Бодроперцовый Зельевар (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Пролог ==========


Пролог


2 мая 1998 года, Визжащая Хижина


– Пока ты жив, Бузинная палочка не может по-настоящему принадлежать мне, - завершил свою речь Волдеморт.

– Повелитель! - воскликнул Снейп, вскидывая свою палочку.

Но это был скорее жест отчаяния, жест тела, но не разума. Как раз разумом Северус понял все, сразу и моментально, и за мгновение вся его жизнь пронеслась перед глазами, пронеслась и растворилась. Остались лишь избранные кусочки, воспоминания, которые он собирался передать Гарри Поттеру, раз уж все остальные планы провалились. В следующую секунду клыки Нагайны впились в шею, причиняя немыслимую, ошеломляющую боль, колени Северуса подогнулись и он рухнул на пол, со злобой думая о том, что Альбус с его планом все же подставил самого Снейпа, в конечном итоге.

Злоба помогала, не дала потерять сознание сразу, и Снейп, лежа на грязном полу, ощущал, как жизнь покидает его вместе с кровью, хлещущей из раны на шее. Толчок и кусочек жизни, буквальный и метафорический, покидал его, и Снейп готовил, сортировал воспоминания, подготавливал их к передаче Гарри Поттеру, который должен был появиться в Хижине и принять последний вздох Северуса. Толчок, еще толчок, еще толчок, время словно замедлилось, превратилось в тягучие капли крови, капающие, уносящие жизнь.

Страха не было, лишь легкое сожаление, что все прошло не по плану. Согласись Волдеморт, и Снейп спокойно нашел бы Поттера, вручил ему воспоминания, препроводил к Темному Лорду для последней Авады. Отвел сына Лили на заклание, и хотя какая-то часть Северуса противилась тому, потому что в Гарри была частичка Лили, но другая часть охотно и радостно потащила бы жертвенного Поттера на заклание. Та часть, которая видела в Гарри Джеймса, а также та часть Снейпа, которая знала пророчество, и что оно означает.

Но еще не поздно – передать воспоминания, и все пройдет по плану.

Капли времени и крови истекали, Гарри не появлялся, и Снейп слабел с каждой секундой, ощущал, как разум его затуманивается. Руки и ноги холодели, мысли путались, и тело взяло власть, отодвинув ослабевший разум. Животное желание жить, инстинкт самосохранения, старательно подавляемый Снейпом все эти годы, вырвался на свободу. Вспыхнула злоба на Поттера, который, как и положено всем растяпам-Поттерам, опаздывал, опаздывал в такую минуту!

Сознание прояснилось на секунду, и рука Снейпа, ведомая телом, выдернула флакон с зельем из кармана. Спасти его сейчас могло лишь чудо, и зелье Феликс Фелицис, как нельзя лучше подходило для этого. Обжигающий ком жидкой удачи еще катился вниз по горлу, а рука Снейпа, словно сама, уже дернулась за следующим флаконом, и почти вколотила его в глотку зельевара. Пряный привкус с запахом серы и нотками железа, Снейп не помнил такого вкуса, и, сделав усилие, сфокусировал зрение на флаконе.

– Г-ха! - вырвалось у него против воли.

Он только что выпил экспериментальное, недоделанное, да просто не готовое зелье, которое еще не делал никто в мире. Два года назад, в Отделе Тайн, Снейп подобрал обломки Маховиков Времени, и на их основе собирался сделать зелье, но так и не довел его до ума. Теперь же было поздно, флакон был пуст, кровь продолжала хлестать, а злоба захлестывать, и в этот момент в Хижину ворвался Гарри Поттер.

– Пять баллов с Гриффиндора, Поттер!!! - заорал Снейп в бессильной злобе, силясь встать.

Все вокруг размывалось и расплывалось, тело не слушалось, и боль со слабостью вернулись, предвещая скорое приближение неминуемой смерти. Следовало бы “заплакать” воспоминаниями, как Снейп и собирался изначально, но сейчас им владела одна лишь злоба на все вокруг, сконцентрировавшаяся в образе Поттера, и поэтому Северус снова заорал.

– Иди ты нахуй, Поттер, со всей своей помощью!

И в этот момент Северуса накрыло окончательно, швыряя куда-то во тьму.


========== Часть 1. Контратака. Глава 1. Должен остаться только один ==========


6 июня 1994 года, неподалеку от Хогвартса


Свет полной луны холодил тело и раны, и тем самым немного да взбадривал Снейпа. Темные круги отступили, и Снейп, зажимая одной рукой рану на шее, другой вскинул палочку, чтобы запечатать кровь, не дать ей вытечь полностью. Голова моментально закружилась, и Северус пошатнулся, едва не рухнув в темную траву. Мимо пронесся луч заклинания, и Северус, не думая и не размышляя, ударил в ответ, точно таким же, невербальным Ступефаем.

Огонь Феликс Фелицис растекался по телу, подталкивал и Северус быстрым шагом пошел вперед, стараясь не потерять равновесия. В голове звенело, в теле царила обманчивая легкость, и Снейп знал, что жить ему осталось не больше нескольких минут. Он был, в сущности, живым мертвецом, но сейчас это не имело никакого значения.

Ночное небо подсветила яркая вспышка вдалеке, и разнесся тоскливый вой, на фоне луны пронеслось несколько теней. Холод забирался под мантию, оцепенял, и Снейп внезапно понял, что дело вовсе не в ранах, не в том, что вокруг царила ночь. Где-то неподалеку находились дементоры, причем не один и не два, много дементоров.

Волна холода ударила сильнее, и Снейп вскинул палочку.

– Экспекто Патронум! – возглас вышел совсем слабым.

Вместо лани получилось нечто бесформенное, скорее сгусток света, нежели телесный Патронус. Тем не менее, сгусток ринулся вперед, проливая свет на тьму впереди. В траве лежал человек в очень знакомой мантии, и склонившиеся над ним несколько дементоров высасывали его душу, распространяя вокруг волны нестерпимого холода.

Над лесом снова раскатился тоскливый вой, и внезапно Снейп все понял, настолько предельно отчетливо и ясно, что не выдержал и рухнул на колени, роняя палочку. Дементоры, отпрянувшие было от недо-Патронуса, снова начали приближаться, мучительно медленно, шелестя на ветру и насылая холод, оцепенение, тоску и отчаяние.

Но в Северусе снова вспыхнула злоба.

Готовя зелье из Маховиков, он рассчитывал вернуться обратно во времени, спасти Лили, жить долго и счастливо, и что он получил взамен? Возвращение в тот злосчастный день, когда его снова унизили! В день, когда в его руках были три Мародера, и он упустил их всех, всех! Ни спасения, ни избавления, ничего, даже хуже, он парализовал сам себя, молодого Снейпа, который только-только пришел в сознание. Он отчетливо помнил, как было дело: пришел в себя, отогнал нескольких дементоров, поспешил к Черному Озеру и все равно опоздал, но никаких магических нападений не было.

В голове бешено вращающейся пластинкой крутилась совершенно идиотская мысль «Никто не должен видеть, и молодой я увидел меня и атаковал, это плохо». Дела и вправду обстояли плохо, дементоры снова приближались, и самый нетерпеливый из них снова склонился над молодым Снейпом, который даже не мог защищаться, ибо был парализован и оглушен Ступефаем своей старой версии, перенесшейся сюда из начала мая 1998 года.

В Снейпе снова вспыхнула злоба – неужели ему суждено сгинуть именно в этот дерьмовый день? Не пожить, не спастись, не увидеть вновь Лили? Неужели он сбежал от Волдеморта, чтобы вот так по-идиотски подохнуть? От яда, потери крови, дементоров, высасывающих душу и оставляющих лишенную разума телесную оболочку? Сгинуть по вине Дамблдора, Волдеморта, этого идиота Поттера, неспособного даже прийти вовремя и принять последний вздох человека, посвятившего ему половину своей жизни?

Эта вспышка прояснила сознание, сделала все вокруг кристально ясным и понятным, и Снейп поднялся на ноги, в движении подхватывая палочку, и ощущая, как бурлит в жилах Фелицис. Боль, страх, слабость, все отступило, и Снейп внезапно рассмеялся, осознав простую вещь. Чего бояться ему, живому мертвецу, который все равно сдохнет через несколько минут?

– Экспекто Патронум! – твердым, уверенным в себе голосом, вызывая в мельчайших деталях счастливейшее из воспоминаний – Лили.

Лань выметнулась серебристой стрелой, отбросила дементоров, разлетевшихся с тоскливым воем. В ответ со стороны Озера донесся такой же вой, только наполненный злобой, словно дементоры подали сигнал остальным своим собратьям, но теперь Снейп лишь презрительно рассмеялся.

– Не вам, уродцам – баньши, меня запугивать!

Он твердой походкой подошел к молодому себе, не столько думая, сколько следуя зову Фелициса. Плевать, что увидит! На все плевать! Он – живой мертвец, ему можно все! И Снейп, не думая, чуть дернул палочкой.

– Фините! – отменяя собственный Ступефай.

И тут же, упав на колено, припал к губам своей молодой версии, приподняв тому голову рукой. Дементоры приближались, завывая, но старый Снейп не торопился, спокойно, почти что хладнокровно продолжая поцелуй. Молодой не сопротивлялся, почти лишенный души, лишь вяло скреб ногами по траве, и Снейп мысленно произнес заклинание, затем еще одно. Пребывание рядом с Волдемортом даром не проходит, и сейчас обрывки знаний, ритуалов, заклинаний, слитые и спаянные удачей Фелициса, вели Снейпа вперед. Конечно, даже сам Темный Лорд не проделывал подобного, но какое это сейчас имело значение?

Никакого, ведь живым мертвецам все равно, у них нет эмоций и страхов.

Заклинание исторгло душу Северуса из тела, и она через рот вылетела в новое обиталище. Мгновенная дезориентация, вспышка темноты, и Снейп внезапно осознал, что теперь он лежит на земле, а над ним нависает другой Снейп. Переселение прошло успешно, и более молодое тело было полно сил, оно не было отравлено, не страдало от потери крови, оно просто было! Радость, почти наркотическая эйфория, была так сильна, что у Северуса закружилась голова, и он пихнул рукой свое старое тело, одновременно с этим отбирая у него палочку. Тело, лишенное души, не сопротивлялось, отлетело в траву и задергалось там, в предсмертных конвульсиях.

– Экспекто Патронум! – еще раз изрыгнул Северус заклинание, вскочив на ноги.

Налетавший со стороны Озера темный ком дементоров просто разбросало, разметало огромной ланью, едва не лопающейся от света и Снейп ощутил, что сам едва не лопается, от всего. Ощущения, что он снова живой, энергии, бурлящей в теле, счастья, что не дал самому себе сгинуть зазря, не в этот день, о нет! Снейпа накрыло светом, экстазом, оргазмом, и он заорал в небеса, выплескивая из себя накопившееся.

– Я сумел!!!

Правда, секунду спустя волна схлынула, и Снейп тут же устыдился такого проявления чувств, а потом испугался. Что, если кто-то слышал или видел? Он стремительно оглянулся, но нет, тишина вокруг, лишь в вышине едва слышно завывали дементоры. Он шагнул к своему старому телу, ощущая некоторую неловкость в движениях. Словно надел одежду, которую давно не носил – она впору, конечно, но ощущение неловкости и неудобства первое время все равно присутствует. Старый Снейп, перенесшийся во времени, лежал, раскинув руки, глядя на луну в небесах, и в нем не было ни души, ни жизни, лишь из снова открывшейся раны на шее нехотя вытекала кровь, с каждой секундой все медленнее.

– А на вкус я был ничего, - утер Снейп губы и вскинул палочку.

Несколько взмахов, и прежнее тело превратилось в кость, и было зарыто на глубине нескольких метров. Сентиментальность была опасна, и Снейп не стал ставить меток, надгробий, ограничившись лишь устной эпитафией.

– Спи спокойно, ты был очень дорог мне.

Также Снейп зарыл с костью и одну из своих палочек, решив, что не стоит зря дразнить время парадоксами и проверять, что будет, если соединить две одинаковые палочки, пришедшие из разных времен. Конечно, тела их соединились, но… кто знает? Сейчас было не до рискованных экспериментов, нужно было кое-что исправить, и в первую очередь самую большую из несправедливостей этой ночи: поймать всех Мародеров. Не дать сбежать Питтегрю, не дать сбежать и избежать казни Сириусу, аккуратно поймать Люпина, лучше всего в момент, когда тот будет кого-то грызть. Одним ударом – всех троих!

Снейп вскинул уже палочку, но в этот момент его накрыло волной слабости, земля качнулась и прыгнула навстречу. Дементоры наверху взвыли, но так и не рискнули опуститься. Снейп, тяжело дыша, пытался подняться, пытался принудить новое тело – свое тело! – действовать, твердил мысленно, что дорога каждая секунда, но тело не слушалось. И Феликс остался в старом теле, а второго флакона у Снейпа с собой не было. Собрав в кучку разбегающиеся мысли, он примерно понял, в чем дело, в переселении души. Пускай и в собственное тело, пускай и новый «дом» был пуст, но какие-то остатки души еще оставались там, еще не были высосаны дементорами, и теперь тело сбоило, отражая состояние души.

Снейп не знал, что с этим можно сделать, и боролся, чтобы не потерять сознание, понимая, что тогда его все же сожрут дементоры. Это была бы двойная, тройная насмешка со стороны судьбы, и в Северусе снова вспыхнула злоба, на все и вся.

– Нет уж! – прошептал, почти прошипел он. – Вам меня не получить!

Он пошел к Хогвартсу, пошатываясь, думая о том, что еще можно успеть, еще не все потеряно. Не всех, но часть Мародеров еще можно поймать, нужно лишь шире ставить ноги, быстрее шагать, успеть предупредить! Но закончилось это лишь тем, что он рухнул на пороге Хогвартса, даже не успев ничего рассказать.


10 июня 1994 года, Хогвартс


– Благодарю вас, Поппи, - почти церемонно сказал Альбус Дамблдор и повернулся к Северусу.

Они пошли по опустевшему Хогвартсу, в полном молчании.

– Надеюсь, никаких глупостей, Северус? – спросил Дамблдор уже, когда они остановились возле ворот Хогвартса.

Снейп помолчал секунду, глядя в сторону Хогсмида, и ощущая тоску и одиночество. Его не раскрыли, у него было время обдумать и подготовиться, пока он лежал в палате Поппи Помфри, но разве это делало жизнь лучше? Снова Паучий Тупик, снова жизнь в обычном мире, снова ебаный Хогвартс и пидарас Дамблдор, и тупые дети, и от этого злоба не просто вспыхнула, взвилась столбом в Северусе и опала. Ни одной мысли, ни одного оттенка не просочилось за его мысленные щиты, но теперь он знал, что делать, и с кого начать, нужно было лишь все как следует обдумать, и воспользоваться имеющимися преимуществами.

– Разумеется, директор, - спокойно ответил Северус, - никаких глупостей этим летом.


========== Глава 2 Cogito ergo sum ==========


12 июня 1994 года, Паучий тупик


Со стороны Северуса можно было принять за богатого бездельника, туриста, забредшего не туда, и сейчас неспешно бредущего вперед, вальяжно и свысока рассматривая пустые и заброшенные дома. Но некому было смотреть, и Снейп ощущал, что сейчас он сам, как Паучий тупик вокруг. Пуст, заброшен, практически лишен жизни, слепо таращится сквозь темные окна на то, как мимо пролетает жизнь. Когда-то здесь, как и в Северусе, кипела жизнь, но потом все прошло и ушло, осталось в прошлом.

Не смерть и не жизнь, совсем как в Снейпе сейчас.

Он вернулся в прошлое, но совсем не так, как ему представлялось, и Северус, кривя губы, не мог не думать о том, что вся жизнь его такова. Все проходило совсем не так, как ему представлялось, все было не так. Ах, если бы он мог вернуться и все исправить!

Рука его толкнула дверь, дом встретил Северуса привычным запустением, тонким налетом пыли, едва уловимым запахом отсутствия жизни, к которому примешивались нотки зелий и ингредиентов. Раньше дом виделся Северусу пустой, тихой гаванью спокойствия, без детей, без профессоров, без Дамблдора, без всех, кто досаждал Снейпу три четверти года. Но сейчас – это была просто пустая скорлупа без жизни, совсем как Северус сейчас.

Он прошел и рухнул в кресло, подняв столб пыли. Раздраженно взмахнул палочкой, расчищая грязь и пыль, и тут же рука опала, словно простое колдовство лишило Снейпа сил. Надо было действовать, но возвращение домой подействовало не хуже магии, придавило Северуса тяжелой реальностью. Дальше в прошлое ему не вернуться, и то чудо, что удалось спастись и выжить, и что его не выбросило обратно в будущее. Можно было подождать два года, и снова собрать обломки Маховиков, в этот раз с прошлым опытом, Снейп, несомненно, смог бы завершить зелье, сделать его лучше, надежнее, мощнее, не затратив на то два года. Мысли о возвращении в прошлое и Лили помогли, толкнули Снейпа изнутри, побуждая к действию.


– Мертвец, - хмыкнул он.

Конечно, в зеркале отражался прежний Северус, все те же черные волосы и глаза, вкупе с легкой небритостью, но все же перед ним стоял мертвец. Мертвые не потеют и не боятся, и не страдают… в отличие от живых. Ему не вернуться в прошлое? Пускай! Но значит и живым не получить прежнего будущего, о нет, он знает будущее и не допустит его повторения.

Кто виновен в смерти Лили? Дамблдор! Снейп умолял его спасти Лили, и что ответил этот старый пидарас? Северус верно служил ему долгие годы, чтобы получить в итоге Гарри Поттера – самодовольного, заносчивого говнюка, мини-Джеймса, которого так хотелось задушить! Обман, повсюду обман… Северус отошел от зеркала и тихо рассмеялся под нос, скорее даже зафыркал, после чего удовлетворенно вдохнул и выдохнул. Обман, значит, а?

Небольшой обман, сдвинуть события на два года, и Альбус Дамблдор умрет в мучениях, пораженный проклятием на кольце Гонтов. Снейп будет рядом, будет подносить ему зелья, даже больше, он будет честно их варить, честно желая Дамблдору в мыслях прожить как можно дольше, ведь чем дольше проживет Альбус, тем больше мучений он испытает. А потом, в конце… Альбус будет умолять убить его, и Северус охотно исполнит эту просьбу, даже перевыполнит ее, со всем прилежанием и старанием.

Но ему нужно соблюдать осторожность, скрытность, если просто прийти к Дамблдору и сказать о кольце, то старикан насторожится. Нужно подождать подходящего события… финал чемпионата мира по квиддичу и Метка в небе вполне подойдут, но это будет уже конец августа. Младенец – Волдеморт и Петтигрю уже будут там, и все пойдет наперекосяк.

Прибить зародыш Темного Лорда, когда тот явится в особняк Реддлов? Это было возможно, устроить засаду, убить Петтигрю, избавиться от младенца. Но тогда не будут наливаться чернотой Метки весь год, и Альбус… что тогда будет делать Альбус? Да и просто убить зародыш Волдеморта? Ведь он тоже виновен в смерти Лили! Снейп служил ему верно долгие годы, на коленях умолял оставить Лили в живых, и что сделал этот старый пидарас? Пошел и убил Лили, но не убил Гарри Поттера и сам погиб! Нет, за такое одной Авады будет мало, а Круцио, подействует ли оно на гомункула? И даже если подействует, сколько тот продержится? Нет, тут нужно что-то другое, чтобы Том Реддл страдал не меньше и даже больше, чем Альбус Дамблдор.

Возмущение, желание отомстить, воспоминания о годах горя и моментах невыносимого страдания бежали по телу Северуса, пронзали разум раскаленными иглами, заставляя чувствовать себя живым, как никогда живым. Он вновь ощутил злобу, но в этот раз на самого себя, за то, что чуть не сдался, за то, что опустил руки. Нет, он уже прожил одну жизнь, и в ней отдал все долги, выполнил все обязательства, даже в ущерб собственным интересам.

Северус взял себя в руки и успокоился, почти моментально пришел в безразличное, хладнокровное состояние. Очень полезное умение, когда ты застрял между величайшим Светлым и величайшим Темным волшебниками, и каждый из них доверяет тебе, как самому себе. Снейп провел рукой по щеке, и с неудовольствием отметил, что он небрит. Нет-нет, он рано записал себя в мертвецы, рано списал со счетов, не может быть, чтобы такой умелый маг, как он, со знанием будущего, не смог бы повернуть ситуацию к своей пользе!


Это было странным и плохим признаком, разговаривать самому с собой, но Снейп чувствовал, что сейчас это ему нужно, как никогда. Пускай даже никто не мог подслушать, он все же наложил заклинания против подслушивания и подглядывания, и заодно немного навел порядок в доме, осмотрел, что есть, благо это заняло немного времени. В доме не было практически ничего, ибо здесь Снейп не жил, он существовал. Время тянулось расплавленной смолой, вязкими жаркими летними днями, и его окружали призраки прошлого, а также мысли о будущем, о том, что его ждет еще один тошнотворный учебный год с тупыми школьниками и надоевшим Хогвартсом.

– Итак, признаем, что я никому ничего не должен, - говорил Снейп своему отражению, - и что все долги я добросовестно отдал в прошлой жизни. Сражался за чужие интересы, страдал за них, даже умирал за них.

Бритва скользила, с еле слышным треском, отражение внимательно слушало.

– Но те, из-за кого я страдал, отдали ли они свои долги мне? Нет, не отдали, и они должны мне… о, они должны мне столь много, - Снейп усмехнулся с мрачным удовлетворением. – Но я должен быть осторожен, должен быть незаметен, иначе долг так и останется невыплаченным. Если я хочу, чтобы они страдали, мне придется потерпеть еще, ибо мои противники сильны. Но и у меня есть сила, преимущества, о которых они не знают. Знание будущего, зелья, близость к ним, все это можно обратить себе на пользу, придумать план, обыграть мастеров планирования на их же поле, что причинит им особую боль.

Снейп остановился, удовлетворенно вытер лицо, ощущая себя снова живым и подытожил.

– У меня есть год, ровно год, до финала Турнира Трех Волшебников.

Он снова сел в кресло, и задумчиво вздохнул, прикидывая детали плана. Ему потребуется думосброс, он поможет вспомнить все детали того года, ибо в них ключ к победе и реализации плана. Ему потребуются зелья, много зелий, а значит и много денег. Ограбить Гринготтс? Нет, деньги должны быть легальными, и пока не будут реализованы первые части плана, нельзя настораживать ни Дамблдора, ни Волдеморта. Петтигрю и гомункул Лорда должны прибыть в особняк Реддлов, а значит, ему нужно будет выкрасть оттуда кольцо раньше.

Снейп еще раз вздохнул. Он еще не записал ни строчки плана, но уже столкнулся с первой трудностью. Что же будет дальше? Как вообще Дамблдор ухитрялся планировать на годы вперед? Но ведь не попросишь Альбуса спланировать операцию против самого себя? Что можно противопоставить столетнему магу со Старшей Палочкой?

– Ну конечно, зелья! – вслух выдохнул Снейп. – Зелья!

Дамблдор будет принимать зелья из его рук, а гомункул Темного Лорда… впрочем, на этот счет у Северуса только что появилась мысль. Знание будущего и событий, нужно только все вспомнить, обдумать, составить план, и самое главное – не проявлять себя, не показываться. Полностью сохранить канву будущих событий не получится, это будет невозможно, с пострадавшим Дамблдором, но хотя бы первое время? И год, на то, чтобы победить, кто сказал, что потом все остается по-прежнему? Да, хроноворот переносит в прошлое только раз, и значит, он не сможет углубиться дальше, не сможет вернуться к Лили, но кто сказал, что Лили не сможет вернуться к нему? Нет, не оживление, даже Волдеморт может оживлять только мертвецов, но кто сказал, что нельзя попробовать? Воскрешающий Камень, призывающий призрака, и призрака можно наделить плотью, как это доказал василиск, пускай и каменной, но призрак обрел телесность. Тело, новое тело, самое лучшее в мире Оборотное зелье, действующее всегда, вкладывание воспоминаний в голову, и капельку, самую капельку ответных чувств к нему, Северусу Снейпу, победителю Темного Лорда и спасителю магического мира, а?

Одним ударом сразу несколько целей, ну чем он хуже Дамблдора?

Воскрешающий камень в кольце, Старшая Палочка у Дамблдора, мантия у Поттера, все три Дара Смерти будут у него, и тогда он будет властвовать над жизнью и смертью, и вернет себе Лили! Да, страдания тех, кто убил ее – это важно, это очень важно, но Лили еще важнее! Ноздри Снейпа раздувались, он лихорадочно набрасывал детали плана, неожиданно осознав, что времени так мало, а сделать нужно так много! В какой-то момент он остановился, получалось, что ему нужно будет разорить могилу Лили, добыть частиц ее тела, того, что хранилось у него самого, могло и не хватить на осуществление.

– Уверен, она меня поймет! – пробормотал Снейп, снова склоняясь над пергаментом.


========== Глава 3 Ставки сделаны ==========


20 августа 1994 года, финал чемпионата мира по квиддичу


Министерство Магии не пожалело усилий, и для финала чемпионата мира по квиддичу был возведен отдельный стадион с чарами расширения, наложена магия незаметности на местность вокруг, размещена сеть портключей для перемещения. Шутка ли, сто тысяч магов!

– Это же натуральный Хогвартс, - раздраженно бормотал под нос Снейп, пробираясь между палаток и поглядывая по сторонам. - Хогвартс без правил и преподавателей, чтоб вас всех!

Вокруг шумели, гомонили, носились, орали, прыгали, и занимались еще сотней дел маги. Никому не было дела до Снейпа и его раздражения, не слышного за общим шумом. Все собрались сюда повеселиться, насладиться зрелищем квиддича, приятно провести время, тогда как Северус прибыл сюда работать, причем именно в собственном облике. Приближался конец лета, все было готово, насколько оно вообще может быть готово, теперь оставалось только добавить пару финальных штришков и полагаться на удачу.


– Я бы хотел сделать ставку, - спокойно сказал Северус, останавливаясь перед Людо Бэгменом, главой отдела Спорта и будущим судьей Турнира Трех Волшебников.

Детали именно этой истории позабылись, но думосброс помог вспомнить, помог восстановить все. Бэгмен не заплатил близнецам, но что он скажет Северусу, когда не сможет расплатиться по ставке?

– Конечно, - довольно потер руки Людо. - На что?

– Выиграет команда Ирландии, но снитч поймает Виктор Крам, - ответил Снейп, протягивая мешочек с галлеонами.

Нельзя сказать, что это были все оставшиеся у него деньги, но близко к тому. Этим летом Северус изрядно растряс свои запасы, накопленное только благодаря тому, что он, как профессор, преподающий в Хогвартсе, жил на всем готовом и ничего не тратил. Оказавшись вне Хогвартса и запасов своего класса для Зелий, не желая привлекать излишнего внимания, Снейп был вынужден тратить свое. Нельзя сказать, что оно того не стоило, кольцо Гонтов лежало в надежном месте, думосброс помог вспомнить многое, работа над другими проектами тоже продвигалась.

– Вы знаете, какова вероятность подобного? - удивленно спросил Бэгмен.

– Вы отказываетесь принять ставку? - холодным тоном осведомился Северус.

На самом деле, даже если бы Людо отказался, это практически ничего не изменило бы. Бэгмен его интересовал в первую очередь не как источник денег — какие еще деньги, если он не сумел заплатить близнецам Уизли, если он прятался и бегал от гоблинов? Поэтому Северус собирался взять с Людо некоторую сумму, сколько тот сможет наскрести, а остальное получить услугами. В первую очередь, как судьи Турнира, разумеется, ибо после проведения операции с кольцом (Снейп еще раз мысленно оценил выставленные там защиты, и еще раз усомнился — поверит ли Дамблдор?) могли возникнуть различные накладки, совершенно не нужные Северусу.

– Нет, - весело ответил Людо, и сгреб мешочек. - Кто я такой, чтобы мешать людям терять свои деньги?

– Вот именно, - по-прежнему холодно согласился Снейп и развернулся, чтобы уйти.

Разумеется, Уизли были тут как тут, стояли за спиной! Северус посмотрел свысока на Фреда и Джорджа, те расступились, молча пропуская профессора, лишь переглянулись и все. Это и вправду не имело значения, но почему-то неприятно царапнуло. Мысли Снейпа приняли иное направление — сейчас они сделают ставку, и что тогда подумает Людо? Что они сговорились? Что Северус откуда-то узнал результат, и разболтал его Уизли? Пойдут разговоры, могут возникнуть вопросы, совершенно ненужные вопросы. История, выбранная Снейпом для прикрытия, никак не объясняла того, что он пошел делать ставку, ведь он никогда раньше этого не делал, никогда не интересовался квиддичем.

Снейп злобно посмотрел на близнецов, осознавая, что теперь придется додумывать историю, придумывать новые объяснения, и все из-за того, что этим рыжим не сиделось на месте! Не столкнись он с ними нос к носу, то ничего бы и не было! Не стал бы Бэгмен болтать, кто делал ставки и почему, не всплыло бы имя Северуса, а здесь, вот так… не отвертишься. Две ставки друг за другом на один и тот же невероятный, невозможный исход? Кто поверит в совпадение? И Обливиэйт не применишь, слишком много магов вокруг. Разве что потом, после матча, в общей суматохе? Но для этого надо сидеть на стадионе, следить за Уизли, а Снейп не брал билета — зачем он ему, не любящему квиддич и шумную толпу? То, что творится сейчас вокруг, лишь детский шум по сравнению с тем, что будет на стадионе, всей этой галдящей, кричащей, обезумевшей толпой! Губы Снейпа изогнулись, скривились, и близнецы отступили еще, моментально растворились в толпе.

– Так-то лучше, - проворчал Снейп под нос, отправляясь дальше.

На душе все равно было погано, словно пошел в Запретный Лес и вляпался в кентаврячье дерьмо, аккуратно спрятанное под кустом. Правда, почти сразу Снейп разозлился на самого себя — такой план, и бояться парочки учеников? - а потом просто махнул рукой. Раз все равно собрался валить все на Люциуса, то какая разница? О чем его Дамблдор ни спроси (если вообще будет спрашивать), Люциус откажется, и тем самым только подтвердит свою вину, а дальше Метка начнет оживать и наливаться чернотой, так что все пойдет по плану.

– Да могучий хуй Мерлина с вами со всеми! - выругался Снейп, опять споткнувшись.

Проходившие мимо три молодых мага, уже подвыпившие, захохотали, зашушукались, но Снейп уже не слушал. Из-за каждой мелочи расстраиваться, бросать план — никаких планов не хватит! И Волдеморт, и Дамблдор ухитрялись подобные мелочи оборачивать к своей пользе или вообще на них внимания не обращали, проходили мимо, и мелочи сами складывались в их пользу. Так неужели он хуже? Неужели он не сможет так же? Миг слабости — выпить Фелициса, гарантировать успех! - прошел и сгинул. Окончательно успокоившийся Снейп напомнил самому себе, что зелья удачи у него при себе нет, а даже если и было бы, то он пил его буквально месяц с небольшим назад, когда добывал кольцо из особняка Реддлов. Успел буквально в последний день перед приездом Петтигрю, что тут еще можно сказать?


– Готов поклясться чем угодно, больше нет! - утер пот со лба Бэгмен.

– Сотня галлеонов? - спросил Снейп, даже не пытаясь скрыть сарказм.

Он не стал торопиться и подбегать к Бэгмену сразу после окончания матча. И внимания меньше, и денег у Людо, да и волнения в лагере скоро начнутся, всем будет не до Снейпа и Бэгмена.

– Надо было подходить раньше, я выплатил другим их выигрыши!

– Золотом лепреконов?

Воспоминания о еще не случившемся, кусочек истории, о которой он узнал лишь случайно и чуть ли не год тому вперед, теперь пригодились. По лицу Бэгмена пробежало злое выражение, но он отчетливо понимал, что Снейп — не близнецы Уизли, ему фальшивку не подсунешь. Тягаться в скорости выхватывания палочки Людо вроде тоже не собирался, но Снейп все равно стоял на всякий случай в трех шагах. Кто их знает, этих игроков в квиддич, решит еще выбить мозги Северусу, представив, что у того вместо головы бладжер?

– Я отдам, только потом! - пообещал Людо.

– Учебный год длинный, - покачал головой Снейп, - за это время многое может случиться. Я же не смогу бросить Хогвартс и гоняться за вами, мистер Бэгмен.

Глаза Людо вспыхнули, и Снейп мысленно усмехнулся. Как судья Турнира, Бэгмен будет торчать в Хогвартсе, и соответственно, будет рядом с Северусом. Гоняться не придется, сам придет. И бросить Людо все это не сможет, долги и прочие обязательства — как ему с ними разбираться, если он перестанет быть главой отдела, уйдет из Министерства? Сбежать, конечно, можно, но вот гоблины, гоблины есть везде. И если воспоминания Снейпа были правдивы, и Людо должен и им в том числе, то он предпочтет остаться здесь, с Министерством за спиной.

– Гоняться не придется, - деланно — небрежным тоном бросил Бэгмен.

Снейп не стал кричать о Турнире, лишь посмотрел в ответ. В прошлый раз Дамблдор ему не говорил о Турнире, так что лучше и сейчас прикинуться неосведомленным. Ничего, завтра Дамблдор ответит и за это, за то, что держал Снейпа в неведении относительно множества важных вещей! Альбус промолчал, и Северус промолчит, все по-честному!

– Что это? - спросил Бэгмен уже нормальным тоном.

Из лагеря доносился шум и выкрики, что-то развалилось с громким треском.

– Вам стоит думать не о подгулявших любителях квиддича, мистер Бэгмен, - напомнил Северус, - а о своем долге! Или мне взять с вас Непреложный Обет, чтобы вы не сбежали?

Разговор вернулся в конструктивное русло, если можно так выразиться. Умело выражая недовольство и недоверие, Снейп «получил» всю информацию о Турнире, заверения в том, что чуть-чуть и долг будет выплачен (ставки на Турнир, можно не сомневаться), предложения всяческих услуг в честь долга, помощи Министерства в чем-нибудь (чем именно мог помочь Людо, Снейп слабо представлял — разве что запретить квиддич в Хогвартсе, но его в этом году и так не будет из-за Турнира).

– И я еще раз могу заверить…, - Людо осекся, даже отступил на полшага, глядя с непритворным ужасом куда-то в небо за спиной Снейпа.

Северус и так знал, что там, но… не будешь же говорить о подобном вслух? Поэтому он обернулся и несколько секунд изучал Метку, висящую в небе. Бэгмен смотрел туда же, и Снейп позволил себе скривиться в гримасе ненависти. Зеленые череп и змея, холодные, темные и зеленые, как ненавистные подземелья Слизерина в ненавистном Хогвартсе.

– Что же это, а? - обернулся к нему Людо, уже взявший себя в руки.


– Идите, мистер Бэгмен, кажется, в ближайшее время Министерству будет не до ваших небольших махинаций, - усмехнулся Северус.

Людо аппарировал, а Снейп еще раз задумчиво посмотрел на Метку. Завтра. Все остальное теперь завтра.


========== Глава 4 И снова в школу ==========


31 августа 1994 года, Хогвартс


Ученики заходили в Большой Зал шумной толпой, рассаживались за столами, о чем-то оживленно болтали. Северус сидел за столом преподавателей, скрывая тревогу за непроницаемым лицом. Тревогу не из-за учеников, конечно, ими он займется завтра. Или не займется.

– Северус, вы случайно не знаете, куда пропал директор Дамблдор? - словно ощутив его тревоги, спросила Спраут.

– Откуда мне знать? - пожал плечами Снейп.

Ложь, конечно. Он точно знал, куда «пропал» Дамблдор, но не знал, с какими результатами тот вернулся. И вернулся ли? Десять дней прошло, а Дамблдора все нет. Но не мог же он пасть от простых ловушек и защит, выставленных Северусом? Что он тогда за величайший волшебник? Нет-нет, Дамблдор определенно добыл кольцо, но вот дальнейшее оставалось покрыто мраком, и поэтому тревожило Северуса. Если его план будет раскрыт, придется бежать, буквально уносить ноги прямо отсюда. Конечно, еще остается гомункул Волдеморта для мести, но это не то, не то! Не затем Северус рисковал жизнью, потратил все лето, ох, не затем!

– Да никто не знает, - вздохнула Спраут, - вот и спрашиваю. Сейчас уже начинать…

Словно подслушав Спраут, в Большой Зал вошел Дамблдор и остановился, осматриваясь. Взгляд его упал на Северуса и застыл, как прикованный. Снейп, в свою очередь, впился взором и моментально заметил, что Дамблдор прячет и бережет левую руку. Может, кто другой и не заметил бы того, не зная, что высматривать, но Северус увидел. Ни единым движением мускулов он не выдал себя, не позволил лицу расплыться в глупой улыбке, не пропустил наружу ни единой радостной мысли, но это далось ему не просто так. Снейп ощущал себя так, словно только что поучаствовал в серьезной магической битве, а потом еще и таскал котлы на самый верх Астрономической Башни.

К Дамблдору уже спешили преподаватели, и закрыли его собой от взгляда Северуса. Снейп немного успокоился — не будет же Альбус убивать его на глазах у учеников? - но в то же время приготовил палочку. Десять дней! Где мог отсутствовать Дамблдор десять дней? Даже если он потратил день на то, чтобы добраться до кольца Гонтов, то куда делись еще девять? В прошлый раз Дамблдор обратился к Снейпу практически сразу, а здесь отчего-то затаился. Правда, в прошлый раз он так и не смог избавиться от проклятья, как ни старался, зелья лишь оттянули его кончину, продлили мучения. Мысль о том, что Дамблдору все равно не избежать мучительной смерти успокоила Снейпа, и он смог бестрепетно взглянуть в глаза Альбусу, когда тот подошел к учительскому столу.

– Все вы знаете порядок! - провозгласил Дамблдор ученикам. - Вначале церемония распределения, затем пир, в честь начала учебного года, и несколько важных объявлений!

– Предлагаю совместить! - выкрикнул кто-то от стола Хаффлпаффа, вызвав всеобщий смех и одобрение.

– Понимаю ваше нетерпение, но традиции есть традиции, - мягко ответил Дамблдор, оглаживая бороду правой рукой.

Северус еще раз обратил внимание, что левой рукой директор не пользуется. Не хлопает в ладоши, не показывает наружу, но и особой увечности и слабости не демонстрирует. Впрочем, и набрасываться с обвинениями не спешил, и Снейп порадовался, что так хорошо придумал свалить все на Люциуса. Разумеется, старший Малфой, спроси его, всячески будет отрицать участие в погроме после финала чемпионата мира, в причастности к появлению Метки (чистая правда), а заодно, разумеется, и все остальное.


– Кроме того, с глубоким сожалением я должен сообщить вам, что Чемпионат по Квиддичу между Домами в этом году не состоится, - заявил Дамблдор.

Ответом ему была глубокая потрясенная тишина, хотя от этих неблагодарных мелких созданий скорее можно было бы ожидать гневных выкриков. Снейп нахмурился, ощущая, что что-то изменилось. Не в учениках, нет, в нем самом. Или дело было в том, что он уже прожил этот вечер? Не успел он обдумать мысль, как с грохотом, треском и молнией явился Аластор Грюм, он же Барти Крауч. Даже сейчас, зная о подлоге, Северус все равно воспринимал его как Грюма. Впрочем, чего жаловаться, если он целый год водил за нос всех, включая Дамблдора? Впрочем, никто не ожидал подлога, а странности списывались на эксцентричность и бдительность Аластора.

Снейп чуть повел носом, ощутил еле-еле уловимый аромат Оборотного из фляжки Аластора, и незаметно улыбнулся себе под нос. Нет, в этот раз ему не провести Снейпа, но трогать Барти Крауча младшего было еще рано. Не сейчас. Потом он принесет гораздо больше пользы плану Северуса.

Дамблдор снова начал вещать про Турнир, а Снейп вернулся к предыдущей мысли. Следовало понять, что изменилось, иначе он мог выдать себя раньше времени, провалить все. Дамблдор может и поражен проклятьем, но еще не утратил ясности мысли, во всяком случае, пока.

– Северус, - прошептал Дамблдор почти в ухо, и Снейп невольно вздрогнул. - Иди за мной.

Еще одно усилие воли, чтобы не вытащить палочку, не атаковать Дамблдора прямо здесь. Глупо. Если Дамблдор знает, то он готов к атаке, если не знает, то незачем выдавать самого себя. Или его выдало изменение? Направляясь вслед за Дамблдором, Снейп усиленно и быстро размышлял, и неожиданно ухватил кончик мысли, связанной с изменениями. Ученики. Раньше он смотрел в Большой Зал и видел факультеты, думал о первом учебном дне, оценивал грядущие проблемы и с тоской представлял предстоящий учебный год. Теперь же не было ничего. Словно Большой Зал был заполнен однородной серой массой, не вызывающей никаких эмоций.

Нет, из-за такого Дамблдор ничего заподозрить не мог, и Снейп успокоился. Даже если он обвинит Северуса в чем-то, то всегда можно будет ударить первым, ударить в спину. Самое главное - никакого честного боя с владельцем Старшей Палочки!


В кабинете Дамблдор обнажил руку, и Снейп содрогнулся, как и в первый раз, ему даже притворяться не пришлось. Жуткое зрелище пораженной проклятием руки, что тут скажешь?

– Я не поверил, - просто сказал Дамблдор, - и поплатился за это. Но мне показалось, что я убрал все ловушки, и соблазн использовать Воскрешающий Камень оказался слишком велик.

Он выложил на стол кольцо с камнем, и Снейп склонился над ним, словно желая рассмотреть и заодно скрывая злорадную улыбку. Все прошло, как и в прошлый раз, разве не замечательно?

– Он не похож на один из Даров Смерти, - заметил Северус, выпрямляясь.

Ему показалось, что Альбус цепко наблюдает за его реакциями, но в данном случае Снейпу воистину нечего было скрывать. Камень он заберет потом, вместе со Старшей Палочкой, сейчас он бесполезен и не нужен, вреден даже.

– И все же, это он и есть, - подтвердил Альбус.

– На нем было сильное проклятие?

– Не просто проклятие, - сказал Дамблдор о том, о чем Снейп и так знал. - Оно было подкреплено крестражем, вместилищем кусочка души Волдеморта. Теперь я знаю это наверняка, но все равно, до сих пор не могу поверить. Два крестража, Северус, два!

Снейп пожал плечами, представляя себе картину, как он сообщает Дамблдору о шести крестражах, включая один в его ненаглядном Гарри, и как Альбуса от этой новости хватает удар, он падает и корчится на полу в судорогах. Убийство словом, буквально.

– Почему вы его не сняли? - спросил Северус.

– Оказалось, что мне это не по силам, я все же не так сведущ в Темной магии, как Волдеморт. Но вы, Северус, вы, друг мой, сможете помочь мне!

– Я тоже не так сведущ в Темной Магии, - бесстрастно напомнил Снейп.

Тем не менее, все было понятно, и он внимательно осмотрел руку Дамблдора. Прописал те же самые зелья, что не помогли в прошлый раз, добавив к ним собственную модификацию зелья Живой Смерти. Дамблдор, после расспросов, одобрил. Конечно, данное зелье, все зелья, вместе взятые, не обещали ему исцеления, только оттягивание неизбежной смерти, но Альбус был полон решимости прожить столько, сколько сможет и еще немного. Северусу пришлось закатать рукав и предъявить свою Метку, и Дамблдор сразу уловил, что та немного, да почернела.

– Не знаю, - пожал плечами Снейп, - никто мне ничего не говорил и не писал писем. Не исключено, что Люциус Малфой знает больше, но мне он ничего не сказал.

По легенде, придуманной Северусом, на финал чемпионата мира по квиддичу его позвал Люциус Малфой, они пообщались, и дескать, по его совету, Снейп пошел и сделал ставку, чтобы отвести от себя подозрения. И уже уходя, Северус случайно подслушал разговор Люциуса с кем-то еще, о кольце и прочих делах, но сразу сообщить о них не успел — начались беспорядки, а потом в небе засияла Метка, выпущенная неизвестно кем.

Но самым обидным было то, что Дамблдор не оценил всех этих стараний! Да что там, он о них даже не расспрашивал! Выслушал Снейпа, покивал и отпустил, ничего не сказав конкретного. Приятно, конечно, что ловушка сработала, но стоило ли так
изощряться в придумках? И сейчас вот, просто принял зелья и все!

– Это неудивительно, - задумчиво заметил Дамблдор. - Люциус Малфой всегда был осторожен, скрытен, поэтому не только в Азкабан не сел, но еще и влияние свое сохранил и преумножил.

– Да, он тесно общался с Министром Фаджем, - подтвердил Северус.

– Что-то готовится, Северус, что-то готовится, - изрек Дамблдор, - а мы не готовы! Но мы будем готовы, я приложу к этому все усилия в оставшееся мне время!

Сказать, что Снейп оцепенел, значило ничего не сказать. Как он мог упустить такое! С чего он взял, что Дамблдор будет сидеть в Хогвартсе и покорно пить зелья? Он не сидел на месте в будущем, не будет сидеть и сейчас! Хотя нет, тут же облегченно подумал Северус, все в порядке, просто опаивание займет больше времени. Пока Темный Лорд не возродился, даже ослабевший, умственно и физически, Дамблдор не встретит непосильных преград, а значит не уйдет от возмездия.

– Вам же, Северус, - сказал Дамблдор, - поручаю вдвойне приглядывать и присматривать в этом году за Гарри Поттером.

– Я присмотрю за ним, директор, не сомневайтесь, - искренне пообещал Северус.


========== Глава 5 Немного справедливости ==========


1 сентября 1994 года, Хогвартс


Северус склонился над котлом, внимательно изучая вид сваренного зелья. Втянул ноздрями запах. Зелье поблескивало рыжиной, и запах стал насыщеннее.

– Уже лучше, - пробормотал он.

Настроение, испорченное было началом учебного года, постепенно улучшалось. Но не успел Северус порадоваться прогрессу, как тишину подземелья разорвал грохот и треск. Дверь чуть не сорвало с петель, и раздался перестук, цоканье когтей по каменному полу.

– Профессор Грюм, - удерживая лицо невозмутимым, развернулся Снейп, - чем обязан…

Барти-Грюм тащил под руку вырывающегося Драко Малфоя, который тут же закричал, срываясь на фальцет, особо противно звучащий в подземелье.

– Он превратил меня! Взял и ударил в спину!

Снейп ощутил, как его наполняет злость. Вспоминая важные детали прошлых событий, он как-то совершенно позабыл этот мелкий, но по-прежнему раздражающий эпизод.

– Ха-ха, парень, а ты знаешь, кому пожаловаться! - проклекотал Грюм.

Он втянул запах, уставился подозрительно на котел, причем обоими глазами, настоящим и искусственным, что особенно взбесило Снейпа, в дополнение к общей злости. Да как смеет эта подделка покушаться на его работу! В прошлый раз, насколько помнил Снейп, Барти-Грюм вел себя как настоящий Грюм и помотал нервы самому Снейпу на славу. Не говоря уже о необходимости защищать Драко, который, словно не понимая серьезности положения, продолжал вырываться и канючить.

– Я ничего не сделал!

– Всего лишь ударил в спину, - осклабился Грюм, - ну да, кому еще жаловаться, как не декану Снейпу?!

Новая волна бешенства поднялась в Северусе. Не для того он возвращался в прошлое, чтобы опять сносить все это! Особенно этого мелкого крысеныша Драко, так и не сумевшего убить Дамблдора, и из-за трусости которого, и был убит сам Снейп! Как ни странно, эта вспышка помогла Северусу взять себя в руки, совладать с гневом и желанием немедленной мести.

– Вот именно, декану, - процедил он холодным тоном, - не забывайте, Аластор, что вы в школе, а не на войне. Наказание для Драко Малфоя, ученика моего Дома, я определю сам!

Лицо Драко окрасилось ухмылкой, и Снейп ощутил, что раздражение возвращается.

– Двадцать баллов со Слизерина.

– Эй, вы не смее…

– Тридцать баллов, - вперил в него взгляд Северус, - и отработка у Аргуса Филча.

Изменившееся выражение лица Драко пролилось бальзамом на его сердце.

– Еще одно слово, - продолжал Снейп, упиваясь создавшейся ситуацией, - и еще минус десять баллов, и отработки будут уже у Хагрида, в загоне для гиппогрифов.

Драко возмущенно сопел и дышал, потом дернулся, и помчался прочь из кабинета. Уже в коридоре он начал издавать какие-то бессвязные звуки, но сейчас это не имело значения. Он ученик, Снейп декан, учебный год только начался, еще найдутся способы заткнуть Драко и прервать его бесконечные возмущения и жалобы. Одна только мысль о том, что младший Малфой не будет доставать его в этом году, уже дарила Снейпу радость, вопреки доводам разума, вопреки осторожности. Впрочем, сейчас это было даже на руку, ибо выражение лица лже-Аластора изменилось.

– Не забывай, что я слежу за тобой, - проворчал он, и вышел быстрым шагом.

Дождавшись, пока постукивание посоха и скрежет ноги-лапы утихнут, Северус подошел к двери и закрыл ее, после чего прошептал под нос.

– И я слежу за тобой, - улыбка, появившаяся на лице, тут же спала.

Несмотря на громкие слова, намерения и знание некоторых будущих вещей, в остальном новый Снейп был ничуть не осведомленнее старого. Где Барти-Грюм варил свое Оборотное? Чем он занимался на досуге, помимо выпытывания информации у настоящего Грюма? Как он сносился с Петтигрю и гомункулом Темного Лорда? За кем следил? Здесь следовало принять меры, и Северус внезапно понял, какие именно. Карта Мародеров… Снейп скрежетнул зубами, вспомнив прошлогоднюю насмешку карты над ним.

Он остановился возле котла, обдумывая детали. Проникнуть в спальню мальчиков Гриффиндора и забрать карту Мародеров и мантию-невидимку, легко и просто. Хотя нет, мантия-невидимка — лишнее. Размер не тот, разве что согнуться и ужаться, и так и ходить под ней, и глаз Грюма сквозь нее видит, и Дамблдор может встревожиться пропажей третьего дара Смерти. Нет, мантия подождет, а вот Карту надо изъять. Не прямо сейчас, через пару недель, когда все втянутся в ритм школьной жизни, когда пойдет рутина. Хорошо хоть пароль не надо было спрашивать… Снейп опять скрежетнул зубами, представив, как ему пришлось бы вертеться, чтобы узнать пароль и не привлечь излишнего внимания.

– Карта, мантия, дары Смерти, все будем моим, - усмехнулся Снейп, бросая в зелье горсть порошка.

Теперь оставалось дать зелью настояться неделю и добавить последний ингредиент, волос Лили, после чего как-то провести испытания. Ускоренное изготовление, неделя вместо месяца и прочие составляющие делали зелье опасным в применении. Проще говоря, испытывать его стоило на том, кого не будут искать. Главное — не торопиться, соблюдать осторожность, самому втянуться в ритм школьной жизни, и выжидать, пока другие маги сделают за Северуса большую часть работы.


2 сентября 1994 года, Хогвартс


– Вы опять расплавили котел, мистер Лонгботтом, - цедил Снейп, глядя сверху вниз.

Невилл бледнел, краснел, пытался что-то сказать и не мог. Руки его тряслись, под ногами растекалась лужица, совсем недавно бывшая котлом, и выглядело это так, словно Невилл описался. Гарри наблюдал за сценой, сжимая кулаки, пытаясь придумать, как помочь Невиллу. Гермиона, судя по выражению ее лица, терзалась той же проблемой.

– Думаю, у меня найдется работа, которую даже вы, Лонгботтом, при всей вашей криворукости, не сможете испортить! - зло продолжал Снейп. - Десять баллов с Гриффиндора, и явитесь завтра на отработку!

– Как десять? - громко возмутился Драко. - Это несправедливо!

– Молчи, Малфой! - не выдержав, крикнул Рон.

– Еще десять баллов с Гриффиндора, Уизли, чтобы не перебивали профессора! - тут же припечатал Снейп, и повернулся к Драко. - Мистер Малфой, вы желаете справедливости? Вот вам по справедливости, минус двадцать баллов со Слизерина!

В классе моментально воцарилась гробовая тишина, и это было неудивительно. Гарри беспомощно посмотрел на Гермиону, и увидел, что она поражена так же, как и он. Как все остальные.

– И отработка вечером у мистера Филча, - припечатал Снейп. - Теперь, когда справедливость окончательно восстановлена, сдавайте зелья да живее!

Ученики отмерли, задвигались, и зашептались. «Шу-шу-шу» катилось по классу, и можно было не сомневаться — обсуждают Драко и поведение Снейпа. Да что там, Гарри, Рон и Гермиона тоже его собирались обсудить.

– Стоило расплавить котел, чтобы увидеть и услышать такое, - неожиданно заявил Невилл.

– Как думаешь, какая муха его укусила? - тут же шепотом спросил Рон.

Гарри задумчиво куснул ноготь, бросил взгляд в сторону Снейпа. Тот убирал расплавленный котел, взмахивая палочкой.

– Может, он изменился за лето? - неуверенно предположил Гарри. - Ну, после Визжащей Хижины и всего остального?

– Изменился? - изумленно переспросил Рон. - А как же баллы?

– По справедливости, слышал же, - развел руками Гарри.

Они втроем переглянулись, и молчаливо решили отложить разговор на потом, когда Снейп не будет маячить рядом.


Северус, слышавший слова Гарри, лишь усмехнулся мысленно. Справедливость! Кто вообще тянул за язык этого идиота Драко? Но зато на этом можно и нужно было сыграть! Знание будущего внезапно сыграло дурную шутку с Северусом, которую он не мог предвидеть летом, когда строил планы. Ему казалось, что он сможет перетерпеть этот учебный год, но нет — Снейп и вправду изменился за лето. Оставить все как раньше не получалось, нужно было что-то менять, и справедливость тут отлично подходила. Относиться ко всем одинаково справедливо, как этого заслуживали сами ученики, о, это было отличным решением! Воспользоваться подсказкой Поттера — списать все на ту ночь в начале июня, и прикрыться ей. Если Дамблдор будет задавать вопросы, то и здесь есть дополнительное объяснение — завоевание доверия Гарри, чтобы лучше за ним присматривать. А потом и охранять во время Турнира. Снейп позволил себе слегка улыбнуться: обстоятельства менялись, но он ловко менял планы на лету, приноравливаясь к изменениям. Спокойствие, осторожность, планирование, и он проберется через этот учебный год, несмотря на опостылевший Хогвартс, заебавших учеников и дурных коллег-преподавателей.

Он долго терпел, так что потерпит еще немного.


– Что тут происходит? - почти прошипел Драко, когда остальные ученики сдали зелья и ушли.

– Дурак! - почти выплюнул Снейп. - Радуйся, что так легко отделался!

На лице Драко вспыхнуло возмущение, он уже открыл рот…

– Нападать на Поттера со спины? На глазах у Грюма?

– Да он спятивший чудак в отставке! - выкрикнул Драко. - В газете про него писали — он воюет с мусорными баками, при содействии Артура Уизли!

– Дурак! - Снейп шагнул вперед, словно собираясь дать пощечину, и Драко невольно отшатнулся, растеряв часть задора. - Ты не знаешь всего, что тут происходит, но ведешь себя так, словно у тебя сам Министр на побегушках! Молчать! Аластор Грюм может быть старым, выжившим из ума параноиком, но это параноик, который засадил в Азкабан половину из сидящих там Пожирателей Смерти!

Слухи все равно разойдутся, подумал Снейп удовлетворенно, и Барти-Грюм будет считать, что провел меня. Провел всех, даже Дамблдора.

– В небе вспыхивает Метка на глазах у сотни тысяч магов, в Хогвартс прибывает Грюм, а твой отец подозревался в причастности к Пожирателям Смерти! В таких условиях, Драко, последнее, что тебе стоит делать — нападать на Поттера и повышать голос в классе. Особенно в моем классе! Не веришь мне, напиши отцу!

Снейп ощутил, что злоба опять перехлестывает, и остановился.

– Вы свободны, мистер Малфой, - сказал он холодным тоном, - и не забывайте о том, что здесь услышали.

– Я не забуду, - пообещал с ненавистью в голосе Драко.

– И не забудьте явиться на отработку к мистеру Филчу, - напомнил Северус.

– Я не забуду, - выдавил сквозь сжатые зубы младший Малфой.

И с этими словами Драко, гордо вскинув голову, наконец-то покинул класс зельеварения.


========== Глава 6 Встреча старых друзей ==========


10 сентября 1994 года, Малфой - мэнор


Суббота выдалась сухой и солнечной, светлой, и вид Малфой — мэнора, темного и мрачного, неприятно контрастировал с обстановкой вокруг. Северус, аппарировавший практически к парадному входу особняка Малфоев, даже не успел подать сигнала, как дверь открылась сама. Низко кланяясь, домовушка проводила его в гостиную, и попросила чуть подождать, уверяя, что «хозяин сейчас придет». Это было немного странно, ибо Люциус Малфой сам написал Снейпу три дня назад, уверяя, что им надо встретиться и «обсудить один очень важный вопрос». В письме ничего не было сказано напрямую, как обычно, фирменные увертки Люциуса и словесные кружева, за что его Волдеморт в будущем и называл «своим скользким другом». Поэтому Северус вполне логично полагал, что речь пойдет о Метках в небе и метках на руке, по чуть-чуть начинающих наливаться чернотой, ибо именно это было сейчас самым важным вопросом. В самом деле, не о Турнире же его позвал поговорить Люциус? Можно было бы предположить, что речь пойдет о Драко, но тот, похоже, усвоил урок, и молчал, да и встречала бы Северуса тогда, скорее всего, Нарцисса, а не Люциус.

Дверь открылась, и в гостиную быстрым шагом вошел старший Малфой.

– Северус, - едва заметно кивнул он.

– Люциус, - кивнул Снейп в ответ.

Что-то было не так, но Северус не мог понять что. Выглядел Люциус как всегда: тщательно приглаженный, прилизанный, с надменно-непроницаемым лицом, ведущий себя так, словно делает окружающим одолжение. Раньше это казалось нормальным, сейчас такое поведение раздражало Снейпа. Пауза затягивалась, и Северус достал из кармана мантии письмо, сказав.

– Итак, что это за важный вопрос?

В то же мгновение он понял, что не так. Люциус не предложил сесть, не предложил ничего, даже письмо не взял, словно он считал Северуса врагом. Замыслил удар в спину? Нет, тогда он как раз и предложил бы сесть и выпить чего-нибудь, с заранее подлитым зельем, Люциус никогда не был силен в прямой драке, только в обходах и виляниях, подумал Снейп. Так что следовало держать ухо востро, и следить за спиной.

– Итак, мне хотелось бы услышать объяснения! - бросил свысока Люциус.

– Объяснения чему? - эта надменность бесила, и Снейп ощутил, что закипает.

– Твоему поведению, Северус! - повысил голос Люциус. - Похоже, что ты предал нас!

– Что?!

– Ты помог Сириусу Блэку сбежать! - начал перечислять Люциус, распаляясь с каждым словом. - Ты подружился с Грюмом! Ты предал Слизерин и обидел моего сына! Да как ты вообще посмел снимать с него баллы и обижать Драко в присутствии этого урода Аластора?!

Северус неожиданно понял, что Люциус очень сильно нервничает, а также понял, что главный вопрос еще даже не затронут. Не то, чтобы он внезапно стал тонким знатоком человеческих душ, но вот Люциуса он все же узнал хорошо за годы в будущем. Таким нервным Люциус был в те времена, когда в этом мэноре жил Волдеморт с остальными Пожирателями, когда дело касалось выживания самого Люциуса. Нарцисса больше переживала за сына, Люциус сам за себя, так что упоминание Драко было лишь прикрытием, разогревом. Что-то угрожало Люциусу… метка и Волдеморт? Но при чем тут тогда Северус?

– Ты забываешь, - процедил сквозь зубы Снейп, ощущая, что стоит открыть рот, и он сам сорвется на крик, - что мне нужно играть роль перед Дамблдором.

– Дамблдором! - заорал Люциус. - Да ты продался ему! Сдал всех нас! Иначе, почему снова Министерство интересуется мной? Почему снова всплыла эта история с Тайной Комнатой?

– А ты как хотел — подсунуть крестраж Волдеморта, и думать, что тебе все сойдет с рук?! - заорал в ответ Снейп.

– Ты… ты…, - Люциус отступил на шаг, задыхаясь и сбиваясь, - ты назвал Его по имени!!

Северус едва не выматерился в голос, осознав свою ошибку. Громко, по имени и вслух, Волдеморта называл только Дамблдор. Даже в своем кругу, среди своих, Пожиратели его обычно называли «Лорд» и «Повелитель», избегая упоминания имени, особенно в последний год, когда на нем лежало заклинание Табу, для нахождения тех, кто упоминает имя Темного Лорда всуе. Фактически, Снейп только что сам подтвердил, что продался Дамблдору, и переубедить Люциуса…

– Ступефай! - Северус резко развернулся и атаковал домовушку, собиравшуюся лишить его палочки.

Снейп тут же присел, пропуская заклинание Люциуса над собой, выставил невербальный Протего, подскочил к оглушенной домовушке, и метнул ее в старшего Малфоя, как экзотический снаряд. Фехтовать на заклинаниях можно было долго, а времени у Снейпа не было — Люциус мог сбежать в любую секунду, ему могли на помощь прийти еще домовики, могла появиться Нарцисса, в общем, нужно было действовать быстро, и он нашел выход. Люциус отвлекся на долю секунды, и тоже получил Ступефай, только невербальный, сбивший его с ног и оглушивший на несколько секунд. Северус стремительным скачком оказался возле Люциуса, сбив что-то взметнувшейся мантией, но времени оборачиваться, не было.

– Империо! - и пылающая злость, и воля Северуса практически моментально пересилили Люциуса.

Секунду спустя Снейп понял, что инстинкты решили за него, и решили правильно. Империо сейчас было лучше Легилименции. Конечно, Непростительное заклинание, но… от Люциуса все равно пришлось избавляться, так или иначе. Это была проблема, огромная и внезапно возникшая проблема, которую следовало решить.

– Встань! - приказал он Люциусу. - С чего ты взял, что я предатель?

– Драко написал мне и подробно рассказал обо всем, что произошло в Хогвартсе, - покорно ответил Люциус. - Затем я сопоставил…

Северус уже не слушал, все поняв. Драко! Это было хорошо, Снейп уже начал бояться, что сам Дамблдор, исчезнувший куда-то из Хогвартса, приходил к Люциусу и задавал вопросы. Никто не знал о письме, никто не знал, куда отправился Северус, значит, все еще можно было прикрыть и спрятать. Подчистить память тому же Драко, укоротить старших Малфоев… нет, раз уж судьба так распорядилась, начать воплощать План в жизнь, прямо здесь и сейчас.

– Где Нарцисса? - первым делом спросил Снейп.

– У себя в комнате, ждет окончания нашего разговора.

– Позови ее, скажи, чтобы она заняла меня беседой и выпивкой, у тебя, мол, дела, затем прикажи домовикам, чтобы никого не впускали и сами здесь не появлялись, потом ложись в свою кровать и спи, пока я тебя не разбужу. И сдай свою палочку.

– Вот, - ответил Люциус, безвольно протягивая палочку, затем вышел прочь.

В этом был определенный риск, но небольшой, просто так Империо не сбросить, на промежуток до сна хватит, а затем Северус просто еще раз его околдует и подумает, куда применить с максимальной пользой для Плана. Снейп достал пузырек с зельем рыжеватого цвета внутри — плод его летних трудов, Оборотное Лили или Лилиборотка, как он любил его мысленно называть. В основе его лежало обычное Оборотное, но против Лилиборотки оно было все равно, что сливочное пиво против Огневиски. Зелье должно было не только превращать выпившую в копию Лили, но и внушать ей бесконечную любовь и преданность к Снейпу, иначе вообще не имело смысла возиться, что это за Лили, которая не любит Северуса?

Теперь оставалось только испытать зелье в деле.

– Прошу, - протянул он бокал входящей в комнату Нарциссе.

– Вы… уже поговорили? - спросила та, машинально принимая бокал.

– Как раз подбирались к самому главному, - заверил ее Северус, - но могу тебя заверить, с Драко все в порядке, просто вышло небольшое недопонимание, превратившееся в…

На словах «все в порядке», Нарцисса облегченно выдохнула и отхлебнула из бокала. Снейп зорко наблюдал за ней краем глаза, продолжая говорить. Нарцисса остановилась на мгновение, посмотрела недоуменно на бокал, словно пыталась вспомнить, что пьет. Составляющие зелья Амортенции придавали нужный, приятный пьющему вкус, заставляли желать допить до конца, еще парочка ингредиентов маскировала зелье под легкое вино, так что Нарцисса, отбросив сомнения, допила до конца.

– … и тут Люциус вспомнил о каких-то делах, позвал тебя и ушел, - закончил Северус, продолжая наблюдать за Нарциссой, подмечая изменения.

Увы, было их немного, сырое, недоработанное, экспериментальное зелье, толком нигде не тестировавшееся, результат получился соответствующий. Волосы порыжели лишь самую малость, и то, это могло быть лишь игрой света на белокурых прядях. Глаза даже не подумали зеленеть, разве что в самой глубине, фигура может быть, чуть раздалась, но Северус не взялся бы утверждать наверняка.

Предусмотрел Снейп и момент с возможной подозрительностью — зелье ненадолго притупляло критическое восприятие, ведь по замыслу много времени и не нужно было, пока зелье подействует и превратит избранницу Северуса в послушную рыжую копию Лили. Сейчас, глядя на Нарциссу, он даже отчасти порадовался, что зелье вышло сырым и недоработанным — превратись старшая Малфой в Лили, ее не удалось бы использовать в последующих планах. Что же касается использования — ингредиента верности — то это тоже предстояло проверить здесь и сейчас.

– Странно, - Нарцисса облизала бледные губы, - как я этого раньше не замечала… наверное, потому что ты уже давно не заходил к нам в гости, Северус!

«Кажется, сработало», радостно подумал Снейп и тут же осознал последствия. Для подстраховки он завязал подпитку действия зелья на собственную сперму, достаточно было лишь регулярно заниматься сексом с принявшей Лилиборотку, и та продолжала бы оставаться верной Снейпу и ставящей его выше всех на свете. Летом это выглядело логичным и правильным — уж сексом с Лили он готов был заниматься постоянно, но ведь Нарцисса так и не превратилась! И в то же время отступать было нельзя, либо секс и верность — с последующей работой на План, либо Нарциссу нужно будет пускать в расход.

– Я боялся выдать свои чувства, - хрипло произнес он, подыгрывая Нарциссе. - Но попав сюда, понял, что не могу больше сдерживаться!

– Да, не сдерживайся, - простонала Нарцисса, распахивая мантию и обнажая свои небольшие груди.

Тоже эффект зелья, вкупе с подавлением критического восприятия повышение желания, и Снейп отметил, что этот момент надо будет отдельно проработать и не давать Лилиборотки в людных местах. Нарцисса уже собиралась упасть и раздвинуть ноги, но Северус перехватил ее за волосы, другой рукой неловко высвобождая каменно стоящий член. Удовольствие без необходимости смотреть на почти-что-не-Лили, проверка страсти, даруемой зельем и закрепление результата, ибо для закрепления и подпитки было все равно, на какую из слизистых поверхностей попадет сперма.

– Ммм, - страстно застонала Нарцисса, вцепляясь в подсунутый ей «леденец», обсасывая его, облизывая и причмокивая.

«Кажется, сработало», опять подумал Снейп и широко, радостно ухмыльнулся.


========== Глава 7 Улучшение и изменение планов ==========


11 сентября 1994 года, Хогвартс


Огромные буквы заголовка в «Ежедневном пророке» тряслись, едва не выпрыгивали со страницы


«Люциус Малфой сошел с ума!»


Как стало известно Пророку, вчера вечером, перед самым закрытием банка «Гринготтс» в него ворвался известный маг Люциус Малфой, и начал требовать предоставить ему доступ к сейфу семейства Лестрейндж. По словам одного из гоблинов, работающих в банке, требования мистера Малфоя основывались на том, что он женат на Нарциссе Малфой, в девичестве Блэк, и являющейся сестрой небезызвестной Пожирательницы Смерти и приспешницы Того-Кого-Нельзя-Называть, Беллатрикс Лестрейндж, в девичестве Блэк. В ответ на отказ, мистер Малфой повел себя крайне неадекватно, выхватил палочку и начал крушить все вокруг, а также убивать гоблинов - сотрудников банка и находящихся там посетителей.

Со слов выжившего свидетеля, мистер Малфой кричал о том, что гоблины его подвели, что он выполнил свою часть сделки. Гоблины отрицают данные слова, и выдвинули ответную претензию, указав на то, что имей сотрудники банка палочки, им не пришлось бы ждать прибытия группы магов из Министерства, и что они смогли бы сами нейтрализовать мистера Малфоя. Девять гоблинов и два посетителя было убито, еще трое находятся на лечении в госпитале св. Мунго. Группа магов Министерства нейтрализовала мистера Малфоя, но тот сумел покончить с собой, применив какую-то Темную Магию.


Здесь же присутствовал снимок – лежащий неподвижно на полу вестибюля «Гринготтса» Люциус. Волосы растрепаны, мантия, съехавшая на бок, застывшее на лице презрение. Снейп усмехнулся, и перевернул страницу. Темная Магия! Идиоты! Всего лишь зелье Последнего Выдоха, с добавленным красителем, придающим выдоху зеленоватый оттенок. Один посмертный удар, мелкое проклятье, но в сочетании с выкриками Люциуса, все прошло именно так, как и задумывалось. Темная Магия, выдох в форме «Метки», после этого маги не могли не осмотреть Люциуса и конечно же нашли Метку на его руке. В сочетании с тем, что было после финала мирового чемпионата по Квиддичу, и упоминанием Люциуса о Лестрейнджах, можно было не сомневаться, что подумают и решат в Министерстве.

Бывшие Пожиратели что-то замышляют, плетут заговор с гоблинами, поэтому Министерство обрушится на коротышек, и так им и надо! В глазах Дамблдора Люциус и так был оболган, так что с этой стороны все тоже было прикрыто. И финальный штрих…


Как сообщила репортеру Пророка Нарцисса Малфой, ее покойный муж последние несколько недель был чем-то подавлен, мало общался с семьей, и занимался какими-то делами, о которых не сообщал жене. По словам мадам Малфой, это могло быть связано с деньгами, загадочными кредиторами и долгами, якобы угрожающими разорением семье Малфой.


Снейп еще раз усмехнулся, Нарцисса сказала все, как надо. След к гоблинам брошен, пусть выкручиваются и отрицают, кто им поверит? Денег у Малфоев, разумеется, хватало, но потом это уже никого не будет интересовать, и слова о разорении можно списать на сумасшествие Люциуса. Северус посмотрел на снимок Нарциссы в траурном одеянии, и ощутил, как в нем поднимается новая волна возбуждения, при воспоминании о вчерашней секс — вакханалии. Нарцисса не превратилась в Лили, конечно, но хватило и осознания, что он трахает жену Люциуса (изрядно доставшего Снейпа за все эти годы), а та умоляет не прекращать.

Теперь, конечно, придется регулярно навещать Нарциссу, но это…

– Я требую объяснений!!

Драко Малфой влетел в кабинет Снейпа с криком, грохнул дверью, даже не подумав ее придержать, и топоча, как безмозглый Уизли, подбежал к столу, за которым сидел Северус.

– И я тоже, - процедил Снейп, сквозь зубы, крайне недовольный, что его размышления прервали.

Ему хотелось заорать, но он заметил заглядывающих в дверь неизменных спутников Драко – Винсента Крэбба и Грегори Гойла. Новая идея вспыхнула в голове Снейпа, отличная, великолепная, чудесная идея, требующая лишь немного магии и дерзости в осуществлении, но чего бояться тому, кто уже однажды умер?

– По какому праву вы, мистер Малфой, влетаете в мой кабинет, даже не постучавшись? - процедил Северус, прикидывая последние детали.

– По какому праву? – заорал Драко, еще раз шлепая газетой по столу.

Северус посмотрел – ну да, это был тот же сегодняшний номер «Пророка», чтением которого он только что наслаждался сам.

– Кажется, я еще пока декан Слизерина! – Северус встал, сверкая глазами. – Мистер Крэбб и мистер Гойл, не прячьтесь, заходите!

Северус слегка опасался, что они побегут, и тогда придется за ними гоняться. Что тут происходит, догадаться было нетрудно. Драко написал отцу, тот вызвал Северуса, и теперь такие «горячие» новости. Потеряв голову, Драко прибежал разбираться, и это было хорошо, это давало шанс Снейпу уладить все без шума.

– Сейчас вы, мистер Малфой, - Снейп взглядом заткнул, уже открывшего было рот Драко, - отправитесь на похороны своего отца, с профессорами и директором я вопрос вашего отсутствия улажу. Пока вы будете пребывать там, потрудитесь расспросить вашу матушку, Нарциссу Малфой, о том, что стоит говорить, где и кому.

Разумеется, с Нарциссой он данный вопрос согласовал, в перерывах между подходами к снаряду. Появление Метки на финале чемпионата мира по квиддичу, и вот, Люциус мертв. Официальный след указывает на гоблинов, неофициальный же будет указывать на тех, кто боролся с Пожирателями в свое время. После такого объяснения, Драко в Хогвартсе будет молчать. Оставались Крэбб и Гойл, тонко намекать им было бесполезно, прямо говорить — чревато подозрениями потом. Даже самые тупые из учеников смогут сложить два и два, если через них пригласить их родителей на встречу, а потом этих же родителей найдут мертвыми.

– Вам, мистер Крэбб, и вам, мистер Гойл, тоже следует освежить знания о том, что стоит говорить, где и кому, особенно здесь, в Хогвартсе и особенно после недавних событий. Если сами не сообразите, спросите у родителей, уверен, они смогут вам растолковать, что к чему.

– Но, профессор, разве вы…, - робко начал присмиревший Драко.

– Вначале съездите домой, мистер Малфой, - ледяным тоном отрезал Снейп.

Метки, Волдеморт и прочие темные дела всегда были вещами, о которых Пожиратели после падения своего Лорда предпочитали говорить вскользь, без конкретики. Северус был уверен, после отповеди от Нарциссы, Драко все поймет, как нужно, что его отца убили враги Пожирателей. Также, можно было ожидать, что отцы Крэбба и Гойла, поймут недосказанное и найдут способ связаться со Снейпом, назначат встречу вне Хогвартса по поводу Волдеморта и вот там… откроются новые возможности, как с Люциусом.

– И потрудитесь не хлопать дверью, выходя из кабинета, - нанес Северус добивающий удар.


12 сентября 1994 года, Хогвартс


Хорошо поразмыслив, Северус пришел к выводу, что, как в древней поговорке «удача сопутствует смелым». Лилиборотка версии 1 давала верность без изменений внешности, в таком виде зелье и следовало оставить, даже, пожалуй, уменьшить в несколько раз порцию волос Лили в зелье. Превращения и верность будет давать Лилиборотка версии 2, но чтобы безбоязненно ей пользоваться, Северусу вначале следовало обезопасить себя.

Попросту говоря, убить всех врагов, обеспечить поддержку и взять власть.

Гоблинов он уже подставил и планировал еще подставить, если выгорит затея с Крэббогойлами. Дамблдор получил проклятье, но все еще был активен, а откровенно травить его вместо медленного опаивания было опасно. Волдеморта можно было прибить — теоретически. На практике мешалось пророчество, и это требовало отдельного обдумывания. Мысли о пророчестве натолкнули Северуса на идею. Трелони! Порция Лилиборотки и она поддержит его, выдаст такое пророчество, что у Дамблдора борода сама завяжется узлом от страха. Это будет полезно и правильно, плюс репутация, никто никогда не подумает, что Снейп сошелся с Трелони. Вишенка на торте: месть за то пророчество, подслушанное Северусом, и сгубившее Лили.

Разумеется, с ней придется спать, но на что еще нужны возбуждающие зелья? После них можно будет смело трахать кого угодно, даже Плаксу Миртл прямо в туалете — кстати, Плаксу тоже следовало устранить, сделал себе пометку Снейп на будущее. Тайная Комната и ему самому пригодится, равно, как и Выручай-Комната. Если правильно разыграть карты, никто ничего не заподозрит, а Дамблдору будет не до Хогвартса и не до сования носа в дела Северуса.

И Министерство, его тоже следовало ослабить и сделать самого Снейпа Министром.

Во-первых, месть за их бездействие в первой войне, а во-вторых, став Министром, он сможет безбоязненно заниматься развитием Лилиборотки, приберет к рукам Отдел Тайн, особенно часть с Маховиками Времени, и, возможно, сумеет повторить свой предсмертный подвиг. Ему не нужны будут подделки, если в его руках окажется оригинал, ведь так?


13 сентября 1994 года, Хогвартс


Следовало еще обезопасить себя, и Снейп обезопасил: зашел в башню Гриффиндора во время уроков и изъял Карту Мародеров. Извлечь пароли к Тайной Комнате из головы Рона Уизли (или Гарри Поттера) можно было и потом, после решения проблемы Миртл, и нагнетания жути с пророчествами и Волдемортами. Теперь можно было браться за Трелони, но Снейп решил перенести обработку на завтра. Следовало навестить Нарциссу, подпитать зелье пару раз, убедиться, что разговор с Драко прошел как надо. Младший Малфой вернулся в Хогвартс молчаливый и потухший, и самому заводить разговоры означало усилить подозрения, так что Снейп решил зайти с заднего хода в этом вопросе.

Это уже не говоря о том, что еще следовало продумать план, как подставить Дамблдора перед Министерством, да так, чтобы подозрения прошлого года снова вспыхнули, а в Хогвартс приехала инспектор Амбридж. Ей Северус, стиснув зубы и собрав яйца в кулак, собирался посвятить третью порцию Лилиборотки — исключительно в интересах дела, разумеется. Пускай сейчас ему придется, образно говоря, давиться сухарями, вроде Амбридж (Северус пометил себе в плане удвоить количество возбуждающих и стимулирующих зелий на приготовление), зато потом, благодаря этому, он сможет наслаждаться роскошным тортом — Лили.

Ничего, он терпел больше десяти лет в прошлый раз, потерпит пару месяцев в этот.

С этими мыслями, Снейп улыбнулся и начал готовиться к визиту к Нарциссе, опять ощущая нездоровое возбуждение. Пожалуй, в план с Крэббами и Гойлами стоит внести пару приятных изменений. Но помечать эту мысль Северус уже не стал.


========== Глава 8 Приятные хлопоты ==========


14 сентября 1994 года, Хогвартс


– Ах, Северус, - хрипло и немного пьяно простонала обнаженная Трелони, выгибаясь под Снейпом, - что же ты делаешь?

– Даю волю своим чувствам, которые сдерживал много лет, - тяжело дыша, задвинул стандартную легенду Северус.

Сейчас, под воздействием возбуждающих зелий, Сивилла казалась ему прекрасной, мягкой и нежной, восхитительной. Местами — например, в плане темно-зеленых глаз — даже притворяться особо не требовалось. Легенда же, вариацию которой Снейп уже опробовал на Нарциссе, заключалась в том, что после того, как он побывал на пороге смерти в начале лета, то многое понял и изменился. Также намеки на изменения он кидал там и сям среди профессоров, попутно задним числом легендируя изменения в поведении и отношениях.

– Это… это…, - Трелони явно не могла подобрать формулировку, алкоголь и Лилиборотка делали свое дело.

Снейп заткнул ее поцелуем, заработал бедрами быстрее, ощущая приближение оргазма. Для начала хватит, рано сейчас заводить разговоры о лжепророчествах и прочих делах, скорее следует напомнить и не раз, что для всех остальных внешне все должно оставаться по-прежнему. Пока что. В ближайшем будущем, уже скоро, все изменится, и они смогут перестать таиться!

Злое нетерпение, бурлившее в Северусе, прорвалось и начало толчками изливаться в стонущую Сивиллу.


15 сентября 1994 года, Хогвартс


«…преданный Министерству маг, не называющий своего имени из опасения мести со стороны упомянутых в письме», вывел Северус и удовлетворенно хмыкнул. Отличное письмо — донос получилось, после этого Министерство точно встревожится и захочет прислать инспектора, розового такого и любящего котяток. Ведь дело тут не в мозгах, а в личной преданности и приближенности к Фаджу, недаром в прошло-будущей истории, он именно Амбридж и отправил.

Ее обработать будет еще легче, Долорес и сама будет выискивать тех, кто недоволен Дамблдором, тут-то Снейп и «внедрится для разведки» (легенда для Альбуса), и получит выход на Министерство и Фаджа, канал для сливы дезы и прочего слива. Внешность же… да, тут можно было только кисло скривиться. Чтобы заполучить свою юную рыжую богиню, Северусу придется спать с многочисленными некрасивыми тетками, но вот потом… потом!!

Всему виной, конечно, были Малфои, дурак Люциус и дурак Драко, обострившие ситуацию на ровном месте. Но теперь Северус был им даже отчасти благодарен, раскрыли глаза, показали, что нечего сидеть и выжидать шансов. Он, по инерции мышления из прошлой жизни, построил осторожный, спокойный план, основанный на выжиданиях, тогда как нужно было совсем иное! Действовать! Дерзко! Смело! Чего бояться тому, кто уже умер? Использовать знание будущего в полной мере, как с Амбридж! Осторожность, конечно, тоже надо соблюдать, но умеренно, исключительно, чтобы его никто не заподозрил. Как вот сейчас, с письмом, нужно отправить так же, как и написано: анонимно, ну да на этот счет существует масса вариантов.

Маг он, в конце концов, или не маг?


16 сентября 1994 года, Хогвартс


Жизнь закипела и забурлила, даже необходимость пребывания в Хогвартсе, обучения школьников и общения с Дамблдором, уже не так раздражала — просто не оставалось сил. Необходимость варить зелья Альбусу здорово маскировала собственные работы Северуса по изготовлению необходимых жидкостей и эксперименты с Лилибороткой. Работы можно было ускорить, потратив энную сумму денег, но с этим Северус решил немного обождать, чтобы потом иметь возможность тратить галлеоны, не обращаясь в «Гринготтс».

Возможность, собственно, сама плыла в руки, благодаря предыдущим усилиям — только что сова принесла письмо от старших Крэбба и Гойла, предлагавших завтра встретиться и обсудить «один старый вопрос». В переводе на обычный язык, намек был понят, и они решили, что Северусу что-то известно о Темном Лорде: Метки наливались чернотой, свидетельствуя, что Лорд жив, но к себе он их не вызывал, что, разумеется не могло не нервировать Пожирателей Смерти.

Встретиться предлагали в домике у Крэбба, о женах не было сказано ни слова, но Северус решил, что это будет отличным испытанием для нового подхода к проблемам. Старый Снейп обязательно долго размышлял бы, пытался все предусмотреть, заранее выстроил бы щиты, во время встречи… нет, при старом Снейпе не было бы никакой встречи. Старый Снейп сидел бы тихо и ждал.


В таком же, новом духе, Северус просто прошел по Хогвартсу, поднялся к Трелони и трахнул ее как следует, после чего удалился обратно к себе, удовлетворенный и спокойный.


17 сентября 1994 года, дом Крэббов


Северус даже здороваться не стал, сразу с входа зарядил Оглушающими, вначале в Крэбба-старшего, затем в Гойла, затем в их жен. Правильная расстановка приоритетов сработала, никто ничего не успел сделать или сказать.

– Инкарнцеро! - всех четверых связало, и Северус отобрал палочки.

Затем он запечатал окна и двери, наложил заглушающее заклинание, на всякий случай, и взялся за дело. Крэбб-старший поплыл уже после второго зелья, и Северус вломился к нему в сознание, как стадо кентавров на водопой. Особых темных секретов он никаких не знал, но все же пару полезных моментов Снейп для себя отметил. После этого он вырвал у Крэбба волос, бросил его в заранее приготовленное Оборотное зелье, после чего убил пленника.

Жена Крэбба ненадолго пережила мужа — порция Лилиборотки версии 2 успешно превратила ее в рыжую, молодую и грудастую богиню и не менее успешно убила. Тем не менее, Северус ощутил острое возбуждение и начал действовать в духе нового подхода — увидел проблему, реши ее. Жена Гойла тоже не блистала красотой, но все же она была женщиной, и поэтому Снейп взмахом палочки освободил ее от одежды (но не от веревок), после чего привел в чувство. Возбуждающие зелья у него с собой отсутствовали, но Северус решил, что тренировка перед приездом Амбридж не помешает — в конце концов, постоянно употреблять возбуждающие зелья было чревато, уж ему ли, зельевару, не знать об этом!

– Северус, - пробормотала жена Гойла, со страхом глядя на Снейпа и пытаясь отодвинуться, - что ты задумал?

Северус посмотрел сверху вниз на нее, связанную и обнаженную, с толстыми ногами в варикозных венах, обвисшими грудями и складками на пухлом животе, и понял, что его возбуждение никуда не делось. Взгляд женщины, тем временем, упал на Крэббов.

– Кто это?

– Хочешь стать такой же? - вынул флакон из кармана Северус.

– Нет, нет, - жена Гойла скребла ногами по полу, стараясь отодвинуться, и это еще больше заводило Снейпа.

Страх, беспомощность жертвы, его собственное превосходство и возможность взять ее силой, так вот что испытывает Волдеморт, подумал Северус немного ошеломленно. На мгновение ему даже захотелось остановиться, прекратить, но он отбросил эту мысль, не время было поддаваться слабости.

– Хочешь сохранить жизнь мужу?

– Да, да, да.

– Тогда ты знаешь, что делать, - усмехнулся Снейп, приспуская трусы.

По секундному замешательству жены Гойла, ее растерянному взгляду, стало понятно, что она как раз особо не представляла, что делать, и Северус любезно помог. Взмахнул палочкой, приподнимая ее, ставя на колени, и тут же, без особых церемоний, сунул член ей в рот. Тут дело пошло на лад, и, миссис Гойл начала трудиться, возмещая отсутствие опыта усердием и энергичными движениями головы.

Примерно в этот момент Гойл пришел в себя, и пришлось на него накладывать Силенцио. Но видеть, как он наблюдает за тем, как его жена — голая и связанная — добровольно и страстно, со всем усердием и причмокиваниями, отсасывает Снейпу, о, это было бесценно. Словно животворный магический бальзам пролился на сердце Северуса, исцеляя все раны, которые там оставили Гойлы (да и Крэббы тоже) за прошлые и будущие пятнадцать лет. Это было так поразительно, что Снейп сразу кончил, изливаясь в рот миссис Гойл, которая покорно глотала, к вящему удовлетворению Северуса. Да! Вот это было правильное место для всех Пожирателей — на коленях перед Снейпом, покорно отсасывая ему, и он понял, что таким же должно быть место и Волдеморта, и Дамблдора, и всех остальных. Как, он еще не знал, но был уверен, что придумает, особенно теперь, когда в голове стремительно прояснялось.


18 сентября 1994 года, Хогвартс


День выдался хлопотным, и Снейп, позевывая, сидел в собственном кабинете, вытянув к камину приятно гудящие и натруженные ноги. Да, пришлось потрудиться, но дело того стоило. «Мистер Крэбб» и «мистер Гойл» навестили свои сейфы и полностью обчистили их. Миссис Крэбб, увы, оказалась непригодна для планов, да и не поднялась у Снейпа палочка как-то использовать тело почти-что-Лили, поэтому ее он просто трансфигурировал и спрятал.

Крэбба — старшего должны были найти в собственном доме, в луже крови, зарезанного мечом работы гоблинов. Несколько золотых монет и беспорядок, словно искали тайник с деньгами, прилагались. Миссис Гойл, также зарезанная мечом работы гоблинов, должна была обнаружиться в сейфе, собственно Гойлов. Гойлу-старшему же, надежно закопанному рядом с миссис Крэбб, предстояло «таинственно исчезнуть» на какое-то время.

В конце концов, Снейпу все равно требовалась чья-то личина для атак на Орден Феникса и Министерство, так почему бы и не Гойл-старший? Можно даже зачесть эти перевоплощения как сохранение жизни Гойлу-старшему, если подходить к вопросу с особым цинизмом. В глазах Пожирателей все будет
выглядеть ударом Ордена Феникса, для Министерства — наглой выходкой гоблинов, сами гоблины, разумеется, будут все отрицать, начнут искать других подозреваемых, всплывут истории времен первой войны, в общем котел с зельем заварится. Надо будет только выдерживать температурный режим и вовремя подбрасывать ингредиенты, со всех сторон, чтобы ненависть не утихала, и события двигались в нужном Снейпу направлении.

Да, теперь нужно было подтолкнуть Дамблдора, ввести в игру Орден Феникса, а заодно и запустить цепочку с Тайной Комнатой. В сейфе Крэббов Северус как раз обнаружил одну редкую старинную штучку, которая поможет ему в решении проблемы Миртл, затем перенести туда деньги, оборудовать лабораторию зелий, в общем, скрыться от любопытных глаз, которых в Хогвартсе было слишком много.

Но это все уже завтра, подумал Снейп и, зевая, отправился спать.


========== Глава 9 Разговор ==========


19 сентября 1994 года, Хогвартс


– Что вы об этом думаете, Северус? - спросил Дамблдор, указывая на свежий номер «Пророка».

Снейп полюбовался несколько секунд на тело Крэбба, потом пожал плечами.

– Задолжал денег гоблинам, наверное.

– Как и Люциус Малфой? Нет, что-то тут не так, - Дамблдор прошелся по кабинету, оглаживая бороду здоровой рукой. - Северус, кто-то мог приказывать Пожирателям?

– Нет.

– Странно все это, странно, - рука Дамблдора сжалась на бороде. - Метка в небе, нападения, теперь вот какие-то дела бывших Пожирателей с гоблинами.

– Разве Министерство не разобралось с делом Малфоя? - безразлично поинтересовался Северус.

Но при этом он зорко следил за Альбусом.

– Гоблины вроде бы доказали свою невиновность, но теперь подозрения вспыхнут снова.

Чего, собственно, и добивался Снейп.

– Но трудно сказать точно, Фадж все еще не отошел от этой истории с дементорами и несчастным Сириусом Блэком. Даже по поводу Турнира со мной общаются в основном Барти Крауч и Людо Бэгмен, без Министра.

Вот это было уже что-то. Идея с Амбридж становилась все реальнее.

– Возможно, Пожиратели сами решили проявить инициативу, - закинул пробный крючок Северус, - на которую им потребовались деньги… или кто-то, недолюбливающий Министерство.

То есть, попросту говоря, гоблины. Дамблдор клюнул сразу, вскинул голову.

– Вы правы, Северус, вы правы! Возможно, информация о прошлых событиях разошлась, или сбежавший Петтигрю приложил свою лапу…

Северус наклонил голову, попутно пряча гримасу. Нет, определенно Дамблдор все еще был слишком умен, слишком! И Северус еще рассчитывал отсидеться в тени и тишине, пока Дамблдор и Волдеморт сыграют свою партию по-новому? Глупо! Нельзя ждать, нужно действовать!

– … и Пожиратели решили действовать сами, но не поладили с гоблинами. Спасибо, Северус, разговор с вами определенно мне помог, и определенно нельзя ждать, нужно действовать! Я немедленно объявлю сбор Ордена Феникса, раз уж зашевелились Пожиратели.

– Так мы сможем действовать на опережение, - поддержал его Северус.


Убедившись, что Альбус принял зелья, Северус поспешил на урок, так как Дамблдор использовал для разговора часть обеденного перерыва. Может, оно и к лучшему, подумал Снейп, на уроках можно будет обдумать ситуацию, решить, как действовать дальше.

– Профессор, - донеслось сбоку.

Северус скосил глаза и увидел там неразлучную троицу, Драко, Винсента и Грегора. Тело его начало действовать раньше разума, немедленно распахнуло ближайшую дверь, и впихнуло всех троих туда. Заклятие запечатало дверь, и Северус дополнительно изверг бессмыслицу, сопроводив ее шумовыми и световыми эффектами.

– Кажется, я говорил вам, мистер Крэбб, что не следует болтать в этих стенах не приняв мер предосторожности!

После чего демонстративно спрятал палочку. Винсент шумно сглотнул, Драко стоял чуть в сторонке, с убитым видом, а Грегор воскликнул.

– Но, сэр…

– Никаких но! Вы отправили письма?!

Оба закивали, Драко вздохнул.

– И видите, что из этого вышло!

– Но сэр, вы же сами посоветовали! - воскликнул Грегор. - А теперь не только отец Винсента убит, но и его мама пропала, и мои родители не отвечают, сколько я их не вызывал через камин!

– Да, это моя вина, - искренне признался Северус.

Школьники смотрели на него ошарашенно, и это было приятно. Не хуже сцены с родителями Грегора. Северус посмаковал это ощущение, словно бокал вина, потом продолжил.

– Я недооценил наших врагов. Они следили за нами, за всеми нами, понимаете, - Северус намекающе скосил глаза вверх.

Дошел до них намек на Дамблдора или нет, Северуса, в сущности, не особо волновало. Драко в будущем не смог убить Альбуса, значит, не сможет и сейчас. Главное, чтобы молчали, хоть какое-то время, а потом будет уже слишком поздно. Для них.

– Поэтому на эти темы лучше не болтать. И вообще забыть о них. Любая попытка связаться с кем-то может закончиться точно так же, только в этот раз доберутся уже до вас.

– Но, сэр, это же Хогвартс…, - выдохнул Винсент, а Драко закивал.

Гибель отца, недовольство матери и утрата социального статуса, то есть прикрытия от Северуса, сильно повлияли на него, нанесли такой удар, от которого Драко все никак не мог прийти в себя. И слава Мерлину, мог бы воскликнуть Снейп, ибо планы его были слишком обширны, а послать Драко он не мог, из-за Нарциссы.

– В прошлом году Сириус Блэк проник в Хогвартс, в башню Гриффиндора, - голос Северуса опять стал ледяным. - Ему, конечно, помогали изнутри, но кто сказал, что это не повторится?

В этот раз, похоже, дошло. Троица побледнела, заткнулась и начала настороженно оглядываться. Северус кивнул и вышел из класса, решив, что не стоит перегибать палку. Для начала сойдет, потом еще всплывет мать Гойла, и так далее. Понятно, что привлекать эту троицу в качестве союзников и помощников не стоило, но хотя бы мешаться под ногами не будут, и то хорошо.

С таким настроением Северус прибыл на урок и посвятил его размышлениям.


– Я видела, как Снейп отчитал Малфоя, Крэбба и Гойла, - прошептала Гермиона, - они были бледны, как мел.

– И придираться перестал, - прошептал Рон, скосив глаза.

Снейп сидел за своим столом, глядя на класс.

– Думаешь, он и правда, изменился? - не унимался Рон.

– Посмотрим, - осторожно ответил Гарри.

И сделал знак глазами — мол, помолчи. Снейп не придирался, не обзывался, молчал на уроках, давая варить зелья и справедливо оценивал сваренное. К чему это портить? Какая разница из-за чего он там изменился, из-за событий в Визжащей Хижине или что-то надумал за лето? Главное, что такой Снейп устраивал Гарри.


20 сентября 1994 года


Все тот же преданный Министерству маг, старательно выводил Северус. Закончив писать, он проследовал в Хогсмид, дабы отправить письмо оттуда. Пусть почешутся в Министерстве, взбодрятся от новостей о том, что Орден Феникса снова собран! Знание будущего — отличное подспорье, так что Снейп не пожалел красок, расписывая как Альбус и его Орден хотят захватить власть и свергнуть Фаджа, как они решили начать с тайного устранения тех, кто представляет настоящую, боевую опасность (то есть бывших Пожирателей), чтобы потом разом захватить Министерство.

Понятно, что в Министерстве так сразу не поверят, но и так сразу не отбросят. Тем более, что Орден и вправду собирается, именно на собрание Северус и направлялся. Дополнительным бонусом к собранию выступала возможность пропустить вечер с Трелони — ибо Снейп натрахался еще вчера. При всей страсти и пыле Сивиллы, она все же была уже немолода, новым сексуальным штучкам не обучена, в жопу не давала, и груди у нее были обвисшие. Образно выражаясь, Северус грыз черствый сухарь, мечтая об упругом, пышном, свежем пироге.

Мечты и зелья пока что помогали — Трелони осталась довольна.


Мысли о Трелони и Нарциссе снова вспыхнули в голове Северуса, когда он вошел в особняк Блэков, который располагался в Лондоне, на Гриммо, 12, и увидел ЕЕ. Пышный пирог. Живое воплощение мечты. Богиню.

Нимфадору Тонкс.

Как она вылетела из его головы, когда он вспоминал будущее и прикидывал планы, Северус теперь и не взялся бы сказать. Да и имело ли это значение? Главное, что она была, и что он вспомнил про нее теперь! Неуклюжая и неловкая, Нимфадора, извиняясь и краснея, что-то говорила Аластору Грюму, который не был Аластором. Но Нимфадора, ооо… она могла быть кем угодно! Например, пышным пирогом, рыжей богиней, способной утолить печали Северуса.

Он ощутил, что сейчас кончит в штаны, словно прыщавый юнец, и взял себя в руки.

Дисциплина, выдержка, закрытость — без этого было не выжить рядом с Дамблдором и Волдемортом, и Северус успешно справился с собой, снова стал холодным и бесстрастным. Внешне. Метаморф Тонкс — исследование ее свойств - о да, тщательное и глубокое исследование со всех сторон! - могло помочь ему с Лилибороткой. Чудо, что Нарцисса и Сивилла не умерли, не исключено, что именно из-за слабого воздействия оборотной части. Стоило повысить дозу, и миссис Крэбб превратилась, попутно переняв мертвость Лили, как бы кощунственно это ни звучало.

О да, Тонкс могла с этим помочь!

Выяснения, действовал ли кто-то из Ордена, рассказы Альбуса о ситуации, бурное обсуждение Меток и Пожирателей, Северус пропустил все это мимо ушей, отделываясь дежурными междометиями, поглощенный лишь мыслями о Тонкс. План, нужен был новый план! Просто так Нимфадору в Хогвартс не затащишь, значит, нужно было создать нужную ситуацию. И не просто создать, провернуть все так, чтобы Нимфадора в Хогвартсе и оставалась, и при этом работала на планы Северуса, не портя других планов Северуса.

Кое-какие наметки были, и Снейп, как он только сейчас осознал, предпринял пару удачных действий, ведущих в нужном направлении. Теперь нужно было просто разыграть все совместно и разом, не забывая о стравливании Министерства, гоблинов, Ордена и Пожирателей. Да, тут легко можно было запутаться в шагах и действиях, и прежний Снейп либо долго и осторожно планировал бы все, либо отступился и затаился. Новый Снейп строил планы и готовился немедленно перейти к действиям.

Это было все равно, что трахать жену Гойла на глазах Гойла. Признаваться прямо в лицо Драко и остальным, что именно Северус виноват в их бедах. Распоряжаться деньгами поверженных врагов и тратить их на свои нужды. Грезить о рыжей богине. Составлять планы против Дамблдора и Ордена, сидя на заседании Ордена.


Когда все обсудили и что-то там решили, Северус скользнул к лже-Грюму, зная, что тот не удержится и отхлебнет из фляжки, едва заседание закончится. Так оно и получилось, пробурчав что-то о постоянной бдительности и мерзких Пожирателях, Барти Крауч — младший достал фляжку и отхлебнул Оборотного.

– Постоянная бдительность учит нас, что не стоит пить Оборотное Зелье рядом с теми, кто может его распознать, - тихо сказал Северус ему на ухо.


========== Глава 10 Визит к Волдеморту ==========


20 сентября 1994 года


Северус был наготове, сжал руку лже-Грюма до того, как тот достал палочку, и прошептал на ухо.

– Если бы я хотел тебя разоблачить, то крикнул бы об Оборотке во весь голос. Так кто ты?

Барти молчал, не спеша признаваться, как, собственно, и рассчитывал Северус. С чистой совестью он оглушил его, трансфигурировал и спрятал в карман, после чего аппарировал в Малфой-мэнор. Там он сразу ухватил Нарциссу, задирая на ней мантию, перегнул через спинку дивана и вошел, грубо и болезненно. Нарцисса вскрикнула, забилась, но Северус был неумолим, крепко держал ее за бедра и входил сильными, размашистыми толчками. Возбуждение, вызванное видом Тонкс, было таким, что Северус легко обошелся без зелий и всего остального.

– Дикарь! - возмущенно воскликнула Нарцисса, едва Северус выдохнул и оттолкнул ее от себя. - Теперь на бедрах останутся синяки!

– Так не показывай их никому, - равнодушно посоветовал Снейп, запахивая мантию.

– И мне было больно! Мне казалось, что мы любим друг друга!

Нарцисса поднялась, охнула и села на диван, сделав слабую попытку прикрыться.

– Конечно, мы любим друг друга, - тут же заверил ее Северус.

Снейп сел рядом, обнял Нарциссу и прижал к себе. В голове, как всегда после сброса давления в клапанах, прояснилось, и он пустился в объяснения.

– Просто я тороплюсь, и, наверное, мы какое-то время не сможем увидеться.

– Почему?

– Дамблдор собрал Орден Феникса, я примчался к тебе прямо с собрания! Он считает, что Пожиратели Смерти не просто так снова начали действовать, а значит, будет подозревать и меня, и держать под особым контролем! Поэтому я сказал, что мы не сможем увидеться какое-то время.

– Опять Дамблдор портит нам жизнь! - всхлипнула Нарцисса, прижимаясь к Северусу сильнее.

– Возможно, Министерство сможет его как-то ограничить? - как бы размышляя вслух, забросил намек Северус. - Прислать там инспектора или надзирателя? Как считаешь?

– О да! - обрадовалась Нарцисса. - Отличная мысль!

Северус видел, что Нарцисса поняла его намеки правильно, и начнет действовать, через свои старые связи. Слухи, визиты и все, что потребуется. Вкупе с еще одной анонимкой, намекающей, что Дамблдор собирает под свое крылышко бывших Пожирателей и вся эта возня последних недель его рук дело, Фадж должен сделать все как надо: послать доверенного человека с широчайшими полномочиями.

Руки Снейпа скользнули под мантию Нарциссы, начали ласкать ее грудь и гладить в промежности. Нарцисса пыталась дуться, но физиология взяла свое и она издала легкий стон, чуть откинулась, раздвигая ноги, чтобы Северусу было удобнее ее ласкать. Рука ее ухватила член Северуса в ответ, начала сжимать.

– Извини, дорогая, я, правда тороплюсь, - прошептал ей Снейп, покусывая ушко и спускаясь к шее.

Нарцисса застонала еще сильнее, выгнулась.

– Возможно, с Министерством ничего не выйдет, из-за этих разборок с гоблинами, - прошептал он, - и тогда мне придется еще задержаться.

– Ничего, Лесли Гонфилд их быстро выведет на воду! - простонала Нарцисса.

Северус заработал быстрее руками.


Полчаса спустя, он, в облике Гойла-старшего, уже оттаскивал труп Лесли Гонфилда в сторону. Затем небрежно взмахнул палочкой несколько раз, удовлетворенно цокнул, оценивая результат. Для стороннего наблюдателя все должно было выглядеть так, словно следователя-финансиста Министерства зарезали (хвала Сектумсемпре!), а потом попытались скрыть следы. И скрыли, настолько надежно, насколько это вообще можно было сделать без магии, но имея доступ к разным штучкам, вроде зелий и темных артефактов.

Еще один след в сторону гоблинов, после которого можно будет на какое-то время пустить ситуацию на самотек. Все равно потребуется заниматься другими делами, а Министерству хватит и прошлых убийств, и трупа миссис Гойл в сейфе. Пока расхлебают эту кашу, будет и время, и возможности подкинуть еще проблем. Опять же, у Нарциссы есть сестра, теперь носящая фамилию Лестрейндж… Северус ухмыльнулся, потом вспомнил, в каком состоянии Беллатриса была после Азкабана в будущем, и содрогнулся.

– Только ради тебя, Лили, - прошептал он и аппарировал прочь.


К счастью, торопиться на самом деле никуда не нужно было. Визжащая Хижина стояла пустая, подготовить сцену было минутным делом, равно как и превратить Барти — Грюма обратно. Для Барти-Грюма была заготовлена легенда, что Северус начал над ним работать, но едва понял, кто перед ним и по чьему заданию прибыл в Хогвартс, как все прекратил. Для Дамблдора и остальных (если поинтересуются, в чем Снейп, честно говоря, сомневался), он был с Грюмом, улаживал разногласия, дабы те не мешали работе. В образ «нового Снейпа, осознавшего ошибки и стремящегося измениться» это вполне вписывалось, а Барти потом подтвердит, если что.

И свои планы крутить будет легче, если все выгорит.

– Что же ты сразу не сказал, Барти, а? - вздохнул Северус, пододвигая к нему зелье.

Обычная Бодроперцовка, модификации самого Снейпа, для придания сил и взбадривания. Барти принюхался подозрительно, затем подскочил на кровати, ухватился за пояс.

– Вот она, - придвинул Северус фляжку, - и я заменил тебе там Оборотное, слишком уж твое слабое получилось. Сам варил?

– Ну, - буркнул Барти, нюхая фляжку. - Надеюсь…

– Конечно, волосы или что там добавишь сам, я ж не знаю, где ты его хранишь.

Это лживое заверение успокоило Барти немного.

– Прости, что так получилось, но ты решил поиграть в таинственность…

– А надо было, конечно, сразу выдать тебе все? - Барти проверил палочку и огрызнулся саркастично. - Не зная, предатель ты или нет?

– Я был верен…

– Все, кто был верен Лорду — сидят в Азкабане! И я сидел! Не моя вина, что мой дурак отец послушал мою дуру мать и вытащил меня насильно, а потом держал под Империусом! Так что, извини, Северус, но доверять я тебе не могу!

Он вскинул палочку.

– Мы отправимся к Лорду, и не пытайся сопротивляться!

– Таково и мое желание, - миролюбиво ответил Северус чистую правду.


Две аппарации и они оказались на месте.

– Повелитель, - склонился Северус перед младенцем-Волдемортом.

Находившиеся рядом Петтигрю и Нагини вызывали у него противоречивые чувства. С одной стороны, Снейпу хотелось их просто прибить, чтобы не мешались. С другой, пытать неделями, за все, что они совершили с Северусом.

Сам недолорд тоже вызвал чувства, но совершенно иные. Неожиданно Северусу вспомнились японские маги, выпускники Махотокоро, тамошнего Хогвартса, и их рассказы о самураях и кодексе воина — бусидо. Тогда это все казалось Северусу дичью, но теперь он внезапно ощутил, что понимает их. Каждый день представляй свою смерть, сражайся так, словно ты уже умер, философия эта внезапно нашла глубокий отклик в душе Снейпа, по вполне понятным причинам. Колебания и сомнения от собственной наглости и дерзости нового пути ушли, сменившись спокойствием и терпением. И это было приятно.

Затем Северус вкратце изложил свою легенду, в которую младенец Лорд, похоже, поверил. Вполне естественные случайности, вкупе с бдительностью и хорошей подготовкой, и самый главный козырь — прибытие сюда, заверения в своей преданности. На самом деле, вся эта мышиная возня нужна была Северусу для получения координат особняка Риддлов, где и скрывался сейчас младенец-Лорд.

– Хорошо, ты — верный слуга, Северус, хоть и служишь Дамблдору, - сообщил младенец.

– Ему недолго осталось, - радостно сообщил Барти, - он где-то получил проклятье, и никак не может с ним справиться. Так, Северус?

– Так, - наклонил голову тот. - Только не где-то, а при попытке уничтожить крестраж нашего Повелителя, о чем мне и сообщил сам Дамблдор.

– Откуда он узнал?! - вспыхнул младенец.

– По словам Дамблдора, это дело рук Люциуса Малфоя, ныне уже покойного. Проболтался, то ли со страху, то ли пытался заслужить доверие Альбуса, когда еще летом увидел Метку.

– Ха! - радостно осклабился Барти, давая понять без слов, чья это была работа.

– Люциус! - прошипел младенец-Лорд. - Его счастье, что он уже покойный! Вначале дневник, теперь вот это…

Бормотание стало неразборчивым, затем младенец снова вскинулся.

– У него же остались жена и сын, если не ошибаюсь?

– Не ошибаетесь, мой Лорд, - бесстрастно откликнулся Северус.

– Приглядывай за ними!

– Как пожелаете, мой Лорд. Драко Малфой и так учится на моем факультете, а Нарциссу Малфой я буду навещать так часто, как смогу, чтобы не вызвать подозрений Дамблдора.

– Дамблдор! Ничего, и с ним что-нибудь придумаем… говоришь, сын Люциуса учится на твоем факультете? Обязательно придумаем, - пообещал младенец.

Затем он посмотрел важно на Барти и Северуса и сказал.

– Мне нужен Гарри Поттер!

Момент выдался удобный, и Северус тут же вставил заготовленную заранее фразу.

– Повелитель, Гарри жаловался Дамблдору на боль в шраме и рассказывал, что видел вас…, - Снейп демонстративно оглянулся. - Да, видел вас именно в этом доме. Причем глазами этой змеи, насколько я понимаю, убившей какого-то маггла.

Младенец нахмурился. Младенец сосредоточился, словно у него был запор. Затем лицо его расслабилось, словно, наконец, все получилось, и он навалил полные пеленки. Если все прошло по замыслу Северуса, то сейчас Гарри проснулся от боли в шраме, увидев что-то, насланное Волдемортом. События конца пятого курса показали, что Лорд это умеет. Конечно, оставался риск, что Гарри увидит Северуса и Барти глазами младенца-Лорда, но что поделать, не бежать же было в соседнюю комнату, не отворачиваться в ужасе?

– Я разберусь с этой проблемой, - нахмурился младенец, - но еще лучше будет, если вы достанете мне Гарри Поттера!

– Сейчас это слишком опасно, нужно выждать, пока Дамблдор еще ослабеет, - сказал Барти с сожалением.

– Ты боишься опасностей?

– Я не боюсь опасностей, но я боюсь подвести вас, мой Лорд! Если сейчас попытаться выкрасть Гарри, мы всего лишь наведем Дамблдора и весь Орден на ваше убежище!

– Я отвлеку Дамблдора, - пообещал Северус. - И Барти прав, похищение сейчас слишком опасно. Хэллоуин, вот наш шанс. В суматохе прибытия делегаций Турнира, никто не заметит пропажи Гарри.

Он хотел добавить, что на эти же делегации можно свалить похищение, но вовремя промолчал. Не стоило давать даже таких намеков на то, что Северус творит разное и сваливает на других. Дерзость дерзостью, но и границы тоже надо было видеть.

– Отлично, отлично! - закивал младенец. - Вы — верные слуги и будете щедро вознаграждены, когда я вернусь и возьму власть!

Ага, мечтай, злобно подумал Северус, пряча за поклоном свою ненависть и усмешку. Это я возьму власть, а ты недолорд… ты получишь то, что тебе причитается. Да воздастся каждому по делам его!

И после этого Барти в личине Грюма и Северус в личине самого себя вернулись в Хогвартс.


========== Глава 11 Амбридж и прочие хлопоты ==========


22 сентября 1994 года, Хогвартс


– Я обеспокоен, Северус, - сказал Дамблдор.

Снейп, открывавший очередное зелье, слегка шевельнул бровями, изображая внимание.

– У Гарри опять были видения, к счастью, он сразу поделился ими с Сириусом, а тот со мной. И шрам у него болел, - Альбус осушил флакон одним махом. - Метка в небесах, неприятности с Пожирателями, эти видения и боли в шраме, очень, очень плохие знаки. Как ваша Метка, Северус?

– Все так же.

– И как будто этого было мало, - продолжал рассуждать Альбус, - Министерство решило опять взяться за Хогвартс!

– Опять? Дементоры?

– Хуже. Генеральный инспектор Долорес Амбридж, доверенное лицо Министра Фаджа.

Северус кивнул, сохраняя бесстрастное лицо, хотя внутри у него все ликовало и ходило ходуном, пело, плясало и хохотало.

– Повод? - спросил Снейп.

– Ссылаются на Турнир и международные команды, мол, все должно соответствовать, но мне тут одна сова нашептала, что она едет совать нос в мои дела.

– Фадж хочет посадить в кресло директора своего человека? - продолжал изображать незнание Снейп.

– Фадж… тут все сложно, - ответил Дамблдор и закашлялся. - Боюсь, Северус, вам опять придется принять весь огонь на себя.

Что, собственно и было целью Северуса — этакое повторение фрагментов из будущего, года после Турнира — так что он дал себя уговорить. Ему предстояло войти в доверие к Амбридж и начать занятия Окклюменцией с Гарри Поттером.


Тем же вечером


Северус отпил вина и слизал «закуски» с сосков Сивиллы. Трелони пьяненько захихикала, подаваясь навстречу, словно собираясь устроить сцену кормления грудью.

– Боюсь, я теперь не смогу навещать тебя так часто, любовь моя, - начал осторожный заход Северус, отпивая еще вина и продвигаясь языком ниже.

– Пачиму? - ожидаемо поинтересовалась Сивилла.

– Работа на Дамблдора, чтоб ее, - искренне вздохнул Снейп.

Вопреки тому, что он затирал Драко и его тупым дружкам, никто никого в Хогвартсе особо не подслушивал, не шпионил и не доносил Дамблдору. Иначе тот бы уже знал об этом «романе», но пока что Северусу удавалось хранить все в тайне. Пока.

– К нам приезжает генеральный инспектор из Министерства, - язык Северуса прошелся вокруг пупка, - за ней надо будет наблюдать, надо будет войти к ней в доверие, и так далее, и тому подобное. Опять Альбус с Фаджем сцепились, а страдаем мы, простые маги!

– Даааа, - простонала Сивилла в нетерпении, - это прекрасно… то есть ужасно!

Сегодня вечером Северус не пожалел зелий, ни ей, ни себе, а также заранее почитал кое-что по теории работы языком, ибо в сексе он был все же слабоват, как ни крути. Но разгоряченной зельями Сивилле, видимо, хватало, так как она схватила голову Снейпа руками, вжимая ее себе в промежность и тем самым не давая ни дышать, ни говорить, ни просто ласкать ее языком.

– Мрфхфмгм! - возмущенно завопил Северус и дернулся, вырываясь из влажного плена.

Трелони лежала, раскинув ноги, тяжело дыша, явно неудовлетворенная.

– Извини, - сказал Северус, поднимаясь и начиная одеваться, - мне нужно идти!

– Нет! - возмутилась Сивилла. - Я хочу еще!

Рука ее легла на раскрытую промежность, легко скользнула внутрь и тут же вышла.

– Я тоже хочу, - притворно огорчился Северус, - но сама понимаешь, Дамблдор…

– Нет, не понимаю! - рука Трелони снова скользнула внутрь и вышла, еще и еще. - Ты — мой и только мой! И я хочу, чтобы ты остался и любил меня дальше!

– А Дамблдор считает, что я его! - Снейп одевался и «дожимал» Сивиллу. - И хочет, чтобы свою любовь и время я отдавал ему!

– Старый пидор!

– Точно! Но пока он здесь, я должен ему подчиняться!

Трелони посмотрела на Северуса пьяно-возбужденными глазами и облизала губы.

– Пока он здесь?

– Да! Вот если бы его не было в Хогвартсе, то он не отдавал бы мне приказов, да и за инспектором из Министерства следить не надо было бы! А сейчас мне надо идти!

– Не уходи, - Сивилла прогнулась, выпячивая грудь, и чтобы удобнее было себя ласкать.

Зелья, надо заметить, били и Северусу в голову, и ему отчаянно хотелось сорвать с себя мантию и оттрахать Трелони так, чтобы она завтра ходить не смогла. Но он сдержался.

– И что я скажу Дамблдору? Что задержался у любимой женщины?

– Нет! То есть даааа!! - выкрикнула Сивилла, обмякая на мгновение. - Ты был у меня! Услышал во время обхода странные звуки…

Северус позволил себе легкую, смущенную улыбку.

– … и услышал голое, ничем не прикрытое пророчество! - бесстыдно предложила Трелони.

– Так — так, продолжай, - Северус скинул с себя мантию, стянул трусы.

Руки его ухватили тело Сивиллы, сжали, и Снейп легко, естественно вошел в нее, словно они были супругами с двадцатипятилетним стажем. Сивилла откинула голову, и Северус впился поцелуем в шею, прогнув спину.

– Ты услышал пророчество… да…, - Трелони завелась с пол-оборота, видимо руки ей не хватило, - о чем… о чем-то ужасном… вне Хогвартсссса!

– О Метках и Темном Лорде, - как бы невзначай подсказал Северус, чуть ускоряя темп.

Дело было на мази, как в смысле секса, так и в смысле подсовывания лжепророчества. Пусть Сивилла думает, что это ее идея, придуманная, чтобы не расставаться со Снейпом, пусть. Тем достовернее будет придумка, тем охотнее она подтвердит эту ложь Дамблдору, если потребуется.


По дороге от Трелони, чуть пошатывающийся Северус завернул в туалет на третьем этаже, и применил на Плаксе Миртл ловушку против призраков. Статую он уменьшил, спрятал в карман, еще раз сполоснул член в раковине и побрел дальше, к себе в спальню.


23 сентября 1994 года, Хогвартс


Выглядела Амбридж все так же омерзительно, как и в будущем. Розовая, пухлая, противная. Снейпа слегка мутило после вчерашнего, но он, собравшись с силами, весь урок посылал ей невербальные сигналы ненависти к Дамблдору и ученикам, и готовности сотрудничать. Затем ему весь вечер еще пришлось работать языком, но не без пользы — общий язык с Долорес он нашел, на почве ненависти к общим врагам. Ну и еще немного сыграл на знании будущего, конечно, страхах Фаджа, честолюбии самой Амбридж.

Четверть порции Лилиборотки тоже способствовала контакту.


24 сентября 1994 года, Хогвартс


– Ну и как тебе инспектор? - спросила Нарцисса игриво.

Она лежала на краю кровати, ноги ее опирались на пол, Северус входил в нее сзади. Нарциссу, искренне уверенную, что во имя страсти к Северусу, она извела мужа, теперь вдвойне возбуждали эти занятия сексом на супружеской кровати.

– Сейчас узнаешь! - разозлился Северус.

Ему, усталому и затраханному, приходилось изображать веселье и страсть, да еще и без зелий. Только-только он как-то приблизился к оргазму, как эта дура-Малфой задает такие вопросы. Так и импотентом стать недолго!

Северус резко вышел из нее, и тут же вошел, но уже в задницу, благо член его сейчас не нуждался в дополнительной смазке. Нарцисса заорала, теперь уже от боли, а не от страсти, забилась, но Северус навалился на нее, вжимая в кровать, и заработал тазом.

– Вот так мне инспектор! - крикнул он Нарциссе в ухо.

Задница Нарциссы была тугой, неразработанной, да еще и сжималась от страха и боли. Северусу приходилось силой пропихивать член, и это тоже было больно, словно его хотели там раздавить.

– Как, приятно?! Приятно?! - заорал он в ухо Нарциссе.

– Нет, нет, не надо, - та уже практически плакала, - что ты делаешь, Сев, прекрати, не надо…

Она обмякла, перестав биться, попробовала изогнуть голову, чтобы посмотреть на Снейпа, но тот прижимал ее к кровати, бешено работая тазом. Затем излился бурно, болезненно, и тут же встал, а Нарцисса сползла на пол, придерживая руками задницу.

– Вот так же, - сообщил ей Северус свысока, - меня имеют в этом сраном Хогвартсе! Разве что не буквально, но кто знает?

– Но ты же сам говорил, прислать надзирателя, - всхлипнула Нарцисса, - я так старалась!

– И я сумел к тебе выбраться, ты — молодец, - Северус присел рядом с ней, похлопал по щеке, - но я прошу тебя, не надо в интимные моменты говорить об инспекторах и Дамблдорах.

– Я… поняла, - еще раз всхлипнула Нарцисса.

– Прости, но это, правда безумно тяжело, - пожаловался Северус, - инспектор меня ненавидит и считает человеком Альбуса, а Дамблдор уверен, что я смогу втереться к ней в доверие, и мне приходится постоянно с ней общаться! Я думал отдохнуть душой, расслабиться с любимой женщиной, и тут такое.

– Я поняла, - Нарцисса повесила голову покаянно. - Я попробую что-нибудь сделать.

– Наверняка у нее есть завистники и конкуренты, - подсказал Снейп с дальним прицелом, - не думаю, что это такая уж великая тайна.


Северус обнял ее на прощание, и Нарцисса чуть поморщилась.

– Что? - нахмурился он.

– Теперь мне везде чудится запах, извини, - смутилась Нарцисса.

Аппарировав прочь из Малфой-мэнора, Северус обнаружил, что ей не чудилось. Он и вправду наступил в говно Флетчера, после того, как тот обгадился от Круцио. Вначале Северус собирался использовать его для выноса медальона из особняка Блэков, а потом в атаке на кого-нибудь из министерских магов, но, подумав, он передумал. Крыса она и есть крыса, ненадежная и говнистая, сдаст или расколется — последствия не расхлебаешь. И то чудо, что с Люциусом выгорело подобное.

Поэтому он просто обставил убийство «под Пожирателей», запулил в небо Метку в личине Гойла-старшего и аппарировал прочь, отправился в Малфой-мэнор удовлетворять Нарциссу и трудиться над алиби.


В Хогвартсе


– Где ты был? - тихо спросил Грюм.

– Навещал Малфой, как и приказал Лорд.

– Я слышал, тебе поручили уроки Окклюменции с Поттером?

– Откуда такие познания?

– Я же «Грозный Глаз», я все вижу! - хохотнул лже-Грюм.

– Не волнуйся, Лорд будет доволен, - заверил его Северус и, позевывая, отправился к себе.

Предстояло заправиться зельями перед визитом к Долорес.


========== Глава 12 Ложное пророчество ==========


25 сентября 1994 года, Хогвартс


– Уроки по воскресеньям? - растерянно спросил Гарри.

– Поттер, вы хотите, чтобы у вас продолжал болеть шрам? - немного сварливо поинтересовался Северус.

– Нет-нет, - замотал головой Гарри.

– Тогда проследуйте ко мне в кабинет.

Снейп помнил свое отношение к Гарри. В сущности, оно никуда не делось — сын Лили от другого мужчины, напоминание обо всем случившемся — но теперь Северус был в состоянии с этим отношением справиться. Во всяком случае, с его внешними проявлениями. Вести себя ровно, выдержанно и профессионально. Потому что цель, стоящая перед Снейпом, была гораздо больше, чем то, что олицетворял собой Гарри. Если же зайти еще дальше в планах и мечтах, то власть в Британии, уничтожение врагов и суррогат Лилиборотки были лишь ступенькой к настоящему воплощению мечты умирающего Снейпа. Стать Министром! Вернуться в прошлое еще раз! Изменить все и жить с Лили!

И сына у них точно не будет, только девочки и много секса!

– Итак, приступим, - сказал Северус, усадив Гарри в своем кабинете.

О, в этот раз он собирался учить Гарри на совесть! Как в прошлый раз требовалось, чтобы Гарри был восприимчив к посланиям Лорда, так в этот раз требовалось все закрыть. Планам Снейпа это вполне отвечало, не хватало еще, чтобы Поттер передал мысленно Волдеморту нечто, способное опорочить Северуса. Пока не собраны и уничтожены все крестражи, пока не… следовало таиться, хотя бы в этом отношении.

– Окклюменция — это искусство защиты разума…, - начал рассказывать Северус.

Как бы ни был хорош ученик, как бы ни был гениален учитель, в первый раз Гарри не сможет защититься, и так оно, собственно, и получилось. Северус, затронув тему Темного Лорда, словно бы невзначай, получил и все воспоминания, связанные с ним, и с Квирреллом, и с Тайной Комнатой, и видения этого лета, уже с младенцем-Томом на руках Петтигрю.

– Обдумайте мои слова и то, что здесь случилось, - напутствовал он Гарри. - Тренируйте сосредоточенность мыслей, реакцию на такие вторжения, чтобы защита стала для вас естественной, как ваш любимый «Экспеллиармус». В следующие выходные состоится второй урок.

Северус даже заготовил сварливое объяснение, мол, в остальные дни он занят кучей дел (чистая правда!), причем по приказу Дамблдора (полуправда), но Гарри ничего не спросил, лишь ответил, что попробует и ушел. Снейп пожали плечами, и вернулся к своим зельям, обдумыванию планов.


Вечером он перетаскивал зельеварню в Тайную Комнату. Барти Грюм — отлично видимый на карте — бродил по Хогвартсу, вроде как надзирал. Карта Мародеров (пароль к ней он тоже извлек), насколько помнил Северус, была у Поттера еще в прошлом году, но лже-Грюм был разоблачен лишь в конце Турнира, после возрождения Волдеморта. Оставалось только удивляться лености и небрежности Поттера и его друзей — вот и сейчас, Северус уже давно спер Карту Мародеров, но никаких признаков того, что кражу заметили, так и не появилось. Разумеется, он и без карты мог многое в Хогвартсе — не поймали же его с Трелони и визитами к Нарциссе до сих пор? - но с картой было проще, легче, надежнее.

– Вот теперь, - утер пот со лба Снейп, закончив работы в Тайной Комнате, - начинается самое сложное!

Ноги гудели, мысли слегка путались, да и в целом Северус ощущал усталость — неделя выдалась напряженной. Но расслабляться было рано, предстояло войти в доверие к Амбридж, предстояло продолжить разжигание войны, подготовить условия, чтобы Дамблдор сам покинул Хогвартс, а Нимфадора Тонкс, наоборот, в него приехала. Стоило бы записать планы, но написанное имеет свойство попадаться на глаза другим людям, поэтому Северус предпочитал хранить все в голове. Собственно, изначальный план, медлительный, спокойный и осторожный, продукт мышления прошлого, старого Снейпа, он помнил отлично.

– Да хрен с ним, - сказал сам себе Снейп, отхлебнув Бодроперцовки. - Что нужно делать? Действовать!


26 сентября 1994 года, Хогвартс


– Это серьезно, - сказал Дамблдор.

– Еще как, директор, иначе я никогда не посмел бы разбудить вас посреди ночи, - ответил, учащенно дыша, растрепанный Северус.

Ему даже особо притворяться не пришлось, сочетание усталости, уроков, долгого общения с Амбридж, а также бодрящих и возбуждающих зелий. Нет, Долорес он пока не окучил, но это могло быть и к лучшему. Такие карьеристки и честолюбивые властолюбки редко верят во внезапную вспышку страсти. Вот во взаимную ненависть и секс для подкрепления договоренности — вполне. Нет, Снейп провел вечер опять с Трелони и наконец, добился своего, та сама завела разговор о лжепророчестве и они разыграли сценку пророчества.

После этого Северус помчался к Альбусу, где и выгрузил воспоминание в Омут.

– Да, это очень серьезно, - повторил Дамблдор.

Расспрашивать Трелони было бесполезно — истинные пророчества сам пророк не запоминает. Собственно, примерно такую легенду Северус и скормил директору — делал обход ночью, услышал странные звуки, нашел Трелони на полу и она начала пророчить.

– Сивилла уже выдавала пророчество, в конце прошлого учебного года, - сообщил Дамблдор, хмуря брови. - И там говорилось, что слуга Темного Лорда поможет ему. Теперь вот это.

О да, текст Северус подготовил на ура. Ему вроде как не полагалось знать текст пророчества о Гарри и Волдеморте, изреченный той же Сивиллой 13 лет назад, и это придавало убедительности нынешнему «пророчеству». В нем говорилось, что мол, Темный Лорд готовится вернуться, и тьма обрушится на Британию, так как, мол, Избранный уже трижды встречался с Волдемортом и побеждал его, и на этом его сила исчерпана, теперь пришел черед Темного брать верх. И мол, только владелец Даров Смерти может победить Смерть.

– Я не слышал предыдущее, - развел руками Северус. - Да и это не до конца понял, но признаки возвращения…

– Да, да, все сходится, - нетерпеливо кивнул Дамблдор, уже явно думавший о своем.

И Снейп, без всякой Легилименции, знал, о чем думает директор. У него — Старшая Палочка. У него — Воскрешающий камень, полученный вместе с проклятьем, убивающим Дамблдора. Изъять или попросить у Гарри мантию и у Альбуса будут все три Дара Смерти. Останется только найти Волдеморта и нейтрализовать его, скажем так, раз уж Дамблдор был противником убийств. Магия в этом вопросе предоставляла широкий спектр выбора.

– Мне надо будет исчезнуть на какое-то время, - заговорил Альбус минуту спустя. - Продолжайте работу с Амбридж, словно я по-прежнему сижу в своем кабинете, хорошо? Делами Хогвартса займется Минерва.

– Понятно. А что с Орденом Феникса?

– Соберите еще одно заседание, - подумав, ответил Альбус, - я пришлю весточку. Да, сейчас не лишним будет соблюдать осторожность, и затаиться, смерть Мандангуса тому примером.

– Как скажете, директор, - наклонил голову Северус.

Думал он, разумеется, совсем иное. Что так, возможно, будет даже лучше — ловить и убивать членов Ордена по одному, в их убежищах. Надо только не забывать об алиби и облике Гойла. Легальное посещение особняка Блэков — медальон надо будет выкрасть обязательно. Мысль с крестражей перескочила на Волдеморта и разыскивающего его Дамблдора.

Спускаясь вниз по лестнице, Северус думал о том, что Дамблдор, если захочет — а после пророчества он точно захочет, вон как рванул в ночь! - легко найдет младенца — Тома и нейтрализует. Переселить куда-то? Но это надо было как-то устранить Петтигрю, не говоря уже о возне с младенцем! Решение не приходило, и Северус махнул рукой, решив удовлетвориться тем, что а) Дамблдор убран из Хогвартса, б) прямо приказал водить дружбу с Долорес, в) теперь его можно еще раз опорочить перед Министерством.


27 сентября 1994 года, Хогвартс


– Дыма без огня не бывает, - философским тоном заметил Северус, - как видите, Дамблдор скрылся, едва почуял хватку опытного инспектора.

– Вы мне льстите, - деланно зарделась Амбридж, отхлебывая из чашки.

Все решится сейчас, отстраненно-устало подумал Северус. Нарцисса, к счастью, еще дулась за «анал для примера», но все равно, с ней пришлось беседовать, утешать, что-то там бормотать, и это утомляло. Еще ему пришлось дважды сегодня «прочистить» Сивиллу, отмечая «победу над Дамблдором», а дважды — из-за возбуждающих зелий, без них и одного раза не вышло бы. Впрочем, Северуса это устраивало, попутно он подливал того же оглупляющего напитка, которым потчевал Альбуса, только не в таких драконьих концентрациях. Еще были уроки и общение с лже-Грюмом, сбор Ордена он, к счастью, взял на себя, но все равно, это общение тоже утомляло. И вечером надо было обязательно закрепить победу, войти в полное доверие к Амбридж, больно уж момент был удобный. Устный донос на Дамблдора, желание сменить лагерь (мол, Альбус за ним следил, а тут его нет, и так далее, не самая убедительная ложь, но для затравки сойдет), плюс закрепление контракта — поэтому в чашке Амбридж сейчас плавала полная порция Лилиборотки.

Но все же, в голове у Северуса крутилась только одна мысль: «как я затрахался, поспать бы».

– Всего лишь трезво оцениваю ваши достоинства, Долорес, - Северус помолчал, сделал глоток. - Все достоинства.

Взгляд его при этом (спасибо тренировкам с Нарциссой и Сивиллой), жадно ласкал тело Амбридж и раздевал ее, словно Северус изнемогает от похоти. Свежая порция возбуждающего помогала, но не слишком. Взгляд Долорес пробежал по нему в ответ, и она слегка улыбнулась, отпивая новую порцию чая.


Выйдя от Амбридж, Северус брезгливо вытер руки о мантию, благо его никто не мог видеть, потом достал заветный флакон и осушил до дна, глотая Бодроперцовку, словно воду. Все получилось, продрал Амбридж со всех сторон, алиби на вечер обеспечил, теперь оставался только последний штрих.

– Чтобы получить возможность быть с любимым человеком, мне постоянно приходится трахаться с нелюбимыми, - пробормотал Северус под нос, устремляясь к тайному ходу.

Хогсмид — Лондон — убить Прудона, мага Министерства, конкурент Амбридж — обратно — и завтра выглядеть свежим и отдохнувшим, словно и не покидал школы. Легко, как зелье сварить.


========== Глава 13 Медальон ==========


28 сентября 1994 года, Хогвартс


Убийство Прудона было обставлено под работу Ордена Феникса, дабы поддать жару, втянуть Министерство и Орден глубже в конфликт. После убийства финансового инспектора, гоблины дышали через раз, и Гринготтс не закрыли только затем, чтобы не вызывать лишних волнений в среде магов.

– Так-так-так, - пробормотал себе под нос Северус, раскрывая «Пророк», - добрались, наконец-то! Не слишком-то вы торопились!

Прыгающие заголовки
сообщали, что миссис Гойл уже нашли. Северус чуть отвел газету, глянул на Грегори — тот сидел подавленный, практически уничтоженный, не поднимая глаз. Подавленные Винсент и Драко рядом с ним вполне могли выступать в роли натурщиков для статуи «Трое отчаявшихся». Остальные ученики работали, тихо переговариваясь под стук ножей и побулькивание воды в котлах.

Теперь Гринготтсу — конец, подумал Северус, и это хорошо. Отчаявшиеся гоблины способны на что угодно, а если к ним добавить еще других волшебных созданий, урезанных в правах, можно как следует занозить Министерство в подбрюшье. Правда, как это сделать, Снейп пока не представлял. Хагрид притаскивал братца-великана, но это было позже, Амбридж утаскивали кентавры — дело хорошее, но опять не соответствующее планам Северуса. Домовики, оборотни, тролли — все было не то, или отсутствовали контакты, или пришлось бы раскрыть себя, или еще что.

– Международный, - сообщил он своему отражению в котле. - Международный банк. Международный Турнир. Хмм, не покопать ли в этом направлении?

Все шло к тому, что ему надо навестить Нарциссу и сделать так, чтобы она осталась довольна, и вообще, подтолкнуть ее дальше. Не только слухи, но и расклады сил в Министерстве, кого куда двинуть, кого убрать, помимо конкурентов Долорес, и так далее. Гоблины задавлены, Министерство еще только предстоит объесть, значит, надо было форсировать работу по Ордену и Пожирателям, втянуть их в горячее, активное противостояние.

Помешав зелье, Снейп зевнул и подумал, что сегодня ему выспаться тоже не удастся: собрание Ордена — раз, Амбридж — два, Нарцисса — три. Трелони можно было насвистеть про задания от Амбридж, но вот самой Долорес про Орден никак нельзя было говорить — тут же вцепилась бы, и пришлось бы Снейпу открыто сдавать Феникс. Рано. Впрочем… можно было сослаться на Грюма, мол, у него обострение бдительности, а Барти прикроет, думая, что прикрывает ради собрания Ордена. Хотя нет - Снейп еще раз зевнул и встряхнул головой — все равно не выйдет. Как минимум объяснить свое отсутствие надо… ха-ха, точно!


– Зачем-то нужен Грюму, - развел руками Северус, - хотя и так понятно, зачем.

Жирные телеса и груди Амбридж колыхались, спина терлась о стол с легким скрипом. Котята со стен взирали неодобрительно.

– Зачем? - спросила Долорес.

Ноги ее были закинуты на плечи Северуса, так было проще компенсировать разницу в росте. Наверное. Смотреть было неприятно, и Снейп делал вид, что закрывает глаза от удовольствия.

– Ну, он свою кривую харю то еще больше перекривил, ругался там, но ему явно нужен кто-то, разбирающийся в темных искусствах, - сообщил Северус.

Попутно закидывая еще «крючок», мол, Орден Феникса балуется подобным.

– Тогда это дело Министерства! - дыхание Долорес учащалось.

– Тогда ничего не будет, Грюм — параноик, - сообщил Северус, ускоряя темп.

Скрип усилился, Амбридж явно стало неприятно, вот так тереться складками спины по столу, и это внезапно придало сил усталому Северусу. Мощным рывком завершив дело, он быстро отчалил, оставив удовлетворенную Долорес наедине со столом и котятами.

В коридоре он выпил еще Бодроперцовки и подумал, что надо бы модифицировать рецепт, усилить.


– Все разворовали, - раздалось ворчание за спиной, - что на это скажет старая хозяйка?

Северус, роющийся в вещах в поисках медальона — крестража, слегка вздрогнул. Историю с медальоном-крестражем Снейп знал лишь в общих чертах, а подробности и детали выведать было не у кого, даже у младенца-Лорда. Поэтому он, отсидев заседание Ордена — Дамблдор и вправду прислал весточку, призывающую к осторожности — и, вбросив несколько реплик на будущее, отправился искать медальон. Заодно можно будет потом почти правдиво ответить Долорес, зачем он потребовался Грюму — крестраж это же темные искусства. Учитывая склонность Амбридж поить всех Веритасерумом, расслабляться было никак нельзя. Хорошо еще, что Северусу изначально хватило мозгов сделать Лилиборотку с элементами Амортенции и снижения «бдительности», иначе первый же подлив Нарциссе или там Трелони окончился бы очень плохо.

– Кричер, - развернулся Северус, осененный идеей.

Это было словно вспышка гениальности, озарение… или следствие сильной усталости, отключившей какие-то фильтры в мозгу. Северус знал, что нельзя злоупотреблять зельями, знал, что нужно остановиться и дать передышку организму, но он не мог, просто не мог этого сделать! Столько проектов, столько дел, и потом, чего бояться мертвецу?

Поэтому Снейп сказал:

– Кричер, хочешь послужить древнейшему и благороднейшему роду Блэк? Послужить так, чтобы старая хозяйка тобой гордилась?

Сириуса он недолюбливал, это точно, Вальбурге поклонялся, Регулус — его прежний хозяин, был Пожирателем. Блэки, словно оправдывая фамилию, всегда тяготели к темным искусствам (кстати, это тоже надо вдуть в уши Долорес, вкупе с информацией о Сириусе, отметил Снейп машинально), и Сириус на этой почве поссорился с семейством. Его кузины - Андромеда вышла замуж за маггла, и была почти, что изгнана из семьи. Нарцисса — замужем за Пожирателем. Беллатриса — замужем за Пожирателем.

И их никто не изгонял.

Из этого и родились слова Северуса, сплелись с наметкой дерзкого плана, рожденного мыслями о Волдеморте и Амбридж, о том, что Дамблдор ищет Темного Лорда. Озарение или усталость — неважно, главное, что это был план, работающий на План.

– Ты не Блэк! - проворчал Кричер. - Нечего тут лазить!

– Послужить старой хозяйке, и хозяйке Нарциссе, и хозяйке Беллатрисе, и хозяину Регулусу, и тому, кому он служил?! - сказал Северус, пропустив намек домовика мимо ушей.

И внезапно все детали сошлись со щелчком — что еще раз доказывало гениальность идеи — все совпало, и Кричер притащил «медальон, погубивший хозяина Регулуса», а Северус дал честное слово, что уничтожит его. Крестраж, разумеется, тут же попробовал залезть в мозги к Снейпу, но атаку такой малой части души Лорда он легко отбил и отбросил. Опуская медальон в карман мантии, Северус понял, что еще одна часть плана — насчет Хогвартса — сошлась со щелчком, но это могло подождать.

Второе и не менее важное, чем медальон, что Кричер согласился послужить «хозяйке Белле», а Вальбурга согласилась промолчать о том, когда Сириус спросит. Разумеется, в Тайной Комнате Беллатрису вряд ли кто-то найдет, а сама она, истощенная после Азкабана, без палочки и метлы, никуда не сбежит, но… лучше было не рисковать. Преданный и готовый на все домовик — мощное оружие, а убивать Беллу Снейп не собирался, скорее даже наоборот: вылечить, выходить, влюбить в себя — как и остальных. Нарцисса опять же, наверняка будет рада, что Беллу вытащили из Азкабана, плюс дополнительное оправдание отлучек Северуса, того, что он не может навещать ее каждый день.

– Тогда ожидайте визита, - сказал Снейп на прощание и ушел.


По дороге в Малфой-мэнор он размышлял. Вариантов было два… три… но третий — натравить Кричера, чтобы тот спас Беллу — Северус отбросил, по размышлении. Оставались два: напасть на Азкабан самому, в личине Гойла и действовать через Амбридж. Поразмыслив еще, нападение Северус тоже отбросил. Он легко мог принять личину Гойла или кого-то из Ордена, разогнать дементоров даже без Патронуса — но что потом делать с Пожирателями? Министерство, и без того перевозбужденное, просто превентивно арестует всех бывших Пожирателей, включая самого Снейпа и никакая Амбридж не спасет!

Не говоря уже о том, что один Пожиратель — Петтигрю уже сбежал и нашел Волдеморта, что мешает и остальным это сделать? С армией преданных ему Пожирателей, крутить младенцем-Лордом уже не выйдет, прибить тоже, нет, это было неприемлемо. Да и странно было бы, если бы Гойл напал, освободил только Беллатрису, а остальных нет. Остальных освободишь — придется оставаться в контакте, и планы пойдут прахом.

Нет-нет, нужно было действовать через Долорес, по методу все того же Барти-Грюма, подменить Беллу. Приказывать дементорам Амбридж может, а обоснуй… о, обоснуй освобождению будет такой, что Долорес взмокнет в промежности, едва услышав. И — еще одно схождение! - оно будет полностью в образе Снейпа-карьериста, решившего предать Дамблдора, и ради этого готового трахать Долорес и пресмыкаться перед ней.

А полное освобождение всех Пожирателей подождет. Пока подождет.


– Приятный сюрприз, - улыбнулась Нарцисса, глядя на Северуса. - И неожиданный.

– Если у тебя встречи…

– Ничего, я уже перенесла, - Нарцисса еще раз улыбнулась, прислонилась к дверному косяку и прогнулась, демонстрируя фигуру, - и переоделась даже.

Северус внезапно обнаружил удивительную вещь. На контрасте с Долорес и Сивиллой Нарцисса смотрелась очень соблазнительно. У него даже шевельнулось что-то вяло в мантии, но и только. Ему, грубо говоря, хотелось жрать и спать, натрахался он и без этого. Но не скажешь же этого Нарциссе?

– Ну же? - Нарцисса надула губки, чуть наклонила голову. - Почему ты не набрасываешься на меня с порога, мой дикарь? Сегодня я хочу пожестче, если ты понимаешь, о чем я?

Она еще раз облизала губы, сжала руками груди. Северус неожиданно понял, что его планы могут вот прямо здесь потерпеть фиаско, и призвал на помощь всю выдержку и талант двойного шпиона.

– Я… очень устал, - вздохнул он. - Работой завалили так, что я просто не выдержал и сбежал к тебе, но сейчас понимаю, что переоценил свои силы. Извини, что потревожил, я сейчас уйду…

– Нет, ты что! - встревоженно кинулась к нему Нарцисса.

Полупрозрачная мантия развевалась, подобно крыльям.

– И мне немного знакома эта проблема, - лукаво улыбнувшись, посмотрела она снизу вверх. - От Люциуса должны были остаться запасы, сейчас принесу, а ты пока располагайся на диване.

Пока она ходила, Северус, вздохнув, достал и выдул два флакона, Бодроперцовки и возбуждающего. Нарцисса вошла в гостиную минуту спустя, с бокалами в руках. Достала из мантии (попутно сбросив ее с себя и оставшись без ничего) флакон с легким «уколом Амура», как определил Северус по запаху. Даже выпей он весь флакон, его бы подняло только наполовину, не больше.

– Одна капля и ты — дикарь и жеребец, - улыбнулась Нарцисса, чуть наклоняя флакон над бокалом.

Северус выпил, одновременно с Нарциссой.

– Ну как, действует?

Вместо ответа он грубо ухватил ее за бедра, притянул к себе, впиваясь зубами в сосок. Дикарь и животное, говоришь, хмыкнул мысленно Северус, ну держись! Сейчас тебе достанется за всех!


========== Глава 14 Начало заговора ==========


29 сентября 1994 года, Хогвартс


– Значит, Орден Феникса собирает крестражи? Ха! - Амбридж подкинула медальон и поймала, жадно стиснула в ладони.

Собственно, Северус опять сходил с козыря знания будущего. Раз уж Амбридж даже там, в будущем, под властью Волдеморта, носила его крестраж, то этот медальон очень много значил для нее. Взятка, в общем. И возможность в будущем ударить в спину Долорес, если потребуется.

Также, в объяснениях Северуса содержались туманные намеки, мол, Орден не хочет повторения первой войны, когда Волдеморт почти победил, и поэтому собирает крестражи, чтобы подчинить Темного себе. И взять власть в Министерстве, куда ж без этого, одна из причин, почему Дамблдор и унес ноги из Хогвартса, столкнувшись с инспектором Амбридж.

– Это… щедрый подарок, - Долорес еще раз показала медальон и снова сжала в руке. - Ты доказал, что искренне предан мне… впрочем, последний тест не помешает.

Она чуть приподнялась, села на стол за спиной и развела ноги. Платье ее задралось до бедер, приоткрыв уже взмокшую промежность. Северус, впрочем, не обольщался, взмокла Амбридж от медальона, а все остальное было лишь следствием и возможностью совместить приятное с полезным. Он встал на колени, прильнул губами к этим влажным губам, заработал языком, поглаживая руками толстенькие ноги Долорес, возмещая старательностью отсутствие опыта. Но опять же, как и с медальоном, дело было не в сексе, а в ритуале, присяге на верность, если хотите.

И он ее успешно принес, судя по тому, что Долорес довольно быстро задышала учащенно, откинула руки и оперлась ими на стол, вскидывая голову к потолку. Ноги ее, толстенькие и короткие, обхватили голову Северуса, вжали в промежность, опять лишая возможности дышать и действовать. Вжали и начали подталкивать, да так, что нос его терся о клитор Амбридж, а язык заходил вглубь, насколько можно.

С судорожным выдохом, Снейп вырвался из влажного плена.

– А ты… хорош…, - тяжело выдохнула Долорес, которую все еще потряхивало. - Хочешь… директором Хогвартса?

Хочу раскалить стальной прут и засунуть тебе в жопу по самые гланды, зло подумал Северус. Лицо его, впрочем, изобразило радостную неуверенность, а в голосе прозвучало сомнение.

– Дамблдор не давал мне даже должности профессора ЗОТИ…

– Дамблдор! - насмешливо фыркнула Долорес.

Она так и сидела, бесстыдно раскинув ноги, даже не думая прикрываться, медальон уже висел между ее грудей.

– Мы возьмем за бороду этого Дамблдора! - решительно объявила она. - Он хочет власти? Мы сами возьмем ее!

– Ого! - вырвалось у Снейпа.

За возгласом он скрыл удовлетворение — не зря работал языком! Именно это было его целью, тараном-Амбридж снести все преграды, пробиться наверх, а потом снести и саму Амбридж. И после сегодняшнего сеанса сделать это максимально болезненно. Министерство еще немного разогнать, впрочем, у него еще будет масса шансов попытать и поубивать министерских чинуш.

– Именно! - многозначительно изрекла Долорес.

Она все же спрыгнула со стола, поправила платье и подошла вплотную к Северусу, посмотрела снизу вверх многозначительно.

– Теперь мы в одной лодке и не забывай, кто стоит у руля.

Северус в ответ лишь наклонил голову.

– Образование — это важно! Будешь директором Хогвартса! А я стану Министром!

– Ого, - опять выдал Снейп, но уже не так громко.

– Напугаем Фаджа Тем-Кого-Нельзя-Называть, - небрежно пояснила Амбридж, - уберем Дамблдора, ничего сложного, кроме некоторых моментов.

– Моя Метка тут не поможет, - не стал разыгрывать дурачка Снейп, - Дамблдор уже пробовал.

– Да я догадалась, - оскалилась Долорес.

Зубы у нее были, как у ее любимых котят. Мелкие, острые и частые.

– У нас есть парочка бывших Пожирателей, тот же Макнейр, - начала рассуждать она, расхаживая по кабинету, - или сочувствующих им. Ты же не знаешь, где Темный прятал крестражи?

Снейп лишь покачал головой, обдумывая идею насчет Макнейра. Это Амбридж хорошо подсказала, подумал он, идеальный кандидат на все. Правда, придется опять не спать и бегать полночи, но Бодроперцовки наварено с запасом. Главное, чтобы Долорес сейчас удовлетворилась одним разом, перескочила мысль Северуса, а то сейчас без зелий не встанет даже на голую Лили. Или встанет? Надо будет провести эксперимент, но потом, решил Северус, когда он сам станет Министром, и доведет до ума Лилиборотку.

– Значит, он доверял их тайну только самым верным, а самые верные у нас что? Правильно! Сидят в Азкабане! - многозначительно подняла пухлый пальчик Амбридж.

А еще я тебе намекал на это все прошлые разы, устало подумал Северус. Дерзость и наглость в действиях, расчет в стратегии, хладнокровие уже мертвого в поведении, да, это приносило плоды. Вспороть потом Долорес живот, в искупление ее ошибок? Немного не по-японски, правда, так вокруг Британия!

– Сидят, - согласился Северус, и сам сел, после чего добавил. - А тот, кто их засадил, преподает сейчас ЗОТИ в Хогвартсе.

Мало ли что? А так обозначил, мол, считает Грюма Грюмом, авось пригодится.

– Тем не менее, кто-то из них может знать, где скрывается Темный.

– Беллатриса Лестрейндж, - выдержав паузу, якобы для обдумывания, ответил Снейп.

– Почему?

Долорес подошла ближе, в упор к Снейпу и повторила, буравя его взглядом.

– Почему она?

Э, мадам, да вы ревнуете, неожиданно развеселился мысленно Северус и поздравил себя с успехом. Все-таки Лилиборотка взяла и такую карьеристку — честолюбицу, как Амбридж, пускай та и сама этого не поняла. Напомнив себе еще раз о спокойствии уже мертвого, Снейп ответил.

– Она была его фанаткой, влюбленной в кумира по уши. Уверен, прикажи ей Темный, она бы отдалась ему при всех, наплевав на присутствие мужа! Мы, мужчины, тоже были преданы Повелителю, но как лидеру, господину, сильнейшему из магов, а это немного другое, не фанатичная любовь женщины, понимаете?

– Возможно, - ответила Амбридж и отошла.

– Даже если она и не знает, где Повелитель…

– Я — твой Повелитель!! - выпалила Долорес, резко развернувшись.

– Пока на мне это, - Северус закатал рукав, демонстрируя Метку, - он мой Повелитель тоже. Он оживает, Метка наливается чернотой, но еще не набрал силы, чтобы созвать всех. Даже если Беллатриса не знает, где Лорд, она найдет его — любящее сердце подскажет.

– Отлично! Тогда не будем терять времени, пока он не набрал силы! - ладошка Амбридж хлопнула по столу.

– Но Азкабан…

– Это я возьму на себя, не беспокойся, - махнула она рукой небрежно. - Сваришь пару зелий… лично для меня, понятно?

Вместо ответа Северус еще раз наклонил голову, мол, все понятно. Амбридж внезапно увидела возможность воплотить свои мечтания, что же, он не будет мешать, наоборот, поможет, чем сможет. Правда, предстояли еще трудности с Беллой и самим Темным, но тут пока Северус не придумал подходящего решения. О подобном стоило думать на свежую голову, а какая тут свежая голова, когда он, который уже день хлещет зелья, трахается, словно превратился в секс-маньяка, да еще и вынужден вести уроки и прикидываться почти что прежним, скучным, чопорным и замкнутым зельеваром?

– И помни, что мы вместе в этом деле, - повторила Долорес. - Вместе, до самого конца.

Северус испугался на мгновение, что сейчас, собственно, дело дойдет до этого самого конца, но тут же мысленно махнул рукой. «Мертвецы не потеют», как говаривал Долохов, так чего потеть Снейпу?

– До самого конца, - повторил он спокойно, и был на том отпущен восвояси.


– Ну что? - после выхода от Амбридж его перехватил Барти-Грюм.

– Плохо дело, - с притворной скорбью покачал головой Северус. - Кранты Дамблдору и Ордену.

Лицо Барти-Грюма озарилось предвкушением, и тут же все ушло.

– Понятно! Продолжу обход!

Ага, а заодно сбегаешь к своему обожаемому Лорду и доложишь об этих делах, подумал Северус. Он задумался: в будущем Волдеморт заранее переманил на свою сторону часть министерских магов, и потом легко взял власть, убив нескольких сопротивляющихся, включая самого Министра. Не даст ли он указание Барти-Грюму войти в тесный контакт с Долорес, чтобы начать переговоры?

Нет, решил Северус, не даст. Сейчас ему важнее тело, то есть Поттер, а договоренности он спихнет на меня, раз уж Дамблдор все равно поручил. Значит, с этой стороны все по плану, личной встречи не будет, пока он не получит тело… хм, об этом он Амбридж сказать не может. Сдать Барти-Грюма раньше? Нет, тогда придется форсировать все, ставить на один удар. Значит, пусть все идет так, как идет.

Сейчас четверг, значит, Макнейром нужно будет заняться послезавтра… и навестить Нарциссу, и занятия с Гарри, и тогда получается, завтра Сивилла. Скажет, что его задержала Амбридж, да, а потом Грюм поймал — чистая правда же! Заодно обе рабочих головы, сверху и снизу, хоть немного в себя придут, отдохнут. Северус еще раз остановился, задумавшись. Он собирался предпринять действия, чтобы в Хогвартс прибыли еще Беллатриса и Нимфадора, а также собирался привязать их к себе, по корыстным или любовным причинам.

Три бабы, а он уже как выжатый лимон! Что же будет с пятью?

Нет, определенно над этим вопросом стоило поразмыслить и не торопиться… если бы не обстоятельства. Созданные самим Северусом, не без этого, но ведь как отлично все складывалось одно к одному! Форсировать события, чуть потерпеть — что, он сам себе зелья не сварит что ли? - и все, победа в кармане! Дальше можно будет расслабиться и отдыхать, наслаждаться жизнью в обществе одной, двух… нет, трех Лили! Или четырех? Ну, пока он не доберется до оригинала, можно же и расслабиться немного, верно? Чуть-чуть совсем, спать там допоздна, ведь преподавать уже не надо будет, отъесться, выделить группу из Отдела Тайн, пусть сами с маховиками работают, ведь это и так их прямая обязанность, ну а Лилиборотку 2 он и сам до ума доведет, так уж и быть.

Обуреваемый сладкими мечтаниями, Северус добрался до кровати и отрубился.


========== Глава 15 Казнь палача и метаморф ==========


2 октября 1994 года


Макнейра удалось выманить легко и просто, ведь его Метка тоже наливалась чернотой, а нужные слова Северус легко подобрал. В результате Уолден сам обеспечил всю секретность, никто не знал, куда он отправился, и так далее.

– Твое тело мне, впрочем, тоже пригодится, - сообщил Северус трупу Макнейра, трансфигурируя его в предмет, удобный для переноски.

Была мысль протестировать на нем Лилиборотку 2, но Северус ее отбросил — нужно было доказательство причастности Министерства, а что может быть лучшим доказательством, чем труп штатного палача? И еще немного бывшего Пожирателя, по совместительству?

Вообще, конечно, стоило бы ускорить работы по Лилиборотке 2, но опять лезли «но», жирные и толстые обстоятельства вокруг. Школьников нельзя брать, скандал будет и Дамблдор, того и гляди, примчится обратно. Взрослых магов, вроде, можно, но это надо как следует все подготовить — а это время, которого Северусу в последнее время катастрофически не хватало. Будь у него время, он бы лучше лег и поспал, вместо того, чтобы пить зелья, варить зелья, думать о зельях и бабах, и хитрых планах, основанных на зельях.

Так что потом, все потом.

– И начнем мы с самой крупной мишени, - сообщил самому себе Северус, отпивая Оборотного и превращаясь в Макнейра.

Хагрид был не так прост, как выглядел, и Северус атаковал со спины, предварительно усыпив Клыка. Полувеликанья устойчивость к магии не спасла Рубеуса, Авада убила его мгновенно. На мгновенье Северус задумался, не проникнуть ли в Хогвартс, сработать «под Сириуса Блэка» из прошлого учебного года. Соблазн был велик, Сивилла сыграла свою роль и теперь сосала время и силы Снейпа, тогда как мертвая она могла отлично послужить его планам. Пророчества, наглость слуг Темного, опять же, можно было выжечь Выручай-Комнату и свалить на Пожирателей… но нет, слишком нагло, слишком явно.

Приходить к Трелони за прошлым пророчеством Пожиратели не могли, это уже было в будущем, и там Волдеморт ломился в Отдел Тайн, прекрасно зная, что пророки не слышат своих пророчеств. Поэтому придется пока потерпеть, со вздохом признал Северус, выпуская в небо Метку Волдеморта.

– Морсморде!

Разумеется, для всех подобных дел он использовал свою вторую родную палочку, доставшуюся в наследство от прежнего себя. И слушается идеально, и свою первую палочку для проверки можно легко предъявлять — никаких заклинаний никто не найдет.

Теперь нужно было сыграть следующую часть, и Северус потащил тело Хагрида через Запретный Лес, нарочито дав крюка ближе к кентаврам. Их он собирался обругать, атаковать и всерьез, и потом унести ноги, подбросив труп Хагрида. Трупу Макнейра предстояло обнаружиться на окраине Хогсмида, с ранами, характерными для атак кентавров, и пусть потом копытные твердят, сколько угодно, что Уолден был темный маг и сам напал первый, и вообще бябяка.

Наверняка, дело поручат Амбридж, а она кентавров не любит.


2 октября 1994 года, Малфой-мэнор


– Только эти визиты и дают мне настоящее душевнее отдохновение, - заявил Северус Нарциссе, слезая с нее. - Если бы не они, я бы, наверное, уже сошел с ума!

– Ну-ну, разве все так страшно? - ласково погладила его по волосам Нарцисса. - Как-то же ты выживал в прошлые годы?

– Это был ад, настоящий ад! - твердо заявил Северус. - Я еще держался, но когда встретил тебя, моя броня дала трещину, и теперь муки стали вдвойне невыносимее!

Дурость? Конечно, но влюбленные женщины падки на такое.

– Ты не мог бы ласковей относиться к Драко, а, Сев? - спросила Нарцисса, приподнимаясь и заглядывая ему в глаза.

– Я относился к нему ласково, позволял практически все, и к чему это привело? - проворчал Северус. - Стоило один раз повести себя справедливо, чтобы не привлекать лишнего внимания Грюма, как он тут же написал вам жалобу!

– Но если бы он не написал, мы бы не нашли друг друга, - вздохнула Нарцисса, прижимаясь еще сильнее.

Рука ее поглаживала и ласкала член Северуса, который молчаливо умолял не трогать его и дать поспать.

– Да, пожалуй, - неохотно проворчал Северус. - Но пойми и ты меня! Мне пришлось дистанцироваться от бывших Пожирателей, вести себя так, словно я перевоспитался, иначе меня бы уже схватили и допрашивали в Министерстве! И без того эта Амбридж косится на меня, как на гоблина, того и гляди пытать начнет! Так еще и Грюм чего-то подозревает, все ходит, вынюхивает и высматривает, приходится принимать особые меры предосторожности, чтобы к тебе выбраться!

– Разве он не в курсе?

– Бывший Пожиратель навещает жену бывшего Пожирателя, связанного с гоблинами и другими бывшими Пожирателями! - патетично воскликнул Северус. - Да Грюм и за меньшее в Азкабан сажал!

Разумеется, эту ложь легко можно было бы разоблачить, но Северус играл беспроигрышно. Барти в жизни не выйдет из образа Грюма, пока не завершится дело с Поттером, а к тому моменту партия будет уже выиграна Снейпом. Нарцисса повелась, вздохнула и прижалась еще сильнее.

– Бедняжка, - вздохнула она. - Давай, я помогу тебе расслабиться!

Она бросила лукавый взгляд, спустилась ниже, раскрывая шире рот. Северус откинулся на подушках, давая Нарциссе свободу действий — вид жены поверженного врага, покорно и охотно отсасывающей ему, все же подействовал, взбодрил изнеможённый орган.


3 октября 1994 года, Хогвартс


– Где ты был вчера? - тихо спросил Барти-Грюм.

– После урока с Поттером навещал Нарциссу Малфой, как и приказал Лорд, - так же тихо ответил Северус.

Грюм дернул щекой, искусственный глаз его вращался так, словно собирался просверлить дыру в Северусе. Затем сделал жест головой, и они отправились к Грюму, где можно было поговорить без боязни, что их подслушают.

Заодно Северус собирался немного испортить Барти-Грюму зеркала-вредноскопы, которые, конечно, до сих пор не показывали Снейпа (потому что он не злоумышлял ничего против Барти, пока не замышлял, но собирался), но могли выдать в любой момент.

– Хагрида убили, - сказал Барти. - Да еще и Метку повесили! Переполох вчера вышел знатный.

– Кто? - оставаясь в образе холодного зельевара, спросил Снейп.

– Макнейр! - сверкнул глазом Барти. - Один из наших!

– Из наших ли? - все так же холодно и свысока спросил Северус.

– Ты о чем? - прищурился недобро Барти.

– На финале Чемпионата Мира по квиддичу появилась Метка…

– Моя работа! - горделиво перебил его Барти. - Решил, пускай помнят и боятся!

Успевший немного поспать и взбодриться зельем, Северус тут же подхватил.

– И смотри, что из этого получилось! Бывшие Пожиратели зашевелились, попытались надурить гоблинов или занять у них денег, подключили связи в Министерстве, даже вон, на Орден Феникса нападать начали, явно от отчаяния.

– Отчаяния? - задумался Барти.

– Ну да, в отсутствие Повелителя, они расслабились и зажирели! Его возвращение угрожает их благополучию, а они его ценят, иначе не отвертелись бы от Азкабана, сдав своих же!

Так себе был аргумент, но для фанатика Барти сошло.

– И они понимают, - вдохновенно продолжал развивать мысль Северус, - что Повелитель, вернувшись, не погладит их по головке за бездействие, так?

Северус знал о сцене на кладбище из будущего, знал о наказании Пожирателей, пускай и не присутствовал там лично.

– Да, он говорил об этом, - пробормотал Барти задумчиво.

– Вот видишь. И бывшие Пожиратели, кто в душе предал Повелителя, понимают все это, понимают и боятся, что он вернется.

– Так ты хочешь сказать…, - прищурился Грюм.

– Именно. Они пытаются помешать возрождению Повелителя, но бьют наугад, дергаются, и дерганья эти уже привели к повышенной бдительности Министерства, к тому, что снова собрался Орден Феникса, к тому, что в Хогвартс прислали инспектора!

– Да, но зато Дамблдор убрался.

– Не из-за Амбридж, можешь быть уверен, - ухмыльнулся Северус.

Еще одна ложь, которая не будет разоблачена. Ведь Долорес считает Барти Грюмом и сочувствующим Ордену, а тот считает ее Министерской крысой, не дающей возродить Лорда.

– Было пророчество, - невольно понизил голос Снейп, - деталей сам не знаю, но наш Альбус встревожился, сгреб бороду в горсть и умчался из школы.

Был шанс, что Барти-Грюм сам ухватит Сивиллу и прирежет, пытаясь добыть несуществующие знания. Маленький такой шанс, один из двадцати, и то больше основанный на намеке, что пророчество угрожает его обожаемому Лорду.

– Отдел Тайн?

– Сдавать туда пророчество, когда Фаджу опять мерещится захват власти Дамблдором? Нет, старикан наш, конечно, пидор знатный, но не тупой же!

Северус сделал вид, что в нем прорвалось недовольство Альбусом. Собственно, даже играть особо не пришлось.

– Так что из-за этих крыс, желающих сохранить свои жопы в тепле, - подбавил он грубости, - Министерство встревожено и разъярено, Орден бегает, как курицы с отрубленной башкой, Дамблдор носится, гоблины чего-то там готовят, и теперь наверняка в Хогвартсе усилят охрану!

Барти помрачнел. Отсутствие Дамблдора давало шансы вытащить Гарри, охрана из Министерства эти шансы опять уменьшала.

– И галлеон против дохлой крысы — опять будет собрание Ордена, - продолжал развивать и гнуть свое Северус, - и на нем тоже будет кудахтанье, что защиту Хогвартса надо будет усилить!

Так уже было в будущем, подумал Снейп.

– И что ты предлагаешь?

– Надо самим взять инициативу в свои руки! Зачем нам тут опытные маги, которые могут углядеть или вынюхать лишнего? Дамблдор же просил Орден затаиться, так пускай таятся! А в Хогвартс пусть эта… как ее… неуклюжая… да как ее… Нимфадора Тонкс, во!

– Продолжай.

– Она неуклюжа, работает в Министерстве и аврор, или готовится им стать, так? Значит, можно подписать ее к тебе — в смысле к Грюму — в ученицы, и это не вызовет подозрений. Ты — легенда, она будет тебя слушать, а мы, в свою очередь, ее контролировать. Вроде Орден и бдит, а на самом деле все под нашим контролем. И еще… она — метаморф, думаю, Повелителю такие пригодятся.

– А ты соображаешь! - ухмыльнулся Барти-Грюм, и стукнул по полу лапой-ногой. - Так и сделаем!


========== Глава 16 Лечение и труд ==========


3 октября 1994 года, Хогвартс


В школу не только прислали дополнительную охрану, но еще и Амбридж повысили до Генерального Инспектора. Теперь формально она была выше даже Дамблдора, и в целом, все это показывало на отношение Фаджа к «проблеме Хогвартса». Правильное такое отношение, которого Северус и добивался. Ученики, разумеется, все это бурно обсуждали, гудели и шумели, но чего еще было от них ждать?

Гул этот был хорош лишь тем, что не давал уснуть на уроке, вот и все.


– Я вижу огорчение на твоем лице, Долорес, - сказал он.

– Кентавры! - воскликнула та, грозно вскинув вилку. - Проклятые твари!

Избавление от Амбридж сейчас было бы очень некстати, но все же втайне Северус надеялся, что у кентавров получится и они избавят его от этой пухлой розовой проблемы.

– Посмели нагло качать права! - продолжала злиться Амбридж.

Вилка ее вонзилась в кусок мяса, словно в живого кентавра, едва не проткнув тарелку.

– Уррроды! Не уважают Министерство! Наверняка в сговоре с гоблинами и этими… Пожирателями! Макнейр этот… тоже мне, штатный палач! - Долорес жевала и ярилась.

Северус наблюдал, невольно ожидая, что она сейчас подавится.

– И не где-нибудь, а рядом с Хогвартсом! Все это звенья одной цепи, огромного заговора, да, я так и доложу Министру Фаджу!

Снейп мысленно удовлетворенно потер руки. Даже подталкивать не пришлось, Долорес сама сделает все, что нужно!

– Все еще хочешь быть Директором Хогвартса? - Амбридж нацелила вилку прямо в грудь Снейпу.

– Я бы никогда…

– Я — Генеральный Инспектор! Дамблдор будет смещен, ты займешь его место!

– Боюсь, это будет не так просто, - искренне вздохнул Северус.

Сколько раз пытались Дамблдора сместить, и что в итоге? Нихренашеньки у Фаджа не вышло.

– Ничего, это мои проблемы, - прочавкала Амбридж, - главное, чтобы ты был согласен!

– Согласен, - кивнул Северус.

Перед остальными он это обоснует, можно было не сомневаться. Директор, хмм, всегда можно будет сослаться на обязанности и увильнуть от Сивиллы и Нарциссы, или наоборот, навестить их на законных основаниях. Практически наверняка придется драть Долорес с удвоенной силой, прямо в кабинете Дамблдора, но это ладно, потерпит пока.

– Ты же по вечерам делаешь обходы Хогвартса? - непонятно зачем уточнила Долорес

– Да.

– Теперь не будешь, для тебя найдется более важное занятие, - и Амбридж утерла блестящие от жира губы.

Вся она была сейчас такая, маслянистая, жирная, блестящая, тяжело дышащая от плотного ужина, и Северус с тоской подумал, что этот кусок жира и мяса ему сейчас придется трахать. Со всей страстью и пылом, а как же, ведь он карьерист, вылизывающий жопу и сапоги Амбридж, чтобы пробиться с ней выше!

– Завтра, - задумчиво сообщила Долорес, цокнув, - завтра прибудет важная… гостья.

– Уже? - удивился Северус.

– Уже, - подтвердила Долорес.

Намекает на обширность своих связей, и что я не один у нее такой, понял Снейп, ведь из замка Амбридж не отлучалась. В разгар скандала с убийством Хагрида тащить в школу узницу из Азкабана?

– Проведешь каким-нибудь окольным ходом и спрячешь, в этой… Тайной Комнате. Так, в среду у меня визит в Министерство, в общем, я навещу ее в четверг.

– Два дня — это мало, даже с зельями.

– Ничего, - отмахнулась Долорес, - выжила больше десяти лет в Азкабане, так что запас сил у нее есть, ничего с ней не случится. Не будет отвечать, сломаем и отлегилиментим, вот и все.

В голосе Амбридж появились стальные нотки и одновременно с этим какая-то похотливая мечтательность. Можно было не сомневаться, перетяни Северус с романом и Долорес возжаждет поиграть с ним в «Темного Властелина и дерзкую пленницу», причем в роли Темного Властелина будет отнюдь не Снейп.

– Так, теперь быстренько десерт, - деловито заявила Долорес, скидывая мантию и раздвигая ноги, - и можешь быть свободен, иди, обустраивай Тайную Комнату.


Кажется, я перестарался с зельями, думал Северус, идя по Хогвартсу. Или это властолюбие Долорес разжигало ее либидо, подталкивало доминировать? Снейп отмахнулся, решив, что не стоит лезть в такие дебри. Если он все правильно сделает, разыграет карты как нужно, то скоро Долорес покинет Хогвартс, причем в жизни не заподозрит Северуса в этом. Но правильное разыгрывание карт означало, что в ближайшие недели ему предстоит вертеться и крутиться еще сильнее, чем раньше, спать еще меньше, ну и так далее.

Но награда!!


Разумеется, Северус не отправился в Тайную Комнату, там и так все было давно готово. Он заглянул к Сивилле и «распил» с ней бутылочку вина, то есть Трелони пила, а он только делал вид. К счастью, магия приходила на выручку, и Северус тщательно чистил себя, чтобы во время визитов от него не пахло другими дамами. Он не мог сейчас избавиться от Сивиллы, значит, надо было поддерживать «отношения» подобными визитами, дабы Трелони не создавала проблем.

Бутылки вина и легкой работы пальцами хватило, чтобы Сивилла размякла и отключилась.

– За работу, - вздохнул Северус.


4 октября 1994 года, Хогвартс


В Хогвартс он вернулся только под утро. В этот раз оборотни нанесли свой коварный удар, разодрав еще одного министерского мага, по странному совпадению — опять конкурента Долорес. Неподалеку от места нападения бдительные граждане заметили промелькнувшего Сириуса Блэка, о чем и не замедлили донести в Министерство.

Также бдительные граждане заметили Пожирателя, передававшего гоблинам какой-то груз. Северус, разумеется, знал, что это за груз — волшебные палочки, полученные путем ограбления лавки Олливандера. Оборотней и кентавров он уже подставил, гоблинов прижал и теперь побудил к открытым действиям, оставалось еще только великанов подтянуть, протянув ниточку к Хагриду, дабы Министерству было чем заняться.

Не преминул Северус заглянуть и в особняк Блэков, после чего Кричер отправился в Хогвартс.

Насыщенная, в общем, выдалась ночка.


Вечером


– Сюда, и теперь еще сюда, - указывал Северус.

Выглядела Беллатриса ужасно, что называется — краше в гроб кладут. Вот еще стимул быстрее вылечить ее, подумал Снейп, ибо трахать подобные мощи никаких зелий не хватит. В теории Лилиборотку можно было сделать самодостаточной, сразу добавив спермы в котел с зельем. На практике это требовало экспериментов и проверок, и Северус сильно сомневался, что у него сейчас хватит сил, времени и желания на подобное.

– Где это мы? - вяло спросила Белла, оглядываясь.

– Тайная Комната Слизерина, - свысока бросил Снейп.

– О! - сразу оживилась Белла.

Северус неожиданно понял причину. Тайную Комнату нашел Волдеморт в юности, значит, он и сообщил Снейпу ее координаты. Беллу вытащили из Азкабана, значит, что? Значит, Темный Лорд о ней помнит, заботится и так далее, и тому подобное. Это могло стать проблемой, но это же можно было обратить себе на пользу.

– Ага, - Снейп многозначительно приподнял брови. - Вначале тебе нужно будет подлечиться.

Он протянул флакон, и Белла жадно ухватила его, тут же выпила, даже не подумав проверять. Северус чуть не рассмеялся, но сумел сохранить лицо. Лицо доверенного представителя Волдеморта, отправленного лечить и охранять, в общем, полное доверие со стороны Беллы. Пока что.

– Есть и еще проблема, - чуть понизив голос, доверительно сообщил Северус.

– Я слушаю, - хрипло прокаркала Белла, оглядываясь.

В глазах ее мелькал блеск. Такой же блеск, как у Долорес, завладевшей медальоном.

– Повелитель сейчас… немного не здоров, - сказал Северус, чуть прикрывая глаза и указывая на Метку, - и поэтому тебе придется остаться тут, на какое-то время.

– Это не проблема, - хрипло рассмеялась Белла, закидывая голову.

Было в ней нечто безумно-костлявое, как в самой Смерти. Северусу пришла в голову одна мысль, и он чуть улыбнулся, словно реагируя на слова Беллы.

– Ситуация наверху сложная, - сказал Снейп, - приходится лавировать и договариваться. Когда Повелитель вернет силу, мы все припомним, но сейчас вот так. Нам приходится сотрудничать не с самыми лучшими представителями Министерства, а точнее говоря, жадными и беспринципными личностями.

– Хым, - издала звук Белла.

– Наши сторонники вынужденно затаились, а противники только и ждут шанса, чтобы вцепиться в горло. Поэтому вот так. Та, что освободила тебя, Долорес Амбридж, именно из таких: жадна, беспринципна, властолюбива. Она уверена, что я на ее стороне…

Он не стал уточнять почему, Белла не стала спрашивать.

– … разумеется, все это ради службы Повелителю, - продолжил Снейп. - Также она уверена, что сможет командовать тобой, узнать, где прячется Лорд, и потом управлять им.

Белла закинула голову и опять расхохоталась, издевательски, потом оборвала смех и уставилась на Северуса выпученными, дикими глазами.

– Пока она нужна нам, - указал пальцем Северус, - так что даже не думай. Когда Лорд возьмет власть, все эти жадные и беспринципные получат по заслугам.

Брехня, разумеется, видел он, что будет, когда Лорд возьмет власть. Но опять, эти слова были предназначены фанатичке-Белле, которая поняла их, как хотела понять.

– О да! - воскликнула она горячо.

– Так что подыграй ей, соглашайся, тяни время, говори, что тебе нужно подлечиться и улучшить память, а так ты на все согласна!

– Но она же потребует адрес, место, где обитает Лорд!

– Разве у Лорда было мало убежищ? Выдашь одно из них, я там все подготовлю, создам видимость, так что это не проблема, - отмахнулся Северус. - Еще Лорду нужен будет предмет из твоего сейфа в Гринготтсе, но Амбридж об этом ни слова, ясно?

– Ясно, - кивнула Белла.

Все, понял Северус, она окончательно уверилась в моем статусе доверенного лица Волдеморта. Ведь нынешний Снейп никак не мог знать о Чаше, о ней ему мог сказать только сам Темный Лорд.

– Разумеется, палочки я тебе не дам, но у тебя будет Кричер, - Северус щелкнул пальцами.

– Хозяйка Беллатриса! - выбежал, кланяясь на ходу, старый домовик. - Какая радость!!

– Владей, Амбридж не показывай, употребляй разумно — иначе ты поставишь под угрозу Лорда.

Белла кивнула, и Северус усмехнулся мысленно. Вот так, и приглядывать не надо, и все будет под контролем, Белла сама ограничит Кричера. Теперь наверх, унять дрожь в руках и не думать о Нимфадоре, не думать… сразу к Нарциссе, пусть отдувается за племянницу, а потом все остальное.


========== Глава 17 Пожиратели против Пожирателя ==========


5 октября 1994 года, Хогвартс


Уроки и занятия Северус теперь проводил полностью «на автомате», урезав ту часть, где он ходил по классу, отпускал язвительные замечания и снимал баллы, так как на нее просто не было сил. Была бы возможность, он бы просто спал на уроках, но, увы, вполглаза все же приходилось бдить, дабы никто не отравился, не обварился и так далее. Лишнее внимание ему сейчас было совсем не нужно.

Аналогично и с домашними работами и зельями, сданными на проверку. Северус почти механически ставил оценки, даже не вникая особо в суть, ориентируясь примерно на «глазок»: объем текста есть, цвет зелья соответствует? Получи хорошую отметку! Это здорово экономило время, которого и так не хватало (хотя бы на собственные зелья), и неожиданно здорово улучшило репутацию Северуса среди школьников. Теперь они и сами старались лишний раз не шуметь на уроках, не задевать Снейпа, в общем, ситуация устраивала обе стороны.

Где-то в глубине души Северус даже не удивлялся, чего еще можно было ждать от этих мелких, наглых и тупых созданий? Чем меньше с них требуют, тем более они довольны! В другой раз, Северус такого не спустил бы, но теперь ему было плевать. Плевать на учеников, на профессоров, на всех и вся, кроме своего Плана и того, что
требовалось для его завершения.


– Кажется, краской пахнет, - неуверенно сказала Нимфадора, поводя носом.

– Наверное, что-то вскрывал в стенах, а потом закрашивал, - как ни в чем, ни бывало, заметил Северус.

Краской несло от него, ведь буквально полчаса назад он раскрашивал вход в Лютный Переулок лозунгами «Руки прочь от гоблинов! Права оборотням!» и тому подобной ерундой. Не меняя позы, благо он стоял с руками, сложенными за спиной, Северус скастовал очищение, избавляясь от запаха. За годы и годы работы зельеваром, заклинания эти он натренировал до автоматизма, невербального и без палочки, ибо иногда все решали доли секунды.

– Не вижу такого, - прорычал Барти-Грюм, понизив, впрочем, голос.

Искусственный глаз его вращался, скользил по особняку Теодора Нотта. Вылазка эта была, как ни странно, инициативой именно лже-Грюма. После слов Северуса о «зажравшихся предателях» он загорелся разобраться, кто же предал Лорда, а Снейп не особо и возражал. Нимфадору тоже подписали, как «ученицу Аластора», дабы присмотреться, что к чему. Разумеется, для самой Тонкс это была карательная и разведывательная экспедиция Ордена Феникса. Она еще попыталась пропищать, мол, Дамблдор просил соблюдать осторожность, на что Грюм хриплым рыком заверил ее, что никто ничего не узнает.

А Северус лишь улыбнулся мысленно и пошел писать анонимку. Заранее.


Разумеется, глаз Грюма заранее заметил засаду (ну и Северус знающий о ней, немного предупредил), никакого Яксли они не схватили, но и от авроров ноги унесли, даже не особо засветившись. Тем не менее, факт был налицо, члены Ордена пришли за бывшим Пожирателем и оказали магическое противодействие аврорам Министерства.

Практически открытый конфликт, который теперь, как хорошее зелье, надо было лишь умело подогревать, подбрасывая трупов с каждой из сторон. Ну и еще немного подтолкнуть четвертую сторону, всех этих гоблинов, оборотней, кентавров и прочих.


– Мы же должны приглядывать за Гарри, вроде бы, - задумчиво сказала Нимфадора, когда они уже вернулись в Хогвартс.

– Должны, но ты же видела Аластора, - взмахнул рукой Северус.

Рука почти не дрожала, надо заметить. Не то, чтобы Северус победил до конца своего внутреннего демона, просто прибег к новому приему самоуспокоения, по самурайски. Он мертв и идет к Цели, и придет к ней, так как равнодушен. Вчерашний бурный секс с Нарциссой, с криками по павлиньи и прочими извращениями, тоже немного помог.

– Тяжело ему, наверное, в Хогвартсе, - притворно вздохнул Северус. - Сидеть практически на месте, без особых опасностей, вот и отводит душу, где может.

– А как же убийство Рубеуса? - вскинулась Нимфадора. - И Амбридж, и Турнир?!

Северус невольно залюбовался ею, свежей, сочной, раскрасневшейся и юной… относительно юной. Подкатывать к ней он решил на «козе Люпина», раз уж в будущем Тонкс соблазнилась именно им. То есть, несчастная и тяжелая молодость, не такой, как все, угнетаемый и все прочее, уж этого добра в прошлом Северуса было навалом.

– С его-то прошлым, это скучная повседневность!

Разговор ловко свернул на тему первой войны и подвигов Аластора, а под шумок Северус рассказал несколько историй из своей жизни. Распил с Дорой на пару бутылку легкого вина (разумеется с Лилибороткой, благо первая версия не давала изменений внешности, а себя Северус и без того любил), «открыл душу», мол, Аластор все равно его подозревает, как бывшего Пожирателя, но сам Северус все понимает, и так далее, и тому подобное. Снейпа нельзя было назвать великим ловеласом и охмурителем девиц, скорее даже наоборот, но из своих метаний по любовному треугольнику: Нарцисса — Сивилла — Долорес, он вынес одну простую вещь: рассказывать надо то, что женщина хочет услышать.

Чем, он, собственно и занимался.


6 октября 1994 года, Хогвартс


– Я довольна, - снисходительно заметила Долорес, когда они покинули Тайную Комнату.

Северус чуть скосил глаза, Амбридж явно была не просто довольна. Она упивалась властью и предстоящими перспективами, и это означало, что сегодня ему предстоит удовлетворить ее не меньше двух раз. А то и трех, если фантазия у Долорес опять разойдется, и мечты ее скакнут дальше поста Министра.

– Расследование убийства Хагрида завершено, - словно невзначай бросила она.

Северус изобразил живейший интерес, про себя думая, что чего бы ему и не завершиться, когда он целую ночь подбрасывал улики!

– И еще вчера случилось одно событие, - взгляд Долорес уперся в Северуса. - Кто-то из Ордена приходил за Теодором Ноттом, к счастью Министерство заранее предупредил сознательный маг.

– Приятно слышать, что гражданская сознательность у нас на высоте, - не дрогнув ни единым мускулом, отозвался Северус.

– Ты что-то знаешь об этом? - прищурила глазки Амбридж.

– Кто бы стал сообщать о таком мне, - Северус чуть двинул головой, указывая в сторону Метки. - Дамблдор призывал к осторожности, и на последнем собрании только об этом и говорили, как бы спрятаться половчее. Впрочем, есть один кандидат…

Он понизил голос, указал глазами. В дальнем конце коридора как раз показался Грюм, постукивающий посохом по полу. Глаза Амбридж вспыхнули, показывая, что она уловила намек. Можно было не сомневаться, уже завтра за Аластором будут ходить по пятам парочка авроров, из числа присланных Министерством, и Барти будет нервничать и яриться. Заодно от Северуса отстанет, даст возможность «приглядеть» за Нимфадорой.


7 октября 1994 года, Хогвартс


Северус окинул критическим взором Беллатрису. Разумеется, невозможно за несколько дней убрать последствия тринадцати лет в Азкабане, но Белла очень старалась. Северус, разумеется, не упустил такого шанса, и в курсе лечебных зелий присутствовала Лилиборотка, и даже ее ослабленная вторая версия. Судя по паре рыжих волос в шевелюре (уже шевелюре!) Беллы, задумка работала.

– Очень хорошо, - одобрил Северус. - Но пока недостаточно.

Несмотря на то, что Белла выпила уже несколько литров Лилиборотки, разговоров о любви и страсти Северус с ней не заводил. Пусть Белла сама постепенно «доходит», пьет ускоренными темпами зелья, желая вылечиться для Лорда, а на самом деле для Северуса. Добровольно и с песней, как говаривал все тот же Долохов в давние времена.

– Можно еще как-то ускорить?! - спросила Белла.

– Я и сам не прочь, - развел руками Северус, - но что поделать? Твой организм может просто не выдержать!

– Эта Амбридж мне не нравится, - нахмурилась Белла. - Оставь мне палочку!

– Нет, - отрезал Северус. - Чуть выздоровела и сразу в бой? Натворишь глупостей и подведешь Повелителя! На крайний случай у тебя есть Кричер! Ты же ответственная, взрослая, прекрасная женщина, Беллатриса!

И это был, пожалуй, единственный намек с его стороны. Белла нахмурилась и нетерпеливо топнула ногой. Северус нахмурился, понимая, что операцию «младенец» надо форсировать. Но как форсировать, когда Белла еще не выздоровела и не округлилась, где надо? Это вам не пьяную Сивиллу трахать, тут все должно быть выверенно, четко, иначе провал.

Но и выигрыш в случае победы!

– Прекрасная, говоришь? - неожиданно хмыкнула Белла. - Ладно.

– Я постараюсь чем-нибудь занять Амбридж, - хмуро ответил Северус, - но пойми, у меня связаны руки ролью! Не говоря уже обо всех остальных делах, которые приходится тащить!

Хорошо еще, что пока хватало денег, добытых у Крэбба и Гойла с Малфоем. Он предусмотрительно изъял деньги из их сейфов, иначе его могли бы и прихватить на операциях, теперь, когда Министерство, фактически, отстранило гоблинов от «Гринготтса».

Отстранило.

– Извини, устал, - улыбнулся он.

– Извиняешься?

– Ты же своя, - развел руками Северус.

Просто приемчик, вхождение в доверие, без ненужной конкретизации границ «своя». Если он трахает сестер, то кем приходится сам себе? Снейп дернул головой, отгоняя ненужные мысли, вздрогнул и потер глаза.

– Да уж, выглядишь ты сейчас, словно сидел со мной в Азкабане, - неожиданно хохотнула Белла. - Недолго так, пару лет, не больше.

Они еще посмеялись нервно, и Северус отправился наверх. По дороге он обдумывал и обкатывал в голове появившуюся мысль. Международный банк «Гринготтс», международный. Добавить перца в варево, вынести скандал наружу, или не добавлять? Гоблины, понятное дело, своим написали, но кто из магов слушает этих гоблинов? Иное дело, если намекнуть на падение Статута и накатать анонимок во всякие там международные Конференции. В преддверии Турнира международные разборки Министерству не нужны, не так ли?


– Что тяготит тебя, Северус? - ласково спросила Сивилла. - Ты словно не со мной, не здесь. Может у тебя открылся дар пророка?

Северус с удивлением обнаружил, что лежит в постели с Трелони, медленно и вдумчиво любит ее в миссионерской позиции.

– Да если бы, - отозвался он с досадой. - Завтра будет такой же день, такие же уроки, дела, Амбридж эта!

– Да, без чужаков в Хогвартсе было лучше, - вздохнула Сивилла, гладя его рукой по груди.

Точно, подумал Северус. Сивилла там еще что-то бормотала, что ей и так хорошо, но Снейп уже не слушал, так как мысленно набрасывал письмо за границу.


========== Глава 18 Удары в спину ==========


9 октября 1994 года


Алекто и Амикто Кэрроу бросали в сторону Северуса возмущенные, прожигающие взгляды. Еще бы, Снейп пригласил их на встречу с Волдемортом, а сам обманул, ударил в спину, связал и наложил заклинание тишины.

– Разумеется, вы не…, - Северус оборвал сам себя.

Усталость и душевное напряжение давали о себе знать. Вот и сейчас, он собирался им объяснить, что будет наказывать их за будущие поступки! Глупо, очень глупо!

– Пейте, - приказал он, магией разжимая рты Кэрроу.

Амикто начал превращаться первым, забился беззвучно в путах, тело его плыло и менялось, а затем он обмяк, так и не превратившись до конца. Получился какой-то уродливый гибрид, мутант, рыжая волосатая бабища, с сиськами и членом. Алекто и без того была рыжей, но под действием Лилиборотки-2, волосы эти начали пышнеть и удлиняться. Она тоже плыла и менялась, пыталась превратиться в Лили, билась в судорогах.

– В чем же дело? - задумчиво спросил сам себя Северус.

Алекто превратилась наполовину, подергивалась, и видно было, что эти подергивания — предсмертные.

– Неужели все из-за использования частичек мертвого тела? - голос Снейпа дрогнул.

Близость Нимфадоры в Хогвартсе волновала и душила его, лишала душевного спокойствия, несмотря на все мантры про мертвецов и путь самурая. Пускай Северус и сам не признался бы себе в этом, но именно Тонкс была причиной, почему на эту вылазку он прихватил Лилиборотку-2 из новой партии.

Голос Снейпа дрогнул не только из-за воспоминаний, но еще и потому, что сейчас у него стоял, как каменный, причиняя немалую боль. Ведь перед ним была рыжая-почти-Лили, а не эти старые тетки с их телесами! Он застонал, почти бессознательно взмахнул палочкой, вскидывая Алекто в воздух. Ее перевернуло и швырнуло на стол, движение палочки вспороло мантию и нижнее белье, обнажив белые ягодицы, с виднеющимися внизу рыжими зарослями.

Северус застонал еще громче, рванул на себе одежду, обрывая пуговицы и завязки, спеша проткнуть заветный рыжий плод. Член болел, и, казалось, увеличился в размерах вдвое, тогда как маленькая, сморщенная дырочка задницы, наоборот, сжалась вдвое. Северус попробовал войти, и опять застонал, от болезненных ощущений, и закричал в ярости — ведь это Алекто должна испытывать боль! Пускай со спины она и выглядела вылитой Лили, но какая-то часть его помнила, не забывала ни на секунду, что это Алекто, которая так раздражала его в Хогвартсе, в год перед смертью.

Он ухватил ближайший флакон, выплеснул его на член и между ягодиц, и тут же ринулся в бой. Алекто забилась вдвое сильнее, попыталась развернуться, но тщетно. Снейп уже вошел и теперь без всякой жалости наяривал ее в задницу, ощущая, как там что-то хрустит и рвется, и ломается, и это приносило ему какое-то болезненное удовлетворение, приятное, жгучее и постыдное. Оргазм наступил быстро, без всяких там возбуждающих зелий, без скидок на усталость, и Северус, изливаясь бурными толчками в Алекто, подумал, что зря забросил работы по Лилиборотке-2, и что от теток надо избавляться.

В такт последним толчкам и каплям, Алекто содрогнулась и затихла, словно тоже испытала оргазм. Северус протянул руку и пощупал, пульса не было. Его передернуло, и он торопливо вытащил член, после чего еще торопливее обтер его о мантию Алекто, избавляясь от крови и говна, и взмахнул палочкой, очищая и очищая себя магией. В голове прояснилось, и он задумчиво изрек.

– Нет, дело точно не в частичках мертвого тела.

Ведь он применял Оборотку в того же Гойла или Макнейра, уже мертвых к тому моменту? Применял, и ничего с ним не случилось. Так что надо было продолжать эксперименты, и у Северуса даже появилась замечательная идея, как это все обставить с пользой для Плана. Правда, опять не спать и не спать, подумал он, осушая очередной флакон Бодроперцовки, но надо, надо. Он трансфигурировал тела Кэрроу в камни, придал дому вид, словно отсюда бежали в спешке, и покинул его. Камням предстояло упокоиться на дне озера, так как планам Северуса больше отвечало «таинственное исчезновение».


11 октября 1994 года, Хогвартс


– Нам придется расстаться, - сообщила Амбридж, перекатываясь по кровати и кокетливо изгибаясь.

Северус, который уже нацепил на лицо привычно-восхищенное выражение (якобы голая Долорес в его глазах целая Венера Милосская), озадаченно нахмурился.

– Фадж, Министр Фадж отзывает меня, - объяснила Амбридж.

Северус облегченно выдохнул, практически не притворяясь. Последние трое суток он работал буквально на износ, валил магов Министерства, прикидываясь гоблинами, оборотнями и даже разок великаном. Поймал Эммелину Вэнс из Ордена Феникса, и напоил Лилибороткой-2, после чего оттрахал во все дыры, стараясь избавиться от мыслей о Тонкс. Помогло, отчасти, а жилищу Вэнс Северус придал такой вид, словно ее поймали Пожиратели, долго пытали и трахали, а потом убили.

Также он, с упреждением, подкатил к Ремусу и Сириусу, с намеком на то, что может быть узнает, где Петтигрю и готов помочь с местью, с неопределенными сроками этого самого узнавания. Риск был, но крайне маленький, Северус разжигал бучу в преддверии появления магов из других стран, всех этих международных наблюдателей и следителей. Им он подкинул очень занимательную и по-своему возбуждающую тему: Статут Секретности и его неминуемое нарушение в Британии, если дела будут и дальше идти так, как идут.

Помимо Кэрроу, Северус изловил и прибил Яксли, в облике Грюма, и в облике Гойла еще раз засветился рядом с гоблинами, которые, надо сказать, не подвели. Действовали, получив палочки, и, в сущности, готовились к новой войне. Еще Северус успел накатать в Министерство четыре анонимки, а также привалить три десятка добропорядочных магов, дабы создать впечатление, что ведется «тайная война», это раз, создать у Фаджа ощущение, что враги подбираются, это два, и провести ряд экспериментов по Лилиборотке-2, это три.

Все три задачи он выполнил с блеском, и теперь вот Долорес отзывали.

– Не переживай, наш союз крепок, - улыбнулась Амбридж, - и ты будешь Директором Хогвартса! Ты почешешь спинку мне, а я тебе.

Она издала короткий смешок, Северус улыбнулся.

– На самом деле, все складывается просто отлично! - сообщила она Снейпу то, что тот и так знал. - Вокруг проблемы, Фадж паникует и думает, что Дамблдор хочет отобрать у него пост, не будем его в этом разуверять. Выставим его дураком перед международными представителями, и пост Министра освободится, станет моим практически без вариантов!

– Отлично! - радостно воскликнул Северус. - Просто замечательно!

– Разумеется, мне нужны будут зелья, - Долорес поскребла ногтями жирную ляжку, - известного свойства.

– Понимаю, все будет, - кивнул Снейп.

Фадж паникер и трус, Долорес опоит его, станет незаменимой помощницей, благо конкурентов ее Северус привалил изрядно. Дополнительно она подставит Фаджа, так, чтобы тот наделал ошибок, и его оставалось лишь слегка подтолкнуть в спину. Это решало одну из проблем, и Северус понял, что не стоит пока торопиться отправлять анонимные доносы на Долорес. Позже, ближе к Хэллоуину.

– Идет настоящая война, - сообщила она Северусу доверительно.

Тот едва удержал гневное фырканье. Война! Да если бы не пихал и не толкал, не подогревал, не помешивал, не добавлял все новых и новых ингредиентов, эта война так и осталась бы сырой и недоваренной, и ничего нигде не вспыхнуло бы!

– И это наш шанс ухватить удачу за яйца.

С этими словами ладошка ее ухватила яйца Северуса и чуть сжала, начала гладить и ласкать. Этакий неприкрытый намек, мол, помни, кто тут хозяин.

– У меня дела, - напомнил он, делая вид, что его снова охватывает страсть.

– Подождут, - отрезала Долорес. - Теперь мы не сможем видеться часто…

«И как же это замечательно!» подумал Северус.

– … так что надо выдоить тебя напоследок. Работы с пленницей продолжай, но не торопись, вначале мне надо будет укрепить позиции возле Министра, а уж потом!

Рука ее сжалась крепко, и Северус чуть не вскрикнул от боли.

– Да, именно так, - расплылась в самодовольной улыбке Долорес. - А теперь иди ко мне.


Теток надо убирать, еще раз подумал Северус, выходя от Амбридж. Нарциссу еще можно оставить, не жирна, полезна, не стремится доминировать, есть связи во всех этих «старых родах». Чуть рыжины, чуть грудь увеличить, в общем, перспективы есть.

– Ну что там? - встревоженно спросила Нимфадора.

– Все плохо, - вздохнул Северус. - Всех подозревает, и не только она, а Министерство в целом. И еще она подозревает, что вся эта заварушка с бывшими Пожирателями, Метками и гоблинами, это дело рук Дамблдора.

– Бред! - фыркнула Тонкс. - Зачем это ему?

– Влияние на Министра, - безразлично пожал плечами Северус. - Напугать старым врагом, создать немного хаоса, чтобы Дамблдора позвали на помощь. Он все уладит, разумеется, и сможет влиять на Министра, фактически быть им, не имея при этом всей той бюрократии и головной боли, которая валится на Министра.

– Да ну бред, - повторила Нимфадора, но уже не так уверенно.

В конце концов, ссора Фаджа и Альбуса в прошлом году была еще свежа в памяти.

– Заметь, Дамблдор исчез из школы, и сразу резко обострилось противостояние и количество жертв.

– Да ты что говоришь?!

– Это не я, это Амбридж и факты, - устало вздохнул Северус. - Ты просто новичок в Ордене, а Дамблдор и раньше странно поступал, вспомнить хотя бы ту же историю с Поттерами.

Не бог весть какой подкат, но Северус так и не придумал лучше. Надо было как-то заронить в Нимфадору зерно сомнений, из которого потом вырастет пышное дерево, обильно политое кровью Барти-Грюма. Если он хотел перетянуть Тонкс на свою сторону — а он хотел, еще как хотел, до болей в паху и голове! - то надо было рисковать.

– Извини, я очень устал, отбиваясь от Амбридж, пойду, посплю, - зевнул он.

Разумеется, о сне не могло быть и речи, предстояло проверить Беллатрису, связаться с Сириусом, сварить еще зелий, а также дочитать раздел в учебнике колдомедицины, о заклинаниях в помощь готовящимся стать матерями и роженицам.


========== Глава 19 Удары в спину — 2 ==========


12 октября 1994 года


Северус подошел к трупам Сириуса и Ремуса, и удовлетворенно сплюнул.

– Жаль, конечно, что не я прибил Джеймса, - сообщил он им, - но зато я жив, а он мертв! Однажды я буду трахать Лили, а он вертеться в могиле!

Испытанный прием — ударить в спины тем, кто тебе доверяет — не подвел и в этот раз.

– Возможно, вам станет легче, - продолжил общение с трупами Снейп, - что скоро вся ваша компания будет в могилах, после того, как я прибью Петтигрю. Карта ваша у меня и слушается, сын Джеймса мне доверяет, одну твою кузину, Сириус, я уже поимел, и поимею еще одну, и еще твою племянницу!

Надо было еще что-то сообщить Ремусу, но Северус так и не придумал, что. Просто еще раз сплюнул и приступил к трансфигурации трупов. Теперь предстояло самое веселое — обратиться в Сириуса и отправиться к особняку Риддлов.


– Жалкая крыса! - орал Северус на все кладбище.

– Пощади! - не менее громко орал Питер в ответ.

Самым смешным было то, что оба орали, чтобы привлечь внимание Волдеморта. Петтигрю рассчитывал на спасение, Северусу же нужен был свидетель, причем именно в лице младенца-Лорда. Еще в шоу не хватало Нагини, но крики сделали свое дело.

– Фиендфайр! - ударил Северус-Сириус, крутнувшись на месте.

Якобы заметил змею в последний момент, но на самом деле он готовился именно к этому моменту. Змея-крестраж горела и корчилась в Адском Пламени, а Северус уже наносил удар по Питеру. Оглушил и аппарировал прочь, чтобы добить вне поля зрения младенца-Лорда.

Ну и еще потому, что Оборотка должна была спасть с секунды на секунду.

– Повелитель! - кричал Северус, уже в родном облике, быстро бегая по особняку Риддлов.

Не прошло и минуты, как он нанес удар по Нагини, и за окнами особняка все еще полыхало пламя.

– Я успел! - закричал он, увидев младенца. - Хвала вам!

– Ты опоздал! - заорал младенец.

– Я же успел… спасти вас…, - растерянно ответил Северус. - Я подслушал разговор в Ордене, эти два остолопа, Сириус и Ремус, как-то прознали о Петтигрю и собирались отомстить. Я поспешил к вам сразу же и успел спасти вас!

Попутно он вбросил неявный намек на предательство Барти-Грюма, ну кто бы еще знал, где сейчас Лорд? Разумеется, сейчас Волдеморт этого не осознал, а потом… потом будет уже поздно. Второй частью действа, уже в Хогвартсе, Северус закроет все проблемы и вопросы.

– Здесь был Сириус, - взгляд младенца буравил Северуса.

Легилименция, о да, ну что тут можно было сказать? Волдеморт и в лучшие свои года был слабоват против Дамблдора, а уж младенцем так вообще.

– Петтигрю забрали, а Нагини сожгли! - в голосе младенца появились сердито-истеричные нотки.

– Повелитель, я как чувствовал, - тут же склонился в поклоне Северус.

– Что?

– Я подготовил вам надежное убежище! Там, где вас никто не будет искать, и где вы будете окружены верными и преданными слугами!

– И где же это?

– В Хогвартсе! - горделиво воскликнул Снейп.

Разумеется, ему пришлось все объяснить, и, разумеется, Северус с этим справился. Сместил акценты, вывернул, подправил, и попутно обвинил Амбридж (считай Министерство) в сговоре с Дамблдором. Разумеется, Барти-Грюм докладывал младенцу-Лорду о делах в Хогвартсе, но вряд ли ежедневно, так что Северус выкрутился и тут. Пообещал, что обязательно все расскажет Барти и предъявит ему Лорда, когда они прибудут в Хогвартс, ибо здесь оставаться опасно — мало ли что там мог рассказать Питер?

Этот аргумент оказался решающим — личные свойства Петтигрю Волдеморт представлял отлично.


– По…По… Повелитель! - закричала Белла восторженно.

Северус стоял чуть в сторонке, ощущая, как закрываются уставшие глаза, и с легкой улыбкой наблюдал за сценой встречи. Сломать фанатичную преданность Беллы было нелегко, Азкабан тому примером, и поэтому Северус не стал мочиться против ветра. Чуть сместить акценты, температурный режим, немного иначе подготовить ингредиенты, и зелье внезапно резко улучшится!

Так и Снейп решил просто перевести эту любовь в материнскую, разбудить инстинкт, который сыграет при виде младенца-Лорда. Для этого он штудировал учебники колдомедицины, менял состав лечебных зелий, обрабатывал Беллу — чтобы она не просто восстановила силы и излечилась, а расцвела, как женщина. Своих детей у нее еще не было, так что младенец должен был сработать вдвое эффективнее. Свою роль, конечно же, сыграли и заклинания, и зелья, грудь Беллы, тугая и налитая, была наполнена молоком, пускай Лестрейндж об этом и не подозревала.

Но инстинкты — это инстинкты, и сейчас младенец хотел жрать, а Нагини с ее молочком рядом уже не было. Эту уловку Северусу подсказало опять же знание будущего, и желание заполучить Беллатрису — не как женщину, разумеется, а как опытного мага-боевика, сведущего в темных искусствах. Все сходилось просто идеально, и доказательство было тут же предъявлено Северусу. Тяжелое, увесистое доказательство, с оттопыренным соском, из которого уже подтекало молоко. Можно было прямо сказать, что Белла взмокла при виде Лорда, только теперь это намокание было иного свойства.

– Я готова кормить вас, мой Лорд, хоть сутки напролет, - просюсюкала Белла.

Она посмотрела на Северуса счастливо, ничуть не стыдясь сцены кормления, и Снейп улыбнулся ободряюще в ответ. Похоже, сработало, подумал он, теперь надо было реализовать вторую часть — что он, зря вливал в Беллу Лилиборотку? - и закрепить привязку. Впрочем, это терпело и могло подождать, никуда они не денутся из Тайной Комнаты, дальше в ход пойдет Дамблдор, который, конечно же, не замедлит вернуться в Хогвартс, после событий сегодняшней ночи.


– Дора! Дора! - отчаянно и громко шептал Северус.

Нелюбовь к своему имени — Нимфадора — Тонкс обозначила еще во время той вылазки за Ноттом, и тогда это помнится порадовало Снейпа. Любовь к отверженным, противопоставление обществу, постоянные упоминания о своей неуклюжести, застенчивость — это подало ему новую идею. Не просто убрать Барти-Грюма со сцены, а с тройной пользой.

– Что? - выглянула сонная, полуодетая Тонкс, и сердце Снейпа забилось так, словно он пробежал десяток километров.

Усилием воли отогнав непрошенные мысли, он наклонился и зашептал.

– Ты нужна мне! Быстрее! Только ты сможешь помочь!

– Да в чем дело-то? - встревожилась Нимфадора.

– Грюм не тот, за кого себя выдает! - трагическим тоном прошептал Северус.

Дальше он пустил в ход заготовку, якобы он делал обход школы и совершенно случайно заметил Грюма, когда тот лез в кладовку с ингредиентами для зелий. И выбрал ингредиенты для Оборотного, плюс Снейп, дескать, исхитрился после этого столкнуться, якобы случайно, в коридоре с Грюмом, пожаловался на жажду, и, в общем, учуял, что от фляжки несет Оборотным. Фляжку эту Аластор всегда носил с собой, пил только из нее, что, в общем-то, никого не удивляло — паранойя и бдительность Грюма были общеизвестны.

– Не может быть! - воскликнула Нимфадора. - Это какая-то ошибка!

– А если нет? Ты — его ученица, тебя он подпустит ближе!

– И что?

– Оглушишь его, а потом подождем! Если Оборотка не спадет, значит, это настоящий Грюм, и он уж точно одобрит нашу бдительность!

– Нет, нет, - замотала головой Тонкс, - я не смогу! Я неуклюжая!

– Тогда, давай я, - сделал вид, что задумался, предложил Северус.

Вроде как оказывает услугу Доре, непонятно было, сработает это в будущем или нет, но не помешает, точно.

– Ты, главное, отвлеки его на секунду, а я ударю. Оглушу и посмотрим!


Грюма не было у себя, и это было неудивительно, так как до этого Северус связался с ним и попросил проследовать в район теплиц, для «срочного разговора» вне школы. Нимфадора, тем не менее, сильно встревожилась и теперь кидала на Северуса взгляды.

– Возможно, я был неосторожен, - признал Снейп, - и насторожил его чем-то.

– Настоящий Грюм не стал бы сбегать, - нахмурилась Тонкс.

Разумеется, едва Барти-Грюм ушел, как Северус ворвался к нему в кабинет, подкинул парочку фальшивых улик и изъял настоящую — то есть настоящего Грюма. Перекидываться в него он не собирался, но и оставлять в живых тоже, хватит, насмотрелся уже в будущем на этого параноика.

– Возможно, он просто ушел куда-то? Еще раз проверить систему охраны?

– Тогда пойдем искать, - предложил Северус.

Тонкс еще предложила разбудить других профессоров, и Северус, разумеется, согласился, ибо это отвечало его планам. Расчетное время должно было вот-вот наступить, и Снейп еще раз уверился, что его план правильный, ибо с Грюмом они столкнулись у входа в Большой Зал, причем за секунду до того, как с него слетела Оборотка.

– Ступефай!

– Петрификус Тоталус!

Барти-Грюм еще успел отбить заклинания Нимфадора и Минервы, но против Снейпа оплошал.

– Силенцио! - сразу заткнул ему рот Снейп, пояснив остальным. - Мало ли какое заклинание применит?

– Это же Крауч-младший! - ахнула Минерва. - Он же мертв!

Барти корчился молча, бросая злобные взгляды в сторону Северуса, который, разумеется, не собирался снимать заклинание тишины. Требовалось подождать совсем чуть-чуть… из губ Барти полезла пена, его забило в корчах, и пару секунд спустя он был мертв. Очень вредно доверять снабжение себя зельями зельевару, который втайне использует тебя же для своих планов. Ослабленная Оборотка, с отсроченным ядом, все сработало идеально, как и положено у хорошего зельевара.

– Фанатики, - пробормотал Северус, словно про себя, подкидывая версию случившегося.

Сейчас они проверят, куда ходил Грюм, и найдут разгромленные теплицы, мертвого Флитвика, со следами пыток, и следы гоблинов. Чуть позже, уже, когда начнутся занятия, обнаружат Сивиллу, со следами аналогичных пыток. Трахать ее напоследок Северус не стал, просто убил без гнева и сожалений. Пророк сделал свое дело, пророк лучше послужит делу мертвым.

– Но как же это? - тихо пробормотала Нимфадора. - Как мы все не заметили?

– Вряд ли все, - тихо заметил Северус, - Дамблдор знает всё, что происходит в Хогвартсе.

Глаза Нимфадоры расширились. Теперь оставалось только подпитать подозрение парочкой историй, например, про Мародеров в Ордене и их друга, Петтигрю-Пожирателя, и тем закрепить нужную мысль, что Дамблдор — гад, Орден сотрудничает с Пожирателями, и так далее.

В общем, все шло по плану.


========== Глава 20 Радости материнства ==========


14 октября 1994 года, Хогвартс


Северус досадливо цокнул, осознав свою промашку. Теперь, когда Дамблдор вернулся, а младенец-Лорд сидел в Тайной Комнате, он уже не сможет так беззаботно сбегать из Хогвартса и куролесить по ночам, занимаясь обеспечением планов. Конечно, почти наверняка, можно будет отоспаться, но так можно весь план проспать и проиметь!

– Вы принимали мои зелья, директор? - поинтересовался он.

– Принимал, - отмахнулся Дамблдор.

Он рассматривал развалины теплицы, словно пытался понять, что же тут случилось.

– Вы нашли то, что искали?

– Нашел, но опоздал, - все так же рассеянно отозвался Альбус. - Особняк был пуст и разгромлен, кладбище рядом сожжено, там явно было битва и я, кажется, даже догадываюсь, что случилось. Сириус и Ремус все-таки нашли Петтигрю, который, в свою очередь, до этого нашел дух Волдеморта и помогал ему. Они сразились и проиграли, а Волдеморт бежал… непонятно куда.

– То есть вы продолжите поиски?

– Хотел бы я, - вздохнул Дамблдор, хватая себя за бороду, - но придется торчать в Хогвартсе, разгребать все это.

Он неопределенно покрутил рукой, но Северус и так его понял. Смерть Хагрида была ударом, но его кое-как заменили, профессором Грабли-Дерг, против которой Снейп ничего лично не имел и поэтому она спокойно преподавала УЗМС. Теперь же, погибли 3 профессора, причем Флитвик был деканом Рэйвенкло, и заткнуть разом три дыры в расписании никак не получилось. Случившееся старались держать в секрете, но слухи, слухи ползли по школе (и парочку Северус даже сам запустил, для нагнетания), не говоря уже о том, что авроры послушно отчитались в Министерство о случившемся. Амбридж это, разумеется, не повредило, даже наоборот: вот, мол, пока она сидела в Хогвартсе, был порядок, а стоило ей уехать, сразу все пошло вразнос!

– Не исключено, что эти события связаны, - продолжал Альбус, - нападение на убежище Волдеморта, и нелепые действия Барти Крауча-младшего, ведь никто не подвергал сомнению его маскировку.

Он посмотрел на Снейпа и добавил многозначительно.

– Пророчество.

– Он хотел узнать, кто слышал его! - сделал вид, что его осенило, Северус.

Также он отметил, что не зря трудился над зельями для Дамблдора, не жалея себя. Подобная говорливость и поспешные выводы явно были признаками снижения умственных способностей. Чернота руки еще ничего не значила, в прошлый раз Дамблдор бегал с ней почти год, и погиб, потому что сам захотел, а не потому, что проклятье его задавило.

– Попытался замести следы… нет, наверное, ему потребовалось что-то из теплиц для допроса, и здесь он столкнулся с Флитвиком, и они сразились, с известным результатом. Вы говорите, он воровал ингредиенты для Оборотного?

– Именно так.

– Возможно, у него закончились запасы, и он что-то перепутал в спешке, поэтому и отравился, - продолжал рассуждать Альбус. - А спешил он из-за приказов Волдеморта, несомненно, но все равно, ему удалось бы уйти от поимки, если бы не ваша случайная встреча и то, что вы подняли тревогу, Северус.

– Я всего лишь следовал принципу самого Аластора — постоянная бдительность, - скромно развел руками Снейп.

– Да, жаль, что самого Аластора мы так и не нашли, - покивал Дамблдор, - и теперь уже, наверное, и не найдем. Живым, во всяком случае. Плохо, очень плохо.

Он сделал жест, приглашая следовать за собой, и отправился в Хогвартс. Неспешно, прогулочным шагом, дабы (насколько понимал Северус), как можно больше школьников увидели его и успокоились, мол, Дамблдор вернулся, все будет в порядке и так далее. Слухи, отмена уроков, отсутствие учителей, все это породило напряжение в школе, и самые нетерпеливые уже писали письма родителям.

– Что с Амбридж? - спросил Дамблдор.

– Она постоянно давила и пыталась насесть сверху, - пожаловался Северус, - подозревала во всем, расспрашивала об Ордене и о вас.

– Да-да, Минерва мне уже пожаловалась, - ухмыльнулся в бороду Дамблдор. - Что-то еще?

– У меня создалось такое ощущение, директор, - с наглостью мертвеца глядя прямо на него, ответил Северус, - что все это дело рук Министерства.

Соответствующие улики, указывающие на то, что Амбридж знала, кто такой «Грюм» на самом деле, уже были заботливо подброшены в ее комнату. Дальше должны были воспоследовать разборки между Дамблдором и Фаджем. Фадж ни за что не сдаст Амбридж, и уверится, что Дамблдор копает под него, мечтая о власти. Дамблдор увидит, что Министерство причастно, что оно пытается использовать бывших Пожирателей, или что Волдеморт уже запустил свои темные руки в Министерство изнутри — в сущности, неважно. Главное, что Дамблдор и Министерство вступят в конфронтацию.

Разумеется, в плане хватало слабых мест, но Северус не сидел на месте, действовал, устранил, где смог слабые места. Оглупил Дамблдора, вознес Амбридж, и так далее. Конечно, можно было просто отравить Альбуса, но он пока был еще нужен, как противовес Министерству, и… для запугивания младенца-Лорда, разумеется! С этой стороны присутствие Дамблдора в Хогвартсе было в несомненный плюс, пока он здесь, ни Белла, ни Волдеморт никуда не дернутся, будут сидеть тихо.

– Прямо, разумеется, мне об этом не сказали, - продолжил клеветать Северус, - но тесное общение, есть в нем свои плюсы.

Предложит и дальше встречаться с Амбридж или нет? И в том, и в другом варианте были свои плюсы и минусы, а трахать Долорес раз в неделю вместо ежедневных подходов к котлу… с этим Снейп мог смириться. Вообще, во всем этом виднелась злая насмешка судьбы, мол, решил обмануть смерть? Решил вернуть себе любимого человека? Так на, получи по полной! Северус всегда любил зелья, варить их, улучшать, экспериментировать, работать с ними (а не с учениками), но теперь его почти буквально тошнило от этих самых зелий. Он всегда трепетно относился к памяти о Лили, а теперь варил зелья, чтобы превращать других людей в нее. Секс всегда казался ему изменой Лили, а теперь Северус трахался, лгал и убивал практически каждый день, разумеется, во имя светлого и непорочного будущего!

– Это… надо проверить, - остановился Альбус у входа в Хогвартс. - Если все так, то мы в большой опасности…

Северус наклонил голову, пряча легкую улыбку. Пускай Дамблдор думает, что Министерство укрывает Волдеморта, пускай. Надо будет еще подбросить улик… и он даже знает, как! После этого засесть в Хогвартсе, сосредоточиться на Нимфадоре и Белле, и немного отоспаться, в общем, дать конфликту настояться. В сущности, можно было уже не бояться, что противостояние утихнет — Министерство давило и ломало, пытаясь экстренно заткнуть всех и вся, дабы международное сообщество магов не взяло Британию за горло за все нарушения.

– Спасибо, Северус, - сказал Дамблдор, - идите, идите.


Не успел Северус спуститься по тоннелю в Тайную Комнату, как на него налетел вихрь в женском обличье. Снейп расчистил тут немного место от костей, но особо уборкой не занимался, и сейчас эти косточки хрустели под его ногами, так как его запихивали в дальний темный уголок пещер.

– Что случилось?

– Я так больше не могу!! - жарко зашептала Беллатриса, прижимаясь к нему всем телом. - Повелитель сводит меня с ума! Он постоянно рядом и он в теле младенца!! Я непрерывно подтекаю, и сверху, и снизу!

Как раз к этому моменту Северус успел извлечь палочку и зажечь шарик света. По блузке Беллы расплывались два мокрых пятна, там, где одежды касались соски, сама блузка была расстегнута наполовину и пара пуговиц просто отсутствовала. Мгновение спустя, Северус ощутил и остальное, так как Белла схватила его руку и бесцеремонно сунула себе между ног, тут же начала тереться об нее.

– Эээ…

– Да пробовала я сама! Не помогает! Давай, туши свет, чтобы я могла… ну, лучше представить!

– Понял, - кивнул Северус.

Он отменил Люмос, и тьма скрыла его самодовольную улыбку. Пока Белла была одна, ее воля сдерживала позывы Лилиборотки, но от присутствия младенца плотина дала трещину, и тело подвело Лестрейндж. Он задрал мантию на Белле, приспуская ее промокшие трусики, и вошел, практически без усилий. Белла, упиравшаяся руками в стену, застонала громко, и эхо стонов покатилось по пещерам.

– Да, мой Повелитель, да! Возьмите меня! - Белла начала так яростно подмахивать задом, что Северуса чуть не опрокинуло.

Он ухватил ее за бедра, сжал сильно и попытался припомнить, как же звучал голос воскрешенного Волдеморта там, в будущем. Потом понял, что это глупо, ведь здесь Темный еще не воскрес до конца, и просто скомандовал, чуть понизив голос.

– А ну не брыкайся!

– Да, мой Повелитель! Да! - Белла сразу умерила амплитуду.

Северус протянул руку, нагло сжимая ее грудь, ощущая, как из соска брызжет молоко. Белла забилась в оргазме, сжала его член сильно, до боли, и Северус, повинуясь какому-то наитию, тут же вышел из нее. Схватил за плечо, дернул и развернул, приподнял, упирая спиной в стену и опять вошел, сразу на всю длину, одним сильным толчком. Ухватил ртом грудь, и начал жадно сосать, в такт движениям бедер, ощущая, как рот заполняется молоком.

Беллу накрыло вторым оргазмом, и она зарычала, заорала яростно, содрогаясь и насаживаясь всем телом на член Снейпа, обхватила его ногами за поясницу, одной рукой сильнее вжимая голову себе в грудь. Северус совершил еще несколько толчков и излился, бурно и обильно, не прекращая посасывать грудь Беллатрисы.

– Да, мой лорд, да, - прошептала она, обмякая и обвисая мешком на Северусе.

В пояснице сразу резко заныло, Снейп ощутил, как ветер пещер холодит ноги и голую задницу, и опустил Беллу на пол, после чего достал палочку.

– Люмос!

Белла, красная, с блуждающим, словно пьяным взором, пыталась подняться на дрожащих ногах, попирая ими хрустящие косточки. Трусики ее болтались где-то внизу, блузка была распахнута, являя обнаженное тело Лестрейндж во всем ее мокром великолепии.

– Надо будет как-нибудь повторить, - выдохнула она, пытаясь застегнуть блузку и промахиваясь мимо пуговиц.

– Надо, - согласился Северус, нащупывая в мантии флаконы.

Ведь ему предстоял еще визит к Нарциссе.


========== Глава 21 Чаша и Гринготтс ==========


16 октября 1994 года, Хогвартс


– Все равно, это как-то неправильно, - неуверенно пробормотала Нимфадора.

– Неправильно это было бы, если бы мы грабили честных магов, - наставительно заметил Северус. - Мы же хотим изъять опасный предмет, относящийся к темным искусствам и подлежащий несомненному уничтожению. Не говоря уже о том, что изымаем мы его не у гоблинов, а у Министерства, захватившего банк!

Нимфадора не выдержала и прыснула.

– Не так! - тут же нахмурился Северус.

– А как?

Вообще, сейчас она была в облике Амбридж, и это немного пугало. Пару раз Северус по привычке, чуть не сжал «Долорес» за жопу, вот скандал был бы!

– Ты смеешься как Тонкс, юная красавица, а надо смеяться как Амбридж, старая бюрократка и чинуша из Министерства! Подхихикивать начальству, издавать смешки, чтобы подчиненные могли тебе угодливо подхихикнуть, понятно?

– И все равно…

– Приказ отдал лично Альбус Дамблдор, - твердо сказал Северус, приблизив лицо к Тонкс.

Их лица теперь были буквально на расстоянии десяти сантиметров, смотрели друг другу в глаза.

– Я поняла, - поджала губы «Долорес».

«И это замечательно!» возопил мысленно Северус. Не зря он готовил ингредиенты, добавлял их в определенном порядке и перемешивал. Теперь нужно было подогреть получившуюся смесь, налить еще слов, чтобы ростки недоверия дали всходы, чтобы зелье отчуждения сварилось в душе Тонкс как нужно.

Операция «Чаша» была следствием нескольких вещей. Во-первых, все же пора было уже начинать уничтожать крестражи (и ночью Северус зачистил Выручай-Помойку). Во-вторых, нужно было подкрепить версию связи Волдеморта с Министерством перед Дамблдором, дополнительно опорочить Амбридж (причем так, чтобы она в жизни не рискнула сказать правду). В третьих, нужно было выставить себя деятельным Пожирателем в глазах младенца-Лорда, но так, чтобы при этом он встревожился и начал действовать, как раз сроки уже подходили. И в четвертых, Снейпу нужно было поучаствовать в совместном деле с Тонкс, для закрепления связи.

Разумеется, фундаментом выступали прошлые деяния Северуса. Орден был наполовину уничтожен, так что магов не хватало, а Северус был вот он, под рукой. Медальон Слизерина у Амбридж, причем Нимфадоре Северус рассказал чистую правду — медальон из особняка Блэков, где собирался Орден. Беллатриса Лестрейндж, умершая в Азкабане (тут Амбридж обставила все чисто), и интерес самой Долорес к сейфу Лестрейнджей (а здесь уже Северус состряпал улику), и так далее.

Позавчера Северус навестил Нарциссу и оттрахал ее в той же позе, что и Беллу (правда без молока), и
дал отдельное указание собирать слухи о Дамблдоре, мол, тот вернулся и опять мешает их любовному счастью. Так что теперь знал, Альбуса практически прямо послали с его претензиями к Долорес, и противостояние с Министром резко обострилось. В свою очередь Дамблдор не стал пользоваться своим авторитетом и постом председателя Международной Конференции, чтобы сгладить острые углы между Министерством и иностранными магами, прибывшими проверять и наблюдать (что, разумеется, ничуть не улучшило отношений между Альбусом и Корнелиусом). Вопрос о Турнире висел в воздухе, Дамблдора пока не снимали с поста Директора (видимо, чтобы не накалять перед иностранцами), но взамен Министерство вывалило кучу претензий по поводу убийств, нехватки преподавателей, нарушения учебного процесса и всего прочего.

– Это тяжело, я понимаю, - вздохнул Северус, - вначале Грюм, теперь Дамблдор…

Тонкс-Амбридж бросила на него гневный, очень гневный взгляд.

– Отлично! - тут же похвалил ее Северус. - Прямое попадание в образ! Глянешь вот так, и вся охрана в банке разбежится!

И тему сменил, и слова о Дамблдоре сказал. Стратегия, в общем-то, была нехитрой: представить так, что Орден, он как Пожиратели, а Дамблдор, как Волдеморт, только прячет свои преступления лучше, да и пиар у него мощнее. И тут страдающий Северус, который не может сбежать от обстоятельств, не такой, как все, которого побила, но не согнула жизнь. Типа сбросить продажных Министров и лживых Светлых Волшебников, очистить Британию и строить вместе светлое будущее!


16 октября 1994 года, Хогвартс


– Слушай, ну это уж точно неправильно! - опять воскликнула Нимфадора.

Само проникновение в Гринготтс прошло без сучка, без задоринки — «Долорес» была грозна, Северус, прикинувшийся случайным (якобы) магом из Министерства, подыгрывал ей в меру сил. Завтра, конечно, Амбридж все узнает, мага из Отдела Тайн тоже опознают, в общем, зелье в самом Министерстве опять забурлит и забулькает. Анонимки-доносы на Долорес Северус пока придерживал, их нужно было доставить в точно рассчитанный момент, увязанный с действиями в Хогвартсе.

– Что именно? - поинтересовался Северус.

– То, что мы просто забрали Чашу, а не уничтожили ее на месте!

– Дамблдор ясно и недвусмысленно приказал изъять, - тяжело вздохнул Северус.

– Ага, чтобы потом отдать кому-нибудь?! - разорвал ночную тишину крик Тонкс-Амбридж.

– Тихо ты! - шикнул Северус, оглядываясь.

В душе же он пел, плясал и скакал — сработало! Нимфадора поверила! Разумеется, у нее еще будут сомнения - все-таки Дамблдор! - но это было уже решаемо. Попытки поговорить с Дамблдором, наверняка, тоже будут — рискованный момент, но тут уж Северус был бессилен. Разве что хлебнуть Оборотки, прикинуться Дамблдором и самому сыграть его роль, но с чего бы Альбусу искать Нимфадору, а потом почти прямо признаваться, что он хочет власти и бессмертия? Неубедительно. Надежнее будет зайти с угла: Альбус все отрицает, так как в таком не признаются, и «Северус не понят миром и обижен Дамблдором», чтобы его имя не всплывало в подобных разговорах.

Продержаться две недели, а там уже и Хэллоуин!

– Это же приказ! - продолжал гневно шептать Северус.

– Разве ты обязан…

– Обязан, - горестно вздохнул Снейп, разыгрывая «жертву Дамблдора».

Они еще попререкались, Северус, с непонятной ему самому степенью убедительности, сделал вид, что Тонкс его убедила и что в нем проснулись идеалы молодости (а в Пожиратели он попал по ошибке, о да!), и они аппарировали в глухой лес, где и уничтожили Чашу.


17 октября 1994 года, Хогвартс


– Он очень сердился! - раздался рядом знакомый голос.

Северус повернул голову, ощущая, что словно плывет в тумане. Отдохнуть?! Выспаться?! Ха-ха-ха!! Да при Долорес он жил, как сыр в масле катался! Министерство продолжало ставить палки в колеса Дамблдору, и Северусу приходилось совмещать, преподавать Зелья, ЗОТИ и немного Чары, раз уж он имел глупость грохнуть Флитвика. Прорицания вел кентавр Фиренц, отлично заменивший Сивиллу в глазах Снейпа — трахать его не надо было, общаться тоже, и так далее.

Помимо преподавания и домашних работ, ему приходилось варить зелья Дамблдору, варить зелья себе и варить зелья остаткам Ордена, который потихоньку перебирался поближе к Хогвартсу, ибо в Британии разворачивалась настоящая война. Министерство лютовало и громило, карало и запрещало, и этому были посвящены многочисленные заседания Ордена, на которых Северусу приходилось присутствовать, с непроницаемым лицом.

Также ему приходилось втайне навещать младенца — Лорда, развлекать его, рассказывать новости, запугивать страшным Дамблдором, и давать отчеты об Ордене. Операция с Чашей прошла именно так, как рассчитывал Северус: Волдеморт был ужасно недоволен уничтожением («Я ничего не мог сделать, Повелитель, не выдав себя!») и начал прикидывать варианты, как обойтись без Северуса. Но тут было без вариантов, ибо Тайная Комната и сверху страшный Дамблдор, плюс Снейп попутно оболгал Барти-Грюма, обвинив, что это он всех и сдал, включая убежище Лорда. Мол, Империо его отца не спало до конца, и он только притворялся, разжигал и убивал бывших собратьев, дабы Крауч-старший поимел с этого выгоду.

В сущности, у Волдеморта был только один теоретически реализуемый план побега: с помощью Кричера. Но Снейп драл (другого слова и не подберешь) Беллу со всем старанием, иногда по два раза в день, снимая с нее напряжение коктейля гормонов, материнских инстинктов и зелий. Белла уже наполовину считала Волдеморта настоящим младенцем, и чуть что норовила сунуть ему в рот сиську, так что план побега был реализуем лишь теоретически. Ведь снаружи жестокий мир, опасный для младенца, а приказы Кричер принимал лишь от Беллы. Сложная и не слишком устойчивая комбинация, но жизненно важная, подталкивающая Волдеморта к решению, необходимому самому Северусу: возрождаться прямо в Тайной Комнате и как можно быстрее.

– Кто сердился? - спросил он, когда туман преобразовался в Нимфадору.

– Дамблдор, - понизила голос Тонкс.

Еще бы, вяло подумал Северус (как раз бредущий от Беллы), с чашей он мог бы прижать Амбридж, а теперь хренушки. Доказательств нет, а слова Дамблдора Фадж не воспринимает — Долорес явно ему на мозг, если не на член, присела.

– Ааа, - устало промычал Северус.

– Бедненький, загоняли тебя, - неожиданно обняла его Нимфадора.

Северус сделал вид, что страшно смутился, отстранился тут же, слегка покраснев.

– Идем, я провожу, - сказала она, подхватывая Снейпа под руку.

Вот они, плоды совместной операции, вяло порадовался про себя Северус. Добраться до кабинета, хлебнуть Бодроперцовки флакон… два… нет, лучше три! Такими темпами он не доживет до Хэллоуина, даже при том, что ночные вылазки за пределы Хогвартса практически прекратились — благо, война стала самоподдерживающейся.

– Разве ты не можешь уйти от Дамблдора? - поинтересовалась Нимфадора.

– Он крепко держит меня, - Северус повторил жест Долорес, хватание за яйца. - Не могу.

– Тяжело, наверное?

– Тяжело, - непритворно вздохнул Северус.

Фоном подразумевалось, что Дамблдор его нещадно эксплуатирует в хвост и гриву, не давая передышки, как домовика какого-нибудь.

– Бедненький, - повторила Нимфадора, опять обнимая.

Северус, вроде бы случайно, повернулся в этот момент, и их лица и губы встретились на краткое мгновение. Он тут же разорвал контакт, покраснел усилием воли, и взмахнул руками.

– Извини, я и сам доберусь! - после чего быстро пошел к себе.

Озадаченная Нимфадора смотрела ему вслед, а Северус мысленно потирал руки. Ну какая женщина устоит перед любопытством и желанием узнать, как же на самом деле к ней относятся?


========== Глава 22 Почти Лили ==========


18 октября 1994 года, Хогвартс


Северус устало сидел, устало дышал, и устало размышлял – нет, не о своей усталости. А о том, что теперь, когда он прекратил ночные вылазки, некому оказалось прореживать членов Ордена и Пожирателей. Бывшие Пожиратели тихо прятались, дабы не привлекать внимания Ордена и Министерства, а та часть, что сидела в Азкабане, была просто не в состоянии что-либо сделать, по понятным причинам.

Тут Северусу пришла в голову идея, и он торопливо ее записал, пока усталая мысль не скрылась. Да, вести записи было опасно, но Снейп придумал выход – трансфигурировал блокнот в часть мантии, и всегда носил его с собой. Азкабанские сидельцы определенно могли пригодиться, для финального акта пьесы «Жизнь, месть и зелья Северуса Снейпа».

Мысли его свернули в другое русло. Возможно, и к лучшему, что члены Ордена тоже прятались и совершали лишь эпизодические вылазки. Они тоже пригодятся для финального акта пьесы, а место постановки… Хогвартс, разумеется, Хогвартс! Снейп тряхнул головой, словно стряхивая с себя глупость и сомнения. Время действия – Хэллоуин, конечно же, и карта Мародеров поможет ему с остальным!

Что надо было делать? Действовать!

– Секунду! – крикнул Северус, услышав, что в дверь постучали.

Он торопливо осушил флакон усиленной Бодроперцовки, ощущая, как кровь сразу быстрее побежала по жилам, и пошел открывать. Скорее всего, это был Альбус, с очередной…

– Привет, - тихо сказала Нимфадора.

– Привет, - ответил Северус. – Заходи.

В коридоре было пусто – отбой уже прошел. Северус тихо порадовался, что успел навестить Беллу ранее, теперь можно было все время уделить Нимфадоре.

– Что привело тебя в столь поздний час, Дора?

Фамильярно-запанибратский стиль, словно они были ровесниками, предложила сама Тонкс, и Северус был только рад этому. Можно было без стеснений наливать ей выпивки, заранее приготовленных напитков с Лилибороткой, касаться и вообще. Нимфадора тем временем мялась на пороге.

– Выпей, для храбрости, и запомни на будущее, что аврор не может позволить себе колебаться. Доли секунды в бою могут решить, жить тебе и твоим товарищам, или умереть, - спокойно заметил Снейп, подавая бокал.

Нимфадора хватанула одним махом, вытерла губы и выпалила одним махом:

– Я хочу знать, как ты ко мне относишься!

– Что?

Потребовался еще бокал, и снова последовал залп слов.

– Вчера ты оттолкнул меня, неужели я настолько уродлива?!

Третий бокал Нимфадора осушила сама, и ее понесло.

– Я неуклюжа, я знаю, посмешище в глазах всех, и эта история с Грюмом, который не Грюм, теперь хоть в Аврорате не показывайся! Но мы же были вместе в Гринготтсе, и теперь ты наверняка видишь во мне Амбридж, а я…

– Стоп-стоп-стоп, - вскинул руку Северус, прерывая поток. – Вдохни. Задержи дыхание. Выдохни.

Голос его стал мягким, успокаивающим.

– Я вижу в тебе очаровательную юную девушку, прекрасную, как сама заря, но именно это и вызвало во мне такую реакцию, - начал выкладывать заранее заготовленную легенду Северус.

Внутри него все трепетало и дрожало, рвалось и подпрыгивало, и даже мантра о мертвеце не помогала.

– Ты хочешь сказать, что оттолкнул меня, - медленно произнесла Тонкс, - потому что я… слишком красива?

Четвертый бокал последовал за тремя собратьями. Северус не стал говорить, что пить в таком темпе огневиски (с зельями) опасно даже для мужчин комплекции Хагрида, лишь отметил, что Нимфадору уже начало развозить.

– Прекрасна, как богиня, - подтвердил он. – В молодости я любил девушку,… она была прекрасна,… нет, все слова выглядели жалко, по сравнению с ней. Я готов был целовать землю, по которой она ходила, боготворил ее, и однажды все же решился сказать о своих чувствах.

– И что же? – с жадным и пьяным любопытством подалась вперед Нимфадора.

– Она лишь посмеялась надо мной, оттолкнула и обозвала. Мое сердце было разбито, я тонул в отчаянии, и ступил на скользкую дорожку тьмы, потому что думал, что смогу найти там забвение. О, как же жестоко я ошибался!

Он закатал рукав и показал Метку. Откровенность, тяжелое прошлое, ошибки, раскаяние и искупление, в общем, тактика «а-ля Люпин» продолжалась.

– Ты напоминаешь мне ее… и поэтому, я вчера… извини, я просто не заслуживаю ни твоей жалости, ни твоего внимания!

– И кто же она?

– Лили Поттер, - просто ответил Северус, - мама Гарри Поттера. Когда я узнал… о том, что Волдеморт открыл охоту на Поттеров, я неожиданно осознал, в какую бездну загнал сам себя! Я молил его, взывал, а когда понял, что он глух к моим мольбам, предал! Предал, несмотря на Метку, ибо Лили была богиней, а он… всего лишь темным магом. Я пришел к Дамблдору, но все оказалось тщетно… ну, ты знаешь, что случилось в ночь Хэллоуина, в 81-м году.

Голос его дрожал и срывался, Северус и сам не подозревал, что его так взволнует этот пересказ прошлых событий, отредактированный «под Тонкс».

– Все эти годы я пытался искупить свою вину, работал на Дамблдора, вступил в Орден, приглядывал за Гарри, когда тот приехал в Хогвартс, приглядывал, рискуя своей репутацией и жизнью, ибо, зачем они мне? Я должен был умереть в тот Хэллоуин, умереть, закрывая собой Лили, а я остался жить,… но я не жил, а лишь влачил существование живого мертвеца, искупая прошлые грехи. Поэтому, Дора, я…

Договорить ему не дали, губы Тонкс закрыли собой губы Северуса, неожиданно, резко. Затем она разорвала контакт, и Снейп пошатнулся, словно это он хлестал огневиски, как воду. Внутри него все отплясывало, похоже, ударная доза Лилиборотки и соответствующая история дали прорыв, теперь надо было только все не испортить!

– Молчи! – крикнула Нимфадора, вытирая слезы в глазах. – Молчи! Это я недостойна тебя! Как она выглядела?!

– Кто? – голос Северуса дрогнул.

– Лили.

Он молча вынул колдофото Лили и протянул Тонкс. Это было ошибкой, ведь секунду спустя она превратилась в полную копию Лили, и Северус понял, что переоценил свои силы. Стоило бы порадоваться, что Лилиборотка так и не была доведена до конца, ведь сейчас Снейп ощутил, как у него останавливается сердце. Буквально. Он захрипел, хватаясь за грудь, ощущая, как темнеет в глазах… и рука сама потащила заветные флаконы из карманов мантии.

Заклинание Тонкс – стимулятор, ударило в него практически одновременно с зельем из флаконов. В Северуса словно ударил поток чистой энергии, смывая все мысли, боли и страхи. Он тупо посмотрел на флакон и понял, что выпил еще Бодроперцовки и возбуждающего, хотя они были строго противопоказаны тем, у кого отказало сердце. Затем на него обрушилось еще одно заклинание.

– Хватит! – крикнул Северус.

Не таким я представлял себе этот момент, подумал он, подхватывая на руки Нимфадору-Лили. Предполагалось признание, исповедь, изображение робости и стесненности, угнетенности, чтобы Тонкс взяла его и повела, попробовала «излечить» травму. Сейчас же в нем полыхал огонь, способный снести Хогвартс, и тело хотело, жаждало Лили, жаждало оттрахать ее во все дыры, смахнуть пот и зайти на второй круг. Засадить по самые гланды! Оплодотворить! Спрятать в сундук и не показывать никому! Мое!

– Ты… перестаралась, - прохрипел он, невероятным усилием воли заставляя себя отпустить Тонкс и поставить ее на пол. – Я…

Он вытянул дрожащую руку и тут же уронил ее бессильно. Попробовал уронить. Тонкс подхватила ее, подняла и сама поднесла к своей груди, заставила погладить.

– Видишь? – прошептала она. – Меня не надо бояться. Я женщина, а не монстр.

– Ты не женщина, - еле слышно прошептал Северус, - ты – богиня!

Он упал на колени перед ней, охватил руками ноги, прижался.

– Ты что, Северус? Вставай? – донеслось неуверенное сверху.

Но Снейп не собирался отпускать, наоборот, руки его поползли выше, гладя ноги, задирая мантию, ныряя под нижнее белье. Хвала Лили, он натренировался на тетках, и знает, как ласкать женщину языком! Пускай тело старается, можно даже вздрочнуть в процессе, сбросить немного этого яростного огня, затуманивающего разум, и вот дальше уже переходить к сексу! Если сейчас войти в Тонкс – она не против! Лили не против! – то он потеряет разум и изнасилует ее, и разрушит все.

– Богине поклоняются, - прошептал Северус, целуя колено. – Богине смиренно служат на коленях!

Впрочем, затягивать он не стал, почти мгновенно перескочил от колена к лобку, погрузил язык во влажные глубины, наслаждаясь рыжиной и запахом, упиваясь ими. Пальцы Доры впились в его волосы, подталкивая голову ближе, и Снейп не стал сопротивляться.


– Не может быть, - Северус отстранился и посмотрел вниз, на небольшое пятно крови. – Не может быть.

– Не останавливайся! – потребовала Нимфадора жадно, пытаясь притянуть Снейпа обратно на себя. – Подумаешь, девственница?!

– Но ты же…

Он посмотрел на тело Лили-Тонкс, искусанные и размятые его пальцами груди, нежный живот, пышущее жаром лоно, прекрасные ноги, сейчас ухватившие его и подталкивающие войти обратно.

– Тебе же больно!

Северус еще раз попробовал выйти – к счастью, двух сеансов самоудовлетворения ему хватило, чтобы прийти в себя и начать соображать до того, как Тонкс, расплывшаяся пудингом по столу, потребовала не увиливать и не прятать лицо, а смело посмотреть ей в глаза и войти в нее, со всей страстью.

– Мне приятно! – рявкнула Дора, делая рывок бедрами и насаживаясь обратно на член. – Давай! Люби меня!

– Именно потому, что я люблю тебя, я не могу… причинять тебе боль!

Снейп рванул прочь, вырвался из захвата ног.

– Но ты же! – приподнявшаяся на локте, гневная Дора, указала обвиняющим жестом на его член.

Тот и вправду опять стоял, как каменный, требовал срочно оплодотворить Лили.

– Да, - кивнул Северус, - но…

Лили изменилась, теперь перед ним лежала Тонкс, обнаженная и готовая на все.

– Ты тоже дорога мне, - Северус запахнул мантию решительным жестом. – Ты… я не могу!! Ты и без того околдовала меня, свела с ума! Как мы завтра будем смотреть в глаза друг другу?!

– Отлично будем смотреть! – крикнула Тонкс. – Ты будешь сверху, я снизу, и мы будем смотреть в глаза друг другу! Ты мне должен!

Челюсть Снейпа отвисла (притворно, внутри он исполнял танец победы).

– Послезавтра, - с трудом выдавил он из себя. – Пусть все заживет!

– Послезавтра, - ухмыльнулась Тонкс и ткнула пальцем. – Ты обещал!


========== Глава 23 Азкабан и Дамблдор ==========


25 октября 1994 года, Азкабан


Северус смотрел на Азкабан со смешанными чувствами. Во-первых, он был в облике Амбридж, и это серьезно раздражало. Во-вторых, сегодня был мини-праздник – неделя с момента секса с Лили-Тонкс, неделя! И пять дней с момента настоящего секса! Воспоминания о том до сих пор накатывали на Северуса возбуждающей волной, скорее всего потому, что второго секса с «Лили» так и не состоялось, ведь нужно было поддерживать легенду и так далее. В-третьих, Северусу предстояло совершить необратимый шаг, шаг, после которого он либо реализует свой план до конца и победит, либо отправится на корм дементорам. В лучшем случае.

– Пароль, - прозвучало в воротах Азкабана.

– Какой еще пароль?! – возмутился Северус, ибо никакого пароля он не знал. – Ты что, не видишь, кто я?

Палец его, пухлая сосиска, ткнул в грудь «Долорес».

– Вижу, - безразличным голосом ответил аврор – стражник.

– Это внезапная инспекция, с целью проверки вашей бдительности! Молодцы, бдительность на высоте! А теперь пропустите меня, или Министр Фадж обо всем узнает первым! – Северус постарался визжать как можно убедительнее.

Не помогло, аврор уже выхватывал палочку. Северус обезвредил его, успев на мгновение раньше, и тут же хлестнул заклинанием по двери, в которой показался еще один аврор. Тот отшатнулся, дверь разлетелась в щепы, и Северус понял, что все же придется задействовать план Б. Где он прокололся? Нигде, просто Амбридж подстраховалась, возможно, с подачи трусливого Фаджа! Наверняка, в инструкции было сказано требовать со всех пароль, и едва Снейп попытался увильнуть, как выдал себя.

– Ступефай! – оглушил он первого аврора.

И тут же ударил невербальным Экспеллиармусом, обезоружил второго аврора. Расслабились, расслабились под охраной дементоров! На Снейпа накатил холод, дементоры уже мчались навстречу добыче, и он машинально взмахнул палочкой.

– Экспекто Патронум!

Воспоминания о сексе с Лили! Из палочки его вырвалась ослепительно – сияющая лань, разом снесшая всех приближающихся дементоров. Лань-Патронус выжигала их, топтала, вбивала в землю, и дементоры с воем разлетались, не рискуя приближаться.

– Сектумсемпра! – ударил Северус, в оглушенного было аврора, и тут же добил второго.

Не было больше смысла скрываться, авроры видели Патронуса, значит выдать себя за Пожирателя не выйдет! Опять прокол, уже второй за минуту! Северус знал, в чем дело, он сам чересчур расслабился, на волне прошлых успехов. Перед превращением в Долорес он нарядился «под Пожирателя», планируя потом тайком превратиться в Гойла и тогда уже «явить лицо», а в Азкабан пройти нахрапом, но вышло совсем не так.

Впрочем, еще не все было потеряно, и он двинулся вперед, избивая и убивая авроров, словно младенцев. Пускай Северус устал и допускал ошибки, рефлексы боевого мага были отточены и доведены до совершенства будущей, еще не состоявшейся войной. Охрана падала под его ударами, как дементоры под ударами лани, и Северус, фактически, в одиночку захватил Азкабан за считанную минуту.

– Может, так даже лучше, - пробормотал он, подходя к еще живому аврору.

Вырвал пук волос, для будущей Оборотки. О да, Северус разгадал секрет убийственности Лилиборотки-2, все дело было именно в этом. Волосы мертвого человека убивали, если не ослаблять концентрацию, варить зелье, как положено. Волосы еще живого давали превратиться, пускай даже этот человек и умер после изъятия волос, буквально через минуту-другую. Вроде бы и невелика разница, но она была, и что с этим делать, Северус не знал. Пока не знал.

– Выходите! Выходите! – кричал он узникам Азкабана, проходя мимо камер. – Повелитель помнит о вас! Помнит и прислал меня!

Потом обратно, в Тайную Комнату, тайным ходом через «Три Метлы», благо Розмерта под Империусом (раз уж даже Драко с таким справился в будущем). Перед атакой на Азкабан, Северус благоразумно навестил младенца-Лорда, получил его добро на операцию, и опять поимел Беллу в углу, почти не скрываясь. Все равно Лорд всегда был к ней равнодушен, а в мозгах самой Беллы произошел коренной перелом. Северус – почти что муж, Лорд – младенец и их сын, практически буквально, иначе с чего бы ей кормить его грудью?

Так что теперь оставалось только сдать освобожденных Пожирателей в руки Беллы, на процедуры лечения и отпаивания зельями, с намеком, чтобы они старались и лечились, ибо в ближайшее время они потребуются Повелителю. Шесть дней до Хэллоуина, как раз прийти немного в кондицию, чтобы дать хороший бой, ведь на Хэллоуин младенец-Лорд запланировал свое возрождение. Усиление магии, суматоха прибытия делегаций, в которой можно будет незаметно похитить Гарри, и так далее, все с подачи Северуса, но так, что Волдеморт думал, будто он сам это решил.

– Прошу прощения, - поклонился Северус, - меня ждут срочные дела!

Срочные дела эти заключались в том, чтобы показаться на глаза ученикам и паре профессоров, мелькнуть перед Тонкс и затем втайне отбыть в Малфой-мэнор. В промежутках между насаживаниями Цисси на член, Северус успел быстро объяснить ей новую политику действий, мол, уже скоро он освободится, и тогда они смогут быть вместе каждый день! Надо лишь сделать то и то, свалить и Дамблдора, и Министерство, и все будет просто замечательно.

Оттуда Северус отбыл в Мунго, вывалился в облике аврора, весь израненный и умирающий. Успел прохрипеть, что это, мол, была Амбридж, и затем «помер». То есть, попросту говоря, подкинул собственно оригинал, с которого брал волосы, а сам незаметно аппарировал прочь. Разумеется, одних лишь слов умирающего будет недостаточно, введенный пароль ясно доказывал, что до Министерства дошло – кто-то играется с Оборотным. Но, в дополнение к этому Северус собирался разослать еще пачку анонимных писем, включая редакцию «Пророка», ну и в самом Азкабане оставил пару улик.

Скандал должен был выйти знатным и разгореться как раз к Хэллоуину. Может, Долорес и держала Фаджа за яйца, но угроза его власти, должна была побудить Корнелиуса начать действовать. Потерпит ли Амбридж изгнание и ссылку? Разумеется, нет. Значит, в Министерстве разгорится война, и всем будет не до Хогвартса и событий в нем. Победит, разумеется, Долорес, зря что ли Северус разжигал в ней властолюбие, убирал конкурентов, возносил выше?

И тут в дело вступит медальон.


26 октября 1994 года, Хогвартс


– Вот так, директор, - сказал, наклонив голову Северус.

Вчера он еще набрался наглости и в облике Дамблдора ввалился к нему в кабинет, вызвал Фаджа по каминной связи и дополнительно настучал на Амбридж. Фадж, разумеется, не поверил, но этого и не требовалось, главное было обеспечить вброс информации с разных сторон. Самому Дамблдору (который отсутствовал, разумеется, иначе Северус не наглел бы – спасибо карте Мародеров, отражавшей даже Альбуса), Северус задвинул свой кусочек информации – мол, посреди ночи, к нему пришла весточка, и он помчался искать директора. Весточка вполне логично увязывалась с разгромом Азкабана – Северуса якобы призывали «на службу» как бывшего Пожирателя, туманными фразами, мол, скоро Повелитель восстанет, пусть Снейп будет готов выдвинуться в любую секунду.

И это укладывалось в то, что Лорд якобы тщательно прятался от Дамблдора и всех-всех.

– Хэллоуин? – озадаченно нахмурился Дамблдор. – Я не смогу покинуть Хогвартс, ведь прибудут делегации на Турнир!

– Возможно, на это и был расчет, что вы будете прикованы к школе, - заметил Северус. – Отменить Турнир?

– Я уже предлагал Фаджу! – в голосе Альбуса прорезалась досада. – Но он отказался наотрез, понес какую-то чепуху, что Волдеморт лишь прикрытие, что он не может потерять лицо перед международной общественностью! Как будто трупы магов делегаций помогут ему сохранить это самое лицо!

– Привлечь авроров?

– Барти Крауч сошел с ума, после этой истории с его сыном, - досада Дамблдора усилилась, - а его преемник смотрит в рот Фаджу и ничего не предпринимает, наверняка, за это его туда и назначили! Неудивительно, что кто-то разгромил Азкабан, вытащил всех Пожирателей, а в Министерстве даже не проснулись!

Северус вздохнул, в душе улыбаясь. Гамбит Крауча удался на все сто, нерешительность Министерства подталкивала Дамблдора к единственно возможному решению.

– Нужно собрать Орден, - тут же озвучил его Дамблдор, - весь Орден, в стенах Хогвартса. Незаметно, пустых помещений тут хватает, но чтобы все-все были наготове. Правильно сделал, Северус, что ответил согласием, теперь нам это пригодится! Едва они пришлют весточку, где будет проходить ритуал возрождения, как мы сразу отправимся туда, все вместе. Министерство не хочет слушать, не хочет действовать, значит, надо взять решение проблемы в свои руки, для этого я и создавал Орден в свое время!

Северус кивнул, думая о том, что все же недостаточно опоил Дамблдора. Правда, курс оглупления был рассчитан на весь учебный год, а тут прошло едва ли полтора месяца. Возможно, Дамблдор, со Старшей Палочкой в руках, сможет вывернуться, уйти из ловушки, в которую его, вместе со всем Орденом, заманивал Северус. Значит, нужно немного изменить планы, самому заняться Дамблдором, с небольшим побочным бонусом, собственно, Старшей Палочкой.

– Что Гарри? – спросил Дамблдор.

– Он усердно занимается и, надо сказать, приятно меня удивляет, - ответил чистую правду Северус. – Никаких болей, никаких видений, с этой стороны Понятно-Кто до него не доберется.

– Это хорошо, - кивнул Альбус.

Почерневшая рука его чуть дернулась, но так и не смогла подняться, чтобы огладить бороду.

– Я и мисс Тонкс приглядываем за ним, хотя это и непросто, со всей этой учебной нагрузкой, должен заметить. Новые профессора еще не втянулись, им приходится помогать…

– Понимаю, - ожидаемо ответил Дамблдор, - но ведь осталось потерпеть чуть-чуть? Когда мы предъявим Министерству Волдеморта, Фадж, наконец, придет в себя и перестанет ставить нам палки в колеса.

Смешно, но при этом хаос в Британии сыграл на руку Дамблдору. Родители не спешили забирать детей, не спешили кричать, что Дамблдор во всем виноват, наоборот, считали, что Министерство не справляется, и только Альбус, дескать, сможет всех спасти, если что. Поэтому он до сих пор был директором Хогвартса, и Фадж не спешил присылать нового Инспектора, смещать Дамблдора, как это случилось в будущем.

Парадоксы изменившихся событий, изменившихся волей Северуса!

– Только это и вселяет надежду, - улыбнулся Снейп, и покинул кабинет Дамблдора.

Еще чуть-чуть! Еще немного!


========== Глава 24 Ежегодные неприятности на Хэллоуин ==========


29 октября 1994 года


Северус выдохнул, изливая последние капли, и отодвинулся. На бледных бедрах Амбридж медленно спадала краснота, отпечатки его пальцев, там, где он хватал ее, дабы приподнять и засадить, как следует. Секунду он смотрел тупо, как из промежности Долорес стекает его сперма, затем начал натягивать, застегивать и запахивать все обратно. Амбридж содрогнулась еще пару раз, затем приподнялась, опуская платье обратно, и подтянула трусы.

– Мне этого не хватало, - выдохнула она.

– И мне, - сообщил Северус. - Но ничего, скоро все это закончится.

– О да, - ухмыльнулась Долорес уже деловито. - Хэллоуин, значит?

– Хэллоуин, - кивнул Снейп. - Все думают, что Дамблдор будет встречать делегации, а он в это время соберет в Хогвартсе ударные отряды из Пожирателей и Ордена, и обрушится на Министерство.

– Странно, вообще-то все это, - задумалась Амбридж.

– Проклятье ударило ему в голову, - чуть понизил голос Северус. - Видела его руку? Он умирает, Долорес! И поэтому на старости лет совсем потерял голову, решился действовать!

Амбридж покивала, и Северус мысленно утер пот. Чуть не вляпался!

– Нужно ударить в точно выверенный момент! - продолжил он. - Чуть раньше, и Дамблдор насторожится, или ему сообщат о том, что происходит!

– О да, Министерство полно предателей, - прошептала Амбридж.

Снейп лишь усмехнулся: тайное противостояние Долорес — Корнелиус разгоралось, на людях же они уверяли всех в слаженной командной работе на благо Британии.

– А чуть промедлишь, и не успеешь.

– Понятно, понятно, ладно, иди, ты и так тут задержался, - неохотно махнула рукой Амбридж.

Ведь Северус прибыл к ней с «деловым» визитом, несмотря на субботу, для обсуждения вопросов, касающихся Хогвартса.

– В следующий раз мы уже сможем не скрываться, - пообещала ему напоследок Долорес.

Северус, кивнул, расплылся в радостной улыбке, и так и вышел из ее кабинета.

– В следующий раз, - пробормотал он злобно под нос, покидая Министерство. - В следующий раз!


Затем он навестил Нарциссу и ситуация с Амбридж повторилась с точностью до наоборот. Теперь Северуса ублажали изо всех сил, да и тощая и бледная Нарцисса смотрелась куда как выигрышнее, на фоне жирной и короткой Амбридж. Ублаженная вдоль и поперек Малфой не осталась в долгу, и Северус насладился умелым минетом.

– В следующий раз мы уже сможем не скрываться, - пообещал он, неохотно извлекая член из рта Нарциссы, и поднимаясь.

Нарцисса сглотнула и улыбнулась, не вставая с колен.


– Хэллоуин, значит, хитро, хитро, - закивал Дамблдор. - И кто же был на встрече?

– Не знаю, - развел руками Северус.

По легенде, все то время, пока он пялил Долорес на столе в ее кабинете в Министерстве, навещал Нарциссу и отправлял анонимки с предупреждениями Фаджу насчет Амбридж, было потрачено на встречу с представителем Волдеморта.

– Тело и лицо были закрыты, голос искажен, а магию я не рискнул применять, ведь передо мной якобы был свой брат-Пожиратель.

– Да уж, удивительная наглость и предусмотрительность одновременно, - еще раз кивнул Дамблдор. - Провести ритуал в самом Хогвартсе, пользуясь прибытием делегаций!

– Прямо этого сказано не было, но у меня осталось ощущение, что кто-то из прибывающих получил специальное задание отвлекать вас, директор, как можно сильнее, - бросил Снейп.

Дамблдор моментально уловил намек на Игоря Каркарова, и глаза его вспыхнули. Да, бывший Пожиратель, сдавший своих, но все же Пожиратель!

– В этой суматохе мне предстоит отвлечь Гарри и отвести его в Тайную Комнату, где и состоится ритуал, - продолжил Северус спокойно. - Затем прибывшие Пожиратели и возрожденный Повелитель поднимутся наверх и одним ударом выиграют партию. Убьют вас, и получат полную школу детей в заложниках.

Дамблдор опять закивал понимающе, мол, теперь ясно, зачем тут крутился Барти-Грюм, зачем Волдеморту потребовалось прибывать в Хогвартс и привлекать именно Северуса, не считаясь с рисками.

– Нельзя рисковать, - подумав, сказал Альбус. - Дети, делегации, может случиться ужасное. Нужно действовать наверняка.

Снейп изобразил на лице вопрос.

– Действуй так, как тебе сказали, Северус, бери Гарри и спускайся с ним в Тайную Комнату. Мы не можем доверять Министерству, значит, придется действовать самим. Я соберу Орден и мы покончим разом со всеми.

Пророчество, подумал Снейп, ложное пророчество Трелони. Альбус точно приоденется, все три Дара Смерти будут при нем, и это просто отлично.

– Сражение в Тайной Комнате позволит обойтись без лишних жертв среди детей, - добавил Дамблдор, - а твоей задачей, Северус, будет прикрывать Гарри.

– Я все сделаю, - склонился Снейп.


30 октября 1994 года, Хогвартс


– Все сделано, - сообщил Северус, склоняясь в этот раз перед младенцем-Лордом.

Возрождение? Да три ха-ха! Пророчество? Само исполнится, ведь здесь будет Гарри! Самому Северусу надо будет только незаметно прибить Дамблдора, ну ничего, справился в будущем, справится и здесь. И потом сделать так, чтобы на ногах остались только «наши», посложнее задачка, но вполне выполнимая, в конце концов, Пожиратели еще не вылечились до конца, а лучших боевиков Ордена он уже уложил ранее.

– Дамблдор сам приказал мне привести сюда Гарри Поттера, Повелитель.

– Отлично, отлично, - скривился младенец, и срыгнул.

Белла кинулась вытирать личико, что-то сюсюкая, Северус еще раз поклонился, с каменным лицом и отошел в сторону. Ни волнения, ни тревоги он не испытывал, лишь смертельную усталость и желание, чтобы все это уже закончилось.


– Да, вот так, да, сильнее! - стонала Белла.

Она стояла на четвереньках, Северус входил в нее сзади и дергал руками за соски, «доил» Беллатрису. Не самая устойчивая позиция, да еще и сама Белла, войдя в раж, подмахивала задом так, что Северуса просто подбрасывало. Молоко брызгало на камни, и Северус неожиданно подумал, что перестарался со всем этим материнством. Прибьет завтра Гарри младенца-Лорда, и что будет делать Белла? Сойдет с ума от горя и прощай, магесса-боевик!

Хотя нет, в прошлый раз же Волдеморт убился и ничего, не сошла. Подумаешь, Лонгботтомов запытали, так им и надо за их Невилла, сколько раз он пытался свести с ума самого Северуса! Снизить дозировку зелий, отсасывать молочко, обрюхатить Беллу, в конце концов, пусть квохчет над новым младенцем! Мысль эта его неожиданно возбудила, руки заходили чаще, жадно сминая груди и соски.

– Молодец! - подбодрила его Белла.

Больше всего это напоминало доение строптивой козы, и мысли Снейпа неожиданно перескочили на Аберфорта, брата Дамблдора, и его коз, которых он держал рядом с «Кабаньей Головой». Оттуда мысли перескочили на другой трактир, «Три Метлы» и мадам Розмерту, которую Северус продолжал подвергать воздействию Империо. Наверное, ему просто хотелось пить, так и представилась картинка, как голая Розмерта несет ему огромную кружку пива, с шапкой пены… и Северус неожиданно понял, что дело плохо.

Он выпрямился, отпуская груди, и ухватил Беллу за поясницу, начал долбить ее безжалостно, уже не думая ни о чем, лишь бы быстрее спустить в нее и вернуться к себе. Если он не ошибся в диагнозе, у него начиналась зельевая зависимость, которую надо было срочно лечить. Белла выпрямилась, ухватила руками руки Северуса, снова перенося их к себе на груди и чуть развернулась, слилась со Снейпом в глубоком поцелуе. Тела их сдвинулись, трение усилилось, и он достиг оргазма, излился в нее, не прерывая поцелуя.

– Вскоре мы уже сможем не скрываться, - пообещал он Белле, с кряхтением поднимаясь.

Конечно, можно было трансфигурировать все вокруг в относительно приятную обстановку, но вечно было некогда, все на бегу, «не снимая лыж», как говаривал Долохов, или просто в пылу страсти такие мелочи казались незначительными. Голова наверху включалась уже потом, после сброса давления внизу.

– Заживем дружной семьей, - хохотнула Белла.

Рабастан и Родольфус тоже были освобождены и находились в Тайной Комнате. Тем не менее, Северус драл ее, фактически при живом муже и объекте страсти — то есть Волдеморте — что вносило дополнительную порцию возбуждения в эти любовные игры в дальних уголках пещер.

– Точно, - улыбнулся Северус и отправился к себе.


– Сразу после победы — лечиться, - вынес самому себе диагноз Северус, глядя в зеркало.

Больше месяца на зельях, даже странно, что вылезло только сейчас. Или до этого организм понимал, что нужно напрячься и собрать все силы в кулак, ради победы, а тут, накануне этой самой победы, решил расслабиться? Непонятно, но к Помфри с этим точно не следовало обращаться. Поппи можно было бы привлечь как ручного колдомедика, вдвое быстрее затравить Альбуса, но мысль пришла слишком поздно. После победы же, в распоряжении Северуса будет весь Мунго со специалистами, да и не настолько далеко все еще зашло.

– Не скрываться, - повторил он, отставляя дрожащей рукой в сторону флакон.


31 октября 1994 года, Хогвартс


– Следуйте за мной, Поттер, - тихо сказал Северус, - и ничему не удивляйтесь.

– Что-то случилось, профессор? - Гарри с сожалением оглянулся в сторону озера и начал пробираться вслед за Снейпом через толпу.

Хогвартс готовился к встрече делегаций Бобатона и Дурмштранга.

– Держите свой разум закрытым, Поттер, - посоветовал Северус тихо, - помните, чему я вас учил. Делайте вид, что я вас околдовал, и проследуйте в Тайную Комнату.

– Но…

– Тихо! Это приказ Дамблдора, понимаете?!

Как ни странно, это подействовало, Гарри кивнул и пошел к входу в Тайную Комнату, старательно делая вид, что околдован. Барти-Грюм успел дать несколько уроков, касающихся Непростительных, так что Гарри вполне удачно изображал попавшего под Империо. Гарри зашипел крану, и дверь открылась, они спустились вниз, путем, которым Северус за этот месяц ходил десятки раз, но сейчас старательно делал вид, что ему все в новинку.

– А вот и он! - прошипел младенец-Лорд, при виде входящего в Тайную Комнату Гарри. - Теперь победа будет моей!

Северус сжал рукой плечо Гарри и подмигнул ему правым глазом.


========== Глава 25 Сражение в Министерстве ==========


31 октября 1994 года, Хогвартс


– Победа? Как бы не так! - прогремел голос Дамблдора.

Он аппарировал прямо в Тайную Комнату, и вокруг вспыхнуло побоище. Разумеется, Северус заранее снабдил Пожирателей волшебными палочками, при этом младенец-Лорд приказал всем сидеть тихо и не дергаться, дабы не испортить операцию.

– Держи! - Северус швырнул Гарри его же мантию-невидимку, заранее выданную Дамблдором.

Тот явно решил нарушить «пророчество» Трелони, погибнуть с пользой для дела, как это уже было в будущем. Снейп не стал его отговаривать.

– Спрячься и не высовывайся! - рявкнул он.

Момент был выбран удачно, Белла и младенец-Лорд отвлеклись на Дамблдора и Дингла, и едва Гарри спрятался, Северус изобразил недоумение, начал топтаться на месте. Потом якобы с трудом отбил заклинание и якобы отлетел в темноту за входом в Комнату.


Тайная Комната грохотала от заклинаний, повсюду скрещивались лучи заклинаний, в ушах звенело от выкрикиваемых заклинаний.

– Авада Кедавра! - выкрикнул в очередной раз младенец-Лорд, злобно морща личико.

Дамблдор был занят сражением с братьями Лестрейндж и не успевал увернуться, но тут из ниоткуда выпрыгнул Гарри и принял удар на себя, повалился бездыханным. Младенец заверещал недовольно и Дамблдор невольно оглянулся, пропустив удар от Рабастана. Заклинание врезалось ему в бок, оторвало высохшую руку и вспороло тело дальше. Дамблдор повалился кулем, кровь из раны заливала пол и бороду, превращая ее в неопрятные лохмы.

Рабастан и Родольфус тут же ударили еще раз, окончательно добивая Дамблдора, но огласить воздух Тайной Комнаты победным криком не успели.

– Сектумсемпра! - тут же ударил в спину Рабастану Северус.

Моментальный перенос, и еще одна Сектумсемпра вспорола спину Родольфусу. Они победили Дамблдора, он победил их, теперь Старшая Палочка его! Плюс Беллатриса осталась без мужа, и теперь надо было лишь решить вопрос с младенцем и добить оставшихся в живых! Оставшись без Дамблдора, маги Ордена внезапно потеряли преимущество (и некому было аппарировать их прочь), так что Пожиратели стали брать верх.

Северус прикинул динамику действий, и ловко оглушил Беллу со спины, а затем открыто пришел на помощь Нимфадоре, атаковав Долохова сбоку и убив его. Разумеется, в руке Снейпа уже была Старшая Палочка, и слушалась она не хуже родной.

– Предатель!! - возопил младенец-Лорд.

– Экспеллиармус! - выбил из его рук палочку очнувшийся Гарри.

– Ты! Я же убил тебя! - завопил младенец.

– Нет, ты убил лишь часть себя, - неожиданно серьезно и грустно ответил Гарри.

– Стойте! - закричал Северус, только сейчас осознавший промашку в собственном плане. - Не убивайте его!

– Не убивайте его?! - заорал в ответ младенец-Лорд. - Ты — предатель!! Убейте их всех, мои верные Пожиратели! Дайте мне палочку, я сам убью всех!

– Ступефай! - оглушил его Гарри.

Пожиратели ринулись в новую атаку, почти безрассудную, и тем самым дали Северусу шанс. Он убил всех Пожирателей (кроме Беллы), а те, в свою очередь перебили всех, кроме Тонкс и Гарри, и то только потому, что Северус успел их прикрыть.

– Почему ты… сказал… не убивать… его? - тяжело дыша, вымолвила рухнувшая на пол Нимфадора.

– Потому что у него есть еще один крестраж, - мрачно ответил Северус. - И сейчас он у Долорес Амбридж. Ты же помнишь, Гарри, что было в конце первого курса?

– Хотел бы я забыть, - пробормотал Поттер, сидевший, охватив
голову руками.

– Если сейчас мы убьем его, как ты убил Квиррелла, тень, дух Волдеморта вылетит и улетит прочь. Его не смог задержать даже Дамблдор, и дух этот возродится, рано или поздно, и все начнется сначала! Нужно действовать и действовать немедленно! Сейчас я приведу в себя Беллатрису…

– Что?! - вскричала Нимфадора.

– Она помогала мне, - мягко сказал Северус, - и единственная здесь действовала по принуждению. Ее насильно вытащила из Азкабана Амбридж, шантажировала, пытаясь достать Чашу. Помнишь ее?

Тонкс кивнула.

– Министерство … то есть Амбридж, она хотела возродить Волдеморта, получить своего ручного Темного Лорда, - устало изрек Северус очередную ложь под видом истины.

– Мы должны действовать! - закричала Нимфадора. - Иначе все погибли зря!

– Да! - горячо поддержал ее Гарри.

Северус кивнул, пошел к Белле.

– Мы проиграли, - прошептал он ей на ухо, - но я сумел спасти жизнь тебе и нашему младенцу. Подыгрывай мне, и мы возьмем власть в Министерстве, понятно?

Белла моргнула, после чего поднялась неуверенно, охватила Северуса руками и разрыдалась у него на груди.

– Пойдет, - тихо одобрил Северус.


Они вылетели из Тайной Комнаты, и Северус задвинул ошарашенным аврорам короткую, но горячую речь, о том, что Министерство предало их. Труп Дамблдора, подтверждающие кивки Гарри Поттера, воздействие общей атмосферы, все это подействовало, и они толпой устремились в Министерство, воспользовавшись каминами.

Северус же и его «банда» сделали крюк, заскочив в Малфой-мэнор.

– Белла!

– Цисси! - и сестры обнялись, обменявшись многозначительными взглядами.

Северус, по дороге из Тайной Комнаты, успел задвинуть краткую речь, про «несчастную Нарциссу Малфой», за которой он был вынужден приглядывать, по приказу Дамблдора, Волдеморта и Амбридж одновременно. Про секс он, разумеется, ничего не говорил, лишь о том, что Нарцисса ни в чем виновата, это все Люциус и его делишки, что она и хотела бы вырваться из этого порочного круга, но возможности не было.

Про родственные отношения ничего не сказал, разумеется.

– Наша цель — светлое будущее, без трусливых Министров, Темных Лордов и всяких там Светлых Волшебников, которые не совсем светлые! - провозгласил пафосно Северус.

Гарри предусмотрительно был оставлен в Хогвартсе, благо свою роль с пророчеством он сыграл. Белла немного нервно дернулась на словах «без Темных Лордов», но вспомнила слова Северуса «подыграй» и промолчала. О да, момент сбора всех женщин Северуса воедино был рискованным, как никогда, не говоря уже о всей операции «Министр Снейп».

Но Северус верил в свою звезду, наглость и властолюбие Амбридж.

– Время не ждет! - провозгласил он. - В Министерство!


31 октября 1994 года, Министерство Магии


– Видите?! - закричал Северус.

Они вывались из каминов в холле Министерства, и статуя в нем была разбита, стены разломаны, и вокруг валялись трупы. Предупреждение сработало, попытка Амбридж взять власть натолкнулась на сопротивление предупрежденного заранее Фаджа, и в Министерстве шло настоящее сражение. Доносился отдаленный гул, вспышки заклинаний, авроры из Хогвартса стояли, сбившись в тесную кучку, признав в Северусе лидера и дожидаясь его.

– Сторонники Волдеморта рвутся к власти! - выкрикнул он. - Вперед, остановим их!

И они помчались по Министерству, но далеко не убежали. То один, то другой аврор откалывались, мчались на помощь своим знакомым, еще кто-то вообще оказался сторонником Амбридж и попытался прибить Снейпа с криком «Предатель!» Ничего не вышло, Блэки (о, Сириус, наверное, извертелся в гробу, иронично подумал Снейп) прикрыли дружно спину.

Оглушенного младенца-Лорда несла Нарцисса, и лицо ее отнюдь не сияло счастьем.


На них навалились неожиданно, со всех сторон, скрутили и отобрали палочки, после чего потащили вглубь Министерства. Трупы, трупы, трупы и разрушения, битва была жестокой, и Северус практически не сомневался, кто победил. В будущем трусливый Фадж просто ушел, здесь ему досталось по полной.

– Я так и знала, что ты меня предашь, - со сладенькой улыбкой на лице заявила Амбридж Северусу.

Затем взгляд ее упал на оглушенного младенца-Лорда, и лицо искривилось гримасой.

– Фу, что это за мерзость? Отобрать и уничтожить!

– Нет! - заорала Белла, пытаясь вырваться. - Ты! Ты!

– Не кричи, деточка, - Амбридж взмахнула палочкой, затыкая Лестрейндж. - Я вытащила тебя из Азкабана, в моей власти упечь тебя обратно! Или вообще убить!

Ричард не спешил убивать младенца, палочка, видать, просто не поднималась, и Северус поспешил использовать свой шанс, пока вся операция не сорвалась.

– Я не предавал тебя, любовь моя, - сладким голосом заявил Северус, - наоборот, все выполнил! Дамблдор мертв, Волдеморт сейчас будет убит, Пожиратели и Орден растоптаны, и я готов служить тебе верой и правдой, как и раньше!

– Предатель! - заорала в этот момент Нарцисса.

Нимфадора оказалась умнее, ничего орать не стала, вспомнила видимо слова Северуса, что он служил Амбридж по приказу Дамблдора. Но все же чувств своих не сдержала, и Долорес все внезапно уловила своим женским чутьем.

– Ха-ха-ха!! - залилась она смехом. - Это будет даже забавно! Ричард, оставь нас!

Тот кивнул, вышел за дверь с младенцем-Лордом на руках. О судьбе Фаджа можно было и не спрашивать, наверняка убит, а сама Долорес решила поглумиться. Это шанс! Конечно, потом придется долго объясняться, но зря он, что ли вливал в своих женщин литры Лилиборотки и накачивал их спермой? Прорвется, главное сейчас вывернуться!

– Иди сюда, - Амбридж взгромоздилась на стол, задрала платье, и одну ногу поставила на стол, для лучшего доступа к промежности. - Приноси мне клятву верности!

– Да, госпожа, - Северус склонил голову и пошел.

– Вы знаете, девочки, как он замечательно лижет жопу? - тем временем сообщила Долорес. - Не знаете? Так знайте! Он вам, наверное, в любви клялся, да? А сам тем временем пресмыкался передо мной, лизал мне задницу, и сейчас еще раз отлижет, прямо у вас на глазах, а потом убьет вас всех, ведь так?!

– Да, любовь моя, - повторил механически Северус.

Он опустился на колени, приник поцелуем к нижним губам, и дождался вздоха сверху, чтобы нанести удар. Старшая Палочка скользнула из рукава в руку, и ударила заклинанием. Не раскаленный лом, но что-то близкое, и Северус насадил Долорес на него, вонзил заклинание прямо в жопу, как уже давно собирался.

– Ты…, - и Долорес рассыпалась прахом.

– Фиендфайр! - и Адское Пламя ударило в медальон, сжигая его.

Северус торопливо бросился к двери, на ходу бросил отмену, срывая веревки со своих женщин. Теперь все решали секунды, и он, вырвавшись за дверь, невербальным заклинанием убил Ричарда, и вместе с ним младенца-Лорда, и тут же крутанул палочкой. Вырвавшаяся следом Белла увидела совершенно иную сцену, Ричард, убивший младенца, и Северус, попытавшийся ему помешать, но опоздавший и лишь отомстивший за «их сына», то есть младенца-Лорда. Белла взвыла, падая на колени рядом с младенцем.

– Я не успел, - сообщил Северус Нарциссе и Нимфадоре.

– Ничего, теперь у тебя будет полно времени объясниться! - прошипела Нарцисса.

– Ты же говорил! - зашипела в другое ухо Нимфадора.

– Потом, все потом! - взмахнул рукой Северус. - Нужно спасти Британию, привести ее к светлому будущему, и поэтому я объявляю себя Министром! Вперед, уничтожим бунтовщиков!

Он тут же добавил будничным голосом.

– А потом я все объясню, клянусь!

И жизнь у меня настанет просто замечательная, подумал Снейп самодовольно. Никаких учеников и уроков, вся власть у него, Лили-Тонкс под боком, враги убиты и повержены, и Старшая Палочка — его!


========== Часть 2. Котел. Глава 1. Похмелье после пира ==========


1 ноября 1994 года, Хогвартс


В голове словно бы стучала молотками сотня гоблинов, а во рту насрала стая пикси. Северус кое-как сфокусировал взгляд, обнаружив, что он находится у себя, в Хогвартсе. Но почему он у себя, а не в Министерстве? Снейп попробовал вспомнить и застонал, хватаясь за голову, несколько раз открыл и закрыл рот, попытался сплюнуть, избавиться от гадостного привкуса во рту.

– Это не похмелье, - диагностировал он сам себя, - но что тогда?

От вопросов стало только хуже, и волна тошноты прокатилась по телу. Северус снова сфокусировал взгляд, посмотрел на дрожащие, трясущиеся, как после запоя руки. Понимание накатило на него новой волной боли, «зельянка» перешла в новую стадию, но с чего бы… Снейп обвел взглядом свои апартаменты. Все было разбросано и разломано, рассыпано и разлито, словно тут вчера резвились школьники.

– Блядь! - выдохнул он.

Скорее всего, буянил сам Северус, но с чего бы? Следовало вспомнить, с чего он вернулся в Хогвартс и нажрался зелий, а для этого вначале нужно было избавиться от головной боли и зельевых постэффектов. Мысленно ругаясь и стеная, Северус начал рыться в шкафах, разыскивая подходящее зелье. Можно было сходить к мадам Помфри, но Снейп чувствовал, что не дойдет, помрет по дороге через половину Хогвартса.

– Вот оно! - неосторожно воскликнул он, поморщившись от нового взрыва в голове.

В сущности, это было схоже с наркоманией и наркоманами, которых Северус регулярно наблюдал летом дома, в Паучьем Тупике. Прием новой дозы временно снимал симптомы, но увеличивал желание новой дозы, и со временем эта доза росла. Северус был прекрасно осведомлен, как лечат зельевую зависимость и о том, что лучше не усугублять, но сейчас ему нужно было как можно быстрее вспомнить.

Поэтому он опрокинул флакон, и осторожно сел в кресло, приняв удобную позу.

Боль постепенно уходила, руки переставали трястись, и сознание прояснялось. Северус отчетливо вспомнил, как вчера подставил Волдеморта и Дамблдора, убил их обоих, пускай и задействовав Гарри Поттера. Старшая Палочка была неподалеку и слушалась, что приободрило Северуса — значит, он вчера никому не проиграл боя. Но почему же он тогда здесь? Вернулся по привычке в Хогвартс? Организм оживал, и член в штанах зашевелился, словно намекая: «хозяина, вчера чуть не сдохли, давай быстрее размножаться!»

– Ну, теперь с этим проблем быть не должно, - выдохнул Северус.

Правда, на краю сознания сидела какая-то заноза, словно случилось что-то еще, и тут он вспомнил. Амбридж! Долорес показала ему жопу, во всех смыслах, и троица Блэков чуть не взбунтовалась. Тошнота отступала, и Северус рискнул вскинуть палочку, дабы немного прибраться. Бардак в апартаментах не уступал вчерашнему в Министерстве… Северус моргнул, неожиданно вспомнив все.


– Пожирательница! Это Лестрейндж! - взвизгнул сотрудник Министерства, и тут же упал замертво.

– Тебя надо замаскировать! - крикнул ей Северус.

Появившиеся два аврора молча вступили в бой и пали под заклинаниями Снейпа и Беллатрисы.

– Вы что творите? - заорала Тонкс. - Это же наши!

– Замаскироваться?! У меня ребенка убили!

– Ребенка… надо вернуться! - всполошилась Нарцисса. - Драко же в Хогвартсе!

Снейп вздохнул, мысленно вырывая на себе волосы. Все они любили Северуса, что есть, то есть, но при этом слепой любви, затмевающей все, не было ни у одной из них.

– Драко в порядке! - рыкнул Северус. - Мы же зачистили Хогвартс!

– А, да-да, - закивала Нарцисса, - точно!

Пока он отвлекался на Малфой, тетя с племянницей — Беллатриса и Нимфадора сцепились из-за того, кого можно убивать, а кого нет. Убегавшие от кого-то три мага навели на них еще других магов, и те с ходу поддержали Нимфадору заклинаниями, ударили по Беллатрисе. Лестрейндж смела их, а Нимфадора поддержала тетю, по принципу «наших бьют!», но Северус рано радовался. Да, вроде бы в их группе возникло хрупкое перемирие, но оно отлично компенсировалось повышенной враждебностью окружающих.

Крики Северуса, что Амбридж подняла мятеж, дабы отдать власть Волдеморту, по большей части не находили понимания в окружающих. Из-за Беллатрисы, из-за чрезмерности слов, из-за того, что окружающие были не в курсе планов Северуса, из-за того, что Долорес привела в Министерство немало своих сторонников. В итоге все получилось наоборот, Снейп привлек слишком много внимания, и на них навалились толпой, заставили отступать. Группа заработала слаженно, Северус то и дело пускал в ход Старшую Палочку, и они сумели отбиться, отступить в Отдел Тайн.


– О, - выдал Северус, подойдя к ящику у стены и открыв его.

Маховики времени, все, сколько он успел сгрести в Отделе Тайн. Остальные сгорели в Адском Пламени, и это задержало погоню, ибо помимо пламени там и самое время исказилось и словно бы сошло с ума. Северус сманеврировал, и встретил вторую волну погони, зашедшую в обход, в Зале Пророчеств. Знание будущего выручило еще раз, и погоня оказалась похоронена под падающими стеллажами с тысячами пророчеств. Затем было стремительное отступление, с проламыванием стен, и выходом к каминам в холле Министерства. Те, как ни странно еще работали, и они перенеслись обратно в Хогвартс.

– Оооо, - застонал Снейп, опять охватил голову под натиском воспоминаний.

В Хогвартсе исчезло внешнее давление, и, казалось бы, монолитная группа, тут же развалилась. Беллатриса рвалась отомстить «за своих», включая ребенка, и тут же требовала от Северуса заделать ей нового. Нимфадора била посуду, чинила и била снова, орала, что они не имели права убивать авроров, и кричала Снейпу, мол, он клялся, что любит только ее! Северус пытался доказывать, что убитые были заговорщиками и мятежниками, и что он любит их всех. Нарцисса тоже орала и беспокоилась за Драко, и напоминала Снейпу о его обещании жениться, а Северус орал в ответ… что-то он орал в ответ, да. От общего разочарования, провала операции «Министр», от событий в Министерстве и понимания того, что его хитрый план с Лилибороткой внезапно поразил самого Снейпа, словно заклинание из сломанной палочки.

В результате Северус плюнул, ушел к себе в помраченном состоянии сознания, итогом которого стало безудержное распивание зелий, буйство, обострение «зельянки» и отключка, прямо на полу. Причем зелья он пил, чтобы забыться, и при этом, можно сказать, облажался, как зельевар: память исчезла лишь временно, и исчезновение скорее было следствием усталости и похмелья.

– Блядь, это просто пиздец, - резюмировал Северус воспоминания.


Какое-то время он просто сидел в прострации, не имея сил ни двигаться, ни действовать. Падение, это было просто падение с недосягаемой высоты. И вместе с мыслями о том, что он не смог долететь до мечты, в Северусе начала закипать злоба. Все было зря?! Как бы ни так! Он еще не сдался! Маховики и Старшая Палочка с ним, еще можно что-то сделать!

И в этот момент пришли они.

Помятые, растрепанные, измученные, не хуже Северуса. На лице Беллатрисы читалась решимость отчаяния, а Нарцисса изображала скорбь. Нимфадора выглядела так же, как всегда, но Северус отнес это на счет ее способностей метаморфа — движения Тонкс были рваными, дергаными. В этот момент Снейп понял, что просто так сбежать не выйдет — как раз из-за Нимфадоры и ее облика Лили.

Опять бросить Лили? Пускай даже лже-Лили? Нет, это было выше его сил. Маховики в углу намекали, что можно повторить экспериментальное зелье, опять шагнуть в прошлое и в этот раз, возможно, добраться до настоящей Лили, но Северус не знал, получится. Получится ли зелье, дадут ли ему его закончить, в свете новых обстоятельств, дадут ли ему… буквально, после всего, что случилось. Лилиборотка — вещь, уникальное зелье, и только благодаря ему, Северус еще жив, но что будет, когда эти влюбленные магички начнут его делить?

– Мы всю ночь не спали, - хрипло прокаркала Беллатриса. - Тебя делили.

Снейп вздрогнул, от такого совпадения слов и мыслей.

– Вы все дороги мне, - развел он руками.

– Но любишь ты все равно свою рыжую, - прищурилась Белла, - да-да, Тонкс нам все рассказала! По-родственному!

– Люблю, - признался Северус со вздохом. - Но заметьте, я никогда не просил ни одну из вас принять Оборотное с ее обликом. То, что Дора может такое… я был в смятении, дал волю чувствам, но любить вас меньше от этого не перестал!

– Но ты молчал о… других! - зло сказала Нарцисса.

– Как раз затем, чтобы избежать подобных сцен, - еще виноватее развел руками Снейп. - Чтобы не причинять лишней боли тем, кого люблю, и в итоге я сделал только хуже.

О да, Северусу сейчас было плохо, очень плохо. С решимостью похмельного камикадзе, он начал новую словесную партию, дабы удержать всех троих при себе. По разным причинам, но все три женщины действительно были нужны ему, тут он не врал.

– Мы так и не смогли поделить тебя до конца, - продолжала Белла. - Мне ты должен ребенка, с Цисси был первым и обещал жениться, а Тонкс может превращаться в твою рыжую. У каждой есть свой довод, и все мы любим тебя, как выяснилось, и не собираемся отказываться. Так что, в итоге мы пришли к простому решению.

– Простому? - удивился Северус, пытающийся придумать выход из положения.

– Ты должен выбрать одну из нас! Кого ты выберешь, та и будет с тобой, остальные отойдут в сторону, и не будут мешать, - пояснила сбивчиво Тонкс. - Мы все согласились с этим, так что лишней ревности и сцен не будет.

– Почти не будет, - намекающе-зловеще улыбнулась Беллатриса.

Попутно она прислонилась к стене, чтобы ткань одежды рельефнее очертила грудь и мокрые пятна возле сосков, от протекшего молока. Снейп демонстративно сглотнул, потом набрал воздуха и сказал решительно.

– Я выбираю… вас всех!


========== Глава 2. Один за всех и трое на одного ==========


– Кажется, кто-то зелий перепил, - иронично заметила Белла. - Тебе же сказали…

– Я слышал! - повысил голос Северус. - Но я не могу выбрать одну из вас!

Хотя, если бы вопрос стоял ребром, он, конечно, выбрал бы Тонкс. Молочные сиськи, возраст, опыт и жопа, связи, все что угодно пасовало перед умением превращаться в Лили.

– Это очень просто, - уперла руки в бока Нарцисса. - Указываешь на одну из нас, и мы живем долго и счастливо, а все остальные нам завидуют!

– О женщины, - театрально закатил глаза Снейп. - Все у вас только одно на уме!

– Кто бы говорил, - поддела Беллатриса.

– Кто набросился и изнасиловал меня в темной пещере? - парировал Северус. - Стоп, не надо криков. Я люблю вас всех, это верно, но не могу выбрать по другой причине! Успокойтесь и соберитесь, сейчас над нами нависла гораздо большая опасность!

Северус опять говорил правду, но при этом еще и откладывал разборки «на потом», а также надеялся, что совместное преодоление трудностей сплотит его женщин и устранит противоречия. В конце концов, они все родственницы, это уже что-то!

– Мы же всех устранили? - нахмурилась Тонкс.

– Всех… кроме Министерства, - ответил Северус, нарочито выдержав паузу. - Если бы я стал Министром, то проблемы бы не было, а так она есть. Нас видели там, с нами сражались, нам пришлось бежать. Я убил Долорес…

– Предварительно засунув язык ей в жопу! - не выдержала Нарцисса.

– Иначе убили бы нас всех! - вспылил Северус. - Послушайте, если вы собираетесь все это постоянно припоминать, то может вы тогда, и со мной быть не хотите?

– Хотим, хотим, - нестройно ответили женщины, переглядываясь.

– Но это все равно обидно! - непосредственно добавила Тонкс.

– Клянусь, я затрахаю свою вину, только сейчас прекратите ссориться и выслушайте меня, хорошо?

Отступившая было головная боль снова начала усиливаться, накатывать волнами.

– Выбраться из сложившейся жо… ситуации мы можем только, если все будем дружно работать вместе, как вчера, помните? Вы сражались вместе, и отлично сражались! Отодвиньте пока что свою ревность и дележку меня, воспоминания из прошлого, и сосредоточьтесь на настоящем. Чтобы вам было легче, я могу взять себя в руки и относиться какое-то время одинаково равнодушно к вам всем, не целовать, не спать, не…

– Ага, сбежать решил! - уличила Белла.

– Решил, - не стал отпираться Северус, - только вместе с вами.

– Как это — не спать? - воскликнула Нарцисса неожиданно.

Снейп устало вздохнул. Решение казалось ему идеальным — нет секса, нет поводов для ревности и нагрузка на организм меньше, пока он будет отходить и лечить зельянку. Плюс в женщинах подкопится гормонов, а также усилится сплоченность в ходе общего побега, а значит, шансы на общий секс возрастут. Если они все разом потрахаются, то и ревность уйдет, наверное.

– Хорошо, - сказал Северус, - я могу заниматься сексом с вами и любить, но всех. Потому что только все вместе мы можем справиться с проблемой.

Быстрый обмен взглядами, гримасы, жесты. Похоже, этот вариант они тоже обсуждали ночью, подумал Северус, скрещивая руки на груди. Секс по очереди — тоже неплохо, до известной степени, по крайней мере, все в курсе, все принимают данную ситуацию, пускай и вынужденно. Снейпу захотелось взвыть и порвать на себе волосы. Лилиборотка помогла зайти ему так далеко, Лилиборотка же создала и проблемы, так пускай Лилиборотка снова их решит! Опоить до невменяемости… нет, нельзя, нужны будут и ум, и сообразительность, и магия, а не слепая и тупая страстная кукла. Вполне, кстати, способная убить кого угодно, если тот или та прикоснется к предмету обожания.

– Расскажи нам о проблеме, - предложила за всех Белла.

– Как я уже сказал, я убил Долорес, а она предварительно убила Фаджа. Британия сейчас без Министра, а Министерство расколото на три части: сторонников Фаджа, сторонников Долорес, и сторонников Волдеморта. Ах да, и тех, кто просто хотел бы отсидеться в стороне.

Вообще, Северус все это придумывал на ходу, но чем больше говорил, тем стройнее вырисовывалась картина, даже головная боль немного отступила.

– Если победят сторонники Волдеморта или Долорес — нам придет полная Авада, - продолжал Северус, нам не простят убийства лидеров и помех взятию власти. Сторонники Фаджа — лучше, но тоже не идеал, так как авроров мы тоже убивали, и в сущности выступали против власти. Сейчас, после такой бойни, в Министерстве и в Хогвартсе, во власти никого нет. Разброд, шатание и хаос, и вспыхнет новая грызня за власть. Кто бы ни победил, нам будет плохо. Всем нам. Поэтому я и говорю, что проблему нужно решать всем вместе.

– Снова брать власть? - удивилась Тонкс.

– Связи тут не слишком помогут, - задумалась Нарцисса.

– Убить всех, кто против, - мрачно предложила Белла.

– Бежать из страны, бежать всем вместе и бежать, пока во власти царит хаос. Разумеется, бежать не с пустыми руками, но, думаю, пара дней в запасе у нас есть. Это Хогвартс, сюда так просто не сунуться, и плюс иностранные делегации, прибывшие на Турнир, вполне можно получить международный скандал. Соберем все самое ценное, упакуем, подготовимся и сбежим.

– А если я не хочу бежать? - с вызовом спросила Тонкс.

– Тогда я тоже останусь, - печально ответил Северус, - ибо не смогу бросить дорогих мне людей. И нас всех казнят.

– Казнят?

– Азкабан разгромлен, дементоры перебиты по большей части, а новую тюрьму за день не построишь, - пожал плечами Снейп.

Он выдохнул и сел устало, ощущая, что выложился по полной. Если и это их не проймет… то придется что-то придумывать. Выбирать Тонкс и бежать с ней, например, потому что бежать все равно придется. И подготовиться нужно, в общем, Северус неожиданно для самого себя обозначил проблему, и сам же ужаснулся. Альтернативой было только влезать в хаос интриг Министерства, поддерживая сторонников Фаджа. Сил замутить собственный заговор, у Снейпа не было и раньше, и уж подавно не оставалось и сейчас, Орден разгромлен, ну и так далее. Перебив всех врагов и немного утолив свою жажду мести, он, в то же время, остался ни с чем. Ненадежные, сомнительные союзники, не желающие проводить совместные упражнения по сплачиванию — и организм Снейп неожиданно заявил, что он не прочь бы провести такое упражнение. Прямо сейчас. Со всеми тремя, разумеется — ведь жаждал размножаться именно организм, без подключения головы, которая прямо орала, что от такого секса сейчас можно и умереть.

– Конечно, если хотите, я могу и выбрать, и пусть каждый бежит сам за себя, - небрежно бросил Северус, осененный новой идеей, - расстанемся навеки и сделаем вид, что незнакомы.

На словах женщины заявляли, что договорились, но надо полагать только потому, что каждая была уверена — выберут именно ее. И при этом каждая же сомневалась, а вдруг не выберут? И тут Северус заявляет, что они больше не увидятся — последняя хрупкая надежда, остаться рядом и подсидеть избранницу, исчезла.

– Судя по вашим лицам, вы с этим молчаливо не согласны, - продолжил дожимать Северус.

Больше всего он боялся перегнуть, и в то же время нагнуть, фигурально и буквально, эту троицу надо было, иначе они опять сорвут все планы. Перессорятся в критический момент, не дадут вовремя сбежать или еще чего устроят.

– Тогда я предлагаю вам еще один вариант: молча делаем вид, что все идет, как раньше. Вы не знаете друг о друге…

– Но мы знаем! - воскликнула Тонкс.

– И мило улыбаетесь друг другу — вы же родственницы! Одна семья фактически!

С прицелом на то, чтобы в будущем действительно стать семьей. Хотя Северус тут же себя одернул — с дальним планированием следовало завязывать, Министерство показало, чего стоят его задумки.

– Затем мы выбираемся из этой ситуации, действуя, как одна команда. Когда мы окажемся в безопасности, на плечах у нас не будет висеть погоня, а над головой не будут занесены карающие палочки, вот тогда мы сядем и все еще раз обсудим. Или просто вернемся к решению этой проблемы. Да, представьте, что мы ударили Петрификусом в проблему, и она застыла.

Вот это предложение точно сработало, судя по оживившимся лицам. Но все равно, Северус прямо всеми чувствами ощущал проблемы, не могла эта троица так легко и просто примириться друг с другом. О сексе с сестрами можно было и не мечтать, хотя нижняя половина Северуса как раз настойчиво подталкивала, мол, давай, давай, засаживай.

– Не забывайте, что работать вместе нужно на самом деле, а не создавать видимость, - напомнил Северус, - иначе никакого «потом» не будет.

Тоже подействовало, но слабо. Больше всего Снейпу сейчас хотелось вылакать ведро Бодроперцовки и завалиться спать, но выбора не было — дела, дела и еще раз дела. А потом еще дела.

– Итак, сейчас я и Белла пойдем легализовать ее в глазах общественности. На жалость дави, чтобы молоко видно было, кормящая мать, ребенка убили Пожиратели с Волдемортом, и ты переметнулась на нашу сторону. Нестыковки? Плевать, нам нужно выиграть всего пару дней, и к иностранным делегациям пойдем, там тоже сиськами потрясти нужно будет. Для дела, да, для дела, как с Амбридж! - под конец Снейп уже почти орал.

Встряхнулся, выдохнул, понимая, что сорвался на ровном месте.

– Нарцисса, ты приехала к сестре и сыну, Дора, ты и так тут была, но всегда рада родственникам, сменившим сторону. Попробуем изобразить остатки Ордена Феникса, раз уж на то пошло.

– Но это…, - вскинулась Нимфадора, потом повесила голову. - Ладно.

– Тогда вперед! - вскинул руку Северус.


========== Глава 3. Повышенное давление ==========


1 ноября 1994 года, Хогвартс


Как ни странно, «представление Беллатрисы» прошло легче, чем ожидал Северус. Хогвартс бурлил, Хогвартс волновался, смерть Дамблдора и Волдеморта, и побоище в Тайной Комнате занимали умы учеников и преподавателей. Опять же, предыдущий план Северуса сработал, и со слов Гарри Поттера все знали, как храбро Снейп сражался и убивал Пожирателей, а также, что Министерство хотело возродить Темного Лорда. «Переметнувшаяся на сторону добра» Беллатриса не вызвала ни у кого особого интереса, ее скорее сторонились с опаской, но и убивать или тащить в Азкабан не торопились.

– Вроде все, - устало выдохнул Северус, утирая лоб. - Под такой шум собрать вещи и улизнуть будет легко.

– Есть какой-то план? - тихо поинтересовалась Беллатриса.

– Не особо, я вообще-то рассчитывал, что буду Министром, - скривился Северус.

Издалека доносились шум и гам школьников, в окне виделся корабль Дурмштранга. В теории, можно было спрятаться в самом Хогвартсе, замок был велик, учеников мало, заброшенных уголков хватало, а карта Мародеров все еще оставалась у Снейпа. Но он уже смирился с проигрышем… нет, не так. Северус принял то, что стать Министром не удалось, и перешел к новому плану. Бежать из Британии, осесть где-нибудь и продолжить эксперименты с Маховиками, после чего прыгнуть в прошлое, к настоящей Лили.

Нужны были деньги, артефакты, зелья и ингредиенты.

– Тогда можно уехать к Цисси, - предложила Белла, - пожить в ее мэноре, она же все равно не бросит Драко и заберет его с собой.

Северус поморщился при мысли, что ему придется терпеть этого мелкого говнюка Драко, даже сбежав из Хогвартса.

– Я же говорил, нужно бежать из Британии, - проворчал он.

– Тогда тем более не бросит и, к слову о детях, - промурлыкала Белла.

Она неожиданно втолкнула Северуса в какую-то каморку, мимо которой они проходили, и прижала к стене, впилась поцелуем в губы. Рука ее уже залезла Снейпу в штаны, и Белла, не прерывая поцелуя, расплылась в довольной улыбке.

– Мы же вроде договорились, что ни-ни, - сказал Северус, стискивая руками ягодицы Беллы.

– Твоя волшебная палочка утверждает иное, - хохотнула Белла, и тут же понизила голос. - Во мне бурлят злость и гнев за вчерашнее, и если ты не дашь мне разрядки, я начну убивать школьников.

– Вот уж кого не жалко, - отозвался Снейп, меняя позицию.

Теперь он прижимал Беллу к стене, и раздвигал ей ноги. Вошел, грубо и резко, впился зубами в сосок, глотая теплое, густое молоко.

– Ах, это так возбуждает, - прорычала Белла.

Северус не стал уточнять, что именно, высасывание молока или ненависть к школьникам. Он не собирался сдерживаться, и двигал бедрами быстрыми, грубыми толчками, спеша размножиться. Чавканье плоти, стоны Беллы и стук тела об стену, шуршание мантии и хлюпанье грудей, в эту симфония секса внезапным диссонансом вплелась приоткрывшаяся дверь.

– Профессор Снейп, вот вы где! - донесся звонкий возглас Лонгботтома. - Ой…

– Дверь закрой! - прорычал Северус, повернув голову, но даже не думая останавливаться.

Внутри него уже зарождался оргазм, и Белла, охватив его поясницу ногами, а шею руками, стонала что-то невнятное, начиная с «еби меня» и заканчивая «наш ребенок будет не такой». Запрокинутая ее голова стукалась легонько о стену, плечи и согнутая спина терлись об нее же, создавая точку опоры. Невилл, густо покрасневший, стоял в дверях, вроде бы отвернувшись, но при этом бросая взгляды в сторону Северуса и Беллы. Снейп не взялся бы сказать, чего было больше в этих взглядах: завороженности подростка сценой секса, особенно видом вывалившихся, огромных грудей Беллы, мотыляющихся вверх-вниз при каждом толчке, или ненависти к той, что запытала его родителей до сумасшествия. Причем, Беллу это, казалось, дополнительно возбуждает, она еще сильнее сжала Северуса ногами, сдавила его член так, словно собиралась раздавить.

– Ну?! - рыкнул Северус.

– Вас ищет профессор МакГонагалл! - выпалил Невилл и все же захлопнул дверь.

– Убью, - прорычал Снейп, изливаясь внутрь Беллы.

– Вместе убьем, - простонала та громко.

Затем он ее отпустил, осознав, что выбранная поза была неправильной. Болела поясница, ломило спину, но хотя бы прояснилось немного в голове. Белла полулежала, привалившись к стене, раскинув ноги, и вздрагивала в истоме, но при этом на лице ее мелькало злое выражение. Поэтому Северус счел нужным сказать.

– Так, никого не убивать, хватит нам и Министерства.

– Как скажешь, - выдохнула томно Белла, - как скажешь.

Северус торопливо очистил себя, вспомнил о словах Невилла и шагнул к выходу.

– А когда будем бежать из Хогвартса, тогда можно? - донесся ему вопрос в спину.

– Посмотрим, - отрезал Северус и вышел в коридор.

Невилл уже куда-то скрылся, и Снейп, шагая к кабинету МакГонагалл, размышлял о том, стоит ли отдельно поговорить с Лонгботтомом. Потом усталость и боль перевесили, и он мысленно махнул рукой. Ну, растреплет Невилл об увиденном, и что? Подумаешь, отодрал он Лестрейндж в подсобке, кто просил этого криворукого Лонгботтома туда соваться? Тут Северус подумал, что Невилл срочно побежал дрочить, и эта глупая в сущности мысль его почему-то развеселила. Мол, передернет Лонгботтом, и руки станут прямее.

В таком вот настроении он и прибыл к МакГонагалл.


– Веселитесь, Северус? - напряженно спросила Минерва.

Губы ее сжались в тонкую линию, брови нахмурились. У сидевшей рядом Спраут было такое лицо, словно она уже сдалась и махнул рукой на все, решив, мол, будь что будет.

– Ну, не плакать же, - нагловато отозвался Северус, садясь в кресло.

– А ситуация как раз такая, что хоть плачь! Альбус убит, в замке погром и иностранные делегации, Флитвика так и не заменили, и учебный процесс нарушен! Министр убит, и в Министерстве такой бардак, что на мои вызовы так никто и не ответил!

Северус усмехнулся, подумав про себя, что это хорошая идея. Завалить Министерство Вопилерами так, чтобы у них все стекла повылетали, и сотрудникам было некогда работать. Нанять оборотней, привлечь гоблинов, отвлечь Министерство, а то и просто шепнуть нелюдям, мол, во власти хаос, пора заявить о своих правах. Отличная бомба-вонючка под бок Министерству, раз уж Северусу не дали стать Министром, так с чего бы сдерживаться? Надо пакостить! Надо убивать!

Не в ущерб побегу, разумеется.

– Мы, деканы факультетов, должны взять власть в свои руки, - продолжала Минерва сердитым тоном.

– Должны, - легко согласился Северус.

Минерва от удивления прервалась, даже Спраут подала признаки жизни от такого заявления.

– Вы, Минерва, были ближе к Альбусу, вы старше и у вас больше опыта, - продолжал Снейп, с легкостью вдохновения, - вам и палочку в руки — общую власть в Хогвартсе. Заместитель Директора, пока Министерство не примет решения. Помона — работа с учениками, чтобы не бегали без дела, пока Минерва не разыщет новых учителей. Или можно просто махнуть рукой — когда-то это ученики были против того, что урок отменяется? Пусть бегают, пока мы решаем текущие вопросы.

Головная боль прострелила неожиданно, и Северус стиснул зубы. Похоже, эйфория и легкость после секса отступали, приближалась неизбежная расплата.

– А я возьму на себя делегации Дурмштранга и Бобатона, - торопливо договорил он.

– Годится, - качнула головой Спраут.

Минерва просто кивнула, и Северус мысленно возрадовался. Пусть правит, со страстью Минервы к порядку, борьба с нынешним школьным хаосом отнимет все ее силы. И значит, ей будет некогда мешать Северуса, а после побега… пусть сами разбираются. Боль снова прострелила, и рука Северуса дернулась за зельем, он всегда имел при себе несколько флаконов на всякий случай. Снейп усилием воли отдернул руку, но лицо его при этом перекосилось.

– Вам плохо, Северус? - встревожилась Минерва.

– Перенапрягся… вчера, - выдавил он из себя.

– Срочно, срочно в медпункт! Поппи поможет! Здесь уже все решили, Северус, идите и срочно! Нет, вам нужен сопровождающий!

Нимфадора появилась рядом, словно аппарировала, и подхватила Снейпа, повела к мадам Помфри. Та поцокала языком, диагностировала «зельянку», и прописала полный покой в течение недели. Северус пожаловался на обстоятельства и что не может он сейчас лежать без дела, вообще не может, ну просто никак, даже в медпункте полежать не может, ибо дела.

Сторговались на двух часах покоя каждый день, с приемом порошков и терапией заклинаниями, раз уж зелья Снейпу теперь было нельзя. Северус, мысленно вздыхая, занял ближайшую койку — все равно все они были пусты (видимо раненых и больных отправили в Мунго, решил Снейп) — и приготовился скучать два часа. Конечно, ему было о чем поразмыслить, но мысли постоянно соскальзывали на вчерашнюю… промашку, и Снейп не столько размышлял о делах, сколько пытался избавиться от циклического «а вот здесь надо было сделать иначе, и вот здесь, и тут».

– Да ты и впрямь болен, - раздался неожиданно голос сбоку, - раз не обращаешь на меня внимания.

Северус повернул голову, и едва не свалился с койки. Кровь вскипела в жилах, бросилась в голову, выбивая из нее дурные мысли, и оставляя только чистое, ничем не замутненное возбуждение. Прямо перед ним, в коротком, едва прикрывающем отсутствие нижнего белья, халатике медсестры, стояла Нимфадора, и пуговички костюма в районе огромной груди были почти расстегнуты.

– Мне сказали караулить и отгонять всех, чтобы тебя не тревожили, - сообщила Нимфадора, наклоняясь ниже. - Ууу, пациент, да у вас давление поднялось!

Рука ее ухватила поднявшееся «давление», чуть сжала, прямо через простыню.

– Вам прописаны расслабляющие процедуры, - улыбнулась она, наклоняясь еще сильнее и затем вставая на колени.

Северус дернулся, но палец Тонкс опустился на его губы.

– Вам прописан покой, пациент, и я обещала следить, чтобы вы не вставали, так что лежите, я все сделаю сама.

Она сдвинулась, расстегивая халатик, и член Северуса попал в мягкий, теплый, обволакивающий и облизывающий плен, а его самого унесло куда-то на небеса.


========== Глава 4. Во тьме ночной ==========


1 ноября 1994 года, Хогвартс


Когда Помфри вернулась, Снейп лежал тихий и умиротворенный, максимально спокойный. Она одобрительно покивала, дала порошков и немного поколдовала, после чего отпустила Северуса делать дела, еще раз напомнив, чтобы тот не перенапрягался и не употреблял зелий.

Тот пообещал, но тут же нарушил обещание, занявшись сбором вещей и варкой зелий, попытками еще раз войти в контакт с Каркаровым и Максим. Собственно, для этого Северус и выбрал себе это направление: если что прикрыться иностранными делегациями, попутно избежав лишнего общения с школьниками. Обернулось все это головной болью, пришлось срочно решать массу дел, отвечать на вопросы, на которые Северус не знал ответов, и что-то выдумывать на ходу про Турнир, Волдеморта, Дамблдора, Министерство и все остальные, навязшие в зубах темы.

Тем не менее, Снейп справился, наглость смертника выручила, хотя его и ждал еще один неприятный сюрприз. Соображай Северус лучше, он и сам о нем догадался бы, но вот, дошло только в разговоре с Каркаровым, что большая часть знаний Снейпа о будущем — его тайный козырь — теперь ничего не стоят. Побег нужно было ускорять, и вечером Северус, стиснув зубы, засобирался во внешний мир. Подтолкнуть гоблинов и оборотней, изъять золото из тайников, проверить Малфой-мэнор на пригодность в качестве временной базы, может быть убить парочку самых влиятельных сторонников Амбридж, дел было по горло.

– Я с тобой, - безапелляционно заявила Нарцисса, когда Северус хмуро озвучил свои планы и попросил прикрыть, если его ночью будут искать.

На завтра еще планировались похороны Дамблдора, так что предосторожность была не лишней.

– Ты же вроде решила остаться в Хогвартсе?

Чтобы охранять Драко, и затем взять его с собой, во время бегства. Это натолкнуло Северуса на новую мысль, о том, что неплохо было бы Драко умереть, как умер младенец-Лорд. Заделать Нарциссе - да и что там, Нимфадоре тоже! - по ребенку, сплотить, привязать, отвлечь. И от Драко избавиться, не без этого, так что одни сплошные плюсы.

– Решила и останусь, - кивнула Нарцисса, - но тебе опасно выходить одному, Белле просто опасно показывать за пределами Хогвартса, а Тонкс прикрывает твое отсутствие. Не говоря уже о посещении Малфой-мэнора и моем знании магов Министерства…

– Ладно-ладно, - устало вскинул руку Северус. - Только у меня будут встречи… опасные встречи, тебе лучше на них молчать, и лицо лучше закрыть, да вообще закутаться с ног до головы и молчать. Справишься?

– Разумеется, - заверила его Нарцисса.


Они пробирались тайным ходом (чтобы никто не видел Снейпа), когда Нарцисса протянула руку, и ловко нырнула в трусы Северуса.

– Да вы сговорились, что ли? - невольно вырвалось у него.

– Сговорились… ах, вот оно что! - понимающе протянула Нарцисса.

Рука ее ласкала член, но тот не спешил подниматься. Минет в исполнении полуголой Лили, без нижнего белья и в халатике медсестры, едва не взорвал мозг Северусу, и он кончил два раза, почти без перерыва, причем, не используя зелий.

– Наверняка, Белла соблазнила тебя своими дойками, - прошептала Нарцисса в ухо, тут же прикусывая его своими мелкими зубками, - а Тонкс опять изобразила твою любимую рыжую, как ее…

– Лили, - сухо ответил Северус.

Он не спешил извлекать руку Нарциссы из своих штанов, желая вначале разобраться, что происходит. То они ссорились, то требовали выбрать одну из них, то вроде согласились, что никто и решат потом, и тут же начали набрасываться на него, едва не насилуя.

– Ага, и не могу же я отстать в этом состязании, - промурлыкала Нарцисса в другое ухо Северуса.

– Состязании?

– Мы же договорились, что ты выберешь одну из нас? Выбор не состоялся, и теперь начались интриги, попытки подкупить судью и повлиять на его решение.

Северус едва не стукнул себя по лицу, настолько проста оказалась разгадка. И как он сам раньше не догадался?! Впрочем, у него все время были дела, дела, а после минета просто ни о чем не думал, и затем снова дела и дела.

– Вы так меня в гроб загоните, - проворчал он. - Дела и сроки поджимают! Не успеем и окажемся в жопе!

– Охо-хо, - простонала Нарцисса в ухо, - я поняла!

Усилия ее рук дали плоды к тому моменту, Северус немного, но возбудился. Нарцисса ловко скользнула мимо Снейпа, приспустила ему штаны и тут же взяла в рот на всю длину, что-то там бурно делая руками под мантией. Северус не сопротивлялся, лишь сказал.

– Нас время поджимает.

Тощая и не рыжая Нарцисса, да с такого ракурса — возиться ей пришлось бы долго. Радовало только одно: то самое состязание и охота, с которой женщины состязались. Значит, Лилиборотка продолжала действовать, и на этом, а также совместном бегстве и боях, можно было заложить фундамент единства.

Но, как выяснилось, о времени Снейп беспокоился зря, у Нарциссы было другое на уме. Заглотнув несколько раз на всю длину, и как следует обслюнявив, она выпустила член изо рта, и Северус сразу ощутил холодок подземного коридора. Нарцисса развернулась, вскидывая мантию, и подставляя взору Снейпа свою бледную попу. Два пальца левой руки, словно механизм, ритмично погружались в ее анус и выходили из него, правой рукой Нарцисса опиралась на стену тоннеля.

– Возьми меня
грубо! - простонала она, облизывая губы.

Выглядело это немного фальшиво, и непонятно было, кривится лицо от страсти или от боли, но Северус решил не вдаваться в такие детали. Она хочет боли и грубости? Пожалуйста! Он молча подошел, заломил левую руку, и вошел в Нарциссу, так же, как в рот, сразу на всю длину.

– Я…

– Молчать! - рыкнул Снейп, отвешивая ей подзатыльник.

– Но я…

Он придвинулся ближе, втискивая Нарциссу в стену, придавливая ей горло локтем и не прекращая двигаться. Откровенно говоря, Северусу тоже было больно, когда его усталый, натруженный и натертый член буквально с боем пробивался внутрь, силой раздвигал тесное заднее отверстие, сейчас сжавшееся еще сильнее. И в то же время, это создавало необходимое трение, Северус быстро возбуждался.

– Тебе нравится грубость, да? Нравится, когда тебя берут силой? - Нарцисса собиралась что-то ответить, но Северус пристукнул ее головой о стенку.

Боль и насилие над женой Люциуса все еще заводили его, и Северус неожиданно подумал, что Нарцисса знает свое дело. У нее не было таких сисек, она не была лже-Лили, и «выступала» после сестры и племянницы, а все же подишь ты! Вот он, результат, рвется наружу. И, похоже, грубость нравилась, как Белле, так и Цисси, стоило проверить на их племяннице.

– О да, тебе нравится, - констатировал Снейп.

Он чуть отодвинулся, делая позу более удобной, и Нарцисса ласкала сама себя рукой в промежности, не забывая энергично работать тазом. Северус сжал ее сильнее, изливаясь, и Нарцисса замерла, чуть подергиваясь. Северус выдохнул и вышел, и из Нарциссы словно выдернули поддерживающий стержень, она рухнула на колени, замерла. На бледной коже отчетливо виднелись красные отпечатки рук, и Северус, не совсем владея собой, шагнул вперед. Продолжить грубость, сунуть… тут он остановился, и просто подал руку, помогая Нарциссе подняться. На лбу ее виднелась кровоточащая ссадина.

– Я немного увлекся, - повинился он, убирая ссадину.

– И это хорошо, - Нарцисса изогнула губы в радостной улыбке, сквозь которую прорывалась боль.

– Так что ты там сказать хотела? - спохватился Северус.

– Неважно, иди, я посижу немного — ноги не держат.

– Но ты же собиралась со мной?

– Предлог перед сестрицей и племянницей, чтобы не заподозрили, что я просто хочу тебя трахнуть, дабы увеличить свои шансы на победу, - вяло отмахнулась Нарцисса. - Ты взрослый маг, бывший Пожиратель, победивший Дамблдора и чуть не ставший Министром! Уверена, ты сумеешь за себя постоять.

Снейп почесал в затылке и пошел, ощущая, как у него тоже дрожат ноги. Свернув за угол, он привалился к стене, едва не потеряв сознание. В глазах потемнело, и он торопливо, не думая о последствиях, выхватил флакон и жадно выхлебал его. Сразу стало легче, удалось выпрямиться. Мысль — лучше бы все трое отказались от секса — стучала в голове, пульсировала в висках и затылке. Снейп готов был бросить все и бежать, но тут же накатила эйфория и легкость от Бодроперцовки по особому рецепту, и он лишь махнул рукой.

– Зато команда будет крепче! - сообщил он туннелю. - Эх, еще бы собрать их всех вместе!

Но так как за сегодня он уже утрахался, яркой и сочной картинки «Северус и три женщины» не представлялось. И думать о групповушке не хотелось. Тут Снейп остановился, осознав, что натворил, и посмотрел на пустой флакон в руке.

– Блядь! Жопа! Нахуй! - выругался он.

– Дорогой, у тебя все в порядке? - донесся возглас Нарциссы.

– Да-да, - крикнул торопливо Снейп в ответ. - Просто в чье-то говно наступил!

– Свежее?

– Не очень, - проворчал Северус, думая о том, наколдовывать порцию говна или нет.

Так ничего и не решив, он опять обругал себя мысленно, а затем заорал.

– Возвращайся в Хогвартс! Немедленно!

– Хорошо!

Прямо супруги с десятилетним стажем, мрачно подумал Северус, скоро буду, как Люциус. Настроение окончательно испортилось, и он мрачно потопал дальше по тайному ходу. Все равно зелье выпито, так надо использовать его с умом и толком! Быстро-быстро всех и вся оббежать, убить, припугнуть, сообщить, и бежать завтра же ночью. За день собраться, на похоронах подлить чего-нибудь в напитки, чтобы всех потом дополнительно срубило, и бежать, бежать, бежать. Плевать, что чего-то не успеет, если не сбежит, то так и затрахается и сторчится тут на зельях. Это будет приятная, но недолгая жизнь, до самой казни магами Министерства.

– Ничего, - злобно просопел Северус, - я отомщу, всем отомщу!


========== Глава 5. Незваный гость из Министерства ==========


2 ноября 1994 года, Хогвартс


Снейп, периодически моргая и чуть покачиваясь, смотрел на Альбуса Дамблдора, лежащего в гробу. Заунывный голос очередного кого-то там, рассказывающего каким замечательным человеком и магом был Дамблдор, клонил в сон. В Хогвартс Снейп вернулся лишь под утро, поспать удалось буквально часа два, и насильная побудка не добавила радости. Уроки — тоже. Похороны почти добили, и сейчас сонливость в Снейпе мешалась со злобой.

Даже будучи мертвым, Альбус Дамблдор продолжал гадить Северусу.


– Мистер Снейп? - раздалось сзади, неожиданно, да так, что Северус чуть не подпрыгнул.

Он обернулся, и обнаружил перед собой низенького, ниже Снейпа на две головы, мага из министерства, с приколотым к мантии золотым значком. Две руки, ломающие палочку, следователь по особо важным делам. Два аврора, сопровождавшие его, мрачно смотрели на Снейпа, выпятив подбородки, и Северус не менее мрачно и злобно уставился в ответ. Да, обладатель Старшей Палочки непобедим в прямом бою, в сражении один на один, но кто сказал, что Северус успеет вытащить эту самую палочку?

– Это я, - вынужденно признал Северус.

– Джонатан МакФергюсон, следователь Министерства по особо важным делам, - представился коротышка, - а это авроры Джонсон и Джонсон.

– Чем обязан такой чести? - осведомился Северус тоном, ясно показывающим, в каком месте он видал такую «честь» и что о ней думает.

– Участию в событиях Хэллоуина, произошедших в Хогвартсе и Министерстве Магии, - радостно улыбаясь, сообщил ему МакФергюсон. - Соблаговолите, пожалуйста, сдать ваши палочки и проследовать за вами.

– Добровольно отдать вам Старшую Палочку? - чуть приподнял брови Северус.

Снейп стоял, скрестив руки на груди, внешне спокойный, словно перед ним опять была троица Поттера, которую он отчитывал в тысячный раз. Но то, что действовало на школьников, ничуть не проняло министерского мага.

– Мы можем оглушить вас и забрать палочки силой, - улыбаясь, сообщил Джонатан. - Выбор за вами.

Авроры обошли Северуса, оказавшись по бокам и сзади от него, и Снейп, скривившись, вынужденно признал, что его обставили. Будь он бодр и накачан зельями, такого не случилось бы! Мысли о Бодроперцовке манили, звали, и Северус шумно втянул ноздрями прохладный осенний воздух.

– Я отдаю эти палочки добровольно и на время, с возвратом мне их потом, - сообщил он вслух.

Палочки он доставал медленно, и так же медленно протянул их Джонатану. Тот бросил короткий взгляд на них, кивнул и сунул в карман мантии, после чего улыбнулся еще любезнее и взмахнул рукой.

– Обещаю, что верну. А теперь, мистер Снейп, покажите нам, пожалуйста, дорогу к кабинету мадам МакГонагалл.

Северус опять поморщился. Эта министерская крыса точно училась в Хогвартсе, и знала, где кабинет Минервы, но ему нужен был предлог, чтобы Снейп шел впереди. Плохо, плохо, очень плохо! Но все же… возможность маневра еще есть, и значит надо сражаться.

– Следуйте за мной, - сделав непроницаемое лицо, бросил Снейп и пошел к МакГонагалл.


В кабинете МакГонагалл было людно, так как туда же привели и Беллатрису, и Нарциссу, и Нимфадору, и Северус стиснул кулаки, ногтями впиваясь в ладони до крови. Ладно, Тайную Комнату он сам сдал, во имя Плана, но что ему стоило спрятать Беллу в Выручай-комнате? Дурак, дурак, сотню раз дурак, безмозглый кретин хуже Поттеров!

– Благодарю за содействие, миссис МакГонагалл, и спешу сообщить, что вы утверждены как временно исполняющая обязанности директора Хогвартса, - МакФергюсон был сама любезность.

Снейпу оставалось только ругаться мысленно. Он вообще рассчитывал, что Минерва будет на его стороне, и удастся как-то прикрыться иностранными делегациями, но, похоже, сторонники Амбридж уже взяли власть в Министерстве. Бежать, бежать, нужно было бежать вчера! Проклятье! Жадность одолела, хотелось отступить без потерь, и вот, пожалуйста, теперь перед Северусом маячила возможность потерять вообще все!

– Министерство направило меня сюда, чтобы провести расследование событий, произошедших позавчера, в вечер Хэллоуина, - сказал Джонатан. - Разумеется, это лишь предварительное следствие, и решать будет суд, но думаю, они примут во внимание мое мнение, так что в ваших же интересах сотрудничать со мной.

Северус бросил взгляд на своих женщин — Белла ухмылялась открыто, Нарцисса сидела с каменным лицом, Нимфадора заметно нервничала. Со следователем, похоже, следовало держать ухо востро, но как предупредить остальных, Северус не знал, и поэтому решил вызвать огонь на себя.

– Раз это предварительное следствие, то почему у нас отобрали палочки? - бросил он с вызовом.

– Отличный вопрос, мистер Снейп! - обрадовался МакФергюсон. - Не соблаговолите ли сообщить мне, как к вам попала Старшая Палочка?

– Во время сражения в Тайной Комнате, Рабастан Лестрейндж смертельно ранил Дамблдора в спину, а я убил Рабастана. А затем и Родольфуса. И еще многих Пожирателей.

– Рабастан Лестрейндж, - покивал Джонатан, и затем указал рукой на Беллатрису. - Что же вы не добили всех Лестрейнджей? Ведь они все втроем сидели в Азкабане?

– Где ты не протянул бы и недели, - пробормотала Белла, вроде бы про себя, но так, чтобы все услышали.

– Простите, что? - повернулся к ней Джонатан. - Или ваш сарказм отменяет преступление, за которое вас посадили в Азкабан?

– Беллатриса Лестрейндж перешла на нашу сторону, - отчеканил Северус, - и именно она выдала местонахождение Тайной Комнаты и план Волдеморта по истреблению школьников в Хэллоуин.

– На вашу сторону? Это на какую?

– На сторону Альбуса Дамблдора и Ордена Феникса, - высокомерно пояснил Снейп. - На сторону тех, кто был за законную власть и Министра, и против Волдеморта. Что же касается событий в Тайной Комнате, то вы можете спросить о них у Гарри Поттера, он был там и все видел своими глазами.

Это сбило МакФергюсона, но не более, чем на секунду.

– Обязательно спрошу, - заверил он Северуса, - хотя вы знаете, дети такие ненадежные свидетели.

– Я готов извлечь воспоминания и подтвердить свои слова под Веритасерумом, - тон Северуса снова стал высокомерным и холодным.

– Допустим, допустим, - улыбнулся Джонатан. - Вот вы сказали, что вы за законную власть, что же вы тогда делали в Министерстве в тот же вечер?

Тон его неожиданно стал пугающим, угрожающим.

– И почему вы убили Долорес Амбридж, доверенное лицо Министра Фаджа?

Не то, чтобы Северус испугался — мертвецы не боятся и не потеют — просто понял, что дело плохо. Со следователя вполне могло статься, потом развести их всех в разные кабинеты и расспросить по отдельности, поймать на противоречиях, чтобы затем запугать еще сильнее. Не Северуса, конечно, но ту же Нимфадору, явно терзающуюся угрызениями совести.

– Потому что она вступила в заговор с Волдемортом, с целью захвата власти, - ответил Северус.

– Да правильно он убил эту сучку! - неожиданно вскочила Беллатриса. - Мало того, что она лизала жопу этому сраному Темному Лорду, так еще и ее люди хладнокровно убили мою малютку!

– Кого, простите?

– Ребенка моего! - Белла рванула на себе одежду, извлекая на свет одну из грудей. - Видите? Что это, по-вашему?

Джонатан моргнул, авроры ухмылялись и пялились на сиськи Беллы, Северус мысленно аплодировал.

– Молоко! - повысила голос Белла. - Я кормила грудью ребенка, а они его убили!

– Кормящей матери не следовало являться в Министерство, да еще и вместе с ребенком, - парировал Джонатан, пришедший в себя.

– Извините, - саркастично ответила Белла, пряча сиську обратно, - я не знала, что прихвостни Волдеморта поднимут вооруженный мятеж, убьют Министра и попробуют захватить Министерство!

– То есть вы подтверждаете слова мистера Снейпа о Долорес Амбридж?

– Конечно! Я же была там, внизу и все видела своими глазами! Эта сучка Долорес разве что прилюдно не отсасывала у Волдеморта, так ей хотелось ему услужить!

– И Дамблдор был не в курсе?

– Полномочия Генерального Инспектора, - сухо добавил Северус, - не давали Дамблдору возможности как-то помешать Долорес Амбридж.

– Понятнооооо, - протянул МакФергюсон, - очень занимательная история. Заметьте, я не говорю правдивая, но очень занимательная. А вы, мадам Малфой, надо полагать, в Министерстве оказались случайно?

– Абсолютно нет, - отрезала Нарцисса. - Я помогала сестре и другу моего мужа, а также декану факультета Хогвартса, на котором учится мой сын, хотя именно попустительством Министерства гоблины распоясались настолько, что мой муж…

Она всхлипнула и утерла слезу.

– Я — аврор, - вмешалась Нимфадора, - и отправилась в Министерство помогать.

– То есть родственные связи тут вообще не при чем?

– Мои тетушки выступили на правильной стороне, поэтому я сражалась рядом с ними! - теперь и в голосе Тонкс слышался вызов. - Выступай они за Темного Лорда, я бы сражалась против них!

– Какое трогательное единодушие, - умилился МакФергюсон.

Северус мысленно выругался, похоже, следователь изначально собирался обвинить их в преступных действиях «в составе группы». Он уже начал прикидывать, как бы подать знак к сражению, когда вмешалась Минерва

– Не забывайте, мистер МакФергюсон, что покойный Альбус Дамблдор доверял Северусу Снейпу! Пускай Орден Феникса практически уничтожен, но мы достигли своей цели, остановили Волдеморта, и заслуга Северуса тут огромна!

Она помолчала секунду и добавила уже обыденным тоном.

– Не говоря о том, что он декан Слизерина и преподаватель Зельеварения, а нам сейчас не хватает учителей.

– Вы хотите сказать, что он невиновен?

– Я хочу сказать, что доверяю Северусу Снейпу, как доверял ему Дамблдор. Так что ведите свое расследование, собирайте информацию, но не мешайте Северусу заниматься своими делами в пределах Хогвартса.

– В пределах Хогвартса, хорошо, - улыбнулся Джонатан, и Снейп прямо физически ощутил, что сейчас будет какая-то гадость. - Тогда я попрошу мистера Снейпа и остальных не покидать Хогвартс до суда, а также пока обойтись без палочек. Но вы ведь уверены в том, что вас оправдают?

– Несомненно, - бросил Северус холодно, хотя больше всего ему хотелось вцепиться в горло следователя и загрызть его, без всякой палочки. - Правда на нашей стороне!


========== Глава 6. Когда ты молодец ==========


2 ноября 1994 года, Хогвартс


Северус смотрел на карту Мародеров, мысленно посылая проклятия всему Министерству в целом и Джонатану в отдельности. Словно насмешка судьбы — стоило отомстить прошлым врагам, Дамблдору и Волдеморту, как тут же явились новые, которых хотелось задушить не хуже прежних. Тайные проходы для выхода из Хогвартса были перекрыты, вход в школу тоже. Один аврор — ерунда, но Северуса не покидало ощущение, что это ловушка. Специально расставленная МакФергюсоном, чтобы подловить Снейпа и потом сдать его с поличным в Министерство, мол, смотрите, сбежать пытался, магию применял, хотя все палочки и сдал ранее, так что вот он преступник.

Был еще шанс, что Нарциссу отправят домой, но нет, ей тоже пришлось задержаться. Ее, как и Беллатрису поселили отдельно, под охраной. Северус несколько минут размышлял над тем, как бы передать сообщение через Драко, но затем устало вздохнул. Смысл в таком сообщении? Что сможет Нарцисса без палочки? Разве что порцию Лилиборотки ей прислать… тут Северус опять схватился за голову. Принимать следовало ежедневно, особенно в нынешних непростых условиях, и именно данное зелье было основной причиной, почему Снейп не сбежал из Хогвартса сразу и попался Министерству. Редкие ингредиенты, сложность в изготовлении, время, он хотел взять с собой запас и просчитался.

– Еще не все потеряно, - заверил самого себя вслух Северус, ощущая, как жалко это звучит.

Сколько у него в запасе, день? Два? Три? Да, сейчас Нарцисса и остальные охотно подставляют ему свои жопы, но что будет, когда эффект спадет? Передать зелье через Драко? Нет, лучше не связываться с этим мелким крысенышем, уже один раз проявил справедливость и что в итоге?

Внешнее воздействие? Вчера ночью Северус сделал немало, но недостаточно. Должно пройти время, прежде чем волна захлестнет Министерство, если вообще захлестнет, все эти нелюди не слишком надежны. Нет, нет и еще раз нет, если он хочет выбраться из ситуации, ему надо действовать самому. Тонкс? Да, она не под арестом, но за ней наблюдают, наверняка, все это одна огромная ловушка, чего стесняться. И даже то, что Северус сейчас держал в руках вторую родную палочку, можно было обратить против него же самого.

– Нет, нет, нужно отдохнуть, - решил он, пряча палочку и карту.

Уже засыпая, Снейп вспомнил, что пропустил процедуры у Помфри, но сил подниматься не было, и он отмахнулся, подумав, что займется всем завтра.


3 ноября 1994 года, Хогвартс


Сон помог, хотя бы отчасти, и на свежую голову, Северус сразу сообразил, что делать. Маховики! Улучить момент, вернуться, и второй Снейп, взяв родную палочку, сходит и освободит Нарциссу и Беллатрису, пока первый Снейп будет на глазах у всех вести урок или там обедать в Большом Зале. Даже если какие-то следы магии останутся, пусть проверяют палочки, сданные Снейпом, пусть хоть запроверяются.

Куда прятать — было понятно, Выручай-комната. Туда же Снейп решил стащить все, что было разбросано по другим тайникам в Хогвартсе. Не попадаться на глаза? Оборотное… Снейп цокнул и состроил гримасу. Похоже, без приема зелий не обойтись, но чего это ему будет стоить в будущем? Но будет ли это будущее, если сейчас не принимать зелья?

– Да, это единственный выход, - признал Снейп.

Он хотел начать набивать мантию зельями, но затем остановился, осознав глупость деяния — ведь зелья потребуются его двойнику! Но затем осознал глупость глупости — за его жильем наверняка будут присматривать, так что лучше вынести все в другой тайник. И вообще отсюда все вынести, дверь защищена заклинаниями, но кто знает?

– Вперед, вперед, нас там чудо ждет, - пропел он тихо.

МакФергюсон всполошится? Пусть побегает! Усилит безопасность? Так у Снейпа есть палочка и маховики, а Тонкс способна превращаться в кого угодно и она не под арестом! Убрать Беллу и Нарциссу, а потом уже и бежать самому! Непреложных Обетов он не давал и не даст, а обещание не покидать Хогвартса… да срать на него, честно говоря.


Все прошло гладко, быстро и просто, словно в былые времена. Снейп, обратившись в самого МакФергюсона, убил охранников Беллы и Нарциссы и спрятал их тела, трансфигурировав в камни. Затем резко развернулся и оглушил Невилла, который подглядывал из-за угла. Лонгботтома он обнаружил заранее, когда проверял, нет ли рядом с охраной кого-то, но решил, что атака на Невилла насторожит авроров. Освободил Беллу и Нарциссу, попутно вручив им двойную дозу Лилиборотки, «для укрепления сил».

– О, опять юный Лонгботтом, - ухмыльнулась Белла. - Отдай его нам!

– Зачем? - насторожился Снейп.

– Мы с ним поиграем и не вернем, и никто ничего не расскажет, - промурлыкала Белла, придвигаясь ближе. - Как думаешь, этот коротышка — следователь сильно встревожится, если обнаружит, что одному из учеников стерли память Обливиэйтом?

– Думаю, он сильнее встревожится, что его авроров убили, а вы бежали.

– А ведь Обливиэйт можно и отменить, - продолжала Белла.

Вот это был серьезный аргумент, Снейп сразу припомнил историю Берты Джоркинс. Но все же, исчезновение Невилла могло всполошить всех вокруг сильнее его пропавшей памяти. С другой стороны, Невилл немало попил крови из Северуса, так что месть чужими руками выглядела привлекательно. И ложный след… Невилл похитил Беллу, чтобы отомстить самому!

– И зверсссски изнасиловать, - возбуждающе прошептала Белла, пробегая руками по груди Снейпа-МакФергюсона.

– Чего? Во что это вы там играть собрались? - опять насторожился Северус.

– Ну, ты же оставишь нам Оборотки со своим обликом? - кинула призывной взгляд Белла.

– Да, отличная идея! - поддержала ее Нарцисса, подходя ближе.

Северус посмотрел им прямо в глаза и мысленно выматерился. Глаза блестели, показывая, что он опять обосрался, как зельевар. Чрезмерная доза Лилиборотки дала им по мозгам, чудо, что они еще не бросились насиловать Снейпа прямо здесь, в коридоре! И время, время, время, в любую минуту мог кто-нибудь да появиться, быстро запихать их в Выручай — комнату вместе с Невиллом было наилучшим решением.

– У меня будет сын от тебя! - продолжала Белла, хлопая себя по животу.

– Нет, это у меня будет сын! - возмутилась Нарцисса.

Наилучшим ли решением? Мысль о том, что кто-то другой будет трахать его женщин, вызывала в Снейпе ярость. Мысль о том, что это будет Невилл - да еще и в роли отца его будущих детей! - вызывала багровую ярость, застилающую глаза. Разумные доводы, про Оборотку и прочее, уже не действовали, и Северус, почти не думая, вскинул руку с палочкой. Невилла швырнуло внутрь комнаты, где держали Беллу, и Северус кинул вослед заклинание:

– Редукто!

Грудь Невилла взорвалась, и он умер, не приходя в сознание. Прежде чем ошеломленные Белла и Нарцисса успели что-то сделать, он окаменил их, трансфигурировал и спрятал к себе в мантию, после чего сломал одну из палочек авроров-охранников и бросил ее рядом с Невиллом. Добавил немного хаоса на входе в комнату Нарциссы, и достал тела авроров обратно. Поработал палочкой Невилла, добавляя сцене достоверности. Даже то, что ранее Лонгботтом видел Снейпа и Беллу трахающимися в подсобке, должно было сыграть в пользу импровизации Северуса.

Невилл атаковал охранника Беллы, но охранник Нарциссы его ранил и неосторожно выбил дверь в комнату Беллы. Лестрейндж добила их обоих и Невилла, в ходе стычки одна из палочек сломалась, а Белла бежала, освободив сестру. Снейп не при чем. Вот так для стороннего наблюдателя должна была выглядеть эта сцена.


Затем Северус вихрем помчался к Выручай-комнате, ощущая, что скоро облик МакФергюсона спадет. Карта помогла избежать встреч, дверь открылась, и Северус достал из мантии Беллу и Нарциссу, после чего провел обратные превращения. Некогда было трахаться, особенно с двумя, хотя внутри все зудело и чесалось, зельянка опять накрывала с головой. Новый экспромт, и Северус выдернул из мантии флакон Оборотного, бросил туда свой волос, благо снова стал самим собой.

– Пей! - почти насильно влил он флакон в Нарциссу.

Та поперхнулась, закашлялась, но выпила, и тут же начала превращаться в Северуса Снейпа.

– Сидите здесь, никуда не выходите, тогда никто и не зайдет, если вы его не пустите, понятно? - торопливо инструктировал он Беллу. - Условный стук, три-два-два-три. Вот тебе моя палочка, храните ее!

– Мгм, - кивнула Белла рассеянно.

Взгляд ее перебегал с настоящего Северуса на второго, ложного, в глазах стояло мечтательное выражение. Северус торопливо отступил к выходу, добавив.

– Ну, думаю, вы найдете, чем заняться, а у меня дела!

Он не оглядывался, но сердце колотилось бешено, особенно от открывающихся перспектив. Сломать запрет, пускай Нарцисса в облике Снейпа, но все знают правду, так что сейчас, за его спиной, одна сестра готовилась, как следует отодрать другую. Дальше все пойдет легче, особенно если реализовать вторую часть экспромта, пришедшую в голову Снейпу при виде мечтательной Беллы. Разумеется, с другими мужчинами делить ее он не собирался, но… ведь есть Тонкс! Засадить с ней вдвоем Белле, и дальше еще пару раз подтолкнуть, чтобы женщины перетрахались между собой и уняли эту идиотскую ревность, мешающую планам Снейпа.


В этих сладких мечтаниях и легкой удовлетворенности местью Невиллу, Северус незаметно добрался до нужного ему места. Притаился, ожидая окончания урока и того, чтобы ученики разошлись, после чего услышал легкий звон из кабинета. Войдя внутрь, он еще успел увидеть тень исчезающего себя, которому предстояло сразить авроров и Невилла, и придумать гениальный план по укрощению своих женщин.

– Ты — молодец, - напутствовал его в спину Северус.

Затем он занялся уборкой котлов, отдельно громоздя не чищенные, для провинившихся и размышляя, не выдать ли наказание Драко. Теперь Снейпу оставалось только ждать, пока МакФергюсон обнаружит случившееся, а до того времени продолжать вести себя, как обычно. Практически беспроигрышная комбинация, и Северус удовлетворенно заявил своему отражению в котле:

– И я молодец!


========== Глава 7. Неудачные переговоры ==========


4 ноября 1994 года, Хогвартс


Северус не верил самому себе, но факт оставался фактом: он жалел, что убил Хагрида. Сейчас Хагрид пригодился бы, для обработки мадам Максим. После смерти Дамблдора и событий в Министерстве, легко можно было бы убедить Хагрида, что в Министерстве берут верх сторонники Волдеморта, и надо бежать, пока не поздно. Хагрид поговорил бы с Максим, и бац! Они все бегут из страны, легко и просто.

Подобные размышления Северуса были вызваны прояснением сознания после очередного сеанса лечения у мадам Помфри. Началось все, разумеется, со следователя МакФергюсона. Тот лютовал и бушевал, в Хогвартс прибыли еще маги, обшаривавшие каждый уголок, и Снейп невольно задумался, как ему бежать в таких условиях? Мозг тут же придумал пять способов, а затем еще пять, ведь у Северуса была карта, палочка, о которой не знал Джонатан, и Маховики Времени. Но на этом размышления не остановились, и маховик мыслей Снейпа закрутился дальше.

Если он исчезнет из Хогвартса, МакФергюсон объявит его в розыск, так же, как и Беллатрису с Нарциссой. Пускай сбежать легко, но зачем сложности потом? Следовательно, бежать нужно прямо из Хогвартса за границу, да еще так, чтобы никто не сумел остановить. Вывод: нужно бежать вместе с иностранными делегациями. Допустим, к Каркарову он мог подкатить как собрат — бывший Пожиратель, и убийца Волдеморта. Ведь в том будущем, которое уже не состоится, Игорь Каркаров бежал в конце Турнира, после возрождения Темного, так что с этим можно было работать. Здесь Северус отвлекся на мысли о том, что от его знания будущего остались лишь какие-то крохи, ошметки, и дальше действовать нужно будет опять вслепую.

Тема была печальной, и Северус вернулся к теме побега, ко второму варианту — с мадам Максим. И вот здесь он подумал про Хагрида и пожалел, что убил его так рано. И еще о том, что можно скрыться в Запретном Лесу и пересидеть там… но эту мысль Северус отбросил. Месяц сидеть в лесу? Да ну нахрен, он же не Поттер с друзьями, чтобы месяцами по дурному шляться по лесам. Мысль о Поттере снова вернула его к Турниру, и Северус некоторое время обдумывал новую мысль.

Кубок связан контрактом с Чемпионами, можно ли на этом сыграть? Взять Кубок, так сказать, в заложники, а через него и Чемпионов, а через них и Директоров школ? Обдумав все, Северус пришел к выводу, что не выйдет, отдавать приказы Кубку он не мог, а если забрать его с собой, то что? Ничего. Турнир все равно проведут, может быть, даже испытания сделают формальными, чтобы все прошли и никто не погиб. И появится дополнительный повод искать Северуса, чтобы отобрать Кубок.

Взять в заложники Поттера? Почти сразу же после этой мысли, Снейп представил, как Поттер постоянно будет рядом, а еще Гермиона и Рон будут за ним гоняться, чтобы спасти, и его едва не стошнило. Поттера — тоже нахрен! Герой волшебного мира, вот пусть и остается героем, борется с приспешниками Волдеморта, засевшими в Министерстве. Вранье? Несомненно! Но зато обостряет конфликт Хогвартс — Министерство, а если еще и подсыпать туда международного перчика с Турниром, то всем точно станет не до поисков Снейпа!


Поблагодарив Помфри и чувствуя себя освеженным, Северус отправился восвояси, не прекращая размышлять о новой идее побега в Дурмштранг или Бобатон. Бросить ложный след, как это получилось с Невиллом и Беллой?

Ученики шумели, варили зелье, а Северус размышлял. Ложный след выглядел многообещающе, но ровно до того момента, когда для его обеспечения требовалось устранить обоих Директоров, чтобы никто не выдал правды. Слишком большой шум, слишком… да все будет слишком, и самое главное — не укрыться в одной из этих школ! Нет-нет, это было неприемлемо.

Впрочем, это не значило, что идея побега плоха. Это значило, что Северус неправильно выбрал способ осуществления. Добровольное приглашение в гости даст ему защиту, а отказ Дурмштранга и Бобатона от участия в Турнире произведет международный скандал, особенно если сам Северус дополнительно сообщит о нем прессе. И Каркаров с Максим дадут интервью, на тему Темного Лорда и Министерства.


– Добрый день, - приветливо улыбнулся Снейп.

Игорь Каркаров посмотрел на него хмуро, потом ответил.

– Добрый, коли не шутишь.

– Может, и шучу, - ответил Северус спокойно. - С какой стороны поглядеть.

Несмотря на закручивание гаек, все же отдельного аврора, чтобы таскался за ним по пятам, Снейпу не выделили. Правда, выйти из Хогвартса тоже не получилось, пришлось ждать момента, когда Каркаров сам придет в школу.

– И с какой же ты стороны?

– С той, которая борется с Темным Лордом, - ответил Северус.

Во взгляде Игоря читалась ирония «как же ты, Пожиратель, и борешься с Волдемортом?», но вслух он ничего не сказал. Каркаров тоже предал Темного Лорда, хотя и выбрал бегство вместо борьбы, так что за эту часть Северус был спокоен.

– Но борьба еще не окончена, - продолжал Снейп, - хотя темная голова и отрублена.

Вот здесь Каркаров все же побледнел. Волдеморт неоднократно заявлял о своем бессмертии и что он вернется, что бы ни случилось. Каркаров не знал об обстоятельствах недавнего почернения и оживления Метки, так что и здесь Северус бил без промаха.

Почти без промаха, ведь Игорь тут же посмотрел на свою Метку.

– Как ты помнишь, она была такой двенадцать лет, - сходил Северус с очередного козыря.

– Говори, - потребовал Каркаров, отходя в сторону.

Северус изложил вкратце версию «Долорес Амбридж — приспешница Темного», с добавлениями, мол, сторонники Волдеморта сейчас готовятся взять власть в Министерстве и посадить там своего Министра. И тут вот Снейп дал промашку, заговорил о том, что надо покинуть Британию, пока сторонники Волдеморта не пришли к власти и не возродили по новой своего Повелителя.

– Бросить Турнир? Подставить Виктора? - возмутился Каркаров громко. - Да ты в своем уме?

– А ты? Зная, что Повелитель делает с предателями…

– Его нет, - Каркаров многозначительно постучал по Метке под одеждой. - Когда и если он появится, мы сразу узнаем об этом, и у нас будет время, не так ли? Метка чернела два месяца, но так и не ожила до конца, так что время будет.

Северус промолчал, не имея возможности рассказать всю правду, почему Метка чернела так долго. Прошлый план — держать Лорда младенцем — неожиданно выстрелил Северусу в спину.

– Я понимаю твой страх, - неожиданно сказал Каркаров, - но бежать? Сейчас? Нет, нет и еще раз нет!

Он пошел дальше по коридору, посапывая и отдуваясь, а Северус еле удержался от того, чтобы злобно сплюнуть на пол.


– Но хде доказайтейльства? - спросила мадам Максим первым делом, и Снейп понял, что дело плохо.

Так оно и оказалось, на уговоры Максим не поддалась, бежать не собиралась, а боязнь Волдеморта… она была на уровне прошлых лет страха в Британии. Когда Волдеморта обозначали как, «Того-кого-нельзя-называть», но при этом все знали, что он мертв и не придет за ними во тьме ночи. Мелькнула у Северуса даже мысль возобновить ночные вылазки, притворяясь призраком Волдеморта, но он ее быстро отбросил.

Время, силы, и необходимость жертвовать сном — то есть опять сидеть на зельях — а самое главное: Метка. Метка должна почернеть, только тогда Каркарова удастся пронять. Без бегства же двух Директоров весь план с международным скандалом и прочим оказывался под угрозой.


И как будто всего этого было мало, Каркаров и Максим не поленились сообщить о разговоре МакГонагалл и МакФергюсону. Не исключено, что Директора просто хотели удостовериться, все ли в порядке, но в итоге подставили Снейпа по полной.


– Врать и наводить панику? - голос Снейпа заледенел. - Вы готовы ответить за свои слова на дуэли?

– Готов, - радостно сообщил Джонатан, - да вот беда, мне запрещено принимать вызовы на дуэли, как следователю. Но я отдельно отмечу в рапорте вашу попытку заполучить палочку и убить меня на законных основаниях!

– Почему убить? - возмутилась МакГонагалл.

– Я всегда предполагаю худшее, потому и жив до сих пор! - продолжал радоваться МакФергюсон.

Честно говоря, этот коротышка уже начинал бесить Снейпа, не хуже Флитвика, Флетчера и других карликов на букву Ф. Фиендфайр для него будет в самый раз, мысленно решил Северус.

– Я всего лишь повторяю то, что говорил изначально! - бросил Снейп. - То, что вы мне упорно не верите… наводит на подозрения. Если предположить самое худшее, то вы сами и есть сторонник Того-Кого-Нельзя-Называть!

– Оскорбления чиновника при исполнении, - поскучнел Джонатан. - Сколько раз я это слышал, и сколько раз еще услышу. Вы не первый и не последний, кто пытается вывести меня из себя, подловить на эмоциях или дуэли, думая, что тем самым избавится от обвинения.

– Уже обвинений?

– Подозрений, улик, неважно, - покрутил рукой в воздухе Джонатан. - В общем, я сейчас разбираюсь с тем, что натворил Лонгботтом…

Минерва шумно вздохнула, одернула мантию, хотя в том не было нужды.

– … и рекомендовал бы вам, мистер Снейп, не будоражить и без того взбудораженный Хогвартс. Ведь вы мешаете следствию, суд может счесть это отягчающим обстоятельством.

– Хорошо, не буду будоражить, - согласился Северус.

Все неожиданно стало ясно, как день. Каркаров и Максим сами виноваты, не захотели слушать слова Северуса, который желал им лишь добра. И у самого Снейпа не было времени, сил, желания, а главное — времени — ходить за ними и уговаривать, упрашивать и умолять. Так что пришла пора снова перейти от мирных действий к насильственным, осталось только решить, каким именно.

– Прошу меня извинить, - саркастично заявил Северус, - но меня ждут взбудораженные ученики, а также сваренные ими в таком состоянии зелья.

С этими словами он вышел и направился к себе.


========== Глава 8. Установление связей с Бобатоном ==========


5 ноября 1994 года, Хогвартс


Взбудоражены были не только ученики, но к счастью, Белле и Нарциссе было чем заняться в Выручай-Комнате (зелья и еду Снейп переправлял им через Кричера). Оставалась Нимфадора, пребывавшая в неопределенном статусе. С одной стороны, она оставалась аврором. С другой, помогала Снейпу и остальным. Поэтому она, при внешней свободе перемещений и действий, находилась под негласным надзором остальных авроров и, в сущности, оставалась под домашним арестом, как и сам Северус.

Но у Снейпа была Карта Мародеров.


– Привет, - шепнул Северус, затаскивая Нимфадору в пустое помещение.

Некоторое время они просто целовались, руки Северуса гладили и ласкали спину и попу Тонкс. С сексом, как и с зельями, нужно было завязать временно, но Северус не мог остановиться. Мысли о том, что сейчас вытворяют Беллатриса и Нарцисса в Выручай-комнате, дополнительно заводили его, будоражили.

– У нас мало времени, - пробормотал он, оторвавшись от Нимфадоры.

– Мне превратиться? - ухмыльнулась та, делая волосы рыжими.

– Нет-нет, оставайся такой, какая есть, ты прекрасна, - перешел в атаку Северус.

Атака была словесной и физической, но памятуя о последствиях прошлых подвигов, брать ее стоя, пусть даже у стенки, Северус поостерегся. Впрочем, ближайший стол отлично подошел, и было что-то безумно эротичное в ее ногах, закинутых на плечи Северуса.

– МакФергюсон тебя подозревает, - в перерывах между стонами сообщила Нимфадора.

– Знаю, - пропыхтел Снейп, наклоняясь ближе к ней и целуя сосок.

Впрочем, в пояснице тут же что-то прострелило, и он торопливо выпрямился.

– То, что мы вынуждены встречаться украдкой и вот так торопливо предаваться близости, - сказал Северус, выплеснув возбуждение, - уже означает, что мы проиграли.

Нимфадора молча выпила свою порцию Лилиборотки и вздохнула.

– Бежать?

– Бежать, - согласился Северус, поправляя мантию, - как и планировали. Либо нужно будет истребить половину Министерства, а вторую запытать, доискиваясь правды.

Нимфадора вздрогнула, села, охватив себя руками, словно прикрывая свою грудь от взглядов.

– А Хогвартс? - спросила она горько. - Орден Феникса?

– Дора, - наклонился над ней Снейп, - нам свои бы жизни спасти, чудо, что нас всех еще не казнили, только арестовали в Хогвартсе. Но это не продлится вечно и за нами придут, после чего все будет кончено. Мы не можем тащить за собой в неизвестность детей, им лучше остаться в Хогвартсе. Минерва состояла в Ордене, она присмотрит за ними не хуже Альбуса. Бежим, освободимся, заведем собственных детей, не боясь гнета нового Волдеморта, а потом вернемся и сразимся, повергнем всех!

– Повергнем? - задумалась Нимфадора.

Снейп мысленно облегченно вздохнул. «Заведем собственных детей» проскочило фоном, да и претензий к «тете Белле» Нимфадора не высказала. Не стала подозревать в том, что та вернется к Волдеморту.

– Хочешь, дам Непреложный Обет? - пообещал Северус.

Вернуться и спалить Министерство, отомстить, да еще и следуя обещанию, данному лже-Лили, ммм… была в этом какая-то поэзия и высокая романтика.

– Не надо, я верю тебе, - кивнула Тонкс, но тут же непоследовательно добавила. - Может останемся и будем сражаться?

– Прятаться по лесам и болотам? - сделал вид, что задумался, Северус. - Помнишь историю Сириуса, как за ним все охотились, год назад?

Этот аргумент стал решающим, и Северус, сказав, что потом пришлет весточку, распрощался. Проверив по карте, нет ли кого рядом, он еще раз спрятался и достал Маховик. Разумеется, он мог применить его и в любое другое время, но ему нужно было алиби перед своими женщинами, перед своей командой. Слабое алиби, раз уж они все вместе были в Министерстве и видели, как Северус берет Маховики, но. Потрясения последних дней, различные события и затем бегство, все это должно было затмить воспоминания о Маховиках, и Северус не собирался ими размахивать лишний раз.

Потом, потом, когда они сбегут и обустроятся в Бобатоне, тогда он начнет опыты над изломанными кусочками Маховиков. Северус сильно подозревал, что его успех с переносом и возможностью менять прошлое, связан именно с этим — использованием в зелье сломанных Маховиков. Но это еще предстояло проверить, а перед этим предстояло обеспечить себе, собственно, Бобатон.


Разумеется, Каркарова можно было точно так же подловить, в конце концов, никто из окружающих не был Аластором Грюмом. Но все же Каркаров был Пожирателем, пускай и бывшим, практиковал Темную магию, служил Волдеморту, как и сам Северус. Мадам Максим была полувеликаном, как и Хагрид, имела повышенную устойчивость к заклинаниям, что само по себе должно было служить дополнительным расслабляющим фактором. И самое главное — Максим привезла с собой девушек, а Каркаров — парней.

Все это в совокупности определило выбор цели для воздействия.

– Империо! - почти нежно и тихо произнес Северус, атакуя Максим «в лоб».

Та, выходящая из-за угла, никак не ожидала такого, и не успела достать палочку. В заклинание Снейп вложил всю свою силу, новообретенное желание властвовать и мстить, править и наказывать, и это сработало: Максим оглушило на секунду. Пока она сбрасывала Империо, Снейп крутнул палочку в руке и еще раз произнес.

– Империо!

В этот раз пробивая защиту.

– Веди себя, как обычно, - приказал он послушной Максим, - чтобы ни у кого не возникло подозрений. Вот это (он достал два флакона Лилиборотки) подольёшь или дашь выпить Флёр Делакур, причем так, чтобы это тоже не вызвало подозрений.

– Слушаюсь, - глухо ответила Максим.

Наверняка, она боролась с заклинанием, и ее врожденная устойчивость к заклинаниям, сокращала срок воздействия Империо. Но Северус был уверен в своих силах и в том, что успеет обновить Империо, пока то не спало.

– Приведешь ее потом…

Северус задумался на секунду, потом указал на ближайшее помещение:

– …вот сюда, и чтобы тоже не было подозрений. Понятно?

– Понятно.

– Если она будет артачиться, поможешь мне, подержишь.

– Ясно.

Трахнуть Флёр, для закрепления эффекта зелья, затем опоить ее по самые брови, чтобы не дергалась. К Максим еще Империо, хладнокровно прикидывал Северус, и отправить ее к Каркарову. Тот вряд ли что-то примет из рук Максим, но что, если зайти с другой стороны? Опасность для Чемпионов, ведь Игорь дрожит над Крамом, как наседка. Да, и Флёр подтвердит, если что, а потом Северус вмешается. Годится.

Через Флёр потом можно связаться с вейлами, пусть поднимут шум по поводу Британии, лишним не будет. Максим и Флёр вместе отвлекут внимание, заретушируют то, что с делегацией Бобатона отправятся Снейп и Тонкс. Нарциссе и Белле придется проехаться в чемодане. Остается только одна проблема — как объяснить трем своим женщинам то, что к ним резко присоединилась еще четвертая? Скрыть не получится, Флёр нужно обрабатывать каждый день, по крайней мере, вначале, да и опаивание до бровей выкрутит в ней желание быть рядом со Снейпом на максимум, а интеллект, наоборот, понизит. Лилиборотка — 2, без эффекта смены внешности, была бы тут как нельзя кстати, но увы, увы, увы, ему так и не дали ее доделать!

Вспышка злости была неожиданной, яростной, ударила в голову Северусу, и он ощутил сильнейшее желание выплеснуть все на Максим, стегануть ее Круцио, поставить на колени и заставить служить себе. Усилием воли, Северус взял себя в руки, отпихнул все в сторону и сказал, почти спокойно.

– Каркарова нужно уговорить уехать, подумай, что ему сказать.

– Хорошо, повелитель, - кивнула Максим.

И это было приятно, Северус словно бы прикоснулся на секунду к тому, что ощущал Волдеморт. Правда, к этой
сладости примешивалась усталость и порция гадливости, вызванная все той же усталостью. Без Бодроперцовки, мысль о том, что надо идти куда-то, встречаться, трахать, колдовать, внезапно вызвала в Северусе апатию, желание никуда не ходить и ничего не делать. И еще желание махнуть флакон зелья, ощутить бодрость, легкость, силу духа, когда кажется, что все тебе по плечу.


Флёр опустилась на четвереньки, склонила голову к полу и выпятила зад. Приспуская намокшие кружевные трусики, Северус не мог отделаться от мысли, что сейчас Делакур превратится, и тогда окажется, что он трахнул птицу. От этих мыслей все чуть не начало опускаться, и Снейп торопливо вошел во Флёр, совершил несколько сильных толчков, и Делакур застонала тихо.

Секс из приятного наслаждения все чаще начал превращаться в какую-то работу, от этой мысли Снейп никак не мог отделаться, совершая размашистые фрикции, придерживая Флёр за белые, тощие бёдра. Голова ее елозила по полу, задница подрагивала, и внутри все чавкало и хлюпало, издавало сосущие звуки. Не исключено, что в ощущении работы была виновата мадам Максим, внимательно наблюдавшая за процессом, готовая прийти на помощь, «если Флёр начнет артачиться».

Но та вела себя именно так, как подобает после двух флаконов Лилиборотки, предавалась страсти с любимым человеком, забыв обо всем. Снейп не знал, почему он не отдал и не отдает нового приказа Максим, хотя бы отвернуться, и ощущал себя местами извращенцем. При этом Максим вела себя так, чтобы не вызывать подозрений, то есть попросту говоря, зрелище чужого секса ее возбудило, и рука ее скользнула под мантию. Мысль о том, что сейчас придется трахать еще и Максим, дала неприятный эффект. Огонь и возбуждение в Северусе начали стремительно гаснуть, член и поясница заболели, даже извивающаяся под ним Флёр вызывала желание отпихнуть ее подальше.

Северус изогнул руку, и вогнал два пальца в задницу Флёр, вскрикнувшую от боли. Закрыл глаза, избавляясь от вида Максим, и начал двигать бедрами быстрее. Два пальца в заднице прижимали член через тонкую стенку, и Северус словно бы надрачивал самому себе, вонзаясь в горячее, подрагивающее, стискивающее его лоно. Приём помог, пускай и механически, и Северус быстро достиг оргазма, закрепив действие зелья своим семенем.

– Как же я заебался, - простонал он, отваливаясь от Флёр и падая на пол в изнеможении.


========== Глава 9. Разрыв контракта Чемпионов ==========


5 ноября 1994 года, Хогвартс


Очищая себя и мантию от следов соития, глядя на лежащую на полу и мелко подрагивающую Флёр, Северус не мог отделаться от ощущения, что допустил ошибку. Всех предыдущих женщин он долго обрабатывал, ловил в моменты слабости, разогревал рассказами и ожиданием, подводил базис под внезапно вспыхнувшую страсть и затем долго закреплял ее.

В сущности, только это и спасло его в Министерстве, Долорес просто не смогла отдать приказ на убийство, решив забрать Северуса себе и только себе. Но теперь, с Флёр было иначе, чересчур грубо и явно, и резко. Если бы можно было отвлечь Максим на Хагрида, если бы в Хогвартсе не торчал МакФергюсон… еще как-то где-то можно было бы списать на внезапную влюбленность Флёр в Северуса, в конце концов, полюбила же она Билла? Но в том-то и заключался парадокс, что не будь в Хогвартсе следователя, и опаивать Флёр не потребовалось бы. Северус вообще не собирался трогать Турнир и трехметровой палочкой, зачем ему, как Министру, международные скандалы?

Но теперь? Увы.

– Так, - сказал он, приняв решение.

Флёр оставить себе не удастся, как бы ни была сладка такая опосредованная месть Уизли. Значит, и стесняться в средствах не следовало, в конце концов, он и без того очень далеко зашел! Снейп вытащил из мантии еще два флакона Лилиборотки, и поднес их Флёр, приказав.

– Пей!

– Что это? – нахмурилась Делакур.

Разумеется, ее можно было уговорить, в конце концов два флакона до того она уже выпила, и они только что трахались, но Снейп окончательно потерял терпение. Вот они, последствия грубой обработки! Сомнения, подозрения, и потом, в решающий момент она предаст и ударит в спину!

– Держи ее! – приказал он Максим.

Та ухватила Флёр своими гигантскими ручищами, сжала челюсть, и Снейп влил два флакона, зажав Флёр нос. Та давилась, кашляла, но глотала вынужденно, и ее снова повело. Лицо расплылось в глупой похотливой улыбке, глазки стали масляными, и она полезла к Северусу целоваться.

– Тьфу, дурак, - ругнулся Снейп на самого себя.

– Но тааааккооой красивый, - томно протянула Флёр, пытаясь добраться до трусов Снейпа.

Северусу хотелось выть и рвать на себе волосы, ошибка за ошибкой! Где-то на грани слышалось сладкое нашептывание о мощи Бодроперцовки, о том, как враз все прояснится и станет хорошо, как Снейп перестанет ошибаться и сможет трахнуть и Флёр, и Максим одновременно. Спасло Северуса только то, что его член даже не шевельнулся в ответ на эти жаркие картинки, и он сумел удержать себя в руках.


Обновив Империо на Максим, он отправил ее к Каркарову, с четкими инструкциями, что говорить и что делать. Была еще мысль пошутить над Игорем, приказав Максим изобразить горячую страсть, но Северус отказался от нее. Неуместно и неумно, подобная шутка могла стоить ему свободы и жизни.

– Империо! – припечатал он Флёр, закончив с Максим.

С одной стороны, подчинение прошло легко, ведь Делакур и без того была готова подчиняться, готова была отдать всю себя Снейпу. Но с другой, даже Империо не могло погасить жара страсти в ней, и Северус, проклиная все на свете, минут двадцать работал над ней, под конец уже просто трахая ее рукой и не думая о последствиях.

– Иди, найди Нимфадору Тонкс, - затем начал он отдавать приказы Флер.

Та слушала, кивала и обсасывала пальцы Северуса, пока он их не отобрал. Бежать, бежать, следовало бежать как можно быстрее и дальше – сама ситуация, в которой он оказался, просто кричала об этом. Ошибки и еще раз ошибки, и отсутствие предзнания, словно бы вся удача Северуса закончилась на Хэллоуин, когда он не смог добраться до приза – поста Министра. Или удача была отпущена ему на месть?

– Поняла? – спросил он Делакур, закончив инструктаж.

– Поняла, - послушно кивнула та. – А…

– Все будет, - отрезал тот, пряча руку за спину.

Дерзкий, рискованный план, в духе прошлых, но при этом несоизмеримо мельче по размерам. Снейпу хотелось выть и орать, жахнуть Фиендфайром, разом покончив со всеми проблемами, но новая парадигма - мертвецы не сдаются и не боятся – мешала ему.

– Иди! – махнул он рукой Флер, проверив по Карте окрестности помещения.


Сам он быстро проследовал к себе, где начал писать письмо. В прессу оно могло и не пройти, цензура Министерства, но Снейп собирался размножить его и подбросить в дома целой куче магов. Главное – раздуть скандал, прикрыть свое бегство, а там хоть трава не расти! Трястись по тайным ходам и потом бегать полночи, просто не было возможности, и Северус вызвал Кричера, вручив ему шкатулку, с чарами расширения пространства. Шкатулка была до краев набита письмами, заполненными Прытко Пишущим Пером, дабы ни одного следочка не вело к Северусу. Вот намеки на работу Скиттер там имелись, и Снейп заранее ухмылялся, представляя, как прижучит эту наглую стервочку Министерство.

– Точно! – хлопнул он себя по лбу.

Быстро накатал еще одну анонимку, короткую, сообщавшую, что Рита Скиттер – анимаг-жук – и приказал Кричеру.

– Эту – в Министерство, и так, чтобы тебя не видели, ясно?

– Ясно, - проворчал тот.

– Еще нанеси визиты, - Северус начал перечислять, осененный новой идеей.

– Ясно, - еще ворчливее отозвался Кричер, дослушав.

Он ворчал на всех, кто не «хозяйка», так что на это Снейп уже давно не обращал внимания. Главное – Кричер слушался, и работал магией эльфов. Едва Северус отправил Кричера, как появилась Нимфадора, с заплаканной Флёр. К счастью для себя, Северус ее отдельно проинструктировал, и Флёр не стала радостно визжать при его виде или падать на пол, раздвинув ноги.

– Печальная история, - покивал Северус, выслушав рассказ, который сам и сочинил.

Дескать, авроры Министерства зажали Флёр в углу и изнасиловали, хохоча над ней и угрожая расправой над «неполноценной», то есть вейлой. Имелись у Флёр и доказательства, ручной работы Северуса. К Тонкс же Флёр прибежала дескать та не может быть за Темного Лорда и сражалась против него (тут шла ссылка на слухи и следователя). Также Делакур якобы все рассказала мадам Максим, и та отправилась к Каркарову, и в общем, делегация Бобатона должна будет покинуть Хогвартс в ближайшее время, но Флёр страшно и она не знает, не арестуют ли их всех. И так далее, и тому подобное, слезовыжимательная девичья ерунда, на которую Тонкс тем не менее купилась.

– Нам же надо переждать лишь чуть-чуть? – словно задумавшись, спросил Северус.

– Чтобы они не устранили Флёр до отлета, да, - кивнула Тонкс.

– Выручай-Комната, - бросил Снейп, еще «подумав».

– Отлично! – просияла Тонкс. – Я провожу ее!

– Нет, - покачал головой Снейп. – Тебе нужно идти и собираться.

– Почему?

– Флёр же не пряталась особо, когда тебя искала?

– Нет, - ответила та.

– Завтра же МакФергюсон будет в курсе, и теперь уж точно арестует нас всех, потому что иного выхода у него не будет.

– Мы должны что-то предпринять! – ахнула Тонкс. – Нельзя скрывать такое!

– Никто и не будет скрывать, - Северус хотел сказать, что уже принял меры, но вовремя остановился и прикусил язык. – Прежде чем говорить, нам нужно бежать! Иди, собирайся, мы улетим вместе с делегацией Бобатона. Но до того момента – никому не слова! Иначе ничего не выйдет!

Нимфадора, кивнув, убежала, а Северус повел Флёр в Выручай-Комнату.

– Я же справилась, да? – ластилась та. – Я заслужила награду?

– О да, ты заслужила награду, - отвечал Северус.

К счастью, оглупление Делакур пошло на пользу делу, она не умничала, а просто делала, что ей говорят. В Выручай-Комнате Северусу пришлось туго, Белле и Нарциссе тоже хотелось «награды», а ведь еще надо было объяснить им, что уже завтра они убегут! Но Северус предусмотрел и это, решив идти до конца. Когда он покидал Выручай-комнату, Белла и Нарцисса, в обликах самого Снейпа, со всем старанием драли Флёр в «два смычка».

– Надо будет повторить такое с Нимфадорой, - пробормотал он тихо.

Нужно было, по идее, еще разобраться с Седриком, и Северус даже придумал план. Выманить Чо Чанг, выманить Седрика, изобразить «зверское изнасилование» аврорами и убийство Седрика, вкупе со всем остальным, но на Северуса навалилась усталость, апатия. Воплотить сцену в жизнь удалось бы, только закинувшись Бодроперцовкой, но кто знает, к каким еще ошибкам приведет новый прием зелий?

Поэтому Снейп мысленно махнул рукой, и отправился за Кубком Огня.

Выкрасть его было легко, ибо Кубок особо и не охранялся, и Северус неожиданно понял, как Барти-Грюм так легко превратил оный Кубок в портал в несостоявшемся будущем. Просто всем было насрать на Кубок, остывший после выбора Чемпионов и до следующего Турнира.


С Кубком в виде трофея, он и столкнулся с Максим и Каркаровым. Директор Дурмштранга был встревожен и сердит.

– Я решил забрать Кубок, чтобы с его помощью не попробовали надавить на Чемпионов, - сообщил Северус первым делом, перехватывая инициативу.

Затем он повернулся к Максим и сказал.

– Чемпион Бобатона Флёр Делакур сейчас в безопасном месте, но это все, что я могу. Если вам завтра не дадут улететь…

– Я посмотрю, как они не дадут! – вспылил Каркаров, не отрывая взгляда от Кубка. – Пусть только попробуют!

– Бхлаходарю, мьсе Снейп, - грассируя, сказала Максим. – Вам попадет?

– Мы проиграли, - демонстративно вздохнул Северус, - но чем смогу – помогу.

– Нет! – как и было запланировано, горячо воскликнула Максим. – Вы летите с нами! Я не допущу вашего поругания!

– К счастью, среди авроров нет любителей мальчиков, - скривился Северус, - так что поругание мне вряд ли грозит, пока, во всяком случае.

Как и предполагалось, это дополнительно встревожило Каркарова. В обычных условиях, история об изнасиловании Виктора вызвала бы у него смех, но в нынешних условиях? Игорь поддался влиянию момента, и этого было достаточно.

– Возьмите, - протянул ему Кубок Северус.

– Нет, - отказался Каркаров.

– Это…, - Максим покачала головой. – Нет, я тоже не возьму.

– Тогда у нас только один выход, - демонстративно дернул щекой Северус.

Затем он вскинул руку, направляя палочку на Кубок, поставленный на пол, и негромко произнес.

– Фиендфайр!


========== Глава 10. Бегство ==========


6 ноября 1994 года, Хогвартс


Заглянув в Выручай-комнату, Северус лишь покачал головой. В комнате не просто пахло, нет, там воняло сексом и вчерашней оргией. Все трое, Белла, Нарцисса и Флёр, спали, голые, под одним одеялом, тесно прижавшись друг к дружке. Снейп хотел уже умилиться, но затем увидел, что они опустошили все запасы оставленных им зелий, и желание умиляться прошло.

Зато появилось сильнейшее желание наорать, до кровищи и выбитых зубов.

– Спокойствие, только спокойствие, - пробормотал Снейп.

Сундук с чарами расширения пространства явился на свет, и Северус перенес туда своих женщин взмахом палочки, всех разом, в одном одеяле. Его посетила новая мысль, и он ухмыльнулся, подхватил сундук и пожелал получить проход в Хогсмид. Стоило бы сжечь все доказательства за спиной, и Северус не стал отказывать себе в этом маленьком удовольствии.

– Фиендфайр! – выпустил он Адский Огонь.

После чего вскочил на принесенную с собой метлу и рванул по туннелю, хохоча во все горло. За его спиной полыхало и гудело, и огонь словно бы уносил с собой все тревоги и заботы Северуса.

– Вот это и называется сжечь мосты! – выкрикнул он.

За Хогвартс Северус не беспокоился, когда один из дружков Драко в будущем спалил Выручай-комнату, никто в школе и не заметил ничего. И Выручай-комната потом функционировала, так что и схлопывания туннеля можно было не опасаться.

– Я еще вернусь! – пообещал Северус на лету. – И всем отомщу!


Поджидая летающую карету Бобатона, Северус мысленно представлял разворачивающуюся сейчас в Хогвартсе картину. Грузящиеся в карету и на корабль делегации Бобатона и Дурмштранга. Выступления Каркарова и Максим, перед прибывшими (по приглашению Северуса) репортерами. Обвинения и возгласы. Растерянность МакГонагалл. Возмущение МакФергюсона и попытки обыскать карету и корабль. Нимфадора, под шумок ускользающая из Хогвартса прочь.

Турнир сорван, Кубок уничтожен, международный скандал.

– Ах ты ж блядство, - выругался Северус, осознав непродуманный момент в своем плане.

Большая часть обвинений, да что там, практически все они покоились на изнасиловании Флёр, как на краеугольном камне. Если раздувать международный скандал, а раздувать его надо, отступать уже некуда, мосты сожжены, то надо будет предъявлять Флёр к осмотру. Разумеется, ее проверят и на магические воздействия, и отмазка, что авроры не прибегли к Империо, потому что оно Непростительное, будет крайне неубедительной.

В общем, попросту говоря, все обнаружится и вскроется.

– Блядская жопа! – Снейп вскочил с сундука и заходил туда-сюда.

Впрочем, он почти сразу успокоился и сел обратно, придумав выход. Все равно он собирался избавляться от Флёр, так почему бы ей не послужить общему делу? Зверское изнасилование? О, это он обеспечит, не сомневайтесь, и обитательницы сундука ему помогут, надо будет только придумать, как сделать так, чтобы следы сношения были не слишком свежими. И синяки, разумеется, куда же без них.

Не выдержала позора изнасилования и покончила с собой, вот вам тело, получите и распишитесь. Скандал разгорается, намеки про вейл и дискриминацию, и наследие Темного Лорда, вот вам еще подогрев скандала. Максим под Империо и все подтвердит, а там видно будет. Пожить возле Бобатона, особо не светясь, прийти в себя, отдохнуть и восстановиться, пока в Британии бушует смерч говна.

– Нет, все-таки жопа, но не блядская, - резюмировал он и снова уселся ждать карету.


Максим, по инструкции, подобрала Нимфадору ранее, и в карете Северуса встретил горячий приём. Остальные ученицы Бобатона смотрели на Снейпа во все глаза, и он знал причину, ибо сам ее и придумал. Роман с Максим, для сокрытия всего остального, вполне достоверная версия для этих молоденьких дурочек.

– Она здесь, - сказал Снейп, похлопав по сундуку.

Максим заглянула, и Северус, не удержавшись, тоже. Обитательницы сундука проснулись, но, похоже, еще не поняли, что они уже не в Выручай-комнате, и тихо терлись телами друг о друга, ласкали руками, еле заметно шевеля одеяло. Остальные ученицы тоже потянулись посмотреть, и Максим торопливо закрыла крышку сундука, со словами.

– Флёр спит, не будем ей мешать.

– Как в Хогвартсе, не было проблем? – спросил Снейп, сочтя, что вопрос в данной ситуации вполне уместен.

– Нас действительно попытались задержать, - в голосе Максим послышалась горечь, - но на глазах у репортеров и учеников не посмели, хотя все и висело на волоске.

– Дамблдор такого не допустил бы, - заметила Нимфадора тихо.

Северус порадовался, сочтя это замечание признаком того, что Тонкс поверила в его историю. Теперь оставалось только продолжать делать вид, что они – Сопротивление, даже притворяться особо не придется. Ведь Северус обещал вернуться и отомстить? Обещал. И вернется, и отомстит.

– Да, гнусная вышла история, - вздохнула Максим, - но я так этого не оставлю!

И Каркаров не оставит, подумал Северус. Лишь бы они не перегнули палку, но это было уже не в его власти. Устранить Флёр, да продолжать поддерживать историю с «гнусными приспешниками Волдеморта», вот и все, что ему оставалось. Впрочем, если сработает последняя из задумок Снейпа, то полыхнет так, что все обойдутся и без попыток Северуса подогреть скандал.

Задумка была простой – поднять восстание всех не-магов, и Снейп частично занимался ей в ту ночь после Хэллоуина, когда Нарцисса подставляла ему задницу в потайном проходе. Визиты Кричера должны были дать дальнейший толчок, послужить искрой, но гарантий все же не было. Пойдут ли акромантулы мстить за Хагрида? Ринутся ли гоблины штурмовать Министерство? Возмутятся ли кентавры и оборотни? Но если сработает – то все, полноценная война Министерству обеспечена.

И это в условиях международного скандала из-за изнасилованной Чемпионки Бобатона, изнасилованной потому, что она – вейла. Да, тут не помешал бы Гарри Поттер, но Снейпа аж перекашивало от представления, что Поттер мало того, что будет рядом, так его еще и тронуть нельзя будет, и нужно будет притворяться добропорядочным борцом за дело Дамблдора.

Нахрен! Нахрен такое!


– Скоро уже прибудем, - сообщила Максим, чуть улыбаясь и снимая невидимую пушинку с плеча Снейпа. – Не устал?

– Все нормально, - суховато ответил тот.

Спектакль для учениц, пусть видят и разносят слухи. Роман с Максим, попутно еще отводящий подозрения от Снейпа в романе с Флёр. Надо будет ее еще раз заимперить, прикидывал Северус, проинструктировать от и до, влить Лилиборотки, пообещав «награды» за хорошее исполнение роли. Награда и смерть потом, не тянуть, легенда такая, что изнасиловали, крепилась, но попав в Бобатон, сорвалась.

Просто, легко, естественно, приятно.


Хогвартс прятался в холмах Шотландии. Бобатон притаился в Пиренеях, в стороне от дорог и поселений магглов. Северус рассматривал с высоты школу, отмечая сходство и различия с Хогвартсом. Средневековая крепость, умело вписанная в обстановку, прячущаяся на склоне горы, и, наверняка, в самой горе. Пристройки и надстройки различных архитектурных стилей, расползание за пределы крепости, и всякие там поля для квиддича и местный аналог Запретного Леса.

Имелся даже аналог Хогсмида, пускай и без железной дороги, и Снейп мысленно пожал плечами. Необходимость прятаться, после принятия Статута, видимо, диктовала одни и те же решения. Либо поселение существовало и раньше, а потом просто начали прятаться вместе, как это было с Хогвартсом и Хогсмидом.

– Связь через камины, - пояснила Максим, - так проще. Меньше магглов вокруг, легче отводить им глаза.

– Понятно, - ответил Северус.

– Думаю, в Монте-Белло, вы без труда найдете себе жилье.

– Туда ведут потайные ходы из Бобатона, как в Хогвартсе? – спросил Северус, играя на публику.

– Возможно, - загадочно-томно улыбнулась Максим в ответ.

Разумеется, Северус не программировал ей каждый ответ, лишь отдал приказ разыгрывать роман, с пояснениями, что именно требуется, и дальше Максим работала сама. Публика, в лице учениц Бобатона, млела и верила, вздыхая о романтике тайных ночных свиданий под луной. Не знают они, что такое затрахаться трахаться, подумал Снейп чуть раздраженно.

– Хорошо, все равно надо вначале обустроиться, посмотреть, удастся ли мне открыть здесь лавку зелий, чтобы зарабатывать на жизнь, - продолжал спектакль Северус.

Украденного и увезенного с собой было столько, что Северус, пожалуй, мог скупить все это Монте-Белло, и даже не обеднел бы. Но ему нужно было как-то вписаться в местную жизнь, не вызывая особых подозрений, и лавка зелий тут отлично подходила. Варит что-то? Так лавка зелий! Тут Северус понял, что упустил еще один аспект новой жизни. Проживание всем вместе, необходимость объясниться, то, с чем к нему приставали женщины после Хэллоуина. Пускай он и смягчил удар, сумев все же спарить Беллу и Нарциссу, но Нимфадора? Как скрываться от нее? Как втянуть в общий круг?

Разве что действовать через Беллу и Нарциссу, чтобы они сами тянули к себе Нимфадору, но тогда возникал другой риск. Если их долго не трахать, то все опять же может выйти из-под контроля. Впрочем, если провести операцию с Флёр… Северус незаметно усмехнулся пришедшей в голову идее.


Обустройство в Монте-Белло прошло быстро, легко, почти естественно. Северус снял двухэтажный особняк, расположенный на отшибе селения.

– На первом этаже устрою лавку, а спальни на втором, надо будет еще расширить дальнюю комнату и сделать из нее зельеварню, а также углубить погреб, - составлял он наметки вслух.

Не столько для себя, сколько для Вероники, пожилой, сморщенной жительницы Монте-Белло, сдающей особняк. Затхлость воздуха, трещины на стенах, подозрительные пятна намекали, что тут случилась какая-то темная история, после которой особняк забросили. В общем, аналог Визжащей Хижины, и это полностью устраивало Северуса, особенно если заколдовать стены, чтобы этих самых ночных визгов никто не слышал.


Когда стемнело, он еще раз пробежался мысленно по пунктам плана, и позвал Беллу и Нарциссу.

– А теперь приступим к операции «Спой, птичка, не стыдись», - мрачно усмехнулся Северус, извлекая на свет зелья.

Оборотное для Беллы и Нарциссы, и Бодроперцовку с возбуждающим себе. Сегодня он должен быть в наилучшей форме, чтобы все стояло, как каменная дубина тролля и не давало осечек, как каменная дубина тролля.

– И не забывайте, что это последнее, - добавил он, - пока я не сварю новое.


========== Глава 11. Испорченный план ==========


Ночь 6 ноября 1994 года, неподалеку от Бобатона


Глядя на Беллу и Нарциссу, которые пребывали в радостном предвкушении, Северус лишь покачал головой. Похоже, он опять где-то ошибся, не могло быть таких реакций… ведь с Хэллоуина прошла всего неделя! Нет, хорошо, конечно, что они так радостно подчиняются, но не споил ли он их? Не превратил ли в безмозглых кукол? Нет, не могло такого быть, обычные дозы Лилиборотки, лишь для поддержания уровня, в ожидании того момента, когда он сможет добраться до них и накачать… Северус остановился.

Могло ли быть так, что сперма, исторгнутая под Обороткой, когда Белла и Нарцисса пребывали в облике Северуса, все равно оказывала воздействие на Лилиборотку в их организмах? Воздействие, усиленное тем, что Лилиборотка была производной от Оборотного зелья? Идеи и мысли заполонили голову Северуса, и он с трудом взял себя в руки, унимая радостную дрожь в этих самых руках.

Следовало еще все перепроверить, посчитать и прикинуть, но если он прав и количество половых актов переходит в качество, при постоянном воздействии, то вот он – выход! Несколько дней трахаться с Нимфадорой, забыв обо всем, как молодоженам в медовом месяце? Да легко, ради такой цели, он охотно пойдет на такую жертву! В будущем сообщество женщин станет самоподдерживающимся, надо будет только поставлять вовремя им Оборотку, и даже можно будет свалить на них обработку новеньких, если идея, посетившая Северуса, верна.

Но в глубине души Снейп знал – она верна, это была словно компенсация за неделю неудач, и то, если подумать. Не зажми его в угол, не вынуди его сбежать из Хогвартса, он никогда не раскрыл бы такого дополнительного свойства своего удивительного творения! Выбрал бы Нимфадору, та со временем изменилась бы, но Северус и не подумал бы увязать одно с другим, просто списал бы на совместную жизнь.


Флёр ждала неподалеку от потайного хода, по которому ее провела Максим. Первым делом Северус обновил Империо и опять задумался о том, как он рискует. Даже ежедневные обновления Империо не гарантировали того, что Максим его не скинет, история Барти Крауча младшего тому примером. Нужно было как-то… но не жить же Северусу в Бобатоне?!

Так и не придумав ничего на скорую руку, Северус отмахнулся мысленно. По одной проблеме за раз, и сегодняшняя ночь предназначена для решения проблемы Флёр. Поэтому он повторил старые инструкции Максим и отослал ее обратно. Затем они вчетвером проследовали в сторону, к одному из самых высоких обрывов в округе, и там, в четыре палочки обустроили себе теплое убежище. Все-таки трахаться ночью в горах осенью было немного холодновато.

– Давай, - сказала Белла Нарциссе, доставая флакон зелья.

Та кивнула, и они почти синхронно выпили, превращаясь в Снейпа, после чего, без всякого стеснения, зажали Флёр с двух сторон. Та хихикала и млела, одежда летела в сторону с огромной скоростью, и затем один Снейп лег на пол, а Флёр тут же села на него сверху и наклонилась. Второй Снейп вошел ей в задницу, и пещерка огласилась оханьем, стонами, хлюпаньем и чавканьем, тогда как оригинальный Снейп озадаченно смотрел на это действо.

Вообще-то он принял возбуждающее, как раз из расчета работы над Беллой и Нарциссой, но как-то упустил из вида этот момент с Обороткой. Не трахать же самого себя в задницу, кое-как пристроившись четверым к этому трио? Северус невольно сжал ягодицы от одной мысли, и тут же обратил внимание на детали происходящего.

Снейпы, зажавшие Флёр между собой, помимо хватания Делакур за сиськи и поцелуев, еще и тянулись и целовались друг с другом. Северуса замутило, и одновременно с этим он испытывал возбуждение и желание его выплеснуть. Зелье, это все зелье, твердил себе он, отворачиваясь, но картинки перед глазами продолжали мелькать. Можно было попробовать пристроиться ко рту Флёр, но Снейпы наверняка перехватят, и, от картины как он отсасывает сам себе, Северуса окончательно замутило.

Затем звуки сзади изменились, и он имел глупость обернуться и посмотреть.

– Ебаааать! – вырвалось у Северуса, вместе со струей рвоты.

– Ебаааать! – поддержали его радостным криком остальные.

Флер стояла на четвереньках, и один из Снейпов трахал ее сзади, чуть привстав на полусогнутых ногах, оттопыривая задницу и подставляя ее второму Снейпу. Теперь рот Флёр был свободен, но Северусу было не до него. Взмахнув палочкой, он убрал рвоту и аппарировал прочь, на склон горы, где его стошнило еще раз.


– Блядь, - выдохнул он, немного придя в себя. – Только зелья зря потратил!

Член стоял, как каменная дубина тролля, причиняя боль не хуже удара той самой дубиной. Но от одной мысли о возвращении в пещеру, Северуса начинало подташнивать. Ждать, пока Оборотка спадет? Вариант, но его же разорвет к тому моменту! Подрочить в ночи? Не тот эффект. Сбегать за Максим по тайному ходу? Опасно и ненадежно, хотя… и тут Снейп вспомнил о Нимфадоре.

– Опять дурак, хоть и гениальный, - обозвал он сам себя, аппарируя в новый дом.

Просто предполагалось, что Тонкс будет не в курсе всей этой истории, вот Снейп и не подумал о ней сразу. Да еще и снотворного немного подлил, чтобы Нимфадора спала крепче.


Она лежала, теплая, сонная, домашняя и уютная, и отказывалась просыпаться. Северус, плюнув на все, и ощущая, как возбуждение застилает глаза, просто разделся и взгромоздился на Тонкс. Вошел, задвигался, и тело Доры отреагировало, стало легче, и Северус, с воем, излился, беспорядочно дергая бедрами, думая только о том, как ему хорошо.

– Какой замечательный сон, - пробормотала Тонкс, приоткрывая глаза, и обнимая тяжело дышащего Северуса.

Тот лежал на ней, с ужасом ощущая, что возбуждение не проходит. Но потом до него дошло, и он радостно вскинулся:

– Да, это сон, не просыпайся, пожалуйста!

А дошло до него, что он может начать обработку Доры прямо сейчас! Да еще и алиби себе создать в ее глазах, что он был с ней этой ночью. С этой мыслью, Северус снова пошел в атаку, и Нимфадора выгнулась в сладкой истоме, приподнялась, снова целуя его.

– Теперь нам не надо больше скрываться, - пробормотала она.

– Да, точно, - заверил ее горячо Северус.

Второй оргазм принес кратковременное облегчение, и он уже собирался вернуться к Белле и Нарциссе, но тут Тонкс окончательно проснулась и потребовала продолжения наяву. Превратилась в Лили, сжимающую огромные, сочные груди, и сжала ими член Северуса, ухватила головку ртом. Это было уж слишком, и он тут же кончил, словно и не было предыдущих двух раз, ощущая лишь чистейшее удовольствие.

Лили-Тонкс легла на бок, и он лег сзади, вошел в нее и они долго, проникновенно любили друг друга, а Северус зарывался лицом в рыжие волосы и вдыхал их аромат. Чувствуя себя опустошенным и уставшим, он поднялся, оставив Нимфадору спать на истерзанной постели, и аппарировал прочь. Привел себя в порядок, и вернулся к остальным, надеясь, что те тоже успели утолить жар в своих чреслах.


Собственно, так оно и было, Белла и Нарцисса, в своих обликах, довольные и полуголые (в одних лишь мантиях), сидели в креслах, вяло беседуя о чем-то. На полу, связанная и окровавленная, лежала Флёр, с кляпом во рту и неестественно вывернутой рукой.

– О, Северус, ты пропустил все веселье! – оживилась Белла.

– Мы приказали ей превратиться в птицу, а потом Белла засадила ей прямо в клоаку, – радостно сообщила Нарцисса, - а я засадила Белле!

Снейпа опять замутило, сдержался он лишь потому, что сейчас никто не занимался сексом у него на глазах. Пожалуй, в найденном чудо-решении были и свои изъяны, вся эта женская гомосятина… выдавая им Оборотку, следовало уходить и не смотреть. А самому любить женщин, может быть даже двух за раз, но женщин! Впрочем, сейчас Северус чувствовал себя опустошенным после подвигов с Нимфадорой, и мысли о сексе текли вялые, без огонька.

– Что с ней? – спросил он, кивая на Флёр.

– Белла засадила ей…

– Так, давайте без этих подробностей, как вы засаживали друг другу! – не выдержал Северус.

– Но, Снейпушка…, - заморгала Нарцисса, поднося палец ко рту.

– Немного поздновато изображать невинную школьницу, не находишь? – устало вздохнул он.

– В общем, она начала вырываться, попыталась улететь, и Белла сломала ей крыло! Пришлось ее связать, ну и рот заткнуть, чтобы не орала, так что насладиться ее умелым язычком не получилось, и мы отсосали д…

– ХВАААААТИИИИИТ! – исторг Снейп рёв раненого дракона. – Никакой вам больше Оборотки, тем более, что ее больше нет! Никакого секса, пока у меня из головы не выйдет эта ужасная картина!

– Один Обливиэйт и все в порядке, - ухмыльнулась Белла.

– После которого я снова выдам вам зелья, все увижу и опять захочу забыть? Нееет, этого не будет!

Снейп вскочил, неожиданно подумав, что попутно придумал отличное дополнение к ситуации с Нимфадорой. Определенно, удача к нему вернулась – вместе с приемом зелий? Он остановился, опять задумавшись.

– Но как же мы будем? – сделала нарочито плаксивое лицо Нарцисса.

– Ублажайте друг дружку, - отмахнулся Северус.

– Но мы любим тебя!

– И я люблю себя, - ухмыльнулся он, - но не до такой же степени! И вообще, у нас вон еще и метаморф есть!

Сказано это было вроде как спонтанно, сгоряча, но на самом деле умышленно. Пусть тетушки поуговаривают любимую племянницу, а там, глядишь, все и наладится! Поиметь кого-то на пару с Лили с членом, хмм, эта мысль не вызывала тошноты у Северуса. Наверное, потому что речь шла о Лили, которая была прекрасна в любом облике!

– Так, хватит ныть, займемся ей, как и собирались, - скомандовал он, указывая на Флёр.

Предстояло придать ей вид жертвы недавнего изнасилования, сбросившейся со скалы и сломавшей себе руку, чтобы уж наверняка не взлететь, даже в виде птицы. Проще всего было с частью «сбросилась со скалы», над всем остальным предстояло поработать.

– Птичку… жалко, - фальшиво всхлипнула Белла, и они принялись за работу.


========== Глава 12. Прогулки с Максим ==========


10 ноября 1994 года, Монте-Белло


Проблема с мадам Максим не то, чтобы решилась, просто Северус прибег к испытанному варианту: стал чаще накладывать на нее Империо. Перед сном, для чего мадам Максим пользовалась тайными ходами из Бобатона, и во время обеда. «Романтические прогулки» под ручку работали на легенду о влюбленности и романе, и одновременно с этим давали Северусу возможность околдовывать Максим практически у всех на виду.

Наглость, расчет, удача и прием зелий.

Словно курильщик, бросивший на пару недель сигареты, Снейп вернулся и теперь «смолил», то есть пил зелья с удвоенной радостью, взатяг или вернее взахлёб. Он успевал все, и варить зелья, и обустраивать особняк, и вести с Нимфадорой жизнь молодожёнов в медовом месяце, и зорко следить за Беллой с Нарциссой, чтобы те не выкинули чего. Успевал обрабатывать Максим и притворяться перед жителями Монте-Белло добропорядочным магом.

Не успевал он только сражаться с «зельянкой», и это беспокоило Северуса. Не слишком сильно, империть Максим могла и Белла, трахаться женщины могли друг с другом (благо денег на закуп Оборотки хватало), оставалось только завершить обработку Тонкс и затем все же начать нормально лечиться. Собственно, обработка была практически завершена, и об этом и хотел сегодня поговорить Снейп: чтобы Максим ходила к Белле и слушалась ее во всем.

Но мадам Максим заговорила первой.

– Важные новости, очень важные. Отправка международной следственной комиссии в Хогвартс откладывается.

– Что? – остановился Северус.

Тысячи подозрений и страхов взметнулись в нем, и главной была мысль: неужели его раскрыли?

– В Британии – война, - ответила Максим. – В таких условиях посылать комиссию слишком опасно, а может и бессмысленно, как мне написали. Вчера Хогвартс был атакован полчищами акромантулов, не всем удалось спастись, и сейчас школа, фактически, захвачена этими созданиями.

– Что? – глупо повторил Снейп.

Мгновение спустя он понял, что. Его подвели воспоминания о будущем, где был жив Хагрид, где акромантулы вели себя сдержанно, где такого не случилось. С другой стороны, подумал Северус, ему ли жалеть погибших учеников? Сколько их попило крови из него, доводя временами до безумия!

– Министерство не смогло выделить вовремя достаточных сил, так как было занято противостоянием с гоблинами, решившими поднять восстание. В общем, участники дела Флёр погибли, улики остались в захваченном Хогвартсе, и все расследование сейчас по большей части бессмысленно, как мне сообщили.

– А ты?

– Я настаивала, как вы и приказали, плакала и говорила о Чемпионе, покончившем с собой, но ответ Конференции был однозначным. Расследования не будет.

– Пиздец, - вырвалось у Снейпа.

Зачем все это тогда было? Можно было просто прибить делегацию Бобатона тогда, обставив как дело рук авроров Британии, и возни меньше, и скандал больше. Радовало только одно – раз идет война, Британии точно будет не до Бобатона и Снейпа в нем. Возможно, такое вот публичное появление было и ошибкой, но отступать теперь поздно, нужно играть роль до конца. Остаться, вылечиться, провести эксперименты, сцементировать группу, и вот тогда уже, может быть, валить.

Может быть.

– Министерство Магии Британии настаивает на том, что это внутренние проблемы, с которыми они разберутся, - сказала Максим. – Конференция сейчас решает, стоит ли вмешиваться.

– Статут? – сообразил Снейп.

– Да, если вмешаться – Статут может пасть еще быстрее. Но есть шансы, что Министерство Магии Британии не удержит ситуацию, и тогда Статут падет. И еще – меня приглашают дать показания перед комиссией Конференции.

– Откажись, - немедленно приказал Северус.

– Как пожелаете, повелитель, - склонила голову Максим.

Северуса это немного встревожило, и он решил усилить приказ.

– Говори о Флёр, что у тебя личный траур, что ты не можешь сейчас оставить школу, что ты боишься за своих учениц и учеников, ясно?

– Да, повелитель.

– Что там еще слышно из Британии? – немного успокоившись, спросил Северус.

Пускай его женщины и говорили немного, кто на испанском, кто на французском, но для чтения местной прессы этого было маловато. Приходилось пробавляться слухами и информацией от Максим.

– Война, - повторила Максим, - что тут еще скажешь? Говорят, что это из-за политики Министерства, в которой засели недобитые сторонники Того-Кого-Нельзя.

– Говорят, - удовлетворенно повторил Северус, ибо он приложил руку к этим слухам.

– Вроде бы, гоблины в других странах недовольны своими собратьями в Британии и собирались ехать их наказывать, но Министерства не дали. Все на уровне слухов, достоверно никто ничего не знает, сообщения из Британии меняются семь раз на дню, в зависимости от того, кто пишет и кому.

– Плохо, информация не помешала бы, - подвигал челюстью Северус.

Деньги все так же хранились в особняке, по сундукам и чемоданам с расширением пространства. Северус рассчитывал сдать их в местный филиал Гринготтса, но теперь с этим, пожалуй, следовало подождать. Даже не из боязни, что гоблины опознают монеты, нет, просто выждать. Начнут ли гоблины новую войну? Сдадут ли своих в Британии?

Кто-то мог бы счесть это попыткой зажать гоблинов, но Северус был в курсе реального положения дел. Гринготтс – единый международный банк – был создан магами, и вручен гоблинам, по совокупности причин. Отвлечь гоблинов от их бесконечных войн, занять работой с золотом и артефактами. При этом, гоблины проиграли последнюю из войн, и знали, что банк и деньги у них могут отобрать в любую минуту, и реальная сила и власть за магами в этом вопросе. Насмешка над гоблинами, и в то же время растянутый во времени эксперимент по их подчинению, чтобы они просто смирились со своим положением и угомонились. Гоблины угомонились… внешне, и клятв подчинения, как эльфы в свое время, давать не собирались.

Поэтому следовало выждать и посмотреть, как развернется ситуация.

Когда Снейп помогал гоблинам в Британии, он рассчитывал поддеть Министерство, а потом, став Министром, погасить возможное восстание, просто дав гоблинам чуть больше прав. Вне банка, который попадал под международные соглашения, просто права, как гоблинам и другим существам. Продолжение политики Дамблдора, бла-бла-бла, смягчение, в общем, все красивые слова и задумка пропали зазря. Освобождение существ должно было…

– Точно! – оборвал сам себя Северус, осененный новой мыслью.

Пускай он не мог никого послать в Британию, и выписывать «Пророка», пожалуй, тоже не следовало, но у него оставался Кричер. Вот кто сможет добыть информацию и не вызовет никаких подозрений, кто вообще различает домовых эльфов?

– Что, повелитель?

– Ничего, что тебя касалось бы, - отрезал Снейп.

Он посмотрел на Максим, и мысли его внезапно приняли иное направление. Интересно, как ее отец и мать? Ставили табуретку? Или тот, кто был магом, увеличивал себе все при помощи Энгоргио? Ему захотелось прижать Максим к дереву и как следует потискать ее грудь, и Северус мысленно проклял все на месте. Прием зелий повышал все, в том числе либидо, вот только взяться новым запасам в организме было неоткуда, и истощение в результате наступало быстрее. Истощение – организм легче поддавался зельянке, и в результате возникала усиливающаяся спираль, и сеансы Помфри тут помогли лишь отчасти. Хорошо, что они помогли, иначе Северус вообще не смог бы начать новый марафон, но желание засадить Максим, было тревожным знаком. Мозг отключался, член включался, наделать ошибок в таком состоянии было проще простого.

Например, сама ситуация секса, казалось бы, чего легче – приказать Максим и та ляжет на землю, покорно раздвинув великанские булки. Ляжет, чтобы было незаметнее, и все равно кто-то может их увидеть. У Максим же якобы траур по Флёр, и Северус якобы утешает ее беседами, так что если кто-то увидит, то будет скандал, снова начнутся подозрения, и Хогвартс повторится. Не говоря уже о том, что в обычном состоянии Северус мадам Максим ничуть не желал, это все зелья – будь на месте Максим кто-то другой, да даже Минерва, Снейп сейчас точно так же желал бы ей засадить, кончить в нее.

В таком состоянии нужно было идти к Нимфадоре, но сейчас Северус и этого не мог.

– Сделай вид, что плачешь, - приказал он, - и прижмись ко мне, склони голову на… голову.

Разница в росте, будь она неладна!

– Вот так? – спросила Максим сверху.

Теперь Северус был практически вжат в ее груди, пусть скрытые одеждой, но груди!

– Чуть отодвинься, - приказал он, - продолжай делать вид, что плачешь. Я буду делать вид, что утешаю тебя и глажу по спине.

– Хорошо, повелитель, - в голосе Максим слышалось недоумение.

Северусу некогда было объяснять, возбуждение было таким, что он, казалось, сейчас кончит себе в трусы. И если бы это произошло, то может было бы и лучше, но проклятый организм желал ласки.

– Сунь руку мне в трусы, - приказал он, - и начинай водить вверх-вниз.

Мантии укрывали их с боков, так что даже если кто-то подглядывает, никаких подозрений. Северус, поддавшись импульсу, тоже сунул руку к Максим, забыв о том, что она не из его гарема. Вместо привычной влажности и гладкости кожи, его встретили сухие заросли, а затем рука легко вошла внутрь.

– П-повелитель? –
тихо спросила Максим.

Рука ее сбилась с ритма, сжала болезненно.

– Не буду я тебя трахать, - чуть сердито ответил Северус, - не переживай.

Тем не менее, злость в нем вспыхнула – даже под Империо что-то корчит из себя! Поэтому руку он не вынул, наоборот, сунул чуть глубже, разводя пальцы, ощущая сопротивление стенок. Это помогло, внезапно, и сеанс петтинга закончился, так как член Снейпа в руке Максим задергался, извергая из себя сперму. Стало легче, и Северус вынул руку, командуя.

– Так, аккуратно вынь руку, вытри по дороге, затем расцепляем объятия, и вытри глаза, словно ты наплакалась.

Собственные опасения теперь казались глупыми – ну кто их тут увидит? Можно было и нагнуть Максим, раз уж так хотелось, с таким размером жопы ей бы даже не было больно.

– Продолжай разыгрывать горе и в Бобатоне, причина – отказ в посылке комиссии, ну и Конференции ответь отказом, что ты никуда не поедешь.

– Да, повелитель, - вздохнула Максим еле слышно, убирая руку.


========== Глава 13. Выход из запоя ==========


16 ноября 1994 года, Монте-Белло


Северусу было плохо. Очень плохо. Его бросало в жар и холод, колотило, дергало, сводило изнутри. Бредовые видения накатывали, мешая несостоявшееся будущее с несбывшимся прошлым. Он превращал всех подряд в Лили при помощи зелий и потом трахал, трахал, трахал, пока не падал без сил, и не умирал от истощения. Он восставал против Волдеморта и Дамблдора, спасал Лили, убивал Поттера, насиловал Гермиону, его казнили и убивали, он сам пытал и изменялся.

Воспаленное тело и мозг, загнанные Северусом до предела, сражались и проходили стадию «ломки», и если бы Снейп мог соображать, то знал бы, что сам виноват в случившемся. Лечиться надо было начинать еще до Хэллоуина, тогда он отделался бы легкими приступами и несколькими сеансами у мадам Помфри. Ее он, кстати, тоже регулярно видел в своем бреду, она то колола его метровыми шприцами, то представлялась развратной медсестрой, превращающейся в Лили, то ставила клизмы в рот — ухо — горло — нос — задницу.


В редкие, очень редкие минуты просветления Снейп осознавал, что лежит в какой-то комнате, устроенной на манер палат Мунго. Мягкие стены, пол и потолок, ничего такого, обо что он мог бы пораниться или причинить себе вред. Как-то раз он даже принял комнату за настоящую палату Мунго, и его долго потом еще преследовал бред, что он — Локхарт. Точнее говоря, Локхарт был его выдуманным альтер-эго, тем, кем Северус всегда втайне мечтал быть: блестящим, успешным, популярным у женщин, раздающим автографы направо и налево, и загребающим деньги лопатой. Разумеется, Локхарт преподавал ЗОТИ, ведь Северус всегда мечтал преподавать ЗОТИ!

Пробудившись от этого кошмара, он обнаружил, что Нимфадора убирает за ним, взмахивая палочкой. Она была ладная, крепкая, стройная и подтянутая, избавившаяся от неуклюжести, благодаря ему, и Снейп даже потянулся к Тонкс. Полежать в объятиях Лили, избавиться от кошмаров, поверить, что он вылечится и все опять будет прекрасно! Тут у Снейпа встал, и он сразу потерял сознание.


20 ноября 1994 года, Монте-Белло


Снейп не был уверен, пришел ли он в себя или у него очередной бред. Вокруг стоял сумрак, лишь слегка рассеиваемый светом с потолка. Казалось, словно сам потолок светится, но еле-еле, как Луна за тучами.

– Есть кто рядом? - спросил Снейп через силу.

Сглотнул несколько раз, избавляясь от сухости в горле, и ощутил, как кружится голова. Похоже, его лечили радикальными методами, на истощение, чтобы организм уж точно от всего избавился. Обильное питье и никакого питания, поддержка во время пиков ломки, голова кружилась все сильнее, и Северус бросил вспоминать, как же там должно было протекать лечение. Нечто похожее — в смысле истощения, надо полагать, было у Беллатрисы, когда он вытащил ее из Азкабана. Неудивительно, что она не сопротивлялась и не протестовала против зелий — слабость, в голове и теле, путающиеся мысли, неспособность долго и прямо соображать.

Скорее, стоило бы удивляться, как она так быстро восстановилась.

– Эй! - попытался повысить голос Снейп.

Ни окон, ни дверей не было видно, и Северусу внезапно стало страшно. Его бросили, забыли, и он будет лежать здесь несколько дней, пока Нимфадора не придет с дежурным визитом, подтереть за ним его отходы. Или не придет, в состоянии такого истощения какие еще отходы? Палочки не было, слюны и сил тоже, и Северус тяжело вздохнул.

Нет, он знал, на что шел, когда второй раз начал потреблять Бодроперцовку и возбуждающие ударные темпами, во имя Нимфадоры. Но эти курицы могли бы и мягче его лечить! Пригласить постоянную сиделку или следить по очереди, их же трое! Кричера, в конце концов…

– Кричер! - прохрипел Северус.

Горло словно продрали наждаком. Он пощелкал слабо пальцами, повторил попытку.

– Кричер, - вышло нечто вроде «Хича».

Тоже без толку, домовик так и не появился. Северусу опять стало плохо и страшно, но он, стиснув зубы, попытался отогнать эти ощущения. Просто синдромы и приступы после того, как «переломало». Он мысленно поклялся разработать Бодроперцовку, не дающую привыкания и «зельянки», заранее зная, насколько малы шансы на это. Не с его образом жизни и не с необходимостью работать и варить зелья, доводить до ума Лилиборотку 2 и пытаться восстановить экспериментальное зелье с обломками Маховиков.

Но все же мысль и настроение порадовали, настрой на работу, возможность продолжить исследования, вместо отчаянных попыток решить какие-то идиотские проблемы с попутной одержимостью сексом. Тихая, спокойная жизнь, пока проблема в Британии не решится сама собой. Белле он поручал контроль над Максим, Нимфадора должна была заняться зельелавкой, а Нарцисса обустройством особняка.

Правда, оборудования «комнаты для буйных больных» он им не поручал, видимо, сделали в силу необходимости. Снейп перекатился к стене, затем еще и еще, делая между перекатами паузы, чтобы отдышаться и чтобы прекратила кружиться голова. С каждым движением ему все больше верилось в собственное исцеление: сознание не пропадало, не чудилось всякое странное и не наваливались бредовые видения.

В последнем из таких видений Снейп оказался во вторичной петле времени. Гарри Поттер, желая все исправить, возвращался назад во времени и становился отцом Снейпа, а потом отцом самому себе, и маленький Гарри вырастал, проходил весь цикл и возвращался назад во времени, чтобы все исправить. Северус рождался, рос и проходил свой путь, его кусала Нагини, и, умирая, истекая слезами воспоминаний, он вспоминал, что все это было уже сотню, тысячу раз, но ничего не мог сказать Поттеру. Тот собирал слезы-воспоминания и, движимый состраданием и желанием все исправить, возвращался назад во времени… в общем, повторения такого кошмара Снейп точно не желал.

– Вот так, - выдохнул он, поднимаясь по стеночке.

Новый ужас — он и правда в Мунго, а все остальное ему причудилось — навалился, мешая дышать и думать. Нимфадора? Работает здесь, на добровольных началах, а все остальное — бред воспаленного воображения сошедшего с ума Северуса. Да что там, все путешествие в прошлое — лишь бред умирающего мозга, а сам Снейп так и лежит на полу Визжащей Хижины… его затрясло и заколотило, колени подогнулись.

– Северус! - дверь раскрылась и в комнату вбежала Нимфадора.

Она подхватила Снейпа, прижала к себе, стремясь успокоить. Северуса колотило и трясло, он никак не мог отделаться от ощущения нереальности происходящего.

– Ты сам поднялся, молодец, молодец, - шептала Тонкс, - я уж начала бояться, что ты не сможешь перебороть болезнь, но ты смог и ты молодец, извини, что меня не было рядом, я просто задержалась с Нарциссой, помогала ей с ее… психологическими проблемами.

Она чуть покраснела.

– Почему у меня, - Северус захрипел и прервался.

Тонкс сотворила воды, напоила его. Через открытую дверь донесся веселый смех и шум.

– Все в порядке? - спросил Северус.

– Да-да, но ты что-то говорил?

– Почему у меня ощущение, что речь шла о сексе?

– Не знаю, - сделала невинное лицо Тонкс, - может, потому что ты десять дней валялся потным, бледным овощем, без капли секса? Белла, правда… неважно!

– Расскажешь, если неважно?

Северусу уже становилось хуже, но он держался, отчаянно, из последних сил. Разговоры, смех, живая, теплая Тонкс — возвращаться в забытье кошмаров не хотелось.

– Она считает себя ужасной матерью, - вздохнула Тонкс, - раз оставила Драко в Хогвартсе. Там было нападение акромантулов…

Северус кивнул и тут же понял, что зря это сделал.

– … и из Британии продолжают поступать тревожные новости, непонятно, жив Драко или нет, вот Нарцисса и тревожится, казнит себя. Она хотела уже ехать туда, мы, как могли, отговаривали, просили подождать, пока ты очнешься, утешали… как могли.

Мысль о том, что придется ехать в Британию спасать Драко — ебать его в сраку! - вызвала в Северусе прилив гнева. Хуже было бы, только если они поехали бы спасать Поттера. У него закружилась голова, затем комната вокруг, и Северуса начало засасывать в темноту. Но все же секс, подумал он непоследовательно и обрадовался, прежде чем отключиться.


24 ноября 1994 года, Монте-Белло


Возможно, поэтому — что он отключался с ощущением счастья — количество бреда и кошмаров у Снейпа снизилось. Он просыпался каждый день, его начали кормить бульоном и затем постепенно более плотной пищей. Он вставал и прохаживался по комнате, Нимфадора, Белла и Нарцисса разминали мышцы, колдовали над ним, как могли. Колдомедика они нанимать не стали, зелья купили удаленно, с доставкой совами, в общем, никто посторонний Северуса в таком состоянии не видел.

Нарцисса плакала, Северус пытался ее утешать, опасаясь, впрочем, давать обещание вернуться и забрать Драко. Не потому, что это было так опасно — не считая идущей войны — а потому, что ему нахрен не нужен был здесь Драко. Что с ним делать? Промывать мозги? Нарцисса обидится. Превратить в девочку тестами Лилиборотки? Нарцисса обидится. И самое главное — на кой хер вообще совершать такое количество опасных и сложных телодвижений ради Драко? Драко, мать его, Малфоя? Хотя ту часть, что с матерью, Северус как раз выполнил, и эта незамысловатая шутка развеселила его в один из дней.


Месть Драко, месть Поттеру, месть Министерству — это штука приятная, но пока что может и подождать. Уже поспешил с одной местью и провалился, несмотря на все преимущества и предзнание. Месть следует подавать холодной, особенно, когда ты предварительно съел два блюда горячей мести и утолил свой голод. Нет уж, спокойная, тихая жизнь, исследования, любимые женщины под боком — вот новый путь Северуса! Пускай там в Британии гремит и стреляет… тут он понял, что спокойной, тихой жизни не будет. Либо империть Нарциссу и опаивать до состояния овоща, чтобы она не вякала про сына.

– Хренов Драко, - пробормотал Снейп под нос, - люциусов сын. Придется все-таки тебя спасать.


========== Глава 14. Неожиданные новости ==========


25 ноября 1994 года, Монте-Белло


– Прости, что вы собрались делать? - ошарашенно переспросил Северус, решив, что ослышался.

Нет, этого просто не могло быть, потому что… просто не могло быть!

– Выбрать себе сладкую юную девочку для вечерней игры, - повторила Белла, глядя на Снейпа преданными глазами.

Собственно, началось все с ее предложения Северусу выбрать себе «девочку», чтобы отметить его выздоровление. Снейп уточнил, и в ответ полилось такое, что у него сейчас волосы дыбом встали.

– Или мальчика, - добавила Нарцисса.

– Но лучше девочку, в ней дырок больше, - захихикала Белла.

– А еще можно мальчика превратить в девочку! - не унималась Нарцисса.

– Они так смешно кричат, - засмеялась Белла.

– Но всегда есть кляп, - подхватила Нарцисса.

– Главное — зубы не выбить!

Северус ощутил, как у него подергивается глаз, а в груди разгорается только одно желание: заорать и убить их этим криком. Но он сдержался, пока что, и сказал вполне даже вежливым тоном.

– А теперь объясните мне все с самого начала.

Белла и Нарцисса начали наперебой объяснять, счастливо щебеча, чем только усиливали в Северусе желание их прибить. Самым горьким и обидным оказалось то, что Северусу некого было винить, кроме самого себя. Но ведь он действовал разумно и осмотрительно, не трогал школьников, не совался, куда не следует, и всегда имел подстраховку!

Вкратце говоря, пока Северус валялся в горячке и боролся с зельянкой, Белла и Нарцисса продолжали следовать заданным Снейпом курсом. Его не было, и они заказали себе Оборотки и всего, чего пожелали, при помощи совиной почты. Нимфадора была обработана, и Белла с Нарциссой втянули ее третьей в свои игры с превращениями. Именно на это Северус и рассчитывал, и если бы тетушки ограничились натягиванием племянницы и друг друга, то он был бы счастлив.

Но они не остановились.

Лилиборотка, Оборотка, Бодроперцовка и возбуждающие зелья лились рекой, женщины Снейпа накачивали друг друга спермой, усиливая любовь и одновременно отупляя сами себя. Любовь привела к подражанию, и Белла с Нарциссой вспомнили об истории с Флёр. Хорошо, думал Снейп, слушая порно-подробности и утирая холодный пот со лба (и ощущая немалое возбуждение, чего уж там), что Флёр они обрабатывали вдвоем, что в Хогвартсе, что здесь. Присутствуй там Северус, и этим курицам не хватило бы ума остановиться, втянули бы и Тонкс в свои игрища. Подчинение, любовь, страсть — все это наличествовало, но хватило бы их, чтобы удержать Нимфадору, в тот момент, когда Северус валялся в горячке? Не факт, совсем не факт, секс-марафон с ней прошел позже, обрабатывал ее Северус меньше, так что прошлые установки — из-за которых Дора пошла в авроры — могли и взыграть.

Что бы тогда случилось — никто уже не узнает.

Но четвертого не было, и Белла с Нарциссой воспроизвели историю с Флёр в точности. Мадам Максим пригласила к себе «для беседы», выбранную ими девушку, одну из той команды, что ездила в Хогвартс. Оглушила, вытащила тайным ходом прямо в руки Беллы и Нарциссы. Те затащили девушку в «Пещеру Любви», как они ее назвали, где и оприходовали во все дыры, пребывая в облике самого Северуса. Затем стерли память и отдали обратно Максим.

Сестры Блэк вошли во вкус, и мадам Максим, повинуясь под Империо, начала таскать им мальчиков и девочек каждый вечер. Один раз скучающие Белла с Цисси даже поимели саму Максим прямо у нее в кабинете. Все, что требовалось, дополнительно надули при помощи Энгоргио… в общем, все то, что Северус избегал, как огня, все же случилось.

По Бобатону поползли слухи, но Белла с Нарциссой и не думали отказываться от удовольствий, просто еще раз припечатали Максим Империо и приказали ей все прекратить и пресечь. В этом месте Северус уже устал тихо бить себя по лицу, и просто сидел и слушал. Мальчики и девочки сменяли друг друга в «Пещере Любви», Белла и Нарцисса имели их и друг друга, и, подражая истории с Флёр, причиняли боль и заставляли превращаться. К счастью, не в животных, просто поили Обороткой с чужими волосами, устраивая разнузданные игрища.


– И вы считаете, что это нормально? - спросил Снейп тихо, когда рассказ закончился.

– Да, а что такого-то? - удивились синхронно Белла и Нарцисса. - Ты же сам так делал!

– Я! - Северус вскочил.

Сказать хотелось так много, что упихнуть все в два слова не удалось, и Северус словно бы подавился словами.

– Дуры!! - заорал он во весь голос.

И осекся, потому что это тоже была его вина. Не прямая, приказов упиваться и утрахиваться, перед там слечь с зельянкой, он не отдавал. Но все же он подал пример, так что отчасти оказался тоже виноват. Также становилось понятнее, почему проблемы Нарциссы (да и Беллы, скорее всего) лечили сексом. В сущности, Северус сейчас словно бы смотрел в свое отражение.

Кривое, косое, красивое и с сиськами, пиздой вместо члена, но все же отражение.

Зельянка, передоз возбуждающего, желание трахать все, что движется, усугубленное женской природой, не видящей ничего «такого» в том, чтобы один псевдо-Снейп трахал другого. Помрачение сознания, снижение умственных способностей, неспособность остановиться — в общем, зельянка, с секс-уклоном, из-за специфичности исходного зелья.

– Разреши нам загладить свою вину, - потупилась притворно Белла.

– Посмотри, разве можно сердиться на эти сиськи? - Нарцисса ухватила сестру снизу за груди, начала мять и сжимать, пытаясь продемонстрировать Северусу насколько огромны эти два полушария.

Белла закинула голову, чуть застонала.

– Смотри, Севушка, ну, пожалуйста, - Нарцисса двигала груди Беллы, словно те были губами. - Ну дай, пожалуйста, нам отсосать свое прощение!

Они приближалась, синхронным тандемом, обнажаясь на ходу, демонстрируя, что они тренировались и немало. Этот факт неожиданно так взбесил Снейпа, что он вскочил и пнул Беллу в живот, со всей силы, повалив и Нарциссу вместе с ней.

– Круцио! - взвизгнул Снейп, окончательно потеряв голову.

Основной заряд пришелся в Беллу, и та затряслась, от боли и — к удивлению Северуса — от наслаждения. Поза была такой, что Снейп отчетливо видел нижнее белье Беллы и то стремительно намокало. Разгадки ждать пришлось недолго — Северус словно бы выпустил всю злость и ярость вместе с Круцио — и осел обратно в кресло. Белла перекатилась, подползла и смачно впилась в его ногу, к счастью губами, а не зубами, и прошептала.

– Повелитель.

Северус не стал отрицать и кричать, что он не Волдеморт. Следовало исправлять ситуацию, и дополнительные инструменты воздействия не помешали бы. Он поднял ногу и отпихнул Беллу прочь, снова уронив с ее помощью начавшую подниматься Нарциссу.

– Дора рассказала мне о твоих проблемах, Нарцисса, - тихо и печально сказал он. - Я собирался помочь тебе.

– Повелитель! - взвыла Нарцисса, повторяя за сестрой.

– Собирался, пока не услышал о той херне, о том тотальном пиздеце, - Северус ощутил, что вновь распаляется, - что вы тут устроили!

– Господин! Умоляю! - Нарцисса едва не плакала. - Я сделаю все, что вы захотите!

Да ты и так сделаешь все, что относится к сексу, раздраженно подумал Северус. Наказывать их сексом было бессмысленно, избивать и круциатить их он тоже не хотел — пускай и вырвалось разок Непростительное, но на пользу же! Сразу присмирели! Северус неожиданно вспомнил, что сестрам вроде бы нравилась грубость, и пару секунд обдумывал эту мысль, но потом отбросил. Наказание как удовольствие? Не дождутся!

По-хорошему стоило бы начать их лечить от зельянки, боль и отсутствие секса стали бы для них отличным наказанием. Не говоря уже о том, что они стали бы лучше соображать, но… лечение избавило бы их и от Лилиборотки. Не гарантированно, Северус верил в свое творение, да и лечить можно было мягче, не на истощение, но все же шанс оставался велик. Влюбятся ли в него Нарцисса и Белла, если избавить их от Лилиборотки? Северус не собирался рисковать и проверять.

– Сделаешь, - зловеще прорычал Снейп. - Вы наказаны и будете отлучены от… от всего!

– От всего?

– Да! Я проведу вам курс лечения, вставляя огромные клизмы в задницу! - невесть к чему заорал Северус.

Видение секс-подземелья, с прикованными Беллой и Цисси захватило его и не отпускало, благо магия позволяла не задумываться о таких вещах, как неприятные запахи или уборка испражнений. Неясным оставалось, как прятать подземелье от Тонкс, но все же от подземелья Северус отказался по другой причине. Держать Беллу и Нарциссу прикованными было нерационально — ресурсы двух сильных магесс пропадали, рискованно — могла начаться горячка, как у самого Северуса. С ней можно было справиться, достаточно было регулярно поить их зельями и трахать, таким образом постепенно выводя из «запоя».

Но это уж точно было неприемлемо для Снейпа. Мало того, что эти две дуры накосячили, так он еще и повесит их отдыхать, будет поить и трахать на халяву? Вот уж нет! Пусть трудятся, но под присмотром Снейпа. В сексе, зельях и деньгах их ограничить, и разгребать, разгребать проблемы. Пока неясно как, пока неясно что именно потребуется, но наказать… и отложить срок отправки за Драко. Визит в Британию может оказаться полезен, неожиданно подумал Снейп, да и Драко — пусть Нарцисса будет счастлива, а уж сам он найдет, как уязвить мелкого Малфоя и насладиться местью.

– Успокойтесь, - взмахнул рукой Северус, - никаких клизм не будет.

– Мы отправимся за Драко, да?

– Отправимся, отправимся, - пообещал Северус, - когда устраним все проблемы, что вы тут создали, и вы примете самое деятельное участие в их устранении, понятно?

– Да, - вздохнули Белла и Нарцисса.

– А теперь можете начинать сосать прощенья, - удовлетворенно вздохнул Северус, приспуская трусы.


========== Глава 15. Новый план спасения Драко ==========


26 ноября 1994 года, Монте-Белло


Северус механически резал, давил, смешивал, готовя новые порции того, что он не мог заказать по почте, то есть Лилиборотки. Годы практики позволяли не думать, уделять процессу приготовления минимум внимания, оставляя голову свободной для размышлений.

Северус всегда любил зелья, и даже годы преподавания в Хогвартсе, все эти сотни и тысячи тупых учеников не сумели отбить этой любви. Но сейчас на душе было паскудно и гадостно, и даже любимое занятие ничуть не радовало. О проектах с Бодроперцовкой, не дающей зависимости, и Лилибороткой 2 можно было и не мечтать — не в таком состоянии.

Мирный, рабочий настрой или душевный подъем, восторг, радость открытия — откуда всему этому было взяться в нынешней ситуации? Подавленность, ожидание проблем, злость — в таком состоянии хорошо было варить яды и проклинать врагов. К слову о врагах — прямых противников у Северуса здесь не было, в отличие от Британии, и значит, не на ком было тестировать Лилиборотку 2.

Если не рассматривать варианта с тасканием посторонних магов и школьников из Бобатона, даже больше, тех самых школьников, что поставляла мадам Максим. Напоил, оттрахал, утилизировал — не сработало, значит, не оттрахал, и всю сублимированную энергию можно пускать на работу над улучшением зелья. Северус вздохнул, шинкуя очередной стебель, и понимая, что от текущих мыслей так просто избавиться не получится.

Неужели он и правда превращается в Волдеморта?


Какое-то время Северус обдумывал эту мысль, но потом обозвал себя идиотом, и попытался переключиться. Ну какой из него Волдеморт? И детей на опыты он пускать не собирался, так что все это лишь глупые мысли, порожденные тяжестью на душе, которая в свою очередь была вызвана неопределенностью создавшейся ситуации.

Лучше всего было бы переехать, но что тогда делать с Максим? Тащить с собой, вызывая новый шлейф подозрений? Оставить, но тогда Империо спадет, рано или поздно, и скорее рано, чем поздно. Затеряться за то время, пока оно спадает? Возможно, но придется потратить много времени и сил, очень много времени и сил, особенно с учетом того, что всплывет из откровений Максим.

Бежать, убив ее предварительно?

Обставить все так, что это она сексуально эксплуатировала детей, затем стирая им память? Но тогда побег Северуса дополнительно привлечет внимание и навлечет подозрения. Убить Максим, подбросить улики, а самому оставаться в Монте-Белло? Да, это был бы неплохой вариант для сокрытия и отвлечения внимания, если не считать того, что самоубийство директора Бобатона неизбежно должно было привлечь внимание. Дамблдора еще можно было списать на Волдеморта, и то, сколько ему пришлось потрудиться, сводя их вместе!

С Максим такого не пройдет.

Устранить учеников, до которых добрались Белла и Нарцисса? Возникнет еще больше вопросов. Что ни сделай для решения проблемы, все равно привлечешь внимание и возникнут вопросы. Или, проще говоря, решая проблему — создашь еще две. Но если ничего не делать — нерешенная проблема все равно всплывет и ударит в спину, порушив все планы.

Убрать Максим и посадить вместо нее Нимфадору, как это сделал Барти Крауч младший с Аластором Грюмом? Неплохой вариант, если не считать того, что Максим — директор Бобатона, а не параноидальный угрюмый старик, известный своими причудами и странными поступками. Обставить все так, словно Максим убили британцы, и кинуть ложный след, что и смерть Флёр тоже их рук дело? Вот это было более многообещающе, но тоже требовало немалой подготовки, обдумывания, устранения слабых мест.

Убийство Максим британскими магами должно добавить огня в международный скандал, размышлял Снейп, но как бы не сгореть в этом огне самому. Все та же проблема привлечения внимания, с которой не справиться Маховиками. Стопроцентное алиби — да, но британцы, и Снейп с компанией оттуда. Скандал в Хогвартсе и Снейп оттуда. Перечислять можно долго, но факт тот, что за него возьмутся и возьмутся всерьез. Убрать Беллу и Нарциссу в сторону не выйдет, и при пониженном интеллекте кто-то что-то да выдаст.


Разве что… Северус остановился на пришедшей в голову мысли. Также он с удивлением обнаружил, что уже закончил с зельями и покинул зельеварню, переместившись на кухню. Тело что-то жевало, пока мозг был поглощен решением проблемы, поглощен настолько, что Снейп словно выпал из окружающего пространства. Были в этом и приятные моменты — способность трезво мыслить, сосредотачиваться на проблеме, думать и размышлять, не отвлекаясь на ерунду — все это вернулось.

Северус налил себе чая, и сел за стол, продолжая поглощать булочки и думать о пришедшей в голову мысли. Вернуться назад во времени при помощи Маховика — до четырех часов без риска, до двенадцати с нарастанием, и потом уже с проблемами. Проблемами, которые могут визуально проявиться, как с той магессой, которая отправилась на несколько сот лет назад, и по ее возвращении время изогнулось и искривилось на несколько дней.

Визуальные эффекты могли выдать Снейпа и применение Маховика — но до двенадцати часов мало. Стоило ли идти на риск и отправляться дня на два назад во времени? Суть идеи была очень проста — Нарцисса хотела вернуть сына, и Северус ей это обещал. Выждать несколько дней, распространяя легенду об убитой горем женщине (слабая легенда, но упор на эмоции, а не разум), и затем демонстративно отправиться за Драко, прикрыв лавку, попрощавшись с Максим и прочее, что потребуется.

После двух дней отсутствия — остановиться где-нибудь по дороге в Британию в укромном уголке — крутануть Маховик на два дня назад. Аппарации назад в Бобатон, и тайная обработка Максим Империо дальше, чтобы не спрыгнула — инструкции выдать при прощании. Через два дня «отсутствия Снейпа» - убийство Максим, обставленное под британских авроров, и затем аппарации обратно к основной команде. Для них Снейп будет отсутствовать лишь час-два, можно даже не сообщать им о сути задумки. Меньше знают — меньше разболтают, чего уж там.

После такого риск разоблачения станет гораздо меньше.

Найти Драко, попутно добавить огоньку в Британии, вернуться и зажить в Монте-Белло. Без поддержки Максим, но и без риска разоблачения. Затянуто во времени пролечить женщин, снизить зависимость, попутно поработать над Лилибороткой 2. Вариант? Вполне. Сумма рисков выше, чем сейчас, но при этом каждый отдельный риск гораздо меньше.

Что нужно для воплощения? Время, в первую очередь время. Подготовить общественное мнение к отъезду, благо его женщины уже перезнакомились с кучей местных жителей. К счастью, им хватило остатков мозгов (или не хватило, как посмотреть), не втягивать их в свои дурные секс-игрища, так что просто знакомства. Не в самом лучшем свете, сейчас Снейп и его команда проходили примерно как «наглые, шумные иностранцы, без которых будет лучше», но с этим можно было жить и работать.

Запасы в дорогу — с этим почти не было проблем.

Команда? Условно готова следовать за Снейпом, тем более, на выручку Нарциссе.

Улики для Максим. Здесь тоже требовалось время на подготовку, и честно говоря, это был самый слабый пункт плана Северуса. Не могли же британские авроры взять и оставить на месте убийства бумажку со своим злодейским планом? Не могли они и с налета проникнуть в Бобатон, да обставить все в лучшем виде. Кто-то должен был их заметить. Кто-то должен был понять, что это именно британские авроры, или там маги, неважно, главное, чтобы британские и связанные с Министерством.

Их должны были заметить в Бобатоне и опознать, уверенно опознать, то есть надо было ранее где-то помелькать, хотя бы перед профессорами, а лучше учениками. Навестить Монте-Белло, провести расспросы, да так, чтобы внешность запомнилась местным. Вызвать у них подозрительность было легко, достаточно являться не местным, но тут всплывала следующая проблема: нехватка обликов. Мертвые Пожиратели и орденцы? Тут будет больше вопросов, чем алиби. Прикинуться Лили? Тоже ерунда, да и не собирался Северус такого делать.

Разве что Нимфадору привлечь, чтобы она поизображала случайных иностранцев, но опять, решение из разряда тех, что потом, закрыв одну проблему, создает две новых. Северус вздохнул и с силой потер лицо. Все же он еще не восстановился до конца, и длительные глубокие размышления закончились слабостью и болью в голове. Оставалось только печально скаламбурить что-нибудь про то, как одна головная боль вызывает другую, и пойти отдохнуть.


Но отключиться от проблемы и забыться не получалось, Северус ворочался и размышлял, пока не понял свою ошибку. В данной ситуации просто не было хорошего решения, и чтобы ни сделал Снейп, он все равно немного, да проигрывал и терял. Целью надо было ставить не выигрыш, а минимизацию потерь, такой ход, последствия которого будет легче всего перенести.

И он даже придумал такой ход!

Снейп вскочил и заходил по своей спальне, почти забегал, словно намереваясь оставаться в одном ритме со своими мыслями. Убить Максим, прикрывшись Маховиком? Да! Притворяться британцами? Нет! Улику, слабую улику нужно оставить, кусочек мантии аврора, оставшийся в тайном ходе, но не более. Дальше следствие само сделает выводы, а Снейп как раз будет отсутствовать! Затем сбежать из Британии раньше, чем на нее обрушится новый скандал из-за смерти мадам Максим, аккуратно проверить все перед возвращением в Монте-Белло и осесть, радоваться жизни.

Весь фокус перенесется на Британию, о странных делишках мадам Максим забудут или спишут все на британских магов, а сам Северус окажется вне подозрений! Роман с мадам Максим? Да ну что вы, просто он помог Делакур, да, жаль ее, и Максим выражала свою признательность, помогла покинуть Британию, ужас, что там творится, да, да и не говорите, и все. Выиграть месяц, два, три спокойной жизни и потом уехать, уже без подозрений и завершить начатое.

После этого Северус успокоился, лег и уснул.


Проснувшись, он собрал своих женщин воедино, и официальным, торжественным тоном объявил.

– Первого декабря мы отправимся обратно в Британию, творить справедливость, нести добро и спасать Драко.


========== Глава 16. Обещания и незванные гости ==========


28 ноября 1994 года, Монте-Белло


Беллатриса стонала и извивалась.

– Ну еще капельку, повелитель, - канючила она.

– Нет, - отрезал Снейп.

Принятое решение — растянутое лечение — он начал воплощать в жизнь, и урезал порции зелий вдвое, а также ограничил выходы из дома. Не полностью запретил, но ограничил, безуспешно потратив два часа на то, чтобы объяснить хоть что-то. Ответ «ну ты же выбрал нас всех!» окончательно его добил, и Северус, плюнув на все, просто приказал как можно меньше выходить из дома.

Разумеется, нельзя было оставлять дам без присмотра и дела, поэтому Северус потащил их за собой в зельеварню. Нимфадора присматривала за лавкой и занималась заказами «в дорогу», а также была проинструктирована говорить о скором отъезде всем, кто заходил. Посетителей, впрочем, оставалось мало, но Снейпу было плевать — лавку он держал не для доходов. На всякий случай не поленился еще повесить табличку, мол, с 1 декабря лавка будет закрыта на неопределенное время.

– Нарцисса, ты не помешиваешь зелье, - указал Северус.

– От испарений кожа портится, - отозвалась та, - и морщины появляются, а я перед возвращением в Британию хочу блистать!

Северус только закатил глаза. Попытки объяснить, что в Британии сейчас далеко не курорт, провалились, точнее говоря, были встречены пренебрежительным фырканьем, мол, их тут четыре взрослых мага, они со всеми справятся!

Нарцисса сидела и красила ногти небрежными взмахами палочки, Беллатриса ходила и канючила еще зелья и немного трясла грудью, демонстрируя, что та уменьшилась. Намеки на то, что она была бы не против вновь стать кормящей мамочкой, Северус пропускал мимо ушей. Потом, все потом! Будут и дети, и внуки, и еще женщины, сейчас бы выбраться из той очередной жопы, в которую его загнала жизнь.

– Вы должны мне помогать! - все же не выдержал Северус.

– Но мне так плохо, - снова заныла Белла.

– А я вообще не создана для работы, - заявила Нарцисса, - пусть домовики трудятся!

– Кстати, - остановился Снейп. - А где Кричер?

– Да, а где Кричер? - неожиданно оживилась Белла.

Северус мысленно дал себе по лбу. Сейчас домовик примчится, и Белла с его помощью украдет все его зелья, обопьется и обтрахается на пару с сестрой! В принципе, это был неплохой повод посадить их на короткую цепь, причем буквально. И более того, повод убедить Нимфадору, что это правильно! Для пользы самих же сестер, ее тетушек. Правда, Тонкс, наверняка, выступит в их защиту, и в итоге Белла и Цисси окажутся в той комнате с мягкими стенами, где лечился сам Северус.

Плохо это или хорошо? Через пару дней им выступать, ничего серьезного тут не применишь. Просто ограничить подвижность и доступ к зельям, чтобы они не натворили чего. Но от этого их может сорвать потом, в путешествии. А если сейчас не ограничивать, то их окончательно развезет и потом будет поздно лечить, не говоря уже о возможных проблемах в ходе путешествия в Британию. Посадить на цепь, но давать зелья? Приковать так, чтобы они трахали друг друга, избавляя Северуса от необходимости снова тратить время на все это пыхченье и сопенье?

Вопрос был сложным, в конце концов, двух сестер разом он так толком и не оприходовал. И Нимфадора… Северус задумался и помотал головой. И без того уже вон сколько протрахал! Вернутся из Британии, осядут, все утихнет, симптомы зельянки купирует, и доведет до ума Лилиборотку 2. Вот тогда… о да, вот тогда, он позволит себе отдохнуть на полную катушку. Медленно, верно, тщательно, осторожно, изначальный план Снейпа все же оказался мудрее этих поспешных прыжков и наскоков. Философия, что мертвые не потеют, положим, оказалась полезной, неоднократно выручала и продолжает выручать, но все же в целом не стоило так бежать.

Тут Северус вспомнил, из-за кого все начало и аж зубами скрежетнул, глаза прикрыл, чтобы не видеть Нарциссы и не вспоминать о ее сыночке. Он обещал его спасти? Если найдут, о да. Но даже если спасут, тогда Драко будет близко и тогда Северус отомстит. О да. Он сам не замечал, что стоит, закрыв глаза, и тяжело дыша, раздувая злорадно ноздри. Соответственно, он не видел, как встревоженно переглянулись Белла и Нарцисса, и даже попробовали сделать вид, что работают.

Сладостные картины проносились перед глазами Снейпа. Драко в подземелье, кричит, но его никто не слышит. Он пытает Драко, за все то зло, что этот мелкий говнюк ему причинил. Он тестирует на Драко зелья, Лилиборотку 2. Он трахает Драко, превратившегося в Лили, и тот орет, и эта смесь боли и наслаждения возносит Северуса на небеса. Он признается Драко, что убил его отца и трахает его мать, и сношает Нарциссу на глазах у сына, а та извивается и стонет.

Тут Снейп все же пришел в себя, сообразив, что скатился к привычному варианту. Боль, секс и наказание, банально, но все равно, даже мысленно это было так приятно! Даже то, что он сношал бы Драко, пусть и в женском обличии, добавляло возбуждающей нотки.

– Так, где Кричер? - спросил он, меняя тему.

Опять же потом, все потом, после Британии! И без того чуть не протрахал все на свете, а если сейчас хоть одну тронуть, то придется же и вторую удовлетворять, и что станется с работой? Вот то-то и оно!

– Не знаю, - немного растерянно ответила Беллатриса. - Я его звала, но он так и не появился!

– Плохо, - потер подбородок Северус.

Он не знал, способен ли домовой эльф услышать зов хозяина на таком расстоянии. В конце концов, Кричер был уже немолод, а также отягощен массой идиотизмов, накопленных за десятилетия службы Блэкам. Ввязался во что-нибудь или его обнаружили и пришибли. Новости, новости из Британии, самые свежие, нужны были, как воздух.

Максим? Возможно.

– Так, доварите зелья, - распорядился Северус, отбирая палочки у Беллатрисы и Нарциссы.

На всякий случай. Запер заклинаниями шкафы и сундуки с зельями.

– А я пойду, прогуляюсь, - сказал он.

После такой вспышки злобы и сладострастия следовало побыть одному. Прогулка до местного трактира будет в самый раз. Посидит один в уголке, как и подобает «наглому иностранцу», местные лезть не будут, а он послушает, что говорят, может и услышит что полезное. Газету местную почитает, в смысле пробежит глазами, на предмет колдофото из Британии.

Еще раз проверив, все ли он запер, Снейп прошел в зельевую лавку.

– Молодец, - поцеловал он Нимфадору, - следи за всем, особенно за своими тетушками. Я им оставил задание доварить зелья, но у них… упадок духа, если ты понимаешь.

– Они любят тебя, а ты их ограничиваешь, - непосредственно ответила Тонкс.

– Из любви к ним.

– А меня ты не ограничиваешь!

– Потому что тебя я люблю больше! - ухмыльнулся Северус. - Вот тебе, в знак моей любви!

Он вручил ей палочки Беллы и Нарциссы, Тонкс ухмыльнулась в ответ.

– Можешь посадить их на цепь, - шепнул он, - только тихо, я тебе этого не говорил!

– Все так плохо?

– Нет, все будет нормально, если они будут меня слушаться. И тебя тоже. Поноют, пострадают, но такого, как у меня у них не будет.

– Это хорошо, - вздохнула Тонкс.

– Что-то случилось? - насторожился Северус.

– Нет, просто… жаль мне их, - Нимфадора чуть всхлипнула. - И ты им ребенка обещал.

– Обещал.

– А мнееее?!

После чего Тонкс все же разревелась, а Северус чуть не шлепнул себя по лицу. Зельянка и отупение настигли и Нимфадору, а ведь он рассчитывал на нее! Тащиться в Британию с тремя отупевшими сладострастными магичками с зельянкой? Нахрен такое! Поездку, похоже, придется отменить, но тогда Нарцисса расстроится, и тоже будет плакать.

– Все будет, - вздохнул Северус.

– Обещаешь?

– Обещаю. После поездки в Британию все будет.

Он намеренно избегал слов «спасение Драко» или чего в таком духе, называя все «поездкой в Британию». Может и не удастся спасти, тогда расстройство будет меньше. Наверное. В любом случае, не получится так, что Северус пообещал и не сделал. Придя в себя от недавней вспышки, он теперь качнулся в другую сторону: стоит ли спасать Драко? Да, Нарцисса расстроится, но как она расстроится, если Снейп запытает и трахнет ее сына?

Нет, нет, нет, определенно нужна была информация о Британии.

– После, хорошо? - повторил Северус.

Плачущая — теперь от счастья — Нимфадора кивнула, а Северус еще раз вздохнул и вышел наружу. Не так все должно было быть, не так! Он должен был стать Министром, все бы вылечились без осложнений, да что там, он довел бы Лилиборотку 2 до ума, и проблема просто не могла бы возникнуть, так как не требовалось бы постоянно пить несовершенную первую версию!

– Блядская Амбридж, - ругался он под нос, идя к трактиру. - Столько драл ее и никакой благодарности!

Местные жители провожали его мутными взглядами, что-то говорили. Снейпу было плевать. Хотелось нажраться в хлам и упасть под стойку, но даже этого счастья, Северус сейчас был лишен.


В трактире «Бодливый муфлон» как всегда было темно и воняло какой-то животиной. Северус хлопнул дверью, впуская внутрь немного свежего воздуха, и проследовал к стойке. Один из местных, сильно пьяный, неожиданно ткнул пальцем в Снейпа и что-то сказал обвиняюще, потом повторил на ломаном английском с ужасным акцентом. Не будь у Северуса опыта общения с Хагридом, может и не понял бы ничего.

– Один бриташка приехал и теперь сюда толпа лезет! Валите прочь!

– О чем это он? - спросил Северус у бармена. - И темного пива.

– Сюда направляется официальная делегация из Министерства Магии Британии, - невозмутимо ответил тот, наполняя Северусу кружку пенного напитка.

– Да? - попытался сделать невозмутимое лицо Северус, и отхлебнул пива.

– Точнее говоря, она уже прибыла и сейчас находится в Бобатоне.

И вот тут Северус подавился и закашлялся.


========== Глава 17. Помощь и уговоры ==========


28 ноября 1994 года, Монте-Белло


– Это от неожиданности! - торопливо объявил он, хотя и понимал, что его объяснения никому не интересны. - Наверняка они прибыли не просто так!

Внутренне поморщившись, от идиотизма фразы, Северус в кои-то веки порадовался, что окружающие плохо его понимают. Он аппарировал «домой», только там обнаружив, что прихватил с собой кружку с пивом. Но не возвращаться же было? Вернись сейчас в трактир, и все будут над ним смеяться!

Он прислушался и вздохнул: из зельеварни доносились шорохи, шуршание, постанывания и смешки. Не успел уйти из дома, как началось! Или стоило порадоваться, что все остались дома и не пошли искать себе посторонних жертв? Нужно было действовать, но мысли Снейпа разбегались, и он, действуя скорее машинально, пошел к остальным, словно забыв, что им сейчас не до дел.


Остановился, глядя на причудливое зрелище, и машинально отметил, что зелья никто не применял. Наверное потому, что он их спрятал. Кресло превратилось в широкую тахту, на которой сейчас лежала обнаженная Нимфадора. На лице ее сидела Белла, чуть наклонившаяся вперед, чтобы иметь возможность ласкать груди Нимфадоры и дотягиваться до ее члена.

Нарцисса стояла на коленях, между ног Тонкс, и делала ей минет, жадно заглатывая член на всю длину, и одновременно с этим вонзая пальцы куда-то ниже. Северус, на несколько секунд забыв о британской делегации, присмотрелся и ухмыльнулся. Тонкс вырастила член из клитора, оставив все остальное, как есть и сейчас получала двойное удовольствие от ласк Нарциссы. Видимо не желая оставаться в долгу, Нимфадора удлинила и сделала толще язык, а также внезапно раздвоила его на кончике, вонзая во влагалище и анус Беллы.

Та
вскрикнула, приподнялась от неожиданности, и собственно именно так Северус и рассмотрел все в подробностях. Зрелище не оставило его равнодушным, скажем прямо, и мантия внизу топорщилась, но, похоже, тройничок — или четверничок? - опять срывался. Проще всего было сейчас подойти к Нарциссе, приподнять ее бледный тощий зад и засадить на всю длину. Или отодвинуть ее чуть в сторону, и войти в Нимфадору, наслаждаясь видом того, как она ублажает Беллу, и тем, как Нарцисса сосет у Тонкс.

Северус помотал головой, понимая, что опять попался на ту же удочку, что и раньше. Сладострастие секса, желание обладать желанными женщинами, забыв обо всем — сейчас это могло стать воистину смертельным! Ничего, подбодрил он себя, все еще будет, потом, но обязательно будет! Если же сейчас думать не головой, а членом, то можно лишиться и головы, и члена.

– Нужно помешать зелье, - сказала Нарцисса, продолжая ласкать руками член и влагалище Тонкс.

При этом она хитро посмотрела на Беллу, а та подмигнула в ответ, ритмично покачивая тазом вверх и вниз, словно бы насаживаясь на раздвоенный язык Нимфадоры.

– Но мне нужна палочка.

– Вон там, - невнятно, задыхаясь, произнесла Тонкс, указывая рукой, - в мантии.

Мантия лежала на полу кучкой ткани, и Нарцисса потянулась к ней рукой, а чтобы Нимфадора не подумала чего лишнего, торопливо снова пустила рот в дело.

– Так, - негромко сказал Северус, вступая в «зону секса», - хватит.

Разумеется, его не послушались, да и Северусу ли было обвинять их в этом? Он и сам же, помнится, трахал Беллу на глазах у Лонгботтома, не в силах остановиться и, не собираясь прерываться.

– Хватит, я сказал! - повысил он голос. - Дотрахивайтесь в темпе и одевайтесь, у нас проблемы!

Трио продолжало стонать и двигаться синхронно, Белла стиснула ногами голову Тонкс, словно спеша закрыть ей уши. Северус взбесился, ухватил голову Нарциссы и начал насаживать ее на член Нимфадоры, словно норовя пронзить насквозь. Нарцисса захрипела, замахала руками и забрыкала ногами, пытаясь освободиться, а Тонкс наоборот, выгнулась дугой, хватая руками голову Малфой.

Тут она нащупала руками руки Северуса и приостановилась, выглянула из-под Беллы… попыталась выглянуть. Бедра Тонкс двигались вверх-вниз, в быстром темпе, и Снейп не отпускал головы Нарциссы, продолжал ее насаживать на член Нимфадоры. Разумеется, Дора могла бы и убрать его, но, видимо, сейчас, в плену наслаждения, такая мысль ее не посещала.

Затем тело Тонкс задергалось беспорядочно, и Северус отпустил голову Нарциссы. Та откатилась, красная, задыхающаяся, возмущенная. Изо рта, которым она жадно хватала воздух, тянулась ниточка чего-то белого, Северус предпочел не вглядываться. Несколькими секундами позже и Белла забилась, затряслась в оргазме, после чего свалилась набок, выставляя напоказ оба своих отверстия, блестящих от слюны и выделений, сокращающихся толчками и подрагивающих в экстазе.

Северус отвернулся, посмотрел на красную, возбужденную Тонкс.

– Одевайтесь, - повторил он устало. - У нас проблемы.

– Еще бы…, - возмущенно начала Нарцисса, хватаясь за горло.

Снейп оказался рядом с ней, лицо в лицо, и почти что прошипел.

– Когда я говорю «хватит!» надо останавливаться!

– Но ты сказал, что можно дотрахаться, - растерянно и обиженно ответила Нарцисса.

Северус с трудом остановил себя от того, чтобы ударить по ее лицу и наорать. Даже если прямо сейчас дотрахивать ее пальцами и объяснять, все равно, это будет отвлекающим фактором.

– И я помог тебе в этом, - угрожающим, низким тоном прогудел Северус.

Нарцисса надулась, замолчала, и Снейп встал, ощущая неправильность происходящего. Но времени выяснять, и разбираться не было, потерпит — после операции с британцами дотрахается, ничего страшного не случится. Ошибка? Да. Но трахаться и терять время было бы еще большей ошибкой.

– Одевайтесь же! - прикрикнул Северус. - Что я у вас там не видел?

– Ты опять на наааас злииишься, - неожиданно разрыдалась Нимфадора, возвращаясь в форму девушки и даже не думая подниматься. - А я думала, что ты наааааас любииииишь!

Северус засопел, ощущая, что ситуация выходит из-под контроля. Вбить их в подчинение? Может потом выстрелить в спину, и без того перегнул палку с Нарциссой. Нежно уговаривать? Может затянуться на часы, проще уж тогда было присоединиться четвертым и заняться сексом как следует.

– Я вас люблю, - с нетерпением в голосе сказал Северус, - и именно поэтому прошу поторопиться! Что будет, если я кого-то из вас потеряю?! Я же этого не перенесу!

– Ты нас любишь? - всхлипнула Тонкс.

– Конечно! И готов ради вас на все! - воскликнул Северус.

– На все?

– На все! - радостно подтвердил Снейп, ощущая, что делает ошибку.

Но с ней можно было разобраться и позже, главное — сейчас, сию минуту, собраться и начать действовать как можно быстрее. Мадам Максим была проинструктирована (правда, не конкретно о Британии, просто в общем смысле) в случае появления подобных комиссий тянуть время и попытаться дать знать Северусу. Сообщений не поступало, видимо, отправить сообщение не получилось. Значит, комиссия или идет сюда, или Максим ругается с ними, указывая на «инцидент с Флёр». Наверное. Слова о затягивании времени были общими, так что Северус не взялся бы предсказать, к какому из методов прибегнет Максим.

– Но! - вскинул он палец. - Только после решения текущей проблемы.

– Я… мы подождем, - кивнула Тонкс, глядя на тетушек.

Ощущение ловушки стало еще сильнее, во рту появился отчетливый привкус наебалова. Но Северус не стал обострять и спрашивать — в конце концов, он же сам мечтал о сексе вчетвером? Ну, поработает пальцами и языком, ничего страшного, отлежится потом денек. Главное — Оборотки им не давать, чтобы они гомо-вечеринку не закатили, а остальное все он переживет.

– Тогда слушайте, - сказал решительно. - У нас проблемы. Точнее одна проблема, но огромная. В селении я услышал, что в Бобатон приехали маги из британского Министерства Магии. Думаю, не надо объяснять, за кем они приехали?

Тут Северус подумал, что, может, зря поднял панику? Никто же не видел, как они улетели с делегацией Бобатона? Может, это все последствия обвинений Максим в «изнасиловании Флёр» в Хогвартсе? Выделили время и людей, прислали, чтобы разобраться?

Северус тут же одернул себя: даже если они приехали именно к Максим (это объясняло бы отсутствие сообщения от нее), то, что с того? Одурманенная Империо Максим будет твердить об истории с Флёр, сошлется на Каркарова, и неизбежно упомянет самого Северуса. Даже если в составе делегации не будет никого, кто вспомнит с ходу Снейпа, то вспомнят потом, так что все правильно он делает — проблему нужно решать сейчас. И даже более того — решая эту проблему, можно решить сразу две проблемы!

Ведь он, кажется, нашел тех «злобных британцев», что убьют мадам Максим. Разумеется, еще оставалась проблема — бежать или остаться после убийства? - и в каждой были свои плюсы и минусы. Хорошенько все взвесив, то есть подумав над проблемой секунд пять, Северус решил, что нужно «бежать». Демонстративно, прихватив вещи, что были под рукой, в связке с поведением в трактире любой «догадается», что произошло. Ну да, он засветится вроде как… но только в случае, если британцы придут расследовать. Если же они прибыли убить Максим, то получится, что Северус бежал зря, запаниковал ложно и сбежал, можно посмеяться над глупым иностранцем.

Этакая своеобразная «легенда» для местных, чтобы они сами в нее поверили и потом, если кто будет спрашивать, ее и придерживались. Вернуться ночью за вещами из особняка, придать всему вид ограбления — ведь «глупый чужак» сбежал — и валить куда-нибудь. Запутать следы и окончательно развязаться со всей этой историей мести в Хогвартсе. Осесть где-нибудь в Южной Америке, подальше от Европы и вернуться к плану тихой жизни и доделки Лилиборотки 2.

В общем, практически идеально, осталось только незаметно проникнуть в Бобатон и «помочь» Максим.

– Так, вы же двое посещали Бобатон по тайному ходу? - как можно небрежнее спросил Северус у Беллы и Нарциссы.

Не говорить же Тонкс, что эти двое драли там Максим, как последнюю шлюшку прямо у нее в кабинете?

– Отлично, значит, тогда покажете дорогу.


========== Глава 18. Слишком горячая встреча ==========


28 ноября 1994 года, Бобатон


Никаких особых угроз или ловушек в потайном ходе не было, и Северуса грызло злое нетерпение. Они «бежали» из Монте-Белло, теперь нужно было как можно быстрее добраться до Максим, чтобы никто даже мысленно не связал Северуса с ее убийством. Влюбленность? Да ну что вы, это все школьницы выдумали! У него жены есть, и он их любит, да, а Максим он просто поддерживал после трагических событий в Хогвартсе, в которых и сам пострадал!

Придумывание уверток и оправданий помогало скрашивать довольно-таки скучную и местами тяжелую дорогу. Там, где в Хогвартсе ход просто шел, тут он петлял, вилял, нырял вверх и вниз, и хотелось, честно говоря, плюнуть на все, сесть на метлу и полететь.


К сожалению, Карты Мародеров для Бобатона у Северуса не было, и приходилось ориентироваться на слух и указания Беллы с Нарциссой. Те, в своих веселых визитах, даже не думали особо о безопасности, но к счастью, им практически никого не попалось. Двух учеников и одного преподавателя услышали заранее и просто пропустили мимо.

– Вот здесь, - указала Белла на массивную, потемневшую дверь.

– Пароль?

– Долгая зима, - сказала Нарцисса, но дверь и не подумала открываться.

– Да уж, эта зима и правда будет долгой, - вздохнул Северус.

О таком варианте он как-то не подумал, а ведь виделся с Максим каждый день! Ломать дверь? Но если британцы там внутри? Суть-то была в том, чтобы захватить их врасплох!

– Да нет же! - неожиданно хлопнула себя по лбу Белла. - Долгая зима — это на зиму, а сейчас пароль «Зима близко»!

Дверь дрогнула и открылась, Северус не удержал облегченного вздоха.

– Теперь тихо, - прошептал он, - мы должны застать их врасплох.

– А если там никого нет? - прошептала Нимфадора.

– Тогда извинимся и уйдем, - цыкнул Северус.

Он начал подниматься по каменной винтовой лестнице, ощущая себя не слишком приятно. Подобные вещи устраивались как раз затем, чтобы один воин или маг мог задержать целую толпу. Чтобы растянуть подходы и наставить ловушек в стенах вокруг. В общем, для защиты.

– … и это установлено и доказано, - донесся грубый баритон, - включая воспоминания самого Кричера!

Северус застыл на месте, забыв опустить ногу. Кричера?! Инстинкты в нем вопили, что надо удирать, бежать, раз Кричеру вскрыли голову, то все. Ведь он присутствовал и в Тайной Комнате, и во всех остальных делах, а уж инструктаж его Снейпом так вообще… на десять лет непрерывной Авады сразу потянет.

– Подделка, - послышался вялый голос Максим.

– Вот доказательства того, что тот, кого вы защищаете, и вызвал эту войну в Британии! - глухой звук, словно что-то громоздкое шлепнули о стол.

– Не верю, - ответила Максим.

Северус прикусил губу до крови. Максим следовала инструкциям, Максим все еще была под Империо, но именно сейчас это было как нельзя некстати! Такое «топорное» поведение легко могло ее выдать, ведь наверняка британские маги прибыли с неопровержимыми уликами. Становилось понятным и то, почему они прибыли в Бобатон — Кричер все выдал. Как он попался — вопрос уже десятый, главное то, сколько из него успели извлечь? Да, по приказу Беллы он должен был подчиняться Снейпу и подчинился, отправившись в Британию на разведку, но все же Северус не был его хозяином.

Беллатрису он защищал бы до последнего вздоха и скорее умер бы, чем что-то выдал… разве что те, кто его ловил, знали, кто такой Кричер? Знали, что он домовик Блэков, и сопоставили с Беллатрисой и Нарциссой, и Снейпом, и ловили целенаправленно Кричера именно как домового эльфа? Да их магия сильна, им не нужна палочка, но если как следует подготовиться, выбрать заклятия помощнее, обустроить ловушку, то они могли и заполучить парализованного Кричера, неспособного себя убить. Ибо он точно убил бы себя, защищая Беллу, но не Снейпа.

Вопросы, вопросы — на которые британцы могут дать ответы, не так ли?

– И вот доказательства того, что именно он и убил Флёр Делакур! - новый хлопок.

– Не верю, - голос Максим дрогнул.

Северус ощутил, как у него подергивается щека. Обвинение в убийстве Флёр, при всей его правдивости, все же не могло быть подкреплено доказательствами. Уж там он обо всем позаботился! Значит, британцы слепили фальшивку, но зачем? Личная ненависть к Снейпу? Кричер попался не Министерству? Это, пожалуй, открывало возможности — если экспедиция была личным делом, не Министерским, то и материалы обвинения никто не опубликовывал. Воспоминания Кричера — дело серьезное, но не исключено, что обвинения все же фальшивые, сфабрикованные, как и доказательства насчет Флёр.

И если устранить всю цепочку… знающие о Кричере просто исчезнут. Ведь Снейп все равно собирался в Британию, так почему бы и не съездить? «Бежал в неизвестном направлении», кто сказал, что это бегство не может быть в Британию? Совместить приятное с полезным, и за спиной следы подчистить. Только разобраться с теми, кто сейчас у Максим. Он подал знак, но поняла его только Белла.

– Оглушаем всех, - прошептала она Нарциссе и Тонкс

– Да она точно околдована! - раздался одновременно с этим возглас из кабинета Максим.

Северус прыгнул вперед, выхватывая палочку.

– Экспекто Патронум! - и сияющая лань ворвалась в кабинет Максим.

Ослепление и отвлечение, уловка отчасти сработала, два заклинания ударили в Патронуса. Северус влетел в кабинет, обнаружив там шестерых магов, зажавших Максим за столом. Все уже стояли с палочками наперевес, и Северус едва успел невербально отбить заклинание, после чего упал на пол. Заклинания пролетели над головой, сверху посыпались каменные осколки.

Приняв весь огонь на себя, он обезопасил женщин, и те влетели в кабинет, атакуя. Правда, столкнулись в дверях и застряли, после чего противник сумел перехватить инициативу обратно. Первой вышла из строя Нарцисса, отлетевшая под стену, да так и замершая там в нелепой парализованной позе. Второй пала Тонкс, которой не хватило опыта, упала, оглушенная и раненая.

Противник тоже потерял двоих, но по факту, теперь их было четверо против двоих. Мадам Максим так и сидела за столом, глядя куда-то в стену, похоже, Северус опоздал на мгновение и ее попытались расколдовать. Ступор в результате борьбы Империо и неизвестного заклинания… либо ее просто парализовали, чтобы не мешалась.

– Убей их! - рявкнул Снейп.

Максим вздрогнула, дернулась за палочкой, и противники отвлеклись, дрогнули и растерялись.

– Империо! - взревел один из них в ответ. - За это положен Азкабан!

– Нет больше Азкабана! - заорал в ответ Северус. - Сектумсемпра! Я его уничтожил! Авада Кедавра! Сдохните, твари! Редукто!

Отвлечение на Максим оказалось роковым, Снейп убил двоих, и Беллатриса убила тоже двоих, проломив их защиту, воспользовавшись секундным отвлечением. Максим, несмотря на свою полувеликанскую защиту (Северус невольно припомнил арест Хагрида), тоже пала жертвой заклинаний, не исключено, что как раз из-за повышенной устойчивости к заклинаниям. Британцы не хотели рисковать, и вжарили чем-то сильным, убившим Максим практически мгновенно.

– Вот и решена проблема, - пробормотал Северус, тяжело дыша, сглатывая и глядя на убитых.

Мадам Максим убита подлыми британскими магами, причем натурально убита, без подделок, тут впору было захохотать, подобно Волдеморту. Убитые Снейпом и Беллатрисой? Ха, немного работы, благо все мертвы, и получится так, что мадам Максим дала жестокий бой подлым британским магам. Улики и доказательства? Забрать с собой!

– Все мертвы, - повторил Северус.

– Точно, - подтвердила Беллатриса, - мы отлично справились!

Грудь ее вздымалась, по лицу бегала похотливая улыбка. Северус не стал говорить, что надо было взять одного живым — что толку теперь? Говорить надо было раньше, еще до забега в Бобатон, а теперь… да хрен с ним, решил Северус. Возбуждение от увиденной ранее сцены вернулось, с удвоенной силой, и он схватил Беллу, швырнул ее на стол, словно тяжелый мешок.

Задрал мантию на ней и чуть сдвинул трусы, не желая терять время на их снятие, вошел, издав полустон — полурык, и еще сильнее вжал Беллу в столешницу, ощущая под собой горячую, взмокшую и потную задницу.

– Повелитель, - простонала Белла, ездя по столу, - можно убрать труп?

Голова она в пике амплитуды почти въезжала в грудь Максим, чье лицо было искажено судорогой. Северус разозлился, ухватил Беллу за волосы, вскидывая ей голову вверх.

– Убрать? - прорычал он. - Убрать?!

Он с такой силой засадил Белле, что та вскрикнула от боли, а стол сдвинулся вперед. Теперь Белла тыкалась носом прямо в грудь Максим, и Северус, окончательно разозлившись, еще добавлял ее голове амплитуды, насильно вжимая в убитую. Он вышел из Беллы, продолжая держать ее вжатой в стол, и потянул за волосы голову, заставляя прогнуться еще сильнее, словно собирался сломать спину.

Вышел и тут же вошел, но уже в задний проход, и Белла снова вскрикнула.

– Вот, смотри, - рычал Снейп, тыча ее носом в Максим, - вот к чему привело ваше бездумное траханье! Убрать?! Да еще немного и мы бы все тут трупами сидели, как она, из-за вашего желания почесать себе между ног!

Максим все же отъехала, и теперь Северус долбил Беллу головой об стол, в такт своим движениям. Та не сопротивлялась, лишь стонала и всхлипывала, умоляя наказать ее еще сильнее, но простить. Разумеется, это не могло продолжаться долго: предыдущее возбуждение, размашистые движения, узкий, сжавшийся задний проход, быстро довели Снейпа до разрядки, несмотря на крайне не возбуждающую обстановку.

Он вышел из Беллы, и вытер член об ее задницу, пока сама Белла лежала на столешнице, силясь встать. Видно было, что ноги ее мелко дрожат, словно у стриженного пуделька, попавшего на мороз. Несмотря на оргазм, у Снейпа опять осталось ощущение, что он где-то, непонятно где, накосячил. Но разбираться не было времени и он скомандовал.

– Вставай, подготовим сцену боя с Максим и валим отсюда, как можно быстрее.

О том, что Нарциссу и Тонкс лучше не будить, он говорить не стал, но Белла и сама догадалась.


========== Глава 19. Временное возвращение во временный дом ==========


29 ноября 1994 года, где-то во Франции


– Нам не удалось спасти мадам Максим, - с печальным лицом вещал Северус, - но ее смерть не была напрасной — мы сумели победить этих предателей.

– То есть они приходили за нами? - уточнила Тонкс.

– И за нами, и за мадам Максим, в Министерстве решили подчистить следы былых преступлений, чтобы снизить давление международного сообщества магов, - вдохновенно врал Северус.

Белла была заранее предупреждена и кивала в такт. Нарцисса, лежащая рядом с Тонкс — отдых после сражения в кабинете мадам Максим — сделала недоверчивое лицо, но промолчала. В принципе, думал Северус, продолжая врать, Нимфадора уже достаточно глубоко погрузилась и отупела, чтобы ощущать всех остальных своей семьей. Моральные установки размыты, приверженность добру подорвана.

С Беллой и Нарциссой было легче, все же одна являлась Пожирательницей, а вторая была замужем за Пожирателем. Еще подумав, Северус решил не форсировать события. Насмотрится Тонкс в Британии на «зверства Министерства», и сама перейдет на темную сторону, сотворит пару зверств в ответ. По большому счету какой-то сверхособой нужды в таком перетаскивании не было, но Северус немного устал от ограничений. То не говори, это не упоминай, такие заклинания не используй, и так далее.

– Так что теперь наша задача становится еще благороднее и нужнее! Не просто спасти Драко, но еще и добыть доказательства, привезти их, показать Международной Конференции. Чтобы все видели, что в Британии возрождается режим Волдеморта!

Выдержав паузу, он добавил буднично.

– А может быть и предотвратить возрождение самого Волдеморта.

– Что?!

– Не вскакивай так, это вредно, - занудным, скучным голосом произнес Северус.

На самом деле, конечно, Волдеморту было не возродиться, уж об этом Снейп позаботился! Но то, что Дора вскочила — было хорошим и плохим признаком одновременно. Оставалось только сыграть все правильно и склонить Тонкс в нужную сторону, играя на «угрозе Волдеморта».

– Пророчество исполнилось, - продолжал скучным голосом Северус, - и мы вроде бы хорошо зачистили крестражи Волдеморта, но кто знает? С его сторонниками во власти, чего они могут добиться? Сколько невинных существ запытают, следуя его пути?

Белла опять промолчала, и Северус ощутил удовлетворение. Похоже, наказание в кабинете Максим пошло ей на пользу. Что касается невинных существ, тут Снейп тоже не врал, просто не говорил всей правды. И существа были не так уж невинны, и Министерство, по большому счету, подавляло мятеж, на который их толкнул сам Северус. Но если не знать подробностей, то Министерство Магии истребляет и магов, и волшебных существ, все верно.

– Поэтому набирайтесь сил, выздоравливайте, и потом мы немедленно отправимся в Британию. Спасать Драко, спасать всех!

Сделав знак Белле, он вышел из комнаты.

– Повелитель? - спросила Белла тихо, подходя сзади и обнимая.

– Мне нужно будет отлучиться, - ответил Северус, глядя вдаль.

Вернуться за вещами в особняке в Монте-Белло, имитировать ограбление, может быть даже сжечь дом, окончательно заметая следы. Наверняка там сейчас все бурлит и фонтанирует говном, после убийства Максим, поэтому Северус решил идти один. Прокрасться, забрать и уйти, а завтра уже мчаться в Британию на всех парах.

– И меня не будет всю ночь, - продолжил он.

В принципе, самое важное они и так взяли с собой, возвращаться было необязательно. Но и оставили в особняке много того, что могло пригодиться сейчас и потом — для имитации именно что «поспешного» бегства. К тому же, продолжал повторять самому себе в который уже раз Северус, стоило послушать, что говорят об убийстве Максим и ситуации в целом, в каком ключе упоминают самого Снейпа и его женщин.

– Я оставлю вам зелий, - Снейп повернулся и посмотрел на Беллу почти в упор. - Но это не значит, что вы должны устраивать тут оргию и употреблять их бездумно в одиночку.

– Да, повелитель, - потупилась та.

Что-то крылось за всем этим, но у Северуса опять не было времени (да и желания) разбираться. Лилиборотка 2, как ему ее сейчас не хватало! Три послушные, сообразительные, влюбленные в него Лили, без зельянки — это сила, красота, мощь! В теории. На практике же… все было печально.

– Дай Нарциссе и Нимфадоре вылечиться, помогай им, присматривай.

– Да, Повелитель.

– Ведите себя тихо, никто ничего и не заметит.

Они вломились в какой-то пустой дом на отшибе деревни, удалившись от Пиреней на какое-то расстояние. Отсутствие дома хозяев еще не означало, что те не могут вернуться, или что соседи не увидят что-то подозрительное.

– Не стесняйся обливиэйтить, если что.

– С радостью, повелитель, - Белла подняла голову, явив преданный взгляд и злорадную ухмылку.

Тоже тревожный признак своего рода — возвращение Беллы-Пожирательницы. Преданность самому Северусу? Без Метки не в счет, да и нужна ли та кровожадная Белла-Пожирательница? Преданность Повелителю до последней капли крови? Она и так есть, и еще будет, чего уж там, но без необходимости пыток, Круциатуса, убийств налево и направо. Боль и укрощение? Северус отчасти разбирался в вопросе, благодаря ученикам в Хогвартсе, но где Белла и где ученики? Снейп невольно представил себе Беллу, Нарциссу и Тонкс в школьных мантиях и прическах, в облике робких учениц, получающих «наказание», и содрогнулся.

– Рассчитываю на тебя.

С этими словами Северус аппарировал прочь, решив, что хватит трусить и размышлять, и откладывать возвращение.


Вечером 29 ноября 1994 года, Монте-Белло


Северус тихо материл сам себя, благо все равно его здесь почти никто не понял бы. И он практически никого не понимал, поэтому и матерился. Да, жители деревни были взбудораженны, что-то бурно обсуждали, но обсуждали на своем языке! Вот когда Северус позавидовал тем магам, что знали множество языков, и пожалел, что сам ничего не учил, кроме английского.

Он вообще планировал вначале послушать разговоры, прощупать почву, так сказать, а потом уже соваться в Бобатон, но увы. Да и толку с вылазки в Бобатон? Мадам Максим говорила по-английски, это да, а остальные? Подслушает Северус еще пару, тройку, десяток непонятных разговоров, и что с того? Сцедить потом воспоминания своим женщинам? Неплохая идея, но омута памяти нет, да и толку с расшифровки разговоров потом, когда информация ему нужна сейчас?!

– Газеты воровать, надо полагать, тоже бесполезно, - вздохнул Северус.

А все эти женщины! Заморочили голову разговорами, лечением, обустройством, разговорами о Британии и прочем. Северус покрутил шеей, выбрался из укрытия и отправился к особняку. Выбора не было — только молча забрать оставленное и уйти, а новостями о Британии разжиться в самой Британии. Или на французском берегу Ла-Манша, то есть, фактически, рядом с Британией.


– Сссуки, - прошипел Северус, глядя на особняк.

Там уже шастали мародеры и грабители. Подобравшись ближе, Северус, словно по злой насмешке судьбы, обнаружил, что понимает их разговоры. Потому что те велись на английском, а «шастающие мародеры» были британцами. Англичанами, мать их, из Министерства Магии!

Северус почти сразу понял, что случилось — они «сбежали» из особняка за считанные минуты до того, как туда прибыла команда. Вторая половина команды из Министерства Магии Британии. Они искали Северуса и обшаривали особняк, пока сам Снейп истреблял их товарищей и трахал Беллу в Бобатоне. Сообразив что-то или получив весточку, они ринулись обратно в Бобатон, и опять опоздали на несколько минут. Или дольше, но в любом случае, Северус и его команда успели сбежать.

Но вот подставить британцев не вышло — по совокупности причин.

Надо было бежать, бежать, бежать, но Северуса опять обуяла злость. Рука его нащупала Маховик в мантии, но тут же отдернулась. Враждебные маги живы и занимаются обыском, значит, даже если Северус отправился в прошлое, то у него ничего не вышло. Или, что вероятнее, он просто не отправлялся в прошлое и ничего не происходило.

Оставался только один вопрос, самый важный — что делать?

Бежать, уповая на то, что раз команда все еще здесь, обыскивает особняк, то никаких следов за собой Северус не оставил? Или прибить их всех здесь? Рискованно, да, но мертвые ничего уже не скажут. Не отправятся в погоню. У британцев был личный интерес, мотивация, сведения, все необходимое, чтобы успешно гоняться за Северусом, так сказать, до последнего. У местных же… месть за убитую Максим? Возможно. Но убитую все же британцами, или вторая команда успела ворваться в кабинет Максим и опять все изменить в сцене боя?

– Эй, я что-то нашел! - донесся возглас.

Дневник? Книга? Блокнот?

Северус замер — с женщин вполне сталось бы что-то да записать туда. Например, планы отправиться в Британию и спасти Драко. Говорить Северусу? Да зачем, он же и так все понимает! Новая вспышка злобы ударила в голову Снейпу, застилая глаза и мысли багровым.

– Сектумсемпра! - рыкнул он, аппарируя за спину нашедшему.

В руке Северуса была Старшая Палочка, и британца не просто взрезало, его разрезало на несколько огромных кусков, ударивших в подходящих к нему соратников. Северус воспользовался заминкой, и ударил невербальным Редукто под ноги, осыпая всех обломками и оглушая. Аппарировал за спину самому дальнему, и буквально взорвал его еще одним Редукто, и тут же закрылся Протего.

Удар-отскок, аппарация.

– Экспеллиармус! - вырывая палочку у зазевавшегося врага.

Северус отскочил, пропуская мимо фиолетовый луч и ударил в ответ. Растерянность противника быстро проходила, но все равно, первый наскок и потери оказались решающими. Старшая Палочка в руках Снейпа работала безотказно, заклинания проламывали щиты, взрывали и разрезали тела.

И затем враг бежал.

– Пидарасы, - проворчал Северус им напоследок. - Акцио тетрадка!

Раскрыв ее, он сплюнул и спалил несчастную книжечку. Записи Нимфадоры о ценах на зелья и купленных товарах просто не заслуживали большего. Осмотрев поле боя, Северус задумался на секунду, а потом махнул рукой. Смысла в Фиендфайре не было, сбежавшие видели, кто на них напал.

Еще раз сплюнув, Северус аппарировал прочь.


========== Глава 20. Прибытие поезда ==========


30 ноября 1994 года, где-то во Франции


В своих планах на «путешествие в Британию» Северус как-то упустил из вида тот момент, что в Бобатон они прилетели в карете мадам Максим. То есть, попросту говоря, не знали местности во Франции, и, соответственно, не могли аппарировать на дальние расстояния. Проще всего было воспользоваться каминной сетью, и поэтому Северус и его женщины отправились в Тулузу, ближайший достаточно крупный город, чтобы там было некое подобие Косой Аллеи.

Впрочем, Снейп был настроен оптимистично — даже если они не найдут закрытую магическую территорию, Тулуза все равно оставалась достаточно крупным городом, чтобы там было полно разнообразного маггловского транспорта. Поезд — практически идеальный вариант, купить билеты в закрытое купе, и сидеть в нем своей компанией. Или автомобиль, размышлял Северус на ходу, если подчинить себе водителя и направить его к Ла-Маншу, то тоже должно выйти неплохо.

Еще можно было воспользоваться самолетами, но этот вариант вызывал в Северусе сомнения. Прибытие самолетом или каминами, или на корабле в Британию могло привлечь внимание Министерства Магии. В другой раз Северус может и не задумался бы о таком, но после Бобатона… пожалуй, следовало удвоить осторожность. С другой стороны, самодовольно думал он, Министерство сейчас будет искать его в самой Британии в последнюю очередь, так что можно решить несколько проблем разом, за одно путешествие.


– Кто-то бывал раньше в Тулузе? - спросил он у своих женщин на всякий случай.

Те покачали головами, только Нарцисса неожиданно мечтательно вздохнула.

– Мы как-то отдыхали у магглов, на Лазурном Берегу, - пояснила она. - Как давно это было.

И с Люциусом, понял Снейп, но вслух ничего говорить не стал.

– Тогда ищем все вместе, не разделяемся, чтобы потом не тратить время на поиски друг друга в незнакомом городе. Притворяемся британскими туристами, ну тут, думаю, проблем не будет.


Проблем и не было, кроме одной. Магическую общину Тулузы они так и не нашли, то ли ее не было, то ли она оказалась слишком хорошо спрятана. Будь у них под рукой «магический справочник туриста», то можно было бы посмотреть координаты входной точки, вроде «Дырявого Котла» в Лондоне, но вот проблема — справочника не было. И чтобы заполучить такой, следовало вначале найти магическую общину.

Как уже говорилось, Северус упустил из вида момент с каретой, и не запасся справочниками в Монте-Белло и Бобатоне, но никто не спешил его укорять, так как остальные об этом тоже не подумали. По итогам неудачных поисков, они зашли в первое попавшееся кафе, перекусили и попутно Северус озвучил свою идею про поезд. Нельзя сказать, что идея была встречена радостными воплями, но Снейп спокойно все объяснил, указал на то, что их ищут, потом еще надавил авторитетом, и в итоге уговорил.


Вначале поездка протекала приятно, никто не нервничал из-за маленького купе — сказывался опыт поездок в Хогвартс-экспрессе. Но затем, на маленькой станции неподалеку от Лиможа, внезапно начались проблемы. Спасло только то, что Северус и правда удвоил осторожность, и обратил внимание на странное поведение маггла в форме.

Он тихо, практически неслышно пробормотал заклинание отмены, направляя Старшую Палочку в кармане на маггла. Тот вздрогнул, заморгал, затем окинул Северуса и остальных ошалелым, диким взглядом.

– Простите, кто вы? - спросил он.

Северус, уже не скрываясь, припечатал его Обливиэйтом и затем Петрификусом, лишая памяти и обездвиживая. К счастью, как раз недавно, на одной из подобных станций, они выходили все вместе из купе, чтобы взять координаты для аппарации.

– Аппарируем обратно! - гаркнул Северус.

К несчастью, преследователи оказались не глупее и накрыли поезд антиаппарационным щитом. Становилось понятнее, почему к ним подослали человечка именно на станции — в движении накрыть поезд щитом не получилось, а преследователи хотели, чтобы Снейп не сумел сбежать. Впору было пожалеть, что он не умеет делать портключи, был бы запасной путь отступления.

– Не получается, - озвучила за всех Тонкс.

– Изменяем внешность и прорываемся, - скомандовал Северус, извлекая дорожный саквояж с зельями.

План был простым: сломать дверь в соседнее купе, взять внешности тамошних обитателей, их самих парализовав и закатив в угол, или просто трансфигурировав в чемоданы, после чего выйти наружу. Даже если преследователи оцепили все, смена внешности даст несколько секунд, необходимых для того, чтобы сориентироваться и ударить первыми.

Увы, как выяснилось, преследователи мыслили аналогично. Северус сломал стену и на мгновение возникла немая сцена. Парализованные магглы пялились удивленно в пространство, маги рядом с ними на Северуса и его женщин, а те смотрели в ответ.

– Бей! - заорал Северус, первым подавая пример.

Невербальная Левиоса подняла ближайшего к нему мага и швырнула на его собратьев, впечатывая в стену. Бил Северус от души, и его заклинание смело всех, и магов, и магглов, проломив ими стену в следующее купе. Сидевшие там магглы выглянули в дыру, и тут же самый любопытный получил заклинанием Нарциссы между глаз. Лицо его вздулось, превращаясь в нечто уродливое, покрытое гнойниками.

Вопль сотряс вагон, раздался звон выбитого стекла, грохот двери и визг, еще вопли на французском, на высоких нотах, вызванные вероятно тем, что двое попытавшихся выскочить столкнулись и застряли в этой самой двери. Маггл, получивший гнойник вместо лица, просто орал, затем попытался броситься в сторону Северуса, словно окончательно потеряв голову.

– Ступефай! - припечатала его Белла.

Стесняться было уже окончательно нечего, и Северус уничтожил крышу вагона над головой, взлетел, вытаскивая своих женщин наверх. На такой короткой дистанции он осилил разом всех троих, а дырка была сделана с запасом, так что никто не застрял.

Мимо пролетело два луча, третий отбила Белла, успев выставить щит. Крыша вагона метрах в пяти от Северуса взорвалась, вспучилась какой-то зеленой, гнилостной массой. Магглы визжали так, что не было слышно самого себя, разбегались, прыгали в окна, застревали в дверях, и рвались на свободу с такой силой, что поезд шатался.

– Воздух! - выкрикнул Снейп, но тщетно, его не слышали.

Он вскинул руку, указывая вверх, но ударить заклинаниями не успел — враги напали и с земли. Главное в битвах волшебников мобильность, и Северус дернул своих женщин, перелетая с ними на землю. Атака с воздуха разворотила вагон окончательно, но Северус уже бежал к станции, прямо на трех магов в каких-то золотистых мантиях.

– Конфринго Максима! - выкрикнул он, взмахивая Старшей Палочкой.

Заклинания троицы вместе с ними снесло, впечатало в станцию и взорвало, разворотив стены. Ошалевший маггл набежал сбоку, слепо размахивая руками, Северус метнул его за спину, в преследователей на метлах.

Белла оказалась рядом, прикрыла слева, от двух заклинаний из поезда. Ответный удар, и еще один вагон разлетелся пополам, оказался отброшен в ухоженный палисадник за низким белым забором. Северус разил и хлестал направо и налево, не сдерживая себя и не собираясь сдерживаться. Заклинания Старшей Палочки сметали щиты, людей, магов, заклинания, стены, все, что попадалось на пути, и Северус неожиданно подумал, что в дуэли Гриндевальда и Дамблдора все было не так, как рассказывают.

– Северус! - голос Тонкс был высоким, отчаянным.

Он развернулся и вскинул палочку. Маги с воздуха наседали, носились быстро на метлах, не давая в себя попасть. Нарцисса и Тонкс едва держали щиты, пока Белла прикрывала самого Северуса. От золотистых мантий и виражей метел рябило в глазах, словно сюда слетелись маги со всей Франции.

– Фиендфайр!!

Рык и струя огня вырвались из Снейпа, словно из дракона, и Адское Пламя ударило во все стороны, пожирая магов и метлы. Языки огня вылетали, захлестывали живых и пожирали их, пламя гудело, словно утробно урча, и Северус быстро понял, что не удержит заклинание.

– На метлы! - заорал он остальным.

Белла сориентировалась первой, благо маги как раз разлетались во все стороны, спеша сбежать от разрастающегося шара Адского Пламени. Тонкс сбила еще одного, и таким образом компания Северуса разжилась двумя метлами. Сам Снейп стоял, пытаясь удержать пламя под контролем, пот лил с него ручьями, а ноги слегка подрагивали. Сражение прекратилось само собой, осталась только паникующая, разбегающаяся толпа магглов и магов, пытающихся спастись.

– Быстрее! - крикнул Снейп, запрыгивая на метлу за Беллой.

Метла взлетела почти вертикально, и Северус еще несколько секунд, отчаянно изогнувшись назад и держась рукой за сиськи Беллы, не давал пламени вырваться на свободу. Эти секунды оказались решающими, и Северус с компанией успели удрать прочь.


Ночь 1 декабря 1994 года, где-то во Франции


– Я больше не могу, - простонала Нарцисса, падая на песок пляжа без сил.

– Я тоже, - рядом опустилась Белла.

Северус и сам был измотан, выжат, как лимон, попавший в руку Хагрида. Больше суток они не спали, почти ничего не ели и практически не отдыхали, пытаясь оторваться от преследования. Точнее говоря, от общенациональной облавы, ведущейся, к тому же, с привлечением магглов. Северус сотню раз, наверное, вспомнил Сириуса и облаву на него, но увы, опыт Блэка был тут непригоден.

Они меняли транспорт, устраивали засады преследователям при помощи Маховика, прыгали туда и сюда аппарациями, меняли направление движения, но добились лишь того, что их вытеснили обратно, к Пиренеям. Обычные уловки не срабатывали, заклинания Фиделиус никто не знал, разовое применение Оборотки едва не обернулось катастрофой.

Портреты, объявления, огромная награда за головы и, самое главное, разъяренные маги практически не оставляли шансов. В очередной засаде с Маховиком, Северус отмотал время назад на чуть больший срок и сумел поспать немного, после чего все же сообразил, что делать. Нарцисса и Лазурный берег! Они уже пробовали вернуться и по пути поезда, и на ту ферму, где лечились Нарцисса и Тонкс, и даже пробовали вернуться в Монте-Белло, но везде их настигали.

– Никакой магии, - предупредил Северус, - это наш последний шанс.

– Совсем никакой? - спросила Белла.

– Совсем, - отрезал Снейп. - Иначе все начнется сначала.


========== Глава 21. В позиции Лили ==========


2 декабря 1994 года, Ницца


– Продолжаются поиски маньяка, взорвавшего позавчера поезд Тулуза — Париж, и убившего двести восемнадцать человек, - щебетала с экрана телевизора диктор новостей.

– Выключи, - мрачно сказал Снейп, входя в кают-компанию.

Тонкс послушно протянула руку и нажала кнопку на пульте, огромный экран погас.

– Может, поплаваем? - предложила Белла, появляясь следом за Северусом.

– Нет! Нас вся страна ищет, а вы собрались мордами и сиськами трясти? - грубо зарычал Северус.

Его мутило и слегка подташнивало, несмотря на то, что яхта никуда не плыла, а мирно стояла у причала. Ее даже не качало, но все равно Снейпу было нехорошо.

– Скучно, - надула губки Белла. - Телевизор нельзя, купаться нельзя, пить нельзя…

– Потому что нас ищет вся страна, а мы прячемся! Любое подозрительное действие магглов проверяется, магические места и тайники обшариваются, наши лица на всех экранах, и награда такая, что гоблины в Гринготтсе удавились бы от зависти!

Яхта же была если и не близка к идеалу, то все равно находилась где-то рядом. Персонал был распущен, Нимфадора в облике хозяина яхты дала всем недельный отпуск и щедрое отвалила денег, попутно заявив, мол, собирается побыть в одиночестве, выпить и подумать о жизни. Собственно, хозяин яхты и валялся у себя, пьяный и одурманенный зельями, неспособный прийти в себя.

Парочке появившихся людей, видимо знакомых хозяина яхты, Нимфадора отвечала, что переживает кризис и подумывает уйти в кругосветный круиз. Разумеется, еще оставались всякие там маггловские средства связи, но Северус приказал их отключить. Вроде бы оно и противоречило политике незаметности, но Северус работал наверняка: причуды богатых настороженности в людях не вызывают. Слухи, обсуждения, перемывания косточек, разговоры, как миллионеры зажрались, это да, но не настороженность и подозрительность. Выждать несколько дней, и уйти, возможно даже на этой самой яхте, куда-нибудь к Африке — и уже оттуда бежать дальше.

– Поэтому нам нужно сидеть, терпеть и не высовываться, еда тут есть и все остальное необходимое для жизни тоже! - сварливо продолжал Северус. - Потерпите несколько дней, ничего страшного! И пить я вам запретил по той же причине, напьетесь, начнете буянить, покажете свои лица и все, прощай, маскировка!

– Все равно скучно.

– Сейчас я уйду, - вздохнул Северус, - и смотрите телевизор, сколько влезет.

– Нет-нет, - неожидано оживилась Тонкс, - у меня есть идея, чем заняться. Помнишь, ты говорил, что сделаешь все, ради любви к нам?

– Да, - насторожился Северус.

Секс помогает убить время, кто спорит, но чтобы убить много времени, нужно много секса. Уловка Беллы и Нарциссы, чтобы нахлестаться зелий? Сейчас они вынужденно «лечились», то есть, попросту говоря, сидели на урезанных порциях, так как следовало экономить и растягивать и без того скудные запасы.

– И ты готов сдержать обещание? - продолжала Тонкс.

Северус оглянулся, но Белла уже куда-то вышла.

– Да, - приободрившись, сказал Снейп.

В конце концов, секс с Нимфадорой — это дело. Сколько он добивался такого результата, и вот, пожалуйста, она сама прыгает на него!

– Тогда ты выпьешь вот это, - Тонкс извлекла откуда-то флакон.

Северус ощутил, что у него подергивается глаз. Откуда у Доры зелья? Он же специально собрал все-все себе, еще в Монте-Белло, когда пришел в себя после долгого лечения зельянки.

– Я…

– Ты мне… нам не доверяешь? А вот мы тебе доверяем!

Северус сжал зубы до хруста, но моментально признал, что Тонкс права. А даже будь она не права, все равно момент выбран практически идеально. Откажись от зелья, женщины обидятся, выбегут на улицу и все, их поймают и казнят, без суда и следствия.

– Я доверяю, - ответил Снейп, принимая флакон, - просто не ожидал такого.

– А чего ты ожидал?

– Убийства дракона там, спасения принцессы, - улыбнулся Снейп чуть натянуто, и опрокинул флакон.

Залпом, не думая, и уже проглатывая жидкость, он узнал вкус. Лилиборотка 2?! Сказать, что Снейп запаниковал, означает ничего не сказать, но было уже поздно. Волна изменений прокатилась по его телу, внизу втянулось, вверху раздалось, и Северус превратился в Лили. Чего скрывать, его неоднократно посещала подобная фантазия, превратиться в Лили и насладиться ей, как самим собой, помять тело, раздразнить его и подрочить, прямо напротив огромного зеркала. Чтобы тело Лили было видно во всех подробностях.

Но Лилиборотка?!

– Не волнуйся, это не навсегда, - сказала Тонкс, подходя ближе и сбрасывая одежду. - Ты должен раскрываться перед нами, отдаться на нашу волю, показать, что ты нам полностью доверяешь!

– Нам? - голосом Лили переспросил Северус.

Он таращился на Тонкс, испытывая одновременно сильнейшее возбуждение — та превратилась в Лили, голую, пышную, прекраснейшую Лили! - и страх, так как Нимфадора заодно отрастила себе и член. Тонкс кивнула, и Северус обернулся, увидев, что в кают-компанию входят Нарцисса и Белла. Тоже обнаженные. Северус сглотнул, радуясь втайне тому, что спрятал все зелья и что сестры Блэк не смогли добраться до Оборотки. Иначе они точно превратились бы в Снейпов и тогда оставалось бы только бежать или сразу сдаваться, чтобы казнили.

На фоне этих мыслей Нимфадора в облике Лили, пускай и с членом, даже начала выглядеть как-то… приемлемо. Впрочем, поглощенный мыслями и страхами, Северус все равно ничего не успел сделать. Нимфадора обхватила его, и какое-то время две Лили целовались, терлись сиськами друг о друга, и Северус ощутил, что заводится.

– Раскройся и отдайся, - хрипло простонала Нимфадора, толкая Северуса в грудь.

Он пошатнулся, взмахнул руками, но на ногах не устоял, так как сзади его подбили под коленки и аккуратно уложили на ковер четыре руки. Теперь над Северусом нависала могучая грудь Беллы, и не такая могучая, но все же грудь Нарциссы. Он ухватил ртом сосок груди Беллы, и протянул руку к Нарциссе, начал ее ласкать, ощущая, как ему в ответ тоже гладят, пощипывают и сжимают груди. Руки Доры пробежали по ногам Северуса, огладили и раздвинули, и в следующую секунду он вздрогнул и прогнулся.

Язык Тонкс, длинный, гибкий, горячий и влажный, ворвался в Снейпа, заставляя прогибаться все сильнее. Ему немедленно сунули под поясницу подушку, задрали ноги, и язык Тонкс раздвоился, легко скользнул еще и в анус Северуса, облизывая изнутри. Северус хотел закричать, но ему еще глубже вдвинули сиську в рот, и он укусил ее. Белла вскрикнула и освободила его, но Снейп уже очнулся и передумал кричать, мало ли кто услышит снаружи. Проще уже перетерпеть до конца и закрыть все обиды и проблемы, тем более, что местами было очень приятно.

– Давай, детка, поработай своим рыжим язычком! - задыхаясь, произнесла Нарцисса, садясь на лицо Северусу лицом к Тонкс.

Это было не очень удобно, нос Северуса то и дело тыкался в заднее отверстие Нарциссы, и сам Снейп почти что задыхался, придавленный этой влажной, горячей массой. Язык его вращался и втыкался во влагалище Нарциссы, в такт движениям языка Тонкс, и одновременно с этим что-то горячее ткнулось ему в руку. Он вошел пальцами в Беллу, растопырил их, втыкая одновременно в два отверстия, и таким образом любовный треугольник почти что замкнулся. Для завершенности не хватало построенной пирамиды — для этого Тонкс нужно было бы развернуться и задрать зад, подставляя себя Нарциссе, ну а Белла поддерживала бы Нимфадору.

– Мгмгмгм, - попробовал высказать идею Северус.

– Да, дорог…ая, - голос Тонкс звонкий и отчетливый пробился сквозь ушные затычки из ног Нарцисссы.

Язык ее вышел из Северуса, и в следующую секунду что-то другое, горячее и твердое, вошло в него, прокатывая по телу новую волну желания и возбуждения. Стыд, страх, отвращение все было временно забыто и отброшено, под этой волной наслаждения и горячих женских, ласкающих и жаждущих его. Дора простонала

– Это слишком хорошо!

Она задвигалась быстрее, и в такт ей быстрее начала двигаться Нарцисса, словно собираясь стереть своей промежностью лицо Лили-Северуса в ноль. Белла перехватила руку Снейпа, и теперь сама двигала ей, насаживаясь и делая что-то еще, чего Северус не видел. Не исключено, что она ласкала сестру и племянницу, и это словно бы дало толчок Северусу, взрыв тепла и наслаждения в промежности, ударной волной прокатившейся по телу. Его расслабило, тело стало немножечко ватным, и каждая клеточка, казалось, трепетала в экстазе. Дора еще быстрее задвигала бедрами, толчками посылая новые волны тепла по телу Северуса, волны, на которых он покачивался, издавая громкие стоны и совершенно не стыдясь их.

Затем движение прекратилось, за исключением еще пары вялых толчков, и почти одновременно с этим обмякла Нарцисса, и почти свалилась со Снейпа. Он с наслаждением вдохнул свежего воздуха, стиснул руками свои груди, пытаясь дотянуться до них языком. Нимфадора встала, и теперь, когда возбуждение прошло, к Северусу снова пришел страх. Торчащий, вздыбленный огромный фаллос, неужели она собиралась… Нимфадора сделала шаг, член качнулся, и Северус невольно сглотнул. Не от возбуждения, от страха, что сейчас эта дубинка побывает у него во всех отверстиях, в рамках программы «раскройся и отдайся».

– О! - воскликнула Белла, вставая.

Рука Северуса вышла из нее с влажным чмоком, и Белла ухватила член Нимфадоры, начала ласкать его одной рукой, второй поглаживая и ныряя пальцами в ее влагалище. Они слились на мгновение в поцелуе, и затем Белла словно рухнула, оказавшись на четвереньках, а Тонкс вошла в нее сзади, погрузившись на всю глубину без напряжения. Северус ощутил волну благодарности к Белле и прилив нового возбуждения, ведь Дора была в облике Лили! И трахала роскошную, грудастую красавицу, которая постанывала и насаживалась в ответ в нетерпении.

Он ухватил палочку и наколдовал зеркало, придвинулся к голове Беллы, откидываясь с опорой на локти и широко раздвигая ноги. Теперь в зеркале справа отображалось невообразимое, головокружительное зрелище: Лили, во всей ее красе, наяривала Беллу, которая широко и яростно отлизывала еще одной Лили.

– Как видишь, я раскрылся и отдался, - простонал Северус, лаская себе грудь.

– Вижуууу, - простонала в ответ Тонкс, яростно работая тазом, - и это слишком хорошооооо!!


========== Глава 22. Знак судьбы ==========


3 декабря 1994 года, где-то неподалеку от Альп


– Так хорошо было вчера, - простонал Северус, зажимая рукой окровавленный бок.

– О да, - в такт ему простонала Нимфадора, которая тоже была ранена.

Северус, несмотря на свои тайные страхи, все же перекинулся обратно из Лили, и уже как Снейп осуществил свою мечту. Засадил сестрам со всем прилежанием, да еще и на пару с Нимфадорой, которая так и оставалась в облике Лили.

Секс продолжался достаточно долго, чтобы все потом свалились без сил и уснули мертвецки, забыв об осторожности. Каким-то чудом опоенный хозяин яхты выбрался наружу, и то ли сбежал, то ли был замечен, но в итоге весь хитрый план Снейп опять отправился под хвост василиску.

– От нас не отстанут, - серьезным тоном сказала Беллатриса.

Она стояла с палочкой в руках, готовая отразить любую внезапную атаку. Нарцисса, помогавшая Тонкс и Северусу, лишь вздохнула и пробормотала:

– Как там мой Драко?

– Себя бы спасти, - проворчал Снейп невольно.

Ну не умел младший Малфой сражаться в том несостоявшемся будущем, не умел и все! Не на тех скоростях, которые тут требовались. Чего уж там, если даже Северуса сумели достать, и никакой Маховик не помог. Собственно, не будь Маховика, вообще убили бы всех, а так удалось отделаться всего лишь двумя ранами, разнесенным городским кварталом и набережной Ниццы и кучей трупов, магглов и магов.

Некогда было подчищать следы, да и не собирался Северус этого делать – больше хлопот преследователям! Пусть пытаются убрать, стереть память, прикрыть Статут, что угодно, лишь бы отстали от самого Северуса!

– Не так-то просто найти тех, кто сбежал в неизвестном направлении, - заметила Белла.

– Может, подадимся в другой портовый город, вроде Марселя? – предложила Нарцисса. – Идея-то хорошая была

– А, теперь уж все яхты и корабли обыщут, - отмахнулся Северус.

Но слова все же заставили его задуматься. Может не корабль, а остров как убежище? Не крупный и населенный, вроде Корсики или Сицилии (Северус ознакомился с картами на яхте), а что-то мелкое, скала, торчащая из воды? Тут следовало подумать, во всяком случае, идея отправиться к гоблинам в Швейцарию была… так себе, мягко говоря. Если сравнивать с зельями, то гоблины в Швейцарии были испорченным, просроченным и неправильно приготовленным зельем, принимать которое можно было только от большой безысходности.

– В общем, нам нужно чудо, - вздохнул он.

Жальче всего было запаса Маховиков, большая часть которых оказалась разбита во время атаки на яхту. И ладно бы Северус успел подобрать обломки, как сделал это в будущем, из-за чего и смог попасть в прошлое. Но нет, и этого не получилось, и теперь шансы вернуться еще раз в прошлое, к живой Лили… мягко говоря, они стремились к нулю.

– А еще нам нужны припасы, - приняли иное направление мысли Северуса.

Зелья, ингредиенты, да хотя бы те же метлы! Северус рассчитывал, отсидевшись дней пять на яхте, совершить вылазку далеко-далеко, да хотя бы в тот же Бобатон, и там, на пару с Тонкс, под чужими обликами, пополнить запасы.

– Вот только как их нам достать, с такой облавой?

Уйти в Швейцарию или Италию? Не поможет, розыск по всей Европе. Уйти из Европы? Но как? В одну аппарацию Африки не достичь, разве что добраться до Гибралтара. Транспорт магглов? Корабли теперь точно будут шерстить и досматривать. Самолеты? Наверняка под контролем. Поезда отпадают. Значит, только личный автотранспорт, с околдованным водителем. Но у магглов все сложнее, просто так границу не пересечь, и там может дежурить маг. Просто наблюдатель, но Северусу и его женщинам хватит и этого.

– Нарцисса права, - медленно произнес он.

Бывшая Малфой приосанилась, поправила белокурые волосы, а потом поинтересовалась.

– И в чем же?

– Нам нужно в Марсель. Но вначале нам надо привлечь внимание погони.


Поселение пылало и горело, и в клубах пламени и дыма неспешно двигались четыре фигуры. Мужчина и три женщины. Они вышли на обочину селения, чтобы полюбоваться делом рук своих, и тут-то их и настигли. С хлопками, словно из ниоткуда вывалилась дюжина магов, и в мгновение ока убили четверых поджигателей.

Не успели они сообразить, что что-то не так, как четверо из них погибли.


– Вот так, - удовлетворенно сказал Северус, глядя на трех пленных, двух мужчин и женщину.

Не слишком хитрая уловка, но сработала. Разогнав жителей селения криками и заклинаниями, они подожгли дома, и запустили обманку: четыре свои копии. Подопытным материалом разжились в тюрьме, незаметно выкрав оттуда заключенных (не будь Нимфадоры, Северус, скорее всего, просто пустил бы в дело жителей самого селения) и придав им свои облики при помощи Оборотного. Подчинение и управление прилагались, дальнейшее было делом техники – ударить в спину тем, кто прибудет задерживать Снейпа.

– Вы поплатитесь за свои преступления! – взвизгнула магесса.

– Уже поплатился, - глухо ответил Северус.

Он лишился всего, всего! И даже умер, но вернулся, чтобы отомстить. Глупцы мешали и мешают ему, но это означало лишь, что список тех, кому надо отомстить, становился длиннее. Вот и все.

– Не заметно, - продолжала бодриться магесса.

– Я мертв внутри, - не удержавшись, бросил Снейп, - и пусть сейчас мне есть, что терять, но это не отменяет факта…

Договорить ему не дали, Белла, Нарцисса и Тонкс, дружно разревевшись, кинулись его обнимать. Кое-как отбившись от них, Северус понял, что момент для пафосных разговоров непоправимо упущен.

– Легилименс! – вскинул он палочку.

Защита магессы оказалась слабой, но и в голове ее не было нужных Северусу сведений. Но вот один из ее напарников точно знал то, что нужно, и Северус взялся за него.

– Легилименс!

Но в этот раз орешек оказался крепче, и атаки Северуса соскальзывали.

– Его надо отвлечь и подавить, - раздраженно сказал он.

– О, у меня есть идея! – оживилась Белла. – Всего одно Оборотное…

– Мы потратили остатки на эту ловушку! – перебил ее Северус зло.

Он рассчитывал восполнить запасы в лавке зелий, на которую предполагалось совершить налет. Засада же была устроена, чтобы получить информацию, где тут поблизости есть эта самая лавка.

– И что это ты собралась с ним делать? – подозрительно спросил он.

Белла сделала невинный вид.

– Понятно, - вздохнул Северус, - все у вас одно на уме! Ладно, тоже способ, пусть Дора отрастит член да возьмет его сзади.

Пленный занервничал, а Северус, приблизившись к Белле, тихо сказал.

– Сними с него штаны и резко сунь палец, если уж тебе так охота помесить чужое говно, а дальше посмотрим.


Уловка сработала, и Северус ворвался в разум пленника, палец не успел даже войти. Впрочем, это не помешало Белле и правда засунуть его на всю длину, и как следует подергать внутри.

– Говно какое-то, - сообщила она задумчиво, вытаскивая палец.

– Фууу, - скривилась Нарцисса.

– В следующий раз поставлю тебе клизму, - неожиданно развеселилась Белла.

– Малфои и дерьмо несовместимы! – вздернула носик Нарцисса.

После такого третий пленник не стал запираться, и просто убрал защиту. Северус извлек нужную информацию, и дружный Обливиэйт обрушился на трех пленников. Можно было бы попробовать внушить им ложные воспоминания, разговоры о той же Швейцарии даже подделывать не пришлось бы, но Северус решил не возиться. Много времени и сил, а результат – сомнительный, ведь Северусу требовалось тактическое, сиюминутное преимущество, а не стратегические уловки, выгодные в длительной перспективе.


– Итак, нас все же ждет Марсель, - сообщил Северус остальным, когда они ушли прочь аппарацией. – Я, считаю, что это просто знак судьбы.

– План? – спросила Белла.

– Скорость, дерзость, расчет. Та же уловка, что и здесь, четыре наших копии отправятся куда-нибудь на корабле, думаю, неважно, куда, главное, что это будет публично и громко. Вначале мы направимся к магам, и там совершим налет на лавку зелий, а также остальные лавки, которые потребуются. Нашумим, попугаем, чтобы нас видели. Затем прорыв в порт, опять же демонстративный, пусть почешутся и побегают, устраняя утечки информации.

– И?

– Захватываем корабль и демонстративно выходим в море, там подменяемся на свои копии и уходим с корабля аппарацией, или, еще лучше, просто уходим под воду в огромном пузыре. Буквально ложимся на дно и отсиживаемся там, в пещере. Трансфигурируем воду в воздух и все такое. Корабль же взрывается, с шумом, треском, у всех на виду.

– А почему просто не уйти на дно? – нахмурилась Тонкс.

– Не зная, где мы, нас будут искать, искать и еще раз искать. Весь смысл в демонстративной гибели и последующей отсидке на дне. Через неделю о нас никто и не вспомнит, как только наши лица перестанут показывать по телевизору и печатать в газетах. Тем более, что вынырнув ночью из подземной пещеры, мы отправимся прочь из Европы, или проберемся на один из проходящих мимо кораблей, тихо и незаметно. Долго, хлопотно, но… всеевропейская облава? Это слишком. Я надеялся отсидеться на яхте, но вы и сами все помните, верно?

– Да, это был хороший план, - расплылась в немного мечтательной улыбке Белла. – Но с Обороткой…

– Так, это без меня, - отрезал Северус. – И не думайте, что под водой мы будем упиваться зельями и устраивать оргии, вам нужно продолжать лечение!

– Или нас накажут, - громким шепотом сообщила Белла Нарциссе, - отшлепают, например!

Северус лишь вздохнул беспомощно. И не вылечить от зависимости, и не лечить не получается, потому что результат налицо. Блондинки – нимфоманки какие-то.

– Работаем группой, - вернулся он к предыдущей теме, - не разделяемся ни при каких условиях. Свидетели – плевать, нам не нужны лишние смерти, а вот свидетелей, наоборот, должно быть как можно больше!

– Поверят ли в нашу смерть? – пробормотала Тонкс.

– Значит, нам нужно подготовить доказательства заранее! – осенило Северуса, опять вспомнившего историю Барти Крауча – младшего, и его подмену на маму в Азкабане.

И тут его еще раз осенило. Зачем что-то готовить, когда уже есть четыре трупа в их обликах? Надо будет только вернуться обратно, рискуя нарваться на новую команду магов, но Северус готов был рискнуть. Времени прошло совсем мало, вряд ли кто-то прибыл и вряд ли пленные развязались.

– И я даже знаю, где нам взять эти доказательства, - сказал он вслух, расплываясь в улыбке.


========== Глава 23. Немного удачи ==========


4 декабря 1994 года, Марсель


Северус протянул руку и поднес флакон ближе к глазам.

– Поверить не могу, это и правда он.

Пузырек с Феликс Фелицис, зельем удачи, переливался золотистым светом, сверкал и манил.

– Сев, - немного напряженным голосом позвала его Нимфадора.

– Ничего не трогай! – машинально отозвался Северус.

Снаружи донесся звон разбиваемого стекла, Белла развлекалась и привлекала внимание.

– Здесь и не надо трогать, - отозвалась Тонкс. – Заголовок говорит сам за себя.

Снейп обернулся, увидев, что Нимфадора указывает на газету. Огромный заголовок, какие-то маги на колдофото под ним, ну и что? Доносилось легкое позвякивание – Нарцисса обчищала шкафы, указанные Северусом.

– И что там? – небрежно спросил Северус. – Опять про нас – маньяков?

– Статут пал, - в этот раз голос Тонкс отдавал безжизненностью.

До Снейпа даже не сразу дошло, но когда дошло, он остановился и спросил глупо:

– Что?

– Статут пал, - повторила Нимфадора.

Странно, что этого не было в мозгах пленных, первым делом подумал Северус, а потом чуть не застонал. Ну да, он же искал месторасположения, планы, возможность добраться до зельевых лавок, отбросив все остальное! Опять и опять ошибка, очередная. В этот раз она может, и не будет стоить ему ничего, но в целом, кто поручится, что при исполнении плана «На дне», он не допустит очередной ошибки?

– Там написано из-за чего?

– Я не настолько хорошо знаю французский! – огрызнулась Дора.

Она злилась, это было хорошо, лучше злость, чем безжизненность, решил Северус. Главное теперь, подать все убедительно, внушить, что это не их вина. В конце концов, сами же виноваты – не захотели видеть Северуса Министром Магии? Не захотели. Вот и получите, что заслужили.

– Так, массовые жертвы, - шевеля губами, медленно начала говорить Тонкс. – Лимож. Ницца. Гаррасьён какой-то. Разрушения. Облава на маньяка. Максим и Бобатон.

– Вот видишь, - небрежным тоном заметил Северус, словно бы невзначай, - во всем виноваты эти злодеи из Министерства Магии Великобритании. Вначале они склонились на сторону Волдеморта, потом попытались отомстить нам, за то, что мы не дали им захватить власть сразу. А когда им все же удалось захватить власть, они начали подчищать следы и убили Максим.

– Но ведь это! – Тонкс хлопнула рукой по газетному листу.

Краем глаза Северус отметил, что Нарцисса, пожав плечами, вернулась к очищению шкафов от склянок с зельями и от ингредиентов.

– Это же все наши инциденты!

– Где на нас нападали, а мы защищались, - пожал плечами Снейп.

Это было не совсем правдой, да и в целом, достаточно слабым оправданием, поэтому Северус перешел в атаку, спеша заговорить Тонкс. По-хорошему, сейчас следовало бы забиться в очередное убежище, напиться и устроить еще один свальный перетрах, чтобы потом, проспавшись, обнаружить, что никто их не преследует. С падением Статута магам точно будет не до Северуса! А может, даже отвлечь дам и устроить «ночь зачатий», то бишь секса без предохранительных заклятий, чтобы они думали только об этом, а не своей вине.

Хотя, чего скрывать, Нарциссе и Белле было все равно, волновалась только Тонкс.

– И заметь, почему на нас нападали? Потому что маги Британского Министерства убили мадам Максим, а всю вину свалили на нас, и наверняка подбросили массу сфабрикованных улик, наподобие тех, которые они не поленились притащить с собой и предъявить мадам Максим. Зачем? Чтобы убедить ее в нашей вине и уговорить выдать им, наверняка, соврав, что нам ничего не угрожает.

На самом деле, читая те материалы, которые им достались от британцев, Северус то и дело утирал холодный пот. Да, он умело устранял свидетелей, подчищал следы, действовал в чужих личинах, но все же недостаточно умело. Его «наглость мертвеца», то, что никто не смотрел в его сторону, работала ровно до того момента, когда Министерство – после событий Хэллоуина и побега из Хогвартса – начало рыть в сторону Северуса.

Они не нашли всего – все же Снейп предохранялся, но нашли достаточно, чтобы Северус ощутил себя дилетантом в деле сокрытия улик. В какой-то момент он даже подумал, что его подвел прошлый опыт: лавирование между Волдемортом и Дамблдором было все же достаточно специфическим занятием. Но затем понял, что это больше следствие поимки Кричера, случайной и нелепой, но все же поимки. Улавливая намеки из его воспоминаний, маги Министерства начинали рыть в том направлении и находили. С учетом того, что эти направления удивительным образом совпадали с направлениями проблем у Министерства, маги следователи проявляли двойную прыть.

И еще Амбридж.

Блядская Долорес, давшая ему возможность ухватить пост Министра, и сама же ее отнявшая. Она считала, что ухватила Снейпа за яйца, и что тот всегда будет лизать ей жопу, ухватившись за возможность соскочить с поводка Альбуса. Собственно, сам Северус и внушал ей такую версию. Чего он не учел, так это того, что Амбридж оставит записи и в этих записях оставит компрометирующие Северуса факты. Убийства чиновников – конкурентов Долорес, кое-какие события в Хогвартсе, и слова самого Снейпа.

– Так что и с убийством мадам Максим они, наверняка, сфальсифицировали все, нарочито сгустив краски, - продолжал Северус, пока мысли об уликах и провалах проносились в голове.

Ему казалось, что он принял факт своего провала, но теперь выяснилось, что лишь казалось. Новая волна злости и желания отомстить взметнулась в нем, отомстить всем тем, кто свысока сыто осуждал его и судил, априори считая злодеем. Кто не дал ему возможности стать Министром и все изменить к лучшему. Если бы не они, сторонники этой блядской Амбридж, ему не пришлось бы бежать, не пришлось бы прятаться, не пришлось бы обманывать и убивать, и прятаться, и снова бежать.

– В результате мы предстали такими исчадиями зла, что маги Франции и Европы решили не жалеть усилий и невинных жизней, лишь бы убить нас! Вспомни, они околдовали того несчастного маггла – железнодорожника!

– Да, точно, - прошептала Нимфадора.

– Мы лишь защищались, но разве их остановило присутствие магглов? Они атаковали! Они преследовали нас, травили, объявили награды за наши головы! А когда мы спрятались на яхте, они что, попытались все сделать скрытно? Или они устроили бойню, такую, что разнесло целый квартал?

– Но мы и там поучаствовали, - неуверенно сказала Тонкс.

– Защищаясь от того, что они устроили! И вот результат их необдуманных и поспешных действий: Статут пал! Да, в этом вроде бы можно обвинить нас, но по факту, это будут такие же обвинения, как те, с которыми британские маги прибыли к мадам Максим! Они ее убили, но виноваты, почему-то, мы.

Тут Северус обнаружил, что в дверях стоит Белла и слушает, с улыбкой на губах. Он встревожился на секунду, но тут же расслабился: Белла не собиралась выдавать своего «Повелителя». Северус был еще должен ей за ту историю на яхте, и, как ни крути, выходило – быть Белле старшей женой. А Тонкс… любимой младшей, тут же придумал Северус и обрадовался.

– Они нападают, но виноваты мы! Они провалили Статут, не сумели замести следы, но виноваты мы! Белла?

– Да все разбежались и дрожат, а официальные команды авроров так и не прибыли, - пояснила та, - вот и заглянула посмотреть, что вы тут делаете.

– Видишь, - вдохновенно подхватил Северус, обращаясь к Тонкс, - как нас очернили и измазали грязью в прессе? Наверняка, там написано, что мы кровожадные маньяки, пьющие кровь младенцев и убивающие направо и налево, вот все и попрятались! Из страха, что мы сейчас всех убьем! А вот почему не прибыли официальные команды – Статут, наверняка.

– Или нам издалека готовят ловушку, осторожничают, - добавила Белла.

Спрашивать про Статут она не стала, значит, слышала достаточно. Конечно, ей не стоило так расслабляться и уходить с улицы, но зато теперь не требовалось все объяснять повторно.

– Так, если Статут пал, то мы можем отправиться в Британию? – неожиданно спросила Нарцисса.

– Вряд ли, - серьезно ответил Северус. – Если нас обвиняют в его падении… обвиняют, Дора?

Тонкс еще раз раскрыла газету.

– Вроде наших имен нет, но это надо все перечитать. Или найти прессу на английском.

– В общем, если нас обвиняют, то недоброжелателей только добавится. А если нет, то прошлых обвинений в преступлениях с нас никто не снимал. Ложных обвинений, но как мы это докажем? Нас и слушать никто не будет, убьют или отдадут на растерзание, а потом лет через сорок, какой-нибудь юный маг возьмет в руки наше дело, посмотрит и скажет «да они же невиновны!» Остальные пожмут плечами, мол, какая разница, все равно же все мертвы? А может скажут, что все равно были виновны, мол, дыма без огня не бывает. Вспомните историю Хагрида и Тайной Комнаты, а?

Это был сильный аргумент, и Северус нанес добивающий удар.

– И нам, поверьте, будет уже без разницы, что нас оправдают – раз мы будем мертвы.

– Тогда что, возвращаемся к плану «На дне»? – спросила Тонкс. – Но мы же планировали шумиху и фейерверк, а какая шумиха, если мы тут полчаса уже в лавке, а никто еще не пришел?

Северус хотел ответить, что тогда план «На дне» может выйти еще удачнее, но остановился. Волна холодной ярости и злобы поднялась в нем. Прятаться на дне? Дрожать? Статут пал, но ему все равно надо прятаться по норам и дрожать, пока эти гады винят его во всем? Останутся во власти и будут и дальше винить, потягивая вино, пересчитывая деньги и наслаждаясь богатством и высокими постами?!

Для того ли он возвращался в прошлое, для того ли мстил Великим Волшебникам? Чтобы всякие ничтожества загнали его в угол, заставили зарыться под землю, заставили бежать в страхе? Его, Снейпа!

– Нет, мы никуда больше не побежим, - медленно произнес Северус, взвешивая пришедшую в голову мысль. – Пусть теперь те, кто гонялся за нами, сами немного побегают.

С этими словами он выдернул тугую пробку и залпом выпил содержимое пузырька с Феликс Фелицис.


========== Глава 24. Приближение конца ==========


4 декабря 1994 года, Марсель и окрестности


Северусом владела одна только мысль: остановить погоню за ними и прекратить эту бесконечную облаву, доведшую его до нынешнего состояния. Тело его, под влиянием Феликса, потянуло куда-то, и Северус понял, что его тянет аппарировать.

– Так, нам все равно нужно будет убежище, - произнес он, - так что отправляйтесь в порт и приступайте к плану «На дне», но без захватов кораблей, взрывов и заложников.

– А ты? – спросила Тонкс.

– А я займусь погоней за нами и облавой, отвлеку их немного. Так, - Северус прищелкнул пальцами, - мы же взяли портключ, да? Заройтесь на дно, обустройте там все и ждите меня.

– Мы можем помочь, - предложила Белла.

Северус покачал головой и аппарировал прочь. Три магессы – серьезная сила, но сейчас, под действием Фелициса, он ощущал, что должен сделать все в одиночку. То, что он оставлял своих женщин с огромным количеством зелий на руках… что же, это должно было помочь им скрасить скуку потом, на дне морском. Или вернее было бы сказать – под дном?

Северус аппарировал, в какое-то здание, но почти сразу понял, что это полицейский участок.

– Империо, - подчинил он дежурного. – Империо.

Зачем предохраняться от воды, когда можно зарыться под нее и запечатать выход за собой? Будет герметично и безопасно, а трансфигурирующему щиту все равно, что превращать в воздух, воду или землю под водой. Впрочем, эта поздняя мысль уже не имела никакого значения, переделать «пещеру» можно будет и потом, когда он присоединится к остальным. Если не справятся с щитами и будут их чинить – латать и поддерживать, на дне морском, то оно и к лучшему – меньше разврата и расхода зелий.

– Объявить тревогу, - приказал Северус. – Собрать всех сюда.

Империо его было слабым, но магглам хватило и этого. Теперь нужно было собрать толпу и попробовать внушить им «цели» - места обитания магов, подсмотренные в разумах пленных. Механизм примерно тот же, что и при внушении ложных воспоминаний. Работа с толпой, Северус был уверен, не будет отличаться от средней силы мага, а со средней силы магом он справится. Если и было что-то полезное в Дамблдоре и Волдеморте, так это навыки Легилименции и Окклюменции, и их элементов, развитые почти до предела.

– Объявить в городе чрезвычайное положение, - продолжал командовать Снейп.

– Мы не можем, - едва не заплакали полицейские от невозможности выполнить приказ.

Но Северус был уверен в своих силах – Фелицис грел его изнутри.

– Кто может?


Полицейских он обработал и отправил «мочить магов», но этого оказалось мало. Северус аппарировал дальше, и легко добрался до мэра. Все эти охранные системы и охранники магглов полная ерунда, Северус уложил их за две секунды, даже не вспотев.

– Простите, но я не могу, - плачет мэр.

Как все сложно у этих магглов, разозлился Снейп, окончательно проводя черту между собой и людьми. Не то, чтобы этого не было и раньше, но сейчас ему хотелось убить всех магглов именно как магглов, не людей.

– Кто может?

Эвакуация – не то, Северус нужно иное и он потрошит голову мэра, словно умелая хозяйка рыбу.


Аппарация внутрь военной базы. Невидимость. Оглушение. Смена облика. Кабинет главного.

– Империо.

Вот теперь все так, как хотел Северус, не какой-то там отряд полицейских, которых один опытный маг истребит за несколько секунд. Возникла заминка с картами, но Северус сориентировался и направил главного военного. Тот не знал английского, но это оказалось делом еще одного Империо, на того, кто знает.

– Атаковать здесь, здесь и здесь, - тыкал пальцем Северус. – Обстрелять и взорвать все. Затем цели в окрестностях города. У вас есть оружие, способное достать до Лондона?

– Нет, но мы можем отправиться туда лично! – выкрикнул главный военный.

– Ладно, не надо, - неохотно отмахнулся Северус.

Было бы неплохо подкатить такого маггловского ежа Британскому Министерству, но не выйдет. Пока доедут – их остановят. Будь у них оружие, способное…

– Вы знаете, у кого есть оружие, способное достать до Лондона? – поинтересовался Северус.

– Так точно! Прикажете связаться с ними?

– Позвоните, - разрешил Северус, - но вначале представьте образ того места, тамошнего главного военного.

– Есть!

– Легилименс!


Получив нужную информацию, Северус аппарировал на другую военную базу. В этот раз не обошлось без жертв, но он справился. С ходу подчинил тамошнего главного военного и прикрылся им, а потом хлестанул парочкой заклинаний, убивая охрану.

– Отдайте приказ об атаке Лондона, а точнее, вот этого места, - Северус послал образ здания, под которым скрывалось Министерство Магии.

– Насколько сильной должна быть атака?

Северус задумался на секунду: Министерство укрывалось под землей, под щитами, да еще и пользовалось расширениями пространства. Маггловское оружие тут сработает слабо, решил Северус, а с одного взрыва эти жирные гады в Министерстве могут и не понять, что происходит.

– Ударьте всем, что у вас есть, - махнул он рукой.

– Есть!

Получив уверение, что приказ выполнен, Северус ударил Обливиэйтом и аппарировал прочь. Шумихи в Марселе и окрестностях хватит на какое-то время, и никто не подумает, что Снейп решил остаться в самом эпицентре. Привет Британскому Министерству тоже их займет на какое-то время, да еще и, возможно, поссорит Британию с Францией. Пусть почешутся, подерутся, лишь бы отстали от Северуса.

С этой мыслью он прибыл обратно в Марсель и удовлетворенно кивнул.

Вдалеке что-то взрывалось, бахало и ухало, доносился треск и грохот, беспорядочно завывали сирены, по улицам носились горожане. Хаос и паника, идеально, чтобы спрятаться и исчезнуть. С этой мыслью, удовлетворенный Северус активировал портключ и перенесся на дно морское.


– Неплохо тут у вас, - сказал Снейп, оглядываясь.

Пещера – как он и хотел, под землей и водой – была обустроена не хуже Выручай-комнаты. Троица женщин, словно хомяки, натащили мебели и вещей, словно собирались прожить тут целый год. Из дальней комнаты доносились знакомые звуки, и в то же время остатки Фелициса в организме подсказывали Северусу, что лучше туда не ходить.


– Буэээээ, - издал блюющий звук Северус.

Он все же заглянул и тут же пожалел об этом. Да, три его женщины занимались развратом, звуки не оставляли в том сомнений, но в каком виде! Перевоплотившись втроем в Северусов, они расположились треугольником на огромной кровати и сосали друг у друга, заодно засовывая пальцы в задние отверстия.

Поспешно отвернувшись, Северус прошел на условную кухню и налил себе выпить. Его еще раз передернуло, и он налил еще, но картина не шла из головы. Затем донеслось шуршание, шепот и Северус имел глупость оглянуться. Глупость, потому что он поймал отражение в зеркале – три Северуса, выстроившись в ряд, имели друг друга, а средний еще и надрачивал первому.

– Блеееевааааать, - издал скрежещущий звук Северус, склоняясь над полом.

Выпрямляясь и утирая рот рукавом, он думал о том, что надо запретить пользоваться его обликом, да что там, вообще запретить Оборотку. Но тут же пришло отрезвление – если запретить, то, как тогда подпитывать Лилиборотку? А так женщины и сами справляются, любят Северуса… как могут.

– Лилиборотка два, да, - прошептал он.

Некого было корить, кроме самого себя. Вот ринулся бы в бой, с улучшенной версией… и проиграл бы, неожиданно понял Северус. Объяснить, откуда взялась толпа Лили, он точно не смог бы. Там оставалось бы только бежать или попробовать разом стать Министром, нагнув всех противников.

Он налил еще и разом выпил, словно за упокой всех несостоявшихся планов.


– Нам нужна еще Оборотка, - из спальни выбежала веселая, голая и разгоряченная Беллатриса.

Вот это зрелище моментально разогрело Снейпа.

– О, Северус, ты уже вернулся! А мы тут…

– Да, видел, - усмехнулся Северус, вставая.

Ему нужно было срочно изгнать из головы зрелище трахающихся Северусов, и клубок горячих женских тел подходил для этого как нельзя лучше. В спальне их ждало приятное глазу зрелище – Нимфадора в изнеможении лежала поперек кровати, а Нарцисса, оттопырив зад, медленно ласкала ее языком между ног.

– Теперь мы сможем вчетвером! – крикнула Белла. – И у меня есть идея!


Несколько минут спустя, на кровати лежала замысловатая композиция. Нарцисса и Белла, переплетя ноги, соединив промежности, вжимались друг в друга, лицом к лицу, терлись сосками. С одной стороны, Нимфадора, заново отрастив член, входила в задницу Нарциссы, с другой Северус атаковал подставленный анус Беллы. Им потребовалось время, чтобы поймать ритм, но затем все наладилось, и они задвигались, вжимая Беллу и Нарциссу, натирая их, друг об друга, в едином ритме. В какой-то момент Северусу даже показалось, что он ощущает натирание члена Нимфадоры через тонкие стенки, но, скорее всего, показалось.

– Не, в твоем облике анал приятнее, - усмехнулась Белла, целуя Снейпа, когда все закончилось.

– Так, вот это без меня, - отрезал Северус.

Нимфадора, которая как раз хотела о чем-то попросить, тут же скисла и убрала член с тела.

– Верни, у меня есть еще идея, - расплылась в улыбке Белла.

Северус посмотрел неодобрительно, но когда Белла все объяснила, согласился. Некоторое время шла возня, троица составляла новую композицию. Улегшись под Нимфадорой, сестры Блэк разделили области воздействия, Белла ухватила ее член, Нарцисса начала ласкать языком промежность. Нимфадора, опустив голову и выпустив раздвоенный язык, делала кунилингус сразу им обеим.

От такого зрелища, Северус снова возбудился и занял свое место в композиции: пристроился за Нимфадорой и вошел в ее задницу, сразу сбив налаженную систему отсасывания и отлизывания. Потребовалось еще какое-то время, чтобы приноровиться, и Нарцисса, просунувшись дальше, теперь не только лизала влагалище Тонкс, но и прихватывала ртом яйца Северуса. В результате раздвоенный язык достался целиком Белле, и та, содрогаясь, захватывала член Нимфадоры на всю длину, пытаясь совместить его с соском груди Нарциссы.

Поэтому Северус двигался размашисто, не сдерживаясь, засаживая Тонкс на всю длину, и неудивительно, что в какой-то момент кровать не выдержала и содрогнулась.

– Что это было? - приподняла голову Тонкс.

– Наверное, кровать хлипкая, - тяжело дыша, ответил Северус, ощущая в тот момент, только одно – что он в жопе.

В глубокой, горячей, приятной жопе.


Мир наверху, в это время тоже находился в глубокой и горячей жопе, и содрогался в пламени Третьей Мировой войны.


========== Часть 3 Per rectum ad astra. Глава 1 ==========


21 декабря 1995 года, окрестности Хогвартса


Шедшая первой Тонкс вскинула руку, и троица Лили остановилась, застыла белыми столбиками скафандров, почти незаметными на фоне огромных сугробов. Северус спиной ощутил опасность, крутнулся на месте, системы скафандра выбросили палочку в руку.

― Ступефай!

Заряд отбросил акромантула размером с пуделя, вбил паука в сугроб. Северус моментально припал на одно колено, над головой свистнула стрела. Снег под рукой уже собирался воедино, трансформировался в огнемет, подключаясь к нужному выводу скафандра.

Струя ослабленного Адского Пламени ударила, вбивая акромантулов обратно в отверстия, плавя их и сжигая вместе с сугробами. Несколько деревьев вспыхнули, как спички, стрелы кентавров горели на лету. Северус, левой рукой повел огнеметом из стороны в сторону, расширяя сектор «обстрела».

― Сев! - как короткий удар.

Палочка в правой руке описала спираль, выставляя щиты, Северус же отпрыгнул в сторону, попутно разворачиваясь. Тонкс отступала под натиском четырех кентавров, прикрывая собой троицу Лили. Те помогали, как могли, тоже атаковали и ставили щиты, но разница в опыте была видна невооруженным глазом. Пока что защита скафандров спасала, но долго так продолжаться не могло.

― Погрейтесь, суки! - выдохнул Снейп, снова активируя огнемет.

Тот выплюнул струю и с сиплым треском развалился, так как заряд камня с Адским Пламенем внутри оказался исчерпан. Северус, из кармашка на поясе, быстро выхватил новый камень, вставил в гнездо, видя, что с четверкой нападавших покончено. Двое сгорели, одного убила Тонкс, и четвертый убежал, прихрамывая на одну ногу, взрыхляя мощной грудью сугробы, затем словно бы провалился в них.

Северус бросил взгляд через плечо, там еще полыхало.

― Собрались вместе! - скомандовал он, создавая новый огнемет.


Лили жались к спине Северуса, прикрывая его телами, Тонкс сказала им сердито:

― Вас же учили!

― Оставь их, - вздохнул Северус. - Не время.

Лили благодарно вздохнули, прижимаясь сильнее.

― Спустимся вниз и выжжем там все? - предложила Тонкс.

Северус покачал головой, приказал:

― Подберите мясо и продолжим движение. Сохраняйте бдительность.

Троица Лили двинулась к поджаренным кентаврам. Две Лили сдернули с пояса ножи со встроенным заклинанием Диффиндо, третья озиралась, высматривая врагов. Куски мяса исчезали в контейнере за спиной, снабженном чарами расширения пространства.

― Все равно недоработано, - поморщился Снейп, глядя на их немного неуклюжие движения, выпадающие из толстых перчаток куски мяса.

― Не скажи, - живо возразила Тонкс, - намного лучше прошлого раза! Тогда мы в Лондоне застряли, да так никуда и не сдвинулись, а сейчас вон, до Хогвартса добрались!

Северус опять поморщился, вспоминать прошлую экспедицию в Британию он не любил. Кому приятно вспоминать собственные проёбы, а та экспедиция именно им и была. Чудом ушел живым, не хапнув никаких вирусов и мутагенов, дозы радиации и пули в живот. Да что там, Тонкс его и вытащила, получив взамен клятвенное заверение, что они подготовятся лучше и вернутся, попробуют спасти ее маму и сестру Беллатрисы и Нарциссы, Андромеду Тонкс.

Но дюжина Лили первой партии так и осталась в Лондоне.

― Не нравится мне этот союз кентавров и акромантулов, - проворчал Северус, меняя тему. - Не исключено, что они теперь учатся в Хогвартсе.

― Преподают Прорицания и УЗМС, - фыркнула Тонкс, скрывая тревогу.

Северус слегка усмехнулся, тоже ощущая тревогу. Союз магических существ, разоренный дотла Хогсмид без жителей, вполне могло оказаться, что в Хогвартсе действительно никто не живет. Из магов, в смысле. Но в Британии было не так уж много магических мест и несколько их, находившихся в Лондоне, они посетили в прошлый раз, едва унеся ноги. Если в Хогвартсе не окажется никаких зацепок, придется обшаривать всю страну. Смертельно опасное занятие, даже в условиях, когда ты маг и на тебе скафандр высшей защиты, дополнительно перезачарованный в пять слоев.

― Нам стоит поторопиться, - заметил Северус, - а то мое внутреннее око ощущает что-то неладное.

Тонкс прикрикнула на Лили и троица бросила изрезанные останки двух кентавров, заторопилась вслед за Нимфадорой.


Предчувствие не обмануло Северуса, на них напали, едва они вышли к Черному Озеру. Возможно, Северус и его спутницы сами отчасти спровоцировали
нападение, застыв при виде Хогвартса. Сугробы до самых проломов в стенах, дыры в башнях, Хогвартс всем своим видом словно кричал «Здесь жизни нет!»

Лили, однако же, смотрели с восхищением.

― Мутанты! - выкрикнул Северус. - На лёд!

Тонкс немедленно ударила заклинанием по площади, не глядя, толкнула Лили, выбрасывая их на толстый лед, покрывавший все озеро. Из сугробов лезли двухголовые кентавры, странно раздувшиеся акромантулы, клацали, окружали, рвались вперед, мечтая впиться в живую плоть. Чуть поодаль выскакивали еще пауки и человекокони, скользили по льду, падали, вскакивали и спешили, пока добыча не ускользнула.

Северус попробовал сотворить еще один огнемет, но его тут же атаковали, явно усвоив прошлый урок. Тем не менее, он стянул на себя внимание, дал Тонкс секунду достать из кармашка уменьшенное оружие. Лили помогли, дали время, прикрыв заклинаниями щитов.

― Возможно, им нужны наши палочки, - заметил Снейп.

― Хер им, а не твоя палочка! - пошло и азартно выкрикнула Тонкс.

Тренога впилась в лед, и пулемет застрочил, поражая пауков и кентавров бесконечными патронами. Тонкс собиралась воткнуть еще один, но Северус остановил ее:

― Нет! Уходим!

Еще одна домашняя заготовка и огромные сани, подталкиваемые двумя движками-бладжерами, помчались по льду. Лили кричали что-то восторженно, размахивали руками, Северус же мрачно смотрел назад. Из скафандров не просачивались запахи и тепло, так чего же акромантулы полезли? Как они их учуяли? Мутации мутациями, но неужели в обе головы такого кентавра не приходила мысль о самосохранении?

Еще было немного жаль яда акромантулов.

― Чего они, а? - спросила Тонкс, когда сани уткнулись в берег. - Словно взбесились?

― Сам не знаю, - ответил Северус после паузы.

Они высадились и пошли вверх по склону, Северус то и дело бросал взгляды назад. Кентавры и акромантулы уже сообразили и разбежались, а самые смышлёные даже подкрадывались к пулемету, дабы поразить его сзади. Возможно, потом они собирались сожрать трупы своих сородичей, Северус не знал. Мир, как сошел с ума год назад, так и продолжал стремительно катиться под откос.

Пока они отсиживались под водой, магглы спятили и начали уничтожать друг друга, и словно этого было мало, втянули в свою бойню еще и магов. Радиация, выбросы пыли, вирусы и штаммы, ядовитые химикаты, выбросы разной гадости и утечки, пожары и землетрясения, орды инфери и обезумевших людей, рвавших друг другу глотки под вечным полусумраком затянутого пылевыми тучами неба, а также мутанты и пошедшее вразнос магическое зверье.

Северусу и его спутницам повезло, в каком-то смысле. Вначале выжили, потом вовремя сообразили, что происходит, добрались до Мальты, сумели закрепиться там. Подстегнутые апокалипсисом и отсутствием необходимости скрываться, работы Снейпа резко рванули вперед. Это было еще одной причиной навестить Хогвартс, минимальная, но все ж возможность разжиться палочками, ингредиентами, может быть даже маховиками времени.

Экспедиция в Лондон в этом смысле тоже оказалась провальной.

― Но мы не можем заниматься осмотром Хогвартса и отбиваться от них, - добавил Северус.

― Так давай просто перебьем всех! - предложила азартно Тонкс.

― Может быть, позже.

Они поднялись по склону, вошли в один из проломов. Уловка помогла, кентавры и акромантулы растаскивали мясо со льда, словно забыв о Северусе и его спутницах. Вереница пауков деловито тащила мясо куда-то вглубь сугробов, и Северус подумал, что у них там, наверное, целая сеть катакомб.


― Все, воздух очищен, - заявила Тонкс, откидывая забрало скафандра.

Внутри скафандров стояли такие же трансфигурационные фильтры, но дело было вовсе не в чистоте воздуха. Тонкс привычно скинула скафандр, Лили немного неуклюже вылезали из оболочек, оглядывались. Зрелище рыжеволосых красавиц, во всех видах и позах и количествах, за прошедший год стало привычным для Северуса, практически обыденным. Тем не менее, вид их все равно волновал и возбуждал, а может просто это сказывалось напряжение и адреналин после боя.

― Ты, - ткнул он наугад, попав в Лили номер 332.

Та немедленно скинула маечку с номером, прильнула к Северусу, подставляя ему крепкую, аппетитную грудь. Лили 228 полезла в скафандр за припасами, и минуту спустя на полу одного из помещений пылал жаркий, сухой огонь из таблеток, согревая помещение и разогревая еду. Лили 391, достав защитную сферу, поместила туда несколько кусков жареных кентавров, начала колдовать над ними с магоанализаторами.

Лили 332, не вынимая груди изо рта Северуса, освободила его от штанов, скинула с себя трусики и приступила к основной части, задвигалась вверх и вниз, еле слышно постанывая от удовольствия. Тонкс обходила комнату, усиливая щиты против радиации, проверяя стены на предмет магических гадостей. Слишком много гадости незримо витало в земле и в воздухе, чтобы можно было безопасно находиться снаружи, без щитов. Поэтому Северусу и его команде пришлось, как следует попотеть, заколдовывая часть Мальты, и поэтому же, в походе приходилось потеть в скафандрах, увешанных защитными заклинаниями.

― Все готово, - пропела Лили 228, - еда готова!

Лили 391 отмахнулась, занятая кусками кентавра. Лили 332 наоборот, спрыгнула с Северуса, помчалась к разогретым коробочкам, даже не потрудившись одеться. Лили 228 хотела занять ее место, но Северус перехватил ее, пригнул ниже, и Лили жадно заработала ртом, помогая себе руками. Тонкс, закончившая обход помещения, не выдержала зрелища и приспустила трусики на 228, вошла в нее сзади, там сразу захлюпало и зачавкало, Лили застонала, прогибаясь в пояснице.

― Ну что там? - спросил Северус, хватая Лили за волосы и ускоряя ее движения.

― Пусто, - отозвалась Тонкс, перетекая в облик Лили и улыбаясь соблазнительно Северусу. - Никого в замке нет.

Почти моментально наступила разрядка, настолько эротично все это выглядело в исполнении Тонкс, и Северус отвалился в сторону, очищая себя взмахом палочки. Тонкс продолжала трахать 228-ую и та теперь активно подмахивала, широко облизываясь.

― Тогда поедим, отдохнем и приступим к осмотру Хогвартса, - решил Северус, подсаживаясь к 332-й и разложенной в контейнерах еде.


========== Глава 2 ==========


Северус шел по коридорам Хогвартса и губы его кривились в горькой усмешке. Пустые коридоры. Пустые классы. Как он мечтал об этом! Страстно, исступленно, до головокружения и крови на губах. Сбежать из Хогвартса! Избавиться от него, избавиться от мелких, шумных пиздюков, доводящих его до бешенства своим невежеством, тупостью, неспособностью быть людьми.

Избавился. Сбежал. Обрел Лили… несколько сотен подделок под Лили.

Призраки воспоминаний и событий витали перед глазами, но вот призраков Хогвартса что-то не наблюдалось. Картины тоже отсутствовали, на их местах чернели пустые прямоугольники.

― Кто-то побывал здесь, - заметила Тонкс.

― Более того, здесь жили, - указала на засохшие следы пребывания Лили 332.

Магодетектор в ее руках еле слышно попискивал, стрелка чуть подергивалась, но не более того. Остаточные следы магии, фон, ведь магия присутствовала повсеместно по всему миру, а не только в избранных местах с некими источниками. Но свежей магии, выплесков заклинаний, мест концентрации — в магических существах или магах, или артефактах — прибор не регистрировал.

― Удивительно скорее то, что здесь до сих пор не живут, - вмешался Северус. - Это все же Хогвартс, ведь он считался самым безопасным местом в Британии.

От магглов, напомнил он сам себе, но не от всей той заразы, что маги и магглы вывалили друг на друга. Теперь самым безопасным местом на Земле была Мальта. Его Мальта. Мальта, населенная его рыцарским орденом, сотнями Лили. О да, вначале было нелегко, очень нелегко, в те дни он падал и засыпал мертвецким сном, не зная, проснётся ли завтра, не обрушится ли на остров новая зараза. Но затем постепенно дело пошло, маховик начал набирать обороты, и все больше и больше магов присоединялись к общине Снейпа.

Ведь он сумел доделать Лилиборотку, добился именно того эффекта, которого и хотел.

― Возможно, в условиях похолодания и отсутствия солнца, обитатели Запретного Леса выжили магов из Хогвартса?

― Возможно, - пожал плечами Северус, - но сомнительно. Акромантулы и кентавры были вершиной пищевой цепочки в лесу, так что они точно жили бы здесь в таком случае.

― Возможно, они и жили, но затем вымерли, - сказала сбоку Лили 391. - В тканях кентавра полно измененных клеток, мутаций, болезней, включая магические.

Северус озадаченно цокнул, думая о том, что протокол обработки пищи надо еще ужесточить. Обычной дезинфекции и обеззараживания заклинаниями может оказаться уже недостаточно. Болезни и воздействие разной гадости, а также различное колдовство самих магов, привели к непредсказуемому результату. Люди и твари жрали друг друга, перезаражались, мерли, как мухи, но некоторые выживали, обретали устойчивость, изменяли вирусы и заражали ими других, становясь разносчиками. Аналогично и с болезнями магглов, которые раньше не брали магов, но то было раньше. Также впору было говорить о вирусах инфери, которых магглы упорно именовали зомби, и о магической радиации.

Северус дернул щекой, припомнив попытки использовать инфери на Мальте.

― Все равно это не объясняет проживание под землей, - сказал он. - Либо в Хогвартсе засел кто-то более опасный, чем маги и кентавры вместе взятые, либо тут источник новой заразы.

Лицо Тонкс, отчетливо видное за забралом шлема, вытянулось. Северус не хотел расстраивать любимую жену, но, увы, других объяснений ему в голову не приходило.

― Раз отсюда вынесли картины, значит, уходили не в спешке, - задумчиво заметил Северус. - Возможно, они просто нашли себе место лучше?

Но вынос картин точно уменьшал шансы найти тут что-то полезное. Ингредиенты, палочки, книги, все магическое сейчас было на вес золота. И самое главное — маховики! Нимфадора могла сколько угодно думать, что в Лондон с той дюжиной Лили они отправлялись за мамой Тонкс, но Снейп знал истинную цель путешествия. Маховики времени в Министерстве! Возможно, что он тогда зацепил не все ударом пламени, возможно, что часть их уцелела.

Слабая, призрачная, но все же надежда — ведь свой запас маховиков Северус потерял, пока за ним гонялись все маги Европы. Нет, осталось кое-что, немного изломанных кусочков, позволивших ему провести опыты, понять, где он ошибся в исходном зелье и как исправить эту ошибку, да так, чтобы зелье сохраняло свои свойства, не работало по принципу самосохранения.

Но только понять, на новую порцию зелья обломков не хватило.

Восстановить зелье, вернуться в прошлое, отменить мировую катастрофу. Вернуться сразу к Лили, как он и планировал изначально, зажить там спокойной жизнью. Без безумия, без всего, что он натворил. Но для этого требовались маховики. Именно упорство Северуса в этом вопросе, желание пробиться в глубины Министерства, представлявшие собой местами настоящий ад, и привели по большому счету к краху первой экспедиции.

― Разделимся? - предложила 228-я.

― Разумно, но нет, разделяться не будем, - отрезал Северус. - Проверим несколько мест, если там ничего и никого не будет, то… подумаем, что делать дальше, где искать. Возможно, нам встретятся какие-то зацепки, намеки или указания.

В глубине души он и сам понимал, насколько все это призрачно. Еще даже призрачнее надежды найти тут маховики, возможно, унесенные из министерства. Нет, Снейп не рассчитывал только на маховики, и в Иран отправилась экспедиция, и под Мальтой денно и нощно рыли огромные бункеры, и работы над фильтрами и ракетой велись, тоже круглосуточно, но.

Это все были работы на выживание. Еще несколько лет и планета окончательно опустеет, а орден Северуса (поклоняющийся вместо прекрасной Дамы прекрасному Снейпу) доработает заклинания и фильтры, и очистит весь мир. Или хотя бы изрядный кусок такового, но лучше весь мир, чтобы не приходилось постоянно бороться с разной заразой.

Тогда он станет властелином мира, да, но это будет поддельный мир, ненастоящий. Настоящий сгорел в пламени войны, а ему достанется лишь подделка. Населенная поддельными Лили. Приятный суррогат, не перестающий быть суррогатом, и от того мысли о нем вдвойне бесили Северуса. С маховиками же — о, почему он медлил, так преступно медлил с опытами?! - он сможет вернуться и получить настоящее.

― С чего начнем? - спросила Тонкс. - С библиотеки? Или с подземелий?

― С башни Дамблдора, - ответил Северус. - И потом сверху вниз, подземелья и Тайную Комнату оставим напоследок.


Башка горгульи торчала из стены, словно бы удивленно вопрошая «А меня-то за что?» Дверь в башню была снесена, выворочена заклинанием, и Северус печально вздохнул. Конечно, глупо было бы рассчитывать, что после смерти Дамблдора и всеобщего конца света, его кабинет останется в неприкосновенности. Но все равно было в этом что-то печальное и скорбное, словно сказка окончательно рухнула.

― Поднимемся, - сказал Северус, - хотя сомневаюсь, что мы там что-то найдем.

Так оно и вышло, голые стены, местами развороченные заклинаниями: то ли искали тайники, то ли все же нашли. Выбитое окно, в которое врывался ветер. Холодный, студеный ветер, хотя сейчас Северус лишь вспоминал порывы такого ветра, потому что скафандр надежно защищал от них. Когда стало понятно, что одних заклинаний для защиты недостаточно (если, конечно, стояла задача сохранять хоть какую-то скорость передвижения во внешнем мире, вместо постоянного обновления заклинаний и топтания на месте), начались поиски решения. Заколдовка одежды, заколдовка машин, заколдовка каких-то сфер, все это оказалось неэффективным, громоздким.

Но затем кто-то притащил скафандры, и дело пошло, можно даже сказать, полетело. Дизайн их немного доработали, сделали более гибкими, но вместе с тем и прочными за счет магии. Резко ускорились работы с различными вирусами и штаммами, а также выработка вакцин для них. Каждая Лили на острове теперь всегда носила с собой скафандр и отказы заклинаний-фильтров больше не сопровождались смертями. В таком скафандре можно было смело лететь в космос, даже выжить в вакууме. На Северусе и остальных сейчас была «военная модификация», доработанная по итогам экспедиций в Лондон, Мадрид, Рим, Женеву и прочие окрестные столицы и места обитания магов. В базе своей скафандры оставались одинаковыми, но вот расширенный функционал отличался.

Впрочем, даже в этой модификации Северус легко мог бы прогуляться по Луне, например.

― Ладно, идем дальше, - сказал он.

Конечно, пришлось попотеть над теми же карманами снаружи, но главная задача была решена. Скафандр давал мобильность, защищая только своего носителя, не требуя времени и сил на обеззараживание мира вокруг. Оставались минусы, конечно, вроде необходимости вначале фильтровать и готовить место ночлега, прежде чем снимать скафандры, но при необходимости в скафандрах можно было существовать днями и неделями даже. Мало удовольствия, конечно, ссаться и сраться прямо в скафандр, пускай Эванеско и делало свое дело, а также питаться увеличенной магически безвкусной жижей, выводимой через трубочку прямо в рот, но удовольствия вообще редко сочетались с необходимостью выживания.


В библиотеке, на складах и в классах тоже было пусто. Несколько обглоданных костей, растасканные скелеты, следы заклинаний, применявшихся уже очень давно, вот и все, что им удалось обнаружить. Но затем им неожиданно повезло.

― Северус? - раздалось робко и неуверенно откуда-то сверху.

Северус вскинул голову, обнаружив там, к своему удивлению, Кровавого Барона, призрака Слизерина. Только этот Барон был каким-то не кровавым, бледным, потасканным, словно израненным. И из стены высовывалась только часть головы Барона, готовая немедленно нырнуть обратно.

― Да, это я, - произнес Снейп.

― Поверить не могу! Говорили, что ты натворил каких-то дел и тебя казнили! Что ты погиб, спасаясь от погони!

― Скорее погоня погибла, - проворчал Северус.

Лили с интересом разглядывали вылетевшего Барона, Тонкс вяло помахала рукой.

― Что тут произошло? - спросил Северус. - Где все?

Барон содрогнулся, взлетел выше, словно собираясь спрятаться в потолке.

― Они бежали, бежали перед дементорами!

― Какими еще дементорами? Их же истребили еще до конца света!

― Несколько выжило, как выяснилось. Они расплодились, они изменились, - будь у Барона зубы, он бы постукивал ими от страха, но и без того, его бледный вид и постоянные оглядывания, говорили о многом, - они стали охотиться на магов! Наверняка, они уже летят сюда, чтобы сожрать вас! Бегите! Бегите, глупцы!!

С этим истошным выкриком Барон метнулся к стене и скрылся за ней.


========== Глава 3 ==========


― О чем это он? - удивилась Лили 391, доставая магодетектор. - Никакой активности рядом… кроме этого самого призрака.

Северус посмотрел на Тонкс, та пожала плечами, мол, ты тут главный, ты и объясняй. Лилиборотку — 2 следовало бы скорее назвать Лилибороткой — 3, так как зелье пришлось серьезно доработать, по результатам первых применений. Помимо изменения тела навсегда и внушения вечной любви к Снейпу, зелье также частично подавляло и затуманивало воспоминания о прошлом – дабы измененные не испытывали противоречий и не терзались душевно.

Такой универсализм позволял опаивать любых магов, неважно, мужчин или женщин, что в условиях дефицита магов после конца света было очень важным. Короткий, интенсивный курс обучения, построение новой картины мира, основанной на любви к Снейпу, и Лили – не утратившие способностей к магии – вставали в строй, начинали приносить пользу ордену. В условиях апокалипсиса возможность затуманить память о прошлой жизни, прекрасном и не уничтоженном мире, оказалась вообще бесценной, спасла многих от массы неврозов.

Но изредка встречались и минусы — как вот сейчас, из-за отсутствия дементоров в программе обучения.

― Нет времени учить вас Патронусу, - пробормотал Снейп, - как же все нескладно вышло.

― Мы готовы! Готовы! - загалдели Лили. - Обучи нас!

Этим новые Лили всегда напоминали Снейпу домовиков. Услужливые, покорные, готовые на все. Благодаря этому, он больше ценил трех своих верных жен, возглавлявших и возившихся с этим войском Лили. Домовиков. Снейп нахмурился, пытаясь поймать мысль, но та продолжала катиться в прежнем направлении. Все Лили умели колдовать, так как он брал только магов, и все Лили каждый день добровольно глотали особую пилюлю, в основе которой лежала его сперма. Он сдавал образцы, другие Лили увеличивали сданное, создавали пилюли, следующие раздавали всем, следили, чтобы у каждой был запас, добровольный конвейер крутился и старался.

― Вы не понимаете, - продолжал бормотать Снейп.

― Мы защитим тебя! Защитим! - галдели Лили, сбивая его с мысли.

Но Снейп все же напрягся и ухватил кончик мысли, потянул. Домовики. В Хогвартсе было полно домовиков. Где они? Где остальные призраки? Неужели дементоры мутировали настолько, что сожрали всех? Но кто тогда унес картины?

― Странно, что нам они не встретились, - заметила Нимфадора, сбивая Северуса с мысли.

― Либо их не так много, как уверен Барон, либо и на них нашлась управа. Проклятье! Я был уверен, что все они умерли!

И совсем не факт, что дементоров-мутантов возьмет Патронус, мелькнула тревожная мысль. Сочетание с Адским Огнем подошло бы лучше, но, увы, что Патронус, что Огонь относились к высшим заклинаниям и скрестить их «на коленке» точно не вышло бы.

― Или они сожрали большую часть живых и теперь охотятся за оставшимися, - добавила Нимфадора.

Вот теперь Северус испытал легкий страх. Орды дементоров в Европе? Европа падет за считанные сутки, а орда разожрется еще больше. Или их все же остановит Ла-Манш? Поэтому Азкабан был на острове, чтобы вода останавливала дементоров? Он не помнил причины, так как не знал истории создания Азкабана, но все равно, мысль была очень, очень тревожной.

― Ты же понимаешь, что это новый конец света?

― Понимаю, - ответила Тонкс.

Лили ощутили изменение атмосферы, перестали галдеть, притихли и сбились в кучку. В этом их поведение было понятно — после приема зелья остальные Лили учили, воспитывали, помогали и в итоге воспринимались как своя стая.

― Будем разбираться? - спросила Нимфадора.

― Не уверен, - ответил Снейп.

Поскреб перчаткой по шлему, словно подбородок почесал. Что-то еще было связано с домовиками, что-то упущенное им. Отлов и включение их в общую работу? Нет, они хранили верность своим хозяевам. Изменение их зельями? Нет, оно не сработало бы. Или сработало бы? Северус осознал, что в прошлом с ходу отмел такую возможность, но теперь, когда маховик был запущен, почему бы и не поставить пару опытов? На эльфах, кентаврах, гоблинах, если они там еще не передохли в своих подземных убежищах-банках.

Домовики, домовики.

― Говоришь, охотятся? - посмотрел он на Тонкс.

― Так, предположение, - повела рукой та. - Зачем-то же им требовалось высасывать счастье и положительные эмоции, поглощать души?

Северус ощутил, как вспыхивают его глаза. Магодетектор штука полезная, но если к нему еще приложить возможность чуять живых существ, их эмоции? Встроить, объединить с заклинаниями обнаружения людей, и можно получить универсальный детектор! Обшарить убежища и схроны, выявить еще магов, поставить их в строй ордена Лили! Магов не хватало, катастрофически не хватало, несмотря на все успехи, и сколько их погибло, прежде чем экспедиции Северуса успели добраться до них и спасти?

А естественный прирост — дело небыстрое, даже при том, что первым Лили предстояло вскоре родить. Но родить мало, нужно же еще вырастить, воспитать, обучить — годы и годы, если не ускорять магически рост (и как его ускорять, Снейп не знал), и потом рискуя выдачей палочек семи-восьмилетним детям. При том, что новых палочек больше никто не производил, все это превращалось в одну большую, просто гигантскую проблему.

― Вполне возможно, - прошептал Северус, додумав все же мысль о домовиках.

― Что?

― Сколько раз после конца света мы сталкивались с живыми домовиками?

― Два… кажется, - не слишком уверенно ответила Тонкс.

― И оба раза приходилось сражаться изо всех сил, а также живыми их взять не удавалось, - кивнул Северус и добавил. – Точнее говоря, выбор стоял так, что мы или отступаем, или убиваем их и все же захватываем тот мэнор, особняк, убежище, что они охраняли.

― И?

― Оглянись вокруг – это как, сильно похоже на следы битвы против сотни домовиков? Даже если часть из них погибла, даже если Министерство не успело назначить нового директора, нет, все равно тут бы разворотило половину замка. А еще вернее, обитатели Хогвартса продолжали бы жить под их защитой.

― Что ты хочешь сказать? – нахмурилась Тонкс.

― Хочу сказать, что тот, кто увел отсюда домовиков, получил толпу мощных магических слуг! Засел у себя в мэноре, с кентаврами бодаться не надо, толпа домовиков проследит за защитой.

На самом деле, конечно, все вряд ли было так просто, но примерно? Защиты пали, разрозненная толпа, нападения дементоров, мутанты, Запретный лес, холод. Может, они тут даже держались какое-то время, но затем все ослабло, и защита развалилась. В процессе разлетелись или оказались сожраны призраки, а Барон побледнел.

― Хотя, конечно, возможны варианты, - добавил он. – Но главное – он нашел способ сманивать домовиков, вот что для нас важно! Это наверняка кто-то из старых магов, в смысле из чистокровного Рода, с длинной историей, так что сидит он сейчас у себя в мэноре, а не каком-то подземном убежище.

Лили смотрели на него с восхищением, приоткрыв рот. У Тонкс, наоборот, добавилось скепсиса, как во взгляде, так и в голосе:

― И что теперь, будем все мэноры обшаривать?

― Можно подумать, их были тысячи, - мягко ответил Северус, разводя руками.

Чуть больше года прошло с того момента, как он стравил Пожирателей и Орден, Дамблдора и Волдеморта, и Снейп не без труда, но припомнил, кто в той драке был на стороне Темного Лорда. Их мэноры были вероятными кандидатами на выживание. Еще вероятнее выглядели мэноры тех, кто должен был вступить в армию Пожирателей, но в этой реальности так и не вступил, а значит, остался жив.

― Да, пожалуй, - пробормотал он, нещадно напрягая память.

Проще всего было путешествовать аппарацией, да вот беда — слишком уж изменились ландшафты Британии, да и остального мира тоже. Воображая себе точку прибытия, легко можно было не прибыть в нее, расщепиться, так как местность давно уже исчезла. Порталы требовали предварительной засылки группы для подкладки портключа, автомобили легко могли увязнуть в завалах, сугробах — чистить дороги было некому. Путешествия по воздуху оставались самым быстрым способом — но и очень опасным, поэтому для путешествий Снейп и остальные обычно использовали старшего брата саней, на которых спасались по льду озера.

Нечто вроде кареты Бобатона, но не такое большое и не летающее.

― Что, пожалуй?

― Пожалуй, нам стоит навестить мэнор Селвина, - ответил Северус. - Всю страну мы обшарить не сможем, но вот проверить парочку мэноров — вполне. У Селвина ближайший, правда придется забрать на запад, но крюк не слишком большой. Потом уйдем зигзагом южнее, по дороге навестим еще парочку мэноров и все проверим.

― Думаешь?

― Сама же знаешь, что из выживших в этой жопе, процветают только маги под хорошими щитам.

― Как мы, - неожиданно тепло улыбнулась Тонкс.

― Как мы, - согласился Северус.

Не зря он пил Феликс тогда, повезло, все проблемы устранил. Правда, породил вдвое больше новых, но такова уж видимо, была его удача. Путешествие во времени наполовину, бегство не туда, гарем не из тех, ну и так далее.

― Эй, Барон, хочешь с нами? - неожиданно для самого себя крикнул Северус.

Но призрак так и не вылез, и Снейп махнул рукой. Поддался чувствам, бывает, главное, что не в смертельной ситуации, где все это могло стоить им жизни.

― Ладно, пошли, - сказал он, - все равно мы здесь ничего не найдем.

В груди неожиданно стало горько, тесно. Не просто история — тысяча лет истории магов обратилась в необитаемые развалины. Больше десяти ненавистных лет преподавания здесь, но ведь были же и приятные моменты? Северус попробовал вспомнить, но вспоминался только последний полугод в Хогвартсе, да и тот был местами не слишком приятным.

― Пошли, - повторил он. - Ставим сани и валим, пока кентавры не набежали.


― Ты молодец, Дора! - горячо прошептал Северус. - Какая же ты молодец!

― Еще скажи, что не будь на мне скафандра, ты бы сразу меня поцеловал, - проворчала Тонкс, но по голосу было слышно, что она довольна.

― Это дементоры? - спросила 332-я.

― Да, это дементоры, - подтвердил Северус, не отрывая взгляда от медленно парящих в небе фигур. - А внизу, под ними, мэнор. Это мы исключительно удачно зашли в гости!


========== Глава 4 ==========


― Удачно? - удивилась Тонкс.

― Конечно, - ответил Северус, продолжая наблюдать за дементорами. - Столкнись мы сами с новыми дементорами, думаешь, справились бы и все поняли? А так, можно понаблюдать со стороны, потом, если что, прийти на помощь.

Или самим навалиться на ослабевший мэнор, мысленно добавил Северус, но Тонкс и так поняла его без слов, кивнула и тоже взялась наблюдать. Разумеется, группа Снейпа тоже могла привлечь внимание дементоров, поэтому он решил принять меры и зарыться под снег и землю, следуя примеру кентавров.


Пока они зарывались под землю, дементоры попробовали подлететь ближе и обожглись, буквально, после чего перестроились в некое подобие огромной воронки.

― Стараются ослабить, ага, - бормотал под нос Снейп.

Самые нетерпеливые из дементоров подлетели ближе, защитники мэнора ударили огромными струями огня, сумели зажечь двоих. Полыхающие фигуры рухнули на землю, начали биться на снегу, то ли в агонии, то ли стараясь погасить пламя. Из ближайшего здания выскочили трое, метнули что-то тяжелое и торопливо скрылись, падая в снег. Дементоры сверху потянулись к легким целям, но тут же взмыли выше, когда тяжелый предмет — самодельная бомба - взорвался, разбрасывая останки двух их горящих собратьев.

― Разве такое возможно? - удивилась тихо Тонкс.

― Думаю, это ненастоящие дементоры, - так же тихо ответил Северус. - Полукровки, не знаю, как назвать.

Лили наблюдали тихо, вели записи, о чем-то там трещали между собой, Снейп даже не вслушивался. Он указал Тонкс на воронку:

― Смотри, думаю, они организованы на манер стаи. Вожак, он, скорее всего из настоящих дементоров, действительно практически неуязвимых. А остальные — полукровки, появившиеся из-за того, что он пожирал ослабленных и мутировавших, или еще там кого, но главное, что измененных.

― Думаешь?

― У тебя есть объяснение лучше?

― Допустим. Но почему тогда защитники не ударят Адским Огнем?

― Может, они его не знают? - предположил Снейп. - Или просто ждут, пока дементоры спустятся ниже? А дементоры пытаются ослабить защитников мэнора, чтобы те не смогли наколдовать ничего убойного?

Тонкс задумалась, бросая взгляды в сторону мэнора и воронки дементоров над ним.

― Думаешь, вожак влетит первым? - спросила она. - Сломает защиту?

― Возможно, - кивнул Северус. - А может, они просто будут крутиться, пока защитники мэнора не выронят свои палочки. Возможно, тут ситуация такого рода, что кто первый атаковал, тот и проиграл. Тогда все это перерастает в войну на истощение.

― Но разве у дементоров тут нет преимущества?

― С чего бы? - удивился Северус. - Они тоже хотят ням-ням, видела же — двоих сожгли! Если в мэноре сидят не дураки, а, похоже, что там сидят не дураки, да еще и не первый раз сталкивавшиеся с дементорами, они будут ждать.

― А мы? Будем ждать?

― Не знаю, - честно ответил Северус. - Все это может тянуться очень долго.

Дни, а то и недели, если запасов в мэноре достаточно. Раз там до сих пор есть защитники, значит, уже отбивались от похожих стай, знают тактику. К тому же в мэноре есть маги, бесценный ресурс по нынешним временам. И люди, опять же, наверняка весь хлам уже перемер, остались только ценные специалисты. Палочки у магов, опять же, сведения, как бороться с дементорами, возможно, информация о том, что случилось с Хогвартсом и его обитателями — от всего этого Северус бы не отказался.

Но время!

Это первая экспедиция в Лондон была силовой, с попытками давить мощью, и закончилась она разгромом. В этой экспедиции Северус сделал ставку на мобильность, скорость, артефакты и приспособления, поэтому численность пришлось ограничить. Да что там, он даже Нарциссу с собой не взял, несмотря на все ее мольбы насчет возможного спасения Драко.

― Нам не помешал бы образец этого самого дементора, - добавила 391-я.

― Не помешал бы, - согласился Северус, - но только, если незаметно сумеем изъять.

Неизвестно, сколько там, в мэноре магов и как они настроены. Хотя нет, последнее как раз известно — настроены они враждебно. Мир превратился в огромную яму, на дне которой барахтались рвавшие друг друга звери, исповедующие принцип «сдохни ты сегодня, а я завтра!» Даже если бы Северус сейчас ударил по дементорам, обозначая себя, как союзника, это еще не означало ,что маги мэнора не ударили бы ему потом в спину. Бывали уже прецеденты, так оказались потеряны несколько десятков Лили. Да, потом провели карательные операции, сурово наказали, превратили, обратили, обогатились воспоминаниями специалистов и все такое прочее, но все равно — было же!

Да и север Британии — не совсем то же самое, что юг Италии.

― Подкрасться под землей? - задумалась 391-я.

― Да ты совсем с ума сошла со своими экспериментами! - возмутилась 228-я. - Земля и снег осядут, нас сразу заметят! Северус может пострадать!

― А ты не подлизывайся! Не может Северус пострадать, мы его прикроем!

Мозг Северуса привычно отключился, перестав слушать это щебетание влюбленных в него девушек, и вернулся к мыслям о мэноре и дементорах. Раз по дороге сюда они не встретились ни с одной стаей, значит, достаточно повторить тот же трюк — избегать возможных обитаемых мест — и они удачно ускользнут обратно на Мальту. Мэнор — оставался притягательным, но все же опасным призом. Вывод? Игра не стоит свеч, не с такими силами.

Некоторое время Северус обдумывал варианты быстрого возвращения или отправки только Тонкс, чтобы та вернулась с подкреплением. Ведь они прошли маршрут, значит, могли аппарировать по нему обратно, так? Прыжки туда-сюда, расширение численности видевших ориентиры и способных аппарировать сюда… нет, пожалуй, все это не стоило такого риска. Метели, обвалы, разрушение ориентиров — тащить сюда быстро-быстро толпу имело бы смысл только в случае мега-приза.

Мэнор пока что на таковой не тянул.

― Сев! Сев! - горячо зашептала Тонкс, хотя смысла в шепоте не было.

Протеевы чары, вкупе с системами связи магглов — общение между группой, хоть со всеми сразу, хоть с кем-то одним выборочно. Легко, просто, удобно и надежно. Каждый раз, когда в строй вставало очередное изобретение, на основе технологий и магии, Северусу хотелось волосы на голове рвать и кричать, выть в небо о том, какие возможности просрали, спустили в унитаз. Статут, бля, Секретности! Гири на ногах, цепляние за прошлое и мнимые преимущества, страх, что магглы узнают и убьют, страх, что придется напрягаться, в общем, совершенно дурацкие страхи, так и не предотвратившие конца света.

― Что там? - проворчал Снейп.

Слова о том, что они подождут еще пару часов и потом уйдут, под покровом сумерек, застряли у него в горле. Объяснения о бесполезности и опасности штурма тоже умерли. Все изменилось в мгновение ока, так как обитатели мэнора начали действовать. Неважны были первопричины: невозможность сидения в осаде, неспособность отбиться или еще что.

Главное то, что они предприняли и как.

― Сев, это же!!!

― Вижу!!! - не менее напряженно прорычал Северус.

Мозг его лихорадочно работал, пытаясь придумать выход. Глаза же продолжали созерцать появившихся с хлопками домовиков, которые втыкали в снег грубые подобия крестов. К крестам, с кляпами во рту, были привязаны трое — смутно знакомая Северусу некрасивая девица, Андромеда Тонкс и… Драко Малфой.

Выход из ситуации не придумывался, но в то же время Снейп понимал, что не вмешаться не сможет. Нимфадора, Нарцисса и Белла были его самым ценным активом, триумвиратом поддержки, благодаря которому Мальта крутилась и работала, благодаря им Северус не только был еще жив, но и уверенно рассчитывал на спасение Земли и заселение ее новым народом — своими детьми, которых нарожают Лили.

― Стоять! - рыкнул он Тонкс, собиравшейся рвануть на выручку.

― Но Сев!

― У них домовики, защита и мэнор, ты уверена, что спасешь маму, вместо того, чтобы погубить всех нас?

Момент был напряженный, Нимфадора легко могла аппарировать туда, к кресту, заняться спасением, тем самым погубив экспедицию. Нет, шансы удрать еще оставались, но после увиденного Северус понял, что хочет такой ценный приз. Защиты мэнора, возможно, что там окажется нечто полезное, что можно добавить к существующим щитам и фильтрам. Маги и люди в мэноре, запасы ингредиентов и артефактов, и самое главное — домовики!

Но из-за них же надо было проявлять особую осторожность.

― Ты же помнишь, что у домовиков своя, особая магия? - спросил он. - И что, по-твоему, случится, если владелец мэнора и хозяин домовиков отдаст им приказ схватить нас?

Тонкс прикусила губу, лицо ее приняло отчаянное выражение. Северус понимал, что она хочет предложить: «аппарируем туда, я схвачу маму, ты схватишь Драко и умчимся к Хогвартсу, отступим оттуда». В чем-то это было разумно, потом в несколько аппараций утащить Лили и бежать, не вступая в прямой конфликт.

Но с учетом домовиков, возможно, убежать и не удалось бы.

― Ты готова рискнуть всеми нами? - прямо спросил Северус.

Взгляд Тонкс вильнул и ответ, в сущности, и не требовался. Лили были для нее (в отличие от Северуса) не слишком-то ценны, а вот Снейпом она дорожила. Поэтому сейчас Тонкс разрывало на части, хотя тут ее Северус, в чем-то да понимал. Вот так, внезапно, год спустя после конца света, неожиданно обнаружить маму, да еще увидеть, как ее выставляют приманкой для дементоров!

Виси там на кресте Лили, настоящая Лили, разве не бросился бы он на помощь?

― У меня есть план… набросок плана, - поправился он. - Рискованный, опасный, требующий выдержки и терпения, в котором тебе придется действовать в одиночку. Но зато мы почти сразу поможем твоей маме, точнее говоря, обменяем тебя на нее.

― Я готова! - воскликнула Тонкс и сразу начала стягивать скафандр.

Затем остановилась, посмотрела наружу.

― А как же Драко?

― Ему придется потерпеть, - ответил сквозь зубы Северус. - Или ты хочешь спасти его раньше мамы?

Тонкс мотнула головой, продолжила снимать скафандр. Снаружи донесся заунывный вой — дементоры клюнули на приманку и начали снижаться.


========== Глава 5 ==========


Как и предполагал Северус, защитники мэнора были готовы к дементорам, более того, они умело разыграли слабость и выставили приманки. Все это указывало на опасность, которую представляли собой обитатели мэнора, и в другой раз Северус предпочел бы отодвинуть наблюдательный пункт как можно дальше. Но сейчас требовалась прямая видимость, мало ли, вдруг что-то пойдет не так и все же придется бежать, предварительно вытащив Тонкс, Андромеду и Драко.

Поэтому он наблюдал.

Тонкс и Лили торопливо рыли понизу, под снегом, а может и под землей, заходя туннелем к кресту с Андромедой. План был построен на том, что в суматохе атаки никто не будет разбираться и вглядываться. Подрыть крест, уронить, уводя из поля зрения, и там Тонкс заменит собой маму, которую Лили приведут к Северусу. Затем останется только ждать — пока Андромеду-Нимфадору уведут в особняк и пока она не проведет там диверсию. Да, на ней не было скафандра, но палочки и артефакты Тонкс собиралась пронести в себе, спрятав внутри тела сумку с расширенным пространством.

Предполагалось, что обитатели мэнора будут считать Тонкс Андромедой — которой неоткуда было взять пачку артефактов и волшебную палочку — и, стало быть, у Нимфадоры окажутся развязаны руки. Здесь все вступало в зону наибольшего риска — скорее всего защита мэнора предотвращала аппарацию, так что просто сбежать у Тонкс не получилось бы. И домовики, наверняка, бдили, так что Тонкс надо было как-то извернуться и добраться до самого главного, Селвина, дабы нейтрализовать их.

Или подменить его собой, но здесь оставался риск — домовики, могли ли они опознать подделку? И если да, то не могло ли получиться так, что они сразу заметили бы отличия Андромеды и Тонкс? Тут Северус ничего не мог сказать, не являлся он специалистом по домовикам, а живых их за последний год так вообще не видел. Возможно, Белла или Нарци смогли бы что-то подсказать, но они были далеко.

Впрочем, чем являлась вся его жизнь после возвращения как не одним огромным риском?

― Так-так, толково придумано, - пробормотал он, наблюдая за стычкой.

Дементоры разделились, попробовали навалиться на мэнор с нескольких сторон, дабы главная группа смогла добраться до приманок. Защитники, в свою очередь, попробовали отсечь огнем друг от друга налетавших дементоров, дабы перебить по одиночку или маленькими кучками. Обычный огонь их то ли не брал, то ли надо было как следует прожарить, удерживая дементора на месте или в ограниченном огнем объеме.

Огонь, вспышки и взрывы слепили, плавили снег, так что вряд ли кто-то удивился упавшему кресту и вряд ли кто-то рассмотрел детали. Единственное, что беспокоило Северуса — снижение группы дементоров к магам-приманкам. Как он предполагал — домовики должны были утащить приманку из-под носа дементоров, а стало быть, время на подмену у Тонкс было ограничено.

Хотя, магия должна была помочь, да.

― Ага! - не удержался от тихого возгласа Северус.

Домовики появились и исчезли с крестами, дементоры рванули ниже, дабы успеть схватить добычу. Не удалось, видимо, время и расстояние были точно рассчитаны. Или подобраны опытным путем. Дементоры, впрочем, летели так, словно собирались вонзиться в снег, и Северус с холодком понял, что они учуяли Андромеду и троицу Лили.

Палочка в его руке уже готова была исторгнуть Патронуса, а огнемет ударить Адским Пламенем, когда защитники мэнора предвосхитили его маневр. Два Патронуса разорвали полумрак, врезавшись в дементоров, и тут же вослед им ударила река огня, Адского Пламени, захлестывающего полукровок. Они горели и падали, в небо били столбы пара, снег плавился и таял, и Северус, не замечая того, прикусил губу.

Если сейчас обнаружат подземно-подснежный ход, то все пропало!

Сбоку донесся шум, в сопровождении мычания.

― Успели, значит, - сообщил он пространству, - ну, теперь все в твоих руках, Дора.

Он развернулся, дабы увидеть, как три Лили левитируют Андромеду, которая отчаянно что-то мычала сквозь кляп и вращала глазами.

― Подземное убежище готово? - спросил Северус.

― Да, - ответила 228-я.

― Тогда несите ее туда, ты, - палец его ткнул в 391-ю, - будешь мне помогать, остальным наблюдать и ждать сигнала от Тонкс.

Лили повиновались, и Северус проследовал в подземную комнату, которую неугомонные Лили даже не поленились застелить коврами и расставить мебель, хотя он ясно объяснял им, что, возможно, придется уносить ноги в спешке и не будет времени хватать и паковать вещи. Но так как он объяснял, а не приказывал, любовь и вера во всемогущество Северуса опять взяли верх в мозгах Лили.

― Андромеда, это я, Северус Снейп, - сказал он, откидывая шлем. - Постарайся не кричать, камера хоть и под землей, но не зачарована.

Чем меньше магии, тем лучше, хотя все равно наследили. Прорытие хода, камера и работа фильтров, сами скафандры. Оставалось только надеяться, что все это затеряется в магии и хаосе битвы, и что домовики будут вынюхивать магию дементоров, а не просто магию.

― Хорошо?

Андромеда кивнула, и Северус вытащил кляп, попутно убирая веревки.

― Я… я даже не знаю, что сказать, - медленно произнесла Андромеда, поднимаясь и потирая руки.

― Нет слов? - чуть улыбнулся Северус, делая приглашающий жест.

Там 391-я уже расставляла чашки с чаем, насыпала сладости и выставляла различные медикаменты. Рука ее то и дело подергивалась в сторону приборов и
анализаторов, чувствовалось, что ей не терпится попрыгать вокруг Андромеды, а то и залезть внутрь, дабы взять пару проб на анализ.

― Наоборот, их так много, - Андромеда взяла чашку, задержав взгляд на 391-й, - что хочется кричать. Особенно на Дору.

― Она рискнула ради тебя, - дипломатично отозвался Северус, - и ради того, чтобы пробраться внутрь.

― О нет! - Андромеда вспыхнула, начала приподниматься и тут же опустилась обратно. - Вы же не отпустите меня, да?

― Конечно, иначе жертва Доры будет напрасной.

― У меня ощущение, что это предсмертные галлюцинации, - Андромеда схватилась руками за голову, стиснула, словно собиралась раздавить. - Прошло больше года этого кошмара, ежедневного кошмара, из которого не было выхода, и вдруг появляется моя пропавшая дочь, и меня тащат (еще взгляд в сторону Лили), и все вот это!

Северус невозмутимо отпил чая, пожал плечами. Андромеда, закрыв лицо руками, сидела, чуть покачиваясь, а 391-я, все же ухватив приборы, подкралась со спины и начала делать замеры.

― Что? - Андромеда вскинула чуть красное, слегка заплаканное лицо, обернулась. - Что это?

― Просто проверка, не нацепляла ли ты всякой гадости, - объяснил Северус.

― На удивление чисто, - сообщила 391-я.

― Ну да, меня выносили наружу только перед дементорами, - прошептала Андромеда.

― А остальное время ты находилась под щитами мэнора? Они настолько эффективны? - заинтересовался Снейп.

― Они эффективны, а Селвин безжалостен, - опустила голову Андромеда. - И сейчас Дора у него в лапах!

Северус чуть пригнулся, заглядывая ей в лицо, которое было искажено безмолвной мукой.

― Она у Селвина? - переспросил он хладнокровно. - Отлично, значит, план будет исполнен без проволочек!

― Да ты не понимаешь! - простонала Андромеда, не поднимая головы.

― Это ты не понимаешь, - усмехнулся Северус. - Твоя дочь уже не та неуклюжая девица, новичок-аврор, какой ты ее помнишь. Это боец, изобретательный, умелый, вооруженный до зубов, готовый к тому, что ее ждет.

Андромеда хотела что-то возразить, но тут раздался хлопок аппарации и в камеру ввалилась полуголая Тонкс, держащая за шкирку окровавленного Селвина.

― Быстрее! - гаркнула Дора. - Империо вот-вот спадет!

Андромеда поперхнулась словами, глядя шокировано на дочь, а Северус, наоборот, включился в действие. Хлопок и пробка из флакона Лилиборотки-2 вылетела прочь, а сам Северус уже стоял рядом с барахтающимся, борющимся Селвином. Северус сдавил ему челюсть стальной хваткой, а 391-я услужливо прикрыла нос. Селвин открыл рот и туда тут же полилась Лилиборотка-2, которую он вынужденно начал глотать, дабы не захлебнуться.

― Уфф, еле удержала его от приказов, - пожаловалась Тонкс устало, - и то, только благодаря тому, что он меня к себе затащил, да подставился на мгновение.

Облик Селвина поплыл, сменяясь на Лили, сам он перестал бороться.

― Он же не…? - чуть испуганно спросила Андромеда, продолжая ошарашенно смотреть на превращение.

― Нет, он теперь наш! - весело отозвалась Тонкс. - Ну, почти наш! Мама!!

Она обхватила Андромеду, сжала изо всех, словно собиралась задушить. Северус тем временем окончательно скинул скафандр, шагнул вперед, скидывая штаны.

― Я помогу? - спросила 391-я, делая шаг ближе.

Северус кивнул, так как время поджимало. В любой момент подельники Селвина или домовики могли обнаружить пропажу и кинуться на выручку. Даже если Тонкс через самого Селвина приказала парочке домовиков ослабить щиты или аппарировать их наружу, это ничего не меняло, ведь нужно было нейтрализовать всех!

Краем глаза Снейп видел, как Андромеда спросила что-то у дочери, указывая в его сторону, и Тонкс тихо, дабы не отвлекать Северуса, начала объяснять. В это же время 391-я, упав на колени, насадилась ртом на его член, начала ласкать его языком, делая энергичные движения головой вверх и вниз. Руки ее ласкали груди, вывалившиеся из одежды, потому что 391-я знала, что Северусу нравится такое зрелище.

Возбуждение быстро нарастало, и 391-я добавила ко рту руку, вторую засунув себе между ног. Превращение Селвина в Лили тем временем завершилось и прибежавшая 228-я ухватила свежесозданную «сестрицу», которая вяло барахталась на полу, вздернула ее упругий, пышный зад, вверх, попутно обнажая его. Между ног блестело и Северус, ощущая, как в нем нарастает желание, вышел изо рта 391-й, опускаясь на колени, и тут же вошел в подставленную вагину, влажную и горячую, заработал бедрами, ухватив новую Лили за острые грудки, с торчащими сосками.

Струя семени ударила внутрь, завершая привязку новой Лили, и раздался выкрик Тонкс:

― Не-е-е-е-ет!


========== Глава 6 ==========


― Чего нет? - вяло поинтересовался Северус, выходя из Лили, которой еще предстояло получить порядковый номер, и поднимаясь на ноги.

Новоявленная Лили тяжело дышала, уткнувшись лицом в ковер и продолжая торчать задницей вверх. К ней тут же подобралась 228-я, начала облизывать.

― Он насильник! - крикнула Тонкс.

Северус даже отвечать не стал, лишь удивился вяло. По нынешним временам мало кто из превращенных ухитрялся сохранить чистые руки и незапятнанный моральный облик. Даже более того, маги в новое время действительно стали властелинами и вседозволенность била им в голову, благо многие и раньше не особо сдерживались по отношению к магглам.

― Ты меня слышишь? - он присел на корточки рядом с головой Лили-Селвина.

Та тут же перекатилась, уронив 228-ю, посмотрела преданно снизу вверх, словно собака. В каком-то смысле так оно и было, ослабление интеллекта (пускай и временное) и приглушение воспоминаний — это вам не шуточки. Зато теперь ее можно было повернуть в любую сторону, дать теории и знаний, перековать в одну из ордена.

― Да, о мой повелитель, - расплылась слюнявая улыбка.

Она потянулась снова целоваться, Северус придержал ее за голову:

― Прежде чем ты получишь свою конфетку в награду, - произнес он, - нужно, чтобы ты кое-что сделала для меня.

― Приказывай, повелитель! - наружу от усердия вывалился язык.

― Да стой же ты! - Тонкс надвинулась, перехватила руку Северуса.

Нога ее врезалась в живот Лили-Селвина, отбрасывая ее в сторону. Северус приподнял голову, попутно отметив, что Андромеда стоит чуть в сторонке, глядя в оба глаза и в то же время кривясь от отвращения.

― Ты что, хочешь провалить всю операцию? - рассердился Северус, выпрямляясь.

― Он насильник! - нога Тонкс снова врезалась в Лили, которая пыталась подползти к Снейпу.

― Это я уже слышал.

― Да ты не понял! А мама постеснялась тебе сказать!

― Дора, я сама разберусь.

― Нет уж! - обернулась гневно Тонкс и снова пнула Лили на ковре. - Он держал ее в плену и выставлял как приманку для дементоров! Из-за отца — маггла! А потом, после атаки дементоров, насиловал ее! В зад, уверяя, что именно там место тех, кто предал чистоту крови! И что мама должна быть вечно ему благодарна, что он дарит ей такие счастливые воспоминания!

― Оригинально, - поджал губы Северус, кидая взгляд на Андромеду.

Та смотрела и кривилась, словно не могла поверить увиденному. Северус мысленно вздохнул — ну да, в свете увиденного и пережитого, что она могла подумать о нем? Мерзкий насильник, сбежавший с ее дочерью, и так далее, и так далее. Но время ли было заниматься уговорами? Было ли время вначале выяснять подноготную, а потом танцевать па-де-де, дабы не задеть чувств Андромеды?

― И теперь ты хочешь изнасиловать его в ответ, прямо на глазах у матери? - тихо спросил Северус. - Я не против, но что она о тебе подумает? И не протрахаем ли мы мэнор, пока ты будешь мстить и рвать ему задницу?

― Ты предлагаешь стереть ей память? - еще тише спросила Тонкс.

― До момента спасения с креста, а потом она очнется уже на острове.

― Я…

― Я все сделаю, - заверил ее Северус. - Только решай быстрее!

Тонкс бросила взгляд вниз, на подползшую к Снейпу Лили, и отрывисто бросила:

― Делай!

Палочка скользнула Снейпу в руку, и он незаметно ударил заклинанием, ошеломляя Андромеду, и затем стер ей память о недавних событиях, после чего трансфигурировал в камень, уложенный в отдельный саквояж. Во время первых экспедиций были попытки опаивания и подчинения на месте, с последующей транспортировкой на остров.

Получалась полная ерунда, недисциплинированная, ослабевшая разумом толпа Лили, жаждущих только одного — прильнуть к члену Северуса. Поэтому схему быстро доработали и изменили — всех магов в камни, перевозка на остров и там уже Лилиборотка-2, дальнейшая обработка и привязка, обучение и воспитание. Быстро, надежно, эффективно, не надо следить, не надо кормить, никто не мешает экспедиции.

Аналогично и с полезными людьми, только им вместо Лилиборотки доставалось Империо.

― Д-давай быстрее, - сквозь сжатые зубы выдала Тонкс, - я еле сдерживаюсь от злости!

― Спокойнее, - посоветовал Северус, - иначе ты все испортишь и не сможешь насладиться местью. Да и я обещал девушке конфетку.

― Давай разложим его на двоих! Или ты хочешь сохранить этому гаду жизнь?

― Хочу, вообще-то — маги на дороге не валяются, тем более такие сильные и тем более Пожиратели Смерти.

― Разве они не сдохли все с Волдемортом? - удивилась Тонкс.

Северус покривился, ощущая, что допустил промашку. Ведь сам же недавно думал о Селвине, что, мол, он был знаком с ним в несостоявшемся будущем. Поэтому он промолчал, сменил тему:

― Не забывай, что на эту гадину завязано подчинение домовиков, - указал он. – И что он знает способ, но сейчас не в том состоянии, чтобы толково рассказывать о нем.

― А если они не подчинятся в новом облике? - чуть прищурилась Тонкс.

― Тогда ты примешь облик Селвина и прикажешь им, раз им облики важнее магии внутри, - терпеливо пояснил Северус. - Но самое главное — просто прояви немного терпения, ладно? Мы все выясним, переподчиним себе домовиков, и после этого хоть что с ней делай.

― Переподчиним? - нахмурилась Тонкс. - Такое возможно?

― Да, - теряя терпение, отозвался Снейп. – Увел же он домовиков из Хогвартса?!

Сириус, завещание, Кричер и Гарри Поттер — вот что выглядело предсмертными невозможными галлюцинациями, вся его прежняя жизнь в цветущем, тихом мире. Тогда Волдеморт выглядел огромнейшей проблемой. Сейчас, с высоты опыта жизни после конца света, Волдеморт казался полнейшей ерундой.

― Сама же просила быстрее и теперь тянешь!

Тонкс кивнула, облизала губы. Подготовка к возможным проблемам с домовиками заняла еще несколько минут, и Северус ощущал, как утекает сквозь пальцы время. Лили-Селвин тоже изнемогала, призывно раскрывая губы, пытаясь дотянуться до Северуса.


Зато потом все прошло неожиданно легко и просто. Лили-Селвин призвала домовиков, и те явились, разом все, двадцать один эльф. Склонились перед «хозяином, ставшей хозяйкой», и губы Северуса искривились в усмешке. Конечно, домовики должны были чувствовать суть, внутреннюю связь, благодаря магии, иначе любой мошенник с оборотным зельем или овладевший трансфигурацией, смог бы обмануть их.

Но видеть подтверждение собственных догадок все равно было приятно.

― Идите и оглушите всех в мэноре, чтобы они потеряли сознание, но не пострадали! - скомандовала Лили-Селвин. - Поддерживайте защиту, не ослабляйте ее ни на секунду и перенесите нас в мэнор!

Так эльфы и поступили, и Северус подумал, как им повезло. Наверняка Селвин приказал домовикам оберегать себя, дабы обезопаситься со стороны пленников и пленниц, но при этом сделал исключение для эпизодов насилия. Иначе могло выйти — а может и выходило — неловко, он тут жертву насилует, а домовики спешат на помощь хозяину, на которого напали!

― Неплохо устроился, коз-з-з-з-е-е-е-ел, - выдохнула Тонкс, оглядываясь.

Не то, чтобы у Селвина был какой-то особо художественный вкус, просто по нынешним временам такой вот кабинет, теплый, уютный и огромный, защищенный, был непредставимой роскошью.

― Поди, еще и заманивал к себе под защиту, - хмыкнул Северус вслух, отвечая своим мыслям.

― Что? - не расслышала Тонкс.

― Говорю, странно, что при таких ресурсах он продолжал сидеть на месте!

Взгляд его упал на Лили, которая уже лезла ему в штаны, и Северус ощутил усталость и отвращение, желание, чтобы все это уже быстрее закончилось. Душевная усталость от вида разрушенного Хогвартса? Мысли о том, что опять этот мелкий пездюк Драко будет портить ему жизнь? Непонятно.

― Давайте, - скомандовал он троице Лили, - не стойте столбами. Мэнор зачистить, людей и магов рассортировать и подготовить к транспортировке.

Северус плюхнулся на мягкий диван, и Лили-Селвин подползла, начав неумело ласкать его ртом.

― Не будем будить Драко? - удивилась Тонкс.

Она оголила заднюю часть Лили, та задергалась, пытаясь посмотреть назад и не выпустить изо рта награду, но Северус ухватил ее за затылок, вдавил сильнее и сказал:

― Не прерывайся, - и тут же обратился к Тонкс. - Странно, что ты заговорила о Драко.

Правда, вопрос, не хочет ли она и ему порвать жопу, Северус опустил. О да, это было бы весьма приятное и возбуждающее зрелище, но Тонкс, скорее всего, его не поняла бы — ей-то Драко ничего не сделал!

― Ну, мы же и его спасали, не так ли? - рука Тонкс уже проникла в зад Лили, двумя пальцами.

― Ничего, полежит камнем, как-нибудь да переживет, - отмахнулся Северус.

А не переживет — еще лучше. Идеально — потерять его по дороге, сбросить в океан, но Нарцисса не поймет, обидится. Ладно, решил Северус, пусть Нарцисса ему на острове мозг вправляет, а там видно будет. Лили уже не столько ласкала его ртом, сколько насаживалась в такт движениям руки Тонкс, и стонала тихо от боли.

Затем она вскрикнула, едва не стиснула зубы, но вовремя опомнилась и остановилась, а Северус задвинул дальше, в самое горло, отчего сдавленные крики перешли в задушенные хрипы. Тонкс, разработав зад пальцами, вошла огромным членом, и так как ей этого было мало, еще и чуть удлинила руку, засунула кулак по самую матку, сдавливая, ломая, разрывая все внутри.

― Как тебе такое, а? Как тебе? - повторяла она зло, исступленно. - Нравится насиловать, да?! Вот тебе!

Северус, который уже хотел заметить, что эта Лили не слишком много помнит о насилиях Селвина, да и вряд ли сможет увязать одно с другим, посмотрел на лицо Нимфадоры, принявшей облик Андромеды, и промолчал. Верная соратница и младшая жена была нереально зла, такой злой он ее не видел даже сразу после конца света, когда казалось, что все, еще немного, и они все умрут.

Поэтому Северус просто отстранился, приподнял голову Лили и сказал:

― Покричи как следует от боли, сделай мне приятно, а потом мы поговорим о смене власти в мэноре.

Он поднялся, но тут же ощутил, что неумелые ласки и зрелище Андромеды, любящей Лили в два отверстия, чрезмерно возбудили его. Не было смысла отказывать себе в разрядке, и Северус ухватил «Андромеду» за сотрясающиеся от фрикций бедра, и задница ее раскрылась ему навстречу, принимая в благодарные объятия.

Мгновение спустя мэнор огласили новые крики боли и радости.


========== Глава 7 ==========


Сани вылетели в воздух, зависли на мгновение и смачно плюхнулись в снег, проломив его и заваливаясь на бок. Снейп вылетел из саней, перекатился и сразу вскочил, ударяя струей огня вдоль верхней кромки обрыва. Сунувшаяся было стая, отскочила, донеслось скуление, вой, затем рык и шум драки.

― Быстрее! - рявкнул Северус. - Пока они жрут подранков!

Две Лили, 228-я и 391-я, уже спешили к саням, дабы уменьшить их и снять движки-бладжеры. Тонкс и 332-я сбежали к берегу, прямо навстречу холодным свинцовым волнам, и теперь возились там, доставая катер. Северус швырнул светозвуковую гранату за гребень, тут же добавил мощнейшей вспышки заклинанием, дабы ослепить собак и отогнать их прочь.

Надежды на то, что поможет, было мало. Стая гналась за ними уже давно, демонстрируя хитрость, ловкость, умение работать вместе и уклоняться от заклинаний и выстрелов, моментально зарываться в снег и подбираться под ним. Возможно, все прошло бы легче, не отклонись Северус в самом начале погони к еще одному мэнору и не напорись там, на новую стаю дементоров.

― Готово! - крикнула Тонкс.

Лили уже были на борту, Северус развернулся, помчался огромными прыжками к кораблю, на ходу посылая в него импульс отталкивающего заклинания. Катер дернуло, отбросило, и Северус взлетел, ударяя огнем себе под ноги, плавя снег и камни. Две твари, подбиравшиеся с боков, выскочили с жалобным воем, заметались живыми факелами по берегу. Стая уже рвалась с обрыва, мчалась вниз к берегу, и на мгновение Снейпу показалось, что эти помеси волков с собаками и какими-то магическими созданиями, бесстрашно ринутся в воду, дабы догнать убегающую добычу.

― Да хрен вам! - рявкнул он, ощущая вспышку злобы.

Рука не прицельно метнула камень с зарядом Адского Пламени,