Коронавирус. Автобиография (fb2)


Настройки текста:



0 - Кто я такая

Я – дрянная девчонка, с кучей комплексов и массой шоковых возможностей. По сути своего естества – я вирус.


* * *

Все академики озадачены, откуда берутся вирусы. И куда они после исчезают. Начну с конца…

Вирусы никуда не исчезают, мы – бессмертны, подобно энергии или тихоходке. Раз возникнув – мы остаёмся вечно. Нам не страшна атомная война и падение метеорита, на нас не действует химический яд и антибиотики. Мы не страдаем от голода и от жажды. Вирусы нельзя увидеть, услышать или потрогать. Мы практически неосязаемая субстанция. Грозная и убийственная. Нет оружия против вирусов. И никогда не будет.


«Никто не знает, что есть вирус. Или кто есть вирус. И не узнает».


Рис. 1.Так я выгляжу в натуре. Милашка.


Откуда вирусы берутся. Да кто откуда. И куда. А-ха-ха. Родиной можно назвать планету Марс, незапланированную беременность некой дьяволихи, страстотерпца учёного (он же атеист, не путать с сами-знаем-кем), и так далее. Какая разница-то?.. Ну, согласна, для учёного разница — есть, ну, а мне как-то пофиг.

Расскажу конкретно о себе. Академики зовут меня — «коронавирусная инфекция 2019-nCov»; продажные журналисты – «COVID — 19»; обывательский планктон — «коронавирус».


1. Мой первый день жизни

Я родилась в пробирке. Нет, комплекс неполноценности не испытала. Меня сконструировал академик по имени Фу. Как только Фу вдохнул в меня жизнь, то жизнь оставила его самого. Никто из коллег Фу вначале не понял, почему душа академика улетела осваивать потусторонний мир. Но я сама всё уразумела. Ведь именно я дала иммунитету Фу такого пинка, что он сразу же сломался. Наверное, он был очень слаб, ведь академику исполнилось 79 лет.


* * *

Я размножаюсь путём самоклонирования, — это такая технология само-воспроизводства, недоступная никому. Кроме вирусов.


* * *

После гибели Фу – я стала самонадеянной. «Нулевой пациент» всегда делает из просто вируса – вируса/разрушителя. Как я позже узнала. Я раздала коллегам Фу несколько пинков, — и, кажется, вскоре ещё 1 учёный обрёл блаженство у Господа.

Я же взялась за коллег этих коллег, за их семьи и знакомых. Во мне бушевало лютое желание крушить всё живое вокруг. Именно крушить. К моему сожалению, многие другие иммунитеты оказались гораздо более серьёзными противниками, чем иммунитет Фу. И зачастую меня саму внушительно пинали. Но. Я не унывала. Я била более слабых, а против более сильных осваивала технологию само-мутации. На интуиции, меня никто не учил, гены сами направляли мутацию в нужном направлении.


Таким вот насыщенным оказался мой самый первый день жизни.


2. Мой второй день жизни

Желание гасить всех подряд — сменилось выборочным подходом. На самом-то деле я оказалась не очень-то и кровожадной… но сие выяснилось позже.

На второй день после своего рождения мне удалось выйти на улицу, и я сразу же попала на круто великое число протоплазмы в одном месте, — а именно на рынок морепродуктов. Рыба с моллюсками меня как-то не «вставили», а вот массу людей я обработала достойно. С чисто женским коварством, несмотря на свою бесполость. А потом залезла в клетку некоего парня, который вскоре залез в свой самолёт, и сей самолётик перенёс нас с ним через океан… на другой материк.


* * *

На рынке моё отсутствие никто не заметил. Как, впрочем, и присутствие. Социальный взрыв произошёл где-то через неделю после моего фестиваля на том восточном базаре. Часть людей традиционно улетела на небеса, часть упала на больничные койки, а оставшаяся (третья) часть заговорила обо мне. Сначала шёпотом, потом – громко.

А я в это время уже совершила турне по десятку стран. Совсем скоро таких стран станет – сотня.


* * *

После рынка морепродуктов – о Фу и о его коллегах никто даже не заикнулся. Даже не вспомнил и даже не узнал.

Впрочем. Иногда я и сама думаю, что никакого Фу — не было, и учёный лишь плод моего вирусного воображения. Ведь моя семья коронавирусовых – обитает на Земле уже много лет, и у нас есть куча родственников, — ближних и дальних. И пробирка тут просто не нужна.

