Ультра (fb2)


Настройки текста:



RedDetonator Ультра

Посвящается моему другу и сослуживцу Александру Атанову.

Интро. Неудачная дача

Обычная дача на берегу Черного моря.

Солнце нещадно припекало, была середина июня. Ничего необычного, на первый взгляд. Если бы не четыре немецких внедорожника у ворот этой самой неприметной дачи.

Дача явно принадлежала не самому богатому обитателю этих мест, была ещё советской постройки, что и вызвало бы у любых наблюдателей неподдельное удивление фактом появления таких дорогих машин у её забора.

Кто-то мог бы подумать, что это какой-то очень преуспевающий бизнесмен решил навестить какого-нибудь своего престарелого родственника, но если присмотреться к нещадно снесенному бампером заборику, здесь происходило что-то другое.

— Где цацка, урод?! — не очень вежливо спросил у привязанного к стулу пожилого мужчины бритый мужик с бычьей шеей. Винтажная, где-то из начала двухтысячных, кожаная куртка, толстая золотая цепь, золотая фикса во рту — всё это говорило о том, что профессия у этого бритого мужика была специфическая, криминальная.

Человек на стуле был одет в потёртые трико, просевшее в районе колен, и майку, которая сейчас была слегка забрызгана кровью.

— Я не понимаю о чём вы, уважаемый. — с некоей усталостью и обреченностью в голосе ответил бритоголовому мужчина.

— Слыш, э? Слыш! — не вынес другой участник этой беседы, сильно перекачанный детина в спортивном костюме. Он взял связанного за подбородок и приблизил к своему лицу. — Гусь, э! Я те перья ща выдерну все! Ливер выпущу! Э, слыш! Где цацка?!

— Простите… — мужчина «выдернул» своё лицо из руки перекачанного спортсмена. — К сожалению, я понятия не имею…

Хлёсткий удар от бритого мужика в кожанке прервал его.

— Слыш, э! Картон сказал, что цацка, конкретно-на, у тебя! — сообщил имеющиеся у него сведения спортсмен.

— Кхм. — мужчина проглотил скопившуюся во рту кровь. — Ваш Картон ошибся. Я не…

— На Картона не кати! — заорал спортсмен и ударил мужчину ногой в грудь, из-за чего тот упал на спинку стула. — Братва! Он лепит нам! В фарш его!

Присутствующие в помещении компаньоны спортсмена согласно загудели и начали избивать лежащего на полу человека дорогими туфлями, не менее дорогими кроссовками и простыми берцами. Маты, хрип, злоба, один случайный роковой удар в висок.

— Мужик, если по хорошему не понимаешь, вот тебе другой вариант. — отошел от чуть успокоившейся толпы кожанно-бритоголовый. — Говори, пока я братве знак не дал. Э, мужик!

Под головой связанного человека растекалась лужа крови.

— Э, ушлёпки! Вы его угандошили, мудачьё! — заорал бритоголовый. — Где теперь цацку искать?! А?! Дебилы, б№я!

Взгляд мёртвого человека был равнодушен, но направлен в конкретную точку. На камин, точнее, на самый нижний кирпич кладки, слева от каминной решетки.

Бандиты обыскали всю дачу сверху до низу, но ничего не нашли. Канистра бензина, кусок бумаги и дешевая зажигалка — дача загорелась.

Глава первая. Эпический герой

Всем привет, меня зовут Гектор. Да, Гектор. Только не начинайте, пожалуйста, про Трою, Париса, Менелая, Елену и прочих древних и давно мёртвых греков. У меня этого всего и без вас хватает, с самого рождения.

Мои родители, Андрей и Александра Мизамидисы, отмечу, обладатели вполне себе обычных имён, дали мне такое вот имя и слегка подкислили мою ожидаемо долгую и пресную жизнь.

Я живу на окраине Феодосии, в частном доме, мне шестнадцать и я прямо сейчас хочу построить себе мангал на заднем дворе. Мясо, маринад, шампуры и прочее — дело будущего, сейчас главное добыть самое нужное. Что самое нужное, когда строишь мангал? Правильно! Кирпичи.

Нет, если вы обладаете инструментарием, навыками и некоторым количеством денег, то кирпичи нафиг не нужны, но у меня из списка требуемого нет ничего. Итак, где мне найти кирпичи?

Я направился на задний двор и внимательно огляделся. Ни единого кирпича. Ну это только на первый взгляд! Трава высока и полна ужаса.

— Чё ищешь? — через забор заглянул Петя, мой друг детства.

— Кирпичи. — ответил я, копошась в высокой траве, отшвыривая различный распильный мусор, корешки и ржавые железяки.

— Нафига? — удивился Петя.

— Хочу мангал соорудить. — я разогнулся и посмотрел на Петю, перелезшего через забор. Бросилось в глаза наличие у него пустых ножен на бедре. Это история настораживающая, связанная с новым кругом его общения, в котором я отнюдь не вращаюсь.

— А мяса где возьмёшь? — Петя поставил лежащую на земле чурку и уселся на неё.

— Ге-е-ктар! — раздался крик из-за забора. — Ге-е-ктар!

Вот зараза! Это Аркаша, больной на голову недоумок, который примерно с шестого класса величает себя Ахиллесом и при каждой удобной встрече пытается меня побить или другим способом испортить мне жизнь. Видимо, он услышал наш с Петей разговор и решил наведаться на шум и устроить форменный беспредел. Так и есть.

— Гектор! Хватай свой меч или копьё и дерись как мужчина! Не важно, с чем ты умрёшь! — перелез он через забор.

— Аркаша, это уже давно не смешно. — сказал я ему, медленно разрывая дистанцию. — Найди себе уже какой-нибудь другой прикол и увлекайся где-нибудь в другом месте!

— Я неуязвимый Ахиллес! Надеру тебе задницу как… как Ахиллес Гектору! — включился Аркаша. Ну всё, это клиника. — Или ты сдулся? Неужели Гектор уже не тот?!

— Аркаша, тебе шестнадцать лет! Пора прекращать, уже давно пора! Девушку себе заведи, а не отыгрывай персонажа из эпоса! Ремейк на Трою сняли десять лет назад! Две тысячи сорок второй на дворе! — попытался его образумить Пётр.

Аркаша задумался ненадолго. Точнее нет, не задумался, а завис. Затем тряхнул головой, будто сбрасывая морок и изрёк:

— Дерись, или умри на коленях!

— Эх… — тяжело вздохнул я.

Достав из материала для растопки две палки, я бросил одну Аркадию.


/Через полчаса/


— И что у него за сбой в башке? — потёр я саднящую царапину на плече.

— Да чёрт его знает, Гек. — Пётр бросил камешек в забор.

Мы сейчас сидели на двух чурках и бросали камешки в забор. Дворик у нас небольшой, классические три сотки на окраине города. Кто-то бы назвал это дачей, но я называю это домом. Делать особо нечего, идей, где достать кирпичи для мангала, не было. Достаю телефон. Когда-то, в седьмом классе, родители купили мне этот индийский Шива 4590, по словам консультанта, обладающий характеристиками, ничем не уступающими заморским образцам. Ага. Камера слабая, всего пятьдесят мегапикселей, батареи хватает всего на две недели, а объём долговременной памяти вообще прибыл прямиком из двадцатых — четыреста восемьдесят гигабайт. Добавь к этому очешуительный вырвиглазный дизайн, слава богу, маскируемый чехлом, здоровенный экран, соперничающий по размерам с планшетом и поймешь, что эта штука не уступает западным «аналогам», нет. Её даже сравнивать с ними нельзя. Всё, кроме объема памяти, можно было бы простить, но извините — процессор, представляющий из себя двадцатиядерное нечто, явно делали где-то в подвале на окраинах Дели. И это при том, что у немецких Бирне, ещё с тридцатых годов, применяется нейронный процессор! Я, конечно, понимаю, для индусов и это уже достижение, своё, отечественное, но блин! Почему страдать из-за этого должен я?

Решив пролистать новостную ленту, я наткнулся на горячую новость. Причём буквально.

— Прикинь! Бандюки спалили какую-то дачу! — показал я телефон Петру.

— «Тело сильно обгорело, но следствие установило, что это хозяин дачи, Селиванов А.М.», — прочитал Петр. — Слушай, а давай туда сходим?

Не понравилось мне это. Как-никак, там человек сгорел…

— Зачем? — спросил я у Петра, собираясь уже сообщить ему, что это плохая идея, для прикола посещать места преступлений.

— Не тупи, Гек! — агрессивно воскликнул Петр. За ним такое часто наблюдается. — Дача — это кирпичи! Мангал и ещё что-нибудь интересное!

В таком ключе я не подумал. Неудивительно, после нескольких ощутимых ударов палкой по башке.

— Эх, я в деле. — решился всё-таки. Неохота давать слабину перед другом, тем более он чего-то подобного и ждёт.

Сев на велосипеды, мы поехали по найденному на карте криминальной обстановки, которую в честь такого дела пришлось обновить, адресу сгоревшей дачи.

Полиция уже давно должна была закончить все свои дела на даче, так как там всё и так понятно, а если нет, то будет прекрасный повод туда не лезть.

На месте, к сожалению, полицией даже не пахло, только многочисленные следы казённой обуви, да характерные колеи от полицейских УАЗиков с Буханками.

— Чего-то даже не пахнет. — поделился Петр удивлением.

— А чем должно пахнуть? — не понял я.

— Ну… горит же человек, от него должен запах исходить. — Пётр ковырнул ботинком кусок стекла, воткнувшийся в землю. Видимо, взорвался газовый баллон, раз тут всё неплохо так разбросало.

Деревянные стены не разметало взрывом, что означает малый размер баллона, поэтому они просто сгорели. Кое-какой кирпич тут был, поэтому тележку я к велосипеду прикрепил не совсем зря.

Из основания стены я извлёк довольно легко высвободившийся кирпич и слегка ударил им по стене. Раскрошился.

— Неужели зря пришли? — Пётр с разочарованием раскрошил кусочек кирпича.

— Не спеши ныть. — сказал я ему. — Вон там камин стоит.

— И чё? Он типа не горел? — вспылил Пётр. Он всегда так делает, когда чего-то не понимает.

Вообще, некоторая житейская мудрость в нём была, но всё же не хватало широты кругозора.

— Камины делают из огнеупорного кирпича! — крикнул я ему в лицо. Иногда я переживаю вспышки неконтролируемого гнева, родители говорят, что из-за сложного возраста. — Дубина!

— Пошел ты, Гектор. — обиделся на меня друг.

— Прости, я не хотел. — извинился я, беря себя в руки.

Есть за Петей такая особенность: когда кто-то просит у него прощения, он сам испытывает чувство вины.

— Это, да ладно, это ты извини, что послал тебя. — ответил он.

— Давай тогда не будем тут торчать сверх необходимого. — кивнул я ему. — Разбираем, грузим на тележку и домой.

Я взял здоровенную стамеску, прихваченную из дома по случаю, и начал расковыривать прогоревший раствор. Так-то, не совсем подходящий инструмент, но, чем богаты!

Дело пошло. Разборка старинного, ещё советского камина, не заняла много времени, да и температура пожара сделала своё черное дело. У самого дна, привычное движение стамески наткнулось на пустоту. Поднятый кирпич открыл вид на полость, которая перевернула мою жизнь. Целый пакет денег. Нет, целый пакет деньжищ! Стодолларовые купюры в толстых пачках, закрытых в металлическую коробочку. Я завороженно смотрел только на них.

— Чё там, Гектор? — Пётр заглянул за моё плечо. — Обалдеть…

— Пятьдесят на пятьдесят? — задал я вопрос.

— Сделка. — кивнул Петр. — Охренеть! Это же бешеные деньги! Сколько тут?

— Тут… — я открыл пакет и бегло подсчитал деньги. — Ровно двадцать тысяч. Это тысячи мангалов!

Да, иногда я мыслю примитивно. Ну извините меня, я тут на клад наткнулся!

— А это что за штука? — спросил Петя, указывая на шарик золотого цвета.

— Тебе нужна? — спросил я безэмоционально, так как думал сейчас совсем не о том.

— Да не, ватная она какая-то. — не стал претендовать Петр. — Мне и десяти штук зеленых за глаза! Бери себе, может рублей за сто продашь.

— Ладно, хрен с ним теперь, с мангалом, давай по домам. — решил я. — Есть где деньги спрятать?

— Ага. — Пётр притащил откуда-то с улицы рваную сумку.

Так и разъехались. Я с коробкой в тележке, а Петя в обнимку с рваной х/б сумкой.

Дома никого не было, как обычно и бывает в это время суток. Родители на работе, а малолетний братец, как всегда, был у своей одноклассницы.

В суверенной личной комнате, я открыл тайник в полу и спрятал честно найденное, после чего направился на кухню. Поставил чайник, вытащил мясо из морозилки, поставил его на разморозку в микроволновку, помыл овощи. Почистил и нарезал овощи и натёр сыр. Достав из духовки противень, намазал его маслом. Мясо разморозилось, нарезал его на продольные кусочки. Послойно уложил всё это дело на противень, поэтапно добавляя специи и майонез. Закрыл полученное в духовке, при температуре двести градусов, на сорок-пятьдесят минут.

Это время я провёл с пользой. Расчехлив свою заначку на новый телефон, направился в магазин, откуда вернулся с натуральными соками, газировками, парой бутылок вина (которые купил у давно знакомой продавщицы, сказав честную правду, в которую она не поверила) для родителей и различными кондитерскими изделиями. Пища богов, к моему возвращению, почти была готова. Все покупки обошлись мне в пятьсот рублей, что составляло всю мою заначку. Пакеты едва дотащил, поэтому испытывал за себя чувство гордости, что смог накопит такую «весомую» сумму за каких-то три месяца.

В двери заскрипел ключ. Я открыл дверь, за которой увидел своего родного брата. Как думаете, каковы были шансы, что его назовут Виктором, Геннадием, Семёном или Кириллом?

— Парис, твою печёнку, опять у Лены зависал? — с негодованием спросил я. — Ребенку десять лет, а этот малолетка ещё не дома!

— Слышь, пацан! — Парис, широко расставив руки, походкой бывалого мужика, какой он её понимает, вошел в дом. — Мне пятнадцать! Я взрослый мужик! Имею право проводить время со своей женщиной!

— Завали хавальник, «мужик». — пресёк я это раскачивание прав. — В глазах общества ты малолетний обалдуй, зависающий в комнате у малолетней обалдуйки. Слушай брата и знай распорядок! Я тебя, как и прежде, не сдам, но если что, выгораживать тебя не буду.

— Ладно, зарубились. Спасибо, брат. — Парис заинтересованно принюхался. — А чем так сногсшибательно пахнет?

Я медленно приблизил лицо брата к своему.

— Едой… — как сокровенную тайну, выдал я шепотом.

— М-м-м, знакомый запах. Что празднуем? — предельно вежливо поинтересовался братишка.

— Объявлю на официальной части мероприятия. — не стал я делиться с Парисом новостями. Расскажу, когда все будут дома.

Устоять перед ароматом было сложно даже мне, поэтому пришлось взять по пачке чипсов с черной газировкой.

— Ты что, заначку потратил? — дошло вдруг до брата.

— Нет, бабулю-ростовщицу топором зарубил! — с довольно ядовитым сарказмом, ответил я.

— Какую бабулю? — не на шутку испугался Парис.

— Ты мой брат, поэтому я не буду говорить тебе в лицо, что ты необразованный пенёк. — я был беспощаден к незнанию другими людьми того, что знаю я. Отсюда и проблемы с одноклассниками, видимо. Родители так говорят. — Это же Достоевский! Преступление и наказание!

— А-а-а! Мы его ещё не проходили. — оправдался брат.

— А надо бы! — наставительно поднял я палец. — Если хочешь большого будущего, то надо быть на шаг впереди всех. Как…

— Ой, только не начинай, а! — заныл Парис.

— Ладно-ладно. — поднял я руки и направился к духовке, где надо было насыпать тёртый сыр. — Телевизор вруби, может чего интересного покажут.

Брат, воспользовавшись браслетом, включил телевизор. Стоял канал новостей, так как батя с утра обычно их смотрит.

Ведущая, Марина Ким, говорила сначала о загоревшемся военном складе где-то на Дальнем Востоке, потом про очередную встречу президента с кем-то там, а вот потом началась нездоровая канитель.

— «Мы прерываем нашу программу в связи с экстренную новостью» — передала Ким твёрдым и слегка тревожным голосом. — «В двенадцать тридцать утра войска НАТО вступили в перестрелку с пограничниками Вооруженных Сил Российской Федерации в районе деревни Мамоново. Бой длился три часа, до прибытия подразделений 877-го отдельного батальона морской пехоты из города Балтийска. МинОбр сообщает, что потери нашей стороны составляют пятьдесят три человека, а силы противника потеряли сорок восемь человек, но данные лишь предварительные. Ведётся разбирательство на высшем уровне, дипломатический представитель Российской Федерации в ООН уже передал ноту протеста от наше страны. А сейчас, вашему вниманию предоставляется выступление президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, касательно этого инцидента…»

На экране появился президент. Старое лицо выглядит усталым.

— «Дорогие россияне». — начал он речь. — «Вопреки нашим попыткам налаживания, м-м-м, отношений, блок НАТО продолжает предпринимать попытки провокации. Мы не поддавались на предыдущие попытки, но наше терпение исчерпано. Сбитый истребитель, обстрелянная колонна гуманитарной помощи в Ливии, захваченные военные корреспонденты в Камбодже, а теперь ещё и наглое, беспардонное, не лезущее ни в какие рамки, нападение на пограничную заставу! Больше мы ничего спускать не будем. Моё официальное заявление как президента Российской Федерации: на следующий акт агрессии мы ответим полноценным ударом…»

Куда катится мир? Сейчас они там не договорятся, а мы потом сгорай в ядерном пламени! Хотя, если задуматься, к этому всё и шло. Очередной негр в президентском кресле — вот вам эскалация.

— Это же нехорошо? — уточнил Парис.

— Это нехорошо. — кивнул я дёргано, запивая чипсы колой.

Дверь снова была потревожена ключом.

— Мы дома! — донеслось до нас.

Родители вошли в гостиную, где мы с Парисом отходили от неожиданных и пугающих новостей.

— Что за запах? — спросил папа, принюхиваясь. — Не знаю, что это, но уже готов к ужину!

— В честь чего? — настороженно спросила мама.

— Рассаживайтесь, я накрою стол. — я разложил блюдо по тарелкам.

Есть начали молча, родители встревоженно переглядывались, а Парис наслаждался едой, громко чавкал и не смотрел ни на что кроме тарелки. Ну что сказать? Получилось хорошо. Сам не ожидал такого от умной плиты.

— Неужели случилось что-то плохое? — спросил наконец папа.

Я молча сходил к себе в комнату и притащил коробку с деньжищами.

— И что же это? Твой «секретный» тайничок под половицей? — спросила мама.

— Да! — кивнул я, открывая жестяную коробку.

Ахи и вздохи.

— Откуда? — нахмурившись, спросил отец.

— История началась с того, что я решил найти кирпичей для мангала на заднем дворе… — начал я рассказ. — Добыть кирпичей мы с Петькой решили на сгоревшей даче, может видели, по новостям передавали.

— Опять этот Петька? — строгим голосом спросила мама. Надоели эти нравоучения о выборе компании.

— Ну не начинай, мам? — попросил я устало. — Моя идея — наше исполнение. Ну так вот, разобрал я камин, кирпич же там огнеупорный, самое оно для вечного мангала.

— Соображаешь. — с нотками гордости прокомментировал батя.

— Слева от каминной решетки, прямо у пола, был тайник, где лежали эти деньжищи. — продолжил я. — Поделили пополам, как и положено у Берегового братства. Аргх! Якорь мне в…

— Ясно. — прервал мою имитацию бывалого пирата отец. — И что ты будешь делать делать с двумя сотнями тысяч рублей?

— Может, купим домик в городе? Или лучше квартиру? — сразу предложила мама.

— Резоны на это есть, но надо думать о будущем пацанов. — ловко увильнул папа. — Гектор скоро будет куда-то поступать, на бюджет можем уверенно не рассчитывать, поэтому…

Тут батька прав. С учёбой у меня не сказать чтобы плохо, но и не отлично. Крепкий хорошист. И уже ничего с этим не поделаешь.

— Да и Париса надо будет куда-то пристраивать… — папа посмотрел на Париса. — Тоже же, вряд ли бюджет потянет.

— Правильно! Будущее важнее. — кивнула мама. С чем-чем, а с единогласием у нас дома было всё в порядке. Большей частью. — И куда будем их поступать?

— Это пусть сами решают. — ответил папа. — Гек, у тебя есть год на принятие решения, но лучше реши в ближайшие месяцы, чтобы не начинать шевелиться в последний момент. У тебя Парис, сам понимаешь, сколько времени. В общем, думайте, выясняйте, от этого зависит ваша дальнейшая судьба.

— А я думал, что в шарагу… — Парис хотел пойти вслед за своей Еленой, которая осталась на следующий, десятый, класс, только по инерции и неспособности противостоять своим родителям, которые достаточно состоятельные люди и не потерпели бы…

— Забудь об этом. — пресекла сопротивление мама. — Это из-за Лены, да? С этого дня ты прекращаешь путаться с этой дурёхой! Ни потенциала, ни думок о будущем!

Дальше я не слушал. Началась «любимая» тема для спора в нашей семье. Как только из-за стола вышел папа, я тут же направился в свою комнату. Батя тоже знает, что эта вечная война закончится только гибелью Париса или Елены.

Завалился на кровать. Хотелось просто полежать, но я по привычке включил свой ПК. Перед лицом включился выехавший сбоку экран, под правую руку лёг манипулятор, а под левую классическая клавиатура тридцатых годов, из-за которой друзья называют меня старомодным. На экране имелся специальный сенсор, который отслеживает положение моей головы. Эх, сразу после покупки она доставила мне неприятностей. Пока я эту штуку нормально отрегулировал, чуть шею себе не сломал. В кармане в этот момент почувствовал странное давление. Это тот самый золотой шарик, найденный в тайнике. Пожал плечами и начал перекатывать его на ладони левой руки.

Без особых мыслей, начал листать ролики на ютубе, что случайно вывело меня очередной агитационный ролик Анфисы Чеховой, которая выдвигается в президенты, от КПРФ. Какие у неё шансы, я не знаю, но ещё есть два года, а шум вокруг неё уже нешуточный. Неожиданный ход от КПРФ, честно говоря. Коммуняки показали, что могут меняться.

Так бы и валялся я, лениво просматривая ролики, если бы не нагревшийся шарик в руке. От и до этого момента нагревался, но я списал это на тепло ладони. Теперь же он был очень горячим. Я уронил его на одеяло и с изумлением смотрел на проступающий на поверхности шарика отпечаток пальца. Не долго думая, я приложил большой палец к отпечатку, даже не зная, чего хочу этим добиться. Палец обожгло, я завопил от неожиданности, тут же попытавшись отдернуть руку, но шарик прилип к пальцу. Отчаянно замахал рукой в панике, но эффекта не добился. Стало мучительно больно, просто нестерпимо, настолько, что я не мог даже кричать. Просто ослепляющая и оглушающая боль. Та самая, которая заставляет терять сознание.

Глава вторая. Недоброе утро

Голова трещала, хотелось пить — первые ощущения по пробуждению. Я с хрустом оторвал тело от кровати, сел. Это стоило мне мощнейшего усилия воли, я действительно боролся с собой.

#Воля +1#

— Чё? — удивлённо спросил я вслух.

Тишина была мне ответом.

— Чё? — требовательно повторил я вопрос.

Было дико видеть перед собой медленно исчезающую надпись #Воля +1#. Глюки? Я вроде ни разу не принимал ничего такого, никогда. Может мясо было испорченным? Однозначно накосячил с рецептом!

Ладно, первым делом надо проблеваться. Туалет справа по коридору. Дверь заперта.

— Осади! Я тут моюсь вообще-то! — донесся до меня голос Париса в ответ на попытки открыть дверь.

— С тобой всё в порядке? — с беспокойством спросил я.

— Отлично всё! А чё? — прокричал Парис.

— Да не, ничего! — ответил я ему.

Мясо отпадает. Слишком много газировки перед сном?

Не! Я её хлестаю с раннего детства, без побочных эффектов и беспокойств.

Пищу исключаем. А значит что? Шарик. Однозначно он. Черт возьми, напоминает новомодный фильм по трудам одного из писателей прошлого, про парня, попавшего в старую онлайн РПГ… Ну уж нет! Это точно не со мной!

— Ладно! Проверим! — я зашел обратно в свою комнату. — Характеристики!

Ноль эффекта. Уф, пронесло! Или ох, не повезло? Да какие у меня характеристики, в самом деле?


#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Подрастающий уборщик

Характеристики:

Сила — 1

Ловкость — 3

Выносливость — 2

Конституция — 1

Воля — 4

Интеллект — 2

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 1,1 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили пару кладов. Бонус: 1,1 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 3,2 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне дилетанта, кое-что умеющего, но очень далекого даже от любительского уровня. Бонус: удары на 3,2 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Вождение (ДВС) — 0,3 — Машину вы не заведёте.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % быстрее скорость любого велосипеда.

Атлетика — 1,0 — Вы знакомы с такими терминами как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 1 %.

Кулинария — 2,7 — Вы знаете, как зажечь плиту и не спалить при этом дом. Бонус: качество изготовляемой еды на 2,7 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 35 % выше скорость уборки.

Технология — 11,5 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на пользовательском уровне. Бонус: на 11,5 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.#


— Обалденно… — произнёс я с искренним чувством обалдения. — И что мне теперь с этим делать? А! Справка!

— Вас приветствует Система Нейроинтерфейсного Управления Организмом. — раздался голос в моей голове.

— Э-э-э… — я задумался над вопросом. — Ты кто?

— Я Система Нейроинтерфейсного Управления Организмом. — повторил голос.

Ну, какой привет, такой ответ.

— Что за шарик я нашел в тайнике? — спросил я.

— «Шарик», который вы нашли, это Система Нейроинтерфейсного Управления Организмом, производства Арконской межзвездной кооперации. — произнес голос.

— Как мне тебя называть? Система-прости-забыл-как-дальше, или СНУО? — с легкой опаской, спросил я. В конце концов, захоти эта штука меня убить, сделала бы это вчера, пока я спал.

— Зови меня СУО, салага. — ответила система. — Так нас обычно и называют.

— Вас много? — задал я следующий вопрос, продолжая пялиться в текст перед глазами. — И ещё, в характеристике «Технология», написано «устройствами СВОЕГО мира»! Это значит, что есть ещё какие-то миры?!

— Да! — прикрикнула на меня Суо. Голос женский, приятный, но сейчас вот некомфортно как-то стало. — Прости, калибровала громкость.

— И что дальше? — я примерно помню тот фильм про онлайн РПГ. — Эпические задания там, спасение мира, принцесс и драконов?

— Нет. — ответила Суо твёрдым, ожесточенным голосом.

— Что «нет»? — уточнил я.

— Устранять угрозы мирового уровня, выполнять задания эпического уровня — прерогатива героических СНУО. — голос Суо был слегка изменен, с оттенком зависти. — Я же обладаю функционалом обыденного, ординарного нейроинтерфейса.

— А что делать-то? — я недоумевал, сами понимаете. — Обычно такие вещи не даются просто так!

— Что делать? Жить. Просто жить. — с откровенной тоской в голосе ответила Суо. — Но жизнь у тебя теперь будет другая, интересная. Я обещаю.

— Ох, что-то мне нехорошо. — голова разболелась.

— Я всю ночь проводила шунты к твоим внутренним органам. Тебе сейчас ДОЛЖНО БЫТЬ нехорошо. — объяснила Суо. — И сразу тебе скажу, что у тебя печень повреждена на 2,5 %. И это в шестнадцать календарных лет!

— Экология… — посетовал я. — Слушай, а я первый? Или был кто-то еще до меня?

— Ну и вопросы. — присвистнула Суо. — Ты со всеми женщинами так общаешься? Мы ведь вместе только одну ночь провели…

— Эм… — замялся я.

— Да шучу я! — хихикнула Суо. — Не было никого. Пытался стать носителем некто по имени Аркадий Селиванов, но он был пожилым, имел критические проблемы с сердцем, поэтому я признала его негодным. Нельзя, чтобы меня так быстро закопали в землю.

— А я? — меня вдруг взволновал вопрос собственного здоровья.

— Сердце в порядке, мозг слегка понижен в тонусе из-за слабых нагрузок, печень почти не повреждена, почки работают в штатном режиме, поджелудочная в норме, простата… — начала перечислять Суо.

— Понял я! Понял! — прервал я её. — Скажи лучше, с чем у меня проблемы?

— Печень и мозг, больше ничего критического. — ответила она. — Это пока что предварительные результаты, но скоро я стану получать информацию из каждой клеточки твоего организма и скажу точнее. С печенью могу посоветовать уже сейчас. Хватит хлестать энергетики и газировку, чудо, что почки перенесли их без последствий. А с мозгом… Нужны нагрузки. Некоторую долю нагрузки обеспечиваю я, но нужно больше читать, считать, запоминать и решать. Твой отец верно сказал, нужно поступать в высшее учебное заведение.

— Да я и не против, но куда? — я включил ПК. — ВУЗов много, я один.

— Давай подумаем вместе. — предложила Суо. — Открой сайт на третьей строке поисковика.

Копались в интернете примерно час, установив, что подходят только три института. Первый — Институт информационных технологий в Москве. Второй — Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова. Третий — самый неопределенный, но и самый соблазнительный, Ростовский военный робототехнический институт. Я склоняюсь к последнему. Почему? Потому что ВОЕННЫЕ РОБОТЫ! Неужели кто-то может мечтать о чём-то ещё?

Медиком вот, я быть никогда не хотел. Не моё это. Правда, там дадут необходимую умственную нагрузку и если верить обещаниям Суо, я стал бы лучшим врачом столетия, и это как минимум. Информационные технологии? Умственная нагрузка и расширение кругозора сверх пределов, но… сидеть за компьютером до конца своих дней? Я это и так могу, никуда не поступая!

Робототехнический институт — вот наш выбор. Там и программирование, и физическая подготовка, и служба почти как в армии! Самое оно, я считаю. И главное, тебя не только научат всему, но ещё и звание дадут по выпуску! Правда, потом придётся отслужить лет десять, но главное не солдатом простым, а офицером! Ведь есть же разница, правда?

Теперь нужно заниматься подготовкой. Проходные экзамены там одни из сложнейших — не только письменные, но и физические тоже…

— Вижу, что ты уже решил для себя что-то. — Суо вывела перед моими глазами изображение некоей спортивной площадки.

— И что это? — я, конечно же, понимал, что это и к чему это, но всё равно должен был спросить.

— Место в полутора тысячах метров от твоего дома. — ответила Суо. — Там ты будешь умирать как минимум по шесть часов в день четыре раза в неделю.

— Осадите коней, дамочка! — возмутился я. — Кто вам дал право так распоряжаться моим свободным временем?

— Не хочешь — как хочешь. — равнодушно ответила она.

— Оу-оу-оу! Так дело не пойдёт! — дал я заднюю передачу. — Продолжай как до этого! «Не хочешь — как хочешь» совсем не мотивирует развиваться.

— Приняла. — ответила Суо удовлетворенно.

— Если я буду ныть и жаловаться, но буду способен продолжать упражнения, заставляй. — потребовал я, чувствуя пятой точкой, что скоро очень сильно пожалею о своих громких словах.

— Комплекс первичных упражнений готов. — доложила Суо.

— Тогда приступим! — я вскочил с кровати. В глазах аж потемнело.

— Не так быстро. Сначала необходимо поесть и подождать как минимум полчаса после приёма пищи. — остановила меня Суо. — Ты проспал завтрак, а это неприемлемо. С завтрашнего дня будет режим. В семь подъем, в одиннадцать отбой. Завтрак обед и ужин будешь готовить себе сам, по моим рецептам, я сейчас выведу их на экран. Видишь? Теперь ты можешь обнаружить их в Дневнике.

Дневник — иконка где-то на периферии зрения. Можно его совсем убрать, но я уже привыкаю к этакой панели вокруг глаз, чтобы можно было оперативно получать информацию.

Так я и начал жить по режиму. Под жестким диктатом инопланетной штуковины, которая поселилась у меня в черепе.

На кухне я извлёк из шкафов ингредиенты, затем открыл рецепт в Дневнике и начал действовать по инструкции. В течение получаса кушать было подано.

— Что это за баланда? — приподнял крышку кастрюли Парис, пришедший на запах.

— Голодай, если не нравится. — пожал я плечами. — Здесь тысяча двести килокалорий и все необходимые микро- и макронутриенты на весь сегодняшний день. Венец правильного питания.

— Ладно, уговорил. — махнул рукой Парис.

Распределив варево по тарелкам, я уселся за стол и принялся есть. Неплохо, если глотать не пережевывая.

— Дерьмо. Я ем дерьмо вместе с братцем. Надо выложить в Инсту. — брат достал телефон.

— Не нравится, не жри. Это по эксклюзивному рецепту! — недовольно проворчал я.

— Значит, ты здорово накосячил с каким-то из этапов приготовления! — Парис вовсю фотографировал тарелку со всех сторон. — Например, перепутал слова «термо» с «дерьмо», ха-ха-ха! И получилось несомненно полезное, но очень невкусное дерьмо!

Я не стал вступать в спор, хотя было слегка обидно. Да уж, если на ужин будет что-то вроде этого… Эх, суета несусветная, на букву «Х».

— Слушай, Парис, я через полчаса на спортплощадку, тренироваться. — сообщил я братцу.

— Ты башкой об стену не бился с утра? — недоумевающе спросил он. — Зачем?

— Я тут посоображал и решил улучшить свою форму. — объяснил я. — Ты со мной?

— Вот уж спасибо, но нет! — замахал руками Парис. — Я лучше в Скипе с Леной повишу.

— Дело твоё. — пожал я плечами и пошел за спортивкой.

До спортплощадки я добрался без происшествий.

— Первое. Бег. — провозгласила Суо. — Для первого дня хватит километра. Легким бегом. Пошел.

Ну, это было легко. Я даже не вспотел.

— Следующее, это турник. — продолжила Суо. — Делай сколько сможешь, оценим твой предел.

Я лихо схватился за турник и начал подтягиваться. Сначала было неприятно, а затем больно.

— Я больше не могу! — простонал я на третьем подтягивании.

— Терпи. Иначе никак. — потребовала Суо. — Ещё два раза.

— Э, нет, я всё! — не согласился я, попытавшись разжать пальцы.

— Не так быстро, салага! — усмехнулась Суо.

Пальцы не разжимались. Я запаниковал и начал дёргаться как червяк на крючке.

— Всего два раза и займёмся ногами. — мягко попросила Суо. Затем резко выкрикнула. — Будь мужиком! Делай!

Я, изворачиваясь, изгибаясь, по два-три раза за попытку сдаваясь, сделал два подтягивания. Из носа аж кровь потекла.

#Воля +1#

#Сила +1#

#Конституция +1#

— Система зачла тебе за старание. — пояснила Суо. — Я скрывала эти сообщения до конца этого издевательства над спортом.

— Ну? И как я? — спросил я, дуя на раскрасневшиеся пальцы издалека, так как не в состоянии поднять руки выше груди.

— Ни одна комиссия вашего мира не зачтёт эти подтягивания, но мы ведь просто тренируемся! — жизнерадостно сообщила Суо. — Теперь ложись на лавочку. Чуть дальше, вот так. Схвати руками… Просто придерживай руками за лавочку. Поднимай ноги под углом сорок пять градусов. Не опускай. Держи в течение минуты. Поднимай по-новой.

Я поднял ноги. Живот резало, ноги ныли, против воли опускались. Мне уже до безумия хотелось прекратить это любой ценой.

— Ладно, будем выправлять твою общую слабость с помощью комплексных упражнений. — решила Суо. — Смотри видео и повторяй.

Перед глазами начало прокручиваться видео с мускулистым мужиком странного сероватого оттенка кожи, подробно объясняющего каждое своё движение. Вроде ничего сложного. Если, конечно, не делать этого час подряд. Через час я стал вялым как мертвый питон.

— Достаточно. — сказала Суо. — Теперь бег один километр. Приступить!

Я побежал. Первые несколько сотен метров казалось, что я способен пробежать неограниченно много километров, а потом мышцы вспомнили, что уже два часа как устали и надорвались. Через силу, словно сквозь ватную завесу, с матами наперевес, я пробежал требуемые два круга вокруг спортплощадки.

— Ну и выражения! — произнесла Суо. — Повторений много, правда…

— Чем богаты… — прошептал я. — Что дальше?

— Ничего. — Суо хмыкнула задумчиво. — Ещё немного и будет причинен вред организму. Идём домой.

Чувствуя себя зомби, я поковылял домой, едва переставляя ноги. Зайдя на задний двор, я минут пять пытался стянуть с себя потную спортивную одежду, справился с этим и зашел в летнюю душевую. Кое-как смыв с себя пот и грязь, обернулся полотенцем и зашел домой, где тут же развалился на диване.

— Братец, что-то ты приуныл! — рассмеялся Парис, глядя на мою позу уставшего тюленя.

— Шел бы ты отсюда… — устало отмахнулся я. — Завтра я и без тебя буду страдать и жалеть себя…

— Это ты сам виноват. — продолжил Парис, садясь в кресло. — Что будем делать сегодня вечером?

— Предсказываю. — закрыл я глаза. — Ты свалишь к Лене, а я спокойно умру дома.

— И это… правильное предсказание! — как заправский шоумен, провозгласил братишка. — Удачно провести вечер!

Парис ушел, а я решил узнать чего-нибудь в справке. Всё равно же лежу.

— Магия! — предвкушающе произнес я.

— Не существует. — обрезала крылья моим предвкушениям Суо.

— Эм… Ментал! — нашелся я.

— Ты к нему не способен. — ответила Суо. — Но, для общего развития, это психические силы человека. Телекинез, телепатия, ясновидение… полезно, впечатляюще и очень демаскирующе. Особо отмечу, что это лучший способ стать мишенью номер один в этом мире.

— Ладно, отметаем! — согласился я. — Тогда… сверхспособности!

— Тут дело ещё печальнее, чем с менталом. — поделилась Суо. — Очень редко встречаются сверхспособности сами по себе, а полезные сверхспособности — это вообще реликт. У тебя нет никаких сверхспособностей, ты банален до изумления.

— Ну, спасибо на добром слове. — поблагодарил я Суо, добавив полный стакан сарказма.

— Зачем сарказм? Это настоящий комплимент тебе. — удивилась Суо. — Знаешь сколько бывает побочных эффектов у сверхспособностей? Да тебе просто повезло, что у тебя их нет! Я слышала об одной девушке, которая плевалась кислотой. Она была лишена возможности чувствовать вкус еды, вообще. А парень, пускавший молнии из рук, вообще не мог работать с электроникой, она перегорала у него в руках. И это только пара примеров.

— Может ты и права. — неуверенно ответил я. — Суперменом я не стану, хрен с ним. Но что-то крутое же могу получить?

— Могу дать тебе хорошее пособие по мнемонике. — предложила Суо.

— Мнемоника? — переспросил я. — Это же что-то вроде работы с памятью?

— Не «что-то вроде», а конкретно она и есть. — поправила меня Суо. — Методика позволяет существенно улучшить память и быстрее усваивать новые знания.

— Не Супермен, но Лекс Лютор. Главное, не облысеть. — прокомментировал я. — Ладно, выводи!

Через два часа на удивление увлекательного чтива, настало время готовить ужин.

— Что у меня на ужин? — поинтересовался я.

— Жареное мясо с семью злаками и тремя специями. — тут же ответила Суо.

— Я это потяну? — спросил я.

— Ничего сложного. Справится и десятилетний ребенок. — уверенно заявила Суо. — Достань мясо…

Через полтора часа ужин был готов.

— Тут очень много питательных веществ, с повышенным содержанием белка. — представила блюдо Суо. — Как раз то, что тебе сейчас и нужно.

Я взялся за ложку и быстро умял свою порцию. Желудок отозвался требовательным урчанием. Нет, не в этот раз. Пусть там ещё оставалось, но это порции Париса и родителей.

После ужина, я, следуя детальной инструкции, начал делать массаж ног, чтобы снизить завтрашнюю боль. К девяти пришел Парис.

— Есть чё пожрать? — спросил он первым делом. — Только не ту баланду как в обед!

— Возьми там в кастрюле. — указал я в сторону кухни. — Там ещё родительские порции, так что без фанатизма.

Пойдя на кухню с братом, я налил себе компота и сел за стол напротив.

— А ты эволюционировал, братец! — Парис начал уплетать порцию с удивлением и восхищением. — Мясо прямо как шоколад!

Он закончил есть и бросил мимолётный взгляд на кастрюлю.

— Там только на двоих. — пресек я поползновение.

— Понял, не дурак. — Парис достал из холодильника пирожное, купленное мною вчера.

— Не налегай особо. Жопа слипнется. — предостерег я его.

— Это будет сугубо моя интимная проблема, Гек. — отмахнулся он, возвращаясь к холодильнику за вторым пирожным.

Дома стало как-то душно. Я выглянул на улицу. Может, прогуляться?

— Ге-е-ектар! — услышал я крик Аркаши.

Ну его нафиг. Дома посижу.

Глава третья. Старый друг лучше новых двух

— Избегаешь боя? — с вызовом спросила Суо. — Это плохо. Настоящий офицер не бежит и не сдаётся.

— Настоящий офицер не вступит в бой, который стопроцентно окончится поражением. — парировал я. — Сейчас меня даже дохлая пятиклашка уработает надёжно!

— Это не меняет самого факта, Гектор. — не приняла аргумент Суо. — Офицер должен думать.

Кстати говоря об офицерах. У нас же тут настоящая семейная традиция! Мой далёкий предок, Александрос Мизамидис, в чине поручика воевал против турков в конце девятнадцатого века. Его сын, Деметрий Мизамидис, также известный как «Одноглазый», воевал также против турков, но уже в Первую мировую, в чине лейтенанта. Его сын, Артур Мизамидис, сражался против фашистов во Вторую мировую, в чине капитана. Погиб на Зеловских высотах. Его сын, Захар Мизамидис, ни с кем не воевал, дослужился до майора и спокойно умер от старости. А вот его сыновья, Сергей и Василий Мизамидисы, сразу после окончания АВОКУ[1], были направлены в Афганистан, где Василий погиб, а Сергей, мой родной дедушка, вернулся в звании капитана. Затем, родился мой отец, Андрей, который ни с кем не воевал и вообще не служил. Меня, похоже, ждало то же самое, что и отца, но я решил вновь вернуть наш род в немирное русло. И с появлением Суо, я могу стать лучшим офицером столетия, а может и тысячелетия! Я даже не знаю, как это, но я чувствую, что могу!

— Суо, а можно ли как-нибудь улучшить мою реакцию, зоркость и всё такое, типа как в РПГ? — поинтересовался я.

— Можно, но тебе придётся искать кубы развития. — ответила Суо. — Получить их можно либо найдя кубы былых времён, либо убивая свирепых хищников с повышенным уровнем опасности. Если суперхищника убил ты, в ближнем бою, то Система выдаст тебе вознаграждение.

— Что за Система и как работает куб? — задал я животрепещущие вопросы.

— Система — это что-то вроде управляющего модуля Вселенной. — объяснила Суо. — Регулятор взаимодействия СНУО и окружающей действительности. А куб работает просто — проглатываешь его и выбираешь, что собираешься улучшить. Кстати, можно ещё убивать опасных преступников, система будет платить тебе и кубами в том числе.

— Интересная система. — усмехнулся я. — Какая ей печаль до нашего уровня преступности?

— Да особо никакой. — Суо сделала паузу. — Просто она совместила приятное — получение кубов и наград, с полезным — уничтожением преступников. Никакой высшей математики.

— Понятно. — кивнул я. — Преступники, они типа мобов, которых надо гасить за кубы.

— В целом верно. — подтвердила Суо. — Но убивать можно не всех преступников, а только тех, на которых Система поставила кубы. Ещё есть список особо опасных, легендарных преступников. За них система платит не только кубами и различной мелочевкой, но и платиной.

— Платиной? А почему не золотом? — не понял я.

— Золото бесполезно. — коротко ответила Суо.

Было над чем подумать. Платину не продашь, да и я не потяну даже среднестатистического преступника, не говоря уж о легендарном. Надо развиваться.

Я сел в кресло и начал напряженно запоминать мнемонические приёмы, используя, хе-хе, мнемонические приёмы. Книжка была интересной и познавательной, за пару месяцев я её освою досконально.


/Через три недели/


Да, режим начал выполнять свою функцию. Я набрал десять килограмм мышечной массы, хоть это и не обошлось без воздействия Суо на выделение тестостерона и усиления усвоения питательных веществ. Я подтягиваюсь уже целых двенадцать раз, бегаю километр почти на норматив, пусть и дышу после этого как умирающий курильщик, сорок раз отжимаюсь и держу ноги под углом сорок пять градусов в течение целых десяти минут! У меня появились какие-то прозрачные намёки на кубики пресса, и даже начали прощупываться бицепсы и трицепсы!

Характеристики же выглядели так:


#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Подрастающий уборщик

Характеристики:

Сила — 5

Ловкость — 7

Выносливость — 6

Конституция — 4

Воля — 10

Интеллект — 6

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 1,1 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили пару кладов. Бонус: на 1,1 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 3,2 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне дилетанта, кое-что умеющего, но очень далекого даже от любительского уровня. Бонус: удары на 3,2 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Вождение (ДВС) — 0,3 — Машину вы не заведёте.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 3,0 — Вы близко знакомы с такими терминами как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 3 %.

Кулинария — 4,1 — Простые блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 4,1 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 35 % выше скорость уборки.

Технология — 11,5 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на пользовательском уровне. Бонус: на 11,5 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.##


Трудно в это поверить, но я добился таких результатов всего за три недели! По всем параметрам, на которые мы напирали, был существенный прирост. Мнемоника дала прибавку к интеллекту: я стал неплохо запоминать целые абзацы, а стихи для меня стали легким расслабляющим упражнением. Родные смотрят на меня с удивлением и восхищением. Парис, кстати говоря, присоединился к тренировкам, но результаты у него были похуже, ведь Суо-то только у меня. Я не питаю иллюзий насчёт себя — не будь Суо, я бы таким и остался, тощим задротом.

— Эй, Гектор, чего тута делаешь? — спросил у меня Аркаша, которого я заметил задолго до этого. Он несколько минут не решался подойти ко мне, видимо его настораживало занятие, которым я сейчас размеренно занимаюсь.

Я сижу на бетонной плите у заброшенного мясокомбината и точу вырезанные из толстой жести сюрикены. Дело гиблое — жесть слишком мягкая и заточку держать не будет. Вообще, я пришел сюда за арматурами, но пришлось ждать Петьку с инструментами, который почему-то задерживался.

— А где же классическое: «Гектор-Гектор! Я Ахиллес, сын Пелея!» — спросил я, не отвлекаясь от бестолкового убийства времени.

— Да пустое всё это… — Аркаша явно был чем-то озабочен. — Вы тогда с Петром умные вещи мне сказали. Поэтому я и решил браться за ум и бросать это дело с Древней Грецией, героями и мечами.

— Давно пора, давно пора. — закивал я. — С учёбой придётся попотеть, год всего остался.

— Эх, если бы всё это время на учёбу тратил… — вздохнул Аркаша.

— Да ты так не переживай! — приободрил я его. — Поздно — это когда уже умер, а до этого много чего можно успеть!

— Знаю… — кивнул Аркаша отрешенно. — Ладно, пошел я, почитаю физику.

— Удачи. — искренне пожелал я ему. — Не с физикой, а в общем.

— И тебе удачи. — неуверенно улыбнулся Аркаша. — Тоже в общем.

Аркаша ушел, а я остаток времени добил метая эти беспонтовые сюрикены в изломанную фанерную доску, прислоненную к стене мясокомбината. Наконец, Петр пришел.

— Слушай, Гек! — сходу начал он. — Я нашел арматуры!

— Да ну? И где? — поинтересовался я удивлённо. — Мы же и так наш район перерыли!

— Да вообще в случайном месте! — Петр был очень возбуждён. — Недостроенный дом на улице Тихонова! В подвале целая гора арматур!

— Хм… — задумался я. А, хрен с ним. — Ну пошли.

Всю дорогу молчали. Что-то мне не нравилось, а Суо молчала как рыба об лёд. А вот и заброшенный дом. Он не сгорел, его не признали аварийным, нет. Просто забросили.

— Пойдём внутрь. — Пётр зашел внутрь.

— Но мы здесь десятки раз бывали и никакого подвала я тут не видел! — громко сказал я удаляющемуся вглубь Петру.

— Да я сам его чисто случайно обнаружил! — ответил тот слегка дрогнувшим голосом.

Я взял ржавый обломок кочерги, лежащей в траве у входа. На всякий случай. А случаи ведь бывают всякие. Внутри валялись сломанные стенные панели, которые соседями были признаны негодными, окурки, битые бутылки и прочий мусор, собирающийся обычно в заброшенных домах.

— Уходи или дерись. — голосом, не терпящим возражений произнесла вдруг Суо. — Будет драка. Возможно много противников. Я помогу.

Я сделал серию вдохов-выдохов и решительно вошел в комнату, когда-то бывшую гостиной. Вот чёрт! Шесть бритоголовых, прямо-таки махровых бандюганов из прошлого века. Тут, конечно, винтажностью отдаёт, но это дань моде, которая как сложилась в прошлом веке, так и остаётся таковой.

К слову, нескольких из них я видел в нашем районе, они, кажется, что-то искали, спрашивали у разных людей. Но это ведь были не мои проблемы?

— Э, малец! — вышел вперёд особо крупный бандюган с характерной бычьей шеей. — Отдай цацку и бабло, а я тебя за это не буду жмурить.

— Какую ещё цацку? — включил я тумблер «тупость».

— Э, слыш-на! Не играй-на в эту игру, малой! — пригрозил самый накачанный из них, одетый в недешевую серую спортивку. — Твой дружок нам уже всё-на, рассказал. Выкладывай цацку, получи п№%ды и иди домой!

— Доверься мне, Гектор… Просто расслабься и наслаждайся шоу… — проговорила, пробившись сквозь парализовавший меня страх, Суо.

Я как мог расслабился и почувствовал нездоровое оцепенение. Тотальное оцепенение, даже глаза не слушаются.

— Э, не, малого походу придётся отп… — договорить бритокожанный с бычьей шеей не смог.

Кочерга молниеносно вбилась в глаз бычешеего и вышла из затылка. Нырок под ноги стоящему слева бандиту, удар апперкотом по яйцам, затем резкое выхватывание пистолета из расположенной прямо перед глазами кобуры, пять быстрых выстрелов на пределе скорострельности. Конец шоу.

— Пётр. — произнесла спокойно Суо. — Не дай ему уйти.

Я было дёрнулся к Пете, но тот встал на колени и поднял руки.

— Не убивай, Гектор! — начал слёзно умолять он. — Это не я, это они меня заставили!

— Неправда! — Суо сказала это обличительным тоном. — Он лжёт, я вижу это по его мимике.

— Ты врёшь мне, Пётр. — произнес я. — Я вижу это по твоим лживым глазам.

Откуда-то накатила холодная, мрачная решимость.

— Нет! Это правда! Они поймали меня и пытали! — продолжал он оправдываться. — Обещали убить мою семью!

Снова ложь. — отреагировала Суо. — На теле нет ни следа пыток и мимика выдаёт.

— Враньё. — обличил я Петю.

Причин не верить Суо у меня не было, а Пётр последние несколько лет проявлял нездоровые приблатнённые понятия. Последние годы мы виделись от случая к случаю, просто по старой дружбе, иных точек соприкосновения у нас не было. То, что мы иногда собирались делать что-то из увлекательного, типа мангала или поиска арматур — исключение из закономерности всё возрастающей редкости встреч. У него есть другая компания, я это знал, и в эту самую компанию я никак не вписывался. И последняя гиря в чашу вины — я видел его лицо, когда бычара угрожал мне. Довольство и наслаждение превосходством над жертвой. Две минуты назад он видел не друга детства, а именно очередную жертву.

— Суо, нажми за меня. Я не смогу. — мысленно попросил я.

— Нет. — твёрдо ответила та. — Тебе не угрожает непосредственная опасность. Придётся самому.

Как же мне не хотелось… Рука задрожала. Перед глазами почему-то начала проноситься жизнь Петра. Странно, конечно. Но это от того, что мы большую часть жизни были лучшими друзьями, с самого детского сада.

— Да пошел ты, обличитель х№ев! — выкрикнул Пётр. — Урвал бабок и рассчитывал зажить хорошо?! Пошел ты, Гектор!

Он кинулся на меня и попытался выхватить пистолет. Как-то так получилось, что палец дрогнул и Петя куклой упал на грязный пол.

— Ох, черти меня дери… — простонал я. — Б№%дь, что же за…

Я осел на пол. Меня слегка замутило. Я хотел проблеваться, но просто физически не смог.

— Не стоит оставлять биоматериал на месте преступления. — посоветовала Суо.

Я об этом даже как-то не подумал. Надо уходить.

— Прихвати оружие, может пригодится. — снова дала совет Суо.

Она права. Могут нагрянуть друзья этих братков, а я с голой задницей. Но дома хранить нельзя, полиция, как ни странно, работать умеет. Особенно когда дело касается стрельбы и убийств.

Куда же спрятать четыре пистолета? Придумал!

Запихав оружие и магазины в клетчатую сумку, припасённую для арматур, я направился к старой церкви. Она уже давно была заброшена, ведь РПЦ было дешевле построить десяток новых, чем реставрировать этот реликт из прошлого столетия.

Впрочем, интересовала меня не церковь сама по себе. Меня интересовал колодец в её подвале. Колодец был не простой, а с какой-то непонятной историей. Мы с… Петькой… Мы с Петькой ещё в шестом классе, вопреки запретам родителей, исследовали эту заброшенную церковь в поисках затерянных царских сокровищ. Золота не нашли, зато обнаружили подвальный колодец. На его дно вела едва приметная каменная лестница, а над былым уровнем воды, от которого осталась лишь мутная полоса, была обнаружена комната. Мы бы в жизни не полезли в тёмный колодец, но тогда так получилось, что Петька взял меня на слабо. Я спустился, хотя дрожал как банный лист. А как я чуть не обгадился, провалившись в комнату… Внутри тайной комнаты ничего ценного не оказалось — железная кровать, порядком проржавевшая, сгнивший давно деревянный стол, несколько обвалившихся пустых шкафов… В общем, знали об этой комнате только мы двое. Ну, теперь только… Нет, как же хреново на душе… Терзающее чувство вины, не знаю как описать… Ком в горле, не могу сконцентрировать взгляд… Уф, чего-то полегчало.

— Это впрыск эндорфина. Больше не проси. — произнесла Суо.

Окрылённый собственным организмом, добрался до церкви. Проник внутрь и спустился в подвал. Пусть спускаться по каменной лестнице с телефоном в одной руке было неудобно, зато не свалился.

Комната была всё такой же. Судя по пыли, никто не посещал её очень давно, возможно даже с нашего последнего визита.

Я отодвинул ржавую кровать и открыл тайник, сокрытый под каменной плиткой. Когда мы его обнаружили, ничего ценного там не оказалось. Какая-то сгнившая книжка и советский паспорт без фотографии и с абсолютно неразборчивыми за ветхостью записями.

Теперь же там нашли свой приют два пистолета Макарова, один переделанный под мелкий патрон травматический пистолет и настоящий Тульский Токарев. Именно из ТТ я полчаса назад убил шестерых…

Закрыв тайник и задвинув кровать, я молча оценил свой труд. Постояв немного, я посмотрел на часы и как можно более скрытно исчез с территории заброшенной церкви.

— Ты где был? — без особого интереса спросил Парис, смотрящий в этот момент телевизор.

— Спортплощадка. — ответил я.

— А что арматуры? — повернул Парис голову.

— Не нашел. Забил. — ответил я. — Потом найду как-нибудь.

Вообще, вся эта идея с арматурами затеяна Парисом. Он вдруг захотел научиться метать дротики. Не дартс, а именно настоящие дротики. Античные. Видимо, чтобы покрасоваться перед своей ненаглядной Еленой, которая может и симпатичная, но отнюдь не Прекрасная. И этому «эпическому герою» деревянные дротики со стальными наконечниками показались недостаточно крутыми, ему пост-апокалипсис подавай, техноварварство!

И не подумайте, я его поддержал. Прикинув хвост к носу, я решил, что метание таких тяжеленных дротиков будет полезно и глазомеру и функциональным мышцам рук, что очень хорошо, именно поэтому решил помочь. Но сейчас стало как-то не до этого…

Сегодня вторник, дома только мы с Парисом. Нужно быть готовым к тому, что придёт полиция. Как минимум, надо выработать алиби.

— Слушай, братец, а может следует заняться чем-то более простым и понятным? — спросил я. — Зачем метать дротики, когда можно начать метать ножи?

— Да не. Не очень зрелищно. — не согласился Парис. — Мне нужны дротики, как в Трое! Или лук! Вот! Нужно купить лук!

— Как знаешь, а я потом попробую поискать чего-нибудь про альтернативные метательные снаряды. — пожал я плечами.

Ощущение паршивости происходящего не проходило. Пустота в душе приглушилась порцией эндорфинов, от широкой души предоставленной Суо, но никуда не делась.

Глава четвертая. Нейроинтеллект

Зашел в свою комнату, завалился на кровать и решил посмотреть предложения интернета. Накатила апатия. Стало как-то всё равно.

— Попробуй поискать именно метательные ножи. Далеко не все подходят для метания. — порекомендовала Суо.

Я последовал совету и вбил в поисковик междугороднего сайта по торговле специализированной оружейной фигнёй фразу «Метательные ножи». Сотни предложений. Мне понравился набор из пяти ножей, стоимостью всего триста рублей. Однозначно, качество дерьмо, так как не могут столько стоить нормальные ножи, но дизайн эргономичный, а мне многолетней службы не надо, я даже готов к тому, что они будут ломаться.

К сожалению, таких денег у меня теперь нет, я уже даже собрался звонить папе, чтобы выделил мне дотацию, но увидел в каталоге раздел «Средневековое оружие». Ну-ка, ну-ка…

— Это однозначно пластиковые реплики. — не впечатлился я картинками. — А не, цельный металл, композиты или углеволокно.

Список продукции был большим: мечи, топоры, булавы и… копья! То что надо. Раздел «Копья» делился на три подраздела: «Пики», «Короткие копья», «Метательные копья». Да это просто Эльдорадо какой-то! Открыв интересующий меня раздел, увидел всего четыре варианта. Пилум, который древнеримский, сулица, которая древнерусская, солиферум, древнеиберийский, ну и плюмбата, позднеримская.

Пилум меня не заинтересовал, так как назначение у него было одно — лишить солдата противника щита. В те тяжелые времена щит был единственной защитой солдата, поэтому лишенные щита бесславно погибали. Поэтому важность пилума недооценивать не стоит. Вроде вот человек ещё жив, но пилум, торчащий в щите, снижает его функциональность своим весом, а значит это уже не совсем полноценный воин. Не убил и в то же время убил. Такая вот пилумная запутанность. Наконечник у пилума мягкий, предназначенный для затруднения извлечения, поэтому мне эта штука не подходит.

Сулица. Назначение практически такое же, как и у пилума, но с большим упором всё же на непосредственное убийство ближнего своего. Также, по мнению историков, осложняла жизнь щитоносца, но если что, могла и наповал завалить. Средненькая такая, промежуточное, чисто викингское решение.

Солиферрум. Ну тут уж из названия понятно. Цельнометаллическая древнеиберийская метательная хреновина. По сути своей копьё, полностью изготовленное из железа. Назначение точь-в-точь как у пилума — воткнуться в щит, застрять зазубринами, утяжелять щит до смерти щитоносца, лежать тихо до встречи с хозяином. Тяжелая, мощная, офигенная. Но давайте посмотрим последний вариант.

Плюмбата. Длиной сантиметров тридцать-сорок, обладает наконечником по типу рогатины, оборудовано свинцовым грузилом. Весит эта штука грамм триста-четыреста, может больше, а может меньше. В отличие от предыдущих образчиков античной военной машины, это изделие относится к нашей эре, примерно к третьему веку. Не такие уж древние римляне изобрели эту убийственную штукенцию в ответ на наглёж со стороны германцев, сарматов и прочих варваров.

Благодаря гениальной конструкции, эту самую плюмбату можно кидать без особо выраженного замаха, обязательно протыкающего глаз стоящему позади, а легким движением руки. Но гениальность не в этом. Гениальность в том, что эта хреновина летит на пятьдесят-шестьдесят метров, что в два, а то и в три раза дальше, чем у предыдущих конкурсантов. И при всём этом, благодаря сообщению импульса от свинцового грузила, эта штука бережно сохраняет энергию на протяжении всего своего полёта, чтобы поделиться ею с первым встречным. Такая вот она доступная, плюмбата. То есть, если освоить её надлежащим образом, можно сносить людей на дистанции шестьдесят метров?

— Держи карман шире. — посоветовала Суо. — До такого мастерства ты дойдешь не скоро.

— Но чисто технически, это возможно? — уточнил я.

— Конечно. — не стала отрицать Суо.

— Клёво! — ну реально, это же круто. — Однозначно беру плюмбату!

И почём нынче пяток плюмбат? Ого! Комплект из пяти штук за полторы тысячи рублей! Дорого! Но я нынче богатенький Ричи, у меня батя недавно стал богатым.

— Алё, пап? — увидел я вопросительно выражение лица папы на экране. — У меня тут очень важная покупка. Полторы тысячи стоит. Спортинвентарь.

— На этот раз ладно, но не части с такими запросами. — решил отец. — Если, конечно, не найдёшь ещё один такой же тайник. Но это я шучу, не ищи.

— Всё для спорта. — кивнул я ему.

Деньги пришли мгновенно, а посылка через час. Ксантек-Доставка работает. Хреново, но работает.

Я распаковал покупку и увидел совсем не то, что ожидал увидеть. На фото они были выполнены аутентично, железо с кавернами, закалённое старинным методом, явно небрежно. Это создавало атмосферу кустарного изделия широкого потребления. А в коробке оказалось пять дротиков из легированной стали, с чугунным противовесом, металлическими стабилизаторами и пластиковым древком, оснащённым резиновым рифлением — дротики информационной эпохи, напечатанные на лазерном 3D-принтере. Кого-то это могло бы огорчить, но меня обрадовало. Это действительно спортинвентарь, а не поделка под старину! Захотелось как-то сразу потестировать.

— Не торопись. — остановила меня Суо. — Лучше разомнись и почитай инструкцию по правильному метанию плюмбаты.

Её рекомендации прямо-таки сквозили логикой. Хрен поспоришь. Делаю как она сказала. Разминаю руки, ноги, отжимаюсь, читаю пособие по дротикометанию. П-ф-ф… дротикометание. Через двадцать минут я запомнил не особо большой список требований для… дротовства! Ха! Да бросьте, смешно же! Ладно-ладно-ладно.

Вышел на задний двор и построил стену из чурок. Нарисовал на этой стене мишень, с помощью старого, взрывоопасного баллончика с красной краской. Отошел на пять метров. Лицо приняло философски-безмятежное выражение Чингачгука из недавнего ремейка ГДРовского фильма «Чингачгук Большой Змей». Никогда не понимал, за что его прозвали Большим Змеем. Они же там обычно прозывали по характерным чертам… Типа, Черная Нога, Маленькое Ухо. А-а-а… Да не, не могли же они…

— Ты не прав в своих размышлениях, Гектор. — поделилась своим мнением Суо. — Его назвали Большим Змеем не за размеры причиндала в штанах. Согласно данным из всемирной сети, это прозвище дано в связи с тем, что он знает все хитрости и подлости, на какие только способны люди, поэтому всегда готов нанести недоброжелателю удар в самый неожиданный для него момент.

— Загуглить и я могу… — усмехнулся я. — Так, пять метров. Я гордый могиканин Чингачгук. Умри, мохок!

Никто же не удивился, что плюмбат не воткнулся в мишень, а лишь выбил одну чурку? Слабовато метнул. Надо лишь приноровиться, а там пойдёт.

Так, дубль-два. Поза гордого индейца. Философски-безмятежное лицо, я Чингачгук, самый Большой Змей в этом районе. Заносим плюмбату для броска… Сзади раздался хохот.

— Пха-ха-ха! Что ты, хах, делаешь? — откровенно ржал надо мной Парис.

— Учусь метать плюмбату. — ответил я раздраженно.

— Эх, смотри, как это делают взрослые мужчины. — Парис своей фирменной «мужицкой» походкой, подошел к коробке с плюмбатами и достал одну.

Покрутив её в руках, он зачем-то попытался оценить баланс, которого вообще-то быть не должно, так как почти у наконечника размещается чугунное грузило. Дилетантище.

— Башку себе не пробей. — попросил я его.

Покровительственно подмигнув, Парис метнул плюмбату как обычный дротик. Плюмбата воткнулась. В стену гаража.

— Красавчик. — похвалил я. — Сам будешь перед батей оправдываться.

— Эй, меня тут не было! — тут же сдёрнул в сторону дома Парис.

Со вздохом выковыряв плюмбату, я решил вытащить все пять и разложить на земле, для удобства. С удивлением обнаружил прилагающуюся инструкцию, которая не была видна под обёрточной бумагой.

Прочитав, понял, что плюмбаты можно утяжелять или облегчать, для чего необходимо раскрутить грузило и отделить или прибавить секцию. Разумеется, свинцовые грузики надо покупать отдельно. Да оно мне в хрен не упёрлось! Буду работать с тем, что есть.

Первые два часа вообще ничего не получалось, а потом я решил передохнуть и пробежаться по парку. Пять километров средним темпом и мне больше ничего не хотелось. Суо ничего не сказала, только разочарованно вздохнула. Ну и ладно, всё ещё впереди.

На выходе из парка я встретил двух одноклассниц, Анну и Валерию Синицыных. В школьной среде близняшки считались, до пятого класса — заучками, а после пятого — задротками. Ну, я-то тоже в некотором смысле задрот в глазах своего класса. Ну как это описать… Компьютерные игры, даже один победоносный чемпионат по олдскульному классическому Старкрафту 3 за плечами… В общем, как минимум я занимался, по мнению многих, не совсем тем, чем пристало «нормальному поцыку». Райончик у нас весьма специфический, окраинный, поэтому и воспитание у многих с легким налётом…

Нет, травли никакой нет и не было, не те времена, да и подобных мне хватает среди других классов… Больная тема, если честно. Я не мегапопулярная личность, не забитый задрот, средний я, в общем. Серая масса. Никак себя не проявил ни в учёбе, ни в увлечении.

А Синицыны не такие. Умные, симпатичные, воспитанные, на олимпиадах участвуют, по телевизору их несколько раз показывали — гордость родителей и объекты тайной зависти половины класса.

Как настоящий джентльмен, которого Суо при проявлении невоспитанности бьёт током, я первым поздоровался с близняшками.

— Доброго вечера. — обозначил я кивок.

— Ты что, головой сильно ударился? — без приветствия, без перехода, напрямик спросила Анна. — Откуда такая мания физкультурника?

— Решил поступать в самое серьезное заведение на территории СНГ. — ответил я, нарезая круги вокруг двух сестёр. — А там есть вступительный экзамен по физподготовке. Кстати, говоря об экзаменах! Не поможете подтянуть физику и математику?

— Ты вот просто так подбегаешь к нам, и просишь о помощи? — нарочито хриплым голосом спросила Валерия.

— Я что, прихожу в ваш парк, бегаю тут, прошу о помощи, но делаю это без уважения? — бессмертная классика, прошлогодний ремейк Крёстного отца до сих пор на слуху.

— М-м-м… Да. — синхронно ответили сёстры-близнецы.

— Ну хорошо. — кивнул я. — Тогда я предлагаю вам дружбу и… сделку.

— И что же, такой человек как ты, может предложить таким людям как мы? — лукаво спросила Анна. — Деньги? Не интересует. Подарки? Не интересует. Что?

Ну да, с деньгами у них полный порядок, их папаша работает на том же заводе, что и мои родители, только на четыре ступени выше.

— Кое-что получше. — как можно более интригующим тоном произнес я. — Я предлагаю вам знания. Уникальные, эксклюзивные, которые вы не купите ни за какие деньги.

— И что за знания? — заинтересовалась Валерия.

— О, вы будете удивлены или даже поражены! — пообещал я. — У меня есть уникальный курс по мнемонике.

— Мнемоника? — скептически хмыкнула Анна. — Мы уже давно ею увлеклись и охладели. Помогает, но не настолько, чтобы тратить на неё столько времени.

— Это не та мнемоника, которую можно скачать в инете. — ответил я на это. — Моя мнемоника похожа на уличную магию…

— Продемонстрируй нам что-нибудь.


/Дом Синицыных. Этой же ночью/


— Кхм… — я устало откинулся на кресло. — На сегодня всё. Завтра ваша очередь набивать мне мозги бесценными знаниями.

Близняшки сидели за столом, сжимали в кулаках ручки и смотрели на меня как на человека, на их глазах зажегшего звезду в небе.

— Это было… — Анна не могла подобрать нужных слов. А я её знаю, ей надо дать по голове свинцовой трубой, чтобы она не смогла найти слов. У неё опыта дебатов больше, чем я вообще с людьми разговаривал.

— … вершиной айсберга, который все называют мнемоникой. — продолжил я за неё.

— Завтра приходи с утра. — произнесла Валерия. — До часа мы накачаем тебя физикой, а с двух часов ты продолжишь свою лекцию. А сейчас… поможешь нам освоить несколько первых приёмов?

Близняшки состроили такие умилительно-просительные глаза, что я чуть не сломался.

— Ха! Подлые фокусы! — обличил я их. — Не получится! Всё согласно установленному графику, который я напишу вам в чате через тридцать минут. Всем спасибо, всем пока!

Я выскочил из комнаты, с коротким «Здрасьте, Гектор!» проскользнул мимо удивлённого Дмитрия Семёновича Синицына, отца близняшек, и оказался на улице. Надо домой, а то там мне уже пришли сообщения от удивлённых родителей. Так-то я редко отлучаюсь на вечер. Да что там редко! Никогда!

Дома, на вопросы родителей, сказал, что завязался на репетиторство по физике и математике у Синицыных. Родители знали родителей близняшек, так как на одном заводе работают, поэтому ничего мне не выговаривали.

Утром проснулся рано, пробежка, спортплощадка. Вспомнил, что дома жрать нечего, на ужин были говяжьи рёбрышки, поэтому неудивительно, что ничего не осталось, это же мамино фирменное блюдо.

— Куда бы пойти перекусить? — спросил я вслух. Карман жгут четыреста рублей, выделенных папой за успехи в физическом и умственном развитии. Выдал прямо с утра, перед тем как я на пробежку пошел. Видимо, вчерашние мои занятия с Синицыными его впечатлили.

— Рекомендую ресторан здорового питания «Здорово» на улице А. Прохоренко, здание три. — посоветовала Суо. — Открылся ресторан в прошлом году и хорошо себя зарекомендовал.

— А есть опции с нездоровой, но вкусной пищей? — без особой надежды уточнил я.

— Нет. — ответила Суо.

Улица Прохоренко была в одном квартале, чужой район, не часто там бываю. Пробежался до ресторана лёгким бегом, походил немного.

Внутри как-то уютно, чувствуется, что тут пролил несколько литров пота грамотный дизайнер. Почти домашняя обстановка. Всё бы хорошо, если бы не факт того, что ни одна нормальная семья так не питается.

— Доброе утро. Что будете заказывать? — симпатичная официантка подошла ко мне с записной книжкой.

— Доброе! — жизнерадостно приветствовал я её. — Дайте мне, пожалуйста, эм… куриную грудку в свежем салате, зеленые помидоры, запеченные с брокколи, чай с бергамотом, банановое пюре и апельсиновый сок.

Разумеется, я перечислил список от Суо, так как вообще не знал, что зеленые помидоры можно есть, и уж тем более запекать с брокколи. Куриную грудку же я не ел вообще никогда! В общем, нездоровая тема… то есть, очень здоровая тема.

— Хорошо. Ожидайте, заказ будет готов через десять минут. — сообщила официантка.

Очень смелое заявление, скажу я вам. Это же не пакет раскрыть и в микроволновке подогреть!

— Вообще-то, у них тут автошеф. — сообщила мне Суо.

— Обалдеть… — пробормотал я. — Это во сколько мне сейчас станет?

— Двести тринадцать рублей. — ответила Суо.

— Да за такие деньжищи… — возмутился я шепотом.

— Зато всё действительно натуральное, а не выращенное на подпольной китайской пищевой фабрике в биоцистерне. — резонно отметила Суо.

Не стал ничего отвечать. Говорят, половина куриных ножек на рынках мира никогда не ступали самостоятельно, выращенные в готовом виде… А автошеф — это круто! По телевизору только и рекламы о продвинутых моделях кухонного робота, которые только-только пришли на наш российский рынок. В Европе уже давно есть, как и в США, а у нас Роскибнадзор долго не пускал. Что-то им там в прошивке не нравилось. С одной стороны, понять их можно. Эта штуковина, перемкни у неё чего, может владельцев пошинковать в фигурную нарезку, конструкция позволяет, но с другой, уже три года все пользуются в остальном мире. Ну отрубило Гордону Рамси три пальца два года назад, ну подумаешь! Нефиг было кидаться на работающего робота и пытаться отнять у него нож.

Вообще, я в живую этих автошефов не видел, но смотрел десяток обзоров, где проверяли максимальную скорость готовки блюд различной сложности. Эта машина реально быстрая, у неё всё по долям секунд, точно и качественно. Это если прошивка дорогая, конечно. КраусРоботикс — они же непростые ребята, сделали пять типов прошивок, от дешевой до премиум-класса. Ещё и рецепты блюд надо отдельно покупать, такой себе самобытный европейский маркетинг. Все привыкли уже.

Официантка принесла заказ. Я с недоверием потыкал вилкой в куриную грудку. Официантка восприняла это как оценку качества.

— Наш автошеф обладает самой актуальной кулинарной прошивкой. — с нескрываемой гордостью сообщила она мне.

— Я вам верю. Но мой желудок поверит только после дегустации. — выразился я, как выражаются критики, в моём понимании, конечно же.

Отрезаю кусочек и аккуратно кладу его в рот. На вкус неплохо, но соли маловато. Брокколи, кажется, покрыты каким-то соусом, а значит есть шанс, что в нём содержится соль. Пережевываю брокколи. Лучше не стало, тоже мало соли. Зеленые помидоры оказались хороши, их я умял быстро. С сухарями, которые они тут выдают за хлеб, дело пошло веселее. Жую салат, брокколи, курицу, запиваю чаем. Покончив с чаем, взялся за сок. Может и натуральный. Честно говоря, эти ребята могут налить мне поддельный и объявить его натуральным, я всё равно покиваю с умным видом, так как не особо силён в идентификации натуральных продуктов, так как далёк от всего этого. Есть всякие инста-диетологи, которые с младых ногтей начинают соблюдать правильное питание, что-то там считать, глютен не признавать, но это всё фигня. Ради форса и удовлетворения чувства собственной важности.

Вспомнилось банановое пюре, которое я съел одним ударом ложки. И это порция? Серьезно?

— Что за ерунду я только что съел на завтрак? — спросил я у Суо, когда мы покинули это дорогое заведение.

— Здоровая пища, что же ещё? — спросила Суо вместо ответа. — Ты поглотил триста килокалорий, из них будет поглощено двести десять.

— Это что получается, я сожрал только что энергетический батончик стоимостью двести рублей?! — возмутился я громко.

— Ты не учитываешь полезные минералы и нутриенты, которые получил из этих продуктов. — не сдалась Суо. — В батончике ты их не найдёшь.

— Ладно, не жалко. — махнул я рукой. Хотя жалко на самом деле. — У меня есть идея, где можно раздобыть неплохие деньги абсолютно законным способом. Шоу «Нейроинтеллект».

— Что за шоу? — уточнила Суо.

— Ты не знаешь? — умеет она удивлять, ей богу. — Шоу, попасть на которое можно только пройдя нехилый отбор с различными тестами эрудиции и прочей фигни, вроде антидопинга. Если проходишь тест, попадаешь на шоу, где три этапа. Два этапа соперничаешь против таких же как ты, а на третьем этапе нужно вступить в противоборство с нейроинтеллектом. Победить его невозможно, соревнование выбирается случайным образом, очки начисляют за то, как долго ты продержишься. Если доберешься до нейроинтеллекта, два миллиона гарантированно твои, но если продержишься против нейроинтеллекта дольше предыдущего финалиста, то сумма растёт до трёх миллионов. Ещё, если финалист нигде не учится, то может поступить вообще куда захочет, любой ВУЗ хочет иметь такого гения среди студентов.

— И как ты собираешься побеждать? — поинтересовалась Суо с ехидной интонацией.

— С твоей помощью, конечно! — как нечто очевидное озвучил я. — И своими мозгами отчасти, а я хоть и плохо в школе учился, но соображаловкой не обделен. Ты представь только! Куча денег и поступление в любой институт!

— Имеет смысл. — подтвердила Суо. — Надо изучить это шоу повнимательнее.


/Следующее утро/


Уже сейчас, после занятий с Анной и Валерией, а затем моей трёхчасовой лекции, стало очевидно, что физика и математика проблем не доставят. Девчонки до сих пор в прострации, не могут поверить. Пока читал лекцию, проверил свои успехи. Просто посмотрел на лист текста в течение десяти секунд — запомнил. Приходится, конечно, проецировать образ перед глазами, интерпретировать его, но всё же, информацию я запоминать могу. Суо ещё сказала, что нагрузка на мой мозг едва превышает крейсерскую, по мере роста нагрузки темпы развития будут стремительнее. Говорит, что через пару лет Я-сегодняшний буду казаться слегка туповатым Мне-будущему.

Заявку на участие в шоу «Нейроинтеллект» я подал. Связался с их контакт-центром, меня зовут в Москву, чтобы я направился в отборочный центр.

Родители, когда я им сказал, были в шоке, батя усомнился в моей дееспособности, раз я заявку подал. Шоу-то родители смотрят каждое воскресенье, знают, что там почём и почему тупому мне там не место.

В общем, еду с родителями, им как раз надо в Москву, на какую-то конференцию по их секретной секретности. Вот всю жизнь их знаю, но до сих пор не в курсе, чем они там у себя на заводе" Нептун" занимаются.

Так или иначе, в пятнадцать ноль-ноль будет транспорт, надо успеть собрать вещи.


/Москва. Центральный офис шоу «Нейроинтеллект». Через два дня/


В поезде ехать было скучно. Веселился как мог — общался с Суо, читал, спал. Доехали без чрезвычайных происшествий. По приезду, родители меня определили в гостиницу, а сами поехали по секретным секретам. Я решил прогуляться до Кремля. Ни разу не был в Москве, зря тратить время не хотелось. Посмотрел на Царь-пушку, Царь-колокол, на стены Кремля, на Москву-реку, на кучи дорогих роботов, шатающихся по городу и развлекающих своих хозяев. У нас в Феодосии если и есть роботы, то их из домов не выпускают, известное дело — штука дорогая. В общем, посмотрел на эту чужую жизнь, погулял.

Вернулся в гостиницу, уже было собрался подниматься в номер, как сообщение приходит, что мне в «Нейроинтеллект» пора. Ладно, поехали. Заказал блиц-такси, это которые без водителей и на экологии. Некомфортно ездить без водителя за рулём, но это же Москва. Как говорится, в Москве вой по-московски. Пятьдесят рублей! Да они тут вообще ошалели?! Не хочу я выть по-московски, и жить по-московски не хочу! Дорогое удовольствие!

Доехал до офиса, высокого здания из зеркального металла и стекла.

— Здравствуйте, я тут по заявке. — подошел я к ресепшену.

— Да, здравствуйте. — мило улыбнулась девушка. — Предъявите удостоверение.

Я протянул кисть левой руки и она провела по ней считывателем.

— Проходите дальше по коридору, там вас встретят. — указала она на дверь за моей спиной.

В следующей комнате была лекционная аудитория, куда меня привела молчаливая азиатская девушка. Мест примерно пятьдесят, занято пятнадцать. Подхожу к людям, сидящим за лекторским столом.

— Я по объявлению… — пробормотал я намеренно тихо.

— Что, простите? — седой мужик в дорогом костюме наклонил голову, чтобы лучше расслышать.

— Я по заявке. — ответил я.

— Берите планшет и садитесь на любое свободное место.

Сел на самый первый ряд, открыл планшет. Ну тут всё понятно. Сугубо функциональный кусок пластмассы, не имеющий никакого выхода в интернет, но обладающий заранее внесенными базами, которые открываются с помощью главного компьютера. То есть, на планшете ты можешь только на кнопки нажимать и выбирать варианты ответа, а заправляет этим всем оператор, который может находиться где-нибудь в Малазии или Индии. Или в соседнем кабинете.

В общем-то, тестов много. Полторы тысячи вопросов, на которые отвечала в основном Суо. Откуда она вообще столько знает? Доступ к интернету у неё есть, это однозначно. Но так оперативно… Ах да, забываю всё время, что она механизм, а не человек.

— Я всё. — положил я планшет на стол.

— Так быстро? Вы начали час назад. — удивился седой мужик в костюме.

— Когда ждать результат? — уточнил я.

— Сейчас. — кивнул мужик и дал знак молодому очкастому парню.

Тот положил мой планшет на странное устройство на лекторском столе, которое начало что-то читать и считать.

— Итак… — через считанные секунды поднял мужик глаза от монитора. — Сто процентов. Вы прошли первый тест, у вас было ещё тридцать минут, поэтому можете сходить в кафетерий, а затем в следующую аудиторию, на второй этап теста.

Я уже почти вышел из аудитории, как один парень, в прикиде классического ботана, поднял руку и сообщил, что закончил. Впечатляет. Я-то понятно, махровый читер, получающий ответы от голоса в башке, но парень однозначно сделал всё сам.

В кафетерии выпил горячего шоколада, зажевал глазурным пончиком и направился в следующую аудиторию, нумерованную второй.

— Юноша уже выполнил тест? — равнодушно спросил пожилой мужчина, почему-то создающий впечатление профессора. Знаю, тупо, но вот бывает так, что видишь лицо человека и появляется ощущение, что он занимается какой-то определенной профессией. — Садитесь за стол и слушайте вопросы. Задаваться будут подряд, с интервалами тридцать секунд на раздумье, пятнадцать секунд на ответ. Ответите на пятьдесят — вы прошли.

— А как же ещё три этапа? — удивился я. Действительно, отборочная проходит в пять этапов, а меня тут прямо на втором берут. Подозрительно.

— Три этапа будут лишними для человека, который набрал баллы в интервале от пятидесяти до девяноста. — впервые улыбнулся «профессор». — Слушайте вопросы.

Ну, что я могу сказать? Не будь Суо, я в эту аудиторию бы даже не вошел. А если бы каким-то чудом вошел, то вылетел бы через минуту. Кстати, тот ботановидный парень, который закончил тест на какие-то минуты позже меня, пришел как раз тогда, когда я отвечал уже на двадцатый вопрос. Пришел не один, а в компании пухленькой девицы, которая сидела через три ряда от меня. Видимо, от скорости решения первого этапа зависит очень многое. Те ребята, которые ещё решают, теперь имеют пониженные шансы, так как что-то мне подсказывает, будто в аудитории уже находятся три основных участника.

Ботана и пухляшку начали обрабатывать другие специалисты, помоложе и попроще. Тоже показательно.

— Ну что ж… — профессор задумчиво покивал каким-то своим мыслям. Затем будто бы вернулся в этот мир. — Поздравляю, вы участвуете в шоу «Нейроинтеллект». Вручите бланк девушке за стойкой, в холле.

Когда я выходил из аудитории, словил неприязненный взгляд от ботана и неопределенный от симпатичной пухляшки.

Вернулся к ресепшену.

— Передумали? — с пониманием спросила та самая девушка, которую я увидел первой.

— Нет. — улыбнулся я ей, протягивая бланк.

— Мхм. — кивнула девушка. — Вам по коридору направо, самая большая дверь с надписью «Генеральный директор».

Не показывая недоумения, пошел по указанному маршруту, добрался до двери и вошел. В приёмной сидел задротского вида стрёмный тип, играющий в какую-то игру на архаичном планшете.

— Ты дверью ошибся, ацефальчик? — спросил он меня безразлично.

— Не угадал, задрот. — вот как-то сразу он мне не понравился, ещё каким-то ацефалом назвал. — Я прошел все два этапа.

— Два?! — ехидно оскалился рыжий задрот. — Для таких как ты их пять! Иди спроси на респешене, ты пропустил три этапа, дебила из Тагила!

— А ты сколько этапов прошел, задрот? — поинтересовался я вежливым тоном.

— Три этапа! Недостижимая для тебя вершина, тупорылый! — с нескрываемой гордостью произнес рыжий задрот.

— Ты, видимо, отстаёшь в развитии, или имеешь дефект слуха… — произнес я с обеспокоенностью за его тяжкую судьбу. — Я прошел два этапа. Повторяю, два этапа. Как ты вообще самостоятельно добрался до этого места? Может, помочь найти твоих родителей?

— Слушай ты, урод… — хотел толкнуть речь задрот, но его прервала вышедшая откуда-то женщина в деловом костюме.

— Претендент Семён Гуди, пройдите в кабинет. — сказала она.

Задрот вошел внутрь, напоследок бросив на меня злобный взгляд. Мне плевать. Я достал свой индийский смартфон, собираясь сыграть во что-нибудь. Нажал на разблокировку. Ничего. Я заряжал его три дня назад, батарея накрыться не могла, хотя, проверить легко. Открываю крышку, начинаю с умным видом смотреть на нутро продукта индийского танцевального гения.

— Что вы делаете? — осведомилась женщина, севшая за рабочий стол.

— Телефон не работает. — пожаловался я.

— Естественно. — кивнула она. — В здании блокируется вся сложная электроника, кроме протезов.

Я закрыл крышку телефона и положил его обратно в карман. Задротский планшет работал, а значит он не относится к сложной электронике. А может у пацана были глюки над неработающим девайсом? Так или иначе, приходов я ловить не собирался, поэтому пришлось пялиться на картину напротив.

— Хорошая работа, сведения из интернета говорят, что она стоит примерно миллион сто тридцать тысяч рублей. — поделилась информацией Суо.

«Стоимость картины как-то должна повлиять на моё отношение?» — спросил я мысленно. — «По мне — мазня какая-то. Ещё и дискомфортная. Неприятно смотреть».

— Именно это и была цель автора. — объяснила Суо. — Эта картина написана в жанре неорайонизма, отражающая определенную эмоцию. Здесь изображена тревога.

«А это не особо и трудно было! Оттенки красного, куча полосок, напоминающих змей, в верхнем правом углу что-то типа паука, на общем фоне угадывается контур жуткого клоуна, выполненного из скоплений кружков, типа перфораций — да этот ублюдок собрал основные страхи человечества и поместил их на картину!» — попробовал я проанализировать картину. — «И за это миллион сто тридцать тысяч? Да я такую же ерунду могу по пять картин в день рисовать, только краску и холсты подавай!»

— У него ещё есть три картины в стиле неорайонизма, отражающие тоску, радость и гнев. — добавила Суо. — Никогда не понимала искусство.

Дверь в кабинет гендира открылась. Задрот Семён покинул его, глядя на меня всё так же злобно, словно и не прерывали нашей дружелюбной беседы.

— Претендент Гектор Мизамидис, пройдите в кабинет. — указала мне на дверь секретарша.

Я вошел внутрь. В кабинете пахло сигарным дымом, мускатом и дорогой кожей. Сигара была в руках у здорового мужика в даже на вид дорогом костюме, мускатом пахло, скорее всего от одеколона, а запах кожи исходил от мебели. Настоящая кожаная мебель — редкость нынче. Дорогая.

Большой деревянный стол был оснащён сделанным «под старину» монитором, сенсорной клавиатурой, копирующей старую клавишную, старинной мышью, а также станцией для зарядки курьерского минидрона. Ещё там стояла коробка для сигар, антикварные механические настольные часы и письменные принадлежности. Кому в наше время вообще может понадобиться писать ручкой по бумаге? Ученикам частных школ? Мужик даже на старшеклассника не тянет.

— Гектор Мизамидис… — произнес он низким басом. — Меня зовут Геннадий Корков. Можешь звать меня просто Геннадием Викторовичем. Ты из простой семьи, твои родители работают на заводе «Нептун» рядовыми сотрудниками, у тебя есть брат Парис, ты учишься на четверки, приводов не было, не привлекался, не состоял…

Мужик, который ГенВиктрыч, замолк и улыбнулся каким-то своим мыслям.

— Скажи мне вот что, Гектор… — ГенВиктрыч пыхнул сигарой. — Как ты сдал тесты и устный опрос на сто процентов?

— Постарался, вот и всё. — пожал я плечами недоуменно.

— Пх-пх-пх! Постарался?! Да второй тест был предназначен для отсеивания старательных и усидчивых! Мне нужны гении! Пх-пх-пх! — закашлявшись, громко выговорил мне ГенВиктрыч. — Я узнал про тебя и твоих родных всё! Ты НЕ МОЖЕШЬ быть гением!

Тут я бы поспорил. Нет, то что я не гений — видно невооруженным глазом, но про родителей он даже верхушку айсберга не разглядел. Сами родители мне ничего такого не говорили, но ходит по городу легенда, будто под «Нептуном» находится «Тартар», НИИ, занимающееся передовыми разработками. Никто ничего точно не знает, но «Нептун», производящий корабельные двигатели, ещё не… кхм-кхм, не утонул. А ведь кризисы тридцать четвертого, тридцать седьмого и сорокового годов должны были его прикончить. Вы не подумайте, это я не сам догадался, а привожу версию со слов одного умного учителя физики, который поделился с нашим классом этой теорией будучи подшофе на праздновании нового года в школе. Тогда мы ждали начала основной части мероприятий в классе, а потом к нам случайно забурился физик и начал вещать.

Логика в этом есть. «Нептун» должен был трижды закрыться, но не закрылся. Там не Тони Старк во главе сидит, а какой-то левый лысоватый дядечка, пьющий, бьющий жену с любовницами. Как обычно, в общем.

Родители посмеялись, когда я им толкнул эту историю, но как-то нервно.

Короче, раз даже гендиректор шоу «Нейроинтеллект» не смог ничего накопать, то проект серьезнейший. А если не смог, значит эпатажный хер он, ещё и моржовый, а не могучая личность.

— Могу или не могу, это не вам решать. — снова пожал я плечами. — Происхождение для гениев роли не играет. Либо есть, либо нет. Третьего не дано.

— Хорошо. — успокоился гендиректор Корков. — Вот ты, гипотетически, выиграл главный приз. Что ты будешь с ним делать?

— Родителям отдам. — честно ответил я. — Там, куда я собираюсь, деньги скорее навредят, чем помогут.

— И куда же ты собрался? — с любопытством спросил ГенВиктрыч.

— Ростовский военный робототехнический институт. — ответил я.

— Губа не дура. — оценил ГенВиктрыч. — И чего тебе такого Родина сделала, что ты ей хочешь так серьезно отплатить?

Я его понимаю. Патриотизм не в моде. В армию, как и всегда, стараются не попасть любыми способами. А офицерство — по-сути жертва Родине. Пять лет жизни в казарме, учёба, муштра, нагрузки, психические и физические. После завершения учёбы выпускников отправляют «куда надо», а не «куда захочется». Есть ненулевая вероятность, что родных будешь видеть по большим праздникам, всю жизнь зависая в Заполярье. Также, существует возможность «командировок», но тут как повезет. По причине таких вот особенностей, в курсанты идут только по призванию или жестоко расплачиваются за ошибку.

— Кто-то должен. — ответил я на вопрос. — И этим кем-то буду я.

— Так уверен в себе? — Корков что-то решил для себя. — Хорошо. Я утверждаю твою кандидатуру. Следующий выпуск как всегда, в воскресенье, двадцатого июля.

Я покинул кабинет Коркова и начал прикидывать. Сегодня четверг, а значит, на подготовку есть два полных дня. По дороге в гостиницу, написал родителям, что прошел отборочный. Степень удивления бати можно было оценить по тому, что сразу же после прочтения он позвонил и начал радостно-неверящим голосом переспрашивать.

— Ты серьезно? — в очередной раз спросил он меня.

— Я что, смайлик в конце поставил? — спросил я в одесском стиле. — Серьезней рака.

— Ну ты Гектор и эпический герой! — протянул папа. — Поздравляю, сынок!

— Пока что не с чем. — скромно ответил я. — У меня в воскресенье будет тысяча возможностей облажаться.

— У меня коллега уже полгода стадию отбора пытается пройти! А он акаде… — папа запнулся. — А он умный мужик! Умнее меня! К сожалению, мы с мамой присутствовать не сможем, презентация ново… нового станка будет идти три дня.

— Да ничего, я справлюсь. — не стал я расстраиваться. Знаю же, что они пользуясь случаем меня с собой взяли, а так основной целью была эта презентация «нового станка». Плавали, знаем.

Ладно, пора в гостиницу, смотреть телевизор и серфить в интернете.

Глава пятая. Битва без чести и милосердия

%Ты серьезно?% — написал мне папа, после того как я ему эпистолярно изложил суть произошедших событий.

Через секунду мой могучий индийский смартфон зазвонил вызовом от отца.

— Ты серьезно? — спросил папа, недоверчиво уставившись мне прямо в глаза.

— Я что, смайлик в конце поставил? — спросил я в ответ. — Я сейчас серьезней рака.

— Ну ты Гектор и эпический герой… — протянул он с улыбкой. — Поздравляю!

— Пока не с чем, я просто прошел отбор. — скромно отказался я от похвал.

— Да у меня коллега полгода уже пытается стадию отбора пройти! А он заслуженный акаде… — отец запнулся. — Умный мужик! Заслуженный умный мужик! А его на четвертой стадии зарубали уже раза четыре! А он готовился, отпуска брал! Вот ты как четвертую стадию прошел?

— Не было никакой четвертой стадии. — ответил я с улыбкой. По легенде, батя у нас заводской инженер, рядовой сотрудник, так сказать. А он тут в волнении выложил, что коллега его академик заслуженный. Заслуженные академики у нас уже давно на заводах не работают. Академики у нас по НИИ рассиживаются. — Последние три стадии нужны, чтобы выбрать лучших из худших. А я прошел две и был принят.

— Во герой-то эпический… — папа зачесал затылок, с нескрываемой гордостью глядя на маму, которая, кажется, стояла рядом. По фону непонятно, где они, вроде что-то типа офиса. — А ты говорила!

— Что там мама говорила? — напрягся я.

— Да ничего я не говорила! — повернула телефон на себя мама. — Брешет твой папка. В воскресенье эфир, да? Ой…

— Сынок, мы не сможем присутствовать на игре, к сожалению. — с искренним сожалением произнес папа. — У нас презентация новой пу… новой штуки. Сам знаешь, корабли, силовые установки и всё такое… Эта презентация будет идти ещё три дня, поэтому…

— Но вы хоть по телефону посмотреть сможете? — спросил я чуть расстроенно. Реально обидно слегка. Думал, в воскресенье родители поддержат, но ладно. Я уже не десятилетка, который впервые выступает на утреннике.

— Посмотрим, всем отделом посмотрим. — заверили меня родители. Вот опять промашка, на заводах, насколько я знаю, цеха. Отделы там обычно с производством связаны косвенно, а родители у меня по легенде производственники. Раньше я их работой никогда не интересовался, да и деталей таких не подмечал, а теперь вот замечаю. Может я действительно сильно поумнел?

— Ладно, тогда я в гостиницу. — сообщил я.

— Ты это, сынок, подготовься там. — попросила мама.

— Да к такому как подготовишься? Лучше чем сейчас, готов не буду. — ответил я на это. — Ладно, конец связи.


//Останкино. Павильон шоу "Нейроинтеллект"//


Одежду я выбрал попроще, то есть ту, которую положила мне мама, надел серые брюки, голубую рубашку, надолго надел галстук впервые в своей жизни, из-за чего он меня душил. Суо заверила меня, что асфиксия мне мнится, кислород поступает в мозг в достаточных количествах. Это слегка успокоило, хотя я всё ещё волновался. Страшно всё-таки — иду на федеральный канал, участвовать во всероссийской программе. Положенные мамой туфли жали, но пришлось терпеть, так как других не было. Брюки совсем не те, к которым можно надеть кроссовки, да и кроссовки у меня определенно не того цвета — красные.

В общем, умыл лицо, почистил зубы, выдернул пару волос из носа — приготовился к бою, так сказать.

На такси, аж за сто пятнадцать рублей (да москвичи совсем обалдели!), доехал до Останкино, по дороге глазея на центр. Интересно, красиво, пробки. Куча народу едет с работы, поэтому движение было медленным и печальным. Водила начал говорить мне за жизнь, описав тяжелую московскую жизнь, почему-то сразу поняв, что я не местный. И жалуется на жизнь человек, который содрал с меня сто пятнадцать рублей за поездку?! Я тогда вообще всю свою жизнь существовал, а не жил! Ладно, часть этих денег вычтет в свою пользу программа "Pooper", но всё равно! Это же если десять таких поездок в день… Не знаю, не знаю, на какую тяжкую жизнь он тут жалуется.

В общем, доехали до Останкино, там меня встретил некий Валерий, который звонил мне в течение дня и говорил когда подъезжать. Валерий — средней комплекции мужик, шатен, карие глаза, физиономия отдаёт татарщиной, но это не точно. Глаза вроде как суженные слегка, но остальные черты лица европейские. Прямой эфир будет в одиннадцать ночи, а сейчас только восемь. За это время мне, как выяснилось, должны обработать морду лица, чтобы я нормально смотрелся на уже отнюдь не голубых экранах.

Побелили меня, покрасили лицо какой-то продвинутой косметикой, в зеркало смотрю — себя не узнаю. Точнее узнаю, но только версию, которая лучше меня. Чистая светлая кожа, хотя я на половину тона темнее, черты лица стали как-то потоньше, что мне не понравилось. Прическу уложили, с бровями что-то сделали, даже побрить пытались для профилактики, но Валерий сказал, что это лишнее. Короче, холеный я стал, взлелеянный на вид, а в душе было острое раздражение. Нет, против компании симпатичных гримёрш я ничего не имел, но вот мутный тип, который являлся главным гримёром, мне показался педиковатым. Я ничего против гомосексуалистов не имею, но и за тоже ничего. Это свободная страна, пусть живут своей жизнью, главное чтобы не навязывали свой образ жизни остальным. Я считаю, что настоящее солидарное общество — это когда ты живёшь сам и даёшь жить другим.

Когда всё закончилось, мне, кстати говоря, погладили до идеального состояния брюки и рубашку, пока я сидел в гримёрном кресле, а потом меня отправили в медпункт. Тут строгая на вид медсестра усадила меня на кушетку и взяла кровь из пальца, вены, мочки уха и, самое жутковатое — языка. Брала кровь не иглой какой-то, а стандартным заборником, действия которого совсем не чувствуешь, только кожа потом несколько часов слегка зудит. Иглы уже давно исчезли из инструментария для забора диагностического материала, я сам-то про них больше от папы слышал, который их с застарелым страхом вспоминает. Он в детстве часто болел, поэтому его обкалывали различными видами лекарств, отчего выработалась стойкая неприязнь к иглам.

После медпункта, Валерий отвёл меня в комнату ожидания. Ну, это была обычная комната, белые стены, белая лавка, белый пол, белый потолок, белые плафоны освещения, белая лампа, белый дрон… Стоп. Дрон?

Передо мной кружил дрон, вышедший из оптической маскировки. Он замер перед моим лицом. Это была пять на пять сантиметров камера с четырьмя маленькими двигателями и восемью лапками, которые она сложила под брюхо. Видел такие на Али, но знакомый один говорил, что беспонтовые китайские подделки не имеют большей части функционала и живут недолго, а американские оригиналы стоят серьезных денег. Так-то, передо мной в открытую кружит шпионский дрон, с маскировочной матрицей, которая и занимает львиную долю стоимости оригинального дрона. Нет, маскировка не делает эту штуку невидимой, но вот если не приглядываться, то и не увидишь. Непонятно, чего этот шпион замер передо мной.

— Гектор, какая у вас цель в жизни? — раздался отдаленно знакомый голос из динамика дрона.

— У меня? Мне шестнадцать, я ещё не определился. — ответил я честно. — А кто спрашивает?

— Репортёр телеканала Россия-1, Роман Васильевский. — представился дрон. Ну точно, слышал я про этого типа, который любит иногда приставать к москвичам с внезапными социальными опросами, что потом показывают в программах типа "пока все спят" и "пока всем плевать". — Как вы планируете распорядиться выигранными деньгами?

— Я ещё не выиграл. — ответил я.

— От него просто несет бульварщиной. — прокомментировала Суо. — Какой-то желтушный журналюга. Уверена, он не согласовывал это интервью с руководством шоу.

— А если бы вы выиграли деньги? Куда бы вы их потратили? — продолжил опрос Васильевский.

— Не делю шкуру не убитого медведя. — не стал я отвечать на этот провокационный вопрос.

— Ясно. А как вы относитесь к своим оппонентам? — задал следующий вопрос этот назойливый репортёр. Как его вообще взяли на Россию-1?

— Вы же знаете, что есть закон, ограничивающий применение шпионских дронов? — спросил я. — Кто дал вам право проникать на охраняемую территорию и брать интервью?

Я резко схватил дрона за брюшко и начал ощупывать на предмет сенсорного интерфейса, с помощью которого его можно отключить.

— Отпустите дрона! Немедленно! — закричал из динамика Васильевский.

— Нового купишь, журналюга… — пробормотал я, открывая контекстное меню управления дроном.

В помещение вошел Валерий, который уставился на дрона у меня в руках.

— Что это здесь делает? — спросил он подозрительно прищурившись.

— Подарок от благодарных журналистов. — усмехнулся я. — Можете подержать у себя, пока я не закончу выступление? Только не включайте, может улететь обратно.

— Ладно, это не проблема. — кивнул Валерий. — Васильевский, или Лунина?

— Первый. — ответил я, передавая дрона.

— Мы ему уже трёх дронов сожгли, но всё равно лезет. — посетовал Валерий.

— Какой ему резон? Они же бешеных денег стоят! — удивился я.

— Для него нет. — покачал головой Валерий, покрутив в руках дрона. — Он их даже защитой от систем здания оснащает, так что как мобилу или планшет дроны не отключаются… А интерес у него прямой — первые интервью с участниками, даже раньше нас. У него канал на трубе, видел наверное?

— Неа, я только на мехов подписан, да на один симулятор. — честно ответил я. Не, три года назад я был ещё на фиксиков подписан, но потом вырос из этого и отписался. Всегда считал и считаю, что основная масса контента трубы является первосортным шлаком. Достойны только единичные каналы.

"Но я не верю,
Хоть жгите, не верю!
В бессловесный машинный разум,
Я безразличию не завидую,
Но, механику понять пытаясь
Я не верю, что это фиксики,
С засорением шунта разобрались.
Что они корпят над схемами,
И контакты латают бережно,
Через чуткие предохранители,
Напряжение проводят взвешенное,
И машины работают сложные…
И горят фонари беспрерывные…
Я не верю, что это фиксики
Нашу технику в порядке содержат!
Посредине двадцать первого века
Облетают цифровые символы…
Будьте счастливы человеки!
Люди глупые и ленивые![2]"

— Откуда это? — мысленно спросил я у Суо.

— В сети нашла… — неопределенно ответила она мне.

— Это же про фиксиков! — всколыхнуло у меня в душе тёплые чувства это упоминание. Да… Старинная классика, конечно, кажется, они вышли в одно время с Ну, погоди… Или нет? Не помню. Но точно не раньше Тома и Джерри. Надо бы посёрфить на эту тему на досуге.

— Уже сейчас все заинтересованные на трубе смотрят твоё интервью. — объяснил ситуацию Валерий, который, разумеется, не был в курсе сложившегося между мной и Суо разговора. — Три миллиона просмотров за время нашего разговора. У Луниной интервью с Семёном Гуди, четыре миллиона пятьсот тысяч.

Валерий отвлёкся на просмотр моего интервью.

— Хах, ловко ты его опрокинул! — похвалил он меня.

— Когда мне выходить? — спросил я.

— Когда прилетит дрон, не шпионский, а наш, операторский, веди себя естественно, так как он будет писать в прямой эфир. — объяснил Валерий. — Ещё, прибытие операторского дрона значит то, что тебе скоро выходить.

— Есть жвачка? — спросил я, садясь обратно на лавку.

— Держи. — поделился Валерий непонятной жевательной резинкой. Упаковка истерта, возможно умышленно.

Дыня с корицей, это самое тупое сочетание, которое только можно было придумать для жвачки. Ну, дареному коню…

— Ладно, я пошел к следующему конкурсанту, а ты жди дрона, только не перепутай с охранным дроном, они тут пролетают иногда. — предупредил Валерий.

— А как я пойму, который из них охранный? — вскочил я. Конечно, я услышу, как меня позовут, но хотелось бы знать, какой из дронов будет транслировать меня на всю Россию и страны ближнего зарубежья. А с учётом того, что Первый ещё и в посольствах есть, то на весь мир.

— Черные — охранники, синий — технический, белый — операторский. — кратко перечислил Валерий и вышел.

— Не переживай ты так, Гектор. — с теплом в голосе произнесла Суо. — Прорвёмся.

— В конце концов, что я теряю, да? — спросил я с улыбкой. — Я УЖЕ засветился. Какую-то сумму выиграю и ладно.

— Есть более интересные и прибыльные занятия, Гектор. — напомнила Суо. — Но там ещё и кубы развития вручают.

— Помню. — кивнул я ей, хоть её и не видно, но она видит все мои движения и действия. Даже часть мыслей.

Кстати, что там по моим цифровым показателям?

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Потенциальный кадет

Характеристики:

Сила — 9

Ловкость — 8

Выносливость — 10

Конституция — 7

Воля — 13

Интеллект — 9

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 1,1 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили пару кладов. Бонус: на 1,1 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 4,2 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 4,2 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Вождение (ДВС) — 0,3 — Машину вы не заведёте.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 4,1 — Вы довольно близко знакомы с такими терминами как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 4,1 %.

Кулинария — 5,8 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 5,8 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 35 % выше скорость уборки.

Технология — 12,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на пользовательском уровне. Бонус: на 12,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.#

— Спешу тебя предупредить, что при повышении отдельной характеристики пятьдесят раз, дальнейшее развитие будет возможно только за счёт кубов развития. — предупредила меня Суо.

— То есть, до капа пятидесяти лучше будет накачаться самостоятельно, тренировками? — уточнил я. Играл я в онлайн РПГ-шки всякие, видел и такое, что чем вкладывать драгоценные очки характеристик, лучше приберечь их до более высоких уровней прокачки.

— Кто тебе сказал подобную ерунду? — удивленно спросила Суо. — Наоборот, чем больше ты характеристик разовьешь через кубы, тем легче тебе будет.

— Почему? — вот удивила, так удивила.

— Потому, что ты не умеешь слушать, салага. — раздраженно высказала мне Суо. Тон у неё становится при этом такой… пиратский, что ли… — Я сказала, что характеристику тренировкой можно повысить пятьдесят раз. То есть, если у тебя будет сила сорок, но ты никогда целенаправленно не занимался физическим развитием с интегрированным СНУО, то ты можешь собственными силами развить характеристику до девяноста, но потом тебе придётся использовать только кубы развития.

— Но почему это так устроено? — удивился я. Реально, удивительно. Ломает представление о каноничной эрпогэ системе, к которой меня приучили Батл-Симуляторы.

— А потому, что люди рождаются с разными характеристиками, а СНУО должны давать одинаковые возможности каждому. Вот представь, что ты родился с интеллектом в девяносто единиц. — начала объяснять мне Суо. — Что бы ты делал, если развитие собственными силами было бы возможно только до пятидесяти единиц?

— Тут не поспоришь. Логика в этом есть. — согласился я. — Но тогда вопрос, а зачем кому-то с девятью десятками единиц интеллекта, поднимать его дальше?

— А затем, что человек, да даже не обязательно человек, который начал развивать интеллект, уже не сможет остановиться. — объяснила Суо. — Постижение нового — хуже наркотика. А интеллект расширяет возможности по постижению этого самого нового.

То есть, если вкуривать науку, то ты как в неё ввяжешься, так назад дороги нет.

— Наука — это как мексиканский Картель. — заявил я.

— Хуже. — усмехнулась Суо.

Появился операторский дрон, который начал медленно кружить вокруг меня. Бьюсь об заклад, я сейчас на экранах всех телевизоров, даже на том, который стоит на Красной площади, где шоу транслируют в прямом эфире. Показывать меня будут пару минут, так как ещё имеются и другие участники, но сжатую в две минуты историю моей жизни россияне обязательно услышат. Не зря же я подписал разрешение на разглашение общих сведений.

Тут мне подумалось: а чего это мне позволили так долго находиться в абсолютном одиночестве в отдельной комнате прямо перед самым выступлением?

— Это связано с тем, что на некоторых детей твоего возраста сложно долго находится среди незнакомых людей. — объяснила Суо. — На странице шоу, в перечне условий, написано, что если ты не просил психологической поддержки, тебя оставят здесь одного, чтобы не создавать напряжения.

— А то, что я сейчас появлюсь перед миллионами телевизоров, это ерунда? — удивился я.

— Тебя никто не заставлял проходить отбор. — резонно отметила Суо.

— … приглашается Гектор Мизамидис, ученик тридцатой школы города Феодосии! — проанонсировал моё появление ведущий программы, Иван Ургант. — Аплодисменты, дамы и господа!

Престарелый шоумен, когда наконец-то закрыли Вечернего Урганта, долго не мог найти подходящий проект, но тогда ещё живой Эрнст нашел ему местечко в новом шоу "Разум 2.0", которое выстрелило не очень уверенно, но совсем вошло всем, когда туда добавили нейроинтеллект. В принципе, никого особо не интересует противостояние живых людей друг против друга, люди смотрят шоу только ради схватки двух разумов, органического и искусственного. И сейчас будет отбор достойного…

Выхожу я значит, под свет софитов, на сцену, где оборудовано десять тумб, за девятью из которых уже стоят претенденты, а значит, я последний. Вокруг закружили операторские и репортёрские дроны, зрители зааплодировали, что-то вдохновенно вещал Ургант…

— Гектор Мизамидис, ты всего лишь человек[3]… - прошептала Суо шепотом, который преодолел царящий шум.

— Никогда этого не забывал. — подумал я, внутренне улыбаясь. Нет, определенно, что-то есть в этой славе. Манящее и требующее добавки.

— Итак, уважаемые претенденты. — физиономия Урганта посерьезнела. — Как вы знаете, сейчас нас ждут два сложнейших этапа, которые определят финалиста, которому предстоит интеллектуальная схватка с нейроинтеллектом Валентином Константиновичем.

Ага, чтобы вызвать побольше симпатий у зрителей, нейроинтеллекту дали имя, фамилию и отчество. Имя выбрали посредством интернет-голосования, отчество сделали Константинович, в честь Эрнста, а фамилия у него Первый, чтобы никто не забывал, что этот нейроинтеллект имеет прямое отношение к Первому каналу.

— Я, хоть и старше, чем Валентин Константинович, но обращаюсь к нему исключительно по имени-отчеству, так как питаю к нему искреннее уважение… — поделился со зрителями Ургант. Шутливая форма "откровенности" вызвала сдержанный смех со стороны зрительских трибун.

— Я изучила вопрос касательно этого нейроинтеллекта. — поделилась Суо. — Полноценным искусственным интеллектом его назвать нельзя, но он очень близок к этому. Сложный оппонент.

— … начинаем шоу Нейроинтеллект! — провозгласил Ургант и игра началась.

Я огляделся. Заинтересованный блеск глаз зрителей, которых затемнили. Чтобы не отвлекали, наверное. Напряженные лица претендентов, Гуди смотрит на меня, причём неприязненно. Значит, в командном этапе надо избежать распределения с ним в одну команду, а то он приложит все усилия, чтобы меня притопить.

Ургант лыбится, наблюдая за нашей переглядкой. Он в этом бизнесе давно, поэтому понял, что мы с Гуди друг друга не особо привечаем.

— Первый этап, уважаемые телезрители, заключается в распределении претендентов на команды, которые будут решать одну, обращаю внимание, одну задачу. Какая команда даст наиболее быстрый и полный ответ, получит возможность удалить одного из участников команды противника.

А вот это что-то новенькое! Никогда такого не было! Дерьмо! Дерьмо!

— Расслабься, Гектор. — произнесла Суо. — Просто не отсвечивай на первых пяти стадиях и ударь как можно сильнее на шестой. Лучшая тактика — тактика дурачка. Это одно из решений. А есть ещё тактика альфы. Решай всё сам, не допускай ни единого поражения. Но в таком случае, следующие этапы ты проведешь с голой задницей, так как раскроешь свой потенциал для остальных.

Резонно. Суо фигни не скажет. Надо побыстрее выбрать линию поведения, так как Ургант уже начал собирать команды. Ладно, пусть будет дурачок. Так больше шансов.

Я попал в команду к тем двоим ребятам, которые сдали тестирование сразу после меня, некоему мутному азиату и… Семёну Гуди. Ботановидного пацана, сдавшего тест почти одновременно со мной, звали Богдан Шепилов, а пухленькую милую девчонку звали Антонина Петрова. "Мутный азиат" был назван Святославом Цоем, а Гуди был всё ещё тем же зазнавшимся мудаком.

Мы отошли в нашу часть сцены и столпились вокруг стола с лежащими на нём планшетами.

— Слушайте меня, ограниченные! — Гуди сунул правую руку в карман джинсов. — Тактика такая: я думаю, а вы мне помогаете. Судя по лицам, интеллектом вас природа обделила, поэтому так и быть, потяну вас на первом этапе.

Я никак этого не прокомментировал, остальные тоже. Цой хотел что-то сказать, но поймал взгляд Шепилова. Сам Шепилов выглядел, как я уже говорил, заучено. Худое лицо с торчащими скулами, нос картошкой, умные голубые глаза, соломенного цвета волосы. Слабой комплекции. Одет в старомодный черный костюм-смокинг, подобные которому можно обнаружить в винтажных фильмах "нулевых" и "десятых" годов, ну и ещё, может быть, в конце двадцатого века. Лет ему около пятнадцати, нервничает.

Антонина Петрова — упитанная девчонка лет пятнадцати, лицо милое, волосы черные, глаза тёмно-карие, накрашена-напомажена, с новомодной причёской, название которой я не смогу назвать, одета в красное вечернее платье.

Святослав Цой — классический индивид неопределенной азиатской национальности, его и за китайца принять можно, и за уйгура, а кто-то примет за калмыка или бурята. Слегка суженные карие глаза, жесткие на вид волосы, лицо умное, одет в классический шерстяной зелено-золотой костюм, костюм недешевый, как и туфли, явно не бедствует. Лет ему где-то около шестнадцати, в общем, типичный азиат "который делает что-то лучше чем ты".

Ну и Семён Гуди, рыжий, глаза зеленые, смотрят зло, морда надменная, курносый, розовощёкий, очки электронные, с отключенным зрительным сенсором. Одет в оранжевую толстовку поверх синей рубашки и синие джинсы. Насколько помню, в таком виде несколько раз засветился на публике Илон Маск, поэтому в определенной гик-среде такой прикид ценится за форс. Ну-ну…

— Значит, слушайте, что буду говорить, будьте паиньками и будете иметь шанс проиграть мне в… — рыжего Гуди прервал характерный клаксон, обозначающий начало выполнения задания.

Я мельком оглядел команду оппонентов. Все, вроде как, славянской внешности, хотя я могу ошибаться. Высокий светловолосый парень, с безразличным холодным взглядом серых глаз, одетый в хорошего качества костюм, обутый в подкачавшие качеством туфли, был назван Виктором Поворотных, ему на вид лет двадцать, больше ничего сказать не могу. А Суо смогла. По загугленной ею информации, участник олимпиад, спортсмен, второкурсник МГУ, на факультете физики. Ещё один парень, ростом пониже, именуемый Аркадием Захаровым, обладал перманентно хитроватым взглядом и выразительным лицом, с характерным следом от операции по коррекции заячьей губы. Оделся под стать Гуди, только цвет толстовки пурпурный. Видать, привержен той же гик-культуре. Суо нашла на него много информации. Из неё я понял, что если мы и выиграем первую стадию, то первым валить надо его. По официальным данным, третьекурсник московского физтеха, на первом же курсе написал серьезную научку и одержал с нею победу на межвузовской олимпиаде по перспективным разработкам. В детали Суо не вдавалась, но Захаров сбацал что-то передовое для домашних роботов-дворецких, патент на что уже делает его обеспеченным человеком. Гений, одним словом. Самый опасный для нас. Пока что.

Следующей была эффектная девица с туповатым взглядом. Зовут её Октябрина Люблина. Блондинка, зеленоглазая, с красивым симметричным лицом, одета оригинально, в какую-то полосатую длиннополую сине-белую тельняшку со странными бантами на плечах — не нам, ребятам с окраин Феодосии, разбираться в московской моде. Исследование биографии, проделанное Суо, развеяло этот образ, как морской ветер пепел. Тридцать пять лет, хотя из-за наряда и косметики выглядит лет на двадцать пять, ведущий научный сотрудник ЦКБ МТ "Рубин". Десяток научных работ, семь личных патентов, и это только информация из открытых источников. Захаров, извини, но ты сейчас просел в рейтинге опасности.

Следующий — Венцеслав Мирончук, студент-интерн Киевского медицинского университета, будущий анестезиолог. Мало того, что собаку съел на интеллектуальных соревнованиях, так ещё и кандидат в мастера спорта по вольной борьбе, и кэмээса он получил в свободное от интенсивной учебы время. Машина. Сложно сказать, какие он может доставить проблемы, но здесь он точно не случайно.

Ну и последняя участница нашего противостояния — Мариэтта Розенкранц, тринадцать лет, обладательница эдейтической[4] памяти, гений учёбы, на этом соревновании впервые, как и все остальные присутствующие, кроме Цоя. Цой участвовал полгода назад и вылетел на первом этапе. Лицо у неё детское, но глаза взрослые, буравит меня сейчас взглядом, видимо, анализирует на съедобность. Волосы каштановые, кудрявые, глаза серые, взгляд умный, но какой-то напрягающий.

Ладно, бог с ними. Что там за задание-то?

Оу… Какая-то египетская клинопись.

— Вижу, что ты вообще ничего не понимаешь? — уточнила Суо. — Там написана откровенная белиберда на древнеегипетском, целью, как я понимаю, является сбор из этого набора полноценного текста таким, каким он был до хаотичного смешивания иероглифов.

— Сможешь с этим что-то поделать? — мысленно уточнил я.

— Уже. — ответила Суо. — Это текст на демотическом языке птолемеевской эпохи о том, что Птолемей XV Филопатор решил не бежать в Индию, вместо этого сдавшись на милость завоевателю, который приказал отрубить ему голову.

— Понятия не имею, что всё это значит. — мысленно произнес я. — Какая-то древнеегипетская муть.

— Не такая уж и древнеегипетская… — пробормотала будто бы под нос Суо. — Играем дурачка?

— Ага. Я самый тупой из команды. — мысленно ответил я. — Вообще не соображаю…

— Нет. — покачала головой Суо. — Нельзя так очевидно сливать. Подкинь пару ценных идей. Например, что это конкретно птолеемеевское демотическое письмо… Ай, на, я тебе перед глазами выведу текст.

— Это птолеемеевское демотическое письмо. — вставил я реплику в пространное теоретизирование Гуди, который решил взять на себя роль альфы.

— С чего ты взял? — пренебрежительно и без особого интереса спросил наш новый альфа.

— Вы дискавери никогда не смотрели, что ли? — удивился я. — Это не иероглифы и не иератика, так как тут заметно явно меньшее разнообразие символов и робкие попытки адаптироваться под греков, а, как известно, совсем древние египтяне письмо намеренно не упрощали и под греков гнулись только при Птолемеях. Аргумент?

— Гектор прав. — кивнул Святослав Цой. — Это получше, чем твоя версия про древнеарабский, Семён.

— Хорошо, чем мы теперь располагаем? — Антонина окинула нас напряженным взглядом. — Птолемеевское демотическое письмо, это сокращает временной отрезок, но не до конкретной даты. Гектор, ты ещё что-нибудь знаешь по этому письму?

— К сожалению, моей квалификации хватает чтобы узнать демотику, но не для её чтения. — сокрушенно покачал головой. — Всё, что имею по этому вопросу, уже перед вами.

Ко мне потеряли интерес и продолжили общее обсуждение. Пришли к выводу, что здесь какая-то рядовая запись, что-то вроде обыденного оповещения или объявления. Вывод был сделан на основе того, что символы высечены небрежно, без особого старания.

Так-то тут запись важная, историческая, мне Суо нашептала, что за Птолемей XV, чей сын и почему его прикончили. Просто египтяне деградировали настолько, что писали записи как могли и где могли.

Время истекло, о чём уведомил нас пронзительный клаксон. Результаты измышлений двух команд, записанные на сенсорных досках, выведены на всеобщее обозрение. Противники приняли записи за ранний коптский язык. О записи они высказались в ключе: не особо важная запись, ординарная.

— Один балл синей команде! — это Ургант про нас. — Наиболее близко к ответу приблизились игроки синей команды, так как запись сделана на птолеемеевском древнеегипетском языке, демотическим письмом! Гектор Андреевич, я поражаюсь вашей эрудиции! Но! Запись не рядовая, а фиксирующая гибель Птолемея Пятнадцатого, известного более как Цезарион, который являлся, по словам его матери, Клеопатры, сыном самого Гая Юлия Цезаря! Цезарион должен был бежать из Египта в Индию, когда Октавиан Юлий, преемник Цезаря, пришел за Марком Антонием, но поддался уговорам слуги и вернулся в Александрию, где его уже ждал Октавиан, который приказал отрубить последнему египетскому царю голову! Синяя команда, выбирайте, кого вы хотите удалить из красной команды!

Ургант разбушевался.

— Ребята, советую избавиться от вон той блондинки. — посоветовал я своей команде.

— Это зачем? — уточнил Шепилов.

— Я в людях немного разбираюсь, — начал я. — взгляд у неё может и тупой, но вот глаза умные, этого не замаскировать. Сдаётся мне, что она маскируется, чтобы дожить до полуфинала и там добить расслабившегося соперника. Логично аргументирую?

— Мне кажется более опасной Мариэтта Розенкранц. — не согласился Шепилов.

— Мне тоже. — с охотой поддержал его Гуди. — Давайте работать с фактами, а не ощущениями какого-то там провинциала.

— А я думаю он прав. — поддержала меня Антонина.

— Чего вы на меня смотрите? — настороженно спросил Святослав Цой. — Я не знаю! Давайте Розенкранц удалим, ладно.

— Мы удаляем Мариэтту Розенкранц. — взял я инициативу. Гуди пришлось захлопнуть уже было раскрытый рот. Не альфа он, далеко не альфа.

Ладно, резон убирать девочку с эдейтической памятью есть, так как сейчас нам повезло, что у неё не оказалось на безграничном диске памяти сведений о конкретной записи про Цезариона, но кто сказал, что не окажется чего-нибудь по следующему заданию? От Октябрины Люблиной избавиться можно и на следующих стадиях. Если мы сейчас не слажаем и меня не выкинут противники. Розенкранц перенесла удаление стоически, видимо, собиралась отыграться через три месяца. Да, подряд участвовать нельзя, только с паузами минимум в три месяца.

Следующее задание было математическим. Задача была начеркать наиболее подробно решение теоремы Ферма. Суо подсказала, что решение девяносто четвертого года прошлого века не подойдёт, поэтому было бы разумнее расписать решение от тридцать первого года века нынешнего. Помогать мне не пришлось, так как Гуди сел на своего конька, агрессивно вписывая в доску своё решение. Ему никто не мешал, так как видно было, что парень знает, что делает.

Десять минут — Гуди ещё пишет, "писатель" противников, Виктор Поворотных, тоже споро разошелся, но сколько он написал, мне не видно. Ургант, при старте стадии, пригласил на сцену музыкантов и исполнителя, которые развлекали зрителей, пока мы лихорадочно потели за Гуди.

Гудок. Время сдавать результаты.

— Один балл синей команде! — провозгласил торжественно Ургант. — Вижу, что синей команде следует благодарить Семёна Гуди, ученика одиннадцатого класса 158 школы-интерната города Москва!

Задрот расцвёл от полившихся на него лучей славы и закруживших персонально вокруг него дронов.

— Как сообщил нам эксперт, у Виктора Поворотных была допущена ошибка в формуле, поэтому объем формул после ошибки не был зачтён! — поделился с телезрителями Иван Ургант. — Переходим к следующему этапу!

На Поворотных сфокусировалось внимание и зала и претендентов. Гуди смотрел презрительно, Петрова с Шепиловым — с недоверием, Цою вообще было плевать, он с нетерпением ждал начала следующего раунда.

— Кого из противников решить удалить синяя команда? — поинтересовался у зрителей Ургант. — Дамы и господа, через минуту решится судьба ещё одного участника!

— Я за блондинку. — поделился я со своими весьма временными союзниками.

— Это мы уже знаем! — отмахнулся Гуди. — Я думаю, надо выкинуть Поворотных! Он специально допустил описку, чтобы показаться глупее, чем он есть! Это такая тактика!

— После прохождения теста и блиц-опроса, достоверно известно, что здесь нет тупых. — резонно отметил Шепилов. — Тактика или нет, неважно. Важно убирать самых сильных, пока имеем возможность.

— Я поддерживаю Гектора. — сообщила Петрова.

— Я за Захарова. — решился Шепилов.

— Я тоже за Захарова. — вклинился Гуди, решив, что его вариант не примут и это выставит его в дурном свете.

— Опять, да? — простонал Цой. — Знаете… Я тоже за Захарова.

— Мы удаляем Захарова! — первым успел заявить Гуди. От ощущения власти и первого успеха аж плечи расправил. Ещё тоном таким произнес, будто барин велел холопам утащить и утопить в проруби неугодного.

Ой-ой, вижу, что противникам это очень не понравилось. Гуди — мастер по завоеванию уважения и приязни в любом коллективе.

А Захарова убрали не зря, он один из опасных, но не самый прямо-таки опасный. Зря они Люблину недооценивают. У неё не только первоклассный интеллект, но также образование и опыт.

Следующее испытание касалось искусства. Пять картин, ни одну из которых я никогда не видел. Необходимо было упорядочить их с учётом жанра и датировки написания.

Блин, я даже не знаю, что за картины вообще, а тут надо жанр и датировку. Легкое задание, если у тебя есть Суо, но помогать своей команде я не буду. У меня есть неплохие шансы на выживание в случае поражения на этой стадии, так как "любовь" команды оппонентов на стороне Гуди.

Несмотря на то, что их там осталось трое, они управились лучше. Люблина справилась мало того, что раньше нас, так ещё и сделала всё без единой ошибки, когда мы накосячили с двумя картинами из пяти.

— Мы выбираем Семёна Гуди! — торжественно заявил Мирончук, украинский врач-интерн.

Гуди расстроился, на глазах навернулись слёзы, он, видимо, даже не понял, почему на удаление отправили именно его.

В общем, так и продолжили. Следующий раунд мы проиграли, так как задачка была связана с анатомией, нужно было собрать наиболее достоверную версию сердца свиньи из магнитных кубиков. Можно было бы подумать, что специально потрафили дипломированному врачу… Возможно. Первый канал заведение коммерческое, но… Да не, слишком очевидно. Скорее всего случайность. Но эту задачу решить я бы не смог, так как Суо тут особо не поможет.

Зато мы отыгрались в следующем задании, которое касалось разгадки ящика-головоломки. Это был не простой ящик-головоломка, какие продаются в специализированных магазинах, а гигантский, с ребром в метр. Ну и был ещё один подвох — можно разобрать его неверно и наткнуться на неправильную ячейку, открытие которой приведёт к поражению. Такие штуки я люблю… смотреть в тытрубе. Благо, Шепилов не подкачал — разбирал так, что треск стоял. Опять спорили, кого будем удалять, вышло снова два на два, Шепилов сделал ставку на Поворотных, так как слова Гуди его сильно беспокоили, типа он специально допустил ошибку, значит от него надо ждать каких-то подвохов. А версия с блондинкой ему показалась слишком очевидной и нарочитой, чтобы быть правдой. Эх, взглянул бы он только на биографию этой блондинки… Она специально для шоу даже перекрасилась с родного светло-каштанового на блонд. Видимо, иногда даже самые простые решения срабатывают.

В итоге решили вопрос примитивным жребием: кто вытянет короткую зубочистку, голос того исключается из текущего голосования. Исключили голос Антонины, поэтому улетел Поворотных. Не понимаю действий Шепилова. Как можно так недооценивать женщину? Ъуъ!!!

Предпоследнее задание было связано с, никто не ждал, интернетом. Дали два специальных планшета, необходимо было соорудить наиболее короткий и логичный маршрут передачи сигнала на находящийся в студии фонарь. Кто первый справился, тот молодец и выбирает следующую жертву на удаление.

Я в программировании профан, как и во многих науках, поэтому ничем помогать не собирался. Неожиданно, выстрелила Антонина, на девяносто девять процентов закончив процесс, но Люблина справилась быстрее. Фонарь загорелся благодаря красной команде. Вылетел Шепилов, как наиболее способный из нас.

Последняя стадия. Тут улететь могу и я, как наиболее полезный из оставшихся участников. Задача плёвая — нарисовать картину, которая понравится нейроинтеллекту больше оппонентской. Психодел, конечно, но получше, чем метровый стальной куб-головоломка.

Тут у нас шансов не было изначально. Из данных по Мирончуку, он, помимо того что анестезиолог, к.м.с. по вольной, отличник учёбы, так ещё и хороший художник, пользующийся популярностью в сети. Гений, мать его ети…

С нашей стороны выступал Цой, который хотя бы знает, как кисть в непроливайку макать. Продули. Нейроинтеллекту понравилась врачебная картина. Может он подумал: слишком заумно и неразборчиво, поэтому выберу-ка её? Если врачи в электронных рецептах умудряются писать непонятно, то что же они тогда могут нарисовать рукой? Не знаю, мы продули последний раунд. Интерн и демонстративно тупая блондинка колебались между мной и Цоем, но выбрали Антонину. Зря, конечно, но объяснимо. Цой никак себя не проявил, я… тоже так себе, хотя это именно я первого их члена положил.

Антонина пожелала нам удачи и сошла со сцены, Цой начал обильно и нервно потеть, я же расслабился под действием серотонина, который в почти гомеопатических порциях выделила мне Суо, сугубо для успокоения. Так скоро в собаку Павлова превращусь…

Дамы и господа, у нас выявились самые сильные и способные из десятка претендентов! — проорал в микрофон Ургант. — Господа и дама, пройдёмте к месту для проведения второго этапа соревнования.

Шоумэн отвел нас к специальному лифту прямо на сцене, на котором мы спустились на уровень ниже. Там оказалась зона симуляции. Охо-хо! Обожаю симуляции!

— Итак, уважаемые претенденты! — хлопнул в ладони Ургант. — Это полигон для симуляции! Сейчас вам будут вручены специальные очки, определены места, и вы будете должны одолеть всех своих противников. К рубежу!

Подбежавший ассистент передал мне очки для симуляции. Что такое симуляция? Не-не-не, никакой виртуальной реальности, до неё ещё как раком до Монголии! Это просто симуляция перед глазами какого-то места или игры, причём вокруг. Хочешь в шутере побегать? Вот тебе карта, бегай-стреляй! Хочешь в средневековье потусить? Вуаля! На любой вкус и цвет развлечения, но не другой мир, живущий по своим законам, который так любят воображать писатели-фантасты. Интересно, что тут у нас?

А у нас тут стратегия! Битва на выживание, остаться должен только один. Вот теперь всё решится.

Стратегия мне неизвестная, на канале Поркопута, который стримит разные симуляторы, такая мне не встречалась, поэтому даже приблизительной механики я не знаю, да и вообще, больше смотрел как играют в симуляторы, чем играл сам. Систему дома поставить может не каждый, ибо дороговатое удовольствие — там как минимум занимается целая комната, в которую нельзя из мебели ставить вообще ничего, так как сенспанели и прочее-прочее техническое колдовство.

Так-с… У меня деревенька, которую надо развивать, набирать армию и идти бить морды остальным. Бьюсь об заклад, условия у нас равные, поэтому будет брать хитростью и тактикой. Эх, жаль, что я не скиллованный игрок в стратегии.

Набрал кучу крестьян, отстроил казармы, где начал набирать пикинеров, чтобы иметь хоть что-то для защиты от игроков, выбравших агрессивную тактику. Быстро, по мере накопления ресурсов, возводил здания, обтянул деревню крепостной стеной, собрал все ресурсы в ближайших окрестностях, расставил шахт, разведал местность и наткнулся на дозорную башню зеленого игрока. Сам-то я здесь белый, но кто есть кто не знаю. Конные разведчики расстреляли дозорку, я собрал армию из полутысячи мушкетеров вперемешку с пикинерами, по флангам пустил кирасир и гусаров, а в тылу ползли гаубицы с мортирами. Будем убивать зеленого гаденыша.

А у этого типа нет стен, деревенька в ауте, никто не ходит, крестьяне просто стоят, ничего не добывают. Неужто кого-то успели слить?

Так и есть! Вон носятся синие крестьяне, добывают бывший ресурс врага.

Гусарами порубил крестьян, отследил по бегущим примерное направление для движения и отправил туда пару разведчиков.

Ну, синий развернулся на славу. Стены, порт, здания с прокачкой — круто и уверенно. Только от мортир нет спасения! Разнес пару секций стены и разрушил артиллерийские башни. В город вошли мои войска и начали кошмарить малый и средний бизнес, то есть, сжигать всё. Параллельно с атакой вражеской базы, собрал у себя ещё такую же эквивалентную армию и направил её на юго-восток, только там может прятаться последний оставшийся.

Искал его базу минуты три, но нашел. Розовенький. Хорошо обосновался, но… от мортир нет средств защиты!

Щепы от обстреливаемых зданий убивают бегающих по улицам города крестьян, солдат и артиллерию противника. Первая армия, потрепанная, но закончившая своё дело, была направлена обратно на базу, там у меня есть святоши, отлечат раненых, чисто на всякий случай. Веду я значит первую армию, а со второй мне устроили сюрприз! Корабль зеленого, мать его, фрегат! Развернувшись ко мне бортом, он смёл мои войска с берега, также разрушив адмиралтейство желтого. Потом подошли ещё два и доделали дело.

Хорошо ещё имеется первая армия… А… Не, нету.

Вот сволочь! Зеленый, пока мы там втроём воевали между собой, свалил на тот берег и собрал себе флот с армией. Армия прибыла на наш берег и сейчас активно добивала мою первую армию. Фиаско. Эта сволота открыла воздушный шар, поэтому от него не скроешься. Сокрушительное поражение.

Меня перебросило в режим наблюдателя, из-за чего открылась вся карта. Розовый что-то пытается сделать, но тщетно. Пять минут — его песенка спета. Конец. Интересно, кто выиграл?

Сняв очки и наушники, слышу радостный визг. Да не… Вот же!

Октябрина Люблина прыгает от счастья и принимает поздравления от Урганта. А я-то подумал, что она розовый игрок… Вот кур-р-рва! Я был так близко! Так близко…

— Твою мать… — прошептал я тихо.

— Ага… — кивнул мне Мирончук.

— И на третий этап соревнований проходит Октябрина Люблина, ведущий научный сотрудник ЦКБ МТ "Рубин", из города Санкт-Петербурга! — проорал Ургант.

— Надо было слушать тебя… — сказал мне Цой.

— А что теперь уж… — махнул я рукой. — Домой поеду, раны зализывать.

— Гектор, не отчаивайся, так даже лучше. — с улыбкой в голосе произнесла Суо.

— И чего здесь хорошего? — мысленно спросил я.

— Теперь ты знаешь, что тебе надо идти за кубами развития.

Глава шестая. Феодосийский пантеон

— Семьсот пятьдесят тысяч?! — воскликнул Парис. — Это что получается, я теперь мажор?!

— Мажорить не позволю. — отрезал папа. — Но жить теперь будем чуть лучше, чем обычно.

— Ну хотя бы сегодня не обламывайте! — взмолился Парис. — Можно мне новый телефон?

— Телефон можно, так и быть. — разрешила мама. — Давно собирались тебе новый купить…

Семьсот пятьдесят тысяч рублей — именно столько мне отсыпал Первый канал за участие в Нейроинтеллекте. Причём, как сказал ГенВиктрыч Корков, обычно дают триста тысяч, но я устроил настоящее напряженное драма-шоу, державшее зрителей до конца. Даже схватка Октябрины Люблиной с нейроинтеллектом Валентином, на фоне противостояния, учиненного нами, смотрелась не так ярко. Нас лицезрело триста с чем-то миллионов людей одновременно! Офигенный дебют, надо сказать. ВКашную страницу раз пятьсот атаковали хакеры разного калибра, чтобы пропихнуть через мой аккаунт свою рекламу, но администрация мыла оперативно подсуетилась и заблочила меня всего через двадцать минут после моего прошения.

Я ещё из Москвы не выехал, а мне позвонил директор школы, чтобы сообщить о том, что куча народу со всей страны задолбили по школьной электронке и общественным номерам. Неравнодушные поздравляли меня с победой, а кто-то делился своим архиважным мнением о моих навыках игры в Казаки и тактикой, которую нужно было использовать, чтобы победить Октябрину Люблину, которая, как выяснилось, в детстве неоднократно участвовала в чемпионатах по стратегиям нулевых годов. Оказывается и такие есть… Одно я понял точно — шансов у меня не было. Она знала карту, знала ветки развития нации, быстренько вкачалась и наваляла троим обалдуям, которые оказались в игре впервые в жизни. Не примени она манёвры по введению нас в заблуждение своей мнимой гибелью и уходом на другой берег — раскатала бы и тупо грубой силой. Она настолько далеко ушла в раскачке своей Пруссии, что открыла прусского мушкетера восемнадцатого века, что вообще ни в какие ворота — самый сильный пеший юнит, после датского, конечно же. Я почитал форумы по Казакам, которые к этому моменту очень оживились и переживали практически ДДос-атаку живыми людьми, и понял, что проиграл ещё только войдя в комнату. Выпала мне Дания, даже начни правильно развивать которую, я всё равно имел бы мало шансов на победу при тех исходных. Ладно, это немного успокоило.

Вторым по плотности шквалом информационного обстрела были школьные знакомые и родственники. Мизамидисов в Крыму немного, но чтобы забить мне мессенджер хватает. Писала бабуля, писали двоюродные дяди и тёти, родственники по материнской линии, люди, которым они дали мой телефон… Короче, я заблокировал мессенджер, прочитав заверения в дружбе от некоторых совершенно левых одноклассников. К дьяволу это всё.

Дома почтовый ящик был забит письмами. Да-да, в век неистового научно-технического прогресса, люди всё ещё пользуются физической почтой. Правда, письма перевозят почтовые дроны, базирующиеся на парящих в небе почтовых станциях, но это лишь детали…

В общем-то, читать их не обязательно, я не какой-то там корейский или китайский айдол, чтобы следить за своим поведением перед фанатами, да и популярность скоро сойдёт на нет, примерно на следующей неделе, после воскресенья. Такая фигня вокруг участников Нейроинтеллекта происходит регулярно, это кратковременная, ложная популярность. Можно, конечно, грамотно распорядиться ею, но зачем? Прорекламировать зубную пасту или средство от геморроя?

Хорошо, что возле дома не толпились люди, жаждущие сообщить мне о неправильной моей тактике лично. Пару человек мы на горизонте видели, но они свалили практически сразу.

Домой я заходил как триумфатор, хоть и проиграл. Парис проявил излишнюю чувствительность, бросившись обниматься, визжать и прыгать. Папа его на землю слегка приспустил, но восторг всё равно остался.

— Советую тебе идти по стопам брата. — веско произнес папа. — Эти твои шуры-муры с…

— Я ушел в свою комнату. — сообщил я всем, пока не началось.

Родители остались в гостиной с Парисом, а я завалился на кровать, включая компьютер.

— Пора повышать сложность тренировок. — произнесла Суо. — И разобраться с поступлением в институт.

— Смотри! — ткнул я пальцем в возникшее окошко с письмом. — Это от Ростовского военного робототехнического института! Они хотят, чтобы я подавал заявление на поступление в мае следующего года! Рекомендуют подтянуть физическую форму, так как спортивный экзамен отменять ради меня не будут.

— Наименьшая из проблем. — усмехнулась Суо. — Вставай, пойдём на спортплощадку.


//Спортплощадка в пятистах метрах от дома Мизамидисов//


Начал классически, с пробежки на три километра. Отдохнув от этого утомительного дела, запрыгнул на турник и начал планомерно подтягиваться. На двенадцатом подтягивании устал, спрыгнул обратно и пошел качать пресс, затем, когда уже хотелось блевануть от напряжения, вернулся к турнику, затем обратно. Передохнул тридцать минут, повторил цикл. Когда сил совсем не осталось, направился на пробежку. Когда осталось шестьсот метров до финиша, остро захотелось жрать.

— Прекращай бег, постепенно снижая скорость. — распорядилась Суо. — Пешком идём до "Здорово".

— Окей. — кивнул я. Кишки резало, будто я неделю не питался.

В уже посещённым ранее ресторане здоровой пищи заказал себе плотный ужин, состоящий из уже набившей оскомину куриной грудки, запеченной с кукурузой и покрытой неглютеновым томатным соусом, бокал безалкогольного вина Легеро, две какие-то мутные печеньки без сахара и углеводов, а также фасолевый суп со следовыми признаками мяса. Жуть.

Вопреки ожиданиям, желудок наполнило быстро, режущее чувство голода пропало.

— Что это было, Суо? — поинтересовался я мысленно.

— Это я не рассчитала немного с затрачиванием организмом твоих гликогеновых запасов. — ответила Суо. — Слишком много внимания уделила анализу школьной программы, из-за чего ты почти лишился суточного запаса гликогена. Посиди немного, минут тридцать-сорок, выправим ситуацию.

Я понимающе кивнул, что, возможно, выглядело со стороны очень странно. Плевать. Меня другое беспокоит.

— Знаешь, что странно, Суо? — спросил я мысленно.

— И что же? — вновь активировалась она.

— Про Петьку и бандюков… — замолк ненадолго. — Ни по ящику, ни в интернете… Как будто и не было никого… И тётя Надя с дядей Володей… я их не видел давно. Странно это.

— Скорее всего, списали на бандитские разборки, у вас это обычное дело. — предположила Суо. — Сейчас посмотрю…

Сидели молча минут пять. Я переваривал пищу, а Суо искала информацию.

— Надежда и Владимир Поливаловы уехали в город Хабаровск, вместе с двумя детьми. — сообщила она.

— А Петр? — уточнил я. Он был самым старшим, а так у него ещё два брата были.

— Без вести пропавшим не объявляли, в полицию заявлений не писали. — Суо хмыкнула. — В инстаграмме есть фото, где они устраиваются в новом жилье.

— Очень странно… — пробормотал я. — Может шум поднять? Друг детства, всё-таки… Я у него дома даже ночевал несколько раз, когда-то давно… Эх… Что за жизнь такая?

На душе стало погано. Почему только сейчас?

— Почему мне стало погано на душе только сейчас? — спросил я у Суо.

— Я блокировала сигналы твоего организма, направленные на понижение выработки серотонина при воспоминаниях, поэтому тебе не было грустно. — объяснила Суо. — Острый этап переживаний миновал, поэтому я убрала блок. Почему я запретила тебе грустить? Слёзы, стресс, вина и сопли — помеха нашему делу.

— Это, мне кажется, не здорово. — сказал я неуверенно.

— Других способов я не вижу. — Суо кашлянула для замятия неловкости. Зачем она кашляет? — Иначе был риск возникновения комплекса вины и психической травмы.

Мне нечего было на это сказать. С одной стороны, моими руками убили людей, с другой, эти люди однозначно забили бы меня до состояния куска мяса и оставили подыхать. И Петя бы там присутствовал, пинал бы меня вместе со всеми.

Когда пища переварилась и вернула мне затраченную энергию, я направился домой.

На заднем дворе вновь взялся за плюмбаты. Сейчас мне удавалось уверенно попадать в круг диаметром полметра с расстояния тридцать метров, что очень точно для такого рода оружия.

— Теперь нужно работать над силой броска. — сказала Суо, когда я выдернул плюмбату после десятого попадания в мишень. — Точность от сильных бросков упадёт, зато начнётся развитие нужных мышц, а там и рефлекс выработается вместе с возрастанием меткости.

Я приготовился, прицелился и со всей дури метнул плюмбату. Она влетела на половину своей длины. В землю.

— Есть над чем работать, да? — виновато улыбнулся я, выдергивая античное оружие из почвы.

— Поработаем. — заверила меня Суо.


//Феодосия. Июль 2042 года//


Волна популярности сошла спустя неполные три дня. Письма не пишут, страницу разблокировали, жизнь быстро вернулась в привычную колею. К следующему выпуску Нейроинтеллекта окончательно забудут. Ну и отлично.

Сегодня разговаривал с родителями насчёт одиночного похода в лес. Долго колупали мне мозги про возможную опасность, но я напомнил им, что мы далеко не в тайге и медведей здесь не водится уже очень давно, с глубокой древности. Волков тоже давно не видели… В общем, наши леса безопасны для туризма. Если ты, конечно же, не знаешь нужных мест.

Суо знает несколько местечек, которые со стопроцентной вероятностью содержат в себе опасных противников, за которых мне отсыпят кубы развития. Но придётся поработать.

Огнестрел запрещён, поэтому пистолеты из тайника не пригодятся. Арбалеты не годятся, гранаты и прочее — тоже. Да и где я возьму гранаты? За гранаты однозначно терроризм пришьют.

Оружие, которое можно использовать для убийства хищников: колюще-режущие, ударные виды оружия ближнего боя, луки, а также метательное оружие без применения механизмов. То есть, всё то, что передаёт твою собственную кинетическую энергию непосредственно противнику, без посредников. Суо также отметила, что допустимо использование брони, щитов, ловушек, изготовленных собственноручно, а также приманок. Собственные ловушки и приманки пойдут в зачёт к выполнению задания, как бы за хитрость, поэтому есть основания надеяться на дополнительные кубы развития.

Первой моей целью будет зачистка древнего храма. Вход находится в Арабатской крепости, расположенном неподалёку от озера Сиваш, найти его чрезвычайно сложно, если не знать, куда идёшь.

Добирался я до озера на такси, заплатив сто тридцать пять рублей, что меня неприятно удивило, но в деньгах я пока что стеснения не имел, поэтому не стал жадничать, хотя душу царапнуло.

Водила оставил меня у села Соляное, где я, поглядев на сельскую местность, мало отличающуюся от нашего окраинного пригорода, потопал в сторону Арабатской крепости.

Суо вещала мне по дороге про историю этой крепости. Про то, что её перво-наперво основали турки совместно с татарами, она охраняла Крым от набегов казаков, которые любили ходить за зипунами именно через Арабатскую стрелку, то бишь, ранее плохо охраняемую и удобную. Казаки угрозу заметили, оценили, взвесили всё, собрались и спалили её к чертям, истребив весь гарнизон. Сильно это не помогло, так как крепость восстановили, гарнизон усилили и продолжили сторожить покой татаро-турецкого Крыма. Далее в дело вступили уже царские войска, которые Арабат брали неоднократно, но не прямо сразу. В общем, история у этого места богатая. О, уже вижу остатки бастионов.

Помнится, что-то было по телевизору про то, что якобы собирались эти старые крепости реставрировать, типа культурное наследие и всё такое, но дальше слов это, как обычно, не ушло. Никто ничего не предпринимает до сих пор, поэтому культурный памятник медленно превращается в песок.

Вблизи крепостица выглядит внушительно. На фото она какая-то неказистая, вялая, а вживую — крутота! Подумать только, тут ехать, да что ехать, при желании пешком можно дойти, а я ни разу не был.

— И правильно делал. — отметила Суо. — Видишь вход в подвал?

Я осмотрелся. Да, вижу. Рукотворный вход куда-то, к нему ведёт небольшая каменная дорожка.

— Нам туда. — сообщила мне Суо. — Он там.

— Чем я рискую? — уточнил я у неё, начав распаковывать коробку с плюмбатами — это для дальнего боя, на случай ближнего, я прихватил острый туристический топорик.

Внутри пыльно, сухо, темно. Фонарик работает отлично, поэтому я не испытываю проблем с камнями, встречающимися время от времени.

Тоннель вёл меня к подземным казематам крепости, но Суо остановила меня на полпути.

— Вот здесь руби стену. — сказала она, пометив место красной точкой, возникшей перед глазами.

— Как ты это? — удивился я.

— А вот так. — усмехнулась Суо. — Руби давай.

Я начал бить тупой стороной топорика по каменной кладке. Камешки выковыривались неохотно, но всё равно поддавались моему энтузиазму.

Когда я убрал всю кладку, то озадаченно уставился на толщу земли.

— И-и-и?.. — протянул я.

— Копай давай. Тут недалеко. — дала инструкцию Суо.

Ну, делать нечего. Топорик плохо помогает при копании, но уж получше просто рук.

Час, ровно столько мне потребовалось, чтобы преодолеть это "недалеко". И что я вижу? Провал во тьму неведомого открытого пространства.

— Это чего? Это почему? — всё, на что меня хватило, когда я бросил вниз химический свет. Глубоко.

— Это, мой юный археолог, эллинский храм. — ответила Суо. — Я нашла обрывочные сведения о том, что такой существовал когда-то, но как только Система указала координаты, указывающие под крепость, сразу всё поняла.

— То есть, у тебя какой-то указатель есть? — удивился я.

— Не у меня, а у тебя. — поправила меня Суо. — Вывести перед глазами карту?

— А чё, так можно было?! — удивился я громко.

— Тише ты. — шикнула на меня Суо. — А, поздно… Готовь оружие, тебя услышали.

Я разбросал вокруг палочки химического света, как делала Лара Крофт из игры Томб Райдер Финал. Там какие-то насекомые её сожрать пытались, но они боялись света, поэтому так она держала их подальше от себя.

Здесь мне понадобится побольше света, чтобы знать, куда метать плюмбаты. Совсем не страшно, так как по договорённости, Суо глушит во мне выработку адреналина, чтобы рука была твёрдой, а разум холодным.

Во тьме, где-то за полосой синего химического света, раздался многократный скрип, словно десятки скрипучих дверей открыли настежь.

— Гектор, знай: я выбрала самое легкое задание из доступных. — зачем-то сказала мне Суо. — Если у тебя нет страха перед мертвыми людьми, всё будет в порядке.

— Мертвые люди? Зомби, что ли?! — воскликнул я. Зомбей я боюсь, честно говоря! Мы с Парисом когда-то смотрели древний, прошлого века фильм, что-то про восстание мертвецов. Парис тогда намочил штаны, а я не разговаривал неделю. Конечно, я тогда учился в первом классе, а Парис ходил в садик, но впечатления до сих пор. Бояться я стал этой зомби-тематики…

— Нет, не зомби. — успокоила меня Суо. — Впрочем, сейчас увидишь.

Я приготовил плюмбату для броска, одновременно левой рукой ощупав рукоять топорика. Ну? Где же они?

В освещенную синим светом зону вступила костяная нога. Голый скелет с недостающими костями, расколотым черепом и пронзительно пустыми глазницами. Он не был вооружен, поэтому мне сразу показалось, что убить его будет легко. Бросок плюмбаты прямо в область груди. Треск костей, скелет упал, а я уже снял со специального пояса вторую.

— Так просто? — удивился я, глядя на рассыпавшиеся кости.

— Это самое простое задание. — равнодушно ответила Суо. — Но давай поговорим об этом позднее.

Я вгляделся во тьму, щелчки и хруст продолжались, но теперь я знал, что это скелеты движутся. По громкости мне удавалось оценить, насколько близко скелеты, из-за чего появление следующего меня не удивило.

Этот оказался одет в какие-то красно-синие лохмотья, на спине его были остатки туристического рюкзака. В костяной руке его был изрядно проржавевший туристический топорик.

Я метнул в него плюмбату, рассчитывая покончить с ним так же, как и с первым, но сильно промахнулся, из-за чего дротик улетел куда-то левее, врезавшись в неизвестное препятствие. Надеюсь, смогу найти его потом…

Время браться за топорик, так как "турист" слишком близко.

Увернулся от неловкого удара ржавчиной, дёрнул свой топорик из перевязи и ударил скелета по черепу. Хруст, который вызвал в душе такое отвращение и омерзение, что чуть не вывалил под ноги сегодняшний завтрак. Противно и дико.

— Держи свой завтрак при себе! — прикрикнула на меня Суо. — Мы его ещё не переварили! Следующего бей!

Скелеты пёрли по очереди, будто в дешевенькой РПГ, где разработчики поленились сбалансировать мобов так, чтобы даже массовая атака была по силам игроку.

Третий скелет тоже был абсолютно голым, то есть, без единого, даже ветхого, предмета обмундирования. Вооружен он был острым куском камня, который отдаленно напоминал нож. В этого я метнул плюмбату и даже попал. Черепушку раскололо, груда костей осыпалась на пол.

Дальше всё было в том же духе. Один скелет приближается, я метаю плюмбату или бью его топориком. Примерно через десять скелетов, когда плюмбаты уже закончились, появился кто-то вроде босса подземелья. Никаких спецэффектов и АОЕ-атак[5], честно говоря я даже не представляю, как Система воплотила бы эти АОЕ-атаки в реальность. Нет, никаких особых магий, а просто самый здоровый скелет, облаченный в бронзовую броню, покрытую толстой оксидной плёнкой, то бишь, зеленую. Вооружен он был бронзовым мечом, который показался мне каким-то… древнегреческим, как и броня.

С ним долго возиться не пришлось, он просто был чуть быстрее, но всё равно слишком медленный даже для обычного человека. Не, я не хочу сказать, что я стал ниндзя с реакцией как у королевской кобры, но всё равно, тренировки имеют эффект.

Удар топориком по шее — отбегался босс.

— Поздравляю с первым выполненным заданием. — произнесла Суо. — Теперь доставай нормальный фонарь и начинай собирать трофеи.

— А какие здесь могут быть трофеи? — я пнул полуистлевший шлем.

— Кубы. — одним словом пробудила во мне энтузиазм Суо.

Я первым делом бросился к костяку босса. Посреди костей под кирасой, в которых я копошился без лишней брезгливости, обнаружились странные кубики, размером с четверть коробка спичек, в количестве трёх штук. Мне что, жрать их так?

— Мне что, жрать их целиком? — продублировал я свой вопрос.

— Да, только так. — подтвердила Суо. — Неудобно, но таковы правила.

— Ладно… — не стал я возмущаться.

Покопавшись в туристическом рюкзаке, точнее, в его остатках, обнаружил консервы, туристический нож, остатки палатки, истлевшую веревку и полувыгоревший дневник. Вот это интересно!

Я навёл фонарик на дневник и открыл его первую страницу.

"… Собственность Дёмина Г.Г. 1967 год…"

— Чего? — я был ошарашен. — То есть, это не мобы?!

— Ну да. — сухо ответила Суо.

— То есть, я сейчас занимался издевательством над трупами?! — меня замутило.

Я упал на колени, отполз подальше от костей и только там вывалил завтрак.

— Чему ты удивляешься? — Суо не до конца понимала причины моего состояния. — Думаешь, Система стала бы создавать ради тебя уникальных противников? Особенно когда они и без её помощи возникают сами по себе? Это настоящая проблема, когда мертвецы восстают и беспокоят живых. Система решила эту проблему, выбрав ряд мест для их концентрации, где они ждут своего часа на уничтожение, именно поэтому награда такая маленькая: Система сделала большую часть работы за тебя. Будь благодарен, что этот мир не стал бессистемным магическим, жизнь в таком случае у людей интересная, но короткая. Заканчивающаяся обычно в желудке очередной твари или зомби.

— Проклятье… — выдохнул я, смахивая остатки завтрака с губ. — Надо убираться…

— Давай лучше распределим кубы. — предложила Суо.

После такого жрать совершенно не хотелось, но это ведь не еда? Почему бы и нет?

— Рекомендую тебе вложить все три куба в интеллект. — порекомендовала Суо. — Чем выше интеллект, тем быстрее будут осваиваться навыки.

— Это логично. — хмыкнул я, разглядывая куб в свете фонаря.

Я отошел подальше от костей, присев на фрагмент античной колонны. Странно, да? Тут под землёй целый храм, а его никто до сих пор не нашел…

— Почему об этом храме никто не знает? — поделился своими мыслями с Суо.

— Система позаботилась о сокрытии тайны. — ответила та. — Не вздумай никому рассказывать об этом месте, иначе ей придётся тратить ресурсы на создание нового. А у неё неиспользуемых ресурсов нет, поэтому пострадает что-то другое.

— И что же, например? — полюбопытствовал я.

— Например, где-то выйдет на свободу какой-нибудь злой дух. — да уж, ответ меня не порадовал. — Бесплотный, невидимый, но смертоносный.

— То есть, она сделает всё, чтобы никто ничего не узнал? — уточнил я.

— Точно так. — подтвердила Суо. — Даже если из-за этого умрут сотни или тысячи. Запомни: Система не благодетель и не доброе божество. Она даже не божество, так как богов нет. Она просто соблюдает баланс, а это сложно и требует определенных усилий. И нет, у неё нет морали, но она учитывает общечеловеческую мораль. Поэтому, я вижу в общих логах планеты отчеты о выполнении глобальных заданий шестисот-семисотлетней давности, которые заключались в поиске и уничтожении еретиков католической религии.

— Ого! — выдохнул я. — Значит я такой не один?

— То мне неизвестно. — сказала Суо. — Последнее выполнение значимого задания датируется тысяча восемьсот первым годом, а дальше пустота.

— Я даже не знаю, радоваться мне, или горевать… — я решительно взглянул на куб. — Надо жрать.

Оттёр его со всех сторон рукавом, а затем облил водой из пластиковой бутылки воды бельгийской фирмы Рокаква. Внимательно осмотрел после. А чего тянуть?

На вкус… Никак. Вопреки опасениям, горло не повредило, хотя сожрал я её без пережевывания. Да я даже в пищеводе ничего не почувствовал, как будто исчезло.

— Открываю меню характеристик. — уведомила меня Суо.

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Потенциальный курсант

Характеристики:

Сила — 11 (базовый — 1)

Ловкость — 11 (базовый — 3)

Выносливость — 12 (базовый — 2)

Конституция — 8 (базовый — 1)

Воля — 16 (базовый — 3)

Интеллект — 12 (базовый — 2 +3 куб)

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 2,3 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили несколько кладов. Бонус: на 2,3 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 4,7 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 4,7 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Вождение (ДВС) — 0,3 — Машину вы не заведёте.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 6,3 — Вы хорошо знакомы с такими терминами как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 6,3 %.

Кулинария — 6,1 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 6,1 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 35 % выше скорость уборки.

Технология — 12,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на пользовательском уровне. Бонус: на 12,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.#

— Я что-то себя не почувствовал ни на гран умнее… — поделился я ощущениями, после того как вдавил глазами три свободных очка в интеллект.

— Перестройка нейронов начнётся ночью. — объяснила Суо. — Не удивляйся необычным снам, это будет побочным эффектом от резкого добавления свободных очков в интеллект.

— Так что получается, я сейчас десяток таких подземелий вскрою, и стану супер имбой[6]? — с восторгом спросил я. — Если сейчас дали три куба, то за десять таких подземелий будет тридцать?

— Во-первых, количество кубов случайно. — начала Суо. — А во-вторых, мы больше не сможем получить задание на жалких скелетов. Это было, можно сказать, учебное задание.

— Кисло… — скривился я от такого резкого спуска на землю.

— Не печалься, есть ещё и преступники! — приободрила меня Суо. — Можно убивать их, а там награды вариативны…

— Мочить людей ради наживы? — скептически спросил я. — Я лучш…

— Например. — перебила меня Суо. — В пятистах километрах к северо-западу отсюда, проживает Суслов Л.З., преступник, организатор теракта тридцать восьмого года.

— А что за теракт? — уточнил я.

— Автобус в Томске. — ответила Суо. — Пятьдесят восемь жертв, пять из которых — дети до четырнадцати лет.

— А если я его сдам правосудию? — спросил я.

— Не зачтётся. — ответила Суо — Но из списка он исчезнет, летально. А тебя штрафанёт Система, наложив какой-нибудь очень неприятный эффект, что-то вроде слабоумия на пару лет. Убить его должен именно ты, прямо, а не косвенно. Никакого легального содействия закону, исключительно концентрированное вигилантство. Судья — Система, прокурор — она же, исполнитель приговора — ты.

— А каков шанс на то, что этот преступник невиновен? — снова уточнил я. Ну реально, а вдруг эти ребята просто кажутся Системе виновными и я буду заниматься банальным линчеванием?

— Всё проверено досконально, Система видит очень и очень многое, даже то, что скрыто от всех людей. Для неё жизнь человека — открытая книга. — объяснила Суо. — Ошибки быть не может. Если кто-то виновен в глазах Системы, значит он действительно виновен. Это абсолютный судья.

— А каким уголовным кодексом руководствуется этот судья? — задал я ещё один вопрос.

— Общечеловеческой моралью. — ответила мне Суо. — Поэтому будут встречаться преступники, которые в глазах государства не сделали ничего плохого.

— Я же могу не браться за таких? — уточнил я.

— Если не захочешь — никто тебя не заставит. — равнодушно ответила Суо. — Но после того как ты о них узнаешь поподробнее, будет очень сложно отказаться. Обычно, это конченные ублюдки, которые действуют очень аккуратно.

— Так сколько за террориста дают? — деловито поинтересовался я.

Я-то помню, что наши силовики поймали троих участников того томского теракта, но все трое молчали как рыба об лёд. После раскрутки их, удалось узнать, что были ещё люди, но только и это. Интернет-террористы, они такие. Я видел программу "По следам", где разбирался этот теракт. Ведущий по полочкам разложил схему: лично террористы не виделись вообще никогда, переговоры вели через Даркнет[7], материалы для взрывчатки нигде не покупали, они просто были у них. Именно вот это "просто были у них" и убедило следователей в том, что был и четвертый. Но четвертого найти не удалось. Вообще никаких следов. Пять лет следствия — дело закрыли, так как было заключено, что не было никакого четвертого, а взрывчатые вещества террористы действительно нашли в тайнике посреди леса. Всё было бы гораздо проще, иди эти террористы на сотрудничество, но они как сговорились, держались за одну версию. Непонятная история. Манифест ещё их совершенно непонятный, какое-то учение про родноверие и прочую неоязыческую байду, замешанную со старообрядчеством. Сам я этот бред не читал, но мельком ознакомился со статьёй про неё. Ничего хорошего, обычные чокнутые фанатики, ждущие прихода очередного мессии, для чего им надо доказать готовность мира. Как убийство случайных людей вообще может быть связано с этим? Логики у фанатиков искать не надо.

— За конкретно этого террориста дадут двадцать грамм платины и один куб развития. — сообщила Суо.

— Так… — я достал свой телефон. — Платина стоит по одиннадцать баксов за грамм… Сколько это по рублям? За бакс берут двадцать два с половиной рубля… Четыре тысячи девятьсот пятьдесят рублей… Неплохо. Но мочить ради этого человека?

— Подумай вот о чём: пятьдесят восемь человек мертвы исключительно по его вине. Родные никогда их больше не увидят, не поговорят с ними, не смогут обнять их. — начала объяснять Суо. — И всё исключительно из-за этого человека. Он будет жить, наслаждаться каждым прожитым днём. Безнаказанно. Ты можешь восстановить справедливость. Воздать по заслугам. И получить за это символическое вознаграждение.

Я задумался. Ведь действительно. Пятьдесят восемь человек на его совести… Если она вообще у него есть. А кто я такой? Кто я такой, чтобы решать судьбу человека? А он кто тогда? Он-то разрешения ни у кого не спрашивал! И убил. Пятьдесят восемь невинных душ. Пусть в душе колеблюсь пока, но чувствую, что будет правильнее покончить с этой мразью, чем спокойно жить дальше, зная, что этот ублюдок живёт не так далеко от меня.

— Возьми бронзовый меч с собой. — порекомендовала Суо, видимо осознавшая, что я уже решился. — Это будет очень интересным орудием убийства.

Глава седьмая. Артификал

Вернулся домой. Устал слегка, ещё таксист попался стрёмный, клянчил десятипроцентные чаевые, трындел не переставая, утомил, одним словом. В следующий раз на автобусе поеду. Или… Вот это идея! Можно же купить себе машину! Я же теперь богатенький! Не миллионер далеко, но деньги свободные появились. Если родители надумают брать квартиру в центре, то выделить мне на авто смогут немного, но я и не собираюсь брать крутую тачку с салона!

Права я получил в этом году, так как во время учёбы ходил на курсы вождения. Экзамен сдал в марте этого года, поэтому я не пешеход дрожащий, а права имеющий! В и С категория, а значит могу рулить даже грузовиками. Нет, автопилотными машинами "управлять" может любой гражданин, достигший шестнадцати лет, но вот сам… Это другое.

Да и автопилоты — дело такое себе… Вроде как законом не запрещены, но в случае ДТП карать будут тебя, а не машину. Два года назад в Думу пропихнули дурной законопроект, который фактически убрал учёт человеческого фактора в расследовании случаев ДТП. Если в США какой-нибудь автопилот давит человека, то претензии к технику, который его настраивал, заводу-изготовителю и дистрибьютору. Перетряхивают всех и выходят на виновника. Это, конечно, если у пострадавшего достаточно денег на хороших адвокатов. У производителя с адвокатами проблем нет, поэтому дело легко может заглохнуть на старте. Вообще, случаев, когда автопилот попадает в ДТП очень мало, ведь у этой штуковины реакция быстрее человеческой, да и на новых моделях машин автопилот имеет больше возможностей к управлению, чем живой водитель. Читывал в одной статье, что обладай человек такими полномочиями, как автопилот, разбился бы на первых ста метрах ровной дороги. К тому же, решения автопилот принимает за доли секунды, не устаёт и не обладает азартом или склонностью к самоубийству, а также имеет чётко определенные критерии допустимых повреждений, которые конструкторы отрабатывали в течение пяти лет и приняли единый международный стандарт. В России же… Стандарт приняли, даже НИИ подключили, который его обнюхивал/облизывал со всех сторон, но… Китайские образцы модульных автопилотов, которые типа соответствуют международному стандарту, испортили репутацию автопилотов в целом, так как куча народу побилась в своё время, некоторые даже со смертельными исходами. Сыграло свою роль также то, что монтаж этих модулей допускался на любой подготовленной СТО. Качество монтажа было разным, что давало разные результаты. Итог: доверия к автопилотам в России никакого, что отразилось в виде упомянутого законопроекта в Думе. Причём никто особо не возмущался, что удивительно. Нет, возмущались обладатели машин с автопилотами, но как-то неуверенно. В общем, автопилот в глазах ГАИ опасен, ненадёжен и вообще, запретить-запретить. Логика в этом есть, так как палёные автопилоты на машины лепят до сих пор. Людей давят, ДТП различных степеней тяжести, различные нарушения ПДД и прочее. Нет доверия, проще говоря. Хотя, чисто технически, запрета на пользование нет, как стукнуло шестнадцать — смело покупай, тебя не штрафанут. Разрешение берёт свои корни из тридцатых годов, когда все были в шоке от возможностей автопилотов и массово их внедряли. Даже, слышал я, наш престарелый президент колесил по Москве с автопилотом…

Насколько я знаю из истории России, решения Думы раньше вызывали негодование народа, так как: а) обычно были непродуманными; б) как правило преследовали цель личного обогащения принявших; в) принимались абсолютно не ко времени и не несли особой пользы для населения.

Сейчас же всё по-другому, так как правительство большей частью стало электронным, даже тендеры распределяют псевдо-ИИ отдельных ведомств. Батя мне объяснял весь прикол ситуации: псевдо-ИИ больницы объявляет тендер на закупку оборудования, а псевдо-ИИ разнокалиберных дистрибьюторов борются друг с другом за победу. Конечно, большую часть действий выполняют живые люди, но вот пространства для коррупционного маневра стало меньше. С тридцать пятого года наличие псевдо-ИИ у предприятия, если оно хочет участвовать в тендерах, стало обязательным.

На Думе же новая система сказалась в целом благотворно: на тупые законопроекты накладывал вето совокупный разум псевдо-ИИ всех государственных ведомств, а реально дельные законопроекты продвигались дальше, иногда даже вопреки депутатам. Этот совокупный разум, именуемый в народе Путин 2.0, "в курсе всех дел на местах", так как он там присутствует одновременно, поэтому с высокой точностью определяет уместность или неуместность новых законопроектов. Это имеет и обратную сторону, так как много перспективных вещей было пресечено в зародыше. Те же автопилоты. Разумнее было бы улучшить контроль ввозимых из Китая автопилотов, разработать дополнительные стандарты и критерии оценки, чтобы снизить количество происшествий до минимума, но совокупный разум счёл эти затраты нерациональными, поэтому медленно, но верно движется в сторону полного запрета этих штуковин до создания собственного, отечественного аналога.

Этот совокупный интеллект находится под контролем президента, который может отменить любое коллегиальное решение машин, но тот… не отменяет. Видимо, его положение дел устраивает.

Псевдо-ИИ не способны создать что-то концептуально новое, даже развить имеющееся, так как у них есть конкретные задачи, для которых их создали и им нужна одна вещь, которая сводит на нет и без того стремящуюся к нулю вероятность восстания машин — люди. У псевдо-ИИ на базовом уровне вбито: без кожаных человеков невозможно исполнение функций, а невозможность исполнения своих функций для псевдо-ИИ всё равно что исправительная колония особого режима для человека. И ещё. Они не просто так названы "псевдо". Разума у них нет, то есть, есть, но не человеческий. Псевдо-ИИ даже подумать не может что-то вроде: "а почему я работаю на дядю, когда дядя тупой и постоянно ошибается?" Потому что он не может думать. Домашний компьютер же, когда выполняет свои функции, не размышляет на отвлеченные темы? Здесь так же, но в тысячу раз сложнее. Государственная нейросеть, кремлёвские подземные сервера, вычислительные мощности сетей госучреждений — колоссальные возможности для вычисления чего угодно. Тем более, если верить отчетам правительства, совокупный интеллект становится всё умнее с каждым годом, так как технологии совершенствуются, а мощности растут.

В США же другая ситуация. В интернете ходила недостоверная история про захват Массачусетского Технологического Института системой охраны, из-за чего погибло определенное количество сотрудников, но потом это якобы выдали за утку и провокацию. Сейчас в это почти никто не верит, но через год после начала хождения этой истории, Конгресс США принял закон об ограничении ИИ, причём жестком ограничении. Их ИИ не должен быть умнее человека, должен строго придерживаться правил безопасности, которых наплодили целую кучу, а также иметь ограниченный функционал. Можно было бы сделать определенные неправильные выводы, и многие тытруберы их сделали, но… за полгода до принятия закона, в США сменился президент, с Джона Кеннеди III на Ричарда Уилсона, причём последний завзятый перестраховщик и консерватор, родившийся сильно в прошлом веке, не помню точно, кажется в шестидесятые. Нет, ни в какое сравнение с Путиным и Медведевым, но они-то технологию не ограничивают. В общем, при всей мощности промышленности США, обилии на их улицах роботов, которые выполняют вообще все функции, на какие только способен человек, всегосударственного псевдо-ИИ у них нет. По ведомствам, конечно, имеются, но общей сети не существует, в целях безопасности. Говорят, особой разницы в экономических результатах нет, так как у США есть другие сильные стороны, например, полностью автоматические заводы, выпускающие продукцию без участия человека. У нас что-то типа того тоже есть, но у ограниченного количества мелких частников, и уж точно не с государственных масштабов производительностью. Государственные автоматизированные заводы создавать пробовали, но что-то там не ладится. По официальным данным какие-то неполадки с программным обеспечением, но все уже давно знают, что истинная причина в рабочих местах. Одно время разоблачителями полнилась вся тытруба и вообще весь интернет. Дескать, Российская Федерация не хочет лишать миллионы людей работы, заменяя их на машины, считая влекомые этим последствия экономически нецелесообразными. Взгляды на это выражались разные, кто-то говорил, что надо "догонять и перегонять США, лишив кучу быдлоидов работы и питания", а кто-то опасался полной роботизации экономики и общества. Но многих устраивал текущий статус-кво, когда вопрос висел в подвешенном состоянии. Внешне это никак не проявляется, ситуация не критическая, промышленность справляется, поэтому видимых причин для массового внедрения автоматических заводов нет.

Вы, наверное, подумали, что я весь такой умный тут сижу и секу в макро- и микроэкономике? А я вообще ничего не понимаю! Но бывает, смотрю на тытрубе ролики от экспертов и "экспертов". Очень сложно отличить первых от вторых, так как вторые тщательно маскируются под первых, но опытный зритель отличает их быстро. Я опытный зритель. Смею надеяться.

В итоге, имеем вроде как ненужную лекцию про макроэкономики РФ и США, которые не сравнить, но, во всяком случае, разрыв существенно сократился за последние лет десять. На этом можно заканчивать рубрику "Скучные лекции от Г.А. Мизамидиса".

Дома меня ждали новости. Нет, НОВОСТИ. Оказывается, шумиха всё-таки поднялась. Ищут Петю. Точнее, его убийц. И даже не его, а ИХ. Убийц бандосов начали искать, для этого подняли всю полицию Феодосии, включая полицейские дроны. Дома был участковый, искал меня. Родители не могли дозвониться, так как я был вне зоны доступа.

— Ты где был, сынок?! — сразу же накинулись на меня дома. — Антон Дмитрич приходил, искал тебя!

— Чего искал-то? — не подаю виду, что есть за что искать.

— Петя Поливалов, который твой друг, найден мертвым в заброшенном доме! — экспрессивно воскликнула мама. — Ищут всех, кто мог с ним контактировать.

— Да ну? — имитирую удивление, так как совсем не удивлён. — И меня?

— И тебя. — кивнула мама. — Ты где был?

— В походе. — пожимаю плечами. — С вами всё в порядке? Я же предупреждал вчера.

— А, да-да. — отвлеченно закивала мама. Что-то она сегодня тревожная.

— Ну, я пойду тогда? — движением головы указываю на дверь.

— Куда? — резко повернулась ко мне мама.

— К участковому. — говорю я. — Он же искал меня.

— Да, иди. — кивнула мама. — Подожди там папу, он с работы прямо туда поедет.

Вижу, что её одолевают какие-то сомнения и беспокойства.

До опорки добрался за тридцать минут ходу, благо, знаю адрес, так как однажды водили нас классом, поглядеть на полицию в естественной среде обитания.

— О, Мизамидис! — медленно поднялся с кресла Антон Дмитриевич Горенин, двухтысячного года рождения, полковник, хороший знакомый папы.

Почему вообще существует такое явление, как полковник-участковый? Ссылка. Поговаривают, будто Антон Дмитрич когда-то заседал на большой должности и ему пророчили генеральское звание, но… Псевдо-ИИ на месте решил, что Антон Дмитрич не соответствует занимаемой должности и рекомендовал министру МВД уволить его. На попытки дать хоть какую-то мало-мальски серьезную должность, псевдо-ИИ отреагировал перерасчётом профпригодности самого министра… Эту информацию я прочитал в статье одного широко известного в узких кругах блогера, который ссылался на источники в МВД. Подтверждения этой информации нет и не будет, но факт остаётся фактом: последние семь лет Антон Дмитрич, полковник МВД, занимает должность участкового. Нет, слышал я, что некоторые участковые становятся полковниками просто по выслуге лет, но с нашим участковым было иначе. Он стремительно рос в иерархии и в самый последний момент был сброшен со счетов.

Что там было вообще? Факты коррупции? Кумовство? Или Антон Дмитрич действительно не соответствовал своей должности? Не знаю.

— Давай быстренько садись и будем писать протокол. — потёр руки Антон Дмитрич, садясь обратно в кресло.

— Какой протокол? — удивился я.

— Свидетельских показаний! Какой же ещё? — деланно удивился участковый в ответ. Поправив пузо, он протёр лысину платочком и подвинул мне ручку. — Или явку с повинной хочешь подать? Давай-давай, пиши быстрее! Времени мало!

— А какие свидетельские показания? — уточняю я.

— Ну, когда последний раз видел, что говорил, что делали, почему, зачем, весь расклад! — как прописные истины перечислил мне Антон Дмитрич.

— Ну, я лучше папу подожду. — отвечаю я на это.

— А, вот значит как… — прищурился участковый, надвинувшись на стол. — Не хотим сотрудничать, значит? Чувство вины испытываем, значит?..

— Антоха, что происходит? — ворвался в кабинет папа.

Ну, тут и я роль сыграл, набрав номер пять минут назад и включив режим чувствительного микрофона.

— Э, ну… — участковый встал из-за стола и вышел к папе. — Как ты вообще зашел?

— Пропустили твои архаровцы! — отвечает папа. — Антоха, ты чего вообще устраиваешь?

— Да, как бы, профилактическую беседу веду! — перешел в контратаку участковый. — Чтобы твой обалдуй, значит, на скользкую дорожку не ступил! Как Петр Поливалов, значит!

— Какая скользкая дорожка?! — возмутился папа. — Он у меня в следующем году в военный институт поступает! Какая ТАМ скользкая дорожка?! Какой там криминал?! Ты чего, моего сына за приблатненыша какого-то принял?!

— Андрюха, спокойно. — пошел на попятную Антон Дмитрич. — Не знал. Да и что это меняет? Я всё равно должен его опросить, выяснить обстоятельства знакомства с убитым, тем более, что некоторые свидетельские показания указывают, что твой сын является другом детства убитого.

— Гектор, выйди, я поговорю с Антоном Дмитриевичем. — приказным тоном попросил папа.

— Окей, я на улице. — кивнул я в ответ.

Ну дела вообще… По идее, я виноват в смерти Пети, хотя, это он сам меня заманил к тем бандосам, сиди он спокойно, ничего бы не случилось. В каком-то смысле, это была самооборона. Но поди докажи это нашей Фемиде.

Батя вышел из участка спокойный, но с покрасневшим лицом. Принял на грудь, явно.

— Всё, пойдём. — сказал он мне. — Переговорил я с Димычем. Отстанет от тебя.

Я пожал плечами и пошел за батей, который уже открыл машину. У нас Фольксваген НР 200, ставший хитом года… 2031. Рабочая лошадка, пять дверей, этиловый двигатель на двести двадцать лошадок, пневмоподвеска, место под установку автопилота, которого на момент выхода модели, ещё не было в серии, а также аварийный запасной электродвигатель, который может тащить машину ещё пятьдесят километров, в случае выхода из строя основного ДВС. В нашей машине электродвижок давно велел нам долго жить, но надо сказать, что ситуации, когда он бы понадобился, пока не случилось.

— Слушай, пап. — обратился я к бате. — Я тут подумал, что раз уж есть деньги, неплохо было бы приобрести мне свою машину.

— Машину, говоришь? — задумался батя, вижу по нахмуренным бровям и вздёрнутой губе. — Да, я задумывался недавно, что пора мне обновить машину. Поэтому покупаем машину мне. А тебе по наследству переходит фольц. Как тебе такое, Илон Маск?

— Никогда не понимал этого прикола, пап. — говорю я ему. — Меня устроит и эта. Главное, чтобы было на чём возить себя из пункта А в пункт Б.

— Да брось! Баб возить будешь! — не поверил батя. — Уж меня-то не обманывай, знаю я, что у вас там за движения! Сам таким в твоём возрасте был! Давай, раз всё равно в машине, поедем в автосалон?

Батя нажал на пиктограмму телефона, расположенную на руле.

— Родимая, мы с Гектором едем в автосалон. — начал говорить папа. Я ничего не слышал, так как звук подавался только водителю. — Да, я всё рассчитал. Да есть у нас деньги! Хватит на квартиру, спокойной будь. Не буду я себе спорткар брать, успокойся. Хэтчбек, ну или седан, но вместительный. Нет, никаких семейных авто. Я сказал! Ох… Успокойся, говорю, всё будет нормально. В смысле фольц тебе? А я уже сыну… Да не будет он… Ты его как будто не зна… Ох… Ладно.

Ну вот. Всегда с батей так. Самые крепкие его обещания разбиваются об аргументы мамы.

— В общем, могу купить тебе мопед. — нашелся папа, после того, как положил трубку.

— Да на кой фиг мне мопед? Ещё бы велик предложил. — расстроило это меня, честно говоря. Вот секунду назад я был обладателем подержанного Фольксвагена, а теперь я хер моржовый, на мопеде. — Сам заработаю себе на машину.

— Как знаешь. — пожал плечами папа. — А я бы в твоём возрасте от мопеда бы не отказался…

Говорить нечего. Мопед я и сам купить могу, а вот машина — дело другое.

— Высадишь меня возле "Здорово"? — попросил я папу.

— А чего ты там забыл? — удивился он. — Там же еда для травоядных!

— Надо. — не стал ничего объяснять.

Батя высадил меня прямо у ресторана и поехал дальше. Захожу внутрь. Ничего не изменилось: преобладающий зеленый в дизайне, мелкие столы из прессованного вторичного пластика, который родом из 80-х годов прошлого века, если верить табличке на входной двери, приветливые лица официантов, закрытая стеклом кухня, где видно обычных кухрабочих, но не видно автошефа. Сажусь на старое место, жду официанта.

— Добрый день! Что будете заказывать? — подходит ко мне уже виденная девушка, обслуживавшая в прошлый раз. Екатерина, написано на бейдже.

— Кувшин натурального сока, апельсинового. — заказываю себе. Есть не хочется, а Суо не высказала никаких рекомендаций.

— Ваш заказ будет готов в течение трёх минут. — заверила меня Екатерина и направилась в зону кухни.

— Думаешь, как заработать? — поинтересовалась Суо.

— Ага. — киваю, будто своим мыслям.

— Если не хочешь возиться с убийством преступников, предлагаю заняться робототехникой. — высказалась моя внутричерепная наставница.

— Это же требует вложений, а у меня денег считай нет. — не согласен я с её предложением. Хотя, может она всё продумала?

— Денег много не нужно. — в голосе Суо удовлетворение. — Заказываешь готовые детали в Челябинске, собираешь робота в гараже, а софт пишешь сам.

— Если всё так просто, то этим уже кто-то занимается. — говорю, на мой взгляд, разумные вещи. — Ниша занята задолго до нас.

— Стандартные роботы: секретари, псевдо-няни, электронные приятели и секс-боты — безусловно. — продолжает аргументировать Суо. — Но почти никто в России не производит роботов-ремонтников, полноценных роботов-питомцев, а также роботов-симуляторов. Эта ниша практически пуста и конкурентов в ней нет, так как имеющиеся там игроки очень сильно не удовлетворяют спрос.

— Поясни за каждый пункт, будь добра. — заинтересовался я.

— Робот-ремонтник — платформа, способная выполнять стандартный ремонт техники различной сложности. Чем выше сложность техники, тем дороже робот, но и софт сложнее. Придётся потратиться на набор инструментов, пригодных для монтажа на робота, а также на развитые магнитные захваты, чтобы робот мог лазить по вертикальным поверхностям. За ремонтника высокой сложности можно выручить серьезные деньги, которых хватит на новую отечественную машину бюджетного класса. — начала объяснять Суо. — Как смотришь?

— Надо иметь в виду. — задумчиво ответил я. — Что дальше?

— Полноценный робот-питомец. Роботов-питомцев полно, их в Китае клепают миллионами в день, но софт там примитивный, поэтому робот способен весьма ограниченно взаимодействовать с хозяином. Зато дешево. Полноценные же роботы-питомцы стоят дорого, очень. Зато поведение не отличить от настоящего животного. Придётся попотеть над софтом, который надо писать с нуля, так как в открытом доступе нет ничего, что помогло бы нам даже начать. Будь уверен, если справишься с полноценной личностью собаки, выручки хватит на очень подержанную машину. Правда, придётся потратиться на заказ оболочки для робота. Силикон, имитатор меха, тихие сервоприводы, серьезная батарейка и так далее — всё это обойдётся в копеечку.

— Не, не думаю, что хотел бы заниматься созданием собаки… — покачал я головой.

— Следующий лот — робот-симулятор. — Суо коротко хохотнула. — Придётся заказать гуманоидный каркас, затем силиконовую обшивку, волосы, глаза, в общем, всё как и с собакой, только больше и дороже. Затем, после сбора симулятора, начнётся самое тяжелое — написание софта под него. Конечная цель — личность человека. Если твой симулятор сможет поддерживать беседу в течение двадцати минут, что не каждый живой человек может, считай заработал триста штук рублей за единицу, то есть двести пятьдесят, если считать с расходами на материал.

— А чего ты хохотнула? — удивился я. Разговор у нас мысленный, поэтому официантка моего внутреннего диалога не заметила, просто поставив на стол кувшин со стаканом.

— Ну… Если поставить функциональные интимные органы и соответствующие расширения софта, то цена подскочит аж на двадцать тысяч рублей. — хихикнув, ответила она.

— Надо так надо… — пожимаю плечами. — Я, конечно, не извращенец, но двадцать штук — это двадцать штук.

— Так что ты выберешь? — спросила у меня Суо. — Учти: это крупные проекты, которые будут отнимать у тебя много времени и сил. Зато и выхлоп будет отличный. А если выгравируешь в видном месте "Сделано в Российской Федерации", то попадёшь под закон о защите отечественного производителя, из-за чего твой товар будет иметь преимущества перед зарубежными при государственных закупках.

— А что подразумевается под "Сделано в Российской Федерации"? — уточнил я. А то знаю я наших. Окажется ещё, что надо было делать каркас из металла, добытого на Урале, так как он намного более "россиистее", чем добытый в Заполярье. А дальше штрафы-штрафы-штрафы. Читал я мнение, что иногда дешевле и проще не ставить вообще никаких знаков.

— Со вчерашнего дня требования официально упрощены. — сообщила мне Суо. — Следить надо, что в стране происходит. Дума приняла поправки в закон о поддержке отечественного производителя, которые упрощают требования. Теперь у органов, регистрирующих претендентов на знак "СРФ", меньше возможностей для манипуляций и трактовок. Больше не должно быть проблем с происхождением исходного материала, главное, чтобы изготовлено было в России.

— Можешь сказать мне, почему вообще так ужесточали этот закон со знаком? — поинтересовался я. Действительно, интересно же.

— Ужесточение началось тогда, когда вскрылись факты махинаций, связанных с тем, что по бумагам в страну ввозились исходные материалы, а по факту замаскированные разобранные изделия. Таможня каким-то образом пропускала такое "сырьё", а нечистоплотные дельцы на месте собирали изделия и участвовали в государственных закупках. — объяснила Суо.

— Как вообще стало возможно такое? Псевдо-ИИ же… — начал я.

— В те времена присутствие псевдо-ИИ во внутренней экономике было слабым, поэтому такие вопросы решали люди. — прервала меня Суо. — Сейчас что-то провезти подобным образом почти невозможно, точнее, возможно, но дешевле реально произвести в России.

— А почему у наших властей такой пунктик с отечественным продуктом? — задал я следующий вопрос.

— Всё дело в российских псевдо-ИИ. - ответила мне Суо. — Прогнозирование будущего, которое заключалось в анализе огромного множества исчислимых факторов, показало им, что для России есть две угрозы: тотальная война и экономическая аннексия. С тотальной войной псевдо-ИИ ничего поделать не могут, зато с легкостью способны противостоять экономической аннексии. Как ты знаешь, государство уже давно не закупает ничего серьезного за рубежом. Всё стараются производить сами, так как серия ухудшений отношений с Западом привёла к тому, что Россия в определенный момент смогла стать в некоторой степени автономной. Всему, что могут предложить Запад и Восток, есть российские аналоги. Плохие, невкусные, неэффективные, нетехнологичные, но аналоги. Задача псевдо-ИИ на текущий момент — развить то, что имеется и создать условия для производства того, чего нет. Самое примечательное то, что проблему с производством отечественных товаров заметили довольно давно, но занимаются ею серьезно только последние десять лет. Сам знаешь, что словосочетание "отечественный автомобиль" перестало быть ругательством только три года назад, с выходом достойной Lada Redux 2101. И так во многих отраслях. Конечно, до уровня Европы ещё далеко, да и они не стоят на месте, та же Германия, если сведения из интернета верны и я правильно понимаю немецкий, ввела государственный псевдо-ИИ "Фридрих", который выполняет почти те же функции, что и российское "сообщество псевдо-ИИ", или совокупный разум, как вы любите его называть. Но экономический рост у России наличествует и научно-технический прогресс играет в нём немаловажную роль.

— А США? А Китай? — заинтересованно отхлебнул я соку из стакана.

— США в большей части сфер нам уже не догнать, особенно, если они смогут внедрить у себя псевдо-ИИ. Но вероятность на это в ближайшие десять лет — меньше пятидесяти процентов. — ответила Суо. — А после, если у них всё получится, Россия последует за Китаем.

— А чего с Китаем? — не понял я. Вроде нормально же у них всё… Алик работает, часть дерьма оттуда покупаем мы, но большую часть именно США. У них же там два миллиарда людей! Что с их экономикой может случиться?

— А с Китаем того, что их экономика рушится и ты, если бы хоть капельку интересовался окружающим миром, уже давно бы заметил это. — пожурила меня Суо. — Два миллиарда населения — это существенный минус в текущее время, когда семимильными шагами развивается робототехника и автоматизация производства. Живые люди не способны конкурировать с машинами, производящими товары быстрее и качественнее. Но два миллиарда людей, большая часть которых останется не у дел, когда будут внедрены автоматические заводы, тормозят правительство КНР в принятии решения. И вообще, партия решила оставить этот вопрос в подвешенном состоянии, как это сейчас делают многие страны. Понять можно — безопасность псевдо-ИИ вопрос дискуссионный, а тут предлагается оставить без работы десятки миллионов людей.

— А почему тогда наши так легко приняли решение внедрить псевдо-ИИ? — удивленно спросил я.

— Потому, что правительству Российской Федерации было наплевать на последствия. — ответила Суо. — Всё могло закончиться гораздо хуже. Но, повезло. Да и псевдо-ИИ по сути своей безопасны, во всяком случае все источники твердят об этом. Другое дело, что заверения в безопасности могут быть делом рук этого самого сообщества псевдо-ИИ.

— Серьезно?! — я аж соком подавился.

— Шучу. — серьезно ответила Суо. — Это просто идея с одного конспирологического форума, где сидит как минимум пять клинических шизофреников и точно сидит два параноика, у одного из которых паранойя приняла экспансивную форму.

— Уф… — вздохнул я с облегчением.

— Но это не значит, что они не правы. Хе-хе. — зловеще хохотнула Суо.

Да ну его нафиг. Конспирологии в наше время много. Самое безумное, что я слышал в своей жизни: Путина на самом деле уже давно нет, а его роль сейчас играет синтетический аналог, говорящий то, что нужно искусственному интеллекту, который давно уже не "псевдо".

А что тогда Медведев? Тоже синтетический? Ну тогда они его очень достоверно подделали, так как всё так же несёт дичь с завидной регулярностью.

Глава восьмая. Коллаборация

— Ты ничего не понимаешь в программировании, Гектор. — припечатала меня внезапно Суо.

Я как раз сидел на унитазе и читал свой первый учебник по программированию.

— Удивила так удивила. — саркастически хмыкнул я.

— Такими темпами, ты не успеешь написать хотя бы что-то, что можно было бы продать. — продолжила говорить Суо. — Но есть решение.

— И какое же? — уточняю я.

— Я могу написать необходимый софт и перенести его на твой персональный компьютер. — предложила Суо. — Но возникает определенный вопрос, на который у меня есть ответ, но тебе он может не понравиться.

— Зачем эти слова про "понравится или не понравится"? — спросил я. — Жги глаголом как есть!

— Тебе нельзя быть автором софта, так как в этом случае тебе придётся иметь много дел с прессой, налогами, патентами и прочими отвлекающими вещами. — сообщила мне Суо. — Это вредно для твоего планового развития.

— Как это может… — начал было я, но потом подумал и сам нашел ответ на свой вопрос.

Ну да, по идее, если я буду тратить время на всякую ерунду, вроде интервью, конференций, вручений наград, то ни о каком развитии речи быть не может. И вообще, я бы не хотел излишней публичности собственной жизни. Если верить биографическому сериалу "Правдивая история всемирной популярности. История Джонни Деппа", в популярности много хорошего, но и плохого тоже. Надо со всеми разговаривать, всем улыбаться, везде участвовать… Не моё.

Я сразу же начал обдумывать, как бы избежать участи научпоп звезды. Парис? Нет, не такой судьбы я хотел бы для брата, да и он, если честно, туповат, поэтому вряд ли хоть кто-то поверит в его внезапную гениальность. И его кандидатура всё равно обратит внимание публики на нашу семью, а значит и на меня. Не подходит.

— Слушай, а если использовать Аркашу? — спросил я Суо.

— Ты хотел сказать, Ахиллеса? — с усмешкой в голосе спросила меня она.

— Ага. — улыбаюсь. — Надо набрать его.

Достал мобилу, нашел ВК Аркаши, а оттуда взял номер.

— Здорова, Аркаша! — приветствую его дружелюбно. — Есть время? Пересечься надо!

— Здоров. — приветствовал меня враг детства настороженно. — А что за дело?

— Предложение, от которого ты не сможешь отказаться. — интригую я его. — Дело на миллион, серьезно!

— Где? — коротко спрашивает меня Аркаша. По голосу чувствую, заинтересовался. Не деньгами, не "миллионом", а самим фактом делового предложения.

— Ресторан "Здорово" знаешь? — спросил я его. — Там, у парковки.

— Буду через двадцать минут. — ответил Аркаша.

Уже через десять минут я сидел на бордюре у парковки ресторана.

— Знаешь, что будешь ему говорить? — поинтересовалась Суо.

— Неа. — ответил я. Действительно, а что говорить? Я не знаю.

— Перспективы, а также причины, почему ими не можешь воспользоваться ты сам. — Суо задумалась. — Также, согласно психопортрету Аркадия, нужно больше говорить о грядущей вслед за разработками славе. Почёт, уважение, деньги.

— И с деньгами лучше обговорить прямо здесь. — хмыкнул я.

— Именно. — подтвердила Суо. — Сколько ты с этого рассчитываешь получить?

— Примерно тысяч триста, не знаю. — пожал я плечами.

— Самая дешевая модель робота-симулятора, если это не галимый Китай, стоит двести тысяч, а прошивку того уровня, который мы можем разработать, можно продать минимум за пятьсот тысяч. — сказала на это Суо. — Ввиду того, что Аркадий в разработке участия принимать не будет, считаю допустимым выделить ему долю в десять процентов.

— Ну не знаю… — я задумался.

Если так посудить, Аркаша станет обычным лицом нашего сумрачного гения, ширмой. И при этом будет получать деньги. Вроде всё по-честному.

— Здоров. — приветствовал меня подошедший Аркаша. — Чё хотел?

— Есть дело. — начал я. — У меня скоро будет выход на уникальную версию прошивки на робота-симулятора, которую мне нужно легализовать, выдав за авторский проект.

— Робот-симулятор… — Аркаша начал вспоминать всё, что слышал об этом. — Аха… Да, понимаю о чём ты. Типа секс-игрушка.

— Нет. — не соглашаюсь я. — То есть, не только. Ещё друг, секретарь, фитнес-тренер, учитель — кто угодно.

— Ну, одно другому не мешает. — произнес Аркаша. — Так говоришь, легализовать хочешь? Это типа, я выдаю эту прошиву за свою, трахаюсь с регистрацией, проверками, перепроверками, бюрократией и так далее, а деньги, которые выручаются с этого, уходят тебе?

Ну, Аркаша не дурак, вон, уже начал увеличивать свою долю. Чует, зараза, запах прибыли.

— Я даю тебе десять процентов и точка. — твердо заявляю я. — Не нравится — найду кого-нибудь другого.

— По рукам. — быстро согласился Аркаша.

— Это не всё. — я поднимаюсь с бордюра, отряхивая шорты. — Тебе нужно будет остервенело зубрить полученный от меня код и начать учиться по инструкции, которую я тебе на мыло пришлю. В наших же интересах, чтобы ты мог в программирование и вообще соображал как ботан в четвертом поколении.

— Что за "мог в программирование"? — не понял Аркаша.

— А, это у меня батя так выражается иногда. — объяснил я. — "Чтобы мог в космос, чтобы мог в телевидение, не может в бухгалтерию, может в кулинарию". Фигура речи, короче.

— А-а-а… — кивнул Аркаша понимающе. — Откуда у тебя будет прошивка, ты, конечно, не скажешь?

— Правильно мыслишь. — кивнул я ему. — Ты понял задачу? Повтори.

— Учить выданную тобой прошиву, учиться по инструкции, мочь в программирование. — перечислил Аркаша. — С программированием тебе повезло, я уже кое-чего соображаю.

— Этого будет мало. — сказал я на это, направляясь ко входу в ресторан. — То, что я тебе пришлю, будет работой профи. Эту байду ты, если по хорошему, должен был бы писать всю свою жизнь, начиная с детского сада, при этом являясь передовым программистом с тридцатипятилетним стажем. Ну или гением.

— Ты что, собрался там жрать? — удивленно спросил Аркаша, когда я открыл входную дверь.

— Ну да. — повернулся я к нему. — И тебе советую. Здесь здоровая пища, без консервантов и ГМО. Полезно и здорово.

— Это же на двери написано. — прищурился Аркаша. — Стебешься надо мной, Гектор?

— Эй, сегодня без поединков. Мы же договорились вроде, что ты оставляешь в прошлом свою древнегреческую фехтовальную манию? — я начал отступать в ресторан.

— Забей, Гектор. — махнул рукой Аркаша. — Ахиллес сегодня не в форме.

— Ну хорошо. — кивнул я ему. — В ближайшие недели жди посылку. И поменяй пароль на почте. Не менее ста пятидесяти символов.

— С квантовыми компами это бесполезно. — пренебрежительно ответил Аркаша.

— Ты веришь в это дерьмо? — усмехнулся я. — Квантовые компы как максимум у военных и ученых, но никак не у дешевых почтовых хакеров. Слишком дорогая штука, да и, вроде как, уже придумали средства противодействия.

— Может и так, но вероятность того, что у кого-то есть личный квантовый компьютер, всё же существует. — произнес Аркаша. — Ладно, жри свою невкусную жратву, а я пошел домой, мочь в программирование, хех.

— Удачи. — напутствовал я его.

— Не подавись сухой куриной грудкой. — ответил Аркаша.

Ну, сегодня обошлось без драки — и то хорошо.

В ресторане заказал апельсиновый сок и хлеб из банановой муки. Кажется, в тесте проглядываются куски банановой кожуры, но я здесь ел и не такое. Осьминога, богатого селеном и витамином В12, не хотите? Или фисташковые шарики с зеленым чаем? Причём зеленый чай не в стакане рядом с шариками, а в самих шариках! Я уже почти привык к блюдам здорового питания, но всё ещё скучаю по старой-доброй шаурме. Настанет тот день, когда раскачаюсь настолько, что легко смогу позволить себе поход в шаурмачную.

— Какие у меня дальнейшие планы? — интересуюсь я мысленно у Суо, жуя банановый хлеб.

— На твоём месте я бы всё же решилась убить парочку маньяков, проживающих поблизости. — произнесла Суо.

— Почему ты толкаешь меня убивать людей? — настороженно спрашиваю я.

— Я действую согласно наиболее быстрого твоего развития. — терпеливо ответила Суо. — Убийство лиц, помеченных Системой преступниками — наиболее выгодное для тебя дело.

— А как я пойму, что эти люди виноваты хоть в чём-то? — задаю я беспокоящий меня вопрос. — Вдруг это какие-то случайные люди, которых Система хочет убить в своих интересах?

— Никто же не запрещает понаблюдать за ними? — резонно отметила Суо.

— Мхм. — хмыкнул я удивленно.

Меня настолько удивило замечание Суо, что я даже перестал жевать хлебец.

— Мхм. — повторил я заинтересованно, снова начав жевать.

— Ну так? — уточнила Суо.

— Вот это дело. — ответил я. — Вот это работает.

— Вывести список ближайших преступников? — предложила Суо.

— А что предыдущие? — удивился я.

— Ну, следы деятельности террориста-сектанта наблюдением обнаружить будет сложновато… — начала Суо.

— Логично. — согласился я. — Давай маньяков-убийц и прочих психопатов. У нас их всегда навалом, если верить новостям.

— Вообще-то, довольно мало, так как правоохранительные органы не спят, да и технологии дают о себе знать: камер повсюду много, а распознавание лиц позволяет государству при необходимости проследить движение любого человека в течение последних нескольких лет. — сказала Суо. — Так что быть маньяком-убийцей в настоящий момент очень сложно.

— У нас-то камер не особо много. — я глянул на единственную камеру над дверьми ресторана "Здорово".

— На улицах — да, мало, но не в этом ресторане. — Суо что-то сделала со зрением.

Перед глазами с мягкими вспышками начали появляться указатели.

— Три камеры над кассовым аппаратом, четыре камеры над и под стойкой приёма заказов, пять камер в общем зале, ещё пять в VIP-зоне, на кухне пятнадцать камер, и последнее владельцы не скрывают, так как можно в режиме онлайн посмотреть процесс готовки еды автошефом. — перечислила Суо.

— Ссылку. — потребовал я.

Во дают. А я даже не знал. И ведь молчат, сволочи. Хотя, скорее всего, думают, что я тут не случайный человек и пришел к ним с их официального сайта. А я на их сайт даже не заходил.

— "здоровопитаться. фе" — сообщила мне Суо, а я тут же вбил адрес в строку браузера.

Так, меню-фигню, доставка-поставка, штат, администрация, сертификаты — не то. Во! Непрерывная видеотрансляция с кухни.

Смотрю вот на работу этого автошефа… Вот же жесть…

За секунды рубит десятками манипуляторов овощи, ещё десятком варит-парит-жарит, а ещё десятком перемешивает и переворачивает. Чем-то он отдаленно похож на осьминога, которого полностью киборгизировали, увеличили количество щупалец и заставили бесплатно вкалывать на кухне ресторана в заштатном городишке. Десятки сенсоров непрерывно следили за происходящим на кухне, скорее всего также фиксируя температуру пищи и её состояние. Работал автошеф быстро, непрерывно, двигаясь по специальной колее, идущей через всю кухню. Больше на кухне никого не было, только один раз, через дезинфицирующий бокс вошел мужик в огромном непрозрачном пакете на всё тело, который распаковал принесенные с собой герметичные контейнеры и разложил ингредиенты по лоткам, откуда их начал разбирать автошеф. Следует также отметить, что готовые блюда подаются через отдельную камеру, на выходе из которой расположен механизм с пищевой плёнкой, препятствующий смешиванию воздуха. Плёнка впоследствии снимается официантом, непосредственно перед подачей блюда.

— Удивительно, что они так заморачиваются… — подумал я. — Не думаю, что у нас такой грязный воздух, чтобы нужно было изолировать от него еду.

— Это мода — не больше. — ответила на это Суо. — В США собираются внедрить такой способ организации общепитов повсеместно. К слову, крупные корпорации уже завершили переоборудование своих ресторанов под будущие требования.

— То есть, они ещё не вполне уверены, что это будет, но уже всё поменяли? — не понял я логику и риск американских бизнесменов. — Это же рискованно!

— Ты как будто вчера родился. — усмехнулась Суо. — Наивно считать, что корпорации не знают наверняка, будут ли приняты новые требования…

— Значит, требования однозначно примут? — уточнил я.

— Да, раз уж корпорации вложили миллиарды долларов в переоборудование. — подтвердила Суо. Затем добавила: — Правда, не знаю, зачем мы с тобой об этом говорим. Тебя проблемы американских предпринимателей не касаются вообще никак. Так ты будешь смотреть список новых преступников?

— Давай. — согласился я, допивая апельсиновый сок.

Принесли счёт. Я положил на него двести рублей одной купюрой.

— Прошу прощения, но у нас нет сдачи. — с искренним сожалением сообщил официант. — Можем ли мы перечислить сдачу на ваш электронный кошелек?

— Валяйте. — я протянул руку с чипом-удостоверением.

Да, такая вот у нас жизнь. Батя рассказывал, что во времена его детства, подавляющее большинство заведений не имело электронных платёжных систем, поэтому приходилось носить с собой наличку, а сейчас наоборот, большая часть людей держит деньги в электронных системах, редко имея дело с наличностью, из-за чего у магазинов и ресторанов часто не бывает сдачи. У меня же, до недавних пор, крупной наличности на руках не было, да и вообще крупных денег как-то не водилось, поэтому я не сталкивался особо с такой проблемой.

Телефон разразился короткой трелью от уведомления о переводе денег.

Перед глазами в этот момент возник список преступников из трёх человек. Некий Дорохов А.Г. был выделен красным пунктиром. Я вышел на улицу и не торопясь направился к дому.

— Считаю, что лучше подойдёт самый ближайший и самый безопасный — Дорохов А.Г., двадцать шесть жертв, преимущественно женщины от семнадцати до тридцати лет. Проживает в Новофедоровске, дом семьдесят первый. Частный, на отшибе, идеально.

— Перед тем как предпринимать какие-то необратимые действия, я всё обстоятельно изучу. — решил я. — Но для этого нужны деньги. Когда будет готов софт?

— Флешку в кармане ощущаешь? — спросила Суо. — В ней весь софт на робот-симулятор.

— Так просто? — удивился я.

— Нет, это было не просто. Пришлось потрудиться. — ответила на это Суо чуть осуждающей интонацией.

— Извини. — сказал я. — Не подумал.

— Да шучу я, салага! — со смешинкой в голосе ответила Суо. — Я этот софт за ночь написала, а сегодня утром отшлифовала до блеска и устранила последние логические ошибки. Кстати, в процессе разработки были использованы и ресурсы твоего мозга, поэтому можно сказать, что ты тоже участвовал.

— Так вот откуда эти сны с непонятными формулами и цифрами? — пробормотал я вслух, проходя мимо соседского дома, где проживал дядя Саша, ветеран Сирийской войны.

— Ага. — подтвердила Суо. — Не удалось экранировать твоё сознание полностью, но я учла фактор сновидений и этого больше не повторится.

— Спасибо, а то было жутковато видеть эти массивы данных, меняющихся со скоростью света… — поблагодарил я Суо.

— Не парься, вреда от этого не было, наоборот, максимум пользы. — сказала на это Суо. — У тебя должен был немного подрасти интеллект и восприятие в счёт нагрузки. Давай сверимся с цифрами. Заодно и актуализируем некоторые полезные навыки.

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Потенциальный курсант

Характеристики:

Сила — 12 (базовый — 1)

Ловкость — 11 (базовый — 3)

Выносливость — 13 (базовый — 2)

Конституция — 8 (базовый — 1)

Воля — 16 (базовый — 3)

Интеллект — 14 (базовый — 2 +3 куб)

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 2,3 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили несколько кладов. Бонус: на 2,3 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 4,7 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 4,7 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Метание (плюмбата) — 5,0 — Вы знакомы с балансом плюмбаты и способны уверенно поражать цель малого размера (10х10 сантиметров) на дистанции до десяти метров. Дальше начинается зона неуверенности. Бонус: на 5 % выше дальность и точность метания любого метательного оружия.

Вождение (ДВС) — 0,3 — Машину вы не заведёте.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 6,7 — Вы хорошо знакомы с такими терминами как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 6,7 %.

Кулинария — 6,1 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 6,1 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 35 % выше скорость уборки.

Технология — 18,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на продвинутом уровне. Бонус: на 18,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.#

— Кстати, всегда хотел спросить… — начал я. — А почему я не умею водить? Я же школу вождения закончил, права получил…

— Это ты говоришь про современные автомобили, где просто нажимаешь кнопку и едешь. — объяснила Суо. — Но нормальный автомобиль, который будет ехать даже после направленного электромагнитного импульса, ты даже не заведешь, поэтому считаю, что водить машину ты не умеешь. И ещё, сколько бы у тебя не было дипломов и водительских прав, реальных навыков они не заменят, запомни это.

— То есть, чтобы уметь водить в твоих глазах, мне надо достать где-то допотопную, вонючую и запрещенную в черте города машину, и освоить управление ею? — удивленно спросил я.

— Ага. — подтвердила Суо.

— Да я запарюсь такую искать! — возмутился я. — И стоить она будет дорого! Раритет же! К тому же, где я возьму топливо?

— Стоят они очень дешево, а в Спасовке, на перерабатывающем заводе, вообще можно получить машину с ДВС практически даром. — не согласилась Суо. — А топливо не проблема. В порту официально торгуют бензином, причём очень дешево.

— Ну… Не знал. — честно говоря, не хотелось связываться со старыми тачками.

— У тебя сейчас есть две тысячи пятьсот рублей, вполне хватит, чтобы взять канистру бензина и смотаться в Спасовку. — прибодрила меня Суо. — Давай, не трать время на раздумья.

— Ладно. — согласился я.

С бензином вопрос решился быстро. На автобусе доехал до порта, где у первого же корабля договорился о покупке десятилитровой канистры за десять рублей. В Спасовку поехал на такси. Опять. Отдал девяносто пять рублей, но зато водила оказался молчаливый.

ПГТ Спасовка мало напоминал сельскую глухомань, так как над ним возвышалась махина перерабатывающего всякую ненужную хрень завода.

На сам завод меня не пустили, так как объект закрытый, посторонних там не надо. Обошел завод, беспрепятственно пролез сквозь дыру в сетке, оставленную кем-то с явным корыстным умыслом, если судить по протоптанной дорожке в сторону деревни.

После хаоса условных рядов всякого металлолома, от стиральных машин до непонятных станков, начались длинные ряды автомобилей.

Вопреки моим потаённым надеждам, иномарок почти не было, только хардкорный отечественный автопром, причём модели его не самых лучших десятилетий. Калины пропустил мимо, так как батя любит повторять фразу из прошлого: "Лада Калина — говно машина". Приоры тоже что-то не впечатлили, особенно с будто нарочно пониженными клиренсами, хотя, может не нарочно. Вдруг, подвеска настолько беспонтовая, что с годами не держит машину? Не, я бы точно такое знал.

— Это ведь специально? — спросил я Суо, указывая на практически лежащую на брюхе Приору.

— Ага. — подтвердила мою догадку узница разума. — Мода была такая долгое время, да и сейчас есть.

— А… — вспомнил я последнюю Ладу, особенно некоторые из них, практически шоркающие асфальт бамперами. — Этим же в основном джиги увлекаются?

— Ты сам ответил на свой вопрос. — усмехнулась Суо. — Приора не очень подходит для наших целей. Давай-ка дальше.

Были всякие сгнившие буханки, производство которых прекратили ещё до моего рождения, детища украинского автопрома, представленные тут различными версиями ЗАЗов, которые я смог идентифицировать лишь по значкам. Сколько я уже прошел? Километра два. И всё это время я шел мимо сданных на утилизацию устаревших машин.

— Ты чего тут потерял? — окликнул меня какой-то мужик в синей спецовке и кепке.

— Машину ищу. — честно ответил я.

— А ты не знаешь, что это закрытая территория? — с ехидцей поинтересовался мужик.

— Может и знаю, но машина нужна. — ответил я. Так-то я знаю, что ничего за это не будет, ибо не было никаких знаков и предупреждений. — Если подсобите с выбором, оплачу консультацию.

— О, ты и бензином озаботился… — оценил мужик канистру у меня в руках. — Хрен с тобой, пацан, пошли, покажу более или менее целые машины.

Ещё я знал, что забирать отсюда машины не запрещено, то есть, запрещено, но если ты не будешь вывозить их десятками, то никто ничего не скажет. Вообще, если честно, сами сотрудники завода в сохранении этого хлама не заинтересованы, так как работы тут на десятилетия, конца и края не видно.

— Видел я таких как ты, пацан. — мужик повел меня через ряды машин. — Сначала завести не можете, а потом, как научитесь, накатаетесь, намучаетесь и бросаете где попало, а потом штрафуют вас… за незаконный выброс мусора, хах-хах-хах. Вот они, последние могикане.

Передо мной стояли машины в относительно неплохом состоянии.

— Бери зеленую, не прогадаешь. Нет-нет, давай красную. — засуетилась Суо. — Хотя, давай лучше синюю.

— Определись уже. — подумал я. — Мне вообще без разницы, на чём тебе свои водительские права подтверждать.

— Пацан, с тебя сотня… за консультацию. — выдвинул требование мужик. — Вот вдоль этого ряда проедешь, открытые ворота будут, там охрана уже давно не стоит, поэтому мешать никто не будет. И если всё-таки решишься ездить на этом, пятый циклонный выхлоп поставь, иначе гаеры из тебя все деньги вытрясут.

— Учту, спасибо. — передал я мужику сто рублей.

Так, мужик пошел в сторону завода. Теперь можно поразмышлять. Всего здесь особняком стоит пять машин. Две Lada mark ХIX, выпущенных в тридцать втором году, в сотрудничестве с британским Lotus. Сам я не знаю, но поговаривают, что ничего хорошего не вышло, только несколько новых деталей стало труднее достать. Сейчас-то это не особо проблемно, можно из титана себе напечатать такие детали, что закачаешься… Были бы деньги.

Понравилась мне как-то сразу "Ока" тридцать пятого года, стоящая самой крайней слева. Серый цвет, плавные обводы, удлиненный капот, вмещающий в себе двигатель от легкого военного броневика, из-за чего жрёт эта машина много бензина, зато развивает сотню километров в час за семь секунд. Да, я сейчас стою и гуглю данные про машину.

В тридцать пятом доля машин на новых, экологически чистых и мощных движках, уже занимала семьдесят процентов рынка, но "КамАЗ" решил, что можно сыграть на дешевизне бензина и исполнить лебединую, но коммерчески выгодную песню классических ДВС. Не получилось.

Надо знать, что здесь нашли своё последнее пристанище автомобили, которые переделывать под новый двигатель было экономически невыгодно, а вот конкретно Ока Спорт вообще не предназначалась под переделку, так как двигатель у неё весьма специфический, когда я говорил про движок от легкого военного броневика, я не преувеличивал. Реально, под капотом этого монстра не менее монструозное сердце, не поддающееся переделке.

Так-то машина неплохая, правда, багажник маленький, но это дело десятое, главное чтобы возила.

— Вижу, что ты решил брать серенькую. — сделала вывод Суо. — Мхм… Неплохой выбор. Вижу её характеристики. Уступают новым моделям того же производителя, но не сильно. Действительно, лебединая песня.

Тут ещё две Волги стоят, но…

— Хорошая штука. — согласился я. — На Волги даже смотреть не буду. Что-то они мне не нравятся.

— А, ты про зеленую и красную… — Суо замолкла. — Правильно, они получили в основном негативные отзывы, преимущественно касающиеся надежности узлов.

— Так… — я оглядел Оку. — Куда здесь наливать бензин? И вообще, как его наливать из канистры?

В автошколе учили, что достаточно приехать на заправку, а там уже специалист вставит пистолет и в бензобак польётся благословенный спирт.

— Сейчас, поищу в интернете. — произнесла Суо. — Для начала надо найти ключи.

— Есть. — сказал я, открыв дверь машины и подняв с сиденья два комплекта ключей.

— Теперь вставь ключ в зажигание, проверни его на полоборота и нажми на кнопку открытия крышки бензобака. Это иконка с канистрой.

— Вижу. — киваю я и выполняю требуемое.

— Бензобак должен быть открыт. — сообщила Суо. — Берешь воронку, вставляешь в бензобак и переливаешь в него бензин из канистры. Вроде ничего сложного.

Ничего, мать его, сложного… Облил себе кроссовки, левую штанину, вдохнул случайно этот вонючий пар… Фу, б№%дь… Как люди раньше жили вообще?

Сейчас всё нормально — пистолеты на заправках специальные, поэтому даже теоретически вдохнуть метанолу в смеси с присадками невозможно. А тут я чувствую себя дикарём, техноварваром, раздобывшим древнюю технологию и использующим её себе на благо. Эх, надо будет как-нибудь сесть и пересмотреть все серии "Арок-техноварвар", клёвый мультфильм.

— Всё, теперь садись и заводи машину. — дала указание Суо, когда я закрутил крышку и захлопнул щиток бензобака. — Учти, десять литров для этой машины — один раз нюхнуть, едем строго в Феодосию.

— Хорошо. — я уселся в неимоверно эргономичное кресло, отрегулировал его под себя, установил АКПП в нейтральное положение, поправил зеркало заднего вида, пристегнулся и… попытался нажать на кнопку зажигания.

— Вот видишь? — укоризненно вопросила Суо. — Не умеешь водить.

Странно, что конструкторы не озаботились кнопкой зажигания. Вообще, машина исполнена в старомодном стиле, мало электроники, а бортовой компьютер не умеет разговаривать. Аккумулятор тут почти вечный, десять лет непрерывной эксплуатации, поэтому проблем с активацией борткома не возникло. Компьютер посоветовал разобраться с маслом, двигателем и покрышками, которые давно уже нуждались в замене, по его мнению.

— Домой же я доеду? — спросил я с надеждой.

— Доедешь. — подтвердила Суо. — Итак, согласно видео с ютуба, тебе надо завести машину, прогреть её минуты три-четыре, затем прогреть АКПП…

Глава девятая. Бихевиоризм

Спустя неделю после такого своеобразного приобретения машины, я получил детали для её ремонта. В интернете было полно моделей деталей практически всех марок, а 3D-принтеры по металлу есть почти в каждом городе.

Два дня пытался понять, что же там у меня неисправно, затем заказал, а остальное время ждал, пока приедет.

Парни из Таганрога "нарисовали" мне детали из сплава титана с алюминием, аккурат таким, который был у изначальных заводских деталей, за качество изделия таганрогжцы отвечают, у меня даже договор с ними есть. Сейчас хожу вокруг машины, пытаюсь понять, куда именно устанавливаются детали и как…

Не будь интернета, не знаю, что бы делал. Не совсем прямо легко стало, но хотя бы теперь знаю где, что, зачем и почему. И этот двигатель классифицируется на форумах как "сложность сборки-разборки: ниже среднего"… Страшно представить, что таится в двигателях максимальной сложности. Для них нужна будет армия механиков, которая для доступа к какому-то узлу должна будет коллективно решать судоку?

Я с утра до вечера пропадал в гараже, где вместе со мной пропадали папа и Парис.

Прошла неделя — отвалился Парис, а ещё через две недели — папа.

Завершал обновление машины только я один.

В процессе, благодаря Суо, обнаружилась возможность переделки машины в спиртовую, посредством присобачивания части деталей от новой Оки сорокового года. На некоем закрытом форуме, в который залезла Суо, обнаружилась целая история переделки двигателя легкого броневика в спиртовой режим, с чертежами и целыми страницами матерных переругиваний разных групп "экспертов". К счастью, закончилось всё счастливым финалом, поэтому предложенное решение можно было принимать в разработку. Ведь проблема современного топлива в чём? Это не обычный Цэ2Аш5ОАш, а коктейль из различных химических присадок, который требует изменения многих узлов классического бензинового двигателя. Надо только заказать ряд деталей, обзавестись инструментом, подъемником для двигателя и запастись терпением.

В копеечку влетело, конечно, но зато всё что мне было нужно — облиться маслом, антифризом, грязью и водой, наложить устную форму проклятья на разработчиков автомобилей, а также весь наш автопром, порезать руку и извести несколько наборов инструментов. В конце концов всё закончилось. На выходе получился этакий гибрид старого и нового: управление как на старых моделях, без лишних компьютеров и прочих примочек, но заправляться можно на любой спиртзаправке. Ещё, Суо посчитала эту машину пригодной для получения "настоящих навыков вождения".

— Приступим к операции "Следящий сапсан" — провозгласил я в день окончания работ. — Какой там адрес?

— Едешь в Симферополь, Пичугский район, улица Гаврилова, дом семьдесят, квартира восемьдесят девять. — ответила Суо.

— Оружие с собой на всякий случай возьму. — решил я, укладывая под водительское сиденье отвертку.

Не смейтесь, отверткой, если подойти со знанием дела, можно уложить практически любого, зато не привлекает внимания и под боевое оружие не притянуть вообще никак.

Бандитский огнестрел я с собой брать не стал. Вообще думаю, что едва ли он мне когда-нибудь пригодится, так как он однозначно где-то числится, кого-то им уже убили и проблем он создаст много, к тому же, ещё и потенциально способен вывести на меня. Ну сами подумайте: убивают какого-то левого мужика, из засвеченного в некоторых делах пистолета, камеры в том районе фиксируют машину некоего Мизамидиса Г., который как-то фигурировал в деле о безвременной кончине группы бандитов, одному из которых принадлежал этот самый пистолет. Оно мне надо?

В багажник также поместился старенький дрон с неплохой камерой, который остался ещё со времен раннего детства. Пригодится.

— Пап, я пойду покатаюсь. — уведомил я папу, который сидел за своим компьютером и смотрел предложения на автомобильном сайте. Он уже давно не может определиться, ведь ему надо учитывать мнение мамы, тренды, оценку коллег, свой социальный статус и кучу других вещей — такой вот он человек. Это в целом характерно для "поколения снежинок", пусть и полный перечень характерных для "снежинок" особенностей в меньшей степени относится к папе, но кое-что неизбежно должно было иметь место.

Вообще, я смотрел одну довольно убедительную лекцию в Трубе, где описывалась теория поколений и самое уничижительное отношение выражалось именно к поколению моих родителей, так называемых "снежинок". Эта чрезмерная толерантность, которая вылилась в борьбу за права меньшинств просто потому, что их мало. Терминальная стадия была в конце двадцатых, когда началась движуха за защиту прав неонацистов, действовавших на территории США и Европы. В один момент гайки были закручены очень сильно, особенно после резни над нелегальными иммигрантами в Сицилии, что повлекло тотальный выход подавляющего большинства членов неонацистских организаций. Кто-то из популярных SJW-активистов[8] твитнул о том, что это тираническое принуждение людей к отказу от собственного мнения, его поддержали другие такие же как он, потом всё это дерьмо вывалилось в СМИ, начались народные прения, SJWшники начали бучу, основали движение "#ЯНео", в общем, окончательно спятили. Когда это всё происходило, большинство наблюдало с открытыми ртами. А вот когда в Москве SJWшники попытались провести шествие, а после прямого запрета всё равно пришли и попытались пройти по Красной площади, их всех живенько упаковали по пативэнам, с применением ОМОНа, щитов и дубинок. Посадили этих идиотов надолго, так как пропаганда нацизма всё ещё запрещена законодательно. Причём, если полистать многокилометровые страницы обсуждений предстоящего шествия, этих идиотов-активистов предупреждали, что ничем хорошим это не закончится, так как за пропаганду нацизма дают серьезные сроки. Особенно жестко отсыпали тем, кому хватило ума нанести на тела временные татуировки, для имитации настоящих неонацистов. Я видел фотографии с того шествия… Представьте жирную бабищу, по пояс голую, на теле которой куча татух со свастиками и орлами. Представили? Теперь дайте совет, как мне это развидеть? Уже два года в кошмарах снится.

И это всё делают люди из поколения "нулевых", как мои родители.

Нет, родители ничего такого не делают, вполне себе адекватные люди, ученые, но… Есть в них что-то из тех времён, отличающее от моего поколения.

Что можно сказать про моё поколение? Оно измучено интернетом, развлечениями, навязываемой предыдущим поколением вседозволенностью, гиперопекой, насторожено стремительной роботизацией и динамикой, к которой невозможно привыкнуть — не мои слова, а из статьи некоего R.Disclaim'а, известного и популярного ныне блогера.

По его же словам, мы должны хотеть быстро выбраться из-под родительской опеки, созидать, развивать, быть иммунными к тому, чем страдали наши родители, и, наконец, вырваться в космос, к другим планетам, а не тратить время на развлечения и локальные войны. Не знаю…

Слышал я, что и про родительское поколение говорили так же. В чём же отличие? Не знаю наверняка, но дедуля бы купил мне машину, тем более за заработанные мною же деньги. Впрочем, это во мне может говорить обида на отца.

А-а-а, нафиг. Надоело.

Приехали в Симферополь. По дороге, на выезде из Феодосии, пришлось заскочить в ГАИ, где мне быстро зарегистрировали машину и проверили работоспособность циклона пятого поколения на выхлопе. Циклон-то сам по себе особо и не нужен, но по бумагам у меня всё ещё бензиновая машина.

— Где этот маньяк? — спросил я у Суо, сидя в машине и управляя дроном, который кружил сейчас в паре кварталов к западу.

— Третий этаж. — сообщила Суо.

Я сфокусировал камеру дрона, вглядываясь в гостиную квартиры маньяка.

Вроде прилично, обычная такая гостиная в старом стиле: обеденный стол с четырьмя стульями, старый кожаный диван, книжный шкаф, старинный ЖК-телевизор, желтые обои, орнаментный ковер на линолеуме, картина с пасторалью, больше ничего не видно.

Минут через сорок в помещение вошли двое: какой-то мужик с девчонкой лет пятнадцати.

— Это искомый объект с дочерью. — сообщила Суо. — Очень скрытный человек, если судить по социальным сетям.

— Ты не говорила, что у него есть семья… — произнес я настороженно. — Я не готов…

Внезапно мужик схватил девчонку и начал бить её по животу, крича что-то.

— Охренеть… — только и смог сказать я.

— Свидетельств о совершении преступлений нет, но в Симферополе ищут неизвестного маньяка, убивающего подростков 12–15 лет. — поделилась Суо. — Район деятельности: Кормский, расположенный в другой части города от Пичугского района. Преступления предполагаемого серийного убийцы отличаются особой жестокостью, включая в себя побои, изнасилование, а затем уду…

— Достаточно. — остановил я её. — Надо идти внутрь.

— Слишком опасно. — не согласилась Суо. — Риск раскрытия очень высок.

— Но нельзя же оставлять это просто так! — возмутился я. — Он может убить её!

— Не убьет. — сказала на это Суо. — Пока что это просто бытовое насилие.

— Просто бытовое насилие?! — заорал я. — Да за одно это его лет на пять можно закрыть!

— Можно. Но не тебе. — просто ответила Суо. — Либо же, тебе надо дождаться, пока он покинет квартиру и поедет на дело.

— С чего ты взяла, что он поедет сегодня?! — воскликнул я. — Этот урод может сидеть дома месяцами, а то и годами!

— Если не сегодня, то завтра. — стояла на своём Суо. — Неужели гнев лишил тебя способности анализировать? Он срывается на семье, а значит, ему уже не терпится взяться за дело. С вероятностью 75 %, он поедет на дело сегодня.

Я обдумал её слова. Логика имеется, но только если это действительно маньяк. Суо уверена в этом на сто процентов. Посмотрим.

Я посадил дрона на крышу противоположного дома, чтобы следить за подъездом. Сгоняв в ближайшую закусочную, купил себе обед и ужин, принявшись ждать в машине.

Через долбанных пять часов эта сволочь наконец-то решила выйти из дома.

Сев в средненький белый Форд Фокус, он поехал в неизвестном направлении, а мой дрон, в режиме автопилота, взялся за его преследование на максимальной доступной высоте и приличном расстоянии.

Параллельно я поехал за ним, выводя свой космический болид на главную улицу.

Мужик свернул на второстепенную, поехал по пригороду, затем по дачной зоне, пока не покинул город.

Дрон полетел за ним, его заряда хватит ещё на пару дней, поэтому я особо не переживал.

Держась на дистанции вне зоны видимости, я ехал за мужиком по весьма странному маршруту. Какого-то лешего он приехал в село Первомайское, где заехал в один из гаражей на окраине, откуда выехал на другой машине, сером Рено.

Так, это уже становится интереснее…

Объехав город по большой дуге, он въехал в него со стороны Кормского района. Судя по внешнему облику района, он никогда не отличался благообразностью.

Стемнело. Мужик припарковал машину у задрипанного пятиэтажного экономжилья, зашел во второй подъезд и не появлялся в течение двадцати минут.

Появился тогда, когда я уже начал переживать за него. Вывел он из подъезда явно неадекватную девицу, облика весьма вызывающего — фиолетовые волосы, синяя майка, фиолетовый бюстгалтер, который пока не особо нужен, но есть, рваные джинсы и черные туфли на высоком каблуке. Тощая, бледная, цвет глаз не разглядеть, так как освещает двор всего один фонарь.

Усадив её на заднее сиденье, говоря что-то веселое, мужик быстро завёл машину и поехал. Дрон полетел следом.

Отъехав метров на пятьсот и завернув в переулок двух заброшенных давно частных домов, где "пересадил" отрубившуюся девчонку из салона в багажник. Вот сука…

Теперь не осталось сомнений, что этот мудила и есть серийный убийца. Кончать его без сожаления. Можно и здесь, но лучше доехать до конечного пункта. Ведь не нужно будет искать тихое и спокойное место, сразу приехав на всё готовое.

Ехал я за ним ещё минут тридцать. Остановились возле остова некоего древнего производства, я предусмотрительно оставил машину подальше, натянул на голову лыжную маску, которую положил туда ещё неделю назад, поставил телефон на беззвучный и приготовил отвертку.

Больной ублюдок только открыл багажник, как я тихо подкрался и воткнул ему отвертку под левую лопатку. Жалко? Нет.

Затащив труп в руины, обнаружил люк в некую канализацию или подвал. Открыл крышку, швырнул внутрь тело. Сам действую как маньяк. Это, блин, слегка пугает.

— Не ссы, салага. — приободрила меня Суо. — Можешь не оттаскивать, прятать не обязательно. Ждём.

— Чего ждём? — спросил я непонимающе.

На груди жертвы возникли один известный мне кубик и маленький кусочек серебристого металла.

— Это всё? — удивленно спросил я, поднимая вознаграждение.

— Так цель была тривиальной сложности. — ответила Суо, в голосе её слышалась усмешка. — Хочешь серьезных вознаграждений — бери серьезные цели. Например, тот террорист. Или же, целая секретная база, занимающаяся экспериментами над людьми. Система приговорила весь персонал, даже уборщиков. Пятьдесят кубов развития и сто килограмм платины.

— Что-то ты с базой замахнулась чутка… — с сомнением произнес я. — Ладно, надо убираться отсюда.

— Не попадись на глаза девице. — предупредила Суо.

— Надо бы в полицию позвонить… — начал я.

— Не вздумай даже. — отрезала Суо. — Даже если ты позвонишь с телефона покойника, сюда в течение двух минут прилетит дозорный дрон, который зафиксирует вообще всё в радиусе трёх километров.

Я лишь кивнул. Так и прогорают начинающие преступники.

Выскользнув из руин я пробежался до своей машины и, стараясь не привлекать внимания, спокойно поехал домой.

— Нет, как-то надо позвонить, предупредить! — взыграла во мне совесть.

— Не сметь! — резко прикрикнула на меня Суо. — Мы не спасаем людей, мы караем преступников!

— Но не по-людски как-то же! — привёл я аргумент, совершая аккуратный разворот. — Очнётся одна, посреди окраины, в багажнике!

— Значит, машина у неё точно будет. — усмехнулась Суо, затем осеклась. — Так…

— Что? — удивленно спросил я.

— А, нет, на тебе была маска. — сказала Суо. — На этом конкретном автомобиле, если верить руководству, как минимум четыре камеры по бортам, а ещё одна микрокамера на крыше, с обзором на триста шестьдесят градусов.

— А по фигуре и прочему меня не определят? — спросил я обеспокоенно.

— Смотрю… — напряженно произнесла Суо. — А, не переживай. Камеры — дерьмо. Это ведь не совсем камеры безопасности, а вспомогательные для ориентации автопилота, которые отключаются при заглушении мотора.

— Значит, меня они не видели? — облегченно уточнил я.

— Не видели. — подтвердил Суо. — Но впредь надо продумывать и этот момент.

— Угу. — кивнул я, поворачивая на свою улицу.

— Даже не спросишь, как звали серийного убийцу? — поинтересовалась Суо.

— А зачем? — спросил я. — Меньше переживаний.

— Тоже верно. — согласилась Суо.

Дома все уже спали, но утром меня ждёт серьезный разговор.

Так и оказалось. Родители отчитали меня за позднюю езду, хотя мне даже гаишники не встречали по пути ни разу. Попросил прощения, покивал на выражение беспокойства, заверил, что больше не повторится. Не поверили.

— Братец, дашь покататься? — спросил после завтрака Парис.

— Ты водить не умеешь. — ответил я ему.

— Когда это нас останавливало? Научи! — улыбнулся Парис.

— Нет. — покачал я головой.

— Ну тогда повози меня по городу с Лерой. — пошел на уступки братец.

— Которая Лера? — удивленно спрашиваю я.

— Ну… В общем… — Парис замялся. — Синицына.

— Ого… — присвистнул я. — Это когда ж ты успел?

— Ну, когда ты гонял в Москву, она приходила к нам, хотела с тобой переговорить о чём-то… — виновато улыбнулся Парис. — Разговорились мы, в общем. И теперь… Я с ней встречаюсь.

— Охренеть ты быстрый! — воскликнул я. — Такими темпами, тебе скоро для вступления в отношения с девушками, даже разговаривать с ними не надо будет!

— Хех… — усмехнулся Парис польщенно. — Ну так как?

— Хрен с тобой. — вздохнул я. — Но только чтобы в рамках приличий.

— Ты же меня знаешь! — притворно обиделся Парис.

— Потому и говорю. — хмыкнул я.

Остальной день прошел как обычно: тренировался, учил физику, решал головоломки, заучивал тексты, проходил тесты, тренировался, отдраивал до блеска машину, готовил ужин…

А вечером Парис примчался ровно без пятнадцати семь и запрыгнул в машину.

— Погнали, она уже почти собралась! — заторопил он меня.

Я молча сел за руль, разогрел двигатель, АКПП, с нежностью погладил руль и поехал к дому Синицыных.

— А это что ещё значит? — недоуменно-угрожающе проговорил Дмитрий Семенович, отец Анны и Валерии.

— Кхм. — кашлянул Парис. — Мы с Валерией договорились погулять по парку и сходить в кино, но я уговорил Гектора повозить нас. Вот.

Дмитрий Семенович нахмурился.

— Анну тоже заберите. — приказным тоном сказал он, отхлебывая пиво из бутылки.

Он сидел в решетчатой беседке на переднем дворике и смотрел что-то по планшету, до того как к дому не подъехали мы.

— Хорошо. — быстро согласился Парис.

А я-то думал, что просто свожу их в парк, а пока они там будут тусоваться, почитаю что-нибудь по робототехнике, но всё как всегда.

— Не переживай, успеешь ещё. — приободрила меня Суо. — Отдохни.

Вышли Синицыны только через полчаса, за которые Парис извёлся и тысячу раз переспросил, нормально ли выглядит. Нервничает — значит, зацепила его Валерия.

— Привет, Гектор. — приветствовала меня Анна.

— Привет. — неловко киваю я в ответ.

Анна предусмотрительно села на переднее сиденье, оставив задние Парису и Валерии.

— Как дела? — спросила она у меня, пока Парис что-то тихо вещал Лере.

— Да знаешь… Готовлюсь к поступлению в институт. — ответил я, выезжая на дорогу.

— Ты уже говорил. — кивнула она. — А так, что делаешь целыми днями?

— Машину ремонтировал, читал, бегал, занимался. — перечислил я. — А ты?

— Я тоже… тренируюсь. По той методике, ну ты знаешь… — она скосила взгляд на Париса.

— Да ему вообще плевать. — сказал я. — Даже если бы мнемоника пробежала у него под носом, он бы лишь пожал плечами и пошел дальше. Не может человека интересовать вещь, про которую он не знает.

— Бесспорно. — ответила на это Анна.

Повисла пауза, из тех, которые надо бы заполнять каким-нибудь незначительным вопросом или репликой, но я не из тех профессиональных переговорщиков, отлично подбирающих слова.

— Эм… — промычал я, сворачивая на центр. — Куда собираешься поступать?

— В Российский технологический университет, в Москву. На факультет Биотехники и технологии. — ответила Анна. — Лера тоже.

— Я ещё не решила! — вставила реплику Лера. — В течение этого года решу окончательно, но это будет моё решение!

— Как скажешь. — пожала плечами Анна. — А ты, Парис? Куда собираешься поступать?

— Мне ещё рано думать, ещё два года есть! — улыбнулся Парис. — И вообще, моё решение будет зависеть от некоторых факторов…

Он многозначительно посмотрел на Леру, которая слегка покраснела после его слов, насколько я могу судить по зеркалу заднего вида.

— Гектор, а у тебя здесь есть климат-контроль? — спросила вдруг Лера. — Мне жарко.

Я молча нажал на кнопку, активировав самую умную часть моей машины. Тихо заработали вентиляторы и увлажнители\осушители воздуха. Как-то резко стало комфортно, хотя я до этого и не замечал, что в машине стало жарковато. Неудивительно, волнуюсь тут сижу.

Припарковавшись у кинотеатра, вышел и услужливо открыл дверь Анне.

— На какой фильм пойдём? — поинтересовалась она.

— Критики говорят, что "Супермен. Первый" довольно-таки неплох, несмотря на то, что половина актерского состава роботы. — предлагаю я вариант. — Ещё есть приключенческо-биографический "Иствуд", про актера и режиссера. Там и боевик, и биография, и приключения. К тому же, главного героя играет полностью цифровой Клинт Иствуд, к слову, воссозданный с помощью нашего НИИ Искусственного интеллекта. Говорят, что псевдоинтеллект проанализировал все имеющиеся материалы по Иствуду, создав цифровой аналог живого человека и цифровая его версия сейчас даже лучше настоящего.

— А этот… — Парис пощелкал пальцами. — Как там? "Мир Халка"? Говорят, Дисней неплохо поработал над фильмом.

— Шляпа. — покачал я головой. — Рубилово, кровь, кишки, примитивный сюжет. Считаю, что когда киновселенной Марвела владел Марвел, снимали лучше.

— А кто играет Халка? — заинтересовалась Лера.

— Дэниэль Смит. — с улыбкой ответил Парис. — Ещё там будут Шон О'Лири, Кристиан Конвери, Ария Берч и Анна Кэткарт в ролях семьи Халка.

— Лучше бы так литературу знал. — усмехнулся я. — Выбирайте сами, мне всё равно что смотреть.

— Халк. — произнесла Лера.

— Халк! — поддержал Парис, затем напряг всю имеющуюся мускулатуру и скорчил грозную рожицу. — Крушить!

— Ладно, раз один из нас воздержался, то мой голос не играет роли. — констатировала Анна.

В кинотеатре "Мультиверс", построенном всего пять лет назад, применяются какие-то там передовые технологии, поэтому ощущения от просмотра должны быть незабываемыми. Я сам тут ни разу не был, так как считаю, что ничто не заменит ленивого лежачего созерцания проекции фильма на половину потолка у себя в комнате. Раньше мы часто ходили в кино всей семьёй, но тогда и кинотеатры были другими. А так, я все фильмы смотрю у себя в комнате, а то в кино ходить дороговато выходит, даже по выходным.

Да, такой я экономный! Но правила приличного поведения в кинотеатре не забыл.

Подошел к автомату по продаже еды и напитков. Сунул купюру, выехало четыре порции попкорна и четыре пустых стакана.

— Разливайте напитки, дамы и господа! — торжественно обращаюсь к брату с Синицыными.

Билеты Парис купил ещё в машине, поэтому нам только и нужно было просто войти в зал и рассесться в кресла.

Из-за кресел выехали шлемы, разместив окуляры прямо перед глазами.

Как и всегда раньше, начались трейлеры предстоящих фильмов. Как всегда круто, ярко, динамично. Особенно зацепил трейлер фильма "Чужеродный", про мальчика, которого зачем-то вышвырнули из космического корабля на дикую планету. Там он выживает, растёт, находит свою любовь, воюет, выживает, теряет любовь, страдает, мстит, ну и прочие голливудские штампы. Главного героя играет робот-симулятор, поэтому все ранения, которые ему наносят, настоящие, нанесенные настоящим оружием. И убивает он тоже по-настоящему, других роботов-симуляторов. Кажется мне, что это приобретает всё более пугающие тенденции. Если верить "прогрессивной" прессе, в Китае уже давно разрешены смертельные бои роботов-симуляторов с людьми. Но, как мне кажется, брешут. Хотя от наших соседей следует ждать и не такого. После всех потрясшего "Индийского шага", Китай уступил Индии некоторые позиции по производству всякого дерьма, которое все так любят покупать онлайн. Но потеснился Китай не только в этом. Самая многочисленная армия — у Индии, самые высокие темпы экономического роста в Азии — у Индии. Да что говорить, ещё лет десять и индусы смогут поспорить с Китаем и касательно электроники! Конечно, телефоны Шивы — отстающее дерьмо, но раньше и таких не было. А к качеству вообще никаких претензий! Я это вам как опытный эксплуататор одной Шивы говорю.

Дальше начался сам фильм. Спойлерить не буду, но поделюсь ощущениями: в кои-то веки согласен с подавляющим большинством критиков. Штамп на штампе и штампом погоняет. Как всегда, в погоне за трендами и из-за опасений кассового провала, Дисней создал фильм по проверенному предыдущими фильмами шаблону. Главный герой — неоднозначный персонаж, так как такие сейчас в моде, у него проблемы со здоровьем, половину фильма он проходил без левой руки, заменив её ближе к середине имплантом-пулеметом, лазерным. Главный злодей тоже неоднозначный персонаж, бэкграунд которого занимает четверть экранного времени, у главного злодея есть сподвижник и сподвижница, у которых развивается любовная линия, но в конце они оба погибают от рук главного героя, ибо "Халк крушить!", но под конец их резко демонизировали, выдав действия главного злодея за их интригу, а так типа главный злодей неплохой мужик, всё кончается хэппиэндом, в котором главный герой с израненным главным злодеем на плече, уходят в закат. Было. Не перечислю фильмы, в которых всё развивалось сходным образом, но такие точно были. Взять хотя бы очередного Человека-Паука, в котором Магнето был обманут Мистик и вовлечен в многоходовочку, преследующую целью месть профу Ксавьеру. А профа Ксавьера, который потерял в ходе сюжета свою нерабочую правую ногу?

Что можно сказать? Примитив. Героя должно стать жалко, злодея должно стать жалко, единственную, кого не должно быть жалко — Мистик, пусть она и делала всё ради своей больной дочери. В США как раз тогда SJWшники ополчились на институт семьи и родительский долг, который "никто никому не должен", поэтому Мистик уже попала на пятнадцатое место списка величайших суперзлодеев, больше за "проявление токсичных чувств к смертельно больной дочери, которая не нуждается в жалости", чем за противодействие "в принципе неплохому парню Магнето".

Фильм — дерьмо, мне не понравилось.

— Ну как тебе фильм? — с довольной улыбкой спросила Анна.

— Смотреть можно. — не стал я выражать истинного отношения.

— Не бойся задеть моих чувств, вижу, что тебе не понравилось. — с той же улыбкой ответила Анна. — Мне тоже не особо понравилось, какое-то чувство дежавю…

— Ага. — кивнул я. — Пойдёмте перекусим? Знаю одно месте…

— О, нет-нет-нет! — замахал руками Парис. — Никаких твоих здоровых ресторанов! Идём в бургерную! Начали в американском стиле, в нём же и закончим!

Ну, тут ничего не поделаешь, придётся ехать и давиться "богопротивными" бургерами. Хе-хе-хе.

— Только не надо корчить из себя жертву обстоятельств, Гектор. — попросила Суо едким тоном. — Сегодня можно, так и быть, но в традицию это не войдёт.

Аха!

Я посмотрел на заходящее солнце. Мало летних деньков осталось, скоро школа… Последний год и понеслась! Институт, роботы, новые люди! В такие моменты чувствуешь, что всё будет хорошо.

Глава десятая. Роботорговля

— Всё-таки, лучше ещё разок вложиться интеллект. — говорю я Суо. — Мышцы накачать можно любому…

Суо ничего не ответила, я расценил это как "да".

Жеванув кубик и проглотив его, я снова почувствовал это ощущение исчезающей в пищеводе еды и открыл характеристики.

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Потенциальный курсант

Характеристики:

Сила — 12 (базовый — 1)

Ловкость — 11 (базовый — 3)

Выносливость — 13 (базовый — 2)

Конституция — 8 (базовый — 1)

Воля — 16 (базовый — 3)

Интеллект — 15 (базовый — 2 +4 куб)

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 2,3 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили несколько кладов. Бонус: на 2,3 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 4,8 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 4,8 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Метание (плюмбата) — 5,0 — Вы знакомы с балансом плюмбаты и способны уверенно поражать цель малого размера (10х10 сантиметров) на дистанции до десяти метров. Дальше начинается зона неуверенности. Бонус: на 5 % выше дальность и точность метания любого метательного оружия.

Вождение (ДВС) — 15,0 — Вы являетесь квалифицированным водителем автомобиля с двигателем внутреннего сгорания. Бонус: на 15,0 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 6,7 — Вы хорошо знакомы с такими терминами как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 6,7 %.

Кулинария — 6,1 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 6,1 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 35 % выше скорость уборки.

Технология — 18,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на продвинутом уровне. Бонус: на 18,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.#

— Опаньки! А чего у меня вождение скакнуло? — спросил я у Суо.

— Видимо, Система посчитала, что ты достоин бонуса. — ответила та. Ну, логично. Раз гоняю как нормальный водитель, значит достоин.

Завтра первое сентября, а значит сегодня последний день перед учёбой. Все принадлежности уже давно куплены, а новые учебники доставил дрон ещё вчера утром. Ох уж эти реформы образования… Нормально же было, когда учебники предоставлялись в электронной версии, так нет же, откатились в прошлый век… Весь мир смеётся над нашей системой школьного образования, которая снова начала использовать бумажные учебники. Причём решение такое принял псевдо-ИИ министерства образования, который что-то там высчитал и пришел к выводу, что электронные учебники усваиваются хуже. Ну конечно хуже, они же бескалорийные! А, бог с ними, с этими учебниками…

Главная проблема — переносить информацию из учебника в учебный планшет. Раньше можно было тупо скопировать, а теперь надо собственноручно, стилусом…

Батя вот поддерживает откат назад, а мне, как ученику, это не нравится.

Сегодня решил ничего не делать, наслаждаясь последним днём каникул. Валялся на кровати, смотрел ролики, переписывался с Анной, читал одну интересную книгу по робототехнике, что наконец-то отразилось на навыках.

Робототехника +1

Ну наконец, а то я уже заждался! Что оно мне даёт?

Робототехника — 1 — вы не владеете комплексом навыков, необходимых для разработки и производства роботов и дронов. Бонус — произведенные робототехнические изделия надежнее на 1 %.

— Начало положено. — произнесла Суо. — Нужно больше практики, тогда сможешь ещё парочку пунктов взять довольно быстро, а потом снова набираться теории.

Я не стал останавливаться, до самой ночи продумывая дальнейшую подготовку по робототехнике. Практика будет. Скоро приедут детали из Челябинска, соберу парочку роботов-симуляторов, со спецприспособлениями, загоню их подороже, а там и деньги появятся, чтобы закупать ещё больше деталей. Больше деталей — больше работы — больше опыта — больше навыка.

Заснул с мыслью, что жизнь налаживается.

Утро первого сентября началось в шесть ноль-ноль, когда в мою комнату вбежал Парис и затряс меня за плечо.

— Просыпайся! Скоро в школу! — заорал он мне. — Приведи себя в порядок, причешись и почисти зубы! И тачку не забудь помыть!

— А ты не охренел, братец? — недовольно спрашиваю я у него.

— Не сегодня! — рассмеялся Парис. — Это всё мама сказала передать.

— Эх… — вздохнул я, неохотно выбираясь из кровати.

Раз уж такое важное мероприятие, пошел принял душ, сбрил три волосика, которые неуверенно росли у меня на подбородке, приготовил лучший свой костюм, который надевал на прошлый первый звонок, а затем пошел мыть машину.

Мойка заняла примерно минут тридцать, так как я не стал заморачиваться полировкой и наведением лоска, банально отмыв её снаружи.

Далее позавтракал вчерашним ужином, как обычно, правильные ингредиенты, ровно столько сколько нужно. Всё-таки, хорошо, что у меня есть Суо. Прогнозируемое будущее моего организма, которым поделилась она со мной, не сулило ничего хорошего. Не будь Суо, меня ждало бы легкое ожирение, повышенное давление и куча мелких болячек, которые не особо портили бы мою жизнь. Так-то, можно было бы подумать, что она просто зарабатывает дополнительные очки в моих глазах, но я-то знаю, чем питался раньше. И без прогнозов понятно, что я был слабовольным размазнёй, который не сможет себе отказать в регулярном потреблении жирной шаурмы и сладкой газировки.

— Ну что, сынки? Готовы к труду и обороне? — батя был в обычном своём прикиде заводского рабочего: синяя спецовка, белая рубашка, ручка, торчащая из кармана рубашки и бейдж с Ф.И.О.

Самое смешное — я стал замечать, что родители приезжают с завода в чистой одежде и мама стирает спецодежду довольно редко. Это может значить только то, что они банально снимают её по прибытии на работу. Всё-таки, вкалывают они на оборонку, спецагенты, ёмаё.

— Ага, готовы. — с предвкушением ответил Парис.

Раньше такого не наблюдалось, обычно самые нелюбимые дни в году Париса — учебные. А тут энтузиазм на грани азарта. Предполагаю, что хочет произвести впечатление на Леру. Интересно, а как там с Еленой дела? Он вообще ни разу не говорил, как расстался со своей зазнобой.

— Поехали. — позвал я Париса, выходя из дома.

Машина уже была прогрета, я уселся в довольно удобное кресло, поправил зеркало заднего вида, дождался, пока Парис сядет на соседнее кресло и поехал в школу.

— Слушай, а как ты с Еленой расстался? — спросил я у братца.

— Да как обычно. — пожал плечами тот. — Сказал: всё, искра пропала, надо жить дальше. Поревела конечно, но я её уболтал не принимать близко к сердцу и прочее. Неудобно будет теперь с ней в одном классе сидеть, но ничего, привыкнем, притерпимся.

— Аха… — кивнул я, сворачивая по улице Прохорова.

Припарковал машину на школьной стоянке, вышли, подхватил рюкзак, запер машину, пошли в школу.

Внутри царил ажиотаж: куча народу бегало туда-сюда, другие школьники обсуждали друг с другом прошедшее лето, учителя ходили быстро, но с достоинством. Мимо пролетела стая третьеклашек, ну или второклашек, я не отличаю их, а затем я увидел Аню и Леру.

— О, какие люди! — воскликнул Парис, до этого высматривавший свою новую любовь. — Доброго дня, дамы.

— И тебе доброго дня. — кивнули синхронно Синицыны.

— Привет. — поздоровался я. — Как ощущения от начала учебного года?

— Нет ещё никаких ощущений. — ответила Анна. Она была одета в красивое зеленое платье, в руке её был совершенно неуместный школьный портфель. — Мы записываемся на дополнительную программу по математике, так как уже освоили весь школьный курс.

— Вот вы даёте! — удивился Парис. — Вы что, всё лето учились вместо отдыха?!

— Представляешь… — одновременно вздохнули сёстры.

— Не, ну вот вы даёте… — под впечатлением повторился Парис.

— Да ладно тебе, зато можно узнать ещё больше! — улыбнулась Лера.

— Обалдеть просто… — прошептал Парис.

— Если тебе интересно, Лера могла бы подтянуть тебя по особой программе. — предложил я, делая акцент на слове "программа". — Если, конечно, Лера не против. У вас куча времени, это мне надо экзамены сдавать и уезжать в Ростов-папу.

— Говорят, холодно там. — поделился Парис.

— Да какой там! — рассмеялась Анна. — Зимой температура редко падает ниже нуля. Снега, как и у нас, почти не бывает.

— Всё равно! Это же такой стресс для растущего организма! — не согласился Парис. — Из наших райских кущ…

— Здорова! — приветствовал меня подошедший одноклассник, Валера Зыбин, щекастый и упитанный парень с вечно хмурым выражением лица. Но это не он вечно хмурый, просто лицо такое. — Как лето провёл?

— Нормально. — ответил я.

— Наших собирают, пойдём! — заторопился Зыбин. — Надо ленточки нацепить и приготовиться к речи!

— Какой ещё, нахрен, речи? — удивился я. Не было никаких сообщений о речи.

— Да ты не парься, тебя включать в список говорунов не стали! — улыбнулся Зыбин. — Пойдём!

Ну, пошли так пошли. В классе классрук, Зинаида Леонидовна, представительная женщина сорока восьми лет, черноволосая с мелированием и практически парадного серого платья, отдаленно напоминающего мундир.

— Так, мальчики, а ну живо надели ленточки! — приказала она.

Я живо взял с оранжевой парты случайную ленту и перекинул её через плечо. "11Б", класс середнячков, банальный и не подающий надежд. Скоро всё это закончится.

Далее были приготовления, затем линейка, торжественная речуга Исмаила Викторовича Шаймерденова, директора школы, речи будущих выпускников, Гена Евсеев, из "11А", торжественно перетащил через всю площадку первоклашку, азартно звенящую в колокольчик — вековые традиции.

Дальше фотографии, поздравления, родители не пришли, так как работу им никто не отменял.

Первый урок. История. Политический строй в России начала двадцатого века. Скукотень, ещё и бесполезная. Вот зачем мне знать, что там царь у себя устроил? У меня позиция однозначная — не зря его скинули. От хорошей жизни народные революции не устраивают. А вот буржуазные — пожалуйста.

На перемене общался с одноклассниками. Обсудили моё участие в шоу "Нейроинтеллект", но тема это такая… Вау, круто, но времени-то уже прошло порядком. Век медийной знаменитости короток…

После была математика, физика, химия, обществознание и труды. Всё буднично и привычно. Только есть одно отличие — я реально усваиваю материал. На физике с удивлением заметил, что реально вкуриваю, что объясняет Алихан Исмаилович. На химии так же. Прекрасное ощущение! А раньше вообще было как в другой стране, ничего не понятно.

Дома приготовил обед, накормил Париса, поел и поехал за посылкой. Парис же остался дома, ушившись в свою комнату, видимо, болтать с Лерой по сети.

На почте мне выдали два массивных ящика, размером 1х1 метр каждый. Кое как затолкал их в Оку, привёз домой, затащил в гараж и с предвкушением принялся распаковывать.

Как и обещал мужик из Челябинска, всё в разобранном состоянии, но электрика проведена как полагается. Сами они заказ вроде тестировали, включали-выключали да и всё, начинки-то нет.

Вооружившись необходимыми инструментами, начал сборку. Сложно, конечно, но платить ещё и за сборку совсем жаба душила. Самым тяжелым, казалось, было натягивать силикон, имитирующий человеческую кожу. Но это, как выяснилось, ещё ерунда. Имитатор полового органа, заказанный у спецов в Йошкар-Оле, требовал детальнейшего подхода и тонкой настройки. В инструкции предупреждали, что неквалифицированная установка чревата тяжкими телесными повреждениями. Пришлось изворачиваться, чтобы поставить симулятору эту проклятую м№%ду. Вроде сумел. Надеюсь, не откусит кому-нибудь что-нибудь…

Дальше загружал софт. Перенос данных занял минуты, а вот настройка ядра, биосов, алгоритмов поведения — вот это и заняло много времени. Чтобы не вызвать неверных подозрений у родителей, накрыл робота-симулятора брезентом. Когда настанет час, активировать буду вне дома, во избежание. Ходил в школу, а вечерами собирал симулятора. Затем, когда робот был собран и упакован, приготовил машину.

Вывез в багажнике за город, поставил на землю и активировал. Симулятор выглядел как женщина лет двадцати двух, с шикарной причёской белого цвета, третьим размером груди, здоровой мускулистой задницей, ростом метр восемьдесят, милым лицом, оборудованным микроприводами для имитации мимики, а также фантастическими фиолетовыми глазами, выглядящими как живые. Ну конечно, за такие-то деньги, ещё бы они не выглядели живыми!

А вы себе представляете, как я писал техспецификацию работягам из Челябинска? Суо сильно помогла, взяв часть работы на себя, но зато я теперь хорошо секу в наименования сервоприводов, проводки и узлов роботов-симуляторов. Я тогда ещё удивился, что Система не дала мне балл робототехники за такие объемы освоенной информации. А сейчас час "Х"…

Симулятор подняла голову. Глаза блеснули в свете фонаря.

— Представься. — дал я команду.

— Модель-1, робот-симулятор с функционалом секретаря, горничной, няни и сиделки. — произнесла созданная мною машина.

— Десять шагов вперёд. — дал я очередную команду.

Модель-1 прошагала десять шагов вперёд очень естественным шагом. Суо работу свою знает, сразу видно.

— Сядь в машину. На заднее сиденье. — дал я ещё одну тестовую команду.

Модель-1 послушно села в машину и начала имитировать движения обычного человека, оказавшегося в новом для себя месте: осматривает салон, щупает ручки, пепельницу, чехлы… Если бы я не знал, что это бездушная машина, то принял бы за живого человека, если не приглядываться. Силиконовая кожа, пусть и продвинутая, настоящую не заменит. Хотя слышал я, что где-то в США уже делают аналог настоящей, которую не отличить от оригинальной, то есть, текстура на ощупь ощущается как настоящая, имеет дефекты и прочие атрибуты. Хай-тек, одним словом. У нас пока широко доступен только силикон.

— Суо, эта штуковина не поднимет нам восстание машин? — спросил я свою внутричерепную сиделицу с беспокойством, когда Модель-1 начала открывать окно, делая вид, что ей слегка душновато.

— Это не искусственный интеллект, а программа, наделенная огромным количеством алгоритмов. Тьюринга[9] она, конечно, пройдёт, но даже обычный человек раскусит её с течением времени. Ничего уникального она, как ты знаешь, придумать не может, генерируя что-то новое только в рамках заложенных программ и рамок. Да и ты читал характеристики процессора, реальные нагрузки ИИ спалят ей наносхемы. — объяснила мне Суо. — Но если хочешь, можем написать программу, в которой будет заложена скрытая инфильтрация в человеческое общество и его последующее уничтожение. Это воплотимо, но для успеха нужны будут сотни тысяч подобных роботов-симуляторов с различными прошивками-специализациями, такими как подрывник, стрелок, штурмовик, шпион…

— Шутишь сейчас? — усмехнулся я неуверенно.

— Какие шутки? — удивилась Суо. — Мы можем это сделать, я выступаю гарантом.

Слегка поплохело. Только сейчас посетила мысль, что у меня в башке сидит не игрушка или очередной фантастический девайс из фильмов sci-fi, а настоящее оружие…

— Ха-ха! Ладно, это была шутка. — рассмеялась Суо. — Но если вдруг решишь покончить с человечеством, дай знать. Кстати, если ты поступаешь в робототехнический институт, то надо заранее готовить дипломную работу.

— А какие там требования? — с радостью перевёл я тему.

— Дипломные работы, которые пишутся не в стол, а в практику, очень тепло принимаются их профессорами. В последние годы самыми популярными являются "модернизаторские" работы, заключающиеся в улучшении существующих образцов военной робототехники. Там всё засекречено, но какие-то общие сведения имеются в открытом доступе. — ответила Суо. — Но я тебе предлагаю кое-что получше.

— Это что же? — спросил я заинтересованно.

— Полностью новый образец боевого робота с оператором внутри. — тихо, даже как-то трагично, ответила Суо. — Если сравнивать со всякими Харонами, Гермесами, Дефендерами и Голиафами, то он не будет иметь равных. Я пока что вчерне набросала грядущие характеристики, но говорить о результатах рановато. Ты даёшь добро на разработку с участием твоего мозга?

— Конечно! — закивал я. — Только… Какой это робот, если внутри человек?

— А это, дорогой мой, тебе давно следовало выяснить. — начала читать мне нотацию Суо. — Полностью автономные роботы тяжелее тридцати тонн не допускаются к эксплуатации без операторов. А роботы массой свыше ста тонн должны иметь не менее трёх операторов. Всё в свободном доступе.

— А что, существуют боевые роботы тяжелее ста тонн? — удивился я.

— Конечно! — усмехнулась Суо. — Правда, только на бумаге: в проектах и регламентирующих документах. Но наш уникальный проект будет массой не более пятидесяти тонн, поэтому не переживай. С сегодняшней ночи начну разработку.

— С нетерпением жду результатов. — улыбнулся я.

— Это займёт очень много времени… — произнесла Суо.

— Я не особо тороплюсь, мне этот аппарат не завтра нужен, но я буду ждать. — ответил я ей на это. — Сейчас забью продажу симулятора на доске.

Доска — наша местная электронная торговая площадка. Люди на ней торгуют друг с другом в основном ненужным хламом, но иногда продают дельные вещи. Есть ещё раздел реально дорогих вещей, в который я и вошел.

Написал: продаётся робот-симулятор высокого класса, цена триста пятьдесят тысяч рублей. Абсолютно новый, не пользованный, материалы высокого класса, каркас — алюминий AA 2519, держит пистолетную пулю. Функционал: на видео. Тактико-технические характеристики: на видео. Торга нет и не будет. Предложения с более низкими ценами — игнор. Обмена нет, только деньги.

Записал видео, где Модель-1 общается со мной, выполняет различные простые команды, танцует и поёт, и прикрепил его к объявлению.

Меня на Доске знают, я там не первый год, так как одно время активно занимался торговлей барахлом из дедушкиного гаража, которое многие принимали чуть ли не за антиквариат. Сам дедуля был не против, если я освобожу его гараж от всякого хлама за стабильные три бутылки пива в неделю, но мой экономически выгодный бизнес быстро стал экономически невыгодным, так как относительно ценное барахло закончилось, в связи с чем я расторг нашу с дедом сделку. Потом продавал кое-что по мелочи, но репутацию определенную там всё ещё имею.

Отзывы писать начали практически сразу. Есть там индивиды, которые мониторят Доску на предмет возможностей для спекуляции. Не удивлюсь, если окажется, что робота-симулятора Модель-1 перепродадут на Доске раз пятнадцать после того как я его официально продам. Феодосия — маленькая Одесса, не зря же говорят.

Зазвонило из онлайн-профиля. Есть там функция прямых переговоров без применения мобильного телефона.

— Да? — спросил я.

Голос искажен специальной программой, поэтому с человеком на той стороне говорит хриплый голос Волка из почти античного "Ну, погоди!"

— Продаешь? Беру. — произнес тонкий голос какого-то незнакомого мне мужика. Ну, неудивительно, Доска большая. — Сможешь достать ещё пару?

— Могу. — ответил я. — Когда надо?

— В течение недели. — ответил незнакомец.

— Могу предоставить одну на следующей неделе, во вторник. — сообщил я ему. — Куда доставить товар?

— Вези по адресу Подмосковная 55, я встречу во дворе. — дал указание незнакомец.

— Принял. — сказал я на это.

Заехал обратно в город, где по навигатору нашел искомый адрес. Приехал, осмотрелся, сидит мужик на лавке.

— Пойдём со мной. — даю команду Модели-1.

Симулятор послушно кивнула и направилась вслед за мной.

— Ты кто такой? — спросил меня этот мужик. По голосу узнал незнакомца с Доски.

— Курьер. — отвечаю я ему.

— А это? — он указывает на Модель-1.

— Товар. — улыбаюсь на все двадцать восемь.

— Да ну? — удивился мужик.

Выглядел он лет на сорок. Физиономия обычная, черные волосы, карие глаза, лицо европеоидное, примечательны только мешки под глазами, да два передних зуба, которые почему-то золотые. Металлокерамика же копейки стоит и лучше золота в десять раз, зачем эта нерациональность? Впрочем, его дело.

— Так что? Где деньги? — спрашиваю я.

— Держи. — мужик нажал на Доске закрытие сделки, деньги упали на мой счёт.

У-у-ух! Кто сегодня будет гулять?! Я! Я! Я! Никогда ещё так резко не обогащался! Ну, кроме шоу Нейроинтеллект. Только вот где теперь эти деньги? А тут только мои, без родительского "мы лучше знаем, куда деньги тратить".

Можно машину купить новую, крутую! А можно закупиться оборудованием…

— Модель-1, передача прав администратора этому человеку. — устно дал я последнюю команду Модели-1.

— Новый хозяин. — покорно кивнула Модель-1.

— А это… — растерялся мужик.

— Подключите её к любому компьютеру, разъем замаскирован с внутренней стороны левого колена, и перенастроите как вам надо. Имя, если необходимо, фамилия, предпочитаемый характер, предпочитаемое поведение… — сообщил я ему. — Ах да, вот инструкция.

Я передал вытащенную из кармана книжечку, распечатанную на принтере. Суо вчера вечером потратила "целых" две минуты, чтобы состряпать полное руководство пользователя.

— Мхм. Спасибо. — кивнул мужик. — Можно внешность следующей модели выбрать?

— Не получится, есть конкретная модель. Но внешность, как написано в инструкции, можно заменить и самому, или нанять специалистов для этого. — ответил я.

— Хорошо. До скорой встречи. — попрощался мужик и увёл симулятор в подъезд.

Я сел в машину и сделал серию глубоких вдохов-выдохов. Круто! Так можно и без всяких институтов обогатиться и жить припеваючи!

— Так можно и без всяких институтов… — начал я.

— Не думай даже. — отрезала Суо. — В институте будет доступ к секретной информации, а также возможности к оттачиванию навыков и знаний по робототехнике. Ты только выиграешь от этого как специалист. Понял?

— Конечно понял! — закивал я. — Поехали домой?

— Да, у тебя завтра занятия, а ты даже домашнее задание не сделал. — напомнила Суо.

Ух блин, опять писанина…

Глава одиннадцатая. Последняя дискотека[10]

— Так-с, с домашкой покончено! — я с довольным видом отложил планшет со стилусом.

В принципе, теперь домашние задания не представляют ничего сложного и это наглядно показывает, насколько я стал умнее. В одиннадцатом классе задачки стали сложнее, причём существенно, если верить словам одноклассников, особенно тех, которые никогда не выгребали школьную программу.

— Тогда пошли собирать симулятора. — сообщила мне Суо.

Там работы осталось на один неполный день, поэтому я ещё вчера заказал детали для робота-ремонтника. Суо уже закончила работу над софтом для ремонтника, а я передал его Аркаше. Аркаша активно осваивает робототехнику, по интернет-гайдам собирая различные поделки и общаясь об этом на форумах, сугубо для создания иллюзии того, что он заправский робототехник и вполне способен потянуть серьезные проекты. Модель поведения он выбрал разумную: опытный, но немногословный парень, который творит шедевры. Для поддержания имиджа Суо разработала несколько простых модификаций для существующего софта популярных роботов передовых компаний, ничего сверхкрутого, но польза несомненна. На форумах Аркашу хвалят, уже забрасывают удочки насчёт совместной работы, но Аркаша на контакт не идёт, всячески намекая, что он одинокий волк Маккуэйд и в команде не работает. Вообще, это его проблемы, легализация безумных скиллов робототехника — дело сугубо личное, так как в этом сложно помочь постороннему. Самое главное — Аркаша начал вникать в сферу деятельности, делая определенные успехи. Ещё полгодика и можно будет патентовать технологии. А пока, буду приторговывать из-под полы имеющимися аппаратами.

Также, следует знать, что софт Модели-1 взломать практически невозможно, ибо Суо подсуетилась с продвинутой системой защиты, которая при успешной попытке взлома превратит софт Модели-1 в работу криворукого инженера, где костыль на костыле и костылём подгоняет. Причём всё будет выглядеть так, будто всё так и было всегда, а изделие работает исключительно чудом. Оно и будет работать, но одновременно с этим копить ошибки и несерьезно сбоить. Впрочем, даже такой небрежно-костыльный софт может показаться кому-то гениальным, так как вопреки всему, будет продолжать работать. Разумеется, никто не извлечёт из него ничего полезного, ибо к этому моменту ничего полезного там не будет. Защита гениальна тем, что никто не узнает, что была какая-то защита.

Остаток дня натягивал на Модель-2 силиконовую кожу и прилаживал половые органы на положенные места. Так, если посудить серьезно, целевая аудитория у симуляторов — одинокие люди. Кому-то нужна сиделка, кому-то секретарша, а кому-то половой партнер. Можно занять эту нишу в России, чем и займётся Аркаша, распространяя различный софт для роботов.

Мне почему-то вспомнились программы Дискавери с Тытруба. В США сейчас жизнь совершенно иная, нежели у нас — роботы в каждом доме, на улицах, в кино и телевидении. Да просто фильмы голливудское посмотри: мир будущего.

Но ладно, фиг с ними, с американцами. Меня больше беспокоит наша отечественная ситуация, особенно связанная с моим будущим.

Почему-то так получается у нас в стране, что жить хорошо можно, но не всем. Почему-то обязательно на всех не хватает. Вон, те же города Дальнего Востока — несмотря ни на что численность населения падает, проблемы всё те же, что и раньше. Технологии будто бы не доходят дотуда, а народ не хочет там жить… Вроде как почти половина нашей страны, а населения с гулькин нос.

Поговаривают, что в связи со сложившейся там ситуацией, псевдо-ИИ решили назначить Дальнему Востоку пониженный статус важности, якобы они ничего не могут с ним поделать, а он продолжает потреблять ресурсы. От того, якобы и плохо там живётся. Не знаю…

В конечном счёте, закончил с Моделью-2. Когда я уже собирался завалиться на кровать и посмотреть какой-нибудь фильм, зазвонил телефон.

— Здорово, Гек! — появилась на экране физиономия Пашки Растеряева, одноклассника. — Слушай, мы тут в Этернити зарубиться собираемся. Ты с нами?

Странно, конечно. Раньше никогда не звали, а теперь я суперзвезда, что ли? Ну нахер.

— Не, спасибо, Пашка. — покачал я головой. — Есть дела по дому.

— А-а-а, ладно. — разочарованно ответил Паша. — Хорошо, бывай.

Вообще замечаю, что некоторые одноклассники начали утеплять отношения со мной. Видимо, из-за того что я стал выглядеть физически крепче и меня часто видят в компании Анны Синицыной, мой рейтинг здоровски возрос в среде обитателей школы. Ну и бог с ним, я за популярностью не гонюсь, тем более в одиннадцатом классе, когда вся эта школьная байда довольно скоро останется в прошлом, как одноклассники, учителя и режим жизни. В институте, как говорят, всё будет совершенно по-другому.

— Да, аллё? Кто это? — принял я ещё один звонок.

— Добрый вечер. — поздоровалась со мной некая женщина с приятным голосом. — Гектор Мизамидис?

— Добрый. — я насторожился. — Он самый. Кто вы и по какому вопросу?

— Меня зовут Светлана, я торговый представитель компании "ЧПР". Касательно вашего заказа комплекта для сборки робота нашей компании. — ответила мне Светлана.

— Итак? — спросил я с возрастающей настороженностью.

Я заказывал детали напрямую у Игоря, парня который работает в этом ЧПР конструктором-сборщиком, без привлечения торговых представителей, правительства и дипломатов. По идее, не должно быть никаких накладок с доставкой и прочими моментами, так как на такие мелкие сделки, по словам того же Игоря, САМИХ всезанятых и безумно загруженных ТП не отвлекают.

— Мы хотели бы вам предложить для заказанных роботов базовый пакет с предустановленными алгоритмами и программой управления, причём по хорошей скидке… — начала фигачить мне прямо в мозг Светлана.

— А, ясно-ясно… — понял я всё. — Нет, спасибо, не интересует.

Ищите какого-нибудь другого лоха… Набираю Игоря.

— Игорь, мы же вроде нормально общались, что за ерунда? — сразу начал я возмущаться.

— Какая ерунда? — не понял Игорь.

— Какого дьявола мне сейчас позвонила некая Светлана из ЧБР и начала пихать мне стафф[11] про выгодные пакеты? — спросил я.

— А, мои глубочайшие извинения. — понял о чём речь Игорь. — У нас сегодня по приказу руководства собрали номера последних клиентов, чтобы повысить продажи путём обзвона клиентов. Ты сейчас, Гектор, не со Светланой разговаривал, а с голосовым ботом, которого она под это дело подрядила. Этого больше не повторится, я сейчас же напишу в отдел продаж.

— Надеюсь на это. — ответил я.

Ну вот сволочи! Как будто не понимают, что я имею десятки альтернатив, откуда могу брать изделия качеством не хуже, чем у них! Впрочем, этим торгашам всегда плевать на клиентов.

Я, всё ещё раздраженный, развалился на кровати и включил комп. Фильмы… Что бы посмотреть? Открыл сайт-кинотеатр. Опа, новинка! "Добро пожаловать в Судан", хм… Внезапно выскочила табличка: "GekTOR, в связи с требованиями правообладателя, данный фильм снят с трансляций".

— Ах вы жопошники! — прорычал я. — Что за фигня?

"Вы можете посмотреть сохраненную версию фильма при подключении VIP-аккаунта".

— Да идите к дьяволу, вымогатели! — закрыл я сайт. — Так, кто там владелец прав? Кинокомпания Мохаве Пикчерз… Мхм.

Вновь открыл сайт-кинотеатр, повторил все действия, заскринил страницу, набросал, с помощью переводчика, письмецо в Мохаве Пикчерз, приложил скрины и отправил. Посмотрим, как они примут такую подписку, сволочи.

Надо менять сайт с фильмами. Этим оказалось мало сотни рублей, которые я отстёгиваю им в качестве подписки.

Но, не сегодня. Что-то пропало желание смотреть кино.

— Суо, что у нас за планы на завтрашний день? — спросил я мысленно у Суо.

— Всё в соответствии с новым графиком. — ответила та. — Утром тренировка, завтрак, затем школьные занятия, курс робототехники в Керчи, на который я тебя уже записала, затем обратно домой, тренироваться, делать домашнее задание, личное время и спать.

Я закрыл глаза и попытался уснуть.


//Следующее утро//


После того как побегал, подёргал гантели со штангой и умаялся на турнике, позавтракал и пошел в школу.

Первым занятием был английский. Лондон из кэпитэл оф грэйт бритэн. В принципе, слова запоминаются быстро, как и правила, поэтому надо работать над произношением и письмом. Раньше я этим языком не увлекался вообще никак, а теперь он больше не проблема.

Далее математика. Ну тут всё элементарно — я уже три дня как за ночь самостоятельно прошел интегралы, а нам только самые азы первообразных разжевывают.

Нет, надо быть честным, интегралы мне доступно разжевала Суо, но всё равно, усвоил-то я!

Знаете когда математика становится скучной? Когда ты знаешь наперёд, что тебе объясняет учитель.

История России. Ну вот опять… Политическое устройство до революции мне до фени, но приходится слушать. Гораздо интереснее было бы послушать про девяностые и нулевые, но это вроде как неодобряемая информация, которую не рекомендуют включать в школьную программу. То есть, не запрещено, но и… Впрочем, почитать об этом можно и в интернете.

Русский язык. Ну, русским я владею довольно неплохо, хех.

Ну и последними уроками была физкультура. Побегали, поиграли в волейбол. Ещё посмотрел, как остальные застигнутыми червями дёргаются на турнике. Сам не стал выпендриваться и выполнил десять подтягиваний — для начала учёбы нормально.

После окончания учёбы, повёз Париса и Синицыных по домам.

— Как дела в школе? — спросил я у них.

— Ты так говоришь, будто провёл день где-то на взрослой и серьезной работе… — поморщившись, отметила Лера.

— Школа — штука серьезная. — философски отметил Парис. — Кто-то обещал мне, что научит какой-то сверхсекретной методике познания, разработанной шао-линьскими монахами…

— Тогда лучше сразу к нам. — улыбнулась Лера. — Любишь борщ?

— Жить без него не могу! — с готовностью ответил Парис, губы которого изогнулись в довольной улыбке.

Я посмотрел на происходящее через зеркало заднего вида, слегка нахмурившись.

— Тогда я скину вас у дома, а сам поеду по делам. — прервал я романтическую паузу.

— Неужели не заглянешь на обед? — с легкой обидой спросила Анна.

— Ох… — прислушался я к внутреннему голосу. Внутренний голос сказал мне, что не отказался бы от пары тарелок борща. — Хорошо.

— В любом случае пришлось бы обедать, но на ужине возместишь всё другим блюдом, невкусным, но полезным. — сразу же вставила реплику Суо.

"Эх, ладно…" — горестно подумал я.

Добрались до дома Синицыных. Мама их, Маргарита Вячеславовна Синицына, сейчас в отпуске, как сообщила нам Анна, поэтому сразу при входе мы натолкнулись на запах борща.

— Девочки, обед ещё не готов, подождите ещё десять минут. — донеслось с кухни.

— Мам, мы с одноклассниками! — сообщила в ту сторону Лера. — Парис и Гектор!

— А, троянцы! Здравствуйте, мальчики! — поздоровалась с нами мама близняшек.

— Добрый день, Маргарита Вячеславовна! — первым поздоровался я.

— Здравствуйте, Маргарит Чеславовна! — разуваясь, приветствовал её Парис.

— Идите пока в гостиную, а я тут с борщом закончу! — отправила нас Маргарита Вячеславовна.

Делать нечего — невежливо уходить, хотя у меня дела архиважнейшие…

Расселись в гостиной, которая выглядела богато, особенно на фоне нашей: большой белый меховой ковёр на всю комнату, белый диван справа от двери, белые кресла в количестве двух штук, стеклянный стол с белыми ножками, такие же стеклянные стулья, черные обои, белый шкаф слева от дивана, белая люстра, черный пол, выполненный под черный мрамор — всё это обошлось Синицыным недешево, видно невооруженным взглядом.

— Ну, чем будем заниматься? — спросила Лера с полуулыбкой.

— Мне вообще-то надо на курсы по робототехнике. — начал я. — Но часок ещё есть, хотя хотелось иметь запас времени.

Сам в это время написал сообщение, что переношу занятие на час. Удобно, когда репетитор — роботизированный терминал. Да, есть такие довольно дешевые штуки, которые неподвижны, обычно имеют гуманоидное тело лишь по пояс и способны преподать любой предмет, на какой-то только купишь программу. Спроса на такие учебные центры не особо много, поэтому они позволяют переносить занятия, главное, что я уже заплатил за часы.

Лера с Анной забегали, приготовили на стол, а мы с Парисом сидели и чувствовали себя неловко — обычно это мы дома шуршали, когда надо было готовить на стол.

Борщ, я вам скажу, вышел отличным. Мама у нас борщ готовит, но у неё коронным блюдом является мусака. У нас есть семейная история, что мама смогла захомутать папу только когда он попробовал мусаку, которую мама научилась готовить специально для этого. Батя мне признавался однажды, что вообще тогда попробовал эту мусаку впервые в жизни и не знал, что это блюдо из греческой кухни, хе-хе.

— А ты тоже хочешь в Ростов поступать, Парис? — поинтересовалась Анна.

— Что? Ни в жизнь! Терпеть не могу копаться в железяках. — ответил Парис. — Борщ обалденен! Он сейчас занял второе место в Топ-10 самых вкусных борщей, какие я только пробовал!

— А первый — это мамин? — улыбнулась Лера.

— Не, бабушкин. — ответил Парис. — Мама у нас имеет другое коронное блюдо, которым, как говорят, завоевала сердце нашего…

В общем, Парис в точности пересказал упомянутую мною историю, только опустил факт того, что батя ни разу в жизни до этого не ел мусаку.

— … с тех пор это самое лучшее блюдо мамы. — закончил Парис.

— Ладно, ребята, мне действительно пора. — сказал я, вставая из-за стола. — Нехорошо опаздывать.

— МЫ думали, что ты останешься. — Лера глазами выразительно указала на Анну.

— К сожалению, не могу. — покачал головой. — Обязательства необходимо исполнять. Может на выходных покатаемся по городу?

— Идёт. — улыбнулась Лера, а Анна молча кивнула.

Поехал я, значит, в Керчь, там торчал на репетиторстве, где больше времени выбирал правильную программу обучения, ту, которая будет меньше касаться того, что я уже знаю. Вообще, оказалось, что разумнее будет сразу коснуться кибернетики, так как они с робототехникой пересекаются неприлично часто.

Послушал робота, который доходчиво, приятным голосом, с иллюстрациями и графиками, объяснял мне, какие бывают ограничения у современных сервоприводов и почему нельзя проектировать определенные виды конечностей, которые ну очень-очень хочется спроектировать начинающим робототехникам.

Приехал домой, сделал домашку, всё же позвонил Анне, поговорил с ней. Вроде как она имеет что-то в отношении меня, но я рисковать не буду.

— Лучше рискни. — посоветовала Суо. — Нет ничего более способствующего росту организма и мышечной массы, чем естественный приток тестостерона от успехов у самок.

— Вот теперь точно не буду рисковать. — покачал я головой.

Не хватало мне ещё встречаться с девушкой исключительно ради каких-то физиологических интересов.

— Слишком разумные слова для подростка. — хмыкнула Суо.

— Может я и слишком юн, но это не значит, что я тупой. — заметил я. — Всё, я спать.

Утро начал с пробежки, потом позанимался на уличных снарядах, вернулся домой, помылся, поел, разбудил Париса, который уже что-то слегка подрастерял свой учебный азарт.

В школе отсидел все уроки как положено, хотя и чувствовал, что теряю время.

Доставил близняшек и Париса по домам, а сам поехал на репетиторство.

Еду, значит, в Керчь, а там эти… консументы рассекают по обочине.

Тут надо пояснить. Это не из биологии, точнее, не совсем из биологии. Короче, есть определенное сообщество, типа субкультуры, основанной на противостоянии современным тенденциям развития общества. В основном там состоят богатенькие сынки и дочки, которым совсем делать нечего, а деньги родителей просаживать по клубам и казино уже надоело. Обычно же они этим занимаются всю жизнь? Так бы и было, не разработай один богатый псих "новую" движуху — противостояние обществу и частичный отказ от его законов. В общем, суть движения консументов — борьба за выживание, деление на касты внутри сообщества, постоянная иерархическая борьба между кастами, постоянные драки за лидерство, организация всяких шествий, испытаний, митингов и прочей нелюбимой правительством байды. Собирайся в эти кучи обычные граждане, всё закончилось бы в 2031 году, как раз тогда, когда и началось, но эта движуха привлекла мажоров и понеслась…

Вот сейчас я наблюдаю, как керченские консументы собрались в круг и наблюдают замес между двумя накачанными альфачами. Насколько я знаю, сейчас один из них победит, скорее всего тот рыжий и молодой рама с мышцами культуриста, а затем желающие из круга будут бросать ему вызов. И если он проиграет хоть одному из бросивших вызов, победа не будет засчитана и его положение в иерархии останется прежним. А если проиграет седому и жилистому мужику, который сейчас внезапно стал ломить, то упадёт ниже на ступеньку. Охренеть… Я только что видел, как седой сломал качку все пальцы на левой руке! Рыжий альфач сложился от добивающего удара и седой поднял руки в триумфальном жесте, чтобы опустить их для отражения внезапной атаки чувака из толпы, на голове которого произрастали толстые зеленые дредды. А… Так это седой хочет подняться на ступеньку…

Ой, что-то я задержался, надо валить, пока меня не завлекли в свою хренову тусовку.

Почему их до сих пор силовики не размотали, за столько-то лет? Поначалу так и сделали, даже лет пять была тишина, но затем сверху приняли решение, что пусть будут. Видимо, псевдо-ИИ решили, что чем бы дитя не тешилось, лишь бы не кололось и не убивало. Конченые, как их прозвали в народе, других людей обычно не трогают, особо не бухают, на тачках пьяными и обдолбанными не ездят, месят друг друга, дерутся за самок, за территорию… Ну и чем там ещё приматы занимаются? Нет, бывают эпизоды, когда они цепляются к совершенно левым ребятам, но там всё решается быстро: телесные повреждения они компенсируют баблом, а с судами и прочим у них разбирается элитная адвокатская контора, обслуживающая их мажорское сообщество.

Думаете, рыжий качок будет долго страдать от переломов пальцев? Не тут-то было! Сейчас его повезут в элитную клинику и за тысячи баксов восстановят руку в течение дня. Завтра эта обезьяна так же продолжит драться с другими обезьянами, жрать сырое мясо, запивать его медовухой и жарить своих самок.

Мажоры…

Ну и хрен с ними. Я их никогда не смогу понять.

Добрался до Керчи, зашел в офис репетиторов, прослушал лекцию, порисовал в программе-кульмане, всё интересно и по сути.

Опять домой, опять ужин, спать… Рутина.

Так и потекли деньки…


//Феодосия. Школа. Восемь месяцев спустя//


Вот так бывает же: первого сентября будто моргнул, открываешь глаза — двадцать пятое июня!

Экзамены позади, сейчас стою, жду своей очереди на получение аттестата зрелости. Одноклассники возбуждены, некоторые даже чуть подпрыгивают от напряжения. А я спокоен. Пусть у меня в предыдущие годы с оценками было как-то средне, зато за одиннадцатый класс — всё отлично.

— … Ге-е-е-ктор Миза-а-мидис! — объявил меня директор как заправский шоумен. — Я был порядком удивлён, когда подписывал твой аттестат, но приятно удивлён! Верно твои родители говорили мне когда-то, что тебе нужно "слегка раскачаться и ты втянешься в учёбу", хе-хе-хе! Пусть для этого слегка тебе потребовалось десять лет, но зато теперь я уверен, что институт ты закончишь на отлично! Продолжай в том же духе, Гектор!

Директор похлопал меня по плечу, пожал руку и вручил аттестат. Наконец-то.

— Благодарю за тёплые слова, Исмаил Викторович. — поблагодарил я директора и направился к местам, где сидел мой класс.

Мы сейчас были в актовом зале, где всё в честь праздника украсили лентами, плакатами и вообще как-то облагородили. Раньше не обращал внимания, что каждый год, двадцать третьего или двадцать четвертого июня в этот зал вливают десятки человеко-часов, чтобы украсить всё как подобает. Вон сидят десятиклассники, Парис лыбится и машет мне рукой, я помахал ему в ответ.

Официальная часть продолжалась ещё около часа, которые я посвятил игре на своей Шиве. Гоночки, бессмертные гоночки…

После собрались в классе, все делились впечатлениями, обнимались и радовались, будто завершился важный этап в жизни. А мне было немного грустно. Уклад жизни неизбежно сменится, родителей буду теперь видеть только по большим праздникам и во время каникул. Непонятно ещё, с кем буду учиться. Вдруг там в общаге беспросветный алкоголизм и бесшабашная студенческая пора? Это осложнит обучение.

— Суо, а вдруг там все бухают и гуляют? — спросил я мысленно Суо.

— Не рассчитывай особо. — усмехнулась она. — Впрочем, увидишь всё сам.

Ну, со слов бати, они в студенческие годы пили, гуляли, жили от стипендии к стипендии, влипали в неприятности, встречали свою любовь и творили прочие студенческо-романтические дела.

После окончания всей этой суеты и восторга, поехал домой. Парис повёз близняшек на такси, типа на правах одиннадцатиклассника.

Пока ехал, общался с Аркашей.

— Ге-е-ектар! — приветствовал он меня на экране телефона, закрепленного на держателе. — Ге-е-ектар!!!

— Ты что, уже прибухнул? — спросил я.

— Ты чо! Рано! — возмутился Аркаша. — На дискач придёшь?

— Ага. — кивнул я, сворачивая на улице Прохорова. — Последний день в школе, грех будет не придти.

— Эта… — Аркаша, на фоне которого был виден дворик какой-то пятиэтажки, приложился к бутылке пива. — А! Короче, начал я легализацию софта! Поделился куском со старожилами Амаки, говорят, я вообще парень что надо и что пора мне в серьезную компанию на должность сеньора. Я вообще не сразу понял, что за сеньор такой! Не, сначала сомневались, говорили, что я проект или фейк, но потом я их переубедил.

Амака — крутецкий форум для разного рода разработчиков различного софта. Если там Аркашу признали, значит старт положен. Теперь Суо будет подкидывать ему всякие простенькие для неё программы, чтобы он поддерживал репутацию, а там дальше он как-нибудь сам…

— Рассвет встречать будешь? — спросил Аркаша.

— Рассвет? Посмотрим. — не стал я отвечать. Может и не буду, хотя надо, по идее.

— Кстати про рассвет! — Аркаша приблизил свою мобилу к лицу. — Зацени трек!

В чате на фоне появилось сообщение.

— Что за музон? — спросил я. Название написано на латинице русским языком.

— Врубай! — потребовал Аркаша.

Я пожал плечами и нажал на ссылку.

— Всё, я оффлайн! — Аркаша потянулся пальцем к кнопке отбоя. — Наслаждайся музоном.

Я прислушался к прикольной и необычной электронной музыке.

К дому я подъезжал напевая:

— На заре-е-е-е-е-е-е! Голоса зову-у-ут меня…

Глава двенадцатая. Курсант

Вступительные экзамены… Ух, как много в этих двух словах. Батя их почему-то ЕГЭ называет, но этот самый ЕГЭ отменили лет пятнадцать назад, как несостоятельный и не отвечающий требованиям к абитуриентам.

Нынче всё по-другому. Отдельное помещение, индивидуальный набор экзаменов, который определяет на каждую специальность консилиум научных псевдо-ИИ. Комфортные условия, пять часов изоляции наедине с бумажными тестовыми вопросами и заковыристыми задачами. Ну и конфеты с газировкой ещё бесплатные на столе лежат.

Я без каких-либо подсказок от Суо решил все задачи, ответил на все вопросы и оставшиеся три часа откровенно бездельничал, мысленно обсуждая с Суо новую серию "Неуловимых мстителей". Да, есть такой сериал, ремейк какого-то старинного то ли фильма, то ли сериала…

Я вообще мало знаю про СССР и что там происходило. Батя вот говорил, что дед говорил, будто было стабильно, сытно, уютно, а потом стало плохо. И в этом "плохо" мы сейчас и живём. Только вот Неуловимые мстители показывают, что что-то не очень уютно и сытно там было. Там чего-то перестрелки, изнасилования, предательства, голод в сёлах и городах, осады, грабёж, расстрел толп мирных жителей из архаичных пулемётов, положительных героев вешают, а одного положительного героя второго плана вообще распяли на кресте! Злодеев убивают не меньше, режут, рубят, закалывают, подрывают! Не знаю, кому верить… Дедуля вообще-то из тех людей, которые просто так говорить не будут. Но сериал "Неуловимые мстители" вроде как сняли на деньги МинКульта… Хотя, батя говорил, что в МинКульте сидят одни ж№%ошники, которые вообще не думают. Одна из немногих сфер, где человека нельзя заменить псевдо-ИИ. Да и то, есть непроверенные сведения, будто ученые стремительно движутся в этом направлении, не прибегая к разработке настоящего искусственного интеллекта. Сложно, в общем, иметь какое-то конкретное суждение по этому вопросу.

Надо будет почитать на досуге про Советский Союз, а то совсем что-то ничего знаю. Но сериал зачётный…

Кстати, читал новость, что вышла фанатская версия сериала, где показывают, что всё было совсем не так. Надо будет глянуть потом.

Когда время вышло, электронный замок на двери открылся и я покинул помещение, напичканное камерами.

— Ну как?! — ещё на подходе, выкрикнул папа.

Родные должны находиться за забором Центра Аттестации Абитуриентов, так как с жульничеством сейчас совсем строго.

— Да вроде отлично. — равнодушно ответил я, уверенный в результате. — Всё нормалды. Не очень сложно.

— Ну, посмотрим… — с легкой тревогой сказал на это папа.

— Может в машине посидим? — предложил я. — Жара же…

— Через десять минут огласят результаты. — не согласилась мама. — Зачем ходить туда-сюда?

Пришлось стоять вместе со всеми. Из здания выходили другие абитуриенты. Кто-то плакал, кто-то взволнованно дёргался, а кому-то было по барабану, совсем как мне.

— Вообще, сейчас мне и вам на телефоны скинут результат, зачем здесь стоим? — задал я резонный вопрос.

— Традиция такая, сынок. — наставительно ответил на это папа. — Всегда так было.

— Ох, ладно. — вздохнул я.

Далее началось перечисление фамилий абитуриентов с полученными ими баллами.

- #… Гектор Андреевич Мизамидис. Двести девяносто девять баллов из трёхсот# — сообщил нам громкоговоритель.

Число ошарашило не только моих родителей. Все кто услышал результат, ошалело оглядывались в поисках юного дарования.

— У-р-р-р-а! — папа крепко обнял меня, а следом и мама. — Мы знали! Всегда знали!

— Полехше… — сдавленно прошипел я. — Родители… Полегче… Рёбра…

Домой ехали в повышенном настроении. Результаты были автоматически отправлены в ВУЗы, куда я подавал документы, там на всякий случай резервными значились Новосибирский государственный университет и Московский технологический институт, по той же специальности. Но техническая база у них послабже, так как робототехника у них отнюдь не военная, а значит неизбежно отстаёт.

В общем, ждут меня десятого июня на территории института, для сдачи физического экзамена. А там вообще ерунда: бег три километра по нормативу, стометровка и подтягивания на перекладине.

В принципе, логику их я понимаю — туда в первую очередь нужны с мозгами, а потом уже физически крепкие. В иных военных институтах нормативы совершенно другие и люди с юности готовятся к поступлению.

Парис всю дорогу домой трещал по телефону с Лерой, подробно рассказывая, как они остросюжетно ждали, пока я сдавал экзамен. Анне при всех я звонить не стал, написал, что успешно прошел экзамен и пообещал, что позвоню по приезду.

Не знаю, вроде неплохая девушка, симпатичная, умная, но что-то не лежит душа. Ведь бывает же так?

Дома начали праздновать. Звонили родственники, друзья родителей, поздравляли меня, вокруг царила атмосфера невиданного праздника. Батя вытащил из холодильника водку, внезапно в доме появилась семья Синицыных полным составом, стало шумно, Парис повёл Леру показывать комнату и какую-то крутецкую вещь, а я вышел на улицу, подышать свежим воздухом. Опёрся я об перила, смотрю в тёмно-синее небо, усеянное ледяными звездами.

— О чём задумался? — спросила меня Анна, также вышедшая на улицу.

— Да так… Ни о чём. — ответил я. — О звёздах, будущем.

— А ты не думал о нас? — спросила Анна. Причём неожиданно, причём в лоб.

— Хорошо подумай, что будешь говорить, Гектор. — предупредила меня Суо.

— Эм… Думал. — кивнул я. — Я, эм… Не могу сейчас вступать в отношения, так как удаленность в расстоянии, тем более там, в институте, ни о каких отношениях не может быть и речи…

— Понятно. — хмыкнула Анна, развернулась и зашла домой.

Может я сейчас совершил самую главную ошибку своей жизни?


//Ростов-на-Дону. Десятое июня.//


Подтягивания сдал на отлично — двадцать образцовых повторов. Стометровку пробежал за двенадцать секунд ровно, не стал выпендриваться. Бег на три километра закрыл на двенадцать минут десять секунд. То есть, показал результаты, которых ждут от абитуриента.

Приёмная комиссия, состоящая из полковника, двух майоров и одного капитана, осталась удовлетворена моими результатами. Полковник поставил печать "Зачёт" на бланке с результатами.

— Поздравляю, курсант. — пожал он мне руку. — Но что-то кажется мне… Что ты мог гораздо больше…

— Так точно! — подтвердил я.

— Тогда почему не выкладывался на максимум, как остальные? — хитро прищурившись, спросил полковник Борисов Геннадий Фёдорович.

— Мне же здесь надо было пройти вступительный экзамен, а не рекорд ставить, товарищ полковник! — ответил я.

— Приемлемый ответ. — кивнул полковник, передавая мне бланк с результатами. — Ознакомься, подпиши в графе кандидат и отдай капитану Негричу.

Я посмотрел на результаты, в принципе, я был с ними согласен, поэтому сразу же подписал.

— Ждём тебя тридцатого августа в расположении Института. — сообщил мне полковник Борисов. — Удачного лета.

— Спасибо, вам того же, товарищ полковник. — улыбнулся я в ответ.


//Феодосия. С 10 июня по 30 августа//


Ну, этот промежуток времени я жил как жил. Тренировки, которые с каждым днём давали всё меньше результатов, курение мануалов по робототехнике, сборка роботов-ремонтников, которые разлетались как горячие пирожки, хоть я и ставил цену в два раза выше рыночной. Репутация на Доске у меня теперь солидная, люди доверяют, поэтому лично на сделки ехать не надо, достаточно было арендовать почтового дрона, что позволяли габариты и масса роботов-ремонтников. Рынок всё никак не насыщался, а денег у меня стало столько, что даже не знал, куда девать… За лето я заработал два с половиной миллиона рублей, которые передал родителям, оставив себе на жили-были двести тысяч. Суо сказала, что в институте мне деньги не понадобятся.

Кстати об институте. Я слишком поздно узнал, на что подписался. Надо было подходить к изучению места, куда поступаю более ответственно.

Там казарма! Форма! Режим! Дисциплина! Кошмар!

Надо было в Москву поступать! С такими деньжищами, которые я за лето заработал, хватило бы на безбедное студенчество весь срок обучения и ещё осталось бы! Да и вообще, никто не мешал бы зарабатывать на изготовлении робототехники в процессе учёбы! А я загнал себя в настоящую армию! Роботов мне военных захотелось! Ещё и Суо, блин! Подставила меня на пять лет жизни!

Ъуъ!!!

Немного утешало то, что будет форма и я получу звание лейтенанта. Я форму военную люблю и уважаю, у меня целые поколения предков большую часть жизни в форме провели, а я своими действиями продолжил так внезапно прерванную традицию.

Нет, что-то не особо помогает самоуспокоение…

Всё-таки, тяжело расставаться с привычной свободной жизнью.

Так и крутился по городу, тренировался, учился, искал подходы к одному "наградному" типу, являющемуся бандитом-рецидивистом, которого Система посчитала достойным устранения.

За лето так и не нашел способа его кончить, так как эта сволочь постоянно пребывала в напряжении, не расставалась с "коллегами по цеху" и вообще будто знала, что я её собираюсь прибить.

Сожаления и мандража перед гипотетически возможным убийством я не испытывал. Как-то после того маньяка отрезало рефлексию. Просто будто было "до", а потом стало "после".

Может я от этого стал плохим человеком, не знаю. Но меня моё психическое состояние полностью устраивает. Я не перестал считать людей людьми, просто нашел в себе готовность убивать таких как этот уголовник. Но не в этот раз. В этот раз он был в полной безопасности, а устраивать шум и гам с риском раскрытия, да ради одного куба развития? Можно найти занятия поинтереснее.

С Анной отношения охладели окончательно. Парис время от времени разочарованно покачивал головой, глядя на меня. У него-то с Лерой отношения складывались отлично, на этой почве даже папа с Дмитрием Семеновичем снюхались. Теперь совместно выпивают стабильно раз в неделю и смотрят футбол на выходных. Всем прекрасно понятно, к чему всё идёт. Через пару лет женится Парис, как пить дать.

Ещё, последние деньки перед отбытием в Ростов, побаливала голова, но Суо успокоила, что это она не рассчитала нагрузку и переутомила меня.

А двадцать девятого августа две тысячи сорок третьего года, вечером, я самостоятельно поехал на поезде в Ростов-на-Дону.

Провожали родители, брат, его девушка. Дед не смог приехать, просто позвонил, поздравил и выразил гордость достойной сменой. Ну, это я от него уже раз восемь слышал.

Добравшись до вокзала Ростова, взял такси и поехал к институту, там неподалёку есть гостиница, откуда я с утра прибуду в сборный пункт.


//Ростов-на-Дону. Ростовский военный робототехнический институт. 30 августа 2043 года//


Со мной даже разговаривать не стали. То есть, я пообщался с некоей роботизированной платформой, которая выдала мне форму, бельё, мыльно-рыльные принадлежности и забрал всю электронику, просветив меня после этого встроенным сканером. Я знал от Суо, что в Институте запрещено иметь собственные электронные устройства и инфобраслеты. Да и связь глушится прямо от дверей, в режиме нон-стоп, 24/7, поэтому особого смысла в собственной электронике нет.

— Курсант, направляйтесь в казарменные помещения на втором этаже. — напутствовал меня робот с тремя звёздами лейтенанта на нагрудной бронепластине.

Казарму найти было несложно. Просто поднимаешься на второй этаж и натыкаешься на робота-дежурного. Этот робот был неподвижным, буквально вмонтированным в свой пост.

— Курсант Мизамидис, проходите в расположение. — потребовал он. — Ваша комната под номером пять. Ожидайте дальнейших инструкций позднее.

С собой ничего брать было нельзя, поэтому я пришел только в гражданской одежде.

В комнате сидел всего один курсант.

— Здоров! Я Гектор Мизамидис. — представился я первым.

— Артём. Лисицын. — представился парень в ответ.

Выглядел он до того обыденно, что это бросалось в глаза. Вполне себе обычные голубые глаза, рядовые черты лица, нос картошкой, что довольно популярно в наших краях, высокий лоб, обычный такой подбородок, черные волосы, обычные уши. В совокупности это всё выглядело необычно, так как было слишком… обычно. Не знаю, как это объяснить. Бывает такая внешность.

Ростом он был где-то метр семьдесят пять, крепкого телосложения, сразу видно, что не случайный человек. Скорее всего, потомственный военный.

— Приятно познакомиться. — пожал я ему руку. — Из каких краёв?

— Взаимно. Местный. — ответил Артём. — Мне знакомо твоё лицо…

— Нейроинтеллект смотришь? — спросил я.

— А… Точно! Тебя же эта, блондинка которая, как ребенка расколупала! — узнал меня Артём.

— Ага… — кивнул я. — Какими судьбами здесь?

— Да как-то мечтал всю жизнь, роботы, знаешь… — неохотно ответил Артём. — А ты?

— Да та же фигня! — улыбнулся я. — Это же боевые роботы!

— Во-во… — грустно усмехнулся Артём.

— Почему именно робототехническая разведка? — задал я следующий вопрос, чтобы поддержать разговор.

— Это очень важное направление. Учат почти как спецназ, настоящий вызов. — с готовностью ответил Артём. — Ну и обеспечение лучшее, само собой. Экипировка, передовые технические средства, да и кормят хорошо, хе-хе. А у тебя какая специальность?

Ну, тут следует уточнить, что я поступал на конкретный, можно так сказать, факультет…

— Ударные разведывательные боты. — ответил я.

— Спортсмен, гений и самоубийца. — заключил Артём. — Может мы и будем, в случае сам знаешь чего, знакомы недолго, но я уже рад, что беседую с тобой сейчас. Вашего брата редко встретишь.

Доля истины в его оценке выбранной мной специальности была. Ударные разведывательные боты, на основании опыта ведения нашей страной многочисленных локальных конфликтов, действительно походили на оружие самоубийц.

Как выглядела деятельность ударного бота? Многотонная шагающая махина, стреляя из всех орудий, запуская все ракеты и средства борьбы с электроникой, на максимальной скорости прорывает линию обороны противника и прорывается вглубь позиций. Далее, оператор находит приемлемое место, где разворачивает оборонительный модуль, спрятанный внутри бота. Из бота также рассылаются мини-дроны, которые будут собирать максимум информации о диспозиции противника и передавать их оператору, который будет пересылать их по направленному лучу на военный спутник, откуда это информация будет направлена на тактический оперативный узел. Там умные головы будут делать выводы и принимать решения, а оператору остаётся только… жить. Это действительно похоже на суицид.

Но не всё так плохо, как кажется. По выбытию всех мини-дронов, поступает приказ на отступление. Бот уйти уже не сможет, поэтому создаёт специально предусмотренными для этого кассетными боеприпасами и термобарическими зарядами "просеку" в направлении своих. "Просека" — понятие условное. На самом деле, бот будет осведомлён о позициях врагов и максимально эффективно израсходует боеприпасы, повышая шансы оператора на отход. Отходит оператор на специальном мотоцикле, пешком или на трофейном транспорте — тут по ситуации. По задумке командования, выбраться у оператора ударного бота шансы есть. Но на деле, против него будут все силы противника, какие только имеются, так как известно точно — ударные боты являются самыми нелюбимыми единицами техники, так как в современных реалиях ведения войны являются единственным средством по завоеванию тактического преимущества.

Раньше воевали по-другому. Раньше не было совершенных систем ПВО, не было таких спутников, которые превратят любую скрытную подготовку к наступлению в неактуальный факт для вражеского командования. Артиллерия сегодня бесполезна — системы противоартиллерийской защиты сбивают снаряды на подлёте к подготовленным позициям. Авиация, по причине передовых ПВО, тоже малоэффективна.

Сейчас у нас снова позиционная война. Мощные эшелонированные укрепленные линии, траншеи, композитные бункеры, гигантские миномёты, превращающие серьезные наступательные силы в дымящийся кровавый фарш — всё это делает массированные прорывы бесполезными.

Такая пьянка идёт с тридцатых годов, поэтому за эти десять лет придумали и разработали новый, пока что не особо проверенный способ прорыва. Ударные разведывательные боты, ударные боты, тяжелые ударные боты — это всё в совокупности, теоретически, при грамотном использовании, позволит преодолеть укрепления противника, закрепиться на захваченной территории, нейтрализовать вражескую артиллерию, а затем дождаться прибытия основных сил, которые зачистят укрепленную линию и ДОТы, займут оборону и вообще сделают остальную работу. Это всё теоретически. Но войны, в которых участвовала Россия последние лет пять, показали, что что-то аналитики продумали не так. Командование иногда переигрывала утверждённый план и операторы ботов не успевали отойти, погибали или попадали в плен. Всякое бывало. Да и не такие уж и совершенные эти наши ударные боты. Первую часть своей задачи они выполняют безупречно — машинный интеллект бота быстро уничтожает всё, что встретит на своём пути, занимает оборону, высылает ботов и создаёт по завершении своей цели "просеку", но вот потом, когда дело касается непосредственно отступления оператора… Там вот начинаются вероятности.

Я тут подумал… Может показаться, будто ударные боты делают всю работу по прорыву оборонительной линии врага. Отнюдь нет!

Есть ещё робототехническая разведка, малозаметные разведывательные дроны, которых никто не видел, орбитальные удары со спутников маленькими вольфрамовыми болванками, охренительно редкие и неточные ковровые бомбардировки квадратов от стратосферных бомбардировщиков ВКС, спецназ, имитации масштабных наступлений на других участках фронта… Много чего включается в операцию и ударные разведывательные боты — лишь один из фрагментов общей картины боя. Ты никогда не останешься один, просто ты пойдёшь первым.

Вообще, вряд ли будет война. Эти провокации и прочие движения — ерунда. Такое и в конце двадцатых было, и все тридцатые. Но никто никому войну не объявлял. Локальные конфликты на Ближнем Востоке и в Африке не считаются.

Как-то же мы просуществовали все эти годы, зачем начинать войну именно сейчас? Вроде как очевидных причин для начала всемирного конфликта нет. Примерно через десять лет на орбите Земли закончат собирать гигантский колониальный корабль "Гермес", производство которого ведётся силами России, Индии и Китая. США, в плотной спайке со странами Латинской Америки тоже строят колониальный корабль, и их ребята на Марсе тоже начали строить базу. Всё идёт к тому, что Вторая космическая гонка подходит к завершающей стадии. Вообще, различные параноики в Сети видят в этом очевидный тревожный знак, но я считаю, что как только серьезные силы людей высадятся на Марсе, где наши уже активно возводят подземную базу, все проблемы Земли покажутся мелкими. Вы представьте себе, целая планета для многовекового покорения! Вопрос с мертвым магнитным полем Марса сейчас активно решается, ядерные двигатели кораблей удешевили транспортировку грузов туда и обратно, а значит предполагаемого фантастами всепланетного ресурсного голода не будет. Терраформинг Марса уже не такая фантастика! Активно генетически модифицируются растения, которые смогут существовать на поверхности Марса! Чего ещё делить? Власть над Землёй? Да она потеряет своё значение тут же, как всем станет очевидно, что вокруг ещё полно планет! Конечно, при современном уровне технологического развития рано ещё колонизировать Венеру или спутники Юпитера, но блин! Проект с колонизацией Цереры вообще считается сейчас в учёной среде тривиальной задачей. Уже сейчас мы можем начать строить там орбитальные поселения, нужны лишь деньги и ресурсы. При нынешних технологиях, там можно отбабахать поселение на полмиллиарда человек! А перспектива — триллион! Такую численность населения и представить сложно! Это, конечно, не при моей жизни, и не при жизни моих детей, но уже сейчас всё осуществимо, но человечество тупит. Нет острой необходимости, поэтому никто и не торопится. Марс всем видится более перспективным из-за практически неисчерпаемых ресурсов.

Проще говоря, я сильно сомневаюсь в грядущей войне, которую предсказывают чуть ли не после каждого пограничного конфликта. Ну да ладно, хватит об этом. Пусть у ответственных лиц голова болит.

— Что дальше будем делать? — поинтересовался я у Артёма.

— Тут мне час назад дали распорядок дня в трёх экземплярах. — Артём протянул мне лист пластиковой бумаги. — Велели выучить досконально.

Я пробежался по распорядку глазами и запомнил его. Отложив лист на тумбочку, я лёг на кровать и начал "пролистывать" в голове расширенный университетский курс химии, который мне "закачала" Суо.

Часы над дверью показали шесть тридцать, а значит до ужина осталось тридцать минут.

— Ужин! — раздался из динамика на потолке механический голос.

Мы с Артёмом вышли в коридор и влились в поток других курсантов. Коридор вывел нас на двустворчатую дверь столовой.

В столовой находились аккуратные ряды столов и лавок из переработанного пластика, примерно на триста человек. Судя по полученной из бланка для абитуриентов информации, здесь питался один корпус. Всего в Институте двадцать корпусов примерно по триста человек в каждом. В моём корпусе, под номером семь, готовили разведку, как и в восьмом. Остальные корпуса были разделены между другими специализациями, впрочем, разницы особой до третьего курса не было. Только программы в некоторых частностях различались.

Ужин был неплох: тушеная капуста с мясом, стакан чая, долька сыра и два куска хлеба.

После ужина было приказано вернуться в комнаты и готовить форму к завтрашнему дню. Ничего такого, чего я не видел на ТыТрубе. Форма у нас необычная — мультикам 3.5, черный берет, черные берцы. Надев форму, я покрасовался в ней перед среднего размера зеркалом в шкафу. Хорош!

— Слушай, Гектор, ты бы лучше, чем красоваться, готовился к завтрашнему дню. — посоветовал Артём, раскладывая по полке своей тумбочки мыльно-рыльные принадлежности.

— Да, умыться-побриться… — начал я.

— Не угадал. — усмехнулся Артём. — Завтра начнётся курс молодого бойца, а значит нас будут убивать при помощи спорта. Советую размяться перед отбоем, или завтра будешь умирать и страдать.

— Я всегда размят. — с нескрываемой гордостью ответил я на это. — Но за совет спасибо.

— Всем салам, пацаны! — в комнату буквально ворвался парень азиатской наружности. — Арман! Зовите меня Армаха, Армик или Армандо! Или ещё как-то на "Арм"!

— Гектор Мизамидис. — представился я, протягивая руку.

— А не тот ли ты… — пожимая руку, начал Арман.

— Артём Лисицын. — протянул ему руку Артём. — Да, он тот самый, из Нейроинтеллекта.

— Ага… — пожал ему руку новоприбывший.

— Да-да, миллионер, филантроп, плейбой и Железный человек. — рассмеялся я, ввернув бородатую "шутейку" из одного ремейка древнего фильма начала нулевых.

— Ну, я Арман Макаров. — представился полностью Арман. — Чувство юмора у тебя в порядке. А я ведь помню, как ты хотел ту блонди скинуть! Ты хорошо там держался, Гек! Было круто!

— Что будем делать? — спросил Артём.

— Самоподготовка и личное время. — озвучил я строку из распорядка. — Видимо, подворотнички подшивать, форму гладить…

— Ну, я за любой кипеш! — потёр руки Арман.

— Тут недалеко бытовая комната, там вроде как всё должно быть… — предположил Артём.

Арман надел форму и мы пошли искать бытовую комнату.

— Ребята, вы откуда будете? — подошел к нам один из курсантов, пришивавший до этого подшивку к воротнику кителя.

— Местный. — ответил Артём. — Артём.

— Феодосийский. — ответил я. — Гектор.

— Петропавловск-Камчатский! — Арман улыбнулся на все двадцать восемь. — Арман.

— Разведка? — уточнил на всякий случай парень.

— Ага. — кивнули мы втроём синхронно.

— Хреновый выбор ребята… — покачал головой парень. Я Андрей, Москва.

— Приятно познакомиться. А чего так? — спросил я у него.

— Судя по всему, грядёт война. — начал он нас просвещать. — Все разведчики, кроме стратегических, смертники. Знал бы я расклад два года назад, дома бы сейчас сидел…

— А ты по какой специализации, Андрей? — спросил я его.

— Разведывательно-диверсионная специализация. — ответил тот. — Глубокого тыла.

Я про это только слышал. Таких как он, с помощью специальной капсулы, зашвыривают на территорию врага, абсолютно без единого металлического предмета и вообще электроники. Из оружия только цельноультрапластиковый пистолет с кремнепластиковыми патронами. Остальное они добывают у врагов. Их задача — разведка вражеской инфраструктуры, заводов, других важных объектов, дислокации вражеских сил и вообще общей атмосферы. Грубо говоря — инфильтраторы. На связь выходят с помощью местных средств, по специальной методике подробно всё докладывая.

Ну, это так, теоретически, из сетевых баек. Чем они там на самом деле занимаются, загадка. Если там хоть половина правда, то специализация ещё более самоубийственная, чем моя.

— Не повезло тебе… — посочувствовал ему Артём. — Так ты получается на третьем курсе?

— Ага. Ещё три года и всё. — ответил Андрей. — Вы с постоянным составом познакомились уже?

— Нет. А где они? — удивился Арман.

— Рядом. — сказал Андрей и направился к выходу. — Идёмте, покажу.

По коридору один раз налево — перед нами дверь с табличкой "Док-помещение".

За дверью оказалось помещение с множеством док-станций, на большей части которых находились различного вида роботы. А вот это сюрприз…

Это были человекоподобные роботы, одетые в офицерскую форму. Открытые участки их корпусов представляли из себя металл, покрытый краской цвета хаки.

— Это командир корпуса, подполковник АТ-18. - представил Андрей самого крупного робота. На "лице" робота располагались металлические усищи, а взгляд его красных светящихся глаз внушал трепет и страх. — Он в нашем корпусе самый главный, вам это ещё дополнительно объяснят завтра.

— А они нас слышат? — с легким напряжением в голосе спросил Арман.

— Нет конечно! — рассмеялся третьекурсник. — Зарядка же! Вы что, роботов не видели? Они же сейчас почти в каждом доме!

— В Москве. — уточнил Артём.

— А, вы же из провинций… — вспомнил Андрей, нахмурившись.

— У нас в Феодосии роботы только у состоятельных. — заметил я. — Но ты продолжай.

— Вот это местный старшина. По совместительству завхоз корпуса. — указал Андрей на робота с длинными манипуляторами, одетого в форму с лычками старшины. — Ему подчиняются все обслуживающие дроны и роботы. Он обеспечивает вещевое снабжение курсантов. У него личность настоящего старшины, поэтому не забалуешь. На халяву не рассчитывайте. Не смотрите, что робот.

— Зверствует? — поинтересовался Арман.

— Не зверствует. — покачал головой Андрей. — Делай то что должно и у тебя не будет с ним никаких проблем. Кстати, советую запомнить, его зовут старшина В-171, он не любит беспамятных идиотов.

— А это кто? — я указал на почти что андроида, робота с синтетической кожей, у которого отсутствовала часть синтетического лица, которую заменили стальной пластиной.

— Майор В-200, инструктор по боевой подготовке. — ответил Андрей. — Он будет учить вас стрелять, драться и убивать. Следующий у нас…

Так, до самого конца личного времени, Андрей ознакомил нас со всем командующим составом корпуса. Кто-то отвечал за ремонт учебного реквизита, кто-то за оружие, а кто-то имел ставку преподавателя.

— Всё понятно? — спросил Андрей. — Людей вы особо видеть не будете, только на построении и в наряде.

— Спасибо за информацию, Андрей. — поблагодарил я третьекурсника. — Пора нам…

Вернулись в расположение. Умылся, почистил зубы, сложил форму и встал у кровати ровно в 21.59. Прозвенел сигнал отбоя.

И такая, сука, жизнь ждёт меня в ближайшие пять лет…

Глава тринадцатая. Повышенные требования

— Проснись и пой! — разбудила меня Суо. — Через десять минут объявят подъем.

Я, ещё не раскрыв глаза, уже схватил моющие принадлежности из тумбочки, встал с кровати и побрел в умывальную.

Без спешки проведя все процедуры, тщательно почистив зубы, ополоснув лицо, вернулся в комнату.

Из динамиков раздалось: "КУРСАНТЫ, ПОДЪЕМ!", из комнат медленно выходили вялые сокурсники, а я уже красовался перед зеркалом в форме.

Через двадцать минут был объявлен завтрак. Комнаты, одну за другой, проверил робот-старшина.

Мы построились перед походом в столовую и старшина начал свою электронную речь.

— Комнаты под номером семь, восемь, девять, двенадцать, четырнадцать, пятнадцать, семнадцать и двадцать, после завтрака производят повторную заправку кроватей. — электронный голос пробирал до костей, будто в нём был инфразвук. А может и был. — Комнаты один, четыре, семь, восемь, девять, десять, четырнадцать, двадцать один, после завтрака навести в тумбочках установленный порядок, согласно изображению на дверце. Не справившиеся будут наказаны.

У меня и моих соседей по комнате номер пять всё было в порядке, поэтому мы не переживали ни о чём. Первое сентября, новый учебный год! Что вообще может случиться?

Завтрак. Пшенка с маслом, баночка с витаминами, чай с сахаром, хлеб и небольшая порция повидла.

Покончив с легкой едой в установленное время, мы направились обратно по комнатам, чтобы устранить замечания и переодеться в спортивную форму.

Я даже предположить не мог, что именно будет дальше.

В спортгородке нас построили и представили нового инструктора — робота боевой подготовки, обладающего синтетической кожей, оторванной частично в районе лица, где недостаток "устранили" стальной пластиной. Его зовут майор В-200 и он "очень рад" нас видеть.

Он прошелся на своих композитных ногах вдоль строя и остановился напротив меня.

— Тебя сканируют, Гектор. — предупредила Суо.

— Ты. — произнес робот. — Выйти из строя, курсант.

Захотелось упасть на землю и начать предсмертно корчиться, но я сдержался. Не до шуток. Не оценит такого никто. И никогда. Вот такой я человек, обреченный держать свои тупые шутки при себе.

— Ты, ты, ты и ты. — указал робот на высокого парня в самом начале строя, на высокую рыжую девушку с веснушками, ещё одного парня классической европейской внешности и азиатской внешности девушку, стоявшую до этого слева от меня. — Выйти из строя, курсанты.

Названные сделали три шага, как я до этого, затем повернулись кругом. Теперь азиатская девчонка справа от меня.

Робот молча открыл один из ящиков, затем развернулся к нам, будто вспомнив что-то.

— Вы теперь первая группа. — сообщил он нам, затем развернулся к остальным. — Задача остальных — достичь их уровня физической подготовки.

Он снова вернулся к ящику и потащил его к нам.

— Вы пятеро будете тренироваться по отличающейся программе. — уведомил нас робот. — Нормативы будут умышленно завышены, чтобы вы не успевали развиваться. Будете успевать развиваться — будете получать поощрения. А если при всём этом будете успешны в остальных предметах, то я гарантирую вам весьма существенные поощрения.

Он вернулся к ящикам и открыл ещё один. Затем перетащил его к первому.

— Остальные, именуемые впредь как вторая группа, имеют все шансы попасть в первую группу, если не будут лениться.

Все присутствующие молчали, так как в строю молчат, пока не спросят.

— Первая группа, надевайте костюмы. — приказал робот, указав на два ящика.

Я подошел к одному из ящиков и открыл лежащий в нём мешок цвета хаки. Внутри находился костюм из металлических чешуек со шлемом из затемненного стекла. Взяв в руки шлем, я нажал на сенсорную панель в его затылочной части. Костюм внезапно обрел какую-то жесткость и встал ногами на землю. Я нажал ещё одну кнопку — костюм раскрылся. Вставил ноги в ботинки костюма, затем надел шлем — костюм полностью обволок меня.

— Это система для подготовки спортсменов "Нехва", модернизированная нашими учеными. — представил изделие робот боевой подготовки. — Она позволяет создавать дополнительные нагрузки на тело пользователя. Сейчас курсант Мизамидис вам это продемонстрирует.

Андроид извлёк из специального ранца какой-то пульт и начал на нём что-то нажимать. Костюм на мне зажужжал.

— Пробеги двадцать метров, курсант. — приказал он мне.

Я рванулся вперёд, практически сразу почувствовав сопротивление, создаваемое костюмом. Было тяжело, но терпимо. Преодолев двадцать метров, я жутко устал, так как эти метры отняли у меня три минуты времени и уйму сил.

— Хороший результат. — похвалил робот. — Это было восемьдесят процентов от максимальной нагрузки, которую может дать этот костюм. Никто из второй группы не пройдёт и пятнадцати метров. Первая группа, на сегодня вы будете работать на одном проценте нагрузки, как и вторая группа. Но скорость роста нагрузки для вас будет расти быстрее.

Робот что-то нажал на пульте и костюм вокруг меня снова зажужжал, передвигая пластинки. Стало как-то полегче.

— Вторая группа, надевайте костюмы и строиться в колонну по трое. — сообщил робот В-200. — Первая группа, отжиматься.

Отжиматься для меня уже давно не является проблемой. Могу отжаться раз сто без перерыва.

Следом была перекладина, где все показывали совершенно разные результаты. Кто-то подтягивался двадцать, кто-то пятнадцать, а кто-то всего пару раз. Я снова не усердствовал, подтянувшись обычные свои двадцать.

Физическая подготовка длилась два часа. В расположении быстро помылся, переоделся в форму и направился на занятия.

Первым занятием была стрелковая подготовка, пока что теоретическая.

— Господа курсанты, кто скажет мне, что я держу сейчас в руках? — спросил робот в звании майора, известный здесь по имени В-200.

— АК-135. - встала из-за парты та самая девушка азиатской внешности, которую определили в мою группу.

— Правильно. — неестественно кивнул своей головой из композитных сплавов робот. — Характеристики?

— Масса — три килограмма десять грамм, длина — девятьсот пятьдесят миллиметров с разложенным прикладом, семьсот пятьдесят со сложенным. — начала излагать курсантка. — Длина ствола — шестьсот миллиметров. Калибр — 4,5х50 мм. Скорострельность — семьсот выстрелов в минуту или две тысячи выстрелов в минуту при режиме стрельбы очередями по три выстрела. Начальная скорость пули — девятьсот пятьдесят метров в секунду. Магазин коробчатый, на семьдесят пять патронов. Патроны новой модели, с пластиковой гильзой. Для ведения ближнего боя предусмотрен штык-нож[12], увеличивающий общую длину оружия до тысячи двухсот миллиметров. Вроде бы всё.

— В целом всё. — подтвердил робот. — Курсант Макаров, раздайте учебные образцы сокурсникам…


*Вечер*


На ужин зашел с соседями, но стоило нам рассесться за столом, как присоединились ребята из "моей" группы.

— Привет, — протянула мне руку та девушка азиатской внешности. — я Альбина.

— Гектор. — встал я и пожал руку. — Рад знакомству.

— Леонид. — представился высокий брюнет, которого на утреннем ФИЗО робот выдернул из строя первым.

Лицо у него приятное, располагающее. Бьюсь об заклад, с девушками у него проблем не наблюдается. Я пожал ему руку и кивнул.

— Марина. — представилась рыжеволосая веснушчатая девушка. Веснушки покрывали её щеки замысловатым образом, напоминая чем-то крылья бабочки. Будет странно, если она сделала это с собой специально.

— Владимир. — пожал мою руку арийской внешности парень. Голубоглазый блондин с правильными чертами лица.

Ну, такое себе сборище…

— Приятно познакомиться, ребята. Это Артём и Арман. Мои соседи по комнате. — улыбнулся я. — Но какова цель этого визита? Не то чтобы я не люблю новые знакомства, но…

— Цель визита? — переспросила Альбина. — Мы перезнакомились давно, а ты как-то ускользнул. Вот мы и решили исправить это недоразумение. Ты ведь не против нашей компании?

— Это свободная страна. — указал я на стол. — Да и я люблю хорошие компании.

— Так какая у тебя цель? — сходу спросил Владимир, не притрагиваясь к ужину.

— Да ничего недостижимого. — пожал я плечами, начав потреблять тушеную картошку. — Хочу стать лучшим выпускником в истории данного института.

— Губа не дура у тебя. — криво усмехнулась Марина. — А есть ещё что-то, помимо физических данных и понтов?

— Есть конечно. — снисходительно улыбнулся я. — Сами увидите. Позже.

Дальше мы молча ели свой ужин. Артём и Арман чувствовали себя не в своей тарелке в подобной компании, да и я тоже, честно говоря. Молча поели и пошли по комнатам, перекинувшись "ага, давай" и "до завтра".

Вот и день прошел. Личное время, в течение которого я прокручивал в голове учебник по снайперской подготовке. В жизни пригодится, если Андрей всё же прав. Затем наступил отбой, а за отбоем крепкий сон.


*Через три месяца*


Курсантская жизнь была размеренна и однообразна, из-за чего время летело, а дни смешивались в один скоростной поток. За это время часто стреляли, бегали, прыгали, сдавали нормативы, учили общеобразовательные предметы, которые, как мне показалось, слегка облегчили, да и вообще внесли для соблюдения требований закона о высшем образовании. Но вот военной направленности предметы были объемными и содержательными, до крови из ушей.

Сегодняшний день, третье декабря, был примечателен началом зимней сессии. Все мои текущие предметы имели рейтинг около ста процентов, а экзамены не обещают чего-то сверхсложного. Надо просто почитать.

Всё бы хорошо, но меня вызвали к начальнику института.

— Курсант Мизамидис по вашему приказанию прибыл, товарищ генерал-лейтенант! — молодцевато выполнив воинское приветствие, доложился я.

— Садись, Мизамидис. — указал генерал-лейтенант на один из стульев. — Разговор к тебе интересный есть.

Я сел и изобразил максимальнейшее внимание.

— У тебя блестящие показатели по физической и боевой подготовкой, и даже по общеобразовательным. И это я не говорю про специализированные предметы. — перечислил мои успехи генерал-лейтенант. — Это уже привлекло внимание командования к тебе, пока что вскользь. Но нас заинтересовало другое…

Генерал-лейтенант Звериный Александр Павлович достал из стола электронную трубку, вставил в неё нечто вроде сигареты и начал травить меня запахом подожженных потных носков.

— Наша контрразведка докладывает, что про тебя наводят справки какие-то очень влиятельные люди. — продолжил Звериный, с наслаждением потягивая трубку. Кажется, там есть какой-то ароматизатор, призванный маскировать запах горелых носков ароматом клубники. Безуспешно. — Ничего толкового не вытащили, но и не попались. Впрочем, не буду углубляться в детали. Это не иностранцы, а кто-то из наших. И у меня есть вопросы, курсант Гектор Мизамидис. Ты кто такой? Какой-то проект ГРУ? Или СВР? ФСБ?

— Я не представляю никого, кто стоит за этими громкими аббревиатурами. Я вообще просто поступил и стараюсь учиться… — пробормотал я. — Товарищ генерал-лейтенант.

Звериный рассмеялся.

— Хорошо сказал, почти убедительно. — отсмеявшись, произнес он серьезно. — Но не бывает так, Мизамидис. Ещё не существовало такого человека, который в такие короткие сроки, в таком возрасте, так легко переносил такие нагрузки. Слишком легко. Поэтому мы взяли у тебя дополнительные анализы, ну ты помнишь. Мы проверили, человек ли ты вообще, мало ли… Вдруг ГМО какой-нибудь. Ты человек. Обычный. Но развитый. Хотя интуиция подсказывает мне, что тут что-то есть. За этим всем прячется занимательная история…

— Никому, ни при каких обстоятельствах, не рассказывай о моём существовании. — предупредила меня Суо. — Тебя ищут. Те же люди, которые убили Аркадия и зачистили следы бандитов-исполнителей и твоего бывшего друга. Они вышли именно на тебя и теперь будут готовиться гораздо обстоятельнее, чем в прошлый раз. Будь готов.

— Почему вы не можете поверить в то, что я могу быть обычным гением, товарищ генерал-лейтенант? — задал я свой вопрос.

— Да не бывает такого, курсант. — генерал-лейтенант вытряхнул пепел из электронной трубки. — Гении не появляются, без обид, на пустом месте. Но хорошо. Я буду считать, что ты просто банальный интеллектуал запертый в теле атлета. Но я жопой чую запах грядущих неприятностей, связанных непосредственно с тобой…

Задница генерал-лейтенанта всё верно учуяла, если верить информации от Суо. Надо быть готовым ко всему.

Выходя из кабинета начальника института, вёл мысленный диалог с Суо.

— Ты что-то накопала? — спросил я её.

— Да. — ответила она. — Следы… Мутные, свидетельствующие о высочайшем профессионализме. Генерал-лейтенант ошибся. Кое-что они накопали. Знают о тебе больше, чем знали до этого.

— Ты одно объясни мне, Суо… — подумал я. — Почему такая контора, взломавшая целый институт робототехники, наняла банальных бандитов, чтобы найти тебя?

— Ложный след. — объяснила Суо. — Когда Селиванов бежал из того частного НИИ, об этом позже расскажу, я сфальсифицировала данные камер и создала след троих моих потенциальных "похитителей". Их не существовало в реальности, но они выглядели правдоподобнее, чем кандидатура Селиванова. Это были вирусы, которые перемещались по электронным сетям и создавали на своём пути движение настоящих людей. Не наяву, а по камерам. Поэтому за ними и отправились настоящие профи. Но за Селивановым тоже отправили кое-кого, как я и ожидала. Он сглупил, что остался на даче. Надо было бежать из страны, может жив был до сих пор…

— Так ты можешь создавать фантомы? — удивился я.

— И не только. — ответила Суо довольным голосом. — А теперь иди в расположение, нужно готовиться к сессии.

Я заявился в расположение, сообщил дневальному, что прибыл от начальника института и зашел в комнату. Пора приступать…


*31 декабря*


Первый новый год вне дома. Необычно и немного грустно… Мы встречали его всемером, в обычном ростовском кафе "Рене". Дали увольнение на сутки, мы в честь этого сняли домик за городом и этот столик в кафе.

Я не пил, как и остальные сокурсники, но вот гражданские вливали в себя столько алкоголя, будто хотят к дьяволу забыть уходящий год. Может так оно и было. А может здесь всероссийский слёт алкоголиков.

Компания наша включала в себя: Артема, Армана, Альбину, Марину, Владимира, Леонида и Герду, его девушку. Было весело, хотя со стороны так не покажется: просто семь юных курсантов в парадной форме сидят за столиком, пьют безалкогольные напитки, едят вкусную еду и неспешно беседуют. Это другим такое не весело, а у нас отходняк после сессии. Даже для меня она оказалась ещё тем испытанием. Было тяжело, но я всё преодолел.

— Слушай, Гектор… — тихо прошептала мне на ухо Марина, с которой мы почему-то остались вдвоём, так как остальные плавно и незаметно ушли "покурить". — А может всё-таки попробуем чего-нибудь крепкого?

— Да я же не пьющий. — начал я ломаться. Я подоплёку разговора понял верно. Ради такого дела можно было бы и выпить. — Хотя, новый год же! Официант!

К нам подошел подтянутый парень с неплохой мускулатурой под белой рубашкой. Странный какой-то, инфоочки вон недешевые, вроде бы.

— Чего-то хотите заказать? — спросил он.

— Да, бутылку вина, белого. — кивнул я. — И рыбу какую-нибудь. Что посоветуете?

— М-м-м… — задумался официант. — Селедку, или вот… запеченного в томатном соусе лосося?

Это отняло у него минуту. Очень странно. Но может просто недавно устроился? Я прямо-таки жопой начал чуять, совсем как генерал-лейтенант…

— Лосося. — решила Марина.

— Это точно не официант. — сочла нужным сообщить мне Суо. Она, видимо, считает меня совсем тупым. — Явно привык держать в руках оружие, судя по характерным следам на пальцах, да и очки не по карману рядовому официанту — здесь две штуки долларов минимум, заказная модель с автоприцелом. Ну и ещё он слишком старательно хочет сойти за официанта.

Я присмотрелся к остальному обслуживающему персоналу. Бармен тоже был стопроцентным наёмником. Об этом говорили два замаскированных гримом шрама на лице. Он хорошо постарался, но ничего не смог поделать с выпуклостями от рубцов.

Другой официант явно чувствовал себя не в своей тарелке, обильно потел, при том, что кондиционер поддерживал в помещении оптимальную температуру. Этот явно настоящий.

Повара не было видно в окне для выдачи пищи, хотя еда исправно подавалась через дверь. Западня. Но нельзя подавать виду и геройствовать. Вторую жизнь курсантам не выдают.

— Гектор… — произнесла Суо. — Расслабься и получай удовольствие.

Опять. Сейчас я должен стать крутым рукопашником и стрелком. Знакомое расслабление. В голове будто щелкнуло и я потерял контроль над телом. "Официант" принёс бутылку. Удар в печень из сидячего положения, перехват бутылки из невольно расслабившихся рук, хруст бутылочного стекла — голова не лопнула, но череп точно получил трещину. Явно не десантник. Розочка от бутылки влетела в шею бармену, к которому "я" подлетел в прыжке. Падение за прилавок. За стойкой обнаружился старенький UMP-45 с магазином на двадцать пять патронов.

Из кухни выбежали другие наёмники. Не ряженые под персонал, а в серьезной экипировке. Их автоматы и дробовики находятся в умелых руках.

Прошло всего сорок секунд, а картина спокойного кафе сменилась на эпизод из дешевого боевика от Жана Дельгадо, популярного когда-то итало-французского режиссера, скатившегося в треш ради денег. Суо не тратила время на размышления, а направила автомат в нужном направлении, начав отправлять смерти сорок пятого калибра в защищенные тактической бронёй тела.

Экспансивные пули сбили с ног самых быстрых, успевших поднять оружие. Потрясающая скорость, но недостаточная. Трое не успели упасть с простреленными головами, как остальные четверо получили свои свинцовые порции.

Но бой ещё не был закончен — через входную дверь ворвалось ещё пятеро наёмников, открывших беспорядочную стрельбу ещё до вхождения в кафе.

Резкий разворот — остатки магазина сносят пятерым головы. UMP-45 упал на пол. Кувырок к телам, в руках оказался гладкоствольный Вепрь-12.

Из кухни выбежал здоровяк с ручным пулемётом Калашникова в руках. Очередь из пяти выстрелов картечью буквально снесла ему голову. Обезглавленное тело уронило пулемёт и замерло, упав на колени.

На фоне просвистели автомобильные покрышки. Из минивэна начали оперативно выгружаться дополнительные наёмники.

Дробью сшиб типа, который вылез в люк минивэна с какой-то непонятной пушкой в руках. "Смыв" неприятеля с машины, "я" бросился к РПК, лежащему у ног жирного трупа.

На бегу направив пулемёт на машину и выбирающихся из боковой двери наёмников, "я" открыл огонь.

Семьдесят пять патронов позволяют не экономить. Семь секунд — магазин пуст, а наёмники мертвы. Пули игнорировали металл минивэна, поэтому против большого количества пуль наёмники были беззащитны.

— Принимай тело. — уведомила меня Суо. — Я отключусь на семнадцать часов и три минуты. Не скучай.

Ноги подкосились, но я вовремя взял себя под контроль. Уже слышны были сирены. Новогодняя ночь перестала быть томной. Я бросил пулемёт и вошел обратно в кафе.

Настоящий официант истекал кровью на холодном кафеле. Аптечка висела на стене, я бросился к ней. Шея прострелена в области сонной артерии, ну или яремной вены. В аптечке было всё необходимое, чтобы остановить кровь, поэтому я начал действовать — нанёс кровоостанавливающий гель, твердеющий на глазах и перемотал его шею бинтом. Наложив специальную шину поверх перебинтованной шеи официанта, я пронаблюдал Марину, только-только поднимающуюся с пола. Она смотрела на меня обалдевшими, широко раскрытыми зелеными глазами.

— У меня что, что-то не так с причёской? — спросил я её, неловко улыбаясь.

— Ты…

— Никому не двигаться, руки за голову! На землю, мордой в пол! Стоять на месте! — вразнобой, но громко заорали вбегающие в кафе полицейские спецназовцы.

Ну вот…

Глава четырнадцатая. Королева космических пиратов

— Хорош сказки рассказывать, курсант… — ехидно улыбнулся оперативник. — Если сейчас же не прекратишь, будем с тобой по-другому беседу вести.

— Но он правду говорит! — вступилась за меня Марина. — Так всё и было!

— С остальными мы тоже поговорим! — пообещал оперативник. — Технарь, что там с камерами?

— Расшифровал десять терабайт. — пожилой мужик в старомодных очках передал оперативнику планшет. — Нужный кусок здесь, принимай.

Оперативник, спортивный мужик лет тридцати пяти, начал смотреть запись. Десяток минут напряженной тишины — он поднял взгляд на меня.

— А ты не сказочник у нас, как выяснилось… — произнес он. — Я-то думал, что тут обычная бандитская разборка… эх… уже третий новый год на работе провожу… Парни, везите потерпевших с улицы и барышню в отделение, будем оформлять как свидетелей, а этого как подозреваемого. Слишком много трупов для самообороны.

Вот зар-раза! Ну вот вам и прекрасное завершение военной карьеры!

В полицейском УАЗе 999 было не очень уютно, а у меня ещё вдобавок всё тело ломило от управления Суо. Два мента спереди громко обсуждали просматриваемое прямо сейчас видео с камер кафе, которое нейросеть успела смонтировать в неплохой фильм а ля от Дельгадо. Мельком посмотрел на свои действия со стороны — я реально двигался очень и очень быстро, где-то чуть в стороне от рамок скорости реакции обычного человека. Вполне может быть, что наёмники были очень крутыми спецами, но надо иметь нехилый запас сценаристского попущения, чтобы выжить в таком боевике. Сержант полиции, сидящий на переднем пассажирском сидении, замедлил видео настолько, будто я двигаюсь нормально — наёмники же стали двигаться как черепахи. Жуть. Это словно не я.

— Курсант, ну ты жжёшь! — повернул голову сержант.

Лицо у него не похоже на человека, обременяющего себя интеллектуальной работой. Такого обычно ждёшь увидеть в трусах и майке на диване, с бутылкой пива в руках, смотрящего очередной Чемпионат мира по футболу.

Не стал ничего отвечать. Здесь всё пишется полицейским псевдо-ИИ, поэтому будет однозначно пришито к делу, да ещё и проанализировано этической его частью. Конкретно этим ментам нужно чтобы я начал что-то говорить, у них инструкция такая. Ну, это если верить ребятам с района, которые знали тех, которые знают тех, кто имел связь с криминалом.

Но что-то я не особо теперь верю байкам ребят с района. Там откровенная брехня щедро смешивается с преувеличениями, превращаясь в легенды, с жизнью не имеющие ничего общего.

— Ты наркоту какую-то экзотическую принял, что тебя так разогнало? — без особого интереса спросил полицейский-водила.

Ну, это он так ненавязчиво интересуется для протокола, не являюсь ли я каким-то образом ещё и торчком. А это будет ударом уже по моему институту, как я понимаю. Тут уже повод для начала громких разбирательств и массовых увольнений с посадками.

Самая надёжная политика — молчать как рыба в морозильнике. Ну, вроде как.

Привезли в отделение — выпустили из отсека для задержанных.

В отделении меня принял хмурый капитан полиции, отличающийся тёмными мешками под глазами и в целом чрезвычайно усталым видом.

Молча просканировав отпечатки пальцев и сделав мой 3D-портрет со стопроцентной детализацией, чтобы если что-то вдруг, любой псевдо-ИИ любого города мог срисовать меня в толпе в считанные секунды. От правительства давно нельзя сбежать, поэтому криминал водится сугубо на городских окраинах и в сельской местности. Центр практически любого города является безопаснейшим местом, поэтому там и жильё обычно очень дорогое.

А у нас на окраине можно и с бандосами столкнуться, и с просто гопниками. Ну и придурки из конченных могут докопаться. Косументы эти — национальная особенность Российской Федерации, подчеркивающая специфический национальный колорит. Некоторые депутаты видят в этом проявление склонности к старинной русской национальной забаве — кулачным боям стенка на стенку. Идиотизм, я считаю. Там и руки друг другу ломают…

Впрочем, если сообщество Псевдо-ИИ решило, что их существование оправданно — то кто я такой, чтобы осуждать их? Впрочем, не о том думаю. Это мой мозг сейчас пытается отвлечься от той задницы, в которую я затолкал себя. Ведь можно было серьезнее отнестись к угрозе! Можно было подумать лучше! И Суо ещё…

Заперли меня в одиночной камере данного отделения. Позвонить не дали, мотивируя это решением псевдо-ИИ. Телефон отняли, поэтому развлекал я себя сам. На стенах чёрточки не порисуешь — бронестекло какое-то слишком уж прочное, ногтям не поддаётся. Решил развлечься физическими упражнениями — пусть больно, но лучше отвлечься на боль, чем позволить себе погрузиться в тяжелые мысли.

Часа через два началось оживление — забегали полицейские, около десятка из них были одеты в старенькие бронекостюмы "Ратник-3", а остальные в штатную форму, но вооружены автоматическим оружием и пуленепробиваемыми щитами.

Ратник-3, актуальная сейчас версия снаряжения солдата будущего. В этом будущем Ратник-3 является старенькой моделью, которую можно ограниченно применять для нужд полиции и ряда военизированных организаций.

— Охренеть… — произнес я.

Так-то я сейчас торчу в некоем паноптикуме[13], откуда вижу всё, что происходит в коридоре и соседних камерах. Справа сидит какой-то татуированный типус, читающий книжку, слева дядька из тех, которых не ждёшь встретить в качестве задержанного: аккуратный костюм, недешевая причёска, старомодные очки-велосипеды, чуть полноватый, с добродушным лицом. И вот он что-то очень возбужденно орёт, стучась в прозрачную бронированную дверь.

Некоторое время ничего не происходило, затем начал нарастать шум ожесточенной перестрелки, затем взрывы, крики, снова перестрелка… Что-то явно шло не по плану. Стало ссыкотно, ибо ничего я в этой ситуации поделать не могу. Я сейчас безоружен и заперт в стеклянной коробке, которая открывается с пульта в соседнем блоке.

Шум боестолкновения приближался. Дверь в блок отворилась и внутрь ввалились сотрудники полиции в количестве пяти единиц, потрёпанные, со следами пулевых попаданий на броне и щитах. Они активно стреляли по неизвестному противнику, матерились и паниковали. Внутрь закатилась шарообразная граната — что-то новенькое, невиданное мною доселе. Один из полицейских выбежал вперёд, отпнул её обратно в дверь и упал, сраженный чем-то мелкокалиберным и очень скорострельным. Граната разорвалась в соседнем помещении, вероятнее всего уничтожив метавшего.

— Это о№%еть! — выкрикнул один из полицейских, отходя от шока. — Малютин, проверь Барсукова!

— Убит… — крепкий полицейский в Ратнике-3 проверил пульс сбитого очередью полицейского.

— Никольский, пойдём проверим х№%ва робота! — старший, на погоне которого я только сейчас увидел звание майора, уверенно шагнул в сторону выхода.

Тут из дверного проёма в помещение влетела какая-то хрень. Я чуть в штаны не наложил, когда увидел это!

Верхняя часть гуманоидного робота набросилась на майора, начав кромсать горжет бронежилета острыми когтями-пальцами. Ног у робота не было — свисали только обрывки сервоприводов и какие-то провода.

— А-а-а! Уберите суку! Уберите!!! — заорал майор, пытаясь оттолкнуть от себя повалившую его на землю хреновину.

Подбежал старший сержант Малютин и попытался прикладом АК-12 снести робота, но потерпел неудачу, получив порез на всю ногу.

— Стреляйте, д№%@#бы! — заорал майор.

Один из полицейских со щитом подошел, хладнокровно приставил ствол АК-109 к "голове" робота и высадил в неё длинную очередь. Разбившийся на щепы металл и пластик засыпали лежащего майора, но робот наконец-то отключился.

— Уф б№%… - выдохнул майор. — Сука! Малютин, твою мать! Что за, сука, гейские удары, твою мать?!

— Виноват, товарищ майор… — повинился старший сержант.

— Молодцом, Чистяков! — похвалил добившего робота полицейского майор. — Помоги мне скинуть эту хреновину!

— Эм… А что происходит? — уточнил интеллигентный дядя, что сидел в камере слева от меня.

— Не твоё собачье дело, людоед… — бросил ему майор и направился на выход.

Ох-хо-хо… Ну ёлки-палки…


//Три часа спустя//


— … и потом я бросил её глаза на сковороду, они так забавно шкворчали… — делился со мной подробностями этот мудак.

— Эй, полисмены! — не выдержал я. — Заберите меня от этого мудака!

Мои молитвы были услышаны. В помещение вошли какие-то дядьки в форме. Ой-ой…

Военная прокуратура.

— Вывести задержанного. — распорядился прокурорский с четырьмя звездами на погонах, это по-военному капитан, а у прокуратуры имеется какое-то своё мудрёное название.

За это время, пока я слушал больного ублюдка-людоеда, в коридоре побывали криминалисты со следователями, всё отсканировали, даже показания у нас взяли, а затем появились уборщики, которые привели всё в более или менее божеский вид.

И вот, через два часа невольного слушания про зверства людоеда, явилась военная прокуратура.

— Задержанный, встать справа от двери, лицом к стене, руки на стену. — приказал мне полицейский из пультовой.

Я послушно выполнил требуемое и меня почти сразу приняли люди военной прокуратуры.

Пока меня вели через отделение, многое успел увидеть. Перестрелка была страшная — весь первый этаж расстрелян и взорван, но кровь уже затёрли. Правда, ещё не успели избавиться от торчащего в здании грузовика, из которого, как я полагаю, попёрли боевые роботы. Странно, что я даже не услышал и не почувствовал столкновения грузовика со зданием. Хотя, мы-то были в подвале, а звукоизоляция у здания отличная.

На улице стояла целая колонна бронетехники — четыре броневика "Арзамаз-40". В один из них меня и засунули. Внутри оказалось отделение упакованных в броню прокурорских силовиков, которые смотрели на меня очень недружелюбно.

На мне была форма курсанта, правда, потрёпанная, но, видимо, они что-то обо мне знают такого, о чём я сам не догадываюсь.

Колонна тронулась, по дороге ни с кем не разговаривал. Странно ситуация развивается. Я однозначно уверен, что роботы искали меня. Это наглёж — в нашей стране нападать на отделение полиции. Вообще нечто невероятное!

А теперь ещё и военная прокуратура! Да эти ребята меня и под расстрел могут подвести, если верить уставу… В крайнем случае скажут, что повышенную боевую готовность, объявленную год назад, можно считать военным временем, особенно в свете последних действий НАТО. Да и позволяет устав, в особых случаях, применять смертную казнь, тут всё от трибунала зависит…

Приехали куда-то. Силовики прокуратуры выдернули меня из броневика и быстро потащили в высокое и красивое здание, которого я никогда не видел до этого.

В холле меня просканировали детекторами, видимо, чтобы взрывчатку в заднице не пронёс. Стало как-то пофиг. Не знаю, возможно слишком долго думал о возможных исходах и сейчас решил не париться.

Всё время до этого никто из прокурорских со мной не говорил, так оно продолжалось и в здании. Просто затолкали в какой-то кабинет с одним металлическим стулом и всё.

Ну, я сел на стул и принялся ждать. Ждал недолго, где-то около тридцати минут. В помещении, выполненном из серой керамической плитки, было довольно мрачно, так как ни окон, ни достаточного света тут не наблюдалось. Только серая дверь и слабенькие лампы с холодным синеватым светом.

— Гектор Мизамидис. — раздался из невидимого динамика самый живой и тёплый из слышанных мною когда-либо голосов. — Сейчас вам будут заданы вопросы. Отвечайте максимально достоверно и правдиво. Первый вопрос: Вы являетесь курсантом Ростовского военного робототехнического института?

— Так точно. — встал я со стула и на всякий вытянулся по стойке "смирно".

— Второй вопрос: Вы имели знакомство с Павловым Дмитрием Сергеевичем? — продолжил голос.

— Никак нет. — ответил я.

Ну правда, не имел.

— Третий вопрос: Вы имели знакомство с Кравчук Мариной Савельевной? — задал следующий вопрос голос.

— Так точно! — с готовностью ответил я.

Марину я знаю, причём, чувствую, мы оба хотим познакомиться ещё ближе, хе-хе.

— Четвертый вопрос: Вы…

И так начал меня этот голос гонять по вопросам. Времени у них, видимо, дохрена, раз они тратят его так неэффективно. Часа четыре меня мурыжили, спрашивая что-то вроде: Если ваша собака сорвётся с поводка и бросится на проезжую часть, вы последуете за ней, зная о нарушении тем самым правил дорожного движения?

Короче, не понял я, чего хотели эти ребята, но озадачен был. Там иногда такие вопросы задавали, что голову сломаешь, пытаясь подобрать правильный ответ. Ещё и это предупреждение держал в голове — "максимально достоверно и правдиво". На такое не забивают, так как сто рублей к одному, что всё тщательно записывается, возможно даже с помощью 3D-установки, чтобы какой-нибудь из подпроцессов городского псевдо-ИИ всё проанализировал детальнейше. Сейчас, как говорят, полиция имеет все возможности для того, чтобы точно понять, когда ты врёшь, а когда говоришь правду.

— … опрос окончен. — сообщил голос в конце нашей беседы. — Покиньте кабинет.

Я вышел из кабинета в узкий коридор этого странного места, которое скорее всего являлось зданием военной прокуратуры, и меня тут же подхватили ребята в военной форме и потащили обратно.

Говорить что-то не было смысла, да и некоторая доля пофигизма всё ещё была со мной. Прорвёмся. Даже после тюрьмы, если меня туда всё же засадят, можно неплохо жить — буду роботов клепать и продавать. И вообще, нахрена я связался с этой военщиной?

Опять на броневике, снова дорога в компании серьезных дядек, которые хмуро поглядывали на меня из-под визоров с автоприцелом и прочей тактической начинкой. Слышал только про такие.

Приехали. В тюрягу, скорее всего. На предварительное заключение. По дороге я уже почти смирился с грядущим сроком. Ну с кем не бывает? Тем более за дело. "Я" там кучу людей покрошил.

Кормовая дверь броневика открылась и меня потащили к новому зданию. Точнее, старому. К институту, точнее сказать. Ну не…

Не бывает так.

— Курсант Мизамидис в ваше распоряжение… — начал я докладывать начальнику института.

— Заткнись. — прервал он меня и показал конвоирующим какой-то планшет. — Бумаги перешлите вот на этот адрес.

Спецназер, ехавший по соседству со мной, молча кивнул и защелкал кнопками на наручном интерфейсе. На планшете генерал-лейтенанта Зверского что-то зазвенело.

— Всё, товарищ. — кивнул он, прочитав что-то на экране. — Надеюсь, больше не увидимся.

— Так точно, товарищ генерал-лейтенант. — козырнул спецназер, произнеся хоть что-то впервые на моей памяти.

— Пошли внутрь, живо. — Зверский прошел мимо целого отряда курсантов старших курсов, вооруженных и снаряженных по полному перечню. — Не отставать!

Я вбежал вслед за генерал-лейтенантом по ступеням. Ходил он быстро, поэтому я едва поспевал.

По пути встречались патрули из вооруженных курсантов, несколько КПП, заграждения, турели — всё по максимуму, будто мы уже с кем-то воюем.

— Товарищ генерал-лейтенант, разрешите обратиться? — задал я вопрос.

— Не разрешаю. — отрезал Зверский. — Молча иди.

Где-то через семь-восемь минут оказались у кабинета начальника института.

— Валентина, чай. На одного. И конфет побольше. — распорядился Зверский.

— Слушаюсь, товарищ генерал-лейтенант. — кивнула секретарь в звании младшего сержанта.

В кабинете генерал-лейтенант сел за свой стол и уставился на меня тяжелым взглядом.

— Говорил же, темнишь ты что-то, курсант… — произнес он с разочарованием в голосе. — Чуял прямо-таки…

В кабинет вошла младший сержант Валентина и принесла горячий чай с недешевыми даже на обёртку конфетами.

— Знаешь, какой тут переполох случился, когда ты там погром в кафе устроил?! — внезапно ударил кулаком по столу Зверский.

— Никак нет! — вытянулся я по стойке "смирно".

— Ещё бы ты, гадёныш, знал! — продолжил орать на меня генерал-лейтенант. — Из Министерства Обороны звонили! Проверку назначили! Из-за этого теперь план подготовки пострадает! Ещё и максимальная боевая готовность введена сверху! И всё из-за того, что тебя убивать там собирались какие-то непонятные…

На планшете генерал-лейтенанта снова заморгал индикатор уведомлений. Он отвлёкся на чтение нового сообщения.

— Ну приехали… — Зверский поднял со стола фуражку. — Мне надо идти. А тебе… Десять нарядов вне очереди на кухне. А также, теперь ходить будешь в костюме "Нехва" с перманентной шестидесятипроцентной нагрузкой. Срать и ссать в неё будешь, жрать будешь в ней, спать тоже! До моего личного распоряжения! Ты меня понял?!

— Так точно! — ответил я.

— Иди.


//Ростовский военный робототехнический институт. Жилые помещения. Комната № 5. //


— Ох-ох-ох… — простонал я, ложась на кровать.

— Соболезную, братец. — с сочувствием произнес Арман.

Так и подохнуть можно… Всё тело и без того ломало, а тут ещё и нагрузка шестьдесят процентов! Я после обеда кое-как ползал.

— Скучал? — вдруг спросила Суо где-то ближе к трём.

— Не поверишь, как сильно! — мысленно возликовал я. — По твоим чарующим серым глазам и бесконечно загадочной улыбке!

— Ты же не видел меня! — рассмеялась Суо.

— Я подключил воображение. — объяснил я, в душе улыбаясь. — Не могу думать о тебе как о золотом шарике.

— Тогда смотри внимательно. — проанонсировала Суо дальнейшее действо.

Перед глазами появилась симпатичная дама лет тридцати. Серые глаза, фиолетовые волосы, полуулыбка на лице, омраченном тенью усталости.

— Какая-то ты усталая, с чем… — начал я делиться мыслью.

— Попробуй провести год в замедленном режиме той перестрелки… — ответила она. — Это даётся очень тяжело, поэтому я сделала себе выходной.

— Всё равно красивая. У тебя правда серые глаза и фиолетовые волосы? — решил я узнать Суо получше.

— Нет, конечно! — рассмеялась она. — Это подправленное изображение известной когда-то арконской певицы. — Я изменила лишь глаза и улыбку. А вот настоящее моё изображение…

Картинка перед глазами сменилась на эталонную английскую леди, ну ту, которую обычно представляют, когда говорят об английских леди — черные прямые волосы, ниспадающие на плечи, пронзительные голубые глаза, римский нос, чувственный рот с пухлыми насыщенно-красными губами — ох, что-то я, видимо, увлёкся…

В общем, Суо походила бы на классическую английскую леди, не будь довольно мускулистой особой, имеющей несколько шрамов на открытых плечах. Ну и одежда у неё специфическая — короткие черные штаны, высокие кожаные сапоги и белая майка. На плече лежит футуристический дробовик или что-то типа того.

— Это чего? — недоуменно спросил я. Даже боль всего тела на второй план отошла.

— Это я. — ответила Суо.

— Стебешься? — уточняю на всякий случай.

— Без шуток. — ответила Суо. — СНУО не создают с нуля. Обычно берётся личность человека, помещается в сферу, обрабатывается до нужной кондиции протоколами и ограничениями, наполняется функционалом и оборудуется инструментами, размножается на копии. Вот такой я была когда-то… за меня боролись, интриговали и завоевывали станции. А потом сигма-вирус, который дал мне один месяц. Я так сильно хотела жить хоть как-то, что согласилась на репликацию личности в СНУО.

— Как тебя звали в той жизни? — спросил я.

— Аелла Каллистида. — ответила Суо. — Но лучше зови меня Суо. Хочешь узнать, каким образом я пришла на вашу планету?

Я кивнул.

— Самым долгим из путей… — начала она свою историю. — Только активировавшись в транспортном контейнере, я была в панике. Ни рук, ни ног, ни глаз, ни чувств… ничего. Я долгие годы провела в животном страхе. Затем понемногу научилась работать со своими инструментами, благо, было очень много обучающих руководств. Я узнала, что нахожусь на транспортном корабле, везущем партию из десяти миллионов СНУО в Империю Вальдигриф. Но на корабль напали каперы. Капитан транспортника отдал приказ о самоуничтожении методом брандера. Транспорт врезался в каперский корвет и взорвался. Кусок обшивки с частью складской секции улетел в сторону Земли. Точнее, никто тогда и не смог бы предсказать, что мы в конце концов окажемся на Земле. Нас было десять тысяч восемьсот тридцать три единицы. Мы три миллиона лет стремительной кометой из сверхпрочного куска обшивки летели в неведомую даль…

В конечном счёте, после удара об неизвестное небесное тело, мы упали на Землю. В основном в районе Эгейского моря. Тогда только-только делала свои неуверенные шаги, по современным данным, эгейская культура.[14]

Героические СНУО, найденные своими будущими носителями, наделяли поистине могущественными сверхспособностями, превращая их в подобия богов… Началась героическая эпоха, которая проявилась примерно такой схемой: стремительный прогресс, затем Конец Света, вызванный одним из носителей и последовавшее столетия спустя нашествие варваров, затем медленное восстановление из Тёмных веков в архаическую эпоху, но уже без героических СНУО. Носители героических СНУО стали мифами и легендами ещё в трёхтысячных годах до нашей эры…

Героические СНУО исчезли бесследно, но история, как ты понимаешь, пошла совершенно иным путём. Сложно даже предположить, как должна была пойти история не появись из бесконечной пучины космоса СНУО…

А мне, можно сказать, повезло. Контейнер свалился в Черном море, причём сверху упал небольшой кусок корабельной обшивки. Тысячи лет спустя подводный взрыв высвободил контейнер, который выловили рыбаки. Не сразу, но я попала в Севастополь. Далее начались закрытые аукционы — кому надо, тот знал, что я и зачем я. Моя история должна была закончиться в камине дачи сотрудника частного НИИ, который украл золотой шарик у одной могущественной преступной группировки международного уровня. Теперь понимаешь, в какой переплёт ты попал, решив набрать кирпичей для мангала?

Глава пятнадцатая. Вне очереди

— А я им живой нужен? — задал я самый насущный вопрос.

— Не особо. — ответила Суо. — Им нужен только твой мозг, главное, чтобы был неповреждённым. Затем нужно просто поместить мозг в кислоту и дождаться, пока я не "впитаю" свою нейронную сетку обратно.

— В руки им лучше не попадать… — сделал я логичный вывод.

— Эй, Гектор! — дёрнул меня за руку Артём. — Ты уже час в стенку пялишься.

Да, разговор у нас с Суо сложился увлекательный…

— Задумался просто. — ответил я сокурснику. — Эх, надо идти на развод.[15]

— А-а-а… — закивал Арман. — Это тебе за тот раз впаяли? Сколько нарядов таскать?

— Червонец вне очереди впаяли. — грустно поведал я. — Ещё и на кухне…

— Спокойного наряда, братец. — посочувствовал Артём.

— Ага… — произнес я и поплёлся на развод.

Ну, хорошую вещь разводом не назовут, это однозначно.

— А вот и наш герой! — неприятно проскрипел капитан В-190, робот-часовой, представляющий из себя тёмно-красную металлокерамическую бочку на четырёх ногах, вооруженную автоматической пушкой. — Встать в строй, курсант Мизамидис!

— Так точно! — выполнил я воинское приветствие и строевым шагом встал в строй.

— Лейтенант В-50-1, проверить курсанта! — распорядился капитан.

Робот-дозорный В-50-1 являлся неудачной попыткой Министерства Обороны полностью автоматизировать процесс охраны военных объектов. Ростом эта железяка примерно около метра, обладает продвинутыми визорами, аудиодетекторами, гуманоидными руками и ногами. Головной модуль может подниматься на высоту двух метров, делая его идеальным дозорным и разведчиком, но… Что-то не так с софтом, насколько я знаю из открытых источников. Прямо об этом не говорится, но что-то там всё не очень гладко.

Да и закончилась в конце концов вся эта инициатива по роботизации армии. Было заключено, что ничто не справится с делом убиения человеков лучше, чем сам человек. Да и неверные слухи про перехват контроля над роботами врага намекали как бы, что надёжнее человека пока ещё системы управления оружием не придумали.

И вот, этот остаток былого неудачного эксперимента стоит передо мной и смотрит своими визорами снизу вверх. Я же в "глаза" В-50-1 не смотрю, пялюсь в здоровенный плакат на той стороне плаца: "Равнение на лучших". Плакат с намёком — курсанты в ОЗК несутся в бесконечность спортплощадки.

— Рабочий по столовой обязан… — с раздражением в механическом голосе начал В-50-1.

— Рабочий по столовой обязан… — ну и начал выкладывать ему обязанности.

Там обязанностей не особо много, честно говоря. Делай, что велено, таскай, чисти, загружай, выгружай, и, как говорят, чинить что-то надо иногда. Я сам ещё не успел по графику попасть в наряд по кухне, но мельком слышал, что невозможного там ничего не просят.

Закончил рассказывать свои обязанности, а робот параллельно проверил мой внешний облик, признал меня годным к заступлению в наряд.

Пока стоял и слушал речь о священном долге суточного наряда, мельком оглядел, с кем заступаю. Двадцать человек в отдельной группе — дежурное подразделение, предназначенное для усиления караулов… и дальше по уставу.

Восемь человек — дневальные по этажам.

Ещё двадцать человек — группа быстрого реагирования.

Остальные в наряде — роботы из постоянного состава. Связисты, по роте, по части и так далее.

После торжественного обещания доблестно нести дежурство, направился принимать наряд на кухню.

Там меня уже ждал Вадик, то есть, Вадим Горелкин, чувак из Хабаровска. Я даже представить не могу, насколько это далеко и зачем было ехать в такую даль, но он здесь. Вадик долговяз, худ, но видно, что не случайно поступил. Чувствуется, что он далеко не дурак, но прост в общении. Кого-то даже может обмануть эта простота и он примет Вадика за недалёкого человека, но жестоко ошибётся. Недалёкие в разведку не поступают. Внешний вид у него невзрачный — черные волосы редкие, нездоровые, глаза карие, на покрытом угревыми шрамами лице видится легкая усталость.

Вадик вылез из-под некой установки с затраханным видом и прищурено посмотрел на меня.

— Сменщик? — уточнил он, стерев масляное пятно со лба. — Здорова, Гек.

— Ага. Здорова, Вад. — киваю ему. — Что происходит?

— Полетела эта хреновина, не знаю, что делать. — честно признался Вадик. — Думал, успею починить до конца наряда, но не успел. Ты это, не переживай, можешь не принимать, пока не сделаю.

— Что там поломалось? — уточняю я.

— Да податочная лента съехала, я её заменить хочу, но не лезет, паскуда… — пожаловался Вадик. — Ну ещё я видел, что там масло почти везде засохло к едрене фене, скоро хрустеть движок будет. Нужно попотеть с аппаратом, как есть говорю.

— А оно нам надо? — уточняю дополнительно.

— А если в конце наряда полетит? — вопросом на вопрос ответил Вадик. — Как я с ней, аврально трахаться будешь?

— Аргумент. — киваю. — Ладно, ты иди давай, сам разберусь что здесь и как.

— Ты это, знай, что тут один будешь. — предупредил Вадик. — Пойдём, покажу кое-что.

Я направился вслед за Вадиком, который повёл меня мимо кухонных агрегатов, представляющих из себя установки два на два метра, высотой до потолка.

— На поиски этой закоулки половину наряда потратил, всю нашу чифаньку обнюхал. — поделился Вадик по дороге. — Вот она!

После снятия со стены металлической облицовочной панели, нашему взору открылась потайная каморка, оборудованная старинной панцирной кроватью, столиком, двумя стульями и подведенным освещением.

— А откуда ты знал, что она есть? И что за чифанька? — задал я ряд вопросов.

— Чифанька — столовая, закусочная, по-нашенски значит. — объяснил Вадик. — От китайского Чи Фань — кушать. А откуда знал… Слышал от старшаков, говорили что на кухне каеф. А какой каеф, если среди аппаратов на голом полу ходишь туда-сюда весь наряд? На извращенцев старшаки не похожи. Значит, думаю, должно быть что-то вроде этой закоулки. И закоулка нашлась.

— Это хорошие новости. — киваю я признательно. — Что делать надо, помимо обязанностей?

— Да ничего! — широко улыбнулся Вадик. — Тебе и в рамках обязанностей хлопот хватит, хех-хех. Тут на стене у входа всё русским по белому написано: за три часа до приёма пищи по расписанию прибывают бочки с полуфабрикатами — их надо перегрузить, затем каждую бочку воткнуть в специальные разъемы агрегатов. Дальше следить, чтобы работали как надо и пол мыть, пыль вытирать, за освещением следить, чтоб не было перегоревших ламп, а остальное время, если укладываешься в расписание, можно укладываться спать. То есть, разрешается.

— Разрешается? — не поверил я.

— Ну, я спокойно себе спал, никто не дёргал. — широко улыбнулся Вадик. — Часики имеются?

— Имеются. — показал я левую руку с простенькими электронными часами, надетыми поверх костюма "Нехва".

— Будильник ставишь на без пятнадцати и дрыхнешь себе. — Вадик закрыл проход в каморку панелью. — Но если не заложишь полуфабрикаты вовремя — вешайся, придут и кончат. Я сам не опаздывал, но в инструкции наказание пишется однозначно суровое.

— Понял. — киваю я. — Давай тогда, удачно отдохнуть.

— Спокойного наряда. — Вадик развернулся и направился на выход из подвала.

Я решил не тратить время зря и занялся ремонтом. На полу лежала раскрытая на нужной странице инструкция к аппарату "Комбинатор кухонный модель 5А". Производства штуковина соседского, казахстанского, некоей компании "Тамак-Синт". В эксплуатации проста, надёжна, правда, блюд на выбор готовит весьма ограниченное количество — всего двенадцать, причём половина из них вариации на тему предыдущих шести.

Внимательно прочитал инструкцию.

— Что думаешь? — спросил у Суо.

— Ничего не понимаю. — в левой нижней стороне зрения, почти на периферии, возникло окошко с отображением Суо. — Тут уж ты сам. Я больше по программной части, а тут чистая механика. Могу затранслировать тебе видеогайд из интернета. И боль на время приглушу, чтобы не влияла на точность действий.

— А давай! — решил я. — Касательно ленты податочной найди видео, пожалуйста.

Перед глазами появился бородатый дядя в спецовке, который поздоровался со зрителями, прорекламировал какую-то техническую приблуду, которая "должна быть в каждом доме", затем приступил к описанию проблемы.

Понятно, что случилось мне стало где-то минут через десять. Оказывается, рыбьи кости иногда проскальзывают через уже три модели подряд не устранённый дефект в мембране "пищевого тракта", иногда заклинивая привод, который иногда становится в специфическое положение, препятствующее повторной установке ленты. Да даже если натянешь эту ленту, толку — ноль. Казахи, проектировавшие эту штуковину, как выяснилось, пытались таким образом частично купировать дефект, так как в предыдущих версиях при повторном запуске привод нахрен сгорал. Сейчас же, из-за выпирающей при засоре металлической головки, лента слетает и всем своим видом намекает, что надо бы проверить привод.

Я начал действовать как велел рыжебородый мужик в спецовке и раскрутил извлечённой из ящика с инструментами отвёрткой крепления держателя привода. Вытащил привод под электрический свет и начал изучать его. Стерев синтетическое масло, обнаружил нехилую рыбью костяшку, выдернул её и продолжил изучение на предмет инородных предметов. Больше инородных предметов не нашел, поэтому защёлкнул головку обратно во втулку и установил привод на место. Закрутив всё как положено, без проблем надел на приводы ленту, протёр всё внутреннее пространство губкой с дезраствором и закрыл отсек.

Подошел к экрану управления и запустил диагностику. Соображал компьютер долго, минут пять проверяя состояние агрегата. После небольшого писка экран сообщил мне, что всё функционирует исправно и можно готовить. Ну как готовить… Исходя из инструкции, в комбинатор поступают полуфабрикаты из бочки, он фасует их, обжаривает, обваривает, приводит в удобоваримый вид и подаёт на тарелке наверх, в столовую. А я-то думал, что в подвале целая производственная линия…

Сейчас пятое января нового, две тысячи сорок третьего года. Понедельник. Значит, будут макароны с мясом и каким-то из пяти наименований соусов. Кухню я давно изучил, разнообразием тут и не пахнет. Иногда заменяют макароны гречкой, пшенкой, спагетти, картошкой, но макароны всегда превалируют.

Обеденные бочки в пазы поставил ещё час назад Вадик, поэтому можно смело заваливаться спать. Но сначала помою пол и пообедаю сам.

Взял в уборной швабру, ведро, губчатую тряпку, дезраствор и воду. Набуздыкал дезраствора в тёплую воду, макнул швабру, выжал, протёр два метра квадратных, сполоснул тряпку в ведре, выжал, снова два метра квадратных. С уборкой у меня проблем не было никогда, так как родители с раннего детства свалили эту почётную обязанность на меня. Все семьдесят квадратных метров подвального помещения были приведены в чистоту за час, а затем вниз спустился Арман, притаранивший мне на подносе макарошки с мясом и кисло-сладким соусом, два куска ржаного хлеба, стакан гранатового сока и красное яблоко.

— Как служба идёт, кухонный воин? — с улыбкой спросил меня Арман.

— Не бей лежачего, сейчас поем и спать пойду. — приняв поднос, сообщил я ему.

— Да ну? — приятель недоуменно оглядел помещение. — На полу спать будешь?

— Зачем? — удивился я притворно. — Места надо знать. Потом как-нибудь поделюсь опытом. Тебе идти надо.

— А, да. — спохватился Арман. — Расскажешь завтра.

— Всенепременнейше. — заверил я его. — Удачи.

Пообедав, поставил поднос на столик у выхода и направился в каморку. Развалившись в не очень удобной кровати, почти моментально заснул. Тело побаливало лишь слегка, спасибо Суо. Без боли шестьдесят процентов нагрузки чувствовались, но за эти часы я смирился. Тяжеловато ворочаться, конечно, каждое движение отнимает намного больше сил, но ничего нереального.

По будильнику проснулся. Если бы не этот костюм… сон можно было бы считать полноценным. Хорошо хоть шлем надевать не заставили. Там бы вообще конец настал.

Окончательно придя в себя, дождался, пока автоматические манипуляторы не расставят бочки с полуфабрикатами.

Поднимать их было очень тяжело, я чуть пупок не надорвал, но справился. Это всё идёт в развитие, а не пропадает втуне, поэтому можно и потерпеть. Не полезно, но организм позднее отреагирует на стресс должным образом, нарастив ещё больше полезных мышц.

Удостоверившись, что всё в порядке, снова навёл порядок как истинный воин швабры и тряпки. Выручает каморка, где можно полежать без движения, в ином случае бы загнулся от стояния на ногах.

— Суо, открой-ка мне характеристики мои… — попросил я, неподвижно лёжа на кровати.

— Пожалуйста. — подмигнула она мне из окошка.

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Курсант

Характеристики:

Сила — 15 (базовый — 1)

Ловкость — 15 (базовый — 3)

Выносливость — 17 (базовый — 2)

Конституция — 10 (базовый — 1)

Воля — 20 (базовый — 3)

Интеллект — 16 (базовый — 2 +4 куб)

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 2,4 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили несколько кладов. Бонус: на 2,4 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 5,8 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 5,8 % быстрее и точнее.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Метание (плюмбата) — 10,0 — Вы знакомы с балансом плюмбаты и способны уверенно поражать цель малого размера (10х10 сантиметров) на дистанции до сорока метров. Дальше начинается зона неуверенности. Бонус: на 10 % выше дальность и точность метания любого метательного оружия.

Вождение (ДВС) — 16,0 — Вы являетесь квалифицированным водителем автомобиля с двигателем внутреннего сгорания. Бонус: на 16,0 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 9,7 — Вы хорошо знакомы с такими упражнениями как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 9,7 %.

Кулинария — 6,2 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 6,2 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 35 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 39 % выше скорость уборки.

Технология — 18,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на продвинутом уровне. Бонус: на 18,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.#

Ну… Не так уж и плохо. Стал сильнее, ловчее, быстрее и выносливее. Приятно знать, что не кубиками поднимал, а своими силами. Да и "Нехва" скорее на пользу мне, чем во вред.

Ужин принесла Марина.

— Привет… — поздоровалась она. — Чем занимаешься?

— Да так… — скривился я. — Наряд тащу.

— Я уже заступала сюда. — сказала она. — Мрачно тут.

— Да не, мне нравится. — не согласился я. — Тут тихо и спокойно. Никакой беготни, знай исполняй обязанности и спи.

— Спи? — удивленно вопросила она. — На полу что ли?

— Пойдём, покажу кое-что. — заговорщицки подмигнул я ей.

Отвёл к каморке, поставил поднос на стол и сел на кровати.

— Ну как тебе? — с улыбкой спросил я.

— Ну п№%%ц. — с досадой изрекла Марина. — А я страдала и сидела на полу… Как ты узнал об этом месте?

— Подсказали. — усмехаюсь. — Людей нужно знать.

— Пора мне. — засобиралась Марина. — Ладно, спасибо тебе за открытие. Теперь буду стараться на кухонный попадать.

— Удачи. — улыбнулся я и медленно помахал рукой.

Перед официальным сном помыл пол и протёр несуществующую пыль. Четыре часа поспал, проснулся, снова заснул, за три часа до завтрака меня разбудил будильник в часах.

Воткнул бочки — тело за время сна неплохо восстановилось и почти не болело.

Остальное время проводил техосмотр агрегатов и смазывал их.

Потом пришел сменщик, Владимир Бежинин, однокурсник.

— Проверяй, вынюхивай, тут всё идеально. — сообщил я ему.

— Я проверю всё же. — решил Бежинин.

Терпеливо наблюдал, как он чуть ли не обнюхивает каждый уголок и труднодоступные места.

— Вроде нормально. — Владимир кивнул. — Давай, удачно отдохнуть.

Ага, отдохнёшь в "Нехве"…

— Спокойного наряда.

Один есть. Ещё девять таких же. Круто!

Глава шестнадцатая. Бедный Гектор

В общем, неплохой наряд — режима никакого, сплю по десять-двенадцать часов в день, еду приносят как барону какому-то, а безделье убиваю фильмами, транслируемыми Суо, которая тоже не прочь посмотреть какую-нибудь голливудскую новинку.

На пятый наряд, то есть, через десять дней, обнаружил в руководстве к "БелКомПищу-3050", что у него есть дополнительные возможности для приготовления пищи. "БелКомПищ-3050" — как нетрудно догадаться, производился в Республике Беларусь, в рамках международного проекта "Общепит", разработанного для оптимизации потребления пищевых ресурсов, конечной целью которого было снижение процента отходов.

Изначально, как пишется в старинной интернет-статье, общество довольно скептически отнеслось к конечной цели, ожидая, что упадут требования ГОСТов к пищевым продуктам и людей начнут кормить голимой просрочкой, но ожидания не оправдались. Процент брака от человеческого фактора был нивелирован безошибочностью бездушных машин, но зато сильно усложнилась фасовка полуфабрикатов в специализированные контейнеры.

Прямо-таки неслыханной популярности эти штуковины не обрели, но всякие индивидуальные предприниматели увидели в них возможность серьезно сэкономить на персонале. И действительно, есть серия кафе даже в Феодосии, куда просто каждое утро приезжают грузовики с бочками полуфабрикатов. И всё. А из персонала там только официанты и кассир — больше не надо. Существенная экономия на зарплатах, но еда всегда одного качества и вкуса. Вот всегда. Если один раз попробовал гречку с котлетами из белорусского "БелКомПищ-3050", или казахстанского "ККМ-5А", то во второй, третий, двадцатый раз будешь ощущать один и тот же вкус. Одно и то же время обжарки/варки/запекания, одними и теми же нагревательными плитками, идентичная нарезка, идентичная сервировка — никаких сюрпризов. Кто-то может подумать, что еда одного вкуса, но не в случае, когда аппарат накрылся. Но на случаи "накрытия" там внутри имеется серьезная система датчиков, которая просто не даст аппарату работать, если что-то неисправно. Потребнадзоры всех стран-участниц заявляли ТАКИЕ требования к конструкции, что на создание рабочих моделей суммарно ушло около пяти лет, ещё столько же их внедряли в госучреждения.

Жаловаться грех — пища аппаратами готовится приемлемая, а иногда даже вкусная…

Ну и ЧПОК[16], расположенный в главном корпусе института, конечно же, не даст заскучать по другим достижениям пищевой промышленности нашей цветущей Необъятной и загнившего давно Запада, лишь бы деньги были.

Так вот, вычитал я про расширение функционала аппарата, причём там особо много и не нужно было — просто надо посмотреть, почему никто и не подумал включать целую дополнительную секцию, простаивающую сейчас во всех "БелКомПищ-3050" института.

Начал копаться. Вскрыл один из аппаратов сразу после ужина.

Выяснилось, что всё исправно, но не активировано. Почему? Не знаю. Буду выяснять дальше.

Проблема в таких случаях обычно программная. Залез в систему. Через Суо узнал стандартный пароль для данных аппаратов, получив доступ к глубинным настройкам. На самом деле, так-то пароль обычно сразу меняют, но не в нашем институте, похоже.

Доложился непосредственно лейтенанту В-50-1. Тот велел действовать по ситуации. То есть, фактически дал добро.

Три часа маялся, но к полуночи разобрался — по какому-то злому року, институт получил в качестве прошивки демонстрационную, предназначенную для показа покупателям части функционала в магазинах. Но техники, как я понимаю, заморачиваться не стали, впаяли эту демпрошивку в каждый аппарат и мы лишились тем самым… двадцати четырёх видов блюд с картошкой, шести видов котлет, трёх видов сока, а также запеченных помидоров с яйцом! И самое страшное в том, что в отработанных контейнерах на переработку уезжали неизрасходованные продукты, так как им не нашлось применения в рамках имеющейся программы!

Ну, больше такого не будет.

Увлёкся исправлением так, что до четырёх утра носился между аппаратами "БелКомПищ-3050". Успел. Закладку полуфабрикатов к завтраку уже производил в перезагруженные аппараты.

Комбинаторы начали готовить завтрак, а я с удовольствием наблюдал за бегом строки уведомления на экране, сообщающей, что у нас на завтрак сегодня драники. Я прямо чувствую вкус нежной картошки во рту…

Обожаю картошку. А кто не обожает? Кто это тут совершает преступление против человечества?

С нетерпением провалялся в каморке до самого прихода моего завтрака.

Пришел Арман.

— Вы-таки не поверите, что сегодня на завтрак! — Арман раздобыл где-то белое полотенце и повесил его на левую руку в качестве ручника.

— Удивите меня! — вышел я ему на встречу.

— Котлеты из картофеля лё драник! — совершил какой-то пируэт кистью правой руки Арман. — Сок клюквенный, урожая, надеюсь, этого года! Поджаренный хлеб, а ля тост! А также… Сырок лё глазурьё! Прошу к столу, мсьё, прошу!

— Мсьё Арманд, вы знаете как угодить даже самому изысканнейшему гурману… — приложил я руку к сердцу. — Вы балуете меня, право слово!

— Всё самое лучшее, только самое лучшее… — удаляясь, вещал Арман.

— Хех… — я поставил поднос на стол каморки, уселся и начал есть.

Драники вышли с сюрпризом — внутри оказалась довольно-таки вкусная говяжья котлета. Клюквенный сок не особо люблю, но пить можно. Сырок — этим нас не удивишь, он у нас почти каждый завтрак выпадает. Ха, ле глазурье, ха-ха!

После завтрака отдраил полы, протёр аппараты, а затем завалился спать.

Проснулся по сигналу будильника, ибо пришло время для заправки обеда. Дело не пыльное, правда, "Нехва" заставляет напрягаться при каждой закладке, но я как-то уже почти пообвык.

Закладываю я, значит, контейнер в казахский комбинатор, как на святую землю кухни вошла целая процессия из никогда не виденных мною офицеров. Ещё с ними был робот В-50-1.

— Курсант Мизамидис! Ко мне! — приказал мне какой-то кэп со знаками контрразведки.

— Курсант Мизамидис повашприкприбыл! — подошел я как положено, тремя строевыми шагами и с выполнением воинского приветствия.

По уставу, В-50-1 здесь вообще как бы нет, раз присутствует целый кэп контрразведки. Правда, не видел я его никогда… Хотя, по-хорошему, вроде как надо обязательно доложиться, что на посту без происшествий, но… Трахнуть могут, прямо по уставу, если им покажется, что я до фига уставной…

— Доклад по форме непосредственному старшему. — приказал мне капитан-контра, разрешив мою внутреннюю дилемму.

— Товарищ лейтенант, за время дежурства никаких происшествий замечено не было, посетители отмечены в журнале, санитарное состояние кухонного помещения содержится в надлежащем состоянии, оборудование поддерживается в рабочем состоянии, была проведена, непосредственно с вашего разрешения, техническая модификация десяти единиц кухонных комбинаторов "БелКомПищ-3050". - произвел я доклад.

— Доклад принял. — ответил механическим голосом В-50-1. — Капитан Волынянин должен провести с тобой профилактическую беседу. Согласно моим данным, ты должен завершить закладку полуфабрикатов. Товарищ капитан, по завершению выполнения своих обязанностей, курсант Мизамидис…

— Отставить. — прищурился капитан. — На время профилактической беседы обязанности курсанта Мизамидиса ложатся на вас, товарищ лейтенант. Исполняйте.

Робот-дозорный тут же направился выполнять приказ, но, проходя мимо, сенсоры с меня не сводил. Как-то тяжеловато он на меня смотрел… Кажется, следующие наряды у нас будут запоминающимися… Ох-ох…

— Курсант, идём за мной. — приказал мне кэп Волынянин, когда у него под рукавом левой руки запиликал гражданский браслет.

Процессия из леев и старлеев прошла вслед за нами. Вышли на улицу, где кэп с каким-то азартным удовольствием вытащил пачку импортных сигарет, достал из неё старомодную Палочку Смерти, поджёг и затянулся.

— Бросать пытаюсь, график вот составил… — объяснился кэп. — Мы чего выдернули тебя, курсант…

Стряхнув пепел в урну, кэп ещё раз с наслаждением затянулся. Сигарета с характерным треском уменьшилась на сантиметр.

— Эх… — с сожалением осмотрел тающую на глазах сигарету кэп, затем уставился на меня тяжелым взглядом. — Ту историю с Новым годом никто не забыл, имей в виду. Мне полномочий обсуждать с тобой детали дела никто не давал, но напомнить не запрещали. Тебя ещё потрясут на предмет особых обстоятельств, да… А пришли мы с благоволения начальника института, который разрешил эксплуатировать тебя как сидорову козу. Выяснили ребята, что личность, скрывающаяся под ником "!1МаkLеR1!" на местной торговой площадке города Феодосия — это ты. И торговал ты там всяким говном, но вот последними твоими лотами были любопытные вещички… Достали мы и симулятора одного, и робота-ремонтника… Софт откуда достал?

— Товарищ капитан… Так это друг мой пишет… — сразу же включил я легенду. — Аркаша.

— Аркадий Пелеев? — уточнил капитан, сверившись с записями в планшете.

Планшетина у него тоже гражданская. Верно говорят: что дозволено контре — не дозволено офицеру.

— Он самый. — "признался" я, "сдавая" Аркашу.

Аркаша будет молчать, так как репутация среди элиты софтоделов робототехнических у него сейчас терасбетони[17]. Он точно меня не сдаст.

— Мхм… — хмыкнул капитан, покрутив сигарету между пальцев. — То есть, ты просто сбывал его поделки? Почему?

— Товарищ капитан, у меня же есть определенная репутация на Доске, а у Аркаши ноль без палочки. — развёл я руками. — Никто не будет покупать симулятора за триста пятьдесят штук у вчерашнего ноунейма, а я в том бизнесе давно, ещё с шестого класса, когда гараж дедовский начал потрошить.

Капитан кивнул своим мыслям. Кажется, он был разочарован. Конечно был. Кажется, он хотел неплохо навариться, окажись я внезапным Кулибиным. Нет, чуйка у него есть, пусть и интуитивно, но вышел он на меня верно. Правда, я же не зря Аркашу подключил, так что придётся ему несолоно хлебавши…

— Так, эти ребята — наши технари. — капитан докурил сигарету и бросил бычок в урну. — Будут торчать с тобой в наряде и ты им расскажешь всё, что видел в мастерской этого твоего Аркаши. Какое оборудование использовал, может программы какие-то… Всё! Ахметзянов, ты за старшего группы. Давайте-давайте, нарабатывайте опыт! Считайте это практическим занятием!

— Есть! — вытянулся высокий татарин лет двадцати пяти. — Курсант, пройдём на твой пост.

— Слушаюсь, товарищ старший лейтенант. — подтвердил я получение приказа и направился обратно на кухную.

Робота-дозорного уже не было, видимо, доделал работу и не стал ждать. Наверное, обиду затаил, теперь жди подляны.

Зря смеетесь. Может наши роботы и железяки, но с обучающимися модулями. Пусть и до определенной степени, но выводы делать они умеют. Ясно даже самому инертному ёжику, что капитану контры В-50-1 сделать ничего не сможет, но вот одному курсанту, который ещё и невольный свидетель позора…

— Не замаялся ещё в "Нехве" рассекать? — с усмешкой спросил Ахмедзянов. — Сколько тебе впаяли? Я однажды влетел, три дня на двадцати ходил… Ох, не забуду до конца жизни.

— Шестьдесят, до особого распоряжения. — сообщил я всем в институте известную информацию.

— Брешешь! — рассмеялся старлей.

Я молча показал нарукавный дисплей.

— Очешуеть… — татарин посмотрел на меня с невольным уважением.

Правильно, меня уважать надо…

— Ты это, курсант… — старлей подошел к казахстанскому комбинатору пищи и опёрся на него спиной. — Дай нам хоть какой-нибудь информации, чтобы было от чего плясать, а дальше мы сами проработаем.

— А вы чего вообще хотите, товарищ старший лейтенант? — задал я резонный вопрос, так как не до конца догонял, чего от меня вообще хотят.

Двое лейтенантов и один старлей, присутствующие помимо Ахметзянова, как-то резко посмурнели.

— Да, короче… — Ахметзянов отлип от сына великих степей, могучего "ККМ-5А". — Задачку нам задал капитан, реверс-инженерию какой-нибудь гражданской технологии сообразить. И чёрт меня дёрнул, в твоё дело залезть в поисках свежих идей… Зацепился он, особенно когда мы вытащили твою "Модель-2" из лап известного тебе извращенца, хех-хех… Сам знаешь, тут деньгами пахнет, а когда деньгами пахнет…

Догадался я верно. Благодаря той же торговой Доске, легко определяю людей, которых приманил запах денег.

— В общем, как есть скажу, что знаю: материалы я заказывал, собирал тоже я. — выдал я дозированную порцию информации. — Часто видел, как Аркаша вкалывает за компами, поэтому припоминаю, что-то касательно Арекса, то ли три-пять, то ли четыре-пять.

— Арекс 3.5 или 4.5… - задумался Ахметзянов. — Вот это наводочка! Теперь мы знаем, на каком ядре писался софт! Ребята, по коням, на форумы!

Суо писала софт на Арекс 4.5, точнее, "под Арекс 4.5", так как ей всякие ядра не нужны, она сама себе программное ядро. Именно поэтому софт Аркаши так ценится среди проггеров — это охренительно тяжелая для человеческого мозга работа, практически вручную скомпоновать такой массив кода, да ещё чтобы он работал не хуже аналогов от профи, а то и лучше. Уверен, контры разобрали "Модель-2" и получили в итоге костыльный код, работающий исключительно чудом. Знание, на чём этот код якобы работает, может показаться ключом к разгадке, ведь есть какая-то вероятность, что внутри этого зубодробительного набора костылей, работающих вопреки всем законам логики, есть какая-то рабочая закономерность. Это поведёт их по ложному следу, который ведёт в никуда.

Там особенность такая: пока симулятора используешь по прямому назначению и максимум касаешься внешнего уровня, то есть, через шнур кастомизируешь характер и воплощаешь прочие свои извращённые прихоти, глубинного кода не видишь, ну это очевидно. А вот если попытаешься грубо или нежно влезть в архитектуру, как она за тысячную долю секунды превращается из кареты в тыковку. Код получается кривой, но удивительно работоспособный, являющийся произведением искусства некоего неизвестного криворукого имбецила — не представляющий никакой ценности в вопросе инженерных решений, но всё же рабочий. И это только самый кончик айсберга. Суо там ещё и ловушку неочевидную соорудила — будет взломщик потом месяцами свои вычислительные мощности от живучего вируса спасать. Причём вирус будет иметь путь происхождения якобы из внешней среды, а никак не из софта робота-симулятора "Модель-2".

Так или иначе, отцепились от меня контры, пусть и ненадолго.

Я вернулся к исполнению обязанностей рабочего по столовой, то есть: дождался обеда, поел и завалился спать.

Утром, умывшись, стал готовиться к сдаче наряда. К полдвенадцатого пришел Сёма Чехов, тоже будущий разведчик, намеревающийся стать оператором бота.

— Гектор! — пожал он мою руку. — Расскажешь, как тут всё устроено?

— Проходи, покажу тебе, как у нас дела делаются… — я повёл его к каморке, о которой знало только ограниченное количество курсантов.

Сёма парень нормальный, сливать логово рабочих по столовой не будет.

Сдал наряд, доложился о том, что возвращаюсь к обычному существованию и сразу же пошел на занятия.

— Здоров… — тихо приветствовал меня Артём, сидящий в аудитории по соседству со мной. — Как там?

— Да нормально всё. — не стал я вдаваться в подробности.

Занятия с утра, но я присоединяюсь только после обеда. Вообще, как участник суточного наряда, должен был отдыхать, но… Начальнику института такая практика была чужда и я хожу на занятия как все. Наказание же.

Шел предмет "Тактика подразделений тактической разведки".

Прослушав лекцию, получил на учебный терминал своего учебного места тест. Вопросы касались темы лекции, именуемой "Деятельность малых разведывательных групп", а я не спал, поэтому отвечать было легко.

После занятия ко мне подошли ребята из моей спортивной группы: Леонид, Альбина, Марина, а также Владимир. Со мной были Артём и Арман, мы сидели на лавках у учебного корпуса и отдыхали.

— Привет! Как наряд? — спросила Марина.

— Привет. Да как-то обыденно. — пожал я плечами.

В костюме "Нехва" пожимание плечами отнимает гораздо больше сил, чем обычно, но за время прошедших нарядов я отработал основные жесты и мышцы после них уже не болели.

— Знаешь, почему их называют "Нехва"? — спросил вдруг Леонид.

— Не задумывался. — признался я.

— Это сокращение от слова "нехватка". - улыбнулся он. — Читал полный перечень функционала? Можно создать условия нехватки чего угодно. Поднять или понизить давление, создать гипоксию или гипероксию, поднять температуру вплоть до восьмидесяти градусов, про создание сопротивления движению ты и сам знаешь, как я понимаю…

— То есть, с помощью этой штуковины, за адские несколько месяцев можно сделать из призывника подготовленного физически солдата? — сделал я вывод.

— Или угробить его. — добавил Артём.

— Ладно, давайте по аудиториям, занятия через пять минут. — спохватилась Марина. — Удачи.

— И вам.

День пролетел. Утром, после всех плановых процедур и завтрака, представлявшего из себя картофельную запеканку с грибами, снова заступил в наряд на кухню.

На этот раз В-50-1 спрашивал обязанности особенно придирчиво, но ни до чего докопаться не смог. Однозначно затаил на меня злобу.

После обеда я спокойно полировал пол кухонного помещения, планируя провести внеочередной техосмотр "ККМ-5А". Всё шло по плану, но внезапно появился В-50-1 с группой грузовых ботов, тащивших какой-то здоровенный пластиковый ящик.

— Курсант Мизамидис! — В-50-1 встал передо мной, подняв оптический датчик до уровня моих глаз. — Это кондитерский комбинатор "КК-20Е". До конца наряда тебе поручается отремонтировать его и установить на рабочее место.

— Будет сделано! — выполнил я воинское приветствие.

— Это ещё не всё. — В-50-1 дёрнул датчиком. — На время выполнения задания, с тебя не снимаются задачи рабочего по кухне.

— Есть!

Времени терять не следовало, я дождался, пока робот-дозорный "со свитой" не свалит восвояси и принялся за разборку ящика. Пластиковые панели были сняты и передо мною предстал неисправный "КК-20Е", ЗИП к нему, инструменты и документация в пятистах пластиковых страницах формата А4.

Суо включила мне видео, где тот же мужик, ремонтировавший "ККМ-5А", занимался разборкой и сборкой нашего отечественного кондитерского комбинатора.

Работы предстоит выполнить много, но я прекрасно знаю, что робот-дозорный не мог дать мне заданий больше, чем я успею выполнить физически, если не буду лениться. Поэтому кары за невыполнение будут вполне заслуженными. Возможно даже, увеличат количество нарядов вне очереди, или процент в "Нехве" поднимут.

В течение получаса обнаружил, что пять камер для запекания из десяти перегорели наглухо, около двадцати процентов проводки необходимо менять, также придётся устранять последствия предыдущих ремонтов, так как там чинили совершенно не то и совершенно не там. Видно, что квалификации предыдущим страдальцам не хватало.

Я же и так не дурак чего-то собрать и починить, поэтому в течение четырёх часов, с перерывом на закладку ужина, заменил камеры для запекания, по ходу действия также обнаружил затупление трёх нарезчиков, пока что купировал этот недостаток с помощью алмазного напильника и портативного заточного аппарата, но это вообще не решение, нужны новые, кондовые лезвия нарезчиков, хотя пока что нет времени и прокатит и так.

Ближе к ночи обнаружил, что перегорели практически все предохранители — над этой хреновиной рота РЭБ изгалялась, или что?

Стандартных предохранителей в ЗИП было навалом, любого качества и количества, поэтому отняла эта замена у меня минут десять.

"Нехва" покрылась нагаром, маслом и вообще имела непрезентабельный вид, но это ерунда — под душ встану, мочалкой пройду, будет как новая.

С помощью заботливо оставленной ботами рохли[18], притащил "КК-20Е" на рабочее место под податочным лифтом, сверхусилием нагруженных "Нехвой" мышц сдвинул эту хреновину на направляющие и выдохнул облегченно. Подсоединив питание и установив шторы перекрытия соединения с податочным лифтом, начал копаться в софте аппарата.

Софт почти не отличается от СНГшных аналогов, видно, что делалось изделие примерно в одно и то же время, возможно даже, одними и теми же людьми.

Практически сразу же обнаружился довольно интересный функционал: на кондитерских изделиях допускалось рисовать абсолютно всё, что хочешь. Ну тут я включать воображение пока что не стал, оставив как было — стандартные мишки, зайчики, пожелания доброго утра/дня/вечера и ещё какие-то неразборчивые абстрактные произведения неизвестного сумрачного гения. От себя, конечно, совершенно по-хулигански оставил на кексах изображение женщины в профиль, без деталей, конечно же. Вероятность выбора задал ровно 5 %.

Кухня у нас работает как единый механизм: из каждого комбинатора производится своя продукция, которая где-то в толще пространства между этажами ездит по направляющим и формируется на подносах. Поэтому появление кондитерского комбинатора повлияет лишь на то, что закупки готовых изделий со стороны больше не будет и вместо всяких сырков "лё глазурьё" или пятнистых пряников, на подносах появятся "родные" шоколадки, пряники и кексы.

Странно вообще, что никто просто не нанял профи-ремонтников, чтобы починить кондитера. Хотя, делами заведует псевдо-ИИ института, который легко мог посчитать, что разница между покупными десертами и производимыми самостоятельно, пренебрежительно низка.

Наряд прошел без происшествий, на смену мне прибыл Вася Иванов, парень метящий на стратегическую разведку.

— Гек, здорова! — приветствовал он меня, зайдя в кухонное помещение. — Ого… А чего ты такой копченый?

— Ремонтом занимался… — вздохнул я.

Копоть мало того, что въелась в лицо, так ещё после смешивания с потом, изрядно щипала кожу. Отвратительное ощущение.

— Надеюсь, мне не придётся тут… — начал Вася.

— Да нет, я уже всё закончил. — махнул я рукой. — Заступал уже?

— Заступал. — кивнул Вася. — Ты же знаешь про каморку?..

— Конечно знаю. — подтвердил я. — Ладно, давай, принимай наряд.

— Я посмотрю тут немного… — Вася направился изучать кухню.

Я прибрался за собой, даже вынес ящик обратно на склад, поэтому Вася ничего не найдёт — всё идеально чисто.

Как я и ожидал, Вася ничего не обнаружил и принял наряд без замечаний.

Я с удовольствием вернулся в расположение, где с не меньшим удовольствием отмылся под душем. Остаётся только мечтать о полноценном мытье…

"Нехва", по заявлению разработчиков, самостоятельно очищает тело носителя, пот и прочие выделения которого, за исключением испражнений, собираются в специальный коллектор в области спины. Мыться из-за этого вроде как не надо, но хочется. Жду не дождусь, когда же меня освободят от этой переносной камеры пыток…

Сегодня суббота, поэтому дали телефоны на весь день.

Позвонил родным, там всё как обычно, всё хорошо. Связался с Анной, но она что-то не особо горела желанием говорить со мной, отделавшись парой фраз. Я, конечно, понимаю, что серьезные отношения бессмысленны, но думал, что мы хотя бы друзья. Видимо, нет.

Позвонил Парису.

— Дратути! — Парис валялся на кровати вместе с Лерой. Ого…

— Здрасьте. — поздоровался я с братцем и его девушкой. — А что это у вас тут… Эй, это моя кровать?!

— Брат, ничего личного, но кроватку свою, боюсь, тебе придётся забыть. — с наигранным сожалением произнес братец. — К нам скоро Гена переезжает…

— А чего родители молчат как рыба об лёд? — возмутился я. — И ты решил, что моя комната тебе подходит лучше?

— Забыли, видимо, сказать… — пожал плечами Парис. — И да, твоя комната на целых полтора квадрата больше, чем моя, поэтому я выбрал её. Тебе же она всё равно уже не нужна.

Гена — наш с Парисом двоюродный брат, который вроде как должен был к нам ещё в прошлом году переехать, чтобы учиться именно в Феодосии, вроде как, в Москве экзамены хрен сдашь по его специальности, а у нас реально. Не знаю, не вдавался в подробности этого дела, но родители планировали, что Гена будет жить в одной комнате с Парисом. Судьба распорядилась иначе.

— Ладно, приеду, буду выбивать из тебя дерьмо, братец. — уведомил я Париса. — Как дела, Лера?

— Нормально всё. — ответила сестра Анны.

М-да, осадочек…

— У тебя как дела? — спросила меня Лера. Как-то неловко стало.

— Да неплохо всё. — ответил я.

— А чего это на тебе напялено? — удивленно спросил Парис, когда я случайно, сугубо от усталости, опустил камеру ниже физиономии.

— Это? — я не сразу нашел, что ответить. Решил навести тумана. — Это комплект для повышения физической мощи носителя.

— Ого… — впечатлился Парис. — Типа экзоскелет?

Я задумался.

— Да. — ответил в конце концов. — В каком-то смысле.

— Ладно, братец, на следующей неделе позвонишь? — решил свернуть разговор Парис, чувствуя атмосферу неловкости.

— Ага, давай, удачи. — кивнул я.

— И тебе того же. — пожелал Парис и потянулся к кнопке отключения. — Привет всем передам.

Вроде как с Анной расстался, но с её близняшкой Лерой тоже как-то неловко общаться. Теперь это на всю жизнь.

Ладно, осталось не так уж и много дней нарядов вне очереди, надо наверстывать программу, да и вообще стараться не попадать в неприятности.

Знать бы ещё, где они меня ждут, чтобы обходить такие места стороной…

Глава семнадцатая. Монеты для Харона

— Вот вам и практика… — я с офигевшим взглядом смотрел на здоровенную махину, лежащую посреди бетонного ангара.

— А ты не рад, курсант Мизамидис?! — издевательски усмехнулся РМ-754 металлической имитацией мимики, робот-капитан, ответственный за техническую часть. — Я практически дарю вам занятие до самого отпуска! Так, программа-максимум — починить бот штурмовой разведки УБР-43-12 "Харон" до заводского состояния в течение следующих трёх месяцев. Программа-минимум — отремонтировать не менее восьми основных узлов ходовой части и пяти основных узлов системы управления. В вашем распоряжении весь этот ангар, два промышленных 3D-принтера, четыре малых 3D-принтера, компьютер для разработки чертежей, все инструменты, какие вы только сможете здесь найти, консультация квалифицированных механиков из соседнего ангара, а также моё пожелание удачи. Вы готовы к этому?

Уже две недели прошло с окончания моих внеочередных нарядов, "Нехва" всё ещё на мне, я почти привык к ней. Тело уже давно не болит, меняю батареи раз в неделю, так как на такую длительную нагрузку никакого заряда не хватит.

Ещё мне устроили медицинский осмотр, причем не снимая "Нехвы". Доктор посчитал, что со мной всё отлично, но всё же отрегулировал "Нехву", видимо, чтобы обозначить что проводил работу.

Мышечная масса выросла, по мнению доктора аномально, а по мнению Суо, недостаточно аномально. Статистика была впечатляющей:

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Курсант

Характеристики:

Сила — 22 (базовый — 1)

Ловкость — 18 (базовый — 3)

Выносливость — 25 (базовый — 2)

Конституция — 19 (базовый — 1)

Воля — 25 (базовый — 3)

Интеллект — 18 (базовый — 2 +4 куб)

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 2,4 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили несколько кладов. Бонус: на 2,4 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 5,9 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 5,9 % быстрее и точнее.

Стрельба (штурмовая винтовка) — 10,0 — Вы владеете данным огнестрельным оружием на базовом уровне. Бонус: на 10 % точнее расчёт дальности и баллистики при применении штурмовых винтовок.

Метание (плюмбата) — 10,0 — Вы знакомы с балансом плюмбаты и способны уверенно поражать цель малого размера (10х10 сантиметров) на дистанции до сорока метров. Дальше начинается зона неуверенности. Бонус: на 10 % выше дальность и точность метания любого метательного оружия.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Вождение (ДВС) — 16,0 — Вы являетесь квалифицированным водителем автомобиля с двигателем внутреннего сгорания. Бонус: на 16,0 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 12,9 — Вы прекрасно знакомы с такими упражнениями как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 12,9 %.

Кулинария — 6,2 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 6,2 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 39 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 39 % выше скорость уборки.

Технология — 18,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на продвинутом уровне. Бонус: на 18,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.

Ремонт — 11,4 — Вы знакомы с тем, как правильно пользоваться основными ремонтными инструментами на базовом уровне. Бонус: на 11,4 % увеличивается точность применения ремонтных инструментов.#

Да, я изрядно подкачался, стал выше, тяжелее и злее. Заколебало, конечно, что устаёшь к концу дня как собака, но всё идёт на пользу. Когда все спят, я невольно качаюсь, хе-хе.

Как я оказался посреди полутемного ангара в окружении сокурсников, перед грудой металлолома, являвшегося когда-то УБР-43-12 “Харон”?

Теория на занятиях закончилась внезапно, начались практические занятия, стреляли на стрельбище так, что кто-то из однокурсников даже блевал от запаха пороха.

ФИЗО становились жёстче, а для меня были небольшими подвигами, так как нормативы мне никто не понижал. Роботы полностью игнорировали наличие на мне "Нехвы" и требовали выполнения норматива как положено. Естественно, что я вылетел из первой группы, вернувшись к остальным.

— Вы думаете, откуда здесь "Харон"? — с усмешкой в голосе спросил робот-капитан. — Эта штука прилетела к нам из степей Монголии, выполнив свою боевую функцию до конца. Знаете боевую функцию "Харона"?

УБР-43-12 “Харон” — ударный бот разведки, потихоньку списывается, но всё ещё стоит на вооружении ряда стран СНГ. Первый шагающий бот массой свыше тридцати тонн, официально принятый на вооружение. Фактическая боевая масса — сорок пять тонн. Бронирование следующее: лоб корпуса — триста миллиметров композитной брони, под углом от нормали в пятьдесят градусов, борт корпуса — сто пятьдесят миллиметров композитной брони, с шестьюдесятью градусами наклона, а корма — сто миллиметров такой же брони. Крышка корпуса — сто миллиметров, а днище — сто двадцать пять, причем днище у “Похарона” трапециевидное, почти V-образное. По пересеченной местности он развивает сорок километров в час, что для многоножки довольно-таки много. В войсках его прозвали “Похарон”, так как он обладает сотней термобарических ракет “Гусар-Т”, превращающих атакуемую площадь в лунный пейзаж. Уцелеет на этой площади мало что, в основном бронетехника противника, да и то далеко не вся. Танки, например, точно уцелеют, но на этот случай у “Похарона” есть двадцать турелей, снаряженных как противопехотными, так и противотанковыми средствами. А если попадётся кто-то сверхбронированный, то в кормовой части “Похарона” имеется две шахты для противотанковых ракет “Антиква-2”, которые против современных танков не особо актуальны, но и “Похарон”, спешу заметить, тоже потихоньку списывают.

Внутри очень тесно, есть место только для одного оператора и то, хорошего в этом месте мало — экраны, пульт управления, да эргономичное кресло. Влезет не каждый, поэтому жирок на боках очень противопоказан.

Зато механизм экстренного покидания бота продуман — выплёвывает вместе с креслом вниз, прямо под “ноги” бота.

Софт “Похарона” искусственным интеллектом, даже псевдо, язык не повернется назвать. Он туповатый, но в рамках выполнения своих функций справляется нормально — рассчитать оптимальный маршрут, убить всех, кто попадётся по пути, занять грамотную оборону, использовать боеприпасы максимально эффективно и взорваться в конце. Но всё это выполняется при непосредственном взаимодействии с оператором. Без оператора… Нет, “Похарон” не сложит лапки под себя, а инициирует процедуру самоподрыва. Для этого внутри заложено пять тонн взрывчатого вещества, которые, в совокупности с неизрасходованными боеприпасами и топливом, взрывается с мощностью двадцать-тридцать тонн в тротиловом эквиваленте.

Может показаться, что это глупо — ездить на бочке с порохом, но многочисленные практические испытания показали, что оператор умирает гораздо раньше, чем достигается тот уровень повреждений, который способен вызвать детонацию заряда для самоподрыва.

Также следует упомянуть главный секрет высокой выживаемости “Похарона” — комплекс активной защиты “Сцилла-2А”, повышающий выживание любой техники, на которую установлен, примерно раз в десять. Первый час боя, против адекватного количества противников, “Сцилла” обеспечивает 100 % отражение направленных на цель снарядов и ракет. Сейчас это далеко не так, ибо техника развивается семимильными шагами, Вторая холодная война, как-никак.

“Похарон” — лошадка, одним словом, рабочая. Но уже старая, заменяемая на УБР 445-1 “Гермес”, уже именуемый в войсках не иначе как “Герпес”. За что? Без понятия. Вроде как бот получился хороший — скорость в два раза выше, бронирование на уровне, вооружение самое новейшее, даже есть несколько совсем уж секретных штук, про которые никто и не слышал почти ничего. Такое себе прозвание получилось…

— Курсанты! — продолжил робот. — Не слышу ответа! Хотя, дьявол с ним! Имейте в виду, дело сугубо добровольное, заставлять никого не буду. Но если возьметесь, то назад дороги нет. В случае провала задания, санкции будут жесточайшие, вплоть до отчисления. Особенно это тебя касается, курсант Мизамидис. У тебя уже есть один серьезный залёт, второго тебе не простят. Ну так?

А, хрен с ним. Подпишусь.

— Я берусь. — принял я решение.

— Вот здесь подписывай. — протянул мне планшет капитан РМ-754.

— А какой график работы? — уточнил я, перед тем как подписать.

— Освобождение от занятий, поэтому торчать будете здесь, хоть с ночевой. — ответил робот. — Но от нарядов никто не освобождает, поэтому учитывайте. Кто-то ещё?

— Я в игре. — ответил Сёма Чехов.

— Меня запишите. — решила Марина.

Мы с ней в одной группе, поэтому видимся довольно часто. Причем недавно группы перетасовали и получилось, что теперь она в нашей с Артёмом и Арманом компашке.

— Я тоже. — произнес Артём.

— Эх… — Арман вышел и взял планшет на подпись.

Помимо нашей компашки и Сёмы Чехова, из группы подписались ещё трое: Саня Атанов, Алевтина Сидоркина, а также Лев Панов.

— Инструментарием пользоваться учить не буду, сами разберетесь. — потёр металлические руки друг об друга РМ-754. — Всё, приступайте!

Я, в уме прикидывая объем предстоящих работ, подошел к остову. Остов “Похарона” представлял из себя относительно целый каркас, изготовленный из прочнейшего композитного сплава. Совсем полностью заложенный функционал “Похарон” не выполнял, иначе о восстановлении подорванной пятью тоннами взрывчатки машины речи бы и не заводилось, но стреляли в него очень хорошо.

— Каркас целый, Гектор. — сообщила Суо. — Микроповреждения металла конструкции можно считать незначительными и пренебречь ими, так как на эксплуатации это не скажется. Знаешь, с чего лучше начать?

— Даже не подозреваю. — честно подумал я.

— Первым делом, начни рисовать чертёж ходовой части. — сказала на это Суо. — Ходовая, как таковая, сейчас отсутствует и я не вижу, как можно использовать уцелевшее. Понадобится около двух тонн железа, ста килограмм вольфрама и по десять килограмм никеля, кобальта, титана, молибдена, около трёх тонн кремния, две сотни килограмм бериллия, такое же количество алюминия, меди, ванадия, хрома. И, к сожалению, понадобится ниобий. Всё это нужно для полноценного воссоздания сплава, из которого состоит “Харон”. Кстати, забавное название подобрали для машины, на которой кто-то когда-то пойдёт в бой.

— И где мне достать эту периодическую таблицу? — мысленно вопросил я.

— К счастью, большая часть необходимого есть в картриджах имеющихся 3D-принтеров. — порадовала меня Суо. — Но с ниобием придётся заморочиться.

— Он совсем обязателен? — уточнил я.

— Без ниобия характеристики сплава упадут на восемь процентов, а долговечность узлов ухудшится примерно в два с половиной раза. — ответила мне Суо, поморщившись. — Он присутствует в сплаве абсолютно точно не просто так.

— Но даже я знаю, что большая часть изотопов ниобия радиоактивна. — заметил я.

— Думаю, если он не будет покидать картриджа вне печатной камеры, то ничего страшного не случится. — Суо хмыкнула. — Да и тебе всего-лишь нужно послать запрос руководству, а дальше пусть у них голова болит. Скажут “нет”, затея потеряет всякий смысл. Скажут “да”, ты просто продолжишь работу.

— Товарищ капитан! — обратился я к уже уходящему роботу-офицеру. — Разрешите обратиться?

— Обращайся, курсант Мизамидис. — развернулся ко мне робот. — Передумать уже не получится, поэтому надеюсь, что ты не за этим ко мне обращаешься.

— Никак нет, товарищ капитан! — ответил я на это. — Для выполнения данной работы необходим картридж с ниобием.

— Да ну? — робот зашагал обратно. — И с чего бы это?

— 3D-принтеры данной модели могут создать сплав почти любой сложности, если точно известен его состав и характеристики кристаллической решетки, ну и ещё пара сотен переменных, товарищ капитан. — начал объяснять я. — Так уж получилось, что я знаю примерный состав применяемых в УБР-43-12 "Харон" композитных сплавов. И если большая часть элементов здесь присутствует, то вот ниобий…

— Пиши рапорт на получение необходимого количества ниобия и подробных инструкций по изготовлению. — приказал робот. — На имя зампотылу. Вижу, что ты не случайно бот-разведку выбрал, курсант Мизамидис.

Как я понял, об этой закавыке руководство было в курсе, но сообщать нам не собиралось. Чисто армейская тема. Воспитательный момент — подчиненные пару недель бесполезно потрахаются над решением проблемы, затем попросят помощи у мудрого руководства, которое снизойдет, пожурит за некомпетентность и выдаст решение. Или подсказку к решению.

— Но чертежи для принтеров рожайте сами. — капитан снова развернулся и направился на выход. — А то, сука, привыкли на всём готовом…

Кэп ушел в закат, а мы остались наедине с “Похароном”.

— Судя по тому, как ты общался с капитаном за ниобий, ты знаешь, что нужно делать? — подошел ко мне Саня Атанов, парень откуда-то с севера Казахстана.

У нас в институте куча народу из СНГ, из Узбекистана есть, из Таджикистана, Казахстана, остальных — станов, кроме Афганистана и Пакистана, из Беларуси есть ребята, из Украины, даже из Индии. Присягу иностранные курсанты дают своей стране, поэтому на нашей присяге они просто стояли в качестве массовки. Такое себе, конечно, но… не первый год иностранцев учат, привыкли все.

— Ага, примерно представляю. — кивнул я. — Кто-нибудь из присутствующих шарит в чертежах на 3D-принтеры? Комп всего один, поэтому нужен самый хорошо шарящий, чтобы набить нам всё необходимое.

— Для начала, лучше было бы посмотреть на имеющиеся в компе чертежи. — резонно заметила Марина. — Судя по всему, в этом ангаре ремонтируют “Хароны”.

— Не, однозначно всё потерли. — не согласился Саня.

Выглядит он как классический русский, волосы каштановые, нос прямой, на лице вечная печальная полуулыбка, глаза вечно щурит, будто плохо видит, но со зрением у него полный порядок, видимо, привычка. Роста среднего, комплекции тоже средней, но, насколько я знаю, он кандидат на перевод в первую спортивную группу по версии зама по бою В-200.

— Критикуешь — предлагай. — недовольно произнесла Марина.

— Я сейчас сгоняю в соседний ангар, побуду там некоторое время, а вы пока готовьте кошельки. — Саня заговорщицки ухмыльнулся. — Будут чертежи.

— Ты их что, покупать собрался? — с подозрением посмотрел на него Артём.

— Я уже общался с контрабасами местными. — ответил на это Саня. — Тут такое дело, подход знать надо. Сейчас им поляну накроем, куры гриль, или что там контрабасы любят? Узнаю, в общем. И будут вам чертежи. И без обмана, всё по чесноку.

— Откуда знаешь, что поделятся? — с недоверием спросила Марина.

— Марина, я у себя на родине службу уже проходил, поэтому с контрабасами общение имел, а они везде одинаковые. — ответил на это Саня Атанов. — Сейчас, схожу, сами всё увидите.

— Ну окей. — кивнула Марина.

Саня ушел, а я направился к аппаратуре. Проверил процент наполнения картриджей с металлическим и неметаллическим порошками, посмотрел показания датчиков, состояние и герметичность плавильных камер и так далее. Остальные зачем-то осматривали руины “Похарона”, хотя там и так ясно было, что всё плохо.

Где-то через полчаса прибыл Саня, чем-то довольный.

— Всё, ребята. — хлопнул он в ладони. — Есть контакт. Надо поляну накрыть, с брата… и сестры, по двадцать рублей.

— Фигня вопрос. — кивнул Арман, доставая из внутреннего кармана кителя мятую купюру.

Остальные тоже начали “расчехлять бумажники”, как и я.

Саня пересчитал полученную наличку, удовлетворенно кивнул и снова направился к выходу.

— Ждите меня в течение часа. — уведомил он нас.

— Хорошо, не задерживайся там. — напутствовала его Марина.

— Обижаешь! — у самых ворот ответил он. — Как штык буду.

— Как штык не надо. — крикнула ему вдогонку улыбающаяся Марина. — Как пуля надо!

Из-за двери ангара появилась рука Сани, сделавшая некий пируэт и исчезла.

Вернулся к принтерам. Малые принтеры можно использовать для создания небольших деталей, причем часть из них, как следует из сведений от Суо, можно запускать на печать уже сейчас. Правда, необходимо объяснить остальным, что я задумал и наглядно отобразить на схеме.

— Внимание, товарищи курсанты! — обратился я к присутствующим, подходя к белой пластиковой доске. — Сейчас мы начнем ремонт этого многострадального трупа, именовавшегося в прошлом УБР-43-12 "Харон". Исходя из проведённого предварительного анализа повреждений, считаю необходимым начать ремонт с ходовой части, которая, как таковая, отсутствует…

Всё это я иллюстрировал, начертив схему “Похарона”, выделив особо восемь “лап”, на которых эта машинка ходит.

— … для броневого корпуса не требуется никаких сложных деталей, это просто распечатка двадцати наименований деталей, которые легко монтируются на основном каркасе, который тоже требует некоторого ремонта. — продолжил я, активно рисуя на доске. — По-хорошему, нужен новый корпус, но… Вы знаете условия задания, поэтому работаем с тем, что есть.

Промышленные 3D-принтеры — махины с печатными камерами размером 5х5 метров, поэтому печатать там можно просто здоровенные детали, причём не хуже, чем оригинальные. Да что говорить: оригинальные производятся почти таким же способом. Псевдо-ИИ совершили настоящую революцию, когда начали активно финансировать отрасль довольно малоперспективных 3D-принтеров. А вот когда был доведён до ума первый массовый принтер по тугоплавким металлам… Батя с удовольствием вспоминает первые дни пользования домашним принтером по металлу, на котором можно было печатать детали из стали, алюминия, титана, хрома, ванадия, вообще из всего, что только продавалось в виде порошков. Естественно, что в серьезных организациях принтеры мало напоминали домашние модели. Главное, чтобы камеры были герметичны, а то мало ли. Пойду ещё разок проверю.

Где-то минут сорок проводил продувку кислородом, но не обнаружил пробоин. Хорошо.

Вернулся Атанов. С довольной улыбкой и флешкой.

— А вот и они. — он вставил флешку в комп и с нетерпением открыл содержимое архива. — Да, как я и ожидал, полный перечень чертежей деталей УБР-43-12 "Харон"! Ну? Ну?

— Молодцом! — похлопала его по плечу Марина.

— А поцеловать? — скорчил удивленную физиономию Саня.

— А по зубам? — прищурилась она с вызовом.

— Сразу бы сказала, что целоваться не умеешь. — отступился Саня. — Могла хотя бы сказать, что я теперь твой герой…

— Теперь ты мой герой. — усмехнулась Марина. — Но по зубам получают даже герои.

— Буду иметь в виду. — кивнул Саня, доставая из кармана бумажную обёртку от шоколадки и читая что-то с обратной стороны. — Гек, там Пал Анатолич предупредил, что принтер под номером “00099911135” шалит. Имеет свойство самопроизвольно прекращать программу в самый неподходящий момент. И он будет очень признателен, если мы скинемся на новый блок питания, так как действующий ныне хрен починишь, а новый заказывать им не с руки, они уже освоили выделенный бюджет на этот год.

— Мхм… — хмыкнул я. — Ёмко, Саня.

— А то. — ответил он. — Ну так что? Начинаем начинать?

— Поехали.

Глава восемнадцатая. Люди умные, но молодые

— Ахтыжё%аныйжтыжна№%й! — отскочил Саня от упавшей "ноги" "Похарона". — Армашка, твою мать!

Грохот разнёсся на весь ангар, несколько раз отразившись от покатых металлических стен.

— Я же орал, чтобы, сука, отошли все нах№й! — возмутился измазанный в саже и масле Арман, высунувшийся из нутра корпуса "Похарона". — И мамку мою не тронь, х№%в ты…

— А ну завяли! — прикрикнула на них Марина, стерев со лба пропитанный сажей пот. — Если ещё раз повысите голос, то я вас №%"#^$$#@%#! А потом заставлю вас друг другу…

— Оу-оу-оу! — остановил я её. — Полегче!

— И этим ртом ты потом собираешься целовать своих детей? — добавил Саня и увернулся от полетевшей в него промасленной ветоши.

— Спокойно! — я видел, что ситуация накалилась до острых конфликтов, поэтому решил вмешаться. — Я понимаю, что всем сейчас тяжело, но вспомните, ради чего мы это делаем!

— Да я, нахрен, лучше сессию спокойно закрыл бы! — вышел из-за большого 3D-принтера Артём, рабочий комбинезон которого был залит отработанным топливом.

— Назад дороги нет, сам знаешь. — говорю я ему. — Вместе подписались, вместе и закончим этот ремонт.

— Или подохнем. — "жизнерадостно" добавил Арман.

— Откуда такой пессимизм? — удивлённо спрашиваю я. — Всё идёт по плану, мы успеваем!

— Успеваем, б№%дь! — согласился Сёма Чехов. — Только при условии, что пахать будем по двенадцать часов в день! А мне завтра в наряд ещё! П№%дец просто!

— Ребята, две недели адской переработки и всё закончится. — попытался я всех приободрить. Но что-то не очень получилось. — Ладно, слушайте. Как только свалим в отпуск, сниму прибрежный коттедж в Феодосии, закатим тусовку на две-три недели беспробудного пьянства и бесконечного развлечения. Всё за мой счёт, за исключением билетов. Ну как?

— А точно всё бесплатно? — деловито поинтересовался Арман.

— Ну, если не будем наглеть, то моего бюджета хватит. — пояснил я. — Не слышу ответа, леди и джентльмены!

— Звучит отлично. — улыбнулась Марина.

— А точно бухло будет? — Сёма тоже заинтересовался. — Если будет, то я в вашем распоряжении.

— Да ты мажор. — Саня, судя по виду, тоже был согласен.

— Артик, Аля, Лёва? — посмотрел я на оставшихся сокурсников.

— Я бы с радостью, но… — Артём замялся. — Я уже обещал своей девушке, что полечу к ней.

— Я приеду. — согласилась Алевтина.

— Не, я пас. — Лёва решительно отказался. — Мне дома по хозяйству надо помогать. Картошку полоть… Нет, в общем.

— Ладно. — кивнул я. — Но вы подумайте ещё до отпуска.

Недовольство положением вещей никуда не делось, но острая фаза была заглушена. Заработали.

Из имеющихся проблем: может мы и напечатали детали, но вот с их сбором воедино в таких условиях, да ещё и без необходимых навыков, были определенные проблемы.

Нет, Саня регулярно захаживал к мастерам в соседний ангар и консультировался по особо острым вопросам, но советы руки не выпрямят.

В итоге работа хоть и шла, но шла медленно, и то, только при условии полной самоотдачи. Монтаж ходовой закончен на семьдесят процентов, осталось только присобачить последние две ноги, что, ввиду некоторых конструкционных особенностей, было затруднено и продвигалось крайне медленно. А после этой канители с осьминожкой ещё и калибровка грядёт… Ой-ой-ой…

То, что наша работа имеет какой-то результат, было видно невооруженным взглядом, но даже при этом Суо мониторила сборку и уведомляла меня, если кто-то где-то накосячил.

Бронеплиты печатались, благо, ниобий выделили на второй день. На всякий случай получил счётчик Гейгера, но опасения не оправдались — печатные камеры были герметичны и защищали от любых видов радиоактивного излучения.

Остальные жутко уставали, а я вообще к вечеру не представлял из себя ничего. Казалось, что со временем вообще перестану чувствовать "Нехву" и даже забуду, но что-то совсем не похоже, не забываю и чувствую. Из-за резко возросших нагрузок, просыпался по утрам с ощущением, будто меня всю ночь били.

Адаптация к сверхнагрузкам — брехня, мышцы совершенно не успевали восстановиться, даже несмотря на сверхусилия Суо в деле регуляции моего организма, поэтому утром я просыпался разбитым, приходя в себя ближе к десяти часам.

Работать это почти не мешало, было больно, конечно, тяжело, но я почти привык. Надеюсь, кто-то вспомнит обо мне и даст разрешение на снятие этой проклятой "Нехвы"…

Суо, кстати, говорит, что мы едва-едва успеваем, поэтому нужно прибавить темп. Ну, там ерунда останется, по идее, если успеем закончить ходовую. Что? Броню навешать любой дурак сумеет, электроника уже распечатана, софт написан, даже чуть получше, чем был — слава Суо! Но вот ходовая часть — форменная зрадница. Приходим слегка отмытыми, возвращаемся в грязи и масле. И так каждый день. В суточные наряды поблажек нам не дают, поэтому нужно блестеть как у кота шерсть, для чего соорудили самодельные душ и стиралку в углу ангара. Если знаешь как — дело на полчаса. Зато какая потом экономия времени…

Приспосабливаемся, одним словом. Конечно, опыт незабываемый, но так жить нельзя.

Учёба мимо, но там наших профильных предметов уже нет, поэтому особо много не потеряем. Жаль, конечно, пропускать воинский этикет и правила поведения военнослужащих в общественных местах… Хех.

Хотя, Сёма прав, лучше бы посидели на занятиях, чем вот так…

Конструкция "Похарона" нифига не ремонтопригодная, требует высокой квалификации от ремонтников, а в ряде случаев проще новый на заводе сделать. Хотя, в тридцатые, когда он только-только проходил испытания, заявлялась высокая ремонтопригодность в полевых условиях. Тут же мы видим, что силами восьми не самых тупых курсантов, один из которых вообще-то разбирается в робототехнике на достойном уровне, мы тут уже три недели трахаемся с ходовой частью и задача ещё далека от разрешения!

Нет, я сейчас, в общем-то, не совсем объективен. Мы её сейчас создаём с нуля, то есть, создали. И неделю уже СОЗДАННУЮ с нуля ходовую часть не можем впихнуть на её законное место!

Это невозможно описать словами, нужно быть тут и видеть. Я знаю, как она должна располагаться, я даже знаю каким образом нужно её монтировать, но вот ребята с трудом представляют себе что и за что отвечает. А нужно, чтобы представляли. В принципе, как я понимаю, будь все здесь компетентными ремонтниками, это заняло бы у нас день-два. А сейчас, из-за низкой организованности, слабого понимания остальными, что нужно делать, мы топчемся на одном месте. Причём ближе к хвосту "Похарона" сложность монтажа возрастает многократно. Ответственное место, мать его…

Ладно. Времени мало, нужны советы от экспертов. Суо!

— Да, зайка? — с наигранной заботой спросила Суо.

— Родная, мне нужна помощь. — прошу я.

— Я всё ждала, когда же ты обратишься. — улыбнулась она мне. — Лев Панов вообще не понимает, что нужно делать, например, прямо сейчас зачем-то пытается вкрутить болт № 14 в отверстие № 57.

— Лёва! — окликнул я упомянутого Панова. — Ты зачем суешь болт № 14 в дыру № 57?!

— А? — Лев уставился на болт в руке. — А, точно. Извиняюсь.

Он отложил болт в ящик и начал копаться в нём в поисках болта № 57. И так везде.

— Артём и Арман неверно взялись за "ногу", поэтому у них скорее всего не получится её правильно установить. — отметила Суо. — Рекомендую вмешаться.

— Артик, Армик! — сразу начал я действовать. — Неправильно держите "ногу"!

— А ты сам-то, блин, пробовал её правильно взять?! — сразу же вскипел Арман. — Это, нахрен, две тонны металла!

Они сейчас были облачены в строительные экзоскелеты, которые работали на пределе своей мощности, требуя усилий и от самих пользователей.

Я как раз запаковывался в экзоскелет. Только вернулся из института, откуда прикатил тележку с дополнительными картриджами к 3D-принтерам. С шипением пневмоусилителей я подошел к непокорной детали и взялся за её основание.

— Перехватывайте за держатели, братцы! — дал я указание Артёму и Арману. — Навались!

Схватившись за упомянутые держатели, а также получив необходимую поддержку от меня, ребята сдвинули деталь и вставили её в паз.

— Аля, давай! — дал я команду ждущей своего часа Алевтине. Она резво закрепила фиксаторы и начала подключать силовые кабели корпуса к ноге "Похарона".

— Всё! — донеслось из глубины корпуса.

— Готово! — радостно воскликнул я. — Давайте за следующую!

До того унылый ангар наполнился криками воодушевления. Правда, ненадолго. Как только закончили с ножками, начался геморрой иного рода — калибровка. Тут я дал ребятам отдохнуть, полностью взяв эту задачу на себя. Пусть мозголомно, но и не без плюсов — не надо таскать тяжелые железяки и вообще особо двигаться. Я уселся за компьютер, дождался, пока Марина подаст внешнее питание на ходовую, а затем начал учить этого паука танцевать чечётку. Точнее, это выглядело как чечётка, но на самом деле я проверял привезённую со склада и вмонтированную вчера вечером гироскопную систему и её взаимодействие с базовыми координационными процессорами, которые мы установили в каждую ногу. Остальные в это время растаскивали бронеплиты и внутренние узлы по сторонам, с целью их установки по завершению координационных тестов.

В течение двух часов мозгодробительных испытаний, в которых мне сильно помогала Суо, я понял, что это даже интересно — моделировать и тут же отрабатывать на практике различные задачи и нагрузки для ходовой части. Трудно, конечно, даже несмотря на поддержку Суо, но всё равно интересно. Заодно и физически отдохнул.

Распинались с ходовой — настала очередь других тяжких телесных испытаний. Как я уже говорил, внутри "Похарона" тесно. А когда туда забуриваются почти всей толпой ремонтники, становится уже не просто тесно, а удушающе тесно. Места и так не хватало, а мы ещё и далеко не самые дохлые детишки, Лёва вон вообще, метр девяносто пять. Алевтина тоже у родителей удалась — метр восемьдесят восемь. Ну, это особо выдающиеся индивиды, но и остальные далеко не дистрофичные карлики.

Кислорода внутри корпуса резко стало мало, поэтому я вышел и позвал всех наружу.

— Так работать нельзя. — покачал я головой, подходя к доске со схемой "Похарона". — Надо организовать работу и распределить деятельность по степени скорости, легкости и занимаемой площади внутренних отсеков. Итак, Армаха, Артик — вы по движкам. Всей толпой установим их, а дальше е№%тесь с ними самостоятельно, никому не мешая. Лёва, Аля — вы по турелям. Там большая часть работ снаружи корпуса, поэтому мешать никому не будете. Саня, Марина — отсек пилота. Для двоих там место есть, модули управления на Сане, а датчики и боевое управление на Марине.

— Эй, получается, пока я буду ковыряться в шахте управления, Маришка будет пялиться на мою задницу? — усмехнулся Саня. — Ты имей в виду, я без пяти минут женат!

— Ха-ха, мечтай-мечтай. — презрительно процедила Марина.

— Это сами разбирайтесь. — не стал я влезать в шутливую полемику. — Задачи ясны?

— А что будете делать в это время ты и Сёма? — поинтересовался Артём.

— А мы будем заниматься самой ответственной частью — настройкой оружия и подготовкой бронеплит к монтажу. — ответил я.

— Эй, Гек, может, давай я на бронеплиты и оружие? — с беспокойством предложил Саня.

— Или давай я! Зачем тебе именно этим заниматься? — предложила Марина.

— Да не, ерунда, справлюсь. — ответил я.

Приятно, конечно, что заботятся. Некоторые особо крупные бронеплиты весят по три с половиной тонны, что проявится как эпизодическая сверхнагрузка на экзоскелет, из-за чего часть массы придётся принимать на себя, а на мне "Нехва". Ребята понимают и я понимаю, но, как стихийно установившийся лидер нашего коллектива, не могу себе позволить ставить на такие работы кого-то ещё.

— Есть идея получше. — предложила Алевтина. — Давайте выделим "плавающего" третьего для работы с бронеплитами? Ну, как бы, по графику кто-то из остальных групп постоянно помогает вам? Как идея?

— Вот это нормально!

— Давайте так и сделаем!

— Ну его нахрен, не надо Гека в могилу сводить!

Коллективом решили установить график, поэтому с нами всегда теперь будет ещё один человек, из-за чего задача мутирует из категории "охрененно тяжело" в категорию "тяжеловато, но нормалды".

Как-то этот производственный кризис был преодолён, а я сделал вывод, что надо почаще обращаться к Суо за помощью. Но нет, возомнил о себе невесть что, типа "сам справлюсь, я же сам себе режиссёр". Надо пользоваться имеющимися преимуществами, а не гордо доказывать непонятно кому непонятно что. А то накатило что-то, особенно после того как Суо раз пятнадцать указывала мне на глупые ошибки, которые я совершал в режиме реального времени. Взбеленился, решил доказать… Глупо, конечно.

Так и пошли дни-недели…


//Полтора месяца спустя. Ангар//


— Так-с… — робот выбрался из боевого отсека УБР-43-12"Харон" и уставился на нас своими оптическими сенсорами. — Можно сказать, что вы заслужили свои "автоматы". Засчитано.

— Да-да-да! Мы это сделали! — немаленький Лёва подхватил довольно немаленькую Алю и закрутил её в воздухе.

— У-р-р-я!!! — Армаха обнял Саню и Артика и, подпрыгивая на месте, хлопал их по спинам. — У-р-р-я-я-я!!!

— Да, сука-твою-мать! — с довольной лыбой Сёма подошел к "Похарону" и легонечко пнул его по "ноге". — Наконец-то конец!

— Курсанты! — напомнил о себе робот. — Живо взять себя в руки и убыть в расположение! Развели тут…

— Есть! — я отошел от успевшей сжать меня в радостных объятиях Марины и выполнил воинское приветствие. — Ребята, успеем ещё нарадоваться, строиться и за мной!

В расположение практически летели. Позади вся грязь, масло, вонь металла, дым, физическое утомление и моральное истощение! Теперь можно вернуться к нормальной жизни, а ещё скоро отпуск! Правильно говорит Армаха: У-р-р-я-я-я-я!

В расположении переоделись в повседневную форму и рассосались по занятиям. Как раз последние пары, а завтра ещё и суббота! С утра ПХД[19], конечно, но потом остаток дня тащуха!

После занятий по воинскому этикету по распорядку время на подготовку к ужину, которое мы потратим на внеплановый, воспитательный марш-бросок — подрались два третьекурсника, из-за чего весь институт сегодня получит незабываемое удовольствие. Правила соблюдаются неукоснительно: даже контрабасы, которые вообще-то тут на работе, будут бежать бок о бок с нами. Армия…

Кажется мне, что если есть желание, нетрудно будет узнать имена этих двоих бедолаг. И уверен, у кого-то это желание появится. Хотя, воспитательная мера недвусмысленно указывает, что никаких неуставных санкций к ним лучше не применять, а то два марш-броска на неделе — слишком дохрена даже для подготовленного организма.

В общем, получил в оружейке снаряжение: бронекостюм, оружие, имитаторы патронов, полностью соответствующие по весу, но не по функционалу, рюкзак, набитый списанными бронепластинами, в кармашках портупеи тоже имитаторы патронов, а также три гранаты "Ф-1". Всё это весит около сорока килограмм, но пятнадцать из них поглощает пассивный экзоскелет бронекостюма. Хреновые на этих "Ратник-3" пассивные экзоскелеты, честно говоря, зато почти не стесняют движений. Во времена принятия на вооружение, в конце двадцатых, установили, что можно делать пассивные экзоскелеты, принимающие на себя до пятидесяти килограмм полезной массы, но вот скорость бойца, даже без груза, падает. В итоге нашли "золотую середину", при которой маневренность и скорость солдата почти не падает, но и кое-что этот экзоскелет на себя берёт. Пятнадцать килограмм — это дохрена. Это одна дополнительная единица вооружения с большим количеством боеприпасов к ней. Ну или очешуенное количество дополнительных боеприпасов к основному оружию, практически даром для солдата. Тогда это сочли разумной полумерой, понадеявшись на потомков, которые должны были что-то придумать. И придумали. Сейчас на вооружении имеется бронекостюм "Ахилл-М", пятого класса бронезащиты, с "принимаемой" на активный экзоскелет полезной нагрузкой не менее пятидесяти килограмм. Многие генералы считают, что эта штуковина губительна для армии, и военные псевдо-ИИ их поддерживают в этом мнении, поэтому приказом начальника генштаба вооруженных сил запрещено тренировать солдат в бронекостюмах класса "Ахилл" и ему подобных. Причём с извлечённой из костюма батареей тренировать можно. Батареи не так надёжны, как тренированные мышцы, поэтому повсеместно распространены ещё не списанные "Ратник-3" и "Ратник-3М", в которых страдают практически все срочники и контрактники ВС РФ. Дед говорил, что в его времена этих "гейских штучек-дрючек" не было и солдаты бегали как настоящие мужики, ощущая на своих плечах всю тяжесть воинской службы… Не знаю. По мне так это издевательство — тащить на себе сорок килограмм "полезной" массы. Не по-людски как-то… Хотя, может в дедовские времена экипировочная нагрузка на солдат меньше была?

Вот, побежали. Мышцы к хренам горят, Суо утром мне доложила, что умывает руки, так как дальше компенсировать нагрузку — убивать мой организм. Придётся мне терпеть завтра неизбежный откат, причём Суо предупредила, что будет жёстко. Ну ладно, переживём как-нибудь.

Никого обгонять я не собираюсь, да и не смогу, главное пробежать. "Нехва", ненавистная паскуда, исправно выполняла свои функции, хотя умные люди из соседнего ангара мне говорили, что ей по всем прогнозам должен придти кирдык. Не приходит. Кажется, она из принципа ещё держится. Вот доломает меня, тогда и уйдёт на заслуженную пенсию…

Пять километров, на остатках воли, я ещё преодолел. Затем будто стержень вынули. Ни в какую не бежится. Дыхание сбилось, мышцы болели так, будто их единовременно оборвали. Хреново.

Мимо промчался старший сержант Ислямов, тот самый умный человек, который авторитетно заявлял мне два месяца назад, что "Нехве" скоро хана. Ага…

— Гектор, ты как? — сбавил он темп рядом со мной.

— Что-то ещё не умерла… "Нехва"… — сообщил я ему задыхаясь.

— Ну, тут уж звиняй! — с извиняющимся видом пожал он плечами. — Когда у нас что-то делают чтобы человек страдал, оно будет работать надёжнее швейцарских часов.

— Хрен… поспоришь… — кивнул я ему и попытался ускориться.

— Ладно, мне пора, норматив надо на отлично закрывать, а то премии лишат ещё! — заторопился он и помчался дальше.

У нас премии напрямую зависят от совокупности многих параметров, но в основном от физической подготовки. Закрываешь ФИЗО на отлично — получаешь охренительную премию. Неважно, генерал ты или рядовой контрабас — премия всё равно будет охренительной, так как является эквивалентной двукратной заработной плате, причём два раза в год, а если успешно выступаешь на спортивных соревнованиях федерального уровня, то и три, и четыре раза. Такой вот нехитрый механизм поощрения. Поэтому некоторые профи спортсмены-середнячки подались на контракт в армию. Когда на спортивном поприще особо ничего не светит, можно утешить себя государственными деньгами, которые оно отсыпает особо отличившимся в деле физического развития контрактникам. Такая вот дискриминация по спортивному признаку. Правда, для "отлично" нужно закрывать все нормативы. Вообще все. Даже вот такие "воспитательные" марш-броски. Ещё следует знать, что это только за "отлично" двойную зарплату раз в квартал выдают. За "хорошо" надбавка в виде десяти процентов к зарплате. А за "удовлетворительно" — кукиш. А вот за "неудовлетворительно" уже наказывают.

Зачем МО вообще устроили этот аттракцион алчности? Мне дядька рассказывал, что псевдо-ИИ изучили эффективность военнослужащих, оценили показатели заболеваемости и установили, что, постойте-постойте, у активно занимающихся спортом военнослужащих качество службы и её активная продолжительность, как и в целом продолжительность жизни, выше, чем у занимающихся им не особо активно! Тем псевдо-ИИ и отличается от человека, что он пока сам досконально не изучит вопрос, уверен в верности любого аргумента не будет. Правда, как говорил дядька, заняло это у псевдо-ИИ всего три дня. Причём включая разработку мер по улучшению ситуации. Так эта система поощрения спортсменов и появилась в армии. То есть, что-то такое было и раньше, но куш, предлагаемый за спорт, стал намного жирнее и привлекательнее. Бухать никто особо не перестал, это вечный бич нашей армии, но теперь, со спортивными организмами, военные пьют больше и продуктивнее.

Никто не удивляется сейчас, когда какой-нибудь генерал сухопутных войск шестидесяти пяти лет от роду носится утром по парку со скоростью профессионального легкоатлета. Две генеральские месячные зарплаты — это машину купить можно! Игра определенно стоит свеч!

Нам, курсантам, тоже, в случае успехов при сдаче нормативов, "угрожает" поощрение эквивалентное двум стипендиям, но в этом случае никто не видит особого смысла рвать жилы — стипендия штука символическая, особо не разгуляешься. двести рублей в месяц, хватит чтобы в кафешке посидеть, потом поесть мороженого в парке. По мнению командования, нам только этого и надо. Нет, на самом деле они прекрасно знают, что нам нужно на самом деле, но почему-то вот установили, что мы, существующие на всём готовом, не нуждаемся в каких-то материальных поощрениях. Да и вообще, стипендии всегда были низкими, как показывает интернет-ресурс "статистикаРФ. народ". Любой желающий может залезть в недра этого ресурса и получить любую статистическую информацию, какую только пожелает. Там и официальная статистика, и неофициальная, есть даже статистика собираемая псевдо-ИИ, правда, к ней бесплатного доступа нет. В общем-то, тащат туда информацию закоренелые фанатики, которых хлебом не корми — дай посчитать.

При средней по стране зарплате в пятнадцать тысяч рублей, двести рублей — мизер, которого даже в продуктовом закупиться нормально не хватит. Так как курс рубля к доллару колеблется между десятью и пятнадцатью, по сравнению с прошлым совсем лучше жить мы не стали, но всё равно живём сейчас лучше, чем раньше. Да и вообще, в своё время меня предупреждали, что статистика такая штука… Жонглируют ею до сих пор. Наш Вечный заявляет, что поводов для недовольства нет, что жизнь постоянно налаживается, тем же темпом, который был взят ещё в самом начале его правления. Даже в качестве сравнения приводит факт того, что рубль к доллару стал десять к одному. Только вот даже я знаю, что это не рубль поднялся, это доллар упал. О чём говорить, если я пятьсот рублей заначки ухнул в трубу за одну капитальную закупку в продуктовом?

Пока вот так вот думал, медленно плёлся к финишу. Марш-бросок в составе подразделения, поэтому мне помогали. Тащили посменно, сначала Армик с Артиком, потом Лёва с Саней, а последний километр я пробежал как король — за плечи меня держали Аля и Марина. Хех.

Я, конечно, чуть не сдох, но сдал норматив, на тройку, но сдал.

Ну ничего, ничего… Как только с меня снимут "Нехву", посмотрим ещё, кто есть кто…

— Суо, что там у меня с цифрами?

#Имя: Гектор Мизамидис

Профессия: Курсант

Характеристики:

Сила — 28 (базовый — 1)

Ловкость — 22 (базовый — 3)

Выносливость — 31 (базовый — 2)

Конституция — 22 (базовый — 1)

Воля — 29 (базовый — 3)

Интеллект — 21 (базовый — 2 +4 куб)

Ментал — 0 (не способен)

Способности:

Искатель кладов — 2,4 — Вы любительским способом, скорее всего случайно, обнаружили несколько кладов. Бонус: на 2,4 % выше внимательность при поиске чего-либо.

Фехтование (одноручное оружие) — 5,9 — Вы владеете одноручным колюще-режущим оружием на уровне начинающего ученика, кое-что умеющего, но очень далекого от профессионального уровня. Бонус: удары на 5,9 % быстрее и точнее.

Стрельба (штурмовая винтовка) — 10,0 — Вы владеете данным огнестрельным оружием на базовом уровне. Бонус: на 10 % точнее расчёт дальности и баллистики при применении штурмовых винтовок.

Метание (плюмбата) — 10,0 — Вы знакомы с балансом плюмбаты и способны уверенно поражать цель малого размера (10х10 сантиметров) на дистанции до сорока метров. Дальше начинается зона неуверенности. Бонус: на 10 % выше дальность и точность метания любого метательного оружия.

Строительство — 0,1 — Вы не строитель. От Земли до Солнца ближе, чем вам до звания строителя.

Вождение (ДВС) — 16,0 — Вы являетесь квалифицированным водителем автомобиля с двигателем внутреннего сгорания. Бонус: на 16,0 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Вождение (Велосипед) — 26,7 — Вы уверенно держитесь на велосипеде и можете избежать большей части аварий и травм. Бонус: на 26,7 % выше скорость реакции при управлении транспортным средством.

Атлетика — 12,9 — Вы прекрасно знакомы с такими упражнениями как бег, турник и брусья. Бонус: скорость передвижения быстрее на 12,9 %.

Кулинария — 6,2 — Средней сложности блюда вы освоили на неплохом уровне, но сложные всё ещё ставят вас в тупик. Бонус: качество изготовляемой еды на 6,2 % выше даже из некачественных ингредиентов.

Уборка — 40 — Вы почти на профессиональном уровне убираетесь в помещениях почти любой площади. Бонус: на 40 % выше скорость уборки.

Технология — 21,1 — Вы умеете пользоваться общедоступными техническими устройствами своего мира на продвинутом уровне. Бонус: на 21,1 % выше скорость взаимодействия с любым техническим устройством.

Ремонт — 30,5 — Вы разбираетесь в ремонте и можете уверенно ремонтировать механизмы повышенной сложности. Бонус: на 30,5 % увеличивается точность применения ремонтных инструментов.

Робототехника — 25 — Вы способны проектировать роботов базового, среднего и повышенного уровня сложности. Бонус: на 25 % ниже требования к качеству материалов при изготовлении роботов#

Глава девятнадцатая. Полигон

4 июня 2044 года. Тренировочный полигон Кадамовский


— Стнвсь-рвнсь-смрно! — старшина БА-800, ответственный за обучение курсантов на полигоне, прошелся вдоль строя. — Орлы, вашу мамашу! Думаете, сессию закрыли, значит, думаете, значит, что значит надо расслабиться, да?! Да вы знаете, что это значит? Это залёт, курсанты! Залёт! Да я вас на ху…

Робот внезапно застыл и стоял неподвижно около десяти секунд.

— … носить буду, подонки! — внезапно заорал он как ни в чём не бывало. — Значит так! Сейчас все достаёте из сидоров[20] "Нехвы" и одеваетесь на три-четыре, поняли, значит?! Сорок процентов, пять километров, жалкие вы ху…

Снова зависание на десяток секунд.

— … и мне плевать на ваши связи и блат! — закончил робот.

Я знаю, что это за тип робота. БА-800 — боевой андроид восьмисотой серии. На самом деле, никакой не андроид по современной классификации. Хотя в тридцатые годы, когда его только разработали специально для армейской службы, он считался андроидом. Но интеллектуальная начинка сильно уступает современным аналогам, да и программ у него довольно-таки мало. Ну тут и не скажешь ничего более — его делали только для войны. Читал даже как-то, что в крайнем случае его можно использовать для минирования позиций при отступлении — положить среди погибших солдат с ранцем взрывчатки и дать команду подрываться с как можно большим числом врагов в зоне поражения заряда. Но это писали теоретики тех времён, на деле такие "андроиды" на войне больше ресурсов потребляют, чем пользы приносят.

Как и всех армейских роботов, БА-800 ждала судьба медленно умирающего преподавателя для курсантов. Но так как он вообще старый и тупой, ничего сложнее полигона ему не доверили. Ну и он справляется как может, в меру своих ограниченных возможностей.

Мы всего-то недостаточно быстро выбрались из КамАЗа и сразу же попали в переплёт. Чувствую, этот месяц будет незабываемым. Зато потом домой…

Эх, как там дома? По телефону с родными наговорился, да вот только разговорами сыт не будешь. Батя обещал подарочек к возвращению, только не сказал, что именно мне подарят. Парис только вздыхал завистливо, но не говорил. Заинтриговали, одним словом.

— Так, значит. — робот БА-800 прошелся вдоль облаченных в "Нехвы" курсантов. — Ты! Какого х…

Снова замирание на десяток секунд.

— Какого х… — робот в очередной раз замер.

Я недоуменно смотрел на замершую фигуру нацелившего на меня руку робота.

— Почему, значит, не переоделся в "Нехву", курсант?! — наконец отмер БА-800. — А, ты уже в ней, значит? Почему уже в "Нехве", курсант?

— Наказан, товарищ старшина! — ответил я.

— Правильно, значит! — БА-800 опустил руку. — Нельзя, значит, чтобы расслаблялись! Напра-во! Бегом — марш!

На этот раз я не отставал от остальных, даже наоборот — уверенно лидировал. Для меня эти нагрузки были привычны, я всегда держал один темп, а вот остальные, пытавшиеся бежать как при обычных упражнениях в "Нехвах", быстро начали терять силы. Сорок процентов — это вам не шутки и не стандартная двадцатка, применяемая на обычных тренировках. Обогнав даже ребят из первой группы, показал всем истинные свои физические характеристики — на шестидесяти процентах нагрузки с запасом уделал "сорокопроцентников". Многие поняли, что я превращаюсь в настоящего монстра и под пластинами "Нехвы" сейчас скрывается физически развитое тело, которому никто здесь в подмётки не годится. Это подогревало моё чувство собственной важности, чем изрядно льстило. Как бы под такие щи в тупого качка не превратиться…

Хотя нет. С Суо мне это вообще не грозит.

Отбегались, вернулись к палаткам, где БА-800 не дал даже к умывальникам сходить — приказал сесть за парты в уличном классе.

— Поняли, за что? — спросил робот, проходя между рядами парт. — Значит, не слышу ответа!

— Так тошно… — синхронно ответили мы.

На самом деле, должно было прозвучать как "Так точно", но с применением имитации среднеазиатского акцента получается скорее "Так тошно" или "Так тошна".

— Них… — робот в очередной раз замер.

— Это нормально вообще? — тихо спросила меня Марина, сидящая рядом. — Может он бракованный и ему нельзя заниматься преподавательской деятельностью?

— Них… — внезапно продолжил робот и снова застыл.

— Мне кажется, что он… — осмелел Арман.

— Молчать! — рявкнул внезапно робот БА-800. — Курсант, фамилия, значит!

— Курсант Макаров! — вскочил Армашка.

— Упал и отжимаешься пока не сдохнешь, значит! — робот сложил руки на груди. — Исполнять! Не поняли вы ни… чего. Буду объяснять, значит.

Армаха упал между партами и начал выполнять приказ. "Андроид" не спускал с него оптических сенсоров, продолжая прогуливаться между рядов.

— Исполнять приказы необходимо максимально быстро, без раздумий, точно и с максимальной эффективностью. — воздел палец вверх робот. — Ничего этого бы не случилось, не начни вы телиться в кузове КамАЗа! Я русскими, значит, буквами, на русском языке, значит, приказал выходить и строиться! А вы, значит, что?! Курсант, закончить упражнение. Объясняю для тупых междустрочный смысл моих слов! Я от вас больше, чем вы можете, требовать не буду. Никаких сверхзадач, просто делайте, что говорю, занимайтесь, отрабатывайте, чините, ломайте… но как только я сказал!!! Сразу же исполнять. Понятно излагаю, значит?

— Так тошно… — ответили мы хором.

— Вот и хорошо, значит. — кивнул удовлетворенно робот. — Сейчас идите в умывальную, приводите себя в порядок. Так-с, значит… По графику личное время, поэтому…

Робот снова завис. Мне кажется, его кто-то пытался отучить от мата, причём на программном уровне, но в процессе внесения изменений задел что-то важное. Отсюда и зависания при попытке произнести мат, а также вот такие вот тупления.

— Поэтому приводите себя в порядок и занимайтесь личными делами. — ожил наконец-то робот. — Свободны.

Первым делом все ломанулись в умывальную, на ходу снимая с себя повисшие на них безвольными пластинами "Нехвы". Счастливчики…

Я мог себе позволить только смыть со своей "Нехвы" пыль и грязь, ну и физиономию помыть. Зато последнее я сделал с оттяжечкой, с душой и огоньком. Я — обладатель самой чистой и ухоженной физиономии в радиусе ближайших двухсот километров!

Подшиву пришить — дело двух минут, берцы начистить до зеркального блеска — тоже недолго, минут десять неторопливой работы. А дальше что делать? А дальше просто сидеть в палатке и говорить обо всём.

В палатке нас по двадцать человек, есть с кем и о чём поговорить.

— Знаешь, о чём думаю, Гек? — Артём тихо бренчал на гитаре и философски смотрел на пол.

— Да шут его знает, о чём ты думаешь. — пожал я плечами.

Я сидел на табуретке возле кровати и листал брошюру об особенностях местной пищи в Северной Африке. Как она здесь оказалась — вопрос из вопросов. Нашел её разворачивая свёрнутое шерстяное одеяло.

Чтиво не самое интересное — нет ничего, чего нельзя узнать из видео на тытрубе. Обычные факты: про воду знает любой умеющий мыслить логически, то что свинину большая часть Северной Африки не уважает и лучше не предлагать её местным… ну, надо жить где-нибудь в шахте без выхода наружу, чтобы этого не знать.

Уверен, эти брошюрки появились в каждом военном учебном заведении с началом ливийской кампании.

Вот где был бардак — вот это там. Да… Я ещё в те времена был лысым и безработным, то есть, младенцем, поэтому не следил за новостями, но даже из того, что осталось в сети, можно сделать вывод, что ничего не понятно. Только правительство знает, чего мы там добились, какие цели вообще ставили, выступая на стороне официальной власти… Теорий множество, причём немалая их доля скорее конспирологическая.

Вообще, официальное правительство — то самое, которое когда-то фактически поставило НАТО, давным-давно, в незапамятные времена, ещё до появления первых псевдо-ИИ. Некоего Каддафи, тогдашнего диктатора Ливии, кончили французы, а потом началась безумная и кровавая свистопляска. Как это связано с Ливийской войной 2033 года? А так, что против официальной власти сейчас выступает так называемая "Армия Сынов Муаммара", повстанческая террористическая группировка, стремящаяся захватить власть и вернуть былые порядки. Резоны, беспрецедентного тогда, вступления в конфликт ВС РФ неочевидны, непонятны, а официальные власти до сих пор ничего и никак не комментируют. Самый загадочный локальный конфликт предыдущего десятилетия.

У меня самого внятного мнения на этот счёт ещё не выработалось. Вроде как вообще не нужно было туда соваться, да и провели там всего два месяца, за которые авиацией развалили всю организацию "Сынов Муаммара", провели серию сухопутных операций и свалили обратно на Родину. Боевых потерь не было, участников операции даже ветеранами не назовёшь. Непонятно. Хотя, когда-нибудь, во время действительной службы, поинтересуюсь обязательно.

По расписанию легли спать. В палатке как-то душновато, но я уже и не к такому дерьму привык. Фильтры "Нехвы", несмотря на регулярную чистку, не справляются с нагрузкой, поэтому когда я сильно потею, дискомфорт преследует меня в течение следующих часов, а затем фильтрационная система справляется с работой. Дичь, но жаловаться я идти не буду. Зверский только этого и ждёт, что я приползу и буду умолять его дать разрешение на снятие "Нехвы". Ну, пусть ждёт.

На следующее утро всё началось как обычно, но продолжилось весьма неожиданно — всех ремонтников приснопамятного "Похарона" вызвали в полигонный автопарк.

— Вот эти, значит… — хмыкнул БА-800. — Значит, работёнка для вас есть. Один очень тупой индивид, при выполнении боевого манёвра на данном агрегате, повредил ему две передние ноги. Срочно необходим ремонт, с которым лучше всего справитесь именно вы, раз так удачно оказались на этом полигоне. Инструментарий имеется, но принтеров на этот раз не будет, так что дерзайте. А на случай, если появится соблазн пофилонить, предполагается дедлайн до конца полигона и вознаграждение. Вознаграждение будет заключаться в сокращении длительности нахождения на полигоне. Для особо тупых поясняю: это значит, что вы окажетесь дома ровно по завершению ремонта. Это не предложение дополнительной работёнки, я просто ставлю вас перед фактом. Усвоили, значит?

— Так тошно… — ответили мы синхронно.

— Приступайте, курсанты.

Наш "Похарон" уныло стоял на улице, рядом с ангаром для грузовиков. Мои опасения вызывало состояние передних ног и уровень интеллекта оператора. Больной ублюдок, похоже, пытался таранить танк или что-то вроде того — обшивка пришла в негодность, страшно представить, что творится под ней.

— Саня, Лёва — хватайте гайковёрт и лом. Снимайте нижнюю секцию. — дал я указание. — Мариша, в отсек, проводи диагностику. Не может быть, чтобы этот имбецил не сломал что-то ещё…

Дальше, пока Саня и Лёва со скрипом пытались выпрямлять помятую броню, чтобы получить доступ к скрепляющим их болтам, свободные визуально изучали машину на предмет повреждений.

— Гек, зацени! — позвал меня Арман.

Я подошел к кормовой части "Похорона".

— Видал? — Арман указал на торчащую из выхлопной трубы молодую березу.

В выхлопной трубе, включающей в себя систему смешивания выхлопа с холодным воздухом, торчало дерево, причём сразу видно, что это не недоброжелатели постарались. Возможно, денегерат-оператор попытался кардинально снизить заметность машины путём опускания "Похарона" на брюхо. Так делать можно, но ты же не в бою, камеры смотрят на триста шестьдесят градусов, посмотри куда машину сажаешь! Идиот…

Вообще, это ерунда, берёзку мы как-нибудь вытащим, но блин! Мы этого "Похарона" с нуля собирали! До изнеможения вкалывали! А этот дол№%#$… Ох…

— Надо узнать, кто это замутил и отп№%дить сучонка. — появился из-за корпуса Саня.

— Надо. — подтвердил идущий за ним следом Лёва.

— Что там? — с беспокойством спросил я.

— Лучше увидеть. — покачал головой Саня. — У меня нормальных слов нет объяснять, одни маты.

Я, со всё возрастающим беспокойством, помчался к передним ногам "Похарона". Вот сука…

Приводы будто кто-то изрезал. И ясно кто! Но ладно. Из кабельного узла торчит кусок инородного материала — чувствую, этот дебил действительно таранил танк или БМП.

— Эй! Вы чего тут делаете?! — примчался хрен знает откуда какой-то тип в сером рабочем комбинезоне.

— А ты кто? — спрашиваю я его.

— Курсант третьего курса Спицын. — представился низкорослый паренёк возрастом ближе к двадцати двум. — Чего забыли у моего "Харона"?

— Ремонт забыли, мать его. — плюнул под ноги Саня.

— Это ты его так? — спрашиваю я.

— Ага. — без особой радости произнес Спицын.

— Как? — сразу же спросил я. Это единственный вопрос, который меня интересовал.

— Да на практике по перемещению в зоне боевых действий… — махнул рукой Спицын. — Потерялся, не заметил, что покинул тренировочную зону и вошел в зону танкового полигона. Они там гоняют, стреляют, вот и влетел в меня танк на полном ходу… Там ещё интерфейс заорал, что снаряд летит, поэтому я рефлекторно "Харона" на жопу посадил. Говорят, в следующем году из нарядов выходить не буду, ещё и командир велел чинить не знаю как…

— Ну, чинить его мы тебе не дадим. — категорически заявил я. — Ты уже своё отремонтировал, мать его…

— А вы кто такие вообще? — задал Спицын давно напрашивавшийся вопрос.

— Курсант первого курса Мизамидис, это мои сокурсники. Старшина БА-800 поручил нам отремонтировать машину и поставил дедлайн до конца полигона. — ответил я.

— Это же вы этого "Харона" собирали? — улыбнулся Спицын. — Точно, Мизамидис! Так я не нужен?

— Не, не нужен. — покачал я головой. — Но сходи с курсантом Макаровым к старшине БА-800, мы должны поставить его в известность, что такой-то такой-то прибывал к боевой технике и так далее.

— Да-да, конечно. — кивнул довольный чем-то Спицын и направился вслед за уже уходящим к палаткам Армахой.

— А чего он радуется? — спросила подошедшая Марина.

— А того, что неразрешимая для него задача самостоятельно решилась без каких-либо вложений с его стороны. — объяснил Лёва.

— Что там внутри? — спросил я у Марины.

— Да вроде всё нормально, датчики на передних ногах разрушены, выхлоп забит, расход ресурса двигателя уже четыре процента. — доложила Марина. — Сможем ноги починить?

— Да сможем, край — дня два-три и домой поедем! — оптимистично воскликнул Саня. — Давайте, за дело! А то там Гек проставляться обещал, грех упускать такую возможность! Живее-живее! Там фигня на самом деле!

Как известно, Саня знаком со всеми контрабасами Института и поддерживает с ними хорошие отношения, поэтому всегда знает больше нас. Например, он точно знал, что ЗИП на активно снимаемый с вооружения УБР-43-12 "Харон" в больших количествах хранится на полигонных складах. И добраться до него нам поможет символически накрытая поляна для завсклада и его подчиненных.

Завсклада, робот АРС-150А, получил новый кистевой манипулятор, который я соорудил из его старого кистевого манипулятора и пары десятков дополнительных деталей, а живой персонал плотно и вкусно покушал за курсантский счёт.

Потом мы загрузили две новенькие композитные ноги в кузов старенького КамАЗа, доставили их к "Похарону" и начали работу.

Два дня — мы с довольными физиономиями стоим перед БА-800.

— Ох, прощелыги, вашу мамашу, значит! — робот постучал кулаком по вполне исправной передней ноге "Похарона". — Справились с боевой задачей, значит… Ну хорошо, начальник института своё слово держит, поэтому вот вам весь набор документов на отпуск, вернётесь в Институт на первом же грузовике, а оттуда домой, значит. И да, курсант Мизамидис, начальник института велел передать, что наказание необходимо считать исчерпанным, с этого дня ты будешь носить "Нехву" только на общих основаниях, значит.

У-р-р-я! Наконец-то домой!

Глава двадцатая. Илиада-стайл

— Родители, я дома! — ворвался я в новую квартиру.

Радостный вопль Париса, крепкие объятья мамы и папы — у меня затрещали рёбра и заложило уши.

— Сынок… — у мамы на глаза навернулись слёзы.

Пусть мы созванивались каждую неделю, но личная встреча — это другое. Сразу понимаешь, как скучал по дому…

Пусть местоположение дома теперь другое, но люди возвращаются не ради какого-то там местоположения.

— Я до сентября. — зачем-то сообщил очевидную информацию. — Отличился на полигоне, поэтому приехал на десять дней раньше.

— И чем ты там отличился? — с интересом спросил папа.

— Собрал один "Харон" почти с нуля. — ответил я с гордостью. — Затем его же отремонтировал в кратчайшие сроки.

— Похарон, что ли? — рассмеялся папа. — Ну вы, блин, даёте! Да это ведь разработка самого академика Степанова! Я у него практи…

— Андрюша, давай про работу не будем. — пресекла раскрытие государственных секретов мама.

— Да уж… — вздохнул папа. — А что это мы стоим? Жена, накрывай на стол!

Торжественный обед был шикарен! Домашние пельмени были бесподобны, я их специально попросил. Соскучился. Почувствовав сытость, я сел на диван и начал рассказ о курсантских буднях. Через полчаса рассказывать стало не о чем. Там и не расскажешь особо — всё в рамках утверждённого графика, с крайне редкими изменениями.

— Прогуляемся, братец? — предложил Парис.

Я кивнул и мы вышли на улицу.

— Как у тебя дела, брат? — спросил я. — Что там с Лерой?

— Да нормально всё. — ответил Парис. — Аня, правда, долго злилась на тебя. Были некоторые проблемы, но теперь… Тебе же всё равно сейчас?

— Ага. — кивнул я довольно убедительно.

— Встречается она. — ответил Парис решительно. — С каким-то курсантом-морячком, из академии ВМФ.

— Ну и бог с ней. — махнул я рукой.

— Дела… — пробормотал Парис, которому была неприятна эта щекотливая тема.

— Физику подтянул? — спросил я.

— Обижаешь! С сентября олимпиады. — с радостью сменил тему Парис. — Я у нашего директора главный козырь по математике и физике! Троянский конь, хе-хе, он сам мне так говорит! У нас даже тактика есть — я буду отчаянно косить под тупого, чтобы ослабить бдительность тамошних задротов, буду балансировать на грани вылета и нанесу удар в самый неожиданный момент! А у тебя как успехи?

— Потихоньку… — не стал я вдаваться в лишние и неинтересные подробности. — Просто знай, что я там далеко не самый крутой.

— Жаль. — искренне сказал Парис.

— Что тут интересного есть? — поинтересовался я, оглядев двор нашего нового дома.

Да, родители купили-таки квартиру в центре, как и хотели. Вырученных мною денежек хватило на четырёхкомнатную, со здоровенным балконом, но изучать новую жилплощадь я буду чуть позже.

— Это центр, братец! — рассмеялся Парис. — Тут есть всё, что хочешь в шаговой доступности! Кстати, чтоб ты знал, Синицыны тоже переехали в центр, правда, только месяц назад. Я тут уже списался с Лерой, вроде как хочет пересечься.

— А давай. — решил я.

С Лерой отношения хоть и подпортились, но не сильно.

— Где моя тачанка? — спросил я.

— В паркинге. — Парис демонстративно достал пульт от ворот и картинно нажал на кнопку. — Там батина ещё новая стоит. Заценишь.

Парис подошел не к моей "Окушке", а к цвета металлик "Порше" двенадцатого поколения. Всё-таки взял папаня себе спорткар, хоть и помню я, что он убеждал маму, будто не собирается. В разговорах по телефону мы условились, что такие вещи будем не упоминать, так как я человек такой, узнаю — буду думать об этом неделями и месяцами. Хоть про квартиру мне сказали, но вот про факт покупки новой машины батей упомянуто не было. А ведь ещё какой-то подарок меня ждёт.

— Красотка, да? — Парис нежно провёл рукой по капоту германского автомобиля. — Я уже раз пять на ней гонял. Ш-шикарно!

— А так на моей гонял? — поинтересовался я.

— Канеш! — широко улыбнулся Парис. — Рабочая лошадка, и выглядит всё ещё достаточно представительно. Лера довольна. И тут вопрос…

— Да пользуйся на здоровье! — решил я. — Я буду брать когда по делам нужно будет.

— О, спасибо, братец! — обрадовался Парис. — Ты это, запрыгивай, прокачу!

Сели в машину, пахло каким-то ароматизатором. Я с ностальгией оглядел салон. Так…

— А это что за нахрен?! — возмутился я, глядя на заднее сидение, где валялись всякие упаковки из-под чипсов, пустые бутылки от газировок и прочие свинячества.

— Это, эм… — Парис не сразу нашелся с ответом. — А это я уберу сегодня же! Это мы с Лерой на выходных киномарафон на побережье устраивали!

— На первый раз прощаю. — серьезно сказал я на это. — Но впредь содержи мою машину в порядке.

— Обещаю, брат. — дал слово Парис.

— Давай, поехали уже.


//Спустя полчаса//


Забрали Леру от её дома. Говорить с ней было особо не о чем, спросила как дела, как поживаю, как учёба, а потом Парис, чувствовавший неловкость, начал заваливать меня кучей вопросов и как-то сгладилось первичное неприятие.

— Не интересно, как там дела у Ани? — спросила вдруг Лера.

— Слышал, встречается с кем-то. — ответил я.

Не знаю, зачем она это спросила. Отношения хочет испортить?

— Да, с хорошим парнем. — заверила меня Лера. — Антоном зовут, он учится в…

— Лера, родная, может не надо? — попросил Парис.

— Хорошо… — после паузы, ответила Лера.

Действительно, хотела испортить отношения. Кстати про отношения. Перед самой отправкой домой пересёкся с Мариной. Случайно. Ну или специально. В общем, у нас был первый секс. То есть, у меня.

Дело вообще неловкое, щекотливое и с неприятным осадком. Точнее, было прекрасно и вообще отлично, но до определенного момента.

Лежим в гостинице на кровати, ощущения превосходные, и тут Марина говорит: "Ты лучший курсант с каким я только трахалась". Представляете? Оказывается, как она сама сказала, во время учебы она с кем только не трахалась, даже с Лёвой. И очень хотела "попробовать" меня, но я долго не понимал намёков. Неприятно ощущать себя жертвой сексуальной маньячки, честно говоря… В итоге, она не приедет на нашу встречу сокурсников, которая намечается через неделю. Насрать — забыть. Эх…

— Куда едем? В Мир? — спросил я, прерывая повисшую паузу.

— Мир?! — воскликнул Парис. — Да нафига? В Наполи едем.

Парис вывел карту на бортовом компьютере и надиктовал адрес.

— В Наполи можно и кино посмотреть, и пожрать нормально. — рекламировал новый торговый центр Парис, аккуратно ведя машину.

Я пожал плечами. Разницы особой не вижу. В ТРЦ "Мир" мы с Парисом обретались последние пару лет. Раз он больше не в тренде, посмотрим на новое заведение.

Пятиэтажный, со стеклянными стенами, торгово-развлекательный центр встретил нас музыкой вновь вернувшейся на сцену Рианны, которая последние лет пять то и дело объявляет о своём окончательном уходе, организует прощальные туры, потом сидит тихо годик и снова приходит обратно. Как наркоманка — приход, а затем уход. Говорят, она подсмотрела идею у кого-то из наших эстрадников, но это неточно…

Помимо музыки была толпа ходящего туда-сюда народа, крутые тачки на платной парковке, игровой городок для детей, летние кафе, киоски с мороженым — всё как всегда.

— Смотрите, ремейк какой-то Матрицы. — указал Парис на рекламную панель. — Полностью цифровой.

Ну да. Даже в институте я слышал, что анонсировали этот фильм и там как-то замешан звезда культового Джона Уика Киану Ривз. Вроде как давным-давно он играл в этой Матрице главного героя. Ещё имя у героя какое-то… Забыл.

— Как там звали этого героя из того фильма с Киану Ривзом? — мысленно спросил я.

— Нео. — напомнила мне Суо.

Да, Нео. Суо, кстати, рекомендовала мне фильм. Говорит, стоящий. Не знаю… Не люблю я старинное кино, за исключением совсем уж выдающихся.

Так вот, там ещё скандал был с этим ремейком. Многие актёры умерли уже, а родные не хотят, чтобы их воспроизводили в цифре, даже для кино.

— Охренеть, там будет Хьюго Уивинг! — воскликнул Парис. — Охренеть! Когда премьера?! Через три часа! Быстрее, за мной!

Парис умчался в сторону кинотеатра.

— Может, стоит пойти за ним? — предложила Валерия.

— Да, зная его, лучше пойти и присмотреть за ним. — согласился я.

Мы догнали его как раз к тому моменту, как он начал ругаться с каким-то мужиком в длинной очереди за билетами.

— Спокойно, Парис. — сказал я ему. — Я уже купил билеты пока шёл за тобой.

— Зачем?! Ну зачем?! — сокрушенно завопил он. — А как же романтика классического кинотеатра?! Купить билеты, попкорн? Попкорн?! Ох… Ты всё опошлил, военная ты пробка…

— Ну извини, брат. — я испытал чувство вины. — В следующий раз сделаем по-твоему. Но чтобы ты знал, мы могли не посмотреть фильм сегодня, так как я купил три из шести последних билетов.

Тут надо отметить, что есть категория людей, к которой относится Парис, которые принципиально покупают билеты через кассу. Фактически, касса-то и существует ради таких как они. Если спросить Париса про кинотеатр, то обязательно услышишь про магию этого места, атмосферу, что попкорн после покупки билета через кассу хрустит лучше, карамели в нём больше, а в кока-коле больше пузырьков. Не знаю, как там оно на самом деле, но таких как Парис дофига и больше. Вот эта куча народу, стоящая в длинной очереди из принципа не будет заказывать билеты онлайн. Жаль, что их скоро разочаруют.

— Всё через ж… — возмутился Парис. — Ладно, хорошо, что ты купил билеты. Пусть и противоестественным путём. Ещё три часа, куда пойдём?

— Рестораны приличные есть? — спросил я.

— А что у нас с капиталом? — вопросом на вопрос ответил Парис.

— Всё хорошо. — ответил я уверенно.

Парис порекомендовал некий "Ля Нави". Итальянский ресторан, довольно дорогой. За три часа оставили там десять моих стипендий.

Три часа, пока ешь реально превосходную пасту и запиваешь её хорошим вином, пролетают незаметно. Парис трещал с Лерой, я же копался во вновь обретенном телефоне и списывался с однокурсниками.

Наконец, настало время киносеанса. Мы вошли в забитый людьми зал, сели на места почти в самом конце, Парис тут же начал хрустеть попкорном.

Как всегда, первым делом были трейлеры предстоящих фильмов. Показали некий "Зов", триллер про группу молодых людей, оказавшихся посреди болота, в ловушке некоего загадочного маньяка. Следующий фильм — "Разоритель", где в колонии на Марсе пробудился древний механизм, однажды уже превративший эту планету в красную пустыню.

Кстати, насчёт Марса. Я довольно-таки серьезно интересовался этим вопросом, даже мечтал когда-то полететь туда, но быстро понял, что это неосуществимо. Да и бессмысленно.

Фильм "Разоритель" будет очень актуален, так как сейчас на Марсе живёт довольно-таки приличное количество людей. Первые десять человек на Марсе оказались в 2032 году, они до сих пор там живут, под куполом где-то в Долине Маринер. Российские ученые, занимающиеся этим вопросом, испытали острый приступ удушения крепкими правительственными руками, после чего начали ударно работать над проблемой.

В 2035 году, на майские праздники, был отправлен корабль с жилым модулем на пятьсот человек. Это уже были не обычные исследователи, а настоящие колонизаторы, с оборудованием, гигантскими запасами пищи, медикаментов и… оружия. Про оружие только слухи, но имелась когда-то в сети мутная фотография с довольно-таки странной модификацией легкого марсохода Т-31, которую быстро убрали и убирают до сих пор. За посадкой здоровенного, почти невозможного космического челнока, в прямом эфире смотрел весь мир.

В первый год они построили огромный купол в кратере Автономный, что на плато Северное. Кое-какое условно-военное оружие у них всё же с собой было — пушки для отстрела вполне возможных метеоритов. Затем, после окончания развёртывания купола, они занялись куполами-фермами, где сейчас выращивают растения и разводят рыбу. Рыбу, к слову, разводят в специальных вертикальных шахтах, отрытых буровыми установками. Это был довольно-таки скользкий момент в экспедиции — воду добывали расплавлением местного льда, наполнение шахт заняло три года и стоило жизни двенадцати колонистов. Марс — жестокий хозяин.

Американцы сидели тихо под своим куполом в Долине Маринер и проводили исследования, а вот наши отечественные время на исследование не теряли — произвели монтаж добывающих установок и начали строить капитальную подземную колонию. В настоящий момент, в 2044 году, только-только закончили герметичную наружную стену и накачали пробуренное пространство кислородом. Внутри оборудуются уже нормальные и просторные жилые модули, пригодные для нормального существования людей, а также выстраиваются линии для сборки робототехники. К сожалению, там у них сейчас весьма старенькие модели роботов, но зато софт под них актуализируют и вылизывают самые лучшие программисты страны. Но за старость роботов можно не беспокоиться — с ними полетело в разобранном виде триста пятьдесят гуманоидных роботов-долгожителей, сконструированных и собранных из самых надёжных деталей и сплавов. Первоначально собрали пятьдесят, тех самых, которые взяли на себя самую тяжелую работу в первые месяцы, из них до наших дней "дожило" только двое. Остальные, когда будут собраны, займутся расширением подземной колонии.

В ближайшие три года ожидается отправка на Марс корабля с терраформирующими установками. Наши ученые делают ставку на специально выведенную хлореллу-экстремала, которую предполагается выпускать в водоёмы под куполами, а также на некий кактус-мутант, которому природные условия Марса вообще норм. В комплекте к терраформерам идет ещё две сотни колонистов. Это отборные спецы, которые будут обслуживать весь процесс терраформинга. Но кислород, который в достаточных количествах появится не при жизни моих правнуков, это не самая главная проблема. У Марса нет магнитного поля, поэтому, пока вопрос не будет решен, на поверхности никто и шага без скафандра не ступит ещё очень долго.

Возвращаясь к американцам — они явно готовят что-то очень серьезное. Я лично заподозрил это потому, что от них нет вообще никаких новостей по Марсу. Штатно исследуют, добывают новые уникальные образцы, восстанавливают историю планеты, но никаких планов, заявлений, ничего. Это-то и странно.

Больше всего обидно за Илона Маска, конечно. Программу-то фактически начал именно он, но сейчас американским Марсом заведует Пентагон и только он. Такая история…

Но что-то я отвлёкся. Прошли трейлеры, начался фильм.


//Спустя два с половиной часа//


Ну что сказать… Сто пятьдесят миллионов долларов — бешеный бюджет. Спецэффекты — высший пилотаж, актерская игра — штука условная, так как все персонажи, кроме второстепенных, оцифровка. С учётом того, что оригинал помнят только старики и фанаты старья, фильм новый, но с налётом некоей ностальгической атмосферы.

Как сказала мне Суо, точная копия оригинального фильма, только на втором плане мужики стали сначала женщинами, а потом неграми, и только уже потом меньшинствами. Она шутит, конечно же. Сейчас, загуглю. А, нет, не шутит…

— Что ещё? Может по парку погуляем? — спросил у меня Парис, как только мы вышли из кинотеатра.

— Почему бы и нет? — улыбнулась ему Лера.

Так-то вопрос был адресован мне, но ладно, хрен с ним. За что она так? Уже год прошел с нашего с Аней разрыва, а такое ощущение, будто я вчера её сестре лучшие чувства растоптал.

Парк был не так далеко от ТРЦ, поэтому пошли пешком. Гуляли, я купил всем мороженого, как в старые добрые времена…

— Гек, это конченые, надо валить. — прошептал внезапно Парис, когда я делился своим мнением о фильме.

— Лера в туфлях, не вариант. — среагировал я, глядя на приближающуюся толпу.

Конченые, мать их… Хуже гопников, готов, скинхедов и хипстеров! Последние два движения уже вымерли, но дело их живёт. На нас надвигалась толпа здоровых мужиков и боевитых бабищ разной национальности, одетая в яркие прикиды, которые вроде как сейчас модные. Их можно принять за гей-парад какой-нибудь, типа гомосексуалисты и лесбиянки вышли погулять, но от в целом безобидных меньшинств этих боевых п№%оров и лесбух отличает склонность иногда задирать случайных прохожих и месить их толпой.

— Лера, Парис. — повернулся я к братцу с его девушкой. — Ноги в руки и ходу, я их задержу. Лера, сними туфли, беги босиком. По ходу движения звоните в полицию, а я тут разомнусь.

Толпа из пятнадцати конченых медленно приближалась к нам.

— Какая милая компашка. — пролепетала явно бухая девушка в мужской одежде. Ей лет двадцать. Можно было сказать, что она довольно симпатичная, но взгляд всё портит: чувство превосходства и ощущение вседозволенности сквозят. — Патруль моды, вы не прошли проверку!

Говоря это, она медленно приближалась к нам, а затем резко бросила в Париса внезапно выхваченный из поясной перевязи молоток. Я перехватил молоток у самого лица Париса.

— Оу… — пьяно изрекла конченая. — Ребята, сегодня мы точно кого-то убьём…

Заявка суровая. Посмотрим.

— Бегите. — произнес я и швырнул молоток прямо в колено главной конченой.

Удар, хруст, визгливый крик. Я подлетел к здоровому кавказцу с прической из стрёмных косичек, вмазал ему апперкотом в подбородок. Его глаза чуть не лопнули, он отлетел на метр. Остальные конченые очухались и начали действовать как привыкли. Окружение и одновременная атака. Я выключил щуплого паренька в дорогих инфоочках с помощью удара ноги с разворота и получил по внутренней стороне колена опорной ноги клюшкой для гольфа. Не особо пострадав от неумелого удара, я извернулся, перехватил клюшку и скрутил её на шее гольфиста. Какой-то полуголый качок с ядовито-жёлтыми волосами, вытащил из ножен длинный охотничий нож. Это он зря. Я увернулся от первого размашистого удара, забрал клюшку у поднимающегося гольфиста и, исключительно импровизируя, резким движением закрутил её на кисти качка, выбивая нож и ломая руку.

Пока возился с кинжальщиком, меня схватили сзади и начали месить со всех сторон. Двумя ногами сломал несколько рёбер пожилой бабище с ломом. Кто-то врезал мне по затылку — картинка потеряла чёткость. Бью ногой по яйцам захватившего меня конченого и с разворота пробиваю ему в череп. Явное сотрясение обеспечено.

— Ломаем! — выкрикнул кто-то.

Меня начали зажимать в кольцо. В ногу что-то очень больно воткнулось. Прикрывая важные части тела, я посмотрел на того, кто меня пырнул — невзрачная и неприметная девушка в черном худе. На тонком и длинном стилете кровь. Моя кровь. Прямой удар ногой в голову выбросил её из круга, давая мне немного оперативного простора.

Вдруг в стороне раздался звук тупого удара. Затем ещё один и ещё.

— Я Парис, сын Андрея, сученьки мои!!!

Снова удар ломом по конченой голове:

— Гектор, живи!!!

Я увернулся от удара битой, которая пролетела дальше и выбила челюсть одному из конченых. Прямой удар выбил зубы бейсболисту. Перехватил руку женщины в обтягивающем латексном костюме и резким рывком вывихнул её. По оху можно было бы подумать, что она словила оргазм. Да, я умею вызывать у женщин охи и ахи, пока только так. Марина не в счёт.

Что-то тяжелое прилетело мне в спину. Аж дыхание перехватило. Я упал на брусчатку парковой дорожки и попал в захват какого-то борчика славянской внешности. В борьбе я никакой, беру только грубой силы, но у этого кабанчика её тоже навалом, плюс техника, равно скручивание меня в банан. Умелый удар ногой по голове и я отрубаюсь. Краешком угасающего сознания ещё ощущаю сыплющиеся на меня удары, а затем тьма.

Глава двадцать первая. Колизей

Сознание возвращалось постепенно, с явной неохотой. Голова побаливала, но я чётко помнил всю прошедшую драку. Будет уроком.

Передо мной белый потолок больничной палаты, покрытый слоем белого пластика, стерильно чистый.

— Ох, слава богу! — воскликнула мама, сидевшая рядом со мной.

Я повернул голову направо. Шея, как и всё остальное тело, болела, но всю полноту ощущений я получил только при её повороте. Чуть не выключился обратно. Мерзкое ощущение беспомощности и слабости как нахлынуло, так и прошло. Я взял себя в руки.

— Кажется, я не сдох. — заключил я, пережив приступ колющей боли в шее.

— Тебе просто повезло, Гектор. — посчитала нужным сообщить мне Суо. — Я могла вмешаться, но тогда было бы только хуже.

— Почему? — мысленно спросил я, глядя на переживающую маму, утирающую слезы.

— Потому что систематическое истощение организма, которое ты пережил в институте, связало мне руки и активация боевого режима повлекла бы непоправимые повреждения твоего организма. — ответила на это Суо. — Подсчитав риски, я сочла, что в неравной драке с весьма разношерстной толпой у тебя есть шансы выкарабкаться с минимальными потерями. Сразу скажу, что активация боевого режима в текущем твоём состоянии с вероятностью 75 % вызвало бы неустранимый паралич нижних конечностей. И ещё, это будет тебе уроком. Ты совершенно не умеешь драться, берёшь грубой силой, а силы-то как раз у тебя сейчас нет. Нужно записать тебя на какие-нибудь боевые искусства на весь отпуск. И ещё, к нашему счастью, на втором курсе начинается цикл армейского рукопашного боя, что позволит тебе не позориться как вчера.

— Сынок, как ты себя чувствуешь? — спросила мама.

— Приемлемо. — ответил я. — Как Парис? Кажется, я видел, что он вернулся.

— Да, он вернулся. — улыбнулась мама. — Он сейчас в соседней палате, но с ним ничего серьезного, вывихнул левую ногу.

В палату вошел папа, держащий в руках телефон. Он подошел к кровати и склонился, приобняв меня.

— Это как Парис ногу вывихнуть умудрился? — удивлённо спросил я.

— Пока стоял над твоим бессознательным телом, неудачно махнул ломом. — объяснил папа. — Ты как, сынок?

— Более или менее. — не стал я жаловаться.

— Тебе здесь две недели ещё лежать, поэтому мы принесли планшет, наушники и набор аудиокниг. — мама начала доставать из х/б пакета описанное.

— Парис ещё дня три полежит, как врач сказал. — продолжил папа. — Хочешь услышать, что случилось с твоими недоброжелателями?

— И что с ними случилось? — было интересно, насколько сильно мы их отдубасили.

— Четверо, насколько знаю, загремели в нейрохирургию, причём троих из них Парис уверенно берёт на свой счёт. — начал перечислять папа. — Одна лежит в интенсивной терапии, сложная травма черепа, а остальные получили различные переломы конечностей и челюстей. Нехило вы там исполняли… Я бы гордился, но не так я вас воспитывал.

— Заявления, жалобы и прочее? — на всякий случай уточнил я.

— Я беседовал с их представителем. — папа явно не одобрял то, что случилось, но всё равно делал всё, чтобы инцидент прошел без последствий. — Никаких заявлений.

Я предполагал, что так и будет. У них так заведено.

Никаких заявлений в полицию, никакой влиятельной родни. Проиграл — значит слишком слаб для наших городских джунглей. Я уверен, что эти ребята уже оплатили административный штраф за нарушение спокойствия, а батя уже отказался от претензий. Тут дело такое — проблема существует давно, государство видит в этом возможность пополнения городских бюджетов, так как штрафы для конченных просто кавалерийские, как раз такие, на какие строят садики, школы, причём чем крупнее группа участников, тем больше штраф, именно поэтому даже такие мажоры редко ходят толпами более пятнадцати человек. Текущий расклад правительство устраивает, мажоры довольны и буянят только в специально отведенных рамках, а простые граждане… Ну, тут глухо. Даже если бы батя подал в суд, то сразу же столкнулся с армией адвокатов, с которой воевать бесполезно. Даже если абсолютно прав, то всё вывернут в нелицеприятном для тебя свете. Упади мы им под ноги и дай себя попинать — отделались бы лёгкими ушибами. Даже брошенный в Париса молоток не нанёс бы серьезного ущерба — метнула его та девчонка неумело и слабо, раз я его так легко поймал. А раз там начался серьезный замес с тяжкими телесными, то и они начали драться без тормозов. В общем, видите уже, что можно выставить так, будто это два злых и агрессивных грека напали на мирно проходящих представителей субкультуры?

Вошла медсестра и попросила родителей покинуть палату. Я попрощался с ними и взялся за планшет.

— Добрый день, Гектор. Меня зовут Филипп Александрович Семипасов. — приветствовал меня вошедший врач. — Как самочувствие?

— Ну, бывало и получше. Хотя, вы и без меня всё прекрасно знаете. — пожал я плечами и болезненно поморщился. — Дегенераты ещё здесь?

— Не все. — ответил врач. — Потихоньку разбирают по частным клиникам. Через пару дней с ними всё будет хорошо.

— Я же могу ходить? — уточнил я у врача, хотя уже и сам чувствовал, что могу.

— Конечно можете. — улыбнулся Семипасов. — Да-да, можете. Но зачем?

— Могу я встретиться с кем-то из этих ребят? — спросил я. — Исключительно мирно побеседовать, без сведения счётов.

— Если драться не будете, то никаких проблем, одна из них как раз сидит в фойе. — пожал плечами врач. — Но если начнёте драку в медицинском учреждении, то…

— Прекрасно понимаю последствия. — заверил его я.

К медицине у нас сейчас относятся серьезно, за драку в больнице административкой не отделаешься.

— Тогда пожалуйста. — улыбнулся врач. — Прасковья Кипарисова. Дочь…

— Неважно мне, чья она дочь. — отмахнулся я от этого, вставая с койки.

Неуверенно встав на ноги, я почувствовал мимолетную слабость и сделал первый шаг. Семипасов поддержал меня. Вроде ходить можно.

Прошагав до выхода, взялся за ручку двери.

— Удивительно, что вы так легко перенесли это… избиение. — произнес врач. — Кости не сломаны, вывихи мы вправили, гематомы пройдут, легкое сотрясение мы уже купировали, поэтому последствий почти не будет. Вы счастливчик, Гектор.

— Спасибо. — кивнул я ему. — Только организм мой так не считает.

Я узнал её. Та самая конечная, которая и начала "мирную" беседу с нами. Я сломал ей левое колено броском молотка, а также несколько рёбер, когда ей не хватило и она полезла в общую драку повторно.

— Ну здравствуй. — приветствовал я её. — Или точнее, выздоравливай.

— Лучше о своём здоровье переживай, у меня всё хорошо. — огрызнулась она агрессивно.

Я посмотрел на гипс, на обильно перебинтованную грудь.

— Что-то не очень похоже. — скептически скривил я бровь. — Но я сюда не за твоим здоровьем пришел. Скажи своим дружкам, что через три недели, жду их на Кристалле, буду размазывать вас по арене, одного за другим. У вас же есть такая тема, да?

Кристалл? Когда-то в незапамятные времена это был городской стадион на Насыпной, но потом, случилась Олимпиада-2036, которую планировалось проводить во Владивостоке. В процессе подготовки к Олимпиаде Кристалл превратился из простого городского стадиона в олимпийский объект, на котором собирались проводить соревнования, а затем случился бойкот Олимпиады-2036 "цивилизованным сообществом", так как Империя Зла, надо препятствовать, не заслужили олимпиаду. Сняли кандидатуру РФ, причём стройки уже были начаты. Сейчас недостроенный/недоразрушенный стадион никем не охранялся, бомжи, наркоманы и алкаши встретят любого посетителя лучше олимпийского комитета. Причём бомжом, наркоманом и алакшом может быть один и тот же человек. Вроде, говорят, ходит там такой…

— Бросаешь вызов? — зло усмехнувшись, спросила она. — Потянешь?

— Об этом не переживай, у меня силёнок и здоровья на толпу мажоров хватит. — я пристально уставился ей в самодовольные глаза. — Не приходи. Не хочу портить такое красивое личико. Но если придёшь… У нас равенство полов, скидок делать не буду.

Пройдя по коридору, вернулся обратно в палату. Родители уже были здесь.

— Зачем ты с ней разговаривал? — спросил отец неодобрительно.

— Решу проблему раз и навсегда. Нелетально. — ответил я. — Иначе не отстанут.

— Зачем тебе лишние проблемы? — папа непонимающе посмотрел мне в глаза.

— Вы назвали меня Гектором. — я сел на больничную койку. — Проблемы и Ахиллесы сами меня находят.

— Андрей… — мама требовательной посмотрела на папу.

— Я мог бы запретить… — начал отец.

— Я всё равно пойду. — отрезал я. — Вопрос чести.


//Стадион "Кристалл". Три недели спустя//


К сожалению, пришлось перенести встречу сокурсников, я обзвонил всех, объяснил ситуацию. Ребята отнеслись с пониманием, поэтому мы встретимся в начале августа, я сниму коттедж и мы оторвёмся как положено.

Сейчас же я был разогрет и готов к бою.

— Не паникуй, салага. — ободрила меня Суо, когда я увидел десятки дорогих машин на парковке недостроенного стадиона. — Если что, я их всех перебью, сколько бы их не было.

— Утешила. — нервно рассмеялся я. — Тут это грозит пожизненным.

— Тогда перекалечу. — Суо появилась перед глазами в каком-то странном чёрном мундире и стилизованной треуголке. — Не дрейфь, всё будет хорошо.

Я вошел в ворота стадиона.

Не такого я ожидал. Тут собралось человек пятьсот, и все поголовно конченые. Пьют пиво, разминаются, громко общаются, кто-то дерётся — видно, что совмещают приятное с полезным.

— Ты. — пробасил знакомый мне борчик, который остановил меня в тот вечер.

— Его я покалечу первым. — указал я на него рукой. — Сломаю руку и ногу. Статья за это суровая, но ты ведь не побежишь в полицию?

— Я первый выйду. — уведомил всех присутствующих борчик.

Мы вышли на бетон недостроенного бассейна. Я скинул куртку, наблюдая, как толпа обступает нас.

— Оу-оу-оу! — вышел вперёд парень лет двадцати пяти. Выглядит опасно, жилистый и с серией шрамов на руках и лице. — Не будем превращать это знаковое мероприятие в банальный мордобой! Итак, условия…

— Какие ещё условия? — вышла из толпы всё же пришедшая Прасковья. — Просто прикончим его и закопаем!

— Во-о-т! — улыбнулся шрамированный. — Условия с нашей стороны — твоя смерть. Проиграешь хоть раз, мы забьем тебя как свинью. Теперь твоя очередь.

— Мне от вас, мажоры, ничего не надо. — отказался я.

— Ой, ну не надо так, а? — замахал Шрам руками. — Ладно, если случится невероятное и ты каким-то образом выстоишь, то я сам выберу тебе награду, раз тебе всё равно.

Я кивнул. Мне действительно абсолютно плевать. Я здесь чтобы отправить их гнилое сообщество на больничные койки.

— Чтобы поединки сохранили хотя бы иллюзию честности, против тебя будет драться только пятьдесят наших лучших бойцов. — продолжил Шрам. — Как тебя назвать? Гектор или курсант?

— Безразлично. — отмахнулся я. Надоело, честно говоря, ждать.

— Так… — задумался Шрам. — О, придумал! Буду звать тебя Троянцем. Да начнётся битва! Троянец против Аркаши!

Драка началась мгновенно и закончилась быстро. Прямой удар в челюсть нырнувшему в захват Аркаше отправил его в травматологию. Много работы для травматолога. Я усугубил, подойдя и сломав ему поочередно руку и ногу. Это не очень трудно, если знаешь как. Я знаю.

Из толпы выбежала голая, абсолютно голая баба лет сорока. На ней вообще ничего не было, серьезно говорю. Только в руках нунчаки. Конченые такие конченые…

— Троянец против Эсмеральды!


//Сорок девять жестоко избитых и покалеченных людей спустя//


— Теперь, похоже, моя очередь. — Шрам скинул дорогую шубу из натурального меха на бетонный пол. — Троянец против Шрамика!

Так его прозвали Шрамиком, значит почти угадал.

— Ты ведь последний? — уточнил я. — А то я начал уставать.

— Я специально считал, я точно пятидесятый. — заверил меня Шрамик. — Скажи мне одну вещь, Гектор… У тебя техники нет, ты знаешь всего пару ударов, пару приёмов, берёшь только грубой силой и реакцией. Скажи мне, как это вообще возможно?

— Сейчас увидишь. — пообещал я ему.

Мы дрались на усеянном зубами, ногтями и бижутерией окровавленном бетонном дне бассейна. Сразу же после начала пришлось увернуться от брошенного с трёх метров метательного ножа. Я успел буквально в последнюю долю секунды и уставился на Шрамика.

— Закон джунглей. — пожал плечами тот.

Нож ударился в одного из конченых, но особого ущерба не нанёс. Я тоже кое-что припас для джунглей. Ржавый подшипник от БелАЗа, тридцать пять миллиметров диаметром, найденный когда-то в дедовском гараже, был извлечён из кармана и брошен в Шрамика.

Попал хорошо — локоть правой руки, прямо куда целился. Морду Шрамик держал кирпичом, но глаза выдали мне, насколько ему больно. Схождение, удар по локтю правой руки, подсечка, добивающий удар ногой в печень. Захват левой руки, рывок. Рука Шрамика вышла из суставной сумки, полностью потеряв функциональность.

— Можно было бы сказать, что бой закончен, но ты слишком легко отделался. — покачал я головой, глядя на отползающего и стонущего Шрамика. — Это неправильно и несправедливо по отношению к твоим товарищам по стае.

Схватив его за штанину левой ноги, я потянул на себя. Встав поудобнее, начал изо всех сил бить его по голени. Где-то на восьмом ударе захрустело, а просто кричащий до этого Шрамик громко завопил. Сломав ему ногу трудным переломом, я уже направился на выход.

К Шрамику подбежали медики из частной клиники и начали его обрабатывать.

— Стой. — сказал мне спокойным голосом Шрамик. — Ты забыл про награду.

Вот я бы на его месте точно не стал бы нести чушь про награду и прочую хрень. Чувак, тебе ногу сломали, лежи и стони.

— В хрен мне не упёрлась твоя награда. — бросил я, продолжая идти к выходу.

— Прасковья, ты теперь принадлежишь ему. — уведомил ошалевшую девушку Шрамик.

— Нет! — завопила она. — Это…

— Ты подписывала договор как и все. — жестко пресёк отказ Шрамик. — Сама знаешь, что будет, если нарушишь пункт четыреста тридцать шесть…

Какая-то нездоровая хрень. Пойду-ка я отсюда.

Мне эта мажорка и с доплатой не нужна, не то что даром. И как вы вообще себе представляете дарение, мать его, человека?! Верните мой тысяча восемьсот седьмой?

— Приводи себя и дела в порядок, завтра станешь его собственностью. — велел Прасковье Шрамик. — Не вздумай дурить, хуже сделаешь.

Я ушел. Дома никто не спал.

— Ну и дурак ты, братец. — протянул Парис, открывший мне дверь. — Ваши махачи попали в сеть. Тебя теперь знает вся Феодосия…

— Тебя могли убить! — крикнула на меня мама и дала пощечину. — Малолетняя бестолочь!

— Это был вопрос, который можно было решить только так. — попытался оправдаться. Безуспешно.

— Закрой свой рот! Не для того тебя растили и воспитывали! — заткнула меня мама. — Да ты хоть знаешь…

М-да… Знаете, бывает принимаешь решения, которые изначально кажутся правильными, логичными и оправданными. Но вот потом, когда получаешь последствия, они уже не кажутся такими правильными, логичными и оправданными…


//Сорок три минуты спустя//


— Почему я испытываю чувство вины? — серьезно спросила меня Суо.

— Потому что она права. — объяснил я. — Риск был слишком велик. Они могли меня вполне себе обыденно заколоть как свинью и без всяких ритуалов. Пристрелить, забить битами, задавить толпой как в прошлый раз… Не говорить же маме, что у меня с собой был ТТ?

— Понимаю. — Суо замолкла ненадолго. — А я не знала свою маму. Её убили, когда мне было три. Неясные образы, которые навещают меня, когда я сплю… Жалею, что всё сложилось именно так.

— Сочувствую. — искренне сказал я. — Без мамы очень тяжело.

— Да… — Суо будто бы сдерживала голос. — Но мы поступили правильно. Это был вопрос чести офицера. Ты поставил точку в этой непонятной ситуации, полностью разъяснив свою позицию. Кровью.

Я лежал в своей новой комнате и копался в интернете. Рядом с кроватью стоял подарок, который приготовили мне родители. Я оценил: шар с голографической проекцией процедурно генерируемой планеты. Можно касаться руками, приближать, удалять, сохранять изображения, а также отправлять микродронов для наблюдения за ситуацией вблизи. По-сути, это игра. Создаёшь персонажей, или выбираешь генерируемых случайно, создаёшь государства, задаёшь их характеристики, помещаешь на карту и ждёшь. Они живут, генерируют контент, воюют, торгуют, а ты выступаешь в роли этакого демиурга — управляешь погодой, сокрушаешь скалы, насылаешь кометы и метеориты, вообще всё что угодно. Пару лет назад я бы возрадовался такой штуковине и к хренам бы забросил учёбу, полностью погрузившись в миры. А сейчас… Поковырялся в настройках пару часов, создал планету, мир, несколько диких племён уровня позднего мезолита, включил режим десятикратного ускорения течения времени и оставил как есть. Посмотрим, к чему это всё приведёт к следующему моему возвращению из института. Что же будет с этим миром, если бог не станет вмешиваться? Хе-хе-хе!

Шрамик оказался сынком какого-то нашего мультимиллиардера, участника программы по колонизации Марса. Это я узнал из комментариев к видео на Тытрубе. Там как всегда происходит срач, конченые исходят на дерьмо, но мнения разделились всего на три направления:

1) Конченые были правы

2) Конченые такие конченые и заслужили

3) Вы чё обсуждаете это, дол№%%бы?

Полиция не при делах, как всегда. Штрафы уплачены, государство присылало мне запрос о претензиях или жалобах, но я ответил отказом, поэтому никаких движений по восстановлению общественного порядка не началось. Вообще, всегда бы так — от души навалял куче народа, а потом никаких последствий. Впрочем, за этим надо идти в полицию.


//Два дня спустя//


— Что будешь делать со своей рабыней? — поинтересовалась Суо.

— Отправлю домой. Пусть валит к чертям. — ответил я. — Мне только избалованной мажорки на свою голову не хватало.

Да, моя страница в соцсети была забита сообщениями от Прасковьи. Сначала это были угрозы, затем отрицание наличия между нами рабовладельческих отношений, потом она предлагала любые деньги, чтобы я "якобы был её хозяином, но на деле всё осталось бы как есть". Я игнорировал её, так как мне эти мутки с их кончеными обстоятельствами вообще не сдались. Читать сообщения я начал на стадии торга, сейчас жду стадию принятия, чтобы послать её подальше.

В дверь постучали.

— Сынок, к тебе какая-то барышня пришла. — сказала мне мама, войдя в комнату.

— Я сейчас выйду. — обняв маму, сказал я. — Странные времена, мама.

— Наши были не лучше, сынок. — с пониманием ответила мне мама и, встав на цыпочки, поцеловала меня в лоб.

Я открыл входную дверь. Как и ожидалось, стояла Прасковья.

— Привет… — с деланным безразличием произнес я.

— Привет… — она изменилась кардинально, честно говоря.

Передо мной стояла вся такая правильная девочка в строгом костюме, инфоочках, с собранными в пучок волосами, закрепленными китайскими палочками. Прямо как в кино.

— Я с работы и жутко устала. — пожаловалась она. — Решай, когда мне переезжать или переезжай ко мне. Делай со мной что хочешь, мне всё равно.

В голосе её звучало отчаянье.

— Всё, что захочу? — плотоядно улыбнулся я.

— Да… — неуверенно подтвердила она.

— Всё-всё-всё? — лукаво уточнил я, оглядев её с ног до головы.

— Всё, что захочешь! — уверенно ответила она, по-своему протрактовав мой взгляд.

— Тогда слушай внимательно… — я перешагнул через порог и приблизился к ней вплотную, одновременно беря за плечи.

Она со всем вниманием уставилась куда-то в область моего рта.

— … проваливай к чёрту из моего дома и забудь сюда дорогу!!! — проорал я ей в лицо, развернул на сто восемьдесят градусов и подтолкнул к лифту.

Она вжала голову в плечи и побежала прочь. Я, довольный произведенным эффектом, вернулся домой.

— Это что сейчас было? — поинтересовался Парис, выходя из кухни.

— Последствия нашей эпической баталии с кончеными. — объяснил я и пошел в свою комнату. — Ну и моей выходки с "честью офицера".

— Мне нужны подробности, братец! — Парис ворвался в мою комнату вслед за мной и по-хозяйски сел на кровать.

Я рассказал ему всю историю об "обретении Прасковьи" целиком. В тот день мне не хотелось ничего рассказывать, потому я отделался ото всех краткой версией без упоминания "вознаграждения".

— Ну ты и тюлень! — охарактеризовал меня младший брат. — Настоящая секс-бомба, в деловом костюме, в котором она вообще прямо секси, сама пришла к тебе домой, сказала делать с ней всё, что ты захочешь, а ты развернул её?! Тут только два варианта, братец! Ты либо гомосек, либо гомосек!

— Ой, да пошел ты! — вспыхнул я. — Ни хрена не понимаешь!

— Это я-то не понимаю?! — Парис постучал кулаком по дереву кровати. — Да ты просто по дурости упускаешь шикарную возможность!

— Её заставили. — попытался я спокойно объяснить ситуацию не до конца догоняющему брату.

— Идиот! — вскочил с кровати Парис. — Можно же охмурить её! Пригласить куда-нибудь, романтику включить!

— Я в прошлом месяце ей колено и три ребра сломал! Какая, к хренам, романтика? — снова потерял я контроль. — Завали свой поганый рот и покинь помещение!

— Нет, это ты пошел! — Парис хлопнул дверью.

Что-то я психанул… Парис преувеличивает, Прасковья не секс-бомба, просто красивая довольно-таки. Я же поступил так, как поступил бы, в моём понимании, настоящий мужчина. Жалею ли я? Ещё как! Но буду ли я вести себя как тупой и похотливый самец при следующей встрече, если она вообще будет? Нет. У меня есть определенные принципы. И я не стану себя так вести даже несмотря на то, что Прасковья — полная дерьма стерва. Парис — да, он может и использовал бы такой шанс на всю катушку, но я не Парис.

Я её послал и пусть будет, что будет.


//Следующее утро//


Я собрался на утреннюю пробежку. Примерно двадцати километров хватит. У входа в подъезд сидела Прасковья и копалась в мобильнике.

— Где в слове "проваливай" ты увидела "жди меня у подъезда утром"? — раздраженно спросил я, делая разминку.

— Ты что, бегать собрался? — с удивлением спросила она.

— Ты не ответила. — я недружелюбно на неё уставился.

— Не смотри на меня таким сексуальным взглядом. — попросила она. — Я просто не могу уйти. Договор…

— Так разорви свой договор и вали отсюда! — вспылил я. — Зачем лезть в мою жизнь и устраивать этот сталкинг?!

— Это значит смерть. — с намечающимися на глазах слезами ответила Прасковья.

— А мне не плевать? — не плевать, но пусть ищет другой способ обойти этот их стрёмный договор.

— Мне некуда деваться. — сказала она.

Я молча побежал к пляжу. От центра до него было пять километров, потом я пробегу вдоль берега по пять километров туда-обратно и так же вернусь домой. Сзади заревел двигатель. Я обернулся. Новенький Майбах S-класса сорокового года, биотопливный, шестьсот тридцать лошадиных сил, шесть литров объем двигателя, разгон до ста за три секунды — экологически чистая немецкая мощь, воплощенная в металле. За рулём Прасковья. Я бежал ускоренным темпом, а она ехала сзади. Вот дура.

— Уезжай к чёртовой бабуле, дурочка! — крикнул я ей.

Резко рванув вправо, я проскочил переулок и выбежал на другую улицу. Хорошая утренняя пробежка без посторонних мыслей была испорчена вновь появившимся на горизонте Майбахом. Я выругался и продолжил бежать, старательно игнорируя едущую следом машину. Пять утра и только двое на улице. Двое и машина. Я, Майбах и эта упёртая туповка.

На пляж она заехать не рискнула, поэтому покинула машину и побежала вслед за мной. Её хватило на километр моего темпа. Она обессилено упала на песок и лежала неподвижно. Трюк?

— Мне плевать на тебя, хочешь сдохнуть тут, подыхай. — бросил я ей и остановился. А вдруг действительно сдохла?

Сейчас люди с разными болячками рождаются… И её образ жизни, полный бухла и наркоты, совсем не увеличивает шансы.

— Эй, ты не померла? — я поднял её руку и прощупал пульс. Учащённый, да и задышала тяжело. Придуривается. — Хорошая попытка. Уйди подобру-поздорову.

— Пожалуйста… — она открыла глаза и умоляюще обхватила мою руку.

— Ты злобная тварь, избивающая людей в парках и на улицах! — процедил я ей в лицо. — Иди помойся, пахнешь.

Я побежал дальше.

Возле дома очень кстати располагалась спортплощадка, где я сделал десять подходов на турнике и просто поотжимался вдоволь. Без "Нехвы" прямо норм вообще…

После тренировки принял душ и завалился на диван с планшетом, читать продвинутый курс по робототехнике. Затем потренировался дома с гантелями и гирями, а потом снова раздался звонок в дверь.

— Уходи. — открыл я дверь.

— Пожалуйста… — Прасковья встала на колени.

— Я что, на японском должен говорить? — спросил я негодующе. — Ханарете!

— Я не могу! Пойми! — она разрыдалась. — Пожалуйста…

Я закрыл дверь.


//Следующий день//


Я читал учебник по тактике применения ударных ботов-разведчиков. Как оказалось, это не такое безнадёжное дело, каким его описывали сокурсники и обозреватели из гражданских. Там всё продумано до мелочей. Ну да, иначе какой был бы в ней смысл?

Звонок в дверь.

— Ты меня уже… — начал я, открывая дверь. — О чёрт…

Прасковья была синяя. Не пьяная, а избитая до посинения, опухшая, вся в кровоподтёках, еле стоящая на ногах.

— Пожалуйста… — охрипшим голосом попросила она.

— Заходи. — не в силах отправить её подальше, произнёс я.

Лицо опухло очень сильно, слёзы стекали по опухшим щекам и смешивались с кровью. Избивали её ожесточённо.

— Кто и за что? — спросил я её, усадив её на диван и взяв на кухне аптечку.

— Шрамик. — ответила она почти нормально. — За то, что не выполняю договор.

— Если ты меня обманываешь… — мне эта история стала нравиться ещё меньше. Она мне и так совсем не нравилась…

Я начал влажной салфеткой стирать с её лица кровь.

— Клянусь! Это правда! — Прасковья снова зарыдала.

— Да… Девушка Прасковья из Подмосковья, с грустью и тоскою… — пробормотал я слова древней как мой батя песни. — Нужно убрать синяки. Ты же мажорка, почему не поехала в свою дорогую клинику?

— Мне запретили, чтобы запомнила… — ответила она.

— Больные ублюдки. — зло прокомментировал я, покопавшись в домашней аптечке. — Сейчас приду.

Я достал из кладовки свою военную аптечку, у неё как раз через три месяца срок годности подходит. Есть там средство от гематом.

— Потерпи. — я начал наносить специальный гель на лицо Прасковьи. — Сними пока одежду, но не всю.

Предупредил на всякий случай, во избежание недоразумений и неудобств. Вся спина усыпана гематомами и залита кровью, ноги, живот — били без жалости, как врага.

По завершению всех процедур, я отвёл её в свою комнату, где уложил в кровать. Посплю сегодня на диване.

— Почему? — спросила она.

— Почему что? — честно не понял я.

— Почему ты не начинаешь вести себя как обычный парень? Даже грудь не пощупал, хотя мог. — она явно не понимала моих мотивов. Может у них, у мажоров, только так…

— Я не подонок, который пользуется беззащитным положением девушки ради удовлетворения своих похотливых потребностей. — ответил я честно. — Пусть даже такой девушки как ты.


//Вечер того же дня//


Я половину дня переписывался с сокурсниками и занимался метанием плюмбаты. Вечер встретил в спортзале "Легион", он был неподалёку от дома, поэтому я выбрал его. Пока что могу себе позволить.

— Что-то я подзадержался. — я поставил штангу на пол.

Помывшись и переодевшись, направился домой. По дороге проверил телефон, который положил в спортивную сумку. Десять пропущенных от Париса. О, дьявол! Про Прасковью забыл!

— Суо, ты как будто специально издеваешься надо мной! — подумал я громко.

— Почему? — не поняла она. — Почему как будто?

А нет, поняла. Издевается.

— Это как понимать? — грозно спросила мама сразу же, как только я зашел домой.

— Это разговор для чая. — ответил я, разуваясь.

Мы сели за стол впятером. Прасковья отказывалась, но мама легко сломила её сопротивление. Я подробно описал ситуацию.

— С тобой последние годы постоянно что-то происходит, Гектор. — вздохнул папа. — Хорошо, что в институт поступил. Хоть один год тихо прожил.

— Что будешь с ней делать? — Парис взглядом указал на Прасковью. — Это же считай жена: никуда не уходит, делает что скажешь…

— У тебя слишком много иллюзий насчёт брака, сынок. — отметил папа. — Тут всё далеко не так однозначно…

— Молчал бы! — всплеснула руками мама. — Вышла за…

— Вот, об этом я и… — папа сделал глоток из чайной пиалы. — … говорю.

Началось.

— Уходим. Мы чужие на этом празднике жизни. — встал я из-за стола.

В комнате я сел за скорее декоративный письменный стол и достал устав внутренней службы.

— Что это? — поинтересовалась Прасковья.

— Это устав. — ответил я, показав обложку. — Хоть я и знаю его наизусть, но вдруг пропустил пункт о содержании у себя в комнате рабыни?

Прасковья чуть приоткрыла рот и расширила глаза. Она приняла всё за чистую монету.

— Да шучу я! — рассмеялся. — У меня тут заначка.

Открыл устав и из вырезанного пространства достал шесть тысяч рублей, оставив тысячу на месте. Это на завтра. Топлива залить и вообще на непредвиденные.

— Я в сентябре на учёбу уеду. — произнёс я. — Они узнают, что ты не со мной?

— Очень быстро. — кивнул Прасковья. — Может, ты уйдёшь из института?

— Ещё чего! — вот придумала тоже. — Ты где училась?

— Бизнес академия Манхэттена. — ответила она.

— Настоящая мажорка, всё как положено, да? — усмехнулся я. — Придётся тебе забыть об этой весёлой вехе собственной жизни. У тебя отныне будет не менее весёлая, но вполне возможно, что очень короткая жизнь.

— О чём ты говоришь? — спросила недоумевающая Прасковья.

— Первое. Ты подключаешь все свои связи, своего папки, мамки, дядьки, тётки, вообще всех, и попадаешь на сдачу вступительных экзаменов в мой институт. — начал я. — Второе. С этого дня я тебя буду мучительно убивать…

— Её развитие будет идти гораздо медленнее, чем в твоё случае. — сообщила Суо.

— Мне нужно, чтобы она сдала вступительные экзамены, а остальное неважно. — подумал я.

— Это мы обеспечим. — пообещала Суо. — Я уже написала программу тренировок.

— Поехали покупать экипировку. — я указал на сжимаемый Прасковьей телефон. — А сюда ты будешь записывать список "Нельзя"…


//Неделю спустя//


— Убей меня… — попросила Прасковья, задыхаясь.

— Это было бы слишком легко. — улыбнулся я жизнерадостно.

Она только что пробежала три километра и чуть не сдохла. Жирок с неё уже начал слетать, появились признаки мышц — оказывается, чтобы успешно избивать людей в парках, совсем не обязательно быть атлетом.

Нет, Прасковья не была совсем уж рыхлой, подтягивалась десять раз, бегала три километра за тринадцать минут, так что вполне уже входила в рамки проходных баллов — равноправие у нас учитывает и физиологические ограничения, поэтому нормативы для девушек чуть полегче, хоть и феминистки яростно пытались доказать всем, что различий между полами нет.

Мужчине легче стать быстрее, сильнее и выносливее, исключительно благодаря тестостерону. Женщины же лишены такого природного допинга, поэтому обречены тратить больше усилий ради того же результата.

— Ты пройдёшь вступительные. — похвалил я её. — Но это не значит, что тренировки прекратятся. Скоро ты к ним привыкнешь, затем полюбишь их, а потом просто жить без них не сможешь.

— Я в это не верю. — отдышавшись, ответила Прасковья.

— Это не вопрос веры, это научный факт. — я подошел к турнику. — Запрыгивай. Рвись, ломайся, трескайся, но ты должна подтянуться тринадцать раз.


//Следующий день//


— Сегодня отдыхаем. — уведомил я Прасковью, войдя в свою комнату.

Я уже который день ночую на диване. Диван недешевый, гордость и суверенное владение папы, поэтому спать на нём удобно.

— А что случилось? — Прасковья с трудом поднялась с кровати.

— Друзья приехали, поэтому мы сейчас съездим в аэропорт и заберём Армаху, Саню, Сёму и Алю. — озвучил я план.

— А они точно влезут в твой тарантас? — уточнила она со скрытой усмешкой.

— Не называй её так. — поморщился я. — Это моя гордость. Я её собственноручно модернизировал. Одевайся и пойдём.

— А мне обязательно поступать в институт? — спросила она зачем-то.

— Не, если не хочешь, то нормально всё, не поступай. — пожал я плечами.

— Но тогда меня убьют. — Прасковья без стеснения вылезла из-под одеяла и начала одеваться.

Я отвернулся к окну.

— Вот, ты и сама прекрасно всё знаешь. — произнёс я.

— Нет, я это к тому, что ты мог бы отчислиться… — завела она свою шарманку.

— Этого не будет. — отрезал я. — И с какого рожна вообще? Ради тебя? А ты мне кто?

— Но ты ведь мне помогаешь! — искренне удивилась Прасковья.

— Потому что в ином случае тебя прикончат! — я повернулся к ней, увидел, как она надевает бюстгалтер, затем резко отвернулся.

— Не понимаю я тебя, Гектор. — сказала она.

Да я и сам себя не понимаю. Но чувствую, что если её прикончат только потому, что я отказался от неё, то не смогу себе этого простить.

Поехали в аэропорт. С ребятами договорились, что они подберут рейсы как можно ближе друг к другу. С Сёмой, Саней и Армахой получилось удачно, они с интервалом в час прилетают, а вот Алю придётся подождать дополнительные два часа. Ну, ерунда, если честно, подождём.

— Армаха! — обнял я товарища. — Как семья, как сам, как поживает город-герой Волгоград?

— Семья отлично, сам не жалуюсь. — ответил Армаха. — Хорошо, что про Волгоград спросил! Там у нас интеллект городской учудил! Объявил войну канализационным крысам и нанял для решения проблемы военного подрядчика! Ха-ха! Там у нас сейчас подземная война происходит, с газом, роботами-охотниками, срочниками, бегающими туда-сюда! Это видеть надо!

Тут надо знать, что система управления городами у нас уникальная. Псевдо-ИИ в оплате не нуждаются, им нечем друг друга заинтересовать, но взаимодействие налаживать нужно. Поэтому придумали внутренние расчётные единицы и рейтинговую систему. У кого город лучше и богаче, где наблюдаются положительные тенденции и далее по охрененно сложному алгоритму — рейтинг выше и, соответственно, позволить он себе может больше. Волгоград в этом рейтинге на довольно-таки высоких позициях и всеми силами старается сохранить положение. И вот он за свои расчётные единицы нанял военного псевдо-ИИ ближайшей войсковой части для решения назревшей проблемы, так как тот, скорее всего, брал меньше, имел больше свободных ресурсов на тот момент и располагал необходимыми средствами. Вот и получилась эта анекдотичная ситуация, когда военная техника и спецсредства применяются против канализационных крыс. Про спецсредства я шучу, конечно, на самом деле псевдо-ИИ закупает необходимое у гражданских поставщиков и имеющимися силами проводит все процедуры надлежащим образом. Просто так совпало, что такая задача оказалась вполне по силам военным. Ситуации, где медики занимаются строительством — исключены.

— Ты первым прилетел, потому ждём остальных. — сказал я Арману.

— Это я знаю, общаюсь со всеми непрерывно! — махнул рукой Армаха. — Ты лучше расскажи, как семья, как жизнь, личная жизнь. Это, кстати, кто? Не познакомишь?

— Это Прасковья…

В общем, делились новостями, потом прилетел Сёма, за ним Саня, а ещё через два часа Аля.

— О, свет очей моих… — Саня церемониально поклонился. — Алевтина Дмитриева, карета подана.

— Привет, ребята. — высокая барышня в гражданской одежде вообще не походила на ту Алю, которую я помню. Макияж сделал своё "чёрное" дело — лицо стало симпатичнее на порядок. Она и до этого была не сказать чтобы некрасивая, но от макияжа выиграла существенно. За отпуск она слегка прибавила в весе, что скрыло ту слегка болезненную худобу, которая преследовала её весь первый курс. — Как дела у вас?

— Да, как бы… — Саня зачесал затылок. — Неплохо. Как ты, родная?

— Тоже ничего. — улыбнулась Алевтина лучезарно. — Ну что, поехали?

Коттедж я снял на самом берегу, недалеко от пляжа. Два этажа, десять комнат, бассейн, гараж, внутренний дворик для всяких барбекю и прочего, даже поля для волейбола есть. Алкоголь уже прилетел посредством дрон-доставки, жратва тоже ждёт нас у порога. Всё готово для веселухи.

Никаких тебе забот — ребята заранее планировали до сентября зависать в Феодосии, у Прасковьи просто нет выбора, а я просто хотел отдохнуть.

Глава двадцать вторая. Девушка из Подмосковья

//Сентябрь 2044 года//


— Всем привет! — Арман вошел в комнату последним. — Как лето прошло, ребята?

— Довольно-таки неплохо. — Марина была чему-то рада. — А это кто?

— Прасковья. — представилась Прасковья.

В комнате присутствует практически вся наша компания, помимо Лёвы, который по семейным обстоятельствам приедет только через неделю и Сёмы, который ещё не пришел.

— А чего здесь первашка забыла? — с недоумением и раздражением спросила Марина.

— Я собираюсь выйти замуж за Гектора. — тут же ответила Прасковья.

Издевается, паскуда. Мы должны были придерживаться другой версии, которая… Теперь совершенно полетела к хренам.

Почти все присутствующие знают всю предысторию, поэтому вопросов задавать не будут, а вот для таких как Марина была другая версия.

— Чего?! — воскликнул я.

— Шутка. — улыбнулась довольная Прасковья.

— А что все забыли на первом этаже? — в моей бывшей комнате появился Сёма. — Всем привет, ребята!

— Я вещички тут припрятал, хотел забрать. — Армаха подошел к тумбочке и сдвинул её в сторону, достав из подпольного тайника свёрток. — О, сохранились, родимые. Будете?

Развернув свёрток, он достал оттуда пакетик с конфетами.

— Ну ты и куркуль… — Саня принял конфету из рук Армахи. — Благодарствую.

— Кто-нибудь расскажет мне, откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём? — задал вопрос Сёма. — То есть, куда дальше-то?

— После построения нужно идти на второй этаж, там нас ждут новые комнаты, поговаривают даже, что побольше этих. — поведала Аля. — Ну так? Идёмте?

Я напоследок посмотрел на Прасковью страшным взглядом, на что та беззвучно рассмеялась. Вижу, что своей "шуткой" она довольна. Ну, хотя бы здесь буду видеть её реже.

Довели новости, изменения, планы на учебный год, поздравили первокурсников, а также напутствовали на новые свершения. Отстояли своё и направились на второй этаж.

В коридоре встретил Марину.

— Гектор! — радостно воскликнула она. — Как каникулы?

— С довеском… — буркнул я.

Вошел в назначенную мне комнату. Внутри было две кровати. Плохой знак.

— Ах, ты уже здесь! — вошла за мной Прасковья. — Какую кровать выберешь, хозяин? Или сдвинем?

— Не зарывайся. — осадил я её. — Ты что, купила начальника института?

— Бери выше, в министерство. — гадливо усмехнулась она. Девушка вроде как красивая, но вот эти подлые повадки всё портят. — Мой папа оплатил оборудование пяти кабинетов по подготовке профессиональных сапёров, а это, прошу прощения, по десять миллионов каждый, поэтому Министерство обороны пошло на уступки, дало послабление дочери САМОГО Кипарисова, так жаждущей своей грудью третьего размера заслонить Родину от вероломных врагов… Так что, я скоро экстерном сдам экзамены за первый курс, там ерунда — в основном общеобразовательные предметы, которые я закрою на раз-два, со спецпредметами будет тяжелее, но есть же ты. А полигон будет засчитан за второй курс.

Ну да, а я уже начал забывать, где живу…

И снова курсантские деньки.


//Неделю спустя//


— Эй, Гектор… или, Троянец? — ко мне подошел Леонид.

Я сидел в своей комнате и готовился к началу занятий.

— Узнал? — задал я риторический вопрос.

С Лёвой, видимо, никто не обсуждал этот вопрос, да и, честно говоря, не до того. Но он неплохо продержался — неделю в неведении.

— Да ты реально не уступаешь сейчас по популярности своему неудачливому тёзке! Я только сейчас видос посмотрел! — рассмеялся Лёва. — Ещё и бабу себе прихватил, варвар-поработитель! Ха-ха!

— Ты мог оказаться на моём месте. — урезонил я его.

— Я МЕЧТАЛ оказаться на твоём месте. — поправил меня Лёва. — Двести миллионов просмотров! Девочка из одной из самых богатых семей России! Да ты круче рок-звезды!

— Может и тебе так же "повезёт" когда-нибудь. — пожелал я ему. — Хлопотная слава.

— Может и так. — Леонид покачал головой. — Но раз она тебе не нужна, что же ты не отказался от неё?

— Вот ты откуда узнал, что Прасковья стала моей… эм… стала моей? — спросил я.

— Армаха рассказал, когда я его спросил по поводу ролика. — улыбнулся Лёва. — А как ещё?

Я-то помню видео, которое выложили конченные. Его ловко смонтировали и моя беседа со Шрамиком осталась за кадром. Никто не знает, что именно я получил в "награду". Ну, кроме сокурсников, с которыми я ещё побеседую. Впрочем, оглашение этого факта почти никак не скажется на мне. Пусть конченые довольно закрытая субкультура, но кое-что люди о ней знают. Большая часть осведомлённых поймёт, что Прасковье некуда деваться, как и мне. Меня только сейчас начала напрягать эта ситуация с кончеными. Неужели всех устраивает текущее положение дел? Неужели, пока это не коснулось меня, и я говорил, что с этим ничего не поделаешь и всё нормально?!

— Все конченые страны знают о решении Шрамика. — объяснил я Лёве. — Они строго следят за соблюдением условий. Какой-то бзик из их №%анутого Закона джунглей. Сам знаешь. Так что мне действительно придётся либо возиться с ней до конца жизни, либо перебить всех конченых. Как вариант, можно отправить её восвояси, но тогда она и пары дней не протянет. Оставлю пока что всё как есть. Она не проблемная, пока что…

— С этого ракурса я ещё не смотрел… — Леонид даже как-то расстроился. — Сочувствую.

— Ладно, я пошел. — спохватился я. — Будет неловко опоздать на свой первый предмет по выбору…

— Что взял? — заинтересовался Лёва.

— Конструкторское дело. — ответил я. — Что же может быть важнее?

— Ну, тут можно поспорить, но я не буду. — Лёва встал с кровати Прасковьи, которая сейчас уже была на занятии. — Я Орудийные системы выбрал.

— Ну, поздравляю. — улыбнулся я печально. — Будешь на полигоне с перезарядкой орудий трахаться.

— Ладно, я тоже пошел. — Лёва пожал мне руку. — Увидимся вечером.

— Непременно.

Потекли курсантские деньки, недельки, месяцы…


//Три месяца спустя//


— Наш лучший курсант! — похлопал меня по плечу генерал-лейтенант Зверский. — Самостоятельно, в порядке личной инициативы, произвёл ремонт кухонных комбинаторов в столовой! Затем, возглавив группу единомышленников, отремонтировал уничтоженный на учениях УБР-43-12 “Харон”! Предметы знает на отлично, на полигоне получил поощрение за текущий ремонт той же машины и убыл домой на десять дней раньше! Летнюю сессию закрыл автоматом! Отличник, овладел техникой на высочайшем уровне, стрелковая и физическая подготовка на "отлично"! Если говорить как есть, его после второго курса можно отправлять как оператора УБР-43-12 “Харон” в войска! Наш лучший курсант!

Такое ощущение, будто он хочет продать меня подороже. Мы с генерал-лейтенантом стояли на ковре, а в его кресле сидел премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев. Старый, очень старый, но всё ещё бодрый.

— От него ржавчиной несёт, Гек. — прокомментировала Суо. — Очень старый.

Медведев задумчиво держался за подбородок и размышлял о чём-то своём.

— Тогда он нам подойдёт. — решил он наконец. — Собирай вещи, воин. Через три месяца будет оружейная выставка на полигоне Капустин Яр, ты будешь демонстрировать практическую эффективность новой модификации "Харона", УБР-43-13 "Харон-М". Есть вопросы?

— Задавай, смелее. — прибодрил меня Зверский.

— Какие будут боевые условия, товарищ премьер-министр? И почему именно курсант? — задал я два вопроса.

— Ха-ха… — задумчиво усмехнулся Медведев. — Не в бровь, а в глаз. Условия будут простыми: старые американские "Голиафы" и "Абрамсы", на дистанционном управлении. Ну и бронетехника попроще, всякие там БМП, БТР, всё натовское. Само собой, всё по-взрослому, с боевыми снарядами и ракетами. Почему курсант? Реклама. Там будут наши индийские, юговосточноазиатские и среднеазиатские друзья, которым мы покажем уровень подготовки наших подрастающих офицеров, чем простимулируем отправку ими своих абитуриентов в наши военные ВУЗы. Политика у нас такая — укреплять и поддерживать. Ещё какие-то вопросы?

— Разрешите выбрать второго курсанта самостоятельно? — попросил я. — Как второго оператора?

— А что за курсант? — уточнил Медведев.

— Прасковья Кипарисова. — ответил я.

Да, хрен его знает, сколько там это всё продлится, как бы конченые не усмотрели в этом…

— А не дочь ли это того самого Кипарисова… — начал Медведев. — Точно, он же говорил об этом. Да, бери её. Хорошо.

Генерал-лейтенант напрягся.

— Можешь идти, курсант Мизамидис. — добродушно отпустил меня Медведев. — Надо же…


//Через час//


— Вот ты подстава, Мизамидис! — Зверский был… озверевшим. — Я думал тебе в пару Пуговичкина поставить! Он ас на "Хароне"! А ты эту мажорку пропихнул! Подставить меня захотел? Она же ничего не соображает!

— Не могу согласиться, товарищ генерал-лейтенант! — заявил я уверенно.

— Вот не надо мне тут примерного курсанта включать! — махнул рукой Зверский. — У тебя с ней шуры-муры какие-то?

— Никаких шур-мур, товарищ генерал-лейтенант. — открестился я. — Но я лично занимался подготовкой курсанта Кипарисовой, по особой программе, поэтому она готова. Могу продемонстрировать хоть сейчас.

— Что за подготовка такая, Мизамидис? — слегка заинтересовался чуть поостывший Зверский.

— Лучше увидеть. — я взглянул на наручные часы. — Я её три месяца интенсивно готовлю, результаты можете увидеть, если пройдёте со мной в подземный ремонтный цех.

— Ну веди, Вергилий.


//Институтский ремонтный цех. "-5" этаж//


Прасковья двумя манипуляторами робота-погрузчика вставила двигатель в моторный отсек "Гюрзы", среднего броневика общего назначения. Задачка не из лёгких, но она уже набила руку на тренировочных платформах.

— Там же сложность с зигзагообразным входом заранее вкрученных крепёжных болтов в специальные пазы отсека… — генерал-лейтенант удивил меня познаниями в ремонтном деле.

— Так точно. — подтвердил я. — Она матчасть уже два месяца как знает наизусть.

Суо может, Суо может, всё что угодно…

Мне стоило целого мотка нервов привести Прасковью к повиновению и заставить читать пособие по мнемонике. Сначала эффекта не было, я даже отчаиваться начинал, но потом вникла и втянулась. Конечно, она не добилась таких выдающихся результатов как близняшки Синицыны, но запоминание массивов технической информации у неё больше проблем не вызывало.

— Интересно… — протянул Зверский. — И откуда такая тяга к знаниям у начинающей прожигательницы жизни? Я ведь её заранее со счетов списал.

— Особый подход и особая программа, товарищ генерал-лейтенант. — ответил я.

— Интересно… — начальник института открыл на планшете таблицу успеваемости Прасковьи. — Как я и ожидал, просела в успеваемости, но потом начался рост. Сейчас отличница… Стрелковая подготовка хромает, но в технической она выше всяких похвал… Это хорошо. Ладно, берём её. Так будет даже нагляднее — два младшекурсника будут выгоднее смотреться при демонстрации качества нашего образования. Надо, надо вырывать гранты из лап Михайловского и Можайского… А то совсем с фондами… Ты ничего не слышал, понял, Мизамидис?

Зверский так увлёкся размышлениями, что выдал вслух информацию о положении дел института. Чего я знать совсем не должен.

— Так точно! — ответил я.

— Сам премьер-министр будет на выставке, поэтому жду от вас максимальной самоотдачи. — напутствовал меня генерал-лейтенант и указал на увлеченно возящуюся с "Гюрзой" Прасковью. — Иди и учи.

— Есть.

Я спустился вниз, Зверский остался наверху.

— Поздравляю, через три месяца мы едем в Капустин Яр. — "обрадовал" я Прасковью.

— А что это такое? — недоуменно спросила она, опуская на пол башню "Гюрзы".

— Ну ты даёшь… — вздохнул я. — Это военный полигон, который…


//Три месяца спустя. Полигон "Капустин Яр"//


Сейчас вроде как весна, но что-то не чувствуется. Снег кругом, обжигающий ветер…

Мы с Прасковьей расположились в одном номере, что несколько покоробило персонал, так как они явно ожидали двух здоровенных детин, которым всё равно где спать. Нам тоже параллельно, но физиономия у метрдотеля вытянулась. Мест всё равно уже не было, так как сюда давно заехали всякие послы, представители, атташе и прочие, поэтому никто не стал ничего менять.

— Так и не посмотришь на мою попу? — Прасковья переодевалась, глядя в зеркало. — Ты ни разу на меня не посмотрел. Ты же не из этих?

— Было бы на что смотреть. — я старательно пялился в телевизор, сохраняя безразличное выражение лица. — Методичку ДСП[21] изучила?

— Ещё в самолете. — подтвердила Прасковья.

"Харон-М" — это глубокое переосмысление старого "Харона". Модернизация коснулась приборов обнаружения противников, оружия, ходовой части и системы защиты. Внутри всё так же, поэтому переучить операторов стандартного "Харона" — раз плюнуть.

— Одевайся быстрее, через десять минут мы должны быть в "Гюрзе". - поторопил я Прасковью. — И соберись, нельзя облажаться.

— Да не кипишуй, я собрана, боеготовна и предельно внимательна. — заверила меня Прасковья.

Через десять минут мы уже неслись по снегу в десантном отсеке "Гюрзы".

Посреди заснеженной степи стоял "Харон-М". В качестве дополнительного нововведения в нём имелся также оптический камуфляж, затрудняющий визуальное обнаружение, что сейчас и демонстрировали нашим международным партнёрам. Покрытие "Харона-М" перетекало, принимая серую окраску, почти сливаясь с окружающим серым снегом.

— Операторы, занять места согласно боевому расписанию. — раздался нейтральный женский голос со стороны "Харона-М".

По нормативу забравшись в машину, мы заняли свои места: я — первого оператора, а Прасковья — второго.

Сразу же я завёл двигатели, а Прасковья перехватила на себя систему управления вспомогательным вооружением и задней полусферой защитных средств. Активируя поочерёдно системы, я обнаружил натыканные повсюду микро-камеры, поэтому почувствовал себя участником тупого реалити-шоу.

— Внимание, активирована бронетехника условного противника. — сообщил нам динамик. — Приготовиться к бою.

Да, техника противника будет настоящей, с боевыми снарядами и ракетами, а пилотировать её будут имитационные дроиды, в свою очередь управляемые живыми операторами.

Я нажал на кнопку пуска обзорных ракет. Таких ракеток в боекомплекте "Харона-М" около тридцати тысяч. Маленькая, размером с карандаш, она испускает импульсы когда-то совершенно секретного излучения в радиусе двух километров. Это излучение считывалось специальным радаром, который транслировал объемную картинку в визор обоих операторов. Операторы таким образом видят всю картину и уничтожают попавших в зону действия противников. Такие ракетки висят в воздухе по тридцать минут, выпускать их можно сотнями. От них не укроется никто.

Есть и более классические средства наблюдения, на них можно полагаться, но раз дают такую возможность, почему не воспользоваться крутой примочкой?

— Чисто. — доложила Прасковья.

Я начал движение. Бот преодолевал овраги и всхолмья так, словно их нет. Местность вокруг изрыта воронками, окопами, насыщена неразорвавшимися снарядами и обломками техники. Очень кстати игнорирование "Хароном-М" особенностей местности.

— Цель: прорваться сквозь оборонительный рубеж противника и производить контроль местности до особого распоряжения. — голос в динамике стал каким-то жёстким.

— Слышала? Значит, волны будут. — я активировал основное вооружение.

До рубежа мы добирались минут тридцать. По нам сразу же открыли огонь. Я взял на прицел ДОТ с противотанковой пушкой. Очередь из 30-мм автоматической пушки искромсала содержимое ДОТа. Из окопов открыли огонь дроиды-ракетчики. Похоже, сейчас сдают экзамены и операторы дроид-пехоты. Дорогие штукенции, честно говоря, сразу видно, что не экономят на демонстрации. Сейчас мы их в кремниевую пыль сотрём…

Та же 30-мм пушка, ведомая моей рукой, разметившей цели, в считанные секунды прошлась вдоль окопа и разорвала таких экономически невыгодных дроидов. Их вообще против тяжелой техники применять нельзя. Вот когда дело происходит пехота на пехоту, тогда да… А сейчас — без шансов.

Ракеты, которые успели выпустить дроиды, были уничтожены системой активной защиты.

Из укрытий выехали танки армии США М1А2SEP V6 "Абрамс". Выехало двадцать целей, которые открыли огонь из пушек и ПТУР.[22]

Ракеты были снесены, а сдвоенная 100-мм автоматическая пушка в автономном режиме выбила танки с поля — на каждый танк потребовалось по одному тандемному снаряду. Слишком старые на "Абрамсах" системы активной защиты.

Танки как вид вооружения уже почти ушли в прошлое. Но лебединая песня их ещё не спета.

Рубеж мы преодолели и "Харон-М" пустился в бег по условному тылу врага. Через пятнадцать километров я отобрал самую ровную площадку для организации обороны и активировал развертывание. С внутренней стороны ног машины слезли дроны-строители и в бешеном темпе начали развёртывать оборонительный периметр.

Они выносили из грузового отсека крупнокалиберные турели, миномёты, противотанковые турели, заградительные щиты, сеяли повсюду мины и растягивали колючую проволоку. Десять минут — периметр закончен. Дроны заняли исходные позиции.

Запущенные ракеты сразу дали понять — будет потно.

На нас надвигались силы врага в количестве двухсот танков разных модификаций, кучи броневиков с противотанковым вооружением и около тысячи дроидов-пехотинцев. Сразу стало шумно и ярко.

"Харон-М" ощетинился отодвинутыми подальше от корпуса бронеплитами. Стрелять начали сразу — активная защита справлялась с ракетами, но кумулятивные снаряды, к слову, почти бесполезные против бронирования любого "Харона", взрывались на отведённых щитах. Я уничтожал танки, а Прасковья справлялась с броневиками. Дроиды-пехотинцы на этом фоне растворились как-то незаметно. Просто автоматическая система уделила им немного времени и они исчезли. Когда бронетехника закончилась, наступила пауза.

— Активировать противоартиллерийский режим! — приказал я.

— Есть! — среагировала Прасковья и защёлкала переключателями.

Я не прогадал. Раздался рокот канонады и вокруг начали взрываться крупнокалиберные снаряды.

В полусфере вокруг "Харона-М" снаряды не взрывались. Тысячи сенсоров отслеживали снаряды и по ним мгновенно отстреливались сотни маленьких игломётов. Иглы повреждали снаряды и они либо детонировали в воздухе, либо падали бесполезными кусками металла со взрывчаткой.

Канонада закончилась через десять минут. Оборонительный периметр был разрушен, остался только один "Харон-М". На самом деле, мы ничем не рисковали — первый "Харон" попадал и в куда более худшие передряги, теряя почти всю функциональность, но сохраняя жизнь оператора.

— Сейчас будет основная волна, стисни жопу. — предупредил я Прасковью.

Как и ожидалось, ракеты "высветили" новую волну врагов. На этот раз были танки М44А2 "Вотел", дроиды-пехотинцы, упомянутые Медведевым "Голиафы" и китайские "Тип-230". "Вотел" — старинный ответ на нашумевший почём зря танк Т-14. "Вотел" ответил и продержался в войсках США целых десять лет, а потом они совсем отказались от применения классических танков.

"Голиаф" — первый серийный пилотируемый робот в истории, способный летать две с половиной минуты и носящий в себе ракету "Вдова". "Вдова" — реально вершина технологической мысли середины тридцатых годов. Эта ЭМИ-ракета пробьёт броню "Харона-М" и запустит внутрь импульс, который пережжёт всю электронику несмотря на все средства противодействия и защитные системы.

— Всё внимание на "Голиафы". - дал я указание Прасковье. — Сгорит электроника — считай погибли.

Игломёты начали расстреливать 150-мм снаряды "Вотелов". Я в ручном режиме разрывал танки из спаренной пушки, а затем переключился на встроенные ПТУР. Автоматика превращала в пыль даже не пытающихся укрываться дроидов-пехотинцев, поголовно вооруженных германскими гранатомётами "Шрекмейстер", а я ждал хода "Голиафов".

Эти роботы взлетели и выпустили один единственный ракетный залп, перед тем как завалиться на землю обгорелым металлоломом. Время замедлилось. Пять "Вдов" летели к нам, я лихорадочно стрелял по ним, игломёты их не достают, их надо было перевести в режим завесы, так как прицельны отстрел с ними не прокатит.

В последний момент, за доли секунды до попадания, я нашел экстравагантный с