Война родов. Финал (fb2)


Настройки текста:



Роман Романович Война родов. Финал

Глава 1. Жизнь после

— Убей их! Уничтожить всех, кто стоит за этим и заставь их страдать!

Это были первые осмысленные слова Амалии спустя пару дней. Очнулась она полностью здоровой. Как и остальные наследники. Артем Шелия, сын Амона. Игорь, Аглая и Александра Шелия, дети Арсения и Дарьи. Сергей и Инокентий, сыновья Сары и Баррака. Ещё Кино, которая беззвучно рыдала, не обращая ни на что внимания.

В первые минуты я прижимал Амалию к себе, так крепко и нежно, как только мог. Она не вырывалась, медленно осознавая, где находится. Вслед за девушкой, постепенно очнулись и остальные. Встали наследники, очнулись дети. Идеально здоровые. Бледность лиц ушла, больше никто не кашлял, не бредил и не падал в обморок. Только вот цена исцеления — жизни старшего поколения. Жизнь за жизнь, как сказала Сара. Теперь я понимал её слова.

Мозг отказывался принимать случившееся. Сердце замерло, боясь чувствовать. Я ощущал лишь одну звенящую пустоту. То, что скрывалось за ней, клокочущая ярость и боль, слишком огромны, чтобы принять их разом. Какого приходилось остальным — не могу себе представить.

— Где отец? — оторвалась от меня Амалия, заглядывая в глаза.

Я попытался её удержать, но она стала биться в моих руках, вырываясь.

— Где он?! — голос девушки дрожал, набирал громкость, в нем появились истеричные нотки.

— Амон… — я сглотнул, не в силах произнести это.

Губы Амалии задрожали, глаза наполнились слезами. Она что-то шептала, я снова прижал её к себе и гладил по спине, пытаясь поддержать.

Наследники оглядывались, стряхивали с себя пепел и не знали, откуда он взялся. Их взгляды были полны непонимания, но сердца… Они уже чувствовали, что случилось нечто непоправимое.

— Мам, что случилось? — растерянно спросил Артем.

В который раз женщины Шелия показали, что у них стальные стержни внутри. Первой в себя пришла Кино. Точнее не пришла, от неё веяло такой гаммой чувств, что у меня от одного соприкосновения с её эмоциями скручивало внутри. Но боль, что терзала женщину, не помешала ей собраться, встать, вытереть слезы, а потом, чеканя слова, рассказать, что произошло.

— Теперь мы одни. Они отдали свои жизни за то, чтобы мы жили. Выжить — это наш долг. Эдвард… — она посмотрела на меня пронзительно, — Ты сейчас единственный, кто может помочь. Мы можем на тебя положиться?

— Сделаю всё, что в моих силах, — голос хрипел, слова давались тяжело.

— Тогда нам нужна изоляция. Заразу точно выжгли в радиусе сотни метров, но всегда есть риск повторного заражения.

— Я позабочусь о вас.

Сердце разрывалось. Было тяжело оставить Амалию, но и бездействовать я не мог. Обняв её ещё раз, оставил девушку с родными. Надеюсь, у Кино хватит мужества, чтобы утешить остальных.

Я вышел из зала, нашел ближайших врачей, обрисовал им ситуацию, а дальше пошла работа. Всё здание изолировали. У Кино была связь с людьми, и она передала мне полномочия отдавать приказы на их земле. Чем я и занимался: взял под контроль вооруженные силы, заблокировал район и отправил людей искать любые следы, как вирус мог попасть к Шелия.

На моих землях происходило тоже самое. Почему-то там вирус действовал не так стремительно и новости о первых погибших магах поступили только через пару часов. Всё это время я переживал за Эрминию, но та, контактируя со всеми подряд, оставалась здоровой. Как и Волчонок с остальными. Это наводило на мысли, потому что я тоже чувствовал себя здоровым. Возможно, в моём случае это заслуга магии Шелия. Тот взрыв исцеления вылечил всех в округе, кого коснулся, меня в том числе.

Остатки семьи Шелия заблокировали. Был риск с доставкой еды и воды, потому что вирус могли передать как угодно. К вечеру так и не удалось узнать, как его забросили. Никаких следов. Пришли новости от соседей. Род Огинских вымер полностью. Горчаковы тоже, не помогли им их щиты. Михайловы… Они молчали, и это красноречиво говорило, что хороших новостей ждать не приходится. Шамал тоже затихли.

Ночь вышла тревожной. Воду и еду передали, продезинфицировав всеми способами, опасаясь, что болезнь вспыхнет заново. Меня к ним не пускали. Несмотря на своё здоровье, я мог переносить вирус. Да что угодно его сейчас могло переносить.

Когда часов в двенадцать поступил сигнал о нападение стаи демонов, я его воспринял, как подарок небес. Зря твари пришли. Штук двадцать их набралось, серьезная угроза, тем более, когда я один из защитников на землях Шелия остался. Если не считать обычных вояк и сверхов. Те бы справились, но дольше провозились и наверняка не обошлось бы без потерь. А так я настиг стаю и оторвался на них по полной, минут на десять забывшись и выпустив пар.

После этого местные стражи стали поглядывать на меня с большим уважением, а скорость выполнения приказов увеличилась. Но мне было не до этого. Короткая битва закончилась, впереди ждала неизвестность.

Я всё же смог уснуть. Заставил себя отключиться, понимая, что силы сейчас нужны, как никогда. Приказал будить в случае малейшего изменения ситуации и меня разбудили. Но совсем по другому поводу. На земли Шелия приперся Степан вместе с женой. Они последние, кого я ожидал увидеть, но факт есть факт. Причем Степан был настолько на взводе, что чуть ли силой заставил стражей привести меня.

Когда я вышел к этой парочке, то увидел жалкое зрелище. Степан словно килограмм десять сбросил и постарел лет на пять. Кожа обтягивала кости, да и бледный настолько, что возникал закономерный вопрос, а осталась ли у мага внутри кровь? Его жена выглядела не лучше. Озноб, температура и кашель. Все признаки того, что она заражена и скоро умрет. Их разместили в комнате допроса. Оба сидели на стульях, но только у парня был осмысленный взгляд.

— Клоз… Живой и невредимый, — процедил, едва ворочая языком Степан, — Нужна помощь. Шелия остались живы? Нам нужны целители.

— Шелия тебе сейчас не помогут, — ответил я, — Как давно заразились?

— Она, — глянул он на жену, которая сидела рядом и, кажется, начинала бредить, — Заразилась с утра. Как и большинство в моём роду. Не знаю, кто сейчас остался. Многие умерли на тот момент, когда мы пошли на прорыв.

— А ты не заразился?

— Я маг крови. У меня другой организм.

Всё его тело олицетворяло усталость. А глаза нет. В них плескалась сталь и воля. Если потребуется, Степан силой попробует взять то, что ему нужно. Пробьется к выжившим Шелия и ему будет плевать, к каким последствиям это приведет.

— Спаси её, Клоз, — прохрипел он.

В его взгляде плескалась сталь, но в моём тоже. К Шелия он и на сто метров не подойдет.

— Спаси, Клоз, — вырывались из него слова, — Соверши гребанное чудо, как ты умеешь.

Чудо… Из всех известных магов не заразились только я, Эрминия и Степан. Лучнице на днях я дал форму очищения, и та раскрылась в ней. То есть её магия успела измениться.

— Я могу изменить её, — кивнул на Кристину, — Сделать её силу такой же, как и у меня. Я это уже проделал с Эрминией и та здорова, вирус обошел стороной. Шансы, что получится — близки к нулю. Но больше мне нечего тебе предложить.

Лицо Степана было каменным, ничего не выражающим. Но потребовалось не больше десяти секунд, чтобы он кивнул.

— Чудо, Клоз. Соверши это долбанное чудо.

Мне потребовалось около пяти минут, чтобы создать форму, с поправкой на состояние девушки. Та едва живая и резкие изменения могут её убить. Степан наблюдал за мной, не моргая. Когда светящийся шар почти вошел в Кристину, он дернулся, но замер и сел обратно, давая мне закончить начатое.

То, что в этот раз будет иначе, я понял сразу. Трудность создания формы в том, что надо вложить запас энергии, которого хватит на все изменения. Если маг при этом полон сил, как было в случае Эрминии, то его организм и сам поддержит процесс трансформации. Когда подопытный ели дышит на последнем издыханием, то ситуация осложняется. К тому же, я невооруженным глазом видел, что над девушкой уже колдовали. Вся её энергетика была перекорежена. Как она вообще жива?

Думать об этом не было времени, поэтому я приступил за работу. В какой-то мере Кристине повезло, что с ней работаю именно я. Очищение — это ведь не только разрушение чужой магии, но и очистка организма от всяких шлаков. Я этим много занимался, когда только прибыл в этот мир.

Пустить волну энергии, сонастроиться с чужим организмом, погрузиться в глубокую медитацию… Надеюсь, у Степана хватит ума не мешать. Теперь запускаем поток энергии, находим главные очаги, медленно очищаем их от разрушений, выводим шлаки…

Следующие несколько часов прошли в скрупулезной работе. Работал я параллельно форме, которая медленно перестраивая магическую систему девушки. Пару раз ситуация становилась критичной и чудом удавалось вырвать её из лап смерти. Я взмок, тело затекло, но приходилось не обращать на это внимания и продолжать. Очистить, вывести, наполнить организм энергией, дать ей прижиться… Повторить.

— Всё, — устало вымолвил я, — Сколько времени прошло? Который час?

— Восемь утра, — ответил Степан.

Я глянул на него и увидел абсолютно красные глаза. Жутковатое зрелище.

— Кто-то приходил?

— Приходили, — медленно кивнул он, — Ничего серьезного не случилось. Сообщили, что Шелия живы.

Я облегченно выдохнул.

— Они на карантине и даже не думай к ним попасть.

— Больше не думаю, — согласился он.

Причина, почему Степан расслабился, находилась рядом. Кристина перестала кашлять, температура спала, вернулся естественный цвет лица, и девушка мирно спала.

— Что с ней случилось? Тут не только вирус поработал. — спросил я.

— Пришлось пойти на крайние меры.

— Она носила ребенка? — вопрос дался тяжело, но некоторые следы, которые заметил, были слишком красноречивы.

— Да… — ответил Степан и отвернулся.

Я успел заметить боль и слезы в его глазах. С трудом удалось встать. Молча подойдя, я положил руку ему на плечо и сжал.

— Главное, что вы живы.

— Отвали, Клоз. — дернулся он.

— Понимаю… Не буди её. Я дам распоряжение, чтобы вас разместили. Мне нужно отдохнуть, если что, то подойду. Но думаю, с ней всё будет хорошо.

Степан ничего не сказал, а я и не ждал ответа. Сил не осталось. Но, не смотря на всё, внутри теплилась надежда. Если моя сила помогает избежать болезни, то я знаю, как уберечь остальных Шелия. Нужно только подождать, чтобы убедиться… То, что я собираюсь проверить это на Кристине, было подлым, но такова жизнь. Близкие мне люди гораздо важнее.

* * *

С Кристиной я закончил утром. А вечером у Шелия снова подскочила температура. Почти сразу у всех, что говорило о высокой заразности вируса. Больше откладывать было нельзя, я пришел к ним и… Следующие сутки провел рядом, передавая форму очищения и контролируя процессы. Осложнялось это тем, что две женщины беременны и провести всё так, чтобы не навредить ребенку было в десятки раз сложнее, чем с остальными. Да и с детьми тоже трудновато вышло. Их организмы ещё недостаточно развились, чтобы вытянуть процессы сами.

На следующее утро я смог поспать два часа, но потом снова пришлось подняться и продолжить вести процесс. Когда кризис миновал, я довольно улыбнулся, дошел до стула, а через минуту отключился. Проснулся уже в кровати, рядом лежала Амалия, смотрящая в потолок. То, что девушка в подавленном состоянии почувствовалось и сквозь туго соображающие мозги спросонья. Я притянул её к себе, обнял, долго прижимал и гладил, пока она не расслабилась и не уснула. Да и я тоже уснул. Слишком много напряжения скопилось, а сил сколько потрачено… За эти дни я превзошел себя, что давало о себе знать.

* * *

— Ты как? — спросил я Амалию, когда мы оба проснулись.

— Жива, — тихо ответила она.

Простой ответ, за которым скрыто так много боли.

— Жизнь продолжается, — в такие моменты любые слова звучат глупо, но их надо говорить, в надежде, что это поможет.

— Они заплатили своей жизнью за нас, — обронила Амалия.

Слова горькие, как яд.

— Ты только винить себя не начинай. Это был их выбор. Разве ты бы не поступила также ради нашего ребенка? — прижал я руку к животу.

— Но спасение было так близко… — прошептала она.

Да… Если бы я знал, что форма очищения поможет, это спасло бы всю семью. Вроде мы победили, но эта победа слишком горчила.

— Мы не знали. Никто не знал. Слишком быстро всё произошло. — ответил я, сам чувствуя, насколько убого звучат эти слова.

Пока работал с Шелия, раз сто успел себе задать вопрос. Почему не догадался раньше? Ведь ответ лежал на поверхности. Эрминия не заразилась, я тоже. А ещё Волчонок. Достаточно исключений, чтобы сделать выводы. Не знаю, по каким принципам распространялся вирус, как он выбирал именно магов, но чем-то владеющие очищением ему не приглянулись. Если бы понять это раньше… Стоило радоваться, что удалось спасти остальных. Что жертва старшего поколения не напрасна, но… Открытие, что очищение даёт иммунитет — словно перечеркивало великую жертву. От этого было тошно вдвойне.

— Я не знаю, как теперь жить, — поделилась девушка, сжимаясь в комок.

— Как минимум беречь себя. — ответил я, беря себя в руки и изгоняя лишние мысли, — Чтобы их жертва не была напрасной.

Надеюсь, мне хватило актерского таланта, чтобы голос не дрогнул при этих словах.

— Эдвард…

— Что, родная? — я гладил её по волосам и нежно обнимал, делясь теплом.

— Убей их! Уничтожить всех, кто стоит за этим и заставь их страдать!

Просьба, пропитанная болью и ненавистью. Лучше так. Лучше ненавидеть, что изводить себя.

— Обещаю, — только и сказал я, — Виновные поплатятся.

Даже если мне придется перевернуть весь мир.

* * *

Как бы мне не хотелось провести больше времени с беременной девушкой, но требовалось уделить время делам. Я связался с Эрминией и узнал, что у нас больше спасать некого. Маги погибли. Ни с кем из них я сблизиться не успел, но всё равно, это был удар. Каждый маг уникальная боевая единица, необходимая для выживания. Что делать без них, когда весь город настолько ослаб… А сколько магов погибло остается только гадать. У Шелия тоже имелись вассалы, но что-либо делать было поздно. Слишком быстро закрутилось, никто не ждал, что удар будет нанесен настолько молниеносно и сокрушающе.

Выйдя на улицу, я спросил у первого попавшего стража, кто и где находится, после чего пошел прояснять ситуацию. Первым, кто мне попался на пути, стал Артем Шелия.

Юный мужчина выглядел неважно. Внешне — почти идеально. Разве что от него разило потом. Маг тренировал новую силу, вспышки света расходились вокруг него одна за другой, а стена, которую он наказывал, давно оплавилась и пошла трещинами. Полностью исцеленный, выглядел он внешне прекрасно, а вот внутри… Парень буквально дышал той тяжестью, что поселилась на сердце.

— А, это ты, — заметил он меня спустя пару минут, — Как сестра?

— Жаждет мщения.

— Лучше так, чем грустить. Не в её положение, — горькая усмешка исказила его лицо, — Как это пережить, Клоз?

— Стиснуть зубы, жить, действовать. На твоих плечах теперь целый род, который остался без защиты. Нет времени унывать.

— Я не про это… — мотнул он головой, — Как жить с всепоглощающим чувством вины, что разъедает изнутри? Почему они, а не я? Любой член семьи мог отдать жизнь. Я бы с удовольствием поменялся с отцом. Он сейчас больше бы пригодился роду, чем один слабый наследник.

— А ты бы пустил своего ребенка вместо себя? — ответил я очевидное, — На вас нет вины. Ни на тебе, ни на Амалии, ни на ком из вашей семьи. Виноваты другие. Ваши родные сделали то, что должно. Иногда иначе просто нельзя.

— Слова, Клоз. Это всё слова, — в его глазах плескалась бездна, — Я не знаю, как мне быть. Не знаю, что теперь делать. Даже моя сила, столь привычная, изменилась. Как мне покарать виновных? Ты ведь знаешь, кто за этим стоит? Безумный старик Нойманн. Мы его искали, но не смогли найти. Что будет со всеми нами дальше? Как нам уберечь людей?

— Думаю, ты и сам знаешь ответы на эти вопросы. Собраться, и делать то, что должен. Не давать себе раскиснуть. Ради близких, ради того, чтобы их жертва не была напрасной.

— Легче сказать, чем сделать.

Артем отвернулся, формируя новое заклинание и посылая его в стену. Та дрогнула, провалилась, образовалась дыра. Мага это не смутило. Он отошел в бок и продолжил выплескивать боль.

* * *

— Как вы? — обратился я к Кино, входя в комнату.

— Эдвард, — глянула она на меня, — Если не считать того, что мой муж и близкие родственники отдали свои жизни, то чувствую себя прекрасно, — холодная улыбка совсем не красила её лицо, — Ты ведь найдешь тех, кто это сделал?

Таким взглядом можно смотреть на людей, про которых решаешь, отправить их на эшафот или сначала в темнице замуровать.

— Прости… — видимо она что-то заметила в моих глазах, — Меня сейчас терзают два чувства. Боль и ненависть. Умом я понимаю, что ты не виноват, но сердцу плевать, — сказала она довольно откровенно.

— Я сделаю всё, чтобы покарать виновных.

— Хочу их головы, — её голос звучал жестко.

Я помню эту женщину, как красавицу, с легкой улыбкой, мудростью в глазах. Сейчас же передо мной сидит та, кто готова убивать собственными руками, дайте ей только волю.

— Я чем-то могу сейчас помочь?

— Не знаю. Я бы попросила помочь защитить наши земли. Боюсь, сын один не справится. Но ты не сможешь оказаться сразу в двух местах. Поэтому я не вправе просить у тебя об этом. У тебя и свои земли есть, которые нужно защищать. Не думал объединиться?

— В каком смысле?

— В прямом. Забрать всех своих людей и переехать сюда. Вместе будет проще в новом мире.

— Это предложение или гипотетический вопрос?

— Я не знаю. Что ты хочешь от женщины в моем положение, что осталась без мужа и поддержки? Все мы одинаковы и ищем опоры у тех, кто сильнее.

Это мне сейчас комплимент сделали или что?

— Не представляю, как мог бы переехать к вам. Как понимаю, теперь Артем станет главой рода, а…

— Два самца на одной земле не уживутся? — улыбнулась она устало.

— Скорее привык, что мои люди подчиняются мне. И никому другому я служить не буду.

— Я и не предлагаю тебе службу. Возможно, род Шелия захочет стать твоим вассалом.

Вот это поворот.

— Не смотри на меня так. Я никого этим не предам. В истории нашей семьи чего-то только не было. Мы правили, мы служили. Времена разные бывают.

— Не уверен, что другие это оценят, — ответил я мягко, — В любом случае, такие вопросы с ходу не решаются.

— Когда мир рушится, действовать надо жестко и быстро. Думала, ты это знаешь.

Я то знал. А ещё знал, что такое решение может вызвать раскол в этом и без того ослабленном семействе. Захочет ли Артем отойти на вторую роль? Не затаит ли обиду? Времена и правда сложные, но для ненависти хватает и меньших поводов. А ведь сама Кино тоже беременна, мальчика ждет. Ещё один наследник.

— Я вам и так помогу, — ответил я наконец.

Кино промолчала, кивнув. К ней заглянула помощница, женщина переключилась на неё, а я свалил.

* * *

— Как ты?

Этот вопрос набил оскомину, меня уже тошнило от него, но лучше способа начать разговор в этой ситуации я не нашел.

— Жива, — ответила Кристина Ротен.

Взгляд её был не читаем. Со всей своей обострившейся эмпатией, я чувствовал лишь отголоски чувств. Девочка привыкла держать эмоции в узде и не показывать их. Хотя какая девочка… Она почти умерла, потеряла ребенка… Не завидую её судьбе.

К ней я зашел после того, как обошел всех Шелия, пообщался с главой стражей и решил прочие дела. На самом деле я хотел поговорить со Степаном, но тот почему-то отсутствовал.

— Где твой муж?

— Не знаю, — ответила она, не моргая.

Интересно, что она думает? Её отца убил дядя, Адам Ротен. После чего для неё дома началась травля и единственный, кто был на её стороне — брат. Который умер в моей темнице. Да и к уничтожению остального рода я приложил большие усилия. А вчера спас ей жизнь. Судьба не устаёт издеваться над людьми, сталкивая их в немыслимых ситуациях.

— Он давно ушел?

— Рано утром. — ответила она… да никак. Максимальная нейтральность.

— Говорил что-нибудь?

Рано утром — это часов семь назад. То есть не просто в туалет отошел, а куда-то далеко отправился.

— Сказал, что надо найти ответы на вопросы.

— Ясно.

Как-то не складывается наш диалог.

* * *

Степан явился под самую ночь. Потрепанный, грязный, с всё такими же красными глазами, в которых ещё и маниакальный блеск появился. О его появление сообщил один из стражей. Парень потребовал встречи со мной, в ультимативной форме.

— Никогда не думала, что Степан с женой будут жить на нашей земле, — заметила Амалия, которая в тот момент находилась рядом со мной.

Я бросил на неё взгляд, который раз отмечая состояние. Что-то среднее между подавленностью и попытками собраться, чтобы жить дальше. Смотреть на это больно, особенно когда не знаешь, что можешь сделать для своей женщины, которая ждет ребенка.

— Неисповедимы пути. Пойду, поговорю с ним. Надеюсь, скоро вернусь.

— Жду тебя.

— Позвать кого-нибудь, чтобы с тобой побыли?

— Как-нибудь продержусь. — вяло улыбнулась она.

Среди погибших были в том числа и друзья Амалии. Подруги тоже. После трагедии у магов имелось больше всего шансов на выживание, поэтому многие семьи в городе продержались первые дни, а потом ушли под руку старшим семьям. Всего на землях Шелия погибло чуть меньше семидесяти магов. Большая часть из них не являлась боевиками, но всё равно, это была та сила, что защищала людей от городских проблем. Невосполнимая потеря.

Или восполнимая… Во мне всё больше крепла идея, как компенсировать это. Если создать полноценную форму пробуждения магических сил, это даст надежду всему человечеству. Этим я уже занялся, тратя свободное время на решение задачи. Легко это точно не выйдет. Но да ладно, разберусь позже. А пока я спустился вниз и направился в Степану. Посмотрим, чего он там хочет.

Глава 2. Месть

— Степан, — окликнул я мага, который дожидался меня прямо на улице.

— Клоз, — обернулся он, — Надо поговорить. Срочно.

— Что случилось? — судя по тону, попахивает кровью и смертью.

— Разговор. Наедине. Сможешь организовать? — маг крови чеканил слова и нервно поглядывал по сторонам, словно не доверял улицам.

— Пойдем.

Я приглашающе махнул рукой и увел парня в корпус стражей, где попросил отдельный кабинет. Не прошло и двух минут, как мы остались наедине.

— Рассказывай, — бросил я бывшему соседу, напряженному, как взведенное ружье.

Его черты лица обострились, взгляд тяжелый, бледность обескровленного тела никуда не делась. Одежда грязная, кое-где рваная, с пятнами крови. Да и запах от него тот ещё, но на это он совсем не обращал внимания. Сутулился, смотрел исподлобья, но, несмотря на усталый вид, излучал решимость.

— Я нашел виновника.

Слова прозвучали, как снайперский выстрел. Невольно я подался вперед. Это то, что я сейчас жаждал услышать больше всего.

— Где он?

— На моих землях, — сглотнул парень.

— Что Нойманн там забыл?

— Не Нойманн. Это какой-то азиат.

— Погоди, — всплеснул я руками.

Внутри всё замерло. Неужели маг дал ложную надежду?

— При чем тут азиат?

— При том, — зло бросил Степан, — Сам подумай. Из всей моей семейки выжил только я с женой, да три брата с Маури во главе. В то же время у нас на землях появляется какой-то левый тип, сразу вошедший в ближний круг. Тебе тут ничего не кажется странным?

— Сговор? — шестеренки в голове забегали, складывая пазл.

— Да.

Одно простое слово, но как же от него пахло жаждой чужой крови, вперемешку с болью, жгучим желанием заглушить собственные страдания через месть.

— Ты не всё знаешь, Клоз. Братья попытались меня убить, нам с женой пришлось прорываться. Сначала никто не знал, что мы выжили, а когда я собрался её увезти, в общем… Была драка. Проклятый Маури сознательно напал на меня, чтобы избавиться от лишних проблем.

— Зачем ему это?

Впрочем, глупый вопрос. История стара, как мир.

— Не будь наивным. Отец молод и прожил бы ещё лет пятьдесят, с его то силой. Маури тоже силен. А ещё жесток, амбициозен и не обременен высокими моральными принципами. — слова звучали с издевкой.

— Но с чего ты решил, что виноват именно азиат?

— Не нравится он мне. Почему Маури его не убьет? На то может быть несколько причин: польза, то есть сговор и отсутствие возможности.

Пока Степан говорил, я обдумывал ситуацию. Вспомнились слова Нойманна, что есть ещё один пришелец из другого мира. Как раз в Азии обитает. Его специализации, насколько помню, изменение биологических организмов или что-то в таком духе. Да и на саммит этого азиата хотели заманить. Неужели это след?

Если этот человек смог разработать вирус, то… Мстить надо ему? Нет. Нойманну тоже. Но этот парень может знать, где находится безумный старик.

— У тебя есть план? — спросил я Степана.

— Есть. Пойти и убить их всех.

— Вот так просто?

— Они убили моего ребенка, Клоз. Ты можешь считать меня мудаком сколько хочешь, но за такое… Я могу лишь предложить смерть всем причастным. Маури убил отца, мою мать, брата и всех остальных. Мы не самая дружная семейка, но мстить я буду до последнего.

Прозвучало странно. Маури ведь тоже часть семьи Степана. Но он сводный брат, а не родной. Хотя какая разница. Мотивация парня понятна.

— Сколько у них сил?

— Армия, которой хватит, чтобы размазать нас двоих и без Маури с братьями. Эта троица во главе войска способна разнести весь город. Возможно, они уже готовят удар сюда.

Звучало до дрожи логично. Если Маури жаждет власти, он может хотеть править всем городом, а не только своими землями. Если остальные погибли, получается, я сейчас единственный, кто его может остановить? Дерьмо. Я вляпался в ещё одну войну.

— Сколько тебе потребуется времени, чтобы прийти в себя? — задал я вопрос.

— Пара часов. Нужна кровь и если помогут целители, то не откажусь.

— Хорошо. Будет и то, и то. Но при одном условии. Никому не говори о том, что мне рассказал. Вопрос решим сами.

— Вдвоем против всех? — хищно улыбнулся он, — Мне нравится твоё безумие, Клоз. Это будет иронично умереть в одной компании.

— Я не собираюсь умирать, Степан. Я собираюсь убивать.

* * *

Членов семьи София хоронила сама. Выжила только она и Мария. Перенося тела одно за другим, женщина ощущала внутри лишь пустоту. Она и сама не заметила, как всё это сделала. Включился автопилот, а дальше…

Когда вирус разбушевался, лишь у некоторых последователей хватило сил перебороть его. Если посчитать всех, то выжила сама София, Мария, которую она вытянула из всех своих сил, да тринадцать учеников. Все остальные маги на родовых землях погибли. Уже поступила информация, что у других родов произошло тоже самое.

Зайти в палату, подойти к телу, прикрыть глаза умершему. Поднять его, вынести на улицу, положить на подготовленный постамент. Орлова хотела устроить достойные поминки родичам. Хоть так отдать дань уважения и любви к семье.

Это было неправильно. Можно было презирать родных за слабость, злиться на них, да даже ненавидеть! Но хоронить одного за другим? Последним умер брат. Тупо не хватило сил, чтобы протянуть. Если бы он не жалел себя в последние дни, то смог бы выжить. А так погибли все, кроме Марии.

Да и племянница… Стоит убрать Софии кокон силы, как снова набросится вирус. Пришлось погрузить девушку в стазис, в надежде, что что-то изменится.

Тринадцать последователей стояли молча, пока Орлова носила тела. Почти у всех были семьи, которые сегодня также погибли. Ранее София дала добро, чтобы ученики собрали близких. Всех, кто захочет присоединиться. Может и зря. Неизвестно, как далеко распространилась болезнь, всего за несколько часов перебившая магов. Но что сделано, то сделано. Сегодня каждый хоронил своих близких. Десятки погребальных костров ждали своего часа.

Вспыхнул огонь, пламя жадно набросилось на тела. София смотрела на пламя и чем сильнее то разгоралось, тем больше женщина выходила из ступора. Мозг начинал свою работу, разбирал ситуацию и делал выводы.

Не бывает такого, что маги умирают разом. слишком точечно ударила болезнь. За этим чувствовалась чья-то воля. Но чья? Ходили слухи, что есть угроза заражения. София не придавала им значения. Ей один раз доложили, после чего новость выветрилась из головы.

Маги — не болеют. Надо быть настоящим слабаком или совсем новичком, чтобы подхватить заразу. Как же жестоко судьба подшутила, опровергнув это утверждение.

Пока костры не сгорели, никто не проронил ни слова. Маги отдавали последнюю дань родным, провожая их в последний путь.

Спустя час Орлова собрала всех последователей вместе. Они ждали её слова.

— Дарк, откуда прошел слух, что есть угроза вирусной атаки?

— От Шелия, — ответил он.

— А где Шелия, там и Клоз, — задумчиво проговорила женщина, — Готовьтесь. Мы идем мстить.

* * *

Хан смотрел на трех братьев, пожирающих заставленный блюдами стол. Сам мужчина сидел в углу и жевал медленно. Спешить некуда. Всему своё время. Подхватив кусочек, он бросил его верному псу. Тот завилял хвостом и поймал на лету, брызгая слюной.

Маури недовольно покосился, но Хан проигнорировал его взгляд. Остальные братья тоже бросали холодные взгляды, но и это не волновало мужчину. Тупые, злые, сильные. Идеальное сочетание, чтобы управлять ими.

Пару дней назад Хан смог выйти на связь с ними и заключить сделку. Они освобождают мужчину, а он дарует им антидот и возможность занять главенство в роду. Сделка прошла на удивление быстро, что говорило не в пользу этих троих мужчин. Единственное, что они выторговали — жизнь своих жен и детей. Остальное же семейство пустили в расход.

Сильные маги были нужны Хану, чтобы пробиться на базу к Нойманну и освободить его. Удалось нейтрализовать самого старика, но тот запер мужчину в изолированном бункере и без внешней помощи было нереально прорваться. Хорошо, что это не мешало общаться с внешним миром.

План сработал, как по нотам. Все маги в городе погибли. Хан и на секунду не сомневался, что его разработка сработает. Идеальное решение. Обычное население не пострадает, как и другие ресурсы. Осталось разобраться с братьями, приструнить их и можно переходить к следующей части плана — захвату города. Нойманна мужчина оставил в живых. Пользу его технического гения нельзя переоценить. Такой человек пригодится в команде, а контроль… Он у Хана имелся. Напоследок мужчина оставил закладку. Без Хана старик умрет в течение недели.

Тылы были прикрыты, долгожданная свобода получена. Учитывая хаос, царящий в мире и городе, наконец-то можно развернуться в полную силу и навести порядок.

— Что дальше, китаец? — спросил один из братьев.

— Мне нужна база и материал, — ответил Хан спокойно.

Он настолько презирал братьев, что даже имена их не удосужился запомнить. Старшего звали Маури, а двух его приспешников — да какая разница? Грубые, неотесанные варвары, участь которых может быть только одна — стать ресурсом, податливым материалом в чужих руках.

Хан знал, что прямо сейчас братья обдумывают шансы его убить. Они знали, что он знает об этом. Одно неловкое движение и вирус снова выйдет на свободу. Спастись от него уже не удастся.

Совместный ужин проходил в небоскребе, на землях Шамал. Четверо мужчин присматривались друг к другу. Братья пытались решить, что делать дальше, а Хан… он просто наслаждался вкусной едой. Безумец Нойманн пренебрегал этим, предпочитая комфорту функциональность.

Хану было искренне интересно, кто попытается убить первым. Братья его или он братьев? Мужчине требовалось ещё несколько дней на свободе, чтобы собрать свиту вокруг себя. Преданную и смертоносную. А дальше можно и устранить братьев, перехватить власть на их землях, а потом и в городе…

Верный пес, что сидел рядом, оторвался от кости и тихо зарычал. Хан напрягся. Зверушка имела способности чувствовать гораздо больше, чем доступно человеку и если подала голос, значит что-то не так. Судя по раздраженным лицам братьев, они не при делах. А раз так, то…

Додумать мысль Хан не успел. Внезапно часть стены растворилась. Без звука, скрежета или каких-то других эффектов. Братья сидели спиной к ней, поэтому не заметили, что происходит.

— Уйми своего пса, — бросил зло Маури.

Но Хан его не слушал. Его взгляд был прикован к сгустку тьмы, что входил в помещение.

— Так-так-так, — донесся голос из этой тьмы, — Вся компания в сборе, как удачно.

Братья, все, как один, дернулись и выскочили из-за столов, окутываясь родовой силой. Хан фиксировал их скорость, предполагаемый уровень силы, но так, фоном, потому что основное внимание было уделено новому гостю. Тьма осела и мужчина увидел Эдварда Клоза. Но что он здесь делал? Вирус должен был захватить и его. Немыслимо.

— Клоз? — прорычал Маури, — Тебе жить надоело, так сюда являться?

— Я пришел за ним, — указал парень на Хана. — Вы мне не интересны.

— Да как ты смеешь!

У Хана мелькнула мысль, что зря парень так. Злить нового главу рода не стоило. Тем более являться так прямо к нему в дом. Как, кстати, мальчишка смог миновать охрану?

Маури ударил жестко, подавляя одним лишь отголоском силы. Хана отбросило назад, как маг он был слабоват и не смог выдержать удар. На секунду происходящее выпало из его поля зрения, а когда мужчина вскочил, то увидел троих братьев, готовых к бою и живого Клоза.

Живого и невредимого. Более того, тот полыхал ослепительным золотым светом. В его руках находился клинок из чистой энергии, даже на вид, до предела опасный. Стена за его спиной, до этого ровно срезанная, сейчас перестала и вовсе существовать. Края её были обуглены, а своды рядом пошли трещинами.

Братья били как слаженный механизм, но Клоз держал удар и не видно, что ему приходится тяжело. А потом и вовсе, произошло что-то непонятное. Раз, и троица исчезла. Два, Клоз оказывается рядом с Ханом.

Парень ничего не сказал. В его глазах читалась смерть.

Хану не требовалось отдавать приказы. Верная псина бросилась в атаку. Идя на ужин с магами он готовился, подбирая такую цепочку генов, чтобы при себе имелся козырь. По телу собаки в момент её прыжка прошла волна изменений и на Клоза напал зверь гораздо более опасный.

Так думал Хан, пока меч не разрубил шавку на две части, обугливая уже мертвые куски плоти. Следом мужчина пустил в ход другие заготовки. Не зря же он охотился за днк Клоза. Но тому было плевать на потуги. С ужасом Хан понял, что его сила не может пробиться через силовое поле, что окружало парня. Запредельный уровень владения силой. Откуда? В досье Нойманна такого не было.

— Не получилось? — улыбнулся мальчишка, — А теперь поговорим. Это ведь ты создал вирус, что всех убил? Уже догадался, что тебя за это ждет? Единственное, что может отсрочить твою смерть — это рассказ, где скрывается Нойманн.

Хан не собирался отвечать, лихорадочно обдумывая варианты побега, но тут он ощутил, как голову сдавливают тиски чужой воли. Сознание погрузилось в тьму, а язык сам, против своей воли, стал отвечать.

— Нойманн скрывается в убежище…

Договорить мужчина не успел. Ужин проходил на последнем этаже небоскреба, где базировался род Шамал. Панорамные окна давали красивый вид, но обзор застелила чья-то фигура. Настолько большая, что в помещение резко потемнело. Стекло дрогнуло, осыпаясь крошевом и Хан, едва понимая, что происходит, рассмотрел силуэт женщины, вплывающей в зал.

Если Клоз был олицетворением света, то эта дама — была вестником тьмы.

* * *

Чуть ранее…

— Я провел тебя, Клоз, что дальше? — спросил Степан, поглядывая на невольного напарника.

— Это я у тебя хотел спросить. Ты же у нас матерый диверсант. Да и земли твои.

— Давай подумаем, — хмыкнул Степан.

Сейчас они находились на крыше одного из пустующих зданий, уже на землях Шамал, и наблюдали за главным небоскребом, где гарантированно находились братья.

— Наши противники: трое сильных магов, что прекрасно умеют слаженно работать и один неизвестный тип с Пасть его знает какими способностями. Если ударить в лоб, ставлю на то, что нас завалят быстрее, чем мы скажем мяу.

— Ты столь низкого о нас мнения?

— Я просто хорошо знаю братьев. Ты не видел, как дерется Маури. Он главное оружие рода. Тот, кого отправляли, чтобы подавлять, карать, сеять боль и смерть. Считай, он как злобная версия моего отца. Учитывая, что энергии сейчас в воздухе разлито столько, что на десять войнушек хватит, это очень серьезный противник.

— Твои предложения?

— Я вообще-то думал, что ты всех геройски победишь, но жажда мести не позволяет отдать тебе лучшую часть. Братьев я хочу убить сам.

— После того, как распинался об их силе?

— Если подготовиться, то любого ушатать можно. Не так ли, Клоз?

— Возможно. Но конкретику ты предложишь?

— Если у меня будет время на подготовку, и мы сможем заманить братьев в нужное место, то… Им конец. Ах да, ещё мне потребуется много крови. Предлагаю выбрать здание, обустроиться, а потом ты приманишь Маури с остальными.

— Они такие идиоты, что полезут за мной куда угодно?

— Почему нет? У Маури самомнение размером с этот небоскреб, — указал Степан на здание. — Он захочет тебя лично размазать, если разозлишь его как следует.

— Ты уверен, что они находятся в здании?

— А где им ещё быть? Не переживай, я уже проверил и убедился. Только что сели ужинать.

— Остается поверить на слово, — хмыкнул Клоз, — Сколько тебе нужно времени на подготовку?

— Минут пять-десять.

— В башне много людей?

— Да по-любому хватает. Хочешь её атаковать? Даже не знаю…

— Что, если ты создашь ловушку на первом этаже, а я сброшу братьев к тебе вниз?

— Если они шмякнутся прямо в ловушку, то я не против.

— А здание снести не против?

— Охо-хо, Клоз. Ты меня пугаешь, — нервно поежился Степан, — Но лес рубят, щепки летят? Может тогда сразу здание снесем? Не факт, что это их убьет, то ошеломит точно.

— Нам сначала надо поймать азиата. Так что нет, иначе действовать будем. Пойдем, заскочим к ним на ужин. Готовься работать быстро.

Степан лишь кивнул в ответ. Клоз его уже не слушал, сорвавшись с места. Через пять минут они добрались незамеченные до небоскреба. Хотя это слишком громкое название. Двадцать этажей всего, какой небоскреб? Так, высотка небольшая.

То, что сегодня придется много удивляться Степан понял сразу. Сначала Клоз накрыл их чем-то жутким, от чего внутри всё сжималось. Но люди их не замечали, в поздний то вечер, когда на свете экономили. Охрана из стражей грелась возле бочек с огнем, но это скорее играло на руку двум парням, чем мешало. Охрана кучковалась вокруг тепла, а сделай пару шагов от них и там царила непроглядная тьма, по которой двое магов и прошли.

Внутри здания Клоз тоже удивил. Первые несколько этажей занимала охрана. Корпус стражей находился здесь же, рядом, через дорогу. Если что, оттуда придет подкрепление. То, что обычные люди не смогут управиться с серьезным противником род Шамал прекрасно знал. Цель стражей в другом. Задержать и предупредить господ. Клоз решил эту проблему столь нагло, что Степан восхитился. Его напарник тупо вырубил всех разом.

— Как ты это делаешь? — спросила маг крови, поглядывая на осевшие тела.

Клоз ничего не сказал. Вместо слов глянул на потолок, а потом выпустил волну… чего-то. Степана передернуло, когда он увидел, как потолки на несколько этажей вверх исчезают. Просто, мать их, исчезают! Без шума, звуков крушения, взрывов и чего-то другого. Для чего это делает парень, догадаться было не сложно.

— Если ты пробьешь дыру до верхних этажей и сбросишь братьев сюда… Клоз, дай мне пять минут на подготовку!

Маг крови призвал свою силу и без лишней жалости пустил стражей в расход. Они поддержали новый порядок, а значит предали его отца, да и всю семью. К тому же, других вариантов не было. Клоз запрыгнул на второй этаж и скрылся где-то там. Степан бросил на него лишь взгляд, после чего сосредоточился на подготовке ловушки. Требовалось расчертить пол, чтобы, когда любимые братики упадут на него, чужая кровь высосала из них все силы.

А дальше Степан исполнит то, о чем давно мечтал. Добьет этих уродов.

Клоз свою часть выполнил на отлично. Когда маг крови закончил готовить ловушку, то глянул наверх и увидел ровные дыры, уходящие куда-то в темноту. Как бы здание раньше времени не рухнуло… Здесь хватало и обычных людей, живущих на верхних этажах, если дойдет до серьезной драки, то без жертв не обойтись. Ранее Клоз предупредил, что его интересует только азиат, с Шамал он поможет, но на него рассчитывать в полной мере не стоит. Поэтому Степан понимал, что за всё то, что произойдет здесь и сейчас, отвечать будет он сам.

Словно в такт мыслям, наверху громыхнуло, а потом ещё раз. Падающие тела маг заметил заранее и его губы расплылись в довольной улыбке. Когда ещё увидишь настолько прекрасное зрелище? Скоро месть свершится.

Но глупо было бы ожидать, что какая-то высота способна убить Маури. Тот окутался щитам и даже смог притормозить, чуть не зацепившись за выступы. Силен…

Младшим близнецам повезло меньше. Гурх и Даяк упали жестко, можно сказать, что всмятку. А вот старший брат пробил пол метра на полтора и раздробил весь пол. От него разошлась волна силы, калеча рисунок-силки, что испортила весь план Степана. Почему-то он не подумал, что падение с высоты без последствий не обойдется.

Но это мысль возникла уже после того, как был нанесен удар. В ход пошли секретные козыри. Настоящая тайна Степана, который много лет ждал момента, чтобы добыть кровь всех членов семьи, старших братьев в том числе.

Степан разом создал три копья. По одному на брата, со специальной начинкой. Первое вошло лежачему Гурху в голову, пробивая того от макушки до копчика. Тело дернулось и затихло. Минус один. Второе вошло менее удачно, в плечо Даяку. Тот всегда был силен в защите и сейчас его окутывала густая пленка силы, где магия крови и увязла. Но брони не хватало, чтобы полностью защитить. Рана получена, начинка доставлена в организм, а значит яды уже действуют, ослабляя и разрушая.

Маури же рыкнул и легко поймал копье. На одних инстинктах, пока ещё не соображая, что происходит. Степан надеялся, что падение с двадцатого этажа достаточно выбило старшенького из колеи, чтобы подарить несколько секунд на восстановление ловушки.

Из пробоины в полу Маури выпрыгнул одновременно с кинувшимися на него нитями. Те захлестнули мощную фигуру, мужчина попытался вырваться, но Степан вложил сил с запасом.

— Это тебе за мать, сволочь, — прошипел маг крови, подскакивая и стегая алым кинжалом по лицу брата.

Брызнула кровь и братец потерял глаз.

— А это за брата!

Степан занес оружие, чтобы ударить в горло, но не успел. Брат смог перехватить руку, за миг до того, как лезвие вошло в него. Это был рывок отчаянья, нити надежно удерживали тело, выпивая силы, но Маури смог. Поймал руку и… сжал.

Маг крови всегда бы на фоне старшего брата бледной тенью. Широкоплечий и мощный Маури — настоящая машина смерти, по недоразумению считающая себя человеком. Одной силы мышц хватило, чтобы сломать кисть Стена, кинжал развеялся алыми каплями, но…

Парень заблокировал боль и нанес удар другой рукой, сжав щепоткой пальцы. Месть свершилась лишь отчасти. Маури потерял второй глаз, но так взревел, что Степана отбросило далеко назад и впечатало в стену. Без сомнения, вся округа узнала о нападение и пройдет минута от силы, как сюда набежит толпа стражей.

Но не этого опасался Степан. Маури окончательно слетел с катушек. Он и без того легко впадал в ярость, а сейчас… Проблема в том, что чем больше он злился, тем сильнее становился…

Степан едва увернулся от удара такой силы, что тот легко прошил несущую стену и ушел дальше, разрушая соседние дома. Здание несколько секунд не понимало, что произошло, а потом трещины побежали по потолку, обещая проблемы.

Ещё один рывок, маг крови увернулся от атаки и….Ну как увернулся. Волной силы его снесло в сторону, выбросило через стеклянные парадные двери прямо на улицу, где он и покатился.

Маури, кажется, этого и не заметил, продолжая распаляться и крушить всё вокруг. Видимо ему от падения совсем мозги отшибло, потому что он не учел последствий.

Небоскреб не выдержал бушующих сил и стал рушиться прямо на головы тех, кто находился рядом. На это Степан лишь вскочил и бросился в сторону сломя голову.

Глава 3. Когда мстить хочешь не только ты

Добраться до азиата труда не составило. Степан провел на родовые земли, указал здание, где они находились, а дальше в ход пошли новые трюки. Охрану я вырубил импульсом. Странно, но здесь ни одного сверха не нашлось, только обычные люди. Братья не доверяли людям со способностями? Впрочем, это уже не важно.

Самая ответственная часть началась, когда я пробивал полы и поднимался наверх. Каждую секунду опасался, что сработает тревога, но нет. Я добрался до девятнадцатого этажа, подготовил щит и меч, укрепил защиту, после чего вошел внутрь. Мне нужен был азиат, а братья… Пусть они летят вниз, на встречу со своим, так и пылающим добротой родственником. Думаю, Степан многое бы отдал, чтобы увидеть лица мужчин, когда я уничтожил пол под их ногами.

Оставшись наедине с азиатом, я невольно оскалился. Он попытался сопротивляться, на меня напала собака… Что заставило задуматься о предыдущей моей стычке, когда я башню одиночества проверял. Там тоже была стая… собак. Хм… Но прояснить этот вопрос мне не дали.

Когда Орлова прервала допрос, разнесся панорамные окна вдоль стены и залетев внутрь… В тот момент я почувствовал раздражение и ненависть к этой женщине, готовность убивать, если она посмеет помешать.

— Клоз, — прошипела она с оскалом змеи.

Её перекошенное лицо пылало схожей ненавистью и жаждой смерти. Не своей, а всех, кто встанет на её пути.

— Почему я не удивлена, что за всеми событиями стоишь ты? — сказала она, опустившись на пол. Крылья сложились у неё за спиной плащом, готовые атаковать в любой момент.

— Не мешай мне. — процедил я.

— А то что? — изогнула она бровь.

Смотрит с вызовом и презрением. Ощущение, что не живой человек передо мной, а античная статуя богини смерти явилась. Каменная, холодная и опасная. А уж от той силы, что клубилась вокруг неё, азиата вжало в пол. Я тоже почувствовал давление, рефлекторно выпуская свою силу в противовес. Напряжение скакнуло, азиат застонал, а стены пошли трещинами.

— А то наше перемирие закончится, — ответил ей, чувствуя, что больше не собираюсь уклоняться от драки с ней.

— Мальчик вырос? — усмехнулась она, чуть наклоняя голову, — Как интересно. Мне нужны виновные в смерти моей семьи.

София сделала пару шагов внутрь помещения. Между нами метра четыре. Крылья у неё за спиной, как ожившая тьма, окружают хозяйку, отвлекают внимание.

— Тогда вставай в очередь. — ответил я ей твердо, не чувствуя страха. Не перед ней.

— Какое ты к этому имеешь отношение, Клоз? И что тут происходит? Лучше тебе ответить по-хорошему.

Ещё полшага ко мне.

— Я, как и ты, ищу виновных. Так что повторю, если до тебя не доходит. Не мешай, София.

— Ищешь виновных, значит, — оглядела она зал, который остановился на мужчине у моих ног, — Это он? Тот самый виновник, что заразил всех? Или Шамал стоят за этим?

София сдвинулась ещё, нервируя всё больше. Слишком близко она стоит…

— Ты как раз помешала выяснить это. — ответил я сухо.

Пусть только дернется. Посмотрим, чего стоит мой меч против её крыльев.

— Так продолжай, — кивнула она благосклонно.

Градус разлитой силы вокруг резко упал. София глянула на меня, хмыкнула и шагнула в сторону, делая вид, что изучает помещение. Остановилась у дыры в полу, посмотрела вниз, покачала головой. Оттуда донесся гул и грохот. Надеюсь, Степан справится.

Дышать стало легче, азиат застонал и заворочался. Я поднял его за лоскуты, усадил на чудом уцелевший стул и снова надавил волей, лишая возможности врать.

— Это ты изобрел вирус?

— Я. — ответил мужчина, его лицо исказила судорога.

Силен… Ещё и сопротивляться посмел. Хотя с виду и не скажешь. Для меня он был коротышкой, метра полтора ростом, да ещё худой, будто его голодом морили. Весь какой-то нескладный, с непропорционально большой головой, он выглядел фриком, а не злым гением, способным убить всех магов в городе.

— Как ты это сделал? — продолжил спрашивать я, отслеживая, как София снова подбирается слишком близко.

— Мой талант.

При желании, я мог своей волей контролировать глубину ответов. Надави и человек запоёт, рассказывая всё, что знает. Притуши и он вовремя заткнется. Здесь находилась посторонняя, с которой приходилось считаться, поэтому я не хотел, чтобы азиат рассказал, что он из другого мира. Лишняя информация для Орловой.

— Как распространялся вирус?

— Мои питомцы. Это самая простая часть. Вы же как дети, — мужчина рассмеялся, брызгая слюнями, — Не умеете защищаться от настоящих опасностей.

— Кто тебе помогал?

— Нойманн Рихт. Ты его знаешь, Клоз.

— Где он находится?

— Спрятался в своем убежище. Безумный старик потерял ноги и не может выбраться оттуда.

— Где убежище?

— На окраине города. — он назвал точный адрес, где это.

— Какое участие в этом принимали Шамал?

— Эти идиоты отбили меня у Нойманна. Пробили проход, помогли выбраться. Цена — жизнь их родичей.

Азиат до последнего сопротивлялся. С каждой секундой мне приходилось давить всё больше, чтобы он не сорвался. Сейчас настал момент, что ещё чуть-чуть и его мозги превратятся в кашу.

— Угроза ещё есть?

— Нет. Вирус был локального размаха. Тест и попытка захватить город. Сам выветрится и уничтожится через неделю. А может и нет.

Мужчина противно захихикал и закатил глаза. Я надавил ещё больше и чужая голова обвисла, речь стала бессвязной. Больше он ничего не мог сказать. Осталось его вывести отсюда и привести на земли Шелия. Впрочем, живым он мне не нужен, устроит и одна голова.

— Я забираю его, — шагнула вперед София, отталкивая меня.

Раньше, чем рука женщины коснулась мужчины, золотой клинок оказался у её горла.

— Не так быстро. Не ты одна жаждешь мщения.

Я увидел, как в её глазах разрастается безумие. Крылья за плечами возникли мгновенно. Одно ударило мне в грудь, второе схватило пленника и дернуло на себя. За миг до этого я проявил свою броню и вспыхнул золотом. Заложенной силы хватило, чтобы крыло осыпалось черным пеплом. Следом я ударил очищением по Софии, выжигая всю защиту, от чего второе крыло тоже разрушилось, сама женщина упала, а тело азиата откатилось к краю. Ещё метр и он улетел бы вниз.

— Клоз, ты уверен, что оно того стоило?

София поднималась медленно, отряхиваясь и внимательно смотря за мной. Улыбка на её лице заставляла готовиться к бою. Что же… Давно пора.

Орлова вспыхнула силой, погружая помещение в темноту. Я сделал ровно тоже самое, разрушил свет вокруг и закрылся от её взора, отскакивая в сторону, ближе к азиату. Место, где я находился мигом раньше, перестало существовать. Одной атакой София разрушила остатки стены и часть потолка, вынеся за пределы здания. Её сила заполняла пространство, искала меня, но я в этом буйстве порождал ещё больший хаос. Орлова переиграла сама себя. Не напусти она тьмы, то легко бы увидела, где я нахожусь.

Подхватив азиата, потащил его в сторону, но тут пол ушел из-под ног мы оба упали. Рядом грохнулась часть крыши, чудом не расплющив меня. Азиат заорал, ему не так повезло, ногу раздробило обломком. Сначала я подумал, что это опять София буйствует и потолочные перекрытия не выдержали, но всё оказалось гораздо хуже. Это само здание вздрогнуло. А потом ещё раз и ещё. Я почувствовал, как опора уходит, как пол накренился, и беспощадная гравитация тащит куда-то в сторону.

София свернула тьму, видимость полностью вернулась и я успел увидеть, как женщина выпрыгивает в окно. Вовремя. Пол под её ногами оседал.

Взмахнув мечом, я отделил голову азиата от тела, подхватил её и прыгнул вниз, на наклонившуюся плиту. Больше некуда прыгать. София потерялась из вида, но ей проще, она летать умеет. Мне же… пришлось импровизировать.

Под ускорением здание оседало медленно, словно нехотя, отчаянно сопротивляясь неизбежному. Я оттолкнулся от падающих плит и бросил себя вниз, прямо в тот пролом, что сам же и организовал ранее. Пролетев метров двадцать, врезался в другой падающий обломок и снова использовал его, как опору.

В эту ночь я побил свой рекорд по скорости, которую развил.

Выпустив магию разрушения, избежал участи быть раздавленным и снова полетел вниз. Управляемый полет, мать его, во всей красе.

Прыжок, оттолкнуться, выжечь перед собой преграды, ударить назад за спину, чтобы не придавило, выскочить на внешнюю часть здания — я действовал, как машина, успевая просчитать маршрут. Высотка заваливалась и это давало мне мизерный шанс на спасение.

Проскользнув по внешней части, я слишком быстро оказался внизу. Мой последний прыжок воистину был чемпионским. Я пролетел метров сорок, под наклоном, ноги коснулись асфальта, а дальше… Случилось то, что называется жестким приземлением.

Мои кувырки закончились лицом кверху, после того, как я врезался в какой-то бордюр. Попытка вдохнуть вызвала вспышку боли, но не это было главной проблемой. Совсем рядом высотка окончательно обрушилась, и часть обломков падала прямо на меня. Тело среагировало раньше, чем мозг осознал происходящее. Выставив руки перед собой, я непрерывным потоком выдал разрушение. Выглядело это как луч, что растворял всё, чего касался. Тонны бетона и арматур падали рядом, но обходили меня стороной, исчезая раньше. Когда всё закончилось, вокруг меня образовалась идеально чистая пустота, а сам я находился в туннеле из остатков здания. Облако пыли закрыло горизонт, единственный свет давали золотистые доспехи, которые и погасили силу удара от падения. До выхода на поверхность мне метров пять было, минимум.

А ещё я запоздало понял, что оглох. В момент полной самоотдачи шум не ощущался, а сейчас, сложно было сказать, что это: тишина или моя глухота? Я слышал лишь гул у себя в голове, ничего больше. Сходил, блин, отомстить. Ощупал себя, проверил на травмы, вроде всё в порядке. Броня отработала на отлично. Голова азиата рядом нашлась и когда я её поднял, та посмотрела с осуждением. Да-да, права ты тупая башка, аккуратнее надо быть.

Воздух медленно поступал в легкие, ребра отдавали болью и намекали, что падение не обошлось совсем без последствий. До мозга же запоздало доходило, что сейчас произошло. Да я гребанный супергерой, будь они неладны. Что там у Степана случилось с Маури, что они обрушили всё здание? Это уж точно не София была. Мы наверху находились, а разрушения снизу начались. Сейчас, спокойно обдумав ситуацию, я это отчётливо понимал.

Отвечая на немой вопрос, из ушей выдернули пробку и до меня донесся наконец-то звук чего-то отдаленного. А нет, не отдаленного. Источник грохота находился где-то рядом, я ощущал этого человека. Просто уши и правда забыли, как слышать.

Насколько чувствую, где-то рядом бушует Маури, пытаясь выбраться из под завалов. Силен товарищ, если пережил падение обломков. Орлова тоже рядом, спустилась с неба и сидит на камушках, замерла и меня, наверное, ищет. Пусть ищет… Я засек Степана, смог чертяка выжить, метров на сто убежал. Но помимо него чувствовались и другие. Тринадцать темных магов и это как-то многовато для меня одного. София привела свиту? Но как они пережили вирус? Впрочем, если сама женщина до сих пор жива, то почему бы ещё не найтись счастливчикам?

Было в этих магах что-то странное. Будто их тела не совсем человеческие, а мутировавшие на следующий уровень эволюционной цепочки. Что за звери окружают Орлову? Да и она сама… Не разглядеть. Как черное пятно, абсолютно непроницаемое.

Так, если я хочу первым добраться до Нойманна и покончить с ним, то надо выбираться. То, что Орлова тоже отправится к нему, я не сомневался, адрес она слышала. Вопрос в том, как скоро она это сделает. Пока сидит здесь и это хорошо. Поэтому я пустил волну разрушений под себя и провалился вниз. Выбираться долго придется, но куда деваться-то.

* * *

Степан наблюдал за последствиями разрушений и медленно осознавал, насколько колоссальный ущерб нанесен родовым землям. На свою беду несколько десятков стражей успело выбежать из корпуса и… они попали прямо под падающие обломки. Да и тем, кто находился в ближайших зданиях тоже не повезло. Ближайшие дома сложились, какие-то частично обрушились, а стекла так и вовсе, во всей округе повыбивало… Разрушений хватало и тут на неделю минимум только завалы разгребать.

Самое обидное — Маури до сих пор был жив. Степан видел, как прямо в центре обломков раздаются взрывы и бетон вспучивает. Братец окончательно двинулся и, парень не удивится, если лупит со всей дури по камням, пытаясь выбраться. Те крошились, верхние слои оседали на него, но он бил снова и снова.

Пока наконец-то не выбрался. Только вот к этому моменту два Шамала были не единственными здесь. С небес спустилась Орлова. Эту фигуру с крыльями трудно не узнать. И ещё какие-то левые типы пожаловали, числом тринадцать. Судя по тому, как София на них реагировала и как те молча встали с ней рядом, они из одной гоп-компании.

Плохо дело, — отмечал Степан. Тринадцать магов плюс эта отмороженная на голову Орлова. Это сила, способная захватить весь город особо не напрягаясь, учитывая, что других магов то больше и нет. Шелия? Так Степан знал, что там остались самые небоеспособные. Клоз? Эдвард, конечно, не убиваемый на всю голову, но он один. Сам Степан? Пфф… Парень не страдал настолько выдающейся самоуверенностью, чтобы лезть против этой группировки. Не его уровень. По крайней мере без подготовки.

Сейчас мага крови волновало другое. Месть. Надо добить Маури. С азиатом, Степан был уверен, Клоз уже разобрался. Да и сам парень выжил. Или чей это силуэт спешно удаляется прямо под обломками? Степан его чувствовал по крови, для него это выглядело, как алое пятно под землей. Кротяра нашелся, блин. Что не день, то сюрпризы.

Маг крови тяжко вздохнул. И как жить в этом постоянно меняющемся мире?

Тем временем события на искалеченной площади развивались дальше. Маури что-то прорычал, София ему ответила, а дальше… Вспыхнул бой. Кто первый начал, маг крови не увидел. Далеко было, да и пыль клубится так, что хрен что разглядишь. Зато всполохи магии чувствовались очень хорошо. Сразу вспоминалась битва против Огаса Ротена. Там тоже запредельный уровень силы в воздухе разлит был.

Пораскинув мозгами, Степан направился в другую сторону от драки, нашел ближайшее целое здание и вскоре оказался на крыше. Свесив ноги с края, он устроился поудобнее и принялся наблюдать, как избивают Маури. Причем сама Орлова в сторонке ждала, в бой не вмешивалась. Эти её последовали какие-то звери. Действуя синхронно, они окружили Шамала и методично его прессовали, как бешеного зверя. Что не особо работало, но работало.

Маури держался. Он был чудовищно силен и полон ярости. Пара магов из тринадцати отлетели назад, но вроде остались живы. Было сложно разглядеть, потому что к пыли добавилась бушующая тьма.

Степан же ликовал. Впервые за эти дни он улыбался. Его враги дерутся, чем не повод немного расслабиться и насладиться зрелищем? Тем более, двое братьев уже умерли, а Маури… Если не справятся тринадцать незнакомцев, то Орлова его лично прикончит. Главное самому ей на глаза не попасться.

Может свалить из города? — к Степану пришла внезапная мысль. Забрать жену и уехать, куда глаза глядят. Только вот… А куда ехать в этом падшем мире? Некуда. Лучше уж тогда иначе поступить, но посмотрим, как сложится. Надо сначала встретиться с Клозом, а там понятнее будет.

На то, чтобы забить Маури, тринадцати потребовалось пятнадцать минут. К концу из них только четверо держались. Но у Степана язык не повернется остальных слабаками назвать. Одно то, что они после боя стояли на своих ногах говорило о них, как о выдающихся магах. Просто Маури это Маури. Он как самый страшный сон.

Степан испытал состояние, близкое к эйфории, когда тело брата разорвали. Месть свершилась. Мать, брат, да и отец отомщены. А если всё сложилось хорошо, то и за вирус тоже отомстили. С этим можно вернуться к жене, чтобы утешить её.

Когда Степан поднялся, его на пару секунд сковало. Он сам не понял, что произошло, а когда дернулся и обернулся, увидел удаляющийся силуэт Орловой. Та ему прозрачно намекнула, что он всё это время был полностью в её власти. Сумасшедшая баба. И как Клоз собирается с ней разбираться?

Глава 4. Непримиримые

Когда я добрался до логова Нойманна, то понял, что опоздал. Что здесь произошло можно было судить только по разрушениям. Да и то, что сказать по тому кратеру, у края которого сидела Орлова, а перед ней валялся ещё живой старикан? Нойманн и правда лишился ног. После чего поставил себе протезы, но София их оторвала. Валяются здесь же, рядом.

— А ты не спешил, — бросила мне женщина.

На что я про себя чертыхнулся. Мне потребовалось где-то полчаса, чтобы попасть сюда. Пробить туннель, выбраться на улицу, найти машину и рвануть на всех парах. Крылья — это читерская способность, которой я просто не знаю, что противопоставить. Даже идей нет, какой аналог на основе своих сил разработать. Как она это делает? Ведьма.

— Что со стариком?

— Эдвард! — прохрипел он. — Вы должны были все сдохнуть!

А Нойманн совсем плох. Исхудал, кожа серая, во взгляде сумасшествие плескается. Ещё я чувствовал, что внутри него полно мрака. Настолько много и он так явственно отравляет организм, что невольно закрадываются подозрения. Случайно ли его безумие? Почему-то кажется, что это месть Пасти за то, что он пошел против неё и создал злополучное устройство. Если так, то Пасть жестока и не лишена способности мстить тонко. Отнять у человека, который считал себя величайшим умом двух миров, его разумность — это ли не месть высшего качества? Может я и надумываю, вижу то, чего нет.

Это не важно. Нойманн послал мне яд, чтобы я собственными руками убил близкого мне человека. Чудо, что я этого не сделал. Как вспомню, так до сих пор внутри всё сжимается от ярости и страха.

— Ты за него волнуешься? — спросила Орлова, с ничего не выражающей интонацией.

— Меня только одно волнует. Как мы его труп делить будем.

— Никак, Клоз. Я заберу его себе. Тебе досталась предыдущая добыча.

Её голос переполнял холод античной статуи. Не той, что олицетворяла красоту, передо мной совсем не Венера Милосская. Тут скорее голос прямиком из чертогов смерти. Уже второй раз мне это сравнение в голову приходит. Орлова сидела на куске бетонной плиты, за спиной кратер из обломков в клубах ещё не успевшей осесть пыли. Руки женщины уперлись в колени, она чуть наклонилась вперед. Взгляд немигающий. Вот что меня смущало. За сегодня я ни разу не заметил, чтобы она моргнула. Резкие черты лица, ощущение опасности, сила скрытая в каждом движение — не удивительно, что её сложно воспринимать человеком.

— Вы без меня не справитесь! — прохрипел старик, — Пасть всех вас уничтожит без меня! Магов больше не осталось!

— Нам не нужны твои игрушки, — презрительно ответила София, — Да и маги выжили.

Больше женщина ничего старику не дала сказать. Тьма окутала его, раздался хруст и голова сделала оборот вокруг оси, отделяясь.

— Можешь забрать тело, — глянула Орлова на меня, — Мне хватит и головы. И да, Клоз. Перемирие между нами закончилось.

Последние слова она сказала, вставая. Голова скользнула к ней в руку, София посмотрела на неё, презрительно скривилась и взмыла в воздух, оставив меня одного. Перемирие кончилось. Почему тогда не атаковала прямо сейчас?

Ответа не было.

Я подошел к телу Нойманна и несколько раз пнул его. Мало ли… вдруг это мираж или ещё что. Меня беспокоил вопрос. Что успела узнать Орлова и что она здесь делала, пока меня не было? Может и ничего. А может… Вариантов до пугающего много.

Да и руины эти… Не просто же так они взялись. Похоже на следы либо великой битвы, либо… На то, что кто-то не хотел, чтобы то, что скрывается внизу досталось другим. Если там был запас устройств Нойманна, то Орлова могла просто их уничтожить. Или забрать себе. Но успела бы перетащить груз? Что-то сомнительно. Эх, одни лишь догадки, когда хочется знать наверняка.

Перед тем, как уйти, я развоплотил тело старика и нанес пару ударов по развалинам, желая узнать, что там внизу. Не узнал. Орлова площадь с небольшой завод перемолола в груду обломков. Сильна…

* * *

Пока ехал обратно на земли Шелия, обдумывал ситуацию. В городе осталось слишком мало центров силы. Я и Шелия против Орловой. На моей стороне женщины и дети, причем обе дамы беременны. Ещё Артем с братьями, Эрминия и немного сверхов. Пару сотен стражей я в расчет не беру. Как и Волчонка с мальчишками, потому что они слишком молоды, чтобы сражаться против взрослых магов. На стороне же Орловой тринадцать неизвестных магов. Расклад очевиден. Если женщина ударит прямо сейчас всеми своими силами, то просто сметет всех нас. Но хотела бы ударить, сделала бы это прямо сейчас. Что её остановило? Оттягивает момент, чтобы насладиться им?

Когда ты остаешься главной силой в городе, то что предпримешь? Мозги скрипели, пытаясь представить, что будет дальше. Масса людей лишилась своих главных защитников. Это касается как больших поселений на землях родов, так и небольших групп, которых всё ещё хватало в городе.

Сначала будет неверие, непонимание ситуации, отрицание. Потом разрастется паника, начнутся первые проблемы. Хватит одной стаи демонов, что заскочит к людям. Массовые жертвы это то, что быстро прочищает мозги. Возможно, с помощью сверхов и оружия получится отбиться. Первое время. Потом закончатся патроны, да и сверхи тоже кончиться могут, потому что они далеко не бессмертны.

Как поступит Орлова во всей этой ситуации? Есть несколько вариантов навскидку. Первый — ничего делать не будет. Как сидела у себя на землях, так и продолжит сидеть. Второй — начнет агрессивную экспансию, заберет остальные земли, ресурсы и людей себе. Третий— заберёт только ресурсы, но это всё равно, что подписать людям смертный приговор. В городе тупо не осталось мест, где можно достать еду.

Расклады ясны, осталось решить, что мне самому делать в этой ситуации. Как уберечь то, что есть и помочь остальным?

* * *

Род Шелия — хороший род. То, что они на голову опережали мою семью и сохранили фору не смотря на все мои старания, было видно сразу, стоило заехать за их стену, отгораживающую земли от остального города. Во-первых, сама стена массивнее и выше. Во-вторых, стражей в несколько раз больше, чем было у меня на пике. Около пяти-шести сотен, если не ошибаюсь. И это не учитывая «ополченцев», то есть всех тех, кого поставили в охрану после трагедии. В-третьих, площадь земли больше, людей тоже прилично, не мои жалкие десять тысяч, а тысяч под сто набиралось. Сейчас то меньше, около тридцати тысяч. Сам район, застройка, его развитость — разница не то, чтобы колоссальная, но ощутимая. Чувствовалось, что Шелия вкладывались в земли и заботились о людях. Говорю же, хороший род.

Только это сейчас не играет никакого смысла. Людей некому защищать. На других родовых землях ситуация аналогичная. Но что-то я зациклился на этой теме. Сейчас надо другое сделать. Исполнить обещание.

Кино я нашел в центральном здание, где базировался их род. Женщина находилась в кабинете, сидела в кресле, в одиночестве. На пути к ней меня никто не остановил, хотя стражей тут хватало.

Пришел я с пакетом. Она это увидела, догадалась что там и вздрогнула. Но не от страха. Сомневаюсь, что чья-то отрубленная голова сможет её напугать.

— Это виновник? — подалась она вперед.

— Да. — кивнул я, — Месть свершилась. Виновные понесли наказание и больше не являются угрозой.

— Можно? — выбралась она из-за стола.

Я не раз слышал, что беременных женщины надо окружать всем хорошим и всячески их поддерживать. Не знаю, насколько ситуация адекватна, но Кино искренне улыбнулась, когда за волосы вытащила из пакета чужую голову. Улыбнулась победно, довольно, отпуская часть того напряжения, что сидело в ней.

В этот же момент вошел Артем. Я его заранее ощутил, но ничего говорить не стал. У парня тоже есть право увидеть, что месть свершилась.

— Мама? — его голос звучал взволнованно.

Ещё бы. Не каждый день увидишь мать, держащую отрубленную голову.

— Сын, иди сюда, — позвала она, — Эдвард отомстил. Месть свершилась.

— Это правда, Клоз?

— Правда.

— Хочу услышать эту историю, — твердо сказал парень.

А ещё в его взгляде читалась обида. Почему ты не позвал меня отомстить? — так и спрашивал он.

— Идите, — махнула головой Кино и передала её сыну, — Больше не хочу видеть это. Оставьте меня одну.

— Мам?

— Не переживай. Я целительница. Скорее небеса рухнут, чем со мной что-то плохое случится.

Артем кивнул, не став спорить и отправился на выход. Я за ним. Вскоре мы оказались в отдельном зале, где я ему и рассказал подробности драки. Парень по большей части молчал, только уточнял детали. На том разговор и закончился. Попрощавшись, я отправился к Амалии. Голова же осталась лежать на столе.

* * *

— Ты вернулся? — привстала девушка с постели.

— Да, разбудил?

Дело было поздним вечером. Мне повезло, что я Кино застал не спящей. А вот Амалия явно спала и хвала удаче, что так. Ей сейчас не помешает восстановиться. Кино тоже, но… Той приходилось в разы сложнее, потому что она осталась единственным старшим членом семьи.

— Как видишь, — вяло улыбнулась она. — От тебя пахнет гарью и кровью.

— Я отомстил.

Даже в темноте я увидел, как девушка замерла. А потом обмякла и… разрыдалась. Следующий час я обнимал её, гладил по спине, пока она не уснула. Да и я уснул, так и не сходив в душ.

* * *

На утро Амалия впервые улыбалась искренне. Пока робко, всего пару раз, но я заметил, что она ожила.

— Надеюсь, ты не планируешь валяться весь день здесь? — спросил я у неё.

— Похоже на план, — на её лице появилась улыбка номер два.

— Нет уж. Тебе надо больше двигаться, дышать свежим воздухом и хорошо поесть.

— Звучит как скучный план. Но так и быть, если ты настаиваешь… — улыбка номер три.

Я не просто так считал улыбки. Эмоциональное состояние и самочувствие Амалии меня сейчас заботило чуть ли не больше, чем все остальные проблемы разом.

При этом мне хотелось разорваться. Одна часть меня жаждала остаться рядом, подбадривать девушку, заботиться о ней, окружить теплом и любовью. Другая часть меня отдавала себе отчет, что если прямо сейчас я буду медлить, то нас, скорее всего, убьют. Меня то точно, у Амалии выжить больше шансов, но… Да кому я вру. Точно убьют. Орлова и прикончит, чтобы закончить наше с ней противостояние раз и навсегда. Поэтому мне требовалось собраться, мобилизовать все силы и дать отпор угрозам.

К нам постучали, когда я следил, как девушка одевается. Надо её вытащить, чтобы она не варилась в собственном соку. Сегодня ещё Эрминия должна была приехать и, как я надеялся, поддержать подругу.

Но нас прервали, стучался посыльный, который сообщил мне, что Кино хочет меня видеть.

— Дела зовут? — грустно спросила Амалия, — Не переживай за меня. Я смогу позаботиться о нас.

При слове нас она погладила свой живот, от чего внутри меня заполнила нежность и… боль. Боль от мысли, что я могу это потерять. От такой гаммы чувств захотелось прямо сейчас отправиться на земли Орловых и перебить там всех. Надо обдумать эту мысль, может так и поступлю.

Хотя нет, стоп. Нельзя. Если меня убьют, что нельзя исключать, то Шелия останутся без защиты. Надо сначала позаботиться о них, чтобы они и без меня справились, а вот тогда… Наступит время поставить финальную точку в наших с Орловой отношениях.

* * *

Когда я шел к Кино, меня на пол пути перехватил Степан. Маг крови сегодня выглядел гораздо лучше. Груз выпавших испытаний изменил его навсегда, из взгляда исчезла искорка веселого безумия, он стал серьезнее, но… При этом всём я видел, что Степан тоже ожил.

— Клоз! — воскликнул он, привлекая моё внимание, — Всё получилось?

— Да. Нойманн умер. Его Орлова убила.

— И вы с ней не подрались напоследок? Может ты ей открутил голову и я могу выдохнуть свободно?

— Нет. Разошлись без драки. Но мира между нами больше нет.

— Жаль, очень жаль. Но это ничего не меняет, — сказал он задумчиво, — Эдвард, — а вот это серьезно, если он по имени обращается, — Я хочу пойти под твою руку.

— Чего? — вырвалось из меня, — Ты перегрелся, Степан?

— Нет. Звучит смешно, понимаю. Но если подумать, а я хочу верить, что думать ты умеешь, то поймешь мой выбор.

— И всё же? Ты же вольная птица, столько сил потратил, чтобы выйти из под влияния отца и тут хочешь пойти под мою руку? За окном что, небо с землей местами поменялись?

Приди ко мне любой другой маг, я бы не удивился. Степан прав. Его поступок логичен. Род Шамал уничтожен. Остался сам Степан, да его жена. Кристине ещё и восемнадцати нет, сомневаюсь, что как маг она из себя много представляет. Степан же… он в первую очередь диверсант, а не боевик. Если подготовится, то сможет дать отпор многим, но этого не хватит, чтобы защищать все земли Шамал. Мда…

Удивило меня другое. Степан — это не любой другой маг. Я его неплохо успел узнать и такой поступок был слишком… Необычен?

— Надо быть дураком, чтобы не понимать, что начнется дальше. — ответил Степан, — Либо Орлова завалит тебя, либо ты Орлову. Итог очевиден: в городе останется один властитель. И лучше я сразу пойду под твою руку, пусть и шансов на победу у тебя меньше, уж прости, чем окажусь в лапах этой дамочки. Слишком она бешеная, — сморщился он.

— И ты готов подчиняться? Исполнять мои приказы? Делать, что я скажу?

— Не то, чтобы меня это вдохновляет, но другого выбора не вижу. Или предлагаешь уходить в бега? Так в других городах та же лажа. А может ещё и хуже.

— В целом, я не против. Но стоит ли мне ждать заскоков от тебя? Чем ты можешь быть полезен?

— Да найду чем, — усмехнулся он, — Что насчет заскоков — постараюсь быть паинькой.

— Хорошо. Тогда дождись меня. Сейчас я иду говорить с Кино, а потом обсудим, куда пристроить тебя.

— Договорились.

* * *

— Звали? — вошел я в кабинет.

— Скорее просила зайти, — добродушно улыбнулась Кино.

Сейчас она выглядела, как истинная леди. С прической, сверкающими серьгами и макияжем. Кремень, а не женщина. Грустить и запускать себя непозволительная роскошь в нынешние времена. Кроме неё в кабинете находился и Артем. В отличие от матери, он то как раз подзабил на себя. Растрепанные волосы, щетина…

— Мы хотели обсудить с тобой ситуацию, Эдвард, — мягко сказала женщина, — Присядешь?

Хоть мы и встретились в кабинете, но Кино сидела не за рабочим столом, а на одном из кресел. Напротив стояло ещё два таких же и диван. Всем видом, обстановкой, тоном голоса Кино настраивала на мирный лад. Это-то и настораживало.

— Сегодня поступили новости с других земель, — продолжила она, когда я сел, — Кроме нас и Орловых в городе магов больше не осталось. Эрминия — исключение.

— Ещё Степан и Кристина Ротены выжили. — заметил я.

— Они не меняют общий расклад. — вздохнула женщина, — Скажи, Эдвард, какой твой прогноз на развитие ситуации?

— Перемирие между мной и Орловой закончилось. У неё осталось тринадцать сильных магов. Не членов семьи. Что ждет дальше… Война.

— А что будет с людьми? — спрашивала Кино так же мягко, как и до этого.

Новость про войну её нисколько не смутила.

— Либо их кто-то возьмет под свою руку, либо вымрут. Единицы смогут приспособиться и выжить. В конечном счете всё скатится в анархию.

Чтобы большая группа людей могла жить вместе, нужны: безопасность, пропитание, деятельность и смысл. Безопасность и пропитание относятся к базовым человеческим потребностям. Если в любой момент тебя может сожрать демон, то все силы бросишь на то, как уберечься от этого. Это касается как одного человека, так и больших групп. Страшно представить, к чему может привести отсутствие щита перед напастью. Общество моментально, в течение нескольких дней скатится в варварство, вплоть до жертвоприношений, чтобы отвадить хищников.

Вопрос безопасности, если его не решить, приведет к общей гибели. Если решить как-то удастся, то образуется новая военная элита. Вожди, бойцы и прочие.

Но дальше вступает следующий вопрос — пропитание. Запас ресурсов конечен, а производственные цепочки не работают. Сколько в городе людей? Тысяч пятьсот выжило? Это гигантская толпа, у которой есть еды максимум на полгода. За эти полгода толпа значительно уменьшится. Но даже сто тысяч населения… Это в современном мире считается уровнем маленького провинциального городка. А в том же средневековье и более ранних этапах сто тысяч — очень большой город. Потому что прокормить такую ораву крайне сложно. Нужно засеивать поля, выращивать скот и делать это в промышленных масштабах. Ключевое слово — промышленных, то есть нужна промышленность.

А значит нужно электричество, производство, специалисты, куча других ресурсов и… Безопасность. Как обеспечить ту же безопасную возделку поля? Или как организовать караван в другой город? Новое время ставит массу вопросов, которые неизвестно, как решать.

Что касается двух других пунктов: деятельности и смысла, то тут сложнее. Люди без дела, в условиях постоянного стресса начнут сходить с ума, впадать в депрессию или создавать себе проблемы на пустом месте. Идеальная почва для расцвета криминала и варварства. Смысл же… Самый сложный пункт для понимания. Если у общества нет общего смысла, той цели, ради которой оно объединяется, то хана этому обществу. Культура, как связующее звено исчезнет, и, опять же, привет варварство, быстрая деградация и общее вымирание.

На самом деле я не верил, что человечество вымрет полностью. Адаптируется, какая-то часть выживет и без магов. Но настанут темные времена. Если ничего не делать.

— Какие у нас шансы? — спросила Кино, — Только без иллюзий.

— Шансы на что?

— Выжить.

— У нас — это у кого? Людей, магов? — я понимал, что она хочет спросить, но всё равно уточнял, вытягивая время для раздумий.

— У всех. — ответила Кино, сохраняя спокойствие.

— Низкие. Если честно, то у меня нет стопроцентного решения, как поступить в этой ситуации.

— Мам, — взял слово Артем, — Хватит ходить вокруг да около, — в его голосе слышалось раздражение, а ещё… обреченность, — Мы хотим сказать, Эдвард, что нужно объединяться. Я как наследник официально признаю, что у нас нет ресурсов защитить хотя бы наши земли. Тем более нет сил, чтобы противостоять угрозе в лице Орловых. А то, что она доберется и до нас — я не сомневаюсь. Возможно, сначала переварит земли других соседей, что оказались обезглавлены, а нас оставит на десерт.

— Поэтому мы хотим пойти под твою руку, — заявила Кино.

Артем кивнул. Со скрипом, не будучи в восторге от этого, но согласился.

— С моей стороны обид не будет, — добавил он, — Я понимаю, что править должен кто-то один. Так вышло, что из нас двоих ты наилучшая кандидатура.

— Мы готовы пойти под твою руку. Передать полное управление. При условии, конечно, что ты женишься на Амалии.

Не получилось сдержать улыбку по последнему пункту. Я и так собирался жениться, если бы не ещё одна трагедия… Но то, как мать защищает интересы дочери улыбнуло. Это выглядело так… по-домашнему. Или у меня просто нервы, поэтому и кажется смешным. Мда… надо собраться.

— Жениться я в любом случае собираюсь, — ответил медленно, взвешивая слова, — Как вы себе представляете переход? У вас большие земли, а людей больше, чем у меня.

— Поэтому будет лучше, если ты перевезешь своих к нам. Уж прости, Эдвард, — Кино усмехнулась, — Но у нас тут лучше всё подготовлено. К тому же, так проще будет обеспечить свет и воду.

В целом, она права. Перевезти мне десять тысяч человек проще, чем им тридцать. Да и не «им», а мне. Потому что кто будет заниматься переездом? В любом случае я сам. Ещё Артем с братьями и на этом всё. Боевых магов других нет. Только Эрминия и Степан, но они на моей стороне.

— Я согласен.

На принятие решения у меня ушло меньше минуты. Сам недавно говорил, что ценю скорость. Пришло время отвечать за свои слова.

Глава 5. Переселение

Как бы я не ценил скорость, полчаса ушло на то, чтобы обсудить детали. Подводных камней с этим переселением хватает более чем и не хотелось бы обжечься. Ещё в прошлой жизни, на заре молодости, было у меня задание открыть свой бизнес и доказать семье, что во мне есть толк. Первая же попытка ни к чему хорошему не привела и основная ошибка заключалась в том, что действовать я решил не один, а со знакомым. Итог — разругались в пух и прах, потому что ожидания и желания наши не совпали, хотя сначала казалось, что обязательно получится и дальше ждет успех. Что сказать, молодые годы они такие… глупые.

Опасность для наших с Шелия отношений в том, что им может не понравиться, когда я сюда перееду и наведу СВОИ порядки. Что приведет к конфликту. В этом случае мне либо их давить, что не хотелось бы, либо валить обратно. Но тут не та ситуация, когда парочка людей разругалась, один собрал вещи и уехал жить к маме. Тут вопрос судьбы десятка тысяч людей. Я пока вообще не представляю, как переселение массовое организовать. Но придется, некуда нам всем деваться. Иначе мы банально не сможем защищать земли. Придется мотаться между землями, тратить время, ресурсы, рисковать… Нет, не вариант. Учитывая, насколько сложное дело предстоит, лучшее, что я могу сейчас сделать — обсудить детали, чтобы избежать в дальнейшем разочарований.

Сошлись на том, что право принимать решения переходит ко мне полностью. Я об этом прямо спросил.

— Что делать будем, если моё мнение пойдет вразрез с вашим?

— Пока наша семья в безопасности, твоё слово решающее, — ответила Кино, переглянувшись с Артёмом.

По-хорошему, надо всех членов семьи сюда звать. Хотя бы тех, кто старше восемнадцати. А это Сергей и Игорь Шелия. Сын Баррака и Арсения соответственно. Ещё Амалия, но та вроде как моя будущая жена, а значит моё усиление личное ей на пользу. В отличие от наследников рода, потому что они резко отошли на второй план.

С Кино и её сыном договорились, что я беру под свой контроль корпус стражей и имею право делать любые перестановки на землях. Смещать начальников и ставить своих людей.

— Не вижу в этом проблемы, — сказала Кино, — Единственное, у нас хватает толковых людей, поэтому совсем уж их задвигать… Расточительно.

— Профессионалы это всегда хорошо. Но для того, чтобы выжить, в первую очередь будет играть исполнительность. Если ваше руководство заартачится…

— То у тебя есть право поступать с ними, как сочтешь нужным.

Слова, слова… Я прекрасно понимал, что если слишком закрутить гайки, это вызовет недовольство, вплоть до бунта. Мне придется включать политика, налаживать контакты и сделать так, чтобы чужие люди добровольно захотели пойти за мной. Не самая простая задача, откровенно говоря.

— А что дальше? Выжили мы, победили, ваши сыновья вырастут. Как потом будем? — задал я ещё один острый вопрос.

— Думаю, что в новом мире земель и ресурсов хватит на всех. Если хочешь конкретику, то в истории есть решение, когда во главе стоит король и он выдает землю своим вассалам.

Охох… король. Хотелось рассмеяться, но смех застрял внутри. До создания полноценного королевства мне ещё лет пятьдесят активного впахивания. А тут не факт, что удастся год прожить.

По итогу нюансы обсудили и я не смог не восхититься четой Шелия. Что старшее поколение, которое без лишних сомнений отдало свои жизни, чтобы дать шанс молодым. Что молодые, пусть и в лице одного Артема, что в силу необходимости уступили власть и умерили гонор. Уверен, парню сейчас запредельно тяжело. Потерять отца, родичей, лишиться мощной опоры… Чувствовать вину за их смерть, потому что остался жить. При этом отказаться от того, что считал своим по праву и уступить власть другому, более молодому парню. Надо обладать выдающимися личностными качествами, чтобы не сломаться и пройти через это, при этом не затаив обиду и ненависть.

Может я ошибаюсь и рано или поздно обиды всплывут, но сейчас чувствую, что в сидящих передо мною людях преобладает чувство долга. Есть, чем восхищаться. Осталось и мне себя показать.

* * *

Как закончили разговор, я покинул кабинет и связался со своими людьми, огорошив их новостью. Не сказать, что её восприняли с энтузиазмом, но я его и не ждал. Поставил задачу подготовить план миграции и вывоза всего ценного, сказал, что буду где-то через час и на этом завершил разговор.

Но перед выходом состоялся ещё один разговор. Я договаривался встретиться со Степаном и в свете последних изменений, его помощь мне не помешает.

— Степан, — нашел я его на улице, где он общался со стражами.

— Клоз, судя по твоему лицу, случилось что-то важное?

— Да. У меня к тебе вопрос. Насколько ты готовы вкладываться в общее дело, сражаться и защищать обычных людей?

— Сделаю всё, что прикажет мой господин, — шутливо поклонился он.

— Мне сейчас не до шуток.

— Прости. Всё никак не избавлюсь от привычки общаться с тобой, как чудак. Что требуется сделать?

— Перевезти всех моих людей и припасы сюда.

Маг присвистнул и задумался.

— За пару недель управимся, наверное.

— Надо быстрее, — ответил я

.— Так, дай подумать. Первое, с чего бы я начал — послал разведку присмотреть за Орловой. По-любому она захочет захватить чужие ресурсы. Может уже это делает. Надо понять, чьи земли первым падут в её жадные ручонки. Как узнаем, забираем остальное, что сможем.

— У нас сил не хватит попытаться захватить ещё что-то, — покачал я головой.

— А сколько у нас сил? Ты, да я. Ещё три наследника Шелия и лапочка Эрминия. Не густо. Могу взять на себя перевозки со своих земель.

Тут я внутренне поморщился. Ещё и земли Степана, то есть Шамаловцев и Ротенов. Проблема растет на глазах, как снежный ком.

— Думаешь, Орлова к вам не первым делом направится? — уточнил я.

— Может. Но чисто территориально, ей туда дольше всего ехать. Скорее она за ближайших соседей возьмется. Мы же на другом конце города.

— Сколько на твоих землях людей?

— Пятьдесят тысяч плюс минус. Запасов еды, насколько знаю, месяца на три-четыре. Оружие, медикаменты, бензин — тоже найдутся.

У Шелия тридцать-тридцать пять тысяч, у меня чуть больше двенадцати, ещё и пятьдесят с земель Шамал. Как прокормить эту ораву то?

— Как вариант, на людей забить. Взять самых полезных, — Степан что-то уловил в моем взгляде и предложил решение.

— Не думаю, что это хороший вариант. Он практичный, но…

— А ты моралист, Клоз? Что-то мне подсказывает, что Орлова будет не так добра.

— Время покажет. Давай так, сможешь заняться разведкой, проверить свои земли и начать переселение? Ты теперь законный наследник, получается.

— Да уж, наследничек, — фыркнул парень, — В целом, смогу. Придется убить десяток несогласных, но дело привычное, — махнул он рукой.

И не понятно, шутит или нет. Кажется, я поспешил сказать, что он повзрослел. Или это нервное? Задачи перед нами сверх титанические стоят и мы оба не знаем, хватит ли сил.

— Делай, что должно и будь на связи.

* * *

Встречала меня целая делегация. Матвей, Спартак, Эрминия, Екатерина Шмитцер, Первый, да и другие руководители у них за спинами тоже виднелись.

— И чего бездельничаем? — спросил я, выходя из машины и подходя к ним.

— Эдвард, мы правда переезжаем? — Спартак озвучил общие волнения.

— А вы подумали, что я шучу? Мы не просто переезжаем, а делаем это максимально быстро, как будто за нами гонятся все демоны мира.

— Да что случилось то такое? — задал глупый вопрос Матвей.

Глупый, потому что все уже знали, что маги погибли.

— Так, народ, если этот час, что я вам дал, вы кудахтали и сейчас не предоставите мне план действий, то я нахрен сменю весь руководящий состав, — раздраженно бросил я. — Если до кого не дошло, то ситуация стала в сотню разу хуже и в городе начался передел власти! И либо мы сейчас соберемся, объединимся с союзниками, либо окажемся на свалке истории! Это понятно? Если да, то теперь я хочу услышать конкретные шаги и увидеть, что уже было сделано.

— Эдвард, не сердись, — удар на себя взял Спартак, выходя вперед, — Первая партия для отправки готова. Ждем твоей отмашки, но нужно выделить сопровождение.

— Сколько успели погрузить?

— Двадцать грузовиков. К ним пара сотен человек в довесок пойдет.

— Это радует. С караваном я сам поеду. Эрми, останешься здесь? Не удивлюсь, если на нас нападут. Первый, Матвей, решите между собой, кто кататься будет, кто здесь сидеть. Остальные за мной, хочу услышать наконец-то план действий. У вас десять минут, после этого уеду.

Медленно, со скрипом, но работа началась. Первым делом отправляли самое ценное — еду. Двадцать грузовиков это мелочь, если сравнивать с общим объемом. Ехать нам в одну сторону где-то сорок минут. Но это на легковушке. Колонной час минимум добираться будем. Час в одну сторону, час в другую. Жесть… Это сколько ходок понадобится сделать?

План действий, что мне предоставили, оказался прост до безобразия. Всё ценное и так лежит по складам. Надо определиться, что вывозить в первую очередь, а дальше… Вывозить. С людьми аналогично, нужно расставить очередность, а дальше всех сгонять в автобусы и везти.

Дьявол скрывался в другом. Принять апокалипсис проще, чем переезд. Я это чуть ли не в каждом человеке ощущал. Непонимание, сомнения и сопротивление. Люди подчинялись, но потому что я на них давил. И это руководящий состав! Которым я на коротком совещание прямо расклады и риски объяснил. Оставаться — это значит остаться одним, что не выход. Но всё равно, люди не хотели. Может кто умом и понял необходимость, а вот сердцем — нет.

То, что в народе творилось, так и вовсе. Я когда уезжать собрался, ко мне новая делегация вышла.

— Господин! — кричал какой-то незнакомый мужик. За его спиной человек пятьдесят собралось, — Это правда, что мы переезжаем?

— Правда, — ответил я, останавливаясь и тихо злясь, что приходится тратить время.

— Но как же так? — запричитала какая-то женщина из этой толпы, — Это ведь наш дом!

— Да! Мы не можем просто так взять и уехать! Куда? Немыслимо!

Толпа заголосила и было непонятно, кто и что говорит. Для меня это слилось в один поток шума и возмущений.

— А ну молчать!

На помощь пришел Матвей, что гаркнул на толпу. Я и сам хотел их придавить, но лучше пусть сверх. Он давно пугалом для местных стал, позволяя мне не мараться.

— Народ, — обратился я к людям, — Дело — сугубо добровольное. Поедут только те, кто хочет этого. Кто не хочет — оставайтесь, я дам на это согласие и освобожу от службы мне.

— Так можно остаться? — последовал вопрос.

Чувствую себя злым сантой, что сейчас отнимет у людей девственность. В смысле наивность.

— Можно, — кивнул им, — Но знайте, что все припасы я заберу и вас больше некому будет защищать.

— Но как же так? — запричитали люди.

Слушать я не стал, запрыгнул в ждущий меня грузовик и дал отмашку на отправление. Чувствую себя редкостным гадом, но это то чувство, которое надо запихать подальше и не позволять ему мешать делать то, что должно. При любом решении найдутся несогласные, смысл на них нервы тратить лишние.

Да они и сейчас есть. Далеко не всем нравится, что происходит. Люди хотят гарантий, благ, безопасности. Просто так хотят. Это им кто-то должен предоставить. И я ничего не имею против того, чтобы обеспечить это своим людям. Но при условии, что это мои люди. Полезные, согласные следовать за господином. Иначе я просто не могу исполнять свои обязанности. Ответственность без власти пустой звук. Чтобы нести ответственность, нужны рычаги. Власть без ответственности — в лучшем случае сумасбродство, а в худшем — насилие и тирания.

Но конкретно в этот момент меня не особо беспокоило, каким правителем я стану. Нужно было спасать людей, а рефлексии придаваться… Этим на старости лет займусь.

* * *

Первая ходка на удивление вышла скучной. Так бы и дальше продолжалось, я первым порадуюсь. Час езды, когда единственное, что тебе нужно делать, это сидеть на крыше фуры и поглядывать по сторонам, да редких тварей убивать — самое подходящее время, чтобы обдумать дальнейшие шаги.

Что имеем… В который раз я прокрутил ситуацию со всех сторон. Нежданно негаданно на мою голову свалилось ответственности столько, что есть все шансы надорваться. Почти все маги в городе погибли, лишив людей защитной прослойки.

То, что мы пол города пересекли без крупных драк ни о чем не говорит. Должен признать, что монстры умные и с каждым днем становятся только умнее. Тупых то убивают. То, что легко добрались, обусловлено двумя причинами. Первая — приличные монстры в светлое время суток прячутся. Это если в целом на ситуацию смотреть, а так легко и днем нарваться. Вторая — твари избегают ситуаций, где проиграют. Это уже не раз замечали. Если выходит крупный отряд, то его максимум, что ждет — это редкие стычки с одиночными тварями, либо с очень большой стаей. Да и то, одиночек чаще всего либо случайно встречали, залезая в помещения и прочие места, где они прятались, либо те на пути попадались и не успевали убраться. Но одиночки это ерунда, главная опасность — крупные стаи. Бывало, что и целые побоища вспыхивали.

Если за стену выходил маленькие отряд, то… Обойтись без драки почти без шансов. Чем больше времени проходило со дня трагедии, тем чаще работало это правило. Дошло до того, что мы стали посылать только хорошо укрепленные группы, что снижало частоту вылазок в разы.

Ситуация менялась ночью. Вот здесь даже крупным отрядам лучше дома сидеть, на хорошо укрепленных позициях. Я сам бывало прогуливался после заката и видел… В общем, плохо дела на улицах обстоят, вот что видел. Мне то легко пройти, а обычным людям — без шансов. Твари словно просыпались и массово валили на улицы. Да и укрепленные районы прощупывали частенько. Сколько мы тварей переловили, что смогли к нам залезть — не счесть.

Пока ехал, задумался, что у спешки есть и ещё одна причина. Если монстры сообразят, что магов резко стало меньше, а значит угроза для них снизилась, то… Думаю, день-два у нас есть, а потом чудовища всех мастей начнут прощупывать людскую оборону и чем чаще мы будем пропускать удары, тем активнее они начнут давить. Хотелось бы этого избежать, поэтому я и стремился переехать как можно быстрее. Но это не решало проблему в целом. О чем я и думал, пока ехал к Шелия.

Решение скрывалось в том, чтобы дать силу обычным людям, как я поступил с мальчишками. Форма развития базовой энергетики, а потом форма очищения. Если эта задумка выгорит, то я смогу создать армию «магов». Магов, способных бороться с происками Пасти.

А ещё вместе с ними я создам десятки проблем, которые неизвестно, как решать. Если силу давать в любые руки, то сколько пройдет времени, когда ею начнут злоупотреблять? Чтобы избежать этого, надо придумать систему регуляции.

Но как? Форма подчинения — какой-то излишне тиранический вариант. Тогда уж вместе с ней надо тренировать зловещий смех, заказать пошив темного балахона и найти лысого кота. Или это я должен быть лысым, а кот пусть остается пушистым? Ох уж эти трудности темных властелинов…

Шуточками я отгонял от себя признание, что не знаю, как решить задачу. Но незнание не отменяет того, что делать что-то надо. Поэтому, древний принцип, что слона надо есть по кусочкам, мне в помощь. Сначала переезд, параллельно разработка формы, дальше тесты на первых добровольцах, а там, глядишь, до массового производства дойду.

Глава 6. Со скрипом

— Мам, ты звала? — вошла Амалия в кабинет.

— Да, надо поговорить. Как себя чувствуешь?

— Как когда упала в пропасть, но тебе это нельзя, поэтому вернулась.

— Юмор? — изогнула бровь Кино, — Это хорошо. Нам нужно сейчас держаться.

— Я знаю, мам. Как ты сама? Как братик? — Амалия глянула на мамин живот.

При этом рефлекторно погладила свой. Там ещё не за что держаться, но инстинкты успели включиться, оберегая самое драгоценное. Осознав свой жест, Амалия смутилась. Не до конца она ещё осознала изменившийся статус.

— Я целительница. С ним всё будет хорошо. А ты за собой следишь?

— Разумеется, — закивала Амалия, садясь в кресло, — Мам, как ты держишься? У меня до сих пор в голове не укладывается происходящее…

Голос девушки задрожал. Ей было стыдно от этого, Амалия понимала, что матери не легче, чем ей, а может и сложнее в десятки раз. Но и промолчать было выше сил. Кино на это ничего не сказала, встала из-за стола, подошла и обняла дочь.

Так они и сидели следующие минуты, молчаливо поддерживая друг друга.

— Ну всё, хватит, — вздохнула женщина, — Надо поговорить. Подкину тебе дум, чтобы заняться было чем.

— Что ещё? — невольно напряглась Амалия.

— Твой парень переезжает к нам. — Кино села в кресло напротив и уставилась на дочь, отслеживая её реакцию.

— В смысле? — глупо переспросила девушка.

— В прямом. Теперь здесь жить будет. Ты не рада?

— Эм… Погоди, я не понимаю. А что с его землями? Как он их оставит?

— А он вместе со всеми людьми переезжает. Уже начал, на самом деле. Полчаса назад уехал к себе и, думаю, где-то через полтора часа прибудет первая партия.

— Мам… Ты издеваешься? Что происходит? — нахмурилась дочь.

— Мы, в смысле я и твой брат, попросили Эдварда взять нас под свою руку.

— Стать его вассалами? — до Амалии плохо доходил смысл сказанного. — Но как же так?

— А вот так. Не хочу тебя пугать перспективами, но дела наши плохи. Тяжелые времена требуют тяжелых решений. Объединиться — лучшее решение в данной ситуации.

— Получается, мы теперь его вассалы?

— Получается, что да. Это будет скреплено вашим браком. Ты же не думала, что свадьбу отменим?

— Но…

— Сыграем сразу после траура. — твердо сказала Кино, — Уверен, твой отец одобрил бы.

— В голове не укладывается. Эдвард теперь наш глава?

— Тебя это смущает, дочь? Сама же за него замуж собиралась.

— Прости, мам, что-то я туго соображаю. А что брат? Он ведь наследник?

— Ещё он не дурак и понимает ситуацию.

— А Сергей? Игорь? От таких новостей голова пухнет, — вздохнула Амалия, потирая виски.

— Что они? Им и так править не светило, так что примут, никуда не денутся.

— Они уже в курсе?

— Да, знают. Я с ними поговорила.

— И что сказали?

— Твой брат не одобрил сначала. Потом задумался и согласился. Сергей и Игорь — они сейчас слишком подавленны, чтобы открыто возмущаться. Но я хочу, чтобы ты с ними поговорила, в первую очередь со своим братом и… скажем так, сгладила острые углы. Заодно будет, чем заняться.

— Где они сейчас?

— Патрулируют стену. Будь там аккуратнее, не лезь на рожон.

— Постараюсь, — хмыкнула Амалия, находясь под впечатлением от услышанного.

* * *

— Привет, сестренка, — махнул Артем рукой, — Ты как раз на момент затишья.

— Затишья? — переспросила Амалия, оглядываясь.

Артем сидел на капоте машины. На ней же он ездил вдоль стены, как догадалась девушка. Рядом находились одни из ворот, сейчас закрытые. На улице несло запахом гари. Здесь, до стены, всё выглядело прилично, но вот за ней… Очевидно, откуда запах идет. Брат успел повоевать с утра. Артем сидел в легкой куртке нараспашку, ничуть не боясь мороза. Впрочем, с их родовым даром холода не страшны. Вокруг него образовался круг метров пять диаметром, идеально сухой и теплый. А дальше снег покрывал асфальт.

— Да, сегодня твари что-то разбушевались, уже три раза нападали.

— За утро?

— Ага. Ты как, сестренка? В твоем положение нужно беречь себя, — усмехнулся он.

— Живая, как видишь, — улыбнулась Амалия, садясь рядом и прижимаясь к плечу брата.

Она чувствовала, что несмотря на бравый тон, братец на нервах.

— Уже в курсе про новости?

— Да, мама просветила, — ответила девушка, — Как ты на это вообще согласился?

— Пришлось, — вдохнул он, — Не то, чтобы я в восторге… А, ладно, кому я вру? Бесит меня это всё. Тебя ведь мать послала?

— Да, попросила сгладить острые углы, — на это они оба улыбнулись, — А серьезно, как ты к этому относишься? Мне бы не хотелось, чтобы вы поругались с моим будущим мужем.

— Да не поругаемся, надеюсь. Вроде как твой муженёк, — выделил это слово Артем, — Адекватный малый.

— Сам ты малый, — фыркнула Амалия.

— Ой-ой, когда свадьба то? А то уже и платье подготовили…

— Через пару недель, не раньше, — настроение девушки резко испортилось.

— Мда… Перенос свадьбы не лучшая тема. Эй, сестренка, не грусти. Всё будет хорошо. — Артем приобнял девушку и прижал к себе покрепче, окутывая теплом, в буквальном и переносном смысле.

— Сложно не грустить. Надо себя занять чем-то. Есть тут рядом пару тварей на примете, чтобы я их сожгла?

— У тебя боевое настроение? Если я твою жизнь риску подвергну, твой парень мне голову оторвет, — хохотнул Артем.

— Мы ему не скажем.

— Не, не буду рисковать. Если хочешь размяться, то иди в очищение тренируйся. Это что-то с чем-то. Не знаю, как Эдвард провернул этот трюк, но мои силы изменились.

— В лучшую сторону?

— Трудно сказать, — покачал головой Артем, — Демонов гасить теперь веселее получается. Наш фирменный свет остался, но к нему добавилось ещё что-то и процесс изменений идет до сих пор. Смотри, чему научился.

Артем вытянул руку, зажигая перед собой шар. Обычный с виду, не обжигающий, он, тем не менее, дарил ощущение девственной чистоты.

— Ты туда символ спокойствия вплел?

— Да. Ещё одна заслуга твоего парня. Контроль благодаря зрению вырос в десяток раз минимум.

— Покажешь, чему научился?

— Покажу, чего нет.

На следующий час они так увлеклись, изучая новые силы, но не заметили, как пролетело время. А там и Эдвард подъехал.

— И что ты тут делаешь? — первым делом спросил он, спрыгивая с грузовика и оказываясь рядом с Амалией.

Грузовики остановились у ворот, которые спешно открывали, но для парня перепрыгнуть разом десяток метров труда не составило.

— Привожу себя в чувство. Не ругайся только.

— Да я и не собирался, — медленно ответил Эдвард, глянув на брата, мол, какого лешего вы её у стены держите?!

— Всё в порядке, Клоз. Сестренка под защитой.

— Да я не сомневаюсь, — ответил он так же медленно, от чего всем сразу стало понятно, что сомневается и ещё как.

Тут ворота наконец-то открыли и первый грузовик въехал на земли Шелия.

— Кто займется разгрузкой? — спросил Эдвард Артема.

— Да найдутся люди. Стражи по рации уже сообщили, что груз прибыл.

— Там не только груз, а ещё люди. Дети и женщины.

— Да-да, я в курсе. Не переживай, Эдвард, всё будет в лучшем виде, где разместить людей уже вовсю готовят. Есть прикидки, за сколько управитесь с переездом?

— Сложно сказать, — качнул головой парень, — Дня за два в лучшем случае. В худшем это на неделю растянется.

— Звучит не очень оптимистично.

— Мы куда-то спешим? — выхватила Амалия главное. Она была не в курсе деталей обстановки и что в городе происходит.

— Скорее не хотим затягивать, — улыбнулся Эдвард открыто.

От чего Амалия на него подозрительно посмотрела. Она догадывалась, что её теперь будут опекать от всего, а значит не давать полные расклады. Ох уж эти мужчины…

— Я не сахарная, не рассыплюсь, если узнаю, как всё на самом деле обстоит, — ответила девушка.

— Я не сомневаюсь, что ты у меня железная леди, — чмокнул Эдвард её в лоб, — Но я теперь не только за тебя беспокоюсь. Просто чем раньше переедем, тем проще будет, вот и всё.

— Да-да, так я и поверила, — вздохнула Амалия, — Я могу как-то помочь?

Амалия прямо посмотрела Эдварду в глаза. Тот выглядел, как несокрушимая скала. Весь твердый, как внутри, так и снаружи. От этого было тепло. С таким — не пропадешь. От этой простой мысли у Амалии внутри что-то расслабилось.

— Наверное, ты можешь помочь организовать людей, — предложил Эдвард, решив, что сажать девушку под замок не стоит, — Артем, что скажешь на это? Ты тут лучше во всём разбираешься.

— Моя сестренка училась на целителя. Пусть этим займется. К тому же, ей не помешает развивать очищение.

— Добро, — кивнул Эдвард, — Только без всякой жести и если устанешь, то пойдешь отдыхать, договорились?

— Так и быть, — вздохнула девушка, но больше на показ, чем всерьез.

— Тогда пойдем, я тебя провожу.

К этому моменту грузовики как раз въехали, поэтому нужно было двигаться дальше, проследить за разгрузкой и возвращаться обратно.

* * *

Разгрузка прошла без осложнений. На землях Шелия и правда успели подготовиться к моему приезду. С Амалией я переговорил, девушка старалась не унывать, обстановка царила пока что мирная, поэтому я с легкой душой уехал обратно на свои земли, как только скинули груз.

Со мной отправилась четверка измененных. Сверхи во главе с Матвеем остались на базе. Я успел обдумать, с кого лучше начинать обращение в маги и мой выбор пал на Первого с его командой.

Ведь какая задача передо мной стоит? В первую очередь обеспечить безопасность, для чего надо наплодить магов. Если взять обычного человека с улицы и наделить его способностями, поможет ли это обеспечить безопасность? Нет. За примерами далеко ходить не надо. Тот же Волчонок помогает обрабатывать людей и это действительно полезное занятие, снимающее с меня часть нагрузки, но… Мальчишку рано пускать в серьезный бой. Мертвеца одного он победит. Ладно, пусть даже десяток мертвецов, всё же я их немного успел натаскать. Но против любого из шайки Орловой Волчонок сможет лишь бессмысленно умереть.

Поэтому, если и получится наделять способностями, то надо начинать с уже имеющихся бойцов. А потом по всем врачам пройтись. Думаю, они не откажутся расширить свои возможности.

Начать я думаю с измененных и сверхов. Вторые и так умеют владеть магией, пусть и в обрубочном состояние. Если расширить их арсенал, вывести за рамки ограничений, я получу четверку сильных магов. В случае Первого и его людей, они по факту готовые воины, а если добавить им очищение, то они магам только так дадут прикурить.

Ох, чувствую, я собираюсь открыть ящик пандоры. Чем больше сильных бойцов с новообретенными способностями, тем больше шансов, что они пойдут в разнос. Но и бездействовать я не могу, потому что тупо не хватит сил на те задачи, на которые подписался.

Не смотря на грядущую войну против Орловой, всё равно нужно создавать магов. Как минимум для дальнейшей экспансии, как в рамках самого города, так и для выхода за него. Из-за того, что мало людей, владеющих силой, тот же переезд затягивается. Иначе бы несколько конвоев подряд отправляли, а не по одному, боясь, что пока катаемся, на земли нападут.

— Первый, — присел я рядом с мужчиной.

Он, как и остальные, ехали на крышах. Отсюда лучше вид и можно сразу среагировать на опасность. Говорить на ходу не очень удобно, да и холодно, но что поделать. Измененные иногда забирались внутрь погреться, а я всё время оставался. Тренировал броню, чтобы ещё и от холода защищала.

— У меня к тебе предложение есть, — сказал я ему, когда он повернулся ко мне. — Как насчет стать магами?

В ответ его глаза расширились. Но сразу задавать вопросы он не стал, обдумывая сказанное.

— Что это значит? — уточнил он спустя минуту.

— Есть шанс, что я смогу подтолкнуть ваши организмы в нужную сторону. Иначе говоря, в вас разовьются магические способности. Конкретно — умение оперировать энергией. Станете как я, пуляться очищением.

— Тем самым, что так хорошо разрушает магию?

— Именно.

— Даже не знаю, — покачал он головой.

— Что смущает?

— Да ничего, если по сути. Умом понимаю, что это дельное предложение. А вот внутри — нас всю жизнь учили сражаться против магов. Самим стать магами? Это удар по всей картине мира.

— Особо ничего не изменится. — хмыкнул я, — Против магов всё равно придется сражаться. А так у вас больше возможностей будет.

— Ты прав. Я поговорю с парнями. Что для этого нужно?

— Особо ничего. Я подойду к вам, когда с переселением закончим.

Хотел бы я прямо сейчас заняться вопросом, но… Во-первых, форму надо доработать. Во-вторых, я не могу лишиться этих сильных бойцов, пусть даже на сутки. Они мне сейчас нужны в полной боевой готовности, а неизвестно, как форма на них скажется.

Глава 7. Вызов брошен

Орлова смотрела на оторванную голову, лежащую на столе. Она там уже несколько часов валяется. Сама женщина это время бездумно пялилась в пустоту, думая о своем. Месть свершилась, угроза устранена, но… Неожиданным образом, смерть почти всех близких подкосила Софию.

Когда они умерли, женщина ухватилась за месть, сосредоточилась на ней, но стоило ей свершиться и навалилась апатия. Ради чего жить дальше? Бегать ради обретения очередной порции силы утомило. Ради семьи больше жить нельзя, потому что нет этой семьи, умерли. Одна Мария осталась, но забота о глупой девчонке как-то не тянет на смысл всей жизни. Даже стычка с Клозом смогла взбодрить на пару минут, а потом… Апатия набросилась и не собиралась отпускать.

Дверь в комнату открылась рано утром. Вошел Дарк и молча уставился на госпожу. София несколько минут его игнорировала, а потом махнула рукой, чтобы ушел. Но тот остался.

Это было что-то новенькое и Орлова отмерла, возвращаясь в здесь и сейчас.

— Чего тебе? — её голос звучал холодно.

— Надо решить, что делать дальше, госпожа, — сказал с максимальной почтительностью Дарк.

— Твои предложения?

— Город остался без сильного лидера. Либо мы его оставим на растерзание, либо возьмем под свой контроль. Как минимум есть смысл захватить ресурсы.

— Что думаешь на этот счет? — заинтересовалась женщина.

— Я бы забрал ресурсы. У нас и так слишком много людей, которых нечем кормить. Заботиться о чужих — расточительно.

— И тебя не смущает, что, как ты там сказал, десятки тысяч людей останутся на растерзание всем невзгодам?

— Сильнейшие выживут. — пожал он плечами.

София усмехнулась и встала из-за стола.

— Ты прав в одном. Надо решать. Слушай приказ, донесешь его остальным. Отправь моих учеников на земли магов, где больше не осталось хозяев. Разузнайте, что там за обстановка и предложите им перейти под мою руку. За это мы заберем их ресурсы, которыми дальше и будем их кормить. Предупреди, что мне не нужны бездари, лентяи и нытики, что захотят сесть на шею. Наглядно донесите, какие у нас царят порядки. Если кто-то согласиться отправиться к нам, то они должны собраться, погрузить все свои припасы и ждать, когда вы за ними придете и поможете пройти через город. Но перейти они должны сами, вы лишь сопровождаете. Это будет их испытанием.

— А если никто не захочет, как поступим?

— Тогда через пару дней заберем половину их припасов. Дай распоряжения, чтобы наши подготовились к этому и позаботились, чтобы было куда разместить людей.

— Сделаю, госпожа.

— Через пять часов жду отчет от тебя.

Дарк поклонился и ушел. София снова осталась наедине с собой, но в этот раз апатии и следа не было. Чем забота о других не повод для жизни? В этом случае обретение силы заиграет новыми красками. Становиться сильнее, чтобы обеспечить на своих землях процветание и порядок — вполне достойная цель.

* * *

Степан грязно выругался и сплюнул, когда увидел, как на его землях, его же люди, пакуют его же вещички. А то, что ресурсы принадлежат именно ему — парень не сомневался. Зачем сомневаться то? Умом он понимал, что нужно сначала захватить эти ресурсы и подтвердить своё право на них, но пока добирался до родовых земель, успел десять раз представить, как он занимается вывозом добра.

А тут, понимаешь ли, какие-то упыри поспели заняться этим без него. И что-то подсказывало Степану, что грузовики планируют уехать куда угодно, но не за самим магом. Парень даже знал куда. Вон она, стоит причина в сторонке, наблюдает за погрузкой.

Упыри, которые спешно загружали фуры — были руководящим составом в корпусе стражей. Что бесило Степана отдельно, потому что и суток не прошло, а они уже переметнулись на другую сторону. Судя по увиденному, до отъезда ещё полчаса минимум, а значит спешить не стоит и можно узнать, что происходит.

Для Степана с его опытом это труда не составило. Через десять минут он наслушался разговоров и узнал детали. Час назад заявилась девица, что предложила переехать, как и думалось, на земли Орловых. Обдумав предложение, люди согласились.

А если быть точным, то согласился корпус стражей. Решили спасти свои задницы, да семьи прихватить. Что касается других людей, которых здесь многие тысячи — на них банально забили. Это Степан услышал в разговоре двух бойцов:

— Что с остальными будет? — спрашивал один из двойки, когда они стояли в оцепление.

— Да хрен его знает, — хмуро отвечал второй, — Без магов ничего хорошего.

— Главный не хочет больше никого брать?

— А ты слышишь призывы? Нет. Так кончай болтать, тебя что, совесть мучает?

— Тебя нет что ли?

— Да как-то своя шкура дороже. У меня двое мелких пацанов, да жена, будь она неладна. Ещё старики родители. Мне о них думать надо. Что касается остальных — так как по мне, чем меньше ртов, тем жизнь проще.

— Тяжелые времена настали, — тихо процедил первый, но больше возмущаться не стал.

Пока слушал, Степан прикидывал шансы на то, чтобы отбить конвой. Для этого надо разобраться с неизвестной магией. Хорошо, что она здесь одна. Завались тринадцать магов всей толпой или присутствуй здесь Орлова, шансов бы не было, а так есть смысл рискнуть. Только надо подготовиться.

Через двадцать минут на улицу выбежала кошка. Найти её было той ещё задачей, потому что многие животные погибли в день трагедии, да и после их количество сократилось. Но благодаря тому, что Степан чувствовал кровь в приличном радиусе, он смог найти одну кошку в подвале недалеко.

Захватив над ней контроль, Степан отправил её чуть в сторону от магини. Та среагировала так, как надо. В первую минуту, когда кошка только показалась, а дамочка её заметила, та ничего делать не стала. Лишь разглядывала. А вот когда пушистый комок неприятностей сел в паре метров от женщины и посмотрел на неё, та не удержалась и подошла, чтобы погладить киску.

Зря. С мыслью, что так не хорошо поступать, Степан активировал вложенное заклинание. Кошка взорвалась, забрызгала кровью дамочку и тут в ход пошли сразу две закладки. Ошметки плоти вспыхнули, прожигая кожу и пробираясь внутрь организма. Вокруг закружился алый вихрь, но… Дамочка моментально пришла в себя, пустила кольцом вокруг черный вихрь и скинула чужую магию.

После этого Степан вышел на улицу и показал себя. Его заметили. Как стражи, так и сама магиня, что уставилась на него в ярости. Она собиралась атаковать, но… Маг крови щелкнул пальцами и женщина рухнула в обморок.

Легкая победа.

— Господин! — воскликнул один из стражей, что руководил погрузкой. — Вы вернулись! А мы уже и не надеялись!

И столько в его голосе слышалось заискивания, что Степан ещё раз вздохнул, щелкнул пальцами и… Мужчина рухнул замертво, потому что с остановленным сердцем не живут.

— Есть тут ещё, кто предал славный род Шамал? — крикнул парень на всю площадь, — Если кто дернется, буду считать предателям. Со всеми вытекающими. Если же тут только верные слуги моего рода, то где, мать его, старший, что доложит мне, какого лешего здесь происходит?!

Тишина длилась долгие десять секунд, а потом к магу крови бросился страж. Перехват власти прошел, как по маслу. Неожиданно, в первую очередь для самих себя, стражи воспылали любовью к прошлому хозяину и согласились отправиться на земли Шелия.

— Предупредите всех людей, что эти земли остаются без защиты и что они могут уйти к Шелия, под руку Эдварда Клоза, — объявил всем Степан, — Дело добровольное. Но если есть желающие, то пусть собираются прямо сейчас. Я вернусь за ними и помогу с переездом. А сейчас, товарищи, по коням и отправляемся в путь!

Степан вещал, стоя перед построением стражей. Он ждал, что те кинутся исполнять его приказ, но они замерли, как громом пораженные. Не сразу до парня дошло, что они смотрят не на самого мага, а на что-то у него за спиной. А точнее кого-то.

Маг крови хмыкнул и резко ушел в сторону, пропуская удар мимо. Копье тьмы вошло в асфальт, пробивая его на многие метры вниз. Степан оглянулся и увидел ту самую женщину, что смотрела на него недобрым взглядом.

Надо было убить, — подумал парень. Единственная причина, почему он этого не сделал — Орлова. Убивать её людей это объявить ей войну, что несопоставимо с жизнью. Но видимо придется, потому что дамочка пошла в разнос и явно пылает смертельным намерением. А ещё она как-то сбросила влияние мага крови и пришла в себя слишком быстро.

Сзади послышались крики. Стражи поступили разумно, бросаясь в стороны и спасая жизни. Степан лишь отметил, что поддержки ждать не стоит. Люди дождутся, кто победит в споре и встанут на его сторону.

Парень кинул алую плеть, что должна была оплести магиню, но та окуталась чернотой, превращаясь в натуральный шар. После чего она ускорилась и почти моментально оказалась рядом, расплывшись дымчатым силуэтом.

Ладонь врезалась в грудь Степана и его отбросило на многие метры назад. Упав на землю, он прокатился, но смог остановиться и чудом избежал следующей атаки, кувыркнувшись в сторону. Но этого оказалось мало. Женщина двигалась стремительно, преодолевая любые дистанции.

Следующие несколько секунд ушли на то, чтобы понять — оторваться от неё не получится, как и пробить этот темный щит.

Разгон крови… Степан ощутил, как кровь вскипает в нем, а мир замедляется. Достаточно, чтобы движения дамочки обрели предсказуемость. А дальше…. Магу осталось подловить её в тот момент, когда шар тьмы рассеивался дымным следом. Магиня двигалась быстрее, чем поспевала её защита. Это длилось миллисекунды, но парню хватило, чтобы попасть.

В следующий раз уже женщина отправилась в полет, врезавшись в окно дома. Минуту назад там ещё были люди, но узнав о том, что началась битва магов, они спешно бросились на выход. Может и успеют спастись. В тот момент Степан об этом не мог думать, выкладываясь на полную.

Запрыгивать следом в окно он не стал. Вместо этого активировал кровавое безумие. Не так просто убить готового к бою мага через кровь. Внезапно — да, можно. Но в бою, когда энергия бурлит внутри — тем нереальнее, чем сильнее маг. А дамочка была сильна. Зато можно сделать другое. Усилить бурление.

Степан не видел своими глазами, что происходит с противницей, но увидел последствия. Дом вспух, пошел трещинами и обрушился на голову незадачливой дамочке.

— А я уже было нервничать начал, — хмыкнул парень, замедляя ток крови внутри себя.

Самое паршивое, что магиня чувствовалась живой. Но сейчас на ней лежит вес пяти этажей, если и выберется, то не скоро. Степан успеет свалить отсюда.

Что он и сделал, найдя разбежавшихся стражей и заставив их закончить погрузку. После чего они вместе отбыли на земли Шелия.

* * *

— Так значит Степан решил увести своих людей? Но куда? — спросила София Дарка, когда тот пришел на доклад, — И что с Феей?

— Она проиграла ему. Маг крови обрушил на неё здание. Точнее она сама его на себя обрушила.

— Фейя так глупо подставилась?

— К сожалению, — холодно ответил Дарк.

— Походу, рано она получила имя, — покачала головой Орлова, — Передай ей, что если ещё раз такое повторится, буду её до конца дней звать Девочкой для битья. Что по остальным вопросам?

— Люди уехали на земли Шелия.

— Внезапно. Удалось узнать, что у них по магам?

— Есть выжившие. Видели жену главы рода, её детей и ещё двух парней.

— Получается, выжили только наследники? Старшие маги?

— Пока наверняка выяснить не удалось. Зато мы засекли, как наследники применяют силу Клоза.

— А вот это интересно… — протянула София, — У него же свадьба намечалась? Празднование отметили? Чувствую, там что-то интересное произошло. Если старшие маги погибли, то… Дарк, а пошли Фобоса на земли Клоза. Пусть он ему в своем стиле подарок доставит.

— Бить в полную силу?

— Да, но не прямо. Пусть мальчик не расслабляется. Думается мне, он тоже сейчас переездом занимается.

— Сделаю.

Дарк ушел, а София задумалась, что война за ресурсы разгорается с новой силой. Клоз времени не теряет, объединяется с союзниками. Тем интереснее. Самое простое было сейчас полететь и найти мальчишку, убить собственными руками, но… В последние дни Орлову это перестало интересовать. Раньше его надо было убить, чтобы защитить семью. Больше защищать некого. Разве что Марию, но, учитывая, что парень её уже несколько раз пощадил, то… Конфликт из родовых перерос в личный. Поэтому и убивать смысла нет. Пусть Клоз пока живет, борется за жизнь, их последний бой рано или поздно настанет. А пока… Пока можно сразиться с ним на другом поле. Посмотрим, чего мальчишка стоит.

Глава 8. Фобос

Только на втором заходе я начал осознать, насколько это масштабная задача — перевести целый район. Причем умом понимаю, что главные сложности будут дальше. И не факт, что с ними легче будет справиться, чем с такими трудностями, как погрузка. На новом месте надо будет разместить людей, пристроить их к делу, а ещё лично мне нужно объединить две фракции.

Ведь что такое родовые земли? Это отдельные структуры, со своей иерархией власти, со своими руководителями, культурой, традициями, целями и взглядами на то, как надо жить. Вот кого мне поставить главным над стражами? Спартака или оставить ставленника Шелия? И так во всех структурах. Но с этим позже буду разбираться, сейчас надо переезд осилить.

На второй заход отправили больше грузовиков, да и автобусы, набитые людьми тоже прихватили. Это был дополнительный риск, потому что чем больше надо охранять, тем больше шансов осечки. Нас то всего пятеро, если не считать обычных бойцов. Но справились. Нами заинтересовалась одна крупная стая и моего очищения хватило, чтобы не допустить беды.

Когда приехали к Шелия, там и Степан прибыл с грузом.

— Твои люди решились на переезд? — перехватил я его в зоне разгрузки.

— О, это весёлая история, — нервно оскалился он, — Думаю, у нас проблемы, Клоз.

— А подробнее?

— Я столкнулся с посланницей Орловой. Та прибыла раньше меня и предложила людям перебраться на её земли. Цитирую: все, кто хочет пойти под защиту, должны собрать ценные вещи и добраться до её земель.

— Сами?

— Нет. Говорю же, столкнулся с посланницей. Как я понял, она должна была помочь пересечь город.

— Одна?

— Получается, что да. Её одной мало для полноценной защиты, но… В общем, там не хорошая ситуация вышла. Стражи решили прихватить самое ценное, не предупредить народ и свалить.

— И ты привел этих людей сюда?

— Главного я уже наказал, — улыбнулся парень, — Летально. А потом подрался с посланницей. Она сильна. На уровне хорошего среднего мага. Но точно сказать не берусь, потому что бой мало продлился. Она не успела развернуться в полную силу.

— Ты её тоже убил?

— На момент, когда уезжал, она живая валялась под завалами.

Подкинул Степан проблем. Во-первых тем, что привез людей. И судя по всему не самых честных. С ними нужно будет что-то делать, но с этим проще, у меня уже есть наработки. Если уж я смог разобраться со своими стражами, что олицетворяли то дно, куда может опуститься служивый человек, то и с чужими стражами разберусь. Во-вторых, стычка двух магов. Это наглядно показывало, что идет война. Пусть пока не дошло до убийств, хотя тут не факт, неизвестно, смогла ли противница Степана выбраться и выжить. Если и выжила, то сколько пройдет времени, пока не пойдут убийства? Время-время, опять у меня земля горит под ногами.

— Что дальше делать будешь? — спросил я парня.

— Вернусь на землю. Я всех людей предупредил, что они могут переехать. Если ты не против, конечно.

С удивлением я заметил, что Степан беспокоится. Что это, ответственность за других проснулась? У него? Мир точно сошел с ума, если так.

— Будь аккуратнее. Тебе захотят отомстить.

— Да уж понимаю, — поморщился он, — Не переживай, я подготовлюсь. Сколько ты готов принять сюда людей? И что скажут Шелия?

— Забирай всех, кто готов отправиться в путь. Но уж прости, сейчас я тебе ничем помочь не могу. Мне своих перевозить надо. Как закончу — переключу ресурсы на твоим земли.

— Всё вывезти не сможем. У нас на землях хватает станков, сложного оборудования и прочего. Даже жаль. На землях есть несколько военных заводов, которые нам бы не помешали.

— Если что, их отдельно удерживать можно. Потом обсудим. Сначала вещи первой необходимости и люди.

— Как скажешь, Клоз. И спасибо, что приютил.

Степан улыбнулся как-то робко и неловко. Словно ему непривычно было благодарить, а тем более меня.

* * *

После Степана меня перехватил Артем, что срочно захотел пообщаться тет-а-тет.

— Эдвард, а ты уверен в Степане? — глянул он в сторону мага крови. Точнее в ту сторону, где тот занимался разгрузкой. Сами мы в этот момент находились в помещение и могли за ним наблюдать лишь через окно.

— Не особо. Но поводов послать он не давал.

— А что насчет его людей? Они много чего привезли, но это ведь только начало, так?

— Да. Людей — я собираюсь принять всех, кто захочет.

— Мы это потянем? — прямо спросил он.

Вот оно, то, чего я опасался. Наследник рода, которого готовили править, не может просто так отойти на вторые роли. По каждому вопросу у него есть своё мнение и это надо учитывать.

— Не факт, — честно ответил я, — Может так случиться, что и неделю не проживем. А месяц прожить — так это вовсе большой удачей будет. Я уж не говорю про такие перспективы, как дожить до конца года.

— Я ничего не имею против, чтобы помочь людям, — поспешно сказал Артем, — Но чужим людям… Ты понимаешь меня?

— Понимаю. Но людям на землях Шамал, да и на территории остальных родов — больше некому помочь. Либо мы, либо Орлова.

— Эдвард, а ты не думал… — тут он замялся, подбирая слова, — Что Орлова и её компания могут забрать ценные ресурсы, а людей перестать к себе принимать. И если мы их заберем к себе, то это нас и убьет, без всякой Орловой и демонов с мертвецами.

— Думал. Всех я забирать не собираюсь. Как и драться за чужих людей. Возьму только тех, кто готов пойти под мою руку. Или ты предлагаешь бросить их, перекрыть путь к нам и окопаться?

— Нет, но… А, Пасть его дери, это всё так сложно. Знаешь, я даже рад, что тебе приходится принимать решения и нести этот груз ответственности.

Из Артема вырвался смешок, но скорее истеричный, чем веселый. А вот меня его слова заставили скривиться. Я просто не мог скинуть ответственность. Не на кого. На Артема? Так он уже её на меня скинул, что только что озвучил. На Кино? Аналогично. Я — как последняя заслонка. Мне принимать решения и нести за них ответственность, разбираясь с последствиями.

* * *

Перед тем, как снова отправиться в путь, зашел к Кино. Проведать её, да обсудить переселение людей с земель Шамал. Женщина выслушала меня, кивнула и… всё. Споров, возражений или чего-то такого не последовало.

Доехать сюда час, на разгрузку полчаса, обратно ещё час. Шелия задействовали под тысячу человек, чтобы оперативно разгружать фуры. Получился настоящий конвейер, когда максимально быстро из машин доставали грузы, а дальше люди это растаскивали по складам.

Дорога обратно проблем не доставила, а вот приехав… Когда пересекли стену, ничего не предвещало беды. Но стоило проехать дальше и стало понятно, что с подготовкой грузов пошло что-то не так. А всё потому что на улице собралась толпа людей, явно мешающая работе.

Я спрыгнул с грузовика и направился разбираться. Толпа меня заметила и заголосила ещё больше. Тут навскидку человек пятьсот. Взведенных, напряженных и где-то по пути растерявших благоразумие.

— Что происходит? — подошел я к одному из стражей, что стоял в оцепление и не пускал толпу к складам.

— Господин! Плохо дело! — воскликнул он.

Зрачки расширены, мужик весь потный, хоть выжимай, а рука нервно теребит оружие. Судя по бросаемым взглядам, этот страж вот-вот откроет огонь по толпе.

— Не дадим нас ограбить! — доносились крики из толпы.

Сейчас меня с ней разделяло метров двадцать. Не будь здесь стражей, что блокировали проход, люди бы рванули вперед.

— Эдвард! — ко мне подбежал Спартак, — Ты вовремя!

Пригляделся к нему и снова нахмурился. Спартак по большей части занимался административной деятельностью в последние месяцы. Но это крепкий, волевой мужик, прошедший через множество испытаний. Ни разу я не видел робости или трусости от него. Так какого хрена он сейчас в состояние паники?

— Почему твой голос дрожит? — прямо спросил я.

— Я… не знаю, — схватился мужчина за голову, словно хотел спрятаться.

— Где Матвей и остальные сверхи?

— Оберегают остальные склады.

— Там тоже толпа?

— Да. — всё же он смог взять себя в руки и твердо кивнуть.

— Давно началось?

— С час где-то.

Внезапно кольнула тревога. Я живо представил во всех красках, как эта толпа набросится на меня и растерзает на части. Мелькнуло желание ударить на опережение, сбить настрой, но… Накатил ещё больший страх, что я не справлюсь, подведу людей, буду плохим лидером.

Рука, опустившаяся на плечо, чуть не довела меня до инфаркта. Я дернулся, обернулся и увидел Эрминию. Та смотрела грозно, словно я её предал и сейчас она будет меня убивать.

Именно эта мысль отрезвила меня и заставила собраться. Что за дичь?

— Чувствуешь? — спросила лучница, — Кто-то нагоняет страх.

— Уверена?

— Выпусти очищение.

Тут я заметил, что от девушки исходит равномерный свет вокруг тела. Поступил также, выпустил свою силу, окутывая себя и рядом стоящего Спартака. Сразу как-то легче дышать стало.

Но видимо мои действия послужили спусковым крючком. Эмоциональность толпы стремительно пошла вверх и люди окончательно обезумели, бросившись прямо на нас. В тот момент я не дрогнул. Шагнул вперед и выпустил поток очищения, разгоняя любые попытки влияния.

А когда не помогло, потому что люди набрали инерцию, ударил подавлением, отправляя всех в нокаут. Выглядело это, как живая волна, что напоролась на скалу. Первые ряды попадали, на них рухнули следующие и образовалась настоящая куча. В этой толпе не обойдется без травм, но лучше так, чем допустить безумство.

— Есть идеи, что послужило причиной? — спросил я лучницу, — Или кто?

— Может мрак шалит, — ответила та, — А может и нет.

Я раскинул чувствительность, пытаясь вычленить кого-нибудь подозрительного. Потому что мрака вблизи я не ощущал. Какие-то жалкие крупицы, но судя по прошлому опыту, этого явно недостаточно.

Засечь подозрительную фигуру удалось быстро. Она была единственной, кто находился среди этажей ближайшего здания и, кажется, этот кто-то сейчас обрабатывал вторую часть толпы, что находилась у следующих складов.

— Где Волчонок?

— В приемном пункте, как и всегда. — ответила Эрми, — Нашел причину?

— Вон там человек скрывается. Мужчина, — указал я направление. — Надо с остальной толпой разобраться и займемся этим.

— Может я на перехват?

— Это слишком опасно.

— Так что это получается, — вмешался Спартак, — Нас кто-то обработал? Панику нагнал?

— По всей видимости, да, — кивнул я, — Займись людьми, им явно помощь нужна. Так, он уходит! вот же гад!

Незнакомец закончил накручивать толпу и спешно рванул куда-то в противоположную от меня сторону. В тот же момент до нас донеслись крики и мы увидели обезумевших от страха людей. Они неслись плотной толпой, с выпученными глазами, спотыкались, затаптывали упавших.

Сволочь! Но ничего… Я рванул вперед, прямо на толпу, разгоняя поток очищения, а следом и подавление. Как успел заметить, первое нарушало чужую магию, но до конца людей не успокаивало, люди по инерции продолжали бежать.

Торможение вышло жестким. Эта толпа разогналась сильнее и когда я в неё ворвался, в едином порыве полетела на асфальт. Глупые, бессмысленные жертвы! Хотелось грязно выругаться и открутить голову тому мерзавцу, что это устроил!

Я глянул, где он и всё же выругался. Эрминия рванула за ним, её силуэт мелькнул вдали. Самого мага я запомнил и прекрасно ощущал его отпечаток на расстояние. Не скроется теперь. Первое, что я сделал, заметив его, это пометил, чтобы гарантированно не потерять.

Оценив, куда бегут два мага, рванул за ними. Ох, Эрминия, вот куда же полезла? Я пронесся по улице, забежал во двор, пролетел через него, снова через улицу. Бегать эти двое умели. Я постепенно догонял их, но быстро управится не получалось..

Мелькали люди, машины, кто-то крикнул мне вслед, стражи начали реагировать. Для обычных людей погоня выглядела, как едва различимые тени.

Внезапно чужой маг остановился, Эрминия столкнулась с ним и… Что-то там произошло. Когда я догнал девушку, то нашел её валяющейся на земле, в подворотне, сжавшейся клубком. Её трясло, она скулила, пыталась встать, но не могла.

— Эрми! — метнулся я к ней.

— Догони, — проскрежетала она, стуча зубами, — Тело не слу-ша-ет-ся. Тва-рь!

Взгляд осмысленный, ран не вижу. Похоже на паническую атаку, но на уровне тела, а сама лучница в сознании. Я кивнул ей и рванул дальше. Теперь разобраться с этим умником было личным делом. Зря он тронул Эрми.

Мага я настиг через две минуты. Он оказался достаточно ловким, чтобы успеть выбежать за стену, а там попытался сесть на мотоцикл. Ещё бы пара секунд и он бы скрылся из виду. Я не настолько крут, чтобы соревноваться в скорости с транспортом. Если только на коротких дистанциях.

Ударив разрушением, развоплотил и мотоцикл, и одежду мужчины, и пару метров асфальта с землей под ним. Он рухнул в образовавшуюся яму и, кажется, слегка удивился повороту.

В момент, когда маг вскочил и развернулся, моё колено повстречалось с его головой. Удар вышел на славу. Очищение выжгло защиту, а атака отправила подлеца в нокаут.

Подлец оказался молодым парнем. Про таких говорят — смазливый. Я рассмотрел его лицо. А потом сломал ногу и руки. На второй руке он очнулся и заорал от боли.

— Ты что творишь?! — его возмущению не было предела.

— Это тебе за мою подругу и то, что ты устроил. Кто такой будешь?

— Госпожа покарает тебя!

В ответил я влепил ему пощечину. Мальчик захотел поиграть. Я это видел отчетливо. Не смотря на боль, его глаза бегали, анализируя ситуацию. Крики про госпожу, да и прочая истерика — не больше, чем показуха.

— Госпожа это Орлова? — уточнил я, когда он перестал суетиться, посмотрев на меня зло и сосредоточенно. — И как давно она юнцов использует?

— Кто бы говорил, Клоз.

Голос резко контрастировал с внешностью. Худой, неплохо сложенный, с ухоженными волосами, что по нынешним временам достижение. При этом он говорил холодным, металлическим голосом, от которого побежали мурашки. А взгляд то какой. Словно проход в ад, где тебя ждут с распростертыми объятиями.

Я ударил его ногой в лицо. Жестко, ломая нос, сминая губы и лишая утонченности. Даже здесь, в грязи и голый, он смотрелся, как принц на официальном приёме.

— Как тебя зовут?

— У нас нет имени, — зло процедил он, выплевывая зубы.

Взгляд пылкости не поубавил. Мальчик явно думает, как будет жестоко мстить. По уму следовало его прямо здесь и убить, но… София. Будь она проклята, но я опасался ответного удара. Не по себе, а по близким мне людям. Не хочу первым проливать кровь. Тогда лучше отложить все дела и сразу идти её убивать, но для этого я не закончил те важные дела, что запланировал. Дерьмо. Бесят неоднозначные ситуации, где любой шаг ведет к увеличению проблем, а не уменьшению.

Впрочем, мои сомнения не означали, что я собираюсь церемониться с этим уродом, что пришел на мои земли и тронул Эрминию. Схватив его за волосы, вытолкал из ямы и бросил на асфальт. Тот попытался сопротивляться и призвать магию, но я прочно держал его очищением.

— Лучше тебе отвечать на вопросы. Как звать?

— Фобос меня звать. Лучше убей меня, Клоз. Иначе я приду и отомщу.

— Ты не сильно умен, — покачал я головой.

Парень застонал от боли. Я усилил давление очищением, обжигая его кожу. Он задергался, но из моей ауру нельзя было выбраться. Очищение проникало всё глубже, травмируя энергетику магу. Нашел кому угрожать, засранец.

— Ещё пригодишься, — бросил я ему, — Передай Софии, чтобы не лезла на мою территорию. Я знаю о её планах. Пусть занимается своей частью города, я займусь своей. Рано или поздно наши с ней дороги пересекутся. Незачем впутывать обычных людей.

— Ты с ней не справишься, Клоз, — рассмеялся Фобос сквозь боль, пуская кровавые пузыри.

Какое прозвище у него говорящее. Бог страха. Что же, толпу завести он успел, да и на меня до сих пор влиять пытается, не смотря на очищение. Я чувствовал, как быстро бьется сердце, как участился пульс, а дышать становится тяжелее. Но это продолжалось ровно до того момента, пока я не выжег его силу. Ещё один обрубок мага вышел из под моих рук.

Фобоса я отпустил через пару часов. Сначала дотащил его до базы, где сдал стражем. Они присмотрели за ним, пока я ходил наводить порядок. Очередная отправка задержалась на час из-за этой сволочи. До самого последнего момента я сомневался, отпускать его или нет, но осторожность победила. Может и зря.

Эрминия к моему появлению пришла в себя и лично добавила пару ударов ногой по ребрам Фобосу. А тот как-то сдулся, когда осознал, что лишился способностей. Взгляд потух, парень ушел в себя и отказывался идти на контакт. Даже когда девушка его пинала, остался безучастным.

Я и сам хотел добавить, когда узнал, сколько людей пострадало. Чудо, что обошлось без смертей. Десятки переломов, сотни ссадин, отбили всё, что только можно… толпа это страшная сила. Но целители быстро поставили людей в строй и отправили их приходить в чувство.

— Что нам теперь делать? — спросила Эрминия, когда я собирался уезжать.

— Быть готовыми к нападению.

— Может рискнуть увести всех людей разом?

— У нас машин не хватит. Да и с бензином проблемы будут, — покачал я головой.

— Они в любом случае будут. Пешком предлагаю идти. Всем вместе.

— Это больше десяти тысяч человек. Как ты себе это представляешь?

— Соберем всех, выставим охрану из стражей. Я понимаю риски, но это единственный способ решить проблему быстро. До Шелия около тридцати километров. Пешком это три-четыре часа. Улицы свободные, пройти легко будет. Стражей с оружием поставим по периметру, а там как-нибудь и дойдем.

— Может в этом и есть смысл, — кивнул я, — Но не все такой путь осилят. Надо сначала перевезти стариков, детей, раненных. Да и монстрам проще напасть будет.

— Иначе это на неделю затянется.

Эрминия отчасти права. Если взять легковой автомобиль и забивать его по максимум, то сколько туда поместится? Пусть пять человек, плюс какой-то груз. Десять тысяч населения — это две тысячи машин. Найти столько не проблема в принципе. Но вот с бензином уже сложности возникнут, потому что это сейчас не восполняемый ресурс. Можно возить автобусами, набивать в них по пятьдесят человек, тогда это двести единиц транспорта нужно. Иначе говоря, получится охренеть какой большой караван. Мы просто не сможем его разом защитить. Толпой идти аналогично. Наверное, Эрминия не до конца осознает, какого размера толпа получится и как легко любому монстру будет ворваться в неё и собрать кровавую жатву. Десяти секунд хватит любому демону, чтобы пачку людей на тот свет отправить. Уже начинаю жалеть, что ввязался в эту авантюру.

— Неделю, так неделю, — сказал я девушке, — Нужно свести риск к минимуму и я даже знаю, как это сделать.

После разговора с Эрминией я отправился снова в путь. Прихватив с собой Фобоса, которого выбросил на половине пути. Отсюда ему ближе всего в сторону Орловых. Если доберется, такова судьба. Если нет, значит нет, лично я грустить не буду.

Глава 9. Инициация

Поездки закончили вместе с закатом. Я успел вернуться на свои земли, где и собирался переночевать. Хотя чувства требовали вернуться к Амалии и быть рядом с ней. Но вместо себя я там Эрминию оставил. Надеюсь, она, как подруга, поддержит девушку, а мне есть, чем и здесь заняться.

— Матвей, проходите, чего мнетесь на входе? — спросил я у пришедших сверхов.

Мужик хмыкнул и прошел внутрь. За ним Алмаз и остальные. Через минуту четверо измененных подошли и можно было начинать. На самом деле на моих землях в итоге решили остаться ещё несколько измененных, которых захватили в убежище организации, но у меня с ними пока никакие отношения не сложились. Рядовые бойцы, которыми командовал Первый, недостаточно себя проявившие, чтобы войти в ближний круг. Поэтому я и не позвал их сюда, не желая передавать силу непонятно кому. Со сверхами и Первым тоже риск, но с ними я хотя бы много общался, они постоянно на виду и было время составить мнение.

— Что собираемся делать, вы уже в курсе. — взял я слово, когда восемь мужчин зашли в помещение, — Есть способ, как наделить человека способностями. Единственный нюанс — вы не совсем обычные люди, поэтому работа, можно сказать, будет ювелирной. Все готовы или есть вопросы?

— Да что тут спрашивать, ты уже с нами работал, — ответил Матвей, за что заслужил взгляды от измененных. — С кого начнешь?

— С тебя и начну, но перед этим хочу обрисовать ту задачу, что стоит перед нами.

— Получить способности? — озвучил очевидное Второй.

— Нет. Я про глобальную задачу.

— А разве она непонятна? Мочить тварей, защищать людей, вот и весь сказ, — в своей излюбленной манере простака проворчал Матвей.

— Весь, да не весь, — обвёл я взглядом собравшихся, думая, насколько они подходят моим целям, — Прошлый мир рухнул, как вы знаете. Или у кого-то ещё остались надежды, что вскоре образумится? Нет? Хорошо. А то ещё подумаю, что тут наивные барышни собрались, — на простую подначку мужчины улыбнулись, но глаза при этом у всех остались серьезными, — Прошлый мир не был идеальным. Наверху сидели маги, сверхи их не любили, измененные тоже. И есть за что. У темных родов, которых подавляющее большинство, ритуалы обретения силы строились на жертвоприношениях и кровавых ритуалах. О чем не принято говорить и что накладывало своё отношение к силе, людям и жизни. Потребительское и жестокое отношение.

Я ждал удивления, но его не последовало. Впрочем, если вспомнить истории этих людей, то ожидаемо.

— Ещё есть теория, что маги являлись причиной самых масштабных войн. Это отчасти так.

Вот тут сверхи переглянулись, а измененные остались равнодушны. Они это в организации сотни раз слышали.

— Отчасти, потому что магов и происходящее в мире нельзя рассматривать без второй стороны — Пасти. Которая разумна, имеет свою волю и цели. Какие — я не знаю. Ещё месяц назад я бы сказал, что она хочет уничтожить мир людей, но, раз уж мы до сих пор живы, получается, что нет.

— Тем не менее у неё неплохо получается убивать человечество, — заметил Алмаз.

— Как мне кажется, брось Пасть все силы на уничтожение нас, она бы это уже сделала. Говоря о ней, надо учитывать, что это другой вид. То, что волнует нас, не факт, что волнует её. Если честно, я даже приблизительно не могу представить, какими категориями мыслит Пасть. Известный пример, может ли муравей понять человека? Нет и это надо помнить, когда мы пытаемся узнать, что движет Пастью.

— Получается, мы муравьи в сравнение с ней? — задал вопрос Второй.

— Да. А то и меньше. Наверняка сказать не могу, потому что… Да я сам муравей в сравнение с ней. Мы возимся в одном городе, погрязли в своих проблемах, в то время, когда у Пасти хватает сил действовать по всему миру. Есть разница в масштабах?

— Это всё очень интересно, но к чему это? — спросил Матвей. — То, что мы живем в дрянном мире и можем в любой момент сдохнуть давно стало привычным.

— Я хочу донести простую мысль. Прошлый мир умер. Сейчас мы находимся на его руинах. И я не хочу возрождать СТАРЫЙ мир.

— Что это значит? — напряженно спросил Алмаз.

Да и все остальные не сказать, что были в восторге от моих слов. Я на секунду задумался, как правильно выразить то, что хочу донести. Может сказать, что я из другого мира? И что Нойманн тоже из другого? Когда тебе известно одно человечество, в котором ещё популярна идея, что все беды от Пасти — это одна картина мира. И совсем другая картина мира, когда есть, с чем сравнить.

Я точно знал, что есть в мире Пасть или нету её, разница небольшая. Всё равно люди воюют, разрушают планету, грязнут в своих проблемах и живут не то, чтобы очень достойно. Поэтому я и не хотел повторения истории. Человечество в том виде, в котором оно есть, рано или поздно уничтожит само себя и без посторонней помощи. Требовалось что-то настолько мощное по своей степени влияния, чтобы переломить эту тенденцию.

— Есть теория, что Пасть подталкивала людей к насилию. Но есть и другая теория. Что именно люди показали Пасти, что такое насилие. Подумайте над этой мыслью, не спешите судить.

К чести собравшихся, они действительно задумались. Это вселяло надежду, что из затеи что-то выйдет толковое.

Я точно знал, что большинство людей реагируют реактивно. То есть без участия сознания, пассивно, по заданным шаблонам. Поэтому мои слова могут быть восприняты в штыки, просто потому, что они неприятны и идут вразрез с уже знакомыми догмами.

— Это главная проблема. Люди на протяжение тысяч лет показывали худшее, что могут. Стоит ли удивляться, что Пасть так жестока? Я не могу сказать, что она испытывает к нам ненависть. Не уверен, что ей вообще знакомы чувства. Но суть моих слов не в этом. Так сложилось, что я открыл способ, как наделить способностями человека. Недавно маги города почти в полном составе погибли. Создать новых магов — это дать шансы на выживание всем людям, потому что вы и сами знаете, что имеющихся сил не хватает. Но я не хочу, чтобы ту силу, что я дарую, использовали во зло.

— Эдвард, — вставил Матвей, — Я, конечно, не самый умный, но кое-какое дерьмо в жизни повидал. Как ты собираешься определять, что есть добро, а что зло? Кому давать силу, а кому нет?

— Хороший вопрос и у меня пока нет ответа. Зато есть решение.

— Звучит странно, — хмыкнул Алмаз, — Это как?

— Я пока не могу определить абсолютную истину, но я могу создать ту среду, где людям придется культивировать высшие качества. И награда их будет — сила. Реальная сила, с помощью которой они смогут делать жизнь лучше. Не только свою, а в целом улучшать то, что их окружает.

— Звучит утопически, — сказал Первый.

— Зато интересно! — воскликнул Второй. — Мне нравится то, о чем ты говоришь, парень. Но ты не сказал главного. Что конкретно хочешь от нас?

— Не просто хочу, а требую, — ответил я жестко, — Мне нужна полная ваша самоотдача. Вы должны стать примером. Найти в себе лучшие качества и культивировать их. Отринуть страх, гордыню, зависть и все прочие пороки. Перестать себя жалеть и всегда стремиться превзойти свою слабость. Готовы ли вы к этому? Готовы ли стать первопроходцами и пойти этим путем за мной? И хватит ли вам сил, чтобы подать пример?

Ответили мне не сразу. Каждый задумался и это было хорошим признаком. Первым вперед вышел Алмаз. Следом за ним Матвей. Дальше и Первый с остальными подтянулся.

После этого каждого из них я наделил формой изменения. Если получится, то к утру у них начнет пробуждаться чувствительность к магии.

* * *

Я надеялся отдохнуть ночью, но не вышло. Почти сразу же полезли неучтенные моменты и всплыли особенности подопытных. Я ранее уже исследовал сверхов и приблизительно представлял, как работают их организмы. Главное отличие от магов — это то, что они используют жизненные силы и не могут черпать энергию из вне. При этом их тела крепче, чем у обычных людей, что стало особенно заметно после того, как я с ними поработал и дал зелья, доставшиеся от Асов.

Решение задачи виделось простым. Надо к тому, что уже есть, приделать способность чувствовать энергию и оперировать ею. Или генерировать, накапливать и придавать форму. Для чего требовалось создать организм в организме. Иначе говоря, добавить к физическому телу — энергетическое. Что в принципе возможно, при условии, что хватит энергии на создание этой надстройки с нуля и новая система приживется. За энергию отвечала форма. Я их не просто так считал вершиной мастерства, потому что каждая из них требовала от меня тотальной отдачи и даже больше. По двадцать минут на создание, это при том, что я много раз тренировался. По размеру не больше кулака, форма содержала столько энергии, что хватит на пару часов боя. Плюс она несла в себе заряд информации и намерение, как эта энергия должна раскрыться и взаимодействовать с организмом.

Первая сложность — личные особенности сверхов. Уж не знаю в силу чего, но факт есть факт, четыре мужика отличались друг от друга и процессы внутри них развернулись по-разному. Допускаю, что это связано с тем, что у них изначально разные способности были.

Чтобы нивелировать эти различия, мне пришлось всю ночь контролировать процесс. Щедро снабжая его энергией, потому что вложенного не хватило. Дошло до того, что в комнате, где мы разместились, стало настолько жарко, что пришлось выйти на улицу для охлаждения.

Ситуация осложнялась тем, что в спешке я инициировал сразу всех, итого восемь человек. И с измененными всё вышло тоже не просто.

— У вас тела необычные. — поделился я наблюдениями, — Словно все процессы в несколько раз ускорены.

— У нас повышенная адаптация ко всему. — ответил Первый, — Это проблема?

— Не знаю. Но устройте тренировку. Хочу посмотреть, что с вами будет при физической нагрузке.

Предложил я это не наобум, а руководствуясь тем, что знал. Момент первый — все тренировки измененных строились на том, что их подвергали нагрузкам. Да таким, что обычный человек и минуты не выдержит. Второй момент — я знал, что тела магов рефлекторно тянут энергию из окружающего мира, когда у них силы заканчиваются. По этой причины в Ювгороде после битвы с Ротенами большинство чуть не погибло, бессознательно нахлебавшись «грязи».

Сейчас я хотел провернуть почти тоже самое. Заставить выложиться измененных, чтобы их тела почувствовали дефицит и… Уже через десяток минут выяснилось, что скорость усвоения вложенных форм увеличилась. Пришлось ещё и эту четверку снабжать дополнительной подпиткой, чтобы процессы прошли, как надо.

Как итог — почти шесть часов я работал, как проклятый, подключаясь то к одному мужчине, то к другому. И так по кругу, следя за каждым, чтобы процессы не зашли куда-то не туда. Вымотался так, что когда ситуация выровнялась и пошла на поправку, я вырубился. Успел лишь предупредить, чтобы будили, если что не так будет. Но как потом узнал, сами подопытные тоже вскоре уснули. Планировалось ведь, что изменения в них ночью проходить будут, а из-за всплывших нюансов так поспать нормально и не получилось ни у кого. К тому мужчины устали, перестройка отнимала много сил, так что к утру нас всех измотало настолько, что опытные бойцы поотключались вслед за мной.

Разбудили меня в десять. А легли мы в пять. Неплохо, хотя чувствую себя пережеванной резиной.

— Как обстановка? — спросил я у Спартака, который и пришел меня будить.

— Ночь на удивление спокойно прошла, пара мелких стычек не в счёт. Сейчас готовы выдвигаться. Я рискнул собрать караван больше, чем вчера. — ответил он, поглядывающий на дрыхнущих сверхов и измененных, — Что с ними?

— Спят, как видишь, — я не рассказывал больше никому про то, что собираюсь сделать.

И если подумать, то, что девять мужиков ночевали вместе и отдельно от остальных выглядело странным.

— Сколько людей готовы отправиться?

— Тысяча человек. По автобусам их распихали. Женщины, дети, старики — они много места не займут, плотно утрамбуем.

Звучало несколько цинично, но лучше час посидеть плотно прижавшись к соседу, чем быть сожранным демоном.

— Ещё сверхи из команды Светляка вызвались помочь. Некоторые из них могут драться.

— А вот это хорошо.

К сожалению, после того, как эти сверхи присоединились ко мне, не было времени, чтобы наладить контакт, не говоря уж о том, чтобы принять в ближний круг. Поэтому я их и не учитывал в боевых рейдах, а выезд за стену — это именно боевой рейд. Посмотрим, что они умеют. Второй раз уже эта проблема всплывает. Сверхи, измененные — на моих землях много кого прибавилось, но из-за того, что прошло мало времени и я постоянно мотался из одного места в другое — не успел наладить контакт с людьми. При этом сам вечно жалуюсь, что толковых людей не хватает. Так себе из меня лидер получается. Трудно совмещать лидерские обязанности с ролью главной боевой единицы и мага-изобретателя.

Сейчас на моих землях жило около двух сотен людей со способностями. Половина из них не представляла собой ничего интересного. Ещё половина из оставшихся, то есть человек пятьдесят, могли теоретически навредить кому-то. Но у большинства крайне слабые умения. Толку с человека, который может зажечь на руке огонь? Он хорош в разжигание костра или чтобы сигарету подкурить. Чтобы сжечь одного мертвеца, такому час времени потребуется. Настоящих, боевых сверхов, таких как Матвей и его команда — почти и нету. Надеюсь, предложение помощи от Светляка окажется стоящим.

Хотя это общую картину не изменит. У меня не такой уж и большой район. Его защищает стена, через которую слабые монстры и мертвецы пробраться не смогут. Зато это легко сделают те, кто посильнее. Чтобы защищать эффективно земли, нужно распределить стражей вдоль стены и создать боевые отряды, которые будут затыкать точки прорыва. Печальная реальность такова, что случись разом хотя бы десяток точек прорыва вдоль всей стены, и всё. Вся наша защита захлебнется. Я на самом деле удивлен, что это до сих пор не случилось. Ладно десяток, там не так страшно, потому что гражданские люди разбегутся по домам, где и отсидятся, пока проблему не решат. Но не страшно, это не значит, что обойдется без жертв. Стражи погибнут, слабые сверхи тоже.

У Шелия аналогичная ситуация или ещё хуже. Всего три боевых мага, да и то, на статус высших они пока не тянут. Длина стены в разы больше. Да, стражей тоже больше, но против серьезных монстров они ничего не стоят.

Добавим к этому, что в связи с переездом значительную часть сил приходится забирать и получим, что люди находятся в нешуточной опасности. Будь монстры чуть сообразительнее и напади слаженно сразу в нескольких местах, ох умоемся мы кровью.

Как справляются те районы, которые и вовсе остались без магов — остается им только посочувствовать. Вся эта кутерьма с переездом затеяна, чтобы обороняться проще было. Тут ведь какое дело… Сидеть бесконечно в убежищах не получится. Закончится еда, топливо, да тот же свет в домах тоже быстро кончится. Что потом делать? Бездействия — это прямой путь к голоду, болезням и, как следствие, беспорядкам и скатыванию в анархию, а чуть позже и в варварство. Хотя до варварства не дойдет. Монстры раньше перебьют род людской. Чтобы этого избежать, нужно отбить город и переходить к дальнейшей экспансии, заняться производством еды, чтобы прокормить ораву людей. Для засеивания тех же полей нужно найти место, пригнать туда людей, дать им защиту, обеспечить оборудованием и продержаться там несколько месяцев, чтобы вырастить пищу. Я уж не говорю про сотню других нюансов и сопутствующих задач.

Вывод из этого простой. Если я не смогу создать армию магов, то городу — хана.

— Спартак, — вернулся я к разговору из своих мыслей, — У меня к тебе поручение. Отбери из простых стражей десяток бойцов. Лучших. Кто готов сражаться, у кого это хорошо получается, кто не испугается при виде демона и кто… тут самый неоднозначный момент, обладает высокими моральными качествами.

— Что именно ты имеешь ввиду?

— Кто ответственен, на кого можно положиться, кто заботится о других, кто не предаст, кто умеет думать, а не плыть по течению. Найдутся такие?

— Да в целом у нас все парни хорошие, но я подумаю. А зачем они нужны?

— Ты найди сначала, предоставь мне досье на них, как я вернусь. Это важно и срочно. Важнее остального, так что не откладывай. Зачем это нужно потом расскажу.

— Хорошо.

К моменту, когда закончили говорить, сверхи и измененные проснулись. Говорили мы не скрываясь, а слух у бойцов обязан быть чутким.

— Как себя чувствуете? — спросил я, когда Спартак ушел.

— Да нормально вроде, — ответил Алмаз, потянувшись.

— Изменений не чувствую, — отчитался Первый, когда я глянул на него.

Чуда не случилось. Я видел, что надстройка прижилась в их организмах, но нужно время, чтобы процесс завершился. И ещё больше времени, чтобы это развилось во что-то путное.

* * *

Поездка выдалась без заметных происшествий. Только в начале нас подстерегал одинокий демон, размером с небольшой фургон, но с ним справились быстро, не смотря на то, что он неплохо удержал удар. Мелочь в виде зазевавшихся мертвецов, мелких тварей — я и вовсе не считал. С ними и обычный человек метким выстрелом справиться может.

Благодаря связи я уже знал, что на землях Шелия ночь прошла без происшествий, поэтому ехал со спокойным сердцем.

Встречать меня вышла целая делегация. Амалия, Эрминия, Артем и Сергей с Игорем.

— Случилось чего? — спросил я, после того, как подошел к ним и поздоровался.

— Просто встречаем, — ответила Эрми, — Я обратно с тобой?

— Да, давай, — кивнул я.

— Надо поговорить, — вмешался Артем.

— Так значит что-то всё же случилось? — прищурился я.

— Не совсем, но может случиться. Отойдем? — глянул парень на свою сестру, на что та закатила глаза.

Я улыбнулся на эту сцену и отошел с Артёмом в сторону.

— Час назад люди с земель Михайловых вышли на связь. У них там проблемы большие, орда мертвых их зажала по убежищам.

Твою же мать… К своему стыду я забыл про Михайловых. А ведь у них больше десяти тысяч людей, которые остались одни. Реально стыдно, что про них забыл. С этим родом меня связывали дружеские отношения и то, что они вылетели из головы, отвратительно.

— Что предлагаешь? — спросил я парня.

— Надо отправить к ним рейд, помочь и предложить переехать. — последнее он произнес с сомнением, но всё же предложил.

— Я согласен. Предлагаю сразу и отправиться, пока разгрузка идет.

— Если поеду я, то могу остаться и помочь с переездом. Но мне нужна будет помощь. Могу взять Сергея или Игоря.

Я прикинул, как это будет выглядеть. Если люди запросили помощи, значит у них нет своих сил отбиваться от мертвецов. Плохо. Какие-то же стражи и сверхи там должны были остаться? Надо прояснить ситуацию. Бросить их на произвол судьбы я не могу, но и ехать самому заниматься переездом, пока не решен вопрос с моими людьми — идея так себе.

Математическая задачка, где вместо двойки от строгой учительницы ценой будут чьи-то жизни.

— Сейчас вместе отправляемся к Михайловым. Они тут недалеко от вас как раз. Возьми кого-нибудь одного из братьев, второй пусть здесь охраняет и подготовь отряд сопровождения, на двадцать стражей. Я поеду вместе с вами. Там решим вопрос с мертвецами, после определимся, как поступить дальше.

— Хорошо. Отряд уже готов, я заранее собрал. Выдвигаемся?

— Да. А где Степан? — вспомнил я про мага крови.

— Не видел его, — пожал плечами равнодушно Артем.

— В смысле не видел? — удивился я такой халатности.

Именно этот момент Кристина Ротен выбрала, чтобы показаться из-за ближайшего угла. Поймав мой взгляд, девушка замахала рукой и чуть ли не бегом направилась ко мне.

— Эдвард! Мой муж пропал, — выпалила она, оказавшись рядом.

Час от часу не легче.

Глава 10. Когда не разорваться

— Что значит пропал? Как давно он выходил на связь?

— Он вчера должен был вернуться. На крайний случай — сегодня утром. Но его до сих пор нет, а значит он попал в беду. — безапелляционно заявила Кристина, тяжело дыша.

Я отметил, что девушка волнуется за парня. Но почему? Потому что тот гарант её выживания или из-за чувств?

— С ним пытались связаться?

— Как? Я тут никто и звать меня никак, — раздраженно бросила она.

— Ты подходила с этим вопросом к кому-то?

— Подходила, — злости не убивалось.

Девушка посмотрела на Артема, все взгляды собравшихся скрестились на нем и он покраснел. После чего перешел в атаку.

— Да ничего с ним не случилось! Это же Степан, выберется как-нибудь!

Прозвучало это неубедительно даже для самого Артема, отчего тот смутился ещё больше. Смутился, заметил это и разозлился, махнув на нас рукой и отойдя в сторону.

Произойти со Степаном могло что угодно. Реакция Шелия скрывалась в другом. Степан для Артема никто, поэтому он тупо забил на проблему. Я лишь вздохнул про себя. Его понять можно, но я так поступить не могу. Взяв Степана под свою руку, я теперь обязан что-то делать с пропажей. Как минимум узнать его судьбу.

— Это может быть ловушка, — вставила Эрминия, — Если его схватили, то будут ждать нас.

Логично. И радует, что девушка сказала нас. Пусть ей Степан тоже никто, но она готова идти за мной.

— Я займусь этим вопросом, — ответил я Кристине, — Отправлюсь на земли Шамал, как только смогу.

— Почему не сейчас? — возмутилась она.

— Потому что я нужен сразу во многих местах, — вырвалось из меня раздражение, — Если Степан жив, то ещё час он протянет. А может и вовсе, даст о себе знать.

Ответ Кристине не понравился. Она поджала губы, вздернула подбородок и собралась гордо уйти. Я схватил её за локоть и удержал. Девушка обернулась, с вызовом смотря на меня. И откуда только столько гонору?

— Я не брошу твоего мужа, — сказал ей, — Отправлюсь за ним так быстро, как только смогу.

— Как будто тебе есть до него дело, — процедила она со злостью. — Я сама за ним отправлюсь.

— Ты успела стать грозным воином? Если да, то нам такие люди нужны, пристрою тебя к делам. А насчет дела… Степан теперь мой человек, а значит я за него отвечаю. Поэтому прекращай истерику и не чуди. И без этого проблем хватает.

Девушка несколько секунд смотрела мне в глаза, после чего кивнула и расслабилась. Злость ушла. Ну или она это на публику показала. Насколько же сложную себе жену выбрал Стёпа. И самое ужасное, что это теперь отчасти и моя головная боль.

— Чего встали? — бросил я остальным, — По коням и вперед!

* * *

Есть разные подходы к истреблению групп монстров. Проще всего выбрать безопасный вариант, когда растягиваешь противников и убиваешь их небольшими партиями. Времени больше уходит, зато сил меньше тратится.

До земель Михайловых я приказал гнать на всех парах. А когда впереди показалась толпа мертвецов, первым ворвался в неё на всей доступной скорости и принялся собирать жатву. То, что это опрометчивое решение, я понял быстро, но было уже поздно.

Стая в пару тысяч голов заполонила улицы и действовали они… разумно. Блокировали пути к отступлению, заходили в дома и методично выковыривали оттуда людей. О том, сколько погибло, можно было судить по свежим мертвякам. Их не спутать со старичками. На свежих видны раны, следы крови. У старичков полностью трансформировавшиеся тела.

Причем мне попалось что-то новое, про что в городе ещё не слышали. Серые тела, вытянутые руки, мощные челюсти и самое опасное — разумность.

Когда пробивался в толпу, гнал перед собой волну очищения, которой раньше хватало, чтобы гарантированно отправить любого мертвяка в отключку. Сейчас же как минимум половина устояла и бросилась врассыпную, когда я пошел на них с мечом.

Где-то сзади доносились взрывы и спину жгло от чужой магии, но я не обращал внимания, предполагая, что остальные зачистят тех, кто останется после меня. Как же я ошибался…

Проскочив первые ряды, я пробежал по улице, злясь, что мертвецы убегают. Не хватало ещё в догонялки с ними играть. Сюрприз поджидал за ближайшим поворотом, откуда на меня выскочила тварь с синей кожей. Я заметил лишь силуэт, который оказался в опасной близости. Блеснули когти, и не отпрыгни я в сторону, быть мне разрубленным на части.

Этот монстр отличался от собратьев. Ещё более жилистый и в разы быстрее, чем остальные. Он не стал приветствовать меня, сразу бросаясь в атаку.

Самоуверенность чуть не стоила мне жизни. Единственное, что я подготовил заранее, это форму меча. Пылающий клинок справился с задачей и когда я блокировал удар, то смог отрубить кисть монстру. Тот взревел, со спины дохнула опасностью и я кувыркнулся в бок. На поле боя пожаловал ещё один скоростной монстр, а вслед за ним повалили и остальные мертвецы.

При наличие мастерства можно драться против нескольких противников. Но каким бы мастером ты не являлся, нельзя выстоять против живой массы врагов, что захлестывает тебя со всех сторон.

Я ударил очищением, выбивая слабых тварей и следом пустил волну разрушения, вниз от себя. На десяток метров вокруг образовался ров, куда твари и посыпались. Часть из них тоже разрушило, но многие уцелели.

А дальше пошла рубка. Я сжигал, разрушал, а самых крепких рубил. Они перли на меня и перли, нескончаемым потоком. Меньше, чем через минуту, пришлось уходить в другое место и там повторять ловушку, потому что предыдущая быстро заполнилась телами и кусками плоти.

Ещё через пару минут с одной стороны поток мертвых закончился и в той стороне я увидел команду поддержки. Живые и целые, они пробивались ко мне.

Казалось, побоище длилось вечность, но нет. Всего ушло минут пятнадцать. А потом мы полчаса вычищали улицы, выбивая подранков.

— Ты видел? — спросила Эрминия, когда всё кончилось.

Девушка была заляпана кровью и ошметками с ног до головы, но не замечала этого. Уперев руки в ноги и наклонившись, она тяжело дышала, оглядывая дело рук наших.

— Ты про что? — в моем голосе тоже чувствовалась усталость.

— Они стали слишком разумными. Я заметила их командиров, у них фиолетовый окрас. Как подстрелила такого, остальные потеряли слаженность.

— Не заметил, — качнул я головой.

— Оно и понятно. Ты как мясорубка. Которой не помешает помыться.

— А сама то, — фыркнул я.

На это Эрминия улыбнулась и толкнула щиты вдоль тела от себя. Пара секунд и вся налипшая грязь слетела. Эх… Почему я не потратил пять минут, чтобы призвать золотой доспех? Сейчас бы тоже сверкал чистотой. А всё желание побыстрее разделаться с делами и опрометчивость.

— Артем! — махнул я магу, — Наладь контакт с местными, организуй оборону и собирай людей. Я к Степану и если там не будет проблем, то вернусь.

— Много людей с собой возьмешь?

— Один отправлюсь.

— Не, — встряла Эрминия, — Я с тобой. На всякий случай.

Я покосился на девушку, но возражать не стал. В принципе, её уже можно назвать боевым магом. Да и спину я ей доверить могу.

* * *

— Как твой страх? Разобралась с ним? — спросил я Эрми, когда мы выехали с земель Михайловых.

— В процессе, — буркнула та, — Знаешь, способности Фобоса та ещё гадость. Умом я понимала, что происходит, а тело предало меня.

— У тебя сильная воля.

— Недостаточно. На меня разом все страхи полезли. Что умру, что ты умрешь, что мы все умрем и что я подведу род. На меня это накатывало, как волны. До сих пор бесит.

— Ты злишься?

— Да. — хмуро кивнула она.

— А почему?

— Потому что этот маг разом достал наружу то, что я не хочу видеть.

— Но это в тебе и так есть?

Спрашивал я, чтобы понять странную природу способностей Фобоса. А ещё, чтобы Эрминия разобралась в себе.

— Есть, — последовал тяжкий вздох. — Получается, я трусиха? — спросила она как-то жалобно.

— Нет, — усмехнулся я, — С чего ты взяла? Много ты знаешь людей, что способы удержаться в сознание, когда у них паническая атака начинается? Ты молодец и нет причин корить себя.

— Но всё равно, я поддалась чужой воле. У меня было стойкое ощущение, что будь контроля чуть больше и я бы скинула с себя наваждение. Что с этим делать?

— Развивать в себе бесстрашие и готовность действовать, не смотря на страх. А ты, как я понял, эти страхи подавляла, поэтому не была готова, когда они разом на тебя набросились.

— Сложно-о, — проныла девушка, но я знал, что она задумается и выводы сделает.

Нам потребовалось минут двадцать, чтобы добраться до земель Шамал. Всё это время я нервничал, предчувствуя беду. И она не заставила себя ждать. Нас встретили люди, что выбежали на улицу, стоило заехать за общую стену. Никаких постов, охраны или чего-то такого я не увидел, хотя людей здесь по прежнему много оставалось.

— Господин! — замахал руками какой-то мужик, — Он там!

Нам указали направление, я кивнул и повел машину дальше. Там — оказалось в центре земель, недалеко от обрушенной высотки.

— Твою мать, — присвистнула Эрминия и я с не был согласен. — Чувствуешь кого рядом?

— Нет, но сохраняй бдительность. Он ещё живой. Поможешь?

— Да, сейчас.

Мы оба направились к Степану. Эрминия на ходу готовила исцеляющие заклинания, а я призвал меч и готовился вызвать защиту, если придется вступить в бой.

Магу крови досталось крепко. Кто-то его тщательно избил, после чего вбил столб прямо в асфальт и прибил парня к нему. В одних штанах, весь в кровоподтеках, он выглядел замерзшим мертвецом. При всём этом он умудрялся жить. Причина, по которой мага не сняли была понятны. Во-первых, люди наверняка боялись. Во-вторых, вокруг кружил мрак плотным облаком и приблизиться к нему означало погибнуть. Эрминия разогнала его своим очищением, которое уже начала постепенно осваивать. Я тоже добавил, выжигая остатки.

Самое сложное ждало дальше. Ощущение, будто парня кто-то целенаправленно заразил мраком. Тот пульсировал у него в груди плотным сгустком..

— Выжигаем? — спросила Эрминия.

— Погоди, — остановил я её, — Возможно, только благодаря мраку Степан жив.

Это было странно, но чем больше я наблюдал, тем больше склонялся к этому. Мрак распространился по телу и не давал тому окончательно умереть.

— Исцеляй, а там посмотрим.

Эрминия кивнула и принялась за работу. Создав вокруг ладоней свет, она принялась затягивать одну рану за другой. Кожа стягивалась, кости с хрустом вставали на места, синяки и кровоподтеки уходили.

— Клоз… — прохрипел Степан через пару минут, — Выжгите эту заразу из меня!

Я сделал то, что он просил. Направил поток очищения, обволакивая сразу всё тело. Степан дернулся, застонал, но тут Эрминия помогла исцелением и парень выдержал. Мы сняли его со столба и усадили рядом. Сразу трогать не рискнули, а то слишком много ран было. Одно неловкое движение могло его убить.

— Фух, — выдохнул маг крови спустя пару минут, — Думал, что всё, пришло время помирать.

Говорил он отчетливо, хотя выглядел, как жертва концлагеря, за ночь потеряв килограмм десять.

— Что здесь произошло? — спросил я.

— Мне отомстили. Та бешеная баба, которую я под завалом похоронил вернулась. Что радует — с друзьями, — оскалился парень.

— И тебя это правда радует? — удивилась Эрминия, оглядывая его жалкий вид.

— Раз толпой бить пришли, значит уважают, — выдал сентенцию маг.

— Они просто мстить пришли? — уточнил я.

— Почти. Сначала жарко было. Там дальше мы пару домов разнесли, веселились. Потом меня подловили и… в общем, травмировали слегка. Под конец мраком заразили, сволочи. Сказали, что если я так хорош, то смогу с ним справиться. Что это значит, Клоз? Есть мысли?

— Только догадки. Возможно, последователи Орловой перебарывают мрак и подчиняют его.

— Или он их дурит, — усмехнулся парень.

— Не исключено. Тогда у нас под боком зреет оплот Пасти.

— А какая разница? — ответил Степан, — Что то херня, что эта херня.

— Да ты сегодня просто разишь истинами наповал, — фыркнула Эрминия.

Степан на неё покосился, но ничего не сказал. Мы помогли парню добраться до машины, дали согреться, а дальше разбирались, что здесь произошло. Труда это не составило, люди сами пришли и рассказали. Сначала вышел бой, а потом чужие маги забрали то ценное, что люди собирались перевозить. Иначе говоря, орлята не хило так грабанули земли Шамал. Вывезли далеко не всё, но значительную часть запасов — да. Людей при этом оставили и сказали, что раз они захотели следовать за Степаном и Клозом, то пусть следуют и дальше. Случилось то, чего я опасался сильнее других вариантов. София забрала провизию, но оставила людей, скидывая их на мою голову.

А ещё возможно Степана оставили в живых, потому что я не убил Фобоса. Я травмировал парня, они травмировали мага крови. Что не так страшно при наличие целителей. Что это, негласное соглашение или я придумываю?

— Клоз, что будем делать с людьми? — Степан задал прямой вопрос, когда мы закончили опрашивать свидетелей, — Бросим или…?

— Мы не можем забрать всех и прокормить их, — честно ответил я, — Но, возможно, я смогу найти решение, как помочь им обезопасить себя.

— Да нет тут решения. Без охраны их в ближайшую неделю всех прикончат. Часть стражей сейчас на землях Шелия. Те, что оставались здесь — ушли к Орловой. Защитников тут по пальцам пересчитать можно.

Я вспомнил толпу мертвецов на землях Михайловых и согласился. Логика говорила, что надо жертвовать малым, чтобы спасти большее. Чем меньше людей перейдут на земли Шелия, тем проще будет решить вопрос с их пропитанием и выживанием. Но это означает обречь всех остальных на погибель. На мучительную смерть либо в лапах монстров, либо от голода. Если их забрать к себе, это непременно приведет к другим проблемам, уже для всех людей. Впрочем, эти проблемы и так будут. Что сто тысяч, что двести — либо мы в ближайшие месяцы придумаем, что делать с пропитанием, либо рано или поздно начнется голод, со всеми вытекающими в виде скачка преступности, насилия и прочих конфликтов.

Как поступить? Я не знал. Но некому было за меня решать.

Внезапно меня прострелила мысль. Хотел новый мир? Хотел реально что-то изменить, но при этом собрался обречь тысячи людей на смерть? Грош цена тогда моим стремлениям.

— Я передумал, — ответил я Степану, на что тот нахмурился, — Мы заберем всех, кто захочет пойти под мою руку. Условие — соблюдение правил и полезность. Если человек не готов трудиться, пусть и не приходит.

Кто сказал, что в том мире, который я хочу создать, есть место лентяям?

— Уверен? — недоверчиво переспросил Степан. А вот Эрминия мои слова приняла, как должное.

— Да. Как думаешь, есть шансы, что маги Орловой вернутся?

— Не знаю, — ответил парень задумчиво, — Но я останусь здесь и займусь переселением. Да и добра ещё надо много вывезти.

— Я помогу тебе сразу, как смогу. Знай, что сегодня на земли Михайловых напал новый вид мертвецов. Монстры уже почуяли слабину людей и скоро попытаются нас прощупать. Будь осторожнее и предупреди народ. Как закончу на своих землях, то приду к тебе на помощь.

— С Михайловыми что? Тоже возьмешь их людей под свою руку?

— Да, — ответил я твердо.

Если хочу реально что-то изменить, надо избавлять от стандартных рамок политики и мышления.

* * *

Чуть ранее…

— Фея, теперь и ты, Фобос, — покачала головой Орлова, — Вы решили меня все разом разочаровать? Что-то мне подсказывает, что пора вывести наши практики на новый уровень.

— Как скажите, госпожа, — склонил голову Фобос, стоя на коленях.

— Хотя что это я. Тебя ведь лишили сил, — хмыкнула женщина, — Узнаю почерк Клоза. Отправил тебя в качестве послания. Какой ему ответ дать, как думаешь?

— Я хочу отомстить.

— Право на месть ещё нужно заслужить. Но я знаю, какой ход мы сделаем. Раз уж Фея оказалась умнее тебя и хотя бы силы сохранила, то дам ей шанс реабилитироваться. Что касается тебя… Знаешь, что теперь тебя ждет?

— Всё на волю госпожи, — склонился парень ещё больше.

— Не лицемерь, Фобос. Этим ты разочаровываешь ещё больше. Тебе надо принять мрак, позволить ему восстановить силу и надеяться, что сможешь сохранить себя. Всё, уйди с глаз долой. Я лишаю тебя имени, пока ты не докажешь, что имеешь право его носить.

Тот, кого раньше звали Фобосом поднялся, кивнул и вышел из помещения. София лишь недовольно скривилась ему вслед. Раньше она была более высокого мнения о своих магах, но последние дни её разочаровывали.

Глава 11. Фундамент нового мира

В моей жизни хватает моментов, когда дни пролетают быстрее, чем успеваешь их заметить. Так было и в этот раз.

Неделя — пролетела. Наполненная тотальной самоотдачей, беспощадностью к самому себе, готовностью идти на риск… Я и не заметил, как прошло семь дней.

За это время почти удалось решить вопрос с моими землями. Мы вывезли восемь тысяч человек, ещё пара тысяч вскоре тоже отправится в путь, остальные решили остаться, но их решение может ещё сто раз поменяться. Изначально люди в целом были против переезда, но чем больше покидало земли, тем больше в народе возникал страх остаться. Так родилась цепная реакция, отчасти благодаря которой большая часть людей и переселилась. О чем думали остальные, я не знал, но собирался позаботиться и о них. Если они смогут принять мою заботу, но обо всем по-порядку.

С землями Михайловых тоже удалось отчасти разобраться и мы смогли совместными усилиями перебросить половину, где-то шесть тысяч человек. Самое выдающееся достижение приписывалось Степану. Он в одиночку, взяв с собой всех желающих, отправился пешком через город. Почти пешком… Женщины, дети, старики и больные ехали на машинах. Медленно, в общей колонне, что облегчало им путь, но совсем не уберегло от рисков.

В путь отправилось около тридцати тысяч человек. Это было на пятый день после того, как мы сняли Степана. До этого он активно вывозил всё ценное и перебрасывал людей небольшими партиями. На отчаянные меры он пошел, когда на землю Шамал ночью пришла стая демонов и перебила несколько сотен человек. Степан ночевал там же и пока справился с ними… В общем, ему стало очевидно, что и дальше оставаться без защиты нет смысла. Демоны гарантированно вернутся и их будет ещё больше.

Это был не просто страх, а статистика последних дней. Твари нападали всё чаще, не только на нас, а по всему городу. На чужих землях ситуация хуже, потому что там о людях некому позаботиться. Часть народа отправилась к Орловой, но насколько я знал, не особо большая.

Вместе со Степаном вышло тридцать тысяч, но дошли не все. Погибло в пути около двух тысяч. В чем была вина самого парня. Он предупредил о выходе нас, когда уже отправился в путь. Мы срочно выехали ему на встречу, перехватили людей на половине пути, но… Это мягкая, сладкая добыча, в реке с пираньями. Чудовища обезумели от жажды крови. С их точки зрения обед сам вышел на улицы, чтобы попасть в их жадные пасти.

Сам маг дошел едва живым. Он в буквальном смысле выкладывался на износ, стараясь поспеть за монстрами. Я видел следы побоищ. Горы трупов — это отнюдь не метафора, а суровая реальность, когда на улицах завалами лежали реально горы разорванных как тварей, так и людей.

Что сказать… После этого события Степан по праву стал самой противоречивой фигурой во всём городе, пожалуй. Тысячи людей его ненавидели, другие тысячи восхищались и благодарили. Сам я отнесся с пониманием. Я действительно его понимал, как никто зная, что каждый день давление нарастало, люди гибли, с этим надо было что-то делать, а ресурсов тупо не имелось.

Любое решение вело к смертям. Не было вариантов, как избежать трагедии. Я хотел помочь всем, рвал жилы, искал решение, но меня не хватало. В этом случае оставалось либо сдаться, либо двигаться дальше, принимая потери, как нечто неизбежное.

Не я один работал на износ. Все, кто хоть как-то мог сражаться, отдавали всех себя. Я не знаю ни одного человека, кто бы за эти дни не получил ранений. Работа на недолго утихала ночью, но и то, не для всех. Потому что ночь — это время монстров и они с удвоенной силой бросались на укрепления людей.

Что касается меня, то я и вовсе, позабыл, что такое сон. Спал урывками в те редкие моменты, когда не приходилось сражаться или развивать форму. Последнее — моя гордость. Спартак, как я его и просил, отобрал первый десяток людей, с которыми я поговорил отдельно. Пригласил их в зал, когда шла очередная погрузка.

— Буду говорить прямо и коротко, — сказал я им тогда, — Времени мало, через полчаса следующая отправка, за это время нам надо с вами всё обсудить. Есть мысли, зачем я вас собрал?

— Нет, господин, — ответил старший из них.

Дела я изучить успел. Это были лучшие из лучших в моём корпусе стражей. Как в плане физической подготовки и личных успехов, так и в плане моральных качеств. По крайней мере Спартак ручался, что эти люди не опустились и при прошлом, коррумпированном режиме. А это показатель. Потому что когда всё твое окружение грабит людей, помогает криминалу, а ты умудряешься держаться от этого в стороне — это пусть маленький, но подвиг. Мало кто способен противостоять окружению.

— Есть способ наделить обычного человека способностями мага, — сказал я прямо, как и обещал, — Метод частично обкатан и проверен на нескольких людях. Но риск всё равно остается. Начиная от случайных травм и заканчивая смертью. Делается это не по щелчку пальцев, от принявших дар потребуется тотальная самоотдача. А ещё в некотором роде отказ от прошлой жизни и взятие на себя гораздо большей ответственности, чем есть сейчас. Дело добровольное. А теперь я хочу услышать от вас вопросы. Если кому-то это сходу кажется неприемлемым, невозможным или что он не подходит, то вы можете уйти. — кивнул я на дверь, — Единственное, попрошу держать это в тайне. Скоро это и так станет всем известным, но пока болтать не стоит.

— Господин, правильно ли мы поняли, что вы предлагаете нам стать магами? — задал вопрос старший отряда.

Спросил сразу, без раздумий, не веря в то, что услышал. Да и судя по лицам остальных, они не понимали до конца смысл слов.

— Почти. Маги бывают разные. Я вам предлагаю пойти по моему пути. Моя сила способна разрушать стандартную магию, которой пользуются большинство магов. Так же она хороша против любых чудовищ и способна выжигать мрак. Правда, некоторые твари адаптируются и игнорируют эту силу, поэтому приходится постоянно развиваться, чтобы банально выжить.

— То есть, вы предлагаете стать такими, как вы? — рискнул задать вопрос один из младших стражей.

Младших по званию. Удивительным образом, все здесь были не рядовыми. Самый старший — капитан. Ещё тройка лейтенантов и шестеро сержантов.

— До моего уровня будет далеко, — улыбнулся я, — Не хочу, чтобы между нами возникло недопонимание. Я могу дать вам шанс стать магами. Насколько вы его реализуете, зависит исключительно от вас. Хотя нет, не совсем так. Это ещё зависит и от меня, как от учителя, но, думаю, вы понимаете, о чем речь.

— И как это будет выглядеть? — произнес капитан.

— Я запущу в ваших организмах изменения. Основой процесс происходит в течение первых суток, плюс минус. После этого вы постепенно начнете чувствовать магию и откроете возможность с ней взаимодействовать. Что, в свою очередь, даст вам возможность стать быстрее, сильнее и выносливее. Это первый уровень. Второй — сама магия. Все вы знаете Волчонка. Он один из первых, кто смог принять мою силу.

— Есть и другие? — вырвался вопрос у лейтенанта.

— Да, есть. Думаю, скоро они дадут о себе знать.

— Сколько уйдет времени, чтобы стать сильнее? — последовал вопрос от одного из сержантов.

— А сколько уходит времени, чтобы научиться драться? — показал я удивление, — Вся жизнь.

— Имею ввиду первые результаты, которые помогут нам выжить в эти дни, — не смутился мужчина.

— Честно — не знаю. Вы одни из первопроходцев. Поэтому я и попросил отобрать Спартака лучших. Вам придется пробиваться через этот путь вместе со мной, совершать ошибки, а может и гибнуть. Следующим поколениям, если у нас всё получится, будет легче. Поэтому я и говорю, что от каждого из вас жду тотальной самоотдачи. Вам придется отказаться от многих привычных вещей, поставить мир под знакомое мировоззрение под сомнения, преодолевать собственную слабость. Каждый день вам будет нужно исследовать себя, свои возможности и расширять их. Нагрузка только увеличится, но никак не уменьшится.

На самом деле я не сомневался, что какой-то толк да выйдет. Об этом говорил пример мальчишек. Что у Бегунка, что у Севы, которые уже прошли через трансформацию, открылись базовые способности. Конкретно — они научились чувствовать магию и сейчас активно развивали навыки контроля.

Воля — это основной инструмент взаимодействия с энергией, что разлита в мире. Я учил их контролировать как себя, так и своё внимание, учил взаимодействовать с внешней энергией. Как у них начнёт получаться, следующим навыком станет очистка этой энергии, а там, когда их энергетика окрепнет и сформируется, я передам форму очищения, что выведет их на новый уровень.

— А в чем подвох? — всё же капитан задал этот вопрос, на что я усмехнулся.

— Ни в чем. Риски я вам рассказал. Большинство магов в этом городе погибли, да и само человечество на грани вымирания. Поэтому мне нужна новая армия, что сможет это изменить и дать нам всем шанс на выживание.

— Тогда как мы можем отказаться? — улыбнулся тот самый сержант, что задавал вопросы.

Капитан на него покосился, но согласился. Как и остальные. Разговор был днем, я сказал им подготовиться к вечеру и что на сутки они могут выпасть из общих дел, так что пусть предупредят своих подчиненных.

За ночь ничего критичного не случилось, хвала удаче, я даже смог выспаться, просыпаясь всего пару раз и проверяя развернувшиеся процессы.

На следующий день меня порадовали измененные. Они первыми смогли совершить прорыв в развитии.

— Я отчитаться пришел, — сказал тогда Первый, вылавливая меня на погрузке.

Они не постоянно рядом со мной были. Часто группы тасовались. Утром измененные могли уехать вместе с караваном, вернуться, поменяться со сверхами и отправиться зачищать группу тварей, что появилась рядом с нашими землями. Или наоборот. Зависело от того, где больше напряжения. Если приходилось выложиться в поездке, а на землях было тихо, то люди менялись, чтобы отдохнуть. Силы то не бесконечные.

— Радовать будешь или как? — спросил я тогда мужчину.

— Радовать. — улыбнулся он, что было редкостью, — Три дня прошло после того, как ты над нами поработал. Сегодня удалось сделать прорыв.

— Что получилось?

— Энергия. Мы теперь её чувствуем и, кажется, наши тела автоматически поглощают силы извне. Нам сегодня пришлось выложиться, но действовали мы гораздо быстрее, активнее, при этом дольше и после почти не чувствовали усталости. Раньше после любых сверх выкладок нам требовался отдых. А ещё лучше обильное питание и комплекс витаминов.

Питание и витамины на самом деле были болью этих мужчин, чем Первый делился со мной. У всего есть цена. За их способности призраки расплачивались ускоренным метаболизмом, что выливалось в повышенный аппетит и это мягко сказано. Чтобы они могли эффективно действовать и при этом не жрать постоянно, организация их снабжала специальными питательными комплексами. По словам измененных, гадость редкостная, но сил даёт много.

— Может удастся тогда компенсировать вопрос с питанием? — предположил я.

— Может, — кивнул Первый, — Но, думаю, нам надо работать над этим поглощением энергии.

— Не только. Надо ещё научиться энергию фильтровать, очищать и не допускать заражения. Хотя, с вашими организмами я ни в чем не уверен.

— А как фильтровать?

— Я научу.

Объяснения Первому не особо понравились. Ещё бы. Энергия и мрак это почти синонимы. Из хороших новостей было то, что энергофон в мире резко вырос. Где-то в пять-шесть раз. Может это и не очень хорошая новость, потому что неизвестно, как это скажется на планете и людях. Пока вроде живы, кто от этого мог умереть, умерли, а как дальше будет… В любом случае изменить это я не мог, поэтому принимал, как данность.

То, что энергии много означало, что её легко впитывать. Возможно именно поэтому мои эксперименты удавались. В прошлом мире не уверен, что получилось бы создавать формы в ближайшие пару лет, потому что тупо не смог бы сконцентрировать нужный объём.

Главная же опасность заключалась в том, что мрак пропитывал эту энергию, разлитую в воздухе. Где-то мрака было больше, где-то меньше, но факт есть факт. Даруя такие способности я обрекал людей на риск потерять себя. Но у меня имелось решение. Энергия нужна, чтобы тела перестроились, адаптировались к силе, а дальше, с формой очищения, люди откроют возможность очищать энергию и разрушать мрак. Если успеют этому научиться до того, как умрут. Н-да…

Само развитие навыка не сложное. Нужно тренировать чувствительность и выделять разные оттенки энергии. Всё, как завещал проклятый старик, замутивший эту кашу.

Что касается сверхов, они резкого скачка пока не сделали. Изменился сам их подход к применению сил. Они теперь черпали не только внутренние ресурсы, но и восполняли их за счет внешних, что сократило усталость. Я бы рад всем инициированным поставить сразу форму очищения, но им нужно наработать базовую кондицию, чтобы потянуть её. Эх, время, где бы тебя найти?

К концу недели я инициировал ещё двадцать стражей, убедившись, что с первым десятком всё в порядке. Теперь осталось дождаться, когда семена взойдут и можно будет переходить к следующему этапу.

* * *

Черная орлица спикировала с небес, упав прямо рядом с толпой людей. Её крылья достигали в размахе десятка метров, а рядом дрожал воздух от переполняющей его силы. Люди невольно отшатнулись, побежали шепотки, кто-то склонился.

Женщина осмотрела их, заглядывала в глаза, отчего люди цепенели, и прикидывала у кого какие шансы пережить эту ночь.

Рядом с Софией возникла её верная послушница, склонив голову и ожидая приказа.

— Всё готово? — спросила Орлова.

— Да, госпожа. Новая версия ритуала подготовлена на сотню человек.

— Тогда запускайте.

Послушница кивнула и махнула рукой группе иммунных. Так называли тех, кто переболел мраком, смог его побороть и выжить после инициации. Сейчас таких людей было двадцать шесть человек. При статистики выживания в десять процентов нетрудно посчитать, сколько погибло.

София молча провожала взглядом иммунных, которые одним своим видом демонстрировали, ради чего эта толпа людей решила рискнуть. От них шло слабое мерцание силы, но слабое лишь на фоне самой Орловой. Для обычного же человека это был недостижимый уровень.

Здесь же находились и другие существа, слуги. Их было под сотню, они стояли безмолвными тенями и окружали людей. Если кто и хотел отказаться от выбора, то одного взгляда на этих серых существ хватало, чтобы заткнуться и последовать в здание, куда их без лишних церемоний направляли иммунные.

София дождалась, когда все зайдут и отправилась следом. Ей было интересно, что изобрела её ученица. Сейчас на землях Орловых собралось чуть больше пятидесяти тысяч человек. Те, кто успел прибиться к ним до того, как стена была перекрыта, а ищущие укрытия получили жесткий отказ. Запаса еды хватит на полгода и пока этот вопрос не решен, плодить ещё больше нахлебников женщина не желала. У неё мелькали мысли помочь всем, но логика быстро отговаривала от лишней слабости.

Трагедия с гибелью магов произошла девять дней назад. Этого времени хватило, чтобы люди окунулись сполна в отчаяние. Те, кто умнее, уже нашли себе хозяев, невезучие погибли, а остальные… Не знали, что делать. Чего женщина и ждала. Сейчас в городе находилось около двухсот, может трехсот тысяч, которые были никому не нужны. Клоз кого-то пытался забрать, но это было каплей в море и остается лишь наблюдать, насколько хватит мальчишки и как он будет выкручиваться после.

Но Орлова ждала не только падения Клоза. Ей требовалось людское отчаяние, чтобы предложить им спасение. Предложение настолько же простое, как и жестокое. Человек может перейти жить на земли Софии, при условии, что пройдет инициацию мраком.

Чтобы там не думали другие, Пасть не являлась абсолютным злом. По крайней мере сама София имела на этот счет собственное мнение. Да, Пасть попыталась её захватить, но и что? Чем это отличается от обычных людских игр за власть? Суть, что ускользала от других заключалась в другом. Мрак изменял организм так, что человек, если выживал, обретал способность с ним взаимодействовать. Это давало ему шанс овладеть практиками и стать магом.

Именно это София и предложила людям. Кто силен духом, кто готов рискнуть и поставить ради силы на кон свою жизнь, тот может прийти. Его ждет инициация, а если он выживет, то Орлова примет человека в младшие послушники и начнет обучать. Это не просто шанс на выживание, это шанс на светлое будущее. Потому что в новом мире если ты слаб, то никому не нужен. Уж не говоря про то, что скоро умрешь. Демоны, мертвецы, магическое заражение, болезни, голод или холод — не важно, что доконает. Без силы итог закономерен.

Но как бы София не относилась пренебрежительно к людям, убивать всех направо и налево она не хотела. Поэтому под её присмотром одна из учениц разработала ритуал, как увеличить шансы на прохождение инициации. Если повезет, то выживет не один из десяти, а больше. Поэтому Орлова и пришла на, по сути, рядовое событие, чтобы увидеть новые результаты.

— Шевелитесь! — кричали иммунные.

Они как никто другой знали, что нужно делать. Каждому в ангаре отводилось место. Надо встать в круг, а дальше… Когда люди были расставлены, ученица запустила ритуал, по каналам побежал мрак и жадно набросился на людей. Со сбором этой субстанции проблем не было. Как успела убедиться София, мрак — безразмерный. Из одного кубического сантиметра может родиться сколько угодно ещё. Это нарушало законы физики, но мраку на это было наплевать, он не являлся в полной мере физическим объектом.

Когда мрак коснулся каждого, София щедро плеснула своей силы, подхватывая людей и не давала им упасть. Это тоже часть ритуала. Основную работу делает ученица, но у той, к сожалению, пока не хватает сил на сотню человек разом. Поэтому София помогла.

Что будет дальше, она прекрасно знала. Связка из магии и мрака сделают свою работу. Люди либо окажутся достаточно сильны, чтобы принять этот дар, либо погибнут. Других вариантов пока не встречалось.

Если так пойдет дальше, скоро, очень скоро София получит в свои руки настоящую армию магов. А если быть точной, то сначала — лишь заготовки под магов. Дальше из них придется выковать что-то достойное, но женщину никогда не останавливали трудности.

Что будет после, кто знает. С такой силой и мир получится завоевать. Мальчишка Клоз может трепыхаться сколько угодно, но ему нечего будет противопоставить тому, что создается прямо здесь и сейчас.

Глава 12. Наведение порядка

На входящих в помещение людей я смотрел, как на нечто неизбежное, не особо приятное, но необходимое. Переезд закончился вчера, я позволил себе полдня отдыха, а сегодня нужно браться за очередную порцию проблем, которые, если не решишь, захлестнут с головой и похоронят все начинания.

Кабинет мне выделили в главном здание Шелия, где жили и и работали они сами. Сейчас это в первую очередь административное здание, мозг этих земель, командный пункт. И по совместительству место, куда я пригласил всех руководителей. Их было так много, что пришлось встречи разделять по ведомствам. Начать я решил с целителей. Как той области, где меньше всего ожидалось проблем. Имею в виду в плане руководства и организации. В других областях, чувствую, будет не так легко.

В кабинет вошли мужчина и три женщины. Мужчина, это который Арсений, поверенный и главный врач людей Эрминии. Первая женщина — Клавдия Антонова, главврач Шелия. Обычный человек, без способностей, она имела прекрасное образование, колоссальный опыт и руководила всей отраслью у Шелия, как в прошлом мире, так и в нынешние времена. Тут стоит уточнить, что совсем наверху раньше стояли маги. Главной из них была Сара, сильнейшая целительница, исследователь, ученый и просто выдающаяся женщина. Но она умерла. Осталась только Кино, которая сейчас готовится к родам активно, да Амалия, которая в силу опыта не могла потянуть руководство и административную работу. Да и не хотела, чего уж.

Что не снимало с девушки обязанностей. Срок у неё маленький, сидеть бездельничать, учитывая ситуацию, себе дороже, поэтому девушка много времени проводила в больнице, помогая врачам.

Вторая женщина — Аманда Церн. Занималась больницами на землях Шамал. Третья женщина — Ольга Кроткова, пришла с земель Михайловых.

— Мистер Эдвард, — кивнул мне Арсений.

Остальные молча поклонились и расселились по местам. Мужчину я хорошо знал, он занимался больницами на моей земле, так что мог себе позволить вольность. Аманду я тоже знал, но косвенно, особо мы не пересекались. Что касается остальных — они для меня были новыми людьми.

— Отчеты подготовили? — спросил я, когда они расселись и все, как один, уставились на меня. В ответ мне было четыре кивка, — Тогда, Аманда, предлагаю начать с вас. По идеи именно вы сейчас больше всего в курсе ситуации.

— Господин, вы передали подготовить отчет, но не сказали, что именно хотите узнать. Будет проще, если обозначите тему.

Говорит подчеркнуто вежливо. Настолько подчеркнуто, что хочется скривиться и умыться. Я прямо чувствую её скрытый посыл: мне не нравится подчиняться кому-то, кроме урожденных Шелия. А ещё женщине не нравилось, что на её вотчину пришла толпа чужих врачей. Какой бы умудренной она не была, её эмоции читались легко. Что меня, не желающего тратить время на интриги, раздражало.

— Сколько в вашем ведомстве сотрудников? Сколько сверхов, а сколько обычных врачей? Какие у них квалификации? Сколько сейчас больных на землях и чем болеют? Что с медикаментами и какой запас? В чем вы нуждаетесь? Чего срочно не хватает? Что станет критичным в ближайшее время? О каких проблемах мне нужно знать и какая вам помощь нужна? Как вы видите объединение всех специалистов?

— Сотрудников — значительно меньше, чем хотелось бы, — вздохнула женщина, — Обычных врачей пятьдесят шесть, включая меня. Младший персонал — около ста медсестер. Сверхов — одиннадцать человек. Волонтеров, что помогают — ещё пара сотен человек. Что касается больных, здесь ситуация плачевная и прогнозы, если говорить прямо, отвратительные, — тут она поджала губы, поглядывая на меня, — Лекарства заканчиваются, а заболевших людей только прибавляется. Простуды, травмы, ранения — это то, с чем мы сталкиваемся каждый день, но помимо этого есть и сотни других болячек. Стресс, постоянное напряжение, не самые лучшие условия жизни, скученность людей — всё это может привести вплоть до эпидемии. Если честно, то я удивлена, почему этого до сих пор не случилось. Возможно, случится в ближайшие дни. Сами знаете почему.

Это был огород в мой камень. Раньше, до трагедии, на землях Шелия проживало около восьмидесяти тысяч человек. Сейчас цифра стремительно приближалась к ста сорока. Людям приходилось ужиматься и забыть, что такое отдельная спальня. В одной квартире могло проживать до десяти человек. Двухэтажные кровати это то, что изготавливали постоянно, чтобы вместить всех. Дошло до того, что заселяли людей за стеной, потому что внутри места не хватало. Но люди всё равно шли, потому что так безопаснее. Земли вокруг регулярно зачищали, а в ближайшее время я собирался заняться этим ещё плотнее.

Возмущение Клавдии понятно. Сложившаяся ситуация это идеальный рассадник для распространения болезней. Появись какой вирус, он за счет кучности распространится в мгновение ока.

Не могу сказать, что Клавдия злая женщина. Но когда речь идет о выживание, то большинство будут раздражаться на чужаков, что осложняют их жизнь.

— Знаю, — кивнул я, — И также понимаю, что не пускать людей было более логичным решением, чем открыть двери для них. Логичным, прагматичным, но абсолютно бесчеловечным. Там, за стеной, у людей без защиты слишком низки шансы на выживание. А если по-правде, то их и вовсе нет.

— Молодой человек, — не удержалась она от подначки, — Я это понимаю, как никто. Каждый день вижу раненых бойцов, которые приходят из очередного рейда.

Я едва сдержал слова, рвущиеся на её ответ. Видит она… Не отрицаю, что работа врача это далеко не цветочки собирать. Но эта женщина сидит под защитой, в укрепленном районе, не беспокоится о том, что ей и её родным есть. Если она сама заболеет, целители и без лекарств смогут её вылечить, причем вне очереди, как ценного специалиста. Может её жизнь и не так комфортна, как в прошлом мире, но там, за стеной, всё ещё хуже. Смотреть на раненых бойцов не тоже самое, что самой кровь проливать. И не тоже самое, что помирать от голода в укрепленной квартире, где давно кончилась еда и откуда нельзя выйти, потому что внизу поджидают демоны и мертвецы. Или не поджидают, а скребутся, проламывают стены, ломают двери и врываются, чтобы сожрать тебя.

Что-то я завелся… Люди синхронно подались назад, отодвинувшись от меня. Я выдох, беря силу под контроль и спокойным голосом сказал:

— Обсуждать это можно долго, но вернемся к проблеме. Что можете предложить, чтобы избежать эпидемии? — Меры известны давно, — чуть замялась она, но стоило уйти давлению, как женщина снова скривилась, раздражаясь, что нужно говорить очевидные вещи, — Хорошее питание, нормальные жилищные условия, дистанция и личная гигиена. По каждому пункту у нас большие проблемы. Про них тоже рассказать?

— И так понятно, — качнул я головой.

Питание оставляло желать лучшего. В основном люди ели то, что удалось сохранить. Свежее мясо, зелень, овощи, молоко и фрукты — это что-то из разряда мечтаний. Стоит ли говорить, что это вело к ещё одной проблеме? Ухудшению иммунитета и здоровья. Жилищные условия — тоже проблема на лицо. Люди набились по квартирам и… Только на эту тему можно привести длинный список неприятностей. Одним пришлось потесниться, другим заселиться к тем, кто их не особо рад видеть. Теснота неизбежно ведет к личным конфликтам. Психологическая нагрузка возрастает в разы, а ведь и без того стресса хватает. Гигиена — так чтобы помыться и следить за собой, нужно много воды, которая теперь дефицитный ресурс.

— Не всё так плохо, как говорит моя коллега, — вмешался Арсений.

— Мы ведем исследование изменившейся флоры и есть предпосылки, что в ближайшее время сможем наладить добычу чего-то полезного и питательного.

— Как вы интересно сказали, — резко повернулась Клавдия к мужчине, — Чего-то, — это слово она буквально выплюнула, — Мы тоже ведем исследования. Что-то и правда добывать можно, хотя возникают сомнения, насколько безопасно использовать изменившиеся из-за мрака растения. Но это «что-то» — крайне небольшого размера, чего точно на всех не хватит.

Доклады про изменившуюся флору, да и фауну, я уже получал. Если кратко, то привычный растительный мир канул в лету. В первые месяцы большинство растений погибли. Люди даже начали опасаться, что это всё, конец. Но потом, на прахе своих прародителей, поперла новая растительность. Которая к текущему моменту захватила некоторые районы. Зимой! Генерируя вокруг себя особый микроклимат и тепло. Такие места называли аномалиями и люди не любили туда соваться, потому что монстров встретить там проще простого.

— Если начнем ссориться, — заметил я на спич женщины, — То это не отсрочит нашу гибель, а приблизит. Клавдия, я вам удивляюсь. Вы не первый день живете и должны понимать, что к чему. Или правда настолько неприятна, что хочется поиграть в отрицание и обиды? Так я скажу, мне не жалко. Человечество на грани вымирания. Полного и безоговорочного. Ресурсов впритык и они быстро кончатся. Либо мы что-то сделаем с этим в заданных условиях, либо проиграем гонку за выживание. Вот и всё. Нянчиться и разбираться с вашим недовольством я не собираюсь. Мне в команде нужны люди, готовые работать с полной самоотдачей, а не собачиться. Я достаточно ясно выражаюсь?

Женщина поджала губы ещё больше, но промолчала. Перед тем, как звать этих людей на собрание, я переговорил с другими «господами». Кино отказалась сюда зайти и взять это на себя, потому что её сейчас волновали исключительно роды. Артем, Сергей и Игорь так и вовсе, им медицина была по боку. Амалия — как уже говорил, для руководства всей структурой у девушки не хватало опыта, поэтому она устранилась. Эрминия — аналогично. Более того, лучницу больше волновали сражения и рейды против монстров, поэтому она спихнула руководство полностью на Арсения. Был ещё Степан, который тоже привел медиков, но и он устранился, сказав, что это не его тема. Вот так и вышло, что со всем надо было разбираться мне.

Я только начал погружаться в это, но уже подумываю, что пригласив на правление, Кино знатно надо мной подшутила. Потому что все остальные маги теперь могут ткнуть в меня пальцем и сказать, что я главный, а значит с вопросами надо обращаться ко мне. И недовольство тоже на меня выплескивать, как это делает Клавдия.

Самое дерьмовое, что без последствий я не могу её заменить. Она тут своя. Остальные — чужаки, в том числе и я. Уволить полностью нельзя, потому что специалистов в обрез, а смести и как пить дать, подковерные игры выйдут на новый уровень.

Если так и дальше пойдет, но начну задумываться о тирании. И видимо что-то такое в моем взгляде промелькнуло, потому что женщина побледнела. Да и остальные как-то напряглись. Обратив на это внимание, отметил, что опять от меня магией шибает. Второй раз уже не замечаю, как она из под контроля выходит. А если быть точным, то следует за моим раздражением. Мда, придавил я их. Но пусть так посидят, глядишь работать лучше будут.

Дальше обсуждение пошло в сухом формате. Собравшиеся перечислили, сколько всего у нас в распоряжение работников, сколько больных и какие проблемы ждут впереди. Итого на всех около пяти сотен обученного персонала, большая часть из которых обычные медсестры. Узких специалистов в разы меньше. Ещё около тысячи людей были задействованы, как помощники. Перенести больных, оказать первую помощь, прибраться — это всё их задачи.

Сейчас в распоряжение имелось три оборудованных и подготовленных больницы. По ним я и распределил руководителей, приписав врачей Михайловых к Шелия в главную больницу. Со зданиями тоже беда, потому что больных сильно больше, чем коек. Не будь здесь магов и сверхов целителей я вообще не знаю, как бы справлялись. По всей видимости никак. А так, даже если человек заболевал чем-то серьезным, у него были шансы быстро встать на ноги. Вскоре после того, как до него очередь дойдет. Нуждающихся сотни и люди работали на износ. Что тоже не очень хорошо, потому что если сляжет хотя бы один врач, это ослабит всех остальных, из-за того, что нагрузка то никуда не денется.

Также обсудили план, как новые люди будут обустраиваться. В конце подняли вопрос насчет захвата оборудования в других больницах. В городе по прежнему оставалось много мест, где оставалась ценная и теперь уже невосполнимая техника, забрать которую руки не дошли. Надо было это исправить и я пометил себе задачу, чтобы направить рейды.

Впереди меня ждал ещё бой. В смысле собрание по другому направлению.

* * *

— Что-то случилось? — задала вопрос Эрминия, когда вошла в кабинет.

Вместе с ней пришел Артем, Сергей и Игорь Шелия. А также Степан, Матвей с Алмазом и Первый. Следом вошли Спартак, Андрей Рязанцев — глава стражей Шелия, Богдан Павлович — новый глава стражей Шамал, Светозар Романов — от Михайловых.

— Пока ничего, — ответил я девушке, — Но если кто-то начнет тянуть одеяло на себя, качать права или выплескивать недовольство, то обязательно случится.

Из пришедших людей, пока рассаживались, кто-то усмехнулся, кто-то напрягся, а кто-то постарался сохранить маску на лице. До этого момента я не имел в своей жизни опыта настолько большой ответственности. В случае с землями Клоз, когда я там захватил власть — уровень несопоставим. Да и условия были совсем другие. На моей стороне тогда были традиции, привычки людей и реальные дела, когда люди увидели, что их жизнь меняется к лучшему. Постепенно, но я выправил ситуацию. Тогда мне это казалось тяжелым, но сейчас я понимаю, что то были цветочки. Реальная жесть творится вот сейчас, когда мне надо отвечать за десятки тысяч людей и любое решение, какое бы оно не было, будет иметь последствия. Неприятные последствия.

— Все знают, зачем мы здесь собрались? — задал я вопрос, когда люди расселись.

— Обсудить иерархию власти? — подал голос Степан.

В отличие от остальных, парень развалился в кресле, показывая своим видом отношение к подобным сборищам.

— В том числе, — согласился я. — Надо выстроить иерархию, спланировать оборону и рейды. Есть много мест, которые надо бы посетить. Но начнем с другого. Сколько у нас сейчас сил имеется? Что с оружием? Какие проблемы предвидятся?

Дальше пошло стандартное обсуждение. Руководители один за другим отвечали на поставленные вопросы. Скучная часть. Даже без драк обошлось, хвала удаче.

По итогу насчитали под тысячу бойцов. Семьсот из них обученные стражи, остальные это те, кто примкнул в последние месяцы. То есть добровольцы и ополчение, которые, тем не менее, приносили реальную пользу, выбираясь в город и участвуя в рейдах. Из этих семи сотен человек около двухсот относились к спецподразделениям. Ещё имелось около пятидесяти сверхов. Пару десятков достаточно сильных, чтобы выйти против демона один на один. Остальные — лишь небольшое подспорье в драке, а так обычные вояки.

Когда говоришь, что у тебя тысяча бойцов, то это звучит круто. Когда вспоминаешь, что это количество на сто пятьдесят тысяч людей, то розовые шоры спадают. Если же добавить, что стражи представляют опасность, пока у них есть огнестрельное оружие и что патроны восполнять нечем, то и вовсе, хоть стой, хоть падай. Скоро эта толпа превратится в бесполезную массу, потому что ни один из стражей не сможет выйти с голыми руками против демона.

— При текущих расходах оружия нам хватит где-то на месяц, — отчитался Андрей Рязанцев, — Это что касается наших запасов. Вы и другие привезли, но не думаю, что они сильно изменят ситуацию.

— У нас аналогичная ситуация, — подтвердил Спартак.

— У нас чуть лучше, — произнес Степан, всё так же валяясь в кресле. — Не сильно. При активном использование, месяца полтора выйдет, — рискнул добавить Богдан Павлович, косясь на своего господина.

Рискнул — потому что свою должность мужчина получил, когда прошлого главу Степан убил. Так что парня опасались и правильно делали.

— Вы исходите из последних двух недель? — уточнил я, — Обороняться всяко проще будет, чем переезжать.

— Если экономить, то выйдет два месяца. Пусть три или четыре. Ситуацию это особо не изменит, — пожал плечами Андрей. — А что у нас с обычным оружием? — вмешался в разговор Артем Шелия.

— У нас, — выделил это слово Андрей, — Ничего хорошего. Из холодного оружия в экипировку стражей входят только ножи. Ими разве что зарезаться можно против тех опасней, что поджидают в городе.

А вот этот мужчина своего господина совсем не боится. Наоборот, строго на него глядит, как повидавший жизнь мужик на молодого парня.

— У нас есть запас, — вставил Светозар Романов, — Но его на всех не хватит. Да и навыки нужны, чтобы с мечами обращаться. Или с любым другим оружием.

— Инструктора найдутся, кто научить сможет? — задал я вопрос. — Стрелковый клуб, — ответила Эрминия, — Можно изготовить луки, подготовить запас стрел, обучить…

Прозвучало бы смешно, не будь так грустно.

— Займешься? — спросил я девушку.

— Займусь, — вздохнула она.

— У нас тоже мастера найдутся, но учить — это долго, — ответил Светозар. — Нам надо исходить из того, что боеприпасы кончатся, — сказал я твердо, — И лучше быть к этому готовыми, чем нет. Но давайте сначала другой вопрос решим. Пора распределить, кто чем заниматься будет. Потом вместе подумаем, как избежать кризиса.

— Да что тут думать, — заявил Богдан, уже не косясь на Степана, — Надо восстанавливать промышленность, налаживать добычу. В городе есть заводы, их можно переделать под производство оружия. — Где же сырье брать? — спросил Артем.

— Так в городе хватает… разного. Пустим на переплавку, тут надо специалистов запрячь, чтобы думали, как это сделать. А мы обеспечим безопасность.

— Мысль хорошая, но нам надо ещё обеспечить добычу еды. — заметил я, — Обсудим это, никуда не денемся. То, как вас всех распределить у меня есть мысли, — перевел я тему, — Но может есть желающие высказаться?

Желающих не нашлось. Робкие девицы, блин.

— Тогда так. Нам надо обеспечить внутренний порядок, зачистку близлежащих территорий и рейды в город. Каждый из вас привык командовать своими людьми, но, боюсь, оставить в старом виде не получится. На зачистку и рейды надо собрать команды самых подготовленных, умелых и готовых сражаться. Кто к этому не готов или у кого подготовка слабая — их отправим на патрулирование улиц и решение бытовых конфликтов.

— Как бы с последним не было проблем больше, чем с проклятыми тварями за стенами, — раздраженно процедил Андрей Рязанцев, за что получил пристальный взгляд от Артема, — Конфликты уже есть. Только за последние сутки десяток драк. Людям не нравится, что приходится тесниться и жить друг у друга на головах. — Что с ними сделали? — спросил я.

— Да ничего, — хмыкнул мужик, — Сажать под стражу — это тоже ресурсы тратить. Воспитательную работу провели, расселили, но… Проблему это не решит.

А ещё может быть так, что её не захотят решать. Как бы тут социальное разделение не нашлось, когда местные стражи будут покровительствовать своим, а чужаков притеснять.

— Господа, все мы теперь в одной лодке и обязаны позаботиться о всех, именно всех людях, что находятся под нашей защитой. Если этого кто-то не понимает и будет разжигать ненависть, я его выпну с земель и этому человеку ещё повезет, если не сделаю чего хуже. Донесите эту мысль до своих подчиненных.

Не сказать, что эта идея пришлась по душе. Но я и не хотел от этих людей любви. Мне требовалось подчинение.

— Что касается участников драк — всех их переселяйте за стену. И людям расскажите, что это будет ждать всех, кто нарушает порядок. Что касается стражей… Подготовьте списки людей и отрядов. Завтра они должны быть готовы. Тогда же решим, кто и в какие команды войдет.

Есть у меня мысль перетасовать людей, чтобы они не сбивались в стаи. Надо их разбить, пусть налаживают связи. Но пока об этом говорить не буду. Завтра сам лично устрою общий осмотр, разделю на новые отряды и устрою через денек массовые учения, чтобы люди сработались.

— А теперь давайте поговорим про рейды и куда нам в первую очередь стоит заглянуть.

Глава 13. Форма исцеления

— Да твою же мать! — ругнулся один из учеников, после чего спешно добавил, — Простите…

Я открыл глаза, оглядывая своё воинство. Ну пока не воинство, а тщетно пытающихся создать простую форму мужиков. Сегодня я собрал всех инициированных в закрытом помещение и выдал им простое задание. От каждого требовалось волей собрать энергию в шар.

Пока это получилось только у Эрминии и Волчонка. Остальные, а это тридцать первых добровольцев и ещё трое мальчишек, выдавали всполохи энергии, но к результату пока не пришли. Тот мужик, что ругнулся, после неудачи призвал вспышку между ладоней и та… Опять сорвалась.

Мда… Создам армию, думал я. Изгоним мрак с земли, мечтал я. Дадим шанс человечеству… Ага, уже вот-вот, только дайте нам пару лет.

— Получилось! — раздался крик в другом углу зала.

Я перевел взгляд туда и увидел мужчину, удерживающего между ладоней шар, размером где-то в пять сантиметров. Свечение едва заметное, но это была именно форма. Выйдя из позы для медитации, подошел к нему и осмотрел, что получилось.

— Тяжело удерживать?

— С каждой секундой всё легче, — с удивлением ответил он, пялясь на шар, как на чудо из чудес.

— Молодец. Попробуй собрать ещё больше энергии и усилить.

Мужчина попробовал, шар стал чуть ярче, но… пошел волнами, вспыхнул и исчез. Ученик же выдохнул и вытер испарину со лба. Далось ему это не так уж и легко.

— Всё равно молодец. Отдохни немного и продолжай. И вы все продолжайте! Чего остановились? — обвёл я группу взглядом, — Как видите, это вполне возможно, надо лишь приложить усилия.

Я отошел в сторону и уселся обратно, продолжая поглядывать. Мне и самому есть чем заняться, а плотный контроль на данном этапе не нужен. Но уйти в себя мне не дала Эрминия, что плюхнулась рядом, перекидывая между рук яркий шарик.

— У них сил не хватает, — сказала она тихо, так, чтобы остальные не слышали.

— Сил, контроля и воли, — кивнул я.

— Это тоже. Думаешь, из затеи выйдет толк? Магами учатся быть всю жизнь, с ранних лет.

— Для этого я и создал форму шара, чтобы тренировались, — дал я ответ, а подумал другое.

Сам я магом стал тоже недавно. Прошло чуть больше года. Никто меня всю жизнь не учил. Вообще почти никто не учил, многие вещи пришлось открывать заново. И дело не в том, что я талантлив или у меня какие-то продвинутые тренировки. Дело в ином. В правильном подходе и отсутствие мишуры. Если не строить из магии удел избранных, а отнестись к ней, как к обычной практике, то всё сводится к тому, чтобы тренировать правильные навыки, правильным образом и в правильной последовательности. Правильно — означает эффективно. А эффективность штука не статичная, а динамичная и подверженная изменениям. Иначе говоря, всегда можно найти способ, как передать более высокий уровень навыка за более короткое время. Например, за счет того же умения видеть энергию. Которым я собравшихся людей тоже наделил, а значит они уже далеко обогнали обычных магов. Или способны их обогнать.

Форма шара — это один из ключей, который должен помочь быстро продвинуться в нужную сторону. Мысль создать эту форму пришла мне, когда я задумался, какие задачи стоят перед этими людьми. Если без возвышенностей, то задача проста — мочить тварей во всех их обличьях. А что нужно для этого? Правильно, вдарить посильнее. Но до «посильнее» ещё далеко, а вот освоить что-то простое, типа того же шара, почему бы и нет?

Форму я создавал с таким расчетом, чтобы её сила могла варьироваться. Чуть позже создам ранжирование и можно будет измерять силу магов. У того мужчины, который создал шар, его объем задействованной силы можно взять за точку отсчета и приравнять к одной единице. Навскидку, чтобы ранить среднего демона, потребуется что-то раз в десять мощнее, но и пусть. Благодаря этой шкале люди получат ориентир. Что, как я надеялся, придаст им мотивации.

— Скучно… — заканючила девушка, — Может спарринг, а?

Меня ткнули локтем в бок, провоцируя.

— Ты и так слишком хороша, — улыбнулся я, планируя и дальше развивать формы.

— Ну Эдди-и!

Иногда на Эрми находит и она становится жутко доставучей.

— Хочешь тренировку?

— Ага!

— Волчонок! — позвал я парня, — Иди сюда.

— Что? — спросил он с подозрением, косясь на Эрминию.

— Да, что? — проворчала девушка, ожидая другого.

— Становитесь на расстояние пяти шагов друг от друга. Волчонок, ты кидаешь шары в нашу милую лучницу. Не церемонься с нею. Твоя задача её задеть. Эрми, ты убираешь все щиты. Твоя задача — поглотить вложенную в шар энергию и сделать это достаточно быстро, чтобы тебя не задело. Понятно?

— Но как это сделать? — удивилась она.

— Как я делаю. Учись. Всё, давайте, идите заниматься. Потом скажете, кто по очкам победил. И да, уворачиваться нельзя!

— Злой ты… — прошептала Эрминия тихо, вставая. — Пойдем, Белый Волк, я покажу тебе, насколько могуча!

— Могуча? — переспросил парень, — Звучит как куча.

— Сам ты куча!

Дальше я их слушать не стал, погружаясь во внутренние процессы. Для них обоих это будет тренировкой. Волчонок научился создавать шары, но делать это часто, а тем более прицельно кидать — отдельный навык. Вот пусть и тренируется, а Эрминия осваивает что-то новое.

— Получилось! — заорал Болтля, — Получилось! Эдвард, получилось!

Последние слова он мне чуть ли не в лицо прокричал. Да что ты будешь делать… Идея заниматься здесь была не самой лучшей. Как бы сбежать от своих учеников?

— Молодец, — глянул я на Болтлю, что держал светящийся шар между ладоней, — Иди помогай Волчонку закидывать Эрминию. Народ! — обратился я к остальными, — У кого стабильно получатся шары, присоединяйтесь и кидайте её в Эрминию.

— Эй! — возмутилась девушка.

А я довольно улыбнулся. Будет знать, как меня доставать… Болтля на задание кивнул и убежал, тоже довольный. Я скользнул взглядом по откровенно завидующим Севе и Бегунку, да и по другим мужикам, после чего снова закрыл глаза.

Так, на чем я остановился…

— Эдвард! — выдохнула мне в лицо Эрминия спустя минуту, — Расскажи, как шары то поглощать, я не понимаю?

Издевается. Точно издевается.

— Ладно, ладно, разберусь, — испуганно запричитала она и свалила к Волчонку.

Тоже мне, взрослая воительница, блин. Ладно, сами напросились…. Я запустил вибрацию вокруг тела, разрушая свет и прячась во тьме. Теперь со стороны я выгляжу, как пятно мрака и только пусть ко мне кто-то попробует сунуться. Благодаря своей чувствительности, я прекрасно видел, как отреагировали люди. Кто-то замер, а кто-то и шуганулся. Послышались щепотки, но тут вмешалась лучница.

— Да это нормально, не парьтесь! — объявила она на весь зал, — Просто господин показал, что если кто будет плохо стараться, он его засунет в эту черную тьму и оставит там навсегда. И да, лучше его пока не беспокоить!

Начинаю думать, что давно ничего плохого не случалось. Раньше как было… Все в депрессии ходят, болтать не хотят, молчаливые и угрюмые. А сейчас у некоторых детство в жопе заиграло. Ладно, что-то я разворчался. На чем я там остановился? Ах да, формы.

Чтобы оценить то, что показал Болтля, много времени не потребовалось. Хватило и взгляда, чтобы увидеть вложенный объем сил. Приблизительно столько же, сколько и у того первого мужчины. Для сравнения, Волчонок сейчас мог создать шар раза в три сильнее. Эрминия — раз в пятьдесят, а то и все семьдесят. Надо бы замерить. Что насчет меня… Сложно оценить. Я эти шары в любых количествах и объемах могу генерировать. Настолько сильные, что они любое препятствие обратят в ничто. В сто раз сильнее? В тысячу?

Ах да, надо сравнивать с поправкой на разный тип энергии. Эрминия может создать шар в пятьдесят раз сильнее, используя привычную ей силу, которой у неё много. Этого хватит, чтобы уверенно чувствовать себя против любого демона. Замечу, что создаст она такой шар за пару секунд. А если подготовится, то объемы совсем другие будут. Если же говорить про высшую магию, то там и вовсе, эквивалент от тысячи начинается. В случае чистого очищения, Эрминия создает шары уже не в пятьдесят, а всего раз в двадцать сильнее того мужика. До вершин мастерства и ей далеко.

Типы энергии… Ещё одна головная боль и загадка, на которую я не прочь найти отгадку. Предпосылки были… Теорий хватало, но… Где гарантии, что я знаю истинный ответ? Когда-то я думал, что местная магия и Пасть это одно и то же. Синонимы. Что именно Пасть дарует силы магам и поэтому она имеет большую власть над ними.

Но всё больше склоняюсь к мысли, что это не так. В пользу этого есть несколько моментов.

Первый — какова природа моих сил? Старикан притащил меня из другого мира и это всему виной? Поэтому я другой и моё очищение так хорошо против сил Пасти? Да не, бред. Нет в моем мире ничего такого. Нет там магии. Или я ошибаюсь и что-то есть? Вот это и бесит, потому что наверняка узнать нельзя. Может кто-нибудь и откроет этот секрет в будущем, но пока приходится гадать и действовать на основе загадок. Возможно, способности моего рода объяснялись наличием магических способностей, а их скромность — тем, что мир то не магический и энергии в нём дефицит. Что, кстати, могло и породить родовую технику, когда мы поглощали входящий урон, чтобы накапливать энергию. Жаль, что старик умер раньше, чем дал ответы, как всё на самом деле устроено.

Второй момент — сами маги генерируют разные типы энергии. Или поглощают некую универсальную силу из окружающего мира, пропускают через себя, а наружу выпускают что-то иное. Взять то же целительство. Это ведь принципиально иной тип энергии! Пасть его дала? Да никогда не поверю. Зачем ей это? А остальные виды магии? Кровь, пламя, испепеляющий свет? Окей, это всё относится к разрушению, но всё же. Не верю я, что источник многообразия — Пасть.

К другому склоняюсь. Возможно, Пасть и причастна к этому. Возможно, она пришла из мира, вселенной или измерения, которые пропитаны магией. Или чистой энергией, благодаря которой Пасть и смогла сформироваться и развиться. Когда миры соприкоснулись, Пасть пробила дорогу к людям, то магия хлынула на землю и… А дальше то, что сказал. Люди как приёмники. Научились магию улавливать и менять внутри себя. Или сами вырабатывать, почему нет?

Если это так, то можно объяснить, откуда мои силы. Просто старик каким-то образом, с помощью то ли селекции, то ли прямого влияния, смог развить мой тип сил. А потом поместил меня в такие условия, где я эту силу вывел на новый уровень. Чувствую себя отборным теленком, которого откормили на убой.

Озвученное поднимало несколько вопросов. Что такое Пасть, будь она неладна? Она и есть магия или она всего лишь существо, что пришло из магического мира и притащило с собой магию? За счет чего именно происходит изменение энергии? Это Пасть даровала разнообразные способности людям или они сами изменяют изначальную, универсальную энергию? А может энергия не так уж и универсальна. Последний вопрос, который из этого следует: могу ли я создать форму-трансформатор или преобразователь? Например, создать не только мага очищения, а мага-целителя или повелителя огня. Если да, это будет ещё одним прорывом.

Этим я сейчас и занимался, ставя перед собой задачу создать форму-исцеления. Задача настолько интересная и перспективная, что глаза разбегаются и не знаешь, за что браться. Форма регенерации, отдельная форма-заклинание для исцеления в бою, форма раскрытия целительских способностей…

Но сколько бы задача не была интересной, она сразу же приложила меня головой об асфальт несбывшихся надежд. Я не умею исцелять. Могу кровь остановить немного, зажав рану энергией. Могу боль отключить. Организм ещё почистить могу, не только от мрака, но и от всех лишних токсинов. На этом мои возможности заканчиваются. То, что творят целители — сколько не пытался, делать не научился.

И по всей видимости это ставило крест на разработке формы исцеления. Я верил, что это возможно. Как минимум потому что уже создал форму пробуждения базовых способностей, а конкретно возможности чувствовать энергию и как следствие оперировать ею. Форма очищения, которую я уже дал своим ученикам — надстройка на эту форму, следующий уровень. Надо придумать что-то аналогичное, но с исцелением. В котором я ничего не понимаю, что и ставило передо мной могучую стену, через которую неизвестно, как пробиться. Если только не пригласить на помощь целителей. А точнее двух знакомых девушек, что как раз владеют нужной мне магией.

А это идея…

* * *

Занятие проходило с утра, часов до одиннадцати. Мне хотелось как можно скорее уединиться с девушками, но дела не оставляли в покое. Поступили доклады по стражам и пришлось определяться, кто чем будет заниматься. В итоге осмотр наших сил, того как люди обустроили, личное общение с командирами затянулось до вечера.

Зато вопрос решил. Не мудрствуя, я сделал, как и планировал. Перемешал людей, чтобы внутри и снаружи стен были представители всех «фракций». Иначе и дня не пройдет, как начнутся конфликты. Поэтому внутри остались самые слабые и наименее готовые к настоящим боям. На внешнюю часть отправил всех матерых бойцов, дав наказ провести учения, дать людям познакомиться и сработаться, и только после этого отправлять за стену. Дел за ней хватало и вскоре я планировал к этому присоединиться.

Своих же учеников я записал в личную гвардию и разместил их отдельно. Следующую партию, если ничего не случится, обращу не раньше, чем через две недели. Надо сначала первый выпуск хоть немного натаскать. Да и… Мне нужен сплоченный коллектив. А ещё лучше сплоченное братство, с правильными традициями и ценностями. Это не формируется за день. И за две недели тоже не формируется. Уйдут года.

Ситуация в городе и мире подгоняла меня насоздавать как можно больше магов очищения, но я понимал, что количество быстро всё испортит. Поэтому приходится балансировать между количеством и качеством, тщательно контролируя процесс. Вот я и хочу сначала присмотреться к тем, кто уже есть, наладить с ними контакт, развить их умения, обкатать в бою, а там дальше видно будет.

Не знаю, сколько это ещё останется в секрете. Но когда всплывет, вызовет эффект разорвавшейся бомбы. В первую очередь у оставшихся магов, потому что окажется, что они потеряли своё право на власть, которое подкреплялось их силой.

Ты можешь править людьми, будучи единственный магом. Но если таких магов вокруг сотни, то твоя эксклюзивность исчезает. А ведь вирус только в нашем городе магическую братию покосил. В других городах маги сто процентов выживут и это тоже отдельная проблема, хорошо, что отдаленного будущего.

* * *

Амалию и Эрминию я смог выдернуть только к вечеру, когда разобрался с делами.

— Что именно ты от нас хочешь? — спросила Амалия.

— Чтобы вы вложили всю свою силу исцеления, все знания, опыт и понимание, всю суть в форму.

— Эдвард, ты вроде знакомые слова говоришь, но смысл ускользает, — покачала головой Эрминия, — Я поняла твою идею с формами. Тот же шар — проще простого, особенно, если видишь магию. Но форма целительства? Это как, блин? Что значит вложить в магию знания?

— А ты когда лечишь, как это делаешь? Через энергию передаешь сообщение, что должно произойти в организме.

— Допустим, — нахмурилась Эрминия, — Но всё же…

До этого я не вдавался в подробности, что и как делаю. Пришлось объяснять. А потом ещё раз и ещё. Через час дошли до первых попыток и ничего не получилось. Идея: создайте любой символ, который будет пробуждать в людях способности к исцелению — провалилась. Девушки вроде понимали, что я хочу от них, но откровенно говоря тормозили и делали всё не так.

Возможно, проблема в том, что я слишком многого от них хочу. Или что это вообще невозможно. Из того, что я знал, теоретическая возможность имеется. Если исходить из того, что энергия универсальный строительный материал для чего угодно.

Попробовал работать вместе с ними, создавая базовую форму изменений. Девушки пытались влить туда весь свой опыт, но стабильного результата достичь не получилось.

— Может причина в том, что мы втроем работаем? И потоки смешиваются, порождая больше хаоса? — предложила Амалия.

— Возможно…

А ведь и правда. Что такое сознание обычного человека? Неупорядоченный поток хаотичных мыслей. Мало кто умеет контролировать его на качественном уровне. Этому надо учиться. Сколько я сил потратил, чтобы освоить умение вкладывать в форму именно то, что хочу? Да и то, до сих пор приходилось заниматься «чисткой», убирая из полуготовой формы сорняки.

— Можно начать с чего-то простого, — произнесла Эрминия, — Есть идеи с чего?

— Можно создать базовую форму исцеления, универсальную для всех магов. Она должна быть простой, останавливать кровь и давать шанс выжить в критичной ситуации. — предложил я.

— Как насчет заклинания тонуса? — предложила Амалия, — Правда, такие уже существуют. Как и десятки других символов, что применяются в работе целителя. Есть смысл создавать новые?

— А покажешь, что знаешь? Эрми, к тебе тоже вопрос.

Следующий час ушел на то, чтобы изучить известные девушкам символы.

— Раньше для меня это был темный лес, — поделилась Амалия, — А теперь я их на раз создаю. Мать сказала, что это уровень Сары.

На имени погибшей женщины голос девушки дрогнул.

— Если так, то это высокое достижение. — неловко сказал я, желая сменить тему.

— Да, — опустила голову девушка, — Но до её опыта мне очень далеко.

— Подруга, какие твои годы, — бодро заявила Эрми.

После чего подошла и обняла Амалию. Постояли, думая о своем, потом я вернулся к теме и продолжили.

Символ — это концентрат информации. Маг хотел что-то сделать, у него получалось, а потом десятки поколений шлифовали это знание. Так магия привыкала действовать определенным образом, а символ с каждым поколением набирал силу.

— Мне одному кажется, что символов как-то мало? — задал я вопрос, — И что они какие-то угловатые?

— Ну… — скептически протянула Эрминия, — Если честно, то есть такое. Но это может потому что мы кривые и мало знаем.

— Или потому что маги всю историю не могли их видеть, действуя на ощупь, — возразила Амалия, — При таком подходе визуальной красоты трудно достичь. Это важно, Эдвард?

— Не знаю пока, надо подумать. Но может дойдем до создания своего, универсального языка.

— Это перевернет весь мир магии. Ещё раз, — захихикала Эрми, — Хочу стоять у истоков!

— Тогда надо лучше стараться, — поддела подруга Ами.

— Давайте ещё раз, хватит болтать, — сказал я.

Так мы и провозились до поздней ночи, пытаясь реализовать те или иные задумки. Чужие символы я научился воссоздавать, но толку от этого особо не было, потому что мой тип энергии не подходил. Требовалось создать конвертер, но он, зараза, отказывался получаться.

Стоило признать, что с наскока проблему решить не получится. Когда уже шли к себе, Амалия в лифте подняла разговор.

— Эдвард…

— Да? — глянул я на неё, выныривая из своих мыслей.

— Я хочу похоронить близких.

— Хм… Как ты себе это представляешь?

От них остался лишь пепел, да и тот быстро рассыпался. Слово пепел не совсем подходило. Скорее что-то магическое, остатки искр их жизни. Иначе говоря, хоронить было нечего.

— Не знаю. Понимаю, что дни выдались действительно тяжелые и было не до этого, но… Они без сомнений пожертвовали собой, чтобы мы жили.

— И нужно отдать почести. — закивал я, догадавшись, о чём она, — Полностью согласен. Подумаю, что можно сделать.

В этот момент мне в голову пришла идея. Так бывает, что если мозг долго пинать по какому-то вопросу, то он выдает решение. Исцеление, очищение, похороны, артефакты, которые так и не доделал тот маг… Определенно, у меня есть задумка, как отдать дань уважения Шелия. Осталось это реализовать на практике.

Глава 14. Вылазка

— Какая задача командир?

— Командир здесь ты, капитан. Будешь вести людей. А я так, присматривать за вами и помогать выработать тактику. Строй людей, сегодня вас ждет много работы.

— Стройся! — зычным голосом крикнул мужчина.

Имя у него поэтичное, Гамлет. Сейчас нас здесь тридцать человек, не считая меня и Эрминии. Все со способностями. Двух дней им хватило, чтобы освоить базовую форму шара и теперь каждый мог пульнуть им при желании. Кто-то сильнее, кто-то быстрее, кто-то дальше, а кто-то плелся в конце списка. Проверим, как их новые умения сработают в реальном бою.

Здесь собрались опытные бойцы, кто и так не раз сражался. Я распорядился выдать им лучшее вооружение и сейчас собирался направить в одну из аномалий, которая находилась недалеко от нашего нового дома. По разведданным, здесь логово демонов, которое было бы неплохо зачистить.

Добирались сюда на машинах, которые оставили в стороне. До самой аномалии пара сотен метров и отсюда видно, насколько это место выделяется из привычного города. Если по правде, то я с утра наведался сюда один, скрывшись от чужих глаз, и разведал местность. Рисковать понапрасну и вести пока слабых бойцов в неизвестность не хотелось.

Раньше здесь находился стадион. Год назад его начали перестраивать и закончить не успели. В момент слияния двух миров пространство исказилось и теперь… Да так сходу и не расскажешь, что это. Словно взяли несколько десятков обычных домов, вырезали и вставили прямо в стадион, совместив два куска реальности. Но безумному архитектуру этого было мало, поэтому он позвал таких же контуженных на всю голову биологов и погодников-энтузиастов. Первые щедро забрызгали получившееся строение семенами, а сверху ещё то ли дерьма магического накидали, то ли удобрений. Как итог, сейчас перед нами находился гигантский темно-зелёный куст. Это не единый массив растений, их там тысячи, но со стороны именно так выглядит. Причем деревья гибкие, живые, сочащиеся соком, если их разрубить. Я пару кусков с собой захватил утром и исследователям отдал. Пусть изучают, что у нас тут за залежи под боком.

Что касается погодников — так здесь находилась природная аномалия. Мы сейчас стояли на улице, где лежал снег. Через десяток шагов он резко заканчивался и на смену приходила осень. А в самом стадионе так и вовсе, лето царило. По моим прикидкам там температура где-то плюс двадцать градусов. Может в силу этого, может ещё по каким причинам, над этим местом клубился туман.

В общем, со стороны так поглядишь и лезть туда не захочешь. Да и надобности в этом нет. Что делать на стадионе? Монстров собой кормить? Больно надо.

Но, как оказалось, не так страшен черт, как его малюют. Внутри находились не самые сильные демоны, по старым меркам первого-второго ранга. Ещё был один монстр выдающихся размеров, но с ним, если что, я сам разберусь.

Как Гамлет построил бойцов, я вышел вперед.

— Сегодня у нас две задачи. Первая — зачистить это место. Пройтись огнем и мечом, уничтожить всех демонов. Вторая — тренировка и обкатывание ваших способностей в реальной боевой обстановке. Проверим, достаточно ли вы приложили усилий на занятиях, чтобы выжить. Гамлет — на тебе общее командование. Распредели людей по тройкам. Каждый в группе прикрывает напарников. Группы прикрывают друг друга. Действуем не спеша, по очереди выходим вперед и пробуем сразиться с демонами. Если вдруг кто окажется ранен, то крупно об этом пожалеет и будет отрабатывать по возвращению. На крайний случай, если вы окажетесь достаточно глупы, чтобы подставиться, с нами идет госпожа Эрминия, которую вы прекрасно знаете. Именно она будет латать ваши шкуры, но лучше до этого не доводить. Если вопросов нет, то начинаем. Ах да, чуть не забыл. Мы с Эрминией скроемся с ваших глаз, чтобы не мешать.

Вопросов не последовало, люди быстро разошлись по тройками и неспешно двинулись к стадиону. Вот чем они мне нравятся, так тем, что это реально были лучшие. Не в мире, но среди стражей да. Поэтому нет суеты, лишнего волнения и глупых вопросов.

За прошедшие два дня мы обсудили тактику против тех или иных тварей, а точнее, доработали то, что парни и так умели. Каждый из них уже сражался против демонов и не раз. В прошлом мире это было нереальным достижением. Чтобы обычного человека, да выпустили против выходцев из Пасти — нонсенс.

Но сейчас времена изменились. Почти… Главное, что поменялось, за пару месяцев, проведенных в мире людей, демоны утратили нематериальную форму и, скажем так, заматерели. В смысле их тела преобразовались в полностью физические организмы. Если не считать редких исключений. Среди демонов тоже разновидностей хватало и в новом мире их прибавилось. По крайней мере за эти два месяца я видел разнообразие тварей больше, чем за весь прошлый год.

— Мы за ними? — подошла ко мне лучница, когда бойцы вперед ушли.

— Да, давай их обгоним и получше устроимся. Пойдем, я знаю, как нам их обойти.

— Ты уже бывал здесь?

— Ага, но парням только не говори. Пусть думают, что идут в неизвестность.

— Злой ты, — фыркнула девушка.

Отвечать я не стал, вместо этого ускорившись. Вскоре мы оказались на одном из этажей прилетевших сюда зданий. Или правильно будет сказать телепортировавшихся?

— Смотри, — показал я девушке, — Здесь узкое место, через которое им нужно будет пройти. А вон там тройка демонов лежит. Как раз, чтобы размяться и проверить свои силы.

— Ты уверен, что больше здесь никого нет? Я не чувствую, но ты в этом лучше разбираешься.

— Конечно, есть. На всем стадионе несколько сотен тварей. Конкретно в этом месте трое. Метров через пятьдесят ещё пятерка лежит. Если наши бойцы не будут ломиться и шуметь, то постепенно всех перебьют.

— А если на них толпа набросится?

— Мы тут на что? Одна тройка должна и без оружия справится с младшим демоном. Получается, что десяток групп стаю в десять голов перемолет. Если больше придет, то, так и быть, поможем. А может и нет, если ситуация критичной не станет.

Подтверждая мои слова, не прошло и минуты, как первую тройку демонов отправили на тот свет.

— Эх, любо дорого смотреть, — порадовалась Эрми.

Я тоже радовался. Демонов убили без единого выстрела. Одного стража для этого не хватило, правда, на тройки люди делились не просто так. На её острие всегда стоял самый мощный. Он формировал шар основу, а напарники вливали туда свою силу. Получался слаженный залп в несколько раз сильнее, чем действуй они поодиночке.

По результатам первой стычки я оценил, что верно обозначил единицы измерения. Грубо говоря, шар первого уровня мог слегка опалить демона. Эту планку взяли все собравшиеся мужчины за пару недель с момента, как у них появились способности. Чтобы сильно обжечь демона и нанести заметный урон, требовался шар пятого уровня. Такой могли призвать всего четверо на данный момент. Но действуя слаженно, выходили шары в пять-девять уровней. Залп тройки убивал наповал демона первого ранга, что мы сейчас с лучницей и увидели.

Гамлет засек тварей, оценил их силы, расставил людей и они дружным залпом накрыли хищных чудовищ. Те выглядели, как упитанные хряки. Лысые, сморщенные, бегающие вприпрыжку и не особо опасные. Младшие особи достигали высоты в метр, но дальше встретятся и покрупнее. Не говоря уж об их вожаке, что с фурой легко посоперничает. Главная особенность этих монстров была в толстой шкуре и неплохой регенерации.

С чем бойцы и столкнулись. Одну тварь они не добили, посчитав мертвой и когда подошли, та вскочила и бросилась на них. Но, говорю же, это были опытные бойцы, поэтому часть из них прикрывала группу зачистки. Они выпустили ещё один залп, а против очищения шкура не спасала. Очищение разрушало саму магическую основу чудовищ. В местах касания их организмы умирали. Если дать время, то восстановятся, но кто же его даст?

Я посмотрел, как Гамлет скомандовал добить зверушек. Бойцы попробовали разделать их тела мечами и топорами, но не вышло. Шкура то крепкая. Но справились в итоге. Били через уши, превращая мозги в кашу.

— А это мясо есть можно? — спросила Эрми.

— Не проверял. Хочешь попробовать?

— Да я за кусок свежего мяса убить готова. Надоело жрать то рис, то гречку. Без ничего.

— Возьмем тушу на пробу.

Тем временем на шум явилась пятерка демонов. С ними разобрались не так быстро, но тоже справились без применения оружия. Неплохо, очень даже. Через месяц эти бойцы станут автономной силой, способной вынести и сильную тварь.

* * *

— Как же скучно, — проворчала Эрминия спустя два часа, — Может подстрелим кого-нибудь?

— Не, пусть бойцы разбираются.

— Они только сотню тварей убили, сколько здесь ещё?

— Хватает. Некоторые из них в окрестностях охотятся и могут отсутствовать.

Бойцам повезло в том плане, что монстры не отличались стайностью, предпочитая сидеть максимум по пять особей. А ещё у них не было способа оповещения об опасности, благодаря чему отряд продвигался без особых проблем. Добавим к этому ленивость и не желание много двигаться, готовность жрать местные растения и получим то, что имеем — идеальную площадку для обкатки группы. Но у любой удачи есть предел.

— Кажется, ты накликала веселье. Сюда движется большая группа.

— Сколько? — заозиралась Эрми, выискивая опасность.

Когда представляешь стадион, то видишь большое открытое пространство. Но здесь было иначе. Тут царил настоящий лабиринт, многоярусный, где легко спрятаться и заблудиться. Мы с девушкой бродили по верхним этажам, а бойцы наоборот, шли внизу. За два часа они от силы треть расстояния вглубь прошли. Кажется, есть и ещё один аномальный эффект — пространство растягивалось, уж не знаю, как это возможно. Но по всем прикидкам отряд должен был пройти стадион насквозь к этому моменту.

Отвечать девушке не пришлось. Твари и сами показались в поле зрения. И это был кто-то новый. В отличие от гладкокожих, хоть и сморщенных тел, эти особи имели даже на вид жесткую шкурку. А ещё они обладали мощными глотками, оповестив о своем прибытие яростным ревом.

— Вмешаться? — спросила девушка.

— Пока нет, давай посмотрим, что будут делать.

Гамлет медлить не стал и скомандовал дружный залп. Бойцы выстроились и десяток шаров полетел в центр стаи. Те взвыли ещё громче, но в этот раз от боли.

— Они крепче будут, уверен, что вмешиваться не надо?

— Ждем. Но будь наготове.

Последовал приказ отступить и отряд бросился назад. Но это не было паникой. Они отступили на разведанную территорию, разделились в узких коридорах зданий и вскоре нанесли ещё один удар по стаи, но уже со второго этажа. Там бой и дадут, понял я. Место удобное. Эти монстры пока не показывали выдающейся прыгучести, да и в скорости не самые быстрые.

Отряд продержался минуту, после чего пустил в ход оружие. Зря они так. На стрельбу сейчас точно набегут…

Так и случилось. Демоны повалили со всех сторон. Отряд принялся отступать наверх, на каждом этаже давая бой. Ещё одна ошибка. Что они собираются делать после того, как лестница кончится?

— Эрми, ты пострелять хотела? Давай вон по тем уродцам, но так, чтобы наши не видели. Пусть безысходность почувствуют в полной мере.

Если ждешь, что тебе придут на помощь, то выкладываться будешь гораздо меньше. Что меня не устраивало, поэтому я и нашел такие условия, где отряд в полной мере проявит себя.

— Хватит? — произнесла лучница, перебив десяток монстров и тем самым сбив поток.

— Да, должны справиться теперь.

Стрельба шла полным ходом, ребята отрывались на полную. Перебрались к ним поближе и дальше наблюдали за сражением из первых мест. Я создавал вокруг нас с лучницей поле черноты, поэтому не опасался, что демоны или люди засекут. Да и не до этого им было.

Как только наплыв снизился, Гамлет приказал спускаться и добивать тварей, чтобы точно не встали. Но не тут то было. Бойцы успели зачистить пару этажей, как нагрянула новая волна и бойня повторилась. Так и прошли оставшиеся часы на одном месте.

К концу настолько воняло трупами, что, как мне кажется, монстры в первую очередь на запахи сбегались, а не шум. Повезло, что главный засранец, то есть демон переросток, так и не пришел, решив где-то затаиться.

— Ну как, бойцы? Все целы? — спросил я, когда мы вышли к ним.

— Да, господин, — ответил капитан.

Все уставшие, потные и выдохшиеся.

— На сегодня всё. Двигаем на выход, но бдительности не теряем. Эрми, прикроешь? Тебе дополнительная тренировка чувствительности.

Лучница как обычно фыркнула, вскинула лук и выпустила стрелу. В ответ раздался обиженный вой. Это демон засел и поджидал людей. Хитрая тварь, хех.

Глава 15. Личные силы

Когда я заявил, что планирую создать личный отряд и добавил, что он будет способен противостоять угрозам нового мира — ко мне отнеслись скептически. Когда я отдал приказ распространить эту новость и что все желающие могут прийти на площадь, чтобы попытаться пройти отбор — скепсис вырос в пару раз минимум.

Сказал я это руководителям, в первую очередь стражей. Что примечательно, товарищи маги, имею в виду Артема, Сергея и Игоря, тоже отнеслись скептически и завалили меня вопросами, что я хочу сделать.

— Сами потом увидите, — только и отвечал им.

Единственный, кто отнесся без скепсиса — Екатерина Шмитцер, которую я поставил заниматься «связями с общественностью», передав ей в управлению всё направление.

Новости об удачности экспериментов пока не распространились. Эрминию и Амалию я попросил молчат. Как и мальчишек с бойцами. Да к ним бы господа маги и не пошли. Троица Шелия старалась держаться важно. Не могу их винить. Наоборот, учитывая ситуацию, парни ведут себя вполне достойно. Но важность им мешает. Будь они проще, давно бы узнали, что к чему.

Как бы там не было, про создание отряда я сказал за пару дней до первой вылазки на стадион, которая была вчера. То есть прошло три дня. За это время новость распространилась и в час назначенной встречи, выйдя на улицу, я встретил толпу, человек в пятьсот. Люди подходили и подходили, не останавливаясь.

Не, я ожидал, что кто-то придет, но чтобы столько? Оглядел народ и понял, что это по большей части зеваки. Им интересно глянуть, что будет, но серьезно они не настроены.

Ладно, сейчас отделим зерна от плевел. Я вышел к толпе, поднял руку и призвал к тишине. Послушались. Люди постепенно затихли и дали мне возможность сказать.

— Три дня назад я объявил, что начну собирать личный отряд и что любой желающий может присоединиться, если пройдет отбор. — я сделал паузу, оглядывая людей и отмечая, слушают ли они меня, — Но не надо думать, что будет легко, приятно или весело. Совсем нет. Будет тяжело. Этот мир изменился и нам требуются воины. Те, кто пойдет в самое пекло и отвоюет право на жизнь для всего человечества. От всех, кто решит примкнуть, я потребую максимальную самоотдачу. Вы больше не будете заниматься прежними делами, на ближайшие месяцы перейдёте ко мне в подчинение. Если кто-то не чувствует готовность, если кто-то слаб, боится, не готов выкладывать на всю тысячу процентов — уходите и не тратьте моё время. Возможно, у вас есть вопросы, что именно мы будем делать, но об этом узнают только те, кто решит присоединиться. Остальные смогут узнать позже. Сегодня день первопроходцев. Тех, кто готов последовать за мной, кто чувствует внутри себя огонь и жажду действий.

Пока толпа переваривала сказанное, я подозвал капитана.

— Гамлет, нужно вот эту массу, — кивок в сторону людей, — Разделить на группы. Пересчитай и дели на равное количество. После чего своим ребятам передашь.

— Будет сделано!

Чтобы организовать толпу, ушло минут двадцать. Из всей массы осталось человек двести. Две трети отсеялись и расступились в сторону, сейчас с жадным интересом поглядывая на тех, кто вызвался. Что же… к концу дня останется ещё меньше.

— Берите свои группы и бегите. Так долго, пока половина не отвалится. — сказал я своим бойцам.

Создание воина — это как ковка меча. Нужно взять сырую руду, расплавить её, придать форму, а дальше ковать, ковать и ещё раз ковать. Это относится как к физической составляющей, так и психической.

Те, кто пришел — обычные люди. Почти… Они оказались достаточно удачливы, чтобы выжить после трагедии. И достаточно выносливы, чтобы не сдохнуть от плохих условий, холода, голода и тяжелой работы. Но всё равно, это обычные люди.

Кто бы что не говорил, но обычный человек не способен выйти против демона. Я не говорю про победу, до этого далеко. Речь про саму готовность. В порыве эмоций это не сложно, особенно, если некуда отступать. Особенно, если за твоей спиной близкие. Но вот выбраться из безопасного района, отправиться в рейд и там сражаться — тут нужно нечто большее, чем состояние аффекта.

Издревле существовали мастера, у которых люди хотели учиться. И, наверное, с ещё более древних времен появились те, кто хотел всё, не делая ничего.

Сила, власть и могущество, без регистрации и смс, уже сегодня вечером. Ну или как быстро похудеть и найти мужа миллионера, кушая тортики и закусывая чипсиками, не выходя из дома.

Какое это отношение имело к происходящему? Прямое. После того, как начался бег, первый человек отсеялся через минуту. Через десять минут штук сорок свалили с дистанции.

Может они все и замечательные люди, но мне нужны самые решительные и волевые. Выносливые тоже не помешают. Самое интересное, что те, кто сошел в первые минуты дистанции, были не люди со слабой дыхалкой и плохо бегающие. Это были плохо замотированные, что пришли ради интереса, но не захотели пролить и капельку пота, чтобы узнать, что будет дальше.

Через час осталось девяносто шесть кандидатов. Неплохо. Думал, меньше будет.

— Гамлет, как впечатления? — спросил я у капитана, когда он подошел ко мне после пробежки.

Сами люди в этот момент попадали, кто куда и пытались вспомнить, как дышать.

— Свежо сегодня, бодрит, — это он про температуру минус три так шутит, — Дальше как обсуждали?

— Да, прогони их по базовым упражнениям. Но я про другое спрашивал. Как тебе люди? Приметил кого интересного? Или может кто наоборот, отталкивает?

— Пока рано говорить, — покачал он головой, — Остались либо самые выносливые, либо упорные, либо те, кто из принципа не хотел сдаваться. Посмотрим, что дальше будет.

Пять минут на отдых и понеслось. Упасть, отжаться, вскочить, подпрыгнуть, хлопнуть руками над головой, упасть, отжаться. Сотня новичков это слишком много. Меня устроит, если и десяток останется. Сейчас девяносто шесть, так что…

Через час осталось сорок семь. Упертые ребята, признаю. В этот раз, после пробежки, если кто сходил с дистанции, то его хлопали по плечу и говорили, что он может попробовать в следующий раз. Мелочь, но людям было приятно.

Как закончили с этим этапом, перешли к спаррингам. Каждый из «выживших» должен был выйти против моих бойцов. У тех стояла задача проверить навыки, решимость и способность держать удар. А ещё способность не сдаться, получив по роже. И не обидеться, что важнее всего остального вместе взятого.

Замечу, что из всех новобранцев пятеро — женщины. Даже интересно, пройдут они это испытание или нет.

Ничем выдающимся этот этап не удивил. Недалеко всё так же наблюдала толпа, что наслаждалась зрелищем и подбадривала кандидатов. Мда… ещё одна проблема. Сейчас ведь телевизор и интернет не работают, как и почти все развлечения. Последствия налицо. Первая половина дня, близится обед, а толпа людей бездельничает и радуется, что кого-то бьют.

Думаю, ближе к вечеру весь район будет в курсе, что тут происходило, событие обрастет выдумками и к ночи я превращусь в демона, изрыгающего огонь.

В итоге осталось тридцать два человека. Неплохо. С этими уже можно работать и пообщаться ближе. Последний бой ознаменовался выкриками и улюлюканьем толпы. Но внезапно эти звуки пронзил чей-то вопль. Люди замолкли, заволновались, волна напряжения разбежалась по толпе.

Я заметил, как всё больше людей показывает куда-то в небо, глянул и… обомлел. Там, наверху, ближе к облакам, летел настоящий, мать его, дракон. Или кто-то на него очень похожий. Отсюда трудно оценить масштаб, но, думается мне, эта зверюга размером с самолет.

Твою же мать… В толпе нарастала паника, люди начали разбегаться по укрытиям, я же стоял и молча наблюдал, как зверь в небе удалятся по своим делам вдаль. Походу, беда откладывается… Чтобы вывести людей из ступора, подошел к кандидатам и гаркнул:

— Чего пялитесь?! Что, дракона никогда не видели?! Всем встать и марш в корпус стражей. Там вам окажут помощь целители, а дальше пообщаемся лично. Исполнять!

Придавленные силой, люди забыли про дракона и побежали в нужную сторону. Остался последний, четвертый этап — личное собеседование. Посмотрим, что за люди хотят обрести силу.

* * *

— Что подвигло прийти ко мне?

— Хочу быть полезной, — ответила женщина спокойно.

— Врешь, — ответил я ей в тон, — Какая настоящая причина?

На моё заявление она стушевалась и отвела глаза. Эх, в какой раз уже… Никто, вот вообще никто из тех, кто пришел, не стал говорить прямо. Но я не винил людей в этом. Часто они и сами не знали ответов, что привело их сюда.

— Я осталась одна, — наконец выдала она что-то более похожее на правду, — Моего мужа убили. Разорвали демоны. У нас свадьба была три месяца назад. Планировали ребенка, — под конец речи она мне прямо в глаза посмотрела и я в очередной раз вздохнул.

Ещё одна сломанная душа. Обычно люди, вспоминая трагедию, плачут. А эта держит всё в себе.

— И что теперь? Много кто потерял близких. Пришла то зачем?

— Хочу стать сильнее. Отомстить, — чеканит слова как патроны для врагов.

— С чего взяла, что у тебя получится?

Я намеренно груб. Если деликатничать с людьми, они тоже будут вилять. Если растрясти их, они становятся откровеннее. Проверено десяток раз за этот день.

— Я упрямая.

Мелькнуло подобие эмоции. Косая усмешка перерезало её лицо.

— Ты ищешь жизнь или смерть?

Её зрачки расширились, смотрит на меня чуть ли не зло.

— Смерть. — наконец выдает ответ, глаза не отводит, говорит с вызовом.

— Тогда ты сломаешься. — бросаю ей в ответ, — Твоего упрямства не хватит. Я могу дать тебе силу, научить убивать, но итог будет закономерен — ты сама погибнешь и это в лучшем случае. В худшем — подведешь команду. Займешь место, которое мог бы занять другой человек. Потратишь время и силы, что я вложу в тебя. И всё ради чего? Чтобы ты потешила себя, убив пару демонов и решив, что отомстила? Кому-то от этого легче будет? Твоему мужу? Другим твоим близким? Тебе самой? Или быть может мне? Никому. Не сделает этот мир лучше.

— А если я убью сотню демонов? Это спасет чужие жизни.

— Возможно. Но этого мало. Что такое сотня демонов в рамках всего мира? Даже не капля.

— И… — женщина хотела что-то сказать, но не смогла подобрать слова, — Что делать?

— Для начала подумай над сказанным. Если хочешь побыстрее умереть, то не трать моё время. Его и так у человечества не много осталось, чтобы выбраться из той дыры, куда мы все угодили. Если поймешь, действительно поймешь, что готова к большему, чем тупо сдохнуть, приходи завтра, продолжим.

Женщина ушла, а я, умотавшись, откинулся в кресле. Выслушать больше тридцати человек истощит кого угодно. Не все из тех, кто добрался до собеседования, прошли дальше. Часть я отсеял, остальным предложил вернуться завтра. Неделю их гонять буду и тем, кто пройдет через тренировки, выдам форму пробуждения. Ту, что открывает базовые способности.

Ещё пара недель уйдет на то, чтобы освоить новую силу, а там и очищением дать можно. К этому моменту первая группа, во главе с Гамлетом, «подкачаются» и станут примером, к чему надо стремиться. А ещё возьмут себе в подчинение новичков, чтобы обучать их. Я же буду всем этим руководить, вмешиваясь в редких случаях и задавая общее направление.

* * *

Жизнь настолько наладилась, что людям стало до праздников. Двадцать третье февраля выпало на большой переезд и как-то я позабыл про него, а вот восьмого марта люди оторвались. Ну как люди… Мужчины в первую очередь, стараясь порадовать женщин. В этот день были отменены все рейды и… На этом почти всё. Рестораны в новом мире исчезли, как класс. Кафе переориентировали на общие столовые. Там люди расстарались, как могли, пытаясь из имеющихся продуктов создать праздничный ужин… Что-то даже получилось, но день запомнился далеко не этим.

А тем, что можно было свободно вздохнуть. Проблем выше крыши, но безбашенный галоп закончился. Впереди планомерная, пусть и долгая работа.

Я и сам поддался общему настрою, выбрался в город и нашел цветы. Хрен знает какого вида, но это не главное. Не ядовитые и ладно. Наверное…

Ещё порадовало, что зима отступила. Последние два дня плюсовая температура держалась. Эх, надо быстрее армию формировать, да экспансию вне города начинать. Сейчас далеко уезжать было слишком опрометчиво, потому что не знаешь, какая беда постучится в дверь, пока тебя нет. Лучше, чтобы бойцы были под рукой. Но когда их станет больше… Немного до этого осталось.

* * *

Одиннадцатого марта я посвятил двадцать отобранных людей в свою личную гвардию. Надо было видеть их лица, когда они узнали, ради чего вкалывали эти дни.

График отряда состоял из: утренней общей тренировки с новичками, где их натаскивали на бой. Та женщина, кстати, всё же пришла и показывала себя достойно. Единственная из всех женщин (не считая Эрми), симпатичная на лицо, она сразу привлекла к себе внимание. Эх, учитывая, что здесь есть холостяки, как бы так не вышло, что она вскоре захочет уйти по семейным обстоятельствам. Лично я этому не удивлюсь и даже порадуюсь.

После общей тренировки новички отпускались, а отряд продолжал тренировать очищение. Где-то в обед мы выезжали на зачистку очередного гнезда тварей. К вечеру возвращались, люди приводили себя в порядок и… Снова шли заниматься с новичками, после чего заканчивали день личной тренировкой очищения.

В высоких нагрузках было несколько смыслов. Первый — перестройка тела. При сверх нагрузках организм рефлекторно тянул разлитую в воздухе энергию для своего укрепления. Специально для бойцов я разработал практику медитации, чтобы осознать этот процесс и управлять им. Что сказать… Результат был, бойцы это видели и занимались с удвоенным рвением. А как иначе, когда ты всего за пару недель стал процентов на пятьдесят быстрее, выносливее и сильнее?

Второй смысл, касающийся новичков, заключался в проверке. Я хотел узнать, выдержат ли люди нагрузку и хотел посмотреть на них вблизи. За неделю регулярных занятий успеваешь неплохо узнать человека, чтобы составить о нем мнение. И решить, стоит ли его пускать дальше или нет.

Сам я принимал активное участие во всех делах, лично тренировал людей, но помимо этого вел разработку и других проектов. Не говоря уж про сотню дел, связанную с управлением районом.

С этим был связан один неприятный момент. Дошло до того, что я стал тупо давить людей и вбивать им в голову недвусмысленные приказы. Если в общих чертах, то в силу того, что здесь собрались люди из разных земель и общей напряженной, дефицитной ситуации, начали цвести интриги. Иначе говоря, каждый тянул одеяло на себя. До совсем уж маразма не доходило, но веру в человечество подкосило. Тут своим людям больше еды выделить, а там лучше жилье предоставить, немного потеснив чужаков. Это всего лишь два примера из всего многообразия.

Тех, кто чрезмерно тянул одеяло на себя, я вычислял на раз два. Настолько привык чувствовать людей, что эмоции считывал в непрерывном режиме. Тройка прямых вопросов и если замечал что-то подозрительное, то быстро раскручивал человека на откровенности. Из-за чего меня стали опасаться, потому что я не гнушался подавлять волю. Не полностью, но достаточно, чтобы человек заговорил ИСКРЕННЕ.

Думаю об этом и самому смешно. Как мало надо, чтобы нагнать страх. Всего лишь мотивировать людей говорить правду там, где бы они хотели промолчать. Возможно, это не гуманно и нарушает базовые права человека, но пусть так. Иначе я просто не знал, как заставлять этот гигантский механизм, что сродни бочки со взрывчаткой, работать в нужном направление.

Что касается приказов, то… Большая часть дня у меня была забита магическими проектами и личной гвардией. Долго играть в руководителя и правителя я физически не мог. Чтобы сократить время на совещания, проверки и всё прочее, я злоупотреблял силой, буквально вкладывая приказы в головы. После этого промедлить, накосячить или как-то увильнуть от обязанности было не то, чтобы невозможно, но проблематично.

* * *

Двенадцатого марта случилось знаменательное событие. Кино родила мальчика. Назвали его в честь отца, Амоном. Спорное решение, но так решила Кино и возражать никто не стал. Отмечали в узком семейном кругу. Меня и Эрминию тоже позвали.

Это событие озарило семейство внутренним светом. Старое ушло, но ему на смену пришло новое.

К этому моменту я подготовил то, что обещал Амалии, когда она завела разговор про похороны и памятник. Планировал как раз на этот день, но тут пришла новость про начавшиеся роды и пришлось отложить. Ну да будет им всем сюрприз завтра.

Глава 16. Памятник

— Как тебе? — спросил я Амалию.

— Ты уверен, что это памятник? — спросила она раздраженно, — Что-то не похоже. Если это глупая шутка, то тема не самая удачная.

— Тише-тише, это не шутка. Скоро всё увидишь. Место подходящее?

— Да, обсуждали же. Но я ожидала чего-то другого.

— Потерпи и всё увидишь.

— Эдвард, — протянула Амалия, а потом вздохнула, прикрыла глаза, медленно выдохнула и закончила не так, как хотела, — А, ладно. Я верю тебе, но, надеюсь, скоро прояснится. Тем более, ты всех сюда позвал.

Ранее мне в голову пришла простая мысль. Если делать памятник, то полезным. Самое полезное, что можно сделать — артефакт. Да не простой, а очищающий. Вложить свою силу в предмет, чтобы он постоянно чистил окружающее пространство и всех подходящих к нему людей. Как мне тогда показалась, эта идея — на миллион.

Так и оказалось. В смысле идея стоила миллион усилий и ещё столько же. Я провел несколько сотен экспериментов, истратил пару килограмм драгоценных металлов и камней, забыл, что такое нормальный сон, но добился своего. Смог создать устойчивую форму, которая будет генерировать подобие моей ауры и научиться вкладывать её в предметы.

Единственный минус — ничто не вечно. Артефакт требует подпитки, но это сможет сделать любой человек, владеющий моей силой. А таких людей, как я надеюсь, в скором времени станет много, что решит вопрос само собой. Да и сами Шелия теперь могут его заряжать, поэтому большой проблемы в этом я не видел.

— Что тут у вас происходит? — спросила подошедшая Эрминия.

Первым на место пришел я вместе с Амалией. Минут через пятнадцать и все остальные должны прийти. Имею ввиду чету Шелия, мою гвардию, ключевых лиц в районе и всех, кто пожелает заглянуть. Конкретику люди не знали. Я лишь сказал, что в этом месте и в этом часу будет открыт памятник героям, что отдали свои жизни. Историю, как именно погибли старшие представители рода знали все, от мала до велика. Не удивлюсь, если скоро она превратится в легенду.

— И где памятник? — добавила Эрминия.

— Вот! — Амалия выставила палец вверх, — Эдвард ничего не говорит.

— Ну… он определенно что-то подготовил, — задумчиво окинула взглядом девушка… конструкцию.

Прямо перед главным зданием я несколько дней назад отдал приказ установить постамент, а сверху на него установить пластины, которые тоже подготовили, но уже другие люди. Пластины — это заготовки артефактов, круглые, диаметром в сорок сантиметров. Всего их девять, по одному кругу на каждого отдавшего свою жизнь.

— А где памятник? — спросил первым делом, пришедший Артем.

— Да, где? — вторил ему Сергей, — Не привезли ещё? А диски — это постаменты?

Я лишь вздохнул на это и покачал головой. Почему памятник — это обязательно статуя? Где их сейчас достать прикажите? Мне с пластинами заморочиться пришлось, чтобы найти мастеров, которые смогут отлить металл нужной чистоты. Я уж не говорю про то, сколько я сам вложил сил в эти заготовки. Если базовый шар имеет эквивалент единицу, то тут все сто тысяч. Не примитивной структуры, а высокоранговой!

— Кажется, я знаю, что задумал Эдвард, — тихо проговорила Эрминия.

— Что? — к ней разом повернулись те, кто уже пришел.

— А вот не скажу! Но если я права, то снимаю шляпу. Эд, ты как всегда.

— Велик и могуч? — Артем, как ему кажется, попытался поддеть меня.

Посмотрим, что они скажут, когда я активирую памятник.

Завязался разговор, но слушать я не стал, погрузившись внутрь себя. Сейчас потребуется совершить чудо и лучше к нему подготовиться.

Тем временем подтянулся остальной народ. Пришла моя гвардия, тридцать уже владеющих очищением бойцов и новички, которые только встали на этот путь. Спустилась Кино, держа на руках ребенка. Рядом с ней шел Игорь, вместе с сестрами, Аглаей и Александрой Шелия. За ними прибежал Инокентий, младший брат Сергея. В стороне собрались руководители, ещё в метрах ста начинали толпиться люди, которые не решались подойти близко.

— Эдвард, мы чего-то ждем? — обратилась ко мне Кино и я открыл глаза.

— Да нет уже. Все в сборе, так что можно начинать. Хочу сразу извиниться, потому что вынужден задеть ваши чувства. — начал я издалека, — Все мы помним, что случилось чуть больше месяца назад. Это была невосполнимая потеря. Хоть я и не член вашей семьи, но скорблю вместе с вами, — горло пересохло и я прокашлялся.

Внезапно мои слова затронули что-то внутри. Смерть, великая жертва — всё это было так знакомо. Я слишком хорошо знал, каково это — потерять близких. И слишком хорошо знал, каково это, быть причиной их смерти. Тяжкая ноша.

— Не побоюсь этих слов, но отдать свои жизни, чтобы род продолжил жить — это великое деяние, — по мере того, как я говорил, лица Шелия менялись. Становились внимательными, сосредоточенными, напряженными. — Никто не в силах вернуть их к жизни. Но, надеюсь, у меня получится увековечить их поступок в веках. Сегодня я вас здесь собрал, чтобы вы стали свидетелями этого момента.

После этих слов я кивнул своим людям и шагнул к постаменту. Оставалась самая малость — совершить чудо.

* * *

Амалия злилась. На себя. В отношение Эдварда она чувствовала раздражение, понимала, что это глупое чувство, поэтому и злилась. От чего её раскачивало ещё больше, что выливалось в недовольство, колючий взгляд и тревогу внутри.

Недавно девушка подняла тему, что надо воздать должное родичам. Эдвард идею поддержал, пообещал подумать и… Затих. Амалия было хотела снова поставить вопрос или и вовсе сама заняться этим, но тут, словно только этого и ждал, Эдвард заявил, что всё готовы и назначил точный день и час, когда запустит памятник.

Так и сказал — запустит. Тогда Амалия не придала этому слову значение, но сейчас, придя сюда… Чем больше она думала, тем больше подозревала, что Эдвард опять собирается что-то учудить.

Будь это любая другая тема, девушка бы и слова не сказала. Но это был памятник её родным! Тем, кто пошел на смерть, чтобы они продолжили жить!

Амалия знала, что тем, кто сейчас пришел сюда — больно. Она и сама чувствовала, как сжимается сердце от одной мысли, что произошло. Если у Эдварда что-то не получится, это станет серьезным ударом.

Так где же эти памятники?! Ранее установили постаменты, девушка думала, что на них поставят статуи, но тех не было. Ещё и Эрминия подлила масла в огонь, заявив, что догадалась о задумке.

Подошла Кино. Амалия рефлекторно прижалась к её плечу и взяла за локоть. Матушка качала на руках ребенка, поглядывая на Эдварда. А тот, произнеся речь, от которой внутри что-то дрогнуло, шагнул к постаменту.

На миг у Амалии отступила тревога. Это же Эдвард. Он всегда творит то, что другим не под силу, так стоит ли волноваться? — мелькнула мысль.

Мелькнула вовремя.

Эдвард шагнул вперед. Опустился на колено и положил руки на постамент. Амалии до него было метров десять. То, что произошло дальше, разглядеть не удалось. Вспыхнул свет. Всепоглощающий, мягкий, совсем не обжигающий. Но настолько яркий, что угадывались только смутные тени.

Когда свет утих, Амалия выдохнула и зажала рот рукой, настолько сильно было её удивление. Остальные тоже замерли, в немом восхищение. На постаментах обнаружились статуи родных. Они пылали светом, освещая всё вокруг. С запозданием мелькнуло осознание, что это очищение. Что оно работает и после того, как Эдвард отошел.

Очищение светило недалеко, едва касалось девушки, но всё же. Настоящее чудо.

Но это было не всё. Эдвард кивнул своим людям и они шагнули к статуям. Их руки загорелись белым, они опустились на колени и стали вливать силу внутрь. Статуи разгорались, а круг очищения разрастался прямо на глазах, пока не залил всю площадь перед зданием.

— Вы сейчас это тоже видите? — обронил вопрос Артем. — И как ему это только удается?

— Это же Эдвард, — повернулась к нему Эрминия и усмехнулась, — Ему ВСЕГДА удается.

Амалия захлопнула рот, подумав, что это должна была ответить она, а не подруга.

* * *

Когда Кино пришла в себя после родов, первое, о чем она подумала — правильным ли было решение пойти под руку Клоза. Тогда это казалось единственно верным решением, но сейчас, родив сына… Наследника…

Как и любой матери, ей хотелось лучшего для своих детей. Но они не из обычной семьи, поэтому их удел — править родом. Только вот реальность внесла свои коррективы, поставив выбор: либо выживание, либо правление. От последнего женщина выбрала отказаться в пользу того варианта, который, как ей казалось, наиболее подходил.

Последующие дни показали, что выбор в целом был верным. Эдвард ещё молодой, не всё у него выходит гладко, он постоянно занимается какими-то непонятными делами, но пока на землях царит мир, Кино не будет лезть к нему с вопросами.

Мысль о правильности решения после рождения сына мелькнула, но надолго задерживаться не стала.

Приглашение Эдварда на запуск памятника женщина пропустила мимо ушей. Не до того ей тогда было. Все мысли были направлены на ребенка и его здоровье. Когда ей напомнили и сказали, что пора идти, Кино удивилась, напрочь позабыв, о чем речь. И устыдилась, вспомнив.

Ей ещё было неловко, что именно Эдвард этим занимается, а не её старший сын. Что ещё раз наглядно показало, что выбор правильный.

Но то, что случилось, женщина не ожидала. Магический памятник! Овеществленная, стабильная магия, с очищающим эффектом! Глаза женщины расширились, когда она это увидела. Зрелище завораживало. Сквозь резь в глазах, Кино вглядывалась в такие знакомые черты лиц. Это были настоящие памятники. Незнамо как, Клоз смог добиться точности, изобразить погибших наилучшим образом. Вот её муж, Амон. При взгляде не него сердце сжималось, билось чаще. Он такой родной, живой, хоть и соткан из света. Складывалось ощущение, что Амон сейчас шагнет с постамента, вернется к ним. Кино почувствовала, как бегут слезы. Памятник выглядел слишком реалистично, чем причинял боль. С трудом женщина оторвалась от разглядывания статуи мужа и глянула на других. Если Амон выглядел, как скала, как и подобает главе рода, то остальные отличались. Вот Сара, тоже твердая, как камень, но при этом утонченная. Рядом с неё Баррак. При виде него сразу видишь воина, защитника земель. Да и остальные… От статуй Шелия веяло надежностью, чистотой…

Когда удивление достигло предела и Кино немного успела прийти в себя, Эдвард показал, что это не все сюрпризы. Его гвардия, которую Кино считала блажью юного парня, показала, что не так проста, ЗАРЯДИВ артефакт. Обычные люди, а в этом женщина была уверена, смогли исполнить то, что доступно только магам.

Это переворачивало всё. В тот момент Кино была не способна в полной мере осознать, что произошло. Но жадно впитывала каждый момент, чтобы проанализировать позже. Гвардейцы поднялись с колен, отступили на пару шагов, подняли руки вверх и выпустили светящиеся шары, что улетели в небо.

Толпа рядом возликовала, радуясь зрелищу. Даже до простых обывателей дошло, что случилось нечто важное. До этого было пару человек, что очищали от мрака и магического заражения, а теперь их стало больше тридцати. В миг блажь с личной гвардией перестала быть блажью и стала революцией.

Эдвард что-то говорил, объяснял, как заряжать артефакт, сколько он простоит, но Кино не слушала. Слова проходили мимо неё. Как она оказалась у себя в спальне женщина плохо запомнила. Слишком много эмоций. Сейчас у неё не было сил на это. Сам выход потребовал больших усилий. Роды прошли не идеально и требовалось время, чтобы восстановиться.

Как следует поразмыслить удалось на утро. А на вечер женщина пригласила Эдварда побеседовать. То, что случилось нельзя оставить без внимания. Если Клоз научился создавать магов, это ставило под сомнение положение её рода и детей. Как магически рода будут править, если маги станут обыденностью, тем, что доступно любому человеку?

Неприятная перспектива, посмотрим, что скажет Клоз.

* * *

Задумка удалась на славу. Я в полной мере ощутил ту гамму чувств, которой дохнуло со стороны Шелия. От напряжения, до удивления и восторга. Амалия так и вовсе, настолько растрогалась, что полезла обниматься на глазах у людей. Да и остальные благодарность выразили. Но это потом, когда «шоу» закончилось и люди перестали любоваться зрелищем.

Сейчас артефакт освещал пространство где-то на сотню шагов. Этого хватит, чтобы накрыть приличную толпу. Сюда не пройдет мрак, да и демонам с мертвецами придется тяжело. В случае большой заварушки, если вдруг дела совсем плохи станут, сюда всегда можно отступить.

Как только люди пришли в себя, на меня обрушились вопросы.

— Как ты это сделал?!

— А это вообще возможно?

— Сколько простоит?

— Как часто надо подпитывать?

— Вот это точность! Клоз, ты ещё и художник?

— А это драгоценные металлы? Их не сопрут?

Пришлось отвечать, прямо там, не отходя от памятника. Хотя памятником это в чистом виде назвать нельзя. Скорее иллюминация. Фигуры сотканы из магии, светятся и если их потрогать, то рука отпружинит.

Как сделал в подробностях рассказывать не стал, лишь намекнул, что пришлось постараться. И это очень слабо сказано! Текущий заряд должен простоять неделю, но надо проверять. Заряжать его не так сложно и каждый из Шелия вызвался попробовать. Тут же заметили любопытный эффект, когда Артем влил магию света. На улице резко потеплело и я попросил, что так лучше не надо играться, артефакт рассчитан на чистую магию очищения.

— Смотри не сломай, умник! — поддел Сергей парня в тот момент.

Что касается безопасности и опасений, а не сопрут ли драгоценные металлы, то я не особо за это опасался. У входа всегда дежурят стражи и они присмотрят. Ночью здесь тоже охрана, как никак, правящая семья тут живет. Да и сами люди… Этот артефакт, по сути, символ выживания. Символ и залог. Если найдутся идиоты, которые решат разрушить его, то даже не знаю…

Самым сложным для меня было создать похожие фигуры. Я изрядно напряг память, вспоминая образы погибших и те ощущения, что передавали их характеры. Ещё взял у Амалии фотографии, семейные видео и провел часы, изучая их. Но оно того стоило, определенно.

Когда эмоции улеглись, посыпались вопросы насчет гвардейцев. Как никак они показали новые силы и… Кино до этого момента сослалась, что устала и ей надо идти отдыхать. Молодежь же, кажется, не догоняла, что именно произошло. Поэтому и вопросы были скорее праздного характера. С чистой совестью я отшутился и тоже сбежал, сославшись на дела.

Глава 17. Целители

Утром первым делом я подошел к окну и глянул вниз. Памятник продолжал работать и из меня вырвался вздох облегчения. Волновался всё же…

— Он в порядке? — послышался сонный голос Амалии, которая ещё валялась в постели, закутавшись в одеяло.

— Да. И походу кто-то с утра уже наполнил памятник.

— Если это не твои люди, то кто-то из братьев.

— Ты вставать думаешь? — повернулся я к девушке. — Не знаю, как ты, а я есть хочу.

— Мужчины… — проворчала Амалия, натягивая на себя одеяло до бровей.

— Ну всё, держись…

Я прыгнул к девушке и… стащил одеяло. Раздался возмущенный визг, одеяло попытались отобрать, но тут я перешел в наступление и залез под него, прижимая невесту. Мда, а ведь надо дату свадьбу назначить в ближайшие дни и решить этот вопрос. Больше откладывать нельзя.

Минут через пятнадцать, когда наигрались, я поднял этот вопрос.

— Давай через неделю? — предложила девушка, — Надо подготовиться.

— Так вроде готово всё, разве нет?

— Ничего ты не понимаешь. В общем, через неделю. Согласен?

— Эх, ладно…

— И что это за вздохи я слышу? Клоз, ты нарываешься!

Шутя, мы выбрались из постели, собрались и на отправились на завтрак. Ели обычно в кругу семьи, то есть вместе с остальными родственниками Амалии. Эрминия к нам тоже присоединялась. Лично я был не против таких посиделок. Они настраивали на благодушный лад. Жаль, что зайти лично у меня редко получалось. С обедами и ужинами я часто пролетал, питаясь на ходу, потому что времени прохлаждаться не было.

Сам завтрак прошел мирно, а вот после Кино попросила меня зайти к ней, чтобы обсудить кое-какие вопросы. И я даже догадывался, какие.

* * *

— Присаживайся, Эдвард, — мягко сказала женщина, кивая на кресло, — Я не кусаюсь.

На это я усмехнулся. И правда, шел сюда, как на бой.

— Как малыш?

— Хвала удаче, с ним всё в порядке. Но меня кое-что беспокоит.

— То, о чем вы хотели поговорить?

— Да. Скажи, твои гвардейцы, как ты их называешь — они кто?

— В смысле — кто? Люди. Гвардейцы. Мои ученики.

— Я имею в виду другое. Откуда у них твои способности? Я ведь правильно вчера поняла, они зарядили артефакт и применили твоё очищение?

— Правильно, — не стал я отрицать очевидно.

— А правильно ли я понимаю, — вкрадчиво сказала женщина, — Что этих людей силами наделил ты?

— Правильно.

— И ты сможешь сделать это ещё раз?

— Могу и сделаю.

— Эдвард… — проговорила она медленно, щурясь, — А ты задумывался о последствиях, создавая магов?

— Задумывался.

— И к каким мыслям пришел?

— Что это наш шанс на выживание. Нас — это меня, конкретно вас, ваших детей, наших людей и всего человечества, как вида.

— А ты не скромничаешь. Думаешь, у тебя получится спасти мир?

— Не знаю, — честно ответил я, — Нужно попробовать, чтобы узнать.

— Такой ответ не внушает спокойствия. — покачала она головой.

— К сожалению, другого у меня нет.

— Насколько сильны твои маги?

— На данный момент достаточно, чтобы справиться группой против стаи демонов.

— А за сколько они достигли этого результата?

— За пару недель.

— Пугающая скорость, — зажмурилась она, — Сколько ты ещё планируешь… обратить?

— Сколько потребуется, — твердо ответил я, — Сотню, тысячу или сто тысяч.

— Сложно представить, что будет. — задумалась Кино, бросив взгляд в сторону смежной комнаты. Как я ощущал, там находится её сын.

— Таковы времена. Мы не знаем, что будет дальше. Но одно понятно точно. Как прежде — уже не будет. Поэтому нужны новые подходы, чтобы выжить.

— Я понимаю, о чем ты говоришь. Но понимаешь ли ты, что закладываешь бомбу под основу нашей власти?

— Если вы про то, что маги правят по праву силы, то да, понимаю.

— И тебя это не смущает? — снова прищурилась Кино. Из её глаз, нет-нет, да сквозило холодом.

— Если честно, то нет. — ответил я равнодушно, — Если сила единственная причина, почему маги правят, то может они не самые достойные правители? Если же есть и другие причины, то им нечего опасаться.

По тому, как Кино поджала губы, было видно, что ответ ей не понравился. Но она всё же смогла взять себя в руки.

— Умом я тебя понимаю. Сердцем — нет. Я уже лишила своих детей правления, передав власть в твои руки. А теперь ты усугубляешь ситуацию ещё больше, лишая их уникальности.

— Я в этом вижу лишь дополнительную мотивацию становиться сильнее. В конце концов, ваши дети, да и вы сами — потомственные маги. Я не даю людям сразу могущество. Это всего лишь шанс, который ещё надо реализовать. Пройдут годы, пока обычные люди сравняются в силе с потомственными магами. Да, если маги будут бездействовать, предпочитая почивать на лаврах прошлого мира, им на смену придет новое поколение. Если, конечно, мы все достаточно проживем, чтобы увидеть это. Но кто мешает вам и вашим детям рвать жилы, чтобы превзойти в первую очередь себя? Никто не мешает. Так чего жалуетесь тогда? В обществе магов всегда наверху стоял тот, кто сильнее. Разве я поменял этот принцип? Нет. Просто делаю магию общедоступной.

Кино стушевалась. Отвела взгляд, покраснела и недовольно поджала губы. Возмущаться не стала. Молча обдумывала сказанное.

На этом разговор закончился. Не дождавшись ответа, я попрощался и ушел по делам.

* * *

Далеко уйти не удалось. В излюбленной манере, Степан подкараулил меня на выходе из здания.

— Есть минутка, Клоз?

— Для тебя найдется, — хмыкнул я.

Парень выглядел уставшим, задумчивым и серьезным.

— Ты вчера шоу устроил, — начал он, когда мы оказались в отдельном помещение, где могли свободно говорить.

— Возможно.

— Да ладно тебе, не прибедняйся, — улыбнулся он, — Я к вашей дружной семейной компашки подходить не стал, но видел с женой издалека. Трудно не увидеть, когда в центре земель теперь постоянно светит гигантская лампочка. Неплохо вышло, не знал, что у тебя талант скульптора.

— Ты пришел меня комплиментами обласкать?

— Нет, по другому вопросу. Кино тебе уже устроила взбучку, насчет появления толпы магов?

А Степан проницателен. Не то, чтобы великое достижение, но всё же он сопоставил факты и точно определил, о чем мы говорили.

— Или они и правда, без шуток, перешли под твою руку и во всём слушаются? — провоцировал маг.

— А ты сам, Стёпа, без шуток ко мне перешёл или чего мне ждать?

— Воу, что на наезды, — выставил он руки вперед, — Если говорить прямо, я, наверное, не лучший вассал. Что лучше всех было известно моему отцу, упокойся его темная душа с миром. Но, Клоз, тебе в это, наверное, будет трудно поверить, но я перебесился что ли? Понимаешь? Хочу стабильности, спокойной жизни… А, ладно, кого я обманываю! — парень расхохотался, — Если серьезно, то я с тобой. Мне как минимум интересно увидеть, что ты дальше будешь делать. Уже придумал, как выковать армию, что покорит весь мир? Это честь, служить столь великому человеку, — Степан изобразил шутливый поклон..

— Дружище, — наклонился я к нему, заглядывая в глаза, — Если ты позвал меня, чтобы балагурить, то я пошел. Дел — по горло.

— Понимаю, ты серьезный человек. — закивал он, — Тогда перейдем к делу. Пока ты резвился со своими мальчиками-гвардейцами-затейниками, я занимался тем, что лучше всего умеют. Собирал разведданные. Интересно послушать?

— Расскажи, послушаю. Чего бы не послушать.

— Не так быстро. Я хочу кое-что у тебя попросить взамен.

— Что же?

— Надели меня своей силой. Как ты это сделал с Шелия. И возможностью видеть магию!

— И что ты хочешь предложить взамен?

— Как и сказал — сведения. Уверен, они тебе понравятся.

— Вынужден тебя разочаровать, — покачал я головой.

— Тебе не интересно, что накопал твой самый лучший друг? — нахмурился он, — Или магия только для избранных? Ты же наделил ею чету Шелия и мою жену, почему мне отказываешь?

— Ты не понял, Степан. Моя сила — не продается. Её можно только заслужить.

— Как же? — скривился он.

— На общих началах, — улыбнулся я, — Следующий набор будет через пару дней. Приходи, может пройдешь.

— Бегать со всеми, потом отжиматься и устраивать драчки с чернью? Веселое занятие, — процедил он.

— Хочешь — приходи. Не хочешь — не приходи. Всё просто, Стёпа. Твою жену и Шелия я наделил силой, чтобы они выжили. Теперь эта лавочка прикрыта. Единственный способ — пройти общий путь со всеми. Сначала отбор, потом обучение. С риском в любой момент вылететь, если вдруг окажется, что ты нам не подходишь.

— И какие у тебя критерии отбора и обязанности, мм? Общие песнопения? Право первой брачной ночи? Дружественные посиделки за пивом?

— Ну для начала перестать быть мудаком и шутом, — усмехнулся я, — А так, критерии и ценности простые. От всех, кто приходит ко мне, я требую абсолютной самоотдачи и службы. Не только мне, но и всему миру в каком-то роде. Оберегать, защищать человечество, двигать его дальше. Это глобальные цели того объединения, что я формирую.

— А ты не мелочишься, да? — задумчиво сказал парень, — И что, у такого как я, убийцы, мага крови, не самого приятного типчика, есть шансы?

— От тебя зависит, — пожал я плечами. — Лично я сомневаюсь. Слишком ты себе на уме. Несколько раз у тебя проскальзывала забота о других, но… По большей части ты остаешься всё таким же засранцем.

— Знаешь, Клоз, а это прозвучало обидно, — отодвинулся он, уставившись на меня.

— Ты ещё расплачься, как девчонка.

— Не дождешься, — фыркнул он, — Значит, на общих началах. Я тебя услышал. Тогда ты меня послушай. Расскажу, что знаю. Бесплатно, — выделил он это слово, — Странные слухи доходят с земель Орловых. Слышал что-нибудь?

— Если честно, то нет. Знаю, что у них там крупное объединение, что многие перешли к ним, но без подробностей.

— Может и зря, — покачал головой маг крови, — Я прошелся по районам. Они, кстати, до сих пор держатся. Худо бедно, но выживают. Если ты такой добрый, то направь свой бойз-бенд на помощь. Хотя бы тварей в округе перебить, это уже сильно повысит их шансы пережить следующий месяц. Если, конечно, в твои планы не входит сокращение населения города, чтобы голод и беспорядки отсрочить. Но вернемся к теме. Сразу скажу, на землю Орловой я проникнуть не смог. Но кое-что увидел. Собственными глазами. И это кое-что пугает меня до усрачки, Клоз. А меня не так легко напугать.

— Что же там такое происходит? — невольно напрягся я.

— Ходят упорные слухи, что Орлова массово людей убивает. Заходит к ней сотня, а выходит один. Ещё говорят, что эти люди в чудовищ обращаются. И это правда, Клоз. Я их видел. Рядом с магами ходят. Волос нет, одежды нет, кожа темная, движения быстрые. Каждый маг с собой по десятку таскает, а то и больше. По крайней мере другого я на заметил.

— Это чудовища или люди?

— И то и то, как мне кажется. Те, кто когда-то был человеком.

— Что думаешь по этому поводу?

— Что не один ты куешь армию. Но если ты наделяешь силой, одаривая ею как дед-мороз, то Орлова не того полета птица. Не удивлюсь, если в их роду есть практики, позволяющие провернуть подобное. А в нынешние времена, убить несколько сотен человек, чтобы получить преданное воинство — почему бы и нет? Темные маги перед таким не устоят.

— Если всё так, как ты говоришь, от неё бы давно люди бежать начали.

— Тоже верно. Может не всё так плохо, но… Как долго это продлится? Да и в нынешние времена, если она тоже предлагает силу, то и жизнью найдутся те, кто согласится рискнуть. Неделя голода и вуаля, новый кандидат готов. Так что… Я угрозу обозначил, а дальше ты сам думай. Самому туда наведаться или людей на разведку послать. А может и вовсе, разобраться уже с Орловой, пока не поздно.

— Я тебя услышал, Стёпа. Спасибо за информацию.

— Да всегда пожалуйста, — улыбнулся он, — Обращайся. И да, до встречи на общем сборе!

* * *

Опыт — великая вещь. А правильно наработанные схемы — двигатель прогресса. В своих изысканиях я не оставил стремление найти решение, как наделять людей целительскими способностями. С наскока задачу решить не получилось, но это не значит, что мы с девушками забросили её.

Подтянули навыки, поставили серию экспериментов, набили руку, заготовили десяток шаблонных форм, разбив общий процесс на части. Почему-то тема исцеления оказалась в десятки раз сложнее, чем базовые способности. Быть может причина в том, что работал я с неопытными целителями и кто постарше справился бы лучше, но что есть, то есть.

— Что же это так волнительно, — причитала Эрминия, ходя из стороны в сторону.

— Успокойся, — слегка раздраженно говорила Амалия, — Мы всё сто раз проверили. Дальше без проверки на живом человеке двигаться смысла нет. И хватит ногти грызть!

— А если у нас не получится? — Эрми отдернула руки от лица и скривилась.

— Тогда разберем, почему, исправим это и попробуем ещё раз, — ответил я спокойно, в сотый раз наблюдая за эмоциональностью девушек, — Где там наши кандидаты?

— Сейчас должны подойти, — ответила Эрми, — Пойду гляну, где они там.

— Только не показывай своё волнение, а то они перепугаются! — бросил я ей в спину.

Лучница на миг замерла, выдохнула и пошла на выход уже спокойнее. Молодец.

— Думаешь, у нас получится? — спросила Амалия, когда дверь закрылась.

— Рано или поздно. Давай ещё раз проверим последовательность.

Находились мы в помещение, которое можно назвать заклинательным покоем. Без окон, с мощной дверью, сюда нельзя было попасть посторонним.

На полу разложены серебряные пластины. Этот металл, как показала практика, лучше всего держал формы. Которые уже выжжены поверх пластин. Точнее не сами формы, а их изображение. Начинка же находилась внутри.

Открылась дверь, вошла лучница. С нею три женщины. Я их не раз видел в нашей с Эрминией больнице. Хорошие врачи, с образование, но судьба их обделила магией и способностями. Мы им отдельно предложили поучаствовать в эксперименте и те охотно согласились.

— Дамы, как настрой? — вышел я к ним.

— Боевой, господин, — ответила старшая из них, храбрясь.

— Тогда проходите, можете осмотреться. Процедура много времени не займет. Кто хочет быть первой?

— Давайте я, — ответила та же женщина.

— Как скажете. Тогда прошу. Постарайтесь расслабиться, наблюдайте за ощущениями. Если что, то смело говорите.

Основная сложность заключалась в том, чтобы запустить правильную последовательность изменений в организме. Замечу, что сложных изменений. А если быть точным, то тонких. Если сравнивать боевого мага и целителя, то это как гаубица и скальпель. Чтобы исцелять, требуется развить внутри себя более тонкую и сложную систему. В семьях магов это происходило естественным путем, благодаря подготовке с малых лет. Я же хотел этот путь хотя бы немного сократить.

Женщина заняла указанное место, легла на пластины и прикрыла глаза. Дальше, если смотреть со стороны невооруженным глазом, ничего не происходило. Если умеешь видеть магию, то увидишь, как вспыхивают формы, как они проникают в тело.

Дальше для меня началась ювелирная работа, когда я пытался синхронизировать сразу десяток процессов. Затянулось это на час, чего никто не ожидал.

— Вышло дольше, чем планировалось, — сказал я устало, отходя от женщины, — Но насколько вижу, вполне успешно. Надо проверить на практике. Дамы, — обратился я к двум ждущим женщинам, — Простите, что заставил ждать.

— Да ничего господин, — замахали они руками, — Мы понимаем важность.

Те в первые минуты волновались чуть ли не больше, чем сама подопытная. Минут через двадцать накал страстей пошел на спад. А спустя час так и вовсе, присутствующие заскучали. Пусть так, это гораздо лучше, чем тревожиться.

— Как себя чувствуешь? — обратился я к женщине, что прошла через обряд и подал ей руку, помогая встать.

— Словно заново родилась. Внутри всё чешется, но терпимо.

— Это нормально. В углу есть три койки, мы их специально для вас приготовили. Можно прилечь и отдохнуть. Если уснете, то хорошо, так проще будет. Кто следующий?

Через пару часов я закончил и с остальными. На удивление всё прошло как надо и у меня закралось подозрение, что мы слишком усложняем. Что, если можно проще? Но рисковать и проверять это на живых людях я не собирался. Лучше действовать максимально аккуратно, а лишнее само отвалится по мере накопления опыта.

Когда закончили, то накормили женщин. В течения дня за ними присматривали, но ничего плохого не случилось. На следующий день, как и ожидалось, у них пробудились первые всходы. В смысле робко, едва-едва, но они начали чувствовать разлитую магию вокруг. Дальше их ждет долгий процесс изучения и развития своих способностей, но пусть так. Главное, что мы совершили ещё одну революцию.

Глава 18. Новый поток

— А ты становишься популярным, — пробормотала Эрминия, — Что думаешь со всеми ними делать?

Новую возможность попасть в мою гвардию я назначил на пять часов утра пятнадцатого марта. Были предпосылки, что людей придет больше, но… Их пришло сильно больше. Раннее утро служило отсечкой для ленивых, но и это не особо уменьшило общее число.

— Сколько здесь? — продолжала задаваться вопросами Эрминия.

— Пару тысяч, не меньше, — покачала головой Амалия.

Я хотел, чтобы девушка спокойно выспалась, но Ами упрямо заявила, что пойдет со мной. Очень уж ей хотелось на это взглянуть. Мда… взглянули…

Подняв руку, я шагнул вперед, призывая толпу к тишине. Но те и так стояли тихо, плотными рядами и ждали. В редких местах возникали стычки, люди хотели пробиться ближе к площади, давка царила та ещё.

— Люди! — мой голос, усиленный магией, разнесся над площадью, — Вас здесь много, что создает проблему. И если кто-то считает, что можно наплевать на других, распихивая их, то ему нечего здесь делать. Мне нужны лучшие из лучших! Не только в физическом плане, но и в моральном! Если ждете, что здесь раздают халявную силу, то очень ошибаетесь и я вас прошу, не тратьте моё время. Те же, кто решит остаться, знайте, что возьму я в конечном итоге не больше ста человек, поэтому постарайтесь, если считаете это действительно важным для вас и хотите изменить свою жизнь!

Гамлет дождался моего кивка и отправился распределять людей. Зевак здесь тоже хватало, но их быстро оттеснили на дальние улицы и попросили не мешаться. Хорошо, что я заранее дал указания стражам. Правда, с этим вышла накладка, потому что многие из них тоже хотели присоединиться и, по слухам, чуть ли до драк не дошло, когда люди решали, кто остается в оцепление, а кто пойдет участвовать. Пришлось вмешаться и объявить, что стражи смогут пройти физическое испытание отдельно чуть позже. Это немного утихомирило пылкие головы, но вот именно, что немного.

— Смотри, — ткнула Амалия меня в бок, — Артем. Да и остальные тоже.

— А вон Степан, — указала Эрми, — Что они тут забыли?

Четверо замеченных мужчин стояли в шеренгах, обособленно друг от друга, в обычной одежде, подходящей для бега и ничем не выделялись. Но это внешне. Так то я их давно засек, по пылающим силой фигурам.

— Чувствую влияние мамы, — хмыкнула Амалия, — Уверена, она братьям мозги пропесочила. Ты в курсе про это, Эдвард?

— Нет. Последний наш разговор с твоей матерью вышел… неоднозначным. Может, поэтому они здесь.

Или по другим причинам. Я допускал, что Кино могла прислушаться ко мне и решила направить сына и двух парней внедриться, чтобы… А вот зачем им это? Вижу сразу несколько вариантов. От банального: изучить что и как, до создания репутации среди зарождающейся структуры. А учитывая подготовку парней, уверен, они легко смогут пробиться наверх и занять командные места. Вот же их облом ждет, если они не пройдут.

— Надеюсь, они понимают, что имя ничего не меняет и я буду их оценивать на общих основаниях, — сказал я девушкам.

— Наверняка надеются пройти по блату, — усмехнулась Ами, — Хочу видеть их лица, если ты кому-то откажешь.

И чего она радуется? Свалилась на мою голову проблема…

То, что происходило дальше, можно назвать самым странным зрелищем в этом городе за последнюю неделю точно, а то и весь год. Я даже не знаю, кто-то в этом мире ещё проводил массовые забеги или это не такая популярная тема нынче?

В итоге набралось чуть больше, чем тысяча восемьсот человек. И это пришли люди, уже понимающие, куда и зачем они направляются. А значит надеяться, что они отвалятся в первые же минуты лучше не стоит.

Не обошлось и без трудностей. Полчаса ушло на то, чтобы разделить всех людей на равные группы. У меня пятьдесят гвардейцев. Каждый взял по тридцать-сорок человек. Они должны за ними следить, не допускать беспорядков и убирать тех, кто не подходит или плетется в конце.

Забег устроили по кольцевой улице, вокруг района. Тут круги долго нарезать можно. Группы запускали с разрывом в три минуты, чтобы это в кашу малу не превратилось. То, что кто-то попытается жульничать я не боялся. Людям донесли, что если заметят, то человек попадет в черный список раз и навсегда.

В шесть утра заморосил дождь. Дистанция вокруг района, которую мы запланировали, равнялась десяти километрам. Первый круг пробежала от силы половина… Но всё равно, это было слишком много людей. Поэтому я махнул Гамлету, чтобы ещё раз пробежал. Останутся самые выносливые и упрямые.

Я не думал, что пробежать двадцать километров под холодным дождем для многих людей легко. Наоборот, был уверен, что для большинства это окажется непосильным. Но факт есть факт, к финишу пришло чуть меньше пяти сотен человек.

— Отведите их в тепло, — отдал я приказ гвардейцам, — Целители уже ждут.

Без магической помощи дальнейшее испытание потеряет смысл, потому что люди… По одному их виду заметно, что большинство прибежало сугубо из упрямства, на морально волевых. Взгляды замутненные, даже стоять сил у многих нет, люди попадали кто куда, прямо в лужи, на холодный асфальт.

Поэтому час выделил на отдых, восстановление и то, чтобы согреться. Дождь не утихал, так что второй этап тоже удался на славу. Я лично принимал участие, вглядываясь в кандидатов и удаляя за малейшее сомнение. Жестко? Пусть так. Но их слишком много и в любом случае надо сокращать.

Второй этап отсеял ещё сотню человек. На отметке в четыре сотни я отдал приказ переходить к следующей части. Начались спарринги и вот здесь я дал отмашку выжать из людей все соки. Сам тоже помогал, лично выходя против наиболее перспективных бойцов. Против Шелия и Степана тоже вышел, но сначала дал им попробовать себя против гвардейцев. Ожидаемо, парни одержали вверх. Они вообще выглядели лучше, чем другие кандидаты. Пока не дождались меня.

— Вы, четверо, идите сюда, — махнул я им рукой, — Надеюсь, когда шли сюда, то понимали, что я вас выделять не буду из остальных?

У Артема при этих словах улыбка померкла. Что хорошо, а то разулыбался, когда я их подозвал. Да и Сергей с Игорем напряглись. В отличие от Степана, которому было плевать на дождь, он сохранял хорошее настроение.

— Кто первый? — приглашающе махнул им рукой, — Предупреждаю, будет больно.

— Чур я! — шагнул вперед Степан, — Как давно я об этом мечтал! Бьемся в полную силу? Без магии? Усиление тела?

— Только физика, без магии, — ответил я, — Замечу попытки влияния — пожалеешь.

— Звучит угрожающе, Клоз, — хмыкнул Степан, — Но я согласен. Начали?

Стёпа сходу взвинтил темп, недоступный обычному человеку. И отправился в полет, красочно пролетев метров пять. А нечего было так разгоняться, думая, что самый умный. Я внимательно смотрел за парнем. Как он упал, как тряхнул головой, как поднимался, довольно скалясь.

Плюс одно очко Степану. Обиду, недовольство, ненависть или злость я в нем не почувствовал. Судя по ощущениям, он реально кайфанул, что ему указали на его ошибку.

Ещё одна стычка. В этот раз я хотел посмотреть, что он умеет. Судя по всему его не особо натаскивали в этой теме. Какая-то школа чувствовалась, парень пускал в ход «подлые» приемы, но… До реального профи ему далеко. Что я ему наглядно и показал, действуя чисто за счёт техники.

Вторым вышел Артем. Мы с ним уже сходились ранее в дружественном спарринге, но с тех пор многое изменилось. Как оказалось, для меня, а не для него. Действовал он чуть выше, чем на прежнем уровне. А я превзошел себя на целую голову, так что… Наследника я валял методично, со смаком и без церемоний, не стесняясь прикладывать его лицом в самые глубокие лужи.

— Клоз, а ты не шутил, когда сказал, что церемониться не будешь, да? — проворчал он недовольно.

— Не буду, — кивнул я, — И если не разберетесь со своими эмоциями, продолжив мериться со мной членами, то здесь вам делать нечего. Вы и так маги. Тем более из правящей семьи. Вам это всё не нужно.

— Раз мы такие крутые, то почему не пройдем? — насупился он. Особенно его задели слова про меренье детородными органами.

— Артем, не разочаровывай. — покачал я головой, — Я не собираюсь играть в детские игры. Посмотри на себя, на своих братьев. — указал я на них. Те тоже смотрели исподлобья, а вот Степан рядом откровенно насмехался над ситуацией и парнями, — Зачем вы пришли? Чтобы посвятить себя моему делу? Нет. Пришли что-то доказать. Что лучше всех этих людей, — обвел я взглядом толпу, — Что лучше, или как минимум не хуже меня. Но зачем всё это? Ради чего? Потешить самолюбие? Самоутвердиться? Идите убейте десяток демонов, это будет полезнее. Слышите, люди?! — мой голос разнесся над теми, кто ещё остался к этому моменту, — Если ваши внутренние демоны сильнее вашей воли, то нам не по пути. Я требую самоотдачи. Больше того, я требую постоянного стремления к совершенству. Потребую, чтобы вы откинули свою слабость и посвятили всех себя служению высшим идеалам. Вам это кажется глупым? Непонятным? Наивным? Тогда нам не по пути. Повторюсь, но не надо тратить моё время. Дело не только во мне, всё гораздо хуже. Тратя время, вы лишаете многих людей шанса. Лишаете их возможности, что когда-то к ним придут мои последователи и помогут им. Спасут от демонов, уберегут от мрака или мертвецов. Если для вас это пустые слова, а чужие жизни ничего не значат — уходите. Все ваши темные стороны, вся ваша жадность и алчность, глупость и невежество всплывут, после чего я безжалостно откажусь от вас.

Пока говорил, люди вокруг притихли, собрались вокруг. Дождь усиливается, тарабанит, порывы ветра заставляют людей съеживаться. Смотрю и вижу серьезные лица. Кто-то задумался, кто-то взгляд отвел, кто-то скалится высокомерно, а кто-то злится. Всех людей я беру на заметку. Кому не созвучны мои слова, как и сказал, от них избавлюсь без жалости.

— Идите и подумайте над моими словами. — сказал я троице парней, — Пока вы не готовы.

— Не проверишь нас? — возмутился Сергей.

— Нет. И так вижу, что не готовы, — качнул я головой.

— А он? — недовольный кивок в сторону Степана.

— Он пока остается. В отличие от вас, он сюда не самоутверждаться пришел, а совершенствоваться.

Это действительно было так. В Степане гордыни оказалось меньше, чем в любом из парней. Их реакция подтвердила это. Взгляды колючие, недовольные, хотят что-то резкое сказать. Но Артем сдержался, махнул рукой родичам и они ушли. Если не дураки, обдумают всё и в следующий раз придут. В крайнем случае нет.

— Чего улыбаешься? — бросил я Степану, — Думаешь, уже прошел? Сильно ошибаешься.

— После твоих слов я очень постараюсь пройти. — серьезно заявил парень.

* * *

Степан не прошел. Он был хорош, но… Есть ряд моментов, почему я ему отказал. Основная причина — самоуверенность. Он действительно согласился на условия, признал моё главенство, был готов учиться, но… Он это воспринимал, как игру. В то время, когда остальные пришедшие воспринимали это как шанс… На выживание, на нормальную жизнь, на то, чтобы сделать что-то важное, изменить мир. А Стёпа… Он в привычной манере забавлялся. Нет в нем нужной серьезности, хотя он пытался это показать. Второй важный момент — слишком парень себе на уме. Он многое возьмет у меня, но дальше пойдет своей дорогой, что мне не особо надо. Третья причина отказать — испытание, как и для братьев. Если он вспылит, затаит обиду, то так тому и быть. Мне такой человек рядом не нужен. Если спокойно придет ещё раз, тщательно всё обдумав, возьму его.

На самом деле есть и четвертый момент. Гвардейцы — молодая организация. Она пока не устоялась, люди не окрепли, не уверовали в свои силы. Если в эту хлипкую систему вбросить кого-то харизматичного и сильного, а Степан именно такой, то это исказит её. Поэтому я хотел дать людям время, чтобы они укрепили наше объединение.

К концу дня я отсеял всех лишних и отобрал сто пятьдесят человек. В следующие дни планирую ещё пятьдесят отсеять и если они адекватные, то предложить зайти в следующий раз. Новички будут заниматься по той же схеме, что и прошлый поток. Неделя или даже десять дней изнуряющих тренировок, а дальше обращение в магов.

Людей было столько, что я не успел пообщаться с каждым и половину перенес на завтра. Вымотался так, что при виде любого человека скрипел зубами, настолько меня достали разговоры. Спать пришел поздно ночью, думал, Амалия уже видит десятый сон, но девушка дождалась меня и… Захотела поговорить.

— Почему ты не взял брата? — прямо спросила она.

— Потому что он не подходит, — устало ответил я, — Надеюсь, хотя бы ты не будешь на меня обижаться?

— Не буду, — улыбнулась она и поднялась с кровати, чтобы помочь мне раздеться, — Душ? Ванна?

— Обойдусь душем.

— И всё же, я бы хотела понять. Почему?

— Потому что я хочу создать нечто большее, чем боевой отряд. А твой брат пришел доказать всем, что крут. Зачем мне эти детские игры?

— Не думаю, что он халтурил бы.

— А я и не говорю, что отказал ему из-за халтуры.

— Значит, сотня обычных людей лучше, чем наследник рода Шелия? — вопрос прозвучал со странной интонацией.

— Ами, родная, я сейчас не понял, это что было?

— Это я задаю тебе вопросы, которые брат задаст себе. Задаст, задумается и затаит обиду.

— Если он обидится, то тем более он мне не подходит.

— Звучит интригующе. Хочу взглянуть, во что твои гвардейцы превратятся через месяц.

— Удача позволит, увидим. — улыбнулся я.

— Не думал, кстати, что название какое-то идиотское? Почему гвардия? Так ведь называют родовые войска, а ты, по всей видимости, что-то другое создаешь.

— Ну… если честно, то это первое, что пришло на ум. — стушевался я.

— Шутишь? — из девушки вырвался смешок, — То есть, ты столько серьезности нагнал, устраиваешь жесткие отборы, а на нормальное название — тупо забил?

— Почему забил сразу… Это не самое важное.

— Не знаю, не знаю, — покачала девушка головой, садясь на кровать, — Пока в душе будешь, задумайся над этим. Название приживется, потом сложно поменять будет. Лучше заранее позаботиться.

— Есть идеи, как назвать? — задержался я в проходе, уже почти зайдя в ванну.

— Орден? Орден чистоты? Крутое название, как по мне, — рассмеялась она.

— Слишком это… — покрутил я рукой, — Религиозно.

— И что? Чем плохо? Я помню, как тебя святым называли. И люди помнят. Ты знаешь, как большинство на тебя смотрит? Как на спасителя. Может это и не заметно… Для тебя, — тут она усмехнулась, — Но я постоянно замечаю. Когда ты памятник создал, это породило новые пересуды. Разве не видел, как люди теперь у нас под зданием зависают?

— Да видел, — поморщился я, — Но орден — это как-то слишком.

— Тогда придумай вариант получше. Всё, иди в душ и давай спать, — Амалия смачно зевнула и махнула на меня рукой.

Я зашел в душ, включил воду и задумался. Орден чистоты, блин. Ещё в это мне вляпаться не хватало.

* * *

— Привет, мам, — Артем зашел в спальню. — Как маленький Амон?

— Твой братик хорошо. Но почему ты выглядишь, как в детстве?

— В смысле? — нахмурился парень.

— Ты так выглядел, когда приходил жаловаться, — улыбнулась женщина, — Сейчас ты большой, пытаешься выглядеть серьезным, но…

— Жаловаться не буду, — улыбнулся сын в ответ, — Просто хочу обсудить случившееся.

— Дай угадаю, Клоз не взял тебя?

— Да. Опустил при всех и отправил «подумать».

— Прям таки опустил? — женщина не придала особого значения словам сына, поглядывая на его маленького брата. — Расскажи дословно, что он сказал.

— Общая суть не устроит?

— Дословно, — глянула женщина строго на сына.

Артем вздохнул и быстро пересказал, что случилось. Парень действительно пришёл не жаловаться. Просто так сложилась, что за мудрость в семье отвечала именно его мать. Её советы всегда бесценны и наследник счел, что взгляд со стороны не помешает.

— Что ты от меня хочешь? — спросила женщина, когда Артем закончил рассказ.

— Совета, конечно же.

— Совета в чем?

— В том… Как бы так сказать… Хочу разобраться в себе. Если говорить прямо, то слова Клоза меня задели. Сначала я злился, потом понял, что обижаюсь и только после этого смог успокоиться.

— А на что обижаешься?

— На то, что не взял.

— Только ли? — прищурилась женщина.

— Не только, ты права, — вздохнул парень, — Вся эта ситуация давит на меня. А там люди были, много… И он при всех жестко повел себя.

— Насколько знаю, он так со всеми себя ведет. Видел, как он с начальниками общается? Мне уже жаловались, что он их волю подавляет.

— Мда уж… Но в этом я его понимаю, эти начальники кого хочешь достанут…. Так что, дашь совет?

— Так тут ничего сложного нет, сын. Ты обиделся, потому что ждал к себе особого отношения, хотя Эдвард сразу заявил, что этого не будет. Чья ошибка? Почему ты как девица на выданье, ждешь непонятно чего? Судьба жестоко обошлась с нашей семьей. Пора бы понять, что не всегда бывает так, как мы хотим. Что тебе с этим делать — сам решай. Слова Эдварда были жесткими, но справедливыми. Если ему не нужны ваши детские игры и попытки самоутвердиться, а у тебя других причин к нему прийти не было, то и забудь. Уверена, тебе найдется, чем заняться.

— Но мам, ты же сама меня направила к нему, нет?

— Я сказала, что это шанс стать сильнее, — нахмурилась женщина, — Я не говорила, что к этому надо отнестись, как к мальчишеской игре.

— Теперь я точно себя ребенком чувствую, — уставился парень в потолок, тщетно пытаясь найти там ответы, — Ладно, закрыли тему. Сам дальше разберусь, спасибо тебе. А теперь дай братика подержать, вон он какой лапочка.

— Руки! — шикнула Кино, — Я не для того его столько укачивала, чтобы ты его своими грубыми лапищами разбудил!

— Всё-всё! Ухожу! — тихо рассмеялся сын и отправился на выход.

Глава 19. Разведка

— Кино, не помешал? — вошел я в зал.

— Если тебя не смущает, как кормят детей, то нормально, — улыбнулась она.

Вообще-то смущало, потому что женщина кормила младенца грудью. Подробностей мне видно не было, но всё равно, ситуация несколько неловкая.

— Походу я не вовремя, — замялся я.

— Эдвард, скоро моя дочь родит тебе ребенка. Пора бы уже привыкать к тому, что тебя ждет. — усмехнулась она, — По какому ты вопросу?

— Да вот уже и не знаю, стоит ли его поднимать. Дело в том, что я смог наделить обычных людей способностями целителей.

— Оу, — брови женщины выгнулись, показывая степень удивления, — Это уже ни в какие рамки не лезет.

— Осуждаете?

— Удивляюсь, — качнула она головой.

— Ваша дочь тоже в этом участвовала. Без неё я бы не справился. — сдал я Амалию.

— И ничего не сказала, — вздохнула мать, — И когда моя девочка перешла на твою сторону, а? — с откровенной насмешкой вздохнула она.

— Сам не знаю, как так получилось, — развёл я руками и постарался сделать невинное лицо.

— Так, сейчас, погоди…

Кино перехватила ребенка и я поспешил отвернуться, чтобы не увидеть лишнего. Женщина позвала помощницу, одну из двух, что постоянно находились рядом с ней и передала ребенка. После чего привела себя в порядок и предложила пройти в кабинет.

— Много времени у меня нет, но пару минут уделить тебе смогу. Потом, уверена, маленький Амон потребует маму обратно. Так что ты хотел спросить?

— Я хотел попросить вас возглавить новых целителей, передать им опыт и взяться за новые разработки, но… — покосился я в сторону двери, где дожидался ребенок.

— Ты правильно понимаешь. Сейчас у меня нет времени. Да и желания, если честно, — устало сказала она, — Единственное, что меня сейчас волнует — здоровье и состояние Амона. Он моё наследие. А возиться с целителями…

Я заглянул в глаза Кино и увидел, что она… сломленна. Никому этого не показывает, но потеря мужа и родичей надломила её. Если не дети, не удивлюсь, что женщина давно бы погибла, просто не имея больше воли к жизни. Когда человек так ломается, его в этом мире может удерживать что-то очень важное. Этим чем-то стал сын. Другое её не волновало.

— Я вас понял, — теперь уже мне пришлось вздыхать, — Скрывать не буду, жаль. Вы сейчас единственная, кто обладает опытом и, что самое главное, знаниями.

— Эдвард, максимум, что я могу — передать знания дочери, но не больше.

— Это бы нам сильно помогло, — кивнул я.

— Но расскажи мне, что именно ты хочешь? Чтобы знания, которые мой род копил столетия, оказались общедоступны?

— Я хочу, чтобы было, кому лечить. Если для этого потребуется передать знания, то да, так можно поступить.

— Тогда и это потеряет ценность.

— Не думаю, что это произойдет. Знания ведь надо ещё освоить. Сколько на это уйдет времени? Тем более, если стоять у истоков этого процесса, то можно не только сохранить влияние, но и приумножить его. Если самим не стоять на месте и развиваться.

— Мир слишком быстро меняется. — покачала она головой, Я поговорю с Амалией. Обсудим с ней, что можно сделать, — сказала Кино с непонятным выражением лица и резко сменила тему, — Почему ты не взял моего сына?

— Я ему ответил почему. Он не готов.

Ждал этого вопроса. Я не чувствовал вины или напряжения по поводу того, что отказал. Скорее любопытство, как Шелия будут реагировать на это.

— Так странно это слышать от молодого парня, — улыбнулась она, — Но я понимаю, какой груз ты сейчас несешь и мне остается только верить, что у тебя получится.

— Я тоже на это надеюсь.

Из соседней комнаты раздался плачь, Кино вздохнула, извинилась и ушла. Я же отправился по делам.

* * *

— Удалось что-нибудь узнать? — задал я вопрос Первому, когда тот вошел в кабинет.

Мужчина с ответом не спешил, зайдя, огляделся, добрался до кресла и заговорил, только когда развалился в нем.

— Этот мир сошел с ума. Земля поменялась с небом местами.

— Ты ударился в философию? — удивился я, — Или что это? Тонкий намек, что пора в отпуск, на белоснежные пляжи, где знойные женщины разносят коктейли?

— У меня никогда не было отпуска, — ответил он серьезно, без тени улыбки, — А что касается твоего вопроса, да, узнал.

После разговора со Степаном, я поставил задачу Первому разузнать, что происходит в стане врага. С того момента прошло пару дней и вот, измененный объявился и судя по его настроению, принес не самые радужные новости.

— Тогда выкладывай, хватит тянуть кота за яйца.

— Это скорее нас всех тянут, — его губы дрогнули, в подобие улыбки, — Или натянут в ближайшее время. В общем, прошлись мы по городу. И так тебе скажу, что удивляться я перестал ещё лет двадцать назад. Но сегодня такие дни, что глаза невольно на лоб лезут. Тебе как, с самого плохого начинать или по мере интересности?

— Как посчитаешь нужным, главное не тяни, а рассказывай уже, — начал я раздражаться, на что мужчина хмыкнул.

Ему что, нравится интригу крутить? То же мне, взрослый мужик, блин. Да и я что-то на нервах, спокойнее надо быть.

— Тогда по-порядку. Сразу к Орловой лезть не стали. Кстати, подтвердилась информация, что её родичи погибли. Только какая-то девчонка выжила, но не факт. Люди говорят, что одна девушка осталась из их семьи, но заперлась в башне и на людях не показывается.

Это он про Марию Орлову что ли? Даже не знаю, рад я, что она выжила или нет. Как-то плевать на неё. То, что я её спас и благодаря этому война с Орловыми отложилась ничего не меняет.

— Но это не так важно. Первым делом мы прошлись по тем районам, что ближе всего к их землям. Что сказать, печальное зрелище… Раньше я об этом не задумывался, но помимо очевидных минусов, маги были неким гарантом безопасности. Сейчас же, куда бы мы не пошли, там царит анархия. В лучшем случае люди поделились на группировки и враждуют за быстро кончающиеся ресурсы.

— Насколько всё плохо у них?

— Очень плохо.

Мне показалось, или в словах мужчины промелькнула грусть?

— Без света, отопления, да и воды, люди выживают, как могут. Прочесывают город, но… Знаешь, там много костров горит. Догадываешься почему?

— Мертвых сжигают, чтобы не восстали?

— Именно. Постоянно кого-то жгут. Вонь такая, что просто жуть. А ведь запах притягивает монстров. Люди боятся высунутся на улицы, но всё равно лезут, когда голод страх перебивает.

— Неужели всё так ужасно?

— На самом деле не везде. Орлова, как ни странно, отправляет рейды своих магов, чтобы те устраивали чистки. Редко, раз в неделю. Надо чаще, а лучше постоянную защиту обеспечить. Никогда не думал, что скажу это, но без магов люди живут хуже, чем при них.

— А как же сверхи?

— Мало кто остался. В основном слабаки. Остальные либо к нам примкнули, либо к Орловой. Да и всех толковых спецов забрали. Оставшиеся, если говорить прямо, бесполезный сброд и обычные неудачники. Будь иначе, они бы так не враждовали. Ещё немного и там настоящее безумие расцветет. Не нашли мы харизматичных лидеров, которые объединили бы людей.

— Много там осталось?

— На весь город? Десятки тысяч. Точно сложно сказать. Да и сокращается постоянно население.

— Понятно, — вздохнул я.

Плохо, что в этой ситуации я мало, чем могу помочь. Ещё хуже, что это растянется минимум на месяц. А потом, да, перспективы имеются, если гвардейцы-орденцы смогут освоить достаточно силы, чтобы начать вычищать город.

— Теперь хорошая новость, — продолжил Первый, — Мы нашли группу людей, которая разводит тварей и жрет их.

— Серьезно?

— Да. Они во дворе между домов сделали настоящие загоны.

— И чем они откармливают тварей?

— Мертвецами, другими демонами. Есть слух, что и людьми.

— Звучит не очень.

— За что купил, за то и продаю. А у нас нет таких же разработок?

— Как разводить скотину? Всё упирается в то, чем её кормить и насколько это безопасно. Пока вопрос не решен, хотя в малых количествах мясо демонов постепенно в рацион добавляют.

Это уже происходит месяц как. Боевые группы постоянно доставляют туши зверей, их исследуют на предмет ядов и питательности. Если оказываются условно безопасными, то тестовым группам дают на пробу. В смысле добавляют в обед. Условность безопасности — это шанс, причем большой, что плоть демонов может сказаться на организмах неизвестным образом.

Пока самое большое, с чем мы столкнулись — это тошнота, поднятие температуры и диарея. Смертельных исходов не встречалось. Что не означало безопасность всех тварей. В рацион шла лишь малая часть. Большая же часть была непригодна и отсеивалась на стадии проверок.

— Так что в этой новости хорошее? — уточнил я.

— То, что они демонятину больше месяца жрут, продают её всем желающим, да и вообще, неплохо устроились. Возможно, им попался какой-то вид, легкий в разведение и питательный в употребление.

— Что за зверушки удалось узнать?

— Нет. У них там плотный контроль и посторонних не пускают на территорию базы.

— Ясно. Продолжай тогда. Что по основному делу?

— Там всё плохо. Я издалека зашел, чтобы понятно было, какая безнадежная обстановка царит. Есть информация, что Орлова выдвинула предложение устроиться в новом мире. Надо прийти к ним на землю, изъявить желание, пройти через ритуал и… Если выживешь, то будешь жить на её землях.

— Что за ритуал узнать удалось?

— Нет. Но слухов вокруг этого — только ленивый не говорит. Что странно, люди соглашаются. Я бы это списал на общую безнадегу. Если постоянно рискуешь умереть от голода, холода или зубов демонов, то почему бы и не рискнуть? Видел, как люди Орловой толпу собрали и куда-то вглубь земель увели. Что было дальше — не рискнули лезть.

— Там плотный контроль?

— Не знаю, — покачал головой Первый, — Но чутье и опыт подсказали, что приблизиться — верная смерть.

Я озадаченно хмыкнул. Что у них там происходит, что это остановило измененных? После того, как я их силой наделил, мужчины росли в силе семимильными шагами. Жесткие и жестокие тренировки, развитие чувствительности и умения взаимодействовать с энергией, освоение медитаций и подпитки через неё, освоение базовых форм. По факту, четверка измененных сейчас с любым магом из старого мира справится. Да и мне с ними трудно будет, если вообще получится победить. И вот эту четверку что-то остановило? Любопытно.

— Что ещё видел?

— Добровольцев пускают, когда сто человек наберется. И, скажу я тебе, долго ждать не приходится. Там всегда толпа вокруг. Зеваки близко не подходят, прячутся по ближайшим домам. Там маги территорию чистят, так что безопасно. Люди селятся, заодно и поглядывают за тем, как смертники уходят.

— А что по самим магам, заметил что странное?

— Заметил, как не заметить. Столько назамечал, что даже не знаю, с чего начать, — усмехнулся мужчина.

— Давай без этого, — скривился я.

— Как скажешь. У них прослеживается вполне четкая иерархия. Есть те, кто стоят в стороне и за всем наблюдают. Есть те, кто собирает людей и уводит их. А есть и вовсе, непонятные твари, выглядящие как мертвецы после пилинга и автозагара.

— Ничего себе. Ты знаешь, что такое пилинг? — удивился я.

— С моё поживешь и не такое узнаешь, — хмыкнул он, — Это единственное, что тебя удивило в рассказе?

— Почти. В стороне наверняка стоят маги. Урожденные имею ввиду.

— Соглашусь. От них так и веет высокомерием. А вот те, кто других собирал, они действовали, как загонщики.

— Загонщики?

— Да. Или как люди, которые недавно прошли через что-то серьезное и теперь чувствуют превосходство над теми, кто только собирается это сделать.

— Уверен или это натягивание совы на глобус?

— Не знаю, Эдвард. Слишком мало мы наблюдали. Но пришлось уйти. С каждой минутой шанс, что нас накроют увеличивался.

— Вы же супер профи? И вас засекли?

— В этом проклятом мире я теперь ни в чем не уверен. Был момент, когда один из магов посмотрел прямо туда, где мы скрывались. Да так многозначительно посмотрел, что у меня мурашки по спине пробежали. Я и не помню, когда чувствовал что-то схожее.

— Маги Орловой настолько опасны?

— Трудно сказать. Там всё место создает особую атмосферу. Гнетущую. Может в этом дело. Ощущение, будто на поле боя попал. Или кладбище. — припечатал он.

— Понятно. В общем, информация подтвердилась.

— Да, и картина вырисовывается так себе. Получается, ещё немного и начнутся… корпоративные войны.

— Думаешь?

— К гадалке не ходи. Ты создаешь новую силу. Орлова — тоже. А вы с ней как кошка с собакой, как два хищника. Сам веришь, что обойдется миром?

— Не верю. Где я и где мир? — улыбка вышла кривой, как и наше положение.

— Вот что, Эдвард. Ты у нас спец прогибать судьбу под свои нужды. Тебя называют святым, привыкли, что совершаешь чудеса. Если в тебе действительно что-то такое есть, то самое время задействовать это на полную и создать ещё одно гребанное чудо.

Уже в который раз от меня требуют чудо. Ещё и гребанное. Сговорились что ли?

— Ты меня с кем-то путаешь, Первый. Я обычный человек.

— Тогда дерьмого, что я тебе могу сказать. Придется по старинке, через пот, кровь и смерть выбивать себе место под солнцем.

— Придется, — согласился я, — Вас сегодня ждать на занятиях?

— Заскочим.

— Хорошо. Я вам десяток учеников дам. Погоняйте их. Жестко.

— Насколько?

— Чтобы пожалели, что на свет родились, но при этом не сдохли.

— Ты ведь понимаешь, что у нас свои мерки жесткости?

— На них я и рассчитываю. — оскалился я.

— Смотри, не передави людей.

— Пусть лучше слабые звенья сломаются сейчас, чем в бою. Если у нас учителя будут страшнее, чем враги, то шансы на победу увеличатся.

— Страшнее, чем враги… — рассмеялся Первый, — Парням расскажу эту мудрость, ухохочатся.

Мужчина прекратил смеяться так же резко, как и начал. Глаза его, как обычно, оставались серьезными.

Глава 20. Свадьба

— Волнуешься? — спросила Эрминия.

— А должен? — ответил я ей в тон.

— Конечно, — заявила она на полном серьезе, — Ты такой молодой, а уже захомутали.

— Что поделать, жизнь не справедлива к лучшим из нас, — тяжко вздохнул я.

— Что?! — вытаращила лучница на меня глаза, — Ты смотри Амалии такое не ляпни. А то первая брачная ночь станет последней. В твоей жизни, — захихикала девушка, видимо представив реакцию подруги.

— Ты же меня не сдашь? — сделал я вид, что испугался.

— А что мне за это будет? — заинтересовалась она.

— Договоримся.

— Ну-ну, — цокнула лучница языком, — Ладно, пошла к Ами. Как никак, я главная подружка невесты, нужно быть рядом!

— Эх, а мне тут одному сидеть.

— Переживешь, — показала она мне язык и убежала.

Я глянул ещё раз на себя в зеркало. Вроде костюм неплохо сидит. Так… что у нас там со временем? Ага, через полчаса на выход. Что-то я рано оделся, чем заняться то?

Настал тот знаменательный день в жизни любого мужчины. В прошлом мире мне этого удалось избежать, а в этой нет. Впрочем, меня это полностью устраивало. Будь ещё дел поменьше, так и вовсе, порадовался. А так голову занимали совсем другие мысли.

Церемония назначена на одиннадцать утра. Мне надо будет спуститься в конференц-зал, где и пройдет основной действо. Всех подряд звать не стали, только ближний круг. Большое празднование тоже отменили. Это Амон хотел устроить праздник для дочери, а остальные… В общем, свадьба это конечно радость, но учитывая ситуацию, решили отказаться от пышности в сторону домашнего формата.

Вчера мне Кино прочитала лекцию о том, как проходят свадьбы между магами. В принципе, почти ничем от стандартного варианта не отличается, только магической клятвой. Аналог вассальной, но с нюансами. По факту от беды и предательства супруга не убережет, но сделать это будет сложнее и человек десять раз подумает перед тем, как преступить черту.

Удобная эта штука, магия…

Наконец, часы показали, что пора отправляться. Вышел из комнаты, спустился вниз и оказался в общем зале, где уже собрались люди. Все Шелия, кроме Артема и Амалии, плюс главные люди района. Эрминия и Степан с женой тоже были. Я поприветствовал всех и направился к своему месту. Но не тут-то было. Почти каждый захотел поговорить, поздравить лично и шепнуть пару тёплых слов. Я улыбался, думая при этом, что время можно потратить гораздо продуктивнее. Кажется, у меня профессиональная деформация и трудоголизм развился. Надо собраться и не ударить в грязь лицом, чтобы Амалия ощутила праздник. Мне не сложно постараться, а для неё это приятным воспоминанием останется. Сам же я смотрел на событие проще. Ну свадьба, и что?

— Клоз, будь проще, — сказал мне тихо Степан, подходя вместе с супругой. — Дорогая, не одному мне ведь кажется, что его улыбка — насквозь фальшивая?

— Есть немного, — кивнула Кристина Ротен с холодным выражением лица. Ощущение, будто она разведчик в стане врага или кошка среди гончих собак, что вот-вот возьмут её след.

— Не можешь оставить работу? — понимающе проговорил маг крови.

— Или она не может оставить меня в покое, — хмыкнул я в ответ.

— Да ладно тебе. Мы живы, а значит есть шансы, что когда-нибудь настанет светлое будущее. Как опытный в этих делах, дам тебе совет, повесились на собственной свадьбе, как следует! — парень подмигнул мне заговорщически.

— Это в каких делах ты опытный? — глянула на него подозрительно Кристина.

— В семейных, — откровенно заулыбался Степан, с вызовом поглядывая на жену. — Ладно, Эдвард, не буду тебя утомлять, а то сейчас в окно сбежишь, — тихо засмеялся он и увел Кристину, от которой так и фонило желанием ему высказать.

Наконец, гости успокоились, расселись по местам и замерли. Изначально к алтарю Амалию должен был вести отец, но не сложилось. Двери открылись, там на секунду мелькнул довольный Артем, а через пару мгновений вошла Амалия.

Изначально я к этому относился философски. Надо жениться, значит надо. Событие хорошее, важное, но бурных эмоций я внутри себя по этому поводу не чувствовал. Не из-за Амалии, тут как раз наоборот, а из-за обстоятельств.

Но когда девушка вошла в помещение и показала себя во всей красе, в свадебном платье, белоснежная и прекрасная — что-то внутри меня дрогнуло, в глазах защемило, а губы невольно расползлись в улыбке.

Гости тоже в стороне не остались. Послышались шепотки, как хороша невеста. Амалия произведенным впечатлением осталась довольна и шла через зал спокойно, гордо и с достоинством, от чего я разулыбался ещё больше.

К своему стыду, дальнейшее прошло, как в тумане. Смутно помню, как читал клятву, как слушал слова девушки, как мы обменивались кольцами. В этот момент в голове бились мысли, что я должен расшибиться в лепешку, но защитить, уберечь… Странно, мы уже месяц как ждем ребенка, но только сейчас меня в полной мере накрыло осознание, что вот она — моя семья. Пусть пока маленькая, но какие наши годы? Наверстаем.

То, чего я был лишен в обоих мирах, стало исправляться. В какой-то момент я прослезился, не удержался. Надеюсь, этой слабости никто не заметил.

* * *

Странное состояние и мысли о будущем набросились на меня с новой силой, когда мы усталые откинулись на подушки, тяжело дыша. Брачная ночь, что говорится, удалась на славу.

— С тобой всё в порядке? — спросила Амалия спустя пару минут, пододвигаясь ко мне.

— Конечно, смотри, какую я жену урвал.

— Я серьезно, — ткнула она меня кулачком в бок, — Ты у меня мистер серьезность. И за кого я только замуж вышла?

— Сама сказала, что за мистера серьезность, — усмехнулся я.

— Чувствую, что дурачишься, а сам внутри напряженный, как струна. Неужели тебя так свадьба напрягла?

— Не она. Думаю на тему ответственности, наследия и как везде успеть.

— Эдвард, не пытайся унести всё. У тебя есть близкие люди и команда, чтобы нести эту ношу. А теперь ещё и жена красавица-умница, — рассмеялась девушка, — Так что мы со всем справимся. Не ты, а именно мы.

— Хорошо, геройская жена, иди обниму тебя.

Я притянул девушку, что быстро переросло в поцелуй. Амалия сначала отвечала охотно, а потом сдулась.

— Прости, но всё, больше сил нет. Вымотал меня этот день. Не обидишься?

— А должен? — улыбнулся я ей открыто, — Давай спать, — рука легла на её живот, — Тебе много сил надо, отдыхай.

— Не муж, а золото, — меня чмокнули в губы и…

Не прошло и минуты, как Амалия отключилась. И правда утомилась…

* * *

Я и сам хотел уснуть, но сон не шёл. Внутри поселился тугой комок напряжения, с которым непонятно, что делать. Я пытался разгадать его причину, но чем больше рационализировал это чувство, тем больше загонялся.

Так продолжалось, пока по моей чувствительности не нанесли удар. Я ощутил, как где-то в небо появляется нечто мощное, могущественное… Это существо показало себя, дало заметить, после чего свернуло ощущение подавляющей силы и… Поплыло вниз, приблизилось к дому и если я правильно оцениваю расстояние, то остановилось на крыше.

При этом я отчетливо ощущал, что за мною наблюдают. Не за кем-то в доме, а именно за мною, отчего по спине пробежал холодок.

Глянув на Амалию, убедился, что та крепко спит, я соскользнул с постели, подхватил вещи и вышел в коридор. Прости дорогая, но с некоторыми проблемами могу разобраться только я.

Зуб даю, что сейчас меня пригласили нетривиальным образом и, кажется, я знаю, кто. Варианта два на самом деле. Или Орлова явилась, или Пасть. Даже не знаю, какой вариант хуже.

Лифт довез меня до последнего этажа, здесь находились подсобные помещения. Дверь оказалась запечатана, но я срезал петли и вошел внутрь. Пока добирался сюда, подготовился, как только мог, создав броню, щит и меч. Мои сильнейшие формы. Чтобы не выдавать себя раньше времени, исказил пространство вокруг.

Но от существа, что дожидалось меня, скрываться не имело смысла. Пасть, а это была именно она, ждала меня на крыше. Здесь бушевал ветер, но ни один волос на её искусственной головке не дернулся. То, что голова искусственная, созданная магией я не сомневался. Магическим зрением это тело ощущалось, как сгусток абсолютной черноты, словно в пространстве кляксу нарисовали. Что интересно, в этот раз Пасть явилась в новом обличие девочки лет двенадцати, которая смотрела на меня с любопытством.

От чего становилось вдвойне жутко. Мелькнула мысль, что умереть в первый день свадьбы глупо и обидно.

— Привет, Эдвард, — сказала она звонким голосом, будто передо мною и правда маленький ребенок, — Как твои дела?

— Да неплохо вроде. Чем обязан?

Я давно не пересекался с прямым воплощением божества, но никогда про него не забывал. Лишь тихо радовался, что оно не лезет в мою жизнь и занимается какими-то своими, неизвестными делами.

— Соскучилась, — заявило это… дитя, — Знаешь, ты один из самых интересных людей, за которыми я наблюдала. Почти… В списке первой сотни.

Девочка захихикала, прижимая ладони к лицу. Что это, черт возьми, за херня?! Эмоции, детская игривость? Напади Пасть и попытайся разрушить здание под нами — я бы ни капли не удивился. Но то, что происходило сейчас — напрочь ломало шаблон.

— А твои дела как? — не нашел я лучше, чем отразить вопрос.

— Знаешь… Неплохо, — улыбнулась она.

Речь гораздо чище, чем раньше. Чем бы Пасть не занималась, она сделала большой скачок в лингвистике.

— Мир изменился, — продолжила она говорить, — Так, как я хотела. Теперь это моя площадка.

— Площадка?

— Да, для игр. Я вас, людей, раньше недооценивала. Считала паразитами, способными лишь поглощать мою силу. Но я ошиблась, — из неё буквально сочилась наивность, да так искренне, что я на мгновение забыл, что передо мной дьявол в обличии ребенка, — Я думала, люди погибнут или подчинятся мне, но нашлись те, кто смог выжить и противостоять. Уди-ви-те-ль-но, — пропела она.

— Почему ты в теле ребенка?

— А чем оно тебе не нравится? Я узнала про такое понятие, как возраст. Ваша человеческая жизнь так скоротечна… Как вы живете? Не отвечай — это риторический вопрос. — милостиво махнула она рукой. — По вашим меркам, я бессмертное существо. По своим — мой путь только начался. Десятки тысяч лет понадобились, чтобы осознать себя. Понимаешь ли ты меня, Эдвард Клоз?

— Не особо, — честно ответил я, давно перестав понимать, что происходит.

— Тебе и не нужно. Ты мой любимчик. Как и София. Вы такие упорные, к чему-то стремитесь. Я устала ждать, когда ваши пути снова пересекутся.

— Хочешь, чтобы мы подрались?

— Да! — жадно ответила она.

— Зачем тебе это?

— Интерес. За вашими короткими жизнями интересно наблюдать, милый Эдвард. Видишь ли, осознав себя в полной мере, я обнаружила, что одна. Тысячи лет одиночества, когда не с кем поговорить. Пришлось изучить ваш язык, чтобы открыть новый для себя мир. Вы люди очень странные. Столько всего придумали…

— Чего ты хочешь? Что тебе нужно? — я едва удержался, чтобы не выкрикнуть эти слова.

Это как оказаться абсолютно беззащитным, рядом с безумным человеком. Твои руки пусты, а он держит ружье, размахивая им перед твоим лицом. Нелогичное, дикое и несуразное поведение пугало больше, чем любая открытая агрессия.

— Держи себя в руках, — строго ответила Пасть, — Иначе расстроишь меня.

— И всё же, что тебе надо?

— Хочу, чтобы ты сошелся с малышкой Софией. Хочу узнать, кто из вас сильнее.

— Зачем?

— Ты начинаешь раздражать меня, Эдвард, — надула она губы. — Моё терпение на исходе.

И что с ней делать?

— Пожалуй, надо преподать тебе урок. Ты так усердно борешься против меня, научился изгонять мрак, — рассмеялась она звонким смехом, — Не осознав, что в этом нет смысла. Что ты теперь будешь закрывать, милый Эдвард? Как будешь бороться против меня, если нет больше Пастей в мире? Я повсюду-у, — протянула она, — Ты против меня бессилен. Но упорно продолжаешь трепыхаться, чем и интересен. — маленькая девочка откровенно забавлялась, — Бой! Хочу бой! Устрой мне его или я тебя заставлю! А пока… Чтобы ты не забывал про свою слабость…

В один миг она оказалась рядом. Я не успел заметить движение, как не напрягался. Пасть показала себя, дала разглядеть, что она делает, но я не смог помешать.

Эта безумная… отвесила мне щелбан. Удар пришелся точно в грудь, прямо в защиту, что вспыхнула золотом. Меня откинуло с такой силой, что оглушило взрывом, а внутри всё сдавило от давления…. С ужасом я осознал, что вылетел с крыши, но… Я не падал, а летел почти по прямой, на бешеной скорости.

Будь броня чуть слабее, меня бы расплющило прямо там, а так лишь всю защиту снесло, остались жалкие клочки. Я летел спиной назад, не зная, что будет в следующую секунду и делал то единственное, что мне было доступно — укреплял защиту. Но сколько можно успеть за те жалкие секунды, что длился полет?

Не знаю, специально или нет, но Пасть запульнула меня прямо в чье-то окно. Я разбил стекло, пронесся через комнату, пробил стену, ещё одну и остановился только на третьей, выскочив с другой стороны дома, чудом успев зацепиться рукой за выступ.

Обломки кирпича улетели вниз, я болтался, как сопля, чувствуя, что сил нет продохнуть, что грудная клетка сдавлена, а плечо вышло из сустава от резкого рывка.

Запоздало сквозь шум в голове донесся чей-то визг. В квартире зажегся свет, кто-то там забегал и наконец-то в пробоину высунулась голова, уставившись на меня с ужасом. Если бы этот человек психанул и ударил, ей богу, полетел бы вниз и это была бы самая глупая из возможных смертей.

Но мне повезло. В квартире проживало много людей, визжала какая-то женщина, но нашлись и те, кто воспринял спокойнее внезапное появление гостя. Меня узнали, помогли залезть, а дальше завертелось.

Прибежали стражи, явился Спартак, Первый и Матвей тоже пожаловали. Прибежала запыхавшаяся Эрминия и наложила на меня исцеляющие заклинания. Следом за ней прибежала Амалия и… Весь район был поднят на уши. Пасть напоследок мигнула своей силой, разбудив вообще всех в районе. Просто перестав скрываться и показав настоящую мощь. Я это не заметил, потому что был занят полетом и пробиванием стен.

Сказать, что всех это взбудоражило, ничего не сказать. У Амалии так и вовсе, истерика случилась и пришлось её успокаивать. Улеглись не скоро. Я в постели часа через два оказался и едва успокоил женщину. У самого сна ни в одном глазу не было. Как тут уснешь, когда к тебе заглядывают безумные боги. Да не просто безумные, а отмороженные на всю голову!

Твою же мать…

* * *

— Эдвард, это дословный пересказ? Ты ничего не забыл? — спросила Кино.

— Дословный, — поморщился я, в десятый раз пересказывая ночные события.

Вчера удалось отправить всех спать, только пообещав, что завтра на свежую голову обсудим. Скрыть, понятное дело, не получилось. Весь район встряхнуло, когда силой прижало, а на утро люди уже знали, что их глава решил ночью полетать, будя мирных граждан. Мда… Ещё и стражи рассказывали, как я золотой кометой пронесся, кажется превзойдя скорость звука. Сомневаюсь, что это так, но кто остановит людей, когда им хочется приукрасить?

— Клоз, дай уточню, — взял слово Степан, который тоже пробрался на общее собрание, — К тебе ночью явилось существо, олицетворяющее Пасть. Божество, как ты сказал. Пригласило тебя на крышу, предположительно зная о твоей чувствительности… Явилось оно в облике двенадцатилетней девочки, ведя себя, как капризный ребенок, требующий игрушку? А вместо прощания, дало тебе щелбан, — он выделил это слово особой интонацией, выставляя палец вверх, От которого ты пробил соседнее здание. Я всё правильно запомнил? Ничего не забыл?

— В целом так, — кивнул я, оглядывая людей.

Здесь находились все взрослые Шелия, Эрминия и Степан. Больше никого решили не звать.

— Дай угадаю, — продолжил маг крови, — Ты с этой богиней не первый раз встречаешься?

После этого вопроса на мне скрестились взгляды собравшихся.

— Не первый. Орлова тоже с ней встречалась, если что. Чем-то мы ей приглянулись.

— Учитывая, что вы стали двумя центрами силы, — пожал Степан плечами и развел руки, — Я в этом не вижу чего-то удивительного.

— Думаю, всё сложнее, — вставила Эрминия.

— Пояснишь? — изогнул бровь парень.

— Эдвард и Орлова — два уникума, что смогли пойти против Пасти. Может в этом её интерес.

— Обсуждать это можно долго, — сказала веско Кино, — Но что нам с этим делать? Против нас играет божество, почти уничтожившее мир и разрушило человеческую цивилизацию за неделю. Какие у нас шансы против него?

— Видимо нулевые, — заулыбался Степан.

— Чего веселого? — хмуро бросил ему Артем.

— Как чего? — наклонился к нему маг крови, — Ты что, не знаешь философию нашего крутого босса? Чем круче противники, тем лучше для развития. Смотри, какой красавец вырос, — чуть ли не причмокнул маг крови.

Что удивительно, Артем действительно посмотрел на меня. Оценивающе.

— Хватит, — поднялся я, — Лично для меня ничего не изменилось. Что Орлова, что Пасть, как были моими врагами, так и остаются. Мне жаль, что на вас вывалилась ещё и эта проблема, но устраивать панику и нагнетать точно лишнее. Как жили, так и живем. Цели и задачи не меняются.

— Скажи, — взял слово Артем, — А свой орден ты с этой целью создаешь? В смысле для борьбы с Пастью?

— В том числе, — поморщился я на слово орден.

Амалия что, уже пустила в обиход это название? Когда только успела?

— Теперь я точно хочу к тебе попасть, — заявил наследник Шелия.

За что заслужил строгий взгляд от Кино. Уверен, она теперь переоценит то, что я делаю. Не в лучшую сторону. Одно дело демонов мочить, другое — против божества выйти.

— Закончим на этом, — подвел я черту, — Если хотите помочь, то сохраняйте спокойствие и делайте то, что должно.

Глава 21. Откуда не ждали

С общего собрания я вышел в смешанных чувствах. Не каждую ночь ко мне является божество, требующее, чтобы я шел драться с Орловой. Что самое ироничное, не приди Пасть, я бы и так рано или поздно с ней столкнулся, а теперь даже не знаю… Противит мысль делать то, что навязывает внешняя, отнюдь не дружественная сторона.

Вместо суеты и поспешных метаний, я уединился, выписал всё то, что сказала Пасть и крепко задумался. Почему она явилась именно сегодня? Случайность или в этом есть какой-то смысл?

Может ли быть так, что Пасть среагировала на те изменения, что намечаются? Я и Орлова создаем две силы, потенциально способные оспорить власть божества. Это я конечно с большим оптимизмом говорю, но… Если представить тысячу людей, владеющих силой очищения, хорошо обученных и умеющих сражаться вместе, то с такой армией и против бога выйти можно.

Ведь люди, это не просто единицы. Это коллективные разработки и постижение законов магии, эффект синергии в конце концов. Вдруг то, что не получается сделать в одиночку, можно осуществить коллективом? Мысль интересная, но может быть так, что я выдаю желаемое за действительное.

Всегда стоит помнить: Пасть может оказаться настолько могущественной, что любые наши потуги окажутся бессмысленными. Но тогда возникает вопрос, а что ею движет? Чего хочет существо, по человеческим меркам бессмертное и бесконечное? Я не знал ответа на этот вопрос, зато знал ответ на другой вопрос.

Если враг стучится тебе в дом, то надо готовить дубину поувесистей, чтобы дать ему отпор.

* * *

Когда я вошел в здание, где тренировались гвардейцы, то меня встретило тяжелое молчание. Основной состав, пока без новичков, собрался здесь и все ждали меня.

— Господин… — вышел вперед Гамлет.

— Чего мнешься? — поморщился я, оглядывая хмурые лица, — Спрашивайте.

— Что случилось вчера ночью?

— Ко мне явилось существо, стоящее за Пастью. Если быть точным, то это существо и есть Пасть. Сразу отвечу на следующие вопросы… Да, Пасть разумна. Да, происходящее в мире дело рук конкретной воли, а не случайная трагедия. Конфликт между людьми и Пастью длится тысячи лет. Это существо, если хотите, то можете называть его божеством. Оно невообразимо могуче. Что оно хочет — не спрашивайте, я не знаю. Это существо не человек. И логика у него не человеческое. Хотя в последние годы Пасть научилась говорить на нашем языке и активно изучает культуру.

— Зачем ей это? — последовал вопрос из толпы, спустя секунд тридцать гробового молчания.

— Говорит, мы интересные, — усмехнулся я.

— А что нас теперь всех ждет?

— Разве ситуация поменялась? — притворно удивился я, — Нет.

— Господин, — снова взял слово Гамлет, — А мы, — обвел он присутствующих взглядом, — Ради чего вы нас создаете?

— Хороший вопрос, — протянул я, прикидывая, как ответить, — Давно его было пора обсудить. Для начала, думаю, надо перестать называть вас гвардейцами, потому что это не отражает ту суть, что я хочу вложить в вас. Мне тут недавно предложили назвать орденом. Как вам? Хотите стать боевыми монахами?

— Звучит так себе, — кто-то нервно хохотнул.

— Мне тоже не очень нравится, — согласился я, — Но у кого-то есть идеи получше?

— Стражи?

— Не, — качнул я головой, — Стражи уже есть. Это обычные люди, охраняющие улицы. Наша задача глобальнее. Орден — это объединение людей с общей целью и правилами жизни. Как раз подходит под то, что у нас тут происходит.

— А какая наша цель?

— Наша глобальная миссия — защищать людей от всех напастей нового мира. Демонов, чудовищ, мертвецов, мрака — всех тех угроз, с которыми мы столкнемся. Глобальная цель — освободить землю от ига тварей. И да, победить Пасть, то есть победить божество — тоже наша глобальная задача. Я вам этого не говорил раньше и понимаю, что кто-то может оказаться не готовым к такому. У вас есть право уйти. И лучше сделать это прямо сейчас, чтобы не тратить время остальных. Как понимаете, дальше легкой жизни нас не ждет и требуется полная самоотдача, чтобы не то, что справиться с заявленным, а хотя бы выжить. Обещаю, что те, кто захочет уйти, могут сделать это свободно. По жизни с новыми умениями вы точно устроиться сможете.

За обе жизни я ещё ни разу не видел, чтобы людей всеми силами куда-то затаскивали, а они этому радовались. Наоборот, чем больше тянешь, тем больше от тебя хотят отдалиться. Справедливо и обратное, чем больше отталкиваешь, тем больше тянутся к тебе. При условии, что ты даешь что-то ценное, конечно.

Никто так и не изъявил желания уйти. Зато вопросов хватало. На что и ушли следующие полчаса, после чего я погнал людей на тренировку. А то разболтались тут…

* * *

Следующая неделя удалась. Достигли сразу несколько важных вех.

Первая — из новобранцев я всё же отобрал сотню и передал им базовую форму пробуждения способностей. Пара дней у них ушли на адаптацию и переваривание, а потом их начали гонять с утроенной силой. Ещё в прошлый раз, на первом потоке, заметили, что чем выше физическая нагрузка, тем активнее организм впитывает энергию из окружающего мира. Учитывая, сколько этой силы вокруг разлито, нет ничего удивительного, что за пару недель человек крепчал, становился быстрее, сильнее и выносливее. Настолько, что разница в сравнении с обычным человеком становилась заметной невооруженным глазом.

Для первого потока новички, как я и планировал, стали дополнительной мотивацией. Когда ты чуть впереди, то хочется это преимущество сохранить и приумножить. С другой стороны, когда видишь, к чему стремиться и есть примеры для подражания, это тоже мотивирует.

Как и обещал, я провел отдельные испытания для всех стражей, кто изъявил желание. То, что люди пришли почти в полном составе не удивило меня. Но отбор по отношению к ним был в разы жестче. Туда же заглянул Степан и трое братьев Шелия. По итогу, я взял ещё пятьдесят человек стражей и эту четверку. Как ни странно, но парни действительно задумались над моими словами. Или явление божества их настолько впечатлило. Но в этот раз я увидел, что они и правда готовы вкалывать, идя за мной, а не только свои цели преследуя. Посмотрим, что из этого выйдет.

На самом деле стражей можно было и больше взять. Как никак, им навыки очищения актуальны больше других. Но забрать сразу всех, означает разрушить нашу систему обороны, как внешней, так и внутренней. Кто улицы патрулировать будет? Кто конфликты решать? Поэтому я взял лучших из лучших, пообещав, что через пару недель дам шанс и другим.

Мне бы с этой толпой управиться… ух. К текущему моменту набралось больше двух сотен человек, что привело к организационным проблемам. Требовалось найти помещения для занятий, составить графики, как тренировок, так и боевых рейдов. А ещё есть рейды полумирные, когда орденцы изгоняли мрак, снимали магическое заражение и обрабатывали людей очищением. Пока они это в массе своей особо делать не умеют, но если каждый поможет хотя бы пяти людям за день — уже хорошо.

Следующее достижение — я наделил пятьдесят врачей формой исцеления. Как это происходило… отдельный вопрос. Технологию обкатали, сократили до часа на одного человека, но… Каждый раз — это работа с полной самоотдачей. Домой я приползал в эти дни часам к двум ночи, а просыпался в шесть, после чего у меня и минуты свободной не было. Еда на ходу, обсуждения и решение вопросов тоже на ходу.

А ведь час это только на контроль самого процесса. Дальше за людьми надо было присматривать, поправлять, если что-то шло не так, как надо. Потом обучать, давать наставления… Пятьдесят целителей, двести орденцев и я понял, что ещё немного и разорвусь. Поэтому было принято волевое решение, что в ближайшие пару недель больше никого обращать не буду. Сначала эти структуры должны окрепнуть. Да и процессы надо наладить.

Но не всё было так радужно, как хотелось бы. Без проблем не обошлось… Удар пришел оттуда, откуда не ждали.

* * *

— Как это случилось? — спросил я, подходя к зданию.

— Сами пока на разобрались, — ответил Спартак, — Глянешь? О, а вот и большой начальник, — бросил он взгляд, полный неприязни на спешно шагающего к нам Андрея Рязанцева, главного над стражами Шелия и того, кто отвечал за внутреннюю безопасность района.

— Мистер Эдвард! — махнул тот рукой, — Что происходит?

Я окинул взглядом столпившийся здесь народ. Десять минут назад меня дернули в срочном порядке, сообщив, что троих орденцев убили. Мало того, погибли новички, которые едва очищение освоили и умерли они насильственной смертью на территории квартала.

— Я сам бы хотел в этом разобраться, — ответил мужчина, — Чем и собираюсь заняться. Скажите своим, чтобы они оцепили здание.

— Хорошо. Я беру дело под свой контроль? — бросил он взгляд на Спартака.

— Дело под моим контролем, — ответил я ему холодно. — Спартак, кто свидетель и что удалось узнать?

— Где-то двадцать — двадцать пять минут назад, трое орденцев вошли в здание. Как я понимаю, это была стандартная проверка на поступившие жалобы. Через пять минут после того, как они вошли, один из них вылетел в окно. Разбился на смерть. Вон его тело, — показал Спартак туда, куда я и так смотрел.

На земле лежал труп молодого мужчины. Я его помнил. Он подавал надежды и имел выраженный талант к очищению.

— Рядом находились стражи, — продолжил мужчина, — Они сообщили по рации о происшествие, оцепили дом и дождались подкрепление. А дальше ты заявил, что скоро будешь, поэтому мы наверх не сунулись.

— Ты сам здесь как оказался? — посмотрел я на него.

— Погибшего заметил страж, что раньше у меня работал, — ответил он нехотя, поглядывая на Андрея. — Поэтому набрал мне, а я был недалеко и сразу подъехал, прихватив парней.

Рядом находился десяток бойцов, что ходили за стену. При полном вооружении, случись тут заварушка, они бы не помешали, так что решение в целом оправданно. Недовольство Андрея тоже понятно. Вон как зыркает. Происшествия внутри стен это его епархия, а получается, Спартак залез туда, не спрашивая разрешения. Более того, страж, что вроде как теперь подчиняется Рязанцеву, набрал первым Спартака.

— Я не чувствую их, — тихо сказал я мужчинам, — Чтобы там не произошло, это уже закончилось. Оставайтесь здесь, пойду гляну.

— Может ребяток с тобой послать? — предложил Спартак.

— Ты и сам знаешь, что в этом нет смысла. Если там есть что-то, что угрожает мне, то они будут бесполезны.

— Да понимаю, но всё равно… — вздохнул он.

Больше ждать я не стал и направился наверх. Не нравится мне то, что здесь происходит. Даже не смотря на трупы, что отдельный удар по всем нам. Вот она, первая проверка реальной жизнью. Не разбегутся ли орденцы, когда столкнутся со смертью? Одно дело готовиться рисковать когда-то там в отдаленном будущем, а другое дело прямо здесь, почти у себя дома. Новичков в рейды я ещё не отправлял, всё же они гражданские, а не опытные стражи. Для них смерть таких же учеников, как они, может стать слишком болезненным событием.

Но происходящее мне не нравилось по другой причине. Этот дом стоял на отшибе земель. Пройди пятьдесят метров и упрешься в стену. Не удивительно, что Спартак так быстро оказался тут. Может патрули проверял, может ещё что, дел здесь хватает. Сам дом старый, давно не ремонтируемый, находится в той части района, которая наименее престижна. Были у Шелия и такие, что не удивительно, если честно. Если в другую сторону пройти, там бывшая зона Пасти будет и дома ещё похуже.

Меня не смущал печальный вид здания, но вот легкое ощущение мрака и темной магии, разлитой в воздухе — да. Здесь случилось что-то нехорошее, что привело к смертям.

Ответы нашлись на четвертом этаже. Видимо сюда орденцы и направились сразу. На лестничной площадке меня встретила полуоткрытая дверь, из-за которой смердело кровью и смертью. Да и без этого здесь пованивало, заставляя морщиться.

Я толкнул дверь, та со скрипом двинулась в сторону, ударилась о стену и… Ничего. Внутри сохранялась тишина.

Следы побоища долго искать не пришлось. Ещё один орденец нашелся на полу, с разорванной глоткой. Кровь успела набежать, залить дешевую плитку и покрыться пленкой. Я по прежнему никого не ощущал, но чутьё шептало об опасности. Меч вышел из моей ладони, заливая пространство равномерным золотистым светом.

Сразу же из закрытой комнаты донеслось шипение и в следующий миг дверь вышибли, а в проходе появилась тварь, отдаленно напоминающая человека. Не мертвец, но и не человек уже. На макушке клочьями висели остатки волос, кожа посерела и загрубела. Существо оскалилось и бросилось на меня, но… Далеко пройти не успело. Я не стал пускать в ход меч, создав шар чистой энергии и пробив грудь монстру насквозь. Тот покачнулся и упал.

И что здесь происходит?

Из кухни выскочил ещё один мутант, какая-то женщина, с парой десятков лишних килограмм, тоже почти лысая. Её я успокоил таким же образом.

Больше на меня никто нападать не стал. Первый труп орденца лежал в коридоре. Второй — в спальне, откуда на меня выскочил мужик. Там же нашлась ещё парочка трупов обычных людей, не знаю кого. Наверное, жильцов. Да и эти два чуда откуда тут взялись? Тоже наверняка жили тут все вместе.

Но что произошло? Мои парни зашли сюда, придя по заявке на очищение, и…? На них напали? Или напали после того, как они в ход пустили силу? Надо разбираться.

Убедившись, что больше опасности нет и осмотрев следы, я впустил сюда стражей и пошел дожидаться отчетов. Не самому же мне соседей и свидетелей опрашивать.

* * *

— Ну что, Андрей, взяли дело под контроль? — спросил я спустя пару часов, когда ко мне на доклад явился Рязанцев.

— Что же вы так… господин, — ответил он без особой радости на мою подколку.

— А вот то. Надоели ваши детские игры.

— Не понимаю, о чем вы, — сделал он невозмутимое лицо.

— Плохо, что не понимаете. Если честно, то мне плевать, как вы ладите со Спартаком. Но это продлится ровно до того момента, пока не начнет мешать общему делу. После этого я, скажем так, лично донесу… кхм… понимание.

Не то, чтобы мужчина впечатлился угрозе, но точно напрягся. На себе он моё влияние больше других ощутил. Мужик по крупному не гадил, но по мелочи саботировал, чем несказанно бесил. Ещё немного и дойдет до того, что я его заменю, но вроде одумался в последние дни, так что посмотрим.

— Рассказывай, — кивнул я, — Что удалось узнать?

— Ваши люди пришли в ответ на жалобы жильцов дома. Сами знаете, какая сейчас обстановка. Как что не так, если кто начинает вести себя подозрительно, люди сразу грешат на мрак и зовут на помощь.

— Правильно делают.

— Не спорю. Но в большинстве случаев дело не во мраке, а в самих людях. Знали бы вы, сколько жен жалуются на мужей, что те изменились.

— А на самом деле в чем причина?

— В том, что они мужей своих достали и те не знают, куда от них сбежать. Раньше то в отдельных комнатах можно было жить, если жилплощадь позволяла, а сейчас? Люди друг у друга на головах сидят.

— Андрей, сколько можно? — поморщился я, — Давай уже по делу.

У мужика пунктик был на тему жилья. Не нравилось ему, что пришлось потесниться с чужаками.

— Тем более, — добавил я, — Что лично твои жилищные условия не изменились.

— Я не жалуюсь, господин. Просто обозначил проблему.

— В тысячный раз, — хмыкнул я, — Всё, хватит. Что с докладом?

— Поступила жалоба на квартиру, где всё произошло. Туда пришли ваши люди и… нарвались. Как удалось выяснить, там наркоманы жили.

— Наркоманы? — удивился я.

— Да. К сожалению, в мире всё ещё хватает отребья.

— Так, допустим, но как это объясняет их изменения и нападение?

— Не знаю, — покачал головой мужчина, — Просто рассказываю известные факты.

— А что за наркотики, удалось выяснить?

— Удалось, — вздохнул он тяжко, — И вот здесь начинается самое интересное.

— Не тяни.

— В современном мире, думается мне, трудно найти наркотики из прошлого мира. Как и всё остальное. Но где-то же они их взяли? Не сами же сделали. Понимаете, к чему клоню?

— К тому, что в городе кто-то решил промышлять наркотой? Ты прав, это действительно интересно. В том плане, что этот кто-то совсем берега попутал. Узнали, откуда наркотики взялись?

— Пока нет. Допрашиваем всех, с кем общались эти люди.

— А образец нашли?

— Нашли. Тут ещё одна странность. Наркотики выглядят, как белые кристаллики. Размером с крупную соль. И светятся.

— Светятся? — напрягся я.

— Да. Вот.

Мужчина залез в карман и достал пакетик, где лежали два небольших кристалла. И правда, светятся. А ещё от них фонит грязной энергией. Грязной и темной, но почему-то они белые, как… моё очищение.

— Да, похоже на вашу магию, — видимо мужчина что-то заметил по моему лицу, раз сказал это.

— Значит так, — поднялся я, — Образцы оставь. Сразу скажу, что к моей магии это не имеет отношения. Вам, как обычному человеку, это не заметно, но я чувствую, как от этого… кхм… вещества, смердит темной магией. Кто-то постарался, чтобы замаскировать. Возможно, что именно эти штуки и послужили катализатором для изменений. К чему это может привести догадываешься?

— Если у нас на землях есть и другие наркоманы, то быть беде, — мрачно ответил он.

— Именно. Поэтому поднимай людей, посылай в дома и проверяй всех хоть сколько то подозрительных. Тех, кто что-то знает, направляй сразу ко мне, буду лично допрашивать.

Мужчина закивал и поспешно выбежал из кабинете. Впечатлило его узнанное, видимо. Да и я сам впечатлился. Наркотики, блин. В этом мире что, дерьма мало, что люди ещё и травить себя выбирают?

Глава 22. Подлая игра

— Заносите.

Я показал двум мужикам, что несли тело, куда его положить. Церемониться тут лишнее, поэтому труп разместили прямо на полу в том зале, где проводились общие тренировки. Орденцы собрались в полном составе. Полчаса назад я попросил Гамлета организовать людей. Судя по лицам, новости успели распространиться.

— Вот это существо, — указал я на труп, — убило троих наших.

Тишина была мне ответом. Люди столпились вокруг, выглядывали из-за спин тех, кто стоял впереди, пытались разглядеть, на что я указываю.

— Убило на нашей земле, которая считалась безопасной. Их смерть — глупая случайность. В ней нет ничего героического, возвышенного и прекрасного. Если вы думаете, что вас ждет что-то иное — то лучше сразу выкинуть эти заблуждения из головы. Может кто и доживет из нас до старости, чтобы встретить смерть в кресле-качалке, в окружении любимых внуков и правнуков, но… Шансы на это, откровенно говоря, низкие. Расступитесь, не надо толпиться. Дайте и другим рассмотреть.

Гамлет шикнул на людей, командиры тоже включились и быстро навели порядок. Люди разошлись вокруг меня и трупа, молча слушая.

— Не смотря на свой молодой возраст, я успел увидеть смерть во многих её проявлениях. Как вы возможно знаете, полтора года назад мою семью перебили. Так что я знаю, что это такое — терять близких. Ещё я знаю, что такое отнимать жизнь. Я убивал бандитов, врагов, магов, сверхов, участвовал в войнах и, если по правде, за моей спиной уже пара кладбищ наберется. Ещё я сам не раз был при смерти. Когда убивали мою семью, меня тоже чуть на тот свет не отправили. Оплошность, случайность… Мужчина, что убил на моих глазах мать, проткнул меня магическим копьем и скинул с моста в реку. Как видите, я выжил. Его я, кстати, убил. Жестоко убил, так что не надо думать, что я святой или добряк. К своим людям да — хорошо отношусь. К врагам — не очень.

В этот раз толпа плохо читалась. Все, как завороженные, наблюдали за мной, кажется, забывая моргать и дышать.

— К чему я это всё… Я хорошо знаю, что такое смерть. Сам не раз был на краю гибели. Впрочем, пережив общую трагедию и выживая последние месяцы, не думаю, что здесь остались невинные души, которые ещё не знают, как легко умереть. Тем не менее, трое из нас погибли. Погибли глупо. Возможно, вам не понравятся эти слова. Ведь как красиво может звучать, они погибли, защищая людей. Герои! Но нет. Это глупая смерть. И, если честно, я не могу вспомнить хоть одного случая, чтобы смерть была умной, красивой и возвышенной. Нет, обычно это то ещё дерьмо. Чувствуете этот запах? Разложение. Труп начал гнить, его ткани разлагаются, от него несёт дерьмом. В этом нет ничего плохого, но и хорошего тоже нет. Если кто не верит, подойдите ближе и рассмотрите в деталях, — позволил я себе усмехнуться. — Я хочу, чтобы вы кое-что осознали. Умирать — всегда глупо. Будучи живыми, эти ребята могли принести гораздо больше пользы, спасти гораздо больше жизней. Но они умерли. Поэтому не смогут сделать ничего. Единственное, что им остается — дать всем нам урок. Помочь выработать правильное отношение к жизни и смерти, чтобы не упустить возможности. Они умерли. Это уже не исправить. Но какие мы выводы из этого сделаем? Кто скажет? Почему они погибли? Их задание было ерундовым. Все вы уже выполняли такое. Зайти в гости к людям, которые очень рады вас видеть, пару раз применить очищение и, получив десяток благодарностей, с чувством выполненного долга пойти дальше. Так что же пошло не так? Есть предположения?

— Они были слабы, — раздался голос Степана, — Слабы и не обучены действовать в таких ситуациях. Они не умели драться на смерть, не умели убивать и не верили, что могут погибнуть вот так вот… глупо.

— Спасибо, — кивнул я ему, — Это правда. Они не были готовы, они были слабы. И вас ждет точно такая же участь! — вложил я в голос силу, — Если вы тоже окажетесь слабы, когда смерть подкрадется к вам! Прочувствуйте это как следует!

Я обвел взглядом людей, отмечая реакции и давая время осознать сказанное.

— А теперь урок. Этот мертвец, — указал я на тело, — Перед смертью закидывался наркотиками, которые и превратили его в чудовище, что убило наших собратьев. Вот этот наркотик, — достал я пакетик из кармана, — Белоснежный, как слеза младенца. У кого с чувствительностью получше? Что скажете?

— От него смердит, — последовал ответ.

— Именно! Эта дрянь воняет, как отборный сорт дерьма и любой, обладающей магической чувствительностью, легко это учует. У вас всех уже есть эти способности, но в зачаточном состоянии. Я хочу, чтобы вы тренировались. Прямо сейчас, на этом наркотике и этом трупе. Как следует вкусите этот запах смрада. Я хочу, чтобы вы научились чувствовать эту гадость минимум за сотню метров. Когда научитесь, шансов застать вас врасплох будет гораздо меньше. Для начала и с десяти метров будет неплохо, но сотня — это стандарт, если хотите называться воинами ордена. Лично я могу почувствовать врага на дистанции больше, чем пол километра. Что не раз меня выручало. Полезная возможность? Если да, тогда я не понял, чего вы ждете? Вперед! Только не поубивайте друг друга в давке…

* * *

Пока Рязанцев шерстил район, я решил направить своих людей в правильную сторону. Не удивлюсь, если кто-то из них отсеется, даже жду этого, но пусть так. Мы тут в не в игрушки играем. Через пару дней проведу им боевое крещение. Надо только найти подходящее гнездо монстров или мертвецов.

— Эдвард, — отвлек меня от раздумий чужой голос.

Обернулся и увидел Волчонка с мальчишками, что явно пришли с каким-то важным вопросом. Они занимались со всеми, но, скажем так, на полставки. С одной стороны Волчонок опытнее орденцев, так как начал раньше, но… Он же ещё ребенок? Не говоря уж про остальных, которые младше его.

— Чего?

— Мы тоже хотим участвовать. Полноценно, — выделил он это слово.

— Полноценно в чем вы хотите участвовать?

— Ходить в рейды, убивать тварей, сражаться, — заявил этот малолетний герой на полном серьезе, — Ты же сам начал учить и обещал сделать из нас воинов.

— Это когда я такое обещал?

— Когда выпустил против нас мертвецов, — улыбнулся Волчонок.

Хм… Вот же блин. Верно пацан говорит. Я ведь принял решение обучать их по-серьезному, а потом как-то закрутилось, завертелось и этот план отошел на скамейку запасных. Волчонку сейчас шестнадцать лет. Болтле — тринадцать недавно исполнилось. Бегунку — пятнадцать, Севе — четырнадцать. Готовы ли они? — спросил я сам себя и ответил, что да, в принципе можно тренировать. Выглядели они старше своих лет, благодаря регулярным и усиленным тренировкам. Так что…

— Хорошо, — ответил я. — Будете теперь заниматься в основной группе. Но не думайте, что вас пошлют в самое пекло. По крайней мере пока силу в полной мере не освоите.

— Это какой уровень? — деловито спросил Волчонок.

— Когда сможешь подряд десяток тридцаток бросить. Не в зале в спокойном состояние, а в боевой стрессовой обстановке! — уточнил я.

В нашем коллективе окончательно устаканилась система измерения. Первый уровень — это самый низ, минимального размера и мощности шар, которым демона разве что пощекотать можно. Десятый уровень — это уже что-то немножко серьезное. Если встретишь слабого мертвеца, есть шансы, что уложишь его одним ударом. Двадцатый уровень — серьезный аргумент. Здесь уже многое наворотить можно. И демона поцарапать, и мертвецов пяток убить. Волчонок сейчас свободно призывал двадцать пятый, но тут надо понимать, что нюансов хватает.

Скорость создания заклинания. Количество повторов, что доступно человеку. Дальность полета и точность броска. Контроль над вариативностью, когда шар превращается в копье и так далее. А ведь есть ещё умение применять навык в бою, когда нет времени подумать, собраться с духом, подышать и настроиться…

Те, кто из первого потока неспешно подбирались к двадцатому уровню. Новички мечтали взять хотя бы десятку. По остальным пунктам — все они были медленные, тратили долгие секунды на перезарядку и не могли похвастаться выносливостью. Рекордсмены держали планку десять шаров подряд, но после этого минут по пять отдыхали. Результаты скромные, но я не сильно печалился. Каждый день показатели чуть-чуть, но росли. Со временем я из них воспитаю могучих магов.

Практика формы шара это не единственное, чем занималась группа. Развитие чувствительности, вот как сейчас с трупом наркомана. Развитие ауры очищения. Сами очищающие работы. Список, что тренировали люди был обширен и каждому приходилось работать на износ.

Шелия, Степан, измененные и сверхи стояли в ордене особняком. Озвученные стандарты работали в отношении них с горем пополам. Степан, который первые два дня радовался, как дитя, научившись видеть магию, честно пытался освоить ещё и очищение. В этом вопросе его уровень ушел недалеко от остальных людей, но… Он при этом оставался магом крови и значительную часть времени, как я знал, уделял развитию уже имеющихся способностей. Тоже самое касается Шелия и Эрминии. Может они и не так далеко продвинулись в чистом очищение, но комбинируя с уже имеющимися способностями, давали фору всем остальным вместе взятым. Более того, они ещё и семимильными шагами осваивали родовое наследие, построенное на символах.

Со сверхами почти также. В плане очищения они действовали, как и все. В вопросе старых способностей — у них явно прибавилось вариативности их применения. Тот же Матвей, который раньше создавал огненные сети, сейчас огнем управлял как ему хотелось. Человек вулкан.

Измененные — эти так вообще монстры. Они дружно решили проложить отдельный путь, вспомнив, насколько хорошо я справлялся с темными магами, и захотев стать идеальными убийцами всего магического. Очищение разрушало магию, а выдающиеся физические возможности превосходили даже то, что было доступно магам. Боюсь представить, куда они зайдут в своих изысканиях. Сейчас измененные на спор перерубали летящие в них заклинания Степана. Потому что научились их видеть! Выпусти их сейчас против любого мага и тот сильно удивится. Посмертно, так сказать.

В этом скрывалась одна из причин, зачем я создавал орден. Не в том, чтобы мои люди стали сильнее, а в том, что они сами творили что-то новое и я мог взять это на вооружение. То же разрубание заклинания… Ведь там ума много не надо. Они напитывали мечи очищением и били в самое слабое место магической структуры. Иногда было достаточно малейшего толчка, чтобы мощная магия схлопнулась.

Не побоюсь этого слова, но это ещё одна революция в мире магии!

Если могущественный маг сплетет могущественное заклинание, а его нарушат одни легким движением, то… Он потратит силы и останется ни с чем. Поэтому, рано или поздно, придется господам магам модифицировать свои наработки, чтобы подстроиться к новым реалиям. Мда… А не сделал ли я так, что магия получит мощный толчок в плане развития? И к чему это приведет…

Возвращаясь к мальчишкам, чтобы им достигнуть тридцатки, то есть тридцатого уровня формирования шара, придется как следует развить общую силу и контроль. Я шар специально создавал, как универсальную базовую форму, из которой можно слепить, что угодно. Хоть щит, хоть копье. Если парни реально освоят этот уровень, то их можно будет выпускать в одиночку против стаи демонов. Порвут и не заметят. Да и мага в асфальт закатают. Но им до этого ещё пахать и пахать. По уровню силы Волчонок может и возьмет эту планку, но десять раз подряд, да ещё на скорость, в стрессовой обстановке — ему придется постараться. А остальным тем более.

— Если задачу поняли, то вперед, заниматься! — подтолкнул я их.

Оказывается, человеку так мало надо для счастья. Вон как глаза загорелись.

* * *

Хорошо, когда тебя окружают люди, делающие за тебя всю работу. Пока я занимался орденцами, Рязанцев прошерстил квартал и напал на след.

— Дело то не трудное оказалось, — отчитался он, — Цивилизация рухнула, а шваль осталась.

— Да я уже понял, что к наркоманам ты лишнего пиетета не испытываешь, — хмыкнул я на его слова, — По делу что?

Закрадывается подозрение, что Андрей специально постоянно с темы соскакивает, чтобы меня позлить. Он знает, что я люблю конкретику, а я знаю, что он знает. Но всё равно, что не разговор, то куча лишних слов. Бесит… При этом мужик руководил железной рукой и не могу сказать, что он плохо справляется. Просто… я ему не нравлюсь и он тихо саботирует, как может.

— Нашли полсотни наркоманов. — собрался он и принял показательно серьезный вид, — Накрыли одну квартиру, которую в притон превратили. Узнали, кто туда ходил. Люди и сами охотно рассказывали. А некоторые наркоманы так и вовсе, сами прибежали, когда наглядно показали, что с ними случится.

Гибель моих людей, как не крути — событие. Нельзя было просто так взять и оставить его без комментариев. Поэтому я приказал одно из мутировавших тел вытащить на общую площадь, собрать как можно больше людей и рассказать, что случилось и почему. Самый простой способ предотвратить распространение наркотиков, это сделать так, чтобы обычные люди возненавидели наркоманов. Если кто-то заикнется о гуманности, то пусть это скажет трем мертвым парням, что так глупо погибли, идя защищать людей от мрака.

Тут стоит отметить, что за прошедшие три месяца с момента трагедии ментальность немного изменилась в головах людей. Хочешь не хочешь, но новая реальность диктовала свои правила и все, кто отказался их осваивать, уже мертвы. Например, если человек странно себя вел, то его окружение тут же вызывало стражу, а те, после проверки, уже либо меня, либо Волчонка. Теперь ещё орденцев звали. Страхи не надуманные и чтобы не говорил Рязанцев, частенько удавалось предотвратить настоящую беду. Типа поехавшего крышей мужика, что хватался за нож и бросался на всех подряд, а когда получал удар очищением (это если ему повезет и раньше не пристрелят), то хлопал глазками и удивлялся, как так вышло. Истерики, суицидники, вспышки агрессии, приступы паранойи — человеческая психика легко шла в разнос при малейшем касании мрака.

Поэтому люди и бдили в оба глаза. Присматривая как за собой, так и за другими. После того, как памятник Шелия поставил, легче стало. Люди туда сами ходили, стоило им хоть что-то заподозрить. Можно игнорировать беду, когда она где-то далеко, а видишь ты её исключительно по телевизору. А вот когда видел пару сотен смертей и не где-то там, а на соседней улице или и того хуже, у себя в квартире, быстро умнеешь.

Нет ничего удивительного, что люди послушали незапланированную лекцию, вняли новой угрозе, а потом… Дружно пошли сдавать всех подозрительных типчиков. Тем более, наркоманы далеко на самые лучшие люди и их мало кто любил.

— Дальше что было?

— Дальше выяснили, откуда брали наркотики, — тут мужик так отчетливо замялся, что я невольно заподозрил неладное.

— Говори уж. По-хорошему, — предупредил я его.

Хорошо, что у меня репутация человека, которому лучше говорить правду. Иначе никак. Заставлю, если нужно будет.

— В общем, это один из моих людей. — покаялся мужчина, — Я его уже допросил, сидит в камере. Если господин желает пообщаться лично…

— Желает, — твердо заявил я, — Подельники у него есть?

— Прямых — нет. Есть те, кто в курсе, но смотрел на это сквозь пальцы.

— Понятно. Разберусь с ними, — пообещал я, от чего мужчина скривился, словно ему лимон в задницу засунули. Ещё бы, это ведь какой удар по его репутации, — Где они брали наркоту?

— Дилер приходил к стене, там передавал и менял на еду.

— Серьезно? Наркотики за еду? Впрочем, она дороже золота сейчас.

Но всё равно, звучит бредово.

В тот же вечер район хорошенько тряхнуло. Незадачливый посредник сдал всех, кому продавал наркотики. Их повязали и есть шансы, что распространение заразы удалось прекратить. Людей хватали, бросали за решетку, где держали в карантине и допрашивали. Я тоже туда зашел убедиться, что от меня никакой информации не утаили. А то кто знает, что тут за интриги крутятся.

Но вроде больше ничего не всплыло. Но это что касается интриг. Другое дело — странности.

Когда допрашивал стражника, он мне показался ненормальным. Замкнутым, дерганным и не потому что в тюрьме сидел. Кажется, ему вообще плевать на это было. Что-то мне это напоминало и я далеко не сразу смог разобраться, что именно. А когда вспыхнуло озарение, озадаченно хмыкнул. Так выглядели люди после того, как я их подавлял. То есть после давления магией и навязывания своей воли.

И тут возникает вопрос. Этот человек сам действовал или по чужой воле? Я у него спрашивал, зачем он это делал. Ответ: так а чего бы нет. Люди хотят утешения, вот он и помогал.

Дальше начиналась вторая странность. Эту наркоту называли кристаллами чистоты. Утверждая, что они способны вытягивать мрак из организма. Ещё и кайф дарят. Идеальное сочетание для тех, кто в суровое время хочет забыться.

Что имеем в итоге. Некто в городе занимается разработкой наркотиков. Этот неизвестный — маг или имеет отношение к магии. Он зачем-то выходит на человека с моих земель и убеждает его заняться поставками, хотя любому дураку очевидно, что ничем хорошим лично для него это не закончится. На закуску, принявшие наркотики при встрече с моими людьми набросились на них. Могло ли быть так, что это реакция на очищение? Оно сработало, как катализатор.

Без лишних сантиментах я проверил на добровольцах. Правда, согласия они не давали, но кого это сейчас волнует. Я запустил волну очищения в одного из пойманных, а дальше наблюдал, как его тело передернуло и стало трансформироваться. Вот так поворот.

Меня только одно по итогу дня волновало. Что было бы дальше, принимай люди эти наркотики? Сколько бы потребовалось времени, чтобы они и без очищения мутировать стали? И какая цель скрывается за всем этим?

Вопросы, вопросы… И я даже знаю, где искать ответы.

Глава 23. Планы

София взяла одну из фигурок, переставила её в другое место и поставила недалеко ещё пять. Женщина стояла рядом с большим столом, который сейчас полностью занимала карта города и близлежащих территорий. С помощью фигур отмечались все важные объекты. Главная фигура-башня находилась на землях Орловых. Чуть поменьше — на землях Шелия. Почти полсотни других мелких фигурок отмечали поселения людей, гнезда монстров и стратегические объекты, которые было бы неплохо захватить.

Орлова не заметила, как наступил апрель. Прошло три месяца с момента трагедии, и пора было подвести итоги. На текущий момент в городе не было существа, способного противостоять женщине. Она могла отправиться в любое гнездо тварей и разнести его на атомы. Но что толку? Земли и так в безопасности, до других нет дела, а захватывать важные объекты… Так важность они имеют только в том случае, если туда направить работать людей. В первую очередь интересовала промышленность, но в самом городе не так много заводов находилось. Большинство из них расположены как раз в окрестностях. Добраться туда для Софии труда не составит, а вот для людей…

Вылазка сотни обычных людей требовало как минимум пары магов, стражей и последователей, чтобы они прикрывали от монстров. А ещё требовалось наладить снабжение, поставлять провизию и сырье. Для чего нужно выделить ещё людей, а значит и магов с боевыми отрядами.

Вот и получалось, что не смотря на всю свою силу и скорость, София физически не могла находиться сразу во многих местах. Вариант мотаться весь день напролет от одного места к другому её не устраивал. Как и не устраивало самой перебить всех тварей и расчистить окрестности. Люди должны потрудиться ради создания нового мира, чтобы этот мир ценить.

Поэтому женщина выбрала стратегию постепенной экспансии. Формировались новые отряды, обучались послушники, прошедшие через ритуал осваивали новые силы. Сейчас уже набралось почти двести человек последователей. Пройдет месяц-два и каждый из них превратится в самостоятельную боевую единицу. Тогда можно будет говорить о полном захвате города, а дальше… Кто знает.

София раздраженно посмотрела на карту. Башня на землях Шелия была постоянным раздражителем, держащим женщину в тонусе. Да и правильно ли говорить теперь о Шелия? Это земли Клоза. Уже известно, что Шелия пошли под его руку, чем несказанно удивили Орлову. Неплохо парень поднялся.

Слух прошел недавно, пару недель назад. Как и новость, что Клоз женился. София подумывала устроить шоу, заглянуть к нему домой и поздравить лично, но решила, что это слишком мелочно. Что не мешало ей строить другие планы, как разрушить порядок в стане врага. Ведь ситуация какая… Есть два безусловных лидера в городе. Совсем скоро, в течение месяца, максимум двух, они столкнулся лбами за передел территории. А зачем Орловой сильный сосед? Проще ослабить, поглотить чужие ресурсы и захватить полностью город, выковывая собственное могущество. И могущество рода. Племянница осталась жива, хоть и замкнулась в себе, но у Софии были на неё планы. Раз уж она не хочет идти по пути мага, то придется пойти по стопам миллионов женщин, рожая наследников. Тоже важное дело. София до сих пор сожалела, что у неё такой возможности нет, не смотря на то, что старательно подавляла эти чувства.

В дверь постучали, отвлекая от раздумий. Легкая вспышка силы и человек с другой стороны понимает, что ему разрешили войти. Створка отворилась и в кабинет вошел Эск. Один из последователей, талантливый маг и химик, София пару недель назад дала ему особое поручение.

— Госпожа, — склонил он голову.

— Давай без этого, — махнула она рукой. Софию всегда раздражали расшаркивания, — Чем порадуешь?

— К сожалению, мало чем.

Мужчина убрал маску подобострастия, выпрямился и спокойно прошел внутрь, усаживаясь в кресло. Женщина лишь усмехнулась. Эск был наглецом и фаталистом. Он мог поиграть в манеры, отвешивая поклоны, но всё это было напускным. Настоящая суть показана сейчас. В спокойном взгляде, уверенности, что наполняла каждый жест. За это София его любила и уважала, как талантливого мага и сильного человека.

Ещё ни разу женщина не наказывала его. Тот не давал повода. Каждый раз, берясь за любое поручение, мужчина выкладывался на все сто, а то и двести процентов. Если он не справился, то винить его было не за что. Мужчина это знал и никогда не испытывал чувства вины. Его философия проста. Если госпожа захочет наказать, её право, но всё равно, принимать это надо с чувством собственного достоинства. А ещё с усмешкой, дерзостью в глазах и скрытым вызовом внутри.

— Первая версия наркотиков удалась. — отчитался он, — Неделю уходит на концентрацию, после чего организм мутирует.

— Я не сомневалась в тебе. Но что с поручением?

— Непонятно, — развел мужчина руками, — Я наладил поставку, но… Не прошло и недели, как канал жестко обрезали. Всех наркоманов Клоз выгнал с земель. Я их расспросил и выяснились… кхм… странные новости.

— Какие же? — спокойно задала вопрос София, подходя ближе к мужчине.

Как бы тот не храбрился, но поежился, чувствуя, что находится в логове хищника гораздо более свирепого, чем он сам. Это его восхищало в госпоже и было той причиной, почему он согласился служить с полной самоотдачей.

— На землях Клоза появились люди. Со способностями. Как у него.

— Когда ты об этом узнал? — прищурилась женщина.

— Неделю назад. Сразу не пришел, решил всё разузнать. Но с подробностями туго. Район Шелия оцеплен. Чужаков туда больше не принимают. Стражей постоянно проверяют, они ходят только боевыми отрядами и заслать своих людей не получилось. Тех, кто уже был там, по всей видимости вычислили, потому что они больше не выходят на связь.

— Это всё, что ты хочешь мне рассказать? Если так, я разочарована.

— Не всё, госпожа, — ответил мужчина, усилием воли унимая дрожь внутри, — Фобос и я проследили за отрядами, которые выходят на стену. Информация подтвердилась. Это новый вид магов. Их много. Десятки, а то и сотни уже. По силе — один такой справляется с демоном, но не больше. Группами они зачищают гнезда тварей.

— И тип силы, как у Клоза?

— Да, как у него. Все, как под копирку действуют.

— Значит, мальчишка научился делиться своей силой, — оттарабанила София пальцами по столу, — Любопытно.

— Видимо так, — кивнул Эск, — Тех, кого выгнали, подтвердили эту информацию. У Клоза жесткий отбор. Смертей нет. Не считая случая, после которого людей и выгнали. Это сработала моя закладка.

— Люди мутировали?

— Да. Но тут непонятно, почему так рано. По плану вспышка должна была случиться неделю назад или где-то сейчас, зависит от частоты употребления кристаллов. Предположу, что причиной послужила магия Клоза. Сработала, как катализатор. Тогда и погибло трое его людей, а в следующие дни доступ к району перекрыли настолько плотно, что пока пролезть туда не получилось.

София поморщилась. Хороший был план. Забросить на земли Шелия наркотики, подождать пару недель, пока там не грянет кровавый бум. Это была новая разработка на основе того, что служило фундаментом для создания слуг. Только если те затачивались под последующее подчинение, то в этот раз люди должны были превратиться в кровожадных монстров и собрать кровавую жатву. Что послужило бы причиной для паники на землях врага.

— Тогда не вижу смысла действовать по этому плану дальше, — произнесла София.

— У меня есть и хорошая новость, госпожа. Я создал новую разработку. Мгновенное привыкание и… — мужчина сделал паузу, — Нарушение энергетики! Но надо бы ещё проверить на магах, чтобы говорить точно, какой будет эффект. Я хотел спросить разрешение на проведение испытаний.

— И как ты хочешь испытать?

— А это зависит от целей моей госпожи, — склонил голову мужчина, — У Клоза прибавилось магов, так почему бы этим не воспользоваться…

— Пока обожди. Дорабатывай новое вещество, я скажу, когда его пустить в ход.

— Как скажет госпожа, — мужчина не стал скрывать недовольство.

— Иди, — цокнула София.

Вскоре женщина осталась одна, задумавшись над ситуацией. Если Клоз и правда кует армию магов, то это проблема. Но что-то в этом есть… Они как две стороны одной медали, идут схожими путями. Что Софию не особо устраивало. Слишком её враг удачливый, слишком быстро набирает силу. Надо хорошо обдумать это. Есть ли смысл и дальше откладывать или пора перейти к решающей части, да решить проблему мальчишки.

А то та слишком затянулась.

* * *

София проснулась внезапно, выныривая из сна. Мозг ещё не включился, а чувства уже вопили, что в спальне посторонние. Да не простые…

Дернувшись, женщина ощутила, как на неё наваливается тяжесть, как тяжело ворочаются мысли, как сила сбоит и отказывается отзываться.

— Тише, тише, дитя, — прошептал убаюкивающий голос рядом.

София открыла глаза и увидел прямо перед собой юную девушку. Она зависла прямо в воздухе, игнорируя гравитацию. По мере того, как женщина смотрела на это существо, тяжесть медленно отступала, освобождая от оков.

— Ты почти не боишься, — заметила гостья.

Женщина скосила глаза в бок, где лежал Дарк. Тот не шевелился, замер и не подавал никаких признаков жизни. София чувствовало тепло мужчины, что грел её постель, но ощущался он как-то странно, словно превратился в статую.

— Он нам не помешает, — произнесло существо.

София ни на секунду не поверила, что это и правда юная девушка. Нет, это было создание гораздо более опасное, чем любой человек.

— Чего ты хочешь? — прошептала женщина.

— Поговорить, — улыбнулась та, — Я ощущаю твои сомнения. Ты теряешь уверенность в себе.

— Глупости.

— Правда? — девушка отлетела назад и опустилась на ноги рядом с кроватью.

Что удивительно, София ощущала лишь небольшие колебания магии. Призови она сама крылья, чтобы взлететь, это почувствовал бы любой маг вблизи.

— Я думала, ты сильна и тебе нет равных, — продолжила говорить богиня, — Но начинаю сомневаться в этом.

— Мне нет до чужих сомнений дела, — ответила София, вставая с постели.

Если придется драться, то лучше стоя. Откинув одеяло, женщина прошла через спальню ближе к окну, уставившись вдаль. Она не стеснялась своей наготы, а существу рядом до этого точно не было дела. Если то нападет, то надо разбить окно и вырваться на простор. Скорость и дистанция — это козыри Софии. Но Пасть не нападала. Её удары были гораздо хуже прямых атак.

— Тогда почему я чувствую твоё смятение? — девушка подошла ближе, встав за спиной у Софии. Та подавила внутреннюю дрожь. Внутри всё клокотало от мысли, что такой враг находится за спиной. — Ты наращивала могущество день за днем, обращаешь людей в мою веру… — тут девушка хихикнула, от чего София вздрогнула, настолько это было внезапно, — Но что толку, если твою уверенность может поколебать какой-то мальчишка?

— Ты про Клоза? — развернулась Орлова, — Думаешь, он меня пугает? Ошибаешься.

— Дитя, какой смысл тебе врать мне? А тем более врать себе. Чего стоит твоя сила? Клоз лучше. Ты столько лет шла к вершинам, но всё равно, он обходит тебя. Сколько пройдет времени до того, как он отберет у тебя город? А твои люди? Пойдут ли они и дальше за тобой, если увидят, что ты не самая сильная? Я могла бы показать, настолько твое положение шаткое. Мне достаточно явиться к твоим ученикам, показать им настоящую мощь и поманить силой, чтобы они тебя предали. Ты строишь воздушные замки, девочка моя. Так у вас принято говорить? — улыбка девушки сочилась ядом.

В один миг София почувствовала себя разбитой. Уверенность, которую она ковала всю жизнь, дала трещину.

— Тебе… — Орлова сама не ожидала, насколько её голос будет дрожать, — Не сломить меня.

— А я этого и не хочу. Мне интересно, кто из вас победит, вот и всё. Если честно, то я ставлю на тебя, дитя моё.

— Пошла… вон! — София призвала силу, чтобы атаковать.

В её руке вспыхнуло черное копье, что острием пробило голову гостьи…. Пробило бы, если та не исчезла так же внезапно, как и появилась. Оглядевшись, женщина убедилась, что находится одна, только Дарк как лежал неподвижно, так и лежит. Но отсутствие Пасти ничего не значило. Как исчезла, так и появиться может. Ощущение небезопасности давило тяжким грузом.

София искала в себе силы, но находила лишь тревогу, смятение и неуверенность. Всего один разговор сломил её больше, чем тысяча испытаний до этого. И какой тогда был смысл в них?

Это разозлило женщину. Ей не нравилось чувствовать себя слабой. В одном Пасть была права. Пора заканчивать историю с Клозом. Она отнимает слишком много сил и внимания. Пришло время двигаться дальше. А потом… потом можно подумать, что делать с ночной гостьей. С ней придется тоже разобраться, какой бы нереальной эта задача не казалась.

Глава 24. Пленный

— Проследили за ним?

— Да, — кивнул Первый, — Брать его?

— Да, вместе пойдем, — согласился я, — Пора наглядно донести, что к нам на земли лучше не лезть.

— Отлично, — улыбнулся мужчина, — Я тогда подготовлю план захвата.

Речь шла про того мага, что организовал поставку наркотиков. Случайно его нашли, повезло. Маг ошивался недалеко от наших земель, я проезжал мимо и засек чужую энергетику. Тот совсем не умел скрываться и ощущался, как черное грязное пятно. Мы тогда ехали на очередную зачистку, вместе с орденцами и измененными. Последним я и дал наводку, приказав проследить за интересным типом.

Те и проследили, выяснив многое. Маг постоянно циркулировал между несколькими местами. Жил он на землях Орловой, что подтвердило догадку, кто за этим стоит. Сырье для наркотиков добывал в городе, в одной из аномалий. В месте, где раньше находился парк, разрослись настоящие джунгли, а внутри, в середине этого места, росли пару грядок с необычными цветами. Только вместо лепестков у них, кристаллические сгустки магии.

Надо признать, что этот маг хорошо устроился. Абы кто в парк пройти не мог. Там хватало тварей, да и сами растения хищные, легко могли убить человека. Да так, что через полчаса и тела не останется. Но измененные справились, пробрались, разведали там всё и спокойно вышли, продолжив наблюдение.

Мужчина недалеко от парка завел базу, где и проводил эксперименты. Почему там, а не у Орловой, можно лишь догадываться, но предположу, что темные дела лучше проворачивать в стороне. А то кто знает, какие слухи пойдут. Зачем портить репутацию? А может ему просто требовалось уединение, кто знает.

База тоже не в простом месте находилась. Там царило засилье мертвецов и демонов, ничего ценного не было, поэтому посторонние люди обходили это место стороной. Сам же маг легко пробирался мимо любых тварей. Призраки не смогли узнать, в чем причина и грешили на какие-то специфические умения, но факт есть факт, чудовища всех мастей игнорировали мужчину.

За неделю наблюдений узнали, где маг похищает людей для своих опытов. Интересовали его не только обычные люди, но и сверхи. Последние даже больше, потому что он похитил четверых изгоев из квартала сверхов. Там ещё оставались жить люди, худо бедно держась против всех проблем, даже после того, как Светляк покинул то место.

Но помимо всего этого товарищ следил и за нашими отрядами. В первую очередь за орденцами. Возможно, ему кто-то помогал, потому что мужчина на удивление точно находил места, куда отправлялись мои люди. Зачем он за нами наблюдает догадки тоже были. Если он ведет какие-то разработки и похищает людей, то очевидно, что для экспериментов. А значит и орденцы ему могут быть нужны.

Всё это выливалось в не очень хорошую перспективу, что нас опять потравят. Поэтому я и отдал приказ на захват этого человека, не желая затягивать. Мы и так узнали, где его логово скрывается, тянуть больше смысла нет.

* * *

Паковать супостата решили на улице. На базе у него могли быть приготовлены ловушки. Я заранее пометил его родовой техникой и поэтому не опасался, что маг пропадет. Да он и не особо-то скрывался, свободно гуляя по городу и никого не опасаясь. Именно гуляя, передвигаясь на своих двоих, почему-то игнорируя транспорт.

Я стоял, скрывшись в тенях, когда он показался в переулке. Мужчина шел, не оглядываясь, за его спиной возник Седьмой и разрядил в спину «успокоитель магов». Высоковольтный заряд, способный перегрузить личную защиту и вырубить крепкий механизм.

Но что-то пошло не так.

Маг оказался не таким беспечным и смог увернуться от атаки. Снаряд пролетел мимо, врезался в стену и выжег на ней черное пятно. В то же время рядом с магом оказался Первый, таранным ударом отправив мужчину в полет. Прямо в то пятно, которое возникло за секунду до этого.

Врезавшись, мужчина сполз вниз и тут же получил ногой в голову. Битвы магов не случилось. К его чести, мужчина успел сформировать заклинание, но Первый разрушил его ударом меча, а дальше… Каким бы не был крепким маг, измененные оказались крепче и отправили засранца в нокаут.

Попался, голубчик.

* * *

В логово мага я входил аккуратно, предварительно закутавшись в броню. В последнее время у меня нет доверия всяким подозрительным местам. Самого мага надежно спеленали и отправили на базу, чуть позже с ним поговорю.

Здание, где обосновался мужчина, раньше было больницей. Побитые окна, природа, что брала своё и оплетала стены побегами, выбитые двери. С виду и не скажешь, что кто-то здесь дела проворачивает.

Тем не менее, само логово оказалось заперто на массивную дверь. Специально кто-то пришел и поставил это монструозное препятствие. Я срезал петли и зашел внутрь. Меня встретили стеллажи, заставленные колбами. Пара столов, на первом из них лежали пакетики с уже виденными кристаллами, а на другом располагалась мини лаборатория начинающего наркодилера. Чуть дальше нашлась пара тел похищенных. Они были мертвы к моему приходу. Куда подевались остальные тела — неизвестно.

А ещё у меня было чувство, что за мною кто-то следит. Ощущение чужого взгляда как пять минут не покидает. Но как это возможно, если я нахожусь в помещение? Кто-то наблюдает через камеры? Я усилил золотое свечение вокруг себя, направив энергию в доспех. Никого тут нет. Как и в самом здании. Либо я его не чувствую. Камер тоже не вижу. Чертовщина… Пытаясь разобраться, откуда ощущение, пошел дальше осматривать лабораторию. Нашел генератор, что питал светильники. Нашел образцы наркотиков и десятки пробирок. Возьму на всякий случай для изучения, чтобы знать, с чем столкнулся.

Больше ничего интересного в помещение я не встретил, поэтому отправился на выход. Но перед этим… Волна разрушения сорвалась с рук, превращая лабораторию в пыль. Здание не выдержало надругательств, крыша стала оседать, но меня это не смутило. Ударив ещё раз, я выскочил на улицу и отошел в сторону, чтобы пылью от обрушившегося здания не накрыло. Оказывается, то дышало на ладан, поэтому и рухнуло, стоило его чуть задеть.

Ощущение чужого присутствия усилилось. Я ощутил четкую ненависть в свою сторону, но где источник разобрать не смог. Через пару секунд он исчез, словно и не было. Вся моя чувствительность говорила, что рядом никого, но откуда тогда эмоции?

* * *

Первый подошел к ведру, поднял его и окатил пленника ледяной водой. Тот затрясся, дернулся, открыл глаза и заозирался, пытаясь разобраться, где находится.

Сейчас маг прикован к стене. Руки в стороны расставлены, висят плетьми. Если с обычными людьми ещё можно обходиться гуманно, то с магами — категорически нет. Поэтому первым делом, когда я вернулся, то обрубил энергоканалы в его теле, а Первый, для надежности, перерезал сухожилия, чтобы маг точно сбежать не смог.

До мужика постепенно доходило, куда он попал. Его взгляд сфокусировался на меня, мелькнуло узнавание и… усмешка.

— Клоз? Вот так сюрприз! — воскликнул он радостно, словно мы встретились на вечеринке.

Но тут он попытался дернуться, не смог, оглядел себя, попытался призвать магию и стал подозревать, что дело нечисто.

— Что ты со мной сделал?! — воскликнул он не столь уверенно, как раньше. — Как ты посмел, дрянной мальчишка?!

Не, он это серьезно? Я кивнул Первому и тот пробил магу в корпус, от чего тот затих, пытаясь вспомнить, как работают легкие и стремительно овладеть навыком удержания желудка там, где ему положено.

— Как тебя зовут? — спокойно спросил я, разглядывая мужчину.

— Да пошел ты!

— Как обычно… — покачал я головой, — Ты мне всё расскажешь. Добровольно или нет, вопрос лишь того, сохранишь ли ты рассудок.

— Тебе меня не напугать, Клоз, — мужчина на удивление быстро возвращал самообладание, — Думаешь, лишил сил и это сломит меня? Не дождешься, — его голос так и сочился злорадством.

— А ты правда думаешь, что потеря сил это самое большое, что тебе грозит?

— Я не боюсь смерти. Знал бы ты, через что я прошел, то не задавал глупых вопросов.

— И почему никто не хочет по-хорошему? — вдохнул я, — Имя.

В последнее слово я вложил силу, ударив по воле мага. Тот дернулся не хуже, чем от удара электричеством. Застонал, выгнулся дугой, но… Он не поддавался. Я усилил натиск, но это привело лишь к ещё большему сопротивлению.

— Удивлен? — прошипел он, когда я убрал давление, — Твои детские фокусы не работают?

С лица мужчины стекал пот, он тяжело дышал, но при этом смеялся, смотря на меня с вызовом.

— Наконец-то, — шагнул я к нему ещё ближе, — Наконец-то нашелся тот, на ком можно как следует потренироваться.

— Да пошел ты! Она отомстит за меня!

Последние слова он едва успел выкрикнуть. Я сдавил его разум своей волей и началось противостояние. Через пять минут я признал, что с наскока его сломить не получится. Ещё через пару минут отдал мужчину Первому, чтобы тот его обработал. Что такое допрос, измененный прекрасно знал и раз уж не получается подавить сразу, то надо подготовить человека.

Мужчина продержался пятнадцать минут, после чего я снова за него взялся и больше сопротивляться у него сил не осталось. Вскоре он запел, выкладывая секреты.

— Имя?

— Эск, — едва слышно говорил мужчина, обессиленно повиснув на веревках.

— Что за странное имя? Отвечай, — приходилось его подстегивать, чтобы он не ушел в себя.

— Присягая госпоже, мы отказываемся от старого имени. Это — новое.

— Как получают новое имя?

— Доказав, что сильны.

А весело там у Софии.

— Это ты занимался разработкой наркотиков?

— Да.

— Ты организовал поставку на мою землю?

— Да.

Допрос затянулся на пару часов. После этого маг умер. Разум не выдержал. Слишком отчаянно он сопротивлялся, а я слишком хотел узнать ответы. На путах висела пустая оболочка и убить её, было актом милосердия.

Эск успел рассказать многое. Достаточно, чтобы понимать — шутки кончились. И то, что от моих рук погиб человек Орловой ничего не меняло. Та сама перешла черту…

Я узнал, что происходит на её землях. Действительно, женщина начала собирать вокруг себя магов ещё до трагедии. Обучала их, щедро делилась знаниями, помогала раскрыть таланты и вывести их на новый уровень.

Но это мелочь на фоне другого. Они там у себя придумали ритуал, как наделять людей силами, через причастие к мраку. Выживаемость после ритуала в лучшем случае достигала тридцати процентов, да и то, только после того, как они доработали схему. Сейчас у женщины имелось почти двести обращенных. С ними в основном возились её личные ученики, натаскивая на войну.

Я и не заметил, как рядом родилась целая армия темных магов. А то, что они темные — сомневаться не приходилось. Эск поделился, какие порядки там царили. Жесткая дисциплина, жестокость, отказ от прошлой жизни и имен, темные практики, сражения с монстрами, борьба за власть.

Вроде ничего такого, у моих орденцев почти то же самое, но, как говорится, дьявол скрывается в мелочах. Если моей высшей целью было спасение мира и помощь людям, то у Софии — обретение личной силы любой ценой. Если ты слаб, то ты никто. Об тебя вытрут ноги свои же, перешагнут и пойдут дальше. Если ты силен, то это дарует тебе блага. Например, слуг…

Слугами называли мутировавших людей. И вот тут вскрылась история, от которой даже у меня волосы чуть дыбом не встали. Распространять по городу наркотики, делать это многие года, незаметно для людей внедрять в них родовую магию, чтобы в назначенный час запустить процесс обращения и получить армию идеально послушных слуг.

Я никогда не считал Орлову паинькой. Но после этого она в моих глазах… опустилась на новый уровень цинизма и беспринципности. Если убрать наш с ней личный конфликт, то всё равно, она отныне мой враг.

Поставка наркотиков на мою землю — это всё следствие приказа расшатать нас. Эск создал новую разработку. Дикие слуги, как он их назвал. Наркоманы должны были внезапно мутировать и перебить кучу народа, что посеяло бы хаос. Ещё пара таких диверсий и кто знает, к чему бы это привело. Захватывать противника проще, когда проблемы раздирают его изнутри.

Уверен, маг мог бы ещё рассказать много интересного, но умер раньше. Жаль, очень жаль… Впервые встречаю настолько волевого противника. Даже уважение невольно закралось. Которое портилось тем, какие методы использовал этот мужчина.

Его труп я уничтожил, не оставил и пыли. Теперь нужно было подумать, что со всем этим делать. То, что война перешла в активную фазу понятно и пора готовиться к решающему бою. В этом сомнений больше не было.

* * *

— Фобос, только не говори, что ты опять принес дурные вести, — раздраженно бросила София, наблюдая, как юный маг входит в кабинет.

— Госпожа, — упал он на колено и склонил голову, — Эска похитили. Клоз захватил его и уничтожил лабораторию.

— Вот как… — задумалась София, — Ты уверен, что его взяли?

— Он не пришел в назначенное время. На связь тоже не выходит.

— Плохо. Эск был полезен. Разузнай, что с ним. Обычно Клоз отпускает магов, лишая их сил. Кому, как не тебе об этом знать, — хмыкнула Орлова, — Если в этот раз будет иначе, я дам тебе шанс реабилитироваться.

Фобос внутренне поморщился. После встречи с Клозом, чтобы вернуть силы, он вынужденно прошел через причастие мраком. Едва не умер, но смог вернуть утраченное и даже больше. Только репутацию это не исправило. Госпожа насмехалась над ним, а другие маги не жаловали, считая слабаком.

Но ничего, рано или поздно Фобос отыграется.

Глава 25. Подготовка

— Что думаешь делать? — спросил меня Первый, когда закончили с допросом.

— А какие есть варианты? — поинтересовался я мнением профессионала.

— Сложно сказать, на самом деле, — почесал он макушку, — Непонятно, на чьей стороне время. Ты сможешь справиться с Орловой в прямом столкновение?

— Не уверен, — честно ответил я, — Она сильна. Очень.

— И тоже формирует армию. На её стороне маги, посвященные и слуги. Не говоря уж об обычных бойцах.

— На моей стороне тоже есть маги и есть орденцы. Но я не хочу доводить до массовой битвы. Это будут бессмысленные жертвы.

— Внезапное нападение на Орлову? Ловушка? Если обезглавить змею, это решит проблему.

— Как вариант. Есть задумки, как вести с ней бой, но… К этому сражению надо готовиться, как к билету в один конец.

— Если ты убьешь её, — проговорил медленно Первый, — То на её землях всё заглохнет. В любом случае, с ними разобраться будет проще без этой женщины во главе. Если она убьет тебя — аналогично. Мы побарахтаемся какое-то время, но если она и правда так сильна, как ты говоришь…

— То итог будет закономерен. Может вы и сделаете что-то, навалившись толпой, имею ввиду весь орден, но… Не дура же она, чтобы в эти игры играть?

— Не дура. Вывод — нужно готовиться, а финальную битву затягивать, как можно дольше.

Я был согласен с Первым. Это только кажется, что всё сводится к одной битве. Если я проиграю, на что большие шансы, это будет означать крах всего. Убьют Амалию, моего ребенка, её родных, орденцев, а людей в лучшем случае проведут через ритуал и они либо погибнут, либо ожесточатся.

Меня этот вариант не устраивал от слова совсем. Если уж помирать, то надо подготовить тылы так, чтобы моё наследие выжило. Поэтому Первый дело говорит. Финальный бой выгодно откладывать как можно дольше. Бросив при этом все силы на усиление себя и базы. А значит… Пришло время переходить к следующей части плана.

Сейчас начало апреля. Орденцы существенно продвинулись в освоение сил, как и целители. Пока не грозная сила, но вес имеют. Мало этого. Надо больше.

* * *

Эрминия тренировалась. Всё время она тратила либо на рейды, либо на тренировки. Иногда на занятия со мной. Я её нашел там, где и ожидал. В отдельном зале ордена, который использовали для личных тренировок. В основном маги, измененные или сверхи, чтобы не задеть более слабых коллег.

— Ты всё пытаешься освоить меч? — отвлек я её вопросом.

— Эдвард? — обернулась она, — Базовую форму я давно освоила, — довольно улыбнулась девушка, — А сейчас… Смотри!

На секунду прикрыв глаза, девушка сосредоточилась и… создала белоснежный клинок с золотым отливом.

— Ого! — вырвалось у меня, — Это существенный прогресс!

— Да! — довольство так и лилось из неё, — Эта твоя форма — просто нечто. Сколько в мече ещё пластов?

Я поморщился, но не от вопроса, а от слова «пласт». К сожалению, когда ты первопроходец, приходится создавать терминологию буквально на лету. Раньше мы употребляли слово «уровень» для обозначения силы формы, что призывал практик. Но это неподходящее слово. Оно не точно отражает суть. Потому что уровень формы, это не только вложенная сила. А употребляли именно в контексте количества влитой энергии.

Пласт — это ещё один спонтанно возникший термин, который обозначал этапы освоения формы. Вот что нужно было назвать уровнем. В случае шара: первый пласт это создание светящегося сгустка, состоящего полностью из энергии очищения. Для этого требуется минимум сил. Этот пласт помогает практику развить базовые навыки, такие как призыв энергии, придание ей формы и удержание в одном месте. У новичков стандартная проблема, когда энергия расползается, как желе, поэтому начальная форма идеально подходила для тренировок.

Освоив первый пласт, ученик переходил ко второму. Учился уплотнять очищение, для чего требовалось вливать ещё больше энергии. А значит повышались требования к объему доступных сил и контролю. Контроль — потому что чем больше силы вложено в форму, тем сложнее её удерживать.

Третий пласт формы шара — это перемещение его в пространстве. В основном, конечно, на этом этапе ученики тренировались метать шары куда надо. Четвертый пласт — свободная трансформация, хоть в копье, хоть в щит. Стоит ли говорить, что предыдущие пункты не забрасывались, а продолжали постоянно развиваться? В итоге, освоив всего одну форму, практик к этому моменту умел свободно манипулировать очищением и мог применять его в бою.

С формой меча несколько сложнее. На базовом уровне она ничем не отличалась от шара. Но дальше… Одно дело кинуть шар, другое — фехтовать мечом. Требования в сотню раз выше и это не преувеличение, а суровая реальность. Эрминия сказала, что давно базовую форму освоила, но это с поддержкой своей магией. А если чистое очищение, то вот только сейчас. Причем она смогла выйти на достаточно высокий уровень, о чём говорил золотистый оттенок. Не знаю почему, но при высокой концентрации белое очищение начинало золотить.

Для фехтования меч нужно создавать достаточно плотным. А это сразу «уровень» выше пятидесяти. Так что Эрми молодец. Смогла обогнать остальных в скорости развития.

Ещё требовался запредельный контроль. Потому что драться и удерживать форму меча — это уровень бессознательных навыков. Не получится думать и действовать одновременно. Тебя убьют раньше.

— Следующий шаг, — ответил я, — Это научиться с мечом двигаться, а не просто в руках держать.

— Спарринг?

— Можно, только не долго. Я к тебе с серьезным вопросом пришел.

— Хорошо!

Девушка настолько была воодушевлена, что даже не поинтересовалась, о чем хочу с ней поговорить. Следующие десять минут ушли на то, чтобы показать ей дальнейший путь развития. Как и ожидалось, контроля маловато.

— Тренируйся. Тебе нужно много практики, чтобы двигаться свободно. Сейчас ты слишком много думаешь, все силы бросаешь на то, чтобы твой меч не разрушился. Сколько раз он у тебя распадался под моими ударами сегодня? О чем и речь. Как освоишься, форма сама начнёт тебе помогать.

— Это следующий пласт?

— Типа того.

Блин, реально бесят эти пласты. И кто додумался так назвать?

Про то, что форма помогает — это не шутка. Я давно приметил такой эффект, что формы жили своей жизнью. У меня уходило несколько часов на то, чтобы создать нечто стабильное. Чем чаще это применяешь, тем больше стабильности. Сейчас мне почти не требовалось затрачивать силы, чтобы пользоваться мечом и доспехами. Это как готовый шаблон, что подгружался из памяти.

— О чем ты хотел поговорить? — вспомнила девушка мои слова.

— Для начала пообещай мне, что разговор останется между нами.

— Ты так это сказал, что страшно стало, — напряглась лучница.

— Пока рано накручивать себя, — улыбнулся я.

— Но судя по всему, это время настанет? Так о чем ты хотел поговорить?

— Обещаешь молчать?

— Даже Амалии не рассказывать?

— Даже ей.

— Тогда точно плохо дело. И во что ты меня хочешь впутать? Ладно, обещаю, — подняла она руку вверх, а вторую приложила к сердцу, когда увидела моё ждущее выражение лица.

— Сегодня я убил человека Орловой, — сразу начал с главного, — Который к нам наркотики поставлял. Он же разработкой занимался.

— Война? — сразу догадалась она.

— Да. Это старый конфликт, ты знаешь его историю. Рано или поздно, но мы столкнемся с Софией.

— Но ты же победишь?

— Не факт. Я могу проиграть. Поэтому и пришел к тебе, чтобы поговорить.

— Ох, Эдвард… Ты меня расстраиваешь.

— Ничего, переживешь, — хмыкнул я, — Мы с тобой многое прошли, на кого мне положиться, как не на тебя?

— Да давай уж, — махнула она рукой, — Вываливай груз ответственности на маленькую девушку.

— Никакая ты не маленькая, — улыбнулся я, окидывая её взглядом.

Эрми довольно высокая девушка и хорошо сложенная. Не крупная, но спортивно-стройная.

— Всё, хватит тянуть, а то я сейчас вся испереживаюсь, — фыркнула она на мою оценку.

— Хорошо. Я могу умереть, Эрми. Понимаю, что эти слова тебе не нравятся, мне и самому не нравятся, но глупо было бы это отрицать. Ты видела силу Огаса Ротена, а София могла бороться с ним на равных. Каких высот она сейчас достигла — трудно представить.

— Но и ты на месте не стоишь.

— Не стою, но прикрыть тыла обязан. Эрми, я хочу, чтобы если дело совсем станет плохим, ты взяла людей и увела их. В первую очередь Амалию.

— Как ты себе это представляешь?

— Возьмете машины, запас бензина и продовольствия, рванете в ближайший город, а там по обстановке.

— Орлова при желание нас выследит легко. Она ведь летать умеет.

— Это опасный момент, — согласился я, — Но других вариантов предложить не могу. Если только заранее уезжать, но какой смысл тогда мне с ней драться, изначально соглашаясь на провал?

— Может тогда вместе уехать? — с надеждой спросила она, — Ладно-ладно, сама понимаю, что это плохой вариант и всех людей тут не бросишь.

— Именно. Но это не всё, о чем я хотел с тобой поговорить. Забота о близких в первую очередь. Во вторую, но не менее важную — наследие.

— Что ты имеешь ввиду?

— Я хочу, чтобы ты научилась сама создавать формы и наделять людей способностями.

— Эд, идея замечательная, — возмутилась она, — Но я видела, какая там сложность. Тут бы с мечом разобраться… — голос девушки наполнился неуверенностью.

— Сколько-то времени у нас есть. Каждый день будем с тобой заниматься. Надеюсь, успеем.

— Сколько осталось? — посмотрела она на меня цепко, с затаенной грустью.

— Не знаю. Но чувствую, что скоро.

— Тогда не будем терять время, — вздохнула девушка, отпустив лишние эмоции и собравшись.

* * *

Две недели затишья. Столько выпало на нашу долю, пока события не понеслись вскачь.

За это время я впервые увидел, как орден превращается в грозную силу. Было инициировано ещё двести человек, которые плавно влились в наш коллектив. Те же, кто уже состоял, каждый день ходили в рейды и истребляя монстров пачками.

Утро стандартно начиналось с тренировки. К её концу командиры отрядов получали цели в городе и отправлялись туда с командой. Если сталкивались с противником, который им не по зубам — отступали. Если видели, что осилят, зачищали очередное гнездо. Без жертв не обошлось. Погибло ещё одиннадцать человек, но это не сломило общий боевой дух, а лишь закалило его. Люди занимались с ожесточенностью, не жалея себя.

Рейды обычно длились где-то до четырех часов дня. Ещё пара часов уходила на то, чтобы вернуться, помыться, привести себя в порядок, поесть и немного отдохнуть. К шести часам группы собирались в общем зале и обсуждали, с чем столкнулись. Не просто болтали, а разрабатывали новые стратегии против встреченных тварей.

Когда задействована такая масса людей, нет-нет, да проскальзывали свежие идеи. В том числе в том, как использовать имеющуюся силу. Я и сам частенько подхватывал новые детали у своих последователей. Всё же коллективный разум великая вещь.

К сожалению, не все люди принимали активное участие в мозговых штурмах. Но были и те, кто лидировал в этом вопросе. Так в ордене формировались специальности, согласно талантам. Кто-то мастерски вел отряд в бой, кто-то придумывал новое применение формы. Именно в таких нюансах заключалась подлинная сила нашего объединения. Опыт, стратегии, наработанные тактики, знания, а главное — люди.

У большой группы людей были и другие плюсы: массовые формы. Это когда орденцы объединялись в группы и плели одну форму на всех. В связи с этим вспылил ещё один принцип магии, уж не знаю, с чем связанный. Наибольшая эффективность при количестве: три, семь или двадцать один человек. В иных группах сложность координации возрастала в разы. А после двадцать одного участника терялась эффективность.

На основе этого ввели ещё один тип занятий. Люди сначала бились на тройки и практиковались вместе. Потом две тройки объединялись и к ним присоединялся связующий, обычно самый умелый и сильный маг. В конце занятия собирались три семерки, то есть по двадцать одному человеку.

Дошло до того, что мы очищением весь квартал Шелия обработали. Ещё и по соседним улицам прошлись. Одна группа «двадцать однерка» могла разом накрыть десяток домов, вместе с улицами, начиная с нижних этажей и заканчивая крышей. Хотя нет, врут. На десяток другой метров вниз очищение тоже уходило.

Мне самому, чтобы повторить такой эффект, потребуется как следует выложиться. Орденцы по отдельности были гораздо слабее, зато могли взять числом.

Аналогичный прорыв удалось сделать в области целительства. Там я жесткий отбор не устраивал, потому что работа врачом — это уже лучший критерий. Если человек и без способностей мага посвятил этому свою жизнь, то с новыми возможностями, как я надеялся, возьмется за дело с новым рвением.

Что и происходило. Отдельного упоминания стоит Амалия, которая не смотря на беременность, плотно занималась делами всех больниц. Кино щедро передавала ей знания и, что касается родовых символов, если раньше бы это заняло десяток лет, то сейчас две женщины управились как раз за эти пару недель. В том смысле, что Кино передала всё, что знала. Ощутимый прирост эффективности. Я знал, что открывая возможность видеть магию создаю революцию, но не думал, что эффективность вырастет во столько раз.

Единственная сложность, это навыки контроля и опыт. Потому что недостаточно изучить символ, его ещё нужно правильно применить, да и в целом создать. Для большинства новоиспеченных целителей это была на данном этапе непосильная задача. Сейчас они занимались простыми вещами, такими как направление энергии исцеления в болезненную область, тем самым нарабатывая базовые навыки контроля и управления.

Нам бы ещё полгода и, я уверен, смогли бы радикально переломить ситуацию. Но беда пришла, откуда не ждали.

Снизу.

Глава 26. Мертвецы

Дождь обрушился на людей, как кара господня. Плотным потоком он изливался на улицы, собирался в лужи и стекал в здоровенную яму. Раньше здесь находился вход в метро, но кто-то большой и злой вырвался изнутри, разрушив здание входа. Теперь это была обычная дыра, что сияла черным провалом и обещала проблемы.

— Их утащили туда?

— Да, — ответил Гамлет, — Шел стандартный рейд. Здесь недалеко гнездо не самых сильных монстров. Отряд возвращался после успешной зачистки, как на них выбежала стая мертвецов. Не таких, как обычно. Эти быстрее и сильнее, с иммунитетом против очищения. Из нашего отряда пятерых утащили туда. Наши не смогли их отбить, натиск был настолько силен, что пришлось отступать.

— Сколько прошло времени?

— Полтора часа, — глянул мужчина на часы, — Что делать будем?

— Они их не убивали, а именно утащили? — уточнил я.

— Да. Парни видели, как их унесли вниз. Крики долго были слышны. Твари… — последнее слово он выплюнул с редкостной злобой.

Провал, уходящий под землю, ощущался как вход в подземный мир. Я знал тот отряд, который пострадал. Двадцать один боец. Достаточно опытные, чтобы справляться с зачисткой любых гнезд. И их уделали какие-то мертвецы. Устроили засаду, похитители пятерых и отступили. Похоже на разумную и заранее спланированную операцию. Мертвяки поумнели ещё больше?

Всех давно интересовал вопрос, куда подевались миллионы жителей. Погибло слишком много, а трупов по городу бегает слишком мало, чтобы это осталось незаметным. Либо мертвецы ушли куда-то за горизонт, либо спрятались под землю. Других гипотез не было и проверять их никто не спешил. Зачем лезть вниз, если дел и наверху хватает? Походу, ситуация изменилась и придется взяться за эту проблему. Ощущение, что я вот-вот открою ящик пандоры.

— Гамлет, отправь всех новичков на базу. Да и ветеранов тоже. Возвращай их из рейдов. Здесь оставишь пять сильнейших групп. Свяжись с Артемом, пусть берет братьев и выходит в патруль, стену защищать. Всех стражей тоже туда же. Оружия и патронов пусть готовят по максимуму. Скажи им, чтобы ещё до ближайших веток метро скатались и заминировали их. И пусть кордоны там выставят, на случай прорыва. Гражданских по убежищам отправить, объявить военное положение. Матвея с командой сверхов и Первого к нам зови, будем выкуривать дохляков.

— Отправимся вниз?

— Нет. Иначе поступим. На их территории вас передавят, как котят.

Мужчина хмыкнул, с вызовом, имея на этот счет своё мнение. Точнее, это в нем гордость заговорила. А здравый смысл и опыт подтверждали, что прав я. Бой на территории противника, в закрытом пространстве, в темноте… Тут у Ордена без шансов. Особенно, если мертвецов окажется несколько тысяч… Или пару сотен тысяч…

Через полчаса поступил сигнал, что люди готовы. Я опасался действовать нахрапом. А то ещё как полезут мертвые бесконечной ордой, кто их знает.

Когда люди были расставлены и заняли оборону, я сформировал золотистый шар и направил его вниз, прямо в дыру. Самому туда лезть тоже не хочется, но больше некому. У меня там больше всех шансов выжить. Свет озарил спуск вниз. Обычное метро, разве что с налетом времени, потрепанное и полуразрушенное. Плохо, что эта станция из категории глубоких. Отсюда не видно, что находится на платформе.

— Ждите здесь, — сказал я Гамлету, — Если твари полезут, сжигайте их нахрен.

— Уверен, что один пойдешь?

— Для меня это не должно стать сложной прогулкой, в отличие от вас.

Больше откладывать смысла не было, поэтому я двинулся вперед. С каждым пройденным метром наваливалась тяжесть. Словно спускаешься в древний склеп, где с начала времен забывали проветривать.

Первый дохляк выскочил метров за двадцать до платформ. Показался в лучах света, что я испускал, замер на пару секунд и бросился радостно в мою сторону. На свою погибель окончательную. Обычный мертвяк, ничем не примечательный…

На платформе меня встретил воздух, пропитанный мраком. Или скорее это плотную стену черноты разгоняли редкие крупицы воздуха. Послав волну очищения вперед, я наблюдал, как эта дрянь сгорает и ощущал, как сразу становится легче дышать. Видимо это и послужило спусковым крючком.

В боковом туннеле раздался шум, нарастающий гул, не прошло и минуты, как оттуда выбежала стая мертвых. Они неслись, как ошпаренные, легко запрыгнули на перрон и бросились ко мне. Ещё одна вспышка и на пол оседают горсти праха. Что-то новенькое… До этого мертвецы просто вырубались, обесточенные, а сейчас именно рассыпались. Преобразование их тел зашло слишком далеко?

Внезапно разнесся гул гораздо мощнее, чем до этого. Раздался вой, был слышен рык и так сразу непонятно, с какой он стороны идет. Запоздало я понял, что сразу со всех.

Когда до массового наплыва монстров оставались считанные секунды, гул прекратился так же резко, как и возник. Повисла звенящая тишина, давящая на мозги своей неизвестностью. Я заозирался по сторонам, выискивая опасность. Заодно укреплял ауру очищения, готовясь к бою.

Ну же, где вы, твари?

Вместо армии ко мне вышла одинокая фигура. Она появилась из туннеля, попала на освещенный участок и легко забралась на перрон. Замерев, существо дало себя рассмотреть в полной мере. Лучи очищения касались мощной фигуры, но та никак не реагировала и незаметно, что свет наносит ей хоть какие-то повреждения.

Мертвец спокойно шагал ко мне, как бы делал это обычный человек. При этом смотря точно мне в глаза. Фигура под два метра ростом, без какой-либо одежды. Её заменяли костяные наросты по всему телу. Природная броня? С серебристым отливом, кстати. Игра света искажала цвета и серебро я смог рассмотреть, только когда тварь замерла в двадцати шагах от меня.

— Чего тебе надо, человек? — проскрежетал монстр. — Зачем к нам явился один из королей поверхности?

Голос звучал скрипуче, потусторонне. Совсем не похоже на то, как говорят живые люди. Задавать глупый вопрос «Ты говоришь?» — я удержался. И так ответ очевиден. Его речь разумна, конкретна, хоть и странна. Король поверхности? Это что-то новенькое. Допустим, они так называют лидеров живых. Что выглядит несколько зловеще. Мертвые живут под землей, наблюдают за горожанами на поверхности, а значит у них есть разведка и достаточно мозгов, чтобы разобраться в сложных социальных отношениях. Не хилая заявка на интеллект.

— Кто ты? — задал я вопрос спустя минуту.

— Я один из хозяев этого места, — обвел он рукой… кхм… метро.

— Вы забрали моих людей. Где они?

— Они больше не принадлежат миру людей, — ответил холодный голос, — Уходи человек. У тебя ещё есть шанс не усугублять войну.

— И это ты говоришь мне после того, как вы похитили моих людей? Они мертвы?

— Все вы рано или поздно будете мертвы. Мы, как и вы, хотим выжить. Ты, король людей, создаешь воинство, что стало нам угрозой. Мы лишь защищаемся.

— Если все станут мертвы, то почему ты боишься смерти, хозяин этого места?

— Я не боюсь, — ответил он всё так же холодно, — Но на меня возложена великая ответственность, защищать свой вид.

Куда катится мир? — мелькнула мысль. Пожалуйста, получите и распишитесь, новый вид существ, следующая эволюционная ветвь человечества. Следующая или боковая-тупиковая?

Мертвяк повернул голову, к чему-то прислушиваясь. Так он простоял минуту. Я молчал, прощупывая окружающее пространство и пытаясь найти следы своих людей. Но их не было. Либо далеко утащили, либо убили.

— Поздно, обреченный король, — тишину разрушил треск чужого голоса, — Королева сделала свой ход. Больше я не смогу удерживать мой народ.

Мне показалось, или в его словах послышалась грусть?

— Великая мать жаждет нашей битвы, — продолжил он говорить, вынося приговор, — Сегодня столкнутся мертвые и живые. Сегодня будут драться король и королева. А мать будет ликовать, наблюдая за поединком.

Последние слова я едва расслышал. Гул вернулся, с новой силой и не прошло десяти секунд, как из всех проходов рванули мертвецы.

Я успел увидеть, как в черных глазах мертвеца мелькнуло сожаление. В тот же миг он бросился в атаку. Безумную, полную отчаяния, с одной лишь великой целью. Убить меня и остановить войну, спасти свой народ.

Вспыхнув сверхоновой, я залил метро золотом, выжигая слабых особей. Но главный мертвец был сделан из другого теста. В его руку скользнула кость, в форме меча. Он обрушил клинок мне на голову и я едва успел выставить свой меч. Два оружия столкнулись, очищение и само олицетворение загробной жизни. Раздался взрыв, силовая волна разошлась в стороны, дробя потолок и стены.

Я разорвал дистанцию, усиливая натиск ауры и откидывая особо крепких тварей, что почти до меня добрались. Мертвец не сбавил обороты, кинулся за мной и мы ещё раз обменялись ударами.

Но это был бой с заранее известным концом. Я быстрее, сильнее и опытнее. Драка набирала скорость, я наносил одну рану за другой и если бы не бешеная регенерация врага, то уже победил бы. В какой-то момент уже он разорвал дистанцию, прикрылся за другими мертвецами, отбирая у меня драгоценные секунды.

На эту бойню у меня ушло минут пять. Выкладываться слишком сильно не хотелось, слова мертвеца изрядно напрягли, поэтому я и экономил силы. Сколько тысяч монстров полегло — представить страшно, но они валили сплошным потоком.

Когда главный босс наконец-то окончательно сдох, поток мертвецов тоже иссяк, то я облегченно выдохнул. Теперь надо бы проверить туннели и поискать моих людей. Вдруг есть гнездо, где их и спрятали. Мало ли, если есть шанс, что парни выжили, то надо проверить.

Но мой план оборвался, так и не начавшись. Стоило повиснуть тишине, как шум донесся снова, но уже сверху. Там тоже шел бой и надо поспешить наверх, к своим, узнать, что у них происходит.

* * *

За пару минут…

Дарк неспешно шагал по ступеням, спускаясь в метро. В новом мире оно не было кому-то интересно, поэтому люди сюда не спускались. До недавнего времени.

Несколько стычек и появились желающие проверить, что там. Нашли много интересного и София дала приказ на зачистку. Но потом подумала и отправила самого Дарка, чтобы он решил вопрос более изящно, чем голое противостояние.

Чем мужчина и собирался заняться. Спустившись вниз, он увидел то, что и ожидал. Послушники уже разведали здесь всё, так что вид наростов, что шли вдоль туннелей не удивили мужчину. Твари нашли способ размножаться и активно этим занимались последние месяцы. Более того, они рыли проходы, уходя ещё глубже под землю. Сколько их сейчас скрывается здесь — даже не смотря на всю силу и мощь, мужчина нервно поежился, представив ту опасность, что поджидает в темноте.

Мертвецы ждать себя не заставили, набежали, окружили мужчину, но напасть не решились. Легкой вибрации силы было достаточно, чтобы держать их на расстоянии. Тупые животные… — хмыкнул Дарк. В который раз он убедился, что изящество сильнее голой мощи.

Полчаса ушло на то, чтобы осмотреться, найти коконы, изучить их и подготовить многосоставное заклинание. Собравшись, мужчина активировал его и в сторону ушла едва заметная вибрация.

Если в городе есть вражеская армия людей во главе с Клозом, а под землей скрывается армия мертвецов, то почему бы их не стравить, тем самым уменьшив общую проблему? Дарк довольно улыбнулся, когда близстоящие мертвецы в панике бросились в сторону земель Шелия. Сомнительно, что монстры испытывали эмоции, но магия гнала их вперед как можно дальше от Дарка и требовала выбраться наружу, чтобы атаковать всё живое на своём пути.

Оставалось дождаться плодов дел своих. А дальше Клоза можно будет брать тепленьким. Быть может госпожа разрешит Дарку лично его убить, чтобы она не тратила своё время.

* * *

— Чего нас тут Эдвард собрал? — задала Эрминия вопрос, поежившись. — Ещё и дождь этот проклятый.

— Да я сам толком не понял, — хмуро ответил Артем, — Вроде как пятерых наших мертвецы в метро утащили. Эд туда спуститься собрался. Наверное опасается, что мертвые попрут наверх массово.

— Оу, то есть грядет мега-крошилово?

— Надеюсь, что нет, — вздохнул Артем, косясь на разбушевавшуюся погоду, — Почему тебя это так радует?

— Не то, чтобы радует… — задумалась девушка, — Скорее меня раздражает дождь, а толпа мертвых это как раз то, на чем можно выплеснуть раздражение.

— Ты это воспринимаешь, как игру, — покачал головой парень, — А ведь люди могут погибнуть, если они прорвутся.

— Так разве не для этого мы здесь? А, ладно, какой ты зануда. Всех собрали?

— Да, Эд сказал, чтобы всех поднимали. Сейчас орденцы и стражи вдоль стены разошлись. Мы с тобой здесь, Сергей и Игорь у другого выхода. Если попрут, предлагаю обрушить метро, а дальше на стену идти.

— Какая тут глубина? Метров тридцать?

— Около того.

— А не боишься, что если обрушить, то дома просядут?

— Эм… — замялся парень, который и правда об этом не подумал.

— И кто после этого безответственный?! — обвинительно выставила палец девушка.

— Я не называл тебя так!

— Да? Ладно, живи тогда.

— В смысле? — напрягся Артем, начиная выходить из себя от этого… кхм… выноса мозга.

— Ой, смотри, мертвец! — воскликнула Эрминия.

— Где? — среагировал парень, выпуская свет, — Нет тут никого!

— Тогда показалось… — задумчиво ответила лучница.

— Да ты… — тихо застонал Артем.

Именно в этот момент из спуска метров вылет гул и поток воздуха. Да так, что двое невольно отшатнулись.

— Что это? — настороженно спросила Эрми, создавая лук.

— Началось… — хмуро ответил парень, — Накаркала.

На это девушка лишь фыркнула, выхватывая первую стрелу и посылая её в проход. Та осветила спуск и врезалась прямо в толпу, что показалась внизу. Раздался взрыв, светом затопило платформу, а пара десятков мертвец сгорела в один миг.

— Не так страшно, — заметила она.

— Боюсь, это только начало… — тихо сказал Артем.

И не ошибся.

* * *

— Опять он вперед всех лезет, — проворчал Матвей, глядя, как Эдвард уходит вниз.

— Такова его судьба, — заметил Гамлет.

— Что за хреновую сентенцию ты выдал, сударь? — рыкнул сверх. При его внешности слова «сентенция» и «сударь» выглядели, как изощренная издевка.

— Это же очевидно, — спокойно ответил мужчина, ничуть не испугавшись чужих эмоций, — Он ведь святой. Идет первым, делает невозможное, ведет людей за собой.

— А ты в философы заделался, да? — Матвей опешил от того, с какой непоколебимой уверенностью это было сказано, что растерялся и слова слетели с языка раньше, чем он подумал.

— Хватит вам, — твердо сказал Первый, что стоял рядом. — Лучше к бою готовьтесь.

— Да Эдвард опять всех перебьет, — махнул рукой Матвей, — Слушай, Первый, будь неладно твоё имя, а сам как, считаешь Эдварда святым?

— Больше да, чем нет, — подумав, ответил измененный.

— Поясни? — нахмурился Матвей.

— А что тут пояснять? Ему сколько лет? Семнадцать с половиной? Ты разве не знаешь его историю? Я знаю. Не раз досье перечитывал, наизусть пересказать могу. Да и наблюдал за ним год почти. Чего только не видел.

— Ну, господин у нас необычный, — покивал сверх, — Но вот чтоб прям святой? Вы не подумайте, я не принижаю его достоинства, просто для меня слово «святой» в первую очередь ассоциируется с тупыми сектами.

— Полубог, — вставил Гамлет, — Если тебе не нравится святой, то значит полубог.

— Ещё лучше! — всплеснул руками Матвей, — Ещё как его назовешь? Дракон-повелитель вселенной?

— А что, я соглашусь, — сказал Первый, — Если судить о человеке по его противникам, то… С кем сражается Эдвард? София, Пасть, все монстры мира и сложившиеся устои у него идут на закуску. С этой точки зрения он полубог и есть.

— Или обычный человек, которому не особо повезло, — парировал Матвей. — Я не спорю, что он гений, талант, великий маг, но все эти святые и полубоги… — покачал он головой.

— Началось! — воскликнул Гамлет, что внимательно вглядывался в провал метро.

Оттуда полыхнуло золотом так, что волна пронеслась по эскалаторам и вырвалась наружу мощным потоком.

— А он на силу не скупится, — произнес Матвей, после того, как пошатнувшись, восстановил равновесие.

— Готовьсь! — проорал Гамлет и сам поспешил занять место командира.

Ближе всех стоять будут измененные. Прямо за ними сверхи. Ими руководит Матвей. На Гамлете лежит управление общим строем из пяти групп по двадцать одному орденцу.

Шла минута, другая, люди в напряжении ждали, что на них рванет волна монстров, но нападение пришло с другой стороны. Кто-то из глазастых заметил, как по одной из улиц бежит полчище мертвецов.

— Там! — заорал этот мужчина.

— Развернуться! — быстро среагировал Гамлет.

Им оставалось десяток секунд, чтобы перестроиться и подготовиться. Первым ход сделал Алмаз. Пылающий светом щит перекрыл всю улицу. Мертвецы врезались резко, всмятку. Волна мертвых налетела, как прибой на скалы. Их тела ломало, плющило, задние ряды сминали передние.

Алмаз держал щит пять секунд, после тот треснул, не выдержав давления. Образовалась горка из тел, куда и пришелся удар орденцов. Полыхнуло чистотой и пять гигантских шаров залили улицу сжигающим пламенем. Мертвецы выли, осыпались прахом, но их конца не было видно.

Как только пламя затихло, следующие ряды рванули на людей и так же врезались в щит. Снова пять секунд и дружественный залп. Люди разом перебили несколько сотен тварей.

Но тут ещё одна волна показалась на соседней улице. Гамлет контролировал обстановку, не забывая поглядывать по сторонам. Вовремя среагировав, он перенаправил три группы на новое направление.

Но первым удар нанес Матвей, выпустив огненную дугу. Та врезалась в строй мертвецов, первые ряды вспыхнули, как пламя свечи. Вторые ряды оказались разрублены, а третьи и четвертые подожжены.

И снова на пути мертвых возник щит, ломая их строй. В этот момент Гамлет спрятал эмоции как можно дальше, хладнокровно рассчитывая оптимальную стратегию.

Пока сверхи ломали строй мертвых, остальные готовили массовые заклинания и стоило врагам качнуться вперед, накрывали их дружным залпом.

За пару минут бойни улицы в округе превратились в филиал ада. От дыма горящих тел видимость упала, жутко воняло, люди кашляли, но продолжали сражаться. Пошло в ход обычное оружие, ещё несколько сотен мертвых срезало, как и не бывало. Редкие особи умудрялись добраться до строя людей, но их встречал Первый со своей группой, расчленяя тела с пугающей эффективностью.

Но насколько бы слаженно не действовали люди, мертвых было слишком много. Метр за метром, они пробивались вперед. Сначала дистанция была в сотню метров, потом девяносто, а сейчас сократилась до тридцати.

— Огонь по готовности! — кричал Гамлет.

Орденцы выпустили основной запас сил и больше не могли запускать массовые формы, от чего эффективность резко упала. Люди пока держались благодаря сверхам, те раз за разом устраивали целые просеки в рядах врагов.

Когда ситуация грозила стать критичной, внезапно пространство вокруг затопило золотом. Это означало только одно. Эдвард закончил дела внизу и вернулся на поверхность.

* * *

Фобос раздраженно цокнул, наблюдая, как на землях Клоза вводят военное положение и всех людей разгоняют по домам. Это осложняло задачу, но нет ничего невыполнимого. Просто будет сложнее.

Мужчина встряхнулся, провел рукой по мокрым волосам, собирая влагу. Уже вложено много сил, чтобы отступить. Да и слишком долго Фобос ждал этого момента. Наконец-то его месть свершится, нельзя отступать. Каждый день, утром, днем и вечером, просыпаясь и засыпая, готовясь к смерти через ритуал, борясь с мраком и страдая, когда мрак восстанавливал его силы — почти каждую секунду юный мужчина думал о том, как отомстит. Это то, что придало ему стойкости, помогло стать ещё сильнее.

Теперь он готов. Клоз лишил его сил, а он лишит его чего-то важного. Или кого-то. Сначала Фобос думал похитить жену. Вот бы наглец Эдвард удивился этому повороту. Но та находилась Пасть знает где. Наверняка в главном здании, сейчас закрытом. Туда нагнали стражей и забаррикадировались. Даже с силой Фобоса будет сложно проникнуть и уж тем более забрать наследницу рода.

Но были и другие цели, ничуть не менее приятные, а в чем-то интереснее. Фобос проделал большой путь, чтобы оказаться здесь. Сотрудничал с Эском, пробирался на территорию Шелия, изучал там улицы, подходы и выходы, следил за отрядами. Сегодня звезды сложились так, что настала пора действовать. Госпожа дала приказ разобраться с мертвецами. Фобос спросил у Дарка, когда тот отправится и, получив ответ, помчался в город. У него было несколько часов на подготовку. И как всё удачно сложилось.

Найти отряд, взять слуг, спуститься в метро… Подавить пару десятков мертвецов, натравить их на людей Клоза… Хватило небольшого усилия, чтобы те выбрались из своих нор и сделали то, что требовалось.

На то, что мертвецы по большей части действовали по своей воле, юный маг не обратил внимания, поглощенный смакованием скорой мести.

План был прост. Мертвые утаскивают орденцев, те наверняка позовут Клоза, выманят его за стену, а в это время Фобос провернет то, что собирался. Но маг не думал, что Эдвард отреагирует настолько жестко, закрутив гайки.

Готовый план пришлось менять на ходу, импровизируя. Что юного мага не особо смущало. Единственное, на что хватало его благоразумия в мыслях о месте — это на осторожность. Надо было, не попавшись на глаза, зайти и выйти на чужую землю. Там взгляд отвести излишне зорким стражам, здесь эмоции нужные вызвать и вуаля, пробираясь от одного дома к другому, Фобос случайно наткнулся на подходящую цель.

О, он хорошо помнил эту девушку. Ведь именно она за ним гналась. Тогда он вселил ей ужас, но, как видно, та оправилась и чувствовала себя прекрасно. Рядом с ней стоял наследник Шелия, неудачник, что отказался от власти и пошел под руку Клоза, но Фобоса он не смущал. Какой смысл ждать чего-то от слабака?

Юный маг, подавляя жажду скорее отомстить, уговаривая себя, что надо немного подождать и тогда он отыграется за все унижения сполна, стоял между домов, под навесом и наблюдал. Как и планировалось, вскоре по улицам разнесся сигнал тревоги. Дождь глушил звуки, да и видимость испортилась, но Фобос услышал и подобрался. Пора было начинать…

Самый простой способ похитить жертву, это сделать так, чтобы она оказалась одна в нужном месте. Поэтому маг направился не к лучнице, а в другую сторону, к стене, где находились обычные стражи. Там уже слышалась стрельба, пока редкая, но скоро мертвецы набегут плотным потоком.

Чтобы добавить жару, Фобос щедро накинул страха на стоящих в оцеплении мужчин. Стрельба резво возросла, люди запаниковали, кто-то бросился бежать. Это дало шанс прорваться мертвецам, командиры пытались взять ситуацию под контроль, но… Фобос накинул ещё страху, добавив злости и агрессии. С чем-чем, а с эмоциями людей он обращался мастерски, за что и получил имя.

В одно мгновенье слаженный строй превратился в кашу, безумно орущую и пытающуюся убежать. Стражи гибли от дружественного огня, мертвецы легко их догоняли и добивали. Пройдя немного в сторону, Фобос проделал тоже самое с ещё одним отрядом.

А дальше… оставалось немного подождать. Со стороны метро громыхнуло и вскоре удача показала, за кого она сегодня. Фобос довольно улыбнулся, видя, как бежит лучница, как она отстреливает тварей. Вспышка очищения помогла успокоить людей, но… Надо было тогда очищать постоянно. Фобос вызвал страх ещё у пары людей, а потом, незаметно, атаковал саму девушку.

Едва ощутимое касание и вот ей показалось, что за стеной притаилось что-то страшное. Это не испугало её, но вызвало агрессию. Фобос ещё в прошлый раз заметил, что эта лучница воинственна и ненавидит бояться. В чем и заключалась её слабость.

Как маленького ребенка… — победно сжал кулаки юный маг, направляясь следом. Девушка оказалась настолько глупа, что поддалась эмоциям и выскочила за стену. Накинув ещё раз панику на стражей, Фобос избавился от свидетелей и направился к жертве.

Скоро, очень скоро он отомстит.

Глава 27. Зачистка

Бойня живых против мертвых растянулась на полчаса. Твари перли и перли, лезли нескончаемым потоком и было непонятно, что ими движет, что толкает бросаться в самоубийственную атаку.

Я собрал вокруг себя людей и поддерживал орденцев, оставляя значимую часть работы на них. Когда ещё представится возможность дать им такой опыт?

Первые минуты казалось, что монстры накатывают нескончаемым океаном. Потом, когда поток немного утих, стало понятно, что мимо нас несутся отдельные стаи. Словно кто-то всколыхнул весь город и направил в нашу сторону. Веди мы себя тихо, так и вовсе, обошлось бы без боя, но… Драка началась, наделала шума и к нам, что говорится, заглядывали на огонек всё новые и новые мертвяки.

Дошло до того, что каждые пять минут нам приходились отступать. Иначе рисковали оказаться погребенными под завалами из тел. Далеко не все мертвецы рассыпались.

В какой-то момент я принял решение идти в сторону базы. Здесь недалеко было. Приехали мы сюда на машинах, но садиться в них сейчас идея безнадежная. Тупо не сможем проехать и десяти метров, как застрянем. И это в лучшем случае, а в худшем — машины разнесут. Я уже видел, как это происходит. На нас разные мертвые выбегали. В том числе с магическими способностями. Самые опасные чудовища, с ними я старался разобраться как можно скорее. Сколько раз Алмаз в последний момент прикрывал людей от смертоносного заклинания — не счесть.

— Это прям конец мира, чтоб их, — ворчал Второй.

Измененные походили на посланников ада. Патроны давно кончились, бросаться очищением тоже сил особо не оставалось, поэтому четверка мужчин пускала в ход холодное оружие, за что и расплачивалась. Выглядели они как чистильщики мясокомбината. В крови, ошметках, с безумными глазами. Да и остальные выглядели не особо лучше.

— Вроде затихли, — устало бросил Гамлет, опираясь руками на колени и тяжело дыша, — Нам нужна передышка. Хотя бы минут десять.

— Как пойдет, — ответил я ему, — Но вроде и правда, поток стих. Отходим в ближайший двор и отдыхаем. Командуй и свяжитесь кто-нибудь с базой, как у них обстановка?

— А ну встали! — распрямился Гамлет, — Хватит притворяться, что устали! Руки в ноги и вперед, вон к тому комплексу! И бдительность, мать вашу, сохраняйте!

Секунду назад едва дышащий капитан воспрянул духом и погнал людей в ближайший двор, где мы и заняли оборону. Тут дом идет квадратом, узкие проходы и удобно обороняться. Я давно это место приметил и поэтому специально здесь остановился, чтобы хоть немного отдохнуть. Сам то ещё держусь, но люди… Им требовалось хотя бы полчаса, но никак не десять минут, чтобы перевести дыхание и подкопить силы.

— Будь я религиозным, сказал бы, что верх поменялся с низом, а мертвые пошли в наступление, — пробормотал Матвей, усевшись недалеко от меня.

— Так мертвые и пошли, — хмыкнул Алмаз, который поглядывал по сторонам. Если что, именно ему сдерживать первый удар. — Сколько мы перебили, как думаете, мужики?

— Да пару тысяч минимум, — заявил Матвей уверенно.

— Больше, — вставил Первый, — Я был в Ювгороде, когда там массовое восстание мертвецов случилось. Научился на глаз прикидывать. Тысяч десять перемололи, не меньше.

— Это ты загнул, — не поверил Матвей, на что измененный пожал плечами и отвернулся.

— А я вот другое думаю, — вмешался в разговор Второй, — Ладно мы и наши земли. Они защищены. Как справляются другие поселения?

— Херово они справляются, — отрезал Матвей.

Я перестал обращать на них внимание и пошел к Гамлету, который пытался выйти на связь. Рация шипела, сбоила и не желала работать. Мужчина покачал головой, когда меня увидел, но попыток связаться не остановил.

— База, прием. Как слышите? База!

— Что-то не нравится мне это, — сказал я, чувствуя, как внутри усилился червячок тревоги.

До базы ещё минут двадцать, если быстрым шагом, а лучше бегом. Сам я прорваться смогу, но людей бросать не хочу. Даже если мертвецы прорвутся на территорию района, это не так страшно. В укрытиях отсидятся на крайний случай.

Дождь затих минут десять назад, но словно издеваясь, полился с удвоенной силой и людям пришлось спешно прятаться по укрытиям. Как же не вовремя. Чертова погода.

Вышли через пятнадцать минут. Топая по лужам, то и дело спотыкаясь, пробиваясь через стаи мертвецов, мы прокладывали путь домой. Когда вдали, сквозь стену ливня показалась защитная стена, я облегченно выдохнул. Но тут же напрягся, потому что по улицам разнеслись звуки выстрелов.

Гамлет без лишних слов скомандовал перестроение и мы ускорились. Никому не хотелось прийти и увидеть разруху. Как никак, это наш общий дом, редкий оплот стабильности и безопасности.

Перед стеной нас встретили кучи мертвецов. В смысле они валялись переломанными, обожженными телами. Дождь смывал запах палёной плоти, но не до конца. Вонь стояла такая, что вдохни посильнее и слезу вышибет. Я зажег золотой шар, чтобы нас узнали и не пальнули случайно. Со стены в ответ замахали руками стражи. Судя по радостными крикам, ничего плохого не случилось.

* * *

— Докладывай, — сказал я Рязанцеву, укрывшись с ним в одном из зданий, — Как у вас здесь?

— Без беды не обошлось. Пару десяток людей погибло и это в лучшем случае. Если пересчитать, то и больше может быть. Связь сейчас плохо работает, сложно точно оценить ситуацию.

— Прорывы были?

— Да. Но людей заранее эвакуировали, так что среди гражданского населения потерь нет.

— Хоть это радует. Маги и орденцы где?

— Все на стенах. Из метро попытались прорваться твари, но Артем на пару с Эрминией обрушили проход.

— Ясно. Сейчас что? Где помощь нужна?

— Затишье наступило. Мертвецы ещё выходят, но не так часто, как в первый час.

— Раненых много?

— Десятка три наберется. Их сразу к целителям отправляем, а те бойцов в строй возвращают. В городе как, плохо?

— Не очень. Мы пробивались с боем.

После разговора с Рязанцевым, я отправился на стену и двинулся вдоль неё. Выжигал мрак, очищал людей, убивал мертвецов, если они попадались. Сам мой вид, казалось, воодушевлял людей. Они видели, что не одни, что их лидер рядом и активно участвует в защите земель.

На то, чтобы обойти всю стену ушел час. В итоге я добрался до Артема.

— Как ты? Держишься?

— Задолбался и тихо ненавижу дождь, — ответил он честно.

— Так держать, — усмехнулся я, — Где Эрминия? Все, кого спрашивал, говорят, что она с тобой.

— В смысле? — удивился парень, — Нет её тут. Она ещё в начале замеса взяла на себя другую часть стены.

— Где?

Артем указал в ту сторону, откуда я пришел.

— Её там нет, — нахмурился я, — Где она?

— Да мне откуда знать? Со связью хаос, прямо как сразу после трагедии. Каждый из нас должен был взять одну из четырех сторон в районе. Участки заранее поделили. Мы когда метро завалили, разошлись.

— И после этого ты её не видел?

— Нет, — покачал он головой, — Да ходит где-то. Может в дом зашла погреться?

Насколько знаю Эрминию, она если и уйдет с поля боя, то последней. Будет мотаться, выкладываться как проклятая, убивать тварей пачками и защищать людей. Погреться? Если только в момент затишья. Пока шел сюда, спрашивал про лучницу несколько раз и мне говорили, что она дальше, с Артемом. А он сказал, что она наоборот, там, откуда я пришел.

Тревога усилилась. Как-то это не нормально…

В следующие полчаса я поднял всех. Никто не видел лучницу. В начале боя видели, а потом — как пропала. Последним, кто её заметил, была группа стражей. Их сильно потрепали, больше всего жертв именно с их стороны.

— Дак это, — мялся командир отряда, откровенно теряясь под моим взглядом, — На нас нахлынуло не пойми что. Мертвецы — это жутко, конечно, но чтобы люди побежали?

— Побежали? — уточнял я, подумывая надавить на него волей, чтобы быстрее отвечал.

— Да, господин, — стушевался он ещё больше, — Мои ребята не трусы! Но как сглазили! В панику ударились, со стен прыгали, ноги ломали. Тут мертвецы и добивали их. Я и сам едва удержался. Стою значит, прикидываю, как нечисть поганую бить, а тут раз, сердце забилось, думал там помру от страха, но удержался, попытался людей собрать.

— А Эрминия что?

— Так она на помощь пришла. Сам видел, как стрелы летели и светом накрывало. От этого легче сразу стало, я прям грудью задышал.

— Да плевать на твою грудь! — вырвалось из меня раздражение, — Куда госпожа дальше отправилась?

— Не помню, господин! — побледнел мужик, — Я порядок бросился наводить, мертвых били, раненых вытаскивали. Там паника снова вспыхнула, но не сильно, удержались. После не знаю, куда она делась. Я думал, дальше отправилась, у нас то накал в тот момент снизился, а минут через десять помощь подошла.

Это был последний след. До этого девушку видел лишь Артем, когда они у метро стояли. Твою же мать… Магиня пропала, а никто за два часа не заметил. Всему виной дождь, напряжение и не работающая связь. Дерьмо!

Я направился в то место, где последний раз видели девушку. Никаких следов, эманаций или чего-то, что указало бы на то, где она.

— Клоз!

Обернувшись, я увидел Степана. Давно его почувствовал. Парень зачем-то спешил ко мне и явно хотел поговорить.

— Чего тебе? — спросил я раздраженно.

— Я с тобой, — заявил он категорично и уверенно.

— Ты про что?

— Я хочу видеть этот бой.

— Какой? — лил дождь, но ни меня, ни Степана это не смущало.

В черном плаще парень выглядел странно. Мелькнула глупая мысль, что одежда ему не по размеру и он похож на сыщика-извращенца. Надеюсь, под плащом есть одежда. Тьфу ты… О чем только думаю… Нервы шалят…

— Клоз, не тупи. Задачка то не хитрая. Я послушал, что люди говорят. Сопоставить факты не сложно. Эрминия пропала. Там, где её видели последний раз, на людей накатила паника. Прям как в тот раз, когда на твоей земле шалил прихвостень Орловой. Которого ты лишил магии. Наверняка парнишка затаил обиду.

Я уже думал об этом. Получается, тот маг вернул себе силы? Надо было его убить… Случилось то, чего я опасался. Моя осторожность аукнулась и ладно бы удар прилетел по мне. Нет, под раздачу попала Эрминия.

— А дальше тем более не трудно догадаться. Эрминию похитили. Насколько знаю тебя, ты это не оставишь. А значит пойдешь в то единственное место, куда можно пойти. На земли Орловой. Думаю, там мы твою любимую лучницу и найдем. После чего ты снесешь голову этому мерзавцу, ну а София не сможет устоять. Теперь понятно, про какой я бой говорю?

— Понятно, — кивнул я, — Зачем тебе это?

— Это главное событие, которое может произойти в ближайшее время. — на полном серьезе ответил он, — Пропустить? Нет уж. Я хочу увидеть, как ты завалишь эту сумасшедшую бабу.

— А ты не думал, что это она меня убьет? Тогда и тебе достанется.

— Значит, так тому и быть. В случае твоего проигрыша нам всем достанется. Либо мы пойдем под её руку, либо лучше прямо сейчас паковать вещички и быстро валить.

— Всё равно, ты там будешь лишним, — покачал я головой.

— Думаешь? — улыбнулся он.

Капля дождя стекали по его лицу, маг крови морщился, но при этом довольно улыбался.

— Уверен.

— А если я тебе помогу найти лучницу? И скажу, что создам компас, который укажет направление к ней?

— Как? — сделал я стойку, как собака, взявшая след.

— Кровь, милый Эдвард. Каюсь, но у меня есть образец крови Эрминии.

— Стёпа, я ведь тебя предупреждал насчет крови? — прищурился я.

— Предупреждал. А я тебя не послушал, — спокойно ответил он, — У меня и твоя кровь есть, если что. Как видишь, я её не пускаю в ход. Сейчас моя предусмотрительность может спасти жизнь твоей подруги. Так что, ругаться будем или действовать? Думается мне, Эрминию разместили далеко не в пятизвёздочном отеле. Хотя сервис обеспечат наверняка запоминающийся. Пытки, кровь…

— Заткнись. Выезжаем через пять минут.

* * *

— Эдвард, что происходит? Не молчи!

Амалия заводилась с каждой секундой всё сильнее. Видимо, мой вид достаточно красноречив, чтобы заподозрить неладное, стоило мне зайти в комнату.

— Эрминию похитили.

— Кто? — Ами вздрогнула.

— Один нехороший маг. Я сейчас уеду её искать.

— Но…

— Послушай меня, — подошел я ближе и взял девушку за плечи, — Мне придется отправиться на землю к Орловой. Это неизбежно приведет к нашему столкновению. Так что…

— Не говори так!

— Ами, успокойся. Я должен это сделать, понимаешь? Всё шло к этому последние два года.

— А если ты погибнешь? — девушка уперлась ладонями мне в грудь, освобождаясь и заглядывая в глаза. По её щекам текли молчаливые слезы.

— На этот случай тебе надо подготовиться. Если я умру, в городе для тебя и твоей семьи станет небезопасно. Поэтому сейчас тебе надо взять себя в руки, отправиться к матери, объяснить ей ситуацию. Соберите вещи, всё драгоценное, в первую очередь артефакты и то, что поможет выбраться. Подготовьте машины и запас еды с бензином, чтобы смогли добраться до ближайшего города. Но лучше бегите как можно дальше. Орлова, если пойдет за вами, сможет преодолеть большие расстояния.

— Эдвард! Я не отпущу тебя!

— Ами, я не могу бросить Эрминию. Да и не изменит это ничего. Просто пришло время и я должен сделать то, что должен.

— Но я не справлюсь без тебя! — Амалия уже откровенно рыдала и я прижал её к себе покрепче.

— Справишься. Ты сильная.

— У нас будет сын, Эд. Не смей проигрывать! — вымолвила она сквозь хлюпанья.

Сын. Одно простое слово взорвало внутри меня что-то. Я стоял, обнимал и не понимал до конца, что чувствую. Но мне определенно есть, куда возвращаться.

Как бы мне не хотелось остаться, пришлось оторваться от Амалии и уйти. Напоследок я поцеловал её, опустился на колени и прижался лбом к животу.

* * *

Когда спустился вниз, меня ждала целая делегация. Первый, Артем, Матвей, Алмаз, Гамлет, да и другие бойцы. Недалеко, облокотившись о стену, ждал Степан. Казалось, его единственного не угнетало происходящее. Или он что-то задумал, или непробиваемый.

— И что это за собрание? — спросил я хмуро, выйдя к людям.

— Мы отправимся с тобой, — заявил Матвей.

— Нет, — ответил я просто. — Я поеду один. Степана только с собой возьму.

— Эдвард, — вышел вперед Артем, — Ты не должен делать это в одиночку.

— Должен. Это мой поединок. — мотнул я головой, — Для вас будет другая задача. Подготовьтесь. На случай, если я проиграю, я хочу, чтобы вы спасли как можно больше. Артем, на тебя ложится забота о семье. Вывези детей, мать, Амалию и братьев из города. Бегите так далеко, как только сможете. Первый, Матвей — ваша задача будет отправиться с ними и прикрывать. Гамлет — с вами сложнее. Обязанность ордена защищать людей не снимается. Есть шанс, что София решит вас не убивать, если вы пойдете к ней под руку. К чему это приведет — я не знаю. Но выбор вам придется делать самим. Господа, больше ждать я не могу. Каждая минута это риск, что с Эрминией что-то сделают.

Мне хотели что-то сказать, но я остановил, подняв руку. Это и правда только мой бой. Пройдя мимо, я вышел на улицу, под этот ненавистный дождь и отправился на земли моего врага.

Глава 28. Петля затягивается

Эрминия вздрогнула и очнулась от вспышки боли. Слабо понимая, что происходит, девушка застонала и открыла глаза. Но понимания это не прибавило. Мысли ворочались с трудом, тело не слушалось, живот горел огнем и пульсирующая боль мешала соображать.

— Очнулась? — донесся сквозь боль и помутнение чужой голос, — Это хорошо. Ты так крепко вырубилась, что я был вынужден прибегнуть… хех… к грязным методам, — голос звучал с насмешкой, наполненный превосходством.

Кое-как Эрминии удалось сфокусироваться и она увидела знакомого мага. Который держал в руках раскаленные щипцы. Запоздало нос распознал запах горелой плоти и до лучницы дошло, что её только что прижгли каленым железом, чтобы разбудить.

Осознание, что её похитили, куда-то притащили и дела плохи, медленно, но верно доходило до разума Эрминии.

— Больной ублюдок, — прошипела она.

— Сколько экспрессии, — довольно ответил юный маг, — Я так долго этого ждал. Знала бы ты, — мужчина подошел к девушке и схватил её за подбородок, фиксируя взгляд на себя, — Чего мне стоило вернуть силу! Теперь я отомщу и верну уважение! — рявкнул он.

Эрминия, слабо понимая, что он говорит, собрала волю в кулак, отклонилась и резко качнулась вперед. Лоб столкнулся с лицом ублюдка, тот отшатнулся, из носа брызнула кровь.

— Сука! Ты за это ответишь! — взвизгнул он.

С рук мага сорвалась черная паутина и последнее, что заметила лучница, как её снова погружают в пучину страха.

* * *

— Стоять! — заорал мужик, наставляя на нас автомат.

Я остановил машину перед стеной, что огораживала земли Орловых.

— Она там, — уверенно заявил Степан, не обращая внимания на стражей, — Сотни три-четыре метров.

— У тебя есть шанс уйти.

— Ни за что, — качнул головой Степан. — Не переживай, Клоз. У меня больше шансов выжить, чем у тебя. Без обид. Если ты эпично сдохнешь, буду внукам рассказывать про этот героический бой.

— Может обойдется без драки.

— Ты сам в это веришь? — хмыкнул он.

— Нет.

— Эй! — в окно машины постучали дулом автомата, — Кто такие? Вылезайте!

Я открыл дверь и вышел наружу. Дождь стих, редкие капли падали на лицо, но небо оставалось таким же свинцовым, как и весь день. Словно мир оплакивал то, что произойдет дальше.

— Выходи-выходи! — рявкнул мужик с оружием, — Хватит мяться!

— Слышь, — бросил ему Степан, что тоже вышел наружу, — Исчезни, придурок. Целее будешь.

— Да вы знаете, куда попали?!

— Знаем, — ответил я.

Короткий импульс силы и мужик осел на землю, прямо мордой в лужу. Его напарники, которых у ворот десяток стоял, тоже отправились в нокаут. Единственные, кто устоял, два мужика, в которых ощущалась тьма вперемешку с мраком.

— Вы тоже будете мешать нам пройти? — обратился к ним Степан, — Лучше свалите и не мешайте.

— Вы кто? — возмутился один из них.

Глава 29. Петля схлопывается

София ждала в центре Пасти, прямо там, где она раньше и находилась. Сейчас это был ничем не примечательный участок заброшенной части района. Убогие дома, обветшалые и полуразрушенные. Их совсем не пощадило время. Чуть ли не родное место. Именно здесь начался мой путь в этом мире. Я вглядывался в знакомые пейзажи, легко находил памятные места. Лужи хлюпали под ногами, серость вокруг и бронзовая темнота в небе добавляли мрачности.

Складывалось ощущение, что драться будем на помойке. Так вот он, какой последний бой? А где фанфары? Где эпичность? Тьфу.

Но кое-какие наблюдатели всё же были. А точнее наблюдательница. Я ощущал, как в воздухе скапливается мрак, как чужеродная энергия заполняет небо, прячется среди туч. Да и демоны ощущались прямо тут, в центре защищенных земель. Как только здесь оказались? Они прятались среди теней, скрывались в домах и наблюдали.

Не смотря на ситуацию, я улыбался. Устал ждать этого момента. Слишком долго к этому шел. Вроде и двух лет не прошло, а событий столько, что на две жизни хватит.

Я не боялся умереть. Единственное, что чувствовал — сожаление, что так многого не успел. Но рано отчаиваться. Я иду не умирать, а биться с заклятым врагом, с которым свел сам рок, злая судьба. Или одна богиня, что скрывается за Пастью.

— Должна сказать, Клоз, — голос Софии разнесся над площадкой, где мы встретились, когда я подошел, — Я тебя уважаю, как бы странно это не было. Мальчик, который выжил, — процедила она, — Так упорно цепляться за жизнь, оставить после себя гору трупов, пройти через войну и выжить там, где умирали другие. Не смотря на всю мою ненависть к тебе, это достойно уважения.

— Прости, но не могу сказать о тебе того же, — покачал я головой, — Ты черствая, замкнутая в себе, зацикленная на силе, готовая идти по чужим головам, переполненная цинизмом. Ты сбилась с пути, София. Может и смогла немного набрать силы, но… Пустое это всё.

— Это пустое станет причиной твоей смерти, — улыбнулась она.

Дождь падал на её лицо, капли бежали по острым скулам.

— Возможно, — не стал спорить я, — Чувствуешь? Оглянись вокруг. Нас не оставили без внимания.

— Она здесь, — кивнула Орлова, — Ну и пусть. Разберусь с тобой, потом займусь ей.

На это заявление я расхохотался. Честно, не удержался. Нервничаю немного всё же, надо себя в руки взять.

— Ты правда так думаешь? Пасть играет нами. Это не сложно, учитывая уровень гордыни. Пешки думают, что они ферзи. Хотя что пешка, что ферзь — это фигуры, которые переставляет игрок.

— Говори за себя, Клоз, — цыкнула она, — Может ты и пешка, но не я.

— Конечно, нет, — улыбнулся я искренне, — Ты пешка с самомнением и запредельным уровнем гордыни.

— А ты нет, значит? — женщина отказывалась вестись на провокации и сохраняла железное спокойствие,

— Может да, может нет. Мне хотя бы хватает ума задуматься над этим.

Наш разговор прервала гроза. Небеса громыхали, требовали закончить болтать и перейти к делу.

— Это ведь не природа, — заметил я.

— Пасть нетерпелива, — улыбнулась София.

Странно, но она и правда радовалась этому.

— Если ей не чужды эмоции, это делает её уязвимой, — добавила женщина, — А значит, я смогу её уничтожить.

— Твой путь сделает этот мир хуже, а не лучше, — покачал я головой, — Ты одержима, зациклена на силе и полна злобы, хотя скрываешь это от самой себя. Но в одном Пасть права. Хватит болтовни. Пора поставить точку в нашем конфликте.

— Спешишь умереть? — оскалилась она.

До этого дня я не видел, чтобы Орлова использовала холодное оружие. Но в этот раз она изменила привычкам, что уже показала чуть ранее.

Из её ладони выскочило копье. Длиной метра два, оно полыхало одновременно серебром и чернотой. Этот мертвый серебряный свет был мне до боли знаком. Именно так выглядели демоны и мертвецы, которые игнорировали очищение.

Я в долгу не остался, пуская в ход меч. Золото против серебра. Очищение против тьмы. Небеса громыхнули ещё раз, приветствуя нас.

София ударила молниеносно и жестко. Выставила копье вперед, наставила острие мне в лицо и ускорила себя крыльями. Я отпрыгнул назад, разрывая дистанцию и уходя в сторону. Но не тут то было. Крыльями она владела идеально, легко меняя траекторию полета.

В бою такого уровня, любая ошибка равнозначна смерти. Я не знал, на что способна София, но и она не знала, что могу я. На моей стороне была осторожность, а на её — самоуверенность и желание быстро со мною разобраться.

От неё буквально шибало четким, ярко выраженным стремление насадить меня на копье и убить.

Она рванула за мной, я подставил меч под копье и снова силы удара хватило, чтобы окружающее пространство пошло трещинами, а земля под нами раздалась в стороны. Но Софию это не смутило и она нанесла тут же ещё один удар.

Наконечник мелькал в опасной близости, я едва успевал его блокировать. Балансировал я на краю ради одной цели. Никто ведь не отменял мои родовые умения из прошлой жизни. Каждый её удар, в который она вкладывала безумное количество силы, делал меня только сильнее. Но урон я впитывал не в себя, а направлял в меч, тем самым раскрывая его потенциал ещё больше.

Когда клинок запылал красным, выходя на новый уровень, я нанес ответный удар, вложив в него всю накопленную силу. София закрылась крыльями, её отбросило назад и она как мячик, отлетела на сотню метров, врезавшись в здание и пробив то насквозь.

Меня тоже отбросило назад, метров на двадцать, а в месте нашего столкновения образовался кратер. Лужи испарились, вспыхнули облаком пара и обдали жаром. Ух, это было что-то новенькое.

Но ничуть не повредившее Софии. Она взмыла в небо и зависла там одинокой фигурой. Между нами были десятки метров, но я отчетливо ощущал её взгляд. Ага, поняла, что в ближний бой ко мне лучше не лезть. Значит начинается второй раунд…

Когда я планировал этот бой, то не раз задумывался, как мне победить. В чем особенность Орловой? Она одержима силой и всегда искала дубину поувесистее. Нашла, не отрицаю.

Но даже если у тебя самая здоровая дубина в мире, даже если ты срубил самый огромный дуб и обтесал его, чтобы крошить черепа врагов, тебя убьет один выстрел из самого обычного пистолета. Или удар ножом, вариантов хватает. Грубая сила это хорошо, но она пасует перед мастерством, искусством и тактикой боя.

София полезла в ближний бой к потомственному воину. Ей надо было с раннего детства обучаться владеть копьем, чтобы сравняться со мной, да и то, не факт, что получилось бы. Смотря кто учил бы. Её полет и обрушенное здание — закономерный итог переоценки себя, самоуверенности и гордыни. Думала, что хватит голой силы, что достаточно создать серебристый прутик, чтобы победить.

Не победила.

Но бой не кончился, он только начинался. София не дура, научилась сдерживать эмоции и с копьём на меня снова не бросилась. А жаль. Я как раз разогрелся и легко бы её подловил.

Вместо ближнего боя София перешла на другое поле, где считала, что она хороша.

Зависнув в небе, женщина взялась за формирование чего-то убийственного. Она не спешила атаковать, собирая воистину ужасающее количество силы. Её было настолько много, что сами тучи потянулись к ней. Да она мрак собирает! Хороша! Очень хороша!

Выглядело это так, будто на меня собрались обрушить небеса. Я видел сотни символов, схем, плетей и образующих связок. Высшая магия запредельного уровня. Высшая магия из прошлой эпохи…

У неё ушла минута на то, чтобы подготовить удар. У меня ушла та же минута, чтобы найти решение.

Когда небеса бросились на меня, чтобы покарать, я выстрелил себя в небо, направив клинок вперед. Благодаря Амалии, которая не раз при мне сплетала родовую магию, я наловчился разбираться, что к чему. То, что создала София было в тысячу раз сложнее, но принцип общий. Всегда есть главные узлы, которые удерживают всю структуру.

Без способности видеть магию на тонком уровне пытаться разрушить чужое заклинание бессмысленно.

Я выпустил семь сгустков очищения, направив их точно в центральные-узлы. Структура пошла в разнос, стала каскадно разрушаться и… Вложенная мощь рванула в стороны, освобождая проход прямо по центру. Туда я и влетел, приблизившись к Софии.

Что чувствует человек, который собирался прихлопнуть муравья тапком, а тот мало того, что отбил его в сторону, ещё и в контратаку перешел? Меч перетек в форму копья и я прямо в воздухе запустил его в женщину. Та снова закрылась крыльями и это было ошибкой. Они выдержали, но силы удара хватило, чтобы нарушить их структуру. Как итог, Орлица упала вниз…

Я тоже падал, но это было спланированное падение, приземлиться труда не составило. София тоже успела среагировать, но в последний момент и приложилась хорошенько о землю.

Поднималась она медленно. Оперлась руками о землю, встала на колено и только после этого выпрямилась. Стерев рукой грязь с лица, она посмотрела в мою сторону. Никаких грозных фраз, искаженных лиц, простой холодный взгляд.

Всё это я наблюдал, пока летел в её сторону. Врага надо добивать как можно скорее, пока ведешь, а не давать ему оклематься.

За следующие десять секунд я понял следующее. Она не уступает мне в скорости. Ей надо совсем немного времени, чтобы восстановить крылья. Десять секунд на это и ушло, после чего она разорвала дистанцию. Я так и не смог её коснуться. София действовала осторожно, больше защищаясь, чем нападая. Все мои удары разбивались о её защиту. Требовалось накопить силу, чтобы пробить и я не успел.

Женщина разом отскочила на сотню метров и приземлилась на крышу дома. Я отметил, как она сутулится. Бой ей дался не легче, чем мне, а то и тяжелее. Но это мы только начали…

Взмах мечом, выпускаю энергию через клинок и та врезается в основание здания. Секунда, две и то складывается, а Орловой приходится улетать. Её накрывает облаком пыли, она пропадает из виду, а я поступаю так же. Укутываюсь чернотой и исчезаю с радаров.

За время короткого боя небеса потемнели, света почти не осталось и на улице наступила ночь. Это мне на руку. Где сама Орлова я прекрасно ощущаю и направляюсь туда.

В место, где я только что стоял врезаются десятки черных копий, дырявят землю. София накрывает всю площадь, превращает обломки зданий в труху. За время стычки мы тут знатно всё перепахали. Куда не наступи, везде мелкий щебень после разрушения зданий.

Атака прекратилась также внезапно, как и началась. Орлица взлетела ещё выше, не желая спускаться. Отлично, значит она меня потеряла и это ещё одна крупица знания в копилку. Чем больше я о ней узнаю, тем больше шансов победить. Проблема в том, что она тоже изучает мои трюки. Вопрос лишь, кто успеет расправиться с противником раньше?

София висела в воздухе, пока я не показался на виду.

— И это всё, что ты можешь?! — крикнул я ей.

А вот теперь эмоции мелькнули. Я ощутил жгучее желание убить меня. Орлица спикировала вниз, за ней тянулся дымный след силы. Она не просто так в воздухе зависала, а готовила удар. Судя по тому, как дрожало само пространство, она решила расколоть планету.

Я тоже не просто так скрывался и приготовил для неё подарок. Всё же она медленно учится… Женщина хотела настичь меня, раздавить, разорвать на части, но… Я прыгнул к ней на встречу. София мгновенно расправила крылья, в них ударил воздух, но полностью остановиться она не успела.

Только орлица это и не планировала. Весь тот хвост силы, что увязался за ней, обогнул Софию и рванул ко мне. Я точечно ударил очищением в центральный узел этой убийственной магии, извернулся и проскочил в образовавшееся горлышко.

Магия даровала большие возможности. Я смог выбросить себя дальше, чем на десять метров вверх и этого хватило, чтобы оказаться рядом с женщиной. Чего она и ждала. Схватив рукой за воздух, она дернула на себя невидимые вожжи и заставила магию, что я обошел, ударить мне в спину.

Сама же она расправила крылья ещё больше, создавая перед собой давление. Её расчет теперь легко угадывался. Поймать меня в ловушку, раздавить между молотом и наковальней.

Только и у меня имелся свой план. Я оказался быстрее, чем она ожидала. София не успела увернуться, дернулась, попыталась разорваться дистанцию, но… Я толкнул из ладони печать, которая врезалась ей прямо в грудь. Стоило магии коснуться тела, из формы выскочили нити, вцепилась в крылья и… уничтожили их.

На секунду зависнув в воздухе, мы оба упали вниз. Меня всё же догнала её магия, но доспехи выдержали и я всего лишь отправился в короткий полет, что закончился на обломках.

Чужая сила вцепилась, как клещ. Магия Орловой пожирала защиту, пыталась прорваться через неё, какой бы сильной броня не была. Толкнув доспех от себя, выскочил на свободу и прыгнул в сторону, чтобы снова под раздачу не угодить. Мне нужно пару секунд, чтобы вернуть доспех. Без них тут даже стоять трудно, не то, что удары принимать.

Сама женщина нашлась недалеко. Падение она пережила и сейчас бесновалась, срывая золотые нити и пытаясь вернуть крылья. Хех… Нет уж.

Я долго размышлял, как её лишить главного преимущества и пришел к простому выводу. Крылья это что? Овеществленная магия, которую род ковал многие века. Форма, по сути. Отличающаяся от того, что я создаю лишь содержанием. Определившись, с чем имею дело, я задумался, как нарушить основополагающий принцип, что формы со временем обретают стабильность.

В итоге, додумался, как эту стабильность нарушить. Форму можно стереть из пространства магии, влить в неё хаос, смещать и тем самым помешать магу легко её призывать. То, что для Софии было естественно, как дыхание, сейчас бунтовало и отказывалось подчиняться. Пройдет минута, час или день — она обязательно освоит крылья заново, но пока… Пока ей придется драться со мной на земле. Так что можно сказать, первая часть плана выполнена. Пора переходить ко второй.

София заметила меня в последний момент. Слишком она разошлась, поддалась эмоциям, лишившись любимой игрушки.

Удар мечом сверху вниз, она уворачивается и я тараню её плечом, откидываю. Женщина падает, кувыркается и снова оказывается на ногах. Я уже рядом, бью наотмашь, но лезвие встречает копье. Раздается гул, дрожит воздух. Вкладываю всю силу, бью снова и снова, сдвигаю её натиском.

Сразу видно, что копьем она владеет так себе. Держится только благодаря нечеловеческой реакции и силе тела.

Я смог. Успел её ранить, острие прочертило кровавый очерк на груди, брызнула кровь. Но именно в этот момент меня атаковали со всех сторон. Орлова сыграла нечестно, призвав на помощь слуг. Я с ними не сталкивался, видел лишь издалека, поэтому не знал, чего ждать.

По силе они равнялись продвинутым мертвякам, для меня не соперники, но они нападали, не жалея себя. Да ещё и со всех сторон, буквально заваливая телами. Я вырвался из западни, перебил парой взмахов меча несколько десятков и отбежал от толпы. Ритм боя был потерян. София снова разорвала дистанцию и сейчас спешно наращивала защиту, попутно стараясь вызвать крылья.

Вот же тварь… Я образовал вокруг себя круг из золота и пустил волной, выжигая тех, кто явился на поле битвы. Сколько же слуг у неё? Почему они прут, словно орда мертвых?

Разобраться с мелочью мне не дали. В каком-то роде Орлова сама помогла разобраться с ними. От неё прилетело черное копье, а скорее столб из тьмы. Я принял первый удар на лезвие меча, сбивая эту мощь в сторону. Часть заклинания врезалась в доспех, меня протащило по земле, ноги оставили борозды, но я удержался.

Столкновение вышло настолько подавляющим, что набегающих слуг раскидало, как глупых кукол. Следующую атаку я пропустил мимо, за спиной что-то взорвалось, спину обдало дыханием смерти, но я не оглядывался, бежал вперед, стараясь перейти в ближний бой.

София закидывала меня копьями со скоростью пулемета. От части я отбивался, часть перерубал и чем ближе я был, тем сложнее приходилось.

Лицо женщины перекосило, оно пылало первобытной злобой, что чувствовалось в каждой её атаке. Я в долгу не остался, запустил серп силы с меча. Тот столкнулся с очередным копьем, две стихии взорвались, поднимая в воздух центнер земли и обломков.

Этим я и воспользовался, укутавшись тьмой и рванув в сторону. София накрыло то место, где я был, площадным заклинанием. Ожидаемое и не результативно.

Но только на этом она не остановилась. Учтя прошлый опыт, закрутила вокруг смерч силы. Он играючи выдергивал из земли осколки зданий, тяжеленные камни летали, как пух.

Зря это она… Один точечный удар нарушил структуры этой силы и… Обломки полетели уже в саму Орлову. За пару секунд она оказалась погребена под завалом. Чем я и воспользовался, формируя новый удар, благо из её копий удалось изрядно накопить сил.

София злилась… Груду обломков она превратила в труху одной вспышкой, распрямилась и бешено заозиралась, ища меня.

Этот момент я и выбрал, чтобы нанести удар. Теперь уже с моих рук сорвалось копье, в которое я превратил меч. Пылающее краснотой, оно пронзило пространство, как сошедшее с небес солнце.

Я вложил всего себя в эту атаку. Выпустил всё, что доступно.

И этот заряд София поймала голыми руками… Когда увидел, то не поверил. Сила бурлила между её ладоней, окружающий мир стонал, не выдерживая такого количества энергии.

А она держала заряд, сжимая его. Её ладони пылали чернотой, которая с каждым мигом нарастала вокруг женщины всё больше.

Я метнулся вперед, на ходу формируя новый меч. Но не успевал. Создал лишь огрызок, им и ударил, как мог.

София не успевала ни увернуться, ни защититься. Поэтому она выпустила пойманную силу. Красный, пойманный в черноту, столкнулся с золотом и…

Полыхнуло так, что я улетел назад, на секунду потерял сознание и очнулся, больно приземлившись в стену одного из зданий. Та пошла трещинами и я инстинктивно выпустил наверх волну разрушения. Вовремя, ещё секунда и меня похоронило бы под обломками.

Встать трудно. Неимоверно трудно. Сил едва осталось, надо собрать новые. Тело плачет от боли, мышцы едва слушаются. Но я ощущаю, что Орлова жива!

Каждый шаг, как подвиг. Тело мудрое, исцеляет само себя, отключает боль, напитывается энергией, чтобы я и дальше мог драться. Но ещё пара таких стычек и на этом всё.

— Когда же ты сдохнешь, Клоз?! — кричит София, когда я приближаюсь к ней.

Выглядит она не лучше, чем я. А может и хуже. Одежда разорвана и оплавлена, кое-где висит лоскутами. Лицо опалило, почернело, от чего то выглядит ещё зловещее. Да и прическу испортила, клочки висят, часть прядей спеклась во что-то непонятное.

— Ты прямо с языка сняла, — отвечаю ей, — Когда уже сдохнешь?

Женщина создала копье, но то направленно не на меня. Стоит, опирается на оружие, дышит тяжело. Досталось тебе, да, тварь? Это хорошо, очень хорошо.

Я не спешу нападать. Жду. Как и сказал, пора заканчивать эти игры и переходить к завершающему акту. Смотрю не на Орлову. Смотрю в небо. То уже превратилось в сплошную тьму. Апогей мрака.

Удивляюсь, как его много. В магическом зрении это выглядит безумно, словно небо исчезло и смотришь в провал бездны, именуемый космосом. Страшное и завораживающее зрелище.

Где же ты? Давай, пора явиться. Первые места на главное шоу года тебе обеспечены. София не удержалась, тоже в небо глянула. Ей досталось, она ранена и пытается восстановить крылья до сих пор. Опасается бросаться в атаку, но и понять не может, чего же я жду.

А я всё так же смотрю в небо. С вызовом и ожиданием. Которое наконец-то удовлетворяют. Черную фигура на фоне черного мрака обычным зрением не увидеть. Но в магическом плане, это как яркая свеча в темной комнате. Я вижу пылающую звезду, олицетворяющую силу, что решила спуститься с небес.

Явилась, сука. Пора нам с тобой поговорить по взрослому.

— Твои папки, которые твою мамку валяли, — зло ответил маг крови. — С дороги.

Эти типчики не послушали здравого совета. На их руках мелькнули черные когти. Не физические, а магические. Они бросились в атаку, но… Отправились следом в нокаут. У меня не было времени на эти игры, поэтому я перешагнул через тела и направился вперед. Проехал бы на машине, но проход закрыли так, что тут полчаса завалы разбирать. Хотя можно было разрушить, — запоздало подумал я.

Плохо, что нервничаю. Надо собраться и не допускать глупых ошибок. Волновался я не за себя, а за Эрминию.

Держись, девочка, я иду.

Чтобы найти нужное место, много времени не потребовалось. Степан указал верное направление, а вскоре и я сам почувствовал знакомую энергетику. Вот же суки… Действительно похитили и сюда утащили. Я чувствовал ненависть за то, что они это сделали и одновременно чувствовал облегчение, что нашел девушку живую. Осталось зайти в здание и освободить.

Но мне этого не дали. Орлову я тоже почувствовал. Парила в небе, сделала надо мной круг и приземлилась, преграждая путь к зданию.

— А ты совсем обнаглел, Клоз, — сказала она, сложив руки на груди.

Смотрит недовольно, как хозяйка дома, куда залезли нерадивые дети.

— Наглостью было похищать моего человека. Отдай девушку и я уйду.

— Девушку? Какую? — приподняла она бровь, — Мог бы найти повод и получше.

— Ту девушку, которая находится вон в том здание. Её похитил твой человек и привел сюда. Отойди, София. Дай мне её забрать, а дальше мы с тобой поговорим отдельно.

— Клоз, не наглей, — нахмурилась она, — Ты не на своей земле и пришел сюда один, если не считать этого наглеца, — сказала Орлова, даже не глянув на Степана, — Никто твою девушку не похищал, зачем мне это?

— Тогда грош тебе цена, как правителю, раз не знаешь, что происходит на твоей земле.

София скривилась, напряглась. На секунду у неё за спиной раскрылись крылья и я приготовился к бою. Но она не нападала. Задумалась о чем-то, посмотрела в сторону указанного здания. Я почувствовал, как её заполняет раздражение и мрачная решимость.

— Я разберусь, — повернулась она ко мне, — Если это правда, я решу вопрос. А теперь — проваливай.

— Так дело не пойдет, — покачал я головой, — Эрминию я заберу здесь и сейчас.

Орлова хотела что-то сказать, но не успела. Стена здания взорвалась, оглушая.

* * *

Эрминия очнулась в темной пещере, подвешенная на цепь за руки. Тело болело, мышцы затекли, а мысли путались. С трудом разлепив глаза, она огляделась и увидела того, кого меньше всего ожидала снова встретить.

Перед ней стоял Огас Ротан, собственной персоной. Мертвенно бледный, с облезлым лицом, с черными вздутыми венами, но его бы она узнала и спустя тысячу лет. Тот вел себя странно. Оглядывался по сторонам, рассматривал свои руки.

— Любопытно, — хмыкнул он, — И чего же ты боишься больше всего?

Эрминия попыталась ухватить какую-то важную мысль, но потеряла сознание. В следующий раз, когда она открыла глаза, то увидела родных. Отца, мать, братьев и сестер, всех родичей. К горлу подступил комок, сердце сжало. Что они здесь делают? И где она находится?

Огас Ротен находился всё так же рядом. Родные стояли перед ним на коленях, склонив головы и дожидаясь своей участи.

— Кто первый? — спросил маг.

— Ты сдох! — завопила бешено лучница, — Сдох! Сдох! сдох!

— Сколько эмоций! — восхитился ненавистный маг, — Как видишь, я живее всех живых и ты полностью в моей власти, — мужчина расхохотался, а девушка сжалась.

Она стала догадываться, что происходит. Ротен не подвел, оправдал страшные ожидания. Достав ножик, он стал подходить то к одному, то к другому пленнику, поглядывая на лучницу.

— С кого начнем? Мы здесь с тобой надолго… Кто тебе больше по душе?

— Провались в ад, ничтожество! — вопила Эрминия, тщетно дергаясь в путах.

— Ничего-ничего, — причитал маг, скалясь, — Посмотрим, сколько ты продержишься.

С этими словами он воткнул нож в спину младшего брата. Тот дернулся, завалился на бок. Под его телом разбежалась лужа крови.

— Сука! Ненавижу!

— О, да, как мне это нравится, — процедил Ротен.

Эрминия попыталась сформировать перед собой стрелу, но ничего не вышло.

— Облом, да? — подошел маг, — Какого это, чувствовать полное отчаянье? Кричи, бейся в путах, выбраться ты не сможешь.

Огас развернулся и направился к следующей жертве. В этот раз он медленно перерезал горло, наблюдая за реакцией девушки. А та молча отвернулась, слезы текли по её щекам.

— Ты так быстро сдаешься? — разочарованно спросил маг, — Я слишком долго этого ждал, чтобы ты так легко отделалась.

Ротен озверел, стал бросаться от одного пленного к другому, убивал их без жалости. Эрминия билась в истерике, но ничего не могла сделать.

— Этого мало, — сказал Огас, — Есть, кто ещё тебе дорог? Я убью их всех.

Внезапно картинка пошла дымом. Трупы родичей исчезли и в пещере, в той самой, где Эрминию держали пленницей, появился Эдвард. Он стоял так же на коленях, сломленный и не сопротивляющийся.

— Неожиданно, — радостно оскалился Ротен, — Его помучить мне будет особенно приятно.

Эрминия вцепилась взглядом в мага, не понимая, что происходит. Что Эдвард здесь делает? Как это возможно? Огас ударил его ножом, парень заскулил и попытался отползти. Его настиг удар ногой и маг принялся избивать Клоза.

Брови девушки взметнулись вверх. Она внезапна сама для себя успокоилась. Это не Эдвард. Он не может так себя вести. Это четкое осознание прострелило девушку, смывая наваждение. Раз этого не может быть, значит это не правда. Ещё раз оглядевшись, Эрминия заметила несуразности. Пещера не четкая, что-то выглядело стабильным, а что-то расплывалось, теряя очертания.

Сам же Огас тоже вел себя… Не так, как настоящий Ротен. От того веяло жутью, а этот больше походил на истеричку, что сейчас вымещает обиды на… кукле.

Эрминия прикрывала глаза, чтобы собраться с мыслями. Неизвестный маг это заметил, подошел к ней и вцепился в подбородок.

— Я хочу, чтобы ты смотрела, дрянь!

Он ударил наотмашь, залепил пощечину. Голова девушки дернулась, она открыла глаза и уставилась на него. Но не было в этом взгляде страха. Лишь одна, всепоглощающая ненависть.

— Ты очень сильно ошибся, мудила, — выплюнула она.

Сначала золотые искры разгорелись в глубине глаз. Маг заподозрил неладное, но не успел среагировать. Из Эрминии вырвался поток света, очищение выходило разрушающей волной. Пещера в один миг исчезла, пошла трещинами и рассыпалась.

Девушка моргнула и осознала себя сидящей на стуле, в какой-то неизвестной квартире. Её даже не удосужились связать. Напротив сидел знакомый маг, Фобос, что пятился от неё. Помещение заливал золотой свет, юноша что-то пытался колдовать, но все его силы разрушались.

Встав и потянувшись, ничуть не боясь, Эрминия огляделась. Самая обычная квартира, таких тысячи в городе. Фобос дернулся, попытался броситься, но… Лучница в один миг создала лук и выстрела. В момент, когда маг прыгнул на неё, стрела врезалась ему в грудь.

Стрела, пропитанная всей той ненавистью, что она ощущала. За то, что он посмел осквернить память её родных! За это не было прощения!

Маг успел выставить подобие щита, но сила удара была такова, что его отбросило на стену и вынесло на улицу вместе с ней. Эрминия направилась вперед, желая добить эту падаль.

На улице капал дождь, там собралось много людей, но этого девушка не замечала. Она прыгнула следом, её взгляд сфокусировался на одной цели. Фобос выбирался из обломков, жалобно причитая и баюкая руку.

Встать в стойку, пустить энергию в руку… Ощутить тяжесть меча, вдох… С выдохом Эрминия нанесла удар. Силовая волна настигла цель. Маг выставил руку, в неё то снаряд и угодил. Эрминия отчетливо увидела, как плавится кожа, как трескается кость, как сила проходит через тело и выходит с другой стороны, а Фобос разлетается ошметками.

— Сдохни, тварь! — кричала ему вслед лучница.

Враг был мертв. Находясь в состоянии шока, Эрминия с запозданием огляделась и увидела, что находится в окружение людей. Взгляд зацепился за Орлову. За её спиной стоял Эдвард, сейчас напряженный и полный решимости.

Он пришел за мной, — поняла девушка.

В следующий миг лицо Эдварда изменилось. С злого оно стало испуганным. Девушка повернула голову и увидела, как ей прямо в лицо летит черный клинок…

* * *

Стена лопнула, осыпалась обломками, вперемешку с золотистыми каплями. Тело Фобоса вынесло далеко от здания, он врезался в асфальт и вместе с кусками стены покатился прочь.

К этому моменту собралось изрядно народу. София первая, кто нас двоих остановил. Пока говорили с ней, понаехали машины, собрались маги, какие-то странные темные существа тоже набежали.

И вся эта толпа замерла, когда Эрминия проломила стену магом. Девушка выскочила следом, пролетела пару десятков метров и приземлилась рядом с похитителем. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять — лучница не в себе. Взгляд безумный и в них пылает дикая жажда крови.

То, что произошло дальше, выходило за рамки понимания. Идеальное исполнение формы меча. Без подготовки, в одну секунду, Эрми создала клинок и ударила. Находясь в десятке шагов от врага. Силовой волны хватило, чтобы вскрыть защиту мага и разорвать его на куски. Крови не было, та мгновенно спеклась, настолько много силы было вложено в удар.

Я на секунду опешил от происходящего. Думал, лучницу надо спасать, а она и сама кого хочешь в бараний рог скрутит. Но каким бы моё замешательство не было, мозг продолжал фиксировать происходящее.

София соображала ничуть не медленнее меня. Я видел, как она дернулась, едва заметно, словно импульсивно поспешила остановить девушку, но потом скривилась и остановилась. От неё полыхнуло раздражением и разочарованием в сторону мага.

А вот от других собравшихся, в частности от одного мужчины, что стоял ближе остальных, полыхнуло гневом. Черные, как смоль волосы, резкие черты лица, он был здесь сильнейшим после Софии. Об этом говорило и то, как он стоял. Другие остались дальше, не рисковали подходить, а тот уверенно направлялся к Орловой и сейчас был бы рядом, если не Эрминия.

Не знаю, кто был этот мужчина. Но в тот момент я видел отчетливо каждое его движение, чувствовал каждую эмоцию и улавливал намерение. Гнев вспыхнув, как вулкан. С ним пришла решимость и он шагнул к Эрминии, с четко выраженным желанием покарать.

Орлова стояла в десятке метров от меня. Она тоже поняла, что задумал её человек и кивнула. Эта тварь дала добро на убийство.

София находилась между мною и Эрминией. Расстояние в тридцать шагов разделяло нас. Я выкрутил до предела ускорение, срываясь с места.

Каким бы сильным не был тот маг, я оказался быстрее. Орлова развернулась, на её лице мелькнула усмешка, а из ладони выросло копье. Не так быстро, тварь. Наклонив голову, я проскочил мимо и оказался рядом раньше, чем маг опустил меч на голову девушки. Та замерла, как громом пораженная и видимо собралась умирать, судя по расширяющимся глазам.

Золотой меч остановил черный клинок. От столкновение разошлась силовая волна, врезалась в асфальт и пробила в нем дыру. Маг удивился такому исходу, надавил и…

Я отбросил его от себя, скользнул вперед и повторил трюк, что исполнила Эрминия. Удар сверху вниз, перерубая его оружие, вспыхнувший щит, личную броню и тело. На землю осели две идеально ровные половинки. На лице так и застыло удивленное выражение лица.

— Нет! — донесся до меня полный боли рев.

Я обернулся и увидел взбешённую Софию. Она смотрела на меня столь зло, что от одного взгляда пробирало до печенок.

— Ты! — указала она на меня пальцем. — Ненавижу!

Я шагнул вперед, прикрывая Эрминию и снимая маскировку. Доспех перестал скрываться и запылал золотом. Силы было так много, что капли дождя испарялись раньше, чем касались меня. Орлова в ответ вспыхнула чернотой, легко разгоняя золотое свечение.

Сзади подбежал Степан, схватил Эрминию и потащил в сторону. Молодец, правильно сделал.

— Эдвард! Нет! — заорала девушка.

Но я не повернулся. Мой взгляд был прикован к Софии. Здесь и сейчас только она существовала для меня. Она и наш бой, что ждал впереди.

Мы ударили одновременно. Золото против тьмы. Если от прошлого столкновения клинков треснул асфальт, то сейчас сила удара была такая, что вспучило половину улицы, стекла на ближайших домах повылетали, а пару зданий дали слабину и грозились вот-вот обрушиться.

Нас откинуло в стороны и мы замерли на расстоянии десяти шагов, не отрывая взглядов друг от друга. Орлова выглядела, как настоящий демон. Лицо перекошено, глаза пылают неистовой злобой. Она как верховный демон, олицетворяла собой разрушительную стихию.

— Ты! — выставила она в мою сторону обвинительно палец, — Опять ты, Клоз! Вечно лезешь, куда не надо! Пришло время расплатиться за грехи! Больше никакого мира! Никаких отсрочек! Я убью тебя, а потом убью всех, кто тебе дорог! Одного за другим и не будет им пощады!

— Смотри, не надорвись, — зло процедил я.

— О, не переживай, — перекошенность лица внезапно ушла и она усмехнулась, полная бурной злобы и превосходства.

Потом глянула на разрушения, что мы нанесли за один раз, оглянулась на людей, что с криками разбегались в стороны. Люди выбегали из домов и мчались прочь. До всех быстро дошло, что от грядущих разборок лучше оказаться как можно дальше, в идеале на другом конце города.

К глазах Софии мелькнул проблеск разума, она успокоилась так же быстро, как и разъярилась.

— Предлагаю не доводить до лишних жертв. Обычные люди не причем, — эти слова было странно слышать от неё, но я кивнул, — Через пятнадцать минут. Там, где всё начиналось между тобой и мной.

Женщина указала в сторону родовой Пасти, где она раньше находилась. Уж что-что, а это место я хорошо знаю.

— Не думай сбежать, Клоз. Жду тебя.

Она расправила крылья и взлетела. Я смотрел ей в спину, чувствуя, как мышцы сковало напряжение. Слишком хорошо она умеет контролировать эмоции. Опасный враг.

* * *

— Да хватит бодаться, дура! — рявкнул Степан.

— Отпусти меня, мудак! — рявкнула она в ответ, приложив парня кулаком в плечо.

— Ай! — возмутился он, — Я тебе жизнь спасаю!

— Надо Эдварду помочь, придурок!

Эрминия отчаянно сопротивлялась, но Степан упорно тащил её на выход из района. Не прошли они и пятидесяти метров, как за спиной грянул взрыв и парочку отбросило вперед. Чертыхнувшись, Степан поднялся, шатаясь, и глянул, что там произошло. Одной стычкой двое, без сомнения, великих магов разнесли улицу.

Людей, кто находился близко, посносило. Слышались крики паники, боли и страданий. Без раненых не обошлось. Те, кто сообразительнее, бросились наутек. Если они, конечно, ещё могли бежать… Были и те, кто уползал.

— Вставай, — подхватил Степан девушку, — Чем быстрее уберемся отсюда, тем лучше.

Ту хорошенько тряхнуло и ещё тройку десятков метров они прошли в тишине. Но девушка быстро пришла в себя и снова взялась сопротивляться.

— Да успокойся же ты! — завыл Степан.

— Там Эдвард!

— Я знаю, что он там. И если ты хочешь ему помочь, то вали отсюда нахрен! Ты — обуза! Ничего не сможешь сделать!

Слова прозвучали настолько хлестко и жестко, что Эрминия заткнулась и они прошли ещё сотню метров. Степан оглянулся, ожидая увидеть жаркий бой, но его не происходило.

— Нам надо вернуться. Мы можем ему помочь. — остановилась Эрминия.

Маг крови тоже остановился и посмотрел на неё.

— Ты себя вообще видела? Я знаю, что ты девочка жесткая и всё такое, но в зеркало глянь. Такое чувство, что тебя неделю бомжи ногами по животу избивали. Стой! — остановил он её, — Ты видела, как там полыхнуло? А это всего лишь одна атака! Либо Эди уже мертв, либо они отправились в менее людное место. Мы ему не помощники! Слышишь?! Нам двоим хватит просто рядом оказаться, чтобы сдохнуть. И чем это поможет Эдварду?! Ничем! Хуже того, он полезет тебя, дуру, прикрывать и помрет! Так что хватит быть эгоисткой, соберись и вали отсюда!

Эрминия открыла рот, чтобы возразить, но замолчала. Всё было так. Она дура. В бою ей нечем помочь, это было очевидно. Да и Эдвард её не звал. Наоборот, он просил совсем иного. Увезти Амалию в случае чего. Именно её, Эрминию, он выбрал для передачи наследия. Погибнуть — это подвести Эдварда.

Девушка стиснула зубы. Сердце требовало бежать спасать близкого человека. Разум говорил, что это бесполезно и она лишь помешает. Дерьмо Пасти…

— Машина там, — указал маг крови, — Садись и уезжай, как можно скорее. Пока местные не оклемались и не убили тебя. Тогда приход Эдварда окажется напрасным.

— А ты?

— Я останусь здесь. Хочу увидеть этот бой. И если что, вытащу Эдварда, если от него что-то останется. Всё, иди. Ты мне здесь только помещаешь, одному проще будет скрыться. Иди! — надавил маг крови. — Вот ключи, давай бегом!

Эрминия замялась на секунду, но сдалась и побежала к машине. Как бы ей не хотелось поступить иначе, требовалось от неё совсем иное.

У каждого своя миссия в этой битве.

Глава 30. Обманувший смерть

Эрминия гнала так, как никогда не делала. Первые секунды, когда её чуть ли не силой запихнули в машину, выдав ключи, она находилась в прострации, думая, правильно ли поступает. Но ступор длился не долго. Эдвард часто говорил, что в критической ситуации сначала делай, думать потом будешь.

Вот и сейчас, отбросив в сторону хандру, Эрминия… взбунтовалась. В конце концов, её лучший друг, верный соратник и близкий человек, прямо сейчас отправился на смертный бой. И его туда привела она, так глупо попавшись в лапы тупому ублюдку!

Так какое она имеет право впадать в уныние, пока ничего не кончено? Мысль ещё не успела оформиться, а руки уже провернули ключ, заводя машину.

Дальше была гонка со временем, догонялки со смертью. Погода окончательно испортилась, лил дождь, видно было на десяток метров вперед и всё. Но девушку это не останавливало. Она собиралась начать свою игру, пойдя против судьбы и заставить мир прогнуться.

Кто сказал, что она не может помочь? Если не может, значит надо создать такую возможность.

В прошлом мире дорога бы через город заняла минимум час. Но сейчас, без пробок, с разогнанным восприятием, не щадя себя и машину, лучница добралась до базы за пятнадцать минут. Автомобиль, как верный конь, доставил куда нужно и сдох.

Мотор заглох и последние метры машина проехала по инерции. Выскочив на ходу, Эрминия ускорилась до предела и рванула через стену. Стражи её заметили, но сказать ничего не успели. Для них она мелькнула расплывчатой тенью.

Повезло, дьявольски повезло, когда Эрминия встретила Гамлета прямо за стеной. Его и сотни орденцев, что в этот час вышли на улицу. На самом деле везения никакого не было. Люди увидели пятнадцать минут назад вспышку золота в другой части города и собрались. На фоне черного неба, она осветила черные тучи, как маяк в ночи, приковав к себе внимание.

Каждый из присутствующих уже знал, что происходит. Они были в курсе, что их лидер отправился сражаться на смерть. Каждый в этот момент был в смятении и не знал, что его ждет дальше. А ещё люди знали, за кем пошел Эдвард. Каждый знал, кто такая Эрминия. Она была их талисманом, всегда помогала, участвовала в боях, исцеляла и заживляла раны. Поэтому люди за неё переживали, её похищение стало ударом для всех.

Когда девушка приземлилась перед ними, пылая светом вокруг, всё внимание приковалось к ней.

— Эрми? — вышел вперед Матвей, что находился здесь же, — С тобой всё в порядке? Где Эдвард?

— Он там, — указала она ровно в ту сторону, где мелькнула вспышка, — И сейчас там его будут убивать!

Эрминия не осознавала в тот момент в полной мере, что делает. Ей требовалось повести этих людей, прямо сейчас, всех скопом, за собой. Она действовала инстинктивно, усиливая голос силой, так, чтобы он разнесся по всей улице.

Здесь находились не только орденцы. Обычные люди тоже вышли, не смотря на дождь. Они стояли на улице, выглядывали из окон, собрались на крышах, залезли на стену, игнорируя ругающихся стражей. Каждый нутром чуял, что сейчас вершится история. Никто не остался безучастный.

— Слушайте! — кричала Эрминия, — Наш лидер сейчас вышел против врага! Кто-то может подумать, что нас это не касается! Но вы ошибаетесь! — слова звучали, как обвинительный приговор, — Если Эдвард проиграет, это коснется каждого! Мы орден, который угроза для всех магов! Наш лидер дал нам силу, научил ею пользоваться! Он дал реальный шанс сделать что-то важное в своей жизни! Спасти человечество от падения в ту пропасть, на краю которой оно замерло! И это всё может осыпаться прахом, если Эдвард проиграет бой!

Вторя словам девушки, за её спиной полыхнуло золотом. Вспышка была настолько большая, что осветила небеса и позволила людям увидеть, что в них скрывается. Мрак… Он скапливался в небе, собираясь вокруг места, где находился их лидер.

— Вы видите! — голос Эрминии перекрыл гром, что разнесся по улицам, — Его битва настолько велика, что пылает на весь город!

Эрминия говорила, а вспышки золота и черноты продолжали бить в небо. Они поднимались так высоко, что видел каждый. Люди ощущали колебания силы, что достигали их. Сердца дрожали и с трудом получалось осознать масштаб происходящего.

— Он там, а мы здесь! — продолжала Эрминия, — Мы не можем прийти на помощь туда. Даже окажись мы рядом, то погибли бы, ничего не успев сделать! Но! Это не значит, что мы должны бездействовать!

— Но что мы можем сделать? — раздался взволнованный голос из толпы.

— Молиться! — заявила Эрминия, — Все, кто готов следовать за нашим лидером… Все, кто считает его святым, что послан небесами защищать мир людей… Все, кто хочет отплатить за ту силу, что вы получили… Молитесь! и пусть враги дрогнут перед вашей силой! Вместе — мы едины! Вместе — мы сила!!!

После этих слов, не дожидаясь реакция, Эрминия выпустила силу, накрывая улицу очищением. Ей требовалось много силы… Очень много силы, контроля и воли. Магия — едина. Магия — сверхпроводник. Нет разницы, какое расстояние.

Эрминия в этот момент верила, как никто другой, что их общая воля, их стремление помочь Эдварду прорвет пространство и придаст тому сил.

Она была первой. Люди не знали, как молиться. Они не понимали, что происходит. Но сначала один, потом другой, наугад, наобум, стали направить силу очищения в сторону девушки. Та ловила эту силу, пропускала через себя и создавала новую форму.

Знания, что передал ей Эдвард… Мысли, что он пытался вложить ей в голову, шептали: магия может всё.

И Эрминия собиралась доказать, что это действительно так.

Да убоятся их небеса. Содрогнётся мрак. Вместе — они сила, с которой этому миру придется считаться.

* * *

Степан облегченно выдохнул, когда Эрминия села в машину и уехала. Минус одна проблема. Спасти её — меньшее, что мог сделать парень для Эдварда.

А дальше маг крови развернулся, пробежался по улицам, обошел вражеских магов и людей, где-то смешался с толпой, где-то затуманил мозги и вуаля. Отыскать место, где Эдвард решил схлестнуться с Софией, для Степана оказалось проще простого.

У этих двух титанов магии нашлось достаточно ума не устраивать драку посреди жилых домов. Хватило одного обмена ударами, чтобы нанести внушительные разрушения и сделать выводы.

И когда Эдвард успел набрать силу? — думал Степан. Думал и завидовал. Немного.

Маг крови чувствовал Клоза на расстоянии. Сопоставить, куда он направился — задача для первоклашек. Пока Степан пробирался в первые ряды этой выдающейся битвы, то думал, какие у кого шансы. София совсем отмороженная, но и Клоз — тот ещё фрукт.

Когда заклятые враги сцепились вновь, Степан признал, что не зря добирался сюда и рисковал. Магией громыхало так, что от вспышек золотого свечения ослепляло, а от вспышек черноты — мутило и шатало.

Это было нечто. Настоящая феерия, апогей сражений, словно боги войны спустились на землю. Куда там Огасу Ротену, он щенок на фоне тех, кто сейчас дрался на месте бывшей Пасти.

Степан по праву считал себя далеко не последним магом. Но разогнав до предела восприятие, он видел фигуры сражающихся лишь когда те замирали. А от их столкновений, не смотря на всю доступную защиту, парня шатало. Он залез на один из домов, о чем быстро пожалел. Здание грозилось не выдержать буйства стихий и рухнуть.

Первые секунды боя показали, что Эдвард хорош. Очень хорош. Степан и не подозревал, что в парне скрываются такие таланты.

Как он уделал Орлову, когда та на него с копьем полезла. Любо дорого было посмотреть. Только ради этого стоило прийти сюда и мокнуть под дождем. Если бы София видела, что на тренировках Клоз вытворял с мечом, десять раз подумала бы, как со своим прутиком лезть к нему. Степан вот видел, поэтому и не удивился, что первый раунд оказался за Эдвардом.

Как и второй. О, да. Тоже хорошо знакомая тема, от которой лично Степан пришел в восторг. Благодаря Эдварду он научился видеть магию, что дало возможность разрушать чужие заклинания. Настоящая революция в жизни мага! Но дело это было не такое простое.

Степан рассмотрел от силы одну десятую того, что создала София. Разрушить её заклинание, что способно было разнести половину этого района, было выше его способностей. А Клоз — смог. Не даром он их учитель и ведет за собой столько людей.

Маг крови с удивлением обнаружил, что переживает за Эдварда. Удивительно, как изменилось к нему отношение. От презрения, до глубокого уважения.

Тем временем Орлова сдаваться не собиралась и опять замелькал обмен ударами. Степан лишь морщился, с трудом разбирая треть атак. Зато последствия были видны. Снести здание? Легко. Пропахать борозду на сотню метров лишь отголоском атаки? Пфф, сколько этих борозд уже появилось. Десяток минимум. Биться так, что само пространство трещит? О, да. Причем это не воздух дрожал, а именно пространство. Степан искренне опасался, что будет, если они усилятся ещё больше. Пространство разорвется? А не приведет ли это планету к гибели? Не хотелось бы.

В какой-то момент битва стихла. Двух непримиримых противников отбросило друг от друга. Мир облегченно выдохнул, пытаясь отдышаться после буйства магии.

Но почему они не нападают друг на друга? Степан всматривался, пытался увидеть Клоза, что скрылся за обломками. Кажется, на него стена рухнула, но маг крови не сомневался, что этого мало для убийства Эдварда.

Наконец, тот показался в поле зрения. Как и София. Оба потрепанные, это было видно даже издалека. Но чего ждут? Почему битва остановилась? Оба сильно ранены?

Степан нутром ощутил, что поединок переходит в решающую стадию. Сейчас решится судьба не просто двух людей… Не двух районов и даже не города. Сейчас решится судьба мира. Кто победит, тот рискует возглавить будущее человечества.

Эдвард остановился недалеко от Софии и смотрел в небо. Орлова что-то крикнула, но не разобрать. Степан подался вперед, жадно впитывая зрелище. Ну же? Что дальше?!

А дальше случилось то, чего Степан меньше всего ожидал. С неба спустилась фигура. От одного вида у парня мурашки побежали по спине. Матовые крылья за спиной, женский силуэт, закутанный в лоскуты мрака. Да это же… Осознание, кто явился, выстрелило в голове как гром. Богиня! Сама Пасть явилась на эту битву!

— Да твою же мать! — ругался Степан.

Он был готов убить за то, чтобы услышать разговор двух магов и… существа. Но сорвись он с места, беги со всех ног, Степан бы всё равно не узнал, о чем они говорили.

Не прошло и минуты, как место встречи затопил золотой свет. Эдвард сделал ход. Мрак ответил. Чернота смешалась с золотом. Кокон силы нарастал и нарастал, и Степан с ужасом понял, что сейчас рванет так, что мало никому не покажется…

Наплевав на инстинкт самосохранения, парень смотрел во все глаза, что будет дальше…

* * *

Пасть явилась, как по заказу. Слишком явно было её присутствие. Слишком заметно внимание. Пригнать сюда столько сил и ради чего? Чтобы взглянуть на поединок двоих магов?

Но важнее было другое. Стоило нам остановиться, перестать терзать друг друга и Пасть спустилась с небес, как падший ангел.

— Бейтесь! — потребовала она.

— Видишь? — обратился я к Орловой, игнорируя богиню, — Мы пешки.

София поджала губы. По её позе, взгляду, потокам энергии вокруг я видел, что она копит силу для решающего удара.

Но у меня был другой план на сегодняшний вечер.

— Чего ты ждешь? — смотрела Пасть мне в глаза, — Разве не пришло время отомстить за смерть родных? А ты? Слабачка! — презрительно бросила она Софии.

— Заткнись, — рявкнул я.

Это прозвучало настолько неожиданно для всех, что Пасть и правда замолчала, с любопытством уставившись на меня. Как и Орлова.

— Я долго пытался понять, что ты за существо. Парадокс, когда муравей стремиться понять бога. Но кое-что я понял… Ты как ребенок. Тысячи лет ты варилась в собственном соку, в одиночестве, в мире магии, благодаря которой можешь существовать. Кто такие для тебя люди? Жалкие насекомые, что едва заметны. Но мы оказались упрямы. Раз за разом лезли к тебе в Пасть. Раздражали и в какой-то момент, быть может устав от одиночества, ты заинтересовалась нами. Изучала, наблюдала. И нашла забавную игрушку в нас. Поэтому и говорю, что ты как ребенок. Глупый, не понимающий, что такое хорошо и плохо, слабо разбирающийся в происходящем, но в гордыне своей думающая, что поняла людей.

Я перевел дух и набрал в легкие воздуха. Пасть молчала. Уверен, за тысячи лет она научилась терпению.

— Плохо то, что ты ребенок могущественный. Разрушать и уничтожать для тебя так же просто, как опрокинуть детские кубики. И я больше не могу с этим мириться.

— Ты сошел с ума, Клоз, — едва слышно прохрипела София.

Я не обратил на неё внимания, продолжая внимательно смотреть за Пастью. Та наклонила голову, смотря на меня изучающе. Как бог может смотреть на бабочку, которую вот-вот пришпилит булавкой.

— Знаешь, я не самый гуманный человек. И против того, чтобы бить детей. Но в твоем случае, — указал я на неё пальцем, — Думается мне, тебя надо как следует выпороть и научить уму разума.

В ответ Пасть расхохоталась. Она задрала голову и смеялась. Залихватски, от души, каркающе и не по-людски.

— И что же ты сделаешь, человек? — спросила она с интересом.

Сила заклубилась вокруг неё. Так много, что я почувствовал, как меня сжимает давлением.

— Я же сказал, — слова давались с трудом, — Как следует выпорю.

Пасть не восприняла слова всерьез. Она захотела наказать наглого человека. Молниеносно оказавшись рядом, она замахнулась. Её рука замерла в воздухе, давая рассмотреть, что сейчас произойдет.

Она не ожидала, что я успею среагировать. Выставив руку, я принял удар, от которого меня вдавило ногами в землю. Но я устоял. Попробуй на вкус технику моего рода, тварь, — зло оскалился я, впитывая урон.

Вместе с этой мыслью, я выпустил ту форму, которую готовил долгое время. Если тебе надо уничтожить кого-то невообразимо большого, но нет смысла переть на него с голой силой. Надо бить точечно и умно.

Поэтому я создал форму, что обращала мрак в чистую, очищенную энергию. Не просто обращала, а запускала цепную реакцию.

Шах и мат, тварь.

В одно мгновение аватар Пасти вспыхнул золотом. Мрака здесь было так много, что шар очищения стал разрастаться в геометрической прогрессии. Я довольно оскалился, празднуя победу и…

В шар света ударил мрак с небес. Так много, и так мощно, что пробил золотую сферу. Щупальца тьмы врезались в меня, поставили на колени и грозились разорвать.

Пасть оказалась слишком сильна. Я пустил в ход всё. Поглощал урон, генерировал очищение, боролся как только мог. Но миллиметром за миллиметром, мрак проникал внутрь, отравлял моё тело и разум. Золотой купол постепенно менял цвет на иссиня черный.

Я проигрывал. Бился отчаянно, вкладывал всего себя и проигрывал.

Меня не хватало.

И тогда мне пришли на помощь. Краем уха я услышал чужой шепот. Это было невозможно, в этом буйстве стихий нельзя было что-либо расслышать. Люди бы здесь не выжили.

Но я слышал шепот, который с каждой секундой нарастал. И вместе с этим шепотом внутри меня стала разрастаться сила.

В один миг, я увидел, что происходит. Тысячи людей молились за меня. Молились неистово, вкладывая все свои силы. Без разницы, кто это был. Маги, орденцы, сверхи… Люди вкладывали свою волю, чтобы поддержать меня.

Я вспыхнул сверхновой, прогоняя мрак. Из меня вышла волна, что устремилась в небеса. На какие-то мгновения, но Пасть не удержала этот процесс, а потом… Потом стало поздно.

В какой-то момент золотого света стало настолько много, что небеса вспыхнули. Сила пожирала мрак, высвобождала энергию и снова бросала её на врага.

Буйство стихии было настолько велико, что я упал на колени. Сил стоять не осталось. Магия терзала меня, как бешеный пёс.

Но я всё равно смотрел. Это было прекрасное зрелище. В небе расцвел золотой цветок. Я чувствовал, как через меня проходит единая сила тысяч людей. Каждый выкладывался, чтобы поддержать в эту минуту.

То, что не получилось у одного, получилось у многих. Вместе — мы сила.

Вспыхнув напоследок, в небе зажглось солнце. Мрак исчез. Он весь обратился в свет, что прокатился по городу, выжигая монстров, мертвецов и демонов. Сила выкатилась за город и бросилась к пригороду, где, наконец, затихла, больше не получая подпитки.

Но всего этого я не знал. Пройдя через великое напряжение, силы покинули меня. Поток был настолько большим, что сжег воздух. Я упал на спину, не в силах вдохнуть.

Так я и корчился, пока не потерял сознание. Моя битва была закончена. Я сделал всё, что мог.

Эпилог 1

— Мудак! — прокряхтел Степан, сползая со стены, куда только что впечатался, — Чудотворец, мать его!

После того, как Эдвард зажег золотую сферу, Пасть чуть не уничтожила его. В тот момент Степан забыл, как дышать, настолько завораживающим было зрелище. Казалось что всё, добегался, Клоз, но не тут-то было.

То, что люди начали молиться за Эдварда, маг крови ощутил в полной мере. И он себе признался, что выглядело это чуть ли не более пугающе, чем происходящее на землях Орловой. Пространство наполнилось энергией сотен, а то и тысяч людей, которые вкладывали всех себя в поддержку Клоза.

Это каким же надо быть человеком, чтобы за тебя так неистово молились? — мелькнула в тот момент мысль у Степана.

Больше он ничего подумать не успел. Вспыхнуло солнце и волной энергии мага крови снесло с крыши. Летел он хорошо, как метко брошенный топор и врезался четко в стену соседнего здания. Давление было настолько сильным, что парень не упал, а стал медленно сползать вниз.

Ей богу, в тот момент его волновало не скорое падение, а желание как можно скорее вдохнуть, потому что воздух в легких кончился. Из-за давления грудную клетку сжало, какой тут вдох. Тут стихия грозила вот-вот расплющить наглого человека, что подошел слишком близко.

Как всё закончилось, Степан не помнил. Осознал себя валяющимся в засохшей грязи, лицом вниз. Отколовшись, сверху упал кусок кирпича, врезавшись прямо в задницу. Хорошо, что туда, а так бы травм прибавилось.

Ругаясь, парень смог отползти, продохнуть и немного прийти в себя. Тело ощущалось, как комок боли, но что самое плохое — магия отказывалась слушаться. Единственное, на что хватило сил, остановить бегущую кровь. То, что для мага крови было плевым делом, потребовало титанических усилий.

Минут десять ушло, чтобы собраться, встать и оглядеться. Туча на небе исчезла. Обычный вечер давал достаточно света, чтобы разглядеть детали вокруг. Этот район и раньше выглядел убого, но сейчас его можно отстраивать заново. Как раз здания снесли, сэкономить можно.

Пока Степан пробирался по завалам, стараясь забраться повыше, чтобы разобраться в происходящем, его беспокоило несколько вопросов. Что произошло? Жив ли Клоз? Жива ли София? И куда подевалась богиня, будь она неладна?

Чтобы добраться до места главного боя, потребовалось ещё минут пятнадцать. И какие это были минуты! Степан ощущал себя так, словно сам в битве сражался.

Маг довольно остановился и прищурился, когда увидел лежащую на земле фигуру. Клоз валялся в кратере, воронка была диаметром в сотню метров, не меньше. А ещё здесь трудно дышать. У Степана закружилась голова, когда он шагнул в эту аномалию.

— Чтоб тебя, Клоз, — ругался он, с трудом переставляя ноги и молясь, чтобы не потерять сознание.

Когда парень добрался до Эдварда, то упал рядом с ним на колени и пощупал пульс. Тело Клоза светилось золотом, словно он банк ограбил.

— Только не говори, что ты сдох, засраснец, — прошипел Степан.

Пульс не прощупывался. Плохо дело. Будь доступна магия, маг крови многое бы мог сделать, но… В этой проклятой аномалии царил хаос, а не магия. Силы напрочь отказали. Если только…

Степан поднялся и посмотрел на Клоза. А надо ли его спасать? Небольшой удар, а лучше пара и тот гарантированно умрет, даже если ещё жив. Его жизнь и так под большим вопросом. Статус скорее мертв, чем жив. Так надо ли спасать?

Вздохнув, Степан схватил Эдварда за ногу и потащил… Пятьдесят шагов за черту выжженного круга, были как самое лучшее искупление за все грехи в жизни. Теперь Степан мог по праву назвать себя святым. Никто другой так упорствовать не будет, вытаскивая эту кабанью тушу.

— Тебе бы похудеть, Клоз, — шептал парень, — Вот очнешься, я тебе всё выскажу.

Наконец, граница была достигнута. А там и чуть-чуть энергии удалось собрать. Протащив Эдварда ещё десяток метров, Степан ускорил движение крови в его теле, заставляя сердце биться и питать мозг. Осталось выбраться из вражеского района. Но до этого…

— Ты полежи тут, — проговорил Степан, — Я быстренько гляну, нет ли тут трупа Орловой. Её точно стоит… того.

Степан не поленился и оббежал вокруг аномалии. Но Софии нигде не было. Ни тела, ни следов крови, ничего, что бы помогло магу найти её. Как сквозь землю провалилась. Не смея затягивать, парень вернулся к Клозу и потащил его дальше. Если вражеские маги встретят их, то придется туго.

Но когда урожденного Шамал останавливали трудности?

* * *

— Клоз, ты теперь мой вечный должник, — произнес Степан, скидывая доставшее его тело на заднее сиденье.

Эдвард так в себя и не пришел. Вроде дышит, уже хорошо. Чтобы выбраться на целую улицу, пробраться незамеченным, найти машину, ушло больше часа. За это время люди оклемались, набежали стражи, оцепили место битвы, но к тому моменту Степан покинул зону поисков, чудом разминувшись с магами.

Дальше было попроще. Прикинувшись одним из беженцев, он, весь грязный, в пыли и побитый, с Эдвардом на плече, не сильно выделялся среди людей. Что тут скажешь, району — досталось. Как и людям. Бегали целители, разгребали завалы, люди выходили на улицы. В таком хаосе самое то выбираться из западни.

Заведя мотор, Степан молился, чтобы тачка не заглохла в самый ответственный момент. Ведь маги должны догадаться блокировать и стену, а тогда покинуть территорию станет сложнее. Но то ли не догадались, то ли не успели, поэтому двое парней выбрались за стену без проблем и отправились домой.

Через полчаса показались родные дома. Для Степана они были не роднее любых других в городе, но сейчас он ощущал именно так. Чувствовал, что он как герой, возвращающийся после великой битвы. Правда, эта битва свелась к тому, чтобы дотащить Клоза, но… Если это так просто, почему больше никто не справился? Нет, Степан сам пер тушу на своем горбу. Так что все лавры его.

Вместе с домами впереди показалась и толпа людей. Они собрались вокруг района, где шла битва и, кажется, им было наплевать на любые угрозы. Хотя какие угрозы… Пока Степан добирался до земель Шелия, то не встретил ни одного мертвяка или демона. Они пропали, испарились и парень не удивился бы, узнай, что полностью вымерли. По крайней мере в рамках города.

То, что сотворил Клоз и правда было чудом.

Посигналив толпе, Степан въехал в неё, но добраться до земель ему не дали. Люди отступили с его пути, но не все и пришлось тормозить.

Маг крови открыл дверь, вышел на улицу и уставился на собравшихся. Те уставились на него. Повисла гробовая тишина.

Первой к нему пробилась Эрминия. Глаза горят, волосы чуть ли не дыбом стоят, от тела золотым свечением плескает.

— Где Эдвард? — схватила лучница за грудки парня.

— Спокойно! — попытался отстраниться маг, но не тут-то было. Хватка оказалась стальной. — На заднем сиденье. Ему бы целителей, а то ели дышит.

В один миг лучница потеряла к Степану интерес и бросилась к машине. Не в адеквате, — подумал парень.

Эрминия влезла внутрь, на ходу применяя магию исцеления. Здесь с энергией было получше, не тот хаос, что творился у Орловых.

А дальше… Дальше девушка вылезла из машины и заорала:

— Живой!

Толпа отреагировала мгновенно. В едином порыве люди закричали:

— Ура! Живой! Славься Эдвард! Слава Клозу!

Степан поморщился. Вот так и спасай Эдварда. Вся слава ему. А где спасибо, что притащил их святого? Тьфу…

Но тут к парню пробилась его жена. Кристина схватила его за плечо, развернулась и заглянула в глаза. Секунда ушла на то, чтобы понять — муж цел и невредим. В следующий миг девушка вцепилась в него, обнимая.

А Степан подумал, что не всё так и плохо. Есть та, кто ждет и его.

* * *

Амалия находилась рядом с матерью, когда всё началось. Сидя у панорамного окна, она вглядывалась в дождь, молясь, чтобы удача сопутствовала Эдварду. Кино сидела рядом, держала дочь за руку и молчаливо поддерживала.

Сбоку от кресел лежали сумки. То, что они возьмут с собой, если придется бежать.

Дальше было, как в тумане. Земли Орловых осветила вспышка золота. Настолько яркая, что в другой части города было видно. Амалия ахнула в этот момент и так сжала кресло, что то жалобно заскрипело. Да и руке матери досталось, на что та поморщилась.

— Спокойно. Это лишь значит, что Эдвард добрался до Орловой.

— И они дерутся!

— Тогда мы это сейчас увидим. Но сколько же они силы задействовали…

Амалия замерла в ожидании, но ничего не происходило.

— Почему всё прекратилось? Эдвард…

— Не надо думать, что его убили. Мы не знаем. А значит должны верить в его победу, — твердо сказала Кино.

Амалия впала в ступор. Она верила, молилась и просила у небес, чтобы те послали Эдварду удачу.

А дальше события понеслись галопом. Через пятнадцать минут последовала ещё одна вспышка. И ещё одна. А потом ещё. Чтобы там не происходило, но сверкало так, что весь город видел.

На фоне чугунного неба вспыхивали звезды.

— Я такого никогда не видела, — завороженно шептала Кино, — Воистину, они великие маги…

Амалия не знала в тот момент, что чувствовать. Если сверкает золото, значит Эдвард жив и сражается. Девушка чувствовала гордость за то, что это её муж, что она носит его дитя. Но также она чувствовала сильнейшую тревогу, прекрасно осознавая, какая смертельная опасность окружает её мужчину.

Но финал этой истории превзошел любые ожидания. Амалия ощутила, что где-то совсем рядом происходит невероятное. Словно сам мир дрогнул и отправился Эдварду на помощь. Магия вибрировала, сходила с ума от тех потоков, что пропускали через неё.

А потом… На землях Орловых вспыхнуло золотое солнце. Вспыхнуло, но сразу же было атаковано Пастью. В том, что это она — Амалия не сомневалась. Город накрыло сплошной чернотой и не было сомнений, кто явился на битву её мужа.

Когда казалось, что Пасть победит… Когда золотой свет исчез, а Амалия забыла, как дышать, уставившись вдаль… Миг дрогнул ещё раз и… Девушка поняла, что до этого было не солнце. Взорвалась сверхновая звезда, золото волной устремилось в небеса и… Накрыло весь город.

Эта волна была настолько сильна, что накрыла всех. Амалия ощутила, как через неё проходит поток энергии. Рядом ахнула Кино. Ночь в мгновение окна умерла, ей на смену пришел день.

Через минуту всё стихло. Вернулся вечер. Но не было в городе больше тьмы. Чистое, ясное небо. Тучи испарились, словно их и не было.

— Это что сейчас было? — спросила Кино в абсолютной тишине.

— Чудо, мама, — ответила Амалия на автомате.

* * *

Следующий час ушел на то, чтобы разобраться в происходящем. Девушка спустилась вниз, наплевав на любые опасности. Если Эдвард проиграл, в любой момент могла заявиться София, чтобы добить противников.

Но Амалия отказывалась верить, что её муж проиграл.

На улице нашлась Эрминия. Девушка облегченно выдохнула, увидев подругу. Они обнялись, без слов делясь переживаниями. С запозданием Амалия узнала от столпившихся здесь людей, что произошло. Оказалось, что Эрминия собрала их всех, вдохновила на молитву и… У них получилось. Это было сродни ещё одному чуду.

Никто до конца не понимал, что произошло, но каждый знал, что всё же что-то случилось. Оставалось разобраться в этом и узнать судьбу их лидера. Следующий час и ушел на споры, как поступить.

Команда Первого, предупредив Амалию, тихо выбралась за стену и поехала к Орловым, чтобы попытаться разузнать обстановку. А может и Эдварда отбить, если тот ранен и в плену. Или забрать его тело, если мертв…

Но Амалия всё так же отказывалась верить в его смерть. Её чувства вопили, били набатом, что муж жив.

Когда толпа заволновалась и поднялся шум, Амалия находилась в стороне, рядом с матерью и братьями. Никто не знал, как поступить, но маги опасались нападения, к которому и готовились. Но судя по крикам дело было не в том, что к ним пришли враги. Как раз наоборот.

Амалия почти успела пробиться к машине, когда толпа дружно грохнула. Каждый кричал, что Эдвард жив! Люди прыгали, кидали в небо шапки, кричали. А ещё толкались и мешали девушке добежать до мужа.

Когда она наконец это сделала, облегчению не было предела. Эрминия уже находилась там, ей помогали извлечь Эдварда из машины. Тот находился без сознания.

Спустя десять минут его доставили в больницу. Сама Кино, Амалия и лучшие врачи осмотрели парня, разбираясь, в каком он состояние.

— Вроде живой, — вынесла вердикт Кино, но голос её звучал неуверенно, — Я не могу определить, почему он не приходит в себя. Видно, что ему досталось, но тело в идеальном состоянии.

— Может перегрузка? — предложил один из врачей.

— Может. — вздохнула Кино, — Нам остается только ждать и поддерживать в нем жизнь. Степан усилил ток крови, Эрминия наполнила силой исцеления, а что ещё сделать — пока непонятно.

— Я буду рядом, — сказала Амалия.

— Дочь, тебе лучше отдохнуть. Никуда твой муж не денется. — покачала головой мать.

— Я. Буду. Рядом, — твердо процедила Ами.

Она села рядом с койкой, взяла Эдварда за руку и прижалась к ней. Кино на это ничего не сказала, молча указав врачам на выход. Да и сама вышла, чтобы не мешать дочери.

Эпилог 2

София очнулась от того, что чихнула. В нос забилась пыль и тот не выдержал. Чихнув, женщина дернулась, в один миг осознавая себя и выныривая из темноты.

Дыхание давалось с трудом, тело болело, грудную клетку сдавило так, что брызнули слезы. Долгие минуты ушли на то, чтобы прийти в себя и оглядеться. По всему выходило, что та буря, которую породил Клоз, откинула её на пару сотен метров.

— Повезло, — прошептала женщина, едва услышав собственный голос.

Рядом лежали обломки зданий и чуть меньше везения, быть ей расплющенной. Сейчас Орлова не ощущала в себе и капли силы. Более того, она не могла эту силу притянуть. Ни мрака вокруг, ни привычной темноты, ни ощущения мощи в теле.

В тот момент София плохо соображала, поэтому отнеслась к этому факту нейтрально. Мысли едва ворочались, взгляд помутнел, а голова трещала так, что хотелось завалиться прямо так, где она нашла себя и лежать… лежать… лежать… Пока боль не уйдет.

Чтобы не произошло, пусть это и лишило её магии, но не смогло лишить воли. Та осталась с женщиной. Софии пришлось призвать всё своё упорство, чтобы подняться и… Пойти отсюда. Как бы это малодушно не было, но если Клоз и остался жив, то сил у неё сражаться не было.

Пока София брела из зоны битвы, то рассматривала те разрушения, что они учинили. Теперь в центре её земель появилась настоящая плешь. Целые дома встретились не скоро. Кто бы знал, каких сил женщине стоило дойти до обычной улицы, где не надо было рисковать навернуться с завалов.

Там же она нашла людей. Толпы людей, что вышли на улицы. Стражи оцепили район, но не рисковали заходить на территорию сражения.

— Госпожа! — вышел к ней один из командиров, — Вы целы? Целителя?

— Не помешает, — кивнула устало София.

Гордость ей не позволяла показывать слабость, но… Этой слабости было столько, что та не спрашивала разрешения, прорываясь наружу. Поэтому женщина ковыляла, как могла.

Вокруг началась суета. Ей помогли дойти, вернуться домой, в свои покои. Туда же набежали целители, что обработали её, убрали боль. Слуги принесли еду, напоили и оставили одну, когда София махнула рукой на выход.

Было над чем подумать. Что сотворил Клоз? И что вообще за бой между ними вышел?

С удивлением София признала, что проиграла. Там, где женщина подавляла голой мощью, тайными высокими искусствами, секретными практиками запредельной силы… Клоз действовал точечно и до боли эффективно.

Мальчишка уделал её, ту, которая называла себя сильнейшей. Мда… Самомнение магини осталось там, на поле боя, где благополучно и сдохло.

Но мало того, Клоз совершил ещё кое-что более выдающееся, чем победа на Софией. Он уделал Пасть. Женщина вспомнила его слова. Мальчишка собирался выпороть богиню… Тогда показалось, что он сошел с ума, но… Он справился, чтоб его! Справился!

Сидя в одиночестве, осознав этот факт, женщина расхохоталась! Она смеялась долго, истерично, выпуская всё напряжение, пока не охрипла и не закашлялась.

И что теперь с Пастью? Она жива? Погибла? Хотя бы капля мрака осталась в городе? А в мире? Так много вопросов, и так мало ответов.

С удивлением для себя, София поняла, что больше не хочет драться с Клозом. Пора было признать, что тот победил. Превзошел её. Сделал невозможное. Речь не про Орлову, речь про победу над Пастью.

Тогда, в тот великий миг, женщина кое-что ощутила. Как люди Клоза поддержали его. Тысячи людей молились, неистово, словно он сам — бог.

А кто молился за Софию? Никто. Её уважали и боялись за силу, но не молились. Это был другой уровень, вне понимания женщины. Может поэтому, а может потому что устала, София поняла, что драться больше не хочет.

Слишком многое надо переосмыслить. И изменить.

Спустя пару часов пришли доверенные люди и доложили, что тело Клоза не нашли. Зато отыскались свидетели, видевшие, как того вынес на себе Степан Шамал. София на это только хмыкнула. И тут вывернулся. Как они смогли пройти через стражей и магов? Неизвестно.

Не было подтверждения, что Клоз жив. Видели лишь то, что его тело несли. Но Орлова была уверена, уж кто-кто, а Эдвард выжил.

Спустя неделю София разобралась в тех последствиях, что обрушились на неё после битвы с Эдвардом. Мрак и правда исчез из города. Но возвращался. По чуть-чуть, едва заметно, но возвращался. А значит Пасть не была побеждена полностью.

Что не сильно волновало женщину. Неделю её никто не трогал. Не приезжали маги Шелия, не заезжал сам Эдвард, чтобы добить. Всем было плевать на Орлову. Сама она тоже не лезла никуда… отдыхая.

Эдвард сотворил что-то невообразимое. Он разом выжег всю заразу, что она насобирала за свою жизнь. Это лишило женщину сил, но важно было другое. Пройдя обследование у своих врачей, которым полностью доверяла… София получила вердикт.

— Госпожа, — говорила пожилая целительница, водя руками над телом Софии, — Не хочу обнадеживать, но, кажется, ваш недуг полностью исчез.

— В смысле? — не сразу поняла та.

— Дети. Кажется, вы теперь сможете иметь детей…

София не смогла в тот момент разом поверить в это. Слишком она привыкла жить с мыслью, что никогда не станет матерью.

Но спустя какое-то время, в голову ворвалась мысль, что Клоз выполнил одно из своих обещаний исцелить её.

Как с этим теперь жить, София не знала.

* * *

Спустя две недели после битвы, я сидел у себя в кабинете и задумчиво смотрел на листок бумаги, что мне прислали.

«Привет, Эдвард. Признаю, ты оказался достойным врагом и смог победить меня. Если хочешь закончить начатое, то я всегда к твоим услугам. Назначь день и место, и мы встретимся. Но сама я устала от сражений и с удивлением для себя же осознала, что больше не хочу с тобой враждовать. Так что можешь больше не опасаться с моей стороны преследований, провокаций или любых других действий. Короткий бой с тобой оставил столько вопросов, что, боюсь, и жизни не хватит, чтобы найти полные ответы на них. Поэтому я собираюсь заняться совсем другими вещами и больше не тратить время на бессмысленную войну. Но я не собираюсь бежать от драки, если ты хочешь получить удовлетворение. Между нами невозможна дружба и не знаю, получится ли мир, пусть даже худой. Решать тебе. Я приму любое твое решение. София.»

Листок я достал из конверта, который передали через стражей. Несколько раз перечитал перед тем, как полностью осознал сказанное. Орлова предложила мир и это было удивительно.

Считал ли я, что победил её? Нет. Переиграл — быть может. Но о безоговорочной победе речи не шло. Если бы не финт с Пастью, то кто знает, чем бы закончилась драка.

С того момента прошло две недели. Очнулся я на третий день. Открыв глаза увидел спящую рядом Амалию. Она заползла ко мне на кушетку и прижалась, тихо сопя.

С удивлением обнаружил, что чувствую себя хорошо. Так хорошо, что аж не верится. После того безумия, что творилось… Как я вообще оказался жив?

Но оказался и долго отдыхать не получилось. Первый день я принимал гостей. Ох, сколько теплых слов было сказано, сколько слез пролито. В основном, конечно, плакала Эрминия с Амалией на пару. Остальные вели себя более сдержанно. Разве что некоторые товарищи пытались обнять столь крепко, что я всерьез стал опасаться снова отправиться на больничный.

В тот же вечер я переселился из палаты к нам с Амалией в спальню. Сна не было ни в одном глазу. Но мне было над чем подумать. Этим я и занимался, сидя в кресле и смотря на город.

Делов то я наворотил, как их теперь расхлебывать, вот в чем вопрос.

Мне удалось дать хорошую затрещину Пасти, но не победить. Мрак уже возвращался в город, неспешно, но уверенно. Возможно, он боялся меня, но уверен, в скором времени Пасть придумает защиту. А того и хуже, лично явится за мной, чтобы убить наглеца.

Что тут скажешь… Остается только готовиться. Но как бы там не было, сразу браться за дела я не стал. Что-то изменилось во мне… Не в плане отношения к жизни, всё прозаичнее. Тело поменялось. Слишком много через него энергии прошло. Да какой… Энергии веры, чтоб её…

Я внезапно для себя эволюционировал, выйдя на принципиально иной уровень силы. То, что недавно давалось с большим трудом, сейчас легко, как дыхание. И с этим ещё предстояло разбираться.

Как и с остальными делами. Нужно навести порядок в городе, благо удалось вычистить почти всех монстров. Выжили самые крепкие и хитрые твари, что вовремя попрятались по своим норам. Требовалось подготовить орденцев, которые проявили себя…. Даже не знаю, как назвать. Без их поддержки я бы умер.

Что касается Софии… Я решил оставить её в покое. Если она больше не полезет ко мне, то так тому и быть. Есть чем заняться и без глупой вражды с ней. Месть… Так она почти свершилась. Все виновные умерли. Осталась лишь она одна. Пусть так. Может мы с ней и схлестнемся в будущем, но точно не в ближайшие дни.

Мне тут к отцовству готовиться надо, да мир спасать. Не знаю, что сложнее.

Но вот то, что оба этих дела будут увлекательны, я не сомневался.

Эпилог 3

Спустя семь месяцев.

— Поздравляю, у вас сын! Возьмете на руки?

Целительница посмотрела на меня, держа в руках моего ребенка. Я кивнул и забрал у неё сына. Младенец кричал и, кажется, пребывал в шоке, что его выдернули из уютного живота. Но оказавшись у меня на руках, быстро успокоился.

Рядом лежала Амалия. Вспотевшая, уставшая, но вроде счастливая. Я глянул на неё и улыбнулся.

— Нарекаю тебя Кано, — сказал я сыну, — Будь упрямцем и следуй своему пути.

* * *

Спустя четыре года после битвы с Орловой.

Я осторожно открыл дверь, входя в дом. Старался зайти незаметно, чтобы удивить домочадцев, но… Меня уже ждали. Трехлетний Кано и двухлетняя Сара, что держалась за руку брата и глазела на меня.

— Папа! — заорал довольно сын, — Попался!

Вот же… Не спрячешься от них. Давно заметил, что у сына аномальная чувствительность и вот сейчас убедился. Как он узнал, что я вернулся? Никто про это ещё не в курсе.

— Эдвард? — в коридоре показалась Амалия, — Ты вернулся?

Жена бросилась обниматься, но не так-то легко это было сделать. Дети облепили меня и не желали отпускать. Как же приятно вернуться домой…

В тот же день, ночью.

— Как ваша миссия? — спросила Амалия, прижимаясь к моему плечу, — Тебя месяц не было!

Последние слова прозвучали обвинительно и острый пальчик ткнул мне в ребра.

— Ауч, — выдал я, — Миссия закончилась.

— Вы освободили город?

— Да. Устроили тотальную зачистку. Ну и весело там было. Демоны в очередной раз мутировали.

— Ох, не рассказывай мне это. Знаешь ли, это, между прочим, трудно быть женой прославленного воина!

— Да? Никогда не был женой, не могу знать, — рассмеялся я.

— Какие твои годы, — не осталась в долгу Амалия, — Так что теперь? Всё? Отдых?

— Пару недель отдохну, — вздохнул я, — А потом опять. Мы очистили только ближайшие города. Теперь планируем экспедиции вглубь материка. Оттуда ещё выходят люди на связь. Надо им помочь.

— У тебя есть Орден. Вот они пусть и занимаются этим.

— Ты же знаешь, родная, что я не могу оставаться в стороне.

— Знаю, — теперь уже она вздохнула, — Но каждый раз тебя отпускать — тяжело.

— Прости. Рано или поздно это закончится. И вообще, хватит болтовни. Ты разве не соскучилась по мне? — с возмущением спросил я.

— Ещё как соскучилась! Но остались ли у тебя силы?

— На тебя найдутся, — притянул я жену к себе.

* * *

На то, чтобы очистить ближайшие крупные города ушло четыре года. Как быстро летело время… И сколько всего случилось. Орденцев теперь полторы тысячи. Я ужесточил систему отбора, сделал её гораздо продолжительнее, и чтобы попасть туда, надо было реально вывернуться на изнанку. Но люди всё равно шли. Потому что Орден — сила.

Первый год мы нормально держались. Смогли восстановить часть былого, наладить жизнь. На второй год ударил голод и болезни. Трудное время было. Но и это смогли преодолеть. В то же время параллельно шла экспансия. Мы расходились в разные стороны от столицы, проверяли все населенные пункты. Где-то встречали людей, где-то только монстров…

Сейчас, на четвертый год, можно было с уверенностью сказать, что кризис миновал. Проблему с голодом не то, чтобы решили полностью, люди жили скромно, но никто от недоедания больше не умирал.

Пасть нашему продвижению сопротивлялась отчаянно. Мы пережили великое нашествие демонов. Великое оно не просто так. На нас перли тысячи и тысячи, не было этому ни конца ни края. Новые виды, устойчивые к нашим силам, архидемоны… Тогда погибли многие воины. Ещё через год случилось нашествие армии мертвых. Мы перебили не меньше, чем миллион тварей. От магии тогда дрожал мир, а небеса плакали. Но орден победил и в этот раз.

Были и другие беды, не счесть их, но пока справляемся, наращиваем силу и уверенность в завтрашнем дне. Я тихо радовался, что человечество пусть и по капле, но оправляется от сокрушительного удара. Пройдет десять лет, может сто и мы обязательно отыграемся.

* * *

Через пару дней после большого рейда, когда я отсутствовал месяц, Амалия увела меня на серьезный разговор. Супруга выглядела странно, откровенно волновалась, чем немного напрягала. Ох уж эта неопределенность.

— Через сколько ты снова уедешь?

— А, вот о чем ты, — вздохнул я, — Через пару недель, как и говорил.

— Эрминия с тобой поедет?

— Как обычно, — улыбнулся я, не совсем понимая, к чему вопрос.

— А как ты к ней относишься?

— Эм… Почему ты это спрашиваешь?

— Мне интересно, — Амалия взяла себя в руки и теперь улыбалась, внимательно смотря на меня.

— Да нормально отношусь. Мы с ней огонь и воду прошли. Сколько всего было то за… Шесть лет получается. Ужас, как быстро летит время.

— Она тебя когда-нибудь подводила?

— Нет. Ами, в чем дело? Что за странные речи?

Я бы подумал, что жена ревнует, но слишком это на неё не походило.

— За шесть лет ни разу не подводила, всё время рядом, — перечислила она, — И её называют твоей жрицей?

— Хоть ты не начинай, — чуть не застонал я, — Обычный я, не святой.

— Ты это своим последователям расскажи, — хмыкнула женщина, — Которые молятся на тебя каждый день. И ты не ответил. Она твоя жрица, так? Верит в тебя, как никто другой. Иногда мне кажется, что она верит в тебя больше, чем я, твоя жена.

— И что? Я всё ещё не понимаю, к чему ты завяла этот очень странный разговор, — покачал я головой, совсем т