Досрочный выпуск (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Серая мгла скрадывала шаги пяти уставших людей, двигающихся по петляющей дороге. Вокруг него мелькали смутные тени, а сам Алексей, парящий бестелесной сущностью над тропой, завертел головой. Туман, мгла, чернильно-черные тучи, да тени — вот и все, что его окружало. Да еще и эти пятеро.

«Давно мне не снился этот сон, — подумал он. — А сон ли?»

Центральный воин, словно услышав его мысли резко повернул голову и задумчиво посмотрел на него. Не останавливаясь, прямо на ходу, он нарисовал в воздухе еле видимую кляксу и толкнул ее по направлению к нему.

«Завитушечки какие-то, — подумал Алексей и перевел взгляд на исчезающую в тумане пятерку. — Странный сон какой-то… Я что, в осознанном сновидении? Это что получается, мне снится сон во сне? Но почему тогда я не помню, что было вчера?»

На секунду он даже растерялся от кипящей в голове каши из мыслей. Уроки, ментанты, артефакты, поиск предателя…

«Стоп, это что было или приснилось?!»

Не обращая внимания на плывущие вокруг него тени, Алексей застыл на месте, из-за всех сил пытаясь вспомнить, что было вчера. И когда он почти дотянулся до своих воспоминаний, его потащило куда-то вниз — прямиком в вязкую жижу серого тумана.


Хрипло втянув воздух сквозь стиснутые зубы, Алексей откашлялся и открыл глаза.

Светлый, отштукатуренный потолок. Ровные стены, покрытые то ли салатовой, то ли нежно-мятной краской. Двойной ряд идеально заправленных кроватей. Все вокруг было белое, чистое и пахло больницей.

Он посмотрел на закатанную в гипс левую руку и, помогая себя правой, принял сидячее положение, с наслаждением облокотившись на спинку кровати. В палате кроме него находился еще один неестественно бледный паренек, в котором Имперский маг с ходу распознал своего давнишнего знакомого — Арни Ги’Дэрека.

Алексей хотел было хмыкнуть, не передумал. Тело недвусмысленно давало понять, что пока лучше воздержаться от резких движений. Мерцающую иконку системных уведомлений Имперский маг тоже старательно проигнорировал, решив приступить к разбору полетов сразу же, как только разберется с физиологическими потребностями своего организма.

Привычным движением вызвав Сеть, Алексей мазнул взглядом по появившейся надписи:


Внимание! Вы находитесь в больничном крыле Академии магии Цитадели. Вам доступен ученический доступ ко внутренней сети Академии. Принять? Да/Нет

— Принять, — согласился Алексей, под громкое бурчание своего желудка.

Имя: Алексей.

Класс: Имперский маг

Состояние здоровья: удовлетворительное

Характеристики: Заблокировано:

Сила — 6 (2,2)

Выносливость — 7 (3,6)

Интеллект — 8 (4,2)

Ловкость — 7 (2,4)

Мудрость — 6 (3,4)

Харизма — 7 (2,4)

Воля — 1 (5,8)

Регенерация здоровья: 0,07%0,7 % (увеличена в больничном крыле в 10 раз)

Регенерация маны: 0,8 %

Особенности: Внесите свои уникальные навыки для формирования личной мед карты студента.

— Нет, спасибо, — поморщился Алексей и непроизвольно выбрал пункт:

Вызвать медсестру

Сиделка появилась в палате спустя долгих пару минут. Алексей даже успел повспоминать странные сны, которые снились ему этой ночью. Но разобраться в тающей в памяти мешанине лиц, заклинаний, и системных уведомлений было сложно. Единственное, что он помнил ярко и четко — вчерашнее нападение Ков’Альдо.

Зашедшая девушка улыбнулась и достала из инвентаря самый настоящий поднос с аппетитно пахнущей едой.

— Хэлен, ты — чудо! — Алексей даже не пытался приглушить урчание желудка, — не в курсе, долго я здесь буду валяться?

— Не знаю! — девушка на секунду зависла, но тут же отмерла. — Как минимум пару дней. Но тебе повезло больше, чем Ги’Дэрека, он вообще в коме лежит!

Девушка со вздохом посмотрела на соседнюю койку и тут же перевела взгляд обратно на Алексея.

— Сильно кушать хочешь?

— Очень, — кивнул Алексей, расправляясь с порцией.

— Это очень хорошо, — заулыбалась девушка, — значит регенерация идет полным ходом! Олген Торсун запретил тебя магией лечить. Сказал, что полезней будет самому восстановиться. Сказал, может быть Выносливей станешь! Тем более, хоть мастер Диол и запустил Купол, но до начала учебы еще целых три дня есть! Еще добавки?

— А давай! — удивительное дело, но щебетание девушки нисколько не напрягало, даже наоборот, успокаивало и… убаюкивало?

Доев вторую порцию вкуснейшего овощного рагу Алексей облизнул ложку и неожиданно для самого себя зевнул.

— Ложись поспи, — ласково улыбнулась Хэлен. — это регенерация так действует. Проснешься — зови, еще покушать принесу.

— Спа-сибо, — с трудом подавив зевок кивнул Алексей и сполз в лежачее положение.

Хэлен улыбнулась напоследок и незаметно удалилась.

Алексей же, стоило ему коснуться головой подушки, подумал:

«Я же только что спал черт знает сколько… Неужели я действительно хочу спать?»

Имперский маг прислушался к своему телу. Ни усталости, ни сонливости он не испытывал. Передумав спать, Алексей аккуратно, стараясь не потревожить ребра, сел на кровать, нащупав ступнями тапочки и задумчиво посмотрел на Арни.

— Ну и приложило же тебя, старина… Хотя сам виноват. Ты же дворянин, зачем было идти на заведомо гнилое дело? Ладно, давай уже твоего пра-пра-прадедушку призовем и пусть у него голова болит, что с тобой делать!

Алексей потянулся к стоящей на тумбочке шкатулке и с усилием открыл ее. На секунду ему показалось, что несколько мгновений назад шкатулки не было, да и открывалась она с трудом, но он отмел эти мысли в сторону, как несуразные.

Полюбовавшись на ровную красоту драгоценностей, он высыпал их прямо на грудь лежащего парня и потянулся за фляжкой с водой.

Он доставал из Инвентаря одну флягу за другой с интересом наблюдая, как фамильные артефакты Ги’Дэрека меняют форму и расползаются по парню, надежно, закрепляясь на его руках, шее и скрытых одеялом ногах.

— Ну и харош, поди, — он скептически посмотрел на огромную лужу, растекшуюся на всю палату, — где там у нас был призыв водного элементаля…

«А ты не торопился», — по выросшему из воды элементалю было заметно, что он чертовски рад.

— Обернись назад, — Алексей не стал рассусоливать и перешел сразу к делу, — думаю, я смог тебя призвать только благодаря этому парню. Без него у меня так бы ничего и не получилось.

«Родная кровь…» — элемент Воды трепетно прикоснулся к кисти Арно, впитав капельку крови. — «Я недооценил тебя, маг, ты перевыполнил свое обещание!»

— Предлагаю партнёрские отношения, — в лоб предложил Алексей. — Я помог и помогаю тебе, ты помогаешь мне.

— Хорошо, — тут же согласился элементаль. — Я клянусь, что не причиню тебе вреда и даже буду помогать, если это не будет идти в разрез с моими интересами, но… мне понадобиться твоя помощь».

— И чем я смогу помочь тебе? — не понял Алексей.

«Я… Мне… Мне нужно штук двадцать разумных для создания круга магов. Желательно магов и… контроль над твоим телом».

— Зачем? — поморщился Алексей.

— Чтобы вытащить Последнего из Рода из комы.

— Только ради этого? — уточнил Имперский маг.

— Это немало, — покачал головой элементаль, расплескивая вокруг себя брызги воды.

— Если я сейчас вытащу твоего правнука из комы, клянешься ли ты защищать меня, всегда и везде? — на мгновенье перед Алексеем мелькнула картинка открывающейся двери и вынырнувший из коридора веер ножей.

— Клянусь, — гулко булькнул Ги’Дэрека.

— Отойди-ка, — Имперский маг сейчас не думал об усталости или о гигантских манозатратах, не просчитывал вероятность успешного исхода, он просто-напросто был уверен, что у него получится привести Арни в сознание.

— Поехали! — оскалился Алексей и, вызвав меню, привычным движением выбрал пункт:

Вызвать медсестру

«Что ты сделал?» — напрягся элементаль.

— Да так, — хмыкнул Имперский маг, — донора позвал.

Не тратя ни секунды, он начертил вокруг Ги’Дэрека Малый круг исцеления и подготовил к использованию несколько заклинаний, всплывших в памяти.

Когда в палату зашла Хэлен, Алексей уже закончил плетения Великого исцеления, Очищения и Восстановления, не забыв и про Силу крови.

— Что здесь…

— Хэлен, хочешь спасти его?

— Конечно, — тут же согласилась девушка, — но…

— Тогда вставай рядом с ним и бери его за руки, — властно скомандовал Алексей. — Ги’Дэрека нужна твоя кровь.

— Но…

— Как бонус, ты войдешь в его род, как сестра по крови, — закончил Алексей. — Ты еще здесь?

Хэлен на мгновенье замерла, колеблясь, но тут же решительно закусила губу и бросилась к Арно.

— И раз! — Алексей выпустил Великое исцеление, помогая организму Арни исправлять перекрученные каналы Силы и залечивая полопавшиеся капиляры.

— И два! — следом пошло Великое очищение, вымывая из организма и ауры водника все следы вампирской магии.

— И три! — Великое восстановление завершило работу Алексея, обновив организм и сняв хитрое проклятье на крови.

— Готово! — Имперский маг щелкнул пальцами и плетение Сила крови окутало Арни, Хэлен и элементаля.

— Ну, как-то так, — довольно улыбнулся Алексей, рассматривая обновившуюся информацию Хэлен.

Хэлен Ги’Дэрека, 19, целитель

«Спасибо…» — булькнул напоследок элементаль и рухнул на Арни, делясь с сагиком живительной силой.

Алексей уважительно хмыкнул. В палате стояла свежесть, но не было ни единой лужи или мокрого пятна. Да и Арни на глазах розовел.

— Хэлен, ты как? — уточнил Имперский маг.

— Хорошо, — с запозданием ответила девушка, которая, судя по бегающему взгляду, вчитывалась в системные сообщения. — Я, пожалуй, пойду.

— Удачного дня, — кивнул Алексей, заваливаясь обратно в койку.

Хэлен немного покраснела, подошла к кровати и, наклонившись к уху Алексея, горячо прошептала:

— До скорой встречи…

— …!

И, не обращая внимания на ошеломленного Алексея, направилась к выходу, виляя бедрами. Но не успела девушка выйти из палаты, как в помещение ввалилась целая ватага мальчишек.

— Алексей, привет!

— Как здоровье, учитель?

— Подъем, боец!

С десяток гомонящих ребят, не обращая внимания на опешившую медсестру, окружили койку Алексея.

— Ты как?

— Как самочувствие?

— Немедленно покиньте помещение! — пришла в себя Хэлен. — Для посещения больного нужно разрешение врача или коменданта!

— Держите, милая девушка, — Марк, улыбаясь во все тридцать два зуба, протянул медсестре два одинаковых клочка бумаги, — левая от Мастера Петро, правая от уважаемого Олгена Торсуна.

Хэлен недовольно взяла записки и, внимательно их изучив, строго сказала:

— У вас полчаса. Больному нужен покой! — и передумав уходить, вернулась к койке Ги’Дэрека.

— Как самочувствие? — Марк на правах старшего присел к Алексею на кровать.

— Нормально, — улыбнулся Алексей. — Жить буду.

— В отличие от Ков’Альдо, — хищно усмехнулся Марк.

— Что с ними? — внутри Алексея будто что-то оборвалось.

— С теми, которые пинали тебя словно мешок с картошкой, ничего, — поморщился Марк. — Но с ребятами планируем в ближайшем будущем резко сократить число напыщенных индюков.

— Что-то больно радикально, — с трудом сдержал удивление Алексей.

— Нормально, — отрицательно мотнул головой Марк. — Сам посуди, группка моральных уродов кошмарят первогодок, строят интриги, подминают под себя всех талантливых студиозов, избавляются от несогласных. От них только вред. Нужно вырвать этот сорняк с плодородных грядок Академии!

— Отчасти ты прав, — поморщился Имперский маг, — но…

— Да какое «но», Лёх! — горячо зашептал Марк. — у Керна был боевое арбалет! Боевой! Если бы не твоя бронька, тебя бы уже не было. Неужто не понимаешь? Это война, Лёх. Или мы их, или они нас.

— Я сюда учиться пришел, а не детей убивать, — нахмурился Алексей, которому этот разговор нравился все меньше и меньше.

— Во-первых, какие они дети? — резонно возразил Марк. — По двадцать лет лбам! Некоторым по двадцать пять даже! Во-вторых, чему ты научишься, если тебя прихлопнет какой-нибудь аристо? И заметь, ему ничего за это не будет!

— Ладно, — проворчал Алексей, — разберемся.

— Разберемся, — охотно согласился Марк, — только ты подумай и прими решение, с кем ты, — глаза мальчика сверкнули яростным огнем. — С нами или отсиживаешься в сторонке.

— Слишком уж радикально, — скривился Алексей.

— Не мы такие, жизнь такая, — безразлично пожал плечами Марк и перевел взгляд на своих друзей, прислушивающихся к беседе. — Пошли отсюда, парни!

Огневик поднялся и, бросив на Алексея уничижительный взгляд, швырнул на кровать скомканный клочок бумаги.

«Мальчишки решили поиграть в супергероев, — невесело подумал Алексей, обескуражено улыбаясь покидающей палату Хэлен, которая проходя мимо недвусмысленно потерлась об него всем, чем можно. — Как бы, кхм, мда, не наломали дров…»

С сомнением посмотрев на скомканную записку, он все же взял её в руки и аккуратно развернул:


Алексей! Последние два дня мы усиленно собирали слухи и всевозможные сплетни по всей Академии. Напавшие на тебя Жано Ков’Альдо и Керн Лар’Тарго вот уже второй год пытаются навязать в Академии свои порядки. Хуже всего приходится безродным магам, таким как мы. Почти каждый третий студиоз платит им дань. Кто-то чисто символическую, а кого-то доят серьезно.

Мы не будем ждать пока они примутся за нас всерьез и сами нанесем превентивный удар. Избавимся от верхушки Ков'Альдо — решим нашу общую проблему. Но действовать нужно решительно.

Марк и ко.


«Да уж, — Алексей с силой потер переносицу, — куда ни кинь — везде клин! Не хотелось бы начинать учебный год с крови… И посоветоваться-то не с кем… Хотя…»

— Олькуш, ты тут?

«Тут-тут», — раздался в голове ворчливый голос водника, — правы ребятки! Не знаю, чего ты с ними церемонишься. Они, когда тебя по голове пинали, уж точно не заморачивались размышлениями о справедливости!»

— Они же дети, — кисло протянул Алексей, в глубине души соглашаясь с магом.

«Вот-вот, а теперь представь, что из них вырастет, — добавил масла в огонь Ги’Дэрека. — Не зря в древней Спарте инвалидов и уродов бросали со скалы. А тут — уроды моральные».

— Человеческая жизнь — бесценна, — вяло запротестовал Алексей. — И не нам судить, кто достоин жить, а кто нет!

«Скажи это своим любимым Академии и Цитадели, несколько десятков лет посылающих молодых магов на бесконечные стычки с Крепостью! Молчу уже о простых воинах!»

— Но угроза вторжения…

«Она всегда была, есть и будет. И это не повод бросать на смерть вчерашних студиозов или воинов-новиков. Что правительство Цитадели, что правительство Крепости, что ваш ректор — все одно! Политики играют жизнями людей словно пешками!»

— Не люблю обсуждать политику, — поморщился Алексей.

«Если ты не займешься политикой, политика займется тобой».

— Да-да-да, — отмахнулся Алексей, — слышал.

«Ты спросил, я ответил».

— Да, я знаю, — он через силу выдавил из себя улыбку, — спасибо тебе.

«Будь осторожен, Алексей, — немного помолчав, с тревогой добавил Олькуш. — Ты не видишь опасного хищника под маской ягненка».

— Я понял, — хмуро кивнул Имперский маг. — С Арни все будет нормально?

«Не переживай, — хмыкнул Ги’Дэрека. — С ним-то все будет хорошо. А вот у тебя, если так и останешься такой мямлей, идеалистом и пацифистом, вскоре начнутся серьезные проблемы».

Алексей скрипнул зубами, но промолчал, не желая продолжать разговор.

Все эти теории заговора, разделение мира на черное и белое и агрессивный настрой всех подряд выводил его из себя. Что эти глупые Ков’Альдо, что Марк с пацанами, что Олькуш Ги’Дэрека — все требовали.

«Интересно, — мелькнула непрошенная мысль, — а как к этой ситуации отнесутся Олген Торсун и магистр Ксандр?»

Не успел он додумать мысль, как дверь в палату распахнулась, и в помещение зашел целитель в сопровождение ректора.

Глава 2

«Забавно, — подумал Алексей, — а если бы я сейчас подумал об Арте Скале, он бы тоже, хе-хе, зашел к нам в палату?»

— Посмотрите-ка, — сходу скривился Ксандр. — Наш непризнанный гений уже на ногах! Мало того, он еще и магией балуется!

Ректор повернулся к хмурому Олгену и картинно взмахнул руками.

— Мало того, что из-за него чуть не погиб один студиоз и оказались тяжело ранены пятеро, так он желает завершить начатое!

Архимаг многозначительно поиграл бровями и снисходительно посмотрел на Алексея:

— Что, Алешенька, никак наиграться не можешь? Выкладывай, давай, что сейчас магичил!

— Заклинание исцеления, — ровно пожал плечами Алексей.

Признаться, его сильно задели слова ректора, и жутко хотелось психануть, вспылить и высказать все, что он сейчас думал, но Имперский маг каким-то чудом сдержался.

— Не стоит считать себя умнее, чем ты есть на самом деле, — недовольно буркнул Мастер Торсун, даже не взглянув на Алексея. — Всплеск магической энергии был настолько силен, что хватило бы три Купола поставить!

Алексей не сдержал самодовольной улыбки — мол, могу, умею, практикую!

— Еще раз повторяю свой вопрос, — процедил Ксандр сквозь зубы. — Что. Ты. Намагичил?

Целитель и ректор уже вовсю суетились вокруг больничной койки, засыпая Ги’Дэрека диагностическими заклинаниями. От магов буквально несло презрением к необычному форточнику, и Алексею приходилось прилагать множество усилий, чтобы сдержаться.

— Обычное. Заклинание. Исцеления. — не сдержавшись, огрызнулся Имперский маг.

— Ол, этот наглец уже здоров?

— Вполне, — целитель даже не посмотрел на Алексея.

— Тогда ноги в руки и марш отсюда, — властно бросил Ксандр.

— Но мои ребра! — попробовал было возмутиться Алексей.

— Вон! — криком ректора Алексея буквально вынесло из палаты.

— Не очень-то и хотелось, — пробурчал Имперский маг, поднимаясь с земли. — Такое ощущение, будто весь мир сегодня встал с левой ноги!

Он прислушался к своему телу. Странно, но стоило забыть про вчерашнюю схватку, как тело переставало болеть, но как только Алексей вспоминал из-за чего он оказался на больничной койке, так на него тут же наваливалась тяжесть вперемешку с усталостью.

Он настолько погрузился во внутренне созерцание, не стесняясь вслух выражать свои мысли, что не заметил, как рядом появилась невысокая худощавая фигурка.

— Привет, Лёх! — Саня с интересом рассматривал чертыхающегося мага.

— Привет, Сань, — не сдержал улыбки Имперский маг. Ему всегда нравился этот шебутной паренек. — Как дела?

— Да уж получше, чем у тебя, — усмехнулся мальчик. — Ты сейчас к Чжо?

— Да, — удивился Алексей, — были такие планы.

— Пойдем, — Саня протянул ему руку, — провожу.

— Пойдем, — улыбнулся Имперский маг, принимая помощь.

— Пока ты валялся в больничке мы с Ков’Альдо отношения выясняли, — похвастался Саня.

— И как? — неохотно уточнил Алексей, котором почему-то было неприятно узнать, что Саня тоже оказался заражен этой ересью.

— Отлично, — расплылся в улыбке мальчик, — ты в левом крыле лежал, поэтому не в курсе. А лежал бы в правом… Штук тридцать старшаков в больничку отправили!

— А ваших там сколько? — поморщился Алексей.

— Да человек пять, не больше, — отмахнулся Саня. — У нас в основном Марк дуэлится! О, как раз мимо Арены сейчас идем! Пошли посмотрим на бой!

«Так, стоп. — нахмурился Алексей. — Как прямая дорога от больничного крыла к подворью Мастера Чжо привела нас к Арене?»

Но парящий в воздухе Марк, с огненной короной на голове и развивающимся плащом, не дал развить ему эту мысль.

«Да как они так умудряются заставлять плащ развиваться?!» — недовольно подумал Алексей, переключая внимание на происходящее на Арене.

Марк тем временем вытянул руку в сторону застывшего в ужасе огневика, и со страниц висящей перед ним книги сорвалась огненная молния.

Шварк!

Старшака смело вместе со щитом и с хрустом впечатало в защитный купол.

— И так будет с каждым, кто встанет у нас на пути! — пафосно заявил мальчик, плавно опускаясь на землю. — Кто там следующий?

Алексей хотел было схохмить, но горящие ослепительно-белым огнем глаза Марка напрочь отбили желание поиронизировать. Вместо этого он наклонился к Сане и негромко сказал:

— Не очень хорошая идея постоянно надеяться на артефакт. — он машинально хлопнул себя по правому бедру. — Представь, что будет, если студиозы старших курсов, считай почти полноценные маги, объединятся, да еще и достанут из загашников свои артефакты…

— Ты прям сглазил, Лёх! — расстроенно шепнул в ответ Саня, кивая ему за спину.

Алексей медленно повернулся и тут же принялся готовить защитные и атакующие плетения, потому что увиденное ему не понравилось.

Идущие прямиком к Арене студиозы плевать хотели на правила Академии, замечания учителей и факультетские баллы. Они катком сминали попавшихся у них на пути мальчишек, нисколько не беспокоясь о дальнейшей судьбе первогодок.

Имперский маг нахмурился. Если Марк действовал жестко, но в рамках правил и только на Арене, то идущий во главе своей шайки Жано Ков’Альдо действовал просто-напросто жестоко.

С головы до ног увешанный разнообразными артефактами, он плевать хотел на честный поединок, швыряя в редких смельчаков убийственные заклинания.

— Ты что творишь? — крикнул Алексей, с ужасом смотря, как Огненное веретено отрывает руку Сэнди. — Это уже форменный беспредел!

Не дожидаясь ответа от Ков’Альдо, Алексей прикрыл щитам еще пару мальчишек и телекинезом выдернул их себе за спину.

— Саня, им нужна помощь! — бросил в сторону Алексей, абсолютно уверенный в том, что мальчик его услышит.

— Слышь, безродный! Преклони колени и отправишься на больничную койку, иначе — в морг! — Жано и не думал останавливаться, танком надвигаясь на Алексея.

— Ты не в себе, — покачал головой Алексей, поднимая перед собой руку. Воздух перед Ков’Альдо загустел, и студиозы были вынуждены остановиться. — Предлагаю решить все возникшие недоразумения на Арене.

— К чертям Арену! — завопил наследник клана Ков’Альдо. — Прямо здесь, без этих уродских ограничителей!

— Это небезопасно, — предпринял еще одну попытку урегулировать конфликт Алексей, — к тому скоро здесь будет не протолкнуться от учителей.

— Не переживай, — в улыбке Жано было столько яда, что можно было отравить гарнизон целой крепости. — Учителей здесь не будет!

— Стой! — послышался голос Марка, — Алексей, я сам!

— Марк, не дури, — Имперскому магу все меньше и меньше нравился происходящий сюр. — Ты посмотри на него, он аж светиться в магическом зрении, а ты истощен чуть ли не до предела!

— Прочь! — глаза Марка полыхнули ослепительно белым огнем, и Алексея, не смотря на все его щиты, отшвырнуло в сторону. — Я не оставлю своих людей без защиты!

— А вот и наш огненный мальчик! — хохотнул Жано, сжимая в руке вычурный скипетр. — Сдохни!

— Не дождешься! — зло сплюнул Марк, кладя руки на Книгу.

Ветвистая молния, выпущенная Жано бессильно забилась о выставленный огненный щит. Марк скептически хмыкнул, одним взмахом руки создал раскаленное добела огненное копье и швырнул его в Ков’Альдо.

«Что творят! — зло подумал Алексей, поднимаясь на ноги и наблюдая за яростной схваткой студиозов. — Откуда столько ненависти и злости?!»

А магический поединок тем временем продолжался, и с каждой секундой становилось все более и более очевидно, что Марк проигрывает. Книга уже едва светилась, заклинания получались с заметной задержкой, а сам Марк был вынужден уйти в глубокую оборону.

Ков’Альдо же упивался своим заемным могуществом, без сожаления опустошая один артефакт за другим. За его спиной столпилась упакованный словно на бой с Ксурами старшекурсники, готовые по первому слову своего лидера, накинуться на друзей Марка.

Первогодки же зло сверкали глазами в бессильной ярости сжимая-разжимая кулаки. Каждый из них понимал, что стоит Марку проиграть, как их тут же растерзает толпа разъяренных старшекурсников, но ни один не отступил назад и не попытался сбежать.

Кроме… Сани…

Алексей ошарашено смотрел в спину убегающему пацану и никак не мог поверить в то, что Саня мог бросить их друзей в беде.

«А друзей ли? — мелькнула подленькая мыслишка. — Да и тебе они кто? Какие-то оборванцы из якобы специализированного Интерната. От них и пошли все проблемы!»

— Нееееет! — полный бессильной ярости крик Марка отвлек Алексея от созерцания спины бывшего друга.

Алексей резко развернулся и с расширившимися от удивления глазами смотрел за тем, как Книга Огня осыпается пеплом. Потерянный Марк стоял на коленях, не замечая никого и ничего вокруг, безуспешно пытаясь сгрести рассыпавшуюся золу.

Не видел он и победно улыбнувшегося Жано, доставшего еще один жезл.

Глумливая улыбка исказила лицо наследника и в Марка врезался с десяток каменных сосулек, прошивая мальчишку насквозь.

— Неееет! — на этот раз закричал Цезарь, бросаюсь к упавшему на землю другу. — Марк, Марк, твою налево!

— Тащите его в больничку! — об выставленный Алексеем щит разбились еще с десяток каменных игл, а на Марка окутало светящаяся волна целительной техники.

— Зря ты влез, — облизал губы Жано, с ненавистью посмотрев на утаскиваемого пацанами Марка. — Ну ничего. Сейчас я разделась с тобой, а потом догоню и этот мусор! — студиоз повернул голову в сторону и крикнул своим подчиненным. — Ков’Альдо! Эти безродные — ваша добыча!

«Вот зараза! — скривился Алексей, судорожно разворачивая щиты, чтобы прикрыть мальчишек. — Ведь он совсем не оставляет мне выбора!»

— Парни, отступайте к себе в общаги! Я их задержу! — по его зову земля под ногами старшаков превратилась в болото, надежно зафиксировав злых студиозов на месте.

— Нет, мы тебя не бросим! — крикнул Гай и не думая отступать.

— Да, Алексей, мы с тобой! — согласился с ним Юлий.

— Валите отсюда! — сорвался на крик Алексей, с трудом удерживающий щиты. — Мне одному проще будет! Щиты энергию жрут как не в себя!

— Недостойно это… — покачал головой Гай.

— Бежать с поля боя, — поддакнул Юлий, расправляя плечи.

«Что за перегибы! — раздражено подумал Алексей, сдерживаясь из последних сил. — Ну почему они такие тупые? То в драку лезут, то с голыми руками на амбразуру! А ведь вчера показались адекватными ребятами! А, плевать! После разберемся!»

Отложив анализ творящегося вокруг хаоса на потом, Алексей сосредоточился на битве.

Жано, как и большинство его сокланов, бил в полную силу, ничуть не боясь грядущего наказания, в котором Алексей уже начал сомневаться. По территории Академии свистят одно смертельное заклинание за другим, а никто из администрации даже не озаботился поинтересоваться, что происходит. Или это такой естественный отбор?

Сам же Имперский маг, старался выбивать артефакты из рук своих соперников, выводить их из строя, раз за разом уходя от мощных огненных атак разозлившегося Жано.

Когда наконец ему удалось усыпить или зафиксировать каменными оковами практически всех приспешников Жано, Алексей с предвкушением посмотрел на главу Ков’Альдо.

«Вот почему так происходит? — Алексей не спеша приближался к Жано, лениво обивая все его заклинания. — Почему один гаденыш портит жизнь всем окружающим людям, и никто даже не задумывается о том, чтобы от него избавиться? Ведь насколько приятней и комфортней было бы учиться в школах, если бы не было гопников и хулиганов, пристающих к скромным и застенчивым ребятам? А надо всего лишь — отчислить одного-двух и остальные испуганно прижмут хвост и перестанут скалить зубы! Так стоп! неужели это накопитель?».

И вправду Жано, поняв, что пробить защиту форточника не получается, достал из-за пазухи сияющий кристалл и что-то забормотал себе под нос. От него дохнуло уже приевшимся Алексею чувством опасности, и Имперский маг ускорился, всматриваясь в описание кристалла:

Накопитель магической энергии 9999/10000

«Да еще и заполненный практически под завязку! Рано тебе еще такие игрушки в руках держать!»

И раз! Воздушный кулак выбивает драгоценный накопитель из рук Жано Два! Резкий порыв ветра, бросает его к Алексею. Три! Неуловимым движением спрятав артефакт в Инвентарь, Алексей улыбнулся, наращивая гранитные кулаки.

Бум! Бум! Бум! Бац!

Для вскрытия защиты Жано хватило трех ударов. Четвертым Алексей, не рассчитав силу удара, сломал дворянину ключицу.

— Думаешь тебе это сойдет с рук? — прошипел белый от боли Ков’Альдо, вцепившись левой рукой в правое плечо. — Да мой отец тебя в порошок сотрет! Да у тебя теперь ни одного спокойного дня не будет! Ни у тебя, ни у твоего детского сада! Мы будем бить в спину, отравлять вашу еду, не давать вам спать! Мы — ходячие мертвецы, как ты не понимаешь! Вы посмели покуситься на святое — на власть клана Ков’альдо!

— Стой, ты реально веришь в то, что сейчас несешь? — внешне спокойно уточнил Алексей, хотя внутри него бушевал ураган злости и непонимания.

— Вы чужаки, — в глазах Жано плескалась смерть, — и я сделаю все, чтобы не просто испортить вам жизнь, чтобы вас уничтожить! Под корень вывести! И девок ваших!

— Каких девок? — удивился Алексей. — Мне кажется ты уже бредишь, давая я помогу тебе прийти в чувства, скажем… сломав тебе руку?

— Новый набор, такие же чертовы форточники, что и вы! — буквально выплюнул из себя Ков’Альдо. — Но мы не сразу их убьем. Для начала…

Хрусь.

— Ааааа! Тварь, подонок! — от Жано так шибануло ненавистью, что Алексей чуть было не отшатнулся назад.

«Договориться не получится», — констатировал Имперский маг, смотря на сумасшедший огонь, горящий в глазах Ков’Альдо. Одного взгляда на огневика было достаточно, чтобы понять — этот не успокоится, пока не добьется своего.

Алексей стоял и смотрел на закованного в камень фанатика, никак не решаясь сделать то, что подсказывала банальная логика. Стоял, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не избавиться от источника реальных проблем.

«Стоит ли одна смерть спокойствия целой Академии? Скольких мальчишек он успеет погубить, прежде, чем его поймают за руку? — здоровый прагматизм схватился с бичом всех интеллектуалов — гуманизмом, и Алексей никак не мог решиться что же делать дальше. — С одной стороны — этот парень не даст нам в Академии житья, с другой — он еще подросток! Взять на душу грех? Или спасти мальчишек, нанеся превентивный удар?!»

Время уходило, пламя ненависти в глазах Ков’Альдо полыхало все сильнее, а Алексей никак не мог принять решение — что же делать.

«Что важнее — жизнь одного подлого, мерзкого подростка или спокойствие целого мира? Да-да, именно мира! Ведь, если Жано не станет нам мешать, а он точно станет, оставь я его в живых, то сотни студиозов смогут спокойно учиться и, когда настанет час Икс, самоотверженно встанут на защиту Порога! Но смогу ли я взять на душу такой грех? Пусть даже ради спасения мира?».

Не выдержав, Алексей психанул, дав волю своим чувствам. Всю свою нерешительность, весь свой страх, все незнание, как поступить правильно он с криком выбросил в поток сырой силы, создавая в руках каменный клинок.

Почувствовав в руке увесистую тяжесть, он сквозь слезы посмотрел на то, что у него получилось.

Вместе легкого клинка, которым так удобно было бы пронзить сердце пышущего злобой Ков’Альдо, в его руках появился абсолютно черный топорик. Причем острием он смотрел не на Жано, а в лицо Алексею.

«Обухом, как старушку-процентщицу, да? — сглотнув вставший в горле ком, пробормотал Алексей, разглядывая обсидиановый томагавк. — Хм, а действительно… Кто я? Тварь дрожащая или право имею?»

Он перехватил топорик поудобней и, справившись с дрожью в коленках, сделал шаг к ощерившемуся Ков’альдо.

«Сейчас или никогда!»

Глава 3

Приняв решение, Алексей нанес резкий удар. Во все стороны брызнула каменная крошка и послышался испуганный вскрик Жано.

Алексей же, не обращая внимания на Ков’Альдо, скупыми, но точными ударам, освобождал кланового главу от каменного плена.

Закончив разбивать гранитные оковы с белого как мел Жано, Алексей посмотрел студиозу в глаза и коротко бросил:

— Иди.

Ков’Альдо открыл было рот, но увидев в глазах Алексея мрачную готовность применить томагавк по назначению, молча его закрыл. Расправил плечи, сплюнул себе под ноги и, показательно не спеша, направился в сторону Огненного факультета.

Дождавшись, когда последний из Ков’Альдо исчезнет за углом ближайшего здания, Алексей выдохнул и уселся прямо на землю. Во рту пересохло, в голове шумело, а сердце было готово выпрыгнуть из груди.

— Зря ты его пожалел, — подал голос Юлий, про которого Алексей совсем забыл.

— Мстить будет, — согласно кивнул Гай. — Надо было убить.

— Так я и так его убил, — глухо ответил Алексей. — У себя в голове. И сейчас единственное, чего хочу — это душ. Чтобы смыть с себя всю эту грязь.

— Пошли, Алексей, — Гай переглянулся с Юлием, — мы тебя проводим.

— Пойдемте, — равнодушно бросил Алексей, мысли которого крутились вокруг одной-единственной мысли — он был готов убить подростка. И он почти это сделал.

Произошедшее настолько не вписывалось в его картину мира, что Алексей поплыл. Видимо он до сих пор до конца не понял куда он попал. Убить кого-то только из-за того, что человек тебе не понравился? О таком он только в книжках читал. И этот романтический ореол видимо до сих пор его преследовал.

Он не видел своими глазами войны между Крепостью и Цитаделью, не сталкивался с нежитью в подземельях Бастиона, не ощущал Скверны в Лесу. Единственное, с чем он столкнулся — так это ненависть окружающих магов из-за вируса Чистых. Поэтому для него все время пребывания в Пороге — было… как игра.

Да в ней было место сложнейшим испытаниям, да в ней приходилось вкалывать до кровавого пота, но он знал, зачем он это делает и для чего. И он играл в эту новую жизнь, поверив всей душой в то, что он — бессмертный.

Сейчас же, столкнувшись со вчерашним нападением студиозов и сегодняшним невыносимым желанием прикончить гнусного подлеца, Алексей словно прозрел. Мир больше не казался волшебной сказкой или реалистичной игрой с полным погружением. Мир явил ему свой реальный оскал, дохнув в нем смрадным дыханием подлости, дикой злобы и обжигающей ненависти.

— Все, мы пришли, — невеселый голос Гая вывел его из задумчивости. — И это… зря ты Жано не прикончил. Если кто из наших погибнет, то смерть эта на тебе будет.

Юлий промолчал, но по его взгляду было понятно, что считает он также.

«Неплохая попытка манипуляции, — равнодушно подумал Алексей, потеряв к парням интерес. — Но зря они так. Не люблю, когда меня в темную используют… Стоп, а почему мы пришли к Башне?»

Он оглядел раскинувшийся перед ним узкий дворик, со всех сторон окруженный деревьями и кустами, и почесал затылок.

«Ну да, Башня. И почему я думал, что живу сейчас у Чжо?»

Задумчиво хмыкнув, он пошел вперед — к входной двери Башни. Старина Петро должен быть на месте, и уж он точно должен знать с чего Ков’Альдо как с цепи сорвались!

Посередине пути он случайно запнулся о камни, выложенные в виде какой-то закорючки, и с досадой пнул откатившийся булыжник, срывая на нем злость.

«Ничего, сейчас Петро объяснит, что к чему, а я его уважу — колечко какое-нибудь подкину. Мне все равно, а ему приятно будет. К тому же с комендантом хочешь-не хочешь, но необходимо наладить нормальные отношения».

Но ни Петро, ни студиозов на первом этаже Башне не оказалось. Да и лестницы были пусты. Решив, что все ушли на уроки, Алексей заторопился, пропускать лекции как-то не хотелось.

Поднявшись на свой этаж, он прошел сквозь гостиную и завернул в длинный коридор. Шагая по коридору, он с удивлением замечал, что каждая вторая дверь приоткрыта, но постучать и проверить дома ли хозяин кубрика не спешил.

«Не к добру это» — мелькнула привычная за последние несколько часов мысль.

Пробежавшись взглядом по выцарапанной на стене закорючке, точное подобие которой он видел во дворе, Алексей нахмурился. Закорючка была на что-то похожа, но он никак не мог вспомнить, где видел ее раньше. Немного помучав свой мозг, но так ничего и не вспомнив, он дошел до двери в свой кубрик и потянул на себя ручку.

— Кто это? — донесся из комнаты слабый голос Арно.

— О, Арни! — удивился Алексей, — тебя, что, уже выписали?

— Откуда? — сморщил лоб водник. — Ничего не помню… А ты кто?

— Да уж, — протянул Алексей, с жалостью смотря на скелет обтянутый кожей. — Ков’Альдо. Лестница. Артефакт. Вспоминаешь?

— Что-то было такое, — вздохнул побледневший от напряжения Ги’Дэрека.

— Кстати, если ты сейчас слышишь голос, который настойчиво убеждает тебя, что он твой дедушка, не бойся, ты не сошел с ума. Олькуш Ги’Дэрека действительно твой какой-то пра-пра-пра-прадед. И это мы с ним вытащили тебя из цепких объятий смерти.

Не удержавшись, Алексей добавил под конец изрядную толику пафоса. Но Арни, похоже, пришлось по душе.

— Сударь, примите мою благодарность, — лежащий на кровати водник приподнялся на локте и гордо вздернул подбородок. — Но это не отменяет того факта, что между нами остались невыясненные обстоятельства…

— Бросай эту чушь, Арни, — отмахнулся Алексей, исчезая в ванной комнате. — Слушай деду!

Водник еще что-то горячо говорил и скорей всего порывался встать с кровати, но Имперскому магу было не до тараканов, скопившихся в голове Ги’Дэрека. Он остервенело тер себя жесткой мочалкой, чуть ли не сдирая кожу.

В какой-то момент ему показалось что он из душа брызжет кровь, но стоило ему вынырнуть из своих мрачных мыслей, как наваждение тут же схлынуло.

— Так и с ума сойти недолго, — пробормотал Имперский маг, постепенно увеличивая температуру воды.

Вдоволь настоявшись под обжигающими струями воды, он резко переключил воду с горячей на холодную и радостно заорал:

— Аааа! Уууу… Оооооо! Хорошоооооо!

Все негативные мысли махом выветрились из его головы. Почувствовав, что он наконец-то оказался в «Здесь и сейчас», Алексей довольно улыбнулся. Выскочив из душа, он сорвал с крючка белоснежное полотенце и принялся энергично растираться.

Вытеревшись насухо, он достал из Инвентаря сменную нателку, после чего облачился в свой доспех и студенческую мантию. Можно было, конечно, вымыться и не снимая одежды, благо у него в арсенале были соответствующие заклинания для просушки, но так было привычней и… родней.

— С легким паром! — поприветствовал сам себя Алексей, выходя из душа.

Посмотрев на хмурого Ги’Дэрека, сидящего на своей кровати и не дождавшись от него ни слова, Алексей ответил сам себе:

— Дай Бог здоровья!

— Я настаиваю на сатисфакции! — тут же отреагировал Арни. — На Суде Чести!

— Да без проблем, — отмахнулся Алексей, — иди и бейся на этом самом суде с Жано или его прихвостнями, из-за них же ты на больничной койке оказался? А как с ними закончишь — ко мне приходи.

Он не стал говорить Ги’Дэрека, что последний оказался в госпитале исключительно из-за своей глупости и мягкотелости. Да и Олькуш с его огромным жизненным опытом мог еще пригодится.

«Не льсти моему внуку! — тут же отреагировал старый водник. — Знал бы я какой сумбур творится в его голове, давным-давно напросился бы к тебе фамильяром или одушевленным артефактом!»

— Ну, вы уж сами там как-нибудь разберитесь, по-семейному, главное, чтобы без дуэлей. Времени на них сейчас нет, — дипломатично ответил Алексей.

— Это все злое колдовство! — вскочил худющий Арно. — Ты решил свести меня с ума! Но Ги’Дэрека не так-то легко обмануть! Я иду к Мастеру Килибу!

— Он что маг-менталист? — хмыкнул Алексей, с тревогой смотря на дерганного Арни.

— Ну, он что-то умеет, — смутился водник. — А потом… потом к Магистру Ксандру пойду!

— Твой дед скажет тебе спасибо, — скептически протянул Алексей, которому нынешний Арни резко разонравился.

«Нынешний? — ухватился за мысль Алексей, — отчего это нынешний-то?»

— Дуэль! — заорал вдруг Ги’Дэрека, принимаясь яростно вращать глазами. — Нет никакого деда!

«Свалился наследничек на мою голову, — пожаловался Алексею дух мага. — Ты давай уже, выбирайся отсюда поскорей, а то сил нет на все это смотреть!»

— Откуда отсюда? — переспросил Алексей, перед которым вдруг мелькнул образ беседки и спрятавшегося за ней розового деревца.

Дух не ответил, в отличие от Арно.

— Я сказал дуэль! Прямо сейчас! Я тебя так отделаю, что ты ползать будешь! Что ты магичить не сможешь! Так, что никакие эликсиры или персики тебе не помогут!

— Стоп, — насторожился Алексей, — что ты только что сказал?

— Ээ, — опешил еле держащийся на ногах Ги’Дэрека. — Магичить не сможешь…

— Что мне не поможет? — вся воля Алексея была сконцентрирована на том, чтобы уцепиться за еле уловимый след чего-то знакомого. Уцепиться и не отпустить.

— Эликсиры не помогут… — растеряно повторил Арно.

— Или персики, — закончил Алексей. — Персики, персики, персики… Арт!

Тело наполнилось энергией, а на душе стало так легко-легко. Он наконец-то смог уцепиться за что-то реальное в этом мрачном дне. На секунду промелькнуло ощущение иллюзорности происходящего, но тут же сгинуло, не дав Имперскому магу шанса осознать, что это было.

— Я сейчас! — зачем-то соврал Алексей, срываясь с места.

— А как же дуэль? — разочарованно крикнул ему в след Арно, но Алексей уже не слышал его, из-за всех сил мчась по коридору.

— Трус! — подытожил водник, без сил падая на кровать и тут же забываясь тревожным полусном.

Распахнутая дверь кубрика недовольно скрипнула, а сама комната разочарованно вздохнула, словно жалея о выпущенной добыче.

Занавески на окнах задернулись сами собой и в помещение заметно потемнело. А на полотенце, которое Алексей по привычки повесил на дверь ванной комнаты, появилось небольшое кровавое пятно.

Глава 4

— Персик, персик, Арт, персик! — на бегу шептал себе под нос Алексей, боясь, что потеряет мысль и забудет что-то очень важное.

Вихрем промчавшись по выложенной брусчаткой дорожке, он свернул направо — к Оранжерее, и тут же нашел взглядом беседку. Добежав до нее, он на всякий случай огляделся и украдкой шмыгнул за деревянную постройку.

Трава, кусты, пара булыжников, яблоня. Никакого персикового дерева не было и в помине.

«Но я же видел его! — Алексей не желал верить, что присутствие Арта ему привиделось. — Или показалось?»

Подойдя к тому месту, где должно было находиться деревце, он присел на корточки и раздвинул ветки кустов, тщательно всматриваясь в землю. Его взгляду открылся трухлявый сук, небольшой муравейник и засыпанная пожухлыми листьями кочка.

Разочаровано вздохнув, он отпустил ветки и выпрямился.

«Значит все-таки показалось… — Он с разочарованием посмотрел на пышущую жизнью зелень и озадаченно нахмурился. За все время пребывания в Академии он не встретил здесь ни одного пожухлого листочка. — Или нет?»

Повторно раздвинув ветки, он ткнул носком сапога в трухлявый сук, из которого тут же брызнули во все стороны двухвостки. С сомнением покосился на муравейник, обитатели которого уже организованно шли в атаку на своих отвратительных соседей. И присел около кочки.

Аккуратно сметя желтые и коричневые листья в сторону, он довольно улыбнулся. С поверхности едва поднимающегося над землей пенька, был отчетливо выгравирована серебром уже знакомая закорючка. От нее исходило едва заметное свечение, а тусклый блеск серебра буквально притягивал взгляд.

Алексей аккуратно протер рукавом символ и немного помедлив, коснулся его рукой.

Мир на мгновенье вздрогнул, поплыл рябью, а Алексей увидел себя со стороны, разговаривающим с ярко-зеленым растущим побегом.

«Ну я же с тобой разговариваю сейчас, — послышался голос Арта, — где, ты думаешь, я провел все это время? Я, кстати, оставил тебе там парочку подсказок и тайничков, которые только ты сможешь найти, но с твоим текущим уровнем развития у тебя нет шансов».

«То есть вы, в смысле ты все это время находился в Чертогах? — уточнил он сам, — и как я понимаю в моих?»

«Они ничьи, — отстраненно заметил Арт Скал. — они просто есть. А попал я в них, действительно через твой ум. Что и позволило мне оставить там несколько подсказок. Проникся?»

«Проникся! — усмехнулся Алексей, с неохотной отпуская видение. — Значит подсказки, да?»

Он посмотрел на исчезающий знак «ॐ». Что-то внутри подсказывало ему, что если он не поспешит найти другие «хлебные крошки», щедро рассыпанные наставником, то этот на удивление реальный мир снова засосет его с головой, стерев из памяти любое упоминание о «закорючках».

— Значит я в Чертогах… — протянул Алексей, с прищуром осматриваясь вокруг себя.

Мир дрогнул под его взглядом, и Имперский маг улыбнулся. Сделав несколько резких вдохов-выдохов, он уселся на землю, не обращая внимания на сражение, разворачивающуюся между муравьями и двухвостками.

Привычно скользнув в легкую медитацию, он прикрыл глаза, позволяя энергии мира течь сквозь себя. Штиль. Как он и предполагал.

«Все-таки Чертоги! — мысль обожгла страхом, но Алексей тут же постарался успокоиться. — Не зря Арт подсказки оставил, ох не зря! Первая, считай, уже помогла! Главное — не бояться!»

Все его чутье кричало о том, что любой страх будет использован против него, а уверенность и вера в свои силы, наоборот, сделает его непобедимым.

«Нужно быть очень осторожным, вдруг сейчас эти чертовы насекомые как вырастут и решат меня схарчить? Или еще хуже — залезть в уши… Брррр!»

Родившееся в груди отвращение было настолько велико, что Алексей потерял концентрацию и открыл глаза, с опаской взглянув на сошедшихся не на жизнь, а насмерть насекомых.

К его облегчению, ни муравьям, ни двухвостками и дела не было до человека.

Пружинисто вскочив на ноги, Алексей поклонился пеньку и бросился назад — к Башне. На память он не жаловался и точно помнил, что там его ждут еще два знака «ॐ».

Стоило ему завернуть за куст, как огненных муравьев, уже почти победивших благодаря своим острым жвалам и огненным плевкам исходящих кислотой уховерток, накрыл белесый туман. Мгновенье и из седой хмари полезли странные существа.

Обычная двухвостка, вот только размером со спичечный коробок, с двадцать ножками с каждой стороны, с которых стекала едкая кислота, и двумя парами огненных жвал, хищно посмотрела на свою товарку, выбравшуюся следом и, полыхнув огнем, набросилась на нее.

Несколько секунд, и комок сплетенных в бескомпромиссной борьбе насекомых противно хрустнул, на виду у пенька превращаясь в жуткую пародию на двухвостку. Вот только получившееся существо было в два раза больше, и один хвост у нее истекал зеленой кислотой, а второй — тускло тлел алым огнем. Ножек стало еще больше, а жвалы увеличились в размерах.

Многообещающе посмотрев в след ушедшему магу, химера угрожающее щелкнула жвалами, но преследовать Алексея не стала, переключив внимание на выползающих из мглы насекомых. Молниеносный бросок, и за беседкой послышался громкий треск.


Алексей бежал по аккуратным тропинкам Академии и всеми силами отгонял лезущие в голову мысли.

«А вдруг Источник опустеет? Плетение развалится у меня в руках? Начнется какое-нибудь землетрясение или попаду в сужающийся лабиринт? К черту все эти мысли!»

Он настолько увлекся борьбой со своим умом, что чуть было не влетел в стоящих на дороге Шамиля с Кино.

— Наконец-то! — с облегчением выдохнул Шамиль, вскидывая руки перед резко затормозившим Алексеем. — Мы уже волноваться начали! Давай быстрей, Алексей! Наши только тебя и ждут, до занятия несколько минут осталось!

— До какого занятия? — Алексей недоверчиво посмотрел на студиозов. — А как же отбор на факультеты?

— Так на занятии и будет отбор, — не смутился Шамиль, — там, говорят, будут присутствовать все деканы и ректор.

— Ясно, — протянул Алексей, прислушиваясь к своим ощущениям. — вы идите, а я вас догоню!

— Не дури, Алексей, — нахмурился Кино. — Нельзя пропускать первую пару.

— Я сказал: догоню, — упертость этих вояк, прикидывающихся студиозами, начала его порядком раздражать.

— Нет, мы тебя не бросим, — упрямо набычился Шамиль.

— Все, — Алексей потерял интерес к беседе, — увидимся в главном здании.

Он отодвинул Шамиля в сторону и поспешил в сторону Башни.

— Но как же…

Но Алексей уже не слушал вялые возмущения Кино. В душе проклюнулась застарелая злость, от которой, он думал, давно не осталось и следа. Почему-то некоторые люди отказывались воспринимать его всерьез, принимая мягкость характера за бесхребетность. А потом удивлялись и даже обижались на жесткий отпор.

К тому же находиться в этом месте с каждой секундой становилось все страшнее. Он не мог объяснить словами, но четко осознавал — как только он понял, что находится в Чертогах, началась гонка.

Или он в ближайшее время соберет все подсказки Арта и поймет, как вырваться из этой мета-реальности, или произойдет что-то… страшное.

Он выскочил во двор Башни и, отметив краем глаза, что листья деревьев начали потихоньку опадать и подбежал к выложенному камнями знаку «ॐ».

Встав на знак, он попытался получить от символа отклик, но ничего не изменилось.

«Странно… Фальшивка? Или…» — его взгляд зацепился за откатившиеся камушки, об которые он споткнулся, возвращаясь из больницы.

Быстренько собрав укатившиеся камни и вернув их на положенные места, благо память работала безупречно, он с замиранием сердца вступил в знак и облегченно перевел дух — символ «ॐ» засветился тусклой зеленью.

— Работает, — улыбнулся Алексей.

С каждой секундой знак сиял все ярче, пока, наконец, салатовая вспышка не резанула по глазам. Даже несмотря на то, что он прикрылся от нее рукой. Проморгавшись, Имперский маг с удивлением обнаружил перед собой свою копию.

— Ты что, клон? — несколько нервно поинтересовался Алексей.

— Это ты клон, — высокомерно дернула щекой копия, — а я — Алексей. Ты останешься здесь, а я выберусь туда.

— Какой богатый, однако, у тебя язык, — усмехнулся Имперский маг. — Наверное много книжек читал?

— Три, — клон растянул губы в улыбке и с наслаждением хрустнул шеей.

Чувство опасности вспыхнуло ярко-алым, но Алексей остался на месте, внимательно рассматривая свое отражение. Внешне копия один-в-один походила на него, но какая-то деталь, которую Алексей все никак не мог уловить, никак не давала ему покоя.

— Азбука, букварь и синенькая? — участливо поинтересовался Имперский маг, спешно формируя зеркальный щит.

— Именно, — еще шире улыбнулся клон, а Алексей наконец-то понял, что его встревожило. Ведь не могут обычные люди улыбаться от уха до уха.

— А кто тебе сказал, что я обычный человек? — щеки клона с треском лопнули, обнажая белоснежный оскал острых зубов.

— Еще и мысли читаешь? — брезгливо поморщившись поинтересовался Алексей.

— Не только, — клацнул зубами клон и ударил.

Ударил сильно. Резко. Внезапно.

Так, что даже ждущий атаку Алексей пропустил удар. Вся его ментальная защита в одночасье рухнула, впиваясь в сознание острыми осколками зеркального щита. В глазах потемнело, а в голове появилось жуткое ощущение чужого присутствия.

Он рухнул на колени, сжимая виски руками. В голове словно ползала холодная, склизкая змея, безразлично перемешивая дорогие сердцу воспоминания и эмоций.

Сплюнув кровью прямо на ободряюще светящийся символ, Алексей принялся сопротивляться.

Колючая проволока с бегающими по ней электрическими разрядами, ледяные иглы, торчащие во все стороны, обжигающие протуберанцы огненного кольца, незыблемая мощь каменной сферы — все эти преграды, спешно воздвигаемые Алексеем, казалось были для клона чем-то несущественным, чем-то незначительным. И Имперскому магу приходилось шаг за шагом отступать перед ленивым натиском чужой воли до тех пор, пока он не оказался в знакомом помещении.

Он оглянулся вокруг — двор Башни, как и самое общежитие пропал, сменившись круглой комнатой с тремя дверями — «Память», «Ум» и «Разум». Дверца первой была слегка приоткрыта, на второй висел огромный амбарный замок, а на месте третьей находились едва видимые взгляду очертания дверного проема. И лишь горящий зеленью знаком «ॐ» прямо посередине комнаты напоминал, что все вокруг — одна большая иллюзия.

Или не иллюзия?

Алексей не знал где он сейчас находится, и кто такой этот клон, но он точно был уверен в одном: эта комнатка и горящий зеленью знак «ॐ», внутри которого он стоял — последняя линия обороны его сознания.

«Как с ним справляться?!»

— Склониться предо мной…

«Он шутя прошел сквозь мою защиту!»

— Это была защита?…

«Он ведь в десятки раз сильнее!»

— В сотни…

«Эта тварь еще и мысли читает!»

— Ты — это я…

«А я — это ты», — Алексей внезапно успокоился и посмотрел в белесую мглу, которая все четче и четче принимала очертания широкой, зубастой пасти.

Он поднял верхнюю губу и несколько раз клацнул зубами. Висящая перед ним пасть с еле заметной задержкой отзеркалила его действия.

— От винта! — Имперский маг глупо улыбнулся и шагнул вперед, без сожалений оставляя предупредительно полыхнувший зеленью символ позади себя.

Сидя в обороне он рано или поздно проиграет, как это произошло на Полигоне, когда его чуть было не прибил каменный голем. К тому же он заметил, что в словах иллюзий, а в том, что это иллюзия, он уже не сомневался, частенько проскальзывают несоответствия и даже… подсказки. Да и этот страх, который постоянно усиливался, похоже был главным инструментом воздействия Чертогов.

И есть лишь один способ победить страх, тем более свой, — шагнуть ему навстречу. И Алексей пошел ва-банк. Открыв нараспашку свое сознание, он всей своей памятью, всем своим жизненным опытом, всеми своими эмоциями обрушился на дрогнувшую от его напора мглу.

В какой момент он превратился в сияющий шар света, Алексей и сам не заметил, но белесой пасти это явно не понравилось. При прикосновении Алексея-света к клону-туману, последний обиженно зашипел и задымился, а Имперский маг в свой детский страх «А что если».

А что если Юра сломает мне нос, ведь он сильнее и больше? А что если я не выросту к Новому году? А что если Настя скажет мне «нет»? А что если посмеются не моей шутке, а надо мной? «А что если у Хэлен уже кто-то есть?»

«А что если жизнь так и пройдет мимо, пока я будут думать «а что если»?» — философски подумал Алексей, стараясь не вглядываться в мелькавшие перед ним воспоминания. — Это ведь глупо. Непродуктивно. Нерационально, в конце концов!»

Алексей с улыбкой посмотрел на полупрозрачного клона, стоящего перед ним на коленях. Вокруг снова был дворик Башни, вот только опавших листьев, вроде бы стало больше. Шагнув вперед Алексей, нерешительно замер.

«А что если он не исчезнет, если снова…» — мысль родилась сама собой, против его воли.

Клон словно только этого и ждал. Его фигура уплотнилась, налилась цветом, а губы снова треснули в нечеловеческой улыбке.

— Довольно.

Он волевым усилием испепелил предательскую мысль и бесстрашно шагнул вперед — прямо в свою побледневшую копию.

Внимание! Вы преодолели свой страх.

Скрытая характеристика Стойкость +1. Текущее значение: 4

Клон молча исчез, а под ногами Алексея что-то хрустнуло.

Нагнувшись, он поднял отполированную деревянную трубочку, отдаленно напоминающую свисток. Никаких дополнительных свойств Сеть выдать не пожелала и он, пожав плечами, сунул найденную вещицу в карман. Еще раз огляделся по сторонам, с тревогой подмечая, что все больше и больше листьев желтеет и опадает, и решительно направился ко входу в Башню.

Глава 5


План был прост. Добраться до своего этажа, найти на стене знак «ом» и получить новую подсказку. Хоть у него и появилось понимание, что он находится в Чертогах Разума, но как отсюда выбраться, Алексей пока что не представлял.

Единственное, что ему сказал Арт: «Тебе там с такой Волей не выжить». А значит что? Качаем Волю! Вот только знать бы как…

Пока что происходящее ему не шибко-то и нравилось. На стенах Башни появилась паутина, чего в принципе не могло быть, откуда-то сверху начали задувать холодные сквозняки, а на ступеньках начали попадаться трещины.

Когда он, наконец-то, добрался до своего этажа, то уже всерьез прикидывал — так ли ему нужна эта подсказка…

Коснувшись бронзового кольца широкой деревянной двери, Алексей замер, не решаясь войти в гостиную. Внутренняя чуйка кричала не так чтобы сильно, но оставаться в Башне с каждой секундой становилось все тревожней и тревожней.

«Я быстренько. Одна нога здесь, другая — там» — решил Алексей и, отбросив в сторону сомнения, вошел в холл.

Не задерживаясь, он его стремительно пересек и быстро нырнул в коридор, стараясь не смотреть по сторонам, в особенности на камин, от которого жутко тянуло могильным холодом.

Проходя мимо комнаты Марка, он хотел было зайти — чем черт не шутит, вдруг пацан оставил там свою Книгу, но благоразумие взяло вверх, и он поспешил к финальному пункту назначения.

Теперь, когда Алексей знал, что искать, найти подсказку не составило труда. Приятное оранжевое свечение символа «ОМ», выбитого на стене, невольно притягивало взгляд. Остановившись напротив знака, Имперский маг бросил взгляд налево — в сторону приглашающе распахнутой двери в свою комнату и невольно сделал шаг назад. Идти туда и проверять, остался ли водник там или уже куда-то убежал, ему отчего-то не хотелось. То ли из-за внутреннего чувства утекающего сквозь пальцы времени, то ли других причин.

Таких как тонкая лужица крови, вытекающая из кубрика. Или белесые клубы пара, вырывающиеся из комнаты.

«Это не реальность, и с Арни все в порядке! — проговорил он про себя.

Потом еще раз и еще. Но не помогло.

«Чертов Арни!» — он сделал первый шаг к двери.

«Чертовы Чертоги!» — второй шаг.

«Черт… возьми, это что еще такое?!»

Увиденное краем глаза — хорошо хоть заходить не стал! — Алексею не понравилось. Посреди комнаты на ледяном троне сидел Арни. Точнее то, что от него осталось.

«Да он же превратился в ледяного ходока! — с трудом сдерживая истеричный смех подумал Имперский маг. — Нет, я знал, что Олькуш был Повелителем льда, но чтобы до такой степени…»

Он с содроганием вспомнил только что увиденные синие вены, бегущие по белому, как мел телу паренька. Иней на бровях и щеках, кристаллы льда, пробивающиеся по всему телу Арни. При некой толики фантазии можно было разглядеть в этих хрустальных наростах будущую ледяную броню.

— Олькуш… — несильно, впрочем, надеясь на успех, позвал Алексей. — Олькуш, ты тут?

«Аааа, Имперский маг… — послышался усталый голос духа. — Знаешь в чем проблема и самая главная опасность Чертогов Разума?»

— В чем? — тут же навострил уши Алексей.

Откуда-то из-под сердца пришло понимание, что этот ворчливый голос — одна из немногих реальных вещей в этой иллюзорной реальности. И он точно не собирался упускать возможность получить дельный совет от многоопытного мага, который, к тому же, сумел выжить на Водном плане.

«Попавший сюда маг магнитом притягивает всех кхм, неприкаянных сущностей, — охотно отозвался Ги’Дэрека. — А вас сюда попало аж ШЕСТЬ. Причем, не самых слабых. Меня, несмотря на крепчайшую привязку к ауре Арни, затянуло сюда с первым же магом-воздушником. А твоего наставника — следом за мной. Да-да, теперь я знаю, что мне посчастливилось находиться в Академии вместе с легендарным Артом Скалом!»

Из комнаты послышался полувздох-полувсхлип, и Олькуш тут же прервался, оставив Алексея гадать, откуда он в курсе про наставника.

«Так вот, — как ни в чем не бывало продолжил дух несколько секунд спустя, — а теперь представь, что произошло, когда в Чертоги попало шесть магов! Я и знать не знал, что в Академии находится такое… такая… кхм, сущность…»

По спине Алексея пробежал целый табун мурашек. Он сразу же отчетливо вспомнил то неприметное здание, куда отправили Мастера Килиба и ту… то, что находилось под темницей.

«Неужели…»

«Именно, — опытный Олькуш понял его с полуслова. — И сейчас она или, кхм, оно, пытается установить здесь свои порядки. И у нее, надо признать, пока что получается».

«Что с Арни? — задал волнующий его вопрос Алексей, — и с Артом? С остальными учителями? И что будет с вами?»

«Тяжело сказать, — вздохнул дух. — Еще пара часов, и вместо Арни здесь появится могущественный лич. И самое печальное, что там, в реальности, мой внук потихоньку начнет сходить с ума…» — его голос дрогнул и он на мгновение замолчал.

Говорить о таком было непросто, но Ги’Дэрека, как истинный маг, плевать хотел на сложности. Даже если разговор шел о жизни единственного наследника Рода. Справившись со своими эмоциями, он продолжил:

«Сначала ему будут сниться сны. Потом он начнет видеть всякую, как ты говоришь, чертовщину. А потом он покончит жизнь самоубийством и это… эта сущность, через своего миньона, получит лазейку в нашу реальность. У нее, конечно, уйдут годы, даже десятилетия, но рано или поздно…»

Олькуш не договорил, но все итак было понятно.

Алексей помнил тот взгляд, даже не взгляд, а его тень, брошенного, казалось, из самой бездны, и четко осознавал — с этой сущностью не справится ни ему, ни архимагу, ни даже Циту.

— Арт?

«Где-то здесь… — в голосе Ги’Дэрека послышалась отчетливая неприязнь. — Он будто бы знал, что произойдет и мгновенно исчез, спрятавшись где-то в складках этой реальности. А мне сейчас приходиться сдерживать эту тварь одному… Да заткнись ты!»

Приглушенный рык, который раздался в комнате после слов духа про тварь, тут же сменился злым шипением.

— Она или оно нас слышит?

«Скорей всего, — равнодушно отозвался Олькуш. — Если хочешь попытаться договориться, сразу же говорю — бесполезно. Мы для нее — ничто. Еда. Пища. Низшие».

— Ладно. — Алексей почувствовал, как по спине бегут мурашки. Вот только на этот раз это был не страх, а предвкушение. — Что с остальными? Какие есть варианты? Сколько у нас времени и что делать дальше?

«Думаешь побороться? — задумчиво протянул дух. — Должен признать шанс есть. Но для этого тебе нужно разобраться с самим собой, и только потом вытащить из Чертогов остальных магов. Ну и напоследок лишить Тварь возможности проникнуть в разум любого разумного… И не стоит сейчас высказывать свои предположения и догадки вслух!»

Алексей кивнул и закрыл открывшийся было рот, оставляя свои мысли при себе. Олькуш предупредил его вовремя. Он уже хотел по своей привычке уточнить, правильно ли он понял мысль собеседника, проговорив ключевые тезисы.

«Магов найдешь сам, это будет несложно. Что касается того, сколько у тебя, кхм, точнее у нас времени сказать не могу. Думаю, сам поймешь. И да, я бы прислушался к совету своего наставника…»

— Увидимся, Олькуш, — твердо пообещал Алексей, с брезгливостью смотря на вытекающую из комнаты лужицу черной крови.

@books_fine канал в телеграме, где можно выкладываются книги которых еще нет в интернете, в том числе и те, что в стадии написания, ждем вас! https://t.me/books_fine или @books_fine


«Всяко может случиться, — устало согласился дух. — Иди, прикрою тебя от… Арни».

Молча кивнув, Алексей коснулся ладонью оранжевого знака «ОМ» и без удивления проводил взглядом отъехавший в сторону кусок стены. Из открывшегося прохода повеяло затхлостью и тленом.

«Надеюсь ты умеешь не дышать, — послышался голос Олькуша. — Ну или догадаешься создать мало-мальские воздушные фильтры. Лично я не хотел бы, чтобы эта гадость попала мне в легкие! От твоей жизни, на минуточку, зависит судьба моего рода, так что… — его голос дрогнул, — береги себя».

Алексей молча кивнул и неожиданно для самого себя создал огненную ауру. Причем вышло у него на удивление хорошо — будто был пиромантом со стажем.

«Тоже неплохо, — прокряхтел Олькуш и сухо добавил. — Ну все, вали уже! Этот мешок с костями с каждой минутой набирает силу, и удерживать его становится все сложней и сложней».

— Слушай, а что будет если я его сожгу? — Алексей хищно прищурился и недобро посмотрел в сторону открытой двери.

Его взгляд был настолько многообещающим, что черная лужица крови испуганно втянулась обратно в комнату.

«Всех не сожжешь, — устало ответил дух. — К тому же главный враг не снаружи…»

— А внутри. — негромко закончил Алексей, шагая во внутреннюю часть башни. — Мне кажется, я начинаю не любить лестницы…

Ведь если подумать, все его беды начались как раз-таки с лестниц. Сначала нападение Ков’Альдо, сейчас вот эта темная каменная кишка. Узкая кирпичная коробка вела к на удивление широкой спиралевидной лестнице, уходящей вниз. Лестница была широкой и… длинной.

Поначалу он пытался считать количество пролетов, ориентируясь по ржавым подставкам для факелов и узким коридорчикам, которые под копирку упирались в кирпичные стены, но потом плюнул и перестал. На смену монотонному спуску пришли проблемы посерьёзней. Сначала на него нахлынул страх бесконечной лестницы, и он чуть было не развернулся назад, потом начало казаться, что стены стали потихоньку сужаться…

Или не казаться? Стены, окружающие рукотворный каменный серпантин, уже практически касались его плеч.

— Тварь я дрожащая или право имею? — хмуро поинтересовался Алексей сам у себя и с угрозой пошевелил плечами.

Его руки сами собой упали на пояс, привычно касаясь теплой каменной цепи.

Во все стороны от него пробежала дрожь, с потолка посыпались обрывки паутины, каменная крошка и еще какой-то мусор. Стены сначала с угрозой заскрипели, сужаясь еще больше, но потом наткнувшись на решимость Имперского мага развалить тут все и вся, сдали назад, с хрустом возвращаясь в исходное положение.