Рис. 2.Позвольте понастальгировать. Где-то здесь я начала резвиться.


3. Мои родственники

Я не очень люблю свою родню. Но. Знаменитыми родственниками я горжусь. Такие вот двойные стандарты. В книгу моей личной памяти занесены:

— Паранойя. Моя троюродная сестра по материнской линии. Она мне, кстати, здорово помогла, — особо на первых этапах моего распространения по миру.

— Испанский Грипп («испанка» — жарг.) – мой легендарный прадед. По национальности Он совсем не испанец, но прозвали Его именно так. Бушевал в 1918-1919 годах. Он овладел 500-ми миллионами человек, и примерно 10% из них – закопали в сырую землю. Славно покуролесил мой дедуля. 50 (пятьдесят) млн. покойников – это не хухры-мыхры.


«После часть Прадеда мутировала в обычную простуду, а другая часть Его – укатила в отшельники, в сибирский лес».


— Эбола – не менее легендарный вирус, моя свояченица. Я, правда, не знаю в точности, — кто такая свояченица, но знаю, что тётушка Эбола – мне приходится именно ею. Моя современница. Самая кровожадная из всех вирусов, убивает 9/10 встретившейся Ей разумной протоплазмы.


 «Иные мои родственники – либо слишком уж древние, либо незначительные».


Ну… Не могу не вспомнить… Чума – двоюродная прабабка… мне она седьмая вода на восьмом киселе, откровенно. Однако приятно осознавать, что всё равно моя родственница.


Рис. 3.1919 год. Забавы моего прадеда. Одел весь мир в марлевые повязки.


4. Моя слава

Нет, я не мечтала о мировой славе. Честно говоря, я вообще не думала, что завоюю мир, хотя бы на короткое время. Несмотря на самонадеянность. Так получилось, что мир сам насадился на мою корону. Мною наслышаны все: от рабов до сильных мира сего, везде и всюду. Боготворят и ненавидят одновременно!


5. Моя национальность

Национальности у меня нет. Точней, во мне течёт кровь многих и многих народов, — выражаясь человеческим языком. Я вживляюсь в китайские, французские, итальянские, русские, американские, испанские клетки. И каждая из оных – становится частичкой меня. А я – частичкой их. Даже тех клеток, чей иммунитет меня послал далеко и надолго. Ведь я оставляю в клетках последствия своего пребывания. Дыхательные, почечные или нервные, — уже не суть. Эти последствия либо укорачивают жизнь, либо снижают её качество. Не сегодня, так завтра.

Прямолинейному иммунитету не под силу бороться с такими деликатными материями, как последствия вируса. Он может лишь кулаками помахать… на нежную женщину.


6. Мой пиар

Моему пиару может позавидовать сам Создатель. Разумеется, создатель вирусов. А ты что подумал?

Причём, в пиаре нет ни капли самопиара. Я не кричу о себе, ведь разумная протоплазма сама орёт как потерпевшая. Впрочем, она потерпевшая и есть.


7. Моя правда

Я не паразит, как многие считают. Я – прародитель и двигатель цивилизации. Как вирус. Не было б вирусов – не было б ничего. Пандемии нужны человеку, хотя бы для того, чтобы осознать свою никчемность и, как следствие, стать терпимей к себе и к другим. Неизбежные покойники в результате пандемий — лишь эволюционный процесс естественного отбора. Трупы очищают человечество от болезней, закаляют иммунитет, приспосабливают к бактериям и к микробам.


* * *

Правда часто воспринимается как цинизм. Нами. То есть, Вами. Но. Правда — это и есть цинизм, ведь она прямая и крепкая как китайский бамбук.

Это ложь кривая, вся гнётся. Тоже как бамбук.

Тем не менее, разницу между понятиями все чувствуют. Хотя не все принимают, а некоторые и отрицают. Такова мои правда и философия бытия.


Рис. 4.Тоже я – Коронавирусная инфекция. Я – многолика.


8. Убийца поневоле

Многие вирусы – это убийцы по призванию. Я же – убийца поневоле. Я не особо люблю убивать, меня больше забавляет страх разумной протоплазмы, в клетки которой я внедряюсь. И разрушаю. Я не изготавливаю покойников, в целом и в общем, — а я  наслаждаюсь чужим страхом! И убиваю не потому, что ненавижу чужую жизнь, а со мной чужая жизнь просто не справляется. Чаще, конечно, справляется, именно (повторю) из-за отсутствия во мне высокого процента кровожадности. Такой я родилась, гены – мощная штука.


