы собака не могла его достать и дает команду «Сидеть!». Поскольку обстановка изменилась, и собака испытывает большее возбуждение, чем при работе с лакомством, она может и не выполнить команду сразу. Возможно, собака будет некоторое время прыгать, лаять и рваться к игрушке, но, в конце концов, сядет. В тот момент, когда она это сделает, дрессировщик бросит ей игрушку.

После того, как собака прибегает с игрушкой, проводник еще немного играет с ней, может быть, усаживает ее еще раза два-три, перед тем, как вернуться с ней к машине. Постепенно собака станет садиться все быстрее и быстрее, услышав команду, и за счет игровой мотивации будет делать это гораздо энергичнее.

Именно так мы начинаем важную работу по совмещению послушания с сильным возбуждением, вызванным апортировкой.

3. Сочетание механического воздействия и поощрения игрой

В ходе занятий собака научится мгновенно переключаться с неистовых скачков и лая на напряженную и плотную посадку. Постепенно у животного сформируется умение контролировать собственную энергию, направлять ее на те действия, которых требует дрессировщик — чтобы получить вожделенный мячик, находящийся в руках хозяина.

Однако возбуждение мешает четкости. Собака будет часто делать ошибки: прыгать за мячиком вместо того, чтобы тут же сесть по команде; срываться с места, если ее что-то слишком увлекло и. т. п.

Мы исправим эти ошибки и отшлифуем посадку и выдержку, сочетая механическое воздействие с поощрением игрой. В одной руке проводник держит поводок, чтобы скорректировать собаку, сделать посадку быстрой и четкой, а выдержку — безупречной. В другой руке — мяч, который показывает собаке, дабы она не потеряла интереса, не расстраивалась и не впадала в подавленное состояние из-за коррекции. Как только дрессировщик добивается от собаки того, что требуется, он говорит: «Хорошо!», отпускает поводок и бросает мячик.

3. Укладка

Укладка, как и подзыв, одна из важнейших команд послушания. Ее роль в системе дрессировки очень серьезна. Именно эту команду мы используем в качестве последнего средства контроля над животным. Если собака собирается подраться с другим псом, мы укладываем ее. Если она отказывается впустить в дом кого-то из наших гостей, мы укладываем ее. Если собака имеет привычку возобновлять хватку после команды отпустить фигуранта, мы учим ее отпускать рукав и ложиться у ног фигуранта.

Хотя «Лежать!» — очень подчиняющая команда, вводить ее следует не с помощью силового воздействия, а оперантным методом.


Основные этапы обучения:

1. Укладка за лакомство

2. Укладка за игру

3. Сочетание механического воздействия и поощрения игрой


1. Укладка за лакомство

На первых порах мы всегда укладываем собаку из положения сидя, никогда из стойки. После того как собака сядет, дрессировщик не дает лакомство, а зажимает в кулаке, чтобы собака не смогла до него добраться, а только чувствовала запах, затем привлекает ее внимание, расположив кулак с лакомством перед ее носом. Голодная собака «приклеивается» к руке, облизывая кулак и вынюхивая пищу. Тогда дрессировщик опускает руку на землю сантиметрах в 15 от передних лап собаки. Устремившись за пищей, собака наклонит голову, а локти ее при этом коснутся земли. Если она не ложится, а наоборот встает, дрессировщик соответственно поднимает руку вверх, усаживает собаку вновь, а затем повторяет попытку уложить ее, опуская руку. Когда в итоге собака ложится, дрессировщик подкармливает ее несколькими кусочками лакомства, а затем отпускает со словами «Хорошо! Молодец!».

Намереваясь добиться выдержки, проводник не встает — тогда собака тоже вскочит — а остается стоять на коленях. Он укладывает животное, скармливает ему кусочек лакомства, а затем, повторив команду, быстро отводит руку с лакомством от собаки. Кисть вытянутой вперед руки остается невысоко над землей, перед мордой собаки, так чтобы она сконцентрировалась на кусочке лакомства и оставалась неподвижной. Выждав секунду-другую, но не дожидаясь, пока собака сорвется и устремится к еде, дрессировщик быстро возвращает руку к морде собаки и дает лакомство.

Вскоре собака усвоит, что следует оставаться в положении лежа — как и сидя — до тех пор, пока хозяин не отпустит.

2. Укладка за игру

Теперь мы готовы начать отрабатывать укладку на дрессировочной площадке. Посреди игры дрессировщик сначала сажает собаку, а затем укладывает ее, и за это она получит мячик. Поначалу возбужденная собака может воспротивиться укладке, но вскоре усвоит, что чем быстрее она ляжет, тем быстрее хозяин бросит ей мяч.

Затем можно начать чередовать команды, укладывать собаку из положения сидя и сажать из положения лежа, а так же укладывать из положения стоя без промежуточной посадки.

3. Сочетание механического воздействия и поощрения игрой

Как и при обучении команде «Сидеть!», через некоторое время дрессировщик начинает требовать от собаки практически совершенного выполнения — чтобы она ложилась строго в том месте, где услышала команду и строго по ходу движения без задержки и не заваливаясь.

Рис. 63. В какой-то момент дрессировщик вдруг подает команду «Сидеть» и резко корректирует собаку в случае необходимости. Поскольку она возбуждена и увлечена игрой с мячиком, то не будет подавлена или расстроена из-за коррекции
Рис. 64. Как только собака садится, дрессировщик бросает мяч

Для этого придется испробовать разные виды механического воздействия. Может подействовать рывок поводка вниз и чуть назад, для некоторых собак подходит быстрый шлепок по макушке, между ушами. Но дрессировщик ни в коем случае не должен тянуть, придавливать и пригибать собаку к земле — это очень сильное воздействие, порождающее лишь сопротивление.

Как всегда, когда собака выполнит то, что от нее требуется, мы отпускаем ее, говоря «Хорошо!» и бросаем ей мячик.

4. Укладка с выдержкой

До сих пор мы отрабатывали укладку как динамичное упражнение. Используя мяч, дрессировщик учил собаку ложиться как можно быстрее и оставаться в таком положении напряженной, как сжатая пружина.

Теперь мы должны поработать над продолжительной выдержкой. Во время проверки послушания от собаки потребуется лежать на месте указанном судьей в течение примерно 10 минут, при этом на площадке начнет работать следующая собака, и будут произведены два выстрела. На выдержке собака должна быть не возбужденной, а спокойной и невозмутимой.

Основные этапы обучения:

1. Закрепление выдержки

2. Приучение собаки к выстрелам

3. Сочетание выстрелов с выдержкой в положении лежа


1. Закрепление выдержки

Всерьез работать над выдержкой мы начинаем только после того, как собака станет быстро и охотно ложиться по команде. Обучение выдержке производится с помощью силового воздействия. Чтобы команда на выдержку стала для собаки яркой и значимой, придется использовать принуждение.

Мы начнем с того, что сосредоточимся на самом «срыве» — моменте, когда собака встает из укладки без разрешения. Стоя рядом с собакой и держа в руке поводок для коррекции, проводник может наказать животное, как только оно шелохнется резким рывком поводка и командой «Нельзя!» — так собака четко уяснит, что нельзя двигаться из укладки.

Мы закрепляем выдержку, укладывая собаку в местах с множеством отвлекающих факторов и раздражителей (например, посреди группы собак на свободном выгуле]. Дрессировщик остается рядом с собакой и пристально наблюдает за ней, готовый провести коррекцию в тот момент, когда она попытается встать.

Рано или поздно дрессировщику придется отойти от животного и скрыться из его поля зрения. Когда собака остается на поле одна, без поводка, ситуация принципиально меняется. Увлекшись чем-нибудь очень интересным, например мячиком, брошенным другой собаке, животное в ту же секунду сорвется с выдержки. И, конечно же, если это произойдет, мы не сможем поймать собаку тут же. Придется наказывать ее уже потом.

Делается это спокойно и хладнокровно. Хозяин не кричит гневно и не носится за собакой дабы «покарать» ее. В этом нет необходимости, да и смысла тоже нет.

Рис. 65. На выдержке собака должна быть спокойной и невозмутимой (даже при звуке выстрелов). (V. Igor von Noebachtal, SchH III, FH, Ховарда Гликсмана)
Рис. 66. С помощью лакомства и движения правой руки дрессировщик ставит собаку

Срывая на животном злобу, мы рискуем напугать его, сделать недоверчивым по отношению к нам. И главным образом мы рискуем научить его убегать от нас, дабы избежать коррекции. Если собака усвоит, что надо дождаться, пока хозяин скроется из виду, а затем можно сорваться с выдержки и носиться по площадке, уклоняясь от любого, кто мог бы поймать ее и скорректировать, мы получим серьезнейшую проблему.

Вместо этого дрессировщик резко командует «Нельзя!» в ту секунду, когда собака начинает вставать из укладки, чтобы собака четко определила момент, когда ее действия стали неправильными. Затем он спокойно подходит к собаке, берет ее за загривок — жестко, но не жестоко, оттаскивает ее строго на то место, с которого она сорвалась, и жестко укладывает ее там, не слишком-то заботясь о собачьем комфорте и о том, как его действия выглядят со стороны. Затем он поворачивается и снова уходит. За все это время он произносит только два слова: «Нельзя!», когда собака встает, и «Лежать!» после того, как скорректировал и вернул на место собаку.

Коррекция сама по себе, хотя и неприятная для животного, не является чем-то жестоким и не несет оттенка мести. Чтобы убедить собаку в том, что в ее же интересах оставаться там, где ее положили, дрессировщику нужны последовательность и настойчивость, а не желание покарать животное. Он спокойно и уверенно оттаскивает собаку назад и укладывает ее столько раз, сколько она срывается, всякий раз чуть жестче, чем ранее. В итоге животное смирится и будет сохранять выдержку, что бы его ни отвлекало, — до тех пор, пока хозяин не придет, не похвалит и не отпустит его.

2. Приучение собаки к выстрелам

Уравновешенную собаку с хорошим темпераментом выстрелы не пугают — и не представляют для нее проблемы. Но при дрессировке всегда нужна осторожность. Если проблемы с чувствительностью к звуковым раздражителям все же возникнут, избавиться от них может оказаться очень сложно, а то и невозможно.

Поэтому приучать собаку к звуку выстрела надо очень осторожно и начинать отнюдь не тогда, когда собака лежит на выдержке и ей больше не о чем думать, кроме как о выстрелах. Мы начинаем стрелять во время игры. Дрессировщик приводит собаку на площадку и играет с ней, чтобы привести в возбужденное состояние. В момент наибольшего возбуждения помощник на расстоянии 70–90 метров производит выстрел. Дрессировщик внимательно наблюдает за собакой и если видит, что она пугается, делает знак помощнику отойти еще дальше. Только когда собака полностью перестает реагировать на звук выстрела, помощник начинает постепенно подходить, каждый раз стреляя чуть ближе. Через несколько занятий, при условии, что хозяин продолжает отвлекать собаку энергичной игрой, можно будет стрелять уже на расстоянии всего лишь 5–6 м.

3. Сочетание выстрелов с выдержкой в положении лежа

Если собака не реагирует на выстрелы, звучащие во время игры, пора начинать стрелять во время выдержки. Чтобы избежать возможных проблем, приступая к работе, следует помнить следующее: Во-первых, хозяин должен находиться рядом с собакой и внимательно следить за появлением любых признаки тревожной реакции на выстрел. Во-вторых, для того, чтобы сделать первый выстрел, помощник вновь отходит на 90 метров, и сокращает дистанцию только по соответствующему указанию дрессировщика.

5. Стойка

Важно научить собаку стоять с самого начала, а не ждать, пока ей исполнится два года, и она будет готова перейти от шутцхунда II к шутцхунду III. Слишком часто дрессировщики откладывают обучение стойке до того момента, когда до первых испытаний по шутцхунду III остается всего пара недель.

Не менее важно правильно выбрать команду. Самый очевидный вариант — «Стоять» или «Стой!» не очень удачен, поскольку начинается с того же свистящего согласного, что и «Сидеть!», собака может спутать эти два слова. Поэтому мы используем команду «Замри!», чтобы поставить собаку.

Основные этапы обучения:

1. Стоять за лакомство

2. Стоять за мячик

3. Закрепление стойки


1. Стоять за лакомство

Вначале мы ставим собаку исключительно из сидячего положения. Дрессировщик усаживает животное, а затем, при помощи кусочка лакомства, проводит собаку на шаг вперед от того места, где она сидела, и в тот же момент дает команду «Замри!» Как только собака останавливается, проводник дает ей лакомство, при необходимости удерживая ее в положении стоя — рукой за поясницу.

Вскоре для того, чтобы поставить собаку, вам понадобится всего лишь легкое движение, поднимающее ее из лежачего или сидячего положения. Со временем мы делаем движение рукой все менее уловимым, в итоге собака привыкает стоять только по команде голосом.

2. Стоять за мячик

Для отработки команды «Стоять!» мы в меньшей степени, чем для других навыков послушания, используем игру. Дело в том, что в положении стоя животное не так спокойно, как в положении сидя или лежа. Любая собака пытается разнообразить неподвижное стояние, переступать с ноги на ногу. Сделав один шаг, так естественно сделать второй. Короче говоря, стойка легко переходит в ходьбу.

Итак, мы стараемся, чтобы реакция на эту команду была спокойной и ровной.

Мы не включаем игровое возбуждение в работу, поскольку любое возбуждение или стремление приблизиться к хозяину будет для собаки непреодолимым и заставит ее сделать первый шажок.

Таким образом, при работе над этой командой мы поощряем собаку только лакомством, похвалой и лаской, но не мячиком.

3. Закрепление стойки

Шлифовать данный навык при помощи силового воздействия не просто. Поскольку ранее собаку учили сидеть и лежать, то всякий раз после силового воздействия она будет пытаться предлагать одно из этих положений и вскоре запутается. Мы должны в ответ на коррекцию найти такой способ принуждения, который заставил бы собаку застыть, врасти лапами в землю, как только послышится команда «Замри!».

Рис. 67. Отрабатывая команду «Стоять!», дрессировщик может дополнительно использовать ремешок, пропущенный под брюхом, чтобы не дать собаке сесть или лечь

Основное внимание уделяется тому, чтобы остановить продвижение вперед — заставить животное остановиться и сохранять неподвижность. Для этого можно слегка подтолкнуть собаку ногой в грудь. Коррекция поводком, как правило, не срабатывает, поскольку собака привыкла связывать ее с посадкой или укладкой.

Дрессировщик прибегает с собакой на площадку, там играет с ней некоторое время, затем собака выполняет команды «Сидеть!» или «Лежать!» либо обе по очереди. Потом, с мячом в руках, дрессировщик поворачивается на месте или отступает назад, чтобы собака, внимание которой приковано к мячику, последовала за ним. Затем он резко командует: «Замри!» и приостанавливает собаку ногой, чтобы прекратить ее продвижение вперед. Любое движение лап, ерзание или беспокойство корректируется таким же толчком ногой в грудь.

Если в ответ на коррекцию собака постоянно садится или ложится, можно использовать ремень, пропущенный под брюхом. Применяя коррекцию, дрессировщик не дает собаке опустить заднюю часть туловища, слегка подтягивая ремень вверх.

6. Переход в исходное положение

Быстрое и четкое принятие исходного положения

Существует два основных способа завершения выполнения упражнений. Традиционно в шутцхунде собака обходит проводника и занимает исходное положение рядом. В последние годы все чаще собак обучают заканчивать этап по военному образцу, когда собака занимает положение слева от проводника непосредственно из фронтальной посадки, без обхода.

Научить собаку принимать исходное положение без обхода намного сложнее, поскольку она должна очень четко усвоить, в чем суть положения рядом и научиться неестественно пятиться, чтобы занять правильное положение. При традиционном способе собака обходит проводника и естественным образом заканчивает движение в положении рядом параллельно проводнику. Все что требуется — это вовремя остановить движение при обходе и посадить собаку. При принятии исходного положения без обхода собака должна повернуть тело на 180° и затем максимально ровно сесть слева от проводника.

Несмотря на связанные с этим дополнительные трудности, мы всегда учим своих собак возвращаться в исходное положение без обхода, поскольку это формирует у собаки четкое понимание того, где она должна находиться по команде «Рядом!».

Основные этапы обучения:

1. Принятие исходного положения за пищу

2. Принятие исходного положения за мячик

3. Сочетание принуждения и поощрения игрой


1. Принятие исходного положения за пищу

Сначала дрессировщик усаживает собаку и становится напротив нее, так чтобы она оказалась в таком же положении, как и при фронтальной посадке на подзыве. Он привлекает внимание животного кусочком лакомства, которое держит в правой руке, резко отступает назад, дает команду «Рядом!», поворачивается верхней частью туловища и вытягивает руку влево назад — настолько далеко, насколько возможно, — собака следует за рукой. Затем дрессировщик возвращается вперед, туда, откуда он отступил, и делает движение рукой в сторону бедра, чтобы собака повернулась к нему и шагнула вперед, приняв положение рядом.

В ту секунду, когда собака окажется четко рядом, строго параллельно у колена, дрессировщик резко поднимает руку вверх, собака останавливается и садится, ее глаза и морда поднимаются вверх, а крестец опускается вниз, в это же время дрессировщик подает команду «Сидеть!».

2. Принятие исходного положения за мячик

Самое сложное при таком способе принятия положения рядом — объяснить собаке, что она должна повернуться и сесть параллельно проводнику. Вначале мы заставляем собаку отступить назад за его спину, чтобы у нее было пространство для разворота. Позже, когда собака становится безупречно послушной, ожидается, что она начнет «перескакивать» в положение рядом, подпрыгивать в воздух, перебрасывая задние ноги и приземляясь, как кошка, возле левой ноги хозяина.

Для обоих способов возвращения в положение рядом нужна энергичность, которая появляется, когда мы подключаем к работе мячик. Как только собака начнет хорошо выполнять упражнение с минимальной помощью проводника и четко понимать, какое положение она должна занять по команде «Рядом!», мы начинаем работать с мячиком.

Рис. 68. Принятие положения рядом без обхода. Дрессировщик учит собаку подпрыгивать вверх, поднимая мячик к левому плечу и дав команду «Рядом!»

Дрессировщик играет с собакой, доводит ее до состояния сильного возбуждения, а затем внезапно дает команду «Сидеть!». Пока возбуждение собаки не спало, он становится напротив нее, показывает ей мячик, удерживаемый в правой руке, заводит его влево вверх и дает команду «Рядом!». Собака подпрыгнет за ним, в этот момент дрессировщику следует увести ее себе за спину, чтобы она развернулась и прыгнула вперед в положение рядом. Подняв мяч над левым плечом, дрессировщик правильно усаживает собаку, так что ее морда устремляется вверх, а зад — вниз.

3. Сочетание механического воздействия и поощрения мячиком

Несмотря на то, что, работая за еду, собака научилась определенной четкости выполнения упражнения, притяжение мячика слишком сильно — собачья морда всегда будет устремлена вперед, а задние ноги — двигаться нечетко, в итоге собака будет садиться не строго рядом, а криво.

Мы решаем эту проблему на конечной стадии отработки упражнения, через принуждение. Как и раньше, дрессировщик приводит собаку в положение рядом с помощью мячика, но теперь, когда собака оказывается в положении рядом, прежде чем она сядет, дрессировщик «прибивает» ее к левой ноге резким и быстрым шлепком левой руки. Собака вздрогнет от шлепка, ее зад прижмется к ноге дрессировщика, и она сядет плотно и прямо. Тогда дрессировщик поощрит ее, мгновенно бросив ей мячик.

7. Движение «рядом»

Четкое заинтересованное движение рядом

Для обычного владельца собаки команда «Рядом!» не очень нужна. Гораздо чаще он пользуется командами «Ко мне!» или «Лежать!» и какой-то командой, чтобы собака не натягивала поводок. Движение рядом не так важно в быту, как на соревнованиях. Поэтому со спортивными собаками дрессировщики стараются, по возможности, не использовать навык движения рядом в повседневной жизни, боясь, что испортится качество выполнения упражнения.

Движение рядом по своей сути — упражнение на внимательность. Мы используем его для того, чтобы сделать собаку внимательной и безупречно послушной, а на испытаниях это упражнение показывает судье, насколько дрессировщик способен добиться такого внимания и послушания, не подавив при этом собаку.

Основные этапы обучения:

1. Движение рядом за лакомство

2. Движение рядом за мячик

3. Сочетание механического воздействия и поощрения игрой

4. Разворот

5. Движение рядом через группу

6. Выстрелы при движении рядом


1. Движение рядом за лакомство

Чтобы научить собаку ходить рядом, нам надо иметь возможность привлечь ее и побудить двигаться рядом с нами. Мы это делаем с помощью лакомства.

Все начинается с того, что собаку усаживают в исходном положении. Дрессировщик подносит правую руку, в кулаке которой зажато лакомство, собаке к носу, чтобы она его учуяла, но не могла съесть. Затем, весело и бодро произнеся «Рядом», он начинает двигаться вперед, сильно забирая вправо.

Шагая, он держит руку с лакомством низко, прямо перед своим левым бедром, так, чтобы собака, следуя за ней, шла четко рядом. Дрессировщик движется по малому кругу, поглаживает голову собаки левой рукой и приговаривает: «Хорошо! Рядом! Молодец!».

Дойдя до исходной точки, дрессировщик резко останавливается, дает команду «Сидеть!» и поднимает руку с лакомством вверх, чтобы собака быстро села прямо рядом, не забегая вперед и не поворачиваясь к нему. При необходимости можно похлопать левой рукой по левому боку собаки, побуждая ее сесть плотнее к ноге. Затем дрессировщик дает собаке лакомство, гладит ее и тут же начинает новый круг движения, возможно скармливая кусочек-другой лакомства на ходу.

На первых занятиях дрессировщик ходит только небольшими кругами по часовой стрелке. Позже он начинает двигаться по прямой туда и обратно, с разворотом через правое плечо на концах отрезка (как часовой на посту). В итоге траектория движения разнообразится за счет прямоугольников и восьмерок, при этом надо сохранять быстрый темп движения и бодро разговаривать с собакой, чтобы удерживать ее плотно рядом.

2. Движение рядом за мячик

Когда собака начинает правильно идти рядом на коротких дистанциях, мы усиливаем ее возбуждение и концентрацию на хозяине при помощи игрушки, которую он держит в руке вместо лакомства. Поощряя собаку за хорошую работу, мы не подкармливаем ее, а время от времени даем мячик — кидаем его на небольшое расстояние, и собака бросается за ним в погоню.

В итоге мы получим менее аккуратную работу. Собака, возбужденная видом мячика, может начать «подпихивать» хозяина, наталкиваться на него в процессе движения и теснить, стремясь добраться до «добычи».

Такое поведение желаемо. Если собака идет радостно, хорошо сконцентрировавшись на хозяине и почти рядом, мы всегда можем опустить ее с небес на землю и добиться большей четкости. Если же собака научится ходить рядом четко, но с побитым видом, будет очень сложно вернуть ее в оживленное состояние. На данном этапе единственное, что делает дрессировщик для улучшения четкости выполнения, — так это бросает мяч только тогда, когда все четыре лапы собаки находятся на земле и она идет рядом относительно корректно.

3. Сочетание механического воздействия и поощрения игрой

Иногда добиться очень хороших результатов удается с помощью только оперантных методов. Тем не менее подавляющему большинству собак приходится в итоге отшлифовывать навык при помощи поводка.

Дрессировщик корректирует невнимательность собаки разными неожиданными поворотами направо или кругом через правое плечо, сопровождая их резким рывком поводка. Отклонения в сторону исправляют поворотами направо и движением по кругу с мягкой коррекцией в сочетании с похвалой и ободрением, когда собака начинает плотно идти рядом. Неровную или медленную походку корректируют резкими непредсказуемыми остановками и рывками поводка вверх назад. Забегание вперед исправляют резкими, иногда жесткими поворотами налево, когда дрессировщик давит на собаку, ударяет ее коленом до тех пор, пока она не займет правильного положения.

Фокус в том, чтобы сделать работу четкой, не потеряв того замечательного воодушевления, которое собака испытывала, работая без ограничений. Поэтому, чем чаще дрессировщику приходится корректировать собаку, чтобы отработать четкость движения рядом, тем чаще он должен доставать мячик и играть с ней. Поводок используют и для приучения собаки сохранять правильное положение при смене темпа — с обычного на медленный, с медленного на обычный, с обычного на быстрый и обратно.

Мы предпочитаем использовать резкие переходы, а не медленные и постепенные — как многие дрессировщики — чтобы упростить задачу для собаки и удержать ее в правильном положении. Резкие переходы сложнее; мы применяем их потому, что это поддерживает в собаке интерес и требует от нее внимания к проводнику. Кроме того, резкая смена темпа показывает судье, что собака действительно работает, а не спит на ходу.

4. Разворот

Разворот в шутцхунде коренным образом отличается от разворота в АКС. В шутцхунде проводник разворачивается через левое плечо, а собака через правое и обходит проводника, возвращаясь в положение рядом.

Самый простой способ ввести разворот — обвести собаку вокруг при помощи поводка, перекладывая его из руки в руку за спиной. С этой же целью удобно использовать мячик, опять же перекладывая его из руки в руку. Если проводник делает поворот четко и решительно, собака естественным образом обойдет его вокруг.

На соревнованиях довольно часто случается видеть собак, которых при обходе отходят далеко от проводника и возвращаются в положение рядом недостаточно быстро. Дрессировщики часто усугубляют проблему, замедляясь и приостанавливаясь при развороте — чтобы дать собаке время сообразить.

Лучше не приостанавливаться, а напротив, ускориться на развороте, чтобы поторопить собаку. Проводник должен очень быстро развернуться, а затем пробежать вперед пять-шесть шагов. Собака останется позади и поспешит догнать его. Как только животное примет правильное положение, дрессировщик должен бросить мяч. И вскоре собака приучится ускоряться при разворотах.

5. Движение рядом через группу

Скопление людей может вызвать трудности только у собак с нестабильной психикой. Такие животные нервничают посреди группы, поскольку боятся людей, из которых она состоит. Для собак со здоровой психикой группа — это всего лишь еще один отвлекающий фактор.

В любом случае, готовим ли мы прекрасную молодую собаку для соревнований или же стараемся исправить недостатки посредственного животного, обучение движению рядом через группу одинаково. Суть в том, что проводнику следует очень энергично двигаться и делать много неожиданных поворотов. Собака должна быть слишком занята, чтобы смотреть по сторонам, пугаться или отвлекаться. Секундная невнимательность или потеря контакта «глаза в глаза» корректируются резкими поворотами направо и рывками поводком.

Рис. 69. Движение рядом — это упражнение на внимательность (Джэнет Бирк и Джейсон, SchH III)
Рис. 70. Когда собака начинает правильно ходить рядом за еду, мы усиливаем ее возбуждение и концентрацию на дрессировщике при помощи мячика
Рис. 71. В шутцхунде проводник разворачивается через левое плечо, а собака через правое

6. Выстрелы при движении рядом

Продолжать движение рядом при звуках выстрелов для собаки обычно проще, чем сохранять выдержку, поскольку при движении рядом собака занята работой и находится в непосредственной близости от хозяина. Следовательно, если мы приучили собаку к звуку выстрелов на выдержке, при движении рядом с этим проблем не возникнет.

Рис. 72. Остановка из бега. Собака движется быстрой рысью и должна четко остановиться
Рис. 73. Из всех упражнений, выполняемых из движения проще всего научить укладке. Но, необходимо внимательно отслеживать, чтобы собака не путала это упражнение с посадкой и остановкой из движения

11. Послушание: упражнения с фиксацией из движения

После прохождения маршрута по команде «рядом!» в шутцхунде III следует серия из четырех связанных между собой упражнений, максимальная оценка за которые составляет 30 баллов (общее количество баллов за весь этап проверки послушания — 100). Мы называем эти упражнения фиксацией из движения, они включают посадку из движения в среднем темпе (1), укладку из движения бегом (2), остановку из движения в среднем темпе (3) и остановку из движения бегом (4).

Термин упражнения с фиксацией из движения мы используем для обозначения не только перечисленных выше навыков, но всего комплекса, включающего подзыв и возврат в положение рядом, выполняемые собакой после укладки и остановки из движения бегом.

1. Остановка из движения

Послушание в шутцхунде включает в себя множество сложных навыков, и один из них — остановка из движения. Большинство собак не испытывают особых затруднений при обучении посадке и укладке из движения. Но когда мы вводим стойку, правильный ход событий иногда непостижимым образом нарушается. Животное может просто не понимать сути упражнения, а может, прекрасно освоив остановку, потерять другие навыки — посадку или укладку, либо и то и другое!

Порой кажется, что собака способна выполнять только два упражнения с фиксацией из движения. Поскольку при выполнении данных навыков требуется очень быстрая и решительная реакция на команду, а времени на то, чтобы сориентироваться, какая из команд прозвучала, у собаки очень мало, остановка из движения часто становится той самой соломинкой, которая ломает хребет верблюду.

Чтобы избежать таких проблем, мы начинаем обучение остановке из движения очень рано, и, по той же причине, до начала обучения посадке и укладке и движения.

Основные этапы обучения

1. Остановка из движения в среднем темпе

2. Остановка из движения бегом


1. Остановка из движения в среднем темпе

Дрессировщик начинает работу с собакой на поводке и с ремнем под брюхом. Он очень медленно ведет собаку рядом, а затем четко произносит: «Замри!» и производит довольно резкий рывок поводком, отступая при этом от собаки. Если животное пытается следовать за проводником или шагать куда-нибудь в другую сторону, коррекцию и команду повторяют. Если собака путается и пытается сесть или лечь, эти попытки пресекаются при помощи ремня под брюхом.

Как только собака успокоится и встанет неподвижно, дрессировщик возвращается к ней и сдержанно хвалит ее. Далее он дает команду «Рядом!», проходит еще несколько метров, а затем повторяет остановку из движения.

После нескольких повторов, когда у собаки сформируется представления о том, что от нее требуется, дрессировщик начинает, остановив собаку, бросать поводок и продолжать движение вперед. Он отходит на расстояние около 30 метров, поворачивается лицом к собаке, выжидает 5–10 секунд, возвращается и хвалит животное.

2. Остановка из движения бегом

Когда собака научится застывать неподвижно, останавливаясь из движения в медленном темпе, дрессировщик перестает использовать поводок и ремень под брюхом. Собака выполняет упражнение самостоятельно. Кроме того, ускоряется темп. Дрессировщик двигается все быстрее и быстрее и в итоге переходит на бег. Теперь собака должна четко остановиться из движения быстрой рысью.

Собаке не позволяется сделать ни единого шага после команды. Если животное продвигается на шаг-другой вперед, оно приобретает при этом чрезвычайно вредную и стойкую привычку, которая станет источником проблем как для дрессировщика, так и для самой собаки.

2. Посадка из движения

Обучение посадке из движения мы начинаем только после того, как собака в совершенстве освоит четкую остановку из движения бегом.

Принцип обучения посадке из движения:

Дрессировщик медленно ведет собаку рядом на поводке. В определенный момент дается команда «Сидеть!» и делается рывок поводком, чтобы посадить собаку. Дрессировщик приостанавливается ровно на то время, которое требуется собаке для посадки, а затем отходит на длину поводка, останавливается, поворачивается лицом к собаке, задерживается на секунду, возвращается к собаке и хвалит ее. Потом движение продолжается, и упражнение повторяют.

Постепенно дрессировщик начинает все меньше и меньше приостанавливаться при посадке собаки. В итоге, выполняя движение рядом быстрым шагом, он командует «Сидеть!» и продолжает движение, не меняя темпа. Если собака садится быстро и четко, дрессировщик начинает бросать поводок на землю и отходить вперед еще шагов на тридцать-сорок. Когда собака усвоит навык, поводок можно будет не использовать.

3. Укладка из движения

Вводить укладку из движения мы начинаем только после того, как собака безупречно освоит посадку и остановку из движения.

В ходе предыдущих занятий собака уже научилась выполнять строгую команду «Лежать!». Под строгостью команды мы подразумеваем ее значимость и тот факт, что если дрессировщик, произнося ее, чуть повышает голос, команда буквально вжимает животное в землю.

Поэтому очень просто научить собаку укладке из движения. По сути, это самое простое из трех упражнений с фиксацией из движения, и именно поэтому мы вводим его в последнюю очередь — дабы, как уже упоминалось, избежать синдрома «соломинки, ломающей хребет верблюду». Крайне важно позаботиться о том, чтобы собака не путала данный навык с остановкой и посадкой из движения.

Основные этапы обучения

1. Укладка из движения в среднем темпе

2. Укладка из движения бегом


1. Укладка из движения в среднем темпе

Дрессировщик медленно идет с собакой «рядом», потом четкой командой и резким угрожающим жестом укладывает собаку. Он приостанавливается ровно на то время, которое требуется собаке, чтобы упасть на землю, а затем отходит на пару шагов или на длину поводка, останавливается, поворачивается лицом к собаке, выжидает секунду, возвращается к ней и хвалит ее. Потом движение продолжается, и упражнение повторяют снова.

Всего через несколько занятий собака начнет падать по команде как подстреленная, и дрессировщик сможет начать:

— Все меньше и меньше приостанавливаться, произнося «Лежать», и вскоре он будет давать команду, не замедляя шага.

— Укладывать собаку из все более и более быстрого движения.

— Бросать поводок после того, как подана команда, продолжать двигаться вперед на расстояние 30–40 шагов прежде, чем остановиться и повернуться лицом к собаке.

2. Укладка из движения бегом

Если дрессировщик увеличивает темп движения постепенно и всегда следит за тем, чтобы собака ложилась быстро и четко, укладка из движения бегом не составит проблемы. Если собака медленно укладывается или проходит шаг-другой после команды, ее нужно корректировать, что легко сделать с помощью поводка. Дрессировщик использует его для удара. Пока собака бегом движется рядом, он держит поводок в правой руке, так что свисает конец длинной примерно 60 см, и в тот момент, когда подается команда, резко шлепает собаку по холке.

Следует позаботиться о том, чтобы реакция собаки на укладку не оказалась слишком сильной, важно не переусердствовать с коррекцией, поскольку это может отрицательно сказаться на выполнении посадки и остановки из движения. Кроме того, каждое занятие надо начинать и заканчивать несколькими повторами посадки и остановки.

4. Подзыв

При подзыве собака должна подбегать к проводнику с максимальной скоростью, садиться перед ним плотно и строго прямо, по команде быстро и четко занимать положение рядом

В случае если контактную собаку правильно воспитывали, и она обожает хозяина, ее не придется принуждать подходить к нему. Оставшись за спиной хозяина, лежа или стоя, собака будет дрожать от нетерпения, ожидая возможности присоединиться к нему. Для контактной собаки выполнение команды «Ко мне» это облегчение, а не обязанность. «Ко мне» означает: «Теперь ты можешь подойти ко мне», а не «А сейчас ты должна подойти ко мне».

Именно из-за того, что желание подойти у собаки столь сильно (а при помощи мячика мы сделаем его еще более сильным), главная трудность при выполнении этого упражнения предугадывание.

Если мы часто подзываем собаку после укладки и посадки из движения, мысли животного в большей степени будут поглощены подзывом, чем выполнением упражнения на фиксацию. Предвкушение подзыва — крайне позитивного упражнения, будет «тянуть» собаку вслед за хозяином по полю, заставляя ее ползти, вместо того, чтобы тут же замереть по команде.

Точно так же, если после подзыва мы всегда даем собаке команду «Рядом!», мы столкнемся с упреждением этой команды, от чего будет страдать правильная прямая фронтальная посадка. Собака начнет садиться криво, поближе к левому боку хозяина, или же вообще пропускать фронтальную посадку и при подзыве сразу же приходить в положение рядом.

Предупредить эту проблему мы можем, разграничивая подзыв и фиксацию из движения, а также подзыв и переход в положение рядом. Иными словами мы разучиваем и отрабатываем эти упражнения по отдельности.

Основные этапы обучения:

1. Формирование у собаки желания подходить к хозяину и отделение подзыва от выдержки в положении сидя, лежа и стоя.

2. Обучение плотной прямой фронтальной посадке.

3. Разграничение подзыва и перехода в положение рядом.


1. Формирование у собаки желания подходить к хозяину и отделение подзыва от выдержки в положении сидя, лежа и стоя

Сперва необходимо придать собаке скорость — сделать так, чтобы при подзыве она подбегала к нам со всех ног. Для этого мы используем мячик и неоднократные повторения. Чтобы не связывать подзыв с укладкой и остановкой из движения, мы просто не используем их, когда отрабатываем подзыв. Мы оставляем собаку не на выдержке, а с помощником, который удерживает ее за ошейник и не пускает пойти за хозяином.

Хозяин оставляет собаку с помощником и убегает. При этом не дают совсем никакой команды. Собака может лаять, вырываться, пытаться вывернуться из ошейника, а хозяин поощряет эти действия, оживленно подзывая собаку и подбрасывая мячик в воздух. Хозяин отбегает метров на 60–70 — собачье волнение из-за того, что хозяин уходит, доведет животное до предельного возбуждения. Тогда хозяин поворачивается лицом к собаке, выжидает несколько мгновений и спокойно, ровным голосом подзывает «Ко мне!». Помощник отпускает собаку, и она, освободившись, мгновенно устремляется к хозяину.

Когда собака подбегает ближе, на расстояние 5–10 метров, хозяин неожиданно бросает мячик. Важно направление броска — всегда назад через плечо или между ног, чтобы собака шла прямо. Собака пробегает вплотную рядом с ним, хватает мяч, а затем хозяин бурно хвалит ее.

Рис. 74. Для контактной собаки выполнение команды «Ко мне!» это облегчение, а не обязанность. Это означает: «Теперь ты можешь подойти ко мне», а не «Сейчас ты должна подойти ко мне»
Рис. 75. Для того чтобы собака застывала как камень, мы только иногда подзываем ее после остановки из движения. Это предотвратит проблемы с предугадыванием команды «Ко мне!» и удержит собаку от движения вперед по полю

Понятно и естественно, что таким образом подход вскоре станет для собаки любимым упражнением по послушанию.


2. Обучение плотной прямой фронтальной посадке

Следующий шаг — научить собаку, подойдя к дрессировщику, садиться напротив него плотно и прямо. Сделать это при подзыве с дальнего расстояния невозможно, поскольку собака с хорошей мотивацией будет нестись к хозяину с бешеной скоростью и несомненно наскочит на него (случаи, когда хозяев сбивают с ног не такая уж редкость), а затем сядет криво. Прежде чем требовать от собаки красивого подхода через все поле, мы должны научить ее безупречной фронтальной посадке — на короткой дистанции.

Дрессировщик подзывает собаку из выдержки в положении сидя, при этом расстояние не превышает длины поводка, чтобы собака оставалась спокойной и двигалась медленно. С помощью мячика и жестов руками дрессировщик отлично может сориентировать собаку по центру. Всякий раз, когда она пытается сесть криво, дрессировщик отступает на шаг назад, повторяя: «Ко мне! Сидеть!», и вновь старается привести собаку в положение прямо напротив. Мячик бросают только тогда, когда собака сядет прямо и плотно.

3. Разграничение подзыва и перехода в положение «рядом»

Не стоит совмещать отработку перехода в положение «рядом» с подзывом. Лучше просто посадить собаку, а самому встать прямо напротив нее и затем дать команду «Рядом!». Когда собака сядет слева от дрессировщика, он может поощрить ее игрушкой или снова встать напротив и повторить команду «Рядом!».

Мы можем работать над переходом в положение «рядом» столько, сколько пожелаем, не совмещая этот навык с подзывом и фронтальной посадкой.

5. Сохранение четкости выполнения упражнений из движения

Собака не должна путать разные упражнения на фиксацию из движения, все элементы упражнений должны выполняться четко и раздельно

Мы уже научили собаку по отдельности всем элементам упражнений с фиксацией из движения:

1. Посадке, укладке, остановке из движения

2. Подходу по команде и фронтальной посадке

3. Принятию исходного положения

Кроме того, мы позаботились о том, чтобы данные элементы были разделены в сознании собаки. Теперь надо собрать их в одно целое, так чтобы они объединились в отточенные, безупречно выполняемые упражнения.

Основные этапы обучения:

1. Дифференцировка команд

2. Создание непредсказуемости команд подзыва и перехода в исходное положение


1. Дифференцировка команд

Хорошее выполнение упражнений с фиксацией из движения предполагает очень быструю реакцию, это значит, что собака останавливается мгновенно, будто натолкнувшись на стену. В распоряжении животного только доли секунды, чтобы сориентироваться, какая команда была произнесена и определиться, какое же действие следует совершить — сесть, лечь или встать. Поэтому команды должны сильно отличаться друг от друга. Команду «Сидеть!» мы оставляем неизменной. Это ровное, «звонкое» слово, начинающееся с четкого свистящего звука. «Down!» («Лежать!») мы произносим гортанно, с властной, подчиняющей интонацией. «Back!» («Замри!») — отрывистое стаккато.

2. Создание непредсказуемости команд подзыва и перехода в исходное положение

Нельзя подзывать собаку после укладки и остановки из движения бегом до тех пор, пока она не освоит в совершенстве все четыре упражнения с фиксацией из движения и фронтальную посадку. Даже когда мы начинаем подзывать ее после укладки и остановки, мы делаем это не каждый раз, поскольку ожидание команды «Ко мне!» может создать проблемы и на данном этапе. Если потерять бдительность, то можно по неосторожности свести на нет всю проделанную нами кропотливую работу над упражнениями.

Мы подзываем собаку после фиксации из движения только иногда и в абсолютно случайном порядке, чтобы собака не могла догадаться, когда ее подзовут, а когда — нет. Отбежав на 30–40 шагов, дрессировщик останавливается, поворачивается лицом к собаке, как это положено делать на испытаниях перед подачей команды «Ко мне!», а затем в большинстве случаев просто возвращается к собаке и поощряет ее.

Точно так же, когда мы подзываем собаку командой (на большом расстоянии, с фронтальной посадкой), мы чаще всего не даем после этого команду «Рядом!». Основную работу над переходом в положение «рядом» мы проделываем отдельно от подзыва.

Все элементы упражнений на фиксацию из движения остаются отделенными друг от друга и таким образом оттачиваются во время дрессировки, в единое целое их собирают только на нескольких занятиях перед испытаниями и на испытаниях.

Рис. 76. Дрессировщик отрабатывает с собакой плотную прямую фронтальную посадку отдельно и от самого подзыва, и от принятия положения «Рядом»

12. Послушание: апортировка, препятствия и высыл вперед

Два самых сложных упражнения в послушании: апортировку и высыл вперед мы оставили напоследок.

1. Принуждение при апортировке

Собака должна быстро и четко, не перехватывая и не жуя, приносить гантель

Утверждение, что апортировка это сложное упражнение, может показаться смешным, ведь до сих пор мы не уставали повторять, что лучшие собаки для шутцхунда — это прирожденные апортировщики. Такие собаки с удовольствием будут таскать даже тяжелые палки, а уж легкую деревянную гантель и подавно. Кажется, так просто: заинтересовал собаку гантелью, бросил ее, а затем послал животное за ней, пока гантель все еще катится. Хороший апортировщик, конечно же, устремится вперед и принесет гантель хозяину. Проблема в том, как он ее принесет. Поскольку собакой движет стремление поймать добычу и у нее игровое настроение, она ужасно рада и довольна собой, то будет жевать и подбрасывать гантель, а может и уронить на землю, как это часто случается при игре с мячиком.

Если на испытаниях на каждом упражнении собака будет подобным образом играть с апотировочным предметом, она получит 12 штрафных баллов. Даже при условии, что она великолепно выполнит остальные упражнения и не потеряет на них ни одного балла (что маловероятно), все равно результат за послушание будет весьма скромным — 88 баллов, это довольно далеко от 96, необходимых для оценки «Отлично», и слишком мало, чтобы претендовать на призы.

Поэтому в шутцхунде большинство дрессировщиков обучают своих собак принудительной апортировке — превращая апортировку из развлечения в обязанность, они решают проблему игры с апортировочным предметом.

Основные этапы обучения:

1. Брать гантель из рук дрессировщика

2. Поднимать гантель с земли

3. Апортировка на поводке

4. Апортировка без поводка


1. Брать гантель из рук дрессировщика

Для успешного обучения апортировке по нашему методу должно быть установлено силовое превосходство над животным, чтобы оно физически не могло сопротивляться нашим действиям. Мы должны контролировать собаку, и контролировать с легкостью, чтобы иметь возможность делать именно то, что нам нужно.

Аналогично тому, как это делается при работе по защите, мы держим собаку на привязи, чтобы обеспечить себе превосходство. Собака привязана к столбу или к дереву поводком длиной около 2,5 м, который пристегнут к плотно сидящему кожаному ошейнику. На собаке должен быть надет и корректирующий ошейник, перевернутый так, чтобы удавочное кольцо оказалось спереди, под челюстью. Дрессировщик становится напротив собаки, держа в руках второй поводок, пристегнутый к корректирующему ошейнику. Чаще мы используем не простую удавку, а строгий ошейник.

Цель этого упражнения довольно проста — заставить животное взять гантель в пасть и удерживать ее. С поводком в левой руке и гантелью правой, дрессировщик начинает тянуть за поводок достаточно сильно, чтобы причинить собаке определенный дискомфорт. В тоже время он говорит «Апорт! Апорт!» (или «Держи!»). В какой-то момент собака откроет пасть — сопротивляясь сдавливанию ошейника или взвизгнув от боли, или, если это жесткая собака, — огрызаясь. В этот момент дрессировщик вкладывает гантель в пасть собаке, и, как только апорт окажется между челюстями, натяжение поводка ослабляют и животное мягко и сдержанно хвалят.

Собака тут же выплюнет гантель. Дрессировщик, как только видит, что гантель падает из пасти, поднимает ее и снова начинает тянуть за поводок. Он опять предлагает гантель собаке, говоря: «Апорт! Апорт!» — это продолжается до тех пор, пока собака, среагировав на неприятные ощущения, не откроет пасть, в которую дрессировщик тут же вкладывает гантель. Всегда, лишь только гантель оказывается в пасти собаки, натяжение поводка ослабляется.

У собаки остается только один выход: взять гантель в пасть, как только послышится команда «Апорт!», — только так удается избежать неприятных ощущений от строгого ошейника. Отказ брать гантель или выплевывание означают возвращение неприятных ощущений.

Собака быстро сообразит, что для нее лучше. У того, кто действительно хорошо владеет данной методикой обучения апортировке через принуждение, собаки начинают брать и удерживать гантель минут через пятнадцать после начала работы.

Принудив собаку взять гантель, дрессировщик сдержанно и спокойно хвалит ее, осторожно поглаживая, если это не мешает собаке продолжать удерживать апорт.

Через несколько секунд дрессировщик командует: «Дай!» и пытается забрать апорт. Многие собаки в этот момент упорно намертво сжимают челюсти, и для того, чтобы забрать у них апорт, понадобится некоторая коррекция. Ее осуществляют без помощи поводка, поскольку мы только что учили собаку, что натяжение поводка и неприятные ощущения, им вызываемые, означают необходимость взять гантель в пасть и не выплевывать. Следовательно, мы должны скорректировать собаку другим способом. Для этого используют очень легкий шлепок по нижней челюсти или кончику носа.

Дрессировщик работает с собакой на привязи один-два раза в день до тех пор, пока та не будет по команде «Апорт!» брать гантель в пасть и удерживать ее, а затем по команде «Дай!» отпускать без дополнительной коррекции.

2. Поднимать гантель с земли

Когда собака научилась брать гантель из рук хозяина, ее обучают поднимать апорт с земли.

Рис. 77. Апорт через принуждение. По тому, как собака стремится к гантели, ясно, что она начинает понимать, каких действий от нее ждут

Держа собаку по-прежнему на привязи, дрессировщик начинает увеличивать расстояние, с которого он подает ей гантель, сперва это 15, потом 20, потом 30 см и так далее. Если в какой-то момент собака отказывается взять гантель, проводник, натягивая поводок, создает ей неприятные ощущения, которые продолжаются до тех пор, пока животное не приблизится к апортировочному предмету и не возьмет его в пасть. Как только собака научится тянуться к апорту и даже шагать за ним, дрессировщик начинает опускать его все ниже и ниже, пока гантель не окажется на земле.

3. Апортировка на поводке

До сих пор собака оставалась на одном месте. Теперь дрессировщику надо научить ее не только тянуться за апортом, но и бегать за ним. Кроме того, нужно научить животное приносить апорт назад, не жуя и не роняя. Это не получится само собой только потому, что собака уже умеет брать гантель в пасть. Приучать собаку подносить апорт надо очень осторожно, поскольку животные могут вцепляться в апорт намертво и держать, но только до тех пор, пока их не подзывают, а после того, как сделают первый шаг, выплевывают его на землю.

Дрессировщик начинает работать с собакой, пристегнутой к поводку. Таким образом он сохраняет контроль над животным и в то же время дает ему свободу движения за апортом и обратно.

Дрессировщик стоит, собака в положении «рядом». Подав команду «Апорт!», дрессировщик не просто кладет гантель на землю, а быстро шагает вперед и бросает ее вперед, на расстояние метр-полтора. Собака идет вперед вместе с ним и поднимает гантель. Как только она это сделала, дрессировщик отступает назад, подзывая собаку, чтобы та вернулась и принесла гантель. Голосом и жестами дрессировщик помогает собаке выполнить правильную фронтальную посадку, затем подает команду «Дай!» и забирает апорт.

Если в какой-то момент собака выплевывает апорт, дрессировщик начинает ее корректировать и продолжает до тех пор, пока не добьется того, чтобы гантель вновь оказалась в пасти собаки. С определенного момента не стоит просто поднимать гантель и вкладывать ее собаке в зубы. Правильнее будет заставить животное понять, что прекратить неприятные ощущения можно только одним способом: надо найти гантель, подойти к ней и взять ее в пасть.

4. Апортировка без поводка

Во время первых занятий с собакой без привязи дрессировщик действует очень осторожно.

Используя поводок и строгий ошейник, он должен добиться, чтобы собака вначале брала апорт у него из рук, а затем поднимала с земли. И только если все идет гладко, он начинает выбрасывать гантель на несколько метров вперед и высылает за ней собаку.

Сперва дрессировщик всякий раз сопровождает собаку: идет вместе с ней за апортом, а затем отступает назад на несколько метров, давая ей возможность правильно подойти и отдать гантель. Он постоянно начеку, рядом с собакой, чтобы в любой момент скорректировать ее.

Если в такой ситуации собака работает надежно, дрессировщик перестает сопровождать ее, и животное начинает ходить за гантелью самостоятельно. В первый раз апорт бросают на расстояние, не превышающее длины поводка. Затем, по ходу дрессировки, все дальше и дальше, в итоге дрессировщик отпускает поводок, и собака бежит за апортом самостоятельно.

2. Апортировка через препятствия

Четкая уверенная апортировка через барьер и через наклонную стенку (барьер-горку)

Препятствия в шутцхунде не очень сложны. Любая собака в нормальной физической форме способна их преодолеть. Но чтобы это сделать, собака должна быть, что называется, «в духе». Если она подавлена или нервничает, то прыгает плохо. Плохо прыгающая собака будет постоянно ударяться о препятствие. В итоге, она будет бояться препятствий, ненавидеть их, а вероятно, заодно и апортировку.

Поэтому барьеры вводят в веселой игре, строго отдельно от апортировки через принуждение. Только когда собака легко и с удовольствием будет прыгать через барьеры в полную высоту и также стабильно носить апорт, можно соединять апорт и барьеры в единое целое.

Основные этапы обучения:

1. Прыжки через барьер

2. Преодоление наклонной стенки

3. Апортировка через барьер

4. Апортировка через наклонную стенку


1. Прыжки через барьер

Барьер для обучения — это наборная деревянная панель из досок, которые можно добавлять и убирать. Такая конструкция позволяет постепенно увеличивать высоту барьера, начиная с очень небольшой.

Первый раз ставят всего одну доску, высотой примерно 20 см. Стоя перед барьером и держа собаку на поводке, дрессировщик дает команду «Барьер!», затем бежит и перепрыгивает барьер туда и обратно вместе с собакой, а потом хвалит ее и играет с ней.

Собака отнесется к прыжку через барьер, как к замечательной игре. Не следует увеличивать высоту до тех пор, пока у животного не сформируется привычка всегда идти между стойками барьера (т. е. перепрыгивать через него) и никогда не пытаться обойти барьер стороной, а перепрыгнув вперед, всегда возвращаться обратно тоже прыжком через барьер. Тогда дрессировщик понемногу начинает увеличивать высоту, каждый раз на пять сантиметров, вплоть до нормативной — 1 метр. Когда прыгать вместе с собакой становится сложно, дрессировщик просто пробегает рядом с барьером.

2. Преодоление наклонной стенки

Технически преодоление наклонной стенки — это не прыжок, поскольку не желательно, чтобы собака через нее перепрыгивала. Если животное вскочит на верх стенки, а затем спрыгнет с другой стороны, это даст абсолютно ненужную нагрузку на плечевые суставы.

Вместо этого мы учим собаку залезать на наклонную стенку (взбираться на горку) с одной стороны и слезать с другой. Мы добиваемся этого, раскладывая стенку так, чтобы ее высота была всего лишь около метра. Поскольку наклон стенок невелик, поначалу собака просто взбегает с одной стороны и сбегает с другой.

Как и при обучении прыжкам через барьер, дрессировщик подает команду «Барьер!» и бегом проводит собаку на поводке через наклонную стенку и обратно, награждая ее похвалой и игрой с мячиком. Он, конечно, не может пробежать по стенке вместе с собакой, поэтому просто бежит рядом. Далее мы постепенно складываем стенку, так, что она становится все выше.

Когда высота приближается к требуемой, дрессировщик уделяет особое внимание замедлению собаки при спуске, чтобы у нее сформировалась привычка слезать вниз, а не просто спрыгивать.

Собаку послали за апортом, а дрессировщик тем временем подбегает к стенке, взбирается наверх и подзывает собаку, похлопывая по барьеру руками. Как только собака оказывается на барьере, дрессировщик спрыгивает, отступает на метр-другой и… ждет собаку, несущую ему апорт.

3. Апортировка через барьер

Когда собака начнет легко преодолевать метровый барьер, можно объединять это упражнение с апортировкой. Но вместо того, чтобы задать максимальную высоту барьера, перебросить через него апорт и смотреть, что же из этого получится, мы по-прежнему действуем аккуратно и постепенно.

Рис. 78. Собака, которая соскакивает с вершины стенки на землю вместо того, чтобы слезать, демонстрирует хорошую энергичную работу, но при этом получает нежелательное воздействие на суставы. (Дерри)
Рис. 79. Дрессировщик обучает собаку взбираться на стенку, а не запрыгивать на нее, широко раскрывая наклонную стенку, так чтобы ее высота была всего лишь около метра. Затем он проводит по ней собаку на поводке
Рис. 80. Обучение апортировке через наклонную стенку
Рис. 81. Мы считаем, что энергичный азартный высыл вперед — это один из сложнейших навыков послушания в шутцхунде

Мы возвращаемся к минимальной высоте и отрабатываем апортировку через двадцатисантиметровый барьер. Если с этим не возникает никаких проблем, мы снова начинаем постепенно увеличивать высоту барьера до максимальной.

4. Апортировка через наклонную стенку

Убедиться, что все идет как надо в случае с апортировкой через наклонную стенку, немного сложнее, из-за размеров стенки. Поэтому мы обучаем апортировке через стенку в последнюю очередь.

Мы предпочитаем не уменьшать высоту барьера и не проводить собаку за апортом на поводке (как это чаще всего делается). В данном случае от дрессировщика — как показывает наш опыт — гораздо больше проблем, чем пользы, хотя бы потому, что он оказывается на пути у собаки.

Обычно мы раскладываем стенку на среднюю высоту, перебрасываем через нее гантель и высылаем собаку за апортом без поводка. Но пока собака бежит за гантелью, дрессировщик подбегает к стенке и забирается наверх. Когда собака поднимает апорт и оборачивается, первое, что она видит — хозяина над барьером. Он зовет ее и хлопает рукой по стенке. Увидев, что собака начала взбираться на стенку, дрессировщик спрыгивает и отступает. Животное следует за ним, преодолевает барьер, подходит, садится перед ним и отдает апорт.

3. Высыл вперед

Собака должна с максимальной скоростью бежать по прямой, вперед от дрессировщика, до команды «Лежать!»

Мы считаем, что высыл вперед — самое сложное из упражнений по послушанию в шутцхунде. Выполняя все остальные упражнения, собака ориентируется на хозяина, смотрит на него, слушает его, движется рядом с ним или движется к нему. При высыле вперед от собаки требуется нечто принципиально иное. Она должна устремиться вдаль от хозяина и бежать быстро и прямо до тех пор, пока не услышит команду «Лежать!». Опытным дрессировщикам известно, с каким трудом большинство собак осваивает этот навык.

Разумеется, мы говорим не о так называемом «домашнем» высыле вперед. Как и остальным участникам соревнований по шутцхунду, нам часто приходилось демонстрировать работу собак на той площадке, где мы с ними занимались. Если времени на подготовку к испытаниям, проводящимся на нашей площадке, было мало, мы, как и все остальные, «подделывали» высыл вперед. Это легко сделать, научив собаку отбегать в определенное место, как правило, в конец площадки, к ограде, где она всегда найдет мячик или лакомство. Единственный день, когда она не находит подкрепления — это день испытаний.

«Поддельному» высылу вперед научить крайне просто. Но, конечно, собака будет выполнять команду только на своей площадке и побежит только в ту сторону, где она привыкла находить подкрепление. Однажды авторы буквально впали в оцепенение.

Дело было так: мы готовились к нашим первым испытаниям по шутцхунду I и неделю обучали своих собак высылу вперед, используя в качестве ориентира место у восточной границы дрессировочной площадки. А в день соревнований узнали, что судья решил, что высыл вперед будет производиться в западном направлении.

Настоящий высыл вперед — нечто совсем иное. Проводник может привести свою собаку на любую площадку, указать любое направление, дать команду, и собака побежит вперед быстро и прямо. Она будет бежать не к чему-то. Она будет бежать от проводника.

Собаке, которую всю жизнь учили смотреть на хозяина и двигаться к нему, очень сложно это усвоить.

Тот способ обучения высылу вперед, который используем мы, строится на стремлении к апортировке, за основу мы взяли приемы подготовки охотничьих собак к полевым испытаниям и подносу птицы. В дрессировке охотничьих собак высыл вперед — это базовый навык, на котором основана большая часть остальной работы, и для дрессировщиков охотничьих собак не сложно научить животное быстрому и прямому высылу вперед, более чем на 250–300 м по пересеченной местности.

В шутцхунде хорошо, если собака отходит от нас на 65–70 шагов по ровному полю. (Нормативы шутцхунда III предусматривают всего сорок шагов, но если у собаки хорошо поставлен высыл вперед, можно позволить ей отбежать немного дальше, прежде чем дать команду «Лежать!». Всегда давайте судье возможность хорошенько разглядеть то, что собака делает отлично!)

Успех высыла вперед зависит от терпения, правильных способов обучения и запаса времени. Для обучения этому навыку мы отводим по меньшей мере несколько месяцев.

Основные этапы обучения:

1. Высыл к мишени

2. Высыл к нескольким мишеням

3. Мишени в разных местах

4. Незамедлительная укладка по окончании движения вперед


1. Высыл к мишени

Первый шаг в работе над высылом вперед — обучение собаки по команде отбегать вперед к мишени. Если собака «сходит с ума по мячику», это не сложно сделать, достаточно положить мячик на землю так, чтобы собака могла его видеть и послать ее за ним. Это называется высылом к мишени.

Начинают с того, что оставляют собаку на выдержке в положении сидя и отходят от нее всего на несколько метров. Дрессировщик показывает мячик, пару раз подбрасывает его в воздух и ловит, а затем кладет на землю.

Мячик кладут на площадке в определенное место — это мишень для собаки, и некоторое время мячик никуда не переносят. Мы будем высылать собаку четко в направлении этой мишени.

Дрессировщик возвращается к собаке, становится в исходное положение и дает собаке «направление», т. е. указывает на мячик левой рукой. Затем, командой «Вперед!» и жестом в сторону мишени он высылает животное.

Собака пробегает около 5 метров, отделяющих ее от мячика, подхватывает его. Тем временем дрессировщик отступает на несколько метров и оказывается на расстоянии примерно 8 м от мишени. Когда счастливая собака приносит ему мяч, дрессировщик гладит и хвалит ее, затем забирает мяч и снова сажает собаку на выдержку. Затем относит игрушку к тому же месту, что и в первый раз, и опять посылает за ней собаку.

В течение нескольких занятий дрессировщик повторяет высыл к мишени снова и снова, каждый раз отступая чуть дальше от места расположения мишени, пока собака бежит за мячиком. Вскоре он начинает высылать собаку на расстояние порядка 100 метров и более. Этого достаточно для того, чтобы собака уже не видела мяча, к которому она бежит, — вне зависимости от покрытия. Собака бежит первые метров 15 «вслепую» и только потом видит мячик. Но поскольку она усвоила, куда нужно бежать, и знает, что всегда найдет мячик на одном и том же месте, она бежит прямо туда и так быстро, как только может.

Наша задача добиться, чтобы собака поверила, что найдет мяч, если побежит в направлении, указанном хозяином. Для этого нам надо, чтобы она:

— Решительно и быстро бежала вперед «точно по прямой», т. е. не отклонялась, не сбивалась, не кружила, а двигалась четко от дрессировщика к мишени.

— Отбегала далеко, не видя мячика на протяжении большей части движения.

Традиционно дистанцию, которую собака бежит вслепую, увеличивают, меняя местоположение мишени. Дрессировщик высылает собаку с одного и того же места, но всякий раз немного увеличивает расстояние до мишени, перекладывая мяч еще дальше.

Это значит, что каждый раз, когда дрессировщик перемещает мишень, собака не знает, где найдет мяч. Можно надеяться, что собака будет искать игрушку так, как мы того хотим — побежит к ней по прямой. Но, если дрессировщик не будет предельно осторожен и предусмотрителен, все может получиться иначе. Собака начнет двигаться челноком в поисках мяча. Она может вообще потерять направление, отклониться и пробежать мимо игрушки, а затем возбужденно искать ее, беспорядочно петляя по площадке. А чаще всего случается так, что собака пробегает некоторое расстояние к тому месту, где она уже привыкла находить мяч, затем замедляется до вялого галопа или рыси, опускает голову вниз и медленно движется по площадке, пытаясь увидеть мяч или найти его по запаху.

Закрепление стратегии поиска игрушки при высыле вперед легко может привести к неутешительному итогу: собака будет двигаться неуверенным галопом, опустив голову, челноком, отклоняясь, возвращаясь назад и петляя, если ей покажется, что она отбежала слишком далеко.

При том способе обучения, который используем мы, собака всегда находит мишень на одном и том же месте, а дрессировщик постепенно увеличивает расстояние, отходя от мишени. Животное всегда точно знает, куда бежать. Собака все дольше и дольше бежит вслепую, но никогда не отклоняется, не челночит, не опускает голову, не пробегает мимо мяча, не мечется в его поисках. Собака движется прямо и бежит со всех ног.

2. Высыл к нескольким мишеням

В обучении наблюдается прогресс, но мы все еще очень далеки от настоящего высыла вперед. Собака бежит только потому, что знает о мяче, который ее ждет, и знает, где он ее ждет, поскольку каждый раз перед высылом она видит, как дрессировщик кладет мяч на то же самое место. Если собака не увидит, как хозяин походит к этому месту, скорей всего, она тоже туда не пойдет.

Есть простой изящный способ «окутать туманом» взаимосвязь между перемещениями дрессировщика и присутствием или отсутствием мяча на месте. Когда дрессировщик отправляется к мишени, он оставляет не один мяч, а три или четыре.

Первый высыл «горячий». Собака видела, как хозяин подошел к мишени всего несколько секунд назад, и потому у нее есть все основания верить в то, что там ее ожидает мяч. Но второй высыл «холоднее». Воспоминание о том, как дрессировщик подходил к мишени, стирается, третий и четвертый высылы делаются исключительно «на веру». Собака бежит к мишени по привычке, и всякий раз находит там мяч. Даже если на площадке не видно мячика, даже если собака не видела, как хозяин его положил, она уже твердо убеждена, что, двигаясь в указанном направлении, непременно его найдет.

Укрепить это убеждение можно двумя способами:

1. Класть мячи всякий раз все незаметнее, чтобы, в конце концов, собака не могла увидеть их до тех пор, пока не окажется за 6–7 м до мишени. В итоге большую часть дистанции она будет бежать вслепую.

2. Теперь собака не должна видеть, как вы кладете мяч. (Оставить ее на это время в машине.) В этом случае первый высыл тоже «холодный».

3. Мишени в разных местах

Разумеется, если мы отправимся с собакой на другую площадку и попытаемся сделать первый высыл «холодным», это не сработает. Понимание сути высыла вперед — убежденность собаки, что она найдет мяч, — привязано к определенному месту. Собака по прежнему бежит к чему-то — к знакомому месту на определенной площадке. Для того, чтобы собака брала направление и бежала от хозяина (и делала это даже если никогда не находила мяча там, куда мы ее посылаем), надо поработать над этим упражнением в других местах.

На новом месте мы начинаем практически с нуля. Мяч-мишень размещается недалеко до тех пор, пока дрессировщик не будет уверен, что собака точно знает, куда двигаться. Затем он проделывает все то же, что и раньше — в итоге собаку высылают к нескольким мишеням на большое расстояние на новом месте.

Затем дрессировщик отвозит собаку в другое место, и все начинается сначала. Но на этот раз прогонять все этапы можно быстрее, поскольку собака начинает работать увереннее, и навыки закрепляются.

К тому моменту, когда дрессировщик отработает по четыре-пять высылов к мишени в четырех-пяти разных местах (для этого прекрасно подойдут парки и пустыри, нет необходимости искать пять дрессировочных площадок), достаточно однократно показать собаке положение мишени на новом месте и можно высылать ее на большое расстояние несколько раз.

На этом этапе вводят новый элемент. Дрессировщик возвращается на первую площадку, туда, где начиналось обучение, к мишени, которую собака уже знает, но к которой ее не высылали на протяжении некоторого времени. Он кладет на привычное место несколько мячиков, но так, чтобы собака этого не видела, а затем высылает ее к мишени (высыл абсолютно «холодный», прямо от машины) с довольно большого расстояния. Если животное решительно бежит в правильном направлении в первый раз (первый раз самый сложный), оно готово к следующему шагу, еще более трудному.

На этот раз дрессировщик отвозит собаку туда, где она еще никогда не работала. Он раскладывает несколько мячей вне пределов видимости собаки. Затем указывает рукой направление к мишени, и высылает собаку вперед.

Чтобы быть уверенным, что собака будет двигаться по прямой в правильном направлении и придет четко к мишени, дрессировщику следует:

1. Провести собаку по команде рядом по той же линии, по которой он будет ее высылать вперед. Позднее привычка работать именно так сослужит ему добрую службу, поскольку на испытаниях высыл вперед всегда делают по той же линии, что и движение рядом. Собака вскоре свяжет эти два упражнения друг с другом, и направление движения рядом станет для нее подсказкой при высыле вперед.

2. Выбрать абсолютно ровную, гладкую и относительно узкую площадку, огороженную параллельными стенками забора, что поможет задать собаке четкое прямое направление к мишени.

4. Незамедлительная укладка по окончании движения вперед

Теперь собака побежит в любом направлении, которое мы ей укажем, но работа над упражнением «высыл вперед» еще не окончена.

В день испытаний собака не найдет мячика на площадке. Мы должны будем выслать ее вперед, а затем уложить через 50–60 м. На таком расстоянии, учитывая, насколько возбуждена собака, и то, что она привыкла бежать вперед до тех пор, пока не найдет мяч, она вряд ли ляжет по команде.

Если мы хорошо контролируем собаку, то несомненно уложим ее, непрерывно выкрикивая команду, однако не раньше, чем она вдоволь порыщет по полю в поисках мячика, убежденная, что он должен быть где-то там. Разумеется, это неприемлемо. По команде собака должна упасть сразу — как подстреленная. Если мы будем пытаться добиться этого исключительно физической силой, устремляясь к собаке бегом, чтобы «задать» ей, когда она ложится медленно, то в результате получим серьезные проблемы. Поэтому мы применяем другой, удивительно изящный прием (ему нас научила Джанет Берк): мы используем ожидания собаки, чтобы она охотнее ложилась по нашей команде.

Дрессировщик привозит собаку к мишени, которую она очень хорошо знает, и делает серию высылов к нескольким мячам с очень короткого расстояния — примерно 12 м. Трава на площадке должна быть такой, чтобы собака могла увидеть, есть мяч или его нет, только подойдя вплотную к мишени.

Сделав несколько высылов, в итоге дрессировщик посылает собаку к пустому месту (все мячи уже найдены, принесены проводнику и лежат у него в карманах). Когда собака подбегает месту расположения мишени, дрессировщик кричит: «Лежать!». Если он хорошо контролирует животное, то на таком небольшом расстоянии собака быстро ляжет. Как только собака ложится, дрессировщик тут же бросает ей мяч, перекинув его за собаку.

Со временем это происходит все чаще, и собака начинает различать, что:

— Если дрессировщик не дает команды «Лежать!», то на площадке ее ждет мяч, и надо только добежать до него. Необходимо регулярно делать это упражнение, чтобы собака продолжала бегать вперед по прямой, движимая добычным инстинктом.

— Если же дрессировщик командует «Лежать!», на площадке мяча нет. Она получит его от дрессировщика, но для этого надо повернуться к нему мордой и упасть на землю.

Обязательно нужно достичь сбалансированности в ожиданиях собаки относительно мяча — найдет ли она его на земле или получит от хозяина. Если собака станет получать мяч от дрессировщика слишком часто, то будет поглощена ожиданием броска, и это помешает движению вперед. Собака начнет оглядываться, отклоняться или даже останавливаться, оборачиваться и преждевременно ложиться. С другой стороны, если собака слишком часто будет находить мяч на земле, она начнет медленно ложиться по команде, уверенная в том, что где-то рядом ее ждет мяч, и нужно продолжать движение до тех пор, пока он не будет найден.

Это хрупкое равновесие и поддерживать его довольно сложно. Рано или поздно, для большинства собак приходится применять принуждение, чтобы отточить упражнение и добиться стабильности выполнения.

13. Защита: нормативные требования

Защита: шутцхунд I

Удержание и облаивание (5 баллов)

Прежде, чем проводник с собакой выйдут на поле для испытаний, фигурант прячется за одним из укрытий. По указанию судьи проводник с собакой в положении «рядом» проходит в середину между двумя укрытиями. По сигналу судьи проводник отстегивает поводок и высылает собаку к укрытию. Когда собака находит фигуранта, она должна удерживать его, остановившись вплотную перед ним и энергично и угрожающе облаивая. Фигурант стоит неподвижно и никаким образом не угрожает собаке, а она не должна кусать его. Штрафные баллы снимают за пихание, укусы, недостаточно энергичное облаивание и недостаточную бдительность.

Нападение на проводника (35 баллов)

По завершении упражнения «удержание и облаивание» проводник по сигналу судьи подходит к собаке, берет ее за ошейник и отводит от фигуранта. Фигурант выходит из-за укрытия, и как только он вышел, туда заходят проводник с собакой. Пока собака, находясь за укрытием, не видит фигуранта, тот проходит к новому укрытию.

По указанию судьи проводник с собакой на поводке в положении «рядом», проходит новому укрытию. Не прекращая движения, проводник отстегивает поводок и продолжает двигаться в сторону укрытия. Внезапно из укрытия выскакивает фигурант и имитирует нападение на проводника. Собака без команды должна атаковать фигуранта и взять рукав полной крепкой хваткой. Во время борьбы фигурант движется на собаку и наносит ей два удара гибким стеком. По указанию судьи фигурант прекращает борьбу и замирает. Проводник командует «Дай!», и собака должна прекратить хватку. Собака не получит оценки в шутцхунде, если хотя бы один раз в течение испытаний откажется отпустить рукав. После команды «Дай!» собака должна оставаться вблизи фигуранта и охранять его. Она может лаять или молчать, ей разрешается сидеть, лежать или стоять, главное, чтобы она оставалась настороженной и сосредоточенной на фигуранте. По указанию судьи проводник подходит к собаке и снова берет ее за ошейник, так, чтобы фигурант мог уйти.

Рис. 82. «Защитная собака должна быть жесткой, но за счет дрессировки ее жесткость направлена в нужную сторону и ограничена безупречным послушанием», Макс фон Шефаниц

Лобовая атака (60 баллов)

Фигурант убегает по полю, делая угрожающие жесты в сторону проводника. Когда фигурант отбегает примерно на пятьдесят шагов, проводник по указанию судьи высылает собаку за фигурантом. Когда расстояние между фигурантом и собакой сокращается примерно до тридцати шагов, он оборачивается и бежит прямо на собаку, угрожая (крича и размахивая стеком). Собака не должна проявлять неуверенности, ее задача атаковать фигуранта и схватить его. Фигурант борется с собакой в течение пяти-шести секунд, не нанося ударов стеком, и замирает. Проводник, который остается в той же точке, откуда посылал собаку, командует «Дай!». Затем он ждет указания судьи для того, чтобы подойти к собаке (примерно через 30 секунд). Подойдя, он обыскивает фигуранта и забирает стек. Потом проводник с собакой конвоируют фигуранта к судье. Проводник идет справа от фигуранта, собака на поводке между ними. Во время конвоирования собака должна оставаться настороженной, но контролируемой, и корректно двигаться рядом. Это упражнение называется боковое конвоирование.

На протяжении всей проверки защитного раздела судья оценивает у собаки желание бороться. Для того чтобы получить максимальный балл, животное должно показать уверенность в себе, выраженное желание бороться и продемонстрировать крепкую полную хватку. Если в какой-то момент фазы охраны (во время удержания и облаивания или после прекращения хватки) собака возвращается к проводнику, или проявляет невнимательность к фигуранту, судья оценит ее склонность к борьбе не выше, чем «имеется в наличии» (в отличие от «выражено», см. Оценки). Если собака выходит из-под контроля проводника, не отпускает рукав по команде, не производит хватку при лобовой атаке или нападении на проводника, защитный этап считается не пройденным.

Защита: шутцхунд II

Поиск фигуранта (5 баллов)

До того, как проводник с собакой выйдут на поле, фигурант прячется за одним из укрытий. По сигналу судьи проводник с собакой проходят в середине между первыми двумя укрытиями. Собака идет без поводка. Проводник высылает собаку на обыск первого укрытия — левого или правого, в зависимости от указания судьи. Затем он продолжает движение по воображаемой средней линии, управляя собакой голосом и жестами — подзывает ее и высылает снова, в конечном итоге собака оббегает по очереди все шесть укрытий, двигаясь челноком. Во время выполнения упражнения собака должна продемонстрировать интенсивный заинтересованный поиск. Для управления собакой и задания направления поиска проводник может использовать команду «Ко мне!» или кличку собаки.

Удержание и облаивание (10 баллов)

Фигурант стоит за шестым укрытием, и когда собака находит его, продолжает оставаться неподвижным. Собака должна удерживать его угрожающим облаиванием, но не толкать и не прихватывать. По сигналу судьи проводник подходит к указанному месту, как правило, шагах в четырех от собаки, и по следующему указанию судьи подзывает собаку в положение «рядом». Потом проводник требует от фигуранта выйти из укрытия, командует «Руки вверх!» и укладывает перед ним собаку. Проводник обыскивает фигуранта, а затем уходит за укрытие. Все это время собака должна настороженно следить за фигурантом.

Побег (10 баллов) и нападение (40 баллов)

По указанию судьи фигурант пытается совершить побег. Собака должна незамедлительно остановить его, сделав крепкую хватку за рукав. Когда фигурант прекращает борьбу, собака должна отпустить рукав по команде и настороженно охранять фигуранта. По сигналу судьи фигурант возобновляет нападение на собаку, угрожая ей стеком и двигаясь в ее сторону. После того, как собака выполнила крепкую хватку, фигурант наносит ей два удара по спине или холке. Затем фигурант замирает, и проводник командует «Дай». Потом он приказывает фигуранту поднять руки вверх, укладывает собаку и обыскивает фигуранта. Поскольку стек понадобится фигуранту во время следующего упражнения, проводник не забирает его при обыске. Далее проводник дает фигуранту указание двигаться вперед, и они с собакой конвоируют фигуранта, следуя за ним на расстоянии пяти шагов.

Конвоирование (5 баллов)

Проводник с собакой конвоируют фигуранта на протяжении примерно пятидесяти шагов, выполняя повороты в соответствии с указаниями судьи. Во время конвоирования собака должна сохранять контакт с проводником и настороженно следить за фигурантом.

Нападение (10 баллов) и лобовая атака (20 баллов)

Во время конвоирования фигурант по сигналу судьи оборачивается и имитирует нападение на проводника. Собака должна незамедлительно атаковать его и взять рукав полной крепкой хваткой. Собака может прекратить атаку самостоятельно, если фигурант замирает, или по команде «Дай!». Затем фигурант отходит на расстояние около 100 шагов и начинает производить угрожающие движения. Удерживая собаку за ошейник, проводник командует фигуранту остановиться, но тот убегает. Проводник пускает за ним собаку. Когда собака приближается к фигуранту на расстояние сорока шагов, он оборачивается и бежит прямо на животное. Собака должна без колебаний взять его за рукав полной крепкой хваткой. Когда борьба прекращается, собака снова должна отпустить рукав и, оставаясь перед фигурантом, удерживать его. Проводник забирает собаку, обыскивает фигуранта, конфискует у него оружие и выполняет боковое конвоирование в сторону судьи.

Защита: шутцхунд III

Поиск фигуранта (5 баллов)

До того, как проводник с собакой выйдут на поле, фигурант прячется за одним из укрытий. По сигналу судьи проводник с собакой проходят в середине между первыми двумя укрытиями. Собака идет без поводка. Проводник высылает собаку на обыск первого укрытия — левого или правого, в зависимости от указания судьи. Затем он продолжает движение по воображаемой средней линии, управляя собакой голосом и жестами — подзывает ее и высылает снова, так, что собака оббегает по очереди все шесть укрытий, двигаясь челноком. Во время выполнения упражнения собака должна продемонстрировать интенсивный заинтересованный поиск. Для управления собакой и задания направления поиска проводник может использовать команду «Ко мне!» или кличку собаки.

Рис. 83. В шутцхунде I в упражнении «нападение на проводника» фигурант прячется за укрытием, а затем, по сигналу судьи выскакивает и атакует проводника и собаку. (Чарли Бартоломью и Gillian de Loup Noir, SchH III, Ринг I.)
Рис. 84. После удержания и облаивания в шутцхунде II и III, проводник подзывает собаку в положение «рядом», а затем приказывает фигуранту выйти из-за укрытия. (Полицейский Крис Уоршем с Бени, SchH I, PD II.)
Рис. 85. Побег. Пока проводник обыскивает укрытие, собака бдительно охраняет фигуранта. Когда он пытается сбежать, собака преследует его и останавливает, без команды. (Бени.)

Удержание и облаивание (10 баллов)

Фигурант стоит за шестым укрытием, и когда собака находит его, продолжает оставаться неподвижным. Собака должна удерживать его угрожающим облаиванием, но не напрыгивать на него. Баллы вычитаются за прихватывание, недостаточную внимательность или отсутствие облаивания. По сигналу судьи проводник подходит к указанному месту, как правило, шагах в четырех от собаки, и по следующему указанию судьи подзывает собаку в положение «рядом». Потом проводник требует от фигуранта выйти из укрытия, командует «Руки вверх!» и укладывает перед ним собаку. Проводник обыскивает фигуранта, а затем уходит за укрытие. Все это время собака должна настороженно следить за фигурантом.

Побег (10 баллов) и нападение (25 баллов)

По указанию судьи фигурант пытается совершить побег. Собака должна незамедлительно остановить его, сделав крепкую хватку за рукав. Когда фигурант прекращает борьбу, собака должна отпустить рукав (по команде или самостоятельно) и настороженно охранять фигуранта.

По сигналу судьи фигурант возобновляет нападение на собаку, угрожая ей стеком и двигаясь в ее сторону. После того, как собака выполнила крепкую хватку, фигурант наносит ей два удара по спине или холке. Затем фигурант замирает, и проводник командует «Дай». Потом он приказывает фигуранту поднять руки вверх, укладывает собаку и обыскивает фигуранта. Поскольку стек понадобится фигуранту во время следующего упражнения, проводник не забирает его при обыске. Далее проводник дает фигуранту указание двигаться вперед, и они с собакой конвоируют его, следуя за ним на расстоянии пяти шагов.

Заднее конвоирование (5 баллов)

Проводник с собакой конвоируют фигуранта на протяжении примерно пятидесяти шагов, выполняя повороты в соответствии с указаниями судьи. Во время конвоирования собака должна сохранять контакт с проводником и настороженно следить за фигурантом.

Нападение (10 баллов), преследование (10 баллов) и лобовая атака (25 баллов)

Во время конвоирования фигурант по сигналу судьи оборачивается и имитирует нападение на проводника. Собака должна незамедлительно атаковать его и взять рукав полной крепкой хваткой. Собака может прекратить атаку самостоятельно, когда фигурант замирает, или по команде «Дай!». Проводник забирает собаку, обыскивает фигуранта, конфискует у него оружие и выполняет боковое конвоирование в сторону судьи. По указанию судьи первый фигурант уходит с площадки, за пределы поля зрения. Проводник с собакой в положении «рядом» проходят к противоположному краю поля и на некоторое время становятся за укрытие. Тем временем второй фигурант прячется за укрытие в противоположном конце поля. По указанию судьи проводник с собакой выходят из-за укрытия и становятся посередине между двумя крайними укрытиями, проводник берет собаку на поводок. По сигналу судьи из-за укрытия на противоположном конце площадки появляется фигурант и начинает угрожать проводнику и собаке — кричать и размахивать стеком. Проводник приказывает ему остановиться. Фигурант игнорирует крик проводника и пускается в бегство. По сигналу судьи проводник спускает собаку с поводка и высылает ее за убегающим фигурантом. Когда собака приближается к фигуранту на расстояние сорока шагов, тот оборачивается и бежит прямо к животному, крича и размахивая стеком. Собака без колебаний должна броситься прямо на фигуранта и взять рукав полной крепкой хваткой. Фигурант борется с собакой в течение пяти-шести секунд, а затем застывает. Собака должна отпустить рукав, оставаться перед фигурантом и бдительно его охранять. Через несколько мгновений фигурант снова нападает на собаку. Он движется на собаку и наносит по ее спине или холке два жестких удара стеком, а затем замирает. Собака снова отпускает рукав и охраняет фигуранта. По указанию судьи проводник подходит к собаке. Он командует фигуранту: «Шаг назад!» и «Руки вверх!», затем укладывает собаку, обыскивает фигуранта, забирает у него стек и выполняет боковое конвоирование в сторону судьи, который находится на расстоянии примерно пятидесяти шагов. Проводник предъявляет стек судье, называет кличку собаки и докладывает об окончании прохождения защитного раздела.

Рис. 86. Если собака смелая, то во время лобовой атаки бывают весьма зрелищные моменты. («Дери» Сьюзен Барвиг.)

Оценка

Для того чтобы защитный раздел считался успешно пройденным, проводник с собакой должны набрать минимум 80 баллов из 100 возможных. Общая оценка согласно набранным баллам присуждается следующим образом:


96–100 баллов — отлично (Vorzuglich)

90–95 баллов — очень хорошо (Sehr Gut)

80–89 баллов — хорошо (Gut)

0–79 баллов — недостаточно (Ungenugend)

Кроме того, судья оценивает у собаки смелость и желание бороться, а также делает соответствующие отметки в оценочном листе:

Выражено — нем. Ausgeprdgt (А)

Имеется в наличии — нем. Vorhanden (V)

Недостаточно — нем. Nicht Genugend (NG)

Максимальный балл получают только те собаки, которые проявляют отвагу и желание бороться, крепкую хватку полной пастью и четкое прекращение хватки. Если собака не подчиняется проводнику или отказывается атаковать фигуранта хотя бы один раз во время прохождения этапа, она не проходит испытания.

После высказывания замечаний по работе собаки в защитном разделе и объявления результатов этого этапа, баллы, набранные за следовую работу, проверку послушания и защиту, суммируют и подводят общий итог. Общая оценка согласно набранным баллам присуждается следующим образом:

286–300 баллов — отлично (Vorztiglich)

270–285 баллов — очень хорошо (Sehr Gut)

240–269 баллов — хорошо (Gut)

220–239 баллов — удовлетворительно (Befriedigend)

110–219 баллов — недостаточно (Ungenugend)

0–109 баллов — неудовлетворительно (Mangelhoft)

14. Защита: общие положения

Защиту в шутцхунде — как спортивную дисциплину — не все воспринимают однозначно. Некоторые считают ее чем-то диким и жестоким. Другие утверждают, что это слишком опасно. Третьи полагают, что дрессировка по защите некоторым образом возвращает собаку в дикое состояние. Несмотря на подобное недопонимание и критику, мы убеждены, что защита — это наиболее захватывающая часть дрессировки. Одна из целей такого вида спорта как шутцхунд — проверка, отбор, совершенствование темперамента и рабочих качеств собаки; защита вносит неоценимый вклад в достижение этой цели.

Необходимо развеять некоторые неверные представления и мифы, до сих пор существующие вокруг защиты в шутцхунде. Часто говорят, что дрессировка меняет характер собаки. Однако опыт свидетельствует, что собака, которая до дрессировки по защите была уверенной и дружелюбной, остается уверенной и дружелюбной и после дрессировки по защите. Мы не «промываем мозги» животному, а лишь усиливаем и отшлифовываем абсолютно естественное поведение, в известной степени присущее и собакам, никогда не обучавшимся защите.

Другой миф о защите в шутцхунде гласит, что в процессе дрессировки обязательно предполагается жестокость по отношению к собаке. Невозможно представить утверждения, более далекого от истины. Ведь главная цель защитной дрессировки это формирование и поддержание собачьей уверенности в себе, а силой или жестокостью этого не добиться. Уверенность в себе и своих силах развиваются в результате тщательно продуманного комплекса упражнений, выполняя которые собака учится, во-первых, тому, что агрессию следует проявлять только в определенных обстоятельствах, и, во-вторых, тому, что она может рассчитывать на успех во всем, что делает. Чтобы вступать в борьбу охотно, твердо и активно, собака должна обладать уверенностью в себе, а ее невозможно развить жестоким обращением и принуждением.

Когда шутцхунд только появился в Соединенных Штатах Америки, немало критики и беспокойства вызывал факт использования стека. Удары стеком не опасны собаке и даже не слишком-то неприятны. Они наносятся четко и осторожно, квалифицированным фигурантом и приходятся на мощные спинные мышцы, слева или справа от хребта собаки. Поскольку стек очень легок и гибок, собака покрыта шерстью, а фигурант умел и опытен, животному не наносится никакого вреда. Удары стеком, сопровождающиеся резкими, угрожающими жестами, производят то психологическое давление, которому собака должна противостоять для успешного прохождения испытания в шутцхунде, а самые сильные вызываемые ими физические ощущения — непродолжительное жжение.

Рис. 87. Защита вызывает больше непонимания и споров, чем прочие разделы шутцхунда. (Стюарт Хиллиард и «Гита» Чака Кадиллака)

На самом деле собака сама покажет, имеют ли для нее значение эти болевые ощущения, выбирая, подставляться под удары стеком или избегать их. Если собака будет считать удары по-настоящему неприятными, если она будет пугаться их, то у нее будет плохая хватка, или же она вообще не будет держать рукав при воздействии стеком. Соответственно, поскольку такая собака бесперспективна для дрессировщика, он не станет работать с ней по шутцхунду, и она никогда не увидит стека снова. Напротив, если собака (подобно футболисту, который из любви к игре постоянно терпит гораздо более неприятные ощущения) настолько возбуждена и увлечена работой по защите, что равнодушна к ударам, мы можем заключить, что она сделала свой выбор и активно идет под удар. Это вызывает у нас восхищение, и именно поэтому мы и работаем с такой собакой. Отношение к стеку наиболее четко иллюстрирует основную движущую силу такого спорта как шутцхунд: собаки, работающие в шутцхунде, любят игру.

И последнее заблуждение, которое разделяют многие владельцы: они считают, что собака и без специального обучения защитит их от реальной опасности, если вдруг такая ситуация возникнет в их жизни. Это совсем не так. У большинства домашних собак подавляют проявление агрессивного поведения. Кроме того, многим собакам элементарно не хватает смелости, чтобы атаковать в случае внезапной угрозы. Их незамедлительной и вполне оправданной реакцией станет попытка бегства от угрожающей ситуации, с которой они никогда раньше не сталкивались. То, что собака агрессивно лает, чувствуя себя в безопасности за забором или дверью, отнюдь не означает, что она станет защищать хозяина в случае реального столкновения. Даже если собака обладает незаурядными способностями, все равно требуется изрядная работа для того, чтобы помочь ей преодолеть психологический барьер, приобрести уверенность в себе и набраться опыта в защите.

В действительности, очень сложно добиться, чтобы собака кусала человека по-настоящему, и дрессировщики тратят огромное количество времени и сил, пытаясь преодолеть эту проблему. Многие собаки охотно угрожают, удерживают и даже прихватывают убегающих, вступают в борьбу с теми, кто кажется им не слишком опасным. Однако это не те люди, от которых нам надо защищаться. Совсем другое — вступить в ближний бой с человеком, который не боится собаки и реально намерен причинить боль.

Помните, укусить — это последнее средство. Для этого животное должно быть или очень напугано, или чрезвычайно отважно.

В критической ситуации лучше, чтобы собака была не только храброй, но и хорошо обученной. Собака, доказавшая свою смелость и жесткость на испытаниях в шутцхунде, а затем обученная защите человека, может в течение многих лет надежно охранять семью.

То, что вы — владелец и дрессировщик собаки, хорошо отдрессированной по системе шутцхунда, имеет не только свои плюсы, но и минусы. Подготовка защитной собаки высокого класса — это сложный и долгий процесс. А если вы начнете дрессировку, а потом забросите ее, не дойдя до должного уровня, то получите ряд проблем.

Недоученная собака неконтролируема, и ей не хватает опыта, чтобы принять правильное решение в той или иной ситуации. А ошибка такого сильного животного может обернуться травмой невиновного, за что, по всей видимости, придется отвечать перед законом.

На самом деле, не зависимо от того, обучена собака или нет, она просто не способна надежно и безошибочно оценить, кого и когда следует укусить, а кого — нет.

Таким образом, ответственность всегда лежит целиком на хозяине. Это он должен постоянно и тщательно просчитывать возможные реакции собаки в повседневных ситуациях и сдерживать животное, если есть какая-то вероятность, что собака проявит агрессию там, где нет реальной опасности.

Поэтому человеку, который хочет заниматься шутцхундом, необходимо оценить собственные потребности и возможности. Собаку надо уважать, как мощное оружие. Хозяин должен обладать решимостью и способностью сделать правильный выбор в том, что касается безопасности его собаки и окружающих.

Хотя в воображении непосвященных и возникают зловещие образы, связанные с работой собаки по защите, на самом деле обучение осуществляется постепенно и гуманными методами.

Процесс формирования у собаки уверенности в себе и развития ее врожденных качеств — сродни искусству. Человека, чья задача — быть соперником собаки, для того, чтобы постепенно сделать животное более смелым и развить в нем желание кусаться, называют фигурантом, помощником или нарушителем. Фигурант должен быть спортивным, физически сильным и ловким, но гораздо важнее, чтобы он обладал, как говорится, «чутьем» — способностью интуитивно улавливать, что же заставляет собаку действовать так, а не иначе. Фигурант должен уметь определять характер собаки после очень непродолжительного наблюдения. Опытный фигурант помогает хорошей собаке стать еще лучше. Из-за работы посредственного фигуранта даже хорошая собака будет выглядеть посредственной. Плохой фигурант может загубить собаку.

В этой книге мы используем термины фигурант, нарушитель и помощник как синонимы. Мы предпочитаем слово «фигурант». Кроме того, мы используем слово «помощник», поскольку оно общепринято, и «нарушитель», потому что его используют на многих дрессировочных площадках.

Кроме грамотного проводника и талантливого фигуранта, для шутцхунда нужна хорошая собака, обладающая определенными свойствами темперамента. Можно предположить, что наиболее подходящим кандидатом будет самое агрессивное, злобное, недоверчивое, сверхвозбудимое животное, но это абсолютно не так. Собака должна отличаться не подозрительностью (это следствие сомнения в собственных силах), а сильным характером — уравновешенностью, дружелюбием, надежностью, уверенностью в себе и разумностью — в том смысле, что должна быть способна отличить реальную угрозу от обычных событий, происходящих вокруг, и случайностей. Итак, главная черта темперамента рабочей собаки — это его стабильность. Животное должно быть уравновешенным, без пугливости или неуместной агрессии. Собака может и не демонстрировать дружелюбия, но не должна быть опасной или непредсказуемой.

Собака, которая ворчит на всякого, кто к ней приблизится, или поджимает хвост и тревожно порыкивает в толпе людей, не годится для шутцхунда, поскольку, во-первых, ее поведение нельзя считать надежным и безопасным, а во-вторых, она недостаточна сильна. Именно уравновешенность, беспристрастность и храбрость, признаками которой и являются первые два качества, придают собаке силы, необходимые для работы по защите. Вопреки широко распространенному мнению, защитная собака не преисполнена недоверия и ненависти к фигуранту. Она кусает не в ярости, не из страха, не по злобе — а потому, что такое поведение удовлетворяет некоторые из ее инстинктивных потребностей. Проще говоря, в шутцхунде собака кусает потому, что ей нравится кусаться.

Рис. 88. Испытания служебных собак в Германии в начале прошлого века. Два упражнения, которых нет теперь в шутцхунде: нападение с выстрелом (сверху) и охрана вещи (внизу). (Фотографии из книги ф. Штефаница «Немецкая овчарка», 1923 г.)

Собака по своей природе — охотник, хищник, животное по определению агрессивное, чье стремление догнать, схватить и разорвать обусловлено инстинктом. Подобно тому, как собака получает удовольствие от еды и спаривания, она получает удовлетворение, когда кусается.

Необходимо четко понимать: мы не учим собаку кусать. Работа по защите это не искусственное или навязанное поведение, подобно ношению одежды или езде на велосипеде для медведя в цирке. В шутцхунде дрессировщик просто направляет поведение, присущее собаке от рождения, в нужное русло, усиливает и подгоняет под свои запросы. Очевидно, что защитой можно заниматься только с той собакой, которая хочет работать по защите. Если она этого не хочет, придется искать другую собаку.

Собака в защите — добровольный и даже весьма заинтересованный участник действий.

Агрессия у собак

Основное требование защитного раздела в шутцхунде — это собственно укус, хватка на рукав. Сила и качество хватки важны не только с точки зрения выполнения практической задачи (т. е. задержания и обездвиживания нападающего). Это важно, поскольку, основываясь на качестве хватки, делается заключение о рабочих качествах и перспективах собаки в разведении.

Идеальная хватка — называемая глубокой, — когда собака берет рукав полной пастью, всеми зубами, включая моляры. Для того чтобы противостоять человеку в реальной ситуации, собаке не обязательно действовать таким образом. Но специалисты, занимающиеся подготовкой рабочих собак в течение многих лет, убеждены, что собаки с глубокой хваткой самые лучшие и смелые.

Собаки с глубокой хваткой храбрее тех, у кого ее нет. Кроме того, эти два типа хватки обусловлены тем, что животные с разными типами хватки кусают по разным причинам, следуя различным моделям поведения. У них разный темперамент.

Собака с глубокой хваткой движима, хотя бы в некоторой степени, добычным инстинктом. Нарушителя она преследует и кусает потому же, почему преследовала и кусала бы зайца. Это «охота». Собака не боится своей добычи. Она кусает уравновешенно, ее взгляд спокоен, хотя и выражает сильную заинтересованность. Кусая, такая собака не ворчит, не скалится, не дрожит, а радуется. И что еще важнее — будет преследовать. Ради того, чтобы иметь возможность укусить, она пробежит сотни метров и будет искать фигуранта в течение длительного времени.

Собака, которая хватает неполной пастью или только клыками, действует исходя из иных побуждений, тех, что мы называем агрессивно-оборонительными. Такая собака кусает не потому, что ей это нравится, ей кажется, что она должна это сделать.

Животное находится в состоянии стресса, ощущает угрозу, по крайне мере, какой-то смутный страх и кусает, чтобы защититься. Поэтому оно много меньше хочет преследовать или искать человека с целью вступить с ним в борьбу. Помимо склонности хватать только передними зубами, у обороняющихся собак есть тенденция жевать или нервно перехватывать рукав, особенно под давлением. Такая собака кусает жестоко и зло. Кроме того, она не молчит во время хватки: рычит, ворчит, часто вздыбливает шерсть на холке, спине и крестце.

Практически любое животное способно (хотя бы в некоторой степени) проявлять и охотничью и оборонительную агрессию. Поскольку оба эти типа поведения могут быть нам полезны, мы работаем и с тем, и с другим.

Охотничья агрессия привносит в работу заинтересованность и радость. Но собаке, работающей на «чисто» охотничьем побуждении не достает напряжения. Кроме того, она, к сожалению, не будет действовать в реальной «жизненной» ситуации, когда надо на самом деле защитить себя и хозяина. Помните, что собака, отдрессированная по шутцхунду, должна защищать и в реальной ситуации. Во время обучения собаку-«охотника» учат смотреть на защитный рукав, надетый на фигуранта, как на добычу, как на зайца или какое либо другое животное, которое хочется догнать и схватить. Собака с радостью укусит любого, на ком будет рукав, даже хозяина. Соответственно, если она столкнется с человеком, который действительно намерен причинить вред ее хозяину, но не носит при этом рукав и действует совсем не по тем правилам, по которым работает фигурант, результат будет весьма плачевен.

Защищающаяся собака, напротив, что называется «начеку» — всегда готова к борьбе, в том числе и в самых серьезных, угрожающих или непонятных ситуациях. Она меньше зациклена на рукаве, чем собака, работающая на добычу, и больше ориентирована на самого нарушителя. Защита создает напряжение и жесткость, дает силы для борьбы в критической ситуации.

Но вместе с этим оборонительная реакция несет с собой и стресс. Собака защищается; это означает, что она чувствует угрозу и ее действиями управляет страх. Соответственно, если собака действует исключительно из защитных побуждений, ее работа оставляет желать много лучшего. Например, она не берет рукав полной хваткой и во время занятий зачастую слишком возбуждена, чтобы чему-то как следует научиться.

В процессе дрессировки мы стараемся прийти к равновесию между добычным и оборонительным поведением. При грамотной работе можно слегка изменить интенсивность проявления того или иного поведения у собаки, однако преобладание добычного или оборонительного поведения в основном определяется наследственностью. Изначально мы имеем животное по природе более склонное или к добычному, или к оборонительному поведению. Вот почему спортсмену и дрессировщику важно выбирать именно такую собаку, у которой сочетание того и другого было бы оптимальным.

Авторы данной книги предпочитают собак с преобладанием добычного поведения. Они кусают забавы ради, день за днем, счастливые и спокойные, но у них есть и оборонительное поведение, которое придает яркость их работе. Добычная мотивация обеспечивает как удовольствие от защитной работы, так и ресурс прочности для соревнований и занятий на многие годы, в то время как оборонительное поведение служит источником грубой силы и жесткости, к которым имеет смысл обращаться только в случае надобности.

Рис. 89. Охотничье поведение. Фигурант пытается утащить рукав, лежащий на земле — собачью добычу; животное в большей степени ориентировано на рукав как таковой, нежели чем на человека. Выражение морды — нейтральное, мы наблюдаем только заинтересованность и стремление добраться до добычи
Рис. 90. Оборонительное поведение. Теперь фигурант нападает на собаку. Животное сконцентрировано на нападающем больше, чем на рукаве, впечатляет перемена поведения у собаки
Рис. 91. Действуя как охотник, собака не угрожает, она стремится только к тому, чтобы добраться до добычи и схватить ее
Рис. 92. Оборонительное поведение: собака демонстрирует угрозу

Мастерство фигуранта

На начальном этапе задача фигуранта состоит в том, чтобы стать соперником собаки, усилить ее желание кусать и повысить мотивацию. Именно фигурант отвечает за то, чтобы собачьи храбрость и уверенность в себе возросли, а также за то, чтобы животное четко, с точностью до доли секунды переключалось с оборонительного поведения на добычное и обратно.

Меняя свои позы и манеру поведения, он добивается нужных реакций у собаки — запускает у животного оборонительное или охотничье поведение.

Сперва включается добычный инстинкт. Совершая беспорядочные движения, фигурант отбегает от собаки, запуская у животного инстинкты хищника, и оно начинает охоту за человеком. Когда собака преследует фигуранта — как если бы это был большой заяц — в ней просыпается желание схватить его.

Угроза провоцирует оборонительное поведение. У собак есть множество способов угрожать друг другу, и фигурант должен знать их все. Собаки общаются посредством мимики, поз и телодвижений. Люди тоже используют невербальный способ передачи информации: язык телодвижений. Хороший фигурант владеет им в совершенстве. Он улавливает, как посредством поз и жестов общаются между собой люди, и знает, как модифицировать человеческий язык жестов для того, чтобы он стал понятен собаке.

Для собак, как и для многих других животных, первый и основной способ продемонстрировать угрозу — это пристальный взгляд в глаза. Например, у павианов есть надбровные валики, подчеркивающие угрозу, выражаемую взглядом, у некоторых бабочек на крыльях имеются большие темные круги, которые пугают хищников, поскольку похожи на глаза, а спортсмены-боксеры невозмутимо смотрят друг другу в глаза перед каждым раундом.

Другой сигнал угрозы у собак — неподвижная, застывшая поза. Читателю наверняка доводилось наблюдать, как медленно двигаются конфликтующие собаки, как они застывают неподвижно, неотрывно глядя друг на друга? Иначе говоря, чем меньше движений производит фигурант, глядя на собаку, тем более угрожающе он выглядит.

Как известно, животные угрожают друг другу, зрительно увеличивая размеры тела. Почувствовав опасность, совы распахивают крылья и распушают перья, некоторые виды ящериц раскрывают пасть и раздувают большой кожаный мешок вокруг головы и плеч, кошки и собаки вздыбливают шерсть на спине. Хороший фигурант может добиться того же эффекта, если выпрямится, расправит грудь и отставит локти в стороны.

Фигурант использует эти сигналы угрозы в сочетании с движением прямо на собаку, чтобы вызвать у животного настороженность и запустить активно-оборонительное поведение. По-настоящему талантливый фигурант чувствует, что именно и в какой момент делать для каждой конкретной собаки, чтобы «завести» ее.

Но фигурант не только давит на собаку. Он должен еще и ободрять ее. Своевременно подкрепляя животное, он может усилить мотивацию и сделать так, чтобы при проявлении агрессивного поведения, собака начинала чувствовать себя все увереннее.

Рис. 93. Фигурант подкрепляет оборонительное поведение бегством. Животное угрозой приводят в состояние возбуждения. Когда собака «вступает в противостояние» энергично защищая себя и добычу фигурант убегает. Обратите внимание, как охотничье поведение сменилось оборонительным, а после отступления фигуранта интерес к рукаву возобновился

Охотничье поведение подкрепляют движением и тем, что собаке разрешают схватить рукав. Фигурант возбуждает собаку, двигаясь с небольшой амплитудой, и если собака рвется к нему, начинает перемещаться все быстрее и беспорядочней. Возбуждение животного нарастает, фигурант этому активно содействует, двигаясь все более активно, тем самым, увеличивая у собаки желание схватить. В кульминационный момент, когда собака находится на пике возбуждения, фигурант подкрепляет ее, позволив быстро схватить тряпку или рукав.

Оборонительное поведение подкрепляют бегством фигуранта в ответ на угрожающие действия со стороны собаки. Сперва, угрожая собаке, фигурант приводит ее в состояние возбуждения. Затем собака, насторожившись, начинает демонстрировать угрозу в ответ, а фигурант тем, что убегает, подкрепляет ее защитное поведение. Собака усваивает, что может добиться прекращения угрозы, начав угрожать в ответ.

Когда фигурант возвращается, он начинает давить на собаку чуть сильнее, а та, воодушевленная своим недавним успехом, отгонит его энергичнее. Постепенно мы научим собаку противостоять все большей угрозе.

Снаряжение, необходимое для работы по защите

2-хметровый кожаный поводок

Поводок — это, пожалуй, самое слабое звено в системе средств для защиты фигуранта. На занятиях фигурант обычно сам заботится о своей безопасности, сохраняя бдительность, быстро и четко реагируя в чрезвычайных ситуациях. Как правило, у него есть рукав или тряпка, при работе без привязи опасность от вышедшей из-под контроля собаки для него минимальна. Но когда он работает с привязанным животным, особенно если тряпка или рукав лежат на земле, то только прочный поводок с надежным карабином защищают его от случайных покусов.

Мы советуем использовать прочный поводок шириной 2,5 см, прошитый и скрепленный заклепками со стороны карабина и со стороны петли, с карабином соответствующего размера, надежности и качества. Латунные карабины хоть и не столь прочны, как стальные, но не подвержены коррозии и зачастую сделаны более качественно. Хорошо прошитый нейлоновый поводок прочнее кожаного, но, как правило, сильно натирает руки.

Длинный тросовый поводок

Обычно следовой поводок недостаточно прочен и не всегда может обеспечить абсолютную безопасность при работе по защите, к тому же его часто используют не только для коррекции, но и для того, чтобы надежно привязать собаку к столбу или дереву во время занятия. Лучше всего подойдет 10-метровый нейлоновый поводок круглого сечения 2,5 см в диаметре. Плоские синтетические поводки, которые продаются повсюду, достаточно крепки, но очень режут руки. Часто приходится делать поводки самостоятельно, трос для этого можно купить в магазинах, торгующих альпинистским снаряжением.

Кожаный ошейник

Первая функция ошейника во время дрессировки по защите — сдерживать собаку, так чтобы у нее не было ни малейшей возможности сорваться. А вторая — не менее важная — позволить собаке изо всех сил рваться с поводка и даже поощрять ее в этом стремлении.

Предпочтительнее пользоваться двухслойным ошейником шириной как минимум в 2,5 см, изготовленным из достаточно мягкой кожи, чтобы края не ранили шею животного, когда оно налегает на ошейник всем своим весом. Пряжка и заклепки должны быть очень прочными.

Страховочный ошейник

На начальных этапах дрессировки собаку приводят в возбужденное состояние, хотя пока не имеют возможности контролировать ее поведение. Это означает, что проводник не сможет сдержать сорвавшуюся собаку голосовой командой, пусть даже у него будет на это время — те несколько мгновений, за которые собака доберется до фигуранта.

Ошейники, используемые при дрессировке по защите, рвутся редко. Но у неопытного дрессировщика собака часто выворачивается, вынимая голову из тяжелого кожаного ошейника. Эта проблема особенно актуальна, когда речь идет о породах собак с мелкой головой, таких, как доберманы или малинуа. И ее не решить затягиваем ошейника плотнее, поскольку это повредит работе: в плотно затянутом ошейнике собака не сможет рваться вперед, не испытывая неприятных ощущений. Поэтому при обучении защите ошейник надевают так, чтобы он сидел достаточно свободно и легко поворачивался вокруг шеи собаки. Уверенность в том, что собака не освободится, основывается на мастерстве проводника и на использовании страховочного ошейника.

Лучше всего подойдет тонкая нейлоновая удавка (на самом деле это всего лишь веревка, соединяющая два металлических кольца) несколько большего размера, чтобы, обернув ее вокруг шеи собаки, вы имели еще 15–20 см в запасе. Страховочный ошейник надевается ниже основного, а поводок пристегивается и к удавочному кольцу, и к кольцу для карабина на основном ошейнике. Зачастую, даже если собаке удается вывернуться из кожаного ошейника, страховочный остается на ней и затягивается, когда она срывается с основного.

Корректирующий ошейник

Чтобы контролировать собаку, объяснить ей, когда надо кусать, а когда не надо, привлечь внимание возбужденной собаки к командам проводника, понадобится ошейник для коррекции. Большинству собак, особенно животным хорошего рабочего разведения, «крепким» как психически, так и физически, обычной цепочки недостаточно. Поэтому мы используем строгий ошейник.

Поскольку правильно подогнать строгий ошейник не просто, лучше попросить, чтобы опытный инструктор показал, как это делается. Прежде всего, строгий ошейник должен сидеть очень плотно, не обвисать. Воздействие ошейником, надетым таким образом, гораздо интенсивнее, при этом от дрессировщика требуется не грубая сила, а четкая и своевременная реакция. Желательно, чтобы опытный дрессировщик показал, как нужно действовать.

Шесть укрытий

Укрытия должны быть переносными и очень прочными, так как часто подвергаются интенсивному механическому воздействию. Они должны быть достаточно большими, чтобы за ними мог спрятаться человек, и иметь приспособления для фиксации, иначе их может унести ветром — такое часто случается. В США продаются готовые укрытия, легкие и компактные.

Защитные штаны

Если собака хорошо обучена, опасность, что она укусит фигуранта не в руку, а куда-то еще, невелика. (Фигурант должен позаботиться, чтобы рука при этом была в рукаве!) Животные очень скоро начинает концентрироваться на рукаве, некоторые считают рукав своей добычей, своей целью. Тем не менее случаются и покусы, особенно в укрытии, после команды «Дай» и при работе с новыми собаками.

Поэтому фигурант должен взять за правило работать в защитных штанах, вернее в комбинезоне. Комбинезон препятствует нанесению открытой раны, но не защищает от боли, возникающей при сжимании челюстей, и от жутких синяков, которые в итоге появляются. Неосторожные молодые фигуранты после первой же хватки в ногу обычно начинают уважать собаку.

Даже в случае, если фигурант полагает, что вероятность укуса в ногу равна нулю, все равно ему лучше работать в защитном костюме, поскольку и когтями собака может нанести довольно сильный вред, как одежде фигуранта, так и ему самому.

Жгуты или тряпки

Джутовые жгуты прекрасно подходят для формирования хватки у щенков и начинающих собак. Для сохранения формы они могут быть простеганы и скручены.

Ухватки

Хорошая молодая собака, охотно хватающая жгуты, без колебаний будет брать и рукав. Но с большинством собак, не обладающих выдающимися качествами, полезно поработать с ухваткой, дабы подготовить их к тому, что надо хватать и более жесткие и объемные объекты.

Рукав для щенков

Для той же цели предназначен и щенячий рукав (мягкий, гнущийся, в который удобно вцепляться, сделанный специально для щенков и собак-новичков). Очень сильным или хорошо подготовленным собакам щенячий рукав не нужен, с ними можно переходить от тряпки сразу к жесткому рукаву. Но при работе со среднестатистической собакой обычно используют мягкий рукав, даже если на него делается всего несколько хваток перед переходом к жесткому рукаву.

Преимущество щенячьего рукава в том, что он относительно мягок, и в него легко вцепляться, поэтому он менее опасен для зубов, челюстей и спины молодой горячей собаки, иногда хватающей рукав второпях и очень активно. Щенок может довольно охотно и заинтересовано брать жесткий рукав, но лучше защищать неопытную собаку от возможных ударов и непредвиденных случаев до тех пор, пока она не станет постарше и покрепче физически. Кроме того, какая бы ошибка не была допущена, практически невозможно сломать собаке зубы о мягкий рукав. Поэтому начинающим фигурантам мы разрешаем работать только с мягким рукавом, пока они не наберутся опыта.

Жесткий рукав

На соревнованиях по шутцхунду у собаки особо оцениваются полнота и сила хватки, это влияет на начисление общего балла и на оценку желания бороться. На испытаниях собака работает на так называемый рукав с рустом. Этот рукав сделан из пластика или кожи и имеет V-образный выступ, который хватает собака. Сам по себе он жесткий, как дерево. Для того чтобы упростить работу собачьим зубам, а также защитить рукав, используют сменную джутовую накладку. Рукав с рустом позволяет собаке при желании делать хватку полной пастью, всеми зубами, вплоть до моляров, а судье — в полной мере оценить качество хватки.

Существуют различные школы дрессировки, применяющие огромное количество приемов и приспособлений для обучения полной хватке. Так, дрессировщики постепенно увеличивают жесткость рукава, заканчивая зачастую невероятно жесткими рукавами-трубами, которые — теоретически — должны развить у собак привычку делать очень крепкую хватку.

Такой подход рассматривает хватку как исключительно механическое действие, навык или привычку, которую надо педантично прививать. Мы не разделяем подобной точки зрения. Для нас хватка — действие эмоционально окрашенное. Основа энергичной, полной хватки — это желание, а не механика, и корректная хватка зависит вовсе не от «выучки» кусаться и типа рукава, который мы используем, чтобы задействовать максимальное количество зубов собаки. Хватка зависит от уровня мотивации, будь то работа на добычу или оборона, в первую очередь от того, насколько собака хочет кусать.

Если животное стремится укусить лишь вполсилы, мы можем ожидать от него хватки половиной пасти. Если же оно настолько поглощено этим желанием, что ни колебания, ни осмотрительность для него просто не существуют, оно вцепится рукав (тут не имеют значения ни его форма, ни его жесткость), и никто не усомнится в его смелости.

Тем, кто планирует заниматься шутцхундом, мы советуем сконцентрироваться на собаке и ее настрое, а не на некоем арсенале защитных рукавов, приспособлений и приемов.

Стеки

Стек — это легкая гибкая палка. Его длина примерно 75 см. Кроме того, на занятиях мы используем бамбуковые трещотки, хлысты, ракетки от бадминтона, прочие предметы. Это позволяет «закалить» собаку: приучить ее к запугиваниям и угрозам.

Рис. 94. Идеальная хватка: полной пастью и жесткая. («Нико» Брендана Матиаса, SchH I, фигурант Кирк Мэйз)

15. Защита: работа над созданием мотивации

В некотором смысле защита — это наименее искусственный и наиболее интересный из разделов шутцхунда, поскольку именно здесь мы видим природное собачье поведение. При защите мы наблюдаем, как собака делает то, что для нее естественно. Послушание же, наоборот, сдерживает. Оно в основном нацелено на то, чтобы приучить собаку подавлять порывы гулять, исследовать, охотиться за животными, меряться силами с другими собаками. В основе следовой работы лежит естественное собачье поведение, но — из-за необходимости определить победителя — следовая в шутцхунде сильно стилизована и мало походит на поведение выслеживающего дичь охотника.

По нашему мнению, ничто так не раскрывает сущность собаки, ее природу хищника, как вид пса, мчащегося к человеку, чтобы вступить в противоборство, в борьбу, к которой собака стремится всеми фибрами души. В этот момент животное ничем не сковано, свободно и ведомо только собственными желаниями.

Защита позволяет лучше разглядеть темперамент каждой конкретной собаки. Хорошие дрессировщики могут научить собаку с недостатками темперамента послушанию и следовой работе. Намного сложнее «подделать» защитную работу. При защите, когда собака должна выдержать психологическое давление как со стороны фигуранта (чья работа состоит в том, чтобы испытывать ее нервную систему), так и со стороны проводника (который требует послушания), мы можем заглянуть животному в душу и рассмотреть, что там.

