Дредноут: Судьбы войны 1 (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Глава 1

– Вражеские корабли на подходе!

– Сколько их, лейтенант Броксон?

– По-моему, четыре, капитан. Да, четыре.

– Служба связи, объясните нашим, в какую ситуацию мы попали.

– Ясно. Капитан Пайпер, они не выходят на связь. Наши радиочастоты глушатся противником.

– Появились еще два корабля, командир. Они идут со скоростями 0,05 и 0,50, меняют форму на сферический конверт… Капитан, они открыли огонь!

– Поднять защитные экраны!

Но я уже знала, что мой приказ опоздал. Моей главной тактической ошибкой оказалось то, что я в столь ответственный момент осталась в командирском кресле – очевидно, на месте, не очень подходящем для меня.

Только мой высокий рост помог мне удержаться от падения на палубу.

Шатаясь, я выкрикнула первый пришедший мне на ум приказ:

– Огонь по всем целям! Уходим в сторону!

Илья Галина повернулся в мою сторону, его лицо было искажено страхом.

– Рубка управления не отвечает. Прямое… прямое попадание в…

Экран главного обзора вспыхнул в огне новых взрывов. Через секунду я уже знала, что вся левая половина мостика вместе с шестью членами экипажа оказалась выведенной из строя. С трясущимися руками я рванулась в сторону искалеченной центральной рубки и плохо чувствовавшими прикосновения пальцами начала лихорадочно щелкать бесчисленными переключателями, тоже большей частью вышедшими из строя. В отчаянье я пыталась найти хоть один из них, который убедил бы меня в том, что мой корабль все еще со мной.

Защитный экран снова окутался розовым туманом и, наконец, окончательно развалился на составные части, представив нашему взору группу кораблей ромулан, маневрировавших неподалеку, словно хищники у тела потенциальной жертвы.

– Передавайте сигналы 805! Приказываю перевести командную рубку на режим аварийного контроля!

– Да, мадам, аварий…

Офицер службы связи Пейдж закашлялся, и тут до меня дошло, что верхняя часть сенсорной платформы уже окутана клубами дыма. Откашлявшись, он продолжил:

– При подключении системы аварийного контроля выявились неустранимые неполадки в базовой электрической цепи.

– Инженерная служба! Доложите о наших повреждениях.

Я рукой убрала локоны со своего лба и твердо пообещала себе самой, что теперь ни за что не отправлюсь в полет без соответствующей стрижки.

Какой-то внутренний голос все же не позволил мне оговорить одно необходимое условие – если этот полет не окажется последним. Пусть он даже станет последним для меня, но ни в коем случае – для моего корабля.

Коммуникатор затрещал, из него раздался голос главного инженера Силайны:

– Импульсный двигатель вышел из строя. Повреждена одна гондола ускорителя, но она еще работоспособна. Защитные экраны лишены адекватного энергообеспечения. Передние экраны полностью вышли из строя. Двумя прямыми попаданиями разрушено машинное отделение, и мы пытаемся…

– У нас остались фазерные пушки?

– Нарушена подача энергии… Связь внезапно оборвалась.

– Силайна! Брайан, мне чертовски нужны фазеры!

Я бросилась к контрольной панели; она оказалась горячей, контакты искрили, рядом лежали тела членов обслуживающей команды. Внезапно меня охватил ужас при мысли о том, что я осталась одна, одна на мостике корабля Звездного Флота. Моя команда медленно умирала. Мой корабль тоже, а была так нужна их помощь именно сейчас! Это было глупо, но я ничего не могла с собой поделать: я умоляла сохранившие работоспособность приборы помочь мне спасти мой корабль. В ответ – молчание. Если бы даже главный компьютер сохранился в целости, из-за выхода из строя системы коммуникаций все мои приказы и пожелания все равно оставались бы пустым звуком. Я осторожно отодвинула в сторону лежавшего на палубе Илью и, добравшись до панели внешней связи, начала отстукивать просьбы и мольбы о помощи:

– Это капитан Пайпер с корабля Федерации «Либерти». Мы окружены кораблями ромулан. Планируем выход на режим самоуничтожения. Повторяю: режим самоуничтожения.

– У меня пересохло в горле. Обессиленная, я плюхнулась в первое попавшееся кресло консоли контроля за навигацией и ощутила под собой плотный корпус коммуникатора. Очевидно, я забыла вернуть его владельцу и в рассеянности засунула в карман брюк. Странно, но это было совсем непохоже на меня. Я с трудом переносила все, что стесняло свободу моих движений.

Ощущая нарастающую боль в глазах и щекотание в носу от дыма, я на ощупь отыскала рычаг управления и перевела его на режим блокировки стандартного управления с помощью компьютера. Я благодарила судьбу за то, что в свое время решила уделить особое внимание способам прямого регулирования ресурсов корабля, минуя компьютерную программу. Конечно, это напоминало, скорее, террористическую акцию, смысл и возможные последствия которой большинству были мало понятны. Мои собственные знания базировались в числе прочего и на моей недавней увлеченности рассказами Нал Эйли – писательницы с планеты Проксима II, среди которых целая серия была посвящена таинственным компьютерным проделкам школьников. Конечно, я не имела понятия, к чему может привести фиктивный брак между вспомогательным компьютером и коммуникатором, работающим в ручном режиме, но, в любом случае, была готова отдать все силы для организации такого союза. Я обратилась к компьютеру:

– Компьютер! Запрашивается режим прямого доступа; предусмотренный Т-кодом для капитана корабля. Основание: экстренная ситуация на корабле.

Через некоторое время после серии щелчков последовал ответ:

– Принято к сведению. Я почувствовала, как изменился мой голос. Вдруг я ощутила еще один мощный удар, и корабль ромулан прошел по правому борту, совсем близко от нас. Меня отбросило в сторону лестницы, ведущей на верхнюю палубу, и мне чудом удалось не уронить коммуникатор и остатки собственной рассудительности. Дым теперь по-настоящему душил меня, а компьютер все еще не оглашал своего вердикта. Похоже, моя затея обречена на провал. Все еще надеясь на чудо и не желая терять сознания, я продолжала шептать директивы по преодолению стандартного режима.

– Ваш запрос принят к исполнению. Специфицируйте задачу, – наконец отозвался компьютер.

Черт побери! По крайней мере, хоть что-нибудь должно произойти.

– Компьютер, обеспечьте возможность контроля за ускорителями через аварийный путь. В каталоге чрезвычайных обстоятельств это позиция 881, ссылка С1-А. С возможностью маневра.

– Выполняется. Сенсоры зарегистрировали приближение неприятельских кораблей сразу по нескольким векторным направлениям.

– Принимается к сведению. У нас есть фазеры?

– Отвечаю утвердительно. Но в пределах половины мощности на вторичных элементах питания.

– Переключите мощность с импульсных двигателей на фазеры. В качестве цели возьмите инженерный отсек ближайшего вражеского корабля. Сразу же после наводки открывайте огонь!

Странно и смешно. Ведь кричать на компьютер глупо, это вряд ли приведет к улучшению ситуации.

– Обеспечена возможность маневра в пределах 140 градусов от стандартной плоскости.

Я чувствовала, как мои команды уже начали проникать по аварийным цепям к покалеченному оборудованию, и на экранах обходными путями стала появляться кое-какая информация. Компьютеры собирали остатки мощности где только можно, и «Либерти», мой корабль, стал возвращаться к жизни.

У меня возникло ощущение того, что, возможно, я являюсь игрушкой, объектом для манипуляций других компьютерных систем. Других…

Усилием воли я отбросила желание подумать и разобраться во всем этом.

В моих жилах начинала жарко пульсировать кровь при мысли о моей команде, оставшейся там, на нижней палубе, и тоже стремящейся во что бы то ни стало сохранить жизнь себе и кораблю. Мой корабль ни за что не подчинится неприятелю.

– Тебе все равно не удастся захватить нас! – закричала я в сторону еще одного крейсера ромулан, развернувшегося прямо перед нами и открывшего огонь. Новый взрыв потряс мостик. Я чувствовала, что запас прочности корпуса «Либерти» уже на исходе, гондолы с ускорителями еле держатся на месте, а защитные экраны, генерируемые мощными электростатическими полями, вот-вот окончательно откажут в работе, поскольку последние резервы мощности вобрал в себя компьютер, стремящийся во что бы то ни стало выполнить мой последний приказ.

Последний приказ.

Самый последний.

Подо мной закачалась палуба, и в моей голове зазвенели тысячи голосов.

Внезапно все оборвалось. Все. Все шумы, голоса, треск вертящихся компьютерных дисков. За исключением…

– Какого черта! – раздалось словно из потустороннего мира.

Я закрыла глаза. Голоса за стеной становились все громче и отчетливей.

– Перегрузка! Никак не удается получить доступ к аварийным резервам мощности. Что за студенческие хитрости?

– В чем дело? Почему нет доступа?

– Основной имитатор вышел из строя.

– Но это невозможно.

– Из-за динамической перегрузки. Она заставила систему бороться против себя самой.

– Гаррисон, в чем заминка? О, простите меня, капитан.

– Технической группе немедленно доложить о состоянии имитатора.

– Где лейтенант Селок? Может быть, он в курсе? Все вокруг меня словно распалось на мелкие части. Постепенно я начала вспоминать: мне пришлось пережить то же, что и другим. Все это было сплошной имитацией, о возможности которой я уже знала заранее. В итоге я не только провалилась во время этого теста, но еще и вывела из строя имитатор. Насколько мне было известно, раньше такого не случалось еще ни с кем. Почему же это произошло именно со мной?

Голоса становились все громче и громче. Они говорили обо мне, мое имя то и дело слетало с их губ и стремительно летело вдоль коридора словно странник вдоль монастырской стены.

– Хорошо. Достаточно.

Постепенно вентиляторы заработали на полную мощность, и дым на мостике начал рассеиваться. Я лежала на боку, ощущая на себе яркий свет и внимательные чужие взгляды.

– Достаточно, мисс Пайпер. Теперь можете отдохнуть.

С ощущением комка в горле я медленно поднялась на ноги, успев сделать это до того, как ко мне подошел командир Джозефсон. За его спиной стояло несколько представителей командирской элиты Звездного флота, они внимательно наблюдали за мной. Слева от меня Илья Галина медленно выбирался из-под своей контрольной панели и тоже смотрел на меня с удивлением. Возле блока имитатора крутились техники, пытаясь отключить вспомогательный компьютер от других корабельных систем. Только тогда мне стало понятно, что же я наделала.

– Довольно необычная картина, лейтенант, не правда ли? – проворчал командир, его лицо было еще наполовину скрыто клубами дыма. Он посторонился, и двое «убитых» из команды мостика прошли мимо. Все чихали и кашляли.

– Признайтесь мне… на каком этапе теста Кобаями Мару вы решили, что вряд ли случившееся могло быть запланировано для вас заранее?

Я откашлялась и поправила волосы жестом, в котором, наверное, было чересчур много женского. Я вдруг поняла, что мои неуставные гребни на затылке не справились с возложенной на них задачей, и светло-коричневые локоны окончательно вырвались на свободу.

– Это не могло быть ничем иным, кроме ловушки. Ничем иным.

– Но вы не ответили – когда именно?

– Когда появилась вторая волна вражеских кораблей, сэр. В тот момент мне стало ясно, что их чересчур много для обычного приграничного патруля.

Такое количество кораблей без труда бы заглушило любой наш сигнал 805.

– А как вы расцениваете ваши собственные действия?

Джозефсон с трудом удержался, чтобы не улыбнуться.

– Как неадекватные, сэр.

– Но почему?

– Я слишком поздно отдала распоряжение установить защитные экраны. Я не смогла обеспечить зарядку оружейных батарей при входе в нейтральную зону. Мне также следовало отправить сообщение командованию Звездного флота о моих планах нарушить условия Органийского договора своей попыткой уклониться от дальнейшего прохождения Кобаями Мару. Тем самым я свела почти к нулю все шансы «Либерти» на спасение в случае, если бы мой корабль действительно оказался в ловушке.

У командира была привычка наклонять к собеседнику свое плохо слышащее левое ухо.

– Все так. В итоге, сколько же, на ваш взгляд, вы набрали очков?

– Ну… На крепкую «четверку».

Я поморщилась, но все же дала себе довольно высокую оценку. Мне снова стало стыдно.

Он поднял голову и взглянул в сторону каюты с имитатором.

– Система уже возвращена в обычное состояние?

– Возвращаем, командир, – ответил техник. – Здесь столько всего наворочено. Джозефсон повернулся ко мне.

– Вы стали причиной настоящего переполоха в базовой компьютерной системе. Я промолчала.

– Лейтенант, – продолжил он, – понимаете ли вы, что вам удалось подойти ближе, чем кому бы то ни было из претендентов на командирскую должность, проходивших этот тест, к тому, чтобы совершенно вырваться из уготованного вам сценария «теста без победителей»?

Не уловив до конца, что это: упрек или комплимент, я выпалила:

– Нет, сэр.

– Ладно, скоро поймете. И еще, лейтенант… принято, решение об изменении вашего последующего назначения. Вы не будете служить на «Магеллане».

– Но, сэр… – Я вновь повернулась к нему. – Значит, не у капитана Флинна?

Я смутилась, и мой лоб покрылся холодным потом. Неужели я показала настолько плохие результаты, что меня не допустят к службе на корабле класса «Галактика»?

– Почему?

Он не собирался посвящать меня в детали, хотя было видно, что ему очень этого хотелось. Командира Джозефсона было трудно заподозрить в мелочном высокомерии, но он почему-то повернулся ко мне спиной.

– Я получил персональный запрос на вас. Только что. Вы должны прибыть в Докинг Бей-12 и направиться в распоряжение капитана Кирка.

Я не верила своим ушам. На мои глаза наворачивались слезы, но на этот раз не от дыма.

«Энтерпрайз»!

Глава 2

Брайан Силайна нашел меня в моей каюте; я лежала, уставившись в потолок. Когда я увидела его в обычном костюме инженерной службы с красной полоской – символом принадлежности к Звездному флоту, то сразу же бросилась в его объятия, и они оказались более крепкими, чем обычно даже во времена нашей еще большей близости.

– Они поменяли тебе назначение? – начал он.

– Брайан, они посылают меня на «Энтерпрайз». На меня поступил персональный запрос.

– И ты счастлива?

Я несколько отстранилась от него, сразу поняв смысл его вопроса. Мы были почти одинакового роста, и я без труда смогла заглянуть в глубину его темных глаз.

– Да.

Его лицо дрогнуло. Мы уже около года были любовниками. Он хорошо понял, что означал мой ответ.

Я продолжала:

– Мне непонятно, почему так произошло.

– В каком смысле?

– Ведь я провалилась во время теста, сделала массу тактических ошибок. К тому же потеряла корабль.

– Пайпер, здесь всех ждет та же участь. Она является основной целью теста Кобаями Мару. Даже если ты принимаешь правильные решения, люди вокруг делают все, чтобы завалить тебя. То же самое было и со мной, за исключением…

Он задумался и в рассеянности провел несколько раз пальцем по моей сумочке.

– За исключением чего?

– Того, что мне все же не удалось поставить всю Базу Звездного флота на уши, как это сделала ты.

С чувством унижения я упала на свою кровать и повернулась к нему спиной.

– Ты преувеличиваешь.

– Совсем нет. Ты поставила рекорд. До тебя только одному участнику теста удалось одержать победу, и то обманным путем.

– Кому именно?

– Он находился в обсервационной комнате вместе с Джозефсоном. Он и предложил тебя в качестве…

– Капитан…

– Кирк. Именно он.

Брайан сел рядом со мной, и я вновь почувствовала на себе его гипнотизм. Очевидно, он решил оставить попытки убедить меня в том, что я вела себя достойно во время теста.

– Скоро мне предстоит доложить о прибытии капитану Флинну. Мне будет нелегко отправиться туда одному.

Обхватив руками колени, я боролась с охватившим меня ощущением комка в горле, мешавшим мне говорить, Брайан намекал на наши общие мечты и планы; на наше будущее, оставшееся теперь позади.

– Мы любили друг друга, Брайан, и я люблю тебя до сих пор. И, что даже более важно, мы были настоящими друзьями. Для меня это тоже очень значимо. Но вот что я твердо уяснила во время прохождения теста: не следует любить того, кто вместе с тобой служит на одном корабле. Изменившимся голосом я продолжила:

– Ты не можешь себе представить, насколько сильным было возникшее у меня желание покинуть мостик и капитанскую рубку и бежать к тебе после того, как я узнала о прямом попадании в отсек Инженерной Службы. Все мои мысли были только о тебе и о нашем с тобой будущем. И это мешало мне мыслить логически. Огромным усилием воли я заставила себя переключиться на другие мысли и в конце концов поняла, что не смогу одинаково хорошо успевать за тем и другим сразу. Для капитана любая уступка любви таит в себе смертельную опасность.

Мне стало понятно, почему вулканцы могут работать в экстремальной ситуации так эффективно. Поэтому для меня будет лучше служить на «Энтерпрайзе», чем на «Магеллане» с человеком, которого я люблю.

В моей комнате стало тихо, словно на нас спустилось кристалловидное облако, которое я однажды видела на своей планете Проксима Бета. Тишина оказалась такой же тяжелой.

– Мне очень не хочется причинять тебе боль. Он вздохнул:

– От тебя я согласен принять все, даже это. Ты действительно собираешься стать капитаном, не так ли, Пайпер?

– Если у меня будет получаться. – Я повторила:

– Только в этом случае.

– Ты всегда слишком строга к себе.

– Ты не прав.

– Нет, я же вижу это.

– Руководитель обязан быть именно таким. Я замолчала, поняв, что почти оскорбила его. Ведь он обязательно станет неплохим помощником инженера на «Магеллане», а однажды – и главным инженером. В этом у меня не было никакого сомнения. Пусть он не будет хватать звезд с неба, но его упорство обязательно приведет его к цели. И все же… и все же ему никогда не стать капитаном, у него нет и стремления к этому.

Тогда кто же я сама? Я постоянно сравнивала себя со всеми и всех со мной, всегда стремясь быть хоть на йоту лучше, быстрее, сильнее. Меня не очень волновало то, что я могла натворить с компьютерной системой. Слухи, шепот за спиной и нелестные прозвища – все это можно было пережить. За исключением риска потерять собственный корабль.

В сердцах я обижалась на Брайана за то, что он не рассказал мне, чего следует ждать от Кобаями Мару, хотя, конечно, тот ореол таинственности, которым всегда оставался окружен этот тест, не был его личной виной.

Возможно, презрительное самодовольство тех, кто причислял себя к избранным, мешало начальству поделиться ужасными тайнами «теста без победителей», даже названием корабля, который по сценарию должен был начать подавать призывы о помощи. В традициях Звездного Флота всегда оставалась скрытность, и теперь я поняла, что, возможно, именно благодаря этому смогла сохранить спокойствие и выстоять.

Брайан обнял меня. Я ответила ему, но это было лишь дружеским объятием.

– Я буду скучать по тебе, – прошептал он. – Ты получаешь «Энтерпрайз», теряя меня. Думаю, что это все-таки лучше, чем если бы моим конкурентом оказался какой-нибудь сладкоголосый техник. Я люблю тебя, Пайпер.

Я провела ладонью по его шевелюре.

– Мы всегда останемся близки друг другу как друзья… а это тоже немало.

Раздался приглушенный сигнал коммуникатора, но мне он показался громче сигнала тревоги. Я сразу же отключила его.

– Прошел контрольный отрезок времени.

– Да.

– Докинг Бей-12 уже ждет.

– Да.

* * *

Я ни разу не была на Земле вплоть до поступления на учебу в школу командного состава. Планета оказалась довольно приятной, с преобладанием голубых тонов, очень богатой водой и с атмосферой с наклонностью к образованию кучевых облаков, но, конечно же, ее нельзя было сравнить с моей родиной – Проксима Бета. Дом всегда ощущается более прекрасным для тех, кто покидает его, зная, что вернется нескоро. Я всегда хранила у себя фотослайды с пышной растительностью моей планеты, состоящей в основном из мхов и пепилендронов с опадающей листвой. В моменты душевного смятения я любила рассматривать эту коллекцию, отдыхая среди изумрудной зелени своей родины. Встречая здесь все больше и больше разумных обитателей суши, я не переставала задумываться о том, насколько высоки оказались их возможности приспособления к разным климатическим условиям. Из всех планет – Земля была самой богатой воздухом, и представители человеческой расы могли пользоваться им для дыхания. Поскольку моими предками были люди, колонизировавшие Проксиму и приспособившиеся к жизни на ней, не все варианты земного климата я переносила одинаково хорошо. И хотя жара Калифорнийского побережья более или менее подходила мне, я никак не могла привыкнуть к местным ветрам. И к тому же я, наверное, никогда не смогу относиться с симпатией к немилосердно палящему желтому солнцу.

Я дрожала от нетерпения, когда космический челнок завис над сверкающим в лучах его прожекторов вулканическим плато. Суровый пейзаж.

Как характер Брайана.

Я поклялась себе, что это будет моей последней мыслью о нем, и сосредоточилась на приятных мелочах, связанных с почти легендарным «Энтерпрайзом» и его смелыми офицерами. Еще ни одному кораблю не удалось так много сделать, столько при этом испытав. Еще ни одна команда не пережила так много трудных минут, но все же находила в себе силы выжить в самых сложных ситуациях. Да, мы слышали столько хорошего об этих людях, и я в том числе. Но я не могла поверить в то, что когда-нибудь буду служить на его борту. Поэтому мне пришлось собирать по крупицам всю информацию об этом прославленном корабле.

И вот он передо мной. Челнок маневрировал среди конструкций космического дока, пробираясь к «Энтерпрайзу». Все пассажиры с интересом рассматривали друг друга, пытаясь угадать, кто же собирается ступить на борт корабля. Я молчала, потому что знала, о ком шла речь, и пристально рассматривала свой будущий дом.

Внешне он был непохож на тот корабль, который смог столько раз уйти живым после крупных стычек с клингонами. «Энтерпрайз» блестел в космической ночи, словно он сам был звездой, а не космическим кораблем.

Обновленные номерные знаки на корпусе выглядели внушительно; гондолы с закрепленными в них ускорителями уже немало колесили по Вселенной и, казалось, им знакомы многие ее секреты. «Энтерпрайз» был огромен… намного больше того, что я могла представить себе, думая о размерах космического корабля. Я с изумлением смотрела на это творение интеллекта, технологии и упорства, столь мощное и, вместе с тем, грациозное. И я скоро окажусь на его борту. Буду служить его интересам. Мне казалось, что корабль более всего походил на гигантского кентавра, приготовившегося к прыжку и отказывавшегося заглянуть в глаза простых смертных, создавших его самого. Словно сама жизнь подчинялась «Энтерпрайзу».

Пока я с помощью дежурного офицера добиралась до предназначенной мне каюты, мне удалось выяснить кое-что о привычках моих соседей. Две каюты имели общую прихожую, в моей в строгом стиле Звездного Флота располагалось три койки; я сразу же выбрала себе одну из них. В каюте было тихо и сумрачно по сравнению с той суетой, которая царила на корабле. Все транспортные системы то и дело выбрасывали вновь прибывших рематериализовавшихся членов экипажа. Не зная, является ли такая суета на борту обычным делом, я решила пока не придавать значения этому факту и принялась за собственные дела. Однако возбуждение не покидало меня.

Возможно, только меня. Все же… это «Энтерпрайз».

Я стояла в центре каюты, чувствуя себя не в своей тарелке: я пыталась выяснить что-нибудь о моих коллегах, с которыми мне придется жить в одной каюте. Смелость взяла свое, и я заглянула в одну из дорожных сумок. Там стояла емкость с признаками принадлежности к личным вещам: голографическим изображением на крышке трех улыбающихся людей очевидно, родственников.

Крышка легко подалась…

Я отпрянула. Мне, конечно, доводилось встречаться с насекомыми и на своей планете, но ничего подобного я до сих пор не видела и поневоле вздрогнула. Передо мной были существа, напоминавшие нечто среднее между змеей и рачком. Что ж, каждому свое.

Скрипнула дверь, я повернулась и с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть.

Передо мной стояла обитательница планеты Горн. Она была намного выше меня ростом и не умещалась в дверном проеме, поэтому ей пришлось согнуть свою спину рептилии и поджать довольно большой ряд без сомнения плотоядных зубов. Ее сходство с тиранозаврами и сверкающие сапфировые глаза придавали ей воинственный вид. Розовая кожа моей соседки хорошо гармонировала с цветом форменного костюма Звездного Флота, на ее тунике светились знаки различия и скрещенные кобры системы Цестус. Я улыбнулась. Улыбка всегда обезоруживает.

– Меня зовут Пайпер. Мы будем жить в одной комнате, я полагаю.

Представительница планеты Горн зашипела, продвинулась вглубь каюты, там полностью выпрямилась и начала меня ощупывать. Я подумала, что это обыск, – но вскоре мне стало понятно, что таким образом соседка знакомится со мной. Подушечки с когтями ощупали мои ноги, и я, Демонстрируя дружелюбие и спокойствие, подняла руки вверх.

Со стороны двери раздался еще один голос, очевидно принадлежавший человеку и довольно приятный.

– О, все уже тут. Вот и хорошо.

Появился сентиментального вида молодой лейтенант в сопровождении офицера медицинской службы. На лице лейтенанта застыло выражение дружелюбия. Его компаньонка была похожа на обитательницу Земли, но в то же время в ней оставалось что-то, несвойственное жителям этой планеты.

– Вероятно, вы Пайпер. А я Джуд Сэндидж, служащий Звездного Флота.

Сейчас в мои обязанности входит работа в офицерской столовой, поэтому советую вам присмотреться к тому, что вы едите. Можете называть меня Скеннер. Так уже делают многие, потому что я мечтаю о том времени, когда меня допустят в службу управления сенсорами. Не очень удобно жить втроем в одной каюте, не правда ли? Сейчас на корабле пятая и восьмая палубы закрыты для ремонта переборок, поэтому даже офицерам пришлось потесниться.

– Он прищурился. – Надеюсь, что вы говорите по-английски?

Я засмеялась:

– Да, конечно, Скеннер.

– Отлично, – протянул он. – Вы ведь не возражаете против разнополого соседства?

– Я специально просила об этом.

– Рад это слышать. Нет никакого смысла в излишней скромности на космическом корабле, – он помахал рукой. – А это доктор Мэрит Андрюс Таурус, а та, которая сейчас ощупывает вас, принадлежит к роду телосиризаркред с системы Цестус – Цестус Элиар или Цестус-7. Знаете такую?

– О да! – выпалила я и напугала телосиризаркред своим энтузиазмом.

Она, шипя, отодвинулась в сторону, но я успела ухватить ее за лапу и улыбнулась в попытке погасить свое и ее смущение.

– Она одна из первых оттуда?

– Самая первая. Там только началась двуязычная подготовка в местном военном училище. Озира – дочь посла планеты Горн.

– О, понимаю, значит у нее дипломатический иммунитет.

– Да, в связи с этим у нее на боку даже размотан целый рулон красной ленты.

Я все еще удерживала лапу Озиры и с выражением лица, которое, я полагала, покажется ей столь же дружелюбным, как и любому обитателю Проксимы, осторожно вернула эту лапу на свою ногу, и она продолжила ее изучение.

– Откуда вы родом? – спросила представительница медицинской службы, полноватая женщина с волосами цвета платины и слегка раскосыми глазами, которые намекали на примесь в ее теле инопланетной крови.

– Проксима Бета.

– Вот почему у вас такой внушительный рост.

– Я тоже так думала, пока не повстречала Озиру.

– Мы соседи по системе, – продолжила доктор Андрюс Таурус. – Я родом с поселения обитателей Земли под названием Уолтер-12. А биоморфологию изучала на планете Проксима Альфа. В какую корабельную службу вас направили?

– Довольно спокойная должность в команде экологического контроля. Мне сказали, что это лишь на время. Я вхожу в число кандидатов на капитанскую должность, поэтому меня ждет еще много перемещений по службе.

– И это лишь первое в длинном ряду, – присвистнул Скеннер. Вероятно, мечтаете побыстрее пробраться на мостик?

– Это будет не очень скоро. Я все еще под впечатлением того, что вместо «Магеллана» оказалась на «Энтерпрайзе».

– Вам уже что-нибудь известно об этом корабле? – спросила Мэрит.

– Я уже многое знаю о его офицерах, – я пожала плечами, – и кое-что из рассказов очевидцев. Примерно, то же, что и все.

Скеннер жестом указал на пустую койку.

– Теперь это ваше. А сейчас вам лучше оставаться на нижней палубе, во всяком случае, до тех пор, пока вы не привыкнете к новой обстановке.

Я села на матрац, проверяя его на мягкость. Он не очень отличался ею.

Тоже специальное приспособление, чтобы команда не злоупотребляла сном.

– Я так и собираюсь поступить. Конечно, мне бы хотелось попасть на мостик, но только после того, как освоюсь на новом месте.

– Логично, – отозвался Скеннер, засунув руки в карманы.

Я живо представила его рядом с плугом. Манеры Джуда делали его совсем мало похожим на военного человека, скорее, наоборот. Вероятно, он относился к тому сорту людей, которые совершенно не склонны к внешней помпезности.

– Как вас зовут по имени?

– Пайпер.

Его лицо подсказало мне, что необходимы пояснения.

– Проксима была населена всего лишь на протяжении жизни последних четырех поколений, поэтому мы все считаем себя членами одной семьи. У нас нет никакой надобности в применении дополнительных родовых имен: с нас достаточно одного.

– Получается, что у вас вообще нет второго имени, как у вулканцев?

– Нет, только Пайпер.

– А я сельский житель. И всегда останусь им. Вы быстро привыкнете к этому. Что-то случилось, и мы должны доложить о себе через сорок минут и быть готовыми к боевым действиям.

– Боевые действия? Учебная тревога?

– Нет, непохоже. Я прав, Мэрит? Она покачала головой.

– Пока мы ничего не знаем. А для капитана Кирка это означает, что и он пока не в курсе всех деталей. В его правилах сразу же сообщить команде все подробности происходящего. Он полагает, что раз мы рискуем своими жизнями, те вправе знать все.

– Когда мы отправляемся?

– Отправляемся? – не выдержал Скеннер. – Девочка, мы выбрались из Солнечной системы уже минут двадцать назад!

– Что?! Но я не почувствовала никаких перегрузок!

– Это «Энтерпрайз». Он всегда отличался гладким ходом.

Мэрит поднялась со своей койки.

– Полтора часа назад получено особое распоряжение командования Звездного Флота. Я находилась в корабельном лазарете, когда капитан позвонил Маккою и сообщил эту новость, а также назначил совещание старшего командного состава. Через десять минут все находившиеся в увольнении были доставлены на борт, и мы в их числе.

– Полчаса назад я лично подавал команду на обед. Нам следует поторопиться, если мы хотим перекусить, – посоветовал Скеннер.

Озира что-то прошипела в ответ, тем самым заставив всех вновь обратить на себя внимание. Скеннер кивнул и вдохновенно произнес:

– Говорите громче, Озира. Пусть она услышит ваш голос.

Телосиризаркред раздвинула свои челюсти пошире, но ее голос так и не достиг необходимой громкости, чтобы я могла его расслышать.

Дверь отворилась. Свет из коридора подчеркивал сумрак, царивший в нашей каюте. Мы все, как один, посмотрели в ту сторону. Вскоре Скеннер увеличил яркость освещения в нашей каюте, и мы смогли рассмотреть вошедшего. На нем была стандартная униформа золотисто-черного цвета с лейтенантскими погонами, однако ее обладатель явно ощущал себя словно на параде. Передвигался он более грациозно, чем большинство вулканцев, и его моложавые черты несли на себе отпечаток того величия, гордости светского льва, типичные для представителей его, народа, достигших почтенного возраста. Однако отчужденность и печаль тоже присутствовали в его облике.

Он был светлее, чем большинство вулканцев, с кем мне доводилось встречаться, и его глаза и волосы сияли подобно начищенной бронзе.

Он вошел в комнату. Его глаза теперь мы рассмотрели, что они янтарного цвета – удостоили всех нас лишь беглого взгляда. Вероятно, он очутился с нами в одной компании из-за очередной бюрократической оплошности. Вулканец сразу прошел к своей койке, лишь на секунду задержав глаза на мне. Мы обменялись малозначащим взглядом, он лишь беззвучно пошевелил губами и слегка изменился в лице. Сдержанность не покидала его.

Скеннер посмотрел на меня, а затем на вулканца.

– Я всегда тяжело переношу отсутствие дружеской поддержки. Пойдемте, Озира. А как вы, Пайпер?

– Я с вами, – вмешалась Мэрит, и я благодарно кивнула ей.

Вместе со Скеннером и Озирой она направилась в сторону общего для наших кают коридора. Вскоре они разошлись по своим комнатам, но Скеннер продолжал что-то болтать, являя всем свой акцент выходца из Кентукки.

Когда, наконец, закрылись все двери, мы остались с вулканцем наедине.

Правда, с таким же успехом я могла бы остаться и в одиночестве, Он сел возле своего стола, втянув голову в плечи и стараясь не встречаться со мной взглядом. Я догадалась, что сейчас ему не до медитации, и подошла поближе.

– Сарда, – обратилась я к нему, собираясь завести с ним разговор.

Его голос прозвучал холодно и отчужденно:

– Не вижу оснований для общения между нами. У нас давняя склонность к конфликтам друг с другом.

– И я уже от нее порядком устала. – Я попыталась заглянуть ему в глаза. – Неужели ваше учение не позволяет вам прощать?

Он удивленно повернулся ко мне, поднялся и дал понять, что он, несмотря ни на что, совершенно спокоен.

– Наша история богата не очень веселыми событиями. Однако пока ничего не изменилось. Способность прощать – это загадка общественной жизни, но она не в состоянии изменить сложившиеся обстоятельства.

– Вы отрицаете способность к прощению, но, однако, я чувствую, как вас снедает тоска. Если эмоции чужды вашей расе, то почему вы так меня ненавидите? Ведь я тоже признаю логику, – Я почувствовала, что попала в цель. В неприступности вулканца оказался изъян. Но через некоторое время ему все-таки удалось восстановить контроль над собой.

– Я… не испытываю к вам чувства ненависти, Пайпер, – ответил он, но мое имя прозвучало в его устах как титул или воинское звание. – Я не вижу особого смысла в продолжении нашей беседы.

И все же за прошедший по земным стандартам год это был наш первый разговор с Сардой. Я начала подумывать о том, что молчание, вероятно, лучше такой вот беседы и прикрыла веки, перестав терзать его самого и его репутацию. Ведь именно я могла быть той причиной, которая привела к его отчужденности от других представителей расы вулканцев, находящихся на службе в Звездном Флоте. А в довершение всего ему пришлось свыкнуться с мыслью о том, что я теперь буду его соседом по каюте, в то время, как право на одиночество и самоизоляцию всегда относилось к самым важным проявлениям свободы личности у вулканцев.

– Как хотите, – ответила я. Мне очень хотелось, чтобы мой голос прозвучал спокойно и уверенно.

Сарда молча ушел неизвестно куда.

– Запомните, – добавила я на прощанье, – вы оказываете себе и Звездному Флоту медвежью услугу тем, что зарываете в землю свой талант. У меня ведь и в мыслях не было обидеть вас, Сарда. Я лишь подумала, что вы хотели…

– Нет никакого смысла в том, чтобы повторять то, что мы знаем уже давно. Ваше вмешательство объяснимо, но все же у вас нет на него никаких прав.

– К тому же оно обходится вам довольно дорого. Я все понимаю.

Извините.

– Извинения и прощение характерно для рас, которые живут во власти эмоций. Но вулканцы к таковым не относятся. Трудности в обеспечении каютами скоро закончатся, для вас и для меня будет лучше не вступать в излишние контакты. Этот корабль достаточно велик. И мне бы хотелось, чтобы весь его экипаж оказался между мной и вами.

– Сарда…

– Желаю приятного отдыха.

* * *

У двери раздался негромкий шум, затем появился Скеннер.

– Проходи, – просто ответила я.

– Здесь больше никого нет? За Скеннером вошли все остальные. Все, кроме Сарды.

Я кивнула.

– Спасибо за услугу.

– Наверное, у вас с Сардой в прошлом что-то было, не так ли?

– Да, но ничего особенно приятного. Конечно… и такое было тоже. Но все уже позади, и назад его не вернешь.

– Гм. Извините. Очень жаль слышать об этом. Я была благодарна Скеннеру за то, что он наконец замолчал.

– Все готовы к обеду?

– Почти.

– Это поможет всем нам, – решила Мэрит. – Всем необходимо время на акклиматизацию. Даже кандидатам в капитаны.

Я почувствовала, как отяжелели мои веки. Сейчас мне больше всего хотелось бы побыть одной. А для этого, вероятно, лучше офицерской кают-компании места не найти.

Мы направились к двери, но нам не суждено было добраться до столь благородной цели. Оглушительно прозвенел сигнал коммуникатора.

– Лейтенанту Пайпер немедленно прибыть на мостик. Ответьте мостику сразу же, лейтенант!

Глава 3

Двери прямого турболифта к мостику открылись прямо передо мной. Мои волосы были аккуратно собраны в пучок, униформа тщательно выглажена, спина стала прямой, а взгляд исполнился достоинства. Уверенным шагом я ступила на мостик «Энтерпрайза», обратив на себя внимание всего начальства.

Что ж, это было всего лишь приятной мечтой. Жаль, что в действительности все всегда получалось иначе.

На самом деле, выходя из лифта, я едва не споткнулась, мои вьющиеся локоны в беспорядке упали на плечи, я прерывисто дышала от бега по коридорам, а моя голова была переполнена страхами и вопросами без ответов.

И только вплотную столкнувшись с людьми в униформах, я вспомнила, что на мне все еще мой черный костюм, застегивающийся спереди на молнию, с капюшоном, короткими рукавами и едва закрывающий мои колени. Короче, совершенно внеуставной. Конечно, он оттенял все достоинства моей фигуры, но только не будущей должности и работоспособности вообще.

По инерции я врезалась в оградительную сетку. Выходит, не заметила и ее тоже.

– О… извините, – пробормотала я и уставилась на офицера, стоявшего напротив меня. Вначале я подумала, что передо мной Сарда. Но это был не он.

Я была знакома с несколькими вулканцами, но этот являлся самой известной фигурой из всех. Наяву он выглядел даже более величественным, чем на тех голограммах, которые мне довелось видеть. Его лицо сразу показалось мне похожим на компьютерный каталог всего того, что он пережил, включая эмоции. Элегическое спокойствие укрывалось за внешним безразличием и красноречиво указывало на скрытый огромный багаж знаний и совсем не присущую вулканцам надменность. Его глаза были похожи на отполированные до блеска стеклянные шары и содержали столько же тепла, сколько сдержанности, отражая недюжинный интеллект их владельца. Самодовольство вулканцев – моих коллег по учебе – начисто отсутствовало в нем. Я сразу почувствовала это.

Командир Спок. Интересно, услышу ли я когда-нибудь его голос?

Все находившиеся на мостике показались мне неправдоподобно высокими, когда я встала перед ними, пытаясь отдышаться. Это было для меня жестоким открытием, поскольку я привыкла смотреть прямо перед собой или сверху вниз, беседуя с другими. Самым низкорослым оказался капитан Кирк, но это я поняла не сразу, так как он был здесь самой важной персоной. Если бы я не знала его лучше, то подумала бы, что он тоже наполовину вулканец. В нем чувствовались та же гордость и внутренняя сила, тот же проницательный взгляд, как и у его компаньона, но, вместе с тем, все это выглядело чуточку наигранным или случайным.

Он жестом приветствовал меня и пригласил сесть.

– Вот сюда, лейтенант.

Я не поверила своим ушам. Неужели у него такой мягкий голос? Онемев, я подошла к нему. Что за черт?! Ведь я дрожу.

Всех остальных я заметила лишь боковым зрением. Команда мостика «Энтерпрайза» представляла собой целое созвездие известных личностей, но в эту минуту меня волновало только мое желание не упасть лицом в грязь.

– Лейтенант, – начал капитан, встретившись со мной взглядом, – что вам известно о «Звездной Империи»?

Я с трудом удержалась от желания недоуменно пожать плечами.

– Ничего, сэр. А следовало бы знать? Он повернул голову в сторону и, не выпуская меня из виду, сделал несколько шагов.

– Но я первый спросил вас.

В моем горле стало сухо, как в Сахаре.

– Сэр… я не совсем понимаю смысл вашего вопроса. Я никогда и ничего не слышала о корабле под таким названием. Потому что такового не существует.

– В последнем вы неправы. Мистер Спок тоже поднялся, присоединившись к нам.

– Это единственный в своем роде корабль, начало новой серии. Его создание было совсем недавно завершено на верфях Звездного Флота. Он представляет собой чисто военное сооружение, лишенное каких-либо излишеств для экипажа, характерных для кораблей патрульной службы, и имеет стандартную команду из пятисот человек персонала.

На мостике сразу же стало тихо.

Пять сотен…

– Лейтенант, – продолжил Кирк. Мне, наконец, удалось освободиться от гипнотизма голоса Спока.

– Но как это могло пройти незамеченным? Я провела около года в Центральной Службе Флота. Нельзя же спрятать целый корабль!

– Вы недооцениваете Секретную Службу Звездного Флота, лейтенант, монотонным голосом произнес Спок.

– Но кому это было нужно? И зачем?

– Как раз об это я и хотел спросить, – сказал Кирк. – Вам удалось почти вывести из строя имитационные компьютеры с помощью только своего устройства связи. Интересно, где вы могли научиться таким вещам?

Отлично. Мне только оставалось рассказать ему, что в этом мне помогли рассказы для детей. На этот раз я все же пожала плечами.

– Просто мне довелось прочитать о теоретических основах таких вещей, сэр.

– Может быть, вы при этом случайно узнали, что аналогичная методика используется террористами?

– Да, сэр. Конечно узнала. И врать на эту тему мне не хотелось.

Когда я встретилась с ним взглядом, попросив помочь разобраться в происходящем, между нами возникло необычное чувство взаимопонимания с полуслова. Я продолжила уже интимно тихим голосом:

– К чему все это? И зачем вам понадобилась я сама?

– Я надеялся, что вы сможете сами объяснить мне, какая связь существует между вашим биокодом и сигналами, посылаемыми «Звездной Империей»?

– Моим кодом? Здесь, наверное, какая-то ошибка.

Он замолчал и полузевнул или полувздохнул.

– Ухура, пожалуйста, повторите верификацию кода.

Невысокая негритянка начала, словно играя, быстро нажимать кнопки на клавиатуре.

– Идентификация передаваемого биокода. Она прислушалась и стала повторять услышанное ею вслух.

– Коды: типа крови 0+, костного мозга – Д-гипертип, злектроэнцефалограмма по каталогу – 2-420, позиции 10 и 11. В итоге это…

Под ее взглядом я чуть не растаяла.

– Вполне определенно, это лейтенант Пайпер, сэр.

– Только вы сможете прояснить для нас специальное сообщение, которое мы должны получить. – Кирк сразу бросился в атаку, блокируя мне все пути к отступлению. – Мне хотелось бы знать, почему дело обстоит именно так.

У меня перехватило дыхание. Я попыталась что-то сказать, затем сдержалась, сжала кулаки и снова возобновила свою попытку.

– Депеша, исходящая от нового корабля, – пробормотала я, почувствовав, что непроизвольно прищурилась. Это вошло у меня в привычку в ситуациях, когда мне предлагали отгадать загадку при явном недостатке входной информации. – Но почему… почему бы нам не обратиться в Центральную службу Информации и не задать им тот же вопрос?

– Они не знают.

– Но тогда кто же?

– Только те мятежники, которым удалось похитить «Звездную Империю».

– Украли? Целый корабль?

– Более того, единственный в своем роде. Нам приказано организовать их преследование, догнать и казнить негодяев. Нас, однако, смущает этот биокод и сведения о том, где «Звездная Империя» будет ожидать встречи с нами. Почему они предлагают нам руку и почему выбрали именно вас?

– Очевидно, – вмешался Спок, – они хотят вступить в переговоры и желают, чтобы лейтенант внимательно их выслушала.

– Я не могу даже предположить, при чем здесь я. Сэр, не знаю, что мне вам ответить. Вы должны мне верить, капитан, и если бы я знала… – от волнения у меня пересохло в горле, я не могла подобрать нужных слов.

– Вот именно то, что вам и следует сделать. Вы должны узнать. Спок, соберите моих офицеров в комнате для совещаний. Лейтенант Пайпер, пройдемте.

* * *

– «Звездная Империя» – прототип нового класса МК-Х1 дредноутов федерации. Как вы можете видеть на экранах ваших мониторов, это массивный корабль, примерно на 30% тяжелее стандартных кораблей такого назначения.

Имеет три двигателя-ускорителя, работающих в импульсном режиме, вынесенных во внешние гондолы. Четвертый такой же двигатель установлен прямо на корпусе, в задней его части. Такая конструкция была одобрена Адмиралтейством два года назад по земному исчислению времени, во время целой серии мятежей и стычек на границах Федерации с кораблями клингонов, после чего в иерархии последних произошел ряд перестановок и чисток.

Строительство корабля было закончено совсем недавно и проводилось все это время под контролем вице-адмирала Вэгана Риттенхауза. «Звездная Империя» в состоянии развить максимальное ускорение на три ступени больше, чем «Энтерпрайз», на ней имеется пять двойных фазерных батарей, четыре полных установки фотонных торпед, тройная система экранной защиты от оружия противника и целый склад новейших оружейных систем. Можно сказать, что нас значительно опередили.

Последнее замечание мистера Спока добавило еще больше серьезности характеру сообщенных им данных. Я огляделась, пытаясь отгадать, какое впечатление произвело все это на участников совещания, большинство среди которых составляли ведущие офицеры подразделений и мостика. Тут был и доктор Маккой, нахально развалившийся в своем кресле и рассеянно царапавший ногтем край стола, и главный инженер мистер Скотт, инструкции которого так часто цитировал при мне Брайан. Я совершенно не ожидала увидеть Монтгомери Скотта таким, каким он оказался на самом деле. Прежде всего я обратила внимание на его голосовые связки, от которых исходили столь необычные вибрации, что я даже приблизительно не могла предположить с какой планеты он родом. В его темных волосах уже пробивались светлые пряди, они оттенялись черными, как смоль, усами и парой глаз цвета гематита. Он слушал реплики и объяснения своих коллег со сдержанностью и вниманием, словно, хотя и был рад тому, что находится вне всеобщего внимания, но в любую минуту готов оказаться в его центре. Его инженерная профессия, судя по тому, как он рассматривал трехмерные изображения «Звездной Империи» на экране монитора, была для него не столько источником средств к существованию, сколько религией.

А Сарда – он тоже находился здесь – мечтал о том, чтобы отгородиться от меня другими членами экипажа корабля. Вулканец стоял за спиной своего начальства и ни разу не взглянул на меня. Очевидно, его повысили в должности до заместителя командира инженерной службы корабельного вооружения. Я же продолжала вспоминать наше общее прошлое.

– Пожалуйста, сообщите нам особенности текущей обстановки, мистер Спок. – обратился капитан к своему помощнику.

– Хорошо, сэр. В точке, соответствующей 15 000 часов, сегодня «Звездная Империя» вышла из космического дока, управляемая неизвестными лицами, которые, очевидно, получили все необходимые сведения с помощью весьма хитроумного шпионажа. Это исключительно дерзкое и тщательно спланированное предприятие, учитывая то, что проект сохранялся в глубокой тайне. Мы можем лишь предположить, что мятежники, решившие столь трудную задачу, сами имеют прямое отношение к Звездному Флоту.

– Неужели это вылазка военных? – вмешался Маккой. – Но ведь в ней нет никакого смысла, Спок.

– Это всего лишь одно из предположений, доктор. Но оно кажется нам наиболее вероятным, во всяком случае, по имеющимся у нас на теперешний момент данным. Незадолго до выхода «Звездной Империи» из системы командование Флота получило радиодепешу первой категории важности с биокодом лейтенанта Пайпер и спецификацией места, где «Энтерпрайз» мог бы встретиться с дредноутом. Можно предположить, что к тому моменту они сформулируют свои требования к нам, – невозмутимо ответил вулканец.

– Спасибо, Спок.

Компьютерные экраны погасли, и Кирк повернулся к нам.

– В точке этой будущей встречи к нам должен присоединиться миноносец Федерации «Помпеи» с вице-адмиралом Риттенхаузом на борту.

– Беспрецедентный случай, – не удержался Спок.

– Это его детище, – продолжил Кирк. – Если бы это был «Энтерпрайз»…

– Ты бы погнался за ним, не обращая внимания ни на какие препятствия, – дополнил за него Маккой. – Мне все это очень не нравится, Джим.

Попахивает вооруженным мятежом.

– Не будем пока делать скоропалительных выводов.

– Мысль пострелять наугад по порядком устаревшей мишени, имея под рукой пять фазерных батарей, не показалась бы мне слишком безумной.

Только после этого в разговор вступил мистер Скотт.

– В том, что происходит, есть свой смысл, сэр.

– Продолжайте, Скотти.

Он глубоко вздохнул:

– Тот, кто смог организовать кражу таких масштабов, является серьезным противником. Я, конечно, не хотел бы того, чтобы «Энтерпрайз» стал мишенью для таких субъектов, видимо, хорошо знакомых с тайнами Звездного Флота и к тому же завладевших столь мощной военной машиной.

Считаю, что нам не следует спешить и подходить к ним слишком близко, пока мы не выясним, чего можно от них ожидать.

– Понятно.

Кирк внимательно рассматривал окружавшие его лица, и я могла поклясться, что, несмотря на обстоятельства, он позволил себе улыбнуться.

– Мистер Спок, мне кажется, что вы хотели что-то добавить. Или я не прав? Спок сложил руки на груди.

– Вы проницательны, капитан. Я должен согласиться с мистером Скоттом.

Дредноут является чисто военным кораблем, лишенным лабораторий, исследовательских компьютеров и всего того, что может отвлечь от движения к поставленной цели. Я вынужден признать, что наши шансы на победу в бою с применением общепринятых средств равны нулю.

– Тогда, – объявил Кирк, – нам придется применять нестандартные способы.

– Снова? – протяжно произнес Маккой. Все глаза уставились в его сторону, поэтому он продолжил свои пояснения, о которых в противном случае так бы никто и не узнал.

– Все это попахивает жульничеством, Джим, – пожаловался он. Суперкорабль Звездного Флота украден личностями, которые, как мы предполагаем, являются террористами или шпионами. Но одновременно мы знаем, что они относятся к персоналу, состоящему на службе в федерации. Мы не представляем, зачем им понадобился этот корабль. Чтобы продать его клингонам? Неужели они собираются атаковать нас? Или держать в заложниках целую галактику? Возникает вопрос: собираемся ли мы вступать в схватку с кораблем, раза в четыре превосходящим нас по вооружению, или же мы собираемся стать тем куском сахара, который вы пока держите у себя в кармане в надежде на то, что они клюнут на сладкое?

– Изложите ваши соображения, Маккой, – произнес Кирк.

– Я хочу обратить ваше внимание на несколько случайных совпадений.

Случайно корабль оказывается похищенным именно в тот день, когда мы собирались зайти в космический док; случайно мы оказались единственным тяжелым крейсером в этом секторе космоса, да и сами мы случайно были вовлечены в космические тренировочные сборы. В первый раз за год капитан Кирк остался дома, и это было им хорошо известно. Или, может быть, они планировали, что Риттенхауз попытается использовать «Энтерпрайз» в качестве своего флагмана? Сам «Энтерпрайз» или и тебя, Джим, вместе с ним?

Или все это просто цепь случайностей. Спок, ведь вы никогда не верили в возможность случайных совпадений, не так ли?

Мистер Спок вздохнул и с раздражением произнес:

– Ваш подход позволяет использовать исходные факторы, но вы не учитываете того, что ни один элемент такого уравнения сам по себе ничего не решает. Мы должны не только выявить последовательность событий, приведшую к краже «Звездной Империи», но также оценить их в отдельности и предложить план действий для бескровного решения возникшей проблемы.

– Если бы половина вашего мозга не представляла собой цепи из проводников, то вы бы наверняка предложили нам обнаружить неполадки и устранить их.

– Именно это я и говорил. А вы, как обычно, настаиваете на упрощенном решении сложных проблем.

Внезапно я почувствовала охватившее меня волнение. Почему они так нападают друг на друга? Действительно ли ситуация настолько серьезна, что даже вулканцы потеряли свою обычную невозмутимость?

– А вы сами разве не извергаете из себя одни голые афоризмы? спросил Маккой.

– Я буду ужасно удивлен, доктор, если вы однажды оставите свою практику зондировать совершенно очевидные вещи.

– Мистер Спок, – раздраженно обратился к нему Скотт, – вы должны согласиться, что в его словах есть определенная доля логики.

Маккой лениво откинулся на спинку кресла.

– Возможно, это было лишь совпадением, Скотти. Как и все, что случилось. Одна большая неизбежная случайность.

Он умело избежал встречи с неодобрительным взглядом Спока.

Похоже, что ничто из того, что произошло, не было сюрпризом для Кирка. На его лице сохранялась имитация военной помпезности, но в сочетании с периодическим забавным, даже веселым выражением, хотя, конечно, мнением этих людей он всегда дорожил. Я продолжала ждать от него какого-либо решения, но вместо этого он просто сидел и слушал, поощряя дискуссию всякий раз, когда чувствовал, что она выдыхается. Это кое-что говорило о его методах. Не все, конечно, но кое-что.

Он повернулся и встретился с едва заметной усмешкой Скотта.

– Что вы можете сказать нам о технологии, Скотти? Что известно о дредноуте лично вам?

– Ну… – Скотт пожал плечами, выразив этим свое мнение. – Пока мы не можем считать его огромной хлопушкой, поскольку не знаем, кто ее украл, каковы ее скрытые возможности и опасность для нас.

– Ваше мнение, Спок?

– Я согласен, – бесстрастно ответил вулканец. – Опасность этого корабля для нас прямо пропорциональна степени профессионализма тех, кто его похитил.

– Логично, – согласился в свою очередь Кирк, сохраняя хитроватое выражение на лице. – Мы можем предположить, что корабль был украден целой командой, которая в состоянии полноценно управлять им.

– Нет, сэр, – вмешался Спок. – Его команда насчитывает около пяти сотен военных и штатских, и маловероятно, чтобы такая большая группа одновременно решилась на предательство, причем в одном и том же космическом доке, и никто ничего не знал об этом. Вероятность такого события ничтожно мала…

– Она такая же, как и у вас, когда вы отвечаете нам, называя цифры, но не указывая на число знаков после запятой, – огрызнулся Маккой. – Я думаю, что мы попали в ловушку.

Спок упрямо настаивал на своем.

– Очевидно то, капитан, что кто бы ни украл корабль, они наверняка знают о его огневой мощи, а сейчас, возможно, учатся эффективно пользоваться ею, если не умели до сих пор.

– А что из этих сведений известно нам? Спок повернулся в сторону.

– Мистер Зулу?

За этим человеком прятался Сарда. Его шеф был выходцем с Земли, точнее, с ее Востока, и его можно было назвать самым приятным из всех присутствующих, судя по тем временам, когда мы вместе сидели в Академии на семинарах по теме «Управление кораблем и космическое вооружение». Там нас учили правилам управления кораблем в условиях обстрела фазерными лучами и фотонными торпедами. Военное искусство, конечно, являлось его коньком.

Очевидно, он и здесь находился в качестве специалиста по таким вопросам.

Вот уже пять месяцев под его началом служил Сарда.

– Я заказал схему наступательного и оборонительного вооружения «Звездной Империи». Она до сих пор относится к секретам первой категории важности, поэтому придется некоторое время подождать, но мы обязательно получим ее до того, как подойдем к точке встречи с этим кораблем.

– Нам хватит времени, чтобы в ней разобраться, Зулу?

Зулу не продемонстрировал абсолютной уверенности.

– Будем надеяться.

– И все это приводит нас, – медленно, с расстановкой произнес Кирк, к… нашему лейтенанту Пайпер.

Я почувствовала, как от моего лица отхлынула кровь.

– И каково же ваше мнение обо всем этом? Где здесь наиболее важное звено?

Я не знала, что сказать в ответ.

– Скверное дело.

Мистер Скотт и Зулу захихикали. Ухура несколько раз моргнула за их спинами. Спок удивленно поднял брови. Это же сделал и Маккой. Сарда встал на носки. Я, наверное, сказала глупость? Или, наоборот, попала своей репликой в самую точку?

Капитан пристально посмотрел на меня. Наши взгляды слились в единую волну взаимопонимания. Видимо это произошло на самом деле, а не показалось мне, потому что затем он выпрямился и произнес:

– Мы обязательно что-нибудь придумаем. Обязательно.

– Капитан, – произнес Спок, – сложившаяся ситуация не поддается оценке, во всяком случае до тех пор, пока нам не станут известны личности террористов.

Маккой наклонился вперед.

– Но вы только что сказали, Спок, что они, вероятно, знают, как управлять кораблем и его вооружением.

– Я сказал: «предположительно». Это слово и истина – не одно и то же.

Кирк опять загадочно ухмыльнулся, глядя на лица своих друзей, а затем вновь стал абсолютно серьезен. Его глаза ни на мгновение не выпускали меня из виду.

– Пока все, леди и джентльмены. Готовьтесь к боевым действиям.

Глава 4

Смешно. Загадочно. Необъяснимо. Странно. Абсурдно.

«Наречия… одни наречия.»

Про себя я заметила, что в мою каюту нужен новый коврик.

Дредноут. Украденный дредноут. Риттенхауз… Никогда раньше не слышала о нем… Как, однако, ему удалось завладеть кораблем таким вот образом? «Звездная Империя»… Довольно глупое имя для корабля Федерации.

«Магический», «Посланник», «Могучий» – лучше что-нибудь в этом роде. Но причем тут мой биокод? Мой. Черт побери!

– Простите.

Я не слышала, как он вошел. Неудивительно, потому что, занятая собственными мыслями, я, наверное, не заметила бы и вспышку сверхновой звезды. Его приятно холодный голос проник через мои мысли, словно выпавшая из колоды карта.

– Сарда, – начала я. – Я думала о тебе. Поворот его головы был едва заметен.

– Маловероятно.

Неисправимое стремление вулканцев к правильности. Но в данном случае он был прав не только по форме, но и по содержанию.

Я не любила, когда меня ловят на обмане и перешла на его территорию: совершенно нежилой и пустынный участок корабля, только подчеркивавший своим видом его намерения не оставаться здесь надолго.

– Ты в курсе всех новостей? – не унималась я. – Слышал что-нибудь новое? Как можно построить суперкорабль так, чтобы это осталось тайной для всех? Когда мы доберемся до точки, предназначенной для встречи?

Он отвечал с явной неохотой:

– Не слышал. Не знаю. В глубокой секретности. 16 часов 12 минут от настоящего момента.

Я обиженно вздохнула, он наверняка это заметил.

– Ты не очень хороший собеседник.

– Это не входит в мои планы.

Он разделся, аккуратно сложил и убрал в шкаф свою униформу, а затем облачился в темный, интригующего цвета халат для медитации. В нем Сарда сразу стал похож на типичного вулканца. Лиловая ткань, что-то похожее на вельвет, подчеркивала блеск его светлых волос и оттеняла глубину его глаз оттенка дымчатого топаза. Сарда был стопроцентным вулканцем, но из той, более светлой их разновидности, которая отличалась этим от жителей городов, обычно тяготевших к Звездному Флоту. Пока вулканцев здесь служило немного (хотя их число с каждым годом увеличивалось), а из рода Сарды их было совсем мало. И все же он оставался вулканцем. Я в сотый раз убедилась в этом, когда он повернулся ко мне, держа в руках порядком потрепанное руководство по медитации. Всего за несколько минут он переменился и производил уже совсем другое впечатление.

– Но почему именно там? – Я явно лезла не в свое дело.

– Лейтенант, там я буду заниматься медитацией. В его голосе не прозвучало ни малейшего намека на то, что он оскорблен нашим вынужденным совместным проживанием. Сама мысль о том, что он должен бежать на ангарную палубу, была оскорбительна для вулканца.

– Опять система Колинар?

Я решила сразу ударить в цель; напряжение от ожидания достигло у меня того предела, когда сама собой появляется жестокость, даже если ты этого совершенно не желаешь.

Не дойдя до двери, он остановился, немного ссутулился и снова повернулся ко мне. Было заметно, что он вновь пытается овладеть собой.

Однако, я сама поморщилась от боли.

И все же его взгляд оставался спокоен, а черты лица, освещенные лампочкой аварийного освещения, – геометрически еще более правильными.

– У вас есть дурная привычка упоминать Колинар в связи со всем, что касается вулканцев. Это ваша ошибка. Я не достиг уровня Колинар, хотя и отношусь с уважением к тем, кто уже тренируется в этой стадии. Мне же еще надо трудиться, и я не заслуживаю того, чтобы мое имя упоминалось в связи с системой Колинар. Прошу вас, вычеркните это слово из вашего словаря.

– Я только наблюдала, пыталась делать выводы, анализировала.

– Это неправильно. Анализ всегда должен основываться на фактах. А у вас только домыслы. Вы постоянно оперируете уже готовыми мнениями, а на самом деле, ничего не знаете о вулканцах и Вулкане. Этим вы обижаете меня.

Вельвет его халата качнулся. Он забыл о церемониях. Обидно, конечно, что Сарда так повел себя, но его можно было понять.

Как хищник, я не оставляла свою потенциальную жертву.

– Я думала, что обида относится к чисто человеческим чертам.

Почему он так реагирует? В чем я не права? Сарда надул губы, затем овладел собой и снова гордо поднял подбородок. Он опять повернулся ко мне.

– Я уже говорил с вами об этом раньше. Этот раз – последний. Без всяких «возможно» или «надеюсь». Вам не понять тренировок вулканцев.

Поэтому все ваши предположения не могут основываться ни на чем реальном. Я хотел бы перестать быть вашей мишенью, а для этого решил сообщить вам следующее: я нахожусь всего лишь на уровне ступени Селе-ан-т'ли – второй ступени для взрослых вулканцев. До стадии Колинар еще долгие годы тренировок, и шанс, что мне удастся ее достичь, очень невелик. Пожалуйста, перестаньте сыпать соль на мои раны.

Он был почти спокоен, только разве что не упомянул открыто о своем возрасте. Вулканец, достигший 35 лет, по земным меркам, являлся еще подростком, а столь молодой представитель этой планеты очень редко покидал даже ее. Но его натура взяла свое, и он нашел пристанище в Звездном Флоте, где быстро догадались об особых талантах новичка.

Я тоже помогла им по своему неведению.

На этот раз он ушел с достоинством, дав мне еще раз почувствовать, какую обиду и боль приносит ему мое непонимание его натуры.

Мэрит Андрюс Таурус успела проскользнуть в открытую Сардой дверь, задумчиво посмотрев на его Удалявшуюся по коридору спину в элегантной ливрее вулканца. Блестящие, коротко подстриженные волосы Мэрит оттеняли ее смеющиеся глаза в противоположность задумчивому взгляду Сарды.

– Уже вечер, – задумчиво произнесла она, Щелкнув двумя кассетами с лентой для компьютера, которые принесла с собой.

– Неужели?

Я поудобнее расположилась на своей койке.

– Вы в порядке? Я слышала обо всех этих сюрпризах.

– Со мной будет по-настоящему все в порядке, когда эти сюрпризы закончатся.

Она кивнула и протянула мне ленты.

– Это подарок. Я подумала, что они могут вам пригодиться.

Она расслабленно села на свою койку, вставила кассету в специальное гнездо на терминале и стала ждать. Я предполагала, что услышу музыку или что-нибудь в этом роде.

Вдруг стены каюты начали растворяться, заменяясь новым, удивительным изображением.

На месте двери появились кочки, поросшие мхом, затем возникли и стали на глазах увеличиваться в размерах, словно кристаллы, гроздья папоротника.

Зеленый поток волной прокатился мимо наших коек, которые стали похожи на песчаные отмели, в воздухе запахло морем – солоноватым супом из морской органики и разнообразных живых существ – живых и неживых, от простейших до зеленых кузнечиков. Чешуйчатые деревья выросли прямо перед нами, на них появились редкие, изогнутые дугой шипы на фоне растительности из мха.

Корневая система растений набирала силу и через поры листьев они уже засасывали углекислоту. Цикады, казалось, пели у самых наших ног. Комната стала больше всего похожа на доисторическую Землю в ее ранний мезозойский период с кое-какими вкраплениями от прекамбия в цветовой гамме. Мне даже показалось, что вот-вот я увижу лес, ставший в дальнейшем источником каменного угля, и смогу вступить на поросшую мхом тропинку. Сине-зеленые водоросли, лишайники, мхи, заросли камыша, полуметровые стрекозы, оседающая в блестящих лужах масса – матрица будущего известняка… И все зеленое, в разных его оттенках.

Совершенные чудеса. Я почувствовала холодный пот на лбу.

– О! – не выдержав, вскочила я. – Это Проксима!

– Понравилось?

– Конечно! Это же мой дом! А как вам это удалось?

– Метод проекции изображений. Это принципиально новая технология голографий. Фактически она была детищем лично вице-адмирала Риттенхауза.

Оно позволило ему взять проект создания дредноута под свой контроль. Эта технология являлась первоначально чисто военной, но затем ее взяли на вооружение конструкторы, занятые разработкой средств психического и физического восстановления в многомесячных полетах. Таким образом, появилась Проксима. Или Ригель. Или Цестус. Любое место, где вы захотите очутиться. Пока это только зрительная реальность, но со временем появятся и другие возможности.

– Я думала, что все, что касается дредноута, хранилось в глубокой тайне.

Она пожала плечами, сместив в сторону изображение папоротника.

– Со вчерашнего дня многое оказалось рассекреченным. Теперь объем информации нарастает словно снежный ком. Вы же знаете, как всех интересуют военные секреты.

Мы замолчали, рассматривая папоротник, напоминавший по форме лошадиный хвост, он рос прямо к потолку.

– Мэрит, мне этого всегда так не хватало.

– Понимаю.

– Мэрит, вы относите себя к человеческому роду?

Она улыбнулась.

– Я в конце концов избавилась от своего акцента, не правда ли? Нет, я с планеты Палькео Эст, из системы Альтаир-4. Мы очень похожи на вас, но у нас не может быть общего потомства. Хотя… в остальном все в порядке, как показали совместные исследования, – она рассмеялась. – Кстати, что общего может быть между вами и лейтенантом Сардой?

Я почувствовала, что таким путем Мэрит собиралась отвлечь меня от чрезмерного увлечения военными тайнами. Странно, но меня не раздражала ее прямолинейность, как, впрочем, и ее – моя. Я относилась к командному составу, она – к медицинской службе. Откровенность всегда была типична для обоих этих подразделений. И мы обе должны учиться воспринимать все как есть или не воспринимать вообще.

Почти ощущая, что моя койка совсем скоро должна превратиться в болотную кочку, я сконцентрировала свое внимание на сигиллярии.

– Я… мы вместе прошли все курсы Академии. Вероятно, вначале меня тянуло к нему из-за простого любопытства. Он никогда не отвечал мне взаимностью, но мы стали сотрудничать в подготовке лабораторных заданий и почти стали друзьями, в той степени, в какой это может позволить себе вулканец.

– Это делает вам честь.

Я покачала головой, словно такая мысль пришла ко мне в первый раз.

– Не зная сути, я не учитывала многих вещей. А за это приходилось расплачиваться Сарде. У него есть основания обижаться на меня и на наше соседство.

Чего именно он боится?

– В нем уже нет страха. Только ощущение уязвленного самолюбия. Обиды.

И память о них.

Я прочитала на ее лице не произнесенный вслух вопрос: «Почему?» Имела ли я право говорить кому-либо постороннему о вещах, сугубо личных для Сарды? Но все же, благодаря мне это уже почти целый год не было секретом.

– Как я могла знать, что эти вещи священны для вулканцев? Я думала, что своим вмешательством помогаю ему самому! С виду все это было неплохо.

Мэрит молчала. Я решила продолжить свои объяснения:

– Академия наук планеты Вулкан вежливо отказала ему в стажировке. Они объяснили это тем, что, с их точки зрения, нелогично зарывать в землю свой талант, но также аморально продолжать нянчиться с ним. Другими словами, они вежливо повернулись к нему спиной. А Звездный Флот с радостью принял его – ведь вы же знаете, как у нас относятся к вулканцам – и тут появилась я, ничего не понимающая в чрезмерной щепетильности их народа ко всему, что сопровождается кровопролитием и решением вопросов с помощью силы.

– А кто он на самом деле? Головорез? – пошутила она.

– Он считает, что да.

Я для убедительности ударила кулаком по матрацу – уж чересчур он стал похож на болотную кочку.

– Черт побери. Но я ничего не знала об этом и думала, что оказываю Сарде любезность, когда сообщила нашему тренеру о том, что он просто очарован конструированием оружия.

Мэрит сочувствующе хмыкнула, но не прервала меня. Я поняла это как сигнал к продолжению.

– Я никогда не видела выражения такого унижения на его лице, какое появилось у него, когда он узнал о своем свободном дипломе выпускника Академии перед строем всех своих сокурсников. Я не понимала принципов морали вулканцев. Первые уроки начались, когда я увидела его лицо, покрасневшее от стыда. Теперь он оказался оторванным не только от своих коллег по учебе, выходцев с Вулкана, но и от остальных студентов Академии Звездного Флота. Из-за меня он остался совсем один.

Синтетический ветерок расшевелил папоротниковую рощу. Мэрит вздохнула:

– Теперь мне понятно, почему корабль вашей дружбы сел на мель. Может быть, ему вообще было лучше затонуть. Все-таки он вулканец…

– Неужели? – довольно резко возразила я и снова замолчала.

У Мэрит хватило такта сделать то же. Вместе мы продолжали глядеть вокруг, завороженные пейзажем Проксимы.

Жестокая судьба и мои ошибки привели Сарду к изоляции. Снова он оказался один в своей каюте. Я знала, что Сарда провел много бессонных ночей в попытках овладеть дисциплинами, которые в состоянии освоить только вулканец. Он снова и снова уединялся у себя – конечно, ему было неведомо, что все это время я наблюдала за ним – и в который раз этим только усиливал свои страдания.

Вдруг я ощутила злость по отношению к его расе.

С тех самых первых дней, попав в Звездный Флот, я почувствовала то особое, непередаваемое очарование той атмосферы, которая царила там. Чужие души, необычные мысли и целые философские системы скрывались под человеческой оболочкой. Все это напоминало Восточный Базар. А тут еще эти непонятные вулканцы.

У меня сложилось о них свое мнение. К примеру, эта система тренировок ступени Колинар. Существовала ли еще где-нибудь практика, более чужеродная самому представлению о философии? Вулканцы упрямо продолжали отказываться от всего, что отделяло их от возможности, наконец, взобраться на интеллектуальную кирпичную стену. Какая культура сможет вынести такой подход, явное безумие по отношению к себе самой? Когда-то, на заре развития своего общества, вулканцы предвидели свое будущее, отвергли его и создали религию, отбрасывающую все, что может стать источником возврата к насилию в их обществе. Результатом этого стало то, что любовь, радость, дружба, интимность в отношениях, печаль, прощение… – все эти качества оставили их.

Оставили… и все же не совсем. Любой, кто был знаком с вулканцем или имел возможность наблюдать за выражением его лица, знал, что все значительно сложнее. Запрет распространился не на эмоции вулканцев, а скорее, на внешнее выражение этих эмоций. Самих же эмоций было еще вполне достаточно, и никто не смог бы убедить меня в обратном. Вулканцы, однако, не позволяли им вмешиваться в практическую оценку фактов, эмоции были обращены внутрь их существа, но они все же были, хотя и редко выходили на поверхность у полностью тренированного психологически вулканца. В основном это касалось переживаний, удивления, боли или неожиданного физического контакта. Но те эмоции, которым все же удавалось выйти наружу, были чистыми и непосредственными. Словно освежающая волна.

– Мэрит!

– Да, слушаю. Извините меня, я задремала.

– Откуда у вас эта лента?

– Именно эта?

– И другие тоже. Мы можем побывать на любой планете?

– Если на нее есть регистрационная карточка и запись в библиотечном компьютере.

– Вы имеете доступ к нему?

– Конечно.

– Тогда покажете мне? Хорошо?

– Пошли.

* * *

Оказывается, эти ленты хранились в компьютерной библиотеке «Энтерпрайза».

Их было больше, чем могло бы понадобиться любому желающему. Все мельчайшие детали, частички мировых знаний, даже самые тривиальные, были тут, или, во всяком случае, присутствовала ссылка на эту информацию в банке данных нашего квадранта под названием Информационная Альфа-Колония.

В настоящее время мы приближались к Гамма-Колонии.

Конечно, сама система проецирования изображений являлась уникальной.

Аппаратура стояла в гордом одиночестве, словно прося обратить на себя внимание.

Я отложила в сторону все вопросы и проблемы, связанные с дредноутом, и Мэрит подключилась к системе. Компьютер был весьма прост в управлении и реагировал на голос пользователя.

– Итак, какую планету вы хотели бы посмотреть? – спросила она.

– Мы можем спроецировать изображение прямо здесь? Разве для этого не нужен, объем, закрытый со всех сторон?

– Нет. Изображение будет заполнять этот зал до тех пор, пока не встретится с ограничивающими стенами, – рассказала она. – Это всего лишь пейзаж. Если проецировать какой-то конкретный предмет, то будет соблюдаться масштаб изображения. Сейчас здесь мы одни, и нам нет нужды волноваться, что мы будем кому-то мешать. Итак?

– Вулкан.

Она внимательно посмотрела на меня. В ее глазах я прочла вопрос, но она решила промолчать и сделала запрос компьютеру. Подождав некоторое время, пока выполнялся заказ, она спросила:

– Хотите посмотреть прямо сейчас?

– Да, если можно.

Техника защелкала, затем раздался негромкий гул. Прямо под нашими ногами начал растворяться «Энтерпрайз». Через застывшую вулканическую кору вновь потекла красная магма, вырываясь кое-где струями, а в других местах поднимая кору полукругом, напоминавшим мост. Все вокруг становилось красным. Новый незнакомый пейзаж не просто появлялся вокруг нас, он извергался, непрерывно меняя свой внешний облик. И вот мы обе уже стояли на поверхности Вулкана.

Буро-красная поверхность планеты в лучах местного солнца цвета порошковой серы была пыльной и пустынной. На приличном расстоянии виднелось что-то, напоминавшее городские строения, но, скорее, как стоянку динозавров, нежели как проявление цивилизации. От этого пейзажа веяло устойчивой традицией, казалось, сама природа тщательно оберегает все его детали из чувства уважения к ней.

– А что это вон там? – Мэрит обратила мое внимание на два пика, сияющих блеском вкраплений слюды, и жестом указала на многоугольную структуру, напоминавшую по краям остатки фигурных средневековых сточных труб.

– Похоже на старинную площадку для обмолачивания зерна, предположила я. – Но вулканцы никогда не занимались сельским хозяйством.

Может быть, это их театр или храм.

– Но у вулканцев, как вы знаете, нет богов. Этого я как раз и не знала. Я разозлилась на себя за то, что упустила такую важную деталь.

Источник знаний был совсем рядом со мной, а я оставалась в неведении.

– Строение не отличается особой изысканностью, – заключила Мэрит.

– Они бы не были вулканцами, если бы все было наоборот. Но посмотрите, как все их постройки напоминают камни и как удачно дополняют их. Очевидно, они являются неплохими знатоками металлургии. Видите вон те кучи руды?

Я села на выступ из гематита, отполированный до блеска колебаниями температур и похожий на сидящего прилежного ученика. На мгновение я закрыла глаза: передо мной был настоящий бастион интеллекта. Голое, безлюдное место и, вместе с тем, источник наиболее своеобразной философской системы в галактике. Все это притягивало к себе, словно магнит.

– Хорошо, спасибо. Достаточно Мэрит отключила изображение, и когда я открыла глаза, пейзажи Вулкана уже исчезли, а яркое освещение библиотечного зала показалось мне слепящим до боли. Я заняла место Мэрит за компьютерным терминалом и сделала запрос по теме: ступень Селе-ан-т'ли.

– Что это означает? – спросила моя собеседница.

– Сейчас увидим.

На экране появились бегущие строки. Никакого звукового сопровождения.

«Селе-ан-л'ли: ступень в тренировочной системе вулканцев, возраст при мерно 38-45 лет по местному летоисчислению».

– Остановитесь, – приказала я компьютеру. – Переведите в земную систему временных координат.

«Селе-ан-т'ли; данная ступень соответствует земному возрасту 25-29 лет. Состоит из занятий по субдоминантной организации мозга, углубленного изучения философии и логики, мышечной координации и волевого контроля».

«Пять ступеней: вера, дисциплина (реальность, бодрствование), сенсорные системы, острота восприятия и зрительный анализатор, расчеты (анализ фактов)".

«Чтение включает в себя: „Логика и определенность“ Лираса, „Внутренний мир“ Тал Луксура, „Уравнения“ Скоруса, „Логические системы“

Сурака, «Цель как первичный стимул» Сурака».

«Усовершенствованные методики слияния интеллектов. Конец списка.»

– Вот что он имел в виду, – пробормотала я. – Он отстает от своей возрастной ступени.

– Не хотите же вы сказать этим, что он проводит свои занятия самостоятельно?

– Похоже, дело обстоит именно так. Я знала об этом уже давно, но никак не решалась признаться себе самой.

– Он похож на утопающего, отчаянно пытающегося научиться плавать до того, как захлебнется окончательно. Компьютер, мне необходим общий список предметов, изучаемых вулканцами с восьмилетнего возраста и далее.

«Контроль над болью Узловые точки слияния интеллектов».

– Вы видите, – пробормотала я.

– Впечатляет, не правда ли? – Мэрит наклонилась совсем близко к экрану, стараясь рассмотреть текст получше. – Я уже сейчас могу сделать вывод, что некоторые из этих тем устарели.

– Но многие еще совсем нет, – критически заметила я. – Компьютер, специфицируйте тренировочный список для вулканцев старше 35 лет по земным стандартам, включая литературу для подготовки.

Через некоторое время без предварительного сообщения появился второй список:

«Разделение функций между долями головного мозга Традиции и чувство собственного достоинства у вулканцев Созерцание бесконечного Изучение поведенческих свойств нейронов Выделение Ксипры Чтение, включающее „Очерки дисциплины“ Сурака, „Анализ псевдодоксальности“ Твина.

– Ого, – выдохнула я, не осознавая, как по-детски это прозвучало. Конечно, среди всех этих дебрей с фазером не походишь. Компьютер…

Я заколебалась, вероятно, из-за того, что все это начинало походить на интеллектуальное издевательство над человеком, во многом схожим со мной.

– Какие стадии непосредственно соседствуют с этапом Колинар или входят в него?

«Задание принято. Венлинар – стадия, которой достигает большинство взрослых вулканцев. Она включает медитацию по индивидуальной программе, дальнейшее изучение Дармы вулканцев, чтение факультативных разделов Сурака, Скоруса, Тенна, Твина, Призу и Селтара. Колинар означает окончательное освобождение мозга, тела и Катры от всех видов эмоциональных ответов на события. Если необходимо, Колинар может сопровождаться нарушениями памяти. Достигнут конец информационного блока».

Я задумалась, лежа на койке в своей любимой позе и кусая нижнюю губу.

– Мэрит…

– Я слушаю.

– Что вам известно о работе мозга вулканцев?

– Достаточно, чтобы прийти к выводу, что он отличается от вашего не столь разительно, как их другие физиологические функции. Они приучили себя использовать все резервы своего организма так, как никакой другой вид, обладающий интеллектом.

– Они научились структуризации решаемых задач?

Мэрит нахмурилась:

– Что вы имеете в виду?

Я стала объяснять, добавляя к словам и язык жестов:

– Во время учебы в земном колледже студент усваивает сначала методики обучения, а затем с их помощью проходит несколько курсов наук, которые потом забываются, но могут быть легко выучены заново. Мне кажется, что система тренировок вулканцев основана на их непрерывности и компиляции вместо использования способности запоминать заново.

– Понятно.

Мэрит была такой спокойной и отвечала так непринужденно, что я ей позавидовала. Получив поддержку, я продолжила:

– Вы сами это видели. Если начинаются тренировки в каком-то определенном направлении, то они идут без перерыва. При этом для другого аспекта места уже не остается. Взятое жестко направление непрерывно усложняется, и всякое новое задание должно безукоснительно выполняться.

– Но ведь в конце концов им не хватит часов в сутках для выполнения всех требований, медитации и…

– Совершенно верно.

Я вскочила, ошеломленная своим открытием.

– Вот почему они создали и разработали методику с раздельно работающими полушариями мозга. К примеру, одно полушарие занимается математическими расчетами, другое – медитацией и частично обдумывает какую-нибудь философскую проблему или контролирует ежедневные заботы, или следит за успешностью социальных контактов. Вот поэтому-то вулканцев почти невозможно вывести из себя. Разве не так? Только катастрофа невероятных масштабов в состоянии сразу оборвать все решаемые их мозгом задачи!

Конечно, за такую проницательность меня следует наградить медалью.

Мэрит задумалась, скрестив руки на груди, а затем посмотрела на меня взглядом, в котором были и гордость, и предостережение одновременно.

– Ваша теория выглядит неплохо. Но я бы не стала применять ее по отношению к Сарде.

– Почему же?

Дредноут.

– Я не считаю обдуманным шагом то, что вы хотите просить вулканца самому признать, что его интеллект в такой же степени обусловлен биологически, в какой связан с тренировкой работы мозга. Они не захотят сознаться в том, что их дети уже рождаются умниками.

Мой энтузиазм сразу улетучился. Я подумала о том, что бы я сейчас ощущала на месте Сарды.

– О Мэрит… Спасибо вам. Я чуть было опять не принесла ему боль.

Теперь мне понятно, почему он так реагировал всякий раз, когда я упоминала о Колинаре в его присутствии. Я играла с ним в жестокие игры. Спасибо вам, что остановили меня на этом пути.

– Игры? С вулканцем?

– С душой вулканца.

Иллюминатор бокового обзора «Энтерпрайза» позволил мне взглянуть на усыпанное звездами небо открытого космоса.

– Я пыталась клещами вытянуть из него эмоции. Возможно, это было игрой, но, может быть, я действительно пыталась повлиять на него прежде, чем он доведет себя до самоистязания попытками стать частью той культуры, которая сама отвергла его. Я больше не буду мешать ему. И мне только хотелось бы… Если бы я только могла…

– У меня есть деловое предложение.

– С удовольствием приму его.

– Нет, лучше потом, когда закончится весь этот шум вокруг дредноута.

– Надеюсь, это будет уже скоро.

– На первой Базе Звездного Флота есть посольство Вулкана, в задачу которого входит и поддержание тесного контакта с теми людьми, которые интересуются Вулканом и его населением. Вы могли бы обратиться к ним. Во всяком случае, теперь вы будете знать, что такая возможность имеется.

* * *

С того памятного момента, когда капитан Кирк в первый раз вызвал меня на мостик, моя фамилия больше ни разу не произносилась вслух. Мое желание развеяться и отдохнуть за оставшиеся шестнадцать часов привело меня сначала на Проксиму с помощью Мэрит, затем на Вулкан, а теперь еще и в третье место.

Место это было довольно просторным, о чем многие на корабле уже забыли. В этом укромном уголке оказалось довольно сумрачно. Фактически только слабый немигающий свет ламп в проходах едва добирался сюда, так что приходилось двигаться почти на ощупь. Где-то высоко, однако, пробивалось звездное небо: множество звезд и фиолетовые отблески туманностей, мимо которых летел «Энтерпрайз». Очевидно, они состояли из громадного числа космических тел и находились очень далеко от нас, поскольку медленно ползли по небу даже в условиях наших огромных скоростей. За широкими дверьми ангара располагались четыре наших космических челнока, сами по себе практически космические корабли, во многом перестроенные по новым технологиям за последнее десятилетие. Рядом стояли ангары двухместных летательных аппаратов.

В остальном же совершенно пустынное место. Само по себе оно было уникальным по сравнению с Другими помещениями корабля, потому что его площадь превосходила солярий, лекционный зал, залы Для погребальных церемоний, дипломатических приемов, военных совещаний вместе взятые.

Основным назначением этой внушительной площадки являлась отправка и прием военных и научных экспедиций, что, естественно, происходило редко, и поэтому паутины здесь было больше, чем где-либо еще на корабле. Мне вдруг пришла в голову мысль: по какой старинной традиции конструкторы продолжали включать ее в чертежи самых новых моделей космических судов, и сколько еще это продлится, пока суперсовершенные транспортные системы и обученные команды не вытеснят полностью такую палубу в небытие. Но пока что у этого места было еще одно назначение – святилище. В центре зала стояла одинокая коленопреклоненная фигура.

Хотя между нами было приличное расстояние, я явственно увидела его лицо и мне даже показалось, что он заметил мое присутствие. Но, конечно, нет; все это было лишь кажущимся, и с этим мне следовало бороться. Даже с малейшим желанием контакта. Я отвела глаза в сторону, чтобы он не мог почувствовать мое присутствие. Ведь многие способны ощущать на себе чужой взгляд.

Пленка тихо скользнула из моей руки в предназначенное для нее гнездо на терминале, и на одном дыхании я запустила программу. Через мгновение на моем черном джемпере уже появились красноватые пятна, такого же цвета дымка стала постепенно заволакивать всю палубу. Я ощутила глубокое удовлетворение.

Напрягая всю свою интеллектуальную энергию, я послала телепатический сигнал, хотя надежды на то, что он будет принят противоположной стороной, было очень мало.

Глава 5

– Тревога. Боевая тревога. Всем в боевые рубки. Капитана Кирка срочно запрашивает мостик. Лейтенант Пайпер, срочно ответьте мостику. Тревога.

Всему персоналу занять свои места в боевых рубках.

Каким-то образом (думаю, что никто не сможет упрекнуть меня за это) на пути к мостику я оказалась в одном турболифте с капитаном Кирком. В действительности это он присоединился ко мне. Я бы все равно не смогла преодолеть его код капитана, пользующийся приоритетом на всех транспортных системах корабля, а также помешать его внутреннему чувству паники, хотя внешне он оставался совершенно спокоен. Черт побери!

Он посмотрел на меня немигающим вопросительным взглядом. Вокруг нас во всем ощущался тревожный пульс корабля, мы чувствовали его, даже находясь в турболифте. Мое лицо горело.

– Это «Звездная Империя»? – дрожащим голосом спросила я.

– Мы уже достигли точки нашей встречи, лейтенант, – ответил он.

– Тогда почему…

– Когда мы вышли из режима ускорения, то сразу же заметили четыре корабля-птицы клингонов, и эти хищники уже успели принять позицию для атаки.

– На нас?

– Нет, лейтенант, они ведут огонь по дредноуту.

Мой рот раскрылся помимо моей воли.

– Напали на корабль Федерации? Разве мы настолько близки к нейтральной космической зоне клингонов?

Неужели ему так нравилось видеть выражение замешательства на моем лице?

– Точка, где планировалась наша встреча, находится внутри региона Сабука. Это космическая область, право на обладание которой оспаривают многие, но она не включена в нейтральную зону. Поэтому вход сюда юридически еще не означает начала войны.

– Очень удобное место.

– Для клингонов, – добавил он, прежде чем я успела поправиться сама.

Что же такое было в капитане, что побуждало меня в его присутствии говорить первое, что приходило на ум?

– Сэр… я не понимаю, почему находящиеся на «Звездной Империи» выбрали для беседы с нами именно это место. Почему они решили подставить себя и нас под возможный удар клингонов?

Мигающий красный свет тревоги продолжал отражаться на сто капитанском нагрудном значке.

– Вот здесь в дело должны вступить вы. После того, как вы подтвердите свой биокод, для нас, возможно, откроются и другие вещи. Будем на это надеяться.

– Вряд ли вы, капитан, уповаете только на эту надежду.

Его лицо приобрело какое-то новое выражение. Правда, ускользающее, неуловимое. Я уже однажды видела его у капитана Кирка на рисунке, сделанном от руки в стенгазете Академии. Заметка, к которой он был приложен в качестве иллюстрации, по смыслу соответствовала идее: «любой может стать таким, как он». Рисунок, в целом неплохого качества, представлял капитана героем в большей степени, чем я могла видеть сейчас.

Похож, конечно, но не до мелочей.

Лицо, находившееся передо мной сейчас, было выполнено в пастельных тонах. Никаких острых углов, складок и тому подобного. Нежные темные глаза, как у самца антилопы во время случки. Лицо героя, известного всем?

Вряд ли. Это лицо вряд ли хотело славы, и мощь его отличалась от той силы, которая просматривалась в угловатых чертах мистера Спока. Словно две стороны одной и той же монеты: на одной – выражение собственного достоинства, на другой – творение художника. Когда я заглянула в глаза капитана, то увидела, что в них идет странная внутренняя борьба. Он не мог больше терпеть этих клингонов, одинаково сильно желая столкнуться с ними и свернуть в сторону, забыть их. Я догадалась об этом еще в турболифте.

Клингоны?

Настоящие живые клингоны? Не обман зрения и не голографические их изображения?

Щелчки и шипение коммуникатора.

– Доложите статус.

– Капитан, клингоны направляют всю свою огневую мощь на «Звездную Империю». Только один корабль отделился от них и идет в нашу сторону. Мы подняли свои защитные экраны.

Все тот же тяжелый голос. Кто-то, медленно пройдя вдоль нижней палубы, встал возле командирского кресла. Спок. Они с капитаном обменялись продолжительными взглядами, забыв про существование монитора внешнего наблюдения. Спок нарочито медленно произнес:

– Для вас все готово, капитан. Между ними произошел какой-то обмен информацией, но речь не шла о передаче полномочий. Я поняла это по реакции высших офицеров, собравшихся на мостике. У «Энтерпрайза» оставался прежний хозяин. Это было самое главное.

– Спасибо, мистер Спок. Подготовьтесь к возможному маневру. Проведите наводку на цель главных фазерных батарей. Ухура, сообщите Зулу, чтобы он явился на мостик.

– Он уже в пути, капитан. Лампочки боевой тревоги продолжали пульсировать кроваво-красным светом.

– Спок, каков ваш анализ ситуации?

– Клингоны удивлены нашим появлением, нам удалось частично расстроить их атаку на дредноут, и хотя пока мы имеем преимущество внезапности, они производят перегруппировку. Что же касается «Звездной Империи» – можете убедиться сами…

Только после этого я позволила себе перевести взгляд на экран переднего обзора. Огромный корабль завис под странным углом, конечно, еще далеко от нас. В космосе очень трудно определить, где верх, где низ, но все же… мне показалось, что он перевернулся вверх брюхом. Похоже, дредноут совершенно потерял управление и безвольно вращался под влиянием одного работающего ускорителя. Толстые нити фазерных лучей трех кораблей клингонов прошивали его в безудержном танце хищных птиц. Один из вражеских кораблей завис над дредноутом и упрямыми залпами пытался совершенно разрушить гондолу ускорителя; цветные искры и струи ионизированного газа летели во все стороны. Мне почудилось, что я ощутила запах плавящегося металла, а вместе с ним – запах самой смерти.

– Нет…

Я отступала назад, пока не столкнулась с переборкой. Перед глазами поплыл туман. Смерть. Реальная смерть. Если им удалось разрезать на куски суперкорабль…

Дредноут продолжал раскачиваться, полностью потеряв один ускоритель.

Я ощутила комок в горле. Огромное пятно чернело на корпусе «Звездной Империи», время от времени испуская пучки голубых искр – корабль терял остатки энергии. Полное разрушение. Катастрофа.

– Крейсер клингонов заходит по нашему левому борту, капитан, послышался незнакомый мне женский голос.

Я снова ощутила страх. Молодая женщина крепкого телосложения внимательно следила за показаниями приборов в капитанской рубке.

– Ускользающий маневр! Залп! – отреагировал Кирк.

«Энтерпрайз» провалился вниз настолько резко, что нам пришлось хвататься за первые попавшиеся предметы. Мы ощутили, как ударная волна прокатилась по всему кораблю; фазерный залп был поглощен защитными экранами левого борта. На мониторе внешнего обзора мы увидели наш собственный залп, доставший клингона во время его прохождения мимо нас.

Противник проскользнул настолько близко, что я непроизвольно отпрянула от экрана.

– Курс 0,06. Позаботьтесь о передних защитных экранах, – произнес «портрет», выполненный пастелью.

Наши фазеры продолжали преследовать клингона.

– Огонь россыпью, младший лейтенант Мейерс.

Мы отправились вдогонку за противником, продолжая посылать залпы до тех пор, пока не стало ясно, что противник бежит.

– Мы немного потрясли его, сэр, – произнесла Мейерс.

Я не поверила своим ушам, когда Кирк приказал:

– Прекратить огонь. Возвращаемся назад. Нам необходимо освободить «Звездную Империю».

Почему он не захотел окончательно разобраться с клингоном, которого мы уже заставили бежать?

Ведь он обязательно вернется и нападет на нас позднее. Я подумала, что капитан выбрал не очень подходящее время для благотворительности.

Освободить «Звездную Империю»? Зачем? Мы найдем там лишь кучку наполовину дезинтегрированных тел.

– Зарядить аппараты для фотонных торпед. Траектория доступа в точке 0,737. Полный заряд.

Рядом со мной раскрылась дверь турболифта, и из нее вышел мистер Зулу. Он сразу же побежал в сторону командирской рубки. Младший лейтенант Мейерс отправилась к консоли управления навигацией, а тот, кто находился там, вернулся на свое первоначальное место.

– Рад вашему возвращению, Зулу, – произнес капитан.

– Извините за опоздание, сэр. Мне пришлось задержаться у панели контроля ремонтно-восстановительных работ мы получили пробоину во внешнем корпусе.

– Похвально, но в следующий раз не стоит терять на это столько времени.

– Сэр фотонные торпеды заряжены и готовы к пуску.

Мы поспешили в сторону «Звездной Империи», где три ястреба клингонов все еще расписывали космос красными лучами своих залпов. У меня пересохло в горле, а руки предательски затряслись. Где они, все эти бесконечные тренировки и имитации настоящего боя, и что они могут дать перед лицом настоящей опасности, когда с трудом вспоминаешь свое собственное имя?

Однако я должна выйти из всего этого живой.

Я попыталась вернуть своему голосу былую твердость.

– Сэр… разрешите мне вернуться на свое рабочее место в экологической службе.

– Не разрешаю. Вы нужны нам здесь вместе с вашим биокодом. Огонь!

После нескольких деликатно-агрессивных прикосновений Зулу к панели управления мы, описав дугу, проскочили мимо двух кораблей клингонов, успев при этом сделать несколько фазерных залпов сначала по одному, а затем по другому хищнику. Их зеленые внешние оболочки получили несколько прицельных попаданий.

– Сэр. – обратился к капитану Спок. – Повреждены защитные экраны над кормовым инженерным отсеком слева. – Я пытаюсь провести текущий ремонт.

Мистер Скотт готов к включению аварийного энергообеспечения.

– Младший лейтенант Мейерс, помогите Споку. Лейтенант, займите ее место у консоли навигационного контроля.

Клингоны описали полукруг и продолжили атаки «Звездной Империи» с ее незащищенной стороны. Белоснежный корпус дредноута опять засиял белыми, красными и зелеными искрами.

– Пайпер! – голос капитана добрался до моего сознания. – Возьмите на себя навигационный контроль.

Я оторвалась от ужасов, высвечивающихся на экране, и посмотрела в глаза капитану. На меня вдруг нахлынули воспоминания.

– Что? О, сэр… вы меня не поняли, я не могу – ведь я никогда не…

– Бросьте, лейтенант. Возьмите на себя это дело.

Его тон все решил за меня.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, я села за навигационную панель, негромко бормоча:

– Хорошо… но если я наломаю здесь дров, то виноваты все равно будете вы.

Я подавила в себе отчаяние или, во всяком случае, попыталась это сделать. Три видневшихся на экране корабля клингонов оставили в покое разбитый корпус «Звездной Империи» и направились в нашу сторону.

– Будьте внимательны, капитан. – Бархатистый голос Кирка все еще звучал в моих ушах. Мои руки, лежавшие на клавиатуре, дрожали.

– Курс минус 822. – произнес он. Теперь капитан сидел в своем кресле, и его голос, его опыт воздействовали на меня через мое левое плечо. Я пыталась сделать все, что полагается в таких случаях, выполняя приказы так, как меня этому учили, но холодившие мою кровь три корабля клингонов не давали мне сосредоточиться, заодно превращая мои пальцы в негнущиеся палки.

– Пайпер, – угрожающе повторил он.

– Но… это поставит нас под их перекрестный обстрел.

– Проектируйте, лейтенант, как я сказал. Сейчас.

– Они сотрут нас в порошок. И я не могу… Он схватил меня за плечи и попытался вытащить из кресла. Надо мной младший лейтенант Мейерс своими тонкими пальцами стучала в стекло монитора переднего обзора. Она детализировала этот смертельный для нас курс и передавала цифры в рубку Зулу. Я закрыла лицо руками и смотрела на экран, наблюдая сквозь пальцы разворачивавшуюся там картину. У меня осталось слишком мало времени даже на то, чтобы встать.

Клингоны подошли к нам одновременно с обеих сторон, предварительно спустившись сверху. Жерла их фазерных установок горели красным огнем. Ни один корабль, даже «Энтерпрайз», не устоит против залпа максимального заряда фазерных установок с минимального расстояния и сразу с трех сторон.

Если бы я могла зажмуриться, то наверняка сделала бы это. Но, видимо, у меня была другая судьба: заглянуть смерти в лицо.

– Зулу, залп по цели в квадрате 0,005 с последующим уклонением Т-минус 4000 метров. Затем пируэт Рингольда. Немедленно.

– Приказ принят.

Сразу после звука его хриплого голоса я почувствовала странное распирающее ощущение в собственном желудке. Экран монитора наблюдения поплыл перед моими глазами. «Энтерпрайз» совершал этот чертов пируэт.

Корабль скрипел, стонал, боролся с собственной искусственной гравитацией, возникавшее при этом перегрузки буквально вколачивали вас вглубь наших кресел. Все это было на грани моих физических возможностей.

«Энтерпрайз» аккуратно маневрировал между тремя сконфуженными клингонами, едва не касаясь своим корпусом их бортов, но мы все же вырвались в открытый космос и, совершая маневр, покатились словно гигантское колесо, посылая при этом наугад залп за залпом.

Их возмездие не заставило себя долго ждать. Тонкие красные лучи появились сразу с трех сторон. Но мы были уже далеко.

– Доложите данные с кормовых сканнеров, – приказал капитан Кирк.

Экран монитора погас, затем зажегся снова, на нем застыло изображение кораблей клингонов, которые уже вели огонь друг по другу!

Мостик заполнился победными криками младшего офицерского состава.

Пируэт Рингольда. Хм…

– Прекрасный выбор военной стратегии, капитан.

Надо мной, словно статуя, склонился мистер Спок.

– К сожалению, корабли клингонов имеют неплохую защиту, и у нас слишком мало шансов победить при соотношении 3:1.

– Да, – пробормотал Кирк, задумчиво рассматривая происходившее на экране. – Весь вопрос в том как склонить чашу весов в нашу пользу. Вам удалось обнаружить на сканнере четвертый корабль?

– Очевидно, он слишком сильно поврежден, чтобы участвовать в дальнейших боевых действиях. Он спрятался за группой астероидов и до сих пор не появлялся оттуда.

Кирк внимательно посмотрел на своего помощника.

– Но все же на сканнерах есть его изображение?

– Его невозможно получить. Эти астероиды содержат аномально высокие концентрации иридия Ховинга. Наши сенсоры не в состоянии проникнуть через такие структуры.

– Понятно.

Он наклонился вперед.

– Лейтенант Пайпер, я хотел бы, чтобы вы заняли место младшего лейтенанта Мейерс за ее сканнером и внимательно следили за этими астероидами, пока клингон не появится из-за своего укрытия. Можете отправляться туда прямо сейчас.

– Да, сэр.

Я поднялась по ступенькам на верхнюю палубу.

Я кое-что знала об иридии Ховинга. Он не блокировал энергию сенсоров, а просто адсорбировал ее. Поэтому на экранах компьютеров астероидное доле было похоже на размытое пятно с более темными вкраплениями – ядрами самих астероидов. Астероидный пояс был довольно небольшим, и в нем помещалось только восемь или десять крупных ядер-камней с хвостом из их обломков длиной в несколько тысяч километров. Единственной моей надеждой могло стать обнаружение какого-либо движения среди этих камней, где-нибудь на периферии астероидного пояса. И все.

– Капитан, клингоны заряжают фотонные торпеды, – предупредил Зулу.

Его голос был вполне спокойным. Обычно так спрашивают: «А не хотите ли чаю?»

– Ухура, попытайтесь выйти на связь со «Звездной Империей», обратился к ней Кирк. – Мы должны выяснить, кто там остался в живых. Какой смысл предпринимать что-либо, если там уже некого спасать. Зулу, попытайтесь маневрировать, но только в пределах сенсорного контроля за дредноутом, мы также должны оставаться вне зоны возможной фазерной атаки клингонов. Спок…

– Я настрою сканнеры на определение живой материи.

– Отлично. Всем вести себя потише. Это очень ответственная операция.

Снова раздалось шипение дверей турболифта.

– Опять вальсируем взад-вперед, причем неизвестно, кто кавалер, а кто дама, – сухо прокомментировал Маккой. – Боже, какие ужасные повреждения.

– Приберегите свои комментарии для обеда, Боунз. Вы хотите что-то сообщить нам?

– Только одно: травмы получили совсем немногие члены экипажа, несмотря на то, что нам пришлось по вашей милости несколько раз перевернуться кувырком. Скотти уже пытался выйти с вами на связь, но, в конце концов, ему пришлось передать через меня: его системы связи вышли из строя на участке выше С-палубы. Он получает информацию, но сам не может ничего передавать.

– Ухура?

– Она вышла, капитан. Восстанавливает внутрикорабельную связь.

Маккой пристально посмотрел на искалеченную «Звездную Империю» и наморщил лоб.

– Хватило даже для такого гиганта. В его привычном сарказме я разглядела и настоящую боль. Я присмотрелась и увидела в глазах доктора неприкрытое сочувствие к этим разбойникам, сейчас, наверняка, чуть живым.

У «Звездной Империи» с командой из нескольких головорезов не было никакого шанса выстоять против целой шайки клингонов. Если последние что-то и умели, так это сбиваться в шайку. Но сейчас доктор страдал, не в силах помочь своим потенциальным пациентам на таком расстоянии.

– Боже мой, Джим, зачем нам все это? – он тыкал пальцем в экран и укоризненно смотрел на капитана Кирка. – Неужели вы на самом деле полагаете, что в этой груде искореженного металла могут остаться живые?

Через динамик коммуникатора прорвался голос Ухуры:

– С вами желает говорить мистер Скотт. Капитан Кирк коснулся нескольких кнопок на своей контрольной панели.

– Скотти, я слушаю.

– Я уже собирался писать завещание, сэр. Тот удар в левый борт, который мы недавно получили, вызвал деформацию опоры ускорителя. Еще один маневр, и она развалится.

– Я буду помнить об этом, мистер Скотт. Попытайтесь как можно быстрее отремонтировать опору. Пока нам еще рано рассчитывать на отдых. И ваши фирменные пословицы еще понадобятся в деле.

– Пусть они попробуют мной закусить, сэр.

– Вот это похоже на вас, Скотти. Будем держаться все вместе.

На зеленой рубашке капитанской униформы отражались мерцающие огоньки компьютерных экранов инженерной консоли. Его глубокая внутренняя связь с мистером Скоттом отражалась на его лице, в глубине его глаз.

– Готовьтесь к нападению с обоих флангов.

– Защитные экраны установлены на максимально возможную защиту, доложил Спок, находившийся возле своего внушительного библиотечного компьютера. Этот компьютер давал «Энтерпрайзу» большую часть тех преимуществ, которые отличали его от других кораблей Звездного флота, он постоянно модифицировался, пополнялся информацией с целью лучшего управления сенсорами, двигателями, системами обнаружения и контроля. Его возможности непрерывно росли вместе с возможностями корабля, пока те и другие не стали просто легендарными, а Спок оказался первым вулканцем экспертом по компьютерам в Звездном Флоте. Его мозг постоянно шел в ногу с электронным мозгом компьютера, и вместе они парили в лучах славы. И вот я оказалась на расстоянии вытянутой руки от них обоих и, почувствовав себя крошкой, углубилась в свой монитор, надеясь, что на меня и мои провалы в работе просто не обратят внимания. Почему же клингоны медлят? Почему они не появляются перед нами прямо сейчас?

– Доктор Маккой, вас вызывает судовой лазарет, – в голосе Ухуры прозвучала тревога. – В батарее обнаружилась течь в системе охлаждения, имеются жертвы. Доктор Андрюс Таурус требует вашего разрешения на проведение специфического для таких случаев лечения.

Лицо Маккоя сразу же посуровело. Он не очень ласково посмотрел на капитана, и их взгляды встретились.

– Пора завязывать со всеми этими делами, капитан, – предупредил он в осторожной форме.

Вскоре доктор, что-то бормоча о буре в стакане воды, исчез в турболифте. Я снова повернулась к экрану моего сканнера и переключила свое внимание на него.

До меня доносились голоса, свидетельствовавшие об организованном беспорядке на корабле: Ухура по каналам связи вызывала кого-то на мостик, Спок спокойным голосом сообщал результаты своего анализа, капитан Кирк сдержанно отвечал. Все эти голоса гармонично дополняли друг друга, даже в их хаосе можно было уловить стабильность, понимание ими друг друга с полуслова даже в такой экстремальной ситуации. За исключением одного голоса, который не вписывался в их стройный хор. Я откашлялась и подумала о том, что мне лучше всего сейчас вообще молчать.

В этот момент у турболифта появился Сарда. На секунду он задержал свой взгляд на мне, хотя наверняка слышал по каналу связи, как меня вызывали на мостик, и мое нахождение здесь не могло быть для него откровением. Теперь он был одет в униформу, золотистый цвет которой хорошо гармонировал с цветом его волос. Я снова подумала о несуразности собственного наряда. Нашивки на его рукаве были одинаковыми с таковыми Зулу: он тоже относился к инженерной службе, и до меня дошло, что именно его Ухура только что вызывала на мостик. Быстрым шагом Сарда направился к пульту управления вооружением.

– Сэр, – ворвался голос Зулу. – Корабль клингонов только что произвел торпедный залп!

– Держитесь!

Первая торпеда угодила во внешнюю обшивку корабля в ее передней части по правому борту. Все, кто в тот момент стоял, оказались на полу, включая меня, Сарду и даже Спока. Капитан смог удержаться на ногах только потому, что крепко схватился за поручни. К тому времени, когда я, наконец, поднялась на ноги, потирая ушибленные места, клингоны произвели повторный залп. Он потряс «Энтерпрайз» до самого основания.

– Лейтенант Мейерс, уходим в сторону. Зулу, попытайтесь детонировать их торпеды до того, как они успеют долететь до нас.

– Эта методика, в основном, существует еще в теории, но я попытаюсь.

Лейтенант, произведите расчеты для возможного перехвата.

Я ощутила гулкие удары своего сердца еще до того, как догадалась, что он говорит не со мной, а с Сардой, чья бронзовая голова склонилась над панелью управления вооружением. Он произнес:

– Задание принято. Расчетные траектории перехвата определены, необходимые цифры уже передаются вам, сэр.

– Принято.

Клингоны оставили в покое искалеченную «Звездную Империю» и, горя жаждой мести, приближались к нам. Ярко-красные вращающиеся шары – сгустки огромной энергии догоняли «Энтерпрайз», а мы пытались ускользнуть от столкновения с ними. Зулу произвел пробный залп перехвата, и ему удалось все же блокировать один из торпедных ударов клингонов. Космос вокруг нас на несколько секунд осветили яркие вспышки. Однако другой залп все же достал нас и как следует встряхнул «Энтерпрайз». Третий залп прошел мимо и исчез в черном вакууме. Мы успели восстановиться и нанесли ответный удар, достав один из вражеских кораблей, которому пришлось временно убраться восвояси.

Кирк нажал кнопку переговорного устройства.

– Скотти, ты жив?

– Капитан, наш. импульсный двигатель получил удар рикошетом. Его можно починить, но на это потребуется время.

– Сколько именно?

– От 17 до 20 минут на ремонт.

– Приступайте.

Он повернулся к Споку.

– Есть какие-нибудь предложения?

– Наши кормовые защитные экраны здорово пострадали. Но у нас еще остались резервные источники импульсной энергии. Предлагаю с их помощью усилить надежность нашей защиты.

Кирк едва не улыбнулся ему.

– Согласен. Мистер Зулу, подготовьте корабль.

– К атаке?

– Конечно.

– Мы почти готовы.

В ответ он почти облегченно вздохнул. За последнее время на мостике произошло слишком много таких «почти».

«Энтерпрайз» мучительно медленно поворачивался, чтобы лицом к лицу встретиться с хищными клингонами. По правому борту мы увидели вспышку.

Фотонный шар понесся в нашу сторону. Зулу нанес ответный удар, и космос опять наполнился искрами. Но клингоны отвечали снова и снова, а мы не успевали за их бешеным атакующим ритмом.

Очередной залп достал «Энтерпрайз». Корабль встряхнулся и застонал.

Индикаторы перегрузки отчаянно мигали, сирены заревели на полную мощь, а сразу из нескольких структурных блоков мостика повалил дым. Его клубы и треск электрических разрядов из разорванных цепей мешали нашей работе. В эту минуту я почувствовала, что мне особенно не хватает силы и уверенности в себе нашего капитана.

– Всю мощность направить на усиление передних защитных экранов. – Его голос был островком спокойствия среди волн всеобщей паники. – Залп фотонных торпед.

В то же мгновение красный искрящийся шар вырвался из нутра «Энтерпрайза» и с треском рассыпался на корпусе вражеского корабля, задев самое чувствительное место этой птицы – ее шею. Под воздействием ударной волны корабль клингонов начало крутить и разрывать на части, пока под влиянием детонации он, наконец, не развалился на миллионы светящихся кусочков металла.

От увиденного мы почувствовали прилив бодрости или, возможно, мы просто глубже и свободнее вздохнули. Два оставшихся корабля клингонов, описав дугу, стали заходить для новой совместной атаки.

– Капитан, опять, – предупредил Зулу.

– Учитывая наши повреждения, – уточнил Спок, – два их корабля превосходят нас по вооружению на 17%. Анализ их атакующей тактики показывает, что, скорее всего, они будут стараться ударить в наше слабое место, у кормы по левому борту. Предмет их желаний – гондола ускорителя, капитан. Мы не сможем маневрировать настолько эффективно, чтобы уберечь ее сразу от двух вражеских кораблей.

– Но мы также не имеем права покинуть «Звездную Империю», пока сохраняется возможность того, что там остались живые члены экипажа.

Зулу напрягся.

– Вот и клингоны.

Капитан Кирк рывком выбрался из своего кресла.

– Не давайте им сесть нам на хвост.

Я припала к экрану своего сканнера больше из-за страха, чем из чувства долга. Все мое тело окаменело, я уже внутренне приготовилась к смерти, и мне хотелось встретить ее, стоя бок о бок с этими людьми, полными бесстрашия и достоинства. Но меня одновременно не покидало сочувствие к тем, кто остался в дредноуте. После того, что с ними произошло, шансы на их выживание были ничтожно малы. Кирк тоже должен понять это, ведь он не похож на самоубийцу.

На сканнере сохранялось изображение все тех же размытых розовых пятен астероидов, и мои сенсоры безуспешно пытались проникнуть через иридий Ховинга. Астероиды, обломки, космический мусор и… непроницаемая каменная плотность. Я прищурилась. 290 тысяч тонн. Триста метров в длину, сто сорок в ширину. Что это? Еще один камень-астероид? Он слишком велик для корабля клингонов. Хотя его конфигурация все еще неясна…

В тот момент, когда мне пришла в голову мысль о том, что это может быть тяжелый крейсер Клинтонов или космический авианосец-база для более мелких хищников, в тот самый момент эта штуковина начала внезапно ускоряться и быстро достигла скорости в 3/4 от световой. Стало ясно, что я вижу не скалу или другой естественный объект.

– Капитан!

Я резко развернулась, затем вновь склонилась к своему экрану.

Прежде чем я успела сделать еще один вдох, в пределах нашей видимости появился ярко-голубой фотонный шар, который попал в крыло ближайшего к нам корабля клингонов и срезал его словно бритвой!

На экранах, к величайшему нашему удивлению, появился мессия, сверкающий алебастрово-белым корпусом, корабль огромных размеров с тремя гондолами-ускорителями, вынесенными так далеко от основного корпуса, что они напоминали развевающиеся по ветру шарфы. Все сооружение, без сомнения, явилось бы предметом зависти любого конструктора космических кораблей.

Необычная гексагональная форма незнакомца делала его похожим на драгоценный камень, по граням которого светились огоньки красные, голубые, желтые.

Зулу в изумлении приподнялся со своего кресла.

– «Звездная Империя»!

– Поразительно, – прошептал Спок. Теперь перед нами было два дредноута: один весь разбитый и истерзанный, другой – новенький. Целый, будто только что вышедший из космической верфи. Два!

Между ними двумя и «Энтерпрайзом» застряли изумленные клингоны, которые оказались в ловушке.

– Включить двигатели бокового смещения! – внезапно закричал Кирк. Отходим на две тысячи метров по оси 2. Нам необходимо немедленно уйти с траектории их обстрела клингонов и не мешать им.

«Энтерпрайз» поднялся вверх, оставив оцепеневших клингонов с глазу на глаз со «Звездными Империями». Или одной «Звездной Империей», во всяком случае. В панике клингоны произвели два залпа, которые не достигли цели.

Одна из «Звездных Империй», та, что была почти разрушена, перевернулась к нам брюхом и подплыла к краю монитора. Я не поверила своим глазам. К тому же, у меня перехватило дыхание. Наверное, виной всему был дым… В наступившей тишине слышались лишь гул вентиляторов и биение моего сердца.

Все мое внимание было обращено на суперкорабль, который быстро приближался к противнику.

Ярко-голубые фотонные шары, намного крупнее и мощнее наших оранжево-красных, полетели к клингонам и почти одновременно поразили оба их корабля. Зеленые оболочки хищных птиц съежились и стали разваливаться на части. Космос озарился вспышками взрывов, и светящиеся обломки кораблей клингонов поплыли в бездну.

Мы остались одни. Со «Звездной Империей».

Она зависла прямо перед нами во всем своем инженерном великолепии, и мы смогли прочитать на ее борту идентификационный номер: МКС-2331.

На мостике все облегченно вздохнули.

– Капитан, посмотрите.

Зулу указал на экран. Искореженный корпус «Звездной Империи» начал медленно растворяться.

– Она дезинтегрируется! – выпалила я.

Спок внимательно следил за монитором.

– Не согласен. Он растворяется, то есть как объект, состоящий из чистой энергии. Сенсоры перестали регистрировать наличие твердого тела на его месте. Капитан, я думаю, что здесь мы имеем дело с проекцией изображения.

Кирк быстро встал и, подойдя к экрану, начал внимательно рассматривать ускользающее изображение. Но он уже опоздал.

– Как ловко нас одурачили!

– Необычайно ловко, – согласился вулканец. И когда нам уже порядком надоели всякие неожиданности, экран перед нами вновь начал меняться. У нас на глазах новый суперкорабль распался как амеба, на два корабля, затем на четыре, шесть. Они разошлись в стороны и плотным кольцом окружили «Энтерпрайз».

– Что за?.. – не выдержала младший лейтенант Мейерс.

Кирк, не отрываясь, смотрел на открывавшуюся перед ним странную картину.

– Спок, проведите анализ, какой из этих кораблей настоящий?

Но даже Спок опешил и был вынужден заставить себя подойти к библиотечному компьютеру.

– Я никогда… никогда не видел кораблей с такими возможностями.

Капитан, все эти проекционные изображения воспринимаются моими сенсорами как твердые тела. Без сомнения, это не случайность, а составная часть технологии. По показателю эмиссии энергии, только один из этих кораблей настоящий, но пока я не в состоянии определить точно его локализацию.

Можно сказать, что это самое динамичное изображение из тех, которые я когда-либо видел.

Он выглядел настолько удивленным, насколько так можно сказать о вулканце. И даже немного больше. Мистер Спок не страдал навязчивостями, как многие другие вулканцы. Конечно, большинство представителей их планеты, с которыми мне приходилось сталкиваться, имели меньший опыт общения с людьми, были более молодыми, менее гибкими… и менее талантливыми.

Я посмотрела на Сарду.

Он также внимательно следил за кораблями-фантомами, собравшимися вокруг нас.

– Мистер Сарда, как вы можете объяснить происходящее? – спросил Зулу, ставя перед своим подчиненным нелегкую задачу.

Я напряглась, умственно и физически, готовая прийти к нему на помощь.

При чем здесь он? Почему они спросили об этом именно его?

Сарда выпрямился, пытаясь успокоиться перед лицом этого странного трибунала.

– Эта проекционная система в состоянии осуществлять прямую запись в банки данных наших сенсоров. Ее работа, в принципе, похожа на работу устройств, маскирующих изображение, но тут использован обратный принцип.

Проникая напрямую в сенсорные банки данных, они в состоянии имитировать любое изображение, запрограммированное в проекционном устройстве источника. Эта концепция первоначально была разработана для целей обороны, однако, очевидно, ее можно применить и в наступлении.

– А как же вы объясните модификации изображения разрушенного корабля?

– спросил Кирк.

– Проекционная система в состоянии проникать в информационные каналы наших сенсоров, читать и анализировать возникающее в них изображение, а также менять фантомные образы в соответствии с теми переменами, которые должны возникать в этих сенсорных информационных банках, если бы изображения реально отражали действительные изменения. Компьютеры, обслуживающие проекционную систему, регистрировали фазерные залпы клингонов, рассчитывали их траекторию, степень предполагаемых повреждений и меняли первоначальный образ, симулируя настоящие повреждения.

Спок глубоко вздохнул:

– Поразительно.

– Что именно, мистер Спок? – спросил Кирк.

– Беспрецедентная обработка и моделирование изображений. Я просто… восхищен.

Кирк перешел на более интимный шепот.

– И вы оскорблены тем, что вас не допустили к этому проекту?

Спок отрицательно покачал головой. Кирк продолжал:

– А теперь попробуйте локализовать источник энергии и выяснить, какой же из этих шести кораблей настоящий?

– Думаю, что мне удастся проследить обратный ход энергетического потока к его источнику.

Спок вернулся к своей консоли. Я наблюдала за Сардой. Его янтарные глаза постоянно ускользали от моего взгляда. Он рассеянно рассматривал палубу, затем вернулся к панели управления вооружением. Я представила себе, что с помощью магических сил оказалась на противоположной стороне мостика, рядом с ним. Но на самом деле нас разлучало нечто большее, чем пространство одной палубы.

Кирк внимательно следил за дредноутом и семейством его двойников.

– Ухура, – медленно произнес он, – подключите меня к частоте, на которой обычно посылаются приветствия.

– Они приветствуют нас первыми, капитан, по телеметрическому каналу.

Просят подтверждения биокода, который они специфицировали ранее.

Несколько пар глаз посмотрели в мою сторону. Я почувствовала холодок, пробежавший по моей спине.

– Лейтенант, не будете ли вы столь любезны? Капитан жестом пригласил меня к панели внешней связи.

– Как все же приятно, что они обратились к нам с просьбой, а не с приказом, – прокомментировал Зулу.

Капельки пота побежали по моей щеке, когда Ухура подключила меня сначала к идентификатору голоса, затем сетчатки глаза и, наконец, – пульса и группы крови. Казалось, что этому не будет конца.

И вот долгожданное:

– Биокод принят.

Нежный женский голос компьютерного имитатора речи произнес:

– Пайпер, лейтенант группы командного состава, регистрационный номер в Академии Звездного Флота.1-34, датировано 8180.2 по межзвездному календарю, серийный номер С-61 983-ШВ, верифицирован и проверен.

Я облегченно вздохнула, хотя и до этого хорошо знала, что я – это я.

– «Звездная Империя», мы просим выхода с нами на связь, как это уже было оговорено, – обратилась к ним Ухура и затем посмотрела на Кирка. Они согласны, сэр.

– Чуть позднее. Объясните ситуацию мистеру Скотту, у него будет немного времени на ремонтные работы. А что касается наших авантюристов… давайте посмотрим, что это за публика.

Экран монитора на секунду погас, затем на нем появилось моложавое скуластое лицо, темные глаза, пышная шевелюра.

– Брайан! – выдохнула я. Он начал говорить:

– Послание командованию «Энтерпрайза» от командира Пола Берча.

Дредноут «Звездная Империя» находится в нашем полном распоряжении. Не пытайтесь угрожать нам силой. У нас сугубо мирная миссия.

Брайан откашлялся и продолжил:

– Мы конфисковали «Звездную Империю», думая о судьбе всей нашей галактики. Мы согласны принять вашу делегацию для переговоров в составе трех офицеров, среди которых обязательно должна быть лейтенант Пайпер и хотя бы один вулканец.

Молодое лицо на экране, лицо, знакомое мне до мелочей, ожидало Моих слов.

– Какова цель вашей миссии? – потребовал ответа Кирк.

Брайан побледнел, на лбу у него выступили капельки пота. Я сразу почувствовала его замешательство и испуг, хотя это отразилось лишь легкой дрожью в его бархатистом голосе, когда он заговорил снова:

– Эта информация будет сообщена только вашей делегации. Я повторяю: нашей целью является мир и безопасность галактики. Пожалуйста…

Он вдруг закрыл рот. Чья, интересно, просьба прозвучала последней в его устах? Его собственная? Или «Звездной Империи»?

– Мы не собираемся сотрудничать с террористами, – ответил наш капитан. – Предлагаю вам немедленно сдаться, и после этого мы обсудим все ваши проблемы.

Брайана вдруг начало трясти.

– Капитан «Энтерпрайза», нам нужно переговорить с глазу на глаз. Я еще раз убедительно прошу вас об этом.

Капитан Кирк внимательно посмотрел на своего собеседника, словно тот наяву подошел к нему совсем близко.

– Мистер Спок, – пригласил он. Спок наклонил голову.

– Службе безопасности: приказываю арестовать лейтенанта Пайпер.

Обвинение – сотрудничество с террористами.

Я глубоко вздохнула, но гордость и родственные ей эмоции удержали меня от желания оказать сопротивление двум бронтозаврам в шлемах, которые схватили меня за руки.

Лицо Брайана на экране монитора исказил ужас. За его спиной раздался смущенный шепот.

– Связь прекращаем, – приказал Кирк тоном директора театра.

Экран погас, затем вспыхнул снова точками звезд, на фоне которых мрачно завис в космосе дредноут.

– Пусть они хорошенько задумаются, – пробормотал Кирк. – Отведите лейтенанта на шестую палубу. Пусть она побудет в собственной каюте под компьютерной охраной.

Эти его слова были обращены к охранникам, но смотрел он прямо в мои глаза, передавая какое-то телепатическое сообщение. Капитан чувствовал, что между нами открылся свой, особый канал связи, и я сама стала догадываться об этом после теста Кобаями Мару. Этот канал стал уже довольно широким и глубоким, но я оставалась внутренне холодна, словно стала раковой опухолью в его теле, и теперь моя глупость могла погубить его. А он этого не допустит.

– Сэр, нет!

Служба охраны уже вела меня под руки, и мои слова отозвались гулким безответным эхом. У меня внутри сразу же все похолодело.

Глава 6

У формы, носимой персоналом Звездного Флота, есть своя особая внутренняя гордость, которая ощущается, даже если ты лежишь на собственной койке. Золотисто-черная, с треугольной эмблемой и знаками различия на предплечье, с указанием звания и должности, у меня это была форма кандидата на капитанскую должность.

Я расстегнула застежку-молнию на груди, приспустив куртку с плеч, а затем вообще сняла ее. Вскоре мне, однако, пришла в голову мысль, что я могу попасть в неловкое положение, если кто-нибудь обнаружит меня в таком виде, ведь обстановка меняется так быстро.

Но только я подумала об этом и тут же пожурила себя. Такой красивый костюм, и так много смысла скрывается за ним… Мне вдруг вспомнились все испытания, которые довелось пережить в этой униформе, все препятствия, которые мне удалось преодолеть в жестокой конкурентной борьбе – столько претендентов заглядывалось на мою шею и униформу тоже…

И все же я добилась своего. Пайпер с планеты Проксима оказалась в числе стажеров на капитанскую должность. Пайпер, которая, хотя и дрожала при виде врагов, считавшихся непобедимыми, все же дожидалась момента, когда все они оказывались поверженными своими конкурентами, за место которых боролась я сама. Теперь же осталась та Пайпер, которая, оцепенев, бездельничала в капитанской рубке и не слышала приказов; которую в конце концов оттолкнул какой-то там младший лейтенант, оказавшийся в нужное время в нужном месте, во время, когда следует делать карьеру. Но это, очевидно, не для меня. Моим следующим местом службы теперь станет корабельная прачечная.

Вот так я и сидела на койке, охваченная печальными мыслями. Они не уходили, не менялись, несмотря на все мои попытки найти пристойное объяснение собственному поведению и оправдать его.

Почему же у Кирка все получалось по-иному? Как ему удавалось удерживать в собственном мозгу многомерное изображение космоса, передвижения самих кораблей и то, что происходило на борту самого «Энтерпрайза»? Я не смогла бы даже воспроизвести всего, что творилось там, куда передвигались мы, а куда – Клингоны, что они планировали делать сейчас и что решили оставить до лучших времен. Мне не хотелось даже думать на эту тему. Сам Спок не мог предугадать действий клингонов и был вынужден прибегать к помощи своего библиотечного компьютера. А Кирк словно читал все их мысли и угадывал все движения. Как ему это удавалось? Спок, по идее, уже давно должен был командовать собственным кораблем. Мыслительные способности вулканцев заметно превосходили человеческие и по скорости, и по качеству, и по всем другим параметрам. И все же большинство капитанов в Звездном флоте относилось к человеческой расе. и командованию не оставалось ничего другого, как предлагать эти должности в основном людям.

Здесь тоже были свои предрассудки, очевидно, нечто вроде последствий старомодной этики. Они ненавязчиво препятствовали выходцам с других планет подниматься на слишком высокие посты в Звездном флоте. И все же, если еще у какой-нибудь расы были все задатки для того, чтобы становиться капитанами, так это у вулканцев.

Мое собственное, достойное сожаления поведение, доказывало, что люди бывают непредсказуемыми независимо от степени тренированности их самообладания.

И чем больше я злилась на саму себя, тем сильнее ощущала несуразность многих мелких предрассудков, столь заметных у командования Звездным флотом. В минуты опасности Сарда вел себя просто великолепно, и он, по идее, должен был обязательно стать одним из первых претендентов на капитанскую должность.

Вздохнув, я снова застегнула молнию и чуть не заплакала. С горящими от стыда щеками я разделась, и через несколько минут моя униформа опять лежала в гардеробе.

Зачем я здесь? Неужели Кирк действительно верит в то, что я состояла в сговоре с террористами? С предателями?

Брайан…

Почему он сейчас не на «Магеллане»?

Обманываю сама себя. Нужно спросить по-другому. Как он очутился на «Звездной Империи»?

Я обязательно должна была знать об этом. Догадаться. Выяснить. В такую скверную ситуацию я не попадала еще ни разу, это точно. Похоже, что в своих ошибках я не знаю меры.

– И все же я не собираюсь сидеть и ждать своей участи, – пробормотала я и, осмотревшись, стала искать способ обмануть компьютерного сторожа.

Через минуту я уже знала, где в моей каюте находятся сенсоры противопожарной службы, реагирующие на высокую температуру и включающие пожарную тревогу. Мне вдруг вспомнилось тихое утро в моей комнате в Академии, а затем – бурный день, прошедший в горячих дискуссиях.

Если я попытаюсь просто выйти за дверь, компьютерная система охраны мгновенно среагирует на это, и я получу удар электрошоком. Здесь что-либо предпринимать бесполезно. Но можно попытаться решить эту проблему с другой стороны… Обмануть систему охраны.

Коврик на полу мешал моим движениям, но я все же добралась до распределительной коробки, где находились реле, включавшие пожарную тревогу. Я знала об этом из рассказов Брайана. Да, это утро было просто великолепным… В ту ночь я постигла много новых истин, а с утра часть информации имела уже некоторый технический уклон.

– Вот и они, – пробормотала я.

Через минуту реле и звонок пожарной тревоги будут уже обесточены и не смогут вызвать пожарную команду. Пусть их электронные извилины напрягаются сколько угодно – их все равно никто не услышит.

После этого я достала из шкафа нагреватель для завивки волос, которым пользовалась не очень часто…

– Отлично. Надеюсь, Брайан, что в то утро ты не забыл ни о чем и рассказал мне все, что следовало.

Я снова вернулась к противопожарному сенсору, затем включила и как следует разогрела приспособление для завивки и удерживала его на сенсоре, пока чувствительный к высокой температуре элемент последнего не нагрелся и не заработала система противопожарной защиты. Действительно, вскоре на двери замигала сигнальная лампочка, но сирена, которую я отключила через реле, молчала. Брайан, тебе бы лучше быть…

Дверь моей каюты автоматически раскрылась. Даже компьютерному стражу не дозволялось удерживать свою жертву в комнате в случае возникновения пожара.

– Вперед!

Я отбросила нагреватель вглубь туалетной комнаты, и, пока он падал сначала на унитаз, а затем на пол, успела убежать уже достаточно далеко.

* * *

Транспортная площадка на шестой палубе не использовалась на «Энтерпрайзе» уже несколько недель. Все здесь было законсервировано, и мне потребовалось несколько минут на реактивацию платформы. В те минуты время решало все. Я могла чувствовать себя в безопасности до тех пор, пока капитану или кому-нибудь другому не вздумается допросить меня в моей каюте. После охлаждения сенсоров компьютер, расценивая происходящее как прекращение пожара, закроет входные двери. Я невольно ухмыльнулась, представив себе их смятение, когда обнаружится мой побег. Тем более, что все, что я только что сделала для своего освобождения, было до смешного простым. И каждый, кто знаком с системой противопожарной безопасности, легко повторил бы мои действия, каждый, кто имел возможность хоть раз побеседовать со специалистом о небольших изъянах этой системы. У капитанов есть свои консультанты. У Кирка – Спок. У меня когда-то был Брайан Силайна.

Я почувствовала чье-то приближение. Двери со скрипом раскрылись.

– Как вы нашли меня? – выпалила я.

– С помощью логики, – ответил Сарда и положил теплую меховую униформу на консоль транспортной системы.

Она, по-видимому, предназначалась для меня, потому что другая уже облегала его тело.

– Вас не оказалось в каюте. Логика подсказала мне, что в ваши планы должно входить добраться до «Звездной Империи». А это самая ближайшая к каюте транспортная палуба.

– Эта меховая униформа для меня?

– Конечно. И этот фазер? – тоже.

– Зачем?

– Для тепла и защиты.

– А почему ты сам здесь?

– Наверное…

Он тяжело задышал, не желая пускаться в объяснения.

– Думаю, что с их точки зрения нелогично предполагать в вас пособника террористов.

– А вы… вы разве не поверили им?

– Это не соответствует вашему характеру.

– Я очень рада, что хоть кто-то так считает.

– Я хотел бы узнать о ваших дальнейших планах.

– План всего лишь один. Я собираюсь добраться до Брайана Силайна на «Звездной Империи» и прижать его к стене, чтобы получить кое-какую более точную информацию. Здесь кроется нечто большее, чем простой заговор.

Брайан никогда не был сторонником всяких милитаристских выходок, я в этом абсолютно уверена. Я должна проявить инициативу, Сарда. Думаю, что Кирк отправил меня под арест с компьютерной охраной не без задней мысли.

Внезапно на его лице появилось недоумение.

– Не совсем понимаю вас.

– Объясняю дальше. Любой дурак сможет обмануть компьютерную охрану.

Он наверняка был уверен в том, что мне это удастся. Не знаю почему, но мне кажется, что он ждал от меня именно такого шага.

– Ваш вывод не имеет под собой логического обоснования, лейтенант.

– Верно. Вот почему мой вывод правильный. Послушайте… Спасибо за меховую одежду и фазер. Вы подготовите для меня транспортационный луч?

– Не смогу этого сделать. Когда вас увели с мостика в сопровождении охраны, «Звездная Империя» отключила изображение всех своих собратьев и отошла в сторону, за границу территории, доступной сенсорам и, следовательно, транспортационному лучу тоже.

– Что? Вот черт… И Кирк не сделал по ним ни единого залпа?

– Он отказался вести огонь по кораблю Федерации, пока до конца не определились мотивы для этого.

В моем мозгу уже начал созревать план дальнейших действий, я схватила меховую одежду и выскочила в коридор.

– Будем надеяться, что он и дальше будет вести себя так же.

Минуты текли для нас очень медленно, пока мы двигались в турболифте и по туннелю, ведущему в самое нутро «Энтерпрайза», – на палубу с ангарами, залитыми бледно-желтым светом. Здесь находились двухместные космические истребители нового класса Арко, сконструированные как вспомогательные летательные аппараты, базой для которых должны были стать корабли Звездного Флота. Быстрые, обтекаемой формы, длиной восемь метров, половину из которых занимал двигатель импульсного типа, вооруженные двумя фазерными и двумя фотонными установками, эти истребители были взяты на вооружение на четвертом году эксплуатации «Энтерпрайза».

В то время, как космические корабли – самостоятельные или базовые для более мелких – получали героические названия: «Предприимчивый», «Бесстрашный», «Дерзкий», «Созвездие», истребителям давали менее звучные имена: «Муха-молния», «Чулок», «Деревянная Туфля», «Булочка», «Камнепад», а иногда даже такие, как «Пышка» или «Серое Мозговое Вещество».

– Наверное, чиновникам в Звездном Флоте уже наскучили нормальные имена, – прокомментировала я, забираясь на крыло «Деревянной Туфли». Ее люк открылся не сразу. Похоже, об этих истребителях на «Энтерпрайзе» уже начали забывать из-за их очень редкого применения на практике. Бюрократы продолжали платить кому-то за теоретический уход за этими штуковинами, сентиментальничая насчет необходимости быть постоянно «при деле».

– Мы сможем открыть наружные двери ангаров?

– Я попытаюсь.

Сарда отыскал контрольную панель управления ими.

– Да, сможем.

– Продолжайте. Я подключу энергоустановку истребителя.

Сиденья внутри «Деревянной Туфли», конечно, были не слишком комфортабельными. Я забралась в кабину и пристегнулась ремнями.

– Вспомнить бы все остальное, что касается управления…

У нас не было выбора, так что приходилось напрягать память. Через несколько мгновений истребитель загудел и начал оживать. Я выкатилась на летную палубу и стала ожидать ее разгерметизации, ощущая при этом внутреннюю дрожь: теперь ставкой становилась моя карьера, а, возможно, и сама жизнь.

Истребитель вздрогнул и тем самым отвлек меня от мрачных мыслей.

Вскоре я услышала звук включившихся насосов, начавших откачивать воздух с летной палубы.

Когда я повернулась в своем кресле первого пилота, Сарда уже сидел сзади. Он молчал. Очевидно, он заблокировал работу насосов на несколько секунд, чтобы самому успеть забраться внутрь кабины и плотно закрыть дверь.

– Сарда, они попросили именно меня.

– Вас и еще вулканца.

Его лицо оставалось непроницаемым. Он протянул мне коммуникатор.

Я внимательно посмотрела на него.

– Совершенно не требуется. Отключите.

– Я не обязан пока подчиняться вашим приказам, лейтенант. Когда мы выберемся с «Энтерпрайза», вы станете моим начальником, поскольку неизбежно один из нас должен взять на себя ответственность за принимаемые решения. Логично предположить, что это будет вашей прерогативой.

Я мысленно поблагодарила Сарду. Лицо вулканца оставалось бесстрастным, но сердцевина его стоического отношения к окружающему уже начала подтаивать. В его янтарных глазах я ощутила вызов.

– Но почему именно так, Сарда? Почему вы рискуете всем ради меня?

Он повернулся к панели управления, подал команду гидравлической системе на раскрытие дверей в открытый космос и вскоре перед нами появилась черная полоска, усеянная звездами, медленно увеличивающаяся в размерах. Я ждала его ответа.

– Я ничего не делаю лично для вас, – холодно заметил он. – У меня другая мотивация.

Мой голос прозвучал почти торжественным шепотом:

– Вы, наверное, не до конца представляете себе, чем вы рискуете.

Оставайтесь лучше на «Энтерпрайзе».

Двигатели «Деревянной Туфли», наконец, набрали полную мощность.

– Следите лучше за дверями.

Я переключила управление челноком на себя. Двигатели уже гудели совершенно отчаянно, умоляя отпустить их в полет. Я повернула рычаг вертикального взлета на одну ступень, и мы уже парили над палубой, готовые к тому, чтобы вырваться на космические просторы.

Но вдруг двери остановились и по их краю тревожно замигали оранжевые лампочки.

– Это блокировка, управляемая с мостика! Они узнали обо всем! вскрикнула я.

– Двери уже закрываются.

– Черт! Но со мной у них этого не получится. Двигатели – на полную мощность. Внимание!

«Деревянная Туфля» метнулась к закрывающимся дверям.

– Пайпер! – Сарда в отчаянии сжал ручки своего кресла.

Истребитель все же успел проскользнуть через двери выхода в открытый космос, которые закрылись сразу за нашей спиной.

Наконец перед нами открылась панорама космических просторов, и я получила возможность вздохнуть спокойно.

– Думаю, что к тому времени, когда они убедятся, что мы все же вырвались на свободу, мы уже будем вне досягаемости тяговых лучей «Энтерпрайза», и они не смогут с их помощью вернуть нас.

– Да, но они смогут дать залп в нашу сторону. Я мысленно представила себе лицо Кирка. Через несколько секунд мы выйдем на оптимальное расстояние для их фазерного залпа. Тогда же у меня появится и ответ на замечание Сарды.

– Они не станут делать этого.

Сарда удивленно посмотрел на меня.

– Я знаю, что он на это не пойдет, – повторила я.

– Откуда вы можете знать это?

– Обычная догадка. – В моем ответе прозвучало, наверное, больше сарказма, чем следовало. – Вас это удовлетворяет?

– Интуиция всегда остается прерогативой командира корабля.

– Не напоминайте мне о том, что капитан – это я.

– Но почему, простите?

– Просто не напоминайте – и все! Я не хочу этого слышать!

Озадаченный, он повернулся к навигационному компасу и стал вводить поправки в наш курс. Наш челнок, несмотря на свои размеры, превосходил «Энтерпрайз» на обычных скоростях, и поэтому погони мы не опасались. И к тому же, захочет ли ее Кирк?

Вряд ли.

– Что происходило на мостике после того, как меня увели?

– «Звездная Империя» решила удалиться от нас.

– Я знаю об этом. Мне хочется выяснить, что произошло после этого.

– «Звездная Империя», – повторил он, – отступила, и капитан Кирк обдумывал некоторое время возможность ее преследования, но в конце концов отказался от этой затеи. Ухура сообщила капитану, что поступили приветствия от вице-адмирала Риггенхауза с борта его флагмана «Помпеи», приближающегося к данному сектору космического пространства. Риттенхауз приказал Кирку не вмешиваться и воздержаться от контактов с дредноутом, пока не придет подкрепление. Мне показалось, что вице-адмирал вызвал к себе все корабли, которые находились в данном квадранте. Таким образом, руки у Кирка оказались связанными.

Я внимательно посмотрела на него.

– Значит, идут другие корабли?

– Абсолютно точно. В частности, «Потемкин», «Линкольн» и «Горнет».

– Неужели ситуация настолько критическая?

– Очевидно, да.

– Но почему? Ведь все это похоже на сумасшествие. Что здесь случилось, что привлекло внимание стольких тяжелых космических крейсеров?

Отвлечь такое количество кораблей от их других обязанностей?..

– Мы вышли за пределы досягаемости фазерных залпов с «Энтерпрайза».

Поздравляю вас: ваши «догадки» оказались точными.

От его одобрения у меня побежали мурашки по спине. И вот почему.

Полностью тренированный вулканец никогда не станет высказывать комплиментов ни по какому поводу. Если бы я не знала, о каких проблемах Сарды это поведало мне, то могла бы даже ощутить чувство гордости от такого рода комментариев. Но я точно знала, что он мог говорить мне такие вещи только из-за недостаточной подготовленности и воспитания как вулканца, а также из-за моего невежества и связанных с ним последствий для Сарды. Именно я явилась причиной той отчужденности, которая возникла и развилась между ним и другими вулканцами, состоящими на службе у Звездного Флота.

– Спасибо, – пробормотала я.

«Деревянная Туфля» продолжала полет в открытом космосе мимо непроницаемого для сенсоров астероидного пояса, все ближе и ближе к загадочному объекту, больше похожему на детскую игрушку, чем на огромный космический корабль. От него пахло шалостью, а не реальной угрозой.

– Можно спросить, как вам удалось обмануть компьютерного сторожа? поинтересовался Сарда, когда изображение «Энтерпрайза» на экране сканнера заднего плана заметно поубавилось в размерах.

Я пожала плечами.

– Пришлось его немного подогреть. Я прочитала недоумение на его лице, и это заставило меня продолжить свои объяснения.

– Брайан Силайна… некоторое время назад нам довелось обсуждать некоторые детали в моей комнате в учебном центре Звездного Флота. И он рассказал мне, что в системе противопожарной безопасности заложена возможность блокировки действия электронной охраны, чтобы дать время находящемуся под арестом и надзором покинуть комнату в случае пожара. Мне пришлось только обесточить сигнал звуковой тревоги, чтобы на мостике не узнали о случившемся.

– У инженера Силайны особый талант по нестандартному применению табельных систем.

– Да… конечно.

В моем мозгу вновь возникло изображение «Звездной Империи». Там внутри теперь Брайан. Почему он ничего не сказал мне? Почему он не поделился со мной информацией о своем участии в мятеже? Я ощутила свое одиночество и даже была близка к отчаянию.

Близость Сарды только усиливала это чувство. Совершенно очевидной была его сдержанность и нежелание отметить мои успехи по применению советов Брайана на практике. Я только не могла понять, что задело бы меня больше: его одобрение или молчаливая сдержанность в выражении чувств.

– Сарда.

– Я слушаю.

– Почему фазерные залпы кораблей клингонов не проникали через изображение «Звездной Империи» насквозь?

– Потому что на самом деле в космосе этого изображения не было и быть не могло. Оно существовало только в представлении корабельных сенсоров, в их электронных банках происходило и исправление изображения фазерных лучей.

– Таким образом, наблюдатель на любом другом корабле, на сенсоры которого не воздействовала проекционная система, увидел бы фазерные залпы; отправляемые в космическую пустоту?

– Совершенно верно. Сенсоры «Энтерпрайза» видели изображение только потому, что на них действовал проектор.

Я вздрогнула.

– Но ведь это… очень грозное оружие. Неудивительно, что все, что было связано с дредноутом, хранилось в глубокой тайне.

Едва двигая челюстями, он произнес:

– Он не планировался к использованию в качестве оружия нападения, его цель – защита.

Сарда сказал это с необычным, странным и так непохожим на него нажимом.

– Его можно сравнить с особым катализатором, – добавил он с горечью.

Я повернулась в кресле в его сторону, надеясь, что удастся сократить брешь недопонимания между нами.

– Что вы имели в виду под «катализатором» в данном конкретном случае?

От моего вопроса он явно смутился и попытался вновь залезть в свою скорлупу. Но сделать это ему было совсем непросто, поскольку я требовала ответа, не желая более уступать. В конце концов он произнес:

– Катализатор – это элемент, который изменяется в нужном направлении при соответствующих обстоятельствах.

– Но из ваших слов я поняла, что речь шла о конкретном катализаторе.

Расскажите мне об этом, Сарда, иначе мне придется все выяснить самой.

По его лицу я поняла, что он почувствовал мое намерение стоять до конца… Шли долгие секунды, но он все еще продолжал борьбу с самим собой, пытаясь решить для себя, следует ли ему рассказать мне об этом сейчас, в собственной версии событий, или позднее, с учетом официальной версии Звездного Флота и его библиотечных компьютеров. Он знал, что если я захочу, то смогу внедриться в библиотечную компьютерную систему.

Вулканец откашлялся.

– Недавно я получил специальное разрешение на проведение научных исследований.

– Сарда! Но это просто невероятно! Почему об этом не было объявлено в Академии? Ведь я не слышала даже намека на то…

– Потому что я настоял на том, чтобы об этом никто не знал.

– Но ведь это огромная честь.

– Для меня это не является честью.

– Но почему? Такого рода признание ваших заслуг наверняка помогло бы вам вернуться в Академию наук Вулкана!

Я взглянула на него. На его щеках появился загадочный румянец, и я поняла, что опять сказала глупость. В очередной раз. Просто не смогла сдержать удивления. Едва слышно я спросила:

– В чем смысл проекта? В этом катализаторе? Он вздохнул:

– Я разработал катализатор, превращающий азот атмосферного воздуха в ядовитые продукты. Я одобрительно присвистнула:

– Так это же… оружие. Да, черт побери. Еще одна проблема. Я все поняла.

Его молчание было сродни агонии.

– Вы обнаружили этот эффект случайно? – спросила я.

– Я вел целенаправленный поиск среди катализаторов, – признался он. Однако я надеялся обнаружить элемент, который смог бы превращать яды в безопасные вещества, а не наоборот.

Другими словами, мой заблудший друг вулканец, ты удостоился почестей за открытие, которое не может быть расценено иначе как недостойное и постыдное для вулканца. Я подумала о странных поворотах судьбы, постоянно влияющих на его и без того не очень удобное положение изгоя, зависшего между двумя расами. Ему, действительно, приходилось двигаться по тонкому канату… частично из-за собственных догадок или своей недогадливости.

– Вещество, которое предназначено для защиты, а не для нападения, пробормотала я» – Сарда, вам нет нужды винить себя в том, что у людей есть свои смешные приоритеты. Но это ве… – я запнулась. – Защита? Как в случае с проектором изображений? Вы! Это вы изобрели этот проектор! Разве не так? Признайтесь! Вот почему командир Зулу просил вас дать объяснения на эту тему капитану!

Его щеки вспыхнули еще ярче, а глаза засверкали словно драгоценные камни.

Я откинулась на спинку своего кресла, обессиленная собственным открытием.

– Все это ваше… Почему же Риттенхауз пытается воспользоваться плодами вашего труда? Сарда плотно сжал губы. Он молчал. Я уже знала ответ.

– Потому что он силой отобрал у вас эти плоды? Я права? Отобрал?

Когда он заговорил снова, в его голосе чувствовалась внутренняя борьба за собственное самообладание.

– Я получил компенсацию за это.

– Сарда, вы хотите сказать, что вам заплатили? Дело пахнет именно этим! Разве такую компенсацию можно сравнить с тем признанием, которое ожидало бы вас за столь фантастическое изобретение?

– Мне не нужно признания за разработку оружия с такими возможностями.

– Но вы же не предполагали использование в качестве инструмента агрессии. То, что произошло сегодня, полностью оправдало ваши ожидания.

Проекционная система представляет собой неплохую возможность для обмана противника. Она позволила «Звездной Империи» привлечь сюда множество кораблей клингонов, а затем успешно атаковать их.

– Это опасное устройство, и его легко использовать и для других целей. Мне вообще не следовало браться за его разработку.

– Вы неправы. Совершенно неправы! Во вред может быть использована любая вещь, в том числе космический корабль, медицина… Да любая достойная вещь. И даже вулканцам нужно осознать необходимость в вооружении, Сарда. В том, что вы оказались жертвой в борьбе за власть, нет вашей вины.

Вы обязательно должны получить признание за созданное вами устройство.

Я ощутила на себе пристальный взгляд его янтарных глаз.

– Именно этой логике вы следовали, когда рассказали о моих тайных склонностях нашему начальству в Академии?

Я поморщилась, вспомнив о той своей ошибке, и посмотрела на него украдкой, скрывая стыд за молчанием.

– Пожалуйста, не надо больше великодушия, – резко ответил он и отвернулся.

* * *

Вскоре лицо Сарды опять приобрело свое обычное выражение спокойного отчуждения. Он воздерживался от разговоров со мной и вообще старался не замечать моего присутствия. Я снова – в который раз без злого умысла принесла ему минуты унижения.

Но теперь уже ничего нельзя было с этим поделать, и мне начало казаться, что в таких неприятных моментах в наших отношениях с Сардой виновата не я одна. Сарде не следовало реагировать так, как он это делал.

В его таланте было сильное позитивное начало, и с его помощью он мог создать немало полезных вещей. Конечно, он пытался творить только добро, но его изобретения продолжали волновать естественное человеческое желание к военному превосходству как средству, на которое должны опираться все другие принципы отношений в обществе.

Наши принципы. Потому что мне суждено было следовать этим человеческим правилам.

– В этом истребителе Арко имеется запрограммированный режим самоуничтожения? – спросила я.

– У всех кораблей Федерации есть возможность выхода на такой режим.

– Тогда мне понадобятся ключевые команды для этой операции.

Закодируйте их программно в наших коммуникаторах, чтобы я при необходимости могла воспользоваться ими, сделайте задержку в 15 секунд перед пуском детонации.

Впервые несколько минут он смотрел мне прямо в лицо.

– Я не вижу логики в том, что нам может понадобиться такое кодирование.

Он произнес это голосом, который мне следовало признать удивленным.

Мне стало ясно, что он никогда бы не поверил в то, что при необходимости я могу стать камикадзе.

– Мы собираемся ступить на борт корабля, который должен быть возвращен Звездному Флоту в целости и сохранности; следовательно я…

– Если мы сможем вернуть его в таком состоянии.

– Я принципиально не согласен с вашей логикой.

– Тогда оставим в покое логику. Можете считать это приказом, лейтенант. Или чем-нибудь иным, что убедит вас в том, что этот код необходимо установить.

Мой голос звучал, может быть, тверже, чем следовало, но я не чувствовала угрызений совести. Меня не очень волновало то, нравились ли ему мои приказы или нет, главное, что он выполнял их. Ведь он сам сказал, что командовать буду я. А с давних пор капитанов не слишком волнует, любят ли их подчиненные или нет. Жестоко. Но мне нужно научиться быть именно такой. Вдруг я почему-то позавидовала тому, что Сарда – вулканец, хотя сам он, вероятно, не чувствовал связанных с этим привилегий.

Не в силах больше играть в молчанку, я решила перейти к тактике объяснений.

– Это всего лишь старый человеческий прием, основанный на предчувствии. Может быть, это банально, но мне не хотелось бы влезать в это новое дело без всякой страховки. Я хочу быть уверена, что мы сможем выйти из него так же легко, как и войти.

– Но все же они настаивают на том, что у них сугубо мирная миссия.

– Я не склонна верить всему, что слышу. Даже если это говорит Брайан Силайна.

– Он показался мне необычно взволнованным. Сарда провел расчеты, ввел необходимые цифры в компьютер.

– Код режима самоуничтожения выделен и активизирован, – прибавил он.

– Как было приказано.

Мы обменялись взглядами, но я передумала просить у него извинения.

Через несколько минут он подключил управление программой самоуничтожения к нашим коммуникаторам, тем самым я получила кое-что для возможных торгов, когда мы окажемся на борту «Звездной Империи». Ситуация не настолько внушала мне доверие, чтобы позволить себе отправляться в неизвестное с голыми руками.

– Все, что нам следует делать сейчас, – это сидеть спокойно, пока мы не доберемся до этого корабля. Увеличьте скорость до 3/4 от световой.

– Ускоряемся. Ступень 0,75 в течение тридцати секунд.

Истребитель постепенно набирал скорость, его двигатели размеренно гудели, и у меня возникло приятное ощущение, отдаленно напоминавшее оргазм.

Внезапно мы оба ощутили оглушающую боль. Мое тело с силой толкнуло вперед, и от ушиба меня спасли только привязные ремни. Сарда что-то говорил мне, но я его не слышала из-за шума и звона в голове. Гул работающих двигателей, переходящий в громкий вой, сменил размеренные звуки их работы.

– Что случилось? Я ничего не слышу.

– Мы попали под тяговый луч. Сарда безуспешно пытался подчинить себе контрольную панель.

– От кормы? Со стороны «Энтерпрайза»?

– Нет… Слева. Космический корабль тормозил довольно близко от нас.

Он отрегулировал нужный режим работы и степень увеличения сканнера.

– Космический эсминец Федерации класса МТ-1, бортовой номер…

МСС-424.

– Это «Помпеи». Они зацепили нас лучом?

– Именно так, – холодно заметил он, глядя в открытый космос. – Причем довольно крепко.

Я наклонилась вперед. Прямо по курсу завис корпус большого корабля.

По сравнению с нашим, конечно. И не такой элегантный. Он, скорее, напоминал переполненный людьми и оружием шар, в сравнении с которым «Энтерпрайз» был настоящим гигантом. Я же почувствовала себя капитаном самого крошечного летательного аппарата в данном квадранте космоса.

«Помпеи» поймал нас в свои сети.

– Не хотите послать им приветствие по радио? – спросил Сарда.

Вскоре против тяги наших двигателей нас втянули на летную палубу крейсера.

– Нет, – наконец ответила я. – Мне хотелось бы прежде заглянуть им в глаза и выяснить их намерения.

Он не очень меня понял, но я решила временно прекратить свой краткий курс лекций по человеческой интуиции.

Я разозлилась: у них не было никакого права тащить совершенно чужой летательный аппарат к себе на борт без всяких формальных на то объяснений.

Грубая сила заставила нас подчиниться. Конечно, в моем распоряжении оказался чересчур мелкий корабль, а точнее, космические сани. Но это был мой корабль. Пусть украденный, но он уже составлял для меня целую Вселенную, поскольку я решила не возвращаться на «Энтерпрайз», но все еще не знала, что меня ждет на «Звездной Империи».

– Я не собираюсь оставаться здесь надолго, – сообщила я Сарде, когда «Деревянная Туфля» очутилась на палубе, и мы стали ожидать повышения давления, чтобы получить возможность выбраться из своей кабины. – Не снимайте своей меховой одежды. И попытайтесь оставить при себе свой коммуникатор, чего бы это ни стоило. Пусть заберут фазер. Нет, я придумала еще лучше. Отдайте коммуникатор мне.

– Зачем?

И все же он отдал его.

– В качестве приманки.

– У нас нет никаких оснований подозревать вице-адмирала в желании конфисковать наши личные вещи.

Очевидно, ему очень хотелось добавить от нас обоих: «Не так ли?»

– Если у него была возможность поговорить с капитаном Кирком, он будет считать нас сбежавшими пособниками террористов, если последние на самом деле являются таковыми.

Я увидела трех представителей службы безопасности: двух мужчин и женщину, приближавшихся к нам с фазерами наперевес.

– О да… они думают, что от нас не следует ждать ничего, кроме неприятностей. Нам нужно найти способ вырваться с этого корабля, Сарда.

Я повернулась к нему лицом.

– Я могла бы справиться с этим сама…

– В этом нет надобности. Применение «Звездной Империи» в качестве военной силы лежит в большей степени на моей совести.

– Но если бы я выстрелила в вас из фазера, можно ли было бы винить в этом его изобретателей?

Он что-то произнес в ответ, но его слова заглушил звук открывающейся дверцы кабины истребителя. Нам было предложено спуститься на палубу.

– Ваше оружие, пожалуйста, – приказал долговязый сотрудник службы безопасности.

Мы отдали ему свои фазеры, и он сразу же передал их белокурой женщине, которая деактивировала и спрятала их.

– Вице-адмирал Риттенхауз приглашает вас в комнату для совещаний.

Идите за нами.

Приглашение было сделано в довольно вежливой форме, но, тем не менее, охрана продолжала опекать нас на всем пути. Я почувствовала раздражение от происходящего. Мне было просто необходимо добраться до Брайана и получить ответ на интересующие меня вопросы. Только мне они решились довериться иначе почему им надо было оговаривать мое присутствие? Брайан наверняка должен знать, что за всем этим стоит. Вряд ли кто-то другой мог бы разузнать о моем переводе на «Энтерпрайз».

Когда с территории взлетно-посадочной палубы мы вышли в коридор, я столкнулась с огромной эмблемой на стене, не имевшей никакого отношения ни к Звездному Флоту, ни к Федерации.

– Что это?

Лейтенант службы безопасности объяснил мне:

– Это личная эмблема вице-адмирала Риттенхауза как командующего.

– Я никогда не слышала ни о чем подобном.

– А со сколькими вице-адмиралами вам приходилось служить вместе?

– Хм… Неплохой ответ.

Я вздохнула при мысли о привилегиях большого начальства и продолжила свой путь по коридору.

Двери в комнату для совещаний открылись автоматически при нашем приближении, лейтенант из группы сопровождения отошел в сторону, пропуская нас внутрь первыми.

Перед нами во главе стола сидел массивный седой человек с лицом почтенного дедушки и маленькими острыми зелеными глазами. За его спиной в подобострастной позе стоял темнокожий мужчина в штатском.

– Полагаю, вы – Пайпер, – произнес дедушка.

– Да, вице-адмирал, – ответила я.

– Хорошо, что вы меня уже знаете. Пожалуйста, садитесь. А это доктор Бома, астрофизик и мой знакомый из числа гражданских лиц.

Больше он ни словом не обмолвился о причинах присутствия здесь Бома и даже ни разу не взглянул на Сарду. Сама я не представила им моего компаньона-вулканца, потому что решила, что они знают друг друга, и достаточно хорошо. Неужели могло получиться так, что их деловая связь состоялась без единой встречи с глазу на глаз.

– Мне жаль, что пришлось доставить вас на мой корабль без вашего ведома и согласия, – начал Риттенхауз. – Для меня является особенно важным, что бы никто не вступил в контакт с мятежниками без моего разрешения, пока я не выясню, что они планируют. Капитану Кирку были переданы мои приказы, запрещающие такого рода контакты.

– Мы воспользовались челноком без всякого официального разрешения капитана Кирка, сэр, – ответила я.

Я решила действовать на свой страх и риск. фактически, лейтенант Сарда оказался со мной по моем приказу, а я объяснила ему, что уполномочена капитаном Кирком добраться до «Звездной Империи». Так что за все это несу ответственность только я.

Сарда открыл рот, чтобы вмешаться и заявить также о своей ответственности за случившееся, но я нащупала под столом его руку и крепко сжала ее. Разделение ответственности в такой ситуации ничего не даст.

– Вас зовут Сарда? – Риттенхауз внимательно посмотрел на него. – Это имя мне, кажется, знакомо. Да, это молодой ученый, который помогал в работе над проектором изображений.

Он повернулся ко мне.

– Кирк рассказал мне, что вы – тот человек, биокод которого является необходимым условием для выхода на связь с террористами, похитившими мой дредноут.

– Да, сэр, это так.

– У вас есть какие-нибудь предположения в отношении того, почему им оказались именно вы? Первое, что приходит в голову мне, – это то, что вы каким-то образом состоите в союзе с мятежниками.

Я начала говорить, но меня сразу же прервал Сарда.

– Такой вывод никогда не придет в голову любому, кто лично знаком с лейтенантом Пайпер.

Ритгенхауз слегка ухмыльнулся, очевидно, вспомнив о чем-то приятном.

– Ваша верность дружбе похвальна, мистер Сарда. И я склонен поверить вам. Ситуация, в которой вы оказались, неординарна, и я не могу вспомнить что-либо подобное. Наш разговор останется только между нами, что дает мне возможность поведать вам о собственных сомнениях. «Звездная Империя» оказалась в руках крайне опасных людей. Интриганов и бунтовщиков. Пол Берч когда-то был моим личным адъютантом по вопросам строительства дредноута, и я не мог поверить своим глазам, когда он вдруг начал так…. меняться.

Я пыталась всеми силами сохранить спокойствие.

– В какую сторону, сэр? Вице-адмирал томно опустил печальные глаза.

– Сразу после окончания Академии Пол оказался в моем подчинении. Он начинал в качестве моего официального переводчика в период нашего назначения на планету Гамма Гидры. Парень был самым удачным моим помощником из всех, совершенно лояльным. Пол угадывал все мои желания и делал свою военную карьеру вместе с моей… Я учил его всему, что знал сам. Затем мы приступили к совершенно особому проекту – созданию дредноута. Оценивая происшедшее, я начинаю понимать, что он, вероятно, ждал от меня очередного повышения, чтобы я сделал его главным менеджером проекта, но эту должность я приберег для себя самого. Очевидно, Пол не смог мне этого простить. Он все больше и больше расстраивался и стал страдать навязчивостями по отношению ко мне. Все его обиды вылились в итоге в эту трагедию. Это такой… неуравновешенный тип. Я подозреваю, что сейчас он стал социально опасен.

Я почувствовала, как спинка стула больно врезалась мне между лопаток.

– Тогда как вы… как же он смог убедить других пойти на то, чтобы украсть дредноут?

– Дело в том, что неуравновешенность Пола была известна только тем, кто хорошо знал его. Он старался скрыть ее от других, хотя сам ощущал себя не совсем в порядке. Я полагаю, что он делал это, пытаясь вернуть былые, не омраченные ничем годы. Вначале я, конечно, не обращал внимания на его эмоциональные вспышки, попытки продемонстрировать собственное «я», стараясь оправдать его. Теперь я понимаю, что делал это зря, – негромко признался он. – Если бы я следовал велению долга, а не тому, что мне подсказывали отеческие чувства по отношению к Полу, возможно, его удалось бы остановить раньше. И спасти его карьеру. Боюсь, что теперь с этим покончено. Все, что мы можем сейчас сделать, – это подействовать на них до того, как они попытаются развязать трагедию с помощью дредноута.

– Сэр, зачем вы говорите мне все это?

Он выпрямился в своем кресле, вероятно, осознавая, что ему не было особой нужды объяснять мотивы своего поведения младшим офицерам.

«Все это от нервов», – подумала я. Непросто не погрязнуть в излишних деталях, если каждая мелочь может превратиться в проблему для всей галактики. Затем он уточнил:

– Я надеюсь вывести вас из-под удара, лейтенант.

– Но почему?

– Если вы действильно всего лишь жертва обстоятельств, тогда вам следует познакомить нас с фактами, если вы собираетесь помочь нам разрешить возникшие проблемы. Если же вы в действительности член этой шайки террористов, тогда вы, вероятно, попали под действие чар Пола и не осознаете до конца тех психологических причин, которые вынудили его украсть «Звездную Империю». Он обладает недюжинным даром внушения, лейтенант. Пол уже испортил свою собственную карьеру. Но я не могу позволить ему прихватить с собой целую команду людей, страдающих излишней впечатлительностью. Мы просто обязаны восстановить свой контроль над «Звездной Империей» до того, как он попытается воспользоваться кораблем для своих разрушительных целей. Но если Берч все же решится пойти на это, – добавил он с горечью в голосе, – нам не останется ничего, кроме уничтожения «Звездной Империи».

Он с бесстрастным выражением лица отметил, как я была шокирована его последними планами. Стереть дредноут в порошок? Я не находила слов ответа при мысли о такой перспективе. Сарда также оглушенно молчал. Риттенхауз поднялся, оперся руками о стол и произнес:

– Я рассчитываю на вашу помощь в том, чтобы не доводить дело до таких последствий.

* * *

Чувства личной ответственности за происходящее и сочувствие к Риттенхаузу переполняли мое сердце, в который раз напоминая мне о моей принадлежности к человеческой расе. Он казался мне таким незащищенным, оскорбленным до глубины души неожиданным предательством Берча, но все же пытающимся спасти своего друга или, по крайней мере, тех, кого Пол пытался увести за собой по своему неверному пути.

Но, Брайан, при чем здесь ты? С помощью каких слов, если они действительно существуют во Вселенной, ему удалось очаровать тебя и остальных до такой степени, чтобы начисто забыть о своей карьере?

Я вздрогнула, потому что знала Брайана. Берч мог заставить Силайну свернуть с намеченного им пути только с помощью насилия. Неужели Брайан попытается переманить меня в их компанию? Но в таком случае ему следовало знать, что я никогда не стану подчиняться предводителю шайки. И еще: зачем ему понадобился вулканец? Сколь внимательно я ни разглядывала Сарду, все равно найти ответа на этот вопрос не могла. Появилась только еще одна проблема: почему «Звездная Империя» еще не покинула этот квадрант космоса?

Если им был нужен дредноут, его военная мощь, его стоимость как предмета сделки, тогда зачем они продолжают болтаться здесь, в пределах пусть плохой, но все же видимости наших сенсоров? Ведь они уже получили то, что хотели, не так ли?

Вопросы, вопросы… От них у меня начала кружиться голова. Я на мгновение закрыла глаза, разрываясь между желанием помочь Риттенхаузу нести его тяжкий груз моральной ответственности за происходящее и отчаянным стремлением написать рапорт с просьбой о переводе меня на ближайшую космическую баржу.

– Лейтенант, вы меня слышите?

– Что? Ах да, конечно, сэр!

– Что вам известно о том, почему террористы вызвали именно вас?

Я смущенно пожала плечами.

– Сама не знаю. Я собиралась спросить у них сразу же по прибытии нашего челнока на «Звездную Империю». Хотя… мне не кажется очень важным этот факт.

– Почему же?

– Тот, кто послал нам это сообщение, – мой хороший знакомый или, во всяком случае, был таковым до моего перевода на «Энтерпрайз». Возможно, он проста хотел пригласить меня в их команду.

Его белые брови поднялись вверх как признак того, что он догадался, что я имела в виду под словами «мой хороший знакомый».

– Посмотрим, – проворчал он.

– Мостик вызывает вице-адмирала Риттенхауза, – послышался голос из устройства внутренней связи.

– Риттенхауз слушает.

– Вас приветствует капитан Кирк с «Энтерпрайза», сэр.

– Переключите на мой личный канал связи, младший лейтенант Бут.

– Капитан Кирк, у меня есть для вас важная информация.

– Кирк слушает.

– Капитан, сейчас у меня находятся оба ваших посланника. Если хотите, я могу транспортировать их вам обратно. Нет, наверное, я не буду делать этого, потому что они понадобятся мне для организации связи с мятежниками.

– Могу я задать вам вопрос, вице-адмирал? Что вы планируете делать дальше? – голос Кирка звучал для меня словно спасательный якорь.

– Я попытаюсь еще раз урезонить Пола Берча. Возможно, мне удастся убедить его в бесполезности сопротивления.

– А если у вас не получится?

– Тогда мы будем делать то, что потребуется, – ответил Риттенхауз. Любая война является вкладом в будущий мир, капитан, а иногда – и необходимой жертвой ради всеобщего благополучия.

– Вы хотите сказать, что, возможно, придется пойти на уничтожение дредноута?

– Мы не можем оставить его в руках маньяка, жаждущего мести. Пол Берч – психопат, укравший корабль, который может стать угрозой всему живому в масштабах нашей планетной системы. Лучше сразу покончить с такой опасностью. Мне не очень нравится лишать жизни других, может быть, даже больше, чем вам, Кирк, но иногда приходится жертвовать меньшим ради великих идеалов.

Я мысленно представила себе Кирка, расхаживающего по мостику, слегка нахмурившегося, возможно, по тем же причинам, от которых у меня похолодели руки. Жертвовать чьими принципами и ради чьих идеалов?

Я задумалась, представив себе Кирка, на этот раз беседующего без слов со Споком, тоже озабоченным происходящим. Когда Кирк начал отвечать Риттенхаузу, я поняла, что их взаимный обмен мнениями уже состоялся.

– Я бы не торопился открывать огонь по другому кораблю Федерации, не выяснив окончательно всех обстоятельств дела.

Риттенхауз сразу же поджал губы.

– Мы хорошо знаем все обстоятельства. И то, что мы должны сделать, это выполнить свои обязанности как положено. Команду «Звездной Империи» следует остановить во что бы то ни стало. Здесь и сейчас. Прежде, чем они развяжут кровавую бойню. Вот мой приказ: наведите ваши фазерные установки на основные системы их жизнеобеспечения, находящиеся в центральных отсеках корабля, и будьте готовы открыть огонь по моей команде. Кирк, конечно, я сам надеюсь, что до этого дело не дойдет. Но если нас вынудят, мы должны, по крайней мере, попытаться спасти те денежные средства, которые федерация вложила в строительство этого корабля.

Я мысленно представила себе очередной обмен взглядами между Кирком и Споком; тот же обмен подозрениями. «Логично», – согласился, как мне показалось, Спок, но в его словах наверняка прозвучало скрытое сомнение.

Они оба почувствовали какую-то недосказанность, скрытые мотивы в принятии Риттенхаузом этого решения. Или мне только так показалось? Может, сработало только мое воображение, не подкрепленное ничем? Чтобы спасти корабль, следует убить его команду. Логично. Но можно ли объяснить логикой всю эту ситуацию? Риттеихауз казался таким искрение озабоченным, опытным и добрым человеком, но я подумала, что он слишком долго уже был оторван от реальных дел и реальной жизни.

– Я полагаю, – снова начал Кирк, – что нам следует сначала попробовать все другие варианты, прежде чем перейти к вашему, вице-адмирал.

Это прозвучало не как вопрос, требующий его одобрения или отказа.

Кирк дипломатично отказывался открывать огонь по «Звездной Империи» без достаточных на то оснований. Это не ускользнуло от внимания Риттенхауза.

– Если вы считаете мой приказ необязательным для себя, капитан, то можете возвращаться на главную базу и сложить с себя все полномочия по участию в разрешении сложившейся ситуации. Мне кажется, что у командования не было никаких оснований посылать вас вдогонку за украденным кораблем. Я вызвал сюда несколько других судов, они уже в пути и будут подчиняться мне напрямую согласно указу о полномочиях в чрезвычайной ситуации, Устав Звездного Флота, раздел 41 В. Благодарю вас за службу.

Я почувствовала внутреннее напряжение Сарды. Мы оба еще ни разу не сталкивались ни с чем похожим. Отказаться от помощи такого корабля, как «Энтерпрайз». в экстремальной ситуации? Помимо своей воли я мысленно начала умолять Кирка не покидать этот сектор космоса, оставаться здесь, даже если это будет в явной форме означать невыполнение приказа. Он обязательно должен остаться. Если он улетит, то…

– Мы остаемся тут, вице-адмирал.

Я облегченно вздохнула.

– Это вызов, Кирк? – зеленые глазки Риттенхауза зло блеснули.

– Нет, сэр. Но «Энтерпрайз» уже оказался вовлеченным в это дело, хотим мы этого или нет. По каким-то причинам люди на дредноуте потребовали встречи именно с нами. Если мы покинем этот квадрант, наш шаг может спровоцировать их на действия, которых вы как раз стараетесь избежать.

В моем воображении Кирк снова повернулся к Споку и Маккою, стоявшим за его спиной. «Удачный ход, Джим», – заметил доктор.

Я почувствовала огромное облегчение.

Риттенхауз понял, что его загнали в угол, и замолчал, обдумывая свои дальнейшие действия. Взглянув на доктора Бома, он снова нажал кнопку устройства связи.

– Хорошо. Но помните о том, что это мой проект. И я за него в ответе.

Договорились?

Наверное, он имел в виду хорошо известную всем способность Кирка выплывать из самой трудной ситуации.

– Согласен, в ответе именно вы, вице-адмирал. Кирк заканчивает связь.

Риттенхауз вздохнул, но мы не ощутили облегчения.

– Он меня не понял.

– В чем именно, сэр?

Вице-адмирал покачал головой.

– Кирк не понимает до конца, какую ценность имеет сам дредноут, Федерации крайне необходима такая уникальная сила, тем более, учитывая то, как обстоят дела в нашей галактике. Переговоры с клингонами зашли в тупик, орионцы довели свой нейтралитет до точки, когда он приносит нам больше вреда, чем пользы… Вся галактика стала представлять собой обрывки какого-то бестолкового кроссворда. «Звездная Империя» в состоянии расставить все точки над «I».

Холодок снова пробежал по моей спине.

– Я не совсем понимаю вас.

– Почему же? Подумайте только о том, что бы мы могли совершить, следуя к одной и той же цели, если бы мы превратились в одно целое… Нас ждала бы немеркнущая слава, если бы клингоны, ромулане и орионцы объединились с нами в едином движении к всеобщему благополучию.

– И они могли бы, сэр. Но не делают этого из-за приверженности к собственным авторитетам. И, согласно законам Федерации, у них есть на это право.

– Так ли это?

Он встал и, обойдя стол, подошел ко мне.

– Право превратить галактику в тысячу осколков? Право сдерживать всякое движение вперед? Быть постоянной угрозой для остальных? С другой стороны, с помощью целого флота таких дредноутов мы сможем объединить все наши галактики в единое целое, создать один чудесный конгломерат.

Вообразите, каким чудесным толчком для прогресса это станет, лейтенант!

Все будут накормлены, получат медицинское обслуживание. Уже только в медицине слияние наук приведет к настоящему прорыву вперед. Технологии будут постоянно совершенствоваться без всяких затрат на промышленный шпионаж. Хранить тайны будет бессмысленно.

– Все это звучит… очень привлекательно, сэр.

– Это цель, к которой все должны стремиться. Конечно, такие вещи входят в компетенцию дипломатов, а не обычных солдат, как вы и я. Все мы являемся пешками в более крупной игре, и сейчас наш долг – вернуть это чудесное творение инженерной мысли его законным и умелым хозяевам. Мне нужно отправляться на мостик. А вы оба оставайтесь в комнате для совещаний, пока я не позову за вами.

– Да, сэр, понятно.

Доктор Бома вышел вслед за своим патроном, и вскоре мы остались вдвоем с Сардой.

В отчаянии я поднялась и вновь подошла уже к другому макету личной эмблемы вице-адмирала, которая украшала дверь. Красно-золотистый, он производил впечатление величия.

– Я надеюсь, что мне никогда не придется попадать в столь дурацкое положение, в котором он оказался сейчас, – пробормотала я. – Я всегда считала, что находиться в таком высоком чине всегда приятно, командовать таким количеством людей… Теперь я понимаю, что чем выше ты поднимаешься по служебной лестнице, тем больше система вяжет тебя по рукам. И даже капитан Кирк не может ничего предпринять.

– Капитан Кирк вступился за нас.

– Каким образом? – удивилась я.

– Совершенно очевидно, что он не захотел сообщить вице-адмиралу о том, что вы находились под арестом.

– Вы правы. Но почему он так поступил? Наверняка он видит во всем этом что-то такое, о чем я даже не догадываюсь.

– Для меня это тоже остается загадкой.

– Но здесь что-то кроется, и оно связано с Риттенхаузом. Что он сказал о клингонах, ромуланах и орионцах?

– Он говорил об огромных выгодах от объединения галактики в единое целое.

У меня возникло ощущение, что эмблема Риттенхауза начала распухать как на дрожжах под моим взглядом. Внезапно меня осенило.

– Нет! Не может быть! Он говорил о безграничной славе. Один ход…

Единство всей галактики… И еще он говорил о целом флоте таких дредноутов!

– Вы почувствовали в этом что-то необычное?

– Нет, мне это уже знакомо. Что-то похожее я изучала, собирая материалы для своей дипломной работы. Это очень опасный подход.

– В чем суть вашей гипотезы?

– Все дело в нем самом. Все его мысли отражены здесь. Личная эмблема – я никогда не слышала о том, чтобы кто-нибудь из флагманских офицеров разрабатывал собственную эмблему. И еще название, которое он выбрал для дредноута… Он просто ищет предлог, чтобы избавиться от команды и вернуть себе корабль с тем, чтобы впоследствии с его помощью установить собственную власть в галактике!

Сарда посмотрел на меня так, словно я только что предложила ему встать на голову и спеть любовную серенаду.

– Его логика совершенно мне непонятна. Полагаю, что ни один из кораблей, насколько вооруженным он бы ни был, не может развязать агрессию против целой галактики, Пайпер.

Я вздохнула.

– Конечно, это маловероятно, и все же… Снова я вспомнила эмблему вице-адмирала, ее скрытый предостерегающий смысл. Я почувствовала соседство Сарды.

– И что же подсказывает вам ваша человеческая способность проникать вглубь вещей?

– Она или простое воображение – не знаю, какое свойство из двух чаще приводит к ошибкам. Понимаю, что все это звучит странно.

– Они сообщают вам о Риттенхаузе что-то такое, что ускользает от меня?

Очевидно, ему было непросто признать тот факт, что человеческая интуиция существует, а также то, что у него самого таковая отсутствует. В его голосе прозвучал обыкновенный вопрос.

– Скажите, что вас волнует больше всего в данный момент?

– Я думаю о том, что он пытается перехитрить нас.

– Не совсем понимаю, о чем речь. Я внимательно посмотрела на него.

– Давайте посмотрим, что по этой проблеме нам может сообщить компьютер.

– А что он может нам рассказать? Он отправился вслед за мной к библиотечному компьютеру и из-за моей спины внимательно следил за всем происходящим. Я подошла к консоли и набрала код доступа к банку данных.

– Нам известно о проекте дредноута Риттенхауза. Давайте выясним всю сферу его интересов. Компьютер.

– Слушаю.

– Подключение к информационной библиотеке. Сообщите о текущих обязанностях вице-адмирала Вэгана Риттенхауза.

– Поиск. Создатель и директор специальных проектов. Выборная должность секретаря комитета по кадрам Звездного флота. Советник по организации военных операций. Член комитета по снабжению, младший советник комитета по освоению галактики. Конец информационного блока.

– Он похож на рабочую пчелу, не так ли?

– Я не знаком с такого рода классификацией, но если вы хотите сказать этим, что вице-адмирал чересчур активен среди военных в правительстве, то я согласен с вашей оценкой.

– Спасибо и за это.

– Не за что.

– Давайте посмотрим, какие комитеты входят в состав командования Звездного Флота. Компьютер, представьте нам это схематично.

Через несколько секунд экран оказался заполнен схемой с семью уровнями, отражающими все ступени управления, начиная с Конгресса Федерации, Верховного Суда и Комитета военных советников и кончая первыми специалистами соответствующих служб: безопасности, научно исследовательской, медицинской, инженерной, юридической и группами советников по вопросам образования, взаимоотношений с колониями, охраны границ, компьютерным технологиям и так далее.

Сарда задумчиво посмотрел на схему и высказался по ее поводу:

– Интересно. Эти комитеты обладают немалой реальной властью.

– И человек с такими амбициями, как вице-адмирал, наверняка попытался бы создать коалицию единомышленников.

– Простите, что вы имеете в виду?

– Ведь он не может одновременно контролировать свои дела всюду, не так ли? Логично предположить, что он будет стремиться поставить своих сторонников на руководящие должности, тем самым усиливая собственное влияние. Сарда нахмурился:

– Если только ваши подозрения на его счет имеют под собой хоть какую-нибудь почву.

– А как нам это выяснить?

– Возможно, мы сможем обнаружить эту закономерность среди офицеров, непосредственно подчиняющихся Риттенхаузу или находившихся под его командой раньше.

– Посмотрим.

– Надо взять определенный срок для более быстрой оценки информации.

– Это могут быть последние три года по земным стандартам. Компьютер, проведите анализ по этим признакам и выведите на экране результат для командного состава.

… Лидсон… Тутакан… Нэш…

– Удивительно – среди подходящих лиц обнаружились три капитана кораблей и один флагманский офицер. Кроме того, мне кажется, что адмирал Армстронг тоже когда-то командовал «Констеллейшн».

– Таким образом, трое из двенадцати капитанов. Разве это не говорит о…

– В самом деле. «Горнет», «Потемкин» и «Линкольн» – это корабли, о которых Риттенхауз заявил, что они движутся к нему на помощь.

– Удивительное совпадение, не правда ли?

– Похоже.

– И как следует.

Я дала задание компьютеру специфицировать должности тех, кто не занимает место командира корабля, и мы обнаружили массу интересного и пугающего одновременно.

– Сарда, вы поняли, о чем речь? Например, Лу Синг Квод – начальник отдела кадров офицерскою состава Звездного флота и член комитета по снабжению! А адмирал Армстронг – представитель Звездного Флота на Конгрессе Федерации.

– Похоже, вице-адмирал Риттенхауз упорно распространял свое влияние.

– И он успел протянуть свои щупальца практически всюду. Интересно, мог ли вице-адмирал влиять на выбор своих представителей в этих группах?

– Мог, и довольно легко.

– Компьютер, как часто представители Звездного Флота попадали в состав Конгресса Федерации?

Компьютер флагмана «Помпеи» не был столь же мощным и быстродействующим, как на «Энтерпрайзе», поэтому пауза оказалась довольно долгой, и я успела понервничать. Даже Сарда переминался с ноги на ногу, хотя я не думала, что ему были понятны все тревоги, волновавшие меня в связи с Риттенхаузом и его не совсем понятными действиями, о которых говорили все вокруг. Наконец, компьютер воспроизвел на экране диаграмму.

Просмотрев ее, я не сразу смогла подобрать необходимые слова.

– Мне кажется, что вице-адмирал держит свой палец на сонной артерии всего гражданского правительства, а не только командования Звездным Флотом. И даже может быть, что это не палец, а острый нож. А при этом он сам сидит на недосягаемой высоте.

– На такой жерди ему будет непросто удержаться, – прокомментировал Сарда, – если не проявлять особую осторожность.

От его слов я улыбнулась и перестала дрожать.

– Нам нужно предупредить капитана Кирка. И узнать точно, что Риттенхауз не сумел убедить его покинуть данный сектор космоса.

Я поднялась и попыталась найти в карманах своей меховой куртки коммуникатор. Прежде чем мне это удалось, меня охватило странное чувство, ощущение того, что на меня воздействует чужой разум, я повернулась в сторону Сарды. Мы обменивались взглядами довольно долго: это был обмен информацией, напряженное, выстраданное понимание друг друга. Конечно, небезопасное, потому что, хотя мы и доверяли друг другу, но все же…

Может быть, он захочет остановиться до того, как мы оба окажемся в неприятной и опасной ситуации?

Видимо, он понимал ход моих мыслей. Его программа индивидуального самосовершенствования не позволяла ему слиться со мной интеллектом, преодолеть необходимость обмена информацией, хранящейся в сугубо индивидуальных, интимных областях мозга, но между нами установилось экстрасенсорное, телепатическое общение, и в этом я была сейчас почти уверена.

– Разве я не права? – спросила я, уже позабыв о предмете моего последнего вопроса.

Он глубоко вздохнул, прежде чем решиться на ответ.

– Мы делаем слишком грубые предположения, – предупредил Сарда, – без достаточных доказательств. Вице-адмирал может оказаться никем другим, как чересчур активным и одержимым офицером. Пока я не нахожу необходимых логических доказательств вашим догадкам, и мне не совсем понятны ваши основания дли них, поскольку ограничил свои контакты с людьми, несмотря на… сложившиеся обстоятельства. И все же…

Мне была понятна его неуверенность – типичное человеческое качество; причем, неважно, следовал ли он законам логики, согласно которым я была явно не в своем уме, или же пытался проникнуть в дебри моей интуиции.

– И что же дальше? – поторопила я.

– И все же, я не вижу вреда в том, чтобы предложить капитану Кирку идею того, чтобы «Энтерпрайз» оставался в этом секторе космоса.

Он казался совершенно истощенным, морально и физически, как это уже было с ним много раз. И все же… и все же мы почти поняли друг друга.

Почти.

Мне уже стало по-настоящему ненавистно это слово.

Я включила коммуникатор и настроила его на нужную волну, сделав вид, что не ощущаю стены сопротивления Сарды.

– Пайпер обращается к «Энтерпрайзу». Но вместо ответного голоса Кирка или Ухуры я услышала скрип раскрываемых дверей комнаты для совещаний.

– Немедленно выключите коммуникатор. Жестко прозвучавший приказ заставил меня прислушаться к голосу, еще не звучавшему в этой комнате. Это был Бома, и он держал в руках фазер. Рядом с ним стоял Ритгенхауз.

– Выключите его, лейтенант.

Я не двигалась.

– Сэр, меня еще никогда не принуждали к чему-либо с помощью фазера и…

Бома грубо схватил мой коммуникатор, щелчком выключил его, догадавшись о моих планах, и с недовольным выражением на лице спрятал аппарат себе в карман. Ритгенхауз с той же целью обыскал Сарду, но ничего не нашел.

– Мне показалось, что я увидел понимающий блеск в ваших глазах, юная леди. Нечасто мне приходилось сталкиваться раньше с таким взглядом, и я решил кое-что предпринять с целью обезопасить будущее нашей галактики.

– Тогда я тоже права, – пробормотала я, испытав легкий озноб от такой перспективы. – Хотя мне очень хотелось ошибиться.

– Галактика уже готова к переменам, лейтенант. А вы станете рядом с ней.

Он подтолкнул Сарду поближе к фазеру Бома, лицо которого приобрело выражение жесткой непримиримости и молчаливой решимости, что подстегнуло мое любопытство. Люди, подобные Риттенхаузу, конечно же могли вербовать себе сторонников с помощью, уговоров и богатых обещаний, однако, упрямство черных глаз Бома говорило мне и о других мотивах его поведения. Сейчас он играл роль обычного охранника, «шестерки», но, без сомнения, профессор не был слепым исполнителем чужой воли. Я внимательно посмотрела на него, вероятно, отыскивая ключ к разгадке.

– Вы обладаете недюжинными способностями, лейтенант Пайпер, – заметил вице-адмирал. – И мои комплименты вам лишь частично отражают истину. Но мне хотелось бы надеяться на то, что вы не станете распространителем собственных знаний. До того, как я достигну выполнения своих собственных желаний.

– Вы говорите о своих планах в отношении Звездного Флота? Вот для чего вам понадобился дредноут, не правда ли?

– Не совсем. Все, что я планирую, совершенно необходимо. Федерация работает неэффективно, и это будет продолжаться до тех пор, пока она не станет включать в себя целую галактику. Так будет лучше для всех. А вам я пока советую поднять вверх руки. Я хорошо знаю, что доверять людям вашего сорта не следует.

– Сюда, вы оба.

Доктор Бом отошел в сторону и вскоре повел нас по пустынному коридору.

– Наверное, начнете с клингонов, не так ли? – не унималась я и, прочитав ответ на его лице, продолжила:

– Не советую вам, вице-адмирал. У них тоже есть право на самоопределение. Все, что вы планируете сейчас, уже безуспешно пытались сделать в прошлом.

Мой голос, скорее, напоминал голос просителя, а угроза звучала фальшиво, и ею я пыталась скрыть собственную глупость. Они намеренно оставили Сарду и меня без присмотра, собираясь понаблюдать за нами, поджидая момент, когда мы станем делать то, что мы как раз и начали. Мне захотелось ударить себя за то, что я так недооценила их.

– На этот раз все сработает, лейтенант. Риттенхауз прищурил свои зеленые глазки, блестевшие довольно моложаво, несмотря на весь его облик дедушки, и. задумчиво добавил:

– Все получится. Отправьте их вниз, Бома, а затем возвращайтесь на мостик. Он ушел, оставив нас втроем.

– Вперед.

Фазер Бома уткнулся в мое плечо. Сарда шел впереди меня.

– Зачем вам все это? – спросила я с тем, чтобы Сарда смог продвинуться вперед. – Вы ведь непохожи на тех, кого можно увлечь разного рода утопическими бреднями.

– Откуда вам это известно?

Моя последняя фраза, похоже, развеселила его.

– Я это чувствую. К тому же вы – гражданское лицо. Что же вам может предложить Риттенхауз?

– Успех, которого у меня никогда не было в прошлом.

– Высокий пост в каком-нибудь новом флоте? Обычно дело заканчивается именно этим.

– Вы – уникальная молодая леди, лейтенант. Риттенхауз абсолютно прав в этом. Но вы чересчур болтливы.

– О да, – согласилась я, – и упряма тоже. Разве не видно?

Я размахнулась и с силой ударила его кулаком в голову. Бома поморщился и покачнулся в сторону переборки. Я попыталась схватить его за руку, удерживавшую фазер, но он вывернулся, сильно толкнув меня. Я оказалась лежащей на палубе. Он наклонился и прицелился прямо мне в шею, но я успела ударить его ногой в пах, и Бома упал на колени, взвыв от боли.

В это мгновение подоспел Сарда, который сзади железной хваткой вцепился в болевые точки на его шее. Бома извивался, пытаясь вырваться, но было уже поздно. Он вскрикнул от боли перед тем, как рухнуть на палубу.

Сарда помог мне подняться.

– Спасибо, – пробормотала я, поправляя свой меховой наряд.

– Ваши выводы, видимо, произвели на них неизгладимое впечатление, заметил Сарда.

– Мы попали в самую точку, это правда. Но было бы лучше, Сарда, если бы я ошиблась. Это все может иметь ужасные последствия для Звездного Флота. В любом случае, его ждет глубокая встряска. Пошли. Нам нужно выбираться отсюда.

Я переступила через неподвижно лежавшее тело Бома, и мы побежали вдоль коридора. Я не успела сообразить, куда именно, потому что вдруг ощутила обжигающую боль.

Сине-зеленые огоньки. Энергетический поток… На мою спину словно свалилась каменная плита. Я успела только произнести имя Сарды до того, как судорога охватила все мое тело. Руки… мои руки… Казалось, что на руках, мертвенно-бледных, бескровных, горят и распадаются сами нервы. Я почувствовала, что падаю вперед. И только гулкие удары сердца продолжали отдаваться в моей голове, пока я не начала терять сознание… Я провалилась в темноту.

Глава 7

Это был малоприятный сон, действие которого происходило в темном, холодном месте, переполненном людьми в двусторонних масках, со странными лицами, вид которых мешал мне сосредоточиться, и в конце концов ко мне вернулись боль и громкий гул в ушах. Я ощутила себя где-то в другом месте, в сумерках. Там, куда мне надо было идти и где ко мне должно окончательно вернуться сознание. Я попыталась преодолеть боль и силой притянуть себя поближе к сумеркам, удаляясь от тьмы. Для меня это стало трудной, долгой борьбой. Моя жизнь цеплялась за боль и за этот невыносимый гул в ушах.

Вдруг, словно по взмаху волшебной палочки, звук поменялся: не исчез, но стал другим, похожим на шум работающего пылесоса.

– О-о-о…

Я открыла глаза и сразу же схватилась за спину – источник боли.

Глупо… Не надо совершать резких движений.

– О-о-о…

– Старайтесь двигаться как можно меньше.

Что делал здесь Сарда, среди такого ужасного шума?

Единственное, что показалось мне еще более тяжелым, чем движение, это попытка лечь снова, поэтому я решила найти пристанище для собственной головы на своих же кулаках.

– О-о-о…

Меня всегда интересовало, что ощущает получивший фазерный залп…

* * *

Сарда осторожно помог мне облокотиться спиной о серую стену, ничем не отличающуюся от других таких же. Я поняла это, когда ко мне окончательно вернулось мое зрение.

– Это Риттенхауз? – поинтересовалась я.

– Очевидно, он предполагал, что мы попытаемся удрать от Бома. Как самочувствие?

– Я ощущаю свою спину, словно расколотое надвое полено. Видимо, удар пришелся прямо в позвоночник.

Я моргнула еще раз, затем внимательно взглянула в глубину его глаз янтарного цвета, безошибочно определив, что за внешней их безмятежностью скрывается тревога. Интересно, в связи с чем?

– Я оставалась без сознания дольше, чем это бывает обычно при оглушающем ударе фазерного залпа?

– Нет, только семнадцать минут.

– Тогда почему же… Ладно, это не имеет значения. Неплохая у них здесь подготовлена ловушка. Думаю, что выбраться из нее будет непросто.

Перед нами был пустой коридор. Мы наверняка бы попытались снова войти в него, если бы не странный ярко-голубой свет по периметру входного портала: проход был закрыт для нас с помощью мощного защитного поля. Всего лишь одна неприятная деталь, которую я, к сожалению, не заметила. Я притянула свои ноги поближе.

– До сих пор не ощущаю их.

Сарда издал нечто похожее на вздох облегчения у вулканцев.

– Нервная система человека начинает восстанавливаться после фазерного оглушения почти сразу же. Чувствительность должна вернуться на конечности через несколько минут, после этого нам следует попытаться бежать.

Я украдкой взглянула на него.

– Вы считаете, что это реально? Сарда покачал головой, выдержав мой прямой взгляд.

– Нет, – просто ответил он, – но ведь вы все равно не удержитесь от такой попытки, пусть она даже не увенчается успехом. И я буду помогать вам.

Я, конечно, попыталась сохранить серьезное выражение лица, но на этот раз удержаться от улыбки мне не удалось.

– Я всегда знала, что вами управляет не только логика.

Он выпрямился и слегка отодвинулся от меня. К моей радости, вулканец не стал спорить со мной о логике и собственных мотивах поведения. Мы оба хорошо понимали, о чем шла речь.

– Можно полюбопытствовать?

– Конечно.

– На что вы намекали, когда говорили Риттенхаузу о том, что его идея «не будет работать»? Вы упомянули какой-то план, касающийся Звездного Флота…

– Это будет его составной частью. Причем, немалой. История Земли имеет массу тому примеров.

– Я совсем мало знаком с историей Земли.

– И вы не знаете обстоятельств, которые привели к третьей мировой войне?

– Я уже говорил: не знаю.

– Ну что ж, свобода относится к тем вещам, с которыми так просто не расстаются. Она может уходить понемногу, капля за каплей, что не так-то просто заметить. – Видя, что он не очень хорошо меня понял, я продолжила объяснения:

– Вот пример. В атмосфере процветания конца XX века люди стали предъявлять все больше и больше собственных прав своим правительствам, даже иногда требуя их активного вмешательства. Вы можете представить себе, что можно добровольно отдать свои права бюрократии?

Лицо Сарды отражало его недоверие. Как вулканец, он даже не мог себе вообразить такое, поэтому я продолжила:

– Все началось с одного из базовых прав личности – права собственности. Право индивидуума пользоваться плодами собственного труда начало уступать требованиям общественной необходимости.

– Разве никто не возражал против этого?

– Конечно возражали, и довольно сильно, но, к сожалению, с опозданием. Те, кто выигрывал от принесения в жертву личного общественному, были значительно сильнее. Некоторые из этих групп стали настолько мощными, что конкуренции с ними не выдерживал уже никто. Поэтому позиции правительств опять укрепились. Пирамида становилась все выше и выше, но превратилась в ожиревшую, нерабочую лошадь. И чем больше ее кормили, тем меньше она работала. Вы слышали разглагольствования Риттенхауза об общественном благе? Это вещи одного и того же порядка.

Через некоторое время единственным способом выжить в «новой» системе стала принадлежность к какой-нибудь мощной группировке: профсоюзу, религиозной организации, политической партии, группе бизнесменов, которые успели завоевать себе жизненное пространство у конкурентов. Постепенно индивидуумы, которыми управляли лишь их личные интересы, сошли со сцены и были заменены группами, пытающимися протолкнуть собственные представления об общественном благосостоянии, что, в конце концов, превращалось в действия, выгодные в первую очередь для них самих. Экономическая система развалилась, как карточная колода. Если у общества появлялись проблемы, их списывали на те слои, которые объявлялись разрушающими порядок, то есть, на тех, кто имел взгляды, отличные от их собственных. Таким образом одни приобретали контроль над другими.

– Как у клингонов, – пробормотал Сарда.

– И над всеми теми, кто не вписывался в их собственные планы, продолжила я, радуясь тому, что он смог ухватить смысл моих мудрствований.

– Чем жестче становилась борьба, тем больше усиливался контроль.

– И тем меньше оставалось свобод, – закончил он за меня, опустив глаза. – Вулканцы стали бы первыми в ряды протестующих. Мы никогда не прекратим борьбу против единства на такой глупой основе.

Я молча кивнула.

– Странно, – отозвался он, – что никто не обратился к основам философии.

– Что вы имеете в виду? Он нахмурился;

– Не существует такого понятия как «всеобщее благо». Благом для каждого является то, что он считает наиболее подходящим для себя. Если индивидуум не приносит никому вреда своими действиями, зачем другим искать способ контролировать его?

– На Земле причиной такого поведения стало желание одних пользоваться тем, что зарабатывали другие. Каким-то образом они убеждали себя, что потребности, даже если кто-то сам работал для их реализации, можно считать неразумными, если их нет у других людей. Стало проще заставлять правительство красть в твоих интересах, чем работать самому.

– Трудно в это поверить.

– Мне тоже.

Я задумалась.

– И большинство жителей Земли пришли к такому же мнению. Вот почему мы так оберегаем свободу личности. Мы подошли очень близко к той точке, когда могли лишиться всего и навсегда.

– Эти изменения в обществе… Как быстро они возникли? Сразу на всей планете?

– Земля – довольно большая планета, но «новые» веяния распространялись достаточно быстро. Зародившись в Азии, они проникли в Европу, Африку, Южную Америку и постепенно добрались до Северной Америки.

Там, где они реализовались, экономика превратилась в безжизненную пустыню.

Люди, добившиеся в этой жизни успеха, были порабощены в угоду тем, кто способен только потреблять.

. – Это напоминает разрушительное действие вирусов.

– Скорее, бацилл чумы. Или наркотиков. Пристрастившийся к ним требует с каждым днем все больше и больше. Чем хуже становилась жизнь, тем больше в нее вмешивалось правительство. Через некоторое время никто уже не хотел ничего производить. Они добились своего утопического общества, состоящего из одного класса, но это был класс нищих. Теневая экономика достигла невиданных масштабов. Занятие политикой стало приносить максимальные доходы. Люди забыли о самостоятельности и начали искать лидеров, тех, кто смог бы вывести их из этого «болота». Но самое ужасное ждало их еще впереди.

– Диктатуры?

– Они размножились, как осиные гнезда. Каждая демократия и итоге переродилась в маленькую диктатуру. Иногда – в не очень маленькую. Чем хуже работала экономика, тем сильнее диктаторов волновали только их собственные проблемы. Начались поиски козлов отпущения, социальные группы стали винить друг друга, другие национальные или политические группировки…

– Ужасно… – он вздрогнул.

– Вы слышали о Ли Куане?

– Совсем немного.

– О нем заговорили вначале на западе Соединенных Штатов; он удачно воспользовался стычками между диктаторскими режимами для реализации своих глобальных целей. Ли Куан захотел стать диктатором с человеческим лицом.

Объединить все народы под своим знаменем ради общего блага. Всеобщее равенство в распределении благ, еда для всех, консолидация планеты в единое целое…

– И что случилось потом?

– Сарда, такая система всегда нежизнеспособна! На словах она совершенна и гуманна, но сколько ее ни пытались воплотить в жизнь, все попытки заканчивались неудачей! Ли Куан продолжал болтать о всеобщем благе, но при котором единственным условием правительственного контроля над всем и вся является жесткое соблюдение закона, а это означает, что рано или поздно воцаряется военный порядок, чтобы все шагали по струнке, а тот, кто не согласен, автоматически объявляется преступником. Его «диктатура с человеческим лицом» началась как полицейское государство, а закончилась всеобщей кровавой бойней. Но все это время он продолжал болтать о порядке и о том, какие блага он должен принести всем людям. Но в то же самое время люди начали голодать, потому что экономика окончательно развалилась.

Я внимательно следила за нахмурившимся Сардой.

– Теперь понятно, к чему я все это говорю? Ритгенхауз постепенно захватывает власть, назначает своих людей на все ключевые посты. Адмирала Армстронга – в качестве представителя Звездного Флота на Конгрессе Федерации, троих – на должности командиров флагманских кораблей, сам возглавляет комитет военных советников Звездного Флота… А «Звездная Империя» должна стать запалом во всей этой взрывоопасной конструкции.

Дредноут не в качестве детища современной науки, а как детонатор, разваливающий галактику!

– И как следствие – военный инцидент с клингонами, – пробормотал Сарда, уловив ход моих мыслей. – Глобальные военные потасовки Ли Куана.

Очень хороший предлог для мятежа военных и установления их власти в Звездном флоте.

– И введения военного положения, – добавила я, – с роспуском гражданского правительства.

– Удивительно…

– Сарда, он хочет развалить всю Федерацию. Мы вдвоем уставились на серую стену, перед нашими глазами возник образ «Звездной Империи», и я поняла, что хотя мне и раньше было понятно то, о чем я сейчас рассказала Сарде, тем не менее, мысль, что это может произойти на самом деле и довольно скоро, шокировала не только Сарду, но и меня. Образ Риттенхауза, мягкого, покладистого дедушки, и вице-адмирала, человека, который способен уговорить любого, вновь появился перед моими глазами. Я медленно покачала головой.

– Он действительно верит в то, что всем станет лучше, если вся галактика будет управляться из единого центра. И с ним во главе.

Сарда повернулся в мою сторону.

– Неужели он не чувствует собственной ошибки?

Я пожала плечами, преимущественно тем, которое не болело, – правым.

– Его вера в то, что все мы должны позаботиться о всеобщем благе, заставит его в конце концов пойти на попытку покорения клингонов и ромулан с помощью военной силы; он сам не знает об этом. Но чего он не осознает совершенно – это того, что большая часть планетных систем Федерации не придерживается его точки зрения на идеальное общество, и они обязательно будут защищать свою свободу. Мы тоже будем бороться. Он не может представить себе войну с вулканцами или другими представителями человеческой расы. Ритгенхауз будет воевать с многими с тем, чтобы в конце концов покорить всех. Он не понимает этого, но это обязательно произойдет.

Потому что так происходило всегда.

Впечатление от воображаемой картины оказалось ошеломляющим. Я снова заставила себя расслабиться. Очевидно, они были правы: Ритгенхауз совсем не спорил со мной, он, конечно, знал, что я имела в виду.

Рядом со мной стоял Сарда и пытался разобраться в моем странном, чересчур эмоциональном поведении, столь типичном для человеческой расы и ее слабости; его лицо помрачнело, глаза потемнели – опять я атаковала его теми вещами, на которые не должен был обращать внимание настоящий вулканец. Я видела, как он сурово поджал губы, в нем росло негодование. В его мозгу уже не было ненависти к тем ужасным временам. Ли Куан и его последователи давно умерли. Третья мировая война показала раз и навсегда человечеству, что обществу следует позволять расти и развиваться, подобно дереву, без всякого насилия, свободному от искусственных, надуманных целей. С тех пор, с того времени, когда люди чуть было не совершили величайшую ошибку в своей истории, они начали охранять собственные свободы с особым неистовством и распространили свои идеи свободомыслия в космосе, чтобы гарантировать свободу и для других. Но, проявив в конце концов собственное благородство, они сделали несколько грубых ошибок, которые и смущали меня сейчас перед лицом моего компаньона – вулканца.

Сарда едва заметно покачал головой.

– Такие бесполезные траты, – выдохнул он.

Я согласно кивнула.

– Вот что происходит, когда общество принимает решения за каждого конкретного человека.

– Общество – да, но нужно иметь в виду тех, кто стоит во главе его.

– Да… самые громкие крикуны, политики-специалисты по выкручиванию рук противникам, идеологизированные догматики, протекционистские силы… синдром отца-защитника народов. В этом состоит человеческая ошибка.

– Мне всегда были непонятны корни религии.

– Мне тоже.

– Вы знаете так много о том периоде.

– Да… кандидатам на капитанскую должность положено глубоко изучить какой-либо раздел истории одной из главных составных частей Федерации и написать научную работу по этой теме. Мне досталась тема: «Политический коллективизм как причина третьей мировой войны на Земле». Так что, эта тематика особенно мне близка. Извините, если я наскучила вам своей болтовней.

– Я сам попросил разъяснений. Так что извинения излишни.

– В таком случае можете расценить это не как извинение, а как выражение смущения.

Раньше меня самой, ощутив во мне скрытое желание, он схватил меня под руки, поставил на ноги и продолжал поддерживать мое тело, пока я пыталась пройти пешком сквозь туман, опять охвативший меня от боли в спине. Я избегала встречаться с ним взглядом; с него и так хватало неприятных ощущений за его заботу обо мне, и я притворилась, что не заметила его дружеского жеста. Всякая высказанная мною вслух благодарность только напомнила бы ему о его неполноценности как вулканца.

– Наверное, фазер был установлен на режим «полное оглушение», проворчала я. – Еще одна ступень – и я была бы мертвее любого мертвого.

– Во всяком случае, не такой бодрой, как сейчас.

Я посмотрела на него взглядом, полным удивления и, не в силах сдержать улыбки, схватила моего компаньона за руку.

– Это шутка. Вы научились шутить?

Его лицо было непроницаемо.

– Нет. Вулканцы никогда не шутят. Я прислонилась к стене, пытаясь заставить идти собственные ноги, и вскоре опять оказалась рядом с излучателем силового поля. от которого я получила удар, едва не ставший для меня последним. За исключением узкой светящейся полоски по периметру портала, поле было невидимым, но я ощущала его злую силу совсем близко от своего тела. Единственное, что я поняла: мне следует оставить попытки прорваться через этот заслон.

– Что вы предлагаете?

– Пока ничего. Звездный Флот нечасто пользуется такими устройствами, но они высокотехнологичны и постоянно совершенствуются. Жаль, но пока я ничего не могу придумать.

– Ваше присутствие. Сарда, уже имеет большое значение для меня.

Фактически от глубокой депрессии меня предохраняло только спокойное упрямство Сарды как вулканца. Что я могла предпринять? Несколько дней назад я была всего лишь курсантом Академии, находилась в безопасности, мне еще оставалось несколько лет спокойной учебы, постепенного приобретения опыта. Сейчас же я оказалась в настоящей кризисной ситуации. Вся моя прошлая жизнь принадлежала Звездному Флоту, Федерации, защищавшей растущие поселения моих соплеменников, обеспечивая их будущее. Где будет теперь мой дом после всего этого? Проксима находится у самого края пространства Федерации, до последнего времени это была одна из самых спокойных ее территорий. Если власть захватят Риттенхауз и его сообщники, пройдут многие годы, прежде чем заработает новое правительство и сформируется новая система управления. В переходный период галактика превратится в помойную яму. Все начнут бороться за новые территории. За мою землю. Мои леса и болота, мои лепидендроны, мои пруды и папоротниковые заросли…

Неужели все это безвозвратно пропадет для меня?

В кармане брюк я почувствовала корпус коммуникатора Сарды. Он все еще оставался у меня. Небольшой прибор. Но с его помощью я смогу запустить выполнение программы самоуничтожения космического истребителя, на котором мы прибыли сюда. Нажатием пальца я смогу разрушить «Помпеи», остановить Риттенхауза. За это можно заплатить и собственной жизнью.

Я вытащила коммуникатор и стала рассматривать его. Золотистые блестки на корпусе прибора слились в одно дымчатое облачко. Он быстро нагрелся в моей горячей и влажной ладони и стал казаться мне живым существом. Если понадобится, я обязательно сделаю это. Осколки «Помпеи» разлетятся до самого Ориона. Единственное, что смущало меня, – насколько Риттенхауз сумел внушить собственные бредовые идеи своим сподвижникам. Если он погибнет, развалится ли его заговор вместе с ним? Или сообщники продолжат дело главаря? Если бы я только могла сообщить капитану Кирку, он бы позаботился о том, чтобы были приняты необходимые меры в руководстве Звездного Флота, восстановлены порядок и безопасность.

Неизвестно, о чем думал в эти минуты Сарда и догадывался ли он о моих идеях? Возможно, вулканец возненавидел бы меня за мои мысли о самоубийстве: его жизнь тоже находилась в моих руках. Но реакция моего компаньона внешне была спокойной и бесстрастной. С сожалением в голосе Сарда произнес:

– Это бесполезно. Отсек, где мы находимся, изолирован для прохождения любого рода излучений, включая лучи фазеров.

Он понимающе посмотрел на меня, и неожиданно в его взгляде я прочла согласие и даже сочувствие.

– Это достигается за счет внутреннего экранирующего поля высокой напряженности.

– И сюда не проникнет даже фазерный луч? – вздохнула я, восстанавливая силы после полученного шока. – Черт побери! Вы думаете, что Звездный Флот специально спроектировал такой укромный уголок?

– И целью его может быть…

– Знаю, знаю.

У меня начали подгибаться колени.

Сарда снова помог мне сесть на пол.

– Вам надо отдохнуть и поберечь силы.

– Это несложно, другой работы для себя я пока просто не вижу. Но нам обязательно нужно выбраться отсюда. Я не думаю, что Кирк уже добрался до Риттенхауза, и ему надо сообщить обо всем.

– Вы планируете вернуться на «Энтерпрайз»?

– Нет, я все еще хотела бы попасть на «Звездную Империю» и докопаться до истоков этого дела. Нам надо выяснить, насколько Риттенхауз был правдив, рассказывая о Поле Берче. Он, может быть, нисколько не лучше его самого. То есть, лишний конкурент.

– Маловероятно. Его призыв к Энтерпрайзу, просьба о поддержке говорят о том, что у него могут быть другие мотивы, Пайпер. А инженер Силайна меня совершенно не волнует.

В этом чувствовался не только вулканец, не так ли? Взять хотя бы несвойственное им великодушие, все же пробивающееся наружу сквозь защитную оболочку. Спасибо, Сарда, мне так нужна твоя поддержка.

– Есть и еще кое-что, что я никак не могу взять в толк.

– Что именно?

– Бома. Вы когда-нибудь слышали о нем? И я нет. Да и что это за связь между вице-адмиралом и гражданским физиком? Конечно, в том, что член адмиральского совета сам выбирает себе адъютантов, нет ничего странного. У каждого звания есть свои привилегии, не так ли? Он сам выбрал именно этих капитанов трех крейсеров. Может быть, их назначения являлись его наградой за верность и безупречную службу? Потому что, если бы в душе они оставались верны Уставу Звездного флота…

– Пайпер.

– Что? Я пытаюсь разобраться во всем этом.

– А я стараюсь увести вас от этого. Вам нельзя волноваться.

Он глубоко вздохнул и окончательно вернул меня к действительности своей репликой:

– Люди иногда бывают слишком эмоциональными.

– Я пыталась рассуждать логически.

– Пожалуйста, отложите такие попытки на будущее.

– Хорошо, тогда я буду больше рассчитывать на собственную интуицию.

– Похоже, от этого должно быть больше пользы.

– Я запомню.

Он начал говорить еще о чем-то, но в этот момент по кораблю пронесся какой-то необычный гул. Очевидно, он являлся следствием внезапного перераспределения мощности энергоустановки, затем погас свет и огоньки экранирующего поля. Мы оказались в полной темноте.

– Неужели авария в энергосистеме? Может быть, кто-нибудь ведет по нам огонь?

Сарда не ответил, я услышала лишь его шаги в темноте. Но вдруг я догадалась о его планах.

– Сарда! Не надо!

Я успела схватить его за рукав и через минуту уже оказалась рядом с ним. Сама мысль о том, что он рискует первым вместо меня, вызывала тошноту. Я собиралась вновь произнести его имя, но в этот момент сначала зажглись огоньки защитного поля, а затем и общее освещение. Сарда чудом не успел попасть в опасную голубую зону, которая еще некоторое время мерцала, прежде чем зажечься в полную силу. Гул возобновился. Сарда метнулся назад в коридор. Отброшенный легким ударом к противоположной стене, он присел.

– Сарда!

Я снова едва не попала в полосу смертоносного поля.

– Сарда!

Медленно, очень медленно он пошевелился, пытаясь включить в работу мышцы. Его лицо было сосредоточенным на борьбе с болью, но он все же нашел в себе силы сначала отползти к противоположной стене, а потом попытаться встать. Тяжело дыша, Сарда прислонился к переборке. Я снова позвала его.

Он оторвался от стены и опять едва не упал в сторону смертельно опасной голубой зоны, но все же смог добраться до панели управления. Очевидно, вулканец пытался вспомнить, каким образом можно отключить это силовое поле. Напряжение на его лице сразу же спало, как только погасли голубые огоньки. Я едва успела подхватить Сарду и удержать его от падения.

– Все так глупо получилось, – произнесла я. – Мне следовало догадаться об этом заранее. С вами все в порядке?

– Все… будет… хорошо… Это было необходимо…

– Держитесь за меня. Пошли. Мы должны успеть выбраться отсюда, пока они не догадались, что здесь произошло.

– Не могу представить себе… – он замолчал, затем, собравшись с силами, продолжил:

– … почему отключилась энергоустановка.

– Я тоже, но предположение о том, что кто-то решил оказать нам любезность, лишено всяких оснований. Держитесь за меня. Представьте себе, что вы – мох, растущий на камне.

– Но ведь на…

– … Вулкане не растет мох. Тогда придумайте его.

Я взяла Сарду за руку, а другой рукой обхватила талию вулканца, радуясь тому, что он не сопротивляется. Ему действительно было плохо.

Так мы пробирались по заполненным людьми коридорам корабля, что создавало для нас дополнительные трудности: нужно было успеть спрятаться в какую-нибудь нишу или за угол, чтобы избежать нежелательных встреч. Сарда постепенно восстанавливал свои силы, и мне приходилось все меньше и меньше поддерживать его. Я старалась свести к минимуму свои заботливые взгляды в его сторону. Нам надо было вернуться на взлетно-посадочную палубу к нашему истребителю, чтобы с его помощью покинуть «Помпеи».

Цель была довольно простой. До тех пор, пока не возникли непредвиденные сложности. Мы остановились за углом для минутной передышки, оказавшись совсем близко от комнаты для совещаний, где нам уже довелось побывать. Целая толпа двигалась мимо нас в ее сторону. Мы пригнулись больше из-за волнения, чем в силу необходимости – и решили понаблюдать за происходящим.

Капитаны. Троих я не знала вообще. Со своими адъютантами.

Ритгенхауз… Кирк! Вслед за ним Спок Мистер Скотт… Доктор Маккой… Все они, оказывается, уже здесь? Зачем? Эти три капитана, вероятно, Лидсон, Нэш и Тутакан. Таким образом, собрались командиры дружественных Риттенхаузу кораблей. Мое сердце ушло в пятки.

– Мне нужно обязательно знать, о чем будет говориться на этом совещании! Сарда… как ваше самочувствие?

– Я думаю, получше. И все же мне не хотелось бы сегодня еще раз попасть в такое же защитное поле.

– Надо попытаться найти люк инженерной службы. И подключиться для прослушивания их звукового сигнала. Как бы мне хотелось, чтобы здесь сейчас оказался Скеннер.

* * *

Панель коммуникаций инженерной службы оказалась совсем рядом.

«Помпеи», конечно, нельзя было сравнить с «Энтерпрайзом» ни по площади, ни по удобствам для персонала; все системы связи были смонтированы неподалеку от тех объектов, которые они обслуживали. Мы направились к секции, обслуживающей корабельный мониторинг, но по пути столкнулись с группой инженеров и техников.

– Привет, – обратилась я к ним. – Нас вызвали для проверки возможных причин сбоев в энергосистеме. У вас есть какие-либо соображения на этот счет? Мне бы не хотелось в своем отчете сознаться, что я даже не знала, с чего начать. Вы же понимаете, как трудно говорить со службой безопасности.

Техники обменялись между собой несколькими фразами, затем один из них махнул рукой в сторону лестницы и панели с электронными приборами, к которой она вела.

– Можно начать отсюда, – предложил он, пожав плечами.

– Благодарю. С меня – выпивка.

Я вновь испытала сочувствие к Сарде, который ковылял вслед за мной по лестнице; но решила не помогать ему, опасаясь вызвать подозрения у членов экипажа, наблюдавших за нами. Когда мы добрались до контрольной панели, Сарда прислонился к стене и на мгновение закрыл глаза.

Я присмотрелась к цветным кнопкам и переключателям.

– Где-то там гнездо доступа к звуковому сигналу из комнаты для совещаний. Мы сможем подключиться здесь для просмотра того, что сейчас происходит там?

– Я знаю много способов защиты от такого несанкционированного доступа, но слишком мало – для взламывания этих информационных каналов, ответил он. – Однако, у меня есть свой способ. Откройте коммуникатор.

Я выполнила его просьбу и отошла в сторону, пока он возился с кодами и сигналами по совершенно незнакомой мне методике. Но я знала точно, что эти сигналы не имеют отношения к внутрикорабельной связи.

– Что вы делаете?

– Через несколько секунд мы получим ответ.

– Какой ответ? С кем вы пытаетесь выйти на связь?

Он верил в эффективность своей методики и ждал реакции на свои действия. Наше заинтересованное разглядывание друг друга было прервано двумя полосками света, появившимися прямо из воздуха на нашей платформе. Я была настолько удивлена, что забыла взглянуть на основную палубу, чтобы убедиться, что за нами никто не следит. Но, очевидно, инженеры и техники уже разбрелись по своим местам.

– Скеннер! Мэрит!

– Привет!

– В это невозможно поверить! Мэрит улыбнулась:

– После того, как обстановка на «Энтерпрайзе» окончательно прояснилась, мы отправились в транспортационный отсек и стали дожидаться сигнала, о чем у нас была договоренность с Сардой.

– Сарда…

Вулканец оставался непроницаемым.

– Я предположил, что нам может понадобиться помощь. Конечно, нелогично докладывать начальству о наших планах покинуть «Энтерпрайз», но, с другой стороны, нелогично было вообще не говорить никому об этом. Вы можете заметить мне, что я воспользовался старой человеческой тактикой.

Я восхищенно покачала головой и, преодолевая собственное смущение, произнесла:

– Скеннер, на палубе над нами, справа, у кормы, идет совещание. Вы достаточно хорошо знакомы с устройством сенсоров, чтобы подключиться к беседе без их ведома?

– Уверен, что можно попробовать старый академический прием.

Он прошагал мимо меня и Сарды, задержавшись на секунду, чтобы дружески хлопнуть последнего по спине жестом, принятым к употреблению в барах штата Теннесси.

– Ну, Пойнтс, как у тебя дела?

Мэрит и я замерли от удивления, наблюдая, как Скеннер изливает свои эмоции на вулканца. Сарда терпеливо сносил все, не подавая виду, за исключением взгляда, полного досады, обращенного в потолок, и легкой гримасы недовольства на лице. Я не могла поверить в то, что Скеннер не знает, что вулканцы расценивают физическое прикосновение как грубость. Но, очевидно, он решил, что небольшая ее доза не станет вселенской трагедией ни для вулканца, ни для кого другого.

Сарда, конечно, не совсем с этим согласился. Но и не высказал своих возражений вслух. Скеннер добродушно похлопал его по плечу и произнес:

– У вас тут уже были кое-какие приключения, не так ли? Посмотрим, что новенького.

Он сел за контрольные кнопки и стал претворять в жизнь свою старинную мечту попасть когда-нибудь в службу корабельных сенсоров. Очевидно, его амбиции имели под собой достаточно оснований. Он знал, что делает.

Я подошла к Сарде и, сдерживая улыбку, взглянула на его раздосадованное лицо.

– С вами все в порядке?

Он собрался с силами и вздохнул:

– Он… просто неистово эмоционален.

– Мне кажется, что я что-то поймал, Пайпер, – отозвался Скеннер. Похоже на ваше собрание?

На экране монитора появилось множество людей в униформе Звездного Флота с различными вариациями знаков отличия на ней. Мы все напряглись и начали наблюдать за ними.

– Вон там… – показала я. – Видите, капитан Кирк и другие беседуют с Тутаканом и Риттенхаузом? Нельзя показать их крупным планом?

– Я попытаюсь.

Экран замигал, на нем появилось чье-то плечо, затем ухо, а потом снова вернулся к исходному состоянию, показывая группу офицеров «Энтерпрайза», собравшихся у ближайшего к нам края комнаты. За их спинами официант разливал кофе.

– Больше похоже на вечер с чаепитием для высокопоставленных чиновников, чем на тактическую конференцию, – заметила Мэрит.

– По крайней мере, собрались еще не все, – сообщил вслух о своих наблюдениях Сарда. Я еще ближе припала к экрану.

– Настройте звук поточнее, Скеннер.

И мы сразу же услышали обращение Риттенхауза к Кирку:

– Капитан, простите за вопрос, но все же: что делает здесь ваш корабельный хирург? Неожиданно вмешался Спок:

– Я часто задавал себе этот же вопрос.

Я с усмешкой посмотрела на Сарду.

– Итак, вулканцы никогда не шутят, не так ли? Он слегка откашлялся.

– Очевидно, мистер Спок говорит серьезно.

– Очевидно.

Кирк посмотрел на Маккоя, и ему удалось сдержать улыбку.

– Доктор Маккой имеет все необходимые бумаги от службы безопасности, вице-адмирал, и я привык прислушиваться к его мнению. Он всегда сопровождает меня, как и мистер Спок, когда я чувствую необходимость оценить противоположные подходы к одной и той же проблеме.

Я могла бы поклясться, что в эту секунду Маккой показал Споку язык.

– Скеннер, почему периодически портится изображение?

– Я делаю все возможное. Если попытаться увеличить амплитуду сигнала, их компьютер воспримет его как обращение, и нас обнаружат.

– Чего они ждут? – поинтересовалась Мэрит. – Где остальные?

– Идут. Вот входит Бома.

Появился профессор и сразу стал продвигаться к группе Кирка. Капитан отошел в сторону от своих людей и начал беседу с Риттенхаузом. Все остальные члены команды Риттенхауза с явным удивлением повернулись в сторону Бома.

– Бома! – воскликнул Скотт. Черные глаза посмотрели на него с хорошо скрываемым негодованием.

– Теперь – доктор Бома, мистер Скотт. Затем он посмотрел на Спока, и его взгляд еще более ожесточился.

– Что вы здесь делаете? – спросил доктор Мак-кой.

– Решаю некоторые проблемы собственного будущего.

Спок продолжил довольно смело:

– Я рад слышать о ваших успехах в качестве гражданского астрофизика, доктор.

– У меня не оставалось иного выбора, кроме гражданской карьеры, мистер Спок, – ответил Бома. – Ведь решение военного суда окончательное и обжалованью не подлежит.

– Я знала об этом, – не сдержалась я. – Я знала, что он сознательно препятствует контрмерам Звездного Флота!

– Тише, – оборвала меня Мэрит.

– … необходимо, – пророкотал мистер Скотт. – Порядок должен поддерживаться несмотря ни на что. Мистер Спок был уполномочен на принятие решений, для которых у него были все основания.

– Понимаю, что ваши действия были вполне оправданы с точки зрения Устава, мистер Скотт. Я привык жить с тем, что получилось, но до сих пор считаю, что привилегии, связанные с высокими званиями, дали нам больше вреда, чем пользы.

– Вами, похоже, до сих пор управляют эмоции, доктор Бома, – холодно заметил Спок. – Я согласен с тем, что ваши таланты нашли лучшее применение в гражданской жизни, чем в заорганизованных структурах Звездного Флота.

– Благодаря вам я был лишен возможности выбирать.

Доктор Маккой вмешался в разговор без всяких колебаний.

– Спок не выдвигал против вас никаких обвинений, Бома. В его показаниях ничего не говорилось о преступном несоблюдении субординации, или вы об этом уже забыли?

– Поверьте мне, доктор, я не забыл ничего, что касалось этого инцидента и поставило крест на моей карьере в Звездном Флоте. Вы, может быть, хотите намекнуть мне, чтобы я поблагодарил мистера Скотта за мое увольнение?

– Я опять поступил бы так же, – произнес Скотт.

– Спок был вашим непосредственным начальником. Вы не согласились с его методами и представили это в качестве повода для злоупотребления.

– В этом я был не одинок.

Бома целил в Маккоя, с намеком, который был понятен им обоим.

– Доктор имел на это право, – уточнил Скотт.

– А вы – нет.

– Джентльмены, – довольно громко вмешался Спок. – Такая дискуссия совершенно бессмысленна. Не надо ворошить прошлое. Доктор Бома, очевидно, сумел превратить свои недостатки в достоинства, и теперь Звездный флот призывает его в качестве наблюдателя-консультанта. Он заслуживает…

– Мне не требуется чужая помощь, Спок, чтобы защитить себя, – резко отреагировал Бома, – а ваша – уж точно. Извините, но у меня дела.

Он отошел в сторону и исчез с экрана, на котором вместо него появился Кирк.

– Что-то случилось?

Маккой наклонился поближе к нему и указал пальцем в ту сторону, куда ушел Бома.

– Помните, как наша группа попала в ловушку на Таурус-П?

– Не успел еще забыть. А к чему вы это вспомнили?

– И военный суд, в который после всего этого обратился Скотти? Так это тот парень.

Кирк пристально посмотрел в сторону Бома.

– Разве не интересно…

– Что, сэр? – спросил Скотт.

– Я не совсем уверен, Скотти. И пока не надо прижимать меня к стене.

Но все же мне любопытно было повстречать его здесь, в этой особой ситуации. Не правда ли, Спок?

– Да… В самом деле необычно. Скотт внезапно посмотрел туда, куда удалился Бома, его глаза остро блеснули.

– Да…

– Джентльмены, – обратился ко всем Риттенхауз, своим неожиданным вступлением заставив Скеннера вновь перестраивать фокусировку.

Вице-адмирал предложил всем сесть. – Вы уже в курсе той деликатной ситуации, в которой оказался дредноут «Звездная Империя». Для того, чтобы быстро и эффективно нейтрализовать корабль без его физического разрушения, требуется особая согласованность действий. Естественно, мы попытаемся сделать все, что от нас зависит, чтобы обойтись без жертв, но мы должны добиться своей цели любой ценой, поскольку все являемся одинаково ответственными за целостность галактики и самого дредноута. «Звездная Империя» – это прототип новой серии кораблей, на постройку которого затрачены огромные средства, и руководство Федерации полагает, что он может стать основой и опорой мира на территориях, владение которыми до сих пор оспаривается. Мы должны во что бы то ни стало сохранить этот корабль, джентльмены.

– Даже ценой жизни членов его экипажа, – закончил за него Маккой.

Следует отдать ему должное, доктор сделал довольно хладнокровное дополнение.

Риттенхауз вел собрание очень умело, и я поняла, что при такой тактике ему, конечно же, удалось переманить на свою сторону немало интеллигентных людей, мечтающих о карьере.

– Мы будем избегать пролития крови, доктор. но если получится так, что мы исчерпаем все другие возможности, уверяю вас, что я пойду и на такой приказ. Наши противники – очень опасные люди. Чем больше времени мы им оставляем, тем больше они узнают об огромных военных возможностях дредноута и о том, как ими можно воспользоваться в борьбе против нас. Как ответственный за постройку дредноута, могу сообщить вам, что этот корабль может эффективно сопротивляться и даже разрушить все наши пять кораблей.

Недооценка этого факта с нашей стороны может привести к ужасным последствиям, и мне бы не хотелось потерять несколько способных капитанов в угоду этим мятежникам. Мы пригласили сюда одного из разработчиков дредноута, чтобы он рассказал нам о слабых местах корабля, целях, на которые нам следует ориентироваться в первую очередь, чтобы победить, но сохранить при этом дредноут. Доктор Бома, вам слово.

– Благодарю вас, сэр. Джентльмены, если вы взглянете на ваши мониторы, то увидите диаграммы, иллюстрирующие мой рассказ. Внешняя оболочка корабля изготовлена из квантобериллия, материала, разработанного мною лично. Это многокомпонентный, чрезвычайно прочный сплав, способный некоторое время защищать корабль от всех видов поражающего излучения. Так, прямые фазерные потоки выдерживаются корпусом в течение нескольких секунд даже при полном разрушении защитных экранов. Это дает возможность команде принять ответные меры: восстановить необходимую мощность для регенерации защиты, совершить маневр и другие тактические приемы.

– Как мы сможем вывести корабль из строя даже после того, как нам удастся прорваться через его защитные экраны? – спросил Скотт. – Есть ли у этого зверя слабые места? Хоть какие-нибудь?

Переполняемый гордостью, Бома ответил:

– Их нет. Есть лишь участки, менее защищенные, чем другие.

Мистер Скотт нахмурился, что я восприняла как;

«это еще следует доказать».

Бома продолжал:

– В принципе, такими относительно уязвимыми местами являются те же точки, что и на других кораблях: место крепления гондолы ускорителя к корпусу, часть обшивки возле оружейных отсеков. Как вы видите, опорные структуры корабля сделаны с большим запасом мощности, по принципу пчелиных сот, что обеспечивает максимальную устойчивость к нагрузкам на единицу площади, на 78% выше стандартной. Самым слабым местом корабля является оптика проектора изображений, смонтированная на корпусе. Но сам корабль, джентльмены, – он снова начал надуваться от величия, – сможет выдержать удары, от которых любой из ваших крейсеров превратится в космическую пыль.

– Похоже на бабушкины сказки, – усмехнулся Скеннер.

Я посмотрела на Сарду, и мы оба вспомнили его фразу о том, что этот корабль не может быть использован для целей агрессии. И вот теперь мы висим в космосе недалеко от такого монстра.

– Вот почему Риттенхауз вызвал на помощь еще три корабля. Для того, чтобы обездвижить этого динозавра, потребуется их комбинированная атака.

Риттенхауз подошел к председательскому креслу.

– Настало время для наших действий, джентльмены. У них один гигант, но нас больше числом. Пол Берч по натуре бюрократ, бумажная душа, а не инженер и, тем более, не командир космического корабля. Нам нужно немедленно предпринять коллективные действия.

– Ультиматум? – поинтересовался Сарда.

– Тише… послушаем. Риттенхауз поднялся.

– Младший лейтенант Бут. Подключитесь к частоте внешней связи «Звездной Империи» по приоритетному каналу.

– Слушаюсь, сэр. Можете говорить, сэр.

– Мне нужен капитан «Звездной Империи». Говорит вице-адмирал Риттенхауз по поручению Федерации. Вы окружены и у нас имеется большое численное превосходство. Если вы попытаетесь бежать, мы будем вынуждены нашими объединенными усилиями удержать вас от этого. Если понадобится, мы отбуксируем ваш корабль в нейтральную зону, и пусть тогда патрульные корабли клингонов продолжают вас уговаривать. Игра закончена, и вы проиграли, «Звездная Империя». Немедленно сдавайтесь. Мы ждем ваш ответ.

Некоторое время они молчали, хотя, конечно, наше сообщение было принято ими сразу же. Я внимательно смотрела на лица капитана Кирка и мистера Спока, обменивавшихся взглядами. Это был почти незаметный для посторонних очередной обмен мнениями. Для кого-то, но не для меня.

– «Звездная Империя», мы ждем ответа, – повторил Ритгенхауз.

– «Помпеи». С вами говорит командир Пол Берч. Все напряглись, услышав его акцент стопроцентного англичанина.

– Мы поняли смысл вашего предложения, но отказываемся подчиниться и повторяем наши первоначальные требования о переговорах только со специальной дипломатической миссией у нас на борту в составе лейтенанта Пайпер и одного вулканца. Однако, теперь мы ставим еще одно, дополнительное условие: их должен сопровождать капитан Джеймс Кирк. Таковы наши условия, «Помпеи». Любая агрессия против нас приведет к полному разрушению ваших кораблей. И я обязательно сдержу свое слово, вице-адмирал. Не надейтесь на послабления с моей стороны. Сожалею, что приходится идти на такой шаг. Я обращаюсь к капитану Кирку с просьбой о личной встрече с ним на борту «Звездной Империи», ради…

– Прекратить связь.

В микрофоне раздался щелчок, голос младшего лейтенанта Бута с мостика произнес:

– Прием прекращен, сэр. «Звездная Империя» оставила канал открытым.

– Почему вы не дали нам их дослушать? – спросил Кирк.

Странно, но на этот вопрос почему-то вызвался ответить Нэш.

– Не следует давать им никаких преимуществ, Джим. Даже психологических.

– Не вижу вреда в том, чтобы мы дослушали их до конца. – Кирк повернулся к Ритгенхаузу. – Я считаю, что следует согласиться с их просьбой. Встретиться на их условиях.

– На их условиях? – взорвался Ритгенхауз. – Самим отдать командира корабля в руки террористов? Кирк, в последнее время вы стали чересчур сентиментальны.

– Нам следует подчиниться их просьбе, если мы собираемся решить это дело мирным путем.

– Именно в такой бред Берч и хочет заставить нас поверить. Кирк, разве вы не видите…

– Я вижу, что вы сознательно избегаете такого способа разрешения конфликта, но мне непонятно – почему?

– Вице-адмирал, – вмешался Спок, – ваши выводы основаны на том, что вы оцениваете негативно то, что пока не поддается оценке.

– Я собираюсь, – добавил Кирк довольно жестко, – взять весь риск на себя.

– А я не хочу рисковать, – ответил Ритгенхауз. – Вы только усложнили проблему для нас. А ситуация требует немедленных эффективных мер. Я назначаю капитана Нэша моим заместителем со всеми правами и определяю ему своим приказом особый статус коммодора на весь период этого инцидента.

– Но вице-адмирал! – вскочил Маккой. Его примеру сразу же последовал Скотт.

– Я протестую! Это прямое оскорбление капитана Кирка!

Кирк поднялся, не отводя взгляда от Риттенхауза, и скомандовал:

– Немедленно садитесь, вы оба. У меня появились некоторые расхождения во взглядах с вице-адмиралом Риттенхаузом, в основном, по вопросу, касающемуся жизни членов экипажа «Звездной Империи».

– Вы не соблюдаете субординацию, Кирк.

– А вами руководит чувство мести, вице-адмирал. – возразил Кирк, теперь уже голосом настолько громким, что по спинам тех, кто его слышал, пробежала дрожь.

– Джим, не делай глупостей, – вмешался капитан Лидсон. – Согласись, что сложившаяся ситуация требует принятия жестких мер.

– Но не раньше, чем будут предприняты хоть какие-нибудь усилия для компромисса.

Спок развернулся в своем кресле.

– Те, у кого сейчас в руках этот дредноут, просят встречи с нами.

Неразумно игнорировать эту просьбу, поскольку молчание с обеих сторон никогда еще не шло на пользу ни одной из них, капитан Лидсон.

Риттенхауз был неумолим:

– Разве неразумно отказывать террористам в возможности захватить пленников, имена которых известны всему Звездному Флоту? Я не хочу иметь никаких дел с этими людьми.

– Они имели в виду не вас, а меня, – возразил Кирк, – и я собираюсь попасть на эту встречу.

– Абсолютно запрещаю вам предпринимать что-либо в таком ключе! Это равносильно самоубийству.

– Я тоже так считаю, – произнес капитан Тутакан.

– Капитан Кирк, – вмешался коммодор Нэш. – Возможно, это не тот случай, когда вам следует демонстрировать хорошо известную всем храбрость, и собственную, и ваших людей; это просто опасно.

– Не надо утешать меня, коммодор. Нашей обязанностью перед началом стрельбы является выяснение того, в кого же мы целимся.

Он снова посмотрел на Риттенхауза.

– Всякое другое предложение с вашей стороны есть ни что иное, как игнорирование норм поведения в неотложной ситуации, установленных Звездным Флотом.

Я обратила внимание моих соседей на то, что несогласие с Риттенхаузом высказывали только члены команды «Энтерпрайза».

– Именно так, – согласился Скеннер, – а вице-адмирал из кожи вон лезет, чтобы помешать общению Кирка с командой «Звездной Империи».

Непонятно, зачем он это делает.

Сарда лишь плотно сжал губы в ответ на реплику Скеннера.

– Джим, – продолжал свою обработку Риттенхауз. – Я не очень близко знаком с вами, но за вас говорит ваша превосходная репутация. Я знаю, что у вас есть предубеждение против прямых приказов вышестоящих офицеров, но это слишком ответственная ситуация. Вы не оставляете мне выбора, – он нажал кнопку коммуникатора. – Служба безопасности?

Почти мгновенно комнату заполнили бегемоты с фазерами наперевес.

– Я помещаю вас и ваших офицеров под специальный временный арест.

– Вы шутите!

Маккой снова оказался на ногах. Спок – тоже.

– Вице-адмирал, ваши действия лишены всяких оправданий и не имеют прецедента.

Скотт добавил:

– Мы рассматриваем это как вызов Конгрессу Федерации.

До нас донесся шум их полных негодования голосов и мы увидели искаженные лица членов команды «Энтерпрайза». В центре этой бури эмоций стоял Кирк – бесстрашный дуб, объявивший молчаливую войну Ритгенхаузу.

– Когда-нибудь вы поймете, почему я был вынужден пойти на это, заключил Риттенхауз и сделал знак рукой своей охране. – Поместите их в мою каюту; двое постоянных охранников внутри и двое снаружи. Они должны подчиняться только мне. Понятно?

У нас засвербило в глазах, когда четверку с «Энтерпрайза» начали выводить из комнаты для совещаний. Сарда, Скеннер, Мэрит и я – все были поражены происходящим. На экране перед нами капитаны. Лидсон и Тутакан обменялись озабоченными взглядами, но все же решили последовать за Риттенхаузом и Нэшем, несмотря на странные виражи в протоколе собрания.

– Вот так дела. Черт… он знает все. Я продолжала смотреть на уже пустой экран. У меня звенело в голове и шумело в ушах. В это было невозможно поверить. Он посадил их под арест. Покорил Кирка, добился его беспомощности и изоляции. Кирк оставался единственной преградой для Ритгенхауза на пути к военному мятежу, единственным элементом, на который рассчитывала я сама; с ним, рассказав ему о планах вице-адмирала, я могла бы сделать многое. Но у меня так и не оказалось возможности переговорить с ним! Я была просто обязана рассказать ему обо всем…

Я вдруг ощутила на себе чужие взгляды. Две пары глаз. Слева и справа.

– Почему вы так на меня смотрите?

– Что вы теперь собираетесь делать? – задал вопрос Скеннер за себя и за других.

– Откуда мне знать?

– Теперь ваша очередь действовать, Пайпер.

Я оцепенела, закрыла глаза и прислонилась к стене. Все это похоже на сон. Неужели мои кошмары никогда не кончатся? Я покачала головой:

– Как мне опротивело принимать решения! Я просто это ненавижу.

Наверное, когда все кончится, я начну ненавидеть и вас.

– А у меня нет врагов, – ухмыльнулся Скеннер. – Видимо, потому что я очень хитрый.

Я стала прогуливаться по платформе.

– Нам нужно всем выбраться отсюда. Никто в Федерации не станет даже слушать нас, если Риттенхаузу удастся нейтрализовать Кирка.

– Или дискредитировать его, – добавил Сарда.

– Кирк и Спок вместе пользуются столь же высоким авторитетом, как и вице-адмирал. Добавьте к ним Скотта, Маккоя, Берча и всех нас… Всем нам придется напрячь свои усилия, чтобы одолеть коррупцию в рядах Флота. Нам нужно выяснить, куда они отправили Кирка и его коллег.

– Вы и я чересчур заметны, – произнес Сарда. – К тому же, на корабле, без сомнения, объявлена тревога в связи с нашим побегом.

– Я пойду.

Я повернулась в сторону прозвучавшего голоса.

– Мэрит, это опасно.

– Но ведь они меня не ищут.

– Я могу пойти с вами, – предложил Скеннер.

– Нет, лучше я пойду одна. Я всегда мечтала испытать себя в разведке.

– Нам нельзя больше оставаться здесь, – предупредила я. – Какие будут предложения?

– Возможно, подойдет палуба с ангарами? – произнес Сарда.

– Они наверняка охраняют нашу «Деревянную Туфлю» или, во всяком случае, ведут за ней мониторное наблюдение. Есть другие предложения?

– Есть, – отозвался Скеннер. – Корабельная кают-компания. Сейчас там относительно мало народу.

– Неплохая мысль. Мэрит, берегите себя, вы меня слышите? Мы сейчас разделимся и встретимся уже на камбузе. Согласны? Ну вот и хорошо.

На корабельном камбузе было пустынно. Конечно, если не считать нас самих. Трое из нашей группы нашли некоторое подобие чулана и спрятались там.

– Отсюда мы сможем увидеть доктора, как только она здесь появится.

Сарда опустился на пол рядом со Скеннером и начал внимательно наблюдать за входом в кают-компанию.

– Вы уверены, что она справится? – обратился ко мне Скеннер.

– Нет! – взорвалась я. – В чем я могу быть уверена? Я не уверена даже в том, что я здесь! Когда что-то изменится, вы будете знать об этом первым!

После таких слов я почувствовала некоторое облегчение, затем села на пол и ощутила себя глубоко подавленной. Все наблюдали за мной, и я это чувствовала, но мне было все равно, потому что я не могла взять на себя груз ответственности. Это было чьим-то делом. Чьим-то, но не моим. Я устала, так устала, что… дальше уже некуда.

Однако, помощью мне служила поддержка моих друзей, она работала на меня, не позволяя мне упасть, сдаться. Меня наполняла внутренняя непохожесть Скеннера и Сарды. В них было так мало общего, даже на первый взгляд. Оба – гуманоиды, но на этом их сходства заканчивались. Даже сидели на полу они по-разному: Скеннер – со скрещенными ногами и руками, свисающими вдоль колен, с взглядом, пробивающимся сквозь пряди темных волос; Сарда – в одной из уставных поз, сидя на коленях, как типичный вулканец во время медитации, с аккуратно подстриженными и причесанными волосами, словно он только что посетил парикмахера. Взаимодополняющая пара. Спектр моей ответственности становился все шире и глубже, но хватка – все слабее, как я ни старалась. Я начала эту авантюру как свое личное дело, со своими целями и ответственностью за свои ошибки, за себя саму. Теперь же на мне висели еще три жизни, и я должна была помнить об этом, принимая решения. И вот число этих жизней сделалось неопределенно большим, включило в себя весь Звездный Флот, Федерацию и многих, многих людей, а также клингонов и других «противников» в еще не начавшейся войне, ведь у всех у них одна и та же линия жизни, которая теперь оказалась веревкой, привязанной к моим ногам.

Я закрыла глаза, и мои мысли унесли меня довольно далеко от реальности. Через черный бархат космоса, его безжизненный холод, мимо звезд, туманностей и всего того цветного блеска, на который только способны звезды. В сырое тепло и заросли первобытных джунглей, древние воспоминания Земли. Вокруг меня летали какие-то насекомые, вероятно, привезенные с Земли с целью опыления нашего урожая. О, как сладко звучало в моих ушах их жужжание! А воздух, густой, наполненный ароматами запахов, выделяемых цикадами и плотоядными растениями, волновал мои чувства, он цеплялся к моей коже словно липкая лента. Мне захотелось искупаться в пруду, нырнуть в глубину, под подушку из водорослей. Я смогла бы проплыть весь путь от водопада до нашего поселения, где жили мои родители и находилась их лаборатория, укрытая в зарослях мхов и лишайников в постройке средневековой архитектуры, как и все другие созданные человеком строения на Проксиме. Мы всегда так делали. Тяжелые каменные дома дольше всего сохранялись в сыром климате моей планеты, а растущая колония поселенцев требовала все больше и больше жилья, поэтому наши постройки всегда отличались сочетанием вкуса и практичности.

Через мокрую, тяжелую листву с трудом проникали ароматы приближающегося обеда. Почтенные семейства восседали возле тушеных овощей и омлетов, обсуждая свои повседневные проблемы, отпуская шутки по поводу своих мелких или крупных ошибок, бестолковости межпланетной бюрократии.

Все это было так приятно, но так далеко. Почему мне захотелось покинуть Проксиму? Это произошло уже шесть лет назад. Я была еще слишком молода, чтобы игнорировать такой срок.

Усилием воли мне наконец удалось вытеснить из головы мои воспоминания. Я находилась здесь, в прохладной галерее, в трудной ситуации и в ожидании больших неприятностей, с которыми мне предстояло сражаться.

Я перестала думать о Проксиме, но сразу же получила другую пищу для размышлений: «Интересно, что произошло между Споком и Бома?»

Сарда начал медленно и осторожно:

– Спок пережил еще более трудные времена адаптации к службе в Звездном Флоте в компании людей, чем я. В тот момент, когда он согласился на такие условия, вулканцы здесь были изолированы от представителей всех других рас: отдельные корабли, столовые и так далее… без возможности контактов с людьми. Мистер Спок стал пионером, прорвавшим эти барьеры.

Уверен, что ему пришлось пережить столько стрессов, что их вряд ли выдержал бы кто-либо с более слабым характером.

– Это и есть ваш ответ?

– Отчасти. Когда «Энтерпрайз» в первый раз вышел из космического дока, люди еще не привыкли к вулканцам, их методам, манерам, особенностям.

До сих пор многие люди недолюбливают нас, потому что недопонимают. Я полагаю, что это своего рода конфликт между логикой и эмоциями.

Я невольно улыбнулась.

– Или между логикой и интуицией?

Он задумался.

– Маловероятно. Мне кажется, что доктор Бома не слишком опирается на интуицию. Эмоции и интуиция не всегда сосуществуют вместе.

Он по-своему сделал мне комплимент.

– Почему же на долю Спока выпали такие особые трудности? – спросила я. – Почему он не объединился с другими вулканцами из Звездного Флота, если давление на него было столь высоким?

Сарда глубоко задумался, хотя лицо его сохраняло бесстрастное выражение. Лишь опытный глаз мог определить его смущение или, скорее, потребность в том, чтобы защитить репутацию другого вулканца. Наконец он решился:

– Мистер Спок наполовину человек. После этих слов Сарда сразу же внутренне напрягся. – Я продолжала внимательно следить за ним. – Скеннер тоже.

– Ужасно, – произнесла я.

– Меня сейчас вытошнит, – добавил Скеннер.

– И я в данный момент нахожусь вместе с ним на одном корабле.

Сарда замолчал, переводя взгляд с меня на Скеннера и обратно.

– Я не хотел никого оскорбить…

Скеннер с преувеличенным пылом начал журить Сарду, его упреки постепенно приобрели оттенок не совсем понятной для меня фамильярности.

Однако все стало на свои места, когда я вспомнила, что в течение нескольких недель подряд они были соседями по каюте и, наверное, знали друг друга лучше, чем я предполагала. Скеннер чувствовал себя в присутствии Сарды вполне естественно, намного свободней, чем любой другой человек в компании вулканца. Я подумала о том, что, возможно, это связано с открытостью характера Скеннера, которая легко преодолевала все преграды, или же с тем, что по не ясным пока для меня причинам Сарда пошел с ним на откровенность. Хотя последнее было маловероятным: люди и вулканцы способны адаптироваться друг к другу, но последние всегда остаются только вулканцами, а поэтому для них всякое выражение эмоций оскорбительно и является признаком слабости. Чем больше я об этом думала, тем больше подтверждений из своего собственного опыта приходило мне на ум. Сарда тоже был вулканцем. Мои попытки выдавить из него эмоциональную реакцию выглядели как проявление жестокости и несправедливости к нему с моей стороны. Я, встречаясь с многими вулканцами, уважала их; почему же я отказывала в этом Сарде?

Он, со своей стороны, тоже хотел обидеть нас, людей. Почему?

Мне было не смешно. Последовало продолжение. Сарда произнес:

– Я полагал, что смешанное происхождение Спока – общеизвестный факт.

Досада вновь унесла мои мысли далеко от реальности.

– Нет, я не знала о том, что один из его родителей принадлежит к человеческой расе. Хотя догадывалась о его частично человеческой природе.

– Я не совсем понимаю вас.

Недоумение на его лице было удивительно. Разве я могла объяснить ему свои ощущения без того, чтобы оскорбить его? Я смущенно пробормотала:

– Его человеческую половину представляет Кирк.

* * *

Мы облегченно вздохнули, когда, наконец, увидели светловолосую Мэрит в голубой рубашке медицинской службы на пороге кают-компании. Она забралась в наш чулан и доложила обстановку.

– На второй палубе у правого борта, – сообщила Мэрит. – Три охранника в коридоре, двое внутри с Кирком и остальными.

– Риттенхауз не хочет рисковать, – прокомментировал Скеннер.

– Имея дело с Кирком, – произнесла я вслух, – я бы сама лучше перестраховалась. Нам необходимо нейтрализовать охрану, находящуюся в коридоре.

– Может быть, нам попытаться вызвать такой же временный сбой в энергосистеме, какой помог освободиться нам самим? – предложил Сарда.

– Понадобится немало времени, чтобы добраться до управляющих цепей.

– Отвлекающий маневр? – спросил Скеннер. Мэрит опять предложила свою помощь.

– Я смогу, если потребуется, вызвать у них наркотический сон.

– Есть еще более утонченный способ. – Я поднялась и потянулась.

– Подойти к ним и ударить чем-нибудь тяжелым по голове.

* * *

И вот наша четверка, имитируя подвыпившую компанию, уже шла по коридору.

Труднее всего было не думать о нашей цели, решить, кому кого нейтрализовывать, сохранять веселый и беззаботный вид, несмотря на зверское выражение на лицах охранников, появившееся у них при виде четырех офицеров в форме Звездного Флота, весело прыгающих по коридору по направлению к ним. Непросто было также научить вулканца танцевать стэп.

Сарда понимал музыку, но совершенно не разбирался в танцах. Тем более в вокале.

Ладно, может быть, на самом деле Скеннер, Мэрит и я не очень убедительно пели и танцевали, но все же через несколько секунд охрана, стоявшая у входа в каюту Риттенхауза, лежала у наших ног бесформенной кучей тел.

– Заберите их фазеры, – скомандовала я, вручая Сарде один из них, который он честно заработал в результате профессионального удара в шею одному из охранников. Мы со Скеннером тоже стали обладателями оружия, хотя действовали не столь уверенно. – Интересно, почему вы с Мэрит не догадались прихватить с собой фазеры перед тем, как решили транспортироваться сюда?

– Судя по всему, вы давно уже не бывали на космическом крейсере, ответила, улыбаясь, Мэрит. – Фазеры там можно получить только по особому распоряжению…

– … Которого у нас нет, – добавил Скеннер.

Я нахмурилась:

– В любом случае я беру свои слова обратно. Итак… теперь нам нужно открыть эту дверь. Справитесь, Сарда?

Он бодро подошел к панели управления автоматикой.

– Здесь имеется тройная защита. Хотя, на первый взгляд, не очень сложная.

– Всем приготовиться. Достать фазеры. Сарда дождался нашей полной готовности, затем напрямую подключил автоматику на открытие двери, что ему с успехом удалось.

Когда мы метнулись внутрь с фазерами наперевес, то сразу же попали в превосходно спланированную засаду, сделанную по всем правилам военного искусства. Хорошо все-таки столкнуться с профессионально выполненной работой) – Руки вверх! Всем к стене! Я не шучу: лицом к стене!

Одного взгляда хватило, чтобы определить: Кирк в порядке; Спок, Маккой – то же самое; Скотт – в норме. С ними еще двое охранников, связанных, сидящих на полу с кляпами во рту.

Мы держали в руках свои фазеры, целясь в людей, ради спасения которых пришли сюда. А они, в свою очередь, делали то же самое.

– Капитан… – начала я, не зная, что говорить дальше.

– О, лейтенант Пайпер, – выпрямился Кирк, проверявший, насколько крепко связаны охранники. – Добро пожаловать. Вижу, что вы уже с успехом выполняете командирские обязанности. Теперь можете опустить свои фазеры.

Заикаясь, я пыталась возражать:

– Но все же… мы пришли, чтобы освободить вас… Мы думали, что вам понадобится наша помощь. Спок, небрежно размахивая фазером, сообщил:

– Фактически, лейтенант, мы были уже на пути, чтобы освободить вас.

Я опустила фазер. Очевидно, с ним было не все в порядке: я ощутила, что его ручка еле держится.

– Ну что ж… тогда мы можем вернуться назад, в нашу…

Идиотка! Что ты говоришь? Ведь ты пытаешься шутить с мистером Споком!

– Это необязательно, – произнес капитан, сдерживая усмешку.

Он сделал знак Споку покинуть каюту; тот вышел в коридор, где находился Сарда с тремя охранниками, уже начавшими приходить в сознание.

– Скотти, помогите Споку затащить этих троих сюда и как следует связать их.

– С удовольствием, сэр, – кивнул мистер Скотт и по пути прихватил фазер Мэрит; мне же он бросил на ходу еле слышно:

– Почему же тебя не было так долго, девочка?

Ждать ответа он не стал. Я же представила себя выбегающей из класса после занятия и неудачной попытки объяснить преподавателю причину моего сегодняшнего отсутствия.

Капитан приблизился ко мне и напряжение его телепатических сигналов сразу же возросло; я почувствовала это по его глазам.

– Боунз, возьмите с собой еще двоих и проверьте коридор.

Почему он так обратился ко мне?

Я оглянулась и увидела Маккоя, к которому и были обращены слова капитана.

– Нам нужно разделиться на несколько групп, Джим, – предложил доктор.

– Или команде «Звездной Империи» придется одной сопротивляться трем космическим крейсерам, и, в любом случае, при таком соотношении сил им предстоит нелегкая битва. Скеннер, Мэрит и я последовали за Маккоем. Кирк глубоко вздохнул, продолжая воздействовать на меня взглядом.

– Похоже, что вы зарекомендовали себя способной к полезным изобретениям, лейтенант.

Я почувствовала, что краснею и становлюсь менее уверенной в предположении, что капитан действительно планировал мое исчезновение с «Энтерпрайза». Возможно, неправильно оценив его намерения, я доставила ему много неприятных минут. В замешательстве я выдавила из себя:

– Я подумала, что это будет полезным. И если я кому-то помешала…

– Наоборот, ваш выстрел оказался довольно удачным.

– А теперь поднимайтесь, ребята, – скомандовал мистер Скотт.

Один из охранников с трудом поднялся, вскоре его примеру последовали остальные. Охрана была связана и водворена в каюту Риттенхауза.

– Капитан, – произнес Спок. – Я полагаю, что вы должны как можно скорее вернуться на «Энтерпрайз». Без вашего участия корабль потеряет половину своего военного и психологического веса в борьбе с влиянием вице-адмирала. Коммодор Нэш, по-видимому, останется верен Риттенхаузу, но Тутакан и Лидсон еще колеблются.

– Я тоже придерживаюсь такого же мнения, мистер Спок. Но я не могу оставить вас здесь. Мы отправимся назад все вместе, но не раньше, чем нам удастся каким-нибудь образом насолить им. Ваше мнение, Пайпер?

– Совершенно с этим согласна. Я стала абсолютно покладистой – лишь бы передать ему весь груз ответственности.

– Есть у вас конкретные предложения? – капитан начал сердиться на меня.

– Что-нибудь поинтересней имитации подвыпившей компании, сэр? – Вряд ли меня хватило бы на что-нибудь более оригинальное в этом же месяце. Может быть, попытаться как-нибудь нарушить работу систем вооружения «Помпеи»?

– Конкретно, каким образом?

– Нам нельзя покинуть «Помпеи», не оставив после себя узелка на память.

– Очень глубокая мысль, лейтенант. Поздравляю вас. Скотти…

– Слушаю, сэр.

– Как вы оцениваете свои знания о кораблях этого класса? Нужно попытаться найти где-то на нижних палубах резервную панель контроля над системами вооружения.

– Капитан, – Скотти растягивал слова и глаза его блестели, – вы спрашиваете старого свинопаса, с какой стороны ему следует подходить к свинье.

– Возьмите с собой Пайпер и Сарду, попытайтесь расстроить их фазерные батареи. Встречаемся на кормовой транспортационной площадке. Постарайтесь не задерживаться.

– Мы сможем выполнить эту задачу, но боюсь, что наше вмешательство не будет иметь для них катастрофических последствий. Они смогут обойти наши поломки, если подключатся к основной панели контроля на мостике.

– Это не имеет большого значения, Скотта. Пусть наша диверсия станет для них элементом сюрприза.

– Мне всегда нравилось организовывать сюрпризы для других, капитан.

Кирк забрал фазер Спока, а тот завершил работу, начатую Скоттом, по иммобилизации одного, самого шустрого охранника. В это время другой, со все еще затуманенным после уколов Мэрит взглядом, шатаясь, появился прямо перед фазером Кирка.

– Пошли, Пайпер, – позвал меня Скотт уже из коридора.

Я повернулась в сторону его голоса, но мои ноги еще удерживали меня возле человека, которого я могла с полным правом считать своим личным Аристотелем.

– Вы все знали, – пробормотала я. Кирк замолчал, удивленно подняв брови, имитируя невинность.

– Что именно?

– Вы знали о планах Риттенхауза. Вы все вычислили.

Я перешла на благоговейный шепот. Все это предназначалось больше для меня самой, чем для него.

Внезапно он скромно пожал плечами.

– Сигналы, конечно, были. В конце концов, – добавил он, – вы же сами почувствовали их, не так ли?

Я решила промолчать, не поняв, утверждение это или вопрос.

Его доверительный тон, уверенность в себе самом и во мне постоянно присутствовали в нашем общении. Это придавало мне силу, в которой я так нуждалась. Теперь я опять была готова продолжать борьбу вместе с капитаном Кирком в качестве авангарда, размахивающего топором войны. Как ведомый, я могла идти сколь угодно долго и далеко, соблюдая его правила игры. С моих плеч свалился тяжелый камень, и теперь мои ноги спотыкались из-за непривычной легкости.

– Пайпер! – снова позвал меня мистер Скотт. Все еще глядя в сторону Кирка, я довольно неожиданно столкнулась с третьим охранником и, ощутив в себе прилив сил, прорычала:

– С дороги, циклоп.

Мистер Скотт прошел уже почти половину пути до инженерного отсека, когда я, наконец, поравнялась с ним на нижней палубе, у входной двери в служебный турболифт командира инженерной службы. Теперь нам уже ничто не мешало. Правда, для проникновения в кабинку такого лифта требовался специальный допуск. На «Энтерпрайзе» даже капитан Кирк должен был получить его от мистера Скотта. Очевидно, здесь действовали такие же правила, и, как оказалось, даже тот же код доступа. Вскоре мы с мистером Скоттом были уже на нижней палубе. Он действительно оказался мастером своего дела. Мы едва успели выбраться из лифта, а мистер Скотт уже успел забраться в коммуникационный люк – самое нутро инженерных тайн корабля. Лежа на боку в неудобной позе среди переключателей, гнезд и блоков, он чувствовал себя как рыба в воде.

– Я так и думал, – огорченно проворчал механик.

– Что случилось? – заволновалась я.

– Система управления старого образца. Я не смогу полностью блокировать фазерные установки. Единственное, что тут можно сделать, – это инициировать перегрузку в системе после одного-двух начальных залпов.

Отремонтировать это быстро им вряд ли удастся, но все же первые залпы не будут отличаться от обычных по мощности заряда.

Сочувствуя ему, я спросила:

– Кто же спроектировал такую систему?

Скотти получил легкий удар электрическим током и, выругавшись, поменял свое положение среди блоков.

– Вот так, все время приходится делать одно и то же.

Я наклонилась к Сарде и прошептала:

– Язык мой – враг мой.

Он наверняка бы произнес свою очередную остроту, если бы мистер Скотт не сориентировал его заранее вопросом о программировании компьютерных банков информации для обслуживания такого рода систем. Но все равно я слушала его невнимательно и совсем мало понимала в том, что делал Сарда, так что мое облегчение было огромным.

– Вот оно наконец, – произнес он. Скотт продолжал свою болтовню, и мне было неловко, что я ничем не могу ему помочь, разве что достать фазер и задать несколько глупых вопросов. Еще для одной пары рук было слишком мало свободного места.

Наш разговор случайно коснулся музыки. Оказалось, что Скотт в детстве учился играть на волынке, и его дедушка с бабушкой, которые жили в Абердине, в Шотландии, даже планировали для него карьеру музыканта. Но его рано увлекла электроника, и он поступил на учебу в инженерный, колледж. С сожалением Скотт заметил:

– С тех пор мне приходилось играть на волынке только два раза в год в дни их рождения… Он пожал плечами и замолчал.

– Вы сами выбрали, какие собственные таланты следует развивать дальше, мистер Скотт, – заметила я, имея в виду не только его, а и Сарду, и, возможно, меня саму. – У нас есть полное право на собственные амбиции и планы.

Скотт удовлетворенно захихикал.

– Неглупая девчонка, – произнес он. Может быть, механик собрался научить меня чему-нибудь? – Итак, вот уже и все. Мы сделали, что могли, чтобы выполнить задачу и не включить при этом аварийную тревогу на мостике. Выбираемся отсюда, мистер Сарда.

Я встряхнулась, отогнав посторонние мысли: нам снова надо было продвигаться по кораблю на транспортационную палубу, туда, где нас уже ждали. Они только что прибыли без всяких объяснений. Скотт, Сарда и я отсутствовали всего минут десять, но я потеряла ощущение времени из-за постоянных стрессов. Минуты вытянулись в длинные, томительно текущие часы, и я чувствовала себя все более и более старой.

Транспортер космического миноносца мог вместить за один запуск только четверых, поэтому Скотт, Спок и Маккой были водворены в кабинки первыми.

Меня охватило внезапное нежелание отправляться вместе с ними. Мне ужасно хотелось оказаться в числе людей, покидающих корабль последними. Если я пойду первой, а с моими друзьями здесь что-нибудь случится, я буду ощущать собственную вину всю оставшуюся жизнь. Я просто обязана быть последней.

Кирк оценивающе посмотрел на нас, кто станет последним в первой четверке.

– Я беру на себя управление транспортационной системой, – не выдержала я.

Когда Кирк услышал мою молчаливую просьбу, наверное, он прочитал об этом в моих глазах, он кивнул:

– Хорошо, лейтенант. Вы отправитесь на «Энтерпрайз» вслед за нами, после чего мы начнем думать, как нам прорваться на «Звездную Империю», прежде чем досадные недоразумения не перейдут в откровенную резню. Вы назначаетесь ответственной. Встретимся через несколько минут.

Так широко я улыбнулась в первый раз за много лет.

Однако Кирк удивил меня тем, что сам отправился к четвертому транспортационному диску. В своей группе он все равно хотел быть последним.

– Я прослежу за коридором, – предложила Мэрит.

Она вышла за дверь коридора после того, как Кирк одобрительно кивнул ей. Взглянув на меня, он скомандовал:

– Включайте источник энергии.

Комитет Спасения с «Энтерпрайза» растворился в потоке транспортационных лучей под гул энергоустановки. Они – отчалили. Но их сила осталась вместе с нами.

– Перезаряжайте, – скомандовала я Сарде. В транспортере что-то защелкало и заверещало по-птичьи. Следующая отправка произойдет автоматически после установки времени задержки.

– Все готово, – ответил Сарда. Я обратилась к коммуникатору:

– Мэрит, мы ждем вас. Всем встать на транспортационные диски. Где она подевалась? Мэрит, немедленно…

Наконец она вошла в свой отсек.

– Пора покинуть этот корабль.

Я установила координаты отправки, подключила контрольный звуковой сигнал с реле с задержкой в восемь секунд, чтобы успеть самой присоединиться к моим друзьям. Я закрыла глаза и с удовольствием ощутила растворение собственного тела в пространстве на миллионы отдельных частичек, энергию которых и передавал транспортер на расстояние. Приятный зуд в теле напоминал жужжание роя пчел. В последнюю секунду луч транспортировал мое сознание, запечатлевшее образ Кирка, его суровое лицо, несколько смягченное спокойствием в сочетании с каким-то добродушием. Это же видение вернулось первым после транспортировки, сопровождаемое легкой тошнотой.

Но реального капитана Кирка по ту сторону луча не оказалось. Мы очутились в пустой комнате.

– Где же все они? – поинтересовался Скеннер. Затем он и все остальные заметили, что мы оказались на транспортационной площадке для четырех, а не для восьми, как это принято на космических крейсерах.

– Так мы что, остались на «Помпеи»? – воскликнул Сарда помимо своей воли.

– Всем оставаться на местах!

Я метнулась на палубу в поисках контрольной панели. Все стало ясно сразу же.

– Система деактивирована!

– Очевидно, они с мостика лишили нас возможности управлять транспортером, – заключил Скеннер.

За его спиной появился Сарда.

– Нам немедленно нужно уходить. Они наверняка уже на пути сюда, и вся служба безопасности поднята на ноги.

Все метнулись к двери, но я оказалась впереди.

– Слушайте меня! Если нам придется разделиться, встречаемся на палубе ангаров. У нас осталось совсем немного шансов.

– Космический истребитель Арко может взять на борт в лучшем случае троих, – напомнил Сарда. Я возненавидела моего друга за его педантичность вулканца, учитывающую только негативные моменты:

– Мы не сможем вылететь отсюда… – начала Мэрит.

Я не выдержала:

– Прекратить все споры! Мы все равно должны выбраться отсюда! Но это моя забота. Всем включить фазеры в режиме сильного оглушения.

Дверь раскрылась, и мы оказались в коридоре, кишечнике корабля, переполненном опасностями, которые были уже совсем близко. Но откуда они приближаются? И сколько их? Появится ли сам Риттенхауз, или он только пришлет свою охрану? Хотя охрана – это ужасно, но иметь дело с самим вице-адмиралом казалось мне еще более страшным. Я раскусила его цели и поэтому была, наверное, наибольшей угрозой его планам. С каждой минутой тот факт, что я еще на свободе, загонял его все дальше в угол, из которого он собирался выбраться, несмотря ни на что. Больше у меня шансов не будет.

А мою смерть можно легко представить как несчастный случай или же как стратегическую необходимость. Пока он наносил удары только в цель, и вряд ли я стану его первым промахом. Самое большее, на что я могла рассчитывать, – это заставить его раскрыться, снять с себя плащ дедушки Санта-Клауса и призвать начальство Звездного Флота развернуть борьбу с коррупцией в его высших эшелонах. Для этого я должна сохранить свободу. Я наугад решила свернуть по коридору, влево, по направлению к центру корабля. По крайней мере, так мы хотя бы не попадем в тупик.

Мы побежали и очень скоро столкнулись с группой невооруженных техников в белых костюмах инженерной службы. Нам пришлось притормозить.

Некоторое время мы просто рассматривали друг друга, затем я, перехватив инициативу, предложила им:

– Руки вверх. Всем встать лицом к стене. Они посмотрели на мой фазер, и я для убедительности пару раз взмахнула им.

– Поживее, ребята. Я не шучу.

Они выстроились в ряд, а я тем временем перевела свой фазер в режим легкого оглушения, но с более широким радиусом действия. Возможно, это было проявлением слабости, но я еще слишком хорошо помнила, какие ощущения оставляет после себя тяжелое оглушение фазерным импульсом, и мне не хотелось подвергать той же участи ни в чем неповинных техников.

– Сарда, двигайтесь вперед. Я сейчас. Скеннер остановился возле меня.

– Может быть, мне остаться с вами?

– Выполняйте приказ.

– О да, ясно. Но ведь я не обязательно должен быть от него в восторге, не так ли?

Сарда остановился и громко окликнул нас:

– Поторапливайся, Джуд.

– Иду за тобой, Пойнтс.

Когда все мои друзья исчезли из виду, я нажала на спусковой крючок фазера. Техники согнулись в приступе болевого шока.

– Извините, ребята.

По крайней мере, им придется полежать здесь еще несколько минут. Я поспешила по коридору вслед за остальными.

– Опустить фазеры!

Хриплый и громкий окрик из-за угла и звуки схватки… Я поторопилась туда и едва не споткнулась о дюжего охранника, которого Сарде удалось отбросить к стене. Я сделала шаг в сторону и выбила оружие из его руки, но он успел сгруппироваться и броситься мне под ноги. Перед тем, как упасть, я смогла оценить, в какую засаду попали мои друзья: пятеро охранников оказывали отчаянное сопротивление.

Я ударилась о палубу плечом, прижатая к ней грузным верзилой. Он пытался вырвать у меня из рук фазер. Я решила отбросить его подальше по коридору. В борьбе со своим соперником мне удалось схватить его за шлем, и резким боковым рывком я попыталась свернуть ему шею. Охранник продолжал удерживать меня за плечи. Сарде, как мне показалось, удалось нейтрализовать двоих с помощью особых приемов: точечных ударов в болевые точки. А Скеннер врезался в переборку и находился возле нее. Я же сопротивлялась, насколько могла, грубой физической силе. Мне удалось сгруппироваться и упереться ногами в стену; моими конечностями управлял, скорее страх, чем сила. Словно пружину, я рывком распрямила ноги и вырвалась из захвата.

Кто-то склонился надо мной. Мэрит.

– Пока я поднималась на колени, она успела выхватить у моего противника фазер и направила оружие прямо на него.

Я качнулась в ее сторону.

– Мэрит, не надо!

Потоки оранжевого пламени вырвались из дула фазера и превратили охранника в груду болезненно-желтого субстрата. Он успел лишь один раз вскрикнуть, потом звук его голоса повторило эхо.

На лице Мэрит застыл ужас.

Другие охранники удивленно обернулись, и Сарда со Скеннером быстро завершили свою работу с помощью оглушающих фазерных ударов и особых точечных ударов вулканцев. Палуба оказалась заваленной телами наших противников.

Мэрит продолжала смотреть то на останки противника, то на фазер. У нее затряслись руки, и оружие к конце концов упало бы на палубу, если бы я не успела подхватить его.

– Как же так получилось?.. – вздохнула она. – Почему он оказался включен на режим дезинтеграции-уничтожения?

– Мэрит, вы не могли знать об этом. В этом нет вашей вины.

– Я убила его…

Скеннер тоже начал утешать ее:

– Они сами собирались сделать то же самое с нами, док. Как сказала Пайпер, вы не виноваты в смерти этого парня.

– Поднимите ее, – приказала я.

Конечно, я сочувствовала ей, но это сочувствие могло сейчас обойтись мне очень дорого. Скеннер и Сарда повели Мэрит по коридору, и вчетвером мы, наконец, смогли втиснуться в кабинку служебного лифта, рассчитанную на две персоны.

– Пункт назначения? – спросил у нас компьютерный речевой имитатор.

– Палуба ангаров, приоритет первой ступени.

– Вас понял.

Я не знала, смогу ли получить приоритет такой степени без специального допуска, но вскоре скорость движения лифта отвергла все мои опасения. Компьютеры – очень ловкие обезьяны, если давать им корректные задания.

– Мэрит, – вновь обратилась к ней я, видя ее продолжающиеся душевные муки, – все в порядке. Мы не могли знать о том, что их фазеры были установлены именно на такой режим.

Скеннер кивнул:

– Они сами виноваты. Это грубейшее нарушение Устава Звездного флота.

Мэрит продолжала бить дрожь.

– Как я смогу объяснить его родителям, что убила их сына… без всяких оснований… Он ведь только делал свою работу, выполнял чужие приказы…

Чем я могла помочь ей? Конечно, какими основаниями можно оправдать лишение жизни? Разве могла я предложить ей ликовать по случаю собственной победы вместо того, чтобы испытывать чувство угрызения совести? Как могла я объяснить, что во всем виноват Риттенхауз, приказавший им перевести фазеры именно в это положение в нарушение всех традиций Звездного Флота?

Я обняла ее, и в этом было мое единственное утешение для Мэрит. Она пробормотала:

– У них не останется даже тела для погребения… А ведь я врач и должна лечить, а не…

Как будто ее профессия могла стать защитой от фазерного залпа!

Охранник, скорее всего, не успел даже ничего почувствовать – только удар с последующей дезинтеграцией или небольшое жжение… Я понимала Мэрит, но мне трудно было воспринимать ее боль сквозь мою собственную ненависть к Риттенхаузу. Иногда бывают ситуации, когда неприятие чужой бессмысленной смерти отходит на второй план. Раньше я в это просто верила. А теперь столкнулась вплотную.

Дверь лифта открылась, и снова наша четверка оказалась наедине с опасностью: теперь мы должны были спешить на палубу ангаров. Сначала я тащила Мэрит за собой, пока не убедилась, что она в состоянии идти сама.

Движение – разновидность терапии ее слезы высохнут, пока мы доберемся до места. К нашему счастью, Риттенхауз еще не успел отдать приказ по декомпрессии палубы ангаров. Это хорошо. Значит он не ожидал от нас, что мы попытаемся бежать таким путем. Теперь моя очередь зарабатывать очки.

«Деревянная Туфля» показалась нам нетронутой. Я продолжала с досадой вспоминать о ее вместимости, рассчитанной лишь на двоих. Сможем ли мы поместиться там все? Вряд ли. Трое – но не более того. Я осмотрелась, и у меня появились кое-какие идеи.

– Скеннер! Вы умеете управлять космическими челноками?

– Нет, но я попытаюсь.

– У него никогда не появится такой возможности.

Спокойный и холодный голос. Мы обернулись и встретились взглядами с направленными на нас фазерами. Этот голос я буду помнить всегда.

– Мне жаль разочаровывать вас, мисс Пайпер, – произнес Риттенхауз вполне серьезно.

На этот раз его победа не сопровождалась такой типичной для него усмешкой. И только седые волосы вице-адмирала слегка обесцвечивали холодную голубизну его глаз.

Я схватила Скеннера за руку, притянула к себе и прошептала прямо в ухо свой последний приказ, лишь на несколько мгновений опередив Риттенхауза.

– Прекратить! Всем отойти в сторону. Двое охранников за его спиной держали на мушке моих друзей.

– У вас светлая голова, Пайпер, – начал вице-адмирал, – и мне хотелось бы заполучить вас для моей команды. Вы стали бы для нас серьезным приобретением. А поэтому не в моих интересах отпускать вас. Тем более, что вы уже перестали быть просто препятствием для моих планов. Вы стали для них настоящей угрозой.

– С вашей стороны угроза еще более зловеща, – ответила я, все еще сохраняя запал злости не только на него, но и на себя саму.

Как я могла оказаться такой непредусмотрительной! Кирк никогда бы не допустил такого. Мне следовало бы поучиться у него вместо того, чтобы по-детски радоваться очередной мелкой удаче, думая, что больше никто не в состоянии додуматься до такого. Голубой блеск в его глазах отражал превосходство опыта над всем остальным.

– Я не собираюсь пускаться с вами в дискуссию, – ответил он.

– Вероятно, у вас нет опыта в таких вещах.

– Еще неизвестно, чья взяла, сэр. Я сжала в руке коммуникатор Сарды и открыла его футляр.

– Вы ведь азартный игрок, вице-адмирал, иначе вы ни за что не взялись бы за такое ненадежное дело.

– К чему все это? Не собираетесь ли вы открыть огонь с помощью коммуникатора? Мой хриплый голос выдавал волнение:

– Не надо смеяться. Интересно, согласились бы вы рискнуть всеми своими планами, если бы узнали о том, что я нажатием вот этой кнопки могу погубить весь ваш корабль и всю команду, запустив с ее помощью программу самоуничтожения моего космического истребителя. Или вам требуется дополнительное описание того, чем грозит цепная реакция на вашем корабле?

Он несколько удивленно посмотрел на мою побледневшую руку, удерживавшую коммуникатор. Вряд ли я смогла бы выполнить свою угрозу, поскольку мои пальцы меня не слушались, но я в любом случае должна была убедить его в моей решимости пойти на такой шаг.

– Мы покидаем ваш корабль, сэр. Сожалею, что вы действительно уверены в том, что ваша система станет благом для всей галактики и что вам удастся сохранить ее первозданный вид, но все же, я не шучу. Я хорошо понимаю, куда вы клоните, и выполню свою угрозу, если меня вынудят к этому. Я слишком молода и напугана и могу случайно нажать эту кнопку.

В моем голосе слышалась доселе незнакомая мне решимость. Риттенхауз, наверное, тоже почувствовал эту метаморфозу. В тот момент мне явно не хватало телепатических свойств вулканцев, потому что он отвел свой взгляд в сторону и стал думать о чем-то, неведомом мне, а моя интуиция здесь была бессильна. Вице-адмирал ответил:

– Неужели вы пойдете на это? Хорошо, лейтенант. Пусть этот блеф останется на вашей совести. Отправляйтесь. Забирайтесь в свое насекомое и убирайтесь прочь.

Почти шепотом он добавил:

– Мы достанем вас уже в космосе.

– Скеннер, – отрывисто скомандовала я. За моей спиной шаги перешли в бег по направлению к ангарам. Через несколько мгновений одноместный истребитель Тико уже выходил на стартовую позицию. Я не отводила глаз от Риттенхауза.

– Мэрит, садитесь туда вместе со Скеннером. Пусть он изо всех сил держится у меня на хвосте.

Она кивнула, и истребитель Тико тихонько заскрипел и закачался, когда доктор забиралась в его кабинку. Сарда, будто прочитав мои мысли, залез в «Деревянную Туфлю» и запустил двигатель.

– Вперед, Пайпер, – совершенно серьезно произнес Ритгенхауз, без всякой насмешки.

Маска на его лице, скрывающая намерения вице-адмирала, давала ему преимущество во времени, чтобы тихонько подобраться к своей жертве.

Я медленно отступила. Влезть в кабинку истребителя, не отводя при этом взгляда от Ритгенхауза, было довольно непросто, однако, забравшись внутрь, уже чувствовала себя в безопасности по отношению к залпам из ручных фазеров, для которых корпус «Деревянной Туфли» был непроницаем.

Теперь мы сидели там уже вдвоем с Сардой.

– Вице-адмирал и его люди покидают палубу ангаров, – сообщил он мне, стараясь перекричать гул двигателя.

– Команда на декомпрессию.

Мои слова несколько запоздали, поскольку он уже передавал этот приказ на панель управления взлетом.

– Конечно, они откроют по нам огонь сразу же, как только мы оторвемся от их корабля. Помните, что, несмотря на старания мистера Скотта, у них еще остается в запасе два полных фазерных залпа.

– Я не собираюсь делать из нашего челнока удобную мишень. У нас тоже есть преимущество – небольшие размеры. Только бы Скеннеру удалось удержаться у нас на хвосте.

– Я составил и заложил в компьютер траекторию нашего ухода от их корабля по прямой. Это наиболее логичный путь бегства.

– Да… Именно поэтому будем искать другой способ.

– У нашего челнока совершенно нет системы защитных экранов. Наши шансы очень малы.

Я посмотрела на него с такой злостью, что он сразу же замолчал.

– Никогда не говорите мне таких вещей.

– Можно сделать предложение?

– Да, пожалуйста.

– Если вы положите куда-нибудь свой коммуникатор, то вам будет легче управлять челноком.

– О да… вы правы.

Я ощутила прохладу рычагов управления. Истребитель уже оторвался от палубы и парил, слегка качаясь из стороны в сторону за счет работы стабилизирующих двигателей. За нашими спинами Тико отошел немного вбок, чтобы высокотемпературные потоки из заднего двигателя не опалили его обшивку. В окошко обзора на корме я прочитала полностью его имя «Полливог». Скеннер был тоже готов.

– О'кей, – прошептала я, повернув рукоятку управления скоростью, и передо мной открылись бескрайние просторы космоса.

– Вот и свобода.

Глава 8

На Проксиме живут акулы с шестью парами жаберных крышек и пятнистой шкурой, напоминающей леопардовую. В воде она искрится, словно усыпанная жемчугом. Все озера и океаны на Проксиме отсвечивают зеленым в лучах мутноватого местного солнца, и стаи этих акул – отголосок доисторического прошлого на Земле – кочуют в солоноватых водах, не тревожимые никем и ничем. Вдоль осевой линии их тела облеплены рыбками-санитарами, обсасывающими толстую кожу своих хозяев, находя себе этим пропитание и одновременно освобождая акул от паразитов.

Я не собиралась чистить и холить «Помпеи». Но эти рыбки навели меня на дельную мысль. Поэтому сразу же, как только «Деревянная Туфля» оторвалась от своего несущего корабля, я резко свернула и стала на параллельный ему курс, но совсем близко от его борта. Скеннер, не сразу, но все-таки тоже сориентировался и встал мне в хвост.

– Держитесь максимально близко от меня, Скеннер.

– Теперь суть вашей идеи мне понятна, – донес мне его слова коммуникатор.

На ответ у меня не было времени. Передо мной мелькали детали корпуса «Помпеи»; он оказался намного больше, чем я ожидала, и на многих участках мы встретились с избытком криволинейных поверхностей, что затрудняло наше маневрирование вдоль его корпуса на такой скорости. Мимо пронеслись буквы и цифры кодового номера Звездного Флота, каждая из них размером больше всего нашего истребителя. Я почувствовала легкую тошноту, несколько раз моргнула и вернулась к выполнению своего плана. Теперь мы пролетали мимо порталов внешнего обзора. Я повысила скорость еще на ступень.

– Пайпер!

Его предупреждение несколько запоздало. Перед нами возникли опоры гондолы с ускорителем. Я резко уклонилась в сторону, и мы едва не врезались в стойку. Мы ощутили царапающий удар: кормовой стабилизатор слегка задел за внешнюю катушку ускорителя.

– Прошли слишком близко, – прохрипела я, пытаясь выправить курс нашего челнока.

«Полливог» раскачивался и подпрыгивал вслед за нами, удачно маневрируя, несмотря на огромные скорости и недавнее столкновение.

Защитные пластинки, которыми был оборудован корпус «Помпеи», слились перед моими глазами в единую серую ленту, прерываемую вспышками окон порталов вспомогательного оборудования. Двигатели «Деревянной Туфли» надсадно гудели, мы, делая невообразимые зигзаги, наконец добрались до инженерного отсека, затем – до арок с воспринимающей аппаратурой сенсоров и скоро вышли к выходным каналам фазерных установок. Не задерживаясь возле них ни на мгновение и не снижая скорости, я нажала кнопку управления фотонными торпедами, и две огненные колбы угодили прямо внутрь их основного фазерного канала по правому борту корабля.

Сразу же посыпались горячие искры, перемежающиеся со вспышками света, но мы уже успели отлететь в сторону. «Деревянная Туфля», отброшенная вправо ударной волной, сделала несколько кувырков брюхом кверху и, наконец, даже описала разновидность пируэта Рингольда, о котором я впервые узнала от Кирка. Так что, нашлась работа и для наших с Сардой пристяжных ремней. «Полливог» кувыркался несколько позади. Каким-то образом Скеннеру удавалось находить нас в облачках ионизированного дыма, который теперь густо валил из канала фазерной установки «Помпеи». Заблокировав навигационный компьютер, я перешла на ручное управление и направила мой корабль в открытый космос под прямым углом от «Помпеи», оставаясь внутри сектора космоса, который теперь на некоторое время стал безопасен для нас из-за выхода из строя их фазерной установки. К тому времени, когда Риттенхауз сможет рекалибровать другой фазер, мы будем уже вне пределов его досягаемости. Я на это надеялась.

– Двигатели на полную мощность, – скомандовала я. – Опустить солнечные батареи. Нам понадобятся все дополнительные источники энергии.

Жужжащий звук и последовавший за этим щелчок сообщили мне о выполнении моего приказа. Мы нуждались в возмещении энергии, потраченной на фотонные торпеды.

– Полная мощность, – сообщил Сарда.

– Ускоряемся до отметки 0,8. Напряжение двигателей достигло предела.

– Ускорение 0,8, – подтвердил вулканец. Я смогла спокойно вздохнуть только после того, как увидела, что «Полливог» все еще висит у нас на хвосте. Но вскоре я опять забеспокоилась.

– Если сказать Скеннеру, чтобы он не удалялся от нас далеко, то он обязательно перегнет палку. Бьюсь об заклад, что его истребитель не дальше двух метров от нашего хвостового стабилизатора! Скажите ему, пусть отойдет немного подальше.

– Это невозможно. Когда мы столкнулись с опорой ускорителя, блок связи вывалился из своего гнезда.

– Попытайтесь закрепить его с помощью зажимов. Я беру курс на «Звездную Империю».

– Разве мы не возвращаемся на «Энтерпрайз», как нам было приказано?

– Риттенхауз ждет от нас, что мы отправимся именно туда.

Сарда работал с зажимами еще несколько минут, а я тем временем наблюдала за остаточным свечением энергетического поля из их разрушенной фазерной установки. Они смогли устранить утечку энергии, но не успели перенастроиться для стрельбы из других фазерных установок, что дало нам возможность скрыться, а они еще раз остались ни с чем.

Внезапно я почувствовала, что хочу передохнуть.

– Связь установлена, – сообщил мне Сарда я вновь пристегнулся ремнями в своем кресле. – Однако, наш коммуникационный луч слишком слаб, Риттенхауз легко заглушит его и помешает нашему контакту с «Энтерпрайзом».

– Могу я поговорить со Скеннером?

– Конечно.

– Мы можем связаться со «Звездной Империей»?

– Проверяю такую возможность. Нет, не можем… пока не подойдем поближе. Я нажала кнопку коммуникатора.

– Скеннер, это говорит ваша передняя половина. Не хочешь ли отойти назад на пару сантиметров?

– Когда Джуд Сэндидж выполняет приказы, его очень трудно переубедить.

– Отдыхайте. Я ужасно устала.

– Приказ принят.

– Как чувствует себя Мэрит?

– Ее светлость специалист первого класса доктор Андрюс-Таурус в полном порядке.

– Хорошо. Спасибо, Скеннер. Оставайтесь с нами.

– Стою, сижу и болтаюсь поблизости.

– Похоже, что с ней все в порядке, – пробормотала я неизвестно кому: себе, Сарде или звездам. Мой напарник задумчиво кивнул.

– Она реагирует подобно вулканцам.

– Я не очень хорошо знакома с особенностями представителей планеты Палькео Эст, но у Мэрит, по-моему, не совсем обычная для ее среды реакция на события. Это личная особенность нашего доктора, а не привычка, которой можно обучиться.

– Культура Палькео очень похожа на человеческую, хотя физиология ее обитателей ближе к деневанам, чем к людям.

– Плохо, что мы не в состоянии воспринимать вашу культуру. От этого была бы существенная польза для всех.

Его глаза вспыхнули, он попытался сдержаться и это ему удалось.

Сохраняя внешнее спокойствие, Сарда даже предпринял меры по его укреплению.

– Такая цель нелогична.

Удивляя не только его, но и себя, я решила продолжить эту тему:

– Но почему? Почему нелогично, если мы будем вести себя так же дисциплинированно и цивилизованно, как и вулканцы? Почему же, Сарда?

Сначала он сохранял молчание, но наконец, ответил:

– Потому что такие цели представляют собой вызов философии вулканцев, основным принципом которой является получение удовольствия от бесконечного разнообразия мира, роста и ощущения преимуществ от бесконечных комбинаций природы. философия вулканцев тесно связана с их происхождением. Исключения из этого правила крайне редки. Другие культуры должны развиваться независимо и быть свободными в своем выборе.

Я рассеянно кивнула.

– Мне это уже известно. Права ли я в своих подозрениях по отношению к Риттенхаузу, основываясь на своих собственных наблюдениях? Мне это кажется таким очевидным, Сарда.

– Ваши выводы в одинаковой степени основаны на логике и на интуиции.

И я начинаю верить вашей интуиции.

Я почувствовала теплое отношение к себе с той стороны, с какой ожидала меньше всего. Его глаза встретились с моими, и я внезапно ощутила целостность и надежность дружбы вулканцев, верность, которой я, возможно, не заслуживала. К моему изумлению, я обнаружила, что Сарда оказался в меньшей степени деформирован психологией его расы, чем ему самому казалось.

– Если вы не возражаете, – обратился он ко мне с неуверенностью в голосе, – я хотел бы сделать вам небольшой подарок.

Это была книга карманного формата в посеребренном переплете; я смотрела на нее с плохо скрываемым интересом.

– Сарда… вы решили сделать это после всего того, что вам довелось пережить по моей вине?

– Пожалуйста, не надо сантиментов. Просто возьмите, и все. Слова, попавшие в эту книгу, – один из стимулов культуры моей расы, и они могут помочь вам лучше понять вулканцев.

– «Исследования», – прочитала я. – Лирас. Похоже на поэзию.

– Так и есть.

– Вулканцы пишут стихи?

– Поэзия – это особый вид искусств, лейтенант, и Лирас прежде всего философ вулканцев. А перед вами не колыбельные песни.

– Но ведь я не вулканец.

– Как вы помните, я говорил о том, что возможны редкие исключения.

– Понятно, Сарда. Не знаю, как мне благодарить вас.

Он снова повернулся в сторону своего навигационного компаса.

– Тогда лучше всего помолчать.

Я улыбнулась.

Меня тоже устраивало молчание, я откинулась в своем кресле и с непонятной решимостью раскрыла подаренную мне книгу. Странно, но у меня не возникло желания почитать ее урывками, перелистывая страницы. Это дурная привычка. Поэзия вулканцев… Одна мысль об этом захватывала меня, и я начала читать аккуратные строчки белых стихов.

Это шестой элемент, отражающий перекрест времен до точки, в которой все замирает. И мы получаем свободу мысли, но это потом. Изучай прикосновением. читай, а знания придут потом. Приручи время, а воспоминания придут потом. Зыбкие, отрывистые, особенно если близок конец.

Но главное – это хорошо умереть.

От этих строчек веяло силой, хотя я плохо разбиралась в литературе и не совсем улавливала смысл. Возможно, даже профессиональным литераторам пришлось бы нелегко, поскольку все эти слова уходили корнями глубоко в историю вулканцев. И все же, читая эти строчки, я почувствовала какое-то беспричинное облегчение.

Я закрыла книгу, зажмурила глаза и задумалась. Все завершилось головной болью и… новыми мыслями.

Хорошо умереть…

Даже через перевод этот текст обладал для меня магической силой.

– Почему вы засомневались в ваших выводах? – спросил Сарда.

Хороший вопрос.

– Мне кажется, что то, что я знаю о причинах, приведших к третьей мировой войне, позволяет мне догадываться о том, что пока скрыто от других или, наоборот, чересчур драматизировать события. И тогда… Он может быть лишь единственной паршивой овцой в стаде. Вице-адмирал соответствует определенному стилю поведения, который я увидела в нем, и все его люди на ключевых постах Флота… Это не может быть простой случайностью.

– Вас очень беспокоят такие сомнения?

– Не совсем, – пробормотала я, не уверенная ни в чем. – Но что действительно меня волнует – так это его поведение, которое для меня слишком очевидно.

– Такая точность в фактах перед тем, как сделать вывод, не должна рассматриваться как ошибка.

– Нет… но все же почему никто другой до сих пор не догадался о его планах?

Мысли о возможной собственной ошибке помогли мне прояснить для себя свою позицию. Еще большее удовлетворение я ощутила, когда заметила в выражении лица Сарды то, что аналогичные сомнения когда-то уже волновали его, и он отверг их как безосновательные. Мы одновременно повернулись в сторону «Звездной Империи», которая парила впереди нас, словно превосходно выполненный медальон.

– Возможно, кто-то и успел сделать это раньше.

* * *

– Скорректируйте в последний раз курс на «Звездную Империю». Теперь можно попытаться выйти с ними на связь.

Очнувшись от собственных мыслей при этих словах Сарды, я нажала кнопку коммуникатора.

– «Звездная Империя», с вами говорит космический челнок Арко под названием «Деревянная Туфля», представляющий интересы «Энтерпрайза».

Пожалуйста, ответьте нам.

В ответ раздался щелчок, и в наушниках усилился шум, в котором я пыталась разобрать человеческий голос.

– Слышим вас, «Деревянная Туфля». Идентифицируйте свой экипаж.

– Черт побери, Брайан Силайна! Немедленно уберите свои защитные экраны или я расскажу всем, чем вы занимались в прошлом декабре на третьей Базе Звездного Флота. Я не шучу!

Мне показалось, что эхо от моих последних слов разнеслось по всему космосу.

– Они убрали кормовые защитные экраны. Доступ в док и на взлетно-посадочную площадку открыт.

Сарда внимательно посмотрел на меня и нахмурился.

Я проигнорировала его реакцию и притворилась совершенно бесстрастной.

– Надеюсь, теперь они догадаются, что это я.

– Возможно.

Мы совершили маневр вдоль левого борта этой громадины, которую мог сконструировать только любитель рекордов. Нам понадобилось несколько минут, чтобы достичь дока, настолько велик и грузен оказался дредноут. Его корпус и даже гондолы с ускорителями были выкрашены в полоску для исправления общего эстетического вида.

– Какое чудовище, – пробормотала я. Мысль о его огневой мощи вызывала дрожь.

– Не очень красивый эпитет, – заметил Сарда. В моем мозгу всплыл образ грациозного африканского слона с громадными опущенными ушами, блестящими бивнями, качающего головой и призывно трубящего.

– Тогда вы, наверное, никогда не видели слона.

– А вы?

– На маневрах в Кении, на Земле.

– Мне бы тоже хотелось попасть туда.

– Вы не пожалели бы об этом.

«Деревянная Туфля» и «Полливог», наконец, проникли в ангар и стали на прикол. Мы терпеливо дожидались закрытия внешних дверей взлетно-посадочной палубы и начала работы компрессоров. Вскоре наша четверка выбралась из кабин своих челноков; перед нами раскрылись внутренние двери и появилось вытянутое, напряженное человеческое лицо. Встречавший бежал нам навстречу.

Я бросилась к нему, узнав его, сразу же прямо в его объятия.

Наши воссоединенные сердца гулко стучали. Но теперь нами владела несколько иная страсть, отличная от той, что была раньше.

– Брайан!

Я задыхалась от его объятий.

Он рукой прижал мою голову к своему плечу.

– И все же ты вырвалась! Я не думал, что тебе это удастся.

– Мне не оставалось ничего другого. Желание вновь ощутить его горячее мужское объятие охватило меня так сильно, что я едва удержалась от того, чтобы не отказаться от собственных планов. Я легонько оттолкнула Силайну.

– Пожалуйста, объясни мне, в чем дело.

– Это сделаю не я. Берч.

Он продолжал держать меня за руку, когда мы уже впятером бежали по коридору мимо переборок, опор и других сооружений доселе невиданной толщины. Все здесь было предназначено для того, что бы выдержать экстремальные перегрузки, надежно, хотя и грубовато, вплоть до стен, выложенных особо прочным пластиком. Всюду в опорных конструкциях использовалась гексагональная форма пчелиных сот. Из опыта общения с пчеловодами, которые обслуживали ульи с роями пчел, завезенных откуда-то с Земли для опыления наших овощей, я знала, что такая форма является оптимальной для сооружений, подвергающихся высокому давлению. Массивность всего, что нам попадалось на глаза, рождала иллюзию скученности, хотя на самом деле коридоры корабля были значительно шире обычных, и я могла идти, не сгибаясь.

– Почему же именно мой код, Брайан? – потребовала я, когда мы направлялись к турболифту. – Признайся, ты первый придумал посадить меня на горячие угли?

Он попытался отвлечь мое внимание, когда развернулся и начал рассматривать Скеннера, Сарду и Мэрит, но я довольно чувствительно ущипнула его за руку.

– Черт побери, отвечай же! Как ты смел втянуть меня в это дело без моего ведома? Ведь ты знал обо всем заранее!

– Я не хотел привлекать тебя, – робко отозвался он.

Я снова сжала его руку, на этот раз изо всей силы. Злость, обида, негодование, но и облегчение – все смешалось во мне.

– Но ведь мы были любовниками, Брайан! Как ты мог участвовать в подготовке всего этого и не обмолвиться мне ни словом? – внезапно до меня дошел смысл его слов. – Ты сказал, что не хотел привлекать меня? Я не ослышалась? Так вот, поскольку я оказалась причастной к делу, в результате которого могут погибнуть люди, я хотела бы знать, в чем тут моя вина.

– Пайпер, – он постарался успокоить меня, взяв за руку.

Я грубо отстранилась.

– Убери руки!

Мои друзья, стоявшие вокруг нас, делали вид, что ничего не замечают, но в тот момент я была не склонна к смущению.

– Пайпер, пожалуйста, – опять все тот же голос. Брайан знал, что с его помощью он всегда мог легко одержать надо мной любую победу. – Я не рассказал тебе заранее, потому что хотел защитить тебя. Тогда еще не было принято окончательное решение. Я не имел права рисковать твоей карьерой.

– Тогда причем тут мой биокод?

– Когда мы вышли с Базы, то поняли, что до сих пор не знаем, кому можно доверять в Звездном флоте. У Риттенхауза есть приятели во всех службах, они либо подкуплены, либо получают комиссионные или внеочередное повышение по службе…

– Знаю. Я это вычислила сама. Продолжай.

– Мы не могли знать заранее, как далеко распространяется его власть, кто связан, а кто не связан с…

– Брайан!

– Берч верит мне, а я верю тебе – вот и все.

– Все? Это вся история?

– Мы знали, что нашим единственным шансом сделать так, чтобы тайное стало явным, будет попытка убедить Кирка, а Кирк очень высокого мнения о тебе. Мы пришли к выводу, что ты должна сначала поверить мне, а потом поговорить с ним. Это решение пришло к нам не сразу. Извини.

Одних извинений мало.

Вдруг мой голос зазвучал совершенно спокойно, словно из-под земли.

– Ты доверяешь мне с той целью, чтобы поставить на карту мою жизнь, ответила я, – но все же недостаточно для того, чтобы оставить меня и мою карьеру в покое. И слишком мало, чтобы поделиться со мной информацией до того, как дело примет опасный оборот. Не надо больше ничего за меня решать, хорошо? Ты меня понял? Он сделал шаг в мою сторону.

– Пошли, Пайпер.

Я ударила его ладонью в грудь.

– Некоторые вещи не забываются, Брайан. К всеобщему облегчению, турболифт замедлил свой бег, остановился и двери раскрылись. Мы оказались на мостике, выкрашенном в серые тона; он был просторный, почти безлюдный, не содержал никаких удобств «Энтерпрайза» и был построен в том же стиле, что и все остальное на этом корабле. Мы насчитали только пятерых членов экипажа, причем их этническая принадлежность заставила меня сразу же вспомнить о Риттенхаузе. В капитанской рубке сидела Терри Броксон. Она повернулась ко мне с напускным выражением вины на лице. Хорошая актриса.

– Терри! – вырвалось у меня. – И ты тоже? Она поднялась и подошла к креслу капитана. Сидевший в нем человек обернулся. Его усталое серое лицо, груз ответственности, лежавший на нем, небритые щеки, круги под глазами все это вызвало у меня чувство, которое я ожидала меньше всего: чувство жалости.

– Лейтенант Пайпер, – представила меня Терри. – А это – командир Берч.

Берч выбрался из капитанского кресла и взял мою руку в свои ладони.

– Слава богу, что вы добрались сюда. Я так рад, лейтенант.

У него оказался неожиданно мягкий голос с чисто английским акцентом.

– Вам лучше бы сначала переговорить со своим богом, прежде чем начать благодарить его, потому что у всех у нас крупные неприятности – Ну вот, теперь меня уже никогда не пригласят на службу в дипломатический корпус.

Вон там находятся четыре корабля, которые думают о вас не очень приятные вещи.

Он проглотил слюну и кивнул:

– Да, я… я знаю. Я хорошо понимаю, что украсть дредноут было опрометчиво, но оставлять его в руках Риттенхауза – еще большая глупость.

Он вообразил себя спасителем Вселенной, лейтенант, и задумал объединить все под своим флагом. Ликвидировать суверенитет клингонов, орионцев, менгенитов, персеев…

– Я знаю об этом, сэр.

– О… прекрасно. Мне очень жаль, что пришлось вас побеспокоить, но я просто не знал, что мне предпринять. Дело в том, что по всей иерархической лестнице Звездного Флота разбросаны группы, которые верят, что Федерации следует повести борьбу с так называемыми враждебными культурами, прежде чем они наберут силу. Риттенхауз решил объединить эти группы под своим началом. Я вычислил это уже пару лет назад, но без дредноута у плана вице-адмирала не хватало спускового крючка, и он начал его строительство.

Официально я не мог предпринять ничего реального… потому что его влияние в Звездном Флоте всегда усиленно маскировалось. И я вместе со своими друзьями и студентами решил приступить к моему маленькому тайному плану.

Берч начал шагать по палубе, скрывая волнение; жалкий, изможденный, он, очевидно, страдал от собственной беспомощности и неопытности.

– Единственным, в ком я мог быть заранее уверен, являлся Кирк. Он единственный человек, способный при необходимости забыть о своей карьере.

Они заставляли его принять пост в Адмиралтействе, но он отказывался. Пока Кирк в состоянии управлять своими амбициями, а не наоборот. А что касается его репутации… – Берч сделал паузу, подбирая слова. – Даже он не обязан верить такого рода рассказам, пока нам не удастся доказать ему нашу искренность и готовность поставить на карту наши собственные жизни.

– И вы подумали, что я смогу его убедить?

– Так предположил Силайна.

Я сдержала себя, не посмотрев на Брайана, и приблизилась к Берчу.

– Сэр, вы недооценили капитана Кирка. Он догадался обо всем сам, без нашей помощи. Так что в вашей подготовке не было необходимости.

– Совсем нет! Даже влияние Кирка в Звездном Флоте не в состоянии преодолеть массу голосов в поддержку Риттенхауза. Нам было необходимо привлечь внимание всей галактики к этой смертоносной машине и к заговору вице-адмирала. Людям, создавшим этого монстра, не терпится пустить его в дело. Причем, побыстрее. Нам нужно помешать этому. Целостность Звездного флота должна быть восстановлена.

– Могу я узнать о ваших планах?

– Планах? Но у меня нет никаких планов! Я не думал, что он решится вызвать сюда три тяжелых крейсера, хотя для нашего корабля они не представляют никакой угрозы – ведь я специалист по теории пилотирования космических кораблей.

– Вы прославились в деле против клингонов…

– В деле? – он хихикнул, оценивая таким образом свой успех, а затем пояснил:

– Когда появились клингоны, мы спроецировали для них изображение «Звездной Империи» и позволили им насладиться успешным боем с этим миражом, в то время, как сами спрятались среди астероидов. Но когда появился «Энтерпрайз» и тут же ввязался в драку, нам потребовалось пятнадцать минут только на то, чтобы навести на цель фазеры и фотонные пушки.

Я уставилась на Берча.

– Так вы не знаете, как управлять этим кораблем?

– Лишь в самых общих чертах. Я могу заставить его лететь по прямой и знаю кое-что о проекторе изображений; конечно, до лейтенанта Сарды в этом вопросе мне еще очень далеко.

– Может быть, на борту есть другие специалисты?

Он покачал головой:

– Большинство из этих людей – мои студенты или преподаватели Академии. Несколько приличных техников, но ни одного специалиста. Нас на корабле сорок восемь, а должно быть около пятисот.

Я сжала руки в кулаки, чтобы скрыть охватившую меня дрожь.

– Помогу, чем смогу, – таков был мой ответ.

– А ваши друзья?

– Мы все с вами, – ответил Скеннер, не утруждая себя выяснением мнений Мэрит и Сарды, потому что они молчали.

– Какова ваша специализация? – Мэрит продолжала молчать, словно стыдясь своей профессии, но Скеннер отрапортовал:

– Я знаю кое-что о сенсорах.

– Тогда спускайтесь в отсек сенсоров. Сарда, вас мы можем отправить в башню вспомогательных оружейных систем. Вы помните их расположение?

– Довольно неплохо, командир.

– Тогда отправляйтесь.

Эта пара исчезла в турболифте, и на мостике стало еще пустыннее.

– Ну вот и хорошо, Пайпер, – с облегчением вздохнул Берч. – Давайте попытаемся связаться с капитаном Кирком.

– Может быть, нам придется подойти поближе к нему, – ответила я. Риттенхауз создает в эфире электростатические помехи.

– Берите капитанскую рубку на себя.

Где же я слышала эти ужасные слова? Мои ноги похолодели. Все в рубке для меня покрылось льдом. Терри Броксон заняла место у пульта навигационного контроля. Я вдруг поразилась своей мысли, что она и Брайан, будучи моими довольно близкими друзьями, прошедшими вместе со мной тест Кобаями Мару, все же не посвятили меня в далеко идущие планы Берча.

Конечно, оба они прошли у Пола обучение по менеджменту, политологии и прочим бюрократическим уловкам в Академии Звездного Флота, а я ни разу не встречалась с ним, но все же такое объяснение явно хромало и не выдерживало никакой критики. Я ощущала себя обманутой и ничего не могла с этим поделать. Жалость к себе пробуждала во мне злость, которая была необходима мне именно сейчас. Потому что злость, в свою очередь, порождает силу.

– Попытайтесь сократить расстояние между вами и «Энтерпрайзом», произнес Берч, скорее, В форме предложения, чем приказа. – И не стоит подходить слишком близко к тем другим. У нас только два преимущества, и мы должны воспользоваться ими.

– Какие именно? – отозвался Брайан от инженерного пульта.

– Прежде всего, Риттенхауз не имеет представления о том, насколько плохо мы знаем этот корабль. Во-вторых, он знает меня. Возможно, я просто второстепенный бюрократ, но никогда не уступаю просто так, и он понимает, что вряд ли я поступлю иначе. Кроме того, он в курсе, что я больше не боюсь его так, как капитаны, выдвинутые им. Все это нам нужно использовать в своих интересах.

Ну что ж, неплохо! Наше космическое чудовище постепенно ускорялось до субсветовых скоростей. Даже бюрократ в состоянии бросить вызов! Внезапно я почувствовала гордость за наш Звездный Флот, откуда вышли такие, как Пол Берч, и еще более уверовала в то, что необходимо сохранить в этой структуре все хорошее, что еще осталось под коркой коррупции и предательства.

– 0,75 от скорости света, сэр, – сообщила я Полу.

Корабль послушно подчинялся моим приказам.

– Оставить пока эту скорость.

Он, нервничая, сел в капитанское кресло. Прошло несколько долгих минут, прежде чем наш дредноут приблизился к группе космических крейсеров.

– Младший лейтенант Новелри, попытайтесь выйти на частоту радиосвязи.

– Ясно, сэр. Канал открыт.

– «Энтерпрайз», ответьте нам. Это командир Берч.

Но голос, ответивший мне, не был похож на голос Кирка.

– Берч, говорит Риттенхауз. Немедленно сдавайтесь, или мы выбьем вас силой из этого сектора космоса.

Пол поморщился:

– Простите, вице-адмирал. Я уже сделал свой выбор. Единственное, чем вы можете остановить меня сейчас, – это выполнением собственной угрозы.

Неплохая тактика. Берч не оставил Риттенхаузу выбора: прекратить враждебные действия и признать собственное поражение или же открыть огонь и вполне официально выставить банку с пауками на всеобщее обозрение.

Угроза – это одно, но ее выполнение означало нечто совершенно другое. Пол продолжал разрабатывать свой план.

– «Энтерпрайз». Капитан Кирк, вы слышите нас? Ответьте.

– Кирк на связи. Вы не можете увеличить амплитуду вашего сигнала? Мы едва слышим вас.

– Необходимо усилить наш сигнал, лейтенант.

– Пытаюсь сделать это, сэр. Слишком большие помехи.

– «Помпеи» блокируют нашу рабочую частоту. «Энтерпрайз», мы как можно скорее должны встретиться для переговоров. Капитан Кирк, командование Звездного Флота должно обязательно узнать о…

Последняя фраза была прервана оглушительным треском. «Звездную Империю» начало трясти. Чья-то рука явно направляла фазерные залпы в самые незащищенные участки корабля. Из некоторых блоков на мостике повалил дым, перемежавшийся оглушительным треском.

– Боже мой! – воскликнул Берч. – Я не думал, что они все же пойдут на это!

– Сэр, включайте сигнал тревоги и переводите корабль в аварийный режим! – закричала я.

– Да… тревога. Спасибо. Приказываю всем перейти в аварийный режим работы.

Всюду замелькали красные лампочки; дьявольски трудная ситуация получила и соответствующую окраску.

Мы ощутили новую серию ударов вторая фазерная атака. Дредноут опять охватила мелкая, неприятная дрожь.

– Прямое попадание в отсек контроля за системами коммуникации, сэр.

На нижней палубе. Новелри отгонял от себя дым рукой.

– Он стремится помешать нашему разговору с Кирком, – произнес Берч. Кэрр, вы еще не нашли способ подключить защитные экраны на полную мощность?

Неужели корабль защищен экранами только наполовину? Вот почему после каждого удара мы ощущаем такие толчки!

– Еще нет. – ответил один из младших лейтенантов, тощий мальчик возраста, в котором родители уже могут разрешить самостоятельно копаться в песочнице.

– Все панели управления подключены к компьютеру и управляются им до тех пор, пока нам не удастся выйти из автоматического режима.

– Кто-нибудь знает, как это сделать?

Корабль вновь закачался под ударами, палуба начала уходить у нас из-под ног.

– Теперь это уже точно не «Помпеи», – закричала я. – Мистер Скотт частично заблокировал их фазерные установки.

Берч повернулся на стуле.

– Хоптон?

– Вас понял, сэр, – отозвался дюжий парень от оружейной консоли. Первый залп – «Помпеи». После этого стрельбу вел только «Линкольн».

– О боже, боже… Пайпер… спуститесь вниз, прошу вас. Взгляните, может быть, удастся восстановить связь. Нам просто необходимо привлечь Кирка на свою сторону!

Я, спотыкаясь, устремилась к турболифту, надеясь, что дредноут все же окажется таким же крепким, как нам излагал в своем докладе Бома. Мэрит рванулась вслед за мной.

– Я пойду с вами. Возможно, я смогу вам помочь.

Перед тем, как закрылась дверь турболифта, мы услышали доклад младшего лейтенанта Кэрра:

– Сэр, им удалось разрушить внешнюю оптику проектора изображений!

Я прислонилась к стенке кабины и закрыла глаза.

– Какой кошмар.

Мэрит начала что-то говорить мне, но ее слова потонули в гуле очередной фазерной атаки. На несколько секунд погасло внутреннее освещение. Переборки и опорные блоки стонали и ревели, словно ветер и гром в бурю; Корабль раскачивало из стороны в сторону, будто утлую лодку в океане. Мэрит и я оказались заблокированными в лифте и с напряжением ждали, когда наступит восстановление искусственной гравитации и мы сможем продолжить движение.

Я силой поставила Мэрит на ноги.

– С вами все в порядке?

– Если бы вы вовремя не подсказали ему о переходе в аварийный режим, системы корабля не смогли бы автоматически справиться со столь серьезными поломками.

Очевидно, их атаками руководит Бома. Удары наносятся в самые уязвимые точки корабля. Нет опаснее врагов, чем люди, которые хорошо знают твой корабль. Я не думаю, что Берч успел разобраться в системах вооружения дредноута.

– У них есть также проблемы с выходом из автоматического режима, управляемого компьютером.

– Как бы мне хотелось сейчас оказаться дома.

Лифт содрогнулся, но продолжил свое движение. Централизованное освещение вновь замигало.

– Корабль подвергся деформации, – решила я. – Шахта лифта слегка перекошена. Риттенхауз не ошибся в выборе, когда решил привлечь к своему плану Бома.

– Но ведь он не убьет нас, Пайпер? – Я уставилась на нее.

– Риттенхауз? С какой стати ему волноваться о нас?

Она задумалась.

– Но вице-адмирал действительно верит в то, что он делает все для блага галактики. Во всяком случае… мне так кажется. И он просто хочет напугать нас.

Возможно, она слишком боялась угрозы смерти и убеждала себя в том, что ей удастся выжить. Ее неспособность владеть собой в этом отношении напугала меня. До этого Мэрит казалась мне более выдержанной.

– Мы еще поборемся, – успокоила я ее. Я старалась убедить себя в том же. – Нам придется стать свидетелями всех его планов, какими бы они ни были. Если мы погибнем, то все это закончится, по крайней мере, крупной перетряской в Звездном Флоте, что обязательно расстроит его планы. Пока мы можем лишь надеяться на это.

– О да, – пробормотала она, но ее уверенность прозвучала фальшиво.

Через несколько минут мы уже бежали вдоль промежуточных станций системы связи на нижних палубах, пытаясь найти основную поломку. Корпус корабля еще оставался цел, но, по инструкции Бома, рассеянным огнем было разрушено бесчисленное количество панелей, на месте которых теперь висели оборванные провода вместо когда-то работавшей здесь техники. Корабль был почти пуст, по пути нам попалось не более пятидесяти человек. Ощущение одиночества не покидало меня, как я ни пыталась не обращать на него внимания. Через несколько поворотов мы, наконец, нашли нужную нам комнату, тоже заваленную испорченной техникой, – последствия все тех же точечных фазерных ударов. От увиденного мне оставалось только вздыхать.

– Это невозможно починить, – сделала вывод Мэрит.

– Сколько мусора… ну что ж, попытка – не пытка. Помогите мне убрать эти панели. Осторожнее, здесь оголенные провода. Помните об изоляции. И не надо, чтобы охлаждающая жидкость лишний раз попадала на руки.

– Хорошо. Пайпер, я думаю, что наши усилия бесполезны.

– Но я все-таки попытаюсь.

Нам потребовалось минут двадцать, чтобы рассортировать все по полочкам, и я, наконец, нашла то место, где произошла главная поломка. Это касалось, к нашему счастью, лишь той части цепей, которая обслуживала каналы связи с отдаленным космосом. Каждый раз, когда от щитов летели искры, Мэрит уговаривала меня прекратить мои попытки. Еще, наверное, и потому, что команда Риттенхауза продолжала обстреливать нас. У нее были, конечно же, основания для боязни: следующее попадание в этот отсек – и мы превратимся в дым. Нас не оставляли в покое ни на минуту, корабль качался, скрипел и боролся за жизнь. Иногда Берч отвечал им своими залпами, хотя я знала, что у него вряд ли хватит смелости вести огонь на поражение по другим кораблям Звездного Флота. Он задумал свой план не для того, чтобы убивать, а, наоборот, чтобы предупредить бойню. Ну а способен ли он выстоять в настоящей схватке – это нам еще предстояло увидеть. По крайней мере, это была его проблема, а не моя.

А как же Кирк? Что он будет делать теперь, когда открыт огонь? Он должен принять ту или иную сторону, соединиться с нами или уступить Риттенхаузу. Я подозревала, что капитан вряд ли просто так уступит вице-адмиралу, особенно после того, что случилось на его флагмане. Берч хорошо понял суть политики Кирка. Капитан «Энтерпрайза» придерживался своих взглядов на вещи, был высококлассным специалистом., которого очень трудно ввести в заблуждение, не склонный к внушению со стороны. Он заслуживал всех почестей, какие только мог дать ему Звездный Флот, включая службу в Адмиралтействе, которую ему предлагали.

Мне было любопытно, почему же он отказался от продвижения по службе?

Неужели у него не было амбиций, как предполагал Берч? Или сама мысль о службе в насквозь коррумпированном верхнем эшелоне власти Флота вызывала у него такое же отвращение, как и у меня? Знал ли он о надвигающихся событиях еще до того, как произошел этот инцидент? Сделал ли Риттенхауз ошибку тем, что решил привлечь его к своим делам? Все эти предположения имели под собой определенную почву. Но если раньше Кирк делал свои выводы лишь на основании догадок и предчувствий, этот инцидент заставил его как следует углубиться в детали, как это было с Сардой и со мной.

– Думаю, что я близка к завершению, Мэрит. Я заменила несколько предохранителей и восстановила работоспособность катушек. Электротехника и механика не были моими специальностями, но я никогда не увиливала от новой информации, даже непонятной мне, и вот теперь сумела восстановить работоспособность поврежденного канала связи, который донесет, наконец наши голоса до «Энтерпрайза», а их ответ – до нас.

– Вы хотите сказать, что действительно сможете все исправить? спросила она.

– Может быть, исправить – не совсем точный термин, но я смогу запустить резервную цепь проводников. Вы не видели здесь случайно зажимов типа «иезус»?

– Каких зажимов?

– Это небольшой зажим, размером чуть больше ногтя, с петлей на конце и упругим боковым контактом. Что-нибудь похожее попадалось вам на глаза?

Она начала рыться в электротехническом мусоре, а я продолжала свою работу. Я знала, что она старается изо всех сил, но все у нее получалось слишком медленно. Наконец, зажимы были найдены.

– Вы называете их так, потому что они похожи на английскую букву «J»?

– спросила Мэрит.

– Неужели? Действительно, они похожи, но не из-за этого.

– Тогда почему же?

– Кто-то из техников-землян назвал эти детали так сразу после их разработки, лет двадцать назад. Они просто были раздосадованы их необычной упругостью и прыгучестью. Если этот зажим сжать пальцами и затем резко отпустить – он отлетает так далеко, что его очень трудно найти. Поэтому на любом корабле федерации их валяются многие дюжины где попало.

Мэрит кивнула и продолжала напряженно думать.

– Но почему именно такое название?

– Потому что, – объяснила я, – они прыгают и летят со звуком «иееееезус!».

– Понятно, – ответила она.

– Это абсолютная правда, клянусь. Так что, поищите пару для такого же зажима. Мне необходимо с их помощью заэкранировать резервную электрическую цепь.

– Вот он. И такого же размера, – она подала мне другой зажим. – А что такое резервная цепь?

– Это цепь, соединяющая блоки между собой, но она подпитывается из любого доступного источника энергии и предназначена для сканирования системы с целью поиска свободного электричества и привлечения его к работе.

– Звучит по-каннибальски.

– Это намного более точное определение. Дайте мне, пожалуйста, пинцет.

– Выходите, Пайпер.

– Что вы сказали? Мне еще нужно, чтобы вы убрали этот ненужный для меня корпус.

– Пайпер!

– В чем дело?

– Выходите, пожалуйста. Я не могу позволить вам закончить этот ремонт.

Только после этого до меня дошло. Я взглянула из-под панели на свою подругу.

– О Мэрит…

Она держала в руках направленный на меня фазер.

– Выходите. Пожалуйста. Я не хочу применять силу, – произнесла доктор, отойдя в сторону так, что я могла выбраться из-под электронных блоков.

Я была шокирована.

– Мэрит, что это значит? Как могли вы угрожать мне фазером после всего того, что произошло на вице-адмиральском флагмане?

В ее глазах я увидела слезы, хотя голос Мэрит ставался непреклонным:

– Фазер установлен на оглушение. Мне очень жаль, Пайпер… Я не могу позволить вам восстановить систему связи.

– Не хотите ли объяснить, почему?

– Вряд ли вы меня поймете.

– Мэрит…

– Пожалуйста. Пайпер. Верьте мне.

– Но нам нужно обязательно переговорить с Кирком. Надеюсь, что вы это понимаете.

– Я воспринимаю это как трусливое отступление перед пиратскими культурами. А вы – нет.

– Вы имеете в виду клингонов?

– Частично – и их.

– Мэрит. Риттенхауз – диктатор, покоритель народов в начальной стадии. Он хотел бы превратить галактику в один тщательно раскатанный блин собственного изготовления.

Теперь слезы уже текли по ее щекам.

– Над ними должен быть установлен контроль, Пайпер. Мы не можем больше довольствоваться одними переговорами. Доверять этим существам больше нельзя. Они продолжают совершать свои разбойные набеги и спасаться бегством, а Федерация слишком благодушна, чтобы дать им настоящий отпор.

Мы стали рабами собственных принципов, пытаемся наказать их только по дипломатическим каналам. Но ведь у нас с ними нет никакой торговли, и им безразличен их дипломатический статус. Мы против них бессильны, и они продолжают атаковать нас.

– О ком вы, Мэрит? – осторожно спросила я.

– Об орионцах!

Она почувствовала, что слишком вспылила.

– Они обидели вас?

– Пожалуйста, не надо опекать меня.

– Не буду. Но расскажите мне. Я очень хочу знать.

Теперь ее голос напряженно зазвенел. Слезы на щеках высохли, а перед глазами возникли яркие воспоминания о тех ужасах, которые ей довелось пережить.

– Мне было шесть лет по земным стандартам. Всего шесть. Я жила тогда со своими родителями на Палькео и однажды мы отправились на корабле «Перцептив» с грузом текстиля на отдаленную космическую станцию К-7. Наш борт был захвачен орионцами. В последнюю минуту моя мать успела затолкать меня в шкаф и приказала спрятаться там. Я просидела в укрытии девять часов, слушая крики и стоны команды, которую они сразу же вырезали, Пайпер.

– Мэрит…

– Еще несколько часов я просидела в полной тишине, потому что боялась выйти, а когда, наконец. выбралась, то долго не могла ходить – так затекли мои ноги… Мне пришлось лежать на полу, рядом с одним из трупов, в луже крови. Мои родители были убиты… особо зверски. И все другие – тоже…

Пираты забрали все товары, помимо жизней экипажа…

– Можете не продолжать, – прошептала я. Она облизала пересохшие губы.

– Я пробыла на этом корабле семь дней, прежде чем нас нашел патруль Федерации. Все эти дни тела убитых разлагались. Страх не покидал меня, я боялась, что они вернутся. Мне казалось, что я смогу зашить раны на телах убитых, и они оживут. Ведь я была еще совсем ребенком… Но у меня ничего не получилось. Никто не ожил: ни мои родители, ни капитан, ни сын коммодора Нэша…

Лицо Мэрит, ее серебристые волосы, руки. удерживавшие фазер, – все это поплыло у меня перед глазами.

Я едва слышно пробормотала:

– И сын Нэша?

– Да, он тоже был там.

– И через столько лет, – добавила я, – они решили обратиться к вам?

– Я – единственная, кому удалось выжить после нападения орионцев за всю их историю. Единственная, Пайпер. Мне было достаточно много лет, чтобы понять, что тогда произошло, но недостаточно, чтобы выступить в роли свидетеля в суде. Орионцы для вида соблюдают нейтралитет, а на самом деле до сих пор промышляют грабежом и делают, что хотят, тем самым насмехаясь над всеми правилами поведения и межнациональных отношений, а Федерация ведет себя слишком мягко и не хочет конфронтации с ними. Риттенхауз обещает остановить все эти бандитские вылазки, игнорирование клингонами, ромуланами и другими заключенных договоров. Это назревшая необходимость.

Галактика должна быть объединена. Теперь, когда у нас есть дредноут, мы в состоянии дать отпор любому агрессору. Понятно?

Я на минуту закрыла глаза. Все объяснения, которые можно предложить по поводу услышанного, конечно же, очень далеки от реальности. Ничто не залечит ее горя, не вернет ее родителей. От собственного бессилия я почувствовала приступ тошноты, слезы наворачивались мне на глаза. Как помочь ей увидеть главное? Я не могла найти слов поддержки, сочувственных и сильных одновременно.

– Мэрит, – тихо начала я, – Риттенхауз просто не сможет быть тем просвещенным диктатором, каким планирует. Потому что такого не бывает. И, в принципе, не может быть.

– Но он сможет. Нам всем нужно объединиться в один мощный кулак…

– И стать точно такими же разбойниками, как это орионцы, только в масштабе всей галактики? Нет, моя дорогая, послушайте меня. Его план уже сейчас начинает разваливаться. Как только мы решаем сопротивляться ему, он отдает приказ охране перевести фазеры в режим дезинтеграции/убийства. Не очень-то похоже на поведение добродушного дедушки, не так ли? Берч бросил ему вызов, и теперь он ведет по нам огонь. Поняли, что означают его точечные удары? Ему нужно сохранить корабль, но не нас. Он решил от нас избавиться, Мэрит, потому что мы встали на его пути. А что будет, если на нашем месте окажется целая нация? Клингоны, орионцы, ромулане – все они имеют право быть тем, кем хотят сами.

Всхлипывая, она добавила:

– И за наш счет?

– Нет, но убийство другого рода вряд ли чем-то лучше, не так ли?

Пиратство под государственным флагом все равно остается пиратством.

Как бы в подтверждение моих слов еще один фазерный залп потряс «Звездную Империю». Он легко проник через защитные экраны половинной мощности и в нескольких местах прожег оболочку из квантобериллия.

– Почувствовали? Фазерный залп полной мощности прямо по незащищенному корпусу, Мэрит. По крайней мере, два корабля продолжают вести огонь по нам. Он хочет убить нас. А после этого и всех других, кто вздумает помешать ему в его утопических планах.

Глаза доктора наполнились слезами, рука, державшая фазер, бессильно повисла. Она снова и снова прокручивала мысленно мои слова и в конце концов поняла, что стала жертвой пропагандистской кампании. И только доверие ко мне помешало ей окончательно подпасть под чары Риттенхауза. Я негромко обратилась к ней:

– Подумайте о детях Ориона. И отдайте мне свой фазер, хорошо?

Она закрыла глаза и убрала палец со спускового крючка фазера, после чего он оказался в моей руке. Я облегченно вздохнула. Однако, ненадолго: огонь фазеров трех кораблей снова потряс «Звездную Империю» в надежде в конце концов проникнуть сквозь ее тугоплавкий корпус и погубить все живое на борту дредноута. После нас их жертвой должен стать Кирк и весь «Энтерпрайз». Сначала в плане вице-адмирала стояли только Берч, его люди и я. Теперь список жертв расширился и включал в себя весь «Энтерпрайз». А в качестве объяснения случившемуся он придумает правдоподобную ложь о смерти в бою с мятежниками, о трагической гибели офицеров легендарного «Энтерпрайза» и его менее известной команды. С каждой атакой сторонников Риттенхауза Мэрит все больше и больше была склонна верить мне. Я протянула ей руку.

После очередной атаки произошел взрыв в отсеке, где мы находились. За спиной Мэрит разлетелась на куски целая приборная панель, и доктор получила серьезный удар в спину. Мэрит стала падать вперед, на меня, увлекая нас в сторону коммуникационной системы внутренней связи. Мне с трудом удалось удержаться от падения и осторожно посадить ее на пол.

Мэрит была в болевом шоке. Светло-пурпурная кровь стекала с ее спины мне на ноги. Она судорожно цеплялась за меня.

– Мэрит, я сейчас помогу тебе. Ты не останешься одна, больше никогда не останешься, слышишь? Можешь говорить?

Она сделала глотательное движение и хрипло ответила:

– Я думала… я ему поверила…

Я добралась до пульта внутренней связи.

– Мостик, это Пайпер! Нам требуется помощь. Кто-нибудь из медиков.

Быстрее!

Берч ответил сразу же, несмотря на продолжавшиеся фазерные удары:

– Я пришлю двух санитаров. Это самое большее, что у меня есть, Пайпер.

– Пожалуйста, поторопитесь. Я почувствовала, что лавандового цвета кровь Мэрит потекла быстрее. С усилением кровотечения возникла реальная угроза ее жизни. Теперь я поняла, почему Мэрит настояла на выходе в коридор, когда мы пытались транспортироваться на «Энтерпрайз». Этим она предупреждала Риттенхауза о нашем бегстве. Ему удалось сделать Мэрит своей пешкой, печальное прошлое девушки сыграло для нее роковую роль.

Я крепко обняла ее.

– Когда же они придут…

* * *

Когда прибыли двое санитаров с гравитационными носилками, Мэрит уже совсем ослабела. Ее лицо было белым и бесстрастным. Мы осторожно положили доктора на носилки.

– Боль уже прошла, – прошептала она. – Пайпер, почему уже ничего не болит…

– Просто твое тело потеряло чувствительность. Все будет в порядке.

Но она была врачом, а разве просто обмануть его в том, что касается медицины? Я сама не знала, почему ее боль исчезла и, как могла, утешала девушку:

– Сейчас они отнесут тебя в лазарет. – Мэрит отвернулась к стене.

– Лучше умереть, – прошептала она, – чем так ошибиться.

Я взяла ее за руки.

– Посмотри на меня. Ты лишь одна из миллионов обманутых в этой галактике просто из-за того, что вы хорошие люди. Ты доверилась ему, он воспользовался этим и очаровал тебя своими планами. Нужно сделать выводы из случившегося. Ты обязательно станешь самым известным врачом Федерации, слышишь меня? Ты обязательно будешь жить! Обещай мне!

Я сама не выдержала и заплакала. – Обещаю, – чуть слышно прошептала она. Санитары увезли ее. Я снова осталась одна. Мне надо было заканчивать свою работу.

Глава 9

Взрыв, которым ранило Мэрит, вновь вывел из строя кое-что, что я только что отремонтировала, хотя на замену предохранителей и восстановление плат потребовалось уже значительно меньше времени. Работая над связями системы с компьютером, я вспомнила упоминание Брайана о трудностях, с которыми он столкнулся при наводке на цель корабельного оружия. И еще о сложностях перехода на ручной режим управления защитными экранами корабля, минуя компьютер. По пути к мостику до меня дошло, почему Берча так волновала эта проблема: он просто не знал, как воспользоваться ресурсами компьютера, и поэтому искал способ, как отключить его.

Кровь Мэрит цвета лаванды, засыхая на брюках моего костюма, приобретала банальный фиолетовый цвет. Эти пятна на моей одежде не позволяли мне забыть о Мэрит ни на минуту. Теперь я восхищалась ею: она впервые встретилась с правдой и восприняла ее как должное. Я подумала о том, как бы сама вела себя на ее месте, хватило бы у меня смелости, чтобы отбросить ошибки и предрассудки всей предыдущей жизни. Несчастная Мэрит…

Она тщательно скрывала свои эмоции, ни разу не обмолвившись о том, что произошло с ней в детстве. Вместо злости и горечи она всегда с уважением относилась к чужой жизни. Мэрит обязательно должна выжить. Несмотря ни на что.

На мостике была по-настоящему боевая обстановка. Дым валил, по крайней мере, из двух коммуникационных блоков, что говорило о серьезности повреждений. Обычно в такой ситуации сразу появились бы целые команды техников, но сейчас, когда на всем корабле насчитывалось не более пяти десятков персонала, все занимались только тем, что еще работало. Любые аварии, за исключением критических, были вынуждены ждать своего часа.

Берч кричал на кого-то из своих подчиненных, а на экранах мониторов шло настоящее сражение. Фазеры космических крейсеров разрезали своими лучами черный бархат космоса, больно кусали корабли, непрерывно маневрировавшие друг перед другом, и по траектории их движения я сразу же поняла, что «Энтерпрайз» ввязался в драку, чтобы отвлечь огонь от нас.

Таким образом, Кирк сделал свой выбор.

Я добралась до Брайана, стоявшего у инженерной консоли.

– Введите меня в курс последних новостей.

Он вытер пот со лба.

– Кирк вмешался сразу после вашего ухода. Он сделал залп по флагману вице-адмирала, и Риттенхауз приказал своей тройке дать ответ. Капитан Тутакан воздержался, но Нэш сразу же выступил вперед и нанес удар по «Энтерпрайзу» фотонными торпедами. Результат вы видите сами. Затем Лидсон подвел свой «Горнет» поближе к нам, то же сделал и Тутакан на «Потемкине».

Они прорвали нашу внешнюю оболочку не более, чем в трех местах, но нам не приходится надеяться на чудеса при нашей половинной защите.

– Командир!

Я оставила Брайана, направилась к Берчу и шла за ним, пока он переходил от пульта к пульту, морально поддерживая свою не очень опытную команду и пытаясь научиться у них всему, чему они успели научиться сами за столь короткое время.

– Командир, я думаю, что мы сможем установить наши отражающие экраны на полную мощность.

– Да? Каким образом?

– Надо прекратить попытки обойти работу компьютерной программы.

Просто попросите ее о помощи.

– А вы знаете, как это сделать?

– Да, это почти просто.

– Тогда идите сюда. – Он схватил меня за руку и подвел к компьютерному терминалу. – Вы должны это сделать.

Я поморщилась. Его намерения были похвальны, но у него не было опыта.

В любом случае, хуже от моей попытки не будет. Нажав на клавишу, я обратилась к компьютеру:

– Компьютер.

– Слушаю вас.

– Войдите в режим переключения нападение/защита.

– Специфицируйте задачу.

– Подключите систему отклоняющей защиты. Активизируйте режим автоматической наводки на цель и точечных ударов и передайте контроль над ними в капитанскую рубку.

– Принято, – ответил приятный голос речевого имитатора. – Режим первичной защиты установлен. Доступ к ресурсам оружия подключен для управления через капитанскую рубку, активизирован режим речевых команд с последующим подтверждением с консоли.

Младший лейтенант Хоптон уставился на свой экран.

– У нас развернулись защитные экраны! Вдоль всего корпуса корабля!

Берч вздохнул с облегчением. У него появилась возможность пару минут отдохнуть.

Но отдыхать пришлось недолго. Улыбка Терри Броксон плавно перешла в выражение ужаса и отчаяния. Она приложила микрофон прямо к уху.

– Нет… Командир, «Энтерпрайз» почему-то убрал свои защитные экраны!

Терри переключила канал связи для всеобщего прослушивания всеми находившимися на мостике, который сразу же заполнился голосами.

Сначала голос Спока.

Затем ответ Риттенхауза.

Снова Спок.

– … серьезные повреждения… капитан Кирк переправлен… связь мостика с другими… для контроля фазерного оружия…

Мы затаили дыхание. На мостике «Звездной Империи» стало тихо, как в Мавзолее. Все внимательно слушали. Терри Броксон и младший лейтенант Кэрр старались отфильтровать помехи, заглушавшие голос Спока. Наконец, им это удалось. Вскоре я пожалела о последнем.

– Вы своими ударами разрушили все оболочки корпуса инженерного отсека, включая кожух трубопровода охлаждающей системы.

– О боже мой, – выдохнул Берч.

– Если удастся локализовать течь, то у нас не будет проблем. Однако, если аналогичная течь произойдет на нескольких палубах, очень трудно будет сохранить химическую инертность охлаждающего раствора. По нашим расчетам, у нас есть около семнадцати минут до того, как охладитель проникнет через межпалубное пространство и весь корабль окажется загрязнен трихлоридом аммония Уэйда-Гауберга. Конечно, газ не является вредным для начинки корабля, но персоналу угрожает серьезная опасность. Поскольку капитан Кирк находится без сознания, я вынужден принимать решения. «Энтерпрайз» сдается, но при условии, что вы организуете немедленную эвакуацию всех членов экипажа на борт вашего корабля. Пожалуйста, ответьте нам.

Кирк без сознания?

Пол Берч бессильно опустился в капитанское кресло. Его взгляд потускнел. Он еле слышно произнес:

– Вот так. Нам конец.

Мной овладели противоречивые чувства. Вскоре мы услышали ответ Риттенхауза:

– Мистер Спок, – начал он, – капитан Кирк в таком тяжелом состоянии?

– Сэр, – отвечал Спок с плохо контролируемым нетерпением. – Капитан Кирк умирает. Девятнадцать процентов членов команды выведено из строя.

Доктор Маккой борется за жизнь капитана. Время слишком дорого, вице-адмирал. Вы должны принять нашу команду на ваши корабли. У нас осталось чуть больше пятнадцати минут. Я отдаю приказ моей команде перейти на транспортную палубу.

В сдержанности вулканца чувствовалось плохо скрываемое волнение, прорывавшееся в его чеканных словах, смысл которых был понятен и любому ослу.

– Все кончено, – пробормотал за моей спиной Брайан. – Без «Энтерпрайза» мы беспомощны.

Берч смотрел на нас невидящими глазами, он заметно побледнел.

– Хорошо, Спок, – в голосе Риттенхауза прозвучало плохо скрываемое удовлетворение, даже триумф, но с определенной долей снисходительности. Я отдал приказ «Потемкину» и «Линкольну» подойти поближе к вам, на расстояние действия транспортационного луча, чтобы вы смогли организовать отправку членов вашей команды сразу на два корабля. Пусть оставшиеся члены вашего экипажа собираются в центральном отсеке.

– Принято. Все, кто не могут быть транспортированы с основной палубы, будут собираться в корабельном лазарете.

– Мистер Спок, мне все же не совсем понятно, как мог кожух охлаждающей системы оказаться разрушенным внешним фазерным залпом, ведь вероятность такого события не выше, чем один к миллиону. Я хотел бы узнать ваше мнение об этом, пока «Потемкин» и «Линкольн» займут нужную позицию.

Итак, Риттенхауз подозревал неладное. И все же он дал приказ двум своим кораблям подойти совсем близко к «Энтерпрайзу», очевидно, полагая, что гибель всей его команды, несмотря ни на какие объяснения, вряд ли удастся оправдать перед командованием Звездного флота. К тому же, там ему понадобятся друзья. Много друзей.

Проявляя нетерпение настоящего вулканца, Спок продолжал:

– Ваш фазерный огонь, вице-адмирал, прорезал корпус нашего корабля вблизи его носа, где, как вы знаете, трубопровод охлаждающей системы пролегает ближе всего к наружной обшивке корабля. Здесь же расположена главная батарея изолирующей системы. Шанс одновременного поражения обеих систем восемь тысяч…

– «Потемкин» и «Линкольн» почти вышли на заданную позицию, Спок.

Сообщите нам координаты вашего судового лазарета.

Риттенхауз ликовал от неожиданного успеха. На радостях он даже оскорбил Спока, не дав ему договорить.

Берч также это почувствовал. Он сидел молча, слушая их разговор.

– Брайан, – хрипло произнес Пол, – сообщите команде. Я собираюсь сдать им дредноут и не желаю больше потерь в моей команде.

В моей голове зазвенели колокола. Все кончено. Теперь Кирка нет, и мне больше не на кого положиться.

Однако я продолжала ощущать на себе его внимание. Он оставался рядом со мной даже в поражении. К последним новостям я почему-то отнеслась очень спокойно. Моя опора еще сохраняла силу. Даже уступать нужно уметь с честью. Умереть хорошо…

Берч коснулся кнопки коммуникатора, встроенной в его кресло.

– «Помпеи», это Пол Берч. Я принял решение уступить…

– Подождите!

В одно мгновение я оказалась рядом с ним. Мои руки горели, я прикрыла ими микрофонное гнездо. Берч удивленно посмотрел на меня. И все остальные.

Я тоже была отчасти удивлена своим поступком. Что я наделала? Но пока я еще чувствовала в себе силы. Потому что знала…

– Минуточку.

Мы наблюдали за монитором, на экране которого «Потемкин» и «Линкольн» подошли к искалеченному «Энтерпрайзу» и убрали свои защитные экраны для того чтобы принять к себе членов его команды.

Подошел Брайан:

– Пайпер, к чему затягивать, все и так ясно. Схватка закончена.

Верьте мне, это принесет только дополнительные страдания.

– Заткнись.

Пол Берч по-отечески обнял меня. откашлялся и негромко произнес:

– Лейтенант, ведь мы не отказываемся от своего мнения… Теперь мы перенесем всю борьбу в руководство Звездного Флота. Наверное, мы и так сделали немало. Сейчас пора прекратить сопротивление.

Но я не слушала его. Наблюдая за подошедшими к «Энтерпрайзу» двумя вражескими кораблями, я пропускала его пораженческие разговоры мимо своих ушей, лишь сопровождая их кивком головы. Я попыталась своим взглядом убедить его, мысленно передать ему всю правду, поскольку сам он, по-видимому, не мог разобраться в происходящем.

Мой шепот донес до него то, что видела я и не видел он.

– Вы не понимаете главного. Кирк сам знает, что ему делать.

Он нахмурился:

– Но ведь Кирк тяжело ранен. Не думаете же вы, что…

Фазерный залп с «Энтерпрайза» прорезал темноту космоса. «Потемкин» завертелся на месте, словно уж на сковородке, и сразу же отошел от «Энтерпрайза» в сторону, его незащищенный корпус загорелся голубыми огоньками разогретого до температуры плавления металла.

Через секунду корабль Кирка выпустил залп по «Линкольну», не дожидаясь оценки ущерба, понесенного крейсером Тутакана. Красные огненные лучи достигли его корпуса, отскочили одной частью в сторону, а другой выбили потоки огненных брызг из гондолы ускорителя «Линкольна», после чего этот корабль тоже предпочел отойти подальше от нас. Ближайший космос наполнился раздаваемыми в спешке приказами и ответами на них. Но прежде, чем «Помпеи» успел принять ответные меры, «Энтерпрайз» поднял все свои защитные экраны и с помощью двигателей вертикального взлета поднялся вверх.

Берч приподнялся из своего капитанского кресла.

– Что это?

– С Кирком все в порядке. – прервала я его, надеясь, что это не только моя догадка. Меня не покидало навязчивое видение: Кирк стоит около монитора наблюдения, а Спок продолжает свои разговоры на тему капитуляции.

– Откуда вам это известно?

В моей голове мелькнуло несколько вариантов ответа, но все они показались мне чересчур самодовольными. Что бы я ни сказала, это все равно отражало бы мое участие в артистическом обмане Кирка. Поэтому я просто пожала плечами.

– Оставить наши экраны на месте! – отрезал Берч, восхищенный этой уловкой. – Великолепно! Кирк – превосходный обманщик! Я никогда бы не смог…

– Броксон, каковы результаты залпа «Энтерпрайза» по этим двум?

Терри с трудом сбросила с себя оцепенение, вызванное смелым обманом Кирка.

– Их потери? О… да. «Потемкин» снова движется в нашу сторону, его левый борт до сих пор закрыт экраном. «Линкольн» получил более серьезные повреждения. Нэш выведен из строя на несколько минут. Их ускоритель полностью в нерабочем состоянии… навигационный банк данных разрушен… толчковые двигатели по левому борту выведены из строя. Способность к маневру у них сохранена, но им придется двигаться по большому радиусу. На моем сканнере…

– Сэр, – прервал его младший лейтенант Хоптон, – Риттенхауз вводит в игру «Горнет». Он сказал еще что-то, что я до конца не разобрал, насчет фазеров, которые снова надо привести в действие. Какая-то чепуха.

Берч посмотрел на меня.

– Помните, вы говорили о том, что главный инженер Скотт вывел из строя их фазеры?

– Да, – ответила я. – Теперь они обнаружили наш сюрприз.

– Все получилось неплохо. Это дало нам передышку. Займите снова свое место в рубке, лейтенант. И спасибо.

Я почувствовала, что краснею, но мне было не до этого. «Помпеи» обнаружил нашу военную хитрость и принял ответные меры. Теперь он может применить если не фазеры, то фотонные торпеды. Мои мысли прервали два новых удара: «Звездная Империя» стала жертвой торпедной атаки с близкого расстояния, которая коснулась практически всех на мостике, и никто не устоял на ногах. Через секунду нас настиг фазерный залп капитана Лидсона с «Горнета», и дредноут накренился на правую сторону. Наши экраны в том состоянии, в котором они находились, плохо держали удары. Чтобы не упасть, я ухватилась за ручки своего кресла. Всюду летали огненные искры, щелкали реле, выбивало предохранители, в воздухе запахло жженой изоляцией. Совсем недалеко кто-то, кашляя, пробирался по палубе.

– Ли Ванг! – едва откашлялся Берч. – Попытайтесь восстановить работу компенсатора гравитации! Подключите компьютерный контроль за системами обнаружения неисправностей так, как вам показала Пайпер!

Когда, наконец, произошло восстановление гравитации, я смогла вытянуть ноги и попыталась сделать из дредноута если и мишень, то хотя бы движущуюся. В такой ситуации нет ничего опаснее, чем стоять на месте. По крайней мере, пусть поработают, прежде чем поймать нас на мушку.

– Сэр, думаю, что мы должны сделать ответный залп. О'кей? предложила я.

– Что? – Берч появился в едком облаке зеленого дыма. – Пусть за нас это сделает компьютер, таким образом мы сэкономим энергию.

– Я не могу ответить за компьютер, но все же…

Над нами вновь посыпался потолок, меня стало опять бросать в стороны и пригибать к палубе. Вокруг снова полетели огненные искры, реле неистово защелкали, воюя с электрическими цепями за превосходство, стараясь натянуть одеяло энергоресурсов корабля на себя в условиях наступившего их жестокого дефицита. Я, так же как и они, действовала по программе, которая была заложена в меня в результате сотен дней тренировок – инстинкт на выживание был вымуштрован во мне Звездным Флотом превосходно. Тогда эти тренировки казались мне такими скучными, теперь же они стали для меня спасительными буями, за которые я судорожно цеплялась. Капитан Кирк, интересно, вы сами когда-нибудь работали над подобными рефлексами? Вам приходилось жестоко бороться за то, чтобы вас осенила какая-нибудь светлая мысль? Хорошо бы, если бы это было так, тогда бы и я пыталась бороться со своими человеческими слабостями до последнего. Мне так сейчас нужна ваша поддержка, ваш голос. Дайте мне какой-либо знак, права я или нет.

Колени… неужели это мои колени? Я ползла вперед через едкий дым, уклоняясь от оголенных электрических проводов. На мостике была настоящая боевая обстановка. Вентиляторы упрямо разгоняли дым. Я с трудом встала на затекшие ноги, мои глаза слезились.

На переходе Брайан Силайна и младший лейтенант Ли Ванг склонились над чьим-то телом.

Мое сердце гулко забилось. На полу лежал Берч. Он был так нужен нам.

Как самый старший по званию. Как хорошо знающий Риттенхауза. Как капитан корабля, пусть даже полупрофессионал.

Теперь он лежал и не подавал никаких признаков жизни.

Я метнулась к ним, тошнота подкатила к моему горлу.

Весь его левый бок представлял собой зону сплошного глубокого ожога.

Его одежда, кожа, кровь – все смешалось в единое целое.

– Он мертв? Брайан покачал головой.

– Еще жив.

Он нажал кнопку коммуникатора.

– Нам на мостик нужен кто-нибудь из корабельного лазарета, немедленно. Понадобится противоожоговый набор и антигравитационные носилки.

Ответил взволнованный мужской голос:

– Идем. Сколько ожогов?

– Только один. Но самый опасный.

Хорошо, что Берч был все еще без сознания. Мы переживали все муки за него. Потому что остались одни.

Глава 10

Мостик наиболее мощной и совершенной военной машины Звездного Флота обезлюдел; Брайан, Терри Броксон, два стажера и я с беспомощным выражением на лицах наблюдали, как двое техников тащили Берча к турболифту. Он был единственным на корабле, кто хоть что-то знал о «Звездной Империи», но даже его знания были скудными. Теперь дредноут попал во власть незнаек.

– От нас пользы столько же, сколько и от покойников, – произнес младший лейтенант Новелри и сразу же вздрогнул.

За нашими спинами на экранах мониторов, сверкая в фиолетовых лучах какого-то далекого солнца, к нам приближались два корабля, управляемые подручными Риттенхауза: капитаном Лидсоном на «Горнеге» и капитаном Тутаканом на «Потемкине». Его дружки, закупленные вместе со своими кораблями. Каждому из них была обещана адмиральская должность в «обновленном» Звездном Флоте после ликвидации Империи Клингонов и аннексий их планет в состав Федерации, и каждый из них имел собственную потаенную мечту. В лучшем случае все это напоминало дурной сон.

Интересно, как далеко проникли подобные идеи среди командования Звездного Флота?

– Как ты думаешь, что нам теперь делать? – спросила я Брайана.

Лица стоявших вокруг меня приобрели торжественное, боязливое выражение, все искали друг в друге точку опоры. У них спрашивать что-либо бесполезно.

– Брайан…

Силайна оглянулся. Он уже сдался; я видела это в его лице, его мозг прекратил сопротивление и начал искать утешение в бесчисленных цифрах прибежище инженера и исполнителя чужой воли. Тот, на кого я надеялась, уже отказался от принятия каких-либо решений, собрал свои вещи и бесстрастно смотрел мне в глаза.

– Берите все на себя, Пайпер. Мной овладел панический страх.

– На кой черт мне все это нужно? Такой корабль – тем более. Ты что, сошел с ума?

– Это твое место. Посмотри. Все другие просто не в состоянии.

– И я тоже. Извини.

Я опустилась в кресло. Если Брайана как следует подтолкнуть, он, в принципе, сможет командовать. Но я поняла, что вряд ли способна на это, тем более, что вскоре двери лифта открылись и в них исчез единственный мужчина-претендент на должность капитана. Стажеры тупо оглядывались, ожидая, кто возьмет ответственность на себя. За моей спиной раздался щелчок коммуникатора.

– «Энтерпрайз», это «Звездная Империя», – раздался голос Терри Броксон. – Командир Берч тяжело ранен. У нас не осталось офицеров выше лейтенанта по званию, а подготовленных к командованию этим дредноутом тем более. Вы не могли бы прислать к нам другого капитана?

Ее голос дрогнул. Всеми овладел страх. В руках детей даже дредноут стал бессильной игрушкой.

Мужественный, но доброжелательный голос рассеял наше напряжение.

– Это Кирк. «Звездная Империя», доложите о ваших потерях.

Терри откашлялась.

– Основные защитные экраны N7 и N12 полностью разрушены, по левому борту NN17-20 серьезно повреждены. Мостик частично разрушен, но, в основном, работоспособен. Импульсные двигатели повреждены, но могут быть восстановлены, через двадцать минут они должны выйти на уровень 80% от стандартной мощности. Вспомогательный контроль и…

– Достаточно. Статус корабля?

– Из экипажа осталось совсем мало. Берч не готовился к бою.

Большинство из нас до этого никогда не были на корабле ранга космического крейсера. Пока состояние дредноута стабильное… но… боже, мне не хотелось бы закончить жизнь в открытом космосе…

– Не надо, мисс. Держите себя в руках. Ваш корабль находится в экстремальной ситуации.

Голос Кирка звучал, словно спасительный буй. Через мгновение, будто по воле провидения, на экране появилось лицо, на помощь которого мы тоже очень рассчитывали.

Я вздрогнула. За спиной Кирка мистер Спок боролся с дымом, сочившимся из компьютерной консоли, а инженер Скотт занял место в капитанской рубке.

А что случилось с Зулу? Где Ухура? Неужели и на «Энтерпрайзе» дела обстоят столь же плохо?

Терри вышла из оцепенения. Кирк должен знать, что то, чему учили, рано или поздно проявит себя, если, как компьютер, получить правильный код запуска. А этот код ему известен.

– «Звездная Империя», – осторожно начал он, – мы не можем никого переправить к вам до тех пор, пока вы не подняли свои защитные экраны.

Все это походило на первый урок по тактике в Академии. Сначала я подумала о том, что он мог бы направить свои транспортационные лучи через те отсеки, на которых экраны были разрушены, но потом я вспомнила, что эти участки корабля были расположены рядом с ускорителями, а здесь любому живому организму находиться крайне опасно из-за угрозы перегрева. Я внимательно следила за лицом на экране монитора. На мостике «Энтерпрайза» было довольно жарко, но Кирк оставался невозмутим. Теперь нас атаковали четыре корабля: три крейсера и один космический миноносец, а он смотрел на нас совершенно спокойно, словно домашний кот, разглядывающий прохожих через оконное стекло.

– Перечислите мне персонал вашего мостика. Терри кивнула.

– Младшие лейтенанты Ли Ванг – навигационная служба, Новелри вооружение, Карр и Хоптон – инженерная служба, лейтенант Броксон – связь, лейтенант Пайпер – капитанская рубка.

– Пусть подойдет Пайпер.

Черт побери, я догадывалась об этом. У меня пересохло в горле.

– «Звездная Империя», вы меня слышите?

– П-пайпер слушает.

– Вы можете взять на себя капитанскую рубку?

– Откуда мне знать, сэр.

– Я могу консультировать вас через… Корабль вздрогнул и накренился на правый борт в результате залпа фотонных торпед. Я вцепилась в кресло, продолжая надеяться, что наш импульсный двигатель в тот момент еще был закрыт защитными экранами. Младший лейтенант Карр лежала без сознания на переходе между палубами, а Хоптон стоял рядом с ней, не зная, что делать дальше. На мостике опять появился дым, изображение Кирка на мониторах потускнело, задергалось и вскоре вообще пропало, а его голос заглушали всплески статического электричества.

– Капитан! – закричала я. – Сенсоры… Мы получили удар в сенсорный отсек! – Размахивая коммуникатором внутренней связи, я продолжала кричать:

– Сенсорная служба, есть там у вас кто-нибудь? Скеннер, вы там?

– Похоже, у нас… прямое попадание… Что вы там собираетесь делать, Пайпер… играть в покер?

– Нам крайне необходимо восстановить связь с «Энтерпрайзом». Кирк будет руководить оттуда нашими действиями.

– Но если вышла из строя вся система?

– Действуйте, Скеннер, перестаньте болтать! Иначе мы все тут погибнем, а я еще многое не успела сделать!

– Ясно. Приступаю к выполнению задания.

– Терри, этот канал открыт? Броксон повернулась ко мне, слова давались ей с трудом:

– Он открыт. Но вместо сигнала пока идут искажения.

– Уберите их.

– Как вы думаете, чем я сейчас занимаюсь?

– Вопросов нет.

Насколько это было возможно, я пыталась овладеть ситуацией в капитанской рубке, всматриваясь в нечеткое изображение капитана Кирка, который разговаривал со мной, пытаясь изо всех сил применить на практике таинственную методику вулканцев по слиянию интеллектов.

– Что-нибудь удалось расшифровать, Терри?

– Отметка… шесть… курс… 20… I… б…

– Отметка шесть. Введите, данные, Ли.

– Введено.

– Не волнуйтесь. Держите пока так же. Я коснулась пульта управления командирской рубки. Это игра. Не настоящая. Ошибки, которые ничего не стоят.

Корабль начал движение, медленно поворачиваясь на месте, довольно грациозно, несмотря на все полученные этим динозавром раны. Это было блестящим маневром, в результате которого мы оказались с «Энтерпрайзом» спинами, обращенными друг к другу таким образом, что вдвоем заняли круговую оборону, а наши защитные экраны были развернуты в сторону противника.

– Капитан, вы здорово придумали. – Я снова нажала кнопку коммуникатора. – Сарда, где вы? После шума и треска раздался его голос:

– Я у пульта вспомогательного контроля.

– Вы нужны нам на мостике.

– Ясно. Иду.

Ну что ж, неплохо.

«Линкольн» снова сделал по нам фазерный залп, который частично повредил левый защитный экран; голубые лучи летели через космос, пытаясь выбить нам зубы. «Энтерпрайз» отвечал фазерными атаками половинной мощности. Кирк, очевидно, еще не был готов наносить удары в полную силу.

Удивительно, но «Линкольну» хватило и этих укусов, он отошел в сторону.

– Спокойствие, – пробормотала я, – и совместные действия.

Все на мостике вздрогнули, когда внезапно открылись двери турболифта и появился Сарда.

Я поднялась из своего кресла, и мы встретились взглядами. Воспитание и тренировка вулканцев помогали ему побеждать страх, но все равно не до конца.

– Вам нужно взять управление капитанской рубкой на себя.

Он напрягся. Его янтарные глаза затуманились мыслью.

– Я… – начал он, – не имею соответствующей подготовки.

– Но вы же вулканец. Уже одно это – лучший сертификат капитана.

Посмотрите на этих стажеров – младших лейтенантов. Ведь они не справятся.

Нужны ваши способности – наш корабль представляет собой гигантскую военную машину. А это ваша специальность.

– Тогда возьму на себя контроль за вооружением.

– Некому быть капитаном, Сарда! Никто не отдает приказов «огонь», а также, куда, когда и сколько залпов надо сделать и какой мощности. Кто возьмет это на себя кроме вас?

Он плотно сжал губы, нахмурился. Взгляд его отяжелел, но в нем появилось нечто новое. Сарда сделал шаг в мою сторону. Мы были одиноки в этой Вселенной.

Сарда говорил быстро и жестко:

– Командовать будете вы. – Однако, в его словах чувствовалось и нечто мягкое, мистическое, предназначенное только для меня. – Это ваш Колинар.

Приручи время, а воспоминания придут потом. Зыбкие, отрывистые, особенно если близок конец, но главное – это хорошо умереть.

Память…

Она не поддается условностям.

Глаза Сарды, его молчание рождали во мне новое, зрелое ощущение доверие к нему, которое сразу же кристаллизовалось в четкие выводы.

– Лейтенант Броксон, – произнесла я, – берите на себя капитанскую рубку.

* * *

Сарда отправился к панели контроля за вооружением. Капитанское кресло скрипнуло под весом моего тела.

– Установите защитные экраны второго уровня, – приказала я.

Терри повернулась ко мне, это же сделала Ли Ванг.

– Второго уровня? А что это такое?

– У этого корабля три уровня защитных экранов. Найдите и подключите соответствующий режим. Мы вынуждены терпеть фазерные дробилки наших противников ни за что ни про что. Нам надо защищать «Энтерпрайз», это наша обязанность.

– Наша? Но мы всего лишь кучка техников, только что выбравшаяся из пеленок! – в ее голосе звучало недоверие.

Я рассеянно махнула рукой.

– Интересно, что такое есть у них, чего нет у нас? Всего лишь несколько дополнительных лет службы и пара лавровых венков под задницу.

Сарда, вы можете произвести наводку оружия на подходящие гуманитарные цели на этих кораблях?

– Попытаюсь. Но сенсоры работают с перебоями.

– Скеннер, что это за жужжание? – Может быть, у нас на корабле завелись пчелы?

– Мне нужны данные переднего сканирования.

– Могу подключить вас к порталу переднего обзора.

– Отлично. Терри, уклон по правому борту 0,33. Хоптон?

– Слушаю.

– Могу ли я подключиться к библиотечному компьютеру?

– У этого глупого быка нет такого специального компьютера, огрызнулся он.

– Но на корабле должен быть общий сервер, не так ли?

– Да, но…

– Тогда подключите меня к нему, мистер!

Он на мгновение замешкался, но потом произнес:

– Слушаюсь.

Защитные экраны не предохраняли нас от ударов корабля Риттенхауза.

Без сомнения, он ставил цель убить нас. Теперь вице-адмирал знал, что на его карьере в любом случае придется ставить крест. Терять ему было уже нечего. А такой враг – самый опасный.

– Где же наши защитные экраны второго уровня? – спросила я.

– Я пытаюсь найти их, – отвечала Броксон, стараясь разобраться в работе компьютерной программы.

– Уже хорошо, – пробормотала я. Она не слышала меня, и хорошо, потому что на самом деле пока радоваться было нечему. Я опустилась в командирское кресло. Наверное, я выглядела не слишком внушительно и поэтому простила своим подчиненным не очень подобострастное выражение на их лицах. В конце концов они знали меня совсем мало; я была всего лишь лейтенантом, и к тому же без формы.

Мой мозг начал лихорадочно работать. Что говорил Спок об этом корабле? Массивность, строгость форм, дополнительные возможности, хотя пока не все они видимы для нас, сверхускоритель в качестве экспериментального двигателя… если он зарекомендует себя, в ближайшем будущем его можно будет устанавливать на тяжелые крейсера.

– Совсем недавно на службе, а уже с признаками тупости, – вздохнула я, бормоча не то о себе, не то о корабле.

Сверхускоритель или просто ускоритель – пока для нас не было существенной разницы. Нужно разогнаться до субсветовых скоростей, чтобы попытаться выяснить, что к чему. А разве можно добиться такого от этого корабля?

Я почувствовала на своем лице легкий ветерок.

– Можно спросить, о чем вы так задумались? – Его голос едва не вызвал у меня обморок. Почему вулканцы не такие, как мы? Где они научились своему всегда спокойному баритону?

Я пристально посмотрела на Сарду, словно снова стараясь вызвать в нем эмоциональную реакцию.

– Я подумала о фазерных банках. Какой смысл иметь пять отдельных банков накопления энергии, если их нельзя использовать все одновременно?

Он задумчиво кивнул:

– Логично.

Я усмехнулась. Ведь это был вопрос. Уверовав в собственную «логичность», я продолжала:

– Можно нанести залп одновременно из двух или более банков?

Он пожал плечами так, как это может сделать только вулканец.

– Неизвестно. Вероятно, да, в случае, если мы имеем дело с двумя разными мишенями.

– Понятно.

– Возможно, с помощью компьютерной системы…

Я приподнялась чуть повыше.

– Хоптон, соедините сервер с панелью контроля над вооружением и передайте управление на пульт Сарды.

– Слушаюсь, мэм. – Он склонился над консолью. – Соединение произведено.

– В пределах всей системы?

– Да… я так думаю. Так должно быть.

– Приступайте, Сарда.

– Я не могу гарантировать успех этого мероприятия, даже на подготовительном этапе.

– Меня не очень интересуют гарантии. Только дело. Терри, мы сможем сдвинуть нашего оленя с места?

– Сможем, мэм. Но куда? Где нас ожидает хоть что-нибудь хорошее?

– Курс по широте 7,25 градусов. Нет! Я имела в виду 37,25. Извините.

– 37,25 принято. Выполняю.

– Полная импульсная мощность.

– Пока доступно только 74% от расчетной мощности, Пайпер, – голос Брайана прозвучал откуда-то из глубины инженерных палуб. – Это все, что у нас есть.

– Достаточно. Нам нужна максимальная скорость, Терри.

«Энтерпрайз» остался за нашей спиной, я послала Кирку свой телепатический сигнал в надежде, что он поймет меня.

– Хорошо умереть…

* * *

Мой маневр с небольшой поправкой на неуклюжесть корабля и плохую работу сенсоров привел к тому, что «Звездная Империя» спустилась в самый центр событий; теперь неприятельские корабли непрерывно маневрировали, конкурируя с нами за более выгодную позицию. Очевидно, сам факт способности нашего корабля к движению удивил их больше, чем моя попытка взять инициативу в свои руки. Я хотела воспользоваться этим замешательством в их рядах.

– Настоящий праздник, – раздался голос Скеннера с нижних палуб.

– О, великолепно! – я не удержалась, увидев всю красоту открывшейся картины: космос, усыпанный звездами, и на его фоне медленно появляются очертания кораблей. Экран дрогнул, но затем все выправилось. – Скеннер, если бы ты знал, как я люблю тебя!

– Я бы предпочел внеочередное повышение в звании.

Он не скрывал своего удовлетворения. Я смогла представить себе его хитроватую улыбку и улыбнулась сама.

– Сарда, – обратилась я к нему.

– Произошла частичная потеря информации в компьютере…

– Повреждение?

– Нет… Думаю, что вследствие неквалифицированного обращения персонала. Похоже, они пытались установить логическую бомбу, чтобы помешать прямому доступу в работу компьютерной программы.

– Хм… похоже на профилактическую медицину.

– Во многом – да.

– Неплохая мысль. Смогли бы вы сами закончить то, что начали они?

Сарда выпрямился.

– Но я не мистер Спок, – произнес он, опять проявив себя не вулканцем.

– Ничего страшного, – попыталась я утешить его. – В этом нет ничего плохого. Заканчивай то, что начал делать.

– Я постараюсь. – И, что было совсем необычно для него, он добавил: Спасибо Пайпер. Я улыбнулась.

– Терри, пусть наш корабль не стоит на месте. Пространства для маневра у нас достаточно. Ли, установите курс по огибающей их кривой, во так, чтобы нос дредноута был постоянно обращен к ним.

– Ясно. Сейчас попробую. Лейтенант! «Энтерпрайз» пытается подстроиться под наше движение, но только в его зеркальном отражении.

Я едва не подпрыгнула от радости.

– Вот это мой капитан! Выведите на мой монитор данные циркулярных сканнеров. Мне нужны данные по всему периметру корабля.

– Сканнеры подключены.

На экране сразу же появилось изображение космического миноносца «Помпеи», и я тут же представила себе Риттенхауза. Аккуратный. Уверенный в себе. Как мог он решиться на предсказания в масштабе всей галактики? Его проповеди продолжали раздражать меня, хотя я уже давно не слышала их; во мне росло желание прижать его как следует и почитать ему Устав Федерации, предполагающий, в первую очередь, уважение ко всем разумным формам живой жизни и право на свободный выбор, самоопределение для всех, даже для клингонов.

– Терри, почему мы никак не можем подключить защитные экраны второго уровня?

– Почти уже… нашли их! Подключать?

– Нет.

Она удивленно посмотрела на меня.

– Нет, – повторила я, думая о своем. – Будьте готовы в любой момент к их включению… пусть пока думают, что мы подавлены их огнем… Держите руку на кнопке.

Я скорее ощущала, чем видела, что неприятельские корабли, словно стервятники, уже собрались вокруг, готовые открыть огонь. На носу флагмана Риттенхауза что-то блеснуло…, или мне только показалось?

– Экраны!

– Экраны подняты.

Раздалось несколько залпов. Я зажмурилась, ожидая результата.

Следующим звуком, прорвавшим барьер тишины, были голоса Броксон, Хоптона и Ли, которые праздновали победу.

– Посмотрите!

– Фотонные заряды отскакивают от экранов! И действительно, вокруг нашего корабля образовалась огненная корона, но до обшивки фазерные лучи не проникали, а ведь у нас в резерве осталась еще защита третьего уровня!

Замечательный корабль, Риттенхауз.

– Огонь!

На наших мониторах появилось сразу несколько голубых огненных клинков, исходивших от фазерных установок «Звездной Империи». Их яркий свет резал глаза. Залпы поразили мишени «Помпеи», «Линкольн», «Горнет» и «Потемкина» в их наиболее уязвимые места.

– Еще раз!

И опять лучи разлетелись в противоположных направлениях словно нити паутины.

– Лейтенант! – позвал меня Ли. – Теперь огонь ведет «Энтерпрайз». Он маневрирует и отвлекает на себя внимание сразу двух кораблей!

– Кирк просто великолепен! – пробормотала я. – Прекратить огонь.

Уменьшите мощность, Сарда. Я не хочу лишних жертв. В мою задачу входит прекратить драку, а не стимулировать ее.

– Согласен. Очень мудро с вашей стороны, лейтенант.

– Но это непросто сделать, не так ли? – спросила Терри. – Они хотят разорвать нас на куски, но мы совершенно не желаем такой же участи для них.

– Я не могу быть уверена в отношении капитанов Лидсона, Тутакана или коммодора Кэша, но Риттенхауз определенно собрался разделаться с нами. Ему вообще-то были нужны клингоны, но Берч организовал дело таким образом, что мы оказались первыми в этом списке. К черту политические распри, человеческие жертвы, ненужные затраты…

– Неужели будут такие серьезные последствия, Пайпер?

Я посмотрела на ее лицо, светившееся почтительным страхом, и внезапно почувствовала, как же она еще молода… И как мы все еще молоды. Я ощутила себя ее старшей сестрой.

– Это будет настоящей перетряской Звездного Флота. – Я не могла лгать ей. – Предстоит немало военно-полевых судов. Без этого не обойтись.

Она вздрогнула и замолчала.

Я медленно выдохнула:

– Статус?

– Защитные экраны второго уровня со второго по шестнадцатый изрядно подсели.

– Мне это ни о чем не говорит, Броксрн.

– 65% мощности потеряно. Для боковых экранов потеря примерно 40%.

– И что нам теперь делать? – проворчал Хоптон, глядя на экран.

– Как удержаться при таком дефиците? А если они не оставят своих попыток?

Я нахмурилась в надежде получить откуда-нибудь помощь или наставления к действию. Если бы только удалось восстановить внешнюю связь! Кирк, мне так нужен ваш совет именно сейчас. Мне надо знать, что делать дальше. Что бы вы предприняли на моем месте?

– Я знаю… – У меня пересохло в горле. – Ваш совет никогда не угадаешь заранее.

Там, в космосе, оболочка «Линкольна», медленно остывая после наших прямых попаданий, в наплывах металла, постепенно меняла свой цвет с ослепительно-белого на темно-красный.

– Попытаемся окружить их? – предложила я. Все посмотрели на меня с таким удивлением, словно у меня выросло третье ухо.

– Окружить? – недоверчиво повторила Терри.

– Конечно. У нас благоприятное соотношение сил: два к четырем.

– Они рассмеются нам прямо в лицо, – решил Ли Ванг. Я наморщила нос.

– Черт побери, в них тоже около восьмидесяти процентов воды, так же, как и у нас. Переместимся на внешний периметр, напротив «Энтерпрайза», и зажмем их в коробке между нами и Кирком.

Заподозрив, что с моим рассудком что-то неладно, Терри и другие младшие лейтенанты молчаливо повиновались. Вскоре «Линкольн», «Помпеи», «Горнет» и «Потемкин» маячили в космосе между нами и «Энтерпрайзом». Суп готов, осталось только посолить облака.

– Заряжайте фотонные торпеды.

И снова я стала объектом внимания многих пар глаз. На этот раз в них светилась боязнь: они хотели убивать не больше моего.

Сарда осторожно заметил:

– Пайпер… я хотел бы довести до вашего сведения, что фотонные торпеды такой мощности и на таком расстоянии способны разнести «Линкольн» и «Горнет», которые уже серьезно повреждены, на мелкие куски.

Вы разочаровались во мне, друг мой? Неужели вы думаете, будто вы один в этом мире были вынуждены забирать чужую жизнь?

– Я это знаю, – ответила я. – Тем не менее, заряжайте именно фотоны.

Их сенсоры по потокам энергии определят, какой именно залп мы готовим, и они посчитают нас впавшими в сумасшествие или отчаяние, способными на любое безрассудство. А мне необходим психологический перевес, Сарда. Я хочу, чтобы меня боялись.

Его лицо светилось уважением, что придавало мне силу.

– Инспирированная тактика.

Испытав гордость за себя, я прошептала:

– Спасибо.

Мой план сработал. На наших глазах «Горнет» и «Потемкин» сразу же удалились на почтительное расстояние. «Линкольн» не смог отойти так быстро, но и он заковылял в том же направлении. Корабли, даже израненные и потрепанные, продолжали оставаться храмами света и особой, специфической красоты, их характер отражался в полученных ими ранах и ссадинах. Плохо только, что раны были заработаны не в честном бою.

– Главное – сохранить честь.

– Извините, я не расслышал, что вы сказали, – отозвался Сарда.

– Кто, я? – я продолжала любоваться кораблями и той паникой, которую я сама же и вызвала в их лагере. – Я ничего не говорила. Терри, мы должны безостановочно двигаться. Попробуем организовать погоню. Пусть для разнообразия они побудут в качестве жертвы.

С грацией огромного кота «Звездная Империя» начала преследование.

Сарда появился рядом.

– Я должен предостеречь вас, – заметил он. – Неразумно уходить слишком далеко.

– Но они должны знать о том, что мы готовы к такому повороту событий.

Перед нами двигались, группировались, перегруппировывались и лихорадочно опрашивали друг друга корабли противника. Короче, они на деле ощутили, во что может вылиться тотальная коррупция, в которой им довелось участвовать самим.

– Теперь вы поймете все на собственной шкуре, капитаны и ваша мелкая шушера… оглянитесь на себя. Итак, оцениваем обстановку. Сарда, они еще не сдаются?

– Я могу только предполагать, а поэтому промолчу, – ответил совершенно спокойно мой коллега-вулканец, словно мы обсуждали не нашу собственную судьбу, а какие-нибудь культуры микробов, выросшие в чашке Петри.

– Похоже, мы вызвали в их рядах определенный беспорядок.

– Вы удовлетворены?

В его словах прозвучала гордость. Между нами и «Потемкиным» в космосе плыли какие-то металлические части; вскоре они столкнулись, рассыпались на мелкие осколки и пропали из виду.

– Конечно, в этом есть признаки успеха. Однако, все же преждевременно…

Он замер, вглядываясь в экран монитора. Броксон вскочила на ноги.

– Пайпер, смотрите!

В нижней части экрана появился блестящий корпус вице-адмиральского флагмана, он уже шел вровень с нами и готовился… к чему?

Был ли прав Сарда? Неужели я чересчур сильно спровоцировала Риттенхауза? Наверное, надо уметь и выигрывать, и проигрывать. Теперь мне стали понятны слова Кирка о том, что выигрывать надо с честью. Впервые мне этот урок преподал он сам, когда отказался от преследования поврежденного корабля клингонов.

Я в ужасе следила за вице-адмиральским миноносцем; он вдруг поменял курс, подрезав угол, и стал приближаться к нам.

– «Помпеи» идет на столкновение с нами! – хрипло произнесла Терри.

Хоптон затаил дыхание; Новелри спотыкаясь, метнулся к турболифту.

– Сарда…

– Согласен. Курс на столкновение.

– Сумасшедший! – вырвалось у меня. «Помпеи» с каждой секундой повышал свою скорость. – Быстрее, Терри, на чем основан принцип действия сверхускорителя?

– Откуда мне знать? – с отчаянием произнесла она.

– Найдите, выясните. Как, меня это не касается!

– Но я не знаю…

Она заплакала, ее пальцы бессильно дрожали, с трудом попадая на нужные клавиши.

Корабль Риттенхауза быстро набирал скорость до субсветовой. Внезапно я поняла, в чем дело: я могла сопротивляться, но не могла убивать. А он мог. Ритгенхауз выбрал «Помпеи» в качестве своего флагмана, потому что он учитывал возможность еще одного варианта – при необходимости пойти на самоубийство. Три пояса экранной защиты… любое чудо… – ничто не сможет остановить космический эсминец, идущий на смерть.

– Не сейчас… – мой голос был едва слышен.

«Помпеи» непрерывно увеличивался в размерах на наших экранах. Хорошо умереть…

Я заставила себя открыть глаза, желая в последние мгновения видеть своего врага, умереть с честью. Слева от меня Сарда пытался отыскать оружие, которое могло бы спасти нас в этой ситуации, но безрезультатно.

Даже если бы он и обнаружил что-нибудь, то вряд ли бы нашел в себе силы воспользоваться этим. Я чувствовала ход его мыслей на расстоянии. Мы стали одним существом, и это существо ожидало смерти.

Экран монитора ярко вспыхнул зелено-голубыми всплесками энергии и светящихся газов. Я приготовилась к удару, вцепилась в ручки капитанского кресла. В конце концов, смерть – это тоже решение.

До меня вдруг дошел смысл странной поэзии вулканцев.

Раздался оглушительный грохот.

– Это не мы… – прошептала Броксон. Это был «Помпеи». Или то, что секунду назад было им. Теперь же столкновение вещества с антивеществом разорвало его на куски, и нам осталось лишь качаться в волнах последствия этой катастрофы.

Я рванулась вперед и чуть не упала. Когда все затихло, я посмотрела на экран своего монитора: металлические обломки продолжали ударяться в наши дефлекторы, затем за всем этим мусором появились контуры «Энтерпрайза».

В последнюю секунду Кирк ушел в сторону, избежав столкновения с нами, и еще некоторое время на наших мониторах горели его бортовые огни и сияли опознавательные знаки. Он отошел на небольшое расстояние от нас, и теперь мы уже могли праздновать свое чудесное спасение.

– Вот это работа! – закричала я и хлопнула Терри по плечу.

– Это все равно, что выстрелом из ружья попасть в собственный приклад. – удивился Скеннер.

* * *

Через несколько минут «Горнет», «Линкольн» и «Потемкин» капитулировали перед Джеймсом Кирком.

Все обитатели мостика, за исключением Сарды, отправились готовиться к замене иди транспортировке. Очевидно, Ухура и Зулу уже были готовы прибыть на «Звездную Империю» в другом космическом истребителе Арко, они ожидали, когда мы уберем свои защитные экраны. Если бы я имела рабочую внешнюю связь, это было бы очень просто.

– Транспортационная комната вызывает лейтенанта Пайпер.

– Пайпер слушает.

– На борт высадились капитан Кирк и мистер Спок, мэм.

– Забудьте ваше «мэм»! Я уже устала от этого!

– Да, мэм.

– Сейчас буду.

– Пайпер, это Кирк.

– Да, сэр.

– Вы продемонстрировали очень многообещающее сочетание изобретательности и альтруизма, лейтенант. Я не встречался со столь успешной импровизацией с тех пор… короче, очень давно.

– Спасибо, капитан. Вы хотите, чтобы я спустилась к вам туда, сэр?

– В этом нет надобности, – ласково ответил он, и я сразу же представила себе его лицо. – Оставайтесь на мостике. На этот раз мы сами придем к вам. Кирк заканчивает связь.

Коммуникатор издал щелчок и затих. Я закрыла лицо ладонями и почувствовала, что моя душа отделяется от тела. Теперь они могут отдать мне этот корабль раньше, чем я успею забраться в кресло.

Я вздрогнула и почувствовала, что сейчас неплохо бы заплакать. Но это мне не удалось. К тому же, происшедшее мало напоминало реальность.

Напряжение еще не спало. Может быть, потом, в собственной каюте…

Я ощутила прикосновение к своей руке и последовавшую за этим телепатическую поддержку.

Рядом со мной стоял Сарда и держал меня за локоть одной рукой. Другая была спрятана за спину, во все же это было проявлением дружбы, хотя и наполовину. Я перестала дрожать и смогла встать на ноги.

– Поздравляю, Пайпер, – негромко сказал он. Мы торжественно пожали друг другу руки.

– Я тоже поздравляю тебя, Сарда, – ответила я.

Глава 11

– … За проявленную в бою храбрость, верность идеалам Звездного Флота и гуманистическим принципам, смекалку и изобретательность в нестандартной ситуации как начальник отдела кадров военного персонала Флота я имею поручение вручить вам медаль Конгресса «За Храбрость» со звездами и присвоить вам звание лейтенант-командир. Поздравляю вас. Звездный Флот гордится вашими успехами.

Образ голубоглазого и светловолосого Риттенхауза окончательно растворился в моей голове и рематериализовался в ином виде: передо мной стоял сухощавый, кареглазый, с волосами, чуть тронутыми сединой, контр-адмирал Болдридж.

За его спиной раздались предназначавшиеся мне аплодисменты. «Особая честь, – сказали мне, – проведение церемонии награждения прямо на борту „Энтерпрайза“ вместо зала для таких торжеств в Академии». Я почувствовала, как медаль на моей груди приятно холодит кожу. Целое море почетных гостей, военных и гражданских, плескалось передо мной, ограниченное по бокам разноцветными правительственными флагами, гербами, штандартами от всех государств-членов Федерации. Их раскачивал ветерок от кондиционеров, но я не ощущала его. Чуть позади и правее меня стояли Сарда, Скеннер, Брайан и Терри, также награжденные Серебряными Пальмами и Звездами за Героизм. Еще дальше расположилась команда Берча с Бронзовыми Ветвями за Храбрость.

Больше всего я ощущала на себе взгляды офицеров «Энтерпрайза», стоявших прямо впереди подиума. В сотый раз я очень захотела, чтобы они рассказали мне о своих планах, вместо того, чтобы опять смущать меня представлением ко второй по степени важности награде Федерации. Спасибо, ребята.

У меня от волнения подкашивались ноги. Болдридж пожал мою влажную ладонь. Едва слышно я поблагодарила всех.

– Своей изобретательностью вы оказали неоценимую услугу Звездному Флоту, – продолжил контрадмирал.

– Но у меня… были помощники, сэр.

Он кивнул и повернулся к присутствующим:

– Думаю, что уже закончены все приготовления к дружескому ужину, и на этой героической ноте я хотел бы закончить свою речь.

Его последние слова я уже слышала плохо. Хорошо, что хоть на этот раз я оказалась в униформе Звездного Флота. И еще мне придавала силы Мэрит; она весело подмигнула и улыбнулась. Мэрит отказалась от Серебряной Пальмы, и это было ее правом. Я хотела поступить так же, но меня просто не стали слушать. Они ответили; что это нужно не мне, а Звездному Флоту и к этому наговорили, еще что-то на темы морали. Теперь многим предстояло пройти через арестами военно-полевые суды. Как было сказано, для укрепления структур Флота. С этим никто не стал спорить.

Когда я пробиралась сквозь толпу, то с удовлетворением увидела, как Сарда разговаривает с мистером Споком и они направляются к буфету. Как пойдут дела дальше, зависит от самого Сарды.

Все поздравляли меня, в этот день я стала звездой первой величины.

Каждый останавливался посмотреть на мой ослепительный медальон из золота и платины на трехцветной цепочке. К поздравлениям я относилась внешне сдержанно; всего этого могло бы и не быть, если бы я выполнила свое намерение бросить все и полететь на Проксиму.

– Приходится выполнять скучные обязанности, командир?

Я повернулась. Капитан Кирк уже шел ко мне.

– Извините, сэр, я не думала, что это вы. Он кивнул и еле заметно улыбнулся:

– Новое звание требует времени, чтобы привыкнуть к нему.

– Я не спешу, – проворчала я. – Скучно? Нет, что вы, совсем нет.

Он сделал жест рукой.

– Может быть, все же немного есть? – Кирк заглянул мне в глаза, и я невольно улыбнулась;

– Разве только совсем чуть-чуть.

Он начал рассматривать представителей элиты Флота, собравшихся за столом. Послы, бюрократы, политики, высшие офицеры явились сюда каждый со своей собственной целью. Кирк скользил взглядом по их лицам; я была благодарна ему, что в эти мгновения он забыл о моем существовании.

– Капитан, – начала я. – У меня еще не было возможности поблагодарить вас за честь пилотировать «Звездную Империю» в космический док.

Он едва заметно надул губы.

– Не стоит смущаться из-за этого. В конце концов, вы не виноваты в том, что не знали многих вещей.

Я снова покраснела.

– А что теперь будет с дредноутом, сэр?

– Решение еще не принято. Но есть мнение, чтобы демонтировать его.

Особая Комиссия может решить, что его существование противоречит принципам Федерации.

– А вы, случайно, не будете в составе этой специальной комиссия?

– Случайно буду.

– Хм… это хорошо.

– Спасибо за комплимент.

На этот раз он широко улыбнулся, согревая пространство между нами этой улыбкой. Присутствие капитана Кирка стало для меня щитом против утомительной очереди из поздравляющих. Теперь они должны оставить меня в покое.

– Вы сожалеете о каких-нибудь своих действиях? – спросил он. – Если да, это обычное дело в экстремальной ситуации.

– Скорее, это нельзя назвать таким словом. Печально, что столько людей погибло по вине Риттенхауза на его флагмане. Ведь они только исполняли чужие приказы. Его ошибки привели к их смерти, а меня – к награждению медалью.

– Вы поймете, что любая награда имеет свою цену, а платит за нее кто-то другой. Но если бы мы не выступили против него, эта цена была бы несоизмеримо большей.

– Я рада, что доктор Бома успел ускользнуть с «Помпеи» на космическом челноке. Никогда бы не подумала о том, что он будет участвовать в аферах Риттенхауза.

– Бома расист, – начал он, стараясь правильно подобрать слова. – Он считал, что предпочтение должно быть отдано человеческой расе. Но во всем прочем доктор всегда уважал чужую жизнь. А когда он догадался о планах Риттенхауза убрать команду дредноута, то спланировал аварию в системе электроснабжения корабля, чтобы дать возможность скрыться вам, а затем бежал сам. И все же следует признать его ошибки.

Я вздохнула:

– Лучшие командиры – представители человеческой расы. Но именно благодаря нашим недостаткам. Я раньше этого не понимала.

– Все мы в чем-то ошибаемся. Жизнь – это постоянно открытая классная комната.

После нескольких минут молчания я спросила;

– Есть какие-нибудь новости о Берче?

– Доктор Маккой сообщил нам, что примерно через неделю он уже сможет принять участие в церемонии награждения его медалью Чести.

– Я рада за него. Он был единственным, кто по-настоящему сохранил бодрость духа. Быть капитаном – это не для него, но он взял на себя эту ношу ради нашей галактики.

– Он также составит вам пару и облегчит вашу участь быть награжденной медалью «За Храбрость».

– Но, сэр…

– Совсем ненамного?

– Совсем.

Мы хихикнули и посмотрели друг на друга; нам было очень легко общаться между собой. Я решилась спросить:

– По слухам, в связи с перестановками в Командовании Флотом появятся несколько вакансий в Адмиралтействе.

Он снова внимательно взглянул на меня, на этот раз несколько по-другому.

– И…

Капитан хорошо меня понял и медленно пошел через толпу. Я, не выдержав, начала заикаться.

– Думаете, у них есть место и для меня? – Он рассмеялся в полный голос. Это уменьшило напряженность, проскользнувшую между нами.

– Я не удивлюсь, – продолжил он. – Командир, вы когда-нибудь ходили на море под парусом?

Я пожала плечами.

– На моей планете слишком мало ветров, сэр. – Он удивленно поднял брови.

– Я хотел бы показать вам, как это делается. У меня есть на примете небольшая шхуна, стоящая в порту Сан-Франциско. Думаю, что она вам понравится.

– Капитан, – ответила я, – я уже предвкушаю удовольствие от всего этого.

– И нам нужно… кое-что обсудить. Думаю, что нам обоим положен уик-энд на берегу, не так ли? Я бы мог дать вам несколько советов и обменяться мыслями о работе капитана и о том, что означает стать близким другом вулканца.

Снова наши взгляды слились в единое целое, ручеек взаимопонимания опять потек между нами, глубокий, прохладный, ароматный, словно старое вино. Но мы еще не слишком хорошо знали друг друга, чтобы просто так стряхнуть с себя это необычное, мистическое состояние.

– Да, сэр, – произнесла я бодро. До нас начали доноситься привлекательные запахи: праздничный ужин уже начался.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11