— Так-то, — довольно бросил Алексей, украдкой смахивая капельку пота.

Повторяющейся ярусы и клаустрофобия тут же исчезли, но им навстречу пришли ловушки.

Арбалетные болты, вылетающие из скрытых ниш. Проворачивающиеся ступеньки, с шипастыми каменными роликами, так и жаждущие переломать все кости на ногах. Неожиданно и бесшумно падающие на голову каменные блоки. Замаскированные под россыпь драгоценных камней кислотные пузыри, лопающиеся стоит только подойти, чтобы внимательно присмотреться к ярким камушкам. Магические сюрпризы, количество которых с каждым ярусом все увеличивалось, а сами они становились все изощрённей и опасней.

От ловушек Алексею помогал уходить скачанный пакет «Диверсант», про который как-то распинался Мастер Петро. Алексей смутно помнил, что произошло с хитрым комендантом, но сейчас он был ему благодарен.

Благодаря скаченному пакету он будто заранее знал, что вот из-под этого кирпича, который чуть выдается вперед, вылетит короткий отравленный металлический штырь. А вот тот подозрительно объемный комок паутины прикрывает готовую сорваться вниз склянку с жидким огнем.

Хорошо хоть с магическими ловушками было попроще. От них надежно спасал Универсальный щит, который Алексей держал беспрерывно. Огненная аура помогала сжечь бóльшую часть витающей в воздухе отравы, а воздушный фильтр, все же сделанный, по совету Олькуша Ги’Дэрека, надежно отсекал мельчайшие частички зловонья, пробившиеся сквозь ауру.

Зеленоватая пыль, стоящая в воздухе, отбивала любое желание не то что ее вздыхать, но даже позволять ей касаться своего тела. А в разы увеличившаяся концентрация ловушек подсказывала, что искомая цель Алексея уже близка. Когда же снизу донесся глухой полувсхлип-полувздох, он и вовсе собрался, выкинув из головы лишние мысли и включив режим максимальной паранойи.

С каждым пройденным ярусом стоны неизвестного становились все громче, стены все зеленее, вызывая острое нежелание их касаться, а видимость из-за грязно-зеленого, едкого мшистого тумана и вовсе упала в несколько раз.

«Похоже я на месте, — подумал Имперский маг, с осторожностью спускаясь ниже.

Стоило ему пройти два пролета, как все ловушки — и физические, и магические закончились, а под ложечкой неприятно засосало. Более того, ему отчего-то захотелось повернуть назад, а воздушное чувство предвкушения сменилось липкими касаниями страха.

«Судя по всему, этот таинственный обитатель подземелья, который без передыха вздыхает словно первоклашка, у которого учитель забрал дневник, уже близко, — подумал Алексей, задумчиво теребя теплое каменное кольцо цепи. — Но с этим страхом надо что-то делать! Это же обычное ментальное влияние! К тому же, теоретически, я у себя в голове. Следовательно, это все — иллюзия!»

Самовнушение немного помогло, гнетуще чувство страха отступило назад и Алексей, упрямо нахмурившись, двинулся вниз — судя по леденящим кровь стонам и скрипучему шелесту, обитатель подземелья был уже рядом.

Один виток, второй, и его глазам открылся широкий коридор, ведущий в темный зал. С потолка свисала жирная на вид паутина. Пол был покрыт затянутыми ряской лужами, а стены были облеплены болотно-зеленым мхом, с которого сочилась мерзкая на вид жидкость.

Входить туда у Алексея не было ни малейшего желания.

— Да ну его нахрен, — пробормотал Имперский маг и, недолго думая, создал и усилием Воли послал вперед Стену огня.

И снова огненное заклинание вышло неожиданно сильным и быстрым в исполнении.

Ослепительно-белое пламя стремительно рвануло вперед, дочерна очищая коридор и радостно ворвалось в овальный зал, жадно сжирая гнилые доски, ошметки паутины и несколько десятков высоких скелетов с волчьими черепами, после чего накинулось на стоящую по центру помещения фигуру.

— Ого! — уважительно выдал Алексей, отшатываясь назад. Он явно не ожидал такого эффекта от обычной Огненной стены. — Та-ак, и кто это тут у нас… Мда, кто бы сомневался…

Огонь, успешно зачистивший все и вся, лишь бессильно лизнул замотанную в грязные бинты фигуру, с трудом, но поджигая свисающие с мумии ошметки засаленных тряпок.

Видимо огненный подарок Алексея стал для нежити не меньшей неожиданностью, чем и для мага. Иначе она, наверное, успела бы среагировать, и как минимум прикрыла бы от атаки Алексея своих скелетов и защитилась бы сама. А может и нет.

— Я и не знал, как я, оказывается, умею…

Он с удивлением посмотрел на свои руки и перевел взгляд на дымящуюся мумию. Нежить обиженно взревела, пытаясь потушить все еще горящие ошметки бинтов и выцветшую монашескую тунику.

— Хм, — многозначительно заметил Алексей, формируя плетение Огненного копья. — Судя по всему, этот тип раньше был монахом.

Мумия же, будто почувствовав, что ее сейчас будут убивать, неожиданно проворно бросилась на пол и, крутанувшись там несколько раз, сбила огонь, после чего, немедля ни секунды бросилась на Алексея.

— Ловко, — оценил Имперский маг, швыряя в нее огромное огненное копье. — Но сегодня, пожалуй, обойдемся без рыцарских поединков.

У него не было ни малейшего желания проверять насколько эта нежить сильна в рукопашный, тем более появившаяся над ней надпись недвусмысленно намекала о возможных проблемах на близких дистанциях.

Мумия Цзин Ли

Настоятель храма Солнечного кулака

Способности: Аура страха, Проклятье, Гнилостное дыхание, Заражение, Похищение характеристики,??

— Ы-ы-ы-ы-ы! — завыла подожжённая нежить, отброшенная магическим ударом назад.

Ее левая рука повисла на рваном лоскуте, бинты азартно занялись огнем, полчерепа — как не бывало.

— Ы-ы-ы-ы-ы! — нисколько не смущаясь потерей нескольких частей тела, мумия вскинула перед собой правую руку, которая окуталась гнилостным свечением, впилась в Алексея уцелевшим глазом, и рванула вперед — в отчаянную атаку.

В голове Алексея тут же замелькали картинки — то выдыхаемое нежитью облако гнилостно-зеленого дыма, то заражение при легком касании, то вытягивание мумией с таким трудом заработанных характеристик, и, как вишенка на торте, — неснимаемое проклятье и прочие неприятные вещи, которые есть в арсенале нежити.

— Береженного и Бог бережет, — пробормотал Алексей, с усилием посылая вслед за первым еще два Огненных копья.

Горящей мумии хватило и одного. Поймав грудью первое копье, она бессильно захрипела и рассыпалась черным пеплом. Второе же заклинание выжгло посмертное облако зеленого тумана, появившегося на месте мумии, и бессильно разбилось о мраморный ларец, стоящий посреди комнаты.

— Посмотрим, какое наследство оставила после себя эта мумия, — проворчал Алексей. — Вряд ли что-то ценное, монахи — ребята аскетичные. Хотя…

Мысленно одернув себя — начал, понимаешь, делить шкуру неубитого медведя, — Алексей внимательно осмотрел склеп, в поисках оставленных ловушек. Подхватить какую-нибудь заразу после бескровной победы над мумией было бы… глупо.

Зачистив комнату парочкой плетений, Алексей осторожно шагнул вперед — пора было посмотреть ради чего он спускался в такую даль.



Глава 6


Мумия оставила после себя закопченные наручи, угольно-черный ключ и посмертное проклятье, в виде зеленого облака. Убрать его, как Алексей ни старался, не получилось, поэтому он просто к нему не приближался.

Наручи он убрал в Инвентарь, отложив их Идентификацию на потом, а ключ идеально подошел к мраморному ларцу, стоящему на невысоком пьедестале.

— Занятно, — протянул Алексей, рассматривая содержимое сундучка.

Стоило ему вставить ключ и сделать несколько оборотов, как мраморная крышка бесшумно распахнулась. К облегчению Алексея, внутри не оказалось ни ловушек, ни магических сюрпризов, лишь маленькое медное кольцо и аккуратная горка белых кубиков.

«Где-то я уже видел что-то похожее, — подумал Имперский маг, пытаясь вспомнить отчего эти кубики вызывают у него приятные ощущения. — Неужели я шел за ними? Вспомнить бы еще для чего они нужны…»

Пересчитав кубики — их оказалось ровно пятьдесят три — он усилием мысли попробовал было убрать их в Инвентарь, но к своему безмерному удивлению не смог.

— Не понял, — нахмурился Алексей, ошарашенно наблюдая за тем, как кубики рассыпаются костяной пылью. — Это я, получается, зря сходил?

Повертев в руках медное колечко явно технической направленности — так как надеть его на палец не представлялось возможным, он бросил его в карман, в котором уже валялась деревянная трубочка и с чувством выругался.

Было безумно жаль потраченного времени.

Конечно, как вариант, можно было бы проверить стены, в надежде найти тайник, но его умений, даже не смотря на разученный навык «Диверсант», явно не хватало. Поэтому Алексей бросил прощальный взгляд на склеп, обошел так и висящее облако зеленой хмари и направился в сторону лестницы. Его ждал долгий подъем.

К его удивлению ни на третьем, ни на тринадцатом, ни даже на тридцатом пролете, ловушек не оказалось. Поэтому Алексей, плюнув на осторожность и понадеявшись на свой Универсальный щит, побежал наверх.

Усталость с ног вымывалась благодаря заклинанию Бодрости и Свежести, а вот со сбившимся дыханием было сложнее. Приходилось переходить на шаг и помогать себе Легким исцелением. И то — ему казалось, что он поднимается наверх целую вечность.

В какой-то момент Алексею пришла в голову мысль, что он уже проскочил выход на свой этаж и теперь поднимается куда-то вверх.

Разом закружилась голова, и его замутило. Как будто оказался в своем повторяющемся сне, в котором он стоял на четвереньках на верхушке высоченной башни, то и дело шатающейся под порывами ветра, и, вцепившись в металлический пол, дрожал от страха.

— Это все иллюзия, это все иллюзия — Алексей без остановки бормотал спасительную мантру, медленно поднимаясь вверх.

Он уже давно не бежал, а еле шел, будто механический болванчик переставляя одну ногу за другой. И в тот момент, когда его отчаянье почти достигло своего пика, а сам он был готов повернуть обратно, Алексей увидел кровь.

Густую черную кровь, медленно сочащуюся по ступенькам из узкого хода, ведущего — наконец-то! — на его этаж.

Приближаться к маслянистой жиже, и уж тем более вступать в нее Алексею не хотелось, поэтому в его руках вспыхнул ослепительно яркий огненный шар.

Жидкость, словно живая, попыталась втянуться обратно в коридор, но не успела.

Вжууух! — по лестнице прокатилось пламя, выжигая черноту.

Вжууух! — Алексей не собирался успокаиваться и, выйдя из потайного хода, ударил чистым пламенем в обе стороны, отчищая коридор от натекшей из комнаты крови.

За его спиной заскрипел кусок стены, возвращаясь на место, а знак «Ом», дружелюбно мигнув напоследок оранжевым, бесследно растаял.

«А ты вовремя, — голос Ги’Дэрека было ее слышно, — еще немного и Арни проснется…»

— Не проснется, — мотнул головой Алексей, уверенно приближаясь к своей комнате. — как там мои ученики говорят? Fire in the hall!

Вжууух! — с его рук сорвался белый поток огня и с ревом устремился в комнату, заливая пламенем все помещение.

«Тепло… Ох тепло! А вот сейчас уже горячо. Сейчас полотенчико займется. Горит! Хорошо горит, с огонькам! Так, все, уже горячо! Полотенце почти сгорело! Все, сгорело! Харош! Харо-ош!» — дух закричал так, будто он сам горел.

Перестав заливать комнату огнем, Алексей бросил перед собой несколько воздушных волн, чтобы разогнать остатки дыма и пара.

Секунда и перед ним появился облаченный в ледяную броню Арно Ги’Дэрека. Вот только в глазах студиоза, сидящего на ледяном троне, клубился мутный белесый туман, точь-в-точь такой же, какой сейчас окружал его самого, защищая от огненной магии Алексея.

Синие губы Арно были искривлены в презрительной усмешке, мертвенно белые руки с силой сжимали стылые подлокотники трона, кроша их в ледяную крошку и распарывая себе ладони. На левом виске и в центре груди билась фиолетовая вена, паутиной расходясь по всему телу. Прозрачные ледяные доспехи не скрывали уродства тела, да еще и мертвенно-белая кожа оттеняла синюю кляксу с трудом работающей кровеносной системы.

Лич смотрел на Алексея с насмешкой и легким интересом, и если бы не сведенные от напряжения кисти рук, Имперский маг бы купился на этот блеф. Не может быть такого, чтобы эта чертова пленка была абсолютно неуязвимой!

«Огонь? Нет, огонь точно нет. Но все же чего-то опасается… Может быть попробовать Воду? А что если…»

С сожалением констатировав, что огненных плетений лич не боится, Алексей принялся перебирать в голове возможные комбинации, которые сумеют пробить эту белесую пленку щита.

«Точно!» — Имперский маг довольно улыбнулся, заставив лича немного заволноваться.

«Если он умрет… — раздался в голове напряженный голос Олькуша, который первый понял, что хочет сделать Алексей, — то…»

— Плевать, — равнодушно прервал духа Алексей и принялся медленно создавать в руках плетение Огненной воды. — Я и себя сожгу, если потребуется. Не имеет право вот это вот существовать.

Лич замер, впиваясь в Алексея настороженным взглядом. Из его глаз ушло все пренебрежение и высокомерие, сменившись дикой злостью и неподдельной тревогой. Он перевел свой нечеловеческий взгляд на создаваемой плетение и еще больше скривил губы, обнажая острые зубы.

— Прощай, Олькуш, — закончил формировать плетение Алексей. — Прощай, Арни. А ты, мразь, — он посмотрел сущность прямо в глаза, — сдохни!

Заклинание еще находилось в воздухе, как из Арни будто выдернули все кости. Ледяной трон взорвался миллионами осколков, безжалостно нашпиговывая тело студиоза прозрачным льдом, а струйка белесого тумана мгновенно выскользнула в открытое нараспашку окно.

— Сбежал, — довольно улыбнулся Алексей, спешно создавая Великое исцеление. — Олькуш, скажешь, когда вся дрянь в его крови уже сгорит, но сам он еще будет жив?

«Опасный ты человек, Алексей, — с облегчением произнёс дух, — я уж того, поверил!»

— Так на то и расчет был, — пожал плечами Имперский маг, напряженно всматриваясь на краснеющего Арно, — еще рано?

«Рано, — успокоил его дух. — Я предупрежу. Чтобы убить моего внука, нужно что-то покрепче Огненной воды!»

В следующий момент в комнате резко потемнело, будто огромная туча закрыло солнце, и с улицы донесся пронзительный визг взбешенной твари, до которой дошло, что ее обвели вокруг пальца.

«Она теперь от тебя не отстанет, — предупредил Олькуш Ги’Дэрека. — Лучше бы и в самом деле убил…»

— Успеется еще, — отмахнулся Алексей, следя за бьющимся в припадке Арни, — Ты мне вот что скажи, Олькуш, что дальше делать будешь?

«Да тут вариантов-то немного, — протянул дух. — Сейчас Арни откачаем, да и оборону буду держать».

— Удержите эту башню?

«Удержим, — немного подумав согласился Олькуш. — Если силой поделишься, то тогда точно!

— Поделюсь, — согласно кивнул Алексей. — Мне нужно знать, что где-то в этой чертовой реальности есть островок спокойствия.

«Будет тебе островок спокойствия, — хохотнул дух. — Все! Давай!»

Алексей тут же отпустил заклинаний и спешно принялся формировать Великое очищение. На его глазах маленькое солнце вошло харкающему кровью пареньку прямо в грудь и разлилось по всему телу. Выправляя кости, сращивая разорванную кожу, разгоняя синюю патину вен. Следом на на студиоза пролился лунный свет, выгоняя из тела оставшуюся гадость.

«Восстановление не забудь», — подсказал Олькуш.

Благодарно кивнув, Алексей послал в Арни Великое Восстановление и без сил опустился на пол.

Маны-то было много, Источник бурлил энергией, и Алексей спокойно мог бы выдать еще как минимум с десяток Великих Исцелений, но в эмоциональном плане он был выжат, как лимон.

«Все, Алексей, можешь идти, — уверенно заявил Олькуш. — Арни сейчас чутка отлежится, и мы начнем укреплять Башню. А вот тебе задерживаться здесь нежелательно».

— Иду, иду, — старчески прокряхтел Имперский маг, поднимаясь с пола. — Пожелай мне удачи, Олькуш!

«Удачи, тебе, молодой Имперский маг!» — с теплотой отозвался дух.

Молча кивнул, Алексей бросил взгляд на сопящего Арни, на чье лицо вернулся ровный румянец, и пошел в коридор. Времени оставалось все меньше, а знаки сами себя не найдут.

«Алексей! — окрик старого мага догнал его уже в коридоре. — И все же, как ты с ней справился? Еще никто, на моей памяти не мог оказать сопротивления миньону… пусть будет Бездны».

— Да легко, — пожал плечами Алексей, поморщившийся на затертый до дыры штамп про «Бездну» и «мы все умрем». — Ведь это — мой сон. А значит какой бы могущественной не была эта тварь, она здесь смертна. И она, точнее они, знают об этом.

«Мы будем ждать тебя, парень, — торжественно сказал Олькуш. — Возвращайся сюда вместе с остальными».


«А ведь и вправду, Башне определенно стало лучше, — заметил про себя Алексей, спускаясь по лестнице вниз. — Из каминов не несет смертью и дикой злобой, сквозняки исчезли, паутины на стенах словно и не было. Нет, мне такая Башня определенно нравится больше!»

Спустившись по лестнице, он вышел в главный холл и спустя несколько ударов сердца был уже перед входными дверями Башни.

«Не зря говорят, что дома и стены помогают» — подумал Алексей и с легким сердцем толкнул дубовые створки.

В душе после экскурсии по обновленной Башне поселилось твердая уверенность в том, что все будет хорошо. Которая тут же рассеялась, стоило ему выйти на крыльцо.

Во дворике, со всех сторон окруженном белым туманом, среди которого торчали голые стволы почерневших деревьев, стоял Керн. Керн Лар’Тарго.

— Ну только тебя мне еще не хватало, — поморщился Алексей. — Свали в туман. Не до тебя.

— Меня всегда поражала природная наглость черни, которой повезло выбиться в люди, — холодно улыбнулся огневик, демонстративно хрустнув пальцами, унизанными золотыми перстнями. — Но больше всего меня раздражают форточники, которые считаю себя королями всего мира!

Огневик вытащил из-за ворота ученической мантии золотую цепочку с желтым топазом, виртуозно оправленным золотыми нитями. Если хорошенько присмотреться, то можно было заметить, что внутри камушка лениво мерцали тысячи золотых искр.

— Знал бы ты, сколько форточников мы продали в рабство в Пустыню или отправили в каменоломни! Вы — настоящая угроза нашему миру, а не какие-то там иномиряне!

Щеки студиоза побледнели от злости, и он стиснул амулет в правой руке с такой силой, что из сжатого кулака побежала струйка крови.

— Вы приходите в наш мир и с легкостью получаете то, о чем лучшие представители нашего поколения и помыслить не могут!

— Лучшие — это ты про аристо и дворян? — уточнил Алексей, внимательно осматриваясь по сторонам, в поисках свободного от белесого дыма места. Лезть в этот мертвый туман не хотелось от слова совсем.

— Именно! — Керн гордо вскинул подбородок. — Семейные знания и реликвии передаются из поколения в поколение, а вы приходите на все готовенькое!

— Удобная позиция, — хмыкнул Алексей, — все говно, а я Д’Артаньян.

— Не знаю такого рода, — отмахнулся огневик. — Глупо рассчитывать на то, что ты поймешь собственную никчемность. Но одно я тебе могу обещать точно. После того, как я тебя убью, мой клан позаботиться о твоих маленьких друзьях! Пустынные шейхи охотно скупают одаренных мальчиков. Уж чего-чего, а ошейников подчинения у них хватает!

Керн мерзко расхохотался, а Алексей лишь бессильно скрипнул зубами.

Пока огневик старательно тянул время и, между делом, упивался своей обвинительной речью, Имперский маг все думал над тем, как лучше всего поступить. Раз и навсегда избавиться от этого подлого, мстительного, злопамятного, обиженного на весь мир подростка, или все же попробовать найти к нему подход.

Он достаточно повидал за время работы в школе таких волчат. Наглые, дерзкие, отмороженные. Не признающие никаких авторитетов.

Да некоторых из них можно было запугать — но это было временное решение. Ведь страх жил внутри их самих. Он был с ними дома — страх попасть под тяжелую руку пьяного отца. В школе — страх, что они действительно никому не нужны. На улице — что кто-то из друзей поймет, что глубоко внутри сидит не крутость, а простая зависть и… обида.

Зависть к тем детям, которых любят родители. Обида на свою семью и на весь мир.

С такими ребятами было очень сложно работать. Подчас пакость проникала в их сердца настолько глубоко, что они просто не понимали, что плохого в том, чтобы забрать деньги у толстопузого мямли — ведь он же лох. Не понимали, что материться при девушках или на уроках некультурно— ведь это же нормально, ведь «так разговаривают мама с папой».

Они не понимали почему они должны слушать какого-то там учителя, который им лечит про разумное, доброе, вечное, в то время, когда у них дома в холодильнике стоит лишь полторашка пива и майонез.

Но даже с такими было легче, чем со стоящим перед ним представителем золотой молодежи Цитадели.

Можно помочь волчонку, лишенному заботы и любви — занять его интересным проектом, показать, что он важен тебе. Можно договориться с самым бескомпромиссным гопником на районе, объяснив ситуацию и выслушав его позицию — главное, один на один, не дай Бог рядом будут его «друзья», в этом случае любые слова будут бесполезны. Можно даже успокоить отъявленного хулигана, показав ему, что он важен для тебя и уделив ему самое ценное, что у нас есть: внимание, и поделившись самым важным: любовью и заботой.

Но понять представителя «золотой молодежи», к которой принадлежал стоящий перед Алексеем огневик — невозможно.

Они творят беспредел от вседозволенности, в поисках новых ощущений, потому что им ни-че-го за это не будет.

И как бороться с такими, Алексей не знал. Сажать? Наказывать, ломая руки или ноги? Убивать?

У него не было точного ответа.

Поэтому он просто стоял и смотрел что-то говорившему Керну в глаза.

И когда огневик прервался на полуслове, вскидывая перед собой руку, Алексей не сделал ни малейшей попытки защититься. Он чувствовал, как в него летит высокоуровневое заклинание, и хоть до силы крови оно не дотягивало, но вполне было способной убить любого пренебрегшего защитой мага.

Такого, к примеру, как Алексей. (А Алексей защитой пренебрег)

Он смотрел в глаза Керну, чувствуя, как ему в ключицу врезается выпущенное Керном Огненное веретено. Тысячи острых игл вонзились в грудь, заставляя мышцы сокращаться и причиняя невыносимую боль.

«Типичный Керн Лар’Тарго, — мелькнула горькая мысль, — не может не помучить свою жертву!»

Было дико больно, но Алексей не отвел взгляд.

Торжество, радость, непонимание, злость… — в глазах огневика промелькнул весь спектр эмоций за исключением одной — в них не было раскаяния.

«Не верю», — подумал Алексей, смотря на перекошенное от злости лицо Керна, второпях плетущего Огненное копье.

«Не верю, что в тебе нет ничего хорошего!»

Концентрированный поток Огня сорвался с рук студиоза и ме-едлено, словно в замедленной съемке полетел в сторону Алексея.

«Ну должна же быть в нем хоть какая-то человечность!»

В глазах вспыхнули искры, стало невозможно жарко, а потом наступила темнота.

Последнее, что заметил Алексей — была глумливая улыбка огневика.

А потом он умер.



Глава 7 Интерлюдия

Зал совещаний

— Эй, парень, ты как? — грубый голос Самди Тенебре Седьмого, пробившийся сквозь стоящий в ушах гул, вырвал Санька из глубокой задумчивости.

Персиковое дерево, представившееся наставником Алексея, предупредило о данном варианте развития событий, но мальчик до последнего не верил, предпочитая все проверять самостоятельно.

Что ж, тот маг не обманул. А значит и все остальное можно считать условной правдой.

Саня не знал, откуда тот знает про Землю, но в то, что его планета окажется следующей на очереди после завоевания Порога поверил сразу же. окончательно и бесповоротно.

А значит нужно сделать все, чтобы иномирные захватчики умылись кровью и позабыли на ближайшую сотню лет о своих колониальных планах. А для этого нужно…

— Ты оглох, что ли? — тяжелая рука упала на плечо, рывком поднимая его с пола. — Оклемался, малой? Ран на тебе вроде нет?

— Никак нет, Мастер Самеди, — встряхнул головой Санек. — Ни одним осколком не задело. Просто… непривычно как-то…

— Ха-ха, — проскрипел Темный маг, — по краю прошлись, а ты говоришь непривычно! Но ты молодец, — его голос потеплел. — Любо-дорого было посмотреть, как ты преподавателей удержать пытался!

— А вы ведь знали, что так получится! — Саня без сил опустился на соседний стул. — С самого начала от нас с Алексеем ни на шаг не отходили!

— Знал, конечно, — согласно кивнул Самеди, невесело рассматривая последствия прощального подарка коменданта. — Это ж кем нужно быть, чтобы за такой яркий Якорь не уцепиться! Были бы мои коллеги менее высокомерны и более внимательны, Петро бы один туда провалился. Хотя я надеюсь, что он сдох до того, как установил этот Ксуров Маяк!

— И что с ними теперь будет? — мрачно уточнил Саня, разглядывая безжизненные тела магов и бережно ощупывая свои уши.

После двойного взрыва в замкнутом помещении барабанные перепонки должно было порвать, но ни боли, ни крови в ушах, ни, тем более глухоты не наблюдалось.

— Или победят свои страхи и выберутся оттуда сильней, или останутся там, — вместо него ответил подошедший к ним Магистр Ксандр. На его щеке алел свежий шрам, а в глазах стояло с трудом контролируемое бешенство. — Спасибо, что помог удержаться здесь, Саня.

— Да пожалуйста, — пожал плечами мальчик.

По его мнению, во время притяжения Маяка ректор чувствовал себя вполне уверенно, умудряясь вдобавок поддерживать Натали Нолкоп и Олгена Торсуна. Да и взрыв гранат Магистр Ксандр будто бы и почувствовал. Но, раз уж хочет человек казаться слабее, чем он есть на самом деле, Сане подыграть несложно. Тем более, если возможность выбить для себя несколько ништяков.

— Сочтемся, Магистр Ксандр! — добавил Саня, решив все же обозначить свою позицию.

— Сочтемся, — медленно кивнул ректор, внимательно всматриваясь Сане в глаза, и властно добавил. — А теперь, помоги-ка Мастеру Торсуну.

— Есть! — вырвалось у Сани, а тело само-собой вытянулось в струнку.

Образцово развернувшись через левое плечо, мальчик чуть ли не бегом бросился к целителю, чувствуя на спине изучающий взгляд ректора.

— Мастер Торсун! Студиоз Санек для помощи в оказании первой… ээ… помощи прибыл!

— Ты мне тут эту уставщину бросай, — недовольно ответил целитель, прикладывая амулет к затылку валяющегося на полу Кромбера Терраниуса.

Кровь, сочащаяся из ушей декана Земляного факультета, тут остановилась, а из широкой спины мага вылезло штук шесть осколков.

— Пакет полевой медицины скачивал? — уточнил Олген Торсун, вытирая со лба выступивший пот, и получив в ответ кивок, показал на магов, — вот и проверь тогда, есть ли среди них тяжелые.

— Мастер Торсун, а меня вы тоже вылечили? — Саня осторожно коснулся левого уха. Гул почти прошел, но легкое чувство дискомфорта все еще присутствовало.

— Тоже-тоже, — кивнул Олген, — тебя, да Самеди. Думал поможете остальных быстрей осмотреть, но ты в себя ушел. Да не оправдывайся! — от целителя не укрылись вспыхнувшие красной краской уши мальчика. — Для своего возраста ты просто образец для подражания!

— Кто ж знал, что у него с собой гранаты есть! — дернул щекой Саня, запуская на скорую руку простенькую диагностику на Дэниса Ван Игниса.

Декану огневиков досталось больше всех. То ли он понадеялся на родство стихий, решив прикрыть своих товарищей от взрыва, то ли просто замешкался, но на маге живого места не было. Да и крови уже успело натечь порядком.

— Мастер Торсун, тут без вас никак! — крикнул Саня, переключаясь на следующего преподавателя.

Целитель коротко кивнул и, закрепив кристалл на затылке Терраниуса, поспешил к декану Огненного факультета. От него не укрылась информированность Сани касательно ксуровских артефактов, но он решил пока не акцентировать на этом внимания.

Достав из пространственного кармана еще один лечебный кристалл — уже предпоследний — он сноровисто его активировал и закрепил на затылке. Теперь за жизнь Дэниса можно было не опасаться.

Он скользнул профессиональным взглядом по комнате. Неосмотренными остались Лидо Дэ’Аквус, которого спас амулет Водного щита, да Бизэ Фон Аер. Воздушик бросился на пол сразу же вслед за Самеди. Что-что, но реакция у мага воздуха была на высоте.

— Ксандр! Мы закончили! — старательно сдерживая ком в груди крикнул Олген. — «Ну почему мы не послушали Натали! Ведь она же предупреждала…»

— Хорошо, — холодно кивнул ректор, который все это время тщательно рассматривал оставшиеся от Петро пожитки.

Парные кастеты, кожаный пояс, обрывки одежды и прочий «лут», как выражался один его хороший друг, не шли ни в какое сравнение с треснутым Маяком.

Если присмотреться повнимательней, то в глубине не расколовшегося полностью яйца едва светился малюсенький янтарный камушек.

— Древние нам в помощь! — прошептал себе под нос ректор и резко поднявшись на ноги, гаркнул, — Натали! Хватай эту штуку и бегом к Барку! Нам нужна эта Ксурва искра! Не дай Древние погаснет!

— Хорошо, — беспрекословно подчинилась Грандмастер Воздуха и, осторожно приняв расколотый артефакт из рук ректора, подтвердила свою принадлежность к воздушной стихии, молниеносно исчезая за дверью.

Ксандр тем временем посмотрел на уложенных рядком магов, вокруг которых суетились оставшиеся в зале Самди, Олген Торсун и Санек и неохотно произнес:

— Господа маги. Прошу подойти ко мне.

— Только не говори, что у тебя и на этот случай есть план! — усмехнулся Самеди, вертя в руках серебряный черепок.

— Не буду, — одними губами улыбнулся ректор. — Повторяйте за мной! Клянусь не рассказывать о случившемся событии

— Клянусь не рассказывать о случившемся событии, — послушно повторили маги.

— Никоим образом не передавать информацию о произошедшем!

— Никоим образом не передавать информацию о произошедшем! — несмотря на то, что данная сцена смахивало на кусок из каких-нибудь Мстителей, Сане было не до смеха.

— И обязуюсь сделать все возможное для поддержки попавших в Чертоги товарищей!

— И обязуюсь сделать все возможное для поддержки попавших в Чертоги товарищей! — даже вечно неформатный Самеди был сейчас предельно серьезен.

— Призываю Сеть мне в свидетели! — глаза архимага были прикрыты, брови нахмурены, губы сжаты в тонкую полоску.

— Призываю Сеть мне в свидетели! — хором повторили маги.

— Да будет так! — от ректора во все стороны хлынула волна тепла и света, его лицо расплылось в блаженной улыбке и словно засветилось изнутри.

— Да будет так! — подтвердил Олген Люмен Торсун, ощущая, как внутри раскрывается ранее скрытая темная часть его дара.

— Да будет так! — подтвердил Самди Тенебрэ Седьмой, ощущая, как внутри раскрывается ранее скрытая светлая часть его дара.

— Да будет так! — согласился Саня, чувствуя, как внутри него разгорается угольно-черное пламя, давая твердую уверенность, что никакая магия не сможет нанести ему урон.

Внимание! Вы дали клятву, призвав в свидетели Сеть.

Чистосердечная клятва пробуждает в маге скрытые таланты, но и накладывает определенные ограничения. Если вы не выполните условия Клятвы, то помимо отката раскрытых талантов, вы получите постоянное снижение ВСЕХ основных характеристик.

Награда: 95 % иммунитет к стихийной (и не только) магии.

Принять Клятву? Да/Нет

Саня посмотрел на лежащих в ряд Мастера Диола, Дэниса Ван Игниса, Лидо Дэ’Аквуса, Бизэ Фон Аера, Кромбера Терраниуса и Алексея.

По преподавателям его взгляд лишь мазнул, задержавшись на Алексее.

Его старший товарищ лежал какой-то напряженный и… настороженный, что ли?

Мысленно пожелав ему удачи, Саня посмотрел на висящую перед ним надпись и уверенно подтвердил свое решение:

— Принять!

Услышав синхронные аналогичные ответы от остальных магов, он даже и не подумал удивляться.

«Хм, общая клятва? Это будет интересно!»

— Все, мужики, — Ксандр довольно потер руки, блеснув глазами. — Сеть приняла нашу клятву! Дело за малым — создать им условия для успешного возвращения.

— Оптимистично, — хмыкнул раскрасившийся целитель, раз за разом перечитывая описание полученных в качестве аванса бонусов. — Как ты себе это представляешь?

— Будем подпитывать энергией, транслировать мысленные послания, поддерживать тело в тонусе, — пожал плечами Ксандр. — Все по учебнику. Вот только сомневаюсь, что стоит распылятся на всех. Предлагаю сделать ставку на кого-нибудь одного.

— И он вытащит за собой остальных? — механически уточнил Олген, о чем-то задумавшись.

— Именно, — кивнул Ксандр. — Что думаете насчет Диола? Рыцарь без страха и упрека. Если бы не был магом, точно бы пошел в паладины.

— Не пойдет, — возразил целитель, — ты бы только знал, сколько у него детских страхов. Боюсь у Диола в принципе не получится выбраться из Чертогов…

— Тогда делаем ставку на Лидо? — лениво уточнил Самеди, безуспешно пытаясь стереть с лица довольную улыбку — видимо и ему Сеть отсыпала нехилых плюшек. — С проблемой Кромбера и Дэниса мы знакомы, и я сомневаюсь, что они смогут самостоятельно выбраться оттуда. А у Лидо есть шанс. Единственный его страх — это богатство. Думаю, он справится.

— Ставлю на Бизе, — возразил Олген. — Он хорошо адаптируется к любой ситуации. Единственное, что ему может помешать — его увлеченность. Но один раз он уже справился, значит справится и еще раз.

— Алексей, — неожиданно для себя выдал Санек.

Поймав на себе удивленный взгляд трех магов, Саня сначала смутился, но потом разозлился на себя за слабость и упрямо вскинул подбородок вверх.

— Почему? — хитро прищурился Ксандр.

— Потому что, во-первых, он пошел туда осознанно. А во-вторых… ему есть ради кого и ради чего возвращаться.

Архимаг посверлил мальчика своим фирменным взглядом и медленно кивнул, соглашаясь:

— Что ж, тогда давайте поможем ему вытащить оттуда остальных!

Глава 8

— Да тихо ты, пускай спит!

Парадокс, но именно этот тихий шепоток вырвал его из вязкого сна. Закашлявшись от резкой боли в груди — последствия февральской эпидемии, из-за которой их школа даже ушла на карантин — Алексей Александрович поднял голову.

Притихший класс с интересом смотрел на него незаметно, как им казалось, перешептываясь.

«Позор! — с отчаянием подумал Алексей Александрович, — заснуть на уроке!»

— Так, ребята, — он судорожно схватил лежащий перед ним учебник по литературе. — Так, где мы остановились?

— На том, как корабли бороздили просторы вселенной! — расплылся в улыбке Вова Алферов, не удержавшись от подколки.

— Мцыри, Алексей Александрович, — Лиза Батрушина обожгла своего одноклассника осуждающим взглядом. — Шестнадцатая глава.

— Так, — он поднялся из своего кресла, старательно давя рвущийся наружу зевок. — Кха-кха!

В груди словно резануло огнем, а голова слегка закружилась. В последнее время измученному организму не помогали даже антибиотики.

Откашлявшись, он взял учебник и прошелся перед доской.

— Все успели прочитать? — он строго посмотрел на третий ряд, где сидели главные хулиганы параллели. — До сцены боя добрались?

— Ого! — удивленно вскинулся Миша Балышев. — Там драка была?

— Не драка, — покачал головой Алексей Александрович. — бой.

С каждым словом, с каждым мгновением он чувствовал, как в груди рождается теплая волна вдохновения, сами собой находятся нужные слова, а в глазах учеников разгорается такой желанный для любого учителя огонек интереса.

— Да какая разница! — хмыкнул Олег Вишняков. — Знай себе кулаками работай и все!

— Драка может быть за место в классе. За понравившуюся девочку. Скуки ради, в конце концов! — Алексей Александрович кивнул в сторону задней парты первого ряда, за которой сидели самые задиристые мальчишки параллели — Женя Игнатенко и Ваня Косых.

Класс довольно заржал. Еще бы! Вчера Женя с Ваней подрались прямо на геометрии только для того, чтобы не писать контрольную!

— А бой… — Алексей Александрович дождался пока веселье стихнет и внимательно посмотрел на пацанов, заулыбавшихся вместе со всеми — не обиделись ли? — Бой, он насмерть. И до конца. Причем неважно, что стоит на кону — твоя жизнь, честь твоей девушки, свобода…

Алексей Александрович положил книгу на стол и, прикрыв глаза, процитировал по памяти:

— Ко мне он кинулся на грудь:

Но в горло я успел воткнуть

И там два раза повернуть

Мое оружье… Он завыл!

Рванулся из последних сил!

И мы, сплетясь, как пара змей,

Обнявшись крепче двух друзей,

Упали разом… и во мгле

Бой продолжался на земле…

Он посмотрел на класс. Единственные, кто никак не отреагировал на процитированный отрывок ожидаемо оказались Пустозеров и Перевернихата, которые и не думали его слушать, залипая в сотовые телефоны. Олег Вишняков безуспешно делал вид, что не очень-то и впечатлился. А вот Женя с Ваней порадовали — оба подались вперед, жадно ловя каждое слово. Их глаза горели жаждой боя. Неважно с кем, главное — чтобы по-настоящему, взаправду!

И если уж эти отпетые хулиганы прониклись, то что тогда было говорить про остальной класс. Казалось, ребята забыли, как дышать.

— Это, Алексей Александрович, а дальше-то что было? — нерешительно уточнил Миша. — Он его замахал?

— О! — многозначительно протянул Алексей Александрович. — тут в двух словах не расскажешь… Думаю, у вашего тезки это получится лучше, чем у меня.

— Какой тезка? — не понял Миша Балышев. — Мишка из восьмого «В» что ли?

Но учитель не спешил отвечать, давая ученикам возможность догадаться самим.

«Та-ак, Лиза, вон, поняла, — Алексей Александрович не просто так выдерживал сейчас МХАТовскую паузу. Он старательно подмечал, всех, кто понял этот несложный намек. — Кристина вроде тоже. Странно только, что молчит, обычно всегда руку тянет… Неужели все? Мда, негусто…».

— Который Юрьевич, — сжалившись над учениками подсказал Алексей Александрович и по-доброму улыбнулся. — Лермонов… Михаил Юрьевич.

— Аааа, — тут же напоказ поморщился Миша, — типа прочитать надо?

— Было бы неплохо, — согласился учитель. — Если, конечно, хотите узнать, чем закончился бой и самое главное…

— Разве может что-то быть главнее победы? — перебил его Олег Вишняков. — В этом же и есть весь смысл!

— И самое главное, — терпеливо повторил Алексей, — ради чего он бился.

— И ради чего? — неожиданно пробасил Женя Игнатенко.

Алексей Александрович постарался улыбнуться настолько загадочно, насколько мог и молча кивнул на лежащую на столе книгу.

— Буду рад, если вы расскажете мне об этом в своем письменном рассуждении-эссе, выполненном в свободной форме. В небольшом эссе, — тут же добавил он, видя мгновенно угасший интерес, который он с таким трудом раздувал весь урок. — Сто пятьдесят-двести слов.

Ребята по привычке недовольно заворчали, но раздавшийся звонок заглушил их возражения.

— Хорошего вам всем дня! — улыбнулся Алексей Александрович. — Увидимся в пятницу!

Переждав неожиданный приступ головокружения, от которого его чуть повело вправо — надо меньше работать! — он присел обратно за стол, сделал вид, что заполняет журнал, а сам тем временем принялся наблюдать за учениками.

Кто-то, как Перевернихата и Пустозеров вылетели, даже не записав домашнего задания, кто-то, как, например, Олег с Мишей, во всю обсуждали прочитанное и услышанное. Большая часть учеников уже и позабыла, что их учитель умудрился заснуть прямо на уроке!

Кто-то выходил молча, погруженный в свои мысли и прижимая книгу к груди, кто-то негромко переговаривался. А кто-то и вовсе собирал свой портфель не спеша, дожидаясь, пока большинство одноклассников уйдет.

Таких ребят оказалось мало — не больше трех-четырех человек в классе. Но именно с ними Алексею Александровичу больше всего нравилось общаться во время перемен.

В итоге в классе остались Лиза, Кристина, Марина и… неожиданно Миша с Олегом.

«Что ж, это будет интересно…» — подумал Алексей Александрович, приготовившись внимательно выслушать мысли ребят.

Он посмотрел на Лизу, приглашая ее начать, и девочка не обманула его ожиданий:

— Алексей Александрович, я дочитала Мцыри, пока вы… — девочка на секунду запнулась и мило покраснела, — пока вы заполняли журнал, и совершенно точно поняла одно: Мне не нравится Лермонтов!

— А мне наоборот, — тут же возразил Олег. — Мужик — огонь! Он в нескольких строках умудрился передать это состояние битвы! Я словно сам там побывал!

— Лиза, интересно мнение. Хорошее наблюдение, Олег, — приободрил ребят учитель. — а скажите мне, что хотел донести своей поэмой Михаил Юрьевич?

Он уже настроился на приятную беседу-обмен мнениями, как из коридора послышался мат, завизжали девчонки, а дверь в кабинет чуть было не слетела с петель, заходив ходуном от мощного удара.

— Это еще что такое! — буркнул он себе под нос, вскакивая с кресла.

В три шага подлетев к двери, он выскочил в коридор и тут же увидел источник шума.

Большинство учителей считали Женю Игнатенко и Ваню Косых жутко невоспитанными грубиянами, драчунами и задирами. Но с этими ребятами хотя бы можно было договориться. Они жили по своей правде, с высокой колокольни плюя на авторитеты, но все же, при должном подходе, были способны вести конструктивный разговор и воспринимать аргументированную критику. Другими словами, с ними можно было договориться.

В отличии от тех двух девятиклассников, которые в данный момент безжалостно избивали упитанного десятиклассника из «А» класса.

Рустам Недаев и Тамерлан Дмитриев.

С этими отморозками не удавалось договориться никому из учителей и администрации школы. Преподавателей они абсолютно не стесняясь слали на три буквы, туда же посылая и завучей. Единственное место, где эти «реальные пацаны» преображались был кабинет директора. И то — на время. Делов-то! Уважительно покивать, сделать виноватое выражение лица и клятвенно заверить, что больше так не будут, чтобы тут же, после выхода из кабинета, пнуть кого-нибудь под зад и глумливо заржать.

— Что здесь происходит! — при всей его начитанности и широком кругозоре, Алексею на ум лезли только матерные слова, которыми никак нельзя было изъясняться при детях.

Тем более, учащиеся школы, мгновенно превратившись в толпу уже обступила дерущихся, с интересом наблюдая за тем, что будет дальше. Кто-то достал телефоны, подбадривая Рустама с Тамерланом, кто-то просто что-то бессвязно орал.

— В стороны! — Алексей вклинился между дерущимися и резко выбросил руки в стороны, разнимая пацанов.

Пухляш из десятого класса, Алексей не знал, как его зовут, во всю рыдал, всхлипывая от обиды, а его мучители, раззадоренные дракой и всеобщим интересом, переключили внимание на Алексея.

— А вы че не в свое дело лезете, а? — Тамерлан харкнул на пол и нагло, с вызовом посмотрел на Алексея Александровича. — Не по понятиям.

— Вы, молодой человек, сидели, что ли? — не обратив внимания на плевок поинтересовался Алексей. — Раз так за понятия в курсе.

— АУЕ, нах! — гаркнул Рустам, подлетая к Алексею чуть ли не вплотную. — А ты нахера вписываешься за этот кусок сала? Он нам торчит, понял! Нельзя, ска, куда не просят! Ваще тебя не касется!

— Вы находитесь в моей школе, и я сам будут решать мое это дело — раз, и не тыкайте мне — два…

— Да мне пох че ты несешь, понял! — Рустам оттопырил нижнюю губу, дергаясь при каждом слове. — Я тебя вертел знаешь где?

— Да че ты трешь с этим очкариком, — Тамерлан вместо того, чтобы успокоить своего кореша, наоборот принялся с удовольствие раздувать конфликт. — Ставь его на счетчик!

— О Боже, — не сдержался Алексей, — ты хоть слышишь, что ты несешь?

— А какого херы ты мне тыкаешь, а? — тут же взвился Тамерлан. — Мы чё кореша что ли или чё?

— Угомонились, — Алексей Александрович попытался вернуть себе самообладание, но получалось плохо. Хотелось взять этих качков-переростков, терроризирующих всю школу, и вбить в бетонный пол коридора. — Иначе вылетите из школы!

— Испугал, ска! — заржал Рустам. — Да срать я хотел и на тебя, и на эту школу, понял!

Как назло, поблизости не было ни завучей, ни других учителей, которые могли хоть как-то помочь сгладить конфликт.

«Да какого черта! — рассердился на себя Алексей, — какие учителя! За юбкой от этих отморозков прятаться что ли?»

«А что ты им сделаешь? — возразил он сам себе. — Ты даже пальцем их тронуть не можешь! Да и не факт, что справишься с двумя такими быками! Меньше книжки читать нужно, и больше спортом заниматься!»

«А и плевать, — упрямо мотнул головой Алексей. — уволят, так уволят, но спуску этим уродам не дам!»

«Окстись! — возразил внутренний голос. — Ты же учитель! Мастер слова, е-мое! Ну же, давай! Достучись до их сердец! Они же дети! Цветы жизни!»

— Я тебя посажу, щенок, — неожиданно для себя самого сказал Алексей. — По малолетке пойдешь. Да все учителя как один подпишутся, а инспектор по делам несовершеннолетних спит и видит, как вас по этапу отправить. Вы двое конкретно зарвались!

Как он сейчас хотел ударить стоящего перед ним отморозка прямо в лицо. Выбить желтые прокуренные зубы, разбить в кровь изогнуты в наглой усмешке губы. Бить до тех пор, пока в этих отмороженных глазах не появится чувство страха. Или, на крайний случай сожаления.

Ведь эти наглые моральные уроды прямо сейчас уничтожали его репутацию на глазах у всей школы! Как же все бесит! И эта самая школа, которая послушно стоит и смотрит на творящийся беспредел, вместо того, чтобы вмешаться, сбегать за помощью, или хотя бы просто не быть участником этого произвола.

Зачем он здесь работает? Что пытается сделать? Для кого? Для этой бессловесной тупой толпы? А есть в этом хоть какой-то смысл?! Почему так сильно хочется врезать некоторым ученикам? Почему система образования связывает учителей по рукам и ногам, отделываясь рекомендациями?!

Эти мысли, периодически всплывающие у него в голове, сейчас водопадом хлынули в сознание. Эта драка оказалась последней каплей, из-за которой плотина отчуждения и спокойствия, заботливо выстраиваемая им последние несколько лет, дала течь.

— И чё? — снова дернулся Рустам.

В этот момент Алексей Александрович отчетливо понял, что мнение толпы для этих двоих дороже всего на свете. Именно мнение толпы, ошибочно принимаемое за репутацию. Они просто не могли сейчас вести себя по другому. Нет. Невозможно. Никак. И самое обидное, что он тоже не мог.

— В очо. — умом он понимал, что не стоит опускать на их уровень, ведь там, они быстро задавят его базаром и своими понятиями, но ничего не мог с собой поделать.

— Ты чё, ска, — толчок в грудь, и Алексей отступает шаг назад.

В груди резануло огнем. Но не от прошедшей простуды. А от полыхнувшей внутри ярости.

— Охренел? — ответный толчок, да такой, что Рустам отлетает на пару метров назад.

А его друг, словно только и ждущий этого момента, с кулаками бросается на него.

Дальнейшее слилось в одно смазанное пятно.

Вот он, не обращая внимания на сыплющиеся по голове удары, бьет в ответ. Вот он удачно встречает локтем подлетающего Рустама, но пропускает удар в нос. В глазах взрывается сверхновая, и он на секунду теряется. Вот мир летит вверх тормашками, и он, пропустив бросок, падает на бетонный пол, чудом успев сгруппироваться в последний момент.

Сверху валиться чье-то тело, выдавливая из груди воздух, а сознание, отключив боль, равнодушно посылает сигналы о сильных ударах в спину, плечо и бок.

Вот он вслепую хватается за что-то мягкое и рывком тянет к себе, скручивая и раздирая. Слышится полный боли вопль, и хватка ослабевает, и ему удается сделать глоток воздуха.

Кувырок вбок, подняться на ноги, чтобы тут же согнуться от удара в живот. Ухватиться за ногу, владелец которой и не думал носить сменку, и, не обращая внимания на сыплющиесяудары, притянуть его к себе, чтобы перехватиться за плечо.

Под скрученными пальцами что-то хрустнуло, враг завыл, а удары перестали сыпаться на голову, давая возможность осмотреться.

Один стоит чуть поодаль, баюкая в руках лицо, второй, прижав левую руку к ключице резко отпрянул назад.

— Твари, — сплюнул кровью Алексей.

— Мразь, — прошипел Тамерлан.

Его рука нырнула в карман джинс, доставая оттуда нож.

— Ты мне чуть глаз не вырвал! — Рустам, оторвал руки от окровавленного лица и налитыми кровью глазами посмотрел на Алексея. — Убью, ска!

«Надо ударить первым!» — пришла правильная в общем-то, но запоздалая мысль.

Тамерлан бросился на него, размахивая своим ножом. Следом кинулся и Рустам.

В этом момент Алексея ясно понял, что сейчас или он или его. Мозг заработал с космической скоростью, просчитывая ситуацию.

«Тамерлан здоровый, у него нож. Рустам поменьше, у него глаз. Сначала Рустама. Потом Тамерлана. И плевать на нож!»

Алексей бросился навстречу отморозку с ножом и, отметив краем сознания резкую боль в районе живота, оттолкнул его в сторону, разворачиваясь ко второму.

Удар между ног. Подлететь с согнувшемуся пополам ублюдку и буквально вбить колено ему в живот. Есть! Попал в солнышко!

Алексей оскалился, разворачиваясь назад.

Один выведен из строя, остался второй.

— Писец… тебе… ур-род! — прорычал враг, перемежая слова с махами ножом. — У… бью!

Занятия гимнастикой помогали Алексею уклоняться от резких взмахов ножа, который превратился в тусклую молнию.

Восприятие мира сузилось до точки, и он видел перед собой только серебристые росчерки вражеский когтей.

Стиснув в кулаке вытащенную из внутреннего кармана пиджака ручку, он отступал, терпеливо дожидаясь, когда беснующийся перед ним зверь прыгнет всерьез, престав пугать.

Неожиданно по ушам резануло истошным воем, на мгновение оглушая и парализуя, и враг, припавший на передние лапы, бросился ему на грудь.

Глава 9

Но в горло Алексей успел вонзить

И там с усильем прокрутить

Свое орудье. Зверь завыл

Рванулся из последних сил

В живот вонзаясь все сильней

И они, обнявшись крепче двух друзей

Упали на пол. И в тишине

Бой продолжался на земле.


«Уничтожить! Растерзать! Втоптать!» — Алексей уже не чувствовал ног, но упорно продолжал вбивать кулаки во что-то мягкое и теплое.

Верная ручка, купленная по акции в книжном магазине, обломилась, застряв в горле врага, и Алексей без сожаления стряхнул с рук остатки пластика. Он должен был закончить дело — добить зверя и защитить своих… своих кого? Родных? Друзей?

Здравый смысл постепенно возвращался, а вместе с ним возвращалась и память.

«Детей! Он должен защитить своих детей! … Но от кого?»

Он присмотрелся к подмятому под себя врагу, сил у которого оставалось только на яростный хрип.

Избитое в кровь лицо, свернутый набок нос, торчащая из горла ручка. И самое главное — удивлённые глаза, глубоко внутри которых поселилась безнадежная тоска.

«Тамерлан… — вспомнил Алексей Александрович. — Второгодник. Третий год терроризирует всю школу, забирает у мелких деньги на обеды, пристает с гнусными намеками к старшеклассницам, вымогает у сверстников телефоны, несколько раз подозревали в краже денег из учительских сумок, но доказать не смогли. Отец — сидит. Мать — пьет. Озлобленный на весь мир ребенок, у которого не было детства. Рано повзрослевший хищник. Как оказалось, носит в школу нож, который, не задумываясь, пустил сегодня в ход! Если все оставить так как есть, то он или кого-нибудь покалечит, или вовсе — убьет».

Алексей посмотрел на парня в надежде увидеть хотя бы тень страха или раскаяния на его лице, но наткнулся лишь на обжигающий злобой бездушный взгляд конченного отморозка.

— Кто если не я? — обреченно прошептал Алексей Александрович, смыкая руки на горле подростка.

— Алексей Александрович, — донесся сбоку приглушенный голос Миши Балышева. — А ради чего был этот бой?

— Ради свободы от таких нелюдей, — прошептал Алексей. — Ради вас. Ради детей.

— Неужели нужно убить ребенка, чтобы спасти от него остальных?

— Я не знаю, — прошептал Алексей.

— Знаешь, — не согласился Миша мягким баритоном.

Алексей с внезапно пробудившимся интересом скосил глаза налево — голос был приятный, знакомый, но точно не Мишин. Да и присевшего на корточки мальчика в Мишиной толстовке, он хоть и видел не впервой, но затруднялся сказать, когда и где именно.

Не-Миша провел рукой по лысой голове, поправил ярко-красный галстук и неожиданно ему подмигнул.

— Эээ, — совсем не по-учительски завис Алексей, — Цит?

Он потряс головой и наваждение схлынуло, оставив после себя легкое чувство дежавю, а сидящий перед ним Миша Балышев с тревогой прокричал ему в лицо:

— Алексей Александрович! Вы же сейчас его задушите!

Алексей перевел взгляд вниз — на хрипящего Тамерлана и с неохотой разжал пальцы.

Не из-за слов Миши, нет. Из-за Цита.

Ведь если он его увидел, значит…

Алексей через силу поднялся на ноги, которых не чувствовал еще несколько секунд назад. С любопытством посмотрел на рваные раны на своем животе, перевел взгляд на валяющийся на полу короткий кухонный нож и недоверчиво хмыкнул.

— Глубина, глубина… — под его взглядом раны на животе медленно затянулись, а окружающий его мир недовольно посмурнел.

А вот безликая толпа школьников наоборот начала неторопливо стягиваться в кольцо, окружая его со всех сторон.

— Вы об этом пожалеете! — закричал с пола Рустам, увидев, что стало с его товарищем. — После школы вас будут ждать!

— Надо же, уже «Вы», — философски заметил Алексей, судорожно размышляющий, что делать дальше, — оказывается нужно было всего-навсего разок-другой врезать!

— Алексей Александрович! Что вы себе позволяете! — Появившаяся из-за поворота короткостриженая женщина с сиреневыми волосами и в толстых очках с роговой оправой решительно пробивалась сквозь молчащих учеников. — Вы же избили учащегося нашей школы! Девятиклассника! Вы же его почти убили! Вы маньяк, психопат и убийца!

Голос Матильды Павловны, завуча старшей школы, был настолько пронзительным и громким, что Алексей невольно скривился.

«Эта точно не уймется, — подумал он. — Вон, с ходу во всех смертных грехах обвинила! Хотя… что я хотел… Это же иллюзия… Удивительно, что нож мне всадил в живот этот отморозок-Тамерлан, от которого всего можно ожидать, а не та же самая умничка-Кристина. Хотя… Я бы в таком случае просто потерял бы веру в человечность людей, и уж точно не стал бы пытаться ее задушить, хе-хе».

— Под Трибунал пойдешь! — никак не желала униматься зам директора. — Изверг! Извращенец! Иуда! Отойди от детей! И вообще, где полиция?!

Стоило ей произнести «полиция», как тут же, неизвестно откуда, возле нее появились два дюжих полицейских с безжизненными взглядами и, угрожающе поигрывая дубинками, медленно направились к Алексею.

По спине пробежала ледяная струйка пота. Изнутри пришло четкое понимание — раны от этих дубинок, которые едва заметно клубятся белесым дымком, так просто не залечишь. Это тебе не царапины, нанесённые малолетним неадекватом.

— Цит! Как мне переиграть этот сон? — крикнул Алексей в воздух.

Он сомневался, что вспомнил все, к тому же память играла с ними в странные игры, подсовывая то кусочки чужих воспоминаний, то обрывки туманных снов. Но он точно знал, что выйти из этого уровня Чертогов можно несколькими путями. Силой — положив здесь всех и вся, в режиме а-ля «Останется только один». Умом — найдя запрятанной системой выход. Или… Волей. Создать, невзирая на препятствия, свой выход из этого уровня.

И он даже понял, как отсюда выбраться, и что для этого нужно было сделать. Но как откатить время назад — Алексей не знал.

— Просто захоти, — промямлил Миша. — Просто… захоти!

Его глаза на долю секунды зажглись ровным белым светом, но тут же погасли, быстро наполняясь белесым туманом. Миша растянул губы в неживом оскале и шагнул вперед.

Олег, Лиза, Кристина и остальные ученики одновременно вздрогнули и синхронно двинулись за ним.

Не знай Алексей, что он находится в своем собственном сне, пускай и очень глубоком и не совсем его, то ему бы стало, мягко говоря, не по себе.

А так он сконцентрировался на конкретном моменте из прошлого и, постаравшись не обращать внимания на приближающиеся… неприятности, усилием Воли сосредоточился на событиях, происходивших до звонка.

… Вот он пламенно цитирует отрывок из «Мцыри»…

Толпа школьников приближается на шаг, неуклонно сокращая расстояние.

… Вот он играет словами, изящно тыкая носом Мишу Балышева носом в неготовность к сегодняшнему уроку — еще бы! — не знать, как зовут Лермонтова …

Короткостриженая зам директора злобно шипит, и сиреневые волосы на ее голове превращаются в фиолетовые пиявки с оскаленными пастями.

… Вот он задает на домашнее задание мини-сочинение…

Шкафообразные полицаи синхронно вскидывают свои дубинки, но Алексей уже их не видит.

… С надрывом звенит звонок на перемену…

Тамерлан впивается ему в ногу, Миша тянет скрюченные пальцы к его горлу, в тело вцепляются десятки детских рук.

… Вот он желает всем хорошего дня…

На голову падает дубинка левого полицая, вскользь пролетая мимо правого виска. Резкий рывок влево — это до него добрался тот самый десятиклассник-пухляш, которого он бросился защищать. Лавина человеческих тел захлестнула его с головой, а пол и вовсе ушел из-под ног.

Алексея закружило и мир завертело вместе с ним.


Переждав неожиданный приступ головокружения, от которого его чуть повело вправо — все-таки получилось! — он вернулся обратно за стол, и сделал вид, что заполняет журнал.

За учениками следить не было никакого желания, поэтому он просто ждал пока пройдет засеченная им минута. Большая часть учащихся потянулись из класса на перемену. Лиза, Кристина, Марина, Олег и Миша, как и в прошлый раз, потихоньку подтягивались к его столу, но Алексею в этот раз было не до них. И не до особенностей произведения Лермонтова, которое завершало развитие романтизма в творчества поэта.

«Пора!», — подумал он, поднимаясь из-за стола и направляясь к выходу из кабинета.

— Алексей Александрович, я дочитала Мцыри, пока вы… — девочка на секунду запнулась и мило покраснела, — пока вы заполняли журнал… Алексей Александрович?

— Алексей Саныч, вы куда? — подхватил Олег.

— Одну минуту, ребят, — отмахнулся от них учитель, подходя к двери.

Взявшись за ручку, он резко распахнул дверь, выходя из класса, и тут же аккуратно поймал в свои объятья потерявшую равновесие упитанную тушку десятиклассника.

«Нет, все-таки предвидение — классная штука! И почему я попал в Порог, а не в Сферу миров? Сейчас бы откручивал время назад и бед себе не знал! Кстати, очень удобно. Съел шоколадку, покайфовал, а потом бац, и у тебя снова в руке целая плитка! Кр-расотаа!»

Прогнав дурацкие мысли из головы, он мягко толкнул неспособного постоять за себя «Ашку» в сторону своего кабинета, и шагнул вперед, вставая на пути у двух школьных отморозков.

Тех же самых, что и несколько минут назад — Рустама Недаева и Тамерлана Дмитриева.

— А вы че не в свое дело лезете, а? — Тамерлан харкнул на пол и нагло, с вызовом посмотрел на Алексея Александровича. — Не по понятиям.

Алексей скрестил руки на груди и молча улыбнулся.

— Чё, совсем сказать нечего? — непривычная модель поведения школьного учителя на секунду выбила его из колеи, но Тамерлан быстро оклемался. — А?

В ответ на столь интеллектуальный вопрос Алексей Александрович лишь улыбнулся еще шире и слегка поиграл бровями.

— Немой что ли?

«Немой филолог», — пошутил про себя Алексей и негромко хмыкнул.

— Да чё с этого убогого взять! — Рустам, у которого из-под носа забрали развлечение в лице десятиклассника, не желал так просто сдаваться. — Придурок…

Алексей не выдержал и расхохотался.

Перед ним все также находились терроризирующие всю школу отморозки, которых хотелось взять и вбить в бетонный пол коридора, но сейчас он ясно знал как поступить правильно.

— ТЫ чё ржешь, ска? — тут же взвился Тамерлан. — чё смешного?

Алексей пожал плечами и со состраданием посмотрел на стоявших перед ним мальчишек. Несчастных, брошенных мальчишек. Не с жалостью, а именно со состраданьем.

— В сторону! — Рустам первый почувствовал, что что-то идет не по плану.

— Свали с дороги, блаженный, — поддержал приятеля Тамерлан.

Алексей же молча стоял, с легкой грустью наблюдая за парнями.

Конечно, проще всего было сжечь их прямо сейчас, благо в груди теплилось приятное ощущение силы и мощи. Можно было ментальным приказом заставить их схлестнуться в смертельной драке. Можно было грубо, словно консервным ножом, вскрыть их сознание и превратить их в забитых лохов.

Но Алексей не хотел решать эту проблему Силой.

«Я желаю вам счастья…»

— Последний раз предупреждаю, — Тамерлан, видя, что стоящие вокруг школьники вовсю перешептываются и хихикают, сжал руки в кулаки. — Чмо!

«Я желаю вам счастья.» — улыбка Алексея даже не дрогнула.

— Реально тупой, — поддакнул приятелю Рустам, не зная, что делать.

С одной стороны — уйти сейчас было стремно. С другой — этот странный препод не дал им ни малейшего повода обернуть ситуацию в свою пользу. И чем дольше они стояли друг напротив друга, тем неуютней становилось «реальным пацанам».

— Я предупреждал, — замахнулся Тамерлан и неожиданно громко гаркнул: — Уйди! Ну!

Алексей внутренне подобрался, но взгляда не отвел:

«Я желаю вам счастья»

Пацан отчаянно сверкнул глазами, и выбросил руку вперед.

Бац!

Его кулак скользнул по подбородку, оставляя после себя неприятные воспоминания. Следом полетел второй. Затем еще один и еще. Но Алексей Александрович неподвижно стоял под градом ударов и улыбался.

Сложней всего оказалось выдержать именно первый удар.

Хотелось накинуть на себя каменную кожу или выставить простенький щит. А уж как тяжело было не зажмуриться видя, как прямо тебе в лицо летит чей-то кулак.

Страх. Гнев. Раздражение. Обида. Злость.

Чувства калейдоскопом сменяли друг друга, но Алексей упрямо смотрел парням в глаза и шептал про себя:

«Я желаю вам счастья!»

«Я желаю вам счастья!

«Я желаю… ах ты ж! Больно, блин! … счастья!»

И с каждым ударом он чувствовал, как горящая внутри правда рвется наружу, волнами расходясь вокруг него.

Может быть не зря в старых фильмах добрые герои никогда не добивают злых? Может именно поэтому джедаи стараются не убивать ситхов, несмотря на все их непотребства?

С каждым ударом он улыбался все шире, не обращая внимания на треснувшую губу и капающую по подбородку кровь. Улыбался не из-за осознания своей победы, но из-за возникшего в душе сочувствия и… любви.

Сочувствия. Сострадания. Любви.

«Может быть Иисус чувствовал тоже самое, когда его казнили? — мелькнула шальная мысль. — Так стоп, Лёха! Таким образом и зазнаться недолго! — он усилием воли выбросил эти глупые мысли и своей головы. — Господи! Как мне помочь этим потеряшкам?!»

Он с любовью посмотрел на Тамерлана с Рустамом. Парни перестали его бить и, безвольно опустив руки, сотрясались в беззвучных рыданиях.

«Эх мальчишки-мальчишки, что мне с вами делать?» — вздохнул Алексей и, прислушавшись к себе, шагнул вперед.

Желание избавить школу от «биологического мусора» пропало. Осталось лишь желание помочь. Обнять, обогреть, поделиться душевным теплом.

Он мягко положил руки на плечи хлюпающим носом пацанами и плавно потянул и к себе.

Два здоровенных лба — один побольше, другой поменьше, уткнулись ему в грудь и, больше не сдерживаясь, заревели.

— Все будет хорошо…

Он не знал, хватило бы у него внутренней силы и отваги на то, чтобы повторить этот поступок в реальности, но сейчас, в своем сне, он точно знал, что поступил правильно. И пусть в отношении Керна он ошибся — причем конкретно! то в этом пласте реальности, его сил хватило, чтобы изменить привычный ход вещей.

Внимание! Хочешь изменить мир вокруг — начни с себя. Ведь справиться с собой, со своими страхами и убеждениями значит вступить на первую ступень бесконечного пути самосовершенствования.

Ваши действия и поступки привели к увеличению вашей базовой характеристики.

Воля +1. Текущее значение: 8

Внимание!

Необходимые условия для получения базового доступа к навигации по уровневому лабиринту Чертогов Разума выполнены: Воля: 10 (8+ &&%;№;) Интеллект 10 (8+?;№?%;№%)

Получен доступ в:

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма



Внимание!

Вы можете покинуть Чертоги Разума через:



… 10…

«Интересно, это что сейчас было? В смысле это Сеть или очередная обманка Чертогов?»

… 9…

Нет, серьезно, это, что все? Все было настолько легко? Так, стоп! Мне еще рано отсюда уходить!

… 8…

«Мне вообще хоть кто-нибудь слышит?!»

… 7…

«Цит? Арт? Олькуш?»

… 6…

«!!!»

С каждой последующей цифрой Алексей чувствовал, как окружающий его мир поддергивается легкой дымкой, а ему на смену приходит бесконечная жемчужно-белая комната. Мысли роились, перескакивая с первое на десятое, прокручиваясь в бесконечном хороводе.

… 5…

«И все же, интересно, откуда взялись эти недостающие характеристики?

… 4…

«Неужели все, что надо было сдать — дать двум конченным гопникам набить себе морду лица?

… 3…

«Может мне из магов в паладины переквалифицироваться? Буду воином света без страха и упрека!

… 2…

«Ну а что, не каждый может стоять по стойке смирно, пока его лупцуют, хе-хе»

… 1…

«Эх, жаль, что преподов не вытащил…» — промелькнула напоследок тревожная мысль, после чего жемчужно-белое пространство взорвалась миллионом мутно-белесых искр.

Глава 10

— Леша! Повтори, что я сказала! … Семенов!

В бок впечатался локоть соседа по парте — Вовы Фурсова, вырывая его из таких приятных размышлений.

«Спасибо, дружище», — стараясь не морщится от боли, благодарно подумал Леша.

Если бы не Вовка, он так бы и не обратил никакого внимания на грозный окрик и снова получил бы запись в дневник…

Мальчик с сожалением оторвался от созерцания прекрасного мартовского неба, возвращаясь в унылый серый класс.

Там он с любопытством наблюдал, как одна армия — вон то огромное белое облако, пыталась догнать другую — небольшую темную тучу. Солдат в светлой армии было однозначно больше, но воины темной армии были стопроцентно круче.

Вот только почему они отступали и куда? Ведь каждый Темный воин стоил пяти Светлых! Может они отступали, чтобы защитить и сохранить изредка проблескивающую в недрах темной тучи молнию?

Это были действительно важные вопросы, на которые он пытался ответить, пока его не отвлекла учительница.

— Ну и что ты молчишь, Семенов?

— … уголовный кодекс… ответственность с 16 лет… — тут же шепчет Вова.

— Согласно уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации эээ, уголовная ответственность начинается с шестнадцати лет… — он вопросительно посмотрел на Ольгу Владимировну, но та лишь недовольно поджала губы. — Ээ, незнание вины не освобождает от ответственности…

— Во-первых, когда отвечаешь, нужно вставать…

Леша незаметно вздохнул, но послушно поднялся, изобразив внимание.

— Во-вторых, уголовная ответственность в нашей стране начинается намного раньше. В-третьих, учителя нужно слушать, а не в окошко пялиться. Так со скольки, говоришь, начинается ответственность?

— С двенадцати? — не удержавшись мрачно пошутил Леша.

— Садись, Семенов, два. И дневник передай!

«Опять, наверное, «Витает в облаках» напишет…, — грустно подумал Леша, садясь на место и вновь устремляя взгляд в окно. — Эх, вот была бы магия в нашей жизни!»

На секунду ему показалось что темная туча, почти скрывшаяся за угрюмым зданием школы, подмигнула ему яркой вспышкой молнии, но стоило ему моргнуть, как наваждение рассеялось, а над правым ухом пророкотало грозное:

— Семенов! Ты вообще меня услышал? Или ты специально издеваешься?! Так, а ну пошел вон из класса!

— Извините, я больше так…

— Вон, я сказала!

«Да плевать!», — мысленно психанул парень.

Смахнув одним движением руки в рюкзак учебник, тетрадку и очередную книжку со смутно знакомым названием: «Полигон», он закинул ранец на плечо и чуть ли не бегом направился к выходу из класса.

— Нет, ну каков наглец! — разорялась Ольга Владимировна, — вы только посмотрите на него! Ни стыда, ни совести!

Леша дернул плечом, словно щитом закрываясь от надоедливой училки, и сунул руку в карман брюк, пытаясь принять независимый вид. К его удивлению, на уровне пояса ладонь столкнулась с чем-то твердым.

Споткнувшись от непонятности происходящего, он похлопал по поясу, с легким недоумением обнаружив, что вокруг его талии висит самая настоящая, да к тому же еще и невидимая цепь! Причем, горячая! И как он только не ощутил ее тепла раньше?

«Так, стоп! — на ходу принялся рассуждать Леша. — Цепь, злая учительница, старательно пестующая во мне чувство вины и обиду… Книга «Полигон»! Да это же снова эти чертовы Чертоги!»

На секунду он замедлил шаг, после чего разом стряхнул с себя подростковую неуверенность и целую кипу комплексов, помноженную на одержимость поиском магии.

Больше не обращая внимания на истошные вопли Ольги Владимировны и полные любопытства взгляды сидящих в кабинете одноклассников, Алексей положил руку на дверную ручку.

«Странные ощущения, — подумалось ему, — как будто и не чертоги вовсе, а… параллельная реальность!

Внимание! Вам доступен переход в локацию: «Второй шанс»

Один из одаренных классиков вашего мира как-то сказал: «Весь мир игра, а люди в нем — актеры»

Вы попали на секретный уровень Чертогов Разума и вам доступна уникальная возможность прожить свою жизнь сначала.

Во вселенной существуют миллионы параллельных реальностей и иногда они пересекаются, вызывая у одаренных чувство «дежавю».

Вы можете прожить жизнь с чистого листа (стартовая точка: второе декабря 19** года, 7 «Б» класс). Это такой же реальный мир, как ваш, в котором события пошли по слегка иному сценарию. Причем, из-за вас.

Воспользоваться «Вторым шансом»

Принять? Да/Нет

Замерев на месте, Алексей прислушался к себе.

Либо его ментальная защита совсем никуда не годилась, и сейчас его обводили вокруг пальца, или у него действительно появился второй шанс.

Подумать только! Оказаться в своем прошлом, сохранив все свои навыки и умения! А в том, что умения никуда не денутся, Алексей был уверен — доступ к Источнику он проверил сразу же.

Парень с магическими возможностями, у которого в запасе будет целых десять лет!

Алексей аж зажмурился от открывшихся перед ним перспектив.

С его нынешними возможностями он может попасть в Порог намного раньше и уж точно сумеет избежать внимания вируса Чистых. А еще он может поступить в Академию и учится, как обычный студиоз, со своими одногодками! Да и Сеть восстановить сможет сам, без помощи полковника и своих выпускников.

Он будет путешествовать, сражаться с разными чудовищами, постигать секреты магии и портальной магии. Может быть даже слетает в гости в какой-нибудь из соседних миров…

Или он может изменить ход истории в своем мире. Стать самым молодым олимпийским чемпионом или возродить Российскую империю!

Деньги перестанут быть проблемой. Одно его Великое исцеление позволит ему обогатиться! А там и второй корпус для школы, и солидные зарплатные прибавки воспитателям и учителям…

Можно будет наплевать на балло-рейтинговую систему и всерьез заняться подготовкой учеников, не тратя времени на участие в десятках областных и муниципальных конкурсах.

Да, черт возьми, он дороги нормальные построит, раз и навсегда покончив с одной из проблем России-матушки!

А потом поможет братским народам и бывшим республикам, ведь он, как-никак был рожден в СССР!

Это будет… интересно. Опасно, ведь там, где крутятся по-настоящему большие деньги, там всегда опасно, но… интересно.

Алексей мечтательно прищурился, не спеша отказываться от столь щедрого предложения.

«Это ж какие перспективы открываются!» — подумал Алексей.

Внимание!

Воспользоваться «Вторым шансом»

Принять? Да/ Нет

«Ведь это же будет самый настоящий режим Бога!»

Внимание!

Воспользоваться «Вторым шансом»

Принять? Да/ Нет

«Возможность построить справедливое общество!»

Внимание!

Воспользоваться «Вторым шансом»

Принять? Да/ Нет

«Достичь в конце концов свою Цель!»

Внимание!

Воспользоваться «Вторым шансом»

Принять? Да/ Нет


«Стоп, — неожиданно подумал Алексей, уже практически согласившись с уникальным предложением системы. — Мне кажется, или «Нет» сереет…»

Он встряхнул головой, вытряхивая оттуда чужие мысли, успешно маскирующиеся под его тайные желание.

— Есть одна старинная русско-индейская изба, — прошептал он себе под нос, решительно выбирая «Нет», — «Фиг вам» называется!

Надпись размылась чернильными кляксами, складываясь в чей-то жуткий оскал… и тут же исчезла во вспышке огня.

— Ибо нефиг тут порядочным людям мозги пудрить, — проворчал Алексей, стряхивая с рук остатки плетения простенького огненного шара, и берясь за ручку двери. — Системное меню!

Толчок двери от себя, и он оказывается в белоснежно-жемчужной комнате.

Внимание!

Необходимые условия для получения базового доступа к уровневому лабиринту Чертогов Разума выполнены: Воля: 10 (8+ &&%;№;) Интеллект 10 (8+?;№?%;№%)

Получен доступ в:

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма

Внимание!

Вы можете покинуть Чертоги Разума!

— Повторяетесь, однако, — покачал головой Алексей, крепко хватаясь обеими руками за свой каменный пояс. — Ну? Что дальше на очереди?

Усилием мысли развеяв системное уведомление, он решительно шагнул в ослепительную белизну дверного проема.


Он стоит в школьной раздевалке и торопливо обшаривает чужие куртки в поисках денег. Шуршит молния очередного кармана и — Бинго! — в руке оказывается сложенный в четверо полтинник!

— Что здесь происходит?! — слышится голос дежурного учителя, а сердце уходит в пятки. Его. Поймали. На краже!

«Ну да было, — пожимает плечами Алексей, стискивая в левой руке теплое каменное звено. — Молодой был, дурак был!»

Мир недовольно плывет перед глазами, сменяясь следующей картинкой.


Октябрьский погожий день. Задали много уроков, но он, вместо того, чтобы сесть за русский и математику, собирается на улицу — собирать гербарии на природоведение, оставляя самое сложное домашнее задание на вечер.

«Зато сейчас научился не откладывать на потом», — возражает Алексей, чувствуя тепло каменной цепи.


Вот он стоит на участке и смотрит в свинцовое осеннее небо. По краям торчат огрызки голых деревьев. Вокруг нет ни воспитателей, ни других ребят. Он один. Совсем-совсем один.

«Неправда, — не согласился Алексея, грея руки о жар цепи, — у меня есть любимая семья, у меня есть любимые выпускники, у меня есть Цит в конце концов! Миша, Марк, Санек!»


А Чертоги, словно поняв, куда нужно бить, подсовывают новое такое реальное воспоминание.

— Я скоро приду, — ласково говорит мама, выходя в подъезд, — только мусор вынесу.

— Сколо — это сколько? — серьёзно уточняет маленький карапуз в красных шортах.

— Три минуты, — улыбается мама.

Он послушно ждет еще три минуты, потом еще две, потом еще…

В груди начинает подниматься паника, густо перемешанная со страхом. Он забирается на подоконник и, надрывая горло в надсадном крике, кричит в открытую форточку:

— Ма-ма!

Тогда, в реальности, мама появилась спустя десять секунд — все это время он стояла в подъезде, разговаривая с соседкой. Сейчас же входная дверь не хлопнула, и по квартире не раздался такой родной голос:

— Глупыш, я здесь! Ты что меня потерял?

— Ма-ма! — карапуз, забравшийся на подоконник уже дрожит от страха.

Ему страшно находится одному в этой пустой квартире. Страшно кричать. Страшно смотреть вниз.

— Ма… — живот обжигает жаром обернутой вокруг пояса цепи, и карапуз мгновенно успокаивается, выдавая вместо истошного «Ма-ма» малый боцманский загиб, без особых проблем используя букву «р».

— Вот ведь сволочи! — искренне удивляется малыш с необычно серьёзными глазами, — по самому больному бьют! Стоп! А если….

Он усилием воли удерживает комнату, растворяющуюся в бело-жемчужном цвете и нахмурившись начинает размышлять:

«Чертоги бьют по самым больным местам, из-за которых у меня возникли психические блоки. Это, конечно, подло, больно, но чертовски эффективно. И почему бы мне самому не воспользоваться возможностью проработать эти ограничения, благо меня так любезно ведут по всем проблемным местам?»

Улыбнувшись своим мыслям, карапуз аккуратно слезает с подоконника и начинает играть с лежащей на полу машинкой.

«А вдлуг она не плидет?»

«Придет.»

«А если нет?»

«Тогда нужно будет дойти до телефона и позвонить бабушке.»

«А если и ее нет?»

«Тогда постучаться к соседям.»

«А если и их нет? Вообще никого в миле нет?»

«Да и пофиг.»

«Пофиг?»

«Ну да, плевать. В мире столько всего интересного, что жизни не хватит прочитать все книги и посетить все интересные места!»

«Но я буду один…»

«Солнце — одно. Бог — один. Небо — одно. Как только человек учится быть один, он никогда больше не остается в одиночестве!»

«Это из-за Солнца?»

«Из-за Солнца»

«И из-за Бога?»

«Угумс»

«А кто такой бог?»

«Некоторым и вечности не хватает, чтобы это узнать, а кому-то достаточно провести всего лишь пару минут в одиночестве и тишине…»

«Я хочу!»

«Пробуй…»

Карапуз садиться на пол и серьезной миной на лице закрывает глаза. Потихоньку черты его лица разглаживаются, а на губах появляется искренняя улыбка.

Скрепит дверь и в квартира тут же наполняется сотней разнообразных звуков, среди который выделяет такой родной голос:

— Малыш, я дома!

— Мама! — расстроенно кричит карапуз, пытаясь что-то поймать руками, — я почти понял! И ты тут плишла!

— Это плохо? — женщина ласково улыбается и присаживается на колени рядом со своим сыном.

— Нет, — отрицательно мотает головой мелкий. — Это хорошо!

Он улыбается и мир исчезает в жемчужной вспышке.


«Ого! — потряс головой Алексей. — Ну и психодел пошел! Я на такое не подписывался! Хотя… кого я обманываю? Давай следующий кадр!

Благодаря цепи, он справлялся с влиянием Чертогов, и с каждым разом у него получалось сбрасывать наваждение все быстрее и быстрее. А после пятнадцатого по счету погружения он уже с ходу осознавал себя в воспоминании и пытался выжать из той ситуации по-максимуму.

Как только он полностью осознавал нереальность происходящего, Алексей тут же проводил психокоррекцию, сравнивая свои детские блоки и комплексы с реальным положением вещей. Простенький мускульный тест, подсмотренный на вебинаре у одного тетахиллера, помогал определить — действительно ли раздуваемая Чертогами психологическая проблема осталась нераскрытой или это старательно наводимая на него иллюзия.

Висяков у него, конечно, хватало, но несколько лет йоговской практики и проработки отношений с родителями не прошли даром. Пока что самый главный его страх был в том, что он все должен.

Должен заботиться. Должен защищать. Должен помогать. Должен страдать, превозмогая.

Может быть дело было в национальной особенности? Очень уж любит русский народ сначала придумывать всяческие проблемы на свою голову, а потом мужественно их решать. А может — крылась в нем самом.

Вернувшись после пятнадцатой попытки в уже привычную бело-жемчужную комнату, он внезапно понял, что все — хватит.

— Все, — уверенно произнес Алексей, чувствуя внутри себя Силу. — Поиграли и хватит. Какие у меня есть варианты перемещения по уровням?

Он уже примерно представлял себе схему Чертогов Разума. Академия — основной уровень, куда притянуло всех магов из зала для совещаний. Провалы в прошлое — более глубокий пласт виртуальности, который и определял — сможешь ли ты вернуться в реальность или так и застрянешь в бесконечных кошмарах.

Обнаружить скрытый или как Алексей определил его для себя — «бонусный уровень» оказалось неожиданно легко. И судя по реалистичности происходящего, он находился где-то на границе Чертогов и был привязан, скорей всего к этой странной жемчужно-белой комнате.

«Не дай Бог встретить ее хозяина» — промелькнула спонтанная мысль.

Этот бонусный уровень — был действительно хорошим шансом начать жизнь с начала. Чуйка подсказывала Имперскому магу, что никакого обмана тут нет и согласись он использовать «Второй шанс», он станет типичным попаданцем в классическую альтернативку.

«Хорошо хоть не во Вторую мировую…»

Но эта же чуйка также говорила о том, что это билет в один конец.

Готов ли он оставить все, чего он достиг в этой реальности и переписать ход истории своего нового-старого мира? Встретит ли он Санька и Мишу? Найдет ли общий язык с Натой, Костяном и Максимильяном. Сможет ли он выйти на Константина на Земле? Сколько денег он сможет заработать на фондовом и валютном рынках? Получится ли сразу же нейтрализовать Петро, чтобы это… эта сущность не вырвалась из своего заточения?

Неожиданно он поймал себя на мысли о том, что всерьез рассматривает этот вариант.

Магия, ментальные техники. Выдающиеся для Земли Интеллект, Мудрость и прочие характеристики. И самое главное: послезнание — были серьезными причинами, чтобы рискнуть, поставив все на зеро.

«Хех! Да у меня, черт возьми, будет целая параллель стобалльников по литературе!» — хмыкнул Алексей, торопливо рассуждая, как лучше поступить.

Сработает ли эффект бабочки и все окажется в разы хуже или наоборот, удастся спасти тысячи невинных жизней?

Появившиеся в воздухе таблички не облегчили муки выбора.

Машинально отметив про себя, что уведомление системы не слишком-то и торопилось отзываться на его запрос, он жадно вчитался в знакомые строки:

Внимание!

Получен доступ в:

Академия Магии Цитадели

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма



Внимание!

Воспользоваться «Вторым шансом»

Принять? Да/ Нет

Глава 11

— Наиграться в Цивилизацию и Монополию я еще успею, — философски протянул Алексей, оттягивая неизбежный выбор. — А вот не узнать, чем кончится эта история будет весьма… опрометчиво! Да и потом, у меня здесь остался один должок…

Вспомнив про автобус с детьми, Алексей нахмурился и бросил тяжелый взгляд на системные уведомления.

— Делай, что должно и будь, что будет, — прошептал он себе под нос и, окончательно приняв решение, отклонил предложение воспользоваться Вторым шансом, выведя на первый план первое уведомление:


Внимание!

Получен доступ в:

Академия Магии Цитадели

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма


— Академия Магии Цитадели! — громко и отчетливо произнес он, окончательно лишая себя возможности маневра. — Пора уже закончить с этим и вернуться…домой.

Бело-жемчужная комната подмигнула ему на прощанье, а в следующую секунду пол под ногами пропал, и он полетел вниз.

— Ух ёёё, — протянул Алексей, одновременно вздрагивая всем телом и тут же морщась от боли в груди.

На какую-то долю секунды им овладело то самое детское ощущение, когда ты просыпаешься в своей кровати из-за того, что куда-то падаешь.

Просыпаешься в холодном поту и понимаешь, что падать-то и некуда, но все равно еще лежишь несколько минут в холодном поту.

У Алексея не было нескольких минут. Даже нескольких секунд и то — не было. Жемчужная комната бесследно пропала, а перед ним вспыхнула яркая вспышка огня.

Он стоял на затхлом дворике Башни и смотрел в глаза Керну, чувствуя, разбегающуюся по всему телу боль от врезавшегося ему в ключицу Огненное веретено. Подлое заклинание. Заклинание мучителя. И если бы не устойчивость к Огненной стихии, полученной благодаря Книге и занятиям на Полиогне, он был бы уже мертв.

«Типичный Керн Лар’Тарго, — мелькнула горькая мысль, — не может не помучить свою жертву!»

Несмотря на высокое сопротивление, было дико больно, но Алексей не отвел взгляд.

Торжество, радость, непонимание, злость… — в глазах огневика промелькнул весь спектр эмоций за исключением одной — в них не было раскаяния.

«Не верю», — подумал Алексей, смотря на перекошенное от злости лицо Керна, второпях плетущего Огненное копье.

«Не верю, что я мог быть таким наивным!»

Концентрированный поток Огня, сорвавшийся с рук Лар’Тарго, бессильно растекся по выставленному Алексеем щиту и нехотя, будто раздумывая, начал опадать на землю.

«Меня уже начинают напрягать эти бесконечные повторы, — раздраженно подумал Имперский маг, виртуозно перехватывая контроль над плетением и отправляя огненное пламя назад. — Пора уже двигаться дальше!».

— Ааааа! — заорал Керн, охваченный своим же собственным огнем. — Нееет!

— Кхм, неудачника ответ, — мрачно бросил Алексей, милосердно добивая корчащегося в конвульсиях аристо. — Подумать только, я чуть было не дал Чертогам запудрить себе мозги по полной программе!

Сейчас, после погружения на глубинные слои своей психики и воспоминаний, он четко понимал свои ментальные блоки и затыки, самым большим, из которых было вечное состояние спасателя.

Помочь этим, выручить тех, догнать и принести добро, понять и простить…

Он с отвращением к себе посмотрел на останки Лар’Тарго.

«Понять и простить, тьфу!»

Вспомнив все случаи, когда он из добрых побуждений навязывал людям свою помощь, Алексей сморщился. Вроде те косяки принадлежали тому, прошлому Алексею, а стыдно было сейчас ему.

Он отстранено заметил, что не испытал ни малейшего раскаяния или сожаления, убивая Керна. Более того, это был первый человек, убитый Алексеем, но его больше волновали оставшиеся непроработанными детские самскары*, чем совершенное убийство. Хорошо это или плохо Алексей пока еще не знал.

«Так все, — он с усилием прервал закрутившийся поток мыслей, — харош рассусоливать!»

Он, не жалея маны, применил на себя «Великое исцеление», с наслаждением избавляясь от боли в ключице и тысяч колющих иголок во всем теле. Затем пришел черед «Второго дыхания».

Уставший больше морально, чем физически, маг довольно улыбнулся, почувствовав как по телу и сознанию растекается приятная прохладная свежесть и бодрость. Хлопнув по висящей на бедре Книге Огня, он хищно улыбнулся и хрустнул пальцами.

«Главное, чтобы маны хватило», — подумал он, с предвкушением рассматривая гнилые стволы деревьев, выступающие в окружившем дворик белесом тумане. — Но сначала соберем трофеи!»

Подойдя к останкам огневика, он еще раз, только на этот раз не брезгливо, а внимательно посмотрел на то, что осталось от аристо.

«Бинго!» — сквозь черный пепел и практически неопаленную ученическую мантию — хорошо все-таки делают, на совесть! — он заметил янтарный блеск артефакта.

Разворошив золу носком сапога, он довольно хмыкнул. В глубине желтого топаза в слегка оплавленной оправе все также клубились тысячи искр.

Подняв артефакт, он бережно спрятал его в нагрудный карман и, больше не обращая внимания на оставленное на месте Керна пепелище, пошел вперед — туда, откуда доносились отголоски мощных боевых заклинаний.

«Хм, а ведь если ученические мантии настолько огнеупорные, можно использовать их как…м-м-м, фольгу, и запекать противников! Надо будет опробовать перед Турниром!»

«Потом!» — одернул он сам себя и сосредоточился на «здесь и сейчас».

Белесый туман, стоящий на его пути, дрогнул и уплотнился еще больше, превращаясь в белесый кисель. Но Алексей уже передумал выжигать здесь огнем всех и вся.

Вспомнив спуск в подземелье Башни, он воссоздал вокруг себя плотный огненный кокон и смело двинулся вперед. Туман при соприкосновении с огненной аурой зашипел и брызнул в стороны, неохотно освобождая Имперскому магу путь.

«Вот и ладушки», — подумал Алексей, который пока плохо представлял, как бороться с захватившей Академию скверной. Но тот, к кому он сейчас направлялся точно мог помочь с данным вопросом.

Пройдя по неухоженной тропинке до знакомого скверика, он уверено вышел на широкую каменную дорогу, ведущую к воротам Академии.

По ходу движения тумана не становилось меньше, но местами он был реже, позволяя рассмотреть, что твориться на территории учебного корпуса.

Увиденное Алексею не нравилось — смутные тени, мелькающие с пугающей для человеческого глаза быстротой. Бурые пятна крови, следующий по пятам бестелесный лич, выкинутый из тела Арни. А может и не лич, но от этой твари явно несло злобой и бешенством.

Кстати, насчет Арни…

«Олькуш, прием!»

«О, Алексей! — искренне обрадовался старый маг, — ты смог! А значит у нас действительно есть шанс убраться отсюда!»

«Олькуш, лирика потом, как дела?»

«Туда, куда ты сейчас направляешься, — дух мгновенно принял деловой тон. — Держит оборону Мастер Диол. Чудища с каждым разом все страшней и сильней, но он старательно отражает их атаки…»

«Чудища — порождения его мыслей? — предположил Алексей.

«Именно, — тяжко вздохнул дух и добавил, — этот чародей имеет хорошие задатки Боевого мага даже по меркам моего времени, но отсутствие ментальной защиты сыграло с ним злую шутку. Боюсь он даже тебя может принять за врага…»

«Фигня-война, — отозвался Имперский маг, прикидывая, где могут быть остальные преподаватели. — Олькуш, где мне найти остальных?»

«Терраниус в оранжерее. С одной стороны — молодец, сделал ставку на помощь родной стихии, но вышло. Ван Игнис на полигоне — когда увидишь его, кхм, точнее их, сам все поймешь. Лидо в главном здании, но что он там делает, я не ведаю. Ну а фон Аэр в кабинете Введения в медитацию. По крайней мере был там пару часов назад…»

«Понял, если кто-то решит ударить со спины, предупредишь?»

«Конечно, — хохотнул дух. — У меня с Башни открывается отличный вид!»

— Ну все, я пошел, — буркнул Алексей, активируя «Эмпатию» и «Дознавателя», — с Богом!

Ответа Ги’Дэрека он не услышал, стремительно набирая скорость. Единственный шанс вытащить из Чертогов упертого Диола — был молниеносный натиск. Ошарашить. Надавить на больные точки. Убедить.

— Справа! — крикнул Алексей, на бегу метнув одно за другим несколько огненных копий в соткавшегося из тумана четырехрукого великана.

— Вижу! — Боевой маг сначала напрягся, но разглядев знакомый доспех успокоился. — И чего это тут делает самый занудный ученик Академии?

— Вы — единственный, кто сохранил рассудок из попавших сюда наставников, — выпалил подлетевший к нему Алексей, не забывая поливать туманные фигуры огнём. — Мы находимся в Чертогах разума, куда нас затянуло после предательства Петро. Стихийные маги сражаются с порождением своего воображения и единственное безопасное место — это Башня.

— Продолжай, — кивнул нахмурившийся Диол, с подозрением посмотрев на клочья тумана. — Не знаю, как ты здесь оказался, но моя интуиция говорит, что тебе можно и нужно доверять.

«Отлично! — воодушевился Алексей. — Оказывается Диол — разумный человек, а не просто помешанный на магической боевке желчный тип!»

— Башню нужно защитить от лича. Дождаться, пока я приведу остальных наставников и свалить отсюда.

— Знаешь как?

— Ректор подсказал.

— Ксандр послал тебя? — недоверчиво прищурился Диол, а Алексей ощутил, как градус доверия стремительно снижается.

— Нет, — мотнул головой Алексей, решив говорить начистоту. — Я сам. Магистр Ксандр подсказал опосредованно, упомянув насчет возможностей Дознавателя. Вы должны это помнить…

— Да уж, — поежился Диол. — такое не забудешь. Будто кто-то в грязных сапогах в твою спальню зашел! Вот за это, кстати, менталистов и не любят.

— Мастер Диол, вы со мной? — Алексей хлестнул осмелевший туман огненной плетью и посмотрел магу в глаза. — Или останетесь биться с ветряными мельницами?

— Веди, — коротко бросил маг, — не знаю откуда ты такой взялся, но аура у тебя хороша! Быстро мозги прочищает.

— Главное успеть вытащить остальных, — негромко отозвался Алексей.

Но Мастер Диол его услышал и ускорил шаг.

Маги чуть ли не бежали по дороге к Башне, заливая огнем подозрительные места. Происходящее белесому туману явно не нравилось, но он на рожон не лез, то ли копя силы, то ли усилив натиск на другом фронте.

«Олькуш, встречай гостей! — мысленно крикнул Алексей, вовремя вспомнив про осторожность.

Сейчас они все в одной лодке, но стоит им вернуться назад в реальность, и Олькуша Ги’Дэрека могут попробовать изгнать или чего похуже. Да и лишаться такого козыря в рукаве Алексей не хотел.

«Пусть на самый верх поднимается, — тут же отозвался дух. — Нужно спешить, уровень тумана все выше. Еще немного и некого будет спасать!».

— Мастер Диол, вам на самый верх, а я побежал за остальными.

— Беги, беги, — кивнул маг, с любопытством осматриваясь по сторонам и доставая из кармашка на поясе горный хрусталь на кожаном шнурке. — А я, кажется, нашел одного неучтенного мага…

— Что?

«Что?!» — одновременно спросили Алексей и Олькуш.

— Да так, — махнул рукой Диол, накручивая шнурок на указательный палец руки. — знакомый всплеск…

— Мастер Диол, — Алексей не знал на сто процентов, но был более, чем уверен, что Диол говорит про Олькуша. — На верхнем этаже если что находится Арно Ги'Дэрека. В нестабильном, очень нестабильном состоянии.

— Понятно, — разочаровано протянул Глава Охранителей, не убирая, впрочем, кристалл. — значит это пацан шалит…

«Спасибо, Алексей. — шепнул дух, — я к Арни, а то вдруг у этого боевика и вправду хватит сил меня обнаружить…»

— Скоро буду, — бросил Алексей, выходя из Башни в сторону оранжереи, — надеюсь, не один!

Имперский маг рассчитывал на то, что лишенному сна Кромберу Терраниусу будет легче справиться с влиянием Чертогов. Ведь меньше чем меньше возможностей для влияния на мага, тем легче последнему сопротивляться.

А чем больше магов сохранят рассудок, тем легче будет вытащить все остальных.

Ворвавшись в оранжерею, он замер.

Затем осторожно двинулся вперед, стараясь не касаться покрытых белесой плесенью листьев. Сделать это было затруднительно — некоторые ветки свисали со второго яруса оранжереи, некоторые шлагбаумом перекрывали проход.

Плюнув на все, он активировал свою огненную ауру на максимум и в темпе двинулся вперед.

Белесые растения тут же рванули в сторону, освобождая место для прохода, да и вообще, старались убраться от огненного Алексея как можно дальше.

— То-то же, — довольно проворчал Алексей.

Декана Земляного факультета он нашел в центре стеклянной теплицы. Точнее не самого Кромбера, а его гранитную статую.

— Не успел, — с сожалением пробормотал Алексей, осторожно приближаясь к статуе.

— Или успел? — добавил он, с ужасом глядя на то, как с трудом поднимаются каменные веки мага.

Мелкие камушки, сыплющиеся с каменных век, царапали глазные яблоки Кромберра, и по каменным щекам бежала кровь вперемешку со слезами. Но стоило только посмотреть декану в глаза, как становилось понятно — это не жалость к себе, это слезы бессильной злости. На себя. На этот мир. На Алексея.

— Мастер Теранниус, — Алексей изобразил легкий поклон, не разрывая зрительного контакта. Внутренняя чуйка подсказывала ему, что стоит только отвести взгляд и маг навсегда превратится в каменное изваяние. — Как удачно, что я вас здесь нашел! Пользуясь случаем хотел сказать вам, что вы — бездарность.

С удовлетворением увидев сверкнувшую в глазах декана Земли вспышку гнева, Алексей довольно продолжил:

— Я знаете ли всегда мечтал сделать вот так!

Алексей повесил на ладонь легкое исцеляющее заклинание и выдал стоящей напротив статуе смачную пощечину, исцелив под шумок глаза мага. Левая рука Терраниуса скрипнула, из подмышки посыпался град мелких камушком, но конечность так и осталась на своем месте.

— Да вас даже Темный первогодка чуть не прикончил!

А вот сейчас он точно попал в цель. Кромбер дернулся вперед, а его каменные пальцы сжались в кулаки.

— Странно, что маг земли, сумевший пробиться сквозь все преграды, и даже получивший пассивный навык «Кровь горгульи» и Вторую форму, оказался таким… слабаком.

И снова в цель. Каменные брови дрогнули, изгибаясь в немом вопросе, а в глазах зажегся огонек любопытства.

«Попробовал бы ты не заинтересовался, — мысленно усмехнулся Алексей. — «Кровь горгульи», «Вторая форма»! Ну, а теперь самое важное!»

— Но, так уж и быть, я сойдусь с вами в поединке. Покажу, что такое настоящая мощь Гор!

Судя по треснувшей линии губ, он опять попал в больное место.

«Интересно, почему я сказал про Горы, а не про Землю? — на миг задумался Алексей. — Ладно, не суть, поехали!»

И он начал медленно создавать разные плетения големо-брони. Благодаря Эмпатии он точно знал, когда нужно повторно показать плетение, а когда можно сразу же переходить к следующему элементу.

Терраниус жадно следил за руками парня, впитывая увиденное. Алексей уже потерял счет времени, делясь с деканом Земли полученными на Полигоне знаниями, раз за разом повторяя самые сложные плетения — например сочетание двух конструктов — глиняной мягкости на сочленениях и гранитной твердости на открытых местах. Он уже два раза полностью облачался в каменную броню и снимал ее с себя.

Но в какой-то момент он понял, что все. Кромбер Терраниус готов.

— Вставай в круг и дерись как мужчина! — пафосно бросил Алексей, из-за всех сил надеясь, что переданные магу плетения позволяет ему взять вырвавшуюся стихию под контроль.

Каменная статуя шевельнулась и… застыла.

«Твою налево!» — зло подумал Алексей, уже празднующий победу.

Он посмотрел на злые слезы бессилия, катящиеся по гранитному лицу Терраниуса и неожиданно для себя легким движением руки, покрытой толстой гранитной броней, сорвал с пояса Цепь.

— Я вызываю вас на бой! — пафосно повторил покрытый големо-броней Алексей и стегнул Цепью стоящую напротив каменную статую.

Глава 12

Несколько секунд ничего не происходило, а затем по оранжерее раздался оглушительный хруст.

Алексей предусмотрительно отшатнулся назад, разрывая дистанцию.

— ТЫ!!! — послышался полный первобытной мощи грохот.

Статуя Терраниуса неуклюже шагнула вперед, на ходу трансформируя отдельные участки големо-брони. Локти, колени, паховая область, шея… Декан Земляного факультета на ходу экспериментировал с разными материалами, сначала медленно, а затем все быстрей меняя структуру своей бывшей тюрьмы.

Когда Мастер Терраниус дошел до Алексея, от былой статуи не осталось и следа. На плечах и локтях мага выросли внушительные шипы, голова обзавелась обсидиановой маской с узкими глазницами. На груди сверкало самое настоящее зеркало, нанесенное на гранит брони.

«Низкочастотное плетение, — подумал Алексей. — Но задумка хороша».

— Ты! — пророкотал Терраниус, — что здесь делаешь?

— Мастер Терраниус, мы находимся в Чертогах Разума, куда попали после предательства Петро. — Алексей облегченно выдохнул — драться маг не собирался, и короткими рубленными фразами принялся выдавать информацию. — Мастер Диол уже находится в единственном безопасном месте, защищенном от ментального воздействия — в жилой Башне студиозов.

— Мы не одни? — на обсидиановой маске лица не дрогнула ни одна черта.

— Все стихийники здесь, — покачал головой Алексей. — Я доведу вас до Башни, под моей аурой сопротивляемость ментальному влиянию увеличивается, и пойду за остальными.

— Исключено, — пророкотал маг Земли. — идем вместе.

«Возможно ли переубедить мага земли? — задал себе риторический вопрос Алексей, но вслух сказал другое:

— Бог с вами, пошлите вместе, только, пожалуйста, никуда не лезьте и делайте то, что я буду говорить!

Декан недовольно скрипнул сочленениями брони, но все же кивнул, признавая правоту Алексея.

— Тогда на Полигон, к ван Игнису.

— К Мастеру ван Игнису, — поправил Алексея гигант. — Шевели булками, и помни, как вернемся в Академию, ты ответишь мне за ту позорную пощечину.

Несмотря на ровный голос, Алексей понял, Кромбер Терраниус чертовски зол и с трудом сдерживает кипящую внутри ярость.

Он не стал объяснять ему цель своих действий, которые он почерпнул в интересной книге доктора Норбекова. Молча повернувшись в сторону Арены, Алексей изменил сочленения своей големо-брони и грузно побежал вперед. За ним оглушительно затопал декан Земляного факультета.

Поначалу белесый туман растекался в стороны, не желая попадать под действие огненной ауры Алексея, но вскоре, не наблюдая огненного кокона, решился на атаку.

Сразу семь щупалец выстрелили с разных сторон, обвивая Алексея, пытаясь нащупать малейшую дырочку, малейшую щель в его броне.

Но Имперский маг даже не замедлил шаг, не обращая на туманные тентакли ровным счетом никакого внимания. В своей броне он был уверен на все сто сорок процентов.

Туманные щупальца бессильно ползали по нему и Терраниусу до тех пор, пока Алексею это не надоело, и он не сотворил Кольцо огня, сжигая потерявшие бдительность отростки.

Где-то вдалеке послышался недовольный визг, на который маг земли дернулся, создавая гранитную полусферу щита, но Алексей даже ухом не повел. Его больше интересовало, что происходит на показавшейся из тумана арене.

— Вот черт… — протянул Имперский маг, сбавляя ход и глядя на происходящее на арене.

— Чтоб тебя Ксуры взяли… — в унисон Алексею пророкотал Терраниус.

По арене кружили две смутно похожие друг на друга фигуры. Первая — сам Мастер Игнис, осыпающий своего противника огненными техниками. Вторая — двухметровый демон со сложенными за спиной крыльями.

— Так вот почему Олькуш сказал «их», — пробормотал Алексей.

— Что? — прогудел стоящий рядом Терраниус.

— Да так, задумался, — соврал Алексей. — Мастер Терраниус, я туда, прикроете?

— Куда туда? — скривился маг. — Стой здесь.

Потеряв к Алексею интерес, глава факультета Земли грузно вступил на арену и целенаправленно направился к своему товарищу.

«Да не очень-то и хотелось», — пожал плечами Алексей, с любопытством рассматривая темную фигура демона.

Мощные ноги, перевитая жгутами мышц широкая грудь, массивные руки, заканчивающиеся острыми когтями. Бычья шея, хмурое лицо Дэниса ван Игниса с пылающими тьмой глазами. Венчали фигуру ветвистые рога, растущие прямо из головы.

Одет демон был лишь в простые рваные штаны.

«Жалко его», — неожиданно для себя подумал Алексей.

Демон не выглядел недобрым. Страшным и уставшим — да, злым — нет. И сейчас он, тяжело дыша, насторожено рассматривал громоздко шагающего по арене мага, закованного в големо-броню.

Насколько Алексей понял из скоротечной схватки, демон не владел магией, а от ближнего боя Дэнис успешно уклонялся.

«Помочь что ли демону? — промелькнула неожиданная мысль. — Два мага не оставят ему ни единого шанса…»

Но Кромбер удивил. Подойдя к своего товарищу, он что-то сказал ему, после чего резко сграбастал в свои каменные объятия. Дэнис задергался, безуспешно пытаясь вырваться из мертвой хватки мага Земли.

— Да не дергайся ты, — донеслось до Алексея гудение Кромбера. — Помнишь, как сюда попал? Понимаешь где ты?

— Да какая разница, — прошипел огневик с ненавистью глядя на демона, который, казалось, стал немного больше. — Ты не понимаешь! Нельзя дать ему взять верх!

— Дэнис, посмотри на меня, — спокойно ответил Кромбер. — Я освоил Вторую форму, понимаешь? С помощью сопляка-первокурсника! Да я всю жизнь к этому шел! Я снов из-за этого лишился! А тут раз и готово! Ты понимаешь, что это значит?

— Одна ошибка и ты труп — вот, что это значит, — бескомпромиссно ответил огневик. — Пусти, Кром, он же растет!

— Да и пусть растет, — разволновавшийся декан Земляного факультета снова взял себя в руки. — Мы в Чертогах, друг. Помнишь Ксандр говорил, что здесь мы сталкиваемся со своими самыми застарелыми страхами?

— И мы должны их победить! — оборвал друга ван Игнис.

— Нет, — покачал головой Кромбер. — Мы должны их принять, понимаешь? Я почти превратился в каменную статую, борясь с окаменением каждую секунду, а оказалось, что нужно было просто позволить камню стать вторым моим я!

— На словах-то это легко, — покачал головой Дэнис, больше, впрочем, не делая попыток вырваться. — Но результат будет непредсказуем!

— На сколько у тебя еще хватит резерва? — в лоб спросил Кромбер. — Ты не сможешь вечность биться со своим отражением!

— Но это же тьма!

— И что? — не понял его друг. — Да ты хоть понимаешь на что способно темное пламя?! А Выносливость, Ловкость и Сила? Ты вообще отдаешь себе отчет от чего ты бегаешь?!

— Что-то ты на удивление разговорчив сегодня, — отстраненно заметил Дэнис. — И удивительным образом склоняешь меня к Тьме!

— Дэн, ты гонишь, — огорченно заметил Кромбер, переходя на жаргон Цитадельских трущоб. — Тьма уже внутри тебя, ты с рождения Темный! Но кто тебе мешает, будучи Темным делать светлые дела? Вспомни Самди. Темней мага не найти, но свет его добрых деяний будет освещать Цитадель еще несколько веков!

— Как я могу знать, что ты не морок? — судя по голосу огневика Терраниусу не удалось его убедить.

— Потому что я не прошел мимо? — пожал каменными плечами декан Земляного факультета.

— Страшно, — через силу выдавил из себя Дэнис.

— Страшно, когда последнее, что не закаменело — это твои глаза, — не согласился Кромбер. — И вообще, если тебе страшно, иди и побори свое альтер-эго.

— У него высокая сопротивляемость огню, — невольно буркнул огневик.

— В рукопашную иди, — покачал головой Кромбер. — Не зря же ты пять лет в храме Солнечного кулака провел?

«Что-то знакомое, — тут же отметил про себя Алексей. — ну-ку, ну-ка»

Он залез в Инвентарь и достал оттуда закопченные наручи, оставшиеся после мумии.

«Как-то слишком просто, — подумал Имперский маг, в поисках подвоха. — отдавать или нет? А, Бог с ними! Все равно не определяются! Вот только кому? Дэнису или его Дэймосу, хе-хе?»

Прислушавшись к своим ощущениям, он вежливо вступил на арену, показывая враз напрягшемуся демону пустые руки. Шаг, второй, третий…

Не доходя до темной сущности декана Огненного факультета несколько шагов, он достал наручи и, не спуская глаз с фигуры демона, осторожно положил их на песок арены.

Отступив на три шага назад, он громко и четко произнес:

— Дарю без злого умысла и от души! — и также спиной покинул бойцовский круг.

Демон, не спускающий все это время с него глаз, тут же оказался у наручей и недоверчиво покрутил рогами.

— Стой! — послышался вопль Дэниса, — Кром, это же…

Темное воплощение ван Игниса, не обращая внимания на окрик мага, коротко поклонился засиявшим наручам и вытянул свои огромные руки вперед.

Наручи словно магнитом притянуло к его запястьям, где они и защелкнулись с громким звоном.

Фигуру демона тут же окружило золотое сияние. Его крылья расправились, а сам он, слегка подпрыгнув, завис на несколько секунд в воздухе, он плавно приземлился на землю. По-хитрому сменив опорные ноги, он сделал замысловатый пас руками и его кулаки превратили в два пылающих солнца.

— Наручи настоятеля! — синхронно выдохнули оба ван Игниса.

— Я не знаю, откуда у этого первогодки такие игрушки, но, клянусь Древними, после возвращения в Академию, нас ждет обстоятельная беседа, — пробурчал Мастер Терраниус.

— Если вернемся, — нервно уточнил огневик, настороженно глядя на демона.

— Лови! — раздался раскатистый хриплый голос.

Демон стряхнул со своих кулаков свечение и с видимым сожалением швырнул наручи в сторону магов.

— Пусти, — негромко сказал Дэнис ван Игнис Кромберу Терраниусу, не спуская взгляда со своей теневой сущности.

— Твой выбор, — с уважением протянул земляной маг, размыкая свои объятья и выходя из круга.

Дэнис ван Игнис осторожно присел, поднимая с земли наручи, и тут же поспешно вскочил на ноги, принимая боевую стойку. Демон насмешливо хмыкнул и демонстративно хрустнул шеей.

— И что они сейчас биться будут? — уточнил у подошедшего Кромбера Алексей. — Прямо до смерти?

Руки декана Огненного факультета окутал приятный солнечный свет, а кулаки превратились в два сияющих шара.

— Да Древние их знает, — пожал плечами Мастер Терраниус. — Но бой между адептами Солнечного пути посмотреть точно стоит.

Вот только огневик и его демоническая копия не спешили сходиться в рукопашную.

Они кружили по арене, зеркально повторяя движения друг друга, и ни один не спешил делать первый шаг навстречу.

— Вяленько как-то, — поделился своими соображениями Алексей.

— Тут проигрывает не тот, кому нос разбили, а тот, кто проиграл еще до боя, — туманно ответил маг Земли, но поймав скептический взгляд Алексея, неохотно добавил, — монастырские штучки. Никогда не мог понять их философию.

— Может пока они тут хороводы водят, дойдем до Мастера Дэ’Аквуса? — предложил Алексей.

— Ты за ногами следи, — не оценил поступившее предложение Кромбер. — Вот сейчас! Смотри! Да не на Дэниса, на демона!

Алексей послушно перевел взгляд на мощную темную фигуру, по подсказке Кромбера, сосредотачивая внимание на ногах демона.

Похоже альтер-эго Дэниса ван Игниса надоело ходить по кругу и он, плюнув на все негласные правила боя, просто пошел на огневика в лоб.

— Чего это они? — уточнил Алексей, наблюдая за тем, как демон, вместо того, чтобы драться, медленно распахивает свои объятия.

— Нашли общий язык? — предположил Терраниус.

— Похоже на то, — согласился Имперский маг.

Стоящие на арене Дэнис и его демон крепко обнялись, да так и замерли, не реагируя ни на что. Вокруг них неспешно разгоралось ослепительно-белое пламя, от которого туман, подобравшийся вплотную к арене, испуганно бросился во все стороны

А свет, тем временем, наращивал свою яркость и силу, грозя ослепительным солнцем полыхнуть на всю Академию. Алексей зажмурился, закрываясь от него рукой, но внезапно свет исчез также неожиданно, как и появился.

Где-то вдалеке послышался полный холодной злобы и ненависти крик, плетью хлестнув по ушам. А по глазам резануло светом, заставляя зажмуриться сильнее, белесый туман развеяло, словно его и не было, а на месте дуэлянтов, обнаружился один Дэнис ван Игнис.

Выглядел маг как ни в чем небывало, за исключением двух деталей: его глаза полыхали самым, что ни на есть темным пламенем, и за его спиной покоились сложенные крылья, сотканные, казалось целиком из огня. Если присмотреться повнимательней, то можно было заметить тусклые прожилки Тьмы.

— Приветствую… — Дэнис ван Игнис буквально прикипел взглядом к Книге Огня, висящей на бедре Алексея, — … коллега.

— Какой он тебе коллега, — хмыкнул Кромбер. — Дэн, ты серьезно хочешь под шумок отжать у мальчишки артефакт?

— Вот еще, — высокомерно бросил декан Огненного факультета, с сожалением отводя взгляд от Книги. — Стал бы я маяться такой дурью!

— Ну-ну, — протянул маг Земли. — как будто я не помню правил Гильдии магов. Это у учеников нельзя вызывать на дуэль, а своих коллег можно.

— Какая дуэль, о чем ты? — Игнис с деланным пренебрежением посмотрел на свои аккуратно подстриженные ногти.

— В которой ставкой будет его Книга. — охотно объяснил Кромбер и тут же сменил тон на серьезный. — Не дури, Дэн. Пацан нас, считай, из Чертогов вытащил. Не время и не место интриги разводить.

— Да ты просто не понимаешь, что у него поясе! — в глазах мага полыхнуло Темное пламя.

— Еще как понимаю, — повысил голос Мастер Терраниус. — Если бы ты не был так занят разглядыванием Книги, ты бы заметил на чем она держится!

— Да какая… — осёкся огневик на полуслове, новым взглядом всматриваясь в каменную Цепь, опоясывающую Алексея. — Это что…

— Именно, — хмуро кивнул маг. — И заметь, она не у меня. Она — у него. Да еще и вместе с Книгой!

— Да брось, — натужно изобразил смех Дэнис. — Это же лишь старые легенды…

— Что за легенды? — деликатно вклинился в разговор Алексей, которому надоело стоять на месте и ждать, пока два мага закончат ломать комедию а-ля «злой коп и добрый полицейский».

— Могу рассказать, — тут же отреагировал Дэнис, — за небольшую услугу.

— Я так расскажу, — успокаивающе махнул своей лапишей Кромбер. — Только потом, а то что-то здесь стало подозрительно тихо…

— Предлагаю продолжить разговор на ходу, — Алексей повернул к Центральному зданию, в котором, судя по заверениям Олькуша должен был находиться Лидо Дэ’Аквус.

— Он хоть знает куда направляется? — громко спросил Дэнис, кивая на Алексея.

— Древние его знают, — пожал плечами Кромбер. — Малой, мы куда сейчас?

— Меня зовут — Алексей, — добродушно поправил Мастера Терраниуса Имперский маг. — А направляемся мы за Мастером Дэ’Аквусом.

Оба декана, услышав кому они идут на помощь, тут же встали как вкопанные.

— Слушай, Алексей, — немного напряженно проговорил Кромбер, проглотив поправку первокурсника. — Кто еще здесь остался?

— Еще Бизэ Фон Аер, — затормозив и оглянувшись ответил Алексей. — Из преподавателей — все.

— А из студиозов? — тут же уточнил декан Огненного факультета.

— Не знаю, — озадаченно ответил Алексей, которому эта мысль даже в голову не пришла. — надеюсь таких нет.

— И отчего же? — заинтересованно протянул Дэнис ван Игнис.

— Потому что я собираюсь сжечь этот гадюшник, — невозмутимо ответил Имперский маг. — Дотла.

— Тогда давайте лучше сходим сначала за фон Аэром, — поддержал товарища Терраниус, обмениваясь с огневиком нечитаемыми взглядами.

— Мастер фон Аэр находится в кабинете Введения в медитацию, — терпеливо принялся объяснять Алексей. — И что-то мне подсказывает, что нам придется приложить гигантские усилия, просто чтобы найти мага Воздуха.

— Пусть так, — не стал спорить ван Игнис. — но идти к Лидо лучше вчетвером.

— Придется делать крюк, — Алексей выжидающе посмотрел на магов.

— Поверь, малыш, — ван Игнис растянул губы в демонической усмешке. — Чем больше нас будет перед встречей с Лидо, тем лучше.

— Хорошо, — покладисто согласился Алексей, поняв, маги не собираются раскрывать тайну, связанную с деканом Водного факультета, и перевел взгляд на что-то за их спинами. — Тогда нам в сторону во-он той змеи, которая сейчас, кажется, кхм, раздавит второй корпус.

Глава 13

— Это что еще за ксуровина! — отшатнулся назад ван Игнис. — Кром, ты это видишь? Да эта тварь размером с Дворец Императора!

— Да не, — не согласился Терраниус и со страхом, перемешанным с любопытством, посмотрел на сотканную из тумана белесую змею. Порождение мглы совершенно беззвучно стягивало кольца своего мглистого тела вокруг учебного корпуса, в котором вроде как находился декан Воздуха.

— Бизэ точно там? — нахмурившись уточнил Дэнис.

«Олькуш!» — мысленно позвал Алексей, в надежде, что дух услышит.

«Точно там, — тут же отозвался дух. — Вам следует поспешить, еще немного и оно нацелится на нашу Башню».

«Диол там?»

«Да, плетет какое-то зубодробительное заклинание, на которое, боюсь, у него банально не хватит маны».

«Ладно, — поморщился Алексей, — скоро будем!»

Мыслеречь заняла не более нескольких секунд и осталось, по мнению Алексея, незамеченной магами.

— Скорей всего… — он сделал вид, что задумался. — Думаю, эта змеюка, — кивок в сторону второго корпуса, — всеми правдами и неправдами пытается удержать здесь хотя бы кого-то.

— Согласен с малым, — медленно кивнул Дэнис. — но Лидо мы не потянем…

— Как есть не потянем, — согласился Кромбер.

— Да ладно, уважаемые преподаватели, Мастер Дэ’Аквус — такой же маг, как и мы, — Алексей не понимал, почему два могущественных чародея бояться идти к своему коллеге. — тем более нас трое! Может быть нам вообще драться не придется. По-хорошему, может быть, договоримся.

— Ты просто много не знаешь, — высокомерно бросил Дэнис.

— Так просветите меня! — Алексею надоело стоять на месте и он, развернувшись, продолжил путь к Главному зданию.

— Многие знания — многие печали, — заметил Кромбер, догоняя Имперского мага.

— Все, что тебе нужно знать — он сильнее всех вместе взятых, — ровно проговорил ван Игнис, неохотно присоединяясь к Кромберу и Алексею. — Только Натали с Ксандром могут пробить его защиту.

— Серьезно? — скептически хмыкнул Алексей. — При всем моем уважении, Мастер Дэ’Аквус не создает впечатления самого сильного мага Поро… ээ Цитадели, — на ходу поправился Алексей, вспоминая про делегацию Крепости, Бастиона и Леса, в которой находились чародеи, от силы которых сводило скулы.

«Да и Второй континент забывать не стоит. Ведь если Цит прав, то там… — Алексей оборвал мысль на полуслове, неожиданно почувствовав чей-то едва заметный интерес. — … Интересные дела, раскопки, остатки древней цивилизации! Совсем как наши инки, ацтеки или Майа!»

Пришлый интерес не угас, а наоборот, вспыхнул с новой силой.

«Мысль моя — враг мой», — Алексей перефразировал известную пословицу и махнул на присутствие таинственного наблюдателя рукой.

В разум не лезет, агрессии не выказывает, так — едва заметное дуновение интереса. А значит и опасаться пока не стоит.

«Дуновение?» — он замер, пораженный мелькнувшей догадкой.

Предупреждающе подняв руку, тем самым призывая магов к тишине, он замер на месте и послал навстречу интересу теплый мыслеобраз.

«Мастер фон Аэр?»

«Хм, как вы смогли меня заметить, Алексей? — в беззаботном голосе воздушника мелькнула и тут же пропала толика озабоченности. — Ведь только прошедшие посвящении стихией… — ясная речь воздушника сменилась бормотанием, среди которого то и дело проскакивали «Не может быть!», «В таком возрасте?», «Хм, но он же форточник…», «Хотя если вспомнить, что он вытворял на Введение в стихии…».

Бормотание неожиданно прервалось, и в голове снова зазвучал беспечный голос воздушника:

«Можешь не отвечать. Передай этим двум, чтобы не хмурились, замучаются потом от морщин избавляться».

— М-м, — прочистил горло слегка удивленный Алексей, — Мастер Игнис, Мастер Терраниус! Мастер фон Аэр попросил передать вам, чтобы вы не хмурились, морщины будут.

— Старый пройдоха где-то рядом? — каменное лицо Терраниуса треснуло в улыбке.

— Наш безопасник нигде не пропадет, — безапелляционно заявил ван Ингис, старательно делая вид, что он не очень-то и обрадован появлению товарища. — Биз, выкладывай свой план! Не зря же ты здесь объявился.

«Алексей, — в голосе фон Аэра мелькнула улыбка, — с одной стороны я не ожидал, что смогу до вас достучаться, с другой… у нас появилась возможность маневра».

«Внимательно слушаю», — кивнул Имперский маг.

«Природа моей стихии такова, что я могу слышать то, что было сказано в другой части Академии, быть одновременно в нескольких местах и самое печальное — я задыхаюсь в одном месте. — воздушник сделал небольшую паузу, давая Алексею прочувствовать свои возможности. — Как только мы здесь оказались, мне не составило труда понять, что происходит, но вырваться из кабинета медитации я не успел. Это… эта сущность меня блокировала. Она отрезала мне доступ во все картины Натали, кроме одной — Медитативного грота. Наверное, ожидала, что я брошусь к вулканам… Но я не повелся, провалившись вместо этого в закрытую ото всех картину, которой Натали время от времени проветривает кабинет».

Алексею было непонятно, отчего Бизэ фон Аэр называет картинами те то ли телепорты, то ли высококачественные объемные иллюзии, из которых состояли стены кабинета Медитации, но тем не менее слушал внимательно.

«В общем, в данный момент, мое тело падает где-то в горах, а эта мерзость обложила меня со всех сторон, не давая вырваться оттуда».

«Мастер фон Аэр, — в голове Алексея возник план. — Ваше тело вам дорого? Или может быть при вас есть какие-то ценные артефакты?»

«Как может тело не быть мне дорогим? — хмыкнул воздушник. — Но я понял твою мысль. Значит, предлагаешь мне вслед за коллегами сменить форму…

«Ну да, — пожал плечами Алексей. — Это же Чертоги разума. Так сказать, многопользовательское осознанное сновидение с несколькими ярусами. Ведь мы здесь почти… боги».

Небеса в ответ на дерзкое высказывание Имперского мага поощрительно громыхнули, а гигантская белесая змея вздрогнула и мерзко зашипела, уставившись на темные тучи, стремительно заволакивающие небосвод.

Алексею на мгновение показалось, что от прокатившейся по Академии волны вибрации мясо начало отходить от костей, а кожа отслаиваться от мяса, но тело само скользнуло в состояние Единения с миром.

Обезопасив себя, он с тревогой посмотрел на магов.

Кромбер странно рычал, пытаясь извиваться всем своим каменным телом. А Дэнис, окутавшийся темным пламенем, задумчиво смотрел на свою не охваченную огнем руку, с которой медленно сползала кожа.

— Щекотно!

— Занятно… — одновременно произнесли маги.

«А ты умеешь взбешивать людей и… нелюдей, — уважительно протянул воздушник, — о, смотри, Лидо тоже не понравился привет от Скверны.

Алексей повернул голову на центральное здание, с восхищением наблюдая, как вокруг него вспухает водный пузырь.

— Воды-то откуда столько много взял? — проворчал он себе под нос, но Дэнис ван Игнис расслышал его бормотание.

— Фонтан во внутреннем дворике, бассейн для студиозов, бассейн для преподавателей. — принялся перечислять декан Огненного факультета. — канализация, опять же. Был бы тут Петро, он бы с лету еще мест пять-шесть назвал.

— Не будем о грустном, — хрустнул кулаками Кромбер, — Вот бы Ольген смог его воскресить, чтобы я его лично убил…. Несколько раз подряд!

— Кромбер, не о том думаешь, — одернул товарища огневик. — Алексей, спроси у Бизэ, он с нами к Лидо?

«С вами, но не думаю, что сильно смогу помочь, — тут же ответил воздушник. — Тем более, у меня сейчас будет свой бой. С самим собой. Страшненько как-то».

«Жизнь — игра, а маги в нем актеры», — мысленно улыбнулся Алексей, переиначивая классику на свой лад.

«Что-то в этом есть, — согласился фон Аэр. — Посмотрим, как ты сам сейчас сыграешь! Судя по лицу Дэниса сейчас тебе будут делать предложение, от которого, ха-ха, «невозможно отказаться». Увидимся, Алексей! Ребятам передай, что я… — голос воздушника дрогнул, но в следующий момент окреп, и он уверено закончил, — что я закончу со своими делами и присоединюсь к вам!».

«Помочь?» — на всякий случай уточнил Имперский маг.

«Себе помоги», — послышался насмешливый ответ и дыхание чужого интереса пропало.

— Алексей, — вкрадчиво начал Дэнис.

«Смотри-ка, — подумал Алексей, — не «Малой», а Алексей!».

— Как ты думаешь, почему мы так, м-м…

— Боитесь?

— !!!

— Опасаетесь?

— …

— Уважаете?

— Именно, — справился со своими эмоциями Дэнис. — Как думаешь, почему мы так сильно уважаем Лидо Дэ’Аквуса?

— Судя по тому, что я видел, — Имперский маг кивнул на накрывший центральное здание водный пузырь. — Он силен.

— Повелитель стихии не может быть не силен, — в глазах огневика вспыхнуло темное пламя раздражения. — У Лидо много денег, много влияния, много артефактов. И один из них, увы, но мы даже не знаем, как он выглядит, дает ему практически бездонный источник энергии.

— Ого, — сказал Алексей.

Судя по воздвигнутому из воды куполу, маны у Лидо хватает. Посмотрев на растерянного Терраниуса, который умудрился покраснеть от смущения даже сквозь каменную корку своей брони, Алексей вопросительно вскинул бровь. Левую, неосознанно копируя мимику Арта Скала.

— Книга. — напрямую бросил Дэнис. — Давай подпишем любые контракты и гарантии, но для того, чтобы справиться с Лидо, мне нужна Книга.

— И Цепь, — робко пророкотал Кромбер. — Я верну. Правда. К тому же хочу ощутить не просто силу Земли, но Мощь гор!

— Уважаемые преподаватели, — голос Алексея резко похолодел. — Вы хоть понимаете, о чем просите? Вот эту цепь мне подарил Король в Зале славы. А Книгу — добровольно, подчеркиваю, добровольно передал Марк, которому она досталась от сильнейшего пироманта Крепости! И сейчас вы, под предлогом того, что мы якобы не сможем справимся с обычным магом, вымогаете у меня мои артефакты?

Есть в жизни такие моменты, когда тебя кто-то о чем-то просит. Ну там жвачкой поделиться или семечками. Дать книгу почитать или твою шикарную бабочку для какого-то важного выступления.

И ты делишься. Потому что это — ерунда, потеряв которую, ты ничего не потеряешь. Но есть вещи, которым ни в коем случае нельзя делиться. Которые только твои. Да, бывают случаи, когда ты сам хочешь отдать свою вещь. Например, крестик своей невесте перед поездкой в дальние края, или подарить своему сыну фронтовые часы своего отца… Но это должно идти от твоего сердца. Когда же об этом просят другие малознакомые люди…

То на такую просьбу «погонять» или «дать на время», тебе в лучшем случае хочется рассмеяться наглецу в лицо, а в худшем — дать ему в морду.

Сейчас Алексею хотелось именно последнего.

Он возмущенно посмотрел на стоящих перед ним магов — одного серьезно-сосредоточенного, второго — смущенного.

— Ты невоспитанный, самоуверенный форточник, — подытожил Дэнис, после непродолжительной игры в гляделки, — который считает, что, владея двумя уникальными артефактами, сможет одержать вверх над потомственным чародеем!

— Да я вообще не собираюсь ни с кем драться, — закатил глаза Алексей. — Единственное, что нужно сделать — донести до Мастера Дэ’Аквуса, что мы в Чертогах, и он сам примет верное решение.

— Думаю, он в курсе, — скривился Дэнис и, словно спрашивая разрешения, покосился на товарища. — Кром?

— Да рассказывай уже! — махнул рукой здоровяк. — Было бы что скрывать.

— Лидо очень тщеславен и властолюбив, — поморщившись начал говорить огневик. — Собственно все мы не без изъяна, — он на секунду расправил и тут же сложил свои темные крылья. — Но Лидо превзошел нас всех. Он богат. Очень богат. В его сокровищницах находятся десятки тысяч артефактов и, если бы не Ксандр, он давным-давно замахнулся сначала на кресло ректора, а там и на пустующий до сих пор трон Императора.

— А причем здесь Чертоги? — не понял Алексей.

Маги переглянулись, и Кромбер неохотно протянул:

— Будучи самым сильным магом в мире, а Чертоги — это, по сути, маленький, но мир, что бы ты выбрал — вернуться в реальность, где тебе никогда не достичь настоящих высот, или остаться здесь?

— Даже так… — сказанное заставило Алексея задуматься. — Интересно, и как же он планирует справляться со Скверной?

Про свои сомнения насчет самого сильного мага он благоразумно решил оставить при себе.

— Сомневаюсь, что он адекватно оценивает сложившуюся ситуацию и силу твари. — поморщился Дэнис. — Лично я даже не догадывался, где нахожусь и что происходит вокруг меня, будучи полностью поглощенным схваткой.

— Пока не пришли мы, — напомнил Терраниус.

— Как я мог забыть, — кисло улыбнулся Дэнис, — спасибо за напоминание, Кром.

— Как я понимаю, вариант оставлять его здесь отпадает? — ради приличий уточнил Алексей.

— Исключено, — покачал головой огневик.

— Тогда поспешим, — и Алексей зашагал в сторону главного здания.

— Ты все еще считаешь, что сможешь справиться сам? — скептически поинтересовался Терраниус, догоняя Имперского мага за несколько шагов.

— Простите, Мастер Терраниус, но я не готов расставаться со своими артефактами, — твердо ответил Алексей.

Возможно сейчас он поступал эгоистично, а может быть даже и неправильно, ставя свои личные интересы во главу угла, но где-то внутри он четко осознавал, что как только он позволит решать свои проблемы чужими руками, его рост как личности застопориться. Но с каких пор Чертоги стали его личной проблемой, он ответить затруднялся.

— Юношеский максимализм во всей своей красе, — горько бросил ван Игнис.

— Не так страшен черт, как его малюют, — возразил Алексей, настраиваясь на предстоящий диалог.

— Мы все равно пойдем вместе, — твердо сказал декан Земляного факультета.

— Если пройдем, — поправил его Дэнис, кивая в сторону приближающегося водного пузыря.

Дальнейший путь маги шли молча.

Алексей напряженно раздумывал правильно ли он поступил, не поделившись своим имуществом. Дэнис источал пренебрежительное недовольство, а Кромбер сжимал-разжимал свои каменные кулаки, всем своим видом показывая, что готовится к схватке.

Наконец перед ними выросла темно-синяя водяная стена и маги невольно замедлили ход.

Вплотную подойдя к переливающейся темнотой глади, Алексей осторожно коснулся влажной поверхности рукой. К его удивлению ладонь мягко спружинила назад. Удивленно хмыкнув, он надавил сильнее, но получил неожиданно сильный отпор. Нахмурившись, он со всей силы врезал кулаком по куполу и чудом увернулся от прилетевшего в лицо водного кулака.

— Не понял, — протянул Алексей.

— Ну-ка в сторону, — пророкотал Кромбер и с силой опустил свою каменную стопу на землю.

Земля треснула, и от него к барьеру пробежала кривая линия раскола. В месте столкновения вода недовольно забурлила… и ничего.

— Мой черед! — Дэнис ван Игнис показушно засучил рукава и швырнул в преграду раскаленное до бела огненное копье.

Во все стороны недовольно повалил пар, а дыра, пробитая было огненным плетением, мгновенно затянулась. Спустя мгновенье на водной глади появилась безразличная маска, своими очертаниями напоминающая лицо Лидо, и маг Воды неохотно пробулькал:

— Вам здесь не рады. Уйдите прочь.

И лицо Дэ’Аквуса растаяло в воде, не дожидаясь ответа магов.

— Стой, Лидо!

— Лидо! — запоздало отреагировали один за другим маги. — А Ксуры его дери! Заносчивый ублюдок!

— Кром! — одернул своего товарища Дэнис.

«Хм, неужели Лидо не полноценный дворянин? — тут же подумал Алексей, сохраняя на лице бесстрастное выражение лица, — а ведь это многое объясняет!»

— Что Кром, — проворчал маг Земли. — Да мы с ним практику вместе проходили! Под огнем этих недоносков из Крепости стояли!

— Могу попробовать ударить водой, — предложил Алексей, настороженно глядя на водный купол. — Вряд ли он ставил защиту против своей собственной стихии?

— А это может сработать! — глаза Дэниса зажглись темным пламенем. — Давай!

— Даю, — согласился Алексей, создавая плетение «Морозного конуса». — Осторожно, может задеть!

С его рук сорвалась волна обжигающего холода, насквозь промораживая стену барьера площадью в пару метров.

— Кром, вдарь чем-нибудь в лед! — азартно крикнул ван Игнис.

— Хэх! — выдохнул Кромбер, швыряя в корку льда выхваченный из земли валун.

Лед брызнул во все стороны, повторно открывая проход на ту сторону.

— Мы были близко, — прокомментировал Дэнис, с интересом смотря на то, как быстро стягиваются края прохода и подвел итог. — Не хватает воздушной поддержки…Нам нужен Бизэ!

Глава 14

— Боюсь, он сейчас занят, — вздохнул Алексей и посмотрел в сторону туманной змеи.

Хотя уже не туманной. Порождение Скверны набрало объем, нарастило белесую чешую и с яростной одержимостью кидалась на здание, буквально вырывая из него куски.

— Может лучше Бизэ поможем? — предложил Кромбер с опаской глядя на идущий вдали бой.

— Поддерживаю, — согласился Дэнис, мрачно сверкнув глазами. — только время зря здесь потеряли.

— Я бы не был бы столь категоричен, — раздался рядом безмятежный голос воздушника. — Кстати, Алексей, это оказалось легче, чем я думал.

— Вторая форма или… — уточнил Алексей.

— Или, — усмехнулся воздушник.

Опавшие листья, подхваченные порывом ветра, закружились, образуя человеческую фигуру.

— Всем привет! Соскучились тут без меня? — прошелестели листья.

— Ну ты даешь, Бизе! — хохотнул Кромбер. — Вторая форма! Вернемся, первым дело дружеский спарринг!

— Поспешим, друзья, — прошептал силуэт фон Аэра. — эта тварь скоро поймет, что гоняется за моими обманками.

— Хорошо! — Дэнис взял ситуацию в свои руки. — Кром! Ты пробиваешь эту ледяную корку. Бизэ! Ты создаешь воздушный барьер. Алексей! Замораживаешь края, чтобы мы успели проскочить.

— А что делаешь ты? — не удержался от подколки Мастер Терраниус.

— А я, — на лице огневика появилась демоническая усмешка. — Отвлекаю внимание!

Одновременно с последними словами, из его рук хлынул истово-белый поток пламени, испаряя кусок водного барьера в стороне от предполагаемого места прорыва.

Кробмер не стал дожидаться команды и повторил свой коронный удар, расколовший землю, а вместе с ней и ледяную корку.

Листья резким порывом ветра швырнуло в трескающуюся и опадающую кусками ледяную стену, где они прилипли ко льду, не давая появившейся воде закрыть образовавшуюся брешь.

Алексей тут же повторил плетение Морозного конуса, вмораживая листья в корку льда.

— Быстрее! — крикнул Дэнис, срываясь с места и подгоняя остальных.

Но в последнем не было нужны. И Алексей и неповоротливый Кромбер уже были на другой стороне, а рядом с ними из опавших листьев вырастал человеческий силуэт.

Стоило только декану Огненного факультета оказаться на другой стороне, как корка наколдованного Алексеем льда треснула, и проход со всех сторон пронзили острые ледяные шипы.

— Не останавливаемся! — бросил огневик, расправляя крылья. — Используем фактор внезапности!

— Стой! — окликнул его Алексей, заметивший как по водному барьеру пробежала дрожь. — Не надо никуда бежать. Он тут!

— Мальчишка прав, я здесь, — пробулькало со всех сторон.

От купола отделилась огромная капля воды и стремительно стекла на землю, вырастая в водную фигуру, до боли напоминающую декана Водного факультета. Вокруг него постепенно растекалась огромная лужа воды, по цвету и запаху напоминая собой болото.

— Вторая форма, — обрадованно прогудел Кромбер. — Да мы сейчас вчетвером таких делов наделаем!

— Во-первых, да, вторая, — перебил его полностью приявший человеческое обличие Лидо, — вот только в отличие от вас я перешел в нее самостоятельно. А во-вторых, нет никаких «мы».

— Лидо, не дури, — попытался воззвать к благоразумию товарища ван Игнис, отходя с пути расплывающейся все больше и больше лужи. — Вернемся домой и все обсудим.

— А я уже дома, — на лице водника мелькнула полная превосходства улыбка. — Зря вы сюда пришли. Я ведь вас предупреждал…

Дэ’Аквус осуждающе покачал головой и вскинул руки в театральном жесте.

Из земли тут же выстрелили гейзеры воды, накрывая магов с головой, и тут же превращаясь в ледяную тюрьму. Даже воздушник не смог ускользнуть от стремительных водных струй, обессилено заметавшись в своей клетке.

— Учитывая, что вы в полном составе останетесь здесь, раскрою вам небольшой секрет могущества нашего всеми любимого ректора! — Лидо, с головы до ног увешанный золотыми и серебряными украшениями, неторопливо прохаживался между ледяными клетками, наблюдая за тем, как холод стремительно вытягивает силы и магию из чародеев.

— Ого, Дэнис, — отвлекся водник, замечая, как морозная тюрьма ван Игниса начинает раскалываться. — обуздал-таки свою демоническую суть?

Дэ’Аквус сорвал с пояса серебряную цепочку с обычным крестиком и небрежно бросил на закованного в лед Дэниса.

Раздавшийся вопль не смогла заглушить даже ледяная кора, надежно держащая полудемона.

— Так вот, — как ни в чем не было продолжил Лидо, не обращая внимания на вой огневика никакого внимания. — Вернемся к нашей небольшой лекции!

Алексею очень хотелось услышать секрет могущества Ксандра, но он просто физически не мог слышать, как мучается ван Игнис.

Потянувшись мыслью к висящей на поясе Книге, он закрутил вокруг себя огненное торнадо, превращая воду в пар, и тут же украдкой швырнул в сторону демона сырой силы.

— Так-так-так, — отреагировал Лидо, мгновенно перетекая к Алексею, — мальчишка показывает зубки!

— Мастер Дэ’Аквус, — Алексей примирительно поднял перед собой руки, краем глаза замечая, что сила попала точно на артефакт, превращая его в маленькую лужицу серебра. — Давайте договоримся!

— Ловко, — недовольно поджал губы водник, бросив на замолчавшего огневика полный досады взгляд. Дэнис без сил повис в своей ледяной клетке, безуспешно пытаясь отдышаться. В его ответном взгляде, устремленном на декана Водного факультета, горел темный огонь ненависти. — Можно и договориться. Давай сюда свои Книгу и Цепь, и можете валить отсюда.

«Не отпустит, — по глазам Лидо понял Алексей. — Не будет, как Керн, мучить свою жертву, но точно не отпустит. Причем постарается при этом выжать максимум возможно для себя. Если надо будет Дэниса запытать до смерти — запытает.».

— Мастер Дэ’Аквус, — предпринял вторую попытку Алексей, — та тварь, от которой вы отгородились куполом, схарчит вас и не поморщится. Вы не сможете стать хозяином Чертогов.

— Именно для этого вы мне и нужны, — хищно улыбнулся Лидо, машинально поглаживая притороченную к поясу чернильницу. — Я как раз рассказывал вам о ма-аленьком секретике нашего всеми любимого архимага, когда меня так некультурно перебили.

Водник фальшиво улыбнулся и погрозил оклемавшемуся Дэнису пальцем.

— Все дело в том, — начал свой рассказ Лидо, трогаясь с места, — что наш дорогой ректор при убийстве соперника, поглощает его жизненную и магическую силу. Конечно не всю, часть идет к зрителям, часть — во внешний мир, но около шестидесяти-восьмидесяти процентов точно остаются у мага…

Дальнейшее Алексей уже не слушал, двигаясь по кругу против часовой стрелки. Вокруг итак опасно булькала поднявшаяся до щиколоток вода, и Алексей не горел желанием позволять сошедшему с ума магу приближаться к себе.

Время словно замедлило свой ход, и в воображении Имперского мага возникло два образа.

Левый Алексей вечно сомневался и неуверенно мялся, переступая с одной ноги на другую, не в силах принять решение. Этот Алексей постоянно рефлексировал и старался, не дай Бог, не ранить чьи-то чувства.

Правый Алексей смотрел на мир с легкой улыбкой, четко зная, чего хочет, для чего и чем он готов ради этого пожертвовать.

К его удивлению он смотрел на мир глазами именно этого левого Алексея.

«Чертовы Чертоги!» — восхищенно присвистнул про себя Имперский, поражаясь, в кого он чуть было не превратился. Он с усилием вылетел из этого не очень-то приятного тела и завис перед обоими Алексеями, скользнул по ним взглядом и вздохнул полной грудью, уже точно зная, как выбор он сделает.

— … и ваши Источники дадут мне те необходимые крохи, чтобы превратить Скверну в мою самую послушную и преданную служанку! А потом я вернусь в ваш мир за последней частью Ключа!

«Без вариантов, — подумал Алексей, смотря в сумасшедшие глаза Лидо Дэ’Аквуса. — Что ж, пора перестать искать компромиссы и сделать, в конце концов, окончательный выбор!»

Левый Алексей несогласно замотал головой, скорчил напоследок плаксивое выражение лица и бесследно растаял в воздухе.

«Поехали!» — азартно подумал Имперский маг, чувствуя, как от волнения предстоящего поступка вспотели ладошки.

— Забирай! — Алексей судорожно, словно волнуясь, расстегнул цепь, и постарался сделать максимально жалостливое лицо, подражая левому Алексею, — только наставников пощади!

Мозг заработал на удивление быстро, мгновенно просчитывая разные варианты будущего.

— Хорошо, — не задумываясь соврал Лидо, — я вас и пальцем не трону, кидай ее сюда!

— Дурак! — ледяная кора, окружающая Кромбера пошла мелкими трещинами, — не смей!

— Алексей, — прошелестели замороженные листья, — не надо!

— Помните, мастер Лидо, — на глазах Алексея навернулись слезы, — вы пообещали!

@books_fine канал в телеграме, где можно выкладываются книги которых еще нет в интернете, в том числе и те, что в стадии написания, ждем вас! https://t.me/books_fine или @books_fine


— Давай-давай, — глаза Лидо жадно заблестели, а жирные пальцы с предвкушением задрожали. — Кидай сначала Цепь, а следом Книгу!

— Да-да, — послушно согласился Алексей и неожиданно спросил. — А правда, что вы бастард-ублюдок?

Не дожидаясь ответа, он бросил в опешившего на мгновенье мага Цепь, одновременно с этим активируя плетение Огненной воды.

Книга вспыхнула желтым пламенем, раскрываясь на нужной странице, а под сердцем привычно отозвались все четыре стихии. Цепь же, вместо того, чтобы упасть к ногам водника, извернулась в воздухе и обвила Лидо, лишая мага подвижности.

— Но… — в глаза декана Воздушного факультета заплескался животный страх. — … Но как?!

— Об косяк, — хмуро сообщил Алексей, отбивая несколько ледяных серпов, водный бич и уклоняясь от выросших из земли острых сосулек.

Интуитивно подойдя к сгорающему изнутри уже бывшему декану Водного факультета, он протянул руку и сорвал с пояса водника потертую чернильницу.

Он сам не мог объяснить почему рука потянулась именно к видавшей виды чернильнице, а не к роскошному золотому амулету, в котором были инкрустированы восемь разных драгоценных камней.

«А хотя зачем себя ограничивать?» — неожиданно подумал Алексей, следом срывая с шеи Лидо роскошный и явно могущественный артефакт.

— Стой, — вытолкнул из себя Лидо, — как?

— Нельзя предавать свою стихию, — тихо сказал Имперский маг, глядя в распахнутые в немом вопросе глаза Дэ’Аквуса. — И самое главное, нельзя предавать себя.

В глазах водника в последний раз скользнуло непонимание, густо перемешанное с горькой обидой, и его взгляд замер.

Стоило Дэ’Аквусу испустить дух, как во все стороны ударили обжигающие струи пара, а водяной купол, угрожающее прогнулся, намереваясь обрушиться всей своей массой на уцелевших магов.

Алексей не стал терять время зря и несколькими огненными ударами разбил потерявшие со смертью Лидо прочность ледяные клетки. Преподаватели поддержали его своими плетениями, освобождаясь от холодного плена.

— К Башне! — крикнул Имперский маг, прикидывая в голове маршрут продвижения.

— Не успеем! — возразил тяжело дышащий Дэнис. — Кром, скинь вес!

Каменная броня послушно осыпалась с мага Земли.

— Биз? — вопросительно бросил огневик, расправляя свои полыхнувшие темным огнем крылья.

— Подхвачу, — небрежно бросил воздушник, принимая человеческую форму.

Вдалеке обиженно зашипела обманутая змея.

— И взяли!

Полудемон, с силой оттолкнувшись от земли, подхватил Терраниуса, и, натужно хлопая крыльями, полетел прямо вверх, в прогибающуюся под своим весом водную часть купола.

— Доверься! — шепнул Бизэ фон Аэр, обхватывая Алексея сзади.

— Легко сказать, — напрягся парень.

— Разбег, — шепнул воздушник, и Алексей послушно засеменил ногами.

Шаг, второй, третий, и под тихий смешок фон Аэра они отрываются от земли.

— Мастер, — смущенно произнес Алексей, которому не давала покоя одна-единственная мысль, — а зачем мы брали разбег? Ведь мы же не утки.

— Да брось, — Алексей внутренним чутьем понял, что маг Воздуха довольно улыбается, — когда еще представиться возможность, посмотреть на мага, который изображает из себя утку!

— Смешно, — деланно вздохнул парень, создавая плетение жесткого щита. — Прямо сквозь этот купол полетим?

— Это уже не купол, — откликнулся Бизэ. — Это старший элемент воды. Минута-другая, и он поймет, что его хозяина больше нет.

— И разозлится? — уточнил Алексей, выставляя перед собой щит.

— Мягко сказано. Главное, чтобы не на нас. Щит наклони под углом и второй выставь. — Бизэ посмотрел на получившийся воздушный клин и одобрительно кивнул. — А теперь, держись крепче!

Алексей успел бросить взгляд на окутанного огненным ореолом демона, тяжело машущего крыльями, как их с воздушником накрыла холодная до ломоты в зубах волна воды.

Казалась, вода лилась со всех сторон. Проникала в самые неожиданные мечта — в нос, уши, глаза, за шиворот и… в карман — туда, где лежала невзрачная чернильница.

Несколько тягостных секунд, растянувшихся в минуты, и они вырвались из плена водной стихии. Следом за ними чуть ниже и правее появилось темно-золотистое свечение.

— Дэнис, в порядке? — крикнул Бизэ.

— Норма! — с натурой отозвался огневик. — Давай в Башню!

— Есть, капитан! — шутливо отозвался Бизэ и шепнул на ухо Алексею. — Кстати, Диод уже себе места не находит. Волнуется. За тебя в том числе.

— Мастер фон Аэр, — крикнул Алексей, ему в отличие от воздушника приходилось прилагать силы, чтобы его услышали. — Есть идеи, как отсюда свалить?

— Не ори не дома, — посоветовал воздушник. — Дома, кстати, тоже не ори. А идей нет.

— Ну тогда будем действовать по старинке, — кивнул сам себе Алексей. — Мастер, вы когда-нибудь слышали о заклинании Армагедон?

Воздушник вздрогнул, чуть не выпустив Алексея из рук.

— Шутка? Несмешно.

— Да какие тут шутки, — протянул Имперский маг, зло усмехаясь. — Уходить отсюда, оставив эту белесую заразу я не собираюсь.

— Да, Алексей… — протянул воздушник. — Интересный ты все-таки форточник.

— Кстати, мастер фон Аэр, — решил сменить тему Алексей. — Как вы справились-то?

Ему до сих пор не давало покоя то здание, которое с ожесточением доламывала гигантская змея. Будто там его ждало что-то важное. Подсказка Арта Скала и другая какая-то ценная деталь пазла.

— Да знаешь, больше боялся, — задумчиво протянул Бизэ. — Создал пару обманок, наткнулся на странный светящийся знак, где нашел вот это, — воздушник раскрыл ладонь в которой оказалась… трубка? Вернее, ее половина. — И отрывок из старого трактата про способности Древних. Вспомнил нашу беседу и как-то незаметно перешел во вторую форму. Еще чуть-чуть и на третью бы замахнулся!

— На третью? — удивился Алексей, который и не подозревал о такой возможности.

— Ну да, как Лидо. — отстраненно ответил воздушник. — Откуда, думаешь, здесь взялся старший элемент Воды?

— Я подумаю об этом завтра, — буркнул Алексей, благо до Башни оставалось лететь несколько десятков метров. — А вон и Диол!

Глава Охранителей заметил подлетающих магов, но никак не отреагировал, будучи с головой погруженным в создание какого-то плетения.

— Привет, Диол! — жизнерадостно воскликнул Бизэ, плавно приземляясь на открытую площадку Башни. — Чем помочь?

— Мана, — сквозь зубы выдавил Диол. — Не хватает.

Справа от Лехи грузно приземлился Дэнис, с облегчением избавляясь от своей тяжелой ноши.

— На диету тебе пора, Кром! — огневик с облегчением привалился к парапету. — Нажрал брюхо!

— Обижаешь, Дэн, — пророкотал Кромбер, — это чистые мышцы!

Декан земляного факультета чуть ли за шкварник поднял своего товарища и, увлекая его за собой, шагнул к Диолу, около которого уже стоял Бизе. Мгновение и между магами вспыхнула практически невидимая энергетическая линия, создавая малый круг силы.

— Спасибо, — с облегчением выдохнул Диол, на лбу которого серебрились бисеринки пота. — Весь день бьюсь над этим плетением.

— Думаешь пробьем ее? — с сомнением посмотрел на товарища Дэнис, чьи глаза налились янтарем.

— Точно пробьем, — уверено кивнул глава Охранителей. — Я уже сталкивался с похожей сущностью. Правда тогда рядом был Ксандр…

— А сейчас рядом с тобой мы, — подмигнул ему Бизэ. — кстати, други, Алексей тут на секундочку собирается не много ни мало, организовать Армагедон!

— И почему я не сомневаюсь? — криво усмехнулся Дэнис.

— Армагедон — это, конечно, здорово, — спина Кромбера закаменела, — но возникает резонный вопрос…

— … что будет с нами. — закончил Диол, устало посмотрев на Алексея. — Хороший вопрос, правильный.

— А точнее, как нам убраться отсюда до того, как этот мир захлестнет безудержное пламя всепожирающего огня! — несмотря на всю серьезность ситуации, Бизэ беззаботно улыбался.

Маги выжидающе уставились на Алексея.

— Думаю, в решении этой задачи нам поможет она, — и Алексей с улыбкой показал на ползущую к Башне змею. — Но это не точно.

Глава 15 Интерлюдия

В госпитале Академии

Лежащий на кровати Арно Ги’Дэрека неожиданно вздрогнул всем телом, его веки вздрогнули, и водник натужно захрипел. Студиоз второго курса Водного факультета, вместе с парочкой студиозов, Алексеем и несколькими преподавателями находился в коме уже третий месяц. Очнувшийся парень посинел, на его коже появился иней, а волосы превратились в сосульки.

В помещение резко похолодало и Хэлен, которая каждую ночь проводила на дежурстве у кровати своего сводного брата, еще толком не проснувшись, нажала на экстренный вызов, вызывая Ольгена Торсуна.

— Арни! — стоило ей увидеть, во что превратился Ги’Дэрека, как остатки сна рукой смело. — Как же так?!

Не дожидаясь появления Ольгена Торсуна, она принялась безостановочно вливать в паренька исцеляющее заклинания, и к приходу целителя, студиоз уже не выглядел как хорошо промороженный труп.

— Что случилось? — Ольген сходу кинул на Арно заклинание Великого исцеления и запустил чары диагностики.

— Пришел в себя и начал покрываться льдом, — дисциплинированно ответила Хэлен. — Остальные как лежали, так и лежат.

Девушка первым делом проверила состояние преподавателей и, не заметив признаков жизни, сосредоточила все свое внимание на Ги’Дэрека.

— Что делать, Мастер Торсун?

— Беги за ректором, — бросил целитель, — а потом за Барком.

И, не обращая больше внимания на бросившуюся к выходу девушку, послал исцеляющую волну теплой энергии в средоточие силовых линий Источника парня.

— Мастер… — Ги’Дэрека с трудом оторвал голову от подушки.

— Подожди, Арно, — прервал его целитель, — сейчас Магистр Ксандр подойдет, тогда и скажешь, чтобы два раза не повторяться.

— Хорошо… — голова парня без сил упала обратно.

Выполнив все предписанные регламентов процедуру, Ольген устало опустился на стоящий рядом с кроватью стул.

Последние два месяца оказались непростыми. Во-первых, по Академии сильно ударило уменьшение преподавательского состава. Да и найти подходящих людей на административные должности оказалось не так-то просто — ведь четверо из пяти провалившихся в Чертоги магов оказались деканами, а пятый, так и вовсе курировал всю систему охраны Академии.

Но с этой проблемой они с горем пополам справились. Где-то поставили лучших пятикурсников. Где-то повысили обычных преподавателей до ВРиО декана, а вместо них учителями назначили… Охранителей. Ректору пришлось самому вести уроки, и как он умудрялся совмещать преподавательскую, административную деятельность, Ольген и представить себе не мог.

Сам целитель последние две недели держался только на отварах и фирменном тонизирующем напитке Гала Батры.

— Что у нас, Ол? — целитель, погрузившись в свои мысли даже не заметил, как в помещении появился ректор Академии.

Выглядел архимаг неважно. Серое от усталости лицо, дрожащие руки, мятая мантия. И только горящие неукротимым огнем глаза показывали, что сила духа ректора ни капельки не ослабла.

— Ги’Дэрека пришел в себя.

— Отлично, — на лице ректора не дрогнул ни один мускул. — Взбодри его, Ол

Мастер Торсун неодобрительно покачал головой, но все же влил в приоткрытые губы парня один из эликсиров алхимика.

— Кончаются уже, — пожаловался он Ксандру, показывая ровный ряд пустых склянок.

— Гал обещался к завтрашнему утру закончить новую партию.

«Тоже не спит, — подумал целитель, наблюдая за тем, как розовеют щеки Арно, — хотя кто из наших сейчас спит?»

— Магистр Ксандр? — протянул пришедший в себя Арно. — Академии грозит опасность. Белесый туман. Ломающий сознание лич…

— Стой-стой-стой, — Ксандр остановил бессвязный поток студиоза, обмениваясь с Олгеном обеспокоенными взглядами. — Опиши то место, где ты оказался.

— Академия, — сглотнул Арно, — наша Башня.

— Из наших кто-нибудь был там?

— Да, — кивнул парень. — Алексей и Мастер Диол.

— Слава Сети! — расплываясь в улыбке прошептал целитель. — Они действительно в Чертогах, Касндр!

— И это здорово, — кивнул в ответ ректор, который, хоть и остался бесстрастным, но на его лице также мелькнула едва уловимая улыбка облегчения.

— Что они там делают? И как ты оттуда вырвался? — ректор присел на кровать и внимательно посмотрел в глаза воднику.

— Алексей выкинул лича, который играючи завладел моим телом. Мастер Диол помог мне добраться до верхней площадки, где и начал готовиться к уничтожению… Скверны.

На этих словах ректор непроизвольно вздрогнул, что не укрылось от внимания целителя.

— Как ты сказал? Скверны?

— Ну он так выразился, — неуверенно подтвердил Арно. — И глядя на тот белый туман, ничего другого на ум не приходит.

— Ладно, — судя по по задумчивому взгляду ректор уже что-то для себя решил. — Как ты выбрался оттуда?

— Не помню, — Ги’Дэрека слегка покраснел и отвел взгляд в сторону.

— Арно, это важно, — надавил на него Ксандр.

— Не знаю, — нахмурился студиоз. — Оно как-то само получилось. Раз и все.

— Арно!

— Я не знаю!

— Понимаешь, — устало вздохнул ректор. — Мы точно знаем, что в Чертогах находятся пять преподавателей и Алексей. Про тебя и еще парочку студиозов мы узнали лишь спустя два дня. Четырех студиозов, включая тебя, затянуло в Чертоги, четырех!

Ректор прервался, кидая горький взгляд на учеников, лежащих на соседних кроватях.

— Мне неважно кто тебе помог и что ты скрываешь. Мне важно вытащить студиозов оттуда. Понимаешь?

— Дедушка, — выдохнул скривившийся Арно, — мне помог дедушка.

— Какой еще дедушка, — удивился Ольген Торсун, но тут же замолчал, увидев вскинутую руку ректора.

— У тебя есть с ним связь? — требовательно посмотрел на водника Ксандр.

— Наверное, — неуверенно пожал плечами парень.

— Значит так, Арни, — ректор помассировал себе переносицу. — На Введение в Медитации, Алексей каким-то образом смог установить связь между собой и доброй половиной первого курса. Мы пытались через нескольких студиозов достучаться до него, но у нас не вышло. Слишком слаба их связь. Я не знаю, откуда появился этот твой дедушка, хоть и догадываюсь, что это как-то связано с твоим чудесным возвращением в мир живых после той стычки на лестнице, но это сейчас неважно.

Ректор сделал паузу и пристально посмотрел на Арно, удостоверяясь, что водник его внимательно слушает.

— Мне нужно, чтобы ты с помощью своего дедушки передал находящимся в Чертогах магам, что помимо них, там находятся еще трое студиозов. Ты понял?

— Да, магистр Ксандр, я понял, — гордо вскинул подбородок Ги’Дэрека.

Не откладывая дела в долгий ящик, Арни зажмурил глаза и сделал несколько вдохов-выдохов. На его лице пробежал целый калейдоскоп эмоций — от вины, злости и раздражения до удивления и… страха. После чего парень распахнул глаза и не стесняясь льющихся из глаз слез прошептал:

— Готово, магистр Ксандр.

— Чего плачешь-то? — насторожился ректор.

— У них там такое… — также шепотом ответил Ги’Дэрека. — Не факт, что самим-то вернуться получится. Но дедушка обещал сделать все возможное… Даже ценой своей жизни.

Вытолкнув из себя непослушные слова, водник повернулся на бок, с головой укрываясь одеяло. Откуда тут же послышались сдавленные рыдания.

— Дедушка? — одними губами проговорил Ольген.

— Потом, — также бесшумно ответил Ксандр.

— Бам! — кровать, на которой лежал Кромбер Терраниус сложилась, не выдержав веса.

Маги синхронно вздрогнули и резко развернулись на источник шума. В руках Ольгена Торсуна полыхал ослепительный белый клинок, а перед ректором Академии появился неровный багровый шар.

На месте бывшей кровати, которая сейчас превратилась в кучу обломков, вовсю ворочался каменный голем.

— Кром? — неуверенно протянул ректор, присматриваясь к неуклюжей фигуре.

— Ксуры дери эти Чертоги, Ксан! — прохрипел декан земляного факультета. — Этот засранец меня все-таки выкинул! Да я бы…

— Ничего там не сделал, — раздался слабый голос Диола. — Магистр, я нашел причину прорыва!

— Ничего не понимаю! — воскликнул Ольген Торсун, переводя взгляд с одного пришедшего в себя преподавателя на другого, — кто-нибудь мне объяснит, что происходит?!

— Этот наглый форточник, — недовольно начал Кромбер, пытаясь принять сидячее положение.

— Сначала помог нам справиться со своими страхами, — продолжил Диол. — А потом…

— А потом вышвырнул нас оттуда, будто бесполезных щенков!

— Санек был прав, — задумчиво протянул целитель, с улыбкой глядя на пришедших в себя товарищей.

— Как? — требовательно бросил Ксандр, — смотря на Диола.

— Помнишь тот визит в Лес? Ну, когда мы наткнулись на бело-серое болото?

Ректор отрывисто кивнул и требовательно посмотрел на Главу Охранителей, призывая его продолжить рассказ.

— Так вот, я создал такой же пресс, при помощи которого мы избавились от той твари.

— Не избавились, а вышвырнули в другой план, — поправил его Ксандр.

— Не суть, — мотнул головой Диол, — так вот, этот наглец как-то сумел разобраться в моем плетении, хотя я более, чем уверен, что он не видел, как я его создаю, и вместо того, чтобы уничтожить использовать заклинание для уничтожения той твари, он вытолкнул нас сюда.

— Будто от нас там не было толку! — обижено добавил Кромбер, которому все же удалось принять сидячее положение. — Прибил бы! — маг с угрозой потряс гранитным кулаком.

— Ольген, — ректор услышал достаточно. — раздай Диолу и Кромбреу остатки своих запасов. Они должны быть готовы ко всему! Как только вернется Хэлен с Барком, скажи Мастеру-артефактору, чтобы начал создавать здесь астральные ловушки…

— Ксандр! — перебил ректора Диол. — Лучше в Башне! Да и остальных тоже лучше туда, ведь чем ближе будет тело. К тому же Бизэ с Дэнисом уже улетели за студиозами.

— Принято, — после секундного раздумья согласился ректор, в глубине души порадовавшись, что послание достигло адресата. — Ол, пусть Барк ставит свои ловушки на площадке Башни. Сейчас придёт Натали и организует перенос наших коматозников на Башню. Так мы хоть чем-то сможем помочь нашим ребятам.

— А мы с Диолом? — пророкотал Кромбер.

— Вижу вы там не прохлаждались? — Ксандр кивнул на каменную броню, покрывающую Терраниуса. — Еще поди сны вернулись?

— Ночью узнаю, — хмыкнул маг земли. — Это ты еще Бизэ не видел!

— И Дэниса, — поддержал товарища Диол.

— А Лидо? — вопросительно вскинул брови ректор.

— Нет больше Лидо. — помрачнел Кромбер.

Архимаг бросил тревожный взгляд на лежащего на кровати декана Водного факультета, грудь которого хоть и медленно, но равномерно поднималась, но высказывать свои догадки вслух не стал.

— Лидо оставляем здесь, за ним присмотрит Хэлен, — сам себе кивнул Ксандр и перевел взгляд на магов. — А нам, друзья, думаю, следует поспешить!

Глава 16

— И каким же образом эта дрянь нам поможет? — Диол скептически посмотрел на обманчиво медленно ползущую змею.

— Одну секунду! — успокоительно вскинул руки Алексей, в голове которого во всю складывался пазл, и повернулся к Бизэ фон Аэру. — Мастер, дайте, пожалуйста, трубку, которую вы нашли в тайнике.

— Держи, — пожал печами воздушник и бросил форточнику деревянную часть курительной трубки — чашу.

Ловко поймав чашу, Алексей засунул руку в карман, в который он ранее убрал найденное медное колечко и деревянный мундштук.

Несколько движений и мундштук, при помощи медного кольца, удалось соединить с чашей. Послышался двойной щелчок, и трубка окуталась фиолетовым сиянием.

«Ну наконец-то, старший ученик! — послышался в голове такой знакомый голос. — Я уже начал немного… волноваться».

«Арт! — обрадованно отозвался Алексей, — а я все гадал, где ты!»

«Скажем так, будучи в моем положении, пришлось немного поиграть в прятки. Но зато, если все получится, мы сможем обезопасить Академию от бомбы замедленного действия».

— Ну так что? — нетерпеливо уточнил Дэнис, внимательно разглядывая фиолетовую трубку, — и откуда у тебя эта ерунда?

— Местный квест, — отбрехался Алексей, — ну и теоретически, — он поднял трубку, — эта вещица должна помочь нам выбраться отсюда.

«Не совсем, — поправил его Арт и неожиданно сменил тему. — Олькуш, скажи, на что ты готов, чтобы Арно Ги’Дэрека выбрался из Чертогов?»

«На все, — тут же ответил дух. — Кстати, высокий маг догадывается о нашем присутствии».

«Грустно, что только догадывается, — с деланной грустью отозвался Арт, — он, как глава Охранителей, должен точно знать, а не уповать на свой сторожевой артефакт».

Алексей с интересом посмотрел на Диол. Тот и вправду держал в руке кожаный шнурок с ярким ограненным хрусталем.

— И долго мы так будем здесь стоять? — вновь заговорил Дэнис. — С одной стороны к нам ползет здоровенная змея. С другой — старший элемент Воды…

— А с третей, — хмуро добавил резко погрустневший Бизэ. — огромный богомол. Или это навозный жук?

— Сеть всемогущая! — ахнул Дэнис, мгновенно оказываясь на краю площадки и перегибаясь через парапет. — Какая… какое здоровое… нечто! Да еще и у самого подножья Башни! Давайте угостим эту мерзость магией! А ты, Алексей, разбирайся со своей трубкой и желательно до того, как остальные гости подтянуться на огонек! Кром, вместе, наше фирменное!

Маги синхронно вскинули руки, и на дикую помесь двухвостки, навозного жука и богомола упал самый настоящий метеорит.

— Еще!

«Алексей, это за тобой, — «успокоил» вздрогнувшего было Имперского мага Арт. — Твой воплощенный страх».

«Но мне уже плевать на него», — пожал плечами Алексей, прислушиваясь к себе — да, мерзко, да, противно, но на этом эмоции заканчивались.

«Вот и посмотрим, — хмыкнул Арт, снова переключаясь на Ги’Дэрека. — Итак, Олькуш, во-первых, расскажи, что здесь делал Диол?

«Классический астральный пресс, — отозвался дух. — Хоть какие-то техники сохранились в первозданном виде!»

«Так это же обычная ритуалистика, — судя по голосу, Арт был абсолютно согласен с Олькушем насчет уровня современных магов. — Тут знай себе рисуй линии и напитывай их энергией».

«Да что с них взять, хоть основы не забыли и хорошо!» — горько бросил водник, которого, видимо, сильно задевало нынешнее положение вещей.

«Итак, Олькуш, — посерьезнел Арт. — Насчет Арно. Я предлагаю тебе сделку. Арно немедленно возвращается в реальность, а ты выполняешь одну мою просьбу.

«Я уже согласился», — хмуро ответил Олькуш.

«Хорошо, — хладнокровно ответил Арт и обратился к Имперскому магу, — выдохни на Арни дым из трубки!»

«Арт, я тебя уважаю и все дела, — Алексей не спешил выполнять приказ Вольного мага. — Но мне не нравится, когда меня играют в темную — раз. Да и Олькуш здесь оказался не по своей воли — два. Ничего не хочешь объяснить для начала?»

«Времени мало, — ровно ответил Арт, но по его тону было понятно, что маг недоволен. — Долго объяснять. Но если тебе станет спокойней, то, во-первых, мои действия направленны на защиту Порога и Академии. А во-вторых, на клане уважаемого Олькуша Ги’Дэрека до сих пор висит должок передо мной».

«Подтверждаю, — согласился Ги’Дэрека. — Но если я узнаю, что мой род угас из-за тебя…»

«Ты очень удивишься, когда узнаешь причину угасания своего рода, — усмехнулся Арт Скал. — И уж точно это не моя скромная персона. Более того, потомок этой причины учится с твоим Арно на одном курсе…»

«Верю, — протянул Ги’Дэрека и торжественно заявил, — Прими услугу в оплату долга!».

«Принимаю услугу в оплату долга!» — не менее торжественно ответил Арт Скал.

«Алексей?»

Делать нечего, Имперский маг подошел к лежащему у парапета Арни и выдохнул из трубки фиолетовый туман прямо в лицо бледному парню.

Тело студиоза тут же замерцало и спустя несколько секунд полностью исчезло.

— Ого! — пророкотал Кром, отвлекаясь от бомбежки насекомого гранитными иглами. — Ты всех так сможешь?

«Пять разумных», — предупредил Арт.

— Еще трех, — ответил Алексей, намерено оставляя запасной путь отхода.

«Молодец», — довольно отозвался Арт.

«Срочная новость! — внезапно произнес Олькуш озабоченным голосом. — Ректор передает через очнувшегося Арни, что еще несколько сутдиозов попали в Чертоги!»

«Сколько?» — уточнил Алексей, уже догадываясь, что услышит в ответ.

«Трое. Госпиталь».

— Не густо, — поморщился Кромбер, — что-то эта чертова гусеница не умирает никак!

— Это ксуров богомол! — поправил его Дэнис. — Ксуров неуязвимый богомол!

— Уважаемые наставники! Есть срочная информация, — вклинился в диалог Алексей. — В Чертоги попали еще трое студиозов и находятся они в госпитале.

— Вот же дермище! — от души ругнулся Кромбер. — И что будем делать?

— Летим, конечно, — недоуменно отозвался Дэнис. — Там же наши ученики. Биз, ты как? Сможешь одного вытащить?

— Если попадется воздушник — без проблем, — отозвался фон Аэр. — насчет других стихий не уверен.

— Надо! — с нажимом произнес Дэнис, запрыгивая на парапет, — полетели!

— Ну надо так надо, — пожал плечами Бизэ, оборачиваясь порывом ветра и уносясь следом за Дэнисом.

— Думаешь справятся? — Диол смачно плюнул на щелкающего снизу жвалами богомола и вопросительно посмотрел на Терраниуса.

— Ну меня же вытащил, — спокойно отозвался здоровяк, переставая бросать в насекомое каменные валуны. — Неужто с мелкими не справится?

«Алексей, — раздался в голове собранный голос Арта, — если хочешь минимизировать потери, — самое время отправить в реальность Диола и Кромбера».

«Как?» — тут же уточнил Алексей, убирая трубку в карман — пригодится для студиозов.

«Астральный пресс, — пояснил Арт. — Олькуш видел весь процесс создания от и до, если ты на несколько мгновений дашь ему контроль, то он сможет буквально вытолкнуть этих двоих обратно»

«А змея?»

«С ней так не справиться».

«Клянусь не пользоваться твоим телом в корыстных и личных целях!» — тут же добавил Олькуш Ги’Дэрека, уловив сомнения Имперского мага.

После заверения Олькуша Алексей не колебался ни секунды.

«Уважаемый Ги’Дэрека, действуйте!» — он расслабился и постарался открыться дедушке Арно.

Стоило расслабиться, как его мгновенно обдало морозной прохладой, а тело зажило свой жизнью.

Два шага влево, и он встает в центр астрального пресса. Приседает на правое колено и легонько хлопает левой ладонью по светящемуся треугольнику с тремя волнистыми линиями.

— Дир! — перст правой руки указывает на Кромбера и после его исчезновения в фиолетовом облаке искр смещается в сторону Диола.

— Ду! — Глава Охранителей успел в последний момент что-то почувствовать и обернулся. Перед тем, как исчезнуть, на его лице мелькнуло неподдельное удивление и… обида?

«Отлично! А теперь слушайте внимательно оба! — предельно серьезно зазвучал в голове голос Арта Скала. — Олькуш, как только демон и воздушник подлетят, выталкивай их на наш план. Не жалей энергии!»

«Понял!» — подбородок Алексея сам собой дёрнулся вниз.

«Алексей! Как только в Чертогах не останется ни одной живой души, предложи этому несчастному элементу временный приют в чернильнице. И не бойся! — Арт Скал заметил сомнения Алексея, — влезет! Еще и спасибо скажет. Далее, лучше уничтожь этого богомола до того, как он сольется со змеей, иначе будет чуть сложнее. И последнее, готовь свой Армагеддон!»

«Мой долг?» — напомнил Олькуш.

«Видел Водного декана? У меня была мысль взять его тело себе, но… по ряду причин мне не подходит эта оболочка».

«Он пошел не потому пути, — согласился Олькуш. — чтобы пробить каналы и меридианы, закупоренные заемной силой, понадобится несколько лет».

«Вот ты эти и займешься, — припечатал Арт. — С одним-единственным условием…»

«Я слушаю… — как бы не старался Олькуш, чтобы его голос звучал ровно, но только глухой бы не распознал волнение мага.

«Ты останешься деканом или ректором Академии до тех пор, пока лично не выпустишь минимум десять грандмастеров».

«Идет! — мгновенно согласился Олькуш Ги’Дэрека. — … и спасибо!»

«Алексею скажи спасибо, — усмехнулся Скал. — в тот момент, когда он принял решение убить Лидо, он уже знал, чей дух в теле водника очнется из комы».

«Сомневаюсь, что Вольный маг захотел бы торчать в Академии, — улыбнулся Алексей, — а вот уважаемому Ги’Дэрека сам Бог велел поделиться своим опытом!»

«Да будет так», — непонятно ответил Олькуш.

«Вот и ладушки, — непонятно чему развеселился Арт. — Готовьтесь, демон с воздушником возвращаются!»

***

— И что только они забыли в госпитале? — проворчал Дэнис, легко приземляясь в больничном дворике. — Биз?

— Я на разведку… — прошелестел ветер, закружив по земле опавшие листья.

Воздушник не заставил себя долго ждать — три-четыре секунды, и теплый ветерок уже шепчет на ухо Дэнису ван Игнису:

— В помещение пятнадцать студиозов. Наши объекты избиты и связаны. А из одного из них, кажется, собираются сделать ужин.

— Варварство, — хмыкнул Дэнис и мощным ударом ноги и снес дверь с петель. — Всегда мечтал это сделал!

Порыв ветра обдал его приятным теплом и ворвался в темный проем больничного крыла. Дэнис вбежал следом и, разогнавшись, выбил плечом дверь. Можно было, конечно, выбить ее Огненным тараном или усиленным Огнешаром, но ему понравилось применять именно физическую силу.

— Всем лежать, работает Охранка! — из горла вырвался демонический полукрик-полурык.

Студиозы, стоящие полукругом вокруг котла — и где только взяли? — только сейчас обратили на ворвавшегося демона хоть какое-то внимание.

— О, смотрите, Ксур!

— Мочи его Зак!

— Жгии!!!

— И об этом я тоже мечтал, — кровожадно улыбнулся демон, доставая из воздуха огненную плеть. — Сбылась мечта… декана!

На самом деле Дэнису остро хотелось схватить кого-нибудь из этих студиозов и разорвать их голыми руками, но помня о том, кто он и где находится, декан Огненного факультета держал себя в руках, ограничившись использованием магии.

Короткий росчерк пламени и пятеро студиозов рассыпались миллионами искр. Еще один взмах Огненной плетью и еще трое исчезают в яркой вспышке.

Оставшиеся студиозы догадались выставить стихийные щиты и вразнобой принялись осыпать декана Огненного факультета низкоуровневыми заклинаниями.

— Не зря все-таки учим, — удовлетворенно кивнул Дэнис, с удовольствием сжигая двух водников. — Хоть что-то в головах остается!

— Справа! — прошелестел у уха Бизе.

Дэнис сразу же прикрылся крылом, по которому в следующую секунду забарабанил каменный дождь.

«Слабовато, — подумал огневик, — но скорость плетения неплоха!»

Дождавшись пока у атаковавшего его студиоза кончится энергия, Дэнис поднял крыло и швырнул в растерянного магика небольшой Огнешар.

Послышалось тихое шипение — заклинание с трудом проплавило в каменном щите путь вовнутрь, а затем негромко хлопнул взрыв — вырвавшееся пламя не оставило студиозу с факультета Земли ни одного шанса.

Отшвырнув взмахом левого крыла бросившегося на него студиоза, и наверника переломав ему половину костей, Дэнис шагнул вперед, предвкушающее хрустнув когтистыми лапами.

— Стой! — настойчиво прошелестел Бизэ. — Эти не иллюзия!

Демон на мгновенье замер — слишком уж сильно хотелось сжечь вставших на его пути людишек.

— Дэнис! — голос фон Аэра придал огневику сил, и он развеял непонято откуда взявшуюся в его руке огненную плеть.

— Мелкие, вы как? — прорычал Дэнис, усилием воли смиряя свою демоническую сущность.

— М-мастер ван Игнис? — с трудом шевеля разбитыми в кровь губами уточнил избитый жилистый студиоз, закрывая собой упитанного крепыша и испуганную девочку.

— Я. — широко осклабился огневик, присматриваясь к студиозу. — Стой, а ты случайно не с Радужного факультета? Как там тебя… Майо?

— Так точно, — с опаской ответил парень, отступая назад. — М-мастер, а вы в курсе, что вы похожи на д-демона?

— В курсе, — хохотнул Дэнис, — а ты не трус! Ну-ка топай сюда и тот толстяк, прячущийся у тебя за спиной, тоже!

Отдав приказ, Дэнис ван Игнис с любопытством посмотрел на разведенный прямо в помещении костер, на который пошли сломанные кровати. Больше всего его заинтересовал самодельный вертел и огромный котел, висящий над очагом.

«Неужели чей-то самый сильный страх — быть съеденным однокурсниками-людоедами? Хотя вряд ли, — поправил он сам себя, — скорей всего это страх быть сваренным заживо…»

— Кто декан моего факультета? — к его удивлению, Майо и не подумал сдвинуться с места, умудрившись при этом перехватить ринувшегося к Дэнису крепыша.

— Чжо! — сначала на огневика накатила волна ярости — мальчишка смеет сомневаться в его словах! Но затем здравый смысл возобладал, и он одобрительно кивнул: — Молодец, пацан, доверяй, но проверяй! Значит так, Чжо — твой приемный отец и с сегодняшнего дня мой должник! Будет до конца года кормить меня своим печеньем!

Из напряженного как струна мальчика будто вынули железный стержень. Плечи опустились вниз, на лице мелькнула неверящая улыбка. На его глазах выступили слезы, а сам с облегчением вздохнул и шагнул вперед, увлекая за собой крепыша.

— М-мсастер, а что будет с Лизой? З-забирайте Бона и ее, а я п-подожду.

Уважительно посмотрев на радужника — из-за своего достойного поведения перед лицом опасности, он на пару очков вырос в глазах декана, Дэнис снизошел до ответа.

— Идите сюда, кому говорят! А что до девчонки… — Дэнис бросил оценивающий взгляд на хрупкую фигурку девочки, — ее возьмет Мастер фон Аэр.

Порыв ветра пробежал по комнате, а перед испуганной девочкой появился сам воздушник.

— Все будет хорошо, — благожелательно протянул руку Бизэ, — мы сейчас с тобой немного полетаем.

Девочка, что не укрылось от взгляда магов бросила вопросительный взгляд на Майо, и лишь получив от того короткий разрешающий кивок, заплакала и бросилась воздушнику на шею.

Тот лишь удивленно хмыкнул и крикнул, взмывая в воздух:

— Дэн, кто последний, тот вместо Килиба дежурит в столовой весь следующий месяц!

— Мухлеж, — сердито буркнул огневик и поспешно сграбастал студиозов. — Не дергайтесь, малявки!

Грузно выбежав из госпиталя, он с силой оттолкнулся от земли, взмывая вверх.

Несколько ударов сердца и он сел на хвост Бизэ. Слева за его руку крепко держался Майо, с интересом разглядывая затянутую белесым туманом Академию — ноздри пацана хищно трепетали от захватившего его восторга. Справа без остановки орал крепыш, вцепившись в Дэниса мертвой хваткой. Маг Земли — что с него взять!

Спустя каких-то полминуты они уже подлетали к Башни, как несущегося впереди Бизэ охватило фиолетовое облачко, а по ушам резанул чей-то низкий голос:

— Дон!

На месте Бизэ и девочки-первокурсницы уже таяли фиолетовые искры, и опешивший Дэнис не успел отклониться от летящего ему навстречу заклинания, на полном ходу влетая в фиолетовую дымку вместо со своим живым грузом.

Последнее, что он услышал, было пробившееся сквозь визг крепыша властное:

— До!

Глава 17

Как только Дэнис вместе с двумя студиозами испарился, покинув Чертоги, по шее Алексея пробежала волна прохлады, а следом вернулся контроль над телом.

«Олькуш, сможешь на остатках астрального пресса выбраться отсюда?» — напряженно уточнил Арт.

«Смогу, — отозвался Ги’Дэрека, — тут еще на двоих энергии хватит!»

«Тогда действуй!» — властно бросил Вольный маг.

Над ритуальным рисунком вспыхнули и рассыпались сотни фиолетовых искр и на площадке раздался довольный голос Арта:

— Ушел.

— Арт, расскажешь о ваших взаимоотношениях с кланом Ги’Дэрека? — не удержался Алексей.

— Возможно позже, — туманно ответил наставник. — Итак, старший ученик, у нас с тобой есть несколько способов разобраться с возникшей проблемой.

Арт Скал не уточнил с какой именно, но пояснению Алексею и не требовались. Белесая змея становилась все больше и большое, напитываясь из тумана, который уже доходил до третьего этажа Башни.

— Для начала элемент! Предложи ему свою помощь.

Алексей скептически посмотрел на надвигающуюся волну цунами.

— Давай-давай! — поторопил его Арт. — Он тебе еще спасибо скажет!

«Ладно, — подумал Алексей, касаясь потертой чернильницы. — Попробуем-с…»

— Уважаемый старший элемент Воды! — маг старался не думать, как он выглядит со стороны, беседуя с надвигающейся волной. — Предлагаю свою помощь!

— Ты слишком слаб, маленький брат, — на волне прорезалось бесформенное лицо. — А доступ к моему плану отсюда не получить.

— Чернильница! — подсказал Арт. — Покажи ее!

Алексей сжал в кулаке чернильницу и вскинул ее над собой.

— А сейчас?

— Предыдущий владелец Грааля обманул. — Лицо элемента пошло белой пеной. — Каковы гарантии, что не обманешь и ты?

— У меня своих проблем хватает, чтобы еще об элементе Воды заботиться! — честно крикнул Алексей. — Просто жаль тебя тут оставлять с этим… этой…

— Я могу напасть на нее, — грустно проревела приближающаяся волна, — выиграть время, но не победить.

— Пусть лезет в чернильницу!

— Лезь уже в чернильницу! — крикнул Алексей, с тревогой смотря на надвигающиеся на Башню белесые облака.

— Это последний раз, когда я доверяюсь магу. — Совсем по-человечески вздохнула волна и всей своей мощью обрушилась на площадку.

Бесконечный поток воды рухнул на каменный пол и отскакивая начал вливаться в чернильницу, удерживать в руках которую становилось все сложнее и сложнее.

— Фига себе, — пробормотал Алексей, пораженно наблюдая как за считанный десяток секунд огромная стена цунами помещается в маленькую чернильницу.

— Отлично, — деловито бросил Скал, как только последняя капля воды втянулась в артефакт. — Теперь слушай внимательно. Первый вариант справиться со Скверной. У тебя в инвентаре есть один интересный кристалл, под названием: Накопитель магической энергии за номером «3-ЗМ».

Алексей потянулся в Инвентарь и безошибочно вытащил оттуда багровый алмаз:

Накопитель магической энергии 10800/100000

……… … ……. ……. … № 3-ЗМ

Прочность: 97 %

Вес: 0,1


— Ты должен знать, что есть вероятность того, что этот накопитель — один из необходимых элементов для создания телепорта в твой родной мир, — как ни в чем не бывало добавил Арт и, оставив Алексея переваривать эту мысль, продолжил, — этот «3-ЗМ» поможет тебе устроить заявленный Армагеддон.

Маг сделал паузу, дав своему ученику проникнуться сказанным.

— Второй вариант. Классическое паладинское самопожертвование. Ты можешь привязать свой Инвентарь к амулету и написать прощальное письмо-инструкцию. Заряда в трубке хватит, чтобы доставить получившуюся посылку любому разумному в Пороге, где бы он не находился.

— Даже на второй континент? — хмуро уточнил Алексей, которому пока что не нравились расписываемые Артом перспективы.

— Даже туда, — уверено подтвердил Вольный маг. — Астральная посылка, как-никак.

— Ладно, какой третий вариант? — Алексей не мог поверить, что у его продуманного наставника не был заготовлен запасной выход.

— Можно запечатать ее здесь. В качестве оружия последнего шанса, если Вторжение все же удастся.

— Выпустить ее в мир? — поежился Алексей, которого внезапно озарило. — Стой! А не с этой ли целью это находилось в Академии?

Скал не ответил, но Алексею все итак было понятно без лишних слов.

— Арт, это смерть для всего мира!

— И не только для этого, — не стал спорить Вольный маг. — Если ей дать время обосноваться в реальности, уничтожение соседних миров — вопрос времени.

— Да уж, — покачал головой Алексей, посмотрев на все увеличивающуюся змею, ползущую на сближение с богомолом. — НУ и вариант у тебя — один хуже другого. А нет такого, чтобы всех нагнуть и самому еще бонусов и ништяков отхватить?

— Жадный ты, Алексей, — с притворным сожалением произнес Арт. — Чем дольше думаешь, тем выше шанс отхватить, как ты изволил выразиться, вот только, боюсь, это будут отнюдь не «ништяки».

— Ты прям мастер Мотивации, — нервно хохотнул маг, обходя площадку по кругу — Башня пока что выдерживала напор Скверны. — Давай рассуждать логически. Выпускать эту чертовщину нельзя от слова «совсем». Умирать тоже не хочется, не хочу, знаешь ли, становиться героем Мартина. Остается один вариант — накопитель. Жаль, конечно, тем более с таким названием: «3-ЗМ»

— А что не так с этим названием?

— Три зэ-эм. — по слогам произнес Алексей. — Моя планета называется «Земля» и она третья по счету от Солнца.

— Кхм, — Арт то ли прочистил горло, то ли подавился. — Действительно непростой выбор.

— Простой, — не согласился Алексей. — Чтобы вернуться домой, нужно сначала выжить. Что делать с накопителем?

— М-м-м, — задумчиво протянул Арт, — просто наполни его энергией под завязку…

— А потом? — требовательно уточнил Имперский маг, начиная передавать кристаллу ману.

— А потом мы с тобой заглянем в одно место… — вынырнул из задумчивости Арт Скалл. — Не хотел туда заходить, но в свете открывшихся обстоятельств… Да и потом, в принципе, должны успеть… Маршрут я помню, вот только есть один, кхм, момент.

— Арт! — повысил голос Алексей, который хоть и старался, изо всех сил наполняя кристалл энергией. но вот только шкала заполненности росла слишком медленно.

— Да чего ты мучаешься, — Арт вынырнул из мыслей и увидел, чем занимается его ученик. — через чернильницу наполни!

— Эээ…

— Вставь накопитель в нее!

— Понял, не дурак…

— Ну-ну, — хмыкнул Арт. — слышал уже. Ты вот что мне скажи… быстро бегаешь?

— Ну, я больше по кольцам и перекладине специализировался, — отозвался Алексей, заворожённо наблюдая за стремительным заполнением бара накопителя.

— Значит слушай внимательно! — затараторил Арт. — Ты, как младший администратор имеешь возможность выбора, так?

— Так, — поддался настроению Арта Алексей.

Теоретически, после того, как он справился со своими глубинными страхами, он мог покинуть Чертоги в любой момент.

— У тебя сейчас добавятся два варианта. И ради всего святого, сделай правильный выбор!

— Что выбирать-то?

— Ты поймешь сам.

— Ладно, — пробурчал Алексей, которому в последнее время перестали нравится все эти недосказанности и загадки. — Накопитель почти полон!

— Просто высвободи энергию, — скороговоркой проговорил Арт. — Можешь представить что-нибудь. Когда бился с ректором у тебя неплохо вышел драконий крик!

— Понял, — буркнул Алексей, убирая чернильницу в карман и вытягивая перед собой руку, на раскрытой ладони которой лежал ярок-багровый алмаз.

— Там, куда мы попадем нет магии, поэтому тебе придется бежать. Быстро. Я там был разок, поэтому буду указывать направление. И помни, главное там — выжить!

— …! — промолчал Алексей, хотя ему жутко хотелось поделиться своим мнением, касательно происходящего. На родном, на русском!

Бросив на кристалл прощальный взгляд, он резко сал пальцы, с хрустом ломая неожиданно хрупкий артефакт.

Накопитель магической энергии 99999/100000

……… … ……. ……. … № 3-ЗМ

Прочность: 95 %

Вес: 0,1

Вся мощь, спрятанная в накопителе, собралась в маленькую — с булавочную головку — точку. В голове возник образ расцветающего ядерного гриба, и Алексей закрыл глаза, зная, что его сейчас ждет.

Он не видел бросившуюся в отчаянном броске, но не успевающую до него дотянуться змею, не заметил богомола, забравшегося на площадку Башни со спины, и коснувшегося его одним из своих усиков.

Не видел тысячи лиц, искаженных гримасами боли и открывающихся в беззвучном крике с белесых облаков. И, конечно, он не видел едва различимый отсюда силуэт мага, мелькнувший в узком окошке темницы, расположенной за оранжереей и теплицами Академии.

Все, что видел Алексей было:

Внимание!

Получен доступ в:

Академия Магии Цитадели

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма


3-ЗМ (Земля)

Лабиринт

***

«Попасть домой. Показать всем свою крутость. Заручиться поддержкой страны. Найти коллег Константина. Построить обратный портал. Вернуться с кавалерией и танками. Зажить себе мирно и счастливо. Школу открыть. Может даже жениться…»

Все эти мысли промелькнули в голове за какую-то миллисекунду. Именно столько потребовалось Алексею, чтобы выбрать «Лабиринт». Причем не «Лабиринт отражений», а просто — «Лабиринт».

Еще не успев осознать, где именно он появился и что находится вокруг него, услышал отрывистое:

«Беги!»

И резко бросился вперед.

Возможно именно это и спасло его от серьезной травмы. А может быть даже и от смерти. По крайней мере щелкнувшая за спиной клешня и раздавшийся разочарованный стрекот ясно дал понять серьезность намерений неизвестного врага.

«Хотя почему неизвестного? Очень даже известного!» — Алексей аж скривился, вспомнив богомола-двухвостку, плотоядно гипнотизирующую его взглядом из белесого тумана.

— Следующий поворот направо, потом налево и прыжок вперед!

«Хорошо хоть, у Арта все идет по плану!»

— Не совсем, этот мутант не должен был сюда попасть, — отозвался Арт, — ииии прыжок!

Алексей рванул вправо — в узкое ответвление коридора, уходящее в сторону за несколько метров до широкого перекрестка. Тут же скользнул в темноту и, разбежавшись, прыгнул в неизвестность.

— Пол на полметра ниже.

Алексей мысленно кивнул, а то мозг уже запаниковал, не обнаружив предполагаемой поверхности, пружинисто приземлился и сделал перекат, гася инерцию прыжка.

— Чего встал? Бегом вперед! — рявкнул Арт.

Вновь сорвавшись с места, Имперский маг запоздало понял, что бежать — непривычно нелегко. Плетения Бодрости и Свежести, которые он создавал на автомате, не отзывались, а внизу живота и в груди разливалась холодная пустота.

— Прямо до конца, — подсказал Арт, — у нас десять минут. Именно столько понадобится обсидиану, чтобы вытянуть из тебя всю магию до капли.

«А ты?» — мысленно спросил Алексей, экономя дыхание.

— Слышать меня ты перестанешь минут через пять-семь. Полностью пропасть, благодаря твоей обновке, не пропаду, но если ты здесь застрянешь, застряну и я.

«Богомол?»

— О! — обрадовано усмехнулся Арт. — Эта тварюшка столько времени угробила, наращивая массу, что ей сейчас физически тяжело сбрасывать излишки. Внимание! — В голосе Арта зазвенела сталь. — Через пять метров прыжок вперед и вверх и цепляйся руками!

«Твою дивизию» — отчего-то на ум пришло любимое высказывание полковника.

Алексей еще раз поблагодарил про себя все высшие силы за то, что скачанные с Сети пакеты исправно работают, в особенности — «Диверсии в замкнутых помещениях». Сейчас он был как нельзя кстати.

Видно в темноте было плохо, но благодаря пакету — терпимо. Ускорившись, он оттолкнулся от самого края и бросил свое тело вперед и вверх.

К его удивлению искомая цель оказалась значительно ниже, и он больно ударился грудью и чуть позже, пытаясь удержаться, еще и локтями.

— Кхм, кто ж знал, что ты с таким энтузиазмом прыгнешь, — виновато проговорил Арт.

Алексей лишь зло скрипнул зубами, вскарабкиваясь на каменную плиту коридора, и вопросительно вскинул бровь.

— Прямо, — правильно понял Арт. — На развилке налево.

И Алексей побежал.

Отделанные обсидианом стены сменились грубой кирпичной кладкой, по которой Имперскому магу пришлось несколько раз взбираться наверх. И снова бесконечная череда одинаковых развилок и поворотов, пока, наконец, он не выскочил к небольшой речке, буквально делящей лабиринт на две части — внешнюю и внутреннюю.

Весь забег занял от силы минут пять, но сил у Имперского мага, отрезанного от своего Источника, оставалось все меньше и меньше.

— Все, Алексей, — печально произнес Арт. — Мы прошли Внешнее кольцо лабиринта, теперь все в руках судьбы. — Жаль ты не владеешь холодным оружием.

«Плевать, — подумал Алексей, усилием мысли заставляя Цепь раскрыться. — Таким девайсом вдарить — мало не покажется!»

— Лучше вообще не попадаться им на пути, — не согласился Арт. — И Цепь тебе не поможет. Ну зацепишь ты одного стража, второй в это время тебя в лепешку превратит. Да тебе даже малейшая травма противопоказана!

«Значит буду косплеить Фореста, — усмехнулся про себя Алексей, защелкивая Цепь обратно на пояс. — Подсказывай дорогу!»

— Уверен, что не хочешь разобраться со своим страхом перед внутренним кольцом?

«Тешу себя надеждой, что эта гадость попадет под ноги кому-нибудь из стражей. Кстати, что они из себя представляют?»

— Обычные горгульи, — пренебрежительно отозвался Арт. — Но тебе хватит и одного перелома…

«Время, Арт!»

— Зачерпни из речки и умой глаза, после — беги во второй коридор, справа от этого валуна.

«Понял!»

Алексей подскочил к речке, брызнул себе в глаза и, не удержавшись, выхватил из Инвентаря пустую склянку. Две секунды, и склянка летит в Инвентарь, а Алексей уже мчится вперед и вправо.

Когда он уже залетал в туннель со спины донесся противный скрежет хитиновых лап и гулкое клацанье клешни.

Ускорившись, он и не заметил, как пробежал мимо каменной статуи с распахнутыми крыльями.

— Эх, — с досадой крякнул Арт. — Знал бы что они в спячке по-другому маршруту бы пошли! Меняем маршрут! Следующий поворот налево!

Позади послышался оглушительно тихий хруст гранита, и Алексей ускорился еще больше.

— Прямо, прямо, направо, прямо. Стоп! Назад срочно! И направо! Прямо. Налево. Прямо. Прямо.

Еще один еда различимый ухом хруст и внутри у Алексея все похолодело.

«Надеюсь стражи не обладают коллективным сознанием!»

— Не должны, — неуверенно отозвался Арт. — Хотя я давно здесь не был… Сейчас направо, сразу налево и прямо! А сейчас внимательно! — снова затараторил Арт. — Как выбежишь в зал, беги его насквозь так быстро, как только можешь! Там три двери, Тебе нужна левая! Как в нее влетишь, на развилке налево, прямо, прямо, направо!

«Твою…» — у влетевшего на всех порах в зал Имперского мага не осталось в запасе приличных слов, чтобы передать все его удивление и выразить всю степень своей обескураженности.

Зал представлял из себя поле боя, где каменные воины в латных доспехах бились с гранитными горгульями.

Пробегая мимо широкоплечего седого воина с открытой головой, он нечаянно шоркнул по нему полой плаща.

— Зря, — не удержался Арт.

«Зря», — согласился маг, слыша, как за спиной доносится скрип и лязг.

— Левая дверь, — напомнил Арт.

Внезапно сверху мелькнула чья-то тень, и Алексей тут же кинулся в сторону, бросаясь в ноги замахнувшейся на еще одного рыцаря горгулье.

— Цепь!

На парню было не до этого.

Прокатившись по полу и краем глаза заметив как на то место, где он только что находился опустилась каменная туша, Алексей пополз на четвереньках, пытаясь снова принять вертикальное положение.

Сверху и слева повеяло опасностью, и он снова бросился на землю, переворачиваясь на спину — хоть увидеть, кто на нападает!

— Не останавливайся!

Но тело, получив мощнейший заряд адреналина, само ползло на лопатках вперед — забиваясь между очередной сражающейся парой — рыцарь-горгулья.

Вторая горгулья, чья лапа просвистела над его макушкой, была поменьше, почернее и поумнее. Чёрная каменная тварь бросила попытки убить верткую цель с первого удара и попыталась схватить Алексея за ногу.

И у нее бы получилось, если бы не еле слышный хлопок и серебряный росчерк мелькнувший на уровне подбородка каменного стража.

Секунда и голова с оглушительным звуком падает на пол, разбиваясь на тысячи острых обсидиановых осколков.

— Ты его знаешь? — в голосе Арта звучала плохо скрываемая паника.

За рассыпавшейся горгульей оказался неприметный мужчина в сером плаще с накинутым на голову капюшоном. Если присмотреться, можно было заметить выбивающееся из-под капюшона красное свечение. В обеих руках незнакомец держал по мечу.

Едва заметно припадая на ногу, серый плащ сместился вправо, ловко уклоняясь от удара крылом и выверенным взмахом меча развалил статую на две ровные половинки — от паха до морды.

Незаметное глазу движение и клинок исчез из руки незнакомца, расположившись вдоль предплечья.

«Знаешь, Арт, — ответил Алексей, хватаясь за требовательно протянутую руку. — Кажется, я видел его во сне…»

Глава 18

— Джамшед Устоз Амон- Ра, — приветливо улыбнулся Серый, рывком вздергивая Алексея с пола. — Можно просто Джам. Предлагаю убраться отсюда. В противном случае, рискуем оказаться посреди жаркой схватки.

— Алексей Семёнов, — машинально поздоровался Алексей. — Можно просто Алексей. Угроза со стороны стражей?

— В том числе, — широко улыбнулся Джам. — Я-то уйду, а вот ты вряд ли.

Ответить Алексей не успел. Статуя рыцаря, сражающегося с горгульей мелко-мелко задрожала, каменная маска лица треснула, частично осыпаясь осколками, и на Алексея с Серым яростно зыркнул налитый кровью глаз.

«Цепь! — шепнул Арт. — Используй Цепь! Им рано еще просыпаться!»

«Как? — мысленно крикнул Алексей. — Тут же нет магии!»

«Услышь стихию, старший ученик…» — недовольно пробурчал Арт Скал.

— Как-то не по-человечески его тут так оставлять, — Джам с любопытством рассматривал воина, заключённого в темницу каменной брони.

«Подождет, ничего с ним не случиться! — отмахнулся Скал. — Алексей, поспеши! Еще немного и процесс будет не остановить. А Серому скажи, чтобы пока горгульями занялся, они уже начали выходить из спячки».

— Сейчас разберемся, — успокоил Серого Алексей. — Кстати, Джам, а ты можешь порубать столько горгулей, сколько сможешь?

— Даже фотоаппарата нет, запечатлеть такую исторически значимую композицию, — посетовал Серый, неуловимым движением вскидывая клинки. — Наверняка, это какой-то аналог Терракотовой армии…

— Вряд ли, — заинтересованно посмотрел на Джама Алексей, но решил отложить беседу по душам на потом. — Если горгульи отомрут первыми, думаю от этой людской армии ничего не останется.

— Не могу не согласиться, — усмехнулся Джам и резким взмахом снес голову едва заметно шевельнувшейся статуи горгульи. — С имперцами хоть можно будет договориться, не то что с этими каменюками!

Плавный поворот в сторону и еще одна горгулья рассыпается гранитной крошкой, а Серый воин, с каждым шагом ускоряясь все больше и больше, плавно двинулся по кругу, методично уничтожая каменных стражей.

Алексей, полюбовавшись несколько секунд на завораживающий танец смерти, с легкой завистью вздохнул и потянулся за Цепью.

Стоило ему коснуться артефакта, как все до единого каменные звенья задрожали, а перед Алексеем появилась полупрозрачная табличка:

Внимание! Обнаружено одно из чудес света — Императорская гвардия.

Величайшие воины предпочли заслуженному отдыху вечное служение своему пропавшему Императору.

Сто восемь воинов поклялись дождаться своего владыку и скрепили свой обет кровью.

Путник, прояви уважение!

Внимание! Вам доступны следующие действия:

Пробудить Имперскую гвардию от многовекового сна

Создать портал на план Земли Продлить петростазис

Уничтожить все статуи

— Петростазис? — недоуменно пробормотал Алексей, про себя гадая, каким образом этот Джамшед Устоз Амон-Ра понял, что окаменелые воины — это Имперские войска. — Нет, интуитивно понятно, но…

— Петра с греческого камень, — откликнулся Серый, немыслимым способом услышав Имперского мага с расстояния в десять шагов. — У меня, кстати, есть целая теория о языковом взаимовлиянии наших миров, вот только кто на кого повлиял я еще не разобрался.

— Порог, конечно, — Алексей выбрал третий пункт и перехватил завибрировавшую Цепь покрепче. — Это же очевидно. Ведь здесь есть магия.

— Надеюсь, что так подумают все, — рассеяно отозвался Серый, не прекращая, впрочем, геноцида гранитных статуй.

«Странный тип» — подумал Алексей.

— Опасный, — не согласился Арт. — Как только выберемся отсюда, узнай, чего ему здесь надо. Не верю я в эти случайные встречи.

Алексей ничего не ответил, вцепившись в свой артефакт. Цепь дрожала и пыталась вырваться из рук, но Имперский маг каким-то внутренним чутьем понимал — выпускать ее из рук — нельзя.

За развернувшимся сражением с опаской наблюдал окаменевший воин, и Алексею было некомфортно ощущать на себе тяжелый взгляд Имперца. Но чем яростней вырывалась Цепь, тем больше Алексея переставало заботить что-либо кроме схватки со своим артефактом.

Цепь то скручивалась кольцом, то выгибалась восьмеркой, то безвольно падала вниз, усыпляя бдительность Имперского мага. Но Алексей был начеку. Местами он ослаблял свой нажим, местами наоборот до зубового скрежета сдавливал артефакт в руках. Казалось это противостояние воли двух существ длилось вечность.

Наконец по всей площади прокатился глухой лязг, и каменные звенья вытянулись в струну, превращая цепь в горизонтально висящий в воздухе посох.

Внимание! Ваша Воля оказалась сильнее.

Ваши действия и поступки привели к увеличению вашей базовой характеристики.

Воля +1. Текущее значение: 9


Алексей не растерялся и, перехватив получившийся посох, крутанул его обеими руками. Каменная жердь с шумом рассекла воздух, и маг, поймав момент, впечатал артефакт в пол.

Имперский маг довольно сморгнул табличку, а во все стороны прокатилась звуковая волна, надежно сковывая зашевелившихся уже горгулей.

— Вовремя, — весело крикнул Джам, не прекращая своего смертельного танца. — Давненько столько злобных взглядов на себе не ощущал!

— Вовремя, — согласился Арт. — они бы вас сейчас количеством задавили… Ух ты! Смотри-ка, а этот боец не промах! Вот у кого Воля действительно прокачена!

Имперский гвардеец, которого Алексей нечаянно задел своей Цепью все также не сводил с мага своего глаза, налитого кровью.

— Может его освободить? — Алексей с усилием крутанул обмякший посох и привычным движением захлестнул Цепь вокруг пояса.

— И куда ты его потом денешь? — не согласился Арт. — Пусть стоит. Сам такой путь выбрал.

С сожалением взглянув на каменного воина, Алексей осмотрелся по сторонам и, приметив валяющийся невдалеке молот, направился к оружию. Нужно было помочь Серому зачистить зал от горгулий.

Весь пол был усыпан кусками камня, но изредка встречалось и оружие ближнего боя, как, например, парочка алебард, несколько копий и молот, который и приметил Алексей.

«Тяжелый…», — подумал Имперский маг, поднимая оружие в воздух.

Внимание! Чародеи, принявшие решение идти по пути развития Имперских магов, отказываются от использования двуручного (за исключением посохов) и метательного оружия. В случае использования молота произойдет одномоментное понижение всех характеристик на 10 %.

«… Не очень-то и хотелось на самом деле, — тут же передумал Алексей, роняя молот на пол. — Арт, что дальше?»

— Как только Серый закончит со стражами, пересечете зал. За ним будет еще один лабиринт. Как только его пройдете, окажешься в небольшом зале. Там будет много интересных артефактов, еще больше золота и драгоценных камней. Твоя цель — обсидиановый пьедестал и то, что находится на нем.

«Магия?» — уточнил Алексей.

— Нет, магии там тоже нет, — правильно понял его Вольный маг. — Поэтому придется договариваться с этим Серым.

«Да уж, — хмуро согласился Алексей, — я себя таким беспомощным давно не ощущал…»

— Твой выбор, — судя по интонации Арт Скал пожал плечами. — Вон Имперец несмотря ни на что окаменению не поддался. И это его выбор».

«То есть получается…» — смутная догадка забрезжила в глубине его сознания.

— Усё готово, шеф! — Серый с легким хлопком появился около Алексея и подмигнул магу. — Оказывается, я все же соскучился по общению с соотечественниками!

— Джамшед Устоз, говоришь… Таджикистан? — уточнил Алексей, кивком головы показывая, куда им идти дальше.

— Таджикистан, — согласился Джам, скользнув взглядом по Имперцу, который буквально сверлил двух мужчин взглядом. Достав из воздуха туго набитую сумку, Серый бросил ее к ногам каменного воина и как ни в чем не бывало продолжил разговор. — Но сам я из Москвы.

— Как много в этом звуке для сердца русского слилось… — хмыкнул Алексей.

— Как много в нем отозвалось, — с улыбкой закончил Серый. — Пушкин — мой второй любимый поэт.

— А первый? — заинтересовался Алексей, вслед за Серым бросая к ногам имперца толстый рулон из свитков Исцеления.

— Омар Хаям, конечно же, — расплылся в широкой улыбке Джам.

Собственно, из-за спущенного на лицо широкого капюшона только его улыбку и был видно.

— Как я сразу же не догадался, — покивал головой Алексей. — Слушай, Джам, а ты здесь как появился и зачем?

— А ты уверен, что хочешь поговорить об этом именно сейчас? — вопросом на вопрос ответил Серый.

— А ты точно таджик? — усмехнулся Алексей.

— Точно-точно, — уверил его Джам. — Насколько я знаю, впереди еще один лабиринт, а потом будет условно безопасная зона. Вот там…

— Сзади! — внезапно крикнул Арт.

Алексей на мгновенье замер, но тут же прыгнул вперед, уходя в протяжный кувырок. Кто там мог оказаться было совершенно непонятно, и единственное, что он мог сделать в данной ситуации — это разорвать дистанцию.

Справа сверкнули вскидываемые Джамом клинки и раздался истошный визг.

Выйдя из кувырка, Алексей вскочил на ноги, срывая с пояса Цепь. С одной стороны он серьезно рассчитывал на помощь Джама, но с другой, полностью доверять свою жизнь в чьи-то руки не собирался.

— Это еще что за чудо? — с удивлением протянул Джам, старательно шинкуя восмилапого богомола, между усиками которого уже зрел огненный шар. — Ууу, Шайтан!

Клинки Серого не причиняли порождению Скверны никакого урона бессильно проходя сквозь мглистую фигуру. Сам богомол, впрочем, не сильно-то и впечатлял. Маленький, примерно по колено, с пробитым местами хитиновым панцирем. Но дымящаяся кислотная лужа на том месте, где еще совсем недавно находился Алексей, явственно демонстрировала, что сумасшедший гибрид насекомого еще рано списывать со счетов.

— И как только так незаметно подкрался, — посетовал Арт. — Давай заканчивай с ним и поспешим!

«Легко сказать», — подумал Алексей, в последний момент уклоняясь от Огнешара.

— Н-на! — Имперский маг, не мудрствуя лукаво, обрушил на богомола всю тяжесть своей Цепь.

— Крак!

Панцирь насекомого оглушительно треснул и во все стороны повалил белесы дым. Алексей же, отдернув Цепь назад, ловко уклонился от отчаянного выпада передним жвалом и снова хлестнул богомола Цепь. Хлестнул хорошо, с оттяжкой.

Панцирь окончательно треснул и оттуда широким ручьём хлынули ярко-оранжевые муравьи.

— Не дай им залезть тебе под одежду, — предупреждающе крикнул Арт.

«Фу! — подумал Алексей, на секунду проставляя себе ползущих под кожей скарабеев из фильма «Мумия» — Не понял…»

Огненные муравьи начали на глазах увеличиваться, превращаясь в стальных жуков.

— Мерзость! — с отвращением выплюнул Алексей, отступая назад.

Цепь против множества мелких целей оказалась неэффективной.

В отчаянной попытке ухватившись за пояс, Алексей наткнулся рукой на висящую у бедра Книгу.

— Сдохните, уроды! — Имперский маг сорвал с пояса артефакт и швырнул его на поток насекомых.

Послышался треск, словно на жарящиеся на раскаленной сковороде семечки щедро плеснули растительным маслом.

А Алексей, поймав кураж, прыгнул на Книгу, обратив всю свою Волю в обжигающую волну жара.

— Молодец, старший ученик! — гордо прошептал Арт Скал, под аккомпанемент трескавшихся от жара насекомых. — Наконец-то ты понял, что все рамки только в наших головах!

— А я думал, что здесь не работает магия, — задумчиво протянул Серый, складывая свои клинки.

— Я тоже, — криво улыбнулся Алексей и сжал кулак.

На месте истекающей белесым паром двухвостки, в которую превратился расколотый надвое богомол, вспыхнул ослепительно-белый шар огня и тут же опал, оставив после себя лишь черное пятно сажи.

Имперский маг сошел с книги, хрустнув мимоходом прожаренными хитиновыми скорлупками и властно протянул руку в сторону Книги. Огненный артефакт тут же воспарил и с негромким лязгом пристал к каменным звеньям Цепи, повиснув на его бедре.

— Пошли, — веско бросил Алексей, перед которым будто бы рухнули окружающие его стены.

Имперский маг из-за всех сил прислушивался к разгорающейся искре источника и поэтому не обратил внимания на изучающий взгляд своего спутника.

— Пошли, — протянул Джам, — ты только магией не увлекайся. Не зря здесь такие ограничения.

— Он прав, — вздохнул Арт Скал. — И использовав силу артефакта для победы над своим страхом ты прошелся по самому краю.

Но Алексею и не надо было ничего объяснять. Он сам понимал, что здесь и сейчас нельзя было использовать магию. На программном, как говорил учитель информатики, уровне.

«Что ж, подведем промежуточные итоги. Имперцу мы помогли всем, чем смогли, — чем ближе была черная стена с темной прорезью прохода, тем сильнее волновался Алексей. — Со Скверной или как там ее, надеюсь, все окончательно покончено. Осталось проскользнуть мимо стражей, решить вопрос с Серым и вернуться домой. Да, домой!»

Академия ощущалось как дом.

«Не зря студиозы живут в академском общежитии. Это магическое братство сближает луче всяких договоров и союзов!»

— Не знаю как сейчас, — вклинился в его мысли голос Арта, — но раньше Гильдия магов представляла собой настоящую семью!

«Боюсь вас настиг капитализм, — подумал Алексей, вспоминая Лидо Дэ’Аквуса. — Власть, сила, артефакты…»

— Без силы ты никто, — возразил Скал. — Чем выше твоя сила, тем больше власти тебе дается, но она несет за собой ответственность. Артефакты же… Для кого-то это костыли, для кого-то последний шанс достичь успеха в выбранной стезе. Власть, сила, артефакты были всегда. Просто раньше большинство магов точно знало зачем им нужны эти три золотых тельца.

«Хорошо подмечено, — согласно кивнул Алексей, подходя к темному проему. — Ну, я побежал?»

— Вперед! — не сговариваясь синхронно ответили Арт с Серым.

— Вперед, — пробормотал Алексей себе по нос и побежал.

Сейчас он и без подсказок Арта Скала знал куда бежать. Как будто он здесь уже когда-то был.

Он бежал по запутанному подземному лабиринту под жуткий скрежет гранитных крыльев и рушащихся каменных колонн, который сменялся негромкими хлопками то появляющейся, то исчезающей смазанной фигуры Серого воина с двумя клинками.

По субъективным ощущениям Алексея прошло не многим больше пятнадцати минут безостановочного бега. В боку в этот раз не кололо, и Имперский маг не испытывал ощущения безысходности и страха. Знай себе беги вперед, сворачивая в нужных местах!

Пробежав по узкому коридору, Алексей увидел перед собой радужную пленку и, разогнавшись врезался в нее плечом, с трудом проходя сквозь необычный барьер. Преграда неожиданно исчезла, и он, с трудом удержав равновесие, влетел в небольшой круглый зал, где тут же резко затормозил, замирая в нескольких сантиметрах от ощерившихся железом воинов. Появившейся с легким хлопком рядом Серый повернул к Алексею голову и подмигнул ярко-алым глазом, после чего с интересом уставился на вооруженных бойцов.

Шестирукие фигуры, которых Алексей по ошибке принял за людских воинов, оказались стальными големами, вооруженными разнообразным коляще-режущим оружием. Големы равнодушно осмотрели Алексея, перетекшего в защитную стойку Джама и синхронно сделали шаг назад.

— Почетный караул? — насмешливо хмыкнул Джам, с любопытством осматривая возвращающихся на свои места големов. — И как только они не заржавели за все это время?

— Временной карман, — прошелестел Арт Скал. — Все, старший ученик. Дальше — сам! Помни, нас интересует пьедестал и то, что находится на нем! Как вернешься в Академию воскури трубку у нашего дерева.

«Не люблю курить, — поморщился Алексей. — Вредно для здоровья, да и запах ни о чем!»

— Просто дунь в трубку, — терпеливо повторил Арт. — Надеюсь на тебя.

«До встречи, наставник, — мысленно поклонился Алексей, нащупывая трубку в кармане.

Она ощутимо нагрелась, а ощущение чужого присутствия окончательно пропало.

— Только после вас, — Серый изобразил дурашливый поклон, предлагая Алексею идти первым.

— Если меня порубят на миллион маленьких Алексеев, считай меня коммунистом!

Джам коротко хохотнул и отступил в сторону, пропуская Имперского мага вперед.

Алексей осторожно шагнул вперед, внимательно наблюдая за застывшими големами. Чем-то железные шестирукие стражи были похожи на статую наги в поместье Мастера Самди.

Стоило ему приблизится практически вплотную, как големы синхронно опустились на одно колено. Алексей медленно положил руку на золотое кольцо дубовой двери и мягко толкнул ее от себя.

— Даже так… — раздался задумчивый голос Джама. — А если я?

Почему Серый не воспользовался блинком, Алексей не знал, и ему, честно говоря, было плевать. Гораздо больше его беспокоила абсолютно пустая комната, ярко освещенная свисающими с потолка хрустальными шарами.

За спиной послышался скрип поднимающихся на ноги големов, который тут же сменился синхронным лязгом преклоненных колен.

— Хм, — протянул Джам, — сработало… Интересно, какой у них алгоритм пропуска…

— Судя по стерильной пустоте сокровищницы, — Алексей развел руками по сторонам, — всех подряд…

— Да уж, — мотнул головой Серый. Его капюшон слегка сполз в сторону, и Алексей увидел, как обезображенному шрамом лицу медленно плывет одинокая светящаяся руна. — Как бы то ни было, я помог тебе добраться до цели твоего путешествия?

— Помог, — признал очевидный факт Алексей.

— Тогда у меня к тебе будет просьба, — мягко продолжил Серый. — У тебя есть кольцо, которое мне необходимо. И я буду очень признателен, если ты мне его отдашь.

— Кольцо? — переспросил Алексей, мысленно перебирая свой запас артефактов. — У меня много колец, бери любое.

— Все не так просто, — покачал головой Джам. — Условия таковы, что ты должен мне его … точнее я должен получить его от тебя абсолютно добровольно и довольствоваться тем, что ты мне дашь.

— А два могу?

— Нет, только первое кольцо.

— Может хоть подсказку дашь? — нахмурился Алексей.

— Хм, скажем так, мы начали знакомство именно с них, — туманно отозвался Джам. — Да и потом их было довольно много.

— Мда…Алексей в задумчивости принялся перебирать свой немногочисленный запас колец и перстней.

«Может быть «Второе дыхание»? Или «Перстень души»? Но его я уже отдал… Может быть защита от яда? Вряд ли ему нужны простенькие кольца со вшитыми молниями или заклинаниями Бодрости… — Алексей вдумчиво осматривал каждое кольцо, пытаясь разглядеть в них скрытое свойства до тех пор, пока не наткнулся на последнее. — Да ладно! Не может же быть все так просто?»

Перстень перемещения

Один прыжок требует одну пятую всей маны, но не ниже ста условных маноединиц.

Дополнительные свойства (только для Имперских магов): при привязке к носителю снижает откат до двух секунд. Один прыжок требует одну пятую имеющейся маны, но не ниже ста условных маноединиц. Привязка требует 3 % от манопотока

— Жалко, — он и не заметил, как произнес вспыхнувшую в голове огненными буквами мысль вслух.

Серый вежливо сделал вид, что не расслышал реплики Алексея и, скользнув взглядом по перстню, уставился на пьедестал.

Но Алексей успел почувствовать исходящий от Джама интерес и нетерпение.

— Зачем нужно кольцо блинка воину, который и без этого спокойно себе телепортируется? — пробормотал себе под нос Алексей, и не надеясь, впрочем, что Серый удовлетворит его любопытство. — Лови!

С сожалением сняв с пальца Перстень перемещения, Алексей щёлкнул большим пальцем, отправляя кольцо в полет.

— Благодарю, — Джам ловко поймал перстень и поклонился в пояс. — Единственное, что я могу тебе сказать следующее. Этот перстень, — Серый с любовью посмотрел на невзрачное колечко, — часть составного артефакта. Как твоя Книга, Цепь и Грааль, который лежит у тебя в кармане.

Алексей машинально сунул руку в указанный Серым карман, нащупывая чернильницу.

— Кстати, в одной подземной библиотеке я нашел интересную книгу. В которой рассказывается, как некто Мерлин использовал Грааль в качестве своей личной чернильницы, водя своих заклятых магов-друзей за нос на протяжении нескольких столетий.

Алексей покрутил чернильницу в руках и интуитивно поднес ее к третьем звену, сиротливо болтающемуся на поясе.

Перед глазами тут же вспыхнуло системное сообщение, но Алексей сразу же сморгнул его, откладывая изучение системной информации на потом.

— И на прощание, — Джам надел кольцо на палец, на мгновенье окутываясь золотистым сиянием, — те ребята, которые вынесли отсюда сокровища, забыли самое ценное.

Хлопок и довольный Серый исчез, оставив Алексея в пустой сокровищнице одного.

— Мда, — пробурчал Имперский маг, растеряно осматривая голые стены, — всего делов-то… Найти то самое «ценное»!

Взгляд мага пробежался по полу, темному потолку и остановился на пьедестале, выполненном в форме стелы.

— Значит, говоришь, товарищ Мерлин несколько столетий прятал Грааль у всех на виду?

Глава 19

— Что-то не сходится… — как только последние десять минут Алексей не пытался сдвинуть с места пьедестал, но все было бестолку.

Черная каменная статуя не реагировала на физическое воздействие. Алексей даже исследовал весь пол в поисках нажимных плит и стены, рассчитывая обнаружить скрытые рычаги, но тщетно. Все, что он сумел найти было с десяток замаскированных круглых каменных отверстий, откуда так и тянуло сыростью.

Руки совать в похожие на трубы проходы Алексей не решился и махнув на них рукой, вернулся к осмотру пьедестала.

Под конец осмотра его беспокойство передалось и артефакту — Цепь едва заметно вибрировала на поясе, Книга бесшумно шелестела страницами, а Чернильница изнутри пульсировала светом в такт его пульса.

— Ладно, — спустя еще пять минут Имперский маг устало опустился на пол, приваливаясь к пьедесталу спиной, — отрицательный результат — тоже результат! Давай, что ли, в таком случае, почитаем, что там Сеть послала.

Внимание! Кто-то называет эту книгу — «Инструкцией к Порогу», кто-то «Заветы Древних». Кто-то уверен в том, что это «Заповеди старших администраторов», а кто-то в том, что это «Сборник всех заклинаний». Поговаривают также о том, что это некий ключ… Так это или нет можно узнать лишь одним способом — собрать все четыре (ходят слухи, что и все шесть!) части. Чем больше элементов найдено, тем больше владелец Книги узнает об ее свойствах Элементов найдено (с открытием свойств, названия могут поменяться):Каменная цепь. Суть гор,??Книга Огня. Изначальное пламя,?? Перо Воздуха (отсутствует),??Чернильница Воды (Грааль). Источник Жизни,??


— Это, конечно, все замечательно, — протянул Алексей, которому почему-то становилось все сложнее и сложнее дышать, — но я бы не отказался от более существенной подсказки. Что находилось на пьедестале? Кто здесь был? Где я вообще нахожусь?

Он усилием Воли вызвал перед собой список возможных телепортов:

Внимание!

Выйдите из Сокровищницы, чтобы отправиться в:


Чертоги Разума

Академия Магии Цитадели

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма

3-ЗМ (Земля)



— И что-то мне подсказывает, что эти локации просто так не попасть… — Алексей поерзал по полу, устраиваясь поудобней. — Опять же кто даст гарантию, что выбери я сейчас, к примеру, «Лабиринт отражений», смогу в конце концов попасть обратно в Академию? Неее, ну его! Особенно эти лабиринты. Наелся по самое не хочу!

Он попробовал посчитать сколько времени находится в Чертогах Разума. Несколько часов, дней, недель? Внутренние часы сбоили, плечи сами собой сутулились, а накопившаяся усталость мешала сосредоточится. Алексей легонько постучался затылком об пьедестал, и, упершись руками в пол, пододвинулся еще ближе к каменной стеле.

Как бы сильно не хотелось скорчится в три погибели, прямой позвоночник и расправленные плечи — залог уверенности в себе и решительности. К тому же сейчас сам Бог велел опереться на стелу — и спина прямая и облокотиться есть на что!

Подтянув ноги под себя, он всей спиной оперся о пьедестал, почувствовав, как каменные звенья впиваются в поясницу, упираясь в стелу.

— Что за…

Алексей, абсолютно уверенный в непоколебимости этого торчащего из пола каменного штыря, навалился на него всем своим весом, и уж точно не ожидал, что незыблемый ранее пьедестал сначала сдвинется назад, а потом и вовсе с грохотом свалится на пол.

— Твою ж… — зашипел Имперский маг, морщась от боли в отбитом плече и ушибленном затылке. Он по инерции полетел вслед за рухнувшей стелой и больно ударился об нее головой. — Вот зараза!

Добавив про себя парочку эпитетов, Алексей перекатился на живот, поднимаясь было на ноги, да так и замер на корячках, впившись глазами в матовый квадрат, на котором и стоял пьедестал.

— Так вот ты какой, Северный олень, — пробормотал Алексей, разглядывая угольно-черную поверхность тайника, спрятанную под каменной пластиной. — Без Цепи ни в жизнь бы не нашел!

Пока Имперский маг с помощью подручных средств, завалявшихся в Инвентаре, доставал из тайника черный матовый куб, он не переставал удивляться про себя продуманности древних.

И почему он сразу же не подумал коснуться пьедестала Цепью? Ведь даже артефакт подсказывал? Наверное, это все усталость… Алексей наконец-то достал куб, но не спешил его открывать, поймав за хвост мелькнувшую мысль.

«Если благодаря Цепи он смог сдвинуть пьедестал с места, то отчего тогда шелестела Книга и подмигивала Чернильница?»

Взгляд сам собой устремился наверх — на светящиеся ровным светом хрустальные шары.

«Книга дала освещение? — пришедшее в голову озарение вспыхнуло яркой вспышкой. — Да, сходится! В темноте, да еще и без магии, было бы совсем грустно… А факелов нет… А был бы факел, был бы дым и дышать было бы сложнее, Итак, дышится тяжело. Воздух какой-то спертый стал, что ли? Перо! Его нет, значит и воздуха нет?! Так, а Чернильница? Трубы!»

Алексей, стиснув Куб в руках лихорадочно думал. В принципе, уйти он мог в любой момент, и ему повезло, что он успел найти то, что он искал, пока не кончился воздух. И ведь если бы не артефакт, он бы в темноте, с заполняющей комнату водой и сгорающим воздухом, ничего бы не нашел!

«Это гениально, черт возьми! — восхищенно подумал Алексей. — Книга дает свет, Чернильница не дает воде затопить сокровищницу, Цепь открывает тайник, а Перо, которого нет, создает вентиляцию, чтобы не задохнуться. Кстати насчет «задохнуться» — пора поспешить!»

Он наскоро, но тщательно проверил, чтобы в тайнике ничего не осталось — на самом дне обнаружился плотный кожаный мешочек, который Алексей, не глядя убрал в Инвентарь, и огромная — с кулак жемчужина, которая также отправилась в Инвентарь. После чего поставил каменную пластину на место, скрывая тайник.

Не удержавшись, Алексей открыл Куб. На дне матового контейнера на красной бахроме покоился черная диадема. От диадемы так и веяло властностью и величием, да так, что Алексей даже не рискнул касаться ее руками.

«В Академии посмотрю, — благоразумно решил Имперский маг, закрывая Куб и убирая его в Инвентарь. — И последний момент!»

Дышать уже было практически невозможно. Книга тревожно шелестела, Чернильница отчаянно мигала, а Цепь тянул Алексея на выход.

«Сейчас-сейчас, — пьяно подумал Алексей, покачиваясь от нехватки кислорода.

Подойдя к лежащему на боку пьедесталу, от которого ощутимо тянуло Силой, он упал на него сверху, касаясь Цепью и представил, как полутораметровая каменная стела превращается в миниатюрную фигурку.

Послышался негромкий хлопок и острые края пьедестала, врезающиеся ему в ребра пропали, и Алексей растянул губы в довольной улыбке — оставлять самую настоящую стелу в опустошенной сокровищнице он не собирался. В особенности в условиях надвигающегося Вторжения Ксуров.

«Прав бы Джам! — подумал Алексей, сжимая каменную фигурку в кулаке, — самое ценное те ребята забыли!»

Чуть ли не ползком выбравшись из сокровищницы, Алексей со всего маху врезался во что-то железное.

Подняв мутный взгляд наверх, он увидел стражей-големов, преграждающих ему путь. А то, во что он уперся лбом оказалась широкое лезвие глефы.

— Чего надо? — довольно грубо поинтересовался Алексей, который сейчас хотел только одного — сделать глоток свежего воздуха.

Правый страж указал своим коротким мечом сначала на фигурку пьедестала, которую Алексей все еще сжимал в руке, затем на Цепь, и на себя.

— Эм, — Имперскому магу потребовалось пару секунд, чтобы сообразить, что от него хочет шестирукий голем. — Вы тоже хотите, чтобы я вас уменьшил?

Стражи синхронно кивнули и выпрямились, вытягиваясь по струнке.

«Надо же, — подумал Алексей, усилием Воли заставляя Цепь коснуться големов, — Даже оружие к себе прижали, будто им не впервой!»

Сдвоенный хлопок слегка ударил по ушам, а на полу перед Алексеем появились две каменные фигурки.

«Чудны дела твои… — вяло подумал Алексей и подхватив статуэтки стражников, вывалился в круглый зал, который вновь оказался запечатан радужной пленкой и потянулся мыслью к Сети.

Внимание!

Выберите пункт назначения:


Чертоги Разума

Академия Магии Цитадели

Лабиринт отражений

Серые пределы

Круг вызова

Яма

3-ЗМ (Земля)



Отметив краем сознания малость изменившееся системное уведомление, Алексей выбрал Академию Магии Цитадели и с облегчением позволил своему телу упасть в сияющую рамку появившегося портала.


— Мастер Олген! — сквозь вату в ушах послышался голос Натали. — Он очнулся!

— Дуй за ректором, — будто бы из соседней комнаты донесся голос целителя. — А ты, — мутное облако перед глазами Имперского мага трансформировалось в изумрудно-зеленое пятно ауры Олгена Торсуна, — расслабься! Все закончилось. Ты — дома.

«Все закончилось, — мысленно повторил Алексей. — Я — дома!»

Только сейчас Алексей осознал насколько он все-таки устал. Чьи-то сильные руки подхватили его с пола и положили на восхитительно мягкую кровать, пахнущую свежестью и снежинками.

«Я — дома», — слабо улыбнулся Алексей, перед тем как позволить наконец-то своему сознанию скользнуть в приятное небытие.

Глава 20 Интерлюдия

Каменный зал Лабиринта

Старший командир Имперской гвардии Артур Стан с детства был необычным человеком. Еще будучи ребенком, он воспринимал людей, как тусклые шары света. Кто-то, как его отец, тлел ровным оранжевым огнем, а кто-то, как, например, настоятель храма Железной ладони, горел фиолетовым ослепительным факелом.

Отец любил рассказывать Артуру, что мальчик был назван в честь основателя рода, ушедшего на покой великого волшебника из соседнего мира. Но парень в этом сомневался, хоть никогда и не делился своими подозрениями вслух.

Ну ведь не может быть такого, что у все потомки «великого волшебника» не имеют ни малейшей предрасположенности к магии?

Так бы и вырос Артур Стан и пошел по пути отца, записавшись в городское ополчение, если бы не тот самый настоятель монастыря Железной ладони. Заметив при случайной встрече, как шестилетний мальчишка с немым восхищением рассматривает вспыхивающие узлы и меридианы фиолетовой ауры, монах пригласил Артура вместе с отцом на вечернее чаепитие.

Не спеша попивая зеленый чай из хрупкой пиалы, настоятель вел с отцом Артура пространственную беседу о предках стражника и о его роде. Параллельно с разговором, монах то выкладывал на стол, то убирал со стола разные амулеты.

Обычные железки мальчик игнорировал, но светящиеся разными цветами медальоны с искренним любопытством рассматривал.

— Уважаемый, — внезапно огорошил отца Артура монах. — Ваш сын — видящий. К сожалению, в нашу обитель ему уже не попасть, ибо идущие путем Железной длани начинают свое обучение с самого рождения. Но, думаю, канцелярия Императора с радостью примет Видящего.

— Настоятель, — при первых же словам монаха отец Артура подобрался, с удивлением скосив глаза на своего сына. — Что вы посоветуете? Канцелярия… — стражник поморщился, — это, конечно, хорошо, но хотелось бы подальше от дворцовых интриг.

— Тогда, уважаемый, — настоятель сделал маленький глоток и поставил пиалу на стол. — Отдавайте сына в Имперскую гвардию.

— И лишь его детства? — криво усмехнулся отец Артура.

— Вы лучше меня должны понимать, что детство вашего сына кончилось сегодня, — мягко ответил монах.

— Спасибо за чай, настоятель, — стражник грузно поднялся, поклонился и коснулся плеча Артура. — Пошли, сын.

— Можете оставить его на неделю в обители, — неожиданно предложил настоятель. — Я лично помогу Артуру разобраться с его даром.

— Это… честь для нашей семьи, — повторно согнулся в поклоне мужчина. — Можно ли его матери навестить Артура завтра?

— Завтра на рассвете у фруктовой лавки старика Дориба.

— Мы будем там, наставник.

В тот момент Артур не понял, отчего дрогнул голос его отца. Как и не понял почему его мама и старшая сестра плакали на следующий день, стискивая Артура в объятьях.

Шестилетний одаренный и помыслить не мог, что это был последний раз, когда он видел свою семью.

Неделя с настоятелем, который за неделю умудрился вложить в голову подростка основы, в аскетичном монастыре показалась Артуру худшим моментом его жизни. Еще бы! Вставать в четыре утра, учить наизусть скучные легенды и запоминать значения десятков оттенков основных цветов.

Боги! Как же он ошибался!

Спустя неделею его забрал угрюмый воин с парными клинками, висящими на бедре. А потом начался самый настоящий ад. Закрытая школа, полная таких же одарённых детей как он. Изматывающие тренировки, жесткий распорядок дня, хмурые наставники и испуганные подростки.

Артур с небольшим сожалением вспоминал монастырь и добрые глаза наставника, и практически не думал о своей семье. Уже позже он с благодарностью вспоминал настоятеля Железной ладони, поняв, что монах за ту неделю притупил его эмоции и укрепил тело, подготовив Артура к Имперской детской учебке.

Да и заученные легенды и цветовые индикаторы пригодились малолетнему Видящему. Инструктора планомерно превращали детей в заготовки будущих элитных воинов. И им не было дело до индивидуальных особенностей рекрутов. Его никто ни о чем не расспрашивал и не обучал, поэтому раскрывать грани своего таланта Артуру пришлось самому.

Ни раз и не два его дар помогал выйти из бесконечных поединком если и не победителем, то хотя бы не инвалидом.

Спустя год оставшихся детей (куда делись остальные никто не знал) разбили на пять групп и увезли в разных направлениях. Обучение продолжалось.

Воинская школа. Имперская школа. Стажировка в армии. Курсы телохранителей. Школа младших командиров. Стажировка в дворцовой страже. Школа командиров. Его первый отряд. И наконец-то она — Императорская гвардия.

О жизненном пути Артура Стана можно было написать несколько книг, а вся его служба в Императорской гвардии уместилась бы в одну тетрадь. Помеченную, впрочем, магической печать «Строго секретно».

Последний свой бой Артур помнил хорошо — его отряд схлестнулся сначала некромантами, потом с ударным отрядом Ксуром и вишенкой на торте оказались каменные горгульи — летающие твари мало того, что были разумными, так еще и плевать хотели на уставные копья и мечи гвардейцев.

Схватка была в самом разгаре, когда по всему залу разлилась серо-стальная волна.

«Петростазис» — Видящий мгновенно определил суть использованного заклинания. Единственно, что он успел сделать — отдать приказ о сгруппировании.

Это было, конечно, бесполезно. Он знал, что их противники отойдут от последствий заклинания быстрее и просто-напросто перебьют превратившихся в каменные статуи гвардейцев, но по-другому Артур не мог. Если хотя бы несколько его бойцов, которые встали в самом центре, отойдут от каменного плена быстрей, чем горгульи перебьют всех гвардейцев, это уже будет его победа, как командира.

А то, что они проиграли бой — ерунда. Ведь Император с Ключом успел уйти. «А значит враг не получит доступ к портальной сети Порога».

Это было последнее, о чем подумал Артур перед тем как на многие века превратиться в каменную статую.

Пробудиться его заставил тот же самый всплеск серо-стального привкуса, который превратил всю Имперскую гвардию в каменные изваяния.

«Успеть забрать хотя бы одного!», — подумал Артур, мутным взглядом окидывая две расплывчатые фигуры.

Сказать, что ему было плохо — не сказать ничего. Он совершенно не чувствовал своего тела и все, что мог — лишь яростно вращать единственным рабочим глазом.

О чем говорили два незнакомца, он не слышал, но после того, как Серый уничтожил ненавистных горгулий, Артур решил не убивать их сразу же, для начала расспросив.

Но эти двое — какой позор! — посмотрели на него с плохо скрываемой жалостью, бросили под ноги какие-то подначки и ушли. Причем в ту же сторону, что и …

«…Император! — мысль раскаленной спицей вонзилась в поясницу, расплываясь по телу волнами жара, — Я нужен своему Императору!»

Каменная статуя воина, у ног которого Алексей оставил кипу свитков, а Джам рюкзак с припасами, едва заметно завибрировала. Из глаза, избавленного от каменного плена, скользнула капля крови, а правая рука немного сместилась вниз — к лежащему на полу мечу.

Долгую минуту длилась безмолвная борьба Воли Имперца и непреклонности каменной брони, после чего сразу два куска каменной коры с грохотом сорвались с напряженной руки воина.

***

Академия. Керн Лар’Тарго

Керн Лар’Тарго хорошо помнил тот день, когда в академии наступили черные дни. Сначала отменили занятия. Потом всех выселили из Башни и их клан лишился лучшего клан-холла в всей Академии. Затем и вовсе отправили под домашний арест в расположение факультетов.

Дальше хуже — малявки-первогодки начали раскачивать лодку, всеми правдами и неправдами ослабляя Ков’Альдо. Придумали какую-то айку про ментальную атаку, и этот Ксуров форточник имел наглость предложить их клану помочь с защитой!

А потом и вовсе, каким-то образом не просто ускользнул из западни, но и навешал по шее боевому крылу клана Ков’АЛьдо и ему, Керну, в том числе! Вся Академия до сих пор смеётся над ним! Позиции клана сдали назад, и несколько десятков человек, включая Куро, который и утянул за собой большую часть студиозов, переметнулись в «Союз боевых магов»!

Руководил созданным кланом сильнейший первогодка Академии, не проигравший пока что ни одной дуэли — Марк. Но все до одного студиозы знали, что основателем Союза является именно Алексей.

Керн с ненавистью представил перед собой этого наглого выскочку. Этот форточник, не приложив ни капли усилий, до сих пор считается сильнейшим студиозом первого курса! Хорошо хоть он уже полгода валяется в госпитале… Может он все-таки и сдохнет, не приходя в себя? По крайней мере информаторы Диго Ди’Лоно утверждают, что этот радужник превратился в скелет, обтянутый кожей.

Керн со злостью сплюнул, сжимая кулаки.

Ничего… Сейчас ему есть, чем удивить не только Алексея, но и самого ректора Академии! Керн вскочил со своей кровати, где валялся уже битый час, дожидаясь, пока все его соседи из соседних кубриков покинут здание факультетского общежития, и подскочил к зеркалу.

Благодаря Жано Керн жил в четырехместном кубрике один. И если раньше он подчеркивал таким образом свой статус финансового главы клана, то сейчас он прятался. Прятался в первую очередь от своих одногруппиков и товарищей.

Он с опаской бросил взгляд на закрытое окно и запертую дверь и посмотрел в зеркало.

Секунда-другая, и его отражение поплыло. Керн моргнул, и с предвкушением, густо перемешанным со страхом и азартом, всмотрелся в свои глаза, в которых вместо привычных зрачков клубился белесый туман.

Все началось полгода назад со снов, в которых он раз за разом убивал Алексея. Убивал с помощью белесого тумана. Эта появившаяся из ниоткуда дымка давала ему Силу и Власть, но требовала скрытности, молчания и… преданности.

И Керн принял условия сделки, с легкостью продав свою душу взамен на Силу. И сейчас вместо сердца в его груди бился сгусток белесого тумана.

Еще немного и вся Академия узнает его мощь! Главное до поры до времени не отсвечивать и дать своему покровителю укрепиться в его теле и самое главное — уничтожить Алексея.

— Я столько раз убивал тебя во снах, грязная выскочка, — проскрипел Керн, — что ты уже труп. А если ты не очнешься, то я начну с твоих малолетних дружков.

И предстоящий Турнир будет лучшим вариантом устранения обидчика его повелителя. Затем можно будет заняться набором последователей, а потом…

Отражение Керна задрожало, рассыпаясь клочками тумана, а губы студиоза беззвучно произнесли:

— … и да вернется Асура в этот мир!


***

Академия. Мастер Килиб

Он не помнил, как оказался в этой комнатушке и сколько времени провел в ней до Призыва. Навыки Мага-инквизитора позволяли ему немного сопротивляться частично сброшенной ментальной удавке, но полностью взять под контроль свое тело и разум Килиб так и не смог.

Но когда по Академии прокатилась волна Призыва, все поменялось. Сначала он почувствовал чужую радость и предвкушение, затем, пришел уже свой, запоздалый, страх. А следом мимо него промелькнула тень кого-то очень могущественного.

Маг еще успел удивиться отчего такая сильная сущность поддалась на ослабленное расстоянием влияние Маяка, но тут же забыл про все свои мысли и догадки.

Тень пронесшейся мимо сущности опалила его сознание и обморозила душу, разом сметя все ментальные установки. Килиб хорошо помнил, как хотел было вздохнуть полной грудью, впервые за долгое время ощутив свободу от ментального ошейника, но подавился сковавшим внутренности холодом.

Маг краем сознания отметил, что его тело приступило к отжиманиям, и растянул уголки губ в усмешке, вспоминая первые дни после Призыва.

Если раньше он не имел контроля над собственным телом и разумом, выступая в роли послушной марионетки, то сейчас он полностью отдавал себе отчет в происходящем, понимая, впрочем, что так просто его эта сущность в покое не оставит.

А учитывая, с какой легкостью она снесла все многолетние ментальные закладки, Килиб понял одно. Когда она вернется, а в том, что она вернется маг не сомневался ни на секунду, ему вновь уготована роль бессловесной марионетки.

Но что может обычный маг-инквизитор противопоставить такой сущности?

Только одно. Свою веру и волю. Веру в правоту своего дела и вернувшуюся Волю инквизитора.

Следующие пару месяцев после Призыва Маяка Килиб потратил на то, чтобы создать из своего разума и ума ментальную темницу для просочившейся сквозь него сущности.

Сначала он занялся самым простым — довел движения тела до автоматизма. Подъем в шесть утра. Умывание. Сто отжиманий и приседаний. Дождаться пока Охранитель доставит завтрак через специальное отверстие в двери. Прием пищи. Сон. Подъем через два часа. Отжимания. Пресс. Приседания. Комплекс физических упражнений № 13. Обновление внешних ментальных границ. Обед. Прием пищи. Сон. Подъем через два часа…

Килиб потратил трое суток для создания полного, замкнутого цикла физических действий своего тела. И это было важно. Потому что вскоре он собирался полностью отключить свой мозг от управления телом.

Если его предположения были верны, то сущность попытается использовать его как марионетку. И попав в подготовленную им ловушку, примется разрушать сначала разум, а потом попытается взять под контроль тело.

Но если он хочет уберечь Академию и Цитадель от этого монстра, нужно максимально увеличить продолжительность своей жизни и ежедневно, и еженощно обновлять ментальные барьеры.

Тогда принятое им решение казалось ему блажью, перестраховкой. Но сейчас он в который раз похвалил себя за принятое решение. Ведь только благодаря полному отрешению, он смог сохранить свой разум спустя полгода постоянных сновидений, в которых он то сражался с Диолом, принимая формы различных сущностей, то окружал туманом бьющегося со своей тенью Дэниса, то в обличьи уродливой змеи пытался поймать фон Аэра, а то и вовсе был уродливым богомолом, собирающим свое тело из бесконечной вереницы муравьев.

Иногда, когда он уже освоился в этом странном мире грез, куда его затягивало во время сна, у него хватало Силы и Воли, чтобы дать подсказку Алексею. Одному из двух магов, которые понимали, где они находится. Вторым был Бизэ фон Аэр. Но воздушник, хоть и отдавал себе отчет, в том, что этот мир нереальный, прислушиваться к шепоту тумана не желал.

Килиб отстранено заметил, что его тело закончило отжиматься, отметил превосходную физическую форму и улыбнулся еще шире.

Он помнил тот обжигающий жар, от которого белесый туман оборачивался спасительным паром, помнил жуткую боль и отчаяние, которое испытывала та… Скверна, как ее назвал Алексей. Помнил, как в самый последний миг щупальца тумана скользнули в разум тех немногих, кто оказался под контролем сущности.

Одна часть Скверны нырнула вслед за Алексеем в форме химеры богомола. Вторая — вернулась в опаленное туманной стужей тело Килиба, а что случилось с третью частью, маг не знал. Да и не горел, честно говоря, желанием. Все, чего он хотел — чтобы его не трогали как можно дольше. Ведь именно это было залогом нерушимости темницы для Скверны.

Учитель Физической активности сознательно обрек себя на бесконечное сражение с частичкой сущности ради своего дома, ради своей Родины.

Он был готов к резким атакам мглы, которая время от времени пыталась перехватить контроль над телом. К тому, что ему неделю не будут приносить еду, которая, честно говоря, была уже ему не нужна — откуда-то из глубин его тюрьмы текла пусть и тонкая, но ровная нить Жизни. Он даже был готов к тому, что его забудут.

За те три дня он успел заложить в свое тело необходимые алгоритмы поведения. Единственное, к чему не был готов маг, так это к встрече с другим разумным. На создание нужного алгоритма у него просто-напросто не оставалось времени.

Но после смерти Саты, вряд ли кто станет с ним разговаривать. А в том, что старшекурсник погиб он не сомневался, уж слишком хорошо за последние годы ему пришлось изучить действие проклятых артефактов.

Тем неожиданней было услышать от обычно безмолвного Охранителя холодное:

— Мастер Килиб. На выход!

Глава 21

По внешнему виду сидящего за столом архимага можно было сказать только одно — Магистр Ксандр устал. Устал окончательно и бесповоротно. Сгорбленные плечи, безвольная голова, упавшая на сцепленные в замок руки. Тусклая и какая-то поникшая аура.

Но стоило только поймать взгляд ректора, как первое впечатление бесследно испарялось.

Глаза архимага буквально лучились Силой и работой мысли.

Олген Торсун мысленно поморщился самолично данному описанию — «Ну как глаза могут лучиться работой мысли?». Но ведь могли!

— Ол, харош витать в облаках, — Ксандр сверкнул глазами и откинулся на спинку кресла. — Докладывай уже.

— С самого начала, Магистр?

— Валяй, старина.

— После вашей стычки с Петро, экс-комендантом были применены неизвестные артефакты, от которых пострадал преподавательский состав почти в полном составе. Ранений избежал только Мастер Самди, которого сбил с ног Алексей.

— Алексей, — словно от зубной боли скривился ректор, рисуя что-то в своем ежедневнике. — Не обращай на меня внимания, Ол. Продолжай.

— С неизвестными артефактами оказался очень хорошо знаком Санек — студиоз Серого факультета. Так мне, кхм, пришлось в связи с отсутствием Мастера Диола взять на себя управление Охранителями, — целитель позволил себе бросить на ректора осуждающий взгляд, — я поднял досье на Санька и его друзей. И всплыли интересные вещи.

Олген Торсун не знал, зачем ректору нужен этот цирк с еженедельными докладами, ведь целитель был более, чем уверен, что ректор в курсе происходящего с самого первого дня. Но он раз за разом терпеливо пересказывал Ксандру происшедшие за эти полгода события. Он точно знал, что архимаг никогда ничего не делает просто так. И если ректор просит тщательно пересказывать хронологию первого полугодия, значит в этом есть смысл.

— Наш Санек, оказывается, успел поучаствовать в восстании против Ордена Чистоты в Пустынном Городе, где показал отличный уровень владения вооружением Ксуров. Он умудрился интегрировать магические амулеты и, кхм, пу-ле-мет. В результате чего получилась мобильная огневая точка с неплохим уровнем защиты. Заинтересовавшись, я поднял личные дела остальных мальчишек.

Марк, Гай, Юлий и Цезарь и вовсе со стороны Крепости участвовали в походе к Озеру Огня! Да и остальные пацаны… Кто-то, как Саня. участвовали в стычках в Пустыне. Кто-то выживал в трущобах Крепости. Кто-то, появившись в дальних гарнизонах Цитадели, всеми правдами и неправдами стремились попасть в Цитадель.

Заинтересовавшись, я принялся копать дальше и наткнулся на заключение налоговой службы Цитадели, которую завизировал сам глава Управляющего совета, уважаемый Андрю. Мальчишки — форточники, попавшие в Порог из военного училища, называемого Приют. Этим и объясняется их высокий уровень подготовки и навыки выживания. Более того, я сделал статистическую выборку и пришел к выводу, что процент успеваемости среди первокурсников в два-три раза выше по сравнению с прошлым годом!

Целитель от нетерпения аж щелкнул пальцами, продолжая:

— И если бо́льшая часть студиозов относится к предсказанному Вторжению снисходительно, то эти пацаны пашут как каторжные, не пропуская и одного электива! Да и мой курс «Полевой медицины» не пропускают. Хоть и валятся с ног от усталости, но приходят!

— Как думаешь, почему? — неожиданно спросил ректор, который оказывается внимательно слушал доклад целителя, хотя Олгену и начало казаться, будто Ксандр думает о чем-то своем.

— У меня два варианта, — осторожно ответил Мастер Торсун.

После предательства Петро на оставшихся в строю преподавателей навалилось огромное количество работы. Лекции, практические занятия, задания Сети, подготовка к Турниру первокурсников. Кураторство Охранителей и службы безопасности, незаметная проверка каждого из студиозов и преподавателей, сопровождение дуэлей и многое-многое другое.

На самом деле Олген по сравнению с тем же самым ректором или Мастером Чжо еще легко отделался. Остальные преподаватели держались в последнее время исключительно на медитациях и эликсирах Гала Батры. И тем не менее, декан факультета Жизни здорово расширил свой кругозор и понимание Академской политики за последние пару месяцев. Поэтому он и не спешил сейчас бросаться громкими словами, предпочитая тщательно взвести каждое слово прежде, чем дать окончательный ответ.

— Первый вариант — это положительное влияние Алексея и агрессия со стороны Ков’Альдо, проявленная ими в самый первый день. — Целитель сделал паузу и выжидающе посмотрел на ректора, пытаясь уловить хоть какие-то эмоции на его усталом лице. — Классическое сочетание. Злые «старшаки» и добрый взрослый одногруппник, который не просто болтает, но делом показывает серьезность своих намерений, подавая пример…

— Это не мы, — отрицательно покачал головой Ксандр. — Полученные результаты впечатляют, но это не наша заготовка. Может быть в следующем году…

Коротко кивнув Олген постарался не показать охватившего его облегчения. Ему, как магу Жизни, было противно играть живыми людьми словно шахматными фигурами. В особенности детьми.

— Второй вариант… — Мастер Торсун замялся. То, что он хотел сейчас озвучить выглядело как плод больной фантазии, но оставить свои соображения при себе было выше его сил. — Второй вариант выглядит слегка… странным.

— Продолжай, Ол! — искра любопытства, мелькнувшая в глазах ректора, придала целителю уверенности и он, собравшись с силами, закончил свою мысль:

— Есть вероятность того, что эти пацаны — отряд элитных бойцов, закинутых в Академию умышленно.

— Только пацаны? — подавшись вперед уточнил Ксандр.

— Д…девочки тоже, — против своей воли выдавил из себя целитель. — В некоторых моментах мои целительницы ведут себя как умудренные жизнью женщины, а не как пятнадцатилетние девчонки!

— Твои выводы?

— Я не знаю…

— Ол, не бойся показаться смешным, — покачал головой Ксандр.

— Ксуры? — голос целителя дрогнул. В одно-единственное слово вылились все бессонные ночи, проведенные над загадкой этих форточников.

— Удивительное дело, Ол, — хмыкнул ректор, вновь откидываясь на спинку своего кресла. — И я, и Натали, и даже Чжо пришли к таким выводам. На территории Академии оказалась хорошо подготовленная группа… сопливых пацанов и девчонок!

Под конец речи архимаг сорвался на крик.

— Но знаешь, что самое интересное, Ол? — Ксандр уже справился с собой и с усмешкой посмотрел на целителя. — Глава совета, представители налоговой службы, руководство недавно образованного Союза и что самое главное — ра-рарога Цитадели, а то и всего Порога, в голос утверждают, что эти юные дарования не несут благополучию Порога никакого вреда!

— Нет оснований не верить ра-рарога… — обескуражено произнес Олген.

— Забавно, — мрачно усмехнулся Ксандр, — но я именно так и подумал. Ра-рарога — единственный, кому можно доверять на все сто процентов. Я тебе больше скажу, — ректор неожиданно сменил тему, — эти мальчишки и твои целительницы, показывающие ошеломляющие результаты попали к нам из одного и того же мира.

— Как все? — севшим голосом переспросил Торсун. — Ведь даже у нас до восстановления Сети склонность к магии показывал каждый десятитысячный!

— Именно, Ол! — во взгляде ректора поселился фанатичный блеск. — Нам нужен этот мир! Мир, пришельцы из которого с безумной легкостью коллекционируют древние артефакты и показывают ошеломляющие успехи в учебе! Да и Сеть им явно благоволит! Ты вообще знал, что в Академской Сети есть столько пакетов?

— И что ты предлагаешь, Ксандр? — эти полгода не прошли для целителя бесследно. Пусть и с горем пополам, но он проникся аналитической работой и раскачал в себе критическое мышление.

— Ков’Альдо — политические мертвецы. Буквально за день до закрытия Купола я обобрал Ларгуса до нитки. Этот ксуров торгаш спал и видел, как погреться на гос заказе нашей оборонки!

— Амулеты, спецодежда, оружие? — уточнил Торсун.

— Эликсиры, свитки, наемники и не только, — согласно кивнул Ксандр. — Этому жирному борову нужна лишь власть. Не удивлюсь, если он уже продал свою жалкую душонку тем же самым Ксурам! Или песеглавым некромантам! Ведь кто-то же поставил в Лютиках Маяк!

— Значит все-таки Маяк, — горько усмехнулся Олген.

— Да, Ол, Маяк. И поверь, Петро не первый и не последний предатель в этих стенах…

Олген Торсун промолчал, ожидая продолжения жаркой речи ректора. Раньше он о многом предпочел бы не знать, но сейчас у него просто не было выбора. Один Ксандр с такой ношей не справится.

— Поэтому я предлагаю сделать ставку на этих ребят, — рубанул Ксандр. — Не знаю как сильно они привязаны к своему миру, но мы должны сделать так, чтобы они как минимум полюбили Порог всем сердцем. Сделать так, чтобы у них оказалось два дома, понимаешь?

— Понимаю, — медленно проговорил целитель. — То есть тот «Приказ о факультетах»…

— Да, — кивнул Ксандр. — И без тебя мне не справиться. Ты наверняка понял, что я не просто так заставлял тебе раз за разом отчитываться об одном и том же?

Олген заинтересовано кивнул, за последние полгода он задавался этим вопрос практически ежедневно.

— Я не хуже тебя знаю, что происходило здесь, — архимаг постучал по своему столу, — и там, — он неопределенно дернул подбородком. — И про раскол клана Ков’Альдо, и про бегство части клана в организованный Марком Союз… И про пришедшего в себя Ги’Дэрека, и про Михаила, истязающего себя по ночам тренировками. Мы даже сумели составить достаточно точную хронологию событий, в чем нам помогли вышедшие из комы маги.

— А Лидо?

— А что Лидо? — деланно удивился ректор. — Пришел в себя вслед за Алексеем.

— Почему тогда…

— Его забрали под домашний арест ребята Диола? — подхватил Ксандр. — Вот это мы сейчас с тобой и узнаем.

— Но остальные…

— Остальные тоже прошли проверку, — Ксандр отбил по столу смутно знакомый марш и поднялся со своего кресла, — пошли, Ол! К моему величайшему сожалению, в данный момент в Академии находятся только два человека, которым я могу доверять также, как и ра-рарога. Это Натали и ты.

Ректор обошел свой стол и деликатно взяв целителя под локоть, подвел его к своей гордости — массивному книжному шкафу с собираемой десятилетиями библиотекой.

— Знал бы ты, как я хочу все бросить и с головой погрузиться в теоретические аспекты магии высших порядков и изучение истории нашего и близлежащих миров! — задумчиво пробормотал ректор, на мгновенье отвлекаясь на ровные ряды книг.

Коснувшись третьей книги с левого края, стоящей на верхней полке, архимаг дождался еле слышного щелчка и продолжил прерванную мысль:

— Натали я впутывать сюда не хочу, она и так тащит на себе весь учебный процесс. Остаешься только ты, старина.

— Ксандр, — Олген все же решился задать тревожащий его вопрос, — а если бы я умолчал о… втором варианте…

— То мы сейчас с тобой все также сидели бы в креслах, и ты бы сейчас мне рассказывал, как в себя сначала пришел Арно Ги’Дэрека, следом Кромбер с Диолом, а спустя пару часов и Дэнис с Бизэ. И конечно же ты бы не забыл упомянуть про всплывшего из ниоткуда дедушку Арно, но не дождавшись моего ответа продолжил бы свой доклад.

Книжный шкаф, словно убаюканный размеренной речью ректора дрогнул и плавно начал подниматься вверх, открывая узкий ход, облицованный разноцветными кирпичами.

— Обязательно рассказал бы про Алексея, который спал беспробудным сном три дня. Может быть скромно похвалился бы успехами по внутривенному питанию. — Ксандр бросил на целителя лукавый взгляд и приглашающе указал Олгену на ход. — После тебя, Ол.

— Еще я бы добавил в конце доклада, что ребята Диола куда-то увезли из госпиталя пришедшего в себя Алексея и Лидо практически одновременно с моим вызовом на доклад.

— Вот сейчас и узнаешь, куда увезли твоих пациентов, — хмыкнул Ксандр, заходя в проход вслед за целителем, — ну а пока мы идем, можешь вкратце поделиться своими соображениями насчет наших деканов и главы Охранителей.

— А чего там делиться-то? — пожал плечами Олген с интересом осматривая затейливую вязь кирпичей. — Все четверо совершили самый настоящий прорыв. Предполагаю, что по возвращению Сеть предложила им поменять текущие классы, но со мной такой информацией никто делиться не стал.

— Что-то еще?

— Ну… учитывая какую бурную деятельность развернули мои уважаемые коллеги, и результаты первичной диагностики, которую я все же успел провести, наставники Дэнис Ван Игнис, Бизэ Фон Аер, Кромбер Терраниус и Мастер Диол помолодели на несколько лет… десятков лет.

Щека ректора едва заметно дернулась, но маг мгновенно взял себя в руки и с вежливым интересом уточнил:

— Причины?

— Не могу понять, — Олген виновато глянулся на ректора, — самое интересное, что организм Арно Ги’Дэрека не претерпел никаких изменений. Есть теория, что дело в трубке с фиолетовым дымом…

— Не думай в этом направлении, — хлопнул по плечу целителя Ксандр, — тут все проще. Они пробились сквозь свой личный стеклянный потолок. Что нам, к слову, на руку. Еще пару дней, несколько проверок через астральные артефакты Барка и можно будет на занятия выпускать. Чувствую, наши деканы частично поменяют учебную программу!

— Это да, — хохотнул Олген, — землю роют, просятся обратно — знаниями делиться. Что же касается второй формы, то я, признаться, немного им завидую.

— Не стоит, Ол, — тут же посерьезнел Ксандр. — Чертоги не лучшее место для прорывов. Подожди годик-другой, как война начнется с лихвой хлебнешь.

Целитель не нашелся, что ответить своему ректору и молча продолжил путь, благо идти оставалось не так далеко. Кирпичная вязь к этому моменту стала в разы насыщенней, превращаясь в панораму грандиозной битвы.

Но Олгену сейчас было не до настенной живописи. Маг почувствовал впереди биение сильного источника.

— Ксандр…

— Сейчас сам все увидишь, — успокоительно бросил ректор, и чуть погодя добавил, — Дверь открывается от себя.

Умерив свое любопытство, целитель дошёл до конца коридора и легонько толкнул оббитую стальными пластинами дверь от себя. Зашел в просторное помещение, отметив краем глаза расставленные по периметру комнаты старинные доспехи с боевым оружием в руках. Окинул профессиональным взглядом магов, лежащих на расположенных по центру комнаты койках, — Лидо Дэ’Аквуса и Алексея. Молча кивнул Алексею и вопросительно посмотрел на зашедшего следом архимага:

— Господин ректор, могу я узнать, что случилось с Лидо Дэ’Аквусом, и что за маг прячется сейчас за его личиной?

Глава 22

— Поговорим? — властным голосом предложил Лидо, заставив Олгена против его воли выпрямить спину еще больше.

Алексей не смог сдержать улыбки, заметив реакцию целителя. Следом скептически хмыкнул Ксандр:

— Впечатляет, не правда ли, Ол?

— Впечатляет, — согласился пришедший в себя целитель, натягивая привычную маску отстранённости и легкого любопытства, — но, боюсь, мне нужны разъяснения.

— Тогда для начала представлюсь, — на лице водника не дрогнул ни один мускул. — Олькуш Ги’Дэрека. Основатель дворянского клана Ги’Дэрека. Грандмастер Воды. Грандмастер Призыва. Глас плана Воды.

— Это какая-то шутка, да? — Олген растеряно посмотрел на ректора. — Лидо съехал с ума в Чертогах?

— Боюсь, что нет, — покачал головой ректор, щелчком пальца призывая два деревянных стула с резными спинками. — Я уже проверил его всем, чем только можно. Удивительно, но он говорит правду. Или верит в то, что говорит. Да и Диол косвенно подтверждает факт появления столь сильного мага в Академии.

— Элемент воды… — прошептал целитель, — призванный Алексеем! Так вот кто помог спасти мальчишку! Но это же невозможно!

— С этой стороны все сходится, — кивнул ректор, — насчет всего остального…

— Ты уже говорил с ними? — напрямик спросил Олген, не обращая внимания на сидящих на своих кроватях магов. — Ксандр, это важно. Ты уже говорил с ними?

— Нет, Ол, — архимаг отрицательно качнул головой и посмотрел целителю прямо в глаза. — Без подстраховки и Пульса Жизни говорить с незнакомым магом, с незнакомым сильным магом — то еще удовольствие.

— Хорошо, — враз успокоился Олген Торсун. Это было эгоистично, но сейчас целителя больше волновал вопрос доверия ректора к нему, чем вселившийся в тело его коллеги древний маг. — Уважаемый… Олькуш, будьте добры, расскажите каким образом вы очутились в таком, м-м-м, положении?

— Чтобы вы получили полную и исчерпывающую информацию, предлагаю дать слово Алексею, — тут же ответил водник, словно выгадывая для себя время.

Взгляды троицы мистиков скрестились на Имперском маге, которого, казалось, нисколечко не волновало сгустившееся в зале напряжение.

— Соглашение, Олькуш, — вежливо напомнил Алексей, не спеша делиться информацией.

Он мог не помнить сколько и какие кольца валяются у него в Инвентаре, но взятые на себя обязательства и обещания всегда строго соблюдал.

— Я освобождаю Алексея от исполнения первого пункта нашего партнерского соглашения, да будет Сеть моим свидетелем!

Лидо окутала тусклая вспышка, а сам водник довольно улыбнулся, глядя на ошарашенные лица ректора и целителя, даже не подозревающих о таких возможностях Сети:

— Если мы договоримся, я с удовольствием поделюсь частью своих знаний.

— За скромную плату, конечно же, — не удержался от комментария Алексей, отметив про себя, что Олькуш освободил его только от одного пункта соглашения.

— Это само собой разумеется, — холодно сверкнул льдинками глаз Лидо. — Начинай свой рассказ, Алексей.

По мере рассказа Алексея о его годовой стажировке в Полигоне, в течение которой он прошел единение с четырьмя стихиями, маги практически справились со своим удивлением и слушали рассказ Алексея с невозмутимым выражением лица. И лишь эмоциональный всплеск выдавал их растерянность, а местами даже шок.

Историю про инициацию на всех стихийных планах маги комментировать не стали, а вот на словах Алексея о встречи с духом Олькуша на плане Воды, позволили себе вежливо усомниться в правдивости излагаемых событий.

— Коллеги, — улыбнулся Лидо-Олькуш. — Я готов прямо сейчас открыть портал на план Воды. И ваши игры со временем мне не помешают.

— Чуть позже, — неопределенно качнул головой ректор. — В более… подходящих условиях.

— Как вам будет угодно, — скрестил руки на груди водник.

Дождавшись тишины, Алексей продолжил рассказывать. Про то, как Олькуш сначала попытался его убить, а потом предложил сделку. О том, как он тщетно пытался призвать его после восстановления Сети и о том, как оказался на больничной койке вместе с Арно Ги'Дэрека.

— Сопоставив имена, мне в голову пришла мысль рискнуть, и, как видите, я не прогадал, — Алексей подобрался к завершению своего рассказа. — Олькуш помогал мне вычислить предателя и поддержал в Чертогах. От себя должен отметить, что этот, кхм, уважаемый маг с легкостью руку по локоть отхватит, если дать ему возможность, но сильнее магов я еще не встречал.

Ксандр и Олген задумчиво переглянулись, осмысливая услышанное.

В том, что объявившийся Олькуш Ги’Дэрека был силен сомнений не возникало. Олген Торсун без всякой диагностики чувствовал мощь, исходящую от сидящего на кровати водника. Но причины его появления, мягко говоря, настораживали. И как оказалось не только целителя.

— Я не привык доверять сильным магам, которые словно Ксур из табакерки появляются незадолго до Вторжения, — степенно заговорил архимаг, задумчиво рассматривая Лило-Олькуша. Напряжение, которое чуть схлынуло во время рассказала Алексея, вновь захлестнуло помещение. — Особенно тем, кто с легкостью могут вселиться в любое понравившееся тело.

— Так уж и в любое, — прищурился Олькуш. — Это было удачное стечение обстоятельств.

— Очень удачное, — согласился ректор. — Я бы даже сказал чересчур. Академия теряет талантливого мага и надежного товарища, а на смену ему является якобы глава захиревшего рода.

— Талантливый маг? — фыркнул Олькуш. — Да мне сейчас с этим телом полгода мучиться, перекраивая меридианы и потоки силы! А про надежности и вовсе молчу. Скурвился ваш водник! Захотел стать верховным магом Чертогов! На божественный план замахнулся!

— Именно поэтому вы его убили? — не удержался от вопроса Олген.

— Не я, — поправил целителя Олькуш, — Алексей!

— В честном поединке! — тут же добавил Имперский маг, но его выкрик остался без внимания.

Архимаг, целитель и водник уже стояли на ногах, и если Алексей заметил, как Ксандр и Олген вскочили со своих стульев, то Лидо-Олькуш незаметно для глаза перетек в защитную стойку.

— Сопротивление бесполезно, — бесцветном голосом произнес архимаг, сжимая в кулаке простенькое золотое колечко.

Повинуясь его мысленной команде, рыцарские доспехи, стоящие вдоль всего помещения, сделали синхронный шаг вперед.

— Удиви меня, — презрительно бросил водник, дернув плечом.

Доспехи обиженно лязгнули забралами и сделали шаг назад, не в силах ослушаться мысленного приказа Олькуша.

— Я ректор Академии!

Синхронный шаг вперед, сопровождаемый лязгом вытаскиваемого оружия.

— А я один из создателей этой Школы!

Дружный шаг назад и грохот убираемых в ножны клинков.

— Перед нашей совместной атакой ты не устоишь! — в руках ректора появился кроваво-красный неровный шар.

— Посредственный целитель и нахватавшийся запретных знаний недомаг? — презрительно бросил Олькуш, сверкнув льдинками глаз.

— Я — архимаг!

— Ты — ленивая задница, которая и на десятую долю не использует преимущества своего класса!

Маги не стесняясь орали друг на друга, и, того и гляди, были готовы вцепится друг в друга, наплевав на магию.

— Почему это я посредственный целитель? — внешне спокойный голос Олгена Торсуна не смог обмануть Алексея. Благодаря полученным от Сети пакетам, он чувствовал, как от декана факультета Жизни идет густо перемешанное с обидой удивление.

— Да даже темный щенок с первого курса больше понимает в целительстве, чем ты! — Олькушу было все равно, на кого орать.

Маг, соскучившийся за столетия по телу, сейчас с удовольствием спускал пар. Алексей был готов поставить все имеющиеся у него деньги на то, что Олькуш не удержится и полезет в драку. Просто так. Потому что соскучился по этим ощущениям.

— Ксандр, он мой! — кулаки Мастера Торсуна налились изумрудной зеленью, а сам целитель решительно шагнул вперед.

«Надо что-то делать, — промелькнуло в голове у Алексея. — Еще чуть-чуть и переговоры окончательно сорвутся! Да кого я обманываю! Это уже провал!»

— Единорог! Мумия под Башней! Килиб — маг-инквизитор!

— ???

Все трое взведенных магов замерли на месте и посмотрели на Алексея.

— Спорим не подеретесь? — широко растянул губы в улыбке Имперский маг, хотя ему самому было вовсе не до смеха. — Ну а если серьезно, то какого черта? Не успел я прийти в себе, мне завязывают глаза и доставляют сюда, а потом начинается… этот цирк! Покормили б хоть для начала!

Его живот в подтверждение слов своего владельца протяжно проурчал.

— Да вы на себя со стороны посмотрите! Как перваши с провинции себя ведете! У вас там целая куча народа, которая несколько дней без преподавателей сидела, а вы… Вместо того, чтобы со студиозами работать, мериться решили у кого больше… дар магический.

— Алексей прав, — поморщился ректор, стряхивая с рук багровый шар. — Хотя не припомню, когда я в последний раз терял над собой контроль… Признавайтесь, уважаемый Олькуш, ваших рук дело?

— Может и моих, — проворчал водник с явным разочарованием в голосе. — Волю качать нужно, уважаемые коллеги!

— То есть ты серьезно веришь, что этот хмырь — один из Древних? — неверяще уставился на архимага Олген Торсун.

— Присядь, Ол, — ректор щёлкнул пальцем и между магами возник деревянный стол.

«Значит не один я такой умный, — подумал Алексей, — на случай важных переговоров стол и пару стульев в Инвентаре явно будут не лишними!»

Вторя его мыслям, архимаг вытащил из воздуха еще два стула и аккуратно положил на стол целую стопку бумаг.

— Вы тоже, — Ксандр обвел водника и Алексея тяжелым взглядом. — присаживайтесь.

Алексей молча пожал плечами и сел за стол. Переговоры не кончились мордобоем — уже хорошо. Олькуш снисходительно хмыкнул, но лезть на рожон не стал, также заняв свое место.

— Итак, Олькуш… Ги’Дэрека, чем вы можете быть полезны Академии?

— Хм, — задумался водник, — и в самом деле чем… Ну, давайте подумаем… Я могу за неделю отладить учебный процесс на своем факультете до Имперских стандартов качества. Надеюсь мое право на должность декана никто не оспаривает? Могу гарантированно выпустить грандмастера Водной стихии за пару десятков лет. Можно, в принципе, и раньше, но нужно смотреть потенциал студента.

— Студиоза?

— Да без разницы, — отмахнулся от подсказки маг воды. — Далее, могу взять на себя курирование учебной части и научную деятельность студентов и преподавательского состава. Что еще? Обеспечить круглосуточный доступ на план Воды. Расконсервировать несколько лабораторий, склад с артефактами и учебные подземелья. Ну и по мелочи…

Олькуш задумчиво крутанул в руках карандаш, копаясь в своей памяти.

— Вроде бы все. Академии я могу быть полезен именно в таком ключе. Могу также добавить, чем могу быть полезен конкретно вам.

— И чем же? — скептически бросил целитель. — Сказать какие мы неумехи?

— Скажите, уважаемый Олген Торсун, — Олькуш с ленцой перевел взгляд на целителя. — Вы умеете воскрешать?

— Кхм! — подавился воздухом целитель. — Если душа оставила тело в течение минуты, а под рукой у меня есть необходимое оборудование и достаточное количество энергетических кристаллов, думаю, да!

— Моя специализация — управление кланом и планирование боевых операций, — скучающим тоном произнёс Олькуш. — Но даже я могу воскресить мага в течение пяти минут после смерти.

— Но… это невозможно!

— Один посредственный менталист чуть было не создал целую армию управляемых магов. Мои потомки умудрились просрать бóльшую часть знаний и артефактов, за каких-то пару сотен лет превратившись из центрального мира, диктующего свою волю всем соседним миркам в проходной двор! Из моего клана остался один-единственный наследник. Императора до сих пор нет, а Сеть чуть ли не все это время была разрушена! И вы говорите, что обычное, насквозь стандартное воскрешение — невозможно?

Олькуш зло сверкнул заледеневшими глазами и медленно роняя слова продолжил.

— Невозможно было осознать и принять во что превратилась моя Родина пока я всеми силами боролся за свое выживание на Водном плане! Невозможно то, что сейчас происходит, понимаете? Да сейчас Порог можно захватить с помощью одной дивизии боевых машин Ксуров!

Водник сглотнул и тяжело вздохнул.

— Вот, что невозможно… Это же как нужно было до такого докатиться, чтобы даже они, — Олькуш мотнул головой в сторону проникнувшегося Алексея, — пришли на помощь?

— Форточники всегда были неотъемлемой частью существования нашего мира, — если ректор и проникся после крика души Олькуша, то по его внешнему виду это было незаметно.

— Да причем здесь они! — невпопад ответил маг и поморщился. — В общем, хочешь — научу. Нет — значит нет.

— Хочу, — без особой радости согласился Олген Торсун. — Если это, конечно, правда.

— Не веришь, пообщайся с Темным целителем.

— С кем? — нахмурился Олген Торсун.

— Первый курс. Темный факультет. Парень с седыми волосами, — терпеливо объяснил Олькуш. — У него в ауре есть отметка о единовременном поднятии ста человек.

— Александр? — с удивлением протянул целитель, мгновенно погружаясь в раздумья. — Но… от него же прямо фонит Смертью и Тьмой.

— Две грани одного таланта, — пожал плечами Олькуш и перевел взгляд на архимага. — Что касается вас, господин ректор…

— …то этот разговор мы продолжим у меня в кабинете, — закончил за него Ксандр и добавив в голос торжественности произнес. — Я, как ректор Академии принимаю вас на испытательный срок на должность декана факультета Воды!

— Ахахаха! — раскатисто расхохотался Олькуш. — Вот тебе целый воз и тележка работы и обязанностей, ты поработай пока, а мы подумаем, взять тебя или нет! Ну и жук же ты, Ксандр Годеска!

Заметив, как напрягся архимаг, Олькуш Ги’Дэрека оглушительно расхохотался.

— Алексей здесь ни при чем, — успокоил он слегка покрасневшего ректора. — Просто мне доступно чуть больше, чем вам. А теперь скажи мне, Ксандр Годеска, — голос водника резко посерьезнел. — Что ты можешь предложить мне взамен?

«Во дает! — подивился Алексей про себя. — Несколько минут назад от него хотели избавиться, а сейчас он профессионально раскулачивает ректора! Силен!»

Видимо архимаг пришел к таким же выводам.

— Я могу предложить вам стандартный оклад декана. Доступ к хранилищу и библиотеки гильдии магов. Доступ к библиотеке и хранилищу артефактов Академии с обязательной формой отчетности. И самое главное… легализацию.

— Хм, — показательно задумался Олькуш. — имущество Лидо Дэ’Аквуса?

— Договоримся, — поморщился Ксандр.

— В принципе, меня все устраивает, — протянул Олькуш, — за исключением одного момента.

«Опять двадцать пять, — подумал Алексей, — вот ведь человек реально за род свой переживает, а!»

— Так как ближайшие десять лет моей жизни я планирую посвятить Академии, мне нужна будет официальная поддержка моего рода.

— Исключено. Академия не лезет в дела дворянства.

— Скажи это Ков'Альдо, Лар’Тарго, К’Огно, Ди’Лоно, Ш’Амо и прочим родам, — со скукой в голосе принялся перечислять Олькуш, — которые, чуть ли не с ногами, залезли во внутренние дела Академии.

— Но откуда…

— Современное поколение совершеннейшим образом не контролирует свои мысли, — снисходительно пояснил водник.

— Мы посмотрим, что можно будет с этим сделать, — через силу согласился Ксандр. — Вернемся к этому разговору после создания устойчивого портала на план Воды.

— Хорошо. Так уж и быть, — во взгляде Олькуша мелькнул хитрый блеск. — На таких условиях я согласен на испытательный срок в качестве декана Водного факультета.

Ксандр молча проглотил шпильку и пододвинул к себе лист с трудовым договором.

— А без этой макулатуры, — Олькуш с неодобрением посмотрел на стопку бумажных листов, — обойтись нельзя?

— Эта макулатура, — не отрываясь от заполнения бумаг отозвался ректор, — помогла нам сохранить и преумножить знания во время бездействия Сети. Тем более, я отчитываюсь напрямую главе налоговой службы.

Олькуш со скепсисом посмотрел на сидящих перед ним магов, словно говоря: «О каких знаниях вы мне тут говорите?», но благоразумно промолчал.

Алексей же, воспользовавшись несколькими минутами свободы — все трое магов оказались увлечены составлением договора, временами начиная препираться из-за спорных на их взгляд формулировок, посмотрел на сжатые в кулаке фигурки.

Сеть тут же отозвалась на его запрос и перед Имперским, пока еще, магом появились скупые строки описания:

Базовые фигуры дворцового набора «Шахматы Императора»

*развернуть историческую справку*

«Чуть позже, — решил Алексей, убирая фигурки в Инвентарь, — все-все изучу. И системные уведомления, и этот шахматный набор, но только после еды!»

— Кстати, Алексей, — раскрасневшийся после непродолжительного спора Олген Торсун посмотрел на парня, выдергивая Алексея из мыслей о предстоящем обеде, — что ты там говорил о единорогах и Мастере Килибе?


Глава 23

Сначала Алексею пришлось пересказать все, произошедшее в Чертогах. Потом несколько раз описать сущность, вырвавшуюся благодаря Маяку, активированному Петро. И только потом, после протяжного урчания живота Алексея, Олген Торсун спохватился, что внутривенное питание — плохая альтернатива здоровой и свежей еде.

Их наспех покормили и повели на встречу с Диолом. Причем и Алексей, и Лидо, хоть и были жутко голодны, но ели не спеша и понемногу, давая желудкам привыкнуть к твёрдой пище. Хотя разве можно назвать отвар из трав, овощной сок и фруктовый салат твердой пищей? Алексей с удовольствием бы навернул жареной картошечки, но разумом понимал — после полугодовой (!!!) комы, это будет изощренным если не самоубийством, то издевательством над своим организмом точно.

Идти тоже было непросто. Мышцы были в полном порядке — спасибо Олгену Торсуну с его ежедневными диагностиками и еженедельными сеансами лечения, но все тело наполняла какая-то слабость и вялость.

Да и на улице было как-то… слишком ярко?

— Хорошо! — идущий рядом Олькуш, не разделял пессимистичных мыслей Алексея и, довольно щурясь, с наслаждением вдыхал вечерний воздух полной грудью. — Люди не понимают своего счастья! Вдыхать чистый воздух, встречать рассветы и закаты, наблюдать за природой — что может быть лучше?

— Книжки читать, — буркнул Алексей, — чтобы никто тебя не дергал. Приключения, это, конечно, хорошо и замечательно, но мне все чаще начинает казаться, что спокойная, размеренная жизнь ничем не хуже!

— Даже без магии? — улыбнулся Олькуш.

— Нет, с магией все же поинтересней будет, — не сдержал ответной улыбки Имперский маг. — И да, Олькуш, я рад, что вы смогли договориться.

— Пфф, Алексей, без обид, но нынешние маги мне и в подметки не годятся, — усмехнулся водник. — Я бы на месте ректора вцепился бы в меня всеми руками и ногами, хе-хе.

— Что, собственно и произошло, — кивнул Имперский маг и посмотрел на шагающих впереди Ксандра и Олгена Торсуна.

Если к ректору он почему-то мог относиться как к равному, то целителя крепко уважал и даже в мыслях не хотел называть его просто по имени.

Архимаг и его помощник также вели негромкую беседу, но Алексей был более чем уверен, что Ксандр слышит их с Олькушем разговор.

— Как думаешь, что с Килибом? — сменил тему Алексей.

— Вариантов немного, — тут же отозвался Олькуш. — Или окончательно сошел с ума, или стал марионеткой Скверны.

— Неужели все так плохо? — огорчился Алексей. Килиб ему понравился. А после того, как он узнал, что учитель Физической активности помогает слабым, то симпатия сменилась уважением. — А как же третий вариант?

— Это, как говорит уважаемый Мастер Торсун невозможно, — охотно пояснил Олькуш и тут же поправился, — практически невозможно. Знаешь, я как-то сомневаюсь, что у нахватавшегося по верхушкам недомага, недоартефактора, недоинквизитора хватило силы противостоять той сущности.

— А что было в Чертогах на месте темницы Килиба? — неожиданно задумался Алексей.

— Не знаю, — неуверенно ответил Олькуш. — Ауру мага я бы точно заметил…

— Ну, значит сейчас и узнаем, — протянул Алексей, с интересом осматривая трехэтажное здание, к которому они подходили все ближе и ближе.

В прошлый раз от этого места у него остались неприятные воспоминания, но сейчас тюрьма не вызывала вообще никаких эмоций. И если бы Алексей не шел сюда целенаправленно, он бы, скорей всего, и не заметил ее наличия.

«Интересная маскировка, — подумал он про себя, — надо разобраться в принципе построения плетения и взять на вооружение».

— Поторопитесь! — архимаг с целителем уже протиснулись в узкий дверной проем, словно специально созданный для щуплых людей.

— После вас, уважаемый Олькуш, — Алексею было интересно, как полный водник втиснется в проход.

Ги’Дэрека многозначительно хмыкнул и, не сбавляя шага, с легкостью просочился внутрь помещения.

— Хитреж-мухлеж, — проворчал Алексей себе под нос детскую присказку, неизвестно каким образом всплывшую из глубин подсознания, и с невольным сожалением вспомнил отданный Серому перстень Блинка.

— Магистр Ксандр, Мастер Торсун, — отрывистым кивком поприветствовал магов подтянутый Охранитель. — Мастер Дэ’Аквус и студиоз первого курса обучения, Алексей Алый с вами?

— С нами — с нами, — кинул ректор, — Мастер Килиб уже в допросной?

— Э-э, тут такое дело, — замялся Охранитель, — заключенный не реагирует на внешние раздражители, механически выполняя определенный набор действий. Силой вытаскивать его из камеры не стал, принял решение дождаться вас.

— Ну и правильно, — нахмурился Ксандр, озабоченно переглянувшись с целителем, — ведите нас к нему, сержант.

— Знаешь, Алексей, — негромко прошептал на ухо Имперскому магу водник, — если это то, о чем я думаю, то у Килиба появился крохотный до невозможности, но шанс.

— Дай Бог, — пробормотал парень.

Проходы во всем помещении были на удивление узкими, и Алексею приходилось прилагать усилия, чтобы не врезаться в стену плечом, поэтому он и не заметил каким взглядом наградил его Олькуш.

— Дай Бог, — беззвучно повторил водник, с легкостью следуя за Алексеем и не спуская с последнего задумчивого взгляда.


— Сейчас отжиматься закончит, поест и спать завалится на два часа, — Охранитель бросил взгляд на полностью прозрачную с этой стороны дверь. — Потом медитирует сидит, что-то под нос себе шепчет, и снова за физуху принимается. На слова не откликается. А касаться его инструкцией запрещено.

Маги покинули приемную ректора и через открытый целителем телепорт переместились прямо к порогу невзрачного трехэтажного домика на границе Академии.

— Понятно, — протянул Ксандр, подперев спиной некрашеную стену. — Ол, что думаешь?

— Килиб намеренно вводит себя в состояние транса и удерживает себя в нем, — немного помолчав ответил целитель. — Тут нужно лезть ему в голову. Боюсь, без Натали без шансов…

— Мастер Торсун, — ненавязчиво влился в беседу Олькуш, подпирающий стену с другой стороны коридора. — Вы забываете про Алексея. Более, чем уверен, что в ментальном плане он даст фору всем здесь присутствующим, включая меня.

— Даже так? — ничуть не удивился ректор, дежурно хмурясь. — Риски есть?

— Для Алексея — никаких, — покачал головой Олькуш. — Он, на секундочку, прошел сквозь Чертоги Разума, умудрившись вытащить оттуда всех остальных. А вот для Килиба все происходящее сейчас один большой риск. Насколько я понимаю, мальчик создал из себя клетку для остатков Скверны, которая зацепилась за его нутро.

— И долго он так? — ректор неопределенно покрутил в воздухе рукой.

— Если судить по реальному времени, то полгода, если по его внутреннему мироощущению, то Сеть его знает, — поджал губы Олькуш, — год, десять, вечность? Этот парень обменял свою жизнь на добровольное затворничество, щедро расплатившись за безопасность нашего мира. Подумать страшно, чем бы могло все закончится, если эта тварь ударила бы нам в спину во время Вторжения…

— Оружие гарантированного возмездия, — пробормотал Алексей себе под нос, вспомнив советскую систему ядерного удара «Периметр», или, как называют ее в Европе и США — «Мертвая рука».

«А что, похоже, — подумал маг. — Что ядерный апокалипсис, что выпущенная на волю Скверна — от мира и в том и в другом случае живого места не останется…»

— Слишком жестоко даже в случае проигрыша в войне, — покачал головой Олькуш. — Мы бы так не поступили.

— А вот ваши потомки и наши предки, лишившиеся Сети и бóльшей части компетентных магов, вполне могли, — пожал плечами Ксандр. — Я бы так и поступил. Вывел всех оставшихся в живых людей в какой-нибудь соседний мир и оставил бы тем же самым Ксурам подарок, в виде выпущенный на свободу Скверны!

— Лучше иметь дело с Ксурами, чем отдавать свой мир на растерзание Скверне, — не согласился Олькуш. — И хорошо, что Килиб считает также. Поверьте, уважаемый Магистр Ксандр, с той тварью, с которой мы столкнулись в Чертогах, справятся смогли бы только Боги.

— Ладно, — дернул щекой Ксандр. — Какие варианты есть у нас сейчас?

— Думаю, их не так много, — вклинился в беседу целитель, который все это время внимательно наблюдал за своим товарищем. — Либо оставить все так, как есть, улучшив условия заключения Мастера Килиба, чтобы он протянул как можно дольше, либо отправить его порталом в какой-нибудь отдаленный, ненужный, закрытый мир. Убивать его, как я понимаю, бессмысленно.

— Бессмысленно, — согласился Олькуш. — Так же как ипервые два варианта. В первом случае мы перекладываем проблему на плечи потомков…

— А у вас в этом есть хороший опыт, — хмуро перебил водника ректор.

— Во втором — оттягиваем неизбежное. — Олькуш никак не отреагировал на ремарку архимага. — Сожрав тот мир, Скверна или перекинется на другие или найдет возможность вернуться сюда.

— Ну и что в таком случае делать? — несколько раздраженно бросил Ксандр. — Что вы, уважаемый Олькуш Ги’Дэрека, посоветуете, как заместитель ректора по учебной части и научной деятельности?

— Скажите, уважаемый Магистр Ксандр, — Олькуш Ги’Дэрека и не подумал обижаться или как-то по-другому реагировать на сорвавшегося на него ректора. — У вас есть артефакт, именуемый в народе «Перстень души»?

— Загнать эту пакость в перстень и спрятать его куда подальше? — тут же сообразил ректор. — Неплохая идея.

— У меня есть лучше, — улыбнулся Алексей. — Только для начала ответьте на пару вопросов. Правильно ли я понял, что Мастер Килиб как бы создал вокруг своего ума ментальную защиту, не давая Скверне, завладеть его телом и выскользнуть наружу?

— Все верно, — практически одновременно ответили Олькуш и Мастер Торсун.

— Учитывая идею уважаемого Олькуша, мы теоретически мы можем вытащить из Мастера Килиба эту дрянь и упаковать ее в перстень или, скажем… перекинуть на другого мага?

— Именно так, — заинтересовано протянул Олькуш, — только сомневаюсь, что мы найдем такого добровольца… — по лицу водника скользнула тень догадки и его брови грозно сошлись на переносице. — Даже не думай! Я не позволю тебе идти на такой риск!

— И не собирался, — отмахнулся Алексей, — Саня.

— Что Саня? — не понял его Олькуш.

— Точно! — не сдержав охвативших его эмоций, ректор звонко хлопнул себя по лбу. — Вот, что значит сверхнагрузки! Пацан — единственный, кто не попал под ментальное влияние Петро! Да и в приёмной достойно себя проявил. Не будь его, в Чертогах оказались бы мы все…

— Якоря достаточно редко встречаются, — задумался Олькуш. — Из него может получится идеальный антимаг… А что, может сработать!

— Ол, — ректор выразительно посмотрел на целителя.

— Может не будем торопится и подождем до завтра? — неодобрительно покачал головой Олген Торсун. — да и расходников для телепорта у меня осталось не так много, как хотелось бы.

— Ол, — с нажимом произнес архимаг.

— Сейчас буду, — вздохнул целитель с грустью посмотрев на узкий коридор.

Те семь минут, которые отсутствовал Олген Торсун, оставшиеся маги провели в напряженной тишине.

Алексей думал о том, как он примет душ, зароется в системные уведомления, прочитает описание класса «Вольный маг», сделает долгожданный выбор, изучит доставшиеся ему артефакты и распланирует поход по «подсказкам», ведь не зря же Арт ему показал эти места?

О чем думали ректор и Олькуш не знал никто, но если Ксандр смотрел куда-то вдаль, то водник раз за разом сканировал ужинающего Килиба, с особым вниманием рассматривая практически бесстрастное лицо мага.

— О, Лёха! С возвращением! — гибкая мальчишечья фигура ловко выскользнула из узкого прохода и в два шага оказалась около Алексея, повиснув на нем. — Ты как, старина? Ого, как ты отощал-то!

— Саня, — холодный голос ректора должен был приморозить мальчика к земле, но пацан лишь приветливо махнул ректору:

— Здравствуйте, Магистр Ксандр! Мастер Торсун. Мастер… Дэ’Аквус? — Саня на мгновенье замешкался, с удивлением рассматривая водника. — Нас снова ожидает смертельно опасная миссия? — юный студиоз буквально фонтанировал жизнелюбием и оптимизмом. — Я готов! Уроки на завтра сделаны, вечерняя медитация завершена, зубы почищены! О, это что, Мастер Килиб?

Саня уже отлип от Алексея и замер около двери, ведущей в камеру мага.

— Уважаемый Лидо… — заметив, как сверкнули глаза водника, архимаг вздохнул, и устало поправился, — надеюсь, вы, уважаемый Олькуш Ги’Дэрека, найдете убедительные слова, чтобы объяснить всей Академии, куда делся Лидо Дэ’Аквус и откуда появился Олькуш Ги’Дэрека…

— Не извольте в этом сомневаться, — усмехнулся декан факультета Воды.

— Что ж, в таком случае, Мастер Ги’Дэрека, объясните коллегам, что от них требуется.

— Значит так ребят, — сразу же переключился Олькуш. — Мастер Килиб засыпает, и мы заходим в его… апартаменты. Алексей залезает к нему в разум и связывает Килиба с Саней. Ты, — полный палец уткнулся во внимательно слушающего вводную пацана, — выступишь в роли Якоря для Килиба. А ты, — Олькуш перевел палец на Алексея, выжжешь к ксурам все, что есть. Мастер Торсун и я, если что подстрахуем. Вопросы?

— Никак нет, — бодро отрапортовал Саня, всем своим видом показывая, что ради такой мелочи его могли и не будить посреди ночи.

— Нет вопросов, — мотнул головой Алексей, входя в состояние потока.

— Тогда пошли! — Олькуш бросил на Охранителя короткий взгляд и тот тут же подскочил к двери, открывая ее. — Садимся по углам, Магистр, если эта зараза вырвется, вы знаете, что делать.

Ксандр ничего не ответил, но в его руках загорелся багровым огнем неровный кровавый шар.

— Алексей, действуй! — Олькуш аккуратно обошел спящего прямо на полу Килиба, занял свое место в углу, и вскинул руки, заключая комнату в сферу из голубой воды.

Слегка светящиеся ручьи воды бодро побежали по стенам, встречаясь на потолке и на полу комнаты.

Алексей уселся в свой угол и потянулся разумом к сознанию Мастера Килиба.

«Ого! — мысленно присвистнул Имперский маг, стоило ему увидеть, что за полгода постоянной работы создал Килиб. — Эта штука будет покруче всех сейфов вместе взятых!»

Золотое яйцо тускло светилось в груди Килиба, но свет этот был какой-то блеклый… белесый.

«Так, — Алексей послал в Килиба пульс Жизни, проверяя какие участки тела попали под тлетворное влияние Скверны. — Та-ак, практически везде чисто, вот только область груди мне не нравится…»

Отметив краем глаза какое-то волнение на периферии ауры мага, Алексей захлестнул огненной плетью золотое яйцо и вместо того, чтобы расплавить его, дернул на себя, вырывая Скверну, завернутую в золотистую скорлупу ментальных щитов, из груди Килиба.

Маг дернулся на полу, открывая рот в беззвучном крике, но его тут же накрыла исцеляющая волна Олгена Торсуна.

По наитию бросив яйцо Сане, Алексей направил в грудь Килиба ослепительно белый поток истинного Огня.

Пламя радостно рвануло по венам выгнувшегося в спине мага, выжигая всю заразу из тела здоровяка.

Во все стороны от Килиба повалил густой пар, а сам маг завыл от боли.

«Терпи, друг, — мысленно шепнул Алексей, не останавливая струю огня, — еще чуть-чуть!»

Книга следовала мысленным позывам Алексея за мгновенье до их окончательного формирования.

Огненный скальпель стремительно прошелся по грудине мага, срезая подозрительные на взгляд Алексея наросты и отсекая белесые новообразования. Следом за огнем бежала изумрудная прохлада, исцеляя повреждения и уничтожая «лишние детали».

— Еще немного! — проскрипел Алексей, формируя внутри мага огненный скелет и добиваясь полной его синхронизации с Огненной аурой Килиба. — Готово!

Во время операции он неосознанно прикрывал тот участок ауры Килиба, в котором в начале ощущалось сильное волнение. И вот сейчас, закончив очищать тело от заразы, Алексей мысленно потянулся в тот участок, посылая волну поддержки, спокойствия и уверенности.

По крайней мере он сам, будучи в такой ситуации, тоже бы постарался вынести свое сознание как можно дальше от разрастающейся в груди Скверны.

— Сворачиваемся! — прокатился по помещению окрик Олькуша.

Алексей на мгновенье замер, оценивая ситуацию, после чего молча согласившись с оценкой водника, скользнул обратно в свое тело, захлопывая висящую перед ним Книгу.

Мастер Торсун и Олькуш заканчивали магичить над свернувшимся в калачик Килибом, а Саня с интересом рассматривал зажатое в кулаке… яйцо.

— Сань… — голос Алексея предательски охрип, — это что?

— В смысле что? — удивился пацан, на котором скрестились взгляды всех присутствующих в помещении магов, за исключением, пожалуй, Килиба. — Ты же сам мне его кинул?

«Звиздец котенку, — тоскливо подумал Алексей, создавая в руках огненное веретено. — неужто все было зря?»

— Алексей, стой! — крикнул Ги'Дэрека, во все глаза вглядываясь в золотое яйцо. — В нем Скверны… нет!

— Ну да, — непонимающе кивнул Саня. — Мне как Леха его кинул, я сразу же его и почистил. Преотличнейшая заготовка для выпускного артефакта вышла!

— Почистил? — переспросил Олькуш. — А что, так можно было?

И прищурившись, всмотрелся в область над Саниной головой. Брови водника удивленно взлетели вверх, а губы дрогнули, беззвучно что-то прошептав.

— Ну мне никто не сказал, что нельзя, — пожал плечами Саня, тщательно скрывая скользнувшую в голосе иронию.

— Ну да, ну да, — покивал головой уже пришедший в себя Олькуш и обменялся с Олгеном Торсуном быстрыми взглядами. — Неплохая, кхм, работа, молодой человек!

— Подтверждаю, — согласно кивнул целитель.

— Олген, ты? — прохрипел вдруг валяющийся на полу атлет. — А это кто, Лидо что ли?

— Килиб, как ты? — бросился к магу целитель.

— Жить, кхе-кхе, буду, но, похоже недолго… — прохрипел маг, и закончил, срываясь на крик: — Какого ксура вы её выпустили?!

— Её больше нет, а ты, наконец-то, можешь поспать по-человечески! — уверенный голос появившегося архимага успокоил Килиба, и тот без сил уронил голову на пол.

— Коллеги, предлагаю переместиться ко мне в приемную, — взгляд ректора ненадолго задержался на Сане. — Всем здесь присутствующим.

Алексей чуть ли не физически ощутил острое желание Санька пошутить про отбой, но пацан все же удержался и молча кивнул.

— Прошу следовать за мной.

Алексей, механически помог Килибу подняться на ноги и двинулся вперед, автоматически переставляя ноги.

Все мысли мага были заняты словом, которое он успел прочитать по губам Олькуша. И сейчас Имперский маг шел и гадал, показалось ли ему или Олькуш Ги’Дэрека действительно прошептал: «Разрушитель»?

Глава 24

Дальнейшие события Алексей запомнил плохо. После спонтанного, или, наоборот, виртуозно спланированного очищения Килиба, Имперский маг резко почувствовал, что он устал. Исключительно на силе воли добравшись до приемной архимага, Алексей устроился в мягком кресле поудобней и широко зевнул.

Последнее, что он услышал, прежде, чем провалиться в приятную сладость сновидений, было снисходительно:

— Пусть спит…


Сперва Алексею снилась всякая ерунда — Башня Академии в разрезе, шахта вполне себе современного лифта под трехэтажной темницей, в которой держали Килиба. Саня, щелчком пальцев взрывающий одну из трех лун, висящих в ночном небе.

Одна сцена вытесняла другую, каруселью проносясь перед его носом.

Откуда-то из под сердца, там, где бились четыре странных искры, пришло понимание, что этот бесконечный мультик можно замедлить и вглядеться потщательней.

Сначала у него не получалось, и картинки превращались в кашу: танки со знакомым триколором, стреляющие по огромным гориллам; светящийся изнутри старец, вокруг по телу которого плыли горящие руны; яркие точки, перемещающиеся по миниатюрной три-Д карте Порога, которую он видел в кабинете ВрИО республики Цитадели, уважаемого Андрю…

Но спустя какое-то время он приноровился дышать со скоростью карусели, с каждой новой картинкой замедляя дыхание все сильнее и сильнее.

И если первые картинки промелькнули довольно быстро — непривычно высокий полковник, который стоял перед ним и с тревогой смотрел Имперскому магу за спину; рыцари в вороненных доспехах, обступившие высоченного то ли голема, то ли космического десантника; парень в бордовых одеждах идущий по сельской дороге в компании немецкой овчарки…

То последующие удалось более-менее замедлить.

Выдох и он оказался в компании Наты и Костяна. Вот только времени, чтобы хорошенько рассмотреть своих выпускников не было. В данный момент времени Алексей был занят тем, что вцепившиеся в борт падающего дирижабля, истошно орал.

Судорожный вдох и вон уже куда-то бежит вместе с Гаем и Юлием.

— Эти твари бояться огня!

— Я пуст, у меня только две фляги с кислотой!

— Марка бы сюда…

Выдох, и над ним склонился Александр, смотря ему на грудь.

— Скальпель, — выдохнул Темный, а Алексей, не обратив внимания на его слова, уставился на волосы студиоза. Они были не такие длинные как сейчас, и вполне себе темно-русые.

По груди что-то корябнуло и пришла запоздалая мысль: «Скальпель?». Уже на выдохе скосил глаза вниз и увидел аккуратно разрезанную грудину, внутри которой судорожно трепыхалось сердце. Сил на крик уже не оставалось, и Алексей молча моргнул.

Медленный вдох.

Перед ним появился Константин, что-то терпеливо объясняющий богато разодетым вельможам, стоящих по обе стороны от снова непривычно низкого Алексея. В руках аналитик крутил смутно знакомую трубку и, кажется, пытался подстроится под дыхание хмурого мужчины, стоящего слева от Алексея.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, Алексей подстроился под дыхание Константина и принялся слегка кивать в такт его слов. Заметив, что Константин параллельно пытается заякорить моторику своих собеседников на свою трубку, Имперский маг представил, как у него сильно-сильно зачесалось горло и тут же поскреб жёсткую щетину на правой щеке.

Посчитав, что помог Константину достаточно, Алексей довольно моргнул, с предвкушением ожидая следующего клочка сна.

Выдох.

Алексей с предвкушением моргнул и обнаружил себя стоящим на крыше огромного здания, с которого открывался величественный, но мрачный вид на город. Подземный город. Вдали он увидел Олега, улепетывающего от целого десятка горгулий.

Руки сами собой дернулись, создавая плетение ледяного копья, как справа раздался глубокий низкий женский голос:

— Даша?

Машинально повернувшись, он ошарашено уставился на мордочку небольшого дракончика, словно кошка сидящего на каменных перилах.

«Офигеть!» — только и успел подумать Алексей, как желтые глаза с вертикальным зрачком опасно сощурились, а его самого молотом выбило из карусели сновидений.


Судорожно вздохнув, Алексей еще несколько минут лежал на постели, уставившись в потолок. Обычно сны стирались из памяти стоило только ему проснуться, но в этот раз он запомнил все от и до.

А вот что послужило причиной такому изменению в организме, предстояло еще разобраться. Как бы то ни было, вариантов у него было немного. Либо Чертоги, либо ментальное внедрение в сознание Килиба.

«Интересно, а Кромбер сейчас может спать? — вылезла неуместная мысль. — К черту Кробмера! Ну-ка глянем, что у нас с уведомлениями!»

Внимание! Разблокированы отрезки памяти № 5, 18, 27, 30, 48, 57, 73, 78, 81, 97

Внимание! Разблокированы отрезки памяти № 16, 28, 29, 61, 74, 80, 86, 94, 98

Внимание! Разблокированы отрезки памяти № 20, 21, 40, 56, 72, 79, 82, 90, 96

Внимание! Обновлен статус задания: «Вы разбудили не того».

Обитатель Колодца времен покинул свою темницу.

Отношение Обитателя Колодца времен к вам: Интерес.

Обитатель Колодца времен нашел новый дом.

Обитателю колодца времен присвоено имя: Скверна

Скверна потеряла свой дом.

Скверна потеряла статус Божественной сущности

Отношение Скверны к вам: Ненависть.

2 из 3 миньонов Скверны уничтожено



— Вот черт, — зло ругнулся Алексей. — Не добили. Попробуй сейчас, найди ее! Ладно, передам информацию ректору. Что там дальше?

Внимание! Индивидуальное задание: «Помощь незнакомцу» обновлено. После того, как артефакт будет собран, портал будет создан незамедлительно.

Награда: неизвестно

Временное ограничение: учебный год

— Так, четки, — пробормотал Алексей. — По идее, раз я не смог достать их из Чертогов, то придется еще раз навестить Башню. Интересно, обычная верёвка подойдёт для четок или нужна какая-то специальная? М-м-м, нет, артефакты оставим на десерт!

Переборов себя, он отложил в сторону все полученные им артефакты. Богато украшенный амулет Лидо, Деревянную трубку, дающую фиолетовый дым, Диадему из черного серебра, которую он и не подумал вытаскивать из матового куба, тяжеленькую Фигурку обсидианового пьедестала, Накопитель магической энергии, с 9999 магическими единицами из 10000, Амулет Лар’Тарго — желтый топаз в слегка оплавленной оправе, внутри которого клубились тысячи искр, Кинжал «Клык Руска», оставленный в наследство Петро, и три шестируких пешки Имперского шахматного набора.

— Ну наконец-то! — прошептал Алексей, разворачивая отложенное системное уведомление:

Внимание! Все заблокированные достижения разблокируются!

Все приобретенные на Полигоне характеристики восстанавливаются.

Разблокировка навыков…

Выполнено.

Разблокировка заклинаний…

Выполнено.

Частичная разблокировка памяти…

Выполнено.


Прислушавшись к своим ощущениям, он четко понял, что действительно помнит практически все, и с легкостью может открыть портал на любой стихийный план. Не удержавшись, он еще раз перечитал разблокированные достижения, для получения которых он работал денно и нощно.

Внимание! Вы достигли единения с Огнем!

Иммунитет к заклинаниям на базе Огня 90 %!

Сила всех огненных заклинаний увеличена в два раза!

Количество манны для создания плетений увеличивается в (Воля/Интеллект) раз.

Вам доступен портал на план Огня (раз в месяц, отношение: неприязнь)

Вам доступен вызов Младшего Элементаля (Проверка на Интеллект и Мудрость)

Вам доступен вызов Старшего Элементаля (Наличие Книги Огня)

Вам больше не нужны спички. Где бы вы ни находились, вы можете одним щелчком пальцев вызвать огонек.


Внимание! Вы достигли единения с Воздухом!

Иммунитет к воздушным заклинаниям увеличен на 90 %!

Сила всех воздушных заклинаний увеличена в два раза!

Скорость создания плетения уменьшается в (Воля/Интеллект) раз.

Вами получено приглашение от Старшего Элементаля посетить план Воздуха (раз в месяц, отношение: заинтересованное)

Вам доступен вызов Среднего Элементаля Воздуха (Проверка на Интеллект и Мудрость)

Вам больше не нужен веер. Где бы вы ни находились, вы можете одним щелчком пальцев вызвать легкий ветерок.


Внимание! Вы достигли единения с Водой!

Иммунитет к заклинаниям на базе Воды 90 %!

Длительность всех водных заклинаний увеличена в два раза!

Шанс критического удара увеличивается в (Воля/Интеллект) раз.

Вам доступен портал на план Воды (раз в месяц, отношение: симпатия)

Вам доступен вызов Младшего Элементаля (Без проверки на Интеллект и Мудрость)

Вам доступен вызов Старшего Элементаля (Наличие Грааля)

Вам больше не нужна фляга. Где бы вы ни находились, вы не умрете от жажды.


Внимание! Вы достигли единения с Землей!

Иммунитет к заклинаниям на базе Земли 90 %!

Мощь всех защитных земляных заклинаний увеличена в два раза!

Количество маны для создания плетений увеличивается в (Воля/Интеллект) раз.

Вам доступен портал на план Земли (раз в месяц, отношение: симпатия)

Вам доступен вызов Младшего Элементаля

Вам доступен вызов Старшего Элементаля (Наличие Цепи)

Вам больше не нужен кладоискатель. Где бы вы ни находились, вы можете одним щелчком пальцев обнаружить как подземный водоем, так и полости в толще земли, а может быть даже и драгоценные металлы.


— Это что? — довольно пробормотал Алексей, с удовольствием чувствуя, как по всему телу разливается Сила, а под сердцем пробуждаются от долгого сна стихии. — Я теперь, хе-хе, имба?

Он потянулся вниманием к себе под сердце. Полный собственного достоинства и величия кристалл с острыми гранями. Жаркая искра, то и дело разгорающаяся до огонька. Юркая молния, распространяющая вокруг себя свежесть. И гибкая капля, надежно скрепляющая остальные стихии. Она обволакивала острые грани кристалла, вставала непреклонной преградой на пути разгорающегося огонька, успокаивала непоседливую молнию.

— Имба, — расплылся в улыбке Алексей.

После чего поднялся с кровати, мельком оглядев свою комнату в поместье Чжо, аккуратно положил трубку на стол и поклонился ей в пол.

— Спасибо, наставник! — Алексей коснулся пальцами половиц. — Если бы не Чертоги, в моих руках оказалась бы великая сила… Но после Чертогов, где я, наконец-то, нашел себя, убрал все свои детские ограничения и самскары, и выставил свои личные границы… Я сам стал силой!

И он с силой сжал кулак, наслаждаясь безграничным океаном мощи, бушующим внутри, и счастливо рассмеялся.

Оставленная на столе трубка неожиданно упала на бок, выдохнув из себя фиолетовый дымок, который на секунду принял образ персикового дерева.

— Понял, — азартно улыбнулся Алексей, — скоро буду.

Он бережно подхватил трубку и убрал ее в Инвентарь.

— Но сначала мне нужно определиться с выбором, который кроме меня никто не сделает!

Наскоро просмотрев свои основные характеристики, он остановился на вкладке «Класс».

Имя: Алексей Алый

Класс: Имперский маг

Состояние здоровья: хорошее

Основные характеристики:

Сила — 8 (8,5)

Выносливость — 10 (10,9)

Интеллект — 14 (14,5)

Ловкость — 9 (9,4)

Мудрость — 12 (12,1)

Харизма — 9 (9,7)

Воля — 12 (12,9)

Скрытые характеристики:

Стойкость — 4

Удача — 2

«Не много ли Интеллекта вышло? — задумался Алексей, с любовью рассматривая цифру «14», — не то, что я против, просто интересно…»

Он открыл архив уведомлений и на некоторое время погрузился в увлекательный процесс просмотра достижений.

— Так, — пробормотал он себе под нос, — Изначально было 8 и 4 заблокировано, девятую единицу получил после практического занятия с Чжо и Петро:

Внимание! Ваша способность подмечать детали и анализировать поступки и события позволили вам понять чрезвычайно важную вещь. Вы увеличили вашу базовую характеристику Интеллект на +1. Текущее значение: 9

— Десятую, после закрытия протокола «Кронос»:

Внимание! Вы нашли предателя, стремящегося нанести умышленный прямой урон разумным существам. Награда: постоянный доступ к временным пакетам «Пытливый взор», «Эмпатия», «Дознаватель».+1 к Интеллекту. Текущее значение: 10. Достигнут промежуточный кап, выбран дополнительный навык:

Магический пульс (пассивный)

— А нет, все верно, четырнадцать единиц Интеллекта. Интересно, будет ли какой-нибудь бонус после пятнадцати? — Алексей задумчиво уставился в стену. — Было бы неплохо получить еще одну плюшку. Кстати о плюшках! У меня же еще несколько характеристик десятку перевалили!

Не откладывая дела в долгий ящик, он вызвал оставшиеся уведомления:

Внимание! Текущее значение Выносливости: 10. Достигнут промежуточный кап, выберите дополнительный навык:

Стальные кости (пассивный)

Регенерация (пассивный)


Внимание! Текущее значение Мудрости: 12. Достигнут промежуточный кап, выберите дополнительный навык:

Мудрость веков (активируемый)

Пронзительный взгляд (пассивный)


Внимание! Текущее значение Воли: 12. Достигнут промежуточный кап, выберите дополнительный навык:

Независимый (пассивный)

Стальная воля (пассивный)


— Ну пойдем по списку, хотя вроде все и так интуитивно понятно. Так, Стальные кости — увеличивает крепость костей в несколько раз. Хм, в принципе полезно. И если бы я планировал биться в рукопашку, наверное, ее бы и выбрал, но маг и рукопашный бой у меня в голове как-то не сочетаются… Поэтому нет. А вот Регенерация… — Алексей прочитал описание, — «Для полного восстановления необходимо только время». Интере-есно. Должно быть в арсенале каждого уважающего себя попаданца!

Выбрав навык, Имперский маг почувствовал, как по телу пробежала невидимая волна, от которой сначала бросило в жар, а затем в холод.

— Зато теперь не придется тратить ману, чтобы залечить случайную ранку, — хмыкнул Алексей, разворачивая следующее уведомление. — Что там у нас дальше? Мудрость веков — возможно определить скрытые свойства любого предмета. Ого, это… полезно.

Алексей на секунду представил, что было бы, если б он изначально знал свойства своего Имперского доспеха.

— Да, определенно полезно. Жаль только, что тут градация идет… Ага, обычный — раз в день, необыкновенный — раз в неделю. Редкий — раз в месяц, уникальный — раз в два месяца, эпический — раз в четыре месяца. Мифологический — раз в полгода, божественный — раз в год. Мда, какому-нибудь торговцу артефактов бы пригодилось…

Он скептически хмыкнул и посмотрел на описание Пронзительного взгляда.

— М-м-м, «Владелец данного навыка видит больше системной информации». Знание — сила. Беру однозначно!

Его взгляд задержался на аккуратно сложенных на кровати артефактах, но Алексей усилием воли подавил жгучее желание всмотреться в предметы. Артефакты — на потом!

На глазах на секунду появилась пелена, которая спала, стоило Алексею хорошенько проморгаться. Ему показалось, или мир действительно стал немного четче? Он всмотрелся в последнюю вкладку с капом.

— Тэкс, чем с нами поделится Воля? — он раскрыл описание навыков и с удивлением заметил появившуюся приписку:

Внимание! Текущее значение Воли: 12. Достигнут промежуточный кап, выберите дополнительный навык:

Независимый (пассивный, необыкновенный)

Стальная воля (пассивный, уникальный)

— Зеленый, я так понимаю, это рекомендация Сети, согласно моего текущего статуса, — прищурился Алексей, — что там по описанию? Независимый — «Влияние власть имущих нивелируется, если уровень вашей Воли выше уровня Харизмы собеседника». Интересно, но вряд ли актуально для меня, учитывая повышенную ментальную стойкость.

Алексей пожал плечами — не рыба не мясо. Был бы он королем или «власть имущим», было бы полезно, а так… Он раскрыл описание последнего навыка.

— Хм, Стальная воля. «Никто не сможет использовать вас в темную. Даже Сеть. Отныне вас нельзя «вести», только предлагать варианты, полностью полагаясь на ваше и только ваше решение». Ого! вот только сразу возникает вопрос — а надо ли такое счастье?

Он вспомнил, как благодаря хлебным крошкам, раскиданным по Порогу, он смог восстановить Сеть, и из недоучки, нахватавшегося по верхам, превратиться в настоящего мага. Да и артефакты, которые планомерно всплывают у него на пути. Сначала Цепь, подаренная Королем в Зале славы, потом магический накопитель. Книга Огня, которая проделала долгий путь, чтобы попасть из королевской сокровищницы Крепости в Академию Цитадели… А Грааль, к которому рука сама потянулась? Где бы он сейчас был, если бы Сеть его не вела все это время?

Сильным и независимым легко быть только в мечтах. На деле ни один форточник, каким бы крутым он ни был, ничего не сможет противопоставить серьезной организации. Если только уходить в подполье и пакостить по мелочи…

Алексей бросил взгляд на матовый куб с лежащей в нем диадемой. К гадалке не ходи — артефакт непростой. Хочет ли он сам становиться на непростой путь власть имущих? Взять ответственность за каждую секунду своей жизни, взять ответственность за свои решения и что самое главное, ответственность за других?

«Нет, не хочу, — сам себе ответил Алексей. — Мне нравится магия. Нравятся приключения. Нравится быть частью чего-то значительного. Но становится каким-нибудь королем Порога… Упаси Боже! Со своими желаниями и хотелками бы разобраться!»

Еще будучи учителем, он пытался насильно привести учеников и некоторых коллег в светлое будущее, но раз за разом терпел крах. Мучился, злился, расстраивался по этому поводу. Пока однажды до него не дошло: Можно насильно притащить лошадь к водопою, но заставить ее напиться — нет.

Как только он это понял, пазл сложился: не нужно никому ничего навязывать, нужно для начала изменить себя и самому жить согласно своим представлениям о светлом будущем. Не насильно светить окружающим в глаза, а мирно и спокойно светиться изнутри. И тогда те люди, которым импонирует твой образ жизни, сами к тебе потянутся.

Может ли так сделать король? Вряд ли. Всегда будут недовольные и люди, искренне верящие, что им должны все вокруг.

Алексей внимательно перечитал описание Стальной воли.

«Всю жизнь жить по чей-то указке — не вариант, — подумал он. — Да, впереди война и остаться для всех белым и пушистым не получится при всем желании. К тому же я уже сделал свой выбор в Чертогах! — он вспомнил свой выбор между двух Алексеев — рефлексирующего мямлю-интеллигента и спокойного, уверенного в себе мужчину.

— Отныне и вовек, — он посчитал нужным произнести эти важные слова вслух, — я беру ответственность за свою жизнь. Я и только я — причина моих успехов и неудач. Я и только я принимаю все решения — плохие и хорошие. Моя жизнь — это мой осознанный выбор. Да будет так!

Никаких внешних эффектов не произошло, но в груди поселилась твёрдая уверенность, что он все сделал правильно. Так, как сам того хотел.

Выбрав Стальную волю, Алексей вывел перед собой последнее уведомление Сети, с которым ему предстояло разобраться:

Внимание! Доступна смена класса на: Вольный маг. Принять? Да/Нет

Глава 25

Имперский маг — попытка имперских учёных, взяв лучшие методики всех школ и стремясь достигнуть недостижимого идеала прошлого, воспетого в легендах древних, создать идеального мага — Мага Воли (Вольный маг). Имперским магом может стать только сильный духом и телом человек, посвятивший свою жизнь самопознанию и отшлифовке своего дара. По задумке ученых империи, имперским магом может быть только развитая во всех сферах гармоничная личность (значение всех параметров, кроме интеллекта, должно быть минимум 6). Особенность класса заключается в том, что сила магии, магический резерв, скорость заклинания и мана-поток (регенерация маны) зависит от одного параметра — Интеллект. Без многолетней подготовки и усовершенствования тела по методике Имперской башни магов — стать имперским магов невозможно. Имперские маги, как и прочие воины Империи подчиняются Императору.

— Этот Пронзительный взгляд уже окупился, — протянул Алексей, с интересом рассматривая невидимую до этого приписку. — Знание — сила, факт!

Он в последний раз бросил взгляд на описание класса Имперского мага и посмотрел на описание Вольного мага:

Вольный маг — Несокрушимая воля магов — основа их могущества. Сила и Воля помогли магам древности отстоять независимость Порога. И Сила была результатом их труда, тогда как причиной стала именно Воля. Вольным магом может стать любой человек, но не каждый посмеет. Философия Вольных магов одновременно и проста, и сложна. В основе могущества мага лежит Воля чародея. Твердое намерение. Чем выше Интеллект мага, тем сильнее получится заклинание. Чем выше Мудрость, тем быстрее получится его создать и устранить погрешности плетения. И только высокая Воля позволит не просто следовать установленным правилам, но изменять их или даже создавать новые. Также Вольные маги хоть и уважают личностей, достигших успеха, но скептически относятся ко всем авторитетам. Вольных магов нельзя принудить к чему бы то ни было. Приказывать Вольным магам — бесполезно. Их решение — только их решение. В какой-то момент Вольный маг понимает, что ему скучно и тесно в своем мире и он без сомнений отправляется в путешествие по другим мирам. И рано или поздно любой Вольный маг приходит к пониманию, что процесс важнее результата. Чем больше опыта набирается Вольный маг, тем непривязанней он становится. Вольные маги высоко ценят Свободу, Красоту и Любовь.

— Мда, понимай, как хочешь, — хмыкнул Алексей, несколько раз перечитав громоздкое и не шибко конкретное описание класса. — Но внутри — отзывается.

В принципе, можно было попросить совета у Арта Скала или попробовать через сон связаться с Цитом и проконсультироваться у ра-рарога. Но Алексей чувствовал, что этот выбор ему нужно сделать самому. Без оглядки на кого бы то ни было.

«Кстати, почему, интересно, Сеть ни словом не упомянула про мои сны? Я более, чем уверен, что это не просто грёзы… Ведь я каждый раз смотрел на собеседника с разной высоты! Значит… я каким-то образом вижу чужими глазами. Единственный вопрос — какие события мне показываются — прошлое, настоящее или будущее?»

Раздумывая между делом о своих сновидениях, Алексей еще раз пробежался глазами по описанию класса, особенное внимание уделив полупрозрачным пометкам и, окончательно приняв решение, подтвердил свой выбор.

Внимание! Вы отринули проторенные дорожки и решили прокладывать свой собственный путь. Но даже самым независимым магам требуется помощь старших и поддержка равных. Для получения интересующей вас информации обратитесь в Братство Вольных.

— Если оно еще существует… — скептически поджал губы Алексей. — У Арта спрошу.

Удостоверившись, что ограничений Имперского мага у него больше нет, новоиспеченный Вольный маг довольно улыбнулся и подошел к груде артефактов.

Взяв в руки увесистую Фигурку обсидианового пьедестала, он прочитал появившееся описание:

Малая резервная Стела

Свойства: Переноска II уровня: скрадывание веса и размера

Немного подумав, убрал в Инвентарь — мало ли, в будущем пригодится.

В его голове сразу же пронеслись картинки его будущего дома — гостиная, библиотека, рабочий кабинет, совмещенный с лабораторией. Собственная портальная сетка в подвале и место Силы с установленным сверху пьедесталом. Не хватает только красавицы жены и детей…

«В общем, такая корова нужна самому! — подумал Алексей. — Кстати интересно, эта Стела будет работать на земле?»

Зажмурившись от нахлынувших перспектив, он с благодарностью вспомнил Серого, который чуть ли не прямым текстом дал ему руководство к действию, и потянулся к следующему артефакту.

Побаюкав в ладонях:

Накопитель магической энергии 9999/10000

требуется для создания портала в мир № 3-НМ

Прочность: 99 %

Вес: 0,1

Алексей также убрал его в Инвентарь.

Сейчас, пожалуй, он один из немногих, кто знает истинную стоимость этих накопителей. А значит нужно всеми силами пополнить запас этих стратегически важных компонентов для создания порталов в другие миры.

«Думаю после того, как я поделюсь частью накопителей с нашим государством, систему образования все же поменяют в соответствие с моими рекомендациями… Ха-ха. Мечты!»

Следующим по счету шел амулет Лар’Тарго, причем он так и назывался:

Амулет Лар’Тарго

ключ

Этот желтый топаз в поплывшей оправе притягивал к себе взгляд, завораживая медленным танцем тысячи искр.

«Если это ключ от личной сокровищницы его папаши, я станцую джигу на центральной площади Цитадели! — злорадно подумал Алексей. — Нет, ну от банковской ячейки тоже сойдет!»

Топаз отправился в Инвентарь, а Алексей взял в руки нож Петро.

Оружие ближнего боя: кинжал «Клык Руска» Дополнительный урон ядомСвойства: «Кровоточащие раны», «Рваная рана», «Парализация», «Онемение». Пьет жизнь своего владельца

— Ого, а ножичек-то не так-то прост, — усмехнулся Алексей, с опаской, двумя пальцами, берясь за костяную рукоять. — Отдам мастеру Барку! Он оценит.

Следующий артефакт Вольный маг разглядывал с любопытством. Взгляд сам прикипал к трем шестируким пешкам.

Дворцовый набор «Шахматы Императора»

*развернуть историческую справку*

— Ну давайте почитаем… — протянул Вольный маг, разворачивая справку.

Великие воины прошлого, родом из других миров, честью и правдой служившие Империи принесли клятву вечной верности Императору. Легенды гласят, что только Император сможет собрать все до единой фигурки, раскиданные врагами Империи по другим мирам, и вернуть их к жизни. В противном случае срок вызова воинов зависит от силы владельца и не может превышать трех минут. Маги Древности обещали Императору, что как только игровая доска окажется в его руках или руках его наследников, само мироздание поможет шахматным фигурам занять на ней свои места.

Набор состоит из: десять (2/10) шестируких големов — стражей Императорской сокровищницы.??????????????????????

«Да уж, — невесело подумал Алексей, убирая фигурки, — это будет тот еще квест… Вот только вряд ли мой».

Матовый куб он открывал с опаской. Слишком свежо в памяти было то чувство властности и величия, которым так и несло от диадемы. Где-то на краю сознания закопошился робкий червячок сомнений — а вдруг он захочет водрузить ее себе на голову? Испытать пьянящее чувство власти, с головой окунуться в борьбу за верховенство монархии имени себя, заняться экономическими вопросами и администрированием.

«Да ну к черту! — возмутился Алексей, — наелся я этим администрированием и экономическим развитием еще в школе! Тысяча учеников и полсотни учителей вроде немного, но максимум, чего я добился за год — за неделю до выборов кусок дороги перед школой заасфальтировали, да калитку железную поменяли. И то — поставили в аккурат напротив вечной лужи… Заходишь на территорию школы и бочком-бочком. Не-ет, мне власти не надо. У меня другое понимание о счастливой и интересной жизни!»

Избавившись от наваждения он открыл куб и, не обращая внимания на шибанувший по мозгам ореол властности, всмотрелся в описание:

Диадема Императора

???

Настанет время, и она сама найдет своего хозяина

— Понятно, что ничего не понятно, — поморщился Вольный маг, с трудом прочитав малоинформативную приписку, и с облегчением захлопнул крышку матового куба, после чего посмотрел на оставшийся в одиночестве артефакт. — Посмотрим, чем Лидо Дэ’Аквус нас порадует.

Он с невольным трепетом взял роскошный амулет в руки, с восхищением разглядывая виртуозную работу. Неизвестный мастер создал поистине шедевр — невесомая серебряная вязь окружала девять крупных разноцветных камней. Алексей не знал, как мастер смог добиться такого эффекта, но его не покидало чувство, будто из глубин космоса на него смотрят девять планет.

Наваратна

+1 к каждой из основных характеристик + 1 к каждой из двух дополнительных характеристикДоступная скрытая возможность взять класс: "Астролог" Принять? Да/Нет

— Вот это навык! — Алексей с любовью посмотрел на «Пытливый взор». — Мудрость однозначно недооценена!

Астролог — Только личность, достигшая совершенства на четырех уровнях — физическом, духовном, социальном и интеллектуальном имеет возможность выбрать данный класс. Особенность класса — любой разумный может получить данный класс в любое время при осознанном желании и удовлетворении минимальных характеристик.

— Вот почему так всегда? — Алексей с укором посмотрел на амулет. — То ничего-ничего, то бац, и глаза разбегаются! Ладно, отложим до лучших времен. Иметь в своей команде Астролога — лишними не будет.

Команда… Мечта многих, цель единиц. И если он действительно хочет открыть свою школу волшебства, то лучшего места для создания команды, чем Академия магии не найти.

К тому же пообщавшись с Олькушем Ги’Дэрека, он всерьез задумался о своем собственном роде. Ну или для начала клане.

«Может быть действительно девушку себе найти?» — неожиданно для него самого всплыла спонтанная мысль.

Последние лет семь-восемь он избегал всяческих отношений с противоположным полом. Как писал один из классиков — «На время — не стоит труда…». Как-то нечестно было в его понимании встречаться с девушкой только для того, чтобы временно удовлетворить свои потребности. Если уж признаваться кому-нибудь в любви — то на всю жизнь! А к этом Алексей пока не был готов.

Сутками пропадая на работе, используя все свое свободное время, чтобы создать финансовый фундамент для будущей семьи, он понимал, что если у него и появится девушка, то практически тут же пропадет. Какая бы любовь между ними не вспыхнула, тяжело любить на расстоянии, а график у Алексея был строго расписан на несколько лет вперед.

И как только любовного толка мысли начинали лезть в его голову, он тут же «включал» верную мантру:

«Первым делом, первым делом самолеты. — Ну, а девушки? — А девушки потом!»

«Да и вообще, — подумал Вольный маг, проверяя, все ли дела он закончил, — какой смысл заводить отношения перед войной? Это же эгоистично. Вдруг убьют тебя на фронте, а любимая мучиться будет… страдать. Не знаю! Сложно это. И вообще, всему свое время!»

Успокоив себя нехитрой агиткой, Алексей осмотрел свою комнату, посмотрев на стену, на которой до сих пор находилась сеть его рассуждений.

«Интересно, какой вообще сегодня день и что у нас по расписанию? — подумал Алексей, спускаясь на первый этаж. — Надо в Сети покопаться. Но сначала — завтрак! А лучше завтрак и обед!»

Выйдя с лестничного пролета, он по привычке бросил взгляд направо — в пустую гостиную, и повернул налево — на кухню.

— Доброе утро! — громогласно поприветствовал его Чжо, не отрываясь от стряпни, — Выспался, соня?

— Доброе, — хмыкнул Алексей, который никак не ожидал встретиться с деканом Радужного факультета, — Как дела?

— Хах! — Имперский маг на секунду оторвал взгляд от разделочной доски, на которой он шинковал фрукты, и посмотрел на Алексея. — Как тебе сказать? Вкратце или развернуто? Пей пока вот этот сок, — Чжо кивнул на глиняный кувшин. — Я как раз заканчиваю. Допьешь и сядем кушать.

— Для начала вкратце, — решил Алексей, садясь на высокий табурет и наливая себе стакан сока. — Чтобы сформировать общее впечатление.

— Хорошо, — пожал плечами Чжо, ссыпая желтую мякоть неизвестного фрукта, по запаху напоминающего манго, в глубокую стеклянную салатницу. — Первые полгода были самые тяжелые. Преподавателей не хватало, пришлось импровизировать. Сейчас несколько старшекурсников уже вполне себе уверенно делятся знаниями с первашами. Причем одного из них ты знаешь. Кром с факультета Земли. Спустя месяц после… хм, вашей комы, он сдал экзамены на должность младшего преподавателя и уже полгода как официально числиться наставником.

— Кром, — кивнул Алексей, — помню его, у него была закладка на ненависть к Огню и имя почти точь-в точь как у Кромбера.

— Мало кто из студиозов решится назвать Мастера Терраниуса просто Кромбером, — улыбнулся Чжо, виртуозно снимая кожицу с зеленого плода, — но да, ты прав, имена у них похожие. — Имперский маг на несколько секунд прервался, подбирая слова. — Ты знаешь, Алексей, так даже лучше получилось. Старшекурсники подавали материал без всяких там методик и психологии, но с душой и огоньком! Оказывается, они лучше нас знают, чем лучше всего заинтересовать молодежь и как поддерживать интерес к предметам.

Чжо недоверчиво покачал головой.

— Да и нейтрализация ментальных закладок ой как помогла! Студиозы, поняв, что у них получается то, что не давалось им несколько лет, с небывалым рвением приступили к учебе. Не последнюю роль тут сыграли и мои ребята, — с гордостью добавил маг. — Ты же в курсе, что помимо преподавателей в Чертогах были и студиозы?

— В курсе, — поморщился Алексей, с неприязнью вспоминая белесую муть Чертогов. — Как там твой Майо?

— Хорошо, — улыбнулся Чжо, успешно скрывая тревогу, мелькнувшую во взгляде. — Даже умудрился парочку достижений оттуда притащить.

— Волновались за него?

— Волновались — не то слово, — покачал головой маг. — Брюс чуть с ума от горя не сошел…

— Но ты вовремя направил его на пусть истинный? — уточнил Алексей.

— Да, — расплылся в улыбке Чжо. — Он так погрузился в учебу, что неожиданно для себя получил единицу Интеллекта, представляешь?

— «Академия — лучшее место для личностного роста. Тут созданы все условия для увеличения базовых характеристик» — Алексей с улыбкой процитировал слова Олькуша Ги’Дэрека.

— Именно! — глаза Чжо загорелись. — Мы по старинке забивали голову студиозам формулами плетений, привыкнув к тому, что еще в прошлом году не было никакой Сети и единственный способ вырастить мага было абсолютно точное повторение плетений! Но сейчас же Академия действительно помогает, подкидывая одно задание за другим.

— Я так понимаю сила заклинаний Брюса возросла? — уточнил Алексей, не давая Чжо растечься мыслью по древу.

— Возросла, — довольно кивнул Чжо, — и он в первый раз выиграл дуэль! Сам понимаешь, после этого его, конечно, враз Ков’Альдо с небес на землю спустили, но пацана было уже не остановить. А глядя на него и остальные принялись впахивать. А потом Олген Михаила ночью поймал тренирующимся в спортивном зале. Это, конечно не афишировалось, и как бы до сих пор тайна, но все студиозы пронюхали об этом на следующий же день. Кто-то, конечно, только пальцем у виска покрутил, но большинство с азартом включились в гонку за личное могущество.

— План удался? — улыбнулся Алексей.

— На все сто, — довольно кивнул Чжо. — Сейчас во всей Академии нет ни одного студиоза, который во время отдыха валяется на своей кровати или плюет в потолок. Я тебе больше скажу. Кром, Марк, Куро, Саня и еще несколько ребят, включая двух старшекурсников объединились и почти постигли суть вулкана!

— Ого, — удивился Алексей, — впечатляюще!

— Ты еще Турнир не видел!

— Турнир… уже прошел? — неожиданно для себя Алексей расстроился. — Давно?

— Пару месяцев назад, — пожал плечам Чжо, убирая нож. — Все, кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста!

— Жаль, — протянул Алексей, принимая протянутые Чжо деревянные палочки, — у меня были планы на этот Турнир.

— Не смеши меня, Алексей, — хмыкнул Имперский маг. — Ты серьезно хотел побороться за первое место с мелкими?

— Ну… Были планы, — смутился Алексей, аккуратно подхватывая палочками сочную мякоть неизвестного фрукта. — Бонусы лишними не будут! Кто хоть победил-то?

— В личном зачете первое место взял Михаил. Цезарь — второе. Саня — третье. Ты бы видел, как местные возмущались! Первые три места и все у форточников! Арчи чуть-чуть не хватило, чтобы в тройку войти.

— А Александр? — жадно уточнил Алексей, отметив про себя успех медлительного студиоза с факультета Земли. — Марк?

— Александр не участвовал. Он все больше в библиотеке зависает, да с Мастером Самди в лаборатории пропадает. И Марк не участвовал. Парень — вундеркинд. Он первым в Академии сумел открыть портал на план Огня и сейчас они с Барком работают над каким-то мощным артефактом.

— Вот как, — с невольным сожалением протянул Алексей, не забывая отдавать должное восхитительному фруктовому салату. — А командный зачет? Пилас?

— Команда Марка — первое место, команда Крома — второе, команда Сэнди — третье. А Пилас будет на следующей неделе.

— Почему? — если Алексей все правильно понял, то уже шел третий месяц второго полугодия и для того, чтобы задержать чемпионат по Пиласу на два месяца требовались серьезные причины.

— Дэнис ван Игнис настоял. Чемпионат по Пиласу без Мастера Килиба…сам понимаешь.

— Понимаю, — согласился Алексей, с небольшим сожалением отодвигая от себя опустевшую тарелку, — я так понимаю команду уже сформированы?

— Правильно понимаешь, — хмыкнул Чжо. — Доел?

— Доел.

— Ну пойдем, тогда, в гостиную, у меня для тебя небольшой подарок, а потом на Арену. Там для тебя приготовлен небольшой сюрприз. И желательно уложиться до обеда. Парни будут рады тебя видеть. Почти каждый день в гости приходили!

— Пойдем, — согласился Алексей, которого в большей степени порадовала новость о предстоящем обеде, чем о подарке, а грядущий сюрприз на Арене заставил насторожиться. — Надеюсь мне не придется драться с тобой или, хе-хе, с ректором?

— Не могу сказать, — загадочно улыбнулся Чжо, выходя из-за кухонной стойки. — Это же сюрприз!

Глава 26

В гостиной Алексея ждало серебряное блюдо, стоящее на обеденном столе, на котором лежала перевязанная красным бантиком кожаная тряпка.

— Серьезно? — скептически уточнил Вольный маг, не спеша подходить к «подарку».

— Ты в руки ее возьми для начала, — не смутился Чжо, — а потом уже возмущаться будешь.

Алексей хмыкнул и поднял перед собой руки в примиряющем жесте. Подойдя к тряпке, он взял ее в руки и, прищурившись, прочитал появившуюся надпись:

К ожаный капюшон Имперского мага (специализация: Воздух). Скрытое свойство: пассивная защита от стрел. Стоимость: 1 % манапотока

— Щедрый подарок, Чжо! — воскликнул Алексей, пытаясь приладить капюшон к воротнику своего доспеха.

— Обычный, — улыбнулся Имперский маг, наблюдая за мучениями Алексея. — Просто надень его на голову.

Стоило только Алексею последовать совету Чжо, как края капюшона намертво прилипли к доспеху:

Желаете осуществить привязку кожаного капюшона?

Стоимость: 1 % манапотока. Да/Нет Пассивная защита от стрел. Стоимость: 1 % манапотока. Да/Нет

— А куда деваться, — буркнул Алексей себе под нос. — Желаю. Дважды!

— Дважды? — тут же отреагировал Чжо, расслышав его бормотания.

— Да потом, — отмахнулся Алексея, довольно просматривая появившееся системное уведомление:

Внимание! Привязка кожаного капюшона Имперского мага (специализация: Воздух) осуществлена.

Свойства:+2 % к силе воздушных заклинаний,+4 % сопротивление к воздушным заклинаниям+2,5 % к скорости создания заклинанийАктивирована пассивная защита от стрел

— По пути расскажешь, — Чжо подмигнул Вольном магу и первым шагнул в сторону двери.

Пока маги шли до Арены, Алексей рассказал декану радужников о полученном навыке и помог Чжо активировать скрытые возможностей доспеха. У Имперского мага оказался брат-близнец доспеха Алексея, вот только знак «ॐ» был не золотисто-алый, а ярко-голубой.

Причем Чжо ничуть не расстроился повышенному манапотреблению.

— Поверь, Леш, — идущий рядом Чжо аж светился от радости. — Скорость восстановления манапотока ничто по сравнению с пассивной защитой от стрел, пятидесяти процентным шансом отклонения колющего удара, и самое главное — ускорением бега!

А уж возможность делить пропущенный удар на всех Имперских магов, включенных в твою группу — это вообще, я считаю дар небес! Тебе срочно нужны как минимум штаны и наручи!

— Да у меня вроде свои штаны есть, — попробовал было отшутиться Алексей.

— Дурак ты, парень, — разозлился Чжо. — Не видел еще просто как твои товарищи под огнем вражеских магов горят! Нет времени гордость свою показывать. Раз полный комплект дает такой шанс, за него нужно всеми руками хвататься я считаю!

— Ты прав, Чжо, — ответил Алексей. — Это я до сих пор под эйфорией нахожусь, наверное. Знаешь, такое чувство — что море по колено…

— Знаю, — тяжело вздохнул Чжо. — Но насчет доспеха я не шучу. Зайди после ужина к нашему новому коменданту — оставь заявку на штаны и наручи.

— Так и сделаю, — согласно кивнул Алексей. — Слушай, а ты пробовал другие стихийные комбинации?

— Конечно, — деланно оскорбился Чжо. — Нужно будет твоим Пристальным взглядом глянуть. Может еще какие бонусы появятся. Пока что так: воздушный комплект в разы поднимает мобильность и серьезно увеличивает скрытность. Водный — позволяет бесконечно долго находится под водой и увеличивает маневренность на глубине. За русалками гоняться — самое оно! — хохотнул Имперский маг. — Земляной по прочности может с полным латным доспехом сравниться. Эдакая ходячая башня получается. Ну а огненный сет в два раза стоимость маны режет и при наличии хотя бы одной пятой резерва как Феникс работает. Если вдарят чем-то ядреным, то ману потеряешь, но сам выживешь.

— Неплохо, — согласился Алексей, задумывая о гениальности Древних, создавших практически идеальные стихийные комплекты.

— Смеешься? — хмыкнул Чжо. — Да за такие доспехи войну начать можно! В общем, ты как знаешь, но я кровь из носу постараюсь за оставшиеся четыре месяца хотя бы еще парочку ребят в Имперские маги вытянуть!

— Ты сможешь поднять им шестерки во всех характеристиках? — усомнился Алексей.

— У меня на примете как минимум пятеро с Радужного факультета и еще почти десять с других, — не сбавляя шага ответил Чжо. — Только учти, это секретная информация.

— Зачем мне тогда ее знать? — подозрительно уточнил Алексей.

— Сейчас все узнаешь, — загадочно улыбнулся Чжо, сворачивая на дорожку, ведущую к Арене.

— Если ты действительно хочешь создать отряд Имперских магов, то без усовершенствования тела по методике Имперской башни не обойтись, — предупредил мага Алексей.

— Это не проблема. Еще 4 месяца и одна неделя и пойдем с ребятами в Имперскую Башню магов.

— Это которая около Академии, что ли? — уточнил Алексей, раздумывая сказать Чжо правду или нет.

— Ну да, — кивнул маг и словно что-то почувствовав уточнил, — а что?

— Вечером обсудим, — негромко ответил Алексей.

— Хорошо, — на этот раз уже Чжо посмотрел на Алексея с подозрением. — Насчет сюрприза. Как только подойдем к Арене, сразу же выходи на песок, понял?

— Угу, — буркнул Алексей.

По правде сказать, он не горел желанием драться с кем бы то ни было. Больше всего сейчас он хотел увидеться с Артом Скалом и проведать подсмотренные в Чертогах тайники.

На подходе к Арене Алексей разглядел несколько фигур, стоящих на ристалище полукругом. Судя по аурам на Арене находился ректор и шесть деканов, а седьмой, широко улыбаясь, шел рядом.

Когда до выхода на песок оставалось пара шагов, Чжо ускорился и занял единственное свободное место.

— Добро пожаловать на досрочный экзамен! — громогласно провозгласил магистр Ксандр, стоило Алексею ступить на желтый песок Арены. — Студиоз Алексей, пройдите в центр! — ректор жестом продемонстрировал Алексею куда ему следует встать.

Декан Огненного факультета — Дэнис Ван Игнис, декан Воздушного факультета — Бизэ Фон Аер, декан Земляного факультета — Кромбер Терраниус, декан факультета Жизни Олген Торсун, декан факультета Тьмы — Самди Тенебрэ Седьмой смотрели на Алексея с плохо скрываемым интересом. А последний — новоиспеченный декан Водного факультета Олькуш Ги’Дэрека и вовсе — ободряюще подмигнул Вольному магу.

— Алексей Алый. За первую неделю обучения в Академии Магии набрал в личном зачете 38 баллов. Командный зачет Радужного факультета на тот момент составлял 44 балла. — Ксандр дождался, когда Алексей займет свое место и принялся зачитывать список его достижений. — Владеет следующими пакетами: «Продвинутый менталист». «Мотиватор». «Наставник». «Дознаватель». С первой попытки побил прошлогодний рекорд на полосе препятствий № 1. В награду получил пакет «Сатор». Прошел обучение в системе «Полигон».

Ксандр сделал паузу, давая магам осознать значимость сказанных слов.

— Где и прошел единение с четырьмя основными стихиями.

Маги понимающе переглянулись и скользнули по Алексею оценивающими взглядами.

— Владеет артефактом Древних! — Ксандр кивнул, на висящую на бедре Алексея Книгу. — Вытащил из Чертогов Разума половину здесь присутствующих магов… И я, как ректор Академии, предлагаю Алексею Алому пройти испытание на должность младшего преподавателя.

— А чего не на старшего-то? — пробормотал Алексей, прикидывая про себя открывающиеся перспективы.

— Не положено, — невозмутимо ответил ему Ксандр. — Экзамен на преподавателя через год безупречной работы, на старшего — минимум через два.

«В принципе я и сам хотел стать преподавателем, но как-то все неожиданно произошло. Ох не люблю, когда меня в темную играют!»

— Слово представителям Ученого совета.

— Одобряю, — сверкнул желтыми глазами ван Игнис.

— Поддерживаю, — легкомысленно улыбнулся Бизэ Фон Аер.

— Согласен, — пробасил Кромбер Терраниус.

— Алексей — достойный маг, — склонил голову к левому плечу Олген Торсун.

— Не вижу его преподавателем, — пожал плечами Самди Тенебрэ Седьмой. — Но маг — перспективный, этого не отрицаю.

— Сомневаюсь, что Алексей останется в Академии надолго, — Олькуш Ги’Дэрека с легким сожалением посмотрел на ректора. — Но среди студиозов ему и вправду делать нечего.

— Властью данной мне Сетью объявляю Алексея Алого младшим преподавателем Академии! — торжественно провозгласил ректор, не обратив внимания на комментарии Тенебрэ и Ги’Дэрека.

Внимание! Вам предложено стать младшим преподавателем Академии магов Цитадели! Срок преподавания: пять лет.

Скорость плетения всех заклинаний на территории Академии +100 %

Сила всех плетений на территории Академии +100 %

Стоимость всех плетений на территории Академии понижена в два раза.

Основные характеристики на территории Академии повышаются на +2

Принять? Да/Нет

— Ого! — не удержался Алексей, не спеша принимать приглашение. — Это же читерство чистой воды! Боюсь представить себе, какие бонусы у деканов и ректора!

— А ты не думал, почему в Академии так мало преподавателей и охранителей? — удивился ректор. — Мало кто согласиться взять на себя такую ответственность.

— Понимаю, — покачал головой Алексей. — Извините, но пять лет мне не подходит. Максимум, сколько я готов и обязуюсь провести в Академии в качестве младшего преподавателя — это четыре месяца.

— Не получилось, Ксандр? — хохотнул Олькуш. — А я тебя предупреждал!

Ректор добродушно усмехнулся и слегка прищурился. А перед Алексеем вновь появилось системное уведомление:

Внимание! Вам предложено стать младшим преподавателем Академии магов Цитадели! Срок преподавания: четыре месяца.

Скорость плетения всех заклинаний на территории Академии +100 %

Сила всех плетений на территории Академии +100 %

Стоимость всех плетений на территории Академии понижена в два раза.

Основные характеристики на территории Академии повышаются на +2

Принять? Да/Нет


— Согласен, — уверено сказал Алексей, принимая боевую стойку.

— Смотри-ка, — расплылся в улыбке ван Игнис, поглаживая потертые наручи, — малыш хочет подраться!

— В очередь, друже! — пророкотал Терраниус, не двигая, впрочем, с места. — Я первый! За ним должок еще с Чертогов.

— А это обязательно? — уточнил Алексей, посмотрев на ректора.

Он не то, чтобы был против драки, но, во-первых, сейчас ему хотелось поскорей побеседовать с Артом Скалом — трубка уже жгла за пазухой, хоть Алексей точно помнил, что убирал ее в Инвентарь. А во-вторых, неразумно это — побеждать опытных наставников, деканов факультетов, наживая таким образом себе врагов. А в том, что он победит, Алексей не сомневался.

— Дань традициям, не более, — покачал головой ректор, не спуская с Алексея настороженного взгляда.

— Если принимаемый на должность преподавателя маг не согласен с присваиваем ему статусом, он вправе бросить вызов любому представителю Ученого совета, — любезно пояснил Олькуш Ги’Дэрека. — Даже его председателю.

— Не-не, спасибо, — замахал руками Алексей, — я не тщеславный.

— Эх, — с сожалением протянул декан Огненного факультета, — интересная схватка бы вышла!

— Успеется еще, — вежливо, но твердо ответил Алексей. — Магистр Ксандр, я могу идти?

— Иди, — архимаг мазнул по нему нечитаемым взглядом. — Расписание занятий, тренировок и совещаний получишь по Сети. И самое главное…

— Не пропускать оперативки и не опаздывать на пед. совет? — улыбнулся Алексей, снова почувствовав себя в школе.

— Именно, — серьезно кивнул архимаг. — Рад, что мы понимаем друг друга с полуслова.

Вольному магу резко расхотелось шутить и он, поклонившись Ученому совету, чуть ли не бегом покинул Арену.

— Ну а раз уж мы здесь собрались, предлагаю быстренько скорректировать расписание на следующую неделю Турнир по пиласу как-никак, — донесся со спины ровный голос Магистра Ксандра. — И чтобы никаких драк между факультетами!

— Так команды сборные же! — возмущенный голос принадлежал вроде Дэнису ван Игнису.

— Когда это останавливало тех же самых огневиков? — а эти насмешливые нотки принадлежали уже Чжо.

Дальнейшего обсуждения он уже не слышал, стремясь поскорей достичь беседки.

Трубка, словно чувствуя его нарастающее нетерпение, сама тянула Вольного мага к деревянному павильону. Добравшись до финального пункта назначения, он по привычке оглянулся по сторонам и подошел к цветущему, но какому-то блеклому персиковому дереву.

Достав собранный в Чертогах артефакт, Алексей неумело, сказывался недостаток опыта, но старательно подул в трубку. Из нее радостно повалил фиолетовый дым, к которому жадно потянулись все до одного цветочки растения.

Персиковое дерево за несколько секунд набрало насыщенность и яркость и с облегчением… выдохнуло.

— Ну здравствуй… брат! — счастливо сказал Арт Скал. — У нас получилось!

— Получилось, — улыбнулся Алексей. — Арт, я так понимаю, стадию партнерства мы уже прошли, перескочив на братство?

— Нет, брат, — умиротворенно отозвался Арт. — Я научил тебя всему, чему мог. Помог стать одним из Вольных, выполняя клятву, данную вечность назад. Неважно станем мы в дальнейшем партнерами или нет, но мы уже братья. Добро пожаловать в Братство Вольных!

Внимание! Вольный маг Арт Скал приглашает вас вступить в Братство Вольных.

*развернуть справку*

Принять? Да/Нет

Глава 27

— Спасибо, — растерянно кивнул Алексей, не ожидавший такого поворота событий.

В голове крутились десятки вопросов, от «Что делать с трубкой?», до «Куда дальше?!», но единожды приняв решение жить своим умом, Вольный маг не собирался отступать.

— Арт, у меня есть несколько вопросов…

— А ты молодец, — неожиданно похвалил Алексея Скал. — Мысли уже не нараспашку.

— Да оно как-то само, — пожал плечами Алексей. — В привычку вошло.

— Хорошая привычка, — неожиданно серьезно сказал Арт. — И если остальные студиозы тоже ее в себе разовьют им будет… полегче при встрече с песеголовыми.

— Думаю, я могу этим заняться, — с предвкушением улыбнулся Алексей, вспомнив о недавно приобретенном статусе младшего преподавателя. — Причем официально.

— Не забудь про свое обещание, — мягко напомнил ему Арт. — При прорыве…

— Помню, — кивнул Алексей. — Выберу псов или других ментантов. А тебе самому нормально будет занять… нечеловеческое тело?

— Видишь ли в чем дело, — неохотно заговорил Арт после недолгого молчания. — Эти ребята любят захватывать рабов, стирать сознание и закладывать базовые модели поведения. И я, честно говоря, рассчитываю, что ты найдешь именно такого носителя. Но на худой конец сойдет и некромант псеглавцев. Правда не моя специализация… менталист будет предпочтительней. Но вряд ли нам такой попадется… А ты молодец, кстати, — Арт неожиданно сменил тему разговора, — что договор только на четыре месяца принял. А не на четыре месяца и одну неделю.

— Ты так уверен в том, что за эту неделю что-то произойдёт? — уточнил Алексей.

— Я знаю, — поправил его Вольный маг. — Это сейчас во внешнем мире бесконечно долго тянется неделя. А через четыре месяца все будет наоборот. — Арт помолчал, грустно пошевелив ветками. — Больше всего я боюсь, что мы не успеем отреагировать.

— В смысле? — Алексей хоть и не считал себя глупым, но до сих пор не врубался, что же имеет ввиду Арт Скал.

— Ты точно минимальный кап по Интеллекту перешагнул? — хмуро поинтересовался Арт. — Маяк в Академии. Дальше продолжать?

— Думаешь, — от осознания действительности происходящего у Алексея перехватило дух. — Думаешь, такой же Маяк использовали в Цитадели?

— Я бы именно так и сделал, — ровно ответил Арт. — Причем в Академии устроили не обычный прорыв, а подложили саму настоящую ментальную бомбу! Псам вряд ли такое по силам. Только если ящеры… или наги… Но их слишком мало… Только если их используют кто-то сильный, кто-то могущественный, кто-то хитрый…

— Ксуры? — неожиданно для себя выдал Алексей.

— Сеть их знает! — вынырнул из своих размышлений Скал. — Мы сейчас будто в чулане находимся — сплошная информационная блокада. А учитывая, что еще и во временной аномалии Академии — так и вовсе в окованном медью сундуке сидим, не имея ни малейшего представления, что творится в доме! Про улицу я уж и вовсе молчу.

— Ничего, — на лице Алексея вылезла хищная улыбка, — узнаем.

— Раньше, чем ты думаешь, — согласился Арт. — Примерно… через четыре месяца.

— То есть та неделя…

— Той недели может не хватить, — жестко припечатал Арт. — Знаешь, с одной стороны я бы не рискнул в такое время поднимать над Академией Купол.

— Но с другой? — протянул Алексей, почувствовав недосказанность.

— С другой — это единственный способ отбиться от наших соседей. Боюсь, что в Цитадели уже кипит горнило войны. Кто-то очень хитрый и дальновидный все эти столетия держал руку на пульсе. Вирус Чистых. Свой шпион в Академии. Трагедия в Лютиках, а точнее хорошо спланированная репетиция вторжения… Не удивлюсь если несколько кланов, а то и родов давно уже находятся под внешним управлением.

Голос Арта звучал ровно, но в нем нет-нет, да и проскальзывали нотки горечи.

— Удивительно, что Сеть до сих пор не предлагает студиозам «Защитить столицу от Вторжения»…

— Ты говоришь так, словно это… — в голове у Алексея словно щелкнул большой тумблер, — это уже было, да?

— Да, — негромко подтвердил Арт. — Восемьдесят процентов студиозов были уничтожены за несколько часов. Зорды хорошо сыграли на юношеском максимализме и успели хорошенько проредить молодую поросль магов до того, как подоспели серьезные дяди с магическими посохами наперевес.

— Зорды? — поморщился Алексей, — ни разу о них не слышал.

— У них было два цветущих мира. Сильные войны с геномом разных зверей и могущественные шаманы, договаривающиеся с духами — у них были все шансы стать ключевыми фигурами в той политической Игре. Вряд ли они сами сообразили напасть на Порог. Ведь это, по сути, было чистой воды самоубийство. Но тогда мы об этом не думали. Слишком точен оказался их удар, попав по самому главному для Порога — по детям. По нашему будущему.

Арт задумчиво пошелестел ветками.

Алексей же замер, боясь пошевельнуться, и жадно впитывал каждое слово Скала. Вольный маг не был ранее замечен в откровениях и от этого его воспоминания приобретали особенную ценность.

— Сейчас в тех мирах царит бескрайняя пустошь. Драконы пытались нас остановить, но мы, ослепленные жаждой мести, их не послушали. В итоге, выиграл кто-то третий. Порог лишился молодых магов. А зорды перестали существовать.

— Разделяй и властвуй, — понимающе кивнул Алексей.

— Именно, — Алексей почувствовал, как Арт Скал скривился. — Все новое — это хорошо забытое старое. Поэтому будь готов через четыре недели к открытию десятков, если не сотен порталов. И в этот раз удар будет жестче.

— Поэтому нас чуть ли не силком заставляют учиться работать в команде…

— Для начала — выживать. — поправил Алексея Арт. — А потом уже работать в команде.

— Я могу этому как-то помешать?

— Нет, — обескуражил его Арт. — Ты не сможешь выполнить все задания Сети. К тому же, если я правильно понимаю знаки Сети, у тебя будет свой собственный путь.

— Но дети…

— Должны справиться сами! — жёстко закончил Арт.

— Ты говоришь у меня будет мой собственный путь и в то же самое время просишь выбрать псеглавых или ящеров…и наг?

— О, — в голосе Арта мелькнула улыбка. — Я более, чем уверен, что за неделю открывающийся порталов ты выжмешь максимум возможного! И да, лучше, чтобы это были псы.

— Хорошо, — кивнул Алексей, для которого сказанное пока что находилось за гранью понимания. — Скажи, а почему именно некроманты?

— У меня к ним… должок, — словно о чем-то разумеющимся сообщил Арт. — И самое главное. Когда ты сделаешь то, о чем я тебя попросил — ничему не удивляйся и помни: связь между учителем и учеником, а в особенности между братьями действует даже между мирами.

— Ладно, — сглотнул Алексей, у которого от масштаба будущих событий слегка закружилась голова. — Арт, ты говорил о своей келье…

— Верно, — согласился Вольный маг. — Я скажу тебе где она находится и как туда попасть, только… не смейся.

— Боюсь, теперь меня сложно будет чем-то удивить, — поднял бровь Алексей, копируя Арта.

— Трехэтажное здание, за оранжереей, практически на самом краю территории Академии, в нем еще сидел…

— … Килиб. — закончил мысль Арта удвиленный Алексей. — Ладно, признаю, тебе удалось! … Получается та сущность находилась в твоей, хм, келье?

— Получается так, — согласился Арт. — Когда там окажешься сам все поймешь. Твоя цель — мозаика. Запомнил?

— Запомнил, — механически кивнул Алексей. — Есть еще что-нибудь, что мне нужно знать?

— Все мое — твое, — порыв ветра заставил распустившиеся лепестки затрепетать.

— А перстень? — вспомнил Алексей.

— Заберешь через три недели и шесть дней, с ним будет проще, — голос Арта звучал все тише и тише, казалось Вольный маг потерял к разговору интерес.

— Ну ладно, — пожал плечами Алексей, медленно выходя из беседки. — Келья эта никуда не убежит. Для начала с ребятами нужно повидаться. Не зря Чжо их упомянул. Все! Решено! Сначала в столовую, а потом разберемся!


Удивительное дело, но вся Академия словно вымерла. Ни тебе спешащих на уроки студиозов, ни тебе оккупировавших парковые лавочки старшекурсников, увлеченно обсуждающих высокоуровневое плетение. Ни-ко-го.

Неладное он почувствовал у самой столовой. Оттуда прямо фонило напряжением, нетерпением и… предвкушением?

Пожав плечами, он на всякий случай активировал парочку гибких щитов и потянул тяжелые створки на себя.

Ровные ряды столов были накрыты белоснежными скатертями и буквально ломились от еды. Вдоль столов молча стояли студиозы Академии. От первокурсников до выпускников. Если присмотреться внимательней, можно было заметить явную дифференциацию по факультетам. Да и свисающие с потолка символы и штандарты стихий не давали усомниться в классовой принадлежности магиков.

Впереди, перед выстроившимися студиозами, стояли Дэнис Ван Игнис, Бизэ Фон Аер, Кромбер Терраниус, Олькуш Ги’Дэрека, Мастер Диол и Мастер Килиб. Сбоку к ним примостились пятеро студиозов: широко улыбающийся Арни Ги’Дэрека, сын Чжо — Майо и еще трое. Крепыш со знаком факультета Земли, изящная девушка с факультета Жизни и чуть в стороне от них стоял хмурый огневик, не умеющий контролировать свой язык. Если Алексею не изменяла память, то парня звали Сата и он отвратительно мыл посуду.

— История Академии полна разными событиями, — раздавшийся голос магистра Ксандра пробирал до мурашек. — Студиоз Огненного факультета Мартин Арроу в 301 году от основания Академии ценой своей жизни потушил магический пожар и спас три десятка запертых в тренировочном зале первокурсников. Студиоз воздушного факультета Ник Вауч в 674 году от основания Академии в течение нескольких часов удерживал облако ядовитого тумана, образовавшееся в результате неправильно пошедшего эксперимента и гибели преподавателя. Ник выжег свой Источник и остался парализованным ниже шеи до конца своей жизни, но спас всю свою группу.

С каждым словом голос ректора становился все громче и громче, а к горлу подступал острый ком.

— 675 год. Кони МакФлауэр. Адепт Темных искусств. Два часа стоял насмерть, закрывая собой пролом в один из нижних миров. Пролом открылся из-за неизвестно откуда взявшегося на территории Академии проклятого артефакта. Когда отряд Охранителей прибыл на место Кони все также удерживал окно портала, не давая тварям из нижнего мира заполонить сначала Академию, а потом и Цитадель. Вот только он уже был мертв, добровольно обратившись в лича. Этот же год, Элизабет Годеска, факультет Жизни. Целых пять минут сдерживала взбесившиеся растения в нашей Оранжерее. Всего пять минут и пятнадцать спасенных жизней.

Голос Ксандра едва уловимо дрогнул.

— Перечислять героические случаи отваги и самоотверженные поступки можно еще долго. Очень долго. Тем из вас, кто заинтересовался историей Академии, рекомендую к прочтению книгу: «Герои Академии»… И сегодня этот увесистый талмуд пополнится еще одной страницей.

Ректор посмотрел Алексею в глаза, отчего у Вольного мага враз пересохло во рту.

— Алексей Алый. Помог выявить и нейтрализовать предателя, раскинувшего многолетнюю ментальную паутину. У нас под носом на студиозов и преподавателей Академии накладывались ограничивающие убеждения! — в голосе ректор зазвенел металл. — И предатель был наказан лично мной, а сам поединок транслировался каждому из вас. Более того, Алексей сумел вытащить из Чертогов Разума четырёх магов-наставников, стоящих сейчас перед вами и опосредовано четырех студиозов. Ну и вызволение из векового плена нашего уважаемого Олькуша Ги’Дэрека также дело рук Алексея.

«Олькуш, кстати, преобразился, — краем сознания отметил Вольный маг, скользнув взглядом по Ги’Дэрека. Подтянутая фигура, прямая как палка спина и совершенно другое, нежели было у Лидо лицо. — Это же как нужно владеть своим телом, чтобы за пару месяцев изменить свой облик?».

Но мысли Алексея неуклонно возвращались к словам Магистра Ксандра, а в голове эхом звучала проникновенная речь ректора.

Вольный маг незаметно для себя почувствовал, как его глаза наполняются слезами. Студиозы смотрели на него с восхищением, гордостью и… с какой-то мрачной решимостью стать таким же как он?

Он пробежался глазами по учащимся Академии.

Спокойный взгляд Марка, словно говорящий — «Все правильно сделал», воодушевление и радость за товарища в глазах Сани. Гордость и восхищение, идущее от Михаила… Гай, Юлий, Цезарь, Шамиль, Руслан, Сэнди, Люк, Марти, Ник, Дэн, Кот, Леший — от этих выросших за полгода ребят шла самая горячая волна поддержки и одобрения.

Нет, конечно хватало и откровенно злобных и завистливых взглядов — добрая половина Огненного факультета смотрела на него с высокомерием и плохо скрываемой ненавистью. Поймал он на себе и оценивающие взгляды — Викто́р де Вега, Мастер Самди, Мастер-артефактор Барк, Бизэ фон Аэер. Эти смотрели так, будто пытались сообразить какую пользу можно извлечь из деятельного форточника.

Неожиданно Алексей почувствовал теплую волную заботы, перемешанной с восхищением и интересом. Заинтересованно покосившись в сторону факультета Жизни, он столкнулся глазами с враз покрасневшей Хэлен.

Поспешно отведя взгляд в сторону и чувствуя, как начинают пылать его щеки, Алексей посмотрел на ректора.

Тот понимающе улыбнулся и развернул перед собой старинного вида пергамент:

— Алексею Алому после сданного экзамена присуждается должность младшего преподавателя! Проверьте свое расписание, в нем появился обязательный для посещения факультатив: «Защитные ментальные техники». А сейчас, по древнему обычаю нашего учебного заведения Академии спрашиваю вас — студиозы и преподаватели Академии! Если вам есть, что сказать против назначения Алексея на должность преподавателя — выскажитесь сейчас или замолчите навечно!

— Пусть докажет, что достоин! — послышался звенящий от напряжения голос Жано Ков’Альдо. — На словах мы все герои!

Зал забурлил.

Часть студиозов, преимущественно состоящих в клане Ков’Альдо, одобрительно заворчала, поддерживая своего лидера. Часть начала переговариваться, обсуждая личность Алексея. Но бо́льшая часть студиозов незамедлительно встала на защиту Вольного мага.

— Молчал бы, индюк надутый! — Саня, как обычно, не мог остаться в стороне. — Из-за твоей упертости половина огневиков до сих пор с ментальными установками ходит!

— Кто бы говорил, да Ков’Альдо помалкивал! — прогрохотал Кром, зло сверкая глазами.

— Он спас моего брата! — Брюс уже стиснул кулаки, с ненавистью сверля глазами Жано.

— Тебе мало спасенных жизней стоящих перед нами магов? — подал голос Викто́р де Вега, видимо решив обозначить свою позицию.

— И тем не менее Жано прав, — голос ректор разом заглушил все выкрики. — Мастер Ги’Дэрека, уберите временно защиту! Алексей! Продемонстрируй, что достоин называться младшим преподавателем Академии!

Олькуш молча кивнул, не трогаясь, впрочем, с места. Что и как сделал старый маг было непонятно, но дышать в столовой стало свободней.

Алексей только было хотел спросить, что ему такого сделать, как внезапно в голове вспыхнула интересная мысль.

«Заодно и обещание исполню, — подумал Алексей, которому все больше и больше нравилась его идея.

— Уважаемые коллеги, студиозы, — Алексей, вживаясь в роль преподавателя жестом и взглядом попросил отойти стоящих по центру магиков.

Дождавшись, когда площадка освободиться, он внешне небрежным жестом коснулся притороченной к Цепи Чернильнице, одновременно с этим мысленно предлагая старшему элементу Воды покинуть временное прибежище.

«Только ради Бога, не в своем реальном размере! — своевременно попросил элемента Алексей. — Мы в помещение и здесь мало места».

— Зачем вокруг столько магов? — подозрительно прожурчал элемент, с трудом умещаясь на выделенном ему пространстве.

Со стороны это выглядело словно в столовой пробудился гейзер и выбросил тугую струю воды аж до самого потолка. Огромная масса Воды зависла в воздухе, не зная, куда податься, и стала наливаться густой синевой, немного уменьшаясь в размере.

— Повелитель, — на весь зал побулькал Старший элемент, заметив среди студиозов Олькуша Ги’Дэрека. — Я рад видеть вас… в стабильном состоянии.

Олькуш едва заметно качнул головой и взглядом поторопил Алексея.

«Понял», — мысленно кивнул Вольный маг, которому уже самому было неуютно находится рядом с такой махиной.

Сосредоточившись, он предпринял попытку открыть портал на план Воды и неожиданно для самого себя справился с порталом практически шутя:

Внимание! Проверка на Интеллект и Мудрость пройдена успешно: 26 к 20

Вам доступен портал на план Воды (раз в месяц — использовано, отношение: симпатия)


— Ты сдержал обещание, — пробулькал элемент, широким потоком устремляясь в открытый портал. — Приходи в гости.

Внимание! Вам доступен портал на план Воды (раз в месяц, отношение: симпатия, заинтересованность)


— Ну как-то так, — развёл руками Алексей, смущенно рассматривая мокрых насквозь студиозов и огромные лужи воды. — Могу еще портал на план Огня открыть. Надо?

Глава 28

— Нашел, чем удивить! — сухой Жано — спасибо амулетам — и не подумал отступать. — Да у нас сейчас этими элементами половина Академии напичкана!

Алексей задумчиво взглянул на Ков'Альдо. С одной стороны ему было абсолютно плевать на хотелки дворянчика. С другой — оставлять последнее слово за Ков’Альдо хотелось еще меньше. Не зря говорят — репутация создается годами, а рушится за какие-то мгновения.

«Открыть портал на план Огня? Нарастить на себе каменную броню? — мысли мелькали в голове одна за другой. — А может вовсе пробить его практически нулевую ментальную защиту и заставить снять штаны перед всей Академией? Жестоко, конечно, но действенно!»

Его сомнения разрешил Магистр Ксандр.

— Если вы, Жано, не заметили, то призванный элемент относился к разряду Старших, и если не ошибаюсь, — ректор посмотрел на Лидо, — перед нами был почти Высший элемент?

— Почти, — громко согласился декан водников, — но еще не Высший. Хотя для получения звания Мастера стихии достаточно призвать двух Средних или одного Старшего элемента.

— У кого-нибудь еще есть что сказать? — хмуро поинтересовался ректор, который не любил, когда его задерживали.

Жано попытался что-то сказать, но к своему безмерному удивлению только и смог беззвучно разевать рот.

— Вот и славненько, — на уставшем лице архимага мелькнула тень улыбки. — До конца этого года Алексей Алый официально становиться младшим преподавателем Академии со всеми вытекающими. — А теперь — прошу всех сесть за стол!

«Неужели Ксандр собрал в столовой всех ради меня?» — подумал Алексей, привычно направляясь к столу Радужного факультета.

— Алексей! — негромко окликнул его Чжо, взглядом показывая на место рядом с собой.

«Точно, — хмыкнул про себя Вольный маг. — Я же сейчас преподаватель!»

Усевшись рядом с Имперским магом, он нашел глазами радужников и пожал плечами, отвечая на невысказанный вопрос.

«Ничего, ребята, — подумал Алексей, — сейчас ужин кончится и пообщаемся…»

— Итак, уважаемые студиозы и преподаватели Академии! — архимаг дождался пока дежурные из числа старшекурсников оперативно высушат лужи, а студиозы рассядутся за факультетскими столами и вышел из-за преподавательского стола. — В следствии особенностей работы Сети награждение стало возможным только сегодня — когда в строй вернулись все студиозы. Вы знаете, как я ценю свое и чужое время, поэтому… буду краток!

Ксандр обвел притихших студиозов взглядом и торжественно провозгласил:

— Михаил! Серый факультет. Первое место в личном зачете. Получает возможность увеличить любую базовую характеристику. Получает доступ в сокровищницу Академии, где ему разрешается взять на выбор любой артефакт. Также Михаил получает от Сети десять процентов к силе заклинаний выбранной школы магии и десять процентов устойчивости к любой школе магии.

Выпускник Алексея с достоинством поднялся со своего места и молча поклонился, не отрывая взгляда от лица ректора. Его на мгновение окутало едва заметное жемчужное сияние, а на лице студиоза, против его воли, появилась счастливая улыбка.

«Молодой тигр, — промелькнула мысль у Алексея, — нет, барс!»

Михаил с тем же самым достоинство сел за стол, а ректор уже называл следующего счастливчика:

— Второе место: Цезарь. Воздушный факультет. Получает доступ в сокровищницу Академии. Студиозу разрешается выбор любой защитной экипировки. Навечно даруется Сетью семь процентов к силе заклинаний выбранной школы магии и семь процентов устойчивости к любой школе магии.

Воздушник с достоинством поднялся, гордо взглянув на своих одногруппников, с улыбкой посмотрел на огневиков и умудрился подмигнуть сразу и целительницам и водницам.

Алексей отметил про себя, что мальчик вытянулся за эти полгода, да и в плечах стал определенно шире.

— Третье место: Саня. Серый факультет. Получает доступ в сокровищницу Академии. Студиозу разрешается выбор любой бижутерии. Навечно даруется Сетью три процента к силе заклинаний выбранной школы магии и три процента устойчивости к любой школе магии.

Саня тоже стал выше, но, в отличие от изящного Цезаря, обзавелся неплохой мускулатурой. И в отличие от Михаила, сейчас он больше походил на молодого бычка, чем на хищного барса.

— В командном зачете первое место получает команда «Пироманты», лидер — студиоз Огненного факультета Марк! Вся команда получает увеличение резервуара на десятую часть. Два процента к силе заклинаний и эпическое умение своего класса на выбор!

Марк с ребятами синхронно поднялся, причем среди пацанов Алексей с удивлением увидел долговязую фигуру Куро, после чего слитно гаркнули: «Жги! Жги! Жги!»

«Что-то это мне напоминает, — подумал Алексей, до которого донесся слабый отголосок бафа. — Ох уж этот Огненный факультет!»

Внимание! Вы попали под влияние массового благословения «Ярость огня».

+5 % к эффективности Огненных заклинаний

— 5 % к эффективности заклинаний других стихий.

«Вот хитрецы, а!» — восхитился Алексей.

Огневики вскинули на прощание правые кулаки и уселись на свои места.

— Второе место получает команда «Скалы», лидер студиоз факультета Земли Кром! Вся команда получает увеличение резервуара на пятнадцатую часть. Два процента к силе заклинаний и уникальное умение своего класса на выбор!


Студиозы не торопясь поднялись с лавок и мерно грохнули: «Сила гор!»

Внимание! Вы попали под влияние малого массового благословения «Сила гор» +1 к Выносливость на час.

Магики, среди которых Алексей с гордостью заметил Люка, ударили друг пудовыми кулаками по груди и неспешно уселись на свои места.

— Третье место получает команда «Аква», лидер студиоз Водного факультета Сэнди! Вся команда получает увеличение резервуара на двадцатую часть. Два процента к силе заклинаний и редкое умение своего класса на выбор!

Водники синхронно сорвались со своих мест с задорным криком: «Аква Минерале!»

«Смешно, — не сдержал улыбки Алексей. — Как интересно Сэнди умудрился объяснить такой девиз остальным водникам?»

Внимание! Вы попали под влияние малого массового благословения «Бодрость» Ваши силы восстановились на одну десятую.

«Ого! А если их целый факультет? Это же словно «Второе дыхание»!»

— И не забывайте, уважаемые студиозы, — ректор поднял золотой кубок, давая старт праздничному ужину, — последней возможностью получить редкие, уникальные и эпические навыки будет Турнир по пиласу на следующей неделе.

Стоило архимагу дать отмашку, как зал столовой тут же наполнился гудением. Кто-то обсуждал навыки, которые выберут победители личного и командного зачетов, кто-то до сих пор промывал косточки Алексею, а кто-то просто наслаждался вкусной и сытной едой.

— Последний праздничный обед, — с грустью заметил Чжо, методично уничтожая финики из хрустального блюда.

Алексей не стал переспрашивать почему последний. Судя по витающему в воздухе Академии настроению, студиозы во всю готовились к войне. И не к какой-то далекой, вроде полномасштабного вторжения Ксуров, а стремительно накатывающей, и оттого еще более страшной.

— Чжо, почему Жано не впечатлился, когда я вызвал элемента Воды? — задал давно интересующий его вопрос Алексей.

— О, так ты же не в курсе! — Чжо отвлекся от фиников и посмотрел на Вольного мага. — С приходом Лидо здесь мно-огое поменялось! В общем, слушай.

Оказалось, что дедушка Арни, после беседы с Ксандром и Олгеном, развернул у себя на факультете бурную деятельность. Свое появление предприимчивый водник объяснил предательством главы рода Дэ’Аквуса, которое произошло сотни лет назад. Рассказал душещипательную историю о выживании на плане Воды. Ну и конечно же продемонстрировал свою силу, открыв портал на план Воды.

Студиозы хотели было привычно повозмущаться, но новоиспеченный декан широкой рукой одарил учащихся артефактами из обширной коллекции Лидо.

По Академии сразу же поползли слухи один хлеще другого. «Новый декан отравил Лидо, а сейчас подкупает студиозов», «Олькуш Ги’Дэрека аферист и самозванец, втершийся в доверие к ректору», «Неизвестный маг решил втереться в доверие к студиозам и щедро раздает управляющие артефакты!» Но Ги’Дэрека было плевать, что о нем говорят.

Он предусмотрительно не стал лезть в дела Академии, ограничившись своим факультетом, но среди своих студиозов враз ввел драконовские порядки. Для начала он три дня сидел в кабинете декана, разбираясь с личными делами студиозов. Затем собрал общее собрание, где при всех магах открыл множественные порталы на план Воды, откуда тут же вышла почти сотня элементов.

Удивленные студенты безропотно приняли предложение декана заключить контракт с элементами на полгода, после чего каждый водник стал счастливым обладателем Младшего, а кто-то и Среднего элемента.

А после Олькуш всеми силами взялся за студиозов. Да так, что они взвыли. Элементы, подчиняясь воле декана, могли в любой момент атаковать своих студиозов. И по началу нередки были случаи, когда половина факультета лежала на больничных койках, а вторая половина факультета, под руководством Олгена Торсуна оказывала своим товарищам первую помощь.

Чуть позже к Элементам присоединились Огневики, возглавляемые Дэнисом. Все запреты о магических поединках были аннулированы, и огненные маги начали самую настоящую охоту на своих водных коллег. Единственное, что спасло водников от капитуляции, были воздушники и маги Земли.

Воспитанники Бизэ фон Аэра умудрялись предупреждать водников о планируемых атаках и предполагаемых засадах и неизменно прикрывали их, неуловимыми атаками выбивая одного огневика за другим.

Чуть позже к Игре подключился и факультет Земли, расколовшись на два лагеря. Половина студиозов выступила в защиту водников, другая — поддержала огневиков.

Причем студиозы, полгода впитывающие в себя все нюансы использования родной стихии, с удивлением для себя обнаружили, что обладают практически запредельным уровнем боевой подготовки. Практически каждый студиоз мог постоять за себя, используя силу своей стихии. К тому же парни и девушки, полгода прожившие в страхе — шутка ли, сначала ментальная атака, после которой факультет лишается чуть ли не всех деканов, а затем и перекройка всех учебных программ с упором на боевку.

Хмурые Охранители в роли наставников. Напряженные старшекурсники. Вымотавшиеся и злые, как сто Ксуров немногие оставшиеся преподаватели. За первые полгода Ксандру удалось всеми правдами и неправдами вырастить из студиозов подготовленных боевых магов, которые гарантировано могли не только защитить себя и товарищей, но и дать обидчику по зубам.

И этих студиозов, которые уже успели вкусить вкус победы и почувствовали себя настоящими магами, и взял в оборот Олькуш. Никто и подумать не мог, что это оказалась тонко спланированная спайка студиозов по командам.

Ядром команды выступал либо огневик, либо водник. Причем, если огневики имели ярко выраженный наступательный характер, то водники были настроены на максимальное уклонение от стычек. Защититься, излечиться, утечь, убежать… Подключившиеся к Игре воздушники прекрасно справлялись с ролью разведки и эдакой кавалерией. Появиться и неоткуда, нанести сокрушительный удар и раствориться с очередным порывом ветра. Ну а маги Земли делали упор на защите и создании артефактов.

Да-да, именно артефактов. Причем мастерили их студиозы с Земляного факультета прямо во время боя из, как говорится, овна и палки. Земляные статуэтки, каменные пирамидки, начерченные прямо на земле витиеватые геометрические фигуры — Барк, втянутый в Игру неукротимым Олькушем делился со своими учениками всем, чем мог. И, к удивлению Чжо, такая факультетская взаимоподдержка работала на ура.

Большинство выбирала традиционные пятерки — огневик, водник, воздушник, целитель и маг Земли. Некоторые экспериментировали и делали акцент, к примеру, на атаку. Так, в группе Марка было трое огневиков и двое радужников. Но ни одна «чистая» группа не обходилось без участия радужника.

Как Алексей понял из объяснений Чжо, то и дело сбивающегося на описание несущественных пока что деталей, декан радужников как раз-таки и занимался подготовкой таких экспериментальных команд. Причем, судя по уверенному взгляду и довольно толковым объяснениям, Имперский маг понимал, под какого противника он готовит ту или иную пятерку.

Размах происходящего поражал.

Дэнис, вспомнив свое прошлое, натаскивал всех желающих студиозов в рукопашном бое, справедливо считая, что маг без маны должен оставаться опасным противником, особенный упор, конечно же делая на свой факультет. Кромбер задался целью научить каждого из своих студиозов каменной коже, а то и вовсе големоброне. Не вторая форма, конечно, но уже немало! Бизэ сосредоточился на поддержке, разведке и скрытых атаках. Скрыться в тенях, ветром пронестись от одного укрытия к другому. Любой студиоз, заметивший воздушника, был вправе рассчитывать на награду от Воздушного факультета.

Чем занимался Олген Торсун и Самди Тэнебре Седьмой Чжо прямо не сказал, но судя по его оговоркам Деканы факультета Света и Тьмы взяли в оборот Александра и вот уже второй месяц, как действовали в тесной связке. Темные со светлыми. Целители с магами смерти.

«Самый настоящий Инь и Янь получается…» — отметил про себя Алексей, в пол-уха слушая Чжо. Основные события, произошедшие в Академии, Имперский маг ему уже пересказал, а информацию про «звёзды», как Чжо называл свои пятерки, Алексей слушал уже не особо внимательно, размышляя о дальнейших перспективах.

— Ну так что, поможешь?

Алексей вынырнул их своих размышлений и уставился на Чжо.

— Поможешь, спрашиваю? — повторил Чжо, требовательно смотря Алексею в глаза.

— А ты точно уверен? — уточнил Алексей, силясь вспомнить, о чем попросил его Чжо.

— Точно. В ближайшие две-три недели с помощью Килиба Силу поднимем им до шестерки. Останется только Харизма, Мудрость. Но и это решаемо. Олькуш обещал артефактами интересными поделиться, да и Бизэ помогает. Еще месяц и мои парни самого Ксура смогут убедить на Порог не вторгаться!

— Все-таки Инициацию хочешь? — до Алексея моментально дошло, чего от него хочет Чжо.

— Да, — не стал юлить Чжо. — У меня, считай почти две звезды готово!

Вместо ответа Алексей внимательно осмотрел стол радужников.

Пацанов было не узнать. Под ученическими мантиями перекатывались мощные жгуты мышцы, а шеи больше не напоминали тростник. Да и подросли парни изрядно, будто пару лет прибавили за какие-то восемь месяцев! Нереально. За такой короткий срок такой впечатляющий результат… Не-ре-аль-но. Только если….

— Зелья? — хмуро уточнил Алексей.

— Не только, — поморщился в ответ Чжо. — После того, как вас затянуло в Чертоги, много что поменялось… Я месяц Ксандра мучал — всю Сеть перерыли в поисках методологии создания Имперских магов. А потом бац! И в какой-то момент мне задание от Сети приходит, — Чжо с грустью посмотрел в опустевшую чашу с финиками и пододвинул к себе огромное блюда с десятком видов различных орехов, — и пакет для скачивания. «Методика Имперской башни магов».

— Пакет? — заинтересовался Алексей, невзначай оглядываясь по сторонам — кажется праздничный ужин уже подходил к концу.

— Ну, — кивнул Чжо, закидывая себе в рот сразу горсть орехов. — Методичка. — пробубнил Имперский маг и аппетитно захрустел, активно работая челюстями. — Я бы даже сказал — брошюрка!

— И что там?

— Курс, — ответил Чжо, закидывая в рот очередную партию орешков, кажется, на этот раз это было что-то похожее на кешью. — Зелья. Медитации. Питание. Комплекс упражнений…

— Но? — заинтересовано протянул Алексей, в принципе предполагая, что он услышит в ответ.

— Но инициация, мол, только в Имперской башне магов. А сам я не смог парней инициировать…

— Чжо, — Алексею было некомфортно это говорить, но он все же нашел в себе силы посмотреть магу в глаза. — Мы как будто боевиков из парней делаем. Они же еще мелкие.

— Не был ты на войне, Алексей… — на секунду от Чжо повеяло смертью. — Шанс мы им даем, понимаешь? Шанс!

— Понимаю, — вздохнул Вольный маг. — Головой. А сердце болит.

— Да брось, — Чжо даже рассердился. — Мы помогает нашим ребятам получить уникальный класс! Во-первых, повысим их шансы на выживание, во-вторых, это огромный шаг к возвращению величия Древних. Ну, и в-третьих… — Чжо поиграл бровями, — я так понимаю и этот класс не предел…

— Не предел, — согласился Алексей, судорожно прикидывая, как Чжо узнал о смене класса, и тут же успокоился, вспомнив цитату из одного древнего мультика — И бесконечность — не предел.

— Как время свободное будет, обсудим у меня в кабинете? — предложил Чжо.

— Не вопрос, — кивнул Алексей, — или во время дружеского спарринга?

— Еще лучше! — хохотнул Чжо, хлопая Алексея по плечу. — Ладно уж, все церемонии соблюдены, да и ужин, считай, закончился, иди уже к своим друзьям!

— Чжо, последний момент. Кто у нас сейчас вместо Петро?

— Ты имеешь виду комендант? — прищурился маг.

— Ну.

— Я, а что?

— Мне нужно попасть в Башню…

— На, — Чжо без дальнейших расспросов протянул Алексею смутно знакомую подвеску с желтым топазом. — Расскажешь, что тебе там понадобилось в кабинете или…

— … во время спарринга, — улыбнулся Алексей. — Обязательно и … спасибо!

С благодарностью взглянув на Имперского мага, Алексей поднялся со своего места, обогнул стол, раскланиваясь по пути с наставниками, оставшимися присматривать за студиозами, и уже направился было к столу радужников, как перед ним возник Михаил.

— Алексей Александрович! — от волнения на лбу парня выступила испарина. — У меня задание от Сети. Важное. От него зависит не только судьба Порога, но и нашей Земли. Я сам должен был найти ключ, но кое-кто… — Михаил ожег взглядом сидящего за столом Саню, — не дал мне попасть в Чертоги. Вы, конечно, можете и сами захотеть попробовать, но я вынужден настаивать…

— Ты про это что ли? — Алексей достал из Инвентаря матовый куб, не спеша открывать его. — Миш, а ты сам-то уверен, что тебе оно нужно? Это же огромная ответственность, если я правильно понял природу этой Диадемы.

— Уверен, — отстраненно кивнул головой парень, сверля куб взглядом. — И решение свое я принял уже давно. Тогда, в классе.

— Что ж, — со знанием дела кивнул Алексей, — твой путь, уважаю. Помощь нужна?

— Да черт его знает! — в сердцах бросил Михаил, становясь в этот момент удивительно похожим на самого Алексея. — Все, что я знаю наверняка — я должен сделать первый шаг. Вы нам сами говорили: «Делай, что должно…

— … и будь, что будет», — закончил за него Алексей, открывая куб. — Если что, я рядом.

— Я знаю, — серьезно кивнул Михаил, впиваясь взглядом в артефакт. — Можно?

Последние пару лет Михаилу периодически снился странный сон — туманный образ матовой короны. Он даже привык считать ее чем-то вроде талисмана — корона с упорным постоянством снилась ему накануне важных событий, словно предупреждая парня о надвигающихся сложностях. И этой ночью он видел не просто образ, но саму Диадему. Во всех деталях, со всех сторон… Проснулся он оттого, что потянувшись за короной свалился на пол. И нисколько не удивился появившемуся заданию с указанием на Алексея Александровича.

И сейчас его сон сбывался.


— Владей с достоинством, — слова сами собой сорвались с губ Алексея.

— Спасибо, — улыбнулся парень, беря Диадему в руки.

Внимательно оглядев артефакт со всех сторон, он решительно надел ее себе на голову, чтобы в следующий момент исчезнуть в серо-стальной, под цвет его глаз, вспышке.

— Какого Ксура?! — донесся встревоженный голос Чжо.

Но Алексей его не слышал, ошеломленно смотря на появившуюся перед ним ярко-черную надпись:

Внимание! Первый претендент заявил свои права на трон, использовав основной ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

Глава 29 Интерлюдия

В одном из особняков делового района Цитадели

— Отец? — высокий статный мужчина в темном камзоле, с легким беспокойством во взгляде наблюдал за творящейся вокруг суетой.

С внутренней террасы второго этажа открывался хороший вид на убранство гостиной, из которой дюжина грузчиков выносили мебель, кресла, и даже картины.

И все бы ничего, но человек, отдавший приказ к переезду даже не спросил его, Серго Де Вега, мнения!

На лацкане дорогого пиджака Серго красовался знак принадлежности к огненной стихии, который пересекали две вертикальные линии — обладатель значка являлся магом-огневиком второго ранга.

Идеально сидящий на нем пиджак выдавал в Серго богатого человека, знак Огненной стихии — мага, а приставка к фамилии — дворянина. А кому как не дворянам иметь доступ к конфиденциальной информации?

Уже третий день деловой центр Цитадели гудел. Судя по слухам, купленным за бешенные деньги в кулуарах военного министра страны, в городе произошел прорыв. То ли в заброшенных медных шахтах, то ли в городской канализации.

И если два дня назад власть имущие кланы и дворянские роды всеми силами старались пропихнуть в состав спешно формируемой экспедиции своего сына, племянника, кузена или просто доверенного человека, то сейчас настроения сильных мира сего диаметрально поменялись.

Жажда наживы — ведь такой шанс выпал получить медаль за участие в военной операции! — сменилась банальным страхом перед неизведанным.

Причина была проста. Ни первый, ни второй разведывательный отряд, укомплектованный не самыми слабыми магами Гильдии, до сих пор не вернулся.

Но старший сын Тинора Де Вега, главы рода Де Вега, потомственный маг Огня Второго ранга, благородный Серго считал перестраховку отца излишней.

— Отец! — Серго с раздражением дернул плечом. — Прорывы случались и раньше! Те же самые Лю…

— Молчать! — поджарый пожилой мужчина, с практически черными глазами, перебил своего сына, не дав ему закончить фразу.

Тинор Де Вега не зря за глаза называли Стальной Крысой. Осторожный, даром, что маг Огня, он всю жизнь следовал одной стратегии: «Лучше перебздеть, чем недобздеть». Он никогда не принимал скоропалительных решений, предпочитая заранее готовить несколько планов, чтобы в нужный момент действовать стремительно и решительно.

Про прорыв в Лютиках не полагалось знать не только общественности, но даже дворянским родам, и Тинор Де Вега небезосновательно считал любое упоминание о Лютиках ненужным, вредным и даже… опасным. И это несмотря на то, что в плане безопасности родовое имение Де Вега о могло поспорить с комплексом Налоговой службой!

— Сколько раз я тебе говорил, Серго! Сначала думай, потом говори.

— Но отец!

— Серго! — тяжелый взгляд карих глаз из-под насупленных бровей не обещал магу Огня ничего хорошего. — Твоя мать с девочками и мелким переезжает на время к деду. И это не обсуждается.

Глава рода выждал пару секунд, словно давая сыну последний шанс воспротивиться его воле, но Серго благоразумно молчал, мгновенно уловив в словах отца скрытое послание.

— А мы с тобой, — на лице Тинора Де Вега мелькнула тень улыбки, — займемся делами рода!

— В экспедицию? — жадно уточнил Серго, по привычке потирая большим пальцем серебряного перстня на безымянном пальце.

— И в нее тоже, — кивнул отец. — Но для начала стрясем долги с…

Мужчина бросил взгляд на наемных грузчиков, выносящих домашний скарб под внимательным взглядом своего сотника, и окружил себя с сыном Пологом безмолвия.

— Четыре дня назад, как раз после того, как мы отправили Викто́ра в Академию, Ларгус Ков’Альдо передал бо́льшую часть своих активов в распоряжение представителя Ксандра. О прошедшей сделке знаю только я. Сейчас еще и ты. — Тинор Де Вега еще раз посмотрел на своего сотника, который умудрялся бдить сразу за всеми наемными носильщиками. — Сам Ларгус еще вчера должен был спешно уехать в Крепость, но этот прорыв, кхм, спутал ему все планы. Сейчас он сидит в своем особняке чуть ли не на осадном положении и договаривается с представителем друидов о транзите через Лес.

— Но…

— Вряд ли он решил бросить сын, если ты об этом, — с полуслова понял сомнения сына Тинор. — В любом случае, у него в запасе есть целый год. Но сам должен понимать, если Ков’Альдо умывает руки, то у руля встанет Макси Лар’Тарго.

— Какие активы нас интересуют? — правильно интерпретировав паузу уточнил Серго.

— Ксандр забрал под себя всю военку и часть финансового сектора. Мы же заберем самое вкусное — строительные подряды и логистику.

— А не подавимся? — быстро прикинул про себя Серго. Наш род, конечно силен, но…

— Помнишь я присутствовал на встрече Союза? — Тинор по своему обыкновению начал издалека. — Там я познакомился с одним интересным человеком… с которым мы заключили партнерское соглашение.

— Отец! — Серго не мог поверить, что его батюшка, известный на всю Цитадель своим расчетливым и осторожным поведением, заключил сделку с человеком, которого он видел в первый раз в своей жизни.

— Тебе что-нибудь говорят слова: «Серый кардинал»? — хладнокровно поинтересовался Тинор, не обратив на вспышку сына никакого внимания.

— Сеть всемогущая! — Серго вцепился в свой серебряный перстень свободной рукой. — Значит все это не легенды?!

— Нет, сын, — покачал головой Тинор. — С активами Ков’Альдо я разберусь и сам. Твоя задача будет проста — не упустить свой шанс.

— Я не подведу, отец! — гордо выпрямился маг. — И пускай у меня всего лишь одна из регалий, я с честью пройду испытание.

— О котором мы ничего не знаем, — поморщился отец. — Ни как оно будет проходить, ни где, ни даже когда!

Внимание! Первый претендент заявил свои права на трон, использовав основной ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

— Ты тоже это видишь? — ошарашено произнес Серго, раз за разом вчитываясь в ярко черные сообщение Сети.

— И похоже не я один, — Тинор смотрел на переговаривающихся грузчиков и своего сотника, который нахмурившись смотрел перед собой, медленно шевеля губами. — Второе всемирное уведомление на моей памяти. Первое было…

— О восстановлении работы Сети… — закончил за отца Серго. — Отец, что делать?

Внимание! Второй претендент заявил свои права на трон, использовав резервный ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

И тут же:

Внимание! Третий претендент заявил свои права на трон, использовав резервный ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

— Предлагаю не торопиться, — нахмурился Тинор, уже не вчитываясь в мелькающие системные уведомления. — В конце концов у нас в запасе практически месяц.

— Отец, — голос Серго окреп, а сам маг выпрямил и так прямую спину. — Я готовился к этому всю мою сознательную жизнь! Да и потом, кто первым приступит к испытанию, у того должно быть больше шансов.

Огневик привычно потер кольцо, но стоило только к нему прикоснуться, как перстень налился теплом и, перед магом появилось сообщение:

Внимание! Активировать резервный ключ? Для принятия решения осталось:

10

9

— Отец, тут таймер! — на осмысление увиденного у Серого ушло несколько драгоценных мгновений.

— Рондон! — в критических условиях Стальная крыса действовал на инстинктах. — Походный комплект номер два! Живо!

6

5

Сотник мгновенно перестал всматриваться в воздух перед собой, потянувшись рукой вниз и влево. Рывок и появившийся из воздуха рюкзак летит в сторону главы роды.

4

3

— Удачи, сын, — всунув рюкзак в руки своему отпрыску, Тинор Де Вега отступил на шаг назад.

2

1

— Честь и сила! — ответил Серго, крепко ухватившись за лямки рюкзака левой рукой, а в правой создав заготовку огненного шара.

— Честь и сила, — согласился в пустоту глава рода, и не подумав прикрыться от неяркой вспышки рукой.

Только что на глазах десятков свидетелей его сын принял участие в гонке за Императорский трон. А значит теперь никто не может усомниться, что в Де Вега течет королевская кровь! За несколько ударов сердца его род стал минимум в два раза могущественней, ведь никакой ключ не сработал бы в руках самозванца.

Как глава рода Виктор Де Вега был рад. Даже если старший сын не вернется, их род навсегда войдет в историю Порога. Но как отец, пожилой мужчина хотел сейчас только одного — напиться до беспамятства и что-нибудь сломать. А лучше — сжечь. Сначала сломать, а потом сжечь!

Ведь он только что потерял целый кусок жизни — своего сына.


В одной из шахт Бастиона

Динос с детства был непохож на своих сверстников. Чуть выше, чуть сообразительней, чуть удачливей. Его отец, один из гвардейцев короля Крон, был также выше, сильнее и удачливей своих ровесников. И его дед. И дед его деда…

Как звали того далекого предка, из-за которого род Диноса являл на свет потомство, хоть чуть-чуть, но превосходящее обычных бастионцев, никто не помнил. Да и всей памяти-то сохранилось — широкий серебряный браслет, который Динос вот уже второй день носил на своем предплечье.

Сегодня был важный день — сдача экзамена в королевскую гвардию и лишняя удача, которую несомненно подарит браслет, Диносу не помешает. По заверениям отца, эта семейная реликвия уже не раз спасала ему жизнь.

Парень пару раз подпрыгнул, проверяя, не звенит ли что, все ли ладно подогнано, ну и вообще.

Растерев в потных ладонях кусок мела Динос мысленно поблагодарил отца за его многочисленные советы и перехватил копье поудобней.

Браслет странным образом грел руку, но парень не обратил на это внимания, целиком и полностью уйдя мыслями в предстоящее испытание — шутка ли! Выдержать три поединка подряд, а потом еще и совершить трехдневный марш-бросок по подземным ходам старых выработок!

Динос был настолько сфокусирован на грядущей проверке, что не сразу заметил оглушительные уведомления Сети.

Внимание! Четвертый претендент заявил свои права на трон, использовав резервный ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

Парень отвлекся на уведомление и машинально коснулся отцовского наруча. Серебряный браслет тут же налился теплом и, перед Диносом появилось новое сообщение:

Внимание! Активировать резервный ключ? Для принятия решения осталось:

10

9

Сначала Динос глупо смотрел на сменяющие друг друга цифры, не понимая, что происходит, но в какой-то момент, вроде на цифре «6», его словно молнией ударило. Изнутри хлынула горячая волна задорной решимости, и парень, повинуясь памяти предков резко кивнул, чтобы в следующий момент исчезнуть в неяркой вспышке.

Последнее, о чем успел подумать сжимающий копье Динос было: «Главное — не с пустыми руками!»


Порт Крепости. Квартал Красных фонарей

Резкий удар остро наточенной саблей и голова стоящего на коленях моряка падает в специально приготовленную для этой цели плетенную корзину.

Мастер клинка, которого все знали под именем Грин, махнул саблей, стряхивая кровь и скучающе посмотрел на стоящую в центре комнаты троицу.

Левый громила был однозначно за телохранителя. Помятое лицо с щербатой улыбкой. Толстая шея, выпирающая из распахнутого воротника зачарованной безрукавки. Огромные руки, увитые татуировками. Массивное тело, пивное пузо и ноги-столбы, обутые в гигантские сапоги. От здоровяка так и несло подспудным чувством опасности, звериной жестокостью и немытым телом.

Правый наоборот был тощ, как спичка, и полосатый халат, висящий на его костлявых плечах болтался на нем как на вешалке. На бледном лице словно приклеили выражение постоянного удивления. И это было бы смешно, если бы не тягучий запах смерти, которым так и разило от дрыща.

Ну а стоящий по центру визитер был никто иной, как правая рука главы Ночного братства — сам Алферыч или Альф. Одет как обычно — не сковывающая движений одежда, болтающийся на груди магический медальон, торчащий из-за пояса короткий меч.

Грин захотел было сплюнуть на пол, но сдержался, помня о присутствующем здесь некроманте.

По сути, Ночному братству нечего было ему предъявить. Он был в своем праве, казнив зарвавшегося морячка. Тем более пьяный матрос начал исполнять на его территории, умудрившись посадить на пику двух работяг и официантку.

Да и вообще, вряд ли бы они стали терпеливо дожидаться, пока Грин накажет дурня, особенно если он из Ночного братства. Только если они не тянули время…

«Твари» — подумал Грин, бросая взгляд на окно, за которым уже маячили острия копий.

— Смотри-как! — напоказ удивился Алферыч, заметив его взгляд. — И как только догадался!

— Я же вас с собой заберу, — пообещал Грин, сжимая в кулак руку, закованную в латную перчатку. — Уж ты-то должен знать…

На благоприятный исход сражения он уже и не надеялся.

Если бы Альф был здесь один или хотя бы без некроманта, у него был бы шанс… а так — все, что ему оставалось, забрать с собой как можно больше врагов!

«Зря я здесь задержался, — отчетливо подумал Грин, с плавным выдохом входя в боевую медитацию. — Надо было валить. Или из портов, или всю верхушку братства!»

— … сам понимаешь, — тем временем распинался Алферыч, пока его сопровождающие профессионально брали Грина в кольцо, — казнив нашего посла, да еще и у нас на глазах, ты не оставил Ночному братству выбора…

«Лей в уши, лей, — зло подумал Грин, начиная выписывать своей верной саблей стремительные сверкающие петли, — сам так не раз делал! Ха-ха, неужели я оказался на месте своих жертв? Смешно…»

Воздух вокруг него во всю гудел, разрываемый неуловимыми взглядом восьмерками, вот только битвы не выиграть, вечно сидя в обороне.

Глаза некроманта полыхнули ядовитой зеленью, и в следующий миг Грин отбил саблей полупрозрачный череп, который хотел отгрызть ему пол-лица. Рукоятка сабли чуть потеплела, а сам Грин перевел внимание на здоровяка.

Последний завел руки за спину и угрюмо прищурился, до уха Грина донесся едва слышимый глухой лязг металла — будто его переливали из кувшина в миску.

«Цепь!» — молнией сверкнула догадка, и он вскинул перед собой перчатку, одновременно с этим поджимая левую ногу.

Первая стальная черная змея бессильно врезалась в латную длань воина, а вторая, хитро изогнувшись, задела икру левой, опорной ноги.

Конечность обожгло острой болью, и Грин с трудом удержался в медитации. Его последний шанс уйти красиво.

— Не дури, Грин, — Алферыч, обливаясь потом, заканчивал создание пеленающего плетения. — Бросай свою саблю и обещаю тебе, что…

Внимание! Первый претендент заявил свои права на трон, использовав резервный ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

Грин не стал медлить, сполна используя выпавший ему шанс. Огненная капля, сорвавшаяся с перчатки с легкостью разворотила горло здоровяку.

Мах саблей, чья рукоятка уже раскалилась чуть ли не до красна, подскок вперед, и он успевает чиркнуть дрыща по горлу самым краешком острия.

Еще шаг и со всей силы врезать латной перчаткой в это потное лицо, но ему не хватает каких-то миллисекунд. С рук Альфа срывается яркое копье, в груди с влажным хрустом вспыхивает комок боли, а самого Грин отбрасывает назад — прямо в каменную кладку стену.

— Он тебя задел? — сквозь туман слышит Грин, вяло пытаясь проморгаться.

— Мне давно плевать на такую ерунду, — у дрыща оказался необычайно глубокий и приятный голос, — а вот его левая рука через пару дней истлеет до костей.

— Он не проживет эти пару дней, — хохотнул Алферыч. — Если только босс не решит проучить его в назидание другим.

— Руби ему правую руку и пойдем, — не разделяет энтузиазма мага некромант. — Он уже приходит в себя.

Рука Грина, закованная в латную перчатку, бессильно сползает на скверно подвернутую левую ногу. В воздухе слышится свист короткого меча и, словно в замедленной съемке, на него падает сверкающее лезвие гладиуса.

Внимание!..

Бывший уже воин, наемный убийца, палач и мелкий криминальный глава ни секунды не медля соглашается с призрачным шансом на спасение, даже не читая текста:

Активировать резервный ключ? Для принятия решения осталось:

10



— Это что это сейчас было?! — возмутился правая рука главы Ночного братства, с ругательствами поднимаясь с пола, куда он улетел за своим, "провалившись" вперед. — Вольфган! Как он ушел?!

— Подожди! — брови худого, как щепка некроманта поднялись вверх, делая лицо еще более удивленным. — Наш клиент, похоже, оказался претендентом на трон…

На мгновение выдержка изменила Вольфгану, и из неглубокого разреза на его бледном горле выкатилась рубиновая капля крови.

— В смысле? — не понял Альф.

— В прямом, — негромко бросил взявший себя в руки некромант. — Моли Сеть и Древних, чтобы этот твой Грин не вернулся оттуда, куда он сейчас попал!

— Ксуры меня дери, — почесал затылок Альферыч. — И что будем докладывать боссу?

— Все как есть, — твёрдо сказал некромант. — И зови уже скорей своих шестерок, чтобы прибрали тут все.

Посчитав, что он сделал и сказал достаточно, Вольфган развернулся и стремительно вышел из здания. Сел в ожидающую его зашторенную карету и только там, под мерный стук лошадиных копыт, попытался расслабиться.

Перед лицом стоял пылающий ненавистью взгляд Грина и системное уведомление Сети.

«Не дай Сеть он вернётся, — пробормотал тощий некромант, поплотнее запахиваясь в свой полосатый халат. — Не дай Сеть!»

Глава 30

— Что тут опять у вас случилось? — в последнее время Ксандра начала напрягать эта бесконечная беготня. То один экстренный вызов, то другой… А тут и еще и это всемирное сообщение… — Чжо! Кхм, Мастер Чжо, будьте добры доклад!

Закончив говорить, глава Академии уже знал, что произошло. Точнее догадывался. Сначала уведомления Сети, посыпавшиеся одно за другим, потом вызов Чжо, а сейчас Алексей с этой виноватой улыбкой!

«И как только ему «везет» быть инициатором всех этих проблем… — с недовольством подумал Ксандр, слушая сбивчивый рассказ Чжо. — Хотя, это-то как раз и понятно!» — одернул себя архимаг.

Олькуш Ги’Дэрека, ежевечерние беседы с которым уже давно вошли в привычку, выдвинул на этот счет невероятную, но очень складную теорию.

«Катализатор… — ректор покрутил на языке слово из трактатов Древних, которое удивительно точно подходило к Алексею. — И ведь засмеют же, если скажешь, что рядом с тобой находится сам…»

Повторно одернув себя, Ксандр кивнул закончившему доклад Чжо и вперил в переносицу Алексея тяжелый взгляд.

С одной стороны все понятно — Алексей вынес из Чертогов Диадему Императора, которая и запустила «отбор претендентов на Трон». С другой — в Михаиле течет Императорская кровь? Ведь без нее Диадема бы не отреагировала. И почему Алексей сам не захотел пройти испытание? А в том, что такая возможность у него имелась, Ксандр даже не сомневался.

— Мне классного руководства с головой хватило, — пожал плечами Алексей, отвечая на высказанный вслух вопрос. — Да и потом два года завучем — наелся выше крыши!

— А ты знал, что телепортирует Сеть знает куда? — устало поинтересовался Ксандр.

— Нет, — вздохнул Алексей, — я ему еще сказал, мол, не боись, я буду рядом… Соврал получается.

— Кхм, — Ксандр сердито посмотрел на обступивших их с Алексеем и Чжо студиозов. — Ужин окончен. Все на вечернюю медитацию или факультативы!

— Простите, магистр Ксандр! — вперёд вылез неугомонный Санек. — Будет ли пересмотрен рейтинг личного первенства с учетом исчезновения Михаила?

Ректор на секунду задумался, прикидывая про себя все плюсы и минусы данной идеи, но приняв волевое решение покачал головой.

— Нет. Победителем в личном зачете как был, так и остается Михаил. Что касается его отсутствия…Считайте, что он отправился на практику на четыре месяца раньше.

— А нам теперь одного игрока в пилас не хватает! — послышался чей-то голос из задних рядов.

— Все вопросы по поводу пиласа — к Мастеру Килибу, — отрезал ректор и повернулся к Имперскому магу. — Мастер Чжо, приглашаю вас на вечернее чаепитие.

— Понял, буду, — декан радужников и зычно прокричал. — Уважаемые студиозы, вечерняя медитация и факультативы начинаются через пять минут! В столовой остается дежурный наряд!

Побурчав для вида, студиозы потянулись к выходу, на ходу обсуждая произошедшее событие.

Внимание! Седьмой претендент заявил свои права на трон, использовав резервный ключ. У остальных претендентов есть ровно тридцать дней, чтобы заявить свою кандидатуру. И да вернется в наш мир… Император.

— Сколько их там? — пробурчал Марк, смахивая уведомление в сторону.

— Двенадцать, — механически ответил Алексей, думая о своем.

— А ты откуда знаешь, Леха? — тут же отреагировал Саня, появляясь перед Алексеем.

— Да Бог его знает, — пожал плечами Вольный маг, — само самой с языка сорвалось.

— Ладно, ребят, — Цезарь возник по правую руку от Марка. — Михаилу мы сейчас ничем не поможем, зато есть время обменяться информацией!

— Согласен, — коротко, по-военному, кивнул Марк. — Мы начнем, а потом Алексей.

Предельно лаконичный рассказ пацанов не стал для Алексея большой неожиданностью, но прояснил некоторые моменты.

После инцидента с пропажей деканов и Алексея, мальчишки практически полностью свернули деятельность по дискредитации клана Ков’Альдо, оставив работать на этом направлении прибившегося к ним Куро.

Сами же пацаны с головой окунулись в учебу и тренировки, медленно, но верно создавая себе репутацию серьезных людей. «Союз боевых магов», как полноценная структура со стихийными ответвлениями и грамотно выстроенной иерархией в полную силу заработала два месяца назад.

Вербовка сильных магов, перспективных зельеваров и артефакторов, разборки с кланом Ков’Альдо и еще с десятком других помельче. Интриги, дележка сфер влияния, самая настоящая борьба за ресурсы и власть — Последние полгода Академия буквально кипела жизнью.

Слушая краткий пересказ произошедших событий Алексей даже почувствовал укол зависти — такая движуха и прошла мимо него!

— Поверь, ты ничего толком не пропустил, — успокоил его Марк, заметив мелькнувшую на лице Алексея досаду. — Сейчас самый смак начинается. Один только чемпионат по Пиласу чего стоит! К нашему Союзу уже сейчас присматриваются наследники двух дворянских родов и несколько кланов помельче. А учитывая, что ты глава нашего союза, то мы после выпуска сможем основать свою Гильдию боевых магов!

— Ого! — не удержался Алексей от восклицания, — ну и планы у вас, ребят. Меня только один момент смущает. Я же сейчас, получается преподавателем стал…

— Нормально, — авторитетно заявил Саня. — Олькуш тоже во всю под себя студиозов подминает. Ну как под себя — под свой род. Фон Аер тоже делает предложения, от которых очень сложно отказаться. Чжо спит и видит возродить боевое крыло Имперских магов. Кромбер тоже по какому-то своему принцип студиозов себе отбирает. Только Дэнис всех подряд своей рукопашке учит.

— А Ксандр? — удивился Алексей.

— А он поощряет, — спокойно ответил Марк. — Конкуренция. Борьба. Тренировки…

— Ясно, — усмехнулся Алексей, — значит во всю готовимся?

— Именно, — подтвердил Марк, а идущие следом пацаны поддержали своего лидера одобрительным мычанием. — Ты сейчас с нами или как?

— Или как, — разочаровал его Алексей. — Да и к урокам нужно подготовится. А завтра сядем и все хорошенько обмозгуем. Идет?

— Идет, — хмыкнул Марк и повернулся к своим товарищам. — Кто на медитацию — за Цезарем. К Торсуну — за Сэнди. К Барку — за мной!

— Кстати, ребят! — окликнул Алексей расходящихся парней, — вы здорово выросли… и я чертовски рад вас видеть!

Первоначальное намерение — обняться с ребятами, горячо их поприветствовать и расспросить что да как, не вышло из-за происшествия с Диадемой. Было как-то глупо радоваться встрече, когда твой выпускник и чей-то друг пропал неизвестно куда. А сейчас, вроде как было уже и не в тему. Особенно после такого серьёзного расклада, который выдал Марк.

Но Алексей считал нужным сказать эти простые, в общем-то, слова.

Пацаны на мгновенье замерли, словно не ожидали такого, и неловко заулыбались.

— До завтра, ребят! — улыбнулся Алексей, на душе у которого стало вдруг так хорошо и тепло.

— До завтра!

— Счастливо!

— Мы тоже рады тебя видеть!

— Увидимся!

— И мы!

— С возвращением!

— Спасибо, Лех!

— Правильный ты мужик, все-таки, Алексей, — совсем по-взрослому бросил Марк, подозрительно шмыгнув носом.

— Увидимся! Лан, мужики, намотали сопли на кулак и бегом марш на допы!

Проводив ребят и Марка взглядом, а в особенности пылающую приписку над головой Повелителя Огня:

Сильные черты: Боевое братство, Единение с Огнем, Доступ в Кузницу истинных имен (временно)Повелитель Огня

Алексей сделал себе мысленную отметку расспросить Марка про Кузницу истинных имен и предупредить про перекос в эмоциональном состоянии, после чего без удивления посмотрел на оставшегося рядом с ним Саню.

— К Арту? — предположил парень.

— К Башне, — поправил его Алексей. — И еще, Сань, напомни мне, как закончим, устроить для ребят вечеринку. Например, на следующей неделе.

— А вот это правильно, Лех! — парень одобрительно хлопнул его по плечу. — Парни реально устали и разгрузка давно нужна, но Марк все гонит и гонит вперед.

— Тогда сделаем так, — Алексей свернул с дорожки, ведущей к главному корпусу, и с предвкушением посмотрел на выглядывающую из-за деревьев Башню. — Выход на Гала Барта есть?

— Есть, — расплылся в улыбке Саня.

— А на кухню?

— Обижаешь! — возмутился Саня.

— Тогда узнай сколько будет стоить два десятка больших кувшинов с каким-нибудь расслабляющим напитком. Договорись насчет фруктов и орешков. А я займусь помещением. Думаю, наставник Чжо не откажет в гостеприимстве, хе-хе!

— Есть эльфийское вино…

— Нет, не подойдёт, — покачал головой Алексей, улыбнувшись. Слова Сани напомнили ему об одном приятном сюрпризе.

— Не хочешь спаивать школьников? — ехидно поинтересовался Саня.

— Если бы, — хмыкнул в ответ Алексей, доставая из Инвентаря подаренную наставником Наты бутылочку. — Там градуса отродясь не было. А вот тонизирует оно — будь здоров. А наша цель — расслабиться.

— Ладно, что-нибудь сообразим, — задумался Саня, во все глаза рассматривая стеклянную бутыль, оплетенную лозой. — Лех, а мы сейчас надолго?

— До утра управимся, — прикинул Алексей, — вытаскивая пробку и делая глубокий глотк. — Ох, хороша, чертовка! На, попробуй!

Вольный маг остановился, давая приятному теплу растечься по телу и напитать каждую клеточку энергией.

— Какая интересная вещь! — Саня с интересом осмотрел бутыль и сделал еще один глоток. — Очень приятное послевкусие!

— Знаешь почему эльфийское вино так ценится? — неожиданно спросил Алексея, принимая от Сани бутылку и убирая ее в Инвентарь, после чего снова зашагал в сторону Башни.

— Вкусное? — предположил студиоз Серого факультета, догоняя своего товарища.

— Не только, — Алексей на ходу поднял указательный палец вверх. — Самое главное — никаких побочных эффектов! И в несколько раз усиливает инфракрасное зрение.

— Это круто, — оценил Саня и кивнул на показавшуюся перед ними Башню. — Лех, два вопроса. Что мы там забыли и… как мы туда попадем?

— Чжо ключиком поделился, — Алексей достал из кармана два желтых топаза, — главное их не перепутать!

Амулет Лар’Тарго

ключ

Башня Академии

ключ


— Ого! — Саня завороженно смотрел на похоже друг на друга амулеты. — У Юлия похожий артефакт имеется. Он его с Жано снял тогда, на лестнице.

— Амулет Ков’Альдо поди? — уточнил Алексей.

— Ага, — кивнул Саня, — ты тоже видел, да? В нем как будто миллиард искр кружатся. Для медитаций лучше не найти!

— Напомни мне поговорить с Марком насчет активов вне Академии, — улыбнулся своим мыслям Алексей. — И никому не говори, что ты только что видел.

— Подожди, — глаза Санька расширились, — это ключ, да?

— Прикинь! — Алексея просто распирало от радости.

— Это будет считаться ограблением со взломом или просто воровством? — с любопытством поинтересовался парень.

— Пошли уже, — хмыкнул Алексей. — Вот закончим Академию, а там видно будет! Но если рода Ков’Альдо и Лар’Тарго под стать Керну с Жано, то это будет репарация!

— Или контрибуция? — ехидно прищурился Саня.

— Э не, братец, — Алексей многозначительно поиграл бровями. — Кто первый напал? Ков’Альдо?

— Ков'Альдо, — согласился Саня.

— Значит репарация. На нас напали, но мы умудрились победить супостата! А если бы мы первые напали и победили, то тогда бы могли требовать контрибуцию — то бишь откуп. Но так уже никто не делает. Официально по крайне мере. Международное право запрещает. — Алексей только было вошел в раж, но поймав лукавый взгляд Сани, быстренько закруглился со своей спонтанной лекцией. — Как-то так.

— Жаль Ирак в 2003 об этом был не в курсе… — невесело хмыкнул Саня и неожиданно поинтересовался. — Что, Лех, соскучился по школе?

— Есть такое, — признал Алексей. — Накатывает подчас.

— На меня тоже, — совсем по-взрослому вздохнул Саня.

Оставшийся путь до Башни маги проделали в молчании, каждый думая о своем. Алексей думал об автобусе с детьми, найти который не смог даже Цит, а Саня думал о Михаиле, жалея, что не схватил своего друга за руку в тот момент, когда он надевал на себя Диадему.

Подойдя к Башне и окружающему ее прозрачному силовому куполу, Алексей достал амулет и, взяв Саню под руку, беспрепятственно прошел сквозь защитную пленку.

— Главное, ничему не удивляйся, — предупредил Алексей.

Саня молча кивнул и пошел следом за Алексеем. Весь путь до жилого этажа первокурсников они прошли в тишине, и только когда Алексей остановился напротив обычной стены, на которой спустя пяток секунд вспыхнул ярко-оранжевый знак «ॐ», парень выдал:

— Прикольно, — вынес вердикт Саня, осторожно заходя в открывшийся зев секретного хода. — Откуда узнал про него?

— Чертоги, — коротко ответил Алексей, которому приходилось следить, чтобы свисающая с потолка паутина случайно не попала в рот.

Поначалу у него еще был соблазн эти сухие заросли, но Вольный маг сдержал свой порыв. Мало ли как Башня отреагирует на магию… Но стоило коридору закончится, как паутина исчезла, словно ее и не было, а перед магами открылась круговая лестница.

Алексей, с любопытством посмотрел наверх, покачал сам себе головой и начал спускаться в темноту.

— Долго еще? — поинтересовался Саня, когда они по его ощущениям достигли плюс-минус первого этажа, а на их пути появилась едва заметная мыльная пленка.

— Долго, — кивнул Алексей, который не помнил никаких пленок. Внутренняя чуйка молча, поэтому он, поколебавшись, продолжил спуск.

На секунду ему показалось, что он оказался в вакууме, но стоило спуститься чуть ниже, как это чувство пропало.

— А сейчас? — спустя час безостановочного спуска шёпотом уточнил Саня.

— Как ловушки пойдут, считай пришли, — также шепотом ответил Алексей.

Ловушек, к слову, на лестнице не оказалась. Точнее они были, но деактивированные.

«Странно, — подумал Алексей, хмурясь. — Что-то не то…»

Ни клаустрофобии, ни сужающихся стен, ни бесконечных, повторяющихся пролетов.

— Как будто это обычная лестница, — закончил он мысль вслух, посмотрев в темнеющий овал дна.

Один виток, второй, и их глазам открылся широкий коридор, ведущий в темный зал. Благодаря эльфийскому вину проблем с ориентацией в темноте у них не было, и маги осторожно двинулись вперед. С потолка свисала тусклая сухая паутина. Пол был покрыт сажей и золой, а стены были покрывала черная корка копоти.

— Нам туда? — с опаской поинтересовался Саня. Входить в коридор у парня не было ни малейшего желания.

— Туда, — пробормотал Вольный маг и, двинулся вперед. На периферии сознания он уже догадывался, что увидит спустя пару метров, но не спешил радоваться раньше времени.

Зайдя в овальный зал, Алексей предостерегающе поднял руку, призывая к тишине и, достав из Инвентаря запасную нательную рубаху, безжалостно оторвал от нее оба рукава и щедро смочил их эльфийским вином.

Первый самодельный респиратор он отдал Сане с наказом стоять на месте и ни в коем случае не идти дальше, второй использовал сам.

Очень уж Алексею не понравились скопления зеленого пара, словно минное поле, окружающие мраморный ларец, стоящий посреди комнаты на невысоком пьедестале.

Ключ Алексею, как он и предполагал, не понадобился. Вольный маг с легкостью откинул мраморную крышку ларца и довольно посмотрел на аккуратную пирамиду, выложенную из белых кубиков.

Аккуратно ссыпав кубики в специально приготовленную холщовую сумку и убрав в Инвентарь, Алексей повернулся к Сане и показал ему большой палец.

Парень же наоборот покачал головой и нарисовал в воздухе круг.

И вправду, зеленый пар со всех сторон окружил Алексея, не оставив ни малейшей лазейки.

Вспомнив впечатляющие характеристики настоятеля храма Солнечного кулака Цзин Ли, в числе которых были: Аура страха, Проклятье, Гнилостное дыхание, Заражение и Похищение характеристики, Алексей решил не рисковать и вскочил на пьедестал, предварительно столкнув с него мраморный ларец.

«Облом, — констатировал он, посмотрев на зеленый туман сверху, — не перепрыгнуть… Что ж, тогда в силу вступает план Б!»

Махнув Сане рукой в сторону коридора, пару раз ткнув вверх, и похлопав по воображаемым часам, Алексей удовлетворено кивнул. Парень не стал играть в героя, а резво бросился на выход.

«Наверное, тоже чует, что магией здесь лучше не пользоваться» — подумал про себя Алексей и начал раздеваться.

Оставшись лишь в одном нательном белье с обмотанной вокруг пояса Цепью и висящей на ней Книгой с Чернильницей, он сделал пару осторожных вдохов. Отбросил в сторону ненужный уже респиратор и потянулся к скачущей под сердцем искре.

— Я есть огонь! — проговорил Алексей, закрывая глаза и позволяя искре превратиться в бушующее пламя.

«Так вот ты какая, вторая форма!» — подумал Вольный маг с гулом проносясь сквозь зеленую завесу дыма.

За его спиной задрожала земля, упал пьедестал, с потолка посыпалась пыль в вперемешку с камнями. Но ярко-белое пламя не обращало на происходящее вокруг никакого внимания.

Ворвавшись в коридор, он с каким-то удовольствием спалил ошметки паутины и выскочил на лестницу.

Перепрыгивая по пять ступенек за раз он резво бросился вверх, всеми силами стремясь обогнать каменную лавину.

Пролет. Второй. Пятый.

Он сбился со счета, но упорно мчался вверх, затылком ощущая надвигающуюся беду.

Заприметив бегущего вперед человека, он ускорился и с легкостью зашвырнул его себе на плечо.

Еще один пролет. Второй…

«Не успеваю», — промелькнула где-то в животе неприятно острая мысль, а молния, терпеливо ждущая под сердцем своего часа, аж заискрилась от предвкушения.

— Я есть воздух! — проревел сгусток огня, превращаясь в огненный ураган. Целые каменные блоки ходили ходуном, срываясь вниз — на самое дно шахты. Лестница складывалась, неотвратимо обрушиваясь вслед за несущими блоками.

А снизу поднималось ядовито-зеленое облако посмертного проклятья сожжённой в Чертогах мумии.

Огненный ураган в последний раз оттолкнулся от кренящегося вниз куска лестницы и, наматывая круги по часовой стрелке, рванул наверх. Где-то внутри него кружилось свернувшееся в комочек тело человека.

— Уууух!

Стены рукотворной шахты-колодца наконец-то схлопнулись, выбрасывая вверх огромное облако пыли, вперемешку с зеленым туманом. Но огненный смерч лишь расхохотался в ответ, опережая гнилостные испарения на пару метров.

— Брось! — прохрипел опаленный человек. — Оставь!

— Ха-ха-ха! — проревел огонь в ответ, ускоряясь все больше и больше, пока, наконец-то не проскочил сквозь мыльную пленку.

— Ух ё! — Алексея разом выкинуло из второй формы, и он чудом успел поймать Саню за руку. — Хэк!

Рывок вверх и ошарашенный парень уже сидит на ступеньках, свесив ноги в саму бездну, которая, приняв образ зеленого черепа, безуспешно пытается пробиться сквозь мыльную пленку.

— Защита от дурака! — со знанием дела протянул Алексей, доставая из Инвентаря эльфийское вино и свой комплект Имперского мага.

— Защита от дурака, — согласился Саня, которого начала бить запоздала дрожь отходника.

— И это, Сань, — Алексей глотнул прямо из горла и протянул бутыль парню. — Предлагаю устроить вечернику пораньше. Скажем, завтра?

Глава 31 черновик

Знакомая пятерка воинов и магов шла по петляющей в тумане тропе. Вот только на этот раз они… светились. Причем каждый своим — особенным светом. Например от здоровенного рыцаря, больше похожего на космического пехотинца далекого будущего, так и несло бежевой ленью. Идущий следом маг, на бедре которого висела Книга, пылал ярким радужным факелом. Еще один маг со странным посохом светился как китайский символ Инь и Ян. А замыкающий воин в сером плаще излучал спокойный… серый свет. Но больше внимания привлекал крепыш в бордовых одеждах. От нег так и несло Силой и Спокойствием, но света не было от слова совсем. И лишь перекинутые через плечо черно-белые четки светились нефритовым сиянием.

Он решил подлететь поближе, чтобы вглядеться в этот артефакт, а точнее — посчитать количество квадратных бусин и рассмотреть леску, но стоило ему приблизиться, как монах особым образом сложил пальцы в мудру, и его словно током ударило.

Плывущие вокруг тени синхронно повернулись к нему и хором прокричали из далека едва слышное:

— Отойдем!

«Куда?» — он захотел закричать, но не смог.

— Отойдем!

Его уже потянуло куда-то вверх и вправо, и прямо на звук, который раздавался все громче и четче:

— Подъем! — отвратительно бодрый голос Чжо вырвал Алексея из липкого сновидения. — Подъем, товарищ преподаватель.

— Чжо… — простонал Алексей, переворачиваясь на другую сторону. — Дай поспать!

— Винишком вчера злоупотребил? — принюхался Имперский маг. — После него же часов двенадцать как убитый спишь!

— Да я два глотка-то и сделал, — пробурчал Алексей, натягивая одеяло на голову, — дай хоть сон досмотрю, там прям важное что-то было!

— Не, товарищ преподаватель, — хохотнул маг. — Вставай давай, коллега! Не успеешь ведь!

— Чжо, по-братски! — Алексей ощущал себя безвольным то ли слизнем, то ли слаймом. — Пять минут! Плевать на завтрак.

— На завтрак-то и впрямь плевать, — согласился декан радужников, — а на зарядку нет.

— Зарядка… — Алексею захотелось накрыть голову подушкой и спрятаться под одеяло, — заря-ядка!

Богатырский зевок чуть не вывихнул ему челюсть.

— Зарядка — наше все.

Обреченно откинув такое теплое и мягкое одеяло в сторону, Алексей кубарем скатился на холодный пол и принялся медленно отжиматься.

Пять. Десять. Двадцать раз.

В голове слегка прояснилось и он, кряхтя, как старый дед, поднялся на ноги.

— Вот смотрю я на тебя, Леш и думаю, — ухмыльнулся Чжо. — Сначала пологда, да еще и потом два месяца в коме провалялся, а все одно — не выспался!

Не дождавшись от разминающегося хмурого мага ответа, Чжо продолжил.

— Нет, я понимаю, молодой организм и все дела… Днем учимся, ночью гуляем, но ты же полчаса назад вернулся!

«Вон оно что, — подумал Алексей. — Не подрасчитали мы с Саней чутка!»

— Не бережешь ты себя, — покачал головой Чжо, а в его глазах промелькнуло искреннее сочувствие. — Оно того хоть стоило?

Алексей прикинул про себя, можно ли доверять Чжо и, прервав суставную разминку, достал из Инвентаря мешок белоснежных кубиков. Подумал немного и присоединил к ним такой же мешок, только уже с черными кубиками.

— Дуэльный круг, — недоуменно протянул Чжо, заглянув по очереди в каждый из них, — и еще один? Хм, защитный круг… Ни разу про такой не слышал.

— Я хочу сделать из них четки, — в лоб сказал Алексей. — Сейчас раздумываю какую леску для них использовать.

— Хм, тебе с этим вопросом лучше к…

— Мастеру Барку? — подхватил Алексей, перебивая мага.

— К Дэнису, — поморщился Чжо. — Он у нас в послушниках ходил. Медитации всякие, философия и прочая монашеская муть.

— Не веришь? — поинтересовался Алексей.

— Другие интересы, — покачал головой Чжо. — Не принимай на свой счет, но я давно уже перерос эти магические артефакты и точно уверен в одном: нужно самому становиться сильнее, а не уповать на заемную мощь.

— А это? — Алексей с иронией кивнул на доспех Имперского мага.

— А это адекватная оценка собственных сил, — грустно улыбнулся Чжо. — Погоди, вот воссоздам отряд Имперских магов, открою свою собственную магическую школу, тогда по-другому заговоришь!

— Или орден, — подмигнул Чжо уже окончательно проснувшийся Алексей.

— Или Орден… — мечтательно согласился Имперский маг. — Что ж до твоих четок, поговори с Дэнисом. Он как-то рассказывал про какую-то плеть или веревку, уже не помню. Вдруг тебе подойдет… Ну и Барк на крайний случай. Старик просто помешан на артефактах. Особенно Древних.

Чжо посмотрел вдаль, задумавшись о чем-то своем.

— Ладно, — встряхнулся Имперский маг. — Заболтал ты меня! Пошли на зарядку, хочешь-не хочешь, а пример молодым надо подавать!

«Вот и вернулось все на круги своя, — подумал Алексей. — Снова уроки, снова быть примером… Хотя чего я возмущаюсь, я же этого и хотел?»

— Кстати, Чжо, — Алексей вспомнил про запланированную вечеринку. — Как ты смотришь на то, если мы сегодня вечером с ребятами немного развеемся у тебя в поместье?

— Хорошая мысль, — тут же согласился Имперский маг. — Я тоже об этом думал. Студиозы устали. Многие находятся на грани эмоционального и физического истощения. За последние две недели количество дуэлей просто зашкаливает. Пацанов своих хочешь развеять?

— Ну, — кивнул Вольный маг. — Компашку Марка, радужников, да темных.

— Добро, — улыбнулся Чжо, — только без алкашки!

— Чжо, — Алексей аж цыкнул от возмущения, — мы же маги! Исключительно расслабляющие напитки за авторством Гала Батры.

— Тогда договорились, — примирительно улыбнулся Чжо. — А я Ксандру подкину мысль насчет общего мероприятия.

— Лучше, наверное, по факультетам, — предложил Алексей, вспомнив Ков’Альдо.

— Разберемся, — отмахнулся Чжо и поторопил мага, — а ты давай быстрей на улицу, парни уже вовсю разминаются!

— Уже бегу, — усмехнулся Алексей.


Привычное колесо академской рутины начало свой размеренный бег, ежеминутно наращивая темп.

Умыться, размяться, сполоснуться. Сходить на завтрак, перекинуться с ребятами парой слов и скорей в зал для практических занятий — успеть хотя бы примерный конспект занятий набросать перед уроком!

«Забавно, если моя первая лекция будет у огневиков из свиты Ков’Альдо, — несколько нервно подумал Вольный маг. — Сейчас, конечно, основной упор делается на групповую работу, но посещение нескольких основных курсов, куда включили и мой, проводится по старинке — по факультетам».

Не то чтобы Алексей переживал или волновался, но первый урок есть первый урок. Необходимо максимально выложиться, чтобы заинтересовать, увлечь, зацепить внимание учеников! Ведь не зря говорят: «Нет второго шанса произвести первое впечатление».

Вот и мандражировал Алексей, неосознанно накручивая себя перед занятием.

«Ой да ладно! — с раздражением подумал маг, когда в голове сам собой начал прокручиваться возможный разговор с высокомерными магами, — нормально все будет. Делай, что должно, и будь, что будет!»

Успокоив себя этим поистине мудрым изречением, он успел даже прикинуть основной ход урока и немного помедитировать.

— Здравствуйте, Мастер! — прогудел Кром — глава ввалившихся в аудиторию магов Земли.

— Доброе утро, ребята, — с облегчением улыбнулся Алексей.

Как бы то ни было, но психологически проще устанавливать контакт с лояльной аудиторией. А студиозы Земляного факультета запомнились Алексею именно своей адекватностью и готовностью работать. И не один ведь не стал сачковать, когда Алексей учил их базовой ментальной самозащите.

— Мастер Алексей, — тут же поднял руку Горди, одногруппник Крома, — а вы можете открыть портал на план Земли?

В аудитории тут же воцарилась тишина — все как один студиозы замерли кто где стоял или сидел и уставились на Вольного мага.

— Могу, — пожал плечами Алексей, с улыбкой смотря на застывших студентов. — Да вы рассаживайтесь, в ногах правды нет!

— Расскажите? — чуть ли не взмолился Горди, а остальные молчаливо согласились.

Как студиозы смогли это сделать, не проронив ни единого слова и не сделав ни единого движения, для Алексея осталось загадкой. Впрочем, ненадолго.

— «Боевое братство»? Или «Брат за брат»? — с интересом уточнил Алексей. Уж слишком слажено действовали парни, прямо как единый механизм.

— «Брат за брат» — прогудел Кром и, немного подумав, зачем-то добавил, — Марк подсказал.

— Понятно, — кивнул Алексей. — Что ж, про порталы расскажу и, если Мастер Кромбер не будет против, даже попробуем открыть один. Но для начала каждый из вас должен овладеть продвинутой ментальной защитой.

— Чтобы элементы Земли не смогли нас под контроль взять?

— В том числе, — согласился Алексей, с удовольствием отмечая, что все студиозы уже расселись по своим местам и внимательно его слушают. — Итак, начнем!

В этот день у Алексея было два урока и оба они прошли на ура. Студиозы впитывали информацию словно губки, задавали уточняющие вопросы, и выполняли все в точности, как он просил.

На обед он шел с отличным настроением. Уроки не только не выжали его досуха, но наоборот, дали огромный заряд бодрости и энергии.

«Как в старые добрые», — с ностальгией подумал Алексей.

Сев за облюбованный еще в первый день в Академии стол, за которым уже находилась вся их компания, Алексей вопросительно посмотрел на Саню.

@books_fine канал в телеграме, где можно выкладываются книги которых еще нет в интернете, в том числе и те, что в стадии написания, ждем вас! https://t.me/books_fine или @books_fine


— Все путем, — студиоз Серого факультета поднял вверх большой палец. — Договорился насчет еды и напитков!

— А мы с Люком, — Марк кивнул на сидящего рядом угрюмого крепыша, — выпросили у Барка несколько гитар!

— Это же здорово! — обрадовался Алексей. — Живая музыка. Атмосферно будет!

— Тут такой момент, — слегка смущенно протянул Цезарь, — мы тут случайно живчиков пригласили… это же не будет проблемой?

— Да нет наверное, — пожал плечами Алексей, не понимая почему все сидящие за столом парни мгновенно застеснялись, — все поместимся, думаю.

— Живчиков, ага! — одному Сане было абсолютно фиолетово. — Цезарь, так и скажи, что девчонок позвал!

— Ну вы даете! — искренне восхитился Алексей, — а целители-то не будут против, что мы их девчонок уводим?

— Так они тоже идут, — смутился Цезарь. — Да их там немного! Человек пятьдесят всего!

— Мда, — Алексей испытал острое желание впечатать ладонь в лоб, — вот и посидели своей компанией…

— Да норм все будет, — Саня широко улыбнулся и поспешил развеять опасения Алексея, — я десять кувшинов заказал! К тому они очень круто поют!

— Еще лучше!

— Ну так что, Алексей, — несмело улыбнулся Цезарь, заглядывая Вольному магу в глаза, — можно?

— Ладно, — принял решение Алексей. — За наведение порядка отвечаете лично. Не хочу Чжо подставлять.

— Алексей! — расплылся в улыбке Марк, — все будет по высшему разряду! Тебе не будет стыдно за Союз! Мы думали после Турнира гуляние устроить, но с политической точки зрения так лучше будет!

— С политической? — поднял бровь Алексей, заканчивая с первым блюдом и пододвигая к себе тарелку с ароматно пахнувшей печеной картошкой.

— Ков’Альдо уже всем уши прожужжали, что после Турнира делают мега-вечеринку для своего клана. И если мы сегодня устроим движ для всего СБМ, получится прям по красоте. Ков’Альдо сыпят обещаниями, а мы просто берем и делаем!

В первый момент Алексей хотел возмутиться наглостью пацанов, но под конец пламенной речи Марка передумал. Ну придет к радужникам на пару десятков человек больше… Места в любом случае всем хватит. Парни помогут вынести столы во дворик и накрыть шведский стол. Сделают несколько игровых зон, а у фонтана можно разместить музыкантов… Да и присмотреться к студиозам, входящим в Союз боевых магов хочешь-не хочешь, надо!

Кому как не Алексею знать, что знакомства, завязанные в школе или в университете чуть ли не самые крепкие, а, следовательно, и полезные! Тем более если он хочет отбирать себе среди них будущую команду.

— Значит вечеринка СБМ? — уточнил он, задумчиво изучая потолок столовой. — А давайте! Только чтобы к утру все было… как было!

— Отлично! — Марк заметно повеселел, словно решив серьёзную проблему. — Гай! Поставь Куро в известность, пусть распространит инфу среди сомневающихся! Юлий! На тебе организация мастер-классов. Нужно будет впечатлить как новичков, так и прибившихся за последние три месяца студиозов. Цезарь! На тебе девчачий вопрос. Чтобы ни одной драки из-за девушек не было, понял?

Слушать Марка было одно удовольствие. Стоило Повелителю Огня получить от Алексея официальное разрешение, как он тут же развернул бурную деятельность, профессионально делегируя целые направления.

— Люк! Сэнди! На вас еда, напитки и музыка! Саня уже обо всем договорился, осталось только организовать доставку и грамотно все разместить в поместье.

— Думаю двор хорошо подойдет? — полуспросил, полууточнил Алексей.

— Да, двор, — согласился Марк, уже во всю черкая в своем ежедневнике. — В гостиной радужников мы точно не уместимся, а на свежем воздухе — самое то будет.

— Блин, ребят! — неожиданно проговорил Цезарь. — Вы только представьте себе! Один вечер не нужно будет истязать себя тренировками и учебой! Можно будет просто побренчать на гитаре, поиграть во что-нибудь, пообщаться… Потанцевать с красивыми девушками в конце концов!

— Да, — хладнокровно кивнул Марк. — Ребятам действительно не хватало этой отдушины. А для неопределившихся это будет отличным примером и рекламой.

— Рекламой, говоришь? — протянул Алексей, уставившись на элемента Воды, застывшего за спиной Сэнди. — Мне тут в голову пришла одна мысль… Марк, скажи, а огневики хотели бы себе таких же элементов-помощников, как у водников?

— Шутишь! — фыркнул Повелитель Огня. — Мы Дениса уже второй месяц уламываем!

— Цезарь, Гай, Юлий, а вы? — повернул голову к воздушникам Алексей.

— Такая же история, — ответил за всех Цезарь. — Но фон Аер только и может, что раз за разом повторять: «Немножко терпения»! — воздушник очень похоже изобразил декана своего факультета. — И заранее отвечу за наших Земляных магов — тоже да! Мы уже обзавидовались все!

— Тогда вы идите на уроки, и готовьте все для вечеринки, — улыбнулся принявший решение Алексей. — А я пробегусь по преподавателям! И если все будет хорошо, то Союз получит самую крутую рекламу, какую только можно!

— Ты что хочешь… — пораженно охнул Гай, но был тут же перебит Саньком:

— Тише, ребят! Давайте не будем раньше времени делить шкуру неубитого медведя. Вдруг у Лехи не выйдет ничего?

— Саня прав, — не моргнув глазом кивнул Марк. — Работаем по плану. Ну а если у Алексея все получиться, то это будет просто…

— Огонь! — расплылись в улыбке пацаны.

— Ну все тогда, — Алексей почувствовал, как внутри разгорается привычная жажда действия и предвкушение чего-то грандиозного, — я побежал, ну а вам — удачи на уроках!

— Счастливо, Алексей!

— На связи!

— До встречи!

Тут же отозвались ребята, наблюдая за тем, как их старший товарищ чуть ли не бегом вылетает из столовой, забыв даже убрать за собой грязную посуду.

— Как думаете, у него получится? — с сомнением протянул Сэнди покосившись на своего элемента.

— Если получится, я на этого парня молиться буду, — пробурчал Люк. — Достали уже эти водники, Сэнди, без обид! Но это реально несправедливо! Ваш декан обеспечил вас стихийными фамильярами, а все остальные факультеты-то чем хуже? Мы вам банально завидуем!

— Да я бы не сказал, что все водники стали супер-имбами, — пожал плечами Сэнди.

— Ну-ну, а то, что каждый день то один, то второй через единение со стихией проходит — ерунда, да? — вставил свои пять копеек Гай. — Вы уже за два месяца зажрались просто и не понимаете своего счастья!

— Да ладно вам, ребят, — хмыкнул Сэнди, — ваши деканы ничуть не хуже!

— Да кто ж спорит-то! — вздохнул Юлий. — Но если у Алексея получится…

— То у нас появятся свои элементы, — мечтательно прикрыл глаза Цезарь.

— А Союз станет самым крутым сообществом юных магов! — подытожил Марк.

Юные маги, не сговариваясь, посмотрели вслед убежавшему Алексею и, синхронно вздохнув, начали подниматься из-за стола.

Обед уже подходил к концу, а на Артифакторику лучше было не опаздывать.

Задвинув за собой стулья и сдав грязную посуду, ребята молча направились на выход. И каждый из них, за исключением Сэнди думали о том, чтобы они сделали, будь у каждого из них свой стихийный фамильяр.

Глава 32

— Нет, — Дэнис ван Игнис, которого Алексей отвлек от обеденной медитации, был недоволен и немногословен

— Почему? — не сдавался Алексей. — У меня есть доступ на план Огня, а с Книгой будет легче договориться со Старейшинами элементов.

— Опасно, — неохотно объяснил декан Огненного факультета. — Это Олькуш может себе позволить контракт со стихией заключить на всех своих студиозов. А я — нет.

— А если частями? — Алексей перешел к основной части своего плана и сейчас немного волновался. Ведь если Дэнис откажет уже сейчас, то дальнейший разговор будет бессмысленным.

— И как ты предлагаешь выбирать достойных? — тут же обозначил проблему ван Игнис, выделив интонацией самую слабую часть плана Алексея.

— Начнем с мелких, — Вольный маг решил не юлить и быть с огневиком, в жилах которого течет кровь демона, предельно откровенным. — Проверим на них. Если все пройдет успешно, создадим дополнительную мотивацию для студиозов. Хорошо учишься и показываешь высокий результат в практическом применении магии — получи стихийного фамильяра! Да и водникам нос утрем…

— Это… может быть интересно, — задумчиво пробормотал Дэнис, не особо успешно скрывая заинтересованный блеск, мелькнувший в желтых глазах. — Сколько магиков хочешь… хе-хе, осчастливить?

— Примерно штук двадцать, — навскидку прикинул Алексей, — начну с Марка.

— Добро, — кивнул Дэнис, — где и когда?

— Сегодня вечером, у Чжо.

— На вечеринке? — покивал Дэнис, продемонстрировав недюжинную осведомленность. — На всю Академию о своем Союзе решил заявить?

— Совместить приятное с полезным, — кивнул Алексей, не обращая внимания на толстый намек огневика.

— Ну давай, — неожиданно согласился Дэнис. — Нужно будет подстраховать, используй кольцо.

С этими словами он бросил Алексею аккуратное золотое колечко, выполненное в виде нескольких золотых лоз, держащий в центре алый рубин.

— Надеюсь не придется, — с благодарностью поклонился Алексей, надевая кольцо на палец. — Спасибо Мастер ван Игнис!

— Ага, — буркнул огневик, демонстративно теряя к Алексею интерес. — Пока-пока.

«Сам поди за всем процессом от и до следить будет, — подумал Вольный маг, покидая покои декана Огненного факультета, — чтобы потом самолично повторить процесс призыва! Ну и ладно, мне это все равно на руку будет. Кто там дальше? Кромбер или Бизэ? Кромбер!»

— Заманчиво, но нет, — проворчал Кромбер, и не думая открывать глаза.

Декан Земли занимался послеобеденной медитацией и не горел желанием тратить свое личное время на Алексея.

— Почему? — не стал сдаваться Вольный маг.

— Потому что я так сказал, — недовольно отозвался маг, покрываясь каменной коркой. — Свободен.

— Хорошо Мастер Терраниус, — несмотря на то, что глаза гиганта были закрыты, Алексей отвесил церемониальный поклон младшего старшему и добавил со вздохом, — снова огневики вперед вырвутся.

— С чего бы это вдруг? — ожидаемо отреагировал декан. — И не думай, что я купился на твою банальную манипуляцию!

Обойдя вниманием скользкий момент с провокацией, Алексей наскоро пересказал магу разговор с Дэнисом ван Игнисом.

— Значит и мальчишек своих усилить хочешь и о Союзе на всю Академию заявить? — каменная броня дала трещину, осыпаясь невесомой пылью, а на Алексея устремился тяжелый взгляд Кромбера. — А ты в курсе, что без Старшего Элемента твой вызов будет лишь пустой тратой маны?

— Одну секунду!

Алексей выбрал заготовленную заранее часть системного уведомления и показал ее магу:

Внимание! Вы достигли единения с Землей!

Вам доступен портал на план Земли (раз в месяц, отношение: симпатия)

Вам доступен вызов Младшего Элементаля

Вам доступен вызов Старшего Элементаля (Наличие Цепи)

Вам больше не нужен кладоискатель. Где бы вы ни находились, вы можете одним щелчком пальцев обнаружить как подземный водоем, так и полости в толще земли, а может быть даже и драгоценные металлы.

— Хм, это может сработать… — задумчиво протянул декан. — С тебя портал. Говорить буду я. При успехе повторим.

— До вечера, Мастер Тераниус, — поклонился Алексея, скрывая довольную улыбку.

Оставался самый сложный разговор, для которого у Вольного мага не было заготовленных козырей. Почти.

— Алексей, ты же понимаешь, что вероятность положительного результата стремится к нулю? — Бизэ фон Аер сам нашел Вольного мага на подступах к территории воздушного кампуса.

И если бы маг не знал о наличии у декана воздушников второй формы, он бы ни за что не распознал в поднявшемся ветре присутствия фон Аэра.

— Мастер, — не удержался Алексей, которому стало дико интересно, каким образом Бизэ прячет свою ауру. — Как вам это удается? Вас же почти нереально засечь!

— Ну ты же засек? — недовольно прошелестел порыв ветра.

— Мне проще, — пожал плечами Вольный маг. — Во-первых у меня единение со стихией, а во-вторых, вчера я принял вторую форму.

— Вижу, — Алексею показалось или в очередном дуновении воздуха проскользнули завистливые нотки? — Ты не представляешь, сколько у меня на факультете талантливых учеников, а вторую форму первым осваивает какой-то радужник!

— Вообще-то первым и без всяких подсказок с этим справились именно вы, — дипломатично заметил Алексей.

— Верно, — ветер перестал играть с мантией Алексея и толкнул мага в сторону стоящей под яблоней лавочки.

Расценив этот жест, как приглашение к разговору, Вольный маг свернул с дорожки и присел на утопающую в зелени парка лавку.

Если бы не подсказка воздушника, он бы и не обратил на это место внимания. Деревянная скамейка была очень удачно расположена. С нее открывался отличный вид на парк, а сама она была со всех сторон надежно прикрыта свисающими ветвями деревьев.

Протянув руку, Алексей сорвал яблоко и с удивлением его рассмотрел. У него на ладони лежал сочный зеленый плод, словно он сейчас сидел не в академском парке, а как минимум в оранжерее.

— Предыдущая декан была помешана на функциональности, — любезно пояснил расположившийся рядом фон Аэр. — Воздушники вообще могут на завтраки не ходить — наш корпус окружают сотни фруктовых деревьев.

Выглядел маг странно. На скамейке плясали аж шесть завихрений, постепенно складываясь в человеческую фигуру. Алексей с любопытством наблюдал, как завихрения сливаются, образуя сначала ноги, потом тело, потом руки и, наконец, голову декана воздушников.

— Один момент, — предупредил фон Аер, а в следующую секунду Алексея на мгновение замутило.

— Особенности переноса, — извиняюще пожал плечами реальный фон Аэр, появившийся на месте своего воздушного двойника. — Еще не разобрался как избавиться от этого эффекта. Перенос-то по самому короткому пути идет, то есть по прямой. Вот и получается, что пока лечу из точки А в точку Б, нахватаюсь эмоций всех, кто на пути находится. И мне неприятно, и оказавшихся на пути подташнивает. Пару первогодок и вовсе вывернуло.

— Интересно, — заинтересованно протянул Алексей. — То есть все это время вы находились, скажем, у себя в кабинете, а здесь присутствовали исключительно дистанционно?

— Все верно, — довольно улыбнулся воздушник. — И больше всего мне нравится то, что никакие системы и плетения обнаружения не работают. Хоть совещания ректора подслушивай!

— А если форточку закрыть? — тут же сориентировался Алексей, наслаждаясь вкусом на удивление сладкого яблока.

— Тогда не получится, — тут же погрустнел фон Аэр. — Без постоянного движения и циркуляции — никак.

Алексей в мыслях усомнился, но вслух о своих догадках распространяться не стал. Он был более, чем уверен, что Бизэ вешал эту лапшу про форточки всем, кому мог, чтобы не лишать себя столь удобного источника информации, как сплетни или деловые разговоры.

«Надо парням сказать, чтобы важной информацией исключительно в письменном виде обменивались», — сделал себе мысленную заметку Вольный маг, а вслух сказал другое:

— Спасибо за разъяснения насчет «невидимости». Что же касается портала на план Воздуха, есть у меня одна мысль…

— Мыслей может быть много, — философски заметил воздушник, по-птичьи склонив голову к плечу. — Но самое главное, у тебя нет воздушного аналога Цепи и Книги, артефакты, на которые рассчитывают Кромбер с Дэнисом.

Бизэ фон Аэр внимательно посмотрел на свисающее справа от него яблоко, словно спрашивая себя — хочет он его или нет, и, потеряв интерес к фрукту, отвернулся от него, вперив в Алексея чуть насмешливый взгляд.

— Но надо отдать должное коллегам. Два месяца ждать, пока ты придешь в себя, и не броситься к тебе сразу же после вчерашнего праздничного ужина… Молодцы!

— В смысле? — нахмурился Алексей, в душу которого уже начали закрадываться червячки сомнения. — Вы хотите сказать, что меня развели?

— Ну сам посуди, — фон Аэр устроился на лавочке поудобней, — студиозы Олькуша благодаря призванным элементам уже второй месяц бьют мыслимые и немыслимые показатели, а нам приходится локти кусать. Думаешь мы не бросились вслед за Ги’Дэрека открывать порталы на стихийные планы? Ха! В тот же самый день! Вот только никто из нас не потянул заключение такого крупного контракта, как у Олькуша. Себе призвать элемента? Да без проблем! Студиозам? Силенок не хватает!

Фон Аэр со злостью посмотрел налево, туда, где располагался кампус Водного факультета.

— Я бы на месте коллег не стал ждать, пока тебе в голову придет гениальная мысль обеспечить всех студиозов Академии стихийными фамильярами, начав, конечно же, со своего Союза. И поверь, я бы тебе хоть что пообещал и подарил за такую возможность.

— Мда, — протянул Алексей, по затянувшейся паузе поняв, что продолжения не будет. — Интересно какая графа будет здесь более актуальна? Недополученная прибыль или упущенная?

— Да ты вообще странный, Алексей, — неожиданно огорошил его фон Аэр. — Как будто не от мира сего. Таскаешь на себе кучу артефактов, которые даже для дворянских родов самое настоящее сокровище! Про деньги вспоминаешь только когда припечет. Помогаешь всем подряд почти бескорыстно… У вас там все что ли такие, хм, чудные?

— Да Бог его знает, — задумался Алексей. — Среди моих знакомых учителей почти все такие вроде…

— У вас богатые учителя? — уточнил фон Аэр. — Это хорошо, значит общество достигло высокой степени развития.

— Нууу, — впервые в Академии Алексей почувствовал себя неловко. — У нас учителя не особо богатые. Большинство, я бы сказал, наоборот.

— То есть ты тоже был бедным? — предположил воздушник.

— Нет, я, можно сказать, был богатым, — покачал головой Алексей, забыв про яблоко. — Но мое состояние было заработано на фондовом и валютных рынках, и никак не связано с преподавательской деятельностью.

— А учителем работал профессионально?

— Профессионально.

— То есть это была твоя официальная работа?

— Ну да…

— Правильно ли я понимаю, что тебе приходилось зарабатывать деньги в свободное от официальной работы время?

— Эм, — Алексей почувствовал всю абсурдность ситуации, — ну, получается да…

— Интересно, — задумался фон Аэр. — А остальные также поступают?

— Кхм, — смутился Вольный маг. — Большинство устраивает положение вещей. Оплаты за работу хватает чтобы заплатить за жилье, купить продуктов и на нехитрые развлечения. Некоторые даже умудряются накопить деньги, чтобы съездить на пару недель отдохнуть в теплые страны.

— Сумасшедший мир, — подытожил воздушник.

— Да уж, — согласился Алексей, пытаясь вспомнить, с чего это вдруг они заговорили про Землю.

— Ладно, я понял, — сделал свой вывод Бизэ фон Аэр. — Тебе плевать на богатство и власть. И в тоже время ты одержим знаниями. Ты в курсе стоимости вещей, но она тебя не волнует. Алексей, ты — ботаник?

— Кха! — Вольный маг подавился уже почти съеденным яблоком. — Нет, я не ботаник. Точнее был им когда-то, но сейчас точно нет.

— Значит просто странный, — кивнул сам себе фон Аэр. — Что ж, тогда у нас есть шанс на успех…

— Вы насчет портала? — тут же сориентировался Алексей.

— Да-да, — щёлкнул пальцами воздушник. — Про него… С Огнем и Землей проблем быть не должно. Твои артефакты — залог успеха. А вот насчет Воздуха…

— Мастер…

— Тут даже не знаю… — судя по отрешенному взгляду Бизэ улетел мыслями куда-то далеко, в стремлении решить проблему. — Попросить помощи Натали?

— Мастер?

— Или опробовать теорию Барка… Хм…

— Мастер!

— Что? — недовольно проворчал воздушник, чей взгляд принял осмысленное выражение.

— Посмотрите сюда, возможно у нас больше шансов на успех, чем вы считаете! — Алексей развернул перед собой уведомление Сети:

Внимание! Вы достигли единения с Воздухом!

Вами получено приглашение от Старшего Элементаля посетить план Воздуха (раз в месяц, отношение: заинтересованное)

Вам доступен вызов Среднего Элементаля Воздуха (Проверка на Интеллект и Мудрость)

Вам больше не нужен веер. Где бы вы ни находились, вы можете одним щелчком пальцев вызвать легкий ветерок.

— Заинтересованное отношение? — удивился Бизэ фон Аэр.

— М-м, в тот раз, я, можно сказать, позавтракал молнией, — смущенно улыбнулся Алексей, с ностальгией вспоминая Полигон (подробней о тех событиях можно прочитать в книге «Завуч-2. Полигон»)

— Действительно, может сработать! — из глаз воздушника полился мягкий белый свет. — Сегодня вечером у Чжо. Я приду, помогу. И… отблагодарю. В любом случае. Поделюсь с тобой самым ценным — знаниями. Но если ты сможешь заключить Договор о стихийном фамильяре для каждого студиоза, благодарность будет выше. Мало осталось артефактов, способных заинтересовать тебя, но, думаю, тебя заинтересует Набор настоятеля

Бизэ сделал паузу и вопросительно посмотрел на Алексея — знает, не знает? Получив в ответ равнодушный взгляд и ровное пожатие плечами, воздушник пояснил:

— Набор из девяти камней, которые наделяют четки разными, кхм, свойствами.

— О! — Алексей мгновенно уловил неприкрытый намек и сделал себе заметку поменьше болтать вслух. — Думаю, воздушники будут в приоритете, даже не смотря на отсутствие соответствующего артефакта.

— Да, — мечтательно протянул фон Аер, — с Пером было бы проще.

— Точно, — согласился Алексей, в голове которого сложился пазл. — Перо! Спасибо, Мастер фон Аэр!

Перед ним тут же промелькнули все его видения, связанные с загадочным монахом, который просил четки:

Стоило Алексею приблизится к ледяному уступу, как монах приоткрыл веки и устремил на мага теплый взгляд светящихся белым светом глаз.

— Привет! — дружелюбно произнес этот йог на чистом русском, выдыхая облачко пара. — Ты за пером, да?

— Ээ, — едва выдавил из себя Алексей, — наверно.

— А четки случайно не принес? — непосредственно уточнил монах, не меняя позы.

— Не-ет, — помотал головой завуч и неожиданно для самого себя уточнил, — а какие четки?

— Ну такие, — монах наморщил лоб, — черно-белые.

— Увижу — обязательно принесу, — невольно пообещал Алексей, чувствуя, как холод сковывает руки и ноги. — Ну я пойду?

— Иди, — равнодушно пожал плечами монах, прикрывая глаза. — Возвращайся, когда будешь готов.

И тут же следом:

Квадратная площадка, ровные стены небольшого монастыря и сидящий на циновке совсем еще молодой парень. Обычные холщёвые штаны и перекинутый через левое плечо отрез бордовой ткани навевали Алексею воспоминания о Шаолиньских монахах.

Парень был не один. Перед ним на голой земле лежал головой вниз мужчина средних лет, а сидящий на коленях монах лениво изучал обнаженную спину лежащего.

— Проблемы с печенью и с легкими. Грыжа в районе шестого позвонка и искривление в поясничном отделе. У вас одно бедро чуть выше другого. Будем лечиться или обойдетесь рекомендациями?

— Лечиться если можно, — глухо пробурчал мужчина.

— Тогда расслабьтесь, — парень в бордовой накидке перетек из положения сидя в положение стоя и оценивающе посмотрел на своего пациента. — И помните, я смогу пройти только там, где вы меня пустите, понимаете? Не зажимайтесь и ничего не бойтесь.

Дождавшись утвердительного мычания, молодой монах прощупал левой ногой ступню пациента и резко опустил на нее свою пятку.

Хрусь!

— Аааааа!

Хрусь, хрусь, хрусь!

Следующие пять минут Алексей молча наблюдал, как молодой парнишка довольно-таки профессионально правит своего пациента. Мужик, перевернувшись с живота на спину, хоть и вскрикивал моментами и даже орал, но стоически переносил «издевательства» монаха.

— Как-то так, — монах впечатал свою пятку в грудную клетку пациента и, пережидая ор вперемешку с матами и слезами, неожиданно посмотрел прямо на Алексея.

— Нашел четки?

Алексей сглотнул, глядя в кристально-ясные серые глаза монаха и отрицательно мотнул головой.

— Жаль, — погрустнел парень, — они такие, м-м-м, черно-белые.

— Я помню, — выдавил из себя Алексей, с трудом выталкивая слова сквозь сухие губы, — как только, так сразу.

— Договорились! — молодой монах мягко улыбнулся и перевел взгляд на отошедшего от боли мужика.

Хрусь!

— Ты в порядке? — встревоженно спросил фон Аэр, от которого не укрылось секундное замешательство Алексея.

— Более чем, Мастер! — широко улыбнулся Алексей. — Более чем!

«Бусины почти готовы, Набор настоятеля — это, как я понимаю, так называемый глаз или разделитель, точнее целый комплект, ну и… осталось найти нить! Что касается нити — потрясу по наводке Чжо Дэниса, а не выгорит, то Барка. В конце концов он у нас — главный специалист по артефактам Древних! Что касается Набора…»

— Мастер фон Аэр, — Алексей хитро прищурился. — Приглашаю вас вместе с десятком лучших учеников на сегодняшнюю вечеринку Союза!

— Хорошо, — хмыкнул воздушник, тут же оценив потенциальный информационный эффект и предполагаемую выгоду. — Я и десять моих лучших учеников… До вечера!

Глава 33

«Хорошо, что после обеда уроков не было, — подумал Алексей, смахнув со лба трудовой пот, — осталось один стол с напитками принести и можно начинать! Хотя, вон в том углу ребята уже начали…»

Подворье поместья радужников было не узнать. Три ровные линии столов, на которых чуть ли не вплотную стояли фрукты и легкие закуски. Несколько круглых столов, на которых стояли стеклянные чаши с расслабляющим напитком Гала Батры и ровные ряды стаканчиков.

В центре двора была обозначена импровизированная сцена, на которой сейчас бренчали на гитарах Дэн и Кот. Ближе к стенам поместья, в окружении деревянных лавочек, находилась еще одна сцена — на этот раз сугубо музыкальная. Там сейчас настраивал еще одну гитару Санек, Люк старательно вбивал колонки в землю, пытаясь выстучать на вытянутых, будто бы африканских, барабанах мелодию из Seven Nation Army.

В дальнем углу дворика расположилась ноу-хау Союза — переносная дуэльная арена, где уже вовсю сражались второкурсники под строгим присмотром Арно Ги’Дэрека.

Алексей подмигнул возмужавшему парню, который, судя по рассказам Санька, взялся за ум и сам принялся формировать вокруг себя окружение. Пару раз на него пытались наехать Ков’Альдо, но сначала рядом оказались ребята Марка, которые поддержали опешившего Арни. А потом водник и сам удивил своих бывших «друзей», вызвав на дуэль и одержав безоговорочную победу.

Арни сдержано кивнул в ответ и перевел внимание на дуэлянтов. Хоть сегодня все присутствующие были свои, но от случайности никто не застрахован. А подвести Алексея и Марка Повелитель Льда не хотел.

Ну а под тенью небольшой рощи был оформлен учительский стол. На метровом помосте, чтобы было хорошо видно все происходящее во дворе, стоял низкий стол и три мягких дивана, на которых так удобно было сидеть скрестив ноги под себя. По крайней мере именно такой стол ассоциировался у Алексея с киргизскими застольными традициями.

— Алексей, приветствую! — прокатился по всему двору негромкий голос Бизэ фон Аэра.

Молодые маги на мгновенье напряглись, но тут же расслабились, повинуясь успокоительному жесту Марка.

— Мастер фон Аэр! — Алексей с Марком вышли навстречу декану воздушного факультета, в свите лучших учеников которого, они с удовольствием увидели Гая, Юлия и Цезаря. — Ваше присутствие на нашем небольшом празднике — большая честь для нас!

— Бизэ! — отсалютовал кубком Чжо, развалившийся на мягком диване.

— Чжо! — дернул подбородком воздушник, едва заметным жестом ладони выхватывая из рук Имперского мага кубок. — Что пьешь? М-м-м, как необычно! Приятная горечь, терпкий вкус… Новое творение Гала?

— Нет, друг мой, — Чжо невозмутимо подхватил со стола еще один кубок, и наполняет его розовым напитком из расписного глиняного кувшина. — Это… рябиновый компот!

— Тогда, с вашего позволения, коллега, я составлю вам компанию, — воздушник покрутил кубок в руках и недоверчиво хмыкнул, — Придумал же!

— Мастер? — Цезарь вопросительно посмотрел на своего декана.

— Погуляйте, ребят, пообщайтесь с магами Союза, — небрежно бросил Бизэ, — я более, чем уверен, что гостеприимные наши хозяева не дадут нам пропустить то, ради чего мы пришли. Ведь так, Алексей?

— Несомненно, Мастер фон Аэр, — улыбнулся Алексей. — Разрешите проводить вас до преподавательского стола.

— Валяй!

— Начинаем через десять минут, — негромко проговорил Алексей, будучи абсолютно уверенным в том, что воздушник его услышит. — Если вдруг что-то пойдет не так…

— То я тебя подстрахую, — кивнул Бизэ, на мгновение продемонстрировав Алексею взятый с собой накопитель. — Думаю, у меня найдется, чем заинтересовать Старшего элемента. Если сегодня все пройдет успешно, будет здорово, если факультет Воздуха обзаведется стихийными фамильярами на несколько недель раньше остальных факультетов…

Прекрасно поняв, что на самом деле имел в виду воздушник, Алексей демонстративно задумался, после чего коротко кивнул:

— Это… можно устроить.

— Ну и отлично! Надеюсь до начала призыва никто не помешает нам с Чжо насладиться приятной беседой?

— Отнюдь, — обезоруживающе улыбнулся Вольный маг, — только если Мастер Ги’Дэрека…

— Договорился с Призывателем подстраховать тебя в случае чего? — Бизэ бросил на Алексея быстрый взгляд и, получив в ответ короткий кивок, одобрительно проворчал, — Молодец!

— Алексей! — горячо зашептал Марк, стоило им отойти подальше, — это же полный успех! Как минимум два декана из шести пришли на мероприятие! Считай наша организация получила официальное одобрение! Еще бы ван Игнис и Терраниус пришли…

— Придут, — успокоил парня Алексей. — А если и не придут, то после первого же призыва на план Воздуха — прибегут!

— Дай Сеть, — не стал спорить Марк, — начинаем?

— Начинаем.

Повелитель Огня поймал взгляд Санька и отрывисто ему кивнул. Саня понятливо наклонил голову в ответ, что-то шепнул стоящим рядом парням, и за какую-то минуту во дворе установилась полнейшая тишина.

— Добрый вечер, братья! — Аура Сани аж дрожала от переполнявшей Серого энергии. — И сёстры, конечно! — он шутливо поклонился присутствующим здесь девушкам. — Вчера, в столовой Академии мы торжественно чествовали победителей в личных и командных зачетах! Среди которых, к слову, оказалось много ребят из нашего Союза!

На скромный взгляд Алексея, которому довелось пару раз организовывать общешкольные мероприятия, Саня держался в качестве ведущего очень достойно и даже профессионально. Дыхание ровное, взгляд уверенный, ни капли волнения, что свойственно впервые выступающим перед большой аудиторией. Да и речь Серого была не просто водой. Каждое слово находило в сердце отклик.

— Скоро соревнования по пиласу и еще одно награждение, скажете вы. Зачем нам устраивать этот прием в то время, когда нужно все силы вкладывать в учебу и подготовку! — Саня довольно прищурился и обвел внимательно слушающих его зрителей хитрым взглядом. — А я вам отвечу! Во-первых, празднуем возвращение в строй Алексея!

Серый показал на Вольного мага рукой, и Алексею не оставалось ничего другого, как встать и поклониться во все стороны. Вокруг послышались аплодисменты, и студиозы, один за другим, принялись подниматься с места, выказывая таким образом свое уважение.

Алексей растрогано улыбнулся и вопросительно посмотрел на Саню, мол дальше-то что делать?

— Как мы все знаем, Алексей немедля ни секунды бросился в Чертоги Разума на помощь нашим преподавателям, и находясь там, помог спасти еще четверых студиозов! Но и это еще не все! Он, как истинный глава Союза, с первых дней явил пример усердной учебы и ежедневной работы над собой!

Саня нахмурился, словно прогоняя через себя воспоминания восьмимесячной давности.

— Он заступился за горстку мелких молокососов, которым чуть не поджарили пятки уважаемые Ков’Альдо! — слово «уважаемые» Саня буквально выплюнул и скривился так, что ни у кого не осталось сомнений в его отношении к клану их нынешних соперников. — И сейчас, Алексей, вслед за Мастером Ги’Дэрека, поможет нам обрести своих стихийных фамильяров!

Во дворе наступила тишина.

И если до этого студиозы, вступившие в Союз, смотрел на Алексея с гордостью и восхищением, то сейчас в их взглядах читался откровенный скепсис вперемешку с удивлением.

— Да ребята! — подтвердил Саня. — Вечеринка переносится на пару часов позже! Хотя тот, кому не нужен собственный элемент может спокойно себе расслабляться…

Судя по напряженным, заинтересованным и даже требовательным взглядам, дураков среди присутствующих на вечеринке студиозов не было.

— Передаю слово Алексею! — Саня не удержался и подмигнул Вольному магу, технично соскакивая с роли ведущего.

— Всем привет! Кхм, — голос Алексея на мгновенье дрогнул, хоть он вроде и готовился к этому моменту, но все равно чувствовал на себе тяжелый груз ответственности. — Для начала мы попробуем установить контакт с Воздушными элементами, поэтому попрошу воздушников подойти ко мне!

Он сам еще толком не знал, что и как он будет делать, и поэтому немного волновался, даже весьма подробная инструкция, полученная от Олькуша не давала расслабиться. Одно дело теория, другое — практика…

— Как только подойдет Мастер Ги’Дэрека, мы откроем портал на план Воздуха, и с Мастером фон Аэром пообщаемся со Старшим Элементом. Ну а потом уже не мешкайте. Мастер фон Аэр будет называть имена и класс элементаля. Если решите поспорить с решением вашего декана, можете сразу же попрощаться с фамильяром. Первый контракт должен быть выполнен… Быстро. Четко. Безукоризненно.

— Похвально, младший преподаватель, весьма похвально! — послышался голос главы факультета Воды.

Алексей не успел заметить откуда во дворе появился Олькуш и как он оказался за его спиной. И, судя по вскинутым в удивлении бровям подходящего к нему фон Аэра, не он один.

— Мастер Ги’Дэрека.

— Мастер фон Аэр.

Бизэ остановился в двух шагах от Алексея, а Олькуш, хитро улыбаясь, вышел из-за спины Алексея. Маги раскланялись и, не сговариваясь, посмотрели на Алексея.

— Начнем! — решительно кивнул Вольный маг.

Ни Дэнис, ни Кромбер прийти пораньше не удосужились.

«Что ж… если маги считают его выскочкой и махинатором — это их проблемы, — продумал Алексей. — Главное воздушники в сборе и самое главное — Олькуш!

Алексей встретился с дедушкой Арни сразу же после разговора с фон Аэром. Стоило отдать магу должное, он понял Алексея с полуслова и пообещал Вольному магу любую поддержку, которую только сможет ему оказать.

— Мне и самому это в какой-то степени выгодно, — откровенно поделился с ним Олькуш во время их разговора. — Водный факультет слишком сильно оторвался от остальных студиозов, и я обещал ректору… решить эту проблему.

— Как говорит мой знакомый: “win, win, win” — все выигрывают, — понятливо кивнул Алексей.

— Именно, — добродушно улыбнулся Олькуш. — Подтянем уровень студиозов. Наладим крепкие связи со стихийными планами, зароним зерна долгосрочного сотрудничества…

— Артефакты и единение со стихией? — предположил Алексей.

— Не только, — хмыкнул декан водников. — Так что выполняй взятые обязательства и будь уверен, что в случае чего я тебя поддержу. И не тяни одеяло на себя, дай моим коллегам возможность поучаствовать, — туманно добавил маг.

— Благодарю, Олькуш, — с достоинством поклонился Алексей.

— И еще, — неожиданно добавил водник. — Оставь план Огня напоследок. Увы, но там тебе придется справляться самому. Вряд ли Старший элемент оценит мое присутствие…

— Хорошо, учту, — согласился Алексей, которому в голову пришли те же мысли. — И еще раз спасибо!

— Начнем! — повторил Алексей, вспомнив недавний разговор и чувствуя за собой молчаливую поддержку двух деканов.

Сосредоточившись, он раскрыл вкладку воздушной стихии, и, задержавшись взглядом на:

Вами получено приглашение от Старшего Элементаля посетить план Воздуха (раз в месяц, отношение: заинтересованное)

Вам доступен вызов Среднего Элементаля Воздуха (Проверка на Интеллект и Мудрость)

взмахнул рукой, формируя портальную арку.

И вновь, как и в столовой, создать портал получилось на удивление легко.

Прямо перед ним воздух задрожал, формируя полупрозрачный прямоугольник воздушного марева. А в спину ударил неизвестно откуда взявшийся порыв ветра, подталкивая к порталу. Стоящий рядом Бизэ фон Аэр напряженно дернул плечом и вопросительно посмотрел на Алексея. Судя по всему декан тоже «получил» приглашение пройти на Воздушный план.

— Олькуш! — шепнул Алексей, — нас приглашают зайти!

— Так это ж здорово! — в миг развеял все сомнения Вольного мага Ги’Дэрека. — Идите, конечно.

— Не получится так, что мы там будем минуту, а здесь пройдет месяц? — с опаской уточнил Алексей, которому игры со временем последнее время порядком поднадоели.

— Это тебе не Полигон, — хмыкнул водник. — Здесь все один к одному. Идите уже! Воздушные элементы не отличаются терпением.

— Мастер фон Аэр… — обратился Алексей к напряженному как струна воздушнику.

Он хотел предложить декану идти вторым, сразу же после него, но не знал, как выразиться так, чтобы гордый маг не оскорбился.

— Оставить политесы, — буркнул прочитавший его мысли Бизэ. — Шагай за мной!

И декан воздушников смело шагнул в рамку дрожащего воздуха.

— Я не ошибся в нем, — едва слышно, так, чтобы расслышал только Алексей, пробормотал Ги’Дэрека. — Достойный маг и лидер.

Алексей ощутил, как от стоящих в пяти шагах студиозов-воздушников донеслась эмоциональная волна уважения, любопытства, предвкушения и… гордости за своего наставника.

— Достойный, — согласился он с Олькушем и шагнул в портал вслед за фон Аэром.

— Добро пожаловать в нашу скромную обитель, юный повелитель стихий!

— И вам здравствовать, — на автомате ответил Алексей, рассматривая своего собеседника.

Казалось, грозовой туче придали форму человеческого тела. Темно-синий, местами даже черный, свет изнутри подсвечивался неоднородными вспышками молний. На месте глаз у встречавшего Алексея элемента Воздуха дрожали ослепительно-белые шаровые молнии.

— Смотрю ты до сих пор хранишь наш подарок? — Элемент протянул руку в сторону груди, и Алексей почувствовал, как юркая молния под сердцем потянулась навстречу элементу.

— Хорош подарок! — хмыкнул Вольный маг, без труда стряхивая ментальное влияние элементаля, и довольно ощущая, как юркая молния тут же отпрянула назад — к остальным стихиям. — Такой молнией, которой вы по мне вдарили, и Бога, поди, убить можно!

— Да нет, наверное, — расплывчато ответил элемент и перевел взгляд на с интересом рассматривающего Воздушный план Бизэ. — А ты, смертный, с чем пожаловал?

— В гости, — нисколько не смутился воздушник, хоть от него так и веяло напряжением. — И с деловым предложением.

Фон Аэр отвел взгляд от белоснежных пик гор и посмотрел на парящего перед ними элемента.

— С обоюдовыгодным предложением.

— И что же смертный может предложить истинным детям Стихии? — весело уточнил Старший элементаль.

— То, что никогда не потеряет своей актуальности, — пожал плечами Бизэ, который, видимо, хорошо подготовился к разговору, — силу.

— О какой силе ты говоришь, смертный, — удивился элемент Воздуха, засмеявшись всем телом, — если сам ты попал сюда лишь в качестве спутника нашего гостя?

— Главное — попал, — не согласился Бизэ.

— А в тебе что-то есть, — доверительно сообщил ему элемент, покровительственно похлопав мага по плечу. Как он оказался возле фон Аэра, Алексей даже не заметил. — Но этого недостаточно. Мы разрешаем тебе остаться на нашем плане, пока мы беседуем с нашим гостем. А пока отойди в сторону смертный и понаблюдай за разговором посвященных стихии!

Потеряв интерес к магу, элемент на мгновение прикрыл глаза и открыл их уже на своем затылке, уставившись на Алексея.

— Маг Воли, — элемент чуть склонил голову, обозначив легчайший поклон. Элемент не стал утруждаться оборотом вокруг своей оси, а просто в мгновение ока изменил свою форму. — Пришел, чтобы вернуть то, что принадлежит нам?

— Не совсем, — хмыкнул Алексей, которого позабавил этот нахальный элемент. — Пришел, чтобы, так сказать постоять в сторонке и понаблюдать…

Ему, с его места, было отлично видно, как на лбу декана проступает зло бьющаяся жила, руки мага сжимаются в кулаки, а глаза самым натуральным образом белеют, начиная испускать яркий свет.

— Ты забываешься, Средний! — процедил Бизэ. — И если вы забыли вассальный договор, подписанный с магами Порога, то мне придется его напомнить!

— Это было давно, срок действия договора давным-давно истек, — на затылке элемента вспыхивает еще пара шаровых молний, а сам отступает назад. Или вперед?

Алексей помотал головой и перешел на магическое зрение. Перед магами с бешенной скоростью крутилась небольшая воронка грозового смерча.

— Вассальный договор срока действия не имеет, покуда в жилах магов течет сила, — отрывисто бросает Бизэ.

— Сила, а не ее жалкие крохи! — раздраженно выкрикивает элемент, принимаясь увеличиваться в размерах.

— Значит пришла пора показать эту самую силу, — внезапно спокойно шепчет Бизэ и вскидывает перед собой руку.

Увеличившегося уже в два раза элемента в тот же миг охватила воздушная удавка, сжимая, стягивая, принуждая упасть на колени.

— Узри же силу стихии! — кричит элементаль, которому не удается избавится от воздушных пут. А вокруг магов начинают появляться один, двое, пятеро, дюжина грозовых элементов.

— За этим я и пришел! — Бизэ фон Аэр хрустит шеей, а на его лице появляется хищная улыбка.

Последнее, что успел сделать Алексей — подскочить к магу и схватить его за плечо, делясь с Бизэ часть своей силы.

Небо стремительно заволокло черными тучами. Самую грозную из них напополам расколола оглушительная вспышка молнии. Снежные пики далеких гор угрожающе зашатались.

Резкие порывы ветра, ослепляющие нити молний, сбивающие с ног шквальные волны воздуха, свистящий в ушах ураган…

Алексей работал на защите.

Прикрыть их воздушным щитом. Отвести в сторону с десяток воздушных копий. Закружить клубящийся туман, втихомолку подбирающийся к магам.

Молния под сердцем радостно дрожала, подталкивая Алексея презреть бдительность и броситься в атаку. Но маг, собаку съевший на контроле и концентрации, и не думал поддаваться влиянию взбалмошной стихии. Даже несмотря на то, что незаметно для себя самого он скользнул не просто во вторую форму, как парящий перед ним Бизэ, а превратился в огромную шаровую молнию. И если Алексей, благодаря сотням часов практических занятий, проведенных на полигоне, мог с легкостью справиться с желанием ворваться и крушить всех элементов направо и налево, то выдержка Бизэ просто поражала.

Он не просто виртуозно расшвыривал элементов в стороны, профессионально опутывая каждого воздушными сетями, декан воздушников до сих пор не убил ни одного стихийника, предпочитая лишать их мобильности и вытягивать с помощью своих сетей из них силу.

«Он пришел сюда подготовленным, — неожиданно понял Алексей. — Хотя, если помнить из какой структуры Бизэ попал в Академию, то и не удивительно, что у него есть доступ к методичкам Древних!»

— Довольно.

Один удар сердца, и картина боя изменилась.

Только что на поляне лежали скованные элементы, со всех сторон били молнии, а темное небо еще чуть-чуть и грозило обрушиться на магов. Сейчас же освобожденные от пут элементы ровной стеной окружали замеревших на поляне магов. Снежные пики гор слепили глаза на фоне абсолютно чистого голубого неба.

— Хватит, — повторил появившийся на поляне персонаж.

На первый взгляд он был похож на человека, но клокочущая внутри сила просто поражала.

«Высший или Верховный?» — подумал Алексей, принимая свое привычное обличье и с интересом рассматривая каменные четки элемента.

Бизэ фон Аэр, последовавший его примеру с небольшой заминкой, бросил на появившегося элементаля быстрый взгляд и тут же с достоинством опустился на одно колено.

— Верховный Элемент! — несмотря на преклоненное колено, Бизэ не выглядел младшим, а его открытый взгляд, наоборот, смотрел на воплощение стихии как равный на равного.

— Э-э, добрый вечер, — добавил следом Алексей, не спеша опускаться на колено. Верховный элементаль? Ну и ладно.

— Алексей, — улыбнувшись, кивнул магу элементаль, — Бизэ фон Аэр. Вы можете звать меня Аэри.

— Приятно познакомиться, — улыбнулся Алексей в ответ, не спуская глаз с четок.

— Это честь для меня, матрона, — еще ниже склонился Бизэ. Каким-то неуловимым образом его воинский поклон превратился в… св