Рис. 5.2020 год. Здесь забавляюсь уже я – COVID- 19.


9. Вакцина и лекарства

Вакцину против меня никогда не изобретут. Я сильно подвержена мутации, по словам академиков. Изменчива очень, и любая тётушка Эбола в этом смысле нервно курит. Сегодня я одна, а завтра уже другая. Причём, буквально.

Лекарства против меня – это более реальный вариант, чем вакцина. И, в итоге, академики могут сделать таблетку, которая обломает все мои рога. Как учёные уже сделали такую таблетку против гепатита С, например, — сей вирус вынужден выселиться из клеток человека за 12 недель, со 100% результатом. Таблетка блокирует вирусу – его жизнь. И никакая мутация не помогает, – мирозданческие правила медицины. Увы.


* * *

Важно знать, что вакцина не даёт мне вселяться в чужие клетки, а лекарства — изгоняют меня из этих клеток, или пытаются сие сделать. Когда я уже там.

В этом — принципиальная разница между вакциной и лекарством.


10. Иммунитет

В конечном счете, меня грохнет Иммунитет. Как он гасит любые другие вирусы.

Однако. Лишь после того, как я надаю пинков огромному количеству людей. Миллионам, а может и десяткам миллионов. В основной своей массе разумная протоплазма выживет, правда, с необратимыми процессами в физическом организме. Я всеядна и кушаю всё — лёгкие, почки, желудок, селезёнку, нервную и половую системы. И, разумеется, моё любимое блюдо – это дыхательные пути!

Как только количество полу-покойников достигает определённой цифры, — со мной в драку вступает «Коллективный Иммунитет». Такова Его особенность, — давать коллективный отпор после того, как провалился индивидуальный. Сразу стать коллективным Иммунитет не может, — почему, хороший вопрос. Возможно, Он тупой, а возможно таковы законы природы. Я не академик, я – вирус. Коронавирус. А ещё точней, COVID – 19.  Ну, напомню.

Короче. Всей своей иммунной толпой меня гнобят и мои паразитические свойства от сего – сами начинают задыхаться.


 

Рис. 6.Иммунные клетки.


11. Моя смерть

Если бы вирусы выигрывали свои битвы у людей, то и людей бы не было. Скоро я умру, увы. Я это не чувствую, а я это знаю. Хотя я и бессмертна.


* * *

Моя смерть не будет кончиной в традиционном понимании. Я просто потеряю способность убивать, а, значит, перестану жить с комфортом.

Я по-прежнему буду внедряться в клетки человека. Но. Разруху там сеять уже не смогу, а буду тихо присаживаться в уголке клетки на правах гостя. И вовсе не почетного, скорее незваного. Иммунитет – сволочь такая, – меня будет иногда терпеть, а иногда сразу вышвыривать за порог. Где за порогом я буду медленно и мучительно превращаться в тлен до тех пор, пока в виде лёгкого респираторного недомогания не поселюсь в другой клетке. Это не боязно, не говоря о «смертельно».

Как человек живёт с насморком, так и будет жить со мной. Постоянно. И не страшнее.


С любовью и теплом к Вам, — Ваша Коронавирусная инфекция.


13-18 мая 2020.


12. Обращение к потомкам

Сегодня пандемия коронавируса актуальна и болезненна, а завтра — Она уже история. Не забудем, а если да, то — напомним. Как-то так.


13. Все книги Андрея Ангелова (скачать)

© 1995-2020.


Скачать https://yadi.sk/d/VfMojWSF2qTwuA


(финальные версии, форматы DOC, FB2 и PDF)



Оглавление

  • 0 - Кто я такая
  • 1. Мой первый день жизни
  • 2. Мой второй день жизни
  • 3. Мои родственники
  • 4. Моя слава
  • 5. Моя национальность
  • 6. Мой пиар
  • 7. Моя правда
  • 8. Убийца поневоле
  • 9. Вакцина и лекарства
  • 10. Иммунитет
  • 11. Моя смерть
  • 12. Обращение к потомкам
  • 13. Все книги Андрея Ангелова (скачать)



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики