Магический Университет. Куратор на замену (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Наталья Алфёрова Магический Университет. Куратор на замену

Пролог


Свежий северный ветер лениво шевелил флюгер на высокой башне, перебирал начинающие желтеть листья на деревьях. Но куда большим напоминанием о приближающейся осени служила суматоха в Королевском Университете Магии - старейшем в государстве, да и, пожалуй, во всей Империи. В известном учебном заведении завершалась подготовка к приёму студентов.

Из глубины двора раздавались стук молотка и жужжание пилы - плотники возводили полосу препятствий на спортивном полигоне. Приземистые гномы разгружали телеги с продуктами, помогая себе магией и крепким словцом. Кастелян во всю мощь гоблинского горла ругался с комендантом мужского общежития. От ворот и каменных стен, окружающих этот город в городе доносился громкий треск. Маги обновляли защиту.

В башнях проводилась окончательная уборка и проветривание, о чём свидетельствовали распахнутые настежь окна. Порядок, по личному распоряжению ректора, наводился без помощи магии, чтобы не повредить старинные строения, объявленные императором памятником зодчества Архетонской культуры. В учебный период это затруднений не составляло, среди студентов всегда находились заслуживающие наказания. А вот в каникулы приходилось нанимать работников со стороны. На оплату ректор не скупился, потому, среди осуществляющих уборку мастерских шла настоящая борьба. В этом году победили феи. Повсюду слышалось жужжание их крыльев, и разносился цветочный аромат.

Неожиданно в привычные звуки ворвался вопль, донёсшийся из кабинета ректора, находившегося на втором этаже центральной башни. Вопль, заглушивший даже гоблина и заставивший вспорхнуть важно расхаживающих вокруг фонтана голубей.

- Нет!!! Ты не можешь со мной так поступить!

Истеричный выкрик, что больше бы подошёл экзальтированной девице, издал именно глава Университета, мужчина среднего возраста, среднего роста и среднего же сложения.

Его собеседник, молодой дроу с непроницаемым лицом, восседавший на подоконнике, хмыкнул и неопределённо пожал плечами. Что могло означать в равной степени и «ещё и не так могу» и «а что такого?»

Ректор выскочил из-за стола и забегал по кабинету, периодически восклицая, уже не так экспрессивно, и сопровождая речь жестикуляцией:

- Зов он, видите ли, услышал! В путешествие собрался! И что прикажешь делать с экспериментальной группой? Да я согласился принять участие в образовательном проекте, этой авантюре, только из-за тебя. Никто другой не справился бы.

- Не только, - подал голос дроу.

Ректор на мгновение дар речи потерял, остановился, но быстро пришёл в себя.

- Имеешь в виду Королевский грант на проведение исследований в области прикладной магии? Я бы его и так выбил, ну на год-другой позже.

Глава Университета вновь забегал по кабинету. Случайно он зацепил ногой кресло. Оттуда раздалось громкое почти змеиное шипение. Большой лысый кот-летун из рода карликовых химер, высунул голову из под крыла и с нехорошим прищуром огляделся. Домашний любимец ректора, объект обожания хозяина и дружной ненависти остального университета, не обнаружив опасности, широко зевнул, обнажив острые клыки, и вновь свернулся в клубок.

- Смотри-ка, ведёт себя, как обычные кошки, - заметил дроу, видимо, стараясь отвлечь начальника, переключив внимание на его любимца. Обычно срабатывало, но не сейчас. Ректор даже не услышал собеседника. Он стенал.

- Выпускной курс! Боевые маги! Экспериментальная группа, где намеренно собраны студенты разных рас! Где? Спрашивается, где я найду смертника, то есть, безумца? Тьфу ты, куратора. Никто из наших магистров под угрозой увольнения не согласится отвечать за этих монстров! И не нужно на меня осуждающе смотреть. Твои подопечные сами так себя называют.

- Я нашёл замену, - кратко поведал дроу, воспользовавшись тем, что ректор набирал воздух перед следующей фразой.

- Только не говори... - тут до ректора дошёл смысл слов бывшего куратора проблемной группы. - Замену? Неужели Глава гильдии наёмных убийц согласился. Или это кто-то из элиты императорской гвардии, палач, например? - предположил он с затаённой надеждой.

- Почти, - ответил дроу со смешком. - Это моя сестра. Она выпускница Вестградской Преподавательской Академии, факультета расоведение. Маг воздуха. Правда, прибыть сможет лишь в первый учебный день.

Ректор с задумчивым видом опустился в кресло, предварительно выудив оттуда кота и пересадив к себе на колени. Руки хозяина принялись привычно поглаживать бархатистую серую кожу любимца. Под шкурой кота словно пробежали волны, кончик хвоста нервно задёргался. Ректор вздохнул и пожаловался:

- Хоть раз бы помурлыкал. - Затем принялся рассуждать: - Значит, сестра. Сама из воинственной расы, как минимум - выживет. Не аристократка, маг, к тому же. Изучала особенности других рас, опять-таки плюс. Насчёт привлекательности, извини, но женщины дроу, они, как бы помягче сказать: на любителя. В нашем случае, это тоже преимущество. Хм, к тому же, сама согласна, что вряд ли говорит о нормальности. Да, думаю, подходит. Как, ты говорил, её имя?

- Эвелин эла Дейэль, - ответил дроу, загадочно улыбнувшись.

Кое-что он от ректора утаил. Несмотря на типичное для тёмных эльфов имя, сестра была сводной и к воинственной расе дроу никакого отношения не имела. Эвелин эла Дейэль вообще пребывала пока в  счастливом неведении о предстоящем месте работы. Но брат в её согласии ни секунды не сомневался.

Глава первая. День сюрпризов



Утро началось для Эви с двойного сигнала из сундучка для приёма магической почты. Она выпуталась из одеяла, села на постели и с наслаждением потянулась. После гонки с защитой дипломной работы и выпускными испытаниями, дни отдыха казались невероятным счастьем. Тем более что вскоре заканчивались. Но Эви не переживала по данному поводу.

Начинающая преподавательница уже предвкушала занятия с первоклашками, их наивные детские лица, широко распахнутые глаза, готовность усваивать новые знания. Правда, пришлось подсуетиться и даже получить вторую специальность - основы обучения детей младшего возраста. Эви всю учёбу разрывалась между стремлением к изучению рас и  желанием работать в начальной школе. В итоге выбрала второе. А расоведение можно вести и в качестве факультатива у старшеклассников.

Ещё разок потянувшись, Эви подтянула к себе сундучок. Писем оказалось два. Ожидаемое от жениха, регулярно присылавшего весточку с пожеланием доброго утра, и неожиданное от брата. Таэрин эль Дейэль близких подобными знаками внимания не баловал. К тому же конверт от брата отмечался значительной толщиной.

Эви даже не сомневалась, какое послание открыть первым. Она с ленцой взялась за весточку от брата. Спустя недолгое время, ушедшее на изучение документов, вложенных в конверт и короткой записки, девушку было не узнать, как и уютную спаленку. Легкие предметы кружились, поднятые вверх завихрениями воздуха, шторы взлетали к потолку, а разъяренная фурия ожесточённо топтала ногами записку, восклицая:

- Нет!!! Ты не можешь так со мной поступить!

При этом полыхающий огнём праведной ярости взгляд она не сводила с портрета, висящего на стене спальни. На портрете высокий дроу с синими глазами, кожей цвета шоколада и белоснежными волосами обнимал маленькую девушку - кареглазую обладательницу молочно-белой кожи и каштановых волос. Они тогда даже причёски одинаковые сделали, высокий хвост, чтобы подчеркнуть полную противоположность.

Выдохлась Эви быстро. Усмирив дар, она опустилась на кровать и запыхтела, подобно чайнику на плите.

- Ну, Рин, ну, братец любимый! Пишешь, пора долг отдать? Да кто же знал, что ты за свою услугу такую оплату потребуешь? Разве я бы дала тогда клятву магическую, что любую просьбу выполню? Хотя... - себя Эви обмануть вряд ли смогла бы, потому, тяжко вздохнув, призналась: - Дала бы. Уф, ростовщик ты гномий, а не тёмный эльф! Ничего, и на моей улице перевернётся дилижанс с магическими артефактами!

Она взяла бумаги, которые в отличие от записки рвать и топтать не стала, решив изучить внимательно. А куда деваться, магическая клятва - это святое. Выходило, конечно, неплохо, даже заманчиво: преподавать расоведение в знаменитом Университете Магии. Да ещё и сразу с должностью куратора. Мечта, вот только не её.

Жених, скорее всего, тоже будет недоволен. Приедет с практики через два месяца, а невеста в столице. Не будет же он обратно переводиться из-за неё. Ведь только полгода, как из одной столичной академии перешёл в их преподавательскую, на курс младше Эви. Как сам он говорил, ректор невзлюбил, из-за того, что Георг аристократ. А ещё Георг так надеялся, что невеста поможет ему с дипломом. Жалко будет его огорчать.

Кстати, услугу Рин оказал напрямую её жениха касающуюся. Лишь благодаря вмешательству брата мама и отчим дали разрешение на её помолвку с Георгом, сыном герцога Вестградского. Родители почему-то с самого начала невзлюбили молодого человека дочери. Эви и подумать не могла, что брат, обычно легко забывающий об её долгах, на этот раз стребует исполнение клятвы.

Тут девушку осенило, она тут шумела, кричала, а никто и не подумал поинтересоваться, что случилось?

Накинув домашнее платье, прихватив документы, Эви вышла из спальни, дверь в комнату родителей оказалась приоткрытой. На стук никто не ответил, да и внутри тоже никого не было. Только внизу, на первом этаже около столовой Эви услышала голоса и облегчённо вздохнула: родные дома, всё в порядке.

Отчим, Эви давно называла его отцом, и мама накрывали стол к завтраку и что-то бурно обсуждали. Они любили всё делать вместе. Заметив дочь, родители переглянулись, мама с небольшой заминкой произнесла:

- Ветерок, у нас есть новость.

- О, вы, наконец, решились подарить нам с Рином братика или сестрёнку? - радостно предположила Эви, оценив смущённый вид родителей.

- Э... Кхм... не совсем, - прокашлявшись, ответил отец. Кстати, именно ему Эви была обязана домашним прозвищем, созвучным её магическому дару.

Спокойный, даже несколько флегматичный, но очень надёжный дроу и весёлая, неунывающая чистокровная представительница людского рода поженились почти двадцать лет назад. У каждого имелись за плечами неудачный брак и ребёнок. Позже они признались, как боялись, что дети не примут друг друга.

Рин поначалу действительно даже не обратил внимания на разряженную, как куклу девочку. До того момента, пока куколка не обстреляла его из игрушечного лука стрелами, с колючками вместо наконечников. И оказалось, ничто так не сближает, как выпутывание колючек из волос. Таэрин принял сестру как равную, пообещав потренировать в стрельбе и подарить настоящий эльфийский лук.

Обещание брат сдержал, а Эви обзавелась новым увлечением. Лет с десяти она неизменно входила в тройку победителей, сначала среди детей, а позже и среди взрослых в состязаниях по стрельбе из лука, ежегодно проводимых в их городе.

- У меня тоже новость, - заявила Эви, помахав документами. - Но вы первые рассказывайте.

- Мы должны уехать. От королевы дроу пришло официальное приглашение. Её Величество предлагает мне должность Советника по межрасовым связям. От таких предложений не отказываются, дочь. Это практически приказ, - произнёс отец.

Эви моментально прониклась серьёзностью ситуации.

- Когда вы уезжаете? - уточнила она.

- Через два дня, - ответила мама и вновь виновато посмотрела на Эви. - Мы хотели взять тебя с собой. Но ты так мечтала о работе в школе. Опять же, здесь этот, как его, жених.

- Вот, прочтите, - Эви вручила родителям бумаги с гербовой печатью старейшего учебного заведения Империи. - Таэрин услышал зов и отправляется в путешествие, а меня берут на его место.

- Но это же замечательно! А как престижно, да и в столице поживёшь! - воскликнула мама, но, обратив внимание на насупленный вид дочери, быстро добавила: - Жаль, конечно, Георг вместе с тобой не сможет отправиться.

Правда, по тону мамы становилось понятно: ей ни капельки, ни на слезинку феи не жаль, скорее радостно от этого обстоятельства.

- Не расстраивайся, Ветерок. - Вот в словах отца сочувствия оказалось больше. - Чувства проверите расстоянием и временем. - Но его тоже надолго не хватило, ибо продолжил он так: - Надеюсь, встретишь кого-то более достойного.

- Вот всегда вы так! - обиженно буркнула Эви. - Чем вам так не угодил Георг?

Продолжать тему жениха родители не желали, потому переключились на сына.

- Зов услышал... Какой у нас талантливый мальчик, - сказала мама с гордостью.

Эви невольно улыбнулась, представив почти двухметрового «мальчика», давно переросшего и сестру, и родителей. Но братом она тоже гордилась. Редкий дар, слышать зов кладов с сокровищами или древних артефактов, считавшихся утерянными, проявлялся лишь у тёмных эльфов, да и то, не в каждом поколении. У Таэрина подобным даром обладал прадед.

Когда Рин был ребёнком, и клады попадались несерьёзные - десяток-другой медных монет или ржавые рыцарские доспехи, да и располагались они рядом. Эви даже поучаствовала в нескольких путешествиях: к окраине Вестграда, старой мельнице, к герцогскому замку.

Она прекрасно помнила, как визжала от ужаса, обнаружив внутри рыцарских доспехов скелет. Тогда-то и выявилось, что девочка - маг воздуха. Вызванным с перепуга вихрем повалило несколько деревьев и сорвало флаги и герб с башен замка.  Но, надо отдать должное, герцог Вестградский виновницу не ругал и родителям штраф за ущерб не предъявил.

Таэрин рос, рос и его дар. Путешествия становились длительнее, иногда опаснее. Сестру он уже не брал, заявив: «Не хочу тобой рисковать». Сразу после окончания Университета он услышал зов, намного сильнее предыдущих. Обнаруженная диадема королев фей, пропавшая три столетия назад, прославила Таэрина и сделала богатым - феи не поскупились на награду. Путешественник купил родителям и сестре новый просторный дом, сам же, поддавшись на уговоры бывшего университетского наставника, уехал в столицу преподавать.

И вот зов вновь проявился. Эви уже предвкушала грандиозную находку. Они обсудили это с родителями. Затем позавтракали, и вновь вернулись к отъезду. На время их отсутствия решили просить присмотреть за домом двоюродную тётушку Марну. Родители поехали на окраину Вестграда, уговаривать престарелую родственницу, отправив дочь собирать вещи.

Возвратившись в свою комнату, Эви достала письмо от жениха. «С добрым утром, любимая», - прочла она, прижала листок к груди, прошептала:

- Ничего они не понимают, мой Георг самый лучший, - и мечтательно улыбнулась.

Эви верила, их чувства выдержат любые испытания.

Глава вторая. В дороге



За сборами время летело со скоростью укушенного слепнем пегаса. Эви металась внутри гардеробной то помещая наряды в саквояж, то вынимая. Она и не думала, что вещей столько много. На помощь пришла мама, дав дельный совет:

- Возьми необходимое на самое первое время. Остальное тоже упакуй. Если срочно понадобится, тётушка Марна тебе вышлет. Или сама в отпуск после экзаменов приедешь, заберёшь. Ну вот зачем тебе костюм для зимнего карнавала? А платья для жаркого лета?

 Тут взгляд родительницы упал на разложенные на ковре лук и стрелы. Эви воскликнула:

- Не обсуждается! Это я точно беру.

Мама даже рассмеялась. Отсмеявшись, произнесла:

- Придётся заносить в салон дилижанса. В багаж оружие не принимают. Представляешь, как удивишь попутчиков. Заходит вся такая нежная девушка в модном дорожном костюме и с боевым эльфийским луком.

Эви из вежливости хихикнула, хотя не видела в описанной картине ничего необычного.

Родители отправлялись прямым порталом до столицы Темнолесья. Их перемещение оплачивалось из казны королевства тёмных эльфов. Королева не поскупилась для будущего Советника. Эви намеревалась порталом добраться до приграничного Перта, большого портового города, а оттуда уже дилижансом до Арвина, столицы королевства и Империи. Так выходило на два дня дольше, но в три раза дешевле. Отец пытался уговорить дочь добираться из Перта тоже порталом, но та лишь фыркнула:

- Вот ещё, зря деньги тратить. Да и путешествовать я люблю. Если бы время позволяло, вообще бы с порталами не связывалась, подумаешь, пять дней в пути.

День отъезда проходил суматошно. Быстрый завтрак, проверка, не забыли ли чего. Последние наставления, что давала мама тётушке Марне, Эви и отец не слушали, стояли около подъехавшего наёмного экипажа.

- Ветерок, не бери пример с брата, не забывай присылать весточки, - напомнил отец, улыбнувшись.

Эви машинально кивнула и замерла. За всеми делами, она забыла написать Георгу о последних новостях. Вернее, пару раз принималась за обстоятельное письмо, но всё откладывала, не решаясь. Эви вздохнула и вновь смалодушничала: «Вот приеду, устроюсь, проведу первое занятие, и всё подробно опишу», - подумала она, не спеша даже себе признаваться, что опасается реакции жениха на свой отъезд.

Вдоволь наобнимавшись с родителями, которые сначала отправили её, выслушав кучу очередных советов и наставлений, Эви шагнула под арку портала. Маг портальщик, активировал амулет, закрывая круглую просторную кабину. Перемещения каждый переносил по-разному - для Эви - это были завихрения воздуха вокруг, со скоростью, вызывающей мельтешение в глазах, - объединяло лишь отсутствие чувства времени. Эви знала, даже самое дальнее перемещение длится не более десяти минут, но всё равно, когда завихрения остановились, а кабинка открылась, казалось, прошло не меньше часа.

Она ступила на площадку перед аркой. Первым ощутила свежий ветер, оставляющий привкус соли на губах, лишь потом немного оглушенный нагрузками организм стал воспринимать окружающие звуки и запахи. Очередной портальщик осведомился об её самочувствии, покосившись на лук за спиной и колчан стрел у пояса, и помог спуститься по ступенькам на площадь. Эви, поблагодарила, забрала саквояж и огляделась. Саквояж неудобств не доставлял. Благодаря встроенным амулетам, он уменьшал в несколько раз тяжесть, да и объёмным не выглядел, благодаря пространственному карману внутри.

Эви с родителями несколько раз навещала брата в столице, и прекрасно помнила, где находится Каретная станция. Её всегда смешило это название, ведь кареты на дальние расстояния не ездили, лишь дилижансы.

Эви, не торопясь, пересекла площадь и свернула на широкий проспект. Она шла, разглядывая необычные здания. Город, возведённый во времена расцвета легендарной Архетонской империи, постоянно достраивался и представлял собой смешение разных эпох и стилей. Приземистые здания с куполообразными крышами, высокие башни с острыми шпилями и узкими окнами, большие дома, похожие на маленькие замки и рядом уютные домишки, крытые цветной черепицей.

По середине проспекта проносились открытые, благо погода позволяла, экипажи, кареты с гербом, но чаще проезжали грузовые телеги, наполненные тюками с разными товарами и запряжённые тяжеловозами, мощными и довольно неповоротливыми лошадьми. На дорожках для пешеходов, огороженных зеленоватыми булыжниками, тоже оказалось многолюдно. Эви, заглядевшаяся на дома, даже не сразу поняла, что показалось странным. Её не толкали. Совсем. Стараясь обойти, как можно дальше. Похоже, девушка с оружием за плечами, оказалась экзотикой даже для повидавших всякого жителей приграничья.

Эви убедилась, что так и есть, когда добралась до места, купила билет и подошла к готовящемуся к отправке в столицу дилижансу. Стоявшая у раскрытой дверцы экипажа пожилая пара, почему-то не спешившая занять места, при виде Эви дружно сделала несколько шагов в сторону. Возница, проверяющий упряжь, негромко хмыкнул, взял из рук новой пассажирки саквояж, поместил в короб под своим сиденьем и предупредил:

- Оружие в багаж не принимаем, с вас доплата в один серебряный за провоз опасного груза.

Эви отдала билет и монету и поднялась по ступенькам внутрь салона. Пожелав светлого дня, окинула быстрым взглядом попутчиков. Одна скамья оказалась занята семьёй. Муж, жена и двое детей: девочка-подросток и мальчик лет шести. В позах родителей и девочки чувствовалась неестественная напряжённость, явно возникшая ещё до появления Эви. Мальчишка же, отличавшийся, как и все дети этого возраста, непосредственностью громко завопил:

- Ух, ты! Сначала вампир, а теперь тётенька с настоящим луком. Расскажу друзьям, от зависти сдохнут!

Он попытался соскочить с места, но был удержан матерью, прошипевшей:

- Веди себя достойно, - и уже громко сказавшей: - Прошу прощения за бестактность сына.

Эви склонила голову, машинально, пробормотав:

- Ничего страшного.

Но всё внимание устремила ко второй скамье. Там действительно сидел вампир. Стало понятно нежелание пожилой пары заходить в дилижанс. Вампирские княжества присоединились к Империи не так давно, но всё равно оставались достаточно изолированными. Что и порождало массу разных домыслов, слухов и суеверий.

Эви подошла к соседнему с вампиром месту с радостным предвкушением. Следуя правилам приличия, она не рассмотрела попутчика как следует, отметила лишь, что он молод, высок, черноволос, худощав и немного смуглей остальных представителей своей расы. Скорее всего, из Южного княжества. Ничего, впереди два дня совместной поездки и рассмотреть, и расспросить удастся. Эви сняла со спины лук, с пояса колчан, минутку посмотрела на расположенную под крышей полочку и обратилась к соседу:

- Вас не затруднит мне помочь?

Нет, дилижанс не был высоким, да и магу воздуха закинуть что-либо вверх труда не составит, но не упускать же такой отличный повод для знакомства.

Вампир подскочил с места, словно обрадовался, что к нему обратились. Скорее всего, так и было, если учитывать отношение к нему окружающих. И это только то, что Эви успела увидеть.

- Конечно же, помогу! - воскликнул попутчик на общеимперском, практически без акцента.

Протягивая лук и стрелы, преподавательница расоведения успела профессиональным взглядом окинуть фигуру молодого человека, отмечая: «Меня немного младше, гибкий, легко двигается, да и не такой уж худощавый, плечи широкие, - и тут влез внутренний голос: - А мальчик-то хорош, просто красавчик. Интересно, а мышцы у него на ощупь такие же стальные, как выглядят?» Вампир в этот момент устраивал оружие на полке, потому, к счастью, алчного взгляда Эви не заметил. Она быстро опустила глаза и развязала ленты шляпки. Сняв головной убор, протянула помощнику и скромно сказала:

- И вот это туда же, пожалуйста.

Вампир повернулся, протянул руку и замер, уставившись в лицо Эви, даже, кажется, как дышать забыл. Донёсшиеся с улицы звуки, заставили его вздрогнуть и судорожно вздохнуть. Он кивнул, взял шляпку и быстро отвернулся к полке. Но Эви успела заметить блеск в чёрных глазах. Вампирчик тоже оценил её внешность.

Уместив головной убор, попутчик повернулся к Эви и, похоже, собрался представиться, но в дилижанс, практически подгоняемые возницей, робко вошли пожилые супруги. Они заметно успокоились, заметив, что место с опасным, по их мнению, соседом, занято.

- Размещайтесь, через пять минут отправляемся, - сообщил возница, немолодой мужчина с недовольным лицом и заметным брюшком, еле скрываемым красивой формой перевозчиков. - Через три часа остановка на обед в таверне, если что-то понадобится раньше, - тут возница кинул быстрый взгляд на мальчишку. - Нажмите вот на эту кнопку. Надеюсь, вы помните, чем меньше остановок по требованию, тем быстрее доберёмся.

После этих слов возница вышел наружу, поднял лестницу из двух ступенек, закрыл дверцу. Пассажиры принялись удобно рассаживаться на мягких скамьях, обитых бархатом. Эви, заметив заинтересованный взгляд маленького попутчика на кнопку над дверцей, эгоистично порадовалась, что её лук забыт.

Дилижанс, запряжённый четвёркой лошадей, мягко тронулся. Экипажи для следования на дальние расстояния оснащались своеобразными «воздушными подушками», и путешествовать в них было намного комфортнее, чем в обычных. Во всяком случае, так говорили, это усовершенствование ввели не так давно, и Эви представилась возможность проверить, так ли это на самом деле.

Глава третья. Варлы



Выждав немного времени, Эви решительно повернулась к вампиру, с намерением познакомиться. Её просто раздирал исследовательский зуд. Представителей этой расы она видела лишь на страницах учебника. Она чуть не вздрогнула, буквально натолкнувшись на внимательный и тоже заинтересованный взгляд чёрных глаз.

- Мигель ди Сантини, - представился сосед, приветливо улыбаясь. - Можно просто Мигель и на ты.

Эви тоже улыбнулась, отметив про себя, что вампиры, как и тёмные и светлые эльфы сохранили приставку перед фамилией. Остальные имперцы при знакомстве называли имя и фамилию. Аристократы обязательно добавляли титул, оборотни, если считали нужным, род.

- Эвелин эла Дейэль, для друзей - Эви, и тоже на ты, - лихо приписала вампира к своим друзьям Эви, протягивая руку.

Ну а что? Вдруг удастся уговорить новоиспечённого друга принять вторую ипостась и показать крылья. Тем более что на нём одежда для превращений. Эви углядела на жилете соседа знак известной Мастерской, шившей одежду для рас со второй ипостасью. Она создавалась при помощи магии, не рвалась при обороте или появлении крыльев оставалась на хозяине после обратного превращения.

Мигель принял руку соседки, но не пожал, а коснулся губами кисти.

Со скамьи напротив раздался громкий вопль мальчишки:

- Ой, он сейчас ей жилы прокусит и всю кровь выпьет. Вот здоровски!

На него с двух сторон шикнули родители. Старушка сбоку от Эви прижалась к супругу. Мигель невозмутимо ответил:

- Мы не пьём кровь.

Мальчишка соскочил со своего места, подбежал к Эви и вампиру, и, растолкав острыми локтями, уселся в середину.

- Правда, не пьёте? А чем питаетесь? Кстати, я - Вит. - Он протянул ладонь Эви, затем Мигелю, предупредив: - Мне целовать не надо.

Эви отвернулась, еле сдержав смешок. Она кивком показала маме непоседы, что ничего страшного. Та немного расслабилась. А вот глава семейства с дочкой и вовсе не напрягались. Скорее всего, рады были хоть ненадолго спихнуть кому-нибудь сына и брата.

- Не буду, - так же спокойно ответил Мигель, пожимая ладошку. И ответил на вопросы: - Правда, не пьём. А питаемся, как все. Но любим мясо.

- Человечье? - с надеждой спросил Вит.

Вампир улыбнулся.

- Зачем же, если есть вкусное мясо животных.

- Сырое? - не мог угомониться мальчишка.

- Чаще жареное, но иногда варим. - Казалось, терпение Мигеля безгранично.

Эви, глянув на соседа, вопросительно приподняла бровь. Тот правильно понял посыл и пояснил:

- У меня четыре младших брата.

- И все вампиры? - восхищённо спросил Вит, и тут же перескочил на другое: - А ты зачем в столицу едешь?

Услышав ответ «учиться», Вит застопорился. Мысли его легко читались на лице. Он только готовился идти в школу, знал от сестры, что она только и мечтает, когда закончит учёбу. А тут, оказывается, взрослым тоже приходится учиться. Долго молчать Вит не мог и поделился сомнениями с Мигелем. Тот объяснил, что получают образование дальше лишь те, кто захочет. Ребёнок заметно повеселел. Эви успела спросить, где учится Мигель, воспользовавшись перерывом в вопросах маленького попутчика.

- Я еду в Университет Магии по обмену. Буду учиться на пятом курсе до выпуска. Нас троих выбрали из Академии княжеств. Двое студентов приедут через две недели. Они второй курс, сейчас на практике.

- Ой, а я тоже туда еду, - обрадовалась Эви. Но вот то, что она преподаватель, решила не говорить. Испугалась, что из общения уйдёт непосредственность. От расспросов Мигеля, захотевшего выяснить подробности, спас Вит.

- А ты хорошо из лука стреляешь? - спросил он.

- Хорошо, в этом году заняла первое место на городском турнире, - неожиданно похвасталась Эви. Захотелось произвести впечатление на мальчишек. Больше на старшего. Судя по двум восхищённым взглядам - удалось. Вит переключился на неё. Минут пятнадцать спрашивал без перерыва, затем неожиданно соскочил с места и с воплем:

- Мама, в кустики хочу! - кинулся к дверце.

Мама непоседы встала с места и даже подняла сына, чтобы на кнопку он нажал сам. Дилижанс остановился, появился возница, открыл дверь и опустил лестницу.

Несмотря на то, что ход экипажа и впрямь был плавным, все пассажиры вышли и с удовольствием размяли ноги. За оставшийся путь до таверны Виту понадобились кустики ещё раза четыре. Возница держался стойко, хотя выражение лица его стало зверским. Таким, что если бы Эви чего захотелось, она предпочла бы потерпеть.

В таверне их накормили вполне сносным обедом за счёт Гильдии Перевозчиков. Гильдия оплачивала питание и ночлег, стоимость которых уже была включена в билеты. После обеда Вита разморило. Он устроился на скамье, уложив голову маме на колени, и уснул. Около часа в дилижансе царила тишина. Все молчали, чтобы, упаси Светлые боги, не потревожить сон непоседы. Старички дремали, родители Вита тоже, его сестра не отрывала взгляд от окна. Эви и Мигель украдкой смотрели друг на друга, смущаясь, когда встречались взглядами. У Эви даже оживился внутренний голос, напомнив о наличии жениха, но был сметён жаждой исследователя. Георг, несомненно, важен. Но ведь рядом вампир. Вампир! Когда ещё удастся увидеть вблизи.

Неожиданно дилижанс, уже минут двадцать ехавший по лесной дороге, остановился. В салон вошёл встревоженный возница, прикрыв за собой дверь.

- Прошу сохранять спокойствие, - сказал он.

Пассажиры встревожились. Обычно подобные слова ничего хорошего не означают.

- Что случилось? - немного истеричным голосом спросила старушка.

- Дорогу перегородило упавшее дерево. Помощь уже в пути, я вызвал.

- Может, мне удастся убрать преграду? Я маг воздуха, - спросила Эви, приподнимаясь.

- Нет! - резко ответил возница. - Справа в перелеске я заметил несколько варлов.

Пассажиры насторожённо замерли. Мама Вита сдавленно охнула.

Когда-то давно предшественнику нынешнего императора показалось скучным охотиться на обычных животных. Тогда-то и были выведены варлы. Смесь волка и кабана, с лисьим умом и медвежьим коварством. Даже их вид устрашал: в два раза больше волков, с лохматой рыжей с серыми подпалинами шкурой, очень прочной, торчащими изо рта клыками и маленькими злобными глазками. Твари оказались живучими и плодовитыми, быстро заселив центральную часть Империи. Они собирались в стаи, успешно уходя от собиравшихся проредить их поголовье охотников. Более того, на варлов нельзя было ходить в одиночку, они с легкостью устраивали засады, и охотник с такой же лёгкостью мог превратиться в добычу. На людей они нападали редко, предпочитая домашнюю скотину и птицу. Особенно по весне.

В Вестградском Герцогстве стаи варлов появлялись не часто. Как только такое случалось, герцог призывал для участия в облаве не только магов, но и сильнейших лучников. Оказалось, мощных тварей можно убить метким выстрелом в глаз, единственное их слабое место. Эви участвовать в подобных облавах не довелось, брали только мужчин. Но от друзей лучников наслушалась много рассказов. Попутчики, похоже, тоже, о варлах слышали. Не зря ими пугали непослушных ребятишек, рассказывая страшные сказки.

- А как же мы, а вдруг лошади понесут? - спросила старушка.

- Лошадей я погрузил при помощи амулетов в стазис и окутал защитным куполом. Нам же стоит продержаться до помощи, - сказал возница, отводя глаза.

Заподозрила неладное не только старушка. Глава семейства строго спросил:

- Салон тоже под защитой?

- Ну... - возница замялся. - Амулет для салона сломался, - и тут же заторопился объяснить: - Нам главное, не выходить. Эти твари летом не нападают.

Для подтверждения слов он выглянул в окошко на дверце и побледнел, прошептав:

- Чтоб их тени пожрали. Целая стая и приближаются.

Мигель вскочил с места и кинулся к двери, крикнув:

- Я их отгоню.

Эви, неожиданно для себя, бросилась за вампиром, одновременно призывая лук и колчан. Ещё до дверцы она умудрилась достать стрелу и расчехлить оружие. А в голове билась лишь одна мысль: «В одиночку на варлов не ходят».

Мигель на ходу запустил огненными фаерболами с двух рук. Он попал, раздалось рычание, скулёж, запахло жжёной шерстью. Варлы отбежали на несколько шагов и застыли. Вампир тоже остановился, создавая над ладонями новые снаряды. Один из варлов, намного крупнее остальных, видимо, вожак, поднял голову и громко завыл. Мигель стоял, не шелохнувшись. Он не собирался уничтожать всю стаю. Считая своей задачей - отогнать и дождаться помощь.

Вампир не видел, как сзади к нему крадётся ещё один варл. Зато это увидела Эви. Она до упора натянула тетиву, понимая, сейчас не турнир, где можно занять и второе, и третье место. Но вместе с этой мыслью пришло и спокойствие, и уверенность в собственных силах. Отпущенная стрела вошла точно в глаз твари, забившейся в агонии. Эви, убедившись в точности выстрела, призвала ветер и откинула стаю так далеко, как смогла. Она подбежала к Мигелю, встала напротив, обхватывая за пояс одной рукой, из второй не выпускала лук, и крикнула:

- Крылья!

Вампир послушался моментально, принимая боевую ипостась. За спиной распахнулись два чёрных крыла, лицо слегка вытянулось, из-за губы выступили острые клыки.

Эви призвала дар. Крылья вампира наполнило воздухом, с их помощью они взлетели на крышу дилижанса.

- Отсюда будем отбиваться, - коротко пояснила Эви. - Если варлы решили нападать, их остановит только смерть.

Как подтверждение этих слов, к дороге вновь стали подходить всклокоченные твари. Мигель запустил фаерболы. Эви вновь натянула тетиву. Ещё пару варлов удалось подстрелить ей, одного спалил Мигель. Остальные стали осторожнее, избегая открытого пространства и прячась за деревьями. Эви и вампир прицельно отстреливали смельчаков, посмевших высунуться. К моменту появления помощи - вооружённого отряда стражей, они успели истребить большую часть стаи.

Глава четвёртая. В столицу



Пока стражи добивали оставшихся варлов. Эви и Мигель оставались на крыше дилижанса. Девушка подошла к вампиру и уткнулась головой ему в грудь. Она почувствовала, как сильные руки обнимают, а что-то тёплое окутывает её с ног до головы, даря спокойствие и защиту. «Крылья», - поняла Эви и позволила себе закрыть глаза и расслабиться, хотя лук не выпустила. Они так и стояли, обнявшись, пока снизу не послышался хрипловатый окрик одного из стражей:

- Эй, наверху! Можно спускаться.

Мигель распахнул крылья, подхватил Эви на руки и спланировал вниз. Летать вампиры не могли, а вот планировали умело. Один из стражей восхищённо присвистнул, а старший по чину, имевший нашивки командора на него строго глянул и обратился к Мигелю:

- Девушку-то, опусти. Хотя, такую красотку и я, будь помоложе, лишь на руках бы и носил, - и уже серьёзно добавил: - Выражаю благодарность от властей Центрального удела. Мы давно эту стаю выследить не могли.

Тут к старшему подбежал молоденький страж и доложил:

- Дерево убрали. Похоже, кто-то его намеренно подпилил. А если грабители хотели напасть на дилижанс, а их варлы спугнули?

Старший страж грозно сверкнул глазами:

- Опять ты со своими сказочными историями! Хотя, если найдём рядом пару-тройку истерзанных трупов, то ты прав. С кем работать приходится, - пожаловался он Мигелю и Эви, которую вампир на ноги поставил, но одной рукой за талию обнимал. Затем рыкнул на подчинённых: - Этих, из дилижанса, можно выпускать. Возницу ко мне. А вы, ребятки, отдыхайте, вон как постарались, не то, что мои лоботрясы.

Из салона осторожно выходили пассажиры. Только Вит выскочил и первым делом кинулся к Мигелю и Эви. Мальчишку переполняли эмоции:

- Как вы их! Ты такой: бабах, она: вжиу! Бац, бабах! - закричал он и тут же задумчиво добавил: - Пойду на варла поближе посмотрю, пока папа не видит.

Вит подбежал к лежащему ближе всего варлу, но на подходе был пойман стражем и возвращён в крепкие руки отца.

Попутчики благодарили Эви и Мигеля. Девушку обнимали, а вампиру пожимали руку. Даже пугливая старушка сказала:

- Спасибо, сынок. Ты уж извини, поначалу-то я об тебе плохо подумала.

Отец Вита, удобнее перехватив вертящего головой во все стороны сынишку, произнёс:

- Мы в столице, неподалёку от Университета держим кондитерскую. Называется «Сладости для тебя». Заходите - для вас пожизненная пятидесятипроцентная скидка.

Старший страж с возницей разобрался быстро. Затем связался с кем-то по амулету связи, вещи довольно дорогой. Дороже были лишь кристаллы для записи сообщений. Видимо, здешних стражей корона обеспечивала хорошо. Во всяком случае, в Вестградском герцогстве стражи такого не имели.

Возница поплёлся к лошадям, а страж подошёл к пассажирам злосчастного дилижанса.

- Приношу извинения от Гильдии Перевозчиков. В качестве компенсации вас прямо отсюда отправим экстренным порталом в столицу. Разумеется за счёт Гильдии. Через час прибудет маг портальщик. Можете пока отдохнуть.

Пассажиры, обрадованные этим решением, отправились в салон, дожидаться там. Вит так и ехал под мышкой у отца. Глава семейства разумно рассудил, что лучше потерпеть капризы мальчишки, чем потом разыскивать где-нибудь в лесу.

Эви и Мигель, не сговариваясь, пошли к поваленному дереву. Вампир кинул короткий взгляд на сруб, затем выбрал удобное место, скинул с себя жилет, использовав вместо подстилки. После того, как уселись, сказал:

- Похоже, и правда подпилили.

Эви лишь пожала плечами.

- Разберутся.

Мигель осторожно обнял её за плечи и спросил:

- Мы же встретимся в Университете?

- Конечно, - Эви мило улыбнулась, затыкая внутренний голос, назойливо жужжащий, что нечего, имея жениха, обнадёживать другого. Она и не отодвинулась, позволяя себя обнимать. Возможно, поступала она по отношению к Георгу некрасиво. Но ей после пережитого необходимы, как глоток воздуха, оказались тепло и поддержка.

- Ты потрясающе держишься. Никогда раньше не встречал таких девушек, - произнёс Мигель. - А когда ты наполнила воздухом мои крылья - дух захватило. Не знал, что так можно.

- Я тоже, - призналась Эви. - Просто мой дар среднего уровня, двух человек в воздух не подниму. Подумала, раз ты можешь планировать, стоит рискнуть. И ты стал моими крыльями. Оставаясь внизу, мы бы с варлами не справились. Слишком хитрые твари. - Эви опустила голову на плечо Мигелю и, скорее утверждая, спросила: - Ты на факультете боевых магов?

- Да, как ты поняла - я маг огня. Уровень дара высокий. А ты на каком факультете?

- Да я тоже, можно сказать, по обмену. Вернее, на замену, - увернулась от прямого ответа Эви.

Пусть Мигель узнает о том, что она преподаватель потом. Не сейчас, когда так заботливо обнимает, а ей так удобно прижиматься к сильному плечу. Со стороны дилижанса раздался шум. Маг портальщик прибыл даже раньше, чем его ожидали. Поднялась суматоха. Возница выдавал багаж, а пассажиры выстраивались около возводимой аркой экстренного переноса. Портальщики - маги воздуха, и Эви даже залюбовалась искусной работой коллеги.

Старший страж ещё раз извинился от имени Гильдии Перевозчиков и от имени Главы Центрального удела и сообщил:

- Арка переноса откроется на портальной станции. Там уже ожидают экипажи, что развезут вас всех по нужным адресам. - Эви и Мигелю добавил отдельно: - А вы, ребятки, если вдруг надумаете идти в стражи, добро пожаловать к нам. Примем без испытательного срока.

Перемещались все разом. Вампир вновь обнял Эви, поставив свой и её багаж на землю. Эви ощущала не завихрения воздуха, как обычно, а крылья за спиной и полёт, который не хотелось прекращать. На этот раз показалось, прошёл миг. И вот они стоят на портальной площадке. Пассажиров дилижанса тут же окружили возницы в уже знакомой форме. Эви и Мигель, попрощавшись с остальными, сели в открытый экипаж. Вампир скомандовал вознице:

- Сначала к Университету Магии, затем в Посольский район, к особняку вампиров, - затем обернулся к Эви, немного виновато улыбаясь. - Мне в посольстве нужно бумаги оформить, ещё кое-какие дела решить. В Университет приеду, скорее всего, послезавтра.

Они ехали по центральному проспекту столицы. Казалось, стоило бы смотреть вокруг, любуясь действительно потрясающими воображение зданиями, парками, зажигающимися магическими светильниками. Но двое, не отрывая глаз, смотрели друг на друга. Словно перед долгой разлукой стараясь запомнить каждую черточку.

Когда экипаж остановился у ворот Университета, на столицу уже опустился вечер. Мигель проводил Эви до небольшой двери рядом с воротами, дождался, пока привратник откроет и только тогда отдал саквояж. Эви, слушаясь внезапного порыва, притянула вампира к себе и поцеловала в щёку.

Просиявший Мигель вернулся в экипаж, а Эви повернулась к сердитому привратнику. Перед ней стоял чистокровный гоблин. Эви от неожиданности поздоровалась жестом этой расы: наклонила голову и дотронулась до лба указательным пальцем.

Привратник моментально подобрел.

- Что же ты так припозднилась, деточка? - узнав же, что Эви не студентка, а новый преподаватель и вовсе засуетился. - Пойдём ка, я к кастеляну тебя отведу, братец мой двоюродный, он заселит. Пока временно, в гостевые покои. А дальше подберёшь комнатку по вкусу. Это тебя на место Дейэля? Бедняжечка. Такая крошка, а к монстрам на съедение. Почему к монстрам. А вот слушай...

Пока дошли до кастеляна, Эви прослушала подробную характеристику на каждого студента группы, где ей предстояло стать куратором. Ну, с точки зрения гоблина привратника, разумеется. Однако вместо того, чтобы устрашиться, почувствовала чистый восторг. Столько рас в одном месте. Есть где развернуться.

Кастелян тоже поохал, но решил, куда разместить нового преподавателя быстро. Подхватил саквояж Эви, кинул быстрый и одобрительный взгляд на лук и повёл в глубь двора, огибая большое здание, включающее несколько башен.

Он же сообщил, что завтра после полудня состоится совещание у ректора.

- Нас, хозяйственников ректор с утра пораньше озадачит. А уж после обеда Магистров. Видишь, Центральная башня? Там на втором этаже и найдёшь нужный кабинет. Мимо не пройдёшь. В крайней башне слева, на первом этаже столовая. Уже работает. Я тебя с завтрашнего утра на довольствие поставлю. Сегодня есть чем перекусить? Есть, ну и ладненько. Так, а вот и пришли.

Они остановились у уютного двухэтажного домика, расположенного за живой оградой из колючего кустарника.

Эви оглянулась на центральное здание. Гоблин понял её взгляд по-своему.

- Да, далековато. Так тут всякие разные проверяющие, высокие гости останавливаются. Специально сюда запихну... в смысле, пристроили. Подальше от общежитий, учебных комнат и полигонов. Чтобы поменьше знали, как наши детки великовозрастные начудить могут. Да, комендантский час с десяти вечера. Лучше в это время не выходить. Пёсиков сторожевых выпускаем, и ректорский питомец часто по ночам охотится.

Со стороны главного здания раздался громкий смех и какой-то треск. Вверх полетели разноцветные искры. Одна приземлилась неподалёку, затухая с шипением, и распространяя запах свежевскопанной земли. Кастелян и бровью не повёл, а на вопрос Эви, всегда ли тут так шумно, ответил:

- Ну что ты. Это, можно сказать, затишье. Вот прибудут послезавтра твои монстры, сама увидишь. Им даже приезжать раньше первого учебного дня запрещено.

Эви мечтательно улыбнулась. Кажется, она уже любила свою группу.

Глава пятая. Совещание



Кастелян предложил занять угловую комнату на первом этаже.

- Сюда солнце позднее светить начинает, хоть выспишься с дороги, - пояснил он.

Эви согласилась, украдкой оглядывая своего сопровождающего. Гоблинов в человеческом королевстве проживало не так и мало. Диковинкой, в отличие от вампиров, они не были. Даже в Вестградском герцогстве имелась их община. Представители данной расы очень ценили родственные связи. Кастелян слегка в типичный облик не вписывался. Оливковая кожа, волосы с зелёным оттенком, плоское лицо, миндалевидные глаза и приплюснутый нос, нарочито грубоватое обращение к окружающим - главные расовые черты - в наличии имелись. Однако этот гоблин казался изящнее соплеменников. Эви решилась спросить:

- Простите, если вопрос покажется бестактным, один из ваших родителей человек?

Кастелян изумлённо замер, затем хлопнул себя по лбу.

- Ох, ты же наших оболтусов будешь учить, как расы друг от друга отличить. Со мной угадала, молодец. Толк, похоже, будет. И, это... Ты не боись, я с тобой по простому разговариваю, пока учебный год не начался. А там буду, как положено: Магистр и всё прочее. Негоже авторитет учительский перед студентами подрывать. Завтра после совещания зайди ко мне за формой. Вряд ли, конечно, подберём, у нас таких маленьких Магистров и не было, да, если что, закажем.

Распрощавшись со словоохотливым кастеляном, Эви обошла временные владения. Пришла мысль: «А неплохо тут гостей встречают». Прихожая, столовая, кабинет, спальня - всё хорошо обставлено. Но больше всего Эви обрадовалась купальне с бассейном. Вдоволь наплескавшись, она перекусила захваченными из дома бутербродами, запила травяным напитком и отправилась спать в кровать, на которой могла ложиться хоть вдоль, хоть поперёк. Вещи разбирать не стала, достав лишь необходимое. Все равно вскоре переселяться.

Закутываясь в мягкое, пахнущее свежестью одеяло, Эви не удержалась и быстро прошептала слова, что говорят незамужние девушки, ночуя на новом месте:

- Сонник гном,

Открой свой дом.

Сны свои развороши,

Мою пару покажи.

Выспалась Эви замечательно. Но, что обидно, без снов. Она встала, потягиваясь, и пробормотала:

- Всё правильно. Нечего помолвленным девицам всякую ерунду загадывать.

Где-то в глубине саквояжа глухо звякнул сундучок для приёма магпочты. Эви порылась в вещах и извлекла артефакт. Она достала письмо от Георга. Жених, как обычно, оказался краток: «Доброго дня, любимая!» Эви быстро черкнула: «Я тоже тебя люблю!» и отправила. Затем так же быстро сочинила послание родителям, сказав полуправду: «Я на месте. Дилижанс сломался, и нас в качестве извинения переправили в столицу порталом. Бесплатно. Правда, удачно вышло? Как вы?» Быстрого ответа она не ждала. Отец, когда освободится, всё обстоятельно опишет. И мама, и брат с сестрой предпочитали отписываться кратко, однако длинные послания отца читать любили.

Эви разложила на коленях письмо Георга и мечтательно прикрыла глаза, пытаясь вызвать в памяти любимый образ. Но почему-то вместо синеглазого блондина увидела смуглого брюнета с чёрными глазами. Она недовольно тряхнула головой под ехидный смешок внутреннего голоса. Да, надо честно признать - вампир произвёл на неё впечатление, но сейчас-то она мечтает о женихе. Эви попробовала ещё разок сосредоточиться и, ура, получилось.

Она представила Георга в первый день их знакомства. Новенький студент, ещё непуганый братом. Не знающий того, о чём знали все молодые люди Вестграда: к Эвелин эле Дейэль подходить опасно для здоровья. Начиная со старших классов школы, и до половины выпускного курса в академии Эви находилась под неусыпным братским контролем. Стоило замаячить на горизонте потенциальному жениху, появлялся Таэрин, неважно, где он до этого был, и вызывал потенциального смертника на разговор. На этом все ухаживания заканчивались.

Эви догадывалась, у брата есть осведомитель. Кто-то из её подруг. Она даже вычислила, какая именно. Георгу повезло. Когда закрутился их роман, разведчица Таэрина пропускала учёбу по болезни. Когда вышла, сын герцога уже предложил Эви помолвку. Брат потому и помог с родителями, что чувствовал свою вину - как же, сам не уследил. Ну, и ради клятвы, конечно.

Эви открыла глаза. Нет, день явно не для мечтаний, задумалась о женихе, а мысли переключились на брата. Она умылась, причесалась, надела строгую блузку с юбкой и направилась в столовую.

Когда проходила мимо Центральной башни, невольно замедлила шаг. Услышала доносившийся из распахнутого окна на втором этаже знакомый голос кастеляна. Гоблин кричал:

- Больше ни одного стула не получите! Что значит, пять сломалось? Первый курс только вчера в общежитие заселили. Кого вы понабирали на мою бедную зелёную голову!

Столовая Университета отличалась от столовой Вестградской академии лишь размерами и пустотой. Эви подошла к раздаче и представилась. Её обслужил старший повар, внушительных размеров мужчина. Оглядев Эви, он добавил ещё парочку пирожков к десерту и показал, где столики Магистров. На вопрос, почему в столовой никого нет, повар философски пожал плечами.

- Студенты ещё спят, учёба только завтра начнётся.

Эви подхватила поднос воздушным потоком и прошла в небольшую оранжерею, где и находились нужные столики. Завтрак оказался вкусным, а уж пирожки и вовсе таяли во рту. Она дожёвывала последний, запивая фруктовым соком, когда к её столику подошли два мужчины.

- В этом году студенты совсем обнаглели, - произнёс один из них, осуждающе глядя на Эви.

Она чуть не подавилась, а взглянув на говорившего, чуть не подавилась вторично. Перед ней стоял, пожалуй, один из лучших по внешности представителей человеческой расы. Просто великолепный мужчина. Был бы. Его портило высокомерно-презрительное выражение на словно вылепленном искусным скульптором лице. Это презрение отрезвило Эви, выводя из состояния эстетического шока. Она перевела взгляд на спутника высокомерного красавца. Пожилой, но ухоженный и подтянутый мужчина, весело подмигнул Эви и возразил спутнику:

-Вы слишком суровы, Магистр Стоун. Юная первокурсница просто перепутала столик.

Эви легко поднялась и решила не мямлить, что она коллега и имеет полное право здесь находиться. Пожелав мужчинам приятного аппетита, она развернулась и с достоинством проследовала к выходу. Поднос с тарелками закинув потоками воздуха на стол для грязной посуды.

- Вот нахалка, - кинул ей в спину надменный красавец. Эви его проигнорировала. На совещании у ректора поймёт, как был неправ. А может, не поймёт. Подобные типы редко признают свои ошибки.

Гоблин оказался прав, кабинет ректора она нашла без труда. Эви нервничала, сменила три наряда, прежде чем выбрала нужный: элегантное платье, работы известного Мастера. В нём она сама себе казалась старше. Из-за долгих сборов Эви пришла позже, чем хотела. На массивной двери висела табличка с позолоченными буквами: «Лорд Теофаст Конти, Третий герцог Арвинский. Архимагистр». За дверью, открывшейся неожиданно легко, обнаружилась приёмная. Секретарь поднялась из-за стола и спросила:

- По какому вопросу?

Эви порадовалась, что хоть тут её не записали в студентки, не удивились юному виду. Хотя светлые эльфы, к этой расе относилась секретарь, в принципе, в плане эмоций были как примороженные. Посмотрев бумаги, секретарь заглянула в кабинет ректора, объявив:

- Магистр Эвелин эла Дейэль.

Она распахнула дверь перед Эви, сама зашла следом, прихватив со стола записную книжку и самописец - заряжаемый магическими чернилами цилиндр с острым наконечником на конце.

Появление Эви произвело странный эффект. У присутствующих Магистров, преимущественно мужчин, но имелось и несколько женщин, округлились глаза, красавчик Стоун подавился воздухом, его спутник улыбнулся и тряхнул головой. Ректор на секунду закрыл лицо рукой и прошептал что-то про кару Светлых богов. Глава Университета первым в чувства и пришёл, приподнялся из-за стола и слегка поклонился, приветствуя Эви. Она же присела в неглубоком реверансе.

- Проходите, Магистр Дейэль, присаживайтесь.

Неширокий диванчик с лежащим на нём странным котом показался Эви подходящим местом. Она подошла, взяла лысого кота с крыльями на руки и присела, поместив животное себе на колени. А поскольку кошек любила, принялась ласково поглаживать нежную бархатистую шкурку. Вот только почему-то коллеги вновь выглядели шокированными. Рядом присел Магистр Стоун и посоветовал:

- Будьте с ним поосторожнее, - указывая кивком на кота.

- Седерик, ты несправедлив к Илчи, - возмутился ректор. Кот же довольно сильно пнул задними лапами неосмотрительно приблизившегося магистра. Тот поморщился. Глава Университета вспомнил, зачем всех собрал и произнёс: - Дорогие коллеги, поздравляю с началом нового учебного года. Как вы уже поняли, лёгким он не будет...

Ректор запнулся от непривычного громкого звука - словно грохотал по камням горный поток. Это самозабвенно мурлыкал кот-летун.

- Кажется, мы нашли того, кто будет ухаживать за Илчи во время ваших командировок, - ровным бесстрастным тоном сообщила ректору секретарь.

Эви лишь пожала плечами, почему бы и не присмотреть за милым котиком.

Глава шестая. Монстры



После совещания ректор попросил Эви задержаться. В итоге новый куратор прослушала характеристику на каждого из своих подопечных, уже с точки зрения ректора. От гоблинской она не особо отличалась. Дальше Эви получила столько наставлений и инструкций, что не удержалась и вставила реплику:

- Архимагистр, такое впечатление, что вы меня на войну с Тенями отправляете.

Глава Университета хмыкнул и произнёс:

- Вот, кажется, ничего общего с братом у вас нет, по внешности - прямая противоположность, а такое ощущение, что я с ним разговариваю. Может, и обойдётся, - добавил он уже для себя.

- Что обойдётся? - уточнила Эви, поглаживая разоспавшегося у неё на коленях кота.

- Всё, - машинально ответил ректор и продолжил рассуждать: - Не припомню, чтобы Монстры обижали преподавательниц женщин, так, невинные шутки. А девиц они в принципе любят. Хотя, там верховодят оборотни, у них самки неприкасаемы. Да, кстати, - ректор оживился и вновь вернулся к разговору с Эви. - Их старосту, главного зачинщика, мне удалось сплавить вампирам по обмену. Надеюсь, те не проделают подобный трюк. Слышал, у них там конкурс, лучших для отсылки к нам отбирали.

- Лучших, - повторила Эви, не сдержав счастливой улыбки. Она как наяву почувствовала объятия сильных рук и тепло от окутывающих её крыльев.

Глава Университета слегка удивлённо посмотрел на нового Магистра и пробормотал:

- Кажется, кое-кто мечтает о встрече с вампирами. Хотя расоведы все слегка со странностями.

Эви вынырнула из грёз и спросила:

- Вы что-то сказали? Простите, задумалась.

- Да вот, говорю, первым делом вам стоит выбрать старосту группы. Рад бы кого посоветовать, но определить, кто из ваших подопечных меньшее зло, не могу. Возьмите у секретаря расписание и примерный учебный план. Не смею задерживать. Какие-нибудь вопросы появились?

- Пока нет, - ответила Эви, поднялась, бережно перекладывая кота, недовольно завозившегося, на диванчик.

Попрощавшись с ректором, она вышла в приёмную и направилась к столу секретаря. Эльфийка протянула ей несколько папок с бумагами и пояснила:

- Вот карта, Университет у нас большой, все поначалу умудряются заблудиться. Здесь расписание, я вам в первую неделю поставила по минимуму занятий в группах, чтобы освоились, - секретарь изобразила что-то вроде приветливой улыбки. Получилось неважно, но Эви попытку оценила. - Так же здесь образцы учебных планов, рекомендуемые королевским советом темы для обучения. И ещё я собрала для вас все разработки вашего брата.

При упоминании Таэрина, секретарь немного смутилась, бледные щёки слегка порозовели. Почти незаметно, но Эви изменения уловила, подумав: «Ну, ничего себе! Ледышка запала на Рина. Интересно, братик-то в курсе? Хотя, это мне на руку. С секретарём начальства лучше дружить». Она искренне поблагодарила эльфийку и отправилась к кастеляну за формой.

Как гоблин и предполагал, маленьких размеров на складе не нашлось. Он клятвенно заверил, что через два дня завезут и добавил:

- Завтра старосту подошли, пусть получит форму, специальную для оборотов. Там на всех, кому нужно, плюс парочка дополнительных комплектов. Так что не придётся им перед оборотами раздеваться. Нечего им перед тобой голым задом светить.

- А я бы посмотрела, а то выйду замуж, стану леди, так никого, кроме мужа и не увижу, - подумала Эви, и лишь после громкого ржания гоблина поняла, что сказала это вслух.

Она уже про себя подумала, нужно бы смутиться, но не удержалась и тоже расхохоталась.

В гостевой комнате Эви разложила выданные секретарём бумаги и взялась за их изучение. Она немного увлеклась, опомнившись, когда на улице начало темнеть.

За ужином в столовой к Эви подсел Седерик Стоун, на этот раз магистр был приветлив и безукоризненно вежлив, словно старался сгладить неловкость первой встречи. Эви с лёгкостью поддерживала беседу, оказалось Магистр Стоун преподаёт теоретическую магию и является магом воды, улыбалась не очень умелым шуткам, но мнения об эгоистичном красавчике не изменила. Она отказалась от предложения проводить её, сославшись на усталость. Когда шла к выходу из столовой, краем глаза заметила несколько обращённых на неё взглядов: почему-то злые от девушек. Эви сделала резонный вывод, это те, кого не оставила равнодушными внешность Магистра Стоуна. Студенты парни окидывали другими взглядами, заинтересованными мужскими. Тут Эви совсем не переживала. Вести среди студентов разносятся моментально. Скоро весь Университет будет знать, кто она. «Не только Университет, но и Мигель», - вспомнила Эви, ей стало грустно.

Полистав перед сном лекции брата, Эви настроилась на бессонную ночь, но вновь спала крепко и без сновидений. Утром, после некоторых раздумий, новоиспечённый магистр надела костюм с юбкой-брюками. Подобные стали модными недавно и вызвали неоднозначную реакцию: магички приняли «на ура», а вот большинство аристократок выражали возмущение. «Очень удобно, - решила Эви, разглядывая себя в зеркало. - А вот Георгу такое не нравится». При воспоминании о женихе, письмо которому так и осталось ненаписанным, Эви нахмурилась. Ей впервые пришла в голову мысль, что с замужеством она получит не только титул и прилагающиеся к нему права, но и большую кучу обязанностей и условностей. И впервые посетили сомнения, достаточно ли сильна её любовь к Георгу, чтобы преодолеть себя и подстроиться под совершенно чуждое ей общество аристократов.

- Где я, и где леди? - спросила Эви у отражения, затем махнула рукой, отгоняя ненужные для такого важного дня мысли и направилась к выходу.

Она захватила магическую книгу со списком своих подопечных, такая имелась у каждого куратора. В ней сразу появлялись полученные студентом оценки, отражались нарушения, отработка за них и отметка об её выполнении. Эви вышла из дома и ещё раз посмотрела на книгу. «Кажется, секретарь говорила, что и сообщения от ректора и других Магистров могут сюда приходить. Тогда книга начнёт мерцать, как сейчас... Как сейчас?» Эви споткнулась на мощёной камнями дорожке, еле удержав в руках причину удивления. На плотной обложке ритмично мигал красный огонёк. Эви раскрыла книгу и прочла: «После занятий зайдите ко мне вместе со старостой. Ректор» и следом второе сообщение: «Уймите своих монстров. Комендант»

- Они же только прибыли, - прошептала Эви.

От размышлений, когда и что именно натворили её подопечные, куратора экспериментальной группы отвлёк шум голосов. Оживлённо переговаривались группки студентов, стоящие чуть поодаль от основного здания. Все они смотрели куда-то вверх. Эви последовала их примеру и не сдержала слегка истерический смешок. На флагштоке Центральной башни вместо флюгера в виде дракона раскачивался стул. Вопрос «что натворили» отпал.

На крыше неподалёку от башни стояли маги воздуха, Эви почувствовала родную стихию по характерному ветерку, и пытались снять стул, не взбираясь на высоту. Но тот, похоже, был прикручен намертво и отнюдь не магией.

Эви не стала дожидаться, чем окончится ситуация со стулом, а бодрым шагом направилась к левой башне, где находились учебные комнаты, и где ей предстояло первое знакомство с подопечными. Визит к ректору её не беспокоил. «Сначала пусть докажут, что это мои», - подумала Эви, непроизвольно выпрямляясь и приподнимая подбородок. В таком настроении она поднялась по лестнице, не обращая внимания на снующих туда-сюда студентов. Но вот в коридоре, ведущем к нужному кабинету, замедлила шаг. Её обогнал высокий студент в форме факультета боевых магов - чёрной с красной окантовкой и галунами. Пять нашивок на правом плече, тоже красного цвета указывали на курс. «Возможно, мой», - засомневалась Эви. Когда же парень, гибкий, светловолосый, зеленоглазый, обернулся и словно облапил Эви взглядом, при этом эротично облизнув верхнюю губу, сомнения отпали. Память услужливо подсказала строки из личных дел: Ласло Лейси, маг огня, уровень выше среднего, оборотень, ну и плюс характеристика привратника гоблина: кошак блудливый. Подмигнув Эви, оборотень словно проскользнул в приоткрытую дверь и с порога громко возвестил:

- Стая, у нас новый куратор и новичок! Как встречать будем? Есть идеи?

Эви силой воли успокоила волнение и решительно вошла в клетку с дикими животными, нет, в кабинет к своей группе, разумеется. Но примерно с тем же чувством.

- Всем светлого дня и удачной охоты, - совместила она приветствие людей и оборотней.

Эви быстро оглядела кабинет, столы и стулья, невысокая кафедра для магистра, доска для черчения, ничего необычного. А вот те, кто находился в учебной комнате, заинтересовали, да ещё как. Даже беглый взгляд выхватил оборотней нескольких видов, гнома, эльфов тёмного и светлого, людей с примесью крови других рас. Но рассмотреть повнимательнее Эви не дали. Ласло одним прыжком оказался рядом, обнял панибратски за плечи и восторженно произнёс:

- Ух ты, а новичок-то не он, а она. Так, стая, эта крошка моя, я первый её нашёл. Лапуля, ты же согласна стать моей девушкой? - мурлыкнул он в девичье ушко. Зелёные глаза подёрнулись дымкой. Эви легко выскользнула из под руки оборотня.

- Не спеши, котик, - сказала она, ткнув указательным пальцем в грудь Ласло. Тот от удивления издал звук, похожий на «мурр». Эви продолжила: - У меня пока нет лицензии, разрешающей иметь личных учеников. Так что побуду куратором для всех.

- Куратор? - раздалось удивлённое со всех сторон. И это удивление прозвучало для Эви лучше любой музыки.

Глава седьмая. Знакомство



Пока подопечные не пришли в себя, Эви села на кафедру и закинула ногу на ногу. Все взгляды предсказуемо обратились на стройные, обтянутые струящейся тканью ножки, а Эви быстро и чётко продолжила:

- Помимо того, что я ваш куратор, буду преподавать у вас расоведение. К сожалению, на пятом курсе на этот предмет выделено лишь два часа в неделю. Зато с практикой проблем не будет.

В группе послышалось шевеление, кое-кто даже глаза поднял. Справа от окна раздался бас:

- Малышка знает всё о расах, и готова рассказать нам что-то новенькое.

Послышались негромкие смешки.

- Легко! - Эви спрыгнула с кафедры и в упор посмотрела на автора реплики - мощного здоровяка с волосами цвета снега. - Вот только «малышка» предпочитает обращение «наставник», но перейти на ты, вполне возможно. Сегодня вводный урок и для начала я расскажу кое-что о вас всех, опираясь только на внешние признаки. Первое: кроме меня здесь нет ни одного чистокровного человека. - Раздался шепоток, переглядывания. Эви продолжила: - А вот дальше расскажу о каждом по очереди. Любитель чего-то новенького, подойди ко мне. Не бойся, я пока не кусаюсь.

Посмеиваться уже начали над здоровяком, сидящий рядом невысокий человек с заострёнными ушами, даже похлопал его по плечу.

- Ты будешь следующим, - обратилась к нему Эви с алчным блеском в глазах, она и не ожидала обнаружить в своей группе такие сокровища для расоведа.

Обладатель острых ушек нервно сглотнул. Здоровяк тем временем подошёл к Эви и демонстративно посмотрел на неё сверху вниз. Почти полметра разницы в росте как-то резко бросились в глаза. Но Эви, благодаря брату, насчёт роста давно не комплексовала. Она призвала дар и поднялась в воздух так, чтобы сравняться с оборотнем, а именно им здоровяк и являлся. Будто, между прочим, сообщила:

- Ах, да, я маг воздуха, дар средненький, но стул на флагшток с земли доброшу, - и как ни в чём не бывало, приступила к уроку: - Перед нами просто великолепный представитель клана белых медведей. Об этом говорят рост, ширина плеч, особенности фигуры, цвет волос и, несомненно, у людей таких чисто синих глаз не бывает. Отсюда же - маг воды, думаю дар сильный или выше среднего. Род, вероятнее всего, Восточный. Для этого рода характерно ношение серег-колец в левом ухе. Число колец, говорит о степени родства с Главой. Мы видим два кольца - это второй круг: двоюродные братья, сёстры, дяди, тёти, племянники. Наш случай, вероятнее всего - племянник. Поскольку Глава Восточных  не молод. Я смотрела список, больше всего подходит имя Олаф Ольсо. Ну, как, много угадала?

- Да всё, - выкрикнул гном, остальные зашумели уже одобрительно.

Подопытный оборотень добродушно хохотнул и признался:

- Был неправ, наставник, - и, почесав затылок, спросил: - Как искупить вину?

Эви оживилась:

- Зверя покажешь?

Неугомонный кот тут же подскочил и произнёс бархатным с хрипотцой голосом:

- Давай, я покажу своего зверя, лапуля, ой, наставник?

Эви отмахнулась, не замечая пошловатой подоплёки и не поворачивая головы:

- Леопардов я видела, а вот белых медведей вблизи - никогда. Давно мечтала потрогать мех на ощупь! - Эви мечтательно закатила глаза и пошевелила пальцами рук, словно она их в мех уже запустила. Кот поплыл, мишка тоже. Он даже принялся расстёгивать пуговицы формы, но Эви со вздохом сожаления остановила:

- Не сегодня. У меня ещё остальная группа не охвачена. Ну-ка, кто следующий?

Олаф и Ласло с неохотой проследовали на места, а к Эви подошёл студент с острыми ушками. Куратор тут же сообразила, что гоблинская характеристика «неуловимый взломщик» именно про него.

- Нико Верити, - представился студент, насторожённо глядя на Эви.

Куратор же, довольно потерев руки, спустилась на пол и продолжила урок:

- Ты моя невероятная удача, Нико. Мало кто из расоведов может похвастаться подобной встречей. Перед нами просто уникальный случай - сын человека и феи. По проведённому в прошлом году исследованию Светом учёных Империи установлено: у фей на десять тысяч новорожденных всего один мальчик, остальные девочки. Причём все девочки рождаются феями, и лишь мальчик наследует расу отца. Кровь матери, разумеется, никуда не девается и дочка нашего Нико, вероятнее всего, где-то восемь из десяти, будет феей. Что касается внешних признаков: Нико гибок, тонкокостен. Позволишь? - спросила Эви, беря запястье подопытного, и смыкая вокруг пальцы. - Смотрите, какое тонкое. Невероятно длинные аристократические пальцы. А вот аккуратные ногти могут трансформироваться в довольно опасные коготки. Нико, продемонстрируй, пожалуйста! - сын феи послушно выпустил когти длиной в полпальца и острые, как кинжалы, млея от восхищённого взгляда девушки. Ласло завистливо вздохнул. Эви отпустила руку Нико и продолжила: - Так что хрупкий вид обманчив, из сыновей крылатых волшебниц получаются сильные боевые маги. Это не всё наследие фей. Заострённую форму ушей не считаю, подобную может получить и ребёнок эльфа. Магия земли, достаточно высокого уровня, часто сочетается с другим даром. Вода или воздух. У Нико вода, так как родственную стихию я бы почувствовала. Кстати, в группе из одиннадцати магов ни одного со стихией воздух. Это тоже удивительно.

Приземистый оборотень, - полярный волк, отметила про себя довольная Эви, - поднялся с места и сказал:

- Магом воздуха был наш староста, но его отправили по обмену к вампирам.

«Похоже, этот спокойный волк тот, чья кличка «тихий вредитель», - подумала Эви и вдруг вспомнила кое-что.

- Сегодня до конца занятия вам предстоит выбрать нового старосту. И к чему такие кислые лица, словно я кормлю вас недозрелой сливой? Кстати, нужно сегодня получить у кастеляна специальную форму для оборотней. Ну а сейчас что такого непонятного я сказала? - Эви недоумённо уставилась в ошеломлённые лица подопечных.

«Тихий вредитель» снова пояснил:

- Это первый раз за пять лет обучения. Впервые кастелян учёл наши проблемы.

Эви не стала сообщать, что кастеляна больше волнуют не проблемы оборотней, а её нравственность.

- Наставник, а ты случайно не фея из сказки, ну та, что желания выполняет? Может и с общежитием проблемку решишь? - поинтересовался вертлявый гном.

- Таких фей не бывает, это я вам как профессиональный расовед говорю. А что там с общежитием? - спросила Эви, нахмурившись, вспомнилось послание от коменданта.

- Ничего нового, после занятий разберёмся, - отмахнулся Ласло, - а теперь моя очередь.

Он подошёл к Эви, та внимательно всмотрелась в лицо оборотня, провела рукой по волосам, открывая ухо и шею. Глаза Ласло заблестели, он чуть ли не мурлыкал от удовольствия. Эви осмотрела цветную татуировку на шее сбоку и тихо спросила:

- Ты уверен, что хочешь раскрыть все свои тайны, котик?

Ласло, разомлевший, прошептал:

- Ради тебя я готов на всё.

- Даже стать старостой? - не растерялась Эви, убирая руку.

- Даже... - начал оборотень и, сообразив, на что чуть не согласился, фыркнул: - Вот это точно нет.

Он отошёл на своё место, но не угомонился, а вновь промурлыкал:

- Наставник, лучше скажи, как ты относишься к брачным играм?

Посмотрев в очень заинтересованные лица своих подопечных, Эви, поначалу оторопевшая от вопроса, быстро пришла в себя. Она с неудовольствием отметила, что голос и тон Ласло на неё всё-таки действуют, вызывая странное волнение. «Вот ведь... кошак!» - подумала она, тряхнула головой, сбрасывая наваждение, и весело ответила:

- Положительно отношусь. Сама в них участвую. Первый этап охоты под названием помолвка, - она подняла вверх правую руку, демонстрируя всем кольцо на безымянном пальце.

Раздался общий разочарованный вздох.

Гном толкнул локтем в бок сидящего рядом человека, с примесью крови этой расы и воскликнул:

- Ганс, это же работа вашего ювелирного дома. А ничего так у нашего наставника женишок, не бедный.

Студент, названный Гансом, один из многочисленных отпрысков знаменитого ювелира, неожиданно горячо сказал:

- Наставник, бросай своего жениха, будь моей невестой! Я тебя с ног до головы такими украшениями увешаю.

- Смешная шутка! - Эви звонко рассмеялась и добавила: - Вот какая девушка согласится быть вся обвешана побрякушками, как жертвенная ель в последний день зимы? - она осеклась, глядя в лица подопечных, на которых словно большими буквами был написан ответ: любая. Эви вытаращила глаза. - Вы серьёзно? Не там вы себе подружек ищите. Нет, не там. Ну, ничего, теперь у вас есть куратор. Мы вам устроим достойную личную жизнь!

При виде такого энтузиазма, те, кто стоял, сделали шаг назад, кто сидел - отодвинулись вместе со стульями.

В этот момент от двери донеслось:

- Светлого дня всем, - и тут же радостное: - Эви, ты, оказывается, со мной в одной группе. То-то тебя в списках нет.

Около входа стоял, белозубо улыбаясь, Мигель ди Сантини. Новенький студент экспериментальной группы.

Глава восьмая. Новенький



Вампир сделал пару шагов к Эви, распахивая объятия, когда со своего места поднялся Ласло. Всю его мягкость, вальяжность, как ветром сдуло. Рядом с Эви стоял настоящий хищник - грозный и опасный.

- А ну, лапы прочь от нашего куратора! - Даже голос оборотня изменился, вместо мурлыкания появилось рычание. - И, кстати, наш наставник помолвлена.

Эви виновато взглянула на Мигеля. Вампир удивлённо поднял бровь.

- Куратор?

А Эви кольнуло обидой, совершенно неуместной, что на сообщение о наличии у неё жениха, вампир и ухом не повёл. Неужели, она не настолько ему понравилась, как показалось? Она со злостью запихнула поглубже внутренний голос, робко намекнувший, что это и к лучшему.

- И вообще, это мы решаем, кому с нами учиться. Вряд ли ты достоин быть в нашей группе, - добавил Ласло, переходя с рычания на шипение.

Вот тут Эви чуть не подпрыгнула. Это как это - они выбирают? Это кто это не достоин? Она развернулась к Ласло и грозно поводила указательным пальцем у его носа с возгласом:

- Я не позволю оскорблять моего боевого соратника! Он сильный боевой маг, и тот, кому я доверю в бою защищать свою спину!

Со стороны подопечных раздались удивлённые шепотки, а медведь Олаф, подперев щёку кулаком, ласково произнёс:

- Какой храбрый медвежонок.

Вертлявый гном подпрыгнул на стуле, затем и вовсе на него взобрался. Он крикнул, привлекая внимание:

- Стая! - когда на него посмотрели, продолжил: - Я вчера в Арвинском вестнике заметку читал, как вампир и девчонка-лучница дилижанс от полсотни варлов отбили.

Все дружно уставились на Эви и всё-таки подошедшего к ней Мигеля. Вампир пожал плечами.

- Ну, какие полсотни, там, в стае чуть больше десятка и было. Так что, советую нашего куратора не злить: она, не целясь, варлу в глаз стрелой попадает.

Он встал сзади Эви, заключая в объятия, прижимая спиной к себе.

- Это, получается, ты тот богатенький женишок, что успел нашу лапулю окольцевать? - спросил Ласло, недобро прищурившись.

Вампир ответил столь же «ласковым» взглядом.

- Не я, и какой-то там жених меня не волнует. Даже если бы Эви украшали брачные браслеты, клянусь, сделал бы всё, чтобы увести у мужа.

Эви выбралась из объятий и укоризненно посмотрела на Мигеля.

- Ещё и ты так шутишь? Уже не смешно!

- Я не шучу, - спокойно произнёс Мигель и нахмурился. - Что значит ещё? Кто тут ещё претендует на мою будущую жену?

В чёрных глазах вампира заплясали огоньки пламени, черты заострились, губы приоткрыли клыки.

Гном соскочил со стула, встал напротив вампира и дерзко заявил:

- Да все! Красивая, умная, боевая - лучшая подруга для любого из нас!

Возмущённая до глубины души Эви, уставила руки в боки и, топнув ногой заявила:

- А меня кто-нибудь спросил?

Взгляд «лучшей подруги для боевика» скользнул по гному раз, другой. Неожиданно она замерла без движений, слегка приоткрыв рот.

- Эви, что случилось? - спросил вампир.

- Подожди, Мигель, - отмахнулась Эви, у которой исследовательский интерес оттеснил всё остальное на второй план. - Да не может такого быть!

Она обошла гнома, с любопытством следящего за ней и вновь замерла. Гном вблизи оказался повыше куратора. Он довольно провозгласил:

- Хоть раз за всю учёбу посмотрю на Магистра сверху вниз.

Эви хлопнула себя по лбу и воскликнула:

- А вот не нужно брать на веру все новейшие исследования. «Несовместимые расы, несовместимые расы», - передразнила она кого-то. И обратила сияющий взгляд на гнома, заявив: - В тебе есть кровь гоблинов. Не родители, а бабушка или дедушка. Всё правильно, отсюда и не свойственный гномам темперамент. Я права?

Гном от восторга даже хлопнул в ладоши и ответил:

- Права, не будь я Тиль Грон. Дед со стороны отца - гоблин. Ты первая, кто распознал. Даже сами гоблины свою кровь не чуют. Но как?

- Рост, темперамент, речь с небольшим акцентом, - начала перечислять Эви, - думаю, у тебя внизу удлинены клыки. Характерный признак для гоблинов, но никак не для гномов.

Тиль Грон приоткрыл рот и гордо продемонстрировал всем небольшие клычки. Эви вспомнила, данную привратником характеристику: «Всезнайка Тиль. Не одна сплетня мимо не пройдёт. Новости раньше остальных узнаёт. Да и не диво, коли дядька владелец «Арвинского вестника». Она скосила глаза на Ласло, судя по татуировке, он наследник Главы клана леопардов. Похоже, в её группе простых студентов нет.

Дверь скрипнула, и в кабинет важной походкой вошёл ректорский любимец. Он направился прямиком к обладательнице нежных рук и мягких коленок.

- Ой, котик, ты, наверное, сбежал, иди ко мне, - позвала Эви.

- Нет, чтоб меня так позвала, а то этого урода лысого, - чуть не взвыл Ласло. И тут же обеспокоенно добавил: - Лапуля, наставник, не приближайся, это опасно.

Но Эви уже подняла кота на руки. И тот, словно опровергая сказанное, громко замурлыкал.

Вся группа замерла, боясь неловким движением спровоцировать злобную зверюгу на агрессию. Мигель встал перед Эви и сказал:

- Карликовые химеры действительно опасные хищники, дай мне, - и протянул руку.

Кот оскалился, и без того некрасивая морда стала страшной, как порождение ночного кошмара. Острые зубы, моментально увеличившиеся в два раза, клацнули в миллиметре от руки вампира. Мигель тоже оскалился, принимая вторую ипостась. Сзади распахнулись чёрные крылья. Он без опаски взял кота-летуна за загривок и поднял на уровень лица. Затем продемонстрировал клыки и зашипел. Кот попытался дёрнуться, но вампир не дал ему возможности отвернуться, заставляя глядеть глаза в глаза. Первым не выдержал ректорский любимец, обвиснув в сильных руках тряпочкой. Мигель вернул себе человеческий облик, прижал кота к груди. Тот лизнул ему руку и замурлыкал.

- И что это было? - спросил гном.

- Показал, кто в стае главный, - усмехнулся Мигель.

Эви опять поставила руки в боки и заявила:

- В нашей стае главная я!

Все взгляды устремились на неё. В глазах подопечных, вампира и даже химеры кота отражалось абсолютно одинаковое чувство - умиление.

Кот завозился на руках вампира и, спрыгнув на пол, осторожно прокрался к двери.

- Кто-то идёт, сейчас посмотришь на любимые забавы милого котика, - обратился к Эви Ласло.

Дверь открылась, в кабинет шагнула эльфийка секретарь. Кот молниеносно подкатился под ноги, сделав подсечку. Эльфийка так же молниеносно перешагнула через внезапно появившееся препятствие. В движениях секретаря чувствовался немалый опыт. Наверное, давно у ректора работает, решила Эви. Кот сел вылизываться с независимым видом, словно и не он только что пытался совершить пакость.

Эльфийка невозмутимо произнесла:

- Магистр Дейэль, извините, что прерываю занятие, но Архимагистр не может с вами связаться.

Эви кинула взгляд на позабытую магическую книгу на кафедре. Та быстро мигала красным светом.

- Увлеклись, - обезоруживающе улыбнулась Эви, краем уха она услышала, как подопечные шёпотом повторяют её фамилию, высказывая предположение, кем она может являться их предыдущему куратору.

- Через час пройдите не в кабинет ректора, а к коменданту мужского общежития. Желательно присутствие не только старосты, но и всей группы, - проговорив это, эльфийка развернулась и вышла, бросив коту: - Илчи, домой.

Как ни странно ректорский любимец послушался.

Эви вздохнула и скомандовала:

- Рассаживайтесь, у нас не так много времени осталось.

Подопечные послушались. Вампир прошёл к столу, за которым сидел «Тихий вредитель» и спросил:

- Можно?

Оборотень волк молча кивнул. Эви прошла за кафедру и сказала:

- А теперь быстро, чётко суть конфликта с комендантом. Кто изложит?

На среднем ряду возникло странное шевеление. Два рыжеволосых оборотня, явно лисы и, скорее всего, братья, толкнули в спину сидящего перед ними оборотня волка, но не полярного, обычного. Волк похлопал по плечу дроу.  Дроу же заехал в бок соседу - светлому эльфу.

Тот поднялся с места. В голове Эви всплыла характеристика данная гоблином: «Зануда Тисс, любимое развлечение - подловить в неподходящий момент и закидать вопросами. Представь, спешит какой-нибудь Магистр в уборную... Ну, в общем, ты поняла». Эльф лишённым эмоций голосом произнёс:

- После экзаменов за четвёртый курс мы это дело отметили. В общежитии. Хорошо отметили. Три комнаты выгорело, одну затопило, ещё одну заплёл вьюнок. А теперь нам отказывают в заселении.

- Ущерб возместили? - спросила Эви.

- Сразу. Мастеров из Гильдии строителей на следующий день вызвали, приплатили за срочность. Обстановку восстановили.

Куратор немного подумала, потом изрекла:

- Вряд ли устав Университета сильно отличается от устава моей академии. А если так, то вас обязаны обеспечить комнатами. Так, кто-нибудь, сбегайте в библиотеку, принесите местный устав. На разборки нужно идти подготовленными. И что сидим? - неожиданно Эви осенило: - Вы не знаете, где библиотека?

- Лапуля, наставник, ну, мы, как бы, боевики, - мурлыкнул Ласло. - Нам и того, что на лекциях начитывали, за глаза хватало. Но я схожу. Выловлю какого-нибудь заучку, он сбегает, принесёт.

В дверь постучали.

- Не учебный кабинет, а проходной двор, - возмутилась Эви и крикнула: - Войдите!

Мальчишка посыльный спросил:

- Кто тут Магистр Эвелин эла Дейэль? Вам информационный кристалл. Условия просмотра: совместно с группой пять экс. Отправитель Таэрин Дейэль. Получите, распишитесь.

Эви спустилась с кафедры, дрожащими руками взяла кристалл и расписалась в подсунутой посыльным бумаге. Мальчишка выскочил из кабинета, а она растерянно оглядела подопечных. Эви испугалась, неужели случилось что-то серьёзное, раз брат использовал такой дорогой способ передачи сообщений.

Студенты экспериментальной группы тоже подобрались, оценив ситуацию. Мигель подошёл к Эви, забрал кристалл, пристроил на кафедре и активировал, затем усадил её на свободное место, сам присел рядом, обняв за плечи. Но Эви этого даже не заметила, сосредоточив всё внимание на возникшем в воздухе изображении.

Глава девятая. Послание



Над кафедрой возникло изображение Таэрина Дейэля настолько реалистичное, словно он находился тут, в этой учебной комнате. Эви оглядела изображение внимательным взглядом, брат выглядел спокойным и сосредоточенным. Раздался его голос:

- Светлого дня, стая! Приветствую тебя, сестрёнка. Надеюсь, вы уже успели познакомиться. Времени мало, буду краток. Мне предстоит особое путешествие. Очень важное для нашего королевства и пройдёт оно под личным контролем Императора. О конечной цели сказать не могу - государственная тайна. Но где-то произошла утечка информации. Незадолго до отъезда мне стали приходить послания с угрозами в адрес моей семьи. И с запретом обращаться к стражам. От миссии я отказаться не могу. В связи с этим обращаюсь к вам, лучшим боевым магам, в которых уверен, как в себе самом, с просьбой обеспечить безопасность моей сестры. Пока она в Университете, рядом с вами, я спокоен.

Эви, Ветерок, по всем законам о тебе должен позаботиться жених, но, прости, ему я не доверю даже охрану ректорского кота. За родителей не беспокойся. В Темнолесье до них не доберутся. Отца уже собирались пригласить на должность Советника, мне удалось ускорить это событие. За меня не переживай, я под охраной. На связь выйду не скоро. Пока прощаюсь.

Таэрин на изображении приложил сжатый кулак правой руки к сердцу - знак воина. Все находившиеся в кабинете, кроме Эви, этот знак повторили. Изображение медленно рассеивалось.

- Во что же ты ввязался, братик? - прошептала Эви. Осенённая неожиданной мыслью, она вскочила и, уставившись на Мигеля большими карими глазами, произнесла: - Помнишь, мальчишка страж сказал, что дерево, преградившее дилижансу дорогу,  подпилено? Он ещё сказал, может, грабители хотели напасть, но их варлы спугнули. А если страж прав, только это были не грабители? Ой-ё-ёй.

Она опустилась вновь на стул, закрыв лицо ладонью. Мигель принялся шептать слова утешения на ухо. Со своего места поднялся Олаф, уже не выглядевший добродушным увальнем.

- Значит так, стая, - раздался его бас. - Действуем по инструкции номер пять: охрана важной персоны. До вечера оснастить подразделение и объект охраны амулетами связи. Ответственный Ганс. Тиль, на тебе сбор информации. Нико, отслеживаешь всех, кто проявит излишний интерес к нашему куратору. Будем проверять. Торвальд, - тут голову поднял «тихий вредитель». Эви уже пришла в себя и во все глаза смотрела на происходящее, казавшееся нереальным. Словно она попала на страницы романа о доблестных стражах и коварных злодеях. Угу, поддакнул внутренний голос, в качестве жертвы. Олаф, между тем продолжил: - приобретёшь охранки и установишь в комнатах куратора. Тебе в помощь Лисы.

Рыжие оборотни, сидевшие за последним столом, дружно кивнули.

- Я временно живу в гостевом домике, - вмешалась Эви. - Пока не нужно, вот перееду, тогда...

Олаф отмахнулся, и продолжил инструктировать:

- Торвальд, значит, приобретай два комплекта, один на гостевую комнату. Тисс, на тебе расписание Магистра Дейэль в двенадцати экземплярах. Всем вызубрить до завтра, чтобы постоянно знать о возможном местонахождении объекта охраны. Вампир, как там тебя...

- Мигель ди Сантини, - склонил тот голову, представляясь.

- Я - Олаф Ольсо, с остальными по ходу познакомишься. Так вот, продолжаешь ходить по пятам за куратором влюблённой тенью. То есть обеспечиваешь постоянную охрану, не привлекая внимания. Потерявший голову от любви студент - хорошая маскировка в любом случае. Тем более ты и так... хм...

Ласло Лейси недовольно скривился и прошипел:

- Почему сразу он? Я тоже могу стать влюблённой тенью. И охрану обеспечу не хуже.

Олаф подошёл к леопарду и навис над ним всем значительным ростом и рявкнул:

- А кто будет охранять магистра от твоих бывших подружек? Ей нужны девчачьи разборки? И вообще: Таэрин доверил нам охранять сестру, значит, никаких приставаний и заигрываний с ней! Всем понятно? Напомню: у куратора есть жених.

Эви даже вздрогнула. Жених! А она и письмо не написала, и не думает о нём постоянно, да что там, вообще никак не думает. Вот, пока не напомнят. Внутренний голос ехидно хихикнул.

- Некоторым это не мешает, - зашипел Ласло, поедая взглядом вампира.

Тот усмехнулся и добил:

- Некоторым и охрану Эви не поручали. Вполне могу за ней ухаживать.

Олаф развернулся в сторону Эви.

- Значит так, медвежонок. Извини, наставник. За пределы Университета выходишь только с охраной. В обычное время двоих хватит. Во время праздников, гуляний, ярмарок, не менее четырёх. С незнакомцами в разговор не вступай. Обо всех необычных происшествиях, даже незначительных, сразу рассказывай. Даже на территории после комендантского часа из комнаты не выходи.

Эви оценила перспективу, получается уже привычную опеку брата надо умножить на двенадцать. Создалось впечатление, что от таких мыслей мозги задымились.

Хотя нет, дымком отчётливо повеяло со стороны кафедры. Магическая книга нагрелась от непрерывного мерцания красного сигнала. Эви кинулась туда, и, обжигая пальцы, открыла первую страницу. Там высветилась надпись. «Немедленно явитесь в мужское общежитие!!! Ректор».

- Ой, нас уже вызывают, а мы ещё старосту не выбрали! - отчаянно воскликнула Эви. И тут ей пришла в голову идея. Она всегда умела собраться с мыслями в экстренных ситуациях. - Так, быстренько все встали в круг.

Подопечные послушались, недоуменно переглядываясь, а Эви начала произносить детскую считалку, одновременно легко хлопая всех ладошкой:

- Раз, два, три, четыре, пять, будем в прятки мы играть. Раз, два, три, четыре, пять, далеко не убегать. Раз, два, три, летит дракон, ну а ты выходишь вон. - Последний хлопок достался светлому эльфу. - Поздравляю, Тисс, ты староста. А теперь за мной, бегом марш.

Подхватив остывшую книгу под мышку, Эви выскочила из кабинета и побежала по коридору к лестнице. Следом ровным строем по двое бежала её группа.

Остальные студенты и Магистры быстро убирались с дороги, никому не хотелось быть затоптанным. Неподалёку от общежития Эви перешла на шаг, подопечные тоже. Они привлекли внимание. К мужскому общежитию стали стекаться зеваки, однако близко подойти не решались, кучковались неподалёку. Тисс подошёл к куратору, она шепнула:

- Жаль, не успели устав добыть, ну, буду по памяти цитировать. Ты, самое главное, не спорь с ректором и комендантом.

В этот момент к Ласло подбежал студент, судя по нашивкам со второго курса и вручил тонкую книжицу. Оборотень торжественно вручил её наставнице со словами:

- Устав.

Пока бежали, он успел отловить попавшегося под руку студента и заслать в библиотеку. В вестибюль вошли вместе.

- Стойте здесь, если понадобитесь, позову. О, а это что, ваши вещи в углу? Так и лежат с утра? И не боитесь, что украдут? - спросила Эви, уставившись на гору дорожных сумок, сваленных около одного из окон.

Подопечные оскалили зубы в ухмылке, а Олаф ответил:

- Так смертников тут нет. Сама подумай - воровать у оборотня, который по следу найдёт, это ж каким дурнем нужно быть.

- Тисс, веди в кабинет коменданта, - попросила Эви, сама же на ходу изучала содержание устава на последней страничке. Эльф даже взял её под руку, чтобы не упала.

Остановились около кабинета, расположенного в конце коридора. Эви захлопнула книжку и решительно постучала. После разрешения «Войдите», толкнула массивную дверь, даже табличку с именем коменданта прочесть не успела.

В просторном кабинете в мягких креслах сидели и пили чай, а может, и что покрепче, два мужчины: ректор и второй, с которым Эви ещё знакома не была. Комендант оказался высоким худым, среднего возраста, на вид довольно нервным. Что и подтвердилось, когда он соскочил с кресла и возмущённо уставился на Тисса, затем повернулся к ректору и выдал:

- Вот, я же их предупреждал, нельзя девиц к себе водить. Нет, набрался наглости, даже сюда притащил!

Ректор смущённо прокашлялся и сказал:

- Это не девица, вернее - девица, тьфу ты, совсем запутался. Знакомься: Магистр Эвелин эла Дейэль, куратор группы пять экс.

Комендант опустился в кресло, чуть не сев мимо.

- Да ладно, - только и смог произнести он.

- Мне тоже приятно познакомиться, - произнесла Эви и тут же перешла в наступление. - На каком основании вы не заселили моих подопечных? Я в курсе событий произошедших в конце прошлого учебного года. В уставе Университета, параграф пятый, регламентирующий проживание в общежитиях, есть пункты о порче имущества. Так вот, студент обязан возместить нанесённый ущерб. Что и было сделано. Но нигде нет пункта, что подобные нарушения лишают права на проживание в общежитии.

- М-да, давненько мы устав не пересматривали, - донеслось со стороны ректора. Глава Университета задумчиво посмотрел на Эви, слегка поморщился, остановив взгляд на эльфе, и предложил: - Присаживайтесь. Тут вот какое дело. Я как-то не учёл одно правило экспериментальных групп. Куратор должен проживать рядом с подопечными. Это обязательное условие при заселении в общежитие. У вашего брата покои в правом крыле второго этажа, по соседству с комнатами студентов его группы.

- Так в чём проблема? - удивилась Эви. - Мне всё равно переезжать, а Таэрин вряд ли станет возражать, если я займу его жильё.

Мужчины переглянулись. Комендант как-то вкрадчиво спросил:

- И вас совсем ничего не смущает?

- Нет, - отрезала Эви и, пока начальство не передумало, и не вспомнило о стуле, прикрученном к флагштоку, добавила: - Так моей группе можно уже заселяться?

- А, да, идите, - комендант даже растерялся. - Где ключи, они знают.

Когда вышли из кабинета и отошли на некоторое расстояние, Эви поделилась с Тиссом:

- Странный он какой-то. Кстати, а ты понял, что должно было меня смутить?

Глава десятая. Дела хозяйственные



Заселение получилось шумным и весёлым. Эльф пересказал разговор в кабинете коменданта в своём обычном стиле, без малейшего проблеска эмоций. Получилось почему-то очень смешно. За экспериментальной группой во все глаза наблюдали многочисленные зрители: спустились с верхних этажей, набежали с улицы. Просочилось даже несколько девушек. Они стояли неподалёку от входной двери, чтобы в случае появления коменданта быстренько улизнуть.

Наблюдали, преимущественно, молча. Так как, решившиеся прокомментировать внешность нового магистра, уже огребли по увесистому подзатыльнику. Исключение составили студентки, шушукавшиеся, и довольно громко, в сторонке. Эви убедилась в правоте ректора, студенты группы пять экс снисходительно относились к слабостям противоположного пола.

Она даже немного погордилась своими подопечными, настоящие мужчины! Не то, что вон тот, в синей форме, кажется стихийник, зажимающий в углу студентку с рыжими волосами, забранными в забавные хвостики, и одетую  в платье лилового цвета, с одинокой нашивкой на рукаве.

«Первокурсница. Она-то как сюда затесалась?» - удивилась Эви. Душа не вынесла творящейся несправедливости. Магистр быстрым шагом подошла к нахалу стихийнику, кстати, с четырьмя нашивками на плече, и грозно, ну, как смогла, окликнула:

- Студент. Немедленно отпустите девушку.

Стихийник развернулся, глянул на Эви сверху вниз и дерзко спросил:

- А то что? Ректору нажалуетесь?

Девушка, воспользовавшись ситуацией, выскользнула из под руки студента и быстро спряталась за спиной Эви. Относительно спряталась, так как оказалась на голову выше. Однако сбегать не собиралась, даже рыжие короткие хвостики торчали воинственно.

- Зачем, ректору? Сами разберёмся, - спокойно ответила Эви, закатывая рукава пиджака.

- Лапуля, наставник. Ну что же ты ручки марать будешь? - мурлыкнули сбоку. Эви и не заметила, как рядом оказался Ласло. Вернее, как рядом оказалась вся её группа.

- Ну и кто тут попутал, где у дракона морда, а где хвост? - пробасил Олаф. - Наставник, разреши сожрать вот этого. Давно медведя своего не кормил.

Эви намеренно медленно окинула взглядом стихийника с головы до ног. Тот побледнел, но держался довольно стойко. Хотя нахальства в глазах заметно поубавилось.

- Не стоит, Олаф, - сказала она и, повернувшись к оборотню, добавила: - Моя задача, чтобы вы все диплом получили, а подобный проступок - отчисление.

Незадачливый стихийник был забыт сразу, правда Ласло шепнул ему на ухо кое-что, но Эви не стала прислушиваться, что именно леопард пообещал оторвать. Незамужним, хоть и помолвленным девицам, подобных слов знать не полагается.

Подопечные принялись разбирать вещи, а к Эви обратилась спасённая от неприятностей первокурсница.

- Я Нела Росс, с факультета бытовой магии. А вы у нас завтра занятие по расоведению ведёте. А, правда, что вы сотню варлов из лука подстрелили? А научите  из лука стрелять? А...

- Стоп, стоп, - ласково остановил торопыжку Тиль. Он приобнял девушку, которой доходил до уха и ненавязчиво повёл к двери. - Магистру сейчас не до тебя. Вот завтра после занятия останешься, магистр тебе всё-всё расскажет.

- Правда? - с надеждой спросила Нела, обернувшись.

- Конечно, - обречённо ответила Эви, вспомнив, что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным.

- Комендант! - крикнул кто-то.

Студентки выпорхнули в двери. Тисс раздал ключи, где он их взял, Эви не заметила, и группа отправилась заселяться. Правое крыло на втором этаже заканчивалось тупиком, из левого имелся переход в Центральную башню.

- К ректору так намного ближе ходить, - пояснил Тисс.

Несмотря на отсутствие интонаций в этой фразе, Эви поняла, бывать у ректора придётся часто. Но вскоре эта мысль оказалась выметена очередным открытием. Каждый её подопечный имел отдельную комнату с удобствами. Правда, в виде душа. Плавательный бассейн полагался лишь куратору. Но Эви всё равно впечатлилась. Во время учёбы в Вестградской Академии, она жила дома, но в общежитии у подружек бывала частенько. Так вот, там комнаты заселяли минимум по трое, и то, если повезёт.

Пока она оглядывала полностью принадлежащее им крыло башни: двенадцать комнат, по шесть напротив друг друга и её покои в центре, Мигель успел занять пустующую комнату старосты, ближнюю к её жилью. Сразу двое выразили недовольство: Тисс и Ласло. Тисс, потому как считал это место положенным себе согласно новому статусу, а Ласло потому, что не додумался до этого первым. Но Мигеля было не пробить, ни злым шипением, ни, уж тем более, высокомерным взглядом.

Эви достала ключ, но его отобрал Трвальд, кратко пояснив:

- Проверка.

Волк и два лиса прошли в покои Таэрина, внимательно осматривая и даже, кажется, простукивая пол, стены, потолок. Только после тщательного обследования жильё было признано годным и Эви позволили его увидеть. Не намного хуже гостевого домика: три комнаты, купальня. Обставлен уютно, Эви улыбнулась, а братик-то комфорт любит.

Не успела выйти из покоев, как рядом появился вампир, а вот к Тиссу пришлось стучать несколько раз. Светлый эльф педантично раскладывал свои вещи, и пока не закончил, острым ухом не повёл. Эви даже позавидовала такой выдержке. Пока дожидались старосту, успели осмотреть удобный холл посредине крыла и две комнаты на входе. Одна оказалась оружейной, во второй обнаружились вёдра, швабры и тряпки.

Всезнайка Тиль, высунувшийся на шум из комнаты, заметил удивлённый взгляд куратора и объяснил:

- Здесь уборки вручную производятся, без магии. Основное здание признано Императором памятником Архетонской культуры. Теперь нельзя ничего переделывать. Хорошо, что тут давно всё благоустроили, ещё до указа. А то пришлось бы жить без стёкол на окнах, без водопровода и в огромном общем зале.

Наконец, появился Тисс.

- Передай остальным, староста пошёл за формой для оборотней, а мы с Мигелем - в гостевой домик за вещами, - доложила Эви, стараясь быть послушной девочкой. Попадать в лапы к злоумышленникам в её планы никак не входило.

Гоблина кастеляна они нашли на складе. Он, сначала, обрадовался Эви, уже традиционно спросил, не она ли подстрелила две сотни варлов. Но после того как увидел, кто стал старостой в экспериментальной группе, несколько раз икнул, посерел, глаза из миндалевидных сделались круглыми.

- Да он же все пуговицы на форме, все нашивки пересчитывать будет, - произнёс он в ужасе, передавая эльфу объёмную коробку.

- Не буду, - успокоил Тисс. - форма от известно мастерской, упакована, пакеты не вскрыты. - Гоблин, было, вздохнул, но эльф добавил: - После обеда пройдусь по комнатам, принесу список, чего не хватает.

- Ну что ты, я сам пробегусь, - замахал руками гоблин. - Это, в конце концов, моя работа.

- Мне не трудно, - известил эльф.

Оставив этих двоих препираться, Эви и Мигель направились к гостевому домику. Дошли быстрее, чем, когда Эви добиралась одна или с тем же кастеляном. А, может, просто, когда оставались вдвоём, не замечали, как летит время. Вампир устроился в гостиной, уселся прямо посреди ковра, скрестив ноги, и принялся рассматривать лук, колчан, оставшиеся стрелы.

- Нужно будет запас стрел пополнить, - сказала Эви, очередной раз пробегая мимо.

Вот, казалось, ничего лишнего не вынимала из саквояжа, а попробуй быстро собери. Она торопилась, близился обед, а торопливость, как известно, к хорошему не приводит. Сундучок для магической почты, схваченный с тумбочки, выскользнул из рук и с грохотом закатился под кровать. Эви полезла следом, и лишь вляпавшись в паутину, сообразила: сначала нужно было почистить пол магией. Хотя, и сейчас не поздно. Призванные потоки воздуха быстро смели всё лишнее и подкатили сундучок. Точно сказать сколько она проторчала под кроватью, выставив обтянутую юбкой-брюками заднюю часть, Эви не могла, а вот эффект от такого положения заметила сразу, как выбралась с сундучком в руках.

Мигель, видимо привлечённый шумом, стоял, опираясь о косяк. Грудь вампира вздымалась от учащенного дыхания, в глазах плясали огоньки.

- Эви, - произнёс он с хрипотцой. - Моя Эви.

Не то, чтобы Эви не понимала, что происходит, просто ещё не решила, как себя вести, как самой справляться с охватывающим волнением, с зачастившим сердцем, приливающим к щекам жаром, быстро распространяющимся на все тело. Она знала, что не должна так реагировать, не имеет права. Но когда Мигель подошёл и бережно обнял подрагивающими руками, доверчиво к нему прильнула и подняла лицо, потянувшись за поцелуем.

Со стороны коридора раздались громкие шаги и не менее громкий бас:

- Наставник! Мы тут форму новую собрались опробовать. Не хочешь наших зверей посмотреть?

Эви быстро прикоснулась губами к губам вампира, вывернулась из его рук, крикнула тоже слегка охрипшим голосом:

- Без меня не оборачивайтесь!

Швырнула сундучок в саквояж, сунув последний в руки горестно вздохнувшего Мигеля. Лук и стрелы захватила в гостиной сама, нацепляя на спину и к поясу на ходу, и чуть не столкнулась с Олафом, стоящим у дверей в гостевые покои. Вот ни на секунду Эви не поверила, что её медведь так громко топает при ходьбе. Она подарила оборотню благодарную улыбку, тот по доброму усмехнулся в ответ.

Глава одиннадцатая. Шествие



У входа в гостевой домик собралась вся экспериментальная группа, не только намеревавшиеся испытать новую форму. Оборотни и присоединившийся к ним Олаф разместились на значительном расстоянии друг от друга. Миг, воздух подёрнулся рябью. Вместо эффектных красавцев в чёрной форме с красной отделкой на мощёной дорожке появились не менее красивые хищники.

Эви коротко взвизгнула и даже на месте подпрыгнула от восторга. Глаза заблестели, переходя от золотистого леопарда к отливающему серебром полярному волку, от рыжих лисов, с белыми лапками к тёмно серому лесному волку. Но дольше всех взгляд задержался на огромном белом медведе.

Разумеется, долго, издали любуясь, Эви не выстояла. Вскоре её ласковые руки зарывались в блестящий на солнце мех, наглаживали спины, почёсывали за ушками, обнимали за мощные шеи. Леопард громко мурлыкал, лисы вились вокруг, волки подсовывали лобастые головы под поглаживания, медведь пофыркивал.

Мигель, поначалу нахмурившийся, невольно улыбался. И не только он, а и все оставшиеся одногруппники, даже светлый эльф. Настолько заразительным оказался чистый по-детски непосредственный восторг их наставника.

Когда Эви уже не знала, как ещё выразить свою радость, она подошла к медведю, широко раскинула руки, словно хотела обнять всего-всего, и крепко прижалась к белоснежному боку. Олаф, повернул голову и потихоньку рыкнул. Эви отодвинулась от мягкого бока, а медведь лёг на живот, вновь слегка рыкнув.

- Ты хочешь, чтобы я села верхом? - полным предвкушения и надежды голосом спросила Эви.

Медведь опустил голову, большего и не потребовалось. С помощью дара Эви легко взобралась на спину оборотню и придала себе устойчивости, создав воздушную петлю. Олаф встал на ноги и важно пошёл, словно гордился своей ношей. Оборотни, так и оставаясь в звериной ипостаси, вампир и остальные подопечные Эви двинулись следом.

За триумфальным шествием следил весь Университет: высыпая на улицу, высовываясь в окна. Казалось, ожили древние легенды: воительница с луком за спиной верхом на грозном медведе. Такое уже было четыре сотни лет назад, когда во время эпохальной битвы с Тенями, объединились все расы. Забыв о распрях и спорах. Только так можно было одержать победу над беспощадными тварями, обитателями Нижнего мира.

Около мужского общежития собралась самая большая толпа. Студенты быстро просчитали направление движения оборотней. Эви не удивилась, когда в первых рядах заметила уже знакомые рыжие хвостики. Она легко спрыгнула на землю, а оборотни вмиг вернули человеческий облик. В Эви включился куратор, она осмотрела новую форму, даже подёргала и помяла у ближнего подопечного. Им, предсказуемо, оказался Ласло.

- Можешь совсем снять, - мурлыкнул он на ухо Эви.

Достаточно громко мурлыкнул, несколько девиц скрипнуло зубами. Олаф отпустил приятелю подзатыльник.

- Думай, что делаешь!

- Хорошо, следующий раз наедине такое предложу, - не сдавался Ласло. За эти слова он получил чувствительный тычок в бок уже от вампира.

- Давайте, подеритесь за внимание Магистра! - крикнул кто-то из первокурсников.

Эви сразу вспомнился малыш Вит из дилижанса. Подумалось, первоклассников и первокурсников объединяет не только «перво» в начале слов.

Хотя - нет, чувство самосохранения у университетских оказалось выше. Крикун шустро затерялся среди остальных, не дав себя запомнить. Мигель взял Эви за руку и, сказав остальным:

- Вы идите в столовую, мы вещи занесём и присоединимся, - затащил в здание. Говорил он для своих, но и остальные вспомнили о насущном.

Толпа рванула к левой башне. Студенты группы пять экс остались. Олаф решил напомнить ряд инструкций по охране объекта: на улице, в толпе и в случае непредвиденных ситуаций.

Мигель и Эви быстро взбежали по лестнице и, первым делом отправились в оружейную. Эви ещё при первом осмотре приглядела подходящую стойку. Разместив лук и колчан со стрелами, отступила на шаг, наткнувшись на незаметно подошедшего Мигеля. Вампир поймал её в объятия, крепко прижал к себе и зарылся лицом в растрепавшиеся волосы.

- Мы опоздаем, - зачем-то шёпотом сказала Эви. Ей самой не хотелось выпутываться из такого плена. Но Мигель послушно разжал руки.

Они быстро закинули саквояж в покои, Эви привела себя в порядок и только тогда заметила мигание красного сигнала на обложке магической книги. Послание гласило: «После обеда срочно ко мне. Ректор». Эви иронично подумала: «Неужели из-за нашего шествия? Из-за каждой мелочи будут дёргать? Может, в приёмную переселиться? А что, секретарь хорошо относится, в шкафы складная походная кровать поместится. - Затем опомнилась и добавила тоже мысленно: - Тьфу, тьфу, чтоб не надраконить».

К столовой шли всей группой. Навстречу попадались уже пообедавшие студенты. Подопечные Эви со многими здоровались, перекидывались парой слов, обнимали и целовали в щёки девушек, но неизменно возвращались к своим.

- У кого-нибудь есть постоянные подружки? - спросила Эви у шедшего рядом Тисса.

- Невест нет. Стая отдельно, подружки - отдельно, - коротко и не совсем понятно ответил эльф. Эви решила, что своих девушек никто в компанию друзей не вводит.

В столовой ей помахал Магистр Стоун, Эви, получив поднос с едой, направилась к облюбованному ранее столику в оранжерее. Там, помимо Седерика Стоуна, сидел и декан кафедры теоретической магии, который по-доброму отнёсся к Эви в первый день. Так как расоведение тоже относилось к этой кафедре, он являлся непосредственным начальником Эви. Магистр Росс, кажется. Эви подумала, что уже слышала эту фамилию. Интересно, рыженькая его родственница? Словно в ответ на мысленный вопрос, Магистр Росс сказал:

- Моя племянница только о вас, коллега, и говорит.

- Нела Росс, с бытового факультета? - уточнила Эви.

- Она уже и познакомиться успела? - спросил декан. - Вот в кого ж такая шустрая уродилась? Чует моё сердце, не оберусь с ней проблем.

Однако тон, с которым это было сказано, говорил, что «проблему» свою Магистр Росс нежно любит.

- Ну и как вам ваша группа? - вкрадчиво поинтересовался Седерик, именно так он попросил Эви его называть.

- Они невероятные! - честно ответила Эви.

Коллегам этот ответ показался, по меньшей мере, странным. Магистр Росс удивлённо хмыкнул. Магистр Стоун недовольно нахмурился, но неожиданно усмехнулся и предложил:

- Эви, вы же хотите ближе познакомиться с подопечными, узнать, что они изучают? - не дожидаясь ответа, Седерик продолжил: - Приглашаю завтра на моё занятие у группы пять экс. Сами всё увидите.

- Замечательная идея, спасибо за приглашение, - искренне поблагодарила Эви. Она проигнорировала акцент во фразе магистра на слове «всё» и его же злорадный взгляд в сторону студенческой части столовой. Туда, где, не спеша, обедали её невероятные подопечные.

В Центральную башню Эви отправилась в сопровождении Мигеля и одного из лисов, Томаса. Она уже научилась их различать. У Тимера имелся белый клок в огненно-рыжих волосах на макушке, у Томаса - на чёлке. Студенты остались караулить снаружи, Эви зашла в приёмную.

- Не в духе, - сообщила секретарь, прежде чем объявила ректору о прибытии Магистра.

Вспомнив, что один из лучших вариантов защиты - нападение, Эви с порога воскликнула:

- Испытания новой формы проведены! Результат отличный. После оборота ткань не порвалась и не помялась. Это замечательно, что Университет закупил подобную форму, несмотря на высокую стоимость.

Ректор стоял у окна и смотрел куда-то вдаль. Его любимец потёрся головой о ноги Эви, ненавязчиво подталкивая к диванчику. Кот явно намеревался устроиться на удобных коленях. Наконец, Глава Университета повернулся.

- Форма? - удивлённо переспросил он. «Оу, с причиной вызова не угадала», - подумала Эви. Ректор же словно пришёл в себя. - Ах, да, форма. Завтра к концу дня подвезут ещё комплекты походные и для занятий физической подготовкой. Тут вот какое дело... Присаживайтесь, Магистр Дейэль, присаживайтесь.

Эви опустилась на диванчик, кот обрёл вожделенные коленки и тихо-тихо замурлыкал. Громко не стал, чувствовал настроение хозяина.

- Что-то серьёзное? - не выдержала очередной паузы Эви.

Ректор тяжело вздохнул:

- В принципе, вопрос решаемый, но неприятный. Ко мне на приём записался Герцог Пертский, его дочь студентка нашего Университета. Аудиенция состоится через час. Его Светлость собирается предъявить претензии Торвальду Айси. Похоже, дело пойдёт о соблазнении невинной, хм, хм, девицы. Хвала Светлым Богам, о насилии и речи нет, иначе здесь давно бы уже были стражи. Значит так, Магистр, ваша задача вытрясти из упёртого волка подробности. Хотя, помолвки вряд ли получится избежать. Уговорите, чтобы соглашался. Герцог Пертский вспыльчив, при желании может доставить кучу неприятностей не только отдельно взятому студенту, но и Университету в целом. Он входит в королевский Совет. Что касается Торвальда, конечно, нужно думать, с кем связываешься, - тут ректор поморщился, похоже, герцогская дочка была ему неприятна даже больше Монстров, - в конце концов, помолвка ещё не брак, её можно и расторгнуть. Прошу, вдолбите это в упрямую волчью голову. Жду вас с Торвальдом через сорок три минуты.

Эви переместила кота на диванчик, и вышла из кабинета. В ответ на молчаливый вопрос во взгляде секретаря, махнула рукой: позже. Эльфийка кивнула. А вот миновав приёмную, Эви сразу перешла на бег. Нужно срочно перехватить Торвальда, пока он не отправился выполнять поручение медведя. Надо отдать должное Мигелю и Томасу, они, ни о чём не спрашивая, пристроились бежать рядом.

В голове Эви возникла интересная мысль, которую нужно было срочно проверить. Она лихорадочно стала вспоминать всё, что знала об обычаях клана полярных волков. Как добрались в своё крыло, даже не заметила.

Глава двенадцатая. Дела личные



К огромному облегчению Эви все подопечные обнаружились в общем холле между комнатами. Похоже, ждали её возвращения от ректора, что-то между собой обсуждая. При появлении куратора, разговоры стихли. Лишь Тисс, заполняя свиток, методично перечислял:

- Так, в холле заменить два кресла, повесить шторы, зарядить один магический светильник.

Эви оценила длину свитка в руках старосты и даже слегка посочувствовала кастеляну. Времени оставалось мало, поэтому она сразу, без предисловий, спросила:

- Что скажете о дочке Герцога Пертского?

- Капризная, своенравная, лицо феи, характер змеи, - ответил Тиль. - Единственная наследница рода, папенькой вертит, как хочет. Весь прошлый год вешалась на Торвальда. Вот он пусть про неё и рассказывает.

- Расскажет, только не мне и не здесь, - сообщила Эви, присматриваясь к полярному волку. Вид он имел какой-то потерянный.

- Оп-па, таки проскользнула змейка в твою постель, - правильно оценил ситуацию Ласло, обращаясь к Торвальду. - Что же ты так не уберёгся? И как теперь докажешь, что ты у неё далеко не первый? Извини, лапуля, - повернулся он к Эви, - некрасиво о леди так говорить, но друг же страдает.

- У вас раньше были конфликты из-за девушек? - спросила Эви.

- Да мы сами как-то всё решали, - вновь ответил гном. - Мы, наставник, с невинными девицами не связываемся, и вообще всё по согласию. Пробовали пару раз на нас чужих детей навесить, не получилось. Мы настоящих будущих папаш нашли. Они грех и покрыли, женились, почти добровольно. Пара-тройка сломанных рёбер не в счёт. С тех пор больше проблем не было.

Эви удивлённо посмотрела на Тиля и поинтересовалась:

- А смысл в таком поступке? Ведь после рождения ребёнка правда всплывёт. О внешних признаках даже не говорю, но есть ведь проверка по крови, расоведческая экспертиза.

Гном рассмеялся, ответил его друг Ганс:

- Наверное, надеялись влюбить в себя, а даже если нет, получить компенсацию при разводе. Мы здесь все, скажем так, не бедные. Так что там с Торвальдом?

- Вот сейчас и посмотрим, что? - ответила Эви. Подошла к волку, с силой выдернула из кресла и потащила к узкому высокому окну. - Пойдём к свету поближе. Нагнись. Повернись. Угу, теперь в другую сторону.

Внимательно изучив голову Торвальда, особенно лицо, Эви, открыла, было, рот, но, встретившись с полным мольбы взглядом светло-карих глаз, закрыла обратно.

- Помолвка? - спросил староста, сворачивая свиток.

- Попробуем отбиться, - Эви задорно сверкнула глазами. - Тисс, составь список любовников этой леди, что на нашего волка покушается.

Эльф послушно достал из поясной сумки чистый лист и уточнил:

- Тех о ком достоверно известно, или и предполагаемых тоже?

- Всех, - кровожадно заявила куратор, вышедшая на тропу войны.

Подопечные переглянулись, догадываясь, что Эви что-то утаивает, но расспрашивать не стали. Тем более, время поджимало.

Торвальд, Эви и Мигель отправились к переходу в Центральную башню, остальных Олаф разогнал выполнять данные раньше поручения, заменив Торвальда вторым волком по имени Вильям.

Пока шли по переходу, Эви спросила Торвальда:

- Почему не захотел признаться? Друзья волнуются.

Оборотень смутился:

- Так засмеют же. Ласло своими шуточками проходу не даст.

Перед кабинетом разделились: Мигель присел на уже обжитой подоконник в коридоре, Эви и Торвальд вошли в приёмную.

- Уже там, - шепнула секретарь, сочувственно взглянув на оборотня.

«Неплохая девчонка, стоит познакомиться поближе», - решила Эви. Войдя в кабинет, Эви остановилась у входа, оценивая обстановку. Придержала за руку и оборотня. В комнате кроме ректора имелись девица, с красивым кукольным личиком, вжавшаяся в кресло и стоящий у окна высокий статный, Эви даже сказала бы - породистый, мужчина. Лицо его, возможно и красивое, искажал гнев. Герцог, а это, несомненно, был он, сжимал и разжимал кулаки, казалось, он чудом себя сдерживает, чтобы не броситься на Торвальда.

- Спокойнее, ваша Светлость, - произнёс Глава Университета и добавил: - Позвольте представить Магистра Эвелин элу Дейэль, куратора студента Айси.

Герцог процедил сквозь зубы:

- Очень приятно, - даже не глянув на Эви. Он не отводил пылающего ненавистью взгляда от волка.

Эви решила перевести внимание на себя и ледяным тоном, позаимствованным у Тисса и секретаря, спросила:

- Разрешите узнать, в чём именно вы обвиняете моего подопечного?

Герцог поиграл желваками, но снизошёл до ответа:

- Этот негодяй соблазнил мою дочь. Она ждёт от него ребёнка.

Ректор начал подмигивать Эви, делать какие-то знаки руками, но она не стала присматриваться, а тем же тоном сказала:

- Ваша дочь лжет, и я сумею это доказать.

Ректор обхватил голову руками и опустился в кресло. Его любимец, до того мирно в этом кресле спавший, издал истошное мяуканье, выбрался из под хозяина и направился к Эви жаловаться. То есть стал тереться о ноги, изредка издавая сердитое урчание. Но Герцог и Эви, пристально смотревшие друг на друга, этого не заметили.

- Папа, не слушай её! - подала голос герцогская дочь.

- Не вмешивайся, - одновременно сказали Эви с Герцогом.

- И как вы собираетесь доказывать? - спросил аристократ, насмешливо скривив губы.

- Выслушайте меня внимательно, ваша Светлость, - произнесла Эви. - Возможно, вы не в курсе, но Торвальд Айси представитель расы оборотней, его клан, полярных волков, немногочислен, каждый ребёнок на счету. Глава клана, несомненно, поддержит инициированную мной расоведческую экспертизу сразу после рождения вашего внука, - полюбовавшись, как скисла физиономия Герцога при слове «внук», и, кинув взгляд на побледневшую девицу в кресле, Эви продолжила: - Но этого не понадобится. Как я уже говорила, клан полярных волков немногочисленный, потому их обычаи расоведами хорошо изучены. Самый распространённый - заключение брака по обряду «ледяные оковы». - Герцог вздрогнул, об обряде он, несомненно, слышал, и начал догадываться, к чему вся эта речь. - Для этого обряда должна быть целомудренной не только невеста, но и жених. У полярных волков, вне зависимости от пола, после первого же вступления в интимную связь на висках проявляется татуировка серебристого цвета. У моего подопечного подобной татуировки нет. Официально заявляю, как расовед, Торвальд Айси не может быть отцом вашего внука, поскольку ещё не имел интимной связи с женщиной. Мы можем оформить официальный документ, заверенный учёным Советом.

Дочь герцога встала из кресла и крикнула Эви:

- Ну, ты и дрянь!

Куратор группы пять экс невозмутимо развернула составленный Тиссом листок и, повернув исписанной стороной к Герцогу и его дочери, поинтересовалась:

- Предоставить его Светлости список предполагаемых отцов его внука?

Девица попыталась что-то сказать, но была остановлена резким окриком отца:

- Прекрати меня позорить! - Герцог обернулся к ректору и произнёс: - Приношу свои извинения. Я оформляю дочь на домашнее обучение.

- Документы мы вышлем, сразу, как подготовим, - быстро, пока высокий гость не передумал, проговорил ректор.

Герцог Пертский быстрыми шагами вышел из кабинета, крепко держа дочь за плечо.

- Вы тоже оба идите, идите, - махнул рукой ректор, пробормотав: - с вами не то, что поседеешь, облысеешь. Никаких нервов не хватит.

Перед выходом Эви погладила кота. Она сказала секретарю:

- Всё нормально.

В коридоре не удержалась и кинулась на шею подскочившему к ним вампиру.

- Мы выиграли! Выиграли!

Когда Мигель, покружив Эви, поставил на пол, Торвальд произнёс:

- Я твой должник, наставник.

- Скажем всем, что сработала угроза расоведческой экспертизы, ну и список помог. - Эви подмигнула повеселевшему Торвальду. В конце концов, каждый имеет право на свои маленькие тайны.

Вечером все собрались в общем холле, обмениваясь новостями. Сначала шумно поздравляли Торвальда и благодарили Эви. Отметить решили на выходных.

- Побываешь в лучшей столичной таверне, лапуля, - пообещал Ласло. Присутствие куратора на общем празднике даже не ставилось под сомнение. Затем Ганс раздал амулеты связи, вделанные в браслеты.

- Новая разработка нашего дома, пробная партия, - гордо произнёс он, объясняя принцип действия.

- По случаю с дилижансом нет ничего нового. Дядя по моей просьбе связывался со стражей Центрального удела. На месте происшествия ничего не обнаружено, - отчитался Тиль.

Нико, прокашлявшись, стараясь оставаться серьёзным, сказал:

- Думаю, сейчас странным покажется тот, кто не проявил интереса к нашему куратору. Половина Университета только и говорит об отважной лучнице, перестрелявшей всех варлов в округе, вторая о прекрасной деве на медведе. Да, интерес, скорее всего, мужской проявил Магистр Стоун. Мигель, не скаль клыки, Ласло, прекрати шипеть у меня под ухом. Выясним, проясним, объясним.

Волк Вильям и лисы отчитались, что охранка в покоях Эви установлена, работает хорошо. После чего все в приподнятом настроении разошлись по комнатам. Мигель при всех обнять не решился, но руку поцеловал довольно страстно. Эви почувствовала, как тепло поднимается от кисти вверх.

Вампир при каждом удобном случае старался прижаться, обнять, поцеловать, хотя бы прикоснуться. Этим он заметно отличался от жениха Эви. Георг при встречах вёл себя куда более целомудренно, чем хотелось бы невесте. Раньше она списывала всё на его происхождение, воспитание. Нежелание, как он говорил, торопить события. А вот сейчас сильно засомневалась. Она не смогла вспомнить, видела ли искорки желания в красивых голубых глазах жениха. Но вскоре прокручивая в голове события прошедших дней, выкинула из головы все сомнения. Эви искупалась, высушила волосы, заплетя их в косу, накинула домашнее платье. Спать не хотелось совершенно.

- Вот и первый учебный день закончился, - негромко сказала она, присаживаясь на подоконник, и чуть не слетела от раздавшегося грохота.

В воздух взлетали магические снаряды, разрываясь в небе ярким салютом. Стало светло, как днём. Замигала красным огнём магическая книга, открыв, Эви прочла: «Немедленно подойдите к моему кабинету. Ректор». Кажется, о завершении первого дня она подумала преждевременно.

Глава тринадцатая. Дела учебные



Утро тоже началось громко. Пронзительно и противно взвыла сирена. Эви, не вставая, нащупала магическую книгу и притянула к себе. Огонёк на обложке не мигал. «Не мои», - с облегчением подумала она, откидываясь на кровать. И тут только вспомнила, как кто-то говорил об общей побудке, действующей со второго дня учёбы до начала экзаменов.

Оживился внутренний голос, напомнив, что о нынешнем месте работы она, в принципе, знает не особо много. «Узнаю в процессе», - решила Эви. Словно заразившись от подопечных, она ближайшие пару-тройку дней в библиотеку бежать не собиралась. Что касается любимого расоведения, то она захватила книги из дома, и вчера разместила фолианты, среди которых имелось несколько очень редких, на полках. Вещи Таэрина, а брат оставил их не мало, она утрамбовала в один из шкафов в гостиной. От соблазна. Дома Рин всегда ругался, когда она накидывала его банный халат, обувала тапочки. А как иначе? Ведь его халат был пушистее, а тапочки теплее.

Собралась Эви быстро, расчёсываясь и сооружая причёску, вспоминала вечерний поход к ректору. Она так и отправилась тогда в домашнем платье и с косичкой, Мигель тоже удовольствовался в спешке накинутой рубашкой и брюками, зато Тисс выгодно отличался застёгнутой на все пуговицы формой.

Ректор стоял в коридоре около кабинета у окна, видимо, вглядывался, нет ли последствий салюта в виде пожаров.

- А я не знала, что вы тоже здесь ночуете, - сказала первое, что на ум пришло Эви.

Настолько необычно выглядел Глава Университета в халате, накинутом на домашние брюки и рубашку.

- Первые две недели всегда остаюсь, - машинально ответил ректор и повернулся от окна к посетителям. - А вы что здесь забыли? Ах, да, сам же вызвал. Идите, отдыхайте. В этом году ничего не подпалили.

Эви, пожелала начальству спокойной ночи, подхватила сопровождающих под руки и быстренько потащила к переходу. Вовремя заметив, как Тисс собрался что-то сказать: то ли, что они и раньше ничего не палили, то ли, что это вовсе не они. Какие разговоры, когда уже отпустили? Светлый эльф надулся, но после дружеского тычка в бок и улыбки наставника, оттаял...

От воспоминаний Эви отвлекло звяканье сундучка - пришли письма от Георга и от отца. Бегло пробежав их глазами, Эви решила оставить прочтение на свободное время. Главное она вычленила: у родителей всё хорошо, а у жениха какие-то проблемы. Он уже не в первый раз жаловался на руководителя практики, но впервые Эви почувствовала непонятное раздражение, у Георга всегда были виноваты все, кроме него. Почему-то последние дни больше вспоминались недостатки Георга, чем достоинства. Неужели внутренний голос прав и она так пытается успокоить свою совесть? Ведь на фоне её подопечных и Мигеля сын герцога смотрелся, мягко говоря, тускло.

Решительно выбросив из головы все мысли, кроме касающихся учебных дел, Эви вышла из покоев. Тут же открылась одна из дверей, и выглянул Вильям.

- Доброе утро. Остальные где? - поинтересовалась Эви. Она уже знала, что сигнал с охранки поступает во все комнаты. Вчера вечером, стоило выйти, открылись все двенадцать дверей.

- Доброе. На пробежке, вампир со всеми, знакомится с полигоном, - ответил волк, и добавил то, что Эви поняла и сама. - Я охрана.

Вместе с Вильямом они отправились в столовую. Хоть Эви по-прежнему была одета не в мантию Магистра, её уже со студентками не путали. Известность - великое дело. По дороге она договорилась с волком, что отпросит его с первого часа занятий.

- Побудешь наглядным пособием? - улыбнулась она.

- Вместо истории Империи? С удовольствием, - рассмеялся Вильям.

- Как думаешь, остальные согласятся, если буду вас по очереди приглашать?

- А то, - кивнул волк.

- Я сегодня к вам на теорию магии приду. Магистр Стоун пригласил посетить его занятие, - сообщила куратор, вчера она как-то этот вопрос упустила.

Вот тут Вильям задумался, и, дождавшись, пока Эви зайдёт в башню, взялся за амулет связи.

С Магистром, ведущим историю в её группе, договориться удалось легко. Сухонький старичок даже обрадовался и спросил с надеждой:

- Может, одного студента мало, так я не против ещё двоих-троих отпустить.

- Сегодня одного достаточно, а дальше видно будет, - сказала Эви и отошла от старичка с чувством, что к её группе здесь относятся предвзято.

Одно прозвище Монстры чего стоит! Эви прекрасно поняла, откуда оно появилось. Магический Университет, располагался в человеческом королевстве Империи и, согласно древней традиции, обучалась в нём одна единственная раса - люди. Первым исключением стал её брат, причём потребовалось ходатайство от королевы дроу. Вторым - экспериментальная группа, её группа. Эви даже поёжилась, представив, как сложно пришлось в начале обучения подопечным, трудно быть не таким, как все. Зато теперь им хорошо, а трудно остальным, подсказал внутренний голос. «Вот и молодцы!» - мысленно огрызнулась Эви, раз и навсегда принимая сторону своей стаи.

Дорогу до учебной комнаты, где ждали первокурсники бытовики, Эви даже не пыталась запомнить. Во-первых, вёл её Вильям, во-вторых, везде придётся ходить с сопровождающими. Вот пусть и водят.

Новоиспечённые студенты вели себя шумно. Эви пришлось два раза поздороваться, прежде чем её услышали. Вильям внимательно следил за окружающими, слегка прищурив янтарного цвета глаза, но пока не вмешивался. Рыженькая Нела, разнимавшая двух сцепившихся сокурсников, растолкала забияк и обернулась. Заметив Эви, девушка просияла, скомандовала остальным:

- Все по местам! - и доложила: - Группа один-пять в полном составе. Староста - студентка Росс.

Она подошла к Магистру, вручив журнал, такие имелись у каждой группы, являясь, по сути, артефактами, все записи в них тут же появлялись в Магической книге куратора.

- Спасибо, Нела, - ответила Эви, мучительно вспоминая, видела ли она журнал собственной группы, и имелся ли он вообще. Решив спросить позже у Тисса, приступила к занятию. - Ещё раз представлюсь, а то, думаю, из-за шума услышали не все. Я Магистр Дейэль, буду вести у вас расоведение. Занятия в вашей группе два раза в неделю, пары по сорок минут с десятиминутным перерывом. Сегодня у нас знакомство и проверка ваших базовых знаний. Мне согласился в этом помочь студент группы пять экс Вильям Крис.

В дверь раздался стук, после разрешения заглянула секретарь и спросила:

- Магистр Дейэль, можно вас?

- Минуточку, - обратилась Эви к группе и вышла, плотно прикрыв за собой дверь.

Студенты тут же принялись громко переговариваться, некоторые соскочили с мест, несмотря на увещевания старосты. Они не замечали опасно прищурившихся глаз оборотня. Наконец, Вильям не выдержал.

- Быстро сели! - рявкнул он, принимая частичную трансформацию: лицо вытянулось, покрывшись серой шерстью, клыки удлинились, на руках появились когти.

Первокурсников словно раскидало по местам, кое-кто даже икнул от страха. Только Нела тихонько и восторженно произнесла:

- Ух, ты, тоже так хочу.

Вильям, оставаясь в этом облике, прорычал:

- Слушать сюда: если хоть кто-то огорчит нашего куратора плохим поведением или невыученным заданием, будет иметь дело с нами.

Для пущей эффективности Вильям провёл отросшим когтем большого пальца правой руки себе по шее. И только после этого вернул себе обычный облик.

В это время за дверью секретарь подала Эви на подпись бумаги с пояснением:

- Это договор о вашем окладе, только приготовили. Получать у кастеляна двумя равными частями десятого и тридцатого числа каждого месяца.

Сумма в договоре впечатлила, и Эви решила уточнить:

- Это зарплата за полгода?

- Ну что вы, Магистр Дейэль, за месяц, - ответила секретарь, позволив себе лёгкую улыбку.

- Да я богатая женщина! Кстати, можете называть меня Эви и на ты, - предложила она.

- Ко мне можно обращаться Лани и тоже на ты. Эви, можно попросить, если будут известия от твоего брата... - секретарь слегка замялась и покраснела.

- Хорошо, конечно, сообщу. Но Рин предупредил, чтобы скорых известий не ждали, он, случается, до конца путешествий не пишет, - сказала Эви.

Попрощались они довольные друг другом. Войдя в кабинет, Эви продолжила занятие:

- Итак начнём с практики. К какой расе относится Вильям?

Тут только Эви заметила, что студенты сидят ровно, без движений, лишь хлопая округлившимися глазами. Она посмотрела на волка. Тот стоял, небрежно опираясь на преподавательский стол, и выглядел подозрительно невинно.

- В-в-в-волк, - ответил, наконец, один из студентов.

- Это вид, а я спросила о расе, - поправила Эви.

Поднялась Нела и выпалила:

- Раса - оборотень, вид - волки, клан - лесные, род определить без трансформации не могу.

- Для начала, неплохо. Что же, попросим Вильяма обернуться, - улыбнулась Эви. Оборотень только того и ждал. Миг и рядом с куратором появился тёмно серый волк.

Несколько впечатлительных девиц охнули. Хорошо, без обмороков обошлось, усмехнулась про себя Эви, хотя вон тот студентик, похоже на грани. Её немного удивило, что на бытовой факультет, традиционно женский, в этом году набрали столько парней. Хотя, может, в столице всё по-другому.

- Род королевских волков? - предположила Нела.

- Молодец! - обрадовалась Эви. - Именно для этого рода характерен янтарный цвет глаз, почти чёрная полоса по середине спины и светло-серые подпалины на лапах и морде. Оборотни и так превосходят в размерах обычных хищников раза в два, а королевские волки самые крупные из этого вида.

После первой части пары Эви отпустила Вильяма, на второй провела письменный опрос. Она приятно удивилась царящей среди первокурсников дисциплине. «А ведь поначалу плохо об них подумала», - попеняла себе Эви.

Глава четырнадцатая. Открытые уроки



После окончания занятия у бытовиков, к Эви подошла Нела и забросала вопросами. Оказалось, девушка увлекается изучением рас, но родители уговорили поступать в Магический Университет.

- Это чтобы я была под присмотром дяди! - жаловалась Нела. - Факультета расоведения здесь нет, пришлось идти на бытовой. А вы сейчас куда? Можно я провожу?

Под таким напором Эви сдалась, к тому же действительно приятно поговорить с тем, кто разделяет твои интересы. Около двери уже ждали Мигель и Торвальд.

- Ещё один волк, полярный, - обрадовалась Нела и как-то обиженно добавила: - Жаль, вчера не получилось поближе подойти рассмотреть. А вампиров во второй ипостаси я только на картинках видела.

«Я до недавнего времени тоже», - подумала Эви и, прекрасно понимая, чувства студентки, успокоила:

- Ничего страшного, увидишь, я планирую всех своих подопечных приглашать на занятия, по очереди. Думаю, они не откажут.

- Правда? Не откажете? - повернулась Нела к вампиру и оборотню. Те лишь, молча, кивнули.

До кафедры теоретической магии дошли быстро, а может, так показалось из-за непрерывных вопросов Нелы. Эви даже пообещала студентке дать почитать книги, что привезла с собой.

- Зайдёшь после занятий сегодня или завтра. Второй этаж, правое крыло, дверь прямо. Коменданту скажешь, я пригласила, - проинструктировала она девушку.

Около одного из кабинетов стояла группа пять экс в полном составе, исключая сопровождающих, разумеется. В руках подопечные Эви держали тетради для записей, правда, подозрительно новые, даже с этикетками, и учебники. «Вот, а говорили, где библиотека, не знают. Шутники», - подумала Эви.

Тиль, заметив дополнительного сопровождающего, воскликнул:

- О, Рыжуля! Снова ты? Опять куратора достаешь? Беги на занятия, а то опоздаешь. Давай-ка провожу, а то опять какой-нибудь смертник привяжется. Что там у вас за пара сейчас?

Гном подошёл к Неле и подхватил под руку.

- Древняя история, - ответила та, удивлённая тем, что нашёлся тот, кто сможет её переговорить.

- Так это прямо над нами на четвёртом этаже. Пошли, крошка, пошли. На занятия опаздывать нельзя, - увещевал Тиль, одновременно ведя Нелу к лестнице.

Что интересно, обращение гнома «крошка» к девушке на полголовы его выше не показалось смешным. Эви решила, скорее всего, потому, что Тиль Грон, несмотря на свою говорливость, выглядел сильным, взрослым и надёжным. Особенно рядом с неопытной первокурсницей.

Магистр Стоун появился за пять минут до начала пары. Эви показалось, Седерик удивился закрытому кабинету. Он даже толкнул дверь, прежде чем приставить ключ. Пропустив студентов, организованно вошедших и спокойно, без суеты рассевшихся по местам, Магистр пригласил войти Эви. Даже, придерживая под локоток, провёл к месту за низкой кафедрой, под пристальными взглядами двенадцати пар глаз. Многообещающими такими взглядами.

Эви, усевшись, огляделась и даже умилилась. Её подопечные сидели ровненько и выглядели внимательными, сосредоточенными, готовыми воспринимать новые знания. Красота же. Прямо, как в её мечтах о первоклашках. Не хватало лишь наивно распахнутых глаз, но в данном случае это, скорее, явилось бы недостатком. Лучшие боевые маги наивными быть ну никак не должны.

Магистр Седерик Стоун начитывал новую тему уверенно и интересно. Эви даже удивилась про себя, что такой самовлюблённый мужчина оказался профессионалом в своём деле. Смущала лишь лёгкая нервозность в его движениях, речи. Воспроизводя схемы на доске, Магистр обязательно медлил перед тем, как разрешить их перерисовывать, словно чего-то ждал. Студенты внимательно слушали и старательно перерисовывали схемы в тетради.

Во время перерыва Седерик подошёл к Эви и, улыбаясь, сказал:

- Я очень рад, что вы согласились присутствовать на моём занятии, - и добавил с лёгкой толикой кокетства: - Надеюсь, вам не было скучно?

- Ну что вы, разумеется - нет, - поддержала игру Эви. Почему бы и не сказать человеку то, что ему хочется услышать. Тем более, ей действительно было интересно.

Магистр Стоун повернувшись к притихшей группе, произнёс:

- Идите, отдохните, - и вновь вернулся к беседе с Эви, рассказывая о нововведениях в Университете в этом году.

- Что Магистр сказал? - поинтересовались Лисы, уже практически дошедшие до двери, у Тисса.

- Сказал, чтобы уши не грели, - невозмутимо ответил староста.

Лисы развернулись и отправились на своё место.

За весь перерыв из кабинета никто не вышел, все внимательно изучали схемы в тетрадях.

Вторая часть занятия прошла так же хорошо, как и первая. По окончании пары Эви пригласил к себе декан Росс. Они обсудили расписание занятий. Эви поделилась ближайшими планами - воспользоваться помощью подопечных, чтобы сделать занятия более яркими, наглядными и запоминающимися. Декан одобрил. Он даже пообещал подготовить для Эви на кафедре учебный кабинет, пояснив:

- Раньше такой необходимости не было. Вы первый Магистр расоведения, так вдумчиво и серьёзно отнёсшийся к преподаванию данного предмета в этих стенах. Так что, готовьте список необходимого, оснастим кабинет. Будут студенты сюда на ваш предмет приходить, а не вы по всему Университету бегать.

Эви, в принципе была и не против «побегать», но личный кабинет - это просто замечательно.

Остался доволен Магистр Росс и похвалой в сторону племянницы.

За всем этим мимо внимания куратора прошёл факт возвращения её подопечными соседней группе временно изъятых учебников по теории магии.

На обед Эви отправилась вместе с деканом. Мигель и Олаф шли немного приотстав. Если декан Росс и заметил сопровождение своего нового Магистра, комментировать это не стал.

И ещё одно событие прошло мимо внимания Эви, но коснулось её напрямую. На совещание у ректора, обязательное и проводимое каждую среду, Эви опоздала. Сначала задержалась в комнате, где внимательно прочла письма и даже написала и отправила ответы. И всё равно успела бы, но Мигель, отвоевавший право проводить её до кабинета начальства в одиночку, завлёк в одну из удобных ниш в переходе. Казалось, что там - пара поцелуев, а тоже время.

Эви опоздала, а вот Магистр Стоун явился вовремя. Он произнёс перед коллегами целую речь, не в силах сдержать возмущения:

- Это что-то невероятное! Я намеренно пригласил Магистра Дейэль посетить моё занятие у Монстров. Она неопытна и доверчива, я решил, пусть сама увидит истинное лицо своих подопечных! И что в итоге? - Седерик сделал драматическую паузу и продолжил: - Эти хитрые бестии рядом с куратором ведут себя как паиньки. Дверь в кабинет не взломали, явились всем составом, с учебниками, с тетрадями. Впервые за эти годы я держал в руках их журнал. Во время занятия не переговаривались, своими делами не занимались, туда-сюда не ходили. И представляете, когда я намеренно допустил погрешность в схеме, Зануда Тисс слова не сказал! Но ничего, я выведу их на чистую воду!

Присутствующие на совещании Магистры, внимательно выслушали коллегу, вот только выводы сделали не совсем те, на которые тот рассчитывал.

Ничего не подозревающую Эви, появившуюся в дверях, коллеги встретили радостным оживлением и буквально завалили предложениями посетить их занятия. Причём от остальных не отставали Магистры, ведущие боевую магию и физическую подготовку. Сухонький старичок историк не выдержал и поинтересовался:

- Коллеги, а вам-то это зачем? На ваших занятиях и так с, - тут старичок оглянулся на Эви, и не рискнул при ней назвать её подопечных Монстрами, найдя более приемлемое определение: - ну, сами понимаете с кем, проблем не бывает.

- Давненько у меня рекордов никто не ставил, - хохотнул физкультурник. - А перед таким куратором грех не покрасоваться. В результате: парням впечатление произвести, мне новые рекорды получить.

- Аналогично, - согласился боевик, - у нас тут выездные совместные учения на носу, не помешает улучшить подготовку. Магистр Дейэль, - шагнул он к Эви. - У меня на полигоне новейшие мишени для стрельбы из лука. Не хотите опробовать?

- Ишь, какой хитрый, в очередь, молодой человек, в очередь! - строго произнесла почтенная преподавательница стихийной магии.

Кот Илчи, уставший ждать свою любимицу, соскочил с диванчика, протолкался через Магистров, наступая на ноги лапами с выпущенными когтями. С душераздирающим «Мяу» кот подпрыгнул и завис в воздухе, махая крыльями, возле лица Эви. Та выловила милого котика и прижала к груди. Ректору тоже надоело ждать, и он заявил:

- Пока вы не разорвали Магистра Дейэль на сотню маленьких магистриков, предлагаю перейти к текущим вопросам. График посещения куратором группы пять экс их занятий составит секретарь. Рассаживайтесь, рассаживайтесь, у нас много работы...

Эви, сидя на облюбованном диванчике и наглаживая кота, смотрела, как перешептываются коллеги, и думала, что секретаря вскоре ожидает множество небольших подарочков. Ещё она подумала, как хорошо, что Лани составила ей такое необременительное расписание. Есть возможность посетить все занятия, куда её пригласили. Эви действительно было интересно, а уж возможность потренироваться в стрельбе! Тут Эви нахмурилась, вспомнив о необходимости пополнить запас стрел. Придётся выбраться в город в оружейную лавку. Не то, чтобы она боялась, тем более пойдёт с сопровождением. Но всё же на территории Университета Эви чувствовала себя в большей безопасности.

Глава пятнадцатая. Лук и стрелы



Обратный путь от кабинета ректора Эви и Мигель проделали куда быстрее. Удобная ниша в переходе оказалась занята целующейся парочкой, а других поводов задерживаться не было.

Перед входом в правое крыло обнаружились кастелян и Тисс со свитком в руках. Гоблин громко ругал каких-то нарушителей:

- Магии, говоришь, пришли учиться? Что-то, когда девчонок после отбоя пугали, об учёбе и не вспомнили. Значит так: берёте магическое ведро, макаете туда магическую тряпку, отжимаете и ручками так магически швыр-швыр всю лестницу! Через полчаса проверю. - Кастелян обернулся к Тиссу. - Ну что, галочки проставил, всё теперь устраивает?

- Пока всё, - кратко ответил эльф.

Тут кастелян заметил Эви и расплылся в улыбке.

- Светлого дня, красавица! Форму твою, да мантию вечерком подвезут. Я на себя смелость взял, тебе два варианта заказал и с юбкой, и с брюками.

- Ой, спасибо! - обрадованная Эви обняла засмущавшегося, но ужасно довольного гоблина.

- Не за что, обращайся, - кивнул он и неожиданно попросил: - Разреши-ка мне на денёк на той неделе старосту твоего забрать. У нас встреча с поставщиками, будем договора заключать. Пусть им там всё по пунктикам проверит.

- Если Тисс не против, - ответила слегка растерявшаяся Эви.

- Не против, - согласился эльф, в глазах которого мелькнуло что-то похожее на азарт.

«Каюк поставщикам», - подумала Эви и тут же спохватилась:

- А как же ректор, Магистры, у кого в этот день занятия?

Гоблин, пробормотав, что уж они-то точно против не будут, попрощался и направился к лестнице. Вскоре оттуда вновь донёсся его зычный голос:

- Кто так моет? Ты даже тряпку держишь, как хвост три дня назад подохшего дракона! Ну вот, уже лучше. К пятому этажу научишься.

Куратора своего после визита к ректору группа пять экс ждала в общем холле. И это уже превращалось в традицию. Эви скинула туфли, пошевелила уставшими пальцами ног, вызвав сдавленные вздохи, и не только у леопарда и вампира. Затем с ногами забралась в приготовленное для неё кресло и выложила последние новости. Узнав о предстоящих «открытых» уроках, подопечные Эви слегка задумались. Затем Тисс, сумевший вычленить главное, подытожил:

- График посещений наших занятий куратором у секретаря возьму.

Группа дружно кивнула. Эви, не обратив на это внимания, перешла к предстоящим учениям.

- Магистр боевой магии сказал, выездные учения вам не в новинку. Но на этот раз они будут только для старших курсов и совместные, участвуют помимо нашего Университета все столичные академии, где имеются боевые факультеты. Ожидается много турниров, соревнований. Дату начала объявят позднее. Эй, что-то вы не очень рады? Ну да, придётся расстаться на недельку. Клянусь, пока вас не будет, с территории Университета и носа не высовывать!

Однако клятва, данная Эви, никого не успокоила, боевые маги сидели, лихорадочно обдумывая неожиданную проблему. О том, чтобы оставить наставника без охраны, да ещё на такой длительный срок и речи не шло.

- Может, мне руку сломаем? - на полном серьёзе предложил Ласло. - И я с лапулей останусь.

- Ну-ну, а вампиру ногу, и в первый же день он оторвёт тебе хвост, а ты ему - крылья, - фыркнул Тиль и уже серьёзно добавил: - Забыл что ли о своей регенерации? За день срастётся.

- Никому ничего ломать не будем, - вмешался Олаф. - Я как командир подразделения на время учений и соревнований имею право пригласить одного-двух тренеров. Нам хватит одного, вернее одной. Завтра подготовлю официальный запрос для ректора.

Решение, принятое медведем, казалось простым и действенным, но и тут имелась небольшая проблема.

- Но мы же никогда не принимали участие в соревнованиях по стрельбе из лука, - озвучил эту проблему Тиль.

Но Олаф лишь усмехнулся.

- С этого года принимаем. Лучниками выставляем троих. Основные: Тисс, Адэйр, запасной - Нико.

- Почему, если лук, сразу эльфы? - задал риторический вопрос Тисс.

Нико пару раз выпустил и втянул когти и философски пожал плечами.

Неожиданно заговорил всегда предпочитающий отмалчиваться Адэйр, яркий представитель расы дроу.

Эви даже вспомнила характеристику от привратника гоблина: Призрачный ужас. Но гоблин и Лисов называл двойным кошмаром. Вот только она ни кошмара, ни ужаса пока не видела.

- Лук - не самый мой любимый вид оружия, - сообщил дроу, слегка поморщившись.

- Не обсуждается, - сказал Олаф. - Главное, умеешь, да и лук у тебя имеется. Несите с Тиссом оружие, наставник оценит. Может, новое придётся покупать. Чем раньше это сделаем, тем больше останется времени на пристрелку.

Пока Тисс и Адэйр ходили в свои комнаты, Эви сообщила, что ей тоже нужно пополнить запас стрел.

- У меня и вовсе лука нет, - вмешался Нико. - Хотя стреляю сносно. Отец учил, пока мамуля не видела. Она у меня уж слишком впечатлительная.

Олаф немного подумал, что-то прикидывая в голове, и, наконец сказал:

- Значит, завтра после занятий идём на центральный рынок в оружейные ряды. Наставника сопровождают эльфы, Нико и мы с Мигелем. Состав охраны усиливаю.

- А почему эльфы луки не в оружейной держат? - спросила Эви у Тиля.

- Да они, кажется, их и из чехла всю учёбу не вынимали, - ответил гном.

- Плохо, очень плохо, придётся навёрстывать, - произнесла Эви, внимательно наблюдая, как Тисс и Адэйр расчехляют оружие.

Её подопечные переглянулись. Предлог, под которым они намеревались взять с собой на учения куратора, был надуманным, а вот тренера, они, похоже, приобрели настоящего.

Эльфийский боевой лук дроу нареканий у Эви не вызвал, она забраковала лишь пару стрел. А вот на лук Тисса она смотрела чуть ли не минуту. Охотничий, изящный, изготовленный из серебристой ивы, с узорами, украшавшими плечи. Дорогая игрушка. Затем взяла в руки, проверила рукоять, попробовала натянуть тетиву и, неожиданно, рассмеялась. Тисс улыбнулся в ответ, понимая причину веселья. Остальные остались в недоумении.

- Мне кажется, или эти двое знают что-то, чего не знаем мы? - спросил Ганс у Тиля.

Ещё немного полюбовавшись искусным узором, Эви объяснила:

- Под видом лёгкого охотничьего лука здесь замаскировано боевое оружие, даже превосходящее по мощности наше с Адэйром. Не думала, что ещё есть Мастера, способные его изготовить. Вы наверняка слышали про Серебряных лучников, лучших разведчиков Владыки поры Междоусобных войн.

Удивлённые переглядывания показали - да, слышали. Но считали это легендами, красивыми сказками.

- Безобидный охотник, чем не лёгкая добыча? - принялся воодушевлённо рассказывать одну из них Тиль. - И вот он окружён, хрупкий эльф с нежным лицом на стройном тонконогом жеребце. Сужают круг разбойники, алчно оглядывая дорогую одежду и толстый кошель на поясе юноши, смеётся в предвкушении наживы предводитель. Но миг и всё меняется. Скидывает чужое обличье Серебряный лучник. И уже мощный воин с огненным луком восседает на огромном жеребце, словно сотканном из тьмы. Бегут в ужасе разбойники, но не уйти им от огненных стрел, от разящих копыт... - гном оглядел замерших слушателей и добавил: - Вот как-то так.

Все взгляды устремились на Эви. Ведь почему Тисс знал о существовании подобного оружия, понятно... Эви правильно поняла возникший интерес и вновь пояснила:

- Брат всегда показывает мне и родителям найденные сокровища. В одном из кладов имелся древний лук Серебряного лучника. Видимо, не все выходили победителями в стычках с разбойниками. Тетива оказалась повреждена, стрелы рассыпались в труху. Но Владыка Великого Леса высоко оценил находку. Хм, во всех смыслах высоко. На вознаграждение Таэрин купил мне мой Северный Ветер. Это имя моего лука, - слегка смутившись, призналась Эви.

- Непокорный, - кивнул на свой лук Адэйр.

Тисс легким касанием провёл по рукоятке и представил своё оружие:

- Свет Звезды, - и добавил: - Лучники говорят имя оружия лишь самым надёжным друзьям.

Лисы возмущённо переглянулись.

- А почему вы с Адэйром нам раньше не сказали? - спросил Томас.

- Вот-вот, - поддержал его брат.

- Никто не спрашивал, - ответил дроу. Он с невозмутимым видом откинулся на спинку кресла. Похоже, свою норму слов за этот день сказав.

Сын феи наоборот соскочил с места и заявил:

- А я свой лук назову...

- Стоп, стоп! - перебила Эви. - Плохая примета, нарекать заранее. Пусть имя придёт, когда возьмёшь оружие в руки и почувствуешь - это моё.

Эви заметила обращённые на неё восхищённые взгляды, немного удивилась. Неужели её подопечным не встречались девушки, способные понять, а то и разделить их отношение к оружию? Похоже, если и встречались, то не часто. И тут она вспомнила, что нужно рассказать ещё одну новость. И даже предположить не могла, как её группа среагирует. На лице, похоже, что-то отразилось, потому что Ласло обеспокоенно спросил:

- Что-то ещё, лапуля?

- Да, - Эви кивнула и, словно, бросаясь в холодную воду, выдохнула: - Наша группа готовит лабиринт для Ночи посвящения первокурсников.

На всех лицах появилось выражение совершенно искреннего недоумения. Первым отреагировал Тисс.

- В этом году слишком большой набор, и таким способом хотят сократить поголовье? - спросил он.

- Ой, как интересно! - звонкий голосок заставил группу пять экс вздрогнуть и подумать о том, как непозволительно они расслабились.

Глава шестнадцатая. Тренировка



Нела Росс, а это она сумела подойти незамеченной, продолжила:

- А можно с вами лабиринт готовить. Это же так интересно, ловушки, потайные ходы...

Тиль и Олаф переглянулись и воскликнули в один голос:

- Потайные ходы!

Тиль подскочил к первокурснице и, заявив:

- Ты молодец, Рыжуля! - громко чмокнул в щёку.

Олаф скомандовал:

- Нико, Тиль, Ганс, волки, за мной!

Медведь кинулся к лестнице, те, кого он назвал - за ним.

Нела посмотрела на такую же недоумевающую Эви и спросила:

- Куда это они? Побежали выкапывать потайные ходы?

- Закапывать, - усмехнулся Ласло и, заметив удивлённо поднятую бровь Эви, подтвердил: - Да, да, лапуля, ведь если мы тайком пробираемся с территории Университета и обратно, минуя привратника, то и кто-нибудь чужой сможет. Как это мы раньше не подумали.

- Здесь есть лазейки? - восхитилась Нела.

- Можно сказать: были, - хихикнул Тимер.

- Нам же этого не простят, - с каким-то благоговейным ужасом произнёс Томас. - Соседние группы, да что там, пол-университета.

- Если нам приходится жить по Уставу, все будут жить по Уставу, - сказал, как припечатал Тисс и потянулся за чехлом. Эви тут же забыла про лазейки.

- Тисс, Адэйр, луки не убирайте, несите в оружейную, сегодня после ужина сходим на полигон, проведём пристрелку. Думаю, на первый раз часа хватит, - распорядилась она. Эльфы обречённо переглянулись.

Затем Эви повела Нелу в свои покои, следом просочился вампир, закрыв дверь перед носом Ласло. Первокурсница при виде фолиантов издала восторженный вопль и долго не могла выбрать, какую из книг взять почитать первой. Эви и Мигель стояли рядом, взявшись за руки и переплетя пальцы. Наконец, Нела определилась, но уходить не спешила. Она сказала:

- Я так давно мечтаю увидеть вторую ипостась вампира...

Весь вид, даже веснушки на вздёрнутом носике, стал настолько просительным, что Мигель не устоял. Хотя, больше он всё-таки собирался доставить удовольствие своим обращением Эви.

Раскрылись за спиной большие чёрные крылья, удлинились клыки, заплясали огоньки в тёмных, как ночь глазах. Нела, налюбовавшись вдоволь и даже потрогав крыло, наконец, увидела, что эти двое ничего вокруг кроме друг друга не замечают.

Прижимая к груди драгоценную книгу, Нела на цыпочках вышла из покоев, в конце концов, об участии в подготовке лабиринта можно договориться и позднее. Ещё Нела решила после ужина побывать на полигоне с мишенями. Где он находится, неугомонная первокурсница уже знала. Она ещё во время вступительных экзаменов вытрясла с дяди ознакомительную экскурсию. Нела прокралась незамеченной мимо холла, где оставшиеся студенты экспериментальной группы о чём-то оживлённо спорили, склонившись над чертежом, мимо коменданта, ругавшегося на первом этаже с кастеляном. Прятаться было не нужно, но ведь так интереснее.

Ни Эви, ни Мигель не заметили, как ушла первокурсница. Они сделали шаг навстречу друг другу, второй, третий. И вот уже Эви оказалась в объятиях сильных рук и в надёжном коконе из крыльев. Она прижалась щекой к горячей, даже сквозь ткань формы груди, слушая биение сердца, учащенное, как и у неё. Чувство, что они только вдвоём во всём мире, окутывало, очаровывало, заставляло забыть обо всём. И было безжалостно сметено громкими голосами и смехом, донесшимся из коридора. Вернулась недостающая часть группы.

- Нужно выйти, - прошептала Эви.

- Нужно, - эхом отозвался Мигель, с неудовольствием размыкая объятия и принимая человеческий облик.

Они вышли из комнаты, встреченные удивлённым:

- А куда Рыжулю дели? - от Тиля.

- Зацепила она тебя? - усмехнулся Мигель.

Гном открыл рот, но впервые не нашёлся, что сказать. Похоже, он и сам ещё не понял.

До ужина Олаф успел подать заявки на тренера ректору и Магистру боевой магии Ллойду, с последним обговорил время тренировок. А Тисс и волки получили у кастеляна форму для оборотней и для куратора.

В столовой Эви, занявшая своё место, выслушала несколько комплиментов от Седерика. Магистр Стоун даже пригласил прогуляться после ужина, обещая провести экскурсию по территории. Эви отказалась, сославшись на занятость, ухаживания красавца Седерика начинали напрягать.

На полигон собрались всей группой. Вернее, сначала намеревались отправить куратора с эльфами, но после того, как Эви вышла, переодетая в специальный костюм лучника, резко передумали. Все.

Сама Эви ничего особенного в такой одежде не видела: плотные обтягивающие штаны, с кожаными защитными нашивками на коленях, мягкие сапожки, свободная серая рубаха, кожаный корсет со шнуровкой впереди, кожаные наручи и кожаный же ремешок, удерживающий собранные в высокий хвост волосы. Против присутствия всей группы на тренировке она не возражала, подумав, что эльфам лучше сразу привыкать к зрителям, без которых ни одно соревнование не обходится. Да и Нико не помешает пока просто присмотреться.

Пока они с Тиссом и Адэйром находились в оружейной, остальные спустились вниз. Когда лучники вышли из общежития, оборотни, проводили жеребьёвку по принципу детской игры: вода-огонь-дракон. К чему всё это, Эви поняла, когда выигравший Торвальд обернулся волком и лёг у её ног.

До полигона Эви ехала на серебристом волке, по бокам шли лучники, чуть сзади ровным строем остальные. Подобраться к Магистру Дейэль, не важно, с какими намерениями, шансов не было ни у кого.

Около мишеней уже ждали Нела Росс и Магистр Ллойд, не удержавший любопытства, и теперь вынужденный отвечать на нескончаемые вопросы первокурсницы. Остальные любопытствующие собрались поодаль.

Первым делом Эви осмотрела мишени и осталась довольна. Затем заняла исходную позицию, оценивая освещённость и направление ветра, потопала по дёрну под ногами. И только после этого достала лук. В полной тишине зазвенела тетива, засвистела в полёте стрела, со стуком вошёл острый наконечник в центр мишени. Вот тогда вокруг раздались восторженные выкрики и хлопки в ладоши. Эви поблагодарив зрителей коротким кивком, дала знак Тиссу и Адэйру занять исходные позиции. И вот тут началось. Она ходила от одного лучника к другому по много раз заставляя принимать нужное положение, под правильным углом отводить локоть, делать расчёт на ветер, с оптимальной силой натягивать тетиву. И, конечно же, стрелять и ещё раз стрелять, добиваясь кучности и точности.

Всю тренировку Эви не давала эльфам ни минуты передышки, а в конце и вовсе привела их в ужас заявлением:

- Ну, сегодня вполсилы разминались, с завтрашнего дня буду давать полноценную нагрузку.

Магистр боевой магии после этих слов отвернулся, пытаясь замаскировать смех кашлем.

Нико Верити, повернувшись к друзьям, проникновенно спросил:

- Никто не хочет побыть вместо меня запасным?

Олаф добродушно похлопал сына феи по плечу и пробасил:

- Да даже если бы и хотели, у нас, оборотней, все луки в руках ломаются.

Эви, поправлявшая колчан у пояса Адэйра, живо обернулась.

- Это просто вам неправильно оружие подобрали.

Только отсмеявшийся Магистр Ллойд вновь согнулся от хохота. К Эви подкрался Ласло и мурлыкнул:

- Лапуля, обратно я тебя везу, ну их, эти луки. Ох, что-то я не то сказал. В смысле, потом подберёшь. Поехали.

Миг и перед Эви оказался гибкий золотистый с чёрными пятнами леопард, даже в зверином обличье умудряющийся улыбаться.

После возвращения с тренировки Эви сразу отправилась в свою комнату. Искупалась, перечитала письмо отца, посмотрела на магическую книгу, порадовалась, не обнаружив на той мигающего сигнала, приготовила на завтра форму Магистра и мантию и легла спать в прекрасном настроении.

Её группа собралась в холле для подведения итогов дня. Говорили вполголоса, а Олаф и вовсе шёпотом. Никто ничего странного не заметил. Тиль, ещё раз поговоривший с дядей по амулету, выяснил, что случай с дилижансом отнесли к обычным непредвиденным обстоятельствам и проводить расследование не будут. Нико опросил обоих привратников, те ничего подозрительного не видели. Пообещали сообщить, если кто-то будет у ворот крутиться или что расспрашивать. Само собой, не бесплатно. Нико подогнал им по бутылке напитка фей, по крепости не уступавшего гномьему самогону. Олаф провёл инструктаж по предстоящей вылазке. Мигелю пришлось рассказать в подробностях о происшествии в дороге и о том, как добирались в столицу.

- Значит, говоришь, вас здесь подвезли экипажи из Гильдии перевозчиков? - переспросил Олаф и обратился к Гансу: - Ваш ювелирный дом, кажется, пользуется их услугами? - получив подтверждающий кивок, продолжил: - Узнай у возниц, развозивших в тот день пассажиров дилижанса, не расспрашивал ли у них кто об Эви.

Тисс достал график посещений куратором их занятий, выпрошенный у секретаря, и известил:

- Завтра первой парой у нас с наставником стихийная магия. Тетради я купил. Учебники на одно занятие пообещали дать стихийники. Кстати, кто идёт наглядным пособием?

- Я пойду, - шепнул Олаф. - Завтра у нашего медвежонка, в смысле, наставника, второй парой четвёртый курс, кстати, тоже стихийники. Они что-то последнее время часто берега путают, надо к порядку призвать.

После этих слов все разошлись по комнатам. Уснули до отбоя. Подобного с группой пять экс давненько не случалось.

Глава семнадцатая. Решение



Спала Эви крепко и без снов. Казалось, только закрыла глаза, и вот она - жуткая сирена общей побудки. «Ничего, к концу учебного года привыкну», - успокоила себя Эви, сладко потянувшись. В хорошее настроение привела и новая форма. Шёлковые кофта и брючки тёмно-вишнёвого цвета выгодно подчёркивали фигуру. Мантия из облегчённого бархата, напоминавшая плащ без рукавов или длинный жакет, удачно дополняла образ. Эви даже примерила берет, в комплект входящий, но по случаю тёплой погоды не обязательный.

Она покрутилась перед зеркалом, отразившим, нет, не Магистра, а студентку первокурсницу, надевшую пусть и идущий ей, но чужой наряд. Эви стянула берет, поправила причёску и, не удержавшись, показала язык вредному стеклу.

Раздалось звяканье магической почты. Если раньше письма жениха радовали, то последнее время, - после встречи с одним вампиром, насмешливо подсказал внутренний голос, - стали раздражать. Впервые удалось посмотреть на эти послания объективно и заметить то, на чем раньше внимание не заострялось. Георг ни разу не спросил, как её дела, был краток, отделывался общими фразами, но только пока дело не касалось его персоны. В этом последнем письме он сетовал на неудачную тему дипломной работы, заверяя: «Вся надежда только на тебя».

Эви почувствовала, обычно не свойственное ей злорадство. Подумала, а ведь она, оставшись дома, действительно сделала бы всё за жениха: отчёты, доклады, курсовые, диплом. Как делала раньше, все те полгода, что они встречались, откладывая собственную подготовку к выпускным экзаменам. А Георг бы принял это, как в порядке вещей.

Неожиданно Эви осознала одну очень важную вещь. Как бы ни сложились её отношения с Мигелем, женой сына Вестградского Герцога она не станет никогда. На душе сразу стало легко, и следующие несколько решений бывшая невеста приняла без раздумий. Во-первых, о расторжении помолвки она скажет Георгу только при личной встрече. Сообщать о подобном в письме Эви сочла, по меньшей мере, некрасивым поступком. Во-вторых, о своём новом назначении напишет перед приездом Георга с практики, и в этом же письме назначит встречу в столице. В-третьих, своё решение она подержит в тайне до того момента, как вернёт кольцо. Вряд ли, её осчастливленные данным известием родные, удержат язык за зубами.

К собственному удивлению Эви поняла, что разрывом помолвки обрадует многих. Её родителей и брата, без сомнений. Отца и мать Георга, принявших невесту без титула как неизбежное зло, неумело скрывавших досаду за притворными улыбками - однозначно. Сейчас она вообще не понимала, как согласилась на помолвку, словно помутнение какое-то нашло.

Эви спохватилась, глянув на часы, черкнула ни к чему не обязывающее пожелание светлого дня, отправила и, прихватив Магическую книгу куратора, вышла из покоев.

Подопечные ожидали её в полном составе, с тетрадями, учебниками, в руках старосты виднелся журнал.

- А как же ваша пробежка? - удивилась Эви.

- Уже вернулись, встали пораньше, - пояснил Тиль. - Сегодня же у нас первой парой стихийная магия, не хочется опаздывать.

- Прекрасно выглядишь, лапуля, то есть, наставник, - мурлыкнул Ласло.

Эви, помимо желания, улыбнулась и сказала:

- Ведите. Посмотрим, как вам стихии даются.

Почтенная дама, преподающая стихийную магию, выглядела счастливой и помолодевшей. Она с энтузиазмом читала лекцию, причём в два занятия умудрилась уместить большое количество материала. После пары Эви задержалась в кабинете.

- Ну, что скажете? - поинтересовалась продолжающая сиять Магистр.

- Потрясающе! - ответила Эви. - Но, извините, мне кажется многовато тем для одного раза.

- Ах, не извиняйтесь, милая, действительно много. Но когда ещё такой случай представится. Ведь как они слушали! Как слушали. Эви, вы же позволите себя так называть? Так вот, Эви, надеюсь, вы не откажетесь посетить моё занятие в пять экс группе ещё раз? Нам бы практику подтянуть.

- С удовольствием, - ответила Эви, ей понравилась эта Магистр, стремление её предать студентам как можно больше знаний.

Вот и сейчас почтенная дама обрадовалась, засуетилась:

- В вашем графике посещений, кажется, в конце следующего месяца пара свободных дней имелась. Побегу к секретарю, пока никто не занял! До встречи, милая.

Пока Эви общалась с приятной собеседницей, её группа решала очередную проблему. Собрались в коридорчике перед входом на кафедру стихийной магии.

- Больше учебники никто не даст, - известил остальных Тисс.

- Я же говорил, нам не простят разрушенных лазеек, - схватился за рыжую голову Томас.

Какое-то время подопечные Эви переглядывались, молча, пока, наконец, Олаф не сказал:

- Нам всё-таки придётся сделать это. - Медведь протянул руку и выловил бежавшего мимо студента, машинально отметил: бытовик, второй курс, и приказал: - Отведёшь нашу стаю в библиотеку. - Повернулся к одногруппникам: - На меня тоже учебники получите. А я медвежонка подожду. Я у неё сегодня - наглядное пособие.

Эви слегка удивилась, когда при выходе с кафедры увидела лишь Олафа. Она постаралась не показать, что отсутствие Мигеля немного расстроило, но медведь почувствовал и пояснил:

- У всех остальных неотложные дела.

Вдвоём они направились на пару по расоведению к четверокурсникам стихийникам. Занятие должно было состояться в малом лекционном зале в Центральной башне, неподалёку от кабинета ректора. В коридоре заметили секретаря с внушительной стопкой документов в руках. Эльфийка, поздоровавшись, поделилась новостью:

- Комиссия из Учёного Совета прибыла. Внеочередная. Документы посмотрят и по Университету пройдутся. Эви, а можно я к вам на тренировке присоединюсь? У меня и лук есть, - неожиданно попросила она.

- Конечно, это замечательно, - обрадовалась Эви.

- Мы все будем рады, - добавил Олаф.

По этой фразе Эви поняла, на полигон вновь отправится вся её группа.

Лани легко улыбнулась, что по градации эмоций светлых эльфов означало радостный смех, и скрылась в приёмной.

Около двери в малый лекционный зал Олаф придержал Эви за плечо и негромко сказал:

- Слишком тихо. Зайду первым, ты на два шага сзади.

То, что предосторожность не была излишней, стало понятно сразу. Что-то захватило ногу Олафа и потащило. «Воздушная петля», - поняла Эви, почувствовав сходный дар. Если бы она вошла первой, наверняка сбило бы с ног и проволокло по полу несколько метров. Медведь, крупный и в человечьем обличье, устоял. Эви перехватила воздушные потоки и дёрнула петлю на себя. Не ожидавшего подобной ответки студента, создавшего ловушку, выдернуло в проход между рядами. Эви не слишком удивилась, узнав парня, обижавшего Нелу.

- Ну, всё, ты попал, - зарычал Олаф и рванул к стихийнику. Остальные студенты замерли, боясь двинуться. Предвкушающие развлечение от злой шутки, они становились свидетелями расправы, не зная, ограничится ли оборотень зачинщиком, ведь о готовящейся пакости знали все. Эви тоже замерла, готовая в любой момент вмешаться и уберечь своего медведя от ошибки. Стихийник убегал шустро, но на втором круге около доски споткнулся и упал на спину. Олаф, обернувшийся медведем, прижал его к полу огромной лапой.

- Помогите! - захрипел пойманный студент.

- Что здесь происходит? - раздался от двери незнакомый женский голос.

Эви обернулась, увидела бледного ректора. Рядом стояли женщина и два мужчины, довольно важного вида. «Комиссия из Учёного Совета», - сообразила Эви и, не растерявшись, ответила:

- Проводим практическое занятие по расоведению. Тема: правила поведения с разъяренным оборотнем. Магистр Эвелин эла Дейэль, к вашим услугам.

- А почему ваш студент кричал и звал на помощь? - не унималась проверяющая.

- Дело в том, что студент... - начала Эви и слегка запнулась

- Данис Торн, - подсказал ректор, в глазах которого мелькнуло злорадное удовлетворение. Похоже, данного студента и он бы с удовольствием о пол приложил.

- Так вот, Данис Торн, - уже уверенно произнесла Эви, - продемонстрировал, как ни в коем случае нельзя себя вести, в случае преследования оборотнем вида медведь. Оптимальный вариант - притвориться мёртвым. Дело в том, что когда оборотень в ярости, начинают превалировать звериные инстинкты. Но лучше следовать первому, самому главному правилу: оборотней до подобного состояния не доводить.

- Студент, всё так, как говорит Магистр? - спросила дама из Учёного Совета.

- Так, - подтвердил стихийник, рассматривая выпущенные над его лицом огромные когти.

- Олаф, Данис, спасибо за демонстрацию, - произнесла Эви, незаметно толкая ногой своего медведя.

Тот понял, лапу убрал, но ипостась не сменил. Стихийник подскочил с пола и кинулся на своё место.

- Магистр Дейэль у нас новатор, использует прогрессивные методы обучения, - произнёс ректор и продолжил: - Пройдёмте на кафедру истории, думаю, вам будет интересно посетить наш музей.

Глава Университета широко распахнул дверь перед комиссией, а когда те вышли, на секунду задержался, показав кулак и студентам, и новатору-магистру.

Эви ласково провела по морде медведя, затем повернулась к притихшим студентам.

- Честно сказать, я не понимаю, какое удовольствие в том, чтобы кидать на пол и калечить хрупкую женщину. Но пусть остаётся на вашей совести. Продолжим занятие. Тема остаётся та, что я озвучила раньше. Первый ряд, вам - правила поведения при нападении оборотней волков, второй ряд - при нападении крупных оборотней семейства кошачьих, третий - все способы удержания оборотня от впадения в ярость. Десять минут на подготовку. Время пошло.

Она подошла к Олафу, лежащему у доски. Села на его спину, подбросив себя воздушной струёй, и принялась поглаживать белоснежный, всё ещё стоящий дыбом, мех. Так и оставалась до конца занятий. Эви выслушивала ответы, исправляла ошибки, задавала вопросы ледяным тоном, которому бы позавидовали светлые эльфы. А как только пара окончилась, взяла за руку принявшего человечий облик Олафа и вышла, даже не обернувшись в сторону попытавшегося извиниться старосты стихийников. Эта группа попросту перестала для неё существовать.

Глава восемнадцатая. Вылазка



Около кабинета ректора и в коридорах никого не было. Скорее всего, студенты и Магистры отправились в столовую, пришло время обеда. Но Эви вела Олафа в сторону общежития. Медведь после обращения в человека словно находился в каком-то оцепенении.

Магистр расоведения понимала, что произошло - такая реакция часто наступала после того, как звериная сущность пыталась победить человеческую. Как правило, оборотень укрощал зверя, но после наступал своеобразный «откат»: приглушались эмоции, окружающее воспринималось не чётко. Если не вывести из оцепенения в ближайшие полчаса, то придётся обращаться к целителям. Ну, и объяснять им причину. А это уже может означать неприятности для Олафа, кучу освидетельствований и проверок.

Потому Эви шла, перебирая в уме все известные способы. Пощёчина, оплеуха - да у неё просто рука не поднимется. Тут взгляд упал на нишу в переходе, мимо которой они проходили. «От меня не убудет», - решила Эви. Она затащила Олафа в нишу, припёрла к стенке, нагнула к себе и приникла в поцелуе.

Секунда, другая, третья... Губы оборотня оставались прохладными и безжизненными, руки свисали вдоль тела. Эви слегка прикусила нижнюю губу Олафа. И тут же оказалась в крепких объятиях. Её медведь ожил, отвечая с какой-то отчаянной страстью, перехватывая поцелуй, продляя до нехватки воздуха, до звёздочек в глазах. После умопомрачительного поцелуя они стояли, прижимаясь лбами и выравнивая дыхание.

- Я ведь чуть не разорвал этого... - голосом полным горечи произнёс Олаф.

- Ты справился, это главное. И всегда справишься. Забудь. Всё хорошо, - как можно увереннее произнесла Эви. Она верила в то, что говорила, но нужно было, чтобы поверил и Олаф.

Он выпрямился и, криво улыбаясь, сказал:

- Да я готов ещё парочку глупцов почти разорвать, если ты меня будешь спасать таким способом, медвежонок.

- О, уже шутишь, - обрадовалась Эви, затем схватила Олафа за руку и потащила к общежитию. - Сейчас примешь душ, контакт со своей стихией закрепит результат. Лучше бы в мой бассейн тебя, но нет времени наполнять.

Они бегом добрались до комнаты Олафа. Эви зашла внутрь, присела на стул, лицом к окну и, оглядев стоящую там внушительную стопку учебников, скомандовала:

- Бегом в душ. Я поворачиваться не буду. Дверь в умывальню не закрывай. Если плохо себя почувствуешь, зови.

Она принялась листать учебники, напряжённо прислушиваясь к происходящему за спиной. Олаф справился быстро.

- Я готов, - сообщил он.

Эви развернулась и порадовалась, оборотень выглядел, как обычно. Она встала и, призвав дар, просушила воздушными струями его белоснежные волосы, кожу на лице и шее. Олаф, даже застыл, от неожиданности.

- Оу, надо было предупредить, - пробормотала Эви.

Оборотень, судорожно вдохнув, выдал:

- Наставник, ещё разок так сделаешь, и мне, как и вампиру, станет всё равно, есть ли у тебя жених.

Эви рассмеялась, медведь непривычно много шутил, но это была нормальная реакция. Ей самой от облегчения, радости, что всё обошлось, хотелось совершить что-нибудь хулиганское.

- Надо поспешить в столовую, пока стая не начала поисковую операцию, - сказала она, выходя из комнаты.

Неподалёку от входа в левую башню Эви нагнал Магистр Стоун, он неприязненно глянул на приотставшего Олафа и произнёс:

- Эви, ваши подопечные вас обманывают. Примерно ведут себя лишь в вашем присутствии, и учебники отбирают на время у других студентов.

Возразить Эви не успела, сзади позвали:

- Магистр Дейэль!

К ним спешила высокая полная женщина. Эви раньше с ней не сталкивалась. Явно сотрудница Университета, о чём свидетельствовал герб на жилете, но не магистр. Женщина поздоровалась и представилась, оказавшись Главным Хранителем библиотеки.

- Магистр! Спешу выразить вам своё восхищение. Впервые познакомилась со студентами группы пять экс. Невероятно вежливые и внимательные молодые люди! Они получили не только учебники, но и дополнительную литературу. Поразительная тяга к знаниям. Пусть проявилась не сразу, но учиться никогда не поздно! Думаю, это ваша заслуга. Но, не буду задерживать, светлого дня вам, - и Главный Хранитель, несмотря на комплекцию, быстро направилась в сторону Центральной башни.

Эви, не сдержалась, подарив Седерику торжествующий взгляд. Но Магистр не смутился, а предложил:

- Эви, приглашаю вас прогуляться, здесь неподалёку Королевский парк. Там очень красиво.

- Извините, Седерик, сегодня у меня дела в городе, а все следующие дни будут заняты тренировками. Вы же слышали о предстоящих учениях?

- Жаль, очень жаль, что же, моё приглашение остаётся в силе. Надеюсь, когда-нибудь у вас появится время.

Так, беседуя, они вошли в столовую. Подопечные встретили Эви встревоженными взглядами. Мигель даже приподнялся, но она улыбнулась и помахала рукой. Олаф присел за столик к остальным. Прежде чем приступить к еде, коротко рассказал о случившемся, умолчав о своём спасении наставником. Взгляды слушателей стали мрачными и решительными. То, что для Эви группа стихийников перестала существовать, никак не гарантировало избавления обидчиков любимого куратора от «тёмной» в исполнении её подопечных.

- Сегодня ночью, сразу после отбоя, - высказал Тиль общее мнение. - Олаф, Мигель и Ласло не идут. Мы просто побьём, вы можете покалечить.

- Я тоже могу, - заявил Торвальд. Глаза оборотня сверкнули зелёным огнём. - Отдайте мне воздушника.

- Нет. Этого гада на себя возьмёт Адэйр. Он умеет делать очень больно, но без следов, - возразил гном. Тёмный эльф ухмыльнулся довольно зловеще. Тиль обратился к сыну феи: - Нико, ты вскроешь замки комнат.

Нико многозначительно выпустил и втянул когти.

- О предстоящей операции до отбоя больше ни слова, - предупредил Тисс.

- Правильно, лапуля ни о чём не должна узнать, - кивнул Ласло.

Заговорщики дождались, пока куратор завершит обед, затем все вместе отправились в общежитие. Половина группы переоделась перед предстоящей парой по боевой магии. Эльфов, Нико и Мигеля с Олафом Магистр Ллойд отпустил, как только узнал о предстоящей покупке лука и стрел. Он уже успел дать заявку на участие Университета в соревнованиях лучников и являлся лицом заинтересованным.

Студентам Устав предписывал и за пределами Университета носить форму, а вот Эви переоделась в новое платье и шляпку, всё же предстояла прогулка по столице. Обувь же предпочла удобную и проверенную. То, что не ошиблась в выборе, поняла, как только свернули с широкого проспекта в узкий переулок.

- Так путь сократим, - пояснил Тисс.

Если на проспекте все камни мощёной дороги оказались гладко отшлифованными и плотно притёртыми друг к другу, то, ступив на дорожку переулка, Эви почувствовала себя, как дома. В Вестграде тоже мостили улицы довольно крупными булыжниками, что, приносило экономию казне и неудобство горожанам.

Но даже на задворках столица оставалась столицей: аккуратные дома, ухоженные дворики, чистота и порядок. Пришлось свернуть ещё несколько раз в похожие переулки и пересечь широкую улицу, разрешённую для движения. На пешеходной части Эви заметила довольно много прохожих. На их компанию внимание обращали, но, в основном, молоденькие девушки. Хотя и достаточно взрослые дамы поглядывали благосклонно. Эви даже немного загордилась своими красавцами спутниками. Двигались они в определённом порядке. Первым - Олаф, следом Эви под ручку с Мигелем и Тиссом, немного позади Нико и Адэйр.

На рынок вошли с бокового входа. Звон металла, удары кузнечного молота, жужжание точильного камня поначалу оглушили Эви, но она быстро освоилась. В состав оружейных рядов всегда входили кузницы, и даже небольшие полигоны с мишенями. Олаф вёл уверенно, становилось понятно, группа пять экс в этом месте частые гости. Особенно если учесть постоянно раздающиеся приветствия оружейников. Один из них, высокий широкоплечий, с окладистой бородой, даже вышел из лавки, чтобы поздороваться лично. Он пожал руку студентам, кивнул головой Эви и внимательно посмотрел на Мигеля, несомненно, вычислив, кто тот по расе.

- Что-то вы сегодня мимо? - поинтересовался он, а узнав, что предстоит покупка лука, оживился: - Давайте, я вас к брату отведу. Ему вот, на днях новый товар завезли. Такого разнообразия нигде не найдёте.

Оружейник не обманул, товар его брата действительно оказался хорошего качества. Они с ходу приобрели запас стрел, а вот лук Нико выбирал долго. Эви ему активно помогала. Они спорили с таким азартом, что их можно было принять за молодожёнов, впервые совершающих совместные покупки.

Хозяин лавки, похожий на брата внешне, отличался улыбчивостью и любовью к шуткам. Обратив внимание на необычную девушку, он предложил Нико:

- Если твоя подружка сможет сделать меткий выстрел из первого попавшегося лука, я сделаю вам хорошую скидку.

- Легко, - ответила Эви, сверкнув глазами. Она, не глядя, протянула руку и взяла лук. Даже так умудрившись выбрать боевой.

Оружейник покачал головой, не поддерживая забавы брата, спросив:

- Неужто, сможешь?

Эви без слов взяла стрелу, натягивая тетиву. Хозяин лавки запустил вверх яблоко. Тут же Эви выстрелила. Стрела, пробив разлетевшийся на кусочки плод, вонзилась в видневшуюся неподалёку мишень. В центр мишени. Раздались восторженные выкрики, случайных свидетелей собралось не мало. Хозяин лавки, как ни странно, тоже остался доволен, не преминув гордо заявить окружающим:

- Из моих луков даже леди стреляют великолепно.

Тут раздался вопль Нико:

- Я нашёл!

Счастливый сын феи прижимал к груди боевой лук, на вид ничем не отличающийся от остальных. Пока рассчитывались за покупки, оружейник отвёл Олафа в сторону и что-то начал шептать на ухо.

Медведь заметно помрачнел, но спутники, обрадованные покупками и Мигель, не сводивший глаз с Эви, этого не заметили.

Глава девятнадцатая. Наёмники



Весь обратный путь Олаф проделал, молча, внимательнее, чем до этого, осматривая окрестности. Нико, занявший место Тисса рядом с Эви, всю дорогу описывал достоинства своего приобретения.

- Я придумал имя: Мечта феи! - воскликнул он

- Похоже на женское, - сказала Эви, качнув головой.

- Так оно и есть женское. Моя девочка, - ласково проговорил Нико, протянув руку и погладив плечо, висевшего за спиной лука.

Эльфы, шагающие сзади, переглянулись, но смеяться не стали. Каждый имеет право на небольшие странности.

На подходах к Университету Эви невольно замедлила шаг. Её спутники тоже остановились. Вместе с куратором они как заново увидели массивные, словно крепостные, стены, и возвышающиеся над ними башни. Над Центральной указывал направление ветра флюгер в виде золотого дракона.

Чуть ниже зачарованные часы, видимые в любой точке территории Университета, отсчитывали время. Раньше они издавали мелодичный звон каждый час. До того момента, пока одному поступившему сыну феи не помешали спать посторонние звуки. Лучшие часовые мастера, приглашённые ректором, не смогли исправить, устроенную Нико поломку. Глава Университета, в свою очередь, не смог доказать причастность сына феи. Похоже, ректор смирился и не стал менять часы на новые. Но, скорее всего, просто ждал, пока закончит обучение экспериментальная группа.

Эви вспомнила эту историю, рассказанную привратником гоблином, наблюдая, как секундная и минутная стрелка соединяются на цифре двенадцать.

- Ещё есть время до ужина, нам нужно кое-что обсудить, - произнёс Олаф.

Не обращая внимания на вопросительные взгляды друзей, он направился к воротам. Привратник с загадочным видом поманил к себе Нико, махнув остальным, мол, идите, нечего тут. Эви стало тревожно, она с большим облегчением смотрела, как закрываются ворота, отгораживая Университет от остального мира.

Нико догнал остальных на лестнице. Он тоже приберёг то, что узнал, до общего сбора в холле. Но, ни он, ни Олаф, не успели сказать даже слова. Навстречу вышел Ганс.

- Наконец-то! - воскликнул он. - Мы уже заждались.

Вскоре все расположились в составленных кругом креслах и слушали немного сбивчивый рассказ сына знаменитого ювелира.

- Если б не отец, в Гильдии Перевозчиков со мной и разговаривать бы не стали. Только после его настоятельной просьбы выдали номер нужного экипажа. У них репутация во главе всего. - Эви машинально кивнула, похоже, так и есть, не зря же в их случае Гильдия расщедрилась на прямой портал. Ганс, между тем, продолжал: - Так что, если кто и интересовался пассажирами, то действовал напрямую, через возниц. Так и произошло. Возница поначалу отпирался, пришлось применить кое какие методы, развязывающие язык. - Сын ювелира тонко усмехнулся, на миг повеяло опасностью, показывая уровень силы обычного, на вид, человека с примесью крови гномов. Мага земли. - Я его только припугнул, - улыбнулся Ганс Эви и продолжил: - Со слов возницы, интересовался девушкой с луком и вампиром мужчина в одежде купца. Я спросил, почему бы не купец? На что получил ответ, что наёмников видно под любой одеждой. Возницу не прельстило вознаграждение, он попросту испугался, но сказал наёмнику, что отвёз пассажиров в вампирское посольство, умолчав об Университете. На вопрос, почему? Ответил, цитирую дословно: девчонку жалко, а вампир отобьется.

Тисс достал из поясной сумки блокнот и самописец, без которых последнее время не ходил и скомандовал:

- Диктуй приметы наёмника. - И стал записывать, повторяя за Гансом: - Мужчина, человек. Молодой. Высокий, плечи широкие. Глаза светлые: то ли серые, то ли голубые. Волосы коротко стрижены, кажется, тёмные. Не густо. Особых примет нет? Нет, так и запишем.

- Получается, мальчишка страж прав, готовилось нападение, а варлы спугнули. Иначе откуда бы узнали про лук, про Мигеля? - сказала Эви. Она старалась не выдать зарождающуюся внутри панику, но, видимо не получилось.

Мигель придвинул своё кресло вплотную и приобнял Эви за плечи. Ласло, обернувшись леопардом, устроился у её ног, уместив голову на коленях. Эви машинально запустила руки в золотистый мех, перебирая, поглаживая. Несколько мгновений все её подопечные не могли оторвать глаз от тонких, обманчиво хрупких девичьих пальцев. Привело всех в чувства тихое, словно успокаивающее мурлыканье большого кота.

Олаф не смог удержать вздоха, перед тем, как сказал свою новость, ему явно не хотелось огорчать Эви ещё больше.

- Да, наёмники там были и даже видели битву с варлами. В оружейных рядах на днях болтался подозрительный тип. Мастер Дик сказал бывший воин или наёмник, стражи поисковики себя по-другому ведут. Вроде как приценивался к оружию, и, между делом, выпытывал, не покупала ли стрелы для эльфийского боевого лука девушка, молоденькая, бойкая, небольшого роста. Ещё уточнил, что сопровождать её может вампир. Мастер не сразу понял, что речь о нас. Пока медвежонок, в смысле, наставник, не выстрелила.

Тисс навострил уши, потребовав:

- Давай описание внешности, что-то совпадает? - Олаф отрицательно поводил головой. Эльф так же, как и в первый раз повторял вслух, прежде чем записать. - Человек, среднего роста, худощавый, юркий. Цвет волос и глаз не рассмотрели, был в шляпе. Плохо. Дальше. Особые приметы? Дёргается верхняя губа, заикается. Хоть что-то.

Тиль почесал затылок, взлохматив волосы, и произнёс то, о чём подумали все:

- Вы были в форме, думаю, наёмники быстро вычислят связь с Университетом.

- Уже вычислили, - озвучил свою новость Нико. - Незадолго до нашего возвращения у ворот крутился бродяжка подозрительного вида.

- Ну, бродяжки все подозрительные, особенно для нашего привратника, - сказал Тиль, усмехнувшись.

- В том-то и дело, этот был уж слишком чистенький. Наш гоблин его шугнул, пригрозив стражей. Никаких примет, разве что, мужчина.

- Значит, их как минимум двое. Возможно трое, - произнёс эльф.

Олаф повернулся к Адэйру и попросил:

- Расскажи о Гильдии наёмников.

Тёмный эльф посмотрел на Эви и специально для неё пояснил:

- До Университета я два года служил в Призраках.

Призраки, организация подобная Гильдии наёмников, находилась в Темнолесье. Конкурентами Гильдии человеческого королевства они не являлись из-за высокой стоимости услуг. В народе прижилось и другое название Призраков - Гильдия наёмных убийц, правда, говорилось оно шёпотом и с оглядкой.

Тисс что-то черкнул в блокноте и попросил:

- Говори, что знаешь. Кто глава. Есть ли шанс выйти на заказчика.

Адэйр усмехнулся и ответил:

- Заказчиков не сдают. За репутацию дрожат не меньше перевозчиков. Нынешний Глава к власти пришёл сравнительно недавно. Особенности: не любит аристократов. Слабое место - семья. Ещё точнее, его дочь. В конце прошлого года был какой-то скандал, кажется, жениха нашла неподходящего. Скандал замяли, свадьбы не было, в качестве компенсация папаша выделил дочурке долю в Гильдии. Часть заказов принимает она.

Олаф обвёл глазами друзей и сказал:

- Наша задача на данный момент не выявить заказчика, а уберечь наставника. С этого дня даже по территории Университета сопровождение группами по двое, по трое, кабинеты перед занятиями проверять. - Он остановил взгляд на Эви. - Не бойся, медвежонок, мы тебя никому в обиду не дадим. А сейчас - все на ужин.

Ласло открыл подёрнутые дымкой глаза, последний раз мурлыкнул и одним движением встал, одновременно принимая человечью ипостась. Эви успокоилась. Она верила в свою стаю.

На вечернюю тренировку пришли уже две лучницы, вернее, две с половиной. Нела где-то раздобыла детский лук, заявив, что тоже будет учиться. В итоге Эви гоняла эльфов и Нико, а Лани, необычно выглядевшая в охотничьем костюме, обучала первокурсницу. Над Нелой с удовольствием подшучивали зрители, пока девушка не повернулась к насмешникам с натянутой тетивой. Стрелу она отпустила совершенно случайно. У детского лука и стрелы соответствующие, но при попадании синяки оставляют. Тиль, потирая левую сторону груди, произнёс:

- Ты ранила меня прямо в сердце, и теперь просто обязана выйти за меня замуж.

Нела же горько разрыдалась, приговаривая:

- Чтобы я... ещё хоть раз... никаких луков...

Она успокоилась лишь после того, как Эви рассказала о своём первом знакомстве с Таэрином. А растерявшийся гном попросил у Нелы прощения. Первокурсница обижалась и молчала. Долго молчала. Минут пять.

Спать Эви легла перед отбоем, но вертелась с боку на бок, поневоле прислушиваясь к окружающим звукам. Один раз показалось, открылась чья-то дверь, но Эви одёрнула себя, её мальчики вполне взрослые, может, у кого-то свидание. Она сделала ещё попытку уснуть, как пришла мысль, что брат подложил ей жирного такого дракона. И дело не в выслеживающих её наёмниках. Вмешательство Таэрина не позволило ей в положенное время и поэтапно пройти то, что проходят все девушки - первую влюблённость, первые свидания, первые поцелуи. Брат не дал набить шишек и совершить ошибок своей чрезмерной опекой. Возможно, именно поэтому она приняла первое же предложение о помолвке? Поэтому так трудно сейчас? Она влюблена в вампира, с первого взгляда, но ей приятны ухаживания Ласло, и она до сих пор не может прийти в себя после потрясающего поцелуя со своим медведем. Эви почувствовала, как к щекам приливает кровь, учащается дыхание. Она привстала, взбила подушку и вновь легла, уже не обращая внимания на осторожные шаги в коридоре, прошептала:

- Ну, братец любимый, спасибо, так спасибо.

Эви не знала, что именно в этот момент брат вспоминает о ней.

Глава двадцатая. Под покровом ночи



Проклятый дождь лил, не переставая. Таэрин эль Дейэль, тряхнул головой, откидывая прилипшую ко лбу мокрую прядь. Капюшон пришлось снять, мешал точно прицелиться. Дроу вновь натянул тетиву, придерживая стрелу, с привязанной к ней верёвкой. Это была уже третья попытка. Вот тут-то и вспомнилась сестра, уж она бы точно не промахнулась. Как там его девочка, прижилась ли в стае?

Сбоку раздалось хмыканье. Таэрин проигнорировал столь явное пренебрежение к своим способностям и выстрелил. На этот раз получилось - стрела крепко вошла в ствол дерева на вершине холма.

- Надо же, попал, - раздался хрипловатый женский голос.

И тут Таэрин не выдержал, развернулся к личному стражу, выделенному императором, и рявкнул:

- Светила бы лучше, не пришлось бы наугад стрелять.

Страж перекинула с одной руки на другую огненный шарик, пламя шипело под водяными струями и не гасло лишь потому, что являлось магическим.

С самого начала Таэрин был против женщины в охране. Но его убедили, заверив, что выделяют лучшую из лучших, сильного мага. Купился, как мальчишка. Уже к концу первого дня путешествия дроу заподозрил, что стражи подобным образом избавились на какое-то время от сослуживицы, обладающей злым языком и паршивым характером. Два других его стража не имели звания, магического дара и выполняли функции носильщиков, устроителей ночёвок, поваров.

Его личный страж обязана была сопровождать путешественника повсюду. Раньше ей делать подобного не доводилось, и она решительно не понимала, зачем ночью, под дождём, карабкаться по скользкому склону к каким-то развалинам. Таэрин же не счёл нужным объяснить. Его вёл зов. Там, наверху, среди древних камней находится указание дальнейшего пути. И идти нужно тогда, когда зов звучит.

«Лучше бы это была карта», - подумал Таэрин, берясь за верёвку. Страж тоже за неё ухватилась, страхуя его подъём. При помощи верёвки взобрались быстро и почти без проблем. Перемазанная в земле мокрая одежда не в счёт. Развалины вблизи оказались небольшим каменным храмом. Несколько каменных столбов удерживали покосившуюся крышу над разбитым алтарём.

Страж, видимо спасаясь от дождя, шагнула под крышу. Раздался шорох. Таэрин резко дёрнул женщину на себя. Они упали, откатившись вместе к склону и чуть не съехав обратно, к подножью холма. Почти сразу раздался гулкий стук, крыша рухнула, похоронив под собой остатки алтаря.

- Ловушка, - коротко пояснил Таэрин, поднимаясь сам и протягивая руку стражу, подозрительно молчаливой. Затем распорядился: - Твоё дело идти следом шаг в шаг и хорошо освещать, что скажу.

И снова молчаливый кивок. Дроу осторожно подошёл к развалинам и прислушался к себе. Что-то потянуло к столбу, откатившемуся от остальных. Он присел на корточки. Страж осветила основание каменной опоры. Стало видно, что столб полый. Таэрин запустил внутрь руку и вытащил небольшой сундук. Он засунул находку в вещмешок и скомандовал:

- Уходим, в лагере посмотрим.

Назад возвращались в тишине, если не считать стук струй по плащам и хлюпанья грязи под ногами. Около шатра Таэрина страж остановилась, но дроу протолкнул её внутрь. Они скинули плащи, и подошли к походному столику. Таэрин достал сундук, с помощью одной из отмычек вскрыл замок и откинул крышку. Даже тусклого света магических светильников в шатре хватило, чтобы заблестели золотые монеты и драгоценные камни в украшениях.

Но Таэрин в первую очередь ухватил кожаный свёрток, завязанный тоже кожаной тесьмой. Осторожно развернул и издал торжествующий крик: карта, хорошо сохранившаяся, с чёткими понятными ориентирами - чем не подарок за сегодняшние испытания.

- Ты действительно нашёл клад, настоящий клад! - сказала, наконец обретшая способность говорить женщина. - Прости, Дейэль, я не верила, что у тебя получится и... спасибо.

- Да не за что, напарник! - усмехнулся дроу, готовый в этот момент любить весь мир. - Можешь называть меня Рин.

- Я Ильма, - слегка помедлив, произнесла страж и впервые за всё время улыбнулась.

«А она ничего так, хорошенькая», - подумал Таэрин, окидывая взглядом ладную стройную фигурку.

- Значит так, Ильма, зови остальных, закатим маленькую пирушку. Имеем право. А уже завтра в путь, он у нас не ближний. Да, кстати, вы все как мои напарники тоже получите часть вознаграждения. Ты ещё здесь?

Ильма, накинув плащ, выскользнула из шатра. Таэрин же ещё раз полюбовался картой и вознёс краткую молитву Светлым Богам. Теперь он точно знал, куда идти дальше.

Много кому не спалось в эту ночь. В Арвине она выдалась тихой и звёздной. В общежитии Магического Университета охали и прикладывали примочки избитые четверокурсники стихийники. Возвращались в комнаты тихими призраками подопечные Эви. Ворочалась в своей кровати Нела, переживая неудачу на полигоне и прокручивая в голове шутливое предложение гнома. Облетал свои владения летучий кот, дразня сторожевых псов и пугая нарушителей. Не спали нарушители, уже пришедшие в себя после отмывания лестницы в башне и приступившие к новым проказам.

В небольшой комнатке постоялого двора на окраине столицы бодрствовали трое. Они пили эль из пузатого бочонка, закусывали острым сыром и самозабвенно ругали хозяйку, взявшую заказ, уже доставивший кучу проблем. Да ещё и разнос им устроившую - словно они виноваты, что варлы появились.

- Ч-что-то она в-выслужиться п-перед заказчиком с-старается, - высказал подвижный мужчина с бегающими глазами и подёргивающейся верхней губой.

- Упаси Боги, опять втюрилась, - всполошился второй, самый старший. Обладатель невзрачной, незапоминающейся внешности. - От прошлого жениха папашка еле отбил. Всю Гильдию трясло. Не нравится мне этот заказ. Кому обычная девка помешала? Да так, что ничего не жалеют: порталы разовые, амулеты связи, деньги на расходы. Помяните моё слово, как есть, аристократ заказ сделал.

- Девчонка заказанная ничего так, шустрая, как ящерка, - с некоторой толикой восхищения в голосе сказал третий. Молодой, широкоплечий, сероглазый. - А как стреляет! Жалко такую. Из вас кто верит, что заказчику надо лишь выкрасть и попугать?

Первый наёмник даже вскинулся от таких слов:

- Оп-пять за с-своё? Т-тебе не в н-наёмники идти н-надо было,  а в-в-в священники!

Старший аж хрюкнул, подавившись элем. Долго кашлял, а откашлявшись, прохрипел:

- Этого жулика в священники? Да он кости не бросит, чтоб не смухлевать.

Молодой ухмыльнулся и нагло заявил:

- Ты меня за руку не ловил. Не умеешь проигрывать, не берись играть.

Старший ничего не ответил на подначку. Он покрутил в руках деревянную кружку и со стуком поставил на стол.

- Лучше думайте, как к девке подобраться. В Университет не проберёшься, там защита новая, я такую не вскрывал. И ни одной лазейки.

Молодой вновь ухмыльнулся.

- Да и толку. Девчонка-то с боевиками ходит. Говорю же - шустрая. Пока не выманишь, хвоста драконьего достанешь, а не её.

Первый наёмник вскочил, побегал по комнате и заявил:

- Ж-жалко д-деньги тратить. Н-но п-придётся п-подкупать.

Старший встрепенулся, хлопнув напарника по плечу.

- Голова. Без помощи изнутри не обойтись. Нужно какого-нибудь студентика подловить. На долг чести подсадить, шулер у нас имеется.

- Ты опять за своё? - возмутился молодой. - Не мухлевал я, но, если надо, сыграю. А может, к Главе гильдии метнёмся, настучим на дочурку. Мол, с аристократами водится, заказы берёт странные.

Старший и этого напарника по плечу похлопал и произнёс:

- Глупый ты, змеюка дочка вывернется, а нам же достанется. Она вон как отцом крутит. И, слушай сюда, жалость свою, куда подальше засунь!

- П-по тавернам, г-где с-студенты надо п-походить, - сказал первый наёмник.

Старший оживился.

- Вот то - дело, посидеть, послушать, подпоить, ежели надо. Так глядишь, нужная рыбка сама на крючок и прыгнет.

Молодой подумал немного, словно решал: говорить - не говорить, но всё-таки сказал:

- Студенты на выходных будут начало года отмечать. Университетские в «Бешеном единороге» гуляют. Прошлый раз боевики там нашим наваляли. Может, красуля тоже там будет. Когда подопьют, легче девчонку умыкнуть. Хотя, если она с теми, что тот раз буянили, лучше сразу от заказа отказаться.

- Опять ты за своё, - прикрикнул старший, хлопнув ладонью по столу.  - Лишь бы не работать. Сходи лучше вниз за элем.

Молодой демонстративно скинул сапоги и улёгся на одну из узких скрипящих при каждом движении кроватей.

- Кто проиграл, тому и идти. Кстати, заказ денежный, почему мы должны в этой дыре торчать?

Оставшиеся двое наёмников переглянулись. Старший вздохнул и, направляясь к двери, произнёс:

- Значит, на выходных вы двое идёте в этот, как его, «Единорог». Я покараулю неподалёку. Завтра день на подготовку, вдруг дело выгорит сразу. Если нет, будем искать сообщника.

Больше к делу наёмники не возвращались, отдав должное выпивке и закуске, завалились спать. Ночь потихоньку отвоёвывала свои права.

Глава двадцать первая. Физическая подготовка



Утро радовало теплом и поднимавшимся солнцем. С минуты на минуту должны были начаться занятия. До спортивного полигона оставалось минут пять ходьбы, а Эви не могла остановить безудержный смех.

- Как, как, ты говоришь, название лучшей в столице таверны? - спросила она Ласло, утирая платочком выступившие слёзы.

- Бешеный единорог, - повторил леопард, честно говоря, не видевший ничего смешного.

А Эви вновь заливисто засмеялась. Она понимала, что это смех на грани истерики, реакция на избыток переживаний, но остановиться не могла. Хотя название действительно показалось смешным.

Первым сообразил, как быть, Олаф. Легко подхватив куратора на руки, скомандовал:

- За мной! Группа пять экс на занятия не опаздывает, - и побежал к полигону, где их ожидала пара по физической подготовке.

-  Это с каких пор мы не опаздываем? - спросил у бегущего рядом брата Тимер.

- С таких же, что и в соревнованиях лучников участвуем, - ответил вместо Томаса Нико.

Ещё немного посмеявшись, по инерции, Эви успокоилась, прижавшись к обтянутой форменной рубашкой груди. «А форма для занятий физкультуры мягче, чем обычная», - машинально отметила она и потёрлась щекой. Олаф сбился с шага и, сделав глубокий вдох-выдох, остановился. Они прибыли на место. Медведь осторожно поставил Эви на ноги рядом с Магистром по физической подготовке, с интересом за всем наблюдавшим, и вернулся к группе, выстроившейся по росту. Тисс сделал шаг вперёд и доложил:

- Группа пять экс к занятиям готова.

Магистр прошёлся вдоль шеренги, вернулся к Эви и сказал:

- Это хорошо, что вы куратора с рук не спускаете, лучше берегите, а то уведут, - и засмеялся своей грубоватой шутке, сам не подозревая, что попал не в бровь, а в глаз.

Отсмеявшись, Магистр отправил студентов на пробежку, а Эви провёл на подготовленное для неё место, на возвышении, с удобной скамьёй и навесом сверху.

- Отсюда отлично видно, - обрадовалась Эви.

- Места для судей, мы тут частенько соревнования устраиваем, - пояснил Магистр. - Чем больше достижений, рекордов, побед, тем выше рейтинг кафедры среди подобных в других учебных заведениях. Мы первые, во многом благодаря вашим Монстрам, извиняюсь, подопечным. Но что-то в последнее время они сбавили темп. Думаю, сегодня наверстают.

Магистр отправился вести занятия, а Эви присмотрелась к происходящему на полигоне и замерла, не в силах оторвать взгляд от великолепного зрелища. Двенадцать потрясающих мужчин. Невероятных. Лёгкость, с которой они преодолевали препятствия, потрясала. Каждый был хорош, сочетая разные способности. И, тем не менее, для каждой расы на первое место выходило что-то одно.

Оборотни - сила. Гномы и носители их крови - выносливость. Эльфы - ловкость. Вампиры - быстрота реакции. Феи и их дети - гибкость. Эви не раз и не два читала об этом, но теперь получила возможность увидеть воочию. И это был чистый восторг.

Не только Эви имела замечательный обзор. Подопечные тоже прекрасно видели судейские места. Их это устраивало, так как обеспечивало безопасность куратора. И ещё каждый выкладывался на полную, ради восторженного взгляда широко распахнутых глаз.

Магистр по физической подготовке оказался прав. В конце урока он отпустил группу в душ, домик, стоящий на краю спортивного полигона, сам же разговаривал с Эви. Он сиял.

- Три общих рекорда, пять личных. Замечательно, просто замечательно! Кстати, Эви, я через две недели успел в ваш график вписаться. Так что, ещё одно моё занятие посетите.

- Записаться ко мне стало трудно, почти как к ректору, - сказала Эви и улыбнулась.

- Ну что ты, девочка! Уж извини, что так по-простецки, - начал Магистр, отслеживая реакцию. Эви кивнула. Мужчина по возрасту годился в отцы, был ей симпатичен, если ему так проще, пусть обращается, как хочет. Тот продолжил: - К ректору попасть гораздо, гораздо проще.

На Магической книге, которую Эви постоянно носила с собой, замигал красный огонёк.

- Ну, вот видишь, - хохотнул Магистр.

«Срочно зайдите ко мне. Ректор» - гласила надпись на первой странице.

- Ну ладно, парни твои помылись, пойду. А то они просили за тобой приглядеть. Такое впечатление, боятся одну оставить. Хотя, что оборотни, что гномы жуткие собственники, хуже драконов. Ну, бывай! Пойду, рекорды зафиксирую, пока кристалл воспроизведения не разрядился, - сказал Магистр и быстро пошёл к основному зданию.

Эви же поспешила к подопечным. Она собиралась поинтересоваться, что они успели натворить, и, главное, когда? Но замерла, поневоле любуясь. Разгорячённые, с влажными волосами, в одежде, частично обтянувшей, словно вылепленные мышцы. И Эви не удержалась от шалости, призвав лёгкий прохладный ветерок. Олаф расплылся в улыбке, подставляя ветру лицо и зажмуривая глаза. Мигель, тоже сообразивший, в чём дело, перешёл в боевую ипостась, расправил крылья, позволяя ветру наполнять их как паруса. И только тогда до остальных дошло.

- Ух, ты, спасибо, наставник! - воскликнули непосредственные Лисы, подставляя под ветерок то один бок, то другой.

- Ой, забыла! Меня же у ректора ждут, - вспомнила Эви.

Все вместе они направились к Центральной башне и, тоже по традиции, бегом.

- Сегодня наглядные пособия не нужны, - прямо на бегу крикнула Эви. - Пара у второго курса целителей.

- Не обсуждается, тем более у целителей, - даже не напрягая голоса, ответил Олаф. - Проверим кабинет и будем ждать за дверью. Идут Лисы.

Факультет целителей при Магическом Университете числился. Но его студенты бывали в этих стенах редко. При поступлении, на некоторых теоретических лекциях и то только первые два курса, на торжественных собраниях и балах. Остальное время будущие целители обучались при лечебницах столицы. Даже общежитие имелось отдельное, тоже в городе. Ведь студенты этого факультета частенько дежурили по ночам. Будущие врачеватели отличались любовью к шуткам, порой очень своеобразным. Потому исключения для них группа пять экс делать не собиралась.

К ректору Эви вошла вместе с Тиссом, Мигель отправился на обжитый подоконник. Эви успела перекинуться парой слов с секретарём, а заходя в открытую для неё старостой дверь, поздоровалась, одновременно ловя в объятия кота.

Глава Университета сидел за столом. На креслах слева расположились Магистр стихийников и державшийся за бок староста четверокурсников этого же факультета. Эви с Тиссом заняли диванчик.

Магистр стихийной магии улыбнулась Эви и, предваряя возможный вопрос, сказала:

- Нет, нет, милая, это не я просила вас пригласить. Дело в том, что одна из моих групп пришла на занятия в ужасном, просто ужасном состоянии. Правда, приглашённый целитель сказал, серьёзных травм нет, ушибы. Вот я и обратилась к нашему уважаемому ректору. И узнала о непонятном происшествии на ваших занятиях у этой группы. Не можете просветить нас, что же произошло?

Эви улыбнулась в ответ, она прикинула, решила, что правда не должна навредить её подопечным, и ответила:

- Ничего особенного. Молодые люди захотели развлечься. Ведь это так увлекательно: сбитая воздушной петлёй новенькая Магистр, - при этом Эви пристально посмотрела на сжавшегося в кресле стихийника.

- Простите, я не успел остановить, - прошептал он.

- Данис Торн, - уверенно произнесла Магистр стихийников и обеспокоенно спросила: - Надеюсь, вы не пострадали, милая?

- По чистой случайности. Первым зашёл Олаф Ольсо, а его так просто с ног не собьёшь.

Магистр стихийников встала:

- Что же, ваши мальчики в своём праве. Мои... Наказать бы, но им и так, думаю, достаточно. А вот студенту Торну я выношу последнее предупреждение. При малейшем нарушении с его стороны буду настаивать на отчислении. Да, да, и не возражайте, - строго глянула она в сторону ректора и вышла, вместе со своим старостой.

- Да я, как бы, и не возражаю, - сказал ректор уже закрывшейся двери, обернулся к Эви и произнёс слабым голосом: - Вы тоже можете идти, Магистр Дейэль.

Магистру Дейэль дважды повторять было не нужно. Выйдя от ректора, она оставила произошедшее за спиной, даже не собираясь выговаривать своим подопечным. Ведь даже Магистр стихийников признала их правоту.

К целителям Эви отправилась в сопровождении Томаса и Тимера. В кабинет первыми вошли братья. И тут предосторожность оказалась не лишней. На кафедре преподавателя сидела большая серая крыса. Никто не успел глазом моргнуть, как Томас прыгнул к кафедре, уже в прыжке начиная оборачиваться лисом. Крыса пискнула и, единственное, что успела - спрыгнуть на пол. Тут-то её и прижали лисьи лапы. Рыжий хвост с белым кончиком нервно дёргался. Пасть начала приоткрываться по мере приближения к грызуну острой морды.

Одновременно прозвучали два вопля, одной из целительниц, сравнявшейся в цвете лица со своей светло зелёной формой:

- Отпусти!

И Эви:

- Не смей есть эту гадость!

Если соскочившую с места студентку Томас проигнорировал, то к куратору он повернулся с вопросительным видом: отпустить?

- Отпусти, - попросила Эви.

Спустя пару секунд, у кафедры стоял Томас в человечьем обличье, а незадачливая целительница наглаживала притворявшуюся мёртвой крысу.

- Это мой питомец, можно сказать, друг! - с обидой произнесла она.

- Друзьями не разбрасываются, - парировала Эви.

Тимер, оставшийся совершенно спокойным, довольно зловеще произнёс:

- Если обидите нашего куратора, с вами будет то же, что и с крысой. Понятно? Понятно. Магистр Дейэль, приступайте к занятию.

Лисы и не подумали выйти из кабинета, усаживаясь за столы.

Эви вспомнила свою группу во время занятий на спортивном полигоне, улыбнулась и произнесла:

- Наша тема сегодня: особенности физического развития разных рас в человеческой ипостаси. Сходство, различия, способность к адаптации. Прежде всего, я проведу предварительный письменный опрос.

Целители, даже хозяйка крысы, усадившая питомца в клетку, послушно достали чистые листы.

Глава двадцать вторая. Спокойный день



С целителями Эви нашла общий язык. Они оказались вполне нормальными и вскоре забрасывали Магистра интересующими их вопросами. Так что пара закончилась куда лучше, чем началась. Хозяйка крысы подошла извиниться, а Эви даже погладила её питомца, оказавшегося неожиданно ласковым.

Во время обеда за одним столиком с Магистром Стоуном и Магистром Россом, - как-то это место само собой закрепилось за Эви, - она узнала последние новости. Комиссия из Учёного Совета осталась довольна, Ночь посвящения в студенты состоится с воскресенья на понедельник, учения назначены через неделю, а ректор на три дня отбывает на какое-то семейное торжество.

- Лорд Теофаст всегда так делает, когда студенты отмечают начало учебного года, а новички проходят посвящение, - слегка понизив голос, по секрету, поделился Седерик.

Эви слегка покоробило некоторое подобострастие в голосе Магистра, когда он озвучивал титул ректора. Ведь Архимагистр заслуживал уважения вне зависимости от принадлежности к аристократии.

После обеда и короткого отдыха куратор отправилась на пару по истории Империи со своей группой. В большом холле перед входом на кафедру располагался музей, и Эви пропала. Она с восторгом разглядывала развешенное по стенам древнее оружие и старинные гобелены, расставленные на возвышениях предметы быта, первые, ещё допотопные амулеты, но особое внимание привлекли парящие в воздухе в защитных коконах древние свитки. Эви замерла перед одним из них, не веря своим глазам.

На раздавшееся покашливание, отмахнулась:

- Не мешай. Это же указ Арва Третьего о равенстве всех рас! И, кажется, подлинник. Он же считался утерянным!

- Это действительно подлинник. - Раздавшийся голос заставил вздрогнуть и повернуться. Магистр истории, сухонький старичок, довольно улыбнулся и продолжил: - Бесценный документ был найден одним из путешественников, таким же, как ваш брат, в прошлом году и передан в дар Университету. К слову сказать, Таэрин эль Дейэль пожертвовал нашему музею значительное количество экспонатов. А знаете, очаровательная Магистр, давайте, я устрою для вас и ваших подопечных полноценную экскурсию. Даже не жаль на это занятие потратить. Вы не против?

Разумеется, Эви не была против, как и её группа. Старичок историк всё же умудрился совместить знакомство с музеем со своим предметом. Он рассказывал не только об экспонатах, но и кратко о том периоде, к которому они относились: ключевые события, важные даты. Получилась не просто пара а, фактически, подготовка группы к предстоящему экзамену. Похоже, магистры извлекали из присутствия Эви на их занятиях максимум пользы.

День протекал спокойно и непривычно размеренно. Ближе к ужину к Эви забежали Нела, поменять книгу, и Лани, обсудить последние новости и немножко посплетничать. Они только присели в гостиной, как из коридора раздался вопль Ласло:

- Стая, сюда! - После того как все обитатели и гости правого крыла выскочили из комнат, леопард продолжил трагическим тоном: - «Бешеный единорог» отменяется.

Оказалось, Ласло бегал в таверну, застолбить места и уточнить есть ли там лёгкие напитки. Вышел хозяин и объявил, что для их группы вход в его заведение закрыт пожизненно.

- Не так мы много там и разгромили, - произнёс Вильям и надолго задумался, то усмехаясь, то хмыкая, похоже, вспоминал, что разгромили и как.

Лисы переглянулись и одинаково почесали рыжие макушки.

- И ведь ущерб сразу возместили, но хозяин таверны не комендант, не поспоришь, - со вздохом признал Ганс.

Глаза Эви подозрительно заблестели.

- Где, говорите, «Бешеный единорог» находится? - поинтересовалась она, поддёргивая рукава.

- Да ладно, медвежонок, успокойся. Пусть эта таверна ещё немного постоит целой, - с ласковым смешком пробасил Олаф. Оглядел собравшихся и предложил: - Давайте отметим начало учёбы и спасение Торвальда здесь, в общежитии.

Все притихли, обдумывая, и только тут заметили, что Нела и Лани шепчутся и негромко хихикают.

- И что вы там такое обсуждаете? - спросил Тиль. - Расскажите, мы тоже посмеёмся.

- Согласно легендам, оседлать единорога может лишь... - начала обычным тоном Лани, но не удержалась и продолжила, давясь смехом: - невинная... ха-ха... дева.

- Это обычного, - поддержала Нела, - а бешеного... - и, сделав паузу, продолжила тоном умудрённого старца: - Ну, какой единорог, такие и девственницы.

Эльфийка и первокурсница вновь захихикали.

- Теперь эти смешок поймали. - Ласло удивлённо пожал плечами.

Эви, тем временем, обежала холл, осмотрела кресла, что-то прикидывая в уме. За ней с интересом наблюдала вся группа и даже девушки прекратили веселиться. Наконец, Эви остановилась в центре и изрекла:

- В моей гостиной просторно. Перенести стол из кабинета, кресла отсюда, одну шторку вместо скатерти. Да, нормально поместимся.

- Мы же выпивку не сможем пронести! - взвыл Томас. - Лазейки-то зарыли.

Группа пять экс принялась лихорадочно обдумывать проблему и тут внимания попросила Лани.

- Мы можем помочь. Нас с Нелой не проверяют. Найдите сумки со встроенными амулетами, ну, теми, что уменьшают вес и расширяют пространство, подготовьте список. Но... - эльфийка сделала многозначительную паузу.

- Да приглашаем мы вас, приглашаем, - воскликнул Тиль и добавил: - Наставник, парни, кто за то, чтобы принять ещё двоих в нашу стаю? О, все за. Рыжуля, Лани, поздравляю. Кстати, Рыжуля, стой здесь, у меня для тебя подарок.

Тиль метнулся в свою комнату и появился с лёгким охотничьим луком и стрелами к нему.

- Это, чтобы наверняка тебя пристрелить? - мрачно поинтересовалась Нела.

- Нет, это в знак моего доверия к тебе, - сказал Тиль таким тоном, что все вокруг почувствовали себя немного лишними.

- Спасибо, - сказала Нела, скромно опустив глаза.

И лишь в покоях Эви, когда закрылась дверь, первокурсница счастливо засмеялась и исполнила совершенно невообразимый танец, размахивая подарком.

- Не самое лучшее применение, но хотя бы держит правильно, за рукоятку, - прокомментировала танец с луком Эви.

Эльфийка согласно покивала.

За ужином Магистр Росс попросил присмотреть за племянницей.

- Она всё равно от вас не отстанет, а мне обязательно нужно быть дома. Надеюсь, вас это не затруднит?

- Ну что вы, Нела замечательная девушка, конечно, присмотрю, - заверила Эви довольного похвалой любимице декана.

«Если кто-то присмотрит за тобой самой», - оживился долго не проявляющийся внутренний голос. Эви слегка передёрнула плечами. Да, имелась у неё одна слабость. Спиртное действовало на Эвелин элу Дейэль несколько неоднозначно.

Прервал мысли Эви Седерик, он тоже уезжал на выходные. Эта новость обрадовала, но она, чтобы не обижать коллегу даже сочувственно покивала, выслушивая его оправдания.

Тренировка на полигоне вновь собрала много зрителей. У Тисса, Адэйра и Нико появились свои поклонники, и, разумеется, поклонницы. Студенты делали ставки, какое место их любимчики займут в соревнованиях. Эви гоняла лучников, Нела осваивала охотничий лук с помощью Лани и Тиля.

Появился Магистр Ллойд, он с удовольствием понаблюдал за тренировкой. Подождал, пока Эви даст эльфам и Нико передышку, отозвал в сторонку и сообщил:

- Завтра и послезавтра я дежурный по Университету. Если что-то понадобится, моя комната номер пять, в общежитии для преподавателей.

Магистр явно хотел сказать что-то ещё, но передумал и, пожелав доброй ночи, отбыл.

А вот после тренировки время полетело быстрее пущенной стрелы. Пока обсудили, что и в каких количествах закупить, какую посуду приобрести, кто пойдёт с девушками за покупками, стемнело. От  обсуждений денежных вопросов трёх представительниц прекрасного пола дружно отстранили.

- Ну да, ну да, помню, вы у нас мальчики не бедные, - недовольно пробурчала Эви, уступая.

Решив перенести завтрашнюю вечернюю тренировку на утро, все дружно отправились провожать Лани и Нелу. Эльфийка во время учебного года жила в девичьем общежитии в левой башне.

- Совсем забыла, мне же, наверное, нужно за Илчи присмотреть, - вспомнила Эви о любимце ректора.

Эльфийка улыбнулась и ответила:

- Архимагистр уехал на юбилей мамы, а она, неизвестно почему, этого химеристого гада любит. Вот, взял с собой. И я забыла сказать хорошую новость. Дежурит Магистр Ллойд.

Подопечные Эви довольно закивали, а Нела с Эви недоумённо переглянулись.

- Магистр Ллойд, если остаётся, всегда отключает амулет-сирену общей побудки, - объяснил Тисс.

Нико признался:

- Мы несколько раз пытались выяснить, где этот амулет находится. Но где там, разве выследишь. Магистр - бывший императорский разведчик.

Провожали Нелу с Лани долго, почти до отбоя, обойдя почти всю территорию Университета. Эви с Мигелем даже несколько раз украдкой поцеловались, а вампир успел прошептать, как он соскучился. Им, действительно, в последнее время редко удавалось остаться вдвоём. Даже на прогулке пришлось приложить немало усилий, для пары минут уединения. Активно мешал Ласло, стараясь переключить всё внимание на себя. Он даже несколько раз обернулся леопардом, подставляя пушистые бока для ласки, и громко мурлыкая. Конечно, никто из девушек не удержался от того, чтобы погладить любвеобильного кота.

- Любую умырлыкает, - смеялась Эви, запуская руки в золотистый мех под пристальным ревнивым взглядом Мигеля, Олафа, да и, пожалуй, всей группы. Кроме Тиля что-то эмоционально рассказывающего своей первокурснице.

Глава двадцать третья. Вечеринка



Просыпаться без противного визга сирены оказалось очень приятно. Эви надела сразу костюм лучника и вышла к моменту, когда её подопечные, успевшие совершить пробежку и принять душ, собрались в коридоре. Все вместе направились в столовую, около которой их ожидали Нела и Лани. Эви, пользуясь отсутствием Магистров, пригласила подруг за удобный столик.

Покачавшему головой важному повару, заметившему непорядок, Магистр Дейэль отправила воздушный поцелуй. Мужчина усмехнулся и махнул рукой, мол, что с вами сделаешь.

На тренировке помимо их стаи никого не было. Разве что Магистр Ллойд пришёл на соседний участок полигона, отрабатывать удары мечом. Магистр рубил двуручником чучела, насаженные на шесты, рассекая с одного удара. Чучела оказались снабжены амулетом восстановления и срастались спустя некоторое время. Мужчина скинул рубашку, оставаясь обнажённым по пояс. Мышцы на бронзовой от загара спине и руках перекатывались при каждом движении. Зрелище захватывало, но больше всего заинтересовало женскую часть. То Эви, то эльфийка, то Нела бросали в сторону Магистра заинтересованные взгляды.

Такие взгляды не могли понравиться оборотням и гному, и уж тем более вампиру. Только эльфы и Нико тихо радовались, получив незапланированную передышку. Тиль не выдержал первым и сбежал от своей первокурсницы к друзьям. Немного пошептавшись, выход нашли. Все, кроме лучников, направились к Магистру. И вскоре обнажённые по пояс боевики, разбившись попарно, бились на учебных коротких мечах. Олафа взял в напарники сам Ллойд.

Эви, бросив эльфам и сыну феи:

- Вы тренируйтесь, тренируйтесь, - подошла к подругам, даже думать забывшим о луках.

Они стояли и любовались горой мышц, силой, ловкостью, ну и красотой, конечно, изредка вскрикивая, подбадривая, радуясь удачным ударам. В итоге проведённым временем остались довольны все, не считая лучников, которые были не просто довольны - счастливы.

Подготовку к вечеринке начали сразу по возвращению. Эви только и успела принять душ, надеть домашнее платье и закинуть скопившуюся грязную одежду в шкаф в купальне, снабжённый амулетами очищения.

Пока она освобождала саквояж для покупок, подопечные готовили место для вечеринки. В дверь спальни постучали, и Олаф с Мигелем втащили диванчик из гостиной. Устроили у стены напротив кровати. Затем оборотень направился к двери и встал, опираясь об косяк, лицом к гостиной. Он загораживал обзор остальным и, в то же время, Эви и Мигель находились вдвоём при открытой двери.

Вампир притянул Эви к себе, покрывая её лицо жадными поцелуями. Она с жаром отвечала. Вскоре от косяка донеслось покашливание. Мигель слегка отстранился, но рук не разжал. Олаф повернул голову. Эви, стоявшая к нему лицом, успела заметить мелькнувшую в глазах... Нет, не ревность, зависть, слегка приправленную горечью. «Да ну, не может быть, чтобы у него появились чувства ко мне после единственного, пусть и такого потрясающего поцелуя», - подумала она, но кровь к щекам прилила. И вновь оживился внутренний голос, убеждающий, что только такая ветреная особа, как она в объятиях одного мужчины может думать о другом. Возмущённая наглой клеветой, Эви шикнула на внутренний голос: «Мне и положено, я - Ветерок», затыкая его куда подальше. Она ловко вывернулась из рук Мигеля, улыбнулась повеселевшему Олафу и отправилась проводить ревизию в гостиной.

Вместе с Нелой и Лани закупать провизию и выпивку отправились, ожидаемо Тиль с другом и неожиданно с ними напросился Адэйр. «Так-так, - подумала Эви, - значит, мне не показалось и наш Призрак в сторону эльфийки поглядывает. Эх, братик, чую, упустишь ты такую девушку».

К вечеринке маги земли украсили гостиную цветами, огневики приготовили оригинальные светильники в виде легендарных фениксов. Стол ломился от изобилия. Преобладали мясные деликатесы. Их предпочитали даже собравшиеся эльфы. Постоянно проживающие на родине представители этих рас предпочитали овощные блюда, а вот отбывающие в другие земли легко привыкали к местной кухне. Ну, об оборотнях и говорить нечего - хищники.

Во главу стола усадили Эви и Торвальда, с другой стороны быстро сел Мигель, вновь опередив Ласло. Нела оказалась между Тилем и Томасом, Лани между Адэйром и Нико.

После первого тоста, за освобождение Торвальда, полярный волк вновь признался Эви в вечной дружбе и, осмелев, расцеловал в обе щеки. Напиток фей имел изумительный оттенок вкусов: лесная земляника и липовый цвет сочетались с горчинкой можжевельника и ещё неопознанной Эви какой-то пряности. Отдав должное закуске, произнесли второй тост - за начало учебного года, как-то быстро последовал третий - за любовь.

А дальше для Эвелин элы Дейэль настало утро. Перед тем, как открыть глаза, она попыталась восстановить события вечера и ночи, но в голове крутилось что-то яркое, красочное, фееричное, будоражащее кровь. Открыв же, порадовалась тому, что Нико прав и после напитка фей похмелья не отмечается. Она приподняла голову и осмотрелась. На койке рядом с ней заворочалась Нела. На диванчике напротив открыла и вновь закрыла глаза Лани.

Эви легко соскочила, обнаружив, что даже не переоделась ко сну, и распахнула окно. Она посмотрела на Центральную башню и замерла с открытым ртом. Всю башню увивали цветущие кусты роз, а направление ветра показывал не золотой дракон, а три расположенные на ровном расстоянии одна от другой стрелы.

Эви обернулась и спросила у подруг, уже сидящих и потирающих глаза:

- Эт-т-то что?

- Ты сказала, что флюгер это старомодно, и мы пошли на крышу, там ты первым делом сбила дракона, а потом запустила стрелы, - пояснила Нела.

- Четырёх выстрелов хватило, невероятная меткость, - подтвердила эльфийка.

- Ну, уж розы-то точно не моих рук дело, - уверенно произнесла Эви, а вот подруги переглянулись.

- Ты ничего не помнишь? - спросила Лани.

Эви покаянно помотала головой.

- Вот, - протянула Нела раньше не замеченную Эви статуэтку, изображавшую влюблённых. - Это приз за лучший магический поцелуй.

- И кто завоевал? Вы с Тилем? - Нела отрицательно качнула головой. - Ты с дроу? - Эви повернулась к Лани и, увидев пожатие плечами, предположила худшее: - Я??? Но с кем?

Эльфийка встала, обняла Эви за плечи, подвела к диванчику, усадила рядом и попросила Нелу:

- Расскажи ей по порядку.

Первокурсница села, свесив ноги с кровати и начала рассказ:

- Ну, мы гуляли, когда остальные студенты из города вернулись. И они устроили конкурс на лучший магический поцелуй. У тебя как куратора попросили разрешение на участие наших парней... - Нела перевела дыхание.

- А я? - спросила, не утерпела Эви.

- Ты подгребла к себе Мигеля, Олафа и Ласло, сказав, чтоб на этих даже не думали смотреть, а остальных могут взять, но лишь с их согласия, и после поцелуя вернуть всех в целости.

- С кем я целовалась?! - почти закричала Эви.

- В общем, пока Мигель и Ласло выясняли, кто из них участвует, а Олаф их разнимал, на место поцелуев тебя утащил Тисс.

- Кто? - спросила Эви и решила уточнить: - Наш хладнокровный светлый эльф?

Лани мечтательно улыбнулась и сказала:

- Это было так романтично, нежно, страстно, чувственно.

Эви нервно сглотнула, а Нела подхватила восхваления подруги:

- Поцелуй длился и длился. Башню начали оплетать кусты роз: красных, белых, розовых. А ветер нежно оглаживал листочки, заставляя трепетать. Это был не просто поцелуй мужчины и женщины, это был поцелуй магий. Магии земли и магии воздуха. Я подобного никогда раньше не видела.

- Тисс жив? - мрачно уточнила Эви.

- Вчера был, - ответила Лани.

Нела соскочила с кровати и подбежала к окну.

- И сегодня тоже! Вон, наши с пробежки возвращаются. Ой, они Тиссу на башню показывают, а он такой удивлённый.

Подруги кинулись смотреть, отодвигая Нелу. Вид эльфа с абсолютно круглыми глазами и пламенеющими острыми ушами, привёл Эви в хорошее расположение духа. Приятно сознавать, что не у тебя одной неоднозначные отношения с алкоголем.

Подруги кинулись в коридор, встречать парней и чуть не растянулись, споткнувшись о дремавших на пороге волков. Пробежка пробежкой, но оставлять куратора без охраны никто не собирался.

Первым делом Эви выловила Тисса и отвела в сторонку.

- Я тоже ничего не помню, - шепнула она в пламенеющее острое ухо.

Наградой стал полный облегчения взгляд эльфа, всегда приятно осознавать, ты такой не один.

- Может, повторим? Восстановим картину, - предложил Тисс.

- Нас прибьют, - предостерегла Эви.

Эльф оценил направленные на него полыхающие яростью взгляды чёрных, зелёных и синих глаз, и нежно улыбнулся Эви, замершей от подобного проявления эмоций.

- Тебя не тронут, а вот мне пощады не будет. Но, знаешь, я готов рискнуть, - сказал он.

- Я не готова тобой рискнуть, - твёрдо ответила Эви. - Где я ещё такого старосту найду?

Тисс громко заразительно расхохотался, откинув назад голову и демонстрируя белоснежные зубы с острыми клычками.

Тут уже вся группа впала в ступор. Первым опомнился Олаф.

- Надо же, столько лет вместе учимся, и первый раз вижу, чтобы наш Тисс смеялся. Медвежонок, ты волшебница.

Волшебница обвела всех вопросительным взглядом и спросила:

- А что ещё я делала прошлой ночью?

- Ты придумала, как подготовить лабиринт для Ночи посвящения, - ответила Нела и с гордостью, вогнавшей Эви в дрожь, добавила: - И мы это сделали!

Глава двадцать четвёртая. Посвящение в студенты



После сообщения о подготовке лабиринта Эви пришла в себя быстро. В конце концов, вряд ли она придумала что-нибудь опасное или вредящее здоровью первокурсников. Она до сих пор помнила собственное посвящение и вряд ли решила повторить те испытания.

Хотя, тогда больше не повезло старшекурсникам, выскакивающим в темноте и пугающим робких новичков. Эви же обладала крепкими нервами - спасибо брату, быстротой реакции и достаточной силой в руках - спасибо увлечению. В итоге, к концу испытания несколько парней, его проводящих, обзавелись фингалами. Один из пострадавших настолько впечатлился, что тут же предложил Эви встречаться. И уже на следующий день щеголял фингалом и под вторым глазом - это уже постарался Таэрин.

Выныривая из воспоминаний, Эви почувствовала, что-то не так. Подопечные и подруги, молча, переглядывались.

- Рассказывайте, - попросила она, тяжко вздыхая, готовясь выслушивать об остальных своих «подвигах».

- Ты сказала нам всем по секрету, что собираешься расторгнуть помолвку, но сделаешь это при личной встрече с женихом, - сказал Мигель и спросил: - Это правда?

Эви посмотрела в полные надежды чёрные глаза своего вампира, обежала взглядом затаивших дыхание друзей. Да уж, умеет она хранить тайны, ничего не скажешь.

- Да, - просто ответила, легко улыбнулась, услышав слаженный вдох, и продолжила: - Благодаря знакомству с вами со всеми, я поняла, что совершила ошибку. Но, слава Светлым Богам, ещё не поздно её исправить.

- За это стоит выпить? - предложил Тисс, вызвав смешки у большинства сокурсников и недовольное шипение у леопарда.

- Стоит, - поддержал Олаф и тут же добавил: - Старостам и кураторам не наливать.

Все дружно ввалились в гостиную. Эви сняла с оставшихся продуктов охлаждающее заклинание, немного удивившись: надо же, даже в не совсем вменяемом состоянии не забыла позаботиться о сохранности еды. Остальные достали бочонки с элем. Эви готова была поклясться, выпивки оставалось гораздо, гораздо больше, особенно эля. Не могли же они столько выпить. Или могли? Но тут же эти мысли были отметены, как несущественные.

За столом началось обсуждение предстоящей церемонии, ведь её тоже предстояло провести группе, готовящей испытания. Вспомнив о своём торжественном шествии, решили кое-что взять оттуда. Не оставили вниманием и мастерство Эви, её магический дар, стихии остальных. Застопорились на двух пунктах.

Во-первых, торжественная речь. При её составлении, то и дело звучал хохот. Стоило кому-то одному произнести полное пафоса начало фразы, как тут же следовало продолжение от другого - нелепое, смешное или не очень приличное. И только когда скулы начало сводить от непрерывного смеха, составили нечто более-менее подходящее.

Во-вторых, сигнал о начале испытаний. Традиционно он подавался охотничьим горном, но Эви предложила более интересный вариант. Однако для его осуществления требовалась помощь Магистра Ллойда. Лисы и Нико, прихватив чудом уцелевший бочонок, отправились на переговоры.

Пока ждали парламентёров, привели в прежний вид гостиную Эви и перебрались в холл, где продолжили обсуждение, обговаривая детали. Братья и сын феи вернулись быстро. Нико ответил на вопросительные взгляды:

- Магистр сказал, хоть мы и редкие наглецы, но идея хорошая, а эль так вообще отменного качества. Так что - он поможет. А теперь можно и отдохнуть!

Высказав последнюю часть фразы, Нико направился в сторону комнаты, но был выловлен за рукав куратором.

- Куда? - грозно поинтересовалась Эви у сына феи, уже мысленно обнимавшего подушку. - А тренировка? У нас соревнование через неделю. Быстро бери лук. Тисс, Адэйр, к вам это тоже относится, - и после тройного вздоха добавила, стараясь придать голосу больше торжественности: - Вперёд, мои непобедимые воины!

- Речь репетирует, - с умилением сказал Олаф.

Первокурсники, ради которых всё затевалось, не находили места от волнения.  Страшилки более опытных студентов о случаях на посвящениях, по большей мере выдуманные, приводили в трепет. И каждый рассказчик считал долгом добавить многозначительно в конце:

- И это нам обычные старшекурсники готовили, а ведь у вас - Монстры.

При этом некоторые делали скорбное лицо и закатывали глаза.

Нечего и говорить, что новички, при встрече с группой пять экс и их легендарным куратором, избавившим леса Империи от варлов, замирали со смесью опасения и восторга.

Ужинать Эви и её подопечным пришлось под перекрестьем вопросительных, предвкушающих, таивших страх и прочих взглядов. Все ожидали объявления или знака к началу испытаний, но тщетно.

Первокурсники потихоньку начинали недоумевать. Кое-кто с разочарованием подумал, что Монстры попросту не посчитали нужным что-то готовить. Большинство напряжённо прислушивались, выжидая. Но, несмотря на готовность, дикая сирена общей побудки стала полной неожиданностью, заставив подпрыгнуть на месте, замереть и только после броситься бежать к таинственному лабиринту.

Неподалёку от места испытаний собирались зрители, практически весь Университет. Первокурсников встречали герои легенд. Отважная лучница, стоящая на огромном белом медведе, девы охотницы, восседавшие на волках, вампир в боевой ипостаси, перекрывающий вход в лабиринт распахнутыми чёрными крыльями. Лучник на леопарде с древком с гербом Университета, человек и гном на лисах с флагами и два эльфа тёмный и светлый в боевых доспехах.

Сирена, неожиданно смолкла, стало так тихо, что многим показалось, они оглохли. И в этой тишине раздался звонкий голос лучницы, усиленный артефактами:

- Могущественные маги и великие магини! Сегодня перед нами те, кто не убоялся ползти по извилистой тропе заклинаний, продираться сквозь тернии знаний, подчинять огонь и воду, воздух и землю. Так пусть же они докажут, что достойны влиться в наши ряды. Пусть самые смелые и отважные пройдут лабиринт испытаний. Да будет так!

Лучница, натянула тетиву и пустила стрелу в зависший над головами огненный шар. Стрела разбила его, выпустив на волю огненных фениксов, закруживших над лабиринтом, то освещая, то погружая во тьму его извилистые ходы. Одновременно густые кусты, в рост человека, создающие стены, обзавелись угрожающими шипами, не позволяющими выбраться через них наружу. Так что попавшим оставалось лишь одно - пройти лабиринт до конца. Крылья вампира наполнились воздухом подобно парусам, он отлетел в сторону, открывая доступ к испытанию.

Первокурсники топтались перед входом, переглядывались и никак не могли решиться. Неожиданно одна из дев охотниц с воплем:

- Бытовики, за мной! - влетела в лабиринт прямо верхом на волке.

Бытовой факультет никогда не считающийся самым престижным получил возможность хоть в чём-то стать первым. Сначала вслед старосте кинулась её группа, затем остальные. Из лабиринта донеслись крики, визг и смех. То тут, то там, над кустами взвивались воздушные и водные вихри. Подтянулись пристыжённые боевики и стихийники, и даже осторожные целители. Но эльфы строго следили за тем, чтобы не образовалось столпотворение.

Остальные подопечные Эви и она сама отправились встречать прошедших испытание. Предстоял завершающий этап: поставить штамп с гербом Университета на лоб посвящённых и отправить окунуться в фонтан пред Центральной башней. Лани заранее запаслась чернилами. Первыми вышли Нела и Вильям уже в человечьем обличье. Они обнимались и посмеивались. Тиль ревниво извлёк свою первокурсницу из лап волка и шлёпнул ей на лоб штамп.

Остальные появились позже и в гораздо более потрёпанном виде. Эви смотрела на мокрых грязных, но счастливых студентов, пьяных в хлам, и понимала, она не ошиблась. Бочонков с элем осталось действительно много.

Нела, Лани и Лисы с воодушевлением шлёпали штампы на покорно подставляемые лбы. Маги воды: Олаф, Торвальд и Нико отправились к фонтану, обстреливать водными снарядами не решающихся ступить под его холодные струи посвящённых. А Эви, наконец, узнала, как проходило испытание - рассказал Вильям. Сначала проходящий лабиринт спотыкался о выскакивающие из земли корни, летел в лужу и воздушным вихрем закидывался в тупик. В тупике стоял бочонок и кружка, когда испытуемый догадывался отпить эля, то открывался проход на новый уровень. И так до самого выхода.

- Вот только не говори, что фокус с элем моя задумка, - взмолилась Эви.

- Хорошо, не скажу, - покорно согласился королевский волк и совершенно не солидно, по-мальчишески, хихикнул.

Последними из лабиринта выползли нарушители порядка. Те самые, что успели за первую неделю познакомиться с лестницами всех трёх башен. Один из них поднял голову и мечтательно произнёс:

- Сколько там ещё выпивки осталось! - пытаясь указать непослушной рукой на лабиринт.

Его слова послужили сигналом. Зрители внезапно решили стать участниками. Эта Ночь посвящения первокурсников обещала надолго запомниться всем. Её апофеозом стала забывчивость Магистра Ллойда, не перенастроившего сирену побудки.

В итоге весь Университет проспал утро понедельника.

Вернувшийся ректор, с опаской заходил в стены родного учебного заведения. Он махнул рукой, встрепенувшемуся, было, привратнику, мол, спи дальше. Осмотрел обвитую розами башню, новый флюгер, чернильную воду в фонтане. Послушал тишину. И, с большим облегчением вздохнув, погладил восседавшего на его плече кота.

Глава двадцать пятая. Генеральная уборка



Три дня без сирены общей побудки - мечта. Во всяком случае, для Эви. А вот её подопечные встречали утро недовольным ворчанием, проспали обязательную пробежку. Куратор этого и не заметила, прокручивала в голове предстоящие сегодня занятия. В выходные с предварительной подготовкой не сложилось.

Эви так задумалась, что споткнулась о край ковра и едва не упала. Спасибо, Мигель удержал, приземлилась лишь на одно колено. И на секунду так застыла, рассматривая мусор на мраморном полу и чем-то испачканный край ковра. Поднявшись, заявила смотревшим на неё с тревогой - вдруг ушиблась - подопечным:

- Сегодня после всех пар проводим генеральную уборку. - Она подошла к комнате с инвентарём, открыла и, задумчиво оглядывая содержимое, пробормотала: - Ммм, как же делается немагическая уборка? Что там кастелян нарушителям говорил: берём ведро с водой, макаем туда тряпку и швырк-швырк... Кажется, что-то пропустила. А, не беда, справимся!

Эви решительно захлопнула дверь кладовки и, дойдя до лестницы, запрыгала по ступенькам. На выразительные говорящие, да что там, кричащие, взгляды своей стаи она старательно не обращала внимания. Брат и не такие рожи корчил, когда мама просила навести порядок в его комнате.

Первую пару она проводила в своей группе. Недолго думая, Эви раздала рекомендованный Советом Учёных материал, по которому предстояло провести зачёт. Причём каждому попали в руки листы, касающийся его расы. Она предупредила, что кое с чем категорически не согласна, и попросила подопечных подчеркнуть то, с чем не согласны они.

- Поработайте моими экспертами, - попросила она, улыбаясь. - А на основе внесённых мной и вами поправок я разработаю учебные материалы для остальных пятикурсников.

Всё первое занятие раздавались возмущённые реплики, смешки, хмыканье. Периодически кто-нибудь не выдерживал и восклицал что-нибудь типа:

- Это кто агрессивная раса? Р-р-р, так бы и покусал!

- Что за поклёп, можно подумать, все гномы жадные! Эй, а ну верни на место мой самописец!

- Враньё! Нет у меня никаких крыльев!

- И почему, как эльфы, так речь сразу об ушах?

- Да не пьём мы кровь! Не пьём!

На втором занятии, Эви бегло просмотрела исчерканные листы и произнесла:

- Примерно, как я и думала. Значит так. Вопросы подготовлю по старым учебникам, учим по ним же. Не думаю, что представители Учёного Совета посетят рядовой зачёт. Ну, если что, буду импровизировать. Спасибо, вы мне очень помогли!

Последнее она произнесла с такой искренней благодарностью, что каждый из группы почувствовал себя почти героем.

На начертательной магии, которую вёл Магистр Росс, Эви не могла налюбоваться своими подопечными: внимательные, серьёзные, все чертежи старательно копируют, вопросы задают по существу. Не то, чтобы она сильно разбиралась в этом предмете. Декан сам так сказал, когда Тиссу отвечал. Эви ещё раз убедилась - её группу здесь не оценили по достоинству: ни к исследовательским проектам не привлекали, ни к участию в научных поединках между высшими заведениями, ни к подготовке докладов для университетских мероприятий. Что же, она как куратор больше подобного не допустит. Да, в физической подготовке её мальчикам нет равных, но ведь спорт - это не вся студенческая жизнь.

В столовой ожидал сюрприз: праздничный обед и поздравления от ректора. Архимагистр вид имел довольный, шутил, смеялся, а в конце поздравления произнёс фразу, заставившую Эви приоткрыть рот от удивления. А сказал ректор следующее:

- Я счастлив, что в этом году вы провели Ночь посвящения тихо, спокойно, практически, по-семейному.

Похоже, чувства Эви отразились на лице. Седерик откровенно ей любовался, а Магистр Росс объяснил:

- Обычно в такие праздники студентов тянет за пределы Университета, и на следующий день Архимагистра осаждают горожане с жалобами на шум на улицах, с требованием возместить ущерб и прочее, прочее. Часть студентов приходится забирать у стражей из временников. Сегодня же благословенная тишина. Похоже, вчера всем было интересно именно здесь, вот и не потянуло на подвиги. Кстати, Магистр Дейэль, потрясающая меткость.

Эви залилась краской под взглядами двух коллег. Декан смотрел по-отечески добродушно, Седерик слегка снисходительно. Пожалуй, его выражение лица переводилось так: красивой женщине можно и простить милые чудачества.

По выходу из столовой Эви поджидала ещё одна неожиданность. Вернее, поджидал.

- Магистр Дейэль, можно с вами поговорить, - раздался смутно знакомый голос откуда-то справа.

Повернув голову, она увидела четверокурсника стихийника. «Данис Торн, кажется», - всплыло в голове.

Стоящие рядом Торвальд и Мигель моментально подобрались и оскалились. Быстро подошли остальные. Эви остановила готовых кинуться на её обидчика подопечных жестом и сказала:

- Я поговорю, - сделала несколько шагов навстречу и спросила: - Что вам, студент Торн?

- Магистр, пожалуйста, простите. Мне... я... хотел привлечь ваше внимание, - затем как-то отчаянно крикнул: - Вы мне нравитесь, Эви! - и кинулся прочь прямиком через кусты куда-то в сторону гостевого домика.

- Убью! - рыкнул Олаф, рванувшись следом, но Эви успела повиснуть на своём медведе, тоже почти рыкнув:

- Стоять!

Олаф остановился, но грудь его ходила ходуном, ноздри раздувались, глаза потемнели от сдерживаемой ярости.

Воспользовавшись тем, что они отдалились от остальных, Эви шепнула Олафу:

- Давай я тебя как-нибудь просто поцелую, не будем доводить до спасения.

Гнев во взгляде медведя сменился заинтересованностью.

- Стихийник точно смертник, - с явной усмешкой в голосе произнёс Тиль.

- Интересно, этот Данис Торн, он головой не ударялся? - пробормотала для себя Эви, и неожиданно получила ответ.

- Да не сильно я его башкой об стену приложил, - произнёс Адэйр и, встретив взгляд куратора, добавил: - Случайно получилось, раз пять.

Дроу мило улыбнулся - ну это Эви знала, что мило, а со стороны смотрелось угрожающим оскалом.

- Тогда понятно, - облегчённо вздохнула она. - Пойдёмте, у меня дополнительная пара у целителей.

- Не у тех, что крысу подкидывали? - спросил Томас, вроде как равнодушно, но Эви заметила огонёк интереса в хитрых лисьих глазах. Похоже, кое-кто запал на целительницу.

- Да, у тех, - ответила она и добавила, старательно удерживая улыбку: - Охранниками идут Лисы.

Братья вновь зашли в учебную комнату первыми. На этот раз целители обошлись без сюрпризов, а оборотни без превращений. Томас открыл по просьбе куратора окно, в помещении было душно. Сам Лис устроился так, чтобы видеть хозяйку крысы, благоразумно оставившую питомца дома.

- Сегодня, по вашей просьбе, мы проведём занятие: особенности деторождения у разных рас, - Эви оглядела студентов. Они действительно попросили у ректора, чтобы Магистр Дейэль провела дополнительные занятия. Эви, разумеется, согласилась. И вот теперь она рассказывала, а будущие целители внимательно слушали. -  Тема достаточно обширна, ведь, как вам, надеюсь, известно, все обитающие в нашем Западном полушарии расы совместимы. Начнём, пожалуй, с внутрирасовых союзов. Вспомним некоторые термины, известные вам ещё со школы. Итак: плодовитость - способность к воспроизведению потомства. На первое место по этому показателю, как бы это ни казалось странным, выходят люди. То, что в человеческих семьях по одному, два, реже - три ребёнка, скорее, вопрос желания, а не возможностей. На последнем месте - вампиры. Но и тут случаются исключения. У правителя Южного княжества пять сыновей, это своеобразный рекорд.

Первый час пары пролетел незаметно. Перед тем, как объявить перерыв, Эви предупредила, что второе занятие будет посвящено межрасовым союзам и попросила составить все возможные комбинации, например, отец - оборотень, мать - человек, и наоборот.  Она заметила, как к отрытому окну подлетает её старый знакомец, пошире распахнула створку и приняла в объятия кота химеру. Тот сразу громко замурлыкал, соскучился. Эви выглянула наружу и замерла, заметив около ворот кое-что очень интересное. Немного понаблюдав, она вернулась к занятию. Попутно отметила: Томас и девчонка целительница, похоже, нашли общий язык.

Вторая часть пары тоже прошла быстро. В конце занятия забежала Лани, забрала кота, сказав:

- Так и думала, что он тебя найдёт!

В общежитие Эви возвращалась в приподнятом настроении. Томас тоже, а вот Тимер украдкой зевал, размеренное течение занятий привело оборотня в полусонное состояние. Стая ждала перед входом в правое крыло. Парни с засученными рукавами рубашек, возвращали в кладовку инвентарь. Всё вокруг просто сверкало чистотой.

- Немагическая уборка группой пять экс проведена, - отчитался Тисс, под довольные кивки остальных.

И Эви бы поверила, обязательно поверила, если бы часом ранее не увидела, как Тисс и Ганс рассчитываются у ворот с феями в форме Гильдии чистильщиков.

Она не стала расстраивать подопечных тем, что их хитрость раскрыта, честно говоря, ей тоже не особо хотелось проводить уборку вручную. «Избаловала нас магия и разные амулеты», - подумала Эви, нисколько этим фактом не тяготясь.  Неожиданно ей в голову пришла интересная мысль.

- Это замечательно, что у нас появилось свободное время! Быстренько приводите себя в порядок. Мы успеваем на конференцию по истории. Помните, Магистр приглашал. Кажется, по древним амулетам. А то столько интересного, а наша группа нигде не участвует. Ничего, я это быстро исправлю!

Группа пять экс обречённо переглянулась.

Глава двадцать шестая. Дела научные и около



Появление Эви и её подопечных на исторической конференции произвело фурор. Прибившаяся к ним на полпути Нела потихоньку хихикала, наблюдая за чуть не свалившимся с кафедры старичком Магистром, за сидевшими полукругом, ошалевшими от неожиданного пополнения участниками.

Эви мельком окинув взглядом зал, подумала, не приди они, и от конференции было бы лишь название. Уж слишком мало студентов решило её посетить: четверо бытовиков, пара стихийников и, тут Эви даже моргнула, не привиделось ли, три боевика первокурсника — хронические нарушители порядка. Мелькнула практичная мысль: на следующую уборку попросить у кастеляна этих троих, им ведь без разницы, где тряпкой махать. В том, что эти студенты к тому времени заслужат наказание Эви не сомневалась. Интересовало другое, как сюда-то они попали? Неужели увлекаются историей? Словно отвечая на невысказанные вопросы, отмер заводила из этой троицы.

— О, Монстры! А вы что такого натворили, что всей группой к историку на отработку загремели? — радостно поинтересовался он.

— Попрошу проявить должное уважение, молодой человек, — строго произнесла Эви, — и к Магистру Томри, — лёгкий кивок историку, — и к нам всем. Мы пришли, поскольку интересуемся, — тут Эви быстро прочла написанную на доске тему, — амулетами и артефактами периода заката Архетонской Империи.

Тут пришёл в чувства историк и засуетился:

— Вы рассаживайтесь, рассаживайтесь.

Нарушитель, толкнув в бок одного приятеля, затем другого, ломающимся баском произнёс:

— Слыхали? Сама Вестградская лучница со мной заговорила!

«Похоже, мальчишка — земляк, нужно будет к нему получше приглядеться», — подумала Эви, услышав своё давнее прозвище.

Магистр Томри, приобретя столько внимательных слушателей, преобразился. Он брал со стола около кафедры заранее заготовленные амулеты, с любовью рассказывая о каждом. Историк очень сожалел, что в рабочем состоянии их сохранилось очень мало.

— Я продемонстрирую вам один весьма занятный экспонат, но после того, как прослушаем доклады. Прошу, — историк кивнул жутко смущающейся студентке стихийнице.

«Кажется, маг воды», — подумала Эви. Стихии она определяла не с такой точностью, как расы.

Студенка что-то невнятно бормотала себе под нос. Эви изо всех сил старалась не зевнуть, её подопечные тоже. А вот нарушители подобным тактом не отличались. С их стороны то и дело слышались смачные зевки и скрип стульев. Заводила даже умудрился всхрапнуть, но быстро проснулся от толчка в бок от сидящей рядом второй стихийницы. Будь на месте отчаянной девчонки парень, драки бы не избежать, здесь же нарушитель погрозил пальцем, возвестив чуть не на весь зал:

— Воин деву не обидит.

Эви не удержалась и шёпотом произнесла продолжение популярной в Вестграде поговорки:

— Воин деву соблазнит.

Почему-то её шёпот расслышали куда лучше доклада. По залу прокатилась волна смешков. Бойкая стихийница сверкнула глазами. «А вот это точно огневик», — вычислила Эви. Девушка, когда подошла её очередь, и доклад свой изложила громко, чётко, не теряясь. Завершал выступления третьекурсник бытовик. Материал он подобрал интересный, но выслушивать монотонный рассказ, даже в говоре светлых эльфов эмоций имелось больше, оказалось сложно. Все заметно оживились, когда студент свой доклад завершил.

Магистр Томри достал откуда-то из под кафедры и водрузил на демонстрационный стол продолговатый предмет, завернутый в бархат. Он извлёк из ткани нечто, напоминавшее шкатулку, инкрустированную полудрагоценными камнями.

— Вот, полюбуйтесь на прадедушку современных сундучков для приёма магической почты. Известно, в древности, когда у подобных артефактов кончался магический заряд, их использовали в качестве обычной шкатулки. Думаю, и здесь внутри находятся письма. К великому сожалению, не удалось подобрать отпирающее заклинание. Но мы работаем над этим.

Лицо старичка историка на мгновение стало печальным. Ему очень хотелось узнать, что же внутри.

— Можно посмотреть? — неожиданно попросил Нико.

— Несомненно, — согласился Магистр, добавив негромко: — Тут такая защита, вряд ли что навредит.

Сын феи вышел к столу и словно преобразился, лицо озарилось сиянием, глаза замерцали зеленовато-синим цветом, когти удлинили тонкие аристократические пальцы. Повеяло чем-то древним, опасным и невероятно притягательным. Все, даже повидавший многое на своём веку историк, даже неугомонные нарушители, замерли, стараясь не шевелиться.

Нико ощупывал шкатулку лёгкими прикосновениями, словно ласкал, неожиданно улыбка появилась на его губах. Сын феи нажал на несколько камней и запустил острый коготь в образовавшуюся щель. Что-то щёлкнуло, звякнуло, и крышка откинулась. Нико с почтением передал шкатулку остолбеневшему Магистру Томри. Старичок историк подрагивающими руками сдвинул в сторону украшения: ожерелья, кольца и достал один из нескольких свитков. Присутствующие встали с мест, чтобы лучше видеть.

Магистр развернул письмо и принялся читать:

— Возлюбленный, свет души моей, мой король! Припадаю к ногам твоим, покрываю поцелуями руки твои… — историк замолчал, дальше пробегая глазами текст, молча. Дойдя до конца, взял второй свиток, затем третий. И лишь после этого произнёс: — Невероятно. Это переписка короля Арва Третьего с фавориткой Герцогиней Конти. Надо же, как бывает, мы тут и теоретиков магии привлекли и видных учёных, чтобы открыть шкатулку, а нужен был, оказывается, лишь искусный взломщик. Нико Верити, примите личную благодарность. Вам и всей вашей группе засчитываю сдачу экзаменов за этот и следующий семестр. Остальным присутствующим — ближайший зачёт, вам троим, — Магистр повернулся к нарушителям, — помимо этого засчитана отработка до конца недели. Все свободны, а я пойду, порадую Архимагистра.

Историк подхватился и выскочил из зала.

— Ой, а наш ректор ведь Герцог Конти, это что, получается, письма какой-то его пра-прабабушки? — спросила Нела.

— Похоже на то, — кивнула Эви.

— Нико! — закричал довольный нарушитель — С нас бочонок эля.

Приятели поддержали, и их можно было понять. Первая отработка, прошедшая настолько плодотворно.

Дружной толпой высыпали на улицу и столкнулись с кастеляном. Гоблин выслушал новости от нарушителей, удивлённо кивнул, помечая что-то в блокноте, и обратился к Эви:

— Милая моя Магистр, не забыла о своём обещании? Завтра жду вашего старосту. Поедем заключать договора. А сейчас подошли-ка своих красавцев на склад, получите шатры, складную мебель и всё прочее для учений. Кстати, тебе лично я заказал командорскую походную форму, не будешь же в мантии по полигонам бегать.

— Не понял, а зачем наставнику бегать? — удивился Ганс.

— Как зачем? Вас гонять? — ответил гоблин и, подмигнув Эви, двинулся к складу.

— Адэйр, волки, за мной! — скомандовал Тисс и последовал за кастеляном.

Воспользовавшись суматохой, Мигель утащил Эви в облюбованную беседку в небольшом парке за лабиринтом. Олаф слегка поворчал, но затем расставил свободных друзей по периметру парка, сам взял под наблюдение вход в беседку.

Густой кустарник вокруг, увитые плющом стены давали ощущение уединения. Вдоволь нацеловавшись, влюблённые ещё долго сидели. Эви привалилась спиной к своему вампиру, нежась в его сильных руках. Она почему-то не могла забыть первые строки найденного письма.

— Так красиво: свет души моей, — произнесла она.

— Ты — свет души моей, — тихо сказал Мигель. — Ты воздух, наполняющий мои крылья.

Он только потянулся к губам Эви, как резко отпрянул, обернувшись на раздавшееся сзади змеиное шипение.

— Ой, только не убивай! — воскликнула Эви, подхватывая на руки ректорского любимца.

Привлечённые тревожным возгласом, в проём беседки заглянули Торвальд, Ласло и Олаф. Они уставились на кота, правильно оценив ситуацию.

— Хочешь, я его сожру, — предложил Эви Торвальд.

Кот из рода карликовых химер уставился злым прищуренным взглядом на полярного волка.

— Смотри, этот уродец словно старается тебя запомнить, — хохотнул Ласло.

Кот перевёл взгляд на леопарда. Нехороший пристальный и действительно запоминающий взгляд.

Растолкав оборотней в беседку ввалилась запыхавшаяся Лани.

— Уф, еле нашла, — произнесла эльфийка. — Кстати, подруга, этот, — она ткнула пальцем в бок кота, моментально отдёргивая руку от клацнувших челюстей, — на учения едет с тобой. Архимагистра пригласили в Темнолесье на Межрасовый Совет.

— А вдруг он потеряется? — спросила Эви, панически прижимая к груди кота.

— Кто? — удивилась Лани. — Выкидывать будешь — не отделаешься. Илчи, домой. Сейчас отведу и как раз к тренировке успею переодеться.

— Нам тоже пора, — сказала Эви, поднимаясь с уютной лавочки.

На подобной лавочке, только у фонтана сидела ещё одна парочка. Отнюдь не влюблённая, но тоже уединившаяся.

— Ну что, Магистр Дейэль тебе поверила? — староста стихийников смотрел на Даниса Торна.

— Конечно, — самодовольно усмехнулся тот. — Девчонки, даже такие выскочки, всегда ведутся на всякие признания. Теперь буду крутиться рядом, вроде как влюблён.

Староста зло сплюнул.

— Говорил тебе, не стоит в игру ввязываться. Нет, нам повезёт, нам повезёт. Погуляли в таверне, называется.

Данис похлопал дружка по плечу.

— Ну и ладно, подумаешь, проиграли, не в первый раз. Последим в уплату долга пару недель за выскочкой и квиты. Потом, ты же слышал, её просто хотят попугать, — он поднял вверх руку с браслетом, любуясь. — Зато смотри, какой амулет связи. После дела загоним и деньги пополам, а этим скажем, разбился.

Староста стихийников отвернулся, в который раз ругая себя последними словами за то, что умудрился снова ввязаться в сомнительные дела приятеля.

Глава двадцать седьмая. Поединки



Вечер после тренировки и весь следующий день Эви думала о предстоящих соревнованиях. Успехи у троих лучников, конечно, имелись, но по уровню не дотягивали они до участия в серьёзных испытаниях. Оставалось надеяться на промахи соперников, но это заведомо проигрышный путь. Или придётся проводить не одну тренировку в день, а две-три.

Немного поразмыслив, Эви решила, что время и число тренировок всё же увеличивать не стоит. Лучше оттачивать уже изученные приёмы.

Эльфы и Нико ходили безмятежные и довольные: сын феи — успешным взломом шкатулки, Тисс — удачными переговорами с поставщиками, Адэйр — намечавшимся сдвигам в отношениях с неприступной Лани. Они и не подозревали, какие тучи чуть не сгустились над их головами.

Между проводимыми в уме расчётами: как выглядеть достойно, обходясь минимумом умений, Эви провела пару у первокурсников. Во время обеда она машинально, используя столовые приборы, составила оптимальный угол между тетивой и стрелой. Опомнилась от установившейся тишины. На неё с большим интересом смотрели декан и Седерик. Эви пожала плечами и, как ни в чём не бывало, приступила к еде.

После обеда вернулись Тисс и сияющий кастелян. Гоблин издали помахал Эви и бегом направился в Центральную башню, видимо, отчитываться перед ректором. Эльф выглядел невозмутимо-спокойным, но по мелькающим смешинкам в его глазах Эви поняла, её староста пребывает в хорошем расположении духа. Похоже, переговоры удались.

Немного отвлеклась от дум о предстоящих соревнованиях Эви на паре своих подопечных у Магистра Ллойда. Занятия проводились в виде магических поединков между группой пять экс и будущими стражами порядка. Ещё на третьем курсе происходило разделение боевого факультета по трём основным направлениям: боевые маги, стражи, телохранители.

Если в физической силе подопечным Эви не было равных, то в магии многие сокурсники им не уступали. Перед поединками боевики разделись до брюк, разместив рубашки на невысоких скамьях, сняли и обувь, оставшись босиком. Затем прошли на поле, каждая группа на свою половину. Эви с удовольствием за всем наблюдала, расположившись на возвышении для судий.

Магистр Ллойд, отдав последние распоряжения, присоединился к коллеге. Преподаватель боевой магии активировал защитный амулет. Между судейским местом и полем возник прозрачный щит.

— Поединки так опасны? — спросила Эви, чувствуя некоторое беспокойство за своих подопечных.

И ведь понимала умом, её мальчики сильные, а всё равно переживала.

— Всякое бывает, — ответил Магистр Ллойд и добавил: — Но не бойтесь, Эви, вам здесь ничего не угрожает, защита надёжная.

Да она, как бы, за себя и не боялась. Ллойд, сам боевик, даже не подумал, что можно беспокоиться за воинов. Ведь риск и опасность для них — обычное дело.

Началось занятие с разминки, пробных поединков между магами с одинаковым стихийным даром. Противники вставали друг напротив друга на расстоянии магического удара средней силы. Сначала один метал снаряд, второй выстраивал щит, затем они менялись местами. Поле для поединков оказалось оснащено амулетами-измерителями, и сразу по окончании схватки с каждой стороны взлетал в воздух шар. Зелёный при победе, оранжевый при проигрыше. При равном поединке над обеими сторонами взлетали жёлтые шары. После завершающих схваток, шары каждой из групп сливались в один, и становилось понятно, какая из сторон победила.

Это всё объяснил Эви Магистр Ллойд, он же поведал, дальше ожидается соревнование в меткости и защите двоек, а затем и боевых троек, когда маги смогут одновременно нападать и обороняться. Эви постепенно захватывал азарт. Молча, болеть за свою команду она не могла, и вскоре над полем пробивался сквозь шипение снарядов и грохот разбившихся щитов её звонкий голос.

Вот с этого момента и наметился перелом в битве до того, практически равной. Разумеется, в сторону группы пять экс. И как не победить, если тебе кричат:

— Нико, держись! Торвальд, я в тебя верю! Адэйр, ты мой герой! Стая, вперёд!

В особо волнующих моментах Эви подскакивала на месте, пару раз взобралась на скамью. Когда же Ганс, Тисс, Вильям чудом вырвали победу у сильнейшей боевой тройки стражей, Она с торжествующим воплем крепко сжала в объятиях Магистра Ллойда. Опомнившись, разжала руки, пробормотав:

— Ой, простите.

Эви и не подозревала, что Магистр почти всё занятие следит не за полем, поединки на котором видел сотни раз, а за её реакцией. Бывший разведчик императора улыбнулся, да улыбка получилась вроде той, у дроу, но Эви почувствовала её тепло, и сказал:

— Жаль, что вас привлекают исключительно сверстники. Обращай вы внимание на мужчин постарше, я бы с огромным удовольствием за вами поухаживал.

Эви растерялась, не зная, как реагировать, но привлечённая громким хлопком, донёсшимся с поля, обернулась туда и прикипела взглядом к атакующей тройке. Олаф, Мигель и Тиль уверенно теснили соперников.

— Вот об этом я и говорил, — произнёс Магистр Ллойд и усмехнулся.

Но Эви уже и думать забыла и о Магистре, и о его странном признании, всей душой она была там, рядом со своими парнями.

Раздалась короткая сирена, шары начали объединяться. Вскоре над группой пять экс плавал один большой зелёный шар — безоговорочная победа.

Магистры спустились на поле, Ллойд коротко поздравил победителей и подошёл к группе стражей. Эви перецеловала своих подопечных. Олаф посадил её себе на плечо, а она, раскинув руки, громко закричала:

— Ура!!! Мы победили!

Вокруг её парней закружились воздушные вихри, словно она сама одновременно всех обнимала.

Со стороны стражей раздались завистливые вздохи. Один не удержался и выразил, пожалуй, общее мнение:

— Ради такого куратора и мы бы победили. Магистр Дейэль, а вы не хотите взять под своё начало ещё одну группу?

Полушутливое предложение было встречено дружным рыком и несколькими неприличными жестами, причём рычали не только оборотни. А Эви развела руками и улыбнулась. После того, как Олаф вернул её на землю, Эви подошла к Магистру Ллойду.

— Спасибо, что пригласили на свой урок! — произнесла она.

Магистр ничего не успел ответить, между ними завис в воздухе незаметно подобравшийся кот летун.

Эви взяла любимца на руки, попутно отметив довольную кошачью морду. Подобное выражение она уже сегодня видела, на лице кастеляна после удачной встречи с поставщиками. Её даже заинтересовало, чему мог так обрадоваться Илчи. Но долго гадать не пришлось. Со стороны скамеек, куда боевики отправились за одеждой и обувью, перед тем, как пойти в душ, раздалось грозное рычание. Эви замерла, неужели шутка стражей привела к конфликту? К её великому облегчению, оказалось — нет. Эви стоило героического усилия не рассмеяться. Ласло и Торвальд держали в руках свои изжёванные чьими-то клыками ботинки.

— Как? Как этот гад химеристый смог прогрызть зачарованные от повреждений башмаки? — правильно определил автора пакости Тиль.

Кот злобно прищурился на обозвавшего его гнома, но тут же поджал уши, крылья, хвост и уткнулся носом Эви в шею. Ведь оскорблённые оборотни стремительно оказались рядом с куратором. Остальные тоже не намного отстали.

— Лапуля, отдай нам гада, — проникновенно попросил Ласло.

Илчи высунулся из убежища, чтобы посмотреть в глаза защитнице. «Ты ведь меня не выдашь? Не бросишь на съедение?!» —  словно вопил весь его вид.

Эви погладила тёплую подрагивающую шкурку и ответила:

— Это всего лишь зверь. У него инстинкты.

— Давай, мы призовём наших зверей, сожрём этого. А ты нас потом простишь. У нас же тоже инстинкты, — предложил полярный волк.

— Нет, — ответила Эви.

— Лапуля, наставник, будь плохой девочкой, отдай котика, — включил своё обаяние леопард.

Эви отрицательно помотала головой, крепче прижимая к груди слабо пискнувшего кота.

— Пожалуйста, отдай, ведь эта тварь и для тебя может быть опасной, — уговаривал Торвальд.

— Брат мне всегда говорил: девушка должна уметь твёрдо сказать: нет! — выпалила Эви и добавила: — Он, конечно, имел в виду не совсем такую ситуацию, но нет, нет и ещё раз — нет! — Затем посмотрела полным мольбы взглядом на старосту и попросила: — Тисс, пожалуйста.

Эльф с невозмутимым видом отобрал искорёженную обувь у пострадавших и заявил:

— Пойду к кастеляну, заменю. Мы ещё и производителям предъявим иск: обувь не соответствует указанным характеристикам.

К слову сказать, Университет действительно пригрозил Мастерским по изготовлению сверхпрочной обуви иском, и в течение всего следующего года ботинки для студентов поставлялись бесплатно. Многие Гильдии дорожили репутацией. Но это было позже. Пока же Тисс быстро сбегал к складу и принёс друзьям новую обувь. Отношения к коту химере это не изменило, но казнь вреднейшего создания отложилась на неопределённое время. Эви, чтобы не вводить в грех своих оборотней, сама отнесла Илчи хозяину. Там её встретил с распростёртыми объятиями ректор, он почти затащил недоумевающую Эви в кабинет. Захлопнув дверь перед носом Мигеля, Ганса и Лани, оставшихся в приёмной.

В кабинете он поил Магистра Дейэль чаем, от напитков покрепче она отказалась, и закармливал сладостями. Такое поведение вскоре стало понятным. Во-первых, Архимагистр находился в изрядном подпитии, во-вторых, повод для радости имелся. Поставщики, с которыми договаривались сегодня, снизили стоимость на десять процентов. Но и это не всё, те, до кого ещё не дошла очередь, отправили делегацию к Главе Университета. Они пообещали уже двадцати процентную скидку на всё, если при составлении договоров не будет присутствовать «этот ваш зануда эльф».

Глава двадцать восьмая. Сборы и поиски




Плановое совещание в среду Глава Университета почти полностью посвятил предстоящим учениям. Проводились они столь необычно по личной инициативе наследного принца, известного любовью к спортивным состязаниям и охоте.

— Его Высочество посетит несколько соревнований, — произнёс ректор, — как стало известно, его младший брат, студент Королевской Академии, входит в команду лучников. На соревнованиях по стрельбе из лука обязательно будет, помимо старшего принца, присутствовать кто-то из венценосной семьи. Так что, Магистр Дейэль, надеюсь, ваши… — тут Архимагистр слегка запнулся, чуть по-старинке не сказав: Монстры, — подопечные не подведут.

Эви, молча, кивнула, нервно поглаживая кота. Мысли её в этот момент были далеко не патриотичными. «Что же вам на троне не сидится?» — думала она, вспоминая парадный портрет семейства Императора.

Ещё одна новость не порадовала, организаторы определились с местом проведения учений, и это оказался выездной полигон Магического Университета. Поэтому их команда в составе трёх групп студентов: экспериментальной, стражей и телохранителей, их магистров и тренеров; поваров и хозяйственников, во главе с кастеляном; целителей, выдвигается на три дня раньше остальных. Эви чуть зубами не скрипнула от досады, вместо усиленных тренировок, и не только в стрельбе, но и в других дисциплинах, её стая будет заниматься подготовкой лагеря, обустройством полей для соревнований и прочим. Хотя… будет время пристреляться к мишеням и опробовать места предстоящих битв. Тем более, полигон родной и ранее обжитой. Эви от этой мысли даже повеселела.

Магистр Ллойд отчитался перед ректором, рассказав, какие группы едут, какие успехи и в каких видах соревнований у них имеются. Оказывается виденные Эви поединки — это тоже была тренировка, которую Магистр посчитал удавшейся.

После совещания Эви так торопилась рассказать обо всём подопечным, что даже не обратила внимания взглядов Мигеля в сторону заветной ниши и его нарочито громких вздохов. Ограничилась ласковым пожатием руки. Влюблённость влюблённостью, но бывают дела и поважнее поцелуев. Вампир, похоже, это тоже понимал, и настаивать не стал.

В холле группе пять экс пришлось тесниться на небольшом пятачке, не заваленном шатрами и складной мебелью. Кастелян выделил многое сверх нормы, позволяющее устроиться с относительно большим комфортом. От одноместного шатра для Эви Тисс отказался, выпросив у гоблина штабной. В штабном шатре отделялась при помощи перегородки часть, образуя небольшую комнату.

Нела уже находилась в гостях у Тиля, Лани пришла чуть позже. Девушки старались не показать своё расстройство, ведь разлука продлится на три дня дольше. Удавалось плохо, даже эльфийке. Немного приподняли им настроение амулеты связи, такие же, как у остальных, подаренные Тилем и Адэйром. Эви убедилась, что у подруги и дроу действительно намечаются отношения. Она мысленно обратилась к Таэрину: «Прости, братик, я не буду вмешиваться. Они хорошая пара. Нужно тебе было раньше подсуетиться».

На тренировку собралось зрителей больше, чем обычно. Лучников подбадривали криками, сопровождали аплодисментами каждый удачный выстрел. А вот когда тренировка завершилась, группа пять экс разбрелась. Отделились две уже известных парочки, активно заигрывали с болельщицами Тимер, Ласло и Вильям, убежал в город Томас. Лис предупредил, что проводит свою целительницу на дежурство и до отбоя успеет вернуться.

Остальные вместе с куратором и Тиссом отправились на склад получить парадную форму, одевавшуюся на открытие и закрытие учений.

— Наставник, ты заметила, вредитель стихийник постоянно рядом крутится? — спросил Ганс уже на пути в общежитие.

— Данис Торн? — уточнила Эви. — Не помню, может, и видела его сегодня, но внимания не обратила.

— Мы с Тилем его пару раз отловили, твердит, влюбился в тебя. Даже не знаю, правду говорит, или новую пакость готовит.

Ганс пожал плечами. Торвальд с Олафом слаженно рыкнули. Эви махнула рукой.

— Да пусть что хочет, делает, не до него. Кстати, насчёт пакости. Тисс, Нико, завтра вместе с Адэйром сходите в город, в оружейные ряды, зачаруйте луки от повреждения. У нас на прошлогоднем турнире новичку кто-то тетиву перед последним этапом повредил. Я, конечно, надеюсь на честность и благородство соперников, но, как говорится, в Светлых богов верь, а арбалет заряжай.

Тисс и Нико посмотрели на личного тренера немного удивлённо и с восхищением, сами они, вряд ли бы догадались.

Эви не стала упоминать, как помогла талантливому парнишке, приехавшему на турнир в Вестград из столицы. Она разрешила незадачливому стрелку воспользоваться её луком. Мальчишка был сильным соперником, они все этапы шли на равных, он не заслуживал подобной подлости. Никто не заслуживал. За этот поступок многие осудили Эви, среди лучников не принято передавать кому-либо личное оружие. Некоторые даже прикоснуться к своему луку не позволяли. А уж то, что столичный гость стал вторым, первое место завоевала Эви, и вовсе спровоцировало скандал. Спасибо судьям, не поддавшимся на требования не засчитывать результат им обоим. Таэрин тогда заявил, покачав головой: «Нельзя быть такой добренькой, моя девочка». А вот родители её поддержали.

В общежитии парни только и успели сгрузить форму к остальным вещам, как издал лёгкий звон амулет связи у Эви.

— Томас, — пояснила она, проводя по браслету, включая передатчик.

Неожиданно раздался девичий голос:

— Магистр Дейэль! Помогите! Томас… мы… — девчонка на том конце громко всхлипнула.

— Быстро успокойся и говори чётко, что случилось? — строго произнесла Эви, хотя у самой сердце забилось попавшей в силки птицей.

Целительнице со второй попытки удалось взять себя в руки.

— Ко мне пристали двое, Томас их потрепал, всех и его тоже забрали во временник за драку. Я говорила, он не виноват, а меня не слушают.

— Адрес говори, — приказала Эви готовой сорваться в истерику девчонке. — Значит, двенадцатый участок, переулок Северный. Жди, сейчас будем. — Нажав отбой, куратор повернулась к подопечным: — Идём к ректору.

Глава Университета ответил на стук в дверь апартаментов, расположенных рядом с кабинетом не сразу. Расслабленный и домашний вид после услышанной новости слетел с него моментально.

— Идите к залу порталов, я пока переоденусь. Такую толпу не возьму. Магистр Дейэль, выберите двоих.

Вскоре ректор, надевший парадную мантию, Эви, Тисс и Мигель переместились в нужный переулок. Целительница кинулась к Эви, та обняла рыдающую девушку. Стражи, охраняющие вход во временник — двухэтажное здание со стенами третьего уровня защиты — при виде Архимагистра подобрались, один принялся что-то быстро говорить по амулету.

Ректор, выслушав рассказ целительницы, направился к входу. Ему навстречу уже выбегал Старший страж, приглашая войти внутрь, чуть не кланяясь. Архимагистр, известный учёный, аристократ, являлся в столице личностью известной. На освобождение Томаса ушло от силы десять минут. Студенту даже принесли официальные извинения.

Глава Университета терпеливо подождал, пока Лиса обнимут девушки и похлопают по плечу друзья, затем произнес:

— А вот теперь, студентка Томри, давайте, мы вас проводим к месту дежурства. У меня появилась пара вопросов к вашему куратору.

Целительница, оказавшаяся внучкой старичка историка, согласно кивнула и пошла по улице, не отпуская руку своего Лиса. Все двинулись следом. Идти оказалось недалеко. Лечебница располагалась в соседнем переулке.

Куратор целителей, высокий немолодой мужчина, после разговора с начальством выглядел плачевно: раскрасневшееся лицо, подёргивающийся глаз. Видимо, ректор высказал всё, что думает об обеспечении  им безопасности своим подопечным.

Возвратились в Университет тоже при помощи портала. Ректор вместо того, чтобы попрощаться, неожиданно сказал:

— Неприятности по одной не ходят. Пойдёмте, Магистр Дейэль, проверим вся ли ваша группа на месте. На всякий случай.

Ректор как в воду глядел.  В холле их с нетерпением ожидали помимо группы Нела и Лани, но кое-кого действительно не хватало.

— Где студент Ласло Лейси? — спросил ректор, окидывая всех внимательным взглядом.

— До отбоя десять минут, появится, — попробовал защитить леопарда Тиль.

— Вы связывались с ним? — тревожно спросила Эви.

— Не отвечает, — ответил Олаф.

А Вильям, заражаясь общим беспокойством, сказал:

— Его бытовичка с третьего курса в гости приглашала. Как они заходили в общежитие, я видел, как выходили — нет.

— А поисковый маячок? Ганс, ты же говорил, браслеты снабжены таким, — Эви не могла успокоиться. Даже если Ласло отправился на свидание, вряд ли он отключил бы браслет.

— Сигнала нет, — ответил Ганс. — Но у оборотней так бывает, если они примут вторую ипостась.

— Может, захотел перед девчонкой покрасоваться, котика показать. Он это дело любит, — произнёс Тиль.

Ректор повернулся к Эви, провёл своим браслетом связи по её.

— Теперь и со мной можете связаться, Магистр Дейэль. Отправляйтесь в женское общежитие, разыщите своего загулявшего леопарда и отчитайтесь. Я буду у себя.

Архимагистр направился к переходу, группа пять экс с куратором, Нелой и Лани к лестнице.

Никем не замеченный кот химера выбрался из-за кучи вещей. Он принюхивался к дверям комнат, пока не нашёл нужную. Поддев её под низ когтистой лапой, приоткрыл и скользнул внутрь. У Илчи остался неотомщённым ещё один враг.

Глава двадцать девятая. Дела любовные и не только



Комендант женского общежития, дама строгая, можно сказать, суровая, неодобрительно посмотрела на толпу у порога. Эви представилась и объяснила суть проблемы:

— Я Магистр Дейэль, похоже, мой студент находится в комнате одной из девушек. Она бытовик, третий курс.

Комендант поджала губы и выдала:

— Что же, пойдёмте, проверим. Ваша группа пусть ждёт снаружи. Лани, останьтесь около входа подежурить.

Эви жестом показала своим подопечным не возмущаться и предупредила:

— Со мной пойдут студенты Верити и Айси. У Торвальда прекрасный нюх, это поможет в поисках.

Олаф позвал:

— Наставник! — а когда Эви повернулась, добавил: — Мы пока обыщем территорию, если что, будем на связи.

Поднимаясь вслед за комендантом по лестнице, Эви еле сдерживалась, чтобы не побежать. Её начинало потряхивать от тревожного предчувствия. Торвальд, похоже, уловил состояние куратора и подхватил под руку. На четвёртом этаже комендант постучала в первую же дверь. Никто не ответил. Комната оказалась не заперта и пуста. Из двери рядом выглянула привлечённая шумом студентка и, ойкнув, спряталась обратно, закрываясь внутри. Сделала она так, судя по нахмуренным бровям коменданта, зря. Женщина приказала:

— Немедленно откройте!

Коменданту явно не понравились творящиеся после отбоя дела. За дверью обнаружилась тёплая компания из пяти девиц. Студентки старательно отводили головы в сторону, пытаясь не дышать, да и попрятали все улики, но запах эля в комнате сводил на нет все усилия. О чём их спрашивают, студентки бытового факультета сообразили не сразу. Зато, когда поняли, легко сдали сокурсницу, надеясь отвести наказание от себя. Эви посмотрела на лицо коменданта и поняла, что девчонки надеются зря.

Когда подошли к указанной комнате, Эви вцепилась в рукав волка. Комендант громко постучала, в глазах женщины полыхал гнев, становилось понятно, после сегодняшней внеплановой проверки мало не покажется всему общежитию. Нела робко пряталась за спиной Нико.

И вновь на стук не ответили. Торвальд прислушался, потянул носом воздух.

— Ласло там, — сказал волк и несколько раз чихнул.

— У меня нет запасных ключей, — мрачно сказала комендант. — Вот говорила же ректору, что это необходимость. Так нет, по его мнению, студенты имеют право на личное пространство.

Женщина так похоже скопировала интонации ректора, что Нела нервно хихикнула.

— Нико, вскрывай, — распорядилась Эви.

— Ой, а вдруг они там… Ну… это самое… — отчаянно краснея, прошептала Нела.

— Извинимся, — коротко ответила Эви, подавляя собственное смущение. Доводилось ей как-то застукать брата с одной из его подружек.

Нико выпустил когти. Глаза сына феи засветились сине-зелёным огнём, выглядевшим в плохо освещённом коридоре жутковато. Комендант незаметно сделала отгоняющий нечистых духов жест. Меньше, чем через минуту раздался щелчок и дверь открылась. Эви хлопнула в ладоши, зажигая магический светильник. От резкого звука подпрыгнули Нела и комендант, и коротко взвизгнула хозяйка комнаты.

Девушка стояла, вжавшись в угол, а рядом, перекрывая ей выход, растянулся во всю длину красавец леопард. Оборотень спал, но очень беспокойно, порыкивая при шуме и движении.

— Ласло! — воскликнула Эви, подбегая к леопарду и падая на колени. Она безуспешно попыталась разбудить оборотня. Тот, не открывая глаз, потянул носом воздух, уткнулся головой в ногу Эви и слабо замурлыкал — узнал.

— Что ты с ним сделала? — угрожающе рыкнул Торвальд.

Хозяйка комнаты побледнела ещё больше и, размазывая слёзы по зарёванному лицу, промямлила:

— Я не хотела… Не думала…

— А ну говори чётко, не мямли! — рявкнула комендант.

Девчонка вытянулась в струнку и доложила:

— Дала приворотное зелье, а он обратился и рычит, не даёт двинуться.

Эви слегка отодвинулась вместе с леопардом, помогая себе воздушными вихрями, кивком головы указала: проходи, и связалась с ректором. Глава Университета и вызванный им дежурный целитель появились одновременно.

Целитель выставил в коридор всех, кроме виновницы и Эви, которую леопард обхватил лапами, не собираясь отпускать. Пожилой мужчина обследовал леопарда при помощи магии, попутно прислушиваясь к объяснениям, что давала ректору студентка. Под руками целителя возникало нежно зелёное свечение, мягко обволакивая оборотня.

— Какую именно настойку применила? — допытывался Архимагистр.

Он присел за стол и внимательно разглядывал бутылку вина с добавленным туда любовным зельем. Услышав в ответ: горейская роза, закрыл рукой лицо. Целитель издал короткий смешок, и у Эви отлегло от сердца, случись что-то по-настоящему серьёзное, тот вряд ли бы стал веселиться.

— Я не думала… — вновь заныла студентка, — хотела, чтобы он в меня влюбился.

Ректор поднял голову, поставил бутылку на стол, прикоснулся к стеклу пальцами одной руки и сосредоточился. Напиток внутри засветился красным, вверх побежали пузырьки, над горлышком заструился розовый дымок.

— Точно, горейская роза, — кивнул головой ректор, переглянулся с целителем, закончившим осмотр, и обратился к искательнице любви: — Вам крупно повезло, студентка Вайт, и даже не представляете, насколько. Счастье, что вы такая… хм, скажем так: что до отличницы вам очень-очень далеко. Данная настойка вызывает плотское влечение, да. Но на оборотней действует лишь как сильное и вполне безвредное снотворное. Будь иначе, вы бы уже находились во временнике за покушение на жизнь и здоровье принца.

— Принца? — пискнула студентка, вскакивая и снова опускаясь на кровать, где сидела до этого.

— Во девицы пошли, — хмыкнул целитель, — даже не удосужилась узнать, кого приворожить собралась.

— Наследники Глав кланов оборотней и Князей вампиров приравниваются к принцам государств людей, эльфов и гномов, — кратко пояснил ректор и добавил: — С вами ещё будет разговор. Завтра, в присутствии ваших родителей.

Студентка Вайт зарыдала в голос, но на неё уже никто внимания не обращал.  Эви что-то зацепило в словах ректора, но мысль ускользнула, отодвинутая реальными событиями.

— Магистр Дейэль, — обратился к ней целитель. — Вам придётся побыть со своим подопечным, пока он самопроизвольно во сне не обернётся. После можно смело оставлять одного. Пока же, оборотень выбрал вас своим якорем в мире сновидений. Если сон искусственный, чаще так и бывают. У вас в группе есть ещё оборотни, советую организовать лежбище, пусть расположатся на ночлег вокруг вас с леопардом, в своей звериной ипостаси. Так создастся чувство полной безопасности, и выход из сна пройдёт легче. Будить не стоит, а вот перенести в место со знакомыми запахами даже рекомендую. Завтра с утра пусть Ласло Лейси зайдёт ко мне на контрольный осмотр.

Ректор и целитель вышли. В коридоре обнаружилась группа пять экс в полном составе, Нела и Лани. Обитательницы этого крыла из-за дверей высовывались, но выходить не рисковали. Ласло и Эви разместились на спине обернувшегося Олафа, надёжно закреплённые воздушными петлями. Рекомендации целителя услышали все, и часть группы убежала вперёд, готовить лежбище. У Эви мелькнули смутные подозрения, где именно они расположатся на ночлег. И она не ошиблась. К моменту, когда добрались в своё общежитие, всё уже было готово. Из гостиной Эви вынесли всю мебель, а пол застелили выданными для обустройства лагеря во время учений воздушными матрасами.

Тисс посоветовал:

— Наставник, пока Ласло к медведю привязан, ты сбегай, умойся, переоденься, а то потом он тебя точно не отпустит.

Эви советом воспользовалась. Она посетила умывальню, уборную и переоделась со скоростью воина, поднятого по тревоге. Подгоняло недовольное шипение и урчание леопарда, слышимое даже за закрытой дверью.

Подопечные тоже разбежались по комнатам. Отвязав Ласло, Эви отпустила переодеться и Олафа. Времени понадобилось не много. Вскоре в гостиной собрались все, не только оборотни. Тиль вернулся из своей комнаты злой. В руках гном держал книгу, которую кто-то старательно обгрыз со всех сторон.

Пока оборотни принимали второе обличье и укладывались: Эви с Ласло в центре, медведь, Лисы, волки вокруг, гном жаловался на жизнь и на одного химеристого гада, в частности:

— Хотел Неле подарок сделать. Она мечтала об этом сборнике по расам.

— Давай, возмещу стоимость, — предложила Эви.

— Да не в деньгах дело, — отмахнулся Тиль.

— А если не в деньгах, сходи завтра в город с лучниками, они идут оружие зачаровывать, и купи новый, — сказала Эви, прижимаясь к тёплому боку леопарда.

— Как-то я не подумал, — ответил гном, вытягиваясь вдоль стенки.

Эльфы, Нико и Ганс тоже улеглись. Мигель устроился рядом с Лисами, чтобы быть хоть немного ближе к Эви, он хлопнул в ладоши, гася светильники.

После нескольких часов тревожного сна Эви приснилась какая-то чушь, словно она саквояж, который вор пытается вырвать из рук хозяина. На одном из рывков она проснулась. Светало. Рядом спал Мигель, оттеснивший Лисов, с другой стороны, обернувшийся человеком Ласло. Немного полежав с открытыми глазами, Эви поняла, откуда сон. Ласло, обнаружив её отсутствие, не просыпаясь, подтащил Эви к себе, закинул на неё ногу, руку и успокоился. Спустя некоторое время то же самое проделал Мигель, да ещё и крылом попытался накрыть. Эви подождала, пока на ней не будет рук, ног, крыльев, тихонько встала и, перешагнув волчий хвост, на цыпочках направилась в спальню.

Глава тридцатая. Отъезд



Никогда ещё в Магическом Университете так не ненавидели сигнал общей побудки, как в это утро. Причём все: от студента первокурсника до ректора. Обитательницы женского общежития приводили в порядок опухшие от недосыпа и слёз лица. Тотальная проверка, устроенная комендантом, выявила невероятное количество нарушительниц. Кто-то собрался выпить, кто-то поболтать, кто-то посплетничать. У двух любвеобильных особ в комнатах обнаружились кавалеры, тут же с позором изгнанные обозлённой женщиной и попавшие в её чёрный список.

Не пострадали лишь те, кого успели предупредить Нела и Лани, а именно, соседки девушек. Остался доволен кастелян. Изучив предоставленный комендантом список, гоблин сообразил: проблем с уборкой зданий и территории на время его отсутствия не будет. Ещё немного подумав, кастелян назначил старшими над провинившимися студентками трёх хронических нарушителей, первокурсников-боевиков, на своей шкуре изучивших фронт работ от и до.

На мужской половине утро чуть не началось с драки. Мигель, проснувшись, обнаружил, что заботливо укрывает крылом не Эви, а леопарда. Ласло тоже оказался от этого не в восторге. Их растащили Олаф и волки, не дав сцепиться.

Лишь Эви сладко спала, обнимая подушку. Она не слышала ни сирены, ни разборок за стеной, ни тихого стука. Заглянувшие в приоткрытую дверь Олаф и Тисс немного полюбовались безмятежным девичьим лицом, распущенными волосами, струящимися волнами по спине, соблазнительными изгибами тела, обрисованными тонкими домашними брюками. Затем медведь вытолкал всех из гостиной в коридор, плотно закрывая дверь в покои куратора.

— Не будить, — строго приказал Олаф и добавил: — Значит, идём на свою пару и ведём себя так, словно куратор с нами. Понятно? Если Магистры на нас нажалуются, медвежонок расстроится. Пробежку отменяем, чтобы не опоздать. Охранять остаются Томас и Тиль. Остальные умываться, одеваться шагом марш.

Все послушно разбрелись по комнатам. Сторожа, довольные представившейся возможности поспать ещё чуток, вернулись в гостиную, закрывая покои изнутри. Лис лёг у порога спальни, гном у входной двери. Никто не задумался над подобным выбором охранников, кроме, разве что, ехидно усмехнувшегося Тисса. Медведь оставил тех, у кого уже имелась постоянная девушка.

Проснулась Эви в чудесном расположении духа. Её не вывели из равновесия ни утреннее письмо Георга с очередными жалобами на жизнь, ни то, что она бессовестно проспала пару у своих подопечных, ни то, что предстояло идти проводить занятия у недружественной группы стихийников. Провоцировать своих оборотней Магистр Дейэль не стала, захватив в сопровождение эльфов и Нико.

С выбором она угадала. При виде дроу стихийники замерли как девственница перед драконом. Эви почувствовала пусть слегка мелочное и немного мстительное, но оттого не менее приятное удовлетворение.

— Сегодня мы поговорим о распределении магического дара среди представителей разных рас, — приступила она к занятию после холодного приветствия. — Согласно последнему исследованию, проведённому Советом Учёных, наиболее одарёнными являются феи. Более двух третей представительниц этой расы — маги, половина от этого числа имеют две стихии, чаще земля и воздух, но возможно сочетание земля и вода. Случаев проявления огненной магии, как и целительской, у фей не зарегистрировано. К слову, целительская магия в нашем полушарии встречается лишь у одной расы — людей. Люди и занимают второе место по магической одарённости.

— Можно вопрос? — поднялся с места Данис Торн.

— Можно, — разрешила Эви, внутренне напрягаясь. Её немного нервировало пристальное внимание этого студента.

— Вы сказали, целительской магией в нашем полушарии владеют лишь люди, а что, в Восточном по-другому? — последовал вопрос.

Эви не ожидала от этого пакостника ни подобной заинтересованности, ни вполне адекватного вопроса, потому решила ответить подробно.

— Поскольку в течение тысячелетия Западное и Восточное полушария развивались изолированно друг от друга, не удивительно и разнообразие их обитателей. Даром целительства в Восточном полушарии, помимо людей, обладают дриады, драконы, а также шаманы орков.

Стихийники зашумели, переговариваясь. Раздалось сразу несколько вопросов с разных концов учебной комнаты:

— Кто такие дриады и орки?

— Драконы же вымерли!

— Шаманы — это кто?

Адэйр встал и обвёл взглядом стихийников, они сразу успокоились. Эви благодарно улыбнулась эльфу и произнесла:

— Изучение рас Восточного полушария не входит в учебную программу. Если вас эта тема заинтересовала, делайте заявку ректору, и я проведу для вас дополнительное занятие. Пока же вернёмся к сегодняшней теме. На третьем месте по распространенности магического дара находятся эльфы. Что примечательно, данные одинаковы и для светлых эльфов, и для дроу…

Занятие прошло намного лучше, чем Эви ожидала. Она даже слегка подобрела к враждебной группе. Немного позже, по пути в столовую Тисс неожиданно спросил:

— А нам расскажешь про драконов?

— Конечно! — кивнула Эви. — Я возьму с собой на ученья уникальные издания, и не только расскажу, но и покажу и драконов, и остальных. Ведь у нас же будет свободное время?

Эльфы и сын феи переглянулись.

— Ну, если только ты, наставник, пригласишь Магистра Ллойда послушать твои лекции вместе с нами, — ответил Нико, широко улыбаясь. Похоже, сын феи уже предвкушал увлекательные истории вместо дневной или вечерней тренировки.

Во время обеда Эви приятно беседовала с Магистрами Россом и Стоуном. Выслушала пожелания победы её лучникам и всей команде. Порадовалась обещанию декана закончить оформление её кабинета на кафедре к приезду с учений.

А вот сразу после обеда Эви осознала, отъезд ровно через сутки. И на неё напала паника. Она три раза пересчитала выданное походное имущество, десять раз уточнила у Тисса, всё ли он получил. Буквально вытолкала своих лучников в город с возмущённым воплем:

— Что значит, всегда успеете оружие зачаровать? А опробовать после на тренировке? А собрать всё для соревнований. Стрелы уже в колчанах? Как, нет?! Вернётесь, сразу сделайте. Я проверю. Тиль, ты тоже хотел с ними идти.

Убедившись, что лучники и гном вышли за ворота, Эви кинулась в свои покои, вспомнив, что не примерила форму. Сначала надела парадную: тоже чёрного цвета, но украшенную серебряными галунами и вышивкой по вороту. Замотав волосы в низкий узел, нацепила берет, лихо сдвинув набекрень. Обула сапожки из мягкой кожи, подумав: «Вот уж действительно, только красоваться в таких, совершенно не практичные». Форма села, как влитая: брючки и приталенная куртка выгодно подчёркивали фигуру.

— Ну как? — спросила Эви, выйдя в коридор и покрутившись вокруг себя.

Её подопечные, до того сидевшие в креслах и наблюдавшие за беготнёй куратора, как по команде поднялись с мест, одёргивая свою форму.

— Лапуля, наставник, это… это… — леопард замолк, не находя слов.

Зато они нашлись у Тисса.

— Очень красиво! — довольно эмоционально воскликнул эльф.

Олаф хлопнул его по плечу.

— Смотрите-ка, айсберг оттаивает. Глядишь, к выпуску наш медвежонок его совсем разморозит.

Щёки и уши эльфа порозовели.

— Ой, я сейчас ещё походную форму примерю! — Эви вернулась в покои.

Торвальд задумчиво произнёс:

— Давненько я не дрался, с той схватки в Бешеном единороге. Нужно вспомнить приёмчики…

— Зачем? — в один голос спросили Лисы.

— То, что мы все облизываемся на нашу Эви, это ладно. Но если какой чужак так посмотрит… — волк замолчал, многозначительно ударив кулаком о ладонь.

В это же время на окраине столицы в комнатке на постоялом дворе наёмники обсуждали свои дальнейшие действия.

— Ч-ч-что т-там этот студент г-г-говорит, — спросил тот, что пошустрее.

Молодой наёмник доложил:

— Наша девчонка, оказывается, Магистр, и этот, как его, куратор боевых магов нелюдей. Сопляк сообщил, что она нигде не ходит одна, постоянно рядом двое-трое боевиков, а то и вся группа. Их там двенадцать. Оборотни, дроу, вампир, опять же. И они все реально её охраняют. Нет, напарнички, дело тухлое. Не за те деньги, что нам платят, точно. Последний раз предлагаю: идём к Главе гильдии стучать на дочурку.

— Т-т-только п-п-попробуй! — шустрый сунул молодому кулак под нос. — М-мы уже з-з-залог п-п-получили.

— А некоторые его уже потратили, — ехидно усмехнулся молодой наёмник.

Старший из компании пристально посмотрел на младшего и сказал:

— Это не всё, выкладывай, что узнал от студентиков полностью.

Младший довольно зло зыркнул на остальных, но ответил:

— Университетские поедут на ученья, ну те, помнишь, я говорил, что принц крышует, на три дня раньше остальных, будут готовить лагерь. Девчонка едет с ними. Это на полигоне, на юге от столицы.

Старший оживился.

— Я знаю ту местность. Может подвернуться шанс. Схожу к хозяйке, возьму несколько амулетов перемещения, магические наручники, сеть, парализующую оборотней, ещё по мелочи. И, малой, в одном ты прав. Выбью надбавку за риск.

— Выкрасть девчонку из лагеря, где боевиков будет, как блох на бродячей собаке? Мы — смертники, — подвёл итог младший.

— Т-т-ты и т-т-так с-с-смертник будешь, если н-н-не заткнёшься! — вызверился шустрый.

Всем трём наёмникам было не по себе. Но, полученный, уже потраченный, но ещё не отработанный аванс пока перевешивал все риски.

Глава тридцать первая. Нападение



День отправки университетской команды на полигон настал неожиданно быстро для всех. Времени, как обычно, не хватило. В башнях царила суматоха и беготня. Ректор с утра пораньше отправил порталом хозяйственников обустраивать лагерь. Обычно, этим занимались сами студенты, но на этот раз силы будущих участников соревнований решено было поберечь. Вот и вместо предполагаемого марш броска три группы с магистрами и тренерами тоже отбывали путём перемещения.

Провожающих к портальному залу не пустили, но весь Университет и не поместился бы, пришли даже целители. Все обнимания-расставания происходили перед входом в Центральную башню. Эви сама попрощалась с подругами и терпеливо ждала подопечных. Ректорский любимец висел у неё на шее наподобие воротника и лениво следил за происходящим.

— Магистр Дейэль, — раздался чей-то оклик.

Эви обернулась, перед ней стоял староста стихийников, парень явно собирался что-то сказать, но не решался. Она кивнула и улыбнулась. В конце концов, этот студент единственный, кто искренне извинился. В раскаяние Даниса Торна Эви старалась поверить, но не могла.

— Лапуля, наставник, пора, — позвал Ласло.

Тогда только староста стихийников решился и быстро сказал:

— Пожалуйста, будьте осторожны!

После этих слов странный студент развернулся и нырнул в толпу. Эви тоже повернулась и обмерла: рядом с леопардом обнаружилась девица, пытавшаяся его приворожить, и что-то мямлила. И хотя Ласло стоял со скучающим равнодушным видом, Эви решила вмешаться. Она быстро подошла и вкрадчиво спросила:

— Студентка Вайт, вас разве не отчислили?

Не подозревающая подвоха отравительница ответила:

— Отец уговорил ректора меня оставить.

— Если ещё хоть раз подойдёте к моим подопечным, клянусь сделать всё, чтобы вы отсюда вылетели, — резко заявила Эви и, придав голосу зловещий оттенок, добавила: — Это в лучшем случае.

Илчи неожиданно поднял голову и зашипел на отпрянувшую студентку, словно подтверждая эти слова. Эви огляделась, группа пять экс ждала у входа их с леопардом, внимательно наблюдая за ситуацией. Когда поднимались по лестнице, Ласло попытался подхватить куратора под руку, он второй день вился вокруг с виноватым видом. Но Илчи бдел. Кот химера понял, на руках у Эви ему ничего не грозит, потому и не боялся клацать мощными челюстями, отпугивая претендентов на внимание любимицы. Исключением являлся лишь Мигель, которого кот вынужденно принял в собственную маленькую стаю: он, ректор, Эви.

Перенос в такой большой компании Эви даже не почувствовала. Не было завихрений воздуха или ощущения полёта, просто раз — и на месте. Хозяйственники постарались на славу, лагерь для команды Университета оказался готов полностью: жилые шатры, полевая кухня, умывальни, уборные, малая лечебница, оружейная под деревянным навесом. Кастелян со своими работниками уже занимались подготовкой арен и площадок для соревнований. Может случайно, но, скорее из-за хорошего отношения к Эви, гоблин начал со стрельбища.

Заселение прошло быстро и спокойно. Эви не знала, что её стая заранее определила, кому занимать штабной шатёр, кому соседний. Право проживать рядом с куратором выбили лучники аргументом: «Она же наш тренер». Мигель: «Это моя девушка». Олаф: «Я старший отделения». Тисс: «А я староста». Никто бы и из остальных не отказался, но особо настаивали Торвальд: «Я её должник» и Ласло: «Ну как же я без лапули?»

Полярного волка уговорили, а вот леопарду дружно напомнили, что он прекрасно обходился без «лапули» в гостях у других девиц. Не помогло возмущённое заявление Ласло, что девица была одна, и он уже за это поплатился.

Эви её уголок, отделённый плотной тканью с подобием дверки в ней, понравился. В нём свободно поместилась походная кровать, подобие тумбочки и складной стул. Пока кот обследовал новые владения, Эви достала из саквояжа его спальную корзинку. Миска для еды и воды находилась уже у Главного повара, которому ректор вручил инструкцию на три листа по кормлению питомца. Когда Эви спросила, как за Илчи ухаживать, Архимагистр ответил примерно так же, как и Лани: «Пусть гуляет, где хочет, не потеряется. Да, он любит летать по ночам и спать исключительно в своей корзинке».

Когда Эви вышла из временного жилища, то удивилась, соседи расставили кровати по-другому. Теперь ей выйти незаметно, никого не потревожив, стало невозможно.

— Это что, мне теперь ни в душ, ни в уборную одной не сходить? — немного возмущённо спросила она.

Почему-то здесь, на полигоне Эви ощущала себя в безопасности. Пустынная, хорошо просматриваемая местность, редкие перелески, кустарник низкий и не разросшийся в заросли. Даже непонятное предупреждение осталось где-то там, в городе.

Подопечные её беспечность не разделяли. Олаф с недоумением посмотрел и сказал тоном, каким объясняют что-то маленькому ребёнку:

— Конечно, медвежонок, сопровождение будет всегда. И мы же внутрь с тобой не пойдём.

У Эви даже слов от возмущения не нашлось. Тут прозвучала сирена, призывающая на ужин. По сравнению с университетской она оказалась вполне приятной. Принимали пищу в две смены, сначала команда, потом все, кто её обслуживал. Вечером Магистр физической подготовки провёл общую разминку, после которой участников разобрали тренеры: два специально приглашённых и оба магистра боевиков, тоже выполнявшие эту роль. Эви увела лучников пристреливаться.

Перед тем, как отправиться спать, она успела пошептаться с Мигелем, и согласилась прогуляться в перелеске неподалёку. Олаф сначала недовольно поворчал, затем согласился отпустить парочку только вдвоём, ведь лесок прилегает к лагерю и виден, как на ладони.

Эви уже легла, когда в комнатку прошмыгнул кот, державший что-то или кого-то в зубах. Он забился под койку, и вскоре оттуда раздалось громкое чавканье. Эви не стала вставать между котом химерой и его добычей. Выловил, пусть ест. Чуть позже, почувствовав на своих ногах увесистую тушку, Эви поняла, насчёт корзинки ректор ошибался. Тихое мурлыканье и тепло кота убаюкивали, так что она решила не протестовать.

Добраться до заветного перелеска получилось только после обеда. Эви и Мигель гуляли, взявшись за руки, часто останавливались и целовались, прячась за деревьями. Вампир по просьбе любимой, принял вторую ипостась и распахнул крылья, повернувшись к лагерю спиной. Он осторожно целовал Эви, стараясь не оцарапать, она же то уклонялась, смеясь, то прикасалась к удлинившимся клыкам языком и гладила крылья воздушными струйками.

Увязавшийся за ними Илчи вынюхивал что-то в траве. Неожиданно кот с утробным рычанием рванулся к кустарнику справа, перелетая его. Мигель моментально заключил Эви в кокон из крыльев, активируя сигнал тревоги на браслете. Со стороны кустов раздался вскрик, мимо уха вампира что-то просвистело. Полыхнул светом портал. От лагеря уже бежала вся группа пять экс.

Нападавшему, кем бы он не был, удалось уйти. Но не без потерь. Кот химера вылизывал испачканные кровью клыки и морду. В одном из деревьев нашли дротик. Торвальд принюхавшись, чихнул и заявил:

— Кажется, снотворное. Пока не трогайте до прибытия стражи. И за теми кустами не топчитесь.

Все переглянулись, понимая, нападение скрывать нельзя, но и настоящее положение вещей раскрывать не стоит. Таэрин не зря предупреждал насчёт обращения к стражам.

Олаф уважительно глянул на кота химеру.

— Ты, оказывается, герой, — сказал медведь.

Он протянул руку погладить, но тут же отдёрнул, спасая от клацнувших клыков. Расширять свою маленькую стаю Илчи не собирался.

Не прошло и получаса, как лагерь гудел растревоженным ульем. Прибыли стражи порядка, представители имперской безопасности, телохранители принца. Чуть позже появился ректор, отложивший на день поездку. Выдумывать причину нападения неизвестного не пришлось, изначально стражи и имперцы выдвинули такую версию: враги короны пытались опорочить начинание Его Высочества. Дискредитировать принца, якобы неспособного обеспечить безопасность соревнований, в глазах подданных.

Глава Университета отправился в Темнолесье лишь после того, как маги установили вокруг всего полигона мощную защиту, а из под Арвина на охрану прибыло подразделение императорской гвардии.

В версию стражей поверили не все, но промолчали о своих догадках. Магистры Университета сопоставили кое какие факты. И если раньше они списывали охрану Эви подопечными на ревность и собственнические чувства, то после случившегося сделать это уже не получалось. После того, как расследующие происшествие покинули лагерь, Магистры отозвали Эви в сторонку.

— Тебе кто-то угрожает, девочка? — прямо спросил физкультурник, и, заметив панику в глазах Эви, быстро добавил: — Мы никому не сказали о догадке и не скажем.

— Я не могу ничего рассказать, — призналась Эви.

Магистр Ллойд, переглянувшись с коллегой, произнёс:

— Если что, вы всегда можете рассчитывать на нашу помощь.

— Спасибо! — ответила Эви.

Сама она тоже не рассказала стражам о студенте стихийнике и его предупреждении. Во-первых, побоялась, навредить Таэрину, если поисковики подберутся к наёмникам и заказчику. Во-вторых, она могла ошибиться, и предупреждение не о нападении, а о том, что Данис Торн лжёт о своей влюблённости. Но в любом случае по возвращении стоило старосту стихийников как следует допросить.

Всё время Эви держалась хорошо, а вот к вечеру почувствовала апатию и странное оцепенение. Подопечные, заметив это, собрались все вместе в штабном шатре. Кровати сдвинули к стенкам, в центр кинули матрас, на который усадили Эви. Мигель обнял её, закутав крыльями и слегка укачивая. Рядом присели эльфы, Нико и Тиль с Гансом, а вокруг расположились оборотни в звериной ипостаси. Создать чувство безопасности, чувство стаи. Способ, сработавший с Ласло, сработал и на этот раз. Эви успокоилась, расслабилась, погружаясь в дремоту. Перед тем, как уснуть, успела почувствовать, как её поднимают на руки, укладывают на кровать, заботливо укрывая одеялом, и как прижимается к боку тихо мурчащий кот.

Глава тридцать вторая. Принцы



Глава Университета, давая рекомендации по уходу за питомцем, ошибся трижды. Первое: кот не спал в корзинке, предпочитая кровать Эви. Второе: спал всю ночь, вместо полётов над окрестностями. И третье: игнорировал приготовленную для него еду.

Шеф повар даже расстроился и пожаловался Эви:

— Не пойму, в чём дело. В Университете ел, а тут отворачивается.

Эви, прекрасно понимавшая причину такого поведения кота, успокоила повара:

— Илчи охотится на мелкую дичь. Не переживайте.

— А, ну тогда ладно, — сказал мужчина, облегчённо вздохнув. Как-то не привык мастер, готовивший вкуснейшие блюда, чтобы от них отказывались. Обычно, просили добавки.

Кот не просто делил с Эви постель, он незаметно перебрался на подушку. Утром, открыв глаза, Эви вздрогнула, уткнувшись взглядом в довольную кошачью морду.

— Ты точно, какой-нибудь химеристый принц, — прошептала она.

Илчи нежно потёрся лобастой головой о её волосы, даже попытался их вылизать, умывая. Но тут уж Эви осталась непреклонна, отодвинув блюстителя чистоты подальше.

Полтора дня и хозяйственники, и команда Университета готовили места для разбивки лагерей. Ожидались Королевская Академия, Высшая Императорская Школа, Военная Академия, Арвинская Академия Магических Искусств и Академия Стражей. Эви уже и не думала покинуть территорию полигона, и покорно терпела сопровождение до умывален и уборной. Магистр Ллойд, словно, между прочим, сообщил ей, что портал нападающих не отследили, а в Гильдии Наёмников принесли клятву, что заказов направленных против короны они не берут. Эви усмехнулась, и ведь не солгали. Ведь заказ имелся на неё.

Ко дню прибытия остальных команд полигон подготовить успели. В центре располагался плац для общего построения. Вокруг — квадратом места для лагерей, по два на каждой стороне и по краям — площадки для соревнований. Так что, когда стали появляться из порталов остальные, команда Университета отдыхала и наблюдала за происходящим. Всегда приятно посмотреть, как работают другие.

Соседом университетской команды стала Королевская Академия. Всем студентам предписывалось ношение формы определённого цвета для каждого факультета, а вот в окраске и виде отделки ограничений не было. Соседи щеголяли в чёрном, с золотыми галунами и нашивками.

Когда команда Королевской Академии устроилась, кстати, намного быстрее остальных, то тоже присоединилась к наблюдателям, осматривая окрестности. Неожиданно с их стороны раздался радостный оклик:

— Вестградская лучница! Эвелин!

К их лагерю быстрыми шагами направлялся худощавый студент, на вид подросток. Лишь нашивки на рукаве формы позволяли опознать в нём старшекурсника. Его сопровождала пара приятелей и хмурый мужчина в штатском.

— Арвинский бродяга! Дарен! — воскликнула Эви, узнав соперника по турниру, которому когда-то помогла, одолжив свой лук, и тоже поспешила навстречу. Разумеется, все её подопечные подтянулись поближе.

Бывшие соперники тепло обнялись, с интересом разглядывая друг друга. Отстранившись, студент спросил, улыбаясь:

— После того, как ты перестреляла почти всех варлов, тебя призвали в армию, чтобы добила остатки?

Эви, вспомнив, что на ней командорская форма, весело рассмеялась.

— И ты туда же, Дар! — Шутливо хлопнула старого знакомого по плечу и вдруг её озарило: — Ой, только не говори, что ты выступаешь за команду лучников, ведь тогда у нас нет шанса.

Студент тоже рассмеялся, явив обаятельные ямочки на щеках, затем ответил:

— Нет, Эви, я их тренер.

— Я тоже тренер, а ещё куратор вон тех красавцев, что прислушиваются к нашему разговору, — призналась Эви и многозначительно глянула на подопечных, взывая к совести, и надеясь, что те немного отойдут.

Совесть не вызвалась. Группа пять экс не сделала ни шагу назад. Если бы взглядами можно было прожигать, от студента по имени Дарен осталась бы горстка пепла.  Кстати, Дарен тоже пристально глянул на своих. Его сопровождение оказалось послушнее и отодвинулось шагов на пять.

— Интересная у тебя группа, — сказал бывший соперник. — Я с ходу могу назвать трёх принцев, а ведь ещё не приглядывался.

— О наследнике леопардов знаю, о сыне Владыки светлых эльфов подозревала, он очень похож внешне на отца, просто копия, а вот кто третий? — Эви на секунду задумалась и вся похолодела от догадки, уже зная, что именно услышит.

— Наследник Южного Княжества вампиров, — подтвердил догадку Дарен.

Чудом сумев взять себя в руки, Эви перевела разговор на другое.

— Жаль, мы не сможем посоревноваться. Если бы прошлый раз тебе не повредили лук, ты бы, скорее всего, выиграл, — сказала она.

Дарен просиял, приятно слышать похвалу из уст настоящего мастера, немного подумал и воскликнул:

— Идея! Попросим у организаторов провести соревнования между тренерами лучников, думаю, никто не откажется. И команде победителя засчитается, например, два очка, за второе место — одно.

— Дар, ты гений! — обрадовалась Эви. Кажется, только что её лучникам подарили неплохой шанс.

Они оживлённо обсудили правила поведения турнира для тренеров, число подходов, расстояние до мишени и наличие дополнительных условий. Например, несколько огненных колец, через которые должна пройти стрела, прежде чем попасть в мишень.

— Это будет невероятно зрелищно! — радовался Дарен.

— Только бы организаторы согласились. Надеюсь, Его Высочество не будет против, — выразила надежду Эви.

— Не переживай, с братом я сам поговорю, — успокоил Дарен и замер с открытым ртом, сообразив, что сказал.

— Три принца позади и один напротив, — с нервным смешком произнесла Эви. — Я соревновалась с сыном Императора, с ума сойти. Значит, тот мужчина в штатском твой личный телохранитель. То-то он на меня хмурится.

Младший принц тревожно посмотрел на старую знакомую и попросил:

— Эви, поклянись, что будешь относиться ко мне, как прежде. Пожалуйста.

— Конечно, Дарен, — согласилась Эви. — Ведь мы с тобой делили оружие, а это, по меркам воинов, побратимы.

Она вновь обняла бывшего соперника и почувствовала, как её целуют в макушку, шепча:

— Спасибо!

Откуда-то сзади раздалось глухое рычание и громкое шипение. И если рычание Эви проигнорировала, то на шипение резко обернулась, вылавливая летучего кота. Она приложила палец к оскаленной морде и строго произнесла:

— Илчи, запомни: Дарена трогать нельзя. Иначе тебя посадят в клетку за нападение на лицо королевской крови.

Кот внимательно присмотрелся к принцу, втянул ноздрями воздух и равнодушно отвернулся, прижимаясь к любимице.

— Надо же, он словно понимает, — восхищённо произнёс Дарен. Вернее Ильдарен Арвинский, младший отпрыск венценосной семьи.

Сирена, приглашающая на обед, прервала беседу. Собеседники расстались довольные друг другом. Эйфория от встречи прошла, и на Эви навалилось осознание факта: её Мигель — принц. Она без аппетита поковырялась в тарелке и сразу по окончании обеда убежала в свой угол. Там забралась на кровать с ногами. Села, согнув колени, и уткнулась в них лицом. Как она могла не догадаться сразу. В памяти мелькали яркие картинки воспоминаний. Вот они в дилижансе, Мигель терпеливо отвечает на расспросы мальчишки попутчика, поясняя «У меня четыре младших брата». Вот ректор говорит: «Вампиры по обмену присылают лучших». Вот она сама рассказывает о расах на парах: «У вампиров в семьях рождается мало детей, редкое исключение — Правитель Южного Княжества, имеющий пять сыновей». Неужели любовь настолько ослепляет, что она, расовед, даже не подумала приглядеться и сопоставить факты. Её Мигель принц. Это ничего не меняло, и меняло всё. Эви всё равно бы влюбилась, а вот шанса на совместное будущее у них нет. Вампиры соединяли свои судьбы с представителями других рас, и довольно часто. Но только не Князья и их наследники. У этих даже в фаворитках ходили лишь чистокровки.

Послышался тихий шорох. Эви, не поднимая головы, поняла, кто вошёл. Вампир обнял, подхватывая на руки, усадил себе на колени. Затем, развернул к себе её лицо, мокрое от слёз. Эви сама не заметила, что плачет. Мигель горячо, порывисто целовал её щёки, глаза, губы, шепча в перерывах между поцелуями:

— Я люблю тебя больше жизни. Клянусь, ты станешь моей женой, и никто не сможет нам помешать! Пусть даже придётся передать право наследования братьям. Счастье, что у меня их много. Поверь мне, Эви.

Мигелю Эви верила, а вот в то, что им позволят быть вместе — нет. Потихоньку она начала успокаиваться и отвечать на поцелуи, решив положиться на судьбу.

От входа в её уголок донёсся бас Олафа:

— Мигель, медвежонок, пора собираться на построение.

Влюблённые с неохотой разомкнули объятия. Мигель, в чёрных глазах которого плясали огоньки пламени, спросил:

— Ты веришь мне, Эви?

— Тебе верю, — последовал ответ.

Когда команда Магического Университета построилась перед отправкой на плац, Магистр Ллойд объявил:

— Сегодня на торжественное открытие соревнований прибыл Его Высочество лично.

Эви даже зубами скрипнула, многовато что-то принцев собралось.

Команды выстроились на плацу квадратом. Зрелище оказалось невероятным и действительно торжественным. В идеально ровном строю стояли лучшие боевики в парадной форме, все как на подбор. Развевались флаги всех учебных заведений в центре на флагштоках. За каждой командой в воздухе висел её герб, созданный при помощи магии.

Наследный принц, молодой мужчина в парадных одеждах и в короткой мантии, отороченной мехом соболя, важно шествовал вдоль строя, останавливался перед каждой командой и произносил слова приветствия, получая в ответ традиционное:

— Да здравствует Император и его семья!

Команда Магического Университета, как принимающая сторона удостоилась приветствия первой. Когда наследный принц и его свита двинулись дальше, Эви почувствовала, как её сердце пропустило удар. Позади свиты столь же важно, как Его Высочество вышагивал летучий кот.

Глава тридцать третья. Состязания и битвы



Выходка летучего кота заставила Эви поволноваться. Внутренний голос вопил: «Делаем вид, что ты этого зверя не знаешь!» Совесть вкрадчиво шептала: «Ты не можешь так поступить, тебе его доверили». Победила совесть. Но оправдываться не пришлось, после их строя Илчи свернул и отправился по своим кошачьим делам.

Как бы то ни было, эта встряска привела Эви в чувства, она обрела спокойствие и сумела принять даже ситуацию с Мигелем.

Сразу после построения участники провели показательные поединки: магические битвы на выбывание. От каждой команды выставлялось по две боевые двойки. Затем жребий определял противников. От Университета выставили сильную пару стражей, которую Эви уже видела на тренировке и от группы пять экс — Олафа и Тисса.

В начале Эви болела, молча, решив вести себя скромно и незаметно. Ведь не так далеко на местах для зрителей расположился наследный принц. Её хватило на первую схватку, в которой их стражи одержали победу, и следующие три поединка с участниками из других команд. Но когда на поле вышли её медведь и эльф, благие намерения испарились со скоростью бешеного единорога. Эви из-за маленького роста было плохо видно, она встала на скамью, затем подняла себя воздушными вихрями. Но, используя магию, от души не поддержишь участников. Подопечные заметили муки куратора, и вскоре она расположилась на плечах у самых высоких из них — Мигеля и Вильяма — они уступали в росте лишь Олафу. Вновь оставшемуся за бортом Ласло оставалось смотреть и завидовать. Тилю быстро надоели показные вздохи леопарда, и он предложил:

— Можешь посадить на плечи меня. А что? Мы с наставником почти одним ростом.

Но Эви уже ничего не слышала и не видела, кроме происходящего на поле. Она не отрывала глаз от Олафа, казавшегося олицетворением силы, от Тисса, поражающего ловкостью, невероятно мужественных и красивых. Их способность владеть магией потрясала. Чего стоили ледяной щит медведя, переливающийся под заходящим солнцем, или земляная волна эльфа.

Эви кричала слова поддержки, к ней присоединились сначала подопечные, потом остальные университетские. Болельщики из команды противников, видя такое дело, сначала робко, затем смелее принялись поддерживать своих.

К последнему поединку кричали все зрители. Малочисленных представительниц прекрасного пола — целительниц, поваров, студенток-боевиков — по примеру группы пять экс тоже посадили на плечи. Стражи из Университета сражались достойно, но выбыли в предпоследней схватке. В финал вышли Олаф и Тисс и двойка из Королевской Академии. Эви опознала одного из друзей Дарена, оказавшегося сильным огненным магом, второй противник был воздушником.

На поле сошлись все четыре стихии. Огненные фейерверки против водных смерчей, воздушные вихри против земляных валов. Снаряды невероятной силы, при рикошете заставляющие опасно прогибаться защитные щиты. Это была битва равных. Неожиданно Олаф и Тисс объединили стихии и, отбив удар ледяным щитом с вмёрзшими туда корнями, сами запустили снаряд в виде селя. Мощный грязевой поток сбил с ног соперников и остановился вплотную к зрителям. Эльф и медведь рискнули, ведь при сдвоенном ударе оставались без защиты, и победили.

Восторженный рёв зрителей заставил содрогнуться и разрушиться защитный барьер. Толпа рванулась к победителям, поднимая на руки и подкидывая в воздух. Эви крепко поцеловала в губы Олафа, а затем и Тисса. Поцелуй с эльфом длился куда меньше, чем на вечеринке, но рядом выросли несколько кустов роз, чьи листочки трепетали от ласкового поглаживания ветерком. Если Тисс и Эви друг другу симпатизировали, то их магии сливались в обоюдном обожании.

Наследный принц вручил победителям кубок и произнёс прочувствованную речь о прекрасном начале учений. На Эви Его Высочество произвёл хорошее впечатление, но она вздохнула с облегчением, когда принц и его свита отбыли порталом.

После ужина Эви подозвал Главный повар и с таинственным видом сказал:

— Магистр Дейэль, не хотите посмотреть, на какую дичь охотится ваш гад химеристый?

Эви не стала исправлять, что Илчи питомец ректора, она привыкла к незаметно вползшему в сердце коту. Ей стало интересно, ведь питомец каждый вечер являлся с добычей. Повар повёл её и Лисов, в качестве стражей в сторону шатров складов. «Неужели завелись крысы или мыши, — поразилась Эви. — А как же магическая защита?»

Главный повар повёл их к находящимся под заклинанием стазиса продуктам. На отдельном стеллаже размещались тушки каких-то птиц, размером с небольшую курицу. Верхняя полка выглядела заметно опустевшей, а на особо крупных тушках виднелись следы клыков.

— Он их, видать, ухватил, но понял, что не сможет утащить, — пояснил повар, хохотнул и процитировал строки из инструкции: — Кормить Илчи исключительно приготовленными на пару радонскими куропатками. Кости отделять от мяса заранее. В качестве гарнира добавлять овощи, — затем добавил: — Против природы не попрёшь. Хищник он и есть хищник.

Томас и Тимер дружно отпрянули от стеллажа с птицей, к которой заинтересованно принюхивались.

— Что теперь делать? — спросила Эви.

Мужчина пожал плечами и выдал вердикт:

— Пусть ворует. Всё равно для него закуплено. А Архимагистру ничего не будем говорить, чтобы не расстраивать. Он ведь для этого неблагодарного старался.

Ну, Эви и сама не собиралась признаваться, где именно спал Илчи во время учений.

Магистр Ллойд в честь победы Олафа и Тисса и достойного выступления стражей освободил команду от вечерних разминок и тренировок. Эви тоже устроила лучникам выходной. По собственному опыту знала, накануне соревнований, а завтра предстоял первый этап турнира, лучше хорошенько отдохнуть.

Забежавший ненадолго в их лагерь Дарен принёс хорошую новость. Наследный принц одобрил состязания тренеров и даже подсказал несколько интересных испытаний. Беседа вновь проходила под неусыпным надзором подопечных Эви и сопровождения принца, но они уже начали к подобному привыкать.

После отбоя Эви лично проследила, чтобы лучники улеглись спать вовремя.

— Ты им ещё одеялко подоткни, медвежонок, — пошутил Олаф.

— И поцелуй на ночь, — мечтательно протянул Тисс.

— А кто потом через кусты роз будет выход прорубать? — осадил эльфа медведь.

Нико выпустил когти и пошевелил пальцами, мол, без проблем.

Эви рассмеялась, послала всем воздушный поцелуй и скрылась в своём уголке, тоже забираясь в кровать. Вскоре к ней присоединился наевшийся кот. Обнимая Илчи, Эви неожиданно подумала: «Приедет брат, я ему скажу, что делила постель с принцем. Неважно, что это кот из рода химер, Таэрин-то об этом не знает. Представляю, какое у него будет лицо! Эх, братик, где ты, почему молчишь?» Она и не догадывалась, что её любимому путешественнику только что тоже пришлось биться, но вовсе не в спортивном поединке…

Таэрин сидел на земле, прислонившись спиной к дереву. Кровь сочилась из рассечённой кинжалом левой брови, заливая глаз. Ильма связывала руки одному из нападавших, тому, кто по роду службы должен охранять. Второй лежал, не подавая признаков жизни. Не зря говорят — сокровища завораживают, а жажда золота съедает разум. Стражи сопровождения решили завладеть найденным кладом, и не собирались делиться.

Нападение стало полной неожиданностью. Дроу находился в своём шатре, предвкушая тайное свидание с Ильмой. Ему удалось, наконец, уговорить упрямицу провести с ним ночь. Зачем ему эта женщина, ершистая, неуживчивая, строптивая, эльф и сам не мог понять.

Само появление стражей не насторожило, мало ли что могло случиться. Выработанное в путешествиях чутьё сработало, когда вошедшие переглянулись. Таэрин насторожился и сумел уклониться от острого клинка. Он швырнул кувшином с вином в одного стража, уворачиваясь от ударов второго. Вряд ли ему, безоружному, удалось бы долго продержаться, но вмешалась судьба, носящая на этот раз имя Ильма. Личный страж даже на свидание явилась с оружием. Всё же, Таэрина не обманули, она была лучшей. Не так много времени прошло, как один из злоумышленников оказался убит, второй обездвижен.

Ильма и Таэрин выволокли нападавших из шатра, и тут силы оставили эльфа. Он прислонился к дереву и съехал по нему на землю.

— Потерпи немного, — произнесла Ильма. Сквозь нарочитую грубоватость Таэрин уловил в её голосе нотки беспокойства. — Сейчас вызову подкрепление, целителя. Слушай, Рин, давай вместе с этими отправим порталом в столицу и клад. Ну их к Теням эти сокровища.

Ильма быстро переговорила с кем-то через амулет связи и присела рядом с Таэрином. Она обработала порез и, неожиданно и для себя, и для дроу, ласково провела рукой по его щеке…

Ещё один участник битвы, состоявшейся несколько раньше, лежал на кровати в комнате постоялого двора. Лежал на животе, поскольку на филейной части имелась рваная рана от клыков кота химеры. Страдал вертлявый наёмник не столько от укуса, обработанного и почти залеченного клановым целителем, сколько от насмешек сообщников. Ради такого дела молодой наёмник и старший даже оставили свои обычные перепалки, переключившись на незадачливого приятеля.

Глава тридцать четвёртая. Лучники



Первый этап соревнований лучников состоялся утром. Эви со своей командой пришли заранее.

— Послушаю ветер, — пояснила она.

Лучники переглянулись, но уточнять, что имеет в виду их тренер не стали. Магистр Ллойд забрал остальных на разминку, но выбрал место, откуда хорошо просматривалось стрельбище. Помимо университетских так рано пришли представители Военной Академии. Их тренер, светлый эльф, выглядел не просто слегка отстранённым, а невероятно высокомерным. И, скорее всего таким и был, судя по презрительному кивку, в ответ на приветствие Эви. А вот курсанты — учащиеся военки назывались именно так — смотрели куда благосклоннее. Им явно понравилась девушка в походной форме, обтягивающей ладную фигурку. Один даже собрался познакомиться, но под кровожадными взглядами Тисса, Адэйра, Нико и собственного тренера передумал.

Остальные участники реагировали на Эви примерно одинаково, похоже, её заприметили ещё во время показательных боёв. У неё мелькнула мысль: «Пуговички верхние расстегнуть, волосы распустить, на губы соблазнительную улыбку,  и победа в кармане. Остальные будут постоянно отвлекаться. Хотя… мои тоже могут отвлечься».  Подумала Эви так в шутку, но внутренний голос зудел, что идея неплоха.

Оценив соперников пока поверхностно по внешности, поведению, виду луков, Эви постояла на всех трёх позициях эльфов и Нико. Затем прикрыла глаза. Благодаря дару ей удавалось с невероятной точностью угадывать направление ветра и его силу. Конечно, во время соревнований магия не использовалась, а вот провести предварительную оценку условий не возбранялось. Сегодня дул восточный ветер с силой один плюс — лёгкий. Повезло, корректировка прицеливания будет минимальной.

Эви провела быстрый инструктаж и проверила луки и стрелы. Возмущённые взгляды её троицы, мол, ты что, нам не доверяешь, тренера не тронули. Команда Дарена появилась последней. Принц обнялся с Эви под тройной зубовный скрежет и дальнее рычание, а его лучники, пожали руки университетским.

Курсанты посмотрели на своего тренера эльфа возмущённо-обиженным взглядом, который переводился: значит, другим можно, а нам нет. Эльф задрал нос ещё выше.

Дав последние указания подопечным, все тренеры поднялись к судьям на возвышение. Организаторы дали сигнал начинать соревнование. Эви почувствовала привычную атмосферу подобных турниров. Она пристально вглядывалась в действия участников, вновь оценивая соперников уже по технике стрельбы. Рядом замер Дарен, тоже не отводивший взгляд от происходящего на стрельбище.

По сумме очков на этом этапе на первое место вышли курсанты, на второе — студенты Королевской Академии, на третье — подопечные Эви.

Сами они выглядели расстроенными, а вот Эви оказалась ими очень довольна.

— Считайте это пристрелкой, — посоветовала она. — Вы достойно отстрелялись. Ничего, впереди ещё три этапа и тренерский турнир. Нагоним. Первое место вряд ли, а вот за второе поборемся.

Проходящий мимо тренер эльф посмотрел на Эви с пренебрежением, она же в ответ мило улыбнулась, кокетливо поправляя прядку волос. От неожиданности тренер курсантов даже споткнулся, но быстро опомнился и зашагал дальше с гордо выпрямленной спиной. Эви переглянулась со своими лучниками и рассмеялась. Женская красота — сила. Порой, убойная.

Кастелян и его работники поправляли мишени, разбирали возвышение. Они действовали быстро и незаметно, словно всё происходило само собой. Гоблин подошёл к Эви и лучникам.

— Ну, вы, того, молодцы, — сказал он и неожиданно обратился к Тиссу: — Слышь, староста, а те кусты, что ты намагичил, долго цвести будут?

— Если тут оставить, завянут и расцветут лишь весной. В тепличных условиях цветут круглый год.

Кастелян просиял.

—  Магистр Дейэль, мне надо с тобой и старостой поговорить конфеден… конфиден… тьфу ты, короче, по секрету.

— Нико, Адэйр, идите, мы догоним, — отпустила Эви лучников, явно намеревавшихся подслушать.

Дроу и сын феи неохотно отошли на приличное расстояние и там остановились.

Гоблин прокашлялся и произнёс:

— Дело такое. Дня через два, как возвратимся с учений, Университет приедет проверять очередная комиссия. На этот раз из Королевского совета. Одна птичка нашептала, эти будут оценивать благоустройство помещений и территории. А главной у них дамочка, обожающая оранжереи.

— У нас же, кажется, нет оранжереи, — задумчиво протянула Эви.

— Так о чём и речь! — воскликнул кастелян. — К нашему прибытию построят, я нанял работников. Там удобное местечко рядом с лабиринтом. Но нужна ваша помощь.

— Тисс понятно, но я-то совсем не разбираюсь в растениях, — удивилась Эви.

— Так и не надо! — уверил кастелян. — Вы со старостой зайдёте внутрь и нацелуете розовых кустов. Сейчас цветущих взять негде. — Заметив ошарашенные взгляды будущих садоводов, кастелян попросил: — Ну что вам стоит. Там всего-то нужно поцелуев пару-тройку… десятков.

Первым отмер Тисс и серьёзно, даже торжественно произнёс:

— Помочь родному Университету — это святое!

Сказал слишком серьёзно и слишком торжественно, лишь заблестевшие голубые глаза показывали, что эльфу очень, просто очень понравился подобный вид помощи.

— Вот пример настоящего патриотизма! — тоже пафосно воскликнул кастелян и переключился на Эви: — Ну же, Магистр, решайся.

Почувствовав себя припёртой к стенке, Эви ответила:

— Хорошо, — отмечая просиявшие лица эльфа и гоблина. — Но мы в оранжерее будем только вдвоём. Больше никого не пускать. Мне слишком дорог мой староста.

— Договорились, — согласно кивнул кастелян. — От этого эльфа действительно больше пользы, чем вреда. И, это, вы остальным пока ничего не говорите. Всё, побежал я, а то вон ту мишень криво установили.

Старосту и куратора встречали уже не только лучники, но и вся группа пять экс.

— Что гоблин от вас хотел? — спросил Тиль.

Эви ответила чистую правду:

— Нужно, как вернёмся, помочь в садоводстве.

— Тисс, понятно, а ты причём? — спросил подозрительно Мигель.

— Кастелян думает, в присутствии куратора надёжнее просить о помощи, — ответил эльф с самым невинным видом.

Дальнейшие дни летели стрелой. Команды бились в соревнованиях с переменным успехом. Но три лидера оставались неизменными: Королевская Академия, Военная Академия, Магический Университет. Эви так же эмоционально болела за свою команду, не только за подопечных, но и за университетских стражей и телохранителей. С её лёгкой руки зрители стали сочинять речёвки в поддержку типа: «Наш герой, мы с тобой!», «Вперёд, победа ждёт», «Универ — всем пример», «Не зевай, в мишень стреляй».

К четвёртому этапу соревнований по стрельбе из лука вперёд вырвалась Королевская Академия, а Военная Академия и Магический Университет сравнялись по очкам. Остальные тренеры уже не смотрели на Эви свысока, даже эльф.

Студенты и курсанты не оставляли попыток познакомиться поближе с Магистром Дейэль. Несколько уже ходили с синяками и фингалами. Эви даже об этом и не подозревала, ведь претендентов сбивали на подлёте. Причём, в увлекательную игру под названием: «Не дай подойти к Магистру», включилась вся университетская команда.

Захваченные Эви уникальные альбомы по расам Восточного полушария благополучно лежали на дне саквояжа. Времени на них не оставалось. Эви пару раз вспомнила о своём обещании рассказать о драконах, но решила: легендарные ящеры не обидятся, если произойдёт это позже, на занятиях.

Кот Илчи ходил на склад с продуктами, не таясь, сообразил, раз не гоняют, значит, можно. Он заметно потолстел и слегка подобрел. Во всяком случае, никого из университетских и Дарена от любимицы не отгонял. Правда, смотрел пристально, словно запоминал, особенно тех, кто резковато отзывался о его химеристом высочестве. Эви подозревала, кот просто отложил месть особо ему не понравившимся личностям на будущее.

Тренерский турнир организаторы назначили на день закрытия учений. Задуманное Эви и Дареном для собственного удовольствия соревнование превратилось в решающую схватку. От результата зависели уже не только места лучников, но и места команд в целом.

После общего совещания команды Университета, решили повторить шествие с лучницей верхом на медведе, делая появление Эви неповторимым. Ведь подобное видели только свои.

— Деморализуем противника ещё до соревнований, — заявил Магистр физической подготовки и, хохотнув, добавил: — Я сам, когда увидел, подумал, допился, словил дракона, уже древние легенды мерещатся.

Эви, как бывало перед всеми важными турнирами, настроилась на битву, оставив переживания на потом.

На закрытие учений прибыл наследный принц. Его высочество со свитой и телохранителями расположился в специально сооружённой ложе, чуть ниже разместились судьи. Остальные зрители сидели на скамьях, на земле, стояли, собрались все нынешние обитатели полигона. Тренеров, ставших участниками, встречали приветственными криками. Особо горячо встретили Дарена. Младший принц, общительный, дружелюбный, весёлый, сумел завоевать общую любовь. Пожалуй, такую же, как и Эви. Но если Вестградскую лучницу обожали издали, то с Арвинским бродягой многие сумели пообщаться лично.

Неожиданно затрубили воинские горны, а команда Университета выстроилась, образуя коридор. Весь полигон замер в предвкушении. К стрельбищу шествовал белоснежный медведь. Казалось, земля подрагивает от его твёрдых уверенных шагов. На спине огромного зверя стояла отважная лучница. Ветер развевал забранные в высокий хвост волосы, трепал рукава рубашки, гладил медведя, ероша густую шерсть. Время словно остановилось. Зрители не могли отвести глаз от завораживающего зрелища. И только когда лучница вскинула вверх руки в приветствии, над стрельбищем пронёсся шквал восторженных криков и аплодисментов.

Глава тридцать пятая. Серебряная стрела



Турнир для тренеров готовился организаторами в обстановке строгой секретности. Даже Дарену не удалось разведать, какие испытания ожидают и приняли ли их с Эви предложения. Единственное, что разузнал младший принц — этапов предстоит три, и следовать они будут подряд, без времени на передышку.

Мишени скрывались за плотной магической завесой. После того, как стихли восторги после прибытия Эви, и все тренеры заняли указанные судьями места, завеса пала. Раздался дружный вздох.

В воздухе медленно поворачивались вокруг своей оси мишени в виде Теней, мерзких порождений Нижнего мира. Горящие алым светом глаза указывали место для попадания стрел. Глаз имелось по три, что и указывало на число выстрелов. Ещё до начала турнира было оговорено условие об отсутствии дополнительных подходов.

Эви прикрыла глаза, слушая ветер. Северный, средней силы. Она посчитала это благоприятным знаком, ведь направление ветра совпадало с названием её лука. Вестградская лучница встала наизготовку, доставая стрелу. Она отрешилась от окружающего, от действий соперников, от реакции зрителей, в уме просчитывая траекторию полёта и силу натягивания тетивы. Затем вскинула лук, выждала нужный момент и совершила выстрел. Стрела пронзила первый глаз, скорость вращения мишени усилилась.

Эви внимательно следила за вращением фигурки Тени, вновь производя расчёты. Ещё выстрел, второй алый глаз обзавёлся стрелой, а мишень закрутило в обратную сторону. Эви неожиданно вспомнился варл, крадущийся со спины к Мигелю, и её шанс совершить единственный выстрел, без права на ошибку. Она хладнокровно считала обороты мишени, но видела перед собой налившийся кровью глаз злобного зверя. Выстрел. Стрела чётко попала в цель. Мишень остановилась.

И тут на Эви обрушились окружающие звуки: дружный рёв университетской команды, скандирующей её имя и вопль болельщиков младшего принца. Стало понятно, кто уже отстрелялся, и довольно успешно. Два раза попал эльф, остальные участники по одному. Но зрители приветствовали всех. Ведь даже, чтобы попасть хотя бы один раз, нужно быть профессионалом.

На мишени вновь опустилась завеса, а судьи объявили о том, что участники должны поменяться местами. Среди болельщиков прокатился недовольный ропот. Даже не стрелявшие никогда из лука понимали, этим создаются дополнительные сложности. Они ведь только что наблюдали, как готовятся лучники, приспосабливаясь к своему месту.

Закинув лук за спину, Эви направилась к указанному судьями месту. По пути она успела обняться с Дареном, под неодобрительный взгляд проходящего мимо тренера из Военной Академии. Эви улыбнулась эльфу и слегка склонила голову, признавая его мастерство. Возможно, он и высокомерный, но соперник из него получился достойный.

Когда завеса пала во второй раз, раздался недовольный гул.  Перед каждым участником находились три мишени, расположенные одна под другой. Напротив верхней располагалось препятствие: в воздухе кружились водяные и огненные кольца. Следовало пустить стрелу так, чтобы она пролетела сквозь препятствие, не задев, и попала в центр мишени. Эви вновь замерла, привыкая к новому месту, ветер слегка изменил направление. Откуда-то с правого края послышалось громкое шипение — кто-то зацепил стрелой водный и огненный круг.

Подобное испытание не стало для Эви новинкой, они с братом в детстве часто дурачились, намеренно задевая такие же кольца. Первый выстрел — стрела, пролетев через центр колец, вонзилась в мишень. Препятствие появилось перед средней мишенью, кольца заметно сузились. Второй выстрел — вновь точный. Кольца перед третьей мишенью сузились чуть ли не до размеров монеты. Эви достала стрелу без оперения, всегда имела в запасе подобные, пересчитала все данные и совершила выстрел — вновь точный. Слева потянуло дымком и запахом жжёного пера, чья-то стрела загорелась.

Во втором этапе поразили все три мишени Эви и эльф, Дарен и ещё один участник попали дважды, остальные по одному разу. Вновь опустилась завеса, а тренеры поменялись местами. На этот раз Эви не пришлось проходить ни мимо Дарена, ни мимо эльфа.

Перед тем как дать сигнал к последнему этапу турнира, старший судья предупредил, что даётся три попытки и посоветовал приготовиться заранее. Стрельбище отделили от зрителей и судий защитным куполом. Эви натянула тетиву, придерживая стрелу пальцами.

Завеса пала. На участников неслись разъяренные варлы. Раздались крики. Подопечные Эви рванулись к прозрачной защите, пытаясь её пробить. Сверху над куполом заметался крылатый кот. Сама Эви моментально спустила стрелу. Всё это произошло одновременно.

Вторую стрелу Вестградская лучница выхватила моментально. Заметив, что её варл лежит кверху брюхом с торчащим из глаза оперением, быстро оценила дела соседей и развернулась вправо. Тренер телохранителей тянулся к колчану. Эви, осознавая, что тот не успеет, выстрелила сама. Зверь упал, проехал на брюхе до самых ног участника, бледного, лихорадочно сжимавшего сломавшуюся стрелу.

Турнир с его правилами отошёл на задний план. Эви выхватила следующую стрелу и развернулась к остальным. Эльф и Дарен поразили своих варлов с первого выстрела. Теперь же помогали соседям. Убедившись, что справились без неё, Эви отпустила тетиву, почти не целясь. Она попала в дальнюю мишень, а хотелось в руку или ногу наследному принцу, придумавшему такое испытание. Охотничек, Тени его пожри!

Зрители потрясённо молчали. Над полигоном установилась мёртвая тишина. К Вестградской лучнице подошли Дарен, эльф и спасённый ею мужчина. Последний принялся благодарить, тряся руку девушки. Она слабо улыбнулась кивая. Дарен порывисто обнял приятельницу. Но больше всего потряс Эви поступок эльфа. Он снял со своей шеи цепочку с серебряной стрелой, знак элитных воинов Великого Леса, и надел на соперницу.

— Вы самый достойный лучник из всех, что я встречал, — произнёс тренер Военной Академии.

Эви склонила голову, принимая дар. Старший судья, похоже, только опомнившийся, провозгласил:

— Окончательные результаты учений будут объявлены на торжественном построении перед ужином.

Наследный принц и его свита исчезли в портале. Его высочество выглядел бледным и потерянным. Похоже, не ожидал, к каким последствиям может привести его задумка. Получалось, он подверг риску не только жизни участников, но и жизнь собственного брата.

Только после отбытия важных гостей убрали защитный барьер. Студенты всех академий, забыв о субординации, обнимали тренеров. Дарена и эльфа благодарили за спасение соперников. К Эви пробиться не смогли. Олаф подхватил её на руки, принявший боевую ипостась вампир прикрывал крыльями, остальные окружили этих троих и отступали в сторону своего лагеря. Кот химера летел над их головами.

Боевики группы пять экс ещё не отошли от потрясения. Каждый корил себя за беспечность. Ведь нет хуже ситуации, когда твой близкий подвергается смертельно опасности, а ты ничего не в силах сделать. Перед штабным шатром Илчи развернулся и полетел в другую сторону, но этого никто не заметил. Внутри шатра вновь сдвинули к стенкам койки, подготовив место в центре. Эви погладила Олафа по плечу и произнесла:

— Мы уже пришли.

Медведь с неохотой опустил свою ношу на пол. Мигель принял обычный вид. Нико спрятал когти, которыми пытался прорезать купол и забыл после втянуть. Тисс, бледный как полотно рванул ворот так, что отлетели пуговицы. Ласло сжимал и разжимал кулаки. Остальные стояли, боясь поднять взгляд на ту, что защитила себя сама. Эви не понравился вид подопечных, неожиданно она предложила:

— А хотите, я расскажу вам о драконах?

Не дожидаясь ответа, она кинулась в свой уголок и вернулась с толстым альбомом, который еле удерживала в руках.

— Медвежонок, ты хорошо себя чувствуешь? — осторожно спросил Олаф.

— Замечательно! — ответила Эви, усаживаясь посредине. — Смотрите, эту невероятно редкую книгу привезли для меня из Восточного полушария. Вместо картинок тут иллюзии. Подобный дар в нашей империи отсутствует.

Она открыла альбом. Над его страницами в воздухе возникла уменьшенная копия чёрного дракона. Древний ящер выглядел, как живой, раскрывая и складывая крылья, высовывая раздвоенный язык, пуская изо рта струйки пламени. Эви увлечённо рассказывала, а остальные любовались её раскрасневшимся лицом, чувствуя, как вина, сжимающая сердце, потихоньку отпускает.

К концу рассказа появился Илчи. Кот химера держал в пасти тушку куропатки. Он гордо направился к Эви, опустил перед ней слегка пожёванную добычу. Решил подкормить любимицу. Можно сказать, от сердца оторвал. Эви подняла кота, наглаживая и шепча слова благодарности, тот громко замурлыкал.

На закрытие учений никто из важных персон не прибыл. Первое место поделили Магический Университет и Королевская Академия, второе присудили Военной Академии. Третье место решено было не присуждать. Несколько потерянные организаторы вручали кубки. Не было ни ликования, ни радостных криков. Слишком дорогой ценой оказалась достигнута победа.

Глава тридцать шестая. Дела садоводческие



Встречали университетскую команду так же бурно, как и проводили. Утром студенты и преподаватели собрались перед входом в Центральную башню. Внутрь, к портальному залу запретил заходить ректор, исключение сделал лишь для своего секретаря. Магистры, посоветовавшись накануне, перенесли первые пары на более позднее время. Никому не хотелось вести занятия перед сидящими как на иголках студентами. Наставники знали наверняка — мысли подопечных будут далеки от изучаемых тем, даже у отличников.

Прибывали победители группами с интервалом пять минут. Глава Университета произносил краткую поздравительную речь и отправлял на выход. Вскоре с улицы уже неслись восторженные крики. Группа пять экс прибыла последней. На полигоне остались лишь хозяйственники, их ожидали в послеобеденное время, после того, как наведут порядок на месте недавних учений.

Ректор тепло поздравил подопечных Эви и обнял её саму. Кот химера, сданный на руки хозяину, несколько раз мурлыкнул, соскучился.

— О, Илчи, тебе на пользу пошёл свежий воздух, — сказал Архимагистр, принимая увесистого питомца.

Адэйр пробрался к Лани и словно, между прочим, взял за руку. Так они и спускались по лестнице во двор, тайком поглядывая друг на друга, заметно смущаясь, когда взгляды встречались. Эви даже загляделась, когда ещё доведётся увидеть смущённого дроу, имевшего за плечами службу у Призраков.

Встретили группу пять экс бурно, обнимая каждого и даже пытаясь подкинуть в воздух. Тиль и Нела самозабвенно целовались чуть не под носом остолбеневшего Магистра Росса. Обретя дар речи, декан кафедры теоретической магии, подобрался вплотную и гневно произнёс:

— Студент Грон, что вы себе позволяете?! Нела, быстро ко мне!

Опомнившаяся Нела сделала шаг к дяде. Тиль притянул её обратно, обнял за талию, и по-гномьи солидно произнёс:

— Магистр, я прошу позволения ухаживать за вашей племянницей.

Декан махнул на парочку рукой и пошёл прочь, ругая сам себя:

— Взялся приглядывать за молоденькой девчонкой, да ещё такой стрекозой, старый дурак.

Эви, мимо которой Магистр проходил, расслышала его ворчание хорошо. Живо вспомнились ей слова, как-то сказанные гномом: «Мы, наставник, с невинными девицами не связываемся». Оказалось, связываются, ещё как связываются, если полюбят по-настоящему.

В этом она убедилась, когда заметила ещё одну парочку. Томас стоял, приобняв свою целительницу, а та что-то объясняла деду, указывая на Лиса. Магистр Томри смотрел на влюблённых куда благосклоннее коллеги. Старый историк всё ещё пребывал в эйфории после своего доклада на Учёном Совете, где он представил бесценную находку — письма короля Арва Третьего и его фаворитки.

Способ открытия старинного амулета-шкатулки, в котором переписка хранилась, Магистр описал примерно так: «Открыть амулет удалось в результате плодотворной работы студенческого научного общества, многочисленных опытов с применением теории магических заклинаний…» О взломщике по имени Нико Верити, разумеется, упомянуто не было. Учёные тоже имеют право на некоторые секреты.

Подошёл к Эви и Данис Торн. Она даже слегка зауважала пакостника, не побоялся кровожадных взглядов её оборотней. Выслушав поздравления, показавшиеся неискренними — как Эви не убеждала себя, что нужно уметь прощать, внутренний голос упрямо твердил: не верю — она спросила:

— А где ваш друг, староста группы?

Стихийник поморщился и ответил:

— Забрал документы из Университета, перевёлся в своё захолустье.

Услышанное показалось Эви подозрительным, она решила рассказать подопечным о предупреждении и исчезновении студента. Стоило проверить, а действительно ли он вернулся домой. Таэрин говорил о важности своего путешествия для правящей семьи. Решившиеся выступить против интересов Империи, наверняка опасны. Кто знает, какие методы кроме запугивания и угроз они ещё применяют.

Не откладывая намерения в старую шкатулку, Эви собрала подопечных в холле, показавшемся после недельного проживания в шатре очень большим. Но перед этим группу пять экс и их куратора ожидал небольшой сюрприз. Перед входом в правое крыло на втором этаже их встретила стайка девушек и три хронических нарушителя порядка во главе. Земляк Эви отчитался:

— Уборка комнат, покоев, коридора и холлов проведена.

— Спасибо, — поблагодарила растерявшаяся Эви.

Первокурсник просиял и добавил:

— Поздравляю! Я сразу говорил, наша Вестградская лучница всех сделает! — затем скомандовал студенткам и приятелям: — Уходим. Пусть Монстры и героическая Магистр отдыхают.

Героическая Магистр отдыхать не стала, собрав свою стаю на совещание. Очень кстати Нела убежала на пары, а Лани загрузил работой ректор. Пугать подруг не хотелось. Подопечные внимательно выслушали рассказ. Олаф посмотрел на Эви и спросил:

— Медвежонок, есть что-то ещё, чего мы не знаем?

Эви отрицательно помотала головой.

— Я возьму у Лани адрес старосты стихийников, — сказал Адэйр. — Немного позже, когда она освободится. Думаю, дружка старосты пока ни о чём спрашивать не будем. Нужно за этим… — похоже, дроу хотел выругаться, но, глянув на Эви, передумал, — Данисом проследить пару деньков.

— Когда узнаем, в каком наша пропажа городе, будем решать дальше, — предложил Ганс. — А пока стоит переодеться и отдохнуть.

Все послушались дельного совета и разбрелись по комнатам. Эви вдоволь наплавалась в бассейне и даже успела вздремнуть перед обедом. А после обеда появился кастелян. Гоблин выглядел встревоженным.

— Комиссия завтра. Магистр Дейэль, староста, за мной, в оранжерею! — скомандовал он. На намеревавшихся пойти следом Мигеля и остальных гоблин рявкнул: — Куда! Вы мне там всю траву вокруг потопчете. Как забрал вашего куратора, так и верну, в целости и сохранности.

Подопечные, к удивлению Эви послушались. Похоже, кастеляну, когда он в таком настроении, никто возражать не решался. Не только студенты, но и магистры. Это Эви поняла позже, когда уже на подходах к гостевому домику за ними попытался увязаться Седерик. Магистр Стоун находился в отъезде и прибытие университетской команды пропустил.

— Что нужно? — вновь рявкнул кастелян, когда Седерик позвал Эви.

— Поздравить, — ответил тот, слегка морщась.

То ли не понравилось подобное обращение, то ли гоблин его оглушил, а может всё сразу.

— Позже поздравишь. Нам некогда. На кону финансирование Университета. До свидания.

Кастелян, подхватив Эви под руку, потащил за гостевой домик в сторону лабиринта. Тисс пошёл следом. Седерик Стоун остался на дорожке. Вставать между кастеляном и возможностью получить дополнительные средства для родного учебного заведения даже он не рискнул.

Здание оранжереи впечатляло. Куполообразная крыша из сверхпрочного стекла, поддерживаемая изнутри резными колоннами, полупрозрачные стены с узорами, похожими на те, что на окнах рисует мороз, выглядели невероятно красиво. А вот внутри оказалось пусто, лишь клумбы с приготовленной землёй.

Кастелян обвёл рукой вокруг и произнёс:

— Объём работ понятен? Понятен. Приступайте, а я снаружи покараулю, чтобы никто, особо любопытный не помешал.

С этими словами гоблин вышел, прикрыв за собой дверь. Судя по раздавшимся звукам, он их ещё и на замок закрыл. Подстраховался, дабы садоводы не сбежали.

Эви повернулась к Тиссу.

— Откуда начнём?

— С начала, — ответил эльф, кивая на входную дверь и раскрывая объятия.

Первый поцелуй получился лёгким, нежным, невесомым. На клумбах расцвели кусты белых роз с трепещущими от ветерка листьями. Несколько шагов вглубь оранжереи — новый поцелуй. Уверенней, ярче, чувственней. Розы на следующих кустах зацвели нежно-розовым. Завихрения воздуха вокруг словно оглаживали лепестки, даря ласковые прикосновения.

Запах роз дурманил голову, тёплый ветер горячил кровь. С каждым шагом поцелуи становились жарче и длительнее, объятия теснее, а оттенок возникающих цветов насыщенней. Магии земли и воздуха сливаясь в единое целое, торжествовали, подталкивая своих обладателей друг к другу. Как добрались до последней клумбы, не заметили. Нежность незаметно переросла в страсть, заставляющую терять голову, растворяться в чувствах и желаниях. Пытаясь отдышаться от очередного поцелуя, Эви уткнулась взглядом в полыхающие алым розы и опомнилась. Она приложила пальцы к губам вновь потянувшегося к ней Тиса и произнесла слегка охрипшим голосом:

— Нам стоит остановиться, иначе мы сделаем не только розовые кусты, но и бастарда светлых эльфов.

Тисс покрывал поцелуями девичьи пальцы, колонны обвивал цветущий вьюнок. Отрываясь от увлекательного занятия, эльф спросил тоже с хрипотцой:

— Почему бастарда? Неужели ты думаешь, я бы отказался от тебя?

Эви не без сожаления отняла руку, отступила на шаг и обрушила на себя и Тисса почти ледяной воздух, приводя в порядок мысли, охлаждая страсть. Немного помолчав, сказала:

— Не стоит говорить о несбыточном, мой эльфийский принц. Мы удивительно подходим друг другу, такая совместимость магий редкость. И моя симпатия к тебе со временем переросла бы в любовь. Но ты прекрасно знаешь и сам: ни одному наследнику королевского рода не позволят жениться на простой девушке.

Тисс печально улыбнулся.

— Конечно, знаю. Потому и не пытался сблизиться с тобой, хотя мечтал об этом с первой встречи. Но напиток фей вытащил наружу скрытые чувства. И я не жалею об этом.

Снаружи послышался скрежет ключа в замке. Садоводы быстро привели в порядок одежду, волосы и направились к выходу. Кастелян медленно открыл дверь и замер потрясённый. Его задумка удалась и даже превзошла все ожидания. Подобной оранжереей гордился бы сам Император.

Глава тридцать седьмая. Дела обычные



Кастелян сдержал своё слово. После того, как вдоволь налюбовался оранжереей и, закрыл её на обычный и магический замки. Гоблин посмотрел оценивающим взглядом на парочку садоводов и выдал:

— Идём к ректору, докладывать. Староста, пуговицы на форме застегни. Магистр, поправь воротник. И лица попроще — оба. Глазам больно, как сияете. Вот, так лучше будет.

Пока шли до Центральной башни и поднимались в кабинет Архимагистра, Эви действительно сумела привести в порядок мысли. Эльф принял свой привычно-отстранённый вид. Ректора на месте не обнаружилось. Лани, отвечая на вопросительный взгляд кастеляна, сказала:

— Ушёл в покои, отдохнуть, пообщаться с Илчи. Что-то срочное?

— Нет, терпит до вечера, — ответил гоблин и махнул спутникам, следовать с ним в переход.

У Эви сложилось впечатление, что таким образом хитрый хозяйственник дал им время прийти в себя. Перед высыпавшими в коридор при их появлении студентами группы пять экс кастелян толкнул речь, от которой глаза у Эви и Тисса округлились. Переглянувшись, они с трудом сумели сдержать удивление и смешки. А сказал гоблин следующее:

— С этого дня у нас есть оранжерея! Привезённые из Великого Леса цветущие кусты успешно высажены. Своего куратора и старосту до ужина чтоб не трогали! Магистр Дейэль у каждого кустика землю воздухом обогатила. Вот что значит, нужный дар.

Олаф нахмурился и спросил:

— Можно подумать, в Университете других стихийников с магией воздуха нет.

— Да чтобы я с таким трудом добытые кусты какому-то студенту недоучке доверил?! — экспрессивно воскликнул гоблин и, спокойно добавил: — Дел с драконью сокровищницу, а вы меня тут задерживаете.

Эви, улыбнувшись подопечным, скрылась в покоях, Тисс ускользнул в свою комнату, кастелян торопливо проследовал к лестнице. Остальным оставалось лишь недоумённо переглядываться. Нико потянулся, зевнул и предложил:

— Раз такое дело, и нам всем нужно подавить подушку. Адэйр, а ты куда?

— Вы отдыхайте, а я к секретарю, — ответил дроу, уже сделавший несколько шагов к переходу.

— Самое главное, про адрес не забудьте, — напутствовал со смешком Ласло, хлопая дроу по плечу.

В это время Эви лежала в кровати, закинув руки за голову, и посмеивалась, вспоминая версию кастеляна. Она нисколько не удивилась бы, узнав, что тот выбил деньги под несуществующие кусты. И ни капли не сомневалась, если так и есть, гоблин пустил неучтённые средства на ремонт какой-нибудь башни или покупку новых штор в общежитие. Чувствовала себя Магистр Дейэль просто великолепно. «Совсем совесть потеряла», — пробурчал где-то в глубине внутренний голос, но был тут же придавлен магическим даром.

За ужином Магистр Стоун принёс, наконец, свои поздравления. Эви искренне поблагодарила, но от предложения прогуляться в городе вновь отказалась. Декан, похоже, отошёл от первого потрясения, выглядел повеселевшим и спокойным. «Понял, что наш Тиль очень достойная партия», — подумала Эви. Она уже знала, намерения гнома очень даже серьёзные. По дороге в столовую Тиль спросил куратора, какое кольцо подарить Неле в честь помолвки, и поделился, что собирается на выходные познакомиться с родителями своей Рыжули.

Вечером Лисы отправились следить за Данисом Торном, остальные собрались в холле. Адэйр не просто узнал, где староста стихийников. Лани связалась с бывшим студентом по амулету и сообщила, что надо забрать кое-какие бумаги. Умница секретарь даже приготовила табель успеваемости за все годы учёбы, чтобы выманить стихийника в Университет. Но в ответ потребовала объяснить причину. Так что стая в количестве не потеряла — вместо Лисов в холле присутствовали Лани и Нела, тоже что-то заподозрившая.

Эви кратко обрисовала ситуацию с угрозами. Подруги прониклись и даже не обиделись, что от них всё так долго скрывали.

— Вот только жаль, что теперь не получится сходить на ежегодную ярмарку на этих выходных! — воскликнула Нела. — В толпе всегда трудно охранять. Эх, а там такие конфетки, пироженки, фруктовый лёд — вкуснотища!

— Здесь неподалёку есть кондитерская «Сладости для тебя». Можно сходить, — предложила Эви. — Мы с Мигелем, когда сюда ехали, познакомились с её владельцами. А какой у них шустрый сынишка!

Оглянувшись на вампира и погладив его по руке, расположенной на спинке её кресла, Эви принялась пересказывать вопросы непоседы Вита. Обрадованный мимолётной лаской Мигель, живо дополнял.

— Хорошо, — согласился Олаф, — сходим на входных. Но на первый раз все вместе, а дальше видно будет.

— Представляю, в каком восторге будет Вит. Готова поспорить, он попросит оборотней показать зверей, — сказала Эви и рассмеялась.

— Поспорим на поцелуй, лапуля, — оживился Ласло, посчитавший, что искупил вину за мимолётное увлечение посторонней девушкой. — Если проиграешь, целуешь ты меня, если я — наоборот.

— Вот это точно нет, — ответила Эви, припоминая, как кот отказался стать старостой.

— Ну, лапуля, не будь такой злопамятной, — мурлыкнул леопард.

— Тебе сказали — нет, — рыкнул медведь. Но тут же невинно поинтересовался: — Если пойдёт что-то не так с оборотом, медвежонок, ты меня спасёшь?

— Спасу, — твёрдо ответила Эви. — Всех спасу от скуки и ненужных мыслей. Хотите приготовить по реферату на теоретическую магию?

— Лапуля, но я же пошутил.

— Я тоже, медвежонок.

Готовить рефераты никто желания не проявил, даже Тисс. Эльф вообще мысленно где-то летал. Эви, глянув на старосту, с трудом удержала обычный вид, хотя внутри всё заклокотало от возмущения. Лёгкий едва заметный ветерок ласково играл с прядкой волос Тисса. Её магический дар самовольничал, пользуясь занятостью хозяйки. Отзывая магию, Эви подумала, счастье, что никто не заметил, как на растениях, стоящих в горшках в холле, расцвели цветы. А ещё большее счастье, что кастелян, расставивший подобные горшки по всем башням, не заглянет сюда до прихода завтрашней комиссии. Мало ли какая затея придёт на ум предприимчивому хозяйственнику.

На ночь Эви ещё раз поплавала в бассейне. Просушив волосы притихшей, пойманной на горячем, магией, Она накинула тонкую короткую сорочку и прошла в спальню. Там на постели ожидал сюрприз — крылатый и клыкастый.

— Давай, не сегодня, — попросила Эви. Услышав недовольное сопение, вздохнула, — ладно, только чур я у стенки. Ты же по ночам обычно летаешь.

Илчи, растянувшийся на подушке зевнул, демонстрируя острые зубы и потянулся. Всем своим видом кот химера показывал, что думает о ночных полётах. Но к стенке свою любимицу пропустил.

Утром Эви порадовалась предприимчивости. Если бы лежала с краю, точно бы упала на пол от дикой сирены общей побудки. Успела отвыкнуть за время учений. Илчи направился к окну. Эви, сначала выглянула во двор, никого не обнаружив, открыла створки. Проводила взглядом лениво взмахивающего крыльями кота и от души рассмеялась. Надо же, она поступала как глубоко замужняя дама, провожающая тайного любовника.

Ожидаемая гоблином комиссия прибыла незадолго до обеда. Эви даже не стала делать замечания первокурсникам, то и дело поглядывающим в окна. Ей самой было любопытно. Тиль и Торвальд,  стражи на сегодня, подошли к окну. Гном принялся описывать увиденное, к радости остальных.

— Идут в сторону оранжереи. Ух ты, их старшая нашему Архимагистру как глазки строит. Эй, девчонки, идите, гляньте, поучитесь мастерству охмурения. Нела, тебе это не нужно, я остальных звал. Не бойтесь. Вон, в башне напротив во всех окнах студенты торчат, никто не маскируется.

Второго приглашения не потребовалось. Первый курс словно прилип к окнам. Эви уважительно пропустили вперёд. После обеда в столовой, в честь приёма важных гостей тоже украшенной, комиссия отбыла. Весь Университет наблюдал уже из окон, выходящих на ворота, как ректор целует ручку высокой худой даме, весьма благосклонно на него взирающей.

На совещании Архимагистр выглядел очень довольным. Он поделился с собравшимися магистрами хорошей новостью. Университету выделяются дополнительные средства. Причём в размере вдвое превышавшем ожидаемый. Немалую роль в решении комиссии сыграла оранжерея и наличие цветов в помещениях.

— Огромная благодарность нашему кастеляну, чудом раздобывшему цветущие розы. Хоть удовольствие оказалось и не дешевым, но оно того стоило! И хочу сказать спасибо Магистру Дейэль за помощь в оранжерее. Да, Эви, задержитесь после совещания.

Эви поглаживала тихонько мурлыкающего кота, думая, что могло случиться. Кот, в свою очередь следил, чтобы Магистр Стоун, расположившийся с ними на одном диванчике, не сидел к его любимице ближе установленной Илчи границы.

— Как вы думаете, Эви, — спросил ректор, когда за последним магистром закрылась дверь, — почему Илчи уже полдня не спит? Обычно, после ночных полётов, он дремлет в корзинке.

— Наверное, поспал где-то среди ночи, — ответила Эви. Уж она-то точно знала где, но выдавать маленького друга не собиралась.

В это же время на постоялом дворе на окраине столицы наёмники совещались. Самый младший принёс новости.

— За нашим информатором следят, лично пока встречаться не стоит. Так что версия с маячком на одежде объекта отпадает. Несколько дней придётся подождать. К тому же, второй сопляк удрал, оставил дружка одного рассчитываться с долгом, — доложил молодой наёмник, презрительно щуря серые глаза.

— П-п-плохо, з-з-заказчик уже н-недоволен, — покачал головой вертлявый. Он сидел, уже почти не морщась, раны подживали.

— Что-то ещё? — спросил старший, правильно оценив ставшее загадочным лицо подельника. — Выкладывай свои краплёные карты.

— Кажется, я знаю, кто заказчик, — заявил младший наёмник и торжественно выложил на стол старый номер «Арвинского вестника».

Глава тридцать восьмая. Вампиры



После совещания у ректора кастелян разрешил проводить экскурсии в оранжерею — предмет его особой гордости — для студентов. Проходили посещения маленького королевства роз организованно, чинно. А как иначе, если на входе стоял охраняющий своё сокровище дракон. И неважно, что имел он вид зеленокожего гоблина.

Группа пять экс побывала в оранжерее в усечённом составе. Эви, заявив, что пока с неё роз хватит, утащила Мигеля в симпатичную беседку за лабиринтом на свидание. Вампир последние два дня ходил какой-то потерянный. Тиль шепнул по секрету, по прибытию с учений Мигеля ожидало послание из дома.

Тисс тоже не пошёл, без всяких объяснений. Причины, конечно, были, но не те, что следует озвучивать. По отдельности садоводам заходить не хотелось. Войди же они вместе, неизвестно, что выкинули бы их с трудом сдерживаемые магии.

На свидание куратора отпустили после её возмущённого вопроса:

— Кто здесь подопечный? Вы или я?

Никто из боевых магов не сомневался в ответе, но чтобы не огорчать общую любимицу, сказали:

— Конечно ты, наставник.

И отпустили в беседку. Рвавшихся охранять влюблённую парочку Олафа и Ласло, утащили волки. Да и находилось место свиданий рядом. Пользуясь уединением, вряд ли долгим, Эви спросила:

— Что-то случилось? Ты сам не свой.

Мигель притянул её к себе и ответил:

— Всё в порядке, моя Эви, небольшие семейные проблемы.

Дальше стало не до разговоров, они целовались, отгородившись от остального мира коконом из крыльев.

Как и подозревала Эви, вскоре у входа в беседку раздалось деликатное покашливание и куда менее деликатное рычание. Экскурсия закончилась, свидание тоже.

После ужина Эви отправила подопечных готовиться к занятию по стихийной магии, сама же тоже засела за книги. Ей предстояло провести пару у пятого курса целителей по теме: «Особенности регенерации при повреждениях у представителей разных рас». Надо сказать, целители, оценившие знания Магистра Дейэль, за время её отсутствия оставили множество заявок на дополнительные пары. Даже старшекурсники, в программу которых расоведение не входило. Ректор, довольный согласием Эви, пообещал оплатить внеплановые занятия.

Илчи вновь пришёл ночевать. Эви с интересом наблюдала, как кот открыл дверь при помощи когтей и собственного веса, а затем закрыл! Она подозревала, что кот химера умный, но не до такой степени. К ночному свиданию Эви подготовилась, выпросив у кастеляна дополнительную подушку. Спать на одной оказалось тесновато. Гоблин, в плане последних садоводческих дел Магистра, посмотрел странно, но ни шуточек не отвесил, ни вопроса не задал.

Новый день принёс свежие новости — в Университет прибыли оставшиеся два вампира. Студенты по обмену. Свидетелями этого действа стали Тиль и Нела, отправившиеся вместо первой пары в город. Им не терпелось забрать из Ювелирного дома кольцо для будущей невесты, заказанное гномом.

Влюблённые съездили на главную площадь Арвина, носившую неоригинальное название: Центральная. Там у знаменитого фонтана Грёз гном сделал своей Рыжуле предложение, окольцевав неугомонную первокурсницу. Танцующие под переливающимися струями воды мраморные феи, казалось, радовались образованию новой пары. Обратно поехали на самом шикарном из имевшихся на стоянке у площади экипаже. Прижимистый гном на невесту, как, впрочем, и на друзей денег не жалел.

Вот только подъехать с шиком к самым воротам не получилось. Путь преграждала дорожная карета с гербом и куча разных саквояжей и сумок рядом. Нела и Тиль, выбравшись из экипажа и расплатившись с возницей, остановились поодаль понаблюдать. У новоявленных жениха и невесты имелось много общего, в том числе и любопытство.

Позже, перед обедом, узнавшая новости парочка рассказала друзьям об увиденном. Причём, в лицах, Тиль изображал привратника гоблина, родственника кастеляна, Нела — новеньких студентов Университета.

Два юных вампира, белокожие, русоволосые, разодетые по последней моде, вели себя с важностью Императора на межрасовом совете. А уж по надменности и вовсе правителя перещеголяли. Рядом с сумками стояли тоже вампиры, но попроще, явно слуги или телохранители, а может, два в одном.

Вампирчики проследовали к привратнику. Один из них потребовал:

— Немедленно открой ворота, наши слуги занесут вещи.

Когда Нела, в процессе рассказа, произнесла эту фразу, старательно копируя интонацию и жесты, остальные замерли. Все предвкушали реакцию привратника. Тиль очень похоже скопировал старого гоблина и озвучил ответ:

— Ась? Чегой-то я не слышу. Ты, милок, громче кричи.

Второй вампир повторил приказ, он старался произносить громко и чётко. Разве что добавил шёпотом:

— Пень глухой.

— Это кто это глухой? — возмутился гоблин. — И нечего тут кричать, чай, не в лесу. Ай, беда, такие молоденькие, а увечные да слабосильные.

— Это почему это мы слабосильные? — купился на подначку один из мальчишек, растеряв свою важность.

— Как же? Даже сумочки поднять сами не можете. Беда, — ответил привратник, затем уже совершенно другим тоном обратился к вампирам попроще: — Вы, ребятки, езжайте, слугам внутрь никак нельзя. А вещи наши новые студенты сами перетаскают. Я, так и быть, покараулю.

После этих слов привратник приоткрыл узкую створку ворот. Вампиры, посоветовавшись и пронзая презрительными взглядами абсолютно нечувствительного к подобному гоблина, отпустили слуг и карету. Затем они, с трудом протискиваясь с раздутыми сумками в узкую щель, перетаскали все вещи внутрь. И тут привратник заметил зрителей.

— О, детки, нагулялись. Заходите домой, заходите! — и широко распахнул обе створки ворот перед Тилем и Нелой.

— И это они ещё до кастеляна нашего не дошли, — завершила рассказ Нела.

Олаф неожиданно сказал куратору:

— Медвежонок, ты неповторима. Ты даже вампира для нас самого лучшего отхватила.

— Эти вампиры из Северного Княжества, — пояснил Мигель. — Сын князя и племянник. У нас в Академии тоже держали себя заносчиво, но такого себе не позволяли.

— Ну, ничего, — хмыкнул Нико. — Здесь их быстро пообломают. Наставник, не нервничай, мы даже коготка не приложим, без нас справятся.

Во время обеда все посетители столовой наблюдали увлекательное представление: выход небожителей к простым смертным. Два так и не переодевшихся в форму вампира сели за столик в преподавательской части. Один щёлкнул пальцами, подзывая повара. Главный повар, несомненно, жест увидел и уж точно запомнил. Мстительным лучший мастер по приготовлению еды не был, но и всепрощением не страдал.

— Не видать новичкам добавки, — сказал кто-то из первокурсников.

Магистр Седерик Стоун поднялся с места и направился к вампирам. Эви подумала: «Вот уж с кем мальчишкам в высокомерии не тягаться».

И до того в столовой не было шумно, а тут и вовсе установилась тишина. Каждое слово Магистра, отчитывающего невольных нарушителей правил, звучало отчётливо. В способности отругать вежливым тоном, не опускаясь до оскорблений, Седерик оказался виртуозом. Эви ещё раз отметила, как коллега с почтением относится к представителям аристократии, даже делая замечания. С ней, в первую их встречу, Магистр Стоун особо не церемонился.

Вампиры, недовольные, раскрасневшиеся, направились к стойке, где набрали еды на поднос, затем к свободному столику, уже на студенческой половине. Один из хронических нарушителей поставил подножку, но Эви откинула выдвинутую конечность на место локальным порывом ветра и погрозила земляку пальцем. Тот шутливо отдал честь, мол, понял, не сейчас. Похоже, Нико оказался прав, и новичкам не позавидуешь. Хотя, сами напросились.

Эви нисколько не жалела заносчивых мальчишек, со времён студенчества не любила подобных. Мелькнула мысль, а ведь Георг, такой обходительный с ней, временами становился похож на этих вампиров при общении с людьми попроще. Почему она раньше старалась этого не замечать, оправдывала жениха? Эви посмотрела на новеньких студентов, брезгливо ковыряющихся в тарелках, и решила не ждать окончания практики Георга. «На следующей неделе пошлю письмо с приглашением на встречу в столице», — подумала она.

Мигель поздоровался с соплеменниками холодным кивком и больше не обращал на них внимания. А вот вампиры, напротив, внимательно за ним наблюдали. На следующий день один из них подозвал Мигеля. Разговаривал сын Северного Князя, не понижая голоса, и, похоже, делал это намеренно.

— Ди Сантини, твоё поведение недопустимо. Ты разве не слышал, наши отцы собираются заключить договор о твоей помолвке с моей сестрой? А ты, вместо этого, таскаешься тенью за простой человечкой.

После этих слов Мигель рванулся к отчитывающему его вампирчику, принимая на ходу боевую ипостась. Миг, и тот захрипел, прижатый к стене башни сильной рукой.

— Это не твоё дело! — зашипел Мигель. — Мне нет дела до твоей сестры и до тебя!

К разъяренному наследнику Южного Князя кинулся второй новичок, но был отброшен в сторону.

— Мигель, нет! — крикнула Эви.

Её вампир медленно и неохотно разжал пальцы. Он повернулся к остальным, лишь приняв человеческий вид, не захотел пугать любимую. Эви подошла, обняла Мигеля за талию и повела в сторону общежития, вся группа последовала за ними.

Сын Северного Князя, съехавший по стенке на землю, прохрипел вслед:

— Ты ещё за это заплатишь.

Глава тридцать девятая. Сладости для тебя



До холла в своей половине шли молча. Мигеля слегка потряхивало от перенесенной вспышки ярости. Эви толкнула своего вампира в кресло и, словно, так и нужно, уселась ему на колени, нежно поглаживая, сомкнувшиеся на талии руки. Она окинула взглядом остальных и спросила ровным голосом — далось ей это нелегко, но того стоило: стая переключилась на деловой лад, даже Мигель немного расслабился:

— Ну, какие у нас новости?

Первой отозвалась Лани. Эльфийка выглядела несколько обескураженной.

— Наш план провалился, — сказала она. — Вместо старосты стихийников за документами приехала его мамаша. Единственное, что удалось узнать: мальчишка отправился к дальней родне в королевство гномов.

— У нас тоже глухо, — встрял Тимер. — Пакостник сидит безвылазно в Университете. Подозрительных встреч не было.

Томас ткнул брата в бок и спросил:

— Чего про девчонку не рассказал? — и сам дополнил сведения: — Встречался этот Торн пару раз с девчушкой с первого курса. Такая, с толстой косой ходит. Нела должна знать, кто это.

— Конечно, знаю!

Нела даже подскочила с колен своего гнома, куда уселась по примеру подруги. Тиль вернул невесту обратно и ласково попросил:

— Нам расскажи.

— Это наша отличница. Пакостник к нам двоим приставал, сразу, как занятия начались. Я его несколько раз отшила, а вот Иска, похоже, втюрилась.

Олаф усмехнулся и произнёс:

— Пусть встречается, хоть от нашего медвежонка отстанет.

Эви согласно кивнула, её уже порядком достали попытки Даниса изображать из себя влюблённого. Затем улыбнулась и предложила:

— Нам всем стоит развлечься. Если ярмарка недоступна, идём завтра в кондитерскую. Томас, свою подружку тоже пригласи. Девушки любят сладости.

— Не только девушки, — пробурчал Нико, обменявшись понимающими взглядами с Олафом и Гансом. Эта троица сладкое тоже уважала.

Пока все обсуждали предстоящую вылазку в город, Эви сидела, откинув голову на плечо Мигелю. Она хорошо понимала его чувства. Если сама Эви уже успела вдоволь напереживаться и принять мысль о неизбежном расставании, то вампиру это только предстояло. Она знала, что не станет эгоистично бороться за свою любовь и отойдёт в сторону. Слишком высока цена. Не для неё, для Мигеля. Понимала и другое: её вампир, боевой маг, огневик, смельчак, не выстоит против матёрых интриганов и политиков и уступит раньше или позже.

Мелькнула мысль, утешить возлюбленного. По-женски, сменив одного крылатого и клыкастого ночного постояльца на другого. Но Эви тут же эту мысль отогнала: нет, нельзя, как бы ни хотелось. Иначе предстоящее расставание, и без того тяжёлое, станет просто невыносимым.

Из раздумий вырвала установившаяся тишина, все смотрели на Эви.

— Извините, задумалась, — улыбнулась она виновато.

— Ты не против пойти через час после завтрака, лапуля? — повторил вопрос Ласло, кинув недовольный взгляд на Мигеля.

— Хорошо, так и поступим, — согласилась Эви. — Пора расходиться, завтра сирена чуть свет поднимет.

Тисс встал и торжественно произнёс:

— Сирены не будет.

— Вы с Нико всё-таки до неё добрались? — с восторгом спросила Эви.

Сын феи вынул из кармана дружно ненавидимый всеми студентами и почти всеми магистрами амулет.

— Послезавтра вечером подложу обратно, — сообщил неуловимый взломщик и вновь спрятал злосчастный амулет под дружные аплодисменты.

— О, круто! Монстры — вы наши герои! — раздалось от входа в восточное крыло.

Там обнаружились хронические нарушители.

— Мы никому ни слова, — заверил один.

— Комендант прислал передать: отбой через полчаса, — сказал второй.

К слову сказать, комендант мужского общежития сам в восточном крыле не появлялся с момента заселения группы пять экс.

— Магистр Дейэль, спокойной ночи, — пожелал третий.

Эви послала воздушный поцелуй просиявшему земляку.

Первокурсники боевики бесшумно двинулись в сторону лестницы, ведущей вниз, явно не в свои комнаты, расположенные на два этажа выше.

— Ну, будет кому нам уборку проводить, — сказал Тиль.

— Может, на этот раз не попадутся? — предположила, сама себе не веря, Нела.

Если другим нарушителям и удавалось провернуть свои дела тайком, то эти трое попадались всегда. Словно, кто маячки-следилки на них повесил. Или прицепилось невезение.

Без сирены общей побудки проспал даже Илчи. Выглянув в окно, Эви обнаружила, что во дворе оживлённо, — её группа отправлялась на пробежку, а нарушители мели дорожку, — и решила выпустить кота через дверь. Накинув халат на короткую сорочку, не хватало ещё появляться перед сторожами в неприличном виде, Эви приоткрыла дверь. Илчи вальяжно вышел из покоев, чтобы тут же сорваться на бег. В охране Эви обнаружились Ласло и Торвальд.

— Лови его! — завопил леопард, оборачиваясь.

Рядом сверкнула серебристая шерсть полярного волка.

Эви сама не поняла, как выскочила из покоев, и каким чудом удалось остановить охотников на её любимца. Опомнилась она уже сидя верхом на волке, и удерживая за загривок леопарда. По переходу летел Илчи, подобной скорости раньше Эви у кота химеры не замечала. Убедившись, что тот в безопасности, она облегчённо вздохнула. Затем спрыгнула на пол, холодивший босые ноги. Даже не заметила, что не обулась. Эви перешла на ковёр и направилась к себе. Но оборотни, так и не принявшие человеческую ипостась, преградили дорогу и подставили головы под руки куратора, напрашиваясь на ласку. Эви рассмеялась и принялась наглаживать своих охранников. Леопард мурлыкал, волк довольно пофыркивал. Удовольствие получили все трое.

Когда с лестницы донеслись голоса, Эви проскользнула к себе, а Ласло и Торвальд перешли в человеческую форму. Они прислонились к стенке по разным сторонам от двери с самым невозмутимым видом, старательно пряча от остальных одинаково подёрнутые мечтательной дымкой глаза.

Через час после завтрака из ворот Университета в город отправилась чуть ли не половина студентов. В толпе Эви разглядела Даниса Торна, в компании симпатичной девушки. И тут же забыла о нём, наблюдая, как Томас обнимает свою целительницу, дожидавшуюся неподалёку.

В основном все отправлялись направо — в сторону Центральной площади, где проводилась ярмарка, лишь Эви, её подруги и подопечные свернули налево, к тупиковому переулку, в котором находилась кондитерская под названием «Сладости для тебя».

Хотя нет, не только они. От толпы, следующей на ярмарку, отделилась парочка, и направилась следом.

Ожидания Эви оправдались, больше всех обрадовался их появлению непоседа Вит. Хозяин, хозяйка, даже их дочь вышли в уютный зал, обслуживать неожиданных гостей. Хозяин расщедрился и сделал хорошую скидку не только Эви и Мигелю, но и всем остальным. Объяснялась такая щедрость просто: в дни ярмарки редко кто заходил в местные лавочки и кондитерские, и отец Вита уже готовился считать убытки, а тут такая удача.

Вит носился между столиками, со всеми знакомясь и рассказывая о происшествии с дилижансом. Взяв со всех оборотней обещание, позже показать зверей, мальчишка угомонился, забравшись на колени к Олафу.

В кондитерскую зашёл Данис Торн, поскольку вредитель был с девушкой, внимания на него не обратили. Парочка заказала выпечку и сок и заняла столик рядом со стойкой.

Эви обратила внимание, с каким удовольствием её медведь ест тортик, почти как Вит. Она вспомнила о приближающемся дне рождения Олафа и решила, какой подарок сделает. Подойдя к стойке, поговорила с хозяевами. Те пообещали испечь большой торт, оформив в виде белого медведя. Эви оплатила заказ и договорилась забрать его во вторник перед обедом. Она даже и не заметила, что у этого разговора имелся свидетель.

Если в Арвине вступала в права осень, покрывая позолотой листья, то на юге Империи ещё царило лето. Таэрин вытер пот со лба рукавом и присел на нагретый солнцем камень. Оказалось, собирать цветы не так и легко, зато букет получился красивый. Да ещё повезло натолкнуться на заросли ежевики, так что второй букет состоял из стеблей с листьями и тёмно-фиолетовых ягод. Дроу попытался припомнить, когда он последний раз занимался подобным. Получалось, в далёком детстве с сестрой. Цветы он женщинам дарил, случалось, но вот чтобы сам собирал, такого точно не было.

Со стороны тропки послышались лёгкие шаги. Таэрин поднялся, пряча руки с букетами за спину.

— Рин, я, кажется, просила, никуда не ходить одному! — возмущённо проговорила Ильма, а это она, обнаружив отсутствие неугомонного подопечного, отправилась на поиски.

Дроу протянул своей телохранительнице букеты:

— Вот, это тебе.

Ильма с недоумением уставилась на цветы и стебельки с ягодами. Моргнула, словно не верила глазам. Женщина не протянула руку за подарком, а опустилась на камень, спиной к Таэрину. Плечи её подозрительно дёрнулись.

— Иль, что случилось? Ты… Ты плачешь? — растерялся дроу. Он опустил букеты на камень, подошёл к Ильме и присел перед ней на корточки, пытаясь заглянуть в лицо. — Я тебя чем-то обидел?

Женщина взяла себя в руки и взглянула на Таэрина. Тот замер. Спокойное лицо и стекающие по щекам слёзы, от этого зрелища болью кольнуло сердце.

— Нет, Рин, я благодарна тебе. Очень давно не ощущала себя женщиной. Свой парень, бесполый охранник. Даже в постель звали так, как приятелей приглашают выпить кружку эля, — с какой-то затаённой горечью произнесла Ильма и попыталась улыбнуться.

Таэрин подхватил своего личного стража на руки и, прошептав:

— Ты прекрасна, — принялся целовать мокрые от слёз щёки и подрагивающие губы.

Дроу не лгал, ибо в этот миг не было для него на свете лучше женщины, чем эта: с непростой судьбой, резковатыми чертами лица и совершенно невыносимым характером.

Глава сороковая. Князь



Второй выходной группа пять экс следовала примеру куратора — отсыпалась. День накануне завершился довольно бурно. После кондитерской компания прогулялась неподалёку от Университета. Парни — совершенно случайно — обнаружили маленькую таверну с вполне приличной выпивкой и закуской. Эви, наученная горьким опытом пила лишь сок. Тисс тоже. Остальные отдали должное элю. А уходя, взяли навынос фейский напиток и закуску. Пирушку продолжили уже привычно, в гостиной куратора.

Похоже, дышать парами алкоголя Эви тоже не стоило. Она сидела в обнимку с Мигелем, весело споря о чём-то с Тилем, когда сбоку раздался вопрос целительницы, тоже незаметно прибившейся к их стае:

— Тисс, тебе плохо? Весь покраснел.

— Нет просто жарко, — раздался ответ.

Тут только Эви обнаружила, что её вконец обнаглевшая магия ласкает потоками тёплого воздуха так полюбившегося ей эльфа. С ног до головы, пробираясь под одежду, ероша волосы, оглаживая лицо, шею, уши. Причём Тисс несчастным не выглядел, получая от ситуации всё возможное удовольствие.

По просьбе подружки Лиса, находившийся ближе всех к двери Вильям распахнул её, а Олаф приоткрыл окно. Сидевшая напротив входа Нела воскликнула:

— Смотрите, пока мы отсутствовали, кастелян заменил фикусы в горшках на розовые кусты. Наш гоблин, похоже, совсем сдвинулся на этих цветах.

Эви встретилась с Тиссом взглядом. Эльф понимающе кивнул. Кастелян был ни при чём, просто своевольничала не только магия воздуха. Магия земли от неё не отставала.

Утро понедельника началось с жуткого завывания сирены. Эви соскочила с кровати. Илчи направился к двери.

— А вдруг сегодня Тиль дежурит? — поинтересовалась у маленького друга Эви. — Знаешь, когда дело касается их имущества, гномы становятся кровожаднее оборотней.

Кот резко развернулся и пошёл к окну, распахнутому Эви.

Первой парой у Магистра Дейэль стояло расоведение у пятого курса телохранителей. Её охраной пошли Олаф и Ласло. Встретили Магистра радостно, ведь именно эта группа входила в университетскую команду на учениях.

Приветливо поздоровавшись, Эви произнесла:

— Сегодня у нас состоится проверочная работа по теме: Оборотни. Поскольку данный раздел входит в предстоящий зачёт, считайте сегодняшнее занятие подготовкой к последнему. Нам будут помогать эксперты, ведь кто расскажет об оборотнях лучше их самих? Каждый из вас может задать студентам Айси и Лейси по два вопроса.

— Почему по два, а не по три? — раздалось с заднего ряда.

— Во времена моего студенчества среди преподавателей ходила поговорка: дай студенту палец, отгрызёт руку по локоть. В свете нынешней темы она звучит слегка по-другому.

— То есть, если мы будем настаивать дальше, нас слегка покусают? — спросил тот же голос.

— Можно и так трактовать, — улыбнулась Эви и убрала маскировку с доски. — Вопросы перед вами, время пошло.

Телохранителей не зря учили быстро принимать решение в любых, даже нестандартных, ситуациях. Студенты быстро просчитали, что их десять, а вопросов двадцать и распределили их между собой.

Эви с удовольствием слушала вопросы — ответы, похоже, она избрала верную тактику. Так нужный материал запомнится куда лучше, чем, если бы она просто прочла лекцию.

После первой пары к Мигелю подбежал первокурсник с поручением от ректора и передал свиток с круглой печатью. Прочитав, вампир слегка побледнел, обвёл друзей растерянным взглядом и произнёс:

— Меня срочно вызывают в наше посольство.

Мигеля проводили всей стаей до ворот. Эви поцеловала своего вампира в щёку, остальные похлопали по плечу. Когда Мигель скрылся за воротами, замигала красным маячком подзабытая магическая книга куратора. «Магистр Дейэль, зайдите ко мне. Это срочно. Ректор» — гласила надпись на первой странице.

Вместе с Эви отправились Тисс и Олаф, остальных ждала пара по боевой магии. Студенты уселись на обжитый подоконник в коридоре, а Эви вошла в приёмную. Лани сделала круглые глаза, но сказать ничего не успела. Из кабинета высунулся ректор и воскликнул:

— О, Магистр Дейэль, проходите, мы вас давно ждём.

Это «мы» в устах Архимагистра прозвучало многозначительно и слегка зловеще. Войдя в кабинет, Эви поняла почему. Навстречу им из кресла поднялся элегантно одетый мужчина средних лет. Высокий, худощавый, смуглый, с тёмными, как ночь глазами. Высший вампир. Глава Университета представил Магистру своего гостя, хотя Эви уже поняла, кто именно перед ней:

— Князь Сандро ди Гросс Аритано Сантини Лючино. Правитель Южного Княжества вампиров, — произнёс ректор с должным почтением, но без подобострастия. Затем повернулся к Эви, представляя её: — Магистр расоведения Эвелин эла Дейэль, куратор группы пять экс. Элитный лучник Империи.

Вампир слегка приподнял бровь, выражая удивление. Эви быстро сообразила, кому обязана визитом, и подумала: «Похоже, те вампирчики, настучавшие на Мигеля отцу, слегка исказили информацию. Иначе с чего бы так удивляться. К тому же, ситуацию это не меняет, я другой расы».

Князь слегка наклонил голову и произнёс:

— Я настаивал на конфиденциальной беседе, но его Светлость отказал. Вы не против присутствия вашего руководителя?

Ректор демонстративно уселся в кресло, сложив руки на груди. Отдавать своих людей на растерзание, пусть и моральное, он не собирался ни князьям, ни императорам.

«Да я вообще против твоего присутствия», — подумала Эви, но ответила нейтрально:

— Нет, не против.

Вампир подождал, пока Эви сядет на диванчик, — кот, на этот раз спрятался за её спину, — затем опустился в кресло напротив.

— До меня дошли слухи, что мой наследник ходит тенью за какой-то девицей. Насколько я понял, речь о вас?

— Мигель не моя тень. Он — мои крылья, — спокойно ответила Эви.

— Даже так? — вновь удивился Князь и спросил: — Надеюсь, вы понимаете, что ваши дальнейшие отношения невозможны?

— В полной мере, — вновь спокойно кивнула Эви, хотя внутри бушевал ураган.

— Тогда откажитесь от моего сына, — почти приказал вампир.

— Если Мигель скажет, что мы расстаёмся, удерживать не буду, — невозмутимо ответила Эви, вставая.

Правитель Южного Княжества поднялся следом, пристально всматриваясь в лицо стоявшей напротив маленькой ростом девушки, легко выдерживающей взгляд, заставлявший содрогнуться многих больших и сильных мужчин.

— Что же, — принял решение Князь. — Пока сын в Университете, я не буду ничего требовать. Но как только Мигель его окончит…

— Вы мне угрожаете? — Теперь уже Эви пристально посмотрела в чёрные глаза. И это был взгляд лучника, прицелившегося в несущегося на него варла. Жёсткий, уверенный, бесстрашный.

Непроницаемое лицо Князя дрогнуло, на секунду открывая восхищение, понимание и… сожаление.

Кот химера, почувствовав изменившуюся расстановку сил, выглянул из-за Эви и грозно зашипел.

— Ну, что вы, — улыбнулся вампир почти искренне. — Разве могу я угрожать такой отважной девушке.

— Позвольте вас оставить, — манерно поклонилась Эви. — У меня там группа одна, а это, знаете ли, чревато.

Она вышла из кабинета с гордо поднятой головой, кивнула Лани, мол, всё потом расскажу. Подбежавшим в коридоре Олафу и Тиссу, встревоженным её выражением лица, сделала отрицательный жест рукой, и почти бегом кинулась по переходу. В восточном крыле Эви пробежала мимо покоев прямо к оружейной. Там взяла лук и два колчана со стрелами, затем спустилась во двор и пошла быстрым шагом к стрельбищу. Молча, не смотря по сторонам, не обращая внимания на следующих по пятам эльфа и оборотня.

Занимавшиеся на соседнем полигоне подопечные Эви поняли, что-то случилось. Они каким-то образом почувствовали, что их куратору нужно побыть одной, и остановились у входа на стрельбище, рядом с Олафом и Тиссом. К ним присоединился Магистр Ллойд.

Эви встала к установочной линии перед мишенями, сняла лук и достала первую стрелу. Выстрел, второй, третий. Лучница не успокоилась, пока не опустели оба колчана. Тогда она отложила оружие в сторону и села на землю, обхватив руками колени. Олаф, приказав остальным оставаться на месте, подошёл и сел рядом.

Даже не поворачивая головы, Эви поняла, кто рядом, и сказала:

— Я говорила с отцом Мигеля, — затем повернулась и посмотрела растерянно на своего медведя. — И что дальше, Олаф? Кто ещё удостоит меня высочайшим вниманием? Владыка Великого Леса, Глава Клана леопардов? А может, сам Император? Ведь я очень тепло общалась с его младшим сыном на виду у всех.

— Медвежонок, хочешь, я тебя покатаю? — неожиданно спросил Олаф.

— Хочу! — так же неожиданно согласилась Эви.

Вскоре огромный белый медведь мчался по полигону навстречу сильному ветру, а на его спине, широко раскинув руки, стояла маленькая отважная лучница.

Мигель появился перед ужином. Он, не таясь, обнял Эви и прошептал:

— Прости, если бы я знал, не позволил отцу встречаться с тобой.

— Не переживай, мы нормально побеседовали, — успокоила Эви.

Студенты группы пять экс, ставшие невольными свидетелями последствий «милой» беседы, переглянулись.

Мигель этого не заметил, смотрел лишь на возлюбленную.

— Князь сказал, если бы ты была вампиром, он не желал бы лучшей жены для меня. Думаю, у нас есть надежда.

Эви промолчала, глядя в чёрные глаза с пляшущими в них огоньками пламени.

— Эй, Монстры! — раздался возглас от входа в правое крыло. — Сегодня на ужин отпадные пироги. Не поторопитесь, все расхватают!

Прокричав это, хронические нарушители с громким топотом понеслись к лестнице. Эви выскользнула из объятий вампира и улыбнулась своим подопечным.

— Кто хочет вкусно покушать? За мной!

Она подхватила под руку Мигеля и оказавшегося рядом Ласло и почти бегом направилась к выходу из общежития.

Глава сорок первая. Похищение



Утром вторника, пока куратор и остальные дружно поздравляли Олафа, причём Эви обещала подарок сюрприз, на окраине столицы шли последние приготовления. В этот раз на совещании наёмников присутствовал и Данис Торн, ему отводилась немаловажная роль в предстоящей операции. Однако, посвятив сообщника в детали, об основном наёмники умолчали. «Сопляка», как выразился младший из них, собирались использовать втёмную.

Настроение троицы заметно изменилось после изучения номера «Арвинского вестника» полугодовой давности. Тогда старший и вертлявый не сразу поняли, к чему им коротенькая заметка о помолвке сына Герцога Вестградского с девицей Эвелин элой Дейэль из простого сословия. Но после подсказки младшего сопоставили факты, и получившаяся картинка наёмникам очень не понравилась.

Георг Вестградский был именно тем аристократишкой, от которого с таким трудом отвадил свою дочь Глава Гильдии Наёмников. Даже долю в деле выделил, лишь бы упрямая девица смирилась с расставанием с возлюбленным. Дочь смирилась, но, как выяснилось, лишь для вида.

— Получается, нет никакого заказчика, и мы выполняем прихоти хозяйки, — подвёл итог старший. — Выждала время и решила вновь с бывшим женишком снюхаться. А тут оп-па и новая невеста нарисовалась.

— К-к-какая р-разница, п-п-платит же, — сказал вертлявый, пожимая плечами.

— Наверняка, хочет запугать нашу заказанную девчонку, заставить отказаться от помолвки, к примеру. Ну, не убить же она соперницу собирается! Хотя, кто этих ревнивых куриц знает, — произнёс младший, и глубоко задумался. Ему и так претило задание, а уж причинять реальный вред симпатичной девушке и вовсе не хотелось.

— Кто же по доброй воле и в здравом уме от герцогского сынка откажется? Только под угрозой для жизни, — усмехнулся старший. — Запугать хорошенько, это можно, а вот прибить или покалечить — я пас.

— А ч-ч-чего в-вы н-на м-меня с-с-смотрите. Я т-тоже н-не убийца! — вызверился вертлявый на подельников.

Тогда они долго спорили. Сошлись на том, что сделают ещё одну попытку. Если получится — проследят, чтобы заказанная девчонка не особо пострадала, а затем пойдут к Главе закладывать его дочурку. Не получится — двинутся к Главе Гильдии сразу.

И вот сейчас наёмники проверяли нужные амулеты, ловушки, порталы, пути отхода.

Ничего не подозревавшая Магистр Дейэль тоже готовила собственную операцию, по тайной доставке сюрприза. Можно, конечно, было бы заказать доставку торта за счёт кондитерской в Университет. Но тогда никакого сюрприза бы не получилось. Кто-нибудь обязательно бы заметил, те же нарушители, умудряющиеся первыми оказаться в курсе новостей. Эви живо представила вопль земляка: «Монстры! Там вам такой торт привезли!» Другое дело — пронести в саквояже с расширенным пространством.

Отправив свою группу на пары по стихийной магии, Эви с Лисами, выполняющими роль сторожей, прошла в свой учебный кабинет. Декан Росс слово сдержал и учебную комнату для расоведения приготовил. Там она объявила группе боевиков первокурсников о замене.

— Сегодня вместо расоведения у вас состоится занятие по теоретической магии.

Раздался дружный стон студентов. Вошедший в комнату Седерик Стоун произнёс в обычной высокомерной манере, с нотками ехидства в голосе:

— Умерьте радость, в связи с заменой. Доставайте тетради и самописцы. Будем изучать схемы магических заклятий первого уровня.

Затем Седерик вполне доброжелательно поклонился Эви и расцвёл на её ответную улыбку. Тут же, от последнего стола, где обосновались хронические нарушители, донеслась произнесённая громким шепотом реплика:

— Гляньте, на Вестградскую Лучницу даже Сухарь запал.

Лисы поторопились выйти, с трудом удерживая смех. Эви слегка задержавшись, решила согласившегося поменяться парами Магистра задобрить. Она ещё раз от души Седерика поблагодарила, к тому же, он действительно ей помог.

Втроём с Лисами они зашли за саквояжем и отправились к воротам. Эви намеренно выбрала Лисов. Братья намного больше остальных поддавались её влиянию, уговорить их выйти за территорию Университета труда не составило. Сработали аргументы: «Мы быстро», «Тут недалеко» и «Что вы вдвоём не сможете с охраной справиться?» К тому же идея сюрприза пришлась Томасу и Тимеру по душе. Томас даже собрался своей целительнице тоже заказать тортик сюрприз.

— Точно, в виде скелета, или желудка в разрезе, — поддел брата Тимер, за что тут же удостоился подзатыльника.

Так, перешучиваясь, они дошли до нужного переулка, свернули туда и прошли несколько метров. Неожиданно сзади раздался взволнованный голос:

— Магистр Дейэль!

Эви и Лисы обернулись. Данис Торн, запыхавшийся, растрёпанный, указал рукой за угол крайнего справа дома и выпалил:

— Там вашего гнома бьют!

Лисы рванулись в указанном направлении и быстро скрылись за углом. Эви отстала от стремительных оборотней. Когда же пробегала мимо Даниса, тот со стоном повалился прямо на неё. Эви с трудом удержала стихийника, прислонила к заборчику и принялась осматривать на предмет повреждений, попутно спрашивая, где болит.

Она даже не заметила, как появились трое в масках. Закричать Эви не успела, чья-то рука закрыла рот, а на её запястьях защёлкнулись антимагические браслеты. Просто так Эви сдаваться не собиралась, она укусила зажимавшую рот руку, наугад лягнула ногой и вполне удачно засветила под глаз нападавшему, что был поменьше ростом. Тот выругался, сильно заикаясь.

— Ай, молодец, девочка, — засмеялся удерживающий её здоровяк. Одновременно он завязывал ей рот и обматывал верёвкой.

Третий достал амулет переноса, засиял купол портала. Эви почувствовала, как в руку что-то кольнуло. Уже засыпая, она услышала возмущённый вопль Даниса:

— Стойте! Вы же говорили: только попугать. На похищение я не соглашался!

Затем удар и уже не фальшивый, а настоящий стон пакостника. Вскоре переулок вновь стал пустым. Лишь за углом лежали окутанные временно парализующей сетью-ловушкой оборотни.

Но свидетель у событий, занявших от силы минут десять, всё же был. Маленький, шустрый, глазастый. Вит, с нетерпением ожидавший прихода знакомой, спрятался за одним из заборчиков. Он задумал пошутить: выскочить из укрытия, когда Эви и её друзья будут проходить мимо.

Когда портал, в котором исчезли похитители, закинув туда и незадачливого сообщника, закрылся, Вит со всех ног кинулся в кондитерскую к отцу. Вскоре пустой тихий переулок было не узнать. Стражи, поисковики, целители. Старший страж связался с Архимагистром. Вот с этого момента у блюстителей порядка закончилась относительно спокойная жизнь.

Да, они получили всевозможную помощь: лучших поисковиков из Великого Леса, экспертов по похищениям из Призраков, самые современные амулеты связи, перемещения и всё необходимое. Но и под контроль это дело взяли столь важные персоны, что Глава стражей лишь хватался за голову. Да и представители прессы одолели, чего стоил один «Арвинский вестник».

За несколько часов стражи проделали работу, на которую в других условиях ушло бы несколько суток. Из королевства гномов вывезли и допросили бывшего старосту четверокурсников стихийников, нашли постоялый двор, где проживали наёмники. С подробным описанием троицы похитителей и даже сделанными на основе их портретами, припёрли к стенке Главу Гильдии Наёмников.

Глава Гильдии отрицать, что такие у них имелись, не стал. Только в связи с неудачной работой отделения, возглавляемой его дочерью, они были уволены месяц назад. Само отделение вновь поступило под начало Главы, так что, он ничем помочь не может.

Старший страж выслушал эти оправдания, он не сомневался, что все документы уже приведены в соответствие с показаниями. Опытный страж добросовестно их просмотрел, вместе с помощниками, а вот, когда уходил, вместо положенных в подобных случаях извинений, задумчиво произнёс:

— Похищенная девушка — подруга Адэйра эль Тринта, сына Главы Призраков. Если хоть волос с её головы упадёт… Ну, не мне вам рассказывать, как эти головорезы мстят за своих. Их бумажками не убедишь, — и вышел из кабинета побледневшего Главы наёмников с чувством выполненного долга.

Пострадавших оборотней целители погрузили в лечебный сон на два дня. Подружка Томаса отвоевала право за братьями ухаживать. Она и сообщила об их состоянии друзьям. Лисы легко отделались, благодаря быстро оказанной помощи. Побудь они в парализующей ловушке чуть дольше, и пришлось бы им лежать под сонными заклинаниями месяц, а то и два.

— Так что, с нас подарок Виту, — закончила свой отчёт целительница.

На группу пять экс было страшно смотреть, не то, что — подойти. Не рискнул даже Магистр Ллойд, решив, что безопаснее узнать новости у ректора. Подопечные Эви не сидели, сложа руки, это с их подачи появились и нужное оборудование, и ценные специалисты, и давление на стражей, для ускорения работы. Но они не могли простить себя за то, что не сделали самого главного — не уберегли девушку, ставшую за короткий срок кому-то другом, кому-то названной сестрой, кому-то возлюбленной. За то, что не вынесли урока из предыдущей ошибки на учениях.

Ближе к вечеру из Темнолесья прибыли родители Эви. Их разместили в гостевых покоях Ювелирного Дома. С Таэрином связаться не удалось, видимо, там, где он находился, магическая связь не действовала. Если бы дроу узнал о пропаже сестры, он, ни секунды не сомневаясь, бросил бы путешествие, забыв о сокровищах и артефактах.

Тогда же к стражам присоединилась Имперская служба безопасности — о происшествии узнал младший принц. Поиски чуть не пошли по второму кругу, но эльфийские поисковики, наконец, определили, куда ведёт след от портала похитителей.

Примерно в это же время Глава Гильдии Наёмников сумел вытрясти из дочери цель похищения, и куда та приказала отправить похищенную девушку. Истерики и капризы на этот раз на разъяренного отца не подействовали.

— Её всего лишь два дня подержали бы в плену, в рыбацких хибарах Перта, а потом отпустили, — всхлипывала виновница заварившейся каши, — при условии, что расторгнет помолвку с Георгом.

Отец резко развернулся и неожиданно сказал:

— Выходи замуж за кого хочешь, — и вышел, громко хлопнув дверью.

Главе Гильдии предстояло связаться с тремя недоумками, выполнявшими прихоти его дочери, вместо того, чтобы прийти к нему. И разгрести то, что обожаемая дочурка успела наворотить.

Глава сорок вторая. Дела спасательные



Привкус соли на губах. Это первое, что почувствовала Эви, очнувшись. Второе — почти неуловимый запах рыбы. Третье — услышала мужские голоса, звучащие глухо, словно издалека или из-за стены.

Она попробовала пошевелиться, получилось: связывающей верёвки, как и повязки, затыкающей рот, не было. Не открывая глаз, призвала магию — глухо, похоже, антимагические браслеты ещё на ней. Сосредоточившись на внутренних ощущениях, поняла: она лежит в каком-то помещении, на постели, под спиной матрас, под головой, явно, подушка, сверху лёгкое одеяло. Даже сквозь сомкнутые веки чувствовался свет, значит, ещё день и проспала она недолго.

Эви подумала, скорее всего, неподалёку море, и решилась открыть глаза. Над ней низко нависал бревенчатый потолок, слева обнаружилась такая же стена. Дерево выглядело старым, местами выщербленным, в углу жужжала попавшая в паутину муха. «Точно, как я», — подумала Эви, восстанавливая в памяти картину похищения. Резануло по сердцу беспокойство о Лисах, подло заманенных в ловушку.

Чуть дальше на стене обнаружилось кособокое окно. «Пролезу», — оценила его размеры пленница и повернулась направо. Данис Торн лежал на полу, обвязанный верёвкой, на запястьях имелось то же украшение, блокирующее магию, что и у неё. На губах у вредителя запеклась кровь, веки слегка подрагивали, похоже, пакостник должен очнуться с минуты на минуту.

Пришло осознание: глупый мальчишка помогал наёмникам, пока дело не приняло серьёзный оборот. Похоже, вредить ей по крупному стихийник не собирался и даже попытался предотвратить похищение. Благодарности Эви не почувствовала, вспомнив Лисов.

Переведя взгляд в сторону двери, пленница вздрогнула. Там, пригнувшись, опираясь на косяк, стоял здоровяк, её схвативший. Без маски он выглядел обычным молодым человеком: по возрасту лет на пять старше Эви, с приятными чертами лица и смеющимися серыми глазами.

Наёмник неожиданно приложил палец к губам, призывая к молчанию. Он зашёл внутрь комнатушки и прикрыл дверь, оставив щель, как позже поняла Эви, чтобы общаться с сообщниками. Так, те его слышали, а вот того, что происходит в комнате, не видели.

— Девчонка спит, — крикнул он в щель. — Я сам дозу снотворного рассчитывал, ещё пару часов точно продрыхнет. Сопляк тоже ещё не очнулся.

С Данисом наёмник церемониться не стал, показав завозившемуся и открывшему глаза пакостнику кулак. Дальше в беседе похитителей Эви чётко слышала лишь реплики сероглазого, об остальных догадываясь.

— Сейчас воды ей оставлю, проснётся, точно пить захочет.

После этих слов наёмник набрал воды в деревянную кружку из стоящего на лавке деревянного же ведра. Поднёс кружку к тумбочке около койки и со стуком поставил.

— Да её драконий рёв сейчас не разбудит! — крикнул в ответ на реплику снаружи.

Затем под кружку подсунул ключ от антимагических браслетов. Вернулся к двери.

— Всё, можно идти в соседний дом, что-то жрать охота. Дверь входную на замок и айда.

Кто-то из сообщников выразил недовольство, молодой наёмник ответил, подмигивая Эви.

— Да кому нужно по хибарам шариться? Никто их не найдёт. Около входа мы нежданных гостей увидим, а окно на другую сторону, но изнутри закрывается. Забыли? Это же Восточный Перт, заброшенная рыбацкая окраина.

Из-за двери снова раздалось невнятное бормотание. Сероглазый вновь прижал палец ко рту и, дождавшись согласного кивка Эви, ответил:

— Ну, давайте, я тут останусь. Девчушка мне по нраву, очнётся, позабавимся. Магистров я ещё не имел, да и лучниц тоже.

В голосе, раздавшемся из-за двери, послышались гневные нотки. Наёмник крикнул:

— Да иду я, иду. Сейчас четыре часа дня. Через полчасика сам приду, проверю. А уж через час пойдёт тот, кто в карты проиграет. Кто мухлюет? Я?

Возмущённый голос сероглазого наёмника ничуть не вязался с откровенно плутовским выражением лица. Он ещё раз подмигнул Эви и вышел, плотно закрыв дверь. Вскоре с улицы донёсся его громкий голос:

— Дракону под хвост такой замок. Ух, закрыл.

Эви не стала раздумывать, зачем один из похитителей помогает им удрать. Она быстро откинула одеяло, сев на кровати. Оказалось, её уложили прямо в обуви. Затем приложила ключ к браслетам, сразу опавшим. Внутри забурлила, ликуя, магия. К сожалению, амулет связи со встроенным туда маячком оказался безвозвратно испорчен. Эви с наслаждением попила воды, поймав жадный взгляд Даниса, напоила и его.

— Спасибо, — прохрипел пакостник.

Эви при помощи воздушных потоков размотала связывающую его верёвку, затем отомкнула антимагические браслеты. Помогла встать и принялась разминать затёкшие кисти вредителя, одновременно негромко говоря:

— Слышал, мы в Восточном Перте, нужно двигаться на запад, к центру. Выбираемся через окно. Следует поспешить. Примерно через час обнаружат побег. У тебя деньги есть? А то мой саквояж непонятно где.

Данис порылся в карманах, достал несколько монет.

— Вот.

— Нормально, на экипаж хватит. Ты как? Идти можешь.

Данис, сделав несколько шагов, поморщился и кивнул. Эви, расшатав при помощи магии щеколду, открыла окно. Задумчивым взглядом окинула пакостника.

— Куртку сними. Эх, всё равно крупноват. Ладно, я лезу первой, если что, тебя вытащу.

Пленница сняла мантию и вместе с курткой Даниса выкинула наружу, подоткнула подол платья за пояс, обнажив ноги выше колен. Усмехнулась про себя, отметив заблестевшие глаза стихийника. Подумала: «Ну, и ладно, пусть настроение поднимется». «Как бы ему это поднятое настроение протиснуться не помешало», — оживился внутренний голос.

Выбралась пленница быстро, сказался опыт, приобретённый в детстве с братом. По каким только развалинам они не лазили. А вот Данис, оказавшийся довольно мускулистым, продвигался в оконном проёме с трудом. Понадобилось усилие двух магий, зато и вылетел он со скоростью пробки, придавив собой Эви и уткнувшись лицом ей в грудь.

— Красиво приземлился, — пробормотала она, сталкивая с себя слегка дезориентированного парня.

Затем помогла пакостнику подняться, сунула куртку, перекинула через руку мантию, так и не опуская подол. Эви оценила состояние собрата по несчастью и тихо скомандовала:

— Бегом, вон до того дома.

Они помчались, помогая себе воздушными вихрями. Завернув за угол развалюхи, осмотрелись и рванули к следующей. Только когда удалились на значительное расстояние, Эви одёрнула платье, скрыв ноги, и натянула мантию. Данис стал выглядеть даже немного разочарованным, словно, малыш, у которого отобрали конфетку.

— Видишь, дорога? — спросила Эви Даниса, тот кивнул. — Выходим и быстро идём по ней, может, повезёт, напросимся кому в попутчики.

Беглецам действительно повезло. Вскоре они ехали на подводе вместе со старым рыбаком. Эви с удовольствием с ним болтала. По её версии, они с женихом — тут она дёрнула за рукав Даниса, согласно закивавшего, — пользуясь порталом, ошиблись в точке выхода, вот их и забросило непонятно куда.

Старик сочувственно покивал. Подробно рассказал, куда им направляться от Рыночной площади, куда он ехал. Прощаясь, рыбак обратился к Данису:

— Ты, парнишка, невесту свою стереги. Глаз не спускай. Только отвернешься, эта стрекоза или сама сбежит, или умыкнёт кто.

— В то, что умыкнут, верю, — согласился Данис. — Буду стеречь.

Эви и Данис направились от рынка к скверику, около которого всегда можно было нанять экипаж. Неожиданно Данис произнёс:

— Магистр Дейэль, нам нужно поговорить, — и увлёк Эви на лавочку около фонтана.

Когда уселись, Эви спросила:

— Извиниться хочешь?

Пакостник смутился.

— И это тоже. Но, главное, я подслушал разговор наёмников. Вас заказала бывшая подружка вашего жениха. Хотела припугнуть, чтобы вы расторгли помолвку.

— Чтобы я что? — Эви сама почувствовала, как округляются её глаза.

— Отказались от герцогского сынка, — объяснил Данис, подумав, что его не поняли.

Эви рассмеялась. Данис тревожно заглянул ей в лицо и спросил:

— С вами всё в порядке?

— Представляешь, я давно уже решила расстаться с Георгом, но всё тянула время. Если бы сразу вернула кольцо, ничего бы этого не было. Вот ведь драконья задни… Ой, ты этого не слышал.

Данис и Эви переглянулись и расхохотались, выплескивая вместе со смехом всё напряжение последних часов. Отсмеявшись, пакостник сказал:

— Вы езжайте в центр, там подойдите к стражам. Я останусь. Не хочется попасть во временник и под суд, сообщником. Затаюсь на годик, полтора, а там и срок давности выйдет.

Данис посадил Эви в экипаж. Пакостник хотел отдать все монетки, но она взяла лишь одну, для оплаты проезда.

— Мне до первого стража, а там доставят в Арвин за счёт королевской казны, а тебе пригодятся, — пояснила Эви и добавила: — Прощай, Данис!

— Прощайте, Магистр Дейэль и простите, — крикнул Данис, соскакивая с подножки. На этот раз фальши в его словах не ощущалось совсем.

В Арвине готовили портал для перемещения спасательного отряда. Стражей Перта предупредили. Их старший заявил, что прекрасно помнит отважную лучницу и сделает всё возможное и невозможное, чтобы её спасти.

Спасатели проверяли амулеты и отбивались от добровольных помощников. Глава Арвинских стражей, лично возглавивший операцию, не выдержал и рявкнул:

— Никаких посторонних под угрозой ареста и помещения во временник!

И тут замигал амулет связи. Вызывал Перт. Выслушав сообщение, Глава стражей обвёл взглядом собравшихся и сообщил:

— Эвелин эла Дейэль нашлась. Она сбежала от похитителей и добралась до стражей. Как только маги настроят портал, наша пропажа будет здесь.

Радовались этой новости бурно все. Подопечные Эви, подруги, обнимали друг друга. Архимагистр отчитывался, кажется, перед Императором, стражи вызывали к злосчастному переулку родителей Эви.

— Магистр Дейэль круче всех! Героической лучнице ура! — скандировали дружно, перекрывая шум, непонятно как оказавшиеся на месте происшествия, хронические нарушители.

Глава сорок третья. Возвращение



Портал из Перта маги создали быстро. Местный глава стражей проводил Эви лично. Сдав жертву похищения с рук на руки и переговорив со столичными коллегами, тем же путём отбыл обратно. Этого Эви уже не заметила, попав в руки счастливых родителей. Мама крепко прижала дочь к груди, а отец обнял их обеих.

— Ветерок, собирайся, едем в Темнолесье, хватит с тебя самостоятельной жизни, — сказал отец.

Негромкие слова оказались услышаны и произвели действие разорвавшейся магической бомбы. Над переулком воцарилась тишина. Все, даже стражи и поисковики, которых данная ситуация волновать не должна была, замерли, ожидая ответа.

— Папа, я не могу уехать, — твёрдо сказала Эви. — Мне здесь нравится. И как я оставлю свою группу? У меня самые лучшие на свете студенты!

— Дочь, похитители не пойманы, — при этих словах отец остро глянул на Главу Арвинских стражей, тут же сделавшего вид, что разговор ему лично не интересен.

— Да просто верну кольцо Георгу, чтобы его бывшие подружки не рвались мне отомстить. Это же какая-то из них меня заказала. Не волнуйтесь, возвращайтесь к дроу. Если выпрошу выходной, с вами отправлюсь в гости на денёк другой.

— Извините, что вмешиваюсь, — сказал Глава Университета. — Магистр Дейэль, я предоставляю вам три выходных. В целях безопасности предлагаю отправку в Темнолесье вас с родителями и ваше обратное возвращение через университетский портал.

Вот этот разговор главный страж уже проигнорировать не смог.

— Только после того, как вы, Эвелин с нами побеседуете, вмешался он.

Пока ректор и блюститель порядка обсуждали, где пройдёт беседа, склоняясь то к кабинету Архимагистра, то к управлению стражей, Эви направилась к любимой группе, скромно расположившейся неподалёку.

— Что это за виноватый вид, и где мои положенные объятия? — нарочито строго поинтересовалась она.

Первым ей на шею кинулся, прошмыгнувший между взрослыми Вит. Затем подбежали подруги. Они ответили на вопрос Эви о Лисах, она, конечно, узнала всё ещё у Пертских стражей, но сведения подруг надёжнее, что с братьями всё в порядке. Сунулись, было, обниматься нарушители, но их отодвинул Олаф. Остановив взгляд на медведе, Эви воскликнула:

— Подарок же!

— Сейчас! — завопил Вит и кинулся в сторону кондитерской.

Пока Эви наобнималась с подопечными и подвернувшимися под руку нарушителями, в переулке появился отец Вита с помощником. В руках они несли большой торт в виде льдины, на которой лежал, свернувшись, белый медведь.

— Поздравляю с днём рождения! — торжественно произнесла Эви. И заглянув в синие глаза оборотня, добавила: — Счастья тебе, мой невероятный медведь. Жаль, сюрприза не получилось.

— Вот сюрприз как раз таки получился, — проворчал Ганс, похоже, имея в виду похищение.

— Завидуй, молча, — толкнул его в бок Нико.

Торт приняли волки. Олаф же стоял, смотрел на Эви. Он крепко сжал губы, глаза подёрнулись влагой. Наконец, обретя способность говорить, прошептал:

— Спасибо, медвежонок. Но лучший подарок — твоё возвращение. Ты снова спасла себя сама.

Эви подняла себя вверх магией, притянула Олафа и звонко расцеловала в обе щеки. Родители её стояли, обнявшись и, улыбаясь, смотрели на дочь. Затем мама что-то принялась быстро шептать на ухо отцу, тот согласно кивал.

Наконец, Архимагистр и Глава стражей смогли договориться о месте беседы и все направились в Университет. Вскоре Эви, наглаживая отчаянно мурлыкающего кота химеру, сидела на ставшем родным диванчике в кабинете ректора. Она подробно отвечала на задаваемые вопросы главного стража и его помощников. Про себя Эви оказалась даже рада, что похищение затеяла всего лишь какая-то глупая девица, и об угрозах, поступавших брату, можно промолчать.

Под конец Глава стражей заверил, что история с похищением не будет освещаться в прессе.

— Слухи, конечно, пойти могут, но мы с многих свидетелей взяли клятву о неразглашении.

— Это как в истории с дилижансом, вся столица вскоре будет обсуждать, как безоружная девица перебила десяток головорезов, — сказала Эви и коротко рассмеялась.

— Что же, в этом тоже есть плюсы, — поддержал шутку Глава стражей. — Головорезы долго будут шарахаться от беззащитных на вид девиц.

Выйдя в коридор, Эви обнаружила на подоконнике Мигеля и Тисса. Эльф и вампир выглядели злыми, взъерошенными. Похоже, выясняли отношения и, возможно, не только на словах. Однако увидев Эви, оба ей улыбнулись и подошли, как ни в чём не бывало. Она не стала выяснять причину ссоры. Мелькали смутные подозрения. «А почему смутные? Всё кристально ясно», — возмутился внутренний голос, тут же отправленный хозяйкой куда подальше.

Пока Эви беседовала с блюстителями порядка, её родители нашли общий язык с подругами и подопечными дочери. Дружная компания расположилась… Ну, естественно, в гостиной Магистра Дейэль. Центр накрытого стола украшал праздничный торт. Разнообразие напитков и закусок удивило — за короткое время организовать такое изобилие. Не хватало Лисов и целительницы, но их успешно заменяла троица хронических нарушителей. Боевики первокурсники всё же сумели прибиться к стае.

Эви усадили рядом с просиявшим Олафом. В присутствии родителей она, разумеется, не пила крепких напитков. И тихо радовалась, что магия не своевольничает. Застолье удалось на славу.

Поздно вечером все дружно провожали Эви и её родителей к портальному залу. Ганс вручил куратору свой амулет-браслет, настроив на неё и шепнув: «Наставник, иногда появляйся на связи, рассказывай, как дела». Архимагистр провёл последние приготовления. Неожиданно Эви почувствовала, как магия порывистым ветерком рванулась к Тиссу, нежно поглаживая губы эльфа, словно целуя. В коридоре перед порталом расцвели в цветочных горшках кусты роз. И снова заметили это лишь они двое. Вернее не совсем так. Позже, когда ректор активировал портал, и пришла пора отправляться по комнатам, глазастая Нела изменения увидела и воскликнула:

— А я говорила, что наш кастелян на розах своих помешался!

— И когда он всё успевает? — пробормотал ректор, кинув быстрый взгляд на цветы и отправляясь в свои покои.

Пять дней в Темнолесье — три дополнительных выходных и два законных — пролетели для Эви, как один. Мама словно крылья обрела. Она ходила с дочерью на балы и приёмы, показывала дворец, столицу тёмных эльфов.

На одном из балов к Эви подошёл высокий дроу, представившийся как Мастер эль Тринт, и пригласивший на танец.

— Хочу выразить вам благодарность за своего сына, — произнёс он.

— Адэйра? — скорее утвердительно, чем вопросом произнесла Эви.

— Да, — кивнул дроу. — Дело в том, что сын, будучи подростком, случайно ранил стрелой брата. Рана оказалась тяжёлой, остался шрам. Брат давно простил Адэйра, а вот он себя — нет. Сказал, пока в нём живёт чувство вины, он в руки не возьмёт лук. Благодаря вам, взял. Это первый шаг, дальше уже проще. Спасибо!

— Адэйр удивительный и надёжный, от души желаю, чтобы он от этого чувства вины избавился, — произнесла Эви.

Немного позже её отец спросил:

— Ветерок, а ты хоть знаешь, с кем танцевала?

— Да, с отцом моего Адэйра, — ответила дочь.

— Это Глава Призраков, — пояснила мама.

— Ну, я же говорила, что у меня невероятная группа. Возьми каждого — шкатулка с секретами, а не студент.

За эти дни Эви много разговаривала с родителями. Особенно их заинтересовало решение дочери разорвать помолвку. Видно было, как мама с трудом удерживает бурную радость, а отец отворачивается, чтобы скрыть довольную улыбку. Они дружно посоветовали сразу по приезду назначить уже бывшему жениху встречу и вернуть кольцо.

Мама ненавязчиво пыталась выяснить, кто же теперь поселился в сердце дочери, но Эви лишь смеялась и отшучивалась.

— Одно слово — ветерок! — обижалась мама.

Удалось связаться с Таэрином. Путешественник был уже недалеко от предмета поиска. Отцу большого труда стоило уговорить Таэрина, не возвращаться.

— Сейчас уже всё в порядке, — убеждал он. — Эви вернёт кольцо герцогскому сынку, и её не будут допекать ревнивые девицы.

В конце концов, брат согласился остаться, пообещав, когда вернётся, найти похитителей и свернуть им шеи.

— А с заказчицей попрошу разобраться мою телохранительницу. Сам я женщин не бью, — в конце беседы заявил Таэрин, зловеще сверкнув глазами.

Кое-что в начале разговора отца и брата Эви показалось странным. Узнав о похищении, Таэрин пробормотал что-то типа: накаркал. Хотя, это вполне могло ей послышаться.

Возвратилась в Университет Эви в воскресенье утром. Около портала её встречала дружная компания. Чуть не сбив Эви с ног, на руки запрыгнул Илчи. Кот осмотрел остальных с видом: прежде всего эта девочка моя, а уже потом немножко ваша. Первыми куратор обняла Лисов, понимая, как счастлива их видеть.

По дороге к правому крылу Нела выложила все новости.

— А ещё, — тут первокурсница сделала большие глаза и приняла таинственный вид. — Тебе передали посылку, а там… Твой саквояж! Архимагистр проверил — вредоносной магии нет. Ты не представляешь, что внутри.

К этому моменту добрались до покоев и дружно ввалились в гостиную. Саквояж лежал на столе открытый. Заинтригованная Эви достала бархатный футляр и открыла его. На атласной подкладке красовались колье и серьги, достойные королев.

— Похоже, кое-кто извиняется за похищение, — произнёс Тиль.

— И этот кое-кто вовсе не наёмник, — добавил сын знаменитого ювелира, отлично разбирающийся в украшениях.

— Почему же, вполне мог своровать, — возразил с видом знатока Нико.

Эви сразу вспомнилось плутоватое лицо сероглазого наёмника, этот точно мог украсть. Но чутьё говорило — подарок действительно не от похитителей. И точно не от заказчицы. Разве что, от того, кому эта ревнивая девица дорога.

Глава сорок четвёртая. Прошлое и настоящее



Выходной прошёл в радостном оживлении и суете. К Эви подходили студенты, магистры, хозяйственники, повара и выражали радость, что всё хорошо закончилось. Перед ужином куратор уговорила своих лучников и подруг пойти на стрельбище.

Неожиданно к ним присоединились ещё желающие пострелять из лука. Её земляк, первокурсник боевик, и ещё с десяток студентов с разных факультетов и курсов. Получился настоящий турнир. Зрителей тоже собралось достаточно. Болели они бурно, с речевками. Возвращение Магистра Дейэль обрадовало весь Университет.

В столовой Эви с удовольствием пообщалась с вернувшимися с выходных Седериком и деканом. А после ужина отпросилась у подопечных на свидание с Мигелем. Разрешение дали, но при условии, что все остальные будут находиться рядом с заветной беседкой.

— А мы с крыши оранжереи проведём разведку местности, — заявили нарушители.

Отказалась троица от опасной затеи после того, как Нела в красках расписала разведчикам, что им сделает кастелян за осквернение своей святыни. За время отсутствия Эви гоблин сумел выбить расширение персонала Университета за счёт двух садовников.

К слову сказать, ректор поинтересовался, когда кастелян успел украсить коридор около портала и правое крыло второго этажа мужского общежития кустами роз. Гоблин усмехнулся, сообразив, откуда украшение, но отпираться и выдавать садоводов не стал. Однако мысль, заставить розовыми кустами все башни и здания, показалась кастеляну очень привлекательной.

С приездом Магистра Дейэль, гоблин стал погладывать на неё и Тисса слегка алчным взглядом. Садоводы старательно взгляды хозяйственника игнорировали, справедливо подозревая подвох.

Зелень, оплетающая беседку, ещё не осыпалась, даря чувство уединения. Но Эви перед тем, как расположиться на лавочке рядом со своим вампиром, выглянула и скомандовала:

— Так, отошли ещё на десять шагов. Помните, вы обещали нам полчаса тишины!

Лишь после этого кинулась в приветливо распахнутые крылатые объятия. Поцелуи бодрили кровь, дарили счастье, но Эви почувствовала какую-то новую нотку в настроении Мигеля. Печаль? Неуверенность? Она нежно провела по щеке вампира и спросила:

— Тебя что-то тревожит?

Мигель посмотрел растерянно, в чёрных глазах не плясали такие знакомые огни, и произнёс:

— Моя мама заболела. Целители строго запретили ей волноваться. Придётся на недельку съездить домой, я уже отпросился.

Эви почувствовала себя так, словно ей плеснули за ворот ледяной воды. Казалось, вернулось не такое давнее прошлое. Мать Георга внезапно заболела, сразу после того, как сын объявил о намерении связать свою судьбу с ней, девицей из простого рода. И герцогиню тоже категорически нельзя было волновать. Георг на состояние матери внимания не обратил, сделал по-своему, заключив помолвку с Эви. И герцогиня тут же, чудесным образом, исцелилась.

Неужели не только представительницы человеческой расы прибегают к подобной уловке, но и вампиры? Эви постаралась одёрнуть себя, не думать плохо о маме Мигеля, может, она, действительно больна. Но внутренний голос ощетинился, не принимая этот факт на веру.

— Ты расстроилась? — спросил Мигель, заглядывая в лицо возлюбленной.

— Конечно, только я вернулась, как приходится уезжать тебе. Но надо, значит, надо. Теперь мне ждать твоего возвращения.

Эви притянула к себе Мигеля для поцелуя, прерывая разговор. Она боялась сорваться, наговорить обидных слов, а ведь её вампир ни в чём не виноват. «Слишком молод, слишком доверчив, слишком наивен», — тут же выдал пункты вины внутренний голос.

Полчаса — и ни минутой больше — тишины закончились быстро. Если до свидания Эви намеревалась выпросить у своей группы дополнительное время, то теперь оказалась рада деликатному покашливанию, кажется, Торвальда, у входа.

Уже в покоях Магистр Дейэль тщетно пыталась сосредоточиться на материале завтрашних пар. Не давала душевная боль, ведь приходилось прощаться не только с прошлым, но и с нынешней своей любовью. Уверенность, что Мигеля дожмут, добившись согласия на выгодный для Княжества брак, только крепла. Не в этот раз, так в следующий. Не поможет болезнь матери, «сляжет» отец, да мало ли какие уловки может придумать хитрый и умный правитель южных вампиров.

Засыпалось тоже тяжело. Эви металась по постели, пока Илчи это не надоело. Кот химера взгромоздился любимице на грудь, распластал крылья, словно обнимая, и тихо-тихо замурлыкал. Как ни странно, подействовало. Эви уснула и даже выспалась, проснувшись за пару минут до сирены.

Выпустив Илчи через окно, она быстро написала письмо Георгу. Однако отправить не успела. Звякнул сундучок для приёма магической почты. Жених, как почувствовал, объявился первым.

Георг назначал встречу в Арвине, в «Бешеном единороге», сегодня в полдень.

«Может, узнал о похищении?» — подумала Эви. Вот тут она ошибалась. Для того чтобы узнать о происшествии Георгу и его родителям оказалось бы достаточно поинтересоваться её делами. Но чете Вестградских невеста сына была глубоко безразлична, а Георга больше занимали собственные неприятности на практике.

После завтрака проводили до ворот Мигеля. Он отправлялся из вампирского посольства. Эви шепнула ему, что сегодня идёт расторгать помолвку. Неважно, как сложатся их отношения дальше, но сейчас её вампира стоит порадовать. Мигель действительно просиял, услышав новость.

По дороге на пары куратор поведала о встрече с бывшим женихом. Название таверны, где эта встреча должна состояться повергло группу пять экс в состояние глубокой задумчивости.

— Да помню я, что вам туда вход заказан, — отмахнулась Эви. — Постоите снаружи, покараулите.

— Одна не пойдёшь, — неожиданно твёрдо произнёс Тисс. Даже земля под ногами слегка колыхнулась, выразив эмоции эльфа.

Оглядев полностью согласных со старостой подопечных, Эви неожиданно вспомнила:

—  Магистр Ллойд разрешал обращаться к нему, если что. Попрошу его и физкультурника меня сопровождать. Им вы меня доверите?

— Доверим, — согласился Олаф, переглянувшись с остальными. — Прямо сейчас пойдём договариваться.

— Стоп, — скомандовала Эви. — У вас сейчас основы построения порталов. А у меня пара у целителей. Вот после первой пары и пойдём.

В сопровождающие к Эви напросились Лисы. Братья стремились всеми силами искупить допущенную оплошность. После выписки им здорово досталось от остальных за то, что оставили Эви одну. Сама пострадавшая вообще никакой обиды по отношению к Томасу и Тимеру не испытывала. Так попасться мог любой.

На этот раз целители заказали себе лекцию по детскому возрасту у разных рас, особенности развития, периоды роста, переходные состояния. Такие, например, как прорезывание крыльев у вампиров и девочек фей.

Магистр Дейэль, как обычно, рассказывала с воодушевлением, увлекая слушателей.

— Вам, несомненно, известно, что младенцы вампиров и новорожденные феи появляются на свет бескрылыми. На спине имеются продолговатые валики — закладки. Подобно закладкам зубов на челюсти. Прорезывание происходит в возрасте одного года, но возможны отклонения в ту или иную сторону на один-два месяца. Процесс часто доставляет неприятные ощущения, требуя обращения к целителям. Появившиеся крылья, довольно нежные на вид, но намного прочнее, чем у взрослых. Сухожилия и перепонки крыльев у детей обладают большей гибкостью и эластичностью, за счёт чего не бывает разрывов и растяжений…

В конце пар Эви забросали вопросами, ведь это была группа целителей пятикурсников, со специализацией: оказание помощи детям. Сошлись на том, что Магистр Дейэль подготовит ещё два-три занятия по интересующим будущих лекарей темам.

Когда, наконец, Эви вышла вслед за студентами из своего кабинета, рядом обнаружились все подопечные. Магистр Ллойд и его коллега, отвечающий за физическую подготовку, согласились помочь охотно. Но взамен взяли обещание пообедать с ними в том же «Единороге».

— Представь, девочка, — сказал физкультурник, — ты разрываешь помолвку и так гордо идёшь к столику с шикарными мужчинами, это я о себе с Ллойдом, если что. И, как ни в чём не бывало, обедаешь. Утри нос женишку. Кстати, берём с собой Седерика. Он на рожу действительно хорош, и от аристократа не отличишь. Значит, Ллойд, заказывай столик на четверых.

Магистр Ллойд перед тем, как достать амулет связи кратко проинструктировал группу пять экс, как грамотно обеспечить оцепление таверны.

Ровно в полдень четыре магистра Университета вошли в «Бешеный единорог» и поднялись на второй этаж в зал для важных гостей. Седерик возможности помочь симпатичной ему девушке согласился с радостью.

Георга Эви заметила сразу, с радостью осознав, что от былых чувств не осталось и следа. Прорезавшимся зрением, бывшая невеста углядела капризно-надменное выражение лица. Нет, Георг красив, этого у герцогского сынка не отнять. Но в отличие от её подопечных и даже троицы первокурсников нарушителей, настоящим мужчиной тут и не пахло — навстречу ей из-за стола вышел избалованный юнец.

Эви, не торопясь, опустила захваченную сумочку на стул рядом со спутниками, достаточно громко перед ними извинилась, пообещав быстро вернуться. И только после этого решительным шагом направилась к бывшему жениху.

Глава сорок пятая. Отвергнутый жених



Георг сделал несколько шагов навстречу невесте. На лице его явственно читалось недоумение. Сын герцога раскрыл объятия, но Эви, проигнорировав их, спросила:

— Что ты делаешь в столице? И зачем назначил встречу?

Георг оторопел от подобного напора, но тут же взял себя в руки.

— Тот же самый вопрос я хотел задать и тебе. И о встрече попросила ты. Пришлось поругаться с руководителем практики, чтобы он меня отпустил.

Минуту жених с невестой смотрели в глаза друг другу, затем воскликнули одновременно:

— Я тебя не приглашал!

— Я тебя не приглашала!

— Всё правильно, вас обоих сюда пригласила я, — раздалось сбоку.

К столику шла эффектная блондинка в насыщенно синем платье с глубоким декольте и разрезом до колена, приоткрывавшем стройные ножки в туфлях на высоченных каблуках. Светлые боги и так девицу ростом не обидели, а уж на шпильках она почти сравнялась в росте с Георгом. Эви же не доходила блондинке до плеча.

Правильно оценив смущённый вид жениха и самодовольный — девицы, Эви, умудрилась посмотреть на соперницу сверху вниз и спросила:

— Значит, это ты та ревнивая курица, что заказала похищение?

— Фи, как некультурно, — картинно сморщила нос блондинка, кося глазом в сторону Георга.

— Несомненно, посылать наёмников для запугивания куда культурнее, — ехидно парировала Эви.

Герцогский сын растерянно переводил взгляд с одной девушки на другую, наконец, не выдержал и спросил:

— Вы сейчас о чём говорите?

Эви, ответила, не отводя глаз от блондинки:

— Небольшие девичьи тайны. Ну что же, побеседуем.

Она с прямой спиной и гордо вскинутым подбородком, отодвинула стул, не дожидаясь, пока это сделает жених, и присела. Причём с таким расчётом, чтобы видеть своих коллег. Магистр Ллойд и Седерик откровенно ей любовались, а физкультурник весело подмигивал. Заручившись, таким образом, поддержкой, Эви с усмешкой наблюдала, как Георг оказывает внимание блондинке, опасливо поглядывая на невесту. «Боится? И правильно делает», — довольно мурлыкнул внутренний голос. Поднабрался привычек от котов.

К ним подошёл подавальщик. Георг поинтересовался у спутниц, что они бы предпочли. Блондинка перечислила названия блюд, Эви же произнесла:

— Делайте заказ на двоих, мне есть с кем разделить обед, — и послала воздушный поцелуй магистрам. На вскинутую бровь Георга внимания не обратила, развернувшись к блондинке. — Как я понимаю, твоя цель, заставить меня вернуть кольцо жениху?

Девица, раздражённая спокойным тоном, ответила:

— Это я настоящая невеста! Это я на тайных встречах, дарила Георгу ласки, в которых отказывала ты. Думаешь, почему тебе подарили новое кольцо, а не фамильный перстень Вестградских? Он вовсе не потерялся, как сказал родителям Георг. Пусть мы не успели заключить с возлюбленным помолвку, его подарок красноречивее всего остального.

Блондинка вытянула руку со старинным перстнем на безымянном пальце, а Эви резко потеряла к ней интерес. Она сняла своё кольцо, опустила на стол и произнесла:

— Призываю в свидетели Светлых Богов. Я Эвелин эла Дейэль отрекаюсь от слова данного Георгу Вестградскому, и его освобождаю от клятв, данных мне.

— Эви, нет! Я хочу назвать женой только тебя! — крикнул Георг, вскакивая, даже в такой ситуации, аккуратно отодвигая стул.

Но было уже поздно, кольцо на мгновение, словно, вспыхнуло белым светом и погасло.

Эви встала, развернулась и направилась к ожидающим её магистрам. Неожиданно вошедший в зал мужчина, мимо которого она проходила, заговорил:

— Светлого дня, Магистр Дейэль.

— Удачной охоты, — ответила Эви, распознав в заговорившем кровь оборотня.

Тот удивлённо приподнял брови, и продолжил:

— Надеюсь, вам понравился подарок. Способен ли он загладить вину моей дочери?

Эви загадочно улыбнулась и прошла мимо. Мол, понимай, как хочешь. Ринувшегося, было, за ней Георга, отец бывшей соперницы ловко подхватил под локоть и развернул обратно. Эви расслышала его слова:

— Не спешите, молодой человек, мне давно стоило познакомиться с будущим зятем.

При приближении Эви магистры встали. Седерик отодвинул стул, усаживая девушку между собой и физкультурником. Магистр Ллойд подозвал подавальщика. Коллеги наперебой ухаживали за Эви, осыпали комплиментами, поднимая её самооценку и улучшая настроение. Вскоре Эви уже весело смеялась над грубоватыми шутками физкультурника и забавными рассказами о студенческой жизни Ллойда и Седерика.

А вот за столиком напротив всё было не столь оптимистично. Георг бросал полные тоски взоры на оставившую его невесту. Сын герцога в своё время возлагал на Эви большие надежды. Мечтая, что жена с сильным характером оградит его от нравоучений родителей и от общества порядком надоевшей любовницы. Блондинка весело щебетала, её умудрённый жизнью отец скептически изучал будущего родственника.

После обеда Эви и магистры, выйдя из «Бешеного единорога» обнаружили всю стаю в сборе. Не хватало лишь Мигеля и Илчи.

— Знаешь, медвежонок, нам всем стоит прогуляться по столице, — предложил Олаф. — А если магистры согласятся составить нам компанию, то нам даже Тени будут не страшны.

Магистры согласились. И вскоре дружная толпа обитателей Университета, шутя и переговариваясь, направилась к Центральной площади, на которой ожидалось представление уличных актёров.

Арвин переживал последние тёплые деньки. Редкие зелёные листья мелькали среди жёлтых, красных, багряных, оранжевых. Деревья и кусты стояли подобно разрядившимся щёголям на балу. Порывы ветра несли прохладу. Изредка Эви встречалась взглядом с Тиссом. Магия начинала ворочаться, рваться наружу, но хозяйка немилосердно подавляла своевольный дар. Эльф, похоже, тоже. Ведь расцветшие на улицах столицы розы на кастеляна уже не спишешь.

Вечером группа пять экс организовала новый турнир по стрельбе из лука, вновь собравший весь Университет. Физкультурник, неожиданно присоединившийся к участникам, вызвал на состязание Эви. Проиграл подчистую, но не расстроился, а восторгался Вестградской лучницей и подшучивал над собой. Тисс соревновался с Адэйром. Тёмный и светлый эльфы показали равный результат. А вот Нико уступил Неле. Эви сильно подозревала, что сын феи намеренно поддался, и, не исключено, что по просьбе Тиля. Уж слишком довольным выглядел гном обнимая свою счастливую победой Рыжулю, а на пальце Нико красовался новенький мужской перстень.

Ночь преподнесла сюрприз. Эви не стала ждать припозднившегося Илчи и улеглась спать. Уже отходя ко сну, вытянула ногу и чуть не взвизгнула, коснувшись чего-то пушистого. Она резко приподнялась на локте. В ногах сидели кот химера и пушистая белая кошка. Её-то хвоста Эви и коснулась. Илчи смотрел одновременно просительно и с вызовом.

— Хочешь сказать, она тоже будет с нами спать? — поинтересовалась Эви у маленького друга. Тот согласно мурлыкнул.

У Эви мелькнула мысль, что она понимает мам Георга и Мигеля. Понимает, каково это, когда любимый сыночек приводит беспородную подружку. Хотя, с беспородной она погорячилась. Не насчёт себя, насчёт кошки. Подружка Илчи при более внимательном рассмотрении оказалась представительницей редчайшего вида данирских кошек. Мама Эви давно мечтала о такой. Но, мало того, что котята стоили баснословных денег, так и их ещё было не достать.

Кошка, мелодично мурлыкая, потёрлась об Илчи, затем подошла ближе, подсовывая морду и напрашиваясь на ласку. Сердце Эви дрогнуло, разлучать парочку рука не поднялась.

— Хорошо, оставайтесь, — вздохнула она, сдвигаясь ближе к стенке.

Утром Эви выпускала кошачьих через дверь. Перед покоями обнаружилась вся группа, вернувшаяся с пробежки.

— У нас в стае прибавление, — сообщила Эви.

На удивление, её подопечные промолчали. Похоже, никому не хотелось рисковать обувью или другими ценными вещами. Лишь Ласло не сдержался:

— Представляю, как хозяева пушистой красотки обрадуются крылатым котятам.

Илчи замедлил шаг и оглянулся на леопарда. Тот поднял ладони.

— Говорю, умеешь ты кошечек выбирать, — подмигнул он химере.

«Кот кота всегда поймёт», — хихикнул внутренний голос Эви.

А Илчи благосклонно глянул на оборотня, словно обещая перемирие.

История с данирской кошкой получила неожиданное продолжение. Свидетелем стала Лани, она и поведала о происшедшем остальным. Хозяева кошки успели заметить, как их собственность сманил крылатый кот. Как оказалось, такой на всю столицу нашёлся один. Так что уже в обед в кабинете ректора появилась посетительница. Лани без зазрения совести подсмотрела и подслушала. Секретарь, незаметно для себя привязалась к коту химере.

Хозяйка кошки, немолодая дама, долго и громко сокрушалась. Вид свернувшейся одним клубком и сладко спящей кошачьей парочки привёл её в ужас. Но страдала дама так громко и так долго, что ректор понял её задумку. Женщина, не получившая ценного зверя на развод, хотела хоть какую-нибудь компенсацию. Вскоре довольная дама удалилась, позвякивая монетами в кошельке, а Архимагистр оказался владельцем уже двух питомцев.

— Когда появятся котята, придётся мне перебираться с постели на диван, — задумчиво протянула Эви.

Открывшего рот Ласло с двух сторон ткнули локтями в бок Торвальд и Олаф. Леопард промолчал, но Эви и так было ясно, в чью постель намеревался предложить ей перебраться неугомонный большой кот.

Глава сорок шестая. Брат



Очередное утро началось не с сирены, а со звяканья сундучка для приёма магической почты. Эви потянулась, потискала сонных соседей по постели — пушистую и крылатого. А что? Она не спит, пусть и остальные просыпаются.

Письмо пришло от брата, и вскоре Эви кружилась по комнате, размахивая листом с парой коротких фраз. Рин себе не изменил, не расщедрившись на подробности. Сон, как рукой сняло. Завывания сирены Магистр Дейэль встретила бодрая, умытая, одетая. Она поспешила выпустить кошачью парочку и выйти из покоев. Торопилась поделиться замечательной новостью, пока никто не ушёл на пробежку.

Подопечные уже собрались в коридоре. Заметив необычно рано появившуюся Эви, Нико и Лисы прервали зевки, Торвальд застыл с раскинутыми во время потягивания руками, остальные просто замерли с вопросительным выражением на лицах.

— Таэрин нашёл свой клад с артефактом! — воскликнула Эви. — Ровно через неделю брат будет в Арвине. Сдаст сокровища Императору, и необходимость в моей охране отпадёт!

Особой радости это сообщение у группы пять экс не вызвало. Они так же молчали, лишь принялись как-то обеспокоенно переглядываться. Эви списала подобную реакцию на неожиданность.

— А почему через неделю? Порталом же за несколько минут можно добраться, практически отовсюду, — спросил Ганс.

— Разве Рин вам не рассказывал о сути дара? Хотя да, зов же не проявлялся. Сейчас я вам объясню! — оживилась Эви.

Олаф кашлянул, привлекая внимание, и ласково произнёс:

— Медвежонок, мы с удовольствием послушаем про путешественников и их дар, но сначала скажи: ты ведь не собираешься оставить нас, Университет, освобождая брату его место?

Все замерли, напряжённо ожидая ответа. Установившаяся тишина звенела и давила неизвестностью. Эви не стала тянуть.

— Ха! Вы так просто от меня не отделаетесь! — воскликнула она, вызывая облегченные улыбки на обращённых к ней лицах. — Пусть Рин только попробует меня сместить, — с шутливой угрозой она погрозила кулаком находящемуся далеко брату. — Это ведь будет, как отобрать у ребёнка игрушки или сладости, о которых тот давно мечтал. Ой, а вдруг вы сами хотите вернуть Рина?

От этой высказанной вслух мысли Эви растерялась. Теперь уже куратор напряжённо вглядывалась в подопечных, дожидаясь ответа. Чуть вперёд выступил Тиль и произнёс со слегка виноватым видом:

— Мы хотели сказать позже. Но раз так получилось… В общем, пока, наставник, ты отдыхала в Темнолесье, мы ходили к ректору с прошением: оставить куратором тебя в любом случае. Неважно, захочет твой брат вернуться или нет.

— Спасибо! — растроганно произнесла Эви.

— Ты бы видела ректора, когда он разворачивал прошение с аргументами в твою пользу на тридцати страницах! — хохотнул Вильям. — Тисс составлял.

Эви перевела взгляд на светлого эльфа.

— Не тридцать страниц, а тридцать два аргумента, — дотошно уточнил староста фирменным занудным тоном.

Однако голубые глаза на миг азартно сверкнули. Эви не удивилась, лучше остальных, зная, что отстранённый холодный вид эльфа лишь маскировка. Удивило другое: вот сейчас она стояла и любовалась Тиссом сама, без всякого давления собственного дара.

«Если один раз наступаешь на хвост дракону — это случайность, но если три, то уже традиция», — изрёк внутренний голос.

В кои-то веки хозяйка оказалась с ним согласна, а вот магия решительно — нет. Даже сумела вырвать из под контроля лёгкий воздушный вихрь, любовно огладив лицо и шею эльфа, норовя нырнуть в расстёгнутый ворот формы. Но этого Эви уже не позволила, обуздав дар. Она тайком оглянулась, кустов роз в горшках не добавилось, это было странно. Тем более счастливый блеск глаз Тисса, красноречиво убеждал: где-то что-то расцвело.

— Эй, Монстры! — раздался вопль от входа в их крыло. — Нашей Вестградской лучнице кто-то цветы прислал.

В пределах видимости появилась троица боевиков нарушителей. Двое тащили огромную плетёную корзину с атлавиями — неувядающими эльфийскими розами, выращиваемыми в личном саду Владыки.

— Почему считаете, что это мне? — спросила Эви просто из духа противоречия.

— Ну не им же, — резонно ответил земляк, шедший налегке, некультурно ткнув пальцем в сторону старшекурсников.

Достать подобные цветы и в таком количестве мог лишь один из них. Потому все взгляды устремились на Тисса. Эльф не растерялся, с ходу выдав вполне правдоподобное объяснение:

— Хотелось порадовать нашего куратора. Атлавии доставили по моей просьбе.

И эльф даже не солгал. Действительно доставили — его магия и желание.

— А какого хвоста драконьего тогда не ты, а мы корзину тащим? — возмутились нарушители, тем не менее, аккуратно опуская цветы к ногам Эви.

— Мне одному кажется, или наши первачки малость обнаглели? — спросил, вроде как сам себя, Нико, выпуская и втягивая когти.

— Почему это кажется? — возмутился земляк Эви. — Мы с самого начала такие.

И осмелевший первокурсник дружески похлопал ошалевшего от подобного сына феи по плечу.

Идея порадовать куратора пришлась по душе всем. Хоть Эви и запрятала переживания в связи с поездкой Мигеля глубоко в уголок сердца, для подопечных и подруг они секретом не были. Всю следующую неделю Эви усиленно радовали и отвлекали. Торвальд добыл целый ящик фруктового льда — лакомства экзотического для Арвина. Сладости и выпечка от лучших кондитеров в покоях Магистра Дейэль не переводились.

Нарушители приволокли для кабинета расоведения плакаты и муляжи, неведомо с какого хранилища уворованные. Эви со спокойной совестью пользовалась добытым. Это собственность Университета, и пусть приносит пользу студентам, а не пылится, забытая на складах.

Лисы притащили большую плетёную кроватку для кошек, устеленную пледом из лебяжьего пуха. Оказалось, мама братьев увлекается данирскими кошками, имея пять питомцев этой породы и ещё с десяток прибившихся особей попроще, а то и вовсе беспородных. Эви, не растерявшись, заказала котёнка для собственной мамули.

Илчи и его подружка кроватку оценили, Эви смогла, наконец, свободно раскинуться на постели. Однако стоило ей заворочаться, давая волю тревожным мыслям, связанным с вампиром, тут же кошачья парочка перебиралась к ней.

Днём Магистру Дейэль было не до скуки. Дополнительные пары расоведения — нужно же нагонять пропущенное, посещения занятий подопечных, совещания у ректора и декана. Ожидалась новая комиссия, на этот раз из Совета Императорского. А вот по вечерам, порой, волнами накатывала тоска. Как-то во время одного из таких приступов, Эви отозвал в сторонку Олаф.

— Медвежонок, помнишь, ты говорила, и оборотни могут стрелять из луков, только следует правильно подобрать оружие? Научи. Мы все будем рады.

— Вы действительно этого хотите? — от неожиданности все грустные мысли куда-то испарились.

Получив заверения, что только об этом и мечтают от медведя, волков, Лисов и леопарда, Эви энергично взялась за дело. Она позаимствовала блокнот и самописец у Тисса и быстро написала параметры, которым должен соответствовать лук, какой толщины и из какого материала заказать тетиву, изделия каких Мастерских и Гильдий стоит посмотреть в первую очередь и даже примерную стоимость.

— Лапуля, — спросил поражённый Ласло, — а откуда ты всё это знаешь?

— На одном из турниров мне довелось соревноваться с лучником, немолодым оборотнем, из ирбисов. Очень достойный, кстати, противник. Меня очень заинтересовал и он сам, и его необычный лук. Ирбис оказался словоохотливым и объяснил все особенности, даже чертежи показал, — охотно ответила Эви.

Уже через день обитатели Университета обзавелись новым увлечением. Просмотром спектакля под названием: оборотни лучники. У Торвальда получалось лучше всего, он с первого раза попал в центр мишени, правда, полярный волк уверял, что это случайность. Не обошлось и без потерь: у Олафа лопнула тетива, а Вильям в щепки разломал рукоятку. Всё это под восторженные крики зрителей. Но Эви подобное предусмотрела, под её руководством — а в Оружейный ряд ходили всей стаей — приобрели пяток запасных луков и заключили выгодный договор на ремонт повреждённого оружия.

Она приставила троицу лучников Тисса, Адэйра и Нико к Лисам и леопарду, а сама уделила всё внимание Вильяму и Олафу. Торвальду наставник дала задание по самостоятельной тренировке. Эви на собственном опыте поняла, когда занимаешься любимым делом, тосковать особо некогда.

Некогда оказалось предаваться раздумьям и Таэрину. С момента обнаружения сундука с золотом и драгоценными камнями и — самое главное — древнейшего символа власти — меча Архетонских Императоров, дроу потерял покой. Найденный артефакт оказался ценнее, чем он предполагал. Сразу после получения отчёта о находке, Император направил на юг порталом лучший отряд своей личной гвардии для сопровождения.

Эви так и не рассказала подопечным в чём особенность дара брата. Путешественников не зря называли так, они должны были отправиться в путь пешком. Причём следовать зову, даже если приходилось отклоняться в ту или иную сторону. Порой, обратная дорога оказывалась раза в два или три короче.

Никакой закономерности не прослеживалось, только одна — если путешественник пользовался порталом — мог навсегда лишиться дара. Возможно, так случилось бы не со всеми, но рисковать понапрасну, чтобы это проверить, желающих не находилось.

С момента появления Императорских гвардейцев, Таэрин стал вдвое внимательней к Ильме. Мог на людях обнять, намеренно не скрывал совместных ночёвок в его шатре. Пару раз попытался вызвать на поединок тех, кто посмел пошутить с его личной телохранительницей.

И, хотя на словах утверждал, что совершенно не ревнив, это было не так. Ревность к парням сестры оказалась мелочью, по сравнению с мрачными мыслями, в которых дроу с особой жестокостью расчленял вон того наглого командора, посмевшего оглядеть Ильму раздевающим взглядом. Таэрин эль Дейэль и сам не заметил, когда в его сердце пробралась эта упрямая, бескомпромиссная, но такая желанная женщина.

Глава сорок седьмая. Дела поисковые



Дни до выходных пролетели быстро, словно их слизало языком огромного дракона. Эви преподавала, успешно тренировала оборотней — четыре сломанных лука и две разбитых мишени не в счёт — и старательно отгоняла тревожные предчувствия в отношении Мигеля. На связь вампир не выходил не только с ней, но и с остальными. В субботу Мигель не вернулся.

Олаф отозвал куратора в сторонку и тихо сказал:

— Не переживай, медвежонок, если завтра не объявится, начнём разыскивать. Если что, в понедельник прижмём парочку крылатых, тех, что по обмену. Они, наверняка, в курсе.

— А почему не сегодня? — поинтересовалась Эви, сама поражённая кровожадностью в своём голосе.

— Наши нарушители видели, как в пятницу на второй паре вампиры вышли за ворота, а там их ждала карета с гербом. Точно, на выходные домой отправились, — пояснил медведь.

Что-то в этой фразе Магистра Дейэль царапнуло.

— Постой, наша троица в это время должна была находиться на занятиях, кажется, по истории? — уточнила она.

— По стихийной магии, — уточнил Олаф, усмехаясь. — Они уже сегодня пропуск отработали. Вымели дорожку у оранжереи.

Подопечные Эви спокойно ожидали в сторонке, похоже, они знали, о чём речь. Кислый вид Ласло и приподнятая бровь Тисса показывали: эти двое от предстоящих поисков не в восторге, но помогать будут.

Собравшись в холле после обеда, стая кратко обсудила последние Университетские новости. Комиссия ожидалась через две недели. На сей раз предстояла проверка башен и остальных зданий. Поговаривали, где-то на окраине империи в одной из академий рухнула крыша. Потому Совет и решил проверить остальные.

— В Западной Военной Академии, — проинформировал всех Тиль. — Но в газетах запретили об этом писать. По данным дяди, там случился какой-то неудачный опыт с зельями. Жертв нет, и ладно.

Учебный процесс ожидаемую комиссию не интересовал, так что студенты и магистры слегка расслабились.

Подружка Томаса рассказала о предстоящем ежегодном обследовании у целителей, а Лани принесла график прохождения для всех курсов и групп.

Новости обрадовались нарушители, ведь в день осмотра группа освобождалась от занятий.

— Да вы и сами себя от занятий хорошо освобождаете, — заметила Эви, намекая на частые прогулы троицы.

К слову сказать, её пары они посещали без пропусков. Как и боёвку с физкультурой.

— Ну, Магистр Дейэль! Как же вы не понимаете, — протянул земляк. — Тут ведь и прогул, и без отработки.

После совещания все разбежались по делам. Эви, заметив, что Лани и Адэйр, вроде как, в ссоре, утащила подругу к себе. Эльфийка после долгих расспросов призналась: Адэйр настаивает на серьёзных отношениях, а она ещё не готова.

— Нехорошо получается, по отношению к твоему брату, — призналась Лани в том, что её больше всего угнетало. — Конечно, и Рин мне ничего не обещал, да и я согласилась ждать, обратив всё в шутку…

— Скоро брат вернётся, всё и выяснится, — протянула Эви. — Не торопись отталкивать Адэйра, может, твоя судьба — он, а не мой бродяга Рин?

«Тебе бы в своих влюблённостях разобраться, а ты тут советы раздаёшь», — проявился внутренний голос. И Эви вновь вынуждена была с ним согласиться.

В субботу вечером в группе пять экс предварительно обговорили тактику поисков Мигеля, а в воскресенье стало ясно — искать никого не нужно. Эви с утра выпустила Илчи с подружкой. Кстати, ректор ещё в начале недели узнал, где ночуют его питомцы. Он долго смеялся, затем пообещал подарить этих «кошачьих предателей» Магистру Дейэль на будущую свадьбу, заказав себе одного котёнка от вероломной парочки.

Так вот, провожая кошачье семейство, Эви удивилась, обнаружив свою группу не на пробежке, а в холле. Зорким глазом лучницы она успела заметить, как Тиль спрятал за спину листок, явно номер «Арвинского вестника», опознанный Эви по знаку красного дракона на уголке.

При появлении куратора подопечные встали, отводя глаза, словно боялись, она прочтёт там новость. Их вид заставил понять, что случилось и почему так старательно прячут газету. И Эви сказала вслух то, о чём подозревала, но даже думать боялась:

— Вышла заметка о помолвке Мигеля с северной княжной?

Тиль растерянно оглядел друзей и воскликнул:

— Клянусь, я ничего не говорил!

— Сама догадалась, — мрачно ответила Эви и, решительно шагнув к Нико, спросила: — У тебя не осталось фейского напитка?

Нико замялся, не зная, что ответить. Олаф подошёл, развернул Эви к себе и крепко обнял. Немного постояв, сказал:

— Медвежонок, если ты в таком состоянии выпьешь, башни Университета рухнут, не дождавшись проверки. А ты очнёшься замужем за Тиссом, — посмотрев в удивлённое лицо Эви, медведь криво улыбнулся. — Да мы давно догадались, откуда кусты роз появляются.

Ганс предложил:

— Лучше пойдём всей стаей в «Сладости для тебя», заедать неприятности. Вспомни, ты купила Виту лук в подарок, заодно отдадим.

Полярный волк сердито посмотрел на сына ювелира и высказал:

— Забыл, что нашу Эви там похищали, а вдруг она боится или будет неприятно?

— Она не боится, — нашла в себе силы улыбнуться Торвальду Эви. И решительно тряхнув головой, добавила: — В кондитерскую, так в кондитерскую, раз выпить не даёте. Зовите девчонок и нарушителей.

— Да мы давно уже здесь, — раздался голос её земляка.

— Подслушивали? — вкрадчиво поинтересовался Ласло.

— Дела стаи — наши дела, — с достоинством ответил первокурсник. — А за Вестградскую Лучницу мы любого порвём. Даже Южного Князя.

Его два друга согласно кивнули. А Эви благодарно улыбнулась защитникам и попросила:

— Пусть вампиры живут спокойно.

Не то, чтобы она верила в месть нарушителей крылато-клыкастой братии, но мало ли.

Уже в понедельник Эви узнала, что недооценила младших членов стаи. Студенты вампиры, приехавшие с выходных, вздумали похвастаться помолвкой сестры. Намеренно громко, за завтраком в столовой, расписывали обряд, гостей. Нарывались, твёрдо уверенные в собственной неприкосновенности.

Обитатели Университета — маленького государства, в котором все на виду, в котором горой стоят за своих, — новость уже знали. Понимающе переглядывались Магистр Ллойд и физкультурник, их взгляды обещали вампирам дополнительные нагрузки. Хмурил брови Седерик, переглядываясь с Магистром Россом, неодобрительно качала головой Магистр стихийной магии. Ворчал про себя старичок историк, что-то о Горной битве, в которой крылато-клыкастое воинство потерпело сокрушительное поражение от героев Империи. Главный повар яростно что-то мешал половником в кастрюле, к его личному счёту к зазнайкам, посмевшим ругать его блюда, добавился и общий.

И это магистры и служащие. Что уж говорить о студентах. Ректор, присутствовавший на завтраке, видимо, решив, что конфликт с Северным Князем раздувать не стоит, пригласил вампиров, прибывших по обмену в свой кабинет.

Следом за парочкой зазнаек из столовой выскользнули нарушители, провожаемые одобрительными взглядами.

— Даже отработку им ставить не буду, если что… — многозначительно протянул кастелян, вроде как, случайно заглянувший в столовую. У хозяйственников и обслуги зал для приёмов пищи имелся собственный.

В итоге в кабинет Главы Университета вампиры добрались порядком побитые, хромая и потирая ушибленные места. Лани позже рассказала о разговоре Архимагистра с вампирами и их родителями, по амулету связи. Северный Князь довольным не выглядел, но с предложением забрать отпрыска и племянника домой, заменив их на других студентов Вампирской Академии, согласился.

Если о срочном отбытии вампирчиков через портальный зал поведала Лани, то о визите Южного Князя, приехавшего забрать документы сына лично, узнали все. Князь намеревался поговорить с Магистром Дейэль, но Архимагистр не позволил. Когда же правитель вышел из ворот, его ожидала карета с испорченными колёсами.

Гоблин привратник, прекрасно видевший вредительство нарушителей, мешать праведной мести не стал. Князь не позволил своей охране предъявлять претензии, отправившись в посольство в наёмном экипаже. Совесть иногда и у правителей просыпается. Правда и борются они с ней куда успешнее остальных.

Два дня Эви провела, словно в тумане. Она приходила в себя, лишь проводя занятия, и на тренировках. Накануне прибытия брата пришла весточка от него: «В Университет не возвращусь, отправляемся в путешествие. Не из-за зова, а для души. Остановимся в «Жемчужине». Завтра к обеду забегу». Поначалу Эви не обратила внимания на «мы» в послании. Может, случайная ошибка. Может, Рин встретил единомышленников. Всплыли подробности послания позже. Ведь на следующий день Таэрин эль Дейэль в Университете не появился.

На этот раз затягивать с поисками не стали. Живо вспомнилось послание бывшего куратора, в котором он сообщал об угрозах.

— Идём в «Жемчужину», а если Рина там нет, придётся обратиться к стражам, — произнёс Олаф.

Где находится самый дорогой Гостевой дом Арвина, знали все. Даже Эви обратила внимание на красивое здание перед Центральной площадью во время прогулки.

Боевые маги собирались, проверяя амулеты и пристёгивая к поясу, кто нож, кто короткий меч. Эви тоже прошла в оружейную. Она поместила за спину свой боевой лук и пристегнула к поясу колчан со стрелами. Подопечные переглянулись, но возражать против участия Эви в спасательной операции не стали. Каждый про себя подумал, лучше пусть находится под их присмотром, чем отправится на спасение брата одна. А в том, что Эвелин эла Дейэль так и поступит, если её не возьмут, никто и не сомневался.

Глава сорок восьмая. Невеста и жена



Сотрудники Гостевого дома «Жемчужина», такого шока, как в этот день, не испытывали никогда. Отряд боевых магов, вооружённых до зубов, в выглядевшей зловеще чёрно-красной форме, окружил здание, перекрывая парадный и чёрный входы, выставляя наблюдателей напротив окон. И всё это в тишине, прерываемой лишь звуками улицы.

Боевики двигались подобно призракам, беспрекословно подчиняясь знакам беловолосого здоровяка оборотня и маленькой девицы воинственного вида с луком за спиной. Не успокаивала обслугу «Жемчужины» и мантия магистра на предводительнице. Скорее, наоборот. Вся столица знала — университетские, от ректора до студента первокурсника, своих в обиду не дают.

Управляющий домом, лихорадочно вспоминая, не было ли конфликтов со студентами Университета Магии, направился выяснять ситуацию лично. Помощникам он наказал держать амулеты для вызова стражей наготове. Хотя в противостоянии стража — боевики, он сам поставил бы на боевиков. Потому и стремился к мирному решению…

Эви, Олаф, Нико и Тисс направились к мраморной лестнице, ведущей к парадному входу в «Жемчужину». Слегка приотстав за ними шли Адэйр и, напросившаяся в последний момент в команду спасателей, Лани. Эльфийка тоже захватила свой охотничий лук. И даже с таким выглядела вполне внушительно.

Навстречу им словно выкатился невысокий толстячок, судя по форменной одежде с нашивками на вороте, управляющий. Узнав, что они разыскивают Таэрина эль Дейэля, толстячок, ни секунды не сомневаясь, выдал номер комнаты. Обычно гостевые дома подобную информацию скрывали. Эви обеспокоенно переглянулась с Олафом. Медведь глазами показал, что он останется с подозрительным управляющим.

Поднимаясь по устланной красивым ковром лестнице на второй этаж, Эви поделилась сомнениями с остальными.

— Наш вид впечатлил, — предположил Нико, разминая коготки перед возможной работой, выпуская и втягивая их.

Лани нервно хихикнула. Эви невольно замедлила шаги, Тисс взял её под руку. Он же громко постучал в двухстворчатую резную дверь нужных покоев. Ни через минуту непрерывного стука, ни через пять никто не открыл. Вернее, открыл, сосед напротив, чтобы выразить возмущение шумом. Но наткнувшись взглядом на форму, оружие и светящиеся сине-зелёным светом глаза сына феи, икнул и скрылся обратно, закрывшись на все замки, и судя по раздавшемуся скрежету, придвинув к двери мебель.

Перед тем, как подпустить неуловимого взломщика, Адэйр осмотрел дверь на предмет магических и обычных ловушек, прислушался к звукам внутри и сообщил:

— Чисто. Тихо. Странно, управляющий говорил, жилец не выходил. Нико, приступай.

Сын феи управился за полминуты и, похоже, даже разочаровался простотой замка. Дверь открылась тихо. Внутрь скользнули боевики, проводя быстрый осмотр гостиной. У спальни остановились, понаблюдали пару мгновений и дали девушкам знак — заходить.

От открывшейся картины Эви остолбенела. На пушистом ковре перед камином расположилась парочка. Под защитным куполом, не пропускающим звуки, двое не занимались любовью, нет. Они пили фейский напиток, о чём красноречиво говорили пузатые бутылки с фирменным знаком. И, похоже на спор, кто кого перепьёт. Рин, в белой рубашке, красиво оттенявшей его шоколадную кожу, выглядел возмутительно счастливым и беззаботным. Так же, как и его подруга — высокая подтянутая женщина с резковатыми, слегка хищными чертами лица.

Эви тут же захотелось эту идиллию разрушить, она решительно шагнула вперёд. Только тогда Таэрин заметил незваных гостей, сказал что-то, затем хлопнул себя по лбу и нажал на амулет, висевший на шее. Защитный щит спал. Поднимаясь и помогая встать хихикающей женщине, Таэрин весело произнёс:

— Эви, девочка моя, как ты нас нашла? — и обернулся к спутнице. — Ильма, это моя сестричка! Правда, красотка?

— Ты сам сообщил, что остановишься в «Жемчужине». И обещал зайти сегодня днём, — заявила Эви, сердито хмуря брови.

— Не злись, Ветерок, лучше познакомься с моей невестой. Это Ильма, лучшая из телохранителей.

Таэрин обнял невесту и слегка пошатнулся. От двери раздался вздох. Лани стояла, прижав руку к губам. Встретившись взглядом с путешественником, эльфийка развернулась и выбежала из покоев. Эви ткнула в бок Адэйра, указав кивком — догоняй и утешай. Тот послушался.

— Мы с ума сходим от беспокойства, думаем, злоумышленники до тебя добрались, осуществили угрозы. А ты развлекаешься! — возмущённо воскликнула Эви.

Вид у брата почему-то сделался виноватым. Он ещё качнулся и уселся на ковёр, утянув за собой Ильму. Затем махнул сестре:

— Садись, — дождавшись, когда Эви усядется, продолжил: — Ветерок, ты только сразу не кричи. Не было никаких угроз ни мне, ни тебе, ни родителям.

— Как это не было!!! — завопила Эви, подскакивая на месте.

— Просил же, не кричи, — поморщился брат. — Путешествие действительно было важным, а кого я бы нашёл на замену за короткий срок? Но ты же моя сестра, надо было помочь освоиться, влиться в стаю. Поручив парням тебя охранять, я убил целую кучу драконов! Наши Монстры все силы направили не на проказы и загулы, а на благое дело. Это раз. Охраняемые девушки, как правило, неприкосновенны. Это два. Дальше четыре или три? А, запутался, к Теням! В общем, ещё, чтобы и им, и тебе было не до глупых влюблённостей.

Эви вскочила на ноги и выпалила, указывая пальцем на Таэрина:

— Ты! Ты! Слов нет.

Она развернулась, зашагав к двери.

— Эви, ну, прости, — раздалось жалобное сзади.

Эви не отреагировала, тогда Таэрин решил подойти с другой стороны.

— Теперь я — твой должник! Хочешь, любое желание выполню?

Сестра глянула через плечо, замедляя шаг, и уточнила:

— А магическая клятва?

— Без проблем! — воскликнул брат, с трудом поднимаясь. — Я, Таэрин эль Дейэль, обязуюсь выполнить одно желание или просьбу своей сестры Эвелин. Призываю в свидетели Светлых Богов!

Вокруг брата на мгновение вспыхнул золотистый круг света. Боги приняли клятву.

— Ну, что? Теперь простишь? — спросил брат.

— Я подумаю, — ответила Эви и вышла из покоев брата походкой королевы. Нико и Тисс двинулись следом, подобно свите, проигнорировав приветствие бывшего куратора. Их тоже оскорбило подобное недоверие. А чтобы простить обиду, надо с ней немного пожить.

Выйдя из «Жемчужины», Эви успела увидеть, как Ганс передаёт толстячку управляющему кошель с монетами — видимо, плату за беспокойство. Она двинулась прочь, молча, решительно. Прохожие благоразумно отступали в сторону, пропуская вооружённый отряд с маленькой воительницей во главе.

Эви потрясло вероломство брата, но польза от его признания всё же имелась. Она выбралась из отчаяния, вызванного поступком Мигеля. Вот теперь действительно можно было оставить прошлое за спиной и жить дальше.

Куратор наивно предполагала, что теперь получится наслаждаться свободой и отсутствием охраны, то подопечные так не считали и продолжали всячески её опекать. Разве что на занятиях не присутствовали, но в этом теперь не было необходимости. Никто бы не стал обижать ставшую всеобщей любимицей Магистра расоведения.

Две недели жизнь в стенах Университета текла спокойно и размеренно. Даже Императорская комиссия не сумела этот покой нарушить. Проверяющие управились за полдня, без спешки, без придирок. Похоже, умиротворяющее настроение действовало на всех.

Подопечные опекали куратора. Тисс, Ласло и Олаф за ней ухаживали. Леопард напоказ, словно, играя, так что Эви не принимала большого кота всерьёз. Эльф ухаживал легко и ненавязчиво. Медведь неуклюже маскировал интерес под дружбу. Вот эти двое волновали всерьёз, заставляя сердце усиленно биться, кровь приливать к щекам, а фантазию — рисовать заманчивые картинки.

Но лишь в мечтах. Знания расоведа и внутренний голос быстро возвращали на землю. Эльфийскому принцу стать её спутником просто не позволят, как не позволили Мигелю. А белые медведи, практически все, заключали браки лишь с оборотнями и, преимущественно, своего вида.

Когда в один из выходных Тисс отправился домой, Эви захотелось побиться головой о стенку. Похоже, ситуация повторялась. Однако погоревать вдоволь не удалось. Тисс вернулся в тот же день перед ужином. Выглядел эльф необычно взволнованным. Он взял Эви за руку и повёл к её покоям, сказал:

— Нужно поговорить! — захлопнул дверь перед любопытными носами и неожиданно спросил: — Помнишь пословицу: то, что не позволено принцу, позволено королю или…

— Нищему, — продолжила Эви и тут же воскликнула: — Нет! Только не говори, что отрёкся от престола. Тисс, мне не важно, беден ты или богат, но ведь ты наследник, это твоё законное право!

Тисс немного запнулся и признался:

— Я действительно приготовил отречение, заверив по всем правилам. Но оно не понадобилось. Когда я рассказал отцу о самой лучшей на свете девушке, оказалось, он уже наслышан о тебе. Один из его советников увлекается тренировкой лучников. Это он подарил тебе серебряную стрелу.

— Но там, на учениях, мне не показалось, что вы знакомы, — пробормотала Эви.

— Раньше мы недолюбливали друг друга, но это в прошлом. И не важно. Я люблю тебя, Эвелин эла Дейэль, и прошу стать моей женой. Помнишь, ты говорила, что сможешь меня полюбить? Я очень надеюсь на это

— Но… всё слишком неожиданно, — протянула Эви, хотя магия внутри просто бурлила от восторга, и, внутренний голос, кажется, тоже.

— Ты хочешь немного подумать? — спросил Тисс.

— Да, — кивнула Эви.

Вот только обе магии восприняли это «да» за согласие на брак. Вокруг пары вихрем закружились лепестки, в лучах света. Когда же опали, на запястьях Эви и Тисса обнаружилась золотая татуировка в виде розы на длинном стебле с изображением воздушных вихрей вместо лепестков.

— Это что, я твоя невеста? — потрясённо прошептала Эви.

— Нет, милая, ты моя жена, — ответил сияющий Тисс. — Наши магии смухлевали, но заключённый брак настоящий. И я так счастлив этому!

Тисс подхватил на руки Эви и приник к её губам в их первом супружеском поцелуе.

Во всех башнях и зданиях Университета распустились кусты роз. Мечта кастеляна всё-таки сбылась.

Эпилог



Легкий северный ветер нёс прохладу и напоминал о приближении осени. В Магическом Университете полным ходом шла подготовка к приёму студентов. Царили обычные для этого времени суета и суматоха. Но и изменения за минувший год произошли немалые.

Красовались новенькой черепицей крыши университетских зданий. Потрясали монументальностью недавно установленные кованые ворота. Лениво покачивался флюгер, указывая направление ветра не носом дракона, а тремя стрелами.

По всему двору, даже вместо ограждения лабиринта, цвели кусты роз от кипенно белых до багряных. Как любил говаривать кастелян, с видом знатока, у настоящей любви бесконечное множество оттенков.

Гоблин по-прежнему ругался во весь голос, но уже не с комендантом мужского общежития, а с садовниками. Провинившиеся не заметили небольших жучков вредителей, и теперь хором убеждали, что угрозы цветам те не несут. Но так и не убедили, кастелян не спешил доверять садовникам и, тем более жучкам.

Привыкшие ко всему голуби беспечно купались в фонтане. Их не спугнул даже вопль, донёсшийся из открытого окна Центральной башни. Да, крик вновь принадлежал не экзальтированной девице, а ректору — Архимагистру, герцогу, знаменитому учёному. Оригинальностью фраза не отличалась.

— Нет!!! Вы не можете со мной так поступить!

Глава Университета бегал по кабинету, размахивая руками. За его штанину уцепился белый пушистый котёнок, удерживаясь при помощи четырёх цепких лап и двух сильных крыльев. Ректор даже не заметил дополнительный груз, он стенал:

— Лучше бы бросили меня на съедение Теням, чем оставить в такой момент! Сами знаете о приказе Императора. Всем факультетам обеспечить приём и обучение студентов любых рас. Где? Где мы за пару дней найдём жизненно необходимого Магистра расоведения? Вы же утверждали, что ничего такого не планируете.

Ректор глянул на Эви, невольно задержав взгляд на заметно округлившемся животе. Поднял глаза на юного Владыку Великого Леса, нежно прижимавшего к себе жену. По сияющему счастьем лицу Тисса, понял, может, кто и не планировал, но вот точно не этот дотошный и привыкший добиваться своего светлый эльф.

Глава Университета опустился в кресло, закрыв лицо рукой. Котёнок перебрался к нему на колени и громко замурлыкал.

Супруги переглянулись. Эви повторила то, о чём сообщила в начале беседы, но чего ректор не расслышал, оглушённый известием об уходе своего лучшего магистра. И, да, уверения, что её отсутствие продлится годика два-три, Главу Университета тоже не успокоили.

— Я подготовила замену, — произнесла Эви.

Ректор заинтересованно поднял голову.

— Замену? — уточнил он, боясь ослышаться. — Надеюсь, не такую, что и мой секретарь, когда сбежала со своим Призраком в Темнолесье?

Эви и Тисс вновь переглянулись, тщательно пряча улыбки. Лани вместо себя порекомендовала в спешке найденную по объявлению девушку. Очаровательное, но совершенно безголовое создание, вечно всё путавшее и забывавшее. И уволить ректор это чудо не мог. Девица доводилась роднёй какой-то шишке из Учёного Совета.

— Ну, что вы! — заверила Эви. — Меня заменит вполне достойный, местами, Магистр, — и крикнула в сторону двери: — Рин, заходи.

В кабинет вошёл Таэрин эль Дейэль. Пришла и его очередь выполнять магическую клятву.

За окном раздались взрывы, треск и громогласные угрозы кастеляна нарушителям порядка. В Университет прибыли главные его обитатели — студенты.


Оглавление

  • Наталья Алфёрова Магический Университет. Куратор на замену