Нам нужна храбрость, поскольку без нее собака пуста. Не менее важно, чтобы собака не выходила из-под контроля, безукоризненно повиновалась хозяину, а не бросалась кусать, забывая обо всем.

Но прежде всего мы смотрим на природную силу собаки. Этой силой управляет желание, и нам нужна такая собака, которая стремится использовать все свои физические возможности по максимуму — животное, которое рвется броситься на фигуранта. Это желание зависит, во-первых, от генетики (у собаки от рождения имеется ряд мощных побуждений), а во-вторых, от первых месяцев обучения. Мы называем этот начальный этап обучения работой над созданием мотивации.

Основные задачи на этой стадии следующие:

1. Сделать собаку инициативной, уверенной и энергичной путем создания у нее сильного стремления бороться с фигурантом.

2. Сбалансировать наилучшим образом оборонительную и охотничью агрессию.

3. Научить собаку полной крепкой хватке.

В дальнейшем мы научим собаку контролировать свою энергию, сдерживаться, чтобы правильно выполнять упражнения защитного раздела шутцхунда I, II и III. Но мы не можем приступить к этому прежде, чем решим три основные задачи.

При работе над мотивацией мы закладываем основу для всех дальнейших действий. Собака, не обладающая крепкой нервной системой, уравновешенностью и мощной мотивацией, при обучении послушанию в защите неизбежно будет подавлена. Любое корректирующее воздействие будет ухудшать качество ее работы, и в итоге нам останется только удивляться, почему молодая, и казалось бы, хорошая собака не достигла того уровня мастерства, на который мы надеялись.

Основное различие между двумя этапами обучения защите состоит в том, что на первом мы сдерживаем собаку физически, а на втором начинаем приучать ее сдерживать себя самостоятельно.

На первом этапе контроль над собакой осуществляется сугубо механически. Мы не даем ей команд — не отзываем ее. При работе над мотивацией мы не используем подчинение, поскольку подчинение убивает желание. На этом этапе нет ни наказаний, ни коррекции. Собаку перемещают с одного места на другое, ей не запрещают натягивать поводок и изо всех сил стремиться вперед. Мы не только позволяем собаке рваться от хозяина, чтобы добраться до фигуранта, мы поощряем ее за это. Физическое сдерживание служит причиной неудовлетворенности, и это усиливает желание.

Очень важно понимать, что защитная дрессировка в корне отличается от курса послушания. Это предупреждение особо касается тех новичков в шутцхунде, которые тем не менее уже добились определенных успехов в дрессировке по послушанию и у кого сложился свой стиль работы. Мы не командуем, не принуждаем собаку кусать, а позволяем ей сделать это. Собака действует по своей воле; мы мало чем сможем помочь, если у нее не выдержат нервы, особенно в тех случаях, когда она защищает нас от кого-то, кого мы сами боимся. Чтобы справиться с такой работой, нужны сила духа и чувство независимости — это целиком и полностью зависит от собаки. В ней должны быть развиты желание и инициатива, отдельные от наших, а дрессировка по послушанию (особенно жесткая) имеет совершенно противоположный результат. Рабы — плохие защитники.

Иными словами: до тех пор, пока нет мощного двигателя, тормоза не нужны.

1. Хватание ухватки

Щенок должен хватать тряпичный жгут

Основные этапы обучения:

1. Игра со жгутом

2. Работа с фигурантом

3. Охрана добычи

4. Начало работы с хваткой на убегающего


1. Игра со жгутом

В идеале работа начинается в щенячьем возрасте. Но поскольку щенки не сформированы окончательно ни физически, ни психически и соответственно более хрупкие, чем взрослые, большая часть работы со щенками основана на «добыче».

Первый шаг: начать играть со щенком и добиться того, чтобы его реакцией на тряпичный жгут стала хватка. У некоторых щенков такая реакция будет автоматической и очень сильной. У других желание кусать требуется еще пробудить, а над техникой хватки поработать (щенки неуклюжи!).

На этом этапе не обязательно включать в работу фигуранта. Хозяин может проделать большую часть работы, играя со щенком сам. Но необходимо помнить о двух важных моментах. Во-первых, щенок всегда должен выходить победителем и отнимать жгут у хозяина, его не приучают отдавать добычу. Во-вторых, игру никогда нельзя доводить до того, чтобы щенок устал или ему стало скучно. В действительности, на протяжении всего курса дрессировки независимо от возраста и уровня подготовки собаки основное правило таково: никогда не позволять собаке кусать столько, сколько ей хочется.

2. Работа с фигурантом

Когда стабильной реакцией щенка на жгут станет хватка, когда он привыкнет к ошейнику и поводку, значит, он готов к работе с фигурантом. Щенку на этот момент может быть всего 10–12 недель.

Те щенки, которые очень уверенны в себе, способны заниматься самостоятельно, один на один с фигурантом-дрессировщиком. Для щенков менее уверенных полезно будет позаниматься в группе, где есть собаки постарше, более опытные, активно рвущиеся к фигуранту, малыши могут учиться, глядя на них. Если же щенок больше тянется к другим собакам, а фигуранта игнорирует, подождите в течение нескольких занятий, не перенесет ли он свой интерес на фигуранта. Если этого не произойдет, начинайте заниматься со щенком индивидуально.

Лучше всего проводить групповые занятия по защите, построив собак с хозяевами в шеренгу с равными промежутками. Фигурант бегает туда и обратно вдоль строя, делая зигзаги, повороты, размахивая жгутами, и прячется за укрытие, когда ему нужно передохнуть. Он движется непрерывно, в быстром темпе, вызывая у щенков сильное возбуждение, но так, чтобы его движение никогда не было направлено прямо на кого-либо из малышей. Во время нескольких первых занятий совсем неопытные собаки стоят в конце строя и фигурант их «не замечает» до тех пор, пока те не освоятся. Если они не проявляют признаков страха по отношению к фигуранту или к другим собакам, если они рвутся к тряпке, их постепенно включают в работу.

Когда щенок начинает чувствовать себя комфортно в строю, а его стремление к жгуту становится явно выраженным, фигурант позволяет ему хватать тряпку. В первый раз, проходя мимо, он просто дает щенку вырвать жгут у себя из рук. Во второй раз и далее удерживает жгут секунду-другую после того, как щенок ухватит его и несильно тянет к себе. Если малыш стремительно хватает жгут полной пастью и плотно его удерживает, фигурант начинает бороться, чтобы щенку становилось все сложнее отнять добычу. Фигуранту следует активно и энергично тянуть жгут, при этом не подавляя щенка и не вызывая у него неприятных ощущений. Хитрость в том, чтобы казаться жестким, оставаясь мягким.

Рис. 95. «Зорро» мчится за фигурантом
Рис. 96. В идеале, работа начинается со щенячьего возраста. (Энн Вейкерт и Blitzkrieg v. Haus Barwig)
Рис. 97. Первый шаг в дрессировке по защите — добиться, чтобы щенок энергично вцеплялся в тряпичный жгут — «добычу». Этого легко достичь, просто играя со щенком в «перетягивание каната». (Birke v. Haus Barwig)

3. Охрана добычи

Фигурант позволяет щенку отнять жгут и спокойно выжидает, пока хозяин хвалит собаку и аккуратно заставляет ее бросить жгут на землю. Тогда фигурант приближается к лежащему на земле жгуту — добыче щенка. Подходя к тряпке, фигурант должен демонстрировать подчинение и страх. Все свое внимание он направляет не на щенка, а на жгут, делая попытки достать его и отступая вновь. Более того, он никак не пытается угрожать щенку или стимулировать в нем защитное поведение. Но если щенок проявляет хоть немного агрессии по отношению к фигуранту, тот должен среагировать — убежать, подкрепив таким образом попытку щенка защитить свою добычу.

Когда фигурант добирается до жгута, щенок, как правило, стремится снова завладеть жгутом, кидается вперед и пытается схватить тряпку. Фигурант должен поощрить такое стремление защищать добычу: он отдергивает жгут, «ворует» добычу, а затем «выбрасывает» его назад, прямо к пасти щенка.

В конце концов, фигурант «ворует» добычу: утаскивает жгут, размахивая им, т. е. «оживляя», и тем самым вызывает у собаки еще больше желание добраться до тряпки.

4. Начало работы с хваткой на убегающего

Когда хватка становится энергичной и достаточно крепкой, а стремление завладеть жгутом и охранять его достаточно сильным (иногда это происходит уже в возрасте 12–14 недель), наступает время учить щенка преследовать фигуранта.

В какой-то момент во время занятия, когда щенок особенно возбужден, фигурант пробегает мимо него, так чтобы щенок почти дотягивался до жгута, но не мог ухватить его, и продолжает движение, отдаляясь на несколько шагов. Хозяин дает щенку возможность пробежать некоторое расстояние за фигурантом, преодолевая натяжение поводка (хозяин бежит вместе с собакой, но при этом слегка придерживает ее, чтобы раззадорить), а затем осторожно позволяет собаке догнать фигуранта и вцепиться в жгут. Постепенно такое преследование становится все более длительным, в итоге хозяин просто бросает поводок и разрешает щенку бежать самостоятельно.

Такое упражнение на начальном этапе позволяет молодой рабочей собаке впервые почувствовать опьяняющее возбуждение от погони. Для смелой собаки хватка на убегающего это начало формирования того воинственного духа, который позволит ей нанести сокрушительный удар фигуранту во время лобовой атаки.

2. Хватание рукава

Занятия не стоит прекращать и тогда, когда у щенка начинают меняться зубы, в возрасте примерно 4 месяцев. Надо просто ограничить количество хваток и очень бережно обращаться со щенячьей пастью. Если у щенка уже пробудилось желание кусать, то несколько недель занятий, во время которых собаку раззадоривают, но очень редко позволяют сделать хватку, пойдут ему только на пользу.

Как правило, лучше подождать до 10–12 месяцев, прежде чем ставить собаку на рукав, даже если в возрасте пяти-шести месяцев она очень хорошо работает и стремится схватить рукав — что наблюдается у некоторых щенков.

Основные этапы обучения:

1. Использование сильной мотивации при введении рукава

2. Дальнейшее совершенствование

Рис. 98. Проводник разрешает щенку пробежать небольшое расстояние на натянутом поводке, а затем осторожно позволяет ему догнать фигуранта и схватить жгут. (Чарли Бартоломью тренирует «Блица» Энн Вейкерт)

1. Использование сильной мотивации при введении рукава

Не стоит знакомить малыша с рукавом осторожно, слабо «оживляя» его и затем аккуратно предлагая собаке. В этом случае у животного появляется слишком много времени; он успевает осознать, что рукав — нечто новое, ранее невиданное, и начинает сомневаться. Это в сущности худший из возможных подходов. Никогда не забывайте: именно сильное желание схватить придает собаке силы, а источник этого желания — активная стимуляция со стороны фигуранта. Мы должны пробудить у собаки стремление схватить, порыв такой силы, чтобы она с головой бросалась в неизвестное.

При подготовке щенка к первой хватке на рукав, стоит подразнить щенка в течение нескольких подходов, работая со жгутом, но не позволяя его хватать, так чтобы щенок пришел в возбуждение.

На первых занятиях с рукавом мы всегда «обманываем» щенка. На левой руке у фигуранта рукав, а в правой жгут. Фигурант некоторое время очень энергично дразнит щенка, подбегая так, чтобы щенок тянулся к жгуту, но не мог достать его, а затем, когда животное уже практически вне себя от возбуждения, фигурант отступает. Он свободно оборачивает рукав жгутом, делая это очень быстро, чтобы не упустить подходящий момент, и не давая щенку времени на размышления, возвращается и провоцирует его схватить тряпку и рукав под ней.

Очень важно скинуть рукав в тот момент, когда щенок в него вцепится. Позвольте ему победить рукав прежде, чем непривычный вес и текстура наведут животное на размышления. Проводник разрешает щенку некоторое время потрепать рукав, а потом заставляет его выпустить рукав и оттаскивает назад, чтобы фигурант смог подхватить рукав и начать дразнить животное снова.

2. Дальнейшее совершенствование

Со временем хватку на рукав усложняют, а ее продолжительность увеличивают. Однако действовать при этом надо очень осмотрительно. Поскольку, в отличие от жгута, рукав — на первый взгляд — представляется частью тела фигуранта, то хватка на рукав — это гораздо большая нагрузка на нервную систему щенка. Нельзя утверждать, что щенок, который хорошо и быстро хватает жгут при убегании фигуранта, обязательно будет действовать так же при работе на рукав. Поэтому мы сохраняем туже последовательность этапов дрессировки, как и при работе со жгутом:

— добиваемся крепкой качественной хватки на рукав.

— вводим преследование на поводке на короткой дистанции.

— постепенно увеличиваем дистанцию преследования на поводке.

— вводим преследование без поводка на короткой дистанции.

— постепенно увеличиваем дистанцию преследования без поводка.

3. Преследование и хватка убегающего

К годовалому возрасту собака должна делать крепкую, плотную хватку полной пастью на рукав. Если она не перехватывает рукав, не реагирует на угрозы со стороны фигуранта, не рычит на рукаве (рычание это оборонительное поведение и появляется в результате неуверенности), можно пускать ее на фигуранта без поводка.

О качестве хватки (и собаки) можно судить не только по тому, как собака ведет себя на рукаве, но и по тому, как она его берет. Важна не только хватка, но и атака. Если собака энергична, если ее целеустремленность настолько велика, что не остается места ни страху, ни сомнению, она бросается на фигуранта.

Рис. 99. После того, как фигурант позволит собаке схватить рукав, проводник поощряет ее, а затем заставляет отдать добычу, приподняв за ошейник, чтобы передние лапы собаки висели в воздухе, пока она не отпустит рукав. (Чак Кадиллак и «Джитт», SchH III)
Рис. 100. Фигурант «обманом» заставляет щенка схватить рукав, поддразнивая его тряпкой, которую затем оборачивает вокруг рукава. («Блиц»)

Когда молодая или неопытная собака преследует фигуранта и производит задержание, мы смотрим прежде всего, насколько она уверена в себе. При этом мы впервые видим работу собаки без поддержки натянутого поводка, тесно связывающего ее с хозяином.

Важно правильно принимать собаку.

Если собака уверенно и энергично преследует фигуранта на поводке (см. Хватание ухватки, пункт 4), она готова к выполнению преследования без поводка. Первый раз фигурант отбегает совсем недалеко, на расстояние от 3 до 9 метров. Если собака бросается на рукав и уверенно производит хватку, мы можем начать постепенно увеличивать расстояние.

Постановка хватки на убегающего — это работа фигуранта. От того, правильно ли он принимает собаку, зависит, насколько сильным будет удар. Фигурант должен работать аккуратно и четко, своевременно реагировать, чтобы молодая собака не поплатилась болью за хорошую, жесткую атаку.

Во-первых, фигурант не должен отбегать слишком быстро, поскольку быстрый темп требует от собаки слишком сложных расчетов, и она притормаживает, пытаясь сориентировать свое движение относительно фигуранта. Вся хитрость в том, чтобы убегать достаточно медленно, создавая при этом впечатление трусливого улепетывания. Надо, чтобы собака стрелой летела за фигурантом!

Поведение фигуранта не должно быть переменчивым и непредсказуемым. Нельзя, чтобы он петлял! Он должен быть четкой, достижимой целью для собаки. Потом у нас еще будет достаточно времени, чтобы научить собаку ловить тех, кто не хочет быть пойманным. В настоящий момент мы работаем в наиболее простой ситуации.

И наконец, самое главное — фигурант должен правильно амортизировать столкновение с животным. Он мягко поворачивается вместе с собакой в момент, когда она приходит на рукав, сводя к минимуму нагрузку на шею и челюсти. Не надо заставлять молодую собаку страдать из-за своей отваги.

Смелые активные животные вскоре втягиваются в преследование убегающего фигуранта, и мы начинаем использовать это для поощрения за хорошо выполненную работу.

4. Стек и мотивация

Собака должна противостоять воздействию стеком и бороться с фигурантом, не проявляя беспокойства и не прекращая хватки

В защитном разделе шутцхунда судья оценивает храбрость и активность собаки во время лобовой атаки, при нанесении ударов и выполнении дорожки на собаку. В шутцхунде I стек и дорожка появляются во время нападения на проводника, в шутцхунде II — во время возобновления нападения после попытки к бегству, а в шутцхунде III — во время возобновления нападения и после лобовой атаки.

Стек и дорожка — две основные трудности, два источника стресса для собаки. Фигурант идет на собаку и наносит удары гибким стеком. Бороться с человеком, который рвется вперед, — совсем не то, что бороться с тем, кто отступает назад, пытаясь сбежать.

При дрессировке собаки для шутцхунда всегда лучше разбивать упражнения на составляющие и раздельно отрабатывать те элементы, которые могут вызвать стресс или запутать собаку. Поэтому мы отделяем работу со стеком от дорожки и сперва учим собаку противостоять ударам стеком, а затем — отдельно — бороться с наступающим фигурантом. И только потом помощник сможет одновременно наносить удары стеком и бороться собакой, пытаясь продолжать движение вперед, в сторону проводника.

Основные этапы обучения:

1. Приучение собаки к стеку

2. Движение на собаку

3. Сочетание ударов стеком и движения на собаку


1. Приучение собаки к стеку

При работе со стеком мы выделяем два вида действий оказывающих давление на собаку: нанесение ударов (непосредственный контакт со стеком) и очень энергичные угрожающие жесты, которые производит фигурант. (Собаки, боящиеся стека, практически всегда одинаково сильно боятся и замахов, и ударов).

На предыдущих этапах фигурант приложил немало усилий к тому, чтобы щенок привык к его рукам, к непосредственному контакту с руками, к перемещению руки над головой и глазами щенка во время хватки. Если собака не проявляет страха по отношению к этим жестам и легким замахам руки, фигурант начинает брать стек.

Поначалу он работает стеком совсем немного, его жесты пока нерезкие. Со временем — по мере того, как животное становится крепче, — фигурант начинает пользоваться стеком во все более угрожающей манере. Он резко замахивается, так чтобы стек со свистом рассекал воздух рядом с собакой в тот момент, когда она держит хватку. Он не наносит ударов, но часто прикасается стеком к собаке, показывая ей, что это не больно. Цель всего этого — постепенно приучить собаку ко все более и более интенсивным воздействиям, не вызывая испуга. Если собака моргает или вздрагивает при движении стека, пытается увернуться от него во время хватки или рычит, значит, фигурант поторопился. Помните, что рычание на рукаве это признак слабости, а не силы. В идеале должно казаться, что собака вообще не замечает стека.

Если животное тревожно реагирует на резкие жесты, фигурант наносит удары стеком по окружающим предметам — по земле, по изгороди и т. п., он может ударить проводника, но собаку — никогда. В конце концов, он наносит удар по поводку собаки ближе к ошейнику, так, чтобы поначалу она увидела замах руки, направленный в ее сторону и опосредованно — через ошейник — ощутила воздействие стеком.

Только когда животное полностью привыкнет к свисту стека, фигурант начинает наносить удары собаке. Вначале, при достаточно резких замахах, удары очень слабые. Постепенно силу ударов увеличивают, приводя в соответствие с силой замаха, так чтобы собака и видела стек, и чувствовала его воздействие. Но, тем не менее, ни при каких обстоятельствах стек не используют в полную силу. Хороший фигурант никогда не нанесет собаке более сильный удар, чем тот, который он сам бы был готов получить при преследовании или в жесткой игре. Кроме того, удары наносят особым способом по бокам или верхней части грудной клетки и никогда не бьют в шею, голову, ноги, по тазу или по хвосту.

Всю начальную работу со стеком проделывают на поводке, а при преследовании и задержании стек не используют до тех пор, пока фигурант не будет абсолютно уверен, что животное не боится ни стека, ни самого преследования.

2. Движение на собаку

После того, как собака привыкает спокойно воспринимать удары стеком, мы начинаем вводить движение на собаку. Сперва фигурант протаскивает собаку, висящую на рукаве, по кругу, в центре которого находится проводник, держащий поводок. То есть собака проводится не прямо, а по дуге, и проводник всегда может поддержать ее, контролируя натяжение поводка.

Позже — на следующем этапе обучения — фигурант должен идти прямо на собаку, по направлению к проводнику, который, отступая, будет поддерживать натяжение поводка. Только когда фигурант сможет протаскивать вперед висящую на рукаве собаку с пристегнутым поводком, так чтобы она не «сбрасывала» хватку (не брала рукав неполной пастью), не рычала и не перехватывала, он приступает к отработке дорожки после преследования нарушителя — в данном случае собака находится на солидном расстоянии от хозяина, без поддержки поводка.

3. Сочетание ударов стеком и движения на собаку

Фигурант не совмещает удары стеком и дорожку до тех пор, пока собака не освоится с каждым из этих стрессорных воздействий по отдельности. Кроме того, в течение первых занятий удары стеком во время движения на собаку, отрабатывают с собакой, пристегнутой на поводок, а проводник находится рядом, чтобы поддержать животное.

При работе с очень хорошей собакой всего этого осторожного приучения к стеку и дорожкам не требуется. Но в дрессировке, как и везде, предусмотрительность всегда себя оправдывает. Если вдруг обнаружится, что мы поторопились, и собака ослабит или прекратит хватку под ударами — исправить это будет уже очень сложно.

5. Проверка бесстрашия

Стремительная лобовая атака

Лобовая атака — это кульминация защитного раздела шутцхунда. Именно это упражнение демонстрирует достоинства и недостатки собаки.

Лобовая атака сложна по двум причинам. Во-первых, собака вынуждена работать на большом расстоянии от проводника, где ей приходится действовать самостоятельно, без поддержки. Во-вторых, при лобовой атаке фигурант бежит прямо на собаку, а не от нее.

Наша цель — научить собаку так же жестко и быстро задерживать фигуранта, бегущего в лобовую атаку, как она делала это, работая на убегающего. Мы готовим собаку к выполнению данного упражнения, разбивая его на этапы и формируя тщательно продуманную последовательность действий.

Основные этапы обучения:

1. Лобовая атака на поводке.

2. Лобовая атака без поводка с небольшого расстояния.

3. Задержание убегающего фигуранта с большого расстояния.

4. Лобовая атака с большого расстояния.

5. Правильный прием собаки во время лобовой атаки.


1. Лобовая атака на поводке

Проводник высвобождает на полную длину двухметровый поводок, пристегнутый к ошейнику. Фигурант начинает движение прямо на собаку с расстояния порядка 20 метров. Он бежит вперед, на начальных этапах довольно осторожно, а в 2–2,5 метрах от собаки останавливается и отбегает обратно в исходную точку. Затем он снова бросается вперед и останавливается примерно там же: знакомит собаку с ощущениями, которые возникают, когда на нее движется нападающий, но не заставляет кусаться в такой — новой и сложной для нее ситуации. Потом, на третий раз, фигурант добегает до собаки и позволяет ей взять рукав.

Вначале фигурант, подбегая первые два раза, сохраняет дистанцию между собой и собакой, останавливается и старается не пугать животное. Приблизившись, так чтобы собака смогла сделать хватку, он не ведет себя угрожающе.

Со временем фигурант становится все более жестким и агрессивным. Подбегая первые два раза, он останавливается всего в нескольких сантиметрах. Когда фигурант подбегает, чтобы собака сделала хватку, ей до последнего момента должно казаться, что он бежит сломя голову прямо на нее и не отступит. Так в благоприятных для животного условиях — его удерживают на натянутом поводке, а хозяин находится в непосредственной близости, добавляя уверенности, — мы знакомим собаку с наиболее сложным и пугающим упражнением из всех, с которыми ей когда-либо придется столкнуться; она должна привыкнуть к худшему из того, что способен сделать нарушитель. Он должен бежать к собаке так, будто не собирается замедляться. Но при этом ему надо уметь очень четко останавливаться в последний момент и уворачиваться в сторону так, чтобы сила столкновения с собакой была минимальной.

Любую удовлетворительно подготовленную собаку с хорошим темпераментом можно научить, и она будет кусаться как лев в статичной лобовой атаке. Задача в том, чтобы научить ее работать энергично на расстоянии и без поводка. Мы решаем эту задачу путем постепенного перехода через несколько промежуточных ступеней.

Сперва мы повторяем упражнение со статичной лобовой атакой, но с одним отличием. При третьем приближении фигуранта, проводник не остается на месте, а бежит вместе с собакой ему навстречу. Теперь у собаки появляется опыт реальной атаки на рвущегося вперед фигуранта, но она все еще пользуется поддержкой хозяина, а ее уверенность подкрепляет натянутый поводок, вполовину замедляющий скорость ее движения.

2. Лобовая атака без поводка с небольшого расстояния

На этом этапе проводник в последний момент бросает поводок и позволяет собаке промчаться вперед оставшиеся несколько метров, отделяющие ее от фигуранта, и схватить рукав. В данном случае имеет место эффект «распрямления сжатой пружины», собака в такие моменты подобна стреле, выпущенной из туго натянутого лука.

Далее, мы не проводим первые два — «холостых» — приближения фигуранта. Теперь собаку пускают на него сразу же, едва он приблизится на расстояние 15–20 метров.

3. Задержание убегающего фигуранта с большого расстояния

Затем мы пускаем собаку на фигуранта, находящегося на расстоянии 70–90 метров. Помощник и собака на полной скорости бегут навстречу друг другу. Фигурант угрожающе размахивает стеком и кричит. Когда расстояние между ним и собакой сокращается до 10–15 метров, он внезапно приостанавливается и поворачивает назад. В тот момент, когда собака приближается, фигурант отступает, отбегая как можно быстрее.

Рис. 101. Бороться с нарушителем, который ломится вперед, угрожая собаке и нанося ей удары стеком, это совсем не то же, что хватать фигуранта, который вырывается, пытаясь убежать. («Натц» Сьюзен Барвиг, SchH III, фигурант Чак Коузин)
Рис. 102. Вот так, удерживая собаку на натянутом поводке и подкрепляя ее уверенность тем, что хозяин находится рядом, мы показываем ей самое сложное упражнение из тех, с которыми ей когда-либо доводилось сталкиваться. (Полицейский Расс Слейд и «Амиго»)

4. Лобовая атака с большого расстояния

Наконец, мы делаем лобовую атаку на расстоянии 70–100 метров. Фигурант не поворачивает, а бежит все время прямо. Собака настолько воодушевлена, что для нее не существует ни страха, ни сомнений, она идет на фигуранта со всей своей силой и энергией.

Таким образом, приближаясь к лобовой атаке через некоторые промежуточные ступени и полагаясь на слепое стремление собаки к рукаву, мы приходим к блестящей, впечатляющей лобовой атаке, которую животное выполнит при первой возможности.

5. Правильный прием собаки во время лобовой атаки

В этом упражнении все зависит от фигуранта. Он должен рваться к собаке, так чтобы это действительно было для нее испытанием, но при этом всеми силами избегать прямого столкновения с ней. Хороший фигурант отклоняется в последний момент, смещая свой центр тяжести с рукава, и разворачивается под воздействием инерции движения собаки. Этот маневр требует солидного опыта и физической подготовки, при неправильном выполнении может быть опасен для собаки. Если собака смело бросается на фигуранта, посылать ее в лобовую атаку следует крайне осторожно.

Но в то же время нет необходимости отрабатывать лобовую атаку слишком часто.

Как раз наоборот, чем реже собака выполняет это упражнение в полном объеме, чем меньше столкновений она испытывает, тем более впечатляющей будет лобовая атака в день соревнований.

Единственная проблема, с которой мы сталкиваемся, применяя данный метод обучения, состоит в том, что некоторые собаки становятся слишком смелыми, слишком нацеленными на хватку. Если собака выполняет лобовую атаку слишком быстро, для ее же собственной безопасности (и безопасности фигуранта соответственно) мы просто многократно повторяем это упражнение. Мы работаем с опытными фигурантами, сохраняем короткую дистанцию для безопасности собаки, и после нескольких столкновений животные, как правило, становятся осмотрительней.

Заключение

В зависимости от индивидуальных особенностей собаки и тренера, работа над мотивацией в защитной дрессировке может длиться от двух до восемнадцати месяцев. Важно не время. Задачу можно считать выполненной, а собаку — готовой к дальнейшей работе, только если она хватает рукав полной пастью и очень энергично, баланс между добычным и оборонительным компонентами выдержан правильно, собака, абсолютно не боясь дорожки и ударов стеком, великолепно выполняет лобовую атаку.

Но не надо думать, что работа над мотивацией на этом заканчивается. На протяжении всей рабочей карьеры собаки нам придется поддерживать (и по возможности усиливать) желание собаки хватать. Выполнение этой задачи крайне важно на начальном этапе, когда нам нужно развить стремление схватить; но оно может оказаться даже более важным при последующей работе, когда мы впервые начнем ограничивать и контролировать это стремление.

Рис. 103. Задача фигуранта в том, чтобы собака не пострадала при лобовой атаке. Чем отважнее собака, тем это сложнее. Фигурант избегает прямого столкновения, отступая в последний момент чуть в сторону, что смещает центр тяжести с рукава. Такой способ «приема» — это не прямое столкновение, а легкий разворот. («Бени» полицейского Криса Уоршема)

16. Защита: удержание и облаивание, отпуск

Несколько лет назад, обсуждая защитный раздел с коллегой-дрессировщиком, мы услышали рассказ, который лучше всего иллюстрирует основную проблему следующего этапа дрессировки. Вот он:

«У меня была замечательная молодая собака, которая кусалась, как лев. Как-то раз я с гордостью показал ее старому немецкому дрессировщику, и спросил его, считает ли он, что моя молодая собака действительно хороша. Тот ответил: „Покажите мне ее еще раз, когда ей исполнится три года, и если она будет четко облаивать и четко отпускать, и при этом у нее не испортится хватка, тогда я скажу, что это хорошая собака“».

Имелось в виду следующее: собака, кусающаяся смело и энергично — не редкость. Редко встречаются такие собаки, которые способны безукоризненно подчиняться хозяину и при этом смело и энергично кусаться.

Этот дрессировщик высказал мысль, с которой мы полностью согласны. Самое сложное испытание для собаки наступает тогда, когда от нее впервые начинают требовать послушания во время защитной работы.

Многие животные не выдерживают, когда вместо постоянного поощрения на защите, их начинают контролировать и корректировать. Пока на них давит только фигурант, они великолепны. Но если давление оказывает тот, кто за спиной, их проводник (а некоторые собаки крайне чувствительны к такому прессингу), они терпят крах. Там, где раньше они чувствовали себя уверенно под ударами стека, теперь отступают. Там, где раньше собака неизменно делала хватку полной пастью, она перехватывает и бросает, оглядываясь назад и беспокоясь в ожидании команды отпустить, которая — как ей известно — будет подана.

Создается впечатление, что каждому поколению дрессировщиков рабочих собак приходится выслушивать рассказы старшего поколения о том, насколько жестче были собаки раньше. Нам довелось услышать множество таких историй. И мы склонны им верить, поскольку видели, как дрессировали собак раньше.

Например, старая методика обучения облаиванию и удержанию предполагала, что нарушитель стоит на расстоянии 10 метров, собаку пускают на него, а затем очень резко корректируют длинным поводком, когда она оказывается на расстоянии 9 метров 85 сантиметров — будто в одно мгновение сносят дом, старательно строившийся в течение долгих месяцев. До сих пор — всю собачью жизнь — ее побуждали кусаться, усиливали это желание, никогда не заставляя сдерживаться. И теперь в одно мгновение правила поменяли — с весьма неприятными последствиями для животного.

Тем не менее, этот жестокий прием дрессировки действительно работает, если все, что нам надо, это быстро научить обычную собаку не кусать того, кто стоит неподвижно. Шок и смятение от неожиданной коррекции подавляют животное, гасят возбуждение. Желание схватить, повлекшее за собой боль, пропадает, перена-правляясь на другое поведение. Поскольку собака испытывает неуверенность, она начинает лаять, а фигурант подкрепляет облаивание, делая шаг вперед и позволяя произвести хватку. Собака понимает: коррекции можно избежать, успокоившись. Надо подождать, пока не изменятся условия, пока не будет снят контроль, и затем продолжить работу.

Мы называем это контроль через пассивность. В итоге, в ситуации, когда можно свободно сделать хватку, собака будет вести себя гораздо увереннее, чем когда от нее требуют самоконтроля.

Выдрессировать собаку таким способом несложно. Для этого нужна только настойчивость, тяжелая рука и жесткая собака. Так даже можно подготовить хорошую собаку. Но различие между хорошей собакой и отличной состоит в том, что отличная собака спокойна, уверена в себе, агрессивна и энергична как во время хватки, так и в фазе охраны.

Когда такой собаке запрещают хватать, когда ей командуют: «Дай!», ее желание не сходит на нет. Она не становится слабее, чем была только что. Вместо этого она переключается на другое поведение: после того, как прекращает хватку, она сне меньшей энергичностью начинает облаивание.

Мы называем этот способ контроль через активность. Он основан на формировании у животного четкого понимания того, какие действия надо выполнить, чтобы получить желаемое.

Ничто не подавляет так, как путаница, неуверенность и пассивное подчинение принуждению. Метод контроля через активность, представленный в этой книге, позволяет избежать путаницы и возникновения стресса у собаки. Предлагая ей простой, понятный выбор модели поведения, которая с одной стороны доставляет удовольствие ей самой, а с другой — желательна для нас, мы уходим от необходимости применять жесткое принуждение для того, чтобы контролировать собаку в защитной работе.

1. Удержание и облаивание

Удержание и облаивание фигуранта, стоящего неподвижно перед собакой

На самом деле в защитном разделе шутцхунда только четыре основных дисциплинарных навыка, которыми должна овладеть собака: удержание и облаивание, отпуск, элементы послушания в присутствии фигуранта, обыск укрытий. Из них наиболее важны удержание с облаиванием и отпуск. Более того, отпуск — фактически элемент удержания и облаивания.

Таким образом, мы считаем, что удержание и облаивание — это один из основных элементов в защитном разделе шутцхунда, и полностью осваиваем его прежде, чем переходим к другим дисциплинарным навыкам.

Рис. 104. Устанавливая контроль над собакой через активность, а не путем подавления, мы можем научить животное энергичному и заинтересованному облаиванию. («Джитт»)

Очень важно, как будет строиться обучение удержанию и облаиванию, поскольку именно в этом упражнении собака впервые столкнется с необходимостью самоконтроля. Если собака научится перенаправлять свою энергию, мгновенно переключаться с одного поведения на другое, не теряя желания, она овладеет основным навыком, необходимым для работы по защите на уровне соревнований. Если же мы будем подавлять животное для того, чтобы установить над ним контроль, оно может утратить желание работать, которое, вероятно, уже не удастся вернуть.

Ранее, работая над мотивацией, мы уже научили собаку, что надо лаять, иначе не будет возможности сделать хватку, что именно лай заставит фигуранта двигаться, оживит его и превратит в добычу. Но до сих пор от укуса собаку удерживал только кожаный ошейник, а лай был неразрывно связан с тем, что она натягивала поводок и рвалась с него. Теперь наша задача отделить облаивание от натягивания поводка, так чтобы собака могла производить удержание и облаивание вместо хватки, даже если ее не сдерживает поводок.

Для этого нам понадобится третий человек. В защитной работе так много всего, что должно быть сделано сразу и очень быстро, что проводнику требуется ассистент, управляющий поводком. Он производит коррекцию и большую часть физической работы по сдерживанию животного, предоставляя проводнику возможность свободно командовать, подкреплять и поддерживать собаку. С этого момента, когда мы говорим об ассистенте, мы имеем в виду того, кто помогает проводнику, выполняя некоторые обязанности по контролю над собакой.

Основные этапы обучения:

1. Разделение облаивания и привычки натягивать поводок.

2. Коррекция «грязных» хваток.

3. «Чистая» работа при высыле с расстояния.

4. «Чистая» работа при обыске укрытий.

5. «Чистая» работа без поводка.

6. Закрепление навыка удержание и облаивание.


1. Разделение облаивания и привычки натягивать поводок

Ассистент держит собаку на двух поводках — один пристегнут к основному ошейнику, а второй к строгому.

Как и на предыдущих занятиях по защите, собаке не дают никаких дисциплинарных команд, и она находится в состоянии сильного возбуждения. Проводник стоит рядом и «подстрекает» собаку укусить фигуранта, давая команду «Фас!». Ассистент удерживает собаку при помощи поводка, пристегнутого к основному ошейнику, поводок, пристегнутый к строгому, свободно провисает.

Как и все дисциплинарные упражнения, это упражнение начинаются с фазы возбуждения. Вместо того чтобы успокаивать собаку, мы раздразниваем ее. Представим, что собака — это двигатель, а мы стараемся разогнать его до максимальной скорости вращения. Фигурант очень активно дразнит собаку, двигаясь совсем близко и время от времени отдергивая рукав у нее из-под носа. Через 5–10 секунд фигурант отступает назад и замирает. Мгновение спустя одновременно выполняется следующее:

— проводник дает собаке команду «Ищи!»

— ассистент ослабляет натяжение поводка, пристегнутого к основному ошейнику и, прежде чем собака успеет броситься вперед и укусить, делает резкий рывок за поводок, пристегнутый к строгому ошейнику.

Всякий раз, когда собака кидается вперед, следует рывок, достаточно сильный, чтобы остановить ее. Задача ассистента — добиться, чтобы собака прекратила тянуть вперед, оставалась в положении, когда поводки свободно провисают, и лаяла. При этом он должен стараться как можно меньше подавлять собаку.

Часто собаки очень настойчиво тянут вперед и стремятся схватить рукав. Итак, собака рвется с поводка, фигурант сохраняет неподвижность, а время идет — «двигатель» сбавляет обороты. По мере того, как животное успокаивается, оно постепенно прекращает тянуть вперед. К сожалению, часто вместе с этим прекращается и лай — собака лишь смотрит на фигуранта, не отрывая взгляда.

Если такое происходит, фигурант должен отпрыгнуть в сторону (собака теряет добычу, если не лает!) и снова включить собаку. После того, как он это сделал, происходит следующее:

— проводник вновь энергично дает команду «Фас!»

— одновременно ассистент натягивает поводок, пристегнутый к основному ошейнику, и ослабляет натяжение поводка, который пристегнут к строгому ошейнику, так чтобы собака могла свободно тянуться вперед и рваться к фигуранту.

Подразнив собаку 5–10 секунд, фигурант снова замирает, проводник дает команду «Ищи!», а ассистент меняет натяжение поводков.

Проницательный читатель заметит, что у этого упражнения имеются две фазы: фаза драйва, когда животному разрешают натягивать поводок, чтобы схватить фигуранта, если достанет, и фаза контроля, когда собака должна не тянуть, а сдерживаться.

Мы постоянно переходим от одной фазы к другой, используя фазу драйва, чтобы привести собаку в состояние возбуждения, и затем неожиданно переводим ее в фазу контроля, когда ей некуда направить свою энергию, кроме как на лай. Чем неожиданнее будет этот переход, тем больше энергии собака перенесет в фазу контроля, а именно — на облаивание.

Если, после двух-трех повторений желаемое поведение не достигнуто, и собака не лает на провисшем поводке, а замирает в тяжелом молчании, фигурант отбегает, активно дразня собаку, и прячется. Потеряв возможность укусить, животное будет разочаровано и в дальнейшем с большей вероятностью выполнит удержание и облаивание.

В конце концов, когда благодаря или удаче, или разочарованию, или волнению собака найдет решение, отступит так, чтобы поводок свободно провисал и гавкнет раз-другой, мы тут же ее подкрепляем. Фигурант с криком отскакивает назад, а ассистент бросает поводки, так чтобы собака могла броситься вперед и схватить его. Проводник подходит и энергично хвалит собаку, похлопывая и подбадривая ее, пока она держит рукав.

Затем фигурант сбрасывает рукав, а проводник заставляет собаку выпустить рукав, оставляя ее не до конца удовлетворенной; ассистент вновь берет поводки, и цикл тут же повторяют, пока в собачьей памяти свежо воспоминание о том, что надо сделать для получения подкрепления.

Так мы учим собаку нескольким основным правилам, которые будут действовать на протяжении всей дальнейшей работы. Кроме того, мы ставим перед ней задачу и, ожидая, когда она найдет решение проблемы самостоятельно, даем ей возможность активно и энергично учиться. Последовательность такова:

Если тебя физически сдерживают…

Если фигурант двигается…

Если дается команда «Фас!»…

… рвись вперед, старайся достать его, если сможешь!

Но:

Если механическое сдерживание прекращается…

Если фигурант неподвижен…

Если дают команду «Ищи!»…

… надо сдерживаться самостоятельно.

Но куда же девать энергию?

Перенаправить ее на другие действия…

ЛАЯТЬ!

… и получишь подкрепление!

2. Коррекция «грязных» хваток

Если на предыдущем этапе все сделано правильно, у собаки не будет возможности сделать грязную хватку — укусить фигуранта в тот момент, когда он стоит неподвижно. Стремясь получить желаемое и избавиться от чувства неудовлетворенности, животное будет перенаправлять усилия на облаивание с целью получить подкрепление — возможность сделать хватку. В итоге навык удержания и облаивания закрепится. Собака вскоре начнет работать чисто, и можно будет приступать к работе с укрытиями.

Но дрессировка не всегда проходит без сбоев; случается, что возбужденная собака вдруг натягивает провисающий поводок и хватает рукав, когда мы меньше всего этого ожидаем. Что же делать?

Традиционный метод предполагает покарать, произвести физическую коррекцию, настолько жесткую, что животное никогда не забудет наказания и боли, связанных с «грязной» хваткой. Проблема в том, что это подавляет слабых и средних собак, а очень сильных лишь приводит в бешенство, и в следующий раз они хватают вдвое жестче.

Существует другой путь. Мы не стремимся покарать животное, когда оно делает ошибку, наша цель — не давать собаке желаемого до тех пор, пока она не сделает того, что нужно. Чего же хочет собака? Не просто схватить, а «отвести душу», вступить в борьбу. А в борьбе участвуют двое. Чтобы хватка удовлетворила эту потребность, фигурант должен бороться с собакой.

Соответственно, если собака делает «грязную» хватку, фигурант просто сохраняет абсолютную неподвижность. Проводник подходит, спокойно дает собаке команду «Нельзя!» и очень быстро снимает ее с рукава. Упражнение тут же повторяют снова. Ни криков, ни проявлений эмоций, ни возбуждения. На ошибку не обращают внимания, будто ее никогда и не было. Возбуждение и эмоции следуют только после безупречного выполнения удержания и облаивания. Фигурант замечательно, активно поборется с собакой за рукав, а проводник покажет, что доволен и похвалит собаку.

Рис. 105. Сверху: Проводник удерживает собаку на поводке, пристегнутом к основному ошейнику, а фигурант дразнит ее (фаза драйва). Фигурант застывает, а проводник не дает собаке укусить его, работая поводком, пристегнутым к строгому ошейнику (фаза контроля). Справа: После нескольких повторений собака лает, не пытаясь укусить и… фигурант подкрепляет ее, начиная двигаться (фаза драйва) и… тут же отдает рукав.

3. «Чистая» работа на высылах с расстояния

До сих пор собака оставалась на месте, фигурант сам подходил к ней для удержания и облаивания. Теперь мы готовы высылать собаку к неподвижно стоящему фигуранту. Следует соблюдать осторожность — когда собака бежит к человеку, имеет значение не только физическая сила, но и психологическое состояние собаки, вполне может случиться, что она забудется и укусит.

Поэтому, поначалу ассистент осторожно подводит собаку к фигуранту на поводке, а затем, при необходимости, останавливает ее после корректирующей команды проводника. По мере того, как работа собаки становится стабильнее, ассистент все больше ускоряет темп движения и увеличивает расстояние до фигуранта, в конечном итоге ему приходится бежать изо всех сил, чтобы поспеть за собакой.

Проводник при этом должен менять свое местоположение на площадке, подавая команды из разных точек с разного расстояния. Если собака выполняет упражнение абсолютно чисто, т. е. самостоятельно останавливается и начинает облаивать фигуранта, а никакой коррекции и подсказок не требуется, значит, пора переходить к следующему этапу.

Теперь мы должны позволить собаке свободно подбежать к фигуранту, без ассистента, который прежде ее подводил. Мы обеспечиваем чистоту выполнения упражнения, высылая собаку на длинном поводке.

Ассистент предварительно отмеряет нужную длину поводка и отмечает точки, где будет стоять он, а где фигурант. Ассистент знает, поводком какой длины ему придется манипулировать, и сможет поправить собаку четко в тот момент, когда это необходимо. Однако, если обучение осуществлялось правильно, у собаки уже сформировалась привычка, и поводок будет лишь перестраховкой.

Если же возникает необходимость вновь и вновь корректировать собаку, значит, животное еще не готово к переходу на этот этап обучения.

4. «Чистая» работа при обыске укрытий

До сих пор мы отрабатывали удержание и облаивание на открытой площадке. Мы пока не пытались работать с укрытиями. При введении укрытий могут возникнуть следующие трудности:

— Иногда собаки немного пугаются укрытий и теряют уверенность, когда требуется зайти в относительно закрытое пространство для облаивания. Обычно это легко исправить, сделав несколько хваток в укрытии и около него

— На испытаниях собака подходит к укрытию сзади. Когда она обходит укрытие, то иногда оказывается на расстоянии меньше полуметра от незнакомого человека с рукавом. Результатом этой внезапной, порой пугающей встречи является прихватывание и — соответственно — штрафные очки.

Проблема решается просто. Представим, что укрытие — это центр циферблата, а место входа — отметка 12.00. Мы несколько раз высылаем собаку на удержание и облаивание на длинном поводке. Сперва со стороны 12.00, из точки, откуда собака ясно видит фигуранта. Затем со стороны 3.00, теперь фигурант частично скрыт от собаки. Затем — с 4.00, откуда собака совсем не видит фигуранта. Но ассистент никогда не отходит дальше отметки 3.00. Он всегда остается в той точке, откуда может видеть фигуранта и то, что происходит, когда собака подбегает к фигуранту. Ассистент готов при помощи длинного поводка скорректировать животное, если оно попытается взять или прихватить рукав.

Рис. 106. Когда собака делает «грязную» хватку, фигурант сохраняет абсолютную неподвижность. Проводник резко дает команду «Нельзя!», подходит и снимает собаку с рукава. Коррекция производится спокойно, без проявлений недовольства, и упражнение тут же повторяют

Таким образом, постепенно усиливая неожиданность встречи с фигурантом в укрытии, мы можем приучить собаку к «чистой» работе.

5. «Чистая» работа без поводка

Хотя желаемый результат еще полностью не достигнут, но собака уже очень хорошо понимает, что ее действия контролирует находящийся поблизости ассистент (и строгий ошейник с пристегнутым поводком). Пока мы не можем быть уверены, что собака отработает идеально чисто, если ее выслать с расстояния 50–70 метров, в цепочке, без строгого ошейника, и никто не будет стоять ближе, чем за 30 метров от укрытия.

Это большой риск. Если собака укусит, она получит сильное подкрепление своим действиям прежде, чем мы успеем подбежать и остановить ее. К тому же — и это гораздо хуже — собака узнает, что возможности дрессировщика ограничены, она поймет, когда мы можем ее контролировать, а когда — нет.

Пуская собаку к укрытию без поводка в первый раз, мы должны быть уверены, что:

— Во-первых, собака практически точно сделает то, что мы от нее хотим.

— Во-вторых, если этого не случится, мы сможем неожиданно применить к ней корректирующее воздействие, не имеющее связи ни с ошейником, ни с поводком, ни с ассистентом.

Это задача имеет простое решение, и это один из наиболее изящных приемов в дрессировке в шутцхунде, поскольку он основан на глубоком проникновении в суть мышления собаки.

Проводник приводит собаку на поле в полной экипировке: в кожаном и строгом ошейниках, на поводке, а затем устраивает целое представление, снимая с собаки все это обмундирование и откладывая в сторону одно за другим, как бы говоря собаке: «А теперь делай, что хочешь. Мне нечем тебя контролировать!»

Собаку, на которой теперь надета только ошейник-цепочка, проводник передает ассистенту. Неожиданно появляется фигурант и начинает очень активно дразнить собаку с близкого расстояния. Тем временем проводник отбегает к дальнему укрытию и прячется за ним. Мгновение спустя фигурант, продолжая раззадоривать собаку, убегает туда же и тоже прячется, заслоняя собой проводника.

Поскольку собака — это всего лишь собака, и ее восприятие имеет определенные границы, она будет очень удивлена, обнаружив проводника в укрытии, за фигурантом.

Если собака, с энтузиазмом пробежав вокруг укрытия, увидит фигуранта очень близко и поддастся искушению укусить, проводник выступит вперед и схватит ее. Крикнув «Нельзя!», он сдернет удивленную собаку с рукава и довольно резко оттащит ее назад, как будто это мешок с цементом, а затем вновь передаст ассистенту. Заметьте, что во всей этой процедуре нет проявлений гнева, раздражения, нет жестокого обращения с собакой. Упражнение сразу же повторяют снова.

К моменту, когда собака предположительно сумеет догадаться об этой уловке, мы производим замену. Теперь собаку пускает проводник. Она, думая, что проводник остался позади, может попытаться укусить, но в этом случае животное столкнется со спрятавшимся за спиной фигуранта ассистентом, готовым провести коррекцию.

6. Закрепление навыка удержания и облаивания

Самая распространенная жалоба из тех, что обычно слышишь на испытаниях в шутцхунде: «Раньше моя собака никогда так не делала!». И всегда речь идет о том, что раньше собака не совершала какой-то ошибки. Но как ни странно, именно вдень соревнований происходит какой-либо абсолютно неожиданный «прокол», например, собака, по команде «Ищи!» мчится прямо на судью или допускает какую-нибудь другую, досадную ошибку.

Такие неприятные случаи — следствие странной магии стадиона для испытаний. Ибо в день сдачи нормативов что-то неуловимо меняется. Даже если надо выполнить те же упражнения, даже если фигурант, укрытия, а порой и стадион хорошо известны собаке, появляется кое-что новое. Это состояние проводников. Мы нервничаем до тошноты, у нас пересыхает горло до такой степени, что мы почти не можем сглотнуть. Наше беспокойство отражается на поведении собак, и казалось бы четко отработанные упражнения превращаются в водевиль.

А когда приходит «звездный час», и мы едем на крупные соревнования в другой город или даже в другую страну, бывает еще хуже. Здесь все новое — фигуранты, стадион, укрытия, сконструированные совсем по-другому, кроме того, наши нервы натянуты до предела.

Как-то раз наш друг из Германии рассказал нам о своем опыте участия в Национальном чемпионате Германии по шутцхунду III — одном из наиболее значимых событий в мире рабочих собак. «У меня не было ни малейшего представления о том, на что это похоже. Вы с собакой выходите на арену стадиона, а вокруг две тысячи человек, ожидающие вашего выступления. И все крайне возбуждены: разговаривают, аплодируют. Атмосфера такая напряженная, воздух буквально можно резать ножом! А ваша собака все это чувствует и перевозбуждается — такой вы не видели ее никогда прежде, просто с ума сходит. Она вас не слушается. Все что ей надо — это кусаться!» (В подобных обстоятельствах такой вариант развития событий — наименьшее зло. Может оказаться, что собака станет настолько вялой, что вообще откажется кусаться.)

Чтобы такого не случилось, необходимо закрепить навыки, довести их до автоматизма. Некоторые дрессировщики закрепляют навыки многократным повторением. Они прогоняют весь комплекс упражнений снова и снова, выполняя их в четком соответствии правилам, строго по порядку, предусмотренному нормативами, в результате и проводник, и собака начинают выполнять все команды автоматически. Проблема в том, что при этом требуется множество бесполезных повторений упражнений, выполнение которых уже доведено практически до совершенства и от муштры только ухудшится. Это скучно, и вскоре работа собаки становится бесцветной, вялой и неактивной.

Мы закрепляем навыки другим способом, совершенствуя выполнение упражнений в необычных ситуациях, в условиях гораздо более сложных, чем на соревнованиях. Нет необходимости повторять упражнения в заданном порядке. Напротив, приветствуются вдохновение и импровизация. Вот, например, несколько сценариев, которые мы успешно использовали для закрепления удержания и облаивания:

— Выполнять упражнение в помещении, на скользком полу, практически в темноте, или же, наоборот, при ослепительном свете, среди шумной толпы, толкающегося народа, в вагоне, кузове грузовика, на лестничных пролетах.

— Удерживать и облаивать сидящего фигуранта, переодетого фигуранта, фигуранта в защитном костюме или со скрытым, а не стандартным рукавом.

— Бегать к укрытию наперегонки с собакой на дистанцию в 30, 40 и даже 70 метров. У фигуранта должна быть фора, чтобы он мог прибежать в укрытие за несколько мгновений до собаки. Если собака сумеет превозмочь дикое желание укусить, вызванное погоней, влетит в укрытие, наскочит на фигуранта, но не схватит рукав, а осадит свой пыл и выполнит удержание и облаивание, то вряд ли что-то сможет нарушить выполнение этого упражнения в день испытаний. (К тому же этот прим помогает сделать удержание и облаивание более активным, поскольку собака становится очень настойчивой.)

Наш способ обучения удержанию и облаиванию делает работу собаки в укрытиях «чистой» и энергичной; собака не сидит перед рукавом, не тявкает вежливо, испрашивая разрешения укусить, не лает безнадежно с приличного расстояния. В результате обучения подобным способом собака подбирается поближе к фигуранту и «наседает» на него, требуя, чтобы он начал двигаться, — тогда бы у нее появилась возможность его укусить.

2. Отпуск

Собака должна четко отпускать рукав по команде

Если собака безупречно выполняет удержание и облаивание, научить ее отпускать рукав очень просто. Но и этот навык необходимо освоить как следует. Если мы будем учить отпускать рукав кое-как, плохо или не до конца, в дальнейшем это отразится на всей рабочей карьере собаки.

На начальном этапе дрессировки, пока собака еще многого не знает, у нас есть единственный шанс научить ее прекращать хватку по команде — это возможность убедить ее в том, что мы всемогущи и сумеем добраться до нее в любой точке площадки и скорректировать непослушание. Если мы упустим эту возможность, если собака узнает, что на самом деле наши возможности ограничены, то получим в результате довольно сложные проблемы в дрессировке.

Решающее значение имеет интенсивность воздействий, которые мы используем. Чрезмерное принуждение подавляет собаку, убивает желание и вызывает раздражение пасти, тогда животное делает плохую хватку или кусает неполной пастью, предчувствуя, что вскоре рукав придется отпустить. Воздействие недостаточной силы дает собаке возможность сопротивляться проводнику; а по мере того, как, приходя в раздражение, он постепенно увеличивает интенсивность коррекции, возрастает и способность собаки к противостоянию. Вскоре она начнет бороться с нами, как борется с фигурантом.

В отличие от многих других дрессировщиков, мы стремимся к тому, чтобы чувствительность собаки к нашим действиям, и к строгому ошейнику по возможности сохранялась, а не уменьшалась. (Слишком жесткие собаки, как правило, ценятся теми, кто никогда не пытался контролировать их в работе по защите.) Мы сохраняем чувствительность, подвергая животное минимальному количеству корректирующих воздействий, чтобы у него не было возможности к ним привыкнуть. Когда мы производим коррекцию, то делаем это резко и эффективно, в итоге у собаки не возникает даже сомнения в том, что она должна нам подчиниться. Животное быстро делает то, чего от него требуют, тем самым сокращая количество корректирующих воздействий. Это экономит много нервов, как собаке, так и дрессировщику.

Основные этапы обучения:

1. Работа с собакой на привязи

2. Принудительный отпуск

3. Предотвращение избирательного выполнения команды

4. Отпуск на расстоянии от проводника

Рис. 107. Проводник прячется за спиной фигуранта, готовый выступить вперед и скорректировать собаку, если она сделает хватку вместо удержания и облаивания
Рис. 108. Наш способ обучения делает работу собаки в укрытии агрессивной и энергичной, собака вплотную подходит к фигуранту и «требует» рукав. («Джейсон» Джанет Бирк, SchH III, FH, IPO III, UDT, WDX. Джейсон, пожалуй, наиболее титулованный чесапик-бей ретривер за всю историю породы.)

1. Работа с собакой на привязи

Нашим первым шагом при обучении отпускать рукав будет создание серьезного физического преимущества по сравнению с собакой, ведь мы готовимся забирать рукав у животного из пасти, а точнее заставлять его прекращать хватку. В течение долгих месяцев мы учили собаку изо всех сил удерживать рукав. Теперь нам надо преодолеть эту настойчивость и сделать это максимально четко и аккуратно.

Пытаясь отнять рукав силой — оттянуть или оторвать собаку от фигуранта — мы зачастую добиваемся лишь того, что животное приучается еще сильнее сжимать челюсти, поскольку непреднамеренно стимулируем то же самое рефлекторное противодействие, которое использовали вначале обучения для получения крепкой хватки.

Хитрость состоит в том, что корректирующее воздействие производится в сторону рукава. Вначале мы привязываем собаку к дереву или к столбу с помощью трехметрового поводка, который пристегнут к кожаному ошейнику. Кроме основного, на собаку надевается строгий ошейник, так, чтобы поводок пристегивался к нему под нижней челюстью. Иными словами, удавочное кольцо должно быть спереди, а не сзади.

Проводник и ассистент (который манипулирует корректирующим поводком) встают напротив собаки, на большем расстоянии, чем длина поводка, пристегнутого к основному ошейнику, а фигурант работает между ними и собакой, следя за тем, чтобы не задевать поводок, пристегнутый к строгому ошейнику. Если рукав у фигуранта на левой руке, ассистент стоит слева от него и наоборот. Таким образом, когда собака на рукаве, корректирующий поводок проходит от ошейника под локтем фигуранта к ассистенту. Если ассистент вытянет шею, он может разглядеть пасть собаки на рукаве — чтобы не продолжать коррекцию, когда собака уже прекратила хватку.

Поводок, на котором привязана собака, и поводок для коррекции образуют прямую линию от дерева до рук ассистента. Дерево в таком случае играет роль якоря, и вся сила корректирующего воздействия приходится на шею собаки. Ассистент может эффективно скорректировать животное, точно рассчитав прилагаемую силу, чтобы рывок не был ни излишне жестким, ни слишком легким.

Традиционный метод, когда проводник тянет за поводок, пристегнутый к строгому ошейнику, назад, от фигуранта, не удачен, поскольку рука фигуранта амортизирует изрядную долю усилий, направленных на коррекцию собаки. Интенсивная коррекция скорее просто притягивает и собаку, и фигуранта ближе к проводнику, чем заставляет собаку отпустить рукав. В итоге, для того, чтобы заставить животное прекратить хватку, приходится применять невероятное количество силы.

Работа на привязи, описанная выше, намного гуманнее по отношению к собаке.

2. Принудительный отпуск

Фигурант начинает работу с того, что и всегда: раззадоривает животное. Он бегает туда-сюда перед привязанной к дереву собакой до тех пор, пока та не приходит в состояние крайнего возбуждения. На этом этапе ассистент держит корректирующий поводок так, чтобы и фигурант, и собака чувствовали себя свободно и в нем не путались. Фигурант позволяет собаке сделать хватку и начинает очень активно бороться, протягивая собаку, чтобы хватка стала крепче. В тот момент, когда собака плотно держит рукав и очень воодушевлена, фигурант совершает три четко согласованных по времени действия:

Рис. 109. Работая над прекращением хватки, коррекцию следует производить в сторону рукава (рис. сверху). Традиционный способ коррекции — от рукава (рис. снизу) стимулирует рефлекторное противодействие и делает хватку еще более крепкой

1. Фигурант делает совсем маленький шаг в сторону дерева так, чтобы поводок, за который привязана собака, чуть провис. (Никогда не заставляйте собаку отпускать рукав в тот момент, когда поводок в натянутом состоянии. Помните, что физическое сдерживание провоцирует собаку крепче сжать рукав.)

2. Затем фигурант застывает и стоит неподвижно, прижав рукав к груди, не поддаваясь попыткам собаки тянуть его из стороны в сторону

3. Подготовившись к дальнейшим действиям, фигурант кивком подает сигнал проводнику.

Проводник четко командует «Дай!» — но не кричит — а помощник в этот момент делает рывок, достаточно резкий, чтобы собака тут же отпустила рукав. Ассистент не тянет и не тащит собаку, а быстро дергает. Если одного рывка недостаточно, он делает другой, чуть посильнее и так далее. Как мы уже говорили, все решает степень интенсивности воздействия. Поэтому в качестве ассистента следует использовать человека с твердой рукой и большим опытом.

Собака отпускает рукав, и поскольку она приучена к удержанию и облаиванию, автоматически отступает и начинает лаять. Если же она попытается возобновить хватку, ассистент спокойно повторяет коррекцию.

В тот момент, когда собака «осядет» и гавкнет раз-другой, фигурант разрешает ей еще раз сделать хватку, а после энергичной борьбы отдает рукав.

Другими словами, мы подкрепляем собаку новой хваткой и возможностью завладеть рукавом. Слишком многие дрессировщики считают, что отпуск и прочие упражнения фазы контроля — это исключительно силовые упражнения, то, к чему собаку принуждают, то, чему она сопротивляется всеми своими зубами и когтями. Но наш способ позволяет сделать так, что собаке будет интересно отпускать, и не только потому, что таким образом она может избежать коррекции, но и потому, что так она зарабатывает возможность сделать хватку и завладеть рукавом.

Помните, что в настоящей борьбе участвуют двое, и когда фигурант застывает, он тем самым лишает собаку изрядной доли удовольствия от хватки. Как же собака может оживить фигуранта вновь? Отпустив рукав! Собака приучается требовать от фигуранта активного взаимодействия, отпуская рукав и начиная лаять. Последовательность действий такова:

1. Фигурант позволяет собаке сделать хватку и начинает энергичную борьбу. Собака испытывает огромное удовольствие.

2. Фигурант замирает. Удовольствие, испытываемое собакой, резко сходит на нет.

3. По команде собака отпускает рукав и начинает облаивание.

4. В ответ на лай, фигурант вновь позволяет сделать хватку, активно борется, а затем отдает рукав собаке.

Мы должны сделать так, чтобы собака очень четко и надежно связала прекращение хватки, облаивание и поощрение рукавом. Этого удается достичь, если между моментом, когда собака отпускает рукав, и моментом, когда она получает его обратно, проходят две-три секунды, не больше.

Довольно часто совершаемая ошибка: собаку принуждают отпустить рукав, а затем заставляют ее лаять минуты две, стараясь «распалить». Еще более неудачная идея — заставить собаку отпустить рукав, а затем отвести ее в сторону от фигуранта, пытаясь предотвратить повторную хватку. Это абсолютно неправильно, поскольку собака убеждается, что, прекратив хватку, она отказывается от фигуранта и от рукава — теряет и то, и другое.

Помните, что для нас критерием выбора собаки были именно ее настойчивость и стремление прилагать изрядные усилия к тому, чтобы завладеть добычей. Когда собака не улавливает связи между отпуском рукава и немедленным его возвращением, совсем не стоит удивляться, если она будет прилагать все свои силы, чтобы удержать рукав. Поэтому обучение отпуску мы начинаем с последовательности хватка-отпуск-хватка, и эти действия сменяют друг друга очень быстро.

Когда у собаки сформируются понимание сути упражнения и привычка отпускать рукав, можно будет меньше беспокоиться о том, чтобы подкреплять прекращение хватки незамедлительно, и (1) постепенно начать увеличивать период между отпуском и новой хваткой, и (2) делать серию отпусков, так чтобы животное хватало и отпускало рукав несколько раз, прежде чем его отдадут.

3. Предотвращение избирательного выполнения команд

Избирательность в выполнении команд формируется, если собака осознает, что наши возможности ее контролировать ограничены. Например, не исключена такая ситуация:

Начинается отработка отпуска, и стабильность выполнения упражнения доходит до 60 %, это значит, что собака четко прекращает хватку без коррекции три раза из пяти, но остальные два раза требуется воздействие строгим ошейником — своего рода напоминание. Странно, но очень часто именно в этот момент многие дрессировщики отказываются от использования поводка (или иного средства, применяемого для коррекции), чтобы «просто посмотреть, что собака сделает». (В дрессировке любая попытка «посмотреть, что собака сделает», — это преждевременный шаг, и как правило, большая ошибка.)

Поведение собаки пока еще изменчиво, нестабильно. Привычка отпускать рукав еще не закрепилась. И в результате — тем более обстановка поменялась — без привязи животное не слушается. Возмущенный проводник срывается с места, подбегает к собаке и сдергивает ее с рукава, но собака уже воспользовалась возможностью подержать рукав некоторое время. Действовавшее до сих пор правило «отпускай, или тут же последует коррекция» больше не работает — если собака не привязана. Животное усваивает, что связь между неповиновением команде и наказанием зависит от обстоятельств. И вырабатывает новую стратегию действий по ситуации: «Какая бы команда ни давалась, продолжай удерживать хватку до тех пор, пока проводник не доберется до тебя».

Разгневанный проводник опять привязывает собаку, чтобы «проучить» ее. Он отрабатывает одно-два занятия на привязи, а затем снова отвязывает собаку, и опять слишком рано. И вновь собака отказывается подчиняться команде «Дай!». Нежелательное поведение самоподкрепляется, а потом собаку возвращают на привязь.

Постоянное возвращение к работе на привязи отнюдь не решает проблемы, а только усугубляет ее. Каждый раз, проходя по одному и том же кругу, собака все больше узнает о том, где предел возможностей проводника контролировать ее. Она очень четко понимает, что, находясь на привязи, ни коем случае нельзя отказываться от выполнения команды. Но в другой ситуации можно и не послушаться — в зависимости от того, рядом ли хозяин, ощущается ли на шее вес строгого ошейника, где находится ассистент, и даже простое ли это занятие или сдача испытаний.

Такая схема развития событий показывает, откуда берутся действительно проблемные собаки. Вот некоторые распространенные «решения» и новые проблемы, которые они за собой влекут.

1. Фигурант корректирует собаку, нанося ей удар стеком по передней лапе. Новая проблема: Коррекция стеком ослабляет собаку, учит ее опасаться фигуранта и бояться стека.

2. Проводник стоит рядом и корректирует собаку, если та не слушается. Прежняя проблема: Коррекция все так же зависит от того, насколько близко находится проводник. Что делать, чтобы собака отпускала рукав на расстоянии от хозяина? Новая проблема: Гораздо более серьезная: такой прием учит собаку бояться.

Рис. 110. Обучение отпуску

Фигурант приводит собаку в состояние возбуждения, активно раздразнивая ее.

Он позволяет сделать хватку и несколько секунд энергично борется с собакой.

Фигурант застывает, ассистент, готовится скорректировать собаку в случае необходимости, а проводник дает команду «Дай!»

Собака отпускает рукав и начинает удержание и облаивание.

После нескольких секунд облаивания фигурант позволяет собаке сделать новую хватку и… Тут же отдает ей рукав проводника и не доверять ему, соответственно хватка будет плохой всякий раз, когда проводник находится рядом. Разумеется, это абсолютно неприемлемо. Проводник должен быть для собаки источником силы и поддержки во время работы по защите.

3. Для коррекции собаки используется электрошоковый ошейник. Прежняя проблема: Избирательность выполнения команды по-прежнему возможна, собака способна понять, что происходит, когда на ней «живой» ошейник, и что — когда его нет, особенно если применять ЭО неправильно (часто именно так и происходит, особенно если при неудовлетворительном уровне дрессировки ошейник приобретается как «панацея» от всех проблем).

Новая проблема: электрошоковый ошейник — невероятно мощное средство (как правило, слишком мощное) дрессировки через принуждение, и его применение требует особого мастерства и безупречной техники. К сожалению, мастерству и техничности надо еще научиться, и процесс обучения дрессировщика может дорого стоить собаке, а порой и ему самому тоже. В действительности мало кто из дрессировщиков по-настоящему умеет пользоваться этим устройством. Кроме того, в силу особенностей электростимуляции, при применении электрического ошейника собаки — за исключением самых жестких — как правило, становятся более вялыми.

На самом деле, при работе без привязи мы действительно не можем постоянно контролировать собаку. В конечном итоге, нам не на что рассчитывать, кроме как на надежность сформировавшихся у собаки привычек и силу нашего личного влияния.

Если скрыть от собаки свою слабость, можно предотвратить избирательность выполнения команд. Для этого требуется, во-первых, избегать описанных выше ошибок, а во-вторых, — автоматизировать навыки. Мы долго работаем с привязанной собакой и требуем прекращения хватки в различных ситуациях, и в итоге привычка укореняется очень крепко. Стереотип поведения при отпуске рукава закрепляется, и других вариантов больше не возникает. Собака неизменно прекращает хватку, какой бы ни была окружающая ситуация. Мы избежали избирательности в выполнении команд, поскольку у собаки не было возможности не слушаться и, соответственно, она так и не узнала, что иногда мы не можем ее контролировать, если она не подчиняется. В представлении собаки мы всемогущи.

Закрепляем навык следующими способами:

1. Работаем в обстановке, полной посторонних раздражителей и отвлекающих факторов, — гораздо более сложной, чем та, что будет окружать собаку в день испытаний. Например:

— Заставляем собаку прекратить хватку, хотя в этот момент фигурант не застывает неподвижно, а продолжает активно сопротивляться.

— Отрабатываем отпуск, когда фигурант сидит или лежит на земле.

— Занимаемся в темном помещении, на скользком полу или в тесном замкнутом пространстве.

— Отрабатываем отпуск среди шумной толпы зрителей.

2. Мы заставляем собаку много раз четко выполнять упражнение, чтобы это вошло у нее в привычку. Помните, безупречность достигается не путем повторения упражнений, а путем повторения безупречного выполнения упражнений.

Если собака четко прекращает хватку в любой, самой сложной обстановке, делает это на протяжении нескольких недель, все это время поводок для коррекции свободно провисает, и у ассистента нет необходимости в его использовании, только тогда собака готова работать без привязи, но никак не раньше.

4. Отпуск на расстоянии от проводника

Работы, проведенной к данному моменту для всех собак, кроме самых проблемных, вполне достаточно, чтобы животное четко отпускало рукав в упражнениях, во время выполнения которых проводник находится относительно недалеко. Однако существуют две причины, из-за которых прекращение хватки после лобовой атаки на большом расстоянии от проводника будет представлять определенную проблему даже для собак с прекрасно закрепленным и автоматизированным навыком:

1. Рукав нужно отпустить непосредственно после лобовой атаки. Собака находится в состоянии крайнего возбуждения.

2. Во время лобовой атаки на расстоянии 30–60 метров от собаки нет никого, кроме фигуранта. Непривычность обстановки, в дополнение к сильному возбуждению собаки, может привести к непослушанию и в дальнейшем к избирательности в выполнении команды.

Для того чтобы преодолеть эти трудности, необходимо применять приемы коррекции собаки, которые:

— Не зависят от того, насколько близко к собаке находятся проводник и ассистент.

— Не требуют применения неудобного тросового поводка.

— Не вызовут у собаки страха по отношению к фигуранту или к стеку.

Мы считаем, что лучший способ — это использовать плотно подогнанный строгий ошейник и пристегнутый к нему короткий (60–90 см.) очень легкий поводок. Поводок тащится за собакой пока она бежит по полю за фигурантом (на поводке нет петли для руки, чтобы собака в нем не запуталась), а после того, как собака берет рукав, фигурант подхватывает его свободной рукой и пропускает под рукавом. Когда надо, чтобы собака отпустила рукав, он корректирует ее быстрым четким рывком.

Фигуранты, хорошо владеющие этим приемом, могут произвести довольно сильное корректирующее воздействие, причем собака и не догадается, откуда оно исходит. Важно, что фигурант при этом сам команд собаке не подает и ей не угрожает. Он действует лишь как посредник проводника.

Из-за того, что интенсивность воздействия ограничена, а собака даже средних размеров обладает определенной физической силой, этот прием не срабатывает с животными, которые упорствуют в своем непослушании и изо всех сил удерживают хватку. Но если собака хорошо подготовлена, навык отпуска закреплен, во всех остальных ситуациях она прекращает хватку, этот метод — идеален.

Рис. 111. Чтобы заставить собаку отпустить рукав на большом расстоянии от проводника, фигурант использует короткий поводок, пристегнутый к строгому ошейнику, и с его помощью корректирует собаку из-под рукава
Рис. 112. Послушание при защитной работе. Проводник придерживает собаку, в то время как фигурант раздразнивает ее с расстояния 5–10 метров (фаза драйва).

Затем проводник резко отпускает ошейник, дает собаке команду «Сидеть!» и одновременно с этим делает рывок поводком (фаза контроля).

После нескольких повторений собака, несмотря на возбужденное состояние, садится по команде и остается на месте без корректирующего воздействия.

Тогда проводник высылает собаку командой «Фас!» (возвращение в фазу драйва)

17. Защита: послушание при задержании и обыск укрытий

Три самых важных навыка, которыми собака должна овладеть в защитном разделе шутцхунда — это удержание с облаиванием, отпуск и обыск укрытий. Но в дополнение к ним нужно освоить еще целый ряд второстепенных навыков, необходимых для хорошей работы:

— Отражение нападения на проводника в шутцхунде I.

— Заднее конвоирование и отражение нападения на проводника в шутцхунде II и III.

— Боковое конвоирование.

— Укладка собаки и обыск фигуранта.

— Подзыв из укрытия и принятие основного положения.

В этом списке нет еще одного элемента испытаний по защитному разделу — не самостоятельного упражнения, но важнейшей, неотъемлемой части всех прочих упражнений. Речь идет, конечно же, о движении рядом — не так то просто заставить идти рядом крайне возбужденную и агрессивную собаку, не имея при этом никаких иных средств контроля, кроме собственного голоса.

Многие дрессировщики тратят немало времени и энергии своих собак на муштру, отрабатывая каждое из второстепенных действий как самостоятельное упражнение. Но, как ни странно, часто именно эти навыки оказываются самым слабым звеном в отличной в остальном работе. Довольно часто приходится видеть, что собаки, безупречно выполняющие отпуск, удержание и облаивание, тем не менее, с большим трудом поддаются управлению.

В результате нашего многолетнего опыта работы с защитными собаками сформировалась методика, позволяющая преодолеть эту проблему путем объединения всех второстепенных действий в единое целое. Если собака усвоит то, что мы называем комплексом послушания в защитной работе, тогда нападение на проводника, конвоирование, укладка, обыск, отзыв и движение рядом — все это естественным образом и без особых усилий встанет на свои места.

Разумеется, на данном этапе дрессировки нет необходимости учить собаку послушанию. Она уже знает, в чем суть всех или большинства необходимых навыков. Но понимать, что надо сделать, и действительно делать — это несколько разные вещи. Необходимо учитывать эмоциональное и психологическое состояние животного.

Конечно, когда собака возбуждена не слишком сильно, как это обычно бывает при работе по курсу послушания, она «знает» упражнения и с легкостью выполняет команды. Послушание в напряженной обстановке при защитной работе — это совсем другое дело. Когда фигурант работает с собакой, она приходит в состояние крайнего возбуждения. При этом меняется не только настроение, но и физиологическое состояние собаки — в организме происходят биохимические изменения. В кровь поступают эндорфины и другие гормоны, влияющие на поведение и основные качества животного, порой кажется, что на занятиях по защите вы имеете дело с абсолютно другой собакой.

Дрессировщиков, которые пришли в шутцхунд после занятий обидиенсом, такие изменения, вызываемые возбуждением, часто застают врасплох. Непривыкшие работать с животными, находящимися в возбужденном состоянии, они не понимают, что поведение собаки при защитной работе в корне отличается от поведения при работе по послушанию, и соответственно тут действуют иные правила.

Например, случается, что собака, которая в иное время чувствительна и нежна как ягненок, на занятиях по защите приходит в столь возбужденное состояние, что становится жестче камня, и, глазом не моргнув, переносит коррекцию, которая в иных обстоятельствах ее бы раздавила. Подобные метаморфозы нормальны для защитной работы, и в определенной степени они происходят с любой собакой. Это нам очень на руку, в защитной работе мы намеренно используем возбуждение для того, чтобы придать собаке силы противостоять фигуранту. К сожалению, это же позволяет собаке противостоять и проводнику, когда он пытается ее контролировать.

Возбуждение может не только сделать собаку более жесткой, чем обычно, но и сильно изменить ее основные реакции на различные раздражители. Например, физическое наказание иногда только распаляет уже раздраженную собаку, вместо того, чтобы осадить ее. И все попытки проводника взять животное под контроль приводят лишь к увеличению возбуждения.

Из всего этого следует, что послушание в защитной работе отличается от обычного. То, что собака знает команду «Рядом!», отнюдь не гарантирует, что она будет идти рядом, когда где-то поблизости находится фигурант.

Традиционный способ борьбы с непослушанием — наказание, собаку наказывают до тех пор, пока она не сделает того, что требуется, безразлично, есть ли рядом фигурант или его нет. В этом случае проводнику приходится постоянно сражаться с собакой — один на один с силой, данной собаке от рождения и развившейся в процессе дрессировки. Для проводника такой поворот событий не желателен. Если собака одерживает верх, он проигрывает, поскольку теряет возможность контролировать животное. Если собака покоряется и вынуждена слушаться, хозяин все равно проигрывает — поскольку, вколачивая в нее покорность, он растратил много своего времени и энергии, а кроме того, вероятно, в чем-то сломал характер собаки.

Существует и другой путь. Сформировав у собаки общее представление о послушании в работе по защите, мы сбережем ее силы для борьбы с фигурантом, а не с проводником.

Так же, как и при обучении удержанию, облаиванию и отпуску, обучая послушанию в защитном разделе, мы опираемся на перенаправление — аккуратное переориентирование энергии с одного поведения на другое, стараясь как можно меньше подавлять животное. Проще говоря, мы обучаем собаку с помощью послушания «зарабатывать» хватку. Мы не пытаемся принудить к выполнению упражнений. Вместо этого мы предлагаем собаке простой выбор: сделай это, иначе не получишь возможности укусить.

1. Послушание при задержании

Собака должна концентрировать внимание на проводнике и выполнять команды

Основные этапы обучения:

1. Обучение сдерживаться

2. Обучение концентрироваться на проводнике при движении рядом

3. Освоение дополнительных навыков


1. Обучение сдерживаться

До сих пор, занимаясь защитой, мы не давали собаке ни одной дисциплинарной команды. В течение всего занятия по защите собака пребывала в фазе драйва, за исключением совсем непродолжительных периодов фазы контроля при удержании и облаивание Она сжигала невероятное количество энергии, яростно лая на фигуранта и натягивая поводок, ограничивающий ее свободу. Занятия защитой для собаки подразумевали не только выполнение хватки, но и возможность бороться, отвести душу, выплеснуть энергию, которая ее переполняет.

Во время работы над удержанием, облаиванием и отпуском, мы обучали собаку на несколько секунд прекращать рваться с поводка и перенаправлять свою энергию на облаивание. Теперь, работая над послушанием в защитном разделе, мы научим собаку подавлять и держать под контролем свою энергию все дольше и дольше, накапливая ее в себе, будто производя сжатие огромной пружины.

Силой этого не добиться, поскольку физическое наказание той жесткости, какая понадобится, чтобы контролировать животное, убивает желание кусаться. Приходится вводить собаку в состояние неудовлетворенности, загоняя ее туда все глубже и глубже, и позволяя выйти из этого состояния только после того, как она точно выполнит требуемое.

Проводник становится справа от собаки и удерживает ее рукой за кожаный ошейник. Кроме того, на собаке надет строгий ошейник, а пристегнутый к нему поводок проводник держит в правой руке. Мы в фазе драйва.

Фигурант начинает «заводить» собаку, а проводник подбадривает ее словами «Чужой! Чужой!». Собака рвется вперед на ошейнике и лает.

Затем фигурант внезапно замирает, проводник убирает руку с кожаного ошейника и в ту же секунду дает собаке команду «Сидеть!». Теперь мы находимся в фазе контроля. Но животное, разумеется, слишком возбуждено для того, чтобы сесть, и проводник должен будет резким рывком поводка привести его в нужное положение.

Поскольку посадка, для выполнения которой собаке требуется корректирующее воздействие, это отнюдь не та посадка, которой мы добиваемся, мы повторяем упражнение. Проводник снова берет собаку за кожаный ошейник и дает команду «Чужой!». Фигурант поддразнивает собаку в течение 5–10 секунд, замирает, и тут проводник дает команду «Сидеть!».

Когда после некоторого количества повторений этой последовательности, собака выполнит четкую, напряженную посадку — едва услышав команду и без коррекции, проводник поощряет ее. Отрывисто воскликнув «Чужой!», он бросает поводок и высылает собаку схватить фигуранта.

Важно, что в данном случае нет жестокого подавления возбуждения у животного. Интенсивность коррекции поводком достаточна, чтобы заставить собаку сесть, но при этом нет жесткого наказания. Смысл в том, что мы последовательно и настойчиво не позволяем собаке удовлетворить ее потребность до тех пор, пока она не догадается и не выполнит то, чего от нее хотят. Мы не контролируем собаку грубой силой, а полагаемся на ее способности предугадывать развитие событий. После нескольких повторений собака уже будет знать, что последует дальше, а ожидание команды «Сидеть!» и коррекции поводком облегчат выполнение команды. В итоге, когда она сядет самостоятельно и тут же получит подкрепление, то начнет понимать, что добиться исполнения своих желаний можно, направив энергию на другие действия, сдерживаясь некоторое время и получая за это разрешение укусить.

После нескольких таких занятий собака научится без труда направлять свою энергию на посадку, укладку и другие упражнения по послушанию, дабы заработать возможность сделать хватку.

2. Обучение концентрироваться на проводнике при движении рядом

Теперь мы в некоторой степени контролируем собаку. Она понимает, как заработать возможность укусить, выполняя команды, — даже находясь в состоянии сильного возбуждения.

Но нам все еще не хватает одной очень важной детали. Для того чтобы контролировать собаку и управлять ее движением по площадке, нам необходимо ее внимание. Но именно это проблематично, поскольку в результате нескольких месяцев занятий, фигурант приобрел невероятное «гипнотическое» воздействие на собаку. Все то время, что собака находится на занятии по защите, ее глаза прикованы к этому человеку.

Каким же образом проводник сможет бороться с фигурантом за собачье внимание? И опять классический способ предполагает подавление собаки — физическое воздействие до тех пор, пока возбуждение не спадет. В результате концентрированность на фигуранте ослабевает, и можно будет заставить собаку взглянуть на проводника. Ранее в этой главе мы охарактеризовали такой вариант развития событий как проигрышный, поскольку в таком случае проводник подавляет у собаки желание кусаться.

Мы предлагаем другой способ. Тем же способом, которым мы уже научили собаку зарабатывать возможность укусить при выполнении посадки и укладки, мы научим ее зарабатывать возможность сделать хватку тем, что она сконцентрирует свое внимание на проводнике. Все довольно просто: если собака смотрит в глаза проводнику, ей разрешают схватить фигуранта. Если же она смотрит на фигуранта — кусаться не разрешают.

Хитрость в том, чтобы заставить собаку повернуть морду и посмотреть на проводника, в то время как все в ней, все силы инстинктов, все, что вложено в нее обучением, притягивают ее к фигуранту, подобно тому, как стрелка компаса тянется на север. Мы добиваемся этого с помощью упражнения «рядом», при выполнении которого собака уже училась концентрировать внимание на проводнике.

Как и раньше, фигурант «заводит» собаку, а потом проводник ее усаживает. Затем проводник дает команду «Рядом!», поворачивает на 180 градусов и начинает быстрое движение от фигуранта. При этом он резко корректирует собаку, чтобы заставить ее оторвать пристальный взгляд от фигуранта и глядеть в другую сторону.

Направление, которое берет проводник, крайне важно. Он движется от фигуранта, поскольку гораздо проще оторвать собачий взгляд от человека, который находится у нее за спиной, чем от того, кто прямо перед ней.

Хорошая собака будет упорно сопротивляться тому, что ее уводят в сторону, и настойчиво повторять попытки оглянуться через плечо на фигуранта. Проводник при этом просто продолжит быстро идти вперед, корректируя рывками поводка попытки животного обернуться на фигуранта. Через несколько шагов взгляд животного, вследствие замешательства и по привычке, обратится на проводника. В эту секунду проводник дает команду «Фас!».

После нескольких повторений собака, услышав команду «Рядом!», будет отворачиваться от фигуранта, быстро подбегать, принимать положение рядом и глядеть на проводника, не отрывая глаз.

С собакой произошли крайне важные изменения. Раньше она считала, что путь к хватке пролегает прямо по направлению к фигуранту. Теперь она осознает, что — после команды «Рядом!» — этот путь перестает быть прямым. Сначала собаке нужно взглянуть в глаза проводнику — и именно на это действие она направляет все свои усилия.

Как только мы добиваемся внимания собаки, как только она начинает ловить взгляд проводника, мы обретаем контроль над ней даже при работе по защите.

3. Освоение дополнительных навыков

Боковое конвоирование, подзыв из укрытия и укладка при обыске — это простые упражнения на послушание. Как только мы объяснили собаке, что выполнение дисциплинарных команд позволяет заработать возможность укусить, научить собаку остальным командам довольно просто.

Нападение на проводника — это защитное упражнение. По сигналу судьи фигурант неожиданно нападает на проводника с собакой. Он угрожающе размахивает стеком, а затем, в шутцхунде I, наносит им два удара по собаке. Нет необходимости учить собаку кусать нападающего. Мы уже сделали это, когда работали над созданием мотивации. Точно так же не нужно учить собаку отпускать фигуранта после того, как нападение прекращается, мы научили ее этому при работе над отпуском и облаиванием.

Проблема в том, чтобы сохраняй контроль над собакой до того, как произойдет нападение. На испытаниях в шутцхунде, будь то шутцхунд I, II или III, это требуется во всех упражнениях, и нападение не является исключением. Нападению всегда предшествуют некоторые действия, совершаемые в одинаковой последовательности и одним и тем же способом, это позволяет собаке догадаться, что фигурант собирается начать нападение, и животное подготавливается к тому, чтобы сделать хватку.

По поведению проводника собака предугадывает нападение. Контролировать ее становится сложнее, поскольку возбуждение нарастает по мере приближения момента атаки. И наконец, когда собака приближается к состоянию полной неуправляемости, происходит нападение, она делает хватку и получает подкрепление.

Рис. 113. При заднем конвоировании выполняется движение рядом, в этом случае надо заставить очень возбужденную и агрессивную собаку идти спокойно, не имея никаких других средств контроля, кроме команд голосом.

(Сьюзен Барвиг и ее первая собака со степенью SchH III, Ури)

Рис. 114. Во время бокового конвоирования собака должна сохранять бдительность и оставаться под контролем. (Сэнди Незеркат, ее молодая собака с SchH I и фигурант Марк Чаффин)

Таким образом, с каждым повторным нападением на проводника, управлять собакой становится все сложнее и сложнее.

На занятиях мы решаем проблему с предугадыванием нападения на проводника двумя способами:

1. Обучая собаку послушанию в защитных упражнениях так, чтобы она усвоила: при движении рядом нужно быть внимательной, смотреть прямо в глаза проводнику, иначе нападения, а значит, и возможности укусить не будет.

2. Предоставляя выбор момента, когда должно произойти нападение, проводнику, а не фигуранту. Фигурант не ждет подходящей минуты, чтобы совершить нападение. Сигнал к началу работы подает проводник, командуя «Фас!» — не раньше, чем собака продемонстрирует безупречное послушание и внимательность. Фигурант, со своей стороны, ждет команды «Фас!», чтобы напасть на проводника с собакой.

Таким образом, собака имеет возможность предугадать нападение по голосу, лицу, глазам проводника, поэтому старается смотреть на него, а не на фигуранта. И если мы контролируем направление взгляда, мы контролируем собаку.

2. Обыск укрытий

Собака должна отыскать фигуранта в одном из шести укрытий, действуя по указаниям проводника

На наш взгляд, обыск укрытий — это такое упражнение защитного раздела в шутцхунде, научить которому сложнее всего. Успех в его освоении зависит от терпения и правильности применяемой методики; чтобы хорошо обучить собаку этому навыку потребуется несколько месяцев неспешной и аккуратной работы.

Цель достигнута, если собака оббегает укрытия стремительным галопом, полная энергии и желания найти, и при этом абсолютно управляема хозяином. Гораздо чаще приходится видеть животных, которые обходят первые четыре укрытия размашистым шагом или рысью, затем — приближаясь к шестому укрытию — ускоряются, воодушевляются и тянут, зная, что найдут там фигуранта. Для таких собак первые пять укрытий — не более чем скучная обязанность.

Подобный стиль выполнения обыска часто появляется в том случае, если дрессировщик вводит этот навык строго как дисциплинарное упражнение. Но обыск, также как удержание, облаивание и прекращение хватки, это упражнение, требующее чуткого равновесия между желанием схватить и подчинением командам. При обыске укрытий собака должна продемонстрировать управляемость в сочетании с огромным желанием работать.

В нашей методике выделяются два этапа обучения обыску: объяснение и дрессировка через принуждение.

Этап объяснения мы называем игрой в наперстки. Точно так же, как в прежние времена ярмарочные мошенники приводили людей в замешательство вопросом «Под каким наперстком шарик?», мы запутываем собаку, вопросом «За каким укрытием стоит человек?» Если мы все сделаем правильно, нам удастся убедить собаку, что единственный способ найти фигуранта — это следовать указаниям проводника.

Используя «игру в наперстки», мы решаем две важные задачи:

1. Объясняем собаке суть задачи и вырабатываем у нее сложную последовательность действий, необходимую для обыска укрытий: движение от одного края поля к другому, с пересечением траектории движения проводника и оббеганием вокруг шести укрытий, начиная с первого справа или первого слева.

Рис. 115. При обыске собака должна, следуя указаниям проводника, осмотреть шесть укрытий. Когда она обнаруживает спрятавшегося фигуранта, то удерживает его угрожающим облаиванием. (Пол Хомбах, на заднем плане, со своей собакой, SchH III)

2. Учим собаку двигаться быстро и заинтересованно, поскольку

— Обыск напрямую связан с желанием кусаться

— Собака предполагает, что фигурант может оказаться за любым из шести укрытий, поэтому одинаково целеустремленно движется к каждому из них, по порядку.

При традиционном, чисто силовом способе обучения, собака не связывает первые пять укрытий с возможностью схватить фигуранта, поскольку знает, что человека за ними нет. Животное уверено, что найдет фигуранта только за шестым укрытием, и обыскивает первые пять лишь для того, чтобы избежать наказания. Только в последнем укрытии ей представится возможность сделать хватку, поэтому к шестому укрытию собака бежит с воодушевлением. Если же мы будем использовать «игру в наперстки» и использовать ее правильно, то собака поверит, что за любым укрытием может обнаружиться фигурант. Поскольку собака будет предполагать, что вероятность нахождения фигуранта за каждым из укрытий одинакова, она будет обыскивать их внимательно и с большим интересом.

При помощи «игры в наперстки» мы вводим обыск, не прибегая к использованию принуждения. Когда собака находит фигуранта, мы даем ей полаять в течение некоторого времени, а затем разрешаем произвести хватку. При этом она учится не только делать то, что требуется, но делать это так, как требуется — заинтересовано, на высокой скорости.

Основные этапы обучения:

1. «Игра в наперстки» (фаза объяснения)

2. Принудительный высыл (фаза принуждения)

3. Вторичное создание мотивации.


1. Игра в наперстки

Для «игры в наперстки» мы применяем все шесть укрытий. Кроме того, мы используем еще и седьмое укрытие, за которым прячется собака. Мы отводим ее туда, если она не должна видеть, что происходит на поле. Но сначала мы используем только первое и второе укрытия.

Мы даем собаке видеть, как фигурант убегает, крича и размахивая руками, в первое укрытие. Затем проводник отводит собаку за седьмое укрытие на 30 секунд.

Пока собака не видит, фигурант тихо перемещается из первого укрытия во второе.

Проводник выходит с собакой из седьмого укрытия и посылает ее к первому укрытию жестом и командой «Ищи!». Собака энергично устремляется к укрытию, поскольку помнит, — она видела — как фигурант убежал туда за полминуты до того.

И обнаружив, что там его нет, бывает ошеломлена. В этот момент замешательства проводник подзывает ее обратно и высылает ко второму укрытию, где собака находит фигуранта, облаивает его в течение некоторого времени, а затем ей позволяют сделать хватку.

В следующий раз собака будет абсолютно убеждена, что фигурант прячется за вторым укрытием, поскольку в прошлый раз она нашла его именно там. Но пока собака находится за седьмым укрытием, помощник украдкой возвращается за первое.

Проводник с собакой выходят, и животное высылается ко второму укрытию. Собака охотно бежит туда, но никого не обнаруживает. Проводник подзывает ее обратно и высылает к первому укрытию, где она находит фигуранта и получает возможность сделать хватку.

Рис. 116. Обыск укрытий — сложное упражнение. Собака должна бежать с одной стороны поля на другую, пересекая траекторию движения проводника и оббегая вокруг шести укрытий по порядку, начиная с первого слева или с первого справа, согласно указанию судьи

В итоге собака будет готова к тому, что фигурант с равной долей вероятности может находиться за любым из двух укрытий, а именно для этого наша игра и предназначена — собака в равной степени ожидает обнаружить фигуранта сперва и в первом, и во втором укрытии, затем в каждом из первых четырех, а затем в любом из шести укрытий, поэтому она с одинаковым интересом стремится к каждому. У собаки нет предпочтения какого-то одного укрытия, поскольку она надеется на удачу за каждым из них.

По мере продолжения «игры в наперстки» собака будет все больше озадачиваться и все меньше доверять собственным умозаключениям о том, где прячется фигурант. Она начнет безоговорочно полагаться на проводника, который подсказывает ей, где искать нарушителя.

Соответственно, перед началом обыска у собаки не должно быть ни малейшего представления о том, за каким укрытием она обнаружит фигуранта — за первым, за пятым, или за третьим. Поэтому у нее не будет причин не слушаться проводника. Собака не устремится к пятому укрытию, если ее выслали к первому, поскольку знает, что пятое укрытие ничуть не более «горячо», чем первое. А так как вероятность найти фигуранта за каким-то одним укрытием никак не больше, чем за другими, собака будет направляться к каждому из них по указаниям проводника — ко всем шести по очереди — до тех пор, пока не найдет фигуранта.

Результатом такого обмана собачьих ожиданий станет невероятно быстрый обыск укрытий, без использования принуждения. Но остается еще одна трудность.

2. Принудительный высыл

В шутцхунде II и III фигурант всегда находится за шестым, последним укрытием. Соответственно, после участия в нескольких соревнованиях вся наша методичная работа с «игрой в наперстки» будет сведена на нет. Собака быстро усвоит, что на соревнованиях (с легко узнаваемой обстановкой) шансы обнаружить фигуранта за каждым из укрытий отнюдь не равны. Она не будет видеть необходимости в том, чтобы осматривать первые пять укрытий, превосходно зная, что фигурант прячется за шестым. Теперь у собаки есть причина не слушаться проводника. И остается только одно средство — принуждение.

Мы возвращаемся к работе только с первыми двумя укрытиями. Мы не пытаемся обмануть собаку, скрывая, где именно прячется фигурант, а даем ей ясно увидеть, куда он уходит.

Затем проводник высылает собаку к другому укрытию. Это проще сделать, если подвести животное вплотную к пустому укрытию перед высылом, тем более что, играя «в наперстки», мы уже научили собаку двигаться к указанному укрытию и обыскивать его. Теперь надо лишь заставить ее это сделать. В тот момент, когда собака обойдет пустое укрытие, проводник воодушевленно хвалит ее и высылает к другому укрытию, за которым прячется фигурант.

Собаке трудно понять, что для получения возможности сделать хватку, надо бежать от фигуранта. Но она должна осознать, что пустое укрытие — это промежуточная цель на пути к хватке, и чем быстрее удастся ее достичь, тем быстрее можно будет добраться до «горячего» укрытия.

Осторожно, постепенно проводник заставляет собаку обыскивать вначале одно пустое укрытие, затем два, затем три и так далее, всегда используя хватку как подкрепление после того, как она завершит обыск. В итоге собака будет оббегать по команде все шесть укрытий, даже если фигурант будет стоять на виду возле последнего.

3. Вторичное создание мотивации

Остается сделать еще одну вещь. Теперь собака — хотя и сохраняет интерес — но, возможно, оббегает укрытия не достаточно быстро.

Мы сумеем вернуть прежнюю скорость, пользуясь собачьими ожиданиями, только придется возобновить «игру в наперстки». Не заблуждайтесь: проводник по-прежнему принуждает собаку оббегать шесть укрытий в указанном направлении, и мы снова ставим фигуранта рядом с шестым укрытием там, где собака может его видеть. Но иногда мы прячем еще одного или нескольких фигурантов за первыми пятью укрытиями, без какой бы то ни было закономерности. Таким образом, собака не знает, придется ли ей пробежать до конца, до шестого укрытия, чтобы укусить, или же такая возможность вдруг представится раньше, и она найдет фигуранта, спрятанного в первом, во втором, в третьем или в пятом укрытии.

После возобновления «игры в наперстки», собака снова может обнаружить фигуранта за каждым из укрытий. Таким образом, у животного нет причины для недовольства командами проводника, заставляющего обыскивать все укрытия. Собака бежит быстро и охотно. Поскольку знает: всегда есть шанс, что за следующим укрытием стоит фигурант.

Кроме того, и это очень важно, собака знает, что у нее нет выбора. Рассчитывает ли она найти и схватить фигуранта за следующим укрытием или нет — не имеет значения, она знает, что должна направиться туда, куда ее выслал проводник.

Заключение

Эта книга — лишь беглый взгляд на предмет, так пленяющий по всему миру тысячи людей, говорящих на разных языках, принадлежащих к разным культурным и этническим группам.

Мы надеемся, что донесли некоторую информацию, дали читателю возможность уловить суть теории и методики. И, прежде всего, мы надеемся, что передали читателям свой интерес, свою привязанность и уважение к смелым рабочим собакам. Сильные храбрые собаки — это своего рода аристократы, и в их поведении много такого, к чему в идеале стремятся люди — мужества, верности, воодушевленности, энергичности и честности.

Это доступно для каждого из нас.

Рис. 117. Источник смелости и силы собаки в защитном разделе шутцхунда — это крепость нервной системы. Эта же крепость обеспечивает дружелюбие, надежность и хороший характер в целом. (Дети Ландау с собакой, имеющей SchH III)

Словарь терминов

Английские термины

AD Испытания выносливости. Собака должна быть достаточно энергична и вынослива, чтобы пробежать 12 миль (19 км) за проводником, едущим на велосипеде. В конце кросса животное должно охотно выполнить несколько простых упражнений на послушание.

BLH (В lindenhund) Собака-поводырь для незрячих.

BpDH I, II (Bahnpolizeidiensthund) Собака полицейской службы на железной дороге.

Bringst Апортировка.

Bundesleistungssiger Чемпион Германии по рабочим качествам

CD (Собака-компаньон) Минимальный уровень дрессировки, требуемый АКС и СКС (Канадским клубом собаководства). Собака должна уметь ходить рядом на поводке и без него, подходить по команде, сохранять стойку во время осмотра судьей, лежать и сидеть на выдержке на расстоянии порядка двадцати пяти шагов от хозяина.

CDX (Собака-компаньон с отличием) Промежуточный диплом, выдаваемый АКС и СКС. Собака должна выполнять движение рядом без поводка, апортировку на ровной поверхности и через барьер, укладку по команде на подзыве, прыжок через барьер, выдержку в стойке, укладке, посадке, когда хозяин находится вне поля зрения.

Civil Agitation Фигурант работает без стека и защитного костюма, раздразнивая собаку угрожающими жестами, особенно взмахами рук и гримасами.

DH (Diensthund) Служебная собака.

Disposition Общая характеристика способности собаки выполнять ту работу, которая предусмотрена стандартом породы.

DVG (Deutscher Verband der Gebrauchshundsportvereine) Немецкая федерация по спортивным состязаниям рабочих собак

Europomeister Чемпион мира по шутцхунду III.

FH (Fahrtenhund) Самая высокая степень, присуждаемая следовым собакам SV. Собака должна пройти след постороннего человека длиной примерно 1300 шагов. На следу размещают четыре предмета, он пересекается следом, проложенным другим посторонним человеком, и имеет давность как минимум 3 часа.

Fuss «Рядом»

Gebrauchshundklasse Рабочий класс.

Hart, Mut und Kampftrieb ausgepart Жесткость, смелость и желание бороться явно выражены.

HGH (Herdengebrauchshund) Пастушья собака.

Hier Ко мне.

Hutesieger Чемпион среди пастушьих собак и чемпионат Германии среди пастушьих собак.

INT1 (Internationale Prijfungsklasse) Международный диплом по дрессировке.

IPO I, II, III Шутцхунд III в соответствие с международными нормативами.

Jugendsieger Победитель (SG-1) младшего класса (от 12 до 18 месяцев) на выставке Зигер.

Junghundsieger Победитель (SG-1) среднего класса (от 18 до 24 месяцев) на выставке Зигер.

Kampftrieb vorhanden Инстинкт присутствует, но не явно выражен.

KKL I (Korklasse I) Рекомендован в разведение.

KKL II (Korklasse II) Пригоден для разведения.

Landesgruppensieger Победитель (V-1) рабочего класса земельной выставки.

Lbz (Lebenszeit) Пожизненно рекомендован для разведения.

Leg Каждый прямой участок следа. Кроме того, в АКС каждый раз, когда собаку оценивают на соревнованиях по послушанию, она зарабатывает «leg» (этап). Для получения титула требуется три «этапа».

М (Mangelhaft, неудовлетворительно) Оценка за экстерьер или работу.

NASA (Северо-Американская ассоциация шутцхунда) Относительно небольшая организация, занимающаяся американской версией шутцхунда. Пользуется измененными правилами VDH.

OFA (Ветеринарная ортопедическая организация) Организация, выдающая справки о состоянии тазобедренных суставов собаки. Номер, полученный собакой в OFA, свидетельствует о том, что у нее нет дисплазии тазобедренных суставов. Временный номер может быть присвоен в случае, если рентгеновский снимок, показавший отсутствие дисплазии был сделан в возрасте до 24 месяцев. Постоянный собака получает после того, как был сделан снимок в возрасте 24 месяца или больше.

PH (Polizeihund) Полицейская собака.

Platz Лежать

PSP (Polizeischutzhundprufung) Квалификация защитной полицейской собаки.

SG (Sehr gut, Очень хорошо) Оценка экстерьера или рабочих качеств.

Sieger Главный (VA-1) Победитель немецкой выставки Зигер.

Sitz Сидеть

SV (Verein fur Deutche Schaferhunde) Клуб немецкой овчарки в Германии, основанный Максом фон Штефницем.

TD (Диплом по следовой работе) Выдается АКС и СКС собакам, проработавшим след, проложенный посторонним, длиной порядка 600 шагов. Испытание считается пройденным, когда собака обозначает предмет, брошенный прокладчиком в конце следа. Углов, как правило, три или четыре.

TDX (Диплом по следовой работе с отличием) Самое сложное испытание по следовой АКС и СКС, в общих чертах соответствующее уровню FH.

U (Ungenugend, Недостаточно) Оценка экстерьера или рабочих качеств.

UD (Utility Degree) Самое сложное испытание по послушанию, проводимое АКС и СКС: собака выполняет команды, подаваемые жестами, делает выборку по запаху, сохраняет стойку во время осмотра судьей.

USA (United Schutzhund Club of America) Крупнейшая американская организация шутцхунда. Следует правилам и нормативам SV.

V (Vorztiglich, Отлично) Оценка экстерьера или рабочих качеств.

VA (Vorzuglich-Ausle, Отборное отлично) Оценка, получаемая на выставке Зигер.

VH (Vorhanden, Удовлетворительно) Оценка экстерьера или рабочих качеств.

WDA (Ассоциация рабочих собак) Организация шутцхунда, американская ветвь Клуба немецкой овчарки. Следует правилам и нормативам SV.

Weltsieger Чемпион мира по красоте (FCI).

ZB (Zuchtbewertung) Оценка экстерьера.

ZH I, II (Zollhund I, II) Собака таможенной службы.

Русские термины

АКС (Американский клуб собаководства)

Крупнейшая кинологическая организация США, регламентирующая вопросы разведения и дрессировки породистых собак.

Верхнее чутье Способ проработки следа, при котором нос собаки поднят над землей слишком высоко. Собака, работающая верхним чутьем, ориентируется как на запах следа человека, так и на запах тела и теряет баллы на испытаниях в следовом разделе.

Верхний запах Запах человека, животного или предмета, рассеивающийся по воздуху.

Вешка Колышек или какой-либо иной предмет, втыкаемый проводником в землю, для обозначения следа на занятиях. Вешку всегда используют для обозначения начала и конца следа на соревнованиях.

Гантель Предмет для апортировки, цилиндрический в центре с двумя утолщениями на концах. Вес гантели регламентирован в зависимости от степени шутцхунда, по которой работает собака.

Длинный поводок Поводок длиной примерно 10 метров для следовой работы в шутцхунде. Более тяжелый вариант используют для занятий по послушанию и защите.

Дрессировочный ошейник Иногда так называют цепочку — удавку, которая затягивается на шее собаки при натяжении поводка и ослабляется, когда поводок провисает. Служит для коррекции.

Желание Заинтересованность и энтузиазм, проявляемые собакой в работе. Крайне желательное качество для шутцхунда.

Жесткий рукав Защитное снаряжение, надеваемое фигурантом на руку. Жесткий рукав разработан для собак с особенно жесткой хваткой с целью защиты фигуранта от травм. Как правило, он состоит из тяжелого джутового покрытия и кожаного каркаса.

Жесткость Способность собаки забывать о неприятных ощущениях во время работы по защите и проявлять максимум храбрости и желания бороться.

Заинтересованность Положительная реакция собаки на команды проводника. Собака выполняет команды живо и энергично даже без подкрепления.

Запах следа Запах оставляемый человеком, животным или предметом за счет воздействия на грунт.

Запах тела Индивидуальный запах, окружающий каждого человека.

Защитная дрессировка Курс дрессировки, в ходе которого собака обучается тому, что в некоторых обстоятельствах она может давать выход своей агрессии по отношению к человеку.

Злобность Необоснованная агрессия, немотивированные укусы.

Коррекция Неприятное воздействие, оказываемое на собаку для того, чтобы добиться нужной реакции. Нельзя корректировать за недостаточно быструю обучаемость или непонимание. Наибольшим эффектом обладает коррекция поводком и ошейником, за которой тут же следует положительное подкрепление.

Мотивация Система воздействий для усиления желательного поведения. Нематериальное подкрепление — похвала и эмоциональное взаимодействие, это самые эффективные способы повышения мотивации. Пища — материальное подкрепление.

Нижнее чутье Способ проработки следа, когда собака хорошо берет след и идет, опустив нос к земле. Это желательный стиль работы.

Обучаемость Способность собаки усваивать то, чему ее научили, использовать опыт. Это очень важно для работы в шутцхунде.

Обыск Упражнение защитного раздела в шутцхунде: собаку высылают к укрытиям, за одним из которых прячется фигурант. Собака должна удерживать фигуранта угрожающим облаиванием с небольшого расстояния. Фигурант сохраняет неподвижность.

Пересекающий след След, проложенный посторонним человеком, пересекающий прорабатываемый в FH и TDX.

Петляние Привычка собаки пересекать след взад-вперед, нежелательная характеристика в шутцхунде. Если собака петляет на следу, она теряет баллы.

Предмет Термин для обозначения вещей, которые прокладчик следа держит некоторое время при себе, а затем бросает на след в процессе прокладки. Они должны быть нейтрального цвета, размером с ладонь.

Рукав Защитное снаряжение, надеваемое фигурантом на руку во время защитой дрессировки.

Рядом Собака идет или сидит слева от дрессировщика, ее правое плечо на уровне левого колена дрессировщика. Собака должна располагаться параллельно проводнику, не забегать вперед и не отставать.

Смелость Готовность собаки рисковать собственной безопасностью в целях защиты проводника и / или самозащиты. Во время испытаний смелость собаки оценивается как «Явно выражена», «Вполне выражена», и «Недостаточно выражена». Смелость и желание бороться — это не просто бесстрашие. Собака должна охотно вступать в борьбу в случае угрозы, даже если есть возможность избежать борьбы.

Стек Гибкий легкий прут, применяемый для оценки способности собаки противостоять угрозе. Возможность травмы при этом исключается.

Стенка Наклонная стенка, барьер при проверке послушания в шутцхунде II и III.

Степень «А» Немецкий сертификат о том, что состояние тазобедренных суставов собаки хорошее. В Германии для допуска в разведение собака должна иметь степень «А». Собака получает степень А с оценкой normal (в норме), fast normal (практически в норме), noch zugelassen (допустимо).

Темперамент Отношение собаки к людям. Собака со слабым темпераментом может быть трусливой, злой, недоверчивой или нервозной.

Тест Хенце на смелость Тест, позволяющий оценить смелость собаки. Фигурант бежит навстречу собаке, делая угрожающие жесты. Собака должна активно атаковать нападающего.

Трусливость Генерализованное поведение избегания, которое проявляется в виде страха или желания избежать конфликтной ситуации.

Укрытие Предмет или конструкция, за которой скрывается фигурант в защитном разделе шутцхунда. Проводник тоже уходит за укрытие, когда оставляет собаку на длительную выдержку при проверке послушания в шутцхунде III.

Фигурант (помощник, нарушитель) Человек, который вызывает и усиливает агрессивность у собаки, приводя ее в состояние возбуждения. Участие фигуранта необходимо в защитном разделе испытаний по шутцхунду.

Чувствительность Чувствительная собака — это собака с низким порогом восприятия раздражителей и склонностью слишком остро на них реагировать. У таких собак часто бывает сильное желание укусить, иногда они кусаются от страха. Качество нежелательное для рабочей собаки, если оно не компенсируется сильной добычной мотивацией и хорошим темпераментом.

Шутцхунд Вид спорта, возникший в Германии, предназначенный для оценки способности собаки к следовой работе, послушанию и защите. Существуют три уровня шутцхунда: шутцхунд I — начальный уровень, а шутцхунд III — самый сложный.

Об авторах

Сьюзен Барвиг — магистр педагогики и психологии, в настоящее время преподает в Высшей педагогической школе университета Колорадо.

В течение многих лет госпожа Барвиг увлекается собаками. Она занималась всеми видами дрессировки и добилась значительных успехов в обучении следовой работе, послушанию и защите. Со своими личными собаками она в составе американской сборной три года подряд выступала на международных соревнованиях по шутцхунду — в Бельгии, Италии и Венгрии.

Помимо работы с собственными собаками, С. Барвиг еще и автор книги «Шутцхунд» (получившей премию «Американской ассоциации писателей про собак» в номинации «Лучшая техническая книга года»), редактор книги «Немецкая овчарка» и редактор ежеквартального издания «Немецкая овчарка». Будучи основателем и президентом фирмы Canine Training Systems она выпускает видео-курсы по различным видам кинологического спорта.

Стюарт Хиллиард начал дрессировать рабочих собак в 1980 году. В США он провел множество семинаров по вопросам поведения собак, по шутцхунду, рингу, дрессировке полицейских и защитных собак.

В 1984–89 г. г. был директором по дрессировке Денверского отделения Ассоциации рабочих собак, Рэмпарт Рейндж, Денвер, штат Колорадо. В ходе работы по разработанной им программе было подготовлено множество спортсменов с собаками, выполнивших нормативы по обидиенсу, следовой работе, шутцхунду, рингу, жесткие требования американских соревнований полицейских кинологических расчетов и два участника чемпионата мира по шутцхунду.

Стюарт Хиллиард получил степень бакалавра психологии в Университете Колорадо в Денвере и обучается в аспирантуре по специальности: «Зоопсихология и поведение животных» в Техасском Университете, г. Остин.

Примечания

1

Книга, выпущенная издательством «Софион» (2009 г.) является точной локализованной версией англоязычного издания 1991 г. (Прим. TaKir)

(обратно)

2

АКС — Американский Клуб Собаководов (American Kennel Club), KKC — Канадский Клуб Собаководов (Canadian Kennel Club). Прим. пер.

(обратно)

3

Tracking Dog — следовая собака. Прим. пер.

(обратно)

4

Нормативы не полностью соответствуют принятым на сегодняшний день. (Прим. ред.)

(обратно)

5

Корректнее говорить про охотничий инстинкт, но термин «добычный» более привычен для спортсменов-дрессировщиков. (Прим. ред.)

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • Благодарности
  • 1. Что такое шутцхунд?
  • 2. Выбор собаки для шутцхунда
  •   Кобель или сука — кого лучше выбрать?
  •   Выбор наиболее перспективного щенка
  • 3. Дрессировка в шутцхунде: общие положения
  •   Дрессировщик
  •   Методика
  • 4. Работа по следу: нормативные требования
  •   Проверка темперамента
  •   Следовая работа: шутцхунд I
  •   Следовая работа: шутцхунд II
  •   Следовая работа: шутцхунд III
  •   FH (испытания по следовой работе)
  •   Оценка
  • 5. Работа по следу: общие положения
  •   Снаряжение, необходимое для следовой работы
  • 6. Работа по следу: действия проводника и прокладчика
  •   1. Задачи проводника
  •   2. Задачи прокладчика
  • 7. Работа по следу: обучение собаки
  •   1. Прямая
  •   2. Углы
  •   3. Предметы
  •   4. Давность и протяженность
  •   5. Покрытие
  •   Заключение
  • 8. Послушание: нормативные требования[4]
  •   Послушание: шутцхунд I
  •   Послушание: шутцхунд II
  •   Послушание: шутцхунд III
  •   Оценка
  • 9. Послушание: общие положения
  •   Оперантная дрессировка как альтернатива принуждению
  •   Снаряжение, необходимое для дрессировки по послушанию
  • 10. Послушание: начальное обучение
  •   1. Обучение игре
  •   2. Посадка
  •   3. Укладка
  •   4. Укладка с выдержкой
  •   5. Стойка
  •   6. Переход в исходное положение
  •   7. Движение «рядом»
  • 11. Послушание: упражнения с фиксацией из движения
  •   1. Остановка из движения
  •   2. Посадка из движения
  •   3. Укладка из движения
  •   4. Подзыв
  •   5. Сохранение четкости выполнения упражнений из движения
  • 12. Послушание: апортировка, препятствия и высыл вперед
  •   1. Принуждение при апортировке
  •   2. Апортировка через препятствия
  •   3. Высыл вперед
  • 13. Защита: нормативные требования
  •   Защита: шутцхунд I
  •   Защита: шутцхунд II
  •   Защита: шутцхунд III
  •   Оценка
  • 14. Защита: общие положения
  •   Агрессия у собак
  •   Мастерство фигуранта
  •   Снаряжение, необходимое для работы по защите
  • 15. Защита: работа над созданием мотивации
  •   1. Хватание ухватки
  •   2. Хватание рукава
  •   3. Преследование и хватка убегающего
  •   4. Стек и мотивация
  •   5. Проверка бесстрашия
  •   Заключение
  • 16. Защита: удержание и облаивание, отпуск
  •   1. Удержание и облаивание
  •   2. Отпуск
  • 17. Защита: послушание при задержании и обыск укрытий
  •   1. Послушание при задержании
  •   2. Обыск укрытий
  •   Заключение
  •   Словарь терминов
  •   Об авторах